КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469155 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219209
Пользователей - 101762

Впечатления

Ордынец про Бармин: Гранд (Попаданцы)

сексуально озабоченый автор.девки в реале не дают ни как

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Бестия (Научная Фантастика)

примитив

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Битва за небо (Альтернативная история)

дилогия как=то типа обычной биографии военного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Воздухоплаватель. На заре авиации (Альтернативная история)

попаданец кроме как скупки золотых монет ни чем не отметился

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

В пламени феникса (СИ) (fb2)

- В пламени феникса (СИ) 381 Кб, 103с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анна Апрельская

Настройки текста:



В пламени феникса Анна Апрельская

Пролог

королевство Фриолия

В наступивших сумерках королевский дворец казался ещё более помпезнее, чем в лучах дневного светила. Яркие магические огни зрительно увеличивали высоту монументальных стен роскошного замка. Придворные маги постарались на славу, всё было идеально приготовлено к визиту делегации Эмилианского королевства. Но внезапно всю совершенную картинку чуть не испортил непредвиденный инцидент.

— Калиния, ты должна мне помочь! Умоляю тебя! — причитала фаворитка Его Величества Завожена Чейрекского.

— Мариэлла, я тебя не понимаю… Что тебе так понадобилось, что вызвала меня прямо из жарких объятий барона Илиборского? Ты же знаешь, что я не люблю когда меня отвлекают! — грозно наступала она на младшую кузину, ну повезло ей устроиться в жизни лучше её так зачем другом-то мешать?

— Сестричка! Пойми, Завожен попросил меня решить непростую ситуацию с одной из приехавших дам… — заискивающе смотрела фаворитка Его Величества Завожена на баронессу Дагирскую.

“Ну почему она не может ничего сделать сама? Под короля и то мне пришлось её подложить! Привыкла с детства, что я всё решаю за неё!” — думала Калиния Дагирская, намереваясь выяснить, что необходимо этой глупышке:

— Может расскажешь всё же что произошло?

— Мне нужна срочно повивальная бабка… — выдала она.

— Что? Не может этого быть! — взвилась кузина, гневно сверкая глазами. — Как у тебя хватило ума забеременеть от короля? Я же давала тебе капли! — кричала она.

— Да это не мне! — пыталась оправдаться девушка.

— А кому? — не понимала баронесса.

— Я же говорила тебе. С одной из приехавших дам случилась непредвиденное… Помоги, Кали? — умоляла она кузину.

— Так, объясни нормально! Что произошло?

— Так она рожать у нас удумала! — возмущенно выпалила фаворитка.

— Рожать? Вот же напасть… — пробормотала Калиния, всё не понимая, причем тут она. — И что с ними не прибыли лекари?

— Нет, в последний момент, что-то у них произошло, и лекарь остался в Эмилиании… Помоги, у тебя же есть подходящая повивальная бабка… — опять умоляюще посмотрела Мариэлла.

— Но почему ты этим занимаешься? Больше некому, что ли? Пусть придворный лекарь её и осмотрит! — совсем не хотелось баронессе в это ввязываться.

— Так у нас же врачуют одни мужчины, она им не доверяет! Хочет, чтобы роды принимала женщина! Вот Завожен и попросил меня найти лекарку, — отвечала фаворитка, в который раз с восторгом произнося имя короля.

— Хорошо, сейчас пошлю за Троник, — согласилась баронесса, отправляя вестника.


***

Сухонькая старушка появилась минут через десять, она всегда знала, когда срочно нужна её помощь, по этой причине и поспешила.

— Сегодня судьбоносный день, моя баронесса! Всё решится сейчас! — загадочно проговорила Троник, появившись в облаке чёрного дыма.

— Ты посмотри лучше на эту птицу! — пренебрежительно произнесла баронесса. — А я, пожалуй, посижу тут, нет большого желания видеть эту!..

— Ошибаетесь, леди Калиния! Ваше место сегодня около этой болезной! Ваше спасение тут! — выпалила старуха, показывая на огромный живот роженицы.

— Ты о чём?

— Там двое! И одного мы заберём! Вернее, вы! — довольно проговорила бабка.

— Зачем мне чужой приплод? — скривилась баронесса, не понимая мерзкую старуху.

— А мы сделаем всё так, будто это вы родили от графа Брионского! Не зря вы ему письма слали! — каркая, смеялась повитуха своим мыслям.

— Но в них же ничего подобно не было?.. Или было?.. Ты меня запутала, Троник!

— Иногда бывает, что и полунамеков хватает! По этой же причине я просила вас одевать очень широкие платья. Да и слух по дворцу ходит, что вы беременны… — произнесла старуха, водя руками над большом животом роженицы. — Всё верно! Двойня! Пора помогать им появиться на свет!


***

— Няня, я не пойму, ты всё знала наперед? Как такое возможно? — усаживаясь в кресло рядом, произнесла Калинария.

— Всё возможно, девочка моя! — довольно щурясь, отвечала та.

— Но разве я смогу убедить графа Пафлия, что это его ребёнок? — опять начала сомневаться женщина.

— А я тебе на что? Всё сделаем так, что у него не будет и доли сомнения! А там и сама родишь, чтобы полностью привязать толстосума к себе!

— Нет! Умоляю! Нянюшка, не хочу!

— Надо, Кали… Надо! Выбора у тебя нет! — твердо произнесла старуха.

— Но как же мой юный любовник? Корнет Илиборский уж точно знает, что я не беременна! — вспомнила она того с кем проводила почти все ночи подряд, да и не только ночи.

— И тут не волнуйся, он уже забыл про тебя! Думает, что с ним резвилась Мариэлла наша! Хватит с неё, сыграла свою роль, и будет! — спокойно произнесла старая колдунья, кидая взгляд на спящую фаворитку.

— Но как же так? И что с ней будет? — забеспокоилась вдруг кузина о младшей сестре.

— А ничего… Выдаст её в скором времени король за старого маразматика Мотинорского. Будет и дальше наша Марри развлекать весь двор, скучно ей покажется в постели старого барона, — зло хмыкнув, предрекла будущее ведьма.

— Ладно я всё вроде поняла, нянюшка… Но как же так вышло, что птица сейчас одна, а муж её где?

— Всё в данный момент видят фантом этой роженицы… Она мирно сидит на диванчике, и беседует с графиней Иторильской… Причин для беспокойства у них нет… — рассказывала повитуха, помогая родится крепкому мальчугану. — Ну вот первый пошёл! Сейчас второго вытащим и уходим! — добавила она, кладя младенца около матери, которая тут же обняла сына.

— Странно, вроде в беспамятстве, а ребёнка почувствовала… — удивлялась баронесса, видя как мальчик приник к груди матери.

— Так и она сейчас в своей воображаемом мире, помнит, что родила. Но только одного! — Троник продолжала колдовать над роженицей. — Ну вот и второй младенец! Принимай, его дорогая! Он твой!

— Нянюшка, а мне это точно надо? — глядя на пищащего младенца, проговорила Калинария.

— А ты хочешь стать графиней? Если да, то это твой единственный шанс! — ответила категорично колдунья, возясь около роженицы. — Вот и всё… Нужно было отдать положенную благодарность этой птице… Всё же малыша мы у неё забираем… — будто сама с собой переговаривалась старуха. — Да и если бы не я, не пережили бы эту ночь, ни она, ни дети… Так что ничего пропадать такой прекрасной возможности для моей малышки.

— Няня, а как мы про сына сообщим графу Брионскому? — заинтересовалась она уже возможности скорее стать законной женой дорогого Пафлия.

— Сына? Почему сына? Дочка у вас…

— Какая дочка? Он же сына хотел!

— Тут уже без вариантов! Мальчика ты сейчас не сможешь взять, — уверенно произнесла старуха.

— Не говори ерунды! На, подержи этот вопящий комок, — баронесса сунула плачущую девочку не ожидавшей подобного повитухе и попыталась взять на руки новорожденного мальчика.

Но малыш грозно посмотрел на женщину и закрыл их с матерью алым магическим щитом.

— Что за фран… Нанюшка, почему я не могу его взять? — возмущённо произнесла Калиния, поворачиваясь к старухе с затихшим младенцем на руках.

— Что же ты наделала, девочка моя… — еле слышно проговорила та, глядя как малышка на её руках засветилась и потянула из Троник магические силы. — Теперь тебе самой придется справляться в жизни с этим ребёнком. Как смогу, поставлю на её магию блок. Никто не сможет увидеть и понять, что она сильная магиня. Держи своё будущее счастье! И уходите, вам пора, — в последний раз посмотрела старуха на свою драгоценную леди, и отдав ей затихшего младенца, превратилась в пепел, как и положено уходящей за грань ведьме.

Глава 1

королевство Фриолия

прошло почти двадцать пять лет

— СиминИка, сколько можно уже повторять! Или для твоего скудного ума сложно понять простейшие вещи? Ты должна была следить за Тэфением! А не на птиц заглядываться! — распекал в который раз меня родитель за проделки младшего брата.

— Но отец… — пыталась вставить хоть слово я.

— Не смей меня так называть! Не знаю, где нагуляла тебя мать! Но ты точно не моя дочь! У меня не могла родиться такая глупая девица, да к тому же без толики магии! — всё не останавливался граф Брионский, высказывая недовольство. — Не то, что Тэфений! Вот тут я уже свою бывшую женушку под замок посадил, чтобы точно уверенным быть! Так что сын мой! Моя магия в нём!

Обидные слова отца уже почти не трогали меня, настолько я к ним привыкла. С малых лет я знала, что меня в семье не любят, для отца существовал лишь его сын, меня же он терпел с трудом. Конечно, мне было нелегко в детстве без ласки и заботы родителей. Сколько слёз было выплакано, знала лишь моя подушка. С наступлением же утра я старалась не показывать своих обид, что сильно злило родителя. Но показать свою душевную боль я не могла! Во мне будто внутренний стержень, не позволяющий падать ниц перед трудностями. И пусть слёзы на глазах, они не прольются! Никто из окружающих не знал, как мне плохо!

Так в очередной раз отец проклинал меня, и превозносил в моих глазах младшего брата. Только я, почему-то была уверена, что это ребёнок не графа Пафлия Брионского. А кузена, которого он привечал, когда его жена должна была понести долгожданного отпрыска.

Никогда не называла её матерью, не получалось. Более равнодушного отношения к себе я не чувствовала никогда. Отец хоть и сыпал ненавистью, но учителей для меня нанимал. Всё твердил, что деньги на ветер, но и нельзя, чтобы в округе прознали, что к его старшей дочери не приходят преподаватели. Гувернантки для детей графа мало было, вот и вынужден был отец оплачивать и мне наставников, а не только брату. Вот уж от кого я почерпнула невероятное количество знаний.

С давних пор моими друзьями стали старинные книги. Хоть и не часто мне разрешалось посидеть в библиотеке за учебником. Да и свободного времени не так уж много у меня было. Отец постоянно давал какую-нибудь работу, заставляя выполнять немыслимые поручения.

У него было немало поводов меня не любить, и все их он мне постоянно и выказывал. Особенно его злил мой внешний вид. Я и сама не понимала в кого такой уродилась? Отец жгучий брюнет, жена его была яркой блондинкой. А я своей огненно-рыжей шевелюрой родителя очень бесила. Как часто я мечтала, что вдруг окажусь ему не родной дочкой… Что меня найдут когда нибудь родные мама и папа. Только вот где они?..

И ещё с самого раннего детства я хранила ото всех свою тайну. Мой воображаемый друг — мой брат, как я его называла. Лонни… Только он один и знал все мои горести и печали. Сколько слёз я пролила, рассказывая ему о несправедливости отца, о проделках брата, о непозволительной грубости слуг. Хоть я и понимала, что Лонни только плод моего воображения, но было намного проще после того, как доверю ему свои тайны. Я мечтала, чтобы в какой-нибудь другой жизни у меня был такой брат, на которого можно положиться, и который будет любить меня несмотря ни на что.


***

— СимонИка, тебя лорд Пафлий кличет! Велит прийти в его кабинет! — передала мне приказание отца худенькая уставшая горничная.

— Иду… — отозвалась я.

“Что опять понадобилось от меня?.. Вроде только что распекал, может не всё высказал, что хотел?..” — рассуждала пока шла в графский кабинет.

— Наконец-то! Почему так долго? Могла бы и побыстрее! Сроду ты непонятно чем занята! — криком встретил меня с порога отец, в который раз распекал ни за что.

Говорить, что выполняла задание за младшего брата, было без толку, отец и забыл уже, что велел мне написать конспект по геральдике за Тэфения.

— Хватит на моей шее сидеть! Пора приносить пользу графству, а не лодыря гонять целыми днями! — продолжал лорд Брионский с важным видом, расхаживая по кабинету заложив руки за спину.

Иногда было такое чувство, что он путал меня и своего ненаглядного сына. Вот уж кто целыми днями бездельничал, и в свои пятнадцать лет ничего не умел, да и в голове у этого недоросля одни горничные и молоденькие фрейлины.

— Я нашёл тебе мужа! Он даёт за тебя большие деньги! — радовался человек, вырастивший меня тому, что скоро сможет продать… не нужную обузу. — Мы будем обеспечены на долгий срок! Это невероятная новость! И… Твоим мужем станет уважаемый маркиз Гранесский! — как гром среди ясного неба прозвучали эти слова.

— О нет!.. — приложив руки ко рту, невольно вырвалось у меня, но отец продолжал, будто бы не слыша:

— Это невероятная честь! Он обратился ко мне с подобным предложением! Породниться с Гранесскими! Это фантастическая удача! Суровый он — не спорю, но тебе самое то! Будешь у него по струночке ходить! Может быть, хоть дурь из тебя выбьет! — разглагольствовал родитель, совершенно не обращая внимания на мою реакцию.

— Отец, умоляю! У него же жёны умирают одна за другой! Это не брак, а просто смерть для меня! — практически рыдая, произнесла я.

— Ничего потерпишь, несахарная! Походишь и с синяками! Жаль, что сам не могу так же, а то давно бы уже начал учить тебя уму-разуму! — не унимался граф Пафлий. — Тебя нужно в ежовых рукавицах держать! А то ещё удумаешь сбежать как твоя нерадивая мать! Нет! Не бывать этому! С сегодняшнего дня ты под замком, ключи только у мисс Жэдиции. Уж она точно не выпустит тебя, я в ней уверен! Решётки на твоих окнах сейчас уже устанавливают. Так что деваться тебе некуда, как миленькая выйдешь замуж! — закончил свою речь отец, зло засмеявшись.

Сказать, что я была расстроена — это просто ничего не сказать! Сильнейший шок был моей реакцией! Было такое чувство, что меня просто продали. Отныне моей судьбой станет угождение гадкому извращенцу… Сколько бы я ни искала выход из сложившейся ситуации, но не могла найти… Его просто нет!

Сколько слёз было пролито, знала только я и моя маленькая комнатка, что стала пристанищем на ближайшие дни.

Как часто в слезах я вспоминала своего воображаемого друга и брата, рассказывая ему о горе, что случилось со мной, повторяя как мантру:

“Лонни, помоги! Лонни! Ты мне нужен! Лонни!”

Только ответа, я не дождалась! Хотя и чувствовала странный отклик своего выдуманного друга в душе, но… Я не понимала, что это за чувства… Меня куда-то тянуло… Меня звал он… Мой воображаемый брат… Только где же он?

Иногда я так явственно ощущала его присутствие, что думала, будто просто схожу с ума… Мне хотелось уйти, раствориться из этой комнаты, из этого замка, от ненавистного навязанного жениха…

Казалось, что я все слёзы выплакала, в голове было пусто…


Глава 2

королевство Фриолия

Находясь на грани нервного срыва, я путала день и ночь… Иногда казалось, что у меня вырастают крылья, и я улетаю из темницы. В своём воображении я парю высоко над мрачным замком, в котором выросла. Ощущение реальности часто просто отсутствовало.

В один из моментов моего просветления я поняла, что в комнате опять Тэфений, который часто приходил ко мне позлорадствовать. Это было его лучшим развлечением!

— Ненавижу тебя, Симоника! Ты только позоришь нас с отцом! Иметь сестру без толики магии, это худшее, что могло случиться со мной! — в который раз проклинал меня младший брат, расхаживая около камина.

Я не сильно понимала его крики и брань, мой уставший разум не мог осознать все грязные слова, что говорил Тэфений.

— Не согласен я с отцом! Выдать тебя замуж за уважаемого маркиза Гранесский! Не достойна ты такой чести! Чтобы моя ненавистная сестрица и стала маркизой! Не бывать этому! Я не позволю! — всё кричал и кричал юный лорд, гневно смотря на мою скрюченную фигуру на полу. — Решено! Я избавлю нашу семью от такого позора, как ты! Ты сгоришь! От тебя не останется и пепла! Ненавижу! — в истерике кричал он, бегая около меня.

Внезапно Тэфений схватил полено, что лежало рядом с горящим камином, поджёг его, усилив свои действия малой толикой магии, что владел. И стал размахивать горящим поленом около меня.

Я почти не реагировала на его действия, будто застыла в своём горе. Стало всё равно, что со мной произойдет.

Я не поняла, когда мой сумасшедший брат кинул в меня полено, которое уже начинало гореть, ощутила лишь сильнейшую боль во всём теле.

Я мигом вспыхнула как факел! Яростное пламя окутало меня! Было жарко и нестерпимо больно! Казалось, что кожа лопалась от бушующего огня, который проникал в меня.

На мой яростный крик сбежались испуганные служанки. Где-то вдалеке я слышала вопли отца, проклинавшего моего брата. Но сделанного не изменишь! Человек которого я считала родителем продал старому извращенцу, а его сын просто поджег меня!

Все эти мысли пронеслись в моей голове в те мгновения, что я горела. Было странно, но боль притупилась, может быть, я просто успела к ней привыкнуть? Сколько прошло времени, я не осознавала, долгие часы это были или лишь короткий миг… Мне казалось, что я сроднилась с яростной стихией огня! Она была кругом, заполняла меня всю без остатка!

Сквозь крики отца и слуг до меня донесся голос Лонни, моего, казалось бы, воображаемого брата:

“Ника! Что с тобой происходит? Почему от тебя так тянет жаром? Малышка, не сдавайся! Я с тобой!”

“Лонни! Ты мне так нужен!” — простонала я, сгорая в огненном пламени, растворяясь в нём.


***

королевство Эмилиания

Пришла в себя я от ощущения множества глаз на своей голой коже. Захотелось закрыться от назойливых взглядов. Но двигаться я не могла, сил не было совсем.

— Ника! Ты всё же смогла переместиться ко мне! — услышала я взволнованный голос Лонни, и ощутила его сюртук на своих уже холодных плечах.

Брат поднял меня с пола, и прижал к себе, отдавая часть своей энергии и магической силы на моё восстановление.

— Лонни… Меня сожгли!.. Сожгли заживо!.. Как же больно мне было! Это адская боль!.. — рыдала я в плечо уже реального брата.

— Тише, не плачь!.. Всё прошло!.. Мы наконец-то вместе! — успокаивал меня его голос.

— Это неслыханно! Появиться на балу голой! Да как вы смеете! Да ещё и обниматься с чужим женихом! Ваше Величество, немедленно прогоните эту нахалку! — вклинился в мой мир визгливый женский голос.

Оторвавшись от Лонни, я огляделась. Да… Попала я прямо на королевский бал, да и сам король сверлил меня злым взглядом. Как и кучка придворных, что стояли около трона. Все смотрели на меня с презрением и осуждением.

— Лоннивиан Шахинский, что за цирк вы устроили на балу? Что вы себе позволяете? Обнимать голую девицу в присутствии своей невесты? — недовольно проговорила дама в прекрасном голубом платье.

Она гневно смотрела на Лонни, а меня будто не видела. Что же я опять пустое место для всех. Мне, конечно, не привыкать, сама виновата, угораздило же меня появится на королевском балу, да ещё и голой. А вот это упущение надо бы исправить… И я представила, что на мне прекрасное платье из нежного алого шелка. Туго обтягивающий грудь лиф, открытые плечи, пышная воздушная юбка с золотистой россыпью по подолу. Удобные туфельки, всё того же красного цвета, не босой же перед монархом стоять. Мои огненные волосы пусть будут убраны в высокую прическу, украшенную нитками красного жемчуга.

Немного отстранившись от брата, я оглядела себя. У меня всё получилось! Ура! Я магичка! Хоть и сама не поняла, как это удалось, но зато теперь я в шикарном бальном наряде!

— Ты невероятна, дорогая! — восхищенно окинул меня взглядом брат. — Как тебе, мама? Теперь моя спутница соответствует вашим строгим требованиям? — добавил он.

“Мама? Это твоя мама?” — спросила я Лонни мысленно.

“Судя по всему, и твоя тоже!” — ответил мне его насмешливый голос.

— Да какая мне разница!.. Прекрати обнимать эту!.. — презрительно проговорила леди, которая всё пылала праведным гневом.

— Кого “эту”? Хотелось бы знать, что думает обо мне женщина, которая родила меня! — произнесла я, гордо подняв голову.

— Да как ты смеешь? Мало того, что явилась голой на празднование двадцатипятилетия Лоннивиана! Так ещё и лжёшь перед всеми! — взвилась наша мама, которая совершенно не помнила, что родила и меня.

— Хватит криков леди! Вы не на базаре, герцогиня Наивания Шахинская! — прозвучал властный голос подошедшего к нам короля. — Я устал уже терпеть ваши истерики. Если вы не заметили, то на наш бал перенеслась не простая девушка, а только что инициированный огненный феникс! Но по какой причине вы леди появились у нас? И почему так и льнете к герцогу Лоннивиану Шахинскому? — его голос просто замораживал меня, своим презрением и даже ненавистью.

Передёрнув плечами от неприятных ощущений от общения с монархом, я присела в глубоком реверансе.

— Ваше Величество, разрешите представиться? — спросила я кусок льда, что представлялся королем.

— Слушаю вас… — начал было он, когда его прервал голос пожилой леди:

— Уверена, что лучше всего будет это сделать в солнечной гостиной моих покоев. Приглашаю всех заинтересованных лиц, особенно вас герцогиня Наивания… — довольно прохладно обратилась она к нашей маме. — А я давно говорила, что у вас блок на памяти… Дитя моё, пойдёмте, — это уже в мою сторону произнесла она с доброй улыбкой, — и не переживайте! Все испытания, что выпали на вашу долю закончились! Бедная девочка, я беру тебя под свою личную опеку! Никто не смеет больше относиться к тебе неподобающе!

— Мама, что за шутки? — гневно прошипел король.

Мама? Значит это вдовствующая королева? Удивительно! Но она мне понравилась… От неё веяло такой добротой и нежностью по отношению ко мне, какой я не испытывала в своей жизни ни от кого!

— Я не шучу, Энировиан! Девочка под моей защитой! Раз её не узнало материнское сердце, то я стану опекуном этой юной леди! — непреклонным голосом ответила Её Величество Греттария сыну.

Глава 3

Стоило нам зайти в покои королевы-матери, как на меня накинулся с вопросами король. Его гневный взгляд, казалось, проникал под мою кожу, обжигая своей ненавистью. Вот не поняла я, за что он меня так ненавидит? Что я успела ему сделать?

Его Величество сел в тёмно-зелёное кресло, резко откинувшись на его спинку. Каждым движением мужчина показывал окружающим недовольство.

— Итак, я слушаю вас юная леди, — рявкнул он, всё обжигая меня своим холодным взглядом. — Особенно прошу разъяснить нам, с какой стати вы до сих пор льнёте к герцогу Лоннивиану Шахинскому?

— Давайте сначала все рассядутся… Думаю, так будет намного удобнее вести долгий разговор. А он может стать очень непростым, — загадочно произнесла вдовствующая королева.

— Мама! Только не говори, что к тебе вернулись способности к прорицанию, — вкрадчиво проворчал монарх, казалось, он и мать родную в чём-то обвиняет, не доверяя ей. — Ты же уверяла, что они пропали двадцать пять лет назад?

— Всё так и есть! Мне было сложно перенести то последнее видение… Рассказать о нём я никому не могла… И видимо, по этой причине заблокированы мои способности, — призналась королева, усаживая нас с братом рядом с собой. — Именно эта чудесная девушка сняла блок своим появлением.

— Я? Но как? — спросила я в недоумении.

— Я всё расскажу позже… А сейчас думаю, следует ответить на вопросы моего строгого сына, — произнесла она, нежно взяв мою руку, показывая присутствующим свою поддержку.

Я немного помолчала, нужно собраться с мыслями, не так-то просто рассказать чужим людям о себе. Мои настоящие родители сидели на диванчике справа от нас. Мама всё так же гневно сверкала глазами, поджав тонкие губы. Отец же заинтересованно смотрел на нас с Лонни и по-доброму улыбнулся, увидев мой взгляд на него.

