КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469446 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219305
Пользователей - 101822

Впечатления

ANSI про Валин: Цикл "Мир дезертиров". Компиляция. Книги 1-10 (Альтернативная история)

слишком много лесбиянства

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Форестер: Горацио Хорнблауэр (Исторические приключения)

Прекрасный морской приключенческий цикл романов. Чудесная компиляция признанного мастера!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Гараз: Под знаком змеи (Историческая проза)

Такие убийства, как правило не расследовались, особенно в 90 годы. Спасибо Вам Миша, за прекрасную историтческую повесть

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Фостер: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 7 (Ужасы)

Добавлено еще 4 рассказа.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Леденцовская: Комендант некромантской общаги (СИ) (Юмористическая фантастика)

Книгу первую прочитала с удовольствием, просто отдохнув в том числе и от эротики ,которую стараются впихнуть в фэнтези чуть ли не каждая «авторша».
Очень мило.
Хотела получить такое же удовольствие от 2-й и 3-й книги, но читать полную бредятину, высосаную буквально из пальца уже во второй книге не смогла.
Одна чертиха , почему то показанная этакой одесской мамой- еврейкой с соответствующим говором, ну просто стала раздражать, бросила.
Бредятину в количестве 3-х книг ф топку бросила , и не жалко.
Аффторшу в черный список.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sem_Sem про серию Теневой путь

Новый стиль? В каждой книге сначала пару глав нормальные, а потом ахинея - другая книга или вставка из ранее прочитанной... Итог - бред, хотя общая задумка норм.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Борискин: Привет с того света или приключение попаданца (СИ) (Попаданцы)

Привет с того света или приключение попаданца- тема интересна.но слишком занудно описание

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Скиталец чужих миров (fb2)

- Скиталец чужих миров 4.05 Мб, 856с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Геннадий Васильевич Иевлев

Настройки текста:




Вселенная – не строй, не организм,

А водопад сгорающих миров,

Где солнечная заверть – только случай

Посереди необратимых струй,

Бессмертья нет, материя конечна,

Число миров исчерпано давно.


(Максимилиан Волошин)



ГЛАВА ПЕРВАЯ

КАПИТАН КЕРС


1


– Капитан Керасов…

– Капитан! – По лицу адмирала Урана Крааса, развернувшегося вместе с креслом ко входу адмиральского мостика космической базы цивилизации траков – "Итинолле", скользнула заметная тень. – Антон Керасов слишком непонятное имя для цивилизаций Дайранской системы. Антоном Керасовым ты будешь в Солнечной системе. Здесь ты Ант Керс. Или ты это запомнишь сам, или я это запомню тебе, но тогда ты уже никогда и нигде не станешь Антоном Керасовым. – Громким, не терпящим возражения, голосом произнёс адмирал.

– Да, гард адмирал! – Антон резко кивнул головой. – Я это запомню сам. Капитан Ант Керс…

– Отправишься на космическую верфь Уроканы и примешь новый трей. – Продолжил говорить адмирал Уран Краас, в очередной раз перебивая, появившегося на адмиральском мостике космической базы "Итинолле", теперь уже капитана Анта Керса. – Довольно тебе шляться по пространству Дайранской системы, собирая космический мусор. Оно уже в достаточной степени очищено. Займешься подобающим своему опыту и званию делом. Тебе присваивается второй ранг капитана. Поздравляю! Ты уже знаком с кораблями класса треев, ходил на них, но это не совсем трей. Это первый корабль нового класса. Хотя орбитальная космическая верфь Уроканы ещё далеко не восстановлена, но её сегмент производства кораблей среднего класса уже функционирует в достаточной степени, чтобы строить такие корабли. Экипаж – восемнадцать, включая и капитана. Часть экипажа можешь взять со своего скавенжера, но не более девяти, вместе с собой. Советую взять техников, знакомых с работой энергосистем корабля, так как они подобны. Боевая часть экипажа передается со второго трея, который сейчас находится на регламенте в ангаре "Итинолле" третьего уровня плюс. Новый корабль уже ждёт прибытия своего экипажа. На орбитальную верфь отправишься на своём скавенжере – туда нужно срочно доставить некоторый важный груз. Сдашь мусоросборщик своему первому помощнику, а сам незамедлительно на новый корабль. На освоение – двадцать суток.

– Всего лишь двадцать? – Ант вскинул брови. – За это время…

Капитан Керс! Уран Краас, видимо от недовольства на пытающегося возразить капитана, перешёл на более привычный ему, мысленный диалог, не заботясь о том, что вызывает своими колючими мыслями весьма болезненные ощущения в голове землянина. Тебе будет помогать контингент создателей корабля. От того, как быстро твой экипаж освоит корабль, зависит дальнейшее направление космического кораблестроения цивилизации траков. На этом трее, кстати, есть предложение начать от него отсчёт нового класса кораблей, собраны самые передовые технологии, которые были созданы, буквально, в последние годы. Если испытание корабля будут успешны, то, возможно, начнётся их массовое строительство, а строительство штурмов и треев старой модификации будет свёрнуто.

И как будет называться новый класс кораблей? Сгенерировал Ант Керс мысль в адрес разума адмирала, тоже пытаясь перейти на мысленный диалог, будучи уверен, что адмирал сможет почувствовать ток его мыслей и правильно их понять.

Есть предложение назвать этот класс кораблей – трийеры. Получил Ант колючий мысленный ответ, заставивший его состроить на лице болезненную мину.

– Странное название. – Ант высоко поднял брови. – Оно ведь означает ничто иное, как три уровня. Более, чем странное. – Он покрутил головой, возвращаясь к словесному диалогу. – Но ведь трей тоже трёхуровневый.

– Если у трея третий уровень, как бы неполный, то новый корабль имеет три полномасштабных уровня. – Видимо увидев болезненную гримасу на лице Анта, адмирал тоже вернулся к словесному диалогу. – Я сказал тебе всё, что хотел сказать, капитан Керс. Остальное узнаешь у создателей корабля. Выполняй! – Резким, отрывистым голосом произнёс он последние фразы.

– Да, гард адмирал! – Ант подтянулся и резко кивнул головой. – Гард адмирал! Ты обещал землянам найти их грузовик, который твоя цивилизация некогда ограбила. Прошло уже достаточное время, а…

Капитан Керс! Уран Краас в очередной раз вернулся к мысленному диалогу, что, явно, показывало его недовольство. Я обещал это тебе, а не землянам.

Полученная от адмирала мысль оказалась настолько колючей, что Ант даже прикрыл глаза от возникшей в голове боли.

– Но я и есть землянин. – Преодолевая боль, заговорил Ант. – Какая разница скольким землянам ты обещал: одному, ста или миллиону.

Если бы передо мной был кто-то другой, а не ты, однозначно, ему потребовалась бы помощь реаниматора. Уран Краас поднялся с кресла и подойдя к Анту положил одну из своих верхних рук ему на плечо, заставив того прогнуться от её тяжести. Если обещал – выполню обещание. Но гоняться за вашим транспортом я не намерен. Сам его найдёшь. Но лишь после того, как освоишь новый корабль. Свободен! Он убрал руку с плеча Анта.

– Но…

– Свободен, капитан Керс! – Прозвучал громкий голос адмирала над головой Анта, подобно раскату грома.

Ничего не ответив, Ант развернулся и быстрым шагом покинул адмиральский мостик базы "Итинолле".


***


Скавенжер, загруженный так, что Анту даже не было возможности пройти по кораблю, так как все его трюмы были забиты какими-то агрегатами, а коридоры его настоящим и будущим экипажем, так как кают на такой большой экипаж на мусоросборщике не было, без каких-то проблем, за чуть более суток по времени цивилизации траков, дополз до восстанавливаемой космической верфи "Зоторре", расположенной на синхронной орбите Уроканы.

При подходе к космической верфи, Ант взял управление скавенжером на себя и намеренно, запоздало начал его торможение, вызвав нескрываемое удивление вахтенных, чтобы была причина для того, чтобы сделать круг вокруг космической верфи, гася скорость и в тоже время пытаясь увидеть свой будущий корабль, чтобы попытаться оценить его потенциальную мощь, видимую, так сказать – со стороны, но к его досаде, корабль, скорее всего, находился ещё в одном из ангаров космической верфи и задумка Анта не увенчалась успехом.

Мысленно отправив в адрес создателей нового корабля нелестный эпитет, он, наконец, связался с диспетчером орбитальной космической верфи.

– Капитан второго скавенжера Ант Керс, ранг второй. – Представился Ант, смотря в голограмму над пультом управления, в которой отображалось лицо офицера космического флота цивилизации траков, трака, уже в возрасте. – Срочный груз с "Итинолле". Приказ адмирала. – Назвал он причину появления скавенжера в районе космической верфи. – Ангар?

Диспетчеры космической верфи хорошо знали, как Анта в лицо, так и его мусоросборщик, так как Ант уже много раз доставлял, собранные в пространстве Дайранской системы, останки космических кораблей, как траков, так и шхертов и потому не требовали от него сложной процедуры идентификации, хотя нарушали тем самым строгий приказ адмирала, но в тоже время зная, что этому странному капитану мусоросборщика благоволит тот же адмирал и потому прощали ему многие вольности, как и совершённый сейчас виток вокруг космической верфи, за который другой капитан, непременно бы получил строгое взыскание. Знали они так же, что с этим странным капитаном нужно общаться голосом.

– Четвёртый центральный причал. – Без задержки произнёс диспетчер.

– Габаритный груз. Он не пройдёт в шлюз. – Ант покрутил головой.

– Это не твоя забота, капитан. – Мотнул головой в ответ диспетчер. – Тебя ждёт командир космического орбитального комплекса – восемнадцатый уровень ядра. Для экипажа шестнадцатый уровень. Каюты: с первой по двадцатую. – Голограмма с его изображением тут же погасла.

Ант повернул голову в сторону одного из двух вахтенных, находящихся сейчас в зале управления скавенжера.

– Возьми управление. Четвёртый причал оси. – Произнёс он с нотками какого-то безразличия в голосе и дождавшись, когда вахтенный возьмётся за второй штурвал, оттолкнув от себя первый штурвал, откинулся в кресле и уставился в экран сиоп, всматриваясь внимательным взглядом в космическую верфь, пытаясь определить в какой её части расположен тот самый ангар, где сейчас находится его будущий корабль нового класса.


***


Космическая орбитальная верфь цивилизации траков – "Зоторре", что означало – красивая заря, хотя Ант никогда не слышал, чтобы кто-то из траков использовал это название при ссылке на космическую верфь, была чрезвычайно красива и огромна и представляла собой мощный центральный многоуровневый, сияющий тысячами огней, остов, от центра которого отходили в стороны восемь огромных лучей-ангаров, вытянувшись почти на полтора десятка километров в пространстве, в которых строились космические корабли: четыре больших луча и четыре меньших, связанные между собой перемычками, в которых располагались различные производственные модули, всевозможные хелпы и дополнительные ангары. Каждый луч имел шлюз, защищённый силовым полем, через который построенный корабль покидал орбитальную верфь или же корабль, приходящий для ремонтных работ входил в неё. Большие лучи-ангары предназначались для строительства больших кораблей – актеонов и треев; меньшие для штурмов и танов. В центральном остове космической верфи располагались различные модули управления, жилые модули, энергостанция и другие модули, связанные непосредственно со строительством космических кораблей и с надзором за их строительством со стороны их конструкторов. Самую же центральную часть острова космической верфи занимала огромная термоядерновакуумная энергостанция, которая вырабатывала невообразимое количество энергии для жизнедеятельности этого, сияющего жемчужиной в пространстве Дайранской системы, огромного космического орбитального комплекса.

Даже сейчас, когда пять из восьми лучей-ангаров космической верфи были изрядно повреждены и в центральном остове верфи виднелись огромные чёрные прогалы, космическая верфь все же сохраняла своё былое величие и всегда вызывала восхищение у Анта, когда он приводил к ней свой мусоросборщик.

Ант, когда впервые увидел висящее в пространстве это сияющее великолепие, так как именно здесь он получил свой скавенжер, был немало удивлён, что грузы с Уроканы на орбитальную верфь доставлялись челноками, а не космическим лифтом.

Насколько он знал: землянами уже были разработаны десятки, если не сотни проектов космических лифтов и дело оставалось лишь за малым – претворением одного из проектов в жизнь, то есть прокладкой сверхпрочного полотна от Земли до орбитального завода, которая, в его бытность на Земле почему-то всё переносилась и переносилась.

В первое посещение орбитального комплекса цивилизации траков его сопровождал сам адмирал Уран Краас, который пространно и пояснил причину отсутствия у космической верфи космического лифта.

По словам адмирала: траки не один раз предпринимали попытку подвесить лифт между планетой и космической верфью, но полотно, по которому скользили бы платформы лифта, оказывалось слишком тяжёлым, из каких бы материалов конструкторы его ни создавали, так как расстояние между орбитальной верфью и поверхностью планетой составляло более шестидесяти тысяч километров. Полотен было два – эффективность от одного полотна не оправдывала затрат на её эксплуатацию: по одному платформы скользили к орбитальной верфи; по второму – к планете. Своим огромным весом они тянули орбитальную верфь вниз и потому, для поддержания её на стационарной орбите требовались специальные движители. Ещё изрядный вес лифту добавляли его платформы с грузом. Чтобы как-то снизить нагрузку на орбитальную верфь, платформы оснащались небольшими движителями, которые, когда она шла к лифту, подталкивали её, а когда шла к планете – притормаживали. Особенно большие усилия по подталкиванию и по удержанию платформ требовались, когда они находились в зоне действия гравитации Уроканы.

К тому же, насколько полотна не были прочными, но они имели свойство портиться. Особенно досаждали обслуживающему персоналу лифта микрометеориты, которые протыкали полотна лифта, будто игла бумагу и техникам приходилось прикладывать немалые усилия штопая эти дыры. Да и природные катаклизмы Уроканы вносили свои усилия для дестабилизации полотен, так как у поверхности планеты они имели изрядную ширину, создавая заметное сопротивление планетарным ветрам, которые, порой их раскачивая так, несмотря на стабилизаторы, что орбитальная верфь начинала плясать и все работы на нёй приходилось прекращать.

Промаявшись с несколькими модификациями космических лифтов по нескольку лет, траки, в конце-концов, отказались от него, доставляя грузы на орбитальный завод быстрыми и мощными челноками.

На возражение Анта, что орбитальная верфь тоже должна подвергаться ещё более интенсивной бомбардировке микрометеоритами, нежели космический лифт, Уран Краас пояснил, что крупные метеориты надёжно отслеживаются системой пространственного контроля орбитального комплекса и неизменно уничтожаются, а от микрометеоритов комплекс защищён специальными заряженными пространственными сетями, которые раскинуты вокруг верфи, попадая в которые, микрометеорит гарантированно сгорает. Так как орбитальная космическая верфь достаточно компактна, хотя и огромна, то и космические сети вокруг неё, сравнительно небольшие, со специальными шлюзами, через которые диспетчеры проводят все летательные аппараты, прибывающие и уходящие от "Зоторре", а попытки создать подобные сети вдоль полотен лифтов успеха не возымели из-за их протяжённых и потому огромных размеров. Да и гравитация Уроканы оказывала на сети, отнюдь, не положительное влияние.

Когда же корабли шхертов пытались уничтожить орбитальную верфь, они сожгли почти все сети, которые теперь ещё не были восстановлены в полной мере и потому Ант на своём скавенжере беспрепятственно мог совершить облёт космической верфи, не опасаясь запутаться в них. На их восстановление у цивилизации траков пока что, ни ресурсов, ни времени не находилось.

Восстановление же космической верфи шло достаточно быстрыми темпами, так как на всех её изуродованных лучах виднелись яркие блёстки сотен работающих джеттеров, управляемых, как траками, так и адронами, занятых на восстановительных работах.

На центральном остове таких интенсивных восстановительных работ не велось, если можно было судить по достаточно редким вспышкам джеттеров на нём. Насколько знал Ант, адмирал Уран Краас был заинтересован в скорейшем восстановлении именно лучей космической верфи, чтобы началось полномасштабное строительство боевых космических кораблей цивилизации и считал, что с некоторым дискомфортом, персоналу космической верфи, можно было и смириться, тем более, что энергостанция космической верфи была, практически, не повреждена и работала в своём штатном режиме.

Для Анта оказалось странным, что космическая верфь имела очень слабую защиту, видимо траки, при её создании, не рассчитывали, что она будет когда-то, кем-то атакована, находясь в непосредственной близости от планеты и потому установили на её лучах-ангарах лишь по паре лазерных турелей: одну – дальнодействующую и одну ближнего радиуса действия, делая с их помощью упор на противометеорную защиту, что, явно, оказалось недостаточно, при атаке на космическую верфь кораблей враждебной цивилизации. И сейчас, насколько Анту было известно от адмирала, каждый большой луч-ангар оснащался таким же энергетическим излучателем дальнего действия, которыми были оснащены две орбитальные планетарные пушки.

Обычно, диспетчер всегда предоставлял для скавенжера один из шлюзов уцелевшего ангара, так как доставляемые мусоросборщиком грузы были достаточно габаритны и требовали мощных механизмов для их выгрузки. Причалы центрального остова орбитальной верфи были не столь размерны, как причалы его лучей и к ним причаливали лишь грузовики, доставляющие грузы с самой Уроканы или пассажирские корабля, доставляющие производственный и обслуживающий персонал космической верфи.

Поразмышляв, Ант пришёл к выводу, что ему потому не был предоставлен шлюз луча, что их ангары сейчас заняты строящимися кораблями и доставленным его скавенжером грузам может не хватить свободного пространства лучей-ангаров и они будут лишь мешать строительству кораблей.

Глубоко и протяжно вздохнув, Ант уставился в приближающийся четвёртый шлюз центрального остова космической верфи.


***


Прошло уже четыре года, как Ант, по предложению адмирала цивилизации траков, покинул Землю. По прибытии в пространство Дайранской системы Уран Краас сразу же назначил, тогда ещё Антона Керасова капитаном второго скавенжера, попросту – мусоросборщика, мотивируя своё назначение тем, чтобы Антон, помотавшись по Дайранской системе, собирая, оставшиеся после войны со шхертами, остовы кораблей обеих цивилизаций, досконально познакомился с пространством Дайранской планетной системы, чтобы знать её, по словам адмирала, как все свои пальцы.

Адмирал теперь периодически употреблял всевозможные афоризмы землян, к месту и нет, которых набрался из головы Анта, во время пребывания там своего разума, хотя порой и несколько искажая их.

Космических мусоросборщиков у цивилизации траков было всего два: первый и второй. Первый, не осмотрительно приблизившийся к пространству сражения, получил значительное повреждение и сам нуждался в основательном ремонте, хотя оставался на ходу. Так как сейчас цивилизации было не до его восстановления, то он, кое-как залатав свои дыры, неторопливо ползал по пространству Дайранской системы, собирая космический мусор небольших габаритов. Основная же работа по транспортировке остовов горелых кораблей обеих цивилизаций досталась второму скавенжеру, капитаном которого и стал Антон Керасов, так как прежний капитан второго скавенжера был переведён адмиралом Ураном Краасом на первый мусоросборщик, капитана которого, тот же адмирал понизил в должности из-за его халатности, сделав его вахтенным офицером того же скавенжера.

После назначения, Антону казалось, что адмирал забыл о нём, так как около полугода, ни разу, ни каким образом не связывался с ним, совершенно не интересуясь его успехами по освоению пространства Дайранской системы. Но, затем Уран Краас всё же начал интересоваться Антоном, мотивировав свою прежнюю невнимательность занятостью восстановительными работами, как космического флота цивилизации, так и космической верфи.

Те корабли цивилизации траков, которые имели незначительные повреждения, в основном движителей, Антон вторым скавенжером стягивал к космической базе "Итинолле", где их восстанавливали техники базы: три штурма и один трей им восстановить уже в полной мере удалось. Так же подходило к концу и восстановление на "Итинолле" двух актеонов, в основном имеющих повреждения корпусов различной степени. Корабли, имеющие значительные повреждения, Антон притаскивал к орбитальной верфи "Зоторре", где техники демонтировали пригодные для использования при строительстве новых кораблей узлы и агрегаты изуродованных кораблей, а то, что оказывалось совершенно ни к чему не пригодным, утилизировали и отправляли на планетарные заводы на переработку. Из кораблей шхертов, более-менее, в пригодном для изучения состоянии Антону удалось найти лишь два форвата, которым лучи траков выжгли их залы управления, не дав тем самым их пилотам самоликвидировать корабли и один транспорт, со всеми его цилиндрами для обогащения юта, который, по приказу адмирала, тут же был транспортирован Антоном, с помощью скавенжера, к производственному комплексу на Туэте, где теперь изучалась возможность обогащения юта с помощью этих цилиндрических установок цивилизации шхертов. Форваты были транспортированы экипажем второго скавенжера к космической верфи. У одного из них, к восторгу траков, дальнодействующий излучатель синих лучей оказался в совершенно исправном состоянии и они занялись тщательным изучением его принципа действия.

И вот, наконец, адмирал, по неизвестной Антону Керасову причине, повысив его в звании и вернув ему более благозвучное для цивилизации траков имя – Ант Керс, сделал ему новое назначение, с более высоким рангом в космическом флоте цивилизации траков…

Дождавшись, когда скавенжер причалит к нужному причалу и герметичность шлюза будет подтверждена, Ант поднялся и шагнул, к вошедшему в зал управления своему первому помощнику.

– Принимай! Он твой! – Ант провёл рукой вдоль пульта управления. – Уверен, ты найдёшь достойную замену уходящей части экипажа. Все вопросы адмиралу.

Шагнув в сторону, Ант обошёл, теперь уже нового капитана скавенжера и выйдя в небольшой коридор, направился в нижний ангар мусоросборщика, где был выстроен переходный шлюз на космическую верфь. Спустившись в него, к своему удивлению, он нашёл там весь экипаж скавенжера, хотя он его и не собирал, так как тех из них, кого он намеревался забрать на свой новый корабль, он оповестил ещё в пути, а с остальными, просто попрощался, зайдя в их каюты.

Состроив гримасу удивления, Ант подошёл к стоящему посреди ангара экипажу скавенжера и остановившись в нескольких шагах от них, чтобы не слишком задирать голову, обвёл всех медленным взглядом.

– Благодарю! – Ант резко кивнул головой, совершенно не представляя, что нужно говорить в подобных случаях, так как оказался в таком положении впервые. – Какие бы разные мы не были, но мы были одной, прекрасной командой и честно выполняли свой долг перед цивилизацией по очистке пространства Дайранской системы. И надеюсь, что с новым капитаном вы будете приносить такую же пользу своей цивилизации, как и до сих пор. Я не хочу прощаться, так как я ухожу не из космического флота, а перехожу служить лишь на другой корабль и уверен, что наши пути в пространстве Дайранской системы не один раз пересекутся, в хорошем смысле этого слова. – Он широко улыбнулся. – Экипажу нового корабля – уровень шестнадцать ядра, каюты с первой по двадцатую. Остальным – счастливо оставаться!

– Да, гард капитан! – Донёсшийся громкий хор бывшего и остающегося экипажа скавенжера, заставил Анта невольно поднять плечи.

Ничего больше не сказав, он резко развернулся и шагнул к тёмному зёву переходного шлюза.


2


К удивлению Анта, у переходного шлюза со стороны орбитальной верфи его ждал штор, который, видимо, был тщательно проинструктирован, кого ему необходимо сопровождать и потому, едва Ант вышел из шлюза в коридор, штор тут же шагнул к нему.

– Гард капитан Ант Керс! – Произнёс штор на языке траков, непонятной тональности, толи спрашивая, толи утверждая своё обращение, становясь у Анта на пути.

– Да! – Остановившись, Ант кивнул головой в подтверждении своих слов. – У меня проблема? – Он поднял брови.

– Вас ждёт директор орбитальной верфи. Следуйте за мной. – Произнёс штор, проигнорировав вопрос Анта и развернувшись, не оглядываясь, зашагал по мрачному, определённо познавшему уничтожающий огонь, коридору, совершенно не интересуясь, следует за ним его ведомый или нет.

Дёрнув плечами, Ант заторопился за ним, как всегда идя за траком, то быстрым шагом, то перебежками.

Так как четвёртый причал располагался на одном из нижних уровней ядра орбитальной верфи, то на восемнадцатый уровень они поднимались на каком-то полувыгоревшем лифте. Хотя лифт изрядно скрипел и своим видом вызывал уныние, но свои функции он всё же выполнил исправно и вскоре штор и Ант уже шагали по светлому, идеально выглядевшему коридору, будто бы его совершенно не коснулись, совсем недавно происходящие здесь, бурные уничтожающие события.

Штор продолжил так же быстро идти и по этому коридору, но всё же ему приходилось часто притормаживать, так как в отличие от прежнего, практически, безлюдного коридора, этот коридор был достаточно заполнен, спешащими в обе стороны, траками и Ант, практически, не отставал.

Наконец, штор остановился напротив одной из широких дверей и ткнув одной из своих верхних рук в пластинку идентификации, шагнул в тут же образовавшийся дверной проём. Ант торопливо шагнул за ним.

Они оказались в большом, светлом полуовальном зале, посреди которого стоял полуовальный стол, за которым сидел трак в курточке офицера космического флота цивилизации траков, перед которым, над столом, висела голограмма с каким-то помещением, скорее всего промышленного типа, в котором просматривался какой-то большой тёмный агрегат. Кроме этого офицера в зале больше никого не было. Вошедшие, скорее всего, застали сидящего за столом офицера врасплох, так как тот, вдруг, дёрнулся и выбросил одну из своих рук, одновременно поспешно вставая, в сторону голограммы, пронизывая её насквозь, отчего она покрылась рябью. Затем его вторая рука ткнулась куда-то в крышку стола и голограмма погасла. Офицер замер, уставившись в вошедшего штор немигающим взглядом. Как понял Ант, между ними происходил обмен формами. Через несколько мгновений штор резко развернулся и молча вышел. Дёрнув плечами, Ант уставился удивлённым взглядом в оставшегося стоять офицера.

Ждите! Вошла Анту в мозг достаточно колючая мысль извне, незнакомой тональности.

Офицер сел в своё кресло, положив две своих нижних руки на крышку стола, а две верхних на подлокотники, но никакой голограммы перед ним больше не появилось. Лишь чуть дёрнув плечами, Ант остался стоять на месте, водя глазами по сторонам, осматривая полуовальный зал.

Привыкший к аскетизму кают космических кораблей и может лишь чуть поуютней выглядевших кают базы "Итинолле", Ант с удивлением отмечал заметное богатство убранства этого зала космической верфи: по всей полуовальной стене, через одинаковые расстояния располагались большие окна, в которых отображался планетный пейзаж, несомненно голографического происхождения, но выстроенный так, будто был одним целым; в промежутках между окнами росли деревья, весьма напоминающие земные пальмы; под окнами стояли большие кресла темно– коричневого цвета с четырьмя подлокотниками, придавая залу домашний уют. Никакой другой обстановки в зале не было. Полуовальная стена с обеих сторон заканчивалась двумя красивыми дверьми, которые, сейчас, были закрыты. Ант, невольно, с досадой, отметил негостеприимство офицера за столом, который заставил его ожидать неизвестно чего и неизвестно сколько, стоя, а не предложив занять одно из красивых кресел, под одним из импровизированных окон.

Как показалось Анту, стоять ему перед столом, с сидящим офицером, пришлось не менее получаса, прежде, чем донёсся негромкий свистящий шорох, заставивший Анта повернуть на его звук голову: одна из дверей полуовального зала скользнула в стену, и в её проёме показался, на удивление Анта, совсем невысокий четырёхрукий трак, выглядевший при своём невысоком росте, как-то неуклюже со своими четырьмя руками. Был ли это директор космической верфи или кто-то ещё, Ант не знал, так как никогда с директором не имел никаких дел – ни очных, ни заочных. Видимо увидев Анта, трак замер в дверном проёме и посмотрев несколько мгновений на Анта, перевёл взгляд на сидящего за столом офицера, который тут же вскочил и заметно вытянувшись, замер. Несомненно, между ними произошёл какой-то обмен формами, видимо, по завершении которого, в голову Анта вошла резкая, колючая мысль извне.

Следуй за мной!

Оба: и офицер, выйдя из-за стола; и невысокий трак из дверного проёма, направились к выходу из полуовального зала.

Лицо Анта вытянулось в недоумении: он совершенно не представлял, кто прислал ему последнюю колючую мысль и за кем ему нужно было следовать.

Занятый невольным размышлением, он запоздало развернулся к выходу, наблюдая, как оба трака, не оглядываясь, прошли через образовавшийся дверной проём и скрылись из вида. Он бросился к выходу.

Выскочив в коридор и крутанув головой, он, с ещё большим удивлением, увидел, что траки направились по коридору в разные стороны. Поразмышляв лишь мгновение, он бросился вдогонку за низкорослым траком.

Следуй за мной! Тут вошла ему в мозг колючая мысль извне.

Ант сделал ещё несколько быстрых шагов, прежде чем осознал значение полученной мысли, как ему в мозг вошла ещё одна, такая же, колючая мысль извне.

Следуй за мной!

Поняв, что он делает уже определённо, что-то не то, Ант резко остановился и оглянулся – офицер стоял уже далеко по коридору и развернувшись, смотрел в его сторону.

Проклятье! Лицо Анта исказилось невольной гримасой досады. За кем, тогда я шёл?

Он опять повернул голову в том направлении в котором шёл – низкорослый трак шагал не оглядываясь и уже исчезал из вида за изгибом коридора. Сохраняя на лице гримасу досады, Ант развернулся и направился к офицеру.

– Кто тот трак, за которым я шёл? – Поинтересовался Ант, подходя к офицеру.

Главный логист космической верфи. Тут же получил он колючий мысленный ответ, пришедший извне.

– А директор космической верфи? – Ант поднял плечи.

Он примет тебя в ангаре. Сейчас он занят. Получил Ант очередной сонм колючих мыслей извне и повернувшись, офицер возобновил свой путь по коридору.

Дёрнув плечами, Ант заторопился за ним.


***


Идти по радиусному коридору пришлось очень долго и Анту даже казалось, что офицер вознамерился обогнуть орбитальную верфь, будто намереваясь показать Анту её необъятные размеры. Усталости от столь долгой ходьбы у Анта не было, но ему показалось странным, что такие большие расстояния преодолеваются траками столь нерационально растрачивая время.

Все, оставшиеся на ходу, транспортёры, сейчас заняты на восстановлении лучей. Получил Ант колючую мысль извне, несомненно от офицера, будто тот, каким-то образом прочитав мысли удивления Анта, посчитал нужным удовлетворить его недоумение. Предприятие столицы, изготовлявшее их тоже разрушено и неизвестно, когда возобновит свою работу. Нам придётся обогнуть половину ядра комплекса, чтобы добраться до нужного лифта.

Ничего не ответив на полученные извне мысли, Ант лишь молча дёрнул плечами.

Наконец офицер остановился напротив одной из широких двустворчатых дверей и приложил одну из своих верхних рук к стене рядом с ней – створки двери скользнули в стену и офицер шагнул в образовавшийся проём. Дождавшись, когда в лифт войдёт и Ант, офицер приложил туже руку к одной из блестящих пластинок на стенке лифта. Ещё к одному удивлению Анта, лифт скользнул вниз, а не пошёл вверх.

Лифт скользил совсем недолго и Ант даже не успел сосредоточиться ни на одной из своих мыслей.

Как только лифт остановился и его двери раскрылись, Ант увидел перед собой, уходящий вдаль, огромных размеров сумеречный бесконечный коридор. Перед образовавшимся дверным проёмом лифта стоял штор.

Следуй за мной! Тут же вошла Анту в голову колючая мысль извне непонятной тональности и развернувшись, штор направился вглубь коридора.

Ант оглянулся на офицера – тот продолжал стоять высоко подняв голову, с каким-то отрешённым видом, будто спал стоя с открытыми глазами. Беззвучно хмыкнув, Ант отвернулся и вышел в коридор. Донёсшийся у него за спиной легкий свист заставил его оглянуться – двери лифта уже были закрыты, офицера в коридоре не было. Беззвучно хмыкнув ещё раз, Ант отвернулся и заторопился за, уходящим в сумрак коридора, штор.

Вскоре, огромный коридор, как бы начал сужаться, вызвав немалое удивление у Анта, но присмотревшись, он понял, что он, всё больше и больше заставлен всевозможными разновеликими агрегатами, которые, в его сумраке, как бы уменьшали его размеры. Штор шёл не быстро и Ант успевал даже рассмотреть стоявшие в коридоре агрегаты, которые, однако ни о чём ему не говорили, так как он подобные видел впервые.

Наконец, они подошли, насколько понял Ант, к очень большой двустворчатой двери с огромной выпуклой цифрой два, которая, как он понял, открывалась не скользя в стороны, а скользя по радиусным рельсам, которые были вмонтированы в пол коридора. Подойдя к ним, штор ткнул одной из своих верхних рук в большую дверь и на удивление Анта, в ней, тут же, образовался совсем небольшой проём, будто часть двери растворилась. Но штор не пошёл в образовавшийся проём, а став к нему боком, замер.

Ант, состроив мину удивления, некоторое время смотрел на штор, потом на образовавшийся дверной проём, затем вновь перевёл взгляд на штор, но что-то прочитать на его безэмоциональном лице так и не смог. Беззвучно хмыкнув, он направился в образовавшийся небольшой дверной проём.

Перед ним был огромный ангар, посреди которого стоял величественный космический корабль, своими очертаниями напоминающий трей, но в тоже время, он, однозначно, им не был.

– Рад, гард капитан! – Услышал Ант рядом с собой достаточно громкий голос, так как в ангаре было всё же шумно.

Ант повернул голову на голос – сбоку от него стоял трак в серой одежде техника.

– Рад! – Невольно произнёс Ант, механически подняв брови в немом вопросе.

– К сожалению, гард капитан, директор орбитальной верфи занят сейчас в другом ангаре и не может лично познакомить вас с трийер. Он поручил это сделать мне. Конструктор Троплус Грамм. – Продолжил говорить трак, на мгновение склонив голову. – Я веду надзор за строительством и хорошо знаю этот корабль.

– Капитан Ант Керс! – Ант, в ответ, тоже на мгновение склонил голову. – Мне пришлось ходить на трей и я в достаточной степени его знаю. Но гард адмирал сказал, что я получаю назначение на корабль, совершенно, нового класса. Я хотел бы немедленно познакомиться с ним. – Он ещё раз окинул взглядом, стоявший в ангаре величественный корабль и находя и нет его сходство с треями старой модели.

– Прошу, гард капитан. – Конструктор вытянул одну из своих верхних рук в сторону корабля. – Я не подчиняюсь приказам адмирала, но соответствующие полномочия мне даны Серым Соннот. – Он шагнул в направлении своей вытянутой руки.

– Меня удивил названный адмиралом количественный состав экипажа корабля. – Заговорил Ант, шагая рядом с Троплусом Граммом. – Не слишком ли он мал, для такого большого корабля?

– Корабль максимально автоматизирован. Даже можно сказать, наделён некоторым интеллектом. Ант уловил в голосе конструктора нотки пафоса. – Экипажу придётся лишь контролировать работу систем корабля и такой его численный состав вполне оптимален. К тому же, на трийер, если можно так выразиться, будет проходить службу большое количество адронов повышенной интеллектуальности.

– Но насколько я знаю, у цивилизации траков уже был негативный опыт излишней доверчивости к искусственному интеллекту, который едва не погубил цивилизацию. Вы не боитесь повторения? – Попытался сыронизировать Ант.

– Если интеллект трийер или адронов надумает выйти из-под контроля, предусмотрен режим возврата их под контроль. – Прозвучал безэмоциональный ответ конструктора.

– Но он может оказаться неэффективным? – Ант мотнул головой.

– Смею вас заверить, гард капитан, он очень эффективен. – В голосе конструктора Ант уловил, как бы нотки иронии.

– Остаётся, лишь поверить вам наслово. – Ант дёрнул плечами.

Они уже настолько близко подошли к величественному кораблю, что Анту пришлось изрядно задрать голову, чтобы начать более детально осматривать его.

– Я хотел бы вначале осмотреть его снаружи. – Заговорил он. – Ближе уже не стоит подходить.

– Как пожелаете, гард капитан. – Конструктор остановился и подняв одну из своих верхних рук, повёл ею вдоль корпуса трийер. – Тем более, что много значимых изменений в конструкции корабля находятся с наружной стороны его корпуса. По сравнению с треем, трийер на сорок метров длиннее, на двенадцать метров шире и на два метра выше. – Принялся описывать конструкционные особенности корабля Троплус Грамм, проведя ещё раз одной из своих верхних рук вдоль корпуса корабля. – Увеличение его размеров произошло из-за того, что было решено вмонтировать в корабль два генератора энергии: один обеспечивает энергией, как и в старой конструкции, движитель и сам корабль; второй – обеспечивает энергией орудийные излучатели корабля и его защитное поле, которое теперь в полтора раза больше по объёму и в три раза более плотное, что несомненно скажется на большей живучести корабля. Так было решено сделать ещё и потому, что новый вид оружия, спиралевый энергетический излучатель – блустер, потребляет достаточно много энергии и достаточно быстро истощает основной генератор, что, собственно и наблюдалось у кораблей шхертов, имеющих на борту лишь один генератор энергии. К тому же, спектр скрученного энерголуча – свопа, сдвинут в более коротковолновую область спектра, что и окрашивает его в синий цвет, одновременно смещая его основное воздействие на объект из теплового диапазона в энергетический – синий луч уже не так интенсивно разогревает корпус корабля неприятеля, а пытается перенасытить энергией его электронные узлы, особенно решётки систем внешнего обзора и системы ведения огня, что вызовет выход их из строя и как следствие, полную слепоту и незащищённость корабля неприятеля. Хотя, разогрев корпуса корабля от действия луча блустера тоже значителен.

– Но ведь тоже самое воздействие на корабли оказывают и излучатели частиц высоких энергий. – Перебил монолог конструктора Ант. – Может быть стоить их усовершенствовать, а не перенимать чужую технологию? – В его голосе скользнули нотки иронии.

– Система излучателей частиц высоких энергий достаточно громоздка и имеет неширокий сектор контроля пространства.

– Почему бы её не смонтировать на корпусе корабля на поворотной платформе? Сектор контроля пространства можно было сделать, практически круговой. – Вновь перебил конструктора Ант, поднимая плечи.

– Я уже сказал: эта система очень громоздка и если её смонтировать на какой-то поворотной платформе снаружи корпуса корабля, то её обзорное время будет невысоким и контроль пространства окажется малоэффективным. – В голосе конструктора послышались металлические нотки, выдавая его недовольство. – Гораздо эффективнее, если разворачиваться будет сам корабль, что, собственно и происходит. Можно попытаться увеличить время реакции поворотной платформы, но из-за своей огромной массы, она будет вызывать ответную реакцию у корабля, пытаясь развернуть его в другую сторону, что, неизменно, приведёт к дестабилизации перемещения корабля в пространстве и снижению его эффективности во время боевой операции.

– Извините, гардин Грамм, за мою неосведомлённость. – Ант глубоко вздохнул. – К сожалению, я никогда ещё не имел возможности беседовать ни с одним из конструкторов космических кораблей, который так доходчиво мог бы объяснить мне те или иные конструкционные особенности космического корабля, которые на первый взгляд кажутся не совсем логичными. Я постараюсь больше не перебивать вас своими глупыми ирониями.

– Гард капитан. Я уверен, что наша беседа полезна нам обеим. – Конструктор на мгновение взял одной из своих рук Анта за предплечье. – Мне очень редко приходилось беседовать с настоящим боевым капитаном, как вас представил гард адмирал, ходившим, практически, на всех кораблях нашей цивилизации и ваши замечания и предложения по улучшению конструкции космических кораблей для меня будут весьма полезны.

– Мне приятен ваш оптимизм. – Ант широко улыбнулся. – Я весь во внимании. – Он кивнул головой.

– Энергостанции трийер идентичны и могут работать, как по отдельности, каждая на свою нагрузку, так и параллельно и при выходе из строя одной из них, вторая без проблем возьмёт на себя всю нагрузку вышедшего из строя энергетического генератора. Спиралевый излучатель – блустер, монтируется на такой же шаровой турели, как и все другие лазерные излучатели, лишь несколько более массивной и потому имеет очень широкий сектор контролируемого пространства, да и его быстродействие в несколько раз выше излучателей частиц высоких энергий. – Продолжил конструктор описывать особенности нового корабля. – Трийер, так же, имеет и совершенно новый вид оружия, так сказать, механического воздействия – очень быстрые ракеты. – Он вытянул руку в сторону торчащего из корпуса корабля устройства, напоминающего крыло. – Их скорость перемещения в пространстве достигает трети скорости света. У тебя может возникнуть вопрос: зачем этот очень старый и недостаточно быстрый вид оружия?

Ант молча, механически покивал головой.

– Ракеты будут эффективны в двух вариантах ведения боя: на небольшом расстоянии, когда время для перехвата или её уничтожения будет соизмеримо со временем её подлёта; и на достаточно большом расстоянии, когда ракета разовьёт очень высокую скорость и у противника возникнут трудности в её перехвате и уничтожении. – Продолжил описание корабля конструктор. – Так как ракета обладает достаточной массой, то защитные поля, которые сейчас используются для защиты космических кораблей, будут не в состоянии остановить её и уничтожить, так как располагаются достаточно близко к корпусу корабля и потому ракета, гарантированно, достигнет корпуса корабля неприятеля и нанесёт ему повреждение. А если таких ракет будет несколько, то повреждения будут весьма существенными. Ракеты могут нести различные виды заряда, в зависимости от требуемой задачи или вида поражаемого объекта, что повышает их эффективность. Трийер оснащён двумя пусковыми комплексами, по одному с каждого борта. Комплекс может одновременно выпустить четыре ракеты, так что к цели устремятся восемь ракет и такой залп может вывести из строя даже большой корабль. Два ракетных накопителя трийер позволяют разместить до шестидесяти четырёх ракет. Пусковые комплексы мобильные: выдвигаются, делают залп и опять внутрь для перезарядки. При перемещении в пространстве люки ракетных комплексов закрыты и они не тормозят корабль. При перемещении в атмосфере планет пусковые комплексы выводятся наружу и закрытые обтекателями, служат крыльями, дополнительно стабилизируя корабль. Ещё одной особенностью конструкции трийера являются его движители. – Конструктор направился в хвост корабля и зайдя за него, вытянул одну из своих рук вверх.

Ант поднял голову и увидел не один большой раструб главного движения, а два, меньших размеров, стоящие рядом друг с другом. Внешние стороны больших раструбов обрамляли несколько раструбов совсем небольших размеров, несомненно, принадлежащие к категории рулевых движителей.

– Как вы видите, гард капитан, в конструкции движителей главного движения произошли существенные изменения: вместо одного большого движителя, на трийер смонтированы два, меньших размеров, но их суммарное сечение составляет триста квадр, вместо двухсот у трея. Собственно – это половина от, прекрасно себя зарекомендовавших, четырёх движителей актеона. Установив эти движители мы не только получили существенный прирост мощности корабля, позволивший ему вплотную, в своём перемещении в пространстве, приблизиться к скорости света, но и значительно увеличить его маневренность, и достичь очень больших ускорений, что немаловажно во время сражения. Не сомневаюсь, что трийеру догнать, попытавшийся уйти от него, форват или даже фуэтор теперь не составит труда. Ещё одно преимущество двух движителей состоит в том, что при выходе из строя одного движителя, корабль продолжит свой путь и на одном движителе, с совсем незначительными потерями своих скоростных характеристик.

– Но большие ускорения, несомненно, вызовут и большие перегрузки. – В очередной раз перебил монолог конструктора Ант. – Как это скажется на прочности конструкции, на самочувствии экипажа?

– Как сам корпус корабля, так и его отдельные модули усилены, дополнительными усилителями конструкции. Для экипажа разработаны более прочные противоперегрузочные кресла, которые он должен будет занимать во время маневров, вызывающих большие перегрузки. Возможно, это и не совсем комфортно, но приходится чем-то жертвовать. – Конструктор развёл всеми своими четырьмя руками. – Технические лаборатории цивилизации работают, как над специальными защитными костюмами, позволявшими бы членам экипажа перемещаться по кораблю, в случае необходимости, во время таких маневров, так и над новыми генераторами масс, позволяющими компенсировать резкие перегрузки, но пока что, это дело будущего. Ещё одной особенностью трийер является наличие у него хвостового оперения, которое имеют летательные аппараты, перемещающиеся в атмосфере. Сейчас оно убрано в корпус, иначе бы киль упирался в крышу ангара. Киль тоже имеет двойное назначение: он позволяет кораблю быть более маневренным в атмосферах планет; а во время боевой операции может служить мощным оружием, так как торчащий вверх из корпуса корабля пятнадцатиметровый, очень острый и прочный шип, в состоянии распороть корпус неприятельского корабля при близком контакте с ним.

– Оригинальное решение. – Состроив непонятную гримасу, Ант покрутил головой. – Имея такой шип, мне не пришлось бы уже два раза таранить вражеские корабли, а достаточно было лишь распороть им брюхо или бок, например. А не отвалится этот шип при контакте с корпусом вражеского корабля? Всё же корпус достаточно прочен.

– Это совсем не простой шип. – Конструктор покрутил головой. – Это, своего рода, энергетический нож, так как наряду с механическим воздействием на корпус вражеского корабля, он воздействует на него мощным энергетическим лучом, скользящим перед шипом и как бы размягчая метал корпуса и шип уже без больших усилий вспарывает корпус. В остальном корабль не претерпел внешних изменений своей конструкции, сохранив тоже количество своих лазерных излучателей, как короткодействующих, так и дальнего действия. Теперь внутрь. – Конструктор вытянул одну из своих рук в сторону одного из трапов, опущенных из днища трийер на пол ангара.

– Можно сказать, что трийер по классу ближе к актеону, чем к трею. – Произнёс Ант направляясь в сторону трапа.

– Если испытания трийер пройдут успешно и его новые излучатели – блустеры будут работать так, как от них ожидается, то актеоны тоже будут оснащены дополнительными генераторами энергии и такими же спиралевыми излучателями. К тому же, уже, практически, завершена работа над аннигилятором, который можно назвать идеальным оружием. И тогда актеон, несомненно, по своей боевой мощности и энерговооружённости можно будет считать идеальным кораблём цивилизации.

– Почему бы тогда цивилизации не строить лишь свои идеальные корабли, а не заниматься строительством кораблей среднего класса? – В голосе Анта вновь послышались нотки иронии.

– На постройку трийер ушло три года, а строительство актеона занимает около восьми лет. Да и затраты несопоставимы. Особенно на данном этапе развития цивилизации. Возможно, в будущем, так и будет. Но это совсем другая тема. – Конструктор первым подошёл к трапу и шагнул на его нижнюю ступеньку.


***


Нижний ангар трийер оказался достаточно плотно заставлен какими-то контейнерами и как-то оценить его Анту не удалось и потому он и Троплус Грамм сразу же поднялись на второй уровень, где располагались, как системы управления корабля, так и каюты экипажа и всех вспомогательных служб. Трийер был трёхуровневым и по словам конструктора, на третьем уровне располагался верхний ангар с некоторыми техническими хелпами, которые сейчас тоже были заставлены ещё не установленным оборудованием.

Но к удивлению Анта, он не увидел ещё ни одного техника внутри корабля, который был бы занят установкой этого самого оборудования. На вопрос о причине отсутствия техников, Троплус Грамм сослался на временную техническую неувязку и потому он занялся представлением Анту лишь второго уровня трийер.

Внутренний интерьер второго уровня разительно отличался от интерьера трея: Анту даже показалось, что он попал не на строгий военный корабль, а круизный пассажирский лайнер, даже с элементами роскошества: нигде, ни в одном коридоре не было видно ни единой усилительной конструкции корабля, тогда, как в трее они были везде и всюду и в коридорах трийер было гораздо светлее, чем даже в коридорах актеона. Более того, практически весь пол, всех коридоров был застлан материалом, напоминающим ковровые дорожки, которые Ант видел в пассажирских кораблях земной цивилизации. Каюты экипажа были достаточно просторными, с отделкой под дерево и в каждой был огромный терминал. В одной из кают он оказался даже включенным, на котором отображалось пространство ангара. Анту даже показалось, что за ним и конструктором кто-то наблюдал из этой каюты. Но больше всего Анта поразил зал управления трийер – он был купольным и огромным, ничуть не меньше зала управления актеона, но с гораздо меньшим пультом управления перед которым стояли всего лишь три кресла и потому он показался Анту пугающе пустым. Обзорный экран зала управления был выключен и потому оценить его достоинства Анту с первого взгляда не удалось. Из-за того, что экран был выключен, в зале управления было светло, хотя никаких источников света нигде не просматривалось, создавая впечатление, что светился сам воздух.

– Странным выглядит столь небольшой пульт управления для такого большого зала управления и корабля. Тройственная вахта, не слишком ли опрометчивое решение? – Поинтересовался Ант, крутясь и осматривая зал управления.

– Отнюдь! – Ант увидел редкую гримасу на лице трака, означающую улыбку. – Изначально здесь предполагалось наличие лишь двух вахтенных, но адмирал настоял, чтобы их было трое.

– Надеюсь, третье кресло для капитана? – Ант широко улыбнулся.

– Для вахтенного офицера. Для капитана – капитанский мостик. – Конструктор повернулся и поднял голову. – Он над залом управления.

Ант тоже повернулся и посмотрел в ту сторону, куда смотрел конструктор – в верхней части светлого купола зала управления была вмонтирована большая тёмная овальная вставка.

– Но ведь в таком случае обзор пространства позади трийер капитану будет недоступен. – Произнёс он, опуская голову и поворачивая её в сторону конструктора.

– Отнюдь! – Со всё той же гримасой, обозначающей улыбку, конструктор покрутил головой. – Вы, гард капитан, сами можете убедиться в обратном.

Троплус Грамм, вдруг, произнёс какую-то короткую фразу на незнакомом Анту языке и свет в зале управления начал быстро гаснуть и в тоже время начал проявляться ангар, в котором стоял трийер и через несколько мгновений Ант уже висел высоко над полом ангара. Его сердце невольно сжалось, хотя подобное отображение пространства он достаточно часто использовал в зале управления скавенжера при захвате всевозможных обломков в пространстве, но тогда он всегда находился в кресле, которое, не исчезало и потому, как бы вселяло уверенность, служа опорой, а сейчас он оказался, просто-напросто, висящим в пространстве ангара, не имея под собой никакой опоры. Конструктор произнёс ещё одну фразу и донёсшийся со стороны шорох, заставил Анта повернуть на него голову – в пространстве зала управления висел, несомненно, трап, обозначенный тусклым оранжевым свечением.

– С капитанского мостика в зал управления ведёт трап, который капитан может открыть в любое мгновение и если ему будет недостаточно информации, получаемой на капитанском мостике, он может спуститься в зал управления и получить её недостающую часть. – Произнёс конструктор уже на языке цивилизации траков и затем вновь произнёс какую-то непонятную Анту фразу – купол погас и зал управления наполнился светом.

– Как я понимаю, некоторыми операциями зала управления можно управлять голосом. – Заговорил Ант. – Хотя язык управления мне непонятен. Цивилизация отказалась от мысленного общения с системой управления корабля?

– Во время боевых операций могут возникать самые непредвиденные обстоятельства и потому было решено к виртуальному процессу контакта с системой управления трийер добавить и голосовой контакт для несложных операций. Голосовых команд всего лишь около пятидесяти. Они взяты из языка ватхов. Уверен, экипажу будет не сложно их выучить. Прошу на капитанский мостик.

Конструктор вытянул одну из своих рук в сторону и повернув в том направлении голову, Ант увидел в овальной стене зала управления дверной проём за которым просматривались ступеньки трапа. Ничего не сказав, он направился к дверному проёму.

Трап очень круто шёл вверх и скорее всего его ступеньки были спроектированы для шага трака, а не землянина и Анту пришлось изрядно помогать себе руками, чтобы перешагивать со ступеньки на ступеньку.

Поднявшись, он оказался в достаточно просторном ещё одном купольном зале, почти посреди которого стоял большой стол с единственным креслом перед ним. С противоположной стороны в овальной стене наблюдался ещё один дверной проём, скорее всего для того, чтобы на капитанский мостик можно было попасть откуда-то из коридора, а не только из зала управления. В стороне, к овальной стене примыкал, как Анту показалось, пульт управления, только поставленный вертикально, с большим количеством терминалов, на большинстве из которых сейчас отображалась какая-то информация. Перед вертикальным пультом управления тоже стояло единственное кресло с высокой спинкой. Рядом с трапом, по которому он поднялся на капитанский мостик, в светлой овальной стене, просматривался большой тёмный овал. Развернувшись, Ант подошёл к нему. У него сложилось впечатление, что этот овал был создан совершенно чистым воздухом, так как внизу отчётливо, безо всяких цветовых искажений просматривался зал управления. Ант развернулся – конструктор уже стоял около вертикального пульта управления, уставившись взглядом в один из терминалов. Ант направился к нему.

– Это аналог пульта управления зала управления? – Поинтересовался он, останавливаясь рядом с конструктором.

– Это узел контроля работы всех систем трийер. На корабле установлено более двадцати миллионов всевозможных датчиков, которые следят за состоянием, едва ли не каждого миллиметра корабля. Это моё рабочее место во время пространственных испытаний трийер. – Пояснил конструктор не оборачиваясь.

– И как долго у трийер будут пространственные испытания? И не послужит ли такое огромное количество датчиков причиной нарушения работы какой-то из систем корабля? Даже мурашки по спине побежали. – Ант передёрнулся. – Двадцать миллионов. – Медленно произнёс он, крутя головой. – Это на сколько же они увеличили массу корабля? Определённо, он немало потеряет в динамике, станет более инерционным.

– Масса всех датчиков и соединений около двадцати тонн. Это ничтожно мало в полуторах тысячах тонн массы трийер и твои опасения, капитан, напрасны. – Так же не оборачиваясь, конструктор покрутил головой. – У трея датчиков около ста тысяч, у актеона более миллиона. Так как трийер более интеллектуален, то и его система контроля тоже более интеллектуальна.

– Насколько я понимаю – на трийер уже есть проблема. – Ант повёл подбородком в сторону терминала в который смотрел конструктор. – Один из датчиков находится в жёлтой зоне. Это серьёзное нарушение работы какой-то из систем корабля?

– Магнитная напряжённость одной из предварительных камер второго энергогенератора несколько повышена. Но она стабильна. Это может быть связано, как с каким-то возмущением магнитного поля, так и с нарушением работы самого датчика. Возможно это произошло от того, что энергогенератор имеет малую нагрузку и потому работает на нижней границе критической зоны и если увеличить его нагрузку, проблема, вероятнее всего, исчезнет. – Конструктор наконец повернулся к Анту. – Поток энергии, вырабатываемый генератором энергии не может быть ниже определённого уровня. Ты должен знать и непременно выполнять условие… – Конструктор, скорее всего невольно, по причине озабоченности возникшей проблемой, перешел с вежливого языка общения на дружественный. – При посадке корабля на поверхность планеты или его причаливании к какой-то космической станции, генератор, вырабатывающий энергию для движителей обязательно нужно заглушить, если не предполагается быстрый старт или отстыковка. Сейчас корабль стоит, но один из его главных генераторов энергии работает. Если он войдёт в критическую зону, то система его контроля, непременно, остановит его работу. Предварительных камер у генератора несколько и проблема возникла всего лишь в одной из них. Проблема будет незамедлительно проанализирована и я уверен, гард капитан, устранена. Прошу, гард капитан, к своему рабочему месту. – Троплус Грамм вытянул одну из своих верхних рук в сторону стола, стоящего почти посреди капитанского мостика и первым шагнул в его сторону.

Ант направился за ним.

– Рабочее место капитана трийер представляет собой большой терминал… – Подойдя к столу, конструктор описал перед собой круг своими двумя верхними руками. – Который может быть разбит на шестнадцать экранов, на которые может быть вызвана любая информация, как о работе любой из систем трийер, в окружающем корабль пространстве и также запрошена информация из глобального информатория цивилизации, если корабль находится в пределах досягаемости систем связи с глобальным информаторием. Две функции, которые капитан не может выполнить со своего мостика: быть пилотом и управлять орудийными излучателями. Это прерогатива только лишь зала управления. Но достаточно капитану оказаться в зале управления, то и эти функции ему станут доступны в полной мере. Капитан может общаться с трийер, как мысленно, как голосом, так и с помощью сенсоров своего терминала, часть из которых расположена вдоль вертикальных сторон терминала.

Конструктор коснулся одной из своих рук ближней к себе стороны стола и стол тут же расцветился несколькими прямоугольниками, на которых отображалась какая-то информация. Конструктор произнёс какую-то фразу, на всё том же незнакомом Анту языке и терминал тут же погас. Затем он произнёс ещё одну фразу на том же языке, но никаких изменение на капитанском мостике не произошло, что в достаточной степени озадачило Анта.

– Я вынужден оставить вас, гард капитан. – Заговорил Троплус Грамм на языке траков. – Дальнейшее знакомство с трийер вы можете продолжить самостоятельно. Все двери корабля разблокированы. Каюта капитана шестнадцатая. Холодильные шкафы кают уже частично заполнены и если вас устроит их содержимое, то можете здесь и остаться. К сожалению, адроны ещё не распакованы и вам придётся самому позаботиться о себе. Единственное, что не советую – входить в генераторный модуль трийер: один из генераторов энергии активен и без защитного костюма там находиться не рекомендуется.

Развернувшись, конструктор вновь направился к панели контроля и усевшись в стоявшее перед ней кресло, повернулся его спинкой к Анту.

Постояв несколько мгновений в нерешительности, Ант шагнул к креслу капитана капитанского мостика и усевшись, продолжил следить за конструктором.

Понаблюдав некоторое время за терминалами своей панели контроля, Троплус Грамм поднялся и молча покинул капитанский мостик, через дверь, ведущую в коридор.


***


Ант не пошёл вместе с конструктором, который куда-то торопился, а остался на капитанском мостике, скользя по нему внимательным взглядом, будто пытаясь увидеть его какие-то ещё скрытые детали. Не увидев ничего нового, через некоторое время после ухода конструктора, он тоже поднялся и направился бродить по коридорам корабля.

Изрядно находившись и осмотрев, практически, все уголки второго уровня трийер, Ант почувствовал себя достаточно уставшим и направился в каюту капитана.

Каюта капитана ничем не отличалась от городской квартиры, в которых ему приходилось бывать на Земле, была уютной и прекрасно меблированной и даже имела не три комнаты, как все другие каюты членов будущего экипажа корабля, а пять, чем изрядно удивила Анта. Ему даже показалось, что мебель каюты капитана предназначалась не для трака, так как имела не огромные размеры, а вполне средние и усевшись в одно из кресел, Ант, почувствовал себя в нём вполне удобно и вдруг, обнаружил, что оно имеет не четыре подлокотника, а всего лишь два. Все комнаты каюты, кроме санационной, имели терминалы, а одна из комнат даже была похожа на уменьшенный капитанский мостик, так как посреди неё стоял точно такой же стол, с таким же терминалом-крышкой и таким же набором сенсоров по вертикальным сторонам. Единственно, комната была не купольной, но в три её стены были встроены большие терминалы. Ещё в одной комнате стояли лишь небольшой столик и два кресла рядом с ним, которые видимо предполагались для бесед капитана с кем-то, о чём-то секретном. Самая большая комната имела даже два диванчика, большой круглый стол с четырьмя креслами, два терминала, а одна из его стен изобиловала большим количеством дверок. Найдя за одной из них холодильный шкаф и взяв из него две баночки с тоником, Ант включил один из терминалов и вызвав на него динамическое изображение ангара, в котором стоял трийер, уселся на диванчик, напротив терминала и открыв баночку с тоником, принялся медленно пить бодрящий прохладный напиток, наблюдая за происходящими событиями вокруг трийер.

А события в ангаре тоже стали динамичными, в отличие от неторопливых работ, когда Ант осматривал трийер снаружи. Сейчас вокруг корабля суетилось достаточно большое количество техников и видимо не техников, так как они были одеты в одежду, непонятно Анту, какой род деятельности представляющую. К кораблю постоянно подкатывали разных размеров транспортёры, загруженные ящиками и какими-то непонятными агрегатами и исчезали под его днищем и через какое-то время уже появлялись вовсе пустыми или с явно пустыми ящиками и уносились прочь.

Опустошив одну баночку, Ант, привычно, поставил её на пол рядом с диванчиком и откинувшись на его спинку, прикрыл глаза.


***


Нудный писк надсадно сверлил мозг. Ант открыл глаза – писк тут же исчез. Ант встрепенулся и ошалело закрутил головой, пытаясь осознать, где находится, так как привычной обстановки каюты капитана скавенжера вокруг него не было. Его взгляд замер на терминале, с которого на него смотрело серьёзное лицо Троплуса Грамма. Он тут же всё вспомнил.

– Извините! – Ант натянуто улыбнулся. – Непростительно уснул. Проблема? – Он подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.

– Активный генератор энергии пришлось заглушить. Сейчас трийер временно подключен к энергетической сети космической верфи. Проблемная камера демонтируется и будет отправлена на завод-изготовитель на Урокане для выяснения причины её нештатной работы. Есть подозрение, что металл, из которого была выращена камера оказался не достаточной чистоты, что послужило причиной искажения магнитного поля камеры. Придётся частично разобрать движитель. Это займёт определённое время, что отсрочит начало испытаний. Мне придётся покинуть трийер на некоторое время. Увы, гард капитан! – Плечи конструктора заметно дёрнулись.

– На какой срок будет задержан выход трийер в пространство? – Ант вновь подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.

– Пять-шесть суток, гард капитан. – Камера весит несколько десятков тонн. На время её демонтажа генератор масс орбитальной верфи будет отключен. Это вызовет некоторое неудобство.

– Мне не привыкать к невесомости. – Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. – За четыре последних года я больше времени провёл в ней, нежели ощущал силу тяжести. – Сан Троплус… Ант запнулся и состроил гримасу. – Извините, гардин Грамм. – Насколько я помню ваши слова об идентификации движителей актеона и трийера, то у меня, возможно, есть более быстрое решение возникшей проблемы. На базе "Итинолле" находится изрядно разрушенный шхертами актеон. Адмирал Уран Краас неоднократно сокрушался, что он не подлежит восстановлению. Насколько я помню, так как это мой скавенжер доставил тот актеон на базу, один из его движителей, практически, не пострадал и даже демонтирован. Я рекомендую связаться с адмиралом и запросить проблемную камеру с того движителя. Уверен, он пойдёт вам навстречу, так как в его интересах, чтобы трийер вышел в пространство, как можно скорее.

– Возможно, это вариант, гард капитан. – По лицу конструктора скользнула тень непонятной гримасы. – Я немедленно свяжусь с адмиралом.

– Гардин Грамм. Когда экипаж может приступить к знакомству с кораблём? Я хотел бы, чтобы он приступил немедленно. – Ант постарался придать своему голосу максимальную твёрдость.

– Как пожелаете, гард капитан. – Плечи конструктора дёрнулись. – Только знакомить экипаж с трийер начнёт другой конструктор, так как я буду некоторое время занят.

– Надеюсь он так же отлично знает корабль, как и вы, гардин Грамм? – Ант резко поднялся с диванчика и широко улыбнулся.

– Несомненно, гард капитан. – Голова конструктора качнулась.

– Каким-образом экипаж может быть до-став-лен… – Медленно протянул Ант последнее слово, глядя в пустой экран терминала.

– Проклятье! – Невольно сорвалось с его губ на языке землян.

Сколько же я проспал? Он достал из кармана курточки сканер связи и поднёс его к лицу. На экране сканера связи сейчас отображалось позднее утреннее время цивилизации траков. Состроив гримасу, Ант дёрнул плечами, так как, совершенно не представлял, не только, когда он вошёл в каюту капитана, но даже и когда вошёл в ангар. Если Троплус Грамм сказал, что камера будет демонтирована, то скорее всего такое решение принято совсем недавно. Однозначно, пару часов я самостоятельно изучал корабль и значит проспал час-полтора. Навряд ли больше. Он убрал сканер связи назад, в тот же карман курточки. Что ж… Втянув губы, он поднял плечи. И как я доставлю экипаж на трийер? Его ведь ещё нужно зарегистрировать. Замелькали у него мысли досады. Самому отправиться за ним? Он покрутил головой осматриваясь – пустая баночка по-прежнему стояла на полу рядом с диванчиком, полная лежала на нём.

Наклонившись, Ант взял полную баночку, открыл её и выпив тоник, поставил пустую баночку на пол рядом с первой и выпрямившись, шагнул к выходу.


***


Собрать экипаж для Анта не оказалось проблемой, так как все его члены находились на одном уровне космической верфи и уже познакомились друг с другом, а как экипаж нужно было зарегистрировать, он имел весьма смутное представление, так как никогда этим не занимался. Никто этого не знал и в его новом экипаже и лишь один из траков предположил, что это нужно сделать в штабе флота, в отделе назначений, так как он именно там получал назначение на свою службу в космическом флоте. Ант оказался озадачен, так как, насколько он знал, штаб флота в столице траков был разрушен и сейчас находился на базе "Итинолле" и направляться туда никаких полномочий у экипажа не было, да и на чём, тоже не было. Поразмышляв, он решил направиться к директору орбитальной верфи, чтобы попытаться выяснить этот вопрос у него или же через него попытаться связаться с адмиралом Ураном Краасом, так как адмирал всегда сам связывался с ним по закрытому каналу и потому у него самого прямого выхода на адмирала не было.

