КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569729 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228912
Пользователей - 105659

Впечатления

Stribog73 про Слюсарев: Биология с общей генетикой (Биология)

В книге отсутствуют 4 страницы.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Веселовский: Введение в генетику (Биология)

Как видите, уважаемые мухолюбы-человеконенавистники, я и о вас не забываю. Книги по вашей лженауке у меня еще есть и я буду продолжать их периодически выкладывать.
Качайте и изучайте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Асланян: Большой практикум по генетике животных и растений (Биология)

И еще одну книгу для мухолюбов-человеконенавистников выкладываю.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про О'Лири: Квартира на двоих (Современная проза)

Забавна сама ситуация. Такой поворот совместного съема жилья сам по себе оригинален, что, собственно, и заинтересовало. Хотя дальше ничего непредсказуемого, увы, не происходит...

Но в целом читаемо, хотя слишком уж многое скорее напоминает женский роман с обязательной толерантностью (ну, не буду спойлерить...).

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Вязовский: Экспансия Красной Звезды (Альтернативная история)

как всегда, на самом интересном...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Казанцев: Внуки Марса (Космическая фантастика)

Спасибо за книгу, уважаемый poRUchik! С детства любимая повесть!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про серию АН СССР. Научно-биографическая серия

Жена и муж смотрят заседание АН СССР по телевизору.
Муж:
- Что-то меня Келдыш очень беспокоит.
Жена:
- А ты его не чеши, не чеши.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Система Возвышения 3: Москва (СИ) [Максим Мамаев] (fb2) читать онлайн

- Система Возвышения 3: Москва (СИ) (а.с. Хроники Руса -3) 1.28 Мб, 292с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Максим Мамаев

Настройки текста:



Глава 0. Глоссарий и пояснения к навыкам и рангам.

Доброго дня, мой дорогой читатель.)) Нередко возникают вопросы и путаница на тему рангов и классов артефактов и навыков, типов Воли и их различий а также разницы рангах эволюции. В чём разница между Средним и Высоким рангами? Чем различаются Генерал и Системный Лорд? Какая разница, какой у тебя тип Воли? Давайте разберем все эти вопросы.)

Во первых, начну перечисления с рангов экипировки и навыков. У них она абсолютно идентична, так что сперва перечислю их от слабейшего к сильнейшему на данный момент.

1) Низший ранг.

2) Низкий ранг.

Начиная со Среднего ранга, в систему добавляются классы. Классы определяют ценность предмета или навыка в пределах своего ранга. Для предметов экипировки это разница в количестве добавляемых характеристик, для оружия — в навыках, имеющихся в нём, ну а для самих навыков — в количестве энергии, доступной для навыка. А объем заложенной в навык энергии определяет силу навыка.

3) Средний ранг.

3 класс.

2 класс.

1 класс.

4) Высокий ранг.

5 класс

4 класс

3 класс

2 класс

1 класс.

5) Высший ранг.

На высшем ранге у навыков есть деление на три класса, экипировка же, начиная с высшего ранга, классов не имеет.

Разница в рангах, помимо очевидного увеличения количества Духа, имеет ещё одну, не менее важную особенность. А именно — "плотность энергии". Поясним на простом примере.

Если взять навык Среднего и Низкого рангов и использовать в них одинаковое количество энергии, то навык Среднего Ранга будет в 2 или 2.5 раза сильнее, чем Низкого ранга. За счёт разницы в плотности Духа.

Начиная с Высокого ранга, навыки используют не только Дух самого пользователя. Собственно, энергия пользователя в навыках Высокого ранга служит для придания ему формы и структуры, а основной объём энергии поглощается из внешней среды. В этом самое главное отличие от нижестоящих рангов — объем энергии в одном навыке. Ну, и сама плотность энергии, само собой.

Думаю, с этим мы разобрались?) Тогда перейдём к эволюционным рангам.

1. Не ранжированный, обычный человек. Максимальный возможный уровень — 250. Получает по три очка характеристик за уровень. Волей не владеет. Максимальный ранг и класс навыков и экипировки, доступный к использованию — Средний ранг 3 класс.

2. Лидер. Следующая ступень эволюции. Максимальный уровень — 400. Обладает слабой Волей, получает 5 очков характеристик за уровень. Максимальный доступный к использованию ранг навыков и экипировки — Средний ранг 1 класс.

3. Командир. Способен развиться до 600 уровня, получает 6 очков характеристик за уровень. Обладает более серьезным объёмом и силой Воли, чем Лидер. Способен использовать навыки и экипировку до Высокого ранга 5 класса.

4. Генерал. Более серьезный представитель хуннусов. Люди, начиная с данного ранга и выше, очень ценятся в любом анклаве. Максимальный возможный уровень — 800. 7 очков характеристик на уровень. Достаточно развитая Воля для сложных манипуляций в бою. Возможность использовать навыки и экипировка Высокого ранга 3 класса. В анклавах 3 ранга, вроде Нуменора и Красной Унии, составляют рядовой состав отрядов поддержки Системных Лордов.

5. Полководец. Элита по меркам нынешнего мира. Людей этого ранга всем и всегда мало. Максимальный уровень — 1000. Очков характеристик за уровень — десять. Мощная Воля, достаточная, что бы убить не ранжированного человека при желании. Могут использовать экипировку и навыки Высокого ранга 1 класса.

6. Системный Лорд. Максимальный уровень — 1300. Очков характеристик за уровень — 20. С этого ранга доступны навыки и экипировка Высшего ранга. Могущественная Воля. Убойные навыки. Лучшие из лучших, выгрызшие во множестве боёв возможность получить данный ранг. В отличии от предыдущих рангов, требует для возвышения до него мощный источник жизненной и духовной энергии. На данный момент известно два возможных способа получить — убить аватара самозванных богов и добыть его Сердце Силы или убить Бессмертного (аналог Системного Лорда в иных мирах) из рас-вторженцев. Для получения Сердца Силы добить противника в обоих случаях обязан кто-либо рангом ниже Системного Лорда. На данный момент Системные Лорды стоят на вершине иерархии.

7. Системный Князь. На данный момент известен лишь один обладатель данного ранга — Артур Буранов.

8. Системный Король.

9. Системный Император.

10. Трансцедент.

О четырёх последних рангах пока ничего конкретного сообщать не буду. Информацию по ним буду дополнять по мере того, как сам Руслан будет её узнавать.

Помимо вполне очевидных преимуществ вроде повышения максимального уровня и увеличенного количества получаемых очков характеристик, имеется и ещё один момент, который был мной недостаточно раскрыт в книге.

Дело в том, что чем выше ранг эволюции человека, тем сложнее и сильнее его энергетика. Так называемое энергетическое тело — то, что позволяет людям манипулировать Духом. Различия между энергетикой разных рангов таковы, что при использовании одного и того же навыка Лидером и Генералом у последнего навык выйдет вдвое мощнее. Как и почему, спросите вы? Очень просто, на самом деле. Показатели навыков, которые даются в системном описании — это, так сказать, базовые значения. Тот минимум, что навык выдаст при активации в любом случае.

А вот дальше вступает в действие момент с энергетикой. Дух, который вырабатывает и использует Генерал, попросту вдвое плотнее, чем тот, что вырабатывает Лидер. Потому и один и тот же навык в их руках обладает разной силой.

Уфф… Надеюсь, вы ещё не запутались, дамы и господа?) Теперь разберём последний момент — типы Воль.

1. Обычная, базовая, так сказать — Воля. Универсальна. Не имеет ярко выраженных сильных сторон, но и явных слабостей и опасного воздействия на психику её обладателя не имеет. Самый распространенный тип Воли.

2. Стальная Воля. Хороша в защите от чужого давления и ментальных атак. Отлично ободряет союзников. В атакующем потенциале уступает Отрицательной Воле и равна обычной Воле. Минусы — обладатели данного типа Воли стремятся цели любой ценой. Как правило, они жаждут чувствовать своё превосходство над другими людьми. Не важно, за счёт чего — власти, силы, мастерства в выбранной профессии… Главное — что бы все знали, что лучший — ты. Примеры — Алёна, Владимир(погибший лидер Гранда), Станислав Котов.

3. Отрицательная Воля. Слаба в защите. Великолепна в нападении, отлично сочетается с ментальными атаками. Обладатели Отрицательной Воли заслуженно считаются самыми отмороженными среди всех. Жажда разрушений, неистребимая тяга к увеличению своей силы, наслаждение от опасности — в целом, их можно смело назвать адреналиновыми маньяками и садистами. Кто-то из них, как Руслан, способен держать себя большую часть времени в узде. Кто-то, как Карина, наоборот, плевать хотела на все ограничения. Собственно, эти двое — прекрасный пример психотипа обладателей Отрицательной Воли.

4. Королевская Воля. О данном типе Воли пока известно крайне мало. Единственный достоверный факт — она позволяет влиять на сознание оппонентов. Обладатели — Антарас, Артур.

Ну, вот, пожалуй, и всё? Если я что-то забыл или упустил — прошу напомнить)

Глава 1

Руслан Мераев, 26 лет, человек ранга Системный Лорд, 248 уровень, 36 в мировом Рейтинге. Лидер анклава Хуннусы.

Сила — 750

Ловкость — 750

Интеллект — 700

Реакция — 800

Выносливость — 1000

Дух — 2907/2907

Отрицательная Воля — 1810/1810

Ауры:

Огненный Лорд — На 25 % усиливает все огненные навыки обладателя ауры, на 10 % — навыки всех членов анклава, в который вы входите (вне зависимости от стихии).

Активные навыки:

Поле Превосходства — способность, даруемая Системой каждому, достигшему ранга Системный Лорд и выше. Образует 100 метровую зону, в которой все ваши навыки усиливаются на 40 %, а вражеские ослабляются на 20 %. Потреблении энергии — 40 единиц Духа в минуту. Внеранговый навык.

Огненный плащ (масштабируемый) — потребление Духа — вариативно, от 2 единиц в минуту до 850 единиц единомоментно (предельная мощь на данный момент — Высший ранг 3 класс, Белое Пламя. Потребление Духа из окружающей среды — 6500 единиц).

Личная защита (средний ранг 3 класс) — 30 единиц духа.

Молния (средний ранг3 класс) — 11 единиц Духа.

Барьер (низкий ранг) — 15 единиц духа.

Личная защита (низкий ранг) — 10 единиц духа.

Пассивные навыки.

Воплощение стихии (внеранговое)

Амбидекстр (средний ранг 3 класс) — позволяет владеть обеими руками на одном уровне.

Техника расширения Духа, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц духа.

Техника Силы, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц силы.

Техника Восприятия, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц реакции.

Техника Разума, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц интеллекта.

Повышенная сила (низкий ранг) — 10 единиц силы.

Повышенная ловкость (низкий ранг) — 10 единиц ловкости.

Повышенный интеллект (низкий ранг) — 10 единиц интеллекта.

Повышенная реакция (низкий ранг) — 10 единиц реакции.

Повышенная выносливость (низкий ранг) — 10 единиц выносливости.

Повышенный дух (низкий ранг) — 10 единиц духа.

Книга силы (низший ранг) — 5 единиц.

Книга ловкости (низший ранг) — 5 единиц.

Книга интеллекта (низший ранг) — 5 единиц.

Книга выносливости (низший ранг) — 5 единиц.

Книга духа (низший ранг) — 5 единиц.

Бессмертная душа 1 уровня — 300 единиц к Духу и Интеллекту

Бессмертное тело 1 уровня — 300 единиц к Силе, Ловкости, Реакции и Выносливости.

Экипировка:

Феникс, одушевлённое оружие, внеранговое. Синхронизация — 75 %, предел возможного на вашем ранге эволюции. Доступны навыки Пепельный Шторм, высокого ранга 4 класса. Расходует 100 единиц Духа (дополнительно 400 единиц духа из окружающей среды), Крылья Феникса — Высокий ранг 2 — расход энергии — 200 единиц Духа (700 из внешнего мира). Позволяет летать, при должном мастерстве возможно использовать как для атаки, так и для защиты. Сочетается с вашим навыком "Огненный Исполин", Призыв Элементаля Огня — Высший ранг 3 класс, потребление энергии 450 единиц Духа (3000 единиц Духа из окружающей среды).

Резерв — 1200 единиц духа.

— Плащ боевого мага (высокий ранг 1 класс, полностью раскрытый потенциал). Дух + 350, регенерация Духа 12 единиц в минуту. Пассивная способность — добавляет 400 единиц Духа из окружающей в ваши навыки высокого и выше рангов. Владелец — Руслан Мераев.

— Полный комплект доспеха Системного Стража, средний ранг 1 класс. Добавляет + 100 ко всем характеристикам, обладает пассивным свойством регенерации брони в случае её повреждений. Так же увеличивает запас прочности навыка личной защиты среднего ранга на 50 единиц Духа. Нельзя экипировать с плащами, кольцами и подвесками ниже высокого ранга.

Вот так выглядели мои параметры сейчас. Я стал куда могущественнее, чем в былые дни, и далось это мне потом, кровью и болью. Было 28 апреля, и до падения границ регионов оставалось два дня. Я с нетерпением ждал этого момента, ибо наш регион стал для меня слишком тесен. Хуннусы стали, пожалуй, самым мощным анклавом в регионе. И дело было не только в том, что я теперь сам по себе силён, как полноценный батальон. Моя затея с рунами выгорела, и мы смогли научиться делать артефакты. Пусть они были примитивны и сильно отставали от того, что могла предложить Система, зато рунам под силу было дать то, чего даже Система не смогла до сих пор предложить. Мы сделали частично актуальными некоторые виды огнестрельного оружия, на почве чего сумели создать надёжный союз с вояками. Но обо всём по порядку.

Сообщение о том, что границы регионов рухнут, породило целую волну небольших поначалу, но переросших в гигантские, перемен во взаимоотношениях анклавов. Лидеры общин людей, в том числе и я, очень быстро пришли к одной и той же мысли. Если в наших Химках и окружающих их дачных поселках и микрогодках в течении нескольких месяцев творился (и продолжает твориться) такой лютый пиздец, то что же происходит в тридцати миллионной Москве?! Я с содроганием представлял, что могло выползти из одного только зоопарка в центре. А уж сект, группировок, бандитов и прочего там, наверняка, вообще неисчислимое количество.

Что из этого следует, спросите вы? Да всё очень просто и банально. В такой огромной локации явно хватает своих гигантов как в плане анклавов, так и в плане бойцов. Уверен, там есть люди сильнее меня, а уж в том, что там есть анклавы, на фоне которых всё, что есть в нашем регионе, вместе взятое — мелочь, сомневаться вообще не приходится. Я не верю, что люди могли проебать Москву. Слишком много там людей, слишком много возможностей возвыситься. И поэтому все пауки в нашей банке начали потихоньку договариваться.

Нам очень повезло. Моя рыжая Хеля, под руководством Феникса, за две недели сумела помочь мне настроить правильную циркуляцию энергии в организме. Теперь энергетические каналы имели два основных центра — мозг и солнечное сплетение. И как только я оправился от двухнедельного ада, что мне пришлось выдержать ради этого, я по достоинству оценил эффект прокачки своего организма. Я видел, при желании, потоки энергии не хуже Хельги. Управление пламенем облегчилось в разы. Конечно, это было ещё не так просто, что бы прям как дышать, но тем не менее, я мог смело забыть о перенапряжении от чрезмерного использования навыков. К тому же мои навыки Высокого ранга теперь вытягивали из внешней среды процентов на двадцать пять больше Духа.

Затем я легко взял оставшиеся уровни и, на 150, стал Системным Лордом. Это отняло ещё несколько дней, но мои люди уже приносили ощутимое количество опыта.

На стадии Системного Лорда меня ждал приятный сюрприз. Благодарю прокачанной и настроенной как надо энергетике я получил Ауру. По словам Феникса, на данном этапе её получали все, но средние её значения были 15 % личного усиления и 7 % для подчинённых и союзников. Мои 25 и 10 смотрелись куда интереснее. И плюс 300 очков в каждую характеристику за Бессмертное тело и Бессмертную душу — тоже заслуга этой техники. Ну, а Поле Превосходства — вообще великолепная фишка, что тоже была общей для Системных Лордов, но моя была на 10 % и 5 % мощнее по обоим его показателям.

Белое пламя — мой навык Высшего ранга, был ультимативной способностью. Поток концентрированного огня до пятисот метров длиной и до десяти метров диаметром не оставлял шансов никому и ничему. Был у него и минус — больше, чем трижды в день, мне его использовать не стоило. То улучшение организма (техника Неугасимого Огня, как её называл Феникс), что позволяло сколько угодно пользоваться высокоранговыми способностями, тут, хоть и изрядно помогало, но было неспособно до конца компенсировать нагрузку на организм. Без неё я бы мог использовать навык примерно раз в сутки, с ней — трижды. И теперь мне предстояло поднимать уровень этой техники до моего нынешнего ранга. По словам Феникса, ускоренно этого делать нельзя, ибо я попросту такого не выдержу. А что бы сформировать её самостоятельно и без рывков, у меня уйдёт в самом лучшем случае год.

При переходе на ранг Системного Лорда произошёл пересчёт очков за все уровни. Система пересчитала их так, что за каждый вышло по 10. Плюс Системные Лорды получали по 20 очков характеристик за уровень. Таким образом всё, что было получено до 150 включительно, пересчитали на 1500 очков, удвоив показатели. Плюс по двадцатке за каждый уровень в ранге Системного Лорда.

Всё это позволило мне продемонстрировать полноценно свою мощь, когда крысам надоело терпеть произвол с нашей стороны. Два десятка Вождей и Системный Лорд, плюс неисчислимые полчища тварей попроще хлынули на наши территории, и всем нам пришлось весьма напрячься. Грандиозное побоище длилось почти сутки, и в результате все мелкие анклавы и отдельные кучки выживших просто перестали существовать. Я лично прикончил двух Вождей у тварей и ранил Системного Лорда. После этого бои с переменным успехом шли ещё четыре недели, и это было страшное время. Чёрная зима, как назвали это время в народе, отняла немало жизней. Прущие со всех сторон монстры, чёрный снег раз в неделю, сравнимый по эффекту с кислотным дождём, усиленным троекратно, от которого необходимо было прятаться либо за укрепленными магией стенами анклавов, либо, периодически обновляя личную защиту, в подвалах, максимально изолированных от стихии. Честно говоря, тогда немало людей опускало руки, ибо было полное ощущение, что мир умирает.

Однако для меня это время, как ни странно, вышло в плюс. Чёрный снег был не властен надо мной и моим пламенем, и в такие дни я в одиночку охотился на забившихся по щелям тварей и выискивал выживших, стремясь привести в свой анклав. Не то, что бы я был один такой, но мне это не стоило никаких усилий, тогда как другие не могли так шляться больше нескольких часов, из-за огромного расхода сил. Кто-то даже меня героем считать начал, но все, кто хорошо меня знал, лишь усмехались, если подобное обсуждали в их присутствии. Кем-кем, а альтруистом после выходки Ордена и Золотых Мечей я быть перестал окончательно. Есть я, мои люди, мои союзники и все прочие, на которых насрать. Только так можно выжить, и только в перечисленном порядке стоит расставлять приоритеты.

В общем, фаза активного противостояния с крысами стала для меня настоящим раздольем. В это время я сумел наладить контакт с вояками, поднять 227 уровень, отстроить и укрепить свою базу и развить из того сброда, что у меня был, полноценную армию. К настоящему моменту у меня было аж тринадцать Генералов и три Полководца.

И после этого все сочли, что со мной выгоднее дружить. Сейчас в городе были вояки, братки, Орден, Гранд и Хуннусы. От Северного Альянса новости перестали поступать ещё в середине марта, и желающих отправиться туда и лично выяснить, в чём дело, не нашлось. Далеко, стрёмно и пошли они нахуй, самим нелегко. Как то так.

Мирный, к счастью, пережил всё это без потерь, крысы до него недобрались. Сейчас, собрав под своими знамёнами часть выживших из разрушенных анклавов, я возглавлял полуторатысячное войско. Ещё три с половиной тысячи человек были "гражданскими", однако бездельников среди них не было. Консервный завод, мясники, алхимики и зачаровыватели, торговцы и ремесленники с кузнецами… Я создал полностью самодостаточную организацию. К тому же, мы изрядно сэкономили на защитных заклинаниях крепости и аванпастов, не став заказывать их у Системы. Руны и тут выручили. Что с их помощью только не делалось! Вырезая на пулях руны концентрации и огня/молнии/воздуха(на вкус заказчика), можно было довести их до уровня 1единицы урона Среднего ранга. Цифра, на первый взгляд, не впечатляющая, но если десяток человек с автоматами откроют по одиночному бойцу огонь…

Но всё это меркнет в сравнении с тем, что давали зачарованные снаряды. Выстрел из гаубицы подобным снарядом был вполне сопоставим со слабым навыком Высокого ранга. И именно благодаря таким боеприпасам нам удалось окончательно загнать крыс на их территорию.

Конечно, долго наша монополия на руны не продлилась. Те же вояки довольно быстро разобрались, как работают руны и как их наносить самим. Правда, лишь самые примитивные — мы обменяли часть секретов работы с ними на шестнадцать буксирных гаубиц Д-30, четыре десятка зенитных пулеметов, четыре зенитных же орудия, три танка Т-90, полсотни станковых пулемётов, три тысячи калашниковых и огромное количество боеприпасов, которыми мы забили несколько этажей подземных хранилищ. Сделкой остались довольны все — мы получили оружие, зачаровав которое, наш дом стал бы окончательно неприступен, а вояки перестали быть зависимы от наших поставок. И да, разумеется, я выбил инструкторов, которые обучали обращаться со всем этим добром моих людей.

Причина пассивности вояк во время разборок с культистами, когда у них были прекрасные возможности подмять всё под себя, оказались весьма банальны. Пока мы увлечённо рвали друг друга на части, отвоевывали территории у монстров и занимались прочими важными и нужными делами из рубрики нагни и ограбь ближнего своего, они занимались тем, что зачищали и обносили склады и хранилища военных частей в округе, собирая оружие и боеприпасы. Дело было ещё и в том, что сами базы и склады, во первых, были за городом, и каждый поход за ними был полноценной военной экспедицией через занятые чудовищами территории, во вторых — почти все они сейчас были заняты монстрами, что раньше были живностью на их территориях. Так что дело было нелёгкое и совсем не быстрое. И конфликт с братками у них был именно на этой почве — Князь, после поражения во время штурма Гранда, решил дополнить дары Системы наследием недалёкого прошлого, чем вплотную и занялся. А это, в свою очередь, не нашло понимания в душах вояк, считавших, что всё военное имущество погибшей державы должно отойти защитникам этой самой державы. Пусть даже и бывшим.

Главная проблема по части оружия у нас сейчас была с танками. Вояки выдали нам советское старьё, которое было начисто лишено электроники и потому сохранило работоспособность после прихода Системы, когда всю электронику выжгло начисто. Танки же стали бесполезны, по мнению вояк, единственный толк, который они в них видели, это закапывание по самую башню в качестве полевых укреплений. Я с данной позицией был в корне несогласен, но делиться сомнениями в их ненужности не стал. Инна и три десятка наиболее толковых зачаровывателей занимались сейчас именно тем, что пытались реанимировать эти машины.

Сегодня мне предстояло прибыть на совещание, назначенное в Гранде. Там должны были встретиться лидеры всех анклавов и боевых групп для финального обсуждения действий по поводу открытия границ. Не то, что бы мы теперь все стали большими друзьями и вдруг полюбили ближних своих, но приходилось сотрудничать перед лицом неизвестности. К тому же, сегодня должен был озвучить некое предложение и лидер Игроков. Учитывая же, что это была самая скрытная фракция в регионе, о которой никто ничего толком не знал (даже имени их лидера), это сильно интриговало.

Я вышел на балкон своих покоев. Наша крепость, на данный момент, представляла из себя довольно внушительное и противоречивое зрелище. Центральный донжон, представляющий из себя высокое прямоугольное здание в двенадцать этажей, переходил в башню, что возвышалась ещё на сорок метров. Внутренний двор, между ним и кольцом стен, представлял из себя правильный квадрат, с расстоянием от каждой из стен до самого здания в семьсот метров, что позволило разместить все жизненно важные постройки внутри крепости. Ангар для танков, мастерские артефакторов, что день и ночь трудились, зачаровывая боеприпасы, консервный завод, три борделя и семь баров (хотя шлюх можно было снять и там, и там, вся разница лишь в цене), две небольшие тренировочные площадки, специально зачарованные под нужды бойцов, где можно было потренироваться в использовании навыков и командной работе (не используя ничего выше Среднего ранга и под пристальным контролем Генералов).

Дальше шли стены, что стали для нас отдельным поводом для гордости. Мы решили не делать их высотой с небоскреб, хотя Система это и позволяла. В предоставленном ей конструкторе были заказаны 15(!) метровой толщины стены, высотой в 50 метров. Пол сотни метров — и не небоскрёб, спросите вы? Да, не небоскрёб. В том же Гранде стена была высотой в 90 метров, а у ордена и вовсе выше сотни. Средняя высота прыжка любого монстра от 120 до 180 уровня — 15–20 метров. А ведь нынешний я, например, мог прыгнуть и на все 50. Учитывая, что монстры в среднем физически сильнее человека равного уровня, высота стен стала очень важна.

Толщина стен, помимо очевидного увеличения прочности, давала ещё один существенный плюс. В ней можно было создать склады с боеприпасами и жилые помещения, что позволяло сильно выиграть пространство. Конечно, основная часть ресурсов хранилась именно в донжоне и в подземных хранилищах под ним, но в горячее боя, как мы узнали на собственном горьком опыте, опоздание с боеприпасами или медикаментами смерти подобно, а атаки монстров, что плодились куда активнее, чем нам хотелось бы, были регулярным явлением.

На каждой стене было по одной угловой башне и две вдоль самой стены. На каждой из огромных, пузатых башен было размещено по одной пушке. У крепости было два выхода — северные и южные ворота, каждые из которых были оснащены парой гаубиц на надвратных башнях. Вдоль стены и на башнях было размещено двадцать пять из сорока зенитных пулеметов, в донжоне — остальные пятнадцать плюс четыре зенитных орудия. В общем, это был весьма крепкий орешек, который защищали решительно настроенные и закалённые в боях люди. Ну, и не забывайте о главном калибре крепости — Системном Лорде, что при такой поддержке способен отразить любую атаку.

И ко всему прочему, крепость была укреплена рунами. Отвечающие за укрепление материала, ловушки и целое минное поле вокруг крепости и на самих стенах, рунные вязи, создающие атакующую магию в башнях и на стенах… Шикарно, и если бы не несколько сложностей, можно было бы сказать, что идеально. Но сложности были, и главная среди них — на стационарные заклятия и накопители для них требовались различные драгоценные металлы и камни. И это только на то, что касалось среднего ранга, а для того, что бы создавать рунные комбинации с высокоранговой магией требовалось ещё и наносить руны смесью из растений Высокого ранга, которых наблюдался дефицит. И накопители Духа, которые и служили источником энергии для рун постоянного действия, можно было делать только из покрытых нужными узорами драгоценных камней. Мы выгребли всю ювелирку, что нашли в городе, и охотно скупали её у всех подряд, но этого всё равно было очень мало. Плюс каждая способность в случае желания создать постоянную, стационарную комбинацию рун, должен был наносить определенный человек, чей навык и копировался. И если с навыками и барьерами Среднего ранга проблем не было, ибо после зимней бойни и последовавших за ней непрерывных стычек этого добра было столько, что ими обладали все, то высокоранговых навыки всё ещё были уделом избранных. Да и то — чем сильнее навык и чем лучше он освоен наносящим его человеком, тем лучше эффект. Сейчас в каждой угловой башне были заложены Огненные змеи, а в центральной — Вспышка сверхновой, плюс барьер Высокого ранга 4 класса, который рисовала сама Инна. На большее ресурсов у нас попросту не было.

Я наслаждался видами своей крепости, в которую было вложено столько сил. Царила прекрасная весенняя погода, воздух прогрелся градусов до двадцати. Лёгкий ветерок трепал мои волосы, играясь с отросшими почти до плеч прядями. В былые времена в такие дни, когда природа, наконец, полностью просыпалась от спячки, радуя глаз зеленью травы и деревьев даже в городе, был слышен щебет птиц стрекотание насекомых. Но сейчас услышать "щебет" означало только то, что твоя жизнь в огромной опасности.

В дверь аккуратно постучали. Что-то я совсем разомлел на солнышке, уйдя в свои мысли, раз не заметил приближение Ромы. Мой заместитель и вторая тень, совсем ещё молодой паренёк лет 15, спасённый мной в январе, во время самого первого чёрного снегопада. Тогда он и его младшая сестра оказались единственными выжившими в группе беглецов из разрушенного анклава. Его родители закрыли их своими телами от сеющих смерть снежинок и погибли. Им повезло, что в тот момент рядом проходил я, вышедший разведать обстановку вокруг. Услышав рыдания ребёнка, даже я не смог пройти мимо. Когда я накрыл из своим огнём, защищая от падающей с небес смерти, ноги парня были уже сильно искалечены и представляли собой сплошные гниющие язвы ниже колен. Я донёс их на руках до анклава, не надеясь на то, что парень выживет, но у пацана оказалась прямо таки железная воля и неистовая жажда жизни. Тогда у меня не было времени заниматься кем-то отдельно, поэтому я ушёл дальше, услышав от лекарей, что жить парню не больше пары часов.

Каково же было моё удивление, когда часов через восемь, поинтересовавшись, где парня похоронили и что с его сестрой, я услышал, что он ещё жив! Больше всего я ценю в людях силу духа, и этот пацан, своим упрямым нежеланием подыхать, сумел меня впечатлить. Тогда я только-только стал Системным Лордом, так что уверенности в своих силах было хоть отбавляй. Потому, взвалив молча терпящего адскую боль в заживо гниющих ногах паренька, которого даже усыпить было нечем уже нечем из-за дефицита зелий, я с ним на плечах отправился в Мирный.

К тому моменту снегопад уже кончился, и твари начали вылезать из нор, в которых прятались. От нас до Мирного по прямой было километров пятьдесят, и, признаюсь честно, за эти два часа, что у меня на них ушли, мы пару раз едва не погибли оба. В первый раз мы напоролись на стаю голубей с Вождём, второй раз, когда я, с трудом одолев тварей, весь израненный бежал через лес, ибо сил лететь не осталось, на нас вышла маленькая стайка крыс, особей в десять.

— Рус, даже я тут бессильна, — сказала Хельга, с печалью глядя на изуродованного пацана, что держался уже из последних сил.

Но я не поверил. Глядя, как возникшая было в пути, подаренная мною Надежда, с большой буквы, в глазах пацана умирает, что-то яростное и первобытное, лежащее за гранью разума и даже инстинктов, подняло голову в моей душе. Наверное, это была кровь хуннусов, великого народа, чья поступь в своё время заставляла дрожать саму вселенную. Судя по словам Феникса, наши предки отличались ослиным упрямством в том, что считали своими принципами. Видимо, это я от них в какой-то мере унаследовал.

— Должен быть способ, — упрямо сказал я. — Особенное растение, чудо мазь, толчёные члены розовых единорогов или сиськи дракона-трансгендера, плевать — способ должен быть! Если есть что-то, что нужно достать для этого — я достану, только скажи! У пацана характера больше, чем у многих Полководцев! Я не хочу терять такого, как он. Не для того мы с ним сюда с таким трудом добирались. И ты, — посмотрел я на него. — Не слушай её. Она женщина, а женщины любят преувеличивать серьезность разных болячек. Подумаешь, ноги! Мне однажды оторвало руку, так я её заново отрастил. Хуйня это всё, прорвёмся!

Я сам не верил в то, что говорю. Если бы всё дело было лишь в ногах, их и вправду можно было бы ампутировать. Но проблема была в заказе, глубоко проникшей в парня и разрушающей не только тело, но и энергетику.

— Если ты и вправду так хочешь спасти парня, есть один способ, — обратился ко мне молчавший до этого Феникс. — Но это будет очень больно для вас обоих и в будущем, когда придёт время переходить в царство Трансцендентности, ты можешь об этом пожалеть.

— Что за способ?

— Я могу отколоть часть твоего Трансцедентного Семени и передать пареньку. Но ценой будет то, что в будущем тебе придётся самому, за счёт своих сил и навыков восполнить утерянное. А это даже сложнее, чем создать его с нуля. Тебе придется добавить в него что-то, помимо Огня, ибо другое пламя уже нельзя будет добавить. В случае, если добавленное будет уступать оригиналу, ты станешь намного слабее, чем мог бы быть. Сейчас у тебя идеальное семя, доставшееся от Авидайла. Что-то не то, что лучшее, но даже сравнимое с ним ты вряд-ли разовьешь. Слишком ты уступаешь талантами предку.

— А что будет с пацаном? Уверен, процесс рискованный.