По другую сторону от нас села бледная худенькая девушка, которая явно нервничала и не отрывала своего грустного взгляда от брата. Почему-то мне её стало искренне жаль, видимо это и есть та самая невеста моего близнеца. Но почему он не обращал на юную леди никакого внимания? Странно как это! Было видно, что не всё так хорошо складывается между ними…

Рядом же с королем сидела та самая леди, что требовала выгнать меня, когда я так экстравагантно появилась на балу. Она также сверлила меня гневными слегка прищуренными глазами. Казалось, будь её воля, меня бы выставили вон, не дав и слова сказать. Почему-то глядя на эту даму, у меня возникало нехорошее чувство. Хотелось поставить магический блок, огородив себя и брата от тёмной ауры, что так и искрила на моих глазах.

Странно, никто из присутствующих не оказывал на меня такого сильного отрицательного влияния, даже пышущий ненавистью монарх. Прикрыв глаза, я представила между нами стеклянную стену, что не пропускала её темноту на нашу сторону. Как интересно, я ведь не умею колдовать… И у меня всё получилось, я сразу почувствовала себя намного легче, и начала непростой рассказ.

— Как меня зовут на самом деле, я не знаю… А выросла я с именем Симоника Брионская, в королевстве Фриолия… Отец граф Пафлий Брионский снисходительно воспринимал во мне обузу, которой наградила его неверная жена. Во всяком случае думал он именно так… Он часто повторял, что у него только один сын! Дочери у него нет… — пыталась я рассказать как можно более отстраненно, но это получалось с большим трудом, слёзы сдерживала из последних сил. — Образование мне дали, как и положено дочери графа, чтобы не упасть в глазах соседей. Также его слова… Особенно мне часто ставилось в укор то, что во мне не было ни капли магии… — всё же не смогла сдержать эмоций, и слеза покатилась по моей щеке.

Я сама не понимала, почему была так откровенна с почти чужими людьми, половина из которых относилась ко мне явно негативно. Но слова будто сами лились из меня… Да и хотелось достучаться до настоящих родителей, хотя бы до отца.

— И вот пару дней назад… Или это было пару недель назад, не уверена… Последние дни я была как в тумане, не осознавая того, что происходило вокруг… — было очень тяжело говорить, но почувствовав поддержку брата, я продолжила: — Отец поставил меня перед фактом того, что скоро я выйду замуж… Моим будущим мужем должен был стать маркиз Гранесский, который мне в деды годится. И жёны его умирали не прожив и пары лет в столь счастливом браке… Никаких слов протеста с моей стороны родитель не слышал, он находился в эйфории оттого, что породнится с маркизом! Я была для него только разменной монетой! — слова так и лились из меня, казалось, что станет легче, если я раскрою свои чувства.

— Детка, неужели никто за тебя не вступился? — мягко спросила вдовствующая королева, вытирая белоснежным платком бежавшие по щекам слёзы.

— Нет… Некому было заступиться. Матери я была совершенно безразлична, даже когда она жила с нами я была для неё пустым местом. А брат… — пыталась сказать я, когда Лоннивиан меня перебил:

— Не называй его так! У тебя только один брат!

— Да, ты прав! — согласилась я, с улыбкой глядя на уже не воображаемого брата глазами полными слёз.

— И что было дальше? — тихо спросила невеста Лонни, глядя на меня с сочувствием и сжимая в руках мокрый от слёз платок.

— А дальше меня поджёг Тэфений Брионский, мой так называемый брат… — с трудом выговорила я, наверное, я только сейсас осознала то, что произошло со мной совсем недавно. — Он заявил, что нужно избавить их достойную семью от такого позора, как я… Он бросил в меня горящее полено, усилив эффект своей небольшой магией… Это больно!.. Я была объята пламенем и, кажется… сгорела… Что было потом я не помню… — еле выговорила я, уже не стесняясь катящихся по щекам слёз, сколько лет сдерживалась, а тут дала волю своим чувствам.

— А может это было и верное решение? — прозвучал высокомерный женский голос спутницы короля. — Всем бы пошло на пользу смерть этой!.. Ничего примечательного не вижу! И почему вы все над ней трясётесь? — высокомерно спросила она, пронзая меня холодным взглядом полным ненависти.


Глава 4

— Ваше Величество! Немедленно приструните фаворитку! — резко выпалила вдовствующая королева, гневно сверкая глазами в сторону свиты сына. — То, что я её терплю на своей территории, ещё не значит, что она имеет право открывать при мне рот!

— Хорошо леди, Зилония больше не помешает нам! — сердито ответил король, тихо что-то проговорив даме, что сидела рядом с ним, с видом королевы. — А теперь мы бы хотели услышать причину того, что вы оказались рядом с молодым герцогом Лоннивианом Шахинским! Да ещё и льнёте к нему как последняя падшая женщина! — это уже в мою сторону прилетело…

Да, как-то странно реагирует Его Величество на нашу родственную связь с Лонни. Если бы не сидящая рядом с ним фаворитка, то я бы подумала, что король ревнует. Хотя как такое может быть? Мы же и не знакомы совсем. Почему же так бьётся моё глупое сердце, глядя на него?

— Если позволите, Ваше Величество, далее я объясню происходящее, — поддержал меня брат, предложив продолжить мой рассказ. — Сколько себя помню, я подсознательно чувствовал свою сестру! Знал, что она у меня есть! Мама на мои слова только ругалась и запрещала мне говорить о возможности такого…

— Всё верно! Какая ещё сестра! Ты у меня один всегда был! — прервал его резкий голос женщины, что родила меня.

— Я и не претендую на звание вашей дочери, леди!.. — гордо произнесла я, высоко подняв подбородок, не нужна я и этой матери, так и не надо! — То, что вы не помните момент родов, не должно было освободить вас от материнского чутья, которого по отношению ко мне просто нет! Мне не привыкать! В моей жизни никогда не было матери! Да и не надо! Так что не стоит беспокоиться!

— Ника… Успокойся, пожалуйста… Надеюсь, от меня ты не отказываешься? — печально прозвучал голос брата, сидящего рядом.

— Да и от меня не стоит отрекаться, дочка… Не знаю, что чувствует ваша мать, но я сразу понял моя ты дочь… — удивил всех герцог Ликтовиан Шахинский, подошедший к нам и вставший передо мной на одно колено. — Прости, что не углядел, что позволил тебя украсть… Не так ты должна была вырасти… Как же часто мне снилась маленькая птичка, что бьётся в закрытое окно… Всё понять не мог, что это за малышка настойчиво просится в родное гнездо…

— А я и не знала, что птица, магия во мне была заблокирована очень прочно… Но как часто я представляла себе, что вырываюсь, улетаю из того ада, что окружал меня… — шептала я, вглядываясь в такие знакомые черты лица отца, теперь-то я поняла на кого похожа.

— Садитесь Ликтовиан, вам с дочкой нужно побыть рядом, — уступая своё место, предложила вдовствующая королева, пересаживаясь на диван рядом с невестой Лонни.

— Спасибо, Ваше Величество, — поблагодарил папа, тут же садясь рядом, и заключая меня в крепкие объятия. — Девочка моя, теперь все твои беды позади! С этого момента у тебя два сильных защитника! Не плачь, родная, мы с тобой! — шептал мне папа, успокаивая, пока я рыдала в его плечо.

— Ликтовиан, я не понимаю… Что происходит? — пыталась вклиниться к нам мать, но ответил ей король:

— А неужели вы не видите, Ваше Сиятельство? Ваш муж узнал в этой девушке свою дочь, мы птицы всегда чувствуем своё потомство… — задумчиво проговорил он, неожиданно встав на нашу сторону.

— Как дочь!? У тебя есть незаконнорожденная дочь!? — взвилась леди, не понимая происходящего и вскакивая с намерением наказать неверного мужа.

— Сядьте герцогиня Шахинская! — гневно воскликнула бывшая королева, пытаясь успокоить нашу разбушевавшуюся мать. — Нельзя же быть до такой степени непонятливой! Вас не спасает даже то, что вы не помните, как родили двойню!

— Что? Как двойню? — только и выдала ошеломлённая этим известием женщина, что дала нам с братом жизнь.

Казалось, именно теперь до герцогини дошло, что она сумела настроить против себя свою потерянную дочь. Пусть она обо мне не помнила, но и материнское сердце не помогло узнать меня, увидеть родную душу. Вместо этого герцогиня осыпала меня всевозможными ругательствами. Облила ядом не хуже змеи. Как же это обидно было… Но я справлюсь! И не с таким справлялась!

— Я так понимаю, что вы друг другу во сне приходили? — спросил король Энировиан уже спокойным голосом, будто и не он несколько минут назад смотрел с ненавистью на меня.

— Не только, мы чувствовали друг друга. Я всегда знал, когда Нике плохо, пытался помочь ей на расстоянии… — объяснил Лоннивиан монарху, с довольной улыбкой глядя на нас с отцом.

— И помогал!.. Без твоей помощи я бы не справилась!.. Спасибо, братик! — тихо проговорила я, наслаждаясь тем, что находилась среди родных людей. — У нас как оказалась сильнейшая связь близнецов, которая и спасла меня от смерти, — объяснила я окружающим.

— А как вы стали фениксом, леди Симоника? — спросил Его Величество, пронзая меня каким-то странным взглядом, разгадать его я была не в состоянии. — Считалось, что перевертышей фениксов больше не рождается.

— А я и не знала, что я перевертыш, магия во мне была полностью заблокирована. Но соприкоснувшись с огнём… Жаркое пламя, видимо, снесло все блоки, и, сгорев, я возродилась фениксом. Не скажу, что процесс был приятный… — глухо ответила, не хотелось вспоминать те эмоции, что я испытала в момент превращения в феникса.

Взглянув на короля, я утонула в его внезапно ставшим притягательным взгляде. На какое-то мгновение мне показалось, что я слышу его мысли, его эмоции… Но это был лишь короткий миг, и нас прервала активизировавшаяся любовница Энировиана, гневно сверкнув взглядом в мою сторону.

Но отвести глаз от Его Величества я не смогла, что-то притягивало мой взор… Как странно… А что это за темнота вокруг его головы? И эти нити, которые вели к его любовнице? Очень интересно! Что это? И главное, как это убрать?


Глава 5

королевство Эмилиания

Прошло пара дней как леди Симоника вернулась в свою семью, вернее, к вновь обретённым брату-близнецу и отцу. Которые старались надолго её от себя не отпускать после тех ужасов, что пришлось испытать девушке в доме, где она выросла.

— Отец, мы не можем оставить безнаказанным то, что сделали эти изверги с Никой! — доказывал Лоннивиан Шахинский, нервно расхаживая по кабинету отца в Тайной Канцелярии, главой которой являлся герцог Ликтовиан Шахинский.

— Сын, ты успокойся! Я ведь не сказал, что против этого! Но нужно всё обдумать! — твердо ответил он, сидя в своём кресле и заканчивая читать важный документ.

— Так! И что мы придумаем?! Как накажем этих идиотов, что рискнули украсть ребёнка эмилов? — хмуро спросил Его Величество, появившийся из портала посреди кабинета.

— Энировиан… Ну как же без тебя-то мы справимся! — с иронией произнес старший герцог.

— А вы и не справитесь без меня! Как можно отправляться в такую важную миссию без орла? — невозмутимо ответил король своему наставнику в боевой магии и старому другу. — Итак, что мы придумаем? И сядь уже Лоннивиан, не мельтеши перед глазами…

— А я предлагаю их огнём! Как они спалили Нику, так и пусть сами сгорят! — сердито предложил младший герцог.

— Уж больно ты кровожадный план придумал, сын… — не согласился с ним отец.

— А мы их ненастоящим огнём! Вспомните, как в древности наши предки жгли замки фриолинцев… Мы используем магический огонь! Его задача будет сжечь всё дурное и отрицательное в замке! И всё! Огонь видит хороший это человек, или темнее его души не найти! — решительно произнес Лоннивиан, постукивая по подлокотнику кресла в которое сел. Ему было крайне сложно успокоиться, его вторая ипостась так и рвалась в бой, наказать виновных в страданиях сестры.

— Не уверен… Как бы это ни вызвало международный скандал… — тихо рассуждал герцог Ликтовиан Шахинский, вглядываясь в глаза бывшего ученика, у короля явно был козырь в рукаве.

— А я согласен с Лоннивианом! И ещё хочу лично поговорить с человеком, что вырастил Симонику в адских условиях! И никакого скандала… К тому же я уже отправил сегодня утром ноту протеста королю Фриолии. Они нарушили мирное соглашение между нашими королевствами, — вкрадчиво произнес Энировиан Карталский, сощурив глаза, представляя реакцию Завожена Чейрекского на свою претензию. — А там пункт есть… О неприкосновенности дипломатических миссий… “Если одна из сторон нарушит данное соглашение, то виновная сторона обязана нести ответственность в полной мере”. Следовательно, я имею полное право наказать виновного.


***

королевство Фриолия

Закат очередного дня размеренной жизни, казалось, не предвещал ничего плохого жителям небольшого замка Брион. Как и обычно был слышен резкий крик его хозяина графа Пафлия Брионского. После того как его неразумный сын сжёг свою старшую сестру, и следовательно его путь наверх по аристократической лестнице, лорд был зол ещё сильнее обычного.

Доставалось всем, и слугам, которым приходилось работать больше прежнего, и что удивительно, его единственному сыну, наследнику и баловню судьбы. Юный лорд сидел запертый в своей комнате, в окружении учебников и конспектов, ему теперь предстояло самому учить и сдавать преподавателям всё то, что раньше делала Симоника.

С наступлением сумерек замок окружили большие крылатые воины, жаждущие мести эмилы (птицы). На них в боевой трансформации даже смотреть было страшно: мощные руки и ноги с крепкими когтями вместо пальцев; головы полуптиц, полулюдей с перьями заменяющими волосы; светящаяся кожаная броня, покрывающая почти все тело летящих воинов; огромные крылья, что развивались за их спинами. Особенно выделялись среди всех три эмила, сверкающий свирепыми глазами орел и два ястреба, что раскинув руки в стороны, колдовали, создавая магические потоки.

Казалось, эти крылатые монстры принесли яростный ветер и бушующее пламя огня, который стеной следовал за ними. Вокруг слышны были крики людей, убегающих прочь от неистового пламени. Которое их по какой-то причине не преследовало, а давало спокойно уйти.

— Где хозяин замка? — властно спросил подлетевший орёл, так и не сменивший своей боевой трансформации.

— Так спрятался в своих комнатах, где же ему ещё быть, — услышали прибывшие воины тоненький голосок смотревшего на них паренька, что застыл от удивления при виде страшных монстров.

— Не убивайте! Умоляю, не трогайте внука! Мал ещё, не понял, что бежать надо! Кругом огонь, а он застыл… — причитала прибежавшая полная женщина, упавшая на колени перед эмилами.

— Так мне огонь ничего не сделал! Он только плохих забирает! — громко ответил ей внук.

— Почему ты так решил? — заинтересовался один из прилетевших эмилов.

— Так вон изворотливого управляющего пламя заперло в кокон огня. Затем, там же оказались и вредная экономка со своим сынком, главным конюхом. А вот старого дворецкого, пламя не тронуло, обошло стороной, да ещё и скамейку ему подставило, когда тот в обморок падать решил, — разъяснил свои слова мальчик, смотря как бушующая стихия почти ушла со двора.

— Да… смышлёный ты, парень… Не боишься нас? — спросил ястреб, вглядываясь в белокурого сорванца.

— Нет! Вы совсем нестрашные! Жаль не смогу так же обернуться, как вы… — с грустью поделился он.

— Что ты говоришь, Томми! Молчи лучше, — наставляла его шепотом бабка.


Глава 6

— Нечего ему бояться! Не переживайте! А ваш внук замечательный мальчуган. Из него получится прекрасный воин, безусловно, если он сам захочет! — одобрительно проговорил орёл, сделав лицо человеческим, чтобы не пугать женщину. — Да и скоро всё графство ждут большие перемены. Надеюсь, в новом княжестве королевства Эмилиания вы найдете для себя место.

— Значит, вы нас завоёвываете? — спросил бесстрашный мальчуган у короля эмилов, совершенно не испытывая страха перед грозным орлом.

— Нет, малец, в этом нет смысла. С сегодняшнего утра Его Величество Завожен Чейрекский отдал земли бывшего графа Пафлия Брионского в распоряжение королевства Эмилиания, — спокойно объяснял монарх уже своему подданному.

— Но как это? Почему? — послышались голоса людей, выходящих из темноты.

— А вы так привязаны к бывшему хозяину? — спросил один из ястребов.

— Нет… Граф Пафлий, пусть не садист, но и большего душегуба не сыскать… Одно то, что свёл в могилу дочку свою… А какая хорошая девушка была! — вытирая слёзы, произнесла одна из женщин.

— Значит, вы дружны были с Симоникой? — заинтересованно спросил молодой ястреб.

— Конечно! Да она почти со всеми общий язык находила… Ребятишек наших учила грамоте… Только спасти мы не смогли её… До сих пор слышу крик бедняжки, когда она стояла в том яростном пламени, — плача, рассказывала одна из девушек до этого стоявших в тени.

— И вы не видели, что случилось с Симоникой после? — допытывался Лоннивиан Шахинский, скинув с лица ястребиный облик.

— Как что?.. — не понимая вопроса, произнесла женщина.

— Я видел! — закричал Томми, выскакивая опять вперёд. — Она в огненную девушку превратилась! Фениксом стала! Это было невероятно! — глаза паренька искрились от восторга.

— Всё верно, будущий воин! Леди Симоника стала фениксом! И она жива, так что не волнуйтесь, дамы! — успокоил их другой ястреб, превращая своё лицо в человеческое, становясь герцогом Ликтовианом Шахинским.


***

Часа через два, магический огонь выжег все отрицательные проявления и, наконец, затих, оставляя в своём плену бывших приспешников хозяина. Да и самого кричащего графа с сыном, главным виновником всех событий.

— Как вы смеете? Я подданный королевства Фриолия! На каком основании вы захватили мои земли? Я граф Брионский! За меня вступится мой король! — всё кричал и кричал лорд Пафлий, сидя в клетке из огненных прутьев.

— Я в своём праве! — резко произнёс Энировиан Карталский, подходя к пленникам. — Его Величество Завожен Чейрекский, чтобы не раздувать скандал между королевствами откупился вами и вашим графством! Кража младенца у посла дипломатической миссии тянет на частичный разрыв отношений. Фриолии это совершенно невыгодно! Ей не потянуть дополнительные пошлины! Пусть ваш грех только косвенный, и не вы украли младенца двадцать пять лет назад. Но именно вы вырастили дочь нашего народа в ненависти вместо заботы и любви, что она бы получила дома. Именно вы решили продать её старому развратнику, который избивает своих жен до смерти! Наказание будет и ему тоже, но уже от его монарха. Для вас же мы придумали нечто особенное. Вы слышали о Гримских рудниках? — равнодушно спросил король, глядя на побледневшего пленника.

— Нет! Умоляю! Я же ничего не совершил! — закричал он.

— Нечего? А продать МОЮ дочь, и отправить её на неминуемую смерть? Она была похищена вашей женой, и это ВЫ считаете “ничего”? — сверкая гневными глазами, спросил подошедший к ним герцог Ликтовиан Шахинский, огненные волосы которого развивались как пламя. — Вот и вы проживете не больше года, как знаете стены рудников Грима вытягивают жизненные силы находящихся там людей! Уверен, вам, понравится это наказание!

— Но как? За что? То, что Симоника не моя дочь я всегда подозревал! Может быть, Калиния и украла девочку у эмилов! Но я не знал! Пощадите! Умоляю! — кричал пленник, бегая по огненной клетке боясь прикоснуться к прутьям.

— И вы, подозревая, что Ника не ваша дочь, обращались с ней нередко как с гувернанткой и бесплатной прислугой? Как часто маленькая девочка сидела у вас на хлебе и воде? Как часто вы наказывали ее за проделки своего сына? — сжимая кулаки, гневно требовал ответа младший герцог Лоннивиан Шахинский. — Прекрасно помню, как не раз приходилось вытягивать сестру почти из-за грани! Если бы не наша родственная связь, она не дожила бы и до десятилетия.

— Но я же не знал! — протянул бывший граф.

— Вы заслуживаете того наказания, которое мы вам предназначено! Тут даже без вопросов! Хуже такого отца, как вы — не найти! А ваш сын, и вовсе поджёг девушку, которая считалась его сестрой! За это — он будет наказан! И это не обсуждается! — вынес вердикт Его Величество Энировиан Карталский, даже не смотря в сторону обсуждаемого юноши. — Тэфений будет испытывать те же муки и боль, что испытала леди Симоника! Пока его будут наказывать раз в день, затем реже, а после только в том случае, если он подумает или совершит что-то плохое!

— Нет! Не хочу! Не надо!.. А!.. — кричал убийца сестры, горя в магическом огне.

Король сделал пасс рукой и крики младшего пленника уже были не слышны окружающим.

— Пощадите моего сына! Он ещё же совсем подросток! Что не натворишь по молодости лет! — умолял старший пленник, глядя на пылающего юношу глазами полными ужаса.

— Да, кстати… Это не ваш сын!.. А всего лишь племянник!.. Ваша жена умудрилась и тут вас обмануть! — равнодушно проговорил один из присутствующих эмилов. — В нём нет вашей крови, аура близкая к вам, но как родственника, сына брата, кузена. Не ближе…

— Что?.. Это как?.. — простонал бывший граф, сев на землю и обхватив голову руками. — Я же за ней почти постоянно следил!.. Когда она успела?..

— А вы через год у неё и спросите сами, если за гранью встретитесь… Вы же её лет десять назад продали всё тому же маркизу Гранесскому, только в качестве рабыни. Прожила она на столь почётной должности недолго, где-то полгода всего…

Глава 7

леди Симоника Шахинская

королевский замок Нэтион, королевство Эмилиания

Прошедшие полгода я провела в Нэтионе, замке, принадлежащем вдовствующей королеве Греттарии. Она всё же взяла надо мной опеку. Пусть и номинальную, так как папа почти сразу оформил по закону королевства Эмилиании моё удочерение. Вернее, то, что двадцать пять лет назад у него родился не только сын, но и дочь.

Именно Её Величество и взялась за моё обучение магическим премудростям. В замке почти постоянно жили сильные преподаватели, с чьей помощью я с каждым днём всё увереннее использовала силу своего волшебства. Уроки с сильнейшими магистрами королевства мне очень нравились. Я с головой уходила в освоение новых знаний и способностей, когда-то казавшихся невозможными для меня, далёкой и несбыточной мечтой.

Но даже учителя не знали всех моих способностей. О том, что я вижу этот тёмный туман над королём, не знал никто. Ни королева Греттария, ни мой дорогой брат Лоннивиан. Я не хотела говорить об этом. Хоть и страшно было порой, ведь я понимала, что Зилония сильная колдунья. Справиться с ней будет непросто. Но я постараюсь! Для этого я сделаю всё возможное!

Его Величество Энировиан Карталский, стал для меня самой невероятной загадкой королевства Эмилиания. Король… и просто мужчина, которого я совершенно не понимала… То он обходительный, доброжелательный, иногда мне казалось, что он даже ухаживает за мной как за понравившейся девушкой. То внезапно, заботливый и галантный мужчина превращался в пышущего ненавистью и отвращением монарха, которому противно находиться рядом со мной.

Что происходило между нами?.. Почему он так меняется?.. Почему меня так нестерпимо тянет к нему?.. Он был словно магнит, к которому мою вторую ипостась притягивало.

Реакция Его Величества на мой переезд в родовой королевский замок была странная. Сначала меня, как и всегда облили ядом и негодованием:

— Сегодня я узнал, что вы будете жить в Нэтионе. Странно, и чего это Её Величество к вам благоволит? Но вы сильно не гордитесь этим, леди, в принцессы вам не выбиться, особенно в королевы!

Самое странное, что его злые слова не оказывали на меня никакого влияние. Обиды точно не было, скорее меня заинтересовал все тот же чёрный туман, который так и клубился над его головой.

Затем, когда я приехала в Нэтион, он первый меня вдруг встретил с довольной улыбкой:

— Рад видеть вас юная леди! Мне повезло, что я сумел вырваться из дворца, чтобы провести для вас экскурсию. Сегодняшний день только мой! Я вас никому не отдам! Будем гулять, осматривать окрестности и отдыхать! — объявил монарх, смотря на меня лучистыми от счастья глазами.

Тот день я никогда не забуду! Ощущение единства мыслей, суждений и эмоций, что было у нас! Мне казалось я парю в небе, хоть и не умела на тот момент этого делать. Но крылья за спиной в присутствии Энировиана Карталского у меня вырастали постоянно!