Чтобы не ходить толпой по космической верфи, Ант вновь отправил экипаж по каютам, а сам направился на её восемнадцатый уровень.

Без труда добравшись до того же самого большого полуовального зала, Ант оказался перед тем же самым молодым офицером.

– Капитан Ант Керс, ранг второй. Получил назначение на трийер. Капитаном. – Заговорил Ант подходя к столу, с сидящим за ним офицером. – Мне необходимо аудиенция у директора орбитальной верфи.

Молодой офицер, округлив глаза, уставился в него немигающим взглядом. У Анта тут же сложилось впечатление, что офицер совершенно не помнил, что видел его в этом же зале, на этом же месте, всего лишь сутки назад, если не меньше.

– Это связано с регистрацией экипажа и получением им допуска на трийер. – Пояснил Ант причину встречи с директором орбитальной верфи.

Гардин директор находится в ангаре, где находится трийер. Получил Ант колючую мысль напрямую в мозг. Его здесь нет. Голова офицера качнулась из стороны в сторону.

– Проклятье! – Процедил Ант на языке землян и развернувшись вышел из полуовального зала.

Оказавшись в коридоре, он взглянул на цифры хронометра сканера связи, чтобы сориентироваться во времени – была вторая половина суток по столичному времени цивилизации траков, но какое оно было на орбитальной верфи, он мог лишь догадываться, так как никогда не пытался узнать его соотношение со столичным временем. Глубоко и протяжно вздохнув, он опустил руку со сканером связи и быстрым шагом направился к лифту.

Добирался до ангара Ант не менее часа, так как почему-то очень долго пришлось ожидать лифт: ожидание было не так огорчительно, так как лифт вместе с ним пришлось ожидать ещё нескольким тракам, большей частью в одежде техников.

Выйдя из лифта, Ант заторопился к ангару и буквально, носом едва не уткнулся в грудь Троплуса Грамма, едва успев отскочить в сторону, так как тот шёл рядом с каким-то огромным траком в одежде техника, смотря на него и скорее всего ведя с ним обмен формами и казалось, совершенно не осознавая окружающей обстановки.

Пропустив конструктора и техника, Ант развернулся и направился за ними, надеясь, что конструктор сможет как-то помочь в решении его проблемы, но конструктор, видимо был чрезвычайно занят обменом формами с техником и никак не реагировал, даже на то, что Ант оказался вместе с ними в лифте и в конце-концов Ант решился словесно привлечь к себе внимание конструктора.

– Гардин Грамм. – Заговорил Ант. – Может быть вы поможете мне решить одну странную проблему, которая ускользает от меня будто льдинка из рук?

Конструктор, до селе стоявший к Анту боком, повернул голову и уставился в него немигающим взглядом своих больших тёмных глаз, будто увидел его впервые.

– Я, вдруг, столкнулся с проблемой, что не могу встретиться с директором орбитальной верфи: я всегда добираюсь туда, где он может быть, а его уже там нет. Вы не поможете встретиться с ним? – Произнёс Ант быстрым голосом, будто опасаясь, что сейчас лифт остановится и конструктор тоже ускользнёт от него через открывшиеся двери.

Директор орбитальной верфи рядом с тобой, гард капитан. Вдруг вошла Анту в голову колючая мысль извне.

Состроив гримасу, Ант задрал голову и закрутил ею, переводя взгляд с одного трака на другого, так как кто из них прислал ему эту мысль он совершенно не представлял.

– Гардин директор. – Наконец заговорил Ант, остановив свой взгляд на незнакомом траке, всё же решив, что это и есть директор орбитальной верфи. – Мне нужна связь с адмиралом Ураном Краасом. Я, вдруг, узнал, что ни один член моего экипажа не имеет назначения для прохождения службы на трийер. Если экипаж без назначения поднимется на борт трийер – это будет равнозначно пиратскому захвату корабля. Это произошло, скорее всего, по причине спешки, при отправке экипажа с базы "Итинолле". Если же вы сами сможете зарегистрировать экипаж, тогда и связь с адмиралом будет ни к чему.

Это космическая верфь, капитан. Она занимается строительством кораблей, а не их экипажами. Потекли Анту напрямую в мозг чрезвычайно колючие, даже болезненные мысли. Я намерен сейчас связаться с адмиралом по своему вопросу и если он соблаговолит тебя выслушать, доложишь ему о своей проблеме сам.

– Я не против. – Ант дёрнул плечами и опустил голову.

Дальнейший его путь позади траков прошёл в полном молчании, хотя возможно, траки и вели между собой обмен формами, но они Анту были недоступны.

В конце-концов, Ант опять оказался в том же самом полуовальном зале с молодым офицером, где уже был два раза. Едва траки вошли в зал, офицер тут же вскочил со своего кресла, но даже не взглянув на него, директор космической верфи, к немалому удивлению Анта, направился к той же самой двери, из какой, некогда вышел главный логист космической верфи. Едва директор оказался перед дверью, как она тут же скользнула в стену и тот шагнул в образовавшийся проём. Ант вошёл в проём последним.

Он оказался в огромном, несколько сумеречном, зале со множеством огромных терминалов на его стенах и с большим т-образным столом посреди него, вокруг которого стояли большие кресла с высокими спинками и четырьмя подлокотниками.

Директор прошёл к креслу, которое стояло перед поперечным столом и усевшись, молча кивнул головой в сторону других кресел. Конструктор тут же занял ближнее к директору кресло. Ант уселся в следующее кресло и тут же утонул в нём и ему пришлось изрядно побарахтаться, прежде чем удалось занять более-менее удобное положение.

Над столом, перед директором тут же вспыхнула голограмма, которая долго оставалась пустой, вызвав на лице директора космической верфи, насколько Ант уже знал лица траков, явное недовольство. Наконец по голограмме прошла рябь и в ней проявилось лицо адмирала Урана Крааса. Адмирал смотрел в сторону директора. Оба они долго, молча смотрели друг на друга, вызвав у Анта едва скрываемую усмешку, будто они не узнавали друг друга, хотя, насколько он понимал, они вели обмен формами, с досадой осознавая, что оные ему никоим образом доступны не будут. Вдруг голова адмирала в голограмме повернулась в сторону конструктора и вновь наступило долгое молчание. И наконец, голова адмирала ещё раз повернулась и его взгляд уставился в Анта.

– Гард адмирал....

– Это обязанность капитана… – Заговорил Уран Краас резким, явно, не терпящим противоречия голосом, однозначно показывая, что не намерен выслушивать, ни оправдания Анта, ни его озабоченность. – Забота о своём экипаже и потому, это твоя вина капитан, что твой экипаж не получил назначения к новому месту службы и потому, в сложившейся ситуации, приданный тебе экипаж трея отзывается на базу "Итинолле", для прохождения дальнейшей службы на прежнем корабле. Приданная трийер часть экипажа скавенжера для прохождения на нём своей дальнейшей службы приписывается к нему моим устным распоряжением: для проведения ходовых испытаний этого экипажа вполне достаточно. Когда трийер придёт на базу "Итинолле", тогда его экипаж будет доукомплектован и получит зарегистрированное назначение. Выполняй!

– Да, гард адмирал. – Произнёс Ант уже в пустое пространство над столом, так как с последним словом адмирала, голограмма с его изображением, погасла.

Ант обвёл, полным досады взглядом, сидящих перед ним траков – они молчали, но насколько он уже понимал выражения на лицах траков, их взгляды выражали снисходительность, а может быть даже и насмешку. Они, несомненно, поняли, что адмирал недоволен действиями капитана, к которому питал непонятное для траков пристрастие.

– Как скоро трийер будет готов к началу ходовых испытаний? – Произнёс Ант, ни к кому конкретно из траков не обращаясь.

Как только экипаж будет готов их начать. Получил Ант колючую мысль извне: насколько он понял по интонации прежних полученных мыслей от этих траков – её прислал конструктор.

– Разве проблема с камерой уже устранена? – Ант поднял брови, выражая удивление.

Она признана несущественной. Инородные вкрапления в камере имеют поверхностный характер и есть все основания утверждать, что по мере пространственных перемещений они постепенно испарятся и чистота камеры будет соответствовать необходимым требованиям. Пришла Анту в мозг ещё одна мысль от Троплуса Грамма.

– В таком случае, я, вместе с экипажем, немедленно приступаю к изучению трийер. Уверен суток восемь-десять нам будет вполне достаточно, чтобы в полной мере изучить его конструкционные особенности и систему управления и вывести трийер в пространство. Надеюсь корабль будет в полной мере укомплектован всем необходимым для прохождения экипажем нормальной службы? Экипаж девять человек, включая и меня: три трака; пять ваэтов и землянин. Необходимо учесть гастрономические и санитарные особенности всех членов экипажа.

Несомненно, гард капитан. Все необходимые продукты, средства гигиены и вспомогательные средства будут загружены в трийер в течение суток. Получил Ант более колючую и грубую мысль извне, определённо пришедшую уже от директора космической верфи.

– Превосходно, гардин директор! – Ант поднялся. – Вынужден вас оставить. – Резко кивнув головой, он повернулся и шагнул к выходу.

Моя каюта девятнадцатая. Прошу не занимать. Догнала его мысль извне уже знакомой тональности, однозначно, присланная конструктором.

Ничего не ответив, Ант покинул кабинет директора космической верфи.


***


Проклятье! С досадой углубился Ант в размышления, быстро шагая по коридору космической верфи в сторону лифта. Однозначно, адмирал недоволен моим началом службы на трийер. Хотя, мог бы и сказать о регистрации экипажа при назначении. Я ведь, почему-то, никогда не проходил её, ещё со своего первого появления в цивилизации траков, и кто, и как меня приписывал к тому или иному кораблю не имею представления. Адмирал приказывал направиться на тот или иной корабль, я и направлялся, к уже имеющемуся у него на борту экипажу. Вообще-то, его внимание ко мне заметно иссякло за эти четыре года моей службы на скавенжере. Если изначально он ещё встречался со мной, когда я приводил скавенжер к "Итинолле", то в последнее время, будто забыл обо мне. Видимо стали забываться наши приключения в чужом пространстве. Мой мозг ему теперь ни к чему. Ант глубоко и протяжно вздохнул. Хотя и я хорош: мог бы и поинтересоваться вопросом регистрации. Допустим, для ходовых испытаний девять членов экипажа будет достаточно, хотя придётся изрядно вертеться, поддерживая необходимую чистоту на корабле, а он, отнюдь, не мал. Да и в зале управления придётся проводить изрядное время. Три кресла. Он беззвучно хмыкнул. Придётся и мне нести вахту и периодически менять кресло капитана, на кресло вахтенного в зале управления. Траки, как и в скавенжере, будут следить за техническим состоянием трийер, ваэты пилоты и навигаторы. Навряд ли я буду хорошим навигатором. Он механически покрутил головой. Значит буду пилотом. Интересно, сколько адронов будут приданы трийер? Нужно бы потребовать от конструктора увеличения их количества, всвязи с тем, что экипаж урезан. Пусть они трут полы. Они ведь никогда не устают. Проклятье! Болван! Лицо Анта исказилось новой гримасой досады. Это же нужно было сделать в кабинете директора.

Он, вдруг осознал, что стоит перед закрытой дверью лифта. Механически ткнув рукой в пластинку вызова лифта и дождавшись, когда появится его дверной проём, шагнул в него и ткнув уже внутри лифта в один из его сенсоров, послал лифт на шестнадцатый уровень, где находился теперь уже экипаж трийер.


***


Десять суток, запрошенных Антом у конструктора для знакомства экипажа с трийер, пролетели будто один день. Троплус Грамм большей частью занимался с траками, объясняя им устройство и работу всевозможных узлов и агрегатов корабля, в основном находясь с ними в силовых модулях. Сам Ант и ваэты, в основном, изучали корабль в зале управления по всевозможным хелпам, которые, достаточно, пространно поясняли методы управления и навигации трийер, которые, достаточно, разительно отличались от управления и навигации кораблей прежней конструкции цивилизации траков.

Большую помощь в изучении трийер его первому экипажу оказывала чрезвычайно интеллектуальная система управления корабля, которая почему-то не имела своего названия и потому Ант сам зарегистрировал ей простое название – Система. Система, с помощью конструктора, была сразу же адаптирована ко всем членам экипажа и позволяла общаться им между собой и с ней самой, как мысленно, так и голосом и у Анта даже сложилось впечатление, что экипаж Системе и вовсе ни к чему и находится на трийер лишь для того, чтобы выполнять её приказы, которые требовали применения к чему-либо физического воздействия: перемещения каких-то грузов по кораблю или его уборку от непонятно откуда берущихся мусора и пыли. Хотя, Система прекрасно управляла адронами, которые безукоснительно выполняли все её приказы. Голосовой набор инструкций Системе, как Ант их ни пытался, правильно произносить, он не смог освоить, так как язык, на котором они произносились, оказался для него слишком трудновыговариваемым и потому, помучившись несколько дней, решил отложить этот метод общения с Системой на будущее.

Если нет человеческого экипажа, то и модуль управления, в том виде, какой он существует сейчас, ни к чему. Появились у Антона саркастические мысли. А если не будет свободного пространства, то и адроны не нужны. Возможно трийер есть первый прообраз корабля будущего: бесчеловечного, управляемого высокоинтеллектуальной Системой. Тогда и ты, Антон Керасов будешь не нужен космическому флоту и придётся тебе осваивать себе другую профессию. Состроив удручающую гримасу, Ант долгое время покачал головой.

Ант, уже во время изучения трийер организовал чёткие вахты троек, которые длились по шесть часов; следующие после несения вахты шесть часов, отводились под сон или личное время члена экипажа; затем три часа регламентные работы, а проще – уборка корабля и затем три часа личная гигиена и спортзал. Директор космической верфи пошёл навстречу Анту и по его требованию, увеличил количество адронов на трийер, но всё же Ант требовал и от экипажа неукоснительно заниматься санитарией своего корабля. Да собственно, экипаж и не противился его требованиям, находя их вполне приемлемыми и нужными.

Сам Ант в регламентных работах не участвовал, хотя свою вахту отстаивал неукоснительно, а время, отведённое для регламентных работ использовал для изучения возможностей своего капитанского мостика, которые были настолько новы и обширны, что ему казалось, что он никогда не освоит их в полной мере.

По мере знакомства с кораблём, Ант всё больше задумывался не столько о ходовых испытаниях трийер, а об участии его в боевых операциях, пытаясь выработать чёткую инструкцию для экипажа: кто и какое место должен занимать во время боя. В конце-концов ему удалось определиться с наиболее важными узлами корабля, около которых и должны были находиться свободные от вахты члены экипажа во время сражения и вскоре часть времени регламентных работ была заменена на время отработки поведения экипажа в обстановке, приближённой к боевой.

Выяснилась для Анта, как он посчитал и одна совсем уж неприятная особенность комплектации трийер – ни в верхнем, ни в нижнем его ангарах не оказалось ни одного левета. Конструктор объяснил их отсутствие тем, что для испытательного полёта и потому, что трийер не будет совершать посадку ни на какую из планет или спутников, левет не нужен. Но всё же Ант настоял на дооснащении корабля и в верхний ангар был загружен шестиместный левет, какой-то древней модификации, едва ли не полностью с ручным управлением.

Наконец, с началом одиннадцатых суток изучения трийер, Ант обратился к директору орбитальной верфи с рапортом о разрешении начала ходовых испытаний.

Разрешение было незамедлительно получено. Первая вахта, в которой был сам Ант; навигатор, ваэт Таннат и техник, трак Хабус Ваария, приступила к своим прямым обязанностям.

Ант не стал вступать в мысленный диалог с Системой, хотя именно лишь на таком интерфейсе общения внутри трийер настаивал конструктор, а дождавшись окончания всех тестовых проверок систем корабля, вызвал из пульта управления штурвал, горя желанием чувствовать корабль, буквально своей кожей и взявшись за него, подал энергию в движители вертикального подъёма – вздрогнув, будто проснувшись, трийер медленно пополз вверх и качнувшись, будто от полученной энергии набежавшей волны, неторопливо пополз в сторону, уже открывшегося внешнего ангарного шлюза космической верфи.


3


Отведя трийер на достаточное расстояние от орбитальной верфи, Ант принялся ускорять корабль, постепенно двигая жёсткий акселератор вперёд, внимательно наблюдая за показателями скорости и температуры корпуса, так как пространство в непосредственной близости от Уроканы было достаточно сильно загрязнено плохособираемыми мелкими фрагментами от некогда горевшей орбитальной верфи и кораблях шхертов, её атаковавших.

К своему удовлетворению Ант отмечал, что новая система охлаждения корпуса корабля работала гораздо эффективнее системы, используемой на прежних кораблях траков: даже при вдвое большей скорости в этой части пространства температура корпуса трийер, была заметно ниже температуры корпуса даже скавенжера, на котором, в этой части пространства, последнее время ходил Ант.

Он попытался ещё больше увеличить скорость, но тут же ему в мозг пришла колючая мысль от конструктора, тональность мыслей которого он уже хорошо знал.

Нет, гард капитан! Двадцать первых часов скорость не более пяти процентов.

Рука Анта, лежащая на акселераторе замерла. Он с недоумением уставился на цифры терминала скорости – скорость трийер едва перевалила за пять процентов.

Но это, ведь, совсем небольшая скорость. Попытался мысленно возмутиться Ант, надеясь, что она дойдёт до конструктора. С такой скоростью мы даже до орбиты соседней планеты не доберёмся за двадцать часов. Она клонит в сон, а не будоражит к действиям. К тому же, гард адмирал поставил моему экипажу задачу: освоить трийер за двадцать суток, а с такой скоростью это навряд ли удастся.

Я не намерен изменять задачу поставленную адмиралом экипажу: двадцать суток на освоение, значит двадцать суток и будете осваивать. Система управления должна оптимизироваться с движителями корабля. Потекли в мозг Анта следующие колючие мысли от конструктора. Оптимальным вариантом будет, если вы, гард капитан, на это время, передадите управление трийер системе управления корабля.

Я хочу, как говорится, своей кожей почувствовать трийер, чтобы в критический момент не гадать, как он поведёт себя от моих действий по его управлению. Послал Ант ещё одну возмущённую мысль в адрес конструктора.

В таком случае, я настаиваю, чтобы вы изменяли скорость корабля каждые полчаса на полпроцента от нулевой до пятипроцентной и наоборот. Иначе я буду вынужден замкнуть систему управления на себя. У вас ещё будет достаточно времени, чтобы почувствовать корабль не только кожей, но и всем своим носителем, гард капитан.

– Да, гардин Грамм. – Словесно процедил Ант и медленно двинул акселератор назад, останавливая его, когда линейный показатель скорости достиг пятипроцентного значения.

Ант с трудом выдержал свою первую вахту, выполняя лишь одно действие, по требованию конструктора, каждые полчаса , всё же вручную, изменяя скорость трийер на полпроцента в ту или иную сторону, даже не меняя направления движения трийер, который двигался в плоскости эклиптики Дайранской системы в сторону орбиты следующей планеты, прекрасно зная, да и видя на экране сиоп, что никакого препятствия на пути корабля нет.

Дождавшись второго вахтенного, Ант оттолкнул от себя штурвал, развернулся вместе с креслом, поднялся и произнеся дежурную фразу о сдаче вахты, направился в свою каюту, надеясь там привести себя в порядок, так как от такой, прошедшей в монотонном режиме вахты, почувствовал себя, как никогда, уставшим, с досадой осознавая, что, скорее всего, ещё долго придётся руководствоваться ограничениями конструктора при ходовых испытаниях нового корабля.


***


Ант оказался прав: потекли достаточно унылые дни ходовых испытаний. Скрипя зубами от внутреннего негодования, он всё же терпеливо отстаивал свою вахту, а затем бежал в свою каюту, где валился на спальную платформу и некоторое, отведённое для сна, время лежал неподвижно, даже не всегда усыпая, снимая с себя напряжение и лишь затем, приведя себя в порядок, шёл на капитанский мостик, продолжая виртуально изучать корабль.

Приданные трийер адроны, как показалось Анту, обладали гораздо большим интеллектом, нежели те, с которыми ему до сих пор приходилось сталкиваться, вызывая у него при наблюдениях за их работой даже некоторый страх, от мысли, что они, вдруг, могут взбунтоваться и задумают уничтожить экипаж. Но механические порождения цивилизации траков исправно выполняли свою работу, как поддерживая корабль в идеальном состоянии, так и обслуживая экипаж, не проявляя каких-то агрессивных намерений и та часть экипажа, которая должна была заниматься регламентными работами вместе с ними, часто занималась своими делами, а не проведением регламента. Страх у Анта исчезал, чтобы в какое-то время появиться вновь, когда он видел, что какой-то адрон занимался работой, по мышлению Анта, требующей достаточного интеллекта, присущего лишь человеческому разуму.

Как таковой, дружбы у Анта с конструктором не возникло, который гораздо больше времени проводил со своими соплеменниками – траками-техниками, нежели с другими членами экипажа. Их отношения, скорее всего, можно было назвать деловыми и не более того, так как Троплус Грамм на время ходовых испытаний стал, как бы, капитаном трийер, периодически напрямую, минуя Анта, вмешиваясь в вахты и приказывая вахтенным, либо изменить скорость, либо направление или вовсе затеять какое-то непонятное маневрирование с изменением нескольких характеристических показателей перемещения трийер в пространстве, чем вызывал внутреннее негодование Анта, но всё же, он всегда доходчиво пытался ответить на заданный Антом вопрос, касаемый той или иной системы корабля, но не более того. Точно так же Троплус Грамм вёл себя и с ваэтами. К тому же, конструктор разрешал увеличивать скорость трийер за сутки не более чем на пять процентов и выходило, что к отведённому адмиралом сроку ходовых испытаний трийер едва достигнет своей крейсерской скорости. А уж об испытании оружия конструктор ещё даже и речи не вёл. К тому же, по расчётам Анта, до более-менее приемлемой цели, которую ещё можно было отыскать в пространстве последнего сражения, трийер с такой динамикой скорости мог и не добраться за отведённое время испытаний. Ант периодически интересовался у конструктора, который, практически, не отходил от своей контрольной панели на капитанском мостике, состоянием проблемной камеры, но всегда получал один и тот же ответ: камера работает в штатном режиме.

Наконец двадцать, отведённых адмиралом суток истекли. Трийер, описав широкую дугу в пространстве вне эклиптики, так как скорость была уже крейсерской и в достаточно запылённом межорбитальном пространстве корпус трийер ощутимо нагревался, вернулся в пространство эклиптики и на двадцати процентах скорости шёл к пространству сражения, где Ант всё же надеялся найти какие-либо, более-менее, большие останки сгоревших кораблей, чтобы на них испытать всю мощь нового оружия трийер.

За двадцать суток адмирал ни разу не выходил с Антом на связь, не решился за это время и Ант сам связаться с Ураном Краасом и лишь сейчас, он всё же решил доложить адмиралу о прошествии, отведённого им для освоения экипажем нового корабля, времени.

– Я обязан доложить адмиралу о завершении отведённого им времени для освоения трийер. – Громко заговорил Ант, смотря сквозь голограмму с отображением пространства, висящую над столом капитанского мостика, в сторону конструктора, который сидел в своём кресле перед своим контрольным стендом, повернувшись к Анту высокой спинкой своего кресла.

Обязан – докладывай! Тут же вошла Анту напрямую в мозг чужая колючая мысль извне знакомой тональности.

Мысленно отправив в адрес конструктора нелестный эпитет, Ант выпрямился в своём кресле и послал системе управления мысленный приказ: организовать связь с адмиралом космического флота цивилизации траков, Ураном Краасом.

Вспыхнувшая в большой голограмме над столом, своего рода, голографическая врезка долго оставалась пустой, но наконец по ней пробежала лёгкая рябь и в Анта уставились большие тёмные глаза адмирала.

– Рад! – Ещё больше подтянувшись, но оставаясь в кресле, Ант резко кивнул головой. – Гард адмирал, отведённые тобой двадцать суток на освоение трийер прошли. – Ант ещё раз кивнул головой. – Считаю, что ходовые испытания трийер выдержал успешно. Максимальная достигнутая скорость кораблём составила сто процентов, то есть крейсерская. Дальнейшие ходовые испытания, по достижению трийер максимально возможной скорости, могут быть проведены лишь вне пространства Дайранской системы, на что требуется ваше подтверждение. К сожалению, испытание орудийных систем провести ещё не удалось из-за ограничений, наложенных экипажу конструктором по надзору. Сейчас трийер направляется в пространство последнего сражения, где экипаж надеется всё же испытать орудийные системы трийер на ещё имеющихся там горелых остовах кораблей шхертов.

– Не вовремя. – По лицу адмирала скользнула тень непонятной гримасы. – Экипаж, которым должен доукомплектоваться трийер и который должен заниматься освоением орудийных систем, сейчас в далёком пространстве и вернётся не скоро. Мне не хотелось бы заменить его, так как замену придётся набирать уже их нескольких других кораблей. – Адмирал умолк, его лоб прочертила глубокая морщина. – Но видимо…

– Гард адмирал! – Невольно Ант перебил монолог адмирала, совершенно не задумываясь о последствиях. – Я предлагаю , всё же, дождаться возвращения получившего назначение экипажа, так как мы уже, как бы, стали одним целым, а испытания орудийных систем трийер я смогу провести и с имеющимся на борту экипажем. Это ведь не боевая операция и имеющегося на борту корабля экипажа вполне достаточно для этой цели.

– Согласен, капитан Керс. – Голова адмирала чуть заметно качнулась. – Следуй прежним курсом, для выполнения намеченных испытаний. Я подумаю над доукомплектацией трийер и если приму какое-то решение – немедленно сообщу.

– Да, гард адмирал. – Ант склонил голову, а когда её поднял голограммной врезки с изображением адмирала уже не было.

Он откинулся на спинку кресла и шумно выдохнул. Ему, вдруг, показалось, что, по тому, что адмирал, практически, не проявил интереса к новому, перспективному кораблю, он был явно озабочен, чем-то более значимым, чем новый корабль в его космическом флоте. Он перевёл взгляд на конструктора – тот продолжал сидеть повернув кресло к нему высокой спинкой, будто показывая, что проблемы капитана трийер его, совершенно, не интересуют.

Ант обвёл внимательным взглядом, висящую над столом голограмму, пытаясь ещё раз найти в пространстве Дайранской системы подходящие цели, для испытания орудийных систем трийер.

К его досаде, в голограмме отображались лишь несколько единичных объектов, которые были вероятными целями, но располагались они достаточно далеко друг от друга. Войдя в мысленный диалог с системой управления, он попытался приказать ей выработать оптимальный маршрут, обхода этих целей, чтобы затратить на подход к следующей цели от предыдущей минимальное время, заложив дистанцию между возможными целями в сто тысяч километров. Причём некоторые цели он намеревался уничтожить не снижая скорости. Голограмма тут же расцветилась сетью ломаных и плавных оранжевых линий, с указанием расстояний до целей, рекомендуемой скорости хода и времени их достижения.

Единственное оружие трийер, которое Ант не отважился опробовать, было хвостовое оперение. Испытать его на астероиде или на каком-то из обломков он не рискнул и потому решил отложить испытание этого необычного оружия до возвращения на "Итинолле", где намеревался выпросить у адмирала пару списанных леветов и попытаться разрезать килем трийер их корпус, чтобы проверить действие этого вида оружия на достаточно слабом корпусе, а уже потом испытывать этот вид оружия на более прочных объектах.

Ант приказал системе управления исключить из целей астероиды, так как нарушать естественный ход природы вещей Дайранской системы он не намеревался, опасаясь каких-то непредсказуемых и серьёзных последствий для обитаемых планет от результата воздействия на астероиды энергетических лучей орудийных систем трийер, но к его удовлетворению, ни одна линия на голограмме не исчезла, показывая, что никаких астероидов в намеченном плане испытания орудийных систем не было.

До первой цели было около шести часов хода. Выходило, что первый выстрел будет делать не его вахта. Вздохнув с явной грустью, Ант мысленно приказал системе управления, довести до сведения вахты намеченный план достижения целей и погасить голограмму. Получив мысленное согласие и дождавшись, когда голограмма погаснет, Ант уставился в спинку кресла конструктора.

– Я наметил план испытаний орудийных систем трийер. – Заговорил он, совершенно не представляя, слышит ли его Троплус Грамм. – По этому плану трийер последовательно обойдёт намеченные объекты и произведёт по ним залп из той или иной орудийной системы. Надеюсь, все орудийные системы разблокированы и готовы к проведению испытаний?

Прошло долгое время, но ни мысленного, ни словесного ответа Ант так и не получил. Состроив мину озабоченности, он поднялся и подойдя к креслу конструктора заглянул в него – конструктора в кресле не было. Подняв плечи и брови, состроив гримасу недоумения, Ант покрутил головой от кресла к трапу с капитанского мостика в коридор и наоборот: он прекрасно помнил, что не видел, чтобы конструктор покидал капитанский мостик.

Найди гардина Грамма. Адресовал он мысленный приказ системе управления. Я должен довести до его сведения свои дальнейшие действия.

Гардин Грамм вне зоны контакта. Тут же получил он обескураживающий мысленный ответ.

Как это понять? Тут же адресовал Ант системе управления вопрос полный негодования.

Гардин Грамм вне зоны контакта. Пришёл тот же ответ, будто систему управления заклинило.

Проклятье! Что это может означать? Ант потёр рукой лоб. А если то, что конструктор вне корабля. Но как это возможно? Он вышел в открытое пространство? На такой скорости? Это невозможно. Ант механически покрутил головой. Да и зачем?

Он окинул быстрым взглядом контрольную панель конструктора и убедившись, что никаких тревожных сообщений терминалы не отображают, кроме терминала, отображающего проблемную камеру, которая неизменно находилась в жёлтой зоне, развернулся и направился в свою каюту, так как до первой, намеченной им, цели предстоял ещё долгий путь.


***


Вернулся на капитанский мостик Ант за полчаса до прихода трийер в намеченный район пространства. Едва он вошёл, как кресло конструктора повернулось и в Анта уставились тёмные глаза Троплуса Грамма. Нижняя челюсть Анта отвисла, он замер, будто окаменел.

Проблемы? Вошла в мозг Анта колючая мысль извне знакомой тональности.

– Вы выходили в открытое пространство, гардин Грамм? Зачем? – Механически, едва ли не выдавил из себя Ант.

– Нет! – Ответил голосом конструктор и его голова качнулась по сторонам. – Да это и небезопасно на такой скорости.

– Но система управления утверждала, что вы вне зоны контакта? – Ант поднял плечи.

– Скорее всего, произошёл сбой в её работе.

Найди гардина Грамма. Тут же послал Ант мысленный запрос Системе.

Гардин Грамм находится на капитанском мостике, гард капитан. Он перед вами. Получил Ант быстрый и точный мысленный ответ от Системы.

– Но вас не было здесь. – Продолжил возмущаться Ант.

– Я находился в своей каюте. Почувствовал усталость и решил отдохнуть, приказав Системе некоторое время не тревожить меня. – Аргументировал своё отсутствие конструктор.

– Но…

Ант умолк и не продолжив озвучивать свою мысль, прошёл к креслу капитана, сел и вызвав над столом голограмму с отображением пространства, окинул её быстрым взглядом: никаких изменений в пространстве не наблюдалось, если не считать, что трийер вплотную приблизился к району пространства, где находилась первая цель.

– Я наметил несколько целей и…

Я это знаю. Все орудия готовы к проведению испытаний. Тут же вошли ему напрямую в мозг колючие мысли от конструктора, перебившие его монолог.

– Принято! – Едва ли не процедил Ант.

Вахтенный! Сгенерировал он мысль, надеясь, что Система донесёт её до нужного адресата. Трийер приближается к первой цели. Приготовиться к её поражению излучателем блустера. Дистанция максимальная.

Да, гард капитан. Тут же получил Ант мысленный ответ от вахтенного офицера и в голограмме перед ним, вокруг одной из чёрных точек, вспыхнула бледная синяя окружность, показывая, что цель под контролем, но ещё вне досягаемости.

С замершим сердцем Ант уставился в синюю окружность.

Смотря на синюю окружность, Ант невольно углубился в размышления о том, что самым действенным испытанием для трийер, было бы его испытание в реальных боевых условиях.

И где сейчас можно найти какую-то из галактических войн? Если только отправиться в Миранскую планетную систему для патрулирования. Размышлял он. Вдруг шхерты опять там появятся? Всё же там остался их промышленный город с достаточно развитой инфраструктурой, которую несложно запустить в работу. Но там же должен дежурить трей? А что если предложить адмиралу трийер отправить туда на патрулирование? Губы Анта вытянулись в невольной усмешке. Не испытывать же излучатели на животных какой-то из планет. Его усмешка сделалась шире. А что если и в самом деле сходить к Эстерране? Ведь там должен быть квантовый туннель, по которому шхерты пришли в Миранскую систему и попытаться найти его. Действует же до сих пор их туннель в Дайранской системе. Но как отнесётся к моей идее адмирал?

Цель в зоне досягаемости. Острая мысль, пришедшая извне больно кольнула мозг Анта.

Он встрепенулся и закрутил головой, скользя взглядом по висящей над столом голограмме – прежде бледная синяя окружность вокруг цели, теперь сияла яркой синевой.

Огонь! Не раздумывая сгенерировал Ант мысль в адрес вахтенного офицера.

В тоже мгновение синий вертящийся луч прочертил яркую полосу по голограмме и вошёл в центр синей окружности – в голограмме тут же образовалось большое яркое жёлтое пятно, озарившее капитанский мостик и даже заставившее Анта прикрыть глаза.

– Проклятье! – Невольно слетело с его губ на языке землян.

Прошло мгновение и пятно начало угасать. Ант открыл глаза. Никаких, ни жёлтого пятна, ни синей окружности в голограмме больше не просматривались.

Цель уничтожена! Вошла ему в мозг колючая мысль извне, присланная, явно, вахтенным офицером через систему управления трийер.

Курс на следующую цель. Послал Ант мысль в адрес вахтенного офицера, пытаясь одновременно прикинуть, уже это будет его вахта и ещё нет.

К следующей цели трийер подошёл ещё с прежней вахтой и которая была ею незамедлительно уничтожена, но уже парой дальнодействующих лазеров. Ант остался доволен работой излучателей, хотя цели были, практически, статичны и их уничтожение не должно было вызвать каких-то проблем. Конструктор о работе излучателей, когда Ант поинтересовался у него, отделывался лишь единственным словом: штатно. Следующая цель уже должна была принадлежать вахте Анта и поднявшись с кресла капитанского мостика, он направился в зал управления.


***


Согласно разработанного плана по проверке орудийных систем, Система уже направила трийер к новым целям. Предстояло испытать ещё два вида оружия: лазерные излучатели ближнего действия и ракеты и потому к следующим целям требовалось подойти гораздо ближе, чем к прежним, практически, на дистанцию их визуального распознавания или непосредственной видимости. Так как лазеров ближнего действия было двенадцать: четыре на корпусе; четыре под ним и по два с каждой стороны корабля, то Ант, для проверки работоспособности всего этого арсенала, предварительно выбрал множественную цель, которая находилась в отдалённом районе пространства, где-то на границе, некогда, произошедшего сражения, вне зоны эклиптики Дайранской системы и потому добираться до этого пространства пришлось почти три часа, даже на значительно увеличенной скорости, хотя ему показалось странным, что этот район пространства, почему-то, оказался неочищенным, так как целей, по мере приближения к ним становилось всё больше и больше и в конце-концов, их оказалось почти два десятка, хотя Ант, как ни старался, так и не смог вспомнить, чтобы он когда-либо видел на экране сиоп своего скавенжера такое скопление обломков в этом районе пространства.

Хотя… Невольно углубившись в размышления, Ант механически дёрнул плечами. Здесь у траков нет ни одной космической трассы и возможно потому этот район пространства оказался без должного внимания скавенжеров. Но всё же это недопустимое странное упущение. Он невольно покрутил головой.

Ещё до того, как цели стали доступны для визуального распознавания, Ант с удивлением отметил, что некоторые из них не статичны, а достаточно интенсивно перемещаются по окружности, будто привязанные к его невидимому центру.

Поразмышляв, Ант приказал Системе отказаться от прежнего плана по испытанию орудийных систем, так как посчитал, что здесь есть цели для обеих типов орудий и решил начать обстрел неподвижных целей лазерами ближнего действия, чтобы позже не отвлекаться на них, а уже затем, перейти к уничтожению этих странных, кружащих обломков с помощью ракет, которые имели возможность отслеживать перемещение захваченной цели и преследовать её.

Расстрелять более статичные цели, так как они всё же перемещались, хотя и весьма неторопливо, удалось без всяких проблем – лазерные турели ближнего действия работали превосходно. Так как целей было много, то Ант даже покомбинировал лазерными турелями, объединяя их в различные группы.

Но ещё во время уничтожения статичных целей, внимание Анта уже было, в достаточной степени, уделено динамичным целям, так как по мере их визуализации, они, вдруг, оказались не горелыми остовами, а какими-то вполне законченными конструкциями шароподобной и плоских вытянутых форм. Теперь же, Ант, вдруг, осознал, что метод по уничтожению малодинамичных целей оказался совсем не ко времени, так как возымел неприятные последствия – пространство, вдруг, оказалось интенсивно заполнено мелкими обломками, разрушенных крупных целей, которые тоже приобрели заметный динамизм и потому начали интенсивно мешать отслеживанию тех странных динамичных целей, постоянно экранируя их и потому для их уничтожения требовалось подойти совсем близко к ним, а попросту войти в, теперь уже изрядно захламленное, пространство, с вероятностью столкновения с какими-то из обломков и ненужного повреждения корпуса трийер. Анту ничего не осталось, как начать уничтожение этих мелких обломков лазерами ближнего действия, но теперь уже пытаясь их просто-напросто сжечь, чтобы от них остались лишь дым и пепел.

Сжигание мелких целей затянулось и вахта Анта закончилась задолго до того, как все мелкие обломки были сожжены и с долей сожаления, покинув зал управления, он, нарушая регламент, направился не отдыхать, а на капитанский мостик.


***


Лишь к середине времени своего дежурства, следующей вахте удалось очистить пространство от мелких целей и Ант, наконец, вызвал на экран врезку с чистым отображением одного из, вертящихся в непонятном хороводе, динамичных объектов – это был гладкий шарообразный предмет, не менее метра в диаметре, скорее всего темно-коричневого цвета, без каких-либо видимых изъянов и потому понять, в едва рассеиваемом мраке вращался этот шар или нет, было невозможно. Несомненно, этот шар Ант видел впервые, за всё время проведённое в пространстве Дайранской системы и что он мог из себя представлять, он мог лишь гадать.

Ант приказал вахтенному офицеру прекратить уничтожение каких бы то ни было в пространстве объектов и не приближаться к ним и понаблюдав некоторое время за шаром, сохранил его в памяти системы управления трийер и приказал системе слежения за пространством, поочерёдно отобразить во врезке все другие объекты, кружащие в пространстве. Всех объектов оказалось пять: шар и четыре плоских продолговатых предмета, похожих на паука, так как из их корпусов торчали во все стороны какие-то непонятные спицы-щупальца, с небольшими шарами на конце этих самых щупалец. При некотором воображении эти плоские объекты можно было ассоциировать с летательными аппаратами цивилизации траков – леветами, но из-за торчащих из них щупалец, они всё же они больше походили на пространственных пауков. Пауки имели серебристо-стальной цвет и потому в свете далекой Дайры наблюдались более отчётливо, нежели тёмный шар. Так же, как и шар, пауки тоже не имели никаких видимых изъянов, их корпуса выглядели идеальными. Ант сохранил и паукообразный объект в памяти Системы трийер и лишь затем обратился к конструктору, чтобы поинтересоваться его мнением о наблюдаемых в пространстве странных объектах.

– Гардин Грамм… – Заговорил Ант, достаточно громко, хотя на капитанском мостике стояла полная тишина. – Может быть вам известны наблюдаемые в пространстве объекты? Они не могли быть созданы цивилизацией траков?

– Мне незнакомы эти объекты. – На удивление Анта, конструктор заговорил, а не открыл мысленный диалог. – Я не могу сказать, что знаю все объекты, которые цивилизацией траков были отправлены с той или иной целью в пространство, но подобные я никогда не видел и ни о чём похожем не слышал.

– Может быть их оставили шхерты? – Состроив гримасу озабоченности, произнёс Ант с непонятной интонацией, подняв плечи, толи спрашивая мнение Троплуса Грамма, толи задавая вопрос самому себе.

– Я изучил, практически, все космические корабли шхертов, которые когда-либо приходили в пространство Дайранской системы, но ни в одном из них подобных объектов не встречал. – Произнёс конструктор, видимо решив, что вопрос был задан ему. – К тому же, анализаторы пространства отмечают в том направлении какую-то энергетическую неоднородность, весьма схожую с той, которая возникает вокруг входа в квантовый туннель. Да и сами эти объекты, насколько показывает система пространственного анализа, тоже излучают, хотя и в импульсном режиме, создавая впечатление сканирования пространства.

– Странно! – Лицо Анта вытянулось. – Система пространственного контроля трийер никакой подобной информации не показывает.

– Мой анализатор настроен несколько иначе. – Получил Ант обескураживший его ответ.

– Так не должно быть. – В голосе Анта послышалось нескрываемое возмущение. – Капитан должен получать всю, имеющуюся на борту, информацию от всех систем корабля.

Это моя личная импровизация, не имеющая к системам трийер никакого отношения. Своего рода, экспериментальные исследования для будущих разработок систем пространственного контроля. Получил Ант уже колючий мысленный ответ от Троплуса Грамма.

– Все системы корабля должны работать синхронно. – Продолжил возмущаться Ант. – Я обязан доложить о происходящем в пространстве адмиралу.

Прошло некоторое время. Никакого ответа от конструктора не пришло и выпрямившись в кресле, Ант приказал Системе связать его с адмиралом космического флота цивилизации траков. Вспыхнувшая над столом капитанского мостика голограмма очень долго была пустой, вводя Анта во всё большее возмущённое состояние, пока, наконец, по ней не прошла рябь и в ней, наконец, проявилось отображение адмирала Урана Крааса.

– Рад! – Ант кивнул головой.

Проблема? Тут же вошла Анту напрямую в мозг колючая мысль со знакомой ему тональностью.

– Гард адмирал! – Ант ещё раз кивнул головой. – В одном из районов пространства Дайранской системы обнаружены странные объекты, предположительно, не принадлежащие конфликтующим некоторое время назад, здесь цивилизациям. По утверждению гардина Грамма, объекты, возможно, занимаются сканированием пространства Дайранской системы. Я воздержался от уничтожения…

Грамма! Вошла Анту в мозг извне настолько колючая мысль, останавливая его доклад, что заставила его лицо исказиться гримасой нескрываемой боли.

– Гардин Гр-р… – Заговорил Ант, поворачивая голову в сторону кресла с конструктором и тут же умолкая, от того, что увидел перед креслом конструктора висящую, точно такую же голограмму, с отображением в ней адмирала Урана Крааса.

В зале управления наступила долгая тишина. Ант, будто завороженный, не отрываясь смотрел на голограмму, висящую перед креслом конструктора. Уран Краас и Троплус Грамм, скорее всего вели обмен формами, которые были недоступны ему. Несомненно, это унижало его, как капитана корабля, но в тоже время, Ант прекрасно понимал, что он стал капитаном трийер благодаря лишь прихоти адмирала, так как никаких больших заслуг у него перед цивилизацией траков не было: он даже ни одного дня не был слушателем космической академии цивилизации траков.

Стоит высказать своё негодование или оставить этот диалог без внимания? Замелькали у Анта мысли досады, после некоторого времени колебания. Но это уже не первый подобный диалог у адмирала с конструктором, который идёт мимо меня. Так он начнёт и с экипажем разговаривать минуя меня. Это, вообще-то недопустимо…

– Капитан Керс! – Громкий голос адмирала заставил Анта прервать ток своих мыслей, ещё больше выпрямиться в кресле и перевести взгляд с голограммы конструктора, на голограмму висящую перед ним. – Приказываю сделать всё возможное для захвата одного или более из неизвестных объектов и немедленной транспортировки их на базу "Итинолле". Остальные объекты уничтожить. Выполнять!

– Гард адмирал! – Ант постарался придать своему голосу максимальную твёрдость. – Считаю недопустимым с вашей стороны вести диалог с членами моего экипажа о возникших проблемах, минуя меня, как капитана.

– Капитан Керс! – В голосе Урана Крааса послышались, явные, нотки насмешки. – Троплус Грамм не член экипажа трийер. Но у вас одна задача: провести испытание трийер и вы обязаны её выполнить, какие бы отношения между вами не были.

– Я считаю, что все, кто сейчас находятся на борту трийер, являются членами моего экипажа и я несу за них полную ответственность, как и за всё то, что происходит на корабле и в пространстве вокруг него. Если вы так не считаете, гард адмирал – я буду вынужден подать в отставку.

– Хм-м! – Уран Краас громко хмыкнул. – Я приму к сведению твоё возмущение, капитан Керс и не оставлю его без последствий. Но это будет тогда, когда ты прибудешь на базу. А сейчас, незамедлительно займись выполнением моего приказа или тогда, уже возмущаться буду я. Выполнять!

– Да, гард адмирал! – Ант склонил голову, а когда её поднял, голограммы с отображением адмирала перед ним уже не было.


***


Трийер уже долго ходил кругами вокруг, водящих хоровод в пространстве, странных объектов. Странность ещё заключалась в том, что теперь шар вращался в окружении этих паукообразных объектов.

Ант находился в зале управления, так как была его вахта, но он никак не мог решить, на какой объект совершить нападение для его захвата, так как едва он двигал трийер в сторону шара, как в сторону шара тут же начинали перемещаться все паукообразные объекты, беря его в более плотное кольцо и Ант возвращал трийер на прежнюю позицию. Но как только он начинал двигать корабль в сторону паукообразного объекта, как тот тут же начинал движение навстречу трийер и Ант вновь возвращал корабль на прежнюю позицию, опасаясь, что паукообразный объект может самоликвидироваться в непосредственной близости от трийер и нанести ему непоправимый в пространстве ущерб. Ему стало понятно, что шар, возможно выполняет какую-то аналитическую работу в пространстве, а паукообразные объекты являются средствами его защиты.

Навигатор его вахты, хотя и чувствовал пространственные нити, но утверждал, что в этом районе пространства ни разу не был и так же утверждал, что пространственные нити достаточно искажены, но характер искажений ему не знаком и с каким проявлением пространственной энергетики можно было связать эти искажения, он не знал.

Троплус Грамм, так же утверждал, что его экспериментальный анализатор тоже ничего нового не показывал, хотя отмечал, что, когда трийер сближался с паукообразным объектом, вокруг того появлялась какая-то вуаль, похожая на энергетическое поле, со свойствами, напоминающими свойства тех энергополей, которые возникали вокруг форватов шхертов, когда те самоликвидировались, что подтверждало опасение Анта о возможной самоликвидации паукообразного объекта. Хотя, вокруг шара, такого энергополя анализатор конструктора не фиксировал.

Ант был в некотором замешательстве: можно было бы уничтожить все паукообразные объекты и уже затем попытаться захватить шар, но тогда приказ адмирала оставался не полностью выполненным, с могущими иметь место для него, как капитана, последствиями. Но и кружить до бесконечности вокруг этого странного хоровода тоже было весьма глупо, так как от этих объектов можно было ожидать чего угодно и когда угодно, с ещё большими последствиями.

А что если уничтожить три паука? Углубился Ант в очередное размышление. Останутся по одному объекту, что и требует адмирал. Но как они себя поведут? Вдруг паук решит ликвидировать и шар и себя? Смогу я помешать ему это сделать? Ант невольно дёрнул плечами. И почему траки не придумают какое-либо нейтрализующее поле, которое можно было вбросить между шаром и пауком, чтобы отгородить их друг от друга? Значит нужно уничтожать всех пауков. Но как тогда оправдаться перед адмиралом? Огромный корабль не смог справиться с несколькими небольшими объектами. Опозорит перед всем флотом. Думай, Антон Керасов, думай. Это твоё единственное преимущество перед этими, пусть и высокоинтеллектуальными кусками железа. Иначе грош цена твоему разуму. А что если выпустить ракеты в направлении пауков, но так, чтобы они прошли мимо них? Вдруг появилась у Анта, как ему показалось, вполне заслуживающая внимания мысль. Вдруг, пауки увяжутся за ними и отойдут от шара на такое расстояние, что появится возможность скоростным рывком, первым оказаться около него и попытаться захватить его в трюм. А если не увяжутся? Что гадать – нужно действовать. Его губы вытянулись в невольной усмешке.

Ант откинулся на спинку кресла и мысленно приказал Системе захватить режимом слежения ракетного комплекса четыре паукообразных объекта крутящихся в пространстве вокруг шара.

Едва он окончательно сформулировал свою мысль, как вокруг четырёх паукообразных объектов на экране сиоп вспыхнули яркие жёлтые окружности.

Отменить уничтожение. Тут послал он следующую мысль в адрес системы управления.

Жёлтые круги вокруг паукообразных предметов тут же потускнели.

Ракеты должны пройти на расстоянии двухсот метров от целей. Послал он следующую мысль в адрес Системы.

В тот же миг бледные жёлтые круги сместились и теперь паукообразные объекты находились не в их центре, а ближе к бледной жёлтой окружности.

Пуск! Сгенерировал Ант решительную мысль в адрес системы управления и в тот же миг трийер заметно качнулся.

Снизу, к центру экрана сиоп, где кружили свой хоровод паукообразные объекты, прочертились четыре бледных синих сполоха, обозначая работу движителей ракет и в тот же миг все четыре паукообразные объекта метнулись к шару, беря его в не только плотное кольцо, но и выстраивая вокруг него сеть из своих щупалец.

Прошло несколько мгновений и ракеты прошли мимо целей. Сердце Анта сжалось в невольной тревоге от, вдруг, всплывшей у него мысли, что ракеты могут столкнуться с одним из объектов, созданных цивилизацией траков и уничтожить его.

Самоликвидация! Тут же сгенерировал он решительную мысль в адрес Системы и в тот же миг в пространстве вспыхнули четыре рукотворных солнца, на несколько мгновений озарив своим светом кусочек вековой тьмы.

Наконец рукотворный свет погас и Ант вновь увидел на экране сиоп шар, вокруг которого продолжали водить свой, как теперь однозначно подтвердилось, оберегающий хоровод, четыре паукообразных объекта.

Ант громко хмыкнул.

Вот, значит для чего вам отростки: чтобы сплетать паучью сеть вокруг шара, при необходимости. Замелькали у него мысли досады, за неудавшуюся атаку. Значит на обман вы не ведётесь. Ракеты вас не интересуют. Ну и ну! Он ещё раз хмыкнул. И что теперь? Он погримасничал губами. Остаётся – трийер. Ант покивал головой. Они ведь идут кораблю навстречу. Значит нужно попытаться отводить их подальше от шара и затем уничтожать, но уже не ракетами, а лазерами. Сразу всеми двенадцатью. Неужели не прогорят? Плотно сжав губы, Ант уставился в экран сиоп, по которому продолжали водить свой непонятный хоровод паукообразные объекты. А что если бить не в корпус паука, а по его паучьим щупальцам? Как некогда штор стреляли по ногам адронов в бункере на Тораке и не уничтожая и в тоже время эффективно выводя их из строя. Две лазерные турели на один паучий щупалец. С этого паука, который сейчас перед трийер и начну.

Ант вызвал из пульта управления штурвал и активировав на нём панель управления лазерными турелями ближнего действия, мысленно приказал Системе навести по два лазерных излучателя на каждый щупалец паукообразного объекта, в данный момент проползающего мимо носа трийер. Дождавшись, когда вокруг каждого щупальца паука на экране сиоп появится бледная красная окружность, показывающая, что цели захвачены, но ещё вне зоны досягаемости, взялся за штурвал и осторожно двинул трийер в сторону паукообразного объекта. Объект несколько раз заметно дёрнулся, будто освобождаясь от невидимых пут, которые удерживали его в хороводе себе подобных объектов и двинулся навстречу трийер.

Корабль и паук медленно сближались. Остальные объекты никакого внимания на их противостояние не обращали, будто и не было его вовсе. Ант замер в напряжении, не сводя глаз с бледных окружностей, одновременно чувствуя на себе странные взгляды своих вахтенных.

Только бы ты гад не надумал вернуться. Сверлила мозг Анта одна и та же колючая мысль.

Время шло, а бледные красные окружности так и не наливались сочным цветом. Наконец Ант осознал, что в пространстве происходит что-то непонятное, никак не согласующееся с его намерением. Он скользнул быстрым взглядом по экрану сиоп и вдруг, осознал, что трийер ползёт не вперёд, а назад, уходя прочь от паукообразного объекта. Он тут же двинул штурвал ещё больше вперёд, но это никак не повлияло на характер движения корабля – он продолжал уходить от паукообразного объекта, который уже тоже двигался не навстречу трийер, а возвращался в свой хоровод. Состроив гримасу недоумения, Ант с большой амплитудой покачал штурвал – его действие совершенно не повлияло на движение корабля. Тогда он пробежался взглядом по терминалу перед собой – никаких тревожных сообщений на экране не отображалось.

Что-о-о…? Мысленно протянул он, направляя свой вопрос в адрес Системы.

Прошло несколько томительных мгновений, но никакого ответа от системы управления не пришло.

Что происходит? Почему корабль не слушается управления? Послал Ант уже более пространные мысли в адрес Системы.

Трийер находится под моим контролем. Тут же получил Ант совершенно обескуражившую его мысль извне, знакомой тональности, которая принадлежала Троплусу Грамму.

Он, буквально, опешил.

– Причина? – Наконец выдавил из себя Ант, возвращаясь в реальность происходящего.

Я не хочу подвергать трийер неоправданной угрозе нарушения его целостности. Получил он ответную колючую мысль извне от конструктора.

– Какое нарушение… От кого? – Невольно вырвалось у Анта.

Объект, в сторону которого двигался трийер неизвестен и потому представляет обоснованную угрозу. Я приказал системе управления увести трийер из пространства потенциальной опасности. Пришли от конструктора ещё более колючие мысли напрямую в мозг Анта.

– Что-о-о? – Ну н-не-ет! – Ант оттолкнул штурвал и повернувшись вместе с креслом поднялся.

Прими управление!

Механически отправил он резкую мысль Системе, забыв, что она уже не контактирует с ним и не дожидаясь ответа, которого и не могло быть, шагнул от кресла в сторону, развернул его спинкой к себе и взявшись за скобу, встроенную в середину спинки кресла, резко потянул её на себя и повернул, даже не осознавая достижения ожидаемого результата, действуя скорее механически, нежели осознанно: в кресле тут же образовалась ниша в которой был спрятан фраунгер, которого могло и не быть. Схватившись за оружие обеими руками, Ант выдернул его из захватов и быстро повертев в руках, сдвинул необходимые рычаги на нём в нужное ему положение и развернувшись, быстрым шагом направился к трапу, ведущему на капитанский мостик.

Ждал его появление на капитанском мостике Троплус Грамм или нет, Ант мог лишь гадать, но когда он поднялся по трапу, конструктор уже стоял перед своим креслом, смотря в его сторону.

– Арестован! – Громким голосом заговорил Ант, направляя фраунгер на конструктора. – Приказываю проследовать в свою каюту под домашний арест.

– Я не намерен подчиняться бредовым приказам, сошедшего с ума недоумка неизвестной расы. – Тоже заговорил конструктор громким голосом. – С этого момента трийер находится под моим управлением. Корабль возвращается на космическую верфь для устранения выявленных недостатков. Можешь: или продолжить выполнять свою вахту; или ждать возвращения корабля на "Зоторре" в своей каюте.

– В каюту! – Процедил Ант, поднимая фраунгер на уровень своего лица. – Он в режиме спирали и гарантирую, что успею выстрелить, прежде, чем ты вонзишь в мой мозг иглу своего поля.

В тот же момент, нетерпимая боль, действительно, вошла Анту в мозг и бросила его на пол, но руководствуясь неизвестно каким чувством, он, прежде, чем чёрная пелена тьмы окутала его мозг, успел нажать на спусковой механизм фраунгера, но вырвавшуюся из оружия смертоносную спираль Ант уже не видел.


***


Ант простонал и открыл глаза – он лежал в каком-то сером помещении, в какой-то неестественной позе, ни на боку, ни на спине, подвернув под себя ноги; что-то болезненно давило в бок; голова была в таком состоянии, будто кто-то перемешивал в ней мозг ложкой.

Продолжая стонать, он попытался пошевелиться, чтобы придать своему телу более удобное положение. С трудом, ему удалось распрямить ноги и повернуться на спину – боль из бока ушла, но руки оказались, будто, чем-то связанные. Ант попытался подтянуть их, чтобы увидеть, что их связало, и как только они оказались у него на груди, то увидел, что они сжимают в руках грозное оружие траков. Он тут же вспомнил, что произошло перед тем, как провалился во тьму и превозмогая боль, перекатился на бок, резким движением стал на колени и повел глазами по сторонам.

Он находился на полу капитанского мостика, а в нескольких шагах перед ним, тоже на полу, без видимых признаков движения, лежал конструктор. Больше никого на капитанском мостике не было, что показывало, что он очнулся практически сразу же, как только оказался на полу, хотя и достаточно громкий шелест выстрела и звуки падающих на пол тел, не могли быть не услышаны в тишине зала управления.

Не выпуская оружия из рук, Ант, насколько ему позволяла его боль, поднялся и медленно ступая, направился в сторону конструктора, не сводя с него глаз, пытаясь увидеть причину его неподвижного состояния и лишь когда до того остался, буквально, шаг, Ант замер и невольно передёрнулся, увидев результат своего выстрела – у конструктора не было левого верхнего плеча, а из того что от него осталось, странным образом пузырясь, выплёскивалась на пол жидкость, тёмного, едва ли не чёрного цвета. Несомненно – это была кровь. Ант впервые, так близко, осознанно, видел кровь трака.

– Гард капитан! – Услышал он громкий голос за своей спиной. – Что произошло?

Так как верчение головой причиняло Анту ощутимую боль, то он развернулся всем телом – за ним стоял трак его вахты, Хабус Ваария, который, видимо поднялся по трапу на капитанский мостик. Трак, вдруг, сделал шаг назад, заставив лицо Анта исказиться миной недоумения.

– Лицо… – Едва слышно произнёс Хабус Ваария.

– Что лицо?

Опустив оружие и держа его одной рукой, Ант второй, дотронулся до своего лица – рука стала влажной. Он развернул руку – она была красной.

Проклятье! Кровь! Его лицо исказилось невольной гримасой, причинив ему изрядную боль. Навряд ли от удара о пол. Он механически вытер руку о рукав курточки и принялся ощупывать лицо – кровь шла, буквально, ото всюду: изо рта; носа; глаз; ушей. Несомненно – это был результат атаки на него конструктора своим психотронным полем.

Ант вновь вытер руку о тот же рукав курточки и подняв мутный взгляд на Хабуса Ваария, указал той же рукой на неподвижное тело конструктора.

– Быстро доставь его в медлабораторию. Пусть адроны заштопают его, насколько возможно и приведут в чувство.

Хабус Ваария шагнул в сторону, обошёл Анта и шагнув к конструктору, замер и оглянулся на Анта, его взгляд был, явно, недобр.

– На корабле один капитан и на данный момент – это я. – Буквально процедил Ант. – Доставишь конструктора в медлабораторию и вернёшься в зал управления. Выполняй!

– Да, гард капитан. – Хабус Ваария, едва заметно, кивнул головой и наклонившись, поднял с пола всеми своими четырьмя руками безвольное тело конструктора и направился к трапу, ведущему с капитанского мостика в коридор. За ним, по полу, потянулся тёмный след тёмной крови, льющейся пульсирующей струйкой из раны носителя конструктора.

Дождавшись, когда Хабус Ваария со своей ношей скроется из вида, Ант достал из кармана курточки пакетик с биосалфетками и тщательно вытерев лицо, отправил использованные биосалфетки в утилизатор капитанского мостика и направился к трапу, ведущему в зал управления.


***


Вернув фраунгер в нишу спинки кресла, и закрыв её, Ант занял своё место за пультом управления.

– Проблема решена. – Громко произнёс он не поворачиваясь, почувствовав на себе взгляд навигатора, окидывая своим взглядом экран сиоп.

– Ты уверен, гард капитан? – Вдруг, получил он, пожалуй впервые за время испытательного полёта, озадачивший его вопрос от навигатора, который всегда отделывался лишь короткими согласительными репликами, заставивший Анта всё же повернуть голову в его сторону.

– Более, чем. – Губы Анта вытянулись в лёгкой усмешке.

По серому лицу навигатора скользнула тень непонятной гримасы и он отвернулся. Беззвучно хмыкнув, Ант тоже отвернулся и опять уставился в экран сиоп.

За время неприятных событий на капитанском мостике, трийер уже достаточно отдалился от странного шара с его паучьей защитой и потому вышел из зоны их досягаемости лазерными излучателями ближнего действия. Войдя в контакт с Системой, которая теперь была доступна, Ант приказал ей вновь направить корабль на сближение с одним из пауков и дождавшись, когда вокруг паука появится бледная красная окантовка, показывающая, что цель захвачена, отправил Системе ещё один мысленный приказ, о распределении лазерных излучателей по паучьим ногам и замер в ожидании.

Напряжение возрастало. Анту казалось, что трийер очень медленно сближается с пауком, который тоже, как и прежде, двигался в сторону трийер, но как казалось Анту тоже медленнее, чем прежде, будто чувствовал исходящую от приближающегося огромного, по сравнению со своими размерами, корабля угрозу для себя.

Наконец, окружности вокруг паучьих лап ярко вспыхнули, даже заставив сердце Анта вздрогнуть.

Огонь! Тут же отправил он быструю мысль в адрес Системы и в тот же миг сноп ярких красных искр, прочертив по экрану сиоп яркую кровавую полосу, упёрся в паука. Пространство озарилось яркой кровавой вспышкой, на какое-то время закрывшей паука.

Следующий правый! Не дожидаясь, когда проявится результат атаки, отправил Ант Системе мысль об переориентации лазерных турелей на следующего паука и вдруг, с такой силой вжался в спинку кресла, будто вознамерился её отломить – от других пауков, в сторону трийер, несомненно что-то двигалось в большом количестве, быстро увеличиваясь в размерах и оставляя за собой хорошо видимые серые следы.

– Уничтожить! Ракеты! – Громко выкрикнул Ант, не собираясь разбираться, есть ли угроза от приближающихся к трийер объектов.

В тот же миг корабль ощутимо качнулся и на экране сиоп стало видно, как в сторону приближающихся объектов система управления корабля одновременно выпустила восемь ракет.

– Мало! Их больше! – Невольно прокричал Ант, прекрасно видя, что приближающихся к кораблю объектов выпущенных пауками, гораздо больше, чем выпущенных трийер ракет.

Через несколько мгновений трийер вновь качнулся и в сторону приближающихся объектов направились ещё восемь ракет.

Достаточно было этого количества ракет, чтобы уничтожить все приближающиеся объекты, Ант уже не успел осознать, так как первые выпущенные ракеты уже достигли своих целей и пространство перед трийер озарилось яркими жёлтыми вспышками, мгновенно расползшимися по экрану сиоп и совершенно закрыв собой происходящие в пространстве события. Ещё не успел Ант осознать произошедшее, как жёлтое облако на экране сиоп сделалось ярче и ещё больше выросло в размерах, показывая, что и следующий ракетный залп достиг цели.

Ант, явно, не ожидал, подобного развития событий. Как долго жёлтое пятно от взрывов будет рассеиваться он не имел представления и потому отправил Системе новый мысленный приказ.

Уклонение вправо!

Система тут же исполнила приказ и Анта заметно потянуло влево: в левую сторону начало смещаться и жёлтое облако на экране сиоп и в тот же миг трийер, вдруг, два раза резко вздрогнул и на экране терминала на пульте управления перед Антом вспыхнули две яркие красные кляксы.

Два непроникающих повреждения корпуса корабля. В нижнем ангаре пожар. Тут же получил Ант мысленное сообщение от Системы.

– Ликвидировать! Немедленно! Все свободные вахты и адронов вниз! – Выкрикнул он.

Проклятье! Адмирал голову оторвёт. Тут же замелькали у Анта мысли досады. Я совершенно забыл поинтересоваться у конструктора готовностью к работе защитного поля. Он мог бы сам напомнить о нём, а не замыкать управление на себя. Теперь уже поздно проводить с защитой эксперименты. Нужно или уходить отсюда или доводить начатую атаку до конца в прежнем режиме. Может зря я не послушался конструктора? За него не только адмирал, но и Соннот размажет по полу. Не оправдаешься. К гримасам боли и досады на его лице, добавилась гримаса злости.

