КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569630 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228885
Пользователей - 105640

Впечатления

Витовт про Дворецкая: Княгиня Ольга. Компиляция. Книги 1-14 (Историческая проза)

Самый главный вопрос возникающий при чтении и "внеклассного" ознакомления с этой героиней заключается в следующем:

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Нэллин: Лес (Фантастика: прочее)

нормальная дилогия, правда, ГГ мал еще...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Герасимов: Сквозь пласты времени: Очерки о прошлом города Иванова (Путеводители)

Вот же хорошо написано: интересные факты даны из истории города, курьезы с названиями улиц, и не только. Да и юмор бьет ключом. Есть чему гордиться ивановцам!

"Как-то трое пошехонцев в складчину ружье купили. Один за приклад взялся, другой за ствол. «Эх, — сказал третий, — и моя копейка не щербата, если не за что уцепиться, так я хоть в дырочку погляжу!» И очень на том свете удивлялся, как это его пуля зацепила."

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Раззаков: Дневник режиссера (Биографии и Мемуары)

Есть колеса от запора и поноса -
Можно потащиться у телеотсоса,
Проводя свое время глядя,
Как жопами вертят всякие б*ди.
Федор Чистяков

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Громова: В круге света (Научная Фантастика)

Читал очень, очень давно, еще в бумаге. Мне тогда показалось - жуткая тягомотина.
Не знаю, буду ли перечитывать. Может с возрастом мое отношение к этой повести изменится.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Гегель: История России (Учебники и пособия: прочее)

Книга довольно всеобъемлющая, не то чтобы претендовала на истину, но все же очень хорошая.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Колисниченко: GIMP 2 — бесплатный аналог Photoshop для Windows, Linux, Mac OS. — 2-е изд., перераб. и доп. (Руководства)

Просто превосходная книга! Качайте все, кто интересуется цифровой графикой!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Глава Клана [Даниил Куликов] (fb2) читать онлайн

- Глава Клана (а.с. Двойник -4) 353 Кб, 95с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Даниил Сергеевич Куликов

Настройки текста:



Куликов Даниил Сергеевич Двойник 4: Глава Клана (Бояръаниме)

Глава 1. Комитет

Анна задумчиво поглаживала меня.

— Что-то случило? — спросила она. — Петров ведь звонил?

— Да так, ерунда, не бери в голову милая.

— Костя, — внимательно посмотрела на меня девушка. — Что-то серьёзное? Я думала, у тебя от меня тайн нет.

— Ты права, — согласился я. — Просто не хотел, чтобы ты знала.

Аня приобняла меня и заглянула ко мне в глаза.

— Костя, я всё-таки настаиваю, чтобы ты рассказал мне, что случилось, так будет лучше милый, я по крайней мере смогу спать спокойно.

Я поцеловал девушку в лоб.

— Хорошо, Аня, ты права. В общем звонил Петров, и сказал, что это касается дела корейцев, и Козовых, поэтому я решил, что тебе пока не стоит знать об этом — ну там знаешь, ворошить прошлое, и всё такое.

— Ничего страшного, — Аня погладила меня по щеке. — Это всё уже в прошлом… Что-то слишком неприятное?

— Нет, просто предупредил, — поморщился я. — Что это дело очень тщательно расследовали, и удалось установить, что подпольным хирургом и палачом был не один человек, и вполне возможно, что их было двое, или трое, если учесть Романа Козова, и один сейчас на свободе, и он может прийти и попытаться устранить такого свидетеля как я. Или причинить вред моим близким — например тебе.

Вместо ответа Аня только крепче обняла меня.

— Ну уж, постоять за себя я смогу, — ответила она. — Изжарю, кто бы это ни был до хрустящей корочки, ты уж меня знаешь. А что кстати твоих других родственников? Ты не разу ни говорил о них, и не упоминал о них.

Я поморщился.

— Потом Аня, обязательно расскажу об этом, обещаю, веришь мне?

Девушка поцеловала меня в щёку.

— Верю.

…. — Просто не представляю, что было бы, если бы там на этом сборище этот Бурлаков бы что-то тебе сделал, — бормотала Аня обнимая меня. — Представляешь Костя, с тобой могло бы что-нибудь случиться, это был бы такой кошмар, я не представляю, что бы делала, и как жила.

— Ань, я тебя умоляю — что мне может сделать какой-то отожравшийся бывший рекетёр, который передвигается еле-еле. Тем более вспомни, что я пережил более опасных противников, и в Изнанке смог выжить. Куда этому увальню… Это было как дать ребёнку ремня, если даже не проще.

— Всё равно, я волнуюсь, — буркнула Анна. — И знаешь, это оказывается такое приятное чувство — никогда бы раньше не подумала, что буду волноваться за кого-то, так же, как за близкого родственника, и никогда бы не подумала, что буду ревновать. Кость, а ты ревнуешь меня?

— Конечно милая.

— Правда? И как это было?

— Ну, например, когда я ещё маскировался под Егора, мне было очень неприятно думать, что есть ещё какой-то Козов, за которого ты будешь должна выйти, и что мне приходиться выдавать себя за твоего брата. Прямо аж коробило всего.

Аня тихо рассмеялась.

— Знаешь, я всё равно волнуюсь.

— Ничего страшного не случиться — ты же видела, как меня гоняет Петров, я же буквально выползаю вечером после этих спаррингов.

— И всё же я бы хотела, чтобы мы работали вместе, в одном отделе. Капец, я так хотела уволиться, когда узнала, что тебя и Егора перевели, кто бы знал! Но петров не дал. Туманно что-то там пообещал, и попросил подождать.

— Ты ведь очень ценный сотрудник Ань, не может он просто так взять и распрощаться с тобой.

— Угу, зато по шее дать лишний раз не боится. Капец, я последнее время просто разрываюсь от того, что одновременно хочу уйти с этой работы, начать гладить тебе рубашки и брюки, готовить завтрак и ужин, и встречать с работы, и провожать на неё. И одновременно с этим понимаю, что слишком много времени отдала работе, столько лет, и что не могу вот так всё бросить. Капец как меня болтает туда-сюда.

— Поживём — увидим, — погладил девушку я. — Может быть он решил тебе какую-нибудь альтернативу предложить. Или ещё что-нибудь. Ты же знаешь Петрова — он стратег — с одной стороны он наказал меня и Егора, а с другой стороны — подтянул как раз, и ещё прикрыл лишний раз от УСБ, и звание повысил.

— Может быть ты и прав, — задумчиво пробормотала Аня прижимаясь ко мне. — Поживём — увидим. Рассчитаться я могу всегда успеть. Главное не делать низких лишних движений, чтобы потом не сожалеть. Блин, ещё бы понять сейчас, чего я хочу на самом деле.

— Спи, — поцеловал я девушку в лоб. — Поймёшь ещё.

Аня поворочалась ещё некоторое время, после чего мирно задышала, а мне ещё не спалось. Пипец сколько всего навалилось — почти основал собственный клан — через две недели он уже будет официально существовать, наладил сбыт парфюма, как источник бизнеса, и поставку мяса из Изнанки. Такое ощущение, что времени не хватает ни на что… Эх, как я понимаю Аню!

В этот раз первым проснулся я, и отправился на кухню. У нас с Аней это становится чем-то вроде игры — она старается проснуться раньше меня, чтобы накормить меня завтраком — её давняя мечта, а я стараюсь встать раньше, чем она, чтобы сделать тоже самое, просто потому, что мне жалко её будить, и вообще хочется проявить нежности. В этот раз победил я. Аня слегка поворчала по этому поводу, и просто чмокнула меня в щёку, но посуду решительно отобрала. К утреней планёрке мы приехали без опозданий и лишнего времени.

Поначалу я даже по привычке отправился в Анин отдел, но потом вспомнил, что уже работаю в другом отделе, и направился к себе. Петров ещё был на своей планёрке с высшим офицерским составом, и там же должна была быть Аня. Егор уже был на месте вяло дремая.

В десять минут девятого на моём столе зазвонил телефон.

— Слушаю.

— Ага, доброго утра Ветров, — пробасил Петров. — Бери с собой Берг-Дичевского, и давайте — в мой кабинет.

— Петров вызывает, — кивнул я Егору. — Пошли.

В кабинете у Петрова сидела Аня, и ещё трое незнакомых мне человека.

— Всем доброго утра, — ещё раз кивнул Петров. — А теперь о поставленной задаче — приказом сверху было назначено много чего короче, и для этих целей в нашем МВД будет сформирован Временный Комитет. Короче — это станет тоже частью вашей работы.

Я посмотрел на Аню — она просто сияла. Ай да Петров — ай, да стратег! Дал ей то, чего она хотело — совместную работу с нами, и судя по всему решил скинуть на нас ещё часть довольно неприятных проблем сформировав для этого Комитет — он ведь даже названия его не сказал, и целей для которых он создан. Интересно, а как он набрал остальных сидящих здесь людей? По какому принципу? Судя по их лицам они тоже понимали, что им предстоит, и явно не горели радостью.

— Пока комитет создается временно, но возможно будет сформирован на постоянной основе.

Кто-то тихо вздохнул.

— Не надо вздыхать, — отрезал Петров. — За работу в Комитете будет идти дополнительное начисление ежемесячной премии, а не только за раскрытые дела и такое прочее, всем ясно?

На тот раз тоскливых вздохов не было — только интерес в глазах.

— Пока он будет называться, — задумался Петров. — Комитет по Профилактике Преступных действий. Будете проводить профилактические беседы со школьниками и студентами, и другими гражданами, придумывать меры по предупреждению преступлений и такого прочего, и сдавать отчёты, в том числе, как можно улучшить работу какого-либо отдела.

— И стен газеты рисовать, — буркнула довольно молодая женщина.

— Хорошая идея товарищ Мохова, — повернулся к ней Петров, буравя взглядом. — Вот ты этим и займёшься. Назначаю тебя главным художником и культурологом, и чтобы завтра я увидел эту самую стенгазету у себя на столе.

Женщина только досадливо крякнула, а остальные скрыли улыбки. Мужчина монгольской наружности даже глазом не моргнул, сделав вид, что ничего не заметил.

— А теперь давайте знакомиться, — так же обведя всех тяжёлым взглядом подытожил Петров. — Товарища Анну Петровну начальника Отдела городского порядка, думаю все знают, и представлять не надо?

— Далее у нас идёт товарищ Берг-Дичевский, сотрудник оперативного отдела, который у нас не так давно, и товарищ Ветров, также сотрудник оперативного отдела, который у нас не так давно…

Я внимательно оглядел оставшихся трёх людей. Мужчина монголоидной внешности, но необычно высокого роста. Скорее всего казах, или возможно шорец, с погонами старшины, и судя по паре знаков на форме работник следственного отдела.

Женщина чуть за тридцать, которая так неосторожно высказалась о стенгазете с русыми волосами собранными в узел и несколько излишней стройностью. Погоны старшего сержанта, и похоже отдел работы по делам с несовершеннолетними.

Ещё один мужчина возрастом тоже чуть за тридцать лет с погонами прапорщика высоким ростом и чрезвычайно мускулистым телосложением.

— Товарищ Катыбаев, — кивнул Петров в сторону шорца.

Катыбаев? И в самом деле шорец.

— Женис, — кивнул тот.

— Борис Волков, — сам представился крепкий мужчина.

— Лера, — поморщившись сказала новая художница.

— Вот и отлично, — кивнул Петров. — Главного культуролога я уже назначил, теперь следует назначить председателя Комитета.

При слове «главный культуролог» женщина снова поморщилась, а мы с Егором посмотрели на Анну, та развела руками и чуть заметно покачала головой. Я глянул на Егора, но тот лишь поднял глаза показывая, что дел у того и так по горло.

— Председателем будет Ветров, — тут же указал на меня Петров.

— Эм?

— Что эм? У тебя медали на груди висят? Нагрудный знак есть? Погоны потяжелели — значит обязан.

— Так точно, — бодро отрапортовал я соглашаясь с начальственным указанием. — Служу МВД.

Егор вздохнул с облегчением, а Анна посмотрела на меня даже с какой-то гордостью.

— Давайте — у вас есть пять минут, нет, минута, чтобы распределить между собой остальные должности.

— Пожалуй я займусь секретарской деятельностью, — тут же вставила Аня. — Буду заниматься подготовкой и организацией мероприятий и такого прочего.

— Я больше всего работал с архивами, — тут сказал Женис. — Этим же и займусь.

— Тогда я второй секретарь, — подключился Егор. — Буду составлять отчёты по форму и прочее.

Остался только Борис. Возникла пауза.

— А ты будешь ответственный по работе со школьниками, — прервал паузу Петров. — Всё. О дате вашего собрания я скажу дополнительно.

Мы вышли от Петрова морщась и кривясь, и ещё пару минут обменивались номерами. Теперь от моего времени, которого и так нет можно вычесть ещё и беседы со школьниками и студентами. Зашибись.

Мы разошлись по своим отделам — нам с Егором оказалось идти ближе всех.

— Чего сам не стал Председателем? — спросил я Егора.

— Я и так, аж четыре раза председатель касательно домашних дел! — закатил глаза Егор. — Днём работаю на работе, как и полагается сознательному аристократу, а вечером вникаю в дела рода и разгребаю семейный бизнес. Ты не представляешь, сколько всего приходится делать.

— Обвинения с тебя хоть сняли по наркомании?

— Сняли и доказали, — кивнул Егор. — А на следующей недели в СМИ выйдет репортаж, о наших с тобой действиях при прорыве чернокнижников, и о том, как мы были награждены орденами Героя РФ. Но знаешь, если банки замораживают счета, то на определённый срок — досрочно многие мои счета нельзя будет открыть. Да и СМИ ещё даже статью не сделали, и материал не отсняли. Ничего — придут ещё, и с Петровым говорить, и со всеми.

— Ну вот, там и твои контракты наладятся, и всё будет замечательно, — похлопал его поп плечу я.

— Ага, только спать я вообще перестану.

Мы вошли в отдел, и нам тут же нагнал Петров.

— Так, а теперь давайте о делах более насущных, — вошёл в кабинет он. — Князев — машину проверь, Шек-Соколов — подробно дай последние отчёты, Рощина — внеси последние данные в компьютер, Фолин и Степан Сергеевич — вы знаете, что делать. Ветров, Берг-Дичевский — за мной.

Петров взял довольно толстую папку.

— А теперь о том деле, в котором участвовали вы оба. Дело Козовых, и дело корейских чернокнижников. Это дело закрыто, но возбуждено ещё несколько дел, так, как многие люди, которым этого делать не следовало, ходят на свободе.

Петров сел, раскрывая папку.

— Козовы работали не одни, в одиночку они таких дел наворотить не могли. У них были свои помощники, и свои подельники, и легальные, и полулегальные, и совсем не очень, и теперь нужно будет найти их всех голубчиков и представить к ответу, и чем раньше, тем лучше.

— С этой папкой вы будете знакомиться сегодня, и ещё с кучей других папок по этому делу, — заключил Петров. — А теперь перейдём к менее известным личностям, которые работали вместе с Козовыми, и которые оказались не менее опасны, чем они.

Он прервался, чтобы взять папку с личным делом.

— На первом месте у нас стоит Астахов Филипп Андреевич, — он показал фотографию полного мужчины в приличной одежде, а затем достал ещё несколько фотографий того же упитанного господина.

— Чёрный бухгалтер Козовых, — простучал он пальцем по фотографии. — Сорок три года, был женат, но разведён, есть ребёнок, но с ним он не видится. Выплачивает алименты. Точнее выплачивал, потому, что после того как взяли Козовых он предпочёл исчезнуть. У Козова работал Бухгалтером. И естественно вёл бухгалтерию. И отдельно Чёрную Бухгалтерию, где подсчитывал, какую прибыль можно будет извлечь с каждого похищенного человека, и белую. Данные о многих цифрах естественно подделывал. О всех преступлениях связанных с кражей и разделыванием людей знал, но спал спокойно получая за это свой процент. Сейчас объявлен в розыск. Одна из наших главных целей.

Мужчина на фотографии был излишне полон, а во взгляде читалось явное превосходство. Данный экземпляр явно привык ценить собственную жизнь, или говоря конкретнее удовольствия от этой жизни, и совсем не привык ценить чужую жизнь.

— Порфирьев Василий Анатольевич, — показал Петров ещё одну фотографию худого мужчины с острыми скулами. — Секретарь Козова старшего по работе. Вёл документооборот и подписывал бумаги. Возможное будет правильнее сказать — заместитель по документообороту. И специалист по Чёрному документообороту. Очень хорошо и очень точно подделывал документы Козовых позволяя обходить закон. Возраст — сорок четыре года, дважды был женат, обеим жёнам платит, вернее, тоже платил алименты, и естественно тоже пропал после исчезновения Козовых. Наша вторая цель… Сейчас пара ваших коллег по Оперативному отделу наблюдают за родственниками оных, в надежде выйти на след этих господ, но пока безрезультатно.

— И наконец, третий человек, — Петров вынул ещё одну фотографию, на которой в пол оборота был показан человек, лицо которого было не разглядеть. — Этот господин, похоже и был третьим палачом после Козова старшего, и Козова младшего. Конкретно его роль точно установить не удалось, как и его личность, но известно точно, что он участвовал в опытах над тобой Ветров, и что он как-то был связан с медицинским оборудованием, которое ты мог видеть. Личность необходимо будет установить.

— Это касается тебя Ветров, — сказал Петров убирая в стороны документы. — Теперь касательно тебя, Берг-Дичевский… Так вот — о том, что ты находился в клинике и получал лечение мне известно, как-никак сам знаешь почему, и то, что ты начал там болеть, и буквально чахнуть тоже. Скажу сразу — это не результат лечения, и никак не халатность твоего отца. Это было преднамеренное покушение на пациента. Тебя. Кто-то, о ком мне пока неизвестно находясь в клинике или проникая в неё периодически подменял твоё лечение на обратные действия сознательно выписывая тебе не те препараты и делая другие действия. И этот кто-то очень старательно скрывал эти действия от лечащего врача, снова возвращая документы к исходному состоянию.

— Итого, сейчас на свободе как минимум несколько личностей, которые желают вам зла.

Мы с Егором переглянулись.

Глава 2. Идеи стройки

— Вот, изучайте пока эти дела, — пододвинул к нам Петров документы, и по общему делу, и по конкретно этим личностям. Вас предстоит их найти. Явашими талантами я думаю, что рано или поздно мы это сделаем. Берг-Дичевский — тебе отдельное задание — найди пару действенных методов поиска людей. Пару звёзд на погон точно получишь, после поимки кого-нибудь из этих личностей.

Егор просто кивнул, нахмурившись и обдумывая полученные новости. Я тоже молча, гипнотизировал взглядом фотографии этих людей. Теперь у меня, как и у Егора появились очень веские причины найти их. И дело даже не в звёздочках на погонах, тут скорее дело личного характера. Я бы сказал — очень и очень личного.

— Ладно, сегодня изучайте эти дела, и давайте, товарищи, ищите способ, как можно найти этих людей. Они должны быть найдены, во что бы то ни стало. И да, теперь к вашим вечерним отработкам добавятся курсы по использованию автомата. Мы молча кивнули.

Весь день был посвящён изучению документов. Остальные опера разъехались заниматься слежкой и опросом свидетелей.

— Егор, а ты можешь найти кого-нибудь из них при помощи Адских Гончих? — спросил я.

— Пожалуй нет, — скривился Егор. — Личные вещи наверняка хватали и трогали все кому не лень, и в лабораториях они лежали кучу времени. Думаю, что гончая просто собьется со следа и будет искать не того человека.

— Жаль.

— Ты не представляешь как мне жаль, а если учесть, что это было негласным заданием от Петрова, то жаль вдвойне.

— А отследить этих людей так, как ты следил за сёстрами?

— Не выйдет, — снова покачал головой Егор. — В таком случае я должен быть хоть немного знаком с человеком, чтобы знать, как следить за ним, или хотя бы где. О, кстати, это мысль — надо будет сказать, что я могу наблюдать за некоторыми частями города не выходя из отдела.

Егор поднялся и вышел, а я призадумался. Та битва с чернокнижниками показала мою разницу в силе с аристократами. Разница была просто колоссальной, хотя я раньше считал себя довольно сильным. Ладно, пока не стоит думать об этом. Я вернулся к изучению документов, а по окончании дня отправился в тренажерный зал.

— Ну привет Ветров, — поприветствовал меня Артур. — Ну что, худо-бедно пистолет ты научился держать, а заодно стрелять его после разных физических мучений, теперь будешь осваивать автомат.

После положенных тренировок я вышел на улицу — там меня ждала не только Аня, но и Егор.

— Егор, а я думал, что ты уехал, — удивился я.

— Сегодня мы забираем партию парфюма у Майера, и снова продаём Соколовой, — пождал плечами Егор. — Забыл?

— Да, забыл, с этой кутерьмой столько всего навалилось, что голова кругом идёт.

— Снова куда-то собрались мальчики? — Повернулась в нашу сторону Аня.

— Мда, — начал я. — Понимаешь, мы с Егором пытаемся наладить производство парфюма, ты об этом уже должна была знать, я рассказывал ведь тебе о Бурлакове, нашей стычке, и Соколовой.

— О, тогда я еду с вами, — решительно заявила Аня.

Мы переглянулись и пожали плечами — почему нет. До Майера мы доехали все втроём.

Встречали нас все.

— О, герр Константин, герр Егор, фрекен Анна, — поприветствовал нас немец. — Как поживает наш общий друг и его свора?

— Сидит в КПЗ и плюётся ядом, — ответил Егор. — Впрочем будет заведено уголовное дело, на знаю пока что из этого выйдет — может получит условный срок, а может и реальный.

— Туда ему и дорога, — рассудил немец. — Пойдемте возьмём парфюм. Кстати Константин, мне будет нужно некоторое дополнительное оборудование.

— Обязательно герр Петер, обязательно.

К нам на встречу уже спешил Фёдор Иванович.

— Приветствую вас господа, — кивнул он. — И дамы.

Анна смущённо кивнула.

— Константин, я читал все эти законы, о Ростехнадзоре и прочем, и уме есть некоторое предложение, — продолжил геомаг.

— Слушаю вас Фёдор Иванович.

— Я сделал пару образцов строительных материалов, почему бы не сделать ещё и какой-нибудь ходовой? — поинтересовался Фёдор Иванович. — Например, кирпичи — они всем нужны. Или бетонные плиты — это я сделаю запросто. И так же как Петя, можно устроить сбыт этому строительному материалу. А если его сделать достаточно много, то почему бы просто не отгрохать собственный квартал? Или просто несколько домов? Нет, я понимаю, что это полностью невозможно, но по крайней мере, бетонные коробки, под многоэтажки, со строительной экспертизой от того же Ростехнадзора и прочих. А воду, свет туда уже пусть тянуть эти… как сейчас эти снабженцы называются? ЖКХ! Вспомнил!