Моим самым большим секретом стало то, что, похоже, я успела влюбиться в того хорошего Энира, как просил меня называть Его Величество. Моё сердце трепетало в его присутствии. Оно пело от счастья, когда я видела нежность в его горящем взоре. Именно в такие моменты я позволяла себе надеяться, что мои чувства взаимны. Но… Всё менялось слишком резко. И мой, казалось бы, возлюбленный превращался в кусок холодной глыбы, что с ненавистью смотрел на меня. И всё это происходило каждый раз, когда рядом с королём появлялась леди Зилония Сэмозванная, которая явно метила на место новой королевы.

И этот туман над Эниром. Я видела его уже вполне чётко, как и чёрные линии, которые вели к тёмной колдунье — его любовнице. Но ничего поделать с этим я не могла, как не старалась. Не так много я ещё умела, хоть и усердно училась магической науке.

Почти сразу после приезда в Нэтион я очень сблизилась с королевой Греттарией. Меня поразила та забота, которой она меня окружила. Я не привыкла, чтобы меня опекали, особенно женщины. И эта почти материнская любовь и нежность, даримая, по сути, чужой женщиной, была для меня необычна, но и крайне важна.

Её Величество выглядела довольно молодо для своих семидесяти пяти лет, прекрасный облик ещё не был тронут первыми признаками старения. Как жаль, что её любимый муж погиб раньше времени, и венценосные супруги не успели насладиться счастьем подольше. При средней продолжительности жизни в сто двадцать — сто тридцать лет уйти в пятьдесят, конечно, было очень рано.

Что случилось с Его Величеством Элеоновианом Карталским десять лет назад не знает никто. Лишь прошло сообщение, что пропал весь его отряд в семнадцать эмилов, отправившейся обследовать Шохарские пещеры. Сколько ни искали, ничего не нашли, будто короля и его воинов там никогда и не было.

Страшно представить, что испытала королева Греттария, увидев исчезновение брачной татуировки. Именно тогда пропала всякая надежда на возвращение короля.


***

С улыбкой я вспоминала сейчас тот день, когда я осознанно обернулась фениксом, те незабываемые эмоции, что вызвал мой первый оборот, первый полёт.

Ещё мгновение назад я была человеком, а затем я уже стала фениксом, небольшой красивой птицей, с алыми переливами. При свете яркого солнца казалось, что мои перья горели огнём. Я сама была как факел! Как пламя, что тянулось в облака, ввысь, поиграть с потоками ветра!

Эти невероятные минуты первого полёта! Как быстро они закончились, хотелось продолжить резвиться в бескрайнем небе. Но меня бережно удержали два прекрасных и сильных ястреба, отец и брат. Это они сегодня давали мне уроки превращения в летающее чудо.

“Ника, для первого раза вполне хватит. Дай крыльям окрепнуть! Пора на землю!” — услышала я голос отца, и с сожалением полетела к королеве, стоящей около небольшой беседки.

— Симоника, ты прекрасна! Какая яркая и невероятная птица у тебя! Как давно среди эмилов не появлялись фениксы. Я горжусь тобой, девочка! — довольно произнесла она, встречая нас на земле.

— Ника, а теперь просто представь, что крылья вновь стали руками, и у тебя получится обратный оборот, — услышала я голос Лонни, обернувшегося ещё на подлёте к земле. Он, как обычно, почувствовал, что у меня возникли небольшие проблемы.

“Не переживай, помни, что на тебе рубашка и брюки для перевертышей… Никто не увидит ничего не позволительного!” — добавил брат уже мысленно, догадываясь и об этой моей заминке.

С того памятного дня я старалась каждое утро расправлять крылья. Давать моему второму Я волю. Именно в полёте у меня получалось лучше всего понять и принять вторую ипостась. Мою птицу! Моего феникса!

Я парила в потоках воздуха, тихо покачиваясь и отдаваясь манящей стихии. Это было самое прекрасное чувство, которое я испытывала в жизни… Полёт!

Внезапно в мой размеренный мир ворвалось клокотание и нежное подталкивание. Оглянувшись, я увидела большого тёмного, почти чёрного орла. Он парил рядом и прожигал меня жарким взглядом, таких знакомых глаз.

“Энировиан!..” — довольно подумала я.

“А ты кого ждала, красавица?” — услышала я в ответ.

“Тебя!.. Всю жизнь!..” — выпалила я, выдав свои чувства, в образе птицы мне было сложно скрывать их от возлюбленного.

“И я тебя ждал всю жизнь!.. Как же невыносимо долго!..” — ответил орёл.

“Мне не хватает тебя, Энир!..” — с болью в голосе призналась я.

“И мне тебя!.. Постоянно!.. Спаси…” — что-то ещё хотел сказать мой король, но тёмные нити опять потянули его, и он унёсся в сторону дворца.

Глава 8

леди Симоника Шахинская

королевский замок Нэтион, королевство Эмилиания

В это утро я с грустью я возвращалась домой. Да, Нэтион стал для моей настрадавшейся души настоящим домом. Первым в моей жизни! Хоть это и королевский замок… Слёзы застилали глаза, хотелось кричать: “Энировиан!..” “Энир!..”

Я чувствовала нашу с ним связующую нить, которую постоянно прерывала Зилония… За это время я так и не приблизилась к разгадке её личности. Кто же ты Зилония Сэмозванная?.. Старая камеристка королевы Греттарии мадам Ниония Билосии говорила, что фаворитка нашего монарха восемь лет назад появилась из ниоткуда, внезапно. Вчера её ещё не было во дворце, а сегодня она уже второе лицо в королевстве. У Нионии были хорошо развиты ментальные способности, и лишь она одна уловила эту странность в появлении Зилонии. Все остальные были тогда уверены, что леди Сэмозванная любимая фаворитка короля уже как минимум пару лет.

— Почему у тебя на глазах слёзы? — нежно спросила меня названная матушка, как втайне ото всех я называла королеву Греттарию.

Она встретила меня на тропинке от поля для полётов, где я летала каждое утро. Мы пошли к тенистой беседке, расположенной в её любимом цветочном саду, где вместе часто отдыхали после моих уроков. Благоухание ирисов и пионов нежно проникало в стены, скрытые кронами трёх больших кедров. Растения, наполненные магией помогали, расслабиться и служили хорошей защитой от чужих ушей.

— Рассказывай, что случилось… Опять Энир расстроил? Я видела его в небе рядом с тобой… — озабоченно произнесла Её Величество, садясь на мягкий диванчик.

— Нет, он не расстроил меня… Всё было хорошо, пока он опять не сорвался во дворец… к этой… — вытирая слёзы, пожаловалась я, усаживаясь напротив.

— Ох уж эта Зилония!.. Не отпускает Энировиана от себя надолго!.. Понимает, что её власть над ним скоро закончится!.. — эмоционально рассуждала королева, делясь со мной наболевшим.

— Закончится? Это как? — удивилась я словам названной матушки.

— А так… Чем больше и сильнее вы с Эниром влюбляетесь друг в друга, там меньше у тёмной колдуньи сил, — ответила она.

— Тёмной колдуньи?.. Значит, мои подозрения верны?..

— Да, дитя моё, всё так и есть… Колдунья она, причём очень сильная… И справится с ней сможете лишь вы вместе с моим сыном!.. Ты сейчас не только увеличиваешь свои силы и тренируешь умение использовать магию… Ты передаёшь Эниру исцеление по создаваемой вами связующей нити, что объединяет влюблённых предназначенных друг другу.

— Но откуда вы это всё знаете? — спросила я, вглядываясь в улыбающуюся королеву, что спокойно откинулась на спинку диванчика.

— Ты забываешь, что я обладаю даром предвидения… Я ещё задолго до твоего рождения знала, как сложатся события сегодня, — удивила она.

Немного помолчав, Её Величество наколдовала на столике графин с морсом и пару бокалов.

— Выпей морса, его для меня Ниония сама готовит, — протягивая запотевший стакан с прохладным напитком, который я почти сразу выпила.

— Спасибо, прекрасный аромат, и вкусно очень!

— В него добавлен сок римиона, эти малоизвестные ягоды помогают нам эмилам поддерживать дольше здоровым оба тела, человеческое и второй ипостаси. Так что пей, морс тебе полезен, Ники, — с доброй улыбкой проговорила вдовствующая королева, которая иногда сокращала мое имя на свой манер.

— Вы сказали, что знали, как сложатся нынешние события… — напомнила я.

— Да… У меня тогда было сразу несколько видений… Все непростые, тяжёлые для меня… — печально сказала она.

— Именно по этой причине вы заблокировали свой дар на двадцать пять лет?

— Да… Необыкновенно сложное оно было… Особенно то видение где ты горела в огне!.. Как я всё вынесла не знаю… — со слезами на глазах делилась королева чувствами, которые вызвало давнее видение.

— Значит, изменить его нельзя было? — догадалась я.

— Можно… Но… Во всех тех предполагаемых вариантах событий будущего итоги моего вмешательства были катастрофическими… В лучшем случае смерть одного из твоих близких, в худшем всех… Ты, твой брат, отец, мать, Энировиан, даже я… И в любом варианте событий Зилония Сэмозванная появлялась в Эмилиании, этого было не избежать!.. — тихо проговорила вдовствующая королева, вытирая кружевным платком слёзы.

— Как страшно! Мне даже представить сложно, через какие муки вы прошли, матушка… — прошептала я, впервые называя вслух так королеву, выдавая свои чувства к ней.

— И ты для меня как дочь, девочка моя, ещё с момента твоего рождения… Я постоянно следила за тобой… Посылала верных мне слуг, в помощь тебе… Не знала как ещё могла облегчить твою жизнь, и в то же время не сильно в неё вмешиваться… Я боялась нарушить нужный вариант событий, навредить тебе своей помощью…

— А мама… Она во всех вариантах будущего была так равнодушна ко мне? — с тоской спросила я.

Хоть и приняла для себя, что мама меня только родила, и все материнские чувства исчезли в момент моего похищения. Но смириться с этим было для сложно.

— Да… Как ни странно, но герцогиня Наивания Шахинская не создана для материнства. Родив вас с братом, забыв тут же про тебя, она жила своей жизнью. Да и Лоннивиан рос на руках нянюшек, она им не сильно интересовалась. Может, поэтому и удалось украсть тебя у неё, вы не были связаны с матерью родственными узами. А ведь многие любят своих малышей, которые находятся ещё в их чреве, — тихо рассуждала королева Греттария.

Она задумалась на несколько минут, наверное, вспоминала свою беременность, вот кто точно любил и любит сына.

— Но не переживай, теперь у тебя есть отец! От него ты обязательно получишь родительскую заботу и любовь, которой была лишена долгие годы! Ликтовиан Шахинский хороший эмил. Да и я… Ты для меня стала названной дочкой, той отдушиной что была необходима в трудный этап жизни…Наблюдая за твоей жизнью, я сильно привязалась к тебе… Ты стала для меня названной дочкой… Я очень надеюсь, что вы можете с Энировианом выполнить предначертанное вам… И тогда ты станешь моей любимой невесткой, Ники, — с теплотой во взгляде говорила она, пророча будущее, о котором я боялась мечтать.


Глава 9

Его Величество Энировиан Карталский

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Ночная прохлада опустилась над Эмилионом, я сидел в кресле, во внутреннем дворике своих покоев и вглядывался в звёздное небо. Иногда мне казалось, что я вижу её… мою огненную птицу. Я понимал, что это невозможно, сюда Симона никогда не залетала, далеко для неё. И уверен был я, она не хотела бы случайно встретиться с моей фавориткой. При мысли о Зилонии на душе стало мерзко, кисти рук, лежащие на подлокотниках кресла, непроизвольно сжались. Услышав треск дерева, я постарался взять себя в руки.

Страшно было вспоминать те годы, что я искренне верил этой тёмной колдунье. Видел её совсем в другом свете, нежели сейчас. Ещё полгода назад я и часа не мог спокойно провести, не увидев “свет очёй своих”, как я её называл… Меня тянуло к ней со страшной силой… А ведь я хотел объявить помолвку с Зилонией на том самом балу, когда так эффектно появилась Симоника в огненном ореоле. Своим пламенем она спалила всё навязанные чувства, что были у меня к фаворитке. Сейчас я ещё не сумел полностью избавиться от колдуньи, но очень надеюсь я на пути к этому! В её присутствии меня так же сильно тянет к тёмной, как и раньше, но я уже могу этому противостоять! В такие моменты кажется, что чувствую поддержку моей огненной птицы, моей Симоны, как я её называю.

— Ровиан, вот ты где! — прозвучал ненавистный голос Зилонии, как же бесит это её обращение! — Что-то ты от меня всё прячешься!

— Как ты могла такое подумать, дорогая! — пафосно произнёс мой рот, только мои мысли и разум не участвовали в разговоре с тёмной. — Мне нужно было отдохнуть в одиночестве после тяжёлого дня в душном кабинете, — это уже я сам вклинил в разговор.

— Твоя малышка соскучилась! — жеманно протянула фаворитка, усаживаясь ко мне на колени. Как я удержался и не скинул её, не знаю. Понимал, что не время выказывать, насколько её колдовство ослабло.

— Ровианчик! Любимый! Без тебя пропадает твоя кошечка! — протянула наглая брюнетка, ластясь ко мне, что было очень неприятно.

Только сейчас я понимал, рассуждая трезво, незатуманенным рассудком, что я бы никогда не назвал любимую “кошечкой”. Эмилы, это все же птицы, и они мягко скажем, не любили семейство кошачьих! Скорее это была взаимная ненависть! А в Эмилионе вообще не было ни одной кошки!

Как бы я это ни понимал, но в присутствии Зилонии не мог полностью владеть собой, всё же её влияние на меня ещё было сильным. Мои руки, не повинуясь разуму, обняли тёмную, губы поцеловали её ярко накрашенный рот. Как я это вытерпел, не знаю! Было мерзко на душе… Разум упорно сопротивлялся, но тело жило своей жизнью, повинуясь магии тёмной колдуньи.

Внезапно по тоненькой магической нити мне пришла поддержка от моей огненной птицы, я вновь обрёл власть над своим телом, отстранив тёмную от себя. Мысленно поблагодарив Симону, я облегчённо выдохнул.

— Ну что такое, дорогой? — опять слащаво протянула Зилония, сложив яркие губы в подобие поцелуя. — Неужели и поцеловать свою любимую ты не можешь?

Меня чуть не передёрнуло от её слов. “Любимая”… Нет! ЛЮБИМАЯ у меня совсем в другом месте! Вот её я бы с великим удовольствием поцеловал, только разрешит ли?..

— Ты же помнишь, что срок целибата ещё не прошёл… Так что ты должна меня понять, дорогая, — так же пафосно проговорил я, усаживая колдунью на соседнее кресло и вставая.

Хотелось отойти подальше, находиться рядом с бывшей любовницей было сложно. Но я понимал, нельзя сейчас раскрывать себя. Необходимо ещё протянуть время… Скрывать от тёмной своё истинное отношение к ней и что скоро я смогу полностью расколдоваться! Я знал, что в ближайшие недели моя наречённая сумеет овладеть всей своей магической силой. Я в это верил! С каждым днём мне становилось всё сложнее играть роль влюблённого идиота… Я знал, что только вместе с Симоникой мы сможем победить тёмную колдунью.

— Но как долго ещё будет длиться этот целибат? Я не хочу его! — капризно проговорила Зилония, выгибаясь в кресле, показывая свои сомнительные прелести. — Мне не хватает мужской ласки! Я ведь темпераментная женщина!

— Не уверен… Может ещё неделя, может и месяц… — спокойно произнёс я, давая понять бывшей любовнице, что между нами почти всё кончено. — Ты же понимаешь, что Всевысший сам назначил мне такое испытание… Уклониться я не могу!.. Династия Карталских правителей всегда чтила повеления нашего Единого Бога!.. Так что дорогая, как бы я ни хотел, но ничего не будет!

— Что? Это как не будет? — взвилась тёмная, вскакивая с кресла.

— Ты предлагаешь пойти против Всевысшего? Извини, но в истории были случаи, когда за непослушание наказывали не только короля, но и всё королевство! — опять пытался объяснить я, но безуспешно.

— А как же я? Мне нужен мужчина! — кричала бывшая фаворитка, притопнув ногой в негодовании.

— Но вокруг полно мужчин… Извини, дорогая, как бы мне было не горько, но я тебя пойму… Конечно, я буду тебя дико ревновать… Но такое испытание мне выпало, и ничего я этим не поделать… — всё старался отвертеться я от назойливой женщины.

Я играл уже из последних сил! Каким подкаблучником я себя ощущал! Стало тошно! Но нужно было убедить тёмную колдунью, что я не могу и не буду с ней проводить ночи, услаждая её распутное тело.

— Как ты можешь такое мне предлагать! Я же люблю тебя! — опять пафосно прокричала Зилония, будто не понимая, как я, вообще, такое мог предложить своей верной фаворитке. Но я недавно узнал, что она меняла мужчин в своей постели с завидным постоянством. Так что все её заверения меня лишь рассмешили.

— Мне верной и любящей тебя женщине неприятно слышать такие слова! Я обижена на тебя, Энировиан! Как ты мог только подумать, что я подпущу к себе чужого мужчину! — заламывая руки, обиженно проговорила тёмная.

Для достоверности печали и сильной обиды на её идеально накрашенных щеках полились дорожки слёз. Высоко вздёрнув подбородок, поджав губы, Зилония гордо прошествовала на выход из моих покоев.

— Ты расстроил меня, дорогой! Было больно услышать от тебя такое! Будешь ещё вымаливать у меня прощения, когда закончится это франов целибат… — пафосно проговорила тёмная, прежде чем выйти из комнаты.

— Фух… Кажется, на этот раз отвертелся!… — прошептал я сам себе, вновь садясь в кресло. — Спасибо Всевысший за помощь… Без твоей поддержки мне было бы сложно справиться с этой… фавориткой… — вглядываясь в ночное небо, прошептал я.

“Всегда рад помочь, сын мой! Повеселил ты сегодня! Уважил старика!” — пронёсся в моей голове довольный голос Единого Бога.

— Всегда, пожалуйста! Что не сделаешь ради вашего удовольствия! — со смехом ответил я Всевысшему.


Глава 10

леди Симоника Шахинская

королевский замок Нэтион, королевство Эмилиания

прошло пара недель

Время для меня в Нэтионе текло довольно медленно. Большую часть занимали занятия, я хотела скорее овладеть своими магическими способностями. Было сложно освоить всё то, что даровала мне природа эмилов и добавила тёмная колдунья, что помогла родиться нам с братом.

Мой распорядок дня не был строгим, учёба и магическая практика не занимала всё время полностью. Каждое утро были неизменные полёты, что приносили истинное удовольствие. Именно там, в воздухе была одна из моих любимых стихий! Наконец-то сбылись мои фантазии, я летала! И от этого была счастлива!

В последние недели я смогла приручить и вторую свою основную стихию, огненную! А покорялась она с большим трудом! Я понимала, что учусь в быстром темпе. Всё то, чему учат детей с малых лет, я старалась освоить как можно скорее. У меня была цель! Победить тёмную колдунью Зилонию! Освободить любимого от её влияния!

Стоя сейчас в столпе огня, я общалась с ним, рассказывала свои тревоги, просила помочь. Жар, наполняющий меня, казался совсем не горячим. От него не было больно. Скоро пламя стало частью меня самой, моего магического источника. Я была огнём! Я полностью приняла свою вторую ипостась, осознала себя фениксом! Птицей что смогла сгореть и возродиться из пепла!

У меня за спиной развернулись крылья, и я взлетела ввысь. Кружась и переворачиваясь в воздушных потоках, я кричала от эйфории полёта, от счастья что наполняло мою душу. И только успокоившись немного, выплеснув свои бурные эмоции, поняла, что я не превратилась в птицу! Я всё та же девушка, только с огненными крыльями! С удивлением посмотрела на свои руки, что горели внутренним ярким пламенем. На ноги, что всё ещё были в длинных шароварах, которые теперь покрывал мерцающий свет огня. Волосы расплелись и теперь окружали меня огненным ореолом.

— Интересно, а я кто? — вслух произнесла я.

— Ты моя невероятная дочка! — прозвучал голос отца, возникшего, казалось бы, из ниоткуда. — Это разновидность боевой трансформации эмилов-женщин. Только давно не рождались девочки настолько сильные для этого.

— Ты восхитительна, сестрёнка! — с восхищением воскликнул Лонни, паря рядом с отцом. — Я всегда знал, что ты сильная, но чтобы настолько! Я горжусь тобой, Ника!

— Согласен с твоим братом, ты у нас уникум! Моё отцовское сердце ликует! Я горд! Именно моя любимая дочка смогла стать непросто фениксом, но и обрела боевую трансформацию! — слегка хрипло от волнения произнёс папа.

— А я не страшная? — обеспокоенно спросила я, крутясь в воздухе и пытаясь увидеть что-то новое в себе.

— Ты прекрасна, любимая! — услышала я голос Энировиана, который появился рядом с нами. — Ты всё такая, как и прежде, только намного краше, будто светишься изнутри! Ты как парящая в небе огненная богиня! Да простят нас боги за это сравнение…

— Энир… Как ты здесь оказался? — удивилась я появлению Его Величества.

— Разве я мог пропустить твоё новое превращение, моя огненная птица! — с улыбкой спросил король, который, как и брат с отцом парил в небе в минимальной боевой трансформации. — Не влюбись я в тебя раньше, то сейчас у меня просто не было бы шансов!

— Кхе… Кхе… Ваше Величество, вы ничего не перепутали? — сурово спросил отец, пронзая нас с Энировианом строгим взглядом.

— Нет, мой старый друг! Я действительно люблю твою дочь, и намерения у меня самые серьёзные! Ты не подумай плохого… — объяснил любимый, смотря на меня обещающим взглядом. — А насчёт Зилонии. Пока нужно, чтобы она думала, что всё по-прежнему. Надеюсь, что ждать осталось недолго! С каждым днём мне всё легче ей сопротивляться! Я уже не ощущаю вокруг себя туман, наведённый тёмной колдуньей. Только и жду, когда мы сможем её наказать и посадить за решётку! — резко проговорил Энировиан Карталский, сжимая кулаки и сверкая гневными глазами.

— Тёмная колдунья? О чём ты, Энир? — непонимающе воскликнул папа.

— Думаю остальной разговор можно и на земле продолжить. Ника устала уже, её крылья ещё не готовы к таким нагрузкам, — озабоченно предложил Лоннивиан, видя по нашей родственной связи, что я начала уставать.

— Нет… Всё не так просто! Энир на земле пока не может скрываться от Зилонии. Так что нужно поговорить в воздухе, — почти прошептала я, силы как-то быстро стали оставлять меня. — Возьмёшь на руки сестрёнку? Выдержишь такой вес? — попыталась улыбнуться я.

— Ещё спрашиваешь, мелкая! — подхватив меня на руки, ответил мой близнец. — Ты же пушинка!

— Так… давайте по порядку… Я верно понял, что Зилония и есть тёмная колдунья? — мрачно спросил нас отец.

— Да… И я уже несколько лет по её повелению живу… Тошно от этой мысли! Надеюсь, ничего не простительного я не совершил! — горько повинился наш король.

— Удивительно, но нет… — задумчиво ответил ему Лоннивиан.

— А её не интересовали пока дела государства. У неё была цель стать королевой! — объяснила я мужчинам то, что узнала от Её Величества Греттарии. — Только в надежде, что всё получится быстро она просчиталась! И вот уже восемь лет она никак не может добиться желаемого.

— Значит, у мамы и правда вновь открылись способности к прорицанию… — тихо проговорил Энир, задумчиво глядя на меня.

— Да… Она много мне рассказала. Теперь я на всё смотрю слегка иначе, — призналась я.

— И как же мы сможем победить темную? Уверен, сделать это непросто! — серьёзно рассуждал отец, задумчиво смотря на облака, медленно двигающиеся рядом с нами. — Победить если и сможем… А как так пленить, чтобы не вырвалась?! Нет у нас для этого темницы…

— А мы её же оружием и пленим! — загадочно проговорила я.

— Это каким? — заинтересовались мужчины, понимая, что о тёмном колдовстве я знаю больше чем они.

Глава 11

леди Симоника Шахинская

королевский замок Нэтион, королевство Эмилиания

— Нам нужен Глоттимирский камень, который Зилония украла у Детей Богов… — объяснила я, ещё больше интригуя спутников.

— Но это же неосуществимо! Разве можно что-то украсть у самой сильной расы в нашем мире?! — не поверил отец, скептически смотря на меня.

