КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385310 томов
Объем библиотеки - 482 Гб.
Всего авторов - 161748
Пользователей - 87140
Загрузка...

Впечатления

Иэванор про Назипов: Гладиатор 5 (Космическая фантастика)

В общем есть моменты где автор тупит по черному , типо где гг без общения превратился в животное , видимо графа Монте Кристо не читал нуб

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Саберхаген: Синяя смерть (Научная Фантастика)

Лучший роман автора. Роман о мести, месть блюдо, которое надо подавать холодным, человек посвятил большую часть жизни мести машине, уподобился берсеркеру, но соратники хуже машины.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Касслер: Тихоокеанский водоворот (Морские приключения)

Это 6-й роман по счёту, но никак не первый в приключениях Питта.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
ZYRA про Оченков: Взгляд василиска (Альтернативная история)

Неудачная калька с Валентина Саввовича Пикуля "Три возвраста Окини-сан". Вплоть до того, что ситуация с отказом от рикши, который из-за этого отказа остался голодным, позаимствована у Пикуля практически слово в слово. Не понравилась книга, скучно и серо. Автор намекает на продолжение, кто как, я читать не буду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю 3 (Боевая фантастика)

почему все так зациклились на системе рудазова. кто читал бубелу олега тот поймёт что цикле из 3 книг используется примитивнейшая система.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю (СИ) (Боевая фантастика)

самое смешное что эта книга вызывает негатив на 0.5%-1.5% если сравнивать с циклом артефактор. я понять не могу у автора раздвоение то он пишет нормально то просто отвратительно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
shaitan45 про Федоров: Сержант Десанта [OCR] (Боевая фантастика)

Советую

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Что за безумная вселенная! (fb2)

файл не оценён - Что за безумная вселенная! (пер. Ю. Семенычев) 428K, 230с. (скачать fb2) - Фредерик Браун

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Фредерик Браун Что за безумная вселенная!

Глава I Грандиозная вспышка

Первая попытка запустить ракету на Луну состоялась в 1954 году и закончилась неудачей. Тогда, явно из-за просчетов в конструкции, она шлепнулась обратно на Землю, прибив на смерть с дюжину человек. При запуске особенно старались отладить систему визуального контроля за попаданием в цель. Поэтому ракету снабдили не обычной боеголовкой во взрывчаткой, а потенциометром Бартона. Тот должен был, как предполагалось, на всем следовании носителя до спутника Земли саккумулировать такой колоссальный заряд электроэнергии, который при касании ракетой Луны разрядился бы в виде грандиозной вспышки, во многие тысячи раз превышавшей по яркости и разрушительной силе молнию.

По счастью, ракета угодила в слабонаселенный район Гэтскилла, в поместье крупного газетного магната. Последний, вместе с женой, парой приглашенных гостей и восемью лицами из обслуживавшего персонала погибли сразу же. Взрыв полностью уничтожил саму резиденцию и повалил все деревья в округе на полкилометра. Спасатели, однако, обнаружили всего одиннадцать трупов. Было высказано предположение, что один из гостей, журналист по профессии, оказался настолько близко к эпицентру мощнейшего электрического разряда, что его тело просто испарилось.

Попасть в Луну удалось лишь со второй попытки, предпринятой позже, в 1955 году.

К концу сета Кейт Уинтон изрядно вымотался, хотя изо всех сил старался не показать этого. Сказывалось отсутствие в течение ряда последних лет практики. К тому же, как он смог самолично убедиться, теннис — все же игра для молодых. Не то, чтобы он уже проходил по разряду людей пожилых — ему стукнуло всего тридцать один год — но без регулярных тренировок к этому возрасту — увы! — неизбежно теряешь дыхалку. И он сполна испытал это, едва вытянув сет ценой большого напряжения.

В последнем суперусилии он молодецки перемахнул через разделительную стойку и подошел к молодой женщине, над которой одержал столь нелегкую спортивную победу. С трудом подавляя одышку, он сумел-таки расплыться в милой улыбке.

— Ну что, ещё партию? Как время, позволяет?

Бетти Хэдли взметнула копну блондинистых волос.

— Боюсь, что нет, Кейт. Иначе — опоздаю. Я вообще не смогла бы задержаться здесь так надолго, если бы мистер Борден любезно не пообещал выделить своего водителя, чтобы вовремя доставить меня в аэропорт на нью-йоркский рейс. Здорово все же — работать на такого великодушного человека, вы не находите?

— О да, конечно, — заверил её Кейт, вовсе и не думая в этот момент о мистере Бордене. — Неужели вам так уж необходимо вернуться в Нью-Йорк именно сегодня вечером?

— Непременно. Надо успеть на слет выпускниц, на котором, ко всему прочему, надлежит ещё и выступать: буду объяснять, как делается журнал для женщин.

— А не поехать ли и мне с вами, — пошутил Кейт, — и рассказать этой публике о том, как выпускают журнал фантастики? Или, если предпочитаете, на криминальные темы. Ведь до того, как Борден поручил мне заняться «Необыкновенными приключениями», я обеспечивал выпуск «Жутких историй». Ну и кошмары мучили меня тогда по ночам! Не исключено, что это заинтересует ваших приятельниц, как ваше мнение?

— Возможно, — расхохоталась Бетти Хэдли. — Но предстоит сугубо женская вечеринка, Кейт. Да, ладно вам, незачем напускать столь унылый вид. Встретимся завтра утром в офисе. Не конец же света наступает, в самом деле.

— Ясное дело, нет, — поспешил согласиться Кейт. В этом он серьезно ошибался, хотя не мог даже подозревать о подобной возможности.

Он проводил Бетти по аллее, которая вела от теннисного корта до внушительного здания — собственности мистера Бордена, директора целой сети печатных изданий.

— А все же неплохо бы вам остаться, чтобы полюбоваться обещанным фейерверком, — ещё раз попытался он отговорить Бетти уезжать.

— О чем вы? Ах да, имеется в виду эта ракета, что заслали на Луну. А разве там будет на что смотреть?

— Во всяком случае, надеются. Вы разве не читали газет?

— Не то, чтобы очень. Н5о знаю, что при соприкосновении с лунной поверхностью — если она, естественно, долетит туда, сверкнет нечто, подобное молнии при грозе. Полагают, что вспышку можно будет увидеть невооруженным взглядом, и поэтому все в этот момент будут глазеть на Луну. Кажется, в десять пятнадцать, не так ли?

— Если быть совсем точным, то в 21 час 16 минут. Уж я-то в это время наверняка буду таращиться вовсю. Советую, если у вас выдастся свободная минутка, тоже взглянуть — прямо в центр диска, между рожками полумесяца. Сейчас новолуние, а ракета попадет в ту часть, что в тени. Без приборов это будет выглядеть так, будто кто-то в ста метрах от вас чиркнул спичкой. Так что — повнимательней.

— Говорят, на ракете нет взрывчатки, Кейт. Тогда, чем же будет вызвана вспышка?

— То будет электрический разряд в невиданном до сих пор масштабе. На носителя поставлен специальный прибор, изобретенный профессором Бартоном, использующий энергию ускорения для накопления громадного потенциала статического электричества. Сама ракета в некотором роде послужит гигантской Лейденской банкой. Поскольку она окажется в вакууме, то до момента касания никакой утечки электричества не должно быть. Ну а затем, при контакте с Луной, получится грандиозное короткое замыкание.

— А ещё проще было бы все же использовать обыкновенную взрывчатку?

— Естественно, но при равном весе это устройстве сверкнет, пожалуй, поярче, чем если бы ракету снабдили даже атомной боеголовкой. Ученых, кстати, интересует не эффект разрушения, а сама вспышка, как таковая. Хотя, понятное дело, пейзаж все равно подпортят — может, и не настолько, как получилось бы атомной бомбой, но значительно сильнее, чем, например, в случае применения динамита. Многого ждут и в смысле изучения состава поверхности нашего спутника в результате анализа спектрограмм, так что соответствующие приборы на ночной стороне Земли как один будут в этот момент нацелены на Луну. Да и…

Но они уже добрались до двери дома, и Бетти Хэдли мягко дотронулась до его руки.

— Жаль прерывать вас, Кейт, но мне, действительно, надо поспешить. А то, чего доброго, опоздаю на самолет. Так что, до скорого.

Она протянула руку, но Кейт, вместо того, чтобы пожать её, неожиданно обхватил девушку за плечи и прижал к себе. Он впился в её губы и на какое-то мгновение почувствовал их мягкую податливость. Она высвободилась.

Глаза Бетти сияли.

— До свидания, Кейт. Увидимся в Нью-Йорке.

— Скажем, завтра вечером?

Она согласно кивнула и вбежала по ступенькам в здание. Кейт с улыбкой на устах остановился на пороге и оперся об оконную раму.

Вот и опять он влюбился, но на сей раз все было иначе.

По правде говоря, до этого расчудесного уик-энда он и видел-то Бетти Хэдли всего один раз, три дня тому назад. Она пришла в офис в четверг, чтобы приступить к новым служебным обязанностям. Журнал «Он и Она», которым Бетти руководила, только что прибрал к рукам борден. Он оказался достаточно сообразительным, чтобы прихватить вместе с еженедельником и его директрису. Та уже три года вела дела своего издания просто блестяще, и единственной причиной, побудившей владельцев журнала Уэли продать его, было их намерение целиком сосредоточиться на дайджестах, «Он и Она» в этом смысле не вписывался в общую картину.

Хотя Кейт только в четверг познакомился с Бетти Хэдли, но ему уже представлялось, что этот день будет знаменательным в его жизни.

В пятницу ему пришлось выезжать в Филадельфию для встречи с одним из своих авторов — молодым, но весьма одаренным человеком, которому выдали приличную сумму в качестве аванса под книгу, которую тот, похоже, пока и не думал начинать писать. Кейт пытался наставить его на путь истинный и, как ему представлялось, преуспел в этом.

Но из-за этой поездки он разминулся с Джо Доппельбергом, одним из самых горячих поклонников его журнала. Тот собирался выбраться в Нью-Йорк, как раз, в пятницу и намеревался в этой связи посетить издательства Бордена. Судя по тону писем Джо, Кейт дешево отделался.

А вчера, то есть в субботу, Борден пригласил его к себе в имение. Такое случилось уже в третий раз, и то, что сначала представлялось ему самым банальным уик-эндом, у босса внезапно превратилось в сказку наяву, стоило ему узнать, что вротой гость — Бетти Хэдли.

Она была стройной, высокого роста женщиной с отливавшими золотом белокурыми волосами и мягким искусным загаром. Лицом и фигурой Бетти скорее заслуживала внимания телевидения, чем маловыразительных рамок редакционных помещений.

Кейт вздохнул и вошел в дом.

В просторной гостиной с обшитыми ореховым деревом стенами Л.А. Борден и Уолтер Кэллаган, его эксперт-бухгалтер, играли в кункен.[1]

Борден вскинул на него глаза.

— Привет, Кейт. Не замените ли меня после этой партии? Мы сейчас её закончим. А то надо ещё подготовить несколько писем, а Уолтеру, полагаю, в высшей степени безразлично, у кого выигрывать — у вас или у меня.

Кейт отрицательно мотнул головой.

— К сожалению, не смогу: у самого полно работы, мистер Борден. Выпуск третьего номера задерживается только из-за отсутствия моих ответов на письма читателей. Поэтому я привез с собой пишущую машинку вместе с ещё необработанной корреспонденцией.

— Да ладно вам! Не работать же я вас пригласил сюда. Неужто не сумеете справиться с этим завтра утром в офисе?

— Я охотно так бы и поступил, мистер Борден, — заупрямился Кейт. — Но по глупости я подзадержался, а все должно быть уже на талере[2] завтра самое позднее в десять утра. Журнал начинают печатать в полдень, поэтому времени в обрез. Но вообще-то работы там, самое больше, на пару часов и я предпочитаю отделаться от неё сейчас, чтобы чувствовать себя ничем не обремененным вечером.

Он пересек гостиную и поднялся по лестнице. Войдя в отведенную ему комнату, он извлек из чехла пишущую машинку и поставил её на стол. Из портфеля достал досье с корреспонденцией, адресованной «Почте астронавтов» или как писали наиболее бойкие «Дежурному астронавту».

Сверху стопки лежало письмо Джо Доппельберга. Он специально положил его на видное место, ибо тот сообщал, что, возможно, явится в офис лично, и Кейт соответственно хотел, чтобы оно было у него под рукой.

Вставив в машинку лист бумаги, Кейт настучал заголовок «Письмо ко всем читателям» и застрекотал.

«Итак, друзья-астронавты, сегодня — то есть тогда, когда я пишу, поскольку, естественно, читать эти строки вы будете в другое время повторяю, нынешний вечер — ВЕЛИКИЙ, и Дежурный астронавт, понятно, разместился в самых первых рядах в ожидании грандиозного зрелища. От него ничего не ускользнуло, и он отлично видел великолепную вспышку, которой было отмечено прибытие на Луну первой ракеты, запущенной человеком в космос».

Кейт критическим оком перечитал написанное и, недовольный, выдернул лист из каретки, заменив его на новый. Получилось, счел он, чересчур лирично, размазня какая-то. Он закурил и начал по-новой; на сей раз вышло получше… во всяком случае, он постарался себя в этом убедить.

Перечитывая текст, он непроизвольно уловил стук открывшейся, а затем захлопнувшейся двери и цоканье дамских шпилек по ступеням лестницы. Должно быть, уезжала Бетти. Он вскочил, чтобы броситься к выходу, но остановился. Нет, это было бы тактически неверным ходом — снова прощаться с ней в салоне в присутствии Бордена и Кэллагана. Лучше остановиться на чудном мгновении беглого, трепетного поцелуя и обещании увидеться завтра вечером.

Вздохнув, он взял первое письмо сверху из лежавшей перед ним стопки, т. е. от Джо Доппельберга. Перечитал его:

«Дорогой мой Дежурный астронавт.

Не стоило бы вам писать, поскольку последний номер за исключением рассказа Уиллера, гроша ломаного не стоит, да уж ладно. И чего это вы вообразили, что такой бумагомаратель, как Гормли способен настрочить что-нибудь дельное? Будь я звездоплавателем, не доверился бы ему даже в том, чтобы осилить бассейн Центрального парка.

А обложка, сляпанная Хупером! Девочка изображена на ней неплохо, согласен, пожалуй, даже лучше, чем просто хорошо, но на картинках они всегда получаются, что надо. А вот тварь, что гонится за ней, никуда не годится. Судя по всему, она должна давать представление об одном из меркурианских чудовищ, описанных в рассказе Уилера? Ну что же, можете передать Хуперу, что я в состоянии придумать кое-что намного пострашнее. Даже непонятно, чего это девочка так перепугалась? Достаточно было бы стрельнуть глазками — и все.

Нет, держите Хупера лучше для внутренних иллюстраций, тех, что даны в черно-белом варианте, — они весьма недурны. А для красочной обложки подыщите кого-нибудь другого! Почему бы, например, не Рокуэлла Кента[3] или Дали? Уверен, что Дали классно справился бы с Монстрами. Конец Дали — это монстры (неплохой каламбур, а!).

В любом случае, дорогой мой астронавт, держите в холодильнике самую лучшую выпивку с Урана, потому что на сей неделе я так и быть навещу вас. Не думайте, однако, что приеду в Нью-Йорк единственно из-за вас — ещё чего! Просто у меня там встреча с одним типом, у которого есть недостающие у меня номера «Вдоль по Космосу!» Так что я просто воспользуюсь поездкой, чтобы заодно выяснить, действительно ли вы на вид — такой урод, как о том говорят.

А пока поздравления в связи с вашей последней идеей — отдать полколонки под фото самых верных почитателей. Хотел сделать вам сюрприз и посему посылаю свое. Думал прихватить с собой, но по почте получится быстрее, а то рискую появиться у вас слишком поздно, чтобы увидеть себя в следующем номере.

Привет, дружище-астронавт, и готовьтесь закатить пир на весь мар по случаю удовольствия увидеть меня в самое ближайшее время.

Джо Доппельберг».

Кейт Уинтон вновь тяжко вздохнул и вооружился голубым карандашом. Он решительно вычеркнул фразы, относившиеся к поездке Джо в Нью-Йорк — это не представляло никакого интереса для читателей, да и ни к чему было наталкивать на мысль забредать к нему в офис, иначе — отбою от них не будет.

Вымарав ещё несколько строчек, он взялся за приложенную фотографию.

Джо Доппельберг ничуть не походил на автора столь задиристого письма. Перед ним предстал довольно приятной наружности парень 16–17 лет, совсем неглупый с виду. Милая улыбка. Не вызывало сомнений, что в жизни он был настолько же стеснителен и робок, насколько бесшабашен и дерзок в своем послании.

А почему бы не опубликовать его снимок? Следовало бы послать клишировать его пораньше, но времени ещё хватало. Он подготовил копир для верстки с прогалиной для фото на полколонки, надписав на обороте «Доппельберг 1/2 к.»

Заправив в каретку вторую страницу письма Джо, он на минуту задумался, а затем отбарабанил ответ:

«Согласен, Доппельберг: попросим Рокуэлла подготовить нам обложку следующего номера. Платить — вам. Одно уточнение: нашим девицам на них никак невозможно строить куры монстрам: по тексту рассказов они всегда целомудренны, хотя и не всегда мудрено целы (из-за гоняющихся за ними монстров). А мой каламбур не хуже, а?»

Вытащив из машинки лист, Кейт принялся сочинять ответ на другое письмо.

Он окончил трудиться над читательской корреспонденцией к шести вечера, так что до обеда был ещё целый час. Быстренько приняв душ, он оделся. Оставалось минут тридцать. Спустившись по лестнице, он через дверь веранды вышел в сад.

Начало смеркаться., В ещё светлом небе уже проступил нарождающийся серп месяца. Отличная будет видимость, подумалось Кейту. Кстати, на это следовало крепко надеяться, чтобы суметь невооруженным взглядом увидеть пресловутую вспышку на Луне, а то как бы не пришлось менять вводный параграф своего письма. Осталось лишь дождаться 9 часов 16 минут.

Кейт присел на ротанговую[4] скамейку, стоявшую к края широкой аллеи, и полной грудью вдохнул насыщенный тысячами запахов свежий сельский воздух.

Его мысли невольно унеслись к Бетти Хэдли и, видно, было бы неуместно здесь расшифровывать их содержание.

В любом случае его размышления вызвали у него приподнятое настроение наверное, точнее следовало бы сказать, что они помогали ему не слишком унывать; на какой-то миг он задумался, приступил ли к работе его злополучный автор из Филадельфии или все ещё предпочитает пропивать денежки Бордена.

Но о чем бы Кейт ни думал, Бетти неизменно возвращалась в центр его внимания, и ему вдруг страстно захотелось постареть на сутки, чтобы оказаться в данный момент вместе с ней в Нью-Йорке, а не торчать этим белесым вечером в Кэтскилле.

Бросив взгляд на часы, он убедился, что вот-вот позвонят к ужину. То была приятная перспектива, поскольку независимо от того, был ли он влюблен или нет, но кушать все равно хотелось.

Без всякой видимой связи это легкое чувство голода почему-то заставило его вспомнить Клода Хупера, оформителя большинства обложек «Необыкновенных приключений». Кейт вдруг засомневался, стоит ли и впредь поручать ему это дело. Хороший он парень, спору нет, да и девиц рисовал так здорово, что слюнки текли, но у него совсем не получались монстры. Они не выглядели настолько безобразными, чтобы заставлять этих красавиц удирать от них со всех ног. Не исключено, что он просто не ведал, что такое частые кошмары или же был чересчур счастлив в жизни. Большинство читателей высказывали свое недовольство именно «нежуткостью» облика чудовищ. Как Джо Доппельберг. А что это он…

Ракета, не пожелавшая проследовать к Луне, а вернувшаяся на Землю, мчалась со сверхзвуковой скоростью, и Кейт, естественно, её не видел, и не слышал, хотя она и врезалась всего в двух метрах от него.

Но вспышка получилась великолепная.

Глава II Алый монстр

Кейт не испытал чувства перехода, перемены, какого-то перемещения в пространстве или во времени. Просто создалось впечатление, что в момент ослепительной вспышки кто-то взял и выдернул из-под него скамейку. И он, чертыхнувшись, опрокинулся на спину, вытянувшись во всю длину. Естественно, с устремленными в небо глазами.

Последнее-то и поразило его более всего; было исключено, что скамейка под ним куда-то вдруг разом рухнула или испарилась, поскольку он сидел на ней под деревом, а теперь никакая крона не мешала ему лицезреть темно-синие небеса.

Для начала он приподнял голову, затем сел, пока ещё не в силах — не физически, а по душевному своему состоянию — встать на ноги. Прежде чем им довериться, следовало хоть немного оглядеться.

Выяснилось, что сидел он на траве отлично подстриженного газона — в самой гуще какого-то сада. Повернув назад голову, Кейт приметил дом. Самый что ни на есть ординарный, намного меньший по размерам и совсем неказистый по сравнению с хоромами мистера Бордена. Да и вид у него был какой-то нежилой. Во всяком случае — никаких признаков жизни, ни единого огонька в окнах.

Несколько секунд он разглядывал то, что должно было быть резиденцией мистера Бордена, но таковой не являлось. Затем Кейт взглянул в другом направлении. Метрах в тридцати газон, на котором он все ещё восседал, обрамляла живая изгородь, — за ней высились деревья в два стройных ряда, как это обычно бывает — по краям дорог. То были рослые тополя.

И никаких теле кленов — а ведь он только что сидел у подножия одного из них. И хоть бы кусочек какой-то от скамейки валялся…

Фыркнув, он дернул головой и стал с величайшими предосторожностями приподниматься. Было ощущение, что его слегка оглушило, но в целом он был жив и невредим. Ни единой царапины. Подождав пока пройдет головокружение, он направился к изгороди.

Посмотрел на часы. Они показывали без трех минут семь, что, сообразил он, было несуразностью. Без трех минут семь он сидел на скамейке в саду у мистера Бордена. И где бы он сейчас ни находился, он все равно не мог переместиться сюда мгновенно.

Кейт поднес часы к уху — тикали. Но это ещё ничего не доказывало: они вполне могли остановиться и вновь пойти в тот момент, когда он встал.

Подняв глаза вверх, чтобы попытаться оценить, как много могло пройти времени, он не отметил каких-то существенных изменений в картине ночного неба. Только что были сумерки — они и сейчас продолжались. Серебристый полумесяц висел на том же расстоянии от зенита. Но мог ли он так уж быть уверен в этом, если не знал, где находится?

Живая изгородь вывела его к деревянной калитке, выходившей на шоссе. На нем — ни единой машины.

Толкнув дверцу, Кейт в последний раз бросил взгляд на дом и заметил нечто, такое, что поначалу не привлекло его внимания: объявление, пришпиленное к стойке крытого входа и гласившее следующее:

«Продается.

За справками обращаться к

Р. Блэзделлу

Гринтаун

Н.Й.»

Так, значит, он где-то неподалеку от имения Бордена, поскольку Гринтаун был ближайшим к нему городом. Впрочем, он и не мог от него далеко удалиться. Достаточно необычным было уже то, что он вообще оказался вне места, где сиживал ещё несколько минут назад.

Кейт потряс головой, чтобы обрести ясность мышления, но в этом не было необходимости, потому что чувствовал он себя превосходно.

А может, у него внезапный приступ потери памяти? Не забрел ли он сюда, не отдавая себе в том отчета? Нет, абсурд какой-то, сделать это, тем более в течение нескольких минут, невозможно.

Полный нерешительности, он потоптался некоторое время на месте, не зная куда направить свои стопы. Шоссе было прямым, но видимость в обе стороны из-за перепада местности не превышала пятиста метров. И главное никаких признаков человека. А ведь где-то совсем неподалеку должна была находиться ферма, поскольку за рядами стройных тополей простиралось обработанное поле. Наверняка до неё — рукой подать, спряталась, видно, за этими деревьями. Если пройти до ограды поля, то, возможно, он и натолкнется на сам дом.

Выйдя на середину дороги, Кейт заслышал шум приближавшейся машины, но пока не видел её из-за крутого спуска. Это должно было быть что-то чрезмерно грохочущее и громыхающее, раз звук доносился из такого далека. Он пересек шоссе и оглянулся. Так и есть — автомашина. Полегчало: водитель сейчас покажет, где тут ближайшая ферма, а ещё лучше будет, если доставит его прямо к Бордену — случись ему ехать в том же направлении.

На Кейта наползал допотопный «форд». Отличное предзнаменование, подумал он. В студенческие годы он нередко пользовался автостопом и прекрасно знал, что шансы на то, что его подберут, прямо пропорциональны возрасту и степени дряхлости машины.

А уж найти драндулет в более плачевном состоянии, чем тот, что приближался, к нему, представлялось делом исключительно трудным. Он, казалось, с превеликим трудом преодолел подъем и теперь натужно кашлял и чихал при переключении скорости.

Подождав пока колымага подойдет поближе, Кейт выступил на дорогу и помахал рукой. «Форд» затормозил и остановился, поравнявшись с ним.

Сидевший за рулем человек наклонился вбок и покрутил ручку дверного стекла со стороны Кейта. Зачем, поразился тот, поскольку никакого стекла там не было и в помине.

— Могу ли я куда-то подбросить вас, милейший? — спросил водитель.

«На вид — чистейшей воды фермер», — подумал Кейт. Незнакомец жевал соломинку, отлично гармонировавшую по цвету с его волосами, а выцветшие джинсы были под стать цвету глаз.

Кейт ступил на подножку авто и засунул голову во внутрь — иначе его не услышали бы из-за продолжавшихся, несмотря на остановку, рыданий и стенаний мотора, а также лязга каких-то железок.

— Похоже, что я заплутался, — начал объяснять Кейт. — Вы не знаете, где тут находится имение Л.А. Бордена?

Фермер перекинул огрызок соломинки из одного угла рта в другой. Он напряженно — ах жилы вздулись на лбу! — размышлял.

— Честно говоря, нет, — наконец, признался он. — Никогда и не слыхивал подобного имени. Но заверяю вас, что такой фермы вдоль этой дороги нет. Может быть, за холмом? Я вообще-то не знаю всех хозяйств в районе.

— Это не ферма, — уточнил Кейт. — Просто громадный сельский дом. А хозяин его — газетный магнат. Куда ведет это шоссе? В Гринтаун?

— Точно. Все время прямо, примерно километров пятнадцать, как раз в том направлении, куда я еду. А в другую сторону — попадете на автостраду Олбани у холмов Картере. Хотите подброшу вас до Гринтауна? Думаю, там вы сможете отыскать адрес вашего Бордена.

— Было бы здорово, спасибо, — поспешил согласиться Кейт и сел в машину.

Фермер степенно перегнулся через его колени и прикрутил ручку, поднимавшую несуществующее дверное стекло.

— Если этого не сделать, — пояснил он, — будет страшно громыхать.

Он выжал сцепление, и машина, жалобно скуля, нехотя сдвинулась с места. Кузов, если по отношению к нему было ещё позволительно употреблять это слово, гремел так, словно по оцинкованной крыше колотил град. Вскоре авто достигло максимальной для себя скорости, и Кейт прикинул, что если оно по пути не развалится окончательно, то предстоящие пятнадцать километров они проделают где-то за полчаса.

По прибытии в Гринтаун, будет конечно, уже поздно возвращаться к ужину, так что, видно, лучше позвонить бордену, чтобы успокоить его, затем где-то перекусить в городе, после чего на такси вернуться в имение. К девяти часам шестнадцати минутам он вполне мог успеть. Что угодно, но только не пропустить предстоящее событие.

Да, но как объяснить мистеру Бордену то, что приключилось с ним? Он мог, в сущности, лишь попытаться убедить того, что пошел прогуляться, затем каким-то образом заблудился и был вынужден добиться до Гринтауна на попутке, чтобы, танцуя оттуда, как-то определиться со своим местоположением. Конечно, не лучшим образом будет он выглядеть в глазах босса, но это объяснение все же лучше, чем рассказать то, что случилось на самом деле. Ему вовсе не хотелось, чтобы Борден заподозрил его в предрасположенности к приступам безумия или амнезии.

Старая развалина, постанывая и погромыхивая, все же каким-то чудом тащилась по дороге. Счастливый обладатель раритета, казалось, ничуть не был расположен к болтовне, и Кейт был только рад этому. По меньшей мене сие избавляло его от необходимости надрывать голосовые связки, чтобы быть услышанным. Да и пораскинуть мозгами требовалось, чтобы понять, что же с ним произошло.

Имение бордена было настолько крупным, что о нем должны были знать в округе все. Если, как утверждает водитель этой механической клячи, ему известны все, кто проживает вдоль этого шоссе, то он непременно должен был бы хотя бы слышать о резиденции Бордена, которая находилась отсюда, самое большее, километрах в тридцати. Борден — и это он помнил точно — жил в пятнадцати километрах от Гринтауна, только вот в какую от него сторону? Но его-то подобрали как раз на таком расстоянии от Гринтауна! Даже если очутился в противоположной стороне, все равно от Бордена его не могло отделять более тридцати километров — и эта цифра уже сама по себе была абсурдна, учитывая, как мало времени прошло с момента его падения со скамейки.

Вот, наконец-то, и пригороды Гринтауна. Кейт снова взглянул на часы: семь тридцать пять. Он пробежался взглядом по зданиям, мимо которых они проползали, и в витрине одного из магазинов заметил настенный хронометр. Нет, его часы не останавливались и показывали правильное время.

Спустя несколько минут они выкатились на главную улицу Гринтауна. Водитель припарковался у обочины.

— Ну вот, мы почти что в центре этого городка, — бросил он. — Надеюсь, вы отыщите нужный вам адрес в телефонной книге Гринтауна. Как раз напротив — стоянка такси. Дерут прилично, но зато доставят, куда угодно.

— Большущее спасибо, — отозвался Кейт. — Может, пропустим по стаканчику, прежде чем я начну поиски номера телефона?

— Нет, спасибо. Надо побыстрее возвращаться. Знаете, кобыла рожает, и я приехал за братом — он у нас тут ветеринар.

Кейт, поблагодарив ещё раз, вошел в драгстор, что притулился на углу улицы. Подошел к телефонной кабине и, взяв ежегодный справочник абонентов района, прикрепленный цепочкой к аппарату, начал листать на буквы «Б».

Никакого Бордена в нем не значилось.

Кейт насупился. Но ведь номер телефона босса — это он знал точно относился к сети Гринтауна. По делам ему не раз приходилось звонить сюда из Нью-Йорка. И каждый раз он набирал номер… через код Гринтауна.

Ладно, в конце концов, вполне возможно, что борден не пожелал вносить его в общий справочник. Так не может ли он, Кейт, поднатужившись, его вспомнить? Естественно, это ему по силам, там еще, кажется, шли подряд три одинаковые цифры… единицы! Вот именно: 111 в Гринтауне. В свое время он ещё как-то подумал, а не злоупотребил ли Борден влиянием в местной телефонной компании, чтобы заполучить так легко запоминающийся номер.

Закрыв дверцу кабины, он поискал в кармане мелочь. Однако аппарат был неизвестной ему марки, без щели для ввода туда жетона или монетки. Он огляделся и в конечном счете решил, что в подобного рода провинциальных городках, вероятно, не было автоматической связи и что оплата, наверное, производилась непосредственно хозяину заведения.

Сняв трубку, он дождался голоса телефонистки и продиктовал ей:

— сто одиннадцать.

Последовала краткая пауза, после чего оператор заявила:

— Такого номера не существует.

На долю секунды Кейт усомнился, в здравом ли он уме. Он никак не мог поверить, что мог ошибиться. Сто одиннадцать в Гринтауне — такой номер нелегко забыть, как и невозможно спутать с каким-то другим.

Тогда он попросил:

— Может, вы подскажете мне номер телефона мистера Бордена? Я думал, что это — сто одиннадцать. В справочнике его действительно нет, но я твердо знаю, что телефон у него имеется. Звонил сам и неоднократно.

— Минуточку, мистер… Нет, сожалею, но абонент с такой фамилией у нас не числится.

Кейту оставалось только пробормотать слова благодарности и повесить трубку.

Он все ещё не мог в это поверить. Он вышел из кабины, вытянув на всю длину цепочки справочник, чтобы рассмотреть его при лучшем освещении. Снова поискал на букву «Б» — безрезультатно. Вспомнил, что имение называлось «Три дуба» и посмотрел на «Т», но ничего подобного там также не обнаружил.

Кейт в сердцах захлопнул ежегодник и взглянул на титульный лист. На нем четко значилось: Гринтаун, Нью-Йорк. В голове мелькнула мысль, а не оказался ли он в каком-нибудь другом Гринтауне, но он тут же отбросил это предположение. В штате Нью-Йорк не могло быть двух Гринтаунов. Другое зародившееся было сомнение рассеялось тут же, как только он взглянул на год издания: 1954.

И все же поверить в то, что фамилия Л.А. Борден отсутствовала в справочнике, было просто невозможно. Он еле удержался, чтобы в поисках её не начать листать гроссбух постранично в надежде, что из-за опечатки её поместили не в алфавитном порядке, а просто тиснули куда-то в другое место.

Кейт, наконец, сдался, и, подойдя к бару, уселся на высокий табурет перед стойкой. За ней стоял и протирал бокалы и рюмки хозяин драгстора, седовласый коротышка с толстыми линзами очков. Он поднял на него глаза и вопрощающе произнес:

— Мистер?

— Коку с лимоном, пожалуйста, — ответил Кейт. Его так и подмывало забросать того вопросами, но он пока что плохо себе представлял, с чего лучше начать. Он рассеянно следил, как человечек приготовил ему напиток, а затем поставил на стойку перед ним.

— Хороший вечерок! — обронил хозяин.

Кейт согласился с ним. И тут же вспомнил, что обязан проконтролировать сегодняшнюю грандиозную вспышку на Луне независимо от того, в каком месте он в этот момент окажется. Посмотрел на часы. Почти восемь. У него оставался час с четвертью, чтобы выбраться на какую-то открытую местность, откуда хорошо бы наблюдалась Луна. Судя по тому, как развивались события, до Бордена ему к этому времени уже не добраться.

Он почти залпом осушил бокал. Напиток был в меру охлажден и приятен на вкус, но тут же напомнило о себе чувство голода. А что в этом удивительного, если было уже восемь вечера? У Бордена к этому часу, наверное, уже отужинали. А он за весь день удовольствовался всего лишь легким завтраком, а потом значительную часть времени пробавлялся теннисом!

Он осмотрелся в поисках сэндвичей или каких-либо выпечек. Но этого добра в драгсторе, видимо, не держали.

Кейт выудил из кармана монетку в 25 центов и положил её на мраморную стойку.

Она слегка звякнула, и хозяин выронил очередной стакан, который протирал в этот момент. За линзами его очков выкатились из орбит разом обезумевшие глаза. Он застыл на месте, одновременно рыская взглядом во все стороны. Похоже, он даже и не заметил, как что-то с грохотом разбил. Да и полотенце тут же вывалилось у него из рук.

Затем он протянул дрожащую длань к монетке. При этом ещё раз затравленно обежал глазами магазин, чтобы убедиться, что никого, кроме них, в нем не было.

Тогда, и только тогда, он осмелился взглянуть на денежку. Бережно держа её в горсти, он зачарованно смотрел на нее, медленно поднося к очкам. Затем, перевернув, внимательно изучил тыльную часть.

И только после этого его ошалелый и одновременно полный экстаза взор обратился к Кейту.

— Великолепна! — выдохнул он. — И в обращении была-то самую малость. 1928 год! Но… — он понизил голос, — кто вас послал ко мне?

Кейт зажмурился, затем вновь распахнул глаза. Ясно, кто-то из них двоих — он или хозяин драгстора — спятил. Он был бы склонен думать, что последний, если бы с ним всего за час не приключилось столько странного, от чего он до сих пор ещё и не оправился.

— Так, кто же вас направил сюда? — допытывался хозяин.

— Никто, — огрызнулся Кейт.

Коротышка медленно расплылся в улыбке.

— Понятно, не хотите раскрывать этого человека. Должно быть, это К. Но в сущности, это не имеет никакого значения. Я все же, пожалуй, рискну. Раю тысячу кредиток.

Кейт смолчал.

— Полторы, — упорствовал человечек.

«У него взгляд, как у спаниеля, — подумал Кейт, — голодного и узревшего кость, но не уверенного, что ему удастся её схватить».

Хозяин драгстора набрал полную грудь воздуха.

— Так и быть, две тысячи, — выпалил он. — Знаю, что монета стоит дороже, но это все, что я могу вам предложить. Если бы жена…

— Согласен, — прервал его Кейт.

Рука с денежкой исчезла в кармане со скоростью зайца, удирающего, чтобы спрятаться в нору. Не обращая внимания на хруст под ногами от разбитого бокала, хозяин мигом переместился к концу стойки, где стоял кассовый аппарат, и нашел клавишу. В стеклянном окошечке выскочила надпись: «Не для продажи». Коротышка уже мчался обратно, безжалостно топча осколки стекла, слишком занятый пересчетом банкнот в руках, чтобы как-то реагировать на эти звуки. Он положил стопку кредиток перед Кейтом.

— Ровно две тысячи, — прошептал он. — Для меня это равносильно отказу от части вакансов в этом году, но, думаю, сделка того стоит. Видно, я все же немного того, чокнутый.

Кейт взял горку ассигнаций и взглянул на лежавшую сверху. В центре красовалось столь знакомое изображение Джорджа Вашингтона. В уголках просматривались цифры «100», но под овалом с портретом было выведено «Сто кредиток».

«Так-так, — лихорадочно размышлял Кейт, — портрет Вашингтона фигурировал только на бумажках в ОДИН доллар… разве что здесь все по-другому».

То есть как это — ЗДЕСЬ? Он же находился в Гринтауне, штат Нью-Йорк, в Соединенных Штатах, в 1954 г. Телефонный справочник это подтвердил. Как и изображение Джорджа Вашингтона.

Он ещё раз пробежал глазами кредитку, прочитав надпись: «Соединенные Штаты Америки. Фередальный банк.»

И бумажка была не новенькой. Вид у неё — самый что ни на есть настоящий, и было видно, что прошла она уже через немало рук. И водяные знаки на обычном месте. Номер серии, как ему и полагается, нарисован синим. Справа от портрета — освидетельствовано: «Эмиксия 1935 г.» и стоит подпись «Фред М. Винсон», а под ней название его должности: «Секретарь казначейства».

Кейт неспешно свернул пачку кредиток и сунул её в карман куртки.

Он поднял взгляд на хозяина, уловив его обеспокоенные глаза за толстыми окулярами.

— Ну как… пойдет? — раздался его не менее встревоженный голос. — Вы ведь не полицейский, правда? Я хочу сказать… что если что не так, то понимаю, что вы меня застукали с поличным в правонарушении, состоящем в коллекционировании. Так что лучше арестовывайте сразу и покончим с этим. Понимаете, я пошел на риск и проиграл, не стоит меня шантажировать и далее, верно?

— Да нет, — протянул Кейт. — успокойтесь. Все в порядке. Дайте мне, пожалуйста, ещё одну порцию кока-колы с лимоном.

На сей раз хозяин от усердия услужить даже чуть не расплескал жидкость. Он извинительно улыбнулся Кейту, наконец-то, уловив хруст под ногами. Быстро прошел в угол драгстора, взял веник и принялся заметать осколки за стойку.

Кейт на сей раз потягивал напиток мелкими глотками и думал, думал… Если можно обозначить этим словом тот вихрь мыслей, что проносился у него в голосе. У него скорее было ощущение, что в данный момент он находится не в драгсторе, а сидит в люльке мчащейся с бешеной скоростью карусели.

Он выждал, пока хозяин не кончил прибираться.

— Послушайте, — обратился он к нему, — я задам вам сейчас несколько вопросов, которые могут вам показаться… попросту идиотскими. Но у меня свои причины поступать так. Ответите ли вы на них, даже если они будут восприниматься вами как полностью абсурдные?

Хозяин настороженно и недоверчиво осмотрел его.

— Что ещё за вопросы? — прорезался, наконец, его голос.

— Для начала… какое сегодня число?

— Десятое июня тысяча девятьсот пятьдесят четвертого года.

— После Рождества Христова?

Коротышка изумленно вытаращил глаза, но стойко ответил:

— Ясное дело, после оного.

— И мы находимся в Гринтауне, штат Нью-Йорк?

— Конечно. Вы хотите сказать, что не знали…

— Вопросы задаю я, — оборвал его Кейт. — И в штате, конечно, нет никакого другого Гринтауна, правда?

— Нет, насколько мне известно.

— Знаком ли вам — или хотя бы слышали его имя — мистер Л.А. Борден, владелец крупного имения поблизости? Он же — директор ряда изданий?

— Нет. Но я не могу сказать, что знаю абсолютно всех, проживающих в этом районе.

— А слышали ли вы что-нибудь о тех газетах и журналась, владельцем которых он является?

— Думаю, да. Мы же их продаем. Как раз поступили самые свежие номера. Июльские находятся вон там.

— А как насчет ракеты на Луну… Ведь она ожидается именно сегодня вечером?

Человек в полном недоумении наморщил лоб.

— Не понимаю, о чем вы говорите. Причем тут сегодняшнее число? Да она же ежевечерне прибывает и как раз к этому часу. Так что с минуты на минуту тут появятся клиенты. Они всегда заглядывают сюда, прежде чем идти устраиваться в отель.

До последнего ответа все шло более или менее нормально. Но эта фраза… Кейт опять зажмурился, на сей раз подольше, на несколько секунд. Открыв глаза, он узрел все того же недомерка, который рассматривал его с явно возраставшим беспокойством.

— Что-то не так? — участливо осведомился он. — Вы плохо себя чувствуете?

— Нет, нет, все в порядке, — поспешил успокоить его Кейт, крепко надеясь, что так оно и есть.

У него вертелась на языке ещё куча всяких вопросов, но он поостерегся их задавать. Ему для успокоения нужен был сейчас какой-нибудь пустячок, но близкий и знакомый.

Кейт слез с табурета и подошел к стеллажу с прессой. Его глаза сначала выхватили в пестрой мозаике номер журнала «Он и Она» и он взял его в руки. Обложку украшала девушка, напоминавшая директрису этого издания Бетти Хэдли, но далеко не столь же симпатичная, как та. Интересно, подумалось ему, в скольких журналась директрисы красивее всех тех манекенщиц, что позируют для обложек? Наверняка только в одном.

Но момент не располагал к мечтаниям о Бетти, и, решительно выбросив её образ из головы, он поискал «Необыкновенные приключения», тот самый журнал, которым руководит сам. Заметив его, он прихватил последний номер.

Наметанный глаз тут же узнал июльскую обложку. Та же…

Ой ли? Действительно, изображенная на ней сцена соответствовала той, что была на утвержденном им макете, но в её подаче читателю… было нечто сверх уже виденного. Лучше и намного выразительней. Неоспоримо, то был почерк Хупера, но как вполне можно было бы сказать, заметно подучившегося.

Девушка в своем прозрачном космическом комбинезоне выглядела намного привлекательней — и понятное дело, соблазнительней, — чем на представленных ему эскизах. А уж преследующий её монстр…

Кейт даже вздрогнул.

На первый взгляд то же чудище, что и в предложенном ему варианте, и в то же время между ними было какое-то трудно уловимое, но ужасное различие, которое он был даже не в состоянии выразить словами… да, насколько он понимал, вовсе и не желал бы этого делать.

В то же время подпись Хупера была на своем обычном месте — он сразу же заметил её, как только сумел оторвать взгляд от монстра. Несколько вилообразное «Х» стопроцентно напоминало его закорючку.

И потом внизу, справа, он увидел цену. Совсем не «20 ц.», т. е. двадцать центов.

А «2 кр.».

Что это: две кредитки?

А что же еще?

Он, как в замедленной съемке, сложил оба журнала, невероятных и невозможных для него к существованию — поскольку на том, что делала Хэдли, также стояло «2 кр.» — и сунул их в карман.

Его охватило желание где-нибудь уединиться, спрятаться от всего этого люда, и внимательно просмотреть оба издания, прочитать их, тщательно усваивая каждое слово.

Но сначала надо было расплатиться. Итак, две кредитки за каждый журнал, то есть всего четыре. Но что они реально обозначали? Хозяин только что вручил ему за двадцать пять центов две тысячи кредиток, но при этом дал понять, что они не вполне соответствовали реальной стоимости монеты. Она по причинам, которые ему ещё предстояло выяснить, — являлась для покупателя редким и ценным предметом.

Очевидно, в смысле определения эквивалента скорее подходили печатные издания. Если их цены в долларах и кредитках примерно соответствовали друг другу, то тогда две кредитки почти точно равнялись двадцати центам. Если это так, то хозяин драгстора за двадцатипятицентовую монету дал ему… посчитаем… ага, двести долларов. Но с какой стати?

Он вернулся к стойке, позвякивая монетами в кармане. Пошарив, он нащупал среди них полдоллара. Интересно, как прореагирует на них этот коротышка?

Конечно, по-хорошему ему надо было бы проявить больше осторожности. Но после шока, испытанного при виде обложки июльского номера собственного журнала, так похожего и одновременно отличающегося от утвержденного им макета, Кейт находился в каком-то расхристанном состоянии.

Поэтому он небрежно швырнул полдоллара на мраморное покрытие со словами:

— Это — за два журнала плюс коки с лимоном.

Хозяин протянул к монете руку. Она так тряслась, что он никак не мог ухватить злополучный металлический кружочек.

Кейт вдруг устыдился. Ему стало неловко за свой поступок. Тем более, что это грозило втянуть его в нудный разговор, что помешало бы ему поскорее отбыть с журналами, которые не терпелось поскорее полистать.

— Сдачи не надо, — сухо бросил он. — Можете оставить себе обе монеты и полдоллара и двадцать пять центов… в счет полученной от вас суммы. — Он развернулся и направился к выходу.

Но, сделав всего лишь пару шагов, застыл на месте. «Что-то» в этот момент вломилось в открытую дверь драгстора. Явно не принадлежавшее к роду человеческому, причем, даже близко.

Это «что-то» возвышалось на два метра десять сантиметров — ему даже пришлось пригнуться, чтобы, переступая порог, не стукнуться о притолоку, и сплошь волосатилось ярко-красным мехом, кроме ступней и лица. Те, кстати, алели тоже, но были покрыты чешуей. Глаза выглядели как два белых диска без зрачков. У этой штуки отсутствовал нос, но зато зубов было — и не пересчитать!

В тот же момент кто-то вцепился Кейту в руку. Хозяин заведения заверещал вдруг сразу ставшим противно-пронзительным голосом:

— Это же монета 1943 года! Он дал мне её лично! Шпион, арктурианин! Хватайте его, селенит! Немедленно уничтожьте!

Алое чудовище застыло у входа, издав звук настолько высокой частоты, что тот находился на грани слышимости. Оно раздвинуло лапы — метра эдак на два с половиной — и угрожающе, словно кошмарное видение, двинулось на Кейта. Пурпурные губы приоткрылись, обнажив пятисантиметровые клыки, а рот разверзнулся, подобно зияющей зеленой пещере.

Недомерок визжал, не переставая:

— Убейте же го, убейте, селенит! — Он с отчаянной решимостью набросился сзади на Кейта, сжав его мертвой хваткой в попытке задушить.

Но Кейт даже не заметил этого, ошарашенный той опасностью, что наступала на него со стороны двери. Он крутанулся на месте и побежал в противоположном направлении — в глубину помещения — стряхнув с себя по пути незадачливого хозяина. Кейт понятия не имел, есть ли там служебный выход, но крепко надеялся на это. Лучше бы он все-таки был.

Глава III Стреляйте сходу и на поражение

Все было на месте.

Проскакивая через порог, Кейт почувствовал, как что-то вцепилось ему в спину. Он рванулся, услышав треск раздираемой ткани и стук захлопнувшейся двери. Кто-то истошно взвыл от боли — явно не человек. Кейт даже не обернулся, чтобы извиниться. Он бежал, сломя голову.

Отреагировал Кейт лишь метров через сто, почувствовав после хлесткого, как удар бича, выстрела сзади, острую боль в верхней части руки.

Ему достаточно было доли секунды, чтобы оценить положение. Алый монстр упорно преследовал его. Находился где-то на полпути от Кейта до служебного входа в драгстор. Несмотря на длинные ноги, он, судя по всему, бежал медленно и неуклюже. Кейт решил, что уж кого-кого, а эту нечисть он обставит в два счета.

К тому же, красная тварь не была вооружена. Как он мгновенно понял, ранившую его пулю выпустил из тупорылого крупного револьвера тот самый недомерок из драгстора, который, стоя в дверях своего заведения, готовился пальнуть по нему снова.

И действительно Кейт услышал грохот второго выстрела в тот самый момент, когда нырнул в улочку, разделявшую два соседних дома. На этот раз его агрессор неоспоримо промазал, так как Кейт ничего не почувствовал.

Итак, он оказался зажатым между двумя зданиями. На какой-то неописуемо жуткий миг, подумалось, а не попал ли он в тупик? Улочка и впрямь заканчивалась каменной стеной, слишком высокой, чтобы с ходу перемахнуть её. К счастью, подбежав вплотную, он обнаружил в соседних домах двери, одна из которых была приоткрыта. Он устремился вовнутрь, тут же захлопнув её за собой.

Переводя дыхание в полутьме холла, он огляделся. Прямо, считая от улицы, на верхние этажи вела лестница. В другой стороне просматривался второй выход, выводивший куда-то за дом.

В парадную дверь уже начали неистово колотить кулаками и пинать ногами; слышался гвалт перевозбужденных голосов.

Кейт, не раздумывая более, бросился к запасному выходу и выскочил на тихую улочку. Быстро перебежав её, он замедлил шаг, ступив на тротуар.

По этому переулку он вновь вышел бы на ту же самую оживленную авеню, куда доставил его драндулет фермера. Поэтому Кейт в нерешительности остановился. Уж слишком много народу кишело там в многочисленных магазинах. Опасным ли это было делом — выходить сейчас на люди или же, наоборот, спасительным — раствориться в толпе? Вжавшись в тень дерева в нескольких метрах от угла, он взвешивал «за» и «против».

На первый взгляд… ничего особенного: типичная, оживленная, одна из центральных улочек провинциального городишки. Но вдруг он отчетливо увидел, как по ней степенно, рука об руку, прошествовали два пурпурных монстра. Оба, пожалуй, покрупнее того, что набросился на него в драгсторе.

Необычен был уже сам факт прогуливавшихся страшилищ. Но ещё более странным ему показалось то, что никто на улице, вроде бы, и не замечал этого. Чем или кем бы они не являлись, их воспринимали… как совершенно естественное явление. И здесь они не казались чем-то из ряда вон выходящим.

ЗДЕСЬ?

Но где тогда, позвольте узнать, находится это ЗДЕСЬ?

И что это за безумный мир, где принято самым натуральным образом общаться с представителями какой-то космической расы, на вид более безобразной и отталкивающей, чем все те поделки, которыми пестрели журналы фантастики?

Что это за свихнувшаяся вселенная, где вам за жалкую монету в двадцать пять центов с радостью вручают двести долларов, а когда вы щедро даете чаевые в полтора, вас немедленно стараются укакошить? И в то же самое время на этих кредитках — банковских билетах — чин-чинарем красуется портрет Джорджа Вашингтона, и проставлены нормальные даты. И в дополнение ко всему тут спокойно продаются журналы, которые лишь в самых незначительных деталях отличаются от милых его сердце… «Необыкновенных приключений», не говоря уж об «Она и Он»?

Что это, черт подери, за мир, где сталкиваешься со стареньким «фордом» из фильмов Гарольда Ллойда[5] и… с межпланетными путешествиями.

Поскольку они-то уж здесь точно в чести. Эти пурпурные создания отнюдь не земного происхождения… если, конечно, допускать, что в данный момент он все ещё пребывает на Земле. Достаточно вспомнить, как он спросил у этого коротышки из драгстора, сегодня ли вечером ожидается лунная ракета, а тот недоуменно бросил в ответ: «Но она прибывает по графику каждый вечер».

А потом… чего это хозяйчик заведения кричал монстру, устремившемуся к нему: «Шпион! Арктурианин»! Но это же полный бред. Арктур — звезда, отстоящая от Земли на многие световые годы пути. Можно ещё как-то смириться с тем, что цивилизация, использующая столь ветхие «форды» каким-то чудом достигла Луны, но Арктура, нет уж, извините. Может, он просто плохо расслышал?

Да, этот недомерок ведь ещё назвал это чудовище «Селенитом»? Это что: имя собственное этой космической гориллы или так называли всех жителей Луны?

«Она прибывает ежевечерне, как раз в эт о время, — утверждал типчик из драгстора. — И посетители появятся здесь с минуты на минуту».

Ничего что клиенты — огненно-красные да ещё под два метра десять?

Кейт внезапно почувствовал, как ноет раненое плечо, а что-то теплое и липкое стекает у него по руке. Опустив глаза, он с ужасом увидел, что рукав его спортивной куртки набух от крови, которая в тени выглядела скорее черной патокой, нежели красной струйкой. А пуля проделала в одежде весьма шикарную дыру.

Он срочно нуждался в перевязке, требовалось немедленно остановить кровь.

Почему бы н, е податься на поиски местного полицейского сержанта (впрочем, водятся ли они ЗДЕСЬ?) И должен ли он сдаться, рассказать всю правду о том, что с ним приключилось?

Но в чем заключалась правда?

