КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 480290 томов
Объем библиотеки - 714 Гб.
Всего авторов - 223103
Пользователей - 103681

Впечатления

kiyanyn про Дмитраковский: Паша-Конфискат 1 (Альтернативная история)

Рыдалъ.
С другой стороны, читатель предупрежден сразу же: Исторические и военные события, изложенные в книге могут не совпадать с реальными событиями, на то она и фантастика. Увы, предупреждали бы сразу, до какой степени фантастика.

Лично я после

золотишка в слитках мы минимум пару тонн [Все золото НСДАП, хранившееся в одном хранилище возле рейхсканцелярии — kiyanyn] перекинули, не считая всего прочего. Золотой запас страны сразу увеличился, наверное, вдвое

читать дальше пока не стал. Не готов к таким веселостям. Впрочем, после некоего подземного (!) склада площадью 2.5 гектара (!!), в котором вагонами стоят неучтенные (!!!) материальные ценности — это так, мелочи. И кого колышет, что золотой запас СССР в то время был порядка 700-1000 тонн?...

Вобщем, если будет настроение вернуться к этому боевику для подростков, может, и вернусь. Но пока — все же оценка "плохо"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про серию Петр

Прочлось легко, под настроение очень быстро. Не без роялей, но...
К тому же эпоха (Петр II, времена Анны Иоанновны) практически неизвестная, так что судить о степени достоверности лиц и событий трудно.
Но вполне читаемо...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OMu4 про Аким: Что говорят двери (Детские стихи)

Если у вас есть эта книга, пожалуйста, помогите доделать её до конца. Во всех просмотренных мною ресурсах интернета отсутствует разворот книги со стихотворением "Боец-удалец". Свяжитесь со мной через личное сообщение, если вы можете предоставить скан этого разворота (стр. 46-47).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

доллары зачем покупал, непонятно?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Koveshnikov про Blaize Clement: Curiosity Killed The Cat Sitter (Детектив)

исправить

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Немного о героях (Фэнтези: прочее)

Очередной рассказ из мира Ралиона, который (в принципе) мог быть написан и без всякой привязки конкретно к этому миру... Но поскольку в нем упомянуты некоторые вещи (из данного мира), будем условно считать что, «все условия» соблюдены))

На самом же деле — пока все прочитанные мной рассказы (написанные после основного романа) можно считать практически сказками... в которых вольно или невольно скрыт некий подтекст... Так и здесь: начав чтение «в библиотеке» читатель внезапно окажется в статусе наблюдателя, перед которым развернется трагедия (или история одного подвига) изложенная одновременно и «сухим канцелярским языком» и «настоящим повествованием от первого лица»... Причем сразу — не совсем понятно кто и кого читает))

Но поскольку у этой истории быстрый финал, все «акценты» рано или поздно окажутся «на своем месте»... И как всегда итог написанный протокольным языком (и лицом реально присутствующим), окажутся весьма не схожими... И как всегда, время «затрет» все плохое, оставив только скупые (и мало кому нужные) строки официальной истории... При том что «правда» (узнай мы ее) звучала бы куда более драматичней... и интересней))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Мифопоэтический анализ повести А. И. Солженицына «Матрёнин двор» [Евгений Лазарев ] (fb2) читать постранично

- Мифопоэтический анализ повести А. И. Солженицына «Матрёнин двор» 2.22 Мб, 12с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Евгений Валерьевич Лазарев

Настройки текста:




Деревенская проза – направление в русской литературе 1950-1980-х годов, характеризующееся взглядом на объективный мир и на все текущие события с деревенской, крестьянской точки зрения.

Начиная с 1945 года, уже создавались многочисленные прозаические и стихотворные произведения, повествующие о восстановлении экономического и нравственного уклада в послевоенной деревне. Писатель или поэт должен был показать ведущую роль партии в восстановлении инфраструктуры села, при этом, такая литература имела значительную долю пафоса, патетики и лакировки изображаемой действительности. Но с наступлением периода «оттепели» положение в советской литературе кардинально меняется. Это коснулось и отображения деревенской жизни и колхозного быта. Новое поколение литераторов изображало сельскую действительность такой, какая она была на самом деле, создавали произведения, звучащие социально остро, конфликты в рисуемых ими сюжетах были не надуманы, авторы этого периода, благодаря своей смелости и талантливости, сумели показать в своих книгах истинную трагедию русского крестьянства в середине ХХ века.

Хотя отдельные произведения, критически осмысляющие колхозный опыт, начали появляться уже с начала 1950-х, только к середине 1960-х годов деревенская проза сумела достичь такого уровня художественности и влияния, чтобы оформиться в особое направление в рамках русского соцреализма. Тогда же возникает и сам термин.

Большое значение для развития этого направления имел рассказ Александра Солженицына «Матрёнин двор», который был написан в 1959 году и напечатан Твардовским в журнале «Новый мир» в 1963 году. Андрей Синявский назвал это произведение «основополагающей вещью» всей русской деревенской литературы.

Этот рассказ был вторым по счёту произведением Солженицына, первым произведением писателя была напечатанная годом ранее повесть (по определению редакции), или рассказ (по определению автора) «Один день Ивана Денисовича», принёсшая Солженицыну мировую известность, и который в целом был принят советской литературной критикой благосклонно. В отличие от первого произведения, рассказ «Матрёнин двор» вызвал массу споров и дискуссий в советской прессе. В итоге, об этом рассказе начали замалчивать, и широким тиражом он смог выйти лишь в 1989 году в журнале «Огонёк», публикация которого, правда, произошла без согласия самого автора, но это уже отдельная история.

О чём, собственно говоря, рассказ? Сюжетная линия его такова. Летом 1956 года «на сто восемьдесят четвёртом километре от Москвы по ветке, что идёт к Мурому и Казани», с поезда сходит пассажир. Это – рассказчик Игнатич, судьба которого напоминает судьбу самого Солженицына. «Летом 1956 года из пыльной горячей пустыни я возвращался наугад – просто в Россию. Ни в одной точке её никто меня не ждал и не звал, потому что я задержался с возвратом годиков на десять». Солженицын 12 лет пробыл в лагерях (1945-1953) и 3 года провёл в ссылке (1953-1956). Главный герой мечтал работать учителем математики где-нибудь в глубине России, подальше от городской цивилизации. Он попадает в деревню под названием Высокое Поле. Но жить в деревне с таким чудесным названием у него не получилось: «Увы, там не пекли хлеба. Там не торговали ничем съестным. Вся деревня волокла снедь мешками из областного города». И тогда рассказчик переводится в посёлок с нелепым названием Торфопродукт. «Торфопродукт? Ах, Тургенев не знал, что можно по-русски составить такое» [1].

Далее автор описывает этот самый посёлок: «На станции Торфопродукт, состарившемся временном серо-деревянном бараке, висела строгая надпись: «На поезд садиться только со стороны вокзала!» Гвоздём по доскам было доцарапано: «И без билетов». А у кассы с тем же меланхолическим остроумием было навсегда вырезано ножом: «Билетов нет». Точный смысл этих добавлений я оценил позже. В Торфопродукт легко было приехать. Но не уехать.

А и на этом месте стояли прежде и перестояли революцию дремучие, непрохожие леса. Потом их вырубили – торфоразработчики и соседний колхоз. Председатель его, Горшков, свёл под корень изрядно гектаров леса и выгодно сбыл в Одесскую область, на том свой колхоз и возвысив.

Меж торфяными низинами беспорядочно разбросался посёлок – однообразные худо штукатуренные бараки тридцатых годов и, с резьбой по фасаду, с остеклёнными верандами, домики пятидесятых» [1].

«Без ошибки я мог предположить, что вечером над дверьми клуба будет надрываться радиола, а по улице пображивать пьяные – не без того, да подпыривать друг друга ножами.

Вот куда завела меня мечта о тихом уголке России» [1].

Побрёл главный герой по крохотному базару, наткнулся на единственную женщину, торгующую здесь молоком, купил бутылку, опорожнил её тут же, разговорился с продавщицей и узнал, что есть в этих краях деревня, со всех сторон лесом лихим окружённая, и что называется эта деревня Тальново. Игнатич