КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469206 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219207
Пользователей - 101775

Впечатления

Ордынец про Борискин: Привет с того света или приключение попаданца (СИ) (Научная Фантастика)

Привет с того света или приключение попаданца- тема интересна.но слишком занудно описание

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Гранд (Попаданцы)

сексуально озабоченый автор.девки в реале не дают ни как

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Бестия (Научная Фантастика)

примитив

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Битва за небо (Альтернативная история)

дилогия как=то типа обычной биографии военного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Воздухоплаватель. На заре авиации (Альтернативная история)

попаданец кроме как скупки золотых монет ни чем не отметился

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Надежны ли машины марки KIA?

Олег. Детство и юность (fb2)

- Олег. Детство и юность (а.с. Путешественники во времени (Дмитриев) -2) 5.32 Мб, 59с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Игорь Дмитриев

Настройки текста:



Игорь Дмитриев Путешественники во времени. Историко-фантастическая эпопея в 5 книгах. Книга 2. Олег. Детство и юность


Часть 1 XIII век

Глава 1 В Москве

Остался Сергей один с сыном. Княгиня, узнав о его горе, прислала кормилицу, мальчика кормить. Да дед Иван всегда был рядом. Предлагала княгиня няньку для мальчика, но отказался Сергей: «Сам сына воспитаю! Да свекр поможет!». Но в горе своем совсем потерялся Сергей. От горя забыл о «часах времени». Обещал «сам воспитать» сына, а дома почти не бывает, все время по княжеским делам по всему княжеству ездит.

Спокойно было жить у князя Даниила, а тут смута началась. Ссорятся за «великокняжеский престол», из-за княжества Владимирского старшие братья Даниила – Дмитрий Переяславский и Андрей Городецкий. У Даниила союз с Тверским князем, а должен с братьями разбираться. Сергий, как телохранитель и советник князя, всегда с князем. Год уже сыну, а Сергей Олежку своего почти не видит, да о Сашеньке своей тоскует.

Стал дед Иван Сергею выговаривать: «Нехорошо, Сережа, смотрит на тебя Сашенька и очень огорчается. Забросил ты мальчика! А сын у тебя какой красавец растет – весь в маму!» Олежка уже самостоятельно ходит, от лавки до порога, и первые слова стал говорить: тятя, деда, тетя, «кня» – так он князя звал. Взглянул Сергей на сына и замер – вылитая мама, его Сашенька. Вспомнил он, как умирая, просила Сашенька, не оставлять Олежку в этом времени, а вернуть его домой! Забыл в горе обещание свое Сергей. Достал свои «часы» – персональную «машину времени», еще раз осмотрел и стал потихоньку сломанную деталь делать. На это еще год ушел, ведь работа по ремонту «часов» осложнялась тем, что часто приходилось ездить с князем Даниилом – то в Переславль к Дмитрию Александровичу, то в Тверь к князю Михаилу Ярославичу. Уезжая с князем, Сергей передал «часы» деду Ивану, положив в специально сшитый мешочек. Наказал: «Отец, береги эту вещь, так же, как и сына моего бережешь. Всегда носи при себе!» Повесил себе дед мешочек с «часами» на шею. «Не беспокойся, Сережа, я сохраню и твоего сына, и твою вещь! Во всяких бывал переделках, понимаю. Не волнуйся и ступай с миром. Господь сохранит тебя и твоего сына! Ступай!» Так вот урывками и чинил Сергей свою машину времени. Болит душа у Сергея, ведь Олежку своего почти не видит, без матери остался мальчик, да и отца почти не видит. И дома у Сергея дел много: и свою «сотню» обучает, и в княжеском в совете участвует.

Растет Олежка, уже третий год ему пошел. Стал Сергей сына верховой езде обучать. Посадит впереди себя в седло и ездит потихоньку, для этого у него была небольшая, но очень спокойная кобылка. А то посадит Олежку одного в седло, деда Ваня кобылку за повод ведет, а Сергей идет рядом, Олежку страхует, чтобы не упал. Но такие упражнения делали только за городом – все-таки в городе людно и лошадь может испугаться чего-нибудь. Сделал сыну и саблю деревянную – тонкую, легкую, в самый раз по силам мальчику! Счастлив Олег – у него, как и у папы есть сабля! Ходит Олежка гордый, а деда Ваня с ним рядом, всегда – рядом. Спокоен за сына Сергей. Вечером уложит Олега спать, скажет деду: «Батюшка, пойду немного пройдусь, пригляди за мальчиком». «Ступай, Сережа. Не беспокойся, все будет в порядке. Сам будь осторожен». Знает дед, как страдает, как тоскует тот по своей Саше.

Идет Сергей в церковь. Время позднее, но сторож церковь не закрывает, ждет, придет вечером боярин Сергий Чужак. Знает сторож, и к каким иконам пойдет он – Богородица да Спас в Силе. Лампады теплятся перед ними, несколько свечек лежит. Любят в городе боярина Сергия, знают о его горе. Почти весь город сопереживает ему, уж очень Сашеньку любили за доброту ее необыкновенную. Зажжет свечку Сергий, встанет на колени. Долго молится, когда про себя, а когда и вслух. Сторож на паперти перед закрытыми дверьми, чтобы не помешать Сергею, стоит на коленях молится, просит Господа облегчить страдание «доброму боярину».

Из церкви идет Сергей по городу. Пройдется по улицам, но город небольшой, много не находишься. Идет к воротам, хоть и заперт город на ночь, узнают стражники боярина, выпускают за городские ворота, так князь приказал, еще велел дружинникам незаметно следить за ним. Известно князю, что его боярин в темноте один гуляет, и очень тоскует по Саше. Идет и не видит ничего и никого, только, то шепотом, а то и в слух разговаривает-плачет.

Однажды увидел старичок-священник, что ночью в церкви свечи горят. «Наверное, сторож не заметил и не погасил» – подумал он и пошел в церковь. Видит на паперти перед закрытыми дверями сторож на коленях стоит, молится.

–Александр, а почему ты не в церкви молишься?

–Благослови, отче! – вскочил перед священником сторож.

–Бог благословит, Александр. Так почему ты не в церкви?

–Прости, о. Михаил, но в церкви молится боярин Сергий. Помешать боюсь ему, тоскует очень по жене своей!

–Хорошо, молись за боярина на паперти.

Вошел о. Михаил в церковь, и правда, на подсвечнике свеча горит, а Сергей на коленях молится-плачет.

–Господи! За что же ты меня оставил? За что гневаешься на меня? За что же ты дитя невинное, Сашу мою забрал?

–Сергий, не гневи Бога своими упреками. Нельзя отчаиваться.

–Прости отче, но не могу успокоиться. Ведь Сашеньке бы моей жить и радоваться, мальчика растить нашего. За что же Господь забрал ее? Ведь сколько людей теперь без нее осиротели, сколько она милости делала, и деток малых грамоте учила… Нет теперь нашей Саши! – не выдержал Сергей, горько зарыдал и пошел из церкви.

–Не ропщи на Бога, Сергий, – мягко остановил его священник, – чем по городу ночному ходить, пойдем ко мне в дом, один живу я. Разделю твое горе.

–Спасибо, о. Михаил, но и правда уже поздно, домой пойду, – отказывается Сергей.

–Пойдем ко мне, не стесняйся. Пойдем, Сергий! – о. Михаил взял под руку Сергея и повел к себе домой, его небольшой домик стоял рядом с церковью.

–Прости, о. Михаил, но почему же Бог забрал мою Сашеньку?

–Не гневи Бога, Сергий. Твоя Саша жила в счастье и радости. В твоей любви она купалась, и ушла она к Господу из дома своего, и мальчика оставила тебе да деду. Она за Олежку спокойна, знает, что ты любишь его. Ведь это для матери очень важно. В наше жестокое время столько детей остается сиротами, а то еще и в плен татарский попадают. Родит жена ребенка, растит его, любуется – помощник растет! И вдруг набег: мужа убьют, дом сожгут, да еще ребенка в рабство заберут! Сколько горя и лишений испытает малыш в неволе! И каково все это женщине-матери переживать? А твоя Саша только счастье и любовь видела. Она и на небе за мальчика своего радуется. Но только ты ее огорчаешь.

–Прости, о. Михаил, но сердце болит, душа моя болит.

–Вижу, Сергий, любишь ты свою Сашу. Да, тяжело тебе, я и не говорю тебе «радуйся»! Плачь, Сергий, не стесняйся, но и не отчаивайся, не ропщи на Бога. Ведь у тебя сын растет! Что же, он при живом отце будет круглый сирота? Нет! Плачь о Саше, но сына расти. В счастье и радости должен расти мальчик, а не в горе и печали. Бог горестями смиряет нас. Гордым Бог противиться, а смиренных любит. Тебя Бог смиряет, ведь высокое положение занимаешь при князе, и возгордиться можно, и милости забыть. А тебя, Сергий, ведь зовут «Чужак». Никто не знает, из каких земель неведомых ты пришел, но все видят, что ты – чужой. Каждый должен жить со своим родом-племенем. О Саше – плачь, и не будет тебе утешения, да, велико твое горе, Сергий. Я вот уже старый, а ведь и у меня семья была. И жена, и мальчонка-сынишка! И жили мы в довольствие и любви во Владимире. Но пришел хан Неврюй и сжег город. Так я остался один. Так же я страдал, как и ты, Сергий. Но у тебя хоть сын есть, а у меня никого…

–Прости меня, о. Михаил, не знал я, прости, что больно сделал.

–Ничего, Бог простит тебя. Сергий, приходи ко мне, не замыкайся. А горе твое останется теперь уже на всю жизнь… Но не отчаивайся, помни о своем мальчике, с ним и приходи ко мне. И не надо по ночам бродить, ведь ты и князю нужен, и дома дед у тебя старый, тяжело ему одному с мальчиком. Ступай, Сергий, к своему сыну.

–Спасибо, отче, за утешение. Благослови, о. Михаил.

–Бог благословит! Ступай к мальчику и помни, что надо тебе вернуться к своему роду.

С того дня перестал убиваться Сергей. Тяжело ему, страдает, плачет по своей Саше, но мальчика не оставляет, всегда с ним. И папу своего Олежка видит спокойным, счастливым. И сам растет Олежка в любви и радости. А Сергей продолжил и Сашино дело. Нищих не оставляет помощью, детей городских грамоте учит. Помнит и о. Михаила, и на ремонт церкви пожертвовал, и с Олегом в церковь ходит.

Глава 2 Дюденева рать

Незаметно время идет. Олежке уже исполнилось три с половиной года. Смотрит на него Сергей и не нарадуется. Сильный растет мальчик, умненький. А как похож на маму! Такие же ясные глаза, только от отца голубизна добавилась. Голубые глаза у Олежки. Смотрит на сына Сергей, вспоминает свою Сашеньку, как он был пленен ее «очаровательными глазками». Потихоньку чинит Сергей «часы – машину времени», сложно, и инструмента нет подходящего.

Похоже, что мир наступил, князья-братья между собой не спорят. Во Владимире княжествует Дмитрий Александрович. Но не долго был мир, опять ссора между старшими братьями Даниила за Владимирское княжество, переходит оно от Дмитрия Переяславского к Андрею Городецкому. Даниил спокойно княжествует в Москве, не вмешивается в спор братьев. Ему в своем уделе спокойно, да и крепкий, сильный союзник у него – князь Михаил Тверской.

Но вдруг князь Даниил получает известие – брат Андрей Городецкий из Орды ведет войско татарское! И уже пал без боя город Муром – рязанская земля всегда первой встречала татар. Впереди Коломна, за ней уже его Москва. Но пошли татары на Владимир. Князь Даниил посылает гонцов к Михаилу Тверскому, родственнику и сильному союзнику, просит прийти на помощь. Но отказался князь Михаил, нет, говорит, у него войска, сам за стенами укроется, в Твери затворится, там и татар будет дожидаться. Обратился Даниил за помощью и к другим дружественным князьям, но все отказались выставлять свои дружины, все решили затвориться в своих городах. Значит впереди Переславль, за ним опять Москва.

Пока князья между собой совещались, уже пали Владимир и Суздаль. Князь Дмитрий бежал в Новгород. Собирает князь Даниил военный совет. Дружинники в мнениях своих разделились. Кто говорит, что надо всей дружиной выйти навстречу Дюденю (так прозвали ордынского хана Тудана) и биться с ним в поле, другие говорят, что надо в Москве затвориться и просить помощи у Михаила Тверского. Сергей тоже на совете присутствует, но молчит из скромности, пусть старшие дружинники выскажутся сначала.

–Что же ты молчишь, Сергий? К кому ты присоединишься? – спрашивает князь.

–Прости, князь, но я ни к кому не присоединюсь. С потерей Москвы ты, князь, не потеряешь княжества, а с потерей дружины – потеряешь все: и город, и княжество.

–Так что же ты предлагаешь делать? – нахмурился князь.

–Вот что, князь, поезжай к Дюденю да к Андрею на переговоры.

–Так он потребует сдать Москву! – возмутился кто-то из дружинников.

–Да, потребует. И ты, князь, вынужден будешь согласиться с его требованиями. Владимир не выстоял, а он лучше Москвы укреплен, и войско у него больше. Москва не выстоит перед Дюденевой ратью и все равно будет захвачена татарами. Слушай, князь, мой план. Ты ведешь переговоры с Дюденем и Андреем. Это замедлит движение рати. В предвкушении легкой победы они не будут торопиться. Я возьму свою Дикую сотню и выйду навстречу.

–Да тебя же, Сергий, за час татары раздавят! – воскликнул князь. – Это просто самоубийство!

–Нет, князь. Три дня мы будем держать татар. Построим засеки, ловушки, будем нападать на них с тыла и флангов. Татары не смогут понять ни откуда мы нападаем, ни сколько нас. Мы не будем биться «стенка-на-стенку»! Пока держим татар, жители города смогут уйти и унести ценные вещи, угнать скот. Да, через три дня татары войдут в город, но жителей в нем не будет! Князь, дружину и детей своих уводи в Тверь. Сохранишь дружину, сохранишь княжество. Сам в Москве татар и брата встретишь.

–Что скажете о плане Сергия, други? – спросил князь дружинников.

–Разумно, князь, Сергий предложил, – отвечали дружинники.

–Хорошо, Сергий, принимаем твой план! Только ты пойдешь не с одной сотней, бери тысячу!

–Князь, чтобы победить – и тысячи мало, чтобы умереть – довольно и трёхсот!1 – не согласился Сергей.

–Хорошо. Триста. Меньше нельзя! Когда выступаешь?

–Сегодня в ночь. Попроси, чтобы священники молебен водосвятный отслужили!