Разве мог он взять и заявить им всем: «Послушайте, вы ошибаетесь. Мы на%ходимся в Соединенных штатах, на Земле, его родине Гринтаун, штат Нью-Йорк, а на дворе сейчас июнь 1954 г. Никаких межпланетных путешествий не существует, за исключением разве того, что пытаются предпринять сегодня вечером, запустив ракету на Луну. А денежная единица — доллар, а вовсе никакая-то там кредитка, пусть даже подписанная Фредом М. Винсоном и украшенная портретом Вашингтона… а эти прошвыривающиеся по улицам красные уродцы просто не могут существовать, а вообще-то есть один тип по фамилии Л.А. Борден — вам, вероятно, сподручнее разыскать его, чем мне — и уж он-то вполне определенно может разъяснить вам, кем я являюсь на самом деле. Во всяком случае, я на это надеюсь».

Ясное дело, что так поступить он не мог. Судя по всему, что ему довелось увидеть и услышать, ЗДЕСЬ лишь одно лицо поверило бы в его историю. И этого человека звали бы Кейт Уинтон, однако сразу же после подобной байки его упрятали бы в ближайшую палату для умалишенных.

Нет, он никак не мог обратиться к властям с пересказом своих злоключений, которые покажутся им просто горячечным бредом. Во всяком случае, это исключено в данный момент. До того, как он, хотя бы немного, сориентируется в обстановке и составит себе более четкое представление о том необычном мире, куда забросила его судьба.

Тем временем, вдалеке завыли сирены. Их улюлюканье неуклонно приближалась.

Если эти сирены ЗДЕСЬ означали то же самое, что и в родной его вселенной, то из всего этого следовало, что полицейские машины сели ему на хвост.

Одного расплывшегося на рукаве кровавого пятна оказалось вполне достаточно, чтобы он решил не вылезать сейчас в места большого скопления людей. По этому Кейт решительно пересек улочку, быстро повернул в другую и, все время придерживаясь тени, стал настойчиво удаляться от центра.

На перекресток выполз, громогласно завывая сиреной, полицейский кар. Кейт буквально вдавился в подвернувшийся крытый вход, погруженный в полутень.

Полицейский автомобиль проскочил мимо.

Не его ли они искали? Откуда ему было знать? Уж лучше не рисковать. Итак, главная в этот момент задача — найти где-нибудь убежище, ибо он не мог и далее таскаться по улицам в окровавленной одежде, да к тому же ещё разорванной со спины, там, где его прихватил монстр.

Его взгляд упал на вывеску: «Сдаются комнаты».

Не опасно ли это? Но с локтя продолжала, сочась, стекать кровь, что и подтолкнуло его к принятию решения.

Кругом — ни души! Он быстро пересек улицу. Объявление висело на здании, где явно размещались меблирашки третьеразрядного отеля. Построено оно было из красного кирпича, вход — непосредственно с улицы. Кейт вгляделся в сумеречный холл за стеклянными дверьми.

В этом крошечном зальчике никого сейчас не было. На стойке стоял колокольчик и небольшая карточка с надписью: «Просьба ко вновь прибывшим звонить».

Кейт, затаив дыхание, приоткрыл дверь в вестибюль и так же осторожно притворит её за собой. Затем на цыпочках он подобрался к стойке и вгляделся в висячую доску с ячейками, в которые были рассованы почтовые поступления; в некоторых лежали ключи.

Кейт ещё раз огляделся, перегнулся через барьер и вытащил ключ из ближайшего отделения; на нем был выгравирован номер комнаты — 201.

Кажется, ему удалось остаться незамеченным.

Он, по-прежнему ступая на цыпочках, стал подниматься по лестнице. Ее ступеньки были покрыты ковром и, к счастью, не скрипели. Удачным оказался и выбор номера, поскольку 201-й находился как раз напротив марша.

Войдя в комнату, он тут же запер дверь на ключ и зажег свет. Если постоялец этого 201-го не вернется в течение ближайшего получаса, то его шансы выпутаться из этой передряги существенно возрастут.

Он снял куртку и рубашку, осмотрел рану. На первый взгляд — ничего страшного, лишь бы не загноилась. Пуля прочертила довольно глубокий след, но кровотечение, кажется, заметно уменьшалось.

Кейт быстро просмотрел ящики комода, убедившись, что у съемщика 201-го имелись свободные рубашки. Ему повезло, что они не совпали с его размерами всего на полномера. Кейт разорвал на полосы свою испачканную сорочку, и, использовав её в качестве перевязочного материала, потуже затянул раненую руку, чтобы приостановить кровотечение.

Затем он позаимствовал у своего неведомого благодетеля рубашку голубого цвета — его прежняя была белой, — а также галстук.

В платяном шкафу висели три костюма. Для контраста со своей бежевой, да ещё разорванной и вымазанной в крови курткой он отобрал темно-серый костюм. Взгляд упал на валявшуюся там же панаму. Поначалу он счел, что та чересчур велика, но, натолкав туда по внутреннему ободку немного бумаги, Кейту удалось довольно удобно напялить её на голову. Таким образом он полностью сменил внешний облик, обрел шляпу, которой до этого у него вообще не было. Отныне даже этот недомерок из драгстора не признает Кейта, встреть он его случайно на улице. А полиция вообще нацелена на поиски человека в бежевой разорванной куртке. Этот гаденыш из драгстора, конечно, не преминул доложить, что им удалось порвать ему одежду.

Кейт быстренько прикинул, сколько могут стоить позаимствованные им вещи, и оставил на письменном столе билет в 500 кредиток. Пятьдесят долларов, рассудил он, более, чем достаточно, поскольку основной изъятый им предмет — костюм — был далеко не новенький да и сшит не из лучшего материала.

Скатав свое бывшее одеяние, Кейт для верности завернул его в одну из газет, найденных в шкафу. Его так и подмывало хотя бы одним глазком пробежать прессу, сколь бы устаревшей она ни оказалась, но он удержался от этого шага, поскольку прекрасно понимал, что наипервейшее для него сейчас дело — выскочить отсюда и где-нибудь укрыться, не дай бог, заявится с минуты на минуту постоялец!

Приоткрыв дверь, он прислушался. Внизу — все будто вымерло. Кейт так же осторожно, как до этого поднимался, спустился теперь вниз.

В холле он заколебался, а не стоит ли ему позвонить сейчас в колокольчик, вызвать портье и преспокойно зарезервировать себе в отеле номер. Но в конце концов он решил не делать этого. Ведь служащий сразу же обратит внимание на его темно-серый костюм, панаму и пакет под мышкой; а если позже вернувшийся постоялец обнаружит пропажу и заявит о ней, то он, возможно, вспомнит об этом.

Кейт вышел на улицу. Теперь — освободиться от пакета, и тогда на какое-то время он будет чувствовать себя в относительной безопасности. Во всяком случае до тех пор, пока с кем-нибудь не заговорит. Ему крайне необходимо получше разобраться в обстановке, иначе возможность совершить большую глупость, допустить ошибку — слишком велика. Если уж факт попытки дать чаевые в виде полудоллара 1943 г. выпуска оказался достаточным, чтобы его чуть не пристрелили как шпиона — да не простого, а как выражался хозяин драгстора — АРКТУРИАНСКОГО?! — то в какого рода ловушки мог завести его самый что ни на есть банальный разговор? О, как рад Кейт был сейчас тому простому обстоятельству, что не проронил ни слова в адрес водителя, доставившего его в стареньком «форде» в Гринтаун; в противном случае он наверняка в тот или иной момент сморозил бы что-нибудь несусветное в глазах фермера.

Кейт неспешно направился в сторону главной улицы, стараясь держаться солидно и уверенно, хотя ни того, ни другого далеко не испытывал. Где-то на перекрестке ему удалось избавиться от пакета, засунув его в удачно подвернувшуюся по пути урну.

Так, а теперь куда бы залечь на ночь? Чтобы это убежище стало не только его берлогой, но и местом, где он смог бы в свое удовольствие изучить те два журнала, что торчали у него сейчас из кармана. При внимательно осмотре он, возможно, смог бы найти там достаточно ценные для себя сведения.

Выйдя на центральную улицу, Кейт поспешил повернуться спиной к злополучному драгстору, едва не стоившему ему жизни. Он прошел мимо магазина, торговавшего рубашками, затем — спортивными принадлежностями, проскочил мимо кинотеатра, где шел фильм, виденный им в Нью-Йорке пару месяцев тому назад. Все было спокойно, выглядело вполне естественно.

Он даже в какое-то мгновение расслабился, подумав, а может, и в самом ли деле все кругом нормально, и только ему всюду видятся несуразности? Почему сходу отвергать возможность того, что владелец драгстора был просто-напросто свихнувшимся типом, и что, вероятно, существуют какие-то вполне разумные объяснения всему тому, что он наблюдал, включая и алых мохнатых монстров?

В разгар этих охвативших его умиротворяющих мыслей Кейт нечаянно взглянул на киоск с вывешенными там газетами Гринтауна и Нью-Йорка. Все выглядело вроде бы вполне знакомо, если бы не бросившийся в глаза заголовок:

«АРКТУРИАНЕ АТАКУЮТ МАРС И ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖАЮТ КАПИ. ЗЕМНЫЕ ПОСЕЛЕНЦЫ ЗАХВАЧЕНЫ ВРАСПЛОХ. ДОПЕЛЛЬ КЛЯНЕТСЯ ОТОМСТИТЬ ЗА НИХ».

Он подошел поближе, чтобы посмотреть на дату. Да, это был сегодняшний номер «Нью-Йорк Таймс», типографские особенности которого ему были так же хорошо знакомы, как и линии собственной руки.

Кейт взял экземпляр, лежавший сверху в стопке, протянув торговцу билет в сто кредиток; тот сдал ему сдачу в девяносто девять банкнот, служивших разменной монетой и идентичных тем, что имелись у него, суть ли не до номерного знака включительно. Сунув газету в карман, он крупными шагами отошел от киоска.

Миновав несколько зданий, Кейт натолкнулся на отель. Войдя в гостиницу, он заполнил карточку на свое подлинное имя с указанием адреса. Правда сделал он это после нескольких секунд колебаний, когда изображал, что стряхивает что-то якобы засорившее перо.

Посыльного-грума на этаже не полагалось. посему служащий за конторкой протянул ему ключ, объяснив, что его комната в конце коридора на втором этаже.

Спустя пару минут он уже запирал дверь за собой и с глубоким вздохом облегчения плюхнулся на кровать. Наконец-то впервые после досадной стычки в драгсторе он чувствовал себя действительно в безопасности.

Кейт выудил из карманов журналы, а также газету и разложил их перед собой. Но сначала он поднялся и аккуратно повесил на вешалку шляпу и костюм. В этот момент он и заметил рядом со шкафом две кнопки и затянутое материей отверстие сантиметров пятнадцать в диаметре — несомненно, динамик радиоточки, вмонтированный в стену.

Естественно, Кейт первым делом повернул кнопку, служившую, судя по виду, реостатом. Тотчас же из динамика донеслось нечто вроде бормотания. Продолжая настройку, он в конце концов добился достаточно отчетливого звучания станции и отрегулировал громкость. Передавали отличный джаз — чуть ли не Бенни Гудмана,[6] хотя мелодия кейту была незнакома.

Вернувшись к кровати, он снял ботинки, подложил под спину подушки и устроился в удобной для чтения позе. Для начала он решил разобраться со своим журналом «Необыкновенные приключения». Он вновь, и со все возраставшим удивлением всматривался в эту обложку, столь похожую на ту, что он утвердил, и одновременно так разительно от неё отличавшуюся.

Он все ещё раздумчиво изучал её, когда, движимый неожиданным порывом, открыл журнал на странице, где помещалось оглавление. Он поискал глазами блок, набранный мелкими буквами в самом низу: «Напечатано в издательстве Бордена. Генеральный управляющий: Л.А. Борден. Главный редактор: Кейт Уинтон…»

Он облегченно вздохнул. Значит, у него было свое место в этом мире, независимо от того, что тот из себя представлял. Он занимал в этой вселенной вполне определенное положение. И мистер Борден был тут как тут, хотя оставался открытым вопрос о том, что сталось с его загородным поместьем, буквально испарившимся на глазах незадолго до семи часов вечера?

Тут же возникла и другая мысль, и он судорожно схватил дамский журнал и начал в спешке листать его, чуть не порвав, стараясь побыстрее добраться до оглавления. Уф, и там старшим редактором числилась Бетти Хэдли. Но Кейт отметил одну любопытную деталь: журнал публиковался под «копирайтом» издательства Борден. На самом же деле, этот, июльский, номер, должен был бы выйти ещё в типографии Уэли, поскольку Борден наложил лапу на «Она и Он» всего несколько дней тому назад, когда очередной номер уже был сверстан и сдан в печать. Более того, и августовский журнал выйдет на тех же условиях. Но это, в конце концов, была слишком незначительная деталь, чтобы чересчур долго размышлять над ней.

Каким бы бесшабашным безумный ни был тот универсум, где Кейт так неожиданно очутился, главное сейчас для него было узнать, что Бетти Хэдли также встроена в этот мир.

Он ещё раз вздохнул, не скрывая своего облегчения. Раз Бетти Хэдли здесь, то все это не так уж и ужасно, пусть даже и шастают тут эти алые монстры, заявившиеся прямиком с Луны. А раз Кейт Уинтон и тут значился главным редактором своего фантастического журнала «Необыкновенные приключения», то, значит, он занимал вполне определенное положение в обществе, имел солидный заработок, а уж чем его выплачивали — кредитками вместо долларов! — ему, Кейту, было в высшей степени наплевать.

По радио внезапно прекратили транслировать музыку. Раздался суровый голос:

«— Внимание, прослушайте специальное информационное сообщение» речь идет о втором предупреждении жителям Гринтауна и окрестностей. Шпион-арктурианец, появление которого было обнаружено с полчаса назад, ещё не пойман. Вокзалы, дороги, астропорты поставлены под самый жесткий контроль, все пассажиры подвергаются строгому досмотру. просьба ко всем гражданам рассматривать себя в состоянии полной боевой тревоги.

Из дома выходить только при оружии. Могут случиться ошибки и даже наверняка это произойдет, но мы вновь напоминаем, что пусть лучше погибнет сотня ни в чем не повинных людей, чем удерет шпион, который может принести гибель многим миллионам землян.

Поэтому стреляйте с ходу и на поражение — при возникновении малейших подозрений!

Повторяем приметы…»

У Кейта перехватило дыхание. Он напряженно вслушивался:

«— Рост примерно метр семьдесят пять см, весит порядка 80 кг, одет в бежевую куртку, белую с открытым воротничком спортивного типа рубашку, без шляпы. Глаза темные, волосы слегка вьются, брюнет, на вид — лет тридцать…»

Кейт несколько успокоился: пока никто ещё не обнаружил, что он сменил одежду. Не говорили и о ране. Следовательно, этот плут из драгстора не знал, что одна из его пуль попала в цель.

В принципе переданные приметы довольно точно характеризовали его, но это не так уж было и опасно, до тех пор пока им не удастся выяснить, что он изменил внешний вид и что у него перевязана раненая рука.

Опасность, понятно, возрастет в тот же миг, как только постоялец номера, которого он обчистил, вернется к себе, обнаружит и передаст властям описание костюма из серой фланели и панамы. И никакие пятьсот кредиток, что он ему оставил, не помогут, если он слышал объявление по радио. Ох, как сожалел теперь Кейт об этих деньгах; ведь обычный вор привлекает к себе меньше внимания, чем грабитель-джентльмен, который великодушно компенсирует жертве понесенные ею расходы. Он клял себя за то, что, наоборот, не симулировал полный кавардак в номере, не разбросал там все по углам и не утащил с собой ещё какие-нибудь вещи. Например, он мог бы спокойно запихнуть в чемодан, находившийся в шкафу, все три костюма. Вот тогда полиция поломала бы голову, решая, в каком из них он сейчас прохаживается.

А теперь, отталкиваясь от этой нелепой кражи, власти мигом состряпают новый, на сей раз вполне точный его внешний портрет.

И в какое все же осиное гнездо он угодил? Надо же: стреляйте на поражение и с ходу! А он-то ещё хотел пойти сдаваться полиции!

Эта установка палить по нему при малейшем подозрении означала, что отныне исключался всякий контакт Кейта с властями. Он оказался в таком опасном положении, что не смог бы даже дать никаких разъяснений… если даже предположить, что он знал КАКИМ ОБРАЗОМ изложить всю свою историю. И все же несмотря на все выставленные на дорогах и вокзалах посты перехвата ему требовалось как можно быстрее добраться до Нью-Йорка. Но что стало с этим городом? Будет ли это тот Нью-Йорк, который он оставил позавчера или же — нечто ни на что непохожее?

Он стал задыхаться в своем номере. Подошел к окну, распахнул его, рассеянно взглянул на городское движение. Вполне нормальная улица, по которой прогуливаются с вполне безобидным видом обыкновенные люди. Но вдруг в поле зрения попали три алых монстра, выходивших — опять под ручку — из кинотеатра, что располагался напротив его гостиницы. И, главное, никому до них никакого не было дела.

Он вдруг в панике отшатнулся от окна, поскольку одно из этих пурпурных созданий вполне могло оказаться тем, кто видел его в драгсторе. Разве он мог поручиться в обратном? Для него все они были на одно лицо, но если они уже имели опыт взаимоотношений с людьми — а, похоже, так оно и было — тот, кто хоть раз его заметил, несомненно тут же признает его снова.

При виде этих монстров его поразила дрожь и молнией проскочила мысль: а не поехала ли у него крыша? Тогда это была бы самая необыкновенная из когда-либо существовавших форма сумасшествия, а ведь он в свое время защитил в университете специальный курс по психопатологии.

Ну а если он рехнулся, то что было иллюзией: тот мир, в котором он пребывал сейчас, или тот, который остался у него в воспоминаниях?

Неужели его разум оказался в состоянии создать целый комплекс ложных воспоминаний о вселенной, где никаких межпланетных путешествий не существовало, что отродясь не слышали ни о каких огненно-красных страшилах, появившихся на Земле с Луны, где обращались доллары, а не кредитки, куда не казали носа шпионы-арктуриане, а о колониях землян на Марсе никто и не слыхивал?

Могло ли такое быть… что мир, в котором он прожил всю свою жизнь, который был ему близок и понятен, все эти воспоминания — не что иное, как порождение его разума?

Хорошо, но тогда если реален этот мир, а все, что он помнил до семи вечера, — суть ложные, где же его место в этой системе? Может, он и взаправду шпион-арктурианин? Это было ничуть не более невероятно, чем любое другое допущение.

Неожиданно в коридоре раздались шаги нескольких человек. Тяжело топая, люди остановились прямо под его дверь. Резко и повелительно постучали:

— Откройте! Полиция!

Глава IV Обезумевший Манхэттен

Кейт задержал дыхание, мысли беспорядочно заметались. По радио только что передали, что полиция проводит повальные обыски по домам, так что её визит в отель объяснялся чрезвычайно просто. А поскольку он скорее всего был в числе последних, кто снял номер, начали с него. Иными словами, основанием для их подозрений служил лишь поздний час его прибытия в гостиницу, не более того.

Но не было ли при нем самом чего-либо такого, что выдало ьы его в случае обыска? Ну конечно же деньги! Не те кредитки, что всучил ему хозяин драгстора, а монеты и доллары.

Он поспешно выгреб из кармана всю мелочь — один двадцатипятицентовик, два — по десять и несколько — по пять. Из бумажника извлек банкноты — три по десять и несколько однодолларовых бумажек.

В дверь постучали вновь, на сей раз с большей настойчивостью.

Кейт поспешно завернул монеты в банковские билеты, сложил все это тугим пакетиком и спрятал подальше с глаз за бортиком оконного карниза.

Затем пошел открывать.

На пороге выросли три молодца, двое в полицейской форме. Последние настороженно держали его на прицеле приклеившихся к рукам револьверов. Третий, одетый в серый выходной костюм, произнес:

— Извините, мистер. Это всего-навсего проверка. Вы, надеюсь, слышали переданные по радио сообщения?

— Естественно, — откликнулся Кейт. — Входите.

Впрочем, его приглашение явно запоздало. Все трое уже были в номере, готовые к любым неожиданностям. Стволы револьверов тупо глядели, не дрогнув ни на миллиметр, прямо ему в грудь. Холодный, недоверчивый взгляд в сером не сходил с лица Кейта.

Но разговаривал он намеренно учтиво.

— Ваша фамилия, пожалуйста?

— Кейт Уинтон.

— Профессия?

— Журналист. Главный редактор «Необыкновенных приключений». — И Кейт указал на валявшийся на постели журнал.

Дуло одного из наставленных на него оружий несколько опустилось. Лицо державшего его полицейского расплылось в широкой улыбке.

— Вот это да! — воскликнул он. — Так вы, наверное, тот самый тип, кто занимается отделом «Почта астронавтов»? Вы и есть «дежурный астронавт»?

Кейт утвердительно кивнул.

— В таком случае, — продолжал полицейский, — вы, должно быть, помните мою фамилию — Джон Гэретт. Я четыре раза писал вам, а два моих письма были напечатаны.

Он быстро перекинул револьвер в другую руку — не снимая Кейта с мушки — и протянул правую для приветствия.

Кейт пожал его пятерню.

— Ну как же, как же, — поспешил он, — это ведь вы постоянно требуете от нас включать цветные иллюстрации вовнутрь журнала, даже если для этого потребуется повысить розничную цену норма на один… — он вовремя поправился, — на одну кредитку.

Улыбка полицейского, казалось, стала ещё шире, и он опустил оружие книзу.

— Ясное дело, что это я. Ведь я один из самых горячих почитателей вашего журнала с…

— Эй, сержант, не забывайте о револьвере! — жестко бросил человек в сером. — Будьте осторожнее.

Оружие тотчас же опять взметнулось на уровень груди Кейта, но улыбки у сержанта от этого не убавилось.

— Этот тип говорит правду, босс, — авторитетно заверил он. — Иначе откуда бы ему знать о содержании моих писем?

— Они ведь были опубликованы? — ехидно переспросил инспектор.

— Хм… да, но…

— У арктуриан превосходная память. Если он готовился выступить на Земле в роли журналиста, то уж, поверьте, тщательно изучил все появившиеся номера журнала, за руководителя которого он собирался себя выдавать.

Сержант побагровел.

— И то верно, — пробормотал он, — может, оно и впрямь так, но… — Он сдвинул фуражку на затылок и почесал лоб.

Инспектор тем временем прикрыв дверь, плотно вжался в нее, его глазки перебегали с Кейта на сержанта.

— Но в принципе идея неплоха, — продолжал он. — Поэтому можно проверить мистера Уинтона, поговорив с ним о вашем письме, которое ещё не было опубликовано. Это возможно?

Служивый, похоже, подрастерялся, но Кейт подхватил:

— Сержант, а вы помните ваше самое последнее письмо? Вы его отправили, думаю, с месяц назад.

— Вроде бы. Вы имеете в виду то самое, где…

— Минуточку, — прервал его Кейт. — позвольте уж мне напомнить его содержание. Вы тогда писали, что ведь как-то умудряются успешно продавать альбомы цветных комиксов дешевле журналов по фантастике, и вы не понимаете в таком случае, почему бы и нам не пойти по этому пути, не увеличивая продажной цены.

И опять ствол револьвера опустился.

— Босс, это — все так! Именно об этом я и писал, причем это нигде не было напечатано. Значит, тип не врет, иначе откуда бы ему все это знать? Разве что… — Он покосился в сторону лежавшего на кровати номера. — Может, оно напечатано в последнем номере? Он только сегодня появился в продаже, и я его ещё не видел.

— Верно, — ничуть не смутился Кейт. — Но вашего опуса там нет. Можете убедиться сами.

Сержант вопросительно взглянул на начальника, который скупо кивнул в знак согласия. Обойдя за спиной Кейта, Гэретт взял журнал и полистал его до рубрики «Почта астронавтов», которую пробежал глазами, ухитряясь в то же время не упускать Кейта из виду.

Человек в сером усмехнулся, вытащил из кобуры тупорылый револьвер и бросил ему:

— Ладно, сержант, положите свое оружие, Берт и я понаблюдаем за ним.

— Спасибо, шеф, — гаркнул сержант Гэретт. Двумя освободившимися руками он справлялся с журналом явно проворнее. Просматривая нужный раздел, он комментировал:

— Вы знаете, мистер Уинтон, я по-прежнему выступаю за цветные иллюстрации внутри. Вы только выиграете от этого.

— Мне бы очень хотелось позволить редакции эту роскошь, сержант. Но нам и так достаточно дорого обходятся наши художники.

— Они чертовски талантливы у вас, — продолжал сержант. — Рисунок на обложке — это ведь одна из этих тварей с третьей планеты Арктура?

— Если я достаточно хорошо припоминаю сам рассказ, — непроизвольно вырвалось у Кейта, — то это — житель Венеры.

Сержант густо расхохотался, как если бы Кейт отмочил отменную шутку. Кейт невольно подумал, какую именно, но уверенно улыбнулся. Гэретт продолжал пробегать глазами почту читателей.

Минуту спустя он отвлекся от своего занятия.

— Эй, мистер Уинтон, тут мне попалось письмо одного типа из Провэнстауна, который не жалует писания Бергмана? Не стоит обращать внимания на таких глупых, как пробка, любителей. Ясно, что Бергман — ваш лучший автор, за исключением, возможно…

— Сержант! — окрикнул его холодно инспектор. — Мы ведь здесь не ради того, чтобы выслушивать ваше мнение о тех или иных авторах. Извольте просто взглянуть на подписи под каждым из писем, чтобы убедиться, что вашего там нет. И не тяните резину на целый вечер.

Сержант опять побагровел и зашелестел страницами.

— Нет, — наконец выдавил он. — Его и впрямь не опубликовали.

Человек в сером кисло улыбнулся Кейту:

— Ну что же, вы выдержали испытание, мистер Уинтон. И все же для очистки совести соблаговолите показать ваши документы.

Кейт с готовностью потянулся было за бумажником, но инспектор упредил его.

— Подождите. С вашего позволения…

Не ожидая оного от Кейта, он зашел сзади и быстро прощупал его карманы. Не нашел там ничего для себя интересного, кроме портмоне. Его он взять не преминул, быстро ознакомился с содержимым, затем вернул Кейту.

— Отлично, мистер Уинтон, — протянул он. — Кажется, все в порядке, но…

Он шагнул к шкафу, открыл его и посмотрел во внутрь. Затем выдвинул ящики комода, не забыл бросить взгляд под кровать и в разные укромные уголки номера.

В голосе вновь проскользнула нотка недоверчивости:

— А что это у вас нет багажа, мистер Уинтон? Неужели даже зубную щетку не прихватили с собой?

— Представьте себе, — нашелся Кейт. — Я просто не думал, что придется задержаться на ночь в Гринтауне. Но дела задержали меня здесь дольше, чем я предполагал.

Человек в сером, похоже, исчерпал свои возможности вынюхивать ненормальное.

— Ну что ж, — промямлил он, — извините за беспокойство, мистер. Но мы обязаны проявлять высочайшую бдительность, нельзя допускать ни малейшего риска, а вы только-только прибыли в отель. Вам повезло, что наткнулись на сержанта Гэретта, который сумел удостоверить вашу личность, в противном случае пришлось бы все перепроверить и, уверяю вас, на это нам понадобилось бы времени куда побольше. Но раз все ясно…

Он сделал знак второму полицейскому, который также спрятал в кобуру оружие.

— Пустяки, мистер инспектор, — откликнулся Кейт. — Я отлично понимаю, что вы не могли позволить себе ни малейшего риска.

— Именно. Особенно, когда где-то поблизости обретается шпион-арктурианин. Но ему все равно не вырваться из кольца Гринтауна. Мы установили вокруг города плотнейший полицейский заслон, через который и комару не проскочить. И будем сохранять его до тех пор, пока не накроем этого арка.

— Вы полагает, что у меня возникнут трудности с возвращением в Нью-Йорк? — забеспокоился Кейт.

— Очевидно… на всех вокзалах установлен строжайший режим проверки. Думаю, однако, что вам удастся убедить их пропустить вас. — Он усмехнулся. — Особенно, если опять попадется в оцеплении кто-нибудь из читателей вашего журнала.

— Ну, теперь это уж маловероятно, инспектор. Знаете, я рассчитывал выехать завтра утром. Но в сущности сложившееся я положение грозит задержать мое возвращение настолько, что я, пожалуй, изменю свое решение и выеду сегодня вечером. Решив здесь заночевать, я исходил из того, что сильно притомился, но сейчас чувствую себя снова в хорошей форме. Вы не подскажете, каким бы примерно поездом я мог вернуться уже сегодня в Нью-Йорке?

— Лучше всего вам подошел бы экспресс в девять часов тридцать минут, ответил полицейский, взглянув на часы. — Успеть-то на него вы успеете, но вот пройти контроль на установление личности едва ли. Так что, без сомнения, опоздаете, а следующий поезд будет только в шесть утра.

Кейт принял озабоченный вид.

— И все же мне желательно уехать в девять тридцать. Послушайте, инспектор, а вы не могли бы оказать услугу, позвонив коллеге, ответственному за фильтрацию пассажиров на вокзале, поручившись за меня? В этом случае они не станут чересчур долго меня мытарить, и я, вполне возможно, успею покинуть город? Или эе это чрезмерные с моей стороны претензии, граничащие с наглостью?

— Да нет, что вы, мистер Уинтон. Знаете что, давайте-ка я позвоню прямо отсюда.

Через десять минут такси уже мчало Кейта на вокзал, а полчаса спустя он комфортабельно устроился в почти пустом поезде, следовавшем до Нью-Йорка.

И только тогда он облегченно вздохнул — пока что, кажется, пронесло. А в гигантском Нью-Йорке он не сомневался, что окажется в полной безопасности. Ведь главное было — прорвать здешний полицейский кордон. Он осмелел настолько, что, естественно, после ухода проверявшей бригады достал с подоконника спрятанный там ранее комочек с деньгами. Ведь теперь, после соответствующего звонка блюстителя порядка он мог с полным основанием предполагать, что на вокзале ограничатся простой установкой его личности и подвергать новому обыску не станут. а расставаться с этими банкнотами и монетами, так и не узнав, в чем тут дело, ему просто претило. Понятно, что в принципе сама затея носить эту сумму при себе была небезопасна, но раз хозяин драгстора отвалил ему за двадцатипятицентовик кредиток на сумму, эквивалентную двумстам долларам, то остальные дензнаки, не исключено, стоили на местном рынке и того поболее. Разве этот недомерок не признал сам, что монетка в двадцать пять центов котировалась гораздо дороже, чем та цена, что он смог ему предложить?

Да, но что за история приключилась с полудолларом… «Хватит! одернул себя Кейт. — Зачем ломать голову? Не лучше ли подождать, пока на прояснится общая обстановка, а затем уж принять самые драконовые меры безопасности?»

После оплата счета в гостинице и железнодорожного билета у него оставалось в наличии ещё кругленькая сумма в кредитках, равноценная ста сорока долларам. Это позволит ему какое-то время продержаться на плаву. И даже достаточно долго, если он не будет транжирить. А пока что небольшой пакетик из завернутых в доллары монет покоился в пиджачном кармане, где он обычно держал зажигалку. Он все уложил очень тщательно, чтобы, не дай Бог, не звякнул металл или по рассеянности он не вынул бы не ту валюту.

Конечно, безопаснее было бы вообще освободиться от этих превратившихся вдруг в смертельную угрозу денег. Но у Кейта пересилило соображение более весомое, чем просто их покупательная стоимость. Ведь они, по существу, стали для него единственной тонкой ниточкой, на которой ещё держалась надежда, что он не спятил окончательно и бесповоротно. Если допустимо, что его воспоминания — ничто иное, как плод его соображения — то они-то, эти монетки и банкноты, были чем-то сугубо материальным, их можно было пощупать. Они служили в определенной мере доказательством того, что в какой-то, хотя бы частичной доле, его воспоминания отнюдь не являлись бесплотным вымыслом. И в этом ключе плотный комочек в пиджачном кармане как-то успокаивал.

По мере того, как поезд втягивался в сельскую местность, городские огни Гринтауна стали понемногу исчезать.

Ну что же, пока ему удалось все же спастись. И у него в распоряжении оказались два добрых часа, чтобы без гонки, степенно просмотреть оба журнала и газету.

Начал он с последней, сразу же обратив внимание на броский заголовок: «Арктуриане дерзко атакуют Марс и полностью уничтожают Капи».

Это была главная новость дня. Кейт внимательно прочитал статью. Судя по всему, Капи была четвертой из семи освоенных землянами колоний на Марсе. Разбитая в 1939 г., она была самой малочисленной из всех — что-то около восьмисот сорока жителей. Полагали, что все они погибли вместе с примерно ста пятьюдесятью рабочими-марсианами.

Так, подумалось сразу же Кейту, значит, существуют ещё и марсиане, отличавшиеся от эмигрантов с Земли. Интересно, как они выглядят, эти местные жители? Статья, лаконичная, словно коммюнике военного командования, ясное дело, ничего на этот счет не сообщала. В таком случае, не исключено, что возглас «Селенит!», обращенный к алому чудовищу, был именем собственным, а сами пурпурные монстры — марсианами, а не жителями Луны?

Но на него тут же нахлынули другие темы рассуждений, куда более срочные и важные. Он продолжал изучать газету.

Какому-то одиночке-звездолету арктуриан удалось, неведомо как, просочиться сквозь межпланетарную оборонительную систему и выпустить свою смертоносную торпеду до того, как истребители Допелля обнаружили его. Она, натурально, тотчас же атаковали наглеца, и хотя арктурианин все же сумел взять курс на ближайшую галактику, земляне «достали» его и доблестно ликвидировали.

«Нью-Йорк Таймс» сообщал, что начались лихорадочные приготовления к репрессиям. Но военные, понятное дело, хранили упорное молчание в отношении деталей предполагавшегося рейда.

Читая газету, Кейт натолкнулся на множество фамилий и жизненных деталей, которые абсолютно ничего ему не говорили. Но ещё более странным оказалось то, что иногда в совершенно необычном контексте всплывала вроде бы знакомая ему фамилия» например, в качестве командующего венерианским театром военных действий упоминался генерал Дуайт Д. Эйзенхауер.

В конце статьи делался недвусмысленный намек на необходимость существенного усиления мер обороны в наиболее уязвимых городах, но Кейту Уинтону все это показалось сплошной тарабарщиной. Так, в частности, говорилось о важности «тотального отуманивания» и довольно часто зловеще упоминались «ренегаты» и «ночевики».

Кейт проштудировал номер буквально от первой до последней строчки, вплоть до имени заведующего дирекцией. Он с пристрастием изучил все заголовки, все, что показалось ему достойным внимания или необходимым. У него создалось впечатление, что в бытовых мелочах и практически во всем образе жизни расхождений с его миром по существу не было.

В хронике светской жизни попадались немало знакомых, вызывавших какие-то ассоциации, имен, и он, очевидно, разобрался бы в этой тематике поглубже, если бы раньше почаще заглядывал в эту рубрику. В чемпионате по бейсболу в южной подгруппе лидировал Сан Льюис, а в северной — Нью-Йорк. Так было и в родной ему вселенной, хотя Кейт и не смог точно припомнить, с таким ли же счетом заканчивались там матчи. Реклама назойливо предлагала те же марки товаров с той лишь разницей, что цены последних указывались не в долларах, а в кредитках. Чего в ней не было, так это расхваливаний достоинств звездолетов и воспевания игровых наборов для детей под названием «Просветимся в атомных делах».

Большое внимание Кейт уделял мелким объявлениям. Положение ра рынке жилья, похоже, было получше, чем в его мире, и объяснение этому, видимо, следовало искать в том, что кое-какие комнаты и дома сдавались по причине отлета на Марс. В разделе «Продажа собак» фигурировали «колли с Венеры» и «лунная такса»…

Чуть за полночь поезд медленно подкатил к перронам Центрального вокзала. Кейт свернул газету, дав себе слово ещё раз вернуться к её детальному изучению. Чтение «Нью-Йорк Таймс» увлекло его до такой степени, что ознакомиться с журналами у него просто не хватило времени.

По мере того, как поезд неспешно втягивался в вокзал, Кейта стало охватывать чувство чего-то необычного, отличающегося от обыденности.

Понять, в чем дело, ему никак не удавалось, хотя ощущением странности был буквально пропитан весь воздух. Речь явно не шла о каком-то затемнении — наоборот, света вроде бы было даже поболее, чем обычно.

Бросилось в глаза и то, что поезд был заполнен пассажирами самое большее на четверть. Выходя из вагона, Кейт обратил также внимание и на то, что других прибывающих или отбывающих поездов не было, а окинув взглядом перрон, нигде не заметил ни одного из служащих железнодорожной компании.

Впереди Кейта, всего в нескольких шагах, мучился с тремя чемоданами какой-то не очень крупный с виду человек: держа в руках по одному, он пытался, но безуспешно, одновременно тащить под мышкой третий.

— Может, вам помочь? — участливо спросил Кейт.

— О! Большое спасибо, — живо откликнулся тот полным признательности голосом. Он охотно отдал Кейту один из своих здоровенных чемоданов, и они зашагали бок о бок по перрону.

— Что-то немного сегодня вечером народу, верно? — осмелился Кейт.

— Кажется, это — последний поезд. Вообще-то не следовало бы разрешать движение в столь поздний час. Какой смысл в том, чтобы прибыть к месту назначения, но не иметь возможности добраться домой? Конечно, есть и преимущество, вы можете отправиться, куда вам нужно спозаранку, но по существу, какой от этого прок, если все равно сейчас двигаться нельзя?

— И в самом деле, — поддакнул Кейт, недоумевая, о чем идет речь.

— Восемьдесят семь убитых за последнюю ночь! — патетически воскликнул низкорослый. — Во всяком случае, столько обнаружено трупов, но никто ведь не знает, сколько человек ещё сгинули в реке!

— Ужас какой-то! — согласился Кейт.

— И учтите — это только за одну, самую что ни на есть обычную ночь. Всего, погибло, вероятно, человек сто. И одному Богу известно, скольких ещё забили до смерти где-нибудь в мелких улочках, где они тихо подохли. — Он горестно вздохнул. — Эх, а я ведь ещё помню то время, когда никто ничего не боялся, даже на Бродвее.

Он внезапно остановился, поставив, отдуваясь, чемоданы на землю.

— Пора перевести дыхание. Если это вам задерживает, можете оставить чемодан и идти дальше.

Кейт с большим облегчением воспользовался предоставившейся возможность освободиться на время от ноши, поскольку ранение в левое плечо мешало ему перебросить чемодан в другую руку. Он стал сжимать и разжимать затекшие пальцы, державшие рукоятку.

— Ничего, — бросил он своему спутнику. — Мне не к спеху. Чего торопиться-то?

Человечек так и залился хохотом, как если бы Кейт отмочил что-то ужасно смешное. Тот улыбнулся, напустив на себя вид все понимающего человека.

— Да, соленая получилась шутка, — все ещё веселился его компаньон, Это надо же: «мне не к спеху, чего торопиться-то?» — От удовольствия он даже похлопывал себя по ляжкам.

— Послушайте, — прервал его Кейт. — Я давненько не слушал радио. Есть что-нибудь новенькое?

— Еще бы, конечно! — Коротышка вдруг помрачнел, сделавшись как-то сразу серьезным. — В окрестностях объявился шпион-Арк. Хотя вы, должно быть, слышали об этом… передавали как раз в вечернем обзоре событий. его передернула легкая дрожь.

— Знаете, не пришлось, — отозвался Кейт. — Сообщали какие-нибудь подробности?

— Это случилось где-то в Гринтауне, в том самом городишке, что мы проезжали. Неужели не помните? Они же наглухо позакрывали все двери вагонов, а на перрон допускались только люди, прошедшие предварительный строгий контроль полиции. Вокзал так и кишел копами.

— Должно быть, я спал, — стал оправдываться Кейт, — и как раз в тот момент, когда мы проезжали этот… как вы сказали… Гринтаун?

— Да, да, Гринтаун. Я был так доволен, что запретили выходить из поезда. Ну теперь они в этом городишке все перевернут вверх дном.

— А как этого арка обнаружили? — полюбопытствовал Кейт с невинным видом.

— Он пытался сбыть монету, изъятую из обращения. Она была явной подделкой арков… Знаете, не та дата.

— Ах! — крякнул Кейт.

Значит, все же монета. Он так и думал. В таком случае, наверное, лучше всего избавиться от остальных денег, сколько бы они, возможно, не стоили в пересчете на местную валюту. Забросить их при первой же возможности, например, в канализацию или же в сточную канаву. А может, вообще следовало бы их оставить спокойно лежать на подоконнике в гостинице Гринтауна?

Нет, вот это-то никуда не годилось, поскольку в случае их обнаружения, тотчас же стало бы ясно, что деньги принадлежат ему. А в отеле он записывался под своей настоящей фамилией и — ах, как тогда повезло! сообщил её также и допрашивавшим его полицейским. Представим, что монеты находят на окне. Естественно, первым же делом обращаются к Кейту Уинтону из Нью-Йорка с разлюбезной просьбой разъяснить, каким образом он оказался их обладателем. Когда он их изымал из импровизированного тайника, то об этой стороне вопроса как-то не подумал. Более того, он даже слегка упрекал тогда себя, что опасно расхаживать с таким компроматом. Но сейчас он внутренне возликовал, что прихватил их с собой.

— Однако, если этот шпион так грубо прокололся на монетах, почему его тут же не арестовали? — недоумевающе спросил Кейт.

— АРЕСТОВАЛИ? — поразился, весь дрожа от возбуждения, низкорослый пассажир. — Но, дорогой мой мистер, арктуриан НЕ АРЕСТОВЫВАЮТ — их уничтожают тут же и немедленно как бешеных псов. Что и пытались сделать местные жители — я говорю о хозяине драгстора и о селените, которого он позвал на помощь. Но арк исхитрился чудом ускользнуть.

— Ах! — проронил Кейт.

— С тех пор в Гринтауне по ошибке уже пристрелили человек двадцать-тридать, — мрачно изрек человечек. Он потер ладошки и ухватился за чемоданы. — Если не возражаете, думаю, можно трогаться в путь.

Кейт согласно кивнул, и они дружно затопали по направлению к залу ожидания вокзала.

— Надеюсь, не все кушетки ещё заняты, — забеспокоился спутник.

Кейт уже открыл рот, чтобы выяснить, что именно тот имел в виду, но вовремя спохватился, лишь лязгнув зубами. Сейчас любой заданный вопрос мог оказаться нелепым в силу неведения им какой-нибудь общеизвестной детали, что выдало бы его с головой.

— Вероятно, их не хватит, — угрюмо изрек он, но с оттенком иронии, так, чтобы если в его ответе содержалась какая-то глупость, то её можно было бы счесть за проявление остроумия.

Но малохольный его собеседник лишь печально покачал головой. Они подошли ко входу в зал ожидания, откуда выдвинулся навстречу служащий в красного цвета фуражке.

— Нуждаетесь в кушетках, джентльмены? — спросил он. — Осталось всего несколько штук.

— Ага, тем лучше! Нам потребуется пара, — обрадовался человечек. Спохватившись, он обернулся к Кейту: — Извините, я даже не поинтересовался вашим мнением. Некоторые предпочитают провести это время сидя.

У Кейта было такое впечатление, что он в кромешной темноте пробирается по туго натянутому канату. Что это ещё за штука — лежать на кушетках или просто сидеть? Ему лично не улыбалось ни то и ни другое.

— Я, пожалуй, немного прогуляюсь, — небрежно, чуть нерешительно, бросил он.

Но, войдя в вокзальный зал ожидания, тут же остановился, словно пораженный молнией: все свободное пространство в нем было заставлено длинными кушетками военного образца; свободными от них оставались только специально оставленные для прохода места. На большинстве раскладушек лежали посапывающие во сне люди.

Неужели в этом мире жилищный кризис достиг столь отчаянных масштабов? Нет, сие никак невозможно, судя по числу объявлений о сдаче в наем свободных площадей, которые попались ему на страницах «Нью-Йорк Таймс». Однако…

Обделенный ростом человек дотянулся рукой до его плеча — ткнул прямо в рану! — и Кейт вздрогнул. Но тот даже не заметил этого.

— Минуточку! — отрывисто бросил он шедшему впереди них служащего железной дороги.

Пассажир подтянулся к Кейту:

— Хм… если у вас несколько туговато с кредитками, дорогой мой мистер, я бы мог… хм-м… вам одолжить нужную сумму.

— Спасибо, — откликнулся Кейт. — Мне все же лучше смотаться.

— Надеюсь, ваши слова не означают, что вы хотите УЙТИ отсюда?

На его лице отчетливо проступило выражение ужаса, смешанного с неподдельным удивлением.

Кейт лишний раз убедился, что ляпнул что-то из ряда вон выходящее, но что именно, не догадывался. Впрочем, он не мог взять в толке и другое: почему зал полон раскладушек и с какой стати придают такое значение вопросы останется ли он здесь или нет. Но одно было неоспоримо: следовало немедленно избавиться от этого невзрачного человечка, пока у того не зародились подозрения, если, кстати, они уже и не появились.

— Конечно, нет, — как можно небрежнее кинул он. — Не до такой же степени я лишился рассудка. Но здесь я должен был кое с кем встретиться, посему и собрался пофланировать в его поисках. Попозже, возможно, придется взять кушетку, хотя сильно сомневаюсь, что в состоянии сейчас заснуть. Так что не беспокойтесь на мой счет. Спасибо за проявленную любезность, но у меня есть все необходимое.

Кейт, опасаясь, как бы незнакомец не разродился другими вопросами, поспешил покинуть его. Освещение в просторном станционном зале ожидания было приглушенным, очевидно, чтобы не мешать пассажирам спать. Кейт пробирался сквозь ряды лежанок практически в полутьме, стараясь делать это, как можно осторожнее, чтобы ненароком не разбудить прикорнувших людей. Он целеустремленно двигался к выходу на 42 улицу.

Подойдя почти вплотную, он обнаружил, что по бокам двери возвышаются два дюжих копа.

Но теперь Кейт уже не мог остановиться. Они видели, что он шел к ним и уже наблюдали за его продвижением. Поэтому ему ничего не оставалось, как шагать к охраняемому ими выходу — изменить маршрут, не привлекая к себе ещё большего внимания, он оказался уже не в состоянии. Лихорадочно соображая на ходу, Кейт решил, что если в конечном счете по абсолютно неведомой ему причине полицейские не выпустят наружу, он притворится, что подошел к двери с единственной целью — посмотреть в окно.

Итак, он беспечной походкой продолжал свое продвижение вперед, машинально отметив, что стеклянная дверь была выкрашена в густо черный цвет.

Полицейский, что был покрепче с виду, обратился к нему, но с изысканной вежливостью:

— Вы вооружены, мистер?

— Нет.

— Тогда, знаете ли, опасно. Разумеется, мы не имеем права воспрепятствовать вам в этом, можем лишь высказать свой совет остаться в зале.

Первое, что испытал Кейт, — это чувство громадного облегчения. Значит, вопреки его опасениям, никто не собирался силой удерживать его здесь. А проводить ночь на вокзале он вовсе не собирался.

Но что кроется за словами копа? Опасно? О какой неведомой ему опасности шла речь, что за угроза могла удерживать эти тысячи людей в станционном зале? Что все-таки стряслось с самим Нью-Йорком?

Отступать теперь было уже поздно. Да, к тому же, подумал Кейт, если разобраться, опасность грозила ему ОТОВСЮДУ до тех пор, пока он не разберется в обстановке.

Поэтому максимально небрежным тоном он заметил:

— Я живу совсем рядом. Никакого риска.

— Как хотите, — ответил блюститель порядка. — Надеемся, что вы выпутаетесь из этой истории целым и невредимым. — Добавило второе официальное лицо и открыло дверь.

Кейт чуть не попятился назад. Стеклянную дверь никто и не думал мазать черной, как деготь, краской. То, что он видел, глядя на них, было… чернотой в чистом виде. То, какого мрака он ещё в жизни не видел. Ни одного огонька. Освещение вокзала, похоже, никак не влияло на эту абсолютную темень. Кейт опустил глаза долу: тротуара далее, чем на полмерта от двери, видно уже не было.

И… то ли у него разыгралось воображение, то ли на самом деле какая-то толика тьмы проскользнула сквозь приоткрытую дверь в вокзальное помещение, как если бы это была не просто безликая темнота ночи, а какой-то вполне реальный сгусток мрака, который можно было пощупать, нечто вроде газообразного облака. В общем, то было не просто отсутствие света, а что-то и еще.

Но что бы не представлял из себя этот феномен, теперь он уже не мог обернуться, заскулив, что НЕ ЗНАЛ, что его ожидало. Волей-неволей он был обязан переступить порог и нырнуть Бог знает во что.

Кейт сдвинулся с места, и дверь тут же захлопнулась за ним. Было такое впечатление, что он вошел в черную комнату. Затемнение было идеальным и куда как превосходило все то, что ему довелось видеть в этом роде. Наверное, это и было то, — он вспомнил фразу в «Нью-Йорк Таймс», — что называлось «тотальным отуманиванием».

Он взглянул вверх — ни единой звездочки, ни лучика Луны, хотя в Гринтауне она просматривалась на небе во всем своем блеске.

Кейт сделал пару неуверенных шагов и оглянулся на дверь. Ее и след простыл. А между тем она ведь была стеклянной. И каким бы слабым ни было освещение в зале ожидания, но, хоть как-то, но все же должно было пронизывать эту темень. Если, конечно, дверь и в самом деле не затушевали черной-пречерной краской снаружи. Кейт вернулся по своим следам и увидел крайне слабые световые очертания прямоугольника на расстоянии вытянутой руки: это и была предельная дистанция, на которую ещё как-то пробивалось освещение изнутри вокзала.

Кейт отступил на шаг — и блеклый прямоугольник стеклянной двери пропал. Достав из кармана коробок, Кейт зажег спичку. Огонек воспринимался как слабая световая точка, когда он отодвинул его на всю длину руки. Он хорошо различал его только в пятидесяти сантиметрах от себя, не далее.

Пламя куснуло Кейта за пальцы и он выронил спичку. Он не был в состоянии сказать, продолжала ли она ещё гореть, когда коснулась земли.

Да, теперь он искренне сожалел, что не снял раскладушку в здании вокзала, но обратного хода уже не было. Он и так уж привлек к себе внимание копов, когда выходит. И почему не послушался он совета своего малохольного спутника? Отныне он понял, что самый разумный для него способ поведения имитировать поведение других людей.

Одной рукой он уперся в стену дома, а вторую вытянул перед собой, нащупывая дорогу. Так и направился он в сторону Лексингтон-авеню. Он старательно таращил глаза, стремясь хотя бы что-то рассмотреть в темноте, но с таким же успехом он мог бы и не открывать их — эффект был один и тот же. Теперь Кейт знал, какое ощущение бывает у слепого. Сейчас он с удовольствием воспользовался бы тросточкой, чтобы простукивать ею невидимо стелившийся под ногами тротуар. Собака в этой ситуации была бы совершенно бесполезной. Он сомневался, что даже кошка видела что-либо в этом чернильном тумане дальше чем на тридцать сантиметров.

Неожиданно его рука, скользившая по стене здания, куда-то провалилась. Вероятно, он вышел на угол. Кейт постоял мгновение, вопрошая себя, а стоит ли вообще продолжать всю эту затею? Понятно, что обратная дорога на вокзал была ему заказана, но почему бы не сесть вот прямо сейчас на тротуар, прислонившись спиной к дому и не дождаться утра… в надежде, что солнышко разгонит этот чертов туман.

Разумеется, и речи не могло быть о том, чтобы добраться до своего пристанища в Гринвич-Виллэдж. Такси, конечно, не могли двигаться, когда не видно ни зги. Как, впрочем, явно не работал и любой другой вид транспорта. В таких условиях только свихнувшиеся или такие вот несведущие люди, как он, — кстати, в последней категории наверняка кроме него, больше никого и не было — могли отважиться высунуть нос наружу.

Немного поразмышляв, Кейт, однако, отказался от комфортной мысли усесться на тротуаре. А, может быть, по улицам бродят полицейские патрули, которые начнут допытываться у него, чем это он занимается так близко от надежного укрытия в вокзале. Нет, даже если ему и придется где-нибудь присесть в ожидании утра, то уж явно не в двух шагах от места старта. Если тогда его и подберут, то он всегда сможет сказать, что пытался добраться домой.

Руководствуясь исключительно шарканьем ног, он отошел от дома на тротуар, пытаясь выйти на середину улицы. А вдруг все же какое-то движение по ногам существует… нет, это было исключено, разве что прибегали к помощи радара. Эта мысль неожиданно поразила его, когда он переходил улицу: как мог бы он удостовериться, что они им не пользуются?

Тем временем он споткнулся о бортик тротуара противоположной стороны улицы. Приподнявшись, он с натугой двинулся дальше, придерживаясь середины прохожей части до тех пор, пока его правая рука, наконец-то, не коснулась стены дома на 42 улице, в двух шагах от Таймз сквера и Бродвея, но положение, в котором он очутился, было сравнимо с тем, как если бы он шагал по… нет, только не по Луне, где в компанию ему сразу набились бы алые монстры. Но в сущности, РАЗВЕ ЗДЕСЬ ИХ НЕ БЫЛО?

Он сделал усилие, чтобы напрочь отогнать от себя подобные мысли.

Напрасно Кейт напрягал слух — он различал только приглушенный звук собственных шагов. Он вдруг понял, что неосознанно перешел на цыпочки, чтобы, не дай Бог, нарушить цепенящую тишину улиц.

Дойдя до Таймз сквера, он стал на ощупь отыскивать Пятую авеню.

Куда податься? К Таймз скверу? Почему бы и нет? Его дом был слишком далеко, чтобы он мог реально надеяться добраться до него этим шагом улитки. И тем не менее, куда-то все же надо было идти! Тогда почему бы не в самый центр города? Если на весь Нью-Йорк в это время открыт один-единственный бар, то это могло быть только там.

Итак, идти куда угодно, лишь бы выйти из положения, когда темно так, хоть глаз выколи!