— А она смогла… Вернее, они… Вместе с сестрой они и украли Глоттимирский камень… И как вы, думаю, догадываетесь, сестрой Зилонии была Троник, что помогла нам с Лонни родится. И её не Зилония зовут, а Зилник… — кажется, я ещё больше удивила мужчин своими словами. — Эти знания я уже получила от кусочка памяти самой Троник. Она его оставила, когда блокировала мои магические способности.

— Всё страньше и страньше… — тихо проговорил брат, ещё державший меня на руках и прижимавший меня к себе. Боялся, что я исчезну, что ли?

— И где же этот камень, что поможет пленить тёмную? — твёрдо спросил Энировиан, так и рвавшийся на поиски артефакта.

— Он в Шохарских пещерах… — проговорила я, словно маг-бомбу взорвала.

— Что?.. — прокричали мои спутники.

— Да! Именно там! И мы с Лонни в ближайшее время туда отправимся! — спокойно сообщила я.

— НЕТ! Не позволю! — опять прокричали мужчины хором.

— Я не смогу и тебя потерять в тех франовых пещерах! — с болью в голосе умолял меня любимый.

— Но нам там ничего не грозит! С памятью Троник я знаю там каждый уголок! Всё будет хорошо! Я уверена в том, куда нужно идти!

— Нет! Дочка, я не могу позволить пойти в этот рискованный поход! Я потерял в Шохарских пещерах лучшего друга! Но своих детей я туда не пущу! — горячо протестовал папа, умоляя меня глазами изменить решение. — Если уж ты хочешь пойти туда, то я буду сопровождать тебя вместо Лоннивиана, — глухо добавил он.

— Но нам там ничего не грозит! — прокричала я, срывая голос. — Это отец Энира там попал в ловушку, приготовленную специально для него!

— Ты сейчас о чём, Симоника? — глухо произнёс любимый.

— Его Величество Элеоновиан Карталский попал в ловушку, предназначенную именно для него! — повторила я свои слова. — Это была часть плана двух сестёр тёмных ведьм… Вынашивали они его почти с твоего рождения Энир… Готовы были уже исполнить задуманное… Но всё спутала неожиданная смерть Троник при нашем рождении… Старые ведьмы желающие уйти за грань так передают свои силы новорожденным сильным магичкам… Так я и вытянула её ведьмовские силы, случайно попав в руки Троник, не ожидающей этого… — тяжело было рассказывать это, будто заново переживала смерть сильнейшей из ведьм.

— Но почему ты думаешь, что Зилония не предпримет ничего, если узнает, что мы отправились в Шохарские пещеры? — с беспокойством в голосе спросил Лоннивиан у меня.

— А она и не узнает, что мы переместились в пещеры!.. Ей не известно, что у меня часть памяти её сестры. Что я знаю, как проникнуть в пещеры незаметно для всех, даже для неё. У Троник были свои тайны от сестры!

— Но тёмная же узнает, что вас нет! У неё кругом свои соглядатые… — всё не соглашался с нами любимый.

— В Нэтионе их немного, и они все под присмотром доверенных людей Её Величества… А для шпионов тёмной мы оставим своих магических двойников, которые будут вполне разумные, и делать всё, чтобы быть похожими на нас, — объяснила я мужчинам наши дальнейшие планы. — Сами же мы отправимся в Шохар. Возьмём с собой только верных друзей Лонни. Вы же останетесь во дворце, прикрывать наш поход.

— Девочка моя… Как же страшно мне отпускать вас… Лонни мой наследник и я с пелёнок его обожаю… Ты же, Симоника… Я тебя только обрёл, потерять тебя сейчас для меня будет невыносимо!.. — с тоской произнёс папа, который, конечно же, не хотел нас никуда отпускать! — Вы мои единственные родные люди, эмилы… Позаботьтесь друг о друге, прошу вас!..

— Лоннивиан Шахинский, ты за мою будущую невесту головой отвечаешь! Понял?! Чтобы ни на шаг от неё не отходил! — наставлял брата мой король. — Симона, умоляю, будь осторожнее!.. Не беги вперёд Лонни и его людей! Дождись, когда они проверят местность!.. — с этими словами Энир выхватил меня из рук брата, и, прижав к себе как драгоценность, нежно поцеловал.

Наш первый поцелуй продлился лишь мгновение, и мы услышали недовольное покашливание отца.

— Ваше Величество, на моих-то глазах!.. Пожалейте старика!.. — попытался пошутить папа, как бы больно ему ни было при нашей будущей разлуке.

— Я люблю тебя! — услышала я слова Энира.

— И я люблю тебя! — в ответ прошептала я.


***

Прошло пара дней, и для нашего путешествия было уже всё готово. Необходимые вещи тщательно сложены в пространственные карманы каждого члена нашей группы. Нас собралось шесть человек, вернее, эмилов. Мы с братом и четыре его верных друга. Подумав, мы решили, что хватит такого количества участников похода. Да и не было у нас желания привлекать лишнее внимание.

— Лонни, я давно хочу у тебя спросить о твоей невесте… — начала я говорить, хоть и видела, что брату эта тема не нравится.

— Ника… Я не хочу о ней говорить! — выпалил он, нервно сжав подлокотники кресла, на котором сидел. — Я понимаю, тебе это интересно… но… Хорошо, я немного тебе расскажу… Это договорной брак… Вернее, этот брак идея любимой фрейлины нашего короля… Тогда ещё не бывшей… А как теперь мы знаем, Зилония — тёмная колдунья!

— Это ужасно!.. Но мне девушка не показалась плохой!.. Хотя я не сильно вглядывалась в неё. Видела только раз, на том злополучном балу…

— Не знаю… Но с первого взгляда у меня к ней стойкая антипатия! Сильнейшая!.. И я намерен сделать всё возможное, чтобы расторгнуть эту помолвку!

— Хорошо… Твою бывшую невесту я посмотрю, если она ни в чём не виновата, мы найдём ей другого жениха… — уверенно произнесла я, беря Лоннивиана за руку. — Как скажешь, братик … Я всегда на твоей стороне, ты же знаешь! — с улыбкой пыталась его поддержать.

— В этом я уверен! Пусть мы не видели друг друга с рождения, но наша родственная связь была сильна настолько, что эмоции друг друга мы читали очень хорошо! — проговорив это, Лонни успокоился, и расслабленно откинулся на спинку кресла.

— Знаешь… А я уверена, что очень скоро ты встретишь свою предначертанную богами! И ты с первого взгляда поймёшь, что это “Она”!


Глава 12

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания

Наш небольшой отряд очень быстро переместился к огромным Шохарксим горам. Перекинуть всех для меня оказалось совсем нетрудно. Ещё мгновение назад мы были в окрестностях Нэтиона, а сейчас на нас смотрят мрачные горные пики. Казалось, что отовсюду давит мгла и темнота. Более тяжелого и невыносимого места я не могла себе представить…

— Что за фран… Почему тут как в ору? — недовольно выпалил Иванивиан, один из друзей брата.

— Попрошу без выражений!.. Все же среди нас леди… — отчитал его Лоннивиан, хотя сам прошептал слова покрепче, от меня, братик, не скроешь эмоции и иногда даже мысли.

— Извините, герцогиня Шахинская. Не смог сдержаться… — тихо проговорил Иван, не отрывая взора от гор, виднеющихся в темноте.

— Ничего страшного… — произнесла я, предложив спутникам: — Давайте перейдем на “ты” и по именам… Если мой брат вам доверяет, то и я тоже… Нам предстоит не слишком приятное путешествие… Внутри горы будет ещё хуже…

— Согласен с тобой Ника… Итак, ребята, на время нашей миссии, мы на “ты”… — сказал брат, кивая мне в ответ. — Ну а если вы подружитесь с моей сестрой, то я не буду против!.. Хорошие защитники Нике не помешают!

— А почему так темно? Не нравится мне тут… Должно же быть раннее утро… — проговорил Салемиан, ещё один друг Лонни.

— А тут уже несколько лет темнота. Это место закрыто куполом тёмной магии. Мы же его смогли преодолеть. Никто кроме нас не видит истинной картины происходящего… — объяснила я ситуацию мужчинам.

Я стояла, пытаясь абстрагироваться, понять куда нужно двигаться в первую очередь. Сколько же много тут светящихся точек!.. Все это тайные пещеры, в которых были заточены похищенные люди!.. Тут же были и небольшие помещения, где хранились важные артефакты. Они светились красноватыми огоньками. Где же вы Ваше Величество Элеоновиан Карталский? Попробовала представить любимого, его связь с пропавшим отцом… Перед походом мне много рассказала королева Греттария, о своих незатухающих чувствах к пропавшему супругу… Вспомнив эти эмоции, я искала среди горящих зеленых огоньков те, что были близки мне, моему любимому… Искала одну точку, но почему-то меня тянуло к двум… Что такое происходит?..

“Тут спрятан кто-то очень близкий именно мне… — поняла я смысл этого ребуса. — Но кто?..”

Не знаю сколько долго я была на другом уровне сознания, видя мир только магическим зрением. Я будто говорила с этими двумя точками, которые так притягивали меня к себе. Куда идти в первую очередь?.. Хорошо, что оба огонька находились рядом…

Но как же сильно звал меня один из них!.. А второй как бы говорил: “В первую очередь иди туда… Там ты нужнее… Мы подождем…”

“Мы”… Странно, там явно больше одного эмила, вот в этом я была уверена. Но почему король Элеоновиан посылает меня к другому огоньку? Кто может быть мне таким родным?..

— У нас две цели на первый поход, — произнесла я, вынырнув в реальный мир.

— Две?

— Первый поход?

— Будет ещё вылазки в это франово место?

Почти в голос выпалили мужчины, удивляясь моим словам.

— Да, цели две… Они совсем рядом, так что успеем всё… — начала объяснять я, сев на землю, нужно немного отдохнуть, сил потратила немало. — А насчет первого похода, всё верно… Придется сюда ещё не раз нам перемещаться, и вызволять людей и эмилов из плена… Их там очень много… Поэтому и темно тут… Это все отдача от мук пленных, невинных жертв… Надеюсь, что мы сумеем спасти всех…

— Значит есть возможность найти и моего отца? — глухо произнес Салемиан, с тоской глядя на темную гору.

— Нужно верить… — поддержал друга Лоннивиан, положив ему руку на плечо. — Мы обязательно найдем его… Теперь с нами Ника, она наши “глаза” в этом походе. Сестренка, — обратился он уже ко мне, — надо поддерживать твои силы. Вот попей, восстанавливающий отвар специально приготовлен для тебя, — добавил он, подавая мне флягу с водой.

— Спасибо… — с удовольствием сделала пару глотков. — Салемиан, а когда пропал твой отец?

— Так вместе с Его Величеством Элеоновианом Карталским… Десять лет как пропал… Все мужчины нашего рода принимали участие в поисках. Но всё безрезультатно, — объяснил друг брата, с грустной улыбкой смотря на меня. — И вот спустя столько лет у нас появилась надежда…

— Могу сказать только, что в том месте где сейчас наш прежний монарх, не один эмил… С ним ещё есть кто-то… Надеюсь что среди них и твой отец… — ответила я вставая. — Ну что вперед!.. Пора, друзья! Нас ждут!..


***

Подойдя к, казалось бы, неприметной горной стене, я провела ладонью по гладкой поверхности, посылая небольшой импульс тёмной колдовской магии. И камень перед нами пропал, растворился, открывая проход внутрь горы.

— Заходим! Идем медленно! Разговаривать только по ментальной связи! — наставляла я спутников.

Ещё в Нэтионе мы надели на себя магические амулеты, что прислал нам Энировиан. Это была новейшая разработка придворных магов верных королю. Именно благодаря этим артефактам мы могли общаться мысленно, что было просто необходимо в нашем походе в Шохарские пещеры.

Когда мои спутники прошли в открывшуюся брешь горы, я замкнула их ряд, закрыв потайной ход, о котором знала только Троник.

“Теперь идем в самый правый проход”, — сказала я, когда мы вышли в небольшой зал с несколькими коридорами.

“Впереди какое-то движение… — услышали мы мысленный голос Иванивиана. — Кто-то небольшой двигается в нашу сторону…”

“Согласна… Сейчас посмотрю магическим зрением… — ответила я, переключаясь на тёмный мир, видя ещё более неприглядную изнанку окружающего… — Так и есть… Там небольшой горный тролль, почти ребенок. У них тут тропа, через три прохода семейство этих пещерных существ. Хорошо, что нам встретился именно маленький тролль. С большим мы бы шуму наделали только…”

Послав в проход заклинание сна, стала наблюдать как подросток тролль широко зевнув, улегся около стеночки и уснул. Как специально оставил место, чтобы мы прошли. Заботливый тролль попался!

“Идем ещё тише… Я усыпила этого горного жителя… “ — проговорила я, предлагая спутникам двигаться дальше.

Подойдя вплотную к спящему существу, я ещё сдержалась от накатившей тошноты… Этот маленький монстр так мерзко пах, просто ужасно! Закрыв рот и нос, я наколдовала себе и спутникам запахонепроникающие повязки.

“Фух… Ну и запашок… Спасибо сестренка, без тебя мы бы так и нюхали это амбре…” — услышала я голос брата, который довольно вдыхал чистый воздух.

“Спасибо, Симоника! Предлагаю пока оставить эти повязки, кто знает, что нас ещё ждет”, — предложил Владимиан, молчавший до сих пор.

“Согласна, они должны продержаться пару часов. Думаю, что этого хватит”, — ответила я, следуя вновь за мужчинами.

Пройдя ещё час по бесконечным каменным коридорам, мы вышли в большой зал, в центре которого спал огромный змей. Его хвост опоясывал высокий постамент, на котором светился изумрудный камень.

“Это Глоттимирский камень святыня Детей Богов. Его украли Троник и её сестра. Нужно будет им отдать его. Воровать вообще не хорошо, но когда похищают чью-то святыню, это в тысячу раз хуже…” — проговорила я спутникам, которые застыли перед камнем словно статуи.


Глава 13

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания

Глоттимирский камень был сильнейшим из артефактов, он мог завладеть разумом любого существа. Именно он и держал в плену всех кто, по каким-то причинам мешал тёмной колдунье. А сейчас Глоттимир пытался завладеть сознанием моих спутников.

“Мальчики! Приходим в себя! Камень ничего вам не сделает, если вы мысленно произнесёте фразу: “Дети Богов создали тебя, ГлоттиМир! Да пребудет с тобой Мир! Неси добро в Мир!” — воздействуя на спутников, почти прокричала я. — Молодцы… Как же хорошо когда тебя слушаются сильные мужчины… Незабываемое чувство…”

“Спасибо, Симоника! Мы бы застыли тут до появления тёмной… — поблагодарил меня Иванивиан. Мы сейчас будем забирать камень? Убить змея тихо не получится…”

“Ты прав, не получится тихо… — согласилась я, посылая к змею шарик тёмной магии, пусть ещё поспит монстр. — Стоит его убить, как это станет известно Зилонии… А нам такого варианта совсем не надо! Поэтому мы оставим его на потом”.

“Согласен… А теперь куда?” — спросил меня брат, глядя на множество коридоров, которыми были пронизаны стены огромного зала.

Переключив вновь свое зрение на магическую тёмную сторону, я увидела те самые точки, что знали меня, вернее нас…

“Вон тот коридор, идемте… Наши два объекта находятся именно там”, — показывая путь, произнесла я.


***

И опять коридоры, повороты и коридоры… Наконец, мы вышли к небольшому залу с полупрозрачными стенками. Видно было, что за ними кто-то есть, моё сердце рвалось вызволить всех плененных тёмной… Но я понимала, если я это сделаю, то не спасу короля. Просто не успею… Нет! Нужно взять себя в руки…

“Малышка, почему у меня такое чувство, что за одной из этих стенок кто-то очень родной мне?” — взволнованным голосом спросил Лонни.

“Вот и мне бы хотелось знать ради кого мы пришли сюда в первую очередь… Душа Его Величества Элеоновиана велела мне идти сюда! И затем только вызволять его… Странно”, — поделилась и я своими мыслями с братом.

Мы почти вместе с ним подошли к одной полупрозрачной стене, за которой угадывался женский силуэт. Положив руку на уже почти стеклянную поверхность, я с помощью тёмной магии заставила исчезнуть преграду, разделяющую нас от пленницы.

Почему моё сердце так рвется к этой молодой женщине?

— Пожалуйста… Умоляю… Там мои дети… Я нужна им… — непрерывно твердила она, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Всё хорошо! Мы спасли вас… — прошептала я, заходя в камеру, и ставя полог тишины.

— Мы не позволим навредить вам и вашим детям. Обещаю! — произнес Лоннивиан, подходя к бывшей пленнице, которая подняла свои заплаканные глаза… так похожие на мои…

— Ликтовиан?.. — тихо произнесла молодая женщина, вглядываясь в черты лица брата.

— Нет, я его сын…

— Что? Лонни… мой маленький мальчик… — слёзы текли из глаз… нашей мамы. — Значит прошло уже много лет… ты успел вырасти… Знаешь, мне никто не верит, но у тебя есть сестра… Её у меня украли! Нужно её найти! Малышке грозит опасность… Вокруг нее огонь! — плакала мама, вцепившись в брата и рыдая не останавливаясь.

— Мамочка… я нашлась… со мной все хорошо! — тихо проговорила я, хоть и не была уверена, что она меня услышит.

— Что… Никочка… — обернулась она, все же услышав меня. — Доченька… — глядя на меня мокрыми от слез глазами, прошептала мама.

Я сорвалась и подлетела к самым родным для меня людям, маме и брату. Прижавшись к ним, заплакала уже и я, не выдержав напряжения.

— Дети мои!.. Какое же счастье, что вы со мной!.. Даже находясь в беспамятстве, когда меня усыпила тёмная колдунья, я знала, что родила двоих деток. Но мне никто не верил… Ни любимый муж… Ни единственная сестра… — делилась своим горем с нами мама, обнимая нас с братом. — А затем появилась Зилония… Подруга Наивании, моей сестры-близнеца… И через пару недель, все почему-то принимали за герцогиню Шахинскую не меня, Нованию. А мою сестру Наиванию… Как же горько мне было это… Особенно видеть, как Она обнимает Моего мужа…

— Тут можешь не переживать, между ними никогда ничего не было. Теперь я понимаю почему… Отец просто понял, что Она это не Ты!.. Хоть и под колдовством находился всё это время, — успокоил маму брат, нежно вытирая её слезы.

— Это правда? — с улыбкой произнесла она. — Мне для счастья и вас бы хватило… Мои крошки выросли… Ты стал сильным и привлекательным мужчиной, Лоннивиан. А ты доченька, прекрасной яркой и невероятно красивой девушкой. Моя Симоника…

— Симоника? Ты знаешь мое имя? — удивилась я, как такое возможно?

— Не уверена… Но так я называла тебя, когда во сне укачивала свою плачущую малышку. Я могла прийти к тебе только во сне… — сказала мама, напевая так хорошо знакомую мне колыбельную. — Не знаю правда ли я перемещалась к тебе, Никочка… Но эти ночные посещения помогали мне не сойти с ума…

— Я помню её… — тихо проговорила я, прижимаясь к материнскому плечу в первый раз в жизни.

— Эта песня не очень известна даже среди эмилов. Я помню, ты мне её пела, приговаривая, что скоро мы с сестрой будем вместе… — прошептал брат, глядя на нас изумленными глазами. — Но как мы это можем помнить? Мы же были младенцами…

— Видимо, это опять же я виновата… Когда я поняла, что со мной скоро что-то сделают, лишат меня возможности видеть сына. Я очень захотела, чтобы вы меня запомнили… Именно тогда я произнесла сложнейший заговор которому научилась у прабабушки, тёмной колдуньи, — удивила нас мама, в нашей крови есть и тёмная!..

Теперь понятно, почему я смогла с первого прикосновения забрать колдовскую силу у Троник.

— Да в нашей крови есть и тёмная, но не все колдуньи плохие. Такой была ваша прапрабабушка, такой стала и ты доченька, — подтвердила мои мысли мама.

Ей на глазах становилось лучше, исчезали последствия безумия последних лет. Того ора, в котором она жила. Может, и хорошо, что её заперла во временной тюрьме Зилония. Думаю, что мама не смогла бы перенести разлуку с нами. Теперь перед нами сидела уверенная в себе молодая женщина, прекрасная блондинка с янтарными глазами.

Глава 14

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания

Выйдя из пещеры, где долгие годы томилась в неволе наша мама, мы увидели удивленные лица своих спутников.

“Представляем вам друзья нашу маму! Герцогиню Нованию Шахинскую!” — обнимая её за плечи, мысленно проговорил Лонни.

“Маму?” — почти в голос спросили друзья брата.

“Да! Она провела долгие годы за этими стенами!” — ответила я, прижимаясь к теплому материнскому плечу.

“Хоть для меня это и было не больше чем один день, но вспоминать не хочется сколько я пропустила в ваших жизнях…” — тихо произнесла мама, которой также дали артефакт для мысленного разговора.

“Как же хочется уничтожить эту Зилонию!” — мрачно добавил брат.

“Уничтожим! Но сначала нам надо вызволить Его Величество Элеоновиана, и забрать глоттимирский камень. Так что идём дальше! — проговорила я, вглядываясь в окружающее пространство магическим зрением. — Нам сюда!” — показала небольшой проход, незаметный простому взгляду.

В этот раз мы шли совсем недолго. Проход был очень узким и низким, видимо, он был рассчитан на невысоких маленьких женщин. Нашим мужчинам идти по нему было совсем неудобно! О чём я поняла по эмоциям близнеца, который хотел быстрее выйди из этого маленького пространства. Впрочем, его желание скоро исполнилось, и мы вышли в большой зал с такими же камерами-пещерами, что и предыдущий, где нашли маму. Он был похож на предыдущий за одним лишь исключением, здесь был обитаем только один отсек, тот, где я ощущала Его Величество. Остальные же мини-пещеры были пусты и даже не закрыты тонкими перегородками.

“Что же мы на месте. Заходить будем так же мы с Лоннивианом, затем позовем тебя Саламен. Хочу проверить есть ли там твой отец”, — проговорила я, направляясь к темнице, где содержали бывшего монарха.

“Ники…” — услышала я взволнованный мамин голос.

“Мамочка, ты не переживай, там нам точно ничего не грозит. Да и душа Его Величества ждет нас”, — сказала я, обнимая родительницу.

Мне не верилось, что у меня наконец-то есть настоящая мама, которая беспокоится и волнуется обо мне!

“Мам, всё хорошо, я с Никой… Мы только объясним пленникам, что теперь они свободны… Выдадим артефакты… И сразу к тебе, — заверил матушку брат, целуя в щеку.

Положив руку на полупрозрачную поверхность разделяющей перегородки, я направила тёмную магию на уничтожение временного искажения. Когда открылся проход, мы с братом вошли в большую камеру. Сколько же здесь было эмилов. Много… То, что больше двадцати, это точно. А говорили, что с королем пропало именно семнадцать спутников. По все видимости их было больше. Поставив полог тишины, мы начали разговор с бывшим монархом.

— Приветствуем вас Ваше Величество! — с поклоном произнес Лоннивиан, я же присела в глубоком реверансе, хоть и смешно это, наверное, смотрелось в брюках.

— Позвольте нам прояснить ситуацию, Ваше Величество? — попыталась сказать я, но была остановлена королём.

— Предполагаю вы юная герцогиня Шаханская? А это ваш брат близнец Лоннивиан Шахинский? Все верно, леди Симоника? — удивил нас отец моего любимого.

— Да… Но как вы узнали? Вы же были вне времени? — спросила я.

— Но похитительница не учла коллективный разум сильнейших магов собранных в одном месте… Пусть мы были без движения, и почти не могли влиять на происходящее вокруг нас, да и в королевстве в целом, но… Мы перемещались мысленно, одной мыслеформой, и были в курсе всего что творила тёмная ведьма… — твердым голосом произнес Элеоновиан Карталский.

— Мы безумно рады вас видеть, дети. Надеюсь, матушку свою вы вовремя спасли? Тяжело ей было перенести разлуку с вами. Позовите её сюда, не стоит пока разлучаться вам даже на немного. Новании сейчас нужен просто зрительный контакт с вами, — проговорил подошедший к нам мужчина с почти полностью седыми волосами.

Мы с братом переглянулись, и Лоннивиан сходил за мамой.

— Папа! — бросилась к седому приближенному короля наша мама.

— Что? — удивились мы с братом.

— Я ваш дед со стороны матери герцог Оливиан Дарнецкий. И я так же мешал своей младшей дочери, вот и оказался не запланировано в компании лучшего друга и монарха, — объяснил мужчина, прижимая к себе нашу плачущую матушку. — И как вижу и память обо мне скорректировали… Раз меня не узнал собственный внук… — добавил он, вопросительно глядя на брата.

— Ваша Светлость…

— Вот только не надо меня настолько официально называть, — тихо проворчал наш дедушка.