Слова геомага заставили меня задуматься — Майер делал парфюм, получая от этого часть прибыли, и сейчас Фёдор Иванович предлагал сделать тоже, со строительным материалом, а в перспективе вообще заняться строительством зданий. А, что, довольно неплохая перспектива.

Мы с Егором переглянулись.

— Что скажешь Егор?

— Скажу, что мысль по крайней мере интересная и очень хорошая. Костя, а почему бы тебе не попробовать?

— Земля сейчас стоит дешевле, чем здания, — вставила Аня. — А если брать в аренду на несколько лет — и того меньше. Костя, мы же хотели вытащить остальных наших товарищей с Изнанки? Стоит об этом подумать. Может быть целый квартал населенный теми, кто вернулся с Изнанки. А материалы и в самом деле стоит отдать на экспертизу.

— Правильно барышня, — расцвёл Фёдор Иванович.

А я задумался, пытаясь понять как организовать это проще и быстрее. С Майером мы договорились довольно быстро — он работал имея хорошую оплату за свои труды, и солидную перспективу в будущем, а то, что предлагал геомаг было масштабнее и гораздо круче.

— Тут в черте города роют карьер, — Анна отвлеклась от смартфона. — Ищут куда можно вывозить грунт, и утилизировать. В принципе у них можно взять так скажем материал… Должны отдать просто так. А если ещё начать забирать у них в крупных объёмах, то пожалуй могут даже приплачивать за это.

Мы все переглянулись.

— Федор Иванович, сколько материала вам нужно? — спросил я.

— Ну, думаю, кубометров шесть, чтобы размахнуться, можно больше.

— Сразу закажем КАМАЗ, — кивнул мне Егор.


Через минуту я уже отзванивался в подрядную организацию роящую карьер о вывозе грунта, породы и прочего, а Егор созванивался с отцом, о том, чтобы вывезти всю необходимую породу и грунт на одно из его частных владений.

Анна звонила в третью контору, арендуя КАМАЗ, на один рейс. А я снова звонил на этот раз уже договариваясь с промышленной экспертизой, о том, чтобы они проверили в будущем качество строительных материалов. Теперь ещё нужно было согласовать время, и привезти на место действия Фёдора Ивановича, и уже потом смотреть, что он сможет сотворить.

Договорились мы ближайший час. Арендованный КАМАЗ должен был подъехать прямо к карьеру, после чего мы должны были получить грунт — глинозём и кучу камней, прораб обещал нас встретить, и нагрузить полную машину. После этого мы должны были поехать к одному из складов Егора, который в связи с недавними событиями он переписал на Аню, и туда же должны были подвезти грунт с карьера. После выгрузки всего этого добра (Аня оказалась очень кстати — по закону то склад и территория рядом с ним принадлежала ей) в дело вступал Фёдор Иванович и начинает создавать строительную продукцию, мы или оставляем её или на том же пустующем складе, или сразу сдаём на экспертизу, тут как получиться договориться — после чего становится понятно, что делать дальше.

До сих пор удивляюсь, насколько всё быстро и вовремя удалось провернуть. Уже на подъезде к карьеру, мы увидели кучу рабочих домиков — бытовок, строительной техники, и мужчину в белой каске, который явно ждал нас.

— Вася, — поприветствовал нас прораб. — Это я с вами говорил по телефону.

Мы чинно и не спеша выгрузились из автомобилей.

— Давайте пока посмотри на то, что вы понарыли, — тактично предложил Егор. — У нас ещё КамАЗ не подъехал. Подъедет — будем грузить. Что роите то? Все говорят карьер, карьер, а какой карьер в городе?

— Так и есть, — кивнул прораб. — Строим новый жилищный комплекс, с подземной автопарковкой. По проекту будет несколько подземных этажей, и всё под землю. Я пока план не смотрел, но судя по глубине будет этажа три под землю, а то и пять. А грунт надо куда-то девать. Тут заказчик сглупил и сразу найти сбыт не смог. Пошлите дальше, сейчас видно будет.

Мы подошли к огромной куче вынутого грунта.

— Фёдор Иванович, что скажите? — спросил я.

Геомаг медленно и важно опираясь на трость подошёл к куче грунта, протянул руку, сотворил несколько простых печатей, что-то пошептал, и развернувшись сказал:

— Самое то, годиться.

В этот момент на КПП подъехал арендованный нами КАМАЗ и начал сигналить, а у меня ожил телефон.

— Пущай подъезжают орлы, сейчас я нагружу, — крякнул геомаг. — Эх, в моё время таких машин не было.

Прораб пропустил его слова мимо ушей, а пришлось, понизив голос подсказать геомагу:

— Не нужно Фёдор Иванович, они сами сейчас всё погрузят. Мы ведь уже договорились обо всём.

— А, ну да, — кивнул Фёдор Иванович, а к нам уже ехал КАМАЗ.

Прораб отдал несколько распоряжений по рации и к нам двинулся экскаватор.

— Вот господи! — крякнул геомаг. — Вот это махина!

На несколько минут он даже застыл глядя на экскаватор, а потом глядя на то, как тот наполняет кузов КАМАЗА. Таким потрясённым я его никогда не видел.

— Так теперь и занимаются стройкой, — тихо сказал я геомагу. — Всё лепят машины и специально обученные операторы.

— А как же поднимают та такие плиты? — только открыл рот Фёдор Иванович.

— А вы дорогой мой Фёдор Иванович ещё кран строительный не видели.

После этих слов Фёдор Иванович впал в некоторую задумчивость и что-то стал смотреть в экране своего смартфона, аккуратно тыкая пальцами.

После загруженного КАМАЗА мы двинули к складу Егора. Фёдор Иванович что-то нахмурясь читал на экране смартфона хмурясь и размышляя.

— Вот это отрасль теперь, — сказал он когда уже подъехали. — Попробуй, сунься туда теперь — сожрут с потрохами. И заразы каждый своих поставщиков имеет, свои заводы бетонные, кирпичные и прочие. Прямо синдикат целый. А я уже по старинке думал, что ещё работают одаренные, которые с землёй привычны работать.

— Работают, но уже не так часто и не на таких специальностях, — пожал плечами Егор. — Так если, как геологоразведчики.

Геомаг замолчал о чём-то размышляя, а мы уже проехали на склады Егора, после чего начали разгружать КАМАЗ. Арендованный транспорт отпустили, после чего стали ожидать. Фёдор Иванович вышел к куче грунта, создал несколько печатей и положив ладони на него активировал их. Буквально на наших глазах кубометр, нет полкубометра грунта превратилась в аккуратные гладкие кирпичи, а ещё часть кучи осыпалась какой-то серой пылью.

— Это я лишние примеси вывел, — сказал Фёдор Иванович. — Давайте смотреть.

Мы подошли и взяли несколько кирпичей. На мой взгляд такой кирпич ничем не отличался от магазинного

— Хорошая работа, — Егор внимательно осмотрел кирпич. — Однозначно на экспертизу.

Фёдор Иванович довольно крякнул.

— Ну вот и славно, — сказал он. — Костя, поставим на поток, как у немца? А то, если я один заниматься этим буду, чую, не вывезу — меня или теперешние строители с потрохами съедят, или посадят, или просто ограбят. А так я не в обиде буду — сбыт товара и контракты тоже работа сложная.

— Посмотрим сначала результаты экспертизы Фёдор Иванович, — ответил я и в этот момент пришла смска от государственной комиссии. — О, временные свидетельства личности готовы, нужно будет сейчас съездить и получить их.

— Ну слава тебе господи! — облегчённо вздохнул геомаг. — Сейчас Петю наберу, пускай остальных соберёт.

Пришлось подождать ещё несколько минут — геомаг превратил весь грунт в кирпичи. Теперь на складу Егора была добрая куча кирпичей и часть земляного порошка — отходы производства. После этого мы снова покатили к месту временно проживания остальных — следовало забрать Майера, его дочь, и двух бравых бойцов, и ехать со всеми за временными свидетельствами личности.

Ещё минут сорок потребовалось на то, чтобы забрать их, получить документы, и ещё столько же, чтобы увезти обратно, и забрать у Майера пробники нового парфюма.

— Егор, что у нас дальше по плану? — поинтересовался я. — У меня уже просто голова кругом идёт. Такое ощущение, что я забыл что-то и забыл что-то важное, это сейчас просто покоя не даёт.

— А дальше у нас по плану импорт вещей с Изнанки, И ещё одна партия мяса о которой я тебе говорил. Забыл?

— Да, прости.

— Да чего уж. Основной доход я думаю, будет как раз с Изнанки, второй доход — парфюм, и всё производное вместе с ним, и если удачно получится, то строительный материал. Я найду так же поставщиков, и устрою контракты, по рукам?

— По рукам. Погоди ещё, всё шатко-валко.

— Ключевое слово пока.

— Егор, я уже начинаю пугаться того, что предстоит сделать, и думаю, хватит ли времени на сон!

— Ну с этим я тебя утешу — завтра суббота.

— Слава богу! Всё, теперь можно поехать и поспать.

Наконец-то после всего этого мы смогли разъехаться и лечь спать. Неужели такая жизнь у всех аристократов? Это же просто ужас! Хотя вру — приятный в чём-то ужас.

— Ань, прости, что сегодня так помотались. Тебе следовало сразу ехать домой — могла бы сразу лечь поспать.

— Ничего страшного милый, я наоборот очень хорошо провела сегодня время, даже почувствовала себя живой, и нужной, а ещё — я была рядом с тобой.

— Не говори глупости — ты всегда нужна.

— Просто мне понравилось заниматься такими делами. Без напряга, без отцовского надзора, без всего этого кошмарного давления.

— Да? Ну это очень хорошо.

Дома мы наскоро поужинали, после чего легли спать почти мгновенно отрубившись. По крайней мере, я вырубился почти мгновенно — такая насыщенная жизнь выматывает — утром м идём работа, после — работы занятия по сдаче физических нормативов, после — поездки по собственным делам, и только потом сон. Уф… не представляю, как Егор ещё успевает разгребать дела рода. Должно быть он вообще не спит.

Утро началось с моего будильника — требовалось посетить родное МВД, чтобы обливаясь потом бегать обвешанным утяжелителями, а потом стрелять на скорость и на меткость. Анна сонно шевельнулась.

— Ты куда?

— На работу — нормативы отрабатывать, спи милая. Я вернусь и обязательно тебя разбужу.

— А во сколько вернёшься? — девушка перевернулась и посмотрела на меня.

— Ну, часа через четыре.

— Значит, буду ждать через четыре часа. Вы ведь сегодня опять собираетесь с Егором для совместных дел?

— Да Ань, сегодня.

— Тогда обязательно заедь за мной, я тоже хочу в этом участвовать.

— Обязательно милая моя.

— Люблю тебя.

Я отправился на работу. Блин, жалко свой выходной. Жалко, но ничего не поделаешь.

Буквально через четыре часа я вернулся домой успев буквально минута в минуту.

— Ты как раз к обеду, — улыбнулась Анна. — Здорово, встречать тебя вот так.

Я обнял её проходя внутрь.

— Ну что, едем сегодня? — поинтересовалась Анна глядя на меня подперев голову ладонью.

— Ага, ты то точно хочешь участвовать?

— Конечно милый.

После обеда мы поехали на один из складов Егора по пути забрав Майера и остальных. Сегодня следовало протащить с Изнанки пятнадцать Адских Гончих — клан Баумов выразил интерес к их мясу и собрался купить такую партию.

— Все готовы? — поинтересовался Егор. — Тогда я начинаю.

Егор принялся вычерчивать печать, а я достал оружие — моей задачей будет сдерживать то, что прорвётся, и убивать, то, что возможно не сможет взять под контроль Егор.

Егор закончил вычерчивать печать и просто начал выполнять свои манипуляции, а четверо человек — Майер, Фёдор Иванович, Захар и Прохор начали её запитывать. Аня тоже встала рядом со мной в качестве группы поддержки.

Воронка загудела, а затем её гул резко возрос.

— Кажется мы немного перестарались, — крякнул Фёдор.

Сразу после этих слов из воронки повалила местная фауна.

— Готовьтесь! — крикнул Егор. — Их прорвётся несколько больше, чем мы планировали!

Глава 3. Первое дело

Одна, две, три, четыре… десять, двадцать… Да сколько же их! Гончие всё лезли и лезли.

— Прекратите подпитку! — крикнул Егор.

Воронка пройдя по периметру печати хаотично раскидала псов сбросив их с разной высоты, абсолютно не размышляя, кто из псов упадёт на голову, кто на шею или спину. Повезёт, если часть из них отойдёт в мир иной, или просто окажется раненными настолько, что не сможет причинить никакого вреда.

Майер и остальные бросили запитывать печать, а Егор принялся делать обратные пассы закрывая воронку, но на это нужно было время, кроме того, такая магия имеет вою инерцию — даже когда он завершит свои манипуляции, то воронка не сразу начнёт исчезать, это как поезд, который не может остановиться сразу. Пока псы не очухались, а из воронки не привалили новые я уже мчался к воронке вынув меч, который буквально трепетал желая крови.

Свиш! — и меч с сразу снёс несколько голов.

Укол — и пытающийся подняться пёс падает замертво. Ещё один укол — и второй падает замертво, а между тем из уже слабеющей воронки продолжали выпрыгивать псы, и при том, они уже не падали, а аккуратно прыгали на пол.

ВШУХ! — Егора и остальных окружили огненные кольца — Аня вступила в битву, а я трансформировал меч в гибкое и очень острое лезвие, которым хлестал налево и направо.

Бойня продолжилась ещё несколько секунд, а потом что-то зашуршало, и на псов прицельно сверху обрушились направленные порывы ветра, которые стали вжимать их в пол. Я огляделся — это была заслуга Майера, который тоже успел что-то начертить. Я успел заколоть ещё пару псов, а потом из земли выросли каменные шипы, протыкая псов прижатых воздушным прессом.

Воронка медленно затихала, исчезая, а печать переставала светиться.

— Это что такое? — ошеломленно спросил я глядя на побоище и кучу крови вокруг. — Егор, ты же говорил, что их будет совсем немного?

Егор стоял с хмурым видом, оглядывая кучи мёртвых Адских Гончих, кровь и желчь.

— Я ошибся, — сказал он. — Я сделал печать с большей пропускной способностью, но просто не предполагал, что у наших друзей окажется настолько мощный и чисты поток Лебена. И просто не думал, что они начнут использовать его сразу и в полную силу.

— Мужики, кажется, мы перестарались, — несколько смущённо сказал Фёдор Иванович. — Вот это отожрались на харчах с Изнанки. С дуру можно и кхм… сломать что-нибудь.

Егор оглядел всех вокруг.

— Все целы? — спросил он. — Никого не зацепили?

Все ощупали себя проверяя целостность, а сам Егор начал расхаживать по ангару считая туши убитых псов. Всего оказалось шестьдесят туш, из которых только пятнадцать запросили Баумы. Что было делать с остальными не понятно.

— Сейчас будем договариваться насчёт холодильника, — сказал Егор оглядывая лежачих псов. Запасём впрок, не придётся потом лишний раз воронку открывать.

Отойдя в сторону он тут же принялся звонить по телефону с кем-то договариваясь. Пару раз Аня тоже сделала несколько звонков помогая ему.

— Мне кажется, нужно немного изменить процесс, — сказал Майер, глядя на убитые туши и буквально пожирая их глазами. — Например, сделать узкую площадку на колонне, где будет находиться печать для открытия Изнанки. И запитывать её прямо там, тогда воронка будет возникать по периметру печати за пределами печати и колонны, и все Гончие будут падать вниз. Тогда призывающие будут в безопасности.

— Дельная мысль, — отвлёкся от беседы по телефону Егор. — Нужно будет так и поступить, спасибо герр Петер.

— Можно ещё шипы снизу поставить, для того, чтобы они падали, и сразу погибали, — внёс предложение Фёдор Иванович.

— А если случайно занесёт кого-то из людей? — скептично спросил Захар. — Или что-то пойдёт не так, и кто-то свалится с площадки?

— Да, это я кхм не подумал, — стушевался геомаг.

— Лучше уж подвесные сети натянуть, — вступил в диалог до того молчавший Прохор. Если человек свалится — то в сеть, и не убьется.

— А для тех, кто питает печать, и работает с ней сделать специальные страховки-подвесы, — добавил Майер. — И устроить наверху что-то вроде балконов для безопасного отстрела псов. А рядом построить мясной цех, где будет производиться чистка туш, снятие кожи, разделка, замораживание, и всё остальное.

— Вы говорите как профессиональный производственник, герр Петер, — кивнул я.

— Что взять Константин, я федь заканчивал Институт Пищевой Промышленности и мясную промышленность тоже изучал, — кивнул немец. — Кстати, пользуясь случаем пока мы можем просто стоять спрошу фас Константин — почему так много немецких фамилий, и полунемецких, когда сами носители — коренные славяне?

— Тут всё просто герр Майер, — ответил я вспоминая историю. — Ещё в двадцатом веке куча немцев и других иностранцев приехали в Россию. Кто-то в качестве туристов, кто-то в качестве дипломатов, кто-то — по временному контракту работать как инженер. А потом началась война. Тогда им просто пришлось остаться. Поэтому у многих россиян сейчас чисто немецкие фамилии, и отчества — например Иван Гансович. И фамилии или немецкие, или полунемецкие — когда невеста добавляла часть своей фамилии к фамилии мужа или наоборот — Шек-Соколов, или Браун-Соколов, или…

Я сделал паузу посмотрев на Егора.

— Или Берг-Дичевский. Прапрадед Егора, или и того глубже по родословному древу адмирал Дичевский женился на юной девушке с короткой фамилией. Чтобы жена не грустила, он просто объединил фамилии, и так возник род — Берг-Дичевские.

— А, тогда мне понятно, — кивнул Майер. — А я всё думал, почему так.

— Есть и чисто немецкие фамилии — например Баумы, или Рейганы, — пожал плечами я. — В общем так вот всё и получилось. Правда я не уверен, что Рейганы — немецкая фамилия…Но кстати вроде есть и рода обрусевших иностранцев. Кстати о фамилиях — Фёдор Иванович, до сих пор не знаю, какая у вас фамилия — вы всегда говорили только имя и отчество.

— Азарьев, — отозвался геомаг. — Мы на Изнанке уже давно привыкли без фамилий жить. Слава богу, эта фамилия есть до сих пор, и по ДНК мы родственники.

— А вы хлопцы?

— Никаноров, — отозвался Прохор. — Я крестьянского происхождения.

— Святозаров, — представился Захар.

Я посмотрел на Егора, который до сих пор договаривался по телефону, на Анну, которая что-то сосредоточено искала в смартфоне, и сказал:

— Рад знакомству господа, а теперь давайте-ка оттащим эти туши поближе ко входу.

С этими словами я сформировал из меча крюк и потащил им ближайшую гончую. Остальные последовали моему примеру.

— Костя, посмотри — ко мне подошла Аня показывая телефон. — Я прикинула, какова цена будет за всех псов, и вспоминая наш вчерашний разговор посмотрела цены на недвижимость и землю в черте города и за городом.

Цену Егор установил четыре тысячи за тушу прогнозируя в будущем рост цен на мясо Адских Гончих. Цена была очень хорошая, особенно если вспомнить, что аренда трёхкомнатной квартиры в центре составляла около семи тысяч рублей. Так за пятнадцать туш мы должны были получить шестьдесят тысяч рублей, цена очень и очень хорошая. А за пятьдесят туш — все двести тысяч рублей. Никогда бы раньше не подумал, что можно получать такое количество денег за такой короткий срок.

Сейчас Аня показывала мне расценки на землю. Необработанная земля с кучей пней, камней и валунов в аренду стоила восемьдесят тысяч в год, но можно было найти цену и в семьдесят- семьдесят пять тысяч в год. Право выкупа тоже присутствовало.

Я задумался. Это только прибыль за мясо, не считая парфюма. Плюс у меня ещё есть деньги от прошлого бизнеса с Иволгиным. Может быть, действительно стоит взять эти земли в аренду с правом выкупа, а потом отстроить на них пару высоток? Например, десятиэтажек с подземными парковками? Вроде бы потяну. Идея выглядела просто заманчивой.

Анна посмотрела на меня.

— Ань, ты просто чудо, — сказал я. — Сохрани пожалуйста эти странички, пока не знаю, что делать со всем этим.

Девушка просто просияла.

Дождавшись машины с мы сгрузили все туши и не даже не испачкались, после чего часть туш должна была поехать прямиком в холодильники Егора, а пятнадцать туш — к Баумам, после чего должен был поступить довольно крупный денежный перевод, с которого полагалось заплатить налог.

— Всё, поехали домой, — сказал я Анне.

— Костя, пообещай мне одну вещь, хорошо?

— Какую солнышко?

— Что ты будешь брать меня участвовать в своих делах, хорошо? Я очень хочу тебе помогать, ты не представляешь, как я при этом хорошо себя чувствую.

— Договорились, — я поцеловал Анну в лоб.

Пока мы ехали, сделал несколько онлайн операций, чтобы сделать сюрприз своей девушке.

По приездё нас уже ожидала бригада грузчиков и мастер.

— Здравствуйте, ваш заказ? — поинтересовался мастер.

— Мой, — кивнул я.

— Что это милый? — поинтересовалась Анна.

— Сюрприз.

В упаковке была посудомоечная машина.

Выходные пролетели незаметно. Анна буквально светилась от счастья, когда я сказал, что решил купить для неё посудомоечную машину. Нежности на меня обрушилось ещё больше, чем обычно. Воскресенье по крайней мере прошло тихо, мирно, и спокойно, а вот в понедельник снова началась любимая работа

Я сидел в оперативном отделе, когда поступил звонок.

— Срочно на выезд! — скомандовал Петров появляясь в отделе. — Собирайтесь полностью — бронежилеты, шлемы — обязательно, какой-то школьник съехал с катушек и явился в школу с помповым дробовиком, и начал стрелять по ученикам и учителям!

Собирались мы за рекордное время облачаясь в защитную амуницию и хватая оружие, после чего просто кубарем скатились по лестнице и сели в служебную машину. Старый Князев втапил газ в пол, врубив мигалку, после чего мы буквально полетели по городу продираясь через шарахающиеся машины, пересекая двойную сплошную линию и вылетая на встречку.

Рядом с нами сидел старшина Фолин, который уже не выглядел таким обалдуем, и более старший прапорщик Крязев.

На подъезде к школе нас уже встретило оцепление из Городовых.

— Быстрее, он уже успел сделать несколько выстрелов! — крикнул один из незнакомых мне Городовых. — Палит как только видит движение, никого к себе не подпускает! Школьники забаррикадировались в классах!

Мы рванули к распахнутой двери. У самой двери в луже крови с развороченным боком лежал стоная пожилой вахтер, а по коридору слышались гулкие шаги и истеричный хохот вперемежку с выстрелами.