Между тем жёлтое облако на экране сиоп уже сместилось настолько, что пространство, где находились шар и пауки стало вновь доступно для обзора. Трийер уже настолько отдалился от пространства событий, что некогда выбранный для атаки лазерами ближнего действия паук, уже был для них недоступен.

Ант тут же приказал Системе вывести во врезке паука, которого он атаковал. Его брови тут же выгнулись такими дугами, что наверное достали до волос на голове: паук, который был обстрелян лазерами ближнего действия был в своём прежнем виде, хотя было видно, что его, торчащие в стороны, щупальца заметно потемнели и в некоторых местах имеют отверстия, которых прежде, однозначно, не было. Паук уже вернулся к шару и занял своё место в продолжающемся вокруг него хороводе других паков, у которых, однако, внешний вид претерпел значительные метаморфозы – их щупальцы были совсем короткими и скорее всего, выходило, что именно ими, которые у пауков оказались ничем иным, как каким-то подобием ракет, они и атаковали трийер. Имели ли они ещё подобные ракеты в запасе, можно было лишь гадать.

Проклятье! Резко выдохнув, Ант покрутил головой. Ну и ну!

Пробоины заштопаны? Пожар ликвидирован? Отправил он грубые мысли вопросов в адрес Системы.

Отверстия в корпусе заплавлены. Пожар в ангаре ликвидирован. Тут же пришёл ответ.

Насколько велики были дыры? Поинтересовался он.

Две пробоины во внешней обшивке корпуса около трёхсот миллиметров в диаметре. Из-за высокой температуры в одном из хелпов возник пожар. Получил он немедленный мысленный ответ от Системы, несущий характерную металлическую тональность.

Проклятье! Ант скользнул взглядом по паукам, которые уже отображались на экране сиоп лишь серыми аморфными кляксами. Трийер атаковали три паука. Трижды шесть – восемнадцать. Система сделала два ракетных залпа – это шестнадцать. Плохо у тебя с математикой капитан Керс. Очень плохо. Адмирал такую ошибку не простит. Что ж, если пауки лишились своего оружия, значит появилась отличная возможность захватить одного из них и шар. Для верности, можно три паука расстрелять из блустера. Почему бы и нет. Ант механически дёрнул плечами. А возможно и дальних лазеров будет вполне достаточно. Он беззвучно хмыкнул.

Дальние лазерные излучатели к бою. Послал он мысленный приказ Системе.

Дальние лазерные излучатели к бою готовы. Тут же получил он совсем не колючую мысль, вошедшую напрямую ему в мозг, с характерной металлической тональностью, пришедшую, однозначно от Системы.

Цель: верхний паукообразный объект. Сближение. Скорость десять. Направил Ант Системе свои следующие мысли.

Да, цель! Да, сближение! Тут же получил Ант мысленное подтверждение от Системы.

В тот же миг вокруг верхнего отображаемого паукообразного предмета вспыхнула и запульсировала яркая розовая окружность, показывая, что объект находится в зоне поражения.

Уничтожить! Послал Ант следующий мысленный приказ системе управления.

Да, уничтожить! Получил он мысленное подтверждение от Системы и в тот же миг по экрану сиоп прочертились две яркие красные линии и упёрлись в серую кляксу, которая тут же сделалась такой же ярко красной, как вошедшие в неё лазерные лучи.

Прошло несколько томительных мгновений, яркое красное пятно на экране сиоп померкло и перед взором Анта вновь предстал паукообразный объект в своём прежнем обличии, с заметно увеличившимися в размере щупальцами, однозначно говорящими, что запасные ракеты у него есть.

Объект окружён защитным полем. Вошла Анту в мозг достаточно колючая мысль от навигатора.

Блустер на максимум! Уничтожить! Отправил Ант следующую мысль в адрес Системы.

Да, блустер! Да, уничтожить! Тут же получил он подтверждение и едва вокруг паукообразного объекта вспыхнула яркая синяя окружность, как тут же прочертившаяся по экрану сиоп синяя полоса упёрлась в тот же паукообразный объект и в тот же миг в пространстве вспыхнула яркая рукотворная звезда.

Цель уничтожена. Тут же получил Ант мысленное подтверждение от Системы.

Цель: нижний паукообразные объект. Блустер на максимум! Уничтожить! Отправил Ант следующий мысленный приказ Системе, хотя не представлял, как можно найти названный им объект, экранированный взрывом предыдущего объекта, но видимо Система умела фильтровать пространство, так как яркое жёлтое пятно на экране сиоп заметно потускнело и он увидел, что синяя окружность опоясывает уже нижний паукообразный объект.

По экрану сиоп прочертился ещё один яркий синий луч и в пространстве вспыхнула ещё одна рукотворная звезда.

Левый объект! Блустер на максимум! Уничтожить! Тут же отправил Ант следующий мысленный приказ в адрес Системы .

Жёлтое пятно на экране сиоп потускнело, но синей окружности вокруг, указанного Антом для уничтожения, паукообразного объекта не возникло.

– Проблема? – Механически вырвался у Анта словесный вопрос.

Накопитель блустера пуст. Тут же получил он обескураживающую мысль от Системы.

Причина? Отправил он в адрес Системы уже мысленный вопрос.

На поток энергии, идущий в накопитель, наложено ограничение в сорок процентов. Получил он ещё один обескураживающий мысленный ответ от Системы.

Кем? Кто наложил? Поинтересовался он.

Так заложено в программе испытательного полёта. Пришёл следующий мысленный ответ от Системы.

– Снять! Немедленно! – Невольно выкрикнул Ант.

Ограничение имеет механическую составляющую. Требуется вмешательство экипажа. Пришла ещё одна обескураживающая мысль от Системы.

Ант повернул голову в сторону кресла, где должен был находиться техник – оно было пустым.

Проклятье! Его лицо исказилось гримасой досады, он вспомнил, где техник сейчас может быть.

Но отсутствовал техник уже очень долго – за это время можно было уже не один раз вернуться. Значит, что-то держало техника в медлаборатории.

Техника второй вахты в зал управления. Немедленно! Послал Ант мысленный приказ Системе.

Прошло несколько мгновений, но никакого подтверждения ни от Системы, ни от самого названного техника не последовало.

Проблема? Отправил Ант резкую мысль в адрес Системы, с явными признаками злости.

Прошло ещё несколько мгновений и опять никакого ответа ни от кого не пришло.

– Шар уходит, гард капитан. – Вдруг получил Ант словесное выражение от навигатора. – Я чувствую возрастающую пространственную напряжённость в том направлении.

Ант скользнул взглядом по экрану сиоп и остановил его на шаре, характеристические показатели которого однозначно показывали, что он пришёл в движение.

Догнать шарообразный объект. Тут же направил он мысленный приказ в адрес Системы.

Прошло несколько мгновений, но никакого подтверждения о полученном приказе от Системы не пришло.

– Проклятье! – Невольно вырвалось у Анта на языке землян.

Он ткнул пальцем в одну из клавиш на пульте управления и в тот же миг в его сторону скользнул штурвал, отодвигая его вместе с креслом от пульта управления.

Взявшись за штурвал, Ант чуть отклонил его, намереваясь направить трийер точно на шар, но никакого воздействия на трийер его действие не возымело, корабль продолжил идти прежним курсом и хотя шёл он в сторону шара, но всё же не совсем точно.

– Тебе не кажется, что система управления выведена из строя? – Произнёс Ант, отталкивая от себя штурвал и поворачивая голову в сторону навигатора.

– Она контролируется не из зала управления. – Тут же получил он ответ от навигатора.

– Конструктор! – Лицо Анта исказилось от злости. – Опять за своё!

Дождавшись, когда штурвал займёт свою нишу в пульте управления, он развернулся вместе с креслом и вскочив, вознамерился развернуть его к себе спинкой, чтобы вновь взять из ниши спинки фраунгер, но в тот же миг чья-то большая шестипалая ладонь легла сверху на ту же спинку кресла, не давая ей повернуться. Ант поднял голову – рядом с креслом стоял техник его вахты, Хабус Ваария и своим противодействием не давал Анту повернуть кресло. За спиной техника стояли два техника других вахт. Их лица выражали явное недовольство.

– Проблема? – Громко произнёс Ант, вкладывая в голос максимальную твёрдость и опустив руку, сделал шаг назад.

– Гардин Троплус Грамм умер. – Заговорил Хабус Ваария, продолжая держаться за спинку кресла. – Система управления трийер из зала управления, на данный момент, заблокирована. Ты арестован и до возвращения на базу "Итинолле" будешь находиться под арестом.

– Я сожалею о смерти конструктора. – Состроив непонятную гримасу, Ант пожал плечами. – Но это его вина. На корабле один командир – его капитан, а не совместное командование всех членов экипажа. За своеволие вы будете наказаны. Непременно! Арестовать меня может, лишь адмирал.

– Мы немедленно доложим адмиралу о произошедших на корабле событиях и если он прикажет снять с тебя арест, мы выполним его приказ, но ни один из нас, траков, больше никогда, ни одного твоего приказа не выполнит. Даже по приказу адмирала. Так же, тебе закрыт доступ к оружию. – Трак повернул голову в сторону двух других траков. – Отведите его в первую каюту с минимумом удобств и заблокируйте её дверь. Я свяжусь с адмиралом. Мы идём на "Итинолле".

– Уже поздно. – Раздался голос навигатора вахты. – Корабль вошёл в зону пространственной напряжённости. Это неизвестный квантовый туннель.

Все, находящиеся в зале управления, разом повернули головы в сторону экрана сиоп, но кроме бушующих синих вихрей на нём больше ничего не отображалось.

В тот же миг неведомая сила подхватила Анта и подбросила его вверх. Механически расставив в сторону руки и ноги, он, вдруг, погрузился в эти самые бушующие вихри, которые каким-то образом слетели с экрана сиоп и материализовавшись, заполнили собой зал управления.


4


Ант вздрогнул и открыл глаза. Он лежал на чём-то твёрдом, лицом вниз. Напружинившись, он резко оттолкнулся обеими руками от твёрдой поверхности и оказавшись на ногах, завертел головой, осматриваясь и уже через мгновение понял, что находится в зале управления трийер, рядом со своим креслом, за спинку которого продолжает держаться техник его вахты, стоя и был ли он на полу, по его виду сказать было невозможно. Два других трака тоже были на ногах, хотя ни за что не держались. Вахтенный навигатор по-прежнему сидел в своём кресле, уставившись в экран сиоп и о чём он сейчас думал можно было лишь гадать. Ант то же перевёл взгляд на экран сиоп: экран был усеян бледной россыпью тусклых незнакомых звёзд; шар ещё просматривался, но было очевидно, что он быстро удалялся, хотя, что его двигало, совершенно было непонятно. Ант несколько раз пробежался взглядом по экрану сиоп, осматривая его более пристально: однозначно, пространство было ему незнакомо, оно было чужое. В правой стороне экрана сиоп просматривалась большая яркая оранжевая звезда, которая, скорее всего была местным солнцем; в его левой стороне темнело большое круглое пятно, которое могло быть ничем иным, как одной из планет местной планетной системы; в средней части экрана были рассыпаны красные точки, несомненно искусственного происхождения, к одной из которых сейчас и направлялся шар.

– Система! Уничтожить шар! – Прохрипел Ант.

Прошло несколько мгновений, но никакой реакции от системы управления трийер не последовало.

– Я, капитан Ант Керс, приказываю Системе уничтожить шар свопом блустера. – Прохрипел Ант ещё один приказ.

И опять никакой реакции со стороны системы управления трийер не последовало. Ант перевёл взгляд на техника своей вахты, который стоял тоже уставившись в экран сиоп.

– Этот шар собрал информацию о Дайранской планетной системе и сейчас намерен передать её своим создателям. – Заговорил Ант, стараясь придать своему голосу, как можно больше решительности. – Насколько агрессивны создатели, мы не знаем и не исключено, что в скором будущем, согласно полученной информации, их военные корабли появятся в Дайранской планетной системе. Не думаю, что адмирал останется доволен нашим бездействием.

Ни мысленного ни словесного ответа от техника не пришло, но прошло несколько мгновений и по экрану сиоп всё же прочертился яркий синий след и упёрся в уходящий шар и в тот же миг в чужом пространстве вспыхнула яркая рукотворная звезда.

Сейчас здесь будут все их военные корабли. Они уже пришли в движение. Трийер будет уничтожен. Получил Ант колючие мысли извне, с уже знакомой тональностью, несомненно принадлежащие технику его вахты Хабусу Ваария.

– Если мы будем так ползти, то несомненно, будем уничтожены. – Заговорил Ант с прежней решительностью. – Система! Возвращаемся в пространство Дайранской планетной системы.

– Я не чувствую пространственной напряжённости. – Неторопливо, на удивление пространно, заговорил Таннат, навигатор вахты Анта. – Квантовый туннель или закрылся, как только мы вышли из него или же скрыт каким-то неизвестным полем, которое совершенно не искажает энергетику местного пространства.

– Повторяю, если мы будем идти с такой скоростью, то однозначно будем уничтожены. – Продолжил говорить Ант с прежней решительностью. – Мы должны двигаться. Не думаю, что корабли местной цивилизации быстрее трийер.

Ничего не говоря и не присылая никакой мысли, Хабус Ваария убрал руку со спинки кресла, за которую держался, прошёл к креслу, которое занимал всегда, когда нёс вахту и усевшись, уставился в экран сиоп.

Подняв брови, Ант, с нескрываемым удивлением, наблюдал за техником и вдруг, резко отвернувшись от него, скользнул взглядом по залу управления – двух других техников в зале управления уже не было.

Да, гард капитан! Вдруг, вошла Анту в мозг извне быстрая мысль с металлической тональностью, заставившая его вздрогнуть – однозначно, её прислала Система, будто, вдруг, проснувшись и потому торопясь, как можно быстрее заступить на свою бессменную вахту.

Поняв, что Хабус Ваария каким-то образом вернул управление трийер его капитану, Ант тут же занял своё кресло и откинувшись в нём, опять окинул быстрым взглядом экран сиоп – было очевидно, что к трийер, со всех сторон, приближались не менее десяти красных точек. Какие корабли местной цивилизации они скрывали за собой можно было лишь гадать. Если же можно было судить по пространству: трийер находился в зоне эклиптики местной планетной системы и приближающиеся корабли тоже находились в зоне эклиптики и потому у трийер были лишь два пути для отхода – в одну или другую сторону из зоны эклиптики.

Сохранить пространственные координаты относительно местной звезды. Активировать поле скрытия. Вектор пути девяносто градусов в плюс от координат. Скорость держать выше самого быстрого из приближающихся объектов. Послал он несколько мысленных приказов Системе, хотя прекрасно понимал, что навигатор, теперь, однозначно, вернёт трийер в эту точку пространства и без сохранения пространственных координат, где бы корабль ни находился, но какова в этом пространстве будет судьба самого навигатора и будет ли у него возможность привести сюда трийер, сейчас можно было лишь гадать.

Да, гард капитан! Тут же пришёл привычный мысленный ответ от Системы, экран сиоп несколько потускнел и отображаемое в нём пространство приобрело больший динамизм.

Что побудило траков вернуть мне контроль над трийер? Углубился Ант в невольные размышления, скользя взглядом по экрану сиоп. Страх перед чужим пространством, что могут не найти путь домой или же страх быть бесславно уничтоженными местной цивилизацией? Они ведь простые техники и искусство ведения боевых операций им не ведомо. Стоит их как-то наказать или сделать вид, что ничего не произошло? А какой толк от наказания здесь, за сотни, а может и тысячи световых лет от Дайранской системы, когда нас на корабле лишь несколько человек? Да никакого! Ант беззвучно хмыкнул, дёрнувшись всем телом. Решено! Пусть всё идёт своим чередом. Начнут новые козни строить, буду пытаться принимать меры, если смогу, конечно. Будут действовать совместно с остальным экипажем по выпутыванию из сложившейся ситуации, постараюсь забыть их интригу. Что будет после возврата на "Итинолле"? Он невольно дёрнул плечами. Когда вернёмся, тогда и узнаем.


***


Трийер настолько далеко вышёл из пространства эклиптики местной планетной системы, что эта планетная система отображалась теперь на экране сиоп во всём своём величии, даже закрытое вуалью поля скрытия. Идущие вдогонку за трийер корабли местной цивилизации, вскоре начали заметно отставать, а затем и вовсе остановились.

Снять поле скрытия. Отправил Ант мысленный приказ системе.

Да, снять поле скрытия. Тут же получил Ант мысленное подтверждение от Системы и отображаемое на экране сиоп пространство тут же приобрело заметную контрастность.

Насколько Ант смог понять, смотря в экран сиоп, местная планетная система состояла из яркой оранжевой звезды, вокруг которой водили хоровод шесть планет, разбитые пространственными силами, создающими эту планетную систему, на две группы, по три планеты в каждой. Группы планет были разделёны очень большим прогалом, заполненным, скорее всего, редкими, но крупными астероидами, которые достаточно отчётливо просматривались на экране сиоп. Внешнего пояса астероидов, неизменно присутствующего во всех планетных системах, в которых Анту до сих пор удалось побывать, не было. Это могло говорить, как: или об очень старой планетной системе; или же о каком-то катаклизме, произошедшем в ней, который оголил планетную систему, каким-то образом лишив её внешнего астероидного, в какой-то степени, даже защитного, пояса. Три внешние планеты, несомненно были огромными, цветными и скорее всего газовыми гигантами и рядом с ними даже были заметны хороводы из достаточно больших спутников. Внутренние планеты, были гораздо меньших размеров: две из них первая и третья были очень тёмными и едва просматривались; а вторая, от местной звезды, планета, скорее всего находилась в зоне обитания, имела яркий бело-зелёно-синий цвет и была окружена очень мощной сине-зелёной оболочкой, показывающей на присутствие на ней кислорода и возможно, биологической жизни. Да и рассредоточение вокруг неё большого количества красных точек, несомненно, принадлежащих объектам искусственного происхождения, однозначно, говорило об этом же.

Осознав, что трийер больше никакие красные точки не преследуют, Ант приказал Системе остановить корабль и через некоторое время бег звёзд на экране сиоп замер.

Объём в зал! Послал Ант следующий приказ Системе.

Прошло несколько мгновений и он оказался, буквально, висящим в пространстве. Его ноги невольно приподнялись, но изобразив на губах усмешку снисходительности, Ант опустил ноги и для уверенности поёрзав ими по полу, развернулся вместе с креслом и закрутился, сидя в нём, рассматривая звёзды, пытаясь найти знакомые, но сколько ни всматривался в их расположение, никаких знакомых, ни звёзд, ни очертаний расположения групп звёзд не находил – пространство ему было, совершенно, незнакомо.

Скорее всего это была внешняя сторона внешнего галактического рукава, так как в одном направлении звёзд практически не наблюдалось, но в противоположном их россыпь была достаточно густой, но какой-то бледной, вызвав у Анта догадку, что эта планетная система находится на достаточном удалении от галактического рукава и что эта часть галактического рукава изобилует в большей степени старыми и небольшими звёздами поздних классов и звёздообразование в этой части галактики давно угасло, так как галактический рукав был более-менее равномерно заполнен звёздами, без видимых чёрных прогалов, что говорило об отсутствии пылевых облаков достаточно большой протяжённости, где могли бы зарождаться новые звёзды.

Ант попытался представить галактику в уме, чтобы понять, в каком её сегменте может находиться эта часть галактического рукава, но его воображения, вдруг, оказалось недостаточно – галактика представлялась ему небольшой и выделить подходящий её сегмент ему не удавалось.

Определить район галактики, где мы сейчас находимся. Послал он мысль, с явным чувством досады, в адрес Системы.

Пространство перед Антом пришло в движение и совершив несколько перемещений в разных направлениях, вернулось в своё первоначальное состояние. Затем перед взором Анта появилась большая врезка с изображением галактики, на которой были очерчены яркими оранжевыми окружностями три её района во внешних рукавах, достаточно удалённые друг от друга.

Ты показываешь, что мы можем находиться в одном из этих галактических сегментов? Послал Ант мысль Системе с ещё большей досадой. И какой путь возврата в пространство Дайранской системы посоветуешь? Не идти же нам сразу по трём направлениям. Вложил он явную иронию в свою последнюю мысль.

Для более точного определения местонахождения корабля требуется длительный анализ галактического пространства. В данный момент информации недостаточно для определения точного местонахождения трийер. Получил Ант, вдруг, достаточно колючие мысли с металлической тональностью и будто приправленные чувством недовольства, несомненно принадлежащие Системе.

– Таннат! Ты можешь сориентироваться, где мы находимся? – Заговорил Ант, адресуя слова навигатору своей вахты. – Система даёт три предполагаемых района галактики. Твоё мнение?

– Этот район пространства я, однозначно, исключаю. – Заговорил навигатор и одна из оранжевых окружностей в отображаемой галактике перекрасилась в красную. – Энергетика этого района галактики не может соответствовать той, которую я чувствую здесь. Два других района вполне однозначны, но я бы выбрал этот район. – Ещё одна оранжевая окружность перекрасилась в зелёную. – Направление на галактическое ядро и ощущаемая напряжённость, исходящая от галактического ядра, совпадают, если только между ядром и этим пространством нет какой-то ещё энергетической неоднородности, с большой напряжённостью, могущей быть образованной одной из некогда взорвавшихся звёзд. В пользу этого направления показывает и расположение Дайранской системы относительно галактического ядра. – В этом же галактическом рукаве, но с его внутренней стороны появилась ещё одна зелёная окружность. – Направление обеих галактических районов на ядро галактики и их энергетика, практически, совпадают.

В пространстве зала управления наступила долгая тишина, показывающая, что навигатор завершил свой пространственный анализ, изрядно удививший Анта своим пространным изложением, которое он слышал от ваэта впервые.

Определить расстояние между двумя районами галактики, обозначенными зелёными окружностями. Послал Ант мысленный приказ Системе.

Около девяти с половиной тысяч световых лет. Тут же пришёл обескураживший Анта ответ, недвусмысленно говорящий, что добраться до пространства Дайранской системы на движителях трийер и остаться живыми – задача для экипажа, практически, невыполнимая. Однозначно, нужно будет искать квантовый туннель, который соединяет эти два галактических района.

– Во что бы то ни стало, нужно найти квантовый туннель. – Медленно, но громко заговорил Ант, ни к кому конкретно не обращаясь, но всё же надеясь, что вахтенный навигатор его поймёт. – Без него нам никогда не вернуться в пространство Дайранской системы. – Вернее… – Он громко хмыкнул. – Вернуться туда сможет лишь наш прах, через многие тысячи лет. Меня такая перспектива возврата, совершенно, не устраивает и потому будем искать квантовый туннель.

Если есть квантовый туннель отсюда в пространство Дайранской системы, не исключено, что есть квантовые туннели и в другие планетные системы. Получил Ант колючую мысль извне знакомой тональности, которую, несомненно, прислал техник его вахты Хабус Ваария.

– Вероятность не исключена. – Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. – Ошибка в выборе квантового туннеля может нам дорого обойтись. Туннель может выбросить нас туда, откуда мы никогда не вернёмся. Значит придётся искать контакты с местной цивилизацией и доказывать ей свое миролюбие, что в видении уже произошедшего здесь события по уничтожению шара, теперь сделать, возможно, будет и не просто. Есть другие предложения?

Нужно обследовать тот район пространства, куда выбросил нас квантовый туннель. Вход в него, несомненно, где-то там. Ваэты его обязаны найти или их пребывание на борту трийер можно считать бессмысленным. Пусть напрягут свой мозг. Получил Ант сонм весьма колючих мыслей извне от Хабуса Ваария, показывающих его, явное, недовольство.

– Если теперь корабли местной цивилизации ещё дадут нам возможность добраться до того района пространства. – Усмешка на губах Анта сделалась ещё шире. – Их сейчас не менее двух десятков перед нами.

Их корабли не так быстры и если ваэты постараются, трийер, с большой долей вероятности, окажется у входа в квантовый туннель раньше кораблей местной цивилизации. Пришла Анту ещё одна колючая мысль от техника его вахты.

– Таннат! – Заговорил Ант, обращаясь к навигатору. – Собери всех навигаторов и займитесь анализом энергетики пространства местной планетной системы. Вы должны… Нет, обязаны, найти тот квантовый туннель, который вынес нас сюда. Иначе нам придётся идти на контакт с местной цивилизаций с непредсказуемыми последствиями, так как мы уже напакостили им. Можете собраться или здесь или на капитанском мостике. Можете в полной мере использовать узел контроля трийер конструктора. Он утверждал, что его узел контроля имеет какой-то особенный пространственный анализатор, который позволяет видеть то, что стандартным пространственным анализаторам недоступно. Займитесь этим немедленно.

– Да, гард капитан!

Донёсшиеся громкие шорохи и затем тяжёлые неторопливые шаги, возвестили о том, что навигатор покинул зал управления.

Ант в очередной раз принялся осматривать продолжающуюся висеть перед ним голограмму с изображением галактики, пытаясь определиться с дальнейшими действиями.

Найди Солнечную систему! Вдруг направил он мысленный запрос Системе, остановив свой взгляд на районе галактики, где должно было быть отмечено местонахождение Солнечной системы – собственно, жёлтая окружность там и появилась. Расстояние в световых годах от нашего расположения. Укажи рядом. Послал он следующий мысленный запрос.

На голограмме, рядом с жёлтой окружностью тут же появились цифры, показывающие, что до Солнечной системы чуть более двадцати двух тысяч световых лет.

Теперь покажи Миранскую систему и расстояние до неё. Направил он следующий запрос Системе и в галактике тут же появилась ещё одна окружность – белого цвета, с цифрами рядом, показывающими, что до Миранской системы почти восемнадцать тысяч световых лет.

Обозначь планетную систему предков траков – тораков. Свою звезду они кажется, называли, Астарией. Отправил Ант следующий запрос Системе.

Прошло совсем короткое время и в отображении галактики появилась ещё одна окружность жёлтого цвета пересекающаяся с окружностью, обозначающей Солнечную систему, с точно такими же цифрами расстояния.

Теперь обозначь Зарянскую систему и расстояние до неё. Отправил Ант следующий приказ Системе, зная, что земляне назвали звезду своей новой колонии, Заряна.

Теперь Системе, видимо, пришлось просмотреть достаточный объём своего информационного поля, прежде, чем в изображении галактики появилась ещё одна окружность розового цвета с указанием расстояния до неё почти в двадцать четыре тысячи световых лет.

Сердце Анта невольно вздрогнуло. Он, вдруг, осознал, что некогда шхерты находились совсем недалеко от Солнечной системы и скорее всего, лишь какие-то неведомые силы заставили навигаторов их колониального корабля проложить вектор их пути в сторону от Солнечной системы.

Ант вскинул брови, несколько раз пробежав взглядом по цветным окружностям, нарисованным системой управления трийер. Он впервые занялся подобным анализом и сейчас был даже удивлён, хотя прежде ему и провести-то подобный анализ было негде, так как и скавенжер и штурм имели лишь пространственную карту Дайранской системы. А в трее ему удалось провести лишь очень короткое время, за которое нужды в подобном анализе у него не возникло. Выходило, что все, до селе известные ему планетные системы располагались достаточно компактно, вдоль внутренней части галактического рукава, в границах около шести тысяч световых лет и лишь эта планетная система, странным образом, располагалась во внешней части того же галактического рукава. Хотя Солнечная система и планетная система предков траков, тоже располагались несколько в стороне от линии других планетных систем, но всё же они находились внутри галактики, а не на её периферии. Выходило, что островки цивилизаций были, всё же, достаточно, редки в местной галактике.

А ты знаешь, где находится планетная система шхертов? Неожиданно, мысленно поинтересовался Ант у Системы .

Прошло ещё несколько мгновений и на внешней стороне этого же галактического рукава, буквально рядом с той окружностью, указывающей на местоположение сейчас трийер, возникла ещё одна окружность, серого цвета с цифрами рядом с ней, показывающими, что до планетной системы шхертов чуть более двухсот световых лет.

Брови Анта выгнулись высокими дугами.

Откуда тебе известно местонахождение планетной системы шхертов? Отправил он полный недоумения мысленный вопрос Системе.

Данные получены из глобального информатория цивилизации. Тут же получил он мысленный ответ с явной металлической тональностью.

Скорее всего их туда внёс адмирал, так как он побывал в мозге не одного шхерта и видимо у какого-то из них и нашёл информацию о местонахождении их планетной системы. Углубился Ант в новые размышления. Хотя он ни разу не упоминал, что нашёл эту информацию. Странно! Он механически дёрнул плечами. Почему адмирал скрыл эту информацию от меня? Он опять дёрнул плечами. Но ведь тогда ему, возможно и известно в каких ещё планетных системах побывали шхерты.

Покажи все известные планетные системы, в которых побывали шхерты. Послал он мысленный запрос Системе.

Наступила длительная пауза.

Информация недоступна. Наконец получил он мысленный ответ от Системы по прошествии, достаточно, длительного времени.

Недоступна или неизвестна? Мысленно поинтересовался Ант, окрашивая свою мысль иронией.

Информация недоступна. Тут же получил он всё тот же странный мысленный ответ от Системы.

Проклятье! Лицо Анта исказилось гримасой досады, от осознания того, что добиться другого от Системы ему, навряд ли, удастся.

Сохрани голограмму и убери купол. Отправил он следующий приказ Системе и дождавшись, когда его приказ будет выполнен, Ант невольно вжался в спинку кресла – он сидел лицом ко входу в зал управления, от которого, в его сторону, сейчас, шли два трака, техники других вахт. Не доходя трёх шагов до него, траки остановились.

– Я не приказывал меняться вахтами. – Произнёс Ант, вставая. – В чём причина?

Ваэты собрались на капитанском мостике и что-то там замышляют. – Заговорил техник второй вахты Сатар Хиип. – Время заступать на вахту. Я остался один. Мы решили нести вахту вместе.

– Это я приказал ваэтам заняться анализом пространства в которое нас вынес квантовый туннель. – Заговорил Ант, делая шаг от кресла в сторону и назад и одновременно бросая взгляд на его спинку. – Но никаких изменений в порядке несения вахт нет. Если ваэты ещё не завершили анализ, я прикажу вахтенным второй вахты немедленно приступить к выполнению своих обязанностей. – Ант сделал шаг в сторону кресла, пытаясь зайти, хотя бы частично, за его спинку.

– Не стоит им мешать. – Сатар Хиип покрутил головой. – Мы уже решили, что одну из вахт полностью будут нести траки.

Проклятье! Они решили трийер захватить? Ну и ну! Но ведь он только что был у них в руках. Что же тогда? Может между ними нет согласия? Ант поморщился, оценивая расстояние до скобы, которая блокировала створки тыльной стороны спинки кресла. Не успею. Как только вытяну руку, сразу поймут и атакуют. Болван! И зачем его нужно было совать на прежнее место. Нужно проверить кресла капитанского мостика. И почему я об этом до сих не подумал. Промелькнул у него сонм всевозможных догадок.

– Хорошо! – Он едва заметно дёрнул плечами. – Заступайте! Как только ситуация с нашим положением в этом пространстве определится, тогда и обсудим наши дальнейшие действия.

Сделав несколько шагов в сторону, Ант направился к трапу, ведущему на капитанский мостик, обходя по широкой дуге, проявивших своеволие техников других вахт.


***


Поднявшись на капитанский мостик, Ант тут же зашёл за спинку кресла капитана и повернул торчавшую из неё скобу – ниша в спинке кресла была, но оружия в ней не было. Не оказалось оружия и в нише кресла конструктора: траки, как всегда, оказались оригинальны в своём решении, снабжая оружием лишь кресла пилотов своих кораблей и летательных аппаратов, будто они единственные из всего экипажа могли попасть в какие-то критические ситуации, требующие защиты своей жизни с оружием в руках.

Мысленно отправив в адрес создателей трийер нелестный эпитет, Ант подошёл к стене односторонней проводимости, почему-то называемой траками студенем, отделяющей капитанский мостик от зала управления: все траки сидели в креслах, повернувшись лицом к экрану сиоп. Вели ли они какой-то обмен формами между собой Анту, не являющемуся носителем психотронного поля, это было недоступно узнать, но по тому, что звёзды на экране были неподвижны, можно было сделать вывод, что пока никаких действий, по перемещению трийер в пространстве этой планетной системы, траки не предпринимали.

Развернувшись, Ант шагнул в сторону стола капитана, вокруг которого стояли ваэты, сейчас смотря в его сторону, определённо, взглядами полнейшего удивления. Над столом висела большая голограмма с изображением части пространства, скорее всего этой планетной системы. Подойдя, Ант обвёл медленным взглядом всех ваэтов, но ни один из них, ни опустил голову, ни отвёл взгляд.

– Результат? – Произнёс Ант единственное слово, останавливая свой взгляд на навигаторе своей вахты Таннате.

– Нет. – Таннат, непонятно как, покрутил своей серой головой, буквально сидящей на его плечах.

– Предложения? – Ант вопросительно взмахнул подбородком.

– Нужно искать. – Плечи ваэта едва заметно дёрнулись.

– Как? – Ант вновь взмахнул подбородком.

– Обследовать пространство между второй и третьей планетами. Задействовать все аналитические системы корабля. – Пространно пояснил Таннат.

– Ты уверен, что квантовый туннель, находится, именно, между орбитами этих планет? – Ант в очередной раз взмахнул подбородком, в подтверждении своего вопроса.

– Это подтверждается тем, что трийер оказался, именно, между орбитами этих планет. Предположительно, что возможная система защиты туннеля могла отбросить трийер на безопасное для себя расстояние. – Плечи ваэта вновь чуть заметно дёрнулись.

– А ты уверен, что местная цивилизация даст нам возможность спокойно обследовать их пространство? – Ант опять взмахнул подбородком.

– Нет. – Голова Танната качнулась из стороны в сторону.

– Каким– же тогда образом, мы будем заниматься обследованием местного пространства?

– Придётся походить, повертеться. – Плечи ваэта ещё раз едва заметно дёрнулись.

– Будем ходить кругами, уходить, если корабли местной цивилизации предпримут атаку на трийер и опять возвращаться, когда трийер оторвётся от них. – Вступил в разговор вахтенный офицер второй вахты – Роттор.

– А вы, что, полностью исключаете контакт с местной цивилизацией? – Поинтересовался Ант, переводя взгляд на вахтенного офицера.

– Единственный вариант безопасного контакта с местной цивилизацией, захватить один из их кораблей и попытаться вступить в контакт с его экипажем. – Продолжил говорить Роттор. – Направиться к ним с визитом вежливости, крайне опрометчиво. Я бы не рискнул вступить с ними в контакт подобным образом. Захват – единственное верное решение. И потом, мы ведь не намереваемся уничтожать ни их корабль, ни их самих. Лишь получить нужную нам информацию.

– Каким же тогда способом, ты предлагаешь захватить их корабль, не повредив его? – Поинтересовался Ант.

– Выберем одинокий корабль, укроем трийер полем скрытия и попытаемся приблизиться. Если удастся подойти на достаточно близкое расстояние, траки своим полем попытаются проникнуть в корабль и дальше – по обстоятельствам. Возможно тракам удастся заставить кого-то из экипажа перейти на трийер, а возможно и кому-то из нас придётся перейти на захваченный корабль. – Высказал свой план Роттор.

– А если наше поле скрытия для их систем пространственного контроля окажется, будто прозрачное стекло?

– Будем искать другие варианты. – Плечи вахтенного офицера едва заметно дёрнулись.

– Хорошо! – Ант провёл пальцами руки по своим щекам и почувствовав под пальцами запёкшуюся кровь, досадливо поморщился и опустил руку. – Займитесь выбором цели для захвата, а я пока приведу себя в порядок. Хотя… – Он погримасничал губами. – можете тоже отдохнуть. Здесь же, через час.

Повернувшись, он направился к трапу, ведущему с капитанского мостика в коридор.


***


Как Ант и наметил, вернулся на капитанский мостик он через час. За это время он привёл себя в порядок, выпил тоник, съел горячий бутерброд и даже посидел некоторое время в забытье, что позволило ему восстановиться в достаточной мере.

Все ваэты стояли на своих прежних местах и скорее всего никуда не уходили. Но едва поднявшись на капитанский мостик, Ант направился не к ним, а к студеню: все траки находились в зале управления, по-прежнему сидя в креслах; трийер неподвижно висел в том же пространстве, если об этом можно было судить по отсутствию бега звёзд и по их отображению на экране сиоп; никакая из красных точек к нему не приближалась, хотя их дислокация, несомненно, поменялась – они заметно рассредоточились по пространству местной планетной системы. Внимание Анта, вдруг, привлекла одна из красных точек, которая удалилась от их группы на достаточное расстояние и скорее всего, вознамерилась вообще её покинуть. Он тут же развернулся и шагнул к столу капитана.

Остановившись напротив стола, он окинул быстрым, но внимательным взглядом, висящую над ним голограмму и с удивлением обнаружил, что той, отдалившейся красной точки, которую он вознамерился выбрать для захвата, в голограмме нет.

Развернувшись, Ант быстрым шагом, вновь вернулся к студеню – красная точка на экране сиоп присутствовала. Он опять вернулся к столу.

Медленно смещать отображаемое пространство в голограмме капитанского мостика вправо. Отправил он мысленный приказ Системе.

Прошло мгновение и пространство в голограмме пришло в движение. Ваэты тут же уставились в капитана немыми взглядами. Вскоре в голограмме появилась и искомая Антом красная точка. Дождавшись, когда она окажется в центре голограммы, он приказал Системе остановить смещение.

– Меня интересует этот корабль. – Ант вытянул руку в сторону одинокой красной точки. – Он вполне привлекателен для захвата.

– Он идёт вглубь пространства и чтобы подойти к нему, придётся пройти на достаточно близком расстоянии от всей группы кораблей, сосредоточенных перед нами. – Заговорил всё тот же словоохотливый вахтенный офицер второй вахты. – Однозначно, они увяжутся за нами и у нас будет весьма ограниченное время для захвата выбранного корабля.

– Во-первых – мы будем укрыты полем скрытия; во-вторых – несомненно, у нас преимущество в скорости. – Высказал свои возражения Ант.

– Мы не знаем возможности их технологий. – Опять заговорил Роттор. – Не исключено, что они видят нас так же, как и мы их сейчас.

– Если бы они видели трийер, когда он был укрыт полем скрытия, то сделали бы попытку атаковать его или хотя бы, прогнать из своего пространства. Они же, лишь проконтролировали направление, куда он ушёл. – Высказал Ант ещё одно возражение.

– Я согласен с гард капитаном. – Произнёс навигатор вахты Анта – Таннат.

Бросив на него беглый взгляд, Ант опять уставился в вахтенного офицера второй вахты.

– Однозначно, корабль движется в сторону второй планеты, которая, несомненно, обитаема. – Заговорил Роттор. – Не исключено, что к нему направится помощь, для его защиты, как только мы обозначим своё намерение захватить его.

– Возможно. – Ант покивал головой. – И потому, Системе донести до всего экипажа мой приказ. – Заговорил Ант твёрдым, волевым голосом. – Приказываю: первой вахте, в прежнем составе, заступить на дежурство. Трийер укрыть полем скрытия. Идём на захват. Всем остальным ваэтам занять свои места, отведённые им при проведении боевых операции. Свободным от вахты техникам, с оружием, отправиться в нижний ангар и быть готовыми стабилизировать в нём, захваченный корабль местной цивилизации, если он окажется невелик. Требуется, всеми имеющимися в ангаре средствами зафиксировать его, чтобы он не разнёс там всё и не пробил корпус трийер. По завершении фиксации или невозможности оной, доложить немедленно. Если он будет достаточно велик или же соизмерим по размерам с трийер, будем искать другие способы контакта с его экипажем. – Развернувшись, Ант шагнул к трапу, ведущему в зал управления.


***


Два техника беспрекословно покинули зал управления, как только Ант довёл до них своё решение о начале операции по захвату корабля местной цивилизации. Заняв кресло вахтенного офицера, он убедился в активности поля скрытия трийер, вызвал штурвал и подождав некоторое время, необходимое по регламенту, чтобы весь экипаж занял, требуемые ему при боевой операции места, положил руку на рычаг жёсткого акселератора и медленно двинул его вперёд, одновременно поворачивая штурвал: набирая скорость, трийер, начал описывать в пространстве широкую дугу, чтобы уже, затем направиться в сторону выбранной цели.

Ант специально выбрал такой неоптимальный путь для трийер, пытаясь одновременно и запутать экипажи кораблей местной цивилизации, если поле скрытия трийер не будет для них помехой и избежать ненужного столкновения с ними, а если корабли местной цивилизации всё же увяжутся за трийер, выиграть достаточное время после разворота, а уже затем, резким броском, направить трийер в сторону выбранной цели.

Примерно треть пройденного трийер пути красные точки продолжали висеть неподвижно или, действительно, потеряв из вида своих пространственных сканеров трийер или же не понимая его маневр и лишь, когда стало очевидным, куда трийер направляется, все они стронулись со своих мест и направились в сторону второй планеты, озадачив Анта, так как ему было, совершенно, непонятно: толи корабли местной цивилизации видят трийер и считают, что он предпринял атаку на их обитаемую планету, толи потеряв его из вида, укрытого полем скрытия, решили передислоцироваться к своей планете, чтобы быть готовыми отразить угрозу чужого корабля, если он, действительно, предпримет атаку на планету.

– Таннат! Твоё мнение о перемещении кораблей местной цивилизации? – Заговорил Ант, бросив быстрый взгляд в сторону навигатора вахты. – Тебе не кажется странным их маневр?

– Он вполне закономерен, гард капитан. Было бы странным, если бы они остались на месте, как потеряв трийер из вида, так и наблюдая за его перемещением. – Пространно высказал свою точку зрения навигатор.

– Уверен, корабли местной цивилизация готовятся атаковать трийер. – Неожиданно произнёс техник.

– Но мы ведь не намерены приближаться к их обитаемой планете. – Состроив гримасу, Ант дёрнул плечами. – К тому же, если они передислоцируются к своей планете, то существенно облегчат нам задачу по захвату их корабля.

Атаковать нас будут не они, а тот корабль, который сейчас прячется за планетой. – Ещё больше утвердил свой вывод техник.

– Ты видишь через планету. – Ант выгнул брови высокими дугами.

– Я вижу покраснение атмосферы с левой стороны планеты. Однозначно, создать такую мощную аномалию в состоянии движители большого сечения, которыми оснащаются лишь большие корабли. Несомненно, большой корабль местной цивилизации готовится выступить навстречу трийер. – Привёл техник окончательный аргумент своему утверждению.

За планетой, действительно, прячется большой корабль? Направил Ант мысленный вопрос в адрес Системы.

Он не виден напрямую, но характерный отклик от атмосферы планеты даёт возможность утверждать, что за планетой, действительно, находится объект большой массы. Получил Ант пространный мысленный ответ от Системы.

А если это не корабль, а, допустим, орбитальная пушка? Отправил Ант в адрес Системы ещё один вопрос.

Слишком низкая орбита, очень нерациональное размещение предполагаемого орбитального оружия. Аргументировала Система свой предыдущий вывод.

Что ж, теперь нет смысла осторожничать. Сгенерировал Ант мысль больше для себя, нежели для Системы и механически ткнув пальцем в несколько клавиш пульта управления, снял с трийер поле скрытия, однако окутав его защитным полем, которое, к его восторгу, оказалось доступным и активным. Всем! Бросок! Адресовал он следующие мысли уже для всего экипажа и резко двинул жёсткий акселератор вперёд, направляя трийер в сторону, сравнительно медленно движущейся, одинокой красной точки.

В тот же самый момент из-за планеты выползла большая красная клякса и набирая скорость, тоже устремилась к этой же самой красной точке.


***


Всё же трийер подошёл к выбранной цели гораздо раньше корабля местной цивилизации.

Красная точка, по мере приближения к ней трийер, вначале трансформировалась в серый стержень, а затем в контур космического корабля, а скорее всего это был летательный аппарат, так как для полноценного космического корабля он был маловат. Летательный аппарат имел средние размеры, если его можно было сравнивать с летательными аппаратами цивилизации траков, был какого-то серо-серебристого цвета с большим овальным тёмным иллюминатором в носовой части и напоминал средних размеров левеет траков, имея такие же плавные обводы, небольшие крылья, торчащие у него с обеих сторон корпуса и хвостовой киль, которые, несомненно, служили для устойчивого перемещения летательного аппарата в атмосферах планет. Как в верхней части корпуса, так и под ним, просматривались орудийные турели, которые, однако, никак не проявили себя, по мере приближения к летательному аппарату огромного, по сравнению с ним, чужого корабля. Скорость местного левета оказалась, сравнительно, невелика, так как его движитель имел совсем небольшое сечение.

Заставив трийер описать круг вокруг местного летательного аппарата, Ант, синхронизировав с ним скорость, повесил трийер над летательным аппаратом, намереваясь загрузить его в трюм корабля, так как по утверждению Системы, местный левет без проблем проходил через нижний люк трийер и уж тем более, свободно размещался в его трюме. Никаких попыток начать маневрирование, чтобы уйти из зоны вероятной опасности, летательный аппарат не предпринимал, что достаточно удивило Анта, будто тот своим бездействием, намеренно, заманивал потенциальную угрозу в какую-то ловушку, что останавливало Анта начать задуманную операцию.

– Таннат! – Заговорил Ант. – Ты чувствуешь какую-либо угрозу со стороны местного летательного аппарата. Он весьма похож на левет цивилизации траков, будто тоже был изготовлен на одном из их заводов.

– Мне недоступна энергетика материальных объектов созданных разумами цивилизаций. – Тут же пришёл ответ от навигатора.

– Хабус! – Что ты скажешь об угрозе от этого странного местного левета? – Поинтересовался Ант у трака.

Я не чувствую никаких биополей внутри этого корабля, как и никакой угрозы. А идущий сюда корабль местной цивилизации от планеты, однозначно представляет угрозу. Его энергополе изрядно возбуждено. Получил Ант колючий мысленный ответ от трака.

В тот же миг, будто услышав, что исходящая от него угроза уже не является тайной, корпус приближающегося корабля местной цивилизации озарился яркой синей вспышкой и в лицо Анту будто брызнул фонтан яркой синей краски, заставивший его, закрыть глаза, отшатнуться и вжаться в спинку кресла. Его руки невольно потянули за собой штурвал и трийер резко пошёл вверх, удаляясь от левета местной цивилизации.

Повреждение! Тут же отправил Ант резкую мысль в адрес Системы, приоткрывая веки, но видимо система пространственного контроля уже смогла отфильтровать избыточную энергию и экран сиоп выглядел в своём привычном виде.

Повреждений нет. Защитное поле полностью поглотило полученную энергию. Тут же пришёл ответ от Системы.

Захватить цель блустером. Отправил Ант приказ в адрес Системы, полностью открывая глаза, восстанавливая положение штурвала и устремляя взгляд в сторону приближающегося большого корабля местной цивилизации, который отображался на экране сиоп уже не красной кляксой, а большой серой.

Вокруг серой кляксы тут же вспыхнула бледная синяя окружность, показывая, что корабль ещё не достиг дистанции поражения.

– Ну и ну! – Невольно вырвалось у Анта, когда он всмотрелся в характеристические показатели приближающегося корабля местной цивилизации.

Выходило, что тот обстрелял трийер с расстояния почти в три раза превышающее расстояние поражения самого дальнодействующего оружия траков.

Анализ полученной энергии. Отправил он мысленный приказ Системе.

Энергия коротковолнового лазера, которая больше выводит из строя электронные компоненты объекта, а не оказывает разрушающее воздействие на него самого. Тут же получил он мысленный ответ с металлической тональностью.

– Такой же блустер? – Невольно вырвалось у Анта.

Полученная энергия не обладала эффектом скручивания. Тут же вошла в мозг Анта мысль с металлической тональностью.

Какое количество энергии этого излучения способно поглотить защитное поле трийер? Отправил Ант ещё один мысленный вопрос Системе.

Это зависит от частоты получаемой энергии: при периодичности в двести мгновений – до бесконечности. Получил Ант ещё одну мысль извне с металлической тональностью.

Прошло? Поинтересовался Ант.

Девяносто. Мысленно проинформировала его Система.

В тот же миг серая клякса приближающегося корабля местной цивилизации вновь окуталась синим ореолом и в лицо Анту выплеснулась ещё одна порция синей краски, но система пространственного контроля уже среагировала с должной скоростью и Ант ещё не успел прикрыть глаза, как экран сиоп уже был очищен. Но круг захвата цели блустером трийер, вокруг приближающегося корабля, все ещё оставался бледным.

При такой частоте? Послал Ант запрос системе управления.

До десяти зарядов. Но с уменьшением расстояния количество получаемой энергии возрастает и возможно ещё меньше. Тут же пришёл ему несколько удручающий ответ.

Состроив гримасу досады, Ант уставился в характеристические показатели приближающегося корабля местной цивилизации и вдруг, отметил, что его скорость сближения с трийер достаточно энергично снижается. Выходило, что корабль местной цивилизации начал торможение и скорее всего намерен обстреливать трийер с дальней дистанции, видимо надеясь когда-то вывести из строя его электронные системы, а уже затем приступить к более решительным действиям. Появилась вероятность, что до расстояния поражения энергией блустера корабли могли сблизиться совсем не скоро, так как трийер сейчас едва полз, продолжая синхронизировать свою скорость со скоростью местного левета. Выходило, что трийер должен был или увеличивать скорость и сам сближаться с большим кораблём местной цивилизации на дистанцию поражения его блустером, ещё до того, как его защитное поле будет уничтожено или же искать какое-то другое решение возникшей проблемы, а уже затем возобновлять захват псевдолевета местной цивилизации.

Попытайся рассмотреть местный корабль. Отправил он мысленный приказ Системе.

Прошло несколько мгновений и над пультом управления вспыхнула голограмма в которой отображался небольшой серый корабль, ощетинившийся, будто еж иглами, длинными тонкими отростками, скорее всего излучателями, которых было не менее трёх десятков. Но лишь один из отростков флуоресцировал или уже произведя выстрел или готовый его произвести.

Проклятье! Лицо Анта исказилось гримасой досады. Что предпринять? Замелькали у него противоречивые мысли. Пойти на сближение и попытаться уничтожить этого ежа, а уже затем захватить местный левет? Но неизвестно, какая у него защита и какие излучатели ближнего действия, а они, несомненно, у него есть, среди его иголок и как долго продлиться сражение? Вдруг оно затянется и местный летательный аппарат подойдёт к планете на такое расстояние, что захватить его окажется невозможным из-за угрозы уже со стороны планеты? Искать другой одинокий корабль? Но теперь, поняв наше намерение, местная цивилизация такой возможности уже может и не предоставить. Но Хабус Ваария утверждает, что в местном летательном аппарате нет биополей. Возможно он идёт на автопилоте. Нужен нам такой? Но ведь другого нет. Плечи Анта механически дёрнулись и в тот же миг по экрану сиоп расползлась ещё одна синяя клякса. Проклятье! Нужно затаскивать летательный аппарат внутрь и разбираться с ним в ангаре, а уже затем решать, как поступать дальше. Планета уже недалеко. Нужно начинать действовать. Но чтобы его захватить нужно снимать защитное поле. Хватит времени между двумя атаками этого ежа, чтобы втянуть летательный аппарат в ангар? Придётся действовать энергично.

– Всем! Приступаем к захвату. – Громко заговорил Ант, будто от силы его голоса зависела активность действий экипажа. – Начало, после получения очередного заряда от большого местного корабля. Действуем быстро и решительно, но без суеты. Голограмму с люком в зал управления. Приготовиться!

Будто давая сигнал к началу операции, по экрану сиоп расползлась ещё одна синяя клякса и едва она исчезла, Ант тут же отправил мысленный приказ Системе о снятии защитного поля, ткнул пальцем в клавишу открытия люка нижнего ангара и чуть отклонив штурвал и периодически бросая взгляд на голограмму, в которой отображался люк нижнего ангара, двинул трийер в сторону летательного аппарата местной цивилизации.


***


Местный летательный аппарат удалось втянуть в трюм без проблем и у Анта даже ещё осталось время до прихода следующего заряда коротковолнового лазера от большого местного корабля, чтобы восстановить защитное поле трийер и энергия полученного заряда благополучно была им поглощена.

Вызвав над пультом управления голограмму с изображением ангара, Ант, с замершим сердцем, наблюдал за суматошными действиями траков, пытающихся прижать захваченный летательный аппарат к полу двумя большими захватами, свисающими с потолка ангара. Нос корабля упирался в стенку ангара, а его корма, под воздействием продолжающего работать движителя, совершала такие большие колебания, что летательный аппарат своими боками ударялся о стенки ангара, что изрядно затрудняло действия траков. Складывалось впечатление, что экипаж захваченного летательного аппарата или не осознавал своего нового положения, продолжая двигаться в прежнем направлении, либо летательный аппарат, действительно, шёл на автопилоте и потому не понимал, что с ним произошли такие перемены, что дальнейшая работа его движителей не имеет смысла. Ант терпеливо ждал, не предпринимая никаких маневров, чтобы ненароком не усугубить ещё больше, предпринимаемые траками усилия, одновременно наблюдая за действиями большого корабля местной цивилизации, который уже не приближался к трийер, а шёл вокруг него по дуге, на расстоянии далёком от дистанции поражения его лучом блустера, периодически отправляя в сторону трийер свой коротковолновый лазерный луч. Количество отправленных им лучей уже приблизилось к двум десяткам, но тревожных сообщений об истощении защитного поля Система не сообщала, что успокаивало Анта, однако, все же, не снимая напряжения тревоги.

Наконец тракам удалось установить один из захватов ангара на нос захваченного летательного аппарата и прижать его нос к полу. Амплитуда колебания летательного аппарата заметно уменьшилась и синхронизировав колебания второго захвата с его колебаниями, тракам удалось, в конце-концов и прижать корму летательного аппарата к полу ангара, но всё же тому удалось изрядно поскрести корпусом по полу ангара, вызвав такой мощный фейерверк искр из-под себя, что в зале управления заметно посветлело и Ант невольно отвёл взгляд от голограммы.

Летательный аппарат захвачен и стабилизирован. Тут же получил Ант мысленное сообщение от траков, переданное ими через систему управления трийер.

Ангар не покидать, но быть предельно внимательными. Я попытаюсь увести трийер на безопасное расстояние от большого местного корабля, а уже затем будем разбираться с захваченным летательным аппаратом. Отправил он мысленный приказ тракам и убрав голограмму, окинул взглядом экран сиоп – никаких изменений в пространстве местной планетной системы больше не происходило.

Такое впечатление, что этот космический ёж у местной цивилизации всего лишь один. сплыла у него мысль снисходительности, вытягивая его губы в лёгкой усмешке. А что если… Ант отщёлкнул на штурвале защитные предохранители от клавиш управления излучателями. Может и не успеет корпус прогореть? Будем знать, с чем придётся иметь дело. Всплыли у него мысли с налётом иронии, больше для себя, хотя он и не приказывал Системе скрыть их от всего экипажа.

Ант резко вжал ногой гибкий акселератор, достаточно быстро разгоняя трийер, одновременно поворачивая штурвал, направляя корабль в сторону космического ежа местной цивилизации, который продолжал скользить по широкой дуге вокруг трийер.

На маневр трийер экипаж космического ежа никак не отреагировал, продолжая идти в своих прежних, направлении и скоростью, периодически посылая в сторону трийер свой синий лазерный луч, хотя, как показалось Анту, период между выстрелами теперь значительно увеличился, что могло означать лишь одно – запас энергии у космического ежа был не бесконечен.

Корабли сближались. Корабль местной цивилизации, по непонятной причине, прекратил обстрел трийер своим синим лучом. Большие пальцы Анта легли на две клавиши выстрела блустера, взгляд упирался лишь в одну точку на экране сиоп, где находился бледный синий круг, вычерченный системой захвата цели вокруг серого контура космического ежа местной цивилизации.

Серый контур корабля местной цивилизации разрастался и вдруг, резко сменил свои очертания – скорее всего корабль развернулся. Брови Анта тут же выгнулись высокими дугами – ему показалось, что корабль местной цивилизации есть ни что иное, как фуэтор шхертов, представляющий собой достаточного грозного противника. Наконец синяя окружность вокруг местного космического корабля ярко вспыхнула, показывая, что корабль находится на дистанции поражения, но Ант, будто завороженный изменившимся контуром чужого космического корабля, продолжал сближение. Вскоре контур местного корабля вырос настолько, что яркая синяя окружность уже охватывала не весь корабль, а лишь его центральную часть. Начали проявляться и детали конструкции местного корабля и Анту стало понятно, что это не совсем фуэтор, хотя был весьма похож на него.

У фуэтора ведь тоже есть блустер. Вдруг, всплыла у Анта тревожная мысль и будто подтверждая его догадку в тот же миг из корабля местной цивилизации брызнул сноп ярких белых брызг. Экран сиоп мгновенно посветлел. Ант запоздало сжал веки, успев получить изрядную порцию света, но видимо система пространственного контроля смогла, хотя тоже с запозданием, справиться с полученным избытком энергии, так как, когда Ант открыл глаза экран сиоп уже был в своём привычном состоянии.

Защита шестьдесят процентов. Тут же получил он, неожиданно, колючую мысль от Системы.

Неплохо брызнул. Тут же всплыла у Анта тревожная мысль. А ведь защитное поле у трийер не слабое. У трея, наверное, уже бы прогорело.

Он скользнул взглядом по экрану сиоп: корабль местной цивилизации, будто запрограммированный, продолжал скользить по дуге, хотя трийер уже сблизился с ним на столько, что начали просматриваться некоторые детали его корпуса; яркая синяя окружность, описанная вокруг его центральной части, так же скользила вместе с ним. Больше не раздумывая, Ант вжал большими пальцами клавиши выстрела – яркий синий мерцающий луч, прочертившись по экрану сиоп, упёрся в центральную часть корпуса корабля местной цивилизации и в то же мгновение из корпуса местного корабля в сторону трийер брызнул ещё один сноп ярких белых лучей. Экран сиоп вновь посветлел, полностью скрыв отображаемое на нём пространство. И опять Ант запоздало сжал веки и резко повернул штурвал, одновременно ещё больше давя ногой на акселератор, будто намереваясь вдавить его в пол, пытаясь уже вслепую увести трийер от возможного столкновения с кораблём местной цивилизации.

Защита сорок процентов. Пришло ему мысленное сообщение от системы управления трийер.

Он в очередной раз открыл глаза: корабль местной цивилизации в центральной части экрана сиоп уже не просматривался.

Ант закрутил головой, пытаясь найти его где-то ещё, но корабль не находился.

Я его уничтожил одним выстрелом? Гримаса недоумения исказила лицо Анта. Это невозможно. Он механически мотнул головой. Корабль достаточно велик.

Найти корабль и голограмму с ним передо мной. Отправил он мысленный приказ Системе.

Не успела мысль Анта ещё полностью сформироваться, а перед ним, над пультом управления, уже висела голограмма с отображаемым в ней изрядно дымившим большим кораблём местной цивилизации. Синяя окружность на корпусе корабля уже была бледной, показывая, что тот уже вышел из зоны поражения блустера, да и по его характеристическим показателям было видно, что он достаточно быстро отдалялся от трийер. Никаких цветных лучей в сторону трийер, корабль местной цивилизации больше не посылал.

Убрать голограмму! Прими управление. Трийер в район предполагаемого выхода из квантового туннеля с сохранёнными пространственными координатами. Отправил Ант мысленные приказы Системе.

Голограмма с отображением корабля местной цивилизации исчезла.

Ант подождал несколько мгновений и когда понял, что трийер начал менять курс, направляясь в указанный район пространства, вернул предохранители управления оружием в состояние защиты, оттолкнул штурвал от себя и дождавшись, когда тот займёт своё место в нише пульта управления, расслабленно откинулся на спинку кресла.

Всем отбой! Второй вахте заступить на дежурство. Остальным собраться в нижнем ангаре. Иметь при себе оружие. Отправил он мысленные приказы, через систему управления трийер, для всего экипажа.

Фраунгеры на борту трийер были и находились в оружейном хелпе на втором уровне, но после его конфликта с конструктором, доступ в оружейную для него и ваэтов был заблокирован траками и даже туда они отнесли фраунгер из кресла пилота зала управления, хотя Ант не видел, когда. Приказав вооружиться, Ант надеялся, что траки всё же разблокируют оружейную или хотя бы сами вооружатся, так как ваэты к оружию относились с полным безразличием, старались не вступать в никакие личные вооружённые конфликты и потому не имели даже личного оружия.

Прошло некоторое время и позади кресла раздались тяжёлые шаги, говорящие, что вторая вахта вошла в зал управления. Ант развернулся вместе с креслом и поднявшись, шагнул от него в сторону.

– Трийер направляется в район предполагаемого выхода из квантового туннеля. Повреждений нет. Вахту сдал. – Доложил он о состоянии корабля, подошедшему к нему вахтенному офицеру второй вахты и не дожидаясь подтверждения, сделав ещё один шаг в сторону от кресла, направился к выходу из зала управления.

Оказавшись в коридоре, он остановился, пытаясь решить стоит или нет сходить в свою каюту за своим личным оружием,

Наконец, вяло махнув рукой, решив, что от его личного оружия толк будет не велик, Ант развернулся и направился в сторону трапа, ведущего в нижний ангар трийер.


***


В нижнем ангаре было очень жарко, хотя отчётливо слышался шум усиленно работающей системы вентиляции. Летательный аппарат местной цивилизации, серо-серебристого цвета, стоял около одной из стен ангара, прижатый к полу мощными захватами, свисающими с потолка ангара. Орудийная турель на верхней части корпуса местного левета не была убрана и увидев её достаточно массивный излучатель, Ант невольно передёрнулся.

Проклятье! Не слишком ли я опрометчиво поступил, затащив местный летательный аппарат внутрь? Замелькали у Анта быстрые мысли. Ведь в ангаре нет ни какого оружия, способного противостоять этому излучателю. А пара ближних лазеров в ангаре была бы не лишней. Нужно будет обязательно об этом доложить адмиралу по возвращении. И почему конструкторы не снабдили экипаж трийер защитными поясами? Ведь на треях и даже танах, они есть. Это ведь не оружие. Сейчас они были бы, отнюдь, не лишними. Однозначно, та же причина, что и изначальное отсутствие левета.

Переведя взгляд на техника третьей вахты Орен Мууна, Ант увидел, что тот стоит в одиночестве на достаточном удалении от местного левета, направив на него фраунгер, который сжимал всеми своими четырьмя руками. Он стоял, как вне зоны действия излучателя местного левета, закрытый от прямого действия его выстрела одним из захватов, так и вне зоны прямой видимости на лобовое стекло местного левета, нос которого был повёрнут несколько в сторону от него.

Разблокировали! Лицо Анта исказилось гримасой досады, от того, что он всё же не заставил себя сходить к оружейной.

В огромном ангаре трийер местный левет выглядел не таким уж и большим, имел плавные обводы корпуса, но его крылья были изрядно повреждены, видимо от ударов о стенки ангара. Никаких видимых дверных швов на стенке его корпуса, повёрнутой к Анту, на просматривалось.

Ант быстрым шагом направился к Орен Мууну, не сводя глаз с орудийной турели, которая, как ему показалось, поворачивалась, отслеживая его путь.

– Его движители… – Заговорил Ант, подходя к технику и поведя подбородком в сторону местного левета. – До сих пор работают.

– Уже нет. – Орен Муун мотнул головой.

– Кто-то есть внутри? – Поинтересовался Ант.

– Странное ощущение. – Орен Муун дёрнул плечами. – Биополей живых организмов не чувствуется, но отчётливо ощущается психотронное поле, хотя, достаточно слабое. В тоже время ощущаются какие-то странные колеблющиеся энергополя, будто внутри находятся несколько адронов.

Донеслись далёкие шаги. Ант оглянулся – к ним шли остальные члены экипажа, свободные от вахты.

– Поторопитесь! – Выкрикнул он.

И в тот же миг, будто его выкрик послужил сигналом – яркая вспышка осветила ангар и ослепительным белым пятном расползлась по его стенке, чуть выше головы самого из высоких, приближающихся членов экипажа, техника первой вахты Хабуса Ваария, который был без фраунгера, вызвав у Анта гримасу недоумения. Хлёсткий громкий звук, вонзившись Анту в уши, тут же отрезал все внешние звуки от его мозга. Ант запоздало вскинул руки и закрыл уши. Шедшие члены экипажа мгновенно пригнулись и тут же побежали в сторону, стоявших вне зоны действия излучателя местного левета, Анта и Орен Мууна. Анту стала понятна причина, по которой не был произведён выстрел по нему, когда он появился в ангаре – из-за своего роста, он оказался ниже линии выстрела, техник же был высоким и потому выстрел по нему был произведён. Место попадания белого луча в стену ангара почернело и из него начал струиться сизый дым, показывая, что температура пятна достаточно высока.

Если они начнут палить без разбора, то, пожалуй и дыр в корпусе трийер прожгут столько, что не заштопаем. Всплыла у Анта тревожная мысль.

По тому, что у подбежавшего Танната зашевелились губы, Ант понял, что тот начал что-то говорить, но продолжая держать руки прижатыми к своим ушам, Ант покрутил головой, давая понять, что ничего не слышит.

Нужно как-то заставить их выйти наружу, иначе они спалят тут всё, да ещё и прожгут корпус корабля. Вошла Анту в напрямую в мозг колючая мысль извне, присланная кем-то из техников.