— Девять из десяти, что умрёт. И если бы не присутствие твоей подруги, и этого бы шанса не было. Но если выживет — то, что ты ему дашь, станет для него великим благословением. Четверть идеального семени — это не шутки.

Я не могу сказать, что сразу решился на это. Не могу сказать и того, что у меня не возникло мысли сделать скорбную рожу и попросить Хелю дать пацану обезболивающего, что бы не мучился и тихо помер. Ведь к этому времени я уже полностью осознал, сколь многое даёт мне это Семя, этот масштабируемый навык. Фактически, то, что я столь легко управлял огнём, сам создавал высокоранговые навыки, так быстро изучал то, чему учил меня Феникс — всё это его заслуга. Ведь если подумать — все, кто стал Полководцем в нашем регионе, недотягивали до моей силы, когда я сам был Полководцем. А ведь они в полтора-два раза превосходили меня уровнем, имели полные наборы лучшей экипировки, их прокачивали личные армии, а все сливки, что добывали их анклавы, шли в первую очередь им. А я? То в отключке, то в изгнании, пусть и добровольном, то с нуля создаю анклав, что тоже изрядно тормозит личное развитие…

Масштабируемый навык, ака Семя Трансцендентности — мой личный рояль в кустах, наряду с Фениксом. Моей целью в жизни, личной мечтой и страстным желанием, стало обрести максимально возможную мощь и повидать нынешний, изрядно поменявшийся мир. Посмотреть иные миры, увидеть красоту вселенной, испытать себя в боях с сильнейшими воинами вселенной, быть в числе тех, кого зовут сильными мира сего, но только вселенских масштабов. Да, это эгоистичная, и, возможно, мелкая для кого-то цель. Возможно, другой примерил бы роль строителя царства божьего на земле. Но чёрт возьми, 25 лет я прожил в скучном, сером мире, и сейчас, обретя магию и вечную жизнь, я хотел бы полностью этим насладиться.

И пусть в меня кинет камнем тот, кто не заколебался бы на моём месте. Да, пацан был мне симпатичен своей силой воли, но я его, по сути, знать не знал. Он мне ни сват, ни брат и даже не хороший знакомый, я итак сделал для него больше, чем сделали бы другие на моём месте. И я почти решился плюнуть, но…

Но я не хочу. Я взял на себя ответственность за него, я дал парню надежду. И пусть никто не узнает о том, что у меня была возможность ему помочь, но для меня это не было аргументом. Я буду знать, и я перестану себя уважать после такого. И этого достаточно.

— Что нужно сделать?

— Надреж моим лезвием левую руку и напои его своей кровью. Скажи девочке, что бы делала всё возможное, что бы поддержать жизнь пацана. Процедура займёт минут 15, всё это время не отнимай своей руки. Пусть пьёт твою кровь всё это время.

— Сейчас я начну его лечить. Сделай, пожалуйста, всё возможное, что бы он пережил процедуру. Пацан, — обратился я к пареньку. — Сейчас, скорее всего, будет так больно, что всё, что было до этого, покажется тебе щекоткой. Но ты должен быть сильным и выдержать всё ради своей мелкой сестры. Я дам тебе сейчас частичку своего будущего, часть своей силы и судьбы. Если ты не выдержишь, это будет напрасная жертва, так что не разочаруй меня.

— Как именно ты его лечить собрался? Я не могу помочь, не зная… — начала Хельга, но я не стал слушать её причитания.

Решительно проведя ладонью левой руки вдоль лезвия Феникса, я прижал кровоточащую ладонь ко рту растерянного от моей пафосной речи пацана.

— Пей! — решительно приказал я.

В тот же миг нас двоих охватило моё пламя. Оно не обжигали и не разрушало, и отшатнувшаяся поначалу Хельга тут же кинулась обратно к операционному столу, поняв, что опасаться нечего.

Это было очень больно даже для меня, чего уж говорить о пареньке? Он мычал, из его глаз текли слезы, тело его трясло, и даже сгнившие почти до костей ноги дергались, но несмотря на это парень не прекращал пить мою кровь. Поразительный самоконтроль, скажу я вам. С каждой каплей крови я чувствовал, как часть чего-то важного, чего-то родного покидает меня. Моё Семя, симбиот в моей душе, тоже испытывал боль и сопротивлялся как мог. Словно в бреду, я повторял мысленно себе, да и, наверное, ему — терпи! Терпи, так нужно!

Когда всё закончилось, я без сил рухнул на пол. Я проспал часа четыре, и проснувшись, понял, что всё получилось.

— Парень выжил, и даже ноги зажили полностью. У него оказалась Стальная Воля, — сообщила Хельга, заметив, что я пришёл в себя. Я лежал именно на её кровати. — Оставь мальчика у нас. С него хватит страданий.

— Он прирожденный воин, и оставлять его под твоей юбкой гробить свой потенциал ему точно не следует, — возразил я.

Говорить, какова цена его исцеления, я не стал. Хотя, наверное, она и так примерно поняла, что произошло. То, что я сделал, было сродни тому, что бы оживить умершего неделю назад человека. У пацана было разрушено всё, что только можно в энергетике.,

Мне очень хотелось побыть с ней ещё немного, повалить на кровать, припасть к её губам, подмять под себя и ухватить за гриву рыжих волос, но… Я и так потерял непозволительно много времени. Тогда, после нападения Золотых Мечей, она провела у нас три дня, и это были самые лучшие дни в моей жизни, как бы избито это не звучало. Но у каждого из нас были свои обязательства и люди, за которых мы несли ответственность. К сожалению, в отличии от нормальных пар, у нас не было возможности постоянно и полноценно быть вместе. У каждого из нас был свой долг.

Забрав пацана, я вернулся назад. И он сумел доказать мне, что я не зря рисковал и делился с ним своей силой. Он был жесток, яростен и беспощаден к врагам, тренировался под моим и Феникса руководством как проклятый, даже больше меня самого. Он лез в каждый бой, часто рисковал и возвращался израненным, и очень быстро набирал силу и уровни. И был невероятно предан лично мне, на грани фанатизма. За глаза его называли Тенью Мясника. Он всюду сопровождал меня, и месяц назад взял ранг Полководца, прикончив лично двух Генералов и Вождя крыс. У него были странные способности, возможно, даже уникальные. Чёрный снег не прошёл даром для него. Воистину, то, что нас не убивает — делает нас сильнее. Он был ярким примером этого. Его навыками стали не огненные навыки, к моему удивлению, а ветер. Добыв самостоятельно навык Высокого ранга 5 класса, Меч ветров, он привнёс в стандартный навык яд пропитавшей его в своё время отравы и начал открывать новые навыки на основе одного этого. Его воздух был черным, а раны, нанесенные его воздушными атаками, начинали очень быстро гнить.

— Нам пора, шеф, — негромко сказал он, войдя в комнату. — Скоро совет.

— Иду, я иду, мелкий, — проворчал я. — Ни минуты покоя.

Глава 2

На совет со мной выходила целая свита. Три десятка бойцов моей личной охраны, в которой было два с половиной десятка Командиров выше 350 уровня и пять Генералов, возглавляющих каждый свою пятёрку бойцов. Командовал ими лично я. Рома в число охраны официально не входил — с одной стороны, ещё слишком мал, что бы людьми командовать, с другой — слишком силён и своеволен, что бы подчинятся кому-то из Генералов. Делать Полководца подчинённым кому-либо, кто ему, по меньшей мере, не равен, означало попросту подставить главу такого отряда — случись чего, у того не было бы достаточных рычагов для того, что бы на него надавить, что подрывало бы его авторитет в глазах подчинённых.

Так и выходило, что пацан был кем-то вроде моего личного адъютанта, подчиняющийся лишь непосредственно мне. И всех такое положение дел устраивало.

Второй Полководец нашего анклава личностью была не слишком боевой. Самая младшая из Ливневых не любила сражения, даже развивать её до этого ранга пришлось насильно. Она вообще была той ещё тёмной лошадкой — каким-то образом, не обладая Семенем Трансцендентности, она тоже была способна сама формировать свои навыки. Как и следовало ожидать, в основе её способностей лежали иллюзии и манипуляции разумом, с помощью её Глаз Тьмы. Потомок Элетайи, по словам Феникса, была куда талантливее меня в деле освоения своего наследия. Как он утверждал, дело было в том, что у неё пробудилась память крови.

Она способна была влиять на эмоции и даже считывать верхний слой мыслей тех, кто сильно уступал ей в параметре Воли. То есть с теми, кто был на уровне Лидера и ниже. С Командирами — лишь считать эмоции, генералы и выше были вне её власти.

В бою же она чаще всего использовала весьма необычный навык — Армию Призраков. Сонм из десятков её двойников и различных существ, которых она воплощала в зависимости от её воображения, вместе с ней шли в бой. В целом, само по себе это не было слишком уж удивительно, разные умельцы, использующие иллюзии, уже были не редкостью. Прежние времена, когда Система сыпала навыками лишь из рубрики посильнее ударить, прошли. Но её иллюзии отличались тем, что сами могли использовать навыки, были вполне материальны и отлично скрывали хозяйку. Окутанный чёрным туманом отряд, четверть которого — черноглазая тощая девочка с красным, вертикальным зрачком был ощутимой и грозной силой.

В моё отсутствие анклавом руководил совет. В него входили лидеры всех производств и командиры батальонов. Рунолог, два мат., обеспеченца трое комбатов и начальница медиков и артефакторов. Крепость в надёжных руках.

Люди не нуждались в моём непосредственном руководстве, каждый и так знал свою задачу. Покидали крепость, прыгая прямо с крепостной стены — высота в пол сотни метров не была препятствием для элиты моего воинства. По направлению к Гранду, как и к остальным анклавам, давно была расчищена дорога. На расстоянии пяти километров в его сторону стоял наш аванпост — небольшой замок, наш аванпост, созданный с помощью Системы. Охранялся он сотней бойцов, что заступала сюда дежурить, сменяясь каждую неделю. У нас было ещё три подобных же аванпоста в разных направлениях, для контроля территории. Их основной задачей было наблюдение за территорией и регулярная зачистка окрестностей от тварей, что бы не давать им скопиться.

Мы прошли мимо замка, не заглядывая внутрь. Обходить пришлось по дуге — всё пространство вокруг него, кроме двух дорог, было заминировано и усеяно руническими ловушками. Судя по отсутствию новых туш, в последнее время чудовища не рисковали сюда влезать. Заглядывать к бойцам тоже не стали. Нечего терять время.

Наконец, впереди показалось первое кольцо стен Гранда. У анклава их теперь было два, разделяя крепость на внешнюю и внутреннюю. После зимы количество выживших, в целом, не превышало семидесяти тысяч человек. Цифра может показаться огромной, если не знать, что на момент апокалипсиса в городе и окрестностях проживало в десять раз больше человек.

Сейчас Гранд был самым многочисленным анклавом. Около двадцати тысяч человек — больше четверти всего населения. За первым кольцом стен жили рядовые трудяги анклава, многочисленные торговцы, грузчики, сборщики всякого хлама в руинах города, алхимики и травоядные — так называли тех, кто ходил в Лес собирать ингредиенты. Лучшие зелья изготавливались в Мирном, и пальму первенства в этом вопросе у них вырвать никто не мог, но помимо действительно мощных зелий и отваров людям требовалось и что-нибудь попроще, а обеспечить всех дешёвой продукцией поселок из чуть более полутора тысяч человек был попросту не в состоянии. Мелкие и средние раны во время вылазок у бойцов, энергетические травмы, тоже мелкие, во время тренировок навыков и работы с Духом, банально лекарства против простуд и мелких болезней… Всё это мы начали изготавливать сами, каждый анклав для себя, благодаря рецептам, переданным жителями Мирного.

Со зверями было заключено соглашение о ненападении. С теми, что в Лесу. Я не справился тогда с заданием Дарбазана, и заключали его лидеры каждого анклава отдельно. Сперва это сделали Бродяги Андрея, затем Гранд и Орден, и уже позже я, вояки и Князь.

Так что теперь в Лесу была запрещена охота. Исключением были лишь крысы и голуби, которые ни с кем никаких договоров не заключали, но в Лесу их было немного. Встретить на лесной тропинке монстра теперь было безопаснее, чем человека — животные свято блюли заключённое их владыками соглашение. Люди же вполне могли ограбить. До убийств доходило редко, но появилось неписанное правило — всё, что случилось в Лесу, там и остаётся. Если, конечно, до трупов не дошло. Ну и экипировку не отнимали — лишь то, что добыто здесь же.

Конечно, можно было бы отправлять с добытчиками бойцов для охраны, но… Бойцы были нужны везде, и на безопасный Лес их выделять не хотелось. У меня четыре сотни сидело по окружающим основную крепость замкам, ещё не меньше четырехсот человек нужно было для полноценного гарнизона крепости, и наличных, готовых в любой момент отправиться куда скажут оставалось лишь семь сотен. И из этих сотен четыре были теми, что постоянно находились в походах по окрестностям, истребляя на удерживаемых людьми территориях всю проникающую к нам живность, которой было весьма немало. Я на одном этом в последнее время почти уровень получал ежедневно. Ну и да, ещё триста бойцов — те три роты, у которых сегодня выходной.

Так и выходило, что сбор трав и прочего пришлось отдать в частные руки. Мы покупали по фиксированным ценам дешёвые ингредиенты, алхимики-оценщики скупали редкие и высокоранговые травы, фрукты и прочее по хорошим ценам (платит-то анклав, хрен ли им мелочиться), и люди двигались в Лес на свой страх и риск. Конечно, при желании можно было договориться с бойцами за отдельную плату о сопровождении, я не возражал — каждый шестой день у людей был выходным, так что желающих подработать я не останавливал. Вот только брали мои бойцы за такую услугу немало, и наниматься меньше чем десятком отказывались, ибо зря рисковать, покидая крепость, никто не хотел. Так что нанимали их обычно лишь крупные отряды сборщиков, которые могли себе подобное позволить.

По примеру Алёны, я назначил бойцам жалованье. Пять тысяч коинов в месяц рядовому, десять — командиру отделения (десять человек), пятнадцать — взводному (двадцать человек), тридцать — сотнику, и пятьдесят — комбатам. Основной доход у нас шёл от продажи рунных изделий и выполнения частных заказов на одноразовые артефакты с моими личными навыками Высокого ранга. Армия же примерно сама себя окупала. У нас выходило тридцать процентов добытых с монстра коинов в казну.

Навыки Высокого ранга 5 класса можно было купить в магазине Гранда, как в самом высокоуровневом анклаве. Хуннусы были анклавом 79 уровня, Гранд — 115. На 110 открывалась возможность покупки навыков и предметов Высокого ранга 5 класса, но ценники… Цены отличались от того, что продают на Среднем ранге, на порядки. Два миллиона — за атакующий навык. Пять — за Личную защиту. Десять — за барьер. Полный комплект доспехов Высокого ранга пятого класса стоил двадцать пять миллионов коинов, десятку — оружие. Цены кусались, а добыть что-то выше Среднего ранга можно было лишь из высокоуровенных Генералов либо Полководцев. Что, само собой, было весьма нетривиальной задачей.

Книги же пассивных навыков были бесценной редкостью. Они не продавались, их можно было лишь выбить, но с каждым днём это становилось всё сложнее. За последний месяц я даже и не слышал о том, что бы кому-то их удавалось добыть.

Почему я сам до сих пор в Среднеранговой ерунде, спросите вы? Всё просто — оба моих Полководца уже щеголяли в комплектах Высокого ранга, а я решил подождать. Скоро должны были открыться границы с Москвой, и я очень рассчитывал приобрести там что-нибудь действительно стоящее. А пока мой доспех Системного Стража меня вполне устраивал. И так огромные деньги уходили на закупку барьеров и личных защит Высокого ранга в войска. За последний месяц на это дело была пущена львиная доля накоплений анклава — сто тридцать два миллиона и восемьдесят восемь соответственно. Из пятихсот, скорленных за всё время существования анклава! Плюс по тридцать пять на полную экипировку двоих Полководцев! И это учитывая, что бижутерию на Дух им покупать пришлось за свой счёт!

Если бы не руны, мы бы и половины этой суммы не собрали. Война, конечно, весьма прибыльное занятие, и именно постоянная резня с монстрами принесла огромные деньги и силу, но руны были ещё важнее. Хоть мы и продали часть секретов сперва воякам, а потом и остальным, то, чем они владели, было сущими слезами. Фактически они научились лишь изготавливать расходники для огнестрела и слабые ловушки, не выше Среднего ранга 3 класса. Всё, что сложнее, нужно было ещё уметь делать, а остальных рунологов лично Элетайя обучать не спешила. Да и у нас секретами мастерства владели лишь проверенные кадры, привязанные к анклаву с его основания. Наука была сложная, спрос был высоким, и уже не раз поднимался вопрос о том, что бы начать обучать новые кадры, но я был против. Финансовое благополучие и магическое превосходство мне было важнее возможных сверхприбылей, так что рисковать тем, что однажды какой-нибудь умник решит перебраться к нашим соседям, передав им часть наших секретов, я не хотел.

Сейчас у каждого уцелевшего анклава было то, в чём он превосходил остальных, то, что позволило ему выстоять зимой. У вояк — огнестрел, артиллерия и мины, у Гранда — лучшая экипировка за счёт самого развитого магазина, у Ордена — самая большая концентрация Генералов и второе место по числу Полководцев, у братков — самая многочисленная армия, у Андрея и его бродяг — самое большое число Полководцев и второе, после Ордена, количество Генералов. И у нас — то, что не в последнюю очередь изменило ход событий зимой — руны. Это тот баланс, на котором всё более-менее нормально держалось.

Я покосился на шагающего рядом Ромку. Парень, с полностью седыми волосами в свои пятнадцать, был облачён в доспех из чёрной кожи с металлическими пластинами, прикрывающими жизненно важные точки, не стесняя движений, в остроконечном шлеме из тёмного металла и с однолезвийной глефой, закинутой на плечо. Владеть его ею учил лично Феникс, ибо после пересадки ему части моего Семени Трансцендентности парень оказался способен его слышать. Как оказалось, моё оружие могло принимать и форму с одним лезвием, просто само предпочитало именно нынешнюю форму. Так что тренировались мы с парнем вместе. Оружие и доспехи пацана были, естественно, Высокого ранга, на него я не скупился. Так же ему были куплены личная защита и барьер Высокого рангов. К счастью, именно личную защиту и барьер можно было развивать по классам самостоятельно, вплоть до первого. Жаль, с остальными навыками такой халявы не было.

Мы прошли сквозь открытые ворота и попали в царство торгашей, как называли Гранд в народе. Здесь, за первой стеной, расположилась основная часть населения Гранда. По сути, если не слишком придираться к деталям, это был полноценный средневековый городок, с поправкой на высоту заданий. Торговые ряды, пивнушки, бордели, жилые дома и гостиницы, даже общественные бани — здесь было всё. Но это было для обычных жителей региона. Наш путь лежал через это вечно живое и яркое, несущее потом и дешёвым алкоголем место, сквозь толпы снующих туда-сюда людей. Гранд мне иногда напоминал мегаполис в миниатюре — никогда не спящий и всегда гостеприимный для любого, в чьих карманах звенят коины. И столь же равнодушный и жестокий к тем, чьи карманы пусты.

Перед воротами через второе кольцо стен нас остановили. Видимо, в связи с прибытием большого количества важных гостей, начальником среди привратников был аж целый Полководец.

— Здравствуй, Руслан, — спокойно кивнул мне Паша. — Извини, но дальше только ты один. Сам понимаешь, в целях безопасности мы не можем пропустить твою свиту.

— А остальные тоже там без свиты? — поинтересовался, кладя руку на плечо вскинувшемуся Роме. — Или это для меня такие особые условия.

— Условия для всех одинаковые, — пожал тот плечами.

— Пиздишь ведь, пёс, — с улыбкой покачал я головой. — В лицо мне пиздишь. Что будешь делать, если мы сейчас развернемся и уйдем?

— Ну и уебывай, скатертью дорога, — пожал он плечами. — Мне насрать, это твои проблемы. Либо проходишь один, либо уматываешь.

Надо сказать, созданный мной анклав стал причиной того, что меня стали недолюбливать некоторые персонажи. Не все, и не сказать даже, что большинство, но вот приближённые к Алёне личности — поголовно. А Паша, с некоторых пор, был, по слухам, её советником по военной части, после того, как стало окончательно ясно, что Миша не тянет. И они старательно намекали каждому, кто готов был слушать, что я прямо-таки ОБЯЗАН был бесплатно поделиться с ними секретами рун бесплатно и в том же объеме, в котором владею им сам. Типа, после всего, что они для меня сделали… Лицемерные скоты забывали упомянуть, что я сделал для них неизмеримо больше, чем они для меня. Как минимум, спас от истребления, дважды, и помог избежать огромных потерь при штурме Арфы.

Ромка плавным движением скинул лезвие глефы с плеча. Вокруг загуляли постепенно нарастающие порывы темноватого ветра, пока что безобидные. Вот только Паша лучше многих знал, как быстро они могут стать смертельным оружием…

— Хватит, — негромко произнес я, вкладывая Волю в слова. Лёгкий гул земли от Паши и ветер Ромы мгновенно стихли. — Он пойдёт со мной, остальные останутся снаружи. Идёт?

— Нет. Я сказал тебе — ты идёшь один. Достаточно того, что ты Лорд. Если ты решишь что-то учудить, да ещё будучи с отрядом охраны, это может плохо кончится. Так что или один, или никак, — твёрдо ответил он.

— Тогда об уже оплаченной вами партии зачарованных пуль и расположении защитных рун на северной стене можешь забыть. И не сомневайся, я о причине того, почему вы их лишились, скрывать не буду, — парировал я.

— И кто с тобой тогда будет вести дела? — ухмыльнулся он.

— Да вся Москва. Сдались вы мне, учитывая, что скоро границу откроют, — отзеркалил я его оскал. — И очки опыта взятые как штраф из уровня анклава, я как нибудь переживу.

Народ уже позади нас в очередь собрался. Если бы меня предупредили заранее, я бы без вопросов пришёл один, но сейчас… Это было сделано намеренно, что бы уколоть меня прилюдно, и без одобрения Алёны такое было невозможно. Союзнички, ёб их мать. Умом я понимаю, что всё это детский сад, но бесит страшно. Впрочем, выход есть.

— Бойцы, топайте обратно в крепость, — повернулся я к своей охране. — Сегодня у вас выходной.

Моя охрана, три десятка привычных ко мне и моим спонтанным выходка мужчин и женщин, не стала спорить. Люди молча развернулись и пошли на выход.

— Ромка, полетели, — улыбнулся я.

Сейчас летать могли многие Полководцы, что довели до ума хоть один навык Высокого ранга, связанный с воздухом. Мой же адъютант был самым умелым в вопросах управления этой стихией человеком. Конечно, ни он, ни прочие в плане скорости, манёвренности и высоты полёта до меня сильно не дотягивали, но тем не менее.

Под ногами парня закрутился смерч из тёмного воздуха, за моей спиной взметнулись четыре огненных крыла, и мы взлетели.

Естественно, сбить нам никто не пытался. Всем было известно, кто единственный обладатель двух пар огненных крыльев, и хотя летать на внутренней территории анклава, в пределах её цитадели, было не принято и невежливо, мне было плевать. Раз ко мне жопой, то я отвечу так же.

Перелетев через практически стометровку стену, мы приземлились во внутреннем дворе. Сопровождающий нам не требовался, так что я уверенно потопал ко входу в донжон. Можно было бы и сразу в зал собрания влететь, но это было бы чересчур нагло, как по мне. В зале уже присутствовали, рассевшись за памятным круглым столом, представители остальных анклавов.

— Опаздываешь, — недовольно бросил мне Кирилл.

Позади него стояла его свита — трое Полководцев. Да и все остальные взяли с собой столько же сопровождающих, включая Андрея. За самим столом сидели лишь лидеры анклавов, сопровождающие стояли за их спинами, несмотря на то, что места за столом было ещё полно. Исключение составляли лишь две группы — сидящий в гордом одиночестве мужчина лет тридцати, в доспехах Высокого ранга и с двумя мечами за спиной, да сидящая рядом с Алёной Карина. Та-а-ак, а что это у нас тут… Ого!

— Не прошло и года, подруга, а ты прорвалась! — слегка насмешливо обратился я к былой подруге, присаживаясь на свободное место. Кирилла я демонстративно проигнорировал. — Ты у нас теперь Системный Лорд, а я даже не в курсе! Могли бы предупредить, не чужие всё же люди. Я ведь даже поебывал тебя когда-то, а это что-то да значит. Подарок бы тебе прислал, не знаю…

Ответом мне стал оттопыренный средний палец Карины и злобное сопение стоящего позади неё Вити. Пацан, кстати, несмотря на активную помощь своей любовницы, едва-едва недавно взял планку Генерала. И в помещении он был единственным человеком ниже ранга Полководца.

— Почему мы об этом не знали? — хмуро посмотрел в сторону Алёны Даня Свинцов, нынешний лидер вояк, сменивший на этом посту продавшегося сектантам Захарченко. — Мы договаривались, что о каждом новом Полководце должны ставить в известность остальных.

На лице Алёны не дрогнул ни единый мускул, она всё так же слегка улыбалась уголками губ, но я уверен — она была против присутствия здесь Карины, ради того, что бы сделать её тузом в рукаве. Но эту дуру разве переспорить?

— Ой, это был секрет? — с наигранным сожалением в голосе протянул я. — Тогда надо было маскироваться лучше, подруга.

Дело в том, что Системный Лорд, при желании, мог исказить свою ауру так, что люди рангом ниже не смогли бы различить, кто перед ними. Но вот спрятать свою суть от другого Системного Лорда… Не уверен, что с этой задачей справлюсь даже я, уже более-менее освоившийся со всеми новообретенными возможностями, не то, что Карина, явно недавно достигшая этого ранга. Для меня её аура ощущалась как нечто раз в десять более мощное и огромное, чем аура Андрея, сильнейшего Полководца региона.

— Потому что речь шла о Полководцах, — стервозно хмыкнула Карина, не дав заговорить уже открывшей рот Алёне. — А я, как ты слышал, Системный Лорд. Так что не суй нос куда не просят!

Свинцов нахмурился. С лидером военных в таком тоне не разговаривал никто, даже я. И в иное время я бы с удовольствием послушал, как ошалевшая от собственной крутости Карина на ровном месте портит отношения между Грандом и вояками, но сейчас это всё грозило срывом переговоров и перерастанием в обычный срач. А мне хотелось услышать, с чем пришёл глава самой таинственной фракции.

— Карина, будь добра, завали ебальник, — обратился я к девушке. — Мы все поняли, что нынче ты охуеть какая крутая, но собрались мы не за тем, что бы это выслушивать.

— А нахуй пойти не хочешь? — заявила она в ответ. — Ты у нас дома, а не у себя. Что-то не устраивает — можешь смело уебывать.

— Тебе повторно еблет расколотить, шлюшка ты моя тупоголовая? Прошлого раза было мало? Успехи голову вскружили? — насмешливо бросил я. — Не ты меня сюда звала, не тебе меня гнать. Ты вообще за этим столом сидеть права не имеешь, но раз уж села, закрой рот и слушай, что умные люди будут говорить, обезьяна. Даня, — повернулся я к лидеру вояк. — Она стала Системным Лордом совсем недавно, буквально пару дней назад. Потому тебя и не предупреждали — всё равно бы здесь узнал. Давайте не будем сейчас из-за буквы договора устраивать споры. Дух-то соблюдён. Уверен, Алёна бы сама всё сказала, когда все собрались бы. Так?

— Да. Я не собиралась делать из этого тайны, просто собиралась дождаться, пока соберутся все. Что бы не повторять несколько раз, — кивнула девушка.

Уверен, никто не поверил ни единому слову, но это позволяло сохранить всем лицо. В конце-концов, каждый Полководец был стратегически важной боевой единицей, и сведениями о них делились лишь в том случае, если удержать в секрете эту информацию не представлялось возможным. Что уж говорить о Системных Лордах? Например, о том, что Инна — Полководец, не знал никто. Возможно, догадывались, но не более того. И у остальных, уверен, были подобные тайные бойцы экстра класса.

— А хули ты за всех… — начала неугомонная девка, но тут я решил, что слов было сказано достаточно. Надо бы напомнить зарвавшейся курице, что за мной и делом её заткнуть не заржавеет.

Моя Воля, подобно огненному цунами, накатила на девушку и столкнулась с её собственной Волей. Ярость огня и режущая, бритвенно острая по ощущениям, мощь тысячи мечей столкнулись, и само здание слегка задрожало. К счастью, здесь не было слабаков, не способных защитить себя от вторичных эманаций столкнувшихся Воль, так что можно было отдаться ментальному поединку. Карина явно жаждала испытать свои новые силы, плюс все эти месяцы она не оставляла надежды взять реванш за то избиение в Мирном. Вот только я очень быстро стал Системным Лордом, и ей хватало ума понять, что проиграв мне на равных рангах, то с момента как я её превзошел ей вообще ничего не светило. По идее, она должна была понимать, что даже вновь сравнявшись со мной рангами, она всё равно мне сильно уступает, но… Это же Карина. В таких делах она нередко думает чем угодно, кроме головы.

Первые несколько секунд она держалась со мной на равных, но затем я начал уверенно её продавливать. Не скажу, что это было уж очень легко, нет, но шансов у неё не было никаких. Воля у Системных Лордов была куда могущественнее и обладала куда большим потенциалом в способах атаковать, и этому нужно было учиться. Голая мощь в этом вопросе была лишь половиной дела максимум, так что у новичка вроде неё не было даже чисто теоритических шансов. И это даже без помощи Феникса.

— Хватит! — раздался голос от входа в помещение. — Вы не видите, ребёнку плохо? Кичиться силой будете в другом месте. Ведёте себя, как дети.

В дверях стояла разгневанная и запыхавшаяся Хельга. Проследив за её взглядом, я увидел хрипящего и едва стоящего на ногах Витю. Точно, этот то Полководцем не был.

Хмыкнув, я перестал давить. Карина последовала моему примеру и, встав, подхватила парня под руку. Хельга прошла через весь зал и, обогнув стол, подошла к этой парочке. Она положила сияющую изумрудным светом ладошку на грудь пареньку, и к тому на глазах начали возвращаться силы. Десяток секунд — и того перестало шатать.

Моя подруга, кстати, тоже ныне была Полководцем. Что не удивительно — ведь её искусство было основано на манипуляции Волей и Духом. Да и вообще, подобные ей целители, что энергетические, что физические, развивались не только в бою. Система дарила им опыт и ранги за использование своих навыков по прямому назначению. Однако подобных ей было лишь три десятка, лично обученных ею, ибо никаких книг навыков на эту тему не выпадало, и ей приходилось самой обучать тому, что она умела. Причем учить имело смысл лишь тех, кто ещё не взял планку Лидера, иначе всё было бессмысленно. Самый лучший из её учеников был лишь Командиром. Сама же девушка нынче умела лечить как тело, так и энергетику. Плюс была одним из лучших алхимиков.

— А почему ты пришла одна? — нахмурился я. — Почему не с Андреем? Ты лучший лекарь региона, и таскаться в одиночку тебе опасно.

— Прости, о мой повелитель, — колко бросила она и сделала шутливый книксен. — Но я могу за себя постоять. К тому же, со мной была Элис. Заходить она, понятно, не стала, ждёт меня внизу. Но больше такого не повторится. Позволите ли вы мне сесть, о мой султан? — язвительно закончила она, усаживаясь за стол.

Она всегда не любила, когда я применял силу по отношению к людям. По её словам, у человечества итак слишком много врагов, что бы грызться между собой. И она до сих пор считала, что в своей стычке с Кариной я был не прав. При этом она умудрялась дружить и с Кариной, и с Андреем, который терпеть не мог последнюю. Даже Витю не презирала. И эта её доброжелательность ко всем подряд меня страшно бесила.

— Я думаю, теперь, когда все самые значимые люди региона, имеющие право говорить от своих общин, собрались, я могу приступить к тому, ради чего вы все здесь собрались? — внезапно заговорил молчавший до этого игрок.

Взгляды присутвующих скрестились на нём, и он, встав со стула, представился:

— Меня зовут Евгений Пожаров. Я глава местного филиала службы внешней разведки нового правительства Москвы. И у меня предложение от его имени. Интересует?

* * *
Интересует, подумал я. А ещё интересует, где же лайки и подписки с комментариями?

— Не спеши с запросами, о нетерпеливый потомок Авидайла, — ответил Феникс, сосредоточив Волю на четвертой стене.

Пы. Сы. Это Феникс, кстати.)

Глава 3

— Нет, блядь, мы на твою лощеную физиономию полюбоваться пришли сюда, — ответил за всех Кирилл. — Давай, не строй из себя таинственную целку. Переходи к сути.

— Что ж, к сути так к сути, — улыбнулся он, не обратив внимания на тон Кирилла. — Но прежде я всё же немного разъясню происходящее в Москве. Что бы у вас было более ясное понимание того, что я вам намерен предложить. Не возражаете? Вот и отлично.