— Так, молодёжь, на рожон не лезть! — рявкнул старый прапорщик Иван Семёнович. — В переговоры не вступать! Неизвестно, чем этот упырь накачался — здоровый человек так поступать точно не станет. Сейчас увидим его — прикройте меня — я ему колено прострелю и возьмём живого!

— Иван Семёнович, может я вперёд пойду? — спросил я. — У меня первая категория с ограничениями, я выдерживаю огнестрельные выстрелы. И бронежилет сверху. Добежать до него и надавать по шее успею.

Старик посмотрел на меня оценивая, и коротко сказал:

— Давай.

Стальная рубашка уже давно была активирована и я буквально выкатился в коридор. Посреди коридора стояла фигура в чёрном плаще с дробовиком наперевес. Фигура повернулась ко мне и раздался истерический хохот.

— Биомусор! — раздался дикий ненормальный крик. — Просто грязь на теле планеты! Я очищу её. Всед за словами в мою сторону стал разворачиваться ствол.

Медлено, очень медленно. Я рывком прыгнул.

БАБАХ! — грянул выстрел и облако крупной дроби или картечи пронеслось по коридору царапая пол, потолок, заставляя сыпаться штукатурку.

Я прыгнул так сильно, что оказался у самого потолка, и сгруппировавшись ударился в стену ногами.

БАБАХ! — грянул ещё один выстрел, а я уже оттолкнувшись снова летел в сторону.

— Стой на месте и не скачи! — заорал псих. — Дай себя застрелить биомусор!

Секунда потребовалась на то, чтобы трансформировать меч в бич, и я размахнувшись ударил им захлёстывая оружие сумасшедшего и буквально выдёргивая его из рук.

— Мой ствол! Ах ты крыса! — заорал псих потрясая руками.

В этот момент в коридор выскочили остальные, старый Князев сверкнул глазами вскидывая руки, и в безумца ударила волна мороза, отбрасывая его и примораживая его к стене.

Визг быстро замер перешёл в хрип и замолк.

— Взяли паскуду, — по рации сообщил прапорщик. — Сейчас проверим ещё все помещения и будем выходить.

Подойдя к замороженному психу он пощупал его пульс, и оторвав от стены надел наручники, а поверх них специальные электрошоковые браслеты.

— Давайте-ка проверим ещё помещения, и на выход, — скомандовал он.

Мы быстро проверили туалеты, коридоры, после чего велели школьникам оставаться на местах, и поволокли к выходу мычащее тело. Псих ещё что-то шептал о каком-то превосходстве, биомусоре и очищении. Надеюсь он получит высшую меру. Или постоянную психушку.

На выходе мы отдали несколько приказов, после чего погрузили бесноватого в автомобиль, и повезли в отдел. Далее еще ждёт следственный и Дознавательный отделы.

— Патроны, — вдруг сказал Егор.

— Что патроны?

— Откуда он доставал патроны? — спросил Егор. — Ты посмотри — у него одежда без карманов, никаких подсумков и патронташей тоже нет, но он палил, и не один раз. В дробовик умещается только один патрон. Вопрос — откуда он брал остальные?

— Давай пока оставим этот вопрос другим отделам? — дипломатично предложил я. — Меня больше интересует кто его надоумил, и чем его кто-то накачал, какой-то дрянью.

— Да, ты прав, — кивнул Егор.

Остаток дороги мы проделали в молчании. После чего буквально затащили его в отделение. Псих орал и брыкался, повисал на руках и пытался вырваться. Сдав его в смежный отдел мы вернулись к себе для того, чтобы хоть немного морально разгрузиться, и написать отчёты.

— Жертвы есть? — сухо спросил Петров.

— Вахтёр и пара школьников, — ответил Князев.

— Живые?

— Живые, ранения различной степени тяжести.

— Ну, теперь ждём, когда у этого урода установят личность, и начинаем работать по родственника и знакомым проверяя, кто его надоумил, и кто дал в руки оружие. Пока пишите отчёты о задержании.

Мы углубились в бумажную работу.

— Владимир Иванов, — спустя час озвучил нам результаты следственной работы Петров. — Возраст — девятнадцать лет, уроженец Челябинской области, бывший школьник и неудавшийся абитуриент. Где взял оружие — неизвестно, что подвигло на акт терроризма — неизвестно. Известно только одно — находился под сильным наркотическим опьянением, что принимал сказать невозможно. Начинаем работать — шерстим всех знакомых, друзей, приятелей, семью и таких прочих. Уголовное дело уже заведено. И да — Егор, Константин — собирайте комитет, начинайте работу со школами по поводу этого инцендента.

Я достал телефон и коротко отписался остальным членам комитета.

«Костя, ты в порядке? Не ранен? — пришло сообщение от Анны.

«Ничего страшного, тот псих меня даже не зацепил».

Раздался входящий звонок. Как ни странно звонил ни Майер, ни геомаг Азарьев, а звонил Захар.

— Барин, тут такое дело, — начал он помявшись. — На немца и его дочь напали. Точнее сказать — попытались напасть.

— Захар, они живы? Целы?

— Живы, даже не поцарапаны, — отозвался Святозаров.

— А кто напал?

— Непонятно, какие-то хлопцы наглые сильно, чернявые и говорят половину слов не по нашему, мы их повязали, что делать с ними?

— Сейчас пришлю за ними дежурных, — ответил я.

Ух, как это сейчас не вовремя. Кто это такой шибко умный снова появился? Появилось очень сильное желание надавать этому типу по шее.

— Костя, — подсел ко мне хмурый Егор. — Бурлакова и его секретаря выпустили под залог.

Я заскрипел зубами и ударил кулаком по столу.

Глава 4. Чёрный Бухгалтер

Бурлаков сволочь, так и не успокоился. Что ж. этого и следовало ожидать. Телефон чирикнул эсэмеской, и пришло извещение от налоговой о том, что на меня поступила жалоба о незаконной предпринимательской деятельности и таком прочем. Следом за этой эсэмеской пришла и вторая, где мне настоятельно рекомендовали явиться в налоговый орган для разъяснения в ситуации. Слов просто не было.

Бурлаков, сволочь — мало он по щам получил, не усвоил урока, решил если так нагадить не может, то хоть так напакостит. Урод. Попадись он мне… По шее надаю так, что мало не покажется.

Ещё и этот наркоман с ружьём свалился на нашу голову. Я буквально затрясся от гнева.

— Что-то случилось? — поинтересовался я Егор.

— Как же — случилось, — ответил я. — Слов просто нет, чтобы описать всё цензурным языком — какой-то нехороший человек, догадайся кто, подал жалобу в налоговою, где обвинил в незаконном занятии предпринимательской деятельности. А ещё несколько каких-то чумазых типов плохо говорящих по-русски напали на Майера и его дочь.

— Бурлаков, — мрачно объявил Егор. — Майер и его дочь пострадали?

— Нет.

— Тогда терпимо. Сегодня съездим в налоговую, и закроем хотя бы один вопрос.

Собрание комитета пришлось перенести на следующий день, а сегодня была ещё ежевечерняя повинность. Всё-таки некоторый плюс от неё был, хотя бы в том, что я сбросил часть накопленного напряжения.

— Костя, Егор, вы целы? — встретила нас по окончании дня Анна. — Я сегодня места себе ни находила, когда слушала о том, что произошло.

— Да нормально, — отмахнулся Егор, однако это не помешало Ане схватить брата и тщательно осмотреть его.

После такой же процедуре подвергся я.

— Целые, — заключила Анна. — А чего такие хмурые?

— Бурлаков проснулся, — нехотя отозвался Егор. — Подал жалобу в налоговую, хотя если учесть теперь, какая у него репутация, то, пожалуй подал жалобу через кого-то, и теперь налоговая вызывает для проверки.

— Засранец, — коротко резюмировала Анна. — А чего стоим? Поехали.

Мы втроём поехали в налоговую, где пришлось показывать все электронные чеки и остальные документы доказывая собственную честность. И только после этого ехать домой. Уже по дороге домой меня застал звонок Петрова:

— Ветров, ты ничего странного не заметил, когда брал этого токсикомана?

— В смысле? Кучу всего и очень странного — например его поведение.

— Я не об этом, — пояснил мой начальник. — По нашим данным Лебена в крови у этого хлопца, было около нуля, и притом на разных этапах его биографии. А теперь уровень резко подскочил. Категории так до пятой-четвёртой. Что-нибудь можешь сказать? Он делал что-нибудь не как простой человек?

— Пожалуй, — медленно ответил я. — Егор говорил, что он стрелял много раз, но вот не сумок для патронов, не патронташей у этого стрелка не нашлось.

— Ладно, завтра поговорим.

Я не придал этой новости особого значения, как оказалось зря.

— Сильно устал? — спросила меня Аня уже дома.

— Да так, немного, — ответил я.

Мы просто сели и поседели некоторое время, просто обнявшись.

— Ань, помнишь ты показывала расценки на землю в городе? Дай, посмотрю ещё раз.

Анна потянула мне свой телефон с записанной страничкой, и я принялся изучать цены. Перспектива не просто основать свой клан, а клан ещё и со своим кварталом и небольшим производством манила. Очень манила.

— Думаешь, создать свой квартал? — спросила Анна приобняв меня. — Или небольшой жилой район?

— Возможно, — ответил я. — Но, пожалуй лучше начать с чего-нибудь поменьше — например со своего ангара. Допустим материалы, которые делает Фёдор окажутся хороши, причём настолько, что пройдут экспертизу. Тогда встанет вопрос, о том, что делать дальше. Как минимум строительство это очень затратная вещь, а если учесть всех подрядчиков и прорабов…

— Можно построить что-то типовое, — Анна открыла ещё одну ссылку.

Ссылка указала на некоего Александра Звоницкого, инженера пгс, по простому — архитектора. Сей господин создавал проекты на заказ, впрочем имел и типовые проекты.

Я немного полистал трёхмерные модели, выложенные на его сайте, глянул фотографии, и залип на неопределённое время. Ценники за каждую услугу он тоже брал, неплохие. Чуть позже, я уже понял, что банально завил в сети и закрыл приложение.

— Затянуло? — понятливо спросила Аня.

— Ага, — несколько стыдясь, кивнул я.

— Я тоже долго их смотрела, — кивнула девушка. — Просто сказка.

Я снова ушёл в себя, на этот раз старательно обдумывая, во сколько обойдётся аренда земли, покупка готового проекта, и возможная стройка, и снова ушёл в расчёты. Суммы выходили немаленькие, но довольно посильные.

Быстро прикинув цены и закрыл сайт я отгладил одежду на завтра, и запер меч в специальном сейфе, который покупал специально для него, такой, чтобы нельзя было открыть ни изнутри, ни снаружи.

После этого мы снова легли спать и отрубались.

Утром нас всех ожидал Петров.

— Поступили результаты по вчерашнему стрелку, — сухо начал он. — И очень интересные. Например тем, что спятивший подросток одарённым никогда не был, однако тут проявил просто потрясающие показатели. Просто слов нет. Ещё диву даюсь, что он взял дробовик, а не принялся шмалять своей магией направо и налево. В общем так… Берг-Дичевский и Ветров — сейчас получите оружие этого стрелка, после чего роете землю носом, но должны указать, где он его взял. Берг-Дичевский — призывай своих Гончих, хоть призраков, хоть чертей, но нужно выяснить, откуда взялся этот самый ствол.

— Рощина, — говоришь с его родными, близкими, друзьями и остальными. — Нужен круг его общения, список занятий и всё остальное

— Крязев и Фолин — работаете по его друзьям, приятелям, школьным товарищам, и остальным типам. Соколов… Соколов — возьми у следователей данные по ружью и проверь марку, изготовление, и такое прочее, Иван Семёнович — по ситуации. Необходимо выяснить кто ему дал наркотики, и оружие. Всё, работаем.

Мы с Егором получили часть вещей незадачливого стрелка — оружия нам не дали, а после этого стрелянную гильзу из того же ружья. Мы с Егором вышли на улицу, и с нами ещё четверо наших коллег, после чего Егор создал печать, вызывая воронку, и тщательно выполняя манипуляции, для того, чтобы призвать гончую. Вот из воронки вылезла щёлкая зубами псина, и тут же получила магический ошейник, после чего Егор передал поводок мне.

Бегать с этой собачкой мог только я. Ух, ну закачаем Лебен в ноги, и была — не была!

Псина рванула с места, жадно нюхая воздух, и рыча взяла след. От школы, куда нас подвёз Князев на служебном уазике она рванула сразу по улице, миновала несколько кварталов, и рванула к одному из подъездов. Из двери как раз выходил какой-то мужчина, который шарахнулся увидев меня с таким порождением ада на поводке.

Грязная лестница, тусклые лампы… Всё ясно — съёмная квартира, которую снимал этот тип. Добежав до двери гончая принялась её царапать, после чего снова сорвалась вниз, и рванула со двора прочь. Направилась к одной из трамвайных остановок, и принялась бежать вдоль рельсового пути.

Она что чует даже такой слабый след? Или просто этот тип чем-то очень сильно пах? Попетляв по городу ещё немного Адская Гончая привела меня к довольно грязно выглядевшему клубу, перестроенному из неизвестно чего. В клубе вовсю громыхала музыка, так, что слышно было с улицы, а запахи стояли такие, что было ясно, почему собака так хорошо почуяла след.

— С собаками нельзя! — попробовал остановить меня охранник на входе, но прекратив щуриться от яркого света разглядел меня, и замолчал.

Я ворвался в помещение следом за Гончей. Повсюду громыхала музыка, изгибались тела, были клубы сигаретного дыма, и дыма от кальянов, мелькали стробоскопы, что-то пили за стойкой сомнительные личности. И тут я замер даже забыв про цель своего визита — рядом со стойкой в круге света стоял поглаживая оголенные бедра двух девиц облегченного поведения Астахов Филипп — чёрный бухгалтер Козовых, который исчез сразу после их ареста. Толстая холёная морда и взгляд хозяина жизни полный презрения. Первым делом я схватился за оружие, но отмёл эту мысль и выхватил телефон, сделал несколько фотографий удерживая рвущуюся с поводка гончую, и набрал Петрова.

— Ветров, то случилось? Где ты сейчас? Почему так громыхает музыка?

— В клубе! — проорал я пытаясь перекричать музыку. — Тут Астахов! Бухгалтер Козовых! Астахов! Козовы!

— Будь на месте, и следи за ним, — тот час отдал распоряжение Петров.

На всякий случай я сбросил пару фотографий по месседжеру Егору. В то, что чёрный бухгалтер Козовых, причастный к расправе над людьми окажется здесь просто так, да ещё после того, как спятивший подросток открыл пальбу в школе я не поверю ни на грош. Таких совпадений просто не может быть. Если появился Бухгалтер, то возможно и второй его товарищ тоже где-то здесь, и упускать мне их никак нельзя. Чертова псина буквально рвалась с поводка, и мне приходилось прикладывать усилия, чтобы она не вырвалась, а запахи кругом и эротические стоны и причмокивания из самых разных закоулков похоже только добавляли ей ярости.

Вокруг меня стал образовываться солидных размеров пустой пятачок — люди отходили подальше, и огибали меня по широкой дуге. Да так, всю маскировку коту под хвост. Но нашлись пару дураков накачанных по самое небалуй, которые сами подошли к Адской Гончей и полезли что называется чёрту в пасть.

— Какая собачка!

— Какая прелесть! Дай поглажу!

Псина дёрнула так, что чуть не сбила меня с ног, выматеревшись я оттащил её от сих недалёких типов и подтащил ближе ко входу где стола охрана. Адская Гончая уже давно не хотела никого искать, она обалдела от количества потенциального обеда кругом и стремилась пообедать хоть кем-то. Я подтащил её к чугунной батарее, и пристягнул поводок к ней.

— Посмотрите, чтобы к ней никто не подошёл, — бросил я охране и снова устремился за объектом наблюдения.

Вовремя — потому, что сейчас бухгалтер куда-то уходил, положив руки на талии сразу обеим девицам. Обе девицы делали вид, что просто в восхищении. Похоже, искусство лицедейства они освоили в полной мере. Астахов что-то почувствовал, или просто решил уединиться сразу с двумя дамами облегченного поведения?

Нужно не дать ему уйти ни в коем случае. Если он знает, где второй его подельник, то возможно скажет, то был третьим загадочным человеком, и третьим палачом. Я двинулся следом за этим упитанным хряком. Упускать его я не намерен ни в коем случае. И в этот момент чья-то рука легла на моё плечо.

— Э, ментяра, а что ты тут забыл? — раздался пьяный голос.

Твою мать! Только не сейчас, только не в этот момент! Я сбросил руку продолжая идти за своей жертвой, но меня снова схватили:

— Куда пошёл?! Иди сюда?!

Рука вцепилась сильнее. Я обернулся. На меня смотрел пьяный мужик под тридцать лет с мутным взглядом. Сколько и чего он выпил, вынюхал, выкурил, знал только один бармен.

— Я тебя не отпускал! — взревела эта пьянь зелёная, и кулак понёсся в моё лицо.

Я перехватил его кулак раньше, сжав пальцами дополнительно усилив их Лебеном, а после смачно заехал ему свободной рукой в лицо. Вокруг донеслось одобрительное «Оооооооо», и свистки. Мужик вырубился мгновенно обмякая как тряпка и оседая на пол. Я снова развернулся преследуя ускользающего преступника, чья лысина мелькнула уже в самом конце зала, когда раздался дикий просто разбойничий свист, и чей-то крик рявкнул:

— Пацаны! Наших бьют!

Ко мне ломанулись сразу пятеро человек разной степени опьянения. Не долго думая я трансформировал меч в короткую дубинку, и просто отоварил ей первого нападавшего по рёбрам, затем, когда он согнулся пополам встретил кулак второго встречным удар этой же самой дубинки. Нападающий взвыл и схватился за пострадавшие пальцы. Третий ломанулся как поезд и пришлось охаживать его не думая о последствиях — главное так, чтобы вырубить. После этого подключились ещё несколько человек принимая участие в этой общей вакханалии. Цензурные слова закончились давно, и пришлось охаживать всю эту опьяневшую и обезумевшую толпу, которая получила, хлеб, а вместе с ним водку и зрелища.


— Всем стоять, никому не двигаться, руки поднять так, чтобы их было видно! — раздался крик из дверей.

Толпа взревела решив оторваться по полной, и рванула прямо на стражей порядка.

— На пол сукины дети, руки за головы! — тут же сменилась команда.

В ход пошли кастеты, засапожные ножи, телескопические дубинки и прочее незаконное оружие. Полиция начала теснить нападавших щитами, после чего на нападавших обрушился шквал стандартных подавляющих заклинаний против смутьянов — «Пресс», «Холодный душ», «Слезогонка», и прочее. В МВД хоть и не все были сильными одарёнными, но даже слабый одарённый может переиграть обычного человека в некоторых вещах. Грубая сила и безумие уступило слаженным действиям оперативников, и нападавших стали укладывать лицом на пол.

Ко мне широкими шагами шёл сам Петров.

— Где он? — только и спросил он.

— Ушёл, — я развёл руками. — Какой-то пьяный дурак спровоцировал драку, и я потерял его. С ним было двое девиц. Я сделал снимки.

Я протянул Петрову телефон.

— Так! — рявкнул он. — Посетителей к стенке, опросить каждого, каждому сунуть под нос фотографии и вытрясти всё, что эта пьянь может знать! Ветров! Дубликат Берг-Дичевскому скинул? Берг-Дичевский — выясни с остальными, что за женщины были с бухгалтером, и как из найти. Ветров, Шек-Соколов — к посту видеонаблюдения и снять копии записей за этот день, а за одно и за все прошлые — Князев и Крязев — опросить охрану! И да, где местный директор, чёрт его дери?!

Проверка этого притона затянулась почти до конца рабочего дня. Удалось выяснить, только то, что «чёрный бухгалтер» бывал здесь, и неоднократно, однако сколько раз, а так же как появлялся, и в какое время установить не удалось. Удалось выяснить личности двух девиц, которых видели вместе с ним — одна была безработной, постоянно появляющейся в этом клубе со вполне определёнными целями, а вторая работала автомойщицей и сюда заявлялась по таким же причинам. Обе девицы были знакомы между собой.

Мы промаялись пару часов, после чего Петров отпустил нас обратно до отделения. Выйдя из злополучного клуба я увидел кучу пропущенных сообщений от Анны. На душе потеплело, и пока мы ехали обрат но я принялся строчить ответ.

— У нас сегодня по плану собрание с комитетом, — напомнил Егор.

— Пипец блиц, — коротко высказал я то, что думаю о ситуации.

Хотя во всём свои плюсы есть — увидимся с Анной. Мы успели ровно к концу рабочего дня, и уже собрался наш маленький комитет.

— Ну здравствуйте, — устало поприветствовал я.

Все ответили вразнобой — сказывался тяжёлы рабочий день.

— Все в курсе того, что произошло недавно? — спросил я. — Петров хочет превентивных мер. Скажу сразу — меня это самого не радует — терять столько время и сил, да и вас времени тоже полагаю, нет — дети, жёны, давайте просто решим, как выйти из этой ситуации с минимумом неудобств?

— Предлагаю устроить профилактические беседы со школьниками, — первым предложил шорец Женис.

— Поддерживаю, — устало добавила Лера. — Только если устраивать всё это, то давайте чтобы каждый этим занялся.

— Тогда я найду список пяти удобных по расположению школ, — вставил Егор.

— Я договорюсь о встрече с руководством, — устало кивнула Анна.

— Тогда я маленько накидаю текст, — вяло махнула рукой Лера. — На этом всё?

— Всё, — кивнули мы.

— Тогда расходимся.

Мы устало вздохнув поднялись выходя из кабинета. Я первым вышел из здания МВД и рассеянно сделал несколько шагов, когда увидел идущего ко мне навстречу человека. Я знал его! Я видел его раньше! Это был тот самый парень, который когда-то просил меня купить ему книгу пол года назад, и именно тогда меня забрали в полицию, а позже я оказался на разделочном столе! Что он здесь делает?!

Я замер разглядывая этого типа. Внезапно он оказался рядом со мной, и я услышал знакомый голос:

— Привет от Козовых. И их бухгалтера. И от Сунга тоже.

Следом за этим незнакомец вскинул нож. Я вскинул ладонь, не успевая даже активировать «стальную рубашку».

Глава 5. Оружейный магазин

Нож, а точнее какой-то тонкий и очень хищный стилет пробил мою ладонь насквозь. Я почувствовал дикую боль, и свободной рукой выхватил пистолет. Незнакомец попробовал выдернуть из моей руки стилет, но я сжал пальцы, зажимая его кулак, навёл пистолет и дважды выстрелил ему в живот. Крутанувшись, незнакомец повернулся боком, пропуская пули, а я постарался повернуться к нему лицом. Он пошевелил в ране стилетом, и в моих глазах всё буквально потемнело. На некоторое время я просто ошалел от боли и ослабил хватку. Он выдернул стилет из моей руки, а в следующее мгновение то место где он стоял охватил поток пламени — вмешалась Аня. Незнакомец замер, а в следующий миг потонул в море огня. Когда огонь рассеялся на асфальте ничего не было. Кроме отрытой крышки канализационного люка.