— Кажется, я и правда не помню вас… Не понимаю… — рассуждал Лоннивиан, буравя его взглядом. — Но сейчас, когда мы нашли маму мои воспоминания меняются… Теперь я уже помню как любимый дед учил меня воинскому делу… Именно у вас с Ба я был счастлив в детстве… — с трудом вспоминал брат, подходя к старшему родственнику и обнимая его. — Ты жив…

— Что со мной будет… Не настолько я ещё и стар… — довольно проговорил дед, обнимая ещё и меня в придачу.

Вот так, то у меня никого родного, а тут брат, папа, мама, да и ещё и дедушка. Сердце мое было наполнено нежностью к вновь обретенным родственникам. Я точно знала, они меня будут любить несмотря ни на что. Теперь я не одна.

— Всё бы тебе Оливиан прибедняться. Стар он! Не выдумывай! Есть ещё морах в мораховницах! Мы ещё немало можем! Чтобы мы с Элеоновианом без тебя делали. Именно ты придумал фокус с единой мыслеформой. Так бы и застыли безвольными фигурами… — проговорил другой пожилой лорд, который подошел к нам, немного прихрамывая. — Позвольте и мне представиться, наши юные спасатели… Я маркиз Калемиан Литомский. Несказанно рад избавлению от плена нашей большой компании.

— Маркиз Калемиан Литомский… — почти прошептал брат, тут же расплываясь в довольной улыбке. — Там снаружи Салемиан… Он рвался узнать, не здесь ли вы? Сейчас я его приведу, — выходя за другом, предложил Лоннивиан.

— Салем!.. — простонал маркиз, прижимая к себе вошедшего сына которого в последний раз видел мальчишкой.

— Отец!.. Я верил, что ты тут, — услышали мы хриплый мужской голос.

— Что же предлагаю понемногу раздавать амулеты тишины. Пока за пределами этого помещения говорить вслух нельзя. Мы не хотим раньше времени оповещать Зилонию о том, что вы на свободе. Но проблема в том, что на всех не хватит артефактов… Мы не думали, что вас тут так много, — объяснила ситуацию я.

— Тогда нам можно и не давать, мы умеем с Греговианом общаться знаками. Воинами личной охраны короля это умение часто применяется, — предложил высокий брюнет со шрамом на лице.

— Хорошо, тогда должно на всех хватить, — обрадовалась я.

Тут я ощутила странное томление в области сердца, будто меня нестерпимо потянуло куда-то. При этом чувства эти были не моими. Лонни… обернулась я на брата, что последнее время стоял около меня.

“Братик, что с тобой?” — спросила я.

“Она тут… Я чувствую её… Моя Предначертанная… Она здесь!” — услышала я восторженный голос близнеца, который двигался к дальнему концу большой комнаты, где раньше содержались пленники.

Глава 15

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания


“Она тут! Я чувствую её! Моя Предначертанная! Она здесь!” — услышала я восторженный голос близнеца, который двигался к дальнему концу большой комнаты, где раньше содержались пленники.


Я шла вслед за братом, с уравнением понимая, что где-то среди мужчин, спряталась девушка.

Лонни же подошел к небольшому щуплому пареньку и присел на корточки рядом с ним.

— Не ругайте его! Рит не хотел ничего плохого никому!.. — заступился за… девушку молодой мужчина, стоявший рядом. Он явно не понимал причины того зачем мы с братом подошли к ним.

— Здравствуйте, можно и мне присесть рядом с вами? — тихо спросила я.

— Конечно… — услышала тихий ответ.

— Как вас зовут, леди? — спросила я, отчего девушка подняла на меня глаза полные слез.

— Как вы поняли, что я не мальчик? — выдохнула она.

— Это все очень просто… Но сначала давай мы познакомимся, я Симоника, это Лоннивиан, а ты? — переходя на “ты”, спросила я.

— Меня зовут Рита…

— Какое странное имя? — отмер, наконец, брат.

— Не страньше чем твое… — пробурчала девушка.

— Ты не отсюда? — догадалась я, вглядываясь в её ауру.

— Да… Я из другого мира, техногенного… — выдала она.

— Вот почему оракул сказал, что в нашем мире нет моей предначертанной! — выпалил брат, с удивлением вглядываясь в сидевшую напротив него девушку.

— А меня закинуло в ваш мир, за два месяца перед пленением короля и его спутников. Старая ведьма сказала, что мне нужно идти к Шохарским пещерам, только тут я найду свою судьбу… Только я устала ждать… При наложении заклинания колдунья видимо не учла, что людей намного больше, чем она думала… И мы не застыли во времени, только наши тела, а разум жил! И я все искала тебя! Так долго! — плакала Рита уже в объятиях моего брата, присевшего на скамейку рядом с девушкой.

— Неужели нашлась причина твоего появления у нас? — услышали мы уверенный голос Его Величества. — А я говорил тебе, девочка, найдешь ты свою судьбу!

— Ваше Величества, вы догадались, что Рит это Рита? — с улыбкой спросила я.

— Почти сразу, ещё до пленения, только не до того было… Хотел оставить девчонку в ближайшей деревеньке… Чувствовал, что нехорошее будет путешествие у нас… — признался король, глядя на воркующую парочку. — Как оказалось, хорошо, что не оставил… Испытания закалили её, и дар у беляночки нашей открылся, сильная магия света. Именно благодаря ей и вашему деду, мы и путешествовали по королевству, хоть с ума не сошли от пленения в сердце самой тьмы… Да и теперь она младше Лоннивана, тело то спало десять лет… — задумчиво проговорил бывший монарх, глядя на брата и его предничертанную.

Как вдруг он встрепенулся, и заявил мне:

— А давай-ка, будущая невестка, мы оставим этих голубков. Пусть пообщаются! А ты расскажи мне как там Энир и Греттария.

— Ваше Величество, какая “будущая невестка”? О чем вы? — удивилась я осведомленности короля.

— Не перечь пропавшему монарху! Меня и так выкинуло из жизни моего королевства на целых десять лет! А это несколько нервирует! Как думаешь?

В укоризненном тоне были слышны нотки юмора, да в глаза моего будущего свекра искрились от радости. Все же скоро он увидит свою единственного сына и любимую жену.

— Так что жду от тебя ответ! — сообщил он.

— Часть произошедшего думаю, вы и так знаете. А если вы спрашиваете о чувствах Её Величества, может вам у нее и спросить? — попробовала предложить я.

Но услышала уже сердитый рык от собеседника, а как яростно сверкнули его глаза, так похожие на глаза моего любимого.

Бывший монарх явно не любил ждать.

— Хорошо… Но это чисто мое мнение, если что прошу не ругать меня сильно…

— Симона!.. — вновь прорычал Элеоновиан Карталский.

— Со слов личной камеристки Её Величества, после того как пропал с её руки брачный браслет, королева впала в сильнейшее отчаяние, в шок граничащий с безумством. Спасти её смог только сын. Именно Энир вытянул свою матушку почти из-за грани… — проговорила я, то, что не должен был услышать никто чужой. По этой причине я поставила малый полог тишины, зная, что его можно использовать не долго, быстро продолжила: — К тому моменту, когда я узнала королеву Греттарию, она уже смирилась с потерей любимого. Она жила сыном, в меру того, что он позволял. И памятью о вас, Ваше Величество… Она ждала вашей встречи за гранью, почему-то была уверена, что там-то она вас найдет… Как вы знаете, на близких и любимых дар предсказания иногда выдает интересные версии предполагаемых событий, не всегда верные…

Я смотрела на бледного короля, и понимала, как ему тяжело это слушать. Но сам спросил! А если ответ не очень приятен, кто же виноват?..

— А сейчас? — тихо спросил Элеоновиан Карталский, подпитывая мой полог тишины своей магией. Она не должна вступать в противоречие с пологом, что лежит на всем помещении.

— Когда она поняла, что есть вероятность того что вы живы, она будто вновь помолодела, ожила, — продолжила я рассказывать о моей названной матушке. — Мне пришлось наложить заклинание на её медальон, что она не снимает. Он меняет её истинную внешность на ту, что была ещё месяц назад. Нельзя показывать темной колдунье, что у нашей королевы есть надежда на возвращение любимого мужа!

— Спасибо тебе!.. Ты сделала для Гретты так много, что и говорить сложно… Ей так необходима была поддержка близкого, и никто не мог ей её оказать… Я часто витал около нее… Но ничего не мог сделать!.. Даже сказать, что я живой, что есть вероятность того, что я вернусь!… — все говорил и говорил король… — А видел, как вцепилась в Энира эта темная!.. Как хотела прибрать к своим рукам престол и все королевство… Но я ничего не мог сделать!.. Пока однажды около Энира не оказалась Маргарита… Вот тогда и открылся её сильнейший дар магии света! Она просто вытягивала тьму из Энировина!.. Именно по этой причине Зилонии так долго не удавалось подчинить себе моего сына! Благодаря маленькой попаданке, которая оказалась предначертанной твоего брата… — задумчиво продолжил свой рассказ король, удивляя меня. — Этой беляночке мы обязаны многим! Без неё планы темной колдуньи осуществились бы уже давно!.. Так что я обязательно награжу эту девочку титулом, чтобы она была подстать своему будущему мужу!..

Глава 16

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания

Наконец у меня выдалась минутка осмотреть помещение, что стало тюрьмой для Его Величества Элеоновиана и его спутников. Это был на удивление большой зал, с множеством скамеек, даже несколько лежаков увидела. У меня создалось такое ощущение, что Зилония планировала держать тут пленных не во временной тюрьме, а в настоящей. Так что может быть и повезло им, что не провели в этих безликих стенах десять лет. Всё-таки для их физических тел прошли лишь мгновения.

— Предлагаю обсудить наши дальнейшие действия, — произнес Его Величество, собрав около себя несколько своих людей и нас с Лоннивианом. — Насколько я понял мы сейчас пройдем не слишком приятными тропами Проклятых пещер… Переместиться получится только вне этих стен?

— Все верно, перемещать людей будем уже за пределами Шохара. И я бы предложил перекинуть женщин в самое безопасное место… — озабоченно сказал брат, глядя на мирно беседующих маму и Риту.

— Но не забывайте, что в первую очередь нам нужен глоттимирский камень! — напомнила я спутникам.

— Что? — удивился дедушка Оливиан. — Но его же стережет Нагаин! Самый свирепый змей, о котором мы знаем!

— Но без камня мы не сможем пленить Зилонию и забрать у нее темную колдовскую силу! Так что выбора у нас нет! — не согласилась с дедом я. — Расскажите, пожалуйста, что вы знаете про Нагаина.

— Да не очень много… Самый сильный и большой змей, может одним своим свистом и шипением парализовать всякое живое существо, а затем и убить бедолагу… — объяснил нам Оливиан Дарнецкий. — Подойти к нему близко невозможно!..

— А если в спящем виде его убить? — спросил брат.

— Может и можно… но змей чует все живое, и почти не спит.

— Но Ника усыпила его, мы прошли мимо, не разбудив его.

— Повезло вам, дети!.. Но надеяться ещё раз на такую удачу не стоит! Наверняка этот монстр уже не спит… — разочаровал нас дедушка.

— Нужно что-то придумать! — задумчиво проговорила я, пытаясь понять, как поступить в этой ситуации…

Перейдя опять на магическую изнанку окружающих нас пещер, я попыталась увидеть, что делает змей. Так и есть, он бодрствовал, недовольно ползая вокруг постамента с глоттимирским камнем. Что же нам делать?.. Так просто не убить этого аспеда… Не факт что у меня опять получится его усыпить…

И тут я услышала: “Я помогу… только спаси меня…”

“Кто ты? Где ты?” — спросила я у голоса.

“Почти рядом с вами…”

И я увидела мерцающую огнем точку через пару пещер от нас. Но кто там находился, я не видела, будто пелена в той пещере. Кто же там спрятан? Или что?

Придя в себя, я обнаружила рядом с собой дедушку и короля Элеоновиана. Они настороженно смотрели на меня.

— Симоника, с тобой все нормально? — спросил озабоченный дедушка.

— Да, все хорошо… Я проверила Нагаина… Он и правда уже не спит…

— Как ты это сделала? Ты видишь сквозь каменные стены? — сердито спросил бывший монарх, его холодный взгляд не предвещал мне ничего хорошего.

— Элеон… Не напирай на мою внучку!.. — заступился за меня дедушка.

— Давайте объясню сразу, чтобы это не было для вас новостью потом, может и неприятной… Сразу после моего рождения меня украли, это вы знаете. Есть ещё один интересный момент, я умудрилась забрать колдовскую силу темной колдуньи, что помогала нам с Лонни появиться на свет. Как это произошло, не знаю!.. И ещё у меня частичка памяти Троник, той самой колдуньи. Именно с её помощью мы и спасли маму и вас, Ваше Величество… Если для вас это неприемлемо, вы скажите. Насильно мил не будешь… Уничтожим Зилонию, и я исчезну из жизни вашего сына… если вы против нашего родства… — со слезами на глазах закончила я свою речь.

— И чего это ты придумала, огненная девочка! — ответил мне король, беря за руку. — Ты самое лучшее, что случилось с моим сыном за всю его жизнь! А то, что темная магия есть в тебе, так это только в помощь нам! — вытирая мои слезы, произнес будущий родственник.

— Элион… Довел ты все таки мою любимую внучку до слез… Это все твой взрывной характер! Не понял ничего, и давай выводы делать!.. — распекал своего царственного друга мой дедушка. — Ты не удивляйся, Ника. Был среди нас такой маг, говорил, что видит сквозь стены… Оказался предатель это был, служил темной колдунье. Вот он то и привел нас в ловушку!..

— Ты извини, старого короля, Симоника!.. Не хотел я тебя обидеть… Ты лучше расскажи, что увидела? — спросил Его Величество.

— Где-то рядом есть пещера, в которой находится тот или то, что может нам помочь, — начала я, немного придя в себя.

Хоть и понимала, что король не со зла так со мной, но было тяжело представить, что в моей жизни не будет Энира…

— Но проблема в том, что я не вижу, что это!.. Одно знаю, хорошее сияние от него исходит. И почему-то склоняюсь к неживому предмету. Возможно артефакт… — объяснила я.

— Я так понимаю, выбора у нас нет? — спросил Элионовиан Карталский.

— Выбора нет… Нагаин не спит, и явно ждет нас!

— Тогда идем к этому неживому предмету! Посмотрим что там такое… Одно могу сказать эти горы усеяны сильнейшими артефактами! И как людей, так и эмилов тут не мало!.. Всех нужно будет освободить! Мы тебе поможем, леди Симоника! — твердо заявил бывший монарх.

Было решено устроить временный лагерь, пещера большая, места всем хватит. Но тут возникла проблема с провиантом, еды на всех у нас не хватало. Эту проблему обещали решить воины из охраны Его Величества. Один из них возглавил отряд для поисков пещерных грибов, которые росли совсем рядом. Эти грибы были по вкусу совсем не похожи на обычные, казалось, что ешь мягкое мясо цыпленка. А приготовить их обещал огненный маг, надеюсь, что он не спалит единственный пригодный для еды продукт в этих пещерах.

Мы же отправились к той огненной точке, что все сильнее меня звала. Со мной пошли Лоннивион, Салемиан, Иваниан, Его Величество Элеоновиан и пара воинов из его окружения. Дедушка же остался за главного в нашем временном лагере. Да и маму одну оставить было нельзя, хотя она нашла в Рите пусть не дочь, но младшую подругу. Им было о чем рассказать друг другу. Так что я пошла в этот небольшой поход со спокойным сердцем.

Глава 17

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания

На этот раз мы недолго плутали каменными коридорами. Пещера куда мы направлялись, находилась совсем рядом.

Почему-то на этот раз каменные переходы не тяготили меня. Я знала, что иду в верном направлении, отчетливо видела нить, которая притягивала меня к чему-то очень важному именно для меня.

Почти подойдя к нужной пещере, я увидела, что бледно-розовый туман заполняет проход куда нам нужно было идти. Что это такое?

“Нам сюда, придется идти через туман…” — мысленно объяснила я, показывая на небольшой проход в стене.

“Какой туман?” — спросил Его Величество.

“Тут же нет никакого прохода!” — вторил ему Лоннивиан.

“Вы не видите туман, что окружает нас сейчас?” — недоуменно спросила я.

“Нет… И прохода мы не видим… Тут просто обычная стена, как и везде…” — объяснил мне Салемиан.

“Интересно…” — только и могла сказать я.

“Насколько я понимаю, ты Симоника, видишь то, чего мы не можем… — произнес Элеоновиан Карталский, задумчиво глядя то на стену, то на меня. — Предлагаю взяться за руки, закрыть глаза, и попробовать пройти вслед за Никой. И будем надеяться, что у нас всё получится”.

Так мы и сделали, я была первой, кто ступил в этот странный проем в стене, спутники же мои шли следом.

“Вот же фран… Никогда бы не пошел неизвестно куда…” — услышала я мысли брата, близнец явно нервничал и был недоволен тем что я иду впереди.

“Братик, не переживай, мне тут точно ничего не грозит! Да и вам всем также”, — передала свои мысли обратно по родственной связи.

“Это неправильно, что ты идешь одна! Мы-то бесплатным приложением к тебе движемся!.. Я защищать тебя должен, малышка! А при таком стечение обстоятельств это невозможно!” — всё сетовал и жаловался мой близнец.

“Но впереди пусто, никого нет, даже насекомых. Будто до меня это место никто не знал, никто не видел его… Мы почти уже пришли…” — произнесла я, выходя в довольно большую пещеру, наполненную бледно-розовым светом.

“Наконец-то!.. Я устал ждать сильного мага, способного услышать и увидеть меня!..” — прозвучал мужской голос в наших головах.

“Кто вы? И где находитесь?” — спросила я, разглядывая пустое помещение.

“Миледи, вы всё можете увидеть магическим зрением, а когда вы дотроньтесь от постамента, так всё и увидят ваши спутники”, — объяснил голос.

Настроившись вновь на магическую изнанку пещеры, я увидела в центре комнаты большой стол, усеянный разнообразными артефактами. В центре же стоял ярко-красный ларец, со странным орнаментом на крышке.

Ещё раз просканировав помещение, я не нашла рядом с нами ничего плохого, что несло бы неприятности. Когда же я дотронулась до постамента ларца, туман окружающий нас пропал.

“Какая красота… А на стенах-то фрески сражений Тональского периода! — услышала я голос Его Величества.

“Всё верно, есть легенда, что сильнейшие артефакты последнего короля Тоналы спрятаны и ждут его новое воплощение!” — произнес Иванивиан, разглядывая усеянный драгоценностями стол.

“Так и есть!.. Я часть души Грегори Варлейского, душеприказчика Его Императорского Величества Константина Тональского… — проговорил призрачный мужчина, появившийся рядом с нами. — Сколько лет я спокойно ждал своего приемника. Пока в Шохорские пещеры не пришли темные колдуньи!.. Они питались Моей энергетикой, вытягивали из Тональских артефактов магические силы! И тогда я пожертвовал большей частью своей души и скрыл от них путь к этой сокровищнице!.. Но потом у меня оставалось всё меньше надежды на то, что меня услышат новое воплощение моего императора! И наконец, я дождался, и скоро буду свободен!”

“Но кого вы дождались?” — не понимала я.

“Вас, миледи! — произнес призрак, склоняясь в поклоне передо мной. — Именно в вас и есть душа моего любимого монарха!” — удивил он всех.

“Да нет… Не может этого быть… Я обычная девушка… Не верится мне…” — ну какой из меня император, да и пол у меня не тот…

“А что пол ваш женский не играет роли! В прошлой жизни вы были именно мужчиной, причем величайшим правителем! — с улыбкой проговорил душеприказчик Константина Тональского. — Хотя вы можете себя проверить. Если вам мало того, что нашли меня и смогли привести в эти стены своих спутников. Дотроньтесь до ларца, если он откроется, то я прав!.. Тут хранится главная реликвия Тонала, и только вы можете взять её в руки!”

Посмотрев пристально на ярко-красный ларец, я внезапно увидела, что там лежит… Широкий браслет, который переходил на предплечье в виде парящего феникса.

Не может быть!.. Феникс… А я ведь не просто так обернулась в него…

“Конечно!” — подтвердил призрак.

“Симоника, что происходит?” — беспокойно проговорил Элеоновиан Карталский, стоявший рядом со мной.

“Ника… Ты как?” — вторил ему брат.

“Кажется, что я, даже не открывая ларец, знаю, что там лежит…” — призналась я.

“Симона, ты уверена, что тут все чисто? Никто тебя не обманывает?” — продолжал беспокоиться будущий свекор.

“Нет, я Знаю!.. Будто я сама положила в этот ларец старинный браслет с огненным фениксом… Я Знаю, что это Моё!.. — объяснила я окружавшим меня спутникам, протягивая руку к ларцу и открывая крышку. — Вот и ты, моя прелесть! Иди к папочке… Ой… К мамочке!” — со смехом вытащила я браслет и тут же надела на левую руку.

Когда металл артефакта соприкоснулся с моей кожей, я еле устояла на ногах. Вцепившись руками в стол, я ощутила, как браслет обхватил мою руку, увеличиваясь в длину, достигая почти до локтя. В мой мозг и мое магическое тело проникали эпизоды жизни и знания моей прошлой жизни.

“Тебе как информацию передать? — спросил у меня прежний я. — Частями или сразу?”

“А я выдержу всё сразу?” — спросила я.

“Выдержишь! Хотя могу часть твоему… нашему брату скинуть! Всё же ты… я теперь девушка, и есть много чисто мужских умений и магических способностей! Не хочу чтобы они пропали… Пусть Лоннивиан пользуется!” — предложил мне мужское воплощение меня же.

“А если частями?”

“А как вы собираетесь забирать глоттимирский камень? — спросил воплощение Тональского императора, зависая рядом со мной в виде еще одного призрака. — Хотя с моими знаниями и силой он вам и не нужен будет… Но оставлять его тут нельзя!”

“Значит всё и сразу! И делим силу с Лонни!” — решилась я, оглядываясь на застывших спутников.

Это время для них застыло, поняла я. Это уже новые знания так и просилась воспользоваться ими.

— Братик, очнись… — произнесла я, обнимая Лоннивиана.

— Ника… Что всё же происходит? — настороженно спросил он.

— А ты посмотри сам… — с улыбкой ответила я, делясь с близнецом силами и воспоминаниями о своей прошлой жизни.

Как долго мы стояли в коконе из огненных линий, вьющихся вокруг нас, я не поняла. Но надолго запомнится нам это ощущение, когда в нас входил розовый туман, ласковый и мягкой, такой родной для нас. Он увеличивал наши резервы, делал прочнее магические тела. Нам не нужно было учиться овладевать подаренными магическими способностями, умение применять их на практике нам также дали. Видимо тот сильнейший могущественный король знал, что нам это скоро понадобится. Именно его сила нужна чтобы победить Зилонию, которая сумела украсть часть артефактов Тонального периода. С их помощью она и стала так сильна. Но теперь темной колдунье было с нами не справиться!

Глава 18

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания

Очнулись мы с Лонни от криков наших спутников, которые мысленно пытались до нас достучаться. Видимо время запустилось уже давно. Но мы я близнецом всё стояли и приходили в себя от тех сил, что влились в нас.

— Тише… Пожалуйста не кричите… Мы сейчас в себя придем и всё объясним… — тихо произнесла я.

— Что с вами такое было? Вы не реагировали на нас! — кричал Его Величество Элеоновиан.

— Ещё минуту… — попросил Лонни.

— Разве можно говорить вслух? — тихо спросил Салемиан.

— Можно… Но только в пределах этой пещеры… Всё что здесь происходит никогда не дойдет до темной… — медленно проговорила я, пытаясь отстраниться от брата и встать ровно.

Оглядевшись, я поняла, что призрака Грегори Варлейского нет. Видимо он выполнил предначертанное ему, и наконец, ушел за грань, чтобы вновь переродиться в новом теле.

— Подожди, Ники… Сейчас использую новые возможности, — сказал он, направляя на нас с ним силу восстановления. — Фух… Вот так то лучше… Извините, друзья, что вам пришлось поволноваться, но выбора как обычно у нас не было.

— Спасибо, братик… — произнесла я, расправляя плечи, пропуская через себя магию чистоты. Всё же девушкам намного приятнее состояние свежести, пусть и в грязных стенах пещер. — Надо всё пробовать использовать на практике…

— Что с вами произошло? — сурово спросил бывший король, мрачно смотря на нас с братом.