Откинувшись не спинку стула, он достал откуда-то длинную сигару и прикурил её от крохотного огонька на кончике указательного пальца. Крепко затянувшись, он выпустил кольцо табачного дыма и, не глядя на присутствующих, продолжил:

— Сейчас в Москве больше тысячи различных анклавов. Самого разного размера — от совсем крохотных, на несколько сотен, до гигантов, насчитывающих сотни тысяч человек. Так вышло, что Система полностью истребила всю верхушку власти. Просто убила, причем своими руками, если можно так выразиться. У них у всех просто разом отказало сердце, в самый первый день. Здесь этого оповещения не было, но в самой столице Система оповестила всех, что действия властей её не устраивали, и потому она их попросту ликвидировала. Президент, министры, депутаты, мэр, их замы, советники…

— Центральная власть рухнула в одночасье, что, как вы понимаете, породило ещё больше хаоса. Вам тут ещё относительно повезло — просто монстры из числа животных. В городе же творился настоящий ад — вторжение нелюдей, животные, всякие мифические твари… Над городом летали драконы, стаи грифонов и гиппогрифов, на земле — крысы, собаки, кошки… Чего стоит одна анаконда длиной в полторы сотни метров! А орёл размахом крыльев метров в сто? Эта тварь питается драконами! Восставшие мертвецы со всех кладбищ разом, кровавые культы — Вельзевула, Азазеля, Асмодея, Гекаты и Молоха. И это, замечу, лишь те, что существуют до сих пор, сколько было передушено до того, как они встали на ноги, и не счесть. К счастью, вторжения иномировых гостей начались не сразу, а через три недели после начала Апокалипсиса. Эльфы, гномы, сатиры, альвы и орки. Из них доброжелательно к людям оказались настроены лишь эльфы — с остальными пришлось сражаться.

— Но мы всё-таки сумели встать на ноги и дать им всем отпор. Четверть города за людьми, и я имею честь представлять здесь крупнейший и сильнейший анклав — Красную Унию. Красная не потому, что коммунисты, а от названия Красной площади. У нас семь лидеров, составляющих Верховный Совет анклава. Каждый из них является Системным Лордом свыше шестисотого уровня. В нашем войске более двухсот тысяч бойцов, ещё два десятка Системных Лордов уровнями выше черехсотого, сотни Полководцев и тысячи Генералов. Кремль, кстати, тоже наш. Теперь это летающая крепость, являющаяся центральной базой анклава. В мировом рейтинге наш анлав занимает шестую позицию. У нас сорок шесть вассальных анклавов, у которых, в свою очередь, свыше двух сотен собственных вассалов. Наш анклав заключил официальный союз с представителями эльфийского государства Нолдарион.

— В свете всего перечисленного, дабы избежать больших бед, вторжений и разрушения ваших анклавов, мы официально предлагаем вам всем принести вассальную присягу нашему анклаву. Через два дня, когда границы падут, сюда направятся миллионы монстров, мертвецов и бойцов иных рас, что сейчас заперты в городе. И поверьте, самостоятельно выстоять у вас нет никаких шансов. Но мы готовы протянуть вам руку помощи, ведь и вы, и мы — люди. Один только статус вассалов Красной Унии защитит вас от многих проблем — не каждый рискнёт связываться с теми, кто находится под нашим покровительством. А теперь, дамы и господа, я готов ответить, в меру своих сил, на ваши вопросы.

Воцарилась тишина. Женя все так же неспеша покуривал сигару, и вид его был при этом… Скажем так, было заметно, что ему, в целом, не слишком важно, что мы думаем. Думаю, он был уверен, что так или иначе, но мы согласимся на его предложение.

Информация была действительно интересная. Требовалась небольшая пауза, что бы её переварить и обсудить каждому в своём кругу. Благо, торопиться с ответом никто не просил. Мы разбились на группы — я, Хельга и Андрей, Алёна с Кариной и Князем, Кирилл с Данилой.

— Что думаете? — спросила первой Хельга.

— Он явно говорит не всё, — заметил Камень. Привычная троица замов Андрея была при нём.

— Конечно, не всё, — улыбнулся Андрей. — А то, что нужно, и так, как нужно. Разумеется, для него и его хозяев. Но тем не менее, процентов на девяносто сказанное им — чистая правда.

— А что, по твоему, с остальными десятью? — уточнила Хельга. — Как по мне, всё достаточно логично. Я как-то так себе всё и представляла. Вопрос для меня, по большому счету, лишь в том, как он проник сквозь границу региона?

— Все просто, рыжая, — ответил я. — Вопрос не в том, что он соврал. И не в том, как он пробрался сюда. Самый главный вопрос — о чём он умолчал? Он описал ситуацию, сказал о том, что у них полно анклавов, но "забыл" упомянуть о других крупных игроках Москвы. Быть не может, что они единственная большая сила. Нутром чую, есть и иные, а это значит, у нас есть выбор, к кому примкнуть.

— Варианта остаться независимым ты не рассматриваешь? — спросил Андрей. — Не похоже на тебя, друг мой.

— Мы слишком близко к Москве. И если вспомнить, что у одних только хозяев этого типа почти три десятка Системных Лордов… Ты представляешь, на что способна такая толпа воинов моего ранга? Да их одних хватит, что бы стереть с лица земли все наши анклавы, вместе взятые. Будь я одиночкой, мне было бы плевать, отстоять личную свободу я сумел бы. Но я несу ответственность за своих людей. А это уже совсем иной расклад. Но в целом, буду решать в зависимости от условий.

— Я лично не хочу подчиняться этим типам, — сказал он. — Но в целом согласен. Если они, имея такие силы, сумели удержать лишь четверть территории города, то страшно представить, кто там на оставшихся трёх четвертях. И ведь четверть — это не чисто их территория, четверть, по его словам, это всё, что принадлежит людям. Мои друзья из числа сатиров, кстати, недавно всё же поделились причиной, по которой они все стремятся в наш мир. И причину, по которой заявились столь скромными силами. Ведь, сам понимаешь, по вселенским масштабам это вообще совсем мелкие силы.

— Андрюх, ну право слово, — поморщился я. — Тема конечно очень любопытная, но давай позже. Сейчас надо решать, что отвечать будем.

— Ты же вроде согласен принять их предложение, — заметила Хельга. — Ответственность и всё такое. Или уже передумал?

— Как сказать… Отсутствие альтернатив меня не радует. Он ведь даже не сказал ещё, на каких именно условиях они этот вассалитет предлагают. Лишь обозначил сам факт. Так что надо послушать условия и узнать их цели. Моё мнение — надо выбивать для себя самые выгодные условия.

— Я в любом случае не намерен становиться ничьим вассалом, — негромко сказал Андрей. — У нас свои планы и свои цели, и становиться чьим-то пушечным мясом в обмен на "крышу" я не буду.

На этом мы и закончили. Я оглядел зал. Грандовцы с братками всё ещё шептались, тогда как Орден и вояки уже закончили обсуждения и сидели, ожидая продолжения. Кирилл лениво игрался с небольшим комком лавы, подкидывая и ловя его на манер мячика, Свинцов же, достав откуда-то небольшой кусок вяленого мяса, отделял тонкие волокна и неспеша ел, уйдя в свои мысли.

А вот эмиссар москвичей, достав уже вторую сигару, не торопясь потягивал её и смотрел на Хельгу. Он не использовал Волю, на лице тоже было написано абсолютное спокойствие, и угадать, о чём он думает, было сложно. Тем не менее, я чувствовал — среди всех собравшихся ему в первую очередь интересна именно она. Не я, не Карина, не ещё кто-то — именно Хельга. Наконец, Алёна с Князем вернулись за стол.

— Предложение интересное, — заговорил Князь. — Но нам нужны подробности. Ты забыл упомянуть о других крупных анклавах. Да и условия вассалитета крайне интересно было бы услышать.

— Не поймите меня неправильно, уважаемые, но просвещать вас насчёт остальных не входит ни в мои обязанности, ни тем более планы, — спокойно ответил он. — Я сейчас на службе, и за выдачу подобной информации меня по голове не погладят.

— Никто не узнает, не переживай, — улыбнулся Князь. — Ты не бойся, здесь все свои, да и в помещении полог активирован. Расскажи, что да как, а мы в долгу не останемся. Ну, а если будешь упрямиться… Времена сейчас весьма лихие, мил человек, ты ведь и потеряться можешь… Случайно, по пути назад. Кто тогда твоим хозяевам будет отчитываться о результатах переговоров?

— Если я здесь "случайно потеряюсь", как вы выразились, — скучающим тоном, откинувшись на спинку кресла и глядя прямо в глаза собеседнику, сказал Женя. — То моё руководство через пару дней выяснит, кто приложил к этому руку. И тогда, многоуважаемый Князь, к вам на огонёк придет Станислав Котов, Системный Лорд четыреста семьдесят какого-то уровня и мой непосредственный руководитель. А вместе с ним придёт отряд его охраны из двух десятков Полководцев и двухсот Генералов, вместе с которыми он по кирпичику разнесёт вашу резиденцию, Ашан, а вас своими руками разберёт на запчасти максимально болезненным образом. И не потому даже, что я такой уж незаменимый, а потому, что с теми, кто убивает посланников, в Москве дел не ведёт никто, а за своих принято мстить. Я доступно выражаюсь?

Я, как и почти все присутствующие, не без злорадства взглянул на нахмурившегося Князя. Братков и их алчного предводителя не любил никто, даже Алёна, что была сейчас с ними в тесном союзе, после выхода Ордена из под вассалитета. Слишком много крови пролил он со своими людьми ещё тогда, в самом начале Апокалипсиса, устраивая засады на торговцев. Да и в дальнейшем он умудрился наступить на мозоль каждому присутствующему.

— Приму ваше молчание, уважаемый лидер Вольного Братства, за согласие, — через минуту тишины заметил Женя. — По поводу остального… Что ж, условия следующие: вы направляете четверть военных сил своих анклавов туда, куда будет вам указано в дальнейшем. Решать, какие именно бойцы отправятся к нам, буду я. Налог будет установлен в размере сорока процентов от вашей ежемесячной чистой прибыли. Каждый Полководец и Системный Лорд обязан предоставить мне доступ в свой интерфейс для фиксации ваших навыков и характеристик. Так же вы обязаны предоставить половину всех имеющихся у вас запасов алхимического сырья. В регионе будет назначен губернатор, решениям которого вы обязаны подчинятся. Он займётся добычей и реализацией магических растений из Леса. Отдельные требования имеются к анклавам Хуннусы и Новая Россия — первые обязаны предоставить все имеющиеся наработки по рунам. Так же Руслан Мераев должен лично сопроводить в Кремль Инну Ливневу. Она будет в составе тех сил, что Хуннусы обязаны выделить в качестве выполнения вассальных обязательств. Новая Россия обязана принять инспекцию с нашей стороны. У вас будет изъято семьдесят процентов боеприпасов и тяжёлой техники. Но всё это не касается анклава Мирный. С вами, госпожа Хельга Лаас, условия я обсужу отдельно. Таково решение совета Семи. Принимаете ли вы его?

— Это банальный грабёж. Вы предлагаете отдать вам почти всё самое ценное наше имущество, лучших бойцов, принять то, что командовать у нас отныне будет ваш ставленник, но… Ради чего? Зачем нам идти к вам в добровольное рабство? — медленно и негромко спросила Алёна.

— Всё просто. Когда границы падут, у вас в любом случае отнимут всё. И я даже не угрожаю сейчас — это сделаем не мы. Ближе всех к вам находится Церковь Ночи — поклонники Гекаты. Во главе у них аватар самой Гекаты, на данный момент шестьсот восьмидесятого уровня в ранге Системного Лорда. Ей подчиняется ещё пятеро Лордов, больше сотни Полководцев и около двадцати пяти тысяч солдат, не ниже ранга Лидер. Рядом с ними анклав Темень, во главе с Полководцем семисотого уровня Андреем Зубковым, по прозвищу Маньяк, с пятью десятками Полководцев и восемью тысячами бойцов. А так же два клана — орочий и гномий, тоже с лидерами Системными Лордами. Эти четыре организации в союзе, и насколько мне известно, они нацелились на вас. Церкви нужны новые жертвы, остальным — добыча и ресурсы, которыми вы обладаете. У вас лишь два Системных Лорда и тридцать семь Полководцев. Ваши совместные силы не превышают двадцати тысяч бойцов. А уж о том, что разница в уровнях между вами и жителями Москвы, в среднем, примерно в два два с половиной раза, я даже говорить не буду. Вас просто пустят под нож, без всяких переговоров. Скажу больше — вопрос, протягивать ли вам вообще руку помощи, очень долго был спорным, и окончательное решение было принято лишь недавно. Лично я до сих пор не уверен, стоите ли вы вообще возможного ухудшения отношений, а то и открытого конфликта со всеми перечисленными организациями. Добывать ресурсы Леса мы могли бы и без вас, просто дождавшись вашего поражения и договорившись о свободном проходе с победителями. Вы в вашей песочнице сильно отстали от нас, и вряд-ли сумеете наверстать упущенное. Ну, за исключением, разве что, некоторых из вас, — кивнул он мне, а затем и Карине.

Вот теперь умолкли все. Если сказанное им правда, то мы действительно в полной пизде. И что с этим делать, если отказаться от их предложения, мне не ясно. Но блять, отдавать им руны и Инну?

— А зачем мне лично вести к вам Инну? — поинтересовался я, зацепившись мыслью за это требование.

— Это мне неизвестно, — пожал он плечами. — Но могу предложить, что дело в том, что вы Системный Лорд. Скажем так… Сейчас в городе к людям вашего ранга особое отношение. На всю Москву их около сотни — если брать представителей нашей расы. А во всём Подмосковье — лишь вы с Кариной. Уверен, даже во всей бывшей России их дай бог ещё сотни полторы наберётся, максимум две. Количество Системных Лордов один из определяющих факторов силы любого анклава, ведь только вам доступны Высшие навыки. И никто не откажется от ещё одного Системного Лорда. Вы признаны самым перспективным воином в вашем регионе, и я думаю, что большая семёрка предложит вам присоедениться напрямую к нам. И я бы на вашем месте согласился — поверьте, достойное место в нашем анклаве даст вам в разы больше, чем вы добились бы на посту главы мелкого анклава. Лучше быть вторым в городе, чем первым в деревне, как по мне. В общем, я озвучил вам всё, что должен был. Настаивать на немедленном ответе не буду, понимаю, вам нужно всё обдумать. Но времени осталось немного. Ваш ответ мне нужно услышать сегодня вечером, ведь меры по урегулированию возможного конфликта нам нужно будет принять уже завтра. И предупреждая заранее ваши вопросы — торг здесь неуместен. Либо соглашаетесь в полном объёме, либо никак. Предлагаю встретиться здесь же в 20:00. И да, госпожа Хельга — к Мирному никаких подобных требований нет. Наше предложение вам я озвучу позднее, после того, как услышу ответ остальных.

Он встал и неспешно направился к выходу. Мы же остались сидеть в мрачном молчании. Не знаю, как остальные, но лично я себя чувствовал… Ну, изрядно оплеванным, прямо скажем. Нас взяли за шкирку и сказали — либо вы отдаёте всё лучшее, что у вас есть, а затем покорно держите булки раздвинутыми, что бы нам удобнее было вас ебать, либо мы просто будем стоять и смотреть, как вас имеют, а потом всё равно заберём всё, что нам нужно. Уверен, что сектанты и их союзники отдадут им часть добыча и права на добычу сырья просто ради того, что бы не ссориться с могущественным соседом. Раз в Унии уверены в том, что им под силу не дать вторжению состоятся, то уж в том, что они в состоянии получить без боя часть пирога под названием Химки, сомневаться не приходится. Просто кусок выйдет поменьше и слегка погрызанный, но зато и усилий прикладывать придется меньше.

Внезапно слева от меня раздался грохот. Свинцов, лидер вояк, ударом кулака проломил стол. Его лицо цветом уже напоминало свёклу, а вокруг него уже летали небольшие камешки, образуя забавный хоровод. Его высокоранговый навык как раз позволял ему контролировать землю, и вращающийся хоровод камней был, видимо, следствием охватившей его ярости. Поздравить мужика, что ли? В порыве гнева ему удалось перейти на новый уровень контроля навыка.

— Они охуели в край! 70 % нашего арсенала? Четверть бойцов на их выбор? Сорок процентов налога? И наместник, который тут будет всем заправлять?! Твари! — рычал он. — Да вот хуй! Хуй им хоть одна ссаная гильза достанется!!! Пусть…

— Да заткнись ты, — вяло перебила его Карина. — Сам знаешь, что вечером скажешь им да. Даже мне понятно, что без них нам пизда.

— Я вот думаю, — заговорил Князь, не давая разгореться перепалке. — А правда ли это всё? Про Церковь Ночи и всё остальное дерьмо. Вдруг нас банально на понт берут? Согласимся сейчас со всеми условиями, а потом окажется, что нихера нам не грозило. А клятвы уже принесены. И выйдет тогда, что всё, ими затребованное, нам сделать придется — и выплаты, и бойцов отдать, а при расторжении договора уходит целый месяц. А как наказывает Система тех, кто не держит клятв, вы сами помните.

Это да. В эту зиму происходило всякое. Довелось мне увидеть и тех, кто нарушал данную именем Системы клятву. Человек попросту заживо сгнил у нас на глазах. Три минуты адской боли и смерть. Это было впечатляюще. Я слышал и об иных случаях, и детали слегка отличались — кто-то заживо сгорел, кто-то обратился в лёд, кто-то просто взорвался по частям — сперва пальцы, потом кисти и ступни, потом руки и ноги по колено и локоть, ну и далее по списку. Вариант смерти мог отличаться, но суть всегда была одна — ты умирал за три минуты, испытывая жуткую боль. И никаких исключений.

Претендентов нарушения вассальной клятвы ещё не было, но в том, что наказание будет суровым, я не сомневаюсь. Так что да, даже если это банальный развод, то нам всё равно придётся как минимум месяц выполнять всё, с чем мы согласимся. И пусть через месяц мы будем свободны, но это всё равно оставит меня без рун, вояк без большей части арсенала, и всех нас в целом — сильно обнищавшими.

— Не похоже на то, что это совсем уж блеф, — покачала головой Алёна. — В конце концов, мы можем вечером попросту выдвинуть одно простое условие — достигнутое соглашение вступит в силу лишь через день. Что бы иметь возможность убедиться в существовании перечисленных угроз. И вступят в силу лишь в том случае, если информация подтвердится. Если он откажется — значит, блефует. Если согласится — значит, не врал.

— А как это доказывает, что он не врёт? — поинтересовалась Карина.

— Очень просто. Он явно не дурак и чего-то похожего ожидает. Потому и дал время до вечера на то, что бы мы подумали. А сам подобное не предложил просто ради того, что бы оставить нам иллюзию самостоятельности. И позволить сохранить лицо. Так что уверена — он согласится, и после падения барьера всё им сказанное подтвердится. Но подстраховаться мы обязаны — мрачно закончила девушка.

— Вы забываете один момент, — подал голос я. — Он так ничего и не прояснил по поводу других крупных игроков. А это значит, что они определённо существуют.

— Но никто не даст гарантии, что они потребуют меньше. И ни времени, ни возможности найти их и договориться у нас нет, — возразил Андрей.

— Справедливо, — кивнул я. — Ну, я пойду. Не знаю, как вы, а мне это ещё со своими обсудить нужно. Хель, не заглянешь ко мне в гости? Тебе всё равно особо не о чем сейчас своим говорить.

Девушка согласно кивнула, и мы направились к выходу. Андрей остался здесь — хитрый лис наверняка попытается половить рыбку в мутной воде. На вскидку, он как минимум мог предложить Свинцову перепрятать часть его оружия за определенный процент. Не иметь отдельной базы тоже иногда выгодно, а успеть договориться им нужно прямо сейчас — им ещё груз дотащить нужно.

Ромка, не проронивший за всё это время ни единого слова, молчаливой тенью следовал за мной. Пройдя пару этажей в молчании, я резко остановился.

— Что случилось? — удивлённо оглянулась сделавшая на автомате несколько шагов вперёд Хельга.

— Да вот подумал — на кой хер топать ногами тому, кто умеет летать? — ответил я, и, взяв её за руку, подошёл к ближайшему окну.

Окно напоминало вытянутую бойницу огромномных размеров — шириной в метр и высотой метра три. Едва заметная, прозрачная пелена сероватого оттенка не позволяла воздуху проникать в помещение, служа эдаким аналогом стекла. Однако я прекрасно знал, что в неактивированном состоянии она препятствует лишь проникновению ветра. Подхватив на руки ойкнувшую девушку, я повернулся к Роме:

— Забери наших парней и двигай вместе с ними домой. Я полечу отдельно. И да, по возвращению собери всех руководителей и комабатов и расскажи, что узнал. Я присоеденюсь к вам позже и выслушаю ваши мнения.

Парень молча кивнул, но всем своим видом выразил своё неодобрение моей беспечностью. Впрочем, мы оба знали, что я сильнее всего нашего отряда, вместе взятого, так что комментировать моё заявление он не стал, и, проскользнув мимо меня к окну, сиганул вниз.

— Иногда он ворчлив, как старик, — сказал я удобно устроившийся в моих объятиях девушке.

— Вообще-то, он молчал, — заметила Хеля.

— Ему не нужны слова, что бы это делать, — улыбнулся я и прыгнул в окно.

Короткий полёт вниз, из которого я плавно вышел, распахнув крылья, и мы уже неспеша летим над городом. Вернее, над его руинами. Девушка поплотнее прижалась к моему нагруднику и захохотала. Сама она летать не умела, да в Лесу особо и не полетать, а потому очень любила покататься на мне или Элис. Вот только такая возможность ей выпадала нечасто, так что сейчас она искреннее наслаждалась бьющими в лицо потоками воздуха и открывшимися пейзажами.

— Вас приветствует судно "Мясник-248" и его бессменный капитан Руслан, — самодовольно заявил я. — Конечный пункт полёта — кровать. Надеюсь, вы будете как можно чаще пользоваться услугами данного воздушного судна и его капитана!

Вообще, летать над городом, особенно на высоте больше сотни метров, рисковал лишь я. Слишком легко стать добычей в когтях птиц, оказавшись на высоте в одиночестве. Так что детали либо группами, либо во время боя, стараясь выиграть пространство для полёта.

Другое дело я. Скорость, маневренность, дальность полёта — во всём этом я не уступал Вождям птиц, а моей боевой мощи было достаточно, что бы любая стая тварей дважды подумала, прежде чем нападать. В конце концов, я целый Системный Лорд, а их среди животных было всего четверо. И лишь ворон, член звериного триумвирата Леса Монстров, относился к крылатым. В городе таких не было. А дабы не вводить в излишний соблазн пернатых тварей, я летел, раскинув Волю в полную мощь, что бы любой желающий мог понять, что летит Системный Лорд.

Я летел неспеша и не напрямую к своей крепости. Хороший, теплый денёк, любимая девушка на руках — хотелось сполна насладиться этим коротким моментом полноценного счастья. Слова о том, что я намерен советоваться с остальными, были сильным преувеличением. Я выслушаю мнения, это да, но решение буду принимать самостоятельно.

Внезапно я уловил Волей знакомую ауру, стремительно нагоняющую нас. Повернув голову вправо и вниз, я увидел здоровенную, метра три в холке, белку, оседлавшую маленький воздушный вихрь и несущуюся к нам. Упс, кажется, мы кого-то забыли.

— Элис! Давно тебя не видел, моя рыжая красавица! — коснулся я её Волей, невольно улыбаясь.

Белка всё ещё оставалась Полководцем, несмотря на то, что в своё время здорово помогла нам в отражении атак крыс. Сейчас она была четыреста восьмидесятого уровня, владела полным спектром навыков Высокого ранга разных стихий и была очень, очень близка к тому, что бы стать Системным Лордом. Насколько я знаю, она сейчас, если брать в расчет один только уровень, была самым прокачанный существом в Лесу, за счёт войны с крысами. Вот только жаль, что чисто своими силами этот переход выполнить было невозможно. Требовался мощный источник энергии, для того, что бы сформировать в себе Алтарь Силы, то, что делает возможным качественный рывок в энергетике, который и позволял использовать Высшие навыки. Мне очень повезло, что я добыл себе это, прибив Вельзевула, но других аватаров в регионе больше не было. Лесные же твари, взявшие этот ранг, банально нашли и сожрали нечто, позволившее им это сделать. Что это было и где они это добыли я узнать так и не смог. Единственное, что я услышал от Дарбазана, когда напрямую поинтересовался — что больше ничего подобного в Лесу нет. По крайней мере в той его части, что входила в наш регион. А жаль — я очень хотел, что бы белка вышла на этот уровень силы. В конце концов, ближе, чем она, для меня были лишь Рома и Хельга.

Подлетев поближе, белка возмущённо пискнула, передавая всё своё раздражение по поводу эгоистичных идиотов, которые даже не удосуживаются предупредить своих друзей, что уходят. За это время она прекрасно овладела Волей и стала значительно умнее, чем в первую нашу встречу, не уступая в этом взрослому человеку. Вот только полноценно говорить всё равно не могла, и звериного в ней оставалось ещё слишком много. Говорить, почему-то, полноценно могли лишь Системные Лорды.

Дальше мы полетели уже втроём. Полетав минут сорок, мы прилетели в анклав. Элис тут знали, помнили и любили, так что та, приземлившись во дворе и тут же о нас забыв, запрыгала в направлении столовой, в надежде урвать что-нибудь вкусненькое. Белка была далеко не дура съесть что-нибудь приготовленное на кухне и хлебнуть бутылочку-другую самогона.

Я же полетел прямиком в свои апартаменты на вершине башни. Слишком уж мне не терпелось опустошить яйца, простите за мой грубый слог. Нечасто мой рыжик бывает у меня в гостях.

Глава 4

Через несколько часов, когда мы с Хельгой, уставшие и довольные друг другом, лежали на моей кровати, она, наконец, решила заговорить о полученном нами предложении.

— Что будешь делать, Рус? Ты же понимаешь, что отказываться глупо? — поинтересовалась она, проводя светящейся изумрудным светом рукой по груди, на которой отчётливо виднелись синяки, оставленные моими пальцами.

Да, каюсь, даже с ней, любимой женщиной, я был груб в постели. Хотя… Ни единого признака того, что ей это не нравится я не видел, стоит признать. А учитывая, что она была способна свести синяки в считанные секунды…

— Рус, может перестанешь смотреть мне на сиськи и ответишь? — ехидно уколола она.

— Я ещё ничего толком не решил, — ответил я ей, наконец. — Но если рассуждать… Вот смотри. В целом, я понимаю, откуда у них такие запросы. Границы ведь падут не только со стороны Москвы, но и дальше в области. И все, кто до этого грыз друг-другу глотки, сейчас спешно направляют силы к этим границам. Униаты планируют подчинить себе множество других анклавов на всей доступной территории. И им для этого понадобятся огромные силы, если они всё, что сумеют нахапать, попробуют удержать. Что из этого вытекает? Столь же огромные расходы и потери. А оно им надо, эти самые расходы и потери? Они хотят построить полноценное государство, как мне кажется. И сделать они это намерены по тому же принципу, который был в прежней России — все ресурсы и всех лучших спецов в столицу, а что там будет на переферии… Какая им, по большому счёту, разница? Если они откусят и смогут переварить значительный кусок пирога, их мощь выйдет на совершенно иной уровень. Одни только коины, не говоря о разных диковинках, которые, наверняка, у каждого региона свои, обогатят их в разы. Речь ведь, скорее всего, даже не о миллиардах — о триллионах. А теперь представь армию солдат в броне Высокого ранга и с навыками того же уровня. Представь наши руны, оружие разных военных группировок, десятки, если не сотни тысяч дополнительных бойцов, что придут к ним по вассальному договору. Ты ведь понимаешь, что люди не пойдут в вассалы всяким оркам и прочему фентезийному сброду, если у них будет хоть какая-то альтернатива? И униаты, как раз таки, и предлагают себя как эту альтернативу. Я уверен, раз они с самого начала владели способом, позволяющим им проникать сюда, значит, и остальные окружающие Москву регионы полны их шпионами и эмиссарами. Способ пробираться туда и обратно у них явно имеет ряд ограничений — иначе сюда бы давно закинули пяток Системных Лордов и пару сотен Полководцев, перед которыми мы бы сами подняли лапки к верху, и уже вовсю пользовались бы нашими ресурсами.

— Рус, это всё, конечно, звучит очень логично, но ты упускаешь одну важную деталь, — перебила меня Хельга. — Взяв на себя обязательства сюзерена, они обязаны будут помогать вассалам и поддерживать их. А в твоих словах отчётливо звучит намёк на то, что они этого делать не намерены. Однако, насколько я знаю, отношения вассала и сюзерена предполагают взаимную поддержку. Так что не понимаю твой скептицизм.

— А кто, по твоему, отправится в область в первую очередь? — поднял я бровь. — Ну, в смысле, понятно, что влияние своё расширять и получать основные выгоды будут именно сильнейшие фракции. Но им необязательно для этого куда-то идти крупными силами. Им вполне хватит отправить своих Системных Лордов с их свитами, что бы анклавы, которыми руководят всего-то навсего Полководцы, подчинялись им. Причем им не нужно будет даже марать руки — многим хватит одного того, что к ним заявились представители фракции, которые могут себе безбоязненно позволить выделить таких бойцов для того, что бы они просто прогулялись до окраинных анклавов ради демонстрации силы. А вот рванут в область в первую очередь анклавы рангом пониже, их вассалы. И не только их, но и вся кодла иномярян, скорее всего, тоже. Вот эти-то не будут ни с кем церемонится и просто разграбят, сожгут и подчинят всех несогласных. И все москвичи в плюсе — большие шишки выпроводили мелочь за пределы города, получили новых вассалов и часть (причём уверен, что немалую) награбленного их изначальными вассалами. И это не говоря о том, что уже позже, в случае необходимости, самые ценные локации, в которых добывается что-то особенное, можно просто отжать у мелочи, которая это приберет к рукам. И мелким анклавам Москвы сплошная выгода — в области чудовища явно послабее, что означает возможность более безопасно качать бойцов, плюс в городе все лучшие источники ресурсов уже поделены, как и вся лучшая добыча. А тут — делай что хочешь, грабь кого вздумается, кроме тех, кто уже пошёл под руку кому-то из крупных анклавов. Да даже если все до одного анклавы области найдут себе покровителей — основная ценность это локации вроде Леса Монстров и районов, которые контролируют крысы, люди и их анклавы для самих людей не так важны. В городе для мелочи наверняка осталось мало возможностей — там явно выжили лишь самые сильные. У нас — другое дело. Добывай травы, фрукты и ягоды для алхимии, убивай высокоранговых монстров и лутай их, грабь оставшиеся склады с военным оружием — а я уверен, у них есть какой-то аналог наших рун, что позволяет наделять это оружие магией — и всё это в условиях, где твои бойцы в среднем на сотню-полторы уровней превосходят местных как монстров, так и людей. И о безопасности своих анклавов можно не тревожится — покровители, вроде Красной Унии, наверняка позаботятся о том, что бы их вассалам неочем было волноваться.

— Это всё лишь твои теории, — возразила она. — И судишь ты их именно по себе. А если зайти с другой стороны? Если посмотреть на картину под другим углом?

— Например? — ухмыльнулся я, активируя доспехи и доставая из прикроватной тумбочки бутылку "Настойки Смирнова", лучшего пойла, что научились делать люди из даров Леса. Разлив по кубкам, я протянул одни из них девушке.

— Спасибо, — улыбнулась она, принимая его. — А если они действительно просто хотят объединить всех выживших? Если действительно направят свои силы и полученные от нас ресурсы на то, чтобы защитить новых подданных? Возродить государство, навести порядок, постепенно выбить всех, кто агрессивно настроен к людям, из наших городов? Ведь у них наверняка сил достаточно, что бы хотя бы попытаться это сделать. И стоит признать, Рус — как бы лично ты силён не был, но… Даже если все выжившие нашего региона объединятся вокруг тебя, твоих сил всё равно будет недостаточно для подобного. Я знаю, что тебя больше всего злит — тебе противна сама мысль о том, что бы кому-то подчинятся. И тебе очень хочется оставаться независимым. Но… Ты же не ребёнок. Взгляни на ситуацию трезво. Те же руны, если их отдать Унии, принесут колоссальную пользу всем выжившим. А ты сейчас думаешь только о том, как бы сберечь всё, что нахапал, и остаться самым крутым. Это уже ребячество. Всем рано или поздно приходится склонять перед кем-то голову.

Это были неприятные слова. Вдвойне неприятные от того, что по большому счёту она была права. Я очень не хочу склонять голову, но мне придётся это сделать, если я хочу выжить. Но было и кое-что ещё, что меня беспокоило. Семя Трансцендентности.