…Я снова сидел в кабинете у Петрова, а он нахмурившись обдумывал произошедшее.

— Значит так и сказал — «привет от Козовых»? И Корейцев? И именно он участвовал в твоём похищении? И Бухгалтера упомянул? И всё сразу после того, как ты обнаружил Бухгалтера в том самом притоне… Покушение на сотрудника МВД сразу после обнаружения. Что ж, похоже, мы взяли ещё один след.

Он снова подошёл к куче папок и достал то дело, которое показывал мне и вытащил фотографию, на которой был смазано изображён ещё один третий подозреваемый.

— Похож? — спросил он.

— Вроде похож, — ответил я. — Рост, по крайней мере точно совпадает. Лицо не видно.

— Спустя столько времени продвижение по этому делу. Наконец-то хоть какой-то след! Третий участник устроил нападение. Мы близко. Ладно, давай Ветров — отправляйся домой, завтра поговорим.

— Простите, Владислав Андреевич, а можно мне на завтра взять отгул? — спросил я.

— Ветров, ты же сам видишь, какие дела начали твориться, — красноречиво посмотрел на меня Петров.

Я не менее красноречиво помахал пробитой рукой.

— Понимаю, — кивнул Петров. — Тогда давай до двенадцати — посети все аптеки, поликлиники, но прошу тебя — не бери пока больничный. Сам понимаешь — ситуация не та.

— Спасибо, — кивнул я.

— Опять он тебя мучил? — набросилась на меня Аня. — Ты как, как твоя рука?

— Да нормально, я сейчас сам начну её исправлять, — ответил я. — Думаю, за пару дней затяну. Даже за несколько часов.

— Нет уж — давай-ка едем с тобой в Санпропускник, и посмотрим, что они скажут — ответила Анна, решительно взяв меня под локоть. — И даже спорить не вздумай!

В санпропускнике врач промыл и обеззаразил рану, после чего наложил повязку — единственное, что он мог. Ничего страшного — я в состоянии направить Лебен к месту ранения, и создать новые телесные клетки.


Из-за моего ранения Аня запретила вечером что-то делать самому, поэтому я несколько сибаритствовал и любовался ей.

— Подожди секунду, — сказала она.

— Ладно, — пожал плечами я.

Уже через минуту она вошла на кухню в короткой юбке и майке.

— Выглядишь просто супер, — прокомментировал я.

Анна покраснела и опустила глаза.

— Спасибо, — скромно отозвалась она. — Специально взяла…

— Тебе очень идёт.

Аня скромно села рядом. С каждым днём замечаю, что она всё больше превращается в девушку — раньше по дому она ходила в свободных шортах, или трико.

— Саша и девочки посоветовали мне начать носить юбки хотя бы дома, если я не могу делать этого на работе.

Аня снова покраснела.

— И как ощущения милая?

— Знаешь, это так смущает, и так здорово…

— Значит решено — пойдём в магазин, и возьмём тебе несколько обновок.

Анна ничего не сказала, просто покраснела и обняла меня уткнувшись носом в шею.

Несмотря на её протесты, утром я поднялся, чтобы просто позавтракать вместе. С некоторых пор завтракать одному стало как-то неуютно. Позавтракав, я пообещал, что немного посплю — всё-таки надо пользоваться таким кратковременным выходным. Я подремал ровно часок — до восьми утра, а после мне на почту пришло уведомление. В нём государственная машина бюрократии извещала меня о том, что моё заявление о создании собственного клана успешно прошло одобрение по всем инстанция, и теперь мне нужно будет приехать и забрать необходимые бумаги, после чего я стану главой новоиспечённого клана уже официально. Именно для этого я и выпросил у Петрова несколько часов выходных. Быстро переодевшись я собрался и вызвав такси отправился в городское управление. Теперь можно было вносить моих друзей из Изнанки, как членов клана, и подавать список для регистрации.

Быстро приехав на место и поставив в нужных местах подписи, я отправился за Майером и остальными.

— Наконец-то! — радостно воскликнул Захар. — Теперь осталось паспорта получить, и вообще — заживём.

Семён Васильевич — дворецкий мэра Изнанки почти не выказывал эмоций, как и Майер, а вот остальные напротив — ничуть их не скрывали. Впрочем сокрытие эмоций — это дело возрастное и зависит от менталитета — у дворецкого и немцев он немного другой, чем у русских гусар и дворян. Я аккуратно записал данные всех товарищей в специальный формуляр — Семён Васильевич Агафьев, Фёдор Иванович Азарьев, Петер Людвигович Майер, Виктория Петеровна Майер, Никаноров Прохор Владимирович, Святозаров Захар Юрьевич. После этого мы все отправились подавать список о составе клана, и заявления о вступлении в него.

Мой клан пополнился аж шестью новыми людьми. Теперь следовало как можно больше думать о развитии. Не только о расширении клана, но и о чисто внутреннем развитии.

— Петер Людвигович, — начал я. — Как вы смотрите на то, чтобы после получения паспорта стать директором небольшого парфюмерного завода. Естественно с соответствующей оплатой. Или я бы даже сказал довольно крупного завода, чтобы выпускать вашу продукцию крупными партиями. Что думаете? Сбыт и контракты я организую. Пока просто подумайте об этом, посмотрите в интернете какие зарплаты сейчас у директоров, какие цены вообще, оцените так сказать предложение.

— Не знаю как Петя, но я за такой кипеж, — включился в разговор Азарьев. — Я посмотрел цены даже просто на строительные материалы — десять кубометров хорошего кирпича могут легко стоить тысячу. А частные лица продают его за копейки — десять кубов за стодвадцать-стопятьдесят рублей, это же просто смешно. С экспертизы по нашей пробной партии кирпичей звонил какой-то барыга, и предлагал мне продать ему такую партию за девяносто-семьдесят рублей! Прохвост, руки бы ему оторвал! Так что я сам за производство — так всем проще будет, и выгода больше будет.

— Я согласен Константин, — тут же сказал немец. — Было бы очень глупо отказываться от таких предложений. Вздумай мы с Федей пытаться сбывать что-нибудь сами, нас просто сожрут, или вынудят продавать за копейки. По-другому никак — рынок этого не допустит.

— А вы не думали вернуться в Германию? — на всякий случай спросил я.

— Хм, хороший вопрос, но думаю нет, — ответил Майер, даже не задумавшись. — В той Германии которую я знал, были люди готовые трудиться и что-то делать, были те, кто верят в честь и совесть, а сейчас там слишком много негров и арабов, которые считают эту землю своей. И слишком много ленивых людей любящих поболтать, а также мужчин, которые не скрывают, что любят других мужчин. В моё время об этом хотя бы не говорили и не выставляли напоказ. Может я консервативный ретроград, но я придерживаюсь мнения, что мужчина должен спать с женщиной. К тому же я прожил в Росси, а потом в Изнанке среди россиян половину жизни, а Виктория вообще можно сказать выросла в России.

Он сделал паузу и перевёл дух.

— Теперь, когда я знаю, что тут есть свои немцы, я готов остаться и посвятить жизнь любимой науке. Попрошу вас об одном Константин — пусть директором завода станет моя дочь. Могу сказать точно — Виктория справиться. Я хочу как можно более плотно заняться наукой.

— Замечательное желание, — кивнул я. — Если вы уверены, что ваша дочь справиться, то пусть так и будет, а пока давайте просто дождёмся паспортов.

— Костя, а что если в будущем строить самим такие высотки? — с жаром спросил меня Азарьев. — Например, свою многоэтажку. Никогда не думал, что так здорово любоваться видами из панорамного окна. Если возводить из своих материалов, то это даже дешевле выйдет. Гораздо дешевле. Например, возводить кирпичную высотку из своих материалов и своими силами. Можно очень быстро отстроить. После пригласить Ростехнадзор для экспертизы, пускай подпишут свои бумаги, поставят печати и готово — так можно получить своё жильё за довольно скромные суммы. И какое сделать — например двухуровневые квартиры с панорамными окнами — это же просто сказка.

— Фёдор Иванович, не забывайте о том, что ещё придётся проводить свет, водопровод и канализацию, не говоря уже о спутниковых кабелях, интернете и таком прочем. И ещё вопрос — кто будет это строить — строительно-подрядные организации берут довольно высокие цены для своих услуг. Иногда на сдачу можно небольшой автомобиль купить.


Неожиданно на помощь Азарьеву пришёл Майер:

— Помните Игоря Абрамовича герр Константин? — спросил немец. — Его глиняные антропоморфные роботы вполне способны выполнять такую монотонную и кропотливую работу час за часом, минута за минутой. А если их бригада или несколько бригад — то тем более. Достаточно только людей, которые присматривали бы за ними, чтобы те не ошиблись и не наделали чего попало. Тогда достаточно будет самого Игоря Абрамовича и чертежей. В крайнем случае нужен будет человек, который сможет объяснить что такое в чертежах, и несколько толковых строителей, которые смогут устанавливать измерительные приборы.

Я задумался. Идея и в самом деле выглядела не то, что замечательной, она выглядела рабочей! В самом деле так можно было создать как минимум одно здание с так называемой черновой отделкой. Коммуникации конечно всё равно будут проводить подрядные организации, но насколько дешевле это должно было обойтись…

— Идея стоящая, — наконец сказал я. — Однако давайте не будем торопиться.

Теперь следовало отправляться на работу. В конце концов, я отпрашивался на неполный день, и времени у меня сегодня только до двенадцати. К двенадцати часам я уже был на рабочем месте.

— А, Ветров, — поприветствовал меня Петров. — Сейчас будешь фоторобот вчерашнего нападавшего составлять. Нам очень и очень нужно его лицо, а ещё лучше личность, после сработаете вместе с Берг-Дичевским по тому ружью из которого стрелял псих. Вы его так и не осмотрели, следов не взяли. С рукой всё в порядке.

— Более или менее, — ответил я, хотя чувствовал некие ощущения в кисти, надеюсь это временно, и они со временем прекратятся.

— Давай, за работу, — приказал Петров, отсылая меня создавать примерный портрет нападавшего.

Кто бы это мог быть? Судя по тому, что он говорил, и при каких обстоятельствах мы встретились первый раз — это был какой-то подельник Сунга, и Козовых. И судя по всему, он обладал даром. Это было опаснее вдвойне.

После составления фоторобота я наконец увидел Егора.

— А где все остальные? — спросил я.

— Кто-то следит за клубом, — ответил тот. — Кто-то следит за его директором. Кто-то пытается отыскать тех двух девиц, которых видели с бухгалтером. Вчера вроде даже удалось установить, что Бухгалтер каждый раз приезжал на другой машине и не один. Судя по всему машины были арендованные, и на чужое лицо. Я один сижу и вожусь с бумагами только потому, что ты один можешь бежать с Гончей наравне, без тебя эта техника почти не имеет смысла.

— О кей, давай пока сделаем запрос в ту клинику, в которой ты лежал. Скинем им фотографию того хлопца, который вчера напал на меня. Пусть попробует опознать.

Мы сбросили фотографию в клинику.

— Ну что, отправляемся проверять ствол?

— Ага, только договоримся с Петровым, чтобы он дал людей запитать печать, — кисло ответил Егор.

Через полчаса у нас снова была Адская Гончая, с которой я должен был бежать на поиски продавца оружия, в этот раз один. Обнюхав и сожрав гильзу собака рванула. Я рванул за ней следом. Если бы на мне не было формы и знаков отличая, то многие водители, да и пешеходы обматерили меня на всех доступных языках. Гончая кроме своей способности без вреда для себя переносить магию обладала двумя другими полезными качествами — сверх острым нюхом, с которым бы не сравнилась ни одна акула, и способностью очень быстро бежать. Мчалась она как любая недрессированная скотина не разбирая дороги. Поэтому мне приходилось бегать по местам для этого не предназначенным, и совершать довольно сложные акробатические кульбиты. Собака привела меня к какому-то оружейному магазину в подвале на краю города. Я тут же отзвонился Петрову и стал ждать.


Машина приехала через час. Егор отозвал Пса на изнанку, а Шек-Соколов с Фолиным уже спускались вниз для плодотворной беседы с хозяевами заведения. Продавцом оказался щуплый студент, который от таких посетителей сразу впал в некий страх. Пока Фолин беседовал с ним задавая наводящие вопросы Шек-Соколов прошёлся по магазину остановившись у одной из винтовок.

— Коля, подожди немного. Парень, документы на эту винтовку есть?

— Есть, только вчера поступила, — оживился продавец.

— Неси.

Когда продавец скрылся в подсобке Фолин пожаловался:

— Бесполезно. На смете был не он, а напарник, напарник заболел, из данных знает только имя, шарашкина контора одним словом.

Продавец показался с кучей документов. Шек-Соколов мельком глянул на них и сказал:

— Документы — липа, такая винтовка уже год как снята к производству, а по ним она сделана месяц назад. Кто документы и товар сюда возит? Какой телефон у хозяина?

— Сейчас, — засуетился продавец. — Документы в этот раз привёз человек. Такой худощавый, лет сорока. С бородкой.

— Он? — Шек-Соколов показал парню фотографию Порфирьева.

— Он! Точно он! — обрадовался продавец.

Что ж, вот мы и вышли на след напарника Чёрного Бухгалтера — Чёрного Секретаря Козовых и специалиста по подделке и фальсификации документов.

— Второй след, — протянул Петров задумчиво читая отчёт. — За такой короткий срок. Молодцы парни, такие результаты очень и очень хороши… Найдёте хотя бы одного из этой троицы, и даю слово… Поощрение по службе вам гарантировано. Или премирование, или должность, или звание, или медаль на грудь. Ну и на некоторые моменты можно будет закрыть глаза. Как ваш начальник я имею на это право. Егор, ты точно не можешь с помощью своих псов отыскать этих двух упырей?

— Нет Владислав Андреевич — Гончая ищет только по свежим незатасканным другими вещам.

— Ну, тоже не плохо. Найдёшь способ как-то ещё улучшить поиски — дай знать.

После этого мы написали ещё пару отчётов, Фолин отправился дежурить рядом с оружейным магазином, а мы с Егором отправились домой. Чувствую, или нас невзлюбят остальные опера за то, что мы пока обходимся без таких дежурств, или сами будем потом так же дежурить, когда не нужно будет никого искать. В этот раз никто не пытался на меня напасть на выходе из отделения, впрочем, ни Егор, ни Аня вперёд меня не пропустили. Так же без происшествий мы доехали до дома.

— Не могу дождаться, чтобы оказаться дома, — поделилась эмоциями Аня. — Блин, мне так понравилось вчера носить юбку, это так здорово, я просто меняюсь вся! Ой прости, тебе не интересно наверное?

— Напротив Ань, — улыбнулся я. — Мне нравиться тебя слушать. Я же говорил — возьмём тебе несколько штук. Девчонки дали тебе замечательный совет.

Анна смущённо улыбнулась.

— Мне ещё посоветовали взять домашний халатик, — сказала она покраснев как школьница. — И колготки, обычные и в крупную сетку, или вообще — чулки с поясом.

Глядя на её застенчивое выражение лица, я чуть не расхохотался. В Ане, похоже начинает просыпаться девушка.

— Но мне кажется я пока к такому кардинальному изменению не готова, — чуть смущённо закончила Анна.

В этот момент в меня зазвонил телефон.

— Костя, главное сильно не буянь сейчас, — раздался голос Егор. — Те кирпичи, которые делал Азарьев, которые остались на улице… Кто-то их перебил.

Глава 6. Скоростная стройка

Сказать, что слов у меня не было значит не сказать ничего. Слова-то у меня были, но ни одного цензурного среди них не было. Я мысленно сдержался от того, чтобы не выругаться вслух, но сдержался и вместо этого спросил:

— Кто неизвестно?

— Неизвестно, — с сожалением сказал Егор. — Склад был без охраны в ту ночь, само помещение было заперто, а периметр никто не охранял. Теоретически это мог сделать что угодно.

— Мне почему-то вспоминается один человек на букву «Б»! И ассоциации слов с ним — баран, и балбес.

— Возможно это и Бурлаков, а возможно и нет, — задумался Егор. — Что мы будем на том складу, он не знал, а если и знал, то вынужден был следить. Тебе звонили с лаборатории контроля качества? Как вообще получился материал?

— Письмо прислали, — ответил я. — И что самое обидное — всё хорошо, проверку они прошли.

В трубке воцарилось молчание.

— Давай переговорим чуть позже, — сказал Егор. — В следующий раз будет другой склад, на котором будет охрана, и что самое обидное Костя, я уже нашёл покупателя на этот кирпич.

— Твою, — шумно выругался я. — Егор, погоди минуту, я Азарьеву позвоню.

Ещё минуту я набирал геомага и договаривался с ним. Кирпичи можно было восстановить, и сейчас это было главным.

— Порядок, — сказал я отзвонившись. — Фёдор Иванович возьмётся их восстановить, но это будет сложнее, и давай в следующий раз предусмотрим это.

— Хорошо, здесь я виноват, — согласно кивнул Егор отключаясь.

— Что-то плохое? — приобняла меня Анна.

— Кто-то переломал кучу нашего кирпича, — сдержанно ответил я.

Анна помрачнела.

— Ничего страшного милая, всё уже улажено. Пойдём пока сделаем небольшой шопинг и куп тебе немного вещей.

Анна согласилась, и остаток вечера мы посвятили шопингу. Двумя вещами просто не ограничились, в итоге пришлось нести домой пару пакетов.

— Ань, — начал я. — Дай пожалуйста номер этого архитектора, Звоницкого. — Хочу заказать у него типовой проект.

— Вот, — Анна с готовностью протянула номер Звоницкого.

На моё счастье архитектор ответил сразу. Мы поболтали несколько минут, после чего он продал мне прочет на типовой склад из кирпича. Честно говоря я несколько сомневался покупать или нет, выкладывая деньги только за пачку чертежей, но потом сделал это не раздумывая — все проекты Звоницкого прошли проверку Ростехнадзоре и других контролирующих органах, поэтому по ним можно было смело запускать стройку на боясь штрафов. Отсюда и была довольно высокая цена.

— Я всё-таки всё больше склоняюсь к этой мысли. Ну, о том, чтобы организовать свой квартал, — сказал я устало улыбнувшись Анне.

Вместо ответа Анна приобняла меня. Я набрал ещё один номер. Бригадира и строителя по специальности, которого посоветовал Звоницкий. Бригадир Максим Владимирович должен был исполнить роль консультанта для Азарьева, поясняя ему чертежи и вообще консультируя в вопросах современного строительства. Максим Владимирович сходу вник в суть вопроса, и перечислил список необходимых инструментов для разметки и точного соблюдения уровня и других строительных величин.

После этого, как я закончил беседы со Звоницким и Максимом Владимировичем, я повернулся к Анне и сказал ей:

— Всё, давай сейчас ещё раз устроим показ мод? Обожаю смотреть на тебя в разной одежде.

— Ну Кость, я же смущаюсь, — мгновенно стала пунцовой Аня.

Я улыбнулся.

— Ань, ну мы же здесь одни.

Анна замерла на некоторое время, борясь с собой. Внутренний лейтенант в ней сейчас боролся с девушкой, и явно проигрывал.

— Хорошо, — сказала она наконец. — Только не улыбайся, а то я смущаюсь.

— Я просто улыбаюсь от того, как ты краснеешь.

Анна снова стала пунцовой, и заново одела новую обтягивающую юбку, и покраснела ещё больше, хотя казалось, что больше краснеть уже некуда.

— Не хочешь отправить Саше пару фотографий? — спросил я.

Анна задумалась, а потом решительно взялась за телефон. Закончился показ мод оживлённым разговором с между сестрами, во время которого Анна спорила сначала яростно, а затем стала сдавать позиции всё сильнее, наконец ответила совсем неуверенно, и положила трубку.

— Оу? Что-то случилось?

Анна посмотрела на меня выпученными от страха глазами:

— Ты представляешь — Саша сказала, чтобы я носила колготки на работу под брюками!

— А чего такого-то? — ради приличия поинтересовался я.

— Стыдно-то как!

Я давно так не смеялся как этим вечером. Анна даже обиделась на меня, правда обижалась она не долго, в скорее хохотала вместе со мной, а я прикинул перечень сделанных дел, и того, что необходимо было сделать — пакет чертежей купил, с бригадиром договорился, осталось взять инструменты и договориться о встрече. И заодно встретиться с Азарьевым после продажи кирпича — я откровенно не наглел, и поступал честно — например тот же Майер получал долю от сбыта того парфюма, который производил. Чисто деньгами, или иногда вещами которые были ему нужны — в первую очередь он запросил кучу химических приспособлений и измерительных инструментов.

Тоже самое я планировал делать с Азарьевым, а после получения паспортов эти двое должны будут стать одними из надёжных опор клана.

На работу собирались вместе, при этом Анна пересилила себя и была в домашнем халате. Определённо, Саша дала очень ценный совет сестре. Завтрак прошёл привычной и тихой домашней обстановке.

— Кость, я пустая, — сконфуженно обьявила Анна, когда машина тронулась с места. — Немного осталось, до бензоколонки.

— М? Не проблема, — Не сразу вник в вопрос я. — Поехали, сейчас я тебя заправлю.

На заправке я залил пол бака, после чего вернулся в машину.

— Помнишь, что ты обещал страховку на себя сделать? — напомнила Анна.

— Помню, — рассеянно отозвался я. — Прости, забыл совсем. Вроде бы что-то писал, подавал какое-то заявление онлайн.

— Правда? — Анна радостно улыбнулась. — Почему не сказал?

— Хотел сделать тебе сюрприз. Ань, как приедем домой, напомни мне об этом, хорошо? Посмотреть, чего там.

— Хорошо милый, — поцеловала меня девушка.


— А Ветров, — поприветствовал меня начальник. — Иди на рабочее место. Всё. С этого дня никаких вечерних отработок, никаких сдач нормативов, ничего. Артур и Игорь сказали, что в принципе тебе можно уже и так проставить сдачу — своё отработал, и отработал сполна. Теперь начинаешь плотно заниматься текучими делами.

Нашу речь оборвал звонок. Петров взял сотовый, что-то коротко выслушал, коротко и односложно ответил, после чего рявкнул:

— Опер группа — срочно выезд, на задержание — на Московском проспекте объявился ещё один псих под кайфом!

Мы снова мчались со включенной сиреной. Судя по реакции Петрова происшествие было из ряда вон выходящее — он просто изменился на глазах. УАЗик лихо затормозил на Московском. Посреди улицы стоял очередной псих — в кожаных шортах обвешанный какими-то побрякушками и цепями, с полуголым торсом, а лицо было размалевано под череп — глаза были обведены чёрной краской, а само лицо измазано белым. Психа пошатывало как пьяного. Рядом с ним на земле валялись несколько обугленных трупов, а в воздухе отчётливо витал запах горелого мяса.

— Йеееееху! — закричал ненормальный вскинув руки, и вокруг него заполыхало кольцо из пламени, а после с рёвом устремилось в небо.

— Йеееееху! — снова взвизгнул он, и вокруг его руки заплясали огненные кольца. — Гореть будут все!

Твою мать. Если у прошлого был дробовик, то этот куда опасней — у него оружие пострашнее — магия.

— Началась новая эра! — истерично взвизгнул псих забившись в каком-то экстазе и выпустив столб огня в небо. — Больше не будет кланов, не будет аристократов, не будет одарённых! Ничего из этого не будет! Оно больше не нужно нам — мы сами возьмём своё! Горите все тщеславные Ублюдки в очистительном пламени — гореть вы будете как на том свете, так и на этом.

Свои слова он подкрепил очередным залпом огня в небо, а потом красиво закружил вокруг себя потоки огня. У такого психа была при себе такая мощь? Как его оставили без наблюдения? Он не просто опасен — он просто бомба с часовым механизмом. Где отряд «инквизиторов», когда они так нужны? Хватают ещё кого-то не менее опасного? Или сгодился бы на худой конец кто-нибудь из аристократов, защищающих народ, но увы — Фортуна сегодня была не на нашей стороне — мы успели сюда первыми. К сожалению.

— Готовьтесь, — одними уголками губ сказал Шек-Соколов. — Сейчас будем брать. По рукам и ногам — не стрелять. Сразу на поражение — помните — он уже убил нескольких человек.

— Йеееееху! — завизжал пироман и резко повернувшись выпустил струю огня прямо в Шек-Соколова. — Ура-ааа! Гори тварь! Чтоб ты сдох в огне ублюдок! Йеееееху!

Соколов вскинул руки мгновенно формируя печать и заслоняясь каким-то щитом без труда выдерживающим пламя. Интересно, кто он? Телекинетик, или владеет чем-то другим?

Я рванул в сторону занимая удобную для стрельбы позицию, и готовясь атаковать, когда пироман резко повернул в мою сторону руку. Я резко подпрыгнул сразу переместившись на несколько метров вверх. Опьяненным взглядом тот нашарил меня, и переместил руку готовясь ещё раз выпустить пламя.

Я быстро превратил меч в бич и ударил им заставляя обвиться об ближайший фонарный столб, затем резко изменил габариты моего универсального оружия делая более коротким и толстым. Бич, укорачиваясь потянул меня за собой, я полетел в сторону, а в небо там где я находился ещё секунду назад ударила струя огня. Пироман проводил меня ошеломлённым взглядом. Я выхватил пистолет и вскинув выстрелил. Не зря я столько времени тратил, тренируясь в последние недели — пуля попала фанатику точно в бедро.

В тот же миг Крязев скастовал довольно сильное и одновременно простое заклинание, и в пиромана сверху вниз ударил воздушный столб впечатывая того в землю. Примерно таким же заклинание пользовался в своё время Сунг Монкут, тогда он называл его «Молот бога ветров».

Поток ветра сбил с ног пиромана и вжал в асфальт.

Рощина коротко выматеревшись сделала несколько печатей, формируя простенькое, и известное каждому рядовому гражданину обладающего Лебеном заклинание — Пресс. Заклинание ещё сильнее вдавило пиромана в асфальт заставляя взвыть. Тот же. Это тебе не беззащитных граждан огнём жечь. Отдышавшись Шек-Соколов быстро сотворил ещё одну печать.

Хм, теперь точно могу сказать, что он — телекинетик. Воющего и корчащегося фанатика вдавило в асфальт ещё и телекинезом. Шек-Соколов подошёл нацепляя на психа наручники, затем ещё одни — с иглами и электрошоком, и в добавок ко всему перетянул раскрытый рот кожаным ремнём.

— Добегался, подонок, — сказал он унимая отдышку. — Ты прав. Для тебя настала другая эра — эра пожизненного заключения.

Психу пришлось оказывать помощь иначе бы он просто скончался от потери крови и накладывать жгут, а после ещё и тащить упирающуюся и брыкающуюся тушу в автомобиль. Судя по его реакции и расширенным зрачкам из-за наркотического опьянения он не чувствовал боли в полной мере.

— Гляньте-ка, у него при себе и водительское удостоверение оказалось, — присвистнула Рощина доставая из кармана мычащего фанатика карточку. Иван Сергеевич Меховский, давайте-ка сейчас и сообщим Петрову.

Она сделала несколько фотографий и отдельно позвонила Петрову.

— Да, Рощина. Да, задержали… Трое погибших из гражданских. Преступник — Иван Сергеевич Мехов, двадцати трёх лет, сильный одарённый со стихией огня…

— Краденые документы, — заключила Рощина кладя трубку. — Настоящий Иван Сергеевич никакими способностями не обладал.

В этот момент у меня зазвонил телефон.

— Костя, вы с Егором там живы?! Мы сейчас оцепляем место происшествия. Жуть, это был полный псих!

— Живы, живы, — успокоил я Анну. — Даже без царапин в этот раз. — Дать тебе Егора?

— Давай, — согласилась Анна.

— Егор, это тебя, — протянул я ему трубку.

Егор взял телефон и негромко стал разговаривать с сестрой, пока у него самого не зазвонил телефон.

— Всё Ань, не можем говорить, — сказал я. — Извини.

В отделение нам помогали затаскивать этого молодца, а на дактилоскопию тоже пришлось тащить, и караулить. Результат впечатлил всех — сумасшедший фанатик оказался никем иным, как Меховским Иваном Сергеевичем двадцати трёх лет рождения, не одарённым гражданином РФ. Что за чертовщина?

— На дознании Мехов шептал всё о какой-то капсуле, которая дарует силы, — задумчиво произнёс Петров расхаживая по кабинету. — И был под наркотой. Понятно с чего он чувствовал себя всесильным. Не понятно только как он смог резко пробудить силы одарённого, хотя оставался нолём несколько лет… Не стоит пока делать поспешных выводов. Совсем не стоит…

— Владислав Андреевич, — обратила на себя внимание Рощина. — По прошлому делу студента напавшего на школу один из опрошенных знакомых тоже говорил что-то о каких-то пилюлях…

— Где отчёт? — резко повернулся к ней Петров. — Ко мне на стол… Что ж, виду кто-то сознательно подсаживает молодёжь на дурь… Высшая мера кому-то уже обеспечена.

Сегодня, дождавшись пока Анин отдел, полностью уйдёт домой, я аккуратно поднялся до кабинета Анны и аккуратно отворил дверь.

— Костя?! — удивления и восторгу Анны не было предела. — Откуда ты здесь? Ты ведь сейчас должен быть в спортзале.

— Всё! — широко улыбаясь объявил я. — Петров их официально прекратил — почти показатели удовлетворительными.

Анна вскочила и порывисто меня обняла.

— Наконец-то мы приедем домой не так поздно как обычно, — сказал я целуя её в макушку. — Или лучше езжай домой одна, а мы с Егором по дороге заедем… по делам.

— Я с вами, — тут же отозвалась Анна.

После работы мы поехали в специализированный магазин, где я взял в аренду строительный измерительный инструмент, такой как уровень лазерный и гидравлический, нивелир, отвес и кучу других, после чего мы поехали прямо к высотке в которой были расквартированы мои друзья и забрав Азарьева поехали на встречу прямо с Максимом Владимировичем.

— О, здравствуйте, — поприветствовал нас полный и круглолицый мужчина сорока лет. — Что будем строить?

— Основной склад, — сказал я. — Сейчас покажу план и чертежи. Вы нужны нам как специалист, чтобы так сказать, показать основы и объяснить чертежи. Просто консультация.

— А, ну это дело не хитрое.

Мы ехали к складу Егора. Сам склад особенно после последнего инцендента доверия не внушал — забор всего метр восемьдесят, ангар — из профлиста, а кирпич мы вовсе оставили на улице. Правда после того, как геомаг его восстановил, рабочие перетащили его в ангар и заперли на ключ, но всё равно такой способ хранения доверия мне не внушал.

Однако эту территорию мы выбрали «местом тренировки».

— Вот, пожалуйста, — обвёл рукой Егор пространство. — Максим Владимирович, вот здесь мы хотим построить тот самый ангар, который вы видите в чертежах. Подскажите пока на словах — с чего нам следует начать, и как использовать этот чудесный измерительный инструмент.

— Ну, теперь вам следует нанять бульдозер, — оглядевшись, сказал бригадир. — И разровнять этот участок как можно ровней. После этого начать размечать землю под фундамент…

— Фёдор Иванович, сможете? — спросила его Анна.

— А то, — кивнул геомаг. — Мил человек, ну-ка, поставь вешки, какую площадку ровнять.

Бригадир, пройдясь, воткнул несколько кольев, после чего показал пару цифр на чертежах.

Фёдор Иванович хлопнул ладонями, и верхний слой грунта сошел как срезанный ножом, делая поверхность аккуратной и ровной.

У бригадира вытянулось лицо. Такого он точно не ожидал.

— Давай-ка теперь ставить эти приборы и размечать землю под фундамент, — крякнул геомаг. — Показывай.

Максим быстро взял себя в руки, и споро начал устанавливать инструмент вместе с нами. Заглянув в чертежи и потребовав объяснений Федор Иванович применил ещё одну печать и место под фундамент оказалось идеально очерченным. Репетиция скоростной стройки началась очень замечательно.

Глава 7. Мощь Петрова

Никогда не видел строительства с такой скоростью. Сразу после отъезда Максима Фёдор Иванович одним махом вырыл траншею под фундамент. На это у него ушло всего десять минут, и то, как сказал он сам — мог бы сделать быстрее, но решил сработать с ювелирной точность. После этого геомаг принялся возводить сам фундамент. Для этого ему потребовалась только почва рядом — он буквально мог извлекать из неё камни и сплавлять вместе собирая в один прочный и крепкий монолит. Та работа, которая бы заняла около месяца, в итоге заняла у него всего пару неполных часов. Буквально на наших глазах появился фундамент.

Сразу после этого Азарьев начал возводить стены из готового кирпича, который сам же не так давно восстанавливал, скрепляя их раствором полученным из той же почвы. Для того, чтобы перемещать кирпичи ему не требовалось даже брать их руками. Мы стояли в некотором шоке, изредка проверяя качество стен лазерным и гидравлическим уровнями.

Всего за несколько часов стены будущего склада были возведены за треть. Работа, которая обычно занимает несколько недель или даже месяцы была выполнена в максимально короткий срок. Конечно, следовало ещё поднять стены до конца, по после выполнить крышу, но глядя на такие сроки можно было точно сказать, что это будет не так долго.

— Пожалуй, этого достаточно, — переглянулись мы с Егором. — Остальное можно закончить позже, а на сегодня закончим. Качество просто супер.

— Иначе не делаем, — кивнул Азарьев весьма довольный собой.

— Давайте тогда разъезжаться, — предложил Егор.

На обратном пути заиграл мой телефон. Номер был неизвестен. Как не люблю такие звонки…

— Константин Сергеевич? — пророкотала трубка.

— Слушаю, с кем имею честь?

— Эраст Васильевич Рейган, — пробасила трубка. — Знаете такого?

Вот это был сюрприз — мне звонил средний из Рейганов. Не через секретаря, не через заместителя, а напрямую. Такого я просто не ожидал.

— Конечно, имел часть видеть вас на той бойне с корейцами, должен сказать, что ваша мощь просто впечатляет.

— О, благодарю, вы тоже показали неплохие результаты заколов старого чернокнижника… Как там его зовут? Кажется Куанг Монкут?

А вот это было вдвойне неожиданно — мой собеседник показывал не только то, что знает моё имя, но и то, что знаком с моими подвигами. Лестно, очень лестно.

— Да, кажется так, весьма польщён тем, что вы запомнили меня, — подбирая фразы ответил я.

— Этого нельзя было не заметить, а теперь я бы предпочёл перейти к делу — то мясо, которое закупили Баумы. Я бы хотел приобрести первую партию.

Дальнейшие переговоры были о сроках, количестве и способах поставки. Хм… если я всё правильно помню, то тогда с Егором мы несколько перевыполнили план, и теперь на одном из его складов лежит куча замороженных туш. Очень удобно для того, чтобы сбыть их. Мы успешно договорились о сбыте и всём остальном, правда, я предварительно сказал что перезвоню — часть вопросов нужно было обсудить с Егором, на этом мы распрощались. Сразу после этого позвонил глава Девиндов с подобным вопросом.

Я перезвонил Егору решая вопрос с ним. Всего за несколько минут мы снова получили небольшое состояние.

— Поздравляю, — поцеловала меня Анна. — Ты так брутально выглядишь, когда ведёшь такие переговоры, я прям вся краснею.

— Спасибо, — вернул я поцелуй. — Не хотела бы заняться подобной работой?

— Не знаю, — ответила Анна, а сама задумалась о чём-то размышляя. — Об этом определённо нужно подумать…

— Хорошо милая.

Дальнейшая дорога до дома прошла в молчании — Анна обдумывала предложение, а я просто был погружён в свои мысли. Мы вышли из машины, поднялись на лифте, я вышел из него открывая двери, успел повернуть ключ в замке отпирая дверь, когда почувствовал резкую боль в ладони — той самой ладони, в которую меня ударил стилетом неизвестный. На миг в глазах всё потемнело, но потом боль исчезла, и всё вернулось в норму.

— Что такое? — обеспокоенно посмотрела на меня Анна.

— Ничего такого, — улыбнулся я. — Наверное просто переутомление.

Анна внимательно изучила моё лицо. Пришлось лишний раз улыбнуться и обнять девушку, чтобы она не переживала.

…Утро прошло спокойно и мирно в домашнем уюте и спокойствии. Постепенно начинаю привыкать к такой тихой и мирной жизни. Это просто чудесно. Трафик на дороге был совсем небольшой, пробок не было, и поэтому ехать было одно удовольствие.

На проезжую часть внезапно выбежал человек.

— Стой! — на всякий случай я, но этого не требовалось — Анна уже нажала на тормоз.

Тип в футболке с черепами двигался так, словно был пьян. Выглядел как мужчина тридцати лет. Похоже просто любитель выпить и перебегать дорогу в неположенном месте. Мужчина вскинул руки к небу, и вокруг него заплясало алое пламя, которое тут же устремилось в небо. После этого неизвестный опустил задранную голову и принялся швыряться сгустками пламени по случайным машинам.

Я уже выскочил из машины. Кругом началась самая настоящая катастрофа — несколько автомобилей маневрируя, слетели в кювет и оказались перевёрнуты кверху днищами. Несколько машин горели, одну спешно тушил водитель, ещё один катался по земле пытаясь сбить пламя, а несколько других водителей позабыв о собственных автомобилях, пытались помочь несчастному. Спонтанное и довольно сильное применение магии, впрочем не блещущее разнообразием, опьянённый вид, повышенная агрессия — где-то я это уде видел. Мужик развернул голову и увидел меня.

— Смерть ментам! Смерть полиции! Смерть легавым! — заорало он, выпуская в меня поток огня.

Я отпрыгнул в сторону на ходу выхватывая своё лучшее оружие — живой меч, приземлился, но опьянённый своей силой мужик снова выпустил волну огня заставив меня ещё раз отпрыгнуть.

Краем глаза я заметил, как Анна не спеша использовать магию, выхватывает табельный пистолет и стреляет на вскидку по ногам. Воздух пронзил дикий крик — пули попали прямо в ноги мужчине, заставив его кричать и шататься. Он зашатался, но несмотря на дикую боль не упал на асфальт и не начал кататься по нему — похоже его поддерживал допинг, который частично подавлял болевые ощущения, иначе бы одним криком дело бы не обошлось.

— Аня, он под кайфом и плохо чувствует боль! — крикнул я. — Прикрой меня немного, я добегу до него и постараюсь взять живым!

Анна кивнула, показывая, что поняла.

А очередной спятивший одарённый тем временем крича и корчась от боли поднял руки, и вокруг него стало собираться то самое алое пламя, а затем предметы лежащие вокруг начали двигаться, поднимаясь в воздух. Камни, раскрошенный асфальт, отломанные в ДТП детали кузова автомобилей, стальные инструменты, типо домкратов, которые выпали при столкновении нескольких машин, автоаптечки и огнетушители — всё начало медленно подниматься, а потом лететь в сторону обезумевшего одержимого.

Я понял что сейчас случиться, и буквально за секунду до атаки и бросился на асфальт вжимая в него Аню и стараясь закрыть собой, и до предела усиливая «стальную» рубашку на теле. А затем куча предметов зависших вокруг психа словно модель солнечной системы вперемешку со всполохами огня полетели во все стороны.

— Костя, ещё раз такой атаки никто не переживёт! — крикнула Анна.

Я огляделся — горел асфальт, горели автомобили, кругом была разруха. Водителей автомобилей не было видно… Кроме одного неподвижно лежащего тела. Анна была права — если обезумевший одарённый ударит такой мощью ещё раз, то это будет просто фатально.

— Прикрываю, а ты бери его! — крикнула Анна выпуская в психа направленный поток огня.

В отличие от него её поток был ровный, а не рваный, и плотный, тщательно сфокусированный — сразу видно профессионала и дилетанта. Спятивший зарычал, как зверь, и вскинул руки заставляя хлам лежащий рядом подняться в воздух и закрыть его словно щитом.

Спятивший одарённый продолжил неумело защищаться от потока огня блокируя пространство перед собой кучей предметов, поднятых в воздух и довольно успешно сдерживал атаку. Вернее Анна позволяла ему сдерживать атаку не добавляя больше сил и не пытаясь как-то изменить её, а использовала ровно столько сил, сколько он мог отразить. Я рванул в сторону, затем ещё раз в сторону увеличивая дистанцию и обходя психа со стороны. Сейчас всё его внимание было поглощено Анной и её атакой, поэтому он просто не замечал того, что твориться вокруг. Я выхватил одной рукой меч и выстрелил по его ногам прямо в прыжке. Обе пули попали точно в ноги — не зря меня гонял Артур, не зря, затем превратил свой живой меч в тонкий бич, и хлестнул и опутывая руки безумца и мешая ему творить его магию.

Не ожидавший такого безумец дернулся, глянул на меня, потерял контроль, и вся его баррикада, которой он закрывался от пламени Анны начала сыпаться вниз, ещё через секунду он почувствовал боль в ногах и дико закричал. Какая же у него заторможенность мозга, ели боль достигла его спустя столько времени? Пламя Анны начало прорываться через стремительно рушащуюся баррикаду. Ещё немного, и оно просто сожжет этого психа — Анна сейчас просто не может его разглядеть за таким плотным потоком пламени и рушащегося мусора. Я дёрнул бич на себя заставляя психа упасть на землю, и в то же мгновение место где он стоял, обожгло потоком пламени.

— Аня, всё, прекращай! — крикнул я пытаясь докричаться до девушки через рёв пламени.

Огонь стих мгновенно, я продолжил тянуть бич заставляя безумца волочиться, чтобы он не мог применить свою технику, а к нему уже спешила Анна с наручниками наперевес.

К упавшему преступнику мы добежали оба. Я — старательно стягивая его руки бичом, который заставил выпустить шипы, Аня достав наручники. Несмотря на полученные ранения и то, что его поваляли по асфальту, псих продолжал рычать и пытался вырываться. Вот это мощь. Вдвоём мы скрутили его, и для верности и надели ещё одни наручники — на ноги. После этого я спеленал его всего своим мечом, превратив меч в колючую проволоку, и стянув так, что иглы впились в тело безумца и сел на него, чтобы хоть как-то контролировать. Успели называется на работу… Вот так денёчек выдался… И это только начало… Анна уже звонила Петрову докладывая ситуацию.

— Петров сказал оставаться на месте, — сказала она, кладя трубку. — Сейчас за этим типом приедут. За несколько дней это уже третий. Что происходит?! Я в шоке. По улицам уже нельзя ходить спокойно.


Внезапно я снова почувствовал боль в руке. Рану от стилета снова как будто обожгло огнём. В глазах всё просто помутнело. Боль ударила в виски, желудок содрогнулся от спазма. Затем боль исчезла так же быстро, как и появилась. Ох, что же это такое…

— Костя? — на меня смотрела Аня. — Ты в порядке? Что с тобой такое? Он тебя не задел? На тебе просто лица нет. Ты весь побелел как мел.

Я только кивнул приходя в себя.

— Нет, не задел, — сказал я отдышавшись. — Немного устал просто, и ещё этот порез недавно — совсем не к месту. Анна некоторое время всматривалась в меня. Я улыбнулся, чтобы приободрить её.

— Ань, всё хорошо, — улыбнулся я.

— Точно?

— Точно Аня, точно.

Петров стоял в общем зале собраний. Точнее в актовом зале. Не знал раньше, что в МВД есть такие. В этот раз здесь собрались не только опера, которые присутствовали не полным составом — были лишь Князев и Берг-Дичевский, но также были Городовые, Квартальные, следователи, дознаватели, инспектора по работе с несовершеннолетними и остальной состав МВД. Дело было очень и очень серьёзное.

— Значит так, — сказал Петров после небольшого молчания. — То, что происходит сейчас очень и очень серьёзное происшествие. Страшнее этого был только инцидент с корейцами. Ужё третий человек за последние две недели вдруг показывает способности одарённого, которые скрывал много лет и идёт на улицу устраивая теракты. Нужно во что бы то ни стало разработать превентивные меры предупреждения этого, а сейчас я попрошу высказаться каждого, кто считает что как-то можно изменить текущую ситуацию.

Наше собрание продлилось ещё сорок минут. После чего все снова стали расходиться по отделам.

— А где остальные? — спросил я Егора.

— Наблюдают за местами где могут появиться наши главные подозреваемые, — ответил Егор. — Петров поставил наблюдение везде, где их видели. В отделе сейчас только мы трое и он сам.

Как только мы поднялись, в отделе раздался звонок. Трубку снял Петров, коротко выслушал, тихо выругался и скомандовал:

— Ещё один случай — на Весенней улице сразу трое спятивших одарённых устроили грабёж супермаркета, который перерос в погром. Охрана не в состоянии организовать хоть какое-то сопротивление. Берём машину и живо туда. В этот раз я буду с вами.

Мы с Егором переглянулись — похоже, дело совсем пахнет керосином, если наш шеф отправляется вместе с нами на задержание.

Мы рванули на Весеннюю. Уже в третий раз за эти две недели врубив мигалку и сирену мчались игнорируя правила дорожного движения. Петров был молчалив и сосредоточен. Старый Князев никогда не отличался особой разговорчивостью, а мы просто поддались общему настроению и молчали. Супермаркет стал, виден ещё издали — от него бежали несколько покупателей, однако это не мешало зевакам стекаться к месту происшествия.

Мы зашли в магазин — вопли и смех были слышны ещё ото входа. Мигали всполохи печатей, слышался шум падающих предметов и грохот. Мы вышли из-за прилавка — сразу трое одарённых устроили погром — один радостно швырял деньги наблюдая как они падают, второй истерично смеясь покрывал всё льдом, а третий используя телекинез жонглировал бутылками с алкоголем, держа одну в руках, и попивая напиток.

— Настала новая эра! — заорал один.

— Всем лежать, руки за голову! — крикнул Петров.

Самое удивительное было в том, что он даже не достал пистолета. В отличие от нас троих и вообще не сделал никаких попыток для защиты или атаки. Троица разразилась гнусавым смехом. И повернулась, вскидывая руки. Петров просто щёлкнул пальцами не поднимая рук, и не меняя положения тела, и одного из троицы рывком отбросило в сторону, впечатав в кафельную стену, второго просто вжало в пол, словно невидимым прессом, или резко усилившейся гравитацией, а третьего притянуло к потолку.

Вот это да… У Петрова есть такие силы? А я ведь даже не увидел печатей. Всю троицу просто размазало по стенам.

— Егор, как такое возможно? — спросил я.

— Это невидимое формирование печатей, — с некоторой завистью пояснил Егор. — Доступно очень сильным, и очень искусным.

В этот миг я почувствовал сильное уважение к Петрову, и дикую зависть и в этот миг в супермаркет ворвались ещё трое безумцев.

Один с ходу запустил какой-то дрянью в Егора. Старый Князев прыгнул, сбивая Егора с ног и выхватывая пистолет. Я последовал его примеру и тоже выхватил пистолет и выстрелил в безумца. Петров оглянулся, и одного из троицы пришедшей на подмогу тут же впечатало в стену, а третий внезапно ускорился, оказавшись рядом со мной.

Я еле успел сформировать из меча дубинку-тонфу и огреть этого психа по рёбрам, но это не помогло — он просто не успев остановиться, сбил меня с ног падая сверху и воя как ошпаренный волк. Я повалился на пол, дернулся, хватая его за грудки, и в этот момент руку снова пронзила острая боль. Было очень больно. В глазах снова помутнело. Затем боль отступила, и я увидел, как Петров глянул на моего оппонента, и того отшвыривает в сторону невидимая сила.

— Давай, поднимайся, — сказал Петров протягивая руку.

Я кивнул, беря её и подымаясь.

В этот момент в двери супермаркета ворвался седьмой безумец и с ходу выпустил поток магмы.

Глава 8. Стрелка

Поток раскалённой магмы полетел прямо в нас. Жар ощущался даже с нескольких метров. Это даже не огонь — эта вещь страшнее огня — горячее, тяжелее, и липче. Стоит только попасть на тебя и всё — ты станешь хорошо прожаренным трупом. Помощь просто не успеет.

— Ухахахаха! — завопил седьмой псих.

Петров шагнул на встречу, и вся кипящая и булькающая масса просто остановилась перед ним. Вот это мощь.

— Валите его пока он не очухался! — рявкнул Петров.

Я перекатом ушёл в сторону, и ударил мечом, превращая его в удавку и набрасывая сзади на шею безумца. Удавка затянулась необычно легко и быстро. Я стоял в нескольких метрах, натянув её на себя и продолжая тянуть. Псих захрипел, и вцепился в удавку обеими руками, не думая атаковать.

Петров впервые за эту короткую бойню сделал несколько пассов руками, и магма всё ещё висящая перед ним сместилась в сторону, сформировалась в аккуратный шар, после чего он аккуратно опустил его на пол. Кафель лопнул и пошёл трещинами, а магматический шар стал плавно оседать, растекаясь в лужу и продолжая портить кафель.

Я продолжил натягивать удавку, чтобы у психа даже мысли не возникло о том, что можно атаковать. Петров шагнул к безумцу, и от души приложил того кулаком в живот, а после, когда тот согнулся — по голове. Жестоко, но справедливо. И тут я почувствовал снова сильную и резкую боль в кисти. Она буквально выворачивала наизнанку. Больно, как же больно, чёрт возьми! Да что же это такое?! Тихо охнув, я осел на пол и применил Самоанестезию. Боль стала отступать.

Петров нисколько не смущаясь, наклонился и застегнул наручники на седьмом из спятивших одарённых, после чего направился к следующему. Рядом поднимались с пола Князев и Егор. Побаюкав немного руку, я тоже приступил к своим обязанностям, и мы вчетвером принялись одевать наручники на одарённых, дополнительно натягивая на запястья электрические браслеты — стоит начать колдовать в таких и они ударят нехилым разрядом тока, сбивая каст. Петров закончив одевать наручники, прислонился к стене.

— Дело плохо, — сказал он. — Похоже, объявился кто-то, кто нашёл способ, как делать обычного человека одарённым. И пользуется этим, создавая подобных психов направо и налево.

— А это возможно? — с сомнением спросил старый Князев.

— Как видишь, — махнул рукой на лежащих террористов Петров.

Я вопросительно посмотрел на Егора. Тот только пожал плечами. Раньше бы ни за что не поверил, что можно просто так взять и сделать обычного человека одарённым. Теперь я уже сомневаюсь в том, что это так невозможно. Смог делать обычных людей одарёнными — это довольно сильное заявление. Ни к чему хорошему это точно привести не может. Это только в детстве, кажется, что дай человеку возможность творить магию и всё будет прекрасно и замечательно. На самом деле только дай человеку творить магию и появятся вот такие анархисты, опьянённые собственной силой и мнимой безнаказанностью.

А в двери развороченного магазина входили несколько «инквизиторов» в чёрных масках и два уже известных мне человека — Иван Гансович, и Действительный Статский Советник с фамилией Бурых. Расследование перешло на новый уровень.

День выдался очень тяжёлым и насыщенным. Вдобавок ко всему добавились довольно долгие беседы с этими двумя господами. А у меня просто хроническая аллергия на подобные мероприятия. Ко всему прочему Петров объявил, что в связи с таким событиями распускает Комитет — сейчас просто не до этого. Я вздохнул — не то с облегчением, не то с грустью — один из моментов рабочего общения с Аней тут же пропал. Под конец дня я был на сплошных нервах, и дома даже дёрнулся, когда зазвонил телефон, но вовремя посмотрел абонента — звонила Женя.

— Привет Женя, — давно тебя не было видно.

— Я подумала, что у вас двоих медовый месяц, и старалась не портить вам двоим его лишний раз. Кстати — я не помешала?

— Да вроде нет — рассеяно ответил я несколько краснея. — Только с работы вернулись.

— Тогда я не буду тянуть резину, и сразу перейду к делу, — перешла к делу Женя. — Пользуясь старым знакомством, хочу закупить у тебя с Егором мясо. Сделаешь по старой дружбе? А то все уже кому не лень закупают, а мой папенька что-то клювом прощелкал.

— Не вопрос Женя, — ответил я.

Анна с некой долей ревности посматривала на меня.

— Это Милославская? — с откровенной ревностью спросила она.

— Угу, — кивнул я. — Жень, дать тебе трубку? Аня хочет с тобой поговорить.

— Оу… — протянула девушка. — У вас уже есть супружеская ревность? Давай-давай.

— Хорошо, я сейчас наберу Мишу, — ответил я. — Ань, тут Женя очень хочет с тобой поговорить.

Анна взяла трубку несколько отстранённо поздоровалась, а после обе девушки начали болтать. Похоже, не начавшийся конфликт был исчерпан, к тому же, двум подругам было о чём поговорить. Аня периодически краснела смущаясь — похоже смутить её может не только сестра. Я с облегчением стал снимать служебную одежду — Аня переоделась раньше меня. Теперь можно отписаться Жениному брату, и все вопросы решить с ним. Я так и поступил.

Пользуясь тем, что девочки беседуют я принялся переписываться с Мишей и с Егором. Помнится у нас с Егором было достаточно лишних туш. Интересно, что-то осталось ещё после того, как ещё пару партий купили Рейганы и Девинды. Надеюсь на это — не хочется обижать Женю — мы ведь достаточно давно знакомы и в дружеских отношениях. Так, отлично — туши были. Мы тут же скооперировались, онлайн организуя передачу партии Милославским. Миша тут же сделал денежный перевод. Цифры очень и очень порадовали. Что ещё можно сделать? Я глянул на Аню с телефоном— те продолжали болтать. Такс, ну тогда сейчас сделаю оплату автостраховки. Готово. Так, а теперь посмотрю те ценники на землю, которые нашла Аня. Посмотрим ещё раз. Выберем лучшее из того лучшего, что она нашла. Финансы позволяют, тогда можно взять в аренду.

Собственно это я и сделал сразу став счастливым обладателем земли на год с правом выкупа. Замечательно. Теперь можно заняться… более интересными делами. Пожалуй я дозрею до того момента, что действительно решу строить на этой земле свои здания. Не знаю ещё сколько времени пройдёт, но полагаю рано или поздно это случится. Теперь нужно наконец разобраться с этой страховкой мать её. Ввести номер телефона, паспортные данные, получить смс с кодом, ввести код, теперь ещё получить подтверждение от владельца машины. Блин, да что за система такая?!

— Ань, набери пожалуйста подтверждение, — попросил я. — Страховку оформляю.

Анна оторвалась от телефона, посмотрела на меня любящим взглядом и выполнила процедуру. Вот, теперь сбылась ещё одна её мечта — я смогу возить её на автомобиле.

Блин, как же много дел. Я уже завертелся во всём этом как белка в колесе, и просто начинаю забывать что делаю и чем занимаюсь. Просто кошмар какой-то. Ко всему прочему снова зазвонил телефон. Звонок оказался с паспортного стола. Там меня вежливо проинформировали, что в связи с тем, что я основал свой клан, а так же ввиду моих заслуг документооборот закончили уже сейчас. В связи с этим меня просили приехать вместе с моими вассалами и забрать паспорта. Новость была не просто потрясной — новость была просто отличной.

— Ань, я возьму ненадолго машину? — спросил я. — Там паспортный стол звонил — паспорта для моих вассалов готовы. Теперь я официальный аристократ.

Вместо ответа Анна повисла у меня на шее. Я чмокнул девушку в лоб, и отправился в сие учреждение.

Я поехал в свой квартал — надо сказать, что новость все восприняли просто единодушно с бурным проявлением эмоций. В эмоциях сдержанными были только Семён Васильевич и немцы. После этого мы поехали в паспортный стол, и ужа официально стали маленьким кланом по всем буквам закона.

— Поздравляю, — я по очереди пожал руку каждому. — Фёдор Иванович, герр Петер. Пока предлагаю вам просто поставить приложения самозанятости. Так вы сможете легально распоряжаться финансами, и получать оплату. Чуть не забыл — вам нужны будут банковские карты, но об этом думаю, стоит поговорить позже. Когда нас станет несколько больше, то мы сможем открыть пару небольших заводов. А теперь предлагаю проехать на нашу официальную землю, и заняться стройкой. Нет, об этом я попрошу только Фёдора Ивановича. Поехать и изъявили желание ещё двое человек — Никаноров и Святозаров. После чего мы все двинулись на не так давно арендованную мною землю. С минуты на минуту сюда должны были доставить КАМАз с кучей грунта, а следом за ним ещё один, и ещё один.

— Неплохое местечко, — осмотрелся Азарьев глядя на просторный в несколько гектаров луг. — Вот здесь бы и хорошо отстроить наш квартал. Просто идеальное место будет — ещё пруд выкопать, или небольшое озеро, и вообще лепота будет.

— А не высохнет ли озеро? — спросил я с некоторым скепсисом.

— Не высохнет, — авторитетно заявил Захар. — Чую тут грунтовые воды. До них скважину добурим, и будет у нас своё озеро. А можно будет и свой родник пустить. Красота получиться.

— Ну что, приступим к строительству? — поинтересовался геомаг.

— Фёдор Иванович, подождите, — похлопал его по плечу я. — Ещё нет плана, нет узаконенных чертежей на здания.

— Так пару ангаров построим — один под кирпичи, а второй так — под мясобойню.

— Фёдор Иванович, ставить то нужно так, чтобы удобно было.

— Так делов то — потом снести всё. У меня сил хватит. И заровняю так, что будто ничего и не было.

— Ну тогда приступайте, — пожал плечами я. — Вот кстати и КАМАЗы едут.

— Я пока стену возведу, — развёл руками Фёдор Иванович. — Нет, лучше пока земляной вал, и ров. Захар, давай, ты его залей водой, а потом всё остальное делать будем.

Буквально в считанные пару часов на границе моей маленькой земли вырос довольно глубокий ров, а вместе с ним земляной вал. После чего Захар залил ров водой, а Фёдор Иванович принялся за возведение фундамента, а потом из тут же сотворенного кирпича принялся выкладывать стены. Закончив один ангар он принялся за второй. А что — действительно идея — в одном открывать воронку на Изнанку, а второй использовать под складирование кирпичей.

Я не мог ни нарадоваться, глядя на это скоростное строительство. Еще недавно я мечтать о таком просто не мог, а теперь… Что уж тут говорить… От раздумий меня отвлекло сообщение от Анны. Упс! Кажется, я слишком много времени уделил всему этому и забыл о своей девушке. Не хорошо. Нужно срочно исправлять ситуацию. В этот момент меня отвлёк шум подъезжающих автомобилей. Стоп! А это ещё кто? Прямо к нам ехали не останавливаясь два огромных внедорожника, хотя я мог ошибаться, и это могли быть обычные кросоверы-паркетники. Внушительная высота, дорогие колпаки на колёсах, тонированные стёкла, на парочке дверей аэрография виде полуодетых девиц. Кто бы это мог быть? Заблудились что ли?


Машины резко остановились, и их двери распахнулись. Надо же какие лица — первыми вылезли Бурлаков и его секретарь, а следом за ними смуглые и черноволосые граждане, которые могут быть как честными гражданами, так и не очень.

— Ну всё, теперь ты за всё ответишь сукин сын! — сразу начал Бурлаков. — Я с тобой поквитаюсь, и поставлю тебя на место утырок! Даже если ты будешь молить о пощаде, ты её не получишь, а следующими будут твои дружки. Я оторву им всем руки, а потом ноги, и заставлю сожрать их, а после зарою в землю по шеи и буду мочиться в их наглые лица.

Группа поддержки поддержала его глумливым хохотом и шушуканьем на другом языке.

— Тю, а хлопец похоже не усвоил урока, — встал рядом со мной бывший кавалерист. — Надо бы ещё вразумить, иначе такой поганец так дураком и останется до самой смерти.

Бурлаков и четверо телохранителей резко вскинули руки ко рту и проглотили что-то. Все трое резко дёрнулись, как будто получили ударную дозу алкоголя, покачнули, глаза налились кровью, лица раскраснелись, а движения стали терять координацию. Следам за ними принял препарат и секретарь. Примерно так же выглядели спятившие, которых мы останавливали с Петровым… Внезапно Бурлаков засветился и начал искриться разрядами молний, у одного из его телохранителей глаза загорелись пламенем в прямом смысле, второй лениво создал в руках водяной шар, двое других начали покрываться шерстью и трансформироваться то ли в волков, то ли в гиен, как некоторые клановые бойцы. Даже секретарь изменился, резко начав расти, и раздаваться в плечах.

Неужели этот наркотик дал им такие способности? Просто невероятно! Бурлаков, покрытый разрядами молний, резко рванул ко мне. Я не был бы собой, если к началу нашей битвы не покрыл бы себя «железной рубашкой» и не напитал бы мышцы Лебеном, поэтому в момент, когда он атаковал, я сделал то, что делал сотни раз — ушёл в сторону длинным прыжком. Разросшийся до трёх метров и не менее раздавшийся в плечах секретарь двинулся к геомагу, картинно медленно, а четверо смуглых типов которых Бурлаков нанял похоже потому, что уже не мог нанять нормальной охраны шагнули к Никанорову и Святозарову.

— Постарайтесь не убить их! — крикнул я. — Они нужны живыми!

После мне пришлось снова рвать дистанцию, потому, что резко ускорившийся Бурлаков попытался ударить меня руками покрытыми молниями. Остальные тоже включились в бой. С их силами это будет всё равно, что избиение младенцев. Пожалуй, им остаётся только смотреть за тем, чтобы не убить своих противников. И как тут сражаться? Так и я могу ненароком убить кого-нибудь из этих ослов, или того же Бурлакова, если ткну оружием.

— Поиграем в салочки?! — задорно крикнул кто-то из военных, и начал убегать от своего противника.

А это хорошая мысль, можно потянуть время, изматывая противника.

Бурлаков взвыл и зарычал пытаясь преследовать меня. Нет, как был дураком, так и остался — силу получил, но справиться с ней не смог. Это было похоже на то, как если бы трёхлетний ребёнок попытался взять в руки автомат Калашникова — вроде и держать может, но дуло постоянно опускается, и приклад, а само оружие норовит выпасть. Оглянувшись, я увидел, как Фёдор Иванович просто замуровал своего противника по самую шею, и со скучающим видом копается в смартфоне, даже не наблюдая за барахтающимся противником. Захар удерживал своего противника в водяной сфере гигантских размеров, а Прохор успешно активировав громовую поступь играл в салочки с противниками изредка успевая дать им пинка или подзатыльник. Внезапно Бурлаков захрипел, стал слабеть на глазах, а его молнии стали тускнеть. Он рывком достал ещё одну пилюлю и проглотил её, и силы начали восстанавливаться прямо на глазах.

Остальные, корчась и пытаясь освободиться умудрились тоже проглотить по пилюле, после чего их сила резко возросла, и двоим даже удалось выбраться из Водяной Тюрьмы и Каменных Оков. Сила просто зашкаливала. Фёдор Иванович и парни просто усилили натиск, и их противники снова сдулись и снова приняли пилюлю.

Занятное дело… Выходит, эта дрянь имеет свой срок действия, и кроме того что пьянит, даёт на некоторое время обладать Лебеном, но только на время. После чего способности исчезают, а человек слабеет. Эффект допинга. Бурлаков в очередной раз потянулся к пилюлям, но я был наготове и просто превратив меч в бич, дёрнул его за руку заставляя рассыпать их. Бурлаков взревел, но слабость и одышка взяли своё и он остановился, затем начал оседать, а затем рухнул на землю. Даже в таком положении он старался дотянуться до пилюль, царапая землю, но я не давал ему этого, оттаскивая бичом.

Один за другим стали валиться его товарищи корчась и пуская пену изо рта. Что это? Передозировка?

Додумать мысль я просто не успел — сильная боль в руке снова скрутила меня.

Глава 9. Отсроченная смерть

Боль была резкой и очень острой, и буквально жгла руку огнём так, что в глазах темнело. Это не была тупая ноющая боль пореза или ушиба, боль была такая, как будто рана свежая. Рука просто горела. Я сжал руку как можно сильнее, активировал Самоанестезию, и попытался унять сердце. Боль постепенно стала отступать.

— Костя, что с тобой? — обеспокоено, взял меня за плечи геомаг Фёдор. — Тебя что, что-то зацепить успел, или отравить?

— Нет, просто рана болит, — отмахнулся я.

— Костя, они мертвы, — хмуро пощупал одно из тел Захар. — Глаза как у рыб мороженных, и пена изо рта, да и кожа цвет поменяла. А мы ведь даже не сильно усердствовали. Отравились чем? Они же ведь таблетки эти глотали.

Я украдкой осмотрел всех шестерых — тёплые, но мёртвые. Передозировка. Из всех шести в живых остался только Бурлаков, и то, только потому, что я буквально отобрал у него те пилюли. Что ж, самое время позвонить Петрову и порадовать его новостью, что таблетки дают на время сильные способности, но способны убить того, кто их принимает. И нужно уже позвонить Арзет — что-то не к добру эта ситуация с рукой — она уже давно должна была зажить и никак не напоминать о себе.

Попасть на приём к Арзет мне удалось только спустя несколько часов. К тому времени опрос меня и моих людей уже закончился, а трупы увезли, как и ещё живого Бурлакова. Кто бы мог догадаться и предвидеть, что он достанет где-то эту дрянь просто для того, чтобы поквитаться? Увы, никто не мог знать этого, и предположить тоже не мог. В этот раз мне повезло, и меня принял не Антон Сергеевич, а сама Наталья.

— Привет Костя, — кивнула на глядя на меня. — Однако форма тебе к лицу. Сколько все произошло — вижу стал героем РФ, медали получил, погоны потяжелели, и теперь уже начинаешь клан строить.

— Спасибо, Наташа, ты тоже замечательно выглядишь, — сказал я испытав некоторую неловкость.

К счастью Наталья поняла её правильно.

— Да не переживай, я не в обиде — сказала она. — И так понятно, что у вас с Аней медовая пора. Дорвалась девчонка до сладенького. Ну, ей можно, давно пора.

— Угу, — кивнул я. — Столько лет ждала этого.

Некоторое время мы беседовали о прошлом, потом речь зашла у чудесных свойствах мяса с Изнанки и о том, что теперь мы с Егором стали его поставщиками, после чего Арзет пользуясь случаем, тут же договорилась со мной о поставке такого экзотического и полезного сырья. Постепенно мы перешли к разговору о том, на что я жалуюсь и вообще о том, почему решил обратиться к ней.

— А пойдём-ка, сделаем полноценный осмотр и возьмём анализы, — нахмурилась Наталья, после чего повела меня с собой.

Мы миновали пару этажей и пришли к уже знакомому мне аппарату, на котором когда-то уже проводили мою диагностику, но в этот раз укладывать меня на него Наталья не спешила. Она взяла у меня образцы крови из вены и пальца, мазок из зёва и образцы слюны, после чего исследовала их. После этого я лёг в искомый аппарат, который больше всего походил на аппарат МРТ, и началась диагностика. Насколько я помнил, то это была довольно сложная процедура проверяющая как-то потоки Лебена и процессы, связанные с ними. Я лежал, и краем глаза видел, как хмуриться Наталья, совсем как тогда, когда я первый раз попал сюда.

После осмотра Наталья продолжила хмуриться и молчать, и просто села на кушетку рядом со мной.

— Наташ? — спросил её я. — Насколько всё плохо?

— Это не просто ранение, — наконец ответила Наталья. — Это какая-то техника с использованием Лебена. Что-то вроде пучка или потока, который попадает в рану. Костя, с каждым разом вспышки боли были сильнее?

— Да, — ответил я уже предчувствуя неприятности.

— Так и думала, — ответила Наталья. — Это идёт нарастание симптомов. Техника медленно но верно проявляет себя с каждым разом всё сильнее. С каждым разом приступы будут усиливаться, пока однажды не убьют тебя. Это очень и очень опасно Костя, и очень и очень плохо. И судя по темпу роста прогрессии… Не могу сказать насколько быстро болезнь будет прогрессировать, но похоже твоё тело пока может успешно сопротивляться. Обычный человек был бы уже мёртв.

Я похолодел и почувствовал сильную слабость. Вот так новости. Не думал, что всё будет настолько серьёзно. Это ввергло меня в некоторый шок. Я просто не готов умереть сейчас, когда сколького добился, когда у меня появилась любимая девушка.

— Скажи, это можно как-то вылечить, или просто остановить, даже если после этого я потеряю руку, или останусь инвалидом?

Наталья медленно покачала головой.

— К сожалению нет — эта техника будет действовать в любом случае — даже если тебе отрезать руку, то она как раковая опухоль резко выбросит свои метастазы, и продолжит распространяться по телу. Эта дрянь очень и очень сильная Костя.

Вот и всё. Я почему-то сразу поверил, что всё так и будет. Не было никакой истерики, ни надежды на призрачное спасение, была только констатация факта того, что это случиться.

— Спасибо, что попыталась помочь, — поднялся я и пошёл к двери. — Теперь нужно успеть доделать незавершённый дела, хотя бы пока я жив.

— Стоять! — рявкнула Наталья. — Я ещё не закончила!

Вскочив с кушетки, она подбежала ко мне, и обняла меня сзади.

— Постой Костя, подожди, ещё не так всё плохо, — уже более спокойно сказала она. — И сядь уже обратно.

Я сел обратно на кушетку глупо улыбнувшись.

— Если Аня узнает об этом, то она меня убьёт.

— Дурак, — сказала Наталья. — На наше обнимания она даже внимания не обратит, а если узнает о том, что с тобой, что сама погибнет. Морально. Просто истает как свеча рядом печью и зачахнет.

— Да, прости, я сказал глупость. Ане я не собирался ничего говорить… Так что там можно сделать?

— Остановить заболевание невозможно, — сказала Наталья. — Но можно очень и очень сильно замедлить его. Это то, что я пока могу сказать точно. А после того, как его замедлить, то можно будет попытаться найти способ его вылечить. Может быть я сейчас просто чего-то не замечаю, или не вижу. Такое иногда бывает — сам знаешь.

— Знаю, — ответил я.

— И сейчас я могу сказать навскидку один способ, или даже два, как теоретически можно отменить эту технику, — уже более спокойно сказала Наталья. — Нужен тот человек, который ранил тебя стилетом. Или его частичка Лебена. Тогда даже без его согласия или желания отменить эту технику отсроченной смерти можно будет спасти тебя.

— Спасибо Наташа, — кивнул я. — Вот сейчас мне стало несколько получше. Прямо свет в окне тоннеля появился. Иначе и сказать не могу.

— Может быть, он даже будет не нужен, — сказала Наталья. — Мама сейчас в отъезде, а там где она телефон не ловит. Когда она вернётся возможно она сможет сделать что-то более полезное чем я, а пока давай я дам тебе лекарства.


После этого мы двинулись на склад. Наталья шла широким летящим шагом. Мы миновали этаж, после чего подошли к лифту явно не предназначенному для посторонних, и спустились на отрицательный этаж. Не знаю, какой это был минус, но он был точно ниже уровня первого этажа. Это был явно какой-то склад. Нет, не так — один из складов, или даже ярус какого-то склада. По огромному и просторному помещению тянулись длинные ряды специальных холодильников поддерживающих нужную влажность и температуру. Сам этаж был разделён на ярусы на каждом из которых проходили ряды холодильников. Наталья подошла к одному и прикоснулась чипом, после чего дождалась ответного пиликания и отперла уже металлическим ключом, и начала вынимать упаковки с лекарствами.

Наталья достала два дозатора-блистера с таблетками. Нажала на один — их него выпала большая крупная таблетка в пищевой оболочке. Нажала на маленький — и из него выпала таблетка поменьше.

— Выпей сейчас, — сказала мне она. — А с завтрашнего дня утром принимай крупную таблетку, а вечером две небольшие. Это отсрочит неприятные последствия и надеюсь, мы успеем что-то сделать.

Я взял большую таблетку и проглотил её. Оболочка была сладкой как у всех таблеток. Таблетка тут же скользнула в пищевод, а по телу разлилось приятное тепло. Ощущения не спешили себя показывать, но так и должно быть с лекарствами — эффект проявляется не сразу.

— Спасибо Наташ, ты мне очень помогла, — честно сказал я.

— Пока это меньшее, что я могу для тебя сделать, — серьёзно ответила она. — И надеюсь не единственное, что я могу для тебя сделать.

— Конечно не единственное, — кивнул я. — Проводишь меня наружу?

Вопрос был явно риторический, поэтому мы двинулись к лифту.

— Как кстати Аня? — полюбопытствовала Наталья. — Давно с ней не болтали.

— Замечательно, ты не поверишь, но теперь она дома носит юбки, и халаты.

— Аня? Бог мой, я хочу это видеть.

Нервное напряжение несколько спало, и мы в спокойной обстановке поднялись наверх, после чего попрощались, и я поехал домой. Анна встретила меня в прихожей оперевшись на стену.

— Костя, где ты пропадал? — поинтересовалась она.

Я замер. Промолчать — значит, заставить её нервничать. Но с другой стороны — если я расскажу о том, что смертельно болен, и возможно это не излечить, то это будет для неё ещё хуже. Я представил её глаза полные слёз, её мучения, и мне просто стало не по себе.

— Ммм, ездил к нашим владениям, — сказал я помявшись. — Потом на нас напал Бурлаков со своими дружками, а после этой стычки нам пришлось иметь разговор с МВД.

— Да? — вскинула бровь Аня. — А мне он сказал, что ты ушёл от него ещё два с половиной часа назад.

Анна вскинула подбородок, задавая немой вопрос. Я замер.

— Аня, я был у Арзет, — наконец сказал я. — Мы заключали контракт.

— И как, успешно? — сухо спросила Анна, буравя меня взглядом.

— Да, — кивнул я. — Они станут нашими покупателями наравне с остальными.

Анна продолжила сверлить меня взглядом, после чего развернулась и пошла на кухню. Я почувствовал себя неуютно. Ну вот — опять между нами начинается размолвка.

— Садись ужинать, бизнесмен мой, — буркнула Аня, садясь рядом.

Вечером я снова почувствовал некоторые ощущения в руке. Похоже, эта зараза пытается сожрать меня. Я аккуратно активировал Самоанестезию, после чего проглотил две маленькие таблеточки, оглядываясь украдкой. Анне этого видеть не следует.

Утром я снова проснулся от того, что стихшая вчерашняя боль снова дала о себе знать. Снова активировал Самоанестезию и проглотил таблетку. Полегчало. После чего быстро спрятал блистер в одежду, пока не видит Аня, и прошёл на кухню, где она готовила завтрак.

— Кость, ты меня извини, — села она рядом. — Я вчера психанула как дура. А потом поняла, что поступила глупо, и к тому же, я ведь сама говорила, что хотела этого. Даже стыдно стало.

— Аня, всё в порядке, я не сержусь, — я чмокнул её в лоб.

— Точно? — спросила Анна, пытливо заглядывая мне в глаза. — Я ведь знаю, что ты обиделся. Или просто не хочешь этого говорить, чтобы не расстраивать меня?

Я посмотрел на неё. И как можно расстроить такое сокровище?

— Всё в порядке Аня, я же сказал, что не сержусь.

Анна продолжала пытливо вглядываться мне в глаза.

— А почему тогда пришёл такой хмурый? Прямо смурной.

Упс! А мне казалось, что я хорошо контролировал свои эмоции.

— Просто устал Ань, — соврал я.

Анна ещё некоторое время смотрела на меня, после чего чмокнула в щёку и уселась рядом.

На работу мы приехали во время, без происшествий. Сразу после планёрки Петров собрал все отделы МВД, после чего начал собрание.

— Итак, сегодня мы собрались здесь для того, чтобы обсудить ситуацию, которая выходит за рамки обычных, — начал он. — Удалось установить, что некое лицо, или группа лиц распространяет сильный наркотик вызывающий привыкание и дарующий на время магические способности. Жажда силы и жажда могущества заставляет обычных граждан принимать его, а зависимость делает их послушными рабами кукловода, который их распространяет. Вторая опасность в том, что эти лекарства дают довольно мощные силы, и граждане, находящиеся в состоянии опьянения пускают эти силы на преступления. И наконец — третья опасность состоит в том, что это вещество приводит к летальному исходу, и к очень быстрому летальному исходу приогромном потреблении сразу же.

Он сделал паузу, чтобы все прониклись ситуацией.

— Поэтому это та информация которую необходимо донести до каждого. В связи с этим всем сотрудникам МВД следует усилить бдительность и в любом подходящем случае выполнять разъяснительные беседы с гражданами. В этом деле вместе с нами будет участвовать Комитет по Борьбе с наркотиками, Прокуратура, и ФСБ. А сейчас обсудим сложившуюся ситуацию. Я хочу слышать все стоящие и даже не стоящие предложения.

Я сидел считая в уме. В крупном блистере тридцать таблеток, я проглотил две. Одну вчера, а одну утром. Сейчас там осталось двадцать восемь таблеток. Во втором блистере было шестьдесят таблеток. Две из них я проглотил вчера вечером. Сейчас там осталось пятьдесят восемь таблеток. Этого должно хватить на двадцать восемь дней. При условии, что болезнь не будет прогрессировать, и приступы не начнут проявляться чаще. Это сократит количество моих лекарств, и одновременно приблизит вероятную кончину. Интересно, если я погибну, то как — пуская пену? Царапая собственное горло? Катаясь по полу в судорогах? Нет, уж лучше будет просто достать пистолет и пустить себе пулю в лоб. Не хочу такой страшной смерти.

Егор ткнул меня в бок и спросил:

— Эй, Костя, с тобой всё в порядке? Ты какой-то бледный, и рассеянный.

— А? Просто задумался, — снова сказал я.

Егор понятливо кивнул. Похоже просто решил, что у меня какая-то размолвка с Анной. Впрочем, тут он почти угадал. Интересно, как долго я смогу скрывать от Ани своё состояние? Как скоро симптомы начнут проявляться сильнее? Что будет потом? Кожа пожелтеет? Нальются кровью глаза? Тело станет необычайно худым и немощным? Я снова сжал кулаки чувствуя, как отсроченный призрак болезни маячит за плечом и уже тянет ко мне свои костлявые руки. Отогнав от себя кошмарное видение я снова задумался.

Нет, если мне и суждено скончаться от какой-то болезни, то перед этим я должен буду обеспечить Анну хотя бы для того, чтобы после моей смерти она смогла не зависеть от кого, и воплотить свои мечты.

Следует позвонить Звоницкому и купить у него сертифицированные чертежи одной из высоток. У Ани будет свой дом, такой, какой не будет ни у кого.

После того, как собрание закончилось, мы прошли в отдел. Там нас впервые с Егором отправили на дежурство. Дабы не выдать себя мы переоделись в гражданскую одежду и отправились следить за клубом, где я видел последний раз Чёрного Бухгалтера. Рядом были уличные тренажёры, поэтому мы успешно изображали из себя спортсменов, по очереди поглядывая за зданием. Ко мне снова вернулись навязчивые мысли. Если я хочу обеспечить Анну всем, то я должен начинать делать это уже сейчас.

— Егор, можешь найти ещё каналы сбыта кирпича для Азарьева? — спросил я.

— Могу, — пожал плечами Егор.

— Найди пожалуйста Егор, очень нужно, — чуть поднажал я,

Егор оторвался и внимательно посмотрел на меня.

— Костя, к чему такая спешка?

— Да так, нужно, — ответил я.

— Нужно что?

— Успеть, — повторил я понимая, как неестественно это выглядит.

Твою мать, Егор сейчас скорее всего подумает, что я просто одержим банальной жадностью. Как глупо. Но ещё хуже будет, если я не успею обеспечить Аню.

Егор посмотрел на меня и внезапно спросил:

— Костя, что у тебя в кармане?

Я замер. Тут меня он застал врасплох.

— Кошелёк, в другом — телефон, ещё записная книжка, наушники, повербанк и зарядник.

— А вот в этом? — он показал на карман с блистерами. — ТЫ целый день смотришь на него как загипнотизированный.

— Бумажник, — соврал я.

Егор легонько толкнул меня по карману и на землю упали два блистера с таблетками.

Его лицо изменилось, и он поднял взгляд с упавших лекарств на меня.

Глава 10. Снова двойник

— Что? — поднял на меня взгляд Егор. — Ты начал употреблять таблетки? Что за это дрянь?

— Егор, это просто лекарства, — сказал я, понимая, что он подумал.

— И что за это лекарства? — скептически посмотрел на меня Егор. — С твоей регенерацией на тебе всё заживает в считанные дни, и даже часы. Зачем тебе лекарства? Это на них ты тратишь деньги?

— Егор успокойся, это не то, что ты подумал, — ответил я, внутренне понимая ход его мыслей.

— Тогда что же? — сухо спросил Егор.

Я помолчал, подбирая слова.

— Это отсрочка смерти Егор. Вчера я был у Натальи, которая Арзет, и оказалось, что я болен. Пока всё идёт к тому, что у меня периодически появляются приступы, подтачивая меня, которые должны в конце концов просто доконать меня. Наталья смогла только дать мне эти лекарства для того, чтобы замедлить процесс. Пока она не может сделать большего. Я не стал никому говорить — ни тебе, ни Анне.

— Ну-ка, рассказывай, — ещё больше нахмурился Егор.

— Помнишь того человека, про которого я когда-то рассказывал? Именно того, с которого и началась моя история. Не Виноградов, а другой тип, который попросил меня купить ему книгу. Так вот, и я рассказывал тебе, что он встретил меня после работы на крыльце и напал со стилетом, пробил ладонь. Так вот Егор — с этого момента начались неприятности. Сначала я не замечал, что ладонь немного болел, списывал это на естественно ранение и такое прочее. Потом начали резкие и периодические вспышки боли, когда я напрягался, или как-то задействовал свои силы.

— Совсем недавно, когда была стычка с Бурлаковым, который подсел на эти новые наркотики меня просто очень сильно обожгло болью, и я поехал проверяться к Арзет. Как оказалось — это был не просто какой-то порез, или укол, это была какая-то техника. Как сказала Наташа вроде пучка Лебена или потока, который пытается уничтожить меня. Я крепче чем обычный человек, и крепче, чем одарённый, поэтому моё тело сопротивляется. Но когда я использую свою силу организму не хватает энергии чтобы сдерживать это заболевание, и начинаются резкие вспышки боли. Настолько сильные, что у меня просто мутнеет в глазах. Наталья ищет способ чтобы остановить это, пока она смогла только дать мне эти препараты, которые замедляют заболевание.

Егор перестал хмуриться и лицо его разгладилось.

— В самом деле? — спросил он. — Костя, тогда зачем тебе этот бешенный сбыт? Зачем тебе эти продажи?

— Понимаешь Егор, я решил сделать хоть что-то, пока я жив. Я решил обеспечить Анну, чтобы она могла жить дальше даже после моей смерти, и ни в чём не нуждаться. Я хотел построить если не квартал, то просто высотку, которая бы просто принадлежала ей. После моей смерти всё моё имущество отошло бы ей. И бизнес с мясом, и духи Майера, и что он там планирует сделать — всё досталось бы ей. Тогда она смогла бы жить дальше… Егор снова нахмурился и заходил из стороны в сторону.

— Неужели ничего нельзя сделать? — спросил он. — Кроме того, что Арзет ищут способ лечения?

— Можно — для этого нужен человек, который меня ранил.

— Тогда мы просто найдём его, — заключил Егор. — Давай рассуждать логически. Если у нас нет его личных вещей, то нужно найти его соучастников — мы видели Бухгалтера, и нашли след изготовителя документов. И я полагаю, что эта троица работает вместе. Если мы найдём их — то найдём его, или по крайней мере найдём какую-то вещь, которую можно будет использовать в поисках.

Он немного успокоился и продолжил размышлять, наблюдая за объектом.

— Как я понимаю веще твоего неудавшегося убийцы нет, как нет и вещей двух других типов, значит выследить его с помощью гончей нам не удастся. И не удастся выследить с помощью той интересной техники Майера. Хмм, не будем пока считать это проблемой и отчаиваться.

Егор продолжил размышлять перебирая в уме все возможные варианты.

— Судя по всему, эта троица занимается тем, что продаёт ту самую дрянь, после которой люди получают на некоторое время способности. Слишком много совпадений. Козовы, Бухгалтер и Секретарь, странный тип, который знает их всех, а заодно и тебя, и наконец клуб, где видели Бухгалтера. Скорее всего, он имеет целую сеть клубов оформленных на подставное лицо, и через какой-то из них сбывает свою дрянь — ничего нет проще, чем в тёмном помещении пообещать с три короба наивному человеку пришедшему искать развлечений, после чего дать ему принять дрянь. Значит нам нужно найти место, где распространяют это дерьмо.

— Я тоже так считаю Егор, — кивнул я. — Но, сомневаюсь, что мы можем легко и быстро проверить все клубы, в том числе и подпольные. Здесь нужно выпускать всё отделение, чтобы оно занималось этим.

— А всё отделение и не надо, — сказал Егор. — У нас есть человек, который скажет нам, где это происходит, и от кого он получил эту дрянь.

— И кто же?

— Бурлаков. Ты уже забыл, что он явился к тебе, приняв этой дряни, а вместе с ним его дружки, и после полегли все кроме него. У него будет некоторый стимул, чтобы помочь тебе. Хотя бы просто, чтобы отомстить за своих друзей. А если не захочет этого, то пожалуй можно будет попытаться воздействовать на него немного по-другому. Сегодня после дежурства… Да, зачем после дежурства — сейчас, звоним Петрову, говорим о том, что у нас появились идеи о том, как найти всю шайку, а после этого едем к Бурлакову и начинаем работать с ним.

Я хотел достать телефон, но Егор звонил уже вместо меня.

— Алло… Да, Владислав Андреевич, это Берг-Дичевский. Нет, ничего не случилось, объекты не показывались в зоне наблюдения… Нет, я звоню чтобы сказать, что похоже мы нашли способ, чтобы найти корень всех зол, и не только его, и покончить с этой гадостью и найти тех, кто распространяет… Нет Владислав Андреевич, не могу по телефону… Да, опасаюсь, что его прослушивают… Да, хорошо. Да, ждём.

Егор с довольным лицом положил трубку.

— Через ми нут сорок приедет Фолин и Крязев нам на смену, а мы сможем съездить до Бурлакова. Готовься, сейчас будем разбираться с ним. Если нужно привлечём ещё кого-нибудь для того, чтобы вытащить из него правду.

Я ошеломлённо смотрел на Егора. Всего за пару минут так всё организовать… Что-то я действительно расклеился, когда нужно было собраться.

— Спасибо Егор, — только и сказал я.

— Не стоит, я ещё ничего не сделал.

Минут через сорок прибыла наша смена. Сев в служебный автомобиль мы поехали в тюремный госпиталь, где сейчас находился гражданин Бурлаков.

Наши полномочия и наша форма помогла нам беспрепятственно попасть внутрь, после чего нас провели в палату преступника. Бурлаков лежал пристёгнутый, к кровати, с тщательно зафиксированными руками и ногами. К его телу был подключён аппарат по переливанию крови или нечто подобное, не разбираюсь в этом. Когда человек отравляется, ему первым делом промывают желудок, и начинают менять кровь, чтобы удалить все ядовитые вещества, которые были занесены в тело.

Запах в палате стоял отвратительный — рвоты, пота и отходов жизнедеятельности. Похоже Санитары хоть и поддерживали заключённых пациентов, но делали это без особого энтузиазма.

— Привет-привет, — Егор сел напротив кровати Бурлакова. — Вижу ты очень раж нас видеть мой друг.

— Пошёл к чёрту, — выплюнул Бурлаков.

— Я сейчас как раз у него, — парировал Егор. — Слушай, нам нужно от тебя сущая малость — просто, чтобы ты нам помог.

— Я помогать вам не собираюсь, — огрызнулся Бурлаков.

— Значит, будешь лежать здесь гораздо дольше, чем нужно, — спокойно ответил Егор. — Так же, в грязной и пропитанной потом одежде, с постелью заляпанной мочой и фекалиями и со следами рвоты рядом с лицом. Так же, привязанный к койке, а ещё медбрат или санитар будет регулярно ставить тебе клизму.

— Паскуда, — ответил Бурлаков. — Чтоб ты сдох!

— Ты не представляешь, сколько людей мне желали этого, — спокойно ответил Егор. — И знаешь, с ними случилось совершенно обратное. Но знаешь, давай вернёмся к тебе. Мы знаем, что кто-то дал тебе порошок, таблетки, пилюли, или другую дрянь, ты проглотил их и решил, что тебе любое море по колено, а любые горы по плечу и пошёл воевать на моего друга и родственника. Всё бы ничего, ты можешь и дальше орать сколько угодно, обещать, как ты жестоко покараешь нас и такое прочее, но знаешь — твои дружки, которые приехали с тобой — те смуглые орлы, и твой секретарь или кто он там был все погибли.

Бурлаков прекратил дёргаться и скрипеть зубами.

— Ты врёшь! — крикнул он.

— Увы нет, — вмешался я. — Или ты ничего не заметил, пока мы дрались? Вы все, принимали пилюлю, когда сражались со мной и моими людьми, после я просто не дал тебе принять пилюли, и ты остался жив, хоть и попал в больницу, а остальным не повезло — они скончались прямо там. У кого-то случился инсульт с обширным кровоизлиянием в мозг, у кого-то остановилось сердце, у кого-то лёгкие — но все как один погибли на месте, пуская пену изо рта и суча ногами.

— Врёшь, — уже не так уверенно ответил Петров.

Я достал телефон, и начал просто показывать ему фотографии.

— Зёма, — протянул Бурлаков глядя на своего секретаря. — Столько лет вместе и так глупо погибнуть… Ладно бы эти, бровастые, но Зёма…

— Мне нужно знать, кто дал вам эту дрянь, — напрямую спросил я. — Чтобы посадить его.

— Ладно, чёрт с тобой, — наконец сказал Бурлаков, придя к какому-то решению. — Это был клуб «Засада» на Южном. Я не знаю, кто это был, но мне дал это тощий блондин, которого все звали Сутулый.

— Он сам тебя нашёл, или ты его? Он предложил тебе купить, или ты сам? — подключился Егор.

— Я сам, — ответил Бурлаков. — Узнал, что есть такая дрянь, которая может по слухам сделать из человека полноценного одарённого, с этими их умениями швыряться магией, и начал копать. Я хотел купить её, чтобы отомстить. Там нужно, чтобы за тебя кто-то поручился, или просто набрать надпись в месседжере, и выполнять задания, которые будут приходить тебе в телефон. После того, как ты сделаешь всё, чего они хотят тебе будет разрешено проникнуть в их дрянное логово. Там я просто спросил «как найти Марту», э то был такой пароль, и меня нашёл этот сутулый и продал мне таблетки. Просто так туда не проникнуть. На входе стоит охрана, и говорит, что клуб закрыт на ремонт, когда откроется не знают, а знает хозяин, и у него же ключи, номера не знают и такое прочее…

— Диктуй адрес, — обратился в слух Егор.


Мы вышли в коридор посовещаться.

— Старая схема, — сказал Егор. — Таким способом ищут закладчиков, или других людей для преступных дел, после чего подкидывают им задания. И одновременно следят за ними, проверяя, не привели ли они хвоста, нет ли слежки, или вообще — не засланные это казачки.

— А если попробовать отследить телефон, с которого приходят инструкции?

— Не поможет, — покачал головой Егор. — Чаще всего такой оператор сидит в другом городе и получает свои инструкции от других лиц, а может вообще сидеть даже в другой стране. А сам телефон и сим карта вообще оформлены на человека, который живёт вообще в третьей стране, или вообще мёртв.

— Значит нам нужен человек, который должен будет поручиться за нас, — сказал я подводя итог. — Хм… дай подумать, но я похоже знаю, как тут быть.

Егор вопросительно посмотрел на меня.

— Это буду я сам, — пояснил я. — Ты забываешь, что ведь я Доппель. Я просто превращусь в Бурлакова, и тогда меня запросто пропустят в этот притон. После этого я найду этого сутулого, и мы возьмём его живых.

— Хороший план, — одобрил Егор. — Немного внесу коррективы, чтобы улучшить его — я буду находиться где-нибудь рядом, например, в машине в соседнем квартале, и буду следить за тобой с помощью простенькой техники, как следил за девочками. Тогда я смогу видеть всё, что происходит с тобой, а потом можно будет не брать того продавца, а просто так же проследить за ним, куда он пойдёт. Но нам будут нужны люди. Всё, поехали к Петрову, будем докладывать.

Петров выслушал нас и несколько задумался.

— Егор, а ты и правда сможешь наблюдать так за Ветровым?

— Смогу, — ответил Егор.

— Тогда так и поступим, — сказал Петров. — Начнём сегодня сверхурочно. Ночь-вечер, я поеду с вами, и возьмём ещё несколько человек. После дождёмся того, как этот продавец выйдет, и так же проследим за ним до самого дома, или куда он может пойти, и возьмём его живым и очень хорошо допросим. Давайте, готовьтесь.

Я успел съездить домой и нашёл одежду достаточную, чтобы выдать себя за Алексея Бурлакова, после чего переоделся в неё, и вернулся на работу. День тянулся долго, как в «Братьях Карамазовых». Просто невыносимо долго. Петров запретил нам покидать отделение и загрузил бумажной работой.

«Не жди», — отправил я сообщение Анне. — «Сегодня работаю сверхурочно».

«Может позже заехать за тобой?» — спросила Анна.

«Не стоит, возьму такси». — лаконично ответил я. — «Не знаю до скольки задержусь».

День продолжил тянуться. С нами остались двое волков оперативного отдела — Шек-Соколов и старый Князев. И сам Петров. Но он не волк, скорее тигр, или даже лев. Я переоделся в гражданское, а после начал перевоплощаться в Бурлакова.

— Похож, — кивнул Петров, наблюдая за моими метаморфозами. — Погоди, сейчас ещё нужно добавить пару штрихов.

Он взял у Князева сигареты и протянул мне.

— Я не курю.

— Без разницы — зажги, и подержи так, чтобы одежда провоняла дымом, — ответил мне Петров. — Потом ещё сделаем остановку у какого-нибудь магазина, и выпей водки. Так, чтобы было правдоподобно.

Мы поехали на дело на гражданском автомобиле Петрова. Начальник в нашей машине равнялся целому взводу обычных людей или рядовых солдат — я ещё помню, как он раскидал спятивших одержимых в супермаркете. К искомому клубу мы подъехали когда начало смеркаться, Петров остановил машину в двух кварталах от него, после чего стал раздавать инструкции.

— На-ка Костя, выпей, — протянул он мне бутылку с водкой. — Глотни немного, и на одежду брызни, чтобы запах шёл. После чего выходи, и иди к клубу. Шагай уверенно, как оригинал, что делать потом, ты знаешь. Егор — давай, активируй своё наблюдение, сейчас протестируем, насколько оно хорошо. Костя — сразу не иди — потопчись около машины, чтобы Егор смог точно сказать, насколько хорошо тебя видит, и вообще видит ли.

— Начинаю, — скомандовал Егор.

Он откинулся на сидение, сплёл пальцы в замок и уставился перед собой немигающим взглядом подготавливаясь, потом замер без движения как статуя и одними губами произнёс:

— Техника активирована, сейчас вижу машину со стороны от третьего лица.

— Костя — начинай, — скомандовал мой начальник.

Я кивнул и вышел из машины, после чего зашагал к клубу. Так, нужно сейчас вести себя максимально естественно, чтобы никак не выдать себя. И, пожалуй, в случае чего нужно будет возмущаться погромче, как это делал настоящий Бурлаков, и напирать на свои мнимые заслуги и такое прочее. Так, сейчас нужно скопировать его походку, надменную и уверенную, несколько выпятить вперёд подбородок, и живот, и шагать в вразвалочку, и вальяжно. Вот так, похоже получилось.

Я благополучно миновал квартал, после чего вышел к искомому объекту. У входа клуба стояли двое бугаев. Странно, но и в самом деле не было слышно ни музыки, ни воплей, вообще ничего.

— Клуб не работает, — преградил мне дорогу один из охранников. — Входа нет.

Я на секунду замер. И что теперь делать? Я не могу сейчас просто так развернуться и уйти. Не могу бросить всё. Сколько времени готовилась эта операция. Столько времени всё это планировалось.

— Чего?! — рявкнул я. — Ты кому паскуда заливаешь?! Горбатого лепить вздумал, кинуть меня решил? Я уже был здесь или тебе водка глаза залила?! Где сутулый?!

По сути пьяного сейчас отыгрывал я, но обвинял в этом охранника.

— Стойте! — остановил меня жестом второй охранник. — Мой коллега просто не узнал вас, Алексей, пожалуйста, проходите.

Глава 11. Продавец дури

Фух, пронесло. Кажется, я смог выдать себя за Бурлакова. По крайней мере получилось очень правдоподобно. Второй охранник поверил. Сделав надменный и гордый вид, я шагнул в открытую дверь, и зашагал вниз по ступенькам в подвальное помещение. Спустя несколько минут по довольно чистой для такого заведения лестнице появился небольшой коридор, и стала слышна музыка. Ну и звукоизоляция у них тут. Снаружи вообще ничего не слышно. Я зашагал быстрее и вышел к небольшой зале, где крутился шар стробоскопа, посылая во все стороны цветные лучи, а на танцполе танцевали посетители самого разного возраста. В остальном это был самый обычный ночной клуб, такой же, как и сотня других. Теперь мне нужно найти типа которого Бурлаков назвал «Сутулый», надеюсь сегодня он здесь и его не придётся искать, иначе весь план пойдёт насмарку. В крайнем случае, можно будет попробовать спросить бармена, или попробовать позвать тот пароль, который называл Бурлаков.

Протискиваясь через толпу, я оглядывался по сторонам, взглядом ища блондина, которого описывал Бурлаков. Если ему верить — это должен быть худой и даже тощий блондин. Под такое описание попадал сразу десяток танцующих типов. Что ж, меняем план. Я двинулся к бармену. Посижу пока за стойкой, надеюсь этот продавец найдёт меня сам. Я протиснулся к стойке и сел за высокий борный стул. По крайней мере и стул и стойка были довольно чистыми и не липкими, и даже не заляпанными, что уже радует. Обычно подобные заведения не блещут чистотой, совсем не блещут, а даже наоборот. Бармен сидел со скучающим видом, и с таким же скучающим видом протянул мне карту с напитками. Ценники здесь были просто кошмарными, как и во всех ночных клубах. Я ткнул пальцем в бокал с пивом и выложил бумажную купюру. Бармен налил стакан и даже честно подождал, пока осядет пена и снова долил.

Я сидел медленно попивая напиток и посматривая по сторонам. Дряной вкус, дряное заведение и дряная ситуация. По плечу меня хлопнула ладонь. Неужели?

— Братух, купи выпить, — произнёс пьяный голом. — Совсем невмоготу.

Напротив стоял обрюзгший мужчина с провисшим пивным животом, грязной давно нестиранной одежде и с пьяным загаром. Твою же… Ещё один минус подобных заведений — вот такие типы без всякой чести и совести. Всегда питал к подобным существам отвращение.

— Сегодня не подаю, — процедил я.

— Ты чё сказал?! — взвился этот экземпляр. — А?! Ну-ка иди сюда!

Во мне начала закипать злость. Как давно я не общался с подобным огребьем. Такие существа всегда вызывали во мне только глухую ярость.

— Ты выпить хотел? — спросил я. — Ну так на, выпей!

После этого я выплеснул ему в лицо почти полный бокал — допивать эту дрянь никакого желания не было. Дряной напиток растёкся по лицу этого экземпляра. Мужик взревел с ходу пытаясь наброситься на меня. Я легко соскочил со стула и размахнувшись ударил его кулаком в лицо. Громила повалился на пол. Несколько человек рядом сразу с интересом уставились на нас, а кто-то захохотал. Кто-то начал снимать на телефон. М-да, подходящая здесь публика. Охраны или не было, или она просто не спешила к нам. Я подскочил к валяющемуся типу, и сев на него с удовольствием несколько раз съездил ему по лицу, отправляя в глубокий нокаут. С такими людьми не нужно никакой чести и благородства. Они понимают только такое обращение.

— Эй, Лёха, остынь, — сказал кто-то рядом осторожно держась в стороне. — Давай лучше ещё пропустим по стакану.

Кто-то сказал Лёха? Значит, кто-то кто знал настоящего Бурлакова. Я медленно повернул голову, ища взглядом собеседника. Напротив меня на некотором отдалении стоял блондин в белой рубашке и щегольских зауженных брюках. Блондин… Неужели Сутулый? Я нехотя кивнул, вставая с пола, хотя бы с удовольствием ещё несколько раз вмазал, лежащему без чувств типу. Блондин тем временем протягивал мне ещё один стакан с пивом. Я пригубил его.

— Пошли, — кивнул он мне, и мы вместе двинулись прочь.

Дойдя до табличке «Только для персонала» возле которой стояли, ещё двое охранников он открыл дверь и шагнул внутрь. Я шагнул, следом разглядывая обстановку. Дорогая мебель, мягкие ковры, мягкий диван и низенький столик рядом — владелец явно ни в чём себе не отказывал.

Владелец сел на диван, облокотившись на подлокотник. Я, не смущаясь, сел напротив облокотившись на второй подлокотник, и фривольно вытянув ноги.

— Вижу товар пошёл как надо, — кивнул мне блондин. — Ну как, почувствовал себя одарённым?

— Ага, — ответил я. — В самом деле, просто волшебная штука. Никогда не чувствовал себя настолько сильным. Опьяняет сильнее чем любая дрянь. Мне нужно ещё…

Блондин постарался крыть своё удовольствие. Ответ Бурлакова в моей роли ему явно понравился.

— Пяти штук хватит? — спросил он. — Или нужно больше?

— Давай пять, — кивнул я. — Какая цена, напомни, а то я что-то забыл со всей этой кутерьмой.

— Четыре косаря, — тут же ответил блондин.

Ёпт… вот это ценник. За такие деньги можно пару месяцев снимать квартиру в каком-нибудь районе подальше от центра.

— Держи, — я протянул ему отмеченные ультрафиолетовыми метками деньги, хорошо, что не мои.

Блондин тут же сгрёб их и протянул мне взамен упаковку.

— Благодарю бро, — поднялся я и зашагал к выходу.

Кажется, получилось. Я вышел из кабинета, а затем из этого притона и зашагал к автомобилю. Всё, теперь остальное дело за Егором.

Пройдя пару кварталов я дошёл до нашей машины и сел. На переднем сидении рядом с водителем сидел, с открытыми глазами глядя перед собой в одну точку.

— Объект продолжает находиться внутри клуба, — одними губами прошептал он. — Вижу его.

— Молодец Ветров, — кивнул мне Петров. — Давай упаковку, пойдёт как улика, и на экспертизу сдадим.

Я достал из кармана упаковку с дрянью и протянул ему. Петров тут же убрал её в карман.

— Сейчас цель пьёт, — сказал Егор продолжая наблюдение. — Теперь в той же комнате продаёт таблетки другим клиентам. Курит. Снова идёт в общий зал, а теперь снова принимает клиента. Всё, он выходит из клуба. Садится в автомобиль. Номера «Екатерина» 546. Едет… Вижу его хорошо.

— Говори куда, — скомандовал Шеф. — Я поеду за ним.

Машина тронулась следом.

Егор продолжал называть улицы и направления, а Петров молча крутил руль, петляя по улицам города. Наш клиент петлял по улицам то ли проверяя нет ли за ним слежки, то ли просто катаясь.

— В базе есть такой автомобиль, — произнёс с заднего сидения Шек-Соколов. — Его сдаёт в аренду небольшая фирма… Арендована не некую Викторию Зольц…

— Будем проверять, — кивнул Петров.

Мы намотали ещё несколько километров, а после остановились на парковой улице. Не так далеко от центра. Неплохо устроился упырь.

— Сейчас он в квартире на пятом этаже, — продолжил Егор. — Переодевается в домашнюю одежду. Теперь сидит на кухне и пьёт коньяк. Всё, ложиться спать.

— Подождём немного для верности, — отдал приказ Петров. — Егор, продолжай наблюдение, возьмём его, когда уснёт.

Мы посидели еще некоторое время, выжидая пока наша цель уснёт. За это время Князев и Шек, успели установить, что квартира, в которой проживает наркоторговец, является съёмной, и установить арендодателя. Ещё через час мы вышли из автомобиля. Я вышел последним и украдкой принял своё лекарство из блистера, активировав Самоанестезию. Возможно, мне показалось, но похоже приступы становятся сильнее.

Старый Князев тем временем подошёл к подъезду и достав какой-то универсальный чип открыл домофон. Не торопясь и особо не таясь, мы спокойно поднялись до лестнице и нашли искомую квартиру, после чего Князев снова достал комплект отмычек, и отпер замки, но дверь не открылась.

— Там внутри какая-то щеколда, — сказал он.

— Посторонись, — сказал Шек сотворяя несколько печатей, после чего дверь щёлкнула и открылась.

Петров рывком открыл дверь, и шагнул внутрь.

— Князев — на выходе, Шек — со мной, Ветров и Берг-Дичевский — проверьте остальные комнаты.

Мы молча кивнули, и направились с Егором первым делом проверив ванную комнату, а после двинулись на кухню и балкон. Никаких других личностей мы не обнаружили, как и какого-либо оружия, но вполне возможно, что найдём его после более тщательного осмотра, или точнее найдут другие специалисты. Из комнаты тем временем слышалась возня, сдавленное мычание и звуки сопротивления — Шеф и Соколов паковали подозреваемого.

— Никого нет, — доложили мы с Егором. — Оружия или других подозрительных вещей на первый взгляд тоже нет.

Наш клиент в одних трусах и наручниках с кляпом во рту извивался на полу. Для надёжности его ноги тоже были связаны.

— Пакуем его в мешок и едем в отделение, — устало вытер пот со лба Петров. — Сейчас увезём его, и на сегодня всё.

После мы уже без особых заморочен ехали обратно уже не таясь. Зазвонил телефон.

— Ты где? — спросила Анна.

— Аня, я на дежурстве, — ответил я. — Сейчас едем в отделение, а после разъезжаемся по домам.

— Хорошо, — с некоторой заминкой ответила Анна. — Не задерживайся долго.

После чего отключилась. Я почувствовал некоторый дискомфорт. Даже не стала спрашивать где я и чем занимаюсь. Мы доехали до отделения, после чего заперли нашего клиента в КПЗ, а сами отправились по домам. Неужели этот длинный день наконец закончился, и я смогу вернуться домой? Обратно домой я добирался на такси. Когда открыл дверь Анна уже ждала в коридоре. При виде меня её взгляд изменился. Она вдохнула воздух. Чёрт, чёрт, чёрт! Я представил в каком виде сейчас нахожусь — в старой наглаженной одежде, которую брал изображая из себя Бурлакова, пропахший сигаретным дымом, которым меня так старательно окуривали, пахнущий водкой и дешевым пивом. Вот дерьмо…

Глаза Анны расширились став просто огромными. Представляю, что она подумала.

— Аня, я…

— Иди сначала отмойся, — холодно ответила Анна и развернувшись пошла в комнату. На душе стало нестерпимо гадко. Я разулся, после чего прошёл в ванную и просто сбросил грязную одежду на пол. Хотелось просто порвать её и сжечь. Хотелось ругаться и материться. Я шагнул под душ, отмывая скопившийся за день пот, грязь и сигаретный дым. Горячие струи воды принесли некоторое облегчение и некую расслабленность. Я закрыл душ и вытерся полотенцем. Вот так, хорошо. Теперь нужно пойти и объясниться с Аней. Я прошёл в спальню. Анна лежала на кровати отвернувшись к стене лицом.

— Ань, ты спишь? — спросил я.

Девушка не шелохнулась. На душе стало ещё хуже. Я постоял так несколько минут, после чего вышел на кухню, и сел подперев голову руками. Слов не было. Была только пустота. Посидев так несколько минут, я щёлкнул чайником и поставил кашу в микроволновку. Дождавшись щелчка от микроволновки и чайника механически поужинал и снова вернулся в комнату. Анна уже спала. Я лёг рядом стараясь не разбудить её и заснул сам.

Утром, когда я спал, Ани рядом не было. Девушка нашлась на кухне, где завтракала в одиночестве. Обычно такого никогда нет — мы завтракаем вместе, но не в этот раз. Аня подняла не меня хмурый взгляд, но ничего не сказала. Я тоже ничего не стал говорить, молча, положил себе завтрак. Так мы и позавтракали в молчании.

— Аня, — попробовал начать я разговор, но она тут же оборвала меня:

— Не нужно.

Я замолчал. Руку снова обожгло подбирающимся приступом. Я активировал Самоанестезию. Может быть мне кажется, но похоже, что раньше анестезия срабатывала быстрее, чем сейчас. Болезнь прогрессирует? Возможно. Дождавшись, пока Анна выйдет, я принял ещё одну таблетку из блистера. Стало легче. Сколько времени ещё мне осталось? Вопрос очень и очень серьёзный… Так же в молчании мы доехали до работы.

Петров был просто в замечательном настроении, чего нельзя было сказать обо мне.

— А, привет Костя, — сразу поздоровался он. — Готовься в этом месяце к получению премии. Хорошо вчера поработали. Хлопчик уже поёт в дознавательном о том, что знает, и вы оказались правы с Егором — он действительно связан со всем этим делом и с Бухгалтером, и остальными. Сейчас допоет, и будем решать, как брать остальных.

— Рад, что мы не зря старались, — честно ответил я.

— Значит так, слушай меня Ветров, — сел напротив меня Петров. — Этот голубчик сдал нам своё явочное место, и место где ему передают таблетки, и что самое важное — он видел и Астахова и Порфирьева. Сегодня устроим ещё одно задержание. Ты нужен будешь обязательно. Перевоплощаешься, сегодня в нашего продавца, и едешь на встречу вместо него. Мы будем так же следить за тобой из машины, у Берг-Дичевского это хорошо получается.

— Хорошо, — кивнул я.

— А чего такой хмурый? — посмотрел на меня Петров.

— Да так — семейные проблемы.

— Ничего, — похлопал меня по плечу шеф. — Возьмём на этой явочной ещё несколько человек, и можешь взять отгул сразу на два дня.

— Спасибо, — кивнул я.

Отгулы лишними не будут, даже будут очень. Хоть одна хорошая новость. А с Аней нужно будет сегодня поговорить, и объяснить всё как есть. Егор понял мой хмурый вид по-другому:

— Почти взяли главное звено, — сказал он. — Возьмём его, и тогда поймём, где скрывается отравитель.

Я только кивнул.

«Ань». — начал я строчить сообщение. — «Сегодня у меня ещё одно дежурство, а после я тебе всё объясню. Утром, или как вернусь. Хорошо? Ты просто немного не так поняла то, что произошло».

Ответа не последовало. Я, молча вздохнул, и принялся заполнять отчёт о вчерашнем взятии продавца наркотиков. Сегодня мы с Егором оставались в отделе.


Вечер мы дождались в том же составе что и вчера.

— Небольшая помощь, — сказал Петров. — Сегодня с нами будет работать группа «инквизиторов», так что сегодня мы будем даже в большей безопасности, чем вчера, но бронежилеты одеть всем. Костя — увы, тебе придётся побыть без бронежилета — ты ведь будешь играть продавца, но пистолет бери обязательно. Я только кивнул. Весь день проработал в подавленном состоянии периодически поглядывая в телефон в ожидании ответа от Анны. Сообщений не было.

Ближе к середине дня мигнуло сообщение в месседжере. Моё сердце радостно замерло.

«Костя, как твоё самочувствие?» — интересовалась Наталья. — «Продолжаю искать методы лечения, нам нужно будет встретиться ещё раз, чтобы сдать несколько анализов, и проверить кое-что».

«Нормально». — ответил я. — «Спасибо!»

Несмотря на довольно хорошие новости в сообщении моё настроение не улучшилось, а наоборот стало хуже. Анна до сих пор не отвечала.

«Нужны будут ещё образцы твоей крови, а так же некоторых тканей и Лебена». — написала Наталья. — «Пробую изучать механизм очага заражения».

«Спасибо Наташ, очень рад, что ты в этом помогаешь мне». — отписался я. — «Напишу позже — сейчас я немного занят, а потом ещё и дежурство — на знаю когда вернусь домой — может быть поздно вечером, а может быть ночью».

«Хорошо». — ответила Наталья.

Я отложил телефон, продолжив бумажную работу. Если умозаключения верны, то уже сегодня вечером мы возьмём Астахова, а вместе с ним и Порфирьева. И сразу несколько проблем будут решены. Просто замечательно.

В назначенное время я прошёл в отдел дознавания и принялся копировать внешность нужного мне человека. Управился всего за десять секунд. Вот он, личностный рост. Раньше я бы обрадовался ему, но сейчас никакой радости не было. Поменяв одежду, на другую, я принялся ждать вместе со всеми, и на всякий случай отправил ещё одно сообщение Анне, чтобы не ждала меня.

На бронированном микроавтобусе приехала группа «инквизиторов».

— Пошли, — скомандовал Петров. — Да поможет нам Бог.

Послесловие

Этот отрывок вы прочли бесплатно благодаря Телеграм каналу Red Polar Fox.


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора подпиской, наградой или лайком.


Оглавление

  • Глава 1. Комитет
  • Глава 2. Идеи стройки
  • Глава 3. Первое дело
  • Глава 4. Чёрный Бухгалтер
  • Глава 5. Оружейный магазин
  • Глава 6. Скоростная стройка
  • Глава 7. Мощь Петрова
  • Глава 8. Стрелка
  • Глава 9. Отсроченная смерть
  • Глава 10. Снова двойник
  • Глава 11. Продавец дури
  • Послесловие