— Как вы уже поняли, я являюсь реинкарнацией Его Императорского Величества Константина Тональского. И мне было предложено сразу получить знания и память моего предшественника, или постепенно, но тогда не уверена, что всё до меня бы дошло, что-то могло просто пропасть, — начала объяснять я, создавая себе и спутникам кресла, чтобы немного отдохнуть перед обратной дорогой. — Но решающим было не это… А то что именно с силой Тонала мы сможем победить Зилонию! Только так можно её полностью уничтожить. Но возникла небольшая проблема в моем женском поле… — с улыбкой добавила я, откидываясь в удобном кресле. — Мне слабой и хрупкой девушке было невозможно принять всё знания, чем владел мой… владела я в прошлой жизни… Тогда я и решила, что Лоннивиан вполне может принять эти силы наравне со мной. Уж кому как не близнецу я могу доверять…

— Значит теперь вы, Ваше Императорское Величество, планируете забрать престол Эмилиании? — холодно спросил Элеоновиан Карталский.

— О нет! Мне это точно не надо! — тут же выпалил брат, опередив меня.

— А зачем мне это? Нет уж, увольте! — с улыбкой проговорила я. — Уверена мне хватит и места королевы. Я и от этого бы отказалась, но… Раз любимый король, значит и мне быть королевой. А вот знания и умения Тонала мы с Лонни обязательно передадим нашим детям. Новое поколение Эмилиании будет знать и уметь намного больше нас…

— Вы на нас не думайте плохого, Ваше Величество, — проговорил мой близнец, создавая каждому из нас по кружке восстанавливающего чая. — Думаю время Тонала давно прошло, настало время Новой Эры Эмилиании, во главе с Карталскими правителями! Предлагаю за это выпить невероятный отвар, что говорит гувернантка Её Величества Греттарии, — предложил брат, с удовольствием выпив свою кружку до дна.

— Что же я поверю вам, не думаю, что мой лучший друг вырастил лжеца и обманщика. А сам Ликтовиан Шахинский всегда был человеком слова! — рассуждал король, выпив из кружки пару глотков. — Вкусно!.. Ну а теперь ты, моя будущая невестка, — с улыбкой обратился он уже ко мне. — Если тебе верит мой сын, да и именно ты помогла ему своей любовью, спасла от чар темной колдуньи… То уж я тебе просто обязан поверить, девочка…


***

Когда пришла пора собираться в обратный путь, мы с Лонни встали над рассыпанными по столу артефактами. Вот этот просится к моему будущему свекру, эти к Иванивиану и Салемиану, а эти к Евгенивиану и Вадимиану, что сопровождали Его Величество. Раздав артефакты, мы вздохнули спокойнее, всё же не зря та сильнейшая завеса, что ещё висит над этим местом, пропустила эти чистые души. Тонал всегда умел быть благодарным.

Спрятав оставшиеся артефакты в наши только что созданные пространственные карманы, мы уже хотели возвращаться. Но я почему-то медлила. Оглядев пустые стены бывшего хранилища, я задумалась… Чего-то не хватает… И только перейдя вновь на магическое зрения, я поняла в чем причина. Императорские регалии Тонала! Где же вы? Похитить их темные колдуньи не могли, на этих артефактах стоит сильнейшая защита. Их мог взять в руки только сам император, а теперь как получается только я.

Просканировав окружающие стены, я, наконец, нашла тайник. Подойдя к нему, я дотронулась до стенки, зацепившись за что-то острое. Вот же фран… Но капелька крови тут же впиталась в камни, искря моей новой магией вокруг тайника. И из стены медленно выплыл довольно большой ларец, открывать который я пока не буду. И так прекрасно знала, что там внутри. Создав дополнительный пространственный карман, я аккуратно поставила в него ларец. А ведь без этих новых знаний я бы с трудом смогла поднять такую тяжесть.

Наконец мы простились с этим местом, которое долгие тысячелетия было пристанищем знаний Тональского периода. Моего предыдущего воплощения, Великого Императора Константина Тональского. Кажется, только сейчас я смирилась с тем, что я, казалось бы, обычная девушка в прошлой жизни была могущественным правителем, сильнейшим колдуном и магом.

Обратный путь прошел у нас в молчании, видимо мои спутники переваривали произошедшие с нами события. Зайдя в наш временный лагерь, мы увидели эмилов и людей, которые мирно ели слегка пережаренные грибы.

Брат тут же кинулся к Рите, закружив её в жарких объятиях. Я же подошла к маме, обняла, прижалась к родному плечу.

— Никочка, что-то вы долго… Я уже начала переживать… — грустно призналась родительница, нежно целуя и обнимая меня в ответ.

— Всё хорошо, мамуль!.. — с каким неимоверным счастьем я произнесла эти слова. — Просто кое-что произошло, и нам пришлось задержаться.

— Что-то серьезное? — с беспокойством спросила мама.

— Всё только хорошее!.. Но расскажу об это позже, — успокоила я её. — Думаю, всё хотят перед сложной дорогой подкрепиться, предлагаю попробовать сытное мясное рагу из овощей. Именно таким меня баловала кухарка в замке, в котором я выросла. Пусть этой доброй женщины Всевысший пошлет свое благословение, — проговорила я, создавая для всех глубокие чашки в дымящимся вкуснейшим рогу.

— Вот это новости! Моя внучка кажется, многому научилась! — удивленно произнес дедушка, пробуя это простое блюдо. — Вкусно-то как! — добавил он, уплетая содержимое своей тарелки.

— Ты у нас просто кладезь невероятных сюрпризов! — сказал Его Величество, не отставая от своего верного друга. — Ешьте! Что застыли, скоро в обратный путь! Родные вас ждут!

— Спасибо! Наши грибы, безусловно, были не очень вкусны… Если бы не вы, леди Симоника, пришлось бы нам с полупустыми желудками трогаться в путь! — поблагодарил один из охранников Элеоновиана Карталского.

— Вкусно, сестренка! Спасибо! Сейчас запьем укрепляющим отваром и вперед, пора навестить нашего друга Нагиана! — удивил всех Лоннивиан, создавая для каждого по кружке с чудесно пахнущим напитком.

— А что это Нагайн в друзья к вам попал, — спросил Салемиан, вопросительно смотря на брата.

— Есть такое дело!.. Но надо на месте смотреть, насколько змей нам друг… — ещё больше запутал наших спутников, проговорил близнец.

Глава 19

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания

По дороге у Глоттимирскому камню нам всё же не удалось избежать встречи с горными троллями, но произошло странное… Завидев небольшую группу местных жителей, наши мужчины вытащили мечи, секиры, стрелы, у кого-то мелькнула алебарда. Радость от предстоящей разминки уже была на их лицах. Тролли же кинулись на них, показывая, что тоже не прочь показать кто тут главный.

Лоннивиан же конечно был среди наших воинов встречающих местное население. И стоило одному из троллей его увидеть, как они всё издали страшный вой, похожий на крик раненного животного. И затем они просто испарились, будто их и не было тут никогда.

“И что это только что было? — раздраженно спросил брат, убирая свой меч в ножны. — Куда это они переместились?”

“Думаю, что они в срочном порядке решили сменить место жительства, — произнесла я, глядя на изменившиеся ножны брата и появившиеся появившиеся несколько минут назад резные наручни. — Видимо они не сильно в дружбе с Тональскими артефактами”.

“Лоннивиан, у тебя за несколько секунд меч изменился, он, будто огнем наполнился, — услышали мы голос Иванивиана, стоявшего рядом с братом. — Ты и раньше был сильный маг огня, а сейчас уверен, тебе равных нет…”

“Не завидуй! — со смехом произнес улыбающийся Лоннивиан, а затем добавил, глядя на друзей: — Чему смогу я научу вас ребята, главное ваше желание. Так что у Его Величества Энировиана будет самая сильная армия”.

“И когда эти умения у тебя успели появиться? Очень интересно, внук… — задумчиво проговорил герцог Оливиан Дарнецкий. — Понимаю, что сейчас не время, но потом чтобы всё рассказал в подробностях!”

“Всё расскажем, обязательно!” — опередила я брата, давая понять, что мы с близнецом ничего скрывать не будем.

Ну, почти ничего… Не всё можно рассказывать из того что мы узнали сегодня. Пожалуй, всё мы рассказать имеем право только королю, как приемнику власти древнего рода Тоналов.

“Что же двигаемся дальше, — строго проговорил отец нашего монарха. — Долго нам ещё по этим каменным коридорам идти?” — спросил он у меня.

“Ещё часа два самое малое, — ответила я, вглядываясь в окружающее пространство магическим зрением. — Зато точно могу сказать, что рядом нет больше ни одного живого существа. Коридоры пусты, будто все обитатели их покинули, увидев Тоналский оружие”.


***

Когда до пещеры с глоттимирским камнем оставалось примерно десять метров, я произнесла:

“К Нагаину пойдем только мы с Лоннивианом”, — чем удивила своих спутников.

“Это ещё почему? А если вы не справитесь одни со змеем? Не сможете сами его убить?” — протестовал Салемиан, вытаскивая из колчана стрелы и доставая лук.

“А мы скорее всего мы не будем убивать Нагайна!” — ещё больше удивил всех брат.

“Есть вероятность того, что змей вспомнит кто он на самом деле!” — объяснила я, оглядывая застывших в изумлении спутников.

“Всё, мы пошли!” — объявил близнец, разворачиваясь и идя к самой большой пещере Шахана.

Стоило нам выйти из темного коридора в большой зал, освещенный только лучом над постаментом с глоттимирским камнем, как тут же услышали злобное шипение:

— Ктошш посмелшш ходитьшш мимошш меняшш? Ктошш посмелшш меняшш усыпитьшш?

— Я тебя усыпила, Нагаин! — сказала я, спокойно выходя вперед. — Или может лучше тебя назвать Шелливус Нагаиновус?

— Чтошш? — змей встал не дыбы, нависая над нами.

— Шеллив, заканчивай этот концерт, пора принимать свою истинную форму! — сурово произнес Лоннивиан, заслоняя меня своей спиной.

— Что? Кто ты? — уже прошептал уменьшающийся Нагаин, падая на пол. — Кто вы? — повторил он, неотрывно смотря на нас с братом.

— А ты как думаешь? — спокойно спросила я, выходя опять вперед.

— Хозяин?.. — протянул змей, становясь по размеру равным человеческому росту.

— Уже ближе к сути… — размеренно проговорил Лоннивиан.

— Не понимаю… — опять протянуло существо, что охраняли глоттимирский камень.

— Пора вспомнить кто ты есть! — проговорили мы с братом в голос, усиливая его магией.

С наших вытянутых рук полился огненный свет, окутывая Нагаина полностью. Сильнейшая магическая сила проникала в каждый уголок тела и души бывшего аспеда. Мы очищали магические потоки Шелливуса Нагаиновуса и уничтожали всё, что сделала с ним темная колдунья.

— Аааа! Убью темную! — кричал мужчина, лежащий на полу, терпеть боль ему становилось всё сложнее.

— Становись в очередь, Шелливус, — тихо произнес Лоннивиан.

И тут с воинственным криком в пещеру высыпали наши беспокойные спутники. С оружием наготове, они явно не оставили мыслей убить грозного аспеда.

— Хозяин… — еле слышно проговорил бывший змей. — Хозяйка?..

— Всё верно, мэтр Нагаиновус… Теперь я стала вашей хозяйкой… — удивила я всех присутствующих. — Но не нравится мне эта формулировка. Всё же вы ученый наг! Уверена, что ваша память нисколько не растеряла за эти тысячелетия. Конечно, мы найдем применение таких обширных знаний. Королевство Эмилиания будет только радо вам Шелливус.

— Спасибо, миледи!.. Для меня честь служить душе моего Хозяина! — кланяясь, произнес поднявшийся наг.

— Не может быть!.. Наги исчезли с лица Дилонии (название мира) сотни тысяч лет назад… — послышался голос Его Величества Элеоновиан, который подошел к нам.

— Приветствую вас, лорды и милорды. Рад, что могу осознанно встретить вас! — произнес наг, кланяясь подошедшим к нам мужчинам. — Позвольте представиться, главный мэтр Тонала и лично Его Императорского Величества Константина Тональского, Шелливус Нагаиновус. Надеюсь, мне и правда найдется место при дворе короля Эмилиании.

— Мэтр?.. Это что значит?.. — спросил дед, который с огромным интересом смотрел на своего ученого собрата.

— Это ученая степень Тонала. Высшая ступень, — объяснила я.

— Замечательно! Думаю, мы найдем общий язык с вами, мэтр Нагаиновус, — обрадовался герцог Дарнецкий, дедуля уже мысленно потирал руки от новых знаний, что может узнать от нага.

— Значит, вас превратила в аспеда Зилония? — спросил Иванивиан.

— Если вы, лорд, имеете в виду Зилник? То да… Именно она с помощью глоттимирского камня и превратила меня с тот ужас кем я был несколько десятилетий, — проговорил мэтр, гневно сверкая глазами. — Сейчас меня прямо распирает желание, уничтожить колдунью… Но боюсь, что сделать это сможет только Миледи…

Глава 20

леди Симоника Шахинская

Шохарские пещеры, королевство Эмилиания


— Если вы, лорд, имеете в виду Зилник? То да… Именно она с помощью глоттимирского камня и превратила меня с тот ужас кем я был несколько десятилетий, — проговорил мэтр, гневно сверкая глазами. — Сейчас меня прямо распирает желание, уничтожить колдунью… Но боюсь, что сделать это сможет только Миледи…


— Я так понимаю, что миледи вы зовете леди Симонику Шахинскую. Но почему только она сможет убить темную колдунью? — настороженно спросил Элеоновиан Карталский.

— Потому что только у Миледи сила больше чем у Зилник, — объяснил Шелливус Нагаиновус, — ведьма хорошо успела выкачать энергию и силы Тональских артефактов. Это хорошо, что Грегори Варлейский сумел вовремя закрыть ей доступ к ним, иначе с этой сумасшедшей никто бы не справился!

С этим была согласна полностью, даже на расстоянии я чувствовала темную энергетику Зилонии. Она давила на всё живое своей тьмой, заражаю окружающих всё больше. Только недолго ей осталось, уже скоро мы уничтожим это зло.

“Лонни, а что будем делать с глоттимирским камнем?” — спросила я брата мысленно.

“Да так-то он нам уже и не нужен…” — подтвердил мои мысли близнец.

“Но и оставить его тут мы не можем…” — раздумывала я, глядя на искрящийся артефакт.

“Так может его уже сейчас и отдать?” — предложил Лоннивиан.

“А ты прав!” — согласилась я.

— Взываем к вам, Дети Богов! Нижайше просим у вас прощения за кражу, совершенную не нами! Мы лишь хотим вернуть вам то, что украли темные колдуньи Зилник и Троник! — звучно проговорила я, обращаясь к свету, что подал на постамент. — Просим вас, примите глоттимирский камень! И не судите нас за кражу вашей реликвии!

В окружающей тишине было слышно как осторожно дышат мои спутники. Встреча с разгневанными Детьми Богов не предвещала ничего хорошего!

Когда рядом с нами появились две фигуры в белоснежных плащах, мы и вовсе забыли как дышать.

— Мы знаем кто виноват, но сами к нашему глубочайшему сожалению не могли забрать Глоттимир, — произнес один из появившихся Высших и, откинув капюшон, он с улыбкой посмотрел на нас. — Мы благодарны вам, что позвали нас, что отдаете нам Око Глоттимира.

— Око Глоттимира? — переспросила я.

— Да с его помощью мы и наблюдали за вашим миром, помогали чем могли. Нам не многое разрешено делать для вас, — объяснил второй полубог, откидывая также капюшон.

Увидев его лицо, я застыла в шоке, впрочем, наверное, и всё присутствующие. Второй сын богов был очень похож на нашего короля Энировиана. Как такое было возможно? Я смотрела на почти полную копию моего любимого. Нет, я прекрасно понимала, что это не Энир, меня к нему совсем не тянуло, как к моему будущему жениху. Но этот чужой мужчина был так похож на него! Почему?

— Рад, что смог появится в вашем мире, увидеть своих потомков, для меня было необычайно важно! — с улыбкой произнес близнец нашего короля.

— Судя по всему, потомки это мы с сыном… — глухо проговорил отец моего возлюбленного.

— Да… В далеком для вас прошлом, после гибели Тональского королевства, в ваш мир мог придти хаос. Не было настолько сильного приемника, каким был император Константин Тональский, — начал рассказ сын богов, вглядываясь в черты лица своего потомка. — Именно тогда Всевысшим было дано разрешение на мой брак с королевой Эмилиании. И да, предвижу ваши вопросы, ваша пра-пра-бабушка жива, и нашла всё же способ и без Ока Глоттимира наблюдать за своими детьми. Так она называет всех своих потомков. Именно она помогла вам понять как жить астральными телами… Да и Эниру помогала именно она, став полубогиней она смогла противостоять сильнейшей темной колдунье.

— Невероятно!.. — только и сумел проговорить Элеоновиан Карталский.

— Но если это Око, то почему мы были уверены, что сможем пленить Зилонию именно Глоттимирским камнем? — задумчиво спросил Лоннивиан.

— Вы бы и пленили, вернее мы… Стоило одному из вас взять в руки артефакт, как появились бы мы… И уничтожили бы ту, что украла у нас нашу реликвии было бы делом пары минут, — ответил первый сын богов, с удивлением смотря на нас с братом. — А скажите, пожалуйста, почему я чувствую в вас силу Тонала?

— А потому, что перед тобой, Ктилл, реинкарнация Константина Тональского… — ответил за нас пра-пра-дедушка нашего короля.

— Но их же двое! — опять произнес первый полубог.

— Просто в этот раз душа великого императора выбрала женское тело, а мужские знания и умения передала её брату близнецу, — опять объяснил второй сын богов. — И ты, девочка, будешь прекрасной королевой! Именно вам вместе с Эниром под силу возродить силу и мощь Тоналы, но теперь с божественными генами эмилов.


***

Мы ещё недолго пообщались с Детьми Богов, много интересного они поведали и о прошлом нашего мира, и о настоящем. Именно к нему и пора было возвращаться. Нас ждали близкие, которые беспокоились о долгом отсутствии нашей спасательной миссии.

Стоило нам выйти из Шохарских пещер, как тут же мы с Лоннивианом переместили всех в Нэтион. Где надежно спрятали всех от глаз темной колдуньи.

Король Элеоновиан тут же кинулся искать свою жену, которая ждала его десять лет, даже не зная о том, что он жив. Мы же вызвали к нам отца, не сообщая ему ничего о маме.

— Дети! Почему так долго? Я же не железный! — выпалил папа, почти сразу как прилетел к нам. — Я уже боялся, что потеряю единственных родных мне эмилов!

— А мама? — вкрадчиво спросила я.

— А у нас с ней никогда не было ничего общего! Вы и то ей будто не родные! Так что у вас только папа, мамы нет! — удивил нас своими словами отец, прижимая к себе нас с братом.

— И всё же у нас есть мама… — тихо сказала я, вглядываясь в глаза родителя.

— Это как? Значит вы нашли ЕЁ? — прошептал папа, с надеждой смотря на меня.

— Ты знал?

— Я чувствовал, что Наивания мне никто! Но как не искал свою любимую жену, не мог найти! — глаза отца блестели от непролитых слёз.

— Ликтовиан… — услышали мы голос мамы, стоявшей рядом под отводом глаз.

— О Небо! Ты существуешь! Моя прекрасная соколица… — со стоном папа прижал свою пропавшую жену к себе. — Нования… Как же мне было без тебя тяжело!..

Глава 21

Его Величество Энировиан Карталский

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Прошло уже восемь дней, как моя любимая отправилась освобождать моего отца пропавшего десять лет назад. От волнения за мою будущую невесту я не знал куда себя деть! Особенно беспокоило то, что я не чувствовал её. Наша связь будто прервалась, нить соединяющая нас была настолько тонкая, что почти не ощущалась!

Меня спасало больное бескрайнее небо, сумасшедшие полеты, что я себе не позволял с самой юности. Именно там, в бескрайней выси я хоть немного видел мерцающую нить, что связывала нас с предначертанной.

Во дворце же я дневал и ночевал в своем кабинете. Под предлогом того, что у меня неимоверно много работы, я запретил Зилонии появляться в кабинете. Наша очередная вынужденная разлука не благотворно на ней сказалась. В те редкие встречи, от которых я не мог отказаться на меня выливался такой поток темной магии, что становилось уже невмоготу. Но одно оставалось неизменным её влияние на меня закончилось. Я только видел окутывающую меня серость и мглу, но она не доставала до меня, исчезая почти вплотную к моему телу.

Так же со слов верных мне слуг я знал, что моя бывшая любовница лютует, вымещая свою злость на слугах. Благо во дворце у нее немного было власти и доставалось больше её приближенным приспешникам. Вот за них я совсем не переживал, никто не заставлял их предавать своё королевство, вставать на сторону темной колдуньи.


Очередной вечер без моей яркой девочки опустился на Эмилион. Я стоял около открытого окна кабинета и вглядывался в верхушки тысячелетних деревьев видневшиеся за облаками. Где-то там, в той стороне находились Шохарские пещеры, что спрятали от меня Симону.

Восемь мучительных дней! Почему же так долго! Что могло случиться с моей предначертанной и её братом?.. Беспокоился несмотря на то, что знал, с ней всё в порядке, чувствовал по магической нити, что связывала нас. Специально загрузил себя делами королевства, стараясь меньше переживать за любимую.

Но, к сожалению, на сегодня все возможные дела я переделал, работу всех министерств проверил, разобрался со сложными вопросами подданных. Надоело уже мне бегать от бывшей фаворитки, но и понимал, что сам против сильной темной я не выстою.

— А мы поможем тебе, Ваше Величество! — услышал я чей-то голос.

— Кто здесь? — удивился я, в мои рабочие покои никто не мог попасть, защита стояла сильнейшая.

— Всего лишь твой предок, — произнес появившийся мужчина в белом, — не смог удержаться от возможности посмотреть на тебя, Энир, — добавил он, снимая капюшон.

— О!.. Это невозможно! Кто вы? — в шоке от увиденного спросил я.

— Всего лишь очень похожий на тебя твой пра-пра-дед, — довольно проговорил гость, усаживаясь на диван рядом с окном, где я так и стоял столбом. — Но давай не будем тратить время на мой рассказ, кто я и почему так похож на тебя. Вернее ты на меня! Уверен, что тебе все объяснит будущая жена. А сейчас я хотел бы сделать тебе подарок, внук! С этого момента и ты, и твои будущие дети будут невосприимчивы к темной магии! Больше ни одна зарвавшаяся темная колдунья не сможет влиять на вас, как бы она сильна не была! С этого момента у вас это будет одной из сторон новой родовой магии!

Из рук моего предка полился ослепительно-белый свет, который устремившись в мой магический резерв, впитался в него. Меня будто окунули в источник силы и увеличили мой и без того немалый резерв в десятки раз. Я будто со стороны увидел свою ауру, она светилась белоснежным светом, создавая защитный слой всему телу.

“Интересно, а как это отразится на моей второй ипостаси? Всё же я черный орел!” — усмехнувшись подумал я.

— Увидишь позже, внук, — произнес мой предок, видимо прочитав мои мысли. — Это специально от твоей бабули! Моя дорогая жена передала своему любимому пра-пра-внуку защиту от всяких выскочек! Даже Всевысшего уговорила на небольшое нарушение правил! Убедила отца, что пра-пра-внукам нужно помогать! А они же у нас общие! — со смехом рассказывал полубог.

“Невероятно! У меня что в пра-пра-дедулях сам Всевысший?!” — подумал я, всё не веря в происходящее.

— Конечно! А ты думал со всеми боги разговаривают? Чтобы наш сверхзанятый Всевысший следил бы просто так за чьей-то жизнью? А твой дедуля любит подкидывать тебе сложные задачки! Но ты Энир, и с самой сложной справляешься! Ладно, пора мне… Повидал тебя, подарки от моей любимой орлицы отдал… Можно и домой возвращаться, — проговорил мой предок, растворяясь в воздухе. — Совсем забыл от себя подарок да тебе совет оставить! — услышал я только голос полубога. — Обрати внимание на молодую жену вашего главного казначея! Уверен, что скоро она несколько изменится!

После последних слов предка я почувствовал на предплечье сильнейшее жжение.

— Вот фран! Что такое… — прошептал я, снимая рубашку. — И что это такое?

На моей правой руке горела татуировка сплетающихся в полете огненного феникса и черно-белого орла.

“Это знак новой династии, что дадите жизнь именно вы с Симоникой! А когда ты получишь подарок из её прошлой жизни, то узнаешь и свои новые возможности! А верю в вас! А если что зови! Ты поймешь как!” — услышал я удаляющийся голос полубога.


— Ваше Величество! Вы просили не отвлекать вас без крайней необходимости… — вклинился в мои мысли голос секретаря. — Госпожа Сэмозванная распорядилась провести завтра бал. Её служанки разослали множество писем от вашего имени.