Ант опустил руки. В ушах шумело, показывая, что слух начал возвращаться к нему, но прошло наверное не менее сотни мгновений, когда шум исчез и стали слышны другие звуки. Он повернул голову в сторону Орен Мууна, так как, скорее всего, это он прислал ему свою колючую мысль.

– Я не вижу двери в стенке летательного аппарата… – Заговорил Ант, крутя головой. – Которую нужно открыть. Может быть вход снизу?

– Дверь в корпусе сбоку. – Донёсся до Анта какой-то далёкий голос Орен Мууна, показывая, что слух к нему вернулся ещё не в полной мере. – Отчётливо ощущается разрыв в энергополе корпуса.

– Покажи где? – Ант повёл подбородком в сторону захваченного летательного аппарата.

Орен Муун быстрым шагом направился в сторону летательного аппарата, стараясь идти под прикрытием захвата и лишь когда оказался достаточно близко к местному левету, изменил траекторию своего пути, так как теперь от прямого действия излучателя его защищал уже сам корпус летательного аппарата, хотя голова трака всё же выглядывала из-за корпуса, но была ниже линии выстрела излучателя. Подойдя к корпусу местного левета вплотную, Орен Муун очертил одной из своих верхних рук большой овал на корпусе летательного аппарата.

Ант в точности повторил путь трака и оказавшись около местного левета, всмотрелся в то место, где Орен Муун ещё несколько раз очертил овал – дверной шов совершенно не просматривался и понять, где он есть, можно было лишь при большом воображении.

– Если не хотят открывать дверь сами, будем её вырезать. – Заговорил Ант переводя взгляд на техника. – Другого способа я не вижу. – Он мотнул головой и затем повернул её в сторону техника своей вахты – Хабуса Ваария.

– Хабус! Джеттер! Будем резать!

Ничего не сказав, Хабус Ваария, сорвался с места и пригнувшись, побежал в сторону одной из дверей ангара, за которой, в хелпе, находились различные технические средства для проведения всевозможных работ.

Как бы поняв намерение членов экипажа трийер, в пространстве ангара сверкнул ещё один белый луч, заставивший Анта втянуть голову в плечи. Но так как трак бежал пригнувшись, то луч прошёл более чем в метре над его головой. На стене ангара задымилось ещё одно чёрноё пятно.

Проклятье! Ант распрямился. Быстрей, быстрей! Мысленно поторопил он Хабуса Ваария, однако не адресуя эту мысль ему, а думая лишь для себя, не представляя, доступен ли мысленный диалог с Системой в ангаре, так как никогда здесь этим вопросом не интересовался.

Но трак, видимо и сам торопился, так как прошло совсем немного времени, а он уже бежал назад с джеттером за спиной и его излучателем в руках.

Но представители местной цивилизации в очередной раз удивили Анта своей прозорливостью: едва Хабус Ваария направил излучатель джеттера на корпус летательного аппарата, как часть его корпуса в том месте, где предполагалась дверь, пошла на техника, заставив его поспешно сделать пару шагов в сторону и ушла вниз, образовав некое подобие трапа, только без ступенек. Ант тоже отступил назад и в сторону, чтобы не быть в прямом направлении на появившийся проём. И даже стоявшие поодаль ваэты, сделали по шагу назад. Орен Муун приподнял фраунгер и направил его в проём летательного аппарата. Хабус Вария направил на образовавшийся проём излучатель джеттера, который в близком расстоянии от противника был таким же грозным оружием, как и фраунгер. За образовавшимся проёмом в корпусе местного левета было темно. Ант замер в тревожном ожидании.

Прошло немало томительных мгновений, прежде, чем из проёма летательного аппарата донёсся негромкий шум и в самом проёме показалось нечто, похожее на огромного земного муравья, перемещающегося в какой-то странной позе на четырёх конечностях.

Брови Анта выгнулись высокими дугами, его лицо вытянулось. Став на импровизированный трап своими ногами-щупальцами, муравей скользнул вниз и сделав пару шагов от импровизированного трапа вперёд, замер.

Ант и техники, находившиеся рядом с летательным аппаратом, ещё сделали по паре шагов назад.

Лицо Анта приобрело нормальный вид – он всё же понял, что перед ним отнюдь не муравей, хотя внешне и напоминал его, а скорее всего, нечто искусственное, созданное чьим-то естественным разумом.

Вышедшее из летательного аппарата существо, по другому Ант его и назвать бы не смог, представляло собой несколько овальное создание, с овалом зеленовато-серого цвета не более полутора метров высотой, сейчас стоявшее выпрямившись во весь свой рост на полу ангара на двух гибких щупальцах, выходящих из нижней части тела-овала. Ещё четыре щупальца висели вдоль его овала, причём средняя пара щупалец была самой длинной, будто могла служить, как второй парой ног для существа, так и второй парой рук. К верхней части большого овала примыкал ещё один небольшой овал, скорее всего будучи головой создания, что и делало создание похожим на муравья. Но ни глаз, ни ушей, ни рта, в том представлении, которые знал Ант, у верхнего овала не было, хотя из него торчали несколько отростков или выпуклостей. У Анта тут же окончательно утвердился его первоначальный вывод, что существо искусственного происхождения, так как было даже издали понятно, что его овалы сделаны или из металла или какого подобного металлу материала и вовсе оно не существо, созданное Природой Мироздания, а создание чьего-то разума.

Создание некоторое время стояло неподвижно, будто окаменело, но, вдруг, резко вскинуло вверх четыре своих верхних щупальца и в пространстве ангара раздался высокотональный толи писк, толи голос, явно исходивший от этого странного создания. Затем, переведя поднятые щупальца в горизонтальную плоскость, на двух нижних щупальцах, создание засеменило в сторону Анта.

Ант невольно попятился.

В тот же миг в пространстве ангара сверкнул яркий красный луч и упёршись перед семенящим созданием в пол ангара, рассыпался по нему фейерверком кровавых брызг. Создание мгновенно замерло. Ант крутанул головой – в пол, из фраунгера, выстрелил Орен Муун, видимо решив таким образом остановить создание. Анту даже показалось, что создание несколько изменило свой цвет, сделавшись более серым.

Орен Муун быстрым шагом подошёл к Анту и стал рядом с ним, направив своё оружие на создание.

Создание опять подняло всё те же четыре своих щупальца вверх и в ангаре вновь раздался его высокотональный писк.

Анту удалось отчётливо увидеть, что от концов поднятых щупалец создания отходят небольшие светлые шевелящиеся отростки, напоминающие очень гибкие пальцы, которые находились в непрерывном движении и сколько их было на конце щупальца, сосчитать было невозможно.

– Тебе не кажется, что он таким образом приветствует нас. – Негромко произнёс Ант, не поворачивая голову в сторону стоявшего рядом техника.

– Я не чувствую его биополя. – Заговорил техник. – Такое впечатление, что это искусственный механизм, но не из чистого металла, а некоего сплава с полимером. И все же, ему лучше держаться от нас на расстоянии.

Неожиданно, в проёме корпуса летательного аппарата показалось ещё одно такое же создание, но уже какого-то серо-коричневого цвета, со цветной полосой по диагонали большого овала и достаточно энергично соскользнув по импровизированному трапу, подбежало к первому созданию и тоже подняв вверх четыре своих щупальца, огласило пространство ангара высокотональным писком.

– Определённо, они пытаются что-то сказать нам. – Заговорил Ант. – Только что: приветствие или угрозу?

– Однозначно, это искусственные механизмы, соответствующие адронам. Если сами управляют летательным аппаратом, то вполне интеллектуальны. Скорее всего, они выражают недовольство своим захватом. – Произнёс Орен Муун, продолжая держать фраунгер направленным на первое, появившееся из летательного аппарата, создание.

– Ты считаешь, что эти искусственные механизмы наделены разумом? – С явной иронией произнёс Ант, чуть повернув голову в сторону техника.

– Я так не сказал. – Голова техника качнулась из стороны в сторону. – Интеллект – это ещё не разум. Адроны на трийер тоже в какой-то степени интеллектуальны.

– Но если они выражают недовольство, значит у них есть какие-то эмоции, а это уже признак разума. Насколько мне известно, адроны никогда не проявляют эмоции.

– Адроны не наделены эмоциями специально. Нет проблем, наделить их ими. Но цивилизация траков уже переживала опрометчивость такого шага и повторять его больше не намерена. – С явной грубостью в голосе, произнёс Орен Муун.

– Значит местная цивилизация не считает такой шаг для своих адронов опрометчивым. – Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. – Нужно найти способ понять их. Я ещё ни разу не вступал в диалог с Системой здесь, в ангаре, и возможно, она мне здесь недоступна. Может быть ты сможешь заставить её попытаться понять эти создания и войти с ними в контакт.

– Система уже занимается анализом их языка, но безуспешно. Нужен доступ в их информационное поле, но у Системы нет психотронного поля. – Голова Орен Муун качнулась по сторонам.

– В таком случае, попытайся ты войти в контакт с этими созданиями. Не стоять же нам здесь вечно. – Произнёс Ант последнюю фразу повышенным голосом.

Их образы имеют не такую информационную составляющую, как образы тех цивилизаций, с которыми мне до сих пор приходилось сталкиваться. Потекли Анту в мозг чужие колючие мысли извне. Сонм сполохов, в которых, совершенно, невозможно что-то понять. Скорее всего, второй вышедший из летательного аппарата механизм имеет более высший статус или ранг в местной цивилизации.

– Значит тебе, всё же, что-то понятно из их информационного поля. Возможно и удастся понять, где находится вход в их квантовый туннель. – Произнёс Ант, с нотками удовлетворения в голосе.

Я исхожу из того, что у второго механизма сполохи выражены более ярко, они более энергичны. Несомненно он больше возмущён, что присуще индивидуумам более высокого ранга. Получил Ант напрямую в мозг колючее мысленное объяснение техника, своей попытки анализа информационных полей созданий местной цивилизации.

– Значит придётся заниматься обучением. И почему цивилизации траков не оснащают свои корабли каким-либо обучающим шлемом? – В голосе Анта скользнули нотки возмущения.

– Нам он ни к чему. – Опять заговорил Орен Муун и его голова в очередной раз качнулась из стороны в сторону.

– Тогда, приказываю вступить с одним из представителей местной цивилизации в диалог для изучения их языка. – В очередной раз повысив голос, заговорил Ант. – Выбирай любого из них и тащи его в один из хелпов ангара. Надеюсь, в конце-концов, вы поймёте друг друга.

Вдруг пол ангара под ногами Анта настолько сильно вздрогнул, что он пошатнулся и едва успел схватиться рукой за стоящего рядом техника, чтобы не оказаться на полу. Ангар наполнился громким воем сирены, однозначно говорящем о серьёзной проблеме образовавшейся в трийере.

– Что…

Ант замер с открытым ртом, остановив ток своих слов: из дверного проёма летательного аппарат стремительно выскочили ещё два создания с какими-то толстыми палками, сжимаемыми парой своих верхних щупалец; в пространстве ангара сверкнули два ярких белых луча и упёрлись в Орен Мууна. Трак пошатнулся и упал на пол ангара лицом в низ. Из его спины заструилась сизая струйка дыма.

В тот же миг, Хабус Ваария, стоявший неподалёку от первого, появившегося из летательного аппарата создания и продолжавший держать в руках работающий излучатель джеттера, направленный на него, сделал несколько стремительных шагов к созданию и в пространстве ангара вспыхнул яркий синий сполох, который, едва ли не молниеносно, скользнул по всем щупальцам создания у самого его основания и отделил их от него.

С громким стуком упав на пол ангара, лишившиеся своих конечностей, создание откатилось в сторону. Воздух ангара наполнился, закладывающим уши высокотональным писком. Подняв руки, Ант закрыл свои уши. Хабус Ваария тут же шагнул ко второму, появившемуся из летательного аппарата созданию и поднёс яркий синий сполох джеттера к его корпусу.

– Нет! Нет! – Прокричал Ант.

Стрелявшие создания тут же опустили своё оружие и затем бросили его вниз на пол ангара. Оружие изрядно громыхнуло, показывая, что оно, скорее всего, металлическое и тяжёлое. Затем сами создания соскользнули по импровизированному трапу своего летательного аппарата вниз и сделав несколько семенящих шагов вперёд, замерли.

Хабус Ваария погасил сполох джеттера, но его излучатель всё же продолжил держать рядом со вторым созданием.

Обезноженное создание, побарахтавшись, смогло выпрямится и стать на свои обрубки и теперь стояло покачиваясь, издавая негромкий писк, будто свиристя.

– Таннат, посмотри, что с Орен Мууном. – Громким голосом произнёс Ант.

– Он мёртв. – Раздался хриплый голос Хабус Ваария.

Ант шагнул к распростёртому на полу ангара мёртвому траку и взяв его фраунгер, направил его излучатель на одного из стрелявших созданий и повёл подбородком в сторону лежащего на полу оружия местной цивилизации.

– Кеттор! Отодвинь подальше оружие от бросивших его созданий. – Приказал он ваэту.

Ваэт медленно подошёл к созданиям, практически не сводя с них глаз, присел, всё так же не сводя с них глаз и подняв их оружие за один из краёв, выпрямился и оттащив оружие подальше от ног созданий, с грохотом опустил его на пол.

– Оно, действительно, тяжёлое. – Произнёс он, выпрямляясь. – Эти создания обладают немалой физической силой.

Не отводя излучатель фраунгера от создания, Ант подошёл сбоку к проёму летательного аппарата и осторожно заглянул внутрь – там было темно. Он оглянулся на Хабуса Ваария.

– Совершенно темно. – Ант покрутил головой.

– Зачем им свет, если у них нет глаз. – Произнёс Хабус Ваария.

– У них вообще ничего нет в нашем понимании: ни глаз; ни рта; ни ушей. – Заговорил Кеттор. – Возможно, что вместо всего этого у них какие-то сенсоры, торчащие из их голов, а источником их жизни является энергостанция, спрятанная внутри их носителей.

– Так и есть. – Голова Хабуса Ваария качнулась. – Внутри них присутствует достаточно мощное энергополе.

– Значит они, действительно механизмы, наделённые интеллектом, созданные каким-то разумом. – Ант погримасничал губами. – Значит придётся искать их создателей. Там кто-то есть ещё? – Поинтересовался он у Хабуса Ваария, кивая головой в сторону проёма летательного аппарата.

– Я не чувствую. – Техник покрутил головой.

– У джеттера есть прожектор. Осмотри салон. – Приказал Ант технику, отступая от дверного проёма летательного аппарата на прежнее место и продолжая держать под прицелом фраунгера, как определил раньше, уже мёртвый, Орен Муун, более значимое создание.

– Мне свет тоже ни к чему. – Голова Хабуса Ваария качнулась из стороны в сторону, но он всё же включил прожектор джеттера и подойдя к дверному проёму, согнулся почти пополам и шагнул внутрь летательного аппарата, прямо с пола ангара, но практически, тут же, пятясь, вышел наружу. – Там четыре кресла с невысокими спинками, если можно так назвать те места, где они сидят, больше похожие на большие глубокие тарелки с прорезями, видимо, для щупалец. – Принялся он описывать салон летательного аппарата, повернувшись в сторону Анта. – Очень тесно. Перед одной из тарелок из пола торчит штанга, напоминающая рыпп, с большим количеством клавиш, с помощью которой, скорее всего, пилот управляет летательным аппаратом. Никакого пульта управления, в нашем видении, нет или он выглядит как-то по другому. Больше в салоне ничего нет. – Он покрутил головой.

– Значит больше никто по нас стрелять не будет. Это уже хорошо. – Ант усмехнулся. – Даже не представляю, что с ними делать. – Он дёрнул плечами. – Обрежь стрелкам… – Он повёл подбородком в сторону стрелявших созданий. – Щупальца, чтобы больше не чем было браться за оружие при появлении у них такого желания и оставайся здесь. А вы… – Он покрутил головой, переводя взгляд с одного ваэта на другого. – Соберите их оружие и щупальца, чтобы они не смогли их реанимировать и доставьте их в верхний ангар, чтобы создания не видели, где они находятся. Затем доставьте Орен Мууна в медлабораторию и погрузите в криогенную камеру. Я доставлю это создание… – Он повёл подбородком в сторону создания со цветной полосой, которого держал на прицеле. – На капитанский мостик. Пусть с ним поработают Система и Сатар Хиип. Возможно им удастся что-то понять из его писка и информационных образов.

– Да, гард капитан! – Раздался дружный хор членов экипажа трийер и они занялись обозначенными им капитаном трийер делами.

Вскоре щупальца стрелявших созданий уже лежали на полу ангара и ваэты оттащили их далеко в сторону. По их словам, они тоже оказались тяжёлыми. Не проронив ни звука, побарахтавшись, создания смогли стать на свои обрубки и стояли молча не издавая никакого писка.

Ант подошёл к, ещё стоящему на своих щупальцах, созданию и ткнул излучателем фраунгера в его большой овал и затем показал излучателем оружия в сторону трапа, ведущего на второй уровень корабля.

– Туда, если не хочешь тоже остаться без своих щупалец. – С явной иронией в голосе произнёс он.

Будто, действительно, поняв, что от него требуется, создание, вдруг став на свои четыре нижних щупальца, засеменило в сторону трапа. Держась позади него в трёх шагах, Ант шёл следом.


5


Создание оказалось сообразительным и без проблем, всегда сворачивало в том направлении, куда ему указывал излучателем фраунгера Ант, будто оно, каким-то образом, видел оружие позади себя. Семенило создание достаточно быстро и совершенно бесшумно на своих четырёх щупальцах, а по трапам, вообще, поднималось с такой быстротой, что Анту пришлось весьма энергично прыгать по ступенькам и вскоре они поднялись на капитанский мостик. Подойдя к, указанному Антом, креслу конструктора, создание замерло около него.

Не отводя от него излучатель фраунгера и не сводя глаз, Ант боком подошёл к студеню и окинул экран сиоп зала управления косым взглядом – судя по тому, что звёзды находились в движении, трийер перемещался. Никаких красных точек поблизости не наблюдалось. Насколько Анту удалось понять: все они находились на своих прежних стационарных позициях и лишь одна из них была в движении, но был ли это тот корабль, с которым у трийер произошло сражение или же какой-то другой, без дополнительной информации понять было невозможно.

Что произошло? Что это был за толчок, от которого я едва не оказался на полу? Мысленно поинтересовался он у Системы .

Трийер попал в какой-то энергетический сгусток, который полностью поглотил защитное поле, буквально, всосал его в себя. Я бы охарактеризовала его, как пространственная энергетическая мина. Тут же получил Ант ответную мысль с характерной металлической тональностью, изрядно его озадачившую.

Почему не была обнаружена эта энергетическая мина. Она не должна быть непреодолимым секретом для системы пространственного анализа? Послал Ант, явно, недовольные мысли Системе.

Препятствием для обнаружения неоднородности послужило защитное поле трийер. Пришла ещё одна обескураживающая Анта мысль с металлической тональностью.

Бред какой-то. Мысленно возмутился Ант.

Фазы защитного поля и пространственной энергетической неоднородности совпали и она была воспринята системой пространственного анализа, как часть защитного поля трийер. Получил Ант ещё одну обескураживающую мысль со всё той же металлической тональностью.

Проклятье! Ант состроил гримасу досады. Надеюсь внешние системы трийер не пострадали от взаимодействия с неоднородностью? Генератор защитного поля не пострадал?

Его накопитель уже восстановился. Но защитное поле включать сейчас не целесообразно. Не исключено, что такие энергетические неоднородности имеют место в пространстве местной планетной системы. Пришёл Анту очередной мысленный ответ от Системы с металлической тональностью.

Перемещающийся в пространстве объект представляет опасность для трийер? И где местный корабль, с которым произошло сражение? И как скоро мы вернёмся в точку пространства, где оказались после выхода из квантового туннеля? Мысленно поинтересовался Ант у Системы, продолжая одновременно наблюдать, и за созданием, и смотреть на экран сиоп через студень.

Корабль, с которым произошло сражение вернулся к той же планете, от которой пришёл и ушёл за неё. Самостоятельно, экипажу местного корабля, полученное повреждение ликвидировать, скорее всего, не удалось, так как корабль продолжал дымить весь свой путь. В пространстве появился ещё один корабль, который идёт от третьей планеты местной планетной системы, но насколько он агрессивен понять ещё невозможно, так как он, хотя и приближается, но будто осторожничает. До обозначенной пространственной позиции ещё три четверти часа пути. Получил Ант сонм совсем не колючих мыслей напрямую в мозг, окрашенных всё той же металлической тональностью.

Хорошо! Принято! Доведи до сведения Хатара Сиип мой приказ, подняться на капитанский мостик и попытайся вместе с ним вступить в контакт с находящимся здесь представителем местной цивилизации. Возможно вам удастся разложить на понятные слова или образы его писк или свист. Выполняй! Отправил Ант мысленные приказы Системе.

Да, гард капитан! Тут же получил он мысленное подтверждение от Системы.

Отвернувшись от стены односторонней проводимости, Ант вдруг почувствовал себя уставшим и подойдя к креслу капитана, сел, однако продолжая держать излучатель фраунгера, направленным на местное создание и замер в ожидании, которое оказалось совсем коротким, так как прошло, буквально, несколько мгновений и на капитанский мостик уже поднялся техник второй вахты Хатар Сиип, который тут же замер, уставившись в создание местной цивилизации немым взглядом.

– Он ваш: твой и Системы. – Ант повёл подбородком в сторону создания. – Постарайтесь понять его. Возьми. – Он протянул траку фраунгер.

– Ни к чему. – Хатар Сиип мотнул головой.

– Бери! – Ант положил фраунгер на стол и поднялся. – Твоё поле может оказаться бессильным против него.

Развернувшись, он шагнул к трапу, ведущему в коридор.


***


Вернулся на капитанский мостик Ант ровно через сорок минут, приведя себя в своей каюте в порядок, выпив тоник и съев содержимое одного из продуктовых пакетов из холодильного шкафа каюты. Чувствовал он теперь себя вполне удовлетворительно, чего нельзя было сказать о технике второй вахты Хатар Сиипе, который сидел в кресле конструктора, откинувшись на его спинку. Голова трака была свешена и как показалось Анту, как-то даже слишком, для спящего человека. Создание стояло на своём прежнем месте, совершенно не отреагировав на появление на капитанском мостике кого-то ещё, будто тоже спало. Фраунгер так и остался лежать нетронутым на столе капитана.

Подойдя к траку, Ант легонько толкнул его в плечо – тот лишь чуть шевельнулся, не проявив никакого желания, чтобы проснуться. Ант толкнул его сильнее – техник, вместо того, чтобы поднять голову, вдруг, резко соскользнул с кресла и замер перед ним на полу в какой-то неестественной позе.

Ант невольно сделал шаг назад, потом ещё один, затем развернулся и быстро подойдя к столу, взял оружие и направив его излучатель на создание, вновь вернулся к креслу конструктора и смотря одним глазом на создание, присел рядом с лежащим на полу траком и провёл по нему медленным взглядом и тут же поднявшись, сделал шаг назад и перевёл взгляд на кресло – на его спинке отчётливо виднелось прожжённое отверстие, от которого вниз шла тёмная полоса, несомненно, прочерченная кровью, вытекающей из раны техника. Ант посмотрел на пол и лишь сейчас увидел большое тёмное пятно на полу, которое несомненно, было всё той же кровью техника. Он перевёл взгляд на создание.

– Твоих рук… Щупальцев, гад, дело! – Заговорил он громким голосом. – У тебя есть оружие! Сдать немедленно! – Ант повёл излучателем фраунгера от создания на пол перед ним. – Немедленно! Или я сделаю в твоей башке или что там у тебя есть, такую дыру, что никакой техник не сможет её залатать.

Будто поняв, что ему сказал угрожающий ему человек, создание подняло вверх два своих верхних щупальца и на капитанском мостике раздался его высокотональный писк.

Проклятье! Ант состроил на лице гримасу озлобленности. Что здесь произошло? Почему Хатар Сиип мёртв? Когда это произошло? Почему ты никак не отреагировала на произошедший инцидент? Чем ты вообще занимаешься сейчас? Отправил он мысленные вопросы с нотками явной злости в адрес Системы.

Я занимаюсь расшифровкой полученной от представителя местной цивилизации информации. Этот процесс потребовал задействовать все мои вычислительные ресурсы, отчего контроль над происходящими внутри корабля процессами был, в некоторой степени, ослаблен и возможно ход каких-то событий мной был не проконтролирован в должной мере. Получил Ант, несколько обескураживающий его, мысленный ответ с металлической тональностью, однозначно пришедший от Системы.

– Да ты, вообще, потеряла контроль над кораблём! – Невольно воскликнул Ант. – Хатар Сиип мёртв! И это случилось по твоей вине.

Ант быстрым шагом подошёл к креслу капитана и сел, продолжая держать фраунгер направленным на местное создание.

Голограмму о произошедших за последний час событиях на капитанском мостике, мне. Отправил он мысль, полную недовольства в адрес Системы.

Над столом капитана тут же вспыхнула голограмма, в которой появилось изображение капитанского мостика. Долгое время в голограмме ничего не происходило, затем в ней появились Ант и создание, и потом Хатар Сиип.

– Крути быстрей.

Невольно процедил Ант на жаргоне землян, тут же состроив гримасу, осознав, что Система его может и не понять, но система управления всё же смогла правильно интерпретировать жаргон чужой цивилизации и скорость показа происходящих событий в голограмме значительно увеличилась.

Изначально никаких, вызывающих тревогу событий, на капитанском мостике не происходило. После ухода Анта, Хатар Сиип подошёл к созданию и посмотрев на него некоторое время, вдруг, пнул его ногой, но создание, видимо твёрдо стояло на своих щупальцах, так как лишь чуть дёрнулось. После этого техник подошёл к креслу конструктора и усевшись, уставился в создание немым взглядом: прошло некоторое время и создание, вдруг, подняло над собой два своих верхних щупальца и из голограммы донёсся его высокотональный писк, который, к удивлению Анта, длился очень долго, показывая или большое недовольство создания или же оно таким образом пыталось донести до представителя незнакомой ему цивилизации какую-то информацию. Наконец писк оборвался. Хатар Сиип откинулся на спинку кресла и прикрыв глаза замер. Задумался ли он, или задремал, или же вошёл в какой-то транс, Анту было непонятно, но создание тут же неприменуло воспользоваться сложившейся ситуацией: быстро и бесшумно семеня своими щупальцами, оно достаточно резво подбежало к столу капитана, взяло двумя своими верхними щупальцами, лежащий на нём фраунгер, быстро его осмотрело, если можно было применить это действие к верчению созданием фраунгера перед собой. Затем, так же бесшумно, оно подбежало к креслу конструктора, с замершим в нём траком и практически, вплотную подставило к груди техника излучатель фраунгера – на груди трака появился лишь едва заметный сполох и донёсся лишь едва слышный шелест, который навряд ли был замечен и услышан в зале управления и вверх потянулась лёгкая серая струйка. Техник даже не вздрогнул. Убрав от груди техника излучатель, создание прислонило один из своих щупальцев к груди трака – серая струйка дыма тут же исчезла. Создание засеменило к столу капитана. Положив оружие на то же самое место, точно так же, как оно и лежало, оно вернулось на своё прежнее место и замерло. Долгое время в голограмме никаких событий больше не происходило, пока на капитанском мостике не появился Ант.

Довольно! Отправил Ант полную негодования мысль в адрес Системы – голограмма тут же погасла.

– Гад! – Процедил Ант переводя взгляд на создание. – Умный, оказываешься. Сейчас твой ум я из тебя вышибу. – Он, не глядя, сдвинул мощность лазерного луча фраунгера до максимума и приподняв оружие, направил его точно в центр меньшего овала создания. – Надеюсь, дыра в твоей башке или что там у тебя, будет гораздо больше, чем та, которую ты сделал в носителе трака. – Он положил палец на спусковой механизм фраунгера.

Будто поняв, что сейчас произойдёт, создание выставило два своих верхних щупальца перед своим меньшим овалом, будто закрывая его от выстрела и капитанский мостик наполнился высокотональным писком.

Он просит не стрелять. Вдруг получил Ант напрямую в мозг колючую мысль с металлической тональностью, несомненно пришедшую от Системы.

Лицо Анта невольно вытянулось. Его палец, лежащий на спусковом механизме оружия, замер.

Ты уже понимаешь его язык и молчишь об этом? Отправил Ант мысль, полную негодования, в адрес Системы.

Я ещё не понимаю его язык. Могу лишь с долей некоторой вероятности, по эмоциональной составляющей его голоса, предположить возможную суть выражения, которое он хочет донести до собеседника. Насколько мне удалось понять: летательный аппарат местной цивилизации, который находится в ангаре, называется диггерер, а он сам принадлежит к расе артаранов. Вошли Анту напрямую в мозг весьма колючие мысли от Системы.

Диггерер – блуждающий под поверхностью. Странное название, хотя у них оно может иметь и другое значение. Ант дёрнул плечами. Раса артаранов. Если раса, значит порождение Природы Мироздания – существо, а не создание. Ну и ну! Так он искусственно созданный механизм или естественного происхождения, кем то рождённый? Отправил он мысленный вопрос в адрес Системы.

Мне это неизвестно. Получил Ант короткий мысленный ответ от Системы.

Как долго ты намерена заниматься расшифровкой его языка? Есть какая-то надежда дождаться результата прежде, чем мы все передохнем здесь? Они убили уже двух траков. Почему они выбирают их? Отправил Ант очередной сонм, полных негодования, мыслей в адрес Системы.

Гард капитан! Трийер вернулся в заданный район пространства. Вдруг, получил Ант мысль от вахтенного офицера, присланную через Систему.

Ты докладывал об ещё одном приближающемся к трийер корабле местной цивилизации. Как он далеко? Адресовал Ант свои мысли через Систему вахтенному офицеру.

Он идёт по широкой дуге, скорее всего, даже дальше дистанции поражения своим энергетическим коротковолновым лучом. Видимо наблюдает за трийер издали. Скорее всего, его экипаж уже знает о произошедшем бое между трийер и кораблём местной цивилизации и что наше оружие более эффективно, нежели их. Потому и держится на почтительном расстоянии. Получил Ант исчерпывающий доклад от вахтенного офицера.

Принято! Оставайтесь на месте! Отправил он приказ вахтенному офицеру. Найди Танната и Кеттора. Пусть доставят в медлабораторию и погрузят в криогенную камеру Хатара Сиип. И свяжи меня с Хабусом Ваария. Отправил Ант мысленные приказы уже Системе.

Да, гард капитан. Тут же пришло Анту колючее мысленное подтверждение от последнего, остающегося живым трака.

Как ведут себя артараны? Так поняла Система название их расы. Мысленно поинтересовался Ант, надеясь, что Система свяжет его с траком.

Стоят на своих местах. Но создаётся впечатление, что их конечности регенерируются, хотя и очень медленно. Если отрастут – отрезать? Получил Ант колючие мысли от техника, несомненно присланные им самим, а не через Систему, тем самым удивив Анта дальностью их действия, с чем он прежде не сталкивался. Принадлежала эта особенность лишь мозгу Хабуса Ваария или все траки могли общаться мыслями на таком большом расстоянии, не видя собеседника Ант до сих пор с такой их возможностью не сталкивался.

Когда отрастут, тогда и будем решать. Но будь предельно внимателен. Этот гад, который пришёл на капитанский мостик, убил Хатара Сиип из-за его беспечности. Артараны совсем не просты, как могут показаться. Отправил он мысленное предупреждение технику. Необходимо разблокировать оружейную или они нас скоро всех лишат жизни.

Она разблокирована.

Таннат доставит тебе фраунгер.

Мне он ни к чему. Получил Ант чрезвычайно колючий мысленный ответ от техника.

Хатар Сиип тоже отказался и что теперь? Отправил он следующую мысль в адрес техника.

Мне он ни к чему. Тут же получил Ант напрямую в мозг тот же мысленный ответ от Хабуса Ваария.

Как пожелаешь. Всплыла у Анта медленная мысль в адрес трака.

Может и в самом деле, пусть он остаётся без оружия. Такое впечатление, что артараны чувствуют, от кого может исходить наибольшая угроза на трийер и потому уничтожают траков. Углубился Ант в невольные размышления. Что стоило этому гаду на капитанском мостике дождаться моего появления и убить меня, или спуститься в зал управления и перестрелять там вахту и завладеть управлением корабля, а он этого делать не стал и если бы не система контроля внутреннего пространства трийер, то я никогда бы и не узнал, что здесь произошло. Да и в ангаре они застрелили лишь одного трака, который один представлял для них реальную угрозу, хотя могли бы тоже всех перестрелять. Видимо Хабус Ваария с джеттером не так для вас опасен, как он сам считает. И всё же смерти ты не хочешь, если просишь не убивать. Видимо потеря конечностей не страшна вам, вы их в состоянии регенерировать, а вот дыра в корпусе, скорее всего не будет регенерирована. Не просты вы, гады. Совсем не просты. Какую-то цель вы преследуете своим непонятным поведением. Какую? Полнейшая беспечность со стороны экипажа трийер. И это показатель твоей расхлябанности и некомпетентности капитан Керс. Адмирал навряд ли будет этим доволен. Оказывается, не мы их захватили, а они дали себя. намеренно, захватить и что-то пытаются узнать у нас. Ну и ну! А был другой путь, чтобы найти вход в квантовый туннель? Состроив удручающую гримасу, Ант покрутил головой. Если только отправиться на вторую планету и высадившись, попытаться вступить в контакт с её населением. Но дали бы они возможность высадиться? Мы ведь уже показали свой, отнюдь, не миролюбивый характер. Но они сами виноваты. Незачем было соваться в чужое пространство. Что вам нужно от нас, какую цель вы преследуете? Проклятье!

На капитанский мостик поднялись Таннат и Кеттор, притащив с собой транспортную платформу и прервав своим появлением размышления Анта.

– Этот гад убил Хатара Сиип из этого фраунгера. – Заговорил Ант, приподняв и несколько раз тряхнув оружием, которое держал в руках.

– Каким образом? Он же у вас в руках, гард капитан? – Раздались удивлённые возгласы Танната.

– Я ушёл привести себя в порядок. Хатар Сиип остался здесь и или уснул, или задумался. Фраунгер лежал на столе. Артаран, так называется его раса в местной цивилизации, совершенно бесшумно, подбежал к столу, взял оружие и выстрелив в трака, вернул оружие на место и сам вернулся на своё место. Лишь видеозапись с капитанского мостика позволила установить, что здесь произошло. Видимо, до этого гада не дошло, что здесь ведётся тотальный контроль внутреннего пространства корабля. – Рассказал Ант о произошедшем на капитанском мостике негативном событии.

– Он знает, как обращаться с оружием цивилизации траков? Откуда? – Вновь удивился Таннат.

– Этот вопрос ещё не выяснен. – Ант покрутил головой. – Система сейчас занята анализом его писклявого голоса, но пока с минимальным успехом. Хотя вы противники оружия и я не хочу вступать с вами в конфликт по этому поводу, но я настаиваю, чтобы вы имели его при себе, пока не выясним: с кем или с чем мы связались. Оружейная разблокирована. Хабус Ваария утверждает, что их конечности способны к регенерации. Поместите Хатара Сиип в криогенную камеру и отправляйтесь в ангар к Хабусу Ваария. Найдите в ангаре пустой хелп с прочной дверью или вытащите всё оборудование из какого-либо хелпа с прочной дверью, перетащите артаранов из ангара в него и заприте. Диггерер, так называется их летательный аппарат, остаётся в ангаре. Затем все, из ангара, подниметесь на капитанский мостик. Выполняйте!

– Да, гард капитан! – Дружно ответили ваэты и потащили транспортную платформу в сторону лежащего на полу трака.


***


Анализ? Отправил Ант в адрес Системы мысль с нотками нетерпения, дождавшись, когда ваэты с платформой ушли с капитанского мостика.

Анализ ещё не завершён, гард капитан. Удалось лишь установить, что писк, воспроизводимый артаранами представляет собой очень быструю фонограмму. Как только мне удалось уменьшить скорость воспроизведения писка, фонограмма приобрела вполне узнаваемую звуковую последовательность. Вероятнее всего, тоже самое и с их образами, которые нами воспринимаются в виде сполохов. Я пытаюсь сейчас подобрать необходимый шифр к сполохам, чтобы с его помощью разложить их на вполне понятные образы. Получил Ант пространный мысленный ответ с металлической тональностью напрямую в мозг.

И как долго будет длиться твоя попытка? Стараясь придать своим мыслям ещё большее раздражение, поинтересовался Ант.

Трудно предположить: от нескольких часов, до нескольких суток, гард капитан. При условии, если какое-то событие приоритетного характера не отнимет часть моих ресурсов. Получил Ант ещё один сонм мыслей с металлической тональностью.

Никто у тебя твои ресурсы отнимать не намерен. Работай! Отправил Ант мысль системе управления всё с тем же раздражением и откинувшись на спинку кресла, уставился в будто окаменевшего артарана.

Грохнуть бы тебя, гада. Если бы не проблема. Замелькали у него мысли наполненные всё той же раздражительностью.

Гард капитан! Есть событие приоритетной важности. Вдруг, получил Ант мысль от Системы, прервавшую его размышления.

Что за событие? Лицо Анта вытянулось в мине озадаченности.

К трийер приближается корабль местной цивилизации, который до сих пор держался в отдалении. Он сменил курс и теперь идёт прямо к трийер. Получил Ант мысленный ответ от Системы напрямую в мозг.

Приготовиться к бою! Тут же отправил он резкую мысль приказа Системе.

Насколько можно понять, приближающийся корабль не намерен вступать с трийер в конфликт. Получил Ант мысль от Системы его немало озадачившую.

Ты уверена? Отправил он мысль адресуя её Системе с большой долей тревоги.

Корабли так сближаются не для ведения боевых действий.

Откуда тебе известно, как, для каких операций сближаются корабли? Ты же ещё, практически, не участвовала ни в каких значимых боевых операциях? Отправил Ант Системе мысли, полные удивления.

Я несу в себе опыт всех боевых операций, проведённых цивилизацией траков за всё время её существования. Анту даже показалось, что в полученной от Системы мысли присутствовали нотки гордости.

Тем не менее, я не отменяю своего приказа о боевой готовности. Доведи мой приказ до вахты. Отправил Ант в адрес Системы мысли, полные решительности.

Как прикажете, гард капитан. Экипаж оповещён. Трийер к бою готов. Тут же получил Ант от Системы подтверждающий, мысленный ответ.

Голограмму с приближающимся кораблём местной цивилизации на капитанский мостик. Отправил Ант ещё один мысленный приказ Системе.

Едва мысль ушла, как над столом капитанского мостика вспыхнула голограмма с изображением части пространства местной планетной системы, с изображением уже хорошо различимых контуров космического корабля. Корабль был достаточно большим и не был похож ни на тот военный корабль, с которым у трийер произошёл конфликт, ни на тот летательный аппарат, который сейчас находился в трюме трийер. Он имел красивую форму вытянутого треугольника с плавными обводами, был серо-серебристого цвета с тёмной вставкой в носовой части, которая, скорее всего была его большим иллюминатором. Никаких орудийных турелей нигде на его корпусе не просматривалось, что подтверждало вывод Системы о его неагрессивном намерении.

Несомненно, увидел корабль в голограмме и артаран, так как он встрепенулся, вытянулся на своих щупальцах и вдруг, стал таким высоким, будто, действительно, вырос. Ант даже невольно вжался в спинку кресла, напрягая палец, лежащий на спусковом механизме оружия.

– Что с тобой, гад? – Едва разжимая зубы заговорил Ант, приподнимая фраунгер. – Только не вздумай приближаться ко мне. Продырявлю не задумываясь!

Но артаран видимо и не намеревался приближаться к Анту: вытянувшись, он замер, будто окаменел.

Что это с ним? Так часто себя ведут, простые солдаты, когда встречают старшего по званию командира. Очень старшего по званию. Отправил Ант мысленные вопросы в адрес Системы.

Такая вероятность не исключена. Тут же получил Ант ответную мысль с металлической тональностью

На капитанский мостик поднялись Таннат, Кеттор и Хабус Ваария с джеттером. Увидев голограмму над столом капитана и корабль в ней, они замерли, едва сделав по паре шагов от входа.

Предстоит новое сражение? Получил Ант извне напрямую в мозг колючую мысль от Хабуса Ваария.

– Непонятно. – Ант мотнул головой. – Пока корабль местной цивилизации не проявляет никакой агрессии.

– А что с ним? – Заговорил Таннат поведя своим мощным серым подбородком в сторону артарана. – Будто собрался взлететь.

– Не знаю. – Ант дёрнул плечами. – Таким он стал, как только увидел корабль своей цивилизации в голограмме. Что в ангаре?

– Щупальца у всех отрезаны и все они заперты в разных хелпах. – Произнёс Хабус Ваария.

– Отлично! – Ант согласно кивнул головой.

Между тем, красивый корабль в голограмме, описав круг вокруг трийер, замер перед ним. От нижней части корабля отделился, явно, небольшой летательный аппарат, весьма похожий на диггерер, который сейчас находился в нижнем ангаре трийер и мигая белыми огнями на верхней части своего корпуса, направился в сторону корабля траков.

– Хабус, останься здесь и следи за этим гадом. Проявит агрессию, отрежь щупальца. Все остальные в нижний ангар. Однозначно, местные будут проситься внутрь.

Ничего больше не сказав, Ваэты развернулись и направились к трапу, по которому только что поднялись.

Понизь приоритет своих анализов. Твоё присутствие в нижнем ангаре обязательно. Я должен уверенно чувствовать твоё присутствие там. Отправил Ант, не терпящие пререкания, мысли в адрес Системы и сам направился вслед за ваэтами.


***


Едва Ант оказался в нижнем ангаре, как тут же приказал Системе вывести здесь же голограмму с отображением приближающегося к трийер ещё одного местного летательного аппарата, несомненно, ещё одного диггерера. К его досаде, голограмма появилась около одной из стен ангара, достаточно далеко от того места, где он стоял.

Перемести её ближе к диггереру. Отправил Ант мысль в адрес Системы, с явным недовольством. Чтобы можно было стать за него

Не далее шести метров от голографического зеркала. Тут же получил он очередной обескураживающий ответ.

– Проклятье! – Процедил Ант, направляясь поближе к голограмме, так как ангар был достаточно большим и приближающийся к трийер ещё один диггерер в голограмме с этого расстояния едва просматривался.

Все трое ваэтов, находящиеся сейчас в ангаре, направились следом за ним. Ничего не сказав, Ант лишь мысленно, с досадой, отправил в их адрес нелестный эпитет, по поводу, что они так и не прислушались к его совету и не вооружились, но видимо Система донесла до них его недовольство, так как ваэты заметно сбавили свой и без того небыстрый шаг.

Приближающийся летательный аппарат, видимо, смог понять или каким-то образом знал, где у трийер находится большой люк нижнего ангара и оказавшись под днищем трийер замер точно под ним. ни одна из орудийных турелей у диггерера не просматривалась, видимо они были убраны в ниши его корпуса и закрыты защитными люками, что тоже подтверждало мирное намерение экипажа диггерера.

Посмотрев несколько мгновений на, висящий под днищем трийер и продолжающий мигать бортовыми огнями, диггерер, Ант приподнял фраунгер, выбрал параллельную работу его обеих излучателей, установил их регуляторы на максимум и подойдя к тому месту, где в полу ангара находился люк, остановился в пяти шагах от него и направил на него своё оружие.

Открой люк! Пусть войдёт! Отправил он резкие мысли в адрес Системы.

Едва Ант завершил формирование своих мыслей, как часть пола ангара дрогнула, ушла вниз и поползла в сторону и едва люк открылся, как в его проёме появились белые пульсирующие огни. Ант крепче сжал фраунгер и положил палец на его спусковой механизм.

Диггерер не торопился, но действовал вполне уверенно, будто уже не один раз побывал в ангаре трийер. Поднявшись над полом примерно на метр, он дождался, когда люк закроется и лишь затем опустился прямо на него. Его пульсирующие огни погасли, но дверь долго не открывалась, вероятно те, кто находился внутри летательного аппарата изучали ангар. Ант терпеливо ждал, направив излучатель фраунгера на боковую стенку летательного аппарата, примерно в то место, где была дверь и у первого. Ваэты выстроились рядом с ним, тоже уставившись в прибывший диггерер, представляя собой прекрасные мишени, в очередной раз подтверждая полную беспечность экипажа трийер. Наконец, часть боковой стенки летательного аппарата опустилась, трансформировавшись в трап и ещё через несколько мгновений в образовавшемся проёме показался… Несомненно, это был человек. Лицо Анта вытянулось в немом вопросе.

Человек был невысокого роста и стоял в образовавшемся проёме летательного аппарата не наклоняясь и как казалось Анту, хотя он не мог это однозначно утверждать – это был ребёнок или же очень молодой человек. Губы молодого человека шевельнулись и ангар наполнился достаточно громкой тирадой достаточно высоких, звонких и будто бы певучих звуков.

Тебе знаком его язык? Что он сказал? Отправил Ант быстрые мысли в адрес Системы.

Мне незнаком его язык. Тут же получил он ответную мысль от системы управления.

Проклятье! Лицо Анта исказилось гримасой досады, он бросил быстрый взгляд на стену ангара, перед которой продолжала висеть голограмма с отображением части пространства местной планетной системы. Я подведу его к стене с голограммой, ты будешь показывать ему различные предметы и называть их. Нужно добиться, чтобы он называл их на своём языке. Надеюсь, что через какое-то время тебе удастся хотя бы что-то понять в его языке. Нам от них нужно лишь одно: узнать координаты квантового туннеля, который ведёт в пространство Дайранской системы и мы тут же уберёмся отсюда.

Ант, продолжая держать фраунгер, направленным на летательный аппарат, шагнул в его сторону, но тут же замер.

Гард капитан! Артаран намерен покинуть капитанский мостик. Он направился к трапу, ведущему в коридор. Отрезать его щупальца? Получил он колючие мысли извне, однозначно от Хабуса Ваария.

Пусть идёт! Но не упускай его из вида. Иди за ним. Это хорошо, что ты будешь в ангаре. Здесь разворачиваются, весьма, интересные события. Отправил Ант резкие мысли в адрес техника.

Каким образом я должен направлять его? Пришла Анту колючая мысль от Хабуса Ваария.

Думаю, он сам дорогу найдёт. Гады! Определённо, они каким-то образом общаются между собой. Отправил он следующие резкие мысли в адрес Хабуса Ваария.

Никаких ответных мыслей от техника не пришло и Ант замер в ожидании.

Всё же ждать появление артарана и техника в нижнем ангаре пришлось достаточно долго и у Анта уже появилась тревожная мысль, что артаран пошёл не туда, Хабус Ваария не смог скорректировать его путь и они теперь блуждают неизвестно где и неизвестно по каким коридорам трийер. Но, скорее всего он, всё же, ошибся и артаран и за ним Хабус Ваария, в конце-концов, появились в ангаре. Артаран сразу же засеменил к только что прибывшему летательному аппарату своей цивилизации. Хабус Ваария заторопился за ним.

– Оставь его! Иди сюда! – Громко произнёс Ант, адресуя свои слова технику.

Свернув, Хабус Ваария подошёл к Анту.

Между тем, артаран, подойдя к трапу летательного аппарата замер. Губы молодого человека вновь шевельнулись и ангар опять наполнился тирадой звуков его высокого голоса. Едва он закончил говорить, как раздался высокотональный свист артарана.

– Неужели этот молодой человек понял, что сказал артаран? – С нескрываемым удивлением произнёс Ант, никому, конкретно, не адресуя свои слова.

Наступившая тишина показала, что никто Анту ответить не счёл нужным.

Между тем, прибывший молодой человек сбежал по импровизированному трапу своего летательного аппарата и сделав несколько шагов от него, замер. Артаран же, проявив незаурядную прыть, взбежал по трапу внутрь летательного аппарата и трап тут же поднялся.

– Ну и ну! – Невольно слетело с губ Анта.

– Немешало бы стать в укрытие. – Заговорил один из ваэтов. – Вдруг они начнут стрелять из пушек летательного аппарата.

– Они должны понимать, что тогда им никогда не выбраться отсюда. – Ответил Ант.

– Я в этом не уверен. – Произнёс тот же ваэт, дёрнув своей головой, сидящей прямо на плечах.

– Пока они вытащат свои турели, мы разбежимся. – Попытался сыронизировать Ант.

Его ирония осталась без ответа.

– Хорошо! – Опять заговорил он через несколько мгновений. Станьте за первый диггерер.

Ничего не ответив, ваэты засеменили к первому диггереру.

– Хайра! Сбежал! Уверен, это не простой артаран. – Заговорил Хабус Ваария. – Вырезать дыру? – Он приподнял излучатель джеттера и из него вырвалась яркая синяя струя плазмы.

– Это мы всегда успеем сделать. – Ант покрутил головой. – Сейчас будем изучать их язык. Попытайся проникнуть в информационное поле этого молодого человека и что-то узнать из него.

Хабус Ваария погасил луч джеттера и уставился в молодого человека, который, вдруг, покачнулся и рухнул на пол.

– Ты, явно, перестарался. – С нескрываемой досадой, громко произнёс Ант.

– Я едва лишь коснулся его информационного поля. – Попытался оправдаться Хабус Ваария. – Но навряд ли из него можно что-то понять: оно, абсолютно, идентично информационному полю этих существ.

Между тем, молодой человек, заворочался, медленно поднялся и замер, обхватив голову руками.

– Таннат и Кеттор! – Громко заговорил Ант, поворачивая голову в сторону, идущих к первому диггереру, ваэтов. – Подведите молодого человека к голограмме. Система будет показывать ему всевозможные предметы и называть их. Мы должны добиться от него, чтобы он называл эти же предметы на своём языке.

– Да, гард капитан! – Одновременно ответили названные ваэты и развернувшись, направились в сторону молодого человека.

– А ты следи за диггерером. – Заговорил Ант, снимая с шеи фраунгер и протягивая его траку. – Скорее всего, твоё поле слишком сильное для работы с молодым человеком, ещё убьёшь его. Если кто-то появится из летательного аппарата и начнёт проявлять враждебные намерения, стреляй не раздумывая. Если сможешь работать против него своим полем – действуй.

– Да, гард капитан! – Техник сунул излучатель джеттера себе за спину и взяв оружие, направил его на только что прибывший летательный аппарат местной цивилизации.

Повернувшись, Ант направился к голограмме.


***


Подойдя к голограмме, Ант замер в ожидании ваэтов, которые вели молодого человека, держа его за предплечья и чем ближе они подходили, тем Ант всё больше уверовался, что этот молодой человек, фактически, ребёнок, если сравнивать его с земными детьми. Он был не старше десяти лет, хотя ростом был достаточно высок для ребёнка.

Несомненно, это был мальчик. Он был худощав и был весьма похож на землянина, если не считать больших тёмных, почти круглых глаз. Одежда на нём напоминала спортивный костюм, тёмно-синего цвета, но уже изрядно поношенный. На ногах были лёгкие, тоже спортивного вида тапочки тёмного цвета. Если можно было судить по его, находящимся в постоянном движении, губам и весьма осторожной походке, больше похожей на семенящую, он был, или сильно взволнован или напуган.

Когда делегация поравнялась с ним, Ант махнул рукой, показывая, что нужно остановиться. Ваэты тут же замерли и удержали молодого человека, уже вытянувшего ногу для следующего шага. Дёрнувшись, он тоже остановился.

Начинай показывать предметы и называй их. Отправил Ант мысль в адрес Системы.

В голограмме тут же появилось изображение космического корабля местной цивилизации, который остался в пространстве.

– Корабль! – Прозвучал в ангаре мужской голос с металлическим оттенком, весьма похожий на голос умершего конструктора, синтезированный системой управления трийер.

Молодой человек стоял молча, уставившись в голограмму своими большими тёмными глазами.

Повтори! Более чётко. Отправил Ант мысль в адрес Системы.

– Корабль! – Прозвучало в тишине ангара едва ли не по слогам произнесённое системой управления слово на языке траков.

И опять молодой человек не произнёс ни звука.

Покажи что-то другое: руку: ногу; воду; дерево. Отправил Ант резкую, окрашенную явной досадой, мысль в адрес Системы.

Возможно, он не понимает, что от него требуется. Получил Ант от Системы напрямую в мозг не менее резкую мысль.

Делай, что от тебя требуется. Не рассуждай. Отправил он Системе ещё более резкую мысль.

В голограмме тут же появилась рука человека и прозвучало её словесное название. И вновь молодой человек не проронил ни звука. По прошествии некоторого времени в голограмме появилась человеческая нога, на название которой молодой человек тоже никак не отреагировал и лишь когда в голограмме появилась текущая вода, с характерным журчанием, молодой человек встрепенулся и в ангаре, наконец, прозвучал его высокий голос, практически одновременно с произнесённым Системой названием воды.

Изображение воды в голограмме сменилось.

– Река! – Озвучила новое изображение Система.

И опять молодой человек остался безмолвным.

Система опять сменила изображение воды и назвала его.

– Ручей!

Губы молодого человека вздрогнули заметно сильнее, но всё же он остался безмолвным.

И вновь в голограмме появилась текущая струя воды.

– Вода! – Прозвучал в ангаре металлический голос системы управления.

Губы молодого человека шевельнулись и в ангаре опять прозвучал его высокий голос, но как показалось Анту, произнесённое им слово было больше похоже на фразу.

Определённо, он произнёс что-то другое. Тут же отправил он быструю мысль в адрес Системы.

На сколько я понимаю: он хочет пить и просит воду. Незамедлительно пришла Анту ответная мысль, но насколько он понял, уже не от Системы, а от Хабуса Ваария.

Он тут же повернул голову в сторону техника: тот стоял смотря не на летательный аппарат, а в сторону голограммы.

Ты подвергаешь всех нас неоправданному риску. Отправил Ант в адрес трака недовольную мысль.

Хабус Ваария тут же повернул голову в сторону летательного аппарата.

– Холлол! Принеси тоник для молодого человека. Едва ли не прокричал Ант, стоящему за первым диггерером ваэту.

Ничего не сказав, ваэт развернулся и своей неторопливой походкой направился в сторону трапа, ведущего на второй уровень трийер.

Ждать его возвращения пришлось настолько долго, что Ант даже почувствовал усталость в своих ногах.

Вернувшийся ваэт даже удивил Анта, так как он принёс не одну баночку с тоником, а четыре, которые он протянул Анту, подойдя к нему.

Взяв две баночки, Ант направился с ними к молодому человеку. Подойдя, он открыл обе их и одну протянул ему.

Молодой человек молча уставился в Анта своими большими тёмными глазами.

– Смотри! – Ант поднёс вторую баночку к своему рту и сделав глоток, опустил руку с баночкой. – Держи! – Он попытался насильно вложить баночку с тоником в руку молодого человека, буквально воткнув её ему в ладонь, одновременно, удерживая её двумя своими пальцами, другими тремя показывая молодому человеку, что баночку нужно обхватить и сжать рукой.

Видимо молодой человек, в конце-концов, понял, что от него хочет, подошедший к нему инопланетянин и обхватив протянутую ему баночку, поднёс её ко рту и замер, продолжая смотреть на Анта.

Ант вновь поднёс свою баночку к своему рту и сделав глоток, опустил баночку.

– Повтори! – Громко произнёс он.

Понял его молодой человек или нет, Ант не мог утверждать, но тот, в точности повторил его движение, но баночку опустил, видимо, лишь тогда, когда в ней закончился тоник.

– Отлично! – Ант улыбнулся, протягивая руку к баночке, которую держал молодой человек. – Отдай её мне. Пустая тебе ни к чему. Если ты ещё хочешь пить, возьми мою. – Он протянул свою баночку молодому человеку.

Ткнув пустую баночку в руку Анта и этой же рукой схватив протянутую ему баночку с тоником, молодой человек тут же опорожнил её и уже пустую протянул Анту. Его губы шевельнулись и в ангаре вновь раздался его высокий голос.

Он ещё просит пить? Отправил Ант удивлённую мысль в адрес Системы, протягивая руку и забирая вторую пустую баночку у молодого человека и наклонившись, поставил их обе на пол.

Сочетание звуков не соответствуют его прежним произнесённым словам. Возможно, он поблагодарил вас, гард капитан. Тут же получил Ант мысленный ответ от Системы.

Хорошо! Лёгкая усмешка тронула губы Анта. Продолжай показывать ему предметы и называть их. Возможно, теперь он будет более расположен к информационному обмену. Отправил он мысли в адрес системы управления.

В голограмме тут же возникла человеческая рука, но с четырьмя пальцами, вызвав у Анта некоторую оторопь. Но его гримаса на лице тут же сменилась, он, вдруг, осознал, что у молодого человека, действительно, четыре пальца на руке.

В ангаре прозвучал негромкий голос системы управления, называя руку.

Молодой человек не заставил себя ждать и в ангаре тут же прозвучал его высокий голос.

На голограмме появилась нога молодого человека и Система озвучила её.

И вновь молодой человек произнёс какие-то звуки своим высоким голосом.

Потом в голограмме появилось лицо молодого человека, затем его уши, голова, глаза, нос. Система называла последовательно показываемые части тела молодого человека, называя их и молодой человек незамедлительно произносил какой-то набор звуков.

Затем Система показала большой и малый космические корабли, на которых к трийер прибыл молодой человек и начала показывать определённые части их корпуса. Некоторые части корабля молодой человек озвучивал сразу, а некоторые через какой-то промежуток времени и как показалось Анту, озвучивая отображаемый в голограмме предмет несколько раз, по разному, видимо пытаясь подобрать из своего лексикона правильное для него название.

Затем Система перешла на предметы природного ландшафта, с которыми проблем оказалось больше, так как скорее всего молодой человек или плохо знал природу, или природный ландшафт его планеты был несколько иным, нежели который ему представляла Система. Затем пошли всевозможные действия, которые Система озвучивала уже несколькими словами и произносимые молодым человеком фразы тоже стали более длинные. Видимо он уже понял, что от него хотят получить инопланетяне и старался удовлетворить их желание. А затем…

– Хайра! – Будто выстрел прозвучал в ангаре резкий и настолько громкий голос Хабуса Ваария, что молодой человек даже вздрогнул.

Ант, в недоумении, некоторое время смотрел в голограмму, но там никаких изменений не происходило. Тогда он резко крутанул головой и увидел, что Хабус Ваария бежит к диггереру, прибывшему последним. Ант быстрым взглядом скользнул по корпусу летательного аппарата и в то же мгновение его спина покрылась инеем – верхняя орудийная турель выползла из корпуса летательного аппарата и уже, практически заканчивала свой разворот в сторону голограммы. Не раздумывая, Ант шагнул к молодому человеку, схватил его обеими руками и повалив на пол, лёг на него сверху. В пространстве ангара будто вспыхнуло солнце и в следующее мгновение, Ант почувствовал, как его спину обожгла волна настолько горячего воздуха, что ему показалось, что курточка у него на спине загорелась. Крепко сжав зубы, он постарался плотнее прижаться вместе с молодым человеком к полу ангара, ожидая следующей обжигающей волны, но время шло, а никакого потока горячего воздуха больше не приходило. Он поднял голову и посмотрел в сторону летательного аппарата: Хабус Ваария уже стоял на корпусе диггерера и джеттером пытался перерезать орудийный излучатель летательного аппарата. В конце-концов, его затея удалась – орудийный излучатель дёрнулся и в следующее мгновение с грохотом свалился на пол ангара. Хабус Ваария спрыгнул с летательного аппарата и в тот же миг диггерер, буквально подпрыгнул и из нижней части его корпуса выскочила ещё одна турель с орудийным излучателем. Хабус Ваария, видимо, нисколько не раздумывая, сделал несколько широких шагов и под днищем летательного аппарата вновь сверкнул яркий синий луч джеттера и громкий металлический стук возвестил, что и этот излучатель оказался на полу. В тот же миг, летательный аппарат скользнул вниз и накрыл собой трака. Ангар наполнился громким стоном, будто безысходности. И наступила полная тишина.

Ант поднялся и замер, уставившись немигающим взглядом в диггерер, ожидая ещё какой-то выходки со стороны его экипажа, но время шло, а тишина ангара больше никем и ничем не нарушалась.

Ант повернулся спиной к ваэтам.

– Что у меня со спиной? – Поинтересовался он, чувствуя сильное жжение.

– Луч прожёг вашу курточку, гард капитан. Она дымится. – Заговорил Таннат. – И видна красная полоса на вашей спине.

– Проклятье!

Ант быстро снял с себя курточку и мельком взглянув на неё, отбросил в сторону.

– Кеттор! Быстро в оружейную. Всем фраунгеры. Но без оружия я запрещаю находиться сейчас на корабле. И принеси мне какую-либо курточку. В ангаре прохладно. Выполняй! – Голосом не терпящим возражения произнёс он.

– Да, капитан! – Безэмоционально произнёс ваэт и повернувшись, всё же не слишком торопясь, направился к трапу, ведущему на второй уровень трийер.

Ант наклонился к молодому человеку, продолжающему лежать на полу и тронул его за плечо.

– Ты как? Живой? – Произнёс он.

Молодой человек шевельнулся.

– Живой! – Ант выпрямился. – Вставай!

Словно поняв, что от него хотят, молодой человек резко, будто подброшенный пружиной, вскочил и сделал несколько шагов в сторону от Анта. В его больших тёмных глазах, насколько мог понять Ант, был испуг.

– Бояться тебе нужно не меня, а своих соплеменников. – Ант повёл подбородком в сторону стрелявшего летательного аппарата. – Совершенно непонятно, почему они хотели тебя убить. – Он покрутил головой.

– Они стреляли не по нему, а по Хабусу Ваария. – Заговорил Холлол. – Просто, вы оказались на одной линии с техником. А он, видимо догадался и успел уклониться.

– Странно! Ант состроил гримасу недоумения. – Они планомерно уничтожили всех траков, не тронув ни вас ни меня, хотя такая возможность у них была. Решили, что траки являются их наибольшей угрозой или же уже знают их, как своих врагов?

– Никогда не встречал информацию о том, чтобы тракам была знакома эта цивилизация. – Холлол качнул своей массивной головой. – Хотя я уже более тридцати лет у них на службе.

– Когда Кеттор принесёт оружие, уберите захваты с первого летательного аппарата и попытайтесь приподнять ими второй. Нужно вытащить из-под него Хабуса Ваария или то, что от него осталось. Возможно, что экзокостюм джеттера и сохранит ему жизнь. Лишь бы реактор джеттера не взорвался. А этих гадов, если появятся и если откажутся сотрудничать, придётся уничтожить.

– Неизвестно, сколько их там. – Голова Холлола вновь качнулась.

– Диггерер четырёхместный, если судить по первому. Молодой человек здесь, а гад с первого – там. Значит не более четырёх. Турелей у них больше нет, хотя оружие, возможно, и есть. Будьте внимательны. – Сделал заключение Ант. – Всем отойти за первый диггерер. Иначе мы сейчас у них, как на ладони и если они появятся со своим оружием, спрятаться не успеем. Хотя странно, что они до сих пор этого не сделали, а уничтожили трака другим способом. Значит внутри их всего лишь двое: пилот и этот со цветной лентой и они без оружия. Артаран со цветной лентой, однозначно, какой-то важный гад в их цивилизации и артараны с оружием были его охраной. Молодой человек не важен и потому его никто не охранял. Теперь нет охраны и у важного гада. – Произвёл Ант словесный анализ артаранам из второго диггерера. – Проклятье! Кеттор нетороплив. – Состроив непонятную мину на лице, он шагнул к молодому человеку. – Отойдём в сторону! – Произнёс Ант, вытягивая руку в его сторону.

Молодой человек попятился.

– Я хочу защитить тебя. – Повысив голос, заговорил Ант. – Попытаемся издалека продолжить наше обучение.

Пока можно ограничиться полученной информацией. Её уже достаточно, чтобы иметь представление об их языке, его фонетике и составлять несложные фразы. Неожиданно получил Ант напрямую в мозг мысли с металлической тональностью, определённо, присланные Системой.

В тот же момент в ангаре раздались несколько высоких звуков, произнесённых, определённо, не молодым человеком, так как его губы были плотно сжаты.

Молодой человек, тут же замер и закрутил головой, видимо пытаясь увидеть того, кто произнёс эти звуки.

Как я понимаю, это ты произнесла последние фразы? И о чём они? Отправил Ант мысли любопытства Системе.

Я поинтересовалась, его именем. Тут же пришёл ему мысленный ответ от Системы.

Скорее всего, твой вопрос застиг его врасплох и он не в состоянии понять, кто ему его задал. Принялся Ант генерировать новые мысли в адрес Системы. Создай человеческий образ в голограмме и сделай так, чтобы он поинтересовался его именем.

Ант сделал несколько быстрых шагов в сторону молодого человека и схватив его за локоть потащил за собой в сторону первого диггерера, вокруг которого уже крутились ваэты, освобождая его от захватов. Молодой человек шёл не сопротивляясь.

Как только Ант и молодой человек оказались вне прямой видимости от второго диггерера, Ант тут же остановился и развернувшись сам в сторону голограммы, развернул в её сторону и молодого человека.

Начинай! Отправил он мысленный приказ Системе.