По пути он неоднократно пытался повернуть попадавшиеся ему ручки дверей домов. Но все они были наглухо заблокированы. Это напомнило ему, что у него в кармане лежал ключ от офиса издательства Борден и что он находился как раз в этом районе. Да, но на двери здания ведь был ещё и засов, а тот наверняка в этот час был задвинут так, что как-то сдвинуть его с места не представлялось возможным.

Он пересек Пятую авеню. На тротуаре напротив слева должна была находиться муниципальная библиотека. На какое-то мгновение возникло искушение пойти и растянуться на ступеньках тамошней лестницы, чтобы скоротать остаток ночи. Но в конце концов он выбросил эту мысль из головы. Уж лучше продолжать продвигаться до Таймз сквера, раз уж он поставил это себе в качестве цели. Там он найдет какое-нибудь укромное местечко, хотя бы на худой конец станцию метро.

Дойдя до угла Шестой авеню, он перепробовал двери всех домов. Впустую.

Тогда он пересек улицу.

Потряс ещё одну дверь — так же наглухо задраена, как и все остальные. Но нк короткий миг, когда его ноги перестали устало волочиться по тротуару, а сам он занимался обработкой ручке, Кейт явственно услышал какой-то посторонний шум. И это был первый НЕ ЕГО звук, который он различил с тех пор, как оставил Центральный вокзал.

То был шум шагов, столь же приглушенный и осторожный, как и его собственный. Кейт остро почувствовал, что надвигается опасность, лютая и беспощадная.

Глава V Ночевики

Кейт застыл на месте. Шаги приближались. Кто или что бы это ни было, избежать его можно было, лишь повернув вспять. У Кейта внезапно возникло ощущение, что он очутился в одномерной вселенной. Двигаться можно было только в двух направления — либо вперед, либо назад, придерживаясь стены дома; третьего дано не было. Он и незнакомец сейчас напоминали двух муравьев, ползущих вдоль проволоки, встреча которых была неотвратима.

Прежде чем он, путаясь в мыслях, решился развернуться, все уже решилось. Чья-то рука метко коснулась его, а жалобный голос прогнусавил:

— Сжальтесь, ради Бога, не бейте меня! Все равно у меня нет ни единой кредитки!

На душе у Кейта полегчало.

— Ладно, — важно бросил он. — Стою и не двигаюсь. А вы проходите передо мной.

— Спасибо, сэр!

Руки незнакомца бегло скользнули по нему. Кейта обдало сивушным запахом, в то время как встречный на ощупь брел мимо. В темноте слышалось брюзжание.

— Я всего-навсего старый загулявший космоволк. И всего пару часов тому назад меня уже изрядно поколотили. Денег не осталось ни шиша! Послушайте, могу сообщить вам кое-что полезное. НОЧЕВИКИ вышли на охоту. Всей бандой, со стороны Таймз сквера. Поверьте: вам туда лучше не соваться. Предупреждаю.

Человек уже миновал Кейта, но для устойчивости все ещё цеплялся за его рукав.

— Это они вас обчистили? — посочувствовал Кейт.

— ОНИ? Да нет же, старина, сами видите — я живой! А разве, спрашивается, сумел бы я спасти жизнь, попади в руки Ночевиков?

— И то верно, — поспешил поддакнуть Кейт. — Совсем запамятовал. И впрямь, видно, не стоит идти туда. Эй… подскажите: а метро работает?

— МЕТРО? Чего это вы лезете на рожон? Подраться захотелось что ли?

— И все же: куда деться, чтобы почувствовать себя в безопасности?

— Чего? В безопасности? Давненько не слыхивал я этого словечка. А что оно обозначает? — Он заквохтал пьяным смехом. — Так вот, запомните, выражаясь фигурально, перед вами один из самых первых космопилотов на линии Марс — Юп, пионер ещё тех времен, когда, закрывая за нами герметические двери, заранее давали отпущение всех грехов. И должен доложить вам, что очутись я сейчас опять на прежнем месте, то чувствовал бы себя намного лучше, чем плутая в этом тумане и играя в прятки с Ночевиками.

— А откуда вам известно, что я не из их числа? — выпалил Кейт.

— Шутить изволите? С чего бы это я принял вас за Ночевика, когда всем известно, что они охотятся, вышагивая строем, рука об руку и в ночи слышится только постукивание их палочек, которыми они ощупывают свой путь? Оказаться сейчас вне дома — чистейшее безумие. И вы столь же безрассудны, сколь и я. Эх, если бы я не был так мертвецки пьян… Послушайте, а не найдется ли у вас спичек?

— Разумеется, целый коробок. Возьмите. Вы сможете?..

— Руки, черт, дрожат. Это все венерианская лихорадка, пропади она пропадом. Вам не трудно зажечь спичку? Покуривая, я, пожалуй, смогу шепнуть вам, где бы мы с вами могли укрыться на эту ночку.

Кейт чиркнул по коробку. Пламя сразу выхватило в окружавшем их мраке полусерую зону, сантиметров пятьдесят в диаметре.

Кейту бросилась в глаза сведенная в зверском оскале физиономия… и занесенная над его головой, готовая вот-вот опуститься дубинка. Она стремительно заскользила вниз как раз в тот момент, когда затрепетало пламя спички.

Слизком поздно, чтобы избежать страшного удара. Но инстинкт все же не подвел Кейта. Он рванулся вперед, одновременно выстрелив зажженной спичкой прямо в эту кошмарную рожу. Поэтому на голову Кейта обрушилась не дубинка, а предплечье незнакомца. От нелепого удара дубинка вывалилась у того из рук и с глухим шумом покатилась по мостовой.

Они суетились в полной темноте. Крепкие ручищи бандита яростно засуетились в поисках горла Кейта. Его вновь обдало зловонным дыханием. Незнакомец сдавленно матерился. Но Кейту удалось выскользнуть из жадных лап насильника, он отступил и врезал правой прямо перед собой, вложив в удар всю накопившуюся злость. Его кулак наткнулся в ночи на что-то твердое.

Кейт услышал, как его противник мешком рухнул на тротуар, хотя до нокаута дело не дошло, поскольку тот продолжал браниться на чем свет стоит. Кейт, воспользовавшись паузой, быстро отступил назад на три шажка, затем замер, где-то посередине тротуара, стараясь не производить ни малейшего шума.

Он слышал, как бандюга, тяжело дыша, поднялся на ноги. Примерно с минуту его прерывистое дыхание было единственным звуком в стеснившей их со всех сторон тишине.

Но внезапно до слуха Кейта донесся какой-то иной шум, совсем другого характера. То было цоканье где-то вдали о мостовую сотен тросточек, которыми пользуются во время своих прогулок слепые. Было такое впечатление, что в ночной поход выступила целая армия слепцов, нащупывая посохами свой путь. Звук доносился со стороны Таймз сквера, то есть как раз оттуда, куда намеревался направить свои стопы Кейт.

Его противник, как-то сразу успокоившись, резко выдохнул:

— Ночевики! — И тут же стал стремительно удаляться прочь. Лишь донесся его, потерявший всякую агрессивность голос: — Руки в ноги, старина! Удирай! Это же Ночевики!

Шорох его шагов быстро затерялся в ночи. Наоборот, перестукивание палок становилось все более отчетливым. Оно приближалось к Кейту с невероятной быстротой.

Кем были, эти Ночевики? Людьми? Кейт мучительно попытался вспомнить все то немногое, что ему пришлось услышать или прочитать на их счет. Что это сказал о них тот наглец, что пытался его оглушить: «Они идут строем, рука об руку, всей бандой, перегородив улицу, и лишь слышно, как постукивают тросточками по мостовой». Человеческие это существа или нет, но ясно было одно: они должны быть организованы в группу убийц, прочесывавших в черном тумане улицы города сплошной, перегораживающей их во всю ширину цепью, взявшись за руки и нащупывая дорогу палками.

Служили ли им эти последние только тросточками или также и оружием?

Между тем цоканье неумолимо надвигалось, причем со скоростью, похоже, превышавшей даже бег человека в темноте, и до него оставалось всего несколько метров. Видно, у Ночевиков была разработана своя система, позволявшая им перемещаться в этих специфических условиях крайне быстро.

Кейт прекратил резонерствовать и, развернувшись, бросился по диагонали к шеренге домов, пока его рука не дотронулась до фасада одного из них. И тогда он припустился бежать параллельно строениям, что было сил, не взирая на возможность неожиданно споткнуться о невидимое препятствие.

Грозившая ему сейчас опасность, видимо, намного превышала риск растянуться или налететь на что-то при столь сумасшедшем спринте вслепую в сплошном мраке. Страх, который излучал его недавний противник, оказался заразительным. Как бы отвратителен он ни был сам по себе, но трусом этого человека назвать было нельзя. А уж он то знал, кто такие эти неумолимые Ночевики, и был перепуган буквально на смерть. Сам убийца, он при цоканье этих тросточек повел себя как шакал, заслышавший приближение львов.

Так Кейт пробежал шагов сорок, затем остановился и прислушался. Шум позади него несколько стих: было очевидно, что Ночевики не подвигались столь быстро, как это решился сделать он, бросившись бежать, сломя голову. Внезапно с того конца, куда он направлялся, в воздух взвинтился жуткий, сильный вопль. Он готов был поклясться, что узнал голос недавнего своего врага. Крик дикой боли постепенно перерос в хрип агонии, потом разом опустилась тишина, по-прежнему нарушаемая лишь постукиванием тросточек.

В какое же страшное осиное гнездо угодил этот несчастный? И что могло причинить столь чудовищную смерть, поскольку Кейт ни на секунду не сомневался, что человек погиб. Это напоминало ситуацию шакала, который, спасаясь ото львов, прямехонько влетел в сжимавшиеся со страшной силой кольца удава. Именно так ип примерно столько времени должен был бы кричать человек, если бы его кости переламывались неслыханной давленкой складок тела рептильного монстра…

У Кейта волосы встали дыбом. Он позволил бы сейчас отсечь себе правую руку, только бы хлынул поток света. И ему было неважно, что бы он при этом мог увидеть. Он понял теперь, что такое страх, его привкус горчил во рту.

Между тем цоканье посохов позади него не смолкало ни на секунду. Да, он немного отвоевал себе пространства — Ночевики были теперь не в десяти, а где-то метрах в двадцати от него. И стоило ему снова припуститься, чтобы это расстояние сохранилось. Но куда бежать?

Его недавний противник помчался вдоль фасадов зданий, значит, именно там его и подловили. Кейт сошел с тротуара по диагонали на проезжую часть улицы. Затем стремглав бросился вперед, пытаясь придерживаться параллельного бортику курса и оторваться, как можно дальше, от пробиравшейся ощупью банды Ночевиков. Пробежав таким образом тридцать-сорок шагов, он снова остановился и вслушался в темноту. На сей раз стук тросточек позади вроде бы стал потише.

Но что это, не ошибся ли он? В какое-то мгновение ему почудилось, что он непроизвольно развернулся назад в этой непроглядной темноте. Но неожиданно он понял всю жуткую в своей реальности правду: цоканье доносилось как сзади, так и СПЕРЕДИ, то есть в том направлении, куда он так упорно стремился!

Ясно: они двигались двумя шайками с обеих сторон, а он очутился между ними, в загоне. Это и был их метод охоты, способ выкуривать из нор всю дичь на своем пути. А он-то ломал голову, каким образом им удавалось не упускать добычу, полагая, что перестукивание палочек, обшаривающих дорогу, должно было обязательно её спугивать. теперь все стало на свое место.

Он сник. Сердце бешено рвалось из груди. Ночевики — кем бы они ни были — поймали его в ловушку. Выхода не было.

Так он и стоял столбом какое-то время, не зная, что предпринять, пока перестук тросточек не приблизился настолько, что он буквально одернул себя: надо что-то делать. Иначе его накроют через несколько мгновений. Если бежать — все равно в какую сторону — рискуешь, что прихватят ещё раньше.

Он свернул под прямым углом и устремился к тротуару напротив, в сторону, противоположную той, где только что так зверски расправились с человеком. Он не стал даже тратить время на то, чтобы нащупывать ногой бортик, в результате чего растянулся во весь рост на асфальте, но тут же упругим мячиком вскочил и рванулся в подъезд ближайшего дома. Задержался всего на долю секунды, чтобы вслушаться и оценить обстановку. В данный момент он находился где-то посередине между накатывавшимися с двух сторон валов Ночевиков.

Кейт принялся лихорадочно ощупывать стены, стараясь отыскать дверь. Нашел ручку. Он вовсе не надеялся, что она поддастся, а сделал это для того, чтобы знать её точное местонахождение при исполнении задуманного. Резким тычком на её уровне он двинул кулаком по стеклянной двери.

Счастье, видимо, решило наконец-то улыбнуться Кейту. Он рисковал сильно порезаться, но на деле все получилось крайне удачно: вовнутрь помещения вывалился лишь довольно ровный по краям и небольшой кусок. Остальная часть двери осталась целой.

Блеснула узкая полоска света из-за колыхнувшейся при ударе портьеры, закрывавшей вход. Кейт воспользовался этим, быстро просунул в образовавшееся отверстие запястье и повернул дверную ручку с обратной стороны. Шатаясь, он ввалился в здание.

Лавина обрушившегося на него светового потока буквально ошеломила его, ослепила. Сзади с сухим щелчком захлопнулась дверь.

Чей-то голос сдавленно вякнул:

— Ни с места! Иначе — стреляю!

Кейт и не думал двигаться. Послушно поднял руки на уровень плеч. Его глаза, наконец-то, привыкли к освещению, и он огляделся: оказалось, что он проник в вестибюль неказистого отеля. Менее чем в четырех метрах от него за стойкой администратора стоял белый, как мел и до смерти напуганный служащий. В руках у него ходило ружье, зев ствола которого показался Кейту сравнимым по сочившейся из него угрозе с пушкой. Портье дышал не менее прерывисто, чем Кейт, но довольно устойчиво направлял оружие в грудь последнего.

— Не подходите, — несколько дребезжащим голоском взвизгнул он. — Прочь отсюда и немедленно. Не хотел бы оказаться вынужденным пристрелить вас, но…

Кейт, сохраняя полнейшую неподвижность и не опуская рук, проронил:

— Увы, не могу. На улице Ночевики. Стоит мне открыть дверь, и они ворвутся сюда.

Служащий побледнел ещё больше. На какую-то долю секунды его настолько захлестнула паника, что он лишился слова. В наступившей тишине оба отчетливо услышали перестукивание тросточек.

— Прижмитесь спиной к двери, — выдохнул еле слышно визави Кейта. придерживайте тем самым портьеру, дабы свет не проник наружу.

Кейт, отступив на шаг, прислонился ко входу.

Оба молчали. Кейт обливался потом. А вдруг Ночевики увидят — или определят на ощупь — дыру в стеклянной двери? И не вонзятся ли ему сейчас в спину через это отверстие жало кинжала или умело направленная пуля? Кожа пошла пупырышками. Секунды казались часами.

Но через дырку так ничего и не просунулось.

Был момент, когда цоканье тростей заметно усилилось, послышались приглушенные голоса. Вроде бы человеческие, но утверждать этого Кейт бы не стал. Потом воцарилась тишина.

В течение ещё по крайней мере трех минут ни Кейт, ни служащий отеля не шевельнули даже пальцем, не перебросились ни единым словом. Наконец портье проронил:

— Ушли. Теперь убирайтесь вы.

— Но они же совсем рядом, — как можно тише сказал Кейт. — стоит мне выйти, и они меня загребут. Я не вор, не вооружен. И у меня есть деньги. Разбитое стекло я охотно бы оплатил… а если у вас есть свободная комната, то снял бы её. Если таковой нет, то хорошо заплачу за то, чтобы провести ночь в холле гостиницы.

Служащий смерил его взглядом с ног до головы, продолжая держать Кейта под прицелом ружья.

Потом полюбопытствовал.

— И чего это вас понесло ночью в город?

— Я только что прибыл последним поездом из Гринтауна, — начал поспешно объяснять Кейт. — Мне сообщили, что серьезно заболел брат. Посему я рискнул и попытался поскорее проскочить к себе… живу-то я совсем рядом с вокзалом. Я и не знал, что это настолько ужасно — оказаться ночью снаружи. Вот и убедился сам… так что предпочитаю дождаться утра, чтобы вернуться домой.

Все это время портье не спускал с него глаз. В конце концов выдавил из себя:

— Рук не опускать! — С этими словами он положил ружье на стойку, продолжая держать, однако, палец на спусковом крючке. Другой рукой он дотянулся до револьвера, лежавшего в ящике стола за стойкой.

— Повернитесь спиной ко мне, — скомандовал он. — Я должен удостовериться, что вы безоружны.

Кейт повиновался и терпеливо стоял, пока тот ощупывал его карманы, уткнув ему дуло пистолета в поясницу.

— Все в порядке, — констатировал служащий. — Ладно, так и быть рискну. Не хотелось бы выбрасывать вас наружу, в ту жуть, что там происходит.

У Кейта полегчало на сердце, и он обернулся. Портье уже зашел за стойку и не угрожал ему более револьвером.

— Сколько с меня за стекло? — осведомился он. — А заодно и за комнату, если найдется свободная?

— Разумеется, есть. С вас за все причитается сто кредиток. Но сначала помогите мне. Давайте пододвинем этот стеллаж с книгами и журналами к двери. Он достаточно высок, чтобы скрыть то место, где разбито стекло. Одновременно помешает колыхаться портьере, так что свет не просочится на улицу.

— Отличная мысль, — согласился Кейт. Он взялся за один конец стеллажа, портье — за другой, и объединенными усилиями они сдвинули его ко входу.

Внимание Кейта привлекли заголовки некоторых книг на полках стеллажа. Особенно одной, карманного формата и озаглавленной «За» или «против» отуманивания?» Взглянул на цену: две с половиной кредитки. Это подтвердило его предыдущие прикидки насчет того, что одна кредитка в этом мире равноценна десяти центам в его.

Сто бумажек, то есть шесть долларов, за выбитое стекло и комнату цена вполне приемлемая. В сущности ему здорово повезло. Видит Бог, да он с радостью отдал бы всю наличность — свыше тысячи кредиток — только бы не очутиться вновь этой ночью в черном облаке на 42 улице.

Это размышление навело его на другую, полную неясности мысль. Он был совершенно уверен, что на тротуаре 42 улицы, между Шестой авеню и Бродвеем, не существовало никакого отеля. Особенно такого задрипанного, как этот. Но это — в том мире, откуда он заявился сюда…

Прервав бесполезные в данном случае размышления, он проследовал за служащим, который заставил его заполнить фишку. Кейт извлек из портмоне банкноту в сто кредиток и положил её поверх пятидесятикредитной ассигнации.

— Пожалуй, я заберу с собой пару-тройку книжонок для чтива, — пояснил он. — Сдачи не надо. — Таким образом, чаевые портье составили четыре доллара.

— К вашим услугам, мистер Уинтон. И большое спасибо. Книги можете выбрать сами, — залебезил тот. — А вот и ваш ключ — номер 307, это — на четвертом этаже. К сожалению, проводить вас не смогу. Понимаете, мы закрываемся сразу же с заходом солнца, и посыльного с этого момента не держим. А мне надлежит все время бдеть здесь, внизу.

Кейт понимающе кивнул головой и взял ключ. Затем вернулся к стеллажу.

В первую очередь он взял «За» или «против» отуманивания?». Не было сомнений, что прочитать её крайне необходимо.

Кейт обежал взглядом названия других изданий. Некоторые из них были ему знакомы, другие — нет.

Решил взять «Очерк всеобщей истории» Х. Дж. Уэллса. Наверняка там окажется немало ценных для него сведений.

Что выбрать еще? На полках стояло множество романов, но требовалось что-нибудь посерьезнее. Ему ведь нужна была информация, а не беллетристика.

Бросилось в глаза, что по меньшей мере с полдюжины книг были посвящены некоему Допеллю. Где же он видел это имя? Ах, да, в «Нью-Йорк Таймс» — так звали главкома космического флота Земли.

«Подлинный облик Допелля», «Жизнь Допелля», «Допелль — герой Космоса», — и т. д. и т. п.

Если в разделе, отведенном отнюдь не под художественную литературу, рассудил Кейт, столь часто попадается это имя, значит, персонаж заслуживает внимание. И он снял с полки «Жизнь Допелля».

Показав служащему, сколько книг он взял, Кейт поспешил к лестнице, чтобы побороть искушение прихватить ещё несколько. Ведь у него оставались ещё и те два журнала, что он купил в гринтауне, но до сих пор успел только взглянуть на обложки и познакомиться с оглавлением.

Да и не сумеет он все это осилить до утра, даже если уделит сну самую малость времени и будет просто пролистывать.

А выспаться, между тем, было совершенно необходимо, несмотря на весь интерес, который представляла набранная им литература. Поднимаясь по этажам, Кейт убедился, насколько же он выдохся за последние часы. К тому же, разболелось раненое плечо. Болезненно ныли суставы запястья правой руки: если, разбив стекло, он и отделался мелкими порезами, то все равно сгибать сейчас фаланги пальцев было мучительно больно.

При слабом коридорном освещении он разыскал свой номер и, войдя, зажег верхний свет. Комната выглядела довольно приятно, а кровать просто взывала немедленно раздеться и растянуться на ней. Но Кейт, однако, решил не ложиться спать до тех пор, пока, по меньшей мере, не разберется, что полезного он мог бы извлечь из купленных книг. Не исключено, что ему удастся выудить там кое-какие полезные сведения, которые помогут ему завтра избежать грубых ошибок типа допущенного сегодня вечером ухода из надежного вокзала в жуть ночного Нью-Йорка. По правде говоря, он спасся только благодаря невероятной счастливой случайности.

Сняв пиджак, шляпу, он специально устроился в самом неудобном из двух кресел, стоявших в номере, чтобы не тянуло ко сну при чтении. Он отчетливо понимал, что если приляжет на кровать, то через полчаса уснет непременно.

Начал Кейт с книги «За» или «против» отуманивания?». При этом он рассчитывал только полистать её, ограничившись самыми общими сведениями о том, что представляет из себя этот феномен.

К счастью, вся история с отуманиванием была довольно удачно изложена в сжатом виде в первой же главе. Кейт выяснил, что изобрел его один немецкий профессор в 1934 году вскоре после уничтожения звездолетами с Арктура городов Чикаго и Рима. Первый подвергся нападению арков в начале 1933 г., и при атаке погибло свыше миллиона человек. Вскоре та же участь постигла и Рим.

Интересно, что после разрушения Чикаго во всех крупных городах мира были приняты самые жесткие меры по полному их затемнению. Но это не спасло итальянскую столицу от гибели.

Рим, несмотря на абсолютно полное укрытие всех источников света, был атакован беспощадно и прицельно. К счастью, Допеллю удалось захватить в плен наносивший штурмовой удар космолет арктуриан, а вместе с ним и несколько оставшихся в живых членов экипажа.

С помощью кого-то или чего-то, что носило имя Мекки (автор книги исходил из того, что все его читатели прекрасно осведомлены об этом персонаже и каких-либо пояснений на сей счет, естественно, не давал) у уцелевших арктуриан удалось выяснить, что они располагали детекторами лучей не только светового спектра, но и неизвестных землянам, ещё более мощных и порождаемых самим фактом происхождения электрического тока.

Поэтому они легко выявляли крупный город даже в том случае, когда все источники света в зданиях тщательно маскировались, ибо эти так называемые эпсилон-лучи легко пронизывали стены строений, как, к примеру, радиочастоты.

Дело чуть не дошло до того, что уже собирались снова перевести все города Земли на освещение газом или свечами. (Электричество при этом вполне можно было продолжать использовать днем, поскольку эти таинственные лучи эпсилон нейтрализовывались солнечным светом и не выходили за пределы земной атмосферы.)

Именно тогда Допелль уединился в своей лаборатории, чтобы подразобраться с этой проблемой. Именно он постиг природу эпсилон-лучей и каждодневно публиковал коммюнике в адрес ученых всего мира, работавших под его началом над открытием способа, как столь же легко уничтожить их ночью, как это делало днем солнце.

И однажды немецкому профессору удалось найти наиболее эффективное решение — получить эпсилон-газ, выполнявший требуемую функцию. Тогда-то Всемирный Совет и принял решение о неукоснительном отуманивании этим газом всех городов Земли с населением свыше ста тысяч человек.

Диковинную, однако, субстанцию открыл этот герр профессор Курт Эббинг. Газ не имел запаха, не был токсичен ни для одной из форм животной или растительной жизни, был совершенно непроницаем для света и эпсилон-лучей. Добывали его почти даром из гудрона. Одной установки было вполне достаточно, чтобы каждый вечер производить его в количестве, достаточном для того, чтобы покрыть целый город непроницаемой пеленой. С восходом солнца он самоликвидировался в течение 10–15 минут.

Уже после открытия отуманивания некоторым звездолетам арктуриан удавалось несколько раз преодолевать заградительный барьер, но ни один крупный город Земли нападению больше не подвергся. Газ доказал, что является надежным средством обороны.

С тех пор с лица Земли были стерты около дюжины городов меньшего значения. Если исходить из того, что космолеты арков всегда выбирали в качестве объекта атаки самые крупные из засеченных их радарами городов, то можно было считать, что тем самым человечество сумело уберечь от них двенадцать очень крупных населенных пунктов. Другими словами, если сравнить число жертв в результате уничтожения этих сравнительно мелких городов с тем, которые понесли бы крупнейшие, то получалось, что отуманивание спасло жизнь, как минимум, десяти миллионам человек. А если бы в число этих потенциально уничтоженных (без отуманивания) городов отнести Лондон и Нью-Йорк, то этот десятимиллионный показатель следовало бы увеличить в два-три раза.

В то же время отуманивание повлекло за собой и некоторые отрицательные последствия. В большинстве крупных городов силы правопорядка оказались неспособными справиться с разразившейся в этой связи волной преступности. Отуманенные улицы почти всех густонаселенных пунктов стали прибежищем для отребья всех видов. Только в одном Нью-Йорке прежде чем полицейские — или то, что от них осталось — наотрез отказались от ночного патрулирования, от рук бандитов погибло с тысячу копов.

Попытка ввести институт ночных сторожей завершилась не лучшим образом, и от неё в конце концов также отказались.

Ситуацию усугубила и проявившаяся к тому времени среди ветеранов космической службы тенденция после отставки перетекать в криминальные структуры. Примерно треть бывших космобоевиков не смогла устоять против этого психоза.

Поэтому в большинстве крупнейших городов мира — в Париже, Нью-Йорке, Берлине — в конце концов полностью отказались от каких-либо попыток наводить там ночью порядок. Сразу же после заката солнца в них начинали править бал всевозможные банды и вообще криминальный элемент. Законопослушные граждане смирно сидели по домам. Общественный транспорт благополучно простаивал.

Вскрылось одно любопытное обстоятельство. Большинство преступников предпочитали промышлять на открытом воздухе. Число квартирных краж отнюдь не возросло. И добропорядочный гражданин, укрывшийся у себя в гнездышке за прочными дверями и ставнями, не подвергался теперь большей опасности, чем раньше. Так называемый «психоз отуманивания» повелительно требовал от тех, кто страдал им, совершать преступные деяния обязательно под покровом этой сгустившейся тьмы.

Встречались как убийцы-одиночки, так и целые банды. Последние представляли наибольшую опасность. Некоторые из них, такие как «Ночевики» из Нью-Йорка, «Кровопуски» из Лондона или «Красный орды» из Москвы, разработали каждая свою хитроумные тактики действий и, похоже, были прекрасно организованы.

Каждую ночь сотни жителей погибали в крупных городах. И ситуация была бы намного острее, если бы бандиты зачастую не предпочитали грызться между собой и взаимно истреблять друг друга, чем нападать на честных граждан, которые, как правило, уж и не отваживались более высовываться ночью на улицу.

Автор книги признавал, что отуманивание ради спасения крупных городов от агрессии арков в целом обходилось человечеству недешево. Несомненно, не менее миллиона человек уже расстались с жизнью в условиях непроглядного мрака отуманивания. Но оно же одновременно спасло не менее десяти миллионов землян от атак коварных арков. Благодаря отуманиванию после разрушения Чикаго и Рима пострадали лишь городишки, не имевшие большого значения. «За» или «против» отуманивания?» — ставил в конечном счете вопрос ребром автор книги. И твердо выступал «за», приводя в качестве решающего аргумента итоговый результат операции спасения миллионов человеческих существ.

Кейт в легком ознобе отложил сей труд в сторону. Да, если бы он купил его в Гринтауне и успел прочитать в поезде, то ни за что бы не решился покинуть здание вокзала. Он наверняка бы снял кушетку, а если бы к тому моменту все они оказались разобранными, все равно предпочел бы переспать эту ночь прямо на полу зала ожидания.

Стало очевидным, что ночная жизнь на Бродвее в этом мере никак более не походила на ту, что знал он.

Он подошел к окну и посмотрел… не наружу, а в ту невообразимую темень, что начиналась сразу же по ту сторону стекол. Окна не были зашторены, поскольку для четвертого этажа это уже не имело ровно никакого значения.

Никто на улице на расстоянии в несколько метров не мог увидеть освещенного окна. То была ночь бесподобной, ни с чем не сравнимой черноты. Чтобы поверить в это, надо было самому побывать в ней.

Интересно, а что сейчас происходит во мраке Четвертой улицы, в двух шагах от Таймз сквера, в самом бурно пульсировавшем сердце Нью-Йорка?

Немыслимо: 42 улица находится полностью в руках преступников! Какие-то пурпурные монстры с Луны спокойно вышагивают по центральной улице Гринтауна! Генерал Эйзенхауэр командует армией землян на венерианском ТВД против арктуриан!

Что за безумная, немыслимая вселенная!

Глава V Полет швейных машинок

Но каков бы он ни был, этот мир, Кейт в нем очутился и, похоже, крепко застрял. Более того, всюду и все время его подстерегают неведомые опасности. И так будет продолжаться до тех пор, пока он не научится достаточно свободно ориентироваться в этом универсуме, чтобы не подвергаться постоянному риску совершить фатальную ошибку всякий раз, едва он раскроет рот или отважится на какой-то поступок.

То была непозволительная роскошь допускать ляпы в мире, где вас могли без излишнего шума прихлопнуть как шпиона, или прикончить только за то, что вы ополоумели настолько, что захотели с наступлением ночи прошвырнуться от Центрального вокзала до Таймз сквера.

Кейт решил повременить со сном и лучше ещё поднабраться информации.

Он решительно раскрыл «Очерк всеобщей истории» Х.Дж. Уэллса. Он совсем изнемог сидя в неудобном кресле. Поэтому не устоял перед искушением прилечь на кровать, внутренне, однако, поклявшись самому себе, что если невзначай уснет за чтением, то наверстает это утром и будет тогда просвещаться столь долго, сколь это окажется возможным, прежде чем выйти на улицы Нью-Йорка. И каким бы не оказался этот город днем, все равно ничего уже не могло быть хуже того, чем он был ночью.

Подложив под голову обе подушки, Кейт открыл Уэллса. Первые главы он просто пробежал, выхватывая там и сям по фразе.

Кейт тут же вспомнил, что читал её несколько месяцев тому назад. И этот экземпляр полностью соответствовал прежнему… во всяком случае до сего момента. Даже иллюстрации были те же самые.

Дикозавы, Вавилон, египтяне, греки, Римская империя, Карл Великий, Средневековье, эпоха Ренессанса, Христофор Колумб и открытие Америки, война за независимость, Промышленная революция…

Освоение космоса

Этот заголовок попался ему на глаза, когда он пролистал уже девять десятых книги. Стоп! С этого места он стал вчитываться в текст внимательно.

В 1903 году американский профессор из Гарвардского университета Джордж Ярлей открыл способ перемещения в Пространстве.

Причем, совершенно случайно!

В тот день ученый муж пытался починить для собственных нужд принадлежавшую его жене старенькую швейную машинку, давно поломавшуюся и заброшенную за ненадобностью на чердак. Ярлей хотел наладить её таким образом, чтобы крутя педалями, приводить в действие миниатюрный генератор собственного изготовления, предназначавшийся для получения тока высокой частоты и малого вольтажа, что потребовалось ученому для некоторых задуманных им опытов по физике.

Окончив монтаж, — к счастью, он сумел потом вспомнить, в какой момент допустил ошибку, — профессор нажал на педаль и после нескольких движений нога совершенно неожиданно для него уперлась в пол.

Швейная машинка вместе с педалью и генератором попросту исчезли.

Уэллс замечает далее не без юмора, что ученый проделывал всю эту операцию в абсолютно трезвом состоянии и вообще натощак, но после случившегося поспешил исправить положение. Протрезвев после выпитого в этой связи виски, профессор притащил новую швейную машинку жены и быстренько соорудил другой генератор, идентичный пропавшему. Именно тогда он и обнаружил допущенную им при сборке ошибку и сознательно повторил её.

После этого Ярлей нажал на педаль… и новехонькая швейная машинка испарилась.

Профессор не знал, что за открытие он совершил, но чувствовал, что оно имеет большое значение. Поэтому, ничтоже сумняшеся, он снял деньги со своего счета в банке и купил ещё пару швейных машинок. Одну он любезно возвратил для бытовых нужд жене. А вторую смонтировал точно так же, как и в первые два раза.

Но теперь он привел на демонстрацию свидетелей, в том числе декана и ректора университета. При этом он не стал говорить им о том, что их ожидает — просто попросил внимательно наблюдать за швейной машинкой.

Те уставились на неё и недвусмысленно убедились, как она растворилась в воздухе.

Ярлей не без труда удалось убедить их, что не может быть и речи о каком-то ловком фокусе, но когда он преуспел в этом — правда, ценой отправки «в никуда» новенькой швейной машинки жены декана прямо из комнаты, в которой та находилась, — все дружно признали, что в этом и в самом деле что-то есть.

Ярлей освободили от лекционного курса и выделили необходимые материальные средства для продолжения опытов. Так сгинули ещё с полдюжины швейных машинок, после чего он решил свести свою экспериментальную базу до строжайшего минимума.

Так он открыл, что может опереться на мотор с часовым механизмом правда, подключенный несколько особо — для включения генератора. Педаль оказалась необязательным атрибутом, но если для запуска генератора использовался электромотор, то что-то там получалось не так, и феномен не изволил себя проявлять. Отметил он, наконец, и тот немаловажный факт, что можно обойтись без шпулей и без маховика, но никак не без челнока из цветного металла.

Была установлена возможность использования для запуска генератора любой силы, кроме электричества. Так, помимо механической тяги от педали и часового механизма, он перепробовал гидравлическое колесо и небольшой паровой двигатель, которым игрался его сын (что вынудило профессора купить ему потом новый).

Кончилось все это тем, что ученому удалось так упростить аппарат, что его стало возможным монтировать в простом ящике — они, естественно, обходились намного дешевле швейных машинок — причем, энергию создавал скромный моторчик на пружинах, из тех, что используют в детских игрушках. Устройство теперь стоило менее пяти долларов, а чтобы собрать его достаточно было нескольких часов.

Профессору теперь оставалось лишь ставить на нужное место моторчик, включать рычажок… и аппарат куда-то проваливался. А вот куда он девался и почему это происходило, Ярлей так и не мог установить. Но упорно продолжал проводить опыты.

Наступил, наконец, день, когда сообщили, что какой-то предмет сначала грешили на метеорит — врезался в стену внушительного здания в Чикаго. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это — деревянный ящик, в котором беспорядочно напичкано что-то, напоминавшее часовой механизм и электрические приборы.

Первым же поездом ярлей отбыл в Чикаго, где тотчас же признал в остатках злополучного предмета творение своих рук.

Тогда-то он и сообразил, что его устройство переместилось в пространстве, и он с удвоенной энергией продолжил свои эксперименты. Никто не мог хронометрически, с точностью до секунды, установить тот момент, когда аппарат пошел на таран стены дома, но по ряду косвенных свидетельств Ярлей пришел к выводу, что путь от Кэмбриджа до Чикаго тот проделал практически мгновенно.

Университет выделил ему помощников, и ученый без конца множил количество своих опытов, присваивая номер каждому новому детищу, которое уходило неизвестно куда, тщательно фиксируя детали относительно, например, числа заводов пружины, направления, в котором был повернут аппарат, времени, с точностью до долей секунды, его исчезновения.

Кроме того, он развил бурную деятельность по оповещению граждан о своих опытах, обращаясь ко всем людям на всех континентах с просьбой разыскивать пропадавшие из его лаборатории устройства.

Из тысяч засланных им таким образом в неизвестность предметов выявили всего два. Но когда подызучили условия, L, при которых ставился с ними опыт, то пришли к некоторым выводам фундаментального порядка.

Первое. Устройство всегда устремлялось в направлении точно по оси генератора.

Второе. Существовала строгая зависимость между количеством оборотов прибора и преодоленным расстоянием.

Вот теперь-то можно было приняться и за настоящую работу. В 1904 году он сделал открытие, что путь, пройденный машиной, прямо пропорционален кубу числа оборотов и их долей, проделанных генератором и что продолжительность перемещений была и в самом деле нулевой.

Доведя размер генераторов до величины наперстка, удалось заслать аппарат на сравнительно небольшое расстояние — в несколько километров — и заставить его приземлиться в поле в пригородной полосе.

Все это могло бы принципиально революционизировать методы земного транспорта, но беда заключалась в том, что все объекты опытов оказывались серьезно поврежденными, когда их обнаруживали в пункте прибытия. Чаще всего от них оставалось росно столько, сколько позволяло только идентифицировать их как таковые, да и то не всегда.

Не стоило рассчитывать и на то, что открытие возможно будет использовать в качестве нового убойного средства: так, посланные подобным образом взрывчатые вещества ни разу до цели не дошли. Видимо, взорвались где-то по пути.

И все же после трех лет всевозможных экспериментов ученые вывели очень красивую математическую формулу феномена, подобрались к понимаю самого его принципа и даже к прогнозированию результатов.

Они совершенно однозначно установили, что причина поломки засылаемых объектов состояла в том, что они на финише материализовывались в воздушной среде. А воздух, как известно, — субстанция довольно плотная. Поэтому невозможно переслать какое-то его количество за нулевое время без того, чтобы тело, вызвавшее это перемещение, не пострадало от этого и не только по своей внешней форме, но и вплоть до структуры на молекулярном уровне.

Тем самым стало очевидным, что единственная область, в которую можно было бы мгновенно переместить любой предмет без риска значительно его повредить, было космическое пространство, в межпланетный вакуум. А поскольку расстояние посыла прямо зависело от куба числа оборотов генератора, то не требовалось создавать что-то громоздкое, чтобы достигнуть Луны или любой другой планеты Солнечной системы. Даже межзвездные перелеты не требовали сооружения каких-то гигантских механизмов, потому что их можно было разбить на отдельные «прыжки», каждый из которых длился не более того времени, которое требовалось пилоту, чтобы нажать на соответствующую кнопку.

Таким образом, раз фактор времени перестал играть какую-либо роль, то и прокладывать трассы оказалось делом просто ненужным. Достаточно было хорошенько прицелиться в нужное место, просчитать расстояние, нажать на кнопку — и ты материализовывался на желаемом расстоянии от планеты и мог начинать подготовку к посадке на нее.

Естественно, первой целью избрали Луну.

Тем не менее потребовалось несколько лет, чтобы отработать систему «прилунения». В то время наука аэродинамика делала лишь свои первые шаги, хотя за несколько лет до этого братья Райт в Соединенных Штатах уже сумели поднять ввысь аппарат тяжелее воздуха (кстати, это произошло в том же году, когда профессор Ярлей лишился своей первой старенькой швейной машинки). К тому же, вначале полагали, что на Луне воздуха вроде бы быть никак не должно.

В конце концов проблему удалось все же разрешить: в 1910 году на Луне высадился первый человек, благополучно вернувшийся живым и невредимым на Землю.

В течение следующего года люди побывали на остальных планетах Солнечной системы.

Следующая глава книги называлась «Межпланетная война», но Кейт почувствовал, что осилить её ему уже не удастся. К этому моменту было уже полчетвертого утра. А день, помнится, был весьма богат на всякого рода приключения. Глаза Кейта слипались.

Он протянул руку, чтобы выключить свет, после чего его голова ещё не успела упасть на подушку, как он уже впал в глубокий сон.

Кейт проснулся только к полудню. Какое-то время он лежал, не размыкая век и раздумывая о приснившемся ему абсурдном сне, в котором он якобы очутился в особом мире, где швейные машинки открыли дорогу к межпланетным путешествиям, свирепствовала беспощадная война землян с арктурианами, а Нью-Йорк окутывала по ночам непроницаемая тьма.

Он машинально повернулся на бок, и от пронзившей его в плече острой боли открыл глаза. Над ним нависал совершенно незнакомый ему потолок. Болевой синдром окончательно вывел его из состояния заторможенности. Кейт приподнялся на кровати, сел и посмотрел на часы. Ого! Уже одиннадцать сорок пять! Здорово же он опоздал сегодня на работу.

Впрочем, а опоздал ли он в самом деле?

Кейт почувствовал, что дезориентирован, его охватило чувство полной потерянности. Он поспешно вскочил на ноги — кстати, и кровать какая-то чужая! — и рванулся к окну. Все верно, он находился на четвертом этаже какого-то здания на 42 улице, и её общий вид в целом казался ему вполне родным и знакомым. Нормально двигался транспорт, тротуары, как обычно, заполнены вечно куда-то спешащей публикой, причем, люди одеты, да и выглядит по поведению привычным образом. Да, это был тот самый Нью-Йорк, который он хорошо знал.

Понятно, значит ему и впрямь привиделся какой-то кошмарный сон. Но с какой все же стати он очутился на 42 улице?

Это поразило его так, что он застыл у окна, пытаясь найти какое-нибудь разумное объяснение своему здесь присутствию. Последнее, что он отчетливо помнил, — это безмятежное сидение на лавочке в саду мистера Бордена. Потом…

Могло ли все произойти так, что он вернулся в Нью-Йорк каким-то иным, чем сейчас ему помнилось, способом и что какой-то кошмар подменил неизвестно как его подлинные впечатления от поездки? Если это так, то давно пора пойти на консультацию к психиатру.

Не сошел ли он с ума? Вполне вероятно. Но в то же время с ним явно что-то случилось. Если не принимать неприемлемое, то он никак не мог вспомнить, каким способом он сумел добраться из поместья мистера Бордена сюда, в Нью-Йорк, как, впрочем, и причину своего пребывания в данный момент в отеле, а не у себя дома в Гринвич Вилледж.

Да и плечо ноет совсем по-настоящему. Он потрогал его и под рубашкой отчетливо нащупал перевязку. Ясно, что он был ранен, но совершенно исключено, что это произошло в тех фантастических обстоятельствах, которые он вообразил в своем бредовом сне. В любом случае отсюда надо было уходить, возвратиться к себе и… а вот что делать дальше, он, право, пока даже не мог себе представить. Ладно, решил он, ограничусь на данный момент тем, что вернусь домой, а там — посмотрим.

Он развернулся и подошел к креслу, на котором разложил часть своей одежды. Что-то лежавшее около кровати привлекло его внимание. То была книга карманного формата «Очерки всеобщей истории» Х.Дж. Уэллса.

Чуть задрожавшей рукой он поднял её и открыл оглавление. Просмотрел названия трех последних глав. Они шли в таком порядке: «Освоение Космоса», «Межпланетная война», «Битва с арктурианами».

Книга вывалилась из его рук. Нагнувшись за ней, он заметил ещё одну, почему-то очутившуюся под кроватью. Она называлась: «За» или «против» отуманивания?».

Кейт рухнул в кресло и несколько минут пытался сосредоточиться, привыкая к мысли о том, что все случившееся — никакой вовсе не кошмар, а самая что ни на есть реальность.

Или что-то такое, что весьма на неё походит.

Если только он не буйнопомешанный, на которого надо спешно надевать смирительную рубашку, то тогда все это происходило на самом деле. За ним всерьез гнался монстр пурпурного цвета. Он действительно попадал в безобразно черный туман, в котором торжествовал закон джунглей.

Он поискал портмоне в брючном кармашке. Банкноты были кредитками, а не долларами. Всего чуть более тысячи.

Одевался Кейт раздумчиво, неспешно. Затем опять подошел к окну. Да, это была все та же 42 улица, и вид у неё был достаточно ординарный и привычный ему, но теперь он не мог уже так грубо ошибаться, как это было вначале. При воспоминании о том, что происходило на этом месте в час ночи, его пронзила легкая дрожь.

Да и вглядевшись повнимательней в улицу, он подметил некоторые не замеченные им на первых порах детали. Так, он узнавал большинство магазинов, но выявил и ряд таких, о которых не имел никакого понятия и был уверен, что ни разу в жизни до сего дня их не видел.

И — венец всему! — в толпе спешивших горожан он различил алое пятно. Это и в самом деле был алый монстр, который входил в магазин новинок на противоположном от него тротуаре.

И никто не обращал на него внимания больше, чем на любое человеческое существо из числа шмыгавших по улице.

Кейт горестно глубоко вздохнул и стал собираться в дорогу, Багажа у него было, что кот наплакал, — всего-то рассовать по разным карманам «Очерки» Уэллса, «Жизнь Допелля» да два журнала. Поскольку он уже извлек все полезное для себя из знаменательного труда «За» и «против» отуманивания?», то решил оставить книгу в номере. Как и вчерашний выпуск «Нью-Йорк Таймс».

Спустившись по лестнице, Кейт пересек вестибюль. За стойкой теперь стоял другой служащий, который даже не удостоил его взглядом. Кейт на секунду задержался в входной двери, поскольку, как ему сначала показалось, стекло было абсолютно целым. Но почти сразу же заметил следы свежей замазки по краям.

Кейт, окончательно придя в себя, почувствовал, что голоден. Поесть стало главным делом, поскольку он не держал ни крошки во рту со вчерашнего обеда. Кейт вошел в привлекательный по внешнему виду ресторанчик напротив муниципальной библиотеки.

Усевшись за небольшой столик, он принялся изучать меню. Из дюжины названий блюд лишь три оказались совершенно ему незнакомыми. Все они были вынесены вниз и в сторону от основного перечня. Речь шла о «Зот с Марса по-тулузски», «Роти Крайль с соусом Капи», а также «Лунная галлина».

Последнее, если только его не подводил испанский, означало «лунную курочку». Он пообещал себе, что как-нибудь обязательно отведает её, а также «Зота» с Марса и рои «Арайль». Но сегодня ему слишком хотелось есть, чтобы пускаться в сомнительные эксперименты. Посему он заказал гуляш.

То было блюдо, которое и требовало повышенного к себе внимания, и Кейт, жуя мясо, пролистал две последние главы «Всеобщей истории».

О межпланетной войне Уэллс писал с горечью. Он расценивал её как захватническую, в которой Земля выступала агрессором.

Жители Луны и Венеры оказались существа дружелюбными и начать их эксплуатировать не составило землянам никакого труда, чем они с лихвой и воспользовались. По своему умственному развитию эти колоссы с Луны не ушли дальше диких африканских племен, но селениты отличались более мягким и благодушным характером. Из них получались превосходные рабочие и особенно замечательные механики (в тех случаях, когда им толково объясняли таинства машин). Наиболее искусным и ловким из них удавалось сэкономить на зарплате ради путешествия на Землю. Но долго на ней задерживаться им было нельзя: после двух-трех недель пребывания начинало заметно ухудшаться здоровье. По этой же причине оказалось невозможным использовать их в земных условиях в качестве рабочей силы. Последнее, впрочем, было официально запрещено законом с тех пор, как тысячи селенитов полегли костьми спустя несколько месяцев после прибытия на Землю. Продолжительность жизни селенита равнялась примерно двадцати годам на Луне. Но на других небесных телах — Венере, Земле, Марсе или Каллисто — она никогда не превышала и шести месяцев.

Венериане по своему умственному развитию практически стояли вровень с землянами, но по складу характера кардинально от них отличались. Их интересовали только философия, искусство и высшая математика, и они очень радушно встретили землян, искренне надеясь на плодотворный обмен в области культуры и интеллектуальной деятельности. Их цивилизация не носила материального характера — ни домов, ни городов они не строили, вещами себя не обременяли, как, впрочем, машинами и оружием.

В сущности это были немногочисленные бродячие племена, которые за исключением интеллектуальных занятий, вели образ жизни, мало чем отличавшийся по своему примитивизму от животных. Они не только не препятствовали, но и всячески содействовали — правда, никогда не выступая в качестве рабочей силы, — колонизации и эксплуатации богатств Венеры пришельцами. Земля быстро основала там четыре колонии, население которых вскоре достигло миллионной отметки.

На Марсе, однако, события развивались совсем по-другому.

Его обитателей почему-то воодушевляла смехотворная идея не дать себя колонизировать. Их общество в своем развитии практически достигло того же уровня, что и земное, за исключением того, что они не додумались ещё до межпланетных путешествий, что, возможно, объяснялось отсутствием привычки носить одежду, а значит, полным их неведением в отношении швейных машинок.

Марсиане встретили первых землян вежливо, солидно и строго (они вообще все делали чрезвычайно серьезно, совсем не обладая чувством юмора). После куртуазного приема они посоветовали гостям вернуться восвояси и больше у них не появляться. Членов второй, а затем и третьей экспедиций они попросту уничтожили.

Захватив астролеты, на которых прилетели земляне, они даже не соблаговолили ими воспользоваться или скопировать как образцы для создания собственного космического флота. Просто они не испытывали никакого желания куда-то улетать с родной планеты. Уэллс в этой связи резонно замечал, что ещё никогда ни один марсианин не покидал свою планету живым, даже во время вскоре разгоревшейся межпланетной войны.

Те же несколько аборигенов, которых удалось взять в плен и водворить на борт корабля с намерением отправить их на Землю и тщательно там подызучить, покончили с собой ещё до того, как тот поднялся в разряженную атмосферу Марса.

Это неприятие возможности или даже неспособность прожить хотя бы несколько минут вне родимого планетарного дома, касалась также растений и животных Марса. Поэтому ни в одном зоопарке и ни в одном ботаническом саду Земли до сих пор не было ни единого образца фауны и флоры этого мира.

По указанным причинам так называемая межпланетная война развернулась исключительно на поверхности Марса. Она вылилась в беспощадную бойню, в ходе которой марсиан неоднократно выкашивали в неслыханном количестве. Все же им удалось капитулировать до того, как их истребили всех на корню, и они дали согласие на колонизацию землянами Марса.

Итак, как выяснилось, во всей Солнечной системе разумные существа обитали только на четырех планетах и их спутниках — Земле, Луне, Венере и Марсе. На Сатурне развилась какая-то странного рода флора, а на некоторых из лун Юпитера встречались растительная жизнь и некоторые виды диких животных.

Человек натолкнулся на соперника — то есть на агрессивных с колонизаторскими замашками мыслящих существ за пределами Солнечной системы. Ко времени выхода землян в Космос, арктуриане бороздили его уже в течение многих веков. Лишь по чистой случайности — ведь наша Галактика чрезвычайно обширна — они до сих пор не заскакивали в Солнечную систему. Но обнаружив наше существование в результате нечаянной встречи где-то в окрестностях Проксины Центавра, они немедленно решили выправить столь ненормальное положение вещей.

Со стороны землян война с арктурианами сразу же приобрела оборонительный характер, хотя включала в себя все, что мы могли бы расценить как наступательную тактику. До сего момента эта межгалактическая битва не очень-то продвинулась вперед, поскольку у каждого из противников оказались достаточно мощные оборонительные системы, чтобы воспрепятствовать любым сколь-нибудь длительным наступательным операциям. Дело свелось к тому, что время от времени одному из звездолетов одной из сторон удавалось проникнуть сквозь защитные кордоны и посвирепствовать в тылу врага.

К счастью для землян, они сумели достаточно быстро захватить несколько кораблей арктуриан и это позволило им в сжатые сроки преодолеть многовековое техническое отставание, при котором они втянулись в военные действия.

Более того, благодаря гениальности Допелля, Земля даже вырвалась несколько вперед и все время успешно сохраняла это преимущество, хотя в сущности вся эта межзвездная схватка явно развивалась в русле взаимного выматывания сил до тех пор, пока один из участников не выдержит постоянного напряжения.

Допелль! Опять это имя. Кейт отложил книгу Х.Дж. Уэллса и уже собрался было вытащить из кармана другую — «Жизнь Допелля», — как вдруг заметил, что давно покончил с трапезой и, собственно говоря, в ресторане ему засиживаться долее никакого резона не было.

Уплатив по счету, он вышел на улицу. Ступеньки лестницы, ведущей к расположенной напротив ресторана муниципальной библиотеки так и манили присесть на них и почитать ещё немного, чтобы продолжить накопленные знания об этом мире.

Но следовало подумать и о том, чем же он здесь профессионально занимается.

Прежде всего, следовало выяснить, работал ли он — в этой вселенной! в издательстве Бордена или нет? Если да, то не выйти на работу с утра в понедельник — это не бог весть какое непростительное преступление, но отсутствовать целый день — это, извините, было бы уже нечто другое!

А время, между тем, уже перевалило за час пополудни.

Стоило ли сначала позвонить и попытаться собрать все возможные сведения, прежде чем самолично заявляться в контору? Такое решение представлялось ему логичным и разумным.

Кейт вошел в табачный магазинчик. Перед телефонной кабинкой выстроилась очередь в несколько человек. С одной стороны было досадно терять время на ожидание, но с другой — это позволяло ему понять, как работает общественный телефон в стране, где отсутствуют металлические деньги. Кейт стал наблюдать. Покинув кабину, каждый клиент проходил к кассе и платил банкнотами ту сумму, которая выскакивала на счетчике, соединенном с аппаратом. Получив соответствующую сумму, служащий нажимал на кнопку, и счетчик возвращался в исходное состояние.