— Что?! Какой ещё бал?! — воскликнул я.

Зилония совсем с ума сошла! С каких пор фаворитка балы организует?

— А вот цель самого празднества никто не смог выяснить… Молчат прихвостни темной… — выпалил верный подданный. — Ой… Извините, Ваше Величество! Не хотел обидеть вашу фаворитку и её людей.

— Не выдумывай, Лукреций, зачем извиняешься… Прихвостни они и есть! А ещё и предатели королевства! И уже скоро они всё заплатят за свои грехи! — заверил я секретаря. — А с балом мы разберемся! Пусть проводит, посмотрим ещё кому он выгоден будет! — добавил я, почувствовав, наконец, Симонику, наша связующая нить просто сверкала.

Теперь я смог спокойно выдохнуть, с моей яркой птичкой всё хорошо! Пусть я находился от нее за тысячи километров, но я видел, как она вышла из темной зоны пещер. Моя предначертанная незримо изменилась, стала ещё сильнее, чем была раньше. Как же меня тянуло к ней. Но скоро мы будем вместе, и никто нас уже не разлучит!

Глава 22

Его Величество Энировиан Карталский

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Весь следующий день Зилония отдавала указания и проверяла готовность к её величайшему балу. Она величественно указывала где ещё по её мнения не хватает каких-то пафосных украшений. Хотя весь замок и так уже утонул в бесконечных розах, бантах, гирляндах с магическими сердечками.

Глядя на всё это нелепее, у меня возникал только один вариант причины для бала. Но неужели она решится на это? Даже с учетом того, что темная колдунья была уверена в своей власти надо мной. Объявить о таком не посоветовавшись со мной? Или всё же Зилония это решила сделать?

А может быть, это я сейчас трезво смотрю на её деяния, на то всё, что делает моя бывшая фаворитка дико и невероятно! Но ещё год назад я от такого предполагаемого события, наверное, был бы в восторге. И даже не понял бы, что решение принял не я сам!

Несколько раз за день я сталкивался с Зилонией, но она мило улыбаясь, ускользала, не объяснив причину сегодняшнего бала. Что же значит, мы сыграем в двойную игру! И почему-то я был уверен, что выиграет никак не темная!


До бала оставалось около часа, и теперь я его ждал с нетерпением! Именно на балу я увижу отца, которого думал, что потерял навсегда. Они с мамой появятся под личинами, до определенного момента никто не должен был узнать, что Элеоновиан Карталский жив.

Ну и конечно, на этом франовом балу я увижу свою любимую. Хотя и не отказался бы сейчас к ней слетать… Но не уверен, что такой трюк может пройти мимо Зилонии. Вот и сижу в кресле, изображаю, что сильно занят чтением… Но всё мысли о Симонике…

— Энир… — услышал я нежный голос, обернувшись, на него я замер…

— Симона!.. — выпалил я, срываясь с места, и прижимая свою яркую птичку к себе.

— Я скучала… Без тебя просто невыносимо!..

— Любимая!.. Больше никогда не отпущу!.. Слышишь? Никогда! Мне казалось, что меня только половина, что я даже дышу с трудом! Я не могу без тебя жить! Ты для меня как солнце, как свет! Ты моя жизнь! — пытался объяснить я, целуя сладкие губы любимой.

— Энир!.. Постой дорогой… — пыталась она меня остановить, — я не просто так пришла перед балом…

— А зачем же тогда появилась моя огненная девочка? — тихо спросил, продолжая целовать её нежную шею.

— Любимый, постой! — резко отошла она от меня… — Я должна вручить тебе кое-что… — проговорила она, пытаясь справиться с дыханием и доставая из воздуха какой-то ларец. — Это вам, Ваше Величество! Отныне императорские регалии Тонала ваши! — добавила Соминика, открывая передо мной резную крышку.

То, что произошло потом я осознал не сразу. Свет заполнил всё пространство вокруг нас. Я видел как вокруг плясали элементарии огня, воздуха, воды и земли. Они пели невероятно красивую песню, с каждой нотой отдавая мне частичку себя. Затем они замерли и я услышал:

“Мы служим тебе, Владыка! Теперь тебе подвластны всё четыре стихии! Именно ты достоин стать преемником Императорской династии Тонала! Да будет новый император! Да здравствует Энирован Картальский!”

— Что это было? — спросил я, немного отойдя от произошедшего.

— Не знаю… Императорские регалии Толана тебя приняли, только это могу сказать! — ответила Симоника, довольно рассматривая меня. — Посмотри сам в зеркало.

От увиденного я был немного в шоке. На голове сияющая корона из магического сплава красного, голубого, синего и зеленых цветов. На шее массивный медальон, на левой руке широкий браслет всё из того же металла. Но самым интересным был небольшой скипетр в правой руке, он светился белоснежным божественным светом.

— А вот это я не уверена что… Странно, но раньше в комплект это точно не входило… — удивленно проговорила Симона, глядя на скиптр.

— Видимо это и есть подарок пра-пра-деда… Свет-то божественный…

— Значит, ты виделся с ним? — спросила она, глядя на меня в зеркало, где медленно исчезли мои новые королевские регалии.

— Да!.. Я удостоился чести лицезреть своего пра-пра-родителя… Да… Знаешь перед балом мы должны ещё кое-что сделать!

— Что? Только без непристойностей! — пошутила любимая.

— Только есть ты захочешь, моя яркая птичка!

— Так о чем ты?

— Герцогиня Симоника Шахинская, не окажите ли вы мне честь разделить со мной жизнь и стать моей женой? — проговорил я, вставая на одно колено перед предначертанной.

— О… — видимо сначала она не поняла моей задумки… но тут же улыбнувшись, ответила: — Ваше Величество Энировиан Карталский, я согласна разделить с вами жизнь и стать вашей женой!

— Я люблю тебя, моя яркая птичка!

— Я люблю тебя, мой гордый орел!

И вновь вокруг нас заплясали элементарии огня, воздуха, воды и земли, казалось, они венчают нас, проводя только им знакомый ритуал. Мир сократился до маленького пятачка, на котором стояли только мы с любимой. Наши магические потоки слились воедино. Теперь не было отдельно меня и её, были мы! Наша общая магия!

“Отныне ваш путь един! Ваши жизни едины! У вас одна магия, одни мысли на двоих! Благословляю вас дети мои! С этой минуты вы муж и жена! Истинная пара, что будет встречаться в каждой из следующих жизней!”

— Спасибо Всевысший! Мы благодарны за оказанную честь! — произнес я, глядя куда-то наверх, туда где сейчас мой пра-пра-пра-предок.

— Спасибо Всевысший! — удивленно добавила Симона.

“Да!.. И назовите уже, наконец, сына Торривианом! Не дождешься когда в мою честь назовут пра-внука!” — пожаловался нам бог.

— Обязательно! Даже не сомневайтесь! — весело ответила моя… жена.

— Не верится… Ты моя жена! — обнимая любимую, прошептал я.

— А ты мой муж!.. — доверчиво прижималась она ко мне. — А вот родители, наверное, будут не рады, что ритуал без них проведен.

— А мы для них ещё один проведем в храме Всевысшего!.. — предложил я, продолжая обнимать Симону. — Дедули надеюсь не против будут!

“Не против! Я вам с дедулей пришлю и бабулю! Она давно рвется поведать любимых внучат!” — явно улыбаясь, заверил нас Верховный бог.

— Спасибо… — прошептала любимая.

“А теперь мой вам подарок! Я создал для вас этот маленький мир, в котором всё для вас всегда будет. Только пожелайте! В реальном времени не пройдет и мига, а тут вы можете находиться часы и дни!”

И мы попали на прекрасный остров, с голубым чистым океаном вокруг. Небольшой домик был виден сквозь ветвистые деревья. В воздухе слышны были пение птиц, маленькие бабочки кружили в замысловатом хороводе.

“А теперь у вас брачная ночь впереди, дети мои! Не думаю, что вы будите против!” — со смехом закончил дарить подарки пра-пра-пра-предок.

И мы растянули несколько минут, что стали для нас несколькими часами восхитительного счастья. Они были наполнены незабываемой страстью полной любви и нежности. Как же невероятно, чувствовать эмоции своей предначертанной! Ощущать её отклик на каждое свое прикосновение, на каждую ласку.

И пусть ненадолго, но мы забыли обо всех проблемах, что ожидают нас в реальном мире. Оставили очень далеко и Зилонию, хоть и знали, что она о нас не забыла, и пытается осуществить свои тёмные планы по захвату королевского престола.

Глава 23

Его Величество Энировиан Карталский

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Как не хотелось нам с любимой женой расставаться, но мы понимали, что время пришло. Проблемы реальности ждут нас, от них никуда не денешься.

Ещё раз нежно поцеловав свою королеву, я создал портал в реальность.

— Нам пора, Симона, — с грустью произнес я, не выпуская возлюбленную из своих объятий.

— Я всё понимаю, Энир, — успокоила она меня, ласково проведя рукой по моему лицу. — Уверена, что мы скоро будем вместе уже навсегда.

Так мы и перешагнули портал, прижавшись друг к другу.

— И где это вы были, дорогие родственники? — услышали мы насмешливый голос Лоннивиана Шахинского, который ждал нас, удобно расположившись в моем любимом кресле.

— Линни! — с восторженным криком бросилась к нему Симоника.

Молодой ястреб тут же вскочил, и кинулся обнимать мою жену.

— Привет, малышка! — мягко проговорил брат моей любимой, целуя её в щеку.

Глядя на эту картину, я увидел насколько они близки. Брат и сестра… Близнецы… Я ощущал невероятное единение родственных душ. Духовную близость на грани запредельного. Сейчас, когда мы с Симоной можем чувствовать друг друга ментально, я понял сколько значит для нее Лоннивиан!

— Так я не услышал вашего ответа!.. Где вы были?.. От меня-то не скроешь, что сестренки нет в этом мире!.. — произнес молодой герцог Шахинский, выпустив, наконец, мою истинную из своих рук.

Чем я тут же успел воспользоваться, усадив Симону рядом с собой на небольшой удобный диванчик. Обняв тонкий стан моей девочки, я поцеловал её руку, нежно прижав к своим губам. Я успокоился только когда ощутил эмоции удовольствия, что испытывала моя любимая. Как же не хотелось мне даже на немного расставаться с ней!

Увидев застывшего перед нами брата Симоны, я взглядом предложил ему сесть напротив нас. Лоннивиан, не отрывая от нас глаз, занял опять же мое любимое кресло…

— Извини, братик, я не хотела тебя пугать!.. Не подумала, что ты почувствуешь моё отсутствие… Как то не до того было… — мягко объяснила моя предначертанная наше отсутствие. — Мы были в мире, что нам подарил Всевысший…

— Это как?.. — не понял ястреб, переспрашивая вновь.

— Он нас сначала поженил, а затем на несколько дней отправил в другой мир. Небольшой, но очень уютный… Торривиан его специально для нас создал… — восторженно рассказывала брату о случившимся моя огненная птица.

— Поженил?!.. Невероятно!.. — застыл в изумлении молодой эмил.

— Всё верно, мы теперь женаты! — подтвердил я слова моей любимой, показывая наши сплетенные руки. — И прости, что не получилось позвать тебя и всех родных на ритуал. Всё вышло спонтанно… Но мы обязательно проведем ещё одну церемонию, когда изгоним тёмную колдунью.

— Да… Такого варианта событий никто не ожидал!.. А ваши брачные татуировки!.. — всё удивлялся близнец моей девочки, глядя на наши руки. — Это же знаки истинных пар!.. Они так и переливаются золотом!.. Как бы я хотел, чтобы у нас с Ритой появилось такие…

— Рита?.. Это кто?.. — удивился я.

— Это моя предначертанная… И у меня будет к вам, Ваше Величество, огромная просьба, — начал Лоннивиан, тревожно смотря на меня.

— Слушаю… Только давай без пафоса когда мы одни. Ты брат-близнец моей любимой жены, поэтому не к чему официоз… — проговорил я, не понимая причины такого тона знакомого с детства эмила.

— Дело в моей навязанной невесте!.. Это с руки Зилонии она оказалась ей! И я бы очень хотел расторгнуть эту помолвку! — выпалил молодой ястреб. — Да и поддержала эту дурацкую идею наша, как оказалось, злобная тетушка!

Я глянул на любимую, не понимая о ком говорит её брат.

— Мы нашли свою родную маму, она томилась в плену у Зилонии, как и твой отец, — объяснила она, с грустью глядя на меня.

— Невероятно! — выпалил я.

— Сестра заняла её место, будто это она герцогиня Шахинская, мать Лоннивиана. Только папа чувствовал, что это не так, искал свою любимую жену. Но не мог найти… Да и все окружающие называли его женой Наиванию, сестру-близнеца мамы, — продолжила Симоника.

— Вот же фран!.. Как хочется скорее уничтожить эту… ведьму… — жестко произнес я.

— Зато я наконец-то узнала, что значит материнская любовь!.. А ведь мама поняла, что у неё украли меня!.. Она искала меня!.. — со слезами на глазах шептала моя яркая птичка.

— Если бы не Ника, мы бы никогда не узнали про матушку, и не спасли её! Да и я бы никогда не узнал что значит “мама”!.. Её забота и любовь… — поделился своими эмоциями ястреб.

— Я рад за вас! А насчет помолвки не переживай! Конечно, я помогу тебе Лоннивиан, — успокоил я молодого герцога Шахинского. — Дело даже не в том, что ты мой деверь. А в том, что брак был инициативой тёмной колдуньи. Так что не переживай, я поддержу тебя в храме, и помогу расторгнуть помолвку. Тем более что у тебя появилась предначертанная! Как понимаю, это и есть Рита? Странное имя…

— Да она попаданка, и провела десять лет с людьми Его Величества Элеоновиана в плену Шохарских пещер, — объяснила Симона. — И как оказалось сильная магичка, она очень помогала твоему отцу всё это время. Спасибо за возможность для Лонни. Он заслуживает своего истинного счастья! — добавила она, радостно улыбаясь новости о возможности расторжения навязанной помолвки для её близнеца.

— Спасибо, Энировиан… Для меня это много значит!.. — проговорил ястреб, довольный моим решением. — Да… Я чего вас искать пошел. Знал что в этих покоях последний след моей счастливой сестренки, вот и переместился сюда…

— Что-то случилось пока нас не было?.. Ведь должно было пройти несколько минут!.. — удивился я.

— Но Зилония не захотела ждать… Она начала свой бал раньше срока!.. И приглашенные как не странно прибыли на час раньше!.. Там только тебя Энир и ждут!.. Но причина была уже объявлена!.. Хоть и без короля!.. — ругался Лоннивиан, со злостью сверкая глазами.

— И что это за причина? — мрачно спросил я.

— Ваша помолвка, Ваше Величество!.. Только не с моей сестрой, а с бывшей фавориткой! С Зилонией! — с ненавистью произнес он имя тёмной.

— Вот дает… И хватает же у нее смелости!.. — тихо произнесла любимая.

— Да… Что-то подобное я и ожидал от неё!.. Но всё же надеялся, что не это будет причиной организованного колдуньей балла, — задумчиво проговорил я. — Но!.. Сейчас её потуги совсем уже не ко времени!.. Место моей жены и будущей королевы занято, — добавил я, целуя любимую в висок, и вновь прижимая её к себе.

— И что мы будем делать? Я не хочу тебя отпускать одного на балл… — услышал я уверенный голос предначертанной. — Даже с учетом того что мы с Лонни будем в зале…

— А и не надо отпускать!.. Мы поступим так… — загадочно произнес близнец моей любимой.

Глава 24

Его Величество Энировиан Карталский

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Стоило свернуть в коридор, который вел в бальный зал, как я услышал громкую музыку и голоса перекрывающее её. Хотелось остановить этот раздражающий шум, а ведь ещё год назад мне это нравилось! Вот что значит смотреть на мир своими глазами, а не под влиянием тёмной колдуньи.

— Его Величество король Эмилиании Энировиан Карталский! — прозвучало, наконец, в установившейся тишине.

— Дорогой! — пропела моя бывшая фаворитка, сидевшая на… втором троне, поставленным рядом с моим! И где только нашла мастера, что сделал эту подделку на Карталский трон королевы?! — Но что же вы так долго! Наши друзья и подданные уже заждались второго виновника сегодняшнего торжества! — она царственно встала, приветствуя меня.

Как я сдержался не знаю, но очень хотелось свернуть ей шею! Она посмела принести второй трон, да и ещё усесться на него! Немыслимо!

— И что же за причина сегодняшнего балла? — сухо спросил я, справившись с бурлящими эмоциями.

— Как какая причина? Наша помолвка конечно! — жеманно протянула Зилония, идя ко мне, пытаясь наслать свою темноту и магию. — Сколько можно уже скрывать от подданных о нашу любовь? Уже пора всем сообщить, что вы просили меня стать вашей женой! А я естественно согласилась!

— Вы так уверены в этом, госпожа Сэмозванная? — насмешливо спросил я, видя как её колдовство не достигая меня просто растворялось в воздухе.

— Но дорогой! Пора уже приподнять завесе над нашей тайной помолкой! — не унималась Зилония, мило улыбаясь, но при этом сверкая недовольными глазами.

— А когда это я успел сделать тебе Зилония столь заманчивое предложение? — вкрадчиво спросил я, не обращая внимания на нарастающий шепот в зале.

— Так ещё два месяца назад! В такой романтической обстановке!.. Это было фантастически прекрасно!.. Вкуснейший ужин, анейское вино, магические свечи, а затем и фейерверк… Невероятный вечер, жаркая страстная ночь полная нашей любви… Это было незабываемо! — всё пела и пела бывшая фаворитка, насылая на меня всё больше своей тьмы.

— Как интересно!.. Но почему я этого не помню? — саркастически спросил у нее я.

— Но как это?.. Почему не помнишь?.. — непонимающе прошипела тёмная, раскрыв свои холодные глаза в изумлении. — Ты ДОЛЖЕН помнить!.. — и тут с её рук слетело самое страшное заклинание смертельного подчинения.

После его применения выбора уже не было, или подчиняйся, или умирай!.. Но и оно рассыпалось, не долетая до меня.

— ПОЧЕМУ?! — закричала она, кажется, только сейчас поняла тёмная, что все её колдовство не причиняет мне никакого вреда.

— А ты думала, что всегда будешь беспрепятственно влиять на короля Эмилиании? — спокойно спросила возникшая справа Симоника.

— НЕТ!!! Не отдам!!! ОН МОЙ!!! — вопила Зилония, создавая вокруг себя тёмную магию, распространяя стелющийся туман из мглы.

— Как не красиво использовать чужую магию, да ещё и преобразовывая её по своему усмотрению… — услышал я укоризненный голос Лоннивиана, который вошел в бальный зал, как и Симона под отводом глаз.

— Кто вы! Почему вы смогла развеять всё мое колдовство! Всё прахом! Все мои труду за долгие годы! — кричала колдунья, раскинув руки в стороны, наколдовывая ещё больше темноты вокруг себя.

И вот уже за ней выстроилось разодетые в шелка подданные. На нас наступали с десяток воинов с такими же остекленевшими глазами, как и у всёх остальных.

— Как не хорошо, всё же использовать украденные артефакты! — укоризненно проговорила моя жена.

— Это всё моё!!! — кричала Зилония, видя как с её рук и шеи исчезают так нужные ей сейчас драгоценности.

— О!.. Сколько же у вас было спрятано украденного! Не хорошо! — мрачно рассуждала Симоника, глядя на увеличивающуюся кучку украшений, которую тут же закрыла алым щитом. — По какому праву вы использовали артефакты Толаны?! — гневно прокричала моя будущая королева.

— Что? Какой Толаны? — не понимая вопроса, спросила тёмная, с удивлением видя, что её армия зомбированных подданных исчезла. — Почему вы застыли?! Выполняйте мой приказ! Убейте короля и его прихвостней! — опять завопила моя бывшая, насылая на народ теперь уже свою силу, чужой в ней не осталось.

— А почему они будут тебя слушать, тёмная? — холодно спросил я, давая проявиться на себе императорским регалиям Толаны. — Ты никогда не думала, что у твоих ворованных артефактов есть истинный хозяин? Или хозяйка?

— Очень смешно! Толанская цивилизация давно канула в историю! Не было и не будет никакого хозяина! Они мои! Отдайте немедленно! — топая ногами, не останавливаясь, кричала Зилония, пытаясь распространить ещё немного своего тёмного колдовства.

— Почему же… Есть истинная хозяйка и новое воплощение Его Императорского Величества Константина Тональского! И это никак не вы, госпожа Сэмозванная, — сурово произнес Лоннивиан, продолжая колдовать, освобождая окружающих из-под влияния тёмной.

Всё больше людей и эмилов падали без чувств и их тут же закрывали магические щиты. У кого-то они были больше похожи на огненные клетки, выбраться из которых не было никакой возможности.

— Нет! Я буду королевой! Я буду хозяйкой это мира! — продолжала вопить сумасшедшая тёмная, сопротивляясь нашим словам.

— И насчет королевы, Зилония, ты промахнулась! — холодно сказал я. — У меня есть жена, значит, и королева у Эмилиании будет она.

— НЕТ!!! — закричала ещё сильнее бывшая фаворитка. — Не позволю! Ты МОЙ! — не успокаивалась она.

Окинув взглядом бальный зал, я понял, что всё готово для решающего удара по тёмной. Никто незаслуженно не попадет под магию уничтожающее зло. Бывшие союзники колдуньи без чувств лежали на полу в магических алых клетках. Разберемся с ними позже, если что-то в них останется после этой очистки. А те же кто недавно попал под влияние возомнившей себя королевы стояли в стороне, не понимая причины своего нахождения в этом зале. Они были закрыты алыми щитами, впрочем, как и стоявшие в стороне наши родственники и мои сторонники. Кто-то из них гневно сверкал глазами, желая помочь нам справиться с тёмной.

— Нет, Зилония! Я не твой! Я имею право действовать самостоятельно! А не как было всё прошедшие годы, с твоей указки! Я Король Эмилиании! А не твоя марионетка! — жестко печатал слова я, видя, что и сама Зилония уже в огненном кольце. Теперь ей не вырваться! — За тёмное колдовство, направленное на Монарха Королевства, за попытку захвата власти Я приговариваю вас Зилония Сэмозванная к смерти! — твердо объявил я свою волю, выпуская карающую божественную магию из скипетра, подаренного мне предком.

Окружающее нас пространство тут же заполнил беспощадный белый свет, что уничтожал всё проявления темного в зале, да и за его пределами так же. Я с удивлением понял, что вижу сквозь стены, как свет накрыл всё королевство, излечивая его от скверны.

Прошелся световой поток и по простым участникам сегодняшнего балла. Кого-то сильно ужалил, кого-то умыл в свете, а наших родных ласково обнял своими светящимися руками.

Яростный свет проник за контуры алых щитов бывших сподвижников Зилонии, выжигая в них всё тёмное, что насадила она. Если кто-то из них лишился своего рассудка при этом, то мы себя винить не будем. Эти люди и эмилы осознанно шли на предательство своего королевства, изначальная тьма в них была и раньше, до вмешательства Зилонии.

Больше всего кричала сама виновница сегодняшнего праздника. Беспощадный сжигающий свет накрыл тёмную колдунью, уничтожая её тьму в ней, убивая её тем самым.

— НЕТ!!! Как вы посмели?! Я вам отомщу!!! Ненавижу!!! — вопила в последний раз Зилония, исчезая на наших глазах, истончаясь, тщетно пытаясь вырваться из огненного кольца, в которое заточила её Симоника. Но даже призрачную колдунью накрыл испепеляющий свет, с помощью божьей поддержки казня тёмную.

Глава 25

Его Величество Энировиан Карталский

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Несколько минут мы стояли и смотрели на то место, где недавно источала проклятия Зилония.

— Энир… — услышал я уставший голос любимой, видимо заряд бодрости у неё подходил к концу.

— Симона… — выдохнул я, крепко прижимая её к себе,

— Друзья мои, не забываем про родителей! Они ещё не в курсе вашего изменившегося статуса! — услышали мы слова Лоннивиана, который с улыбкой смотрел как мы застыли в объятиях, не в силах отпустить друг друга.

— Лонни… Не трогай нас хоть немного… — попросила Симона брата. — И пожалуйста, освободи уже наших близких из своего огненного плена.

— Хорошо… Уговорили, пойду отвлеку родителей и Их Величеств от созерцания вашей застывшей в едино композиции! — довольно произнес ястреб, направляясь к нашим близким и снимая свои огненные щиты.

— Убью его! — проворчал я, целуя любимую жену в макушку и вдыхая незабываемый аромат её волос.