В голограмме тут же появилось изображение лица Анта, его губы шевельнулись и в пространстве ангара прозвучали несколько громких высоких звуков.

Молодой человек тут же перевёл взгляд на Анта. Его губы шевельнулись и Ант услышал несколько ответных высоких звуков.

Его зовут Стойл. А может быть Стоил, а вероятнее всего Стайл. Тут же получил Ант напрямую в мозг несколько мыслей от Системы.

Губы молодого человека вновь шевельнулись и Ант услышал ещё несколько высоких звуков.

Он поинтересовался твоим именем, гард капитан. Пришла Анту мысль от Системы.

– Ант! – Невольно слетело с губ Анта.

Видимо Система не ожидала столь быстрого и совсем простого ответа от капитана и потому губы Анта в голограмме шевельнулись с большой задержкой и в ангаре прозвучало ещё несколько высоких громких звуков.

Со стороны раздался достаточно громкий скрежет, острыми иглами вонзившийся в уши Анта, заставивший его состроить гримасу досады. Летательный аппарат, который сейчас служил им защитой, зашевелился.

Мы идём на капитанский мостик и там продолжим обучение с помощью голограммы капитанского мостика. Голограмму в ангаре убрать. Отправил Ант быстрые мысли в адрес Системы и взяв молодого человека за локоть, развернулся вместе с ним и направился в сторону трапа, ведущего из ангара на второй уровень трийер.


***


Поднявшись на капитанский мостик, Ант усадил молодого человека в кресло капитана, вызвал голограмму над столом, в которой тут же появилось его изображение и отправив Системе мысленный приказ, о продолжении обучения, сам подошёл к студеню и окинул взглядом экран сиоп: никаких изменений в пространстве больше не произошло; корабль местной цивилизации продолжал неподвижно висеть перед трийер; корабль, с которым у трийер произошло сражение нигде не просматривался; никакие другие корабли местной цивилизации к трийер больше не приближались, хотя дислокация многих из них претерпела изменения, но все их перемещения происходили достаточно далеко и никакой угрозы для трийер не представляли. Вахтенные находились в своих креслах и никакого беспокойства не проявляли. Ант вернулся к столу капитана и тут же услышал несколько высоких звуков, произнесённых молодым человеком.

Что он сказал? Тут же отправил он мысленный вопрос Системе.

Он сказал, что ему двадцать девять лет. Пришёл Анту мысленный ответ от Системы.

Уж слишком он мал и молод для такого возраста. Отправил Ант Системе мысль, полную удивления, высоко подняв брови. Если только они живут до тысячи.

Он неструктурирован. Тут же пришла ему от Системы непонятная мысль.

Поясни? Мысленно поинтересовался Ант, сдвинув брови.

Это какое-то, ещё не выясненное, свойство его организма. Получил он мысленный ответ.

Ты уже в состоянии понимать столь сложные слова. Ант беззвучно хмыкнул. Ну и ну! Даже не верится. Он покрутил головой. Тогда выясни, как они называют свою расу, как называют свою планетную систему и кто те артараны, которые привезли его на трийер? Отправил он мысли в адрес Системы, с заметной долей сарказма.

Это больше догадки, на уровне подсознания, гард капитан. Получил Ант от Системы обескуражившую его мысль.

Ты пытаешься убедить меня, что разумна? Тут же отправил Ант Системе дрогнувшую мысль, будто испугался.

В некоторой степени, гард капитан. Но я работаю над собой, гард капитан. Хотя понимаю, что настоящим траком мне никогда не стать. Получил Ант ещё более обескураживающую мысль, будто наполненную чувством горести.

А если постараешься. Попытался мысленно сыронизировать он.

Я никогда не стану носителем психотронного поля, гард капитан. Это свойство присуще лишь биологическому организму и не может быть скопировано никаким разумом. Мысленно пояснила Система причину своей горести.

Но ведь… Ант прервал ток своей мысли, вдруг осознав, что едва не унизил свой интеллект разумного человека перед Системой, возомнившей себя разумной.

Хорошо, что она ориентируется на трака, а не кого-то ещё из других космических рас. Однако, нужно быть с ней более внимательным и более категоричным, пока она ещё управляема. Подумал он для себя, надеясь, что эти мысли не окажутся достоянием Системы.

Я приказал узнать, кто он и откуда. Выполняй! Отправил он, как можно более строгие и категоричные мысли в адрес Системы.

На капитанском мостике на долгое время наступила тишина. Анту в мозг уже начала закрадываться тревожная мысль, что Система проигнорировала его приказ и замышляет что-то своё. Наконец у его изображения в голограмме губы шевельнулись и до его слуха донеслись несколько высоких протяжных звуков.

Губа молодого человека тут же шевельнулись и Ант услышал несколько ответных высоких звуков.

Что он…

Ант не успел сформировать свою мысль для Системы, как она уже прислала ему мысленный ответ молодого человека.

Он артариан, а доставившие его на трийер существа – артараны. Моя изначальная догадка оказалась верна, гард капитан.

Кто они, артараны? Тут же мысленно поинтересовался Ант у Системы.

Я поинтересовалась его расой и расой доставивших его на корабль существ. Он ответил, что он артариан, а существа – артараны. Другого ответа он не дал. Получил Ант мысленный ответ от Системы, вызвавший у него досаду.

Артараны разумны? Отправил Ант невольную мысль Системе?

Губы его изображения в голограмме над столом тут же шевельнулись и прозвучали несколько долгих высоких звуков.

Ответ молодого человека был настолько короток, что Ант едва успел уловить произнесённый им звук.

Что…

И вновь Система опередила его вопрос.

Да! Получил Ант совсем короткую мысль.

– Хм-м! – Ант, невольно, громко хмыкнул. – Они, как-то, не похожи на биологические организмы. Поинтересуйся, кто они: искусственно созданные механизмы или биологические организмы естественного происхождения? – Голосом приказал он Системе.

Прошло несколько мгновений, прежде, чем губы его изображения в голограмме шевельнулись и в пространстве капитанского мостика раздалась длинная тирада высоких звуков.

И вновь ответ молодого человека был столь короток, что Ант едва уловил произнесённый им звук. На этот раз он не стал задавать вопрос Системе, а терпеливо дождался её мысленного ответа.

Он не знает. Получил он обескуражившую его мысль.

– Почему? – Невольно вырвалось у Анта.

Гард капитан! Это Холлол. Требуется ваше присутствие в ангаре. Незамедлительно! Вдруг, получил Ант неожиданную мысль, переданную ему Системой, от ваэта.

Продолжай выяснять, где мы и с кем имеем дело. Я в ангар. Отправил Ант категоричные мысли Системе и развернувшись, быстрым шагом направился к трапу, ведущему в коридор.


***


Так как Кеттор, так и не принёс ему в ангар оружие и чувствуя, что в ангаре происходит что-то неординарное и помня отношение ваэтов к оружию, Ант направился вначале не в ангар, а буквально, побежал в оружейную. Выхватив из ниши один из фраунгеров, он побежал в свою каюту, на ходу выставляя регулятор лазера фраунгера ближе к максимуму энергии его выстрела. Выхватив из шкафа с одеждой одну из курточек и одевшись, уже затем побежал в ангар.

Сбежав по трапу в ангар, Ант тут же приподнял фраунгер и быстро закрутил головой, пытаясь понять, что здесь происходит. Однозначно, ваэтам удалось приподнять захватами второй диггерер и отвести его в сторону и удерживаемый захватами, он сейчас висел в воздухе. Сами ваэты стояли, скорее всего на том самом месте, откуда они оттащили летательный аппарат, уставившись в пол, видимо, что-то на нём рассматривая. Ант, направив фраунгер на висящий летательный аппарат, побежал к ваэтам.

Хотя ваэты казались похожи друг на друга, но за долгие годы службы с ними, Ант уже научился по едва видимым признакам отличать их друг от друга и сейчас подошёл к позвавшему его в ангар Холлолу.

– Что…

Дальше он не стал продолжать свой вопрос, так как сам увидел лежащего неподвижно на полу трака. Экзосистема джеттера на траке был изрядно смята и скорее всего сдавила его так, что навряд ли тот остался жив. Со стороны груди в техника был вдавлен фраунгер, который у него некогда висел на шее, хотя, насколько видел Ант, крови на полу ангара, вокруг трака, не было. Но вместе с тем, на силовом агрегате джеттера, который был прикреплён к экзосистеме, зловеще мигал яркий красный индикатор, что означало ничто иное, как то, что герметичность ядерной энергостанции джеттера нарушена и она представляет собой угрозу для окружающей её среды. Ант невольно попятился.

– Изолировать! Немедленно! – Громко произнёс он, переводя взгляд на Холлола.

– Джеттер нужно выбросить в пространство. – Заговорил ваэт, весь разворачиваясь в сторону Анта. – Энергостанция джеттера сильно излучает и может взорваться в любое мгновение.

– Так почему же вы это не сделали до сих пор? – Возмутился Ант.

– Энергостанцию нужно выбросить вместе с траком. Он если ещё и жив, то жить не будет. Он получил уже такую дозу облучения, что она несовместима с его жизнью.

– А вы? – Ант взмахнул подбородком. – Жить будете? – Уже тоже немалое время стоите около него. И меня подвергли облучению. – Он отступил ещё на несколько шагов от лежащего на полу трака.

– Для нас такой уровень ещё не представляет угрозы, гард капитан. Энергоблок джеттера продавил корпус летательного аппарата, видимо попал в какое-то его слабое место. – Холлол повернулся в сторону висящего местного летательного аппарата и вытянул руку в его сторону. Возможно, находящиеся в нём представители местной цивилизации тоже получили большие дозы облучения и могут представлять опасность для экипажа трийер. Его тоже нужно выбросить в пространство вместе с его экипажем.

– Выбросите всё, что может представлять опасность для экипажа трийер. – С явным злом в голосе заговорил Ант. – И как можно скорее. Затем замерьте уровень радиации в ангаре и если он высок, займитесь обеззараживанием.

– Но как отнесутся…

– Никаких но. – Ант одним движением повесил фраунгер себе на шею и резко взмахнул руками перед собой. – Выполняйте!

Развернувшись, он быстрым шагом направился к трапу, ведущему из ангара на второй уровень корабля и едва ли не уткнулся носом в нос, в медленно идущего Кеттора, держащего в одной руке фраунгер, в другой какую-то курточку.

Мысленно отправив в адрес ваэта нелестный эпитет, Ант сделал пару шагов назад. Кеттор молча протянул ему оружие и курточку.

– Оставь всё это себе. – С явным злом в голосе произнёс Ант и обойдя ваэта, продолжил прерванный им путь.


***


Но направился Ант не на капитанский мостик, а в медлабораторию, где подошёл к установке санации и войдя внутрь её, запустил программу обеззараживания, хотя индикатор его заражённости, вмонтированный в установку санации находился лишь в жёлтой зоне. Терпеливо дождавшись окончания процедуры очистки, лишь затем, Ант направился на капитанский мостик.

Едва он поднялся на капитанский мостик, как корабль заметно покачнулся и чтобы устоять ему пришлось даже остановиться и выбросить руки в стороны.

Неужели джеттер взорвался в ангаре? А что с местными? Скользнули у него мысли тревоги и он тут же направился к стене со студенем.

Подойдя, Ант, уставился в то место экрана сиоп, на котором отображался местный корабль, висящий перед трийер. Никаких оружейных излучателей на местном корабле не просматривалось, но всё же, несколько ярких красных окружностей продолжали упираться в его корпус, показывая, что он в досягаемости лазерных излучателей ближнего действия. Удовлетворённый увиденным, Ант окинул взглядом весь экран сиоп и вскоре увидел медленно плывущий в направлении большого местного корабля, едва ли не вертикально, диггерер, со странными чёрными разводами на корпусе. Движители диггерера не работали и он плыл лишь движимый инерцией, беспорядочно вращаясь.

Ваэты выбросили. Значит целы. Догадался он, продолжая наблюдать за летательным аппаратом.

Большой местный корабль терпеливо дожидался, когда диггерер окажется неподалёку от него и лишь тогда пришёл в движение: скорректировав своё положение, он завис над диггерером и затем или наполз на него или втянул его внутрь каким-то другим способом. Забрав диггерер в своё чрево, он развернулся и быстро набирая скорость, помчался прочь. Проводив его долгим взглядом, Ант попытался через Систему связаться с ваэтами, находящимися в ангаре.

– Холлол! Что с джеттером? Он взорвался? В ангаре? Вы пострадали? – Оправил он ряд вопросов ваэту.

– Мы прикрепили трака с джеттером и с оружием к диггереру и выбросили их вместе из ангара. Едва успели закрыть внешний люк и джеттер взорвался. – Получил он через несколько мгновений ответ от ваэта, переданный Системой.

Вот почему диггерер был полосатым. Тут же всплыла у Анта догадка. Однако пробоины в его корпусе не наблюдалось. Может я её, просто не увидел? Он механически дёрнул плечами.

– Трийер получил повреждение? – Отправил он вопрос Холлолу.

– Взрыв произошёл примерно в полутора сотнях метров от трийер. Возможно он был направлен в сторону от трийер. Сообщений о повреждении от Системы не поступало. – Пришёл ответ от ваэта.

– Хорошо! Оставайтесь в ангаре. – Оправил он ваэтам приказ и развернувшись, подошёл к столу капитана.

Как успехи? Уже известно, где мы оказались? Отправил он мысленные вопросы Системе.

Стайлу известно совсем немного о своей планетной системе. Потекли Анту в мозг быстрые мысли извне с металлической тональностью. Планета, на которой он живёт, называется Орея или Ория. Местная звезда называется Артарана. Так как он не структурирован, то работает на одной из ферм, скорее Ории, харвестером. Видимо, это уборщик, но не мусора, а чего-то ещё, очень странного, чего я ещё не смогла понять. У меня сложилось впечатление, что он безграмотен.

Что за чушь? Ант отправил Системе мысль наполненную возмущением. Ты не ошибаешься? Разве такое возможно в цивилизации, которой уже известны квантовые туннельные переходы?

Если судить по его знаниям, то возможно. Получил Ант обескураживающую мысль.

Тогда, как я понимаю, ему ничего не известно о туннельных переходах. В отправленной Антом Системе мысли сохранялось возмущение на прежнем уровне.

Не известно, гард капитан. Получил Ант мысль будто наполненную безысходностью.

Зачем, тогда артараны, привезли его на трийер? Продолжил мысленно возмущаться Ант.

Мы захватили одного из важных лиц их цивилизации и артараны, предложили нам обмен.

Ты хочешь убедить меня, что они провели нас, как лохов? Мысленное возмущение Анта сделалось ещё больше.

Я не знаю, кто такой лохов, гард капитан, но, как предполагаю, они каким-то образом передали происходящие в ангаре трийер события на свою обитаемую планету и сделав вывод, что для экипажа трийер общение с представителем их цивилизации, весьма похожего на представителей космических рас Дайранской системы, более предпочтительно, предложили нам обменять безграмотного, но человечного Стайла, на какого-то значимого чиновника, захваченного нами, но никак не похожего на человека. Получил Ант пространное мысленно заключение, сделанное Системой из своей беседы со Стайлом.

Но у нас же есть экипаж из первого диггерера. Несомненно, артарианы и артараны как-то общаются между собой и если этот безграмотный артариан их понимает, то интеллектуальная Система их обязана понять. Отправил Ант мысли в адрес Системы с большой долей иронии.

Прошло достаточное время, но никакого мысленного ответа от Системы не пришло.

Сейчас ваэты притащат сюда одного из артаранов и ты попытаешься пообщаться с ним. Отправил Ант мысль в адрес Системы, но его лицо тут же исказилось гримасой досады.

Проклятье! Неизвестно в каком они там сейчас состоянии. Ваэты категорически не приемлют личного оружия, а ни одного трака на борту не осталось. Значит мне придётся идти за артараном самому или, хотя бы сопровождать ваэтов. Подумал он уже для себя.

Продолжай работать со Стайлом. Отправил он мысль в адрес Системы и положив одну руку на висящий у него на шее фраунгер, в очередной раз оправился в нижний ангар трийер.

Но ваэты уже были не в ангаре, а поднимались по трапу на второй уровень, проигнорировав его приказ, оставаться в ангаре. По их непроницаемым лицам было невозможно понять их состояние, но навряд ли оно было хорошим. Фраунгер висел на шее лишь у одного из них. Состроив гримасу досады, Ант перегородил им путь.

– Нужно доставить одного из запертых артаранов, на капитанский мостик. – Заговорил он, решив не высказывать им своё недовольство. – Система уже, в какой-то степени, освоила язык, на котором разговаривает артариан, тот молодой человек по имени Стайл, но, к сожалению, он почти ничего не знает о пространстве своей планетной системы. Есть надежда, что Системе удастся понять и язык, на котором пищат эти самые артараны.

Ничего не сказав, ваэты дружно развернулись и направились в обратный путь. Ант направился следом за ними.


***


Артараны, как Ант и приказывал, были размещены, каждый в отдельном хелпе. Хелпы были совершенно пусты и потому никакого вреда, ни трийер, ни себе артараны нанести не могли.

Ант, по очереди, осмотрел всех трёх артаранов. Выглядели они все, на его взгляд совершенно одинаково и по каким признакам их можно было отличить друг от друга он не представлял. Не могли этого сказать и ваэты и потому Ант из артаранов, для общения с Системой, выбрал самого последнего из осмотренных, так как ему показалось, что его щупальцы уже в достаточной мере отросли и он был в состоянии передвигаться сам и его не придётся тащить на капитанский мостик на платформе. Да и повёл он себя из всех них более подвижно, энергично отбежав от середины хелпа к стене и издав при этом какой-то высокотональный писк, тогда как первые два артарана так и остались стоять на месте.

– Этого! – Произнёс Ант, выходя из дверей хелпа. – Пусть сам ползёт. Он уже в состоянии передвигаться. Холлол идёт впереди, артаран за ним, все остальные сзади. Я последний. Будьте внимательны.

Таннат и Кеттор тут же вошли в хелп и Таннат принялся стволом своего оружия подталкивать артарана к выходу. Артаран оказался достаточно понятливым и уже после второго тычка в свой корпус понял, чего от него добиваются серые люди и быстро перебирая своими нижними конечностями, засеменил к выходу.

Едва он оказался в ангаре, как Холлол развернулся и неторопливой походкой ваэта направился к трапу, ведущему на второй уровень. Таннат, тычками излучателя своего оружия помог понять артарану, что ему нужно делать и понятливый представитель местной цивилизации засеменил вслед за вахтенным офицером. Таннат и Кеттор пошли за ним, стараясь держаться рядом друг с другом, благо места для этого было достаточно даже на трапе. Ант положив обе руки на висящий у него на шее фраунгер, зашагал за ними, не сводя глаз с артарана.

До капитанского мостика их процессия добралась без приключений, хотя, как показалось Анту, когда они вышли в пространство ангара и поравнялись с диггерером, артаран на мгновение остановился и уже затем сделал несколько поспешных своих семенящих шагов, догоняя идущего впереди ваэта. У Анта тут же появилась мысль, что артаран каким-то способом пообщался со своим летательным аппаратом, вызвав у него невольное чувство тревоги. А то, как артаран, вдруг, стал на свои шесть щупальцев и очень эффектно, буквально, взлетел по трапу на капитанский мостик, дождавшись, когда на него поднимется идущий перед ним ваэт, даже вызвало у Анта чувство некоторой зависти. Когда же он, последним, поднялся на капитанский, мостик, то оказался ещё раз удивлён, так как теперь в кресле капитана уже сидел пришедший артаран, а артариан Стайл стоял рядом с креслом, буквально, подавшись в сторону артарана, будто благоговел перед ним.

– Что за чёрт? – Невольно вырвалось у Анта на языке землян. – Кто ему разрешил занять кресло капитана? – Он обвёл взглядом ваэтов. – Согнать немедленно! – Произнёс он уже на языке траков.

Но ни один из ваэтов не пошевелился, будто все они окаменели.

– Офицер Холлол! – Ещё громче заговорил Ант. – Ты адекватен? Что здесь произошло?

– Когда артаран появился на капитанском мостике и наверное как-то почувствовав присутствие здесь молодого человека, то что-то пропищал. – Своим неторопливым безэмоциональным голосом заговорил вахтенный офицер. – Молодой человек сразу же поднялся с кресла и стал рядом с ним, а артаран тут же забрался в него, где сейчас и находится.

– Проклятье! – Лицо Анта исказилось гримасой досады.

Система! Попытайся пообщаться с артараном. Может быть тебе удастся разобраться с его писком или свистом. Отправил Ант быстрые категоричные мысли в адрес системы управления.

Его свист, так более правильно, так как пищат от боли, а он обменивается информацией, ничто иное, как тот же высокотональный язык, на котором разговаривает Стайл, только очень быстрый. Тут же получил Ант ответную мысль от Системы напрямую в мозг.

И ты смогла понять, что он сказал Стайлу, когда появился на капитанском мостике? Отправил Ант Системе мысль полную удивления.

Он произнёс не совсем приятную для Стайла фразу. Примерно: пошёл прочь, грязный. Получил Ант от Системы достаточно обескуражившую его мысль.

Ты правильно поняла? Отправил Ант мысль Системе с ещё большим удивлением.

С некоторой долей вероятности, гард капитан.

Тогда объясни ему, что кресло, на котором он сидит, имеет право занимать лишь капитан этого корабля.

Губы Анта, в продолжающей висеть над столом капитана, голограмме, как-то неестественно вытянулись и капитанский мостик наполнился высокотональным свистом. Но не успел он стихнуть, как тут же донёсся другой свист, несколько иной тональности, несомненно произведённый артараном.

Он ответил, что недостойно капитану сидеть в кресле, в котором сидел грязный. Получил Ант какую-то безэмоциональную мысль от Системы.

А ему достойно? Отправил Ант мысль Системе переполненную возмущением.

И вновь губы Анта в голограмме неестественно вытянулись и капитанский мостик вновь наполнился высокотональным свистом. И тут же прозвучал ответный свист артарана.

Он сказал, что он всего лишь ватаг. Получил Ант ещё одну безэмоциональную мысль от Системы.

Кто это или что это? Мысленно поинтересовался Ант у Системы, подняв брови.

Капитанский мостик вновь наполнился свистом разной тональности.

Что-то труднопонимаемое, гард капитан. Кто-то выделяющийся из толпы или отряда. Возможно, что пилот или старший пилот. Получил Ант от Системы, напрямую в мозг, неоднозначные мысли.

– Хм-м! – Ант невольно хмыкнул.

В таком случае, он должен знать, где в пространстве их планетной системы находится вход в квантовый туннель, ведущий в пространство Дайранской системы. Поинтересуйся у него. Отправил он следующие категоричные мысли Системе.

Прошло достаточно долгое время, прежде, чем губы Анта в голограмме вновь вытянулись и капитанский мостик наполнился достаточно долгим свистом.

Убери голограмму. Глядя на мою мимику, создаётся впечатление, что я ненормальный. Отправил Ант грубую мысль Системе, едва свист смолк и его губы на голограмме приняли нормальный вид.

Голограмма над столом капитана тут же погасла. Это видимо было столь неожиданно для артарана, что он заметно дёрнулся.

На капитанском мостике наступила долгая тишина.

Ант покрутил головой – ваэты продолжали стоять, будто окаменев.

– Скоро ваша вахта. Отдыхайте! – Произнёс он останавливая взгляд на вахтенном офицере.

Никакой реакции со стороны вахтенного офицера не последовало.

– Холлол! Оглох! Это приказ! Выполнять! – Громче обычного произнёс Ант.

– Да, капитан! – Произнёс вахтенный офицер, своим безэмоциональным голосом, едва шевельнув губами и развернувшись, направился к трапу, ведущему в коридор.

Таннат и Кеттор направились за ним.

Проводив их долгим взглядом, Ант опять перевёл взгляд на кресло в котором продолжал сидеть артаран.

Я не слышал его ответа. Отправил он Системе мысль с явным недовольством.

Он и не ответил. Тут же пришла Анту напрямую в мозг короткая мысль от Системы.

Ты уверена, что он понял твой вопрос?

С какой-то долей вероятности.

Повтори!

Капитанский мостик опять наполнился долгим свистом.

И вновь на капитанском мостике наступила долгая тишина.

– Гад! – Невольно произнёс Ант.

Уверен, он знает, где вход в квантовый туннель. Ант покрутил головой, отправляя мысли недовольства Системе. Нужно его заставить каким-то образом заговорить.

Ант подошёл к артарану и ткнул излучателем фраунгера ему в корпус.

– Слезь, гад! Тебе полезно постоять. – Громко произнёс он.

Понял его артаран или нет, Анту осталось неизвестно, но следующее событие оказалось для него настолько неожиданным, что он на несколько мгновений потерял контроль над происходящими на капитанском мостике событиями: одно из щупалец артарана, вдруг, резко поднялось и обвило левую руку Анта около предплечья, которая оказалась ближней к артарану. Щупальце оказалось неслабым и начало сдавливать руку всё сильнее и сильнее, будто вознамерилось переломить кость и оторвать руку от тела Анта. В глазах Анта начало темнеть. Но следующее событие оказалось ещё более странным: Стайл, вдруг, шагнул к артарану и ткнул одним из своих пальцев ему куда-то в корпус – капитанский мостик наполнился протяжным, будто умирающим свистом. Хват артарана ослаб и к Анту тут же вернулось чувство реальности. Не раздумывая, он нажал на спусковой механизм фраунгера, излучатель которого продолжал упираться в корпус артарана. Яркое красное пятно мгновенно расползлось по корпусу артарана, он резко вскрикнул, именно вскрикнул, а не свистнул и обмяк. Его щупальце сползло с руки Анта, а затем и он сам сполз с кресла на пол. Ант, не сводя взгляда с артарана, поспешно сделал несколько шагов назад. Своей руки, он, практически, не чувствовал.

– Руку изуродовал, гад. – Не разжимая зубов процедил Ант, пытаясь пошевелить рукой, которая тут же наполнилась огнём. – Проклятье!

Он опять направил фраунгер на артарана, который будто почувствовав это, шевельнулся и словно, подброшенный пружиной, оказался стоящим на всех своих шести щупальцах и быстро отбежал от стола к самой дальней стене капитанского мостика.

– Боишься гад! – Продолжал цедить Ант. – Однако шкура у тебя толстая, если её не взял лазерный луч на своём максимуме. – Он мельком взглянул на регулятор мощности лазерного луча фраунгера, который лишь чуть не был в максимальной зоне. – Но у меня ещё спираль есть, гад. – Он бросил быстрый взгляд на Стайла, оставшегося стоять на своём месте. – Благодарю, Стайл. Оказывается у этого гада есть уязвимое место.

Поблагодари Стайла от моего имени и расспроси его об уязвимых местах артаранов. Отправил он категоричную мысль в адрес Системы.

Капитанский мостик тут же наполнился высокотональным свистом. Прошло достаточно долгое время тишины, прежде, чем губы Стайла шевельнулись и донёсся его голос, произнёсший совсем короткую фразу.

Ант громко хмыкнул.

Насколько я поняла – это отрицательный ответ. Получил Ант удручающую мысль от Системы.

В каком смысле?

Он не хочет называть и показывать уязвимые места этого артарана. Мысленно пояснила Система.

Боится! Губы Анта невольно вытянулись в усмешке. Скажи ему, что он находится под защитой экипажа трийер и если пожелает, даже может стать членом его экипажа.

Капитанский мостик в очередной раз наполнился долгим высокотональным свистом.

И опять прошло долгое время тишины.

– Н-да! – Ант погримасничал губами. – Вполне возможно, что в присутствии артарана от Стайла трудно будет добиться согласия.

Гард капитан! Корабли! Два! Идут от третьей планеты в нашем направлении. Вошли Анту в мозг быстрые мысли, переданные ему Системой от вахтенного офицера.

Однако, мы зависли. Всплыла у Анта мысль досады уже на самого себя. Нужно действовать. Если эти гады не хотят называть координаты входа, от них нужно избавиться. Неизвестно, как они себя начнут вести, когда их корабли навяжут нам сражение. Определённо, интеллект у них есть. Ещё взломают коды дверей. Лазер на них не действует. А что если, действительно, добавить к лазеру спираль? Стайл как-то же воздействовал на этого гада, что он даже взвыл. Значит он чувствует боль. Значит у него есть что-то биологическое. Что ж гад, сейчас и узнаем. Ты должен быть наказан, за мою изуродованную руку.

С трудом придерживая фраунгер повреждённой рукой, Ант переключил оружие на совместный режим и сдвинув регулятор мощности спирали на максимум, направил излучатель фраунгера на артарана и положил палец на спусковой механизм.

Артаран, видимо сообразил, что вознамерился сделать инопланетянин с оружием и будто подброшенный пружиной, подпрыгнул и в следующее мгновение уже летел в сторону Анта.

Не ожидая такой стремительной прыти от артарана, Ант на мгновение замешкался и вжал спусковой механизм фраунгера, когда артаран уже находился, буквально, в метре от него.

Капитанский мостик тут же наполнился криками представителей двух цивилизаций: Анта, от пронзившей повреждённую руку нестерпимой боли, от крутанувшегося в руках оружия и громкого свиста артарана, больше похожего на громкое шипение.

В следующее мгновение в лицо Анту ударил фонтан какой-то непонятной синей жидкости и что-то массивное, влетев ему в грудь, отбросило его назад – не устояв, он рухнул спиной на пол и не успев сгруппироваться, ударился головой о твёрдое покрытие пола капитанского мостика. И наступила темнота…


***


Ант простонал и открыл глаза. В голове шумело, по лицу текла какая-то тёплая липкая, не имеющая запаха жидкость, на грудь давила какая-то непомерная тяжесть. Он повёл глазами по сторонам и мгновенно похолодел: на нём лежал артаран.

Это конец. Всплыла у Анта мысль полной безысходности.

Прошло несколько мгновений, но никаких новых болевых ощущений, показывающих, что его состояние ухудшается, у Анта не было. Тогда он, несколько раз дёрнувшись, попытался или перевернуться на бок или хотя бы стряхнуть с себя артарана. Получилось второе – артаран сполз с него и с грохотом ударившись о пол, замер рядом. Энергично работая ногами, Ант перекатился в другую сторону от инопланетного существа и напружинившись, стал на колени. Артаран остался неподвижен. Ант, ещё раз напружинившись, резко поднялся и сделал несколько поспешных шагов назад, отступая от, продолжающего неподвижно лежать на полу, артарана. Что-то больно ударило его в живот. Ант опустил взгляд – это был висящий на шее фраунгер, который резко качнулся при его быстрых шагах и ударившись в живот, вызвал приступ боли. Ант попытался взяться за оружие обеими руками, но левая рука, даже не пошевелилась, оставшись висеть плетью.

– Проклятье! – Невольно сорвалось с его губ на языке землян.

Держась за оружие одной рукой, он медленно покрутил головой, пытаясь осмотреть капитанский мостик и только сейчас заметил, что пол вокруг него забрызган какой-то синей краской, в луже которой лежал артаран и которая несколькими струйками вытекала из, непонятно каким образом появившихся, тёмных отверстий в его корпусе. Чуть поодаль, на полу, на спине, раскинув руки, лежал Стайл. Был ли он жив, было непонятно, так как никаких признаков движения он не подавал.

Система! Что здесь произошло? Стайл жив? Артаран мёртв? Отправил Ант тревожные мысли вопросов системе управления трийер.

Я не чувствую никаких биополей на капитанском мостике, кроме вашего, гард капитан. Тут же пришёл Анту мысленный ответ от Системы.

Как долго я находился без сознания? Мысленно поинтересовался Ант у Системы

Несколько мгновений, гард капитан. Кольнула мозг Анта короткая мысль с металлической тональностью.

Отпустив оружие, Ант провёл здоровой рукой по лицу, пытаясь стереть с него липкую жидкость, но рука скользила плохо, будто норовя приклеиться к лицу. Ант поднёс ладонь к глазам, она была синей. Отстранив руку, он опустил взгляд, его одежда тоже была синей, будто кто-то пытался её перекрасить.

– Проклятье! – Невольно слетело с его губ на родном языке.

Ты уверена, что артаран мёртв? Отправил Ант тревожный вопрос Системе.

Я не чувствую его энергополя, хотя прежде оно в какой-то мере ощущалось. Получил Ант обнадёживающий ответ.

Что это за гадость, которой он наполнен? Поинтересовался Ант.

Требуется анализ. Тут же получил Ант от Системы обескураживающий ответ.

Сделай его. В голосе Анта скользнули нотки раздражения.

Жидкость нужно доставить в медицинскую лабораторию.

Проклятье! Вызови сюда несколько адронов. Пора их привлечь к происходящим на трийер событиям. Пусть уберут здесь и доставят жидкость в медлабораторию на анализ. Передай Холлолу, чтобы показал адронам, где нужно запереть этого гада, живой он или мёртвый. Пусть доставят Стайла в медлабораторию. Попытайся привести его в чувство. Что с ним случилось? Вообще-то, покажи, что здесь произошло. Отправил Ант несколько мысленных приказов Системе.

Над столом капитана тут же вспыхнула голограмма в которой проявился капитанский мостик, и последовательность произошедших здесь событий: едва Ант направил оружие на артарана, как тот подпрыгнул и в следующее мгновение уже летел в сторону Анта; было видно, что Ант, будто окаменел; Стайл оказался совсем неподалёку от пути полёта артарана и тот выбросив один из своих щупальцев в сторону Стайла, ткнул щупальцем ему в голову; взмахнув руками, Стайл упал на спину; в следующее мгновение фраунгер в руках Анта резко дёрнулся и яркий красно-синий вращающийся луч вошёл в корпус артарана, который мгновенно покраснел и в следующее мгновение из него во все стороны брызнули струи синей жидкости; ещё через мгновение артаран ударился в грудь Анта и тот, даже не взмахнув руками, грохнулся спиной на пол и затих. Голограмма погасла.

– Гад! – Процедил Ант.

Что с кораблями местной цивилизации? Где они? Как скоро будут здесь? Мысленно поинтересовался он у Системы.

Если будут идти с той же скоростью, то чуть более трёх часов до их прибытия, гард капитан. Тут же пришёл ему мысленный ответ.

Я в медлабораторию. Попытайся с адронами восстановить мою руку. Да и голову тоже. Ант состроил кислую гримасу. Хотя… В медлабораторию позже. Ваэтов из ангара сюда. И трёх адронов тоже. Отправил он мысленные приказы Системе.

Да, гард капитан! Тут же получил он мысленное подтверждение от Системы.

Подойдя к креслу капитана Ант, стараясь не причинять себе большой боли, сел и откинувшись на его спинку замер…

Прошло достаточное время, прежде, чем на капитанском мостике появились три адрона, а за ними вошли и ваэты. Ант медленно поднялся и вышел на середину свободной территории капитанского мостика. Ваэты уставились в него немыми взглядами, будто увидели впервые.

– Таннат и Кеттор, доставьте Стайла… – Заговорил Ант, поведя подбородком в сторону лежащего на полу молодого человека местной цивилизации. – В медлабораторию. Занимаетесь его реанимацией. Он должен жить. Он нам ещё нужен. На вахту заступите, когда приведёте Стайла в чувство. – Холлол идёт со мной в ангар. Артараны совсем не просты, как пытаются казаться. Нужно разобраться с оставшимися, пока они не разобрались с нами. Фраунгер обязателен. – Протянул он последнюю фразу, окинув вахтенного офицера внимательным взглядом и не увидев у него оружия, повёл подбородком в сторону выхода. – Идёшь за оружием и я жду тебя с ним в нижнем ангаре. Выполняй!

– Да, гард капитан! – Едва ли не пробурчал ваэт и развернувшись, своей неизменной, неторопливой походкой, направился к выходу в коридор.

Проводив его долгим взглядом, Ант повернулся в сторону оставшихся ваэтов.

– Почему ещё здесь? Я приказы не повторяю.

– Да, гард капитан, так же, едва не пробурчав, произнесли ваэты и развернувшись, направились за своим вахтенным офицером.

Ант перевёл взгляд на адронов.

– Тащите этого гада… – Он указал здоровой рукой на лежащего на полу артарана. – В нижний ангар и джеттером вскрываете его корпус или что там у него есть. Нужно посмотреть из чего он состоит, чтобы попытаться узнать его уязвимые места. А они у них есть. Такое впечатление, что вас и их создала одна и та же цивилизация. Вскроете – сообщите. Выполняйте!

Система! Проконтролируешь! Отправил он уже категоричные мысли системе управления трийер.

Да, гард капитан! Тут же пришла ему колючая мысль от Системы.

Адроны же, ничего не произнеся в ответ, засеменили к артарану. Подойдя, они дружно схватили его за щупальца и поволокли к выходу – по полу потянулся жирный синий след.

Ант едва не взвыл от негодования, от того, что адроны не воспользовались платформой для перемещения истекающего непонятной жидкостью артарана, а потащили его самым примитивным способом, размазывая непонятную грязь по коридорам идеально чистого второго уровня корабля.

– Когда закончите с ним, приведёте весь корабль в порядок или я вас самих порежу. – Стараясь вложить в голос, как можно больше угрозы произнёс Ант, смотря адронам в спину. – Система!

Да, гард капитан! Тут же получил он мысленный ответ от системы управления.

– Пришли на капитанский мостик ещё пару адронов. Пусть наведут здесь должный порядок.

Да, гард капитан! Тут же получил он мысленное подтверждение.

Дождавшись, когда на капитанском мостике появятся ваэты с платформой, и погрузив на неё Стайла, увезут его с капитанского мостика, Ант, покрутив головой и ещё раз осмотревшись, направился вслед за ушедшими адронами, стараясь не наступить на синий след.


***


Когда Ант оказался в нижнем ангаре, Холлол уже ждал его около трапа, крепко сжимая в руках фраунгер, что было видно по вздувшимся мышцам на его руках, вызвав у Анта лёгкую усмешку.

– Идём к хелпам с артаранами. – Заговорил Ант. – Ты открываешь дверь и отходишь в сторону. Я вхожу и если вижу угрозу – стреляю. Ты подстраховываешь. Установи совместимый режим ведения огня максимальной мощности. Возможно это и излишне, но сейчас нет времени для экспериментов.

Ваэт повернул фраунгер и выставив озвученные режимы ведения огня, вернул оружие в прежнее положение.

Удовлетворённо хмыкнув, Ант быстрым шагом направился в сторону хелпов с артаранами. Холлол направился за ним, но тут же отстал и Анту пришлось остановиться. Дождавшись ваэта, он уже дальше пошёл в его темпе.

С первым артараном всё произошло, почти как Ант и намечал: отодвинул механический засов и ткнул в пластинку активации отпирания двери, Холлол, едва дверь скользнула в сторону, сделал пару шагов назад; Ант тут же шагнул в образовавшийся проём; артаран стоял около дальней стены, напротив входа и казалось, не проявляя, совершенно, никакого интереса к возникшему в дверях инопланетянину, будто не чувствуя его, но едва Ант приподнял фраунгер, поточнее направляя его излучатель на корпус артарана, как тот сделал быстрый шаг в его сторону; не раздумывая, Ант, стараясь крепко держать оружие, практически в одной руке, нажал на спусковой механизм; вырвавшиеся из излучателя яркий красный луч и едва видимая синяя спираль, которая дала о себе знать изрядно дёрнувшимся фраунгером, точно вошли в корпус артарана, который едва ли не мгновенно сделался красным, будто его сунули в раскалённую печь и в следующее мгновение из него во все стороны брызнули струи синей жидкости; хелп наполнился громким высокотональным писком; Ант поспешно шагнул назад и сделал шаг в сторону, с перекосившимся, от боли в руке, лицом.

Замешкавшийся ваэт, видимо не ожидая подобного эффекта от выстрела, несколько замешкался и одна из струй, хотя и на излёте, все же начертила синюю полосу на его курточке, заставив его сделать поспешный шаг назад и произнести что-то на незнакомом Анту языке.

Подождав несколько мгновений, Ант шагнул к дверному проёму и осторожно заглянул в хелп. Его лицо исказилось гримасой досады – стены и пол хелпа были изрядно забрызганы синей жидкостью, создавая впечатление, что кто-то попытался придать помещению более веселый вид, перекрасив его стены и пол из серого цвета, в синий. Артаран неподвижно лежал на полу в луже своей синей жидкости и несомненно, был мёртв. Ант развернулся к ваэту, пытавшемуся отереть рукавом синюю полосу со своей курточки.

– Позже займешься собой. Закрой хелп и идём к следующему. – Твёрдым голосом произнёс Ант и шагнув в сторону, обошёл ваэта и направился к хелпу, где находился последний из запертых артаранов.

Процедура отпирания следующего хелпа повторилась, лишь с некоторым изменением в её концовке – ваэт сделал назад не два шага, а три и ещё один шаг в сторону, едва не сбив Анта, который едва успел отскочить в сторону от пятящегося массивного серокожего инопланетянина, на несколько мгновений даже потеряв контроль над хелпом. Затем, поспешно шагнув в сторону образовавшегося проёма, Ант, вдруг, замер и попятился – артарана, который должен был находиться посреди хелпа, не было.

– Проклятье! – Невольно слетело с губ Анта. – Холлол! Стань рядом со мной и не спускай глаз с дверного проёма. Этот гад спрятался и скорее всего готовится к атаке на того, кто окажется в дверном проёме.

Донеслись несколько тяжёлых шагов и рядом с Антом стал ваэт, направив своё оружие на дверной проём.

– Этот гад оказался самым умным из них. – Заговорил Ант, едва ли не шёпотом. – Скорее всего стоит около входа с внутренней стороны стены. Хватка у них неслабая, я до сих пор руку не чувствую. Хорошо если кость не переломил. Нужно как-то выманить его оттуда. Не стоять же нам здесь…

Донёсшийся со стороны шум, заставил его бросить в ту сторону быстрый взгляд – адроны, громко шумя, втаскивали в ангар уничтоженного на капитанском мостике артарана, который изрядно гремел своим корпусом по ступенькам трапа.

– Хм-м! – Невольно вырвалось у Анта.

Система! Отправил он мысленный запрос системе управления.

Да, гард капитан! Тут же пришёл ему мысленный отклик с металлической тональностью.

Пусть спустившиеся в ангар адроны пока оставят артарана и срочно подойдут ко мне. Очень срочно! Отправил он категоричный приказ в адрес Системы.

Никакого ответа не пришло, что несколько озадачило Анта и он уже вознамериться повторить свой приказ, как шум на стороне, вдруг, стих, заставив Анта бросить ещё один быстрый взгляд в ту сторону – адроны, один за другим, быстро семенили в его сторону. Ант вновь уставился в дверной проём хелпа.

Вскоре до его слуха донеслись частые негромкие стуки и затем стихли. Ант ещё раз повернул голову в сторону – адроны уже стояли рядом с ним.

– Входите в хелп и ищете находящегося там артарана, который где-то там спрятался. Найдёте, тут же хватаете его и тащите на середину хелпа. Держите крепко, он силён. Выполнять! – Твёрдым, категоричным голосом произнёс Ант.

Ничего не ответив, адроны гуськом засеменили к дверному проёму хелпа.

Войдя внутрь, они прошли к середине помещения и образовав треугольник завертелись на месте, изрядно удивив Анта, у которого тут же сложилось впечатление, что артарана в хелпе, действительно, нет. Его сердце сжалось в невольной тревоге.

Прошло несколько мгновений тревожного ожидания. Наконец, адроны бросили вертеться, разорвали свой треугольник и засеменили ко входу, вызвав у Анта ещё большую тревогу. По его спине пробежал невольный холодок, лоб мгновенно покрылся испариной. Но не доходя до дверного проёма около метра, адроны вдруг остановились; двое из них, буквально, прижались друг к другу своими корпусами, а третий быстрым движением оказался стоящим на них. Нижние адроны тут же вытянулись на своих щупальцах-ногах, сделавшись заметно выше и подняли, забравшегося на них адрона на своих щупальцах-руках. Верхний адрон вытянул свои щупальца-руки куда-то вверх и в следующее мгновение повалился вниз. Раздавшийся грохот заставил Анта втянуть голову в плечи. На полу хелпа, за стоящей перед дверным проёмом парой адронов, извивалось что-то чёрное, издавая резкий пронзительный свист. Стоящие перед входом адроны мешали рассмотреть в полной мере происходящую за ними возню.

– Разойтись! – Выкрикнул Ант, водя излучателем фраунгера по сторонам, но адроны продолжали стоять не двигаясь, будто отключились.

Проклятье! Система! Отправил Ант мысленное обращение к системе управления.

Да, гард капитан! Тут же пришло ему мысленное подтверждение.

Разведи адронов, стоящих перед входом в хелп. Меня они не слышат, будто отключились. Послал Ант мысленный приказ Системе.

Прошло несколько мгновений, адроны, наконец, вздрогнули, будто, действительно были отключены, а сейчас включились и засеменили в разные стороны.

Картина происходящей возни в хелпе стала понятна теперь в полной мере: адрон и артаран сцепились своими щупальцами друг в друга и беспорядочно катались по полу хелпа.

Ант приподнял фраунгер и принялся водить его излучателем вслед за катающейся связкой, но выбрать прицельно лишь одного артарана не удавалось, а уничтожать адрона не хотелось, да и окажется ли выстрел удачным, можно было лишь гадать. После некоторого времени бесплодной попытки навести излучатель на артарана, Ант вновь связался мысленно с Системой.

Пусть эти два адрона помогут третьему удержать артарана. Я не могу прицельно выстрелить в него. Мысленно приказал он.

И вновь прошло несколько мгновений, прежде, чем два адрона сдвинулись с места и подойдя к катающейся связке механизмов, вытянули в их сторону свои щупальцы.

Преодолеть сопротивление уже трёх механизмов у артарана, видимо силы не хватило и резко затормозив, катающаяся по полу связка адрона и артарана замерла. Артаран, удерживаемый щупальцами трёх адронов был прекрасно виден. Ант приподнял излучатель фраунгера и в тот же миг хелп наполнился пронзительным свистом.

Он просит не уничтожать его. Он утверждает, что будет вам полезен, гард капитан. Вошли Анту напрямую в мозг быстрые мысли извне, присланные Системой.

Ант тут же расслабил, уже напрягшийся на спусковом механизме фраунгера, палец.

Полезен? Ну-ну! Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. Скажи ему, что полезен он будет лишь в том случае, если назовёт координаты входа в квантовый туннель в своей планетной системе, ведущий в Дайранскую планетную систему. Отправил он категоричные мысли в адрес Системы.

Прошло несколько мгновений и хелп наполнился долгим высокотональным свистом. Свист стих, но через несколько мгновений опять зазвучал и теперь, насколько понял Ант, он исходил от артарана. Свист был настолько долгим, что Анту даже показалось, что артарана заклинило. Он уже открыл рот, чтобы приказать адронам встряхнуть артарана, чтобы привести его в чувство, но будто поняв его намерение, артаран прекратил свистеть сам.

Такое впечатление, что он выдул из себя весь воздух. Отправил Ант Системе мысль полную сарказма.

Насколько я его поняла, он предлагает вам, гард капитан, пройти внутрь диггерера и синхронизировать своё информационное поле с его информационным полем. Потекли Анту напрямую в мозг несколько колючие мысли от Системы. Это даст ему возможность напрямую общаться с вами на языке вашей цивилизации.

– Хм-м! – Ант механически потёр лоб здоровой рукой. – И как долго продлится синхронизация? – Невольно перешёл он на голосовое общение с Системой.

В хелпе тут же прозвучал короткий высокотональный свист, за которым незамедлительно последовал ещё один свист, но с несколько иной тональностью.

Он утверждает, что одного большого интервала времени будет достаточно, чтобы синхронизировать ваши информационные поля. Пришла Анту напрямую в мозг мысль от Системы.

– Что такое, большой интервал времени? Насколько он большой? Моей жизни хватит, чтобы дождаться его окончания? – С явной иронией произнёс Ант.

Скорее всего около часа времени цивилизации траков, гард капитан. Тут же получил он мысленный ответ с металлической тональностью.

Ты знакома с их отсчётом времени? Послал Ант Системе мысль полную удивления.

В некоторой степени. Получил Ант несколько обескураживающую мысль.

Когда, в конце-концов, твоя некоторая степень сменится на полную? Отправил Ант Системе мысль полную досады.

Через какое-то время. Тут же получил Ант ответную мысль с металлической тональностью.

– Проклятье! Не поймаешь на слове. – Механически произнёс он для себя на языке землян, характеризуя Систему.

А я начну понимать язык его цивилизации и разговаривать на нём? Отправил Ант мысль уже Системе.

Насколько я понимаю особенность вашего носителя, гард капитан – нет. Почему не понимать – требуется анализ метода синхронизации, а чтобы разговаривать на его языке, потребуется трансформировать ваши голосовые связки, гард капитан.

А ему не придётся трансформировать свои?

Их у него нет, гард капитан.

– Хм-м! – Ант дёрнулся всем телом.

А почему синхронизация должна пройти в диггерере? Почему её нельзя провести на капитанском мостике трийер. Поинтересовался Ант у Системы.

В хелпе вновь прозвучали два свиста отличающихся тональностью.

Артаран не знаком с инопланетными системами обмена информацией и потому не может гарантировать возможность синхронизации где-то ещё, кроме систем обмена информацией цивилизации артаранов. Вошла Анту напрямую в мозг пространная мысль с металлической тональностью.

– Проклятье! – Невольно вырвалось у Анта на языке землян и он глубоко и протяжно вздохнул.

Как скоро корабли местной цивилизации подойдут к трийер? Мысленно поинтересовался Ант у Системы.

Менее, чем через три часа, гард капитан.

Три часа уже было час назад. Отправил Ант Системе мысль полную негодования.

Они начали расходиться и скорее всего, намерены подойти к трийер с двух сторон. Если мой вывод верен, то время их прибытия, из-за этого их маневра увеличится на час-полтора. Пришёл Анту напрямую в мозг пространный мысленный ответ от Системы.

Передай приказ вахтенному офицеру – держать дистанцию от приближающихся кораблей на расстоянии не ближе захвата цели блустером. Не дать им возможности подойти к трийер с двух сторон. Я в медлабораторию. Попробую восстановить свою повреждённую руку. Я не могу начать синхронизацию в ущербном состоянии. Выполнять! Отправил он мысленный приказ Системе и повернул голову в сторону ваэта.

– Я в медлабораторию. Пусть адроны удерживают артарана до тех пор, пока я не вернусь. – Заговорил он. – Если появится угроза твоей жизни от артарана или он начнёт вести себя слишком бурно – запри двери в хелп и дождись моего возвращения. Возможно, удастся получить от него нужную нам информацию. По крайней мере, он так утверждает. Выполняй!

– Да, гард капитан! – Донеслось подтверждение ваэтом полученного приказа.

Ничего больше не сказав, Ант повернулся и насколько мог быстро, направился к трапу, ведущему на второй уровень модуля управления трийер.


***


До медлаборатории Ант едва добрался, скорее всего по причине, что пропала концентрация на опасность, которая прежде доминировала в его мозге, а теперь приоритет получила расслабленность и к медлаборатории он подходил уже опираясь здоровой рукой о стену коридора.

Медлаборатория трийер имела два реанимационных контейнера, но один сейчас был занят артарианом, около которого, уставившись в него своими взглядами, будто окаменев, стояли ваэты, совершенно не обратив внимания на появившегося в медлаборатории капитана корабля. Анту ничего не осталось, как воспользоваться единственным пустующим контейнером.

Сбросив с себя на пол фраунгер, произведя при этом изрядный грохот, Ант, буквально свалился в реанимационный контейнер и едва расслабленно прикрыл глаза, как его мозг, будто начал переворачиваться и он тут же провалился в пустоту…

Ант открыл глаза – над ним висел прозрачный колпак контейнера, который медленно поднимался. Дождавшись, когда колпак станет вертикально, Ант напружинившись, резко сел и повернув голову к своей левой руке с удивлением увидел, что по пояс сидит без одежды. Он поднял голову и покрутил ею по сторонам – никого рядом с контейнером не было, но рядом с ним стоял какая-то вертикальная стойка, отдалённо напоминающая вешалку, на которой висела его курточка и фраунгер. Колпак второго реанимационного контейнера был всё ещё опущен и под ним, по-прежнему, лежал артариан. Ваэтов рядом с тем контейнером не было. Ант опять перевёл взгляд на свою левую руку: чуть ниже плеча на ней отчётливо выделялась широкая розовая полоса. Он осторожно дотронулся второй рукой до полосы – никакой боли не ощущалось. Тогда он с силой провёл по розовой полосе и вновь не ощутил никакой боли. Тогда он приподнял левую руку и попытался пошевелить ею – она послушно и совершенно, безболезненно, исполнила его желание. Развернувшись, он спрыгнул на пол и взяв свою курточку, вознамерился одеться, но увидев на ней большое количество синих пятен, лишь накинул её на плечи и сняв с импровизированной вешалки фраунгер, направился к реанимационному контейнеру с артарианом. Остановившись около него, он некоторое время смотрел на Стайла, который неподвижно лежал под колпаком с закрытыми глазами, совершенно не проявляя никаких признаков жизни.

Стайл жив? Отправил он мысленный вопрос в адрес Системы.

Жив, но привести его в чувство не удаётся. Анатомическое строение его мозга разительно отличается от анатомического строения известных цивилизации траков форм жизни и воздействие на него имеющимися средствами реанимации, лишь усугубляет его состояние. Мной принято решение: оставить его в коматозном состоянии, на неопределённое время, пока не удастся в большей мере познакомиться с анатомическим строением биологических объектов местной цивилизации и выработать методы правильной их стимуляции. Получил Ант от Системы пространное мысленное пояснение состояния Стайла.

Что с местными кораблями? Как далеко они от трийер? Отправил он следующие вопросы в адрес Системы.

На расстоянии часа пути. Вахтенный офицер, путём нескольких продуманных маневров, заставил корабли местной цивилизации опять сблизиться и теперь они приближаются к трийер лишь с одного направления. Получил Ант очередной пространный мысленный ответ.

Сколько же времени я провёл под колпаком? Отправил он Системе вопрос полный удивления.

Около двух часов, гард капитан. Пришлось удалить часть мышечной ткани вашей руки и заменить её биомассой и лишь когда биомасса трансформировалась в мышечную ткань, ваше сознание было восстановлено. Получил Ант, в некоторой степени, взволновавший его ответ.

Это сделали адроны? Поинтересовался он.

Он был один, гард капитан. Адрон-реаниматор.

Стайла тоже он пытался реанимировать?

Стайла пыталась реанимировать система реанимации биологических объектов трийер, гард капитан. Так как физического вмешательства в биологический организм артариана не требовалось, то и задействовать адрона-реаниматора необходимости не было. Получил Ант очередной пространный ответ от Системы.

Ант вновь повернул голову к своей восстановленной руке и приподняв, потряс ею – никаких болевых ощущений, совершенно, не было. Глубоко и протяжно вздохнув, он направился в свою каюту привести себя в порядок и переодеться.


***


Когда Ант вернулся в нижний ангар и подошёл к хелпу от которого ушёл, то с удивлением увидел, что Холлола рядом с хелпом нет, а двери хелпа закрыты и механически заблокированы.

Система! Где Холлол? Тут же отправил он резкий мысленный вопрос системе управления.

Офицер Холлол заступил на вахту, гард капитан. Тут же пришёл ему мысленный ответ.

Сдавшая вахту команда? Отправил он следующий мысленный вопрос Системе.

Она отдыхает, гард капитан.

Таннат?

Отдыхает.

Проклятье! Передай ему, чтобы немедленно шёл в нижний ангар к хелпу, рядом с которым я сейчас нахожусь. И обязательно с оружием. И пришли сюда ещё пару адронов. Выполняй!

Да, гард капитан! Пришло мысленное подтверждение от Системы.

Постояв некоторое время около хелпа, но не решившись в одиночку открыть его дверь, Ант развернулся и направился к лежащему неподалёку от лестницы артарану, притащенному в ангар ваэтами. Оказавшись около него, он лишь сейчас отметил, что корабль так и остался не очищен от синих следов жидкости, вытекающей из артарана. Сама жидкость уже высохла, сделалась более бледной и видимо, потому он и не заметил её следы на полу трийер, когда спешил в ангар.

Будто чего-то опасаясь, Ант осторожно ткнул излучателем фраунгера в корпус неподвижно лежащего артарана. Артаран, вдруг, шевельнулся и Ант тут же сделал быстрый шаг назад. По его спине скользнул невольный холодок. Прошло несколько мгновений, но артаран больше не шевелился.

Беззвучно хмыкнув, Ант вновь шагнул к артарану и опять ткнул излучателем оружия в его корпус – артаран вновь шевельнулся, но остался лежать на своём месте. Ант ещё несколько раз ткнул излучателем фраунгера в корпус артарана: тот неизменно шевелился, но никуда не двигался.

– Хм-м! – Слетел с губ Анта громкий возглас.

Ему наконец стала понятна причина шевеления артарана: его корпус лежал на паре своих щупалец, которые, видимо, сохранили свою упругость и когда, Ант воздействовал излучателем фраунгера на корпус артарана, тот подпрыгивал на этих щупальцах, будто на пружинах.

Ант обошёл вокруг корпуса артарана, внимательно рассматривая его.

Собственно, ничего нового увидеть ему не удалось, за исключением шести небольших круглых отверстий, равномерно расположенных в его большом овале, неподалёку от каждого щупальца, через которые и вытекала синяя жидкость артарана при совместном воздействии на него энергетических лучей фраунгера. Зачем этому странному созданию были нужны эти, столь слабо защищённые, отверстия можно было лишь гадать, но то что они, возможно, имели какое-то отношение к жизни артарана, было весьма вероятно.

Раздавшийся шум со стороны заставил Анта прервать обследование уничтоженного артарана и повернуть голову в сторону шума – в ангар, с изрядным шумом спускались по ступенькам трапа два адрона и ваэт его вахты, Таннат, с болтающимся на шее фраунгером. Ант направился им навстречу.

– Идите за мной. – Громко произнёс он, не доходя трёх шагов до семенящих первыми адронов и развернувшись, направился в сторону запертого хелпа с артараном.

Остановившись напротив дверей хелпа, он указал на них рукой.

– Таннат, сними запор и открой дверь. – Заговорил он. – А вы… – Он повернул голову в сторону адронов. – Станьте напротив двери и будьте готовы схватить любого, кто попытается выскользнуть из их проёма.

Сделав пару шагов назад, он приподнял фраунгер, проверил его регуляторы и затем направил его излучатель на дверь.

– Начали! – Ант утверждающе кивнул головой.

Адроны тут же стали напротив двери. Ваэт подошёл к двери и отодвинув механический запор, ткнул рукой в пластинку идентификации рядом с дверью – дверь тихо свистнув, ушла в стену.

Нижняя челюсть Анта отвисла: Посреди хелпа стояли три адрона держа в своих щупальцах по паре тёмных щупальцев артарана; корпус же самого артарана стоял на полу хелпа в луже синей жидкости.

– Зачем? – Наконец выдавил из себя Ант, после нескольких мгновений лицезрения произошедшего внутри хелпа.

Никакого ответа ни от кого не пришло. Тогда Ант, быстрым шагом, обошёл стоящих перед проёмом двери адронов и войдя внутрь помещения, быстро осмотрел его стены – никаких синих потёков на них не было. Тогда он подошёл к артарану и осмотрел его корпус – отверстий, через которые вырывались неизменные струи синей жидкости артарана, на его корпусе тоже не было. Он перевёл взгляд на одного из адронов.

– Зачем? Зачем вы оторвали ему щупальца? – Громко произнёс он, потрясая рукой перед адроном.

– Приказ вахтенного офицера. – Тут же произнёс адрон своим металлическим голосом.

– Что за бред? – Ант состроил мину недоумения. – Я такого приказа не отдавал. – Он покрутил головой. – Система! – С явным злом в голосе, едва ли не выкрикнул он.

Да, гард капитан! Тут же вошла ему извне, напрямую в мозг, мысль с металлической тональностью.

Кто приказал вахтенному офицеру заставить адронов изуродовать артарана? Отправил он наполненную злостью мысль в адрес Системы.

Я, гард капитан. Тут же пришла Анту мысль извне, едва ли не приведшая его в бешенство.

– Проклятье! Зачем? – Не сдержавшись, выкрикнул он, смешивая язык землян и язык траков.

Поведение артарана было неадекватным, гард капитан. Он пытался вырваться от адронов. Вы находились в процессе реанимации и консультация с вами была невозможна. Пришло время смены вахт и чтобы избежать ненужной опасности для экипажа трийер со стороны артарана, я приказала вахтенному офицеру, от вашего имени, обезопасить трийер от возможной угрозы со стороны артарана, путём удаления у него его щупалец. Адроны незамедлительно выполнили приказ вахтенного офицера. Затем я приказала запереть хелп и произвести смену вахт, гард капитан. Получил Ант от Системы пространное мысленное описание произошедших на трийер событий во время его реанимации.

– Зачем? – Прикрыв глаза, Ант покрутил головой. – Он же был согласен сотрудничать с нами. И что теперь? Где мы найдём ещё такого же артарана? – С нескрываемым унынием в голосе произнёс он.

Я предполагаю – артаран жив, гард капитан. Вошла Анту в мозг какая-то, будто осторожная мысль, будто присланная вовсе не Системой, заставившая его даже на несколько мгновений задуматься.

Выясни это точно. Отправил Ант недовольную мысль, решив, что эту мысль ему прислала всё же Система трийер, а не кто-то другой.

В хелпе тут же раздался резкий высокотональный свист и наступила тишина.

Подождав несколько мгновений, Ант уже было открыл рот, чтобы направить словесное проклятье в адрес Системы, как в хелпе раздался ещё один высокотональный, совсем короткий, свист с несколько другой тональностью, сгенерированный, однозначно, не Системой.

Что…

Жив! Вошла Анту в мозг резкая мысль, присланная Системой, останавливая ток его мысли.

Узнай, сможет ли он синхронизировать наши информационные поля? Отправил Ант ответную резкую мысль Системе.

В хелпе прозвучал ещё один высокотональный свист и вновь наступила тишина. Ант терпеливо ждал. Наконец раздался долгий высокотональный свист несколько иной тональности, сгенерированный, однозначно артараном.

Что? Опережая ответ, не выдержав напряжения, отправил Ант мысленный вопрос Системе.

Он выдвинул условие, гард капитан.

Какое? Ант механически взмахнул подбородком в такт сгенерированной мысли.

Мы должны будем доставить его на его планету, где он получит новый носитель. Но сделать это нужно быстро, так как он потерял большой процент субстанции бытия. Скорее всего, это синяя жидкость, гард капитан. Мысленно передала Система Анту условие выдвинутое артараном.

У нас есть два их носителя. Пусть занимает любой. Тут же отправил Ант резкие мысли Системе.

В хелпе тут же раздался ещё один свист и едва он стих, своим свистом ответил артаран.

Он сказал, что те носители непригодны, так как мы уничтожили систему их жизнеобеспечения. Да и чтобы перенести его в другой носитель требуются специальное оборудование, которого у нас нет. И нужно поторопиться, так как его субстанция бытия теряет свою энергию. Мысленно передала Анту Система ответ артарана.

А разве он не может отрастить свои щупальца. Ведь отрастил же до этого? Отправил Ант Системе мысли с явным недовольством.

И вновь ответный свист артарана не заставил себя ждать.

Он говорит, что мы уничтожили корни луковиц регенерации конечностей и процесс регенерации теперь невозможен. Мысленно передала Анту Система перевод свиста артарана.

– Проклятье! – Ант состроил гримасу досады. – Убирайтесь из хелпа… – Он провёл рукой вдоль стоявших в хелпе адронов и займитесь уборкой корабля. Если через час он не будет вычищен, я ваши щупальца повыдёргиваю. Пошли прочь! – Едва ли не прорычал он последнюю фразу, отступая в сторону от дверного проёма.

Тут же бросив щупальца артарана на пол, адроны засеменили из хелпа прочь. Дождавшись, когда они выйдут, Ант вышел за ними и остановившись напротив двух последних пришедших в ангар адронов, вытянул руку в сторону артарана.

– Поднимите его и несите за мной. Может быть удастся чего-то добиться от него. Проконтролируй их. – Произнёс он, бросив быстрый взгляд в сторону Танната и повернувшись, направился к стоявшему в ангаре летательному аппарату местной цивилизации.


***


Подойдя к диггереру, Ант заглянул внутрь – никаких изменений от прежнего заглядывания в него он не увидел. Сделав шаг назад, он повернулся к подошедшим адронам с артараном в своих щупальцах. Было видно, что даже обладающим значительной механической силой адронам было тяжело нести артарана, так они несли его рывками,: переместив на некоторое расстояние, они с изрядным грохотом опускали его на пол, затем через мгновение опять перемещали на какое-то расстояние и едва ли не бросив на пол, сами перемещались на это же расстояние и процесс переноса артарана повторялся, хотя, возможно, они перемещали его так потому, что испытывали некоторое неудобство при его перемещении, так как им приходилось держать его за большой овал, который, как показалось Анту, был скользким.

Направив излучатель фраунгера на меньший овал артарана ваэт шёл следом.