К сожалению, слишком много людей было в курсе того, что мы с Кариной в своё время попали в первую сотню. Я тогда не знал о том, что масштабируемый навык можно отнять, потому особого секрета из этого не делал. И к тому же не подозревал, что таинственные игроки всего лишь разведка униатов, а не самостоятельная фракция. Они появились примерно на десятый день от начала Апокалипсиса, постоянно всё и обо всех вынюхивали и делали всё, что бы не допустить слияния всех анклавов. Помогали Гранду отбиться от сектантов, потом помогли мне уцелеть в ловушке Ордена и создать свой анклав. По моим сведениям, именно с их помощью Кириллу удалось раньше всех собрать высокоранговую экипировку, что позволило ему и его бойцам развиваться активней и выйти из вассалитета Гранду. Они же навели людей Князя на уцелевшие склады военных, что вызвало конфликт между Свинцовым и Князем.

Всё это я медленно и по крупицам узнавал и анализировал на пару с Андреем, стремясь вычислить их цели. И если честно, мы частично угадали. Вот только мы считали, что это хорошо организованная и прокачанная боевая группа, что сеяла между остальными фракциями семена раздора, что бы подготовиться к этому дню. Я думал, у них во главе Системный Лорд, возможно даже тоже из рейтинга, и мощный отряд в пол сотни Полководцев и пару сотен Генералов. Что они предложат создать альянс, в котором будут на правах старшего партнёра, с целью быть готовыми дать отпор тем, кто придёт из Москвы.

Вот только мы просчитались, и всё оказалось и проще и сложнее одновременно. Признаюсь, нам даже в голову не пришло, что ограничения Системы в виде барьеров региона можно хоть как-то обойти. И это сильно спутало нам карты.

И Хельга, хоть и права во многом, всё равно кое чего не понимает. Системный Лорд — это единственный, кто может использоват Высшие навыки. Конечно, это не значит, что мне подобные непобедимы и неуязвимы, нет. Но в масштабных сражениях мы что-то вроде козыря, который может перевернуть ход противостояния даже при значительном превосходстве врага. Один в поле всё ещё не заменяет армию, но тем не менее способен поработать стратегическим бомбардировщиком, истребителем и артиллерийской установкой разом.

И знаете, что мне приходит на ум? На месте униатов, я бы выбрал один из двух вариантов. Либо надёжно привязать меня к себе, так, что бы и рыпнуться не думал, либо отнять и получить это самое Семя. Лишним не будет. Мог бы быть и третий вариант — договориться и сотрудничать, но… Договариваются с равными. Иначе одна из сторон всё равно в итоге будет подчинённой, и в итоге все пойдет по пизде. А я, к сожалению, не был им ровней. И если рассматривать ценность отдельно взятого Системного Лорда с дурным нравом, который привык к тому, что он сам себе хозяин, и потому не слишком надёжен, против возможности получить Семя Трансцендентности и потомка Элетайи, что с каждой неделей всё лучше овладевает рунологией и имеет все перспективы самой стать Лордом, то весы качнутся явно не в мою сторону.

У них ведь явно есть мой психологический портрет. Само по себе Семя станет по настоящему бесценно лишь на самых поздних стадиях развития, да и то… Его вполне можно сформировать самому. И будучи хозяевами одной из топ-10 фракций планеты, всё необходимое они смогут добыть. Именно поэтому им выгоднее шлёпнуть меня и оставить в живых Карину. Я для них ненадёжен и в перспективе опасен, ибо сам жажду власти. Карина наоборот — ей плевать на власть как таковую, она ей не интересна. Ей всегда хватало позиции этакого джокера, у которого высокое положение и который пинком может открыть дверь любого кабинета, но который ни за что особо не отвечает. Сходить в атаку с отрядом бойцов? Пожалуйста. Прикончить кого-то? Не вопрос. Но управлять, принимать сложные решения, лезть в политику и прочее — увольте, этого ей не нужно. Идеальный подчинённый, если подумать — она может сколь угодно фыркать и выебываться, но точно не станет тебя подсиживать. Знай прикармливай её тщеславие и предоставляй ресурсы и роскошь — и она твоя.

— Я слишком неудобный, Хельга. Меня попросту прикончат, что бы получить моё Семя Трансцендентности и в надежде отнять Феникса. А перед этим заставят поделиться всем, что я знаю о саморазвитии энергетики, тела и навыков. И я не понимаю, почему ты априори на их стороне, — нахмурился я. — Зачем ты мне пытаешься внушить, что для меня свет на них клином сошёлся?

— Потому что ты — лидер анклава с самым раздутым ЧСВ из всех. Потому, что из-за своей гордыни вполне способен и сам в бездну рухнуть, и остальных туда же утянуть. А я не хочу ни того, ни другого. Смотри нрав, отбрось отговорки и принеси чёртову вассальную присягу. Никто не откажется сильного воина с личной армией, а по своим бесценным рунам ты вполне можешь выбить себе достаточно выгодную компенсацию. Прошу, откажись от задуманного!

— От чего именно? — недовольно уточнил я.

— Ты же явно настроен на отказ. А так как ты нетолько упрям, но ещё и достаточно непрост, то уверена, ты уже набросал какую-то авантюру в голове. Вот только почему-то я уверена, что это кончится гибелью многих твоих людей. Стоит ли попытка почесать своё эго жертв среди твоих людей? Признайся честно хотя бы себе — тебя просто бесит, что униаты всех переиграли, — сказала девушка, так же неспешно одеваясь.

Я смотрел на Хельгу и чувствовал, как во мне поднимается злость. То же мне, нашлась лекторша!

— То, что ты не видишь альтернатив, не значит, что их нет. Если бы твои сраные униаты были хоть в половину так хороши, как ты себе воображаешь — они бы заранее предупредили нас о том, что рядом с нами такая прорва врагов, а не сделали бы это в последний, дав всего пол дня на решение. Уже одно это многое о них говорит. Но хотя чего я — Женя же ясно дал понять, что "госпоже Хельге" будут предложены условия совсем иного порядка. Уверен, ты только выиграешь от их предложения, — оскалился я. — Но я пойду своей дорогой. Рад был с тобой увидеться, солнце моё. Но по-моему, тебе пора в Мирный. Уверен, у тебя хватает своих дел.

— Я пойду, милый, — печально улыбнулась она. — Я знаю, что словами тебя не убедить. Надеюсь на твоё благоразумие. Если что, помни — я всегда на твоей стороне.

Я ощутил сильный всплеск её Воли. Она обладала уникальным типом этого параметра — Волей Мага. Этот тип Воли позволял куда проще осваивать любые приемы работы с энергией, напряму тянуть разлитый в окружающем мире Дух и куда быстрее, легче и качественнее работать над изменением навыков. Почти идеально, если не считать того, что он уступал Отрицательной в атакующих свойствах, Стальной в защитных и обычной Воле в возможностях по насыщению собственного тела Духом.

Да, появилось целое боевое искусство, довольно популярное среди Лидеров и Командиров. Обладатели обычной Воли значительно легче других осваивали методику, выданную мне Фениксом, по использованию силы в ближнем бою. Насыщая тело и оружие Духом можно было сражаться и вовсе без навыков. Тут, конечно, важен был ещё и ранг твоего оружия, да и класс тоже, но если коротко — чем больше вложил Духа в удар, тем лучше. Это всё как-то сложно перемножалось на Силу и Ловкость, и в итоге настоящий мастер за счёт одного только этого мог вполне потягаться с кем угодно. Правда, до настоящего мастера было пока далеко даже мне. От Воли же зависело то, как много Духа уйдёт в пустую. Пока средний коэффициент этой техники достигал 3 к 1. Три зря потраченные единицы на одну потраченную с пользой. Какой от этого толк при наличии навыков, спросите вы? Такой, что теперь появился шанс выжить в ближнем бою с монстрами.

Хельга подошла к окну. Медленно, маленькими глотками отпивая из кубка, она задумчиво смотрела на меня, ожидая, судя по всему, Элис. Я из вежливости тоже не спешил, хотя Ромка полчаса как отчитался по внутренней связи, что на совет собраны все руководители основных направлений. Что ж, сейчас придется говорить людям то и так, как выгодно мне.

Когда спустя несколько минут за окном показалась мордочка Элис, парящей за окном, Хельга, аккуратно поставив кубок на подоконник, бросила мне на прощание, прежде чем лихо сигануть на спину белке:

— Надеюсь, ты всё же образумишься.

Они улетели, а я ещё несколько минут стоял в раздумьях. Признаюсь честно, её слова смогли слегка поколебать мою решимость, но…

Но я чувствовал, чуял нутром, что если склоню голову перед униатами, мне конец. А за прошедшую зиму я научился доверять этому чувству. Оно было подобно инстинкту зверя, чуящего впереди засаду, но не способного толком определить, где она именно. Не сказать, что это чутье всегда спасало меня, чаще всего, даже перед серьёзными заварушками, оно молчало. Но если уж просыпалось, то ещё ни разу не подводило. Наконец, решившись, я отправился вниз.

В специальном кабинете уже собрались все первые лица нашей крепости. Арсен, глава первого батальона и по совместительству комендант крепости. Старший Ливнев, отвечающий за тыловое обеспечение — вся продовольственная служба была на нём, включая кухни и цехи по разделке звериных туш, консервам и добычи фруктов, ягод и овощей из Леса и окружающих город полей, где удалось договориться или отбить под засев почву у монстров. Глава рунологов Инна. Комбаты второго и третьего батальонов — Василий и ещё один кавказец, Магомед. Глава службы боевого обеспечения — Вадим. И Анна — глава наших медиков и алхимиков, одна из лучших учениц Хельги, которую я пристроил на правах любовника своей девушки. Та наотрез отказывалась брать в личные ученики представителей остальных анклавов, небезосновательно полагая, что из-за этого влияние её Мирного ослабнет, что плохо скажется на его жителях. Кроме меня, давно доказавшего, что Мирный мне дорог сам по себе, все остальные с большой неохотой в своё время предоставляли нужные лекарям ресурсы в виде мяса, овощей и Системных коинов, необходимых для закупок алхимических реагентов и навыков лекарям. Надеялись таким образом поставить Мирный в зависимость, но не учли меня и Андрея. Мы помогли и деньгами, и продуктами (на одних фруктах да ягодах долго не проживёшь, людям и мясо нужно, а поселение лекарей, само собой, самостоятельно его добывать было не в состоянии) и вообще всем, чем можно. Когда же остальные лидеры анклавов попробовали на собрании надавить на меня, я, будучи уже Системным Лордом 203 уровня, просто сказал, что сейчас здесь будет вспышка моего белого пламени, а в их анклавах — выборы новых лидеров. И если после собрания они продолжат залупаться, я просто прекращу продажу рун.

Это, в итоге, решило дело. Конечно, все они понимали, что насчёт того, что бы их прямо тут прикончить, я блефовал — мне вовсе не улыбалось потом пытаться отбиваться от четырёх анклавов разом — но угроза лишиться разом и лучших лекарей, и единственных артефакторов возымела действие. В первую очередь меня поддержали зависимые от меня вояки. После чего и остальным пришлось смириться. Андрей, к слову, тогда ещё не был членом этого совета. Туда его пригласили немного позже, когда окончательно стало ясно, что полторы сотни Бродяг, в которых три десятка полководцев и больше сотни Генералов, слишком мощная сила, что бы её игнорировать.

Ну, и естественно, здесь ещё были Ромка и командир моей личной охраны Максим. Последний был весьма мощным Генералом, пожалуй, даже сильнейшим из всех представителей этого ранга. Будь у него желание, он уже вполне мог быть Полководцем, но, услышав переданные через меня объяснения Феникса, что чем меньше спешишь на пути возвышения, тем лучше результаты в итоге, не спешил получить новый ранг. Но в самое ближайшее время он это сделает.

И насчёт рангов эволюции. Теперь, примерно с середины февраля, новые ранги эволюции перестали приходить сами по себе. Отныне для этого было нужно осознанное усилие, которое делалось посредством Воли. Нужно было заставить себя через боль и риск получения травмы, перестроить свою энергетику. В случае неудачи ты получал травму энергетики, а самые не везучие могли и в кому впасть. И чем выше была вершина, которую ты намерен покорить, тем меньше у тебя было шансов.

Выявить чёткие закономерности, почему всё именно так, пока не удалось. Как и не удалось точно узнать, от чего зависит момент наступления предела, когда можно было совершать прорыв. Просто в какой-то момент человек чувствовал, что подошёл к какой-то черте, которую необходимо преодолеть. Ромка, кстати, благодаря наличию частицы Семени, совершал эти прорывы играючи. Некоторые сложности для него было с переходом на ранг Полководца, но в сравнении с остальными, бравшими этот ранг своими силами, это действительно были не стоящие упоминания мелочи. У него в процессе даже кровотечения небыло. А вот Макс уже два месяца был у той самой черты, и сейчас готовился покорить эту вершину. Ведь чем лучше ты владел Волей, своими навыками и прочим, тем больше преимуществ будет при переходе на следующий ранг. Больше прибавка к Воле, легче управление навыками, большее улучшение энергетического тела и так далее.

И да, свою охрану я тренировал лично, настаивая на том, что бы они не спешили прыгать через ранги. Я надеялся постепенно выковать из них настоящих монстров, максимально овладевших всем, чему мог научить мой наставник. Жаль, что границы падут так рано, мне бы ещё годика два-три… Но хватит о несбыточном.

— Все вы в курсе сложившейся ситуации. Не буду разводить лишних разговоров. Уверен, вы уже пришли к какому-то общему мнению. Готов вас выслушать, — с ходу начал я, проходя к своему креслу во главе прямоугольного стола.

Собравшиеся переглянулись и немного помолчали. Наконец, заговорил старший Ливнев.

— Ну, если уж совсем без лишних разговоров… Мы сошлись во мнении, что стоит согласиться на данное предложение, но с оговорками — во первых, Инна останется здесь. Во вторых — бойцов, что отправятся служить Унии, мы определим сами.

— А если нам откажут в этих требованиях? — усмехнулся я.

— Тогда требовать какой-то компенсации за это. Желательно чем-то таким, чего у нас добыть нельзя, — заявила Инна.

— Ты не хочешь идти в Кремль? Там явно условия будут получше здешних, — усмехнулся я. — Ты же понимаешь, что никто нам никакой стоящей компенсации не даст.

Девушка, опустив глаза, ненадолго задумалась. Она была далеко не дурой и сама прекрасно понимала все перспективы перехода к униатам. Наконец, придя к какому-то своему решению, она подняла взгляд и ответила:

— Где они все были, когда я полыхала от холода и голода? Тогда мои руны и моя родня нахуй никому нужны не были. А ведь игроки вполне себе уже тут были, активно действовали и разведывать инфу. Мы были натуральными бомжами, которым жрать было нечего, меня три раза насиловали и пускали по кругу разные уебки, и всем было похуй. Ты тоже не святой, я знаю. Вообще, если честно, — оскалилась она. — Ты и сам редкостный уебок, с наклонностями садиста и комплексом вождя. Но ты, по крайней мере, наш уебок. Тот, кто не испугался взять на себя за нас ответственность, защищать, учить и помогать. В общем, ты хоть и эгоистичный ублюдок, но ты наш ублюдок, которому я верю, ведь ты всегда держишь своё слово. Я ещё помню, сколько сил ты приложил для нашего выживания, помню, сколько раз тебя штопали на моих глазах после битв, которых ты мог избежать, просто плюнув на нас. Знаешь, кое-кто хотел бы, что бы мы согласились безоговорочно на это предложение. Одни зассали возможной угрозы, другие, — покосилась она на недовольно скривившегося отца. — Соблазнились возможной выгодой. Но лично я скажу так — что бы ты не решил, я на твоей стороне. Как и большинство присутствующих.

Честно говоря, её пламенное выступление меня слегка выбило из колеи. Я даже отвык от того, что в нашем мире остались люди, для которых ещё чего-то стоили услуги и помощь, уже полученные. Что ж, раз остальные молчат, значит, они согласны на то, что бы я всё решил единолично. Хотя я и так собирался так и поступить при любом раскладе, но теперь хотя бы не будет нужды продавливать своё решение.

— Спасибо. Тогда скажу сразу — от их предложения я намерен отказаться. Не знаю, в чём дело, но моя интуиция вопит о том, что соглашаться на это — очень хуевая затея, а она, как вы помните, меня ещё не подводила. Мой план таков — там явно есть другие, достаточно могущественные анклавы, способные конкурировать с Унией. Я намерен найти покровителя среди них. Что касается возможной угрозы… Наш анклав сейчас — самая неприступная крепость в регионе. Любой враг обломает о нас зубы. И это в том случае, если кто-то вообще решит лезть на наши стены. Мне хватит нескольких дней, а то и меньше, что бы найти тех, кто согласится с нами на союз или примет наш вассалитет на наших условиях. Впереди будут, возможно, несколько тяжёлых дней, но обещаю — вы увидите, что я был прав. А теперь давайте обсудим, насколько мы готовы к возможной осаде. В первую очередь меня интересуют успехи рунологов. Инна, чем порадуешь своего обожаемого босса?

Дальше потянулось обсуждение текущих проблем. Из действительно важного было только то, что в деле с танками пошли подвижки, но для действительно стоящих результатов требовались эксперименты с различными видами дорогих ингредиентов, что бы вывести подходящую краску.

Через несколько часов совет был окончен, и пришло время двигаться в Гранд. Какое-то гнетущее предчувствие поселилось в груди, слегка заныла левая рука, как всегда бывало перед сражением.

— Доверяй своей интуиции, потомок Авидайла. Ты могучий Бессмертный, и хоть ты лишь в начале познания своих сил, уже пора бы усвоить, что то, что ты называешь шестым чувством, существует на самом деле. Бессмертный может почувствовать надвигающуюся на него беду. Не всегда, конечно, и с определенными ограничениями — например, если это связано с другим Бессмертным, тот вполне может скрыть себя от чужой интуиции. Если, конечно, он это умеет. Если же на тебя задумали засаду Полководцы — твоя интуиция вполне могла это вычислить. Ведь она, по сути, является своего рода антенной твоей энергетики, что считывает потоки информации мира.

— А что-то конкретное можно вычленить из этого? — поинтересовался я уже в пути.

— В тебе много мощи, но совершенно нет навыков того, как с ней обходиться. А такие вещи приходят с опытом и мастерством, этому нельзя научить. Во всяком случае, я этого не умею. Ты сейчас как огромная сверхмощная батарея, что способна использовать хорошо если процентов пять того, что должен уметь достигший этого уровня. Ранг Бессмертного обычно достигался даже среди хуннусов, что считались самыми быстроразвивающимся в этом вопросе среди трёх высших рас, не раньше чем через тысячу лет. И то — в тысячу этого достиг будущий третий император, Майве Кровавый Кошмар. И это абсолютный рекорд. Авидайл, например, стал бессмертным в полторы тысячи лет, и это уровень великих гениев.

— К чему эта лекция сейчас? — слегка раздражённо уточнил я.

— К тому, что ты нихрена из того, что должен уметь, ещё не умеешь! Как и все бездарь вокруг тебя! Боевая магия далеко не самое сложное, чем ты должен владеть! И раз твоя интуиция начинает всё чаще работать — прислушивайся к ней, учись определять её оттенки и то, что именно она пытается до тебя донести. Хуннусы творят магию без заклинаний, чар, навыков и прочей ерунды — Хуннусы творят её Волей, Верой в себя и Воображением! А твоя интуиция напрямую связана с последним. Не отмахивайся от этого!

Информация, конечно, интересная… Но нет времени об этом думать серьезно. Однако я всё же попытался понять, что именно хотело донести до меня моё подсознание. Вроде проблема точно не в монстрах. На самом краю сознания мелькают образы, вроде даже человеческие, но при попытке разобрать всё вот так, на ходу, в голове начинает гудеть. Ладно, основное итак ясно — проблемы меня ждут в самом Гранде.

— Рома, Макс, слушайте внимательно, — оборачиваюсь я к бойцам. — Есть вероятность, что что-то в Гранде может пойти не так. В случае заварушки у меня больше шансов вырваться за пределы Гранда в одиночку. Ваша задача — расположиться здесь и быть готовыми прикрыть мой отход. Со мной никто не пойдет. Даже ты, Рома, — вскинул я ладонь, не давая ему возразить. — Там ты будешь только под ногами бестолку путаться. В общем, я толком не знаю, чего бояться, но зачарованные снаряды к подствольным гранатомётам, гранаты и боевые навыки держите наготове. Я на вас рассчитываю.

— Тогда мы начертим пару-тройку рунных построений прямо тут, если ты не против? Из экстренных запасов, — уточнил Макс.

Речь шла о особой краске, из самых дорогих ингредиентов. У нас было, на данный момент, три рунных ловушки из действительно мощных навыков — мой огненный столп, Ромкин тёмный торнадо и высокоранговый барьер. Особенность была в том, что краска держалась лишь до двенадцати часов, затем утрачивала все свои особые свойства. И ещё больший косяк — цена ингридиентов самой краски. Достаточно сказать, что на четверть она состояла из сердца Вождя. И это даже не самый редкий и дорогой её компонент. Это из минусов.

Из плюсов — энергия, необходимая рунному строю, была в самой краске, потому ждать, пока она напитается, необходимости не было. Плюс мощь навыков, по сравнению с оригиналом, возрастала от двух до четырёх раз, в зависимости от силы навыка и мастерства рунолога. Макс был четвёртым по навыкам рунологом в анклаве, так что усиление в три раза гарантировано.

— Ставь. И ставь по максимуму, — решил я не мелочиться. Шкура у нас одна, и она дороже любых расходников.

Отряд остановился в километре от первой стены Гранда, на самом краю очищенной от зданий полосы перед анклавом. Бойцы немедленно занялись подготовкой рун, я же отправился дальше в одиночку.

На этот раз я прошёл все три стены без лишних вопросов. Перед самим донжоном я расправил крылья и взлетел — желания терять минут десять на бег по ступеням не было совершено, а в зале совещаний был специальный балкон. В шутку его называли "вертолетной площадкой". Приземлившись, зашёл в зал.

Здесь почти все, кто был утром, кроме Андрея и его людей. Во главе стола сидел незнакомый мне мужик лет тридцати пяти, позади которого стоял Женя. От мужика исходила аура мощи, равной которой я ещё не встречал. На нём был латный доспех с откинутым забралом. Доспех не имел никаких особых украшений, единственное, что его отличало — это странный дизайн и цвет. По снежно-белому металлу лат тянулись, образуя незнакомые мне иероглифы, красные линии. Их было с десяток только на корпусе, и линии, их образующие, шли из района солнечного сплетения. Всего их выходило больше двух десятков линий, и они мигали, казалось, в такт биению сердца. За спиной у него развивался плащ, один в один как мой, только не красного, а синего цвета. Он сидел, чуть отодвинувшись от стола, в массивном кресле, и на его поясе я увидел ножны с полутораручным мечом. В общем, передо мной сидел полноценный Системный Лорд, причём экипированный так, что я на его фоне себя чувствовал оборванцем с улицы.

— Станислав Котов, мой непосредственный руководитель и наместник этого региона, — представил его Женя. — Вассальную клятву принимать будет он. Собственно, все, кроме вас, Руслан, её уже принесли.

Все взгляды сосредоточились на мне. Ну что ж, Рус, ты подозревал, что будет жопа? Получи и распишись. Глубоко вздохнув, я медленно ответил:

— Я отказываюсь присягать. Хуннусы сохранят независимый статус, — сказал я, глядя в глаза Котову.

Повисла напряжённая тишина.

* * *
Доброго времени суток, мои дорогие читатели. Хочу сообщить, что со следующей главы открываю платную подписку. Автор тоже хочет кушать)))

Глава 5

С десяток секунд длилась тишина. Наконец, Котов, деланно вздохнув, сказал:

— Пусть будет так. Но тогда Инна Ливнева должна прибыть сюда в течении трёх часов. И твоя глефа — сдай её. Дальше можешь делать что угодно.

— Ты не получишь ни того, ни другого, — покачал я головой.

— Ты слишком самоуверен, парень, — процедил он презрительно. От благодушной мины на лице не осталось и следа. — Сидя в своём колодце, ты, как та лягушка из поговорки, начал верить, что раз здесь ты самый крутой, то и в остальном мире равных тебе не найти. Весьма опасное заблуждение. И мне придётся преподать тебе урок, что бы его развеять.

Мощное давление Стальной Воли обрушилось на меня, пригибая к земле. Я давно не сталкивался с такой могучей Волей, способной причинить мне ущерб. Что бы устоять, мне пришлось серьезно напрячься. Вызывать Феникса и сливаться с ним сознаниями, я не стал, потому преимущества особого не получил. Мне хватало сил оградить себя от его давления, и начать давить в ответ. Всё же разница в более чем две сотни уровней не могла не сказаться. Мой противник не за красивые глазки стал Системным Лордом, и его Воля была более чем достаточно закалена, что бороться со мной.

— Ого… Ты был прав, Женя, в плане Воли он очень хорош. Пожалуй, даже чуть лучше меня, — заинтересованным тоном отметил он.

Я действительно значительно лучше манипулировал ей, спасибо Фениксу, настаивавшему на том, что это важнейший аспект развития. И сейчас мне приходилось прикладывать значительно меньше усилий, чем моему противнику, что бы вести борьбу.

— Но, к сожалению для тебя, парень, в бою Лордов одной Воли недостаточно, что бы победить, — усмехнулся он.

Наверное, из всех присутствующих лишь я сумел в деталях разглядеть то, что он сделал дальше. Рывком вылетев из кресла, что разлетелось на куски от мощи его движения, он обрушил меч в косом, рубящем ударе сверху вниз, стремясь рассечь меня от левого плеча до правого бедра.

Но я успел. Вскинув Феникса, я подставил металлическую рукоять под удар меча. Всё вокруг смешалось в пламени и молниях.

* * *
Карина.

Ну, если бы Рус покорно склонил голову, я бы и вправду удивилась. Но всё равно, как-то резко у них всё закрутилось — пара фраз, немножко потолкались Волей — и вот уже часть стены, возле площадки для полётов в зал, разнесена в хлам, а эта парочка обменивается ударами в небесах. Но тем лучше для меня. Только бы бой продлился подольше.

Естественно, все кинулись к пролому поглядеть на это зрелище. Особенно важно это было мне — достигнув ранга Системного Лорда, я поняла, что безбожно мало понимаю в том, как нужно использовать свои силы. И сейчас была отличная возможность чему-нибудь научиться. Так что надеюсь, ребята устроят хороший бой.

Покрытый толстыми жгутами молний, противник Руслана вовсю напирал, используя минимум навыков. Благодаря улучшенному восприятию Лорда я была в состоянии различить большинство деталей их боя.

Покрытая белым пламенем глефа в руках Руслана творила настоящие чудеса, позволяя ему отражать атаки врага. Его противник явно в несколько раз превосходил Руса характеристиками, минимум вдвое, а то и больше. Скорость атак, реакция, физическая сила — все это было на невиданном для меня доселе уровне. Но вот фехтование… Я ожидала большего. Ему было далеко и до меня, и до Руса в искусстве танца стали.

И именно благодаря этому Рус уверенно держался, огрызаясь хоть и нечастыми, но острыми и опасными контратаками. Там, где Стас делал три движения, Рус обходился одним. Он не принимал удары на жёсткие блоки, а плавно отводил в стороны, так что преимущество его противника в силе почти не ощущалось.

Это было красивое зрелище — четырехкрылый воин, воплощающий само пламя, против рыцаря, объятого молниями, похожего на самого бога грома. Но как бы красиво и устрашающе это не смотрелось, сейчас два воина лишь прощупывали друг друга. Даже Поля Превосходства ещё не активировали.

— Евгений, я надеюсь, вы помните наш уговор, что Руслан обязан выжить при любом раскладе? — холодно сказала Хельга.

— Не беспокойтесь, мы помним свои обязательства, — не отрывая взгляда от развернувшегося в небе сражения ответил он. — Господин Котов его лишь слегка проучит. Пока он ещё даже не взялся за него всерьёз. Провинциальный Лорд с такой никчёмной экипировкой не доставит ему проблем такого уровня, что бы его пришлось убивать, уверяю вас, Хельга. А небольшая взбучка пойдет ему лишь на пользу.

— Рано выводы делаешь, Штирлиц, — заметила я. — Я, конечно, до мокрых трусиков болею за твоего Котика, но пока он основательно просасывает по мастерству. С боевым опытом у него, конечно, всё хорошо, не поспоришь, да и дури дохера, но у Руса Феникс. И Система его знает, чему эта железка и как его учила, но пока этого хватает, что бы теснить шефа. О, смотрите-ка, сейчас интересности начнутся…

Подчиняясь воле пришлого Системного Лорда, в воздухе возникли разом четыре воздушных вихря. Подобно огромным змеям, они рванули прямо с небес к Руслану, нацелившись на него узкими частями воронок. Сам же Станислав, наконец, активировал Поле Превосходства.

В ответ Руслан активировал собственное Поле и, ослепительно полыхнув рубиновым пламенем, выпустил полтора десятка своих Огненных Змей. Отлично детализированные твари разорвали вражеский навык и, потеряв больше половины своих товарок, ринулись к врагу, но были рассечены сорвавшимся с лезвия меча гигантским золотым полумесяцем.

— Пока 2–1 в пользу Руса, — усмехнклась я.

* * *
Руслан.

Золотолой полумесяц, выпущенный Котовым, был явно навыком оружия. Честно говоря, я ожидал большего от него, учитывая нашу разницу в уровнях и экипировке, но… Именно сегодня я окончательно убедился, насколько полезно всё то, чему учил меня Феникс. Благодаря напитке тела Духом я был в состоянии худо-бедно держать удар врага, мастерство же владения глефой позволяло не только отбивать все его атаки, но и огрызаться в ответ.

Когда дошло до навыков, всё стало ещё очевиднее. За эти месяцы я освоил использование навыков Высокого ранга на таком уровне, что использовать разом дважды Огненных Змей стало легко. Да и сам навык, самый слабый из моих высокоранговых, стал значительно сильнее. Теперь появлялось по восемь змей разом.

Наши Поля Превосходства столкнулись, и я ощутил, что моё действительно, как и уверял Феникс, мощнее. Это, конечно, здорово, но было огромное "но" — запас Духа противника по меньшей мере втрое больше моего, так что игра в долгие размены была мне невыгодна. Бой на истощение я проиграю однозначно, так что пора доставать первый туз из рукава.

Мне нужно было выиграть несколько секунд, так что я рванул в небо, разрывая дистанцию. Противник сразу помчался за мной, и допустил ошибку, считая, что я просто драпаю. Шесть секунд, и Огненный Элементаль был призван.

Огненный Феникс, размахом крыльев в семь десятков метров, расправил крылья надо мной и яростно заклекотал. Луч концентрированного огня сходу ударил в Стаса, и тот, окутанный сферой ветра и молний, улетел вниз, отброшенный этой атакой. Всё же есть плюсы от того, что этот навык я обрёл уже после основных сражений зимы — я использовал его до этого лишь трижды, на тренировках, и игрокам было неоткуда о нём знать. Так что мой противник к этому повороту был абсолютно не готов.

Однако торжествовать было слишком рано. Алые иероглифы вспыхнули, и мой противник, охваченный теперь алым сиянием, резко стал быстрее. Остатки огненного луча моего Элементаля, прорвав барьер ветра и молний, бессильно растеклись по охватившему его сиянию.

Весь бой до этого я бился с ним на равных за счёт нескольких вещей. Во первых, я наголову превосходил его во владении оружием. Во вторых, мой навык полёта был куда лучше, чем у него. И в третьих, я насыщал тело Духом, усиливая свои атаки и физические параметры в целом. И что бы вы понимали, всё это давало мне возможность лишь с трудом держаться с ним на равных. Основным фактором в этом было мастерство владения глефой.

После активации навыка доспехов его параметры возросли процентов на тридцать. Первый же удар мечом отшвырнул меня вниз, второй — в бок, третий удар я не смог парировать полностью, и мой левый бок украсился длинной царапиной. Мой доспех совершенно не держал удар его оружия, а Личную защиту я не активировал, экономя Дух. Да и толку с неё? Личная защита Среднего ранга тут совершенно не плясала.

Положение спас Элементаль. Огненная птица резко спикировала на Котова, попытавшись схватить того когтями. Ей это даже удалось, но свечение выдержало эту атаку, а золотой полумесяц, сорвавшийся с его меча, отсёк левую лапу призванного мной существа, заставив заклекотать призванное мной существо от боли и ярости.

Но главное было сделано, я выиграл несколько драгоценных секунд на активацию навыка Высокого ранга 1 класса. С острия глефы сорвались с невообразимой скоростью полосы концентрированного Синего огня и обвились вокруг Стаса. Клятое свечение его ебаной брони выдержало и это, и я, чувствуя, что он вот-вот разродится чем-то не менее мощным, заставил навык сдетонировать.

Взрыв вышел огромной мощи, меня и лишённого одной лапы Элементаля смело на сотню метров в сторону, прежде чем мы сумели выправить полёт.