— Нет!.. Не убьешь, это же мой любимый близнец! Знаешь, мы стали с ним духовно близки с ним ещё не видя друг друга… Он стал для меня якорем в том ужасе в котором я росла… — прошептала она, ещё сильнее прижимаясь к мужу. — Энир… Неужели всё закончилось? — спросила любимая, гладя на меня мокрыми от слез глазами.

— Посмотрим, родная… Но я бы не стал так быстро расслабляться… Не понравилось мне кое что… — поделился я своими мыслями.

— И мне… Не дает покоя уход Зилонии… Не так всё должно быть!.. — согласилась со мной будущая королева.

— Дети… Не хотим вас отвлекать друг от друга… Но всё же может уже хватит обниматься? — услышали мы монарший голос моего отца.

— Папа!.. — выпалил я, выпуская из рук любимую, и вглядываясь в родные глаза, которые думал никогда не увижу.

— Сын!.. — со слезами на глазах произнес Элеоновиан Карталский, стискивая меня в своих руках.

— Прости меня, я виноват перед королевством… Не смог устоять перед тёмной… Поддался под её колдовские чары… — повинился я пред воскресшим отцом.

— Ты не виноват, Энир!.. Я видел как тебе было сложно эти годы! Ты руководил королевством правильно, верно! — остановил меня пропавший король. — Конечно, мы смогли тебе немного помочь, развеивали колдовство тёмной… Но и ты сам не настолько сильно попал под её влияние… Ведь всё что связано со страной ты решал с ясной головой! Я горжусь тобой сын! Ты стал именно тем королем, каким я и хотел тебя видеть!

— Ты серьезно? — спросил я, вглядываясь в отцовские глаза.

— Да! Я видел как ты правил эти года, и со всеми твоими решениями я был согласен! — уверил меня бывший король. — И теперь я с легким сердцем отдаю в твои руки престол Эмилиании! Пора нам с твоей матушкой отдохнуть… — поделился он, прижимая к себе любимую жену. — И мы будем рады, если вы с Симоникой внуками нас порадуете!… Твоим выбором будущей королевы я доволен! Из этой девочки выйдет превосходная жена правителя! Из вас получится хороший тандем монархов! — с улыбкой добавил он, глядя на нас с Симоной.


***

леди Симоника Шахинская

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Прошел почти месяц с того запоминающегося бала, что устроила бывшая фаворитка Энира. Королевство медленно отходило от влияния тёмной. У множества эмилов память частично стерлась под влиянием очистительной силы божественного света. Десятки наших подданных проснулись на утро с полностью стертой памятью. Не всех пощадил сильнейший световой поток. Были и такие, у кого осталась лишь телесная оболочка, разум не выдержал очищения от темного колдовства.

В этой неразберихе и наполненных делами днях мы совсем забыли о себе. Мельком сообщили родным о нашей свадьбе, что для них было радостным шоком. Но все понимали, что повторный ритуал в храме может и подождать.


— Дочка, как же так?.. Почему я только нахожу тебя, и сразу отдавать мою малышку мужу?.. — грустно шептала мама, крепко обнимая и нежно целуя меня в щеку.

— Мамочка, но я же никуда не денусь! Я просто буду жить во дворце, с Эниром… — пыталась её успокоить.

— Нования права, и я бы никуда тебя не отпускал, Ника! — вторил ей папа, обнимая нас кольцом своих рук.

— Так, что за страсти у вас кипят, дети? — произнес дедуля, укоризненно глядя на родителей. — Симоника у вас выросла! Превратилась в прекрасную девушку! Нашла своего предначертанного богами! Нужно радоваться за дочь, а не грустить! Из нее выйдет самая лучшая королева за всё время Эмилиании!

— Да всё мы понимаем, папа! Но как же тяжело принять, что дочка выросла, если не видела этого своими глазами! — объяснила матушка свою грусть.

— Мам, но у тебя теперь ещё одна дочка есть!.. — вкрадчиво проговорил Лонни, выставляя перед собой Риту. — Хоть и общаетесь вы больше как подруги, но по статусу то она как дочка тебе будет… Вернее надеюсь… Нужно ведь ещё и прежнюю помолвку разорвать… А Эниру всё некогда… — печально добавил брат, разываясь носом в светлые волосы любимой девушки.

— Не переживай, братик… Вчера Энир обещал поторопить храм с расторжением навязанной тебе помолвки, — проговорила я, успокаивая близнеца. — К тому же твоя прежняя невеста совсем не помнит последние пару лет и тебя соответственно.

— Значит в ней не так много было тьмы… — задумчиво проговорил папа. — Всё же нужно будет проследить за её судьбой… Чувствую я за эту девушку ответственность…

— Согласна, я уже нашла ей место в Академии Магии Кротимура, — произнесла я, соглашаясь с отцом. — Вдалеке от столицы ей будет проще начать жизнь заново.

Глава 26

леди Симоника Шахинская

королевский дворец Эмилион, королевство Эмилиания

Вся столица и Эмилион заполнились шумными приготовлениями к самому значимому событию последних лет для всего королевства. Свадьбе Его Величества Энирована и следом коронации его жены, то есть меня.

И по этому поводу я сильно переживала, настолько, что не могла успокоиться. И чтобы занять себя хоть ненадолго я проверяла всё ли готово к завтрашнему торжеству. В бесконечных хождениях по дворцу я забывалась, и это немного успокаивало меня.

Конечно, я и понимала, что это лишь повторный ритуал, который мы решили провести для наших дорогих родственников и подданных. Но всё же я немного нервничала, хотелось, чтобы всё прошло идеально! Пусть в самый ответственный момент не случится никаких неожиданностей.

Да и ещё моя предстоящая коронация добавляла нервов. Ведь знала, что справлюсь, буду хорошей королевой, буду помогать Эниру во всем. Да и знаний у меня теперь невероятно много! Хотелось поделиться ими с другими! Уже планировала в мыслях как усовершенствую работу нескольких министерств. Но нервы перед завтрашним торжеством всё же были не на месте.

Да и эти жгучие, давящие взгляды, что я чувствовала всё чаще. Замечала, что меня прожигают насквозь сильнейшей ненавистью. Я даже понимала кто это был, но доказательств у меня не было. Но и Энир подтвердил мои подозрения, вспомнив слова своего предка о молодой жене главного казначея.

Полгода назад граф Валиони женился, но ведь только недавно он похоронил свою жену, с которой прожил счастливую жизнь. Тогда многие шептались за его спиной, кто осуждал, кто сочувствовал, но были, конечно, и те, кто радовался его выбору. Кто как не юная кроткая блондинка может скрасить оставшиеся годы лорда.

Всё бы ничего, но именно молодая графиня Валиони сейчас пронизывает меня своей ненавистью. Что же видимо, пришло время разобраться с этим.

Заморозив окружающее пространство, чтобы не было случайных жертв нашего сердечного разговора, я развернулась к своей противнице.

— Хотелось бы знать чем, я так вас нервирую, графиня Валиони? — спокойно спросила я, сканируя тем временем девушку на темную магию.

— Ни-чем… — медленно произнесла она, кривясь от моего взгляда.

— Тогда по какой причине вы постоянно испепеляете меня взглядом? — допытывалась я, удивляясь увиденному в ауре леди. Вернее ауры и не было… совсем!..

— Кто ты?.. — сурово спросила я, заключая её в кокон огненной магии Толаны.

— Аааа!.. Выпусти меня немедленно мерзавка!.. — внезапно завопила девушка, пытаясь вырваться из плена силовых нитей императора Толаны Константина. Но это было сделать невозможно!.. Эта магия была сильнее её в тысячу раз!..

— Зилник!.. Пора уже всё же ответить за содеянное тобой! — твердо произнесла я, заставляя жену казначея и бывшую фаворитку моего мужа принять свой истинный вид, забирая у нее способность к магии превращения.

— Ненавижу!.. Это ты во всем виновата!.. — вопила старая скрюченная старуха, падая на пол и грозя мне кулаками. — Почему я не убила тебя в детстве!.. Сколько раз пыталась, и всё бестолку!.. Что за Хранитель у тебя паршивка?.. Никогда не давали мне даже подойти к тебе близко!.. Почему твоему отчиму и его сыночку можно было над тобой издеваться? А я чем хуже?! Всего-то хотела уничтожить тебя навек! Знала, что именно ты можешь справиться со мной! Только ты!.. — всё говорила и говорила тёмная колдунья, постепенно лишаясь своих сил.

Информация о Хранителе меня вдруг заинтересовала, кто это меня спасал? Или это остаток души моего предшественника, моей реинкарнации? Мог и он помогать мне… Та часть его души, что всегда была рядом со мной, но слилась с моей только в Шохарских пещерах. Я часто ощущала согревающее тепло частички души Константина. Спасибо тебе Ваше Императорское Величество!

— Это ты виновата, что у меня ничего не получилось с Энировианом! Ты!.. — опять кричала Зилник, стуча кулаками по полу. — Ты забрала моего короля! Моё королевство! А ведь я как чувствовала, что ты устроишь мне ловушку! Ненавижу!.. Именно ты сняла мои чары с Энира!.. Ты заставила его убить меня!.. Ты!.. — всё сыпала проклятиями бывшая тёмная колдунья, слабея всё больше. — Я чувствовала, что ты что-то замышляешь против меня! И я создала этот клон себя самой, совсем не похожий на прежнюю Зилонию. Я хотела отомстить тебе! Хотела убить тебя!.. Уничтожить!.. Ненавижу!.. — не останавливаясь, кричала старуха, сверкая безумными глазами. — Даже сейчас не дала мне осуществить свою месть!.. А сколько у меня было планов на завтра!.. Как красиво я хотела наказать тебя!.. Королевой она захотела стать!.. Это моё место!.. Моё!.. Моя корона! Моя!.. Ненавижу!.. Мой король!.. Моё королевство!.. Ненавижу! — вопила сумасшедшая, из которой уходили последние силы. — Аааа!.. Нет!.. Не хочу!.. — закричала она в предсмертной горячке.

И вот последние капли тёмной колдовской магии вышли из скорченного тела лежавшего на полу, и оно, вспыхнув, превратилось в пепел. Всё… Теперь Зилония точно ушла от нас за грань, как и положено тёмной колдунье. Сгорев и превратившись в пепел.

Как же тяжело мне всё это далось! Но осознала я это только сейчас, глядя на исчезающий купол в котором сгорела моя главная противница. Сколько ненависти и злобы было в ней. Как сложно было мне все это выслушивать! Стоять и поддерживать сложнейший магический кокон, который вытягивал из колдуньи силы. И слушать весь этот бред, что несла бывшая фаворитка моего мужа. Хоть и сложно было так назвать эту старуху в её истинном обличии.


— Симона!.. Всё закончилось… Всё хорошо! — услышала я сквозь шум в ушах голос любимого. — Расслабься, теперь можно! Ты справилась, моя сильная королева! Именно твоя магия, магия Толаны спасла нас, уничтожив Зилник, — я почувствовала как меня взяли на руки, сладко вдохнула родной запах, ещё крепче закрывая глаза, уносясь в мир грёз. — Спи, моя девочка! Тебе нужно отдохнуть набраться сил… У нас с тобой завтра шикарный праздник!.. Который никто теперь не испортит!..

Эпилог

Её Величество Симоника Карталская

королевство Эмилиания

Белоснежные стены Храма Всевышнего радостно встречали гостей сегодняшнего торжества. Уходящие ввысь колонны были увиты нежно-розовыми цветами и ярко-синими лентами. В воздухе витало несколько сотен светящихся магических огней, которые незримо плясали в такт волшебной музыке, что лилась отовсюду.

Казалось, что даже витражи ярче обычного сверкают в окнах Дома Богов. Сплетающиеся в полете огненный феникс и черно-белый орёл, что были изображены на них, блестели в праздничном настроении от предстоящего события.

Храм был полон людей и эмилов, которые с благоговейным трепетом замерли в ожидании главных виновников сегодняшнего торжества.

Все эти прекрасные ощущения приближающегося ритуала навеяли на меня воспоминания о таком же незабываемом празднике, что прошел в этих стенах тридцать лет назад. Всё было почти так же восхитительно как и сейчас. Конечно, тогда храм был попроще, он ещё не стал Домом Богов, домом для предков моего любимого короля. Это сейчас они живут тут кто по нескольку дней, кто и годы.

Наконец-то прародительница нашего рода полубогиня и просто первая королева Эмилиании может наблюдать за жизнью своих потомков не через Глоттимирское око, а вживую, находясь рядом. Эмилия Карталская, как просила она её называть, просто без пафосных приставок, была счастлива обнять своих любимых пра-пра-внуков, или её “детей” как она нас всех называла. Так и сейчас полубогиня не могла пропустить столь значимое событие для всей Эмилиании. Она стояла неподалеку от нас, рядом с дорогим мужем, с которым прожила в любви и согласии несколько сотен тысяч веков.

— О чем задумалась, моя огненная птичка? — услышала я слова Энировиана, который ласково обнял меня, поцеловав в уголок губ.

— Энир! Ты испортишь мне весь макияж! — шутливо поворочала я на своего короля.

— Ни в коем случае!.. Я же только немного прикоснулся к своей любимой королеве!.. — с довольной улыбкой произнес Энир, продолжая меня обнимать.

— Где они? Почему так долго?.. — переживала я.

— Уже скоро… Не волнуйся, дорогая… Уверен через несколько минут они появятся в храме, — успокаивал меня муж.

И как всегда он оказался прав, музыка, витающая в воздухе сменилась на более торжественную, и мы увидели в дверях Дома Богов виновников этого праздника.

Молодой статный темноволосый мужчина в белоснежном костюме и прелестная юная девушка нежно-розовом переливающимся платье в пол, они были такой красивой парой! Под восторженные взгляды наших родных, друзей и подданных они прошли по проходу к главному алтарю. Встретил их Первослужитель Эмилиании, стоявший в ритуальных одеждах на небольшом постаменте.

— Приветствую вас в Храме Всевышнего! С какими намерениями вы пришли в эти стены? — громко спросил он молодую пару.

— Мы желаем связать наши жизни воедино! — ответили вместе молодой мужчина и девушка.

— Серьезно ли ваше решение? — опять спросил главный служитель Всевышнего.

— Да, Ваше Преосвященство! — услышали мы слаженный ответ.

— Готовы ли вы, Ваше Высочество Торривиан Карталский, разделись жизнь с Василисой Симоновой? — последовал следующий вопрос ритуала.

— Да, Ваше Преосвященство! — твердо произнес наш старший сын и наследник престола Эмилиании.

— Готовы ли вы Василиса Симонова разделить жизнь с Его Высочеством Торривианом Карталскии?

— Да, Ваше Преосвященство! — ответила возлюбленная Торри.

— Да будет так! — звучно произнес Первослужитель, раскидывая руки в стороны и отступая в сторону от светящегося алтаря.

И тут купол небесно-белого храма будто раскрылся, впуская мощный поток божественной благодати, что заполнила ярким светом постамент с женихом и невестой.

— Рад видеть вас, дети мои, — услышали всё громогласный голос самого старшего предка нашего жениха, когда Торривиан-старший появился из открывшегося мерцающего портала.

— Всевышний!.. — склонили всё головы перед богом.

— Вижу, что ты тезка, наконец, уговорил свою предначертанную!.. Долго же пришлось тебе убеждать девушку, что нашла для тебя пра-пра-бабуля в другом мире!.. — с довольной улыбкой проговорил довольно молодой бог, глядя на пару у алтаря. — Именно такую и надо тебе жену, внук! С горячим характером! Чтобы не скучно было жить! Уже представляю какой у вас будет жизнь!.. А какие у вас детишки то будут!..

Тут Торривиан старший ушел в свои мечты, видимо представлял уже будущее нашего с Эниром сына и его юной жены. Я видела, как вокруг них витали божественные искры, создавая нужную атмосферу для исполнения только положительных сценариев этого самого будущего. Наколдовав вволю, Всевышний наконец довольно хмыкнул, кивнув нам, давая понять, что теперь у детей всё будет замечательно!

— Но вернемся к нашим… делам… — решительно заявил самый главный бог, преобразившись в отстраненного официально одетого мужчину средних лет. Но где-то в глубине его глаз я видела, как с любовью он смотрел на своего дорогого внука. — С великой радостью благословляю этот союз эмила и человека. Пусть ваши жизни объединятся и продлятся! Пусть ваши магические способности станут общими! Чем раньше обладал один из вас, будет обладать и другой! Пусть ваш путь будет интересным и счастливым! Пусть ваши дети будут такими же талантливыми, как и все их предки!


На такой интересной ноте закончил свою речь наш главный хитрец… он же бог… И чего это он пожелал моим внукам? Интересно во что выльется всё его невероятные фантазии?!..

“А ты не переживай заранее, Симона, — услышала я довольный голос бога в голове. — Дело даже не в моих божественных генах… А в твоих!..”

“Моих? Но что со мной не так?” — спросила я удивленно

“Да всё так!.. Очень даже так! Именно с твоим приходом в род Карталских вновь открылись давно потерянные знания Тональского периода! Давно пора было обновить силу и магию правителей эмилов! А чем же, как не огненной волшебой фениксов?! Самой сильнейшей магией Тоналы?! Именно по этой причине скоро у твоего старшего сына появится и третья ипостась, огненный феникс!”

“О боже!..” — только и сумела мысленно произнести я.

“Да тут я, девочка! — смеясь, ответил Всевышний. — Теперь у него будет и невероятный орел, как и его отец самый сильный эмил. Так и огненный феникс, продолжатель рода Тональского императора. Вот и замкнулся круг длиной в несколько сотен тысяч веков! — продолжал удивлять меня бог. — Твой сын Торривиан Карталский когда нибудь станет самым сильным правителем в этом мире! Преемником рода Картилского и Тональского!”

С такой удивительной информацией я справилась с трудом, всё стояла и смотрела на своего старшего сына и его жену.

— Родная, с тобой всё хорошо? — услышала я обеспокоенный голос Энира. — Что-то ты застыла, будто с кем-то мысленно беседовала?

— Да… — только и смогла прошептать я.

— И с кем это моя дорогая сестрица мысленно говорила? Не со мной точно! — с доброй иронией в голосе произнес Лоннивиан, бережно поддерживающий свою жену.

Рите скоро рожать четвертого ребенка, всё надеются, что у них наконец-то родится девочка. Вот и оберегают любимую маму и жену мужская половина семейства брата.

— Мамочка… А дедуся правду сказал? — услышали мы громкий шепот нашей с Эниром младшей дочери.

— Линолика, ты о чем? — озабоченно спросил Его Величество Энировиан.

— Дедуся сказал, что у Торри будет ещё одна ипостась!.. — выдала пятилетняя малышка, и как только эта проказница сумела услышать наш мысленный разговор с богом? — Мамочка!.. И я хочу! Можно и я буду фениксом? А?..

Почему-то у малышки ещё не появилась вторая ипостась, хотя у наших старших мальчиков птенцы просыпались ещё в младенчестве. Вот и переживает Лина, говорит, что снится ей небо и огненная птица.

“А ты и есть феникс!.. — удивленно мысленно услышали мы всё голос Всевышнего. — Просто ему нужно немного больше времени, чтобы проснуться в эмиле”.

Лина расплылась в широкой улыбке и радостно запрыгала вокруг нас. Скоро сбудется её мечта!

— И ещё хотелось бы добавить, дети мои, — произнес опять возникший у алтаря главный бог. — Многим я сегодня раздал подарки, кто-то получит их раньше, кто-то немного позже…

После этих слов я отчетливо увидела божественные лучи, которые накрыли многих женщин находящихся в храме. И только что ставшую женой Василису, будущею королеву Эмилиании, что стояла обнявшись с Торривианом-младшим около алтаря. И Маргариту Шахинскую, мою дорогую золовку, беременную жену брата. И нашу с Эниром старшую дочку, Алавиону, что недавно вышла замуж за герцога Салемиана Литомского, с которым мы когда-то вызволяли Его Величество Элеоновиана Карталского из Шохарских пещер. И даже меня… Вот это было сюрпризом! Не думала я, что так скоро вновь стану мамой!.. Но самое невероятное, что божественные лучи достали и до моей любимой мамы, и так же до дорогой свекрови, что подарила мне свою материнскую любовь. Они уже и не надеялись вновь стать мамой, после того как двадцать пять лет назад подарили своим мужьям по чудесной дочурке.

— С этого момента по моему желанию жизнь эмилов как и людей в этом мире продлится! — продолжал свою речь Всевышний, довольный своим волшебством что явно даст новые возможности будущему поколению Эмилиании. — Уверен вы найдете, чем заполнить те годы, что вам ещё предстоит прожить! При общей продолжительности жизни в двести пятьдесят лет, вы сумеете воплотить в реальность все свои мечты! Именно этого я вам и желаю! И конечно не забывайте нас, своих богов!.. — с лукавой улыбкой проговорил Всевышний, создавая портал и исчезая в нем. — Мы всегда рядом! Всегда поможем вам и делом, и советом! — услышали мы уже только голос Торривиана Высшего.

— И что это сейчас было? — тихо произнес Энир, нежно обнимая меня.

— А что непонятного, мы теперь живем ещё дольше, что было утром! — весело вставил Эсилиониан наш средний сын, которому недавно исполнилось пятнадцать лет. — Вот простор для деяний!

— Да я не о том… Дорогая, ты как? — озабоченно спросил муж у меня.

— Всё хорошо, не переживай… пока… — с милой улыбкой ответила я. — Пока нет повода для беспокойства. Уверена, что та божественная сила, которую нам подарил Всевышний ждет своего часа, вернее ночи… — ответила я, быстро целуя любимого короля в губы.

— Да?.. — спросил он, вопросительно подняв одну бровь и довольно улыбаясь.

— Ночи!.. — многозначно ответила я, нежно проводя по гладновыбритой щеке Энировиана.

— Мам… а почему Торривиан будет с тремя ипостасями, а я получается с одной? — вопросительно произнес Эсилиониан, вот неймётся всё нашему сорванцу, только небо в голове.

— А кто сказал, что только у меня? — спросил Торри, подходя к нам с молодой женой. — Я отчетливо вижу в тебе ещё и феникса, только он спит ещё. Годам к двадцати начнет просыпаться.

— Что?! Ура!!! — закричал на весь храм этот невыносимый… принц.

— Ваше Высочество Эсилиониан Карталский! Вспомните где вы находитесь! — строго отчитал сына Энировиан.

— Ой… Извини, дедуля… Я больше не буду кричать в твоем храме… — протянул наш средненький, закинув голову наверх и смотря куда-то ввысь.

Вот что с ним делать? Никакого уважения к богам…

— Эсил… Сколько можно повторять?.. Что за “дедуля”? — строго спросила я.

— Но дедуся сам просил его так называть!.. — вступилась за брата Линолика, не понимая за что мы ругаем любимого брата.

Сверху послышался раскатистый смех… дедуси…

“Пусть называют как хотят!.. Мне всегда приятно их внимание!” — услышали мы слова Всевышнего.

— А что нас никто не поздравит? — с лукавой улыбкой спросила Василиса, ставшая сегодня частью нашей большой семьи.

— И действительно! Дорогие наши, поздравляем вас! — начала поздравлять я. — Счастья вам, любви, согласия. Пусть всё сложится у вас так, как вы мечтаете!

— Мудрости и дальновидения в принятии будущих королевских решений! — продолжил Энировиан мои слова. — Пусть из вас, Торривиан и Василиса получится самые лучшие правители Эмилиании!

— Пусть ваш совместный путь осветит самая яркая путеводная звезда! — произнесла пра-пра-бабушка моих детей Эмилия Карталская. — И это я не про себя! — с доброй улыбкой добавила она. — А мы с вашими многочисленными предками будем помогать, чем сможем!

— Вы всегда знаете где нас можно найти! Ждем вас, дети, в этом самом храме, или как мы его теперь ещё называем Доме Богов! — произнес далее за женой полубог, первый король рода Карталского.

— Любви вам, дорогие, взаимопонимания и счастья на долгие-долгие годы! — пожелали почти в голос бабушки и дедушки наших молодоженов.


Ещё много слов было сказано виновникам сегодняшнего торжества. Я же стояла и смотрела на своего любимого старшего сына. Как же он похож на своего отца! Те же жгучие смоляные волосы, фамильные черты лица так знакомые мне. Тот же проницательный взгляд, тонкие губы, и эта зажигательная улыбка, как и у всех моих детей.

Сегодня для меня был не просто день свадьбы моего первенца. Это день когда я узнала, что мои дети не только прекрасные орлы, гордо парящие в небе, как и их отец. Но они и продолжение меня! Мои любимые дети огненные фениксы! Как и я!

Пришло новое время в нашем мире! Время трех ипостасей эмилов! Замкнулся круг длиной в несколько сотен тысяч веков! Новый правитель Эмилиании станет преемником рода Картилского и Тональского!

Конец


Оглавление

  • В пламени феникса Анна Апрельская