В тот же день Сергей выступил перед всей княжеской дружиной. Он сказал, что небольшим отрядом выйдет навстречу татарам, чтобы жители города успели спрятаться в лесах. Нужно ему триста добровольцев, и что, раньше он водил рать на победу, а сейчас они пойдут на смерть. Но дружина княжеская вся вызвалась идти добровольно. Сергей отобрал триста человек и велел им приготовить оружие, наточить его и вечером собраться у церкви на молебен. Но все старшие дружинники, сидевшие на совете у князя, вызвались идти на «Дюденя». «Мы не уйдем за Тверскими стенами отсиживаться, когда наши братья будут за Москву умирать! Мы все умрем вместе с тобой! За Москву, за князя!» Большого труда стоило Сергею уговорить их остаться. «Братья! Вы нужны Москве! Много еще славных битв впереди, собирайте новую дружину! Ведь без княжеской дружины и княжества не будет. Да тот же Михаил Тверской Москву себе заберет!»

Отслужили водосвятный молебен, окропили воинов. Вечером же отряд и в поход вышел. «Долгие проводы – лишние слезы!» Обнял князь Даниил на прощание Сергея: «Возвращайся живым!» А дружинникам, уходившим против Дюденя, наказ дал: «Сергий мне живой нужен! Любой ценой сохраните!»

Обнял Сергей сына: «Деда слушай, как меня!» и вскочил на коня. Отряд Сергея пошел верхом, чтобы меньше в пути быть. Грустные стояли жители Москвы, глядя в след уезжавшим воинам. Понимали они, что мало кто из этих воинов вернется домой, да и будет ли дом в то время? Не ясно, и что с ними будет, может случится, всех уничтожит поганый Дюдень.

После ухода отряда Сергия Чужака, князь объявил жителям, чтобы они собирались и уходили из города. К завтрашнему вечеру город должен остаться пустым. «Забирайте ценные вещи, угоняйте скотину! Ничего не должно остаться поганому Дюденю! Слышите? Ничего! Будут живы жители, город восстановим! Кто может – идите к Михаилу Тверскому! Туда же пойдет дружина! Кто не сможет – прячьтесь в лесах! Как звери зароемся в норы, но татарва не возьмет нас!» С вечера стали жители уходить. Кто побогаче, пошли в Тверь, князь в охрану дружинников послал. В Тверь отправил князь и свою семью. Многие еще думали, уходить или нет. Вдруг Дюдень не пойдет на Москву? И боярин Сергий не зря же с отрядом ушел… А лес, так он рядом, всегда успеют убежать!

Дед Иван весь вечер и часть ночи собирал самые важные вещи Сергея. «Часы», так эту вещь Сергей называл, завязал в тряпочку, положил в кожаный мешочек и повесил себе на шею. В кожаный мешочек положил и «Сашенькины листочки» – так дед называл дневник, который писала Саша. Собрал теплые вещи для Олежки, ведь неизвестно, сколько скрываться надо будет, может и зимовать! И инструмент плотницкий взял. Ведь знал дед, что многие побегут в последний момент, когда татары подходить к Москве будут! Так для таких, «запоздавших» пригодится. И еды взял, надо ведь будет на новом месте устроиться, так мальчику не голодать же! Все предусмотрел дед Ваня и уж далеко за полночь сам прилег отдохнуть, а еще не рассвело, поднял Олежку.

–Олежко, малой, вставай! – будит дед мальчика.

–Что, дедко? Тятя вернулся? – сладок утренний сон, не хочется мальчику вставать.

–Ох, бяда, бяда! Вставай, милой! Вставай, княжич мой! Бяда, Олежко, бяда… В тележке сны досмотришь.

Встал Олежка, одел его дед, молочко уже тепленькое приготовил да хлеба кусок. Не хочется спросонья есть мальчику.

–Кушай, Олежко, кушай. Уже лошадка стоит запряженная! – торопит дед мальчика.

Но вот и поехали. Затемно выехали дед с Олегом из города. Сначала по большой дороге, а уж потом свернул на только ему знакомые дорожки.

***
Отряд Сергея шел Большой Владимирской дороге почти всю ночь. Отъехали верст тридцать и укрылись в лесу в стороне от дороги, чтобы бойцы отдохнули. Короткий отдых у солдат. Чуть забрезжил рассвет, сделали первую засеку, а всего их планировал Сергей сделать три или четыре. Примерно через пятнадцать верст друг от друга, чтобы уже с полдороги до Переславля от Москвы были укрепления. Для засек рубили лес и заваливали дорогу. А в одной-двух верстах от засеки устраивали «ловчие ямы» – рыли на дороге ямы, клали на дно торчащие острые сучья или вбивали колья, сверху закрывали тонкими ветками. Засыпали тонким слоем земли, и делали колесный след – будто это колесная дорога. В некоторых местах перед засекой прорубали просек-тупик, вроде бы объезд, а там планировали делать засаду. И так по всей половине дороги. В помощь привлекали мужиков из окрестных деревень.

На устройство таких укреплений потратил Сергей целый день. Еще день он дал своим воинам на отдых и подготовку оружия. На третий день они ждали подхода татар. 300 спартанцев греческого царя Леонида прославились в истории. Некому было описать подвиг отряда боярина Сергея Чужака. 300 спартанцев перекрыли и удерживали узкое ущелье, 300 русских воинов должны были в лесу и в поле задержать огромную многотысячную армию татар.

Объяснил Сергей своим бойцам: «Три дня, только три дня надо держаться и не пускать татар. Через три дня все исчезните в лесу. В Москву не ходите. В Тверь пройти не сумеете – на дорогах татары будут. Скрывайтесь в лесу, ищите поселения беглых горожан. Устраивайтесь с ними. О себе рассказывайте, что было у Москвы сражение, княжеская дружина разбита. Не вздумайте на татар нападать и других удерживайте».

Мужики, которые помогали засеки делать да ловчие ямы рыть, тоже хотели вместе с дружинниками против татар биться, но запретил им Сергей. «Все равно татар не победить, а себя только зря погубите!» «Боярин! Мы хотим лучше умереть, чем рабами у татар жить!» «Братья, – ответил Сергей, – вы не будете рабами. Уходите с семьями в лес, угоняйте скотину. Спрячетесь в лесах и сидите, пока татары не уйдут».

Разведка, высланная Сергеем, донесла, что татары приближаются. «Боярин Сергий, – докладывает разведка, – там русские дружинники идут. Может нам на помощь?» «Нет, это не русские. Это иудушки городецкие, продались с князем своим татарам! Хуже любого татарина они!» – ответил Сергей. Спешилась часть бойцов и попряталась у первой засеки, а остальные конными ушли вперед, и там в лесу спрятались. Идет передовой отряд без опаски, ведь впереди только Москва, а князь Андрей пообещал, что город без боя впустит их. Впереди своего войска Дюдень «русинов» поставил, дружину Андрея Городецкого. Идут воины по дороге, видят завал – деревья попадали на дорогу. Поехали посмотреть, что случилось и нельзя ли завал разобрать. Не спешиваются, верхом едут. Но передовые вдруг в какие-то ямы провалились и на острые колья напоролись, кто-то из воинов попробовал выбраться, но был убит стрелами. Повернули назад, а перед ними несколько деревьев рухнуло, дорогу загородили. Да налетели воины, из луков стреляют, саблями рубят. Смешались дружинники городецкие, не могут ни оборону построить, ни на помощь позвать! На шум боя примчался отряд татар, но был из луков обстрелян. Не поймут татары, что происходит, стреляют из леса, а где войско, сколько его – не видно, не понятно. Примчались еще татары, а русины исчезли. Бросились за ними в лес, но никого не нашли, а своих в лесу потеряли. Послали к хану Дюденю, пока решали, пока дорогу разгораживали, ночь настала. На ночь расположились татары на дороге да в лесу на большой поляне. Стемнело, и опять стали русины-лучники в татар стрелять. Велел хан на поляне огромные костры разжечь, светло стало, не показываются русины. Но и татары не спят. То за кострами следят, то за русинами. Пока утром собрались, да завал разгородили, да разведку провели, полдня и прошло. Получилось, на первой засеке татары день потеряли.

Довольны дружинники московские, спрашивают Сергея, почему бы всей силой не напасть на татар? Объяснил, что большие силы в лесу не спрячешь, а малыми татар не победишь. Своих стали считать, и оказалось, что около пятидесяти человек потеряли, но и татары сотни две. А главное, татар на день задержали. На второй засеке задержали татар на один день. Тары еще сотни три потеряли, но и в отряде Сергея осталось меньше двух сотен бойцов, много раненых. Велел Сергей раненым уходить, но отказались они, сказав, что пошли биться до конца, и уйдут только со всеми вместе! И сам Сергей уже ранен.

Татарский хан Дюдень не может русинов понять. В бой не вступают, как звери лесные нападают и опять в лесу прячутся. Какие-то завалы устраивают. Все равно его войско идет к Москве, ну не так быстро, но Москва будет взята. Большая добыча ждет его, все ценное заберут, жителей в плен угонят, а кто будет сопротивляться – всех убить!

–Что это твои русины делают? – спрашивает хан князя Андрея Городецкого.

–Да, это у моего брата, у Даниила, Чужак есть сумасшедший. Вот он с дружинниками и воюет.

–Если бы ты, князь, был такой же «сумасшедший», не пришлось тебе помогать, сам бы справился! А если бы и князья ваши такие были, мы вовсе бы не пошли на русинов, – ответил Дюдень, и приказал своим воинам доставить ему этого «сумасшедшего».

Пока идут татары по дороге, время от времени нападают на них маленькие отряды русинов. Выскакивают из леса, постреляют из луков и назад в лес. К третьей засеке подошли татары. За ней и лес кончается, начинается поле большое, да рощицы. Собрал Сергей оставшихся дружинников, осмотрел их. Всех, кто был серьезно ранен отправил в лес, велел искать место для лагеря, куда оставшиеся в живых придут. Осталось у Сергея меньше ста человек. Сам Сергей с самой сильной полусотней встал за засекой, а остальных разделил на две части и сбоку у дороги поставил, в лесу. Велел им обстрелять татар из луков и уходить в лес.

Но не послушали его воины, обстреляв татар из луков, бросились на них в рукопашную, да полусотня Сергия ударила. Страшный бой завязался, татарам показалось, что на них напали главные силы, из Москвы дружинники князя Данилы пришли, и отступили к основному отряду. Но и у Сергия от его трех сотен осталось человек двадцать.

Приказывает Сергей воинам оставшимся, чтобы уходили в лес, а он останется, и отступление прикроет. Не послушали дружинники приказа, не оставили Сергея, скрутили его, благо раненый и сопротивляться не мог, на коня взвалили и в лес с ним ускакали. А татары еще день стояли, засады опасались. Разведку во все стороны отправляли.

300 спартанцев один день сдерживали персов в узком ущелье, летописец описал их подвиг. 300 русинов-москвичей сдерживали армию Дюденя три дня. Некому было описать их подвиг.

Глава 3 Московское разорение.

Злой пришел Дюдень к Москве. Вместо «легкой прогулки», обещанной князем Андреем Городецким, неделю шел от Переславля, да почти тысячу воинов потерял – а и боя не было! Надеялся Москву разграбить, а Москва была пустой – все жители ушли, скотину увели, все ценное или унесли, или закопали. Ни князя нет, ни бояр нет, ни дружинников. И казны княжеской нет! Вернулся князь в Москву, объясняет хану. У тебя на переговорах был, а вернулся – пусто. Все разграблено. Велел хан тогда сжечь Москву, а стены – сравнять. Зажгли татары Москву, а сами ушли, нечего им делать в пустом городе.

По разбойничьим тропам уходил дед Иван с маленьким Олегом. Хоть и долго по ним ехать, но и безопасно. Мальчик в тележечке, а сам рядом идет, бережет лошадку, без нее не уйти, много всяких вещей нужно, чтобы обустроиться в одиночку на новом месте.




Третий день путешествия подходил к концу, когда небо осветилось заревом. «Дедко, что это?» – спросил Олежка, показывая на зарево. Остановил дед лошадку, повернулся к зареву. Истово стал креститься: «Сашенька, я сберегу твоего мальчика, не оставь своего Сережу. Ему очень нужна помощь, а за сыночка не беспокойся, сохраню его», – дед Иван считал Сашеньку святой еще и когда жива была, а уж после смерти и не сомневался, потому и просил о помощи для Сережи. «Москва наша горит, Олежко» – отвечает дед. «Дедко, а где тятя? Он татар бьет?» – опять спросил Олежка. «Ох, бяда, Олежко, бяда, сиротинка!» – только и сказал дед. А скоро они въехали на большую поляну.

Смотрит Олег, не поймет, куда приехали. Вся поляна в каких-то не то норах звериных, не то в землянках полуразрушенных – показывал ему папка и раньше землянки в лесу. «Вот мы, Олежко, и дома. Здесь, княжич мой, и зимовать будем. Давай устраиваться с Богом». Встал дед на колени, повернулся в сторону зарева, стал креститься и поклоны класть. Помолившись, выбрал дед самую чистую землянку, подремонтировал ее, печку сложил. Тепло у него. А как стали татары вокруг Москвы деревни разорять, побежал народ в леса прятаться, тут и соседи у деда с мальчиком появились. Деревню в лесу построили, и дед с мальчиком из землянки в избу переехали. Дед знахарством занялся – людей лечил, а за это ему кто-что может, то и несет. Хорошо живется Олегу с дедом, сытно и спокойно. Дед стал учить его понемножку: как следы различать, да какие травы собирать, да как лекарство готовить. В лесу Олег ходит, как по дому своему. Все ему понятно, ничего он не боится.

–Дедко, – покажет Олежка на заячий след, – кто это?

–Это, Олежка, заяц. Шкурка у него теплая, варежки можно сделать, шапку, а тебе и шубку.

–А это кто? – показывает на волчий след.

–Это – волк. Зубы острые, когти большие! Страшный зверь!

–Дедко, а он нас укусит? – боязно мальчику.

–Укусит? Нет, Олежка, не укусит! У нас лук со стрелами острыми, у нас копье длинное, да ножик булатный! Не страшен нам волк. А шкура хорошая у волка.

–А это, дедко, ты босиком наступил? – показывает Олежка медвежий след.

–Нет, это хозяин леса ходил, мед искал, добычу караулил. Мимо пройдем, не будем хозяина тревожить. Ты – мал, а я – стар.

–Я вырасту и не дам тебя обижать лесному хозяину.

–Спасибо, Олежка, спасибо, добрый княжич, – дедушка Ваня обнимает мальчика.

–Дедко, а это кто? – Олег показывает цепочку маленьких двойных следов.

–Это мышка, видишь, в норку побежала!

Нравится мальчику мышка – ни когтей огромных, ни зубов острых, на такую и он может охотиться!

–Дедко, а как на мышку охотятся?