— Теперь тебе пизда, выблядок! — взревел Котов.

После этой атаки свечение побледнело в разы. Судя по слегка закоптившимся доспехам и лёгкой дымке из под сочленений лат, какой-то урон он всё же получил. Пора добивать уебка.

На активацию Белого пламени, моего Высшего навыка, требовалось семь секунд. Для обычного боя, когда тебя прикрывают товарищи и ты стоишь в строю полноценного отряда, а то и роты, это ничтожно малое время. Но по меркам поединка, даже между Генералами, это немалый срок. В бою же нашего уровня, это практически вечность.

Я начал активацию навыка, приказав призванному мной Элементалю любой ценой не дать врагу добраться до меня. Феникс взмахнул крыльями, с которых сорвалось настоящее цунами огня, но враг, закрывшись барьером, защитился от этой атаки. Огненная птица не растерялась и вновь ударила лучом пламени, но тут наш враг, наконец, закончил приготовления, и в нас полетела… Наверное, ближайшее определение этому навыку — ледяная молния. Я отчётливо почувствовал, что если попаду под этот удар, то моё тело рассыпется ледяной крошкой, каждая из которых будет не больше обычной песчинки.

Однако моё Белое Пламя уже летело на встречу. Всё сметающий поток огня ударил навстречу самой сущности холода — и два навыка почти полностью истощили друг друга, столкнувшись. Почти — потому что жалкие ошмётки его атаки почти долетели до меня, но Элементаль принял на себя остатки этого удара, закрыв меня крылом.

Небольшой же язычок пламени, прорвав все слои защиты, всё же попал на грудь моего врага. И в отличии от меня, его прикрыть было некому. Силы моего навыка не хватило на то, что бы проплатить его доспех, но в месте попадания его броня мгновенно раскалилась до ярко-алого цвета, а сам Котов с воплем, полным ярости и нестерпимой боли, полетел вниз.

Мой Элементаль немедленно полетел вслед за падающим врагом, но тут со стороны Гранда его ударил сияющий ярко-синим светом огромный клинок. Не ожидавшая такой подставы огненная птица оказалась пронзена насквозь, и с воплем, полным боли и ненависти, развеялась, уйдя на свой план бытия.

А вот и Карина. Мерзкая ссука, помешала добить этого выродка. Тот уже оправился и, выровняв падение, завис на пару сотен метров ниже меня, собирая вокруг себя молнии и готовясь к новому удару.

Однако у меня с Духом было туго. Энергии оставалось процентов сорок, Элементаля не вызвать ещё сутки, и продолжать бой… Слишком рискованно. У меня был шанс добить его, пока он падал, но из-за этой стервы я его упустил. Можно, конечно, попытаться сократить дистанцию и попробовать ещё разок шибануть Белым пламенем, но слишком рискованно. Во первых, нет никаких гарантий, что Карина и остальные не влезут, во вторых, я не уверен, что ему не найдётся чем ответить. И даже если добью, сил на бегство уже не хватит. Да и вообще — я не сумел одолеть его двумя Высшими навыками, а сейчас у меня лишь один в рукаве. В общем, ну его нахуй.

Мощная молния, метра полтора диаметром, ударила по мне. Я успел призвать Огненного Исполина и прикрыть его огненными крыльями, но вражеский удар опустошил его на две трети. Навык был как минимум 2 класса.

Я выпустил Пепельный Шторм, и, развеяв гиганта, рванул прочь под прикрытием завесы. У этого навыка было одно огромное преимущество — несмотря на относительно низкий атакующий потенциал, он не позволял проникнуть через него Волей, служа отличным способом для отступления.

Я летел в сторону своего отряда и видел, как со всех сторон наперерез мне бегут и летят два десятка бойцов. Заряд Духа в крыльях уже подходил к концу, поэтому, снизившись, я коснулся ногами земли и постепенно снижая скорость побежал. Мой отряд действовал весьма грамотно — рассредоточившись, они образовали своеобразный коридор, укрывшись в руинах домов. Пробежав между ними, я через пять секунд услышал за спиной свирепый рёв пламени.

Промчавшись по инерции ещё несколько десятков шагов, я затормозил и развернулся. Своей Волей я ощутил смерть одиннадцати преследователей в огненной ловушке, и четверо из них были Полководцами. Весьма богатый улов.

Бойцы вскинули автоматы и дали дружный залп из подствольных гранотометов. Зачарованные рунами боеприпасы, помимо непосредственной мощи от собственной детонации, были заряжены навыками Среднего ранга 1 класса. Весьма дорогое и трудоёмкое в изготовлении удовольствие, предназначенное для атак на тварей ранга Генерал и Вождь, но сейчас был не тот случай, когда стоило скупиться. Жизнь ценнее.

Пока Стас не спешил лично продолжать атаку, да и отряды Гранда не спешили к месту сражения. Видимо, убитые нами люди — Игроки, что находились здесь на всякий случай. Что ж, не будем тянуть судьбу за клитор, она не всегда бывает в настроении выдать сквирт.

— Назад, ходу, ходу! — приказываю я.

Нас не преследовали. Не знаю, остерегались ли они засады или ещё чего, но мои опасения, что Карина и остальные присоединятся к Котову, не сбылись, и мы благополучно добрались назад. По пути я приказал бросать все аванпосты, прикрывающие подходы к нашей крепости, и отступать. Укрепления и бойцы в них рассчитаны максимум на зачистку мелких свор монстров в округе или отражения атаки какой-нибудь средненькой залетной стаи стаи монстров, их основной задачей в случае серьезной атаки было выиграть время до подхода основных сил. Если же со стороны наших вчерашних союзников последует атака, они лишь бестолку погибнут.

На удивление, ночь прошла спокойно. Никто не пытался напасть или хотя бы взять анклав в кольцо. О нас вообще будто забыли, даже переговоров или, на худой конец, угроз не было. Провианта у нас было месяцев на пять, снарядов к артиллерии и зенитным орудиям — полные склады, а уж боеприпасов к обычному огнестрела и гранат — вообще без комментариев. Всё же в регионе было полно военных объектов, которые вояки успешно за это время повскрывали, так что запаслислись мы у них этим добром основательно.

Хуже было то, что зачарованных боеприпасов было мало. Нет, понятно что на случай какого-нибудь пиздеца у нас определённый запас имеется, но… Рунологов было мало, пули расходовались рядовыми бойцами регулярно, а снаряды к артиллерии зачаровывали лишь серьёзные спецы, которые в последнее время были заняты другими проектами. Так что на один-два штурма запасов зачарованных снарядов хватит, но их количество срочно нужно увеличивать.

Переговорщики явились лишь ближе к четырём часам дня. Собственно, пришёл отряд из трёх сотен бойцов, во главе с Котовым. С ними же была и Хельга.

Над отрядом подняли белый флаг. Бойцы остановились в километре от наших стен и ждали реакции на свою демонстрацию.

— Попиздеть хотят, Рус, — заметил стоящий рядом со мной Вася.

— Спс, кэп, — буркнул я. — Ещё гениальные наблюдения есть?

Гениальных наблюдений, судя по тишине в ответ, больше не имелось. Меня напрягало присутствие Хели в этом отряде. На заложницу не похожа. Пришла поуговаривать меня сложить лапки со своим новым шефом? Что ж, посмотрим.

— У нас есть белый флаг? — поинтересовался я у своих. Рядом со мной сейчас находились все мои приближённые — охрана, Ромка и все руководители, что были на совещании вчера. Мы стояли на стене, над аркой ворот, куда прибыли сразу после сообщения о застывшей вдалеке делегации.

— Откуда? Он нам до этого нахрен был не нужен. А искать сейчас белую тряпку и делать из неё флаг как-то тупо. И так поймут, если выйти за ворота, что согласны на переговоры, — пожал плечами старший Ливнев.

Что-то я туплю. Нахрена мне флаги? Я отправил посыл Волей, приглашая переговорить в крепости. На что мне вполне логично ответили, что лучше встретиться на пол пути к замку. Секунду подумав, я согласился — с пяти сотен метров, если на меня попробуют напасть, любого врага накроют таким шквалом артиллерийского и стрелкового огня, щедро присыпанного ураганом навыков и рунных заклятий, встроенных в саму крепость, что никакой Системный Лорд не выдержит. Да и к тому же присутствие Хельги порождало определенный кредит доверия.

Мы подошли на место встречи одновременно. Кстати, ровно с пяти сотен метров начиналось наше "минное поле" из рунических ловушек и собственно зачарованных рун. И я не думаю, что это совпадение — Котов и его люди прекрасно знают, откуда начинается опасная зона.

С их стороны были только он, Хельга, Женя и, как ни странно Лина. Я пришёл в одиночку. Некоторое время мы стояли молча, пока, наконец, первой не заговорила Хельга.

— Рус, вчера произошло недопонимание. Мы хотим решить его, пока это не привело к большим жертвам, — немного взволнованно начала она, делая шаг ко мне.

— Ближе не подходи. Не будем устраивать драматическое воссоединение перед таким количеством зрителей. Всего-то день не виделись, — холодно заметил я. Она пришла с моими врагами. Пусть только на переговоры, но… Она меня знает, и знает, как я отнесусь к подобному. Не буду торопиться с выводами, но здесь и сейчас она здесь в качестве вассала моих врагов. От этого и будем отталкиваться.

— Хорошо, — кивнула она. Её явно задели мои слова, но она постаралась не подавать виду. — Вчера произошло недоразумение. И ты, и Станислав погорячились, пострадали люди. Уния потеряла 11 человек, но они готовы закрыть глаза на произошедшее…

— Хеля, — перебил я её. — А почему об этом говоришь мне ты? И почему разговор под пологом молчания? При всём моём уважении к тебе, это дело никак не касается Мирного в целом и тебя в частности. Я не ссорился ни с тобой, ни тем более с твоим анклавом.

— Уважаемая Хельга Ленардовна изъявила желание выступить посредником в наших переговорах, — ответил вместо неё Котов. — И прошу повежливее с ней. Со вчерашнего дня анклав Мирный стал частью Красной Унии на правах автономного поселения. А Хельга Ленардовна — глава отделов медицинского и алхимического департаментов. Проще говоря, она теперь равна любому Системному Лорду по положению в нашем анклаве. Так что повторюсь — следи за языком.

— А то что, кошак? Попробуешь меня поцарапать, как вчера? — нагло ухмыльнулся я. — Вчерашней трепки было мало?

— Насколько я помню, удирал в итоге именно ты, недоумок, — парировал он. — Но мы здесь не затем, что бы обмениваться с тобой подъебками. Мы хотим предложить тебе перемирие и обсудить его условия урегулирования возникшего… Недопонимания, скажем так. Благодари за это госпожу Лаас. Наши условия просты — Инна Ливнева отправляется к нам. Всех имеющихся на данный момент рунологов, кроме неё, мы позволим вам оставить в анклаве. Так же мы не будем требовать у тебя отдать твою глефу. Взамен мы закроем глаза на произошедшее вчера, а также откажемся от притязаний на вашу независимость.

— Закроете, значит, глаза, да… — протянул я. Мне стоило немалых трудов сдерживать эмоции на протяжении этого разговора, так как я надеялся услышать что-то адекватное, но раз так… — А ты не прихуел ли часом, Стасик? Кем ты себя возомнил? Простишь меня, закроешь глаза на инцидент вчерашний… Я правильно понимаю, что ты собрался закрыть глаза на то, что напал на меня без причины и пытался прикончить? И за это ещё и что-то требуешь? А Феникса мне оставишь, ибо добрый дохуя, я правильно тебя понимаю? Ты, жалкая куча мусора, что превосходя меня по уровню почти вдвое, едва сдох в бою со мной, чем-то там грозишь?!

— Рус, послушай, — начала было Хельга, но слушать я её не собирался.

— Ты, чванливый, самодовольный мудак, — продолжил я, не слушая её. — Да я лучше с ебаными монстрами секретами поделюсь и стану вассалом сектантов, чем буду с вами дело иметь. Так что шёл бы ты, Стасик, нахуй со своими предложениями.

Судя по налившемуся кровью лицу Стаса, он собирался ответить мне что-то из той же рубрики, что и я, но тут внезапно раздались неторопливые и негромкие аплодисменты. Все присутствующие с недоумением посмотрели на задорно улыбающуюся Лину.

— Отлично сказано, Рус. Вот тот старый добрый Мясник, которого я помню, — сказала она. — Он действительно всего лишь надутый индюк. И кстати, про мусор ты прав полностью — из двадцати восьми Системных Лордов Унии он двадцать пятый по силе. И на предыдущем турнире Лордов он вылетел на первом же этапе. Не дергайся, — наставила она указательный палец на протянувшегося к мечу Котова. — Я представительца Нуменора. И Саша в курсе, где я сейчас и чем занимаюсь. Уверена, ты понимаешь, что с тобой будет, если я вдруг тут умру, на глазах у такой кучи свидетелей?

— Он не станет ссориться с Унией ради какой-то девки, что решила поиграть в шпиона, — шипит тот в ответ. Но вот уверенности в его голосе — ни на грош.

— Ради какой-то девки — может быть. А ради двоюродной сестры он тебе очко порвет. И даже твои боссы не рискнут его останавливать, — уверенно заявила та.

— Что за хуйня тут происходит? — раздражённо уточняю я. — Нуменор? Турнир? Саша?

— Нуменор — это второй по величине анклав Москвы. Саша — Артур Баранов, мой двоюродный старший брат и лидер этого анклава. А про турнир объясню позже, — наслаждаясь произведенным эффектом, говорит она. — Ах да, из важного — он Системный Князь.

Глава 6

Мы сидели в моих покоях и пили чай. Стас со своими прихвостнями и Хельгой ушли сразу после слов Лины о том, кто она и от чьего лица говорит. Сейчас присутствовали лишь я, Ромка и она. Девушка заявила, что говорить она намерена лишь со мной лично, а своим людям я содержание нашего разговора передам сам, если захочу.

— Пацана можешь оставить, я не против его присутствия. Всё равно, по слухам, ты без него даже в туалет не ходишь, — заявила она со смешком.

И вот мы сидим уже минут пять, наслаждаясь горячим напитком из лесных трав. Вернее, сидим мы с Линой — Ромка, как обычно, стоит за спинкой моего кресла. С этой его привычкой я даже бороться перестал, махнув рукой.

— Думаю, начать стоит с моей истории, да? — заговорила, наконец, моя гостья.

— Было бы неплохо. Хотя я и так понял, что ты отличная актриса и история о личных счётах с Камнем — лишь прикрытие. Не понимаю другого — зачем было отправлять сюда шпионить двоюродную сестру лидера вашего анклава. Неужели у вас такие хуевые отношения? — поинтересовался я.

— Начну по порядку, что бы избежать лишних вопросов и подозрений. Мой брат — сирота, его родители погибли ещё двадцать пять лет назад. С тех пор он воспитывался в нашей семье. Ему сейчас тридцать четыре года, у нас разница в четырнадцать лет. Моя семья была его единственной родней, и он был для нас как родной. Семь лет назад он переехал в Москву, купил квартиру. Так и вышло, что в момент Апокалипсиса он оказался там, а мы здесь.

В тот день, когда мы познакомились, я ещё была не в курсе, жив ли он вообще. Как ты помнишь, я горела желанием отомстить за смерть семьи и именно с этой целью сперва присоединилась к игрокам, а затем ушла от них в Гранд. Лидер Игроков, этот Женя, скотина редкая. Ему нужен был свой человек в Гранде, желательно на высокой должности, и поэтому он применил на мне один эльфийский артефакт, Обруч Разума. Тогда я ещё была слишком слаба и не умела толком обращаться с Волей, поэтому артефакт без труда смог подправить мои воспоминания. Вмешательство было небольшим — он ограничился тем, что заставил меня видеть в одном из тех гандонов Камня. Ситуация была как нельзя более подходящая — цель достаточно сильная и с мощным покровителем, так что я не сорвалась бы и не попробовала его убить, понимая, что он мне пока не по зубам. Я ведь не дура, а он был единственной зацепкой к поиску остальных пидарасов.

— А почему именно Камень? — поинтересовался я.

— Он был единственным в ближнем окружении Андрея, чьё прошлое нельзя было отследить, — пожала она плечами. — Остальные двое были в Гранде с первых недель. А им требовалось по возможности пристально наблюдать за Алёной и не давать шанса Вельзевулу усилиться. Так бы я и осталась в неведении о вмешательстве в свою память, если бы не ещё одна заложенная в меня команда. Я должна была каждые три дня отчитываться куратору, и каждый раз после этого моя память аккуратно подправлялась, что бы я сама этого не помнила.

— Отличная схема, надо сказать, — кивнул я. — И как тебе удалось освободиться?

— Камень, вместо того, что бы убить меня, взял в плен, как ты помнишь, — ответила она. — А затем, уточнив у меня, на какой день от конца света всё это произошло, просто привёл ко мне пятерых бойцов. Эти люди были с ним изначально в одной команде, с первого дня Апокалипсиса. И он спросил, были ли они среди тех насильников? А это были совершенно другие люди, ни разу не похожие на тех уродов. Меня и маму мучили несколько часов, так что я всех до единого помню в лицо. Потом он попросил их рассказать когда именно они познакомились и начали работать командой.

— Ясен хуй, все сомнения это не развеяло, но изрядно меня насторожило и сбило с толку. Не скажу, что прям поверила в невиновность Камня — всё же воспоминание было ещё в моей голове, но во первых, он меня не убил, хотя мог бы, во вторых, постарался доказать, что не врёт. Да ещё и именем Системы клятву дал в конце. Конечно, как мы знаем, Система может и не убить, если клятва дана не добровольно, а по принуждению, но я то его не принуждала, речь шла о правде или лжи. Плюс мне пришло оповещение, что она её принимает.

Ну да, есть такой момент… Что бы Система приняла клятву и взяла на себя ответственность за наказание в случае её нарушения, клятва должна быть добровольное. Так что этим трюком нельзя было пользоваться как кандалами — заставить человека поклясться, что он будет рабом, заставить поклясться устроить какую-то диверсию со смертельным исходом и так далее. В счёт идут лишь добровольные клятвы, данные в трезвом уме и ясной памяти. Да и вообще, Система не слишком любила, когда её именем часто сотрясали воздух. Официальные договора и обязательства анклавов, вроде заключения союза и принятия вассалитета она заверяла, вроде как, автоматически. Тогда как обращения в частном порядке требовали, как минимум, обладания двумя сотнями единиц Воли — а это уровень сильного Лидера. Как то я даже на своём опыте убедился, что частить без нужды с системными клятвами не стоит. В один момент, когда я, сидя в одном из баров своего анклава, что то пьяным языком доказывал Би Рёну, третьему Полководцу моего анклава, прямо мне на голову, пробив крышу и защитный купол крепости, рухнула молния. Не знаю, какого она была ранга, но я два часа пытался преодолеть паралич, вызванный её ударом. Откуда я знаю, что дело в Система? Всё очень просто, она сама мне об этом сказала.

Система выносит вам предупреждении, Руслан. Надеемся, что вы в дальнейшем воздержитесь от опрометчивых клятв ЕЁ именем.

Сообщение, кстати, получили тогда все присутвующие в баре.

— А через два дня меня нашёл посланник брата, — продолжила Лина. — Есть специальный артефакт, Жетон Пропуска, с помощью которого человек может дважды пересечь барьер. Пропуск работает дважды — один раз на выход, другой на вход. И пройти может максимум Полководец. Его можно купить у Системы, если твой анклав доходит до определённого ранга. Да-да, у анклавов тоже есть ранги, не удивляйся, — заметила девушка мои вскинутые брови. — Покупать вещи выше чем 5 класса Высокого ранга можно лишь в анклавах первого ранга. Собственно, анклавы первого ранга могут покупать в магазинах экипировку и навыки четвёртого и третьего класса, анклавы второго — второго. Третий ранг анклава и шмотье да навыки первого класса станет доступно в твоём магазине. Классно, да?

— Охуеть как… И какой ранг у Унии? — поинтересовался я.

— Третий. Сейчас в мире одиннадцать анклавов третьего ранга. Семьдесят три — второго. Все, кто ниже второго, Системой в мировом рейтинге даже не учитываются. Так вот — он, услышав мой рассказ, ушёл не сразу. Мне повезло — именно в этот день я должна была дать очередной отчёт куратору, и он сумел почувствовать своей Волей происходящее. Он быстро разобрался, в чём дело, и к следующему визиту прибыл подготовленным. Одно зелье, зелье Чистого Разума, предназначение которого, думаю, достаточно очевидно из его названия — и всё встало на свои места.

— А что даёт ранг анклава? Помимо улучшенного магазина. И как его брать, этот ранг? И Нуменор — какой ранг у него? — спросил я. Если честно, на фоне этой информации личная драма Лины мне была глубокого до пизды.

— Я сама знаю не слишком много, Рус, — покачала головой Лина. — У Нуменора тоже третий ранг, но он восьмой по рейтингу. Не знаю точно всех подробностей на тему того, как именно высчитывают рейтинг анклава. Я отказалась тогда уходить из региона, надеялась на то, что удастся как-то разыскать убийц родителей, хоть и надежды было мало. Как уверил меня этот Полководец, после разрядки Жетона, в течении недели заряды снова восстанавливаются. Брат уже тогда был Системным Лордом, а их преграды не пропускали даже с ним. Даже не представляю, как сюда проник Стас. Тот посланник согласился передать новости моему брату. Он оставил мне в качестве подарка свою экипировку, Высокий ранг третий класс. Его тогда снарядили по максимуму, ибо никто не знал с чем тут придётся иметь дело. Вот так и повелось — я стала резидентом Нуменора здесь. Мне в помощь на постоянную основу выделили того Полководца, и он стал моим телохранителем. Раз в неделю я уходила на денёк повидаться с братом, потому примерную картину знаю. Но секретов брата я тебе выдавать не буду, а то, что является общеизвестной информацией, я тебе итак рассказала.

— Тогда скажи, правда ли то, что говорил эти мудаки о наших ближайших соседях?

— Да. Ну, отчасти. Культ Гекаты не занимается человеческими жертвоприношениями и прочей гнусью, именно поэтому его терпят. Эти точно на вас экспансию устраивать не намерены. Им подвластны очень странные силы, не имеющие прямого отношения к Системе, по большому счёту, и их точные намерения неизвестны. Несмотря на то, что они самый малочисленный из уцелевших в Москве культов, с ними никто не стремится связываться. Аватар Гекаты очень могущественен сам по себе, она сильнейшая среди аватаров в Москве. Несмотря на то, что она всё ещё числится Системным Лордом, даже брат не уверен, что ему под силу одолеть её один на один. Да и вообще — они люто ненавидят альвов и сатиров, с ними и цапаются, на остальных им плевать.

— А вот с остальной троицей не всё так однозначно. Зубков действительно вассал Гекаты, но она не запрещает им делать всё, что они пожелают. Я тоже собирала информацию по нашим ближайшим соседям, — правильно истолковала она мою вскинутую бровь. — Но Темень, хоть и сильный анклав, не в состоянии выстоять в поле против объединенной армии анклавов Химок. Ты в порошок сотрешь самого Андрея, а наши Полководцы с Кариной — их Полководцев. А пехоты у нас даже больше.

— А вот кланы орков и гномов проблема немного серьёзнее. У орков Полководцев полтора десятка, у гномов — чуть меньше, дюжина. Пехоты у первых десять-одиннадцать тысяч, у вторых — около восьми. Их Системные Лорды… У них они не Системные, для начала.

— А какие?

— У них Системному Лорду соответствует ранг Бессмертный первой ступени. Так, во всяком случае, переводит это Система. У них нет уровней, и у них не навыки, а магия. Они, с одной стороны, куда лучше наших управляются со своими силами, с другой — они нам уступают качественно, так сказать. Если говорить грубо, то самый развитый физически Бессмертный в Москве, соответствует примерно Системному Лорду уровня шестисотого. Это лидер крупнейшего клана орков в Москве, Яргун. Его зовут Ро'Тлок Злобное Пламя. И развиваются они в десяток раз медленнее нас

— В общем, выходит, нас пытались надуть, ибо без Церкви Ночи эти враги нам вполне по зубам?

— Это не совсем так, к сожалению, — вздохнула девушка. — У гномов и орков есть свои союзники из их рас, и они вполне могут позвать их для того, что бы поучаствовать в этой бойне. В общем, самих по себе вас, скорее всего, сомнут. Так что униаты хоть и сгущали краски, но в целом не врали.

Девушка заглянула в чашку с уже остывшим чаем и вздохнула. Что-то мы увлеклись разговорами. Чувствую, сейчас мы начинаем подбираться к самой сути разговора. Заебало меня чай, не собираюсь продолжать разговор под эту крашеную воду.

Я встал и подошёл к грубо сколоченному подобию мини-бара. Это было моё косорукое творчество, сделанное своими руками в качестве способа убить досуг и развлечения. Кривоватые полки, шершавая поверхность дверц и стенок, и лишь руны, цепочки которых я нанёс лично, выглядели действительно красиво. Я не обладал особым талантом рунолога, но моим даром были манипуляции Волей. В бою с Котовым я не использовал её на полную катушку, не желая раскрывать этот козырь раньше времени. Истинный уровень моего мастерства в обращении с ней я планировал раскрыть перед финальной атакой, что бы удивить и сбить попытку защититься противника, да только вмешательство Карины всё пустило по пизде.

Так вот, не обладая особыми талантами на ниве создания новых и интересных рунных построений, я, вместе с тем, являлся лучшим в плане их нанесения. Даже Инна мне в этом уступала, хотя это и не слишком честно — сравнивать Полководца с Системным Лордом. Слишком огромные различия в уровне восприятия, сложности энергетического тела и возможностях Воли в этом вопросе.

Мой мини бар был зачарован на крепость, на поддержание равномерной температуры и параллельно служил вместилищем моего шедевра в плане боевых рун. Внутри он был отделан двумя сотнями драгоценных камней, соединёнными между собой золотыми проводками. В него был вложен мой навык Высокого ранга первого класса — Синее Пламя. На данный момент это самый маленький артефакт из тех, в которые удалось поместить навык Высокого ранга. Мой шедевр, о существовании которого знает только Рома, которого я заставлял помогать в его изготовлении. Работа с рунами помогала развивать навыки манипуляции Волей. Что-то типо того, как развивать мелкую моторику рук.

Достав из чудо-оружия бутылку коньяка и три бокала, я вернулся обратно и разлил на троих. Старый алкоголь уже не работал на нынешних людях, но тем не менее всё ещё ценился. У нас в анклаве есть умелец, Витя Коробейников, пожилой мужчина, что нашёл интересное применение своим талантам. Дядя Витя, как его многие называли, делал из из старого, до апокалиптического алкоголя настоящие шедевры при помощи своего перегонного куба и разных даров Леса. Его пытались сманить к себе все анклавы, но я сумел его удержать у нас. Никакого насилия — я просто предложил ему и его семье полное освобождение от налогов и статус граждан первого класса, плюс своё личное покровительство. Последнее было особенно ценно для человека, не обладающего большой личной силой — теперь он мог быть уверен, что за свои товары в любом случае получит справедливую цену. Ведь за его спиной маячила моя тень. В благодарность же он регулярно отсылал мне пару-тройку бутылок отличного алкоголя.

— Это дяди Вити продукция. Он назвал этот коньяк Мягкий Огонь. Попробуйте, этого пойла ещё нигде нет, — предложил я.

Сделав первый глоток, я ощутил, как комок мягкого тепла покатился по пищеводу. Пара секунд — и по телу разлилась жаркая волна неги, расслабляя мышцы и проясняя разум. Рядом раздалась пара восхищённых вздохов — ребята оценили.

— Шедеврально, — выдохнула девушка. — Ладно, на чём я остановилась? Полководец посланник? В Москве известно о существовании этого артефакта, так что и методы борьбы с ним выработались. Он сумел развеять морок, и всё встало на свои места. Сначала я планировала прибить Женю, но быстро остыла. Толку? Пришлют нового, вычисляй его потом. Выдавать секрет насчёт происхождения этого мудака Алёне я тоже не стала, ибо тогда пришлось бы объяснить и свою осведомленность. Да и вообще… Алёна баба неглупая, но она для Нуменора, скажем так, не формат. Не хочу, что бы там состояла эта любительница манипуляций и игрищ за власть.

— Вот мы и подходим к главной теме, — улыбнулся я. — А меня, значит, ты вассалом Нуменора видишь?

— Не вассалом. На втором ранге у анклавов появляется возможность сливать анклавы. Ну, как бы объяснить… — пощелкала она пальцами. — Тебя примут в свой анклав вместе со всем твоим анклавом. Вы станете как бы филиалом основного анклава, а ты, как лидер анклава, войдёшь в совет принявшей вас организации. Вы будете полностью автономны в своих внутренних делах, и в них ты будешь по прежнему обладать решающим голосом. Вести дела ты тоже сможешь с кем угодно. Но с рядом ограничений, естественно. Помогать врагам в боевых действиях и так далее — нельзя. Внешнюю политику, общую для анклава в целом, определяет совет. Вес голоса каждого его члена определяется тем, насколько силён его анклав. Но! Никаких силовых методов решения вопросов внутри организации. У анклава 3 ранга есть возможность провести слияние максимум с пятью анклавами. И так вышло, что у брата есть одно место в совете. Оценив все за и против и послушав меня, совет, скрепя сердце, решил предоставить тебе возможность войти к нам не на правах вассала, а на правах одного из равных. Конечно, фактически Саша единоличный правитель — ну, так и основная мощь анклава это именно он и его люди. Но совет всё равно не формальность. Плюс учти — вы получите доступ ко всему, что есть в магазинах Нуменора. Доступ не через кого-то, как с Грандом, а напрямую. Интересует? Мне продолжать? — лукаво улыбнулась она.

Не хочется делать поспешных выводов, но… Это слишком щедрое предложение, что бы я мог от него отказаться. Иметь возможность закупаться в магазине Нуменора, сохранить автономность во внутренних делах, войти в высшее руководство анклава 3 ранга, получить поддержку одной из сильнейших организаций в нынешнем мире…

— Это очень выгодное предложение, — внезапно заговорил Рома. — Но знаете, я вспомнил одну сказку. Хотите расскажу?

Я обернулся и удивлённо уставился на всегда молчаливого парня. Тот же, не спеша и делая маленькие глотки из своей чаши, со странной улыбкой глядел на Лину.

— Ну давай, пацан, — разрешил я. — Ты так редко говоришь, что грех тебя не послушать.

— Спасибо, шеф, — кивнул он. Выйдя из-за спинки моего кресла, он подошёл к столу, взял бутылку и, под нашими заинтригованными взглядами, долил во все три чаши. А затем сел прямо на сгустившийся под ним темный воздух, и начал:

— Жили-были пять больших царств. Мир вокруг жителей этих царств был очень жесток и опасен, и потому правители этих царств, хоть и терпеть друг друга не могли, но были вынуждены сотрудничать и поддерживать друг друга, иначе все они погибли бы в зубах чудовищ. И было рядом с этими пятью царствами одно небольшое княжество, независимое ни от кого и на которое не нападал никто. Правила им добрая волшебница, что умела лечить любые раны. За её искусство её очень уважали в пяти царствах и её родном княжестве. В царствах правили могучие короли-волшебники. Было, правда, и царство с двумя королевами-феминистками, одной умной, а другой сильной, но это сути не меняет.

Парень прервался, отпил глоток, и с наслаждением прикрыл глаза, смакуя вкус. И когда он только научился так ловко языком трепать научиться?

— Долго жили пять царств в изоляции, сражаясь с чудовищами. Но было у них пророчество — однажды пелена, что заперла царства на их нынешних землях, падёт, и они увидят внешний мир. А внешний мир, соответственно, увидит их. Вот только не знали жители царств, что во внешнем мире уже давно о них знали. Там, снаружи, было две больших и сильных империи, которым были нужны богатства, что есть у царств. А главными богатствами царства были два человека — Княгиня-целительница и девочка-волшебница, что служила самому сильному из царей, и сам этот царь, потому что он был не просто самым сильным, а ещё и умел учить других, как лучше драться. И казалось бы, что тут сложного? Пусть одна империя заберёт себе княгиню, а другая — царя и девочку. Но была одна большая проблема — царь и княгиня любили друг друга, и если бы им пришлось решать, к какой из империй присоединиться, то вышло бы так, что одна империя получила бы всё, а другая ничего…

— И тогда, — подхватил я, по новому глядя на взмокшую под нашими взглядами Лину. Я понял, что пытался сказать парень. — Империи решили поделить царя и княгиню, что бы не враждовать лишний раз. Первая империя сделала невероятно щедрое предложение княгине, которое та, заботясь о своих подданных, не могла не принять. И одновременно они сделали такое предложение царю, что тот точно отказался бы его принять. А когда царь ответил нет, его попытались избить и унизить, что бы он ещё больше разозлился. А потом они пришли к стенам его замка с его возлюбленной, что бы он увидел, что она на их стороне, что бы почувствовал себя преданным. И тут, в самый последний момент, объявилась добрая принцесса из второй империи, и помогла разрешить ситуацию. А затем, сидя в тронном зале пятого царя, рассказала ему о том, какая плохая первая империя, и какая хорошая вторая. И тоже сделала ему предложение, от которого тот бы не смог отказаться. И таким образом, обе империи получили бы каждая ровно то, что хотела, избежав ненужных стычек между собой. Отличная сказка, Ромка, хвалю. А вот я идиот, не заметил такого очевидного варианта.