Так же — теперь это было очевидным — действовал и телефон в Гринтауне, но Кейт этого механизма оплаты попросту не заметил. А поскольку там ему так и не удалось соединиться с клиентом, то счетчик, видимо, так и остался на нуле.

Кейту повезло, что никто из стоявших перед ним лиц не затягивал разговора, и ему понадобилось всего несколько минут, чтобы оказаться в кабине.

Набирая номер издательства Бордена, он все время укорял себя в том, что пока ожидал в очереди, не заглянул в справочник, поскольку здешний номер места его работы вполне мог оказаться другим.

Но его мысли тут же прервал очень смахивавший на Мэрион Блейк голос телефонистки:

— Издательство «Борден».

— Мистер Уинтон на месте? — поинтересовался он. — Я имею в виду Кейта Уинтона.

— Нет, мистер, его нет. Кто спрашивает?

— О! Это не имеет никакого значения. Я перезвоню завтра.

Кейт поспешил повесить трубку, дабы Мэрион не успела забросать его какими-нибудь другими вопросами. Он крепко надеялся, что та не узнала его голоса. Скорее всего, так и было.

Оплачивая полкредитки в кассу, Кейт с неудовольствием подумал, что плохо распорядился этой суммой. Надо было бы полюбопытствовать, вышел ли Кейт Уинтон пообедать, был ли он вообще в Нью-Йорке и знали ли, где он сейчас обретается. Но было уже поздно корить себя. А если начинать все сначала, то пришлось бы снова выстоять очередь.

Ему страшно не терпелось поскорее побывать в своем офисе и — пусть это будут даже самые нелицеприятные известия, — выяснить истинное положение дел в этом вопросе.

Кейт спешно направился к зданию, в котором издательство борден занимало весь третий этаж.

Поднявшись на лифте, он сделал глубокий вдох, прежде чем ступить на лестничную площадку.

Глава VII

Кейт приостановился перед исполненной в сугубо модерновом стели дверью, которую знал так хорошо, давно уже ей любуясь. Она была из числа тех, что выглядят стеклянным монолитом с хромированной ручкой в футуристическом исполнении. При этом, естественно, не видно никаких петель. Вывеска «Издание Борден А.О.» находилась на уровне глаз и была искусно и неброско хромированными буквами вплавлена в стеклянную толщь.

Кейт, как всегда, осторожно дотронулся до ручки, чтобы не оставит пятен на этой чудесной прозрачной поверхности, открыл дверь и вошел.

Все выглядело, как прежде: та же стойка из красного дерева, точно такие же картины на стенах — гравюры, изображавшие охотничьи сцены. И, конечно, неизменная Мэрион Блейк, пухленькая куколка с ярко-красными надутыми губками, высокой прической их темных волос, сидевшая за тем же приемным столом в отгороженном стойкой углу. Для Кейта она была первым известным ему человеком, встреченным с тех пор, как… Боже, неужели все это случилось за такой короткий промежуток времени, — с семи часов вчерашнего вечера? Ему-то казалось, что с тех пор миновало несколько недель. На мгновение у него закружилась голова и безумно захотелось перемахнуть через низенький барьерчик и от души расцеловать Мэрион Блейк.

Пока что ему довелось видеть знакомые предметы, места, но сейчас перед ним было первое в этом мире знакомое лицо. Когда он просматривал содержание журнала «Необыкновенных приключений», то узнал, что издательство «Борден» размещалось по тому же, что и раньше адресу, что оно по-прежнему функционировало, но только сейчас до него дошло, что в сущности он не очень-то в это верил, пока вот теперь не увидел Мэрион Блейк, восседавшую на своем служебном месте.

Более того, на какой-то миг это столь близкое ему лицо, тот факт, что в приемной ничего не изменилось, даже подтолкнули его к мысли, а не бред ли — все эти его воспоминания за последние восемнадцать часов?

Это было просто чем-то невозможным, невероятным…

Но вот Мэрион повернула голову, взглянула на него и ничегошеньки в выражении её личика не доказывало, что она узнала Кейта.

— Что вам угодно? — довольно нетерпеливо осведомилась она.

Кейт прокашлялся. Что это, шутка? Разве она не видит, что это он, Уинтон, главный редактор одного из журналов издательства? Не разыгрывает ли она его?

Он ещё раз натужно прочистил горло.

— У себя Кейт Уинтон? Мне хотелось бы переговорить с ним.

Это могло бы сойти за ответную шутку с его стороны, если бы она сейчас вдруг расплылась в улыбке. Тогда и его губы растянулись бы до ушей.

Но секретарша деловито бросила:

— Мистер Уинтон вышел.

— Хм… а мистер Борден? Он на месте?

— Нет, мистер.

— А Бет… мисс Хэдли?

— Ее тоже нет. Почти весь персонал ушел в час. На этот месяц именно это время установлено для закрытия офисов.

— Установл… О! — Он вовремя сдержался, чтобы опять не ляпнуть очевидную глупость. — Извините, я как-то позабыл об этом, — промямлил он, скрывая свое замешательство. Про себя же Кейт мучительно раздумывал, что это такое «установленное время для закрытия» и почему, в частности, оно декретировано для этого месяца.

— Ладно, приду завтра, — подвел он неутешительные для себя итоги. Скажите, пожалуйста, в какое время больше всего шансов застать мистера Уинтона на месте?

— Около семи.

— Семи… — Кейт как бы эхом вторил ей, на деле изумляясь все больше и больше. Так что же она хотела сказать: семь утра или семь вечера? Хотя ясно, конечно, утра, поскольку второй вариант означал почти-то начало отуманивания города.

Внезапно разгадка сама собой пришла ему в голову. Он понял смысл ответа и лишь пенял на себя, что о такой простой вещи не смог додуматься раньше и сам.

Само собой разумеется, рабочие часы и должны были быть иными в мире, где господствовало отуманивание, где с наступлением ночи люди рисковали головой на каждом углу улицы и где стала невозможной какая-либо ночная жизнь. Ну ясно же, что рабочий день в этих условиях должен был строиться так, чтобы позволить людям иметь хотя бы минимум личной свободы.

Понятно, что пришлось менять весь распорядок своей жизни, если обязан вернуться домой до наступления темноты и даже задолго до неё для пущей безопасности. Рабочий день в таких обстоятельствах должен был начинаться где-то в 6–7 утра — через час после того, как лучи восходящего солнца растворят черный туман — и длиться до часу или двух пополудни. Тем самым на личные дела оставалось послеобеденное время, которое, видимо, заменяло прежние, отведенные под развлечения вечера.

Да, это неоспоримо так и должно было быть. Кейт упрекнул себя, как же он не подумал об этом, читая книгу об отуманивании.

В любом случае эта новость как-то взбадривала. Она означала, что Бродвей отнюдь не обязательно обезлюдел и потерял былую оживленность, как он это представлял себе вначале. Вероятно, по-прежнему идут спектакли, дают концерты, устраивают ревю — только все это теперь происходило не вечером, а после обеда. А утренние зрелища организуют пораньше. Вместо ночных клубок и баров, видимо, появились послеполуденные.

И все прыгали в кровать уже к семи-восьми вечера, чтобы проснуться в четыре-пять утра и подготовиться к заре.

А поскольку восходы и заходы солнца в разное время года происходили не в одно и то же время, то, естественно, менялись и часы рабочего дня. Поэтому-то для сего месяца установили тринадцать часов как срок обязательного закрытия офисов. Наверняка решением местных властей, поскольку Мэрион явно недоумевала, чего это он все ещё торчит здесь, в издательстве.

— Ваша фамилия, случаем, не Блейк? — осведомился он. — Мэрион Блейк?

— Да, но я не… — Ее глаза округлились.

— Мне так все время и казалось, что я вас узнаю, но полной уверенности не было, — импровизировал Кейт.

Он лихорадочно размышлял, стараясь восстановить в памяти все, что когда-то Мэрион выбалтывала ему о себе, о своих подружках, о том, где живет, чем занимается в свободное время.

— На одном из балов некая Эстелла — забыл её фамилию — представила нас друг другу… кажется, это было в Квинсе? — рассыпался он мелким смехом. Да, в тот раз я как раз был именно с ней. Смешно и досадно, что никак не могу вспомнить её фамилию, хотя цепко удержал в памяти вашу, хотя и танцевал-то с вами один-единственный раз.

— Правильно! — расцвела Мэрион. — Хотя, хоть убей меня, не припоминаю этого эпизода. Действительно, живу я в Квинсе и частенько хожу там на танцы. И подружка у меня есть по имени Эстелла, а по фамилии Рэнбоу. И уж всего этого вы никоим образом выдумать просто так не могли.

— Ничего нет удивительного в том, что вы запамятовали меня, подхватил Кейт. — Сколько уже месяцев прошло с тех пор! Меня зовут Карл Уинстон. Ясно одно, тогда вы произвели на меня сильное впечатление. Я даже запомнил ваши слова о том, что вы работаете в одном из издательств. Только в каком именно — это почему-то забылось. Посему никак не ожидал вас увидеть здесь. Кажется, постойте, вспомнил… вы ведь пишете стихи, правда?

— Ну, назвать это стихами трудно, мистер Уинстон. — просто рифмоплетствую.

— Зовите меня просто Карл, — напористо продолжал Кейт, — поскольку, как выяснилось, мы с вами — давние друзья, пусть вы и не припоминаете меня. Вы уже кончили работу?

— Да. Уже закрывались, а два письма оставались нераспечатанными. Мистер Борден сказал, что если я их исполню сегодня, то он разрешает мне прийти завтра утром на полчасика попозже.

Она метнула взгляд на настенные часы и с несколько натянутой улыбкой произнесла.

— Кажется, я проиграла в этой сделке, поскольку письма оказались длинными, и у меня ушел на них почти час времени.

— Зато я выиграл, — радостно возвестил Кейт, — поскольку разыскал вас. Может, забежим вместе в бар?

Она заколебалась.

— Ну разве что пропустим по стаканчику. Дело в том, что в два тридцать мне надо обязательно быть в Квинсе. У меня назначена там встреча.

— Ну и отлично, — возликовал Кейт. Он и в самом деле был рад, что Мэрион была занята, поскольку за коктейлем он вполне мог выведать у неё все, что ему требовалось, а вот вешать её себе на шею на все послеобеденное время ему не улыбалось.

Они спустились на лифте, и Кейт оставил за Мэрион право выбрать, куда им пойти. Она предпочла уютный маленький бар на углу Мэдисон сквера, где ему никогда до того не приходилось бывать.

Им подали два коктейля «Каллисто» (Кейт в вопросе заказа благоразумно последовал примеру Мэрион, которая попросила принести именно этот напиток). Потягивая, на его вкус, слишком приторное, хотя и вполне терпимое питье, Кейт обронил:

— Помнится мне, что в тот раз во время танца я проболтался вам, что немного пописываю… до сего времени это были скорее журнальные репортажи, но теперь я созрел для чего-то более серьезного. Впрочем, честно признаться, я уже настрочил несколько рассказов.

— О! Так значит это и было целью вашего визита к нам.

— Так оно и есть, — скромно потупился Кейт. — Я хотел бы переговорить с Уинтоном или с мистером Борденом, если не с мисс Хэдли, чтобы выяснить, в какого рода новеллах они сейчас нуждаются, а также выяснить желательный для них объем.

— Так в этом вопросе и я могу быть вам кое в чем полезной! Сейчас у них более, чем достаточно, ковбойских историй, а также детективов. Однако мисс Хэдли нужны для её женского журнала рассказы покороче, для приключенческого журнала требуются произведения самых различных форм.

— А как насчет фантастики? Чувствую, что она мне удается наилучшим образом.

Мэрион Блейк удивленно взглянула на него:

— О! Так вы, значит, уже прослышали об этом?

— О чем конкретно?

— О журнале фантастики, который Борден намерен начать вскоре выпускать.

Кейт открыл было рот, но тут же спохватился, чтобы не сказать чудовищную глупость. Он не должен подавать вида, что чему-то удивляется. Проглотив глоток коктейля, он задумался. так, давай-ка разберемся, почему это Мэррион заявила, что Борден только собирается начать выпускать журнал фантастики? Ведь Борден уже публиковал «Необыкновенные приключения», экземпляр которого лежал у него в кармане, причем, как он это лично констатировал, изданный именно им. Почему же Мэрион не сказала тогда, что Борден вот-вот выбросит на рынок второй журнал такого рода?

Не найдя ответа на сей вопрос, он осторожно ответил:

— Да, я кое-что слышал об этом. Так это не досужие домыслы?

— Нет, нет! Уже подготовлен макет первого номера, осталось лишь отдать его в печать. Журнал будет ежеквартальным и этот номер приурочен к возвращению читателей с каникул. Решили сначала посмотреть, хорошо ли он будет расходиться, и если все пойдет на славу, то из него сделают ежемесячное издание. А для этого они сейчас остро нуждаются в материале; после подготовленного номера у них в портфеле всего лишь один эпизод романа с продолжением и один-два рассказа.

Кейт кивнул головой и позволил себе ещё глоток «Каллисто».

— А вы сами-то, что думаете о фантастической литературе? Есть ли у неё рынок?

— Лично я считаю, что такой журнал давно пора начать выпускать, авторитетно заявила она. — По пути это единственный вид литературы, который издательство не охватывает.

Кейт выудил из кармана номер «Необыкновенных приключений», что купил ещё в Гринтауне и до сих пор ещё не удосужился прочитать.

Он небрежно положил его на стол в надежде на комментарии со стороны секретарши, поскольку та только что безапелляционно заявила, что издательство Борден фантастикой до сих пор не занималось.

Кейт сделал вид, что внимательно его изучает, а Мэрион тем временем стрельнула глазами на обложку.

— О! — воскликнула она. — Вижу, что вы знакомы с нашим основным журналом приключений.

Ну вот, подумал Кейт, все оказалось на удивление просто. Как же это он сразу об этом не подумал? Ведь то была сами очевидность. в мире, где межпланетные путешествия — банальная реальность, где во всю идет звездная война, а разгуливающие по улицам пурпурные монстры — селениты являются самым обыденным явлением, истории, повествующие о подобных дела и не могут быть ничем иным, как приключенческими, а не фантастическими произведениями.

Но если все это — простые обиходные приключения, то — Боже мой! какая же тут должна быть фантастика предвосхищения? Кейт внутренне поклялся при первой же возможности купить какой-нибудь журнальчик этого жанра. Видно, полезное будет чтение.

Его взгляд вновь упал на «Необыкновенные приключения».

— Хорошая штука, этот журнал, — бросил он. — Я бы охотно в нем сотрудничал.

— Мне кажется, что мистеру Уинтону как раз сейчас нужны материалы. И он с удовольствием примет вас, если вы зайдете завтра утром. У вас есть уже что-нибудь написанное?

— Нет еще. Но кое-какие идеи наполовину уже проработаны. Я подумал, что лучше, пожалуй, сначала обговорить их с ним. Чтобы яснее представлять, что ему точно надо.

— Вы знакомы с мистером Уинтоном, мистер Уинстон? Смотри-ка, ваши фамилии почти совпадают, вы не находите? Кейт Уинтон и Карл Уинстон. Могут возникнуть затруднения.

Он ответил сначала на первый вопрос:

— Нет, мне никогда не доводилось встречаться с мистером Уинтоном. Но вы правы, фамилии у нас и впрямь весьма схожи, да и инициалы одни и те же. Но в чем могут выразиться эти затруднения?

— Просто могут подумать, что это его литературный псевдоним. Понимаете, если в журнале Кейта Уинтона появятся рассказы, подписанные Карл Уинтон, то многие придут к этому выводу. И, вероятно, он не будет слишком доволен этим.

— И то верно, — согласился Кейт. — Но это не имеет никакого значения, потому что я в любом случае буду подписывать свои произведения вымышленным именем. Репортажи я строчу от собственного лица, но что касается рассказов, тут предпочитаю укрыться под псевдонимом.

Он вновь пригубил «Каллисто», зарекшись когда-либо в жизни заказывать его ещё хоть раз.

— Кстати, а не можете ли вы мне немного рассказать об этом Кейте Уинтоне?

— Зачем… и что бы вам хотелось узнать?

— О! — вяло махнул Кейт рукой. — Даже и не сам. Ну, например, как он выглядит. Что предпочитает есть за завтраком, умеет ли расслабляться.

— Знаете… — замялась Мэрион Блейк, насупившись с задумчивым видом. Он довольно высокого роста, повыше вас, строен. Брюнет. Носит очки в черепаховой оправе, примерно лет тридцати. На вид — серьезный, солидный мужчина. — Она подавила смешок. — Думаю, что с некоторых пор он стал ещё серьезнее, чем обычно, но сердиться на него за это ни в коем случае не следует.

— Это почему же?

Она ответила с хитрецой:

— Он влюбился… ну, в общем, так мне кажется.

— В вас? — Кейт вымученно улыбнулся.

— Что? В меня? Да он на такую, как я, и внимания не обращает. Нет, он втрескался по уши в нашу новую директрису женского журнала, красавицу мисс Бетти Хэдли. Но, разумеется, толку от этого никакого.

Кейту хотелось бы разузнать подробности на этот счет, но словечко «разумеется» его насторожило. Когда люди его употребляют, само собой подразумевается, что вы должны быть в курсе дела. Но почему, раз он признался ей, что в жизни не видел Кейта Уинтона и не сказал, знаком ли с Бетти Хэдли, почему от него ожидали, что он осведомлен о том, что быть влюбленным в Бетти — безнадежное для Кейта дело?

Может быть, решил он, удастся как-то разговорить Мэрион, и ему в конце концов удастся выяснить, в чем тут суть.

— Да, в прескверную он попал ситуацию, не правда ли? — пробросил он осторожно.

— Да, уж, — согласилась, вздыхая, Мэрион. — Конечно, не приходится сомневаться, что в мире не найдется такой женщины, которая не отдала бы все, только бы оказаться на месте Бетти Хэдли.

Понятное дело, спросить в лоб, почему это так, он не мог. Пришлось продолжать раскручивать тему исподволь.

— И даже вы? — игриво бросил он.

— Я? Да вы шутите, наверное, мистер Уинстон? Быть помолвленной с самым выдающимся человеком на Земле? К тому же умным, обаятельным красавцем-мужчиной, самым бесстрашным и мужественным, самым романтически настроенным, самым… аъ! да я дважды пошла на все ради этого!

— О! — протянул ошарашенный Кейт, не сумев, однако, оказаться на высоте энтузиазма, который должен был бы выражать его возглас.

Он залпом допил остатки коктейля, чуть не задохнувшись. Поманив официантку, он спросил уц Мэрион:

— Еще один?

— Боюсь, что времени у меня в обрез. — Она взглянула на часики. — Нет, я и первый коктейль ещё не кончила. Но вы вольны заказать себе еще, если хотите.

Кейт поднял глаза на официантку:

— Будьте добры, один «Манхэттен».

— Извините, мистер, но я никогда не слышала о таком напитке. Это что-то новенькое?

— А «мартини» у вас есть?

— Конечно. Вам голубого или розового?

Кейта передернуло.

— А как с виски?

— Пожалуйста. Какую предпочитаете марку?

Он покачал головой, не пытаясь более искушать судьбу. Осталась только надежда, что виски не окажется ни розовым, ни голубым.

Он повернулся к Мэрион, мучаясь над тем, как бы заставить её развить тему невообразимой любви Бетти Хэдли и вырвать у неё имя её избранника. Было слишком очевидно, что он в силу логики этого мира обязан был его знать. Может, это и в самом деле ему известно — его поразило ужасное подозрение.

Мэрион подтвердила его самые худшие подозрения, причем, ему не пришлось для этого даже прилагать дополнительных усилий. Ее взгляд блуждал в каком-то туманном забытье.

— Вы только сами подумайте, — прошелестел её голос. — Допелль! — Она произнесла это имя, словно читала молитву.

Глава VIII Мекки

Ну вот, подумал Кейт, теперь мне стало известно самое худшее. Но она ведь только помолвлена, а не замужем. Может быть, у него ещё и остался какой-нибудь, пусть самый ничтожный шанс?

Мэрион, между тем, опять вздохнула:

— На мой взгляд, она сделала большую глупость, — понесло её. Согласиться вот так ждать, пока не окончится эта война! Кто знает, как долго она может продлиться? Да, к тому же, ещё и настаивать на том, чтобы продолжать работать, в то время как у Допелля денег куры не клюют… в конечном счете, она, возможно, боится просто тронуться, если будет дожидаться суженого, маясь без дела. Видит Бог, я бы на её месте не смогла проявить такую выдержку в ожидании Допелля, даже продолжая заниматься своим делом.

— Но этого-то у вас, как раз, хватает.

— Верно, но не Допелля. — Мэрион пригубила бокал и вздохнула с таким надрывом, что Кейт забеспокоился, как бы она не привлекла к ним внимание посторонних.

Наконец, принесли заказанное Кейтом виски, и оно, как ему и полагалось, играло золотистым, а не розовым и не голубым цветом. Первый же глоток убедил Кейта в том, что у того не только внешний вид, но и вкус соответствовал характеристикам этого благородного напитка. Он залпом выпил всю порцию, пока Мэрион дотягивала свой коктейль. Теперь ему стало лучше. Но не столь, чтоб уж очень.

Мэрион встала:

— Мне пора идти, — заявила она. — Большое вам спасибо, мистер Уинстон. Итак, договорились: завтра утром вы непременно являетесь в офис?

— Завтра или послезавтра, — уточнил Кейт. Про себя он уже решил, что встречаться с Уинтоном следует, уже имея в кармане готовый рассказ. А ещё лучше два или три, если он сумеет достаточно быстро их написать… и он не без оснований полагал, что может справиться с этой обязанностью достаточно быстро.

Он проводил Мэрион до метро, а сам направился в библиотеку.

По правде говоря, идти ему хотелось сейчас вовсе не туда. Куда лучше было бы вернуться в тот же бар или же заглянуть в другой и тянуть там одно виски за другим. Но здравый смысл подсказывал ему, что это было бы губительной ошибкой. Итак набежало уже столько неприятностей, когда он был абсолютно трезв, что…

Жизнь только что нанесла ему ряд суровых ударов. Во-первых, выяснилось, что в этом мире он не занимает никакого профессионального положения: Кейт Уинтон, что работал у Бордена, даже физически не был похож на него. Разве что возраст у них был примерно один и тот же, и все. Далее. Бетти Хэдли оказалась помолвленной, да ещё с таким персонажем, который настолько походил на героя, едва сошедшего со страниц романа, что… это попросту не лезло ни в какие ворота.

Он поднялся на второй этаж библиотеки, вошел в читальный зал и устроился за столиком. Никаких требований он выписывать не стал, поскольку имел при себе столько материала для чтения, что для его усвоения не хватило бы и всего послеобеденного времени. Наконец, ему надлежало выработать какой-то план действий на ближайший период.

Кейт вынул из кармана три брошюры, которые до сих пор так и не успел прочитать: номера журналов «Необыкновенные приключения», «Она и Он», а также «Жизнь Допелля».

Кейт без особого воодушевления начал с последней книги. То немногое, что ему довелось прочитать и услышать о Допелле за двадцать часов, проведенных в этом взбесившемся мире, убедительно свидетельствовало о том, что у этого типа фактически вся Солнечная система была в кармане. У него имело все… и Бетти Хэдли впридачу.

Кейт отложил книгу. Если он сейчас начнет её читать, то ему хотелось бы сразу и добить её до конца, а на это уйдет гораздо больше времени, чем он мог себе позволить в послеполуденные часы.

В этой вселенной он никакой не главный редактор многотиражного журнала, а значит, требовалось найти способ как-то зарабатывать на жизнь, причем заняться этим немедленно, поскольку на оставшиеся у него после Гринтауна денежки долго не протянешь. А возможность устроиться с работой зависела сейчас в числе прочих обстоятельств от внимательного изучения этих двух журналов.

Начал он с «Необыкновенных приключений». Он тщательно ознакомился с оглавлением, сравнив его по памяти с тем июльским номером, что он направил в типографию. Многие авторы имели те же фамилии, но появились и неизвестные ему имена.

Прежде чем углубиться в чтение, он полистал журнал, бросая по ходу взгляд на иллюстрации. И в каждой из них он отметил то же, что и на обложке, весьма тонкое, отличие от его издания. Художники вроде бы были те же самые — во всяком случае их артистические имена не поменялись, как, впрочем, и общий стиль — но рисунки были намного более выразительными. Девушки были не менее прекрасны, а монстры производили гораздо более жуткое впечатление.

Начал Кейт с одного из самых коротких рассказов, читал очень внимательно, скрупулезно анализируя содержание. Завязка и ход действия, насколько ему помнилось, были те же самые, но вот обстоятельства и общие рамки повествования заметно изменились. Дойдя до последней строчки, он почувствовал, что несколько растерян, хотя стала смутно просматриваться какая-то общая идея.

Он спокойно посидел, размышляя какое-то время, и эта мысль стала уточняться. Тогда он удовольствовался лишь беглым просмотром остальных новелл, не очень-то заботясь разбором интриг и персонажей, а концентрируя свое внимание на деталях обстановки и условиях действия.

Да, он не ошибся. Разница между этими историями и теми, о которых он помнил, состояла в том, что ни общий фон, ни детали никогда не менялись: все авторы совершенно одинаково описывали марсиан, все венериане выглядели похожими друг на друга. Все звездолеты летали на основе одного и того же принципа, а именно того, о котором упоминалось в книге Х.Дж. Уэлла. Единственные эпизоды войны в Космосе, как на подбор, касались либо конфликта между Землей и Марсом и первых дней планетарной колонизации, либо схватки между землянами и арктурианами, что происходила в настоящее время.

Мэрион Блейк была, несомненно, права, относя «Необыкновенные приключения» к журналам чисто приключенческого характера, а не к фантастике. Рамки, в которых они развертывались, — а эта была та самая безумная вселенная, в которой он изволил сейчас пребывать, — отражали подлинную реальность. Все ситуации и общий декор были настоящими и подчинялись определенной логике.

Сомнений не было: это были просто-напросто обыкновенные приключенческие похождения.

Кейт шумно швырнул журнал на стол перед собой, заслужив осуждающий взгляд библиотекаря.

И все же, мелькнула у него мысль, должны же были и в этом мире существовать журналы, посвященные фантастике предвосхищения. Иначе старая лиса Борден ни за что не отважился бы на то, чтобы заняться выпуском такового. Но если прочитанное им — не фантастика, что же тогда является вю в этом мире? Нет, надо обязательно купить соответствующее издание и составить себе об этом четкое представление.

Он снова взял в руки книгу о Допелле и с горечью оглядел её. Допелль! Да совсем не мил он был его сердцу! И все же Кейт обязан ознакомиться с этим треклятым произведением. Но подходящий ли был для этого сейчас момент? Взглянув на настенные часы библиотеке, Кейт пришел к выводу, что нет, и решительно отложил её чтение на потом. В настоящее время были вещи поважнее, причем исполнить задуманное требовалось до наступления вечера и начала отуманивания.

Главное сейчас — найти пристанище и работу, чтобы обеспечить жизнь в новых для него условиях. Он не решался потратить всю оставшуюся у него сумму до того, как он найдет способ пополнить её.

Кейт пересчитал, сколько из полученных им от хозяина драгстора в Гринтауне двух тысяч кредиток — эквивалент двум от доллара — осталось у него в бумажнике. Примерно половина.

Этой суммы ему могло хватить на неделю, если он будет вести себя поприжимистей. Впрочем, наверняка, этот срок надо уменьшить, поскольку ему понадобиться кое в чем начать с нуля: купить одежду, белье, туалетные принадлежности и Бог знает что еще.

А может, он все же имел в этой вселенной свой гардероб и комод, полный белья в очаровательной квартирке на Грэшем-стрит в Гринвич Вилледж?

Он посмаковал эту вероятность, рассмотрел её со всех сторон и отклонил как чересчур маловероятную. Ведь здешний Кейт Уинтон, занимавший его былое положение, без всякого сомнения унаследовал и его жилье. Теперь он был твердо убежден, что в этой вселенной никто заранее не приготовил для него тепленькой синекуры. Ему надлежало самому и в одиночку добиться места под солнцем. И это не представлялось ему столь уж простым и легким делом.

Но все же, где он находился в настоящее время? Как он сюда попал? Почему?

Кейт разом отмел все эти мысли. Должно существовать какое-то решение его проблемы и даже способ вернуться обратно в родной ему мир, он в этом был уверен!

Но сначала необходимо было выжить в этом, для чего требовалась ясно мыслящая голова, способная составить план действий, предпочтительно, толковый. Какой метод может оказаться здесь наилучшим, чтобы в ближайшем будущем заработать эквивалент в кредитках ста долларам?

Он начал усиленно размышлять над этой проблемой и через некоторое время подошел к завбиблиотекой с просьбой одолжить ему карандаш и бумагу. Вернувшись за стол, он стал набрасывать на листке список всего того, что ему могло понадобиться. Длина получившегося перечня его обескуражила.

Но когда он прикинул цену каждого предмета, сложив все вместе, ситуация уже не показалась ему настолько безысходной. Получалось, что он мог бы обойтись четырьмястами кредитками, тогда на жизнь ему останется шестьсот. Если он подыщет дешевенький отель и будет питаться в ресторанах с умеренными ценами, то он сможет протянуть дней десять, если не все две недели.

Выйдя из библиотеки, Кейт направился к табачной лавочке, откуда он уже звонил до обеда.

Надо, сам себе приказал он, устранить самую невероятную гипотезу. Он стал рыться в справочнике в поисках адреса и номера телефона Кейта Уинтона. Ни тот, ни другой не изменились.

Войдя в кабину — очереди на сей раз не было — Кейт набрал нужные цифры.

Тотчас же ответил голос:

— Кейт Уинтон у телефона.

Ему ничего не оставалось, как повесить трубку, не произнеся ни слова. Теперь все прояснилось окончательно.

Затем Кейт отправился в ближайший супермаркет и принялся за покупки. При этом он не мог позволить себе большие запросы, чтобы не выскочить за рамки строго рассчитанных средств. В первую очередь он приобрел небольшой фибровый чемоданчик, самую дешевую модель за двадцать девять с половиной кредиток. Затем шел прямо по списку: носки, платки, бритва, зубная щетка…

А также бинт для перевязки раненого плеча и антисептик, карандаш, резинку, один блок белой и один желтой писчей бумаги… Листу, казалось, конца не будет. А когда он добавил ещё и несколько рубашек, купленных в магазинчике тридцать шестого разряда, то его чемоданчик заполнился почти полностью.

Какое-то время он потерял в химчистке, куда отдал привести в порядок и выгладить костюм, заодно наказав до блеска надраить ботинки. Все было исполнено, пока он выжидал прямо здесь, в заведении.

Последним его приобретением, несколько «распечатавшим» отложенные на жизнь шестьсот кредиток, была дюжина всякого рода журналов, которые он отобрал в книжном магазине с большой щтательностью.

Пока он занимался этим делом, снаружи стал со всех сторон сбегаться народ. Выйдя из лавки, он обнаружил, что люди сгрудились вдоль тротуара в шесть рядов, а чуть дальше по мостовой раздавались восторженные приветственные возгласы.

Кейт, немного поколебавшись, решил, что лучше не высовываться, и вернулся в магазин. Ему, однако, не терпелось выяснить, что за событие надвигалось. При этом он мудро рассудил, что его положение внутри помещения помогало лучше решить эту проблему. Действительно, получилось так, что теперь он мог наблюдать улицу сквозь витрину поверх голов столпившегося люда, что явно было предпочтительней пребывания снаружи. Тогда ему пришлось бы с чемоданом и кипой журналов под мышкой протискиваться через толпу в первые ряды, чтобы хоть как-то и что-то разглядеть.

Было очевидно, что нечто или некто приближалось к его местонахождению. Народное ликование удвоилось. Кейт отчетливо увидел, что на мостовой прекращено всякое движение транспорта, а людей оттеснили на обочину. Наконец показались пара мотоциклистов — полицейских впереди автомашины, за рулем которой важно восседал водитель в униформе.

На заднем сидении лимузина никого не было, зато над ней в метрах трех плыло в воздухе с той же скоростью НЕЧТО.

То была гладкая, круглая сфера из металла, размером чуть больше баскетбольного мяча.

Восторженные крики и аплодисменты разгорелись с новой силой, а из-за автомобилистов, принявшихся колотить по клаксонам, шум стоял невообразимый.

Среди восторженного рева толпы Кейту удалось ухватить несколько слов:

— Мекки! Ура, МЕККИ! МЕККИ!

Кто-то, стоявший совсем рядом, истошно завопил:

— Мекки! Разнеси ради нас этих арков в пух и прах!

В этот момент произошел абсолютно невероятный феномен.

В окружавшем его со всех сторон гвалте и шуме Кейт вдруг различил выдержанный, нормального звукового уровня голос. Тот звучал спокойно, вполне отчетливо и, казалось, исходил одновременно отовсюду и ниоткуда.

«— Весьма любопытная сложилась ситуация, Кейт Уинтон — проронил голос. — Приходите ко мне на днях, и мы её обсудим».

Кейт резко дернулся и панически огляделся вокруг. Но никто из близстоящих людей не обращал на него никакого внимания. В то же время его неожиданный порыв не остался незамеченным соседом.

— Вы слышали? — обратился к нему Кейт.

— Что именно?

— Какие-то слова в адрес некоего Кейта Уинтона?

— Псих какой-то удивился тот. Тотчас же позабыв обо всем, он снова сосредоточил все свое внимание на том, что происходило на улице, заорав, что было мочи: — Мекки! Ура тебе, мекки!

Кейт выскочил из книжного магазина, устремившись через образовавшийся в плотной людской стене прогал за машиной и той штукой величиной с мяч, что зависла над ней. У него сложилось странное впечатление, что это она обратилась к нему.

Если это так, то штука четко назвала его по имени, и никто вокруг не услышал адресованного только ему послания. Раздумывая на ходу, Кейт пришел к выводу, что голос явился ему не в виде внешнего звука, а возник непосредственно в голове. К тому же, он был каким-то обезличенным, механическим. В нем не было ничего от человека.

А не сходит ли он, Кейт, потихоньку с ума?

А почему бы не допустить, что у него уже давно произошел сдвиг по фазе?

Но независимо от ответа на этот вопрос или объяснения случившегося, слепой инстинкт подсказывал ему, что не стоило терять из виду… этот шарик. Точнее, эту штуку, которая обратилась к нему по имени.

А вдруг она в курсе, по какой такой причине он очутился в этой Вселенной, и что случилось с родным ему миром? Тем самым, в котором пробушевали две мировых войны, но не было никаких межпланетных стычек, где он, Кейт Уинтон, возглавлял журнал фантастики предвосхищения, а не приключений, как здесь, хотя и тут на его посту был человек с такой же фамилией, но ничуть внешне на него не похожий.

Между тем, толпа неистовствовала:

— Мекки! Мекки!

Видно, так звали эту сферу, решил Кейт. И она, возможно, могла дать рациональное объяснение случившемуся. Ведь Мекки четко сказал: «Приходите на днях, поговорим!»

Еще чего — ждать несколько дней! Нет уж, дудки, он хотел получить объяснения немедленно.

Кейт ужом проскальзывал в толпе, не обращая внимания на больно колотивший по ногам чемодан. Его испепеляли гневными взглядами, награждали ещё более жгучими неприязненными словами. Но он и ухом не повел — бежал и бежал. И хотя пробиться к двигавшейся машине ему так и не удалось, Кейт тем не менее не терял её из виду.

И вдруг в его мозгу вновь зазвучал тот же голос: «Кейт Уинтон! Остановитесь. Не следуйте за мной. Иначе — пожалеете».

И тогда Кейт в отчаянии завопил, стараясь пересилить многочисленные толпы:

— Но почему? Кто…

Он внезапно осознал, что снующие рядом люди слышат его пронзительный крик, который в самом деле выделялся в общем гвалте, и что на него начинают обращать внимание.

«— Старайтесь не привлекать к себе внимания, — продолжал, между тем, нашептывать безликий голос. — Верно, я способен читать ваши мысли. Да, это я, Мекки. Делайте то, что задумали, а побеседовать со мной приходите через три месяца».

«— Но почему, почему? — отчаянно стрельнул он в сторону сферы мысленный посылом. — И чего это я должен маяться здесь ещё целых три месяца?»

«— Война вступила в критическую фазу, — ответствовал Мекки. — Судьба человечества висит на волоске. Арктуриане вполне могут стать победителями. И сейчас у меня просто нет времени для встречи с вами».

«— Но что же мне делать?»

«— То, что решили. И будьте бдительны и даже осторожнее, чем до сего времени. Вы ежесекундно подвергаетесь опасности».

Кейт пытался ментально сформулировать вопрос, который дал бы нужный ему ответ, но безуспешно.

«— Что же, однако, произошло? Где я очутился?»

«— Отвечу позже, — бесстрастно откликнулся голос. — Как и попытаюсь разрешить вашу проблему. Пока у меня нет готового ответа на то, что — и это я непосредственно считываю с вашего мозга, — так мучит вас».

«— Я что, сошел с ума?»

«— Нет. И не допустите ошибки, которая может оказаться для вас фатальной. Мир, в котором вы находитесь, вполне реален и не является продуктом вашего воображения. Вы подвергаетесь не мнимой, а существующей на самом деле опасности. Если вас лишат жизни в этой Вселенной, то это будет всамделяшняя смерть».

Последовала короткая пауза, после чего голос добавил:

«— Я не могу больше уделять вам времени. И прошу: не надо меня преследовать».

И сразу же, ещё до того, как Кейт успел задать ещё хотя бы один вопрос или осознать шум и гам, поднятый толпой и усугубляемый звонкими гудками автомобилей, в его голове воцарилась тишина. То, что только что заполнило его разум, мгновенно исчезло. Он понимал это, не в силах объяснить, откуда ему сие известно. Он знал, что нет смысла пытаться снова что-то спрашивать — все равно ответа не будет.

И тогда Кейт, повинуясь совету Мекки, остановился. Причем, настолько резко, что в него врезался какой-то следовавший за ним следом субъект, тут же обложивший его нехорошими словами.

Он, восстановив равновесие, как-то душевно успокоился и печально проводил взглядом плывшую над бушевавшей уличной толпой сферу.

Что это было? Как ей удавалось так ловко и непринужденно перемещаться по воздуху? Был ли Мекки живым существом? Каким образом сфера сумела прочитать его мысли?

Но как бы то ни было, эта штука, похоже, знала, кто он и в каком нелепом положении оказался… и даже ободрила его, сказав, что попытается вызволить его отсюда.

Но так просто отпустить Мекки ему все же не хотелось. Неужели придется томиться ещё три месяца? Нет, такое немыслимо, если существовал хотя бы самый ничтожный шанс тут же найти выход из сложившейся ситуации!

Но сфера уже удалилась метров на сто. Двигаться за ней с чемоданом и кучей журналов в руках было невозможно. Он затравленно огляделся вокруг, и его взгляд нечаянно уперся в табачную лавку.

Он мигом заскочил в неё и швырнул у входа чемодан вместе с купленной литературой, бросив на хожу остолбеневшему владельцу заведения:

— Вернусь через пару секунд. Спасибо за то, что посторожите! — И он пулей вылетел обратно на улицу, не дав тому опомниться и начать протестовать против подобной бесцеремонности. Он понимал, что рисковал тем самым потерять все, что приобрел на свои жалкие гроши, но наиважнейшим для него сейчас представлялось — проследить, куда направилась сфера.

Теперь-то он уже не церемонился в толпе, энергично расталкивая всех направо и налево локтями. Ему удалось не только сохранить свое отставание от Мекки и её эскорта всего на сотню метров, но даже слегка подсократить его.

Тем временем кортеж свернул на Третью авеню, а затем на 37 улицу. На углу столпилось немыслимое число зевак. Мотоциклы и лимузин остановились как раз перед ними.

Но не сфера. Та продолжала подниматься вверх над зашедшейся в экстазе морем праздношатающихся любителей поглазеть. И вскоре достигла открытого окна на четвертом этаже.

Из него высовывалась женщина. И не кто-нибудь, а лично Бетти Хэдли.

Кейт протиснулся до последних рядов, решив, что далее пробиваться нет смысла: вся картина просматривалась отсюда лучше, чем если бы он стоял у самого дома.

Последовал новый взрыв аплодисментов. Теперь уже в адрес сразу троих Мекки, а также Бетти Хэдли и Допелля. Мелькнула мысль, а не здесь ли и сам Допелль, но что-то не просматривался никто, кто мог бы походить на героя из героев этого мира. Все взоры были устремлены либо на Мекки, либо на Бетти Хэдли, выглядывавшей из окна с улыбкой на лице. Она выглядела, как никогда, прекрасной и желанной.

С того места, где он стоял, Кейту показалось, что Бетти была одета в костюм, типичный для героинь обложек журналов фантастики: малинового цвета лифчик, великолепно подчеркивавший совершенную форму двух чудных полусфер, обнаженные плечи, руки (естественно, вне всякой конкуренции!), а также талию, а ниже… наверное, подумал он, там что-то и было, но утверждать это с достоверностью не мог, поскольку для этого она недостаточно сильно высовывалась из окна.

Достигнув уровня Бетти Хэдли, сфера замерла в нескольких сантиметрах от неё белевшего плеча. Из-за отсутствия у Мекки видимых отличительных черт лица Кейт так и не мог понять, глядела ли сфера на Бетти или на бесновавшуюся внизу толпу.

Затем Мекки заговорил. Кейт сразу же понял, что теперь сфера обращалась непосредственно ко всем присутствовавшим на этой торжественной встречи лицам, а не персонально к нему. Приветственные крики не прекратились, но они никому не мешали внимать тому, о чем она вещала, поскольку люди воспринимали её речь не слухом, а напрямую — разумом.

«— Друзья, — промолвил Мекки, — а теперь я вынужден покинуть вас, поскольку мне поручено передать мисс Хэдли послание от моего создателя и хозяина Допелля. Разумеется, речь идет о сугубо личном деле. Благодарю вас за оказанный мне теплый прием. Мой повелитель наказал сообщить вам следующее: ситуация все ещё остается критической, и все мы должны сейчас выложиться полностью. Но нельзя ни в коем случае отчаиваться. Надежды на победу есть. Мы обязаны одержать верх и непременно добьемся этого».

— Мекки! — взревела толпа. — Допелль! Бетти! Победа! Долой арктуриан! Мекки! Мекки! Мекки!

Кейт буквально пожирал глазами Бетти Хэдли. Он отметил, что, по-прежнему, мило улыбаясь собравшейся внизу толпе, она, тем не менее, порозовела от смущения перед подобным, близким к апофеозу поклонением ей. Она ещё раз поприветствовала своих обожателей, затем её голова и бюст исчезли внутри апартаментов. Сфера влетела за ней следом в окно.

Зеваки стали понемногу рассеиваться.

Кейт застонал от бессилия. Он все время пытался войти в мысленный контакт с Мекки, но понял, что опоздал. Сфере было сейчас явно не до него, даже если она и улавливала его отчаянные призывы.

Впрочем, Мекки ведь его предупредил. Он прекрасно разобрался в чувствах Кейта по отношению к Бетти Хэдли и посоветовал ему не идти следом. Он отлично представлял, каково будет ему, когда Кейт увидит Бетти при таких обстоятельствах. И пытался оградить его от горечи и отчаяния, которые навалились на него в эту минуту.

Он припомнил, что когда Мэрион Блейк сообщила ему о помолвке Бетти, это не произвело на него большого впечатления. Тогда он ещё сказал сам себе, что до тех пор, пока она не выйдет замуж, для него ещё не все потеряно. Он даже надеялся, что сумеет заставить её выкинуть из головы какого-то там Допелля.

Но теперь он отчетливо уразумел, что не имеет ни малейшего шанса в этом соперничестве! Бурная демонстрация симпатии к этому легендарному герою, развернувшаяся у него на глазах, намного лучше, чем все ранее прочитанное и услышанное, показала ему, что за персонаж должен был быть этот Допелль. Как выразилась эта великолепная сфера Мекки: «Мой создатель и хозяин». И весь Нью-Йорк пел ему осанну, хотя тот при этом даже не присутствовал!

И как мог надеяться он, Кейт Уинтон, представлявший в этом мире менее, чем ничто, абсолютное ничтожество, умыкнуть невесту у подобного молодца!

Глава IX Допелль

В крайне подавленном и мрачном настроении Кейт поплелся обратно в табачную лавку, где оставил свой чемодан и кипу журналов. Все оказалось в целости и сохранности. Он извинился перед владельцем магазинчика и в порядке компенсации купил у него пачку сигарет.

Тем временем улицы начали постепенно пустеть. Он понял, что, должно быть, приближаются сумерки, и следовало позаботиться об убежище на ночь.

Кейт начал поиски и вскоре на Восьмой авеню, почти на углу с 40 улицей, нашел то, что нужно: недорогой отельчик, где за оставленные в залог всего сто двадцать кредиток он снял на неделю комнату. Оставив чемодан и чтиво в номере, Кейт спустился пообедать в маленьком ресторанчике, а затем вернулся к себе, решив посвятить весь вечер чтению и размышлению.

Он взял один из журналов в руки. Теперь ему предстояло практически обеспечить реализацию своего плана. А нужно ли это было делать вообще? Вероятно, какие-то шансы на успех у него были, раз Мекки, эта блестящая сфера, настойчиво советовал ему осуществить задуманное.

Какое-то, достаточно длительное время, он никак не мог сосредоточиться. У него не выходило из головы более, чем когда-либо соблазнительное личико Бетти Хэдли в ореоле белокурых волос, с нежной и гладкой кожей и с так и напрашивавшимися на поцелуй алыми губками. Не говоря уж об этом очаровательном теле, подмеченном им в окне и сокрытым, насколько он мог судить, всего лишь плотно облегающим грудь лифчиком.

И чего он не послушался мудрых советов Мекки не идти за сферой? Тогда не впал бы он сейчас в это настроение полной прострации как раз в тот момент, когда ему требовалось мобилизовать всю силу своего интеллекта.

Долго ещё образ Бетти Хэдли мешал ему приступить к изучению купленных книг и журналов, а мысль о бесполезности любых усилий с его стороны в этой отчаянной ситуации настойчиво сверлила мозг. Но мало-помалу, вопреки этому удручающему настроению Кейт все же втянулся в чтение. И начал приходить к мысли, что кое-какие возможности у него наверняка имеются.

Ясно, он должен начать зарабатывать на жизнь сочинительством для этих или других журналов. Пяток лет тому назад, до того, как поступить на работу к Бордену, он очень активно занимался литературной деятельностью. Тогда он продал немало рассказов, но были такие, которые по тем или иным причинам так и остались нереализованными.

Соотношение первых со вторыми было примерно один к двум, что для не очень плодовитого и без особо буйной фантазии автора было не так уж плохо. Но это непрерывное творческое напряжение ему давалось с трудом, и когда возникло предложение занять постоянное место в издательстве, он принял его немедленно.

К настоящему времени он приобрел солидный пятилетний опыт работы старшим редактором, и считал, что уж теперь-то ему будет гораздо легче, чем раньше, быстренько и качественно настрочить какой-нибудь рассказчик. Сегодня он ясно видел свои прежние недостатки… и среди них почетное место занимала обыкновенная лень. А она — зло отнюдь не неизлечимое.

Ко всему прочему на сей раз у него уже были вполне готовые сюжеты из числа не проданных им рассказов, вспомнить которые большого труда не составило. Кейт был убежден, что сейчас он напишет их куда лучше, чем пять лет тому назад.

Он быстро, один за другим, пролистал журналы, пробегая напечатанные там материалы, останавливаясь лишь на некоторых. Снаружи стемнело, и черная вуаль отуманивания уже закрыла окно его номера. Кейт продолжал читать.

По мере этого занятия в Кейте все настойчивее крепло убеждение, что он не сможет вписать свои произведения в рамки окружавшей и так ещё мало ему знакомой действительности. Он наверняка наделает ошибок, возможно, и не столь уж крупных, но они выдадут его с головой. Вывод: писать на современную тему ему противопоказано.

К счастью, оставались две другие возможности. Согласно тому, что он почерпнул в «Очерках всеобщей истории» Уэллса, все в этом мире начало меняться с 1903 года, когда стали пропадать в неизвестном направлении швейные машинки. Значит, он ничем не рисковал, живописуя в рассказах исторического характера события до этой даты. Удачей для него можно было считать и то, что в колледже он всегда примерно изучал историю и довольно неплохо был подкован по XVII и XIX векам, особенно по событиям, происходившим тогда в Америке.

Он не без удовлетворения отметил, что все дешевые журналы охотно публиковали в довольно большом количестве исторические зарисовки, в этом смысле выгодно для него отличаясь от того, что было принято в его мире. Не исключено, что это объяснялось большей в этой Вселенной разницей в стиле жизни между современной эпохой и периодом Войны за независимость. «Необычайные приключения» составляли исключение из этого правила и, судя по всему, полностью специализировались на современных космических похождениях. Но издательство Борден в качестве противовеса им выпускало и другой журнал «Романтические истории», который основное внимание уделял рассказам периода борьбы за Независимость и Гражданской войны. Причем, им также руководит Кейт Уинтон.

С удовольствием он отметил, что даже журналы сентиментального характера весьма значительное место уделяли историческим новеллам. О таком поле деятельности он даже и не задумывался, т. е. тем самым для него открывалась и третья возможность.

Конечно, оставалась ещё литература предвосхищения, фантастика. Он подвергнул тщательному критическому анализу три купленных им журнала этого жанра и понял, что в этой области он совершенно ничем не рисковал. Там описывались приключения в далеких галактиках, вынесенные в очень дальнее будущее или, наоборот, отнесенные в дремучее прошлое. Не было недостатка и в историях с перемещениями во времени, а также о необычных проявлениях человеческого разума. Встречались даже и чисто фантастические произведения типа обрамленных в исторический контекст баек об оборотнях. Получалось, что и здесь он мог смело пробовать свои силы.

Изучение журналов он завершил к десяти часам и до полуночи просидел за столиком с карандашом в руке перед листком бумаги. Нет, он не начал уже сочинять — для этого ему была нужна пишущая машинка; он просто составлял перечень тех новелл, которые, по памяти, он написал в свое время, но продать так и не сумел.

За два часа набралось что-то около двадцати сюжетов. Попозже, он был уверен, придут на ум и другие. Из двадцатки шесть имели историческую тематику, в том числе четыре были довольно короткими, так что написать их ему труда не составит. Набрал он и ещё шесть историй, которые, как ему представлялось, написать будет легко, развернув их действие либо в историческом, либо в фантастическом плане.

Итак, для начала уже набралось с дюжину новелл, которые он мог бы практически сразу положить на бумагу, как только заимеет машинку. В случае, если он быстро продает из них одну-две, это было бы здорово. Конечно, он не сможет до бесконечности черпать темы из своих прошлых набросков, и рано или поздно, но ему придется начать выдумывать новые. Но с приобретенным за годы редакторства опытом, посчитал Кейт, с этой задачей он, пожалуй, вполне мог справиться. В любом случае запас не реализованных с свое время рассказов поможет ему встать на ноги.

Так, но если не удастся продать ни одного произведения до того, как иссякнул все его средства к существованию? Ну что же… тогда придется изучить возможность раздобыть деньжат, использую лежавшие у него в кармане монеты из его мира. В Гринтауне одна из них — в 25 центов — принесла ему две тысячи кредиток, но и навлекла на него крупные неприятности. Кейт решил, что теперь он будет действовать намного осторожнее и пойдет на риск только если его принудят к этому обстоятельства, да и в этом случае предварительно тщательно изучит этот вопрос с целью выявления возможных ловушек.

Когда стукнула полночь, ему уже так хотелось спать, что, как он ни силился, никаких других сюжетов вспомнить больше не сумел. И все же он ещё не все завершил из того, что наметил сделать за этот день. Он взял книгу «Жизнь Допелля» и углубился в нее.

Этот персонаж начинал интересовать его все больше и больше.

Через час он констатировал, что соперник у него был грознее некуда. Любое состязание с ним представлялось как абсолютно безнадежное дело.

Допелль (кажется, имени у этого типа просто не было) предстал перед ним как совершенно необыкновенное существо. Похоже, в одном-единственном лице собрались все достоинства — и без единого недостатка! — таких выдающихся личностей, как Наполеон, Эйнштейн, Александр Великий, Эдисон, Дон Жуан и рыцарь Ланселот. И все это — в двадцать семь лет.

История его жизни за первые семнадцать лет была изложена лаконично, сжато. Блестящий ученик, он получил множество дипломов и стал выпускником Гарварда в семнадцать лет с оценкой «отлично», показав себя лучшим в выпуске и уже тогда, несмотря на столь юный возраст, став весьма популярной личностью.

Обычно вундеркиндов не очень-то любят, но Допелль был явным исключением из правила. Он не был зубрилой. Всем своим успехам Допелль был обязан потрясающей памяти: все, что он читал и слышал, его мозг усваивал мгновенно и без малейших усилий.

Хотя он был сверхзагружен (посещал почти все курсы в Гарварде), Допелль как-то ещё и ухитрялся возглавлять команду регби, которая не знала ни единого поражения. После окончания университета он добился материального достатка, написав в свободное от иных трудов время с полдюжины приключенческих романов, имевших потрясающий коммерческий успех и сразу же признанных классикой в этом жанре литературы.

Вырученные за книги гонорары (все его произведения, само собой разумеется, были экранизированы) позволили Допеллю приобрести личный звездолет и собственную лабораторию, работая в которой, он за последние два года внес существенные улучшения в технику космических путешествий и в боевое оснащение землян в их галактическом противостоянии с арктурианами.

Вот таким был Допелль в семнадцать лет, в сущности, если сравнить с тем, кем он стал позже, обычным юношей. Но именно тогда и начался его подлинный жизненный взлет.