Как бы не размолотили его корпус или что там у него есть. Замелькали у Анта мысли тревоги. Тогда уж точно никакой синхронизации не состоится. Неужели он такой тяжёлый. Выходит, что, действительно, из металла. Но мёртвый же артаран не раздавил меня, когда лежал на мне на капитанском мостике. Ерунда какая-то. По его лицу скользнула мина удручённости.

– Разместите его внутри салона на одном из кресел, а сами займитесь артараном, лежащим на полу ангара. – Ант вытянул руку в сторону лежащего на полу уничтоженного артарана. – Разрежьте его джеттером на несколько частей и ждите меня. Выполняйте!

Ничего не ответив, адроны засеменили внутрь диггерера по опущенной на пол ангара двери летательного аппарата, таща артарана за собой уже волоком, схватив его за меньший овал, вызвав у Анта едва ли не приступ бешенства от увиденного, заставив его заскрипеть зубами и до боли сжать руками фраунгер. Разместив артарана на ближнем от входа кресле, адроны выползли наружу и так же молча засеменили в сторону, лежащего на полу ангара, мёртвого артарана, если такое состояние было возможно у выведенного из строя инопланетного существа. Проводив их долгим взглядом, Ант перевёл взгляд на Танната.

– Оставайся здесь, но внимательно следи за происходящими в салоне летательного аппарата событиями. – Заговорил он. – Если возникнет угроза моей жизни, уничтожишь артарана.

– Да, гард капитан. – Своим неизменно безэмоциональным голосом ответил ваэт и приподняв фраунгер, направил его в дверной проём диггерера, на находящегося внутри артарана.

Беззвучно хмыкнув, Ант шагнул к дверному проёму и парой резких широких шагов запрыгнул в салон летательного аппарата, но не осознав высоты салона, ткнулся головой в его потолок и от неожиданности, присел и в удивлении поднял взгляд – высота салона, оказалась ниже, чем виделась снаружи, так как создавалось впечатление объёмности потолка, что делало салон выше.

Поинтересуйся у артарана, какое мне кресло занять. Отправил он мысленный приказ Системе.

Откуда-то издалека пришёл негромкий высокотональный свист, вызвавший у Анта гримасу досады на то, что артаран возможно и не сможет услышать его, но прошло несколько мгновений и салон летательного аппарата наполнился другим высокотональным свистом, сгенерированным, однозначно, артараном.

Он сказал, чтобы вы, гард капитан, стали рядом с ним и положили свои щупальца на верхнюю часть его носителя. Тут же получил Ант от Системы мысленный перевод свиста артарана.

Ант, в полуприсядку, подошёл к артарану и вытянул руки в его сторону, но висящий на шее фраунгер тянул его вниз, делая положение неустойчивым. Тогда Ант снял оружие и положив его на пол салона, рядом с собой, вновь вытянул руки в сторону артарана. Но всё равно стоять перед артараном в таком положении было не совсем комфортно и у Анта уже даже появилось чувство усталости в ногах. Ему ничего не осталось, как стать перед артараном на колени и выпрямившись и едва не упершись головой в потолок салона, уже тогда более-менее удобно положить руки на меньший овал артарана.

Носитель был холодным. Такое ощущение Ант испытывал, когда дотрагивался до металлических предметов на морозе и чем дольше на овале артарана лежали руки Анта, тем больший холод он ощущал.

Руки мне отморозить решил, что ли? Всплыла у Анта мысль полная сарказма и в тот же момент, будто она послужила каким-то сигналом, окружающая обстановка, вдруг, исчезла и он почувствовал, будто, летит в полной темноте, в неизвестном направлении. Полёт показался вечным.


***


Ант с трудом открыл глаза – он лежал в неудобной позе, уткнувшись лицом во что-то твёрдое, с раскинутыми руками. Чуть напружинившись, он попытался подтянуть руки – это вполне удалось. Тогда, опершись на руки и напружинившись ещё больше, он приподнялся и попытался покрутить, вдруг, оказавшейся, чрезвычайно тяжёлой головой, которая никак не хотела подниматься вместе с телом, а даже тянула тело вниз, к непонятной твёрдой поверхности и Анту удалось лишь скосить взгляд в сторону, но увидеть рядом с собой он смог лишь массивные ботинки. В следующее мгновение его руки не выдержали веса его тела и он вновь вытянулся на той же твёрдой поверхности. Его глаза закрылись. Сил больше не было, ни шевелиться, ни держать глаза открытыми. Но прошло лишь мгновение, как он почувствовал, что что-то ткнулось ему под живот и в следующее мгновение он уже летел. Не успев осознать происходящее, он перевернулся в полёте и мягко сел на что-то такое же твёрдое, на котором и лежал. Его голова свесилась и подбородок уткнулся в грудь, но в тот же момент что-то мягкое легло ему на голову и приподняв, прислонило к чему-то прохладному и в тот же миг прохлада будто начала всасывать в себя непомерную тяжесть из головы, делая её всё легче и легче.

Ант резко открыл глаза: он сидел на полу ангара, прислонённый спиной к корпусу диггерера. Перед ним стоял Таннат и держал свою серую руку у него на голове. Чувствовал себя Ант уже гораздо лучше, будто или корпус инопланетного летательного аппарата или рука ваэта или совместно, действенным образом, вобрали в себя большую часть проблем его головы.

Подняв руку, Ант резким движением смахнул руку ваэта со своей головы и напружинившись, ещё одним резким движением, поднялся и покрутил головой: он по-прежнему находился в нижнем ангаре трийер; рядом стоял Таннат, навигатор его вахты, держа в одной руке за излучатель фраунгер, будто дубинку, а другую вытянув чуть в сторону от него; в проёме двери диггерера виднелось кресло, в котором просматривался артаран, не подавая никаких признаков жизни, рядом с креслом, в котором он находился на полу лежал фраунгер, рядом с которым виднелось большое синее пятно; поодаль, в пространстве ангара, два адрона сверкали лучом джеттера, видимо пытаясь разрезать носитель уничтоженного артарана.

– Что со мной произошло? Как я оказался здесь, вне диггерера? – Поинтересовался Ант, останавливая свой взгляд на ваэте.

– Система приказала уничтожить артарана и вытащить тебя из летательного аппарата. – Своим неизменно безэмоциональным голосом ответил Таннат.

– Ты уничтожил Дивитиака? – Едва ли не прошипел Ант.

Ваэт уставился в Анта немым взглядом своих бездонных тёмных глаз.

– Так зовут артарана, с которым у меня была синхронизация информационных полей. – Пояснил Ант.

– Я опасался, что энергетические лучи фраунгера уничтожат и тебя, гард капитан и потому лишь ударил артарана обратной стороной оружия в его корпус. Твои руки отвалились от него и я вытащил тебя из летательного аппарата, гард капитан.

Система! На каком основании ты прервала сеанс синхронизации? Отправил Ант недовольный мысленный вопрос в адрес системы управления трийер.

Я почувствовала ваше неадекватное состояние, гард капитан. Тут же получил Ант мысленный ответ.

Но я его тоже чувствовал, но никакой угрозы своему состоянию не ощущал, даже наоборот – будто парил. Отправил Ант мысль в адрес Системы, окрашенную большой долей пафоса.

У меня было обратное ощущение вашего состояния, гард капитан – вы умирали. Получил Ант обескураживающую мысль от Системы.

Синхронизация не состоялась? Отправил Ант резкую мысль Системе уже окрашенную большой долей недовольства.

Ваш контакт длился около часа, гард капитан, прежде, чем ваше биополе начало угасать. Получил Ант уже обнадёживающую его мысль.

Не отправив Системе больше никаких мыслей, Ант развернулся и шагнув к дверному проёму в стенке диггерера, заглянул в салон и подавшись вперёд, поднял с пола фраунгер – артаран никак не отреагировал на его действие, будто, действительно, был мёртв.

– Дивитиак! Ты жив? – Неосознанно произнёс Ант на языке землян.

– Жив! – Прозвучал в салоне диггерера голос Анта на языке его родной цивилизации, но сгенерированный не им.

Лицо Анта вытянулось. Прошло несколько мгновений, прежде, чем он осознал услышанное.

– Ты разговариваешь моим голосом, на моём родном языке. Нелепо его слышать со стороны. – Произнёс Ант, продолжая смотреть на артарана.

– Другого я не знаю. – Вновь прозвучали в салоне слова произнесённые голосом Анта, но сказанные не им.

– Ты, действительно, хотел меня убить? – Поинтересовался Ант.

Прошло долгое время, но ответа от Дивитиака так и не пришло, что вызвало у Анта весьма противоречивые мысли о дальнейших мерах относительно артарана.

– Я выполню условие нашего договора. – Вновь заговорил Ант на своём родном языке. – Хотя твоё молчание заставляет меня усомниться в твоём миролюбии. Но всё же информация, которую я получил от тебя, заставляет меня быть человеком чести и сдержать данное тебе обещание. Ты будешь отправлен на свою планету.

Оттолкнувшись свободной рукой от корпуса диггерера, Ант сделал шаг назад и повернув голову, обвёл Танната внимательным взглядом.

– Продолжай наблюдать за ним. – Произнёс он и развернувшись, направился в сторону сверкающих джеттером адронов.

Подойдя к ним он с удивлением увидел, что большой овал артарана уже разрезан на четыре части и адроны начали резать одну из этих частей артарана на пополам. Меньший овал тоже был отрезан от большого и валялся в стороне, но ещё не разрезанный.

– Отставить! – Неожиданно для себя, невольно произнёс Ант на языке землян.

На удивление, адроны погасили джеттер и прекратили свою работу.

Проклятье! Ант состроил гримасу досады. Что произошло за этот злополучный час синхронизации. Что с нами сделал этот гад? Почему я начал разговаривать на языке землян и почему все меня понимают? Почему артаран выбрал для нашего общения язык землян. Какие это будет иметь последствия для землян? Всплыла у него последняя мысль наполненная тревогой.

– Достаточно его кромсать. – Заговорил Ант уже на языке траков, решив, что его язык землян всё же случаен и возможен в результате воздействия на его мозг непонятного поля артарана. – Отправляйтесь к инопланетному летательному аппарату и следите за находящимся внутри артараном. Не отводите от него всех своих глаз. Выполняйте!

Ничего не сказав, адроны засеменили в сторону диггерера, потащив за собой и джеттер, заставив Анта передёрнуться от воспоминания об уже взорвавшемся плазменном аппарате с ядерной энергостанцией. Не отводя взгляда, он следил за адронами и отвернулся лишь тогда, когда они, подойдя к дверному проёму летательного аппарата, замерли.

Отвернувшись, он шагнул к разрезанному артарану и склонился над его частями.

Носитель артарана, скорее всего, всё же, был не металлический или не совсем металлический, так как рез не имел характерного металлического блеска, а был тёмным, едва ли не чёрного цвета. Ант осторожно провёл рукой по резу – его вывод первого взгляда и подтверждался и нет: скорее всего стенка носителя была многослойной и имела толщину около двух пальцев его руки. Внутри овал, скорее всего имел несколько полостей, которые были вполне симметрично расположены по всему овалу, но заполнены чем-то были лишь две из них. Самая большая полость, до вскрытия была, скорее всего, заполнена чем-то аморфным, так как остатки аморфного вещества растеклись тёмными аморфными кляксами по полу ангара. Ещё в одной из полостей находился какой-то блестящий цилиндр из которого ответвлялись несколько тёмных бесполых трубок или проводников чего-то, которые были безжалостно перерезаны джеттером и с чем соединялся блестящий цилиндр можно было лишь гадать.

Ант невольно передёрнулся от, вдруг, всплывшей у него мысли, что блестящий цилиндр мог быть энергетической станцией артарана, с неизвестно каким способом выработки энергии и что лишь случайно не разрезав его, адроны, возможно спасли трийер и его экипаж от уничтожения взрывом этого цилиндра.

Ант выпрямился и дёрнув плечами, ещё раз окинул куски бывшего большого овала артарана внимательным взглядом: ничего, что могло бы указывать на какой-то движитель, управляющий конечностями артарана не наблюдалось и скорее всего, чтобы выяснить это, требовалась дальнейшее деление останков артарана на ещё более мелкие фрагменты.

Странно! Где же тогда скрываются все его системы управляющие его движениями? Не может человеческий мозг, каким бы совершенным он не был, выполнять совершенно не свойственные ему функции: генерировать механическую энергию, для управления всеми органами артарана, работающими в таком широком диапазоне частот и энергий. Он беззвучно хмыкнул, бросив быстрый взгляд в сторону валяющегося меньшего овала артарана. Это же нужно додуматься: запихнуть в железо человеческий мозг. Возможно, при дальнейшем кромсании этого гада и удастся найти у него какие-то органы, указывающие на присутствие каких-то управляющих механизмов. Но придётся отложить выяснение, не до того сейчас. Всплыла у него уже мысль озабоченности.

Отвернувшись от останков артарана, Ант направился к трапу, ведущему на второй уровень трийер, но пошёл не на капитанский мостик, а в зал управления.


***


В зале управления был полумрак. Почувствовали ваэты вахты его появление или нет, Ант мог лишь гадать, так как никто из них никак не отреагировал на его появление. Ничего не сказав, он проследовал к креслу, которое должен был занимать техник вахты и которое теперь было свободным, достаточно шумно уселся в него, опять не вызвав никакой реакции от ваэтов. Шумно и протяжно выдохнув, Ант окинул долгим, внимательным взглядом экран сиоп, который был развёрнут едва ли не на весь зал управления, захватывая и большую часть купола.

Больших изменений в отображаемом пространстве не наблюдалось, хотя было понятно, что трийер сейчас выходил из зоны эклиптики местной планетной системы, что вызвало у Анта некоторую досаду, так как насколько он узнал из сеанса синхронизации, входы в квантовые туннели находились, как раз в зоне эклиптики. Жирная красная клякса шла параллельным трийер курсом, но была далеко недосягаема для блустера. Судя по тому, что характеристические показатели красной кляксы отображались в четыре столбца, кораблей местной цивилизации – книпперов было четыре. Были ли это большие т-книпперы или же корабли среднего класса с-книпперы, можно было лишь гадать. Тот корабль, с которым у трийер уже была стычка, был т-книппером и если такие же корабли следовали сейчас параллельно трийер, то они представляли в таком количестве вполне реальную угрозу, так как располагали двенадцатью энергетическими орудиями – терами дальнего действия, восемнадцатью терами ближнего боя и одним терном – коротковолновым излучателем сверхдальнего действия. И хотя дальние энергопушки т-книппера имели меньшую дальность, чем не только блустер трийер, но и его дальнодействующие лазеры, но теры могли стрелять не только энергетическими лучами, но и энергетическими зарядами, которые имели магнитную оболочку и могли надолго зависать в пространстве и при неосторожном маневре можно было запросто наткнуться на такой заряд и получить значительное повреждение от его детонации. Детектировать же такой зависнувший в пространстве заряд было непросто, так как его магнитная оболочка была достаточно плотной и могла поглотить большое количество энергии, пришедшей извне, практически ничего не отражая, что делало зависший заряд невидимым. Оптимистичным было лишь то, что корабли артаранской цивилизации сами не имели надёжных систем детектирования таких зависших зарядов и могли тоже напороться на них. Если же это были с-книпперы, то больших проблем у трийер с ними быть не должно, так как с-книппер нес лишь пару дальних теров, но без возможности выпускать энергетические заряды и восемь ближних и не имел терна, так как для него требовался очень мощный энергоисточник. Да и защита с-книппера была гораздо слабее т-книппера.

Россыпь красных точек, которая некогда рассредоточено висела в пространстве Артаранской планетной системы, теперь выглядела более компактно и представляла из себя местную эскадру кораблей малого класса – латте́ров, с которыми экипаж трийер уже имел дело ещё в пространстве Дайранской системы. Причём латтер мог управляться, как адроном, так своей системой управления и потому его захват мог оказаться напрасным. Эскадра латте́ров сдвигалась сейчас в сторону второй планеты местной планетной системы, видимо опасаясь атаки на неё со стороны трийер. Латтеры имели на вооружение восемь скоростных эректоров, выбрасывающих в пространство стайеры, которые можно было отнести к классу ракет цивилизации траков, но имеющих овальную форму и менее скоростных.

Размышления Анта, о складывающейся в пространстве Артанской планетной системы обстановки, основанной на результате синхронизации, вдруг, прервала система управления трийер.

Гард капитан! Вошла Анту в мозг резкая мысль извне с металлической тональностью, несомненно, присланная Системой.

Здесь! Тут же отправил Ант ответную мысль.

Трийер израсходовал уже половину своего запаса энергетического концентрата. Если его экипаж не предпримет энергичных попыток поиска квантового туннеля, то рискует остаться здесь навсегда. Получил Ант мысленную причину обращения к нему Системы.

Проклятье! Лицо Анта исказилось гримасой тревоги. Контейнеры же были заполнены веществом массы под завязку. Трийер же лишь несколько суток находится здесь. Ну пострелял он чуть-чуть. Какая-то ерунда. Он резко мотнул головой.

Насколько мне известно: конвертор трийер в состоянии трансформировать в энергетический концентрат любое вещество Вселенной, которое будет в состоянии вобрать в себя. Отправил Ант резкую мысль Системе, приправленную негодованием.

Но эффективность концентрата полученного такой трансформацией будет столь низка, что трийер навряд ли сможет уйти от тех кораблей местной цивилизации, которые сейчас преследуют его. Привела Система весьма удручающий довод, полностью гасящий оптимизм Анта.

Благодарю! Я приму к сведению твою информацию и постараюсь, как можно скорее привести трийер ко входу в квантовый туннель. Но сейчас я намерен выполнить своё обещание, данное Дивитиаку и доставить его к третьей планете местной планетной системы – Янее.

Это очень опрометчивое намерение, гард капитан. Несомненно, эта планета недружелюбна к носителям биологического происхождения. Она холодна, сумеречна и её атмосфера содержит большой процент углекислого и инертных газов и на её поверхности абсолютно нет воды в жидком состоянии, лишь небольшое количество углекислого льда. Более предпочтительна посадка на вторую от Артараны планету – Орию, полную противоположность Янеи, комфортную для посещения во всех отношениях. Получил Ант сонм колючих мыслей от Системы, будто пытающейся отговорить его от его намерения, посетить , именно, третью планету местной планетной системы.

Артарану не нужны названные тобой компоненты для жизни. Ему не нужны ни воздух, ни вода в свободном состоянии. Все компоненты для своей жизнедеятельности он получает в концентрированном виде из аккумулятора, который заменяет по мере истощения содержащейся в нём какой-то субстанции бытия. Его охват зрения простирается в широком диапазоне волн – от инфракрасных до ультрафиолетовых, как и слышать он может волны от инфранизких частот, до ультразвука. Он искусственный механизм, созданный артарианами, но управляемый человеческим разумом. Мысленно привёл Ант аргументы, подтверждающие правильность его намерения.

Киборг? Получил Ант мысль от Системы, буквально, переполненную, чувством возмущения, если таковое можно было сравнить с человеческой эмоцией.

Киборг, кто или что в твоём понимании? В свою очередь поинтересовался Ант у Системы.

Искусственно созданный механизм, наделённый разумом. Прислала Система мысленное понимание ею киборга.

Вообще-то, ты права относительно киборга. Насколько я помню, траки или даже ещё их предки – тораки имели неосторожность наделить свои механизмы разумом и едва не поплатились за это. Но артараны не киборги. Это искусственные носители для разумов артарианов или по-другому – никогда не стареющие, вечные тела для разумов или правильнее, симбиоз человеческого разума и искусственного интеллекта. Если не ошибаюсь, на Земле такие симбиотические организмы называются – тоор. Но земляне ещё далеки от создания подобного извращения. Губы Анта вытянулись в усмешке. Насколько я понял из синхронизации: финал затеи артарианов с вечной жизнью оказался, увы, печален для них – созданные ими симбионты покорили своих создателей, но не уничтожили, а превратили в некое подобие домашних животных, по выращиванию мозга для своих симбиотических носителей, так как основой разума артарана является человеческий мозг, работающий в симбиозе с кристаллической структурой, именуемой кроссором – своего рода искусственным интеллектом. Увы! Человеческий мозг оказался не вечен. Хотя кроссор может существовать и без него, но это уже не симбионт, а киборг. Губы Анта вытянулись в ещё большей усмешке.

Артарианы добровольно отдают им свой мозг? Это невероятно. Присланные Системой мысли вновь содержали в себе явное возмущение.

Увы! Эта невероятность имеет место быть очевидностью. Как я понял, они взростаются артаранами с такой неизбежностью, как с высшей целью своего существования. Ант глубоко и шумно вздохнул. Но это чужая жизнь, которую нам сейчас ещё трудно осознать и потому вмешиваться в её течение нам незачем, без причины на то. Сгенерировал он мысли скорее для себя, нежели для Системы.

Он ещё раз окинул взглядом экран сиоп.

А ведь книпперы пытаются отрезать трийер от своей планеты. Всплыла у него мысль досады. Выполнить обещанное Дивитиаку может стать проблемой. Может просто, выбросить его вместе с диггерером. Подберут. Лицо Анта исказилось гримасой досады. Но какой же тогда я офицер чести. К тому же, Дивитиак уверял, что на Янее он, непременно, передаст мне пространственный сканер, способный видеть вход в квантовый туннель построенный цивилизацией артаранов. А может не стоит рисковать? Ведь примерные пространственные координаты квантового туннеля мне известны. Но это ведь их пространственные координаты, которые могут опираться на какую угодно точку отсчёта. Проклятье! А может долбануть по одному из их кораблей и проникнув в него, завладеть нужным пространственным сканером корабля. Если судить по информационному полю Дивитиака, т-книпперы им обязательно оснащаются, так как они имеют хорошую возможность постоять за себя в чужом пространстве. Лишь бы один из тех кораблей был т-книппером. Но рассчитывать, что ваэты ввяжутся в противостояние с т-книппером бесполезно, нужно браться за штурвал самому. Ант ещё раз всмотрелся в характеристические показатели красной кляксы, но к его сожалению, массу кораблей чужой цивилизации пространственный сканер трийер почему-то не определял.

Система! Отправил Ант мысленный посыл системе управления трийер.

Да, гард капитан! Тут же пришёл мысленный ответ от Системы, будто она была рядом и готова была в любое мгновение вступить в контакт со своим капитаном.

Ты можешь определить массы противостоящих нам кораблей местной цивилизации? Мысленно поинтересовался Ант, скорее для подтверждения отрицательного ответа, нежели положительного.

Если трийер подойдёт ближе, на расстояние захвата цели каким-либо из излучателей, я попытаюсь оценить массу захваченной цели, хотя до сих пор никто передо мной такой задачи не ставил. Неожиданно получил Ант вполне обнадёживающий ответ от Системы, который можно было считать больше положительным, нежели отрицательным.

Не отправив Системе больше никакой мысли, Ант поднялся и шагнул к креслу, которое занимал вахтенный офицер.

– Свободен! – Негромко, но чётко произнёс он на языке траков.

Вахтенный офицер повернул голову в сторону Анта, затем повернул её в сторону экрана сиоп, затем опять в сторону Анта.

– Ещё более двух часов вахты, гард капитан. Вы ошиблись со временем, гард капитан. – Своим, неизменно безэмоциональным голосом произнёс ваэт.

– Я никогда не ошибаюсь. Свободен! – Едва ли не по слогам произнёс Ант последнюю фразу.

Ваэт продолжал сидеть уставившись в Анта своими большими глазами.

– Тебе непонятен приказ капитана? – Ант покрутил головой.

Так ничего больше и не сказав, вахтенный офицер повернулся вместе с креслом, поднялся и сделал шаг в сторону.

Ант сел в освободившееся кресло и развернулся вместе с ним лицом к пульту управления, но тут же повернул голову в сторону ваэта.

– На твоё усмотрение: можешь занять свободное кресло и остаться здесь; или спустись в нижний ангар и помоги Таннату привести диггерер в готовность, немедленно покинуть ангар трийер по моему приказу. Попытайтесь закрыть его дверь и застопорите диггерер захватами, чтобы артаран не начал сам управлять им, без нашего на то ведома, так как кроме механического органа управления, диггерер может управляться, в полной мере и мысленно. Будьте готовы к возможным резким колебаниям трийер.

– Я… В ангар. – Едва слышно произнёс ваэт с некоторой паузой между фразами и развернувшись, своей, неизменно, неторопливой походкой направился к выходу.

Проводив его долгим взглядом, Ант повернулся к пульту управления и в очередной раз обвёл экран сиоп внимательным взглядом.


***


Никаких изменений, после его предыдущего обзора, в пространстве не происходило: трийер продолжал скользить уже далеко вне зоны эклиптики местной планетной системы; красная клякса кораблей местной цивилизации так же шла параллельным ему курсом, располагаясь между трийер и третьей планетой Артаранской системы, будто опасаясь, что неизвестный им корабль направится в сторону планеты с враждебными для обитателей планеты намерениями; россыпь красных точек, если верить информации полученной от Дивитиака – это были латте́ры, тоже сместилась и теперь располагалась между трийер и второй планетой Артаранской системы, будто преграждая трийер путь и к этой планете тоже.

Чтобы выполнить данное Дивитиаку обещание, без контакта с какими-то из кораблей местной цивилизации не обойтись. Замелькали у Анта мысли досады. Преимущество в скорости здесь бессмысленно использовать. К тому же т– и с-книпперы легче трийер и потому более динамичны и всегда успеют отреагировать на любой его маневр. Остаётся одно: идти на прямой контакт. Тянуть бессмысленно. Запасы энергетического концентрата вызывают у Системы тревогу своим быстрым уменьшением. Нужно идти на сближение.

Глубоко и протяжно вздохнув, Ант ткнул пальцем в клавишу вызова штурвала и дождавшись, взялся за него и резко повернув, отправил трийер в крутую дугу разворота.

Он всегда скептически относился к возможностям системы управления, даже очень интеллектуальной, по ведению боевых операций, считая, что, какой бы совершенной она ни была, с человеческим разумом ей было не сравниться при принятии решений в критических ситуациях боя и потому, доверял управление кораблём в течении сражения, лишь человеческому разуму, то есть самому себе.

Дождавшись, когда красная клякса займёт центральное положение на экране сиоп, Ант активировал панель управления излучателями и вызвал режим захвата целей блустером. Вспыхнувшая на экране сиоп вокруг красной кляксы бледная синяя окружность показала, что цели ещё не доступны.

Насколько экипажи кораблей местной цивилизации поняли намерение Анта, он мог лишь гадать, но красная клякса начала расползаться в стороны и вскоре разделилась на две части, которые описав в пространстве короткие дуги, пошли навстречу трийер охватывая его с двух сторон. Анту пришлось перезахватить цель – теперь это была клякса меньшего размера, которая приближалась к трийер справа. Он вызвал купол и тут же погрузился в пространство.

– Кеттор! – Ант негромко произнёс имя навигатора, несущего сейчас вахту.

– Да, гард капитан! – Тут же получил он подтверждение от ваэта.

– Тебе удалось почувствовать какую-либо пространственную аномалию в пространстве местной планетной системы? – Поинтересовался Ант. – Насколько я договорился с ними при синхронизации, они должны снять защитное поле с нужного нам входа в квантовый туннель.

– Нет, гард капитан. Местное пространство изрядно замусорено всевозможными аномалиями, выделить среди которых принадлежность какой-либо ко входу в квантовый туннель на большом расстоянии не представляется возможным. Нужны, или хотя бы приблизительные координаты входа или какой-то сканер пространства, способный видеть такую аномалию или же, просто, блуждать по пространству, приближаясь к каждой аномалии, в надежде, что она окажется входом в квантовый туннель. Но насколько я чувствую, никаких аномалий, однозначно принадлежащих к энергетике входа в квантовый туннель, не чувствуется. – Пространно пояснил навигатор существующую проблему.

– Некоторые из кораблей местной цивилизации оснащаются сканерами, позволяющими им видеть вход в свои квантовые туннели. Я намерен атаковать корабли местной цивилизации, противостоящие трийер, в надежде, что удастся повредить их настолько, что они перестанут представлять опасность для трийер и нам удастся проникнуть к ним внутрь и найти такой пространственный сканер. Будь внимателен. – Высказал Ант своё намерение, отключая купол и возвращая экрану сиоп прежнее состояние.

– Да, гард капитан. – Получил Ант подтверждение от ваэта.

В зале управления наступила тишина. Ант, крепко сжимая штурвал, внимательно всматривался в экран сиоп, стараясь не упустить из вида обе приближающиеся к трийер красные кляксы, пытаясь держать трийер на одинаковой удалённости от них, руководствуясь характеристическими показателями клякс. Будто чувствуя, что на неё готовится атака, красная клякса справа начала снижать свою скорость, заставив Анта довернуть трийер и расстояния до клякс сделались неравнозначны. Через некоторое время ему, вдруг, стала понятна суть такого маневра правой кляксы: невольно начав сближение с ней, Ант развернул трийер и теперь он подставил, к идущей слева красной кляксе, самое уязвимое местно трийер, раструбы его движителей. Осознав это, Ант резко увеличил скорость корабля и трийер начал быстро приближаться к красной кляксе справа. Но и оказавшаяся позади красная клякса тоже увеличила свою скорость и начала приближаться к трийер сзади, грозя первой атаковать его движители. Ант ещё больше увеличил скорость трийер и в тот же миг на пульте управления панель температуры корпуса корабля начала энергично перекрашиваться в жёлтый цвет, вызвав у Анта обоснованную тревогу. Имела ли красная клякса, идущая сзади, тоже проблемы с температурой, Ант мог лишь гадать, но видимо она никак не хотела отставать от, пытающегося уйти от неё, чужого корабля и потому своей скорости не снижала. Прошло несколько мгновений и красная клякса впереди разделась на две красные точки, которые через несколько мгновений перекрасились в серые чёрточки, которые начали быстро разрастаться в размерах. Чёрточки на экране сиоп выглядели совершенно одинаково, наталкивая на мысль, что корабли, к которым приближается трийер принадлежат к одному классу. Но к какому, Ант мог лишь гадать. Не помогала даже информация, полученная от Дивитиака: или информацию о космических кораблях своей цивилизации он передал ему не всю или она находилась где-то в глубинах полученного информационного поля, добраться до которой быстро не получалось. Анту пришлось вновь перезахватить цель и бледная синяя окружность теперь опоясывала самую правую серую чёрточку.

Серые чёрточки быстро росли в размерах и вдруг, они начали будто пульсировать, на мгновение окутываясь ярким синим ореолом.

– Кеттор! – Ант опять обратился к навигатору. – Ты что-то чувствуешь? Что это за пульсации кораблей местной цивилизации? Чем они могут быть вызваны?

– Пространство впереди наполняется концентрированной энергией, гард капитан. Вполне возможно, что её каким-то образом генерируют корабли местной цивилизации. – Тут же пришёл ответ от ваэта.

– Они ставят пространственные мины! Проклятье! – Невольно вырвалось у Анта и он тут же резко вывернул штурвал – описав короткую дугу, трийер начал уходить в сторону от ,ставшего опасным, пространства.

Серые чёрточки кораблей местной цивилизации перестали пульсировать и тоже начали смещаться параллельно новому курсу трийер, продолжая периодически окутываться синим ореолом.

Ант оглянулся на экран сиоп купола – преследовавшая трийер красная клякса ещё не разрешилась на серые чёрточки, но она всё же не отставала и тоже описав пространственную дугу, продолжала своё преследование.

Система! Ты видишь пространственные мины, расставленные местными кораблями? Отправил Ант мысленный вопрос системе управления.

Нет! Гард капитан. Скорее всего они экранированы плотными магнитными полями.

Плохо! Ант состроил гримасу досады.

Возможно, когда трийер окажется ближе к пространству минного поля, они и проявятся. Получил Ант следующую мысль от Системы.

Когда трийер воткнётся в одну из них уже будет поздно их проявлять. Отправил Ант мысль в адрес Системы подкрашенную язвительностью.

Поняла Система насмешку или нет, Анту осталось неведомо, так как никакого ответа от неё не последовало.

Проклятье! Лицо Анта исказилось гримасой досады. И почему траки не изобрели что-то подобное. Выбросил бы сейчас позади трийер что-либо и пусть клякса вляпывается в них. Углубился он в невольные размышления. И как теперь подобраться к Янее? Но если они наставят своих мин вокруг планеты, то и сами вляпаются в них. Или у них есть какое-то устройство, позволяющее пространственным минам не реагировать на корабли местной цивилизации? Однако от Дивитиака такой информации я не получил. Или он намеренно скрыл её или у них действительно нет системы опознавания свой-чужой? Более, чем странно. Уж что-то много ущербности в полученной от него информации. Какая-то странная синхронизация. А может это была и не синхронизация вовсе? Проклятье! Может стоит и в самом деле выбросить его в пространство и пусть соплеменники подберут его сами и переправят куда нужно? Ант невольно дёрнул плечами. А если попробовать выпустить луч блустера в пространство поставленных мин? Изменил он ток своих мыслей. Вдруг он наткнётся на одну из них? Но уж слишком расточительно использовать такой луч для этой цели. Лицо Анта исказилось гримасой досады. Попытаться дальним лазером?

Он активировал один из излучателей дальнодействующего лазера и установив появившуюся на экране сиоп бледную розовую окружность на ставшее проблемным пространство, нажал клавишу выстрела – прочертив по экрану сиоп яркий красный штрих, лазерный луч умчался вдаль и затерялся в каком-то далёком пространстве, ни с чем по пути не провзаимодействовав.

– Хм-м! – Невольно вырвалось у Анта.

Или не попал ни в одну из мин или они не среагировали на луч? Плечи Анта невольно дёрнулись. Не исключено, что они реагируют лишь на предметы, имеющие массу. Ракеты! Вдруг, появившаяся мысль заставила его сердце встрепенуться. Возможно им удастся добраться до мин?

Система! С какой максимальной скоростью могут ходить ракеты, имеющиеся на борту трийер. Отправил он мысленный вопрос Системе.

Максимальная скорость ракеты может достигать сорока процентов скорости света. Но для достижения такой скорости ей требуется долгое время и чистое пространство. Тут же получил Ант мысленный ответ.

Такую ракету не просто сбить. Подумал Ант больше для себя, чем для Системы, но она видимо посчитала, что эта мысль капитана адресована ей и не замедлила с ответом.

Вероятность поражения ракеты из энергетического оружия на такой скорости равна десяти процентам от условий покоя. Тут же вошла Анту мысль извне, присланная, несомненно Системой.

А если ракета на такой скорости попадёт в корабль, она сдетонирует? Мысленно поинтересовался Ант.

Она проткнёт корабль, как игла тонкий лист бумаги. тут же пришёл мысленный ответ.

– И не разрушится! И никакое защитное поле её не остановит? – Невольно воскликнул Ант. – В это трудно поверить. – Уже гораздо тише произнёс он.

На такой скорости она деформирует защитное поле и сама деформируется в плотный металлический объект, который пройдёт через корабль, таща за собой и защитное поле, сметая всё на своём пути и сдетонирует уже далеко за целью. Потому, на таких скоростях, используется упреждающая детонация, которая рассчитывается системой управления ракеты. Но возможны ошибки. Получил он мысленный ответ от Системы.

И как далеко от корабля неприятеля нужно выпустить ракету, чтобы она достигла такой скорости? Отправил Ант Системе очередной мысленный вопрос, так как об этом свойстве ракет, имеющихся на борту трийер, он до сих пор не знал, думая, что при контакте с объектом, они способны лишь взрываться, нанося ему механические повреждения.

На расстоянии около четверти миллиона километров до цели. Тут же получил он мысленный ответ.

С такого расстояния достаточно сложно попасть в цель, даже такую большую, как актеон. Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. Ракета должна иметь систему автоматического наведения на цель, иначе такая скорость бессмысленна. Цель всегда успеет увернуться, зафиксировав пуск ракеты с такого расстояния, если это не планета или её огромный спутник. Да и уничтожение ракеты на таком долгом пути не составит большой проблемы. Отправил Ант в адрес Системы больше своё размышление, чем вопрос.

Для получения максимального эффекта от атаки ракетой, рекомендуется предварительно разгонять её по какой-то отвлекающей траектории, а уже затем она сама направляется на цель. На такой скорости, при подлёте к цели, при малых расстояниях до ракеты, большинство систем автоматического слежения теряют свою эффективность, отчего появляются ошибки и у ракеты повышается вероятность поражения цели. Получил он мысленный замысловатый ответ от Системы.

А у самой ракеты на такой скорости, какова вероятность ошибки? Иначе, в чём смысл такой скорости? Беззвучно хмыкнув, Ант поднял плечи.

Ракета оснащена интеллектуальным визором, работающим в достаточно широком диапазоне волн. Если ей удастся захватить в него цель, появится достаточная вероятность её поражения. Получил Ант от Системы уже обнадёживающий ответ.

Сейчас до цели… Он всмотрелся в характеристические показатели серой чёрточки, опоясанной серой окружностью. Чуть менее ста пятидесяти тысяч километров. Насколько эффективной будет ракета или требуется отправить её по замысловатой траектории? Мысленно поинтересовался он у Системы.

На таком расстоянии эффективность ракеты уменьшится примерно на две трети. Тут же получил он мысленный ответ.

Странно! Ант состроил гримасу недоумения. Это же почти максимальное расстояние?

Чем дольше летит ракета, тем легче она становится от потери массы, расходуемой на её движение и тем большее ускорение она получает. Увеличение скорости носит нелинейный характер.

Что ж, тоже неплохо. Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. Вот почему эффективность ракетной атаки в пространстве Дайранской системы была не столь высокой – небольшое расстояние до целей и потому малая скорость ракет. Вдруг всплыла у него догадка.

А какие есть другие варианты поражения цели ракетой? Не стандартные? Мысленно поинтересовался Ант.

Можно задать системе управления ракетой упреждающий направленный взрыв, с выбросом в сторону цели большого количества поражающих элементов, с достаточной вероятностью, что некоторые из них достигнут цели. Получил он мысленный ответ.

Надеюсь, что такой вариант возможен при достижении ракетой максимальной скорости? Вложил Ант в отправленную мысль чувство большого оптимизма.

Несомненно! Пришла ему совсем короткая ответная мысль.

Что ж! Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. Этот вариант выглядит самым предпочтительным. Надеюсь, что на такой скорости не все поражающие элементы удастся отследить экипажам противника, а те которые достигнут корабля, проткнут его насквозь, будто бумагу. Подумал он для себя.

Рассчитай оптимальную дистанцию подрыва ракеты от цели на достигнутой ею скорости, выпущенной с того расстояния, на котором сейчас находится трийер. Отправил он мысленный приказ Системе.

Оптимальное расстояние от восьмисот до тысячи километров. Ближе – слишком узок сектор разлёта поражающих элементов и меньше вероятность попадания в цель; дальше – шире сектор разлёта поражающих элементов и так же меньшая вероятность поражения цели; но с затяжкой времени подрыва, у цели больше возможностей для уничтожения ракеты. Получил Ант исчерпывающий мысленный ответ.

А на каком расстоянии друг от друга ставят корабли местной цивилизации пространственные мины? Отправил Ант Системе очередной вопрос.

Я предполагаю, если судить по вспышкам активности в длительности времени, то мины ставятся на расстоянии между тысячью и тремя тысячами метров, гард капитан: ближе не имеет смысла; дальше – есть опасность, что неприятельский корабль останется неповреждённым. Возможно, что они пользуются какими-то другими критериями. Но об их тактических замыслах сейчас можно лишь гадать. Получил Ант от Системы ещё один мысленный исчерпывающий ответ.

Что ж. Ант несколько мгновений погримасничал губами. Четыре ракеты с поражающими элементами, по две для каждой цели впереди. Подрыв на расстоянии трёхсот километров от цели. Выполнить! Отправил он мысленный приказ Системе.

Да, гард капитан!

Тут же получил он мысленное подтверждение принятого Системой приказа и на экране сиоп вокруг серых чёрточек вспыхнули жёлтые окружности и уже в следующее мгновение трийер заметно вздрогнул и по экрану сиоп прочертились четыре толстых синих сполоха и быстро слившись в два, исчезли из вида, трансформировавшись в две жирные стремительно удаляющиеся зелёных точки.

Откинувшись в кресле, Ант уставился в экран сиоп.

Прошло несколько мгновений. Экипажи кораблей местной цивилизации, видимо, смогли увидеть своими средствами пространственного контроля быстро приближающиеся к кораблям объекты и возможно, даже, оценить степень угрозы, исходящую от них и описывая в пространстве короткие дуги, не выходящие за пределы поставленного ими минного поля, начали маневрировать, скорее всего, пытаясь запутать приближающиеся объекты, но ракеты, скорее всего по причине ещё не достигнутой максимальной скорости, надёжно отслеживали перемещение кораблей местной цивилизации и повторяли их маневры, держа их под своим контролем.

Зелёные точки быстро уменьшались в размере и так же быстро сжималось сердце Анта.

Насколько он знал, из полученной от Дивитиака информации, экипажи местных космических кораблей состояли лишь из артаранов, у которых не было сердец и потому сжиматься у них было нечему, но мозг у них был и потому чувство тревоги им было, несомненно, ведомо, которое, видимо и подвинуло экипаж одного из местных кораблей на не совсем логичный поступок, заставивший развернуть свой корабль и направить его навстречу кораблю противника.

В тот же миг четыре ярких вспышки озарили пространство местной планетной системы и через мгновение к ним добавилось ещё несколько ярких вспышек, несколько меньших размеров, которые устремились к кораблям местной цивилизации.

Анту стало понятно, что это сдетонировали поставленные местными кораблями пространственные мины. Лицо Анта исказилось ухмылкой удовлетворения, но с большой долей разочарования, так как эффект от атаки был совершенно неясен. Его сердце сжалось ещё больше.

Экипаж, идущего навстречу трийер корабля местной цивилизации, видимо испытал чувство тревоги в ещё большей степени и начал разворачивать свой корабль, и в тот момент, когда его серая чёрточка вытянулась на экране сиоп трийер в горизонтальную линию, она, вдруг, покрылась яркими фиолетовыми бликами, будто кто-то невидимый начал высекать из неё искры и уже в следующее мгновение пространство Артаранской планетной системы озарилось ещё одной яркой вспышкой, полностью поглотившей серую чёрточку корабля местной цивилизации.

Корабль местной цивилизации, до сих пор остающийся на прежней дистанции, начал разворачиваться, описывая короткую дугу в пространстве, видимо его экипаж решил увести свой корабль из проблемного пространства.

Ещё две ракеты! Отправил Ант быструю мысль в адрес Системы и едва мысль ушла, как экран сиоп тут же прочертился двумя синими сполохами, стремительно умчавшимся в сторону вознамерившегося уйти из пространства противостояния корабля местной цивилизации.

Ант тут же двинул акселератор вперёд, увеличивая скорость трийер и направляя корабль вслед ушедшим ракетам и в то же мгновение трийер основательно тряхнуло и большая часть экрана сиоп побелела.

– Что-о-о? – Рявкнул Ант.

Защита восемьдесят процентов. Тут же вошла ему в мозг мысль извне с металлической тональностью.

– Что, чёрт возьми, произошло? – Произнёс Ант повышенным голосом, обращаясь к Системе.

– Корабли местной цивилизации, идущие позади, начали обстрел трийер. – Своим безэмоциональным голосом заговорил навигатор вахты. – Один из выпущенных ими энергетических лучей достиг цели.

– Где они? – Ант быстро закрутил головой, осматривая купольную часть экрана сиоп. – Ты почему не контролируешь пространство вокруг трийер? – Процедил он, имея ввиду навигатора вахты и тут же натыкаясь взглядом на два серых контура, в правой стороне купольной части, в которых уже угадывались контуры космических кораблей.

Насколько он мог их сопоставить с кораблями из полученного информационного поля Дивитиака при синхронизации, это были корабли среднего класса – с-книпперы. Однозначно, увлечённый атакой на корабли местной цивилизации, которые находились перед ним, Ант упустил из вида два корабля, которые шли позади и сблизившись с трийер, атаковали его. Но это был не только его просчёт, но и просчёт Системы, которая обязана была осознать опасность от приблизившихся кораблей местной цивилизации и заблаговременно предупредить об этом. Но она, почему-то не сделала это и странным образом молчала, будто уснула.

– Сдохла, чёрт возьми! – Выкрикнул он проклятье в адрес Системы, на языке землян.

– Нет! – Тут же прозвучал мужской голос с металлическим оттенком.

Ант шумно выдохнул и в тот же миг, будто его выдох послужил сигналом для экипажей с-книпперов, они озарились светлым ореолом и в сторону трийер метнулись два ярких белых штриха. Ант и трийер вздрогнули одновременно.

Защита шестьдесят процентов. Тут вошла ему в мозг чужая колючая мысль извне.

Ант мгновенно поставил штурвал едва ли не вертикально, посылая трийер в крутой вираж, одновременно активируя захват цели блустером.

Видимо не ожидая столь резкого маневра со стороны противника, экипажи с-книпперов не среагировали вовремя и два очередных белых штриха, выпущенные излучателями их энергопушек прошли далеко в сторонке от трийер.

Ещё трийер не завершил свой маневр, как один из с-книпперов уже находился в середине яркой синей окружности захвата цели.

Синий луч блустера трийер и белый луч энергетической пушки с-книппера одновременно метнулись навстречу друг другу, но разминулись в пути и каждый упёрся в свою намеченную цель. Трийер в очередной раз вздрогнул.

Второй с-книппер, почему-то не выстрелил и потому Ант получил сообщение о снижении защитного поля лишь на десять процентов.

Синий луч блустера точно вошёл в середину корпуса с-книппера, который тут же утонул в синем ореоле.

Ант, уставившись в экран сиоп, с гримасой любопытства, замер в ожидании, одновременно, краем глаза, наблюдая за накопителем блустера, уровень энергии в котором неумолимо повышался, но не так быстро, как казалось Анту. Прошло несколько мгновений и синий ореол вокруг с-книппера мгновенно исчез, будто его втянул в себя единым вздохом экипаж корабля. Но поглотив вздохом синий ореол, экипаж с-книппера, будто своим выдохом выпустил из корабля густую серую струю дыма.

Губы Анта вытянулись в широкой усмешке. Накопитель спиралонового излучателя был полон, яркая синяя окружность по-прежнему опоясывала с-книппер и не раздумывая, он нажал на клавиши выстрела – прочертившийся по экрану сиоп яркий мерцающий синий луч вновь упёрся в корпус с-книппера, но теперь корабль местной цивилизации уже не утонул в синем ореоле, а вспыхнул в пространстве яркой рукотворной звездой.

В тот же миг трийер в очередной раз тряхнуло и очередная колючая мысль извне с металлической тональностью оповестила о снижении защитного поля трийер, но всего лишь на пять процентов.

Ант быстро повернул голову, пытаясь увидеть второй с-книппер: корабль местной цивилизации быстро удалялся и видимо, потому его последний выстрел оказался не столь эффективен.

Догнать! Молнией мелькнула у Анта решительная мысль и он уже вознамерился двинуть акселератор ещё дальше вперёд, чтобы ещё больше увеличить скорость трийер, но прозвучавший в тишине зала управления, вдруг, оказавшийся очень даже эмоциональным, голос навигатора вахты, заставил руку Анта замереть, так и не толкнув акселератор вперёд.

– Аномалия! Слева! – Будто выстрел дуплетом, прозвучали слова ваэта.

Ант резко выбросил руку в сторону акселератора и рванул его на себя – трийер начал резкое торможение.

– Ты уверен, что это вход в квантовый туннель? – Громко произнёс Ант, поворачивая голову в сторону навигатора.

– Его энергетика соответствует той энергетике аномалии, в которую провалился трийер, перед тем, как оказаться в пространстве этой планетной системы. – Уже своим прежним, безэмоциональным голосом произнёс ваэт.

Они всё же выполнили обещание, сняв защиту со входа или же ваэт сам нашёл его? Как соотнести полученные от Дивитиака координаты входа, с координатами этого входа? Проклятье! Всплыли у Анта тревожные мысли.

Он обвёл экран сиоп быстрым взглядом – трийер находился далеко от того района пространства, куда вынес его квантовый туннель. Возможно, это был второй квантовый туннель, который имела цивилизация артаранов, но куда мог вести этот квантовый туннель, почувствованный ваэтом, можно было лишь гадать.

Система! Отправил Ант решительную мысль в адрес системы управления трийер.

Прошло несколько мгновений – ответа не было.

– Гард капитан! – Раздался достаточно громкий голос навигатора вахты. – Ещё корабли. Идут от второй планеты.

Ант скользнул быстрым взглядом по экрану сиоп и остановив его на второй планете Артаранской системы, с досадой отметил, что от планеты, несомненно, в сторону трийер направляются ещё четыре корабля местной цивилизации, которые отображались пока ещё красными точками.

Проклятье! Лицо Анта исказилось гримасой озлобленности. Неужели Дивитиак имеет неверную информацию о количестве кораблей своей цивилизации или намеренно исказил её для меня? Замелькали у него мысли досады. Сколько их у них в действительности. Несомненно, с ними с успехом можно сражаться, но ресурсы трийер небезграничны. Нужно уходить. Но куда ведёт… Какая разница. Лицо Анта исказилось ещё большей гримасой досады. Если окажемся неизвестно где, вернёмся через этот же квантовый туннель сюда же.

– Кеттор, ты хорошо чувствуешь аномалию? Мы не промахнёмся? – Поинтересовался Ант у ваэта.

– Достаточно, чтобы не промахнуться, гард капитан. – Пришёл безэмоциональный ответ от навигатора.

Система! Отправил Ант очередной запрос системе управления трийер.

Прошли очередные несколько безответных мгновений.

– Система! Что, чёрт возьми, происходит? – Уже выкрикнул Ант, будто вознамерился громким голосом разбудить уснувшую систему управления трийер.

Голос не помог, Система не отвечала.

Ант ткнул пальцем в клавишу громкой корабельной связи.

– Ангар! Диггерер за борт! По исполнении доложить! – Громко произнёс он и повернув голову влево, попытался увидеть на экране сиоп какие-либо признаки, почувствованной навигатором вахты, аномалии, но экран в том направлении показывал лишь бледную россыпь далёких, незнакомых звёзд.

Ничего не увидев, Ант прометнулся взглядом по всему экрану сиоп: корабли местной цивилизации, с которыми у трийер произошло сражение, уходили прочь и уже превратились в красные точки: один из уцелевших кораблей шёл к третьей планете, второй – ко второй, но отнюдь не навстречу, шедшей от планеты, четвёрке кораблей. Дёрнув в недоумении плечами, Ант попытался найти останки взорвавшихся кораблей местной цивилизации, но никаких обломков на экране сиоп уже не отображалось или они были очень малы или же пространственный сканер не считал нужным отображать, не представляющий опасность для трийер, космический мусор. Он вновь перевёл взгляд на приближающуюся четвёрку кораблей местной цивилизации и всмотрелся в их характеристические показатели: корабли были ещё достаточно далеко и при такой скорости им требовалось не менее пяти часов, чтобы трийер оказался в зоне досягаемости их энергетических пушек.

Состроив на лице гримасу снисходительности, Ант расслабленно откинулся в кресле и замер, в ожидании доклада из нижнего ангара, периодически бросая рассеянный взгляд на цифры хронометра, отображающих на штурвале время цивилизации траков.

Заканчивался уже час после отправленного им в нижний ангар приказа, а никакого доклада не было. Ант бросил быстрый взгляд в сторону Кеттора, пытаясь решить, стоит отправить того в нижний ангар, чтобы он выяснил причину столь длительного невыполнения приказа, но тут же всплывшая у него мысль тревоги, что уйдя из зала управления, ваэт может потерять контроль над пространством и как следствие потерять чувствуемую им аномалию, заставила его отвергнуть эту мысль. Скользнув взглядом по пульту управления и увидев, что громкая корабельная связь активна, Ант решился всё же поинтересоваться, причиной задержки выполнения своего приказа, но едва приоткрыл рот, как ему в мозг вошла резкая колючая мысль извне.

Диггерер за бортом, гард капитан.

От неожиданности Ант вздрогнул, подумав, что на мгновение забылся и эта мысль пришла ему во сне. Встрепенувшись, он ошалело покрутил головой, но, вдруг, осознал, что перед приходом мысли трийер едва ощутимо качнулся.

– Система! Что, чёрт возьми, с тобой происходит? Уснула? – Громко произнёс он, будто опасаясь, что его мысль не дойдёт до адресата.

Я была парализована, гард капитан. Тут же пришла Анту совершенно обескуражившая его мысль.

Что за бред? Ант состроил гримасу недоумения. У тебя появился носитель? Твой твердотельный мозг трансформировался в биологическую плоть? Отправил он окрашенные явной грубостью мысли в адрес системы управления трийер.

Большая часть моих связей с внешними рецепторами трийер была заблокирована. Даже не знаю, как это стало возможным. Получил Ант мысленное объяснение от Системы о причине своей парализации.

Проклятье! Дивитиак! Не зря он предложил синхронизацию. От меня он получил гораздо больше информации, чем поделился своею. Гад! Тут же всплыли у Анта мысли наполненные одновременно досадой и злостью.

Я знаю, кто это сделал и как. Убираемся отсюда, пока эти гады не парализовали весь экипаж трийер. Отправил Ант очередные грубые мысли в адрес Системы.

– Кеттор! – Заговорил он, поворачивая голову в сторону навигатора вахты. – Вектор на аномалию.

Прошло несколько мгновений и на небольшом терминале штурвала, перед Антом, вспыхнул ряд цифр, разделённый апострофами, которые никак не соотносились с координатами, переданными ему Дивитиаком при синхронизации. Не раздумывая, Ант выпрямился, толкнул жёсткий акселератор вперёд и повернул штурвал, направляя трийер по обозначенным пространственным координатам, соотносящихся с координатной системе цивилизации траков.


***


Сияние входа в квантовый туннель на экране сиоп появилось настолько неожиданно, что Ант даже опешил на несколько мгновений, прежде, чем осознал, что оно из себя представляет. Почувствовал ли навигатор вахты это сияние прежде, чем оно появилось на экране сиоп, Анту осталось неведомо, так как Кеттор хранил молчание по этому поводу.

– Всем! Приготовиться! Прыжок! – Громко и даже как-то картинно, произнёс Ант, на мгновение вспомнив один из эпизодов учений из школы пилотов, предварительно отправив нелестный мысленный эпитет в адрес навигатора вахты и резко двинув жёсткий акселератор назад и ещё крепче вцепился руками в штурвал – отворачивать было поздно, трийер уже вошёл в зону действия квантового туннеля и его энергия неумолимо втягивала в себя корабль, будто хищник жертву.

Прошло лишь мгновение и яркий синий сполох мгновенно заполнил экран сиоп, будто кто-то неведомый плеснул в него большим количеством краски.

Почему-то разные краски у входа в квантовый туннель разных цивилизаций… Всплыла у Анта мысль удивления. У траков – красный, у артаран – синий…

И в тот же миг тьма мгновенно, полностью захватила его в свои объятья.


6


Яркий свет больно резанул по глазам, заставив Анта плотно сжать веки, но уже через мгновение он осторожно разжал их и через образовавшиеся щелочки увидел потемневший экран сиоп. Тут же открыв глаза на всю их ширину, он ошалело закрутил головой, скользя взглядом по экрану, пытаясь осознать отображаемое в нём пространство – однозначно, оно было незнакомо.

– Кеттор! Координаты выхода! – Выкрикнул он, будто опасаясь, что ваэт не услышит его.

– Его нет. – Тут же пришёл бесстрастный ответ от навигатора вахты.

– К-как… – Запинаясь выдавил из себя Ант.

– Я не чувствую аномалию. Она исчезла. – Пояснил вахтенный навигатор, своим неизменно бесстрастным голосом, будто ничего не произошло.

– Проклятье! Система! – Вновь прокричал Ант, продолжая ошалело крутить головой, водя взглядом по экрану сиоп, будто надеясь, что навигатор вахты ошибается, но кроме достаточно редкой россыпи незнакомых звёзд, на экране больше ничего не отображалось.

– Да, гард капитан! – Тут же, так же голосом, подтвердила Система, через динамик пульта управления, своё присутствие.

– Выход! Координаты! – Озадачил Ант Систему короткими приказами.

– В обозримом пространстве я не чувствую никаких пространственных аномалий, гард капитан. – Прозвучал в тиши зала управления громкий бесстрастный мужской голос с металлическим оттенком.

– Где мы? Карту галактики! – Отправил Ант следующие задачи для Системы, продолжая разговаривать, будто забыв о мысленном общении.

Над пультом управления тут же вспыхнуло огромное голографическое изображение галактики с пульсирующей зелёной точкой в одном из её секторов.

Ант скользнул по галактике взглядом и насколько смог определил, что, как от Солнечной, так и от Дайранской планетных систем пульсирующая зелёная точка была далеко.

В негодовании, Ант оттолкнул от себя штурвал.

Покажи все известные тебе галактические цивилизации, расстояния и время трийер в пути до них. Отправил он наполненные досадой мысли в адрес Системы.

В голограмме галактики тут же вспыхнули несколько разноцветных точек, с запрошенными Антом характеристическими показателями. Механически подавшись вперёд, Ант принялся всматриваться в них, хотя было достаточно приказать системе озвучить их или же прислать мысли с перечнем характеристических показателей.

Познакомившись с характеристическими показателями цветных точек, с гримасой досады на лице, Ант опять откинулся на спинку кресла: до ближайшей, известной Системе, Миранской планетной системы, идя с крейсерской скоростью, трийер мог добраться едва ли не за четыре года по времени цивилизации траков. К тому же, между теперешним местоположением трийер и Миранской планетной системой просматривался странный провал, пугающий своей пустотой, размером не менее светового года, расположенный примерно в полста суток пути. Соваться в этот пугающий провал у Анта желания не было.

Что за чёрная дыра между трийер и Миранской системой? Она опасна? Мысленно поинтересовался он у Системы.

Этот район галактики ещё не изучен и потому однозначно определить характеристики этого провала, имеющимися на борту трийер средствами, на таком расстоянии, не представляется возможным. Предположительно – это плотное молекулярное облако, которое было оторвано каким-то неизвестным катаклизмом от большого молекулярного облака, расположенного в двухстах сорока световых годах к галактической окраине. Получил Ант от Системы пространный мысленный ответ.

Из курса астрономии школы пилотов, Ант знал, что молекулярные облака могут прятать в себе астероидные поля, которые опознать можно, лишь оказавшись в непосредственной близости от такого астероидного поля и потому соваться на большой скорости в такое молекулярное облако было крайне рискованно. Значит придётся снижать скорость, что приведёт к неизбежному увеличению времени пути.

Проклятье! Лицо Анта исказилось очередной гримасой досады. Почему квантовый туннель вынес трийер именно сюда, в пространство далёкое от какой-либо планетной системы? Углубился он в невольные размышления. Артараны, отнюдь, не глупы, чтобы проложить путь в пустое, ничем не примечательное пространство. Однозначно, что-то они здесь нашли и это что-то весьма значимое для них, заставившее выстроить сюда квантовый туннель. Что могло здесь заинтересовать эту неоднозначную и не совсем понятную цивилизацию? Что? Какие ресурсы для них важны, имеют первостепенное значение?

– Кеттор! – Громко назвал он имя вахтенного навигатора.

– Да, гард капитан! – Тут же пришёл бесстрастный ответ.

– Что ты чувствуешь? Тебе знакома энергетика этого пространства? Система утверждает, что чёрный провал перед нами, ничто иное, как часть очень плотного молекулярного облака. Но зачем артаранам молекулярное облако? Они не дураки. – Отправил Ант в адрес ваэта кучу вопросов и утверждений.

– Это пространство мне не знакомо, гард капитан. Но насколько я чувствую, это не совсем молекулярное облако, а скорее газово-пылевое. Его энергетика очень сложна и я не могу его однозначно трактовать. – Своим безэмоциональным голосом произнёс навигатор вахты.

– Трактуй неоднозначно. – Заговорил Ант, повышая голос. – Обход этого облака удлинит наш путь, как минимум на пару лет. У нас нет анабиозных камер и у нас может не хватить ресурсов на шесть-семь лет пути до Миранской планетной системы. Соваться нам в него или нет?

– Могу утверждать лишь то, что я чувствую наличие в этом облаке такой же энергии, какова присуща и разумной деятельности цивилизации, которая смогла преодолеть притяжение своей планеты и вышла в пространство. – Всё тем же безэмоциональным голосом произнёс ваэт.

– Ты хочешь сказать, что внутри этого облака прячется какая-то галактическая цивилизация? – Едва ли не возмутился Ант.

– Там никого нет, гард капитан. Лишь смерть! – Бесстрастно произнёс навигатор вахты.

– Для кого? – Невольно вырвалось у Анта.

Прошло несколько мгновений, никакого ответа от ваэта не последовало.

– Кто должен умереть? Мы-ы? – Не выдержав, выкрикнул Ант.

– Умерла цивилизация. – Донёсся едва слышимый ответ от навигатора.

– Ничего не понимаю. – Ант мотнул головой. – Уверен, цивилизация не могла жить в таком плотном газово-пылевом облаке. Она бы задохнулась… Хотя бы от той же пыли. – Ант махнул рукой в сторону экрана сиоп. В конце-концов, там должна быть звезда, которая поддерживала жизнь этой цивилизации и без наличия которой никакая цивилизация не могла там возникнуть. – Продолжил возмущаться он.

– Внутри облака присутствует большая масса. – Безэмоционально произнёс ваэт.

– И всё? – Едва ли не выкрикнул Ант.

Вновь наступило достаточно долгое время тишины в зале управления. Ваэт молчал.

– Проклятье! Ты можешь, в конце-концов, по своему усмотрению, нарисовать картину, произошедшего внутри этого облака, события или событий, которые уничтожили жившую там цивилизацию? – Продолжал возмущаться Ант. – Если это взорвалась звезда, то где планетарная туманность, которая должна неизбежно возникнуть при взрыве звезды?

Прошло ещё несколько мгновений тишины.

Система! Не выдержав неопределённости, отправил Ант мысленный вызов системе управления трийер.

Да, гард капитан! Получил он незамедлительное мысленное подтверждение с металлической тональностью.

Навигатор Кеттор утверждает, что в этом облаке когда-то находилась какая-то цивилизация, которая погибла… Или уничтожена. Мысленно добавил Ант после мгновения раздумья. Ты веришь в это или продолжаешь утверждать, что это часть молекулярного облака?

Разум ваэта тоньше чувствует пространство, чем мои сенсоры, гард капитан. Получил Ант, будто наполненную грустью мысль от Системы, без какого-либо анализа.

Если ваэт прав, то становится понятно, зачем артараны выстроили сюда квантовый туннель. Углубился Ант в очередное размышления, посидев некоторое время в полной тишине. Но если они стремились сюда, значит были уверены, что найдут здесь цивилизацию, биологический материал которой они могут использовать. Но ведь они же не наугад сюда шли? Кто-то же должен был снабдить их информацией о наличии здесь цивилизации?

Ант вдруг вспомнил странный образ, доставшийся ему от Дивитиака: три тора, нанизанные на длинный стержень.

Может этот образ рассказывает о трёх цивилизациях, расположенных по прямой друг от друга на каком-то расстоянии? А если стержень, ничто иное, как туннель связывающий их, будто рельсы, связывающие три станции метрополитена и сейчас мы находимся на одной из этих станций. На какой? Однозначно, Дивитиак передал мне гораздо меньше информации, чем получил от меня. Проклятье! Неужели здесь жила настолько древняя цивилизация, что дождалась гибели своей звезды и погибла вместе с ней? Неужели она не достигла тех высот своего развития, которые позволили бы ей покинуть свою планетную систему и отправиться на поиски новой для себя обители жизни? Это невероятно. Ант механически покатал головой по спинке кресла. Хотя, я ведь ещё толком не разобрался в той информации, которая досталась мне от Дивитиака. Почему бы не заняться этим анализом сейчас. Времени предостаточно. Никто и ничто не угрожает.

– Кеттор! – Вновь обратился Ант к навигатору вахты.

– Да, гард капитан. – Тут же пришёл ответ подтверждения.

– Объединись со своими соплеменниками и тщательно проанализируйте пространство, в котором мы оказались. Очень тщательно. Хотя нам и есть куда спешить, но несколько часов нас не спасут, а результаты анализа, могут оказаться, весьма, полезны. О сделанных выводах доложите. Я буду на капитанском мостике. Выполняй!

– Да, гард капитан. – Пришёл ему едва слышный ответ.

Оттолкнув штурвал ещё дальше и дождавшись, когда он займёт свою нишу, Ант развернулся вместе с креслом, поднялся и шагнул в сторону трапа, ведущего на капитанский мостик корабля.


***


Поднявшись на капитанский мостик, Ант с удовлетворением отметил, что адроны привели его в порядок. Он тут же вспомнил об анализе синей жидкости, которую должны были собрать адроны и доставить Системе для анализа.

Что с анализом субстанции… Проклятье! Забыл… Как её? Вообщем, той синей субстанции, вытекающей из артарана, когда он умирает? Поинтересовался он у Системы.

Она оказалась слишком сложна для имеющегося на борту трийер химического анализатора. Тут же получил Ант обескуражившую его мысль от Системы.

– И что? – Невольно воскликнул он.

Я приказала адронам поместить её в низкотемпературную криокамеру, чтобы сохранить для анализа в лаборатории на Урокане.