–На мышку? – удивляется дед. – Нет, княжич, не будем мы на мышку охотится. Пусть бежит себе!

А в другой раз показывает дед Олежке, как надо в лесу дикий мед искать. Взял он плошку, положил в нее немного меда и пошел с в лес. Ходит по лесу, смотрит, не прилетит ли пчела на мед. Прилетела пчела, взяла меда и улетела. Дед смотрит, куда пчела полетела. Пошел в след за пчелой, пока не потерял из вида, другую пчелу ждет. Так пчелы и привели к дуплу, в котором у них улей. Нарвал дед какой-то травы, натер ей мальчика, да сам натерся. «Смотри, Олежка, боятся пчелки эту траву, – учит дед, – не подлетят к тебе. А ты стой тихонько и смотри за мной. Пчела подлетит, даже если сядет на тебя, не гони. Стой тихо, она сама улетит, ничего не сделает тебе. Понял, княжич?» «Понял, буду тихо стоять. Дедко, а тебя пчелки не покусают?» – волнуется за деда Олежка. Достал дед дикий мед, и не покусали их пчелы.

–Дедко! Дедко! Смотри какие свинки полосатые!

Это Олег увидел выводок кабанчиков. Не знает он, что рядом с ними гуляет злая и страшная кабаниха. Нравятся мальчику поросятки, хочет погладить их.

–Олежка, стой! Не трогай поросяток! Пойдем скорее отсюда! – тихо, осторожно уводит дед маленького Олежку от кабанчиков подальше.

–Дедко, а почему не трогать их? Они вон какие махонькие! – удивляется Олежка.

–Ты, Олежка, никогда в лесу деток звериных не трогай! Рядом с ними мамы, а они очень сердитые! – учит дедушка мальчика. – Вот скажи, ежели тебя кто обижать станет, что сделает дедка или тятька?

–Ты, дедко, его копьем стукнешь! А тятя мечем стукнем и конем задавит! – отвечает Олежка.

–Правильно, княжич! Так и зверюшка не даст обижать свое дитя.

Всегда дед рядом с мальчиком. Учит его лесной грамоте. Лес для деда – раскрытая книга! Показывает Олежке, какой зверь и что делает. Как он охотится, как подстерегает добычу, где живет, какой себе «домик» строит. Все знает дед. Учит Олежку, как в лесу ночевать, как пищу готовить. Много премудрости в лесу. Все дед знает, всему мальчонку учит.

Олежка по тяте своему очень скучает. Ведь как хорошо жили, всегда был с ним тятя рядом, а вот татары напали и ушел он татар бить. И уже зима прошла, и опять лето пришло, а тяти нет! Спрашивает Олег деда, а дед только крестится, да твердит одно: «Бяда, Олежко, бяда».

***
Вернулся в Москву с войны Сергей и не узнает города. Стены разрушены, дома сожжены, люди или разбежались, или в плен к татарам попали. Нет ни деда, ни сына, и не знает где искать. Спрашивает Сергей, не видал ли кто-нибудь его мальчика с дедом? Нет, никто не видал. Совсем затосковал. В город князь вернулся. Начал город заново отстраиваться. Пытается Сергей от горя своего за делами забыться, но не идут у него из головы ни Сашенька, ни Олежка! Ищет он своего мальчика, всех расспрашивает. Нет, не знают. Глаза опускают, не могут в глаза смотреть, боярин ведь город спасал, жизнью рисковал, а они не смогли его мальчика уберечь. Стал искать о. Михаила, и его нет нигде, и церковь сожжена. Позже узнал, что о. Михаил сгорел в церкви. Отчаяние овладело Сергеем, да кто-то страшную весть принес, что видел, как деда с мальчиком татары угнали. Совсем отчаялся он, и жить не хочется.

Нашел Сергея бывший сторож церковный – с жителями в лесу от татар прятался, а теперь в город вернулся. Встретились они, былое вспомнили, да о. Михаила, а про деда и своего мальчика уж и не спрашивает. Рассказал сторож, что ушел из города, когда уже татары вошли. С последними жителями бежал. «А твоего свекра и мальчика в городе уже не было, – добавил он, – раньше ушли, до татар». Вроде бы и какая-то надежда появилась у Сергея. Расспросил про о. Михаила, почему тот не ушел. «Да ведь не все и ушли. Многие старухи богомольные остались в городе, с о. Михаилом в церкви закрылись. А меня он прогнал».

Внезапно сторож замолчал, будто что-то вспомнил, и вдруг повалился Сергею в ноги. «Прости, боярин, забыл я, ведь о. Михаил велел передать тебе – жив твой мальчик. Видел его с дедом, когда из Москвы на тележечке выехали, это было на утро, как ты с дружиной ушел. Значит, где-то в лесу схоронились, не пропадет мальчик с таким дедом». А куда уехал и неизвестно. Леса глухие вокруг Москвы. Да и дед старый, умереть мог. А кто, кроме него знает, чей мальчик? Так может где-то в людях и живет его Олежка, да разве найдешь теперь.

Почти год прошел. Отстраивается заново Москва, люди возвращаются. Князь из своей казны деньги дает на восстановление порушенного хозяйства. Вернулся в Москву и дед Иван с Олегом – он думал, что Сергей на войне погиб и пришел с мальчиком к князю. Хотел, напомнить, что боярин Чужак за Москву жизнь отдал и просить князя взять мальчика в терем к себе, в отроки. И вдруг у князя Сергея встретил. Обрадовались встрече, обнялись, подхватил на руки сына. И Олежка обрадовался, тятю встретил! Крепко обнял за шею: «Тятя!»

–Спасибо тебе, отец, что сына сохранил! Должник я твой!

–Да что там говорить, привык я к вам, Сережа. Мальчик мне, как внук родной!

Зажили опять вместе, рад Сергей, что сын цел остался. И опять Сергей забыл о возвращении домой, в свое время. Вроде бы и привык к новому времени. Да и про «часы» не спрашивает деда, может быть и потерял. Рад, что сына нашел. Но дед стал совсем дряхлый, все дома сидит. Болеть стал. Позвал он как-то Сергея.

–Сережа, каждый человек должен жить со своим родом… Не знаю я, откуда вы с Сашенькой пришли, но видно, что вы – чужие, пришлые. Хорошо ты при князе живешь, а умрет князь, куда денешься? Примет ли наследник тебя? А сына твоего?

–Отец, – возразил Сергей, – я же княжеских детей учу. Они мне тоже, как родные! Не оставят меня!

–Я и говорю, чужой ты здесь. И жизнь нашу не знаешь. После князя могут и не дети править! Да и у детей княжеских, когда вырастут, другая жизнь начнется. Могут и братья между собой воевать. Вот ведь совсем недавно Андрей Городецкий привел татар на своих братьев, на Дмитрия с Даниилом. Вспомни, Сережа, о чем просила тебя Сашенька? А просила она, я же слышал, что бы ты не оставался здесь с Олегом. Просила, чтобы домой вернулся. И ты обещал. Сергей, обещание, данное усопшему, надо обязательно выполнять. Ты должен с Олегом вернуться домой.

–Отец! Я тебя не оставлю! Ты спас моего сына! Ты так много для меня сделал! Ты и Сашеньке моей отцом был! Нет! Не оставлю я тебя, идем с нами!

–Сережа, стар я, слаб для путешествий, последние дни мои пришли. Запомни, умру я, не оставайся здесь, бери Олега и уходи к своим. Поклянись мне памятью нашей Саши, что ты не оставишь здесь Олега и вернешься домой!

Поклялся Сергей. Он подумал, что дед так, дурит, а сам жить будет еще лет двадцать. Дед обнял Олега, напомнил Сергею: «Не забудь! Ты клялся мне!».

Прошло несколько дней после этого разговора, а дед уже почти с постели не встает. Прислал князь знахаря своего, но дед даже и не разрешил себя осматривать.

–Сергий, устал я. Пора мне к своим возвращаться. Ты пригласи мне попа. Еще, возьми вещи, которые ты дал мне на сохранение, – дед расстегнул рубаху, снял с шеи кожаный мешочек и протянул Сергею. – Сергий, проверь, все ли на месте.

Сергей раскрыл мешочек, в нем лежала машина времени и Сашин дневник. «Спасибо, отец!» – Сергей горячо обнял деда Ивана. В тот же вечер Сергей закончил ремонт своей «машины времени». Аккуратно убрал в мешочек и повесил себе на шею. А вскоре дед Иван умер. Сергей почувствовал себя так одиноко, таким чужим, что уже не мог здесь больше оставаться жить.

***
Не хотел он тайком от князя уйти из этого времени. Много сделал для него князь. Пришел Сергей к князю, низко-низко поклонился ему.

–Прости меня, князь, но не могу я больше у тебя оставаться! Хочу к своим вернуться!

–Сергий, а может быть не стоит торопиться? Я тебе невесту найду, женишься. Опять заживешь своим домом. Олег твой пойдет в дружину к моему Ивану. Глядишь, ты еще и внуков нянчить будешь.

–Спасибо тебе, князь, за доброту твою ко мне, и к моей Саше, и к сыну моему. Но, честно, не могу я больше. И Саша просила, чтобы я вернул Олежку к своим.

–Хорошо. Жалко мне тебя отпускать, привык я к тебе, и дети мои привыкли. Но не буду удерживать. Помни, понадобится помощь – приходи к нам, к моим детям. Всегда поможем. Возьми с собой дружинников, всегда пригодятся. Прощай! – обнялись князь с Сергеем.

Оседлал Сергей своего боевого коня, посадил перед собой Олежку и тихонько поехал из города. Он уже давно приметил среди леса небольшое болото, заросшее травой. «Уж тут никогда не вырастут деревья и дома не построят» – подумал Сергей. Слез с коня, аккуратно снял мальчика, затем коня расседлал и обнял за шею. «Прощай, друг мой, беги домой!» – и легонько хлопнул по крупу. Конь тихонько заржал, оглянулся на хозяина, прощаясь с ним, и побежал в город. Сергей проверил, хорошо ли застегнут пояс со «старинными» монетами и украшениями. Это был запас «на черный день», дома в родном времени можно будет продать.

Сергей взял сына на руки: «Олежка, обними меня за шею. Хорошо, умничка! Хорошенько держись». Крепко обнял мальчика и нажал красную кнопку на аппарате перемещения. Резко потемнело, замелькали какие-то огни, Сергей потерял сознание.

Часть 2

XXI

век

Глава 1 Возвращение домой

Очнулся Сергей от того, что кто-то щекотал его травинкой, поднялся, сел на траву. Рядом сидел его Олежка. «Вроде бы, ничего не произошло, но почему-то я лежал на траве. Может – ранен. Нет. Никаких ран нет», – так думал Сергей, пытаясь вспомнить, что же случилось. Он точно знал – что-то случилось. Но что? Еще раз огляделся по сторонам. Вроде ничего особенного нет. Но что это? Асфальтовая дорожка! А по ней женщина не спеша катит детскую коляску. Вот проехал велосипедист…

Сергей вскочил на ноги, подхватил сына и стал его кружить: «Олежка! Родной мой! Мы – дома!» «Папа, я хочу кушать!» – Олег не разделял радости своего папы, он просто хотел кушать. «Сашенька! Любимая! Я выполнил свое обещание! Наш мальчик, наш Олежка дома!» – Сергей стоял и смотрел ввысь, в небо. Олег, продолжая сидеть у папы на руках, обнял ручками за шею и тоже стал смотреть вверх, в небо, на облака.

–Папа, я хочу кушать! – Олег не мог понять, чему же так радуется его папа.

–Олежка, с тобой все в порядке?

–Да, папа. Что ты так долго спал? Мне здесь скучно. Пойдем домой, я есть хочу.

–Сейчас, сынок. Сейчас мы пойдем домой, – Сергей сел, у него кружилась голова, еще раз огляделся.

Вокруг какой-то незнакомый лес, скорее даже парк. Действительно, вон асфальтированные дорожки, скамейки стоят. Где-то вдали играет музыка. «Асфальт… Значит, не раньше 20 века… Мы в «моем времени». Надо понять, в каком мы году. Но как? Парк… В парке должны быть или газеты, или объявления. По ним я и год узнаю!» – так рассуждал Сергей, пытаясь понять, в какое же время он перенесся.

–Пап, когда же мы домой пойдем? Я есть хочу! – напомнил о себе Олег.

«Идти домой… Но где же мой дом? Где взять денег, чтобы накормить мальчика? Пойти в милицию и заявить, что у меня украли деньги и документы. Спросят, кто я такой, проверят – а такого и нет. Меня могли посчитать умершим, или я еще не родился. Не годится. Пойти к себе домой, нет, лучше домой к Саше. Сказать Сашиным родителям, что это ее ребенок. А как я объясню, где сама Саша? Да я же не знаю, какой сейчас год! Господи! Где мне мальчика моего накормить? Когда-то я видел в церкви справочник, в нем было написано, где можно бесплатно поесть и переночевать. Надо найти церковь», – Сергей, специалист по выживанию, никак не мог сообразить, что же ему делать.

–Сейчас, Олежка, мы пойдем домой. А дома и покушаешь. Ты потерпишь до дома?

–Потерплю…

–Ну и отлично. Давай руку.

Сергей взял сына за руку и пошел в ту сторону, откуда раздавалась музыка. Парк был пустой, только иногда попадались молодые мамы с детьми. По одежде, детским коляскам, музыке Сергей приблизительно определил год. «Похоже, что машина сработала очень точно. Я с Сашей пропал в ***7 году. Олежке уже пять лет, да до рождения Олежки прошел почти год, значит, я не был в городе шесть лет. Конечно, если я вернулся через шесть лет… Я не знаю, в каком мы городе. Может быть, это не мой город. У князя Данилы я жил в Москве, на территории Кремля. Дед увез Олега далеко от Москвы. Примерно пятьдесят-шестьдесят километров. Я жил и работал в городе километрах в семидесяти от Москвы. В любом случае, я должен быть либо в Москве, либо в Московской области. Ничего. Выясню. Сейчас надо накормить Олега», – так размышлял он, идя к выходу из парка.

Музыка играла на танцевальной эстраде – несколько пожилых пар кружились в вальсе. Сергей подошел к сидящей около эстрады бабульке.

–Здравствуй, мать, а скажи мне, где здесь ближайшая церковь?

–Здравствуй, касатик! – старушка медленно оглядела Сергея с ног до головы. Потом оглядела Олега, – твой мальчик?

–Мой, мать.

–То-то гляжу, на тебя похож очень! А церкви, здесь всего две. Одна старая, другая новая. Тебе, милок, какую надо-то?

–Мне, мать, с батюшкой поговорить. В какой лучше?

–Так тебе исповедаться… Тогда иди в новую. Там хороший батюшка, внимательный.