После Гарварда он поступил в школу, готовившую карды звездолетчиков, и закончил её в чине лейтенанта. Затем в течение года он скакал по армейским ступенькам от звания к званию. В двадцать один год он уже возглавлял всю контрразведывательную службу и был единственным землянином, кто лично отправился с разведзаданием в звездную систему арктуриан и вернулся оттуда целым и невредимым. Почти все знания об арках базировались на тех сведениях, которые он добыл во время этой операции.

Допелль был выдающимся космопилотом и потрясающим космовоителем. Под его командованием эскадрилья многократно отражала все наскоки арктуриан. Генеральный штаб, ссылаясь на его поразительные научные познания, умолял Допелля поберечь себя и не участвовать лично в звездных сражениях. Но к этому времени он уже, несомненно, вышел из-под всякого контроля, поскольку всякий раз, как только предоставлялась возможность, он, очертя голову, бросался в драчку. Причем казалось, что он находится под каким-то совершенно удивительным покровительством. Враг даже ни разу не сумел поразить никаким видом оружия ярко-красный звездолет Допелля, называвшийся «Мститель».

В двадцать три года он встал во главе всех вооруженных сил Солнечной системы, но создавалось впечатление, что верховным командованием он занимался менее всего. За исключением критических периодов, Допелль предпочитал делегировать другим эти свои права, а сам проводил время, либо пускаясь в головоломные разведывательные и контрразведывательные операции, либо просиживая в тайне от всех в свой лаборатории, размещенной на Луне. Только благодаря его научно-техническим находкам Земля удерживалась на одном уровне с арками, и даже шла несколько впереди.

Список того, что он понаоткрывал в своей лаборатории, был просто невероятен.

Но главным его достижением, видимо, все же был Мекки — искусственный интеллект. Создав его, Допелль наделил сферу такими ментальными качествами, которые намного превосходили возможности человеческих созданий. Мекки далеко шагнул за их пределы.

Он мог читать мысли и напрямую телепатически общаться с людьми одновременно с большим количеством или индивидуально с любым человеком. На небольших расстояниях Мекки был даже способен считывать мысли арктуриан. Это пытались сделать и те из людей, кто обладал телепатическим даром, но они не смогли сообщить о результатах своих усилий, так как все посходили с ума сразу же по вступлении в контакт.

Мекки мог также — словно обычный компьютер — решать любую проблему, когда в его распоряжение предоставляли все необходимые для этого данные.

Более того, Мекки был наделен способностью к телепортации мгновенному перемещению из одной точки пространства в другую, не прибегая к помощи звездолета. Это делало из него идеального посланца, которого Допелль, где бы он ни находился, мог в любой момент направить для связи с кораблями галактического флота и с различными правительствами на Земле.

В конце книги, буквально в нескольких коротких, но взволнованных абзацах, излагалась история романтической любви Допелля и Бетти Хэдли. Утверждалось, что они были помолвлены, нежно любили друг друга, но со свадьбой дружно решили подождать до конца войны.

Мисс Хэдли уже возглавляла самый популярный женский журнал к тому времени, когда познакомилась с Допеллем, прибывшим с тайной разведывательной миссией в Нью-Йорк. Простой люд был в умилении от их любви, благославлял её и с нетерпением ожидал конца войны и дня их бракосочетания.

Кейт Уинтон, изрыгая проклятия, отложил книгу в сторону. Есть ли в мире что-то более безнадежное, чем его любовь к Бетти Хэдли?

И все же в глубине души, даже находясь в таком глубочайшем отчаянии, он не сдавался. Ну, не может же быть такого положения, когда буквально все выстраивалось против него! непременно должен существовать какой-то способ преодолеть эту безысходность.

Только к часу ночи он, наконец, разделся, намереваясь отойти ко сну. Но предварительно позвонил портье, наказав разбудить его в шесть утра. Завтра уму предстояло изрядно потрудиться.

Забылся он быстро и привидилась ему, естественно, Бетти. В том самом, более или менее одетом состоянии, какой он увидел её в окне резиденции на 37 улице. Но теперь на фоне причудливого пейзажа какого-то иноземья за ней хищно гнался невероятный пятнадцатиметрового роста монстр с выпуклыми глазищами, с девятью — с каждой стороны туловища — лапами, наделенный в придачу зелеными щупальцами метровой толщины.

Но незадача была в том, — согласно абсурдной логике снов такого рода, — что этим зеленым чудовищем был никто иной, как он сам, Кейт, а в тот самый момент, когда он вот-вот должен был сцапать Бетти, откуда-то вынырнул молодой и прекрасный, романтический герой со стальными мускулами, и был это, вероятно, Допелль, хотя и странно смахивавший на Эррола Флинна. И этот доблестный Допелль, ухватив зеленого монстра, под видом которого выступал Кейт Уинтон, грозно повелел:

«— А ну возвращайся на свой Арктур, мерзкий шпион!» — после чего вышвырнул его в космос. И Кейт закружился, беспорядочно стуча своими восемнадцатью лапами и добавочными щупальцами, где-то в вакууме сначала между планетами, а затем и между различными светилами. И мчался он с такой стремительностью, что звенело в ушах. Причем, все сильнее и сильнее, пока не очнулся, сбросив обличье арктурианина и осознав, что это надрывается телефон.

Сорвав трубку, он услышал:

— Шесть часов, мистер.

Кейт не решился вновь откинуться на подушку из-за боязни снова заснуть. Он немного посидел в кровати, размышляя о своем сне, который, по правде сказать, был не более бессмысленным, чем все, что случилось с ним до настоящего времени.

Интересно, а на кого на самом деле похож Допелль? Неужели на Эррола Флинна, как это ему привидилось? Почему бы и нет? Может, Допелль и был самим Эроллом Флинном. Надо бы проверить, существовал ли тот в этом мире?

Он бы весьма удивился, если бы это оказалось не так.

А не влип ли он в какую-нибудь квази-реальность, порожденную фильмом или книгой? Что тут невозможного? Допелль, убеждал он себя, был персонажем слишком совершенным, чересчур фантастическим, чтобы существовать в действительности. Он не подходил даже на роль супермена для дешевенького журнальчика. Ни один директор издания, если он в здравом уме, не принял бы рукописи со столь неправдоподобным героем.

Но если та Вселенная, в которой он очутился, оказывается слишком абсурдной даже для фантастического произведения, то какого черта ему велят поверить в её реальность.

А ведь Мекки с его искусственным мозгом предвидел его реакцию, когда проронил в ходе их краткого общения:

«…Не допустите ошибки, которая может оказаться для вас фатальной. Мир, в котором вы находитесь, вполне реален и не является продуктом вашего воображения. Вы подвергаетесь не мнимой, а существующей на самом деле опасности…»

Мекки — а то, что он существовал было неоспоримым фактом предусмотрел, что у Кейта появятся подобные мысли. И он был прав. Тот мир и беда, в которую он попал, не были чем-то придуманным и эфемерным, и если у него на этот счет оставались ещё какие-то сомнения, то наилучшим доказательством их необоснованности было внезапно возникшее желание перекусить.

Так что Кейт поспешил одеться и вышел из номера.

В шесть тридцать утра на улицах Нью-Йорка было так же оживленно, как в его мире часов в десять или одиннадцать. Сокращение дневного времени из-за отуманивания настоятельно потребовало от всех начинать активную жизнь спозаранку.

Купив свежий номер газеты, он пробежал его за завтраком.

Разумеется, новостью номер один был визит в Нью-Йорк Мекки и оказанный ему населением прием. На четверть страницы протянулся снимок сферы, остановившейся у открытого окна, откуда, высунувшаяся наружу, Бетти Хэдли приветствовала толпу зевак.

Крупными буквами в рамочке воспроизводились слова Мекки, телепатически обращенные к собравшемуся народу: «Друзья, а теперь я вынужден покинуть вас, поскольку мне поручено передать мисс Хэдли послание от моего создателя и хозяина Допелля…»

Слово в слово. То было, вне всякого сомнения, единственное официальное заявление, сделанное искусственным мозгом. Час спустя он уже отбыл «куда-то в Космос», как выразилась газета.

Кейт быстренько пролистал остальные страницы. Нигде не упоминалось о том неминуемом кризисе, о котором Мекки говорил только ему лично. если ситуация и впрямь ухудшилась для землян, то широкие массы об этом не информировали. Если Мекки и доверил ему военную тайну, то, очевидно, потому, что, быстро прозондировав его мысли перед вступлением в контакт («Весьма любопытная сложилась ситуация, Кейт Уинтон…»), он сделал однозначный вывод о том, что у него даже при всем желании — появись оно! не было ни малейшего шанса разгласить этот секрет.

Его внимание привлекла небольшая заметка в верхней части на одной из страниц: некто, прочитал он, был подвергнут штрафу в пять тысяч кредиток за то, что у него обнаружили монету. Но в статье не говорилось, почему обладание таковой рассматривается как незаконное деяние. Он отметил про себя, что надо будет обязательно прояснить этот вопрос в библиотеке. Но сегодня для этого времени у него не было.

Первым делом ему следовало взять напрокат пишущую машинку.

Посему прежде чем покинуть ресторан, он заглянул в справочник и узнал адрес ближайшего магазина канцпринадлежностей.

Он пошел на риск и пустил в ход все ещё лежавшие у него в портмоне документы на имя Кейта Уинтона, сумев в результате достать портативную машинку даже без залога. Кейт поспешил вернуться с ней в отель.

А затем наступил самый напряженный в его жизни трудовой день.

К семи вечера он смертельно устал, но зато натюкал семь тысяч слов. Получились два рассказа соответственно на три и на четыре тысячи.

Конечно, они заметно отличались от тех, что он когда-то давно сочинил, но были скроены гораздо лучше. В одном действие происходило во время Гражданской войны. Вторая новелла носила скорее сентиментальный характер и описывала события эпохи пионеров освоения Канзаса.

Он рухнул на кровать даже не в силах поднять трубку телефона и попросить дежурного разбудить его завтра утром. Он знал, что больше двенадцати часов не проспит, то есть, если встанет в семь, то вполне успеет сделать все, что наметил.

Но пробудился он где-то сразу после пяти и наблюдал через окно, как солнечные лучи разгоняли черную пелену тумана. Спектакль был захватывающий, и он любовался им все время, пока одевался.

В шесть часов он позавтракал, а затем вновь вернулся в номер и перечитал оба рассказа. Остался ими весьма доволен. То, что надо. В свое время — теперь он это прекрасно видел — он не смог их продать не потому, что слабоват был сюжет, нет, а из-за недостаточной динамичности в развитии действия и не очень умелой подачи материала. Да, недаром провел он пять лет во главе журнала, многому там нахватался.

Ясно, что в качестве писателя он вполне в состоянии зарабатывать себе на жизнь — теперь он в этом уверился. Безусловно, выдавать по паре новелл каждый день он не сможет, исключая, пожалуй, ещё разок, когда по памяти он намеревался восстановить другую сработанную им когда-то вещицу. Но у него и не будет надобности работать в таком бешеном ритме. Создав из старых запасов с десяток историй, он получит аванс. А после этого вполне будет достаточно сочинять в неделю самое большее два коротких и одну нормальной величины новеллы, даже в том случае, если, как и в былые времена, ему будет удаваться сбывать из них только каждую вторую. Но у него не было и тени сомнения в том, что его мастерство как писателя сегодня намного выше, чем было раньше, поскольку то, что лежало сейчас перед ним, было куда как качественней его прежних писаний.

Надо сделать ещё одну, решил он, а затем попытаться их пристроить. И начнет он, естественно, с издательства Борден. Не только потому, что он отлично знал фирму, но и по другой, весьма прозаической причине: там платили в сжатые сроки. Нередко, желая поддержать и поощрить материально нуждающегося автора, он сам давал распоряжения выслать тому чек через день, сразу же по прочтении рукописи и принятии её к изданию.

Темой третьего произведения он избрал фантастику, использовав одну из идей, когда-то удачно положенных в основу рассказа в две тысячи слов. Он прекрасно помнил сюжет и знал, что справиться с задачей за пару часов. По словам Мэрион Блейк, Борден как раз нуждался сейчас в фантастических рассказах для планируемого нового журнала, так что шансы сразу же реализовать его были достаточно высоки.

На сей раз не пришлось даже вносить сколь-нибудь значительных изменений. Речь шла о путешествии во времени: человек XX века оказывался в доисторической эпохе, и повествование велось от лица пещерного человека, встретившего этого любителя прогулок во времени. Никаких элементов сегодняшнего дня, т. е. никакого риска для Кейта попасть впросак.

Он уселся за машинку, и к девяти часам все уже было кончено, хотя он разошелся и несколько удлинил рассказ. Но новая версия получилась намного лучше прежней, и он остался ею вполне удовлетворен.

Через полчаса он уже мило улыбался Мэрион Блейк в приемной издательства Борден.

Та тоже не осталась в долгу:

— Чем могу быть вам полезна, мистер Уинстон?

— Я принес три рассказика, — гордо возвестил он. — Один хотел бы передать мисс Хэдли для её женского журнала. А другой… Кто, вы сказали, занимается этим новым журналом фантастики?

— Кейт Уинтон. Во всяком случае пока. Как только новое издание наберет силу, его, возможно, передадут кому-то другому.

— Превосходно. Тогда это по его ведомству. А кто занимается «Романтическими приключениями»?

— Так же мистер Уинтон. Как, впрочем, и «Необыкновенными приключениями». Полагаю, что сейчас у него как раз никого нет, и я выясню, сможет ли он вас принять. К сожалению, в данный момент мисс Хэдли занята, но, не исключено, освободится к тому времени, когда вы кончите беседу с мистером Уинтоном, мистер Уинстон. Кстати, вы выбрали псевдоним?

Он досадливо щелкнул пальцами.

— Ах! Совсем упустил из виду! Ладно, послушаем, что по этому поводу думает сам мистер Уинтон. Я все ему объясню, а именно, что подписывался настоящим именем только под репортажами и что, если он пожелает, я готов взять любой псевдоним. Так что этот вопрос никакого значения не имеет.

Мэрион тем временем уже соединялась по телефону с боссом. Она что-то сказала ему — Кейт не расслышал.

Закончив разговор, она вновь одарила его улыбкой:

— Он готова вас принять… Я… хм… сказала ему, что вы — один из моих друзей.

Кейт вполне искренне рассыпался в благодарностях.

— Большущее вам спасибо, Мэрион.

Кейт по собственному опыту знал о важности таких мелких деталей. Этого было недостаточно, чтобы всучить заведомо непроходную вещь. Но прочтут её сразу, а если примут, то быстро оплатят.

Автоматически направляясь в офис Кейта Уинтона, он вдруг сообразил, что в принципе не должен был бы знать его местонахождение, поскольку Мэрион ему об этом не говорила ни слова, но отступать было уже поздно.

Спустя мгновение Кейт Уинтон уже сидел напротив Кейта Уинтона и пожимал ему руку поверх стола со словами:

— Мистер Уинтон, моя имя — Карл Уинстон. Я написал пару рассказов для вашего журнала. Конечно, я мог бы послать их почтой, но предпочел воспользоваться поездкой в Нью-Йорк и встретиться с вами лично.

Глава X Слэд из ВБР

Кейт изучающе вглядывался в другого Уинтона. Ничего, решил он, тот был не так уж и плох. Возраст почти тот же, чуть повыше и на несколько фунтов легче. Более ярко выраженный брюнет, и волосы кучерявились несколько сильнее. Но лицом совсем несхожи. К тому же, его украшали очки в черепаховой оправе с довольно толстыми стеклами. Кейт же никогда в жизни таковых не носил, отличаясь превосходным зрением.

— Так вы, значит, живете не в Нью-Йорке? — поинтересовался Уинтон.

— И да и нет, — отозвался Кейт. — То есть я хочу сказать, что действительно до сего времени в Нью-Йорке не жил, но не исключено, что теперь останусь здесь. А может, все же вернусь в Бостон. Там я работал в одной газетенке и немало пописывал на сторону. — Он заранее заготовил свою «легенду» и сейчас выкладывал её без запинки. — Сейчас я в отпуске и если смогу тут устроиться, зарабатывая статья, то возвращаться в Бостон, скорее всего, и не придется. Я принес пару рассказов, написанных на пробу — один для «Романтических приключений» и второй — для нового журнала фантастики, о котором мне рассказала Мэрион.

Он взял две из трех новелл и протянул их Уинтону.

— Знаю, что это выглядит как злоупотребление с моей стороны, продолжал он, — но я был бы крайне признателен, если бы вы ознакомились с ними, как можно, скорее. Потому что я хотел бы побыстрее набросать новые сюжет и компановка уже продуманы. Но не хотелось бы класть их на бумагу до того, как я узнаю вашу реакцию и услышу от вас, на правильном ли я пути.

— Хорошо, я их положу поверх стопки рукописей, отложенных для прочтения, — улыбнулся Уинтон. Он бегло взглянул на первые страницы обоих рассказов. — Три и четыре тысячи слов. Объем подходящий, к тому же нам и в самом деле нужны произведения малых форм для двух журналов.

— Превосходно, — воскликнул Кейт. Он решил, что стоит рискнуть чуть подтолкнуть удачный ход событий. — У меня назначена как раз в этом доме встреча на пятницу, то есть на послезавтра. Вы не возражаете, — раз уж я буду тут околачиваться, — если я загляну, чтобы узнать, нашлось ли у вас время для прочтения моих опусов?

Уинтон слегка сдвинул брови.

— Обещать ничего не могу, но постараюсь сделать это до пятницы. Конечно, забегите, раз у вас тут поблизости дела.

— Договорились, большое спасибо, — облегченно вздохнул Кейт.

Несмотря на то, что его визави воздержался от твердых обещаний, было вполне вероятно, что он прочитает его новеллы до названного срока. И если одна — а глядишь и обе — будут приняты, то у него возникнут основания тут же поставить вопрос о возможном авансе под свой труд. К тому времени он придумает какую-нибудь историю, чтобы оправдать потребность в деньгах.

— О! — спохватился он. — Хорошо, что вспомнил насчет подписи… — И он обратил внимание Уинтона на совпадение их инициалов, заверив, что если того это как-то стесняет, он готов взять себе псевдоним.

Уинтон мягко улыбнулся.

— Это не имеет ровно никакого значения, — успокоил он его. — Если Карл Уинстон — ваше настоящее имя, то вы имеете полное право пользоваться им. Впрочем, сам я ни рассказов, ни статей не пишу… а кто обращает внимание на фамилию главного редактора журнала?

— А как насчет коллег? — съехидничал Кейт.

— Если у вас наладится дело, вы начнете рассылать свои рукописи и в другие журналы. Так что они живо узнают, что Карл Уинстон — это немой псевдоним. И беспокоиться вам на сей счет не следует, но если настаиваете, можете подписаться любым именем на выбор.

— О, нет! — поспешил с ответом Кейт. — Сначала посмотрим, удастся ли мне продать свои опусы. — Он поднялся. — Большое вам спасибо за участие. Я непременно снова загляну примерно в это же время в пятницу. До свидания, господин Уинтон.

Кейт вернулся в приемную к Мэрион Блейк.

— Мисс Хэдли, как раз освободилась. ИТак что, думаю, вы можете зайти и к ней. — Но вместо того, чтобы предварительно соединиться по внутренней связи с ней, секретарша с любопытством оглядела Кейта: — Интересно, однако, каким это образом вы узнали, где размещается кабинет господина Уинтона?

— Я немного подрабатываю волшебником, — попытался он обратить все в шутку.

— Неужто? Это меня просто заинтриговало.

— Все очень просто: когда мы в разговоре с вами впервые упомянули имя господина Уинтона, вы непроизвольно бросили взгляд на эту дверь. Может, этот мелкий штрих вам и не запомнился, но я-то его подметил. Вот я и подумал, что скорее всего это — вход в его кабинет, и что если я вдруг рассудил неправильно, вы меня все равно поправите.

Она рассмеялась, глядя на него. Он ловко выпутался из щекотливого положения. «Но, — подумалось ему, — надо постоянно быть на чеку. Такие мелкие сбои могут испортить всю картину».

Тем временем Мэрион Блейк вставила в гнездо штекер и стала что-то неразборчиво щебетать в трубку. Наконец она обратилась к Кейту:

— Мисс Хэдли готова принять вас.

На этот раз Кейт поостерегся и выждал, пока она не укажет, куда ему надлежало пройти.

Когда он шел за Мэрион, то ноги буквально подгибались в коленях. В голове молоточком неотступно стучало: «Не стоило этого делать, видно, я созрел для посещения психиатра. Лучше было бы оставить рассказ для передачи ей или послать по почте, а ещё надежнее отнести в другой журнал».

Набрав в грудь побольше воздуха, он толкнул дверь.

И тут же понял, что ему и в самом деле ни в коем случае не следовало идти на этот шаг.

Увидев её за столом с приветливой улыбкой на лице, он подумал, что вот-вот грохнется на пол.

Невероятно, но на ней был все тот же самый костюм, в котором она выглядывала из окна своей квартиры при встречи Мекки. Точнее, разница состояла лишь в том, что теперь лифчик был зеленого цвета. Остальное скрывал письменный стол.

Вблизи она выглядела вдвойне прекраснее, чем он мог вспомнить. Но, не идиотство ли это было с его стороны заявиться сюда…

Впрочем, как сказать. Ведь он находился в мире, полном отличий от его собственного, где Кейт Уинтон был абсолютно на него непохож. Почему же и Бетти Хэдли не оказаться в этих краях чуточку другой, не той, что он знал в родной Вселенной? Еще несколько дней назад он был бы попросту не в состоянии вообразить себе вариант Бетти, превосходящий по красоте оригинал. А та, что так спокойно взирала сейчас на него, была самой совершенной из возможных её ипостасей. Ее одежда лишь добавляла шарма, не более, вся прелесть, конечно, была в ней самой.

И уж в эту Бетти он теперь был влюблен в несколько раз сильнее, чем в прежнюю.

Он, не отдавая себе в этом отчета, буквально пожирал её глазами, пытаясь определить, в чем же состояла разница между двумя его возлюбленными.

Лицом она вроде бы ничем не отличалась от прежней Бетти. Конечно, большую роль играло её необыкновенное одеяние, но дело было не только в этом.

Несовпадение было в чем-то неуловимым, исключительно тонким, аналогичным тому, что он уже отмечал между изображением девиц на обложках изданий в его мире и в этой Вселенной. Здесь у них было больше… ну да сами понимаете…

Точно так же было и с Бетти: вроде бы та же самая, но во много раз прекраснее, и желаннее, а он соответственно во столько же раз влюбленнее.

Полегоньку начальная улыбка на её лице стала сходить на нет, и она недоуменно обратилась к нему:

— Так в чем дело, мистер?

Кейт понял, что стоит и глазеет на нее, раскрыв от изумления рот. Он спохватился и начал бормотать что-то маловразумительное:

— Меня зовут Кей… То есть Карл Уинстон, мисс Хэдли. Я… я…

Заметив, что он совсем запутался в словах, она пришла к нему на помощь:

— Мисс Блейк сказала мне, что вы — один из её друзей и занимаетесь сочинительством. Может, вы присядете, господин Уинстон?

— Спасибо, — прервал он дух, ухватившись за стоявший напротив бюро стул. — Да, да, я принес тут одну свою новеллку, которая… — Благополучно взяв на сей раз старт, он довольно связно изложил ей почти ту же историю, что только что рассказывал Кейту Уинстону.

Но все что он говорил, проходило мимо его сознания.

Так что очнулся Кейт совершенно неожиданно для себя лишь тогда, когда выходил из кабинета, стараясь не споткнуться на ковре, и вновь оказавшись в коридоре.

Он поклялся, что больше подобной пытки — так близко лицезреть это совершенство — никогда не допустить. Конечно, он рискнул бы повторить испытание, но только тогда, когда у него был бы хотя бы один-единственный шанс из миллиона… Но его не существовало, положение Кейта в этом смысле было абсолютно безнадежным.

Он был настолько удручен случившимся, что чуть не прошел мимо секретарши, даже не замечая её, но та сама откликнула его:

— О! Мистер Уинстон!

— Большущее вам спасибо, мисс Блейк, без ваших рекомендаций я бы…

— Да ладно, забудем об этом. Экая невидаль. У меня к вам совсем другой вопрос: мистер Уинтон просил вам кое-что передать.

— Что? Но я же разговаривал с ним всего минут пять назад!

— Знаю. Он как раз только что вышел — спешил на очень важную для него встречу. Но перед этим сказал, что хотел бы вас кое о чем попросить и что вернется в офис к половине первого. И просил позвонить в это время, но не позже часу, поскольку после этого мы закрываем контору.

— Я непременно это сделаю. И ещё тысячу раз спасибо за содействие.

Он знал, что по-хорошему должен был бы пригласить её сейчас в бар или предложить сходить в кино или на танцы. Он, впрочем, так и намеревался поступить, если продаст хотя бы одну из своих новелл. Пока же его каждодневно уменьшавшийся капитан не позволял ему достойно отблагодарить её.

Кейт быстро зашагал к выходу, раздумывая, чего это Уинтону приспичело пытаться так быстро связаться с ним. Ведь в кабинете Бетти он не пробыл и четверти часа, и Уинтон за это время никак не успел бы прочитать хотя бы одну из его новелл.

Впрочем, зачем все время терзаться всякого рода вопросами? Позвонит в назначенное время и узнает, в чем дело.

Он подходил к лифтам в холле, когда дверь одного из них раздвинулась и оттуда выплыла чета Борденов.

Застигнутый врасплох Кейт автоматически поздоровался с ними. Они кивнули в ответ, а мистер Борден промычал что-то маловразумительное, как это бывает в тех случаях, когда к вам начинает приставать совершенно незнакомое лицо.

Пройдя мимо, Бордены скрылись в офисе, что он только что покинул.

Кейт, погруженный в задумчивость, поджидал лифт. Все понятно: они его не знали, и он зря поприветствовал их. То была ошибка с его стороны, хотя и не столь уж крупная. И все же ему следовало избегать даже столь незначительных промахов.

Он уже чуть не влип основательно, когда в кабинете Бетти Хэдли начал было представляться как Кейт Уинтон, а не Карл Уинстон. Вспоминая этот эпизод, он только сейчас обратил внимание на одну деталь: едва он начал произносить «Кейт…» как Бетти бросила на него какой-то странный взгляд, потом быстро взяла себя в руки. Как если бы… но это было просто глупо.

И все же почему Бетти Хэдли носила такой костюм, скорее вообще была почти не одета, даже на работе у себя в кабинете? Другие женщины в таком виде ему не попадались — они непременно бросились бы ему в глаза. Это была одна из самых непостижимых для него загадок в этом новом мире. Он мучительно раздумывал над тем, как бы, не задавая вопросов, получить на неё ответ.

Надо же: такие громадные различия при столь поразительных сходствах! Входя в лифт, он ещё раз напомнил самому себе, что для него эти похожести двух вселенных представляли собой гораздо большую опасность, чем несовпадения. То, что ему казалось вполне знакомым и естественным, запросто могло привести к нежелательным реакция с его стороны, например, когда он столь неосторожно обратился с приветствием к Борденам.

Последняя, конечно, не имела уж столь большого значения. Но следовало учитывать, что он легко мог допустить ляпсусы, которые чреваты для него серьезными неприятностями и выдали бы его! Кейта неотвязно преследовала мысль о возможности совершить такую роковую ошибку.

Он на секунду задержался на выходе из здания, решая, куда направить свой путь. Возвращаться в отель и снова садиться за машинку ему совсем не хотелось. Во всяком случае надо было сделать какую-то паузу. Для этого у него будет предостаточно времени в конце пополудни и вечером, когда из-за отуманивания придется сидеть дома. Три рассказа — пусть даже вторичный их вариант и довольно кучны — на два дня работы предостаточно. И он прекрасно знал, что технически они сделаны безукоризненно: для него теперь вообще важнее было поддерживать определенный уровень качества, чем печь один за другим тексты, лишенные каких-либо достоинств. Так и быть, он снова засядет за работу только вечером, а сегодняшнее послеобеденное время посвятит отдыху.

Он решил, что если сумеет написать один рассказ вечером, а второй утром, то у него на руках будет две новых рукописи, которые он и принесет Уинтону на назначенную встречу. Вообще-то он испытывал сейчас странные чувства, находясь по ту сторону барьера — обивать пороги издательств вместо того, чтобы, как это было раньше, принимать всякого рода литагентов и авторов, приподносивших ему самому тексты на блюдечке. Может, стоило обзавестить литагентом? Нет, рано, целесообразнее сначала продать самому одну-две рукописи и застолбить себе участок на ниве сочинительства. Пока что он и сам прекрасно справится со своими трудностями.

Кейт неспешно пофланировал по Бродвею, дошел до Таймз сквера. Он долго всматривался в небоскреб «Таймса», не в силах сразу постигнуть, что в нем было непривычного. И лишь некоторое время спустя понял, что не полыхает светящаяся реклама. В чем дело?

Хотя чему тут удивляться: днем Нью-Йорк стремился тратить электроэнергии как можно меньше. Ведь вполне доступна была мысль о том, что излучение, исходящее от источников света, в отличие от эффекта отуманивая ночью, не полностью поглощалось солнечным светом, а значит, могло быть обнаружено арктурианскими кораблями.

Это, кстати, объясняло и сравнительно слабую освещенность днем, отмеченную им в ресторанах, офисах и магазинах. Он живо припомнил, что и впрямь не встречал днем ни одного, достаточно ярко освещенного помещения.

Это была одна из тех «мелочей», о которых следовало постоянно помнить, если он не хотел обнаружить себя. В номере отеля он большую часть времени работал при электрическом освещении. К счастью, никто пока не сделал ему на этот счет замечания. Но отныне, подумал Кейт, лучше будет пододвигать стол и стул к окну и зажигать свет только с наступлением отуманивания.

Проходя мимо журнального киоска, он прочитал заголовок, набранный крупными буквами.

«Наш флот уничтожил передовых посты арков.

Крупная победа объединенных сил Солнечной системы».

Казалось бы, радуйся этим новостям, но Кейту было наплевать на них. К арктурианам он не питал абсолютно никакой ненависти. Он не имел даже понятия, как они выглядят. Вполне вероятно, что война с ними действительно была самой настоящей, но лично он никак ещё в это поверить не мог. Все это представлялось ему каким-то сном, беспросветным кошмаром, от которого он вот-вот должен был проснуться. И это ощущение так и не покидало его, хотя с тех пор, как он очутился здесь, ему приходилось просыпаться уже четырежды, а мир с арктурианами из-за этого обстоятельства не приблизился ни на йоту.

Он, сам толком не зная почему, остановился… перед уличной выставкой галстуков ручной работы. Что-то коснулось его плеча, и он обернулся. Боже! Он отскочил назад, едва не угодив в витрину. То был один из этих великорослых селенитов — пурпурных и волосатых.

Монстр обратился к нему своим резким тоном:

— Простите, мистер, у вас не найдется огонька прикурить?

Кейт чуть не зашелся нервным смехом, но рука его, протягивавшая селениту коробок спичек, заметно дрожала. Тот, воспользовавшись ими, тут же вернул коробок обратно.

— Большое вам спасибо, — поблагодарил он и удалился.

Кейт задумчиво смотрел ему вслед. Несмотря на мощную мускулатуру, тот шел, как человек, погруженный по пояс в воде. Должно быть, проявление большей силы тяжести, подумал Кейт. На Луне селенит мог, пожалуй, справиться с любым великаном. Но на Земле он имел измученный вид, гравитация, многократно превышавшая ту, к которой он привык, буквально пригибала. Рост селенита не превышал сейчас двух с половиной метров.

Но ведь на Луне, насколько он знал, не должно быть атмосферы. По-видимому, то было ошибочное мнение, во всяком случае в этом мире. А то, что селениты дышали, наглядно свидетельствовала просьба прохожего насчет сигарет.

И тут как-то впервые Кейту Уинтону пришла в голову мысль о том, что в сущности, при желании, он вполне мог бы слетать на Луну. На Марс! На Венеру! Почему бы и нет? Раз уж его забросило во Вселенную, где межпланетные путешествия — обыденная реальность, с его стороны было бы ошибкой не воспользоваться этой возможностью. Кейт почувствовал, как волна приятного возбуждения прошлась вдоль позвоночника.

Конечно, он не мог позволить себе этого сразу же, немедленно, так как потребуются деньги и наверняка немалые. Придется ему основательно покорпеть. Ну, а почему бы, собственно говоря, ради такого дела не постараться?

Более того, как только он пообвыкнет в этом странном мире, то не исключено, что сумеет пустить в ход и свои столь здесь ценимые монеты.

Понятно, что без «черного рынка» и здесь не обходятся. Но рисковать пока едва ли стоило — сначала требовалось основательно подразобраться в местных порядках.

Так он прошагал до 46 улицы, где по настенным часам определил, что было уже почти полпервого. Посему он вошел в ближайшее кафе, чтобы позвонить Кейту Уинтону в издательство Бордена.

Вскоре раздался голос Уинтона:

— О, господин Уинстон. Я тут подумал кое о чем другом, в чем вы могли бы оказаться полезными для нас. Вы ведь сказали, что немало работали с репортажами — я вас правильно понял?

— Верно.

— Тут как раз подвернулся один, и я мог бы поручить вам сделать его. Так что готов, если это вас интересует, переговорить на эту тему. Но вопрос в том, что дело срочное: мне он нужен через день, максимум через два. Как вы на это смотрите? И не слишком ли жесткими для вас будут сроки?

— Если это по моей части, — насторожился Кейт, — то я смогу провернуть его очень быстро. Но не знаю… О чем этот репортаж?

— По телефону несколько сложновато объяснить. Вы не заняты, случаем, сегодня после обеда?

— Да нет, свободен.

— Лично я скоро отсюда уйду, так что в офис вы уже не успеете подойти. Не сочтете ли за труд посетить меня на дому, в Вилледже? Можно было бы спокойно обо всем поговорить за рюмкой.

— Отлично, — согласился Кейт. — Где и когда именно?

— В четыре часа вас устроит? Адрес: 631, Гресхэм-стрит в Гринвич Вилледж. Лучше всего приехать на такси, если эти места вам не очень хорошо знакомы.

Кейт усмехнулся, но от комментариев воздержался.

— Как-нибудь выпутаюсь, — буркнул он.

Ведь он проживал там в течение четырех лет.

Повесив трубку, он снова вышел на Бродвей, но на этот раз двинулся в противоположном направлении. Остановился перед витриной туристского агентства, вчитываясь в рекламную афишу:

«Прекрасный отдых по маршруту: Марс — Венера. В течение месяца со всеми расходами всего 5000 кредиток».

Это всего-то за 500 долларов, тут же перевел Кейт сумму в привычные для себя категории. Совсем недорого. Как только он начнет прилично зарабатывать, то примется откладывать деньги на эту поездку и непременно слетает по указанному маршруту. Глядишь, за свежими впечатлениями потускнеет и образ Бетти.

Его внезапно обуяло желание немедленно сесть за машинку. Быстрыми шагами он добрался до отеля. В его распоряжении — до встречи с Кейтом Уинтоном — было ещё целых три часа.

Он живо заправил копирку и принялся выстукивать свой четвертый рассказ. Работал он упоенно, до самой последней минуты, когда уже потребовалось срочно выскакивать из отеля, чтобы успеть на встречу на метро.

Он так и сяк вертел в голове мысль насчет того, что за репортаж намеревался поручить ему провести Кейт Уинтон. Он очень надеялся, что это окажется ему по силам, поскольку означало быструю оплату. Необходимо было, однако, помнить о том немаловажном моменте, что если вдруг речь зайдет о чем-то ему абсолютно неизвестном — скажем, о тренировках корпуса космических курсантов или об обстановке на Луне — то ему непременно следовало тут же выдать Кейту Уинтону вполне обоснованный отказ от подобного задания. Но, конечно, он и не подумает уклониться в том случае, если сочтет, что умеет выпутаться, проторчав при необходимости все утром в библиотеке.

И все же все то время, что заняла поездка на метро, он обдумывал различные варианты мотивов непринятия поручения на тот случай, если все же фортуна подсунет ему репортаж, заняться которым он не решится.

Дом, как и табличку с надписью «Кейт Уинтон» на почтовом ящике он признал сразу. Нажав кнопку, он терпеливо выждал, пока не откроют дверь.

На пороге стоял Кейт Уинтон, тот другой, из этого мира.

— Заходите, заходите, Уинстон, — приветливо пригласил тот. Он отодвинулся, освободив всю ширину дверного проема. Кейт вошел… и застыл.

Перед библиотекой возвышался седой верзила с холодными серыми глазами. В руках ув него поблескивал «Кольт» 45 калибра, который был нацелен точно на среднюю пуговицу пиджака Кейта.

Тому ничего не оставалось, как медленно поднять руки вверх.

— Лучше его обыскать, мистер Уинтон. Сделайте это сзади. Ни в коем случае не вставайте перед ним. И будьте предельно внимательны.

Кейт почувствовал, как ловкие пальцы ощупали его различные карманы.

— Могу ли я поинтересоваться, что все это значит? — наконец произнес он голосом, которому изо всех сил старался придать непреклонную твердость.

— Оружия нет, — констатировал Уинтон. Он прошел в ту часть помещения, где Кейт мог его видеть, старательно избегая при этом проходить между ним и револьвером в руках внушительного незнакомца.

Он задумчиво смерил Кейта с ног до головы.

— Пожалуй, вам и впрямь надо кое-что пояснить, — решился он. — Так вот, Карл Уинстон — если только это ваше настоящее имя. — Позвольте представить вам мистера Джеральда Слэйда из МБР.

— Рад с вами познакомиться, мистер Слэд, — отозвался Кейт. Он лихорадочно обдумывал, что бы такое могло значить МБР. Уж не Мировое ли Бюро Расследований?[7] Очень даже может быть. Его взгляд скользнул к хозяину дома. — И что же за объяснение вы собираетесь мне скормить?

И как это его угодило, одновременно в отчаянии думал он, попасть в такую передрягу?

Уинтон вопросительно взглянул на Слэда, затем его глаза остановились на Кейте.

— Я… гм… считаю, что пусть лучше мистер Слэд поприсутствует при нашем разговоре, в ходе которого я намерен задать вам некоторые вопросы. Сегодня утром вы вручили мне в издательстве Бордена две рукописи. Где вы их достали?

— Что значит «достал»? Я сам их написал. А история с репортажем, о чем вы так убедительно толковали мне по телефону…это, значит, ловушка?

— Конечно, — без обиняков признал Уинтон. — Мне показалось, что это наилучший способ, не вызывая у вас подозрений, заставить заглянуть ко мне. План предложил мистер Слэд, как только я позвонил ему и рассказал о том, что вы натворили.

— И чего же такого я сделал?

Уинтон долго рассматривал его в упор.

— Единственное обвинение, которое можно сейчас выдвинуть в ваш адрес, — это плагиат… но совершенный в таких условиях, когда мне представилось полезным всполошить МБР, чтобы выяснить причины, побудившие вас на этот шаг.

Кейт, не скрывая крайнего удивления, воззрился на него.

— Плагиат? — не веря своим ушам, повторил он.

— Вот именно. Те две новеллы, которые вы мне передали, я написал сам, тому лет пять или шесть. Согласен, вы представили вариант, отработанный гораздо лучше. И они сейчас выглядят посильнее оригиналов. Но возникает законный вопрос: как вы могли поверить, что сумеете продать мне рассказы, автором которых являюсь я сам? Такой глупости я в своей жизни ещё не встречал!

Кейт открыл было рот, но тут же поспешил замкнуть уста. Он почувствовал, как у него мигом пересохло в горле, знал, что попытайся он сейчас что-нибудь вякнуть, оттуда донесется лишь какое-нибудь невнятное карканье. Да и что он мог сказать?

Теперь, подумав об этом, он пришел в ужас от очевидности совершенного им грубейшего промаха. Почему бы Кейту Уинтону, жившему в этом мире, занимавшему в нем его прежнее положение и даже проживавшему в той же квартире, не написать в свое время те же новеллы, что и он?

Какой же он идиот, раз не предусмотрел такой возможности!

Молчание явно затянулось. Кейт провел языком по иссохшим губам. Надо было что-то говорить, иначе его бессловесность расценят как признание вины.

Глава XI На волоске от…

Кейт Уинтон ещё раз лизнул потрескавшиеся губы и как-то неубедительно и вяло промямлил:

— Да их не счесть — новелл, накрученных вокруг одной и той же темы. Часто бывает так, что…

Уинтон прервал его:

— Речь идет не только о схожести сюжета. В конце концов, я мог бы и согласиться с тем, что подобное вполне возможно. Но уже слишком идентичны многие мелкие детали. Так, в одном из ваших рассказов имела обоих главных героев совпадают с теми, что придумал я сам. В другом — тот же самый заголовок. И во всех произведениях полно фактов, порожденных моим воображением, а не валим. Нет, о совпадениях, Уинстон, и речи быть не может. Нет, это очевидный и безусловный плагиат. — Он показал на классификатор, стоявший рядом с библиотекой. — В моих архивах хранятся оригиналы, которые легко докажут мою правоту.

Он метнул довольно враждебный взгляд в сторону Кейта.

— Еще не закончив читать первую страницу вашего текста, я начал что-то подозревать. А уж когда прочитал обе рукописи, то все сомнения развеялись… хотя, не скрою, одновременно окрепло и мое недоумение. Ничего не понимаю. Откуда у плагиатора такая неслыханная наглость пытаться продать краденые произведения тому же самому человеку, который их написал? Понятия не имею, когда и каким образом вы их выкрали — меня, признаюсь, это просто заинтриговало! — но ведь вы должны же были подумать о том, что я их тут же узнаю! И еще… действительно ли вас зовут Уинстон?

— Разумеется.

— Вот это-то и странно. Человек по имени Карл Уинстон пытается всучить как свои новеллы их подлинному автору — некоему Кейту Уинтону. Не могу постигнуть одного: если это — не ваше настоящее имя, то почему вы не выбрали любое другое, менее похожее и не совпадающее с моим по инициалам?

Кейт и сам был бы непрочь разобраться в этом. Единственное более или менее стоящее объяснение заключалось в том, что он действовал спонтанно в неожиданной для него ситуации, когда потребовалось сходу выдать какое-то имя Мэрион Блейк. И все же он просто обязан был подумать о том, что рано или поздно подобное сходство сыграет с ним злую шутку.

Вмешался человек при револьвере.

— У вас есть документы, удостоверяющие личность?

Кейт медленно покачал головой. Ему позарез, любым способом, надо было сейчас выиграть время, пока в голову не придет какая-нибудь стоящая мысль… если из этого положения, вообще, был хотя бы какой-то выход.

— Нет, — протянул он, — я имею в виду при себе. Но доказать вам, кто я, могу. Если вы позвоните в отель «Уотсония», где я остановился…

— …то они мне ответят, — сухо оборвал его Слэд, — что у них действительно зарегистрирован клиент по имени Карл Уинстон. Кстати, я уже проделал это, поскольку, вручая рукописи мистеру Уинтону, вы указали вал адрес. Это ничего не доказывает. Кроме того, что в течение двух дней вы находитесь в отеле под именем Карла Уинстона. — Взгляд его посуровел. — Не люблю хладнокровно убивать людей, но…

Кейт машинально отпрянул.

— Не понимаю! — запротестовал он. — С каких это пор плагиат — даже если допустить, что в данном случае он имел место, — карается смертной казнью?

— Плевать нам на эту историю с плагиатом, — цинично рыкнул верзила. У нас есть инструкция, предписывающая, не раздумывая, стрелять по любому в случае малейшего подозрения на возможность шпионажа с его стороны в пользу арков. А сейчас как раз один из их лазутчиков разгуливает на свободе. Последний раз его засекли в Гринтауне. К сожалеию, описание его внешности довольно расплывчатое, но в принципе вы под него вполне подпадаете. И если вы окажетесь не в состоянии несколько более убедительно, чем только что, доказать, кем являетесь на самом деле…

— Минуточку, минуточку, — затараторил в отчаянии Кейт. — Наверняка есть какой-то способ достаточно убедительно объяснить случившееся. Оно просто обязано быть! Послушайте меня: если бы я действительно был вражеским соглядатаем, неужели вы думаете, что мне взбрело бы в голову попытаться сбыть главному редактору рассказы, которые он сам же и написал?

— В том, что он заявляет, есть толика правды, Слэд, — задумчиво произнес Уинтон. — Имен, но это меня больше всего и озадачивает. Мне не хотелось бы, чтобы его пристрелили до полного подтверждения подозрений. Позвольте задать ему ещё несколько вопросов…

Он развернулся к Кейту.

— Послушайте, Уинстон, вы прекрасно понимаете, что сейчас не тот момент, когда стоит стараться перехитрить друг друга. Вы от этого ничего не приобретете — разве что несколько пуль в живот. Естественно, если вы и в самом деле арк, то одному Богу известно, зачем вы притаранили мне эти тексты. Не исключено, что вы рассчитывали на какую-то иную реакцию с моей стороны, не думали, что я в ответ вызову инспектора МБР. Но если в не арк, то, должно же существовать какое-то объяснение тому, что произошло. В этом случае — в ваших интересах, как можно скорее, изложить его нам.

Кейт в третий раз нервно провел языком по шершавым, как пергамент, губам. Мелькнула одна мыслишка, но его тут же вновь охватило глубокое отчаяние, поскольку, несмотря на отчаянные попытки, не мог вспомнить, куда пять лет тому назад он пытался пристроить эти рассказы. Но неожиданно все стало на место.

— Кажется, есть возможность все объяснить… Отдавали ли вы свои произведения в издательство Гебхарт в Гарден-сити?

— Хм… вроде бы да. Но надо уточнить по моим архивам.

— И это происходило примерно лет пять тому назад?

— Да, что-то вроде этого.

Кейт весь подобрался, глубоко вздохнув:

— Именно тогда я работал у Гебхарта в роли человека, обязанного прочитывать все поступившие туда рукописи и давать свое заключение. Тогда-то, вероятно, мне попались на глаза и ваши. Должно быть, они произвели на меня благоприятное впечатление, и я написал положительный отзыв, но конечной инстанцией, решавшей вопрос о публикации материалов, т. е. главным редактором, он был отклонен. Скорее всего в моем подсознании этот эпизод отложился очень глубоко… до мельчайших деталей, раз вы говорите, что я сумел воспроизвести ваши рассказы на удивлен, ие полно, — он покачал головой, напустив на себя вид человека, который никак не может поверить, что такое могло иметь место. — Если все было именно так, то мне лучше расстаться с надеждами стать писателем. Во всяком случае перестать сочинять рассказы. Ведь кладя их совсем недавно на бумагу, я искренне полагал, что они — плод моего воображения. А если оказалось, что речь шла о подсознательных воспоминаниях о давно прочитанных мною историях…

Краем глаза Кейт не без удовольствия подметил, что Слэд несколько ослабил хватку на рукоятке своего револьвера.

— А не могло би быть так, что тогда при чтении произведений мистера Уинтона вы сделали кое-какие заметки с намерением воспользоваться ими позже?

Кейт отрицательно мотнул головой.

— Если бы это было сознательным плагиатом, то, посудите сами, разве бы я тогда, как минимум, не изменил фамилий действующих лиц?

— Кажется, сходится, Слэд, — проронил Уинтон. — Подсознание может выкинуть с вами те ещё штучки. Я склоняюсь к тому, чтобы поверить этому парню. Он правильно подчеркивает, что действуй он сознательно, то уж имена-то наверняка взял бы другие. И ни в коем случае не сохранил бы для одного из рассказов тот же самый заголовок. Явно внес бы побольше изменений в содержание.

Кейт перевел дух. Самое трудное, казалось, осталось позади, раз он смог теперь цепляться за эту историю.

— Знаете что, мистер Уинтон, лучше порвите-ка и выбросите всю эту мою писанину. А я уничтожу черновики. Если меня так подводит память, то придется в дальнейшем ограничить свою литературную деятельность рамками журналистских репортажей.

Хозяин квартиры с любопытством взирал на своего гостя.

— Знаете, что самое забавное в этом деле, Уинстон? Написанные вами рассказы просто превосходны. Поскольку тема и сюжет в них мои, а подача материала ваша, то в сущности меня так и подмывает согласиться принять их к публикации как совместные произведения. Другими словами, выступить нам соавторами. Придется, конечно, объясняться с Борденом, но…

— Секундочку, — вмешался Слэд. — пока вы ещё не перешли к деловому обсуждению, должен вас предупредить: меня эти россказни не убедили. Точнее, я воспринял их как правду, не более, чем на девяносто процентов, а этого недостаточно для закрытия дела. По действующему положению, да будет вам известно, при десятипроцентном сомнении, я обязан нажать на спусковой крючок.

— Слэд, мы в состоянии проверить его версию событий, — резонно отреагировал Уинтон. — В любом случае, хотя бы частично.

— Именно это я и имел в виду. И не вложу свой револьвер обратно в кобуру, пока мы все хорошенько не проверим. Сначала, будьте добры, позвоните в Гарден-сити, чтобы удостовериться… хотя нет, они там давно уже позакрывали конторы. Зря они не пошли на отуманивание — ведь их район расположен в том же часовом поясе, что и Нью-Йорк.

— У меня родилась идея, — вдруг оживился Уинтон. — Ощупывая пяток минут назад его карманы, я искал только оружие. Его я не обнаружил, но портмоне было на месте.

Взгляд Слэда вновь посуровел. Его пальцы судорожно вцепились в рукоять револьвера.

— Что? — воскликнул он. — Бумажник? И что бы в нем не было никаких документов?

«О, конечно же, они на месте, — мелькнула озорная мысль у Кейта, чего-чего, а их-то у меня хватает… беда лишь в том, что выправлены они не на имя Карла Уинстона. Интересно, будет ли колебаться с выстрелом Слэд, хотя бы секунды, когда обнаружится, что, судя по этим документам, я якобы хотел выдать себя за Кейта Уинтона?»

Да, эти бумаги спасли ему жизнь в Гринтауне, но будут ему стоить её в Нью-Йорке. Эх, следовало бы немедленно освободиться от них с той самой минуты, когда он отказался от намерения носить в этом мире имя Кейта Уинтона. Теперь он четко и ясно представил себе всю цепочку тех глупостей и ошибок, которые допустил с того момента, как переступил порог издательства Бордена.

И было уже слишком поздно, чтобы наверстывать упущенное. Неоспоримо: жить ему осталось всего несколько секунд.

Человек из МБР, не сводя с Кейта пристального взгляда, предложил Уинтону:

— Зайдите сзади и возьмите его бумажник. И вообще посмотрите, что у него там понапичкано в карманах. Даю ему последний шанс… я и так уж перебарщиваю в своем добром к нему отношении.

Вротой, здешний Кейт Уинтон, стал обходить его, чтобы оказаться за спиной.

Кейт напрягся. На этот раз он погряз по уши. Не говоря уж о документах в портмоне, при нем находились также монеты, а те и другие неоспоримо изобличали его как вражеского шпиона в глазах его собеседников. Он не решался оставлять деньги из старого, родного ему мира, в номере отеля, и сейчас они топорщились небольшим пакетиком в заднем кармане брюк.

Да что там монеты! Одного содержимого бумажника будет достаточно, чтобы тут же его пристрелить на месте.

Вот так! Выбор был невелик: либо умереть от пули через какое-то мгновение, либо… попытаться завладеть этим револьвером. Ведь героям прочитанных им книг — разумеется, в той Вселенной, которая отличалась здравомыслием и где он являлся главным редактором, а не арктурианским шпионом — всегда удавалось, когда это становилось необходимым, повернуть ситуацию в свою пользу.

Но был ли у него хотя бы один шанс из тысячи на то, чтобы преуспеть в столь дерзком поступке?

Уинтон уже дышал ему в затылок. Кейт стоял, не смея шевельнуть пальцем, учитывая, что тупорылый револьвер уткнулся ему без малого прямо в живот. Он лихорадочно перебирал в уме все вероятные варианты своих действий, но не находил среди них таких, которые могли бы уберечь его от смерти в ближайшие минуты. Стоило им лишь извлечь бумажник и обнаружить его личные документы…

Кейт сконцентрировал все свое внимание на револьвере. Насколько ему было известно, пули, выпущенные из оружия такого калибра со столь малого расстояния, прошивают человека насквозь. Иначе говоря, если Слэд выстрелит именно сейчас, то он, вероятно, прикончит одновременно обоих Кейтов Уинтонов.

Ну и что? Разве после этого он очнется в более нормальном мире, где-нибудь на территории имения Бордена? Нет, Мекки, искусственный мозг, выразился на этот счет ясно и недвусмысленно: «Эта вселенная абсолютно реальна… Как и опасность, которой вы подвергаетесь, Если вас убьют…»

И пусть сам Мекки казался Кейту чем-то совершенно невероятным, все равно он был прав. Должны были существовать два параллельных мира и два Кейта Уинтона, и эта Вселенная была столь же объективна, как и та, где он родился и вырос. И Кейт Уинтон был не менее реален, чем он сам.

А задержит ли хоть на мгновение фатальный спазм пальца Слэда на спусковом крючке «кольта» тот факт, что он одним выстрелом прихлопнет их обоих? Может, да, а может быть, и нет.

Рука Уинтона скользнула в задний карман Кейта и вытащила портмоне. Кейт затаил дыхание. Но Уинтон предпочел пока не раскрывать его, а, продолжая обыск, осторожно полез ему за пазуху.

Все! Хватит размышлять — пора действовать!

Кейт перехватил запястье Уинтона и резким рывком на себя выдернул того из-за спины, закрывшись им от Слэда. Через плечо Уинтона ему было видно, как человек из МБР по-кошачьи мягко заходит со стороны, пытаясь выйти на линию прямого выстрела. Но Кейт мгновенно переместил Уинтона, по-прежнему используя его в качестве щита.