—Не кори себя, шеф. Они очень хорошо всё рассчитали. Всё произошло быстро и резко, одно за другим, как раз не давая тебе сесть и толком всё обдумать. Все знают, что ты умён, но также они знают, что ты вспыльчив. И куда ткнуть, что бы ты перестал соображать, тоже знают.

Лина с кривой усмешкой наблюдала за нами, не говоря ни слова. Однако по напрягшейся, прямой спине и капелькам пота на висках было видно, что она взволнована. Впрочем, оно и неудивительно, учитывая мою вспыльчивость.

— Очень занимательная сказка, — заговорила она наконец. — Кто бы мог подумать, что Тань Мясника обладает таким талантом рассказчика. Честно говоря, всем казалось, что ты просто молодой долбоебик, слепо бегающий за хозяином.

Ну да. Вот только в мире Апокалипсиса взрослеют быстро, а пацана я учил в первую очередь думать. У него было одно неоспоримое преимущество передо мной. Вернее, даже два — во первых, он был хладнокровен, словно ящер. А во вторых, никто его не воспринимал серьезнее, чем просто фанатика с сильными боевыми навыками. Он не был моим личным контрразведчиком или кем-то в этом роде, нет. Но это не мешало ему уметь слушать, анализировать и делать выводы.

— Что сказать… Он отличный ученик. Кое в чём и мне фору даст, — с улыбкой глядя на девушку, произнёс я. От моей улыбки бедняжку аж передёрнуло.

— А каков финал сказки? — поинтересовалась она. Молодец, голос контролирует.

— Ну, конечно же счастливый, — всё с той же улыбкой воскликнул я. — Добрая принцесса поведала о том, что потребуют от этого царя взамен столь щедрому предложению.

— Ты поделишься с остальными фракциями анклава всеми наработками по рунам, примешь от нас определённое количество количество учеников, которых Инна обучит, причём на совесть. Приоритет в торговле всем, что связано с рунами, будем с членами анклава, до тех пор, пока отправленные к тебе на обучение люди не вернутся назад. Передашь нам описание техники, с помощью которой стабилизировал и улучшил свою энергетику, и наработки по теме физического усиления с помощью Духа. Не просто так, — торопливо добавила она, видя, что её предложение бурного восторга не вызвало. — За все товары, улучшенные рунами, ты будешь получать полную рыночную стоимость. За свою технику тебя снабдят полным комплектом экипировки первого класса Высокого ранга, включая два кольца и подвеску. Всех твоих Полководцев — полным комплектом Высокого ранга второго класса. И плюс три атакующих навыка Высокого ранга первого класса. Да, ты можешь сказать, что и так бы их купил, слившись с нами, но там речь идёт о десятках миллиардов коинов. Даже на Стасе была экипировка лишь второго класса. Мы видим в тебе огромный потенциал, и готовы серьезно в тебя вложиться. Ты никогда не забывал добро, и наши аналитики говорят, что лучший способ переманить тебя на нашу сторону, это заставить тебя испытывать благодарность, а не давить.

Мы на некоторое время замолчали. Девушка нервно постукивал ноготками по столешнице, Рома тихо наслаждался коньяком, я же думал.

По сути, это отличное предложение. Инну не отнимают, за всё, чем требуют поделиться, предлагают отличную цену. Плюс автономия, минус — как бы гладко она сейчас не стелила, но мне придётся во внешней политике ориентироваться на решения лидера Нуменора. Но чёрт возьми, я буду не бессловесным и бесправным вассалом, а партнёром. Пусть и младшим, пусть одним из нескольких, но тем не менее. И если отбросить детскую обиду на то, что меня развели как ребёнка одной интригой, то ничего плохого и не случилось. А то, что я мнил себя слишком умным и хитрым — это мой косяк, и щелчок по носу вполне заслужен.

— Я согласен.

— И склонил голову мудрый пятый царь, и принял предложение прекрасной и доброй принцессы, — хихикнул успевший немного захмелеть Рома. — И стал он Имперским Князем, вторым после императора. И жили они все целую вечность, и нагнули всех врагов и чудовищ…

— Заткнись уже, бард песенник. Всю бутылку выжрал, — оборвал я парня под хохот Лины.

Глава 7

Вот, наконец, всё и решилось. Лина, на правах представителя Нуменора, пригласила меня посетить центральную крепость анклава для заключения полноценного договора о слиянии.

Само падение завесы прошло на удивление просто. Не было никаких особых спецэффектов, вспышек разноцветного пламени и так далее. Просто в какой-то момент словно невидимая волна прошла по воздуху, и все разом ощутили, что барьеров больше нет. Словно в комнате открыли форточку и свежий воздух ворвался прямиком в помещение.

Про турнир Лина особо рассказывать не стала. Единственное, что она сказала — он будет среди Полководцев и Системных Лордов, само собой, раздельно, и организатором выступит сама Система. Подробнее же мне объяснят уже в Цитадели Бури. Такое пафосное название носила столица анклава.

Было как раз первое число, двенадцать часов утра. Со мной в путь отправлялись Би Рён, Рома и моя охрана, плюс Лина и её телохранитель, тот самый Полководец. Это был угрюмый мужик лет сорока на вид, с короткой чёрной бородой и в тяжёлом латном доспехе серого металла, со странными узорами из красных, светящихся линий. Сама Лина щеголяла экипировкой, видимо, первого класса — элегантном, подогнанном по фигуре доспехе. Не латном, а ближе к тому, что носили древние витязи Руси — кольчужная юбка, хауберк, снизу кольчуга с длинным рукавом и остроконечный шлем без забрала. На её плаще золотого цвета красовалась эмблема Нуменора — облако с бьющими из него молниями. Точно такая же, кстати, будет и на моём плаще, если всё пройдёт успешно. Данный артефакт сам вырабатывал нужную картинку, стоило только пожелать того.

Хоть доспехи девушки и казались пусть и красивой, но заурядной штамповкой (ибо ни магических символов, ни силовых линий на нём не было), я не обманывался. Я отчётливо ощущал грозную мощь, что скрывалась в этом, свиду обычном, металле. Не знаю, на что способен этот комплект артефактов, но будь он на мне в день схватки со Стасом, я его за пару минут по земле тонким слоем бы размазал.

— Первый класс? — спросил я Лину, когда мы выдвинулись в путь.

— Да, — с ноткой гордости подтвердила она. — Я и против Системного Лорда не побоюсь в этом выйти. Убить, может, не сумею, но минут на пять его точно отвлеку. В нём можно хоть в космос, хоть в глубины океана, при любой агрессивной среде артефакт поддерживает полное жизнеобеспечение. По прочности он без всяких навыков превосходит барьер Высокого ранга третьего класса, может исцелять владельца от мелких и средних ран, в том числе энергетических, обладает свойством усиливать навыки любого ранга вплоть до Высокого включительно, своими встроенными навыками и способностью к самовосстановлению при повреждениях до семидесяти процентов. Плюс может временно увеличить показатели Ловкости, Силы, Реакции и Выносливости в бою. Шикарная вещь. Вот только и цена соответствует — сорок миллиардов коинов. А такими суммами располагают лишь анклавы второго и выше рангов.

Да уж. Один её доспех стоил как весь мой анклав, вместе взятый, со всем его населением. Что тут скажешь? Штука бесценная. Я невольно покосился на своих людей — Би Рён в доспехе Системного Стража, как и я, бойцы вообще в доспехах второго класса Среднего Ранга, Рома в броне хоть и Высокого ранга, но всего лишь пятого класса… Чувствовал я себя нищим родственником, что едет клянчить денег к богатому дяде в столицу.

Мы подошли к реке. Барьеров не было, но наш регион от Москвы отделяла ещё и Москва река, а автомобильный мост, соединявший раньше два берега, лежал в руинах на дне реки. Для меня и Полководцев это, конечно, проблемой не было, да и Генералы, хоть и невысоко и не быстро, но летать умели. А вот Командиры — нет, летать позволяли лишь воздушные навыки Высокого ранга, и то при должном навыке и мастерстве обращения с ними. У моих Командиров, само собой, ни навыков, ни уж тем более мастерства для обращения с ними не было. Вернее, сами навыки Высокого ранга у них были, но почти ни одного связанного с воздухом небыло. В конце концов, почти все обладатели высокоранговых навыков в моём анклаве выбили их с монстров, а у крыс крайне редко бывают навыки воздушной стихии. Чаще земля и лёд. Так что большинство моих людей самостоятельно не перелетят, а перебираться вплавь по рекам современного мира… Я ещё не видел ни одной водной твари, но уверен — их вполне достаточно.

Десять человек с навыками полёта и двадцать пять без. Придется поработать воздушными таксистами.

— Отряд лучше взять с собой, — заговорил охранник Лины, озвучивая то, о чём я сам только что подумал. Звали его, кстати, Глеб. — Не так далеко от этих мест гигантская свалка, и там царствует союз ворон и крыс. Тварей столько, что по сравнению с ними химкинские орды — ничто. А прямо по нашему маршруту краешек крайне территории крайне неприятных выблядков, через который нам придётся пройти. Может, конечно, нам повезёт и мы ни на кого по пути не напоремся, но я предпочту, что бы с нами была полноценная группа прикрытия.

Спорить с ним никто не стал. По ту сторону стояли руины бывшего торгового центра Капитолий. Видно было, что когда-то там начал формироваться анклав — с крепостными стенами и башнями. Но сейчас крепость лежала в руинах. Видимо, не всем повезло так же, как нам, и монстры всё же взяли приступом крепость. Я слетал туда на разведку, и, развернув Волю, обследовал всё на несколько километров вокруг. В радиусе трёхсот метров от меня не укрылся бы никто, никакая маскировка и навыки не помогли. На расстоянии до шестисот метров — разве что равный мне по рангу, Системный Лорд. Дальше же и у Полководцев были все шансы, но у остальных никакого. Ближайший к нам источник жизни был в километре, и судя по всему, это был Вождь из числа монстров. Саму тварь я не видел, видимо, она была под землёй. С ней было ещё немало тварей калибром по меньше, но монстры решили не искушать судьбу и рванули прочь.

Туда мы и переправили в два захода всех бойцов. Генералы брали по одному пассажиру за раз, Полководцы и я — по два.

— Зря ты так открыто Волей пользуешься, — заметил Глеб. — Сбегутся ведь большой толпой, и поминай как звали. Схарчат. Для них любой Полководец — лакомая добыча, а ты так вообще просто сказка.

— Ты, дружище, меня учить решил? — вскинул я бровь. — Я монстров перебил больше, чем ты себе представить способен. И я лучше сперва рискну и разведаю толком, нет ли здесь кого опасного, чем меня на лету, с бойцами на руках, неожиданно ебнет чем-нибудь убойным засевшая в засаде тварь.

Глеб моему ответу был явно не рад, но спорить не стал. Я же не стал раскрывать маленький секрет своего метода разведки — почувствовать-то мою Волю и внимание было вполне возможно, но вот отследить направление, откуда она идёт — нет. Достаточно простой для меня трюк, но вот повторить его не был способен никто из тех, кого я этому учил. Думаю, тут нужен ранг Лорда, ибо с переходом на эту ступень развития Воля становилась куда пластичнее, что позволяло работать с ней на более тонком уровне.

Привала делать мы не стали. Севернее, в десяти километрах, располагались орочий и гномий кланы, южнее — Церковь Ночи и её вассал. Впереди же была территория, никем толком не контролируемая, где среди руин и уцелевших, но оставленных зданий была так называемая Вольная Зона. Там обретались мелкие и средние шайки разных маргиналов, шастали стайки чудовищ типа крыс, кошек, псов и воробьёв. А ещё там устроил гнездо один из крупнейших хищников в Москве, единственный, кто был способен потягаться с орлом за звание повелителя неба — огромный дракон 1276 уровня — Антарас. Как и у всех пришлых существ, у него не было чётко прописанного эволюционного ранга, но предположительно он был Системным Князем, как и брат Лины. Обо всём этом нам заранее поведала Лина, рассказывая нам вчера о маршруте движения.

— Слушай, а почему эту область никто не пытается под себя подмять? — поинтересовался Би Рён.

Мы неторопливо шли от руин Капитолия, углубляясь в район Ховрино. Пока нам не попадалось никого, стоящего нашего внимания, так что шли мы хоть и соблюдая осторожность и разведывая ближайшие окрестности, но довольно быстро.

— Ну во первых — тут довольно много всякого отребья, способного доставить огромные проблемы любому. Пока нет внешней угрозы, все эти шайки сами по себе, но думаю, стоит сюда сунуться кому-то из крупных игроков, и они сходу объединятся. Во вторых… Тут кусок территории, состоящий из Ховрино и части САО Москвы, на котором раньше в основном были небогатые спальные районы и промзоны, дохрена чудовищ и как вишенка на торте — Антарас. В третьих, и это самое главное — тут просто нечего ловить. Пиши особо не вырастить, сверхценных источников ресурсов тоже нет… Нуменор, Уния или Русский Альянс могли бы, имей кто-то из них такую потребность, захватить эту территорию, но потери явно того не стоят, — пояснила Лина. — Это из того, что я знаю, но сами понимаете — из Химок сюда я выбиралась не часто, а всё, что знаю о положении дел здесь, узнавала как обычные слухи и домыслы сопровождавших меня бойцов, у которых я этим интересовалась.

— А почему нас никто из ваших не встречает? — поинтересовался Рома.

— Потому что хотят посмотреть, стоим ли мы того, что бы вести с нами дела, — пояснил я, когда стало ясно, что на этот вопрос нам отвечать никто не намерен. И судя по улыбке Лины, не ошибся.

— Многие у нас против решения Артура, — пояснил Глеб. — Вы просто ещё не в курсе того, как дохуя вы получаете. Я бы за вас столько не дал. Потенциал, конечно, у вас громадный, я видел, чего стоишь ты, Мясник, видел и твоих Полководцев в деле, — покосился он на Би Рёна.

Интересно, откуда он знает про китайца? Тот никогда сильно не светил своих чудовищных способностей, и его настоящая сила была известна лишь мне с Ромой.

Би Рён был огромной находкой. Пожалуй, во всём нашем регионе он был третьим по силе воином, после меня и Карины. Невысокий и тощий на фоне здоровяков моей охраны китаец изначально решил не заморачиваться навыками и сражаться тем, чем умел это делать лучше всего — своим телом. Мастер спорта по ушу, практик каких-то там ещё стилей, которые он, махнув рукой на попытки нам разъяснить названия и разницу меж ними, называл просто кунг-фу, был первым, кому пришло в голову усиливать своё тело Духом. До встречи со мной дела на этом поприще у него шли довольно посредственно, но когда я начал его обучать методу насыщения тела энергией, которому меня научил Феникс, он быстро стал настоящим монстром. Он был единственным, кто был способен, при определённых условиях, взять у меня один спарринг из десяти.

— Руны ваши дохера пользы принесут, тоже бесспорно, — продолжал тем временем Глеб. — Но ради всего этого хватило бы просто принять вас как часть Нуменора. А наш босс хочет отдать тебе третий сет доспехов первого класса. У нас, что бы ты понимал, их всего пять комплектов — на Артуре, Линке, Максуде и Мише. И вот пятый отдают тебе. Да ещё и с двумя комплектами второго ранга, которые полагаются лишь Системным Лордам. Понимаешь… — начал он, но, бросив торопливый взгляд на девушку, неловко замолчал.

— Да говори уж как есть, — улыбнулась она невесело. — Многие были недовольны, что моя экипировка не досталась кому-то из сильнейших Системных Лордов анклава. Вместо этого её дали какой-то соплячке, что даже в анклаве была лишь два раза. А теперь нечто подобное происходит снова, только в прошлый раз, несмотря на ворчание, все понимали, что он делает это для сестры. А сейчас он собирается поступить так же, но по отношению к каким-то "деревенским", которые, к тому же, из того же региона, что и я. Так называют тех, кто входит в анклавы ниже первого ранга, — пояснила она.

Несколько минут мы шли молча, думая каждый о своём. В принципе, мне было пофигу на возможное недовольство со стороны нескольких обиженных Системных Лордов. Глава анклава — Артур, и он Системный Князь. Мне даже представить сложно силу подобного монстра, так что, думаю, ему хватает сил не обращать внимания на голоса недовольных. Однако одной лишь личной силы для управления анклавом, тем более столь огромным, явно мало. Тут ещё важно соблюсти баланс интересов всех фракций анклава, но расклад на внутренней кухне Нуменора мне пока не известен.

— Опасность на четыре часа! — подал голос один один из идущих впереди разведчиков.

Из-за руин стоящей в нескольких сотнях метров девятиэтажки показались крысы. Твари почти все были второго поколения, рождённые и выросшие уже после конца света. В отличии от монстров первого поколения, что получали свои размеры и силы достаточно спонтанно и могли вырастать до невероятных размеров и обладать даже несколькими навыками разом, второе и последующие поколения значительно им уступали. В среднем твари были от полуметра до метра в холке и длиной тела до трёх метров. Навыками среди них владела хорошо если каждая десятая тварь, но… Во первых, меньше чем тремя сотнями они редко передвигались, во вторых — обычно с ними было от пяти и больше эволюционировавших тварей. Особо крупные стаи могли возглавляться даже одним или несколькими Вождями.

Я активировал Волю, стремясь понять, сколь велика угроза. Эволюционировавших тварей было десятка три, и аж три Вождя. Да и сама стая насчитывала никак не меньше двух-трёх тысяч голов.

— А я предупреждал, — проворчал Глеб. — Что делать будем? Они как раз перекрыли нужный нам путь.

— Лучше отступить, отступить, командир, — нервно заметил Митя, один из Генералов моей охраны.

Ну да, иногда даже в наше время лучший бой — это тот, которого удалось избежать. По нервным колебаниям Воли остальных я чувствовал, что они полностью согласны с Митей. И глядя на неторопливо приближающихся к нам тварей, охватывающих нас полукольцом, я бы и сам мог с этим согласиться. Вот только…

— Позади нас, метрах в трёхстах, засел отряд бойцов. Это люди, и с ними два Полководца и четверо Генералов. Ну и ещё под полторы сотни бойцов разных рангов, но Лидеров да Командиров среди них чуть больше трёх десятков, точнее не скажу, — ответил я отряду. — Би Рён, ты с остальными идёшь назад и смешиваешь с дерьмом засевший позади отряд, сильных бойцов там не чувствуется. Рома, мы с тобой пока займёмся крысами. Рён, когда закончите с этими идиотами, свяжись со мной. Я заменю тварей к вам и мы совместно с ними разберёмся.

— А нам что делать, Мясник? — поинтересовалась Лина.

— Поможете Би Рёну, — сказал я, начиная готовиться к атаке. Крысы, видимо, сформировав задуманное построение, остановились, чего-то ожидая. И мне это не нравилось.

— Я понимаю, что вы сами с усами, поэтому не прошу подчинятся ему, — добавил я специально для Глеба. — Просто возьмите на себя кого-то из Полководцев, а лучше обоих, с остальными мои разберутся.

В своих людях я был уверен. Это лучшие из лучших моего анклава, бойцы, которых я тренирую лично, экипированные в самое лучшее что у нас было и обладавшие лучшими рунными боеприпасами. Не знаю, кто именно сидит в засаде позади нас, но думаю, это одна из шаек бандитов, так что уверен, никого действительно для нас опасного там нет. Би Рёну же не привыкать командовать бойцами моей охраны, ведь когда-то, до становления Полководцем, он был одним из них. Эта слаженная машина войны способна перемолоть очень многих, особенно если их веду в бой я или наш китаец.

— Рома, работаешь вторым номером, — напомнил я парню.

Не дожидаясь ответа, я активировал Огненного Исполина и Крылья. Вожди и Генералы тварей сходу ответили десятком разных навыков. Пара огромных разноцветных молний, огромный камень, рухнувший на меня сверху, Ледяное Пламя и ещё что-то, чего я даже разглядеть не успел, разорвали Великана на части, но главное я сделать успел.

Пока столкнувшиеся силы бушевали, образуя дивный, разноцветный клубок столкнувшихся энергий, я сократил дистанцию и обрушился на первые ряды тварей. Дух следовало экономить, и потому я ворвался в первые ряды чудовищ, щедро раздавая удары Фениксом и подавляя врагов Волей.

Несмотря на то, что второе и третье поколение чудовищ уступало первому в плане количества обладающих навыками особей и в размерах тела, кое в чём они их превосходили. А именно — в отличии от своих родителей они все как один были способны усиливать себя Духом, что делало их опасными противниками. Личную защиту Среднего Ранга третьего класса эти твари прошивали с трёх-четырех атак. Поэтому нельзя было однозначно назвать происходящее избиением младенцев — благодаря Духу твари были сильнее, быстрее и опаснее первого поколения в ближнем бою.

Вот только сегодня им не повезло. Против них в рукопашную бился Системный Лорд, слившихся с оружием духа, самым могущественным видом оружия расы хуннусов. Мой расчёт был достаточно прост — раскидывая тварей огненными змеями и ударами Феникса, я прорывался к их Вождям.

Вот десяток змей вырывается из-под моих ног, истребляя разом больше полусотни тварей. Следующий миг, и я, не останавливаясь, рублю по морде сунувшейся ко мне крысе. Пинок по её товарке, от которого та улетает грудой уже мёртвого мяса, нырок под сразу трёх прыгнувших на меня мостов, активация Огненного Плаща и вой сгорающих заживо сгорающих монстров пронзает уши…

Я надеялся, что в попытке перегруппироваться твари сломают строй, а их командиры не станут бить по мне, опасаясь задеть своих, но уродцы на удивление быстро поняли, что происходит. И постарались мне помешать.

Крысы в Химках уже знали, как именно я действую, и потому сразу лупили по мне, если я пытался в одиночку прорваться к их командирам. Причём в меня обычно летел такой шквал навыков, что никакие ухищрения типа полётов и резких манёвров не помогали. Но здешние твари были, видимо, ещё не шуганы, так что я успел влететь в зону поражения Вождей, и, активировав Поле Превосходства и ударил копьём Синего Пламени, что разорвалось при попадании в Вождя.

Несколько секунд, и два из трёх командиров врага отправились на тот свет. Ещё бы секунда, и я бы прикончил и третьего, но тут огромная тень накрыла землю, и я почувствовал воистину могущественную Волю, обрушившуюся на меня.

Всё вокруг замерло. Крысы, секунду назад готовившиеся продолжить бой, сейчас замерли, прижавшись к земле и дрожа. От них отчётливо разило настоящим, животным ужасом, от последнего выжившего Вождя до самой слабой твари — все одинаково боялись обладателя этой Воли.

Землю накрыло огромной тенью. Никогда я не ощущал столь могучего существа. Станислав Котов был даже меньше, чем бледной тенью этой твари. Страх заставлял меня опустить взгляд, я чувствовал себя так, словно стоит мне взглянуть в небо — и меня ждёт нечто столь ужасное, что смерть рядом с этим — досадное недоразумение.

Соберись! Ты хуннус, а хуннус не должен бояться! Кто бы ни прибыл на огонёк, я покажу ему, что такие как я умирают с поднятой головой!

Собравшись с силами, я надавил Волей в ответ, сбрасывая чужое давление. Чуть теплая рукоять Феникса в руке придала мужества, и я, слившись с оружием, с рёвом встряхнулся и вскинул голову к небу.

Нарушая все законы физики, в небесах парил огромный дракон. От кончика хвоста до длинных, прямых рогов на башке твари было сотни четыре с половиной метра. Огромная башка твари размером с двухэтажный дом, голубая чешуя, длинные усы вибриссы и оканчивающиеся огромными, многометровыми когтями лапы, не уступающие в толщине столетним дубам… Это была воистину огромная и величественная тварь. И она смотрела мне прямо в глаза своими янтарными очами с вертикальным зрачком. Высший хищник во всей своей смертоносной красе разглядывал меня словно забавное и редкое блюдо — с интересом и гастрономическим аппетитом. Что-то во мне пищало о том, что бы пасть ниц и молить тварь лишь о том, что бы моя смерть была быстрой.

Но я уже понял, что это было эффектом Отрицательной Воли рептилии. И как бы велика не была наша разница в силах, я отнюдь не беспомощная дичь. Напряглись, я сбросил остатки чужого внушения.

— Неплохо, дитя, — раздался с небес снисходительный голос. — Но не более того. Мне нет дела до того, кто ты, и личной неприязни я к тебе не испытываю. Но ты пришёл на мою территорию и напал на моих слуг. Как ты объяснишь свой поступок?

Раз вступил в переговоры, значит, есть шанс договориться, подумал я с облегчением.

— Я лишь хотел пройти по самому краю твоих владений, о дракон, — ответил я, успокаиваясь и расслабляясь. — Я ни в коем случае не хотел оскорбить тебя. Эти существа напали на меня первыми, я лишь защищал свою жизнь. И…

Но тут вмешался последний уцелевший Вождь крыс.

— Ты лжешь, человек! Не верь ему, владыка! Мы лишь преградили ему путь, но напал первым он! Мои брат и сестра убиты им! — перебила тварь меня, донеся Волей до нас свои мысли.

— Что ты ответишь на это, человек? — уже гораздо холоднее заявил он.

А что я мог заявить? Первый удар был действительно за мной. Чувство вины кольнуло меня. Действительно, они лишь вышли мне на встречу. С чего я взял, что они намерены напасть? С того, что всю зиму воевал с их сородичами? Но здесь чужой дом, и правила могут быть иными. А я…

— Я вижу твоё раскаяние, дитя, — теплым, отцовским тоном заговорил Антарас. — В эти тёмные времена очень многие сперва бьют, а потом спрашивают. Поэтому я готов простить тебя, но за это ты должен уплатить справедливую цену.

— Какова же цена, о многомудрый дракон? — спросил я это величественное создание.

Действительно, у каждого поступка есть свои последствия. И незнание закона никогда не освобождала от ответственности за его нарушение. Так что если цена разумна, я уплачу её.

— Твоей вирой станет служба. Два года — столько ты должен прослужить мне взамен погибших, выполняя из долг, который из-за тебя выполнить некому, — величественно пророкотал дракон. И уже мягче добавил. — Понимаю, что столь юному существу как ты, это может показаться огромным сроком, но вспомни — ты Бессмертный. Для таких как мы время — не более, чем условность. И я даже готов обучать тебя, юноша.

Это было заманчивое предложение. И когда я уже открыл рот, что бы озвучить своё согласие, передо моими глазами всплыло сообщение от Системы:

— Внимание! Великое Оружие Души из серии Наивысших — Феникс, запрашивает контроль над вашим телом. Запрос рассмотрен, одобрение даровано ввиду недееспособности владельца, Руслана Мераева.

Недееспособность?! Контроль над телом?! Что себе позволяет эта железка! Я…

Но тут по моему сознанию прокатилась волна испепепеляющего жара, смывая наваждение. Я осознал, что весь наш разговор с драконом последний медленно, но уверенно воздействовал на мой разум, а я, столь привыкший гордиться своим даром манипуляций Волей, даже не заподозрил, что мне пудрят мозги.

— Неплохая попытка, мерзкий ублюдочный полукровка из клана Вритра. Вот только ты, жалкое грязнокровное отродье, посмел позарится на моего партнёра и ученика, — заговорил моими устами Феникс.

— Кто ты? — настороженно ответила гигантская рептилия, набирая высоту. — Как ты смеешь раскрывать рот на потомка одного из членов великого клана?

Я тот, чьи лезвия истребили истребили тысячи ракшас и несколько десятков настик народа сур! Я тот, чей прошлый владелец, предок этого хуннуса, был первым и единственным существом, сумевшим убить астику пятого дзена! И я тот, с кем подобные тебе имеют право общаться лишь склонив свою уродливую башку и испросив позволения подать голос! Я Феникс Палача Авидайла! Несмотря на то, что сейчас во мне нет и одного процента моей истинной мощи, я всё ещё выше тебя и тебе подобных! И сейчас я тебе это покажу, ничтожество!

С каждым произнесенным словом Воля Феникса крепчала. Сейчас я был лишь сторонним наблюдателем, лишенным возможности вмешаться в происходящее. Вернее, захоти я вернуть контроль, при определённом усилии я бы смог это сделать, вряд-ли Феникс стал бы мешать, но я не дурак, что бы сейчас высовываться. Сейчас разговор шёл на уровне сил, мне пока неподвластных. И раз уж мой наставник неожиданно оказался достаточно силён, что бы спасти мою шкуру, глупо артачиться. Лучше понаблюдаю и поучусь у него. В такой ярости я его ещё не видел.

— Внимательно наблюдай, Рус, — раздался его голос в моей голове. — Система позволила, в порядке исключения, использовать крохотную часть моих истинных сил. Но и цена за их применение будет соответствующая — ты на какое-то время вернёшься на больничную койку из-за чрезмерной нагрузки от моей способности. Но перед этим постарайся хорошенько прочувствовать то, что я намерен сделать. Если тебе повезёт, это поможет тебе в будущем дополнить своё Семя Трансцендентности чем-то, не уступающим пламени.

Пока мы говорили, Феникс уже полностью завладел инициативой в поединке Воли. Дракона едва хватало, что бы защититься, и он, наконец, нанёс удар.

Прямо из пасти дракона на бешеной скорости вылетела сфера, выглядящая наполненной странными искажениями. Пространство вокруг меня дрогнуло и начало деформироваться, сминая всё вокруг. Крысы в ужасе кинулись прочь, но сейчас ни мне, ни моему противнику не было до них никакого дела. Атака врага была чем-то наголову превосходящим все виденные мной до этого навыки. Дело было не только в объеме силы, вложенной в неё, но и в сложности самого навыка. Это было нечто посложнее топорных атак навыков Высшего ранга. Сминалось пространство, искажались потоки окружающей энергии, и даже само время, казалось, начало чудить само время, хоть я и не видел проявлений последнего, ощущая лишь обострившейся интуицией, вопящей о смертельной опасности.

— Неплохо, полукровка, — усмехнулся моими губами Феникс. — У тебя были хорошие учителя. Атрибуты Земли, Воздуха и Огня, совсем недурно. К тому же, используешь и Дух, и Прану, что означает родителей суру и хуннуса. Ты сильнее подавляющего большинства Бессмертных второй ступени, даже сумел бы на равных побороться с Бессмертным третьей. Я бы даже послушал твою историю, но к твоему несчастью, ты выбрал не того врага.

Эта атака, способная прорвать барьеры любого анклава, ничуть не волновала моего партнёра. Казалось, он наслаждается происходящим. Мой навык Высшего ранга, Белое Пламя, смешался с Огненным Плащом, образуя непреодолимую защиту. Да и само пламя… Я не понимаю, как именно он это делал, но это был уже не огонь в привычном понимании, нечто иное, куда более сложное, состоящее из множества компонентов. Огонь был лишь основой и топливом, но защита строилась на принципах и законах, мне пока не подвластных. Я мог ощутить её Волей, но понять что к чему был попросту неспособен.

Всё вокруг меня, в области трёх десятков метров, уже перестало существовать. Даже свет не в силах был пробиться через творящийся вокруг меня ужас, и лишь зона в три метра вокруг меня пока была в первозданном виде. Однако даже сомкнувшееся вокруг меня нестабильное пространство не способно было скрыть происходящее снаружи от Воли Феникса, который с её помощью формировал чёткую картину происходящего. Такое мастерство мне и не снилось.

Несмотря ни на что, я чувствовал, что этот навык не атакующего типа. Никто в пределах этой версии Плаща не получил бы никакого урона.

Тем временем, Феникс, как бы глупо это не звучало, вскинул себя над моей головой. В смысле, поднял моими руками глефу над головой, и её лезвия заискрились разрядами золотых молний. Пару мгновений — и с каждого лезвия сорвалось по одному разряду ветвящихся, сияющих ослепительным золотым светом молний. К моему удивлению, молнии ударили не в Антараса, уже покрывшего себя рябью пространственных искажений, а прямиком в безоблачное, синее полуденное небо. И небеса содрогнулись от этого удара.

Ясное небо стремительно заволокло облаками. Несколько мгновений — и иссиня черные, густые тучи, переполненные мощью молний, заволокли всё небо. На землю словно опустился вечер, с небес же доносился звук, подобный стае из миллионов воробьев, что словно бы летали в небе все разом и временами чирикали.

Как тебе моё Облако Тысячи Птиц? — насмешливо поинтересовался Феникс.

И гордый владыка небес, что с такой лёгкостью манипулировал моим сознанием, могущественный настолько, что в одиночку сумел бы сровнять мою крепость с землёй, дрогнул и обратился в бегство.