–Спасибо, мать. А как батюшку зовут?

–Да отец Михаил. Ступай к нему, сынок, исповедуйся.

–Мать, а как мне к церкви пройти?

–Ты вот выйдешь сейчас из парка, да чуток налево поверни, потом все прямо иди, не сворачивая. Так и придешь к церкви.

–Спасибо, мать!

–До свидания! – попрощался Олег.

–Ой, какой мальчик хороший! А можно я его угощу? – и старушка достала из сумочки пакетик с пирожком. – На, милый, кушай!

–Спасибо, – тихонько поблагодарил старушку Олег, беря пирожок.

Старушка чем-то понравилась Сергею, он решил ей открыться и попросить помощи.

–Мать, извини, конечно, может я не вовремя, но у меня серьезная проблема. Я случайно в этом городе, и у меня нет ни документов, ни денег. И мне не на что покормить мальчика, и негде переночевать. Если бы я был один, то хоть на вокзале переночевал. А с мальчиком где? Спросят документы, а у меня нет. Боюсь, сына отберут у меня.

Старушка внимательно выслушала. Помолчала.

–А мама мальчонки где?

–Умерла мама.

–Один, стало быть, растишь? Бабушка с дедушкой у мальчика есть? Твои родители или теща с тестем2 есть у тебя?

–Никого, мать. Был дед, но тоже умер. Остались мы с Олегом одни.

Старушка опять помолчала.

–Что же, пойдем, – старушка поднялась со скамейки.

–Куда, мать? – немного испугался Сергей.

Больше всего он боялся, как бы не отобрали Олега, были ему известны такие случаи в городе, из которого приехал в Городок. Ведь потом не только не вернешь, но и не узнаешь, куда отправят ребенка. Поэтому, все люди казались Сергею подозрительными.

–Куда пойдем, мать? – переспросил Сергей.

–Отведу я тебя к отцу Михаилу, а потом пойдем ко мне. Я рядом с церковью живу. У меня и переночуете.

Старушка оказалась шустрая, шла очень быстро, так что Сергей с Олегом едва успевали.

–У меня дача неподалеку, так ты там с мальчиком и поселишься. Дом теплый. Дров наколешь и зиму жить можно. Сегодня, конечно, у меня дома переночуешь, а утром на дачу. Я вижу, ты не куришь? Это хорошо. А то, сам понимаешь, домик деревянный, сухой. Долго ли до беды.

–А вот и церковь! – старушка посмотрела на часы, – сейчас всенощная3 начнется, отец Михаил исповедовать будет. Вот ты и подойди к нему.

–Спасибо, мать! А где мне тебя найти?

–А я в церкви на скамеечке буду сидеть.

Началось богослужение. Сергей подошел к священнику, попросил благословение. Священнику он рассказал тоже, что и старушке. Рассказал и про старушку. Олег все время стоял рядом, видимо, потеряться боялся.

–Это ваш сынок? – о. Михаил внимательно посмотрел на Олега. – Вот что, Сергей, сейчас вас проводят в трапезную. Поедите с мальчиком и меня дождетесь. Это ваша «старушка», что на скамеечке сидит?

–Да, о. Михаил.

–Посидите пять минут.

–Спасибо, о. Михаил – поблагодарил Сергей священника и пошел к старушке.

–Поговорил с о. Михаилом? – шепотом спросила старушка.

–Да, в трапезной сказал подождать.

–Хорошо. Вот мой адрес и телефон, – старушка протянула листок, – приходи, я буду ждать. Долго не тяни. Мальчик у тебя устал, ему отдохнуть дома надо.

–Сергей? – к Сергею подошла девушка. – Батюшка просил отвести вас в трапезную. Пойдемте со мной.

Девушка отвела Сергея и Олега в небольшой домик, стоявший рядом с церковью. Там они умылись, причем мальчик очень удивился, что вода теплая и течет из трубочки – ведь он никогда не видел водопровод! Затем их усадили за стол. День был не постный, поэтому дали мясной суп и вареную картошку с мясом. Сергей с удовольствием ел картошку, ведь шесть лет4 он ее и в глаза не видел! Олег внимательно посмотрел на картошку. «Тятя, а что это?» – осторожно ткнул вилкой в картофелину, картошку видел впервые в своей жизни. «Попробуй, Олежка – усмехнулся Сергей, – вкусно!» Потом был чай, настоящий черный чай, а не травяной, и пирожки. От такого сытного обеда Олега разморило, и он стал засыпать прямо за столом.

–Давайте я вашего мальчика уложу? – к Сергею подошла та же девушка. – Здесь кровать есть.

–Пойдешь со мной? – обратилась девушка к Олегу.

Олег кивнул и доверчиво протянул девушке руку. Сергей остался дожидаться о. Михаила. Отец Михаил пришел примерно через час. Девушка предложила ему ужин. «Нет, Оленька, спасибо, я не хочу есть. А дай мне, пожалуйста, крепкого чая!» Оля принесла чай. «Сергей, вам дать чай?» – спросила Оля. «Оля, а ты не спрашивай. Принеси и гостю чашечку» – попросил о. Михаил.

–Я поговорил с вашей «старушкой». Вам действительно надо пожить у нее на даче. Сейчас конец дачного сезона, многим дачникам нужна помощь. Будут к вам обращаться, не отказывайтесь ни от чего, ни от какой работы. Плату не спрашивайте, сами заплатят сколько могут. К старушке поедете не завтра, а послезавтра. Завтра с утра приходите к церкви – мне здесь тоже помощь нужна. Мальчика можете оставить со «старушкой», кстати, зовут ее баба Маня, так можете к ней обращаться. Вам надо переодеться – в такой одежде вас точно милиция заберет.

–Оленька, принеси, пожалуйста, Сергею ветровку и что-нибудь для мальчика, – позвал о. Михаил девушку.

–Тятя! – крикнул из соседней комнаты Олег, он немного испугался, проснувшись в незнакомом месте.

–Ну, ступайте к бабе Мане! Утром жду вас! – о. Михаил благословил Сергея и Олега, и они пошли к «старушке» бабе Мане.

С утра Сергей был в церкви, встретил его сторож. «Сергей, здравствуйте! Меня о. Михаил предупредил, что вы придете». Сергей принялся за порученную работу – у церкви строился домик для церковнослужителей. Вечером получил и заработанные деньги. На эти деньги он купил одежду и белье для Олега – ведь при князе одевались просто – на голое тело штаны и рубаха. Белье не носили. Но обувь у него была хорошая – Сергей шил сыну башмачки у знакомого сапожника.

На другое утро Сергей с Олегом поехали на дачу к бабе Мане. Ехать надо было на электричке, и Олег, никогда не видевший поезд, испугался, не хотел в него заходить. Сергею пришлось занести его на руках. Баба Маня представила Сергея своим соседям, как племянника. Так стали жить они у бабы Мани, первом для Олега доме в родном XXI веке.

Там Олег впервые увидел печатные книги с картинками, и телевизор. Сергей включил ему передачу о животных, и она Олегу очень понравилась! Сергею приходилось приучать своего мальчика ко всем бытовым приборам, которые были известны любому его сверстнику с рождения, а Олег видел их впервые в своей жизни. И водопровод, и газовая плита, и туалет! Но зато с мытьем было сложнее. Раньше он ходил с папой в баню, а здесь бани не было, и мыть приходилось в корыте! Зато гулять мальчику было вольготно, ведь в городе приходилось бы Сергею с ним гулять, да еще и какой-нибудь парк искать. А здесь Олег оденется и в сад! В саду и деревья, и кусты, и трава с разными букашками. Гулять здесь ему было интереснее, чем в «старой Москве» при князе. Сергей только радовался тому, что приучать своего сына к новому времени он начал на даче, а не в городе.

У кого огурцы уродились – огурцы несут. У кого яблоки – яблоки несут. Бабы Мани подруга, бабушка Даша, подарила Олегу велосипед. Сергей у нее на сарае крышу чинил, так старушка позвала его в сарай.

–Сережа, возьми велосипед мальчику, он совсем хороший, а мой Васютка уже вырос.

Взял велосипед, поблагодарил бабушку, так она еще и овощей дала, и картошки.

–Бери, Сережа! У меня много всего! А ты мне так хорошо крышу починил, а то как дождь, у меня в сарае лужи.

Живет Сергей на даче у бабы Маши, и дом есть, и еда есть. Сергей думает, как бы ему на работу устроиться, да Олежку своего оставить не с кем! А самое главное, документов так и нет, ни у него, ни у Олега. Узнал Сергей и город. Это был не его город, это был Б***, город поближе к Москве. Съездил Сергей и в «свой» Городок. Его квартира оказалась занята. В ней жили какие-то «приезжие», даже не из этого города.

–А вы не знаете, где предыдущие жильцы? – спросил Сергей.

–Не знаем, – ответили жильцы, – мы приехали в пустую квартиру.

–И что, никакой мебели, вещей каких-нибудь не было? У меня здесь друзья жили, и вот куда-то уехали, наверное.

–Нет. Мы живем здесь три года, и приехали в пустую квартиру. Даже обои переклеивали, старые очень грязные были.

Сергей извинился и ушел. Попробовал найти прежних сослуживцев, хотя бы из своей команды «разведчиков», но безуспешно. Адреса не знал, помнил, примерно, где живут. Но город за шесть лет сильно изменился, и узнать «старые» места Сергей не мог. Не нашел и институт, в котором работал. Лес, в котором он находился, был огорожен высоким забором, на котором висели таблички «Бережковское охотхозяйство. Посторонним вход воспрещен!», а может быть это был и не его институт, Сергей уверен не был.

Уже не раз возникала у Сергея мысль, а не вернуться ли назад в XIII век. С радостью примет князь Даниил! Нет! Отгоняет от себя обманчивые мысли, помнит, Саша просила вернуть Олежку домой. «Не сдамся! В XIII веке выжил, а у себя не смогу? Надо хоть попробовать. Ради мальчика… Он должен расти в своем времени!» – решает Сергей.

Но вот повезло и с работой, сосед пригласил вести секцию рукопашного боя в молодежном клубе. Предупредил, что «ученики у него будут трудные – практически малолетние преступники». Но согласился Сергей – нужны деньги, и работу выбирать не приходится. А в клубе дали и дополнительную нагрузку – ОБЖ5 вести. Всего получилось, надо работать шесть часов в неделю, и за это будет получать семь тысяч! Большущие деньги для Сергея. Но приходилось и Олега с собой брать – не оставишь одного на даче. Но мальчик выносливый, и такие «путешествия» ему не в тяжесть, а заодно он и с городом знакомился.

Глава 2 Встреча с Константином

В тот день задержался Сергей на работе и теперь торопился на электричку, чтобы домой попасть засветло. Уже на платформе Сергей обратил внимание на офицера-моряка – фигура показалась знакомой. «Костя? – подумал он. – Вряд ли, Костя моложе должен быть. А вроде и Костя». Но как проверить? Подойти и спросить: «Извините, а вы случайно не Константин Алексеевич Ч-ий?» Неудобно как-то… Тогда Сергей подошел к этому офицеру поближе и окликнул его: «Константин Алексеевич! Костя!» Офицер обернулся, бегло оглядел толпу, скользнул взглядом и по Сергею. Чего-то пробормотал про себя и пошел дальше. Но Сергей уже не сомневался, что это его друг Константин! «Костя! Постой!» – еще раз окликнул офицера, уже в тот момент, когда тот хотел в электричку садиться. Тот обернулся, опять скользнул взглядом по Сергею. На лице отразилась попытка вспомнить что-то давно забытое. Опять оглядел толпу и пристальнее посмотрел на Сергея. «Костя! Ты что, не узнаешь меня?» – воскликнул Сергей и остановил друга за руку. Он понимал, что если сейчас потеряет его, то может уже никогда не найти. Офицер внимательно посмотрел на Сергея, потом на Олега.

–Простите, мы разве знакомы? – Константин стоял, смотрел на Сергея и не узнавал его.

–Костя, это же я, Сергей! Мы же с тобой вместе машину создавали!

–Сережа? Ты? – вид у Константина был такой, как если бы он увидел динозавра.

–Костя, ну конечно же это я! Ты и не представляешь, как я рад тебя видеть! Костя, если ты свободен, поехали ко мне домой!

–А ты разве не в городе живешь? – было видно, что Константин очень рад встречи, но, в то же время, боится ошибиться, что Сережа окажется не тем другом, который пропал шесть лет назад.

–Нет, Костя, за городом. Поедешь?

–А это что за мальчик с тобой? – Костя все еще не верил, что нашел пропавшего друга.

–Это Олег, наш с Сашей сын!

–А, Саша. Помню. Ее родители были литераторы и назвали дочь в честь Александра Пушкина.

Константин продолжал проверять «мужчину с мальчиком». Он никак не мог поверить в то, что его друг Сергей жив.

–Да нет! Сашу назвали родители-историки в честь Александра Македонского.

–Серега! Так ты жив? – Константин крепко обнял своего друга. – Ты далеко живешь?

–Минут тридцать электричкой.

–Извини, Сережа, но я сегодня не могу. Давай в другой раз?

–Ладно, без проблем! Очень рад был тебя увидеть! Тогда в следующий раз! Ну ладно, счастливо тебе, – Сергей повернулся, чтобы идти на «свою» электричку.

–Стой, Сережа ты меня неправильно понял. У меня нет нескольких часов, чтобы ехать к тебе домой, но здесь неподалеку есть хорошее кафе. Мы с тобой посидим там часик-полтора. Ты не торопишься домой?

–Нет, Костя, но Олегу тяжело будет на людях. Он сегодня с утра со мной.

–Сережа, там всегда очень мало народу и мальчика можно будет чем-нибудь занять, как раз и отдохнет немного. Пойдем. Я не могу так просто расстаться с тобой, – настаивал Костя.

–Хорошо. Идем.

Они пришли в небольшое кафе, которое, как это не странно, с улицы было незаметно. Костя сразу же занял столик, стоящий в стороне от других. К ним подошел официант.

–Здравствуйте, Константин Алексеевич. Вам как всегда?

–Да, Владимир, спасибо. Со мной друг и мальчик. И еще, Владимир, принеси что-нибудь мальчику поиграть.

Дождавшись, когда официант принесет заказ и уйдет, Сергей кратко рассказал свою историю о переселении, но про свою Сашу ничего рассказывать не стал, рассказал и о том, что здесь живут с сыном без документов. Костя внимательно выслушал.

–А ты уже капитан I ранга! А почему не адмирал? – пошутил Сергей.