Краешком глаза он уловил, что Уинтон ухитрился развернуться и пытается нанести ему удар в лицо. Кейт, сделав нырок, избежал его, пропустив кулак над плечом. Затем, нагнувшись пониже, сильно боднул головой Уинтона в грудь, швырнув его на Слэда.

Человек из МБР отлетел назад, врезавшись в библиотеку. Раздался звон разбитых стекол. Револьвер, выпав из руки Слэда, грохнул, словно в помещении взорвалась шашка динамита.

Кейт, ухватив Уинтона за лацканы, ногой попытался достать револьвер, пнув тянувшуюся к тому руку Слэда.

Оружие покатилось по ковру. Кейт повторил прием, с силой толкнув Уинтона на Слэда, и припечатал обоих к библиотеке, а сам рванулся к револьверу. Ему удалось подхватить его.

Кейт тут же отпрянул на несколько шагов, направив оружие в сторону своих недругов. Перехватило дыхание, и теперь, когда самое страшное осталось позади, рука Кейта заметно задрожала.

Его план блестяще удался: как и герои в тех книгах, что он покупал в свое время, Кейт сумел круто изменить ситуацию в свою пользу. Видно, это удается, когда другого выхода просто не остается.

Постучали в дверь.

Кейт многозначительно с угрожающим видом повел револьвером в сторону Уинстона и Слэда. Те разом окаменели.

Из-за двери раздался женский голос:

— У вас что-то случилось, мистер Уинтон?

Кейт узнал голос миссис Фландерс, проживавшей в соседней квартире.

Он попытался в максимальном приближении сымитировать голос Кейта Уинтона, рассчитывая, что закрытая дверь послужит хорошим объяснением некоторой непохожести и глуховатости тона.

— Да нет, все в порядке, миссис Фландерс. Просто чистил револьвер, а он нечаянно выстрелил. От неожиданной отдачи я сверзился.

Он замер сам, понимая, что соседка недоумевает, почему он не открывает. Но ему было не до этого. Кейт не сводил глаз со своих противников, опасаясь с их стороны какого-нибудь подвоха.

Ему бросился в глаза озадаченный вид Уинтона. Тот, должно быть, ломал сейчас голову над необъяснимой для него загадкой: откуда Кейту было известно имя миссис Фландерс и как он узнал её голос.

Несколько секунд стояла мертвая тишина, затем прорезался голос соседки:

— Ах, вот в чем дело, мистер Уинтон, а то я уж начала…

Мелькнула мысль объяснить ей, что он не одет, а посему не может открыть дверь, но он тут же от неё отказался. Не исключено, что на этот раз она будет более внимательно прислушиваться к его голосу и заподозрит, что он принадлежит не тому Кейту Уинтону, которого она знала. К тому же ситуация будет выглядеть как-то нелепо: чистил де оружие и в неглиже.

Пусть уж лучше недоумевает. Он слышал, как она прошла в свою комнату, судя по тому, что с миссис Фландерс проделывала это неспешно, — было ясно, что её терзали сомнения: почему все-таки он не впустил её и как ему удалось вызвать подобный грохот при простом падении?

Кейт полагал, что она обратится в полицию не сразу, а какое-то время будет раздумывать, задавая себе вопрос за вопросом. Однако было вполне вероятно, что кто-нибудь из других жильцов дома уже звонит в участок, спеша сообщить, что слышал выстрел. Поэтому следовало, как можно быстрее, придумать, что делать с Уинтоном и человеком из МБР, чтобы улизнуть до того, как нагрянет полиция.

Проблема не из легких. Не мог же он, в самом деле, взять да и пристрелить их на месте… С другой стороны нельзя было и, бросить все, как есть, и рвануть, куда глаза глядят, предоставив тем реальную возможность тут же поднять на ноги блюстителей порядка и организовать облаву на него. А потом: куда, собственно говоря, бежать? Хватит всуе ломать голову над проблемой в целом. Сейчас думать более, чем на несколько минут вперед, было для него непозволительной роскошью!

— А ну повернитесь спиной! — приказал он, стараясь говорить столь же зловещим тоном, как это только что демонстрировал Слэд.

Когда те повиновались, он подойдя вплотную, ткнул стволом револьвера в плечо человека в МБР, которого, естественно, опасался больше, чем Уинтона.

Левой рукой ощупал карманы полицейского. Как он и ожидал, в них оказалась пара наручников. Вытащив их, Кейт снова отступил.

— Так, — произнес он, — а теперь подойдите к этой колонне. Вы, Уинтон, заведите руку назад. Правильно, а теперь зашлепните наручники друг друга. А вы, Слэд, живо ключи!

Он не сводил с них настороженного взгляда, пока не услышал двойного щелчка наручников.

Затем Кейт отступил до двери, поставил револьвер на предохранитель и засунул его в карман, продолжая, однако, держать его в руке. Прежде чем открыть дверь, он в последний раз взглянул на пленников, на какое-то мгновение подумав, а не приказать ли им не раскрывать рта, как только он уйдет. Но потом решил, не делать этого: что-что, а уж орать они примутся непременно и тут же.

Они и в самом деле заголосили, едва он прикрыл дверь с обратной стороны. Когда он шел по коридору, соседи стали выглядывать из своих квартир. Кейт шел быстро, но не бежал. Он упорно твердил себе, что никто из них ни за что не решится встать у него на пути, но не сомневался, что в данный момент, телефоны в полиции захлебывались от вызовов.

Выйдя наружу, он продолжал идти спорым шагом. Через несколько сот метров услышал завывание сирен. Кейт тотчас же замедлил шаг вместо того, чтобы ускорять его, и завернул за ближайший угол Гресхэм-стрит.

Мимо него по направлению к дому промчалась на большой скорости полицейская машина. Появление полиции пока никак его не взволновало. Другое дело — через пять-десять минут: тогда она будет уже располагать описанием его внешности. Но к тому времени он успеет выскочить на Пятую авеню, оставив позади себя Вашингтон-сквер и даже если они и появятся с той стороны, то он сумеет затеряться в толпе. А ещё лучше будет, если ему удасться поймать такси…

Как раз в этот момент мимо проезжала свободная машина, и он совсем было собрался сделать жест, чтобы остановить её, но вдруг поспешно отдернул руку вниз и вскочил обратно на тротуар до того, как водитель успел заметить его действия. Он тихо выругался, вспомнив, что впопыхах забыл забрать обратно у Уинтона свой бумажник.

Итак, он остался без гроша ву кармане! теперь ему была недоступна даже поездка на метро!

Он ругнулся в сердцах ещё раз, да покрепче, поскольку подумал о том, что ничто не мешало ему прихватить портмоне Уинтона да и Слэда также, не говоря уж о своем. Тут уж не до игры в порядочность и честность, когда за вами охотятся люди, которые стрелять, стоит лишь попасться им на глаза!

Эх, если бы он сделал это, то с денежками Уинтон плюс Слэд, чувствовал бы себя куда увереннее и спокойней. В то же время даже решение денежной проблемы в сущности не улучшило бы его положения. Ведь он сейчас не мог даже вернуться в отель, чтобы забрать свой скудный скарб.

Кейт продолжал вышагивать, держа курс на север, и, когда пересек 14 улицу, почувствовал себя спокойнее и уверенней. Он все время внимательно поглядывал за движением на Пятой авеню.

На тротуарах сейчас толпилось столько людей, сколько он никогда до этого не видел. Возможно, это объяснялось тем, что он все ближе подбирался к центру города, но ему вдруг подумалось, что причина вовсе не в этом.

Ему бросилось в глаза, что в походке людей произошли какие-то изменения. Исчезли праздношатающиеся. Создавалось впечатление, что все куда-то торопятся. Он также машинально прибавил шагу, чтобы подстроиться под ритм толпы.

Внезапно до него дошло, в чем дело. Неумолимо надвигались сумерки и все спешили до наступления ночи добраться домой.

До начала отуманивания.

Глава XII Космическая девушка

Все эти люди спешили вернуться домой, в свои гнездышки, задвинуть все засовы и позакрывать замки, оставив улицу во власти криминальных элементов.

Впервые после своего стремительного бегства из дома Уинтона Кейт остановился, серьезно задумавшись, а куда, собственно говоря, он направлялся, скажем так: куда он вообще мог в этих условиях устремиться?

Эх, если бы у него хватило ума не проставить на рукописи свой точный адрес, то сейчас бы они не поджидали его в отеле. Была и вторая, хотя и не столь серьезная, причина для расстройства: он ведь уплатил за проживание на целую неделю вперед.

Пожалуй, единственный оставшийся выход — воспользоваться монетами, запрятанными в карман. Если бы не было уже так поздно, он мог бы сейчас пойти в библиотеку, внимательно разобраться, что все-таки за история приключилась в этом мире с деньгами его эпохи и как обернуть дело в свою пользу. И почему эта светлая мысль не пришла ему в голову, когда он торчал сегодня утром в читальном зале? Да и вообще, почему до сих он не сделал столь многого, нужного для себя.

Итак, других вариантов, кроме обмена монет на кредитки, Кейт не видел. Эх, если бы встретиться сейчас с Мекки! Тот прочитал его мысли. Он мог бы выступить гарантом его лояльности и порядочности, во всяком случае, разъяснить службам правопорядка, что никакой он не арктурианский шпион.

Если бы ему удалось каким-то образом направить Мекки сообщение о своем отчаянном положении, тот в самую последнюю минуту не отказался бы прийти ему на выручку.

Ну вот, цель и появилась. Кейт ускорил шаг.

Уже надвигалась ночь, когда он остановился перед зданием на 37 улице. Те несколько прохожих, что ещё задержались на улице, перешли почти на бег, боясь быть застигнутыми отуманиванием.

Швейцар уже собирался запирать дверь дома, когда увидел входившего Кейта. Его рука сразу же скользнула в задний карман брюк, но на свет не появилось ни оружия, ни дубинки.

— Что вам угодно? — не скрывая недоверчивости, угрюмо спросил он.

— Я пришел к мисс Хэдли, — поспешил успокоить его Кейт. — это не займет много времени.

— Ладно. — Швейцар отодвинулся в сторону, давая ему возможность пройти.

Кейт направился было к лифту, но привратник зычно крикнул:

— Эй, идите-ка пешочком. Ток уже отключили. Да поспешите, если хотите, чтобы я рискнул открыть вам дверь на выход.

Кейт молча кивнул и зашагал по лестнице. Он поднимался столь быстро, что на площадке пятого этажа вынужден был остановиться, чтобы перевести дыхание.

Минуту спустя он уже звонил в дверь. Сначала послышались шаги, затем раздался голос Бетти Хэдли:

— Кто там?

— Это Карл Уинстон, мисс Хэдли. Мне очень досадно, что приходится вас беспокоить, но вопрос действительно чрезвычайно серьезный. Речь идет о жизни или смерти.

Дверь приоткрылась и в проеме показалось лицо Бетти, похоже, слегка напуганное.

— Понимаю, что уже до неприличия поздно, мисс Хэдли, но мне крайне необходимо связаться — и немедленно — с Мекки. Это суперважно. Насколько это реально?

Дверь плавно закрылась, и на какой-то миг Кейт подумал, что она оставит его прозябать на лестничной клетке. Но затем он услышал, как звякнула цепочка, и понял, что она просто снимала её.

После негромкого щелчка дверь распахнулась.

— Входите, — приветливо обратилась к нему Бетти, — входите К… Кейт Уинтон.

До его сознания не сразу дошло, что она назвала его подлинным именем. Бетти была все ещё в том же наряде, что и сегодня утром во время их встречи в офисе издательства Борден. Зелененькое трико и изумрудного цвета бюстгальтер. Скорее даже мини-панталончики, плотно обтягивавшие её стать. Опять же бутылочного цвета кожаные сапожки до колен изящных и стройных ножек. А между этими предметами туалета — нежная, ничем не прикрытая плоть: гладкие чашечки коленок и отсвечивавшие золотистым цветом круглые бедра.

Она посторонилась, и Кейт, затаив дыхание, прошел в комнату. Закрыв дверь, он уставился на Бетти, не веря своим глазам.

Ставни уже позакрывали, так что в помещении стоял полумрак. Свет исходил лишь от двух свечей в канделябрах, стоявших на столе позади Бетти. Поэтому лица её не было видно, но мягкий нимб светился вокруг белокурых волос, а благородные очертания её тела оттенялись на контражуре. Ни один художник не сумел бы придумать более очаровательной позы.

— Видно у вас неприятности, Кейт Уинтон? — начала она. — Они, верно, узнали правду… о вас?

Он удивился, что ответил ей голосом с хрипотцой.

— А как… как вы узнали мое имя?

— Мекки сказал.

— О! И что именно он вам поведал?

Вместо ответа она спросила:

— Вы никому, кроме меня, о мекки не рассказывали? Кто-нибудь в курсе того, что вы у меня?

— Нет.

Она кивнула и повернулась. Только тогда Кейт обнаружил, что на пороге входа в другую комнату в глубине помещения стояла горничная из цветных.

— Все в порядке, Делла, — бросила ей Бетти. — Можете вернуться к себе.

— Но, мисс… — обеспокоенно отозвалась та.

— Ничего, все нормально, Делла.

Служанка исчезла за дверью, а Бетти вновь повернулась лицом к Кейту.

Он шагнул к ней, но, сделав невероятное усилие над собой, сдержался, спросив:

— Послушайте, разве вы не помните… ничего не понимаю. Какая же вы из двух Бетти Хэдли? Даже если вам сообщил обо мне Мекки… как вы могли узнать…

Он и в самом деле был совсем сбит с толку.

— Присядьте, мистер Уинтон, — спокойно и любезно проговорила она. Давайте я буду вас величать так, чтобы не было путаницы с хорошо мне знакомым Кейтом Уинтоном. Так что стряслось? Кейт разоблачил вас?

Он печально кивнул.

— Увы, оказалось, что те две новеллы, что я вручил ему, написал когда-то он сам. Я даже не пытался как-то разъяснить ему, что и я тоже был их автором. Он все равно ничего бы не понял. Я сам окончательно запутался, хотя и знаю, что это правда. К тому же, меня прихлопнули бы ещё до того, как я сумел бы изложить хотя бы половину того, что со мной произошло.

— А вам ясно, что именно случилось?

— Нет. А вам? Мекки вам ничего не говорил намой счет?

— Он тоже в недоумении. А что это за история с рассказами? Что значат ваши слова о том, что вы оба в равной мере являетесь их авторами?

— Получилось вот что. В той Вселенной, откуда я прибыл, я… точнее сказать был… Кейт Уинтон. Но здесь он — Кейт Уинтон. Наши жизни развивались более или менее параллельно до последнего воскресенья, семи часов вечера. Впрочем, вернемся к этим новеллам… прошу вас, умоляю, порвите ту, что я оставил вам сегодня утром. Технически это — плагиат. И скажите мне… как бы я мог установить контакт с Мекки? Мне это абсолютно необходимо. Существует ли такая возможность?

Она отрицательно покачала головой.

— Вам до него не добраться. Он сейчас вместе с флотом. Арки намереваются… — Она спохватилась.

— Ясно, — не смутился Кейт. — Арки намерены атаковать. Мекки сообщил мне, что в войне наступает переломный момент. И не исключено, что арки одержат верх. — Он рассыпался мелким горьким смешком. — Но мне так и не удается пробудить в себе интерес к этой войне. Как-то не верится в нее. Да и вообще не получается воспринимать здесь хоть что-нибудь всерьез, как настоящее и реальное, за исключением… Нет, даже вас… в этом костюме. Что это за форма? Вы что, всегда так одеты?

— Разумеется.

— Но почему? Ведь другие местные женщины…

Она ошарашенно взглянула на него.

— Ну понятно же, что это не их удел. Нас, таких, всего несколько человек. Мы — космические курсанты.

— Это ещё что такое?

— Да. Это те женщины, что служат или служили на борту корабля. Или же их женихи являются пилотами космолетов. Я, например, имела бы право на эту форму уже потому, что помолвлена с Допеллем, даже если бы и не участвовала до этого в нескольких звездных экспедициях во время вакансов.

— Но почему она именно такая? — Он начал мямлить. — Э… знаете… хочу сказать, неужели в космолетах так жарко, что необходимо одеваться столь… легко? Или же существует какая-то другая причина?

— Я не понимаю, что вы хотите сказать. Ясное дело, внутри звездолетов вовсе не так уж и жарко. Большую часть времени космонавты носят прозрачные комбинезоны из пластика.

— Комбинезоны из пластика?

— Ну конечно же. Послушайте, господин Уинтон, к чему вы это клоните?

Он нервно провел рукой по шевелюре.

— Хотел бы я знать. Эти костюмы. Прозрачные комбинезоны из пластика… Это же все как на обложках журнала «Необыкновенные приключения»?

— На а как же иначе? Спрашивается, откуда бы взялись тогда эти рисунки на обложках «Необыкновенных приключений», если бы мы в самом деле не носили такую одежду?

Кейт хотел что-то возразить, но не смог.

Впрочем, по времени он имел возможность пробыть здесь всего несколько минут, чтобы раздобыть сведения исключительной для него важности. От них будет зависеть его судьба в ближайшие часы.

Поэтому он решительно вперил свой взгляд в костюм Бетти Хэдли, избегая отвлекаться на различные части её тела, которые тот так щедро оставлял открытыми. Это должно было облегчить разговор. Хотя бы чуть-чуть.

— Что вам сообщил Мекки в отношении меня? — начал он свое наступление. Вопрос вроде бы носил невинный характер, к тому же следовало определиться, какой линии поведения целесообразно было придерживаться.

— Он, похоже, сам до конца ещё не разобрался, — охотно откликнулась она. — Мекки не скрывал, что у него просто не было достаточно времени глубоко прозондировать ваш мозг. Но одно он уяснил однозначно: вы и в самом деле… человек из других мировых координат. Ему неизвестно, откуда вы прибыли, ни как вам это удалось, ни вообще, что в сущности произошло. Он заявил мне, что если вы попытаетесь кому-нибудь объяснить случившееся с вами, вас сочтут за свихнувшегося, хотя таковым вы не являетесь. В этом он уверен. Еще ему известно, что в вашем мире вас звали Кейт Уинтон и вы там занимались журналистикой… хотя вы ничуть не похожи на Кейта Уинтона, встреченного вами здесь. Наконец, он сказал, что вы правильно сделали, взяв у нас себе другое имя.

— Все это прекрасно, — удрученно заметил Кейт, — но лучше бы я назвался как-нибудь совсем иначе. И уж никак не пытался бы продать его собственные рассказы Кейту Уинтону. Но, извините, я прервал вас…

— Так вот, он понимает, что вы очутились в крайне незавидном положении в нашем мире, поскольку, не зная его, не можете не совершать ошибок. По его слова, если не будете осторожны, вас расстреляют как шпиона. Мекки сообщил мне, что предупредил вас об этом.

Кейт подался вперед.

— Но кто или что такое Мекки? Только ли это машина, робот? Или же… Допелль и впрямь снабдил эту сферу разумом?

— Это все же машина… Не настоящий мозг в том смысле, как вы это понимаете. Но одновременно это — также и нечто большее, чем машина. Даже Допелль не понимает всего, когда речь идет о Мекки: так для него остается загадкой, как тот может испытывать эмоции. Более того, Мекки не чужд в известном смысле и юмора.

Кейт отметил про себя, каким полным глубокого уважения тоном она произнесла слово «ДБопелль» и как, говоря о нем, Бетти словно выдохнула его имя с большой буквы.

«Черт побери, — подумал он, — да она просто обожествляет его!»

Кейт от огорчения даже закрыл на секунду глаза, а открыв их, решительно отвел взгляд в сторону. Однако не видеть Бетти физически означало лишь распалять свое воображение. Ее образ так навязчиво маячил перед ним, что Кейт даже отвлекся от разговора, врубившись снова лишь после вопроса Бетти:

— И что я могу сделать? Мекки предупредил меня, что когда вам станет совсем худо, вы, возможно, обратитесь ко мне, — это он вычитал в вашем мозгу. И он порекомендовал оказать вам содействие, дать совет, но при условии не подвергать риску саму себя.

— О! Этого я бы и сам не допустил, — живо откликнулся Кейт. — Случись за мной слежка — ноги бы моей здесь не было. Я бы не пришел, даже если бы кто-нибудь лишь только заподозрил меня в таком намерении. Единственное, к чему я стремился, — это найти способ связаться с Мекки. Все моги планы рухнули, и я не в состоянии дать сколько-нибудь вразумительные объяснения полиции… даже если допустим, что она будет тратить время на вопросы. Я надеялся, что Мекки что-нибудь придумает.

— Но добраться до Мекки можно, лишь оказавшись в расположении Космического флота.

— А где он сейчас?

Она несколько запнулась, прежде чем ответить.

— Думаю, что могу вам это сообщить. Не то, что об этом знает всяк и каждый, но все же немало людей в курсе. Армада в данный момент находится в районе Сатурна. Но вам ни за что не удастся добраться туда, придется дожидаться возвращения Мекки. Деньги у вас есть?

— Нет, но я не… Послушайте, есть нечто такое, что вы, несомненно, можете мне объяснить. По меньшей мере, я надеюсь на это. Конечно, я мог бы узнать это завтра утром, наведовавшись в библиотеку, но если можно сделать это уже сейчас, то я выиграю во времени. Скажите, что случилось с деньгами… я имею в виду монеты?

— С металлической мелочью? Ее перестали чеканить после 1935 года. Изъяли из обращения, одновременно заменив доллары и центры на кредитки.

— Но почему?

— Почему кредитки вместо долларов? Чтобы ввести общепланетарную денежную единицу. Все страны провели эту операцию одновременно, так что военные усилия…

— Да нет, не то я хочу знать. Почему перестали ходить металлические деньги? — прервал её Кейт.

— Их ловко подделывали арки… и чуть не загубили этим всю нашу экономическую систему. Имитировали они и банкноты. Обнаружив, что на всей Земле господствует капиталистическая система…

— Как так, на всей Земле? А как же Россия?

— Повторяю: повсюду. А почему вы исключаете Россию?

— Да так, — буркнул Кейт. — Продолжайте.

— Так вот, арки наловчились столь искусно подделывать дензнаки, что даже эксперты не могли отличить фальшивки от подлинников. В результате взвилась спираль инфляции, едва не взорвавшая мировую экономику. В этих условиях Высший Совет наций обратился к ученым и те создали новые купюры, которые Арки оказались неспособными сымитировать. Секрет их изготовления мне неизвестен, да и никто его не знает, за исключением горстки высокопоставленных лиц в различных эмиссионных учреждениях.

— И все же, почему их нельзя подделать? — допытывался Кейт.

— Все дело в бумаге. Там что-то такое наворочено… скорее это секрет технологии изготовления, чем конечного продукта, который арки могли бы запросто подвергнуть тщательному анализу. В итоге нынешние кредитки слегка желтовато светятся в темноте. Любой человек запросто может лично убедиться в подлинности купюры, убрав освещение. И ни один фальшивомонетчик, включая арков, до сих пор так и не смог изготовить подобную светящуюся бумагу.

Кейт кивнул головой в знак понимания.

— вот тогда-то доллары и заменили кредитками?

— Именно так, причем во всех странах и одновременно, предварительно, разумеется, накопив необходимое количество новой денежной массы. Каждая страна имеет собственную национальную валюту, но она полностью конвертируется в кредитки, имеющие одинаковый курс во всем мире, что делает ненужными обменные операции.

— А все старые деньги изъяли из обращения, объявив незаконными как их хранение у себя, так и накопления?

— Верно_ Владельцы таковых подвергаются огромному штрафу — в некоторых странах дело доходит и до тюремного заключения. Но племя коллекционеров — а их немало! — настолько закабалено страстью собирательства, что готово идти на любой риск. Поскольку монеты продаются только на черном рынке, они выкладывают за них бешеные деньги. Собирать коллекцию монет опасно и незаконно, но многие люди не рассматривают это как преступление.

— Все равно что любители выпить во время сухого закона?

— Во время чего? — не поняла Бетти.

— Да это я так, — не стал пускаться в разъяснения Кейт. Вместо этого он достал из кармана пакетик завернутых в банкноты монет, развернул его и разложил — купюры в одну сторону, металлические деньги в другую.

— Так, — продолжил он, — у меня пять монет и два банкнота выпуска до 1935 года. Вы имеете представление, сколько это могло бы стоить в кредитках?

Он протянул их Бетти, которая, чтобы получше рассмотреть, пододвинула свечу.

— Я не сильна насчет нынешнего курса, — призналась она. — Все зависит от года выпуска и состояния монет. Но в самом первом приближении за это любители должны раскошелиться примерно на десять тысяч кредиток, то есть на тысячу долларов, если выразить это в дензнаках прошлого.

— Всего-то? — удивился Кейт. — Хозяин драгстора в Гринтауне отвалил мне две тысячи кредиток за одну монетку, заявив при этом, что реально она стоит намного дороже.

— Несомненно, то был какой-то настоящий раритет. — Она вернула ему доллары и центры. — Разумеется, они могут оказаться и в числе этих. Я назвала лишь примерную сумму. Но если среди них есть какая-нибудь редкость, то только она одна может потянуть на десять тысяч кредиток. А что за дензнаки вы отложили в сторону?

— Они из числа тех, которые навлекли на меня все напасти. Все они выпущены после 1935 года.

— Тогда это должны быть фальшивки арков. Советую поскорее освободиться от них, не дай Бог, найдут при вас.

— Вот этого-то я никак и не могу взять в толк, — огорченно признался Кейт. — Перед вами — настоящие деньги, а не подделки арков. А вопрос вот в чем: зачем арки продолжали чеканить эти монеты после того, как все правительства Земли решили иметь дело только с купюрами?

— Хотя они и дьявольски умны, но не застрахованы и от глупостей. Когда из-за денежной реформы рухнули все их махинации с финансами, арки направили на Землю своих агентов с заданием добыть денег, продавая монеты коллекционерам. Но допустили грубую ошибку, продолжая выпускать купюры и чеканить монеты прежнего образца, но проставляя послереформенные даты выпуска. Они «сожгли» около двадцати агентов, пытаясь сбыть дензнаки такого рода. Кстати, не далее, как в прошлое воскресенье какой-то их шпион опять… — она запнулась, рассматривая Кейта. — О! Да это, верно, были вы, не так ли?

— Да, это был я, — признался Кейт. — Разница лишь в том, что я не служу аркам, а монета была подлинной…

— Но если она не была фальшивкой, то как же на ней могла быть проставлена дата после 1935 года?

— Эх, знать бы это — и сразу бы нашелся ответ на массу терзающих меня вопросов, — вздохнул Кейт. — Впрочем, чего там, по выходе отсюда я, конечно, выброшу в первую же канализационную канаву все эти не подлежащие сбыту купюры и монеты. Но скажите… вот вы упоминали арков-шпионов. Получается, что арки имеют человеческий облик? Неужели они настолько схожи с нами, что их могут запросто принять за людей?

— О нет, они ужас как отличаются от нас, — вздрогнула девушка. Просто монстры. Похожие на насекомых, естественно, более крупные и столь же разумные, как и мы. И до чего злобные твари! На первом этапе войны им удалось взять в плен несколько человек. И выяснилось, что они обладают способностью… вселяться в людей, вводя свой интеллект в человеческие тела и используя их в целях шпионажа и саботажа. Теперь их осталось не так много. Большинство поубивали. Они все равно рано или поздно, но обнаруживают себя, поскольку их менталитет принципиально отличается от нашего, и они не в состоянии понять все тонкости нашей цивилизации. Они неизбежно совершают демаскирующие их ошибки.

— Как мне все это понятно, — печально произнес Кейт.

— В любом случае это — та опасность, которая начинает исчезать. К настоящему времени нам удалось возвести достаточно надежные оборонительные системы, вот уже много лет не позволяющие аркам захватить ни одного человека живым. Время от времени они совершают нападения, убивают землян, но не могут полонить их. А из первой партии их осталось совсем немного.

— И все же, — не сдавался Кейт, — что за нелепая установка: стрелять на поражение при малейшем подозрении? Почему бы их не арестовать? Если, как вы говорите, их менталитет совершенно чужд нашему, то любой психиатр должен был бы с уверенностью определить, кто перед ним — арк или человек. Не погибли ли от этого приказа совершенно невинные люди?

— Было дело, конечно. Примерно сотня никак не причастных к аркам людей на каждого их шпиона. Но… Ох! Они настолько опасны, способны на столь омерзительные действия, чреватые гибелью миллионов, что, поверьте, лучше не искушать судьбу. Дело стоило бы того даже в пропорции тысяча людей на одного арка. Понимаете, удайся им сейчас завладеть хотя бы некоторыми из наших научных секретов, арки, соединив их со своими знаниями, вероятно, сумели бы резко изменить нынешнее положение, отличающееся довольно неустойчивым равновесием. Говоря яснее, до сего времени был определенный паритет, но Мекки не скрывал от меня, что дело идет к кризису. А проигрыш в этой войне означает уничтожение человеческой расы. Они даже не стремятся установить над нами свое господство, а жаждут уничтожить нас на корню и захватить Солнечную систему.

— Не очень-то любезно с их стороны, — вставил Кейт.

— Извольте не шутить такими вещами, — вскипела вдруг Бетти. Кровь прихлынула к её лицу. — Неужели вы полагаете, что гибель человечества может служить предметом для зубоскальства?

— Прошу извинить меня, — стушевался удрученный Кейт. — Просто я… впрочем, ладно, не будем больше говорить на эту тему. Думаю, что вполне осознаю, насколько опасным может оказаться любой шпион. Но по-прежнему так и не вижу, что вы теряете, если прежде чем палить в сомнительную личность, удостоверитесь, что речь идет без тени сомнений о враждебном лазутчике. Если вы будете держать его под прицелом револьвера, он ведь не сможет никуда скрыться.

— О! Может, да ещё как — за долю секунды. Слишком часто мы обжигались на то, что после ареста они успевали исчезнуть до того, как их посадят за решетку, да и их самой тюрьмы успешно ускользали. Они обладают удивительными физическими и духовными качествами. Нет, этого совершенно недостаточно — взять шпиона на мушку.

— Например, они могли бы легко отобрать револьвер у инспектора МБР, направленный на них, — с горькой улыбкой отозвался Кейт. — Ну что же, если у них до сегодняшнего пополудни и были какие-то сомнения в отношении меня, то отныне все они развеялись.

Кейт поднялся. Он долго, в упор рассматривал Бетти. Неверный огонек свечи причудливо окутывал сиянием её белокурые волосы, золотистую кожу, нежно подсвечивал редкой красоты лицо, поразительно гармонично сложенное тело. Он глядел на неё так, как если бы не надеялся когда-нибудь ещё раз получить возможность полюбоваться ею… что в сущности было очень и очень даже вероятно.

Он хотел было унести с собой самое светлое и радостное впечатление о ней на всю оставшуюся ему жизнь, неважно сколь долго она продлится, — сорок минут или сорок лет. Скорее всего, первое.

Кейт отвернулся и взглянул в окно, то самое, в котором Бетти являлась народу в день посещения Нью-Йорка Мекки. За стеклом чернел густой мрак.

Все, отуманивание уже началось.

— Благодарю вас, мисс Хэдли, — печально откланялся Кейт. — Прощайте.

— Но куда же вы пойдете в этот час? — Она стремительно вскочила, встревоженно глядя в окно. — Даже со всеми предосторожностями далее сотни метров вам не пройти…

— Не беспокойтесь обо мне. Я вооружен.

— Но, послушайте, вам же просто некуда идти! Понятно, что здесь вам остаться невозможно — ведь в квартире, кроме меня и Деллы, никого больше нет… Знаете что? Под нами пустует помещение. Я могу переговорить с портье, если…

— Нет, — он отрезал так властно и категорично, что она даже смутилась от такой дерзости.

— Завтра, — все же продолжала настаивать Бетти, — я смогу переговорить с МБР, объясню им ситуацию в духе того, о чем говорил Мекки, и передам, что он поручается за вас. Пока Мекки не вернется, — а это произойдет через несколько месяцев — вас крайне небезопасно отпускать свободно разгуливать по городу… Правда, после моего вмешательства они вполне могут подвергнуть вас домашнему аресту в ожидании прибытии Мекки.

Конечно, это был выход, и наверняка колебания Кейта читались на его лице. Но его совсем не радовала перспектива просидеть несколько месяцев под стражей. Хотя, с другой стороны, не будет же это длиться вечно, и уж явно лучше остаться в живых, чем сгинуть ни за понюшку табака.

Бетти подметила, что близка к тому, чтобы убедить его. Поэтому усилила давление.

— Я почти уверена, что они поверят мне, по крайней мере, в такой степени, чтобы признать за мной право обосновать сомнение. Как невеста Допелля…

— Нет, — решительно вскинулся Кейт. Она, разумеется, не могла об этом догадываться, но её последние слова были самыми неудачными из всех, которыми она могла бы оперировать в своей попытке урезонить его. Он отрицательно мотнул головой.

— Не могу здесь оставаться, — заявил он. — Не в состоянии объяснить вам причину… Но это исключено. — Он вновь жадно охватил её ненасытным взглядом, вбирая в себя все то, — он был уверен в этом — что видел в последний раз. — Прощайте.

— Ну что же, в таком случае всего вам доброго, — Бетти Хэдли протянула ему руку, но Кейт сделал вид, что не заметил этого. Он не был уверен, что совладает с собой, стоит ему коснуться её.

Он стремительно покинул помещение.

Спускаясь по лестнице, он постепенно начал отдавать себе отчет в собственном безумии, но одновременно радовался, что поступил так отчаянно. Он был искренне доволен, что не принял никакой помощи со стороны Бетти Хэдли. Советы — дело другое. Как и ответы на вопросы, которые он не мог задать никому другому, кроме неё и Мекки. Теперь у него сложилось более адекватное и четкое представление об этом мире, особенно после того, как его просветили насчет всей этой ситуации с монетами.

Но был ряд моментов, которых он, как не силился, был все равно не в состоянии уразуметь. Например, костюм, который она носила. Представляла ли Бетти себе, что при виде её в таком одеянии мужчины должны были просто-напросто терять разум? Однако, судя по всему, она не находила в этом ничего особенного, а то что он был поражен этим, её явно удивило.

Ну да ладно, с этим он как-нибудь разберется потом. Может быть, Мекки мог бы объяснить ему все эти накопившиеся в неимоверном количестве вопросы при условии, что ему удастся добраться до него, а тот в свою очередь соблаговолит проявить к нему какое-то внимание.

Во всяком случае он был безмерно счастлив, что оказался не робкого десятка и у него хватило духу отклонить предложение Бетти помочь ему.

Не исключено, что отказываться было глупо, но он был сыт по горло, даже более, ему до чертиков надоело болтаться в этой идиотской вселенной с арктурианами, смахивавшими на ряженых и порхающими швейными машинками.

Получалось, что чем сильнее он осторожничал, тем больше допускал ляпов. А теперь он просто рассвирепел. К тому же, карман ему оттягивал тяжеленный «кольт» 45 калибра, достаточный, чтобы обезвредить даже этих двух с половиной метровых селенитов.

А он был сейчас в таком настроении, что, не колеблясь, пустил бы в ход оружие. Все, кто в этом тумане будут искать с ним ссоры, быстро о том пожалеют. И даже если он нарвется на Ночевиков, он прежде чем отдать концы самому, укокошит не одиного из этих бандюг.

Все, он сыт по горло этой постоянной заботой о своей безопасности, надоело. Да и чего ему было терять в этом мире?

Швейцар все ещё бдел в холле. Он не поверил своим глазам, увидев уверенно спускавшегося по лестнице Кейта.

— Вы что, хотите выйти наружу? — ошарашенно спросил он.

— Само собой разумеется, — благодушно улыбнулся в ответ Кейт. — Мне надо тут кое-кого повидать по поводу сферы.

— Вы хотите сказать Мекки? И имеете в виду встретиться с Допеллем? благоговейным тоном произнес портье. Он с пистолетом в руке направился к двери. — Ну что ж, раз вы знакомы с ним — а мне следовало бы догадаться об этом, поскольку вы прошли к мисс Хэдли — то явно знаете, что делаете. Вернее, надеюсь, что это так.

— Как и я, — откликнулся Кейт.

Он окунулся в непроглядную темень, услышав, как торопливо захлопнули за ним дверь, спешно ставя на прежнее место засовы.

Кейт, не двигался с места, чутко вслушиваясь. Все спокойно. Окружавшая его тишина была не менее вязкой и густой, чем непроглядная ночь.

Но стоять вот так, до утра, каким-то скульптурным изваянием он, понятное дело, не мог. Предпочтительней было двигаться. Но на сей раз он был намерен перемещаться в этом мраке более рационально и умнее, чем в тот воскресный вечер, когда прибыл в Нью-Йорк поездом из Гринтауна.

Осторожно добравшись до обочины тротуара, он присел и разулся. Шнурки ботинок связал, повесив обувь на шею. Теперь, надеялся Кейт, он практически не будет производить шума при ходьбе.

Поднявшись, он к своему удивлению обнаружил, что было легко и даже приятно следовать вдоль бортика одной ногой на тротуаре, другой — на мостовой.

Он наступил на канализационную решетку, что напомнило ему о необходимости освободить от ни на что негодных банкнот и монет. Кейт заблаговременно положил их в другой карман брюк, чтобы не зажигать спичек для опознания, и сейчас ловко спустил всю эту никчемную массу в щели крышки стока.

Кейт продолжал свой путь, настороженный и предельно внимательный. 45-й калибр он переместил в правый карман пиджака, цепко ухватившись за рукоятку и держа большой палец на спуске предохранителя.

В отличие от прошлой ночи, ему было совсем не страшно. Видно, в чем-то тут помогало наличие у него оружия, но только этим причина и исчерпывалась.

Как, впрочем, и тем, что теперь он знал причину и пользу отуманивания, и оно уже не являлось для него какой-то неожиданной загадкой.

Все обстояло гораздо проще: тогда он выступал дичью, жертвой, а теперь — охотником. Играл не пассивную, а активную роль, туман из врага превратился в союзника.

Разумеется, планы его были довольно неопределенными и требовалось их конкретизировать сообразно обстоятельствам, но первый этап ему был предельно ясен. Прежде всего надлежало раздобыть денег путем продажи монет ценой в несколько долларов за десяток тысяч кредиток. А все, кого он наверняка вот-вот повстречает в глухой ночи, будут из криминальных кругов, поскольку только такого пошиба люди осмеливались бродить в этой темнотище. Значит, он сможет убедить их, понятно, не без помощи «кольта», свести его со скупщиком запрещенных товаров, которому он и сбудет эти изъятые из обращения дензнаки.

Да, все эе приятно было осознавать себя охотником, а не жертвой, действовать, а не просиживать штаны за столом. Кстати, ему всегда претила писанина.

Куда лучше быть загонщиком. Особенно в такого рода охоте. Ведь впервые в своей жизни он вел её на человека.

Глава XIII Джо

Кейт свернул на Пятую авеню. На какое-то время его охватило впечатление, что он внезапно оказался среди развалин заброшенного города ацтеков или в Уре, древнем халдейском городе. И тут он неожиданно услышал шорох — признак близости жертвы.

Но это не был звук шагов. Тот, другое, либо замер, вжавшись в стену дома, либо, как и Кейт, шел, сняв ботинки. А уловил он чью-то едва различимую одышку.

Кейт застыл, затаив дыхание, подстерегая малейший звук по стороны притаившегося человека. Он сообразил, что его дичь двигалась в том же направлении, что и он.

Кейт ускорил шаг, перейдя практически на бег, и остановился только тогда, когда появилась уверенность, что он обогнал жертву. Перейдя по диагонали на другую сторону, он, вытянув руки, дошел до стены здания. Развернувшись, Кейт с револьвером в руке двинулся навстречу преследуемому.

Он наткнулся на него внезапно, уперевшись дулом в грудь и, сделав молниеносный выпад левой рукой, ухватил того за лацкан пиджака, не давая удрать.

— Не двигаться! — сухо бросил он. — Теперь повернись спиной, но не резко.

Ответа не последовало — слышалось лишь учащенное и сбивчивое дыхание. Человек повиновался, и Кейт сумел удержать его своей хваткой. Он обыскал незнакомца со спины, обнаружив в правом кармане брюк пистолет. Оружие мгновенно перекочевало к нему, в пиджак, и Кейт тут же опять вцепился в плечо неизвестного.

— По-прежнему не двигаться, — с угрозой в голосе предупредил он. Поговорим. Ты кто?

На него пахнуло перегаром.

— Какого дьявола тебе до меня? Все, чем располагаю, — тридцать кредиток, да была вот пушка. Ты отнял её, забирай бабки и отпусти меня.

— Плевать я хотел на твои тридцать кредиток, — брезгливо цыкнул Кейт. — Мне выяснить обстановку надо, ясно? Выложишь все без туфты, может, и игрушку отдам. Места знаешь?

— Как это?

— Я сам из Сан Льюиса. Со здешним обществом не знаком. Затарен и нужно определиться. Причем, сегодня же.

Последовало молчание, затем раздался голос, заметно менее напряженный, чем ранее:

— Что у тебя? Висячки, что ли?

— Монеты. И несколько бумажек. Доллары до 1935 года. Кто мог бы принять их?

— А что мне отколешь?

— Дня начала жизнь, — резонно уточнил Кейт. — Может, потом и пушку верну. А не наколешь — сотняга твоя. И даже две, если твой кадр даст хорошую цену.

— Договоримся на пятистах, а?

Кейт расхохотался.

— Смотри-ка распетушился! В твоем-то положении? Ладно, двести тридцать, можешь считать, что я тебя обчистил, а потом подарил обратно тридцатник.

— Твоя взяла, старик, — рассмеялся и незнакомец. — Пойдем к Россу. Окрутит не более, чем другой. Потопали.

— Эй, постой! — поспешил Кейт. — Сначала повернись и дай огонек. Хочу срисовать твое мурло, чтобы достать потом, если подлянку выкинешь.

— Не возражаю, — отозвался человек. Голос теперь звучал расслабленно, чуть ли не радостно.

Чиркнула спичка, породив трепетный языком пламени.

Кейт наконец-то увидел, кого выловила его сеть: худощавого, лет сорока мужчину, неплохо одетого, но с ярко выраженной щетиной на лице и с красными прожилками в глазах. Тот натянул на лицо несколько вынужденную улыбку.

— Ну вот, теперь ты легко меня установишь при надобности. Пожалуй, не лишне будет и имя сообщить — Джо.

— Пусть будет Джо. Далеко ли живет отсюда твой Росс?

— Да всего пару улиц отсюда. Должно быть, режется в покер. Эй, Сан Льюис! На сколько потянет твой товар, хотя бы на вскидку?

— Меня заверили, тысяч на десять.

— Тогда скорее всего получишь пять. Росс — человек деловой и на хвост наступать не будет. Но на рога лезть не стоит — со стволом или без оного. А лучше всего взял бы ты меня в союзники. Там, куда идем, ребята тертые, того и гляди припухнуть можно, если будем петь на разные голоса.

Кейт быстро прикинул.

— Видно, ты прав. Твои — десять процентов, то есть пятьсот, если получу пять тысяч. Законно?

— Вполне.

Кейт, собственно говоря, колебался не более секунды. Ему и впрямь дозарезу была нужна чья-то поддержка, а что-то в голосе подсказывало ему, что с ним можно было и рискнуть. Впрочем, весь его план был настолько бедовый, что терять уже было просто нечего.

Он поискал в кармане пистолет, на ощупь нашел руку Джо и вложил в неё оружие.

Тот ничуть не удивился. Только спокойным голосом обмолвился:

— Спасибочко. Следуй за мной — клади руку на плечо.

Так и шли они вдоль зданий, а при переходе улицы брались за руки.

— А теперь держи ушки на макушке. Входим в двор между двумя зданиями. Ухватись покрепче, а то потеряешься.

Где-то в глубине двора Джо отыскал дверь и постучал: три раза, пауза, потом ещё два.

Свет, вырвавшийся из внезапно разверзнувшегося входа в помещение, ослепил Кейта. Постепенно глаза привыкли, и он обнаружил, что стоит лицом к лицу с человеком на пороге с обрезом под мышкой.

— Привет, Джо! Это ещё что за хмырь?

— Свой из Сан Льюиса. Дело есть к Россу. Он, небось, банкует?

Человек с обрезом кивнул, лаконично бросив:

— Входите!

Кейт и его новый знакомый попали в длинный коридор. Чуть подальше они наткнулись на ещё одного охранника, сидевшего верхом на стуле и державшего, как казалось, их под прицелом автомата.

— Здорово, Джо, — приветствовал он, занимая нормальное положение. Привел какого-нибудь туза попытать счастья?

— Нет. Деловой. Как дела?

— Россу сегодня крупно везет. Смотри не вздумай играть, разве, что тебе чертовски подфартит.

— И не собираюсь. Но я рад за Росса, возможно, он под настроение раскошелится.

Джо открыл дверь, которую сторожил человек с автоматом, и вступил в утопавшую в сизом дыму комнату. Кейт неотступно следовал за ним.

За покерным столиком сидело пятеро игроков. Джо подошел к одному из них, крупному мужчине с нанизанными на переносье очками с сильными диоптриями и лысому как биллиардный шар. Он показал пальцем на Кейта.

— Росс, это один из моих приятелей из Сан Льюиса, — весомо произнес он. — Он хочет толкнуть товар — железо и цвет. Я обещал ему, что ты дашь хорошую цену.

Толстенные стекла очков установились на Кейта, который слегка поклонился. Достав из кармана монеты и банкноты, он выложил их на зеленое сукно перед большим человеком.

Росс бегло взглянул на кучку денег и отрывисто бросил.

— Четыре куска.

— Пять, и дело в шляпе, — отреагировал Кейт. — Товар тянет на все десять.

Росс покачал головой и взял розданные карты.

— Объявляю двадцать, — переключился он на игру.

Кейт почувствовал, как кто-то тронул его за рукав. Джо отвел его чуть в сторону.

— Эй, надо было тебя предупредить. Росс никогда не торгуется. Говорит четыре, значит, не даст ни на кредитку больше. Он такой: бери или отваливай. Не стоит канючить.

— А если откажусь? — отважился Кейт.

— Знаю ещё два-три причала, — пожал Джо плечами. — Но до них надо ещё добраться в этой чертовой мути. Может и сумеем, но не исключено, что кончим где-нибудь в канаве. Да и дадут нам не больше, чем Росс. Пустышка выйдет тот, кто говорил тебе о десяти кусках, понимал толк в деле?

— Нет, — признал Кейт. — Ладно, согласен. Но выложит ли он бабки сразу на бочку. Они при нем?

— Росс-то? — насмешливо ухмыльнулся Джо. — Готов слопать арка, если у него сейчас их меньше сотняги. Не дрейфь. Для него четыре куска — это мелочевка.

Кейт вернулся к столу и, чинно дождавшись окончания партии, обратился к Россу:

— Согласен. Беру четыре.

Крупняк вытащил пухлый бумажник и молча отсчитал три банкноты по тысяче кредиток и десять по сотне. Затем тщательно завернул монеты Кейта в купюры и сунул в карман.

— Хочешь сыграть? — предложил он.

— Нет, спасибо, — поспешил ответить Кейт. — Очень спешу.

Пересчитав деньги, Кейт бросил вопросительный взгляд на Джо. Тот незаметным кивком головы дал понять, что не хотел бы рассчитываться здесь.

Выйдя из жала, они вновь миновали охранника с автоматом, затем сторожа с обрезом в ухода, который и задвинул за ними засов, выпустив наружу.

Очутившись снова в непроницаемой темноте, оба прошли несколько вперед, что бы их не услышали за дверью, и Джо прошептал:

— Так, четыре процента составят четыреста кредиток. Огонь нужен, чтобы сосчитать?

— Давай, — согласился Кейт. — Хотя… не знаешь ли ты, где бы можно было спокойно потрескать за стаканчиком. Вдруг и ещё кое-что для тебя наклюнется.

— А почему бы и нет? — развеселился Джо. — В любом случае с четырьмя сотнями в кармане я вполне могу позволить себе расслабиться. Хватит на весь завтрашний день, а вечером мне должно ещё перепасть. Вовремя же ты подвернулся — со своей тридцаткой я явно сидел уже на мели.

— Так куда двинем, Джо?

— Держись крепче за плечо. Теперь-то я тебя ни за что не упущу… хотя бы пока не заплатишь. — Он тяжко вздохнул. — Эх, старина, с каким бы удовольствием сглотнул сейчас «луно»!

— А я нет, что ли? — резво отозвался Кейт, попутно вопрошая себе, какая же это дрянь, как коктейль «Каллисто» или ещё хуже.

— Так пошли, в чем дело? — оживился Джо.

Кейт нащупал плечо нового друга. Они выскользнули из двора и свернули налево. Метров через пятьдесят — и переходить улицу не пришлось — Джо остановился.

— Должно быть здесь. Обожди минутку. — Он дважды постучал, выждал пару секунд, а затем выдал ещё три удара. Дверь распахнулась, приглашая в слабо освещенный коридор. Ни дули на первый взгляд. — Эй, Релло, это я с приятелем, — громко крикнул Джо. — Он прошел вперед. Кейт шел следом. Релло — это Проксик, — пояснил Джо наступавшему ему на пятки Кейту. — Сидит на этажерке над дверью. Бросается на любого незнакомого ему типа, едва тот вломится сюда.

Кейт стремительно обернулся и тут же пожалел об этом. Он не очень ясно различил существо, притаившееся над входом, но общее представление все же получил. Оно смахивало на громадную черепаху с щупальцами-присосками типа пиявок и с пылавшими красным огнем глазами, напоминавшими лампочки, скрытые за увеличительным стеклом электрического фонаря. Эта тварь на вид была безоружна, но Кейт инстинктивно почувствовал, что это ей было абсолютно и не нужно.

Не означало ли короткое «проксик», что существо было родом с Проксимы Центавра? Надо будет разузнать у Джо, решил он, но позже, за рюмкой, когда он постарается незаметно навести разговор на эту тему, не показывая собственного невежества.

У Кейта пробежал холодок вдоль спины, и он поспешил за Джо, который по коридору вышел к ещё одной двери, снабженной глазком. «Ну совсем как во времена сухого закона!» — восхитился про себя Кейт и даже чуть не ляпнул это вслух, но вовремя вспомнил, что на это слово Бетти в их разговоре никак не отреагировала. Он смолчал.

Джо ещё раз постучал условным образом, и кто-то их внимательно изучил в глазок. Спутник Кейта показал на него и произнес:

— Хэнк, он со мной. Будь спок!

Дверь открылась. И они вошли с черного хода в таверну. При тусклом голубовато-зеленом свете неоновых ламп Кейт заметил в глубине бар. Помещение было заставлено столиками. На трех из них дулись в карты.

Джо приветствовал некоторых посетителей, которые поднимали глаза, когда они проходили мимо, а затем кивнул Кейту:

— Где сядем, там вот? Или предпочитаешь пройти в бар? По мне, вон там будет поспокойнее, раз ты хотел поговорить о делах.

— Верно, бар — именно то, что надо, — согласился Кейт.

Они, миновав дверь, прошли в бар, залитый голубовато-зеленым мертвящим сиянием. Три женщины на высоких табуретах, как на насестах, да бармен больше никого. Все девицы дружно взмахнули ресницами. Кейт обратил внимание, что одна из них была, как и Бетти, в сугубо номинальной одежде лифчик, коротенькие трико-штанишки из голубого шелка и такого же цвета сапожки до половины икр, вот и все, пожалуй. Но на этом сходство с Бетти заканчивалось, поскольку, старше её по меньшей мере лет на двадцать, та расплылась и даже тяжело отдувалась, находясь к тому же, слегка в подпитие. Не стоит и уточнять, что ядовитое зелено-голубое освещение явно не красило девицу.

— Приветик, Бесси, — бросил ей на ходу Джо и поспешил занять самую дальнюю нишу.

Кейт разместился рядом.

Он тут же извлек бумажник, чтобы отдать Джо его четыре сотни кредиток, но коротышка спешно предупредил:

— Не спеши, дружище. Подожди девочек.

Они и впрямь были уже на подходе, но только двое. Та, что была в форме космического курсанта, не тронулась с места. Молодые женщины, несмотря на жуткое освещение, выглядели довольно привлекательно.

— Девочки, милый, — к счастью, вмешался Джо, — мы тут пока потолкуем о делах. А вас, если ещё будете свободны, позовем позже. А чтобы вам не было скучно, скажите Спеку, что я угощаю на ваш вкус. Как и Бесси.

— Ладно, Джо, — отозвалась одна из девиц, и они вернулись на боевое дежурство у стойки.

Кейт тем временем все же успел до прихода бармена вытащить бумажник и сунул Джо четыре банкноты по сотне кредиток. Тот оставил одну бумажку на виду на столе.

— Два «луно», — заказал Джо. — И малышкам подай. Как справляется сегодня Релло?

— Совсем недурно, Джо, — осклабился бармен. — Уже дважды пришлось очищать коридор, а ведь ещё совсем рано.

Кейт воспользовался случаем и как только бармен отошел, полюбопытствовал:

— Меня интересует Релло. Расскажи о нем, Джо. — Вопрос был поставлен в достаточно неопределенной форме, так, чтобы не вызывать подозрений.

— Релло из числа коллабо, — начал Джо, — и один из самых свирепых в их банде. В Нью-Йорке — уж точно, один из самых отчаянных и жестоких. Релло один из первых проксиков, кто переметнулся на нашу сторону во время стычки в районе Центавра. Хочешь, представлю тебя?

— О, не стоит, — поспешил возразить Кейт. — Просто он меня заинтриговал и все.

Про себя же подумал, что «коллабо», наверное, означает «коллаборационный». Раз он был жителем проксимы Центавра и в ходе боевых действий примкнул к землянам, то этот термин вполне подходил к нему.

— Понимаю тебя, — продолжал Джо. — Но если ты хочешь время от времени бросить здесь якорь, советую все ёе свести с ним знакомство. Ему ничего не стоит шлепнуть тебя одним глазом с двадцати метров, а уж если жахнет двумя сразу… поверь, ту труху, что от тебя останется и заметать-то особенно не придется. Пожалуй, дам я тебе один совет.

— Какой?

— Потолкуй с ним, когда будем возвращаться. Но не стремись подходить близко, чтобы он тебя рассмотрел, может оказаться уже поздно. Думаю, именно так и происходит со всеми этими болванами, за которыми потом приходится подчищать коридор. Я сообщаю тебе это, — Джо сдвинул на затылок шляпу, поскольку на вид ты вроде бы свойский парень… так мне кажется. Надеюсь, мы ещё кое-что провернем с тобой.

— Кстати…

— Подожди, — прервал его Джо. — Сначала пропустим по» луно». Да и вообще у меня появились сомнения, стоит ли продолжать раскручиваться с тобой далее. Ты слишком доверчив — гляди, подзалетишь ненароком.

— Ты сделал такой вывод из того, что я вернул тебе игрушку?

Джо кивнул.

— Хорошо. Что было бы, если бы я не сделал этого?

Джо задумчиво провел ладонью по многодневной щетине, после чего его лицо неожиданно засветилось улыбкой.

— Слушай, а ты ведь прав, Сан Льюис. В этом случае я бы все равно вернул пистолет. Достаточно было мигнуть, пока ты ковырялся там с Россом. Но я не сделал этого, потому что ты доверился мне, отдав назад пушку. Впрочем, даже здесь, стоит мне захотеть — и ты долго не протянешь…

Он замолчал, глядя на бармена, приближавшегося с двумя большими бокалами, до краев наполненными какой-то молочного цвета жидкостью. Взяв сто кредиток Джо, тот сдал ему сдачу.

— Смерть аркам! — провозгласил Джо и, подняв свой кубок, отпил глоток.

— Чем ужаснее, тем лучше! — подхватил Кейт. Он внимательно наблюдал за Джо, отметив, как тот лишь пригубил напиток. Так же поступил и он. И очень правильно сделал: во рту запылало так, как если бы он хватанул кружку джина. Небо драло как после перца «пири-пири», хотя одновременно ощущалась и какая-то приятная свежесть. Густой, как сироп, «луно» в то же время не был сладковатым, оставляя во рту легкий привкус ментола.

— Самый смак, — прокомментировал Джо. — Завезли явно недавно. В твоих краях встречается «луно»?

— Иногда, — осторожно ответил Кейт. — Но не столь добротный.

— Как у вас там дела, в Сан ЛДьюисе?

— Сойдет, — уклонился от подробностей Кейт. Ему, конечно, хотелось бы показать себя более болтливым, но отвечать иначе, чем осторожными репликами было небезопасно. Он взглянул на напиток, гадая, что там намешано и как он на него отреагирует. Пока что, после первого глотка, какого-то особого эффекта он не почувствовал.

— Где устроился? — продолжал раскручивать его Джо.

— Пока нигде, — отбивался Кейт. — Только что заявился. Понятно, в незнакомых краях надо было бы первым делом подыскать какую-нибудь конуру ещё до отуманивания, да подзастрял я. Зашел сорвать банк, а спустил всю наличность… Вот и пришлось сдать все свои шайбы. А я-то рассчитывал сначала оглядеться, а потом толкнуть их за хорошую цену какому-нибудь фанату-коллекционеру.

«Это объяснит Джо, — подумал он, — почему я очутился один в этой кромешной тьме без гроша в кармане при настоятельной необходимости немедленно загнать монеты».

Кажется, он не ошибся, ибо тот с пониманием покачал головой.

— Ну раз тебе нужна крыша над головой, могу устроить. Только комнату или с сопровождением?

Кейт на секунду задумался, что бы могло это значить — «с сопровождением»?

— Вернемся к этому позже, — нашелся он. — Вечер-то ещё не оперился. Он и сам удивился, насколько оказался прав, ведь с начала отуманивания прошло не более полутора часов.

— Не оперился! — восхитился Джо. — Здорово сказал. Не слышал такого, но мне по нутру. Знаешь, ты мне все больше и больше нравишься. Ну как, поехали?

— Куда? — не сразу сообразил Кейт. Но на всякий случай с энтузиазмом поддержал.

— Ясное дело!

Джо поднял свой бокал со словами:

— Так в путь! До скорого!

— Попутного ветра! — поддакнул Кейт, повторяя его действия.

— А вот это просто блеск! — покатился со смеху Джо. — Надо же: «попутного ветра»! Ты, что рожаешь эти перлы каждую минуту, что ли? Ну ладно, за твое.

И он залпом осушил кубок. Тот так и остался, словно примерз, у его губ, а сам Джо окаменел. Его широко распахнутые глаза остекленели. Кейт сымитировал его жест, но пить не стал — вид Джо отбил всякую охоту делать это. Тот явно даже не видел его, он уже не принадлежал этому миру, уйдя куда-то в неведомые дали.

Кейт быстро зыркнул по сторонам, отметив, что ни бармен, ни девицы не обращают на них никакого внимания. Он быстро выплеснул содержимое под стол. Затем понес, как и Джо, бокал к губам.

Вовремя он успел это проделать. До как раз в этот момент моргнул и вдруг столь же неожиданно, как впал, так и вышел из своего каталептического состояния. Вздыхая, он поставил кубок на стол.

— Черт побери! — воскликнул он. — Опять забросило на Венеру. В одно из этих мерзких болот. И все же кайф словил бесподобный. А девка со мной была… — И он мечтательно покачал головой.

Кейт наблюдал за ним с любопытством. Напиток, похоже, действовал сравнительно недолго. Джо парализовало всего на десять-двадцать секунд, не более, и сейчас он был в абсолютно нормальном состоянии, как будто и не было никакой отключки.

Вытащив из кармана сигареты, он предложил закурить Кейту.

— Ну что, ещё по одному? А потом перейдем к делам, если пожелаешь.

— Теперь мой черед. — Кейт сделал знак бармену.

Он положил на стол ассигнацию. Почувствовал, как в нем нарастает возбуждение по мере того, как он начинал осознавать, что на сей раз решится заглотить молочнообразное пойло. Кейт только что видел, как оно подействовало на Джо. Длилось это всего — ничего, тот быстро восстановился, а если так, то почему бы и ему не попытаться? К тому же, не стоило грешить избытком мер предосторожности.

Бармен подал два «луно», сдав ему семьдесят кредиток.

Джо подхватил сосуд и пригубил его. То же самое проделал и Кейт. Наверняка существовал определенный принятый тут порядок поглощения этой гремучей смеси: сначала следовало чуть отпить из бокала и обменяться парой слов. Опрокидывать разом, видимо, считалось признаком дурного тона.

Второй глоток показался Кейту приятнее; жгло уже не так сильно, да и послевкусие теперь было очевидно — не ментол, а что-то такое, что было невозможно определить словами.

Воспользовавшись минутной паузой, он решил приоткрыть напарнику свои планы. Перегнувшись через стол, он тихо спросил:

— Джо, ты случайно не знаешь, где можно откопать пилота звездолета, желающего слегка подзаработать?

— Ты что, шутишь? — Джо сначала прыснул со смеху, но затем его лицо налилось кровью.

Должно быть, Кейт опять сморозил что-то несусветное, и он понятия не имел, что именно. Но делать было нечего. Оставалось лишь продолжать, даже если он допустил грубую ошибку.

На всякий случай Кейт небрежно сунул руку в карман, где покоился револьвер. Он мучительно раздумывал, есть ли у него шансы успеть вырваться отсюда… и не через ту дверь, что сторожил Релло. Их явно было до смешного мало, если Джо даст сигнал дружкам наброситься на него. Но, чем черт не шутит, может быть, есть ещё возможность как-то исправить положение.

Он в упор, судорожно сжимая рукоятку оружия, уставился на Джо.

— С чего бы это мне шутить? — отчаянно бросил он ему.

Глава XIV Вперед, в космос!

К великому облегчению Кейта Джо снова заулыбался. Большим пальцем он ткнул в лацкан своего пиджака. Кейт разглядел на нем какой-то приколотый значок, смутно напоминавший утку.

— Ты ослеп что ли, Сан Льюис? — проворчал Джо.

Кейт вынул руку из кармана. Значит, не так уж серьезно он прокололся.

— Извини, Джо, не заметил, — повинился он. — Действительно, где были мои глаза? Но мы так долго шатались в этой черной мрази, а здесь свет столь убогий… Давно демобилизовался?

— Да уж пять лет стукнуло. Большую часть службы провел в Капи, на Марсе. Чертовски повезло, что моей ноги там уже не было несколько дней тому назад. — Он медленно покачал головой. — Теперь от Капи и следа не осталось.

— Мы припомним им это, — сообразил вставить Кейт.

— Может, и так.

— Ты что-то настроен пессимистически, а? — попытался встряхнуть его Кейт.

Джо прикурил новую сигарету от прежнего окурка и глубоко затянулся.

— Готовится нечто грандиозное, Сан Льюис. Можешь мне верить. О! Я, конечно, не в курсе каких-то конкретных планов, иначе так бы не говорил. Просто умею читать между строк. А когда сам побываешь, то чуешь сразу, чем пахнет. Драчка будет та еще. Думается, что первыми полезут арки. Хватит ждать-выжидать, уверен, что войне скоро придет конец — так или иначе. Но я опасаюсь…

— Чего? — не выдержал Кейт.

— …не появилось ли у них чего-нибудь новенького в смысле оружия. Сейчас достигнуто настолько полное равновесие сил, что любой новый вид вооружения… Ну, ты понимаешь, что я хочу сказать.

Кейт важно кивнул. Он отдавал себе отчет в том, что в его интересах как можно меньше отвлекаться от затронутой им темы. Он ещё не был в состоянии компетентно вести дискуссию по военным проблемам, а посему лучше было вернуть Джо в ту область, где он, Кейт, чувствовал себя уверенней. Его сейчас больше волновал вопрос, могли Джо пилотировать космические корабли или же он просто отслужил в армии в качестве артиллериста или навигатора.

— А на Луне бывал давно? — спросил он.

— С год тому назад, — ответил Джо. — В те времена я ещё не переступил черту: был достаточным простофилей, чтобы ещё верить в возможность зарабатывать на жизнь честным путем. Короче, возвращаясь к лунным делам, тогда я отвез туда одного богатея в его собственном космолете. Эх и история же приключилась?

— Что, неприятности?

— Да нет! Их было шестеро пассажиров, пьяных в стельку. Эту модель корабля Эрлинг мог бы повести даже пятилетний ребенок, но ни у кого из той банды башка в тот момент не варила настолько, чтобы суметь с этим справиться. Возьмись они за руль — мигом бы очутились где-нибудь в Плеядах. Я тогда был таксистом, подобрал их как-то после обеда близ Таймз сквера и доставил в частное владение в Нью-Джерси. Хозяин космолета, увидев значок бывшего пилота, предложил мне скатать их туда-сюда за тысячу кредиток. К тому времени я уже два года отсиживался на Земле и, естественно, горел желанием поразмяться… хотя бы на такой игрушке как Эрлинг. Так что не долго думая, я повел такси на Джерси, что стоило мне рабочего места, водительских прав и по возвращении выбросило меня за черту закона. Но зато я свозил их на Луну. Ну и поездочка, скажу тебе, была! Добрались даже до Гротов удовольствия.

— Хотел бы и я как-нибудь побывать там, — вставил Кейт.

— О! Насколько это шикарнее, чем Каллисто. Но не вздумай отправиться в эти гроты, если у тебя мошна не пухнет от кредиток. Мы проторчали там пару недель, — с видимым удовольствием улыбнулся он, — а моя тысяча улетучилась всего за день и то её хватило на этот срок лишь потому, что платили они. Таскали повсюду за собой и расплачивались за всю компанию.

Кейт попытался вернуть разговор в нужное ему русло.

— Эти Эрлинги здорово отличаются от кораблей-гигантов?

— Все равно, что роликовые коньки от гоночного автомобиля. Эрлинг штука визуальная, нацеливаешься на нужный тебе объект и нажимаешь на кнопку. Тем самым выскакиваешь за пределы атмосферы, а на месте уже развертываешь крылья и отдаешься полету. Там автоматическая компенсация и гироскопы, вообще все делается само собой. Не сложнее, чем выхлестать «луно». Кстати, ты готов?

— Давай! — Кейт поднял бокал. — Смерть аркам!

— В путь. И попутного ветра!

В этот раз Кейт опрокинул порцию целиком. Рот совсем не обожгло, вероятно, потому, что зараз он хватанул этой взрывчатки слишком много. Просто его словно двинуло отбойным молотком в челюсть, в горле застрял ком, и он устремился сквозь пелену черного тумана к холодной синеве неба, а затем все дальше и дальше, откуда черная дымка, скрывавшая город, показалась ему маленьким черным диском.

Потом узел в горле развязался, но он все равно продолжал, кружась, мчаться в неведомые просторы. Он попеременно видел то Землю, то звезды, то громадный полумесяц Луны. Земля непрерывно съеживалась и вскоре превратилась в чудовищный черный шар, продолжавший уменьшаться в размерах по мере того, как приближалась Луна. А некоторые звезды засверкали так ярко, что стали выглядеть как кружочки, маленькие огненные монетки.

А надвигавшаяся на него Луна тоже предстала шаром. Не столь громадным, как Земля, но все равно выглядела такой большой, какой он ни разу в жизни её не видывал. Он знал, что пребывает сейчас за пределами земной атмосферы, но вовсе не чувствовал того леденящего холода вакуума, о котором вдоволь наслышался. Напротив, было так тепло и приятно, а все его кувыркания сопровождались чудесной музыкой… а может, это он крутился-вертелся в ритм дивной мелодии, — этого он теперь уж не мог определить. Впрочем, для него сейчас вообще все потеряло какое-либо значение и смысл, кроме этого удивительного ощущения полета, такой свободы и легкости, каких он никогда до сих пор не знал.

Затем, обернувшись, он уперся взглядом в нечто, заслонявшее Луну и похожее на сигарету. Ничем иным, кроме как космическим кораблем этот объект быть не мог. И действительно, вскоре он уже различал полоску освещенных иллюминаторов и сложенные вдоль корпуса крылья.

Кейт неминуемо вот-вот должен был врезаться в космолет.

Что и случилось в конечном счете, хотя он при этом не испытывал никакой боли. Он просто проник сквозь оболочку корабля и уселся целым и невредимым на полу, покрытом густым ковром, в каком-то подобии пышно отделанного будуара. И все это на борту космолета? В глубине алькова вырисовывалась кровать, с простынями из черного шелка, которые, казалось, только и ждали, чтобы кто-то растянулся на них.

Он рывком вскочил. И это не стоило ему никакого физического усилия: ему казалось, что теперь он весил вполовину того, что раньше, одновременно став вдвойне сильнее. Он чувствовал себя таким могучим, что готов был свернуть горы, энергия так и била из него неистощимым источником. То, несомненно, было следствием уменьшенной силы тяжести.

А потом все мысли мигом улетучились у него из головы, поскольку открылась дверь, пропуская Бетти Хэдли.

Она все ещё была одета в тот самый костюм, правом ношения которого, по её словам, обладали только космические курсанты. Но сейчас он весь был из белого шелка. Совершенно крохотный лифчик, но сладостно полных очертаний. Мини-трико из того же материала, настолько плотно облегавшие бедра, что казалось нарисованной кистью мэтра. И блестящие белые сапожки из кожи, доходившие до середины божественного изгиба икр.

А все остальное была сама Бетти Хэдли с её золотистой кожей и белокурой шевелюрой, громадными голубыми очами, нежными алыми губками, ярко выделявшимися на ангельском личике.

У Кейта перехватило дыхание — настолько она была невероятно прекрасна и желанна.

Бетти, похоже, войдя, не заметила сначала его присутствия, но неожиданно взгляд упал на Кейта, и её лицо озарилось радостью. Она подняла навстречу ему свои белые длани и воскликнула: «Дорогой… о, милый мой!..»

Бетти порывисто устремилась к нему, сжала в своих объятиях, прильнула. На какой-то миг зарылась лицом в плечо, но потом с подернутыми вуалью страсти глазами, потянулась к нему своими бесподобными губами…

— Ну-ну, — услышал Кейт голос Джо. — Ты ловил кайф целых сорок пять секунд. Ты что, никогда до этого не пил «луно», Сан Льюис?

Бокал все ещё был приклеен к губам, рот, горло, желудок пылали неистовым огнем. Взгляд Кейта стал постепенно различать мерзкую рожу Джо. Понемногу вернулось понимание того, что он сидит на скамейке за столом, на который оперся локтями. Вернулись ощущения нормального веса и сил.

И свет опять стал мертвящим голубовато-зеленым потоком лучей неоновых ламп.

— Так я прав, ты впервые его отведал? — допытывался Джо.

Кейту показалась, что прошла целая минута, прежде чем он сообразил, о чем это талдычит ему Джо, потом ещё одна, пока он решал, кивнуть ли головой или нет, и, наконец, третья, когда он проделал это движение.

— Странная это штука, «луно», — скалился во весь рот Джо. — Чем чаще пьешь, тем быстрее он действует, но все меньше и меньше остаешься в отключке. Я, например, пью его уже много лет, каждый раз, когда есть деньжата, но вырубаюсь теперь всего на пять-десять секунд. Чудно, и непонятно, как это после первого бокала ты вернулся на Землю так скоро. Хотя, впрочем, бывали случаи, что поначалу «луно» вообще никак на человека не действовал — просто тот погружался в черноту и все. Наверное и с тобой случилось такое?

Кейт согласно кивнул.

— Ну, а во второй раз? До Луны добрался?

— Застрял на полдороге, — Кейт в конце концов обрел голос.

— Неплохо. И что же с тобой происходило? Хотя, впрочем, какое мне до этого дело? — Он вгляделся в Кейта и расхохотался. — Ага, вижу. Даже когда только начинаешь его пить, все равно тебе кажется, что возвращаешься слишком рано. Ах, как прекрасно я все это помню! Послушай, старик, наклонился он к Кейту. — На сегодня хватит. Если в первый раз хлебнешь больше одно-двух, не выдержишь.

— Мне вообще больше не хочется повторять это «луно», — печально откликнулся Кейт.

— В следующий раз, ты, возможно, задержишься там подольше.

— Именно поэтому и не хочу больше к нему притрагиваться. Мне нужно настоящее, Джо, а не мечтания и эрзац.

Джо пожал плечами.

— Да, встречаются субъекты, думающие таким вот образом. Когда-то и я считал так же. Но в принципе это — твое личное дело. Давай лучше поговорим о деле, ты ведь ещё не раскрыл, что тебе надо. Возьмем по виски, прополоснем горло и ты мне все выложишь.

Он повернулся к бармену и сделал заказ. Тот подал им двойные порции, но Кейт проглотил свою, словно стакан родниковой поды.

После «луно» это было как раз то, что требовалось. Джо опорожнил свой бокал с той же, что и он, легкостью. Затем принял серьезный вид.

— Ну вот. А теперь валяй.

— Мне нужно на Луну, — заявил Кейт.

— Ну, так в чем дело? — Джо пожал плечами. — Из Сайдлвилди в течение всего дня туда каждый час стартуют регулярные рейсы. Все удовольствие триста кредиток в оба конца. Плюс двенадцать за визу.

Кейт наклонился к нему.

— Это не для меня, Джо. Я крепко погорел. У меня не хвосте вся полиция Сан Льюиса, и у них есть все мои приметы, включая отпечатки пальцев.

— Они знаю, что ты слинял в Нью-Йорк?

— Если подсуетятся немного, то скоро узнают и об этом.

— Не есть здорово, — протянул Джо. — Наверняка все астропорты под наблюдением. Насчет визы я бы мог тебе помочь. Но в принципе ты прав: астропортов надо избегать, как чумы.

— И это ещё не все, — продолжал Кейт. — У меня есть друзья… те ещё люди, если ты схватываешь, что я имею в виду… они сейчас там, на Луне. У них есть возможность наблюдать за астропортами, контролируя мое прибытие.

— Ясно, — буркнул Джо.

— Так вот, как ты понимаешь, мне лучше бы объявиться там неожиданно, минуя все официальные каналы, скажем, на одном из этих малышей Эрлингов. Тогда я мог бы, войдя через заднюю дверь, застать врасплох этих, поджидающих меня у главного входа. Понял?

— Лучше некуда, — бросил реплику Джо.

— Послушай, а каков радиус действия этих Эрлингов?

— А зачем тебе это? Ты же на Луну собрался.

— Да просто может все так обернуться, что там мне станет жарковато.

— Эрлинг может доставить тебя в любое место Солнечной системы. Чтобы добраться до одной из крупных планет, тебе понадобится, вероятно, с десяток пространственных прыжков, но по времени — это все пустяки! Только не надо рисковать вылезать на Эрлинге за пределы нашего родного Солнца, разве что ты хорошо разбираешься в навигации, в чем я сильно сомневаюсь. Может, ты и доберешься до нужного тебе места, но обратно не вернешься, это уж точно сгинешь.

— Не беспокойся, — поспешил добавить Кейт. — Я не собираюсь покидать нашу Систему. скорее всего, я и не буду рыпаться куда-то дальше Луны, но просто интересно знать, куда в случае срочной необходимости можно было бы сигануть на Эрлинге.

— Понял. Ну и чего ты хочешь от меня?

— Чтобы ты достал мне эрлинг.

Джо даже присвистнул.

— Другими словами, добыть тебе фальшивые документы, чтобы ты смог купить его, или же попросту увести у кого-нибудь эту тачку, так что ли?

— Но ты же знаешь, что Эрлинг есть в Нью-Джерси? Есть ли шанс добыть его?

— И ты хочешь, чтобы я доставил тебя туда? — задумчиво произнес Джо, разглядывая Кейта.

— Не стоит, если ты сможешь показать мне инструменты на борту и объяснишь, как ими пользоваться.

— На это понадобится не более десяти минут. Но стибрить космолет, старина, это непросто. Попадешься — и десять лет на Венере, в гнилостных болотах, обеспечено. Конечно, если протянешь там этот срок.

Кейт громко рассмеялся.

— Ну и ну, ты шатаешься в этой мгле и ничего, а на столь ничтожный риск не можешь решиться? Ставить жизнь на кон ради того, чтобы облегчить карманы какого-нибудь прохожего на несколько кредиток, а чуть в штаны не наложил, когда понадобилось увести Эрлинг?

— Сколько? — перебил его Джо.

У Кейта было три с половиной тысячи без учена сдачи за выпивку. Он не колебался ни секунды:

— Две или три тысячи кредиток.

— Что значит, две или три? Это что, новый способ считать деньги?

— Очень просто: три, если Эрлинг будет в моем распоряжении сегодня ночью, — пошел ва-банк Кейт, — и две, если это состоится завтра. Вот, что я имел в виду.

— Именно этого я и опасался, Сан Льюис, — глубоко вздохнул Джо. — В любом случае не так уж это и трудно. К тому же, три всегда лучше двух, так что давай договариваться на сегодняшнюю ночь. Опять же, продвигаться по городу в условиях отуманивая почти столь же опасно, как и выкрасть космический корабль. Наконец, это означает, что придется угнать ещё и машину.

— А это разве реально?

— Еще бы! Конечно, передвигаться будем не быстрее, чем пешком. Отуманивание покрывает дорогу на Нью-Джерси километров на пять-шесть. Так что понадобится добрых часа три, чтобы добраться туда.

— Вполне подходяще, — согласился Кейт.

— Не многие бы смогли справиться с подобным делом, — со скромным видом заметил Джо. — Тебе чертовски повезло, что ты попал на меня, Сан Льюис. Я покажу тебе сейчас фокус, о котором мало кто знает: как на глазок водить машину в условиях полного отуманивания. По компасу! Сколько сейчас времени?

— Что-то около полодиннадцатого, — ответил Кейт, взглянув на часы.

— Так, полчаса на то, чтобы раздобыть авто — будет одиннадцать. Три часа — на дорогу сквозь эту чернильную жуть, если это удастся, будет уже два часа ночи. Далее: полчаса на машине до месторасположения Эрлинга, ещё тридцать минут на то, чтобы пробраться в него и обучить тебя пилотажу, итого три часа. Полет до Луны — мгновение. Набросим десяток минут на посадку. В итоге ты будешь на Луне к десяти минутам четвертого.

Кейту с трудом верил тому, что он слышал.

— А самолет? Я хотел сказать космолет? — спохватился он. — А вдруг его владелец как раз сейчас и пользуется им, так что на месте его и не окажется?

— Исключено. Я сегодня в газете видел его фотографию. Его как раз слушают в одной из комиссий Конгресса, то есть он сейчас в Вашингтоне. Ты и сам должен был читать об этом. Он занимается рэджиксами.

— Ах, этот! — небрежно процедил Кейт, как если бы это объясняло все. Может, так оно и было. По меньшей мере, именно такого мнения придерживался Джо.

— Еще по виски — и в путь, идет?

— Ладно, — согласился Кейт. — Но мне одну порцию.

Когда их обслужили, он пожалел, что не заказал двойную. Поскольку его опять начал мучать страх.

Вот сейчас он прохлаждается на Земле, в районе Манхэттена, и Сатурн что для него равнозначно космофлоту и Мекки — кажется отсюда невероятно далеким. До сего времени Кейту везло, причем просто невероятно. Но будет ли и впредь удача сопутствовать ему?

Во всяком случае её хватило ещё и на то, чтобы не проходить, покидая таверну, мимо Релло. Человек, вооруженный охотничьим ружьем, проводил их до другой двери, через которую они попали во двор, погруженный в непроглядную тьму.

Кейт снова цепко ухватился за плечо Джо и неотступно следовал за ним. Добредя до Пятой авеню, они повернули налево. На углу Джо приостановился.

— Подожди-ка меня лучше здесь, — шепнул он. — Одному мне будет легче угнать машину. Сдается мне, что я знаю, где тут неподалеку стоит шикарная тачка. Стой, не шевелись, пока не услышишь, как я возвращаюсь.

— И как ты сможешь вести авто в этом гороховом пюре?

— Сам увидишь, — усмехнулся Джо. — Знаешь, все-таки тебе лучше дожидаться меня не здесь, прижимаясь к зданию. Вон там, на углу, стоит осветительный столб. Уцепись за него и замри — все меньше шансов, что тебя кокнет какой-нибудь прохожий.

И он растворился в ночи, ступая так тихо, что до Кейта доносился лишь приглушенный шорох, по которому он в начале вечера сумел все же вычислить Джо. Встреча с ним была самой счастливой случайностью для Кейта с воскресного вечера. Воистину того послало ему Провидение.

Кейт на ощупь добрался до столба и оперся о него. Он пытался приструнить расшалившиеся нервы, не терзаться, думая о призрачной надежде попасть в район Сатурна, поскольку именно эта планета была его целью, а отнюдь не Луна. Разговор с Джо о последней был призван лишь прикрыть его намерение и не вызвать у его спутника каких-либо подозрений. Он пытался также отвлечься от постоянно назойливо вползавшей в голову мысли о том, что его, вполне вероятно, может расстрелять в космосе первый же встреченный им корабль космофлота, в расположение которого он намеревался столь беспардонно вторгнуться.

А вообще-то на него насело сейчас столько безрадостных дум, что, стараясь отделаться от какой-то одной из них, он тут же задумывался над другой, ничуть не лучше прежней. Тем не менее, это помогало как-то убить время в ожидании возвращения Джо.

Так прошло едва ли с полчаса, как ему показалось, что где-то урчит машина, стукавшаяся о бортики тротуаров, слегка притираясь к ним шинами.

Авто, судя по доносившимся до Кейта звукам, остановилось на углу, метрах в трех-четырех от него. Оттолкнувшись от столба, он зашагал — одна нога на тротуаре, другая — по проезжей части — по направлению к ней, пока довольно сильно не ушибся, налетев на бампер.

— Джо? — тихо позвал он.

— Собственной персоной, Сан Льюис. Машина господину подана. Быстро влезай и сматываемся поскорее отсюда. Пришлось искать её дольше, чем я рассчитывал, а я хочу добраться до стартовой площадки Эрлинга затемно.

Кейт нащупал ручку дверцы, открыл её и плюхнулся на сиденье.

— Сотню в час мы, конечно, не выжмем, держась все время кромки тротуара, — съязвил Джо, — но вдвоем помчимся быстрее, чем если бы я сидел за рулем один. Сейчас расскажу о твоих обязанностях. Возьми-ка вот это.

Кейт ухватился за электрический фонарик, которым Джо бесцеремонно ткнул его в бок. Он тут же нажал кнопку и менее чем в метре от себя увидел Джо, за ним ветровое стекло… ну а далее невозможно было различить даже крышку радиатора.

— Да не так, бестолочь, — вскипел Джо. — Опусти луч вниз. А теперь возьми кусок мела и провели линию строго параллельно оси шасси. Как можно прямее.

Кейт был вынужден низко пригнуться, чтобы разглядеть пол, но начертить прямую труда ему не составило: он просто-напросто шел вдоль бороздки резинового коврика.

Джо склонился, чтобы оценить его труды.

— Хорошо, — похвалил он, — а я-то эти рубчики не заметил. Будет легче вести эту телегу, зная, что наша линия выдержана абсолютно прямо. А вот компас. Положи его точно посередине её.

— Ну и что? — все ещё не мог сообразить Кет, послушно выполняя указание.

— Пока ничего. Я сейчас доеду до угла и поверну на запад. Сколько шагов ты сделал, отойдя от столба?

— Двенадцать или пятнадцать.

— Ладно, думаю, это удастся мне без проблем, а значит, и курс возьму точно на запад. Уверен, что до Шестой авеню доберусь с закрытыми глазами. А там на юг и пустимся прямо.

Джо нажал на стартер и медленно отъехал, нарочно прижимаясь к тротуару. Вскоре шорох трущихся о него шин прекратился. Тогда он свернул вправо и тащился на первой скорости до тех пор, пока колесо, на этот раз с другой стороны, не тюкнулось в бортик противоположной стороны улицы.

— Отлично, вот мы и выехали! — радостно сообщил он и чуть поддал газу, несколько отъехав перед этим к центру мостовой.

Так они проехали, по представлениям Кейта, несколько сотен метров. Джо остановился.

— Теперь мы где-то совсем рядом с Шестой авеню, — произнес он. — Пойди взгляни на номер дома.

Кейт вышел из машины и высветил его фонарем на двери здания. Он вовремя вспомнил, что ему по легенде не полагалось знать Нью-Йорк достаточно хорошо, и посему он, вернувшись, ограничился тем, что назвал цифру Джо без каких-либо комментариев.

— Понятно, проскочили на пару зданий. Сейчас я чуть сдам назад и поверну вправо. Тем самым мы выскочим на Шестую авеню и ринемся к югу.

Он сманеврировал, потом, проехав несколько метров, снова встал.

— А ну, посмотри, на каком мы расстоянии от тротуара с твоей стороны, — обратился он к Кейту.

Тот снова вышел и сообщил, что от левого тротуара их отделяло примерно два метра.

— Отлично, — удовлетворенно крякнул Джо. — А теперь за работу. С помощью фонарика и компаса мы сможем развить скорость, по меньшей мере, до пятнадцати км в час. Ты ясно видишь эту линию, проведенную строго по осевой машины? Так вот, Шестая авеню идет примерно на юг — юго-восток: все прямые авеню проложены именно в этом направлении. На площади Минетта она несколько поворачивает к востоку и далее тянется прямо на Спринг-стрит. А там свернем в туннель. Твоя задача — бдительно следить за компасом, заставляя меня ехать все время прямо. У меня второй фонарик, с помощью которого я буду контролировать десятые доли мили на счетчике, чтобы постоянно подсчитывать, куда мы примерно уже добрались. Время от времени тебе придется выскакивать и сверяться с номерами домов. Но довольно редко.

— А если врежемся во что-либо?

— На скорости в пятнадцать в час не убьемся. Самое худшее, что может случиться, — это необходимость обойти другую машину. Будем вилять из стороны в сторону по мостовой, но если будешь внимательно следить за компасом, то не должны будем так уж часто наскакивать на тротуар. К тому же, шины-то не наши, верно ведь?

Они тронулись в путь. Чувствовалось, что Джо первоклассный водитель, а как бывший шофер такси он знал на зубок все улицы. Два-три раза они стукнулись о тротуар на Спринг-стрит. Кейту пришлось выходить всего дважды для определения номеров зданий. При этом во второй раз выяснилось, что они были всего в нескольких домах от того места, где следовало сворачивать в Голландский туннель.

В нем они не раз тыкались в тротуар, а однажды в самом центре услышали, как навстречу движется другая машина. К счастью, они проскочили мимо, даже не задев друг друга бамперами.

Джо прекрасно знал и Нью-Джерси и проехал по прямой целый ряд улиц, полагаясь на компас. Через три километра он зажег фары, и Кейт отметил, что свет от них пробивался в черноту уже метра на три-четыре.

— Все о'кей, старина, — жизнерадостно сообщил Джо. — Туман здесь начинает рассеиваться. Можешь вернуть мне компас.

Кейт, наконец, смог выпрямиться и так потянулся, что затрещали суставы. Едва он разогнал застоявшуюся кровь, как они уже полностью выскочили из завесы черного тумана.

Вскоре машина уже катила по сельской местности, простиравшейся между городскими поселениями. Кейт отчетливо видел в окно Луну и точечки звезд на черном бархате неба.

«Это какой-то сон, — невольно подумалось ему, — никак не могу поверить, что я вот-вот отправлюсь туда».

Но что-то внутри одернуло его: «Если ты туда действительно попадешь!»

И внезапно эта единственная оставшаяся у него перспектива напугала его и взволновала даже больше, чем все эти пурпурные монстры-селениты, Ночевики, арктуриане и МБР вместе взятые.

Но отступать было уже поздно. Жребий брошен. Была ни была, но в Космос он все равно рванет.

Глава XV

В два часа сорок минут по часам Кейта Джо остановился на краю шоссе и потушил фары.

— Мы на месте, старик, — возвестил он. — Всем — на выход!

Он отобрал у Кейта электрический фонарик.

— Стартовая площадка всего в пятистах метрах отсюда, в открытом поле. Местечко в стороне, весьма изолированное от окружающего мира. Не стоит даже особенно беспокоиться в смысле безопасности. Надеюсь, что за это время никто не уведет у меня самого автомашину.

Они перелезли через изгородь. Джо шел впереди, освещая дорогу фонариком, пока они пробирались сквозь частокол деревьев, тянувшихся сразу же за оградой. А затем, когда они выбрались в чистое поле, шагали уже при лунном свете.

— А так же ты поедешь назад в Нью-Йорк один? — забеспокоился Кейт. Ты сможешь одновременно машину вести и за компасом следить?

— Скорее всего, да, если поеду потихоньку. НГо думаю, что возвращаться мне в Нью-Йорк этой ночью не следует. Доберусь-ка я лучше до Трентона или до окрестностей, где и проведу остаток ночи. И уж, ясное дело, нельзя появляться в городе завтра утром на ворованной машине. О её пропаже, возможно, сообщат уже в ранние часы. Так что лучше её бросить в Трентоне.

Они перелезли ещё через одну ограду, и Джо заметил:

— Эрлинг вон там, за теми деревьями.

Вступив под сень рощицы, он снова зажег фонарик, тщательно следя, чтобы сноп света падал лишь на землю. Но как только они покинули эту сумрачную зону, Джо погасил его и сунул в карман.

Прямо перед ними посверкивал ангар, напоминавший большую оранжерею; сквозь стекла отчетливо виднелись два космолета. На взгляд Кейта, они крепко смахивали на самолеты — никакого сравнения с сигарообразными кораблями из его видений после порции «луно». Самый крупный из них был размерами с транспортный самолет, маленький — не больше авиэтки. Крылья вроде бы не убирались, уходя полностью в корпус. Впрочем, он вдруг подумал, а почему это ему подумалось, что огни должны быть именно такими, а не иной конструкции.

— Подожди-ка здесь, — прервал его размышления Джо. — Я осмотрю окрестности. Надо увериться, что путь свободен.

Он вернулся довольно скоро и сделал знак Кейту следовать за ним. Они подошли к дверце, ведущей вовнутрь стеклянного ангара.

— Подержи, пока открою, — Джо протянул Кейту фонарик.

Выудив из кармана крючок-отмычку, он за пару минут справился с замком. Они вошли в помещение, и Джо тщательно прикрыл дверь.

Кейт, подняв глаза к потолку, с удивлением отметил, что в крыше не просматривалось никакого отверстия. Но в торце ангара виднелась большущая дверь с двумя створками. через нее-то наверняка и вводились сюда космолеты. Кейт с недоумением подумал, почему Джо не взломал скорее замок от нее, раз уж им все равно придется вытягивать наружу один из кораблей.

И вдруг Кейта озарило. Он понял, что ничем подобным им заниматься не придется. Он совершенно спокойно проскочит сквозь крышу. Поэтому-то ангар и был стеклянным. Как это когда-то происходило с летающими швейными машинками профессора, космолеты дезинтегрируются, просачиваются в таком виде через крышу или стену, а прибыв к месту назначения, вновь обретают материальную форму. А прозрачность ангара объяснялась тем, что корабль требовалось нацелить на точку финиша прямо с места стоянки, не выводя его в поле.

Кейт хотел было спросить Джо, а к чему тогда эта большая дверь, как неожиданно догадался, что операция полета не носила двустороннего характера. При возвращении на Землю корабль вынужден был материализоваться за пределами атмосферы, а затем в планирующем режиме спускаться на посадочную площадку и заруливать в ангар.

— Перед тобой два Эрлинга, — начал объяснять Джо. — «Скаймастер» — на десять пассажиров и двухместных «Старовер». Какой тебе по душе?

— Наверное, тот, что поменьше. А как ты считаешь?

— Старина, большой стоит отнюдь не дороже, — пожал плечами Джо. Понятно, что ты все равно не сможешь их продать, — они зарегистрированы. Независимо от того, какой ты выберешь, все равно его придется бросить по миновании надобности.

— Управление обоими Эрлингами одинаковое? И трудности в том и в другом варианте не составит?

— Абсолютно. Малыш, пожалуй, чуть поманевренней, и ему не требуется большой посадочной площадки.

— Тогда беру его, — решился Кейт.

Осмотрев «Старовер», он убедился, что тот не так уж и похож на самолет. Крылья были поменьше и покрепче на вид. Естественно, никакого пропеллера. Корпус был сделан не из особой ткани, как ему сначала показалось, а скорее из асбеста.

— Вот эта дверь герметична, — продолжал пояснять Джо. — Повернешь ручку. Точно такая же имеется и внутри. Но если по той или иной причине тебе придется пользоваться ею в Космосе, предпочтительнее одеть предварительно комбинезон. Они лежат под каждым из кресел. При этом не забудь, что перед выходом в Космос надо понемногу вот через этот клапан спустить весь воздух, иначе вылетишь выхлопом вместе с ним. И наоборот, после того, как войдешь в корабль и закроешь эту дверь, надо выждать с четверть часа, чтобы аэрогенератор — сейчас я тебе покажу, где он находится — восстановил атмосферу в кабине. А теперь входи, буду проводить инструктаж.

Кейт устроился в кресле пилота, Джо — рядом с ним. Из его рассказа следовало, что система управления кораблем состояла из штурвала и пары педалей, как в планере. Кейт в свое время налетал на такого типа аппаратах около сотни часов и поэтому без труда разобрался в технике пользования ими.

— Вот это — оптический прицел, — продолжал Джо. — Наводишь его на то место, куда собираешься попасть. А кнопки предназначены для регулировки дистанции. Большой Эрлинг перемещается единицами изменения по сто тысяч километров. Максимально возможный бросок зараз — пятьсот таких единиц, т. е. пятьдесят миллионов километров. По этому, чтобы добраться, например, до крупных планет, тебе надо было бы сделать несколько прыжков, в чем и заключается неудобство этих малых Эрлингов для подобных дальних путешествий. А вот эта кнопка — для прыжков в десяти тысяч километров и менее, вплоть до пороговых ста метров. Для Луны… значит так… ты ведь говорил, что хотел бы сесть на видимую её сторону, не так ли?

— Верно.

— Тогда определи точно место, куда намерен сесть. Отрегулируй расстояние… подожди-ка минутку. — Джо открыл ящичек на панели управления и вынул оттуда толстый фолиант размером с хороший гид-справочник для туристов. Взглянув на срок выпуска, он буркнул. — Отлично. А то я вдруг засомневался, имеет ли старина Эггерс годное на сегодняшний день издание «Календаря звездоплавателя». Ведь он не пилотирует сам корабль. Но нет, все в порядке. Вот тут таблицы, в которых ты найдешь все нужные расстояния от любой точки Солнечной системы до другой на все часы месяца и поминутно.

Он открыл справочник.

— Вот таблица «Земля — Луна». Скажем, ты стартуешь в три пятнадцать. Соответственно находишь величину, расстояние, которое предстоит преодолеть, и устанавливаешь его на шкале. Ровно в три пятнадцать нажимаешь на кнопку. Усек?

— А если мои часы идут неправильно? Тогда, что же, я могу проскочить дальше, чем мне нужно, и материализуясь внутри Луны, а не над её поверхностью?

— Ну и бестолковый же ты. При чем тут твои часы? — снисходительно обронил Джо. — Видишь вон те, что на пульте? Только ими и следует пользоваться при расчетах. Они идут с точностью до долей секунды, поскольку — родомагнитные.

— Как ты их назвал?

— Родомагнитные, — проявляя ангельское терпение, повторил Джо. — Но в любом случае тебе не грозит опасность врезаться в Луну, поскольку на этот счет предусмотрено страховочное устройство — отталкиватель. Если захочешь материализоваться в пятнадцати километрах над Луной, — а это в общем-то как раз и есть нужная дистанция, — то поставь отталкиватель на отметку пятнадцать и зависнешь над своей целью ровно на этом расстоянии. Отталкиватель регулируешь в зависимости от плотности атмосферы в месте назначения. Для Луны — это пятнадцать, для Земли — сорок, для Марса двадцать километров и т. д. Понял?

— Ясно: нажал кнопку — и ты на месте, — срезюмировал Кейт. — Ну, а что дальше?

— После материализации, ты начинаешь падать, но гироскоп удерживает тебя в вертикальном положении. Ты клюешь носом и снижаешься до тех пор, пока крылья реально не почувствуют атмосферу. Как только под ними окажется достаточно воздуха, переходи на полет и посадку в режиме планера. Вот и все. Если увидишь, что не попадаешь в нужное место или посадка может оказаться не вполне удачной… тогда жми вот на эту кнопку. Отталкиватель снова выбросит тебя на высоту пятнадцать километров, и ты повторяешь весь маневр. Проще не бывает. Дошло?

— Еще бы! — удовлетворенно кивнул Кейт. И действительно, все выглядело довольно несложно. А к двери, как он заметил, была прикреплена толстая книга с названием «Свод инструкций», где он, вне сомнений, сможет при надобности почерпнуть все те сведения, что ему не будет хватать, или ту информацию, которую вдруг да позабудет.

Он достал из бумажника три тысячи кредиток, обещанных Джо. У него, таким образом, остается всего пятьсот семьдесят, но ему деньги, видимо, теперь уже будут не нужны. Утром он либо отдаст концы или отыщет Мекки, а вместе с ним, как он надеялся, и решил свою проблему.

— Знаешь что, сдай-ка ты мне и свой ствол, Сан Льюис. Не забывай, что телепортировать взрывчатые вещества нельзя. Они рванут по дороге… не очень-то приятно, когда это происходит в твоем кармане.

Кейт вспомнил, что он читал про это в книге Уэллса. Джо был прав.

— Спасибо, что напомнил, Джо, — согласился он. — Иначе забыл бы и распался бы на атомы.

Он протянул «кольт» Джо.

— Ну ладно, старина, — вздохнул тот… — И тебе спасибо… удачи! Попутного ветра.

Они торжественно обменялись рукопожатиями.

Сразу же после отъезда Джо Кейт погрузился в «Свою инструкций» и более получаса внимательно штудировал его.

Согласно пособию, вождение космолета выглядело даже ещё проще, чем это разъяснил Джо. Это казалось до невероятности простым делом. Так, там указывалось, что совсем необязательно — разве что возникнет такое желание прибегать к таблицам расстояний, приводимым в «Календаре звездоплавателя». Можно ограничиться установкой шкалы на максимальное расстояние, т. е. не пятьдесят миллионов километров, включив отталкиватель на остановку корабля на желаемой дистанционной цели. Практически точно вымерять расстояние требовалось только при сближении в космосе с другим кораблем. Да и то, подумал Кейт, можно оставить инициативу в этом вопросе за пилотом второго космолета.

Посадить корабль не представлялось делом более трудным, чем, скажем, совершить такой же маневр на обыкновенном планере. Более того, имелось даже очевидное преимущество в том смысле, что при необходимости весь процесс можно было повторить с самого начала.

Кейт вскинул голову. Его взгляд проник сквозь прозрачную крышку кабины космолета и ангара, пронзил земную атмосферу, погрузился в пучину Космоса и умчался далее — к Луне и звездам.

Что делать: сразу же махнуть к Сатурну или сначала поупражняться, предварительно заскочив на Луну?

Последняя выглядела столь доступной, казалась совсем рядом. Воистину в двух шагах. Конечно, какого-то особого резона отправляться туда у него не было. Если истинной целью было добраться до земного космофлота, базировавшегося в районе Сатурна. Но он прекрасно понимал, что его шансы выйти целым и невредимым на Мекки были довольно слабыми. Знал он и то, что если установит контакт с искусственным мозгом, то, вероятно, сумеет вернуться в тот мир, из которого его выкинуло сюда в прошлое воскресенье. Как в том, так и в другом случае ему, вероятно, больше никогда не представится возможность ступить на Луну, ни на какую-то иную, кроме Земли, планету. Да и в сущности: полчаса больше, полчаса меньше — какую это играло роль!

Бог с ними, с крупными планетами, как-нибудь переживем, решил Кейт, но раз уж выпала такая возможность, хотелось бы взглянуть на какое-то иное небесное тело, нежели Земля. А Луна была вполне в поле досягаемости. Согласно только что пролистанному «Своду инструкций», плодородные места и соответственно все поселения находились на обратной стороне спутника Земли, где имелась вода, а атмосфера была более плотное. На видимой человеческому глазу половинке Луны простирались лишь бесплодная пустыня и вздымались горные вершины.

Кейт глубоко вздохнул и застегнул пряжки ремней, привязывавших его к креслу пилота. Было почти полчетвертого ночи, и он, сверившись с «Календарем звездоплавателя» относительно расстояния до Луны в это время, вывел на шкалу нужные параметры. За несколько секунд до избранного момента он навел оптический прицел точно в центр Луны и, проследив за секундной стрелкой часов, называвшихся родомагнитными, нажал кнопку.

Ничего не произошло, не было абсолютно никаких особых ощущений. Он даже упрекнул себя, что, видимо, забыл повернуть какой-нибудь рычажок.

Но тут он сообразил, что при старте закрыл глаза и надо бы их уже открыть, чтобы посмотреть на пульт управления. Все выглядело более, чем нормально.

Тогда Кейт взглянул в оптический прицел, проверяя, по-прежнему ли тот направлен на Луну. Ничего подобного. ЕЕ не было, во всяком случае, он её более не видел. Но над его головой висел громадный блестящий шар, в несколько раз превосходивший размерами Луну, да и непохожий вовсе на нее. То, что это была не Луна, безмерно поразило его. Да ведь это Земля там, наверху, в каких-то трехстах восьмидесяти четырех тысячах километрах от него! И небо все усеяно тысячами звездочек, блестевших так ярко, что ему ещё никогда не приходилось видеть до этого.

Тогда где же, черт побери, сама Луна?

Внезапно до него дошло, что он чувствует себя как-то необычно, необыкновенно легко, словно во время спуска на суперскоростном лифте.

Кейт вспомнил, что между педалями целый кусок пола был прозрачным. Он бросил туда взгляд и, наконец-то, увидел лунную поверхность стремительно надвигавшуюся на него, заполнявшую всю площадь этого донного окна и, судя по всему, находившуюся всего в нескольких километрах от его космолета. Его малютка «Старовер», повинуясь гироскопическому стабилизатору, перевернулся, чтобы не оставаться верхушкой вниз по отношению к выбранной цели.

Мощными толчками забилось сердце. Кейт лихорадочно прошелся по приборам, на всякий случай отыскал глазами кнопку возврата в исходное, на пятнадцатикилометровую высоту, положение, затем вцепился в штурвал, упершись ногами в педали. Он вошел в пике, двинув рукоятку от себя. Видно, заработал стабилизатор, поскольку воздуха было пока недостаточно, чтобы сказывалось действие руля глубины.

Но вот крылья космолета оперлись на воздушную подушку, и корабль вошел в планирующий полет.

Все это произошло слишком быстро для Кейта, он не успел должным образом настроиться на посадку. И тогда он решительно ткнул в кнопку возврата.

И опять он ровным счетом ничего не почувствовал, разве что автоматически отметил про себя, что лунная поверхность несколько отдалилась от него.

Теперь Кейт спокойно дождался начала цикла парения в воздухе, держа тем не менее палец на кнопке отталкивателя. Ему едва удалось разминуться с кратером. Впереди по курсу показалась равнина, сесть на которую для него было уже просто детской забавой.

Он безукоризненно прилунился. Космолет замер.

Кейт медленно расстегнул ремни. Потянулся к рукоятке выходной двери, но его охватили сомнения, а есть ли и впрямь снаружи воздух? Какое-то время он пребывал в нерешительности. Наличие на Луне атмосферы противоречило всем постулатам, действовавшим в его Вселенной, но, как он уже не раз убеждался, этот мир отличался от его по стольким позициям…

Потом Кейт просто рассмеялся. До чего же он, однако, глуп; ведь, если бы не было здесь воздуха, он не сумел бы планировать при посадке!

Кейт решительно открыл дверцу и вышел из корабля. Да, атмосфера наличествовала. Но воздух был сильно разряжен и леденяще обжег легкие, совсем как где-нибудь на вершине земной горы. Но дышать было вполне возможно. Кейт огляделся, слегка подрагивая от возбуждения, но сначала его охватило определенное разочарование. С таким же успехом он мог считать, что находится в данный момент в каком-нибудь затерянном уголке Земли, окаймленном на горизонте горной цепью. Абсолютно аналогичный пейзаж. и все же довлело какое-то странное ощущение. Он чувствовал себя необычайно легко. Кейт слегка подпрыгнул, по земным меркам сантиметров на двадцать от поверхности, но взлетел метра на полтора. Спускался обратно он также гораздо медленнее, чем рассчитывал. Но от предпринятой попытки осталось какое-то тягостное ощущение в области солнечного сплетения, что отбивало всякую охоту повторять подобного рода упражнения.

Ну вот: он на Луне… и какое ужасное разочарование! Ничего необычного, совсем не то, что он ожидал.

Он посмотрел вверх. Земля находилась на прежнем месте, но на сей раз она уже не казалась такой блестящей и сверкающей, как тогда, при взгляде из космолета на высоте пятнадцати километров над поверхностью Луны. Объяснение очевидное: он видел её теперь сквозь слой атмосферы.

Кейт задумался, а правы ли ученые его Вселенной столь категорично утверждавшие, что на Луне нет никакой атмосферы? Или же все-таки это было одним из тех различий между двумя мирами, которых, по его наблюдениям, набралось уже предостаточно?

С того места, где он стоял, звезды выглядели ярче, чем с Земли, но разница не была настолько уж большой. Опять же все упиралось в наличие атмосферного слоя.

Холодный воздух зло пощипывал его лицо, напоминая, что недолго и замерзнуть, если он так и будет стоять на одном месте. Температура была явно несколько градусов ниже нуля, а Кейт был одет так, как это принято летом в Нью-Йорке.

Его передернуло от холода. Кейт в последний раз окинул взглядом блеклый и малопривлекательный пейзаж. «Я на Луне, — повторил он про себя. Ну и что из того?» Всего-навсего это?

Теперь Кейт знал, чего ему хотелось. Ему не терпелось вернуться туда, где люди ещё не покорили Луну, в свой собственный мир. И если ему все же удастся это сделать, он поостережется заявить ученым: перестаньте пытаться использовать ракету как транспортное средств, а скорее переключайте ваши генераторы на швейные машинки.

Кейт поднялся в кабину, причем гораздо живее, чем он покидал её, и прикрыл герметичную дверь. Внутри его кораблика тоже стало холодно, и воздух несколько разрядился. Но после того, как он задраил входной люк, аэрогенератор и климатизатор быстро восстановят нормальные условия жизнеобеспечения.

Застегивая снова ремни, Кейт подумал: «Ну что ж, я крайне доволен, что так сильно разочаровался».

Рад потому, что если бы он не отважился на этот шаг, он никогда бы не был полностью доволен в своей Вселенной, естественно, при условии, что он туда возвратится. Всю оставшуюся жизнь он бы корил себя за то, что побывал в мире, где межпланетные путешествия — банальная реальность, но не использовал эту возможность.

Теперь дело сделано, совесть чиста.

Может быть, подумалось Кейту, он уже слишком стар, чтобы адаптироваться к изменившимся условиям. Если бы это приключение выпало на его долю в восемнадцать лет, а не в тридцать с хвостиком, и если бы его не связывало с тем миром чувство любви к женщине, вполне вероятно, эта Вселенная пришлась бы ему по вкусу.

Но все обстояло иначе. Он хотел обязательно вернуться домой.

И существовал электронный интеллект, который, не исключено, был в состоянии помочь ему.

Он нацелился через визоискатель на Землю и установил на школе расстояние в сто девяносто тысяч километров, где-то на полпути между Землей и Луной. Очутившись в Космосе, он без труда в спокойной обстановке определит, где сейчас находится Сатурн.

Кейт нажал на кнопку.

Глава XVI Нечто с Арктура

Кейт уже свыкся с тем, что при полетах на космолете вроде бы ничего и не происходит. На сей раз, однако, было не так, и это его поразило. Понемногу его охватило довольно странное ощущение. Сначала все, как будто бы, проходило нормально, но затем, когда оказавшись посередине между Луной и Земной «Старовер», победив силу инерции, стал естественно «падать» на Землю, Кейт почувствовал, что совершенно перестал хоть сколько-нибудь весить.

Ощущение было прелюбопытное. Через иллюминатор в полу он отчетливо видел Землю, размерами раза в два крупнее той, что он недавно наблюдал с поверхности Луны. А через прозрачную крышу космолета светила Луна, во столько же раз большая по размерам по сравнению с тем, какой её видят с Земли.

Он понимал, что его кораблик сейчас движется под воздействием земного притяжения, но это его не очень-то волновало. Ведь нужно какое-то время, чтобы одолеть эти сто девяносто тысяч километров. А если он и не успеет до тех пор отыскать в звездном небе Сатурн, но зато слишком близко подлетит к Земле, то всегда может отпрыгнуть в исходное положение.

Конечно, окажись Сатурн в это время где-то по ту сторону Солнца, ему пришлось бы столкнуться с очень сложной проблемой, хотя Кейт ничуть не сомневался, что с помощью «Календаря звездоплавателя» он в конечном счете справился бы с ней. Но, понятное дело, сначала надо бы проверить, не виден ли Сатурн обыкновенным невооруженным глазом.

Кейт пытливо вглядывался в обступивший его со всех сторон беспредельный космос. Он почему-то полагал, что легко сможет различить планету по её кольцам. В просторах Вселенной, где не существовало мешавшей глазу атмосферы, звезды выглядели чудовищно яркими. Марс и Венера смотрелись уже не какими-то блестящими точками, а небольшими дисками. Он когда-то слышал, что отдельные люди, наделенные редким по качеству зрением, могли различать кольца Сатурна даже с Земли. А здесь, в космическом пространстве, казалось ему, должно хватить и обычного, чтобы добиться такого же результата.

Впрочем, даже не зная точного положения Сатурна в данный момент, Кейт совсем не нуждался в том, чтобы рыскать глазами повсюду. Он достаточно хорошо знал астрономию, чтобы сумел выделить плоскость эклиптики и место Сатурна в привязке к ней.

Понадобилась целая минута, чтобы сориентироваться, поскольку звезд на небе сейчас оказалось намного больше, чем он привык видеть. И они совсем не мерцали, напоминая рассыпанный на черном бархате жемчуг, и он был слишком очарован этим зрелищем, чтобы сразу же разобраться в созвездиях.

Тем не менее, он все же в конечном счете определил положение Большой Медведицы, затем щит Ориона, а уж потом никакого труда не составило проследить созвездия Зодиака, через которые проходят траектории планет.

Кейт последовательно шел по зодиакальной полосе, основательно изучая небесные тела в районе воображаемой линии эклиптики. Так он наткнулся на красноватый диск Марса и, как ему показалось, отчетливо углядел смутную паутину трещин-каналов.

Продолжая поиск, он через тридцать градусов обнаружил Сатур. Кольца просматривались крайне слабо, но то, что это была нужная ему планета, сомнений не возникало.

Он взял «Календарь звездоплавателя» и ознакомился с таблицами «Земля Сатурн». «Падал» на Землю он уже довольно долго, но все ещё оставалось около ста пятидесяти тысяч километров, то есть за все это время он преодолел часть расстояния до нее, что он вполне мог положиться на земные таблицы. На полпятого утра дистанция составляла 1.549.920.860 километров.

Это значило, что придется совершить около тридцати бросков максимальной дальности в пятьдесят миллионов километров.

Он отрегулировал приборы на нужное расстояние и нажал кнопку тридцать раз, с секундным интервалом между каждым своим действием, чтобы проверять, не сбился ли оптический прицел с Сатурна.

После последнего скачка он материализовался в сорока девяти миллионах километров от выглядевшего отсюда неописуемо красиво Сатурна. Он отрегулировал механизмы на последний рывок в сорок девять миллионов, включив отталкиватель на сто пятьдесят тысяч, чтобы обеспечить достаточно надежный порог безопасности… и вновь ткнул пальцем в кнопку.

Надобности искать земной космофлот не было — тот засек его сам и сразу же.

От внезапного окрика: «- Не двигаться»! — Кейт вздрогнул. Голос был совершенно явственный, не похожий на тот, который слышался только ему самому в голове, когда это происходило при контакте с Мекки. Значит, это был не он.

Голос зазвенел вновь.

— Вы арестованы. Туристского типа корабли не имеют права выходить за пределы орбиты Марса. Что вас привело сюда?

Теперь он определил, откуда доносился голос — из динамика, вмонтированного в панель управления. Он и раньше видел этот зарешеченный участок пульта, но не удосужился разобраться, что он из себя функционально представляет. Их даже было два. Второй, подумал он, видимо, скрывал микрофон канала связи. Как бы то ни было, но раз был задан вопрос, следовательно, наверняка существовало какое-то устройство, позволявшее услышать ответ тому, кто проявлял любопытство.

— Мне необходимо вступить в контакт с Мекки. Это важно, — ответил Кейт.

Произнося эти слова, он через иллюминатор уже увидел тех, кто его взял в полон: на очень близком расстоянии от «Старовера» виднелось с полдюжины продолговатых звездолетов, затемнявших значительную часть звездного неба. Определить их истинные размеры было невозможно, поскольку он не представлял себе, на каком реально расстоянии они находятся в этот момент. А без знания их величины было немыслимо выявить разделявшую их дистанцию.

Голос, звучавший весьма сурово, продолжал:

— Гражданским лицам, как и пассажирам невоенных кораблей ни под каким предлогом не разрешается приближаться к флоту. Вас отправят обратно на Землю в сопровождении и передадут в руки властей, которые и решат, каким санкциям вас надлежит подвергнуть. Не пытайтесь даже дотрагиваться до системы управления, иначе ваш космолет будет немедленно уничтожен. В любом случае, он сейчас зафиксирован неподвижно в пространстве… трак что вы и не сможете никуда двинуться. Если вы коснетесь механизма управления, мы тут же узнаем об этом по показаниям наших приборов и будем расценивать это как попытку к бегству.

— Я не собираюсь от вас удирать, — возразил Кейт. — Я нарочно прибыл в расположение флота, чтобы попасть под арест. Мне нужно переговорить с Мекки. Это совершенно необходимо.

— Повторяю: вас сейчас сопроводят до Земли. Мы немедленно стыкуемся с вами, и один из наших пилотов займет ваше место. Вы одеты в комбинезон?

— Нет, — воскликнул Кейт в полном отчаянии. — Послушайте, это важно. Знает ли Мекки, что я здесь?

— Да, ему об этом известно. Он-то и отдал распоряжение окружить вас и арестовать. Иначе вас уничтожили бы долю секунды спустя после появления в нашей зоне. Итак, наши инструкции следующие: оденьте комбинезон для межпланетных перелетов, чтобы можно было открыть герметическую дверь. Наш человек войдет в кабину и возьмет управление на себя.

Кейт даже не расслышал последней фразы, поскольку совсем не собирался выполнять этот приказ. быть отосланным обратно на Землю для него было равнозначно верной смерти. Так уж лучше умереть, развязав диалог.

Мекки знал о его появлении здесь. Это означало, что он был и, несомненно, оставался ещё в ментальном контакте с ним.

Кейт воззвал непосредственно к Мекки. Зная, что для этого нет необходимости озвучивать свою мольбу, он, тем не менее, пошел на это, поскольку подобная манера вести разговор позволяла ему лучше сосредоточиться.

«— Мекки! Не забыли ли вы об одном обстоятельстве? Моя смерть ничего не значит ни для вас, ни для вашей вселенной, и я не осуждаю вас за то, что вы не проявляете на этот счет никакой озабоченности. Но не запамятовали ли вы, что я прибыл… из другого мира? И что если мы ещё и не постигли звездоплавания, все равно не следует исключать возможность, что и у нас может быть кое-что, какой-нибудь вид оборонительного или наступательного оружия, который мог бы оказаться полезным и для вас… в той войне, о которой вы мне говорили? Я что-то не слышал, чтобы кто-то упоминал о радаре. Знаком ли он вам?

На этот раз ответили совершенно по-иному. Странно, но слова звучали одновременно и в его голове и в динамике.

«— Кейт Уинтон, я советовал вам не пытаться пробраться сюда. Да, радар нам известен. Мы вообще располагаем такой системой обнаружения, которая людям вашего мира и не снилась».

«— Но, Мекки, — упорствовал Кейт, — я был буквально вынужден пойти на этот шаг. Для меня вопрос стоит так: или сейчас или никогда. Все планы те, что вы прочитали у меня в голове — лопнули. Даже вы оказались не всеведущим, в противном случае вы с самого начала знали бы, что они нереальны — ведь я вручил тексты произведений человеку, который когда-то сам их сочинил! Вывод: вы недостаточно глубоко прозондировали мой мозг, иначе вы сразу бы поняли это! Вы не можете быть на все сто процентов уверены, что мне неизвестно ничего такого, что не могло бы оказаться полезным и для вас. Вы прочитали мои мысли сугубо поверхностно. В то же время вы сами в этот момент находитесь в трудном положении — опасаетесь предстоящего нападения арков. И как же в этой обстановке вы смеете пренебрегать шансом, пусть даже ничтожным, который, не исключено, может стать козырем в ваших руках?

«— Ваша Вселенная примитивна. У вас нет…»

Кейт вспылил, прервав Мекки.

«— На каком таком основании вы сделали этот вывод? Вы даже не представляете, каким образом я очутился в вашем мире. Что бы ни представлял из себя тот феномен, в результате которого меня забросило сюда, вы о нем не имеете ни малейшего понятия. Вы сами признались мне в этом».

Из динамика на панели пульта управления раздался спокойной голос, которого Кейту до сего момента слышать не приходилось.

«— Может быть, в его словах есть доля правды, Мекки. Вспомни, рассказывая мне о нем, ты упомянул, что не знаешь, как и почему он появился в нашем измерении, что ты был уверен только в одном: человек он — вполне искренний и душевно здоровый. В таком случае, почему бы не доставить его к нам? За десять минут бы полностью разберешься в его интеллекте, знаниях… ведь все нашу научные разработки до сего времени не дали позитивных результатов».

Голос принадлежал человеку явно молодому, авторитарному и уверенному в себе. Он высказал всего лишь предположение, но по тому, как это было сделано, не вызывало сомнений, что по существу речь шла о приказе.

Кейт был уверен, что голос принадлежал Допеллю, самому великому Допеллю, в которого Бетти Хэдли, его Бетти Хэдли, была столь безумно влюблена. То был блистательный Допелль, фактический правитель этого мира… за исключением той его части, где засели арктуриане.

«— Хорошо, — ответил Мекки. — Пусть его доставят на борт адмиральского флагмана».

В герметичную дверь глухо постучали. Кейт побыстрее освободился от ремней, пристегивавших его к пилотскому креслу.

— Минуточку, — крикнул он. — Сейчас одену комбинезон.

Как и следовало ожидать, тот оказался под сиденьем. Для тесной кабины комбинезон был несколько громоздок, но Кейт достаточно быстро справился с ним. Все в этом скафандре застегивалось на молнии на вид самые, что ни на есть ординарные, но по тому, как стали глохнуть внешние звуки, Кейт понял, что космическая одежда обеспечивала полнейшую изоляцию от внешних условий.

Шлем автоматически соединился с воротничком. На груди виднелась коробочка — должно быть, респиратор. Кейт включил его, прежде чем закрыть прозрачное забрало каски.

Облачившись в комбинезон, он нажал на клапан постепенной разгерметизации кабины. Едва прекратился свист вытекавшего воздуха, он открыл дверь.

В его «Старовер» вплыл человек в более сложном и тяжелом, чем у него, скафандре. Не говоря ни слова, он сел в кресло пилота и начал колдовать над приборами. Несколько секунд спустя он показал Кейту на дверь. Тот кивнул в знак того, что понял, и открыл её.

Его кораблик почти прижался к борту громадного звездолета. Настолько плотно, что Кейт даже приблизительно не смог бы определить размеров гиганта.

В корпусе флагмана открылся шлюз величиной с комнату. Кейт вошел вовнутрь, и дверь за ним тут же бесшумно задвинулась. В столь могучем корабле, понятно, и должен был существовать специальный входной шлюз — не то, что в его малютке Эрлинге, где проще было выпустить весь воздух из кабины.

Раздался свист нагнетаемой в шлюзовую камеры дыхательной смети. Затем открылся вход во внутренние помещения корабля.

Недалеко от порога стоял, дружелюбно улыбаясь Кейту, высокий молодой человек, писаный красавец, с черными сверкавшими очами и вьющимися волосами антрацитового цвета.

Никаких сомнений: тог был Допелль.

Он не смахивал на Эррола Флинна, но выглядел куда более соблазнительным, чем тот. Кейт напрасно пытался убедить себя, что ему следовало бы ненавидеть этого человека. Нет, он сразу же почувствовал к нему скорее симпатию.

Допелль двинулся навстречу Кейту и помог ему освободиться от шлема.

— Меня зовут Допелль, — произнес он. — А вы — уинтон или Уинстон, о котором мне рассказывал Мекки. Снимайте ваш скафандр.

Непринужденный тон, которым все это было сказано, не мог скрыть проскальзывавших в нем ноток обеспокоенности.

— Наше нынешнее положение действительно незавидное. Надеюсь, вы правы, утверждая, что, возможно, располагается какими-то знаниями, которые могли бы оказаться нам полезными. В противном случае…

Кейт освободился от комбинезона и зыркнул по сторонам. Он находился, вероятно, в главном зале этого исполинского звездолета. Помещение было не менее тридцати метров в длину при десяти-двенадцати в ширину. В нем теснилось довольно много народу, особенно в глубине, где, по всем признакам, размещалась лаборатория.

Взгляд Кейта вернулся к Допеллю, но тут же скакнул вверх, поскольку над головой героя парил Мекки — металлическая сфера, представлявшая собой электронный мозг. Он-то и заговорил.

«— Не исключено, что вы попали в точку, Кейт Уинтон. Зондируя ваш мозг, визу, что там хранятся сведения об одном приборе — в вашей Вселенной его называют потенциометр. Его изобрел некий Бартон и, похоже, он как-то был связан с ракетой, посланной на Луну. Прибором такого рода мы не располагаем. Известны ли вам детали его конструкции, монтажный план? не надо говорить вслух. Просто думайте. Так будет быстрее, поскольку время нас поджимает… Постарайтесь вспомнить… Так, убеждаюсь, что вы видели его чертеж и формулу… уравнение. Вы даже не отдаете себе в этом отчета — все зафиксировало подсознание. Думаю, что эти сведения можно извлечь, подвергнув вас гипнозу. Вы согласны?

— Само собой разумеется, — воскликнул Кейт. — А каково сейчас положение дел?

— Ситуация выглядит следующим образом, — вместо Мекки ответил Допелль. — арки должны напасть в самом скором времени. Мы не знаем, когда точно, но это — вопрос часов. Известно, что у них появился новый вид оружия. Мы пока не в состоянии противостоять ему… кое-какие сведения о нем получены от взятого в плен арка, но он не знал многих важных деталей. Речь идет о каком-то уникальном звездолете в единственном экземпляре, над которым они работали несколько лет. С одной стороны, это не так уж и плохо: если мы сможем уничтожить этот корабль, нам не составит труда затем атаковать весь их флот и положить конец войне. Но…

— Но что? — настаивал Кейт. — Вы, получается, безоружны перед одним-единственным кораблем?

— Вопрос не в количестве и даже не в размерах. — Допелль сделал досадливый жест, — … хотя, надо признать, что этот звездолет поистине чудовищен по своим размерам. В длину — три тысячи метров, в десять раз крупнее самого большого корабля, который когда-либо пытались построить. Но дело не в этом… У него броня, с которой не может справиться ни одно известное нам оружие. Мы можем хоть целый день забрасывать его атомными бомбами — у него даже царапины не появится…

Кейт покачал головой.

— У нас такое тоже случалось… в фантастических журналах. Я как раз один из них и издавал.

Лицо Допелля внезапно озарилось.

— В молодости я зачитывался ими, — признался он. — Просто обожал этот жанр литературы. Теперь, конечно…

Кейт вздрогнул.

Где-то он уже видел этого человека… и не так давно. Нет, то была не личная встреча, а фотография. Молодого парня, намного моложе и неизмеримо менее привлекательного, но очень похожего…

«Джо Доппельберг!» — вспыхнуло в мозгу Кейта. Пораженный этой мыслью, он даже рот раскрыл.

— Что? — На лице Допелля читалось недоумение. — что вы хотите этим сказать?

Кейт закрыл рот. Он буквально впился взглядом в Допелля.

— Я вас знаю, — наконец выдавил он из себя. — По крайней мере, начинаю понимать, что произошло. Появилась зацепка. Вы — Джо Доппельберг… скорее даже Доппельбенгер[8] Доппельберга.

— Кто он такой, этот Доппельберг?

— Любитель фантастики… там, откуда я прибыл, — пролепетал Кейт. — Вы похожи на него… и вы — то, чем он хотел бы стать! Естественно, постарше, в тысячу раз привлекательнее, обворожительнее, умнее… Вы — именно то, Кем он мечтал бы стать. Вы… одним словом, он писал мне длиннющие письма в «Почту звездоплавателей», называя меня «Дежурный астронавтом» и заявляя, что не любит обложек наших журналов, потому что изображенные на них монстры недостаточно устрашают…

Он замолчал.

— Мекки! — Допелль нахмурился. — Этот человек — не более, чем свихнувшийся тип. Никакой нам пользы от него не будет. Ему впору надевать смирительную рубашку.

— Нет, — ответил механический голос. — Он не из числа тех, кто тронулся. Он, разумеется, ошибается, но находится вполне в здравом уме. Я слежу за ходом его мыслей и понимаю, почему он считает правдой то, что только что изложил вам… это не так уж и алогично, просто он впал в заблуждение. И я могу кое-что взять от него. Я почти уже вижу этот прибор, не хватает лишь плана монтажа и ключевой формулы. И этот аспект проблемы надо ставить превыше всего, иначе никому из нас не выжить.

Мекки подлетел поближе и застыл над головой Кейта Уинтона.

— Пойдемте, чужестранец из другой Вселенной, — произнес он. — Следуйте за мной. Вас подвергнут на короткое время гипнозу, дабы я смог извлечь из самых потаенных уголков вашего подсознания ту информацию, в которой мы так нуждаемся. Потом, после того, как мы начнем работать над полученными от вас данными, я сообщу вам то, что вы так жаждете узнать.

— Вы скажете мне, каким образом я мог бы возвратиться в свой мир?

— Может быть. Я ещё не уверен в этом. Но я уже вижу, что вы располагаете знаниями, которых пока нам недостает. Речь идет о потенциометре Бартона, вмонтированном в вашем мире в первую ракету, посланную на Луну. Вполне вероятно, что он спасет Землю от страшной угрозы со стороны Арктура. Еще раз заявляю вам, что вы ошибаетесь. Эта Вселенная столь же реальна, как и та, откуда вы прибыли, и что она — отнюдь не плод фантазии кого-то, живущего в вашем собственном мире. И если арки победят здесь, вы тоже погибнете и, следовательно, не сможете вернуться в родные места. Верите ли вы мне?

— Я… не знаю.

— Идемте. Я покажу вам сейчас то, от чего вы, вполне вероятно, спасете Землю. Хотели бы вы увидеть настоящего живого арктурианина?

— Но… конечно, почему бы и нет?

— Тогда в путь!

Сфера проплыла через комнату, а Кейт послушно потянулся за ней. Голос Мекки звучал в это время непосредственно в его мозгу.

«— Вы сейчас увидите одного из наших врагов, взятого в плен на борту их разведывательного корабля во время рейда в район Альфа Центавра. Уже давно нам не удавалось захватить их живыми… Я извлек из его разума — если можно таковым назвать его орган мышления — сведения о неминуемом нападении на нас этого чудовищного корабля, звездолета, способного уничтожить весь наш космофлот, если мы не найдем способа ликвидировать его первыми. Возможно, после того, как вы сами увидите…»

Перед ними распахнулась дверь, выводя их на вторую, забранную стальными решетками и явно служившую стеной темницы. Но при их появлении камера заключения пленного тут же осветилась.

«— Ну вот, — прозвучал голос Мекки. — Перед вами арктурианин».

Кейт приблизился, чтобы посмотреть на инопланетянина через решетку. Но он тут же — и сразу на несколько шагов — отпрыгнул назад. Его мгновенно сильно затошнило. Закрыв глаза, Кейт пошатнулся. Ужас когтями впился в его сердце.

А ведь он успел всего за очень короткий срок увидеть лишь часть того, что находилось за решеткой. Потом он был даже не в состоянии четко сформулировать, что же представлял из себя арктурианин. Но твердо понимал, что совсем не желал этого знать. Одного взгляда на эту штуку, низведенную до состояния беспомощности заключенной в клетку, было достаточно, чтобы нормальный человек впал в состояние помешательства.

Это не походило ни на что, поддающееся какому-то воображению. Даже Джо Доппельберг при всей своей буйной фантазии не смог бы вообразить такое.

Стальная дверь задвинулась.

«— Это, — сказал Мекки, — и есть арктурианин в его естественном виде. Теперь, наверное, вам понятно, почему арктурианских лазутчиков — нечто ужасное, что вы видели, но принявшее человеческий облик — убивают на месте при малейшем подозрении. В первые дни войны было решено специально доставить на Землю несколько арктуриан, чтобы закалить землян видом их врагов, морально подготовить их к длительной войне, которую неизбежно предстояло вести, если они хотели выжить как космическая раса. И люди убедились сами, что представляют из себя их недруги. Земляне отлично понимают, каким могуществом обладает арктурианин, захвативший тело человеческого существа. И поэтому они безропотно восприняли правило стрелять при малейшем подозрении, на возможность обнаружения арктурианского шпиона. Надеюсь, вы их понимаете теперь, когда убедились, что они из себя представляют».

У Кейта сдавило горло, губы стали до противного сухими. И он хрипло и натужно произнес:

— Да.

Его все ещё переполняло чувство глубокой гадливости и неприятия, которое возникло даже при самом беглом знакомстве с монстром. Кейт был настолько потрясен, что едва осознавал, что ему говорил в этот момент Мекки.

«— Именно это, — меланхолично вещал тот, — уничтожит человеческую расу и заселит Солнечную систему, если нам не удастся уничтожить звездолет, готовый вот-вот обрушиться на нас. Так что, пройдемте, Кейт Уинтон».

Глава XVII

Кейт Уинтон чувствовал себя несколько ошарашенным увиденным и услышанным. У него сейчас было состояние, сходное с тем, которое человек начинает испытывать после грандиозной попойки. Это напоминало и то, как если бы его усыпили с помощью эфира, после чего он ещё не полностью пришел в себя.

Но в сущности он испытывал нечто, не имевшее ничего общего. И пусть физически он чувствовал себя действительно разбитым, но его мозг в этот момент работал четко и был предельно просветлен. Просто подали слишком тяжелое для него блюдо, усвоить которое, как оказалось, ему было достаточно трудно.

Сейчас он сидел на небольшом балконе со стальной балюстрадой, возвышавшемся над главным залом звездолета, и наблюдал, как Допелль и его помощники спешно сооружали что-то, смутно напоминавшее ему модифицированную версию, заметно увеличившуюся в своих размерах того прибора, чертеж которого он как-то видел в одном из номер журнала фантастики там, у себя, на его Земле. Это был потенциометр Бартона. И он ознакомился с планом его монтажа в своем журнале, как и с формулой, объяснявшей принцип действия прибора.

Мекки барражировал над дружно трудившейся командой, зависая над плечом Допелля и находясь на расстоянии в пятнадцать метров от Кейта. Но он постоянно обращался к нему, к его разуму. Было очевидно, что для Мекки вопрос расстояния не играл никакой роли.

Впрочем, у Кейта создалось впечатление, что Мекки одновременно вел сразу несколько телепатических разговоров, поскольку, как показывали его наблюдения, тот руководил действиями Допелля и его ассистентов, ни на минуту не прерывая диалога с Кейтом.

«— Конечно, вам будет трудно все это уяснить, — повествовал Мекки. — В сущности, познать по-настоящему бесконечность действительно невозможно. И, тем не менее, существование бесконечного числа вселенных неоспоримо».

«— Но где же они все помещаются? — мысленно выразил свое недоумение Кейт. — В параллельных измерениях что ли… или где-то еще?»

«— Измерение — всего лишь атрибут вселенной, — продолжал Мекки, — и имеет смысл только в рамках конкретного мира. При взгляде извне вселенная хотя сама по себе и пространственно бесконечная — всего лишь точна, безразмерная точка. Имеется бесконечное множество точек на кончике иглы. Значит, на этом игольном острие столько же точек, сколько их в бесконечном универсуме… или же в бесконечности бесконечных вселенных. А бесконечность, возведенная в степень бесконечности ею и останется. Вам понятно это?»

«— Более или менее».

«— Следовательно, налицо бесконечное множество сосуществующих вселенных. Оно включает как тот мир, где мы сейчас находимся, так и тот, откуда вы прибыли. И они все — в равной степени — настоящие и реальные. Но ясно ли вам, к чему ведет эта бесконечность универсумов, Кейт Уинтон?»

«— Знаете, и да и нет».

«— Это значит, что все мыслимые вселенные существуют. К примеру, есть вселенная, где наша с вами сцена повторяется с той лишь разницей, что вы или ваш эквивалент — в данный момент носит обувь не черную, а коричневую. И таких вариантов — бесчисленное множество с самыми незначительными отклонениями. Вполне можно вообразить себе универсум, где вы слегка порезали себе палец или же увенчаны красными рогами…»

«— Но все эти персонажи все равно ведь Я, верно?»

«— Нет, — возразил Мекки. — Ни один из них не представляет вас… точно так же, как Кейт Уинтон из этой вселенной — далеко не вы. Каждый из них — неповторимая индивидуальность. Опять же проиллюстрируем это личностью Кейта Уинтона из этого мира; даже по внешнему виду разница между вашими двумя вариантами весьма значительна, в сущности вы совершенно не походите друг на друга. Но вы и ваше соответствие в этом лице пережили почти одну и ту же историю. И, к вашему несчастью, вы смогли сами убедиться, что написали те же самые рассказы, что и он. Точно так же налицо какие-то сходные моменты между моим хозяином Допеллем и любителем фантастических произведений по имени Доппельберг из той же системы, что и вы. Но они не являются одним и тем же лицом…»

«— Если существует бесконечном множество вселенных, — размышлял Кейт, — то должны возникнуть и все возможные комбинации. И где-то все должно быть реальностью. Я хочу сказать, что, к примеру, невозможно написать сказку, потому что какой бы невероятной она ни казалась, все равно изображенные в ней лица и события должны где-то иметь место. Так?»

«— Разумеется. Есть вселенная, в которой Мальчик-с-Пальчик является вполне жизненным персонажем, выделывающим все, что Перро о нем написал. Но существует и бесконечное множество миров, в которых Мальчик-с-Пальчик вытворяет все варианты действий, которые мог бы придумать в отношении него Перро».

Кейт Уинтон почувствовал, как его разум несколько пошатнулся.

«— Получается, — настырничал он, — что есть бесконечное количество универсумов, в которых мы — или наши с вами эквиваленты — сооружают аппараты Бартона, чтобы отразить предстоящее нападение арктуриан, так? И в некоторых из этих миров мы одержим победу, а в других — они?»

«— Именно. И уж, конечно, наличествует бесконечное количество вселенных, в которых нас с вами просто не существует… выражаясь точнее, сходных с нами созданий попросту нет. Имеются и такие, где человеческая раса вообще не возникала. А также бесчисленное множество миров, в которых господствующей формой жизни являются, например, цветы, а в других — даже сама жизнь вообще не развивалась да никогда и не появится. И, наконец, не забывайте о бесчетном количестве вселенных, в которых присутствуют такие формы существования, в отношении которых уц нас нет ни слов, ни концепций, чтобы их описать или вообразить».

Закрыв глаза, Кейт попытался представить миры, которые он не мог бы себе вообразить, поскольку они выходят за рамки возможностей его фантазии. Затем снова взглянул на окружавшую его действительность.

«— В бесконечности, — продолжал вещать Мекки, — должны реализовываться все возможные варианты. Следовательно, есть и бесконечное множество миров, в которых вы в ближайший час погибнете, ибо будете пилотировать ракету, которая нанесет удар по гиганту-звездолету с Арктура. Ну совсем так, как вы это продемонстрируете нам это сейчас».

— Что?

«— Естественно. Причем, по вашей личной просьбе. Потому что это выбросит вас в ваш универсум. А вы горите желанием вернуться туда, я это отчетливо прослеживаю в ваших мыслях. Ну, а раз вы уж так стремитесь к этому, мы вам такой шанс предоставим. Но воздержитесь от вопроса, удастся ли вам справиться с поставленной задачей во Вселенной, в которой мы сейчас живем. Читать будущее — я не мастак».

Кейт мотнул головой, встряхиваясь. В его мозгу теснились тысячи мыслей. Но он начал с самого начала и вновь задал один из первых вопросов, сформулированных им сразу после пробуждения от гипнотического сна. Может, теперь он лучше поймет ответ на него.

«— Мекки, не могли ли бы вы мне объяснить, каким образом я попал в ваш мир?»

«— Та ракета, которую с вашей Земли запустили на Луну, должно быть, повернула обратно и врезалась в почву в непосредственной близости от вас. Наверняка всего в нескольких метрах. Прибор Бартона сработал при приземлении, вызвав нечто вроде взрыва, хотя скорее это было что-то другое, феномен с некоторыми эффектами, напоминавшими взрыв. Внимательное знакомство с прибором показало мне, что отдельные электрические проявления носят при этом весьма необычный характер. Если бы некто попал в эпицентр разряда — т. е. ракета поразила бы прямо его, а не упала на каком-то расстоянии — это лицо не погибло бы. Просто его вытолкнуло бы из собственной вселенной в одну из бесконечного множества других».

«— Но как же вы можете утверждать это с уверенностью, если у себя вы ещё ни разу не испытывали последствий разряда потенциометра Бартона?»

«— Частично путем дедукции из того, что случилось с вами. Частично путем анализа… намного более глубокого, чем тот, что смогли бы провести на вашей Земле в отношении… формулы Бартона. Вообще-то и одних моих дедуктивных выводов должно было бы хватить и необходимости в теоретических обоснованиях нет. Вы были там — и вы очутились здесь. Что и требовалось доказать. А в вашем рассудке я легко читаю, почему среди бесчисленного множества миров вы в конечном счете осели именно в этом».

«— Вы хотите сказать, что это вовсе не игра случая?»

«— Ничто не происходит просто так, невзначай. В тот момент, когда состоялся разряд потенциометра, вы как раз конкретно думали об этом мире. То есть вы вспоминали вашего любителя фантастических историй Джо Доппельберга, и задумались о каком универсуме, интересно, мечтал бы он, какой мир воистину пришелся бы ему по вкусу. Вот и все. Это ни в коей мере не означает, что наша вселенная менее реальна, чем ваша. Ни вы, ни Джо Доппельберг не придумывали этот мир. Он уже был и существовал до вас. Но так случилось, что в общем сонме бесчисленных вселенных в момент электрического разряда вы думали об этой… вы задумались о мире, о котором, как вы полагаете, мог бы мечтать Джо Доппельберг».

«— Да, теперь я, кажется, понял, — протянул Кейт. — Это многое объясняет. Например, почему «космические курсанты» носят именно такую, а не другую униформу. Именно так её должен был вообразить себе Джо — или, по крайней мере, я считал, что его мечты пойдут в этом русле. И…»

Сколько мыслей нахлынуло на Кейта одновременно, что он растерялся, какую из них выложить первой.

Допелль был именно таким героем, каким мечтал увидеть себя Доппельберг.

Множество мелких деталей, ранее непонятных, сразу же получили логическое объяснение. Джо Доппельберг побывал в издательстве Бордена в отсутствие Кейта. Значит, он никогда того в глаза не видывал и не мог знать, как он физически выглядит. Но благодаря переписке, он составил себе о нем определенное представление, и Кейт Уинтон из этого мира как раз и отвечал этому образу: он был выше ростом, стройнее, а очки придавали ему больше солидности как кабинетному работнику, короче, он более, чем реальный Кейт, походил на главного редактора журнала. Если бы Джо видел Кейта в жизни, тогда и его о нем представление более соответствовало бы реальности, и в этом мире появился бы близнец Кейта Уинтона. Или, говоря несколько иначе, Кейта перебросило бы во Вселенную (во всем остальном, кроме этой детали, идентичную этой), чем Кейт Уинтон был бы его двойником.

Джо Доппельберг, несомненно, видел в издательстве бордена Бетти Хэдли. Он не знал, что она там работала всего несколько дней. Соответственно и в этом мире все было по-иному. Он понятия не имел о существовании загородной резиденции Бордена в Гринтауне, поэтому её там в этом мире и не оказалось. А где-нибудь в другим универсуме она была.

Да, совпадало все, вплоть до удивительно искусно выполненных монстров на обложках журнала «Необыкновенные приключения», которые и приобрели здесь тот жутковатый вид, на отсутствие которого Доппельберг так упорно жаловался в своих письмах.

Да и во всем остальном, практически во всех своих аспектах, здешняя Вселенная была как раз тем миром, который вполне было по силам вообразить подростку, увлекавшемуся фантастической литературой. Старые развалюхи-драндулеты соседствовали с космолетами. Ночевики. Атмосфера на Луне. «Кольты» 45 калибра на Земле и одному только богу известно, какие потрясающие виды оружия в межгалактической войне. «Луно» в барах. МБР.

И Доппельберг в роли Допелля, неоспоримого властелина целого универсума, за исключением Арктура. Допелль — сверхученый, создатель Мекки, единственный из людей, побывавший на Арктуре и вернувшийся оттуда целым и невредимым.

Допелль — жених Бетти Хэдли. Но ясно то, что юноша воспылал к ней нежной любовью, увидев впервые в жизни во время визита в издательство Бордена. И Кейту по совести не стоило на него за это гневаться.

Итак, целый мир а ля Доппельберг!

Нет, мысленно поправился Кейт: вселенная а ля Доппельберг, но такая, какой сам Кейт представил её себе глазами юноши. Лично Джо вообще не имел к этому никакого отношения. Это был просто-напросто универсум, о котором, по мнению Кейта, мог бы мечтать Доппельберг. До самых сокровенных деталей.

Например, Мекки блестяще вписывался в этот мир.

Между тем, внизу в большом зале люди заканчивали монтаж: некую сложную конструкцию из проволок и пружин, которая весьма смутно напоминала тот чертеж потенциометра Бартона, репродукцию которого он однажды где-то видел. Было ясно, что, разобравшись в принципе работы прибора, Мекки тут же изобрел кое-что посолиднее и помощнее.

Мекки поднялся к балкону и застыл над плечом у Кейта.

«— А теперь, — начал он объяснять, — его вмонтируют в головку реактивного снаряда. Я не в состоянии предугадать, каков будет эффект телепортации на магнитное поле Бартона, поэтому рисковать строить что-нибудь ещё более крупное мы не можем. И у нас, к тому же, совсем нет времени на проведение каких-либо испытаний. Кто-то — а именно вам принадлежит честь вызваться первым добровольцем — станет пилотом этой ракеты и покрутит её достаточно долго в космосе, чтобы основательно подзарядить потенциометр Бартона. И это будет исключительно мощный заряд».

«— Сколько времени уйдет на это?» — поинтересовался Кейт. Он уже знал, что вызовется добровольцем.

«— Всего несколько минут, а точнее четыре с четвертью. После этого заряд стабилизируется — не будет ни увеличиваться, ни уменьшаться. Ракета будет крутиться вблизи адмиральского флагмана, который, очевидно, явится первой целью гигантского звездолета арктуриан. И как только тот материализуется для атаки, ракета должна будет на полной скорости поразить его. Арктурианский исполин наверняка не будет обладать никакой силой инерции. Его создали, явно исходя из принципа, что против него бессилен любой наш корабль и любой вид оружия, находящийся в нашем распоряжении. Он призван сеять смерть и разрушение сначала в рядах космофлота, а затем совершить нападение на планеты, включая Землю. И это неизбежно, если только прибор Бартона, — он является новым словом в технике не только для нас, но и для арктуриан, — не сможет его уничтожить».

«— На ваш взгляд, это достижимо?»

Кейту послышалось нечто вроде насмешки в металлическом голосе Мекки.

«— Полагаю, что да. Вы это узнаете, когда врежетесь в него всей массой ракеты. Вижу по вашим мыслям, что вы охотно и добровольно вызываетесь исполнить эту миссию… для вас это — уникальный, единственный шанс суметь добраться до вашей вселенной. Это — великая привилегия. Если вы откажетесь, весь личный состав космофлота будет добиваться права пожертвовать собой».

«— Но каким образом я смогу пилотировать ракету? Я не имею этого делать. Никогда и не видал даже такого рода техники. Ею труднее управлять, чем Эрлингом?»

«— Эта деталь не имеет никакого значения, — обрезал Мекки. — Еще до того как вы займете место в этой ракете, я введу в ваш мозг все необходимые для пилотажа знания. Ваши рефлексы будут носить сугубо автоматический характер — даже не нужно будет ни о чем думать. Это, впрочем, необходимое условие для вашего возвращения в собственную Вселенную… вместо того, чтобы, выйдя из нашей, не попасть в одному Богу вестимо какую новую. Ваш разум должен быть в этот момент полностью свободен».

«— Почему?»

«— Потому, что вы должны будете сконцентрировать вашу мысль на том мире, куда вы желаете проникнуть, вы обязаны непрерывно думать о нем, вызывая воспоминания. Вам потребуется воссоздать в памяти место, где вы находились в прошлое воскресенье в тот самый момент, когда лунная ракета приземлилась где-то совсем рядом с вами. Но учитывайте тот отрезок времени, который прошел с тех пор. Иначе вы рискуете вернуться туда в то самое мгновение, когда состоялся взрыв, и тогда вас вновь забросит неведомо куда. Вы можете попытаться объяснить ваше отсутствие в течение целой недели кризисом потери памяти в результате шока, испытанного во время взрыва лунной ракеты. И из Гринтауна вы сможете вернуться в Нью-Йорк и снова встретиться с Бетти Хэдли, вашей Бетти Хэдли».

Кейт покраснел до корней волос. Да, были свои неудобства в том, чтобы позволять читать свои мысли, пусть даже электронному интеллекту.

Люди внизу стали подкатывать прибор.

— Долго его будут ставить на ракету?

— Минут десять, самое большее. А теперь, Кейт.

Промелькнула мысль, а не воздвигнут ли ему потомки памятник в том случае, если все пройдет так, как задумано? И не будет ли отмечаться в этой вселенной день рождения Кейта Уинтона как национальный — да чего там, как международный праздник! Но насколько это было бы стеснительно и неудобно для другого Кейта Уинтона, который жил в этом универсуме и наверняка родился день в день с ним вместе. Придется, чтобы как-то их различать, ввести нумерацию — Кейт Уинтон I и Кейт Уинтон II.

Итак, бесконечное множество Кейтов Уинтонов в бесчисленном количестве вселенных плюс бесконечные миры вообще из Кейтов Уинтонов, ещё более или менее один универсум, а точнее другое бесконечное число вселенных, где Кейт Уинтон существовал, но исчез после взрыва ракеты…

Но тот мир, в котором он сейчас находился, был объективной реальностью. Во всяком случае, пока.

И он, в полном одиночестве, заключен в маленьком сигарообразном снарядике десятиметровой длины на пару метров в диаметре и, возможно, сейчас совершит то, чего был неспособен добиться весь флот Земли.

Но ждет ли его успех? Мекки полагал, что все пройдет хорошо, и уж если кто-нибудь или что-то в этом мире должны были разбираться в такого рода делах, то это был, конечно, Мекки. Нечего дергаться и попусту волноваться. Или все будет нормально или совсем наоборот, и в последнем случае его здесь все равно не будет, чтобы заметить эту разницу.

Он дотронулся до пульта управления, заставив ракету описать круг менее стапятидесяти километров в диаметре, и безукоризненно возвратиться в точку старта. Это был не столь уж простой маневр, но он выполнил его без труда. Благодаря Мекки он стал первоклассным пилотом.

«Дежурный астронавт», — подумал он о себе, вспомнив, что именно этим именем подписывался под письмами, направлявшимися в «Необыкновенные приключения». Эх, если бы только горячие поклонники из числа читателей могли бы увидеть его в эти мгновения! Он расплылся в улыбке.

Неожиданно в голове раздался суховатый голос Мекки:

«— Он на подходе. Чувствую колебания подэфира. Подготовьтесь, Кейт Уинтон».

Он взглянул на экран. Прямо по центру затемнела точка. Кейт взялся за рычаги управления и проложил курс прямо на нее, вложив всю мощь ракеты в стремительный рывок.

Черная точка разбухала на глазах, сначала медленно, потом заполнив весь экран. Удивительно: до цели, к которой мчалась ракета, было ещё так далеко, но весь его экран уже заполнился этим кораблем-великаном. Видимо, и в самом деле этот крейсер имел размеры поистине чудовищные!

Кейт заметил бортовые люки чужака. В его направлении вытянулись дула орудий, но они не успеют выплюнуть свой смертельный заряд, поскольку он был всего в секунде от мишени.

Затем — в каких-то долях секунды!

Он отчаянно пытался собрать все свои мысли воедино и думать только о Земле, о своей Земле, сконцентрироваться на садике близ Гринтауна. На Бетти Хэдли. Даже в основном на ней, на деньгах, выраженных в долларах и центах, на ночной жизни на Бродвее без всяких там отуманиваний. На всем том, что смог вспомнить, что так любил в своей прежней жизни там.

В голове прошла целая галерея образов, как говорят, это случается у людей, идущих ко дну (но это неправда!). Он сам себе заявил: «Но, черт возьми, почему это я не подумал об этом раньше? Зачем, собственно говоря, мне возвращаться в точно такой же мир, который я покинул? Ведь я могу попасть в его улучшенный вариант! У меня же есть выбор в бесконечном множестве вселенных. Значит, стоит всего лишь решиться и вынырнуть в мире, в котором у меня, по меньшей мере, появятся основания для большего удовлетворения жизнью. Могу выбрать универсум почти идентичный тому, что знаю, но где мое положение… Бетти…

Конечно, подобные мысли не шли так послушно, одна за другой в его голове, как по линеечке, за ту долю секунды, которая у него оставалась. Они не были связными, скорее какие-то проблески сознания… мысли и идеи насчет того, что он мог бы сделать, если бы у него было время немного подумать над этим.

А потом была великолепная вспышка — ракета столкнулась с гигантским звездолетом Арктуриан. Яркость её была поразительной, но отличной от той, что случилась в то воскресенье…

И на сей раз у него не создалось четкого представления насчет того, сколько прошло времени. И опять он лежал, растянувшись на земле, и наступала ночь. В небе уже поигрывали звездочки и лились мягкие струи лунного света. Спутник был сейчас в своей первой четверти, как подметил он, а не тем узким полумесяцем, что светил в начале всех его злоключений.

Кейт огляделся. Он находился в центре зоны, где выгорело все. Недалеко от него виднелся фундамент того, что когда-то было домом, и он узнал форму этого строения. Знакомым оказался и обуглившийся ствол дерева рядом с ним.

Было такое впечатление, — кстати, это соответствовало рекомендациям Мекки, — что взрыв произошел на прошлой неделе.

«Ладно, — подумал он. — В общем я попал в место нужное и ву час урочный».

Кейт поднялся и потянулся: у него затекло все тело после длительного пребывания в тесной кабине ракеты. Он вышел на дорогу, которую теперь узнал сразу же — она шла вокруг имения Борденов.

И все же он чувствовал себя не в своей тарелке. Какого, однако, черта он пошел на этот риск и позволил своему рассудку в самый последний момент выделывать все эти пируэты? А что если он допустил какую-нибудь ужасную ошибку? А если?..

По дороге шел грузовичок. Он проголосовал, и его подбросили до Гринтауна. Водитель был неразговорчив — за всю дорогу они так и не обменялись ни единым словом.

Поблагодарив, Кейт вышел на центральной площади города.

Он тут же устремился к газетному киоску, чтобы взглянуть за заголовки вечерней газеты: «Нью-Йорк одерживает победу над Чикаго в чемпионате по бейсболу», — прочитал он. Кейт облегченно вздохнул. Он понял, что только после этого газетного сообщения успокоился по-настоящему.

Вытерев вспотевший лоб, Кейт приступил к следующему испытанию,

— У вас есть «Необыкновенные приключения?» — обратился он к продавцу.

— Конечно, мистер.

Он взглянул на обложку, такую до боли знакомую, и с удовлетворением отметил, что и девушка и монстр были изображены именно такими, как и следовало, и что цена равнялась 20 центам, а не 2 кредиткам.

И снова он вздохнул с облегчением, потом, поискав мелочь в кармане, вспомнил, что у него не было ни гроша. Имелись лишь кредитки — пятьсот семьдесят, если память его не подводила. Не было смысла вытаскивать их на свет божий.

Сконфузившись, Кейт протянул журнал обратно торговцу со словами:

— Извините, но я только сейчас заметил, что вышел из дому совсем без денег.

— О! Ну что вы, мистер Уинтон, — затараторил продавец газет, — это же не имеет никакого значения. Заплатите в другой раз. И… гм… раз уж вы оказались так нечаянно совсем без денег, может, желаете, чтобы я вам одолжил? Вас устроят двадцать долларов?

— Разумеется, — поспешил согласиться Кейт. Этой суммы с лихвой хватало, чтобы добраться до Нью-Йорка. Интересно, однако, откуда хозяин небольшого газетного киоска в Гринтауне знает его? Сложив журнал, он сунул его в кармана. Продавец протянул ему два казначейский билета.

— Большое спасибо, — искренне поблагодарил Кейт. — Но… послушайте, дайте мне лучше сдачу в девятнадцать долларов восемьдесят центров, так, чтобы я не остался вам должен за журнал.

— Договорились. Ах, какое это удовольствие для меня повстречаться с вами, мистер Уинтон. А то уж пошел слушок, что вы погибли при взрыве этой ракеты. Все газеты даже написали об этом.

— Боюсь, что они ошиблись, — кисло пошутил Кейт. Итак, все явно, вот почему этот человек и знает его. Газеты опубликовали фото лиц, находившихся в гостях у Бордена, предположительно погибших при падении ракеты.

— Я искренне рад, что пресса ошиблась, — не унимался продавец.

Кейт положил в карман мелочь и удалился. Становилось совсем темно, точно так же, как происходило в это время в прошлое воскресенье. Так, что же ему теперь предпринять? Бордену он позвонить не мог — тот погиб… или же его забросило в какой-то другой универсум. Но это ещё как сказать: надо сначала выяснить, находился ли он и другие его приглашенные достаточно близко к центру взрыва? Кейт про себя выразил надежду, что так оно и было.

По пути попался драгстор и он, повинуясь безотчетно неприятному воспоминаю, обогнул его… прошли, казалось, уже годы, как именно здесь он впервые увидел своего первого пурпурного монстра, а хозяин заведения открыл по нему огонь. Разумеется, на этот раз подобное не повторится, но несмотря на уверенность в этом, он все же нашел другой драгстор, чуть подальше…

Кейт направился к телефонной кабине… уф, в аппарате была нормальная щелка для ввода монет. Не позвонить ли ему в Нью-Йорк, в издательство Бордена? Там люди зачастую работали по вечерам, задерживаясь допоздна. Может, наткнется он на чью-то бдящую душу, несмотря на столь поздний час? А если этого не случится, подумаешь, разговор не будет ему стоить ровным счетом ничего.

Он подошел к стойке, попросил жетончик и снова очутился в кабине.

Что надо делать, чтобы, звоня из этого городка получить единицу оплачиваемого времени разговора? Он потянулся к адресной книге Гринтауна, висевшей рядом на цепочке, и небрежно полистал до буквы «Б». В последний раз, когда он предавался этому невинному занятию, помнится, Кейт так и не обнаружил Л.А. Бордена в списке абонентов, хотя его наличие подразумевалось как само собой разумеющееся. Именно с того момента и начались все его неурядицы.

Поэтому сейчас, подспудно стремясь успокоить себя, он вновь пробежал глазами колонку «Б».

Имени Л.А. Бордена в телефонной книге не значилось.

На какое-то время он даже бессильно привалился спиной к двери кабины, закрыв глаза. Затем взглянул ещё раз. То же самое. Никакого Л.А. Бордена не было.

Неужели в самый последний перед взрывом момент одна из этих шальных мыслей, промелькнувших невзначай в голове, все изменила, и теперь он оказался в мире, не совсем соответствовавшим прежнему? Тогда этот факт являлся бы первым тому подтверждением, если не считать, что продавец газет назвал его по фамилии. То, однако, был легко объяснимый случай… Но… чтобы не было Бордена?

Он вытянул и открыл его на странице оглавления. Его взгляд скользнул вниз по колонке напечатанного петитом перечня лиц, где значилось… «Главный редактор: Рей Уилер».

Нет, не Кент Уинтон, а Рей Уилер. Что это ещё за тип?

Он поспешил взглянуть на фамилию издателя, чтобы выяснить, нет ли и там перемен. Да, они были.

Надписи «Издательство Борден» не существовало.

Вместо неё красовалось: «Издательство Уинтон». Он прочитал это как-то машинально, и понадобилось добрых секунд пять, чтобы он вспомнил, где же слышал эту чертову фамилию Уинтон.

Осознав, наконец, что речь идет о нем самом, Кейт начал лихорадочно листать справочник на букву «У». Ага, вот: Кейт Уинтон, Сидэрвург Роад, и столь знакомый ему телефон в Гринтауне: 111.

Чего же, спрашивается, тогда удивляться тому, что его узнал уличный продавец газет! Значит, ему все же удалось в ничтожное мгновение, отделявшее его от взрыва, несколько изменить ситуацию! В этой модифицированной вселенной Кейт Уинтон владел одним из самых крупных издательств в Соединенных Штатах точно так же, как был хозяином поместья в Гринтауне. Тогда он уж точно миллионер!

Его последние перед взрывом мысли касались не только его финансового положения, но и… Бетти.

Казалось, он сломает палец — так спешил Кейт ввести в щель телефона-автомата жетон. Он даже не стал смотреть, каким образом из Гринтауна выходят на междугороднюю, а просто набрал на диске «О» и стал ждать. И все.

— Соедините меня с Нью-Йорком, — распорядился он. — Узнайте, существует ли абонент по имени Бетти Хэдли и в положительном случае свяжите меня с ней. И быстро, очень быстро, прошу вас!

Через несколько минут ему сообщили, сколько монет необходимо вложить в аппарат, затем пробубнили:

— Нью-Йорк на линии. Говорите.

Раздался спокойный голос Бетти:

— Хэллоу!

— Бетти! Говорит Кейт Уинтон. Я…

— Кейт! Но все же считали… Даже в газетах написали… Что случилось?

Он уже заранее, согласно рекомендациям Мекки, и ещё находясь в ракете, подготовил ответ, предвидя подобные недоуменные вопросы.

— Судя по всему, я оказался точно в том месте, куда угодила эта ракета. Но на самой границе опасной зоны меня, должно быть, крепко встряхнуло, но даже не ранило. Однако от испытанного шока наступила амнезия, и я пробродил все это время по полям и лесам, пока не вышел к имению. Я в Гринтауне.

— О, Кейт! Как это здорово! Это… да я слов просто не нахожу! Вы сейчас же возвращаетесь в Нью-Йорй, не так ли?

— Как можно скорее. Тут оборудована небольшая взлетно-посадочная полоса… насколько помнится, так что сажусь в такси и фрахтую самолет до Нью-Йорка. Буду там где-нибудь через час. А вы направляйтесь в аэропорт Сайдлвилф, договорились?

— Еще бы! Дорогой… о, мой дорогой!

Мгновение спустя Кейт Уинтон с несколько ошарашенным видом покидал кабину телефона-автомата, отправляясь на поиски такси.

«Вот это, — подумал он, — вселенная, что надо!»

Примечания

1

Кункен карточная игра (Прим. перев.)

(обратно)

2

Талер стол с металлической плитой для подготовки типографской печатной формы к матрицированию или печатанию (Прим. перев.)

(обратно)

3

Р. Кент (1882–1971) американский художник-писатель (Прим. перев.)

(обратно)

4

То есть изготовленная из древесины ротанговой пальмы (Прим. перев.)

(обратно)

5

Герой многих популярных комических лент в США эпохи немого кино (Прим. перев.)

(обратно)

6

Бенни Гудман — один из лучших джазистов США в 40-50-е годы (Прим. перев.)

(обратно)

7

Мировое Бюро расследований, по аналогии с ФБР, занимающимся в США вопросами национальной безопасности

(обратно)

8

«Двойник»

(обратно)

Оглавление

  • Глава I Грандиозная вспышка
  • Глава II Алый монстр
  • Глава III Стреляйте сходу и на поражение
  • Глава IV Обезумевший Манхэттен
  • Глава V Ночевики
  • Глава V Полет швейных машинок
  • Глава VII
  • Глава VIII Мекки
  • Глава IX Допелль
  • Глава X Слэд из ВБР
  • Глава XI На волоске от…
  • Глава XII Космическая девушка
  • Глава XIII Джо
  • Глава XIV Вперед, в космос!
  • Глава XV
  • Глава XVI Нечто с Арктура
  • Глава XVII