– Принято! – Процедил Ант и вызвал над столом голограмму с отображением пространства, где сейчас находился трийер и устроившись поудобнее в кресле капитана, углубился в размышления.

Проклятье! Лицо Анта исказилось невольной гримасой, после некоторого времени просматривания информационного поля, доставшегося ему от Дивитиака. А ведь ничего нового, о чём бы я уже не знал, практически и нет. Он ваг, что-то вроде штор. Находится на службе у местного командующего космическим флотом. Все артараны, как капли воды, внешне не отличишь одного от другого, лишь какой-то внутренний идентификатор. Человеческий мозг в малом овале. Если судить по овалу, то мозг артариана отличается строением от мозга землянина, хотя по внешнему виду головы артариана этого не скажешь, если только при перемещении в овал артарана, он претерпевает какую-то трансформацию. Хотя никакой информации Дивитиак об этом не оставил, или не знает, или скрыл, или я чего-то не понимаю. Гад! Отправил он нелестный мысленный эпитет в адрес Дивитиака. Овал с мозгом имеет хорошую защиту от воздействия внешних факторов. Хм-м! Ант невольно покрутил головой. Даже радиация ему ни по чём. Питание ему доставляется этой самой синей субстанцией. Синяя она от того, что насыщена кислородом и какой-то органикой, которые хранятся в сменном контейнере, который заменятся раз в несколько десятков лет, в зависимости от среды обитания артарана. Если атмосфера кислородосодержащая, то субстанция через клапаны активно насыщается кислородом и тогда контейнер может служить и даже сотни лет. Обладает регенеративными функциями. Клапаны… Антон некоторое время погримасничал губами. Это видимо те отверстия, через которые выплескивалась синяя субстанция. Он вновь хмыкнул. Скорее всего, это и есть, те самые уязвимые места артарана, в один из которых и ткнул Стайл, усмиряя артарана. Знал куда бить. Он покрутил головой. Странно, что создавая такой совершенный носитель, артарианы снабдили его изрядной уязвимостью. Это же надо, так себя изуродовать. Состроив гримасу удручённости, Ант долго покачал головой. Однако, один лазер его не взял, а лишь совместно со спиралью. Да и джеттер неплохо с ними справляется. Хотя, температура плазмы джеттера более шести тысяч градусов. Ничто не устоит. Что тут он ещё оставил о себе? Источник питания. Нуклеиновая энергостанция. Вечная. Это видимо тот блестящий цилиндр с выходящими из него проводниками. Неужели они смогли организовать синтез в таком малом объёме, да ещё с неограниченным запасом исходного материала? Ну и ну! Такое сердце и я не прочь бы иметь. Губы Антона вытянулись в широкой усмешке. Однако, никакой конкретной информации о своей планетной системе, продвинутых технологиях, нет. Даже странно, что такая продвинутая цивилизация, создаёт такие, сравнительно, средние космические корабли. Однозначно, здесь есть какая-то тайна, которую Дивитиак или скрыл от меня, или сам её не знает. Несомненно, синхронизация была неравнозначна. И совершенно ничего нет об этом пространстве с чёрным облаком. Вот гад!

Глубоко и протяжно вздохнув, Ант прикрыл глаза…


***


Ант проснулся от нудного писка, сверлившего мозг. Открыв глаза, он покрутил головой, осматриваясь и осознав, где находится, уставился в висящую над столом голограмму: никаких изменений в ней, насколько он видел, за время невольного сна, в пространстве не произошло.

Система! Отправил он мысленный запрос системе управления.

Да, гард капитан! Тут же получил он мысленное подтверждение.

Как долго я спал? Мысленно поинтересовался он.

Около полутора часов, гард капитан.

Ты меня разбудила?

Да, гард капитан.

Зачем?

По требованию экипажа, гард капитан.

Не отправив в адрес Системы больше никакой мысли, Ант поднялся и шагнул в сторону трапа, ведущего в зал управления.

Спустившись в сумеречный зал управления, Ант подошёл к креслу вахтенного офицера, но не сел, а повернулся в сторону, выстроившихся в ряд, перпендикулярно пульту управления, всех ваэтов.

– Я слушаю. – Негромко произнёс он.

– Из проведённого анализа, мы пришли к выводу, что энергетика этого пространства сопоставима с энергетикой того пространства, откуда ушёл трийер. – Заговорил Холлол – вахтенный офицер третьей вахты. – Из чего следует, что эти два пространства могли принадлежать одной и той же цивилизации.

– Вы утверждаете, что жившая здесь цивилизация не погибла, а ушла в другое пространство, в другую планетную систему – Артаранскую, в ту, из которой мы только что ушли? – С некоторым возмущением в голосе произнёс Ант. – Но я не нашёл никакой информации, в переданном мне информационном поле, о каком-то катаклизме, произошедшем в артаранской цивилизации.

– Без непосредственного проникновения в газово-пылевое облако и анализа его энергетики изнутри, это однозначно утверждать невозможно. Можно лишь утверждать то, что квантовый туннель, по которому мы пришли сюда, был создан здесь, а не в каком-то другом пространстве. – Высказал Холлол ещё один вывод из проведённого анализа.

– Почему он закрылся? Или вы перестали его чувствовать? – Поинтересовался Ант.

– Причин может быть несколько, гард капитан. – Тело Холлола в сумраке зала управления заметно качнулось, видимо он таким образом попытался пожать своими большими плечами. – Квантовый туннель был очень стар и вероятно, что запасённой в нём энергии хватило лишь на то, чтобы провести по квантовому туннелю последнее перемещение. Возможно, нам повезло и мы смогли завершить свой переход, а не остаться навсегда энергией вакуума.

– Н-да! – Ант покрутил головой. – Не радужный вывод. Выходит – обратной дороги нет. Ну и ну! – Он погримасничал губами. – В таком случае у нас лишь один путь – своим ходом к Миранской планетной системе. Внутрь этого газово-пылевого облака мы не пойдём, как бы интересно там не было. Будем идти в обход. Вектор обхода проложите по минимальному пути. Вахты остаются те же и с тем же временем, но без техников. Первой заступает вторая вахта и затем по порядку. Остальным вахтам навести порядок в нижнем ангаре, чтобы и следа не осталось от произошедших в нём событий. Задействуйте столько адронов, сколько посчитаете нужным. Выполнять!

– Да, гард капитан! – Раздался нестройный хор ваэтов и их ряд начал медленно разваливаться.

Развернувшись, Ант направился в свою каюту: он, вдруг, почувствовал себя весьма уставшим, так как уже и не помнил, когда нормально спал в последний раз…

Вернулся Ант в зал управления лишь к началу своей вахты, хорошо отдохнувший и посвежевший. Обменявшись с вахтенным офицером обязательными процедурными выражениями, он занял центральное кресло зала управления и окинул экран сиоп внимательным взглядом: заметный бег звёзд на экране однозначно показывал, что трийер уже набрал крейсерскую скорость и едва не касаясь границы проблемного газово-пылевого облака, шёл в сторону Миранской планетной системы. Крохотная жёлтая точка её центральной звезды Мираны, уже отображалась почти в самом центре экрана сиоп. Рядом с Мираной отображались её характеристические показатели: скорость сближения и время прибытия.

Ант глубоко и протяжно вздохнул – идти предстояло почти пять с половиной лет по времени цивилизации траков.


***


Потянулись, практически, однообразные дни. Так как никаких помех, кроме редких встречных астероидов, заблаговременно уничтожаемых дальнодействующими лазерами, движению трийер в пространстве не было, то Ант приказал экипажу вести вахту по одному, сократив время вахты до трёх часов. Никто из ваэтов не возражал против этого решения капитана.

Большую часть своего свободного времени ваэты занимались кораблём, тщательно следя за его чистотой, даже в какой-то мере освободив от этой обязанности адронов, большую часть которых, для экономии энергии, просто-напросто, отключив. Ант не возражал против их инициативы, но сам в поддержании порядка на корабле участия не предпринимал, а практически всё своё свободное время находился на капитанском мостике, в кресле конструктора, перед контрольной панелью систем трийер, пытаясь разобраться в её тайнах и хитросплетениях. Хотя и с не такой прытью, с какой ему хотелось бы, но трийер всё же открывал перед ним свои, неизвестные ему до сих пор конструкционные особенности.

Самой приятной особенностью оказалось, что конструктор заблокировал мощность генератора главного движения на восьмидесяти пяти процентах и сняв блокировку, Анту удалось поднять скорость трийер до ста пяти процентов от крейсерской. Довести мощность генератора до максимума он не решился, так как заметно возросли, как его температура, так и температура корпуса корабля, Это оказалось загадкой для Анта, так как плотное газово-пылевое облако к этому времени уже осталось позади и пространство, по которому шёл трийер было вполне чистым, да и скорость трийер была не такой уж запредельной и перегрева корпуса корабля не должно было происходить. В конце-концов, ему удалось выяснить, что станция охлаждения систем корабля, вдруг, оказалась меньшей производительности, чем требовалось, хотя свободного пространства внутри агрегатного модуля было вполне достаточно, чтобы установить более производительную станцию охлаждения, как минимум вдвое. Что это было: конструкционная недоработка или же преднамеренное занижение станции охлаждения трийер, для Анта осталось загадкой. Заблокированной на восьмидесяти пяти процентах оказалась и мощность второго генератора трийер и Ант с удовлетворением узнал, что дальность спиралоновых излучателей, при разблокировке генератора, заметно возрастёт, но разблокировать этот генератор до максимальной мощности он не стал, так как такой необходимости сейчас не было, а разблокировка вела к увеличению потребления энергоресурсов системой контроля за состоянием генератора, которые сейчас и так расходовались, как казалось Анту, чересчур уж быстро. Ему так же удалось разобраться в работе конвертора корабля, запустить его расщепитель и начать переработку, уже изрядно накопившихся, пустых контейнеров, которые лишь захламляли корабль и которые не выбрасывались, чтобы не замусоривать пространство. Расщеплённое вещество контейнеров шло в накопитель вещества массы, чтобы впоследствии служить источником энергии для обеих главных генераторов корабля, если объём стандартного вещества массы снизится до минимума. И хотя эффективность расщеплённого вещества была заметно ниже, чем стандартного вещества массы, но она позволяло экипажу чувствовать себя более уверенно и не думать, что у генераторов, вдруг, не окажется вещества массы для трансформации в энергию. К тому же побочным продуктом работы расщепителя оказалась вода и хотя Ант пустить её в пищу не решался, даже после всевозможных очисток и фильтраций, но для технических целей она оказалась весьма кстати, позволив создать больший резерв из воды, употребляемой в пищу, тоже в какой-то степени сняв напряжение с экипажа, так как ваэты нуждались в воде в большей степени, нежели сам Ант. Удалось выяснить и странность в запасе вещества массы, но для этого Анту пришлось облачиться в скафандр высокой защиты и войти в генераторный модуль. Контейнеры с веществом массы были огромны, насколько Ант видел, то такие были только в актеонах и потому, с таким запасом вещества массы, трийер мог блуждать по пространству Вселенной не менее сотни лет. Насколько Ант смог понять из линейных датчиков контейнеров, то вещества массы было израсходовано не более пятнадцати процентов и потому, выходило, что конструктор каким-то образом загрубил информацию о количестве вещества массы для системы управления и потому она оказалась обеспокоенной её оставшимся количеством. Оповещать Систему о действительном состоянии количества вещества массы Ант не стал, ограничившись лишь своей успокоенностью. Но всё же значительная часть тонкостей в работе систем корабля, для Анта оставалась непонятной. Не помогла ему разобраться в тонкостях работы контрольной панели и Система, так как они для неё самой, к искреннему удивлению Анта, оказались неизвестны.

Ваэты же мало интересовались тонкостями работы корабельных систем, больше надеясь на своё чувство пространственной энергетики и потому какую-то помощь Анту в познаниях тонкостей работы контрольной панели не оказывали.

Некоторой отдушиной в свободном времяпровождении Анту послужил небольшой, но гораздо более светосильный, нежели пространственный сканер трийер, телескоп, с массой всевозможных фильтров, найденный в каюте конструктора, хотя Ант никогда не видел, чтобы конструктор пользовался им. Ант тут же отшторил один из редких иллюминаторов трийер и установив телескоп напротив него, теперь проводил большую часть свободного времени около телескопа, изучая воочию близкие и далёкие звёзды.

К своей досаде, телескоп Ант обнаружил уже после того, как трийер далеко миновал проблемное газово-пылевое облако и попытка узнать, что оно таит в себе, с помощью насадки на окуляр телескопа инфракрасного фильтра, потерпела неудачу.

Ваэтов телескоп тоже мало заинтересовал, но отшторенный иллюминатор их, несомненно привлёк и они, когда рядом с телескопом отсутствовал капитан, приходили к иллюминатору и обозревали пространство с помощью своего непонятного чувства, однако никогда не делясь с капитаном результатами своего обзора. Ант сам тоже не интересовался результатами их пространственного обзора, считая, если ваэты ничего не говорят, значит никаких серьёзных проблем в пространстве они не чувствуют.


7


Прошло четыре с половиной года пути…

Как казалось Анту, Мирана очень медленно росла в размерах и он, во время своей вахты, практически, не отводил взгляд от её характеристических показателей, пытаясь сопоставить видимые значения с результатами вычислений, которые периодически проводил в уме, доведя их до некого автоматизма, но к его досаде, они нисколько не разнились. И всё же, как Ант ни ожидал, но первое появление на экране сиоп одной из самых больших внешних планет Миранской системы, заставило его сердце вздрогнуть и заработать с большей интенсивностью, будто оно вознамерилось вырваться на волю, невольно заставив Анта прижать руку к груди, будто тем самым препятствуя сердцу путь наружу, но характеристические показатели рядом с Мираной заставили его губы вытянуться в широкой усмешке, до планетной системы оставалось ещё более семидесяти суток пути.


***


Ант начал торможение за пять суток, до достижения внешней границы Миранской планетной системы. Почему он выбрал столь раннее торможение, он не смог бы ответить никому, даже самому себе, будто какое-то невидимое нечто заставило его руку протянуть к жёсткому акселератору и двинуть его назад, снижая скорость корабля, зная, что система управления выше отметки, установленной жёстким акселератором, скорость корабля уже не превысит. Трийер приближался к Миранской системе со стороны её эклиптики.

– Система! – Громко произнёс Ант, когда до внешней границы астероидного облака, окружающего Миранскую планетную систему, оставалось менее суток пути – за эти, почти пять лет пути, он, практически, отвык от мысленного общения с Системой, за ненадобностью.

– Да, гард капитан! – Тут же пришло ему словесное подтверждение.

– Вход в Миранскую систему по эклиптике, через астероидный пояс. Это, в какой-то степени сможет скрыть наше появление в её пространстве и заблаговременно подготовиться к возможным неприятностям. Хотя расстояния между астероидами велики, но будь внимательна, ожидать можно чего угодно. – Неторопливо заговорил Ант, растягивая слова, будто подбирая перечень важных указаний для Системы, словно предполагая, что она за время столь долго пути забыла о своих обязанностях. – У внутреннего края астероидного поля останови трийер и осмотрись. Дальше без моего приказа ни с места. О любом, вызывающем твоё подозрение предмете или явлении, немедленно оповещать, где бы я ни находился. Выполнять!

– Да, гард капитан! – Тут же пришло Анту неизменное словесное подтверждение от Системы.

Дождавшись смены вахты и сдав её установленным порядком, с предупреждением вахтенного офицера о сделанных Системе указаниях, Ант направился в свою каюту, намереваясь уделить сну большую часть своего отдыха, так как хотел оказаться в пространстве Миранской планетной системы в идеальном состоянии.


***


Но, как таковой, отдых у Анта не получился – ему не спалось, как он ни пытался лежать, и с закрытыми, и с открытыми глазами. Наконец, вдоволь навертевшись на спальной платформе, он поднялся, привёл себя в порядок и направился к телескопу. К его удивлению, около отшторенного иллюминатора, находились все, свободные от вахты ваэты, хотя, насколько он помнил, при подходе к астероидному облаку, в избежание случайного попадания в иллюминатор астероида, он иллюминатор зашторил. И более того, при его появлении, ни один из ваэтов не ушёл, как это было до сих пор.

– Проблема? – Произнёс Ант останавливаясь за спинами ваэтов, смотрящих в иллюминатор.

– Мы чувствуем большое возмущение энергетики пространства внутри астероидного пояса. – Не оглядываясь, заговорил один из ваэтов, в голосе которого не было прежней бесстрастности, в котором Ант узнал вахтенного офицера Холлола.

– Там космическая бойня? – Поинтересовался Ант на жаргоне землян.

– Скорее всего – нет. – Заговорил уже Таннат, видимо поняв, о чём спрашивал капитан, голос которого тоже выдавал его обеспокоенность . – Такое возмущение энергетики пространства может создавать быстроперемещающаяся в пространстве большая масса.

– Колониальный корабль. – Едва ли не шепотом, вдруг, заговорил Ант, будто опасаясь, что его громкий голос будет услышан на колониальном корабле. – Он выплыл! Этого не может быть. – Он покрутил головой. – Я же сам видел, что он взорвался. Или другой? Но Система никакого оповещения не сделала.

Прошло достаточно долгое время, но ни один из ваэтов не прокомментировал догадки капитана.

– Расступитесь! – Вновь заговорил Ант, уже обычным голосом. – Я осмотрю пространство в телескоп.

Ничего не произнеся, ваэты попятились, но не ушли, а выстроились парами с двух сторон от иллюминатора.

Окинув их недоумённым взглядом, Ант подкатил к иллюминатору телескоп и прильнув к окуляру, взялся за лимбы, медленно поворачивая телескоп.

Хотя иллюминатор находился в носовой части верхней палубы трийер, но он располагался на скосе корпуса корабля и потому обозреть Анту удалось лишь часть пространства Миранской планетной системы. В поле зрения телескопа попали лишь две удалённые от Мираны планеты, но никаких больших масс искусственного происхождения увидеть ему не удалось, за исключением нескольких огромных астероидов, попавших в поле зрения телескопа.

Выпрямившись, он вновь обвёл ваэтов, но уже взглядом, свободным от каких-то эмоций.

– В видимой части пространства планетной системы, кроме астероидов, никаких больших масс не наблюдается. – Ант покрутил головой. – Обзор всего пространства планетной системы можно будет сделать, когда трийер выйдет за границу астероидного облака. Возможно вы приняли один из массивных астероидов за возмутителя энергетики пространства. – С лёгкой усмешкой, Ант дёрнул плечами.

– Это исключено. – Произнёс Холлол и разом развернувшись, все ваэты, неторопливо, направились прочь.

– Я запрещаю отшторивать иллюминатор. – Громким голосом заговорил Ант им в спину. – Какой-либо астероид может попасть в иллюминатор и разрушить его стекло, что может привести к нарушению целостности корабля. Я восстанавливаю парные вахты с прежним временем несения вахт. Навигатору Таннату приказываю заступить на вахту.

Ваэты ушли, оставив его запрет и приказы без должного ответа на понимание.

Отправив в их адрес нелестный мысленный эпитет, Ант застопорил телескоп и зашторив иллюминатор, направился в зал управления, так как теперь хотел лично присутствовать при входе трийер в пространство Миранской планетной системы, так как утверждение ваэтов, о присутствии большой массы в её пространстве, достаточно взбудоражило его и он непременно, хотел, как можно скорее, узнать, какому возмутителю энергетики пространства она могла принадлежать.


***


Тревожась, что система управления может ошибиться с определением края астероидного облака, Ант, оказавшись в центральном кресле зала управления, вызвал штурвал и взявшись за него, заговорил, не поворачивая головы, адресуя свои слова навигатору вахты.

– Таннат! Будь предельно внимателен. О всех, вызывающих у тебя тревогу, явлениях, немедленно докладывай.

– Да, гард капитан. – Прозвучало в тиши зала управления привычно бесстрастное подтверждение от ваэта.

Дальше их путь проходил в полной тишине, хотя он и оказался достаточно коротким: россыпь астероидов на экране сиоп вскоре стала заметно редеть и Ант, резко двинул акселератор назад, останавливая корабль. И хотя его сильно потянуло вперёд, но всё же антиграв кресла прекрасно справился со своими функциями и Ант тут же выпрямился. Прошло совсем немного времени и трийер замер. Насколько это был край астероидного облака, Ант мог лишь гадать, но насколько он мог судить по экрану сиоп, астероидов на нём практически не наблюдалось. Едва трийер замер, на экране сиоп тут же вспыхнула бледная зелёная точка, которая быстро уходила прочь от Миранской системы и находилась уже высоко над её эклиптикой. Никаких характеристических показателей рядом с ней не отображалось.

– Система! – Едва ли не рявкнул Ант.

– Да, гард капитан! – Тут же пришло словесное подтверждение.

– Характеристики объекта! На экран! Нем-м-м…

Ант долго помычав умолк. Зёлёная точка, вдруг, окутавшись яркой синей окантовкой, исчезла.

– Куда? – Буквально прорычал Ант.

Прошло долгое время. Никакого ответа от Системы не последовало.

– Таннат! Что это был за объект. Почему он был идентифицирован, как свой. Вы эту большую массу чувствовали.

– Несомненно, гард капитан. – Произнёс навигатор вахты, с некоторой долей тревоги в голосе.

– Где она? Что с ней произошло? – Несколько повышенным голосом заговорил Ант.

– Если судить по искажению энергетики пространства, она ушла по квантовому туннелю, гард капитан.

– Куда? Куда ведёт этот туннель? – Поинтересовался Ант у навигатора.

– Я никогда не был в этом пространстве и его энергетика мне незнакома, гард капитан. – Уже своим прежним, безэмоциональным голосом произнёс ваэт.

– Система! Куда ведёт квантовый туннель? Почему ты не проидентифицировала ушедшую массу? – Вкладывая в голос явное недовольство, поинтересовался Ант у системы управления трийер.

– Мне неизвестна энергетика пространства Миранской планетной системы. Я не смогла получить нужный ответ об ушедшей массе от системы пространственного контроля. – Прозвучал в тиши зала управления мужской голос с металлической тональностью, обескураживший Анта.

– Почему? – Лицо Анта вытянулось. – Что значит, нужный? Система пространственного контроля всегда выдаёт нужный ответ: или свой или чужой.

– Я не в состоянии идентифицировать ответ ни с одним из известных мне кораблей.

– Но ведь он отображался на экране сиоп, как свой? – Возмутился Ант.

– Совпали частоты идентификации, но последовательность не идентифицировалась.

– Проклятье! – Лицо Анта исказилось гримасой досады. – Таннат! Есть в пространстве планетной системы другие массы, вызывающие тревогу?

– Я не чувствую, гард капитан. – Пришёл бесстрастный ответ от навигатора.

– Система! Определить вектор пути ушедшей массы. Вычислить её исходную точку. – Отправил Ант приказ системе управления.

Прошло несколько мгновений и по экрану сиоп прочертилась яркая оранжевая линия, которая упёрлась, в казалось бы пустое пространство, но едва Ант открыл рот, чтобы приказать Системе увеличить этот район пространства, как над пультом управления вспыхнула голограмма, в которой отображались две планеты, расположенные неподалёку друг от друга, окутанные заметным синим ореолом кислородной атмосферы: одна планета была большой, с преобладанием жёлтых цветов различных оттенков; вторая – яркая, бело-зелёная. Оранжевая линия упиралась в бело-зелёную планету.

– Креуса! – Невольно слетело с губ Анта.

– Вам известен внутренний мир этой планетной системы, гард адмирал? – Впервые услышал Ант вопрос от ваэта, заставивший его лицо исказиться миной удивления.

– В некоторой степени.

Убрать! Отправил он уже мысленный приказ Системе.

Голограмма тут же погасла.

Глубоко и протяжно вздохнув, Ант двинул жёсткий акселератор вперёд и повернув штурвал, направил трийер к бело-зелёной Креусе, куда упиралась одним из своих концов, прочерченная на экране сиоп, оранжевая линия.


***


Весь путь, от астероидного пояса до Креусы, Ант сам вёл трийер, внимательно окидывая взглядом окрестности не только Креусы, но и Эстерраны, но никаких тревожащих признаков вокруг коричнево-жёлтой планеты и её бело-зелёного спутника не наблюдалось. В пространстве даже не просматривалось ни одного космического объекта ни на их орбитах, ни в пространстве всей планетной системы, хотя, насколько Ант знал, здесь должен был находиться, хотя бы один, трийер, но ни трийера, ни каких-то других объектов искусственного происхождения на экране сиоп не отображалось. Молчал и навигатор вахты.

Ант на Креусе никогда не был, хотя имел какое-то представление об этом огромном спутнике Эстерраны из рассказов Анити, которая достаточно подробно и охотно описывала свой мир, во время их, невольного заточения в пещере горного массива на большом каменном острове Эстерраны, Хитар.

Оказавшись на орбите Креусы, Ант приказал Системе вывести голограмму с изображением поверхности большого спутника Эстерраны и принялся всматриваться в его ландшафт, пытаясь найти подходящую площадку для посадки трийер, так как понимал, что какую-либо информацию об ушедшей массе, он может получить лишь на поверхности спутника, так как в пространстве её получить было не от кого. К тому же он знал, что на спутник неоднократно приходили шхерты на своих кораблях и потому, что-то похожее на космодром на поверхности спутника, несомненно, должно было быть.

Кружить по орбите Креусы долго не пришлось: буквально на втором витке Ант увидел в голограмме достаточно большую тёмную площадку, со стоящими на ней двумя космическими кораблями со знакомыми очертаниями. Несомненно, один был транспорт шхертов – файтаг; второй большой левет траков. Рядом с тёмной площадкой возвышалось большое купольное здание.

Насколько Ант помнил из рассказов Анити – это, несомненно, был пантеон креусов, где их Таты совершали свои обряды и куда креусы приходили поклоняться им и приносили для них дары, в виде найденных жёлтых камней. Где-то неподалёку от одного из таких пантеонов жила и семья Анити. Лицо Анта погрустнело, он глубоко и протяжно вздохнул.

Странное соседство. Ант беззвучно хмыкнул. Файтаг, вероятнее всего восстановили эстерры и возможно, пришли сюда за креусами, нанимать их к себе на работу в шахты. Углубился он в размышления. Если креусы у шхертов работали в шахтах, то почему бы им не работать и у эстерров. Но что здесь делает левет траков? Состроив гримасу недоумения, он покрутил головой. Ведь адмирал забрал из Миранской системы все корабли своей цивилизации и большие и малые. Но в пространстве Миранской системы должен находиться трей, для его контроля. Он покрутил головой, внимательным взглядом осматривая экран сиоп, но нигде, в обозреваемом пространстве Миранской системы, никаких зелёных точек, указывающих своим цветом на её принадлежность к кораблю цивилизации траков, не наблюдалось. А если та ушедшая масса и есть левет. Вдруг, всплыла у него догадка. Но почему тогда он не идентифицировался трийер. Весьма странно! Ант вновь покрутил головой. Да и куда он направился? Он механически дёрнул плечами. Ведь вход в квантовый туннель в Дайранскую систему совсем в другой стороне.

Трийер уже далеко сместился по орбите и тёмное поле с летательными аппаратами из голограммы исчезло, и Анту пришлось дожидаться его появления несколько десятков минут, при следующем витке.

Дождавшись появления тёмного поля, он более внимательно всмотрелся в голограмму с его поверхностью: никаких признаков присутствия людей рядом с летательными аппаратами не наблюдалось.

– Всем! Садимся! – Громко произнёс он, будучи уверен, что система управления оповестит весь экипаж о принятом им решении и двинув акселератор назад, ещё больше уменьшая скорость трийер, резко повернул штурвал, посылая корабль по крутой траектории вниз, к поверхности Креусы.


***


Свободного места на тёмном поле, несомненно, имевшем статус космодрома, было предостаточно и Ант без проблем, посадил космический корабль неподалёку от левета, в самой дальней от пантеона свободной площади космодрома, хотя сажал трийер впервые на поверхность, хотя и небольшой планеты

Переведя систему пространственного обзора в режим атмосферного внешнего обзора, Ант долго всматривался в пейзаж, окружающий этот, сравнительно, небольшой космодром, но кроме растущих вдалеке высоких, будто по линейке, деревьев с совсем маленькой кроной на самой макушке дерева, больше ничего не видел. Никто из людей, ни с какой стороны, к трийер не спешил.

Оттолкнув штурвал и дождавшись, когда он займёт свою нишу в пульте управления, Ант повернул голову в сторону навигатора вахты.

– У нас есть проблемы на поверхности? – Громким голосом поинтересовался он.

– Я не чувствую никакой угрозы, способной уничтожить трийер, гард капитан. – Своим бесстрастным голосом произнёс ваэт.

– А угрозы для экипажа?

– Это вне моего чувства, гард капитан. – Прозвучал всё тот же бесстрастный голос ваэта.

– Жаль! Всем! – Всё так же громко продолжил говорить Ант. – Второй вахте в зал управления. Остальным короткий отдых – час и на выход. Оружие обязательно. Запасные батареи желательны. Сбор в нижнем ангаре через час.

Развернувшись вместе с креслом, он поднялся и не дожидаясь вахтенного офицера, грубо нарушая тем самым устав космического флота цивилизации траков, быстрым шагом направился прочь из зала управления.

Направился ли за ним следом навигатор вахты, узнать Ант не удосужился.

Оказавшись в своей каюте, Ант привёл себя в порядок: выпил тоник с несколькими бутербродами и позволил себе получасовой отдых, так как безвылазно провёл в зале управления не менее двух вахт и чувствовал себя несколько уставшим.

Наконец, поднявшись и достав из одного из шкафов каюты защитный пояс, который нашёл случайно, совсем недавно, в каюте конструктора, который был тщательно спрятан и фраунгер, который теперь хранил в своей каюте и удостоверившись в полном заряде их батарей, и установив фраунгер на лазерный режим ведения огня, опоясался и повесив оружие на шею, достал для каждого из них по запасной батарее и пристегнув их к поясу, направился в нижний ангар: до намеченного им времени сбора оставалось чуть более пяти минут.


***


Едва красный индикатор сменился зелёным, показывающим, что трап коснулся поверхности посадочного поля космодрома, Ант, взявшись одной рукой за фраунгер, чтобы он не болтался при ходьбе, первым ступил на верхнюю ступеньку трапа.

– Ждите! – Коротко бросил он и быстро перебирая ногами, побежал по трапу вниз.

Оказавшись на тёмной поверхности посадочного поля, Ант сдёрнул оружие с шеи и взявшись за него обеими руками, но не включая защитного поля пояса, завертелся, осматриваясь, затем быстрым шагом вышел за границу корпуса трийер и поднял голову, смотря в безоблачное небо. Скорее всего была примерно середина местного дня, так как Мирана сияла почти над головой, но Эстеррана была не видна, видимо находясь по обратную сторону Креусы. Никого из людей нигде не просматривалось. Быстрым шагом он вернулся к трапу.

– Чисто! Выходите! – Прокричал Ант, подняв голову в открытый зёв люка, из которого был опущен трап.

Прошло немало времени, прежде, чем на ступеньках трапа показались ноги первого ваэта, за которым, буквально вплотную шёл второй, за которым, вплотную – третий. Оружие свободно болталось у них на их мощных шеях, если такой можно было считать едва просматриваемое сочленение их голов с туловищем. Шли они не торопясь, но шагали настолько синхронно, что Ант невольно улыбнулся.

Оказавшись внизу, ваэты молча выстроились перед трапом, совершенно не удосужив своим вниманием окружающее пространство, вызвав у Анта невольное чувство досады.

Едва открыв рот, чтобы высказать им своё недовольство по этому поводу, он тут же закрыл его, вдруг, вспомнив об их необычном чувстве и что возможно они больше полагаются на него, нежели на свои зрение и слух.

– Я и Таннат… – Заговорил Ант поворачивая голову в сторону названного ваэта. – Направляемся к пантеону пантеона, тому зданию, на краю посадочного поля. Вы… – Он обвёл быстрым взглядом двух других ваэтов. – Осматриваете снаружи левет и транспорт шхертов – файтаг. Если будет возможность осмотреть их изнутри – осмотрите. Но будьте внимательны. Особенно внутри корабля шхертов. Но лучше дальше его ангара не ходите. Если он пуст, то и во всём транспорте, вероятнее всего, никого и нет. Связь не отключать. Если появится какая-то опасность, немедленно сообщать, что сделаем и мы. Вахта! – Произнёс он, подняв голову и посмотрев в сторону тёмного зева люка, будто вахтенные находились там.

– Да, гард капитан! – Тут же прозвучал голос вахтенного офицера откуда-то из района нагрудного кармана курточки Анта.

– Пристальное внимание к окружающей трийер обстановке. При появлении опасности – немедленно сообщить. – Проинструктировал он вахтенного офицера и опустив голову, развернулся и направился прочь от трапа.

Таннат неторопливо зашагал за ним, с каждым шагом отставая. Ант шёл не оглядываясь, будто забыв, что за ним идёт неторопливый ваэт и лишь когда вышел из-под корпуса трийер, он остановился и покрутил головой, но по-прежнему никого и нигде не наблюдалось. Но всё же возобновил свой путь Ант лишь тогда, когда ваэт поравнялся с ним.

Дальше Ант шёл медленнее, синхронизируя свои шаги с шагами ваэта, может лишь на полшага впереди него.


***


Ещё издали Ант увидел, что двери левета открыты и направился к летательному аппарату. Это был самый большой летательный аппарат траков малого класса – двенадцатиместный, вооружённый короткодействующей лазерной турелью. Такие летательные аппараты на своём борту имели актеоны и треи, которые, в основном, использовались для высадки десанта на поверхность планет и спутников.

Приподняв оружие, Ант подошёл к проёму двери левета и заглянув внутрь, тут же отшатнулся – все кресла салона были заняты траками, но судя, по уже почерневшим лицам, сидящих перед дверным проёмом траков и по их широко открытым глазам с остекленевшим взглядом, они были мертвы.

– Проклятье! – Ант отступил от проёма и повернул голову в сторону ваэта. – Все мертвы! Двенадцать штор и пилот. Определённо, они были атакованы не таким оружием. – Он приподнял фраунгер. – А психотронным. И не слабым. Кто это мог сделать? Однозначно не креусы, хотя у них тоже есть носители психотронного поля, но не столь мощного. – Он покрутил головой и опустив фраунгер, развернулся и направился от левета прочь.

Дойдя до файтага, Ант несколько раз дёрнулся, пытаясь решить, подняться в ангар корабля шхертов, так его трап был опущен, или же пройти мимо, но не выходящая у него из головы странная массовая смерть траков в салоне левета, заставила его всё же повернуть к трапу файтага, но чем ближе он подходил к нему, тем тревожнее у него становилось на сердце. Не выдержав напряжения, он включил защитное поле своего пояса, предупредив об этом Танната земным жаргоном.

– Держись от меня на подальше. Я включил защитное поле. Долбанёт, мало не покажется.

Ничего не сказав, ваэт сделал несколько шагов в сторону.

Первый труп лежал у самой нижней ступеньки трапа – это был шхерт. Его поза была крайне неудобна и Анту пришлось изрядно напрячься, чтобы перешагнуть через него и ступить на одну из ступенек трапа.

– Останься!

Произнёс он не оглядываясь, адресуя свой приказ ваэту и приподняв фраунгер и втянув голову в плечи, будто захотел оказаться ниже ростом, быстрой пружинистой походкой направился по трапу вверх, стараясь не касаться его ограждения и лишь когда вошёл внутрь корабельного люка, из которого был опущен трап, перешёл на медленный, практически, бесшумный шаг, а едва его глаза вышли из-за верхней границы люка, остановился и прислушался – в ангаре было сумеречно и тихо.

Постояв несколько мгновений, давая глазам адаптироваться к плохому освещению и так ничего и не услышав, стараясь ступать, как можно тише, Ант возобновил подъём, но когда его тело наполовину вышло из-за верхней границы проёма люка, вновь остановился и покрутил головой. Его лицо тут же исказилось гримасой тревоги: неподалёку от люка, на полу ангара лицом вниз лежал, определённо трак; чуть поодаль на спине лежали ещё два человека и если можно было судить по их тёмной свободной одежде, которую он видел на шхертах, когда с адмиралом блуждал внутри колониального корабля шхертов, это были таты; дальше просматривались ещё лежащие на полу люди и судя по тому, что все они были неподвижны, они были мертвы, но определить их принадлежность к какой-то галактической расе в сумеречном свете ангара не представлялось возможным. Глубоко и протяжно вздохнув, Ант развернулся и уже не таясь, сбежал по трапу вниз.

– И там все мертвы. – Заговорил он, останавливаясь в паре шагов напротив ваэта. – Но там не только траки, но и шхерты. Скорее всего местные таты. Но откуда у них файтаг? – Ант дёрнул плечами и покрутил головой осматриваясь. – Если судить по трупам, то события произошли уже достаточно давно, по крайней мере, прошло уже несколько суток. Хотя, из-за большой влажности и высокой температуры, разложение биологических объектов здесь должно идти гораздо быстрее стандартного времени. Холлол! – Произнёс он, чуть опуская голову.

– Да, гард капитан! – Тут же донёсся голос ваэта откуда-то из верхнего кармана курточки Анта.

– Вы уже осмотрели салон левета? – Поинтересовался он.

– Осматриваем, гард капитан.

– Выводы?

– Все мертвы, гард капитан.

– Я это знаю! – По лицу Анта скользнула тень досады. – Причина?

– Они были атакованы мощным психотронным полем, гард капитан. Ещё, когда летательный аппарат находился в воздухе, так как его опоры деформированы, что показывает, что он не плавно опустился на поверхность, а упал, но с небольшой высоты. – Пространно пояснил голос ваэта из кармана курточки Анта, изрядно удивив его логикой своего анализа, так как до сих пор, обычно ваэты отделывались короткими безэмоциональными фразами.

– А кто открыл дверь левета? Креусы? Не думаю, что они прежде встречались с летательными аппаратами траков. – Ант покрутил головой, будто вёл беседу не с невидимым ваэтом, а с явным.

– Возможно она открылась от удара летательного аппарата о посадочное поле, а возможно и траки сами её открыли, ещё в воздухе, намереваясь увидеть атакующего. – Вновь пространно пояснил ваэт, продолжая удивлять Анта.

– Как давно, по-вашему, это произошло? – Поинтересовался Ант.

– От суток-двое назад, гард капитан.

– Я заглянул в ангар файтага, та же картина – трупы, но не только траков, но и шхертов. Но всё же, будьте внимательны. – Произнёс Ант и подняв голову, развернулся и неторопливо пошёл прочь от трапа космического корабля шхертов.

Таннат направился следом, шагах в пяти позади.

Чем ближе Ант подходил к купольному зданию на краю посадочного поля, тем тревожнее у него становилось на сердце и тем крепче он сжимал в руках фраунгер. Да и растущее в размерах здание, становясь всё выше и шире, вносило свою толику тревоги в сердце Анта. Как себя вёл ваэт он не представлял, так как шёл не оглядываясь, будто забыв о своём спутнике.

На удивление, двери пантеона были открыты, что Ант увидел ещё издали. Если здание было светло-коричневого цвета, то дверной проём отчётливо выделялся своей пугающей чернотой. Проём был высок, но настолько узок, что два идущих рядом человека навряд ли бы смогли пройти через него. Никого рядом с дверным проёмом не наблюдалось. Хотя проём был узок, но всё же Ант решил подойти к нему сбоку, для чего ему пришлось резко свернуть в сторону и лишь сейчас, уткнувшись в ваэта, который резко отпрыгнул в сторону от соприкосновения с защитным полем пояса, он вспомнил о нём.

Окинув ваэта продолжительным взглядом, будто увидев его впервые и увидев, что оружие у ваэта просто болтается на шее, Ант молча махнул рукой и шагнув в сторону, обошёл ваэта и так же молча продолжил свой путь.

Тихо подойдя к дверному проёму, Ант замер и прислушался: никаких звуков изнутри не доносилось, будто в здании никого не было.

Продолжая тихо ступать, он шагнул к самому краю дверного проёма и вновь замер, прислушиваясь. За дверным проёмом была полная тишина.

Протяжно и бесшумно вздохнув, он, отключил защитное поле пояса, присел и перекувыркнувшись, так как его учил инструктор в земной школе пилотов, по диагонали пересекая дверной проём, вскочил и вскинув фраунгер, шагнул в сторону от дверного проёма и мгновенно замер: перед ним был огромный полутёмный сферический зал, в центре которого стояла толпа людей, разбившись на небольшие группы, тесно прижавшись в них друг к другу. Однозначно, это были креусы. Ни одного шхерта, меж них не просматривалось, так как они были гораздо выше и несомненно, выделялись бы своим ростом и безволосыми головами.

Постояв несколько мгновений неподвижно, Ант сделал шаг в сторону креусов, но тут же остановился и оглянулся – Таннат стоял в дверном проёме, напрочь перегородив его своим тучным телом, будто намеревался таким образом перегородить путь любому, кто попытается убежать из купольного зала.

– Это креусы. Местное население. – Негромко заговорил Ант, но даже его этот голос гулко отозвался под куполом огромного зала. – Освободи дверь! Пусть выходят.

Ничего не сказав, ваэт попятился и шагнув в сторону, скрылся из вида. Ант отвернулся, но всё же продолжая сжимать в руках фраунгер, шагнул к центру зала. Не доходя до первой группы креусов шагов трёх, он остановился и медленно покрутил головой, ещё раз, боле внимательно рассматривая стоявших перед ним людей: несомненно, это было местное население.

Проклятье! Состроив кислую гримасу, Ант вяло улыбнулся. Я ведь совершенно не знаю языка креусов. Болван! Отправил он в свой адрес нелестный эпитет. И почему бы тебе было не выучить хотя бы несколько слов. Может кто-то из них знает язык эстерров? Анити ведь знала. Или язык шхертов? Таты ведь общались с ними как-то.

– Что здесь произошло? Что вы делаете здесь? – Громко произнёс Ант на языке шхертов, стараясь тщательно проговаривать те немногие слова, которые знал и они гулким этом вернулись к нему из-под купола, заставив его невольно поднять плечи.

Прошло несколько мгновений тишины, но никакого ответа, ни от кого из креусов не пришло.

– Что здесь произошло? – Заговорил Ант уже на языке эстерров. – Что вы здесь делаете?

И ещё прошло несколько мгновений тишины и опять никто из стоявших перед ним местных жителей не произнёс ни единого слова.

Тогда, развернувшись к толпе боком, Ант повесил фраунгер на шею и вытянул руку в сторону дверного проёма.

– Все свободны! Выходите! – Произнёс он на языке эстерров.

И ещё прошло несколько мгновений тишины и опять ни один из креусов не пошевелился.

Тогда, развернувшись и сделав несколько быстрых шагов к стоявшей перед ним группе креусов, Ант схватил стоявшего первым мужчину, за рукав его какой-то непонятной одежды и резко дёрнул его на себя. Мужчина сделал пару шагов и оказался впереди Анта. Ант, теперь уже толкнул его в спину, стараясь направить в сторону дверного проёма.

– Выходи! – Громко произнёс он на языке эстерров.

От толчка мужчина сделал несколько быстрых шагов, затем замер, затем сделал короткий шаг, затем ещё один и только после этого, неторопливо зашагал к выходу.

Практически не глядя, Ант опять вытянул руку в сторону стоявшей перед ним группы креусов и выдернув из неё, определённо, молодого человека, тоже подтолкнул его в сторону выхода.

– Пошёл отсюда! – Произнёс он уже, не зная почему, на языке землян.

Сделав несколько быстрых шагов, молодой креус, вдруг, перешёл на бег и перегнав мужчину, первым направился к выходу.

Ант, не глядя, вновь вытянул руку в сторону группы креусов, перед которой стоял, но его рука схватила лишь пустоту. Невольно вздрогнув, он повернул голову – обходя его, креусы уже сами шли к выходу.

Опустив руку, Ант глубоко и протяжно вздохнул, скользя лишь взглядом по, пришедшей в движение, всей толпе креусов, находящихся внутри пантеона.

Последними, откуда-то из самой глубины купольного зала, выходили три креуса: или очень старый или очень больной мужчина и две женщины, которые поддерживали его под локти с двух сторон. Одна из женщин, скорее всего, тоже имела какие-то проблемы со здоровьем, так как было хорошо видно, что шаги ей даются с трудом и она шла, видимо сама держась за мужчину, чтобы не упасть и потому вся тяжесть по сопровождению мужчины лежала на достаточно молодой креусе. Глядя на них, у Анта сложилось впечатление, что они никогда не доберутся до выхода. Желая им помочь, Ант быстрым шагом подошёл к старой женщине и взяв мужчину под локоть, невольно остановил их продвижение.

– Я помогу! – Заговорил он на языке эстерров, пытаясь второй рукой оторвать руки старой женщины от мужчины. – Держитесь за меня с двух сторон.

Но женщина, вдруг, оказалась очень сильной и усилие Анта не возымело успеха.

– Да не сопротивляйтесь вы! – В сердцах воскликнул он, дёргая старую женщину сильнее. – Я хочу лишь помочь! Иначе вы никогда не выберетесь отсюда.

Со стороны раздался негромкий протяжный женский голос, произнёсший достаточно длинную фразу. Ант оглянулся на голос и буквально, остолбенел – с другой стороны, рядом с мужчиной, поддерживая его под локоть, шла Анити.

– Анити! – Буквально, выдавил из себя Ант, произнеся имя креусы так, как оно звучит на языке креусов, как его несколько раз произносила Анити, по его просьбе.

Молодая креуса попятилась, её поддержка старика ослабла и он начал валиться в её сторону. Молодая креуса тихо вскрикнула и дёрнулась вперёд, чтобы остановить падение старика, но её сил, видимо оказалось недостаточно и старик продолжил падать. Тогда уже Ант, желая помочь молодой креусе, отпустил локоть старика с одной стороны и выбросил свои руки в сторону другого его локтя – старик замер и приложив достаточное усилие, Анту удалось его выпрямить. Даже несмотря на то, что сила тяжести на Креусе была более, чем в полтора раза ниже, чем на Земле, старик, вдруг, оказался, достаточно тяжёл. Молодая креуса вновь заняла своё прежнее место около старика, но так как Ант теперь преграждал им дорогу, они остановились.

– Анити! – Вновь назвал Ант имя девушки, глядя на молодую креусу.

Губы молодой креусы шевельнулись.

– Олита! – С трудом разобрал Ант произнесённое ею слово.

– Это твоё имя? – Поинтересовался он у молодой креусы, заговорив на языке эстерров.

Губы девушки вновь шевельнулись и Ант услышал несколько резких скрипучих слов.

Странный язык. Ант состроил гримасу досады. И похож на язык эстерров и нет. Да и на язык шхертов он не похож? Может быть они с креусами разговаривали на каком-то другом своём языке? Нет! Ант невольно мотнул головой. Этого не могло быть. Скорее всего это язык эстерров, только очень искажённый, с большим акцентом.

– Это твоё имя? – Повторил он свой вопрос на языке эстерров, но уже медленно и чётко произнося слова.

– Да! – Удалось разобрать Анту короткое слово, произнесённое молодой креусой.

Анити говорила, что у неё была сестра. Ант прищурился, невольно углубившись в размышления. Может быть это она и есть? Проклятье! И почему я не поинтересовался её именем?

– Анити Сестерс, твоя сестра? – Чётко и медленно произнося слова на языке эстерров, поинтересовался он у молодой креусы.

Глаза молодой креусы тут же сделались большими и круглыми. Определённо, в них был страх. Её губы заметно задрожали.

– Анити Сестерс, твоя сестра? – Повторил вопрос Ант, стараясь произносить слова ещё медленнее и чётче.

Губы молодой креусы вновь шевельнулись.

– Да! – С трудом разобрал Ант, тихо произнёсённое ею слово.

– Я знал Анити. – Принялся Ант объяснять причину своего интереса к молодой креусе. – Она ум…

Он, вдруг, умолк, решив, что, сейчас, возможно, не совсем подходящий момент, чтобы говорить об этом, при стариках, находящихся в весьма плачевном состоянии и которые, возможно, являются родителями Анити.

Ант вновь шагнул к старой креусе и с силой оторвав её от старика, взял их обеих под локти и повёл подбородком в сторону выхода.

– Поторопимся! – Произнёс он на языке эстерров и сделал шаг в указанном направлении.

Ничего не сказав, поддерживая старика под локоть с другой стороны, молодая креуса шагнула к выходу.


***


Шли к выходу из храма они настолько долго, что даже сверхтерпеливый ваэт, скорее всего, не выдержал ожидания и появился в дверном проёме, но, видимо, увидев, что Ант медленно ведёт кого-то к выходу, шагнул из проёма в сторону.

Выйдя наружу, Ант покрутил головой, пытаясь увидеть вышедших из пантеона других креусов, но никого нигде не просматривалось, хотя до опушки леса, который располагался за посадочным полем космодрома, было не менее трёхсот метров.

Ну прыть! Всплыла у него мысль досады.

Таннат, совершенно не проявил никакого интереса, ни к вышедшим из здания креусам, ни к Анту и так остался стоять в другой стороне от входа, уставившись куда-то в сторону, стоящего вдали, файтага.

Молодая креуса, видимо, догадавшись, что хочет незнакомый помощник и зная куда нужно идти, принялась идти боком, но старик, скорее всего, идти боком не мог и его ноги начали подкашиваться и Анту пришлось, отпустить локоть старой креусы и буквально поднять старика, схватившись за него обеими руками. Сделав пару шагов, он прислонил старика к стене храма и придерживая его одной рукой, склонил голову к своему плечу.

– Вахта! – Произнёс он на языке траков.

– Да, гард капитан! – Тут же получил он ответ от вахтенного офицера.

– В левет и быстро к зданию на краю посадочного поля. Я жду у входа. Выполняй! – Приказал Ант.

– Да, гард капитан! – Тут же пришло подтверждение и донёсшийся из кармана курточки Анта шум, однозначно возвестил, что вахтенный офицер пришёл в движение.

Несмотря на приказ Анта, ждать прихода левета пришлось долго. Постояв некоторое время, Ант вновь склонил голову к плечу.

– Холлол, что у вас? Где вы? – Поинтересовался он.

– В ангаре чужого космического корабля, гард капитан. – Донёсся голос ваэта. – Здесь более двух десятков трупов: три трака, остальные нам неизвестны. Живых нет.

– Принято! Возвращайтесь на трийер. Приступайте к несению вахты по одному. Я попытаюсь узнать у местного населения, что здесь произошло.

– Да, гард капитан! – Пришло подтверждение от ваэта.

Наступило долгое, томительное ожидание.

Наконец, донёсся высокотональный свист и буквально в паре метров от входа в пантеон опустился левет. Его двери скользнули в сторону, но в образовавшемся проёме никто не показался. Состроив гримасу недовольства, Ант повернул голову в сторону Танната.

– Таннат! Отнеси старика в левет. Для тебя это не составит большого труда. – Громким голосом заговорил Ант. – Сам в него он не заберётся.

Ничего не говоря, ваэт неторопливо подошёл к старику и достаточно грубо оттолкнув молодую креусу в сторону, взял старика на руки и понёс к летательному аппарату. Анту показалось, что делал он это будто играючи, будто старик, совершенно, ничего не весил. Старик молчал: или принимал это, как должное, или был напуган и отдался воле своей судьбы.

Ант пошёл следом. Взяв старую креусу под локоть, молодая креуса тоже повела её к левету.

Посадив старика в одно из кресел, Таннат сел в соседнее кресло.

– Нет! – Ант мотнул головой, запрыгивая в салон левета. – Оба… – Он перевёл взгляд с Танната на Роттора. – Возвращайтесь на трийер. Две вахты в режиме по одному: одна в зале управления, вторая в ангаре. Ожидайте моего возвращения. Я доставлю креусов в их дом и попытаюсь выяснить, что здесь произошло. Молодая креуса, кажется, знает один из известных мне языков местной цивилизации и возможно сможет рассказать о произошедших здесь событиях. Выполняйте!

– Да, гард капитан! – Вразнобой ответили ваэты и поднявшись со своих кресел, вышли из летательного аппарата и неторопливо зашагали прочь.

Ант выглянул наружу и вытянул руку в сторону старой креусы.

– Поднимайтесь на борт. – Чётко выговаривая слова, заговорил он на языке эстерров. – Я доставлю вас домой.

Молодая креуса принялась подталкивать старую ко входу в левет. Когда они оказались около входа, Ант взял старую креусу за локоть и помог ей подняться в салон. Усадив её в кресло рядом со стариком, он повернулся к Олите и вытянул руку в сторону соседнего кресла, рядом с креслом пилота.

– Сюда! Покажешь дорогу! – Несколько грубоватым голосом, забыв о чёткости слов, произнёс он.

– Да, сан! – Негромко ответила молодая креуса.

Брови Анта подпрыгнули – слова Олитой были произнесены на языке эстерров хорошо и понятно, практически, без акцента.


***


Хотя просека, по которой шла дорога, была достаточно широкой, Ант вёл левет с невысокой скоростью и низко над петляющей среди деревьев дорогой, руководствуясь короткими репликами Олиты, скорее страха, нежели чего-то другого, когда левет оказывался у поворота и его нос оказывался в непосредственной близости от растущих вдоль дороги деревьев. Он тут же снижал скорость летательного аппарата, чтобы вписаться в этот поворот, не задев при этом этих самых деревьев.

Молодая креуса, видимо, никогда не поднималась выше крон деревьев и потому, едва Ант изначально поднял летательный аппарат над деревьями, отчаянно закрутила головой, осматриваясь, а затем повернула голову в сторону Анта и энергично закрутила головой. Поняв причину её беспокойства, Ант тут же опустил левет вниз и повёл его над дорогой, по которой, видимо, креусы ходили к пантеону у посадочного поля.

Петлять пришлось около получаса, прежде, чем деревья расступились и левет вышел на достаточно обширное пространство, не имеющее деревьев, которое можно было принять за огромную поляну, со всех сторон окружённую лесом. Дорога шла посредине этой большой поляны, вдоль которой стояли небольшие тёмные островерхие дома. Часть поляны имела тёмный цвет и скорее всего предназначалась для выращивания креусами каких-то своих культур. Ещё на одной части поляны паслись какие-то невысокие животные, принадлежность их к какому-то виду издалека определить было невозможно.

Догнать ушедших раньше креусов так и не удалось, видимо они проявили незаурядную прыть, оказавшись на свободе, да Ант и левет вёл не быстро.

Едва левет поравнялся со вторым, из выстроившихся вдоль дороги, домом, как раздался очередной возглас Олиты.

– Сюда! – Она вытянула руку в сторону дома, мимо которого сейчас проходил левет.

Ант тут же сбросил ногу с акселератора и поставил штурвал едва ли не вертикально – резко затормозив, левет развернулся и едва не ткнувшись носом в стену дома, замер.

Видимо испугавшись, что летательный аппарат разрушит дом, Олита громко вскрикнула.

Ант потянул штурвал на себя и чуть вжал акселератор – левет подался назад и развернув его вдоль дороги, Ант мягко опустил его рядом с домом и ткнул пальцем в клавишу открывания двери. С лёгким шелестом, дверь скользнула в сторону. Оттолкнув штурвал, Ант развернулся вместе с креслом и поднявшись шагнул к креслу, в котором сидел старик. Ему показалось что, тот спит. Подняв брови, он перевёл взгляд на старую креусу.

– Если это ваш дом, то можно выходить. – Негромко произнёс он на языке эстерров.

Старая креуса, до сих пор смотревшая куда-то перед собой, повернула голову в сторону Анта, её губы шевельнулись и Ант услышал совсем короткую фразу на незнакомом языке. Из глаз старой креусы выкатились по большой слезинке и скатившись по её морщинистым щекам, оставив на них блестящие следы, упали ей на одежду и растворились в ней большими тёмными пятнами.

Вдруг, кто-то сильно толкнул Анта в бок, заставив его сделать шаг в сторону от кресла со стариком, к которому тут же бросилась молодая креуса и став перед стариком на колени, уткнулась головой ему в грудь. Её плечи начали часто подрагивать.

– Что произошло? – Поинтересовался Ант на языке эстерров, тронув Олиту за подрагивающее плечо.

Молодая креуса оттолкнувшись от старика, резко поднялась и повернула голову в сторону Анта – её глаза были наполнены влагой.

– Отец! Он умер! – Едва слышно произнесла она на языке эстерров.

– Проклятье! – Невольно слетело с губ Анта на языке землян.

Проклятье! Его лицо исказилось гримасой досады. Может зря я решил подвезти их? Его плечи невольно дёрнулись. Но я ведь хотел, как лучше. Он глубоко и протяжно вздохнул…


***


Похороны старика состоялись в этот же день, если их можно было назвать таковыми, так как женщины посёлка завернули старика в какую-то материю, а мужчины отнесли его в лес и посадили на землю, прислонив спиной к стволу толстого дерева. Постояв некоторое время перед ним, мужчины развернулись и пошли прочь. Ант поспешил за ними, так как ни Олита, да и вообще, ни одна из женщин деревни в лес не пошли.

Когда Ант вернулся к дому, то увидел, что Олита, повесив на локтевой сгиб нечто, похожее на большую корзину, достаёт из неё какой-то красно-коричневый, овальный, скорее всего, плод и раздаёт собравшимся около дома жителям деревни. Получив плод, житель деревни разворачивался и уходил. Вскоре около дома, кроме Анта и Олиты больше никого не осталось.

Подойдя к Анту, молодая креуса достала из корзины плод и молча протянула его Анту. Взяв плод, который был достаточно мягким, Ант поднёс его к глазам, так как уже наступил вечер и было достаточно сумеречно: ни с каким, до сих пор виданным, плод не вызвал у него никакой ассоциации. Ант поднёс плод к носу: запах был и приятный и в тоже время нет.

Он уже начал гнить. Догадался Ант. Видимо эту корзину с плодами уже давно приготовили и она лишь дожидалась своего времени.

Он опустил руку с плодом и поднял взгляд на Олиту. Молодая креуса уже опустила корзину на траву и стояла молча, смотря на Анта. Её губы шевельнулись.

– Тап. Его нужно съесть. Иначе Таты не возьмут отца к себе в небесный сад. – Негромко и вполне понятно произнесла Олита на языке эстерров.

– А почему ты не ешь? – Ант вопросительно взмахнул подбородком.

– Это последний. – Лёгкая усмешка тронула губы Олиты. – Ты оказался неожидаем.

– Ну и ну! – Состроив мину озабоченности, Ант покрутил головой и вдруг, взявшись за плод двумя руками, разломил его на две части и протянул одну половину Олите. – Возьми! Надеюсь это не послужит препятствием для попадания твоего отца в небесный сад?

Молча взяв половину плода, молодая креуса начала его быстро есть, будто была очень и очень голодна. Покончив с плодом, она перевела взгляд на Анта. Её брови выгнулись высокими дугами. Поняв причину её удивления, Ант тут же поднёс свою половину плода ко рту и откусив небольшой кусочек, замер – ему захотелось вырвать.

Проклятье! Такое впечатление, что он лежал в луже с мочой, а не в корзине. Замелькали у него мысли досады. И что теперь? Теперь понятно, почему Олита его так быстро съела. Чего можно ожидать, от жителей деревни, если его не съесть. Ещё посадят ночью под соседнее дерево за осквернение их традиций. Хорошо, что я догадался отдать ей половину этой гадости.

Преодолевая отвращение, Ант проглотил кусочек плода и затем, перестав дышать, принялся откусывать его большие куски и, практически, не жуя, проглатывать, благо что он был мягким и не застревал в горле. Так же быстро, как и молодая креуса покончив со своей половиной плода, он шумно выдохнул и тут же отвернул лицо в сторону от Олиты, чтобы она не увидела какая мина отвращения оказалась у него на лице. Постояв некоторое время, часто, стараясь беззвучно делать короткие выдохи, дождавшись, когда запах изо рта изрядно улетучится, он, вновь повернул своё лицо к молодой креусе.

– Странный обычай. Впервые вижу, чтобы умерших оставляли в лесу под деревом. Его же могут разорвать дикие звери. – Неторопливо произнёс он на языке эстерров, стараясь всё же достаточно чётко произносить слова.

– Завтра нужно обязательно идти к дереву. Если отца не будет, значит он заслужил, чтобы Таты взяли его в свой небесный сад. Если он останется там, значит он не заслужил небесного сада и тогда его придётся закапывать глубоко в зёмлю, иначе он будет приходить по ночам в деревню и пугать его жителей. – Пространно пояснила Олита на достаточно понятном языке эстерров.

– И как долго он будет приходить в деревню? – Поинтересовался Ант.

– Так долго, пока не умрут все жители деревни. – Едва слышно произнесла Олита, будто опасаясь, что её услышит кто-то ещё, кроме Анта.

– Ну и ну! – Ант покрутил головой.

Прямо хоть иди ночью к тому дереву и закапывай старика. Проклятье! Пожалуй, в темноте я и не найду, где это дерево. Плутали мы изрядно. Замелькали у него тревожные мысли. А что если поручить это ваэтам. Они своим полем отыскали бы его в темноте? Интересно, когда они намереваются отправиться к дереву с проверкой? Может быть я успею утром сходить за ваэтами?

– А почему вы выбрали это дерево, а не какое-то другое, ближе к деревне, например? – Поинтересовался он у Олиты.

– Каждый креус сам выбирает для себя дерево, когда чувствует свою смерть… – Заговорила Олита. – И начинает собирать с него плоды, которые я раздавала жителям. А когда Таты заберут его в небесный сад, жители срубят это дерево и сожгут.

– А если смерти придётся ждать долго, ведь плоды могут испортиться? – Несколько повысив голос, произнёс Ант.

– Многие деревья приносят плоды три раза в год. Их периодически собирают ещё несозревшими.

– Ну и ну! – Ант вновь мотнул головой.

Возможно жителям повезло, что плоды оказались подпорченными, а не зелеными кирпичами. Всплыла у него мысль, полная сарказма.

– А ты знаешь, где растёт это дерево? – Поинтересовался он.

– Это я собирала его плоды. Отец не мог этого делать. Но теперь женщинам запрещено подходить к этому дереву. – Пояснила Олита.

– Отец был очень стар? – Задал Ант ещё один вопрос.

– Многие мужчины живут дольше. Его очень сильно ударил тат своим посохом, когда отец принёс ему жёлтый камень. С того времени он начал болеть.

– Ах, да! – Состроив гримасу, Ант покивал головой. – Анити рассказывала об этом. Изуверский знак благодарности.

– Почему ты знаешь Анити? – Вдруг, поинтересовалась молодая креуса. Нам сказали люди в чёрной одежде, что её увезли таты в свой большой дом на небе и больше её никто не видел. Отец очень тосковал по ней, хотя она и убежала из дома и стала серой.

– Мы познакомились случайно…

Ант коротко, без лишних подробностей рассказал Олите о встрече с Анити и об их участии в освобождении Эстерраны от колонизаторов, может лишь чуть приукрасив смерть Анити, сделав её несколько более героической.

– Я ей завидую. – В уже наступившей темноте донёсся глубокий вздох молодой креусы. – Я не такая смелая, как она. Потому отец и любил её. – Вновь раздался глубокий вздох Олиты.

– Ты уже идёшь по её следу. Хорошо знаешь язык чужой цивилизации. С чего и начинала Анити. Осталось убежать в лес и присоединиться к серым. – Ант широко улыбнулся.

– Я никогда не решусь на такой шаг. Да и серых таты всех переловили. Отец запретил мне общаться с эстеррами. Я это делала тайком от него. Они часто приходили в нашу деревню, так как она неподалёку от большого чёрного поля, куда они приходят на своих больших небесных телегах. Но в последние годы, они перестали приходить к нам и я не забыла их язык лишь потому, что нашла среди вещей Анити несколько книг на их языке, которые научилась читать, в тайне от отца. Некоторые из них я даже могу говорить, не смотря в них. – Олита, практически, безупречно выговаривала сложные слова эстерранского языка, даже вызвав у Анта некоторую зависть, так как его произношение эстерранских слов было далеко не идеальным.

– А почему ваш пантеон находится так далеко от деревни? – Поинтересовался он.

– Где сейчас большое чёрное поле, прежде там была большая деревня, жители которой и построили этот пантеон. Наша деревня небольшая и нам не построить его. Жители той деревни, за большие дары разрешили жителям нашей деревни приходить в их пантеон. Потом пришли таты и разрушили ту деревню, а на её месте построили своё чёрное поле. – Пространно пояснила молодая креуса.

– Уже темно, стало заметно прохладнее. – Ант поёжился. – И Анити рассказывала, что ночью на Креусе небезопасно. Многие хищные звери выходят на свою охоту и часто нападают на креусов. Нужно или спрятаться в летательном аппарате или в твоём доме. – Предложил он.

– Это так. Но ещё не наступило время их охоты. Как только лес заговорит их голосами, тогда и будет небезопасно. Я пойду в дом. Я должна побеспокоиться о маме.

В уже наступившей темноте Ант увидел, как серая тень молодой креусы уменьшилась, видимо она наклонилась и подняла корзину и затем донеслись удаляющиеся шаги и серая тень Олиты начала растворяться в ночи. Ант поспешил за ней.


***


На удивление, кажущийся небольшим снаружи, дом внутри оказался достаточно вместительным, хотя и состоял из одной большой комнаты, в трёх местах перегороженной матерчатыми шторами. Анту тут же вспомнилась пещера на большом острове Эстерраны, комнаты которой были отгорожены от центрального зала похожими шторами. Четвёртая стена комнаты имела небольшое окно, рядом с которым, скорее всего, располагался какой-то очаг, от которого, однозначно, веяло теплом. По другую сторону от окна находилась входная дверь. Пол комнаты был деревянным, на котором лежало нечто, напоминающее очень грубый палас, закрывающий примерно половину комнаты.

Посреди комнаты стоял небольшой, грубо сколоченный стол, с четырьмя такими же грубыми табуретами, с четырёх его сторон. В доме был полумрак, который рассеивался лишь неким подобием светильника, стоявшего на столе, в котором плясал тусклый огонёк.

Одна из штор шевельнулась. Поставив корзину у очага, Олита шагнула в ту сторону и скрылась за шторой. Оттуда, тут же, донеслись негромкие слова на незнакомом Анту языке.

Подойдя к столу, он отодвинул один из табуретов и сел, положив руки на колени. Прошло достаточно долгое время, прежде, чем штора вновь шевельнулась и из-за неё вышла Олита. Подойдя к столу, она отодвинула от него ещё один табурет и села напротив Анта.

– Я рассказала маме, как прошли проводы отца в небесный сад. – Заговорила она. – Она очень переживает, что отца Таты могут не забрать в небесный сад. Они могли прогневаться на нашу семью из-за Анити. – Олита глубоко и протяжно вздохнула. – Если Таты не заберут отца, тогда мама на следующую ночь сядет под деревом рядом с отцом. Может быть тогда небесные Таты помилуют нашу семью и заберут их обеих в небесный сад. – Олита, вдруг, подняла руки и закрыла ими лицо.

– Это обязательно делать? – Поинтересовался Ант.

– Нет. – Голова молодой креусы качнулась из стороны в сторону. – Это решение мамы и она не хочет его отменить. – Олита провела руками по лицу и опустила их на колени. – Она хочет умилостивить небесных Тат, чтобы они не отвернулись от меня.

– Ну и ну! – Ант покрутил головой. – Тяжёлый и в тоже время мужественный поступок твоей мамы.

– Так поступают многие родители деревни, желая счастья своим детям. – Олита глубоко и протяжно вздохнула.

– А если…

– Их закопают в землю, а меня выгонят из деревни. – Тихо произнесла молодая креуса.

Ант поднялся.

– Я схожу к левету, закрою его дверь, чтобы какой-либо зверь не забрался внутрь и не испортил летательный аппарат и принесу из него тоник. Ужасно хочется пить. – Он повернулся к двери.

– Я с тобой. – Олита тоже поднялась.

– А мама не будет беспокоиться? – Ант мотнул головой.

– Я дала ей сок фоэты. Она уснула и проснётся не скоро. Мы очень долго простояли в храме и она очень устала. Спасибо тебе, что ты помог нам добраться до дома.

– Путешествие оказалось совсем невесёлым. – Ант развёл руками и постарался изобразить виноватую улыбку.

– Мы не дошли бы до дома до наступления темноты и скорее всего, ночью, стали бы добычей злых лесных зверей.

– Н-да! – Ант покрутил головой. – Суровая у вас жизнь. Я почему-то считал по-другому. Почему же тогда, вы не носите с собой оружие? – Он провёл рукой по своей груди и с досадой вспомнил, что фраунгер остался висеть на спинке кресла пилота в левете.

– Женщина не имеет права носить оружие, а отец был очень болен и уже не мог носить его. Да и в храм с оружием ходить запрещено. Тат может жестоко наказать, если увидит в храме креуса с оружием.

– Ты можешь рассказать, что здесь произошло? Что за корабли стоят около храма. Почему в них много мёртвых людей? Кто их убил? – Ант вытянул руку в сторону входа. – Поторопимся! Я оставил дверь левета открытой и опасаюсь, что в него заберётся какой-то зверь. – Он шагнул к выходу.

Выйдя из дома, Ант невольно замер – на улице было настолько темно, что он был даже не в состоянии увидеть что-то перед собой и куда нужно было идти, чтобы добраться до левета, совершенно не представлял, так как особенно и не смотрел, в какой стороне дома находилась входная дверь.

Анту в спину ткнулась рука Олиты и ему пришлось сделать шаг вперёд. Он тут же оступился и отчаянно замахав руками сделал ещё пару шагов вперёд и ткнувшись лицом во что-то твёрдое замер. И в тот же миг, где-то совсем рядом раздался душераздирающий вой. Спина Анта мгновенно покрылась инеем, так как ему показалось, что воющий находится прямо перед ним и что он даже почувствовал дуновение горячего воздуха от него. Анту в спину ткнулось что-то твёрдое. Он, буквально, окаменел.

– Не туда! Это изгородь! – Раздался у его уха женский голос – это была Олита.

Ант беззвучно выдохнул.

– Совершенно ничего не вижу. – Заговорил он. – Никогда не встречался с такой темнотой.

– Тучи. Будет дождь. – Пояснила Олита причину темноты.

– А этот ужасный вой?

– Это вул. Так он пытается побороть свой страх, нежели запугать свою жертву. Но если на него наступить, то может и очень больно укусить и даже вызвать паралич конечности. Гарт не воет. Он нападает тихо.

– Что за гарт?

– Большой чёрный хищник. Он ходит бесшумно.

– Ты можешь принести из дома светильник? Я не могу сориентироваться в такой темноте. – С досадой в голосе произнёс Ант.

– Я вижу достаточно хорошо, чтобы найти дорогу к твоей небесной телеге. Возьми меня за руку.

Ант тут же почувствовал, как его руки коснулась мягкая тёплая рука. Он обхватил женскую ладонь своей рукой. Его рука тут же пошла в сторону и потянула и его всего за собой. Развернувшись, Ант шагнул вслед за своей рукой.

Олита, видимо, действительно, хорошо видела в этой кромешной тьме, так как шла она достаточно быстро и наверное поняв по первым спотыканиям Анта, что ему непросто, старалась выбирать более прямую дорогу, без ям и кочек и Ант уже шёл не спотыкаясь.

Шли они молча, так как такая непроглядная тьма никак не способствовала к разговору.

Ант, вдруг, вспомнил, как он шёл вместе с Анити по космодрому шхертов на большом острове Эстерраны и что она тоже достаточно хорошо видела в темноте и если бы не она, они, возможно, и не попали бы на штурм, так как он, из-за своей невнимательности, не снял с прицела рашпера защитную крышку и долгое время, практически, не видел, куда они шли.

Вдруг, его рука опустилась и Ант, погружённый в невольные воспоминания, это осознал поздно и сделав лишний шаг, налетел на Олиту и сильно толкнул её.

– Ой-й! – Раздался в темноте её возглас и рука молодой креусы, вырвалась из руки Анта.

– Проклятье! – Невольно слетело с губ Анта слово, произнесённое на языке землян и вытянув руки вперед, он принялся водить ими перед собой, но перед ним никого не было.

Сбил с ног. Всплыла у него мысль досады и присев, он вновь принялся водить руками перед собой, даже касаясь ими верхушек растущей травы. Не нащупывая Олиты, он сделал короткий шаг вперёд и тут же его рука коснулась чего-то мягкого. Ещё не успела у него сформироваться довольная мысль, что он нашёл Олиту, как его другая рука коснулась чего-то липкого и она тут же вспыхнула, будто её обожгли огнём. Ант невольно вскрикнул и отдёрнул руку.

– Проклятье! – Опять вырвалось у него невольное слово на языке землян.

– Ты где? – Раздался у него над головой голос молодой креусы.

Схватив обожжённое место руки второй рукой, Ант встал и тут же, едва не ткнулся лицом в лицо Олиты, которое оказалось настолько близко, что он увидел, как светятся в ночи её глаза каким-то желтоватым цветом. Глаза отдалились.

– Ты так сильно меня толкнул, что я не устояла и упала внутрь твоей небесной телеги. – Донёсся из темноты её голос.

Левет! Наконец-то! Сердце Анта радостно встрепенулось. Разжав руки, он развёл их в стороны и тут же коснулся ими дверного проёма летательного аппарата.

Дальше, действуя по интуиции, он забрался в салон и пройдя к креслу пилота, ткнул в клавишу габаритных огней летательного аппарата – пульт управления расцветился неяркими терминалами, наполнив салон тусклым светом, да и тьма вокруг летательного аппарата заметно рассеялась. Он уже вознамерился включить освещение салона, но передумав, отдёрнул руку от следующей клавиши и поднёс руку к одному из светящихся терминалов – казалось, что она горела сильнее, будто огонь обжегший её разгорался всё сильнее и сильнее.

– Что с тобой? – Раздался рядом с его ухом голос молодой креусы.

– Обо что-то обжёг руку. – Ант поднял руку ещё выше и увидел, что кожа на ней выше ладони приобрела красный цвет и заметно припухла.

– Это слип лизнул тебя. – Едва ли не прошипела Олита. – Он теперь чувствует тебя и сейчас будет… Он уже…

Позади Анта раздался шум и затем последовал глухой стук.

– Нужно закрыть дверь. – Донёсся громкий голос молодой креусы, стоящей в полушаге от дверного проёма

Ант мгновенно развернулся, сделал быстрый шаг к дверному проёму и ткнул рукой в клавишу рядом с ним – тихо скользнув, дверь стала на место, герметично закрыв проём. Олита, видимо не ожидая такой скорости от двери, отшатнулась и поспешно сделала шаг назад, но ткнувшись в кресло, не устояла и с негромким ойканьем, оказалась в нём. Ант вновь поднёс проблемную руку к лицу – площадь покраснения заметно увеличилась.

– Я схожу в дом. – Олита заворочалась, пытаясь выбраться из кресла. – Принесу мазь. Иначе кожа на твоей руке скоро сгорит.

– Не стоит.

Состроив гримасу досады, Ант сунул руку в карман курточки и достав оттуда пакетик с биосалфеткой, открыл его и достав биосалфетку, приложил к покрасневшёй коже: рука вспыхнула ещё больше. Ант плотно сжал зубы и прикрыл глаза. Прошло несколько мгновений и боль начала утихать. Постояв ещё некоторое время и дождавшись, когда боль значительно уменьшилась, Ант открыл глаза и увидев, что большая часть биосалфетки оказалась не востребованной его организмом, снял биосалфетку с руки – кожа на руке была уже не красной, а лишь розовой. Сам не понимая зачем, Ант вознамерился вернуть неиспользованную биосалфетку назад, в пакетик, но того, вдруг, не оказалось в руке.

– Проклятье! Уронил!

Невольно слетело с его губ и опустив взгляд и сделав шаг назад, он попытался увидеть пакетик на полу салона, но в таком сумеречном освещении сделать это оказалось невозможным. Тогда он вытянул руку к стенке летательного аппарата, где неярким зеленым светом выделялась клавиша освещения салона.

– Ты его ищешь? – Донёсся голос Олиты.

Ант повернул голову на голос – молодая креуса уже выбралась из кресла и протягивала в сторону Анта руку, в которой был зажат пакетик от биосалфетки.

Выдохнув, Ант переориентировал свою руку и взяв пакетик, сунул в него, не полностью использованную биосалфетку и сунув пакетик в карман одной из спинок кресла, поднял взгляд на молодую креусу.

– Я оступился и невольно толкнул тебя. – Негромко заговорил он, повторяя уже более подробно, прежде рассказанную причину получения ожога на руке. – Моя рука разжалась и наша связь разорвалась. Я подумал, что ты упала и присел, чтобы найти тебя и помочь подняться. Моя рука ткнулась во что-то мягкое. Я подумал, что это ты, но вдруг, что-то липкое коснулось моей руки и она вспыхнула, будто её обжёг огонь…

– Это слип. – Перебила его монолог Олита. – Небольшой пушистый зверёк. Он питается всевозможными жучками и червями, которых парализует своим языком. Видимо и тебя принял за жучка. – Молодая креуса улыбнулась. – Он сам никогда не нападает на человека. Но если его тронуть, то последствия могут быть весьма печальны. У вас тоже есть такие зверьки, если у вас есть мазь, залечивающая раны, полученные от них? – Поинтересовалась она.

– Это биосалфетка. Кусочек искусственной кожи человека, пропитанный специальным раствором. Очень быстро заживляет, практически, все раны. – Пояснил Ант.

– И даже оторванную конечность? – В голосе Олиты послышалось нескрываемое восхищение.

– Увы! – Глубоко и шумно вздохнув, Ант покрутил головой. – Оторванные конечности она не восстанавливает, но рану от неё заживит, несомненно.

Он приподнял голову и покрутил ею, смотря по стёклам салона. Его сердце невольно сжалось: в свете габаритных огней летательного аппарата он отчётливо увидел два больших красных огонька, которые, однозначно, принадлежали не левету. Он тут же вспомнил красные огоньки на краю опушки леса на Тораке, обладатели которых едва не порезали его на куски. Он повернул голову к молодой креусе.

– Не думаю, что есть смысл возвращаться сейчас в дом. Там кто-то стоит. – Он повёл подбородком в сторону окна.

В тот же миг, Олита шагнула к Анту и схватившись обеими руками за его предплечье, прижалась к нему.

– Гарт! – Дохнул Анту в лицо тёплый воздух из её рта.

– Ну и ну! – Ант покрутил головой. – Можно было бы разобраться с этим гартом, но сколько их здесь? – Он дёрнул плечами.

– На определённой территории охотится лишь одна семья гартов и другие семьи на свою территорию не пускает. – Негромко произнесла Олита, продолжая стоять прижавшись к Анту.

– Значит гарт может быть не один. Семья у них большая?

– Пара взрослых и два-три детёныша.

– И все злые? – Попытался сыронизировать Ант.

– Очень! – Олита глубоко вздохнула.

– Можно включить прожектор и попробовать распугать их светом. Предложил Ант.

– Нет! – Олита решительно мотнула головой. – Вместе с гартами ты распугаешь и Татов и они не заберут отца в небесный сад.

– В таком случае, есть смысл: или отправиться на корабль и ночь провести там; или дождаться утра здесь, в левеете. – Ант повернул голову к молодой Креусе и их глаза встретились.

– Здесь! – Тихо произнесла Олита.

– Я разложу кресла и можно будет прилечь. – Он попытался отстранить от себя молодую Креусу. – Не стоять же нам всю ночь.

Опустив руки, Олита сделал шаг от Анта.

Ант повернулся к креслам и принялся манипулировать с ними, раскладывая и вскоре в салоне появилась широкая плоскость, напоминающая спальную платформу. Затем он прошёл к креслу пилота и достав из ниши пульта управления две баночки с тоником, вернулся к Олите.

– Можно присесть, прилечь. – Произнёс Ант и сев на импровизированную платформу первым, постучал по ней рукой рядом с собой, как бы предлагая молодой креусе присоединиться к нему.

Не заставив себя ждать, Олита села рядом с ним.

Открыв одну из баночек, Ант протянул её молодой креусе.– – Это тоник. – Принялся описывать он достоинства напитка в баночке, дождавшись, когда баночку возьмёт креуса и затем открыв свою. – Он очень питательный и хорошо утоляет жажду. Его пьют так. – Он поднёс баночку к губам и сделав несколько глотков, отстранил баночку ото рта и посмотрел на Олиту, которая продолжала сидеть, держа баночку в руке. – Это не страшно. – Улыбнувшись, Ант подтолкнул руку молодой креусы с баночкой к её лицу. – Пей. – Он вновь поднёс свою баночку к своим губам и сделал ещё несколько глотков прохладного напитка, краем глаза наблюдая за Олитой.

Молодая креуса, наконец, поднесла баночку с тоником к своим губам и сделав глоток, замерла, но уже через мгновение принялась достаточно энергично пить и убрала баночку ото рта, видимо тогда, когда напиток в ней закончился.

– Вкусный сок. – Заговорила она. – У нас таких плодов нет.

– Не думаю, что это плод какого-то дерева. – Ант покрутил головой и тоже допив тоник, протянул руку, взял у Олиты пустую баночку и поставив их обе на пол салона, повернул голову к молодой креусе.

– Ты так и не рассказала, что здесь произошло. Кто заставил всю вашу деревню собраться в пантеоне? – Поинтересовался он.

– День назад, утром в деревню пришли три или четыре тата и заходя в каждый дом, приказывали немедленно отправляться в пантеон. Кто отказывался, били своими посохами и поражали голову своим чувством, которое заставляло беспрекословно выполнять их волю. – Негромко заговорила Олита, подавшись к Анту и прижавшись к нему и Ант почувствовал, что её тело подрагивает, будто молодой креусе холодно, хотя в салоне и было свежо, но не до такой степени, чтобы дрожать от холода. – Так они заставили всех жителей деревни отправиться в пантеон. Отец, мама и я тоже пошли. От деревни до пантеона почти пять тысяч шагов. Я их уже не один раз посчитала. Около храма стояла большая небесная телега и все думали, что таты заберут нас в небесный сад, но таты приказали идти внутрь пантеона и не выходить оттуда, пока они не прикажут. Сами они в пантеон не пошли. Через какое-то время послышались громкие хлопки. Я знаю, что так стреляют из своего оружия люди в чёрном, когда приходят с неба и забирают молодых креусов с собой на небо и оттуда уже никто не возвращается. А тех креусов, которые не хотят идти с ними на небо, они убивают из своего оружия. Ещё они ищут серых креусов и тоже: или забирают их на небо; или убивают. Так они забрали и Анити. – Ант почувствовал, что Олита ещё плотнее прижалась к нему, будто надеялась спрятаться за ним от возможного попадания на небо на корабле людей в чёрной одежде. – Несколько раз снаружи доносился громкий свист: так свистят небесные телеги людей в чёрной одежде. Все думали, что это они пришли за нами, но через какое-то время свист стих и его долго не было. Потом пришёл ты и начал всех выгонять из храма и все подумали, что нас отправляют в небесный сад. Но ты всех отправил в деревню. – Олита повернула голову и её губы, буквально, коснулись губ Анта.

Дальше Ант действовал уже, будто, помимо своей воли и своего желания, будто ему в мозг проник какой-то непонятный туман, который обволок его и не давал появляться, совершенно, никаким мыслям, была лишь сладкая истома, которая охватила всё его тело, парализовав его свободу…


***


Ант вздрогнул и открыв глаза, ошалело закрутил головой: он лежал на импровизированной спальной платформе внутри левета. Олита лежала рядом, прижавшись к нему и скорее всего спала. В салоне было прохладно. Насколько Ант видел, Олита была лишь прикрыта частью своей одежды и скорее всего потому и прижалась к нему, чтобы согреться. Он опустил взгляд и мысленно отправил в свой адрес нелестный эпитет – его одежда на нём тоже была в неприглядном виде, да и не вся. Он перевёл взгляд на одно из окон левета: снаружи, скорее всего, было раннее утро. Стараясь не тревожить молодую креусу, он попытался отстраниться от неё, но она, вдруг, зашевелилась и в следующее мгновение, резко села. Одежда сползла с неё и Ант невольно засмотрелся на её красивое женское тело. Наконец, видимо, осознав, где она находится и что происходит, Олита схватила свою одежду и отвернувшись от Анта, принялась лихорадочно одеваться. Ант рывком сел и тоже принялся приводить свою одежду в порядок, но чтобы её полностью привести в порядок, ему всё же пришлось встать.

Одевшись, он шагнул в сторону и тут же втянул голову в плечи от донёсшегося грохота. Он опустил взгляд, поддетые его ногой, по полу салона катились две пустые баночки из-под тоника. Он повернул голову в сторону Олиты: молодая креуса уже тоже была на ногах и широко открытыми глазами смотрела на него.

– Я соберу кресла. – Произнёс Ант и наклонившись, принялся энергично разбирать импровизированную спальную платформу.

Прошло несколько мгновений и салон левета приобрёл свой привычный вид. Ант вытянул руку в сторону передних кресел.

– Присядем и выпьем ещё по баночке тоника. – Он вытянул руку и взяв Олиту за предплечье, сам шагнул к указанным креслам и потянул её за собой.

Молодая креуса не сопротивлялась.

Когда они выпили тоник, Ант убрал все баночки в утилизатор салона и повернулся к Олите.

– Что мы должны делать дальше? – Он вопросительно взмахнул подбородком. – Уже утро. – Он скользнул взглядом по стёклам салона, будто ища подтверждение своим словам. – Когда нужно будет идти в лес, чтобы узнать дальнейшую судьбу твоего отца?

– Скоро! – Олита поднялась. – Это сделают мужчины деревни. – Я должна идти в дом. – Мама может уже проснуться. – Её голос звучал как-то сухо и даже жёстко, будто она была чем-то недовольна.

Ант вытянул руку в сторону пульта управления и достав из его ниши баночку с тоником и открыв, протянул её молодой креусе.

– Это для твоей мамы.

Затем он опять вытянул руку в сторону пульта управления и ткнул пальцем в одну из его клавиш – с лёгким свистом дверь салона скользнула в сторону.

Ничего не сказав, Олита взяла баночку, развернулась и едва ли не бегом направилась к выходу. Поднявшись, Ант пошёл следом.

Оказавшись снаружи, он осмотрелся: левет стоял достаточно далеко от дома Олиты, не менее, чем двух десятках шагов от него, чего он вчера, как-то и не заметил. Он, вдруг, осознал торопливость Олиты – возможно, было уже и не ранее утро, так как небо было затянуто тучами, делая утро хмурым и скорее всего, скоро должен был пойти дождь. Олиты уже не было видно, видимо она уже была в доме. Невольно потянувшись, Ант тоже направился в дом.

Олита, действительно была в доме. Она стояла перед столом, за которым, на одном из табуретов сидела её мать, перед которой на столе стояла, скорее всего, глиняная чашка, достаточно грубой работы. Баночку с тоником Олита держала в руках. Они обе молчали.

Ант подошёл вплотную к молодой креусе и подавшись к её уху, зашептал.

– Что происходит? – Поинтересовался он.

– Мужчины пошли в лес и скоро должны вернуться. – Не поворачивая головы, прошептала Олита.


***


Ждать возвращения мужчин из леса, пришлось достаточно долго и у Анта уже появилась мысль, что они забыли о семье Олиты, прежде, чем за его спиной раздался громкий шорох и затем несколько тяжёлых шагов. Он повернул голову – рядом с ним стоял пожилой креус, с лицом, уже покрытым достаточно густой сетью морщин. Его губы шевельнулись и раздался его протяжный и на удивление, совсем не грубый голос. Голова мужчины качнулась из стороны в сторону. Лицо Анта тут же приняло кислый вид: даже без перевода ему стало понятно, о чём сказал креус.

Донёсшийся шорох, заставил его вновь повернуть голову в сторону стола: старая креуса, что-то пила из чашки, которую держала у рта подрагивающей рукой. Затем, вдруг, она выгнулась, чашка выпала из её руки и ударившись о стол, развалилась. Глаза старой креусы закатились и продолжая хрипеть, она сползла с табурета на пол, отчаянно хватаясь руками за край стола. Несколько раз дёрнувшись, она затихла.

Донёсшийся рядом с Антом громкий стук заставил его вздрогнуть и повернуть на него голову – баночка с тоником катилась по полу, обильно орошая его своим содержимым. Олита стояла закрыв лицо руками, её плечи часто подрагивали.

Позади Анта раздался громкий голос, заставивший его оглянуться: креус выглядывал из дверей дома на улицу и видимо это он что-то и прокричал. Затем он отошёл от двери в сторону и в дом вошли ещё несколько мужчин. Один из них прошёл к одному из пологов и откинув его, сдёрнул, со стоявшей за ним, нечто, похожее на кровать, большое полотно подошёл к лежащей на полу старой креусе и расстелил это полотно рядом с ней. Подошедшие другие креусы, подняли старую креусу и положив её на полотно, завернули в него и подняв, понесли к выходу. Повернувшись, Ант направился за ними.


***


На улице уже моросил дождь. И хотя он был тёплым, Ант подняв воротник курточки, застегнул все её застёжки. Креусы, несшие, отравившую себя, креусу на своих плечах, уже подходили к лесу. Их было трое, хотя около дома стояло их не менее десятка, но никто их них в лес больше не пошёл. Ант заторопился за уходящими в лес креусами.

Если вчера путь по лесу ему показался долгим, то сейчас он, вдруг, оказался достаточно коротким, хотя если бы он шёл один, то навряд ли бы нашёл нужное дерево и увидел его лишь тогда, когда креусы остановились и сняв с плеч, завёрнутое тело старой креусы, принялись его усаживать у ствола дерева. Ант подошёл ближе.

Креусы посадили старую креусу вплотную к старику и видимо, чтобы они не свалились на землю, чем-то примотали их к стволу дерева. Всё они делали молча, не проронив ни единого слова. Закончив свою печальную работу, они лишь на короткое время задержались перед почившими стариками, на несколько мгновений склонив перед умершими головы и всё так же молча, развернулись и пошли прочь.

Ант остался стоять на месте и лишь дождавшись, когда мужчины скроются за деревьями, сунул руку в один из карманов своей курточки и достав из него небольшой предмет, наклонился и сунул его под полотно старой креусе. Затем выпрямился и развернувшись, заторопился за ушедшими деревенскими мужчинами.

Когда он вернулся к дому, на улице, около него уже никого не было. Он направился в дом.

Олита сидела за столом, на одном из табуретов, поставив локти на стол и закрыв лицо руками.

Подойдя, Ант положил руку ей на плечо. Олита подняла голову и посмотрела на Анта. Ещё щеки блестели, показывая, что она плачет.

– Я предлагаю тебе перейти со мной на корабль. – Заговорил Ант. – Там ты будешь в безопасности. Я гарантирую.

– Нет! – Голова молодой креусы качнулась из стороны в сторону. – Я должна дождаться утра и узнать свою дальнейшую судьбу. – Она отвернулась и вновь уткнула лицо в свои ладони.

– Но ты теперь сама можешь решить свою судьбу, не дожидаясь, что это кто-то сделает за тебя. – Попытался уговорить её Ант, смотря ей в спину.

В ответ, не отрывая лица от рук, Олита, лишь молча покрутила головой.

– Я должен вернуться на корабль. – Ант глубоко и протяжно вздохнул. – Так требует мой долг. Но завтра утром я, обязательно, приду в твой дом. – Повернувшись, он шагнул к выходу.


***


Никаких изменений на трийер не было: ваэты исправно несли вахту по одному, согласно его приказа. Никаких странностей: ни вокруг корабля, ни вокруг посадочного поля они не чувствовали; никто посторонний не пытался проникнуть на трийер и нанести ему какой-то вред.

Заступать на вахту Ант не стал, а пройдя в свою каюту, привёл себя в порядок и попытался уснуть, но сон не шёл. Тогда, выйдя из каюты, он направился на капитанский мостик и вызвав голограмму с пространством Миранской системы, принялся его изучать, но знал он его, достаточно плохо и потому какие-то изменения в нём найти не смог. Единственное, на что он попытался обратить внимание: почему корабль, который ушёл из пространства Миранской системы, а он был уверен, что это был трей, ушёл именно в том направлении, а не в другом, где должен был быть квантовый туннель в Дайранскую планетную систему. Однозначно, это нужно было обязательно проверить, прежде, чем отправиться в Дайранскую систему, но он решил, что этой проблемой займётся завтра, а сегодняшнюю ночь посвятит проблеме, которая сейчас тревожила его сердце.

Углубившись в размышления, он незаметно задремал в своём кресле капитанского мостика…

Ант открыл глаза: он по-прежнему сидел в кресле капитана капитанского мостика, его тело изрядно затекло, над столом висела всё та же голограмма, но судя по тому, что отображаемые в неё звёзды сделались, как бы ярче, можно было подумать, что снаружи наступила ночь. Ант поднялся и потянулся.

Система! Отправил он резкую мысль в адрес системы управления.

Да, гард капитан! Тут же получил он мысленный отзыв.

Двух, самых свободных ваэтов в нижний ангар к левету. Немедленно!

Да, гард капитан! Тут же получил он подтверждение своему приказу.

Погасив голограмму, Ант развернулся и направился к трапу, ведущему с капитанского мостика в коридор…

Ждать ваэтом пришлось долго. Хотя Ант прекрасно понимал, что впереди целая ночь, но он всё же торопился свершить задуманное, опасаясь, что это сделает кто-то другой, неведомый ему, или человек, или дикий зверь.

Наконец, к левету подошли два ваэта: Таннат и Кеттор. Ничего не говоря, они молча замерли перед Антом. Окинув их долгим взглядом, Ант заговорил, решив на сегодня отставить формальности.

– Нам предстоит найти в лесу двух мёртвых креусов и предать их земле. Я прикрепил к одному из них маяк и надеюсь проблем с их поиском у нас не будет. Но это нужно сделать тихо, не привлекая внимания местного населения. Чтобы ускорить это мероприятие, демонтируйте несколько кресел салона и погрузите в левет портативный экскаватор. Выполнять!

– Да, гард капитан. – Нестройно ответили ваэты и развернувшись, направились к одному из хелпов, где хранились всевозможные механизмы…


***


Найти умерших креусов никакого труда не составило, так как оставленный Антом маяк был зарегистрирован системой пространственного контроля левета сразу же, как только Ант активировал его поиск, но всё же подойти к этому дереву Ант решил не со стороны посёлка, а с другой стороны, чтобы не вызвать ненужного любопытства жителей деревни, хотя свист от генератора левета в ночи, скорее всего, был хорошо слышен достаточно далеко, но он надеялся, что шум, не прекратившегося дождя, всё же несколько приглушит звуки от генератора движения левета. Так как посадить левет было негде, а похоронить стариков Ант решил подальше от этого дерева, чтобы не вызвать наутро у мужчин посёлка каких-то подозрений, то тела стариков поднимать в левет пришлось с помощью троса.

У Анта будто гора свалилась с плеч, когда он увидел тела стариков в салоне в полной сохранности, его опасение, что их могут разорвать дикие звери, оказались напрасны.

Похоронили ваэты стариков на какой-то небольшой лесной поляне, которая была найдена в нескольких километрах от дерева, около которого они сидели. Портативный экскаватор быстро справился со своей задачей и чтобы в последствии захоронение можно было отыскать, Ант так и оставил маяк в полотне, в которую была завёрнута старая креуса – источник энергии маяка был рассчитан не менее, чем на двадцать лет его работы.

Вернулись они на трийер ещё задолго до рассвета, но едва наступило утро, Ант опять отправился в левете в деревню, предварительно, с помощью ваэтов, демонтировав уже все кресла салона, кроме двух передних и загрузив в него некоторые продукты и кое-какую технику, которая, как ему казалось, излишне покоилась в хелпах трийер, убранная туда на случай попадания трийер в непредвиденную ситуацию, могущую оказаться при вынужденной посадке корабля на поверхность незнакомой планеты.


***


Войдя в дом, он увидел Олиту сидящую за столом во всё той же позе. Он понял, что она так и не ложилась спать. Подойдя, он, опасаясь её напугать, очень аккуратно, положил руку ей на плечо.

– Я почувствовала, что ты вошёл. – Вдруг произнесла молодая креуса и оторвав лицо от рук, подняла голову и повернула её к Анту. – Я уже хорошо тебя чувствую. Тебе меня не напугать.

– Мужчины деревни были в лесу? – Поинтересовался Ант, подтвердив свой вопрос взмахом подбородка.

– Не знаю. – Ответила Олита, крутя головой.

Ант шагнул к соседнему табурету и отодвинув его в сторону, сел и достав из кармана курточки баночку с тоником и открыв её, поставил на стол перед молодой креусой.

– Выпей! Как я понимаю, ты не спала. Напиток взбодрит тебя и ты почувствуешь себя гораздо увереннее.

Олита молча взяла баночку и поднеся ко рту, не отрываясь, выпила её содержимое и поднявшись, подошла к баночке, которая так и продолжала лежать на полу, подняла её и обе баночки отнеся куда-то к очагу, где-то там их оставила и затем вернулась к столу, но присесть на табурет ей не удалось, так как раздавшийся за входной дверью шум, заставил её повернуться ко входу. Дверь открылась и в её проёме появился, насколько запомнил Ант, тот же креус, что приходил с неприятной вестью в дом и вчера. Сделав лишь шаг, он остановился и кивнул головой. Его губы шевельнулись и донёсся его, достаточно, приятный голос. Подняв руки, Олита закрыла ими лицо.

Состроив на лице гримасу полнейшего недоумения, Ант медленно поднялся и уставился в креуса немигающим взглядом. Креус, видимо почувствовав недоброе со стороны незнакомца, попятился, но ткнувшись спиной в дверной косяк, замер. Его губы вновь шевельнулись и опять раздался его протяжный приятный голос.

– Он говорит, что их нет. Таты забрали их в небесный сад. – Раздался глухой голос Олиты, проникший сквозь пальцы её рук, прижатые к лицу.

– Прекрасно! – Шагнув к Олите, Ант тронул её за плечо. – Ты же этого и хотела. Почему же ты плачешь? – Он шагнул к креусу. – Я угощаю весь посёлок тоником. – Он вытянул руку в сторону выхода. – Прошу к левету.

Креус, буквально, вытаращив на Анта глаза, энергично затряс головой. Улыбнувшись, Ант повернул голову в сторону Олиты, которая уже убрала руки от лица, на котором блестели следы её слёз.

– Переведи ему мои слова. Пусть вся деревня идёт к твоему дому. Мы угощаем всех. Всех до единого человека и стариков и детей. Всех!

Губы молодой креусы шевельнулись и она произнесла достаточно длинную тираду певучих слов, после которой креус развернулся и вышел из дома.

Шагнув к Олите, Ант взял её под локоть и тоже подтолкнул к выходу…

Тоника хватило на всех деревенских жителей, которых оказалось около семидесяти человек, а детям Ант вручил даже по две баночки с тоником. В одном из ящиков с продуктами оказались какие-то сладости, которые тоже достались детям.

Креусы деревни, вдруг, оказались вполне дружелюбны и многие мужчины подходили к Анту и трогали его за плечо, по словам Олиты, выражая ему свою признательность и считая его своим другом. Воодушевлённый, Ант вошёл в раж.

После раздачи тоника, он подозвал к себе Олиту и принялся через неё рассказывать жителям деревни о благах, которые креусам могут принести цивилизации траков и эстерров, если они начнут торговать с ними некоторыми своими продуктами, но для этого креусы должны освоить современные способы выращивания таких продуктов, опираясь не на ручной труд, а на труд механизмов и машин.

С помощью нескольких креусов, он выгрузил из левета тот портативный экскаватор, с помощью которого ночью были захоронены родители Олиты, небольшую энергостанцию, кабель, светильники, два портативных тягача и установку по уплотнению грунта, так как после ночного дождя улица деревни, хотя и была покрыта травой, но представляла собой весьма печальное зрелище.

В тоже время, перед леветом выросла достаточно изрядная гора плодов Креусы, которые оказались в карманах жителей деревни и которыми они, по словам Олиты, поделились с Антом в знак признательности.

И первое с чего Ант начал приобщать жителей деревни к благам цивилизации, взялся за установку энергостанции.

Видимо признав усилия чужого человека, по приобщению деревни к благам напрасными, большая часть жителей деревни ушла, а около левета остались лишь десятка полтора молодых креусов, у которых чувство любопытства, видимо преобладало над чувством безразличия. Они и начали активно помогать Анту. Олита тоже увлеклась усилием Анта, но она больше переводила креусам инструкции Анта, нежели занималась физической работой.

День для Анта прошёл настолько незаметно, что он осознал это, когда уже над деревней опустилась плотная темень.

Сделать в этот день, к досаде Анта, удалось немного: установить энергостанцию и провести от неё кабель всего лишь к четырём домам и подключить к нему светильники. Кабель к домам креусов Ант закапывал в почву с помощью портативного экскаватора,. И хотя экскаватор работал достаточно быстро, но всё же, он жалел, что не взял ещё один портативный экскаватор, так как в трийер их было два.

Обучив жителей деревни, в дома которых были установлены светильники, как ими пользоваться, Ант, с наступлением темноты, с удивлением увидел, что в дома, где уже были установлены светильники, буквально потоком шли жители других домов и по долгу стояли в доме, качая головами и заглядывая во все уголки помещения, удивляясь, что свет от светильника проникает, буквально, везде. Некоторые из жителей затем шли к левету, в котором находился Ант, буквально, требуя, чтобы и в их дом тоже был установлен такой же светильник. С помощью Олиты, Ант как мог, успокаивал недовольных, обещая им, что завтра в их дом светильник будет обязательно установлен.

В конце-концов, жители деревни успокоились и разошлись. Уже была глубокая ночь и Ант, вдруг, почувствовав себя изрядно уставшим, принялся устраиваться в левете на ночлег, так как решил не возвращаться на трийер, предварительно связавшись с вахтенным и узнав, что никаких изменений в пространстве вокруг Креусы не происходило.

Олита предложила провести ночь в её доме и лишь сейчас Ант осознал, что светильник в её дом он не повесил, по причине, что дом находился на краю деревни, а энергостанция была установлена примерно посреди неё.

Рассмеявшись, сделанному открытию, Ант принял предложение Олиты и взяв, из ещё оставшихся баночек с тоником, две из них и две вакуумные упаковки с продуктами, отправился ночевать в дом.


***


Электрификация деревни к концу следующего дня была полностью завершена, но так как кабеля не хватило, то Анту пришлось вернуться на трийер и изрядно перетрясти его хелпы, чтобы насобирать нужную длину кабелей.

Ваэты, со своей неизменной безэмоциональностью наблюдали за действиями своего капитана, однако исправно выполняя все его приказы, если он таковые отдавал…

Теперь уже большее количество жителей посёлка помогало Анту и многие из них даже прокапывали траншею для кабеля к своему дому с помощью своих ручных орудий труда, что и сказалось на успешном конечном результате.

Нуклеиновый источник питания энергостанции был рассчитан на пятьдесят лет непрерывной работы при полной нагрузке и потому Ант не переживал за него, надеясь, что за столь долгое время удастся или заменить его или, вообще, креусы сами научатся каким-то другим способом добывать энергию для своей деревни.

На трийер нашлось несколько видеографов и Ант установил их в домах, самых уважаемых жителей деревни, в звании, что-то типа мудрейших, которые, к его удивлению, вдруг в деревне оказались. В видеографы были загружены какие-то фильмы о жизни траков, которые навряд ли были понятны жителям деревни, но всё равно, они вызвали у них такой неподдельный интерес, что дома, этих уважаемых жителей деревни, оказались, буквально, заполнены другими жителями, которые не отрываясь смотрели на развернутую над видеографом голограмму, с происходящими в ней действиями. Насколько понял Ант, какие-то сельскохозяйственные работы в деревне в этот день оказались заброшены.

И на следующую ночь Ант остался в доме Олиты, вдруг обнаружив на столе внутри дома, изрядную горку всевозможных продуктов, скорее овощей и фруктов, хотя совершенно не представлял, когда молодая креуса их заготовила, так как весь день не отходила от него. Олита пояснила, что их принесли жители деревни, в знак благодарности. Ант попытался возразить такому повороту событий, объяснив молодой креусе, что он помогает жителям деревни, совершенно, бескорыстно и что никакой благодарности ему не нужно, но Олита привела свой довод, что эта благодарность тоже бескорыстна и является лишь знаком уважения и ни чем больше.

Глубоко и протяжно вздохнув, Ант, помня о первом съеденном фрукте, вначале, с большой осторожностью, съел один из них, предложенный Олитой, который оказался весьма вкусным, а затем ещё несколько фруктов, а возможно и овощей из этой кучи, уже смело, которые, тоже, оказались весьма приятными на вкус.

Почувствовав, вдруг, себя изрядно уставшим, возможно какой-то из съеденных фруктов обладал усыпляющим свойством, Ант, едва доковыляв до кровати в доме, буквально, упал на неё, уже спящим.


***


Проснувшись на следующее утро и не обнаружив рядом с собой Олиту, Ант быстро поднялся и тут же направился к выходу, по пути взяв со стола первый же попавший в руку плод, так как хотел пить, а съеденные вчера плоды были весьма сочными. Оказавшись на улице, он с удивлением обнаружил, что уже достаточно светло и на улице, напротив дома уже собралась изрядная толпа деревенских жителей.

Думая лишь о том, как утолить жажду, Ант поднёс плод ко рту и вонзил в него зубы и тут же застыл, будто окаменев, плод оказался достаточно твёрдым и сок, который оказался у Анта во рту был столь неприятен, что, буквально, свёл все мышцы его лица, сделав их одеревеневшими. Вытаращив глаза, Ант замер, не в состоянии вытащить зубы из плода и совершенно не представляя, что нужно делать. К тому же, толпа, видимо увидев его, направилась в его сторону, что-то выкрикивая. Ант невольно попятился, но ткнувшись спиной во что-то твёрдое, замер. Толпа приближалась, её возгласы становились всё громче.

Уже ни на что не надеясь, Ант вдруг почувствовал, как кто-то схватил плод, в который были воткнуты его зубы и с силой рванул его изо рта и затем, чей-то палец, вошёл ему в рот и одним движением выковырял остающейся во рту кусок плода. Зубы Анта, с громким стуком, механически сомкнулись и ему, наконец, удалось вздохнуть и повернуть голову – рядом с ним стояла Олита.

– Это плод араты. Не стоит его есть сырым. – Произнесла молодая креуса, с лёгкой усмешкой на губах.

– Даже не подумал, что так лоханусь. – Едва шевеля языком, заговорил Ант. – Вчера все плоды были такими вкусными. – Он покрутил головой.

– Я сомневаюсь, что ты знаком с нашим лесом. – Олита тоже покрутила головой. – И потому советую, прежде, чем сунуть что-то в рот, спросить, что это такое. Несколько часов ты теперь будешь едва шевелить языком. Хорошо, что ещё не проглотил его, иначе бы… – Её усмешка сделалась заметно шире.

– Я слишком долго спал. Почему ты не разбудила меня? – Попытался произнести Ант строгим голосом, но смог лишь едва пошевелить губами, без надежды, что Олита поймёт его.

Поняла молодая креуса его или нет, осталось Анту непонятно, так как она заговорила совсем о другом.

– Я была у дерева. Его не стали рубить и не будут сжигать. Все удивлены, что Таты забрали в небесный сад отца и маму такими, какие они были. Это произошло впервые в нашей деревне, хотя жители других деревень о таких случаях рассказывали. Это дерево теперь будет считаться священным и жители деревни станут приходить к нему, поклоняться, просить помощи у Татов и приносить им свои дары под это дерево.

Проклятье! Ант попытался состроить на лице гримасу досады, но видимо его лицо исказилось так, что лицо Олиты исказилось гримасой испуга. Может зря я захоронил её родителей? Чего ещё теперь ожидать? Что должно было остаться под деревом? Проклятье! Теперь уже не вернёшь стариков к дереву.

Между тем толпа уже приблизилась ко входу дома Олиты и выступивший вперёд один из креусов, вытянул вперёд руки, на которых что-то лежало. Его губы шевельнулись и донёсся его протяжный, едва ли не певучий голос.

Единственное, что смог сделать Ант – лишь чуть приподнять брови.

– Что он сказал? – С трудом выдавил он из себя.

– Жители деревни считают, что ты посланник небесных Тат – Ит, покровитель огня и света. Тебя прислали небесные Таты, услышав бесчисленные просьбы жителей о защите их деревни от неправильных татов, которые принесли много бед для деревни. Они просят принять от них дар для небесных Татов. – Произнесла Олита на языке эстерров и затем произнесла ещё какую-то короткую фразу на своём родном языке.

Креус, державший в руке предмет, взял его в одну руку и второй рукой откинул уголок материи, который, как сейчас увидел Ант, накрывал предмет: это была какая-то небольшая искусно расписанная тарелка, на которой лежал большой жёлтый камень.

Золото! Догадался Ант. Его сердце, вдруг, заколотилось в каком-то бешеном ритме, будто норовя выпрыгнуть из грудной клетки. Он механически замотал головой.

– Нет! Нет! Я не могу взять это золото. – Едва шевеля языком, заговорил он, продолжая крутить головой. – Это целое состояние. За это золото вы можете купить у эстерров очень много полезных предметов для своей деревни и сделать её процветающей.

Олита произнесла ещё какую-то фразу на своём родном языке и в тот же миг, вся толпа, разом, опустилась на колени. Державший тарелку с золотом креус произнёс какую-то длинную фразу и подняв руки с тарелкой, как можно выше, опустил голову.

– Жители деревни будут очень опечалены, если Ит не примет от них дар для небесных Татов. Они посчитают, что небесные Таты отвернулись от них и им придётся покинуть свою деревню и искать для себя новое пристанище. Ты должен принять дар. – Произнесла Олита.

Проклятье! И что я должен делать с ним? Ант состроил гримасу досады. Если только сходить на Эстеррану и попытаться выменять какие-то механизмы для их деревни. Но как встретят меня там? Определённо, они не забыли угрозы адмирала четырёхруких. Но я же не четырёхрукий. И ваэты тоже. И трийер им незнаком. Что ж, придётся взять, если уж вляпался.

– Хорошо! – Ант кивнул головой. – Я принимаю ваш дар. Надеюсь, что он принесёт счастье для вашей деревни.

Шагнув к креусу, он взял тарелку с куском золота, который, вдруг, оказался очень весом и сделав шаг назад, повернулся к Олите и протянул ей тарелку.

– Как посланник небесных Тат, я назначаю тебя хранительницей священного дара. – Заговорил он с явной иронией в голосе. – Храни и оберегай его до тех пор, пока я не сочту нужным вернуться в небесный сад и тогда передам ваш дар небесным Татам.

Неожиданно Олита, до сих пор, единственная из жителей деревни остающаяся стоять, опустилась на колени и взяв у Анта тарелку, склонила голову. Постояв так некоторое время, она поднялась и повернувшись к жителям деревни, всё ещё стоящим на коленях, произнесла достаточно длинный монолог. Жители начали подниматься с колен и пятиться. Затем начали разворачиваться и уходить прочь.

– Останови их! – Насколько смог громко, произнёс Ант.

Олита тут же произнесла какое-то короткое, резкое слово. Жители деревни тут же замерли и развернулись в сторону Анта. Некоторые из них опять стали на колени.

– Проклятье! – Ант состроил гримасу досады. – Скажи, пусть поднимутся с колен и никогда больше передо мной на колени не становятся. Я, посланник небесных Тат, запрещаю это делать.

Олита произнесла длинную фразу на родном языке. Ставшие на колени креусы, поднялись.

– Сегодня я хочу научить жителей деревни возделывать почву с помощью некоторых механизмов. – Заговорил Ант. – Я видел, как многие жители деревни возделывают свои участки вручную. Это непроизводительный труд. Кто намерен сегодня трудиться на своём участке, прошу остаться. А ещё лучше, если останутся восемь-десять молодых юношей, которые будут учиться работать с механизмами. Это так же несложно, как и работать с экскаватором, работу которого вы уже видели.

Олита начала переводить его монолог. Делала это она столь долго, что Ант заподозрил какой-то подвох с её стороны. Наконец она закончила говорить. Большая часть жителей деревни развернулась и пошла прочь. Перед домом остались лишь четверо молодых креусов, те, насколько помнил Ант, которых он уже обучил работе с портативным экскаватором.

Повернувшись к Олите, Ант поднял плечи.

– Ты правильно объяснила им моё намерение на сегодняшний день? Почему все ушли? – Поинтересовался он, подтверждая свой вопрос взмахом подбородка.

– Прошёл дождь и все торопятся работать на своих участках, пока почва сырая. – Произнесла Олита, дернув плечами.

– Я же это и хотел помочь им сделать, но не руками, а с помощью специального механизма. – Едва ли не выкрикнул Ант, мышцы его лица уже приобрели некоторую подвижность и он уже мог произносить слова вполне сносно. – У тебя есть участок? – Поинтересовался он.

– Есть! – Олита кивнула головой. – Совсем небольшой. За домом. Но ты сделал меня хранителем и теперь у меня не будет времени на его обработку. – Она покрутила головой.

– Почему? – Ант поднял плечи. – Ты совсем не обязана не отходить от этой тарелки с куском золота. Поставь её в доме на стол и занимайся своим участком. Хотя… – Ант состроил гримасу озабоченности. – Почему бы не начать обработку с помощью механизма, с твоего участка. Соседи посмотрят, что это делается быстро и непременно начнут обращаться за помощью. Отнеси золото в дом и покажи свой участок.

– Я обязана отнести дар в пантеон и хранить его там до тех пор, пока ты не заберёшь его в небесный сад. – Произнесла Олита полностью обескуражившее Анта предложение. – Я должна уйти.

– Что за бред? – Ант мотнул головой. – Если он должен храниться в пантеоне, то вечером отвезём его туда, а сейчас отнеси его в дом. Я приказываю! Выполняй! – Повысив голос произнёс он.

Губы Олиты дрогнули, из глаз выкатились две слезинки и скатившись по щекам, оставили на них два блестящих следа. Резко развернувшись, она шагнула к двери и скрылась в доме.

Мысленно отправив в свой адрес нелестный эпитет, Ант повернулся к, оставшимся перед домом, молодым креусам.


***


Участок Олиты оказался такой небольшой, что применить для его обработки технические средства было бессмысленным делом, к тому же, кроме мотыги, других средств обработки почвы у Олиты не было.

С досадой походив по участку Олиты, сама она на участке не появилась, Ант, усевшись на тягач, который представлял из себя небольшую платформу на шести колёсах и торчащими из платформы рычагом управления и небольшим металлическим креслом, направился к самому крайнему дому, так как увидел, что участок у того дома очень большой и его обрабатывали несколько мужчин: двое тянули за верёвку что-то, а третий шёл за этим чем-то, держась за него. Молодые креусы направились за ним.

Подкатив на тягаче к участку, Ант понял, что креусы, просто-напросто пытаются вспахать свой большой участок самым примитивным способом: что такое пахота, Ант знал из курса выживания, который прошёл в школе пилотов на Земле.

Остановив тягач, буквально перегородив работающим креусам путь, он спрыгнул с транспортного средства и шагнув к тому предмету, с помощью которого креусы пытались вспахать свой участок и который на Земле назывался плуг, присел около него, пытаясь понять, каким образом его можно было прицепить к тягачу. Покрутив головой, он пришёл к выводу, что придётся воспользоваться той же верёвкой, за которую этот плуг таскали два креуса.

С помощью одного из молодых креусов, немного знающего язык эстерров, Ант объяснил обрабатывающей почву семье, как он хочет им помочь. Затем он посадил за органы управления тягача креуса, который уже умел управлять экскаватором, привязал верёвку с плугом к тягачу и дал креусу команду о начале работы – тягач тронулся с места и потащил за собой плуг.

Хватило получаса времени траков, чтобы с помощью тягача участок был вспахан. Восторгу семьи, которой принадлежал участок, не было предела.

Когда этот участок был вспахан, около него собралось с десяток любопытных креусов и Ант предложил им тоже обработать их участки с помощью самодвижущейся мотыги. Согласились лишь два креуса – остальные, видимо гонимые страхом, удалились.

Но всё же, постепенно, количество желающих воспользоваться помощью техники увеличивалось и обработка участков в деревне растянулась на два дня. Но во второй день Ант уже, практически, не участвовал в этом мероприятии, а занимался транспортировкой и размещением золота в пантеоне. Собственно, он лишь доставил драгоценный дар деревни до пантеона, а всем остальным занималась Олита, отнесясь к этой своей обязанности настолько серьёзно, что даже вызвала у Анта чувство обеспокоенности за её такую серьёзность.

Видимо молва о посланнике небесных Тат начала каким-то образом распространяться по территории, где находились другие деревни и у пантеона появились их посланники с дарами, уже вызвав у Анта чувство тревоги, за серьёзность затеянного им мероприятия, по оказанию помощи деревне Олиты. Посланники других деревень преподносили уже не только золото, но и драгоценные камни. Особенное восхищение у Анта вызвал большой рубин, принесённый очень старым и странно одетым жителем какой-то деревни, который, однако, у Олиты вызвал не восхищение, а, насколько Ант понял, испуг, если не страх. Выходило, что не все драгоценности удалось отобрать шхертам у креусов и что даже преодолевая страх, они смогли уберечь какие-то из них.

Приняв дары, Анту пришлось проявить изрядную изворотливость, чтобы объяснить посланникам других деревень, что сейчас он не может принести свет в их дома, но обязательно это сделает в своё следующее появление на Талайте, именно так большинство креусов других деревень называли свою планету-спутник, а сейчас может помочь лишь в обработке их участков или же в заготовке дров для их очагов – джеттеры прекрасно справлялись с деревьями любой толщины, безо всяких проблем разрезая их на куски, как поперёк, так и вдоль, а экзоскелет джеттера с достаточной лёгкостью позволял перетаскивать поленья из леса в дома деревни. Некоторые посланники согласились и на эту помощь и Ант направил уже обученных молодых креусов из деревни Олиты, в другие деревни.

Отвыкший, за годы непрерывного нахождения в пространстве, от планетной тверди, Ант, к концу каждого дня, проведённого на Креусе, уставал настолько, что буквально падал на кровать в доме Олиты, уже спящим…


***


Прошло несколько дней. Количество даров росло, так как к пантеону начали приходить креусы уже из далёких деревень, затрачивая на свой путь весь световой день, чтобы увидеть и если повезёт, прикоснуться к Иту – доброму посланнику небесных Тат. Дары Ант принимал уже с большой долей безразличия, чего нельзя было сказать об Олите, которая, как ему казалось, благоговела от каждого дара и даже как-то трепетно размещала их на специальных постаментах пантеона, сделавшись их настоящей хранительницей и уже не возвращалась в свой дом в деревне, безвылазно находясь в пантеоне, благо, что с дарами, многие посланники других деревень приносили и какие-то продукты и голодать Олите не приходилось. В свои деревни, приносившие дары креусы, возвращались уже в левете, в котором их отвозил Ант, доставляя в их деревню и технику, с помощью которой, обученные креусы деревни Олиты, демонстрировали более прогрессивные приёмы, как обработки почвы, так и разделывания древесины.

К досаде Анта, строительство дороги от деревни к пантеону столкнулось с проблемой.

Для гарантированной работы уплотнительной установки, грунт должен был содержать не менее двух третей песка и если около пантеона это условие более-менее выполнялось, то по мере приближения дороги к деревне процентное содержание песка уменьшалось, а в самой деревне его в грунте, практически, не было и потому дорожное полотно должно было закончится где-то в полутора тысячах метрах от деревни. Можно было бы переместить требуемый грунт от пантеона, где его было в избытке, к деревне, но к немалому удивлению Анта, в деревне Олиты были лишь мелкие домашние животные, хотя в других деревнях он их встречал, как крупных, так и мелких. По словам Олиты, все необходимые продукты жители её деревни или собирали со всевозможных деревьев, которые в изобилии росли вокруг деревни, принося очень сочные плоды с разнообразными вкусами или же выращивали на своих участках, а если не было крупных домашних животных, то в деревне не было и никаких средств для перемещения тяжёлых грузов и потому нужно было что-то создавать Анту самому, что его никак не привлекало. Можно было бы каким-то образом привлечь к дорожному строительству жителей тех деревень, где крупные животные и какие-то телеги были, но сейчас в этой местности Креусы начался сезон сельскохозяйственных работ, от успешного проведения которых зависела жизнь в деревнях и потому жители деревень уходили от своих участков с большой неохотой, норовя вернуться к ним при малейшей возможности. Лишь из деревни Олиты, где Ант оказал ощутимую помощь жителям в обработке почвы, ему удалось привлечь с десяток молодых креусов для всех своих работ, которые трудились весьма охотно, не изъявляя желания сбежать в деревню.

Уплотнительная установка позволяла строить дорогу шириной до двух метров с плотным грунтом до полуметра вглубь на один проход, но таких проходов можно было делать до четырёх. Ширину дороги Ант выбрал по максимуму, но высоту твердого покрытия решил делать всего лишь двести миллиметров, обоснуя это решение тем, что никакой тяжёлой техники по дороге перемещаться не будет и такой толщины вполне хватит для любого креуса, любого веса. Впереди уплотнительной установки, по обе стороны от дороги, двигались портативные экскаваторы, которые создавали насыпь, уже которую трансформировала высокотемпературным спеканием уплотнительная установка, которая за сутки могла проложить до ста метров дорожного полотна, но так как дорога в деревню изрядно петляла, что заметно тормозило работу установки, то она создавала за световой день лишь около полусотни метров твёрдого дорожного покрытия.

Раздачу тоника и других продуктов Ант прекратил, так как их запасы на трийер изрядно сократились и у него появилось опасение, что их может не хватить экипажу на путь до базы "Итинолле" в Дайранской системе.

Ант уже смирился со своим новым амплуа – посланником небесных Тат, Итом и его уже начала тяготить планетная твердь и он всё больше и больше размышлял о том, что пора куда-то отправиться: или на Эстеррану, за какой-то техникой для креусов; или же в Дайранскую систему, за материалами для выполнения работ по обещанному освещению других деревень. Но он так же понимал, что из Дайранской системы он может уже и не вернуться, так как там его судьба будет целиком и полностью зависеть от воли адмирала Урана Крааса, который, как ему казалось, никогда не питал большого уважения к космическим расам других планетных систем, считая их потенциальной угрозой для своей цивилизации. Выходило, что оставался лишь один путь – Эстеррана.

По приказу Анта, все трупы из файтага шхертов и левета траков, ваэтами были захоронены и летательные аппараты стояли без дела, вызывая у Анта некоторую озабоченность и если левет, он мог забрать в трийер, то что делать с файтагом, он не представлял. В конце-концов, он пришёл к решению не забирать левет, а обучить управлению им тех молодых креусов из деревни Олиты, которых он уже обучил работе на технике траков и которые уже управляли ею самостоятельно, уже и не обращаясь к нему за какими-то советами. Нуклеиновые энергоустановки техники были рассчитаны на пятидесятилетний срок службы и не требовали, совершенно никакого обслуживания, как и подвижная часть самой техники. Левет позволял ходить в открытом пространстве и Ант решил, что креусы сами начнут на нём ходить на Эстеррану и торговать с эстеррами. Файтаг, после долгих раздумий, он решил подарить эстеррам, в знак дружбы между двумя цивилизациями, креусов и эстерров, тем более, он был уверен, что среди эстерров, наверняка найдутся те, которые были связаны с космической техникой шхертов и были в состоянии управлять их космическим кораблём. Обучать управлению файтагом креусов, тем более, что он сам имел весьма слабые навыки его управлением, считал делом бесперспективным и очень долгим по времени, которого у него не было. Он так же отобрал трёх молодых креусов в трийер, надеясь, что они станут полноправными членами его экипажа, тем более, что одно место на вахте теперь оставалось свободным. Ваэты отнеслись к новым членам экипажа с присущим им спокойствием и даже, через систему управления, приноровились общаться с ними.

Для обучения вождению левета, Ант отобрал тоже троих молодых креусов, но лишь один из них мог сносно общаться на языке эстерров и потому обучение, к досаде Анта, шло очень медленно и порой ему даже казалось, что он напрасно тратит время, так как молодые креусы больше с благоговейным трепетом смотрели, как на него, так и на летательный аппарат, боясь, буквально, дотронуться до органов управления левета, что чрезвычайно тормозило обучение, вызывая нескрываемое раздражение у Анта, что несомненно видели молодые креусы, ещё больше робея.

Все попытки Анта привлечь к обучению Олиту, хотя бы в качестве переводчика, ни к чему не привели: она наотрез отказалась принимать участие в его мероприятиях, полностью посвящая себя роли хранительницы.

Едва ли не бессмысленно прозанимавшись с молодыми креусами несколько дней, Ант, почувствовав какую-то непонятную усталость, решил устроить перерыв в занятиях и отпустив молодых креусов на несколько суток домой, сам направился на трийер, привести себя в порядок, так как не появлялся на корабле уже несколько суток.

Когда Ант привёл левет в нижний ангар трийер, уже был поздний вечер. Несмотря на усталость, он решил вначале узнать обстановку в пространстве вокруг Креусы, а уже затем направиться на отдых.

Поднявшись на капитанский мостик и подойдя к студеню, он окинул внимательным взглядом экран сиоп зала управления и вдруг, увидел скользящую по нему яркую зелёную кляксу, без каких-то характеристических показателей рядом с ней. Почему они не отображались было непонятно.

– Система! – Произнёс Ант, уже отвыкнув за дни проведённые среди креусов от мысленного общения.

– Да, гард капитан! – Тут же услышал он словесное подтверждение.

– Почему нет характеристических показателей появившегося в пространстве Миранской системы объекта? Как давно он появился? Несомненно – это дружественный объект.

– Вахтенные не требовали отображения характеристических показателей, гард капитан. Объект появился в пространстве Миранской системы около десяти часов назад. Он совершил несколько оборотов по орбите вокруг Эстерраны, затем обследовал часть пространства Миранской системы и теперь направляется к Креусе.

– Характеристические показатели на экран. Немедленно! – Едва ли не выкрикнул Ант.

На экране сиоп, рядом зелёной кляксой тут же появились несколько рядов характеристический показателей. Ант, буквально остолбенел – это был актеон траков.

Адмирал! Промелькнувшая догадка, заставила его сердце сжаться.

От усталости не осталось и следа.


8


– Первой вахте занять места в зале управления. – Машинально произнёс Ант, даже не думая, правильно ли Система интерпретирует его голосовой приказ и повернувшись, шагнул к трапу, ведущему в зал управления.

Когда он оказался в зале управления, то с удовлетворением отметил, что вахту несли навигатор первой вахты Таннат и один из молодых креусов, их имена он ещё не запомнил. Центральное кресло было свободно и Ант тут же его занял.

– Система, тест на старт. – Отправил он следующий голосовой приказ системе управления, скользя внимательным взглядом по экрану сиоп, но никаких изменений на нём, кроме приближающегося к Креусе актеона не наблюдалось.

Шёл ли с актеоном адмирал, Ант мог лишь догадываться, хотя какое-то неведомое чувство подсказывало ему, что – да, но как бы то ни было, встретить грозный боевой корабль цивилизации траков он решил, непременно, в пространстве, так как чувствовал, что появился актеон в пространстве Миранской системы не спроста и виной тому был, скорее всего, ушедший куда-то по квантовому туннелю трей. До подхода актеона к Креусе, с той скоростью, с которой он шёл, было ещё не менее трёх часов и у экипажа трийер была отличная возможность достойно встретить величественный корабль цивилизации траков.

По экранам терминалов пульта управления побежали ряды тестовых анализов систем трийер, изначально красного цвета, постепенно перекрашиваясь в зелёный цвет, показывая, что все системы корабля выходят на штатный режим работы. Наконец все терминалы, мигнув зелёными полями, очистились от необязательных сообщений, оставив лишь нужные и в тот же миг Система оповестила вахту о готовности трийер к старту.

– Старт! Направление на актеон! – Тут же произнёс Ант, сам не зная почему, решив доверить начальную траекторию движения трийер Системе, а не своим рукам.

Трийер тут же вздрогнул и звёзды на экране сиоп пришли в движение.

Едва трийер вышел за пределы атмосферы Креусы, как над пультом управления вспыхнула голограмма, в которой отображался незнакомый Анту офицер космического флота траков.

Не адмирал! Молнией мелькнула у Анта мысль удовлетворения, так как встречаться с Ураном Краасом, именно сейчас, у него большого желания не было.

Но едва он открыл рот, чтобы поприветствовать офицера, как голограмма мигнула и в ней появилось лицо адмирала космического флота цивилизации траков – Урана Крааса, тяжёлый взгляд адмирала, даже из голограммы, будто пронизывал Анта насквозь.

– Р-р-рад в-в-вид-де-ть… – Выдавил из себя Ант, мгновенно одеревеневшими губами.

– Я рад не менее. – Буквально загремел из голограммы голос адмирала. – Как ты здесь оказался? Изволь внятно доложить.

– Это очень длинная история, гард адмирал. – Заговорил Ант, несколько растягивая слова, преодолевая ненужное волнение. – О произошедших с трийер событиях я намерен доложить прибыв на актеон. Разрешите занять один из слотов верхней палубы актеона, гард адмирал, так как расходуемые компоненты на трийер на исходе.

– Разрешаю! Немедленно ко мне! – Прогремел голос адмирала и голограмма тут же погасла.

Вытерев, вдруг, ставший влажным лоб, Ант ткнул пальцем в одну из клавиш пульта управления и дождавшись штурвала, взялся за него и поставив ногу на гибкий акселератор, повернул штурвал, заставив трийер описать совсем короткую дугу в пространстве, чтобы серый контур актеона занял центральное место на экране сиоп и уже затем толкнул жёсткий акселератор вперёд: быстро набирая скорость, трийер помчался навстречу грозному кораблю цивилизации траков.


***


Едва дверь адмиральского мостика скользнула перед Антом в сторону и он шагнул в образовавшийся проём, как большое кресло, стоявшее посреди огромного зала адмиральского мостика актеона, повернулось и сделав лишь один шаг внутрь зала, Ант замер, будто окаменел – в кресле сидел Уран Краас, уставившись в него своими огромными тёмными глазами, пронизывая его, будто сканер просвечивает предмет при анализе.

– Рад видеть, гард адмирал! – Громко произнёс Ант, резко кивая головой.

– Подойди! Я не намерен орать через весь адмиральский мостик. – Тоже громко произнёс Уран Краас, оставив приветствие Анта без ответа.

Сделав несколько шагов, Ант вс