–Я ушел с боевого корабля и сейчас работаю в Главном морском штабе, пожалуй, и адмиралом стану. Вот что, Сережа, я живу и работаю в Москве, но послезавтра я опять буду в этом городке. Ты работаешь послезавтра? Отлично. Тогда я тебя заберу прямо из клуба и поедем к тебе домой. Во сколько ты закончишь работу? Понял. Жди меня и никуда не вздумай пропасть! Сережа, ты просто не представляешь, как я рад тебя снова видеть! И вот еще, купи что-нибудь Олежке, одежду или еще чего из вещей, – Константин протянул деньги.

–Спасибо, Костя, не надо, – Сергей отказался от денег, – я работаю.

–Сережа, это не тебе. Это от меня подарок вашему с Сашей сыну. Могу я сделать ему подарок?

–Можешь… Спасибо, Костя! – Константин и Сергей крепко обнялись и расстались «до послезавтра».

В условленное время друзья встретились, Константин приехал к клубу на машине. Сергей опять был с Олегом. Константин другого и не ожидал, и привез для Олега подарок – электрическую железную дорогу.

–Держи, Олег, – Константин вручил мальчику большую коробку.

–Спасибо… А что это?

–А вот дома посмотришь! – улыбнулся Константин.

–Поезд… – Олег разглядывал коробку, попробовал ее открыть. – Это поезд, да?

–Правильно, сын, поезд. Не открывай сейчас, дома посмотришь! – остановил мальчика Сергей. – Садись в машину.

Олег не хотел выпускать коробку из рук, а с ней вместе не мог войти в машину. Но, все же ему пришлось отдать коробку папе, и только тогда он смог сесть в машину. Сергей усадил его в детское кресло, пристегнул.

–Пап, дай мне мой поезд, – сразу же попросил Олег.

Олег ехал в машине первый раз в жизни, но отнесся к этому очень спокойно. Он нисколько не волновался, было видно, что ему в машине даже нравится.

–Сережа, а когда ты успел домом обзавестись? – поинтересовался Константин, когда они подъехали к дому бабы Мани.

–Это не мой дом. Это дом знакомой бабушки. Вы проходите, не стойте в сенях. Олежка, развлеки дядю Костю, я сейчас печку затоплю, а то ночи уже холодные.

–Давай, Олег, веди меня в дом. Показывай, как ты живешь.

Олежка, всегда «дикий» с чужими людьми, отнесся к Константину, как хорошему знакомому.

–Проходи, дядя Костя! – пригласил Олег. – Пойдем, я покажу тебе, где руки мою.

Олег водил дядю Костю по всему дому, как самый настоящий экскурсовод. Показал свою кровать, книжки, игрушки. Константин не стал спрашивать мальчика про маму, но заметил, что в доме нет женских вещей. Чувствовалось, что в этом доме женщины нет. «Странно, а где же Саша? Сережа не рассказывал о ней и мальчика с собой возит. Спрашивать не буду, захочет – сам расскажет». Сергей очень удивился, как быстро его мальчик признал дядю Костю за «своего»!

Олег хотел сразу же раскрыть коробку с поездом, но папа усадил обедать, и лишь потом отдал ему поезд. Но Олег тут же попросил, что бы собрали железную дорогу. Пришлось собирать и показывать, как ей надо управлять. Мальчик был в восторге от такого подарка. Весь вечер он не отпускал от себя дядю Костю, и только, когда Олег лег спать, друзья смогли спокойно поговорить.

Сергей подробно рассказал Константину, как они с Сашей оказались в новом времени. «Понимаешь, Костя, машина сработала из-за того, что кто-то забыл ее выключить. А при монтаже перепутали кабель «аварийное охлаждение» и «пуск», – объяснил Сергей причину аварии. Рассказал и о том, как они в этом времени выживали. Рассказал и про кузнеца, и разбойников, и о службе у князя. Константин внимательно слушал, но про настоящую причину аварии, о том, кто «перепутал» кабели и «не выключил» говорить Сергею не стал.

–Родила Саша Олежку, а через пару месяцев умерла, не то простудилась, не то какая-то инфекция. Медицина сам знаешь какая – травы и мёд. Больше ничего нет. Так мы и остались с Олегом вдвоем. Напоследок Саша очень просила меня вернуть сына в наше время. И еще сказала, чтобы я тебя нашел, – закончил Сергей свой рассказ.

Сергей замолчал, молчал и Константин. Они молча, каждый по-своему, вспоминали Сашу.

–Сережа, а дед-разбойник остался жить с вами или ушел?

–Остался. Он был моему Олежке вместо «дядьки». А когда началась война, и мне надо было идти и воевать, дед спас Олежку от татар!

–Молодец, этот дед! – воскликнул Константин.

–Да, Костя, он ушел с Олегом в лес еще до нападения татар. Далеко ушли от Москвы. В лесу устроил дед землянку с печкой. А когда татары сожгли Москву, и жители побежали в леса прятаться, пришли и в тот лес, дым заметили, решили, живет кто-то. А на поляне увидели деда с мальчиком, деда узнали, он ведь со мной в Кремле жил, а мальчика нет, не похож он был на княжича. Кто-то землянки отремонтировал, а многие стали себе избы строить. Так появилась деревня. Деда выбрали вроде как старостой – он в деревне суд вершил. Дождавшись, когда татары ушли, жители стали возвращаться в город. Не все, конечно, многие в этой деревне остались, и дед с Олежкой остались. Вернувшись с войны, я увидел, что вся Москва сгорела. И Кремль сгорел, и мой дом… Стал узнавать, не видал ли кто моего сына и деда. Но никто не мог ничего сказать. Я был уверен, что мальчик мой, Олег мой, пропал. Прошло около года, неожиданно в город пришел дед! Он узнал, что князь в Москве, тут же взял мальчика и пришел в город, чтобы князь забрал Олега к себе в терем.

–А что же дед раньше не приходил? – поинтересовался Константин.

–Так он, оказывается, был уверен, что я погиб! Так ему кто-то рассказал. Но в Москве дед не остался, опасаясь новых набегов, взял Олега и ушел жить в свою деревню. Представляешь, Костя, эта деревня теперь стала городом, в котором мы встретились с тобой!

Олег во сне застонал, закашлял. Сергей подошел к нему, дал чего-то попить. Мальчик опять уснул, но спал как-то неспокойно.

–Что с ним? – спросил Константин.

–Чего-то прихворнул…

–Врача вызывал?

–Костя, какой здесь врач! Сюда врач не едет! – наверное слишком горячо возмутился Сергей.

–Ну так сам в поликлинику обратись…

–Какая поликлиника! У нас нет прописки, нет документов! Нас нет здесь! Мальчик не родился, а я умер лет шесть назад. Мы мертвые души! Никто нас не принимает!

–Мертвые души… Как ты – не знаю, но мальчик очень даже живой! Прекрасный мальчик! – пошутил Костя.

–Мальчик прекрасный, но нас нет. Ни в поликлинике, ни на работе…

–Постой, так ведь ему и прививки не делали? – вдруг догадался Костя.

–Нет конечно!

–А как же ты его в город возишь? По электричкам…

–А куда мне его девать? Дома одного оставлять? Вот и приходится брать с собой! Так и лечу «домашними средствами», как в тринадцатом веке!

–Сережа, не волнуйся, все можно решить. Я позвоню другу в госпиталь ВМФ6, он хороший врач и очень толковый администратор, поэтому что-нибудь придумает.

–Так, наверное, уже поздно, вряд ли он на работе…

–Серега, я же сказал, он мой друг, не волнуйся, найду.

Константин, как обычно, действовал стремительно. Он дозвонился до друга-врача и сказал, что завтра утром привезет к нему мальчика. Не спросил, примет ли он мальчика, а пообещал «привезти», и выбора у друга-врача не было.

–Ну вот, все решено. Утром поедем в госпиталь. А теперь давай спать, а то завтра день не простой будет.

На следующее утро Константин отвез Сергея с Олегом в госпиталь ВМФ к другу-врачу, начальнику отделения. Тот их уже ждал.

–Что с мальчиком?

–Температуры нет, немного кашляет, спит неспокойно.

Доктор быстро, но очень внимательно осмотрел мальчика, посмотрел горло, послушал легкие и сердце. Сергей думал, что Олег испугается доктора, но тот отнесся очень спокойно, высунул язык, сам поднял майку. Только чуть поежился, когда доктор «прослушивал» спину.

–Легкие чистые, сердце без шумов. Немного красное горло, – доктор вопросительно посмотрел на Константина, ведь не из-за «красного горла» приехал спозаранку с ребенком в госпиталь.

–Игорь, мальчику пять лет, а не сделано ни одной прививки. Даже в роддоме! А сейчас он что-то приболел, – Константин промолчал о том, что папа возит его в электричке на работу.

–Понял. Поехали.

Все вместе сели к Косте в машину.

–Куда ехать, Игорь?

–В детскую больницу. Надо мальчика обследовать и сделать прививки.

–Адрес-то какой?

Игорь назвал адрес, и они поехали. Кстати, детская больница принадлежала министерству обороны. Так Олег попал в больницу. Принимал их главный врач, хороший знакомый Игоря. Константин объяснил главврачу, что Сергей «из наших», а это его мальчик. Олегу тут же назначили полное обследование. Так же пообещали сделать все необходимые прививки, «без всякого риска для здоровья мальчика».

–Мальчика надо оставить в больнице на две недели. Это необходимо! – определил главврач. – Вы, папа, не волнуйтесь. Я выпишу вам пропуск, и сможете приходить в любое время, даже ночью. Мальчика положим в терапевтическое отделение. Заниматься им будет лечащий врач… Алексей Дмитриевич Р. До свидания.

Главврач вышел из приемного отделения, а пришедший доктор Алексей Дмитриевич стал заполнять в компьютере «медицинскую карту».

–Извините, доктор, но я забыл в спешке документы сына…

Доктор прекратил заполнять карту, посмотрел на Сергея.

–Алексей, – быстро вмешался Константин, – вот мои документы. Сергей мой сотрудник, он недавно вернулся… Но, вы понимаете… Там и мальчик родился.

–Хорошо. Мальчика оформим со слов папы, – и доктор записал: Олег Сергеевич С***, мальчик, 5 лет 8 месяцев. Полное обследование. Прививки.

Закончив оформлять, выдал Сергею и Константину пропуск на посещение ребенка «круглые сутки». Олега устроили в отдельную палату – доктор запретил ему всякие контакты с другими детьми. Сергей сам вместе с Константином отвели его в палату. Так Олег остался в больнице совсем один.

Глава 3 Олег в больнице

Олег стоял и смотрел в окно. Ему было очень грустно и одиноко. За окном уже смеркалось, моросил мелкий осенний дождик. Редкие прохожие, спрятавшись под зонтики, торопились укрыться от дождя и ветра. В палате уже было темно, но Олег не зажигал свет. Он грустил. Веселый и общительный по своему характеру, мальчик остался совсем один – ему даже не разрешили выходить погулять в коридоре!

Как какой-то сон, вспоминались Олегу картины из его еще такой короткой жизни. Вот он играет на улице со своими друзьями. Куда-то бегут люди и кричат: «Князь! Князь едет!». Олег побежал со всеми, и, пользуясь тем, что маленький и юркий, выскочил прямо на дорогу. Он видит, как впереди небольшого отряда дружинников на огромном коне едет князь. Рядом с князем едет его папа. Князь увидел Олега, подхватил и посадил впереди себя. Мальчишки смотрели на него с завистью – ведь не каждого князь сажает к себе на боевого коня. Подъехав к воротам, князь бережно поднял мальчика и передал папе: «Держи, Сергий, своего богатыря!»

Картинка-сон меняется. Вот он лежит в своей кроватке, которую сделал для него папа, рядом стоит дедушка Ваня.

–Олежка! Олежка! Вставай скорее! Ох, беда, беда… Ну, же, мальчик, вставай! – дед слегка тянет с Олега одеяло.

–Что, дедушка… – бормочет сквозь сон Олег и пытается удержать одеяло.

Ему хочется спать, но дед продолжает тянуть одеяло.

–Ох, Олежка, беда, беда… Поднимайся скорее! Ехать надо, лошадь уж запряжена стоит!

–Что, дедушка? – Олег нехотя открывает глаза.

–Ох, беда, беда! Татары, Олежка!

–Дедушка, там же князь с дружиной, он всех татар побьет! – мальчик проснулся, но вставать не хочет, думает еще понежиться в теплой постели.

–Беда, ох, беда. Вставай, княжич!

Олег уже окончательно проснулся и встал с постели. Дедушка помог одеться.

–Пошли, милой, пошли!

Мальчик неохотно идет за дедушкой. У крыльца стоит привязанная к столбу лошадка, запряженная в телегу. Олег любит покататься на лошадке, но сейчас ему что-то тревожно. Он помнит, что они ехали очень долго. Засыпал и просыпался, и опять засыпал, и опять просыпался, а они все едут. На все вопросы дедушка только одно твердит: «Ох, беда, княжич, беда…».

Как сон вспоминает Олег огромное зарево, в полнеба.

–Дедушка, что это?

–Москва, Олежка, Москва горит! Ох, беда, беда… Сожгли нашу родимую, сожгли окаянные.

–Дедушка, а где папа? Почему папа не едет? – опять спрашивает Олег.

–Ох, Олежка, Олежка… Сиротиночка моя… – и дед заплакал.

Врезалось Олегу в память зарево в полнеба и плачущий дед.

В первое время в больнице Олегу часто было грустно. Он подолгу стоял у окна, смотрел на улицу. Это как-то его развлекало и помогало не заплакать от одиночества.

Сергей понимал, что мальчику очень тяжело целый день быть одному. Тогда он решил поговорить с доктором, что бы разрешили Олегу хоть немножко играть с детьми. Но доктор был категоричен. «Сергей Иванович, ведь у вашего сына почти нет прививок. А все дети привиты, и могут быть носителями всевозможных инфекций, и мальчик может очень опасно заболеть. Вы ведь, наверное, слышали о высокой детской смертности в XVIII – XIX веке? А почему? Прививок в то время не делали. Так что, Сергей Иванович, пусть ваш мальчик еще немного потерпит». И Олег по-прежнему был один с утра и до вечера. И по-прежнему стоял у окна и грустил.

Как-то вечером Олегу стало так одиноко, так грустно, что он готов был заплакать. Как же хорошо жили они с папой этот год! Всегда с папой, папа ни куда от него не уходил и даже на работу брал с собой. И вдруг его забирают от папы! Конечно, папа приезжает каждый день, да почти каждый день приезжает и дядя Костя. Вот сегодня утром был папа, а после обеда приехал дядя Костя. И все хорошо у него, и все его любят, но почему-то очень грустно.

Уже стемнело, осенью ведь рано темнеет, но Олег не стал включать свет. Ведь в темноте можно помечтать, что-нибудь придумать. Можно позвонить папе и, разговаривая с ним, представить его в комнате, но только из-за темноты папу не видно. Олег позвонил папе и представил, что папа в комнате. Но от этого стало еще горше и, чтобы не расплакаться, Олег попрощался с папой: «До свидания, папа, до свидания! Да, папа, завтра увидимся. Нет, у меня все хорошо. Да. Буду ждать!» Выключив телефон, Олег больше не мог сдерживать слезы. Он упал на кровать и заплакал. Олег был сильный мальчик и мужественный, но такой маленький. А для того, чтобы случайно никто не заметил, что он плачет, Олег уткнулся лицом в подушку.

Олег не знал, сколько так пролежал-проплакал, пока в палату не вошла медсестра.

–Ой, Олег, а почему ты в темноте? Тебе включить свет?

–Спасибо… Нет… – Олег говорил тихо, чтобы медсестра не догадалась, что он плакал.

–У тебя все в порядке? Что-нибудь болит?

–Нет… Спасибо… У меня все хорошо…

–Олег, а в темноте ты не увидишь, кто со мной пришел…

Олег быстро поднялся с кровати и посмотрел на медсестру. Хоть в комнате и было темно, но Олег сразу увидел – рядом с медсестрой в дверях стоит папа.

–Папочка! – Олег кинулся папе на шею. – Как хорошо, что ты пришел!

Медсестра включила свет.

–Олег, ты – плакал? – тихонько, чтобы не слышала медсестра, спросил папа.

–Папочка, чуть-чуть… Мне было очень тоскливо.

–Валентина Ивановна, – Сергей обратился к медсестре, – можно мне сегодня переночевать с сыном?

–Конечно, Сергей Иванович! У вас пропуск и на ночное время.

У Олега от счастья даже глаза загорелись. Папа останется на ночь! Но потом подумал, ведь папе утром надо будет ехать на работу, а он не выспится. И еще сообразил Олег, раз папа уедет утром, то днем он уже не приедет. И дядя Костя тоже, скорее всего, не приедет. Пусть уж лучше папа едет домой! Тогда приедет завтра, а сегодня и так приезжал два раза.

–Папочка, спасибо тебе, но ты поезжай домой. А мне уже хорошо. Я не буду больше грустить, еще немножко поиграю и лягу спать, так быстрее новый день наступит. Папочка, ты иди ночевать домой, у меня, честное слово, все уже хорошо!

–Хорошо, сынок, только больше не грусти, договорились? Так тебя скорее выпишут из больницы, и мы опять будем вместе.

Олег еще немного поиграл с папой, и, когда прощались, папа шепнул: «Я поговорю с доктором, что бы тебе разрешили играть с ребятами». Олегу больше не было грустно.

Казалось, что две недели в больнице никогда не кончатся. Тем утром, как обычно, пришел доктор Алексей.

–Доброе утро, Олег! Как дела? Как себя чувствуешь? Как спал? – Алексей Иванович осмотрел Олега. – Все хорошо, завтра тебя выпишем. Можешь вещи собирать.

Олег так обрадовался, что стал танцевать. Доктор стоял, смотрел на мальчика и улыбался.

–Дядя Леша, – Олег своего врача звал по имени, – а мне можно позвонить папе, сказать, что меня завтра выписывают?

–Конечно позвони.

Олег еле дождался, когда доктор выйдет из палаты.

–Папочка! – закричал он в телефон. – Меня выписывают!

–Отлично, Олежка! Я очень рад! Значит, завтра утром заберу тебя домой!

Вечером, после ужина, когда дети готовились спать, к Олегу пришел дежурный врач.

–Что, Олежка, выписываешься?

–Да!

–Вещи свои собрал уже?

–Конечно! Уже давно, еще утром! – Олег показал на чемоданчик, стоявший у окна.

–Молодец, – доктор осмотрел комнату, проверил тумбочку, вдруг мальчик что-нибудь забыл, – давай свой чемоданчик. За тобой приехал папа. Пойдем к нему.

Но в палату уже вошел улыбающийся папа.

–Папочка! – Олег побежал к папе и уже хотел броситься ему на шею, но вдруг постеснялся доктора.

Так закончились для Олега эти две недели больницы, которые он помнил всю свою жизнь.

Глава 4 Дома Новый дом

В больницу за Олегом дядя Костя приехал с подарком – большой коробкой, на которой был нарисован… Что же было нарисовано на коробке, Олег не понял. Он не знал этой вещи, она была похожа на… вагон поезда. Но колеса больше похожи на автомобильные. На крыше этого вагона был прикреплен зачем-то крест. «Пап, а что это такое? Это такой поезд? А почему у него крестик на крыше?» – начал Олег вопросы задавать. Даже хотел прямо в машине коробку открыть, но папа не разрешил. «Дома, сынок, посмотришь!» Скоро приехали домой, но не в тот дом, из которого Олег уехал в больницу.

–Пап, а куда мы приехали? Почему не домой?

–Олежка, а это теперь наш новый дом, мы здесь будем жить.

–А где моя кроватка? А мои игрушки где? Пап, а книжки мои остались? – заволновался Олег.

–Все осталось. Все твои вещи в твоей комнате. У тебя своя собственная комната. Пойдем, покажу, – и папа повел Олега в его комнату. – Вот она, заходи!

Олег, не выпуская подарка дяди Кости, вошел в комнату. Посреди комнаты на полу лежала собранная железная дорога. У окна стоял письменный стол, напротив стола – кровать. В углу стоял шкаф для книжек и игрушек. Олег внимательно оглядел комнату и остался ей доволен.

–Пап, а вот это мне открой, пожалуйста! – Олег протянул папе коробку с подарком от дяди Кости.

Сергей открыл коробку и вытащил из нее небольшой радиоуправляемый вертолет. Олег стоял рядом и с опаской смотрел на игрушку.

–Пап, а что это?

–Это вертолет, – и Сергей запустил вертолет в воздух. – Держи, Олежка, попробуй сам.

–Нет, ты, пап, еще пусти его! – Олег не только не брал вертолет, но и руки спрятал за спину.

–А ведь Олег никогда в жизни не видел вертолета! Он не знает, что это за зверь такой! Надо его в музей военный свозить. Давай, Сережа, съездим с ним на неделе, – предложил Константин.

–Да как-то сразу после больницы, вроде и не хорошо, – засомневался Сергей.

–Я вас на машине отвезу! Значит, давай, не загадывая, в четверг отвезем Олежку в музей Советской армии. В будни народу меньше. Я приеду вечером, переночую, а с утра поедем. Ждите! Ладно, устраивайтесь, домой поеду, а то завтра утром мне в штаб надо. До свидания, Олежка.

–До свидания, дядя Костя. Приезжай к нам еще! Приедешь?

–Приеду!

–Спасибо, Костя! – поблагодарил друга Сергей.

–Значит, в среду вечером приеду. Гуд бай!

Сергей стал работать дома, «удаленно». Ему не надо было уезжать на работу, и тем более возить Олега. В свободное время стал готовить сына к школе. Читать и писать уже умел, причем читал, правда по слогам, но на двух языках – по-русски и по-славянски! Сергей объяснял Олегу, как называется наша страна и какая у нас столица. С окружающим миром у Олега проблем не было, он знал всех домашних и диких животный, грибы и ягоды. Ну, а кое-чему еще приходилось учить. Но мальчик он был понятливый, и подготовка шла быстро и без всяких проблем.

Вскоре Олег познакомился и с соседкой – единственным ребенком, который не уезжал в город. На следующий день, как Олег переехал в новый дом, он увидел худенькую светловолосую и зеленоглазую девочку. Она была старше Олега и выше ростом. Девочка стояла у забора и с любопытством разглядывала Олега.

–Здравствуй, мальчик! А как тебя зовут? Меня зовут Лена. А сколько тебе лет? Мне недавно семь исполнилось. Какой ты интересный, мальчик! – девочка разглядывала Олега и задавала вопросы.

Не дожидаясь ответа, она опять что-то говорила, что-то спрашивала и опять не слушала ответ. У Олега от этой девочки и ее вопросов даже немного голова закружилась.

–До свидания, мальчик, – неожиданно попрощалась Лена, – я к тебе еще зайду.

Девочка ушла так же неожиданно, как и пришла. Олегу даже стало интересно, а когда она придет еще раз? «Еще раз» Лена пришла в тот же день, но уже вечером. Она жила через два дома от Олега и часто приходила к нему. И каждый раз обращалась к Олегу «мальчик». Всегда задавала много вопросов и не дожидалась ответа. Но все-таки Олегу с ней было интересно.

Зима пришла!

Осень в том году выдалась теплая. На деревьях долго висели желтые и красные листья, но затем подул холодный ветер, резко похолодало, и пошли дожди. За несколько дней облетели все листья. Олег почти не выходил гулять в сад, папе приходилось чуть ли не выгонять его, ведь мальчику надо дышать свежим воздухом. С прогулки часто возвращался с мокрыми ногами, хоть и гулял в сапогах. То не заметил глубокую канаву, а то измерял глубину лужи или переходил ее. Папа только вздохнет и идет переодевать своего мальчика, стирать, класть сапоги в сушилку.

–Пап, а когда снег будет?

–Да, наверное, еще месяц осень пробудет…

Но зима пришла через неделю и неожиданно. Олег встал утром, а в комнате как-то очень светло. Посмотрел в окно и от радости закричал:

–Папа! Снег! Зима! Я гулять побегу!

–Подожди, Олежка. Сначала поесть надо и дела поделать, а уж потом гулять.

–Ну какие дела…

–Письмо. Пять строчек написать должен.

Пришлось мальчику сначала поесть, а потом «строчки» писать, и только после этого пошел гулять. Но уж зато он и навалялся в снегу, папа еле домой обедать дозвался. Олег опасался, что снег быстро растает, но на другой день опять шел снег, потом еще шел… Вскоре около забора намело сугробы.

Раз началась зима, то папа купил мальчику лыжи, да и себе кстати. С лыжами Олежка был знаком еще в XIII веке, но там у него лыжи были охотничьи, широкие и снизу подбитые лосиной шкурой, чтобы назад не скользили. Папа же купил современные беговые лыжи, и стал учить на лыжах бегать, а не просто ходить, как на охотничьих. Кататься на лыжах Олегу не очень понравилось. Ему нравилось то, как он «раньше» с дедушкой ходил на лыжах по лесу, следы разглядывали. А просто бегать – скучно, и вообще в дачном поселке жить скучно. У Олега стало часто в разговоре проскакивать «раньше». «Раньше» – это было в XIII веке, но мальчик не понимал этого, поэтому и появилось «раньше». Ведь «раньше», было много друзей, дети княжеских дружинников, а здесь только на субботу и воскресенье приезжали ребята, и в основном старше Олега. Но зато в эти дни ему не надо было делать уроки – выходной, объяснил папа, поэтому целый день можно гулять с мальчишками. Недалеко от дома была большая горка, так ее залили водой. Весь день на горке визг, смех, толпится ребятня. Но, только в выходные. В будни пусто и на горке.

Новый год

С зимой пришел и новый, неизвестный Олегу праздник – Новый год. Сергей договорился с Костей, что тот привезет елку вечером, чтобы поставить, когда Олег будет спать. Сам заранее приготовил подставку для елки, игрушки и елочные гирлянды. Так и сделали. Мальчик утром вышел в «гостиную» и замер. Посреди комнаты стояла большая елка, украшенная игрушками и с горящими разноцветными лампочками! Олег стоял и боялся пошевелиться, думая, что это сон. Ведь если пошевелиться во сне, то можно проснуться! Но вот открылась дверь папиной комнаты, и вышли папа и дядя Костя.

–С Новым годом, сынок!

Сергей подарил коньки и, конечно, для железной дороги стрелку, рельсы, вагончики – мальчик увлекся «паровозиками». Дядя Костя подарил «Танковый бой» – два танка, управляемые пультом, которые к тому же стреляли друг в друга невидимым лучом!

Олег вспомнил, папа рассказывал, как меняется год, почему начало года 1 января… Но о том, что начало нового года праздник – не рассказывал! В комнате стоит наряженная елка, а ему сделали подарки. Подарки! А ведь он ничего не подарил ни папе, ни дяде Косте! «Я сейчас!» – воскликнул Олег, положил коробки с подарками на пол, и скрылся в своей комнате. Сергей и Константин недоуменно переглянулись, не понимая, что с мальчиком, но в комнату к нему не пошли. А минут через тридцать из комнаты появился сияющий Олег. Он держал в руке рисунки. На одном была нарисована елка с игрушками, а на другом корабль с пушкой. Оба подписаны «с новым годом». Подписаны немного не ровно, буквы «Ы» и «Г» написаны зеркально… Рисунок с елкой подарил папе, а с кораблем – дяде Косте.

–Спасибо тебе, Олежка! – Сергей поцеловал своего мальчика, а Костя крепко по-мужски пожал руку.

Олегу не терпелось поскорее попробовать «танчики». Играть с ним стал дядя Костя и, конечно, проиграл. «Если бы у дяди Кости был крейсер, ты, Олежка, точно проиграл бы! – пошутил папа. – Ведь он моряк, а не сухопутный танкист!» А перед обедом, как раз ветер прекратился, втроем пошли кататься на коньках. «Так вот зачем мы ее водой заливали!» – воскликнул Олег. Ведь два дня с папой ровняли площадку и заливали ее водой, оказывается, каток готовили.

С папиной помощью Олег встал на коньки, но стоять мог с трудом. Убедившись, что как-то стоит, попробовал тихонько скользить, наклонившись вперед и немного присев, но тут же шлепнулся. Олег вставал, немного скользил вперед, опять падал, но вставал, ехал, падал и опять вставал. На следующий день он уже с утра стал проситься на каток. Ночью выпал небольшой снег, и Сергей взял лопату, каток почистить. У Олега, когда увидел, как папа каток чистит, глаза загорелись.

–Пап, а можно я?

–Чего ты хочешь?

–Лопатой почистить…

–Да ты еле стоишь, куда же тебе лопата.

–Ну пап, ну пожалуйста! Дай мне лопату!

Получив лопату, Олег засиял от радости. Ему папа доверил ценный инструмент и такое ответственное дело – чистить снег! А с лопатой оказалось и кататься удобнее, опора дополнительная! И совсем неожиданно для Олега оказалось, что у соседей-мальчишек каникулы, им не надо идти в школу, поэтому остались на дачах. Целыми днями ребятня была на улице, благо было солнечно и не морозно. Катались с ледяной горки, на коньках и на лыжах! Строили снежные крепости и устраивали «войны» снежками! Олег был счастлив! Но каникулы кончились, и ребята вернулись домой в город, а Олег опять заскучал. Но прошло немного времени, и наступил еще один незнакомый праздник – день рождения!

День рождения

Олегу исполнилось шесть лет, это был первый его день рождения в XXI веке, а в XIII Олегу день рождения сыну Сергей не отмечал – и не принято было, и время не спокойное. Но теперь решил сделать праздник. Пока Олег спал, украсил ему комнату воздушными шариками, на стульчик, рядом с кроваткой, положил подарки. Заранее купил торт и украсил его свечками – шесть свечек! Приготовиться к дню рождения помогал Костя, он специально приехал вечером, когда Олег спал. Сергей предлагал остаться у них на ночь, но тот отказался.

–Сереж, это ваш с Олежкой праздник, и встретить вы его должны вдвоем! Лучше приеду утром, когда он встанет. Я, думаю, надо съездить в Политехнический музей.

–Костя, в будни тебе сложно в Москве с машиной! Припарковаться и то негде! – возразил Сергей.

–Ерунда. У меня военные номера и пропуск министерства обороны. И проеду, где мне надо, и везде машину поставлю. Милиция не может меня оштрафовать, надо военную инспекцию вызывать! Олежка рано встает?

–Да часов в восемь уже встанет.

–Тогда я в девять буду у вас! До завтра! – попрощался Константин и уехал домой.

Утром Олег проснулся, когда за окном было еще темно. Но и в темноте увидел, что в комнате что-то не так, как всегда. Дверь закрыта, хоть обычно была открыта, около кровати стоит стульчик с коробками, а по стенам и на люстре что-то висит. Олег тихонько прошел к выключателю, включил в комнате свет и ахнул. Комната за ночь стала волшебной! На стенах, на люстре висели какие-то красивые и необыкновенные… Олег не знал, что это. Он впервые в жизни увидел воздушные шарики! Подошел к стульчику с коробками. На одной коробке нарисована машина – машины Олег знал. На другой коробке нарисован поезд. Олег повертел коробки, не зная, как их открыть. Но тут в комнату вошел папа. Но и папа был какой-то необычный!

–Папочка, что это? – Олег показал на шарики.

–Олежка, с днем рождения тебя! Сегодня тебе исполнилось шесть лет! – Сергей подхватил сына на руки. – Для нас с тобой сегодня очень большой праздник – в этот день родился ты, мой дорогой Олежка! А это воздушные шарики. Держи крепче шарик, сейчас снимем его.

Олег сам снял шарик, повертел его в руках.

–А что с ним делать? Как играть в него?

–Кидай мне, а я – тебе.

Олег из всех сил кинул шарик, он взлетел и медленно-медленно упал около папы. Тот поймал шарик и кинул Олегу. Поиграв в шарик, а глаза у мальчика сияли от радости, достал из коробки радиоуправляемую машинку, дал пульт, показал, как ей управлять. Пока Олег играл машинкой, собрал ему железную дорогу – это уже второй «поезд» у Олега! Раздался звонок в дверь.

–Олежка, это, скорее всего, к тебе кто-нибудь пришел. Беги открывать! – сказал папа.

–Кто там? – Олег всегда спрашивал, прежде чем открыть дверь, а еще в «глазок» смотрел.

–Серый волк! – раздался из-за двери низкий голос.

–Дядя Костя! Я узнал тебя! Папа, дядя Костя пришел! – Олег открыл дверь.

–Олежка! С днем рождения тебя! – дядя Костя подхватил Олега на руки и подкинул его под потолок. Аккуратно поставил на пол, вручил большую коробку.

–Дядя Костя, а что это?

–А ты, Олежка, открой и увидишь! – подсказал дядя Костя.

–Олежка, ты своего гостя сначала в дом пусти, покажи свою комнату, – подсказал сыну Сергей.

Дядя Костя подарил Олегу для его железной дороги еще рельсы, стрелки, паровоз с вагончиками, несколько домиков. Олег попросил все это сразу же собрать, сам боялся сломать. И опять звонок в дверь. Олег побежал открывать – пришла Лена. «С днем рождения, Олег!» – и подарила толстую книжку с красивыми картинками. Олег был очень удивлен, ведь Лена впервые назвала его не мальчик, а по имени!

Потом все вместе играли шариками. Когда ребята наигрались, папа принес торт с шестью зажжёнными свечками. «Олежка загадай желание и задувай свечи!» Мальчик набрал полные легкие воздуха и все свечки задул за один раз.

После праздничного завтрака поехали в Политехнический музей. Олег никогда не видел столько различной техники: и машины, и поезда, самолеты, вертолеты и много еще всего очень интересного. Он только ходил с папой и дядей Костей по музею и спрашивал: «А что это такое? А это что? А это?» И папа объяснял своему мальчику, что это и зачем нужно. Но больше всего Олегу понравился шагающий экскаватор! Он не хотел даже уходить от него!

А из политехнического музея заехали к бабушке Мане, старушке, которая пригласила Сергея жить к себе на дачу, и у которой с Олегом провели свою первую ночь в XXI веке. Она знала о дне рождения Олега, Сергей приглашал, обещав, что Константин довезет на машине, но та отказалась, объяснив, что нехорошо себя чувствует. Бабушка Маня очень обрадовалась, увидев Олега. Она с утра напекла для него вкусные пирожки, заварила чай с душистыми травами и подарила металлический конструктор. «Теперь соберешь шагающий экскаватор!» – пошутил дядя Костя. Олежка тоже сделал подарок – рассказал стишок про бабушку!

На обратном пути, довольный и уставший мальчик в машине заснул. Домой папа заносил его на руках, раздел и уложил в кроватку, а тот так и не проснулся, только с удовольствием закутался в одеяло и сладко засопел. Так прошел шестой, но первый в родном XXI веке день рождения Олега.

Константин отказался оставаться на ночь, сказав, что завтра рано надо ехать в Главный штаб. Но на самом деле, он понимал, что Сергей, уложив Олега спать, будет вспоминать свою Сашеньку. Действительно, проводив Костю, достал фотографию, где они вдвоем с Сашей, зажег свечку и погасил свет. Сергей вспоминал экскурсию для студентов-физиков, на которой светловолосая девушка задавала ему интересные вопросы, и как потом пришла она на практику, а сам и не узнал девушку, и то, как они жили в XIII веке… Вспомнились и утешительные слова о. Михаила, сказанные в «той» Москве, когда Сергей оплакивал Сашу: «Плачь, Сергий, плачь, велико твое горе! Не стесняйся своих слез! Только всегда помни, что сын не должен эти слезы видеть. Ему и своих горестей в жизни хватит, не надо видеть родительские!» И слезы сами закапали у Сергея, скупые мужские слезы. Ему было грустно, но уже не было того отчаяния, как в первое время, после возвращения. Он выполнил последнюю волю Саши. Олежка дома в своем времени, и с ними их друг Константин.

Еще Сергей думал, как же повезло, что встретил столько добрых, отзывчивых людей! Всех-всех вспоминал, и тех, кто жил в XIII веке, и тех, кто помог ему уже в родном XXI веке. Все эти люди прошли перед ним. Кузнец Петр и не спрашивал, откуда идут, а принял их с Сашей у себя. Познакомил с приятелем, атаманом разбойников, славным мужиком. А разбойники Василий и дедушка Ваня? Дед был ему с Сашей, как родной отец, а Олежку просто спас от татар! Сколько добра сделали для них князь Даниил и его дружинники. А бабушка Маня из XXI века? Ведь и она спасла его Олежку. Им негде было ночевать, а она приняла и отдала свой дачный дом! А Костя? Да он Олежке, как второй папа! Уверен Сергей, если, не дай Бог, что-нибудь с ним случится, Костя вырастит мальчика, как родного сына!

Константину тоже было немного грустно. Вот уже и ему 37 лет, а из близких людей у него только Сергей и его маленький человечек Олежка. Безумно любил Сашу, ради нее и в «машину времени» рвался. И вот теперь он одинокий «капитан-монах». «Но почему – одинокий? – подумал Константин. – Я любил маму этого маленького человечка, и пусть ему биологически чужой, но ведь можно дарить частички своей души, тогда станешь близким, родным! Не зря же Сашенька просила найти меня! Вот теперь и будем вместе с папой заботиться об этом маленьком человечке, о Сашином Олежке. Выходит, раз я любил маму, то, любя его, я как бы и продолжаю любить его маму! Нет, что-то я совсем запутался». Константину было легко и тепло на душе. Он нашел смысл своей жизни, связал свою «новую» жизнь со своим прошлым, со своей любовью к Саше через ее мальчика.

Весна и лето

Прошла зима, Солнце уже пригревало, снег стал липкий, хорошо катались снежные комки. Олег с Леной построили снежный дом и играли там. Весной опять у школьников каникулы, и ребята приехали на дачи. С «большими» мальчиками было играть еще интереснее!

Растаял снег, растаял и каток, и на коньках Олег уже не катался. Но побежали ручьи, и Олег из щепочек вырезал кораблики, ставил из прутиков мачты, делал бумажные паруса. Дарил кораблики Лене, и она уже не звала его «мальчик», а всегда Олег! Вдвоем с Леной пускали кораблики в ручьях. Для ручейков кораблики были маленькие и легкие, а для больших луж делал большие корабли. Наигравшись на улице, часто вдвоем с Леной шли к нему домой, играть в железную дорогу. Лена из кубиков строила для поездов туннели, а из прутиков делала деревья, почти как настоящие.

На прогалинках выросли подснежники, и первые цветочки Олег подарил Лене. Когда же снег стаял окончательно, зацвели первые весенние цветы – нарциссы и тюльпаны. Но Олег переехал в новый дом только осенью и у него не было таких цветов, тогда Лена принесла ему цветущие нарциссы прямо с комочком земли! Она же и показала, как их сажают, помогла сделать клумбу. И вот уже у Олега под окном его комнаты цветут нарциссы и тюльпаны.

А в мае оказался еще праздник! Лена сказала, что он называется «День Победы».

–Пап, а это победа над кем? Над татарами? – Олег помнит, как воевали с татарами.

–Нет, не над татарами. Над немцами.

–А немцы были до татар? А ты воевал с немцами?

–Нет, с немцами я не воевал.

Трудно папе объяснить мальчику, что между теми событиями, которые он помнит, и теми, что были относительно недавно, прошло очень много времени. Это ведь для Сергея настоящее время родное, а Олег родился в XIII веке. Получается, он перенесся в незнакомое будущее, и как объяснять историю? В татарское нашествие мальчик жил, а позднюю историю пропустил… Решил папа проблему просто: рассказывал об исторических событиях, не называя, что было раньше, а что – позже. Получились «исторические рассказы», вроде сказочной были.

В мае в поселок приехала из города и баба Маня, Сергей купил дом в том же поселке. Бабушка показала Олежке, как грядки делать. Так он, придя домой, достал лопату, конечно большую, стал копать грядку. На помощь пришла Лена, но с маленькой лопатой. Капнули они в одном месте, тяжело, пошли искать другой место. Но и там оказалось тяжело копать. Много ли они так накопали бы, неизвестно, но Лену позвали домой. Сергей вышел посмотреть, чем Олег занят, оказалось – грядку копает, да уже в трех местах начал! Тогда он забрал большую лопату, а в обмен дал грабли, равнять вскопанное. Так они вдвоем сделали две грядки, а засеял их Олег самостоятельно.

Весной было еще важное событие – Сергей купил в городе квартиру, Константин помог, и пригодились привезенные из XIII века деньги и украшения. Дом был недалеко от школы, чтобы сын мог один в нее ходить, а его школьные друзья жили бы рядом.

Прошла весна, наступило лето, и опять у ребят каникулы! А летом Олег ходит за ягодами, да за грибами. И на речку рыбу ловить. «Большие» мальчики с удовольствием берут его с собой! Никто не может так хорошо находить грибы, как Олег, и в лесу он никогда не заблудится, всегда знает, в каком направлении возвращаться надо. Но и лето прошло, пора идти в школу.

Глава 5 Олег в школе В первый класс

В первый класс провожать Олега пришли дядя Костя и бабушка Маня. Бабушка Маня принесла красивейший букет из цветов, которые вырастила на даче.

Олег пришел на линейку самый первый, и ему молодая учительница Любовь Александровна дала держать табличку «1А». Чуть позже подошел еще один мальчик, и по его взгляду Олег понял, он тоже хочет держать табличку.

–Подержи, я уже держал ее, – предложил Олег.

Мальчик немного подержал табличку, а потом вернул Олегу. Так они и познакомились, а табличку держали по очереди. Мальчика звали Игорь. В классе их посадили за одну парту. Темноволосый и черноглазый, немножко смуглый Игорь сразу понравился Олегу. Видимо, Олег тоже понравился Игорю, между ними завязалась дружба.

Игорь был спокойным мальчиком, на уроках занимался и не отвлекался на посторонние предметы. Олег же был более «живым» ребенком, ему надоедало спокойно сидеть в классе, хотелось повертеться, поболтать с соседями. Учительница всегда пресекала его «нарушения», делала замечания. Но такие мелкие «нарушения» не сказывались на успеваемости Олега, учился он хорошо, ровно. Отличником не стал – мешала природная живость. Мог отвлечься и не слушать учителя, но, благодаря хорошей памяти, легко запоминал текст, прочитав его один раз. Поэтому, успев подглядеть ответ в учебнике, правильно отвечал на заданный вопрос.

У Игоря был прямо талант к рисованию. Он мог быстро нарисовать чей-нибудь портрет или какой-нибудь пейзаж. Получалось, конечно, по-детски немного коряво, но Олегу нравились рисунки друга, которые тот с удовольствием дарил. Дома вставлял рисунки в рамочки, которые делал с папиной помощью, и вешал на стену у себя в комнате. А еще у Игоря было острое чувство справедливости. Если при нем обижали маленького, или слабого, или какое-нибудь животное, будь то кошка или собачка, обязательно вмешивался, не думая о последствиях для себя. Первое время в школе мальчишки задевали Олега, потому что был он немного робок, ведь в город переехал лишь в конце лета, перед самой школой. Игорь всегда заступался за друга, а иметь дело с двумя крепкими мальчиками не многим и хотелось. Задевать двоих уже рискованно, можно и самому получить синяк! Зато на уроке, если Игорь отвлечется, и учительница застанет его врасплох, Олег подсказкой выручал друга.

Урок истории

Читают на уроке «Рассказы по истории России». Читают сами ученики, читают медленно, невыразительно. Надоело Олегу слушать, просит друга нарисовать дружинника. Рисует Игорь, а Олег внимательно следит, иногда поправляет. «Меч у дружинника на левом богу висит». Исправляет Игорь, он не сомневается в Олеге, раз говорит на левом, значит – на левом. Сам же оружием не очень интересуется. Увлеклись мальчики, а учительница подошла к ним, стоит рядом, спрашивает Олега: «Расскажи-ка нам о древней Москве!» Олег еще помнит «древнюю Москву», легко рассказывает. Но учительница вдруг поправляет его: «Нет, Олег, неправильно. Вот так было, – и учительница рассказывает, как в книжке написано. – Поняли, дети? И не надо сочинять, садись!» Олег садится, но за друга неожиданно вступается Игорь. «Галина Ильинична, – вскакивает Игорь, – но Олег правда видел древнюю Москву!» «А ты, Игорь, откуда знаешь? Может быть и ты – видел?» – учительница улыбается, мол, все видят, что мальчики фантазируют. «Галина Ильинична, – не успокаивается Игорь, – но раз Олег говорит, что видел, значит он правда видел!» «Садись, Игорь, и не вмешивайся в то, чего не понимаешь! А то за рисование на уроках, вызову в школу родителей!» – пригрозила учительница. И уже на родительском собрании просит родителей не читать детям «взрослые книги», а то у них развивается «бурная фантазия»!

–Олег говорит, что видел древнюю Москву. Я спрашиваю, ты в музее видел? Нет, я жил в ней! Папа, если ребенок читает взрослые книги, контролируйте его! А то рассказывает, как его князь на боевого коня сажал!

–Мы с Олегом были на реставрации Куликовской битвы, и «князь» детей катал у себя на лошади!

В другой раз на уроке читают басню Крылова «Ворона и Лисица». Игорь увлеченно рисует в тетрадке «басню». Ворона у него превращается в орла, который повесив на дерево сыр, лису караулит! Красивый рисунок, нравится Олегу. И Олег внимательно следит за тем, как Игорь рисует. Но все испортила учительница, вызвала Игоря продолжать читать басню, а Игорь не следил за текстом, рисованием был занят. Подсказывает ему Олег, выручает друга. Но заметила учительница и грозится Олегу «тоже двойку поставить!» Возмутился в душе Олег – Игорю-то за что «двойка»! Вон какую картину красивую нарисовал! Лучше, чем басня! Но спорить с учительницей бесполезно, только навредишь другу. Так и учился Олег, и крепла его дружба с Игорем.





Константин нашел свой способ стимулировать учебу Олега, пообещав брать летом к себе на яхту, если не будет троек за год. Пусть это было не море, а всего лишь озеро, но для мальчика не так и важно! Олег был на яхте вдвоем с дядей Костей. И тот учил его ставить и убирать паруса, управлять ими и стоять «на руле»! На яхте была маленькая, длиной около трех метров, шлюпка тузик, рассчитанная на одного гребца, который действует одновременно двумя веслами. Она предназначалась для перевозки людей на берег, потому что яхта не может подойти на мелководье. Олег «ходил» на ней, как выражался капитан, совсем один! Тогда и полюбил мальчик греблю и когда подрос, пошел в секцию академической гребли.

А еду они готовили сами, часто на костре. Олег уже в том возрасте понимал, если сам не приготовишь поесть, то останешься голодным. И посуду надо самому мыть! Нравилось ему преодолевать трудности и опасности плавания. Небольшие волны Олег считал штормом!

Сочинение по математике

Пишут итоговую контрольную по математике, и Олег приносит домой «3», да еще и с двумя минусами! Папа в недоумении, уж математику сын знает хорошо, и задачки решает, и примеры, по собственному выражению Олега, «как орешки щелкает»! Папа пытается выяснить, что же случилось, что он не понял.

–Олежка, а почему по математике такая оценка? Ты что-то не понял?

–Да нет, пап, все было понятно. Я примеры решил быстро. Стал задачку читать. А там у мальчика один рубль, и он на него купил молоко, хлеб и шоколадку. Указана цена на хлеб, молоко в два раза дороже, а шоколадка стоит столько, сколько хлеб и молоко вместе. Спрашивается, сколько осталось сдачи.

–Понятно, и какие были проблемы?

Папа удивляется, и правда задачка не сложная. Решали похожие. Легко Олег с ними справляется.

–Ну как же, пап! Ну где такой магазин, чтобы на один рубль моно купить и хлеб, и молоко, и шоколадку! Да еще и сдача осталась!

Папа начинает понимать, какая проблема появилась у его мальчика. Ведь Олег самостоятельно ходит в магазин, делает несложные покупки, такие, как в задаче. Он знает и какие цены в магазине, и сколько денег надо, и сдачу посчитать умеет.

–Так, а как ты ее решил? – папа уже догадывается, что его Олежка что-то придумал.

–Я подумал, что в задаче опечатка. Спросил у Игоря, какая у него задача. Представляешь, пап, и у него оказалась похожая задача! Только у него не продукты, а тетрадка, линейка, еще что-то учебное. И денег у мальчика два рубля! Игорь согласился, что это – опечатка. Тогда я решил, что у мальчика было пятьсот рублей, а цены взял как в нашем магазине. И решил задачку! И Игорь так же сделал – исправил цены, а у мальчика денег стало больше.

–Понятно Олежка, а дальше что было? – папа уже понимает, что этим дело не кончилось.

–Потом… Когда я решил, то посмотрел у Игоря, решил ли он, – продолжил Олег рассказывать о «контрольной», – вдруг что-нибудь не сделал. Может быть ему помочь надо…

–Зачем же, Олежка, это ведь контрольная! Учитель проверяет, все ли вы поняли, все ли умеете!

–Да я знаю, пап. Все равно Игорь все сам сделал, но подошла учительница и сказала, что на математике надо не сочинение писать, а решать задачки. Зачеркнула мою задачку и велела решать ту, которую она дала. А я уже не успел…

Папа в затруднении. Надо что-то и мальчику своему сказать, и успокоить его, все-таки переживает за «3» с двумя минусами…

–Олежка, задачки ты решать умеешь, это хорошо. А тройка тебе за то, что и правда «сочинение писал». Всякие бывают задачки, но надо уметь решить их. А такие цены или не такие, это ведь не важно. К примеру, если каждый ученик «свою» задачку будет решать, учительнице придется проверять сорок разных задач. Помнишь, как у Игоря с басней получилось? Ну, так и с задачей.

–Я понимаю, пап, но я же думал – опечатка! И Игорь согласился… – оправдывается Олег.

–Ладно, Олежка, не так и страшно. Пойдем ужинать, – успокаивает папа своего мальчика.

Вечером, разговаривая по телефону с Костей, рассказал про контрольную.

–Сережа, не переживай, я сам схожу на родительское собрание. А Олежка – умничка, успел задачу придумать, да и решил ее! И цены на продукты знает.

Капитан на школьном собрании

На следующее родительское собрание в школу к Олегу пошел Константин. Надел парадную морскую форму с аксельбантом, кортик дома оставил, и пришел на собрание. Учительница никогда его раньше не видела, спрашивает: «А вы чей папа?» Константин сначала растерялся, потому что никогда не задумывался над тем, «кто» он для Олега. Вопрос был полной неожиданностью. «Я законный представитель Олега!» – объяснил Константин и прошел на Олегово место. Он не отец и не дядя, и вообще не родственник! Но и не чужой же он Олегу! Так кто? Лучшего ответа Константин не нашел. Да, он – законный представитель мальчика! И пришел он на собрание, потому что отец попросил, а у папы уже нет желания ходить в школу. Сергей рассказывает, что на каждом собрании, кроме двоечников и лентяев, учительница обязательно вспомнит и ругает Олега и его друга Игоря, и всегда вместе. Так было и на этом собрании. Поругала учительница двоечников, и перешла на Олега и его контрольную, заодно и Игоря вспомнила, только они вдвоем сочинили собственную контрольную.

–Верно! Это же просто безобразие! – Константин вышел к доске и продолжил своим громовым голосом, как будто крейсером командовал. – Ведь если все начнут сочинять, что же получится? Вот мы начнем сочинять, вот наша учительница на собрании начнет сочинять! К чему же мы все придем? А если еще и вместо басни картины будем рисовать?

Все в классе затихли. Никто не может понять, что же этот капитан хочет сказать? Вроде бы сказал, что «рисовать басню и сочинять контрольную» – безобразие, но тогда зачем он «вышел к доске»? Что-то еще хочет сказать? Но что? А кто этот капитан? Чей это папа?

–А может быть попробовать, – Константин стал говорить тихо, бархатным баритоном, каким романсы поет, – организовать выставку творческих работ? Вот, например, Игорь «нарисовал» басню! Для урока литературы – безобразие! Кстати, эту картину я не видел, но Олег описал подробно – красиво! Мне нравятся «картины» Игоря, у Олега вся комната ими увешана. Но давайте эту «картину» повесим на выставке. А также и контрольную-сочинение по математике Олега, может быть и еще в нашем классе есть такие замечательные творческие работы? Организуем выставку, и тогда наши дети не будут отвлекаться на уроках. Кому хочется, чтобы его контрольная или «басня» были выставлены на всеобщее обозрение?

А закончил свою речь Константин опять громовым командирским голосом: «И не надо будет учителю ругать ребят за успеваемость, и за то, что отвлекаются на уроке!» Поблагодарив всех за внимание, прошел на свое, то есть Олегово, место. И опять недоумение – ругает или хвалит ребят, но в тоже время предлагает устроить выставку их «творческих работ».

–Простите, чуть не забыл! – уже с места добавил он. – Я с помощью ребят оформлю стенд для выставки! Конечно, если мы решим ее устраивать.

–Спасибо вам, – сосед по парте протянул Константину руку. – Алексей, папа Игоря.

–Очень приятно, – Константин пожал Алексею руку, – капитан 1 ранга.

Константин представился «капитан», помня о популярной шутке, что военные забывают свое имя, и представляются по званию («Здравствуйте, меня зовут полковник!»), примерно так он и сделал. Алексей понял шутку и улыбнулся.

–Капитан, я готов вам помочь с изготовлением стенда для выставки.

Константин и Алексей обменялись телефонами. Записывая телефон капитана, Алексей выразительно посмотрел на него. «Алексей, так и пишите – капитан!» – подсказал Константин. Через день Алексей и Константин вместе со своими мальчиками сделали стенд и, как экспонаты, прикрепили рисованную «басню» и контрольные-сочинения по математике. Скоро и другие родители передали «творческие работы» детей. Константин добился того, чего хотел. Олег перестал на уроках отвлекаться и «писать сочинения» на контрольных по математике. Успеваемость повысилась. А учительница перестала ругать Олега с Игорем, боясь, что опять придет «громкий» капитан. Так Олег проучился всю «среднюю школу» – контрольные больше «не сочинял», и на уроках не отвлекался.

Старшая школа

В конце восьмого класса Олег и Игорь организовали в школе «Союз патриотов Городка», инициатором был Игорь, но Олег сразу поддержал друга. «Когда мы родились, город процветал! Посмотрите, во что он теперь превратился! А нашим детям здесь уже не будет места! Я считаю, что мы с вами и должны возродить Городок!» – сказал Игорь друзьям. «Патриоты» помогали мамам с маленькими детьми пожилым людям донести сумки до дома, дежурили в парке и на остановках. При необходимости они собирались в парке на скамеечке, стоявшей в стороне от «главных» аллей. Работа их была незаметна, но, если и не во всем городке, то в районе где они жили, стало чем-то лучше, люди стали чаще улыбаться. Но кому-то не понравилось, что ребята собираются. Может быть они и шумели, чуть больше, чем обычно, или еще что-то, но на ребят пожаловались в полицию. Не поленились написать заявление и собрать подписи жильцов. У ребят могли быть из-за этого и неприятности, все же создали неформальную организацию! На их счастье начальник полиции и сам был патриотом городка, и сделал так, что и ребята по-прежнему собирались, и жалоб на них не было.

Когда Олег подрос, его папа, Сергей Иванович, организовал «предприятие», которому дал странное название «артель». Летом эта «артель» занималась заготовкой грибов и ягод. Иногда, по просьбе аптек, заготавливали лекарственные растения. Олег каждое лето работал с папой на сборе грибов. Там он познакомился с настоящими сборщиками, которые научили не искать грибы, а именно собирать их. В лес ходили, как в магазин, зная в каком месте и какие грибы сейчас растут. С осени по весну артель строила дачи, бани и прочие деревянные дома. Иногда «артельщики» помогали реставраторам восстанавливать старые деревянные дома и храмы.

Сам Сергей, кроме того, что прекрасно ориентировался в лесу и знал все съедобные растения, еще мог работать плотником, печником, каменщиком. Дома, которые строила его «артель», были красивые и очень качественные, поэтому, заказов было достаточно, и люди работали с большой охотой – ведь у них был стабильный высокий заработок.

Но в десятом классе успеваемость Олега ухудшилась – высокий, спортивно сложенный мальчик пользовался вниманием девочек-одноклассниц, да и не только одноклассниц. Можно даже сказать, что вниманием девочек был избалован и многие девочки были «без ума» от него. Сам же относился к девочкам чуть-чуть свысока. К тому же парень серьезно занимался в секции гребли, да еще хотелось погулять с друзьями и с девчонками. Свободного времени было мало и уроками стал заниматься меньше, а предметы стали сложнее, он уже не мог «выкручиваться» что-то подглядев в учебнике или прочитав перед уроком, как делал в средней школе. Все это привело к ухудшению успеваемости, в дневнике стали «гостить» двойки. Константин, узнав об этом, пригрозил: «Олег, не будешь учиться, будешь валять дурака – отправлю служить в военный флот! Два года юнгой промаешься, а потом, до конца жизни будешь тянуть лямку7 матросом!»

Олег не знал, как «тянут лямку» матросы, но понял, что интересного в этом совсем не много. В том, что дядя Костя шутить не будет и обещание выполнит, не сомневался. Поэтому стал учиться серьезнее, успеваемость выправилась.




В качестве иллюстраций используются фотографии автора

Примечания

1

Сергей цитирует спартанского царя Леонида, который с 300 воинами удерживал Фермопильское ущелье.

(обратно)

2

Теща – мать жены. Тесть – отец жены.

(обратно)

3

Всенощная – вид богослужения. Совершается в субботу вечером или перед праздником.

(обратно)

4

При князе Данииле картошки на Руси не было. Она появилась намного позже, примерно через 500лет.

(обратно)

5

ОБЖ – Основы Безопасности Жизнедеятельности. Предмет, на котором обучают, как вести себя в экстремальной ситуации.

(обратно)

6

Госпиталь ВМФ – лечебное учреждение военно-морского флота.

(обратно)

7

Тянуть лямку – заниматься тяжелой и неинтересной работой.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1 В Москве
  • Часть 2
  •   Глава 2 Встреча с Константином
  •   Глава 3 Олег в больнице
  •   Глава 4 Дома Новый дом
  •   Зима пришла!
  •   Новый год
  •   День рождения
  •   Весна и лето
  •   Глава 5 Олег в школе В первый класс
  •   Урок истории
  •   Сочинение по математике
  •   Капитан на школьном собрании
  •   Старшая школа
  • *** Примечания ***