Глава 8

— Я могу убить его, Руслан, здесь и сейчас. Один удар — и ты получишь множество уровней, не меньше сотни, ибо Система дарует тебе часть жизненной энергии этого существа. Все Генералы и Командиры твоей охраны, оба идущих с тобой Полководца — считай, что получат тоже по пять-семь десятков уровней только за то, что в одной группе с тобой. Так же за этого уродца ты точно получишь что-то из могущественных артефактов, книгу навыка Высшего ранга и сотни миллионов коинов. Хоть по моим меркам эта тварь и слаба, но в нынешнем мире Антарас точно входит в число самых сильных существ на планете. Даже по меркам моего прошлого, если брать исключительно уровень Бессмертных — у него очень незаурядные способности, и будучи на второй ступени, он способен побороться, а то и убить какого-нибудь слабого Бессмертного третьей ступени, а это — признак великого таланта. И теперь это существо — твой заклятый враг.

— Но если я убью его сейчас, то использованные мной силы отдачей искалечат твои тело и энергетику, возможно, даже треснет Алтарь Силы. Ты будешь прикован к постели на месяцы, а полное восстановление может отнять годы. Конечно, может быть, Хельга Лаас, если сумеет стать, как и ты, Системным Лордом, ускорит в несколько раз процесс твоего восстановления. К тому же, атака, которой я убью этого дракона, станет частично доступна и тебе, и со временем ты сможешь её развить и сделать частью Семени Трансцендентности.

— Я привёл тебе все минусы и плюсы этой ситуации, мой ученик. Решай же, что нам делать, и решай скорее — долго поддерживать в пустую такую мощь мне сложно.

Я задумался лишь на несколько секунд, и с сожалением ответил:

Пусть живёт, наставник.

— Хорошо. Я рад, что ты сделал этот выбор. Но запомни — однажды ты должен будешь вернуться и дать бой этой твари. Сразиться с ним своими силами, а не с помощью заимствования сил, тебе не подвластных.

— Я должен буду драться, не используя тебя, Феникс?

— Мы с тобой почти единое целое, потомок Палача. Конечно, я не запрещаю тебе использовать меня в бою — я твоё оружие, и битва — мой долг. Я лишь имею ввиду, что в следующий раз драться будешь лично ты. И не рассчитывай, что я буду так же помогать всегда. Сейчас Система одобрила моё вмешательство, но в следующий раз тебе может и не повезти. Полукровка не забудет и не простит этого унижения. Буду откровенен — будь с ним сегодня полноценный отряд прикрытия, и даже я бы вряд-ли сумел тебя спасти. Так что советую немедленно уходить.

Тело вновь стало моим, а золотые молнии, покрывающие глефу, исчезли. Небеса начали медленно очищаться, тучи рассеивались, и гул, доносящийся с высоты, начал быстро стихать. Запасы Духа у меня были практически на нуле, но зато я получил новый уровень, и немедленно вкинул двадцать очков в Дух.

Отрицательная Воля + 279

Самая большая разовая прибавка в этой характеристике на моей памяти. Рядом возник Рома.

— Что это было, шеф?! — стараясь выглядеть невозмутимо, поинтересовался парень.

Вот только получалось у него из рук вон плохо. Горящие глаза, неровное дыхание, вспотевшее лицо — всё выдавало его волнение. Впрочем, понять его было несложно — я только что, на его глазах, прогнал целого, мать его, здоровенного дракона. И хоть чувствовал я себя сейчас откровенно паршиво, Рома точно знал — показанный только что уровень мощи был далеко за пределами моих возможностей.

— Не сейчас, малыш, — указал я глазами на возвращающийся отряд охраны.

Лина и Глеб тоже были с ними. На удивление, ни раненных, ни убитых не оказалось.

— Враги сбежали, как только прилетел дракон, — тут же пояснил Би Рён.

Вот за что ценю китайца, он никогда не лезет с лишними вопросами. Надо будет — ему скажут, если же не говорят, значит, ничего такого, что ему следует знать, нет. Идеальный подчинённый. Охрана тоже помнила значение слова субординация. Нет, они, конечно, не были столь пронизаны восточной философией, как Рён, но при чужих не стали бы задавать вопросов. Вот только на лицах Лины и Глеба было написано, что им очень хочется знать, что произошло. И в силу обстоятельств, открыто послать их лесом не выйдет. Вернее, это можно сделать, но потом они покажут видео произошедшего Артуру. А вот его слать уже точно нельзя. Он мне нужнее, чем я ему, на этот счёт я не обманывался.

— Все вопросы потом, — вскинул я руку, не дав ничего сказать уже открывшей рот девушке. — Мы всё ещё хуй знает где, и хуй знает, что нас ждёт дальше. Далеко до вашей базы?

Девушка с видимой неохотой закрыла рот и раздражённо уставилась на меня. Помолчав секунд двадцать, она всё же справилась с любопытством и заговорила:

— Километров пятнадцатьь-семнадцать на северо-запад, там будет ближайшая застава Нуменора. За ней уже никаких угроз. После Апокалипсиса расстояния сильно увеличились, уж не знаю, как это возможно. Раньше Москва была километров 50 в диаметре. Сейчас эта цифра утроилась. И не спрашивай, как это возможно, и как это возможно. Мне просто объяснили, что это так. Сейчас между жилыми домами второе увеличилось расстояние, расстояние между кварталами — тоже. Короче, вы с ящером устроили отличное представление, так что какое-то время у нас есть. Глеб, ты последним бывал дома. Веди.

Я откупорил одну из фляжек, что хранил в плаще. Удобный артефакт обладал великолепным свойством — пространственным карманом. В нём было двадцать ячеек, в каждой из которых можно было хранить до одного килограмма/литра груза. Именно в нём я таскал расходники — зелья, зачарованные одноразовые рунные гранаты и набор дорогущих рунных красок. Ну, и пять слотов с пустыми контейнерами для хранения крови и внутренних органов сильных тварей. Мало ли, какая оказия в пути может случиться?

— Сперва осмотрим, что осталось от убитых мной Вождей. Из их тел можно много ценного достать, — сказал я, делая глоток зелья Восстановления Духа. Улучшенная версия, она позволяла двигаться во время своего действия.

— Рус, сейчас неподходящее время… — начала Лина, но я не слушал.

К сожалению, от самих тварей мало что осталось после моей атаки, но зато мы нашли лут. Две коробки, после активации которых у нас на руках оказался щит пятого класса Высокого ранга и такого же класса подвеска.

— Щит младшего рыцаря, + 150 к Выносливости. Высокий ранг 5 класс. Часть комплекта младшего рыцаря. Для появления скрытых эффектов соберите полный комплект.

— Подвеска младшего мага, Высокий ранг 5 класс, + 120 к Духу.

Щит отдал Мите, тот как раз ходил с одноручным мечом и щитом. Подвеску взял себе, так как Высокоранговая экипировка всё ещё была редкостью для нас. Но поход в Москву уже мне нравился. У нас, в Химках, Вожди ходили с достаточной свитой, что бы я опасался соваться на них в одиночку, а в случае большой опасности почти всегда давали деру. Да и по одиночке, без пяти-шести других Вождей, не выползали. Береглись, сволочи, наученные горьким опытом войны. Даже небольшая гордость за них брала — у нас они были высокоорганизованной армией, а не обычной стаей.

Быстро собрав лут, мы двинули дальше. В конце концов, дракон мог и передумать. Двигались со скоростью самых медленных бойцов, Командиров. Примерно на шестидесяти километрах в час, это был максимум, который те могли выжать. На этот раз я не сдерживал своей ауры, и всякий сброд не решался заступить нам путь.

Двигались мы рваными зигзагами, ибо не всегда можно было пройти напрямую. То логово каких-либо тварей на пути попадется, то какая-то аномальная зона, то убежища местных банд. А вступать в каждый бой было бы слишком — на шум битвы могли стянуться местные обитатели.

В какой то момент я почуял опасность. Оглянувшись, я понял в чём дело — за нами летел сам Антарас, а с ним ещё несколько десятков драконов. По моим ощущениям, по земле за ними следовали ещё тысячи, а то и десятки тысяч разнообразных существ. Видимо, крылатый решил, что угроза его жизни была лишь блефом, и теперь, взяв для страховки всех, кого успел собрать, несся за нами. Да уж, разворошил я осиное гнездо.

Впереди, за очередным рядом потрёпанных, чудом уцелевших высоток, мы увидели высокие белые стены. Прямо перед нами были огромные, отлитые из целиковых металлических плит, серые ворота и надвратные башни.

До ворот оставалось с километр, но преследовали уже выходили на дистанцию атаки. Мы катастрофически не успевали, и я уже начал готовить Белое Пламя, как со стороны стен освободилась гигантская волна Воли. Это была Воля не одного человека, а многих сотен. У меня аж дух захватило — это была слитная Воля полутора десятков Системных Лордов, сотен Полководцев и Генералов, и того, кто сливал всю эту Волю воедино — судя по всему, Системного Князя, Артура Буранова.

— Остановись, дракон. Они мои гости. Посмеешь напасть, и мы устроим вам всем геноцид, — раздался усиленный Волей, полный уверенности в себе голос. — Ты меня знаешь, слов на ветер я не бросаю.

Артур, по ощущениям, довольно значительно уступал Антарасу. Вот только личная сила в вопросах больших батальонов была не столь критична. Над стеной парили в воздухе сотни и сотни воинов, над которыми, ещё выше, держались шестнадцать фигур, от которых веяло особенно значительной мощью. Пятнадцать Системных Лордов, Системный Князь, сотни четыре Полководцев и больше тысячи Генералов. И несколько десятков тысяч бойцов Лидеров и Командиров. И какой бы огромной мощью не обладали Антарас и его подчинённые, они и близко не стояли по выучке и общей силе с той грозной армией, что сейчас выстроилась за стеной. И дракон это понимал куда лучше меня.

— Они убили моих слуг! — взревел он, тем не менее, в ответ. — Я требую компенсации! Этот человек — мой! Я знаю всех ваших Бессмертных, и он не из их числа!

— Мне плевать на твоих слуг ещё больше, чем на тебя, ящер, — насмешливо ответил Артур. — Ты знаешь, кто я, и знаешь, чем закончится твоя атака. Не забывай — ты и твоё маленькое королевство существуете лишь до тех пор, пока не мешаете Нуменору. С ними было двое наших, и твои твари на них напали. Будь благодарен, что все они живы. Иначе мы бы выжгли твоё гнездо в назидание остальным.

Антарас был в ярости. Я не очень понимал, какие взаимоотношения у этого существа и Артура, но он явно опасался последнего.

— Или тебе не даёт покоя то, что ты бежал, поджав хвост, от одного-единственного Системного Лорда? — насмешливо заметил ещё один Системный Лорд. — Мы видели запись. У нас, на Земле, есть поговорка — после драки кулаками не машут. Уходи, ящер. Не испытывай судьбу. Свой шанс ты упустил.

От яростного рёва чудовища содрогнулась сама земля, но на большее дракон не решился. Развернувшись, он стремительной тенью полетел назад. Следом за своим вожаком полетела и остальная стая, а затем, судя по тому, что я ощутил своей Волей, и все те, кто двигался сюда по земле.

— Проходите, гости дорогие, — добродушно бросил Артур. — Надеюсь, это маленькое недоразумение не испортит вам впечатления от посещения столицы.

В воротах открылась небольшая калитка, и мы, уже неспеша, направились к ней. Проходя за ворота, я аккуратно прощупал Волей стену и металлические створки. В стенах и воротах содержалась странная, неизвестная мне магия. Не знаю, что она именно делала, но это были действительно могущественные чары. То, что из себя представляли в плане магии укрепления химкинских анклавов, было детским лепетом по сравнению с тем, что я ощутил тут. Уже по одним этим стенам можно было понять — мы действительно деревня рядом с теми, кто может возвести в качестве первой, самой слабой линии обороны нечто подобное.

За стенами тысячи бойцов уже расходились. Четкое разделение на отряды, каждый из которых знал, что ему делать, без излишней суеты и спешки отходили вглубь территории анклава. У меня мурашки по коже пошли при взгляде на это людское море — людское море, превышающее числом три десятка тысяч человек, где не было бойцов рангом ниже Лидера. Но не только это впечатлило меня. Абсолютно все рядовые бойцы были в доспехах Системного Стража. То, что до сих пор было экипировкой Генералов и Полководцев у нас, здесь носили рядовые. Генералы были в доспехах Высокого ранга пятого класса, а их, Генералов, были тысячи! И я уж молчу о Полководцах и Системных Лордах!

Если бы одной из целей этого действа было впечатлить нас, то им это удалось бы на все триста процентов. Но вряд-ли дело исключительно в нас, тут скорее дело в опасном соседстве. Что меня удивило — высота стен. Не выше сорока метров, толщиной метра три — даже в моей крепости они повыше. Наверное, всё дело в каких-то особых свойствах стены.

К нам спустился сам Артур, вместе с ещё двумя Системными Лордами. Молодо выглядящий мужчина, лет двадцати пяти на вид, с сильным, волевым подбородком, чётко очерченными скулами и правильными чертами лица, ростом не уступающий мне, что было нечастым явлением — своими метром девяносто я по праву гордился. Гладко выбритый, голубоглазый блондин с аккуратной стрижкой был облачён в доспех вороненной стали. Из-за его спины выглядывала рукоять меча, шлем же лежал на сгибе локтя.

— Привет, сестрёнка, — улыбнулся он Лине. — Прибыла ты с помпой, этого не отнять. Представишь нас?

Было слегка дико знакомиться с лидером могущественного анклава прямо посреди поднятого по тревоге войска, что сейчас расходилось по своим делам. Прилегающее к стене пространство представляло из себя расчищенную, ровную площадь, мощеную брусчаткой. Ближайшие здание начинались на расстоянии примерно в пять сотен метров от стен.

Пока суть да дело, пока нас всех представили друг другу, я взял себя в руки. Системные Лорды, которые стояли перед нами, были теми самыми счастливыми обладателями доспехов первого класса — Михаил Долгов и Максуд Курбанов.

— Что ж, предлагаю пройти в Замок. Не вести же переговоры на пороге? — улыбнулся Артур.

Мы двинулись по территории анклава к возвышающейся вдалеке громаде замка. Моих людей увёл Глеб, сказав, что позаботится об их размещении. Я шёл и молча с любопытством оглядывался по сторонам. Хозяева были достаточно тактичны, что бы не лезть пока с расспросами, и говорили в основном Артур с Линой, обсуждая всякую ерунду. Я слушал в пол уха.

Первое, что бросалось в глаза — тут люди жили не так, как у нас. Не забиваясь в подземелья, без постоянного напряжения и готовности в любой момент забиться по щелям в случае угрозы, без того ощущения жизни в крепости, на которую в любой момент могла обрушиться атака. Не было той милитаристической целесообразности, которой был подчинён весь быт у нас.

Многие дома, конечно, лежали в руинах, но хватало и уцелевших зданий, превращенных, видимо, силами Системы во вполне жилые комплексы. На улицах попадались кафешки и даже рестораны, вместо наших примитивных рынков — магазины и даже торговые комплексы (!), причем именно во множественном числе. Пока мы шли к крепости, я видел как минимум два таких. Магазинов насчитал с десяток.

На улицах не стояли ряды шлюх, готовых отдаться любому прохожему за горстку коинов прямо на улице, как в Гранде. Не было суровых рож псевдо святош Ордена, с грязью их гаремов и насилия над рабами. Не царил закон джунглей, как в Вольном Братстве, где прав был тот, кто сильнее. Даже той подчинённости единой цели, когда все каждый день трудятся на пределе сил, как у нас и вояк — и того не было.

Скорее, это место чем-то напоминало мне Мирный. Здесь в воздухе так же, как и там, витало чувство некой свободы. Только если там, в Лесу, было чувство, что ты попал в мирную сказку о добрых айболитах, эдакую волшебную деревню в магическом лесу, то здесь было несколько иное. Здесь тоже было своё волшебство — летающие люди, переливающиеся настоящим разноцветным пламенем вывески и многое другое. Это был словно волшебный город, мирный и спокойный настолько, насколько это возможно в условиях Апокалипсиса. Гуляли женщины с детьми, влюблённые парочки ходили по улицам, смеясь и поглощая мороженное (!), уличные торговцы предлагали фастфуд…

И лишь высокие башни, разбросанные всюду, с куполообразными крышами, по которым пробегали разряды энергии, напоминали о том, что эта сказка под надёжной защитой. Я чувствовал, что каждая из этих башен — атакующее сооружение, предназначенное для защиты от воздушных атак.

Наконец, мы прибыли к крепости. Что сказать… Я не видел форму крепости, но представшее передо мной сооружение из сплошного белого камня впечатляло. Высокие башни с острыми шпилями, куда изящнее тех, что были в моей крепости, стена, вздымающаяся больше чем на две сотни метров… Пройдя через распахнутые ворота, мы направились прямиком к громаде центрального здания. Это была даже не башня, это было нечто громадное, вздымающиеся метров на семьсот, соединённое с крепостными стенами изящными мостами. За крепостной стеной, к моему удивлению, стояли небольшие уютные коттеджи, от стены до центральной башни было около двух с половиной километров. У каждого коттеджа был свой небольшой сад.

У стен крепости, вплотную к ней, тянулись ряды жилых многоэтажных зданий. Видимо, здесь жили сами рядовые бойцы, являющиеся гарнизоном замка.

Мы шли по аккуратной дорожке из гравия, и я потрясённо молчал. Я чувствовал себя варварваром, Атиллой, что впервые прибыл в Рим и был поражён увиденным.

Мы прошли в саму башню, мимо двух десятков Генералов во главе с Полководцем, охраняющими вход в башню, и подошли к чему-то, напоминающему лифтовую площадку. Собственно, весь первый этаж башни, что была сотни метров в диаметре, представлял из себя помещение с потолками метров десять в высоту и усыпанный десятками чёрных, резко контрастирующих со снежно белыми стенами и потолком, угольно-черных прямоугольных колонн. Мои спутники уверенно зашагали к центральной, самой крупной из них. Я шёл и с любопытством оглядывад снующих туда-сюда людей. Народ расступался перед нами, но я чувствовал некую неправильность происходящего — моя Воля постоянно улавливала, как одни исчезают, а другие появляются. Присмотревшись, я с изумлением понял в чём дело — люди появлялись и исчезали возле этих самых колонн! Самая настоящая телепортация!

Приблизившись к центральной колонне, Артур потянулся к ней Волей. Я почувствовал, как что-то коснулось моего разума, и мгновенно ощитинился защитными барьерами Воли, отбросив вторженца. Все трое удивлённо взглянули на меня, лишь Лина молча улыбалась.

— Ох, прости, Руслан, — слегка виновато улыбнулся Артур. — Забыл предупредить — это Душа крепости. Она лишь хочет тебя переместить, никакого вреда не будет. Здесь у нас лифтовая площадка, только вместо лифтов — телепорты. Но для того, что бы это сделать, ей нужно тебя запомнить. Даже интересно — сколько у тебя Воли, раз ты так легко отбросил её? Обычно нужно не меньше полутора тысяч единиц, что бы быть способным её оттолкнуть, а столько имеет не каждый Системный Лорд даже в Москве.

— У меня 2100, — коротко пояснил я.

— А уровень какой? — поинтересовался Максуд.

— 250.

Они удивлённо переглянулись, и Артур довольным тоном заметил:

— А ведь я говорил, что у него большой потенциал? Ладно, — посмотрел он на меня. — Позволь Оле тебя переместить. Ты же не думаешь, что мы тебя вели аж сюда ради того, что бы устроить ловушку?

Видимо, Оля — это та самая душа. Ну, и стоит признать — делай они мне зла, могли прям там, на площади, повязать. Я бы даже пикнуть не сумел.

Я позволил Оле ощупать меня Волей, сам пытаясь при этом понять, что она такое.

— Не беспокойся, Руслан, — вдруг заговорил Феникс. — Душа крепости, о которой они говорят — это созданный искусственно дух. Такие имелись в каждой серьезной крепости, да и не только в крепостях. Они нужны для управления магическими системами крепости, поддержания её зачарованных массивов, осуществления задач по телепортации и прочих нужд. Если брать аналогии из твоей памяти — что-то вроде суперкомпьютера.

— Она что, что-то вроде тебя?

— Да как ты смеешь сравнивать меня с обыкновенным низкоуровневым духом крепости? Я и мне подобные — вершина, шедевр, венец возможностей хуннусов времён, когда они были в зените мощи! Нас превосходит лишь одна серия артефактов, да и то лишь отчасти, но о ней тебе знать рано.

Наконец, спустя минуту, Оля увидела всё, что хотела. Сам процесс телепортации меня несколько разочаровал. Ощущение было такое, будто я просто моргнул, но оглядевшись, я понял, что нахожусь уже в ином помещении. Колонна всё так же была передо мной, но того гигантского портального зала вокруг уже не было. Мы оказались в просторном и совершенно пустом помещении. Видимо, его оставляли пустым специально, что бы можно было разом поднять максимум народа.

— Прошу за мной. Лина отправилась к себе, так что разговор будет лишь меж нами четверыми, — сказал Артур.

Мы вышли из зала и прошли по коридору. Несмотря на всю внешнюю грандиозность этой крепости, убранство было довольно аскетичным. Голые стены из белого камня со странными зелёными прожилками да пол из салатового мрамора. Каждый шаг наших окованных металлом сапог гулким эхом разносился по коридору. Этаж казался пустым и необитаемым. Время от времени попадались ответвления коридоров, но мы шли строго по прямой, никуда не сворачивая.

— Здесь странные искажения закона пространства, — заметил Феникс. — Я не разбираюсь в небоевых аспектах применения подобной магии, но навскидку — башня раза в четыре вместительнее, чем выглядит снаружи.

— Да и пропитана Духом и чарами она так, что в дрожь бросает. Такое чувство, что в ней сил и энергии с боевыми возможностями больше, чем в том драконе, — заметил я. — Мы уже две минуты идём, а коридор и не думает кончатся. И кстати — я до этого не мог ощущать пространственные колебания восприятием. С чем связано то, что теперь я это могу ощущать?

— Та защита, что я применил недавно, основана в том числе и на нём. В основе был огонь, дальше — гравитация, свет и молнии. Жаль, мои силы разблокировали лишь ненадолго. Но самое главное — ты успел ощутить на себе, как это работает. То, что отличает Бессмертных от Смертных магов — это отсутствие жёсткой привязки к формам магии. По сути, Система, даруя вам навыки, даёт вам заготовки под прямую работу с Духом. Тебе нужно будет набрать навыков Высокого ранга всех стихий, из которых мы начнём тебя учить полноценной магии. Но перед этим — ты должен наконец научиться пользоваться Белым Пламенем так же, как и обычным огнём! Без этого всё это будет куда менее эффективно. Огненное Семя Трансцендентности — основа твоей силы, и именно этот огонь должен стать основой всего!

Пока я вёл мысленный диалог, мы, наконец, прибыли к месту назначения. К моему удивлению, это был не какой-нибудь большой и помпезный зал совещаний на подобии того, что был в Гранде.

Мы оказались в хоть и довольно большой, но всё же комнате. Десяток кресел и удобных диванчиков, барная стойка в углу и огромное, во всю стену, от пола до потолка, окно с видами на часть стены и хорошим обзором на ту часть Нуменора, через которую мы сюда прошли.

Мы расселись в удобных креслах вокруг небольшого столика у самого окна. По хозяйски, небрежно махнув рукой, Артур заставил пролевитировать к нам прозрачную бутыль с янтарной жидкостью и четыре бокала. Я удивлённо вскинул брови — телекинез мне ещё никогда не встречался.

— Ну, предлагаю выпить за встречу, — предложил он с улыбкой, внимательно глядя на меня. Бутылка сама откупорилась и разлилась по бокалам. — Надеюсь, каждый сегодня получит то, чего хочет.

Мы сделали по глотку. Это был довольно средненький по нашим меркам коньяк, крапленый не пойми чем. Судя по тому, с каким удовольствием присутствующие пили — это здесь не считалось дрянью. Ладно, придержу своё мнение. Но, по крайней мере, в этом мы их превосходим. Мелочь, а приятно. Надоело чувствовать себя деревенщиной в столице.

— Полагаю, моя сестра в кратце обрисовала тебе ситуацию? — заговорил вновь Артур.

— Да. Два самых крупных анклава — вы и Уния. Ты — Системный Князь. Ваши два анклава третьего ранга, что, как я заметил, даёт огромные преимущества. Все остальные силы в Москве значительно уступают вам, а город полон нелюди, которой на пару с монстрами принадлежит три четверти города. Всё верно? — перечислил я.

— Отчасти, — впервые за этот день открыл рот Михаил. — Только самых крупных сил не две, а три. И три четверти города за монстрами лишь потому, что мы пока не готовы вернуть остальное. Но это временно. Третья крупная сила — это альянс из трёх анклавов второго ранга, семи первого и четырёх небольших, но очень мощных боевых групп. Они зовут себя Московская Лига. У них нет прямого доступа к технологиям анклавов третьего ранга, но у них самая многочисленная армия. А ещё есть союз сатиров, орков и гномов — Скорма, как они это зовут. И это объединение — самое мощное на данный момент. Альвов и эльфов значительно меньше, чем представителей трёх других рас, но альвам, по большому счёту, плевать на всех, а все эльфы, что прибыли в Москву, из Нолдариона, и они союзники Унии. Всё же остальное — мелочь.

— А Антарас с его кодлой? — поинтересовался я.

— Не в высшей лиге этот ящер, если ты об этом, — усмехнулся Артур. — В нём есть кровь хуннусов, поэтому Система отнеслась к нему довольно неоднозначно. С одной стороны, она не помогает ему стремительно скакать с ранга на ранг, как нам. С другой же стороны — она позволяет ему получать уровни и качать характеристики. Поначалу, попав в наш мир, ему насчитали примерно девятисотый уровень. Он самое сильное существо, попавшее к нам из других миров. Но стая у него небольшая, чуть больше сотни тварей, им Система ни уровней, ни ещё чего либо не начислила, а попал он к нам лишь в январе, когда в городе уже были и первые Системные Лорды, и организованные армии. Так что тварь быстро поняла, что ему нужно собирать полноценное войско вокруг себя, что бы не стать объектом охоты. Вот и пыжится уродец, собирает вокруг себя всяких отбросов из числа людей — убийц, насильников, работорговцев и прочий сброд, который остальные прибить готовы. Ну и монстров из разных стай — проигравших в борьбе за территорию. В последнее время он начал считать себя даже важнее, чем он есть на самом деле. Вот такие, в общем, расклады в городе. Нет, понятно, есть ещё миллион разных нюансов, малых и средних анклавов, кланов нелюдей и стай зверей, даже объедение нежити имеется — но это всё уже вторичные явления. Есть ли у тебя ещё какие-то вопросы?

— Есть. Хочу узнать условия нашего присоеденения к вам и каковы реальные причины столь щедрых условий? — спросил я. — Вы не зря провели меня по анклаву, и я видел, чего вы достигли. Всего за пол года вы выстроили подобное — кивком указал я в сторону окна на раскинувшийся внизу город. — Это говорит, что вы не дураки. Любой сам заплатит вам за то, что бы его взяли хоть на каких-то правах к вам. И не говорите, что дело исключительно в рунах — не верится. Ведь насколько я понимаю, даже став частью вашего анклава, мы сохраним внутреннюю автономию, а по словам Лины, я ещё и в руководство войду. Так в чём причина?

Троица моих собеседников обменялась взглядами.

— Ну, причин несколько, — пожав плечами, заговорил Максуд. — Первая — это Руны. Да-да, не удивляйся и не вскидывай брови. Уверен, ты даже лучше нас знаешь их потенциал. И понимаю, что ты хочешь сказать — да, на третьем ранге анклава всё то, что дают вам руны, можно купить напрямую у Системы. Вот только… Подумай, сколько коинов уходить на содержание всего, что ты видишь вокруг? Что бы знал, в анклавах, начиная с первого ранга, можно приобретать профессии. Да-да, как в игре, — усмехнулся он, глядя на моё недоверчивое выражение лица. — Знаешь, какие? На первом ранге — Воин, Маг, Стрелок, Кузнец, Алхимик, Фермер, Кожевник. На втором все эти профессии можно поднять в ранге и углубиться в специализации. Так же добавляют ещё несколько штук. На третьем — та же песня. Понимаешь, Руслан, в обществе начинают появляться мирные ветви развития.

— Это, бесспорно, очень интересно и важно, — кивнул я. — Но никак не проясняет мне картину на предмет вашего интереса.

— За каждую уникальную магическую профессию Система даёт награду. Огромную награду. Это раз. Сама профессия становится прерогативой исключительно того анклава, который занёс её в реестр — это два. И три — ты прав, Система позволяет накупить у неё чар почти на любой вкус. Вот только вариантов вроде рунных ловушек и зачарован я тех же снарядов нет. Плюс рунные аналоги того, что есть у нас — тех же чар Высокого и Среднего рангов — по цене, даже учитывая все расходы на материалы, выходят в пятеро дешевле. Не удивляйся — твои соседи, Гранд, прощупали всё, что смогли о ваших рунах. И естественно, Лина имела доступ к этим сведениям. Сами секреты их производства, помимо тех, что вы им сами продали, им не известны, но примерную стоимость материалов они смогли высчитать. И заметь, говоря про в пять раз, я имею ввиду, что в расчёт бралась максимальная цена расходников. С этим, думаю, ясно. Далее — почему нам нужен именно ты? Почему не отнять силой?

Он ненадолго прервался, и налив себе ещё один бокал, сделал глоток. Вопреки моим ожиданиям, продолжил не Максуд, а Артур.

— У тебя лично большой потенциал. Система установила некое окно — через три года переходы с ранга на ранг усложнятся раз в десять. Сейчас она, скажем так, помогает каждому человеку, потому мы и развиваемся так быстро. Она напрямую меняет нашу физиологию, перекраивая энергетику, да и девяносто процентов работы, необходимой для перехода на ранги, делает она сама. Скоро эта халява закончится. Да ты и сам должен быть в курсе — раньше, что бы перескочить на следующий эволюционный ранг, было достаточно просто соответствовать требованиям для его получения. Теперь это целый отдельный процесс. Поэтому к тому моменту, как эти три года минуют, нам нужно стать как можно сильнее. Ты же — один из первой сотни изначального рейтинга. Лина говорила, что ты 36. Это правда?

Смысла скрывать это уже никакого не было, так что я просто кивнул.

— Значит, у тебя есть Семя Трансцендентности, — удовлетворённо кивнул он. — К тому же, ты сумел одолеть Котова, а тот вдвое выше уровнем и в полной экипировке второго класса. Ты же — в этих обносках, которые у нас носят рядовые бойцы. Конечно, у тебя оружие будет покруче, но… Оно ведь не даёт напрямую характеристик, верно? — хитро улыбнулся он. — И несмотря на целую кучу своих бонусов, в целом, на данный момент, уступает в прямом бою по количеству даваемых преимуществ экипировке и оружию второго класса. Хоть в будущем и легко их обгонит.

— Откуда ты знаешь о моём оружии? — спокойно поинтересовался я. — Я никому не рассказывал о том, что именно даёт Феникс.

О, право же, потомок Авидайла, на этот вопрос ответить легко, — заговорил Феникс. И судя по расширившейся улыбке Артура, слышал его не я один. — У него за спиной висит Небесная Скорбь. Это такое же оружие Духа, как и я. Не поприветствуешь старшего товарища, Скорбь?

— Право же, не стоит этих дешёвых театральных эффектов, старый друг, — раздался в моей голове голос. В отличии от голоса моего оружия, напоминающий рокот вулкана, этот голос напоминал ярость бушующей вдали грозы. — Приветствую тебя, о потомок Авидайла.

— И я приветствую вас, господин Небесная Скорбь, — хоть и слегка растерянно, но уважительно отозвался я.

— Вернёмся к нашим делам, — напомнил Артур. — У тебя огромный потенциал, и глупо это игнорировать. Самые большие шансы в течении трёх лет стать Князем у тебя. Грех было бы упускать такой талант. К тому же, Система объявила, что в конце года, в декабре, состоится великий Турнир. Принять участие смогут Полководцы и Лорды от анклавов и боевых групп первого и выше рангов. О наградах пока ничего сказано не было, но Система объявила, что перед самим турниром о них будет объявлено. От анклавов первого ранга допустим один Лорд, второго — два, третьего — три. Максимальный уровень Системного Лорда тебе известен?

— Нет. У нас никто выше Командиров до конца ещё не качнулся, — покачал я головой.

Сейчас было известно, что предельный уровень, возможный для не имеющих эволюционного ранга — 250. Для Лидеров — 400, Командиров — 600.

— Для Генералов — 800, для Полководцев — 1000, для Системных Лордов — 1300, — пояснил Михаил. — Эта информация доступна для всех анклавов второго ранга и выше, по идее, но в целом её уже вся Москва знает. К концу года большинство будет уже близко к этому уровню.

— Чем раньше взят следующий ранг, тем лучше, — добавил Максуд. — Сам понимаешь, раньше взял следующий ранг — больше очков характеристик за уровень. На каком уровне ты стал Лордом, если не секрет?

— На 150. Минимальный уровень получения ранга, — ответил я.

— Это отличные новости. Мы хотим, что бы ты стал третьим участником от нашего анклава, — сказал Артур. Ну, что вся эта хвалебная ода в мою честь именно для этого, я уже и сам понял. Но если призы и вправду стоящие, то я и сам не прочь попытать удачу.

— Ну так что, ты согласен влиться в наш анклав? Стать частью Нуменора? — улыбнулся Артур.

— Согласен. Но мне нужно кое-что помимо того, что уже обещано, — заявил я.

— И что же? — заинтересованно поднял он бровь.

— У меня три Полководца в анклаве и вот-вот появится четвёртый. Я помню о двух комплектах брони второго класса, что мне обещаны, но хотел бы вместо этого четыре комплекта третьего ранга, включая оружие. И хотелось бы две тысячи комплектов брони Системного Стража. Я понимаю, что это может показаться вам чрезмерным и наглым, — поднял я руку, предупреждая возможные возражения. — Но поймите и вы меня — я умею слышать между строк. И понимаю, что мне и моим людям предстоит стать основным опорным пунктом, через который вы будете добывать ресурсы Леса. Плюс через меня же будут идти в направлении области в поисках ресурсов разведка, добыча, транспортировка и прочая логистика. Мне придётся брать это всё дело под свою защиту, а учитывая соседей вроде Антараса и прочей нелюди, основные силы анклава тебе придётся держать здесь. Я понял, сколь многое я получу от присоединения к вам, но вы ведь не будете отрицать — для удержания лидирующих позиций вам придётся захватывать и удерживать локации с ценными ресурсами. Некоторые монстры настроены к людям нейтрально, но большинство из них всё же враждебны. И именно на наши плечи ляжет вопрос о дальнейшем продвижении в область с моей стороны.

— Да нет, никто не спорит, Руслан, — пожал плечами Артур. — Тем более, что два комплекта второго класса примерно процентов на двадцать дороже всего тобой запрошенного стоят. Так что по рукам — комплект первого класса для тебя, четыре комплекта третьего — для Полководцев и 2000 Среднего Ранга первого класса для остальных. Я рад, что ты достаточно умён, что бы понимать, что ничего в жизни просто так не даётся. Я, Артур Буранов, — встал он и торжественно начал говорить. — Глава анклава Нуменор, предлагаю тебе, Руслан Мераев, и твоему анклаву Хуннусы, стать частью нашего анклава. Ты согласен?

— Да, — ответил я, тоже стоя на ногах. И пожал протянутую мне руку.

И за окном, среди ясного летнего неба, вдруг ударил могучий раскат грома.

Глава 9

— Ну как вам здесь? — поинтересовался я у Би Рёна.

Мы сидели в выделенном нам здании за пределами Снежного Замка. Здание бывшей школы до нас занимали, видимо, какие-то торгаши, но сейчас в него завезли мебель и продукты, и мои ребята обустроили за день быт. Был уже вечер, и сидел, глядя в одно из окон, вместе с Рёном, Ромой и Максом, в одном из бывших учебных классов. Сидел и немог налюбоваться на своих новые цифры в характеристиках.

Руслан Мераев, 26 лет, человек ранга Системный Лорд, 250 уровень, 36 в мировом Рейтинге. Лидер анклава Хуннусы.

Сила — 1750

Ловкость — 1500

Интеллект — 1200

Реакция — 1600

Выносливость — 2000

Дух — 5327/5327

Отрицательная Воля — 2130/2130

Ауры:

Огненный Лорд — На 25 % усиливает все огненные навыки обладателя ауры, на 10 % — навыки всех членов анклава, в который вы входите (вне зависимости от стихии).

Активные навыки:

Поле Превосходства — способность, даруемая Системой каждому, достигшему ранга Системный Лорд и выше. Образует 100 метровую зону, в которой все ваши навыки усиливаются на 40 %, а вражеские ослабляются на 20 %. Потреблении энергии — 40 единиц Духа в минуту. Внеранговый навык.

Огненный плащ (масштабируемый) — потребление Духа — вариативно, от 2 единиц в минуту до 850 единиц единомоментно (предельная мощь на данный момент — Высший ранг 3 класс, Белое Пламя. Потребление Духа из окружающей среды — 6500 единиц).

Личная защита (средний ранг 3 класс) — 30 единиц духа.

Молния (средний ранг3 класс) — 11 единиц Духа.

Барьер (низкий ранг) — 15 единиц духа.

Личная защита (низкий ранг) — 10 единиц духа.

Пассивные навыки.

Воплощение стихии (внеранговое)

Амбидекстр (средний ранг 3 класс) — позволяет владеть обеими руками на одном уровне.

Техника расширения Духа, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц духа.

Техника Силы, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц силы.

Техника Восприятия, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц реакции.

Техника Разума, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц интеллекта.

Повышенная сила (низкий ранг) — 10 единиц силы.

Повышенная ловкость (низкий ранг) — 10 единиц ловкости.

Повышенный интеллект (низкий ранг) — 10 единиц интеллекта.

Повышенная реакция (низкий ранг) — 10 единиц реакции.

Повышенная выносливость (низкий ранг) — 10 единиц выносливости.

Повышенный дух (низкий ранг) — 10 единиц духа.

Книга силы (низший ранг) — 5 единиц.

Книга ловкости (низший ранг) — 5 единиц.

Книга интеллекта (низший ранг) — 5 единиц.

Книга выносливости (низший ранг) — 5 единиц.

Книга духа (низший ранг) — 5 единиц.

Бессмертная душа 1 уровня — 300 единиц к Духу и Интеллекту

Бессмертное тело 1 уровня — 300 единиц к Силе, Ловкости, Реакции и Выносливости.

Экипировка:

Феникс, одушевлённое оружие, внеранговое. Синхронизация — 75 %, предел возможного на вашем ранге эволюции. Доступны навыки Пепельный Шторм, высокого ранга 4 класса. Расходует 100 единиц Духа (дополнительно 400 единиц духа из окружающей среды), Крылья Феникса — Высокий ранг третий класс, расход энергии — 200 единиц Духа (700 из внешнего мира). Позволяет летать, при должном мастерстве возможно использовать как для атаки, так и для защиты. Сочетается с вашим навыком "Огненный Исполин", Призыв Элементаля Огня — Высший ранг 3 класс, потребление энергии 450 единиц Духа (3000 единиц Духа из окружающей среды).

Резерв — 1200 единиц духа.

— Плащ боевого мага (высокий ранг 1 класс, полностью раскрытый потенциал). Дух + 350, регенерация Духа 12 единиц в минуту. Пассивная способность — добавляет 400 единиц Духа из окружающей в ваши навыки высокого и выше рангов. Владелец — Руслан Мераев.

Артефактный тактический комплекс Боевой Бог. Выбранная модификация — Сокрушитель. Привязка — Руслан Мераев.

Сила +1000

Ловкость + 750

Интеллект + 500

Реакция + 800

Выносливость + 1000

Дух + 2400

Боевые навыки.

Воздушные Крылья, Высокий ранг 4 класс, расход духа — 100 единиц (400 из внешней среды.). Позволяет летать, не обладает защитными и атакующими свойствами. Максимальная скорость — 160 км/ч

Лавовый Капкан (высокий ранг 3 класс) — создаёт в выбранной точке выброс лавы, охватывающей противника со всех сторон. Максимальное расстояние, на котором доступно создание навыка зависит от Воли пользователя. Расход Духа — 200 единиц (800 из окружающей среды)

Гравитационный Клинок (Высокий ранг 2 класс) — атакующий навык на основе стихии земли и атрибута пространства. 250 Духа (1300 из окружающей среды)

Кровавый Гнев — жертвуя частью жизненных сил, вы увеличиваете параметры Силы, Ловкости и Реакции. Расчёт усиления идёт в процентном соотношении — до 30 % жизненной энергии и до 60 % усиления. Внекатегорийное умение.

Защитная сфера — 300 единиц Духа (2500 из окружающей среды) — Высокий ранг первый класс. Нелинейное умение, активация возможна не чаще раза в сутки.

Пассивные навыки:

Регенерация. Восстанавливает травмы и раны малой и средней тяжести, поддерживает жизнь в случае тяжёлых травм и ран. Эффективность и время работы навыка зависит от типа полученного урона и показателя Выносливости владельца.

Везде как дома — доспех поддерживает комфортную температуру и вырабатывает воздух для владельца в условиях агрессивной внешней среды.

Сам себе оружейник — доспех способен сам восстанавливать себя в случае, если повреждения менее 70 %.

Объём Духа доспеха — 2500 единиц.

Я сполна оценил причину того, почему эти доспехи так ценятся. В комплект вошли ещё амулет и два, плюс сам мой плащ, неведомо откуда оказавшийся в своё время у Алёны, был частью комплекта. Доспех стоил сорок миллиардов коинов. И это было меньшей из проблем — в магазине их можно было взять лишь десять комплектов. Лишь десять раз можно было купить подобное чудо, и после этого подобная возможность предоставлялась лишь на пятом ранге анклава.

— Неплохо. Если честно, впервые со времён Апокалипсиса я себя почувствовал так легко, — признался Рён. — Почти как будто никакого конца света и небыло. У них есть кафе, рестораны, бары, бильярдные, клубы настольных игр и мороженное. Если это место станет нашим домом, я переведу сюда Марину. Мы ведь, как я понял, теперь в Нуменоре?

Постепенно подтянувшиеся в помещение бойцы моей охраны внимательно слушали разговор. И сейчас был важный момент, ведь если я не смогу правильно всё преподнести даже им, дома меня ждёт вообще полное фиаско.

— Ты высказал верную мысль, Рён, — медленно начал я, подбирая слова со всей доступной мне осторожностью. — Но есть разные нюансы. И это касается вас всех, ребята.

— Какие именно, босс? — поинтересовался Макс. — Я так понимаю, что в красивом фантике дерьмовая конфетка оказалась?

— Не совсем, дамы и господа, — улыбнулся я. Да, в моей охране служили не только мужчины. — Всех наших родных и близких, всех некомбатантов мы перебросим в город, это не вопрос. Но есть одно но — их, а вернее, уже наш, анклав остро нуждается в ресурсах. В металле, в древесине, в алхимических ингридиентах из Леса, в территориях под поля, где будут выращивать урожай… Много в чём. И так уж вышло, что у нас есть целая, мать её, прекрасно защищённая крепость, которая станет опорным пунктом для расширения территории в нашем направлении. В общем, чего это я… — махнул я рукой. — Нам предстоит война. Полноценная, настоящая война, в которой мы уже будем не оборонятся, а наступать сами. Нам отправят подкрепления, мы получим отличную экипировку, но говорю сразу — в помощь нам выделят лишь пять тысяч человек. У них здесь скоро начнётся своя заварушка, с нелюдью и частью монстров.

— Тогда смысл сюда наших отправлять? — спросила одна из девушек-бойцов, Настя. — У меня брат мелкий дома, и там он хоть под присмотром. А здесь как? Тем более, если свои проблемы начнутся, им не до наших семей будет.

— Наши семьи сюда отправятся не одни, — пояснил я. — Разумеется, мы отправим сюда всех, не занятых непосредственно в боевых действиях. Дети будут под присмотром. Насчёт безопасности тоже можете не волноваться. Нуменор — один из мощнейших анкловов на планете. У них больше сотни тысяч бойцов. Их экипировку и оружие вы видели сами. Кто сможет взять такую крепость? Они будут зачищать территории вокруг анклава, а не защищаться. Я не могу рассказать всех подробностей, но безопаснее этого места сейчас нигде быть не может. Нам отдадут несколько кварталов вокруг этой школы. Подземелья всё ещё опасны, метро контролируют разные твари, но вся поверхность за людьми. Нет, если хотите — не отправляйте сюда никого, — пожал я плечами. — Вынуждать никого не буду, решение за вами. Только вот я бы на вашем месте задумался, где им будет лучше — в вечно находящейся под угрозой штурма крепости или здесь.

На это они возражать не стали. Да и действительно — чего спорить, если они сами, своими глазами видели, как здесь и что. И я не собирался никого ни к чему принуждать, этот выбор люди должны делать сами.

— Посидите, подумайте, — сказал я, вставая. — Можете даже посовещаться с членами семей. Мы теперь официально Нуменорцы, так что связь берёт на 700 километров вокруг.

Я вышел из класса и направился в сторону туалета. Сделав свои дела и помыв руки, мысленно отметил — канализации и горячая вода, причём везде.

Прошел в расположенную неподалёку бывшую учительскую. Покрытая пылью мебель ещё прошлого мира… Учитывая, что я, в связи со всеми изменениями в своих характеристиках, весил сейчас сотни две с половиной килограмм, да и доспех весил не меньше двухсот, для меня она не подходила.

Ладно, хрен с этим. У меня хватает иных забот, пора начинать работать. Вызвав интерфейс, я нажал иконку связи и выбрал абонента, мысленно его представив.

— Да, слушаю, Руслан? — отозвался через некоторое время старший Ливнев.

— Как видишь, переговоры прошли успешно, — начал я. — Готовь Инну к тому, что бы она в течении двух дней перебралась сюда. Свои дела тоже перепоручи помощникам. Начинай готовить все гражданское население к переброске сюда. У вас же открылась карта Москвы?

Теперь, став одной из структур Нуменора, Хуннусы получили доступ не только к технологиям, но и разведданным анклава. Так что вопрос был риторический.

— Да, вижу, — подтвердил он.

— Отлично. Послезавтра я прибуду с полноценной армией. Приготовьтесь разместить пять тысяч бойцов. Начните собирать в дорогу всех желающих перебраться в Нуменор. Видеозаписи с тем, как тут живётся, тебе бойцы отправят, так что можешь показывать это людям. Остаться должны лишь травники, часть рунологов и работники пищеблока. Сам готовься тоже перебираться сюда. Займешься обустройством здесь наших, откроешь здесь рынки от лица анклава и вообще будешь моим официальным предводителем. Вопросы?

— Времени мало. У нас фактически 36 часов на все приготовления. За это время всё успеть вряд-ли получится. И насчёт Инны… Ты же был против её отправки куда-либо? Что изменилось?

Ну, мужика в первую очередь волнует дочь, ничего удивительного. Я и сам поначалу не хотел отдавать наш главный актив, Инну, куда бы то ни было. Но после длившихся целый день обсуждений задач на моём участке территорий, я уже сам предложил пересилить девушку сюда. Приходиться признать, что сидя в нашей глуши, особенно в свете намечающихся событий, максимум пользы она принесла бы именно здесь. Разработка и испытание рун, новые, одарённые ученики и подмастерья, разнообразие ресурсов и многое другое — всё это в куда больших масштабах было доступно ей именно здесь. Плюс награда за профессию рунолог сделала бы, в числе прочего, Системным Лордом, а анклав получил бы награду в виде возможности создать летающую крепость. Как оказалось, несмотря на то, что начиная с третьего ранга анклава такая возможность присутствовала, часть ресурсов, что требовались для этого, на данный момент были попросту недоступны, ибо их негде добыть. Кремль Унии удалось поднять в воздух как раз благодаря тому, что один из Семёрки, будучи обладателем схожего с Инной наследия, принёс в Систему профессию Некромант. Да-да, сам удивился, когда услышал о том, что ветвь магического искусства из фентези является профессией. Хотя, почему бы и нет? Система навыков работы с миром мёртвых не выдавала, и получить подобное можно было лишь через наследие. Вот Дмитрий Седых, или Седой, как его звал Артур, и продал это Системе. Став одним из первых Системных Лордов Москвы и одним из трёх сильнейших хуннусов в регионе, уступая лишь самому Артуру.

Так что если Белый Замок всё же сможет летать, да ещё и будет усилен нашими рунами, возможности Нуменора вырастут, по подсчётам аналитиков, процентов на тридцать минимум. Что сыграет ключевую роль в борьбе со Скормой. Сейчас шла активная подготовка обеих сторон к решающей схватке. Все три крупнейших объединения Москвы — Красная Уния, Нуменор и Московская Лига, заключили союз и готовились к предстоящей бойне. Большинство монстров были уже оттеснены в самые глубокие щели, нежить собралась на юге Москвы и пока никуда не лезла, и основной проблемой сейчас были культистов и Скорма. Обе стороны сейчас активно вербовали сторонников, добывали ресурсы и всячески готовились к решающей схватке, ведь до падения следующего слоя барьеров, что сделает размер доступных территорий размерами с континенты, оставалось лишь три года.

И на данном этапе моими задачами было выбить крыс из Химок, прокачав тем самым всех бойцов, что при этом будут задействованы, основать и защитить ряд факторий и потом вырезать под корень всех союзников Скормы в пределах досягаемости. Сам же Нуменор тем временем проредит ряды чудовищ Антараса, освободит часть тоннелей метро и начнёт распространять своё влияние дальше в область, в остальных направлениях, путем переговоров, интриг, подкупа или силы — по обстоятельствам.

Поэтому я торопился. Несмотря на довольно яркую внешнюю картинку, у анклава начинал вставать вопрос по продовольствию. Мяса, конечно, было более чем достаточно, но одним мясом сыт не будешь. В городе хватало парков, так что какие-то растительные продукты они получали, но этого было мало. Положение дел необходимо было поправлять в срочном порядке, для чего требовалось обезопасить территории за городом в достаточной степени, что бы люди могли заняться посевом урожая. Именно поэтому я должен был разобраться со всем в кратчайшие сроки — по приблизительным расчётам, начинать засевать поля нужно было не позднее начала августа, тогда, если осень будет такой же, как в предыдущем году, при помощи магии вполне можно было удержать на локальных участках земли подходящие погодные условия до первых заморозков. Конечно, сады и теплицы уже сейчас вовсю использовались, но этого было недостаточно для семисоттысячного населения анклава, особенно учитывая, что аппетиты людей выросли в среднем в 5–7 раз.

К тому же я узнал, что все новообретенные вассалы Унии в моём регионе будут действовать схожим образом, так что как минимум до конца войны со Скормой мы с ними вновь союзники. Руководить там всеми будет наместник Унии, Котов, с которым я уже успел разок сцепиться.

Связавшись с Инной, я объяснил ей, что её отделу придётся частично перебраться сюда. У меня останется её первый помощник с двумя десятками лучших мастеров и половина мастеров рангом пониже. Первые займутся доведением до ума танков и начнут массово зачаровывать снаряды к артиллерии, вторые продолжат работы над мелочевкой.

Весь следующий день я провёл в тренировках по контролю тела. Выросшие вдвое показатели Характеристик требовали, скажем так, настройки тела под новые реалии. Я занимался с глефой, тренировал рукопашку с Би Рёном и тестировал новые навыки, полученные от доспеха.

Особенно мне понравился Кровавый Гнев. Я не использовал усиления на полную мощь, лишь на треть от максимума, но даже так — прибавка во всех характеристиках, за исключением Интеллекта и Духа, на пол часа, была шикарным подспорьем для такого любителя перевести всё в ближний бой, как я. Барьер испытывать не стал, с ним и так всё ясно, навык полёта от Феникса в разы превосходил аналог от доспеха, но вот два атакующих навыка были великолепны, особенно Гравитационный Клинок. Лавовый Капкан создавал спираль из лавы, в доли мгновения смыкавшуюся вокруг выбранной цели, а гравитационный клинок был весьма схож по действию с навыком, которым меня в своё время ранил крысиный Вождь, только был значительно мощнее.

Доведись мне сейчас сразиться с Котовым, я бы его порвал. И теперь я понимал уверенность Лины в том, что она бы даже против Системного Лорда сумела бы продержаться. Моя боевая мощь возросла раза в три. Я бы сейчас даже Антараса смог… Хотя, вспомнив представшее мне тогда чудовище, я честно признался себе — нет, даже в этом доспехе — без шансов. В конце концов, даже Артур признал, что уступает этой твари. И это при том, что он обладает точно такой же экипировкой, как я, и Небесной Скорбью.

Приготовления, несмотря на все мои попытки ускорить процесс, затянулись на две недели. Я лично, с двумя тысячами бойцов Нуменора, сопроводил сюда весь караван из трёх тысяч наших жителей, на следующий же день после разговора с Артуром. С ними прибыла и Инна, и мне тоже пришлось задержаться.

Внесение новой профессии в список не стали откладывать в долгий ящик. В тот же день, через несколько часов после того, как Инна официально внесла в реестр анклава профессию Рунолог и внесла весь известный рунный алфавит, произошло два события, одно из которых ни от кого не скрывали, а второе решили придержать в тайне. Во первых, одним Системным Лордом стало больше (Инка), а во вторых, Снежный Замок наконец стал летающей цитаделью. Что помимо возможности полёта автоматом давало значительное усиление и увеличение в числе всех боевых и оборонительных заклятий этой крепости. Это шло, так сказать, бонусом от Системы. К тому же, два из трёх самых дефицитных в Химках ресурсов для создания сложнейших рунных построений был у Нуменора в изобилии — кровь высокоранговых монстров, которую Артур гарантировал почти в любых количествах, и драг металлы и драгоценные камни. Третьим важнейшим ресурсом, ещё более дефицитным, чем первые два, были толковые специалисты, но и этот вопрос в скором времени обещал решится — уже были подобраны несколько сотен учеников, что брали за счёт анклава профессию Рунолог и шли в обучение Инны и её людей. Ведь просто открыв и купив навыки, нельзя было стать сразу толковым спецом, требовались занятия под руководством наставника, что бы толком научится правильно использовать и соединять Руны. Хотя покупка профессии не была пустой тратой денег, позволяя сэкономить время на заучивание правильного составления отдельных рун.

Сам я, как и все бойцы моей охраны, взяли по несколько профессий. Воина, стрелка и мага — в обязательном порядке, остальное — по желанию. Остальные бойцы, в моей крепости, получили за мой счёт одну профессию как основную — Воина, и навыки к ней, на что ушло две с лишним сотни миллионов коинов. Остальные профы — уже по собственному желанию и за свой счёт.

Навыки, доступные воину, были хоть и достаточно специфичны, но весьма полезны. Предлагаемая Системой Техника Укрепления Тела, являвшаяся основной в данной ветви, была сильно упрощённым аналогом того, чему учил меня Феникс. Это была способность, позволяющая использовать Дух для усиления показателей Силы и Ловкости. Конечно, потенциал у того, чему учил меня наставник, был значительно выше, но у Системного варианта был огромный, перекрывающий все минусы плюс — простота. При изучении данного навыка Система вливала знания напрямую в разум, и на освоение навыка требовалось около недели тренировок. Мой же вариант… Да, моя техника усиливала, помимо Ловкости и Силы, ещё и Реакцию и Выносливость, к тому же, в отличии от чётко прописанных в техники от 15 до 30 % усиления (в зависимости от того, насколько хорошо освоен навык), не имела жёстких рамок. Но ею было очень трудно овладеть, даже я сам, за месяцы упорных тренировок, освоил её лишь на минимальном уровне. Помимо меня, ей хорошо владел ещё и Би Рён, пожалуй, даже лучше, чем я, но остальным до наших успехов было ещё далеко, так что в целом, технику всё взяли с радостью.

Из остальных навыков там были умения Усиленный Удар, Рывок и Боевое Мастерство. Первое позволяло, записывая Духом оружие, усиливать свою атаку. Оружие при этом служило проводником Духа, и от его ранга и класса зависело, какого типа урон получится при ударе. А от уровня владения навыком — количество Духа, что можно будет вложить в атаку.

Рывок позволял, простите за тавтологию, сделать резкий рывок. Это было что-то вроде техник движения из китайских новелл. Применяя этот навык, ты одним движением мог переместиться на расстояние до десяти метров в выбранном направлении. Скорость движения напрямую зависела от Ловкости, а точность движений и контроль — от Реакции. Чем выше эти характеристики, тем лучше эффект. При активации навыка скорость возрастала от четырёх до десяти раз — тут уж от твоих способностей зависит. Мне навык весьма понравился, ибо, как ни странно, но техник движения Феникс не помнил.

Ну и третье — Боевое Мастерство, было для меня, в целом, бесполезно, но весьма полезно для остальных, ибо это была пассивная способность, что давала навыки во владении выбранным оружием. Мне оно дать ничего не могло, но тем моим бойцам, что не использовали как основное оружие глефу, оно было весьма полезно.

У стрелков был более узкий диапазон выбора навыков. Если говорить по существу — там было лишь два навыка, хотя оба и были достаточно полезны. Первый позволял вкладывать Дух в патроны, усиливая атакующий потенциал, но лишь до низкого ранга, так что он основательно уступал нашим рунным боеприпасам. Однако первые же тесты показали, что навык отлично сочетается с нашими рунами, взаимно усиливая друг друга. Второй был тоже неплох — назывался он Фокусировка, и работал на подобии зума.

А вот профессия маг… Она и разочаровала, и вдохновила разом. Разачаровала тем, что на данный момент навыки там были максимум Высокого Ранга 5 класса, что для меня было почти бессмысленно. Порадовало же потенциалом — здесь были не стандартные навыки, а способы их комбинации. Создать из трёх навыков Среднего ранга 1 класса что-то убойное, если не способен самостоятельно добыть высокоранговый навык? Пожалуйста, действуй. Система погружала тебя в особого рода транс, в котором ты, внутри собственного разума, соединял имеющиеся навыки во что-то своё. И у каждого такого навыка были свои, характерные для каждого человека, особенности.

Главной разницей между навыками Высокого ранга и навыками рангом ниже было то, что навыки Высокого ранга в основном тянули энергию извне, за счёт чего разница между сильнейшим Среднеранговым и слабейшим Высокоранговым навыком была в десять-одиннадцать раз. Но при при комбинировании навыков получившийся навык, как правило, хоть и не дотягивал по объему энергии до стандарта Высокого ранга, получался в разы убойнее обычных навыков Среднего ранга. А ведь наверняка найдутся уникумы, что сумеют создать ещё более могущественные навыки. Конечно, жаль, что на третьем ранге анклава максимум этого редактора навыков — Средний ранг 1 класс. Будь возможность работы с Высоким рангом, я бы покопался лично. Но для этого требовался четвёртый ранг анклава, а для этого нужен был 1000 уровень Нуменора, Системный Князь, хоть одна внесенная магическая профа и население не меньше миллиона. Собственно, нам нужно было ещё шестьсот уровней анклаву да двести восемьдесят тысяч населения. Жизнь у меня впереди, по идее, вечная, так что второе успеется, а первое к концу года наберётся.

— Не слишком печалься тому, что редактор навыков тебе не подходит, Рус, — заявил мне Феникс. — Это лишь костыли. Сейчас я тебя учу всему подряд, не выделяя ничего отдельно, но если продолжишь заниматься своим развитием в таком же темпе, то недалёк день, когда ты сумеешь самостоятельно делать это. Пока у тебя неплохо получается усиливать то, что имеешь. Сосредоточится стоит именно на этом.

В общем, хоть и с опозданием от намеченных мной сроков, но обещанные подкрепления, наконец, выступили в сторону моей крепости. По здравому размышлению, я понял, что эти две недели в любом случае были бы потеряны. У нас в замке, в донжоне, появилась возможность подключатся к Системному магазину и разделу Профессий, так что к этому моменту народ уже освоился и с новой экипировкой, и новыми навыками на достаточном для боёв уровне.

И вот я встречал целую колонну воинов, непрерывным потоком вливающихся в мою крепость. Всё было готово — жилые помещения, провиант и запасы алхимии.

Сотня Полководцев. Три сотни Генералов. Тысяча Командиров. Три тысячи шестьсот Лидеров. Ни одного человека ниже трехсотого уровня. Самый прокачанный — один из Полководцев, семисотого уровня. Закалённые в боях, отлично экипированные и обученные мужчины и женщины, прошедшие горнило бойни с нелюдью, сектантами, монстрами и нежитью — это была очень грозная сила, на фоне которой мои полторы тысячи бойцов смотрелись бледно. Сейчас у меня под рукой шесть с половиной тысяч солдат, и я знаю, куда направить первый удар. Моя разведка не дремала, и крыс, вместе с их союзниками, ждал страшный удар.

К сожалению, Котов идею атаки на тварей отверг. Его в первую очередь интересовал Лес, и он ясно дал мне понять, что считает его территорией Унии. В этот раз он был куда вежливее, кстати.

Вот только у меня по поводу Леса было собственное мнение. Как только я зачищу город от тварей, дойдёт очередь и до того, что бы поставить фактории Нуменора и начать добычу напрямую в Лесу. Благо, кое какие намётки плана у нас с Андреем, которого вынудили покинуть Мирный, имелись. Но это потом, сперва же кровь, война, добыча и уровни.

Глава 10

***

Алёна.

Эта сволочь, Котов, выпил из нас немало соков. Половина алхимических реагентов и готовой продукции, драконовские налоги и четверть армии, уведенная в Москву, сильно ослабила мои силы. Впрочем, не только мои — соседушки, особенно вояки, потеряли не меньше, скорее даже больше.

Всех Полководцев и большую часть Генералов у нас забрали. Вместе с самыми отборными частями бойцов, оставив здесь наименее боеспособные части.

— Вы под нашей защитой, — спокойно и холодно ответил этот гандон на все мои попытки отговорить от этого. — Я остаюсь в качестве наместника в регионе. Скоро сюда прибудет часть наших подразделений, так что можете ни о чем не волноваться. Разместим мы их, кстати, тоже у вас, так что начинайте готовиться.

И он не шутил, когда говорил это. Через два дня после падения барьеров к воротам Гранда прибыло три тысячи бойцов, среди которых было полсотни Полководцев и три сотни Генералов. И это не считая отряда его личной охраны, прибывшего ещё раньше — тридцати Полководцев и двухсот Генералов. После отправки в Москву полутора тысяч наших бойцов у меня оставалось лишь три тысячи. Люди Унии превосходили моих как количественно, так и качественно, так что фактическими хозяевами Гранда стали именно они, и понимала это, к сожалению, не только я.

Однако худшие мои опасения не сбылись — никаких притеснений среди жителей пришлые не устраивали, пьяных дебошей или провокаций тоже. Они даже шлюхам платили сполна, не говоря уже о приобретаемых товарах. С дисциплиной у пришлых, надо признать, было куда лучше, чем у моих людей.

Через неделю вернулась Карина, которую изначально отправили с остальными бойцами. И возвращение этой взбалмошной дуры, надо сказать, вызвало у меня изрядное облегчение. Пожалуй, за всё время с начала Апокалипсиса она единственная, кому я хоть сколько-нибудь доверяла. Несмотря на её несдержанность, грубость и некоторую туповатость, она никогда не рвалась к власти, потому что она ей была не интересна. В отличии от её любовника Вити. Хорошо, что я в своё время ему быстро втолковала, против кого воду мутить не стоит.

В общем, Карина меня порадовала хорошими новостями.

— Как ты и говорила, они предложили мне вступить к ним в анклав. Обещали всякого-разного, рассказывали, как у них там хорошо, и всё такое, — делилась впечатлениями она, сидя в кресле в моих покоях. — Я сперва посомневалась для виду, но потом, когда они предложили комплект доспехов второго класса и пару мечей к ним, я растаяла. Естественно, Витя тоже получил доспехи и оружие, только четвёртого класса. Третий и выше может экипировать только Полководец, как минимум. В общем, я теперь вроде как, на службе у Унии. Одно из моих условий было, что бы меня прикомандировали сюда, на родину, так сказать, и они согласились. И вот я здесь! Рада? — спросила она с ухмылкой, демонстративно закинув ножки в сетчатых чулках на журнальный столик.

— Очень. А где доспехи? И Витя? — поинтересовалась я.

Дело в том, что на Карине сейчас было короткое летнее платье, чуть выше колен, чулки и туфельки на шпильке, и кожаная полоска чокера на шее. Не совсем тот наряд, который ожидаешь от Системного Лорда. Я думала, она вовсю будет хвастаться новой экипировкой.

— У доспехов есть режим маскировки, скажем так. Можно выбрать один наряд, который будет чем-то вроде повседневной одежды, — пояснила она. — Вот его ты сейчас и видишь. Конечно, в этом режиме он нихрена не защищает, да и навыки в нём заложенные так не работают, но прибавка к характеристикам сохраняется. В общем, охуеть какая крутая штука. Я даже не мечтала о таком. Захотела — как на рейв выраженной выглядишь. Передумала — сходу в полной боеготовности.

— Так а с Витей чего? — с невольной улыбкой напомнила я о своём вопросе. Сложно было смотреть с серьезным лицом на по детски радующуюся Карину.

— Решил пока там остаться. Унии принадлежит всё в пределах садового кольца, остров, на котором красный Октябрь, и ещё немного земель. И там у них, я тебе скажу, всё куда ярче и мажористее, чем тут. Не обижайся, подруга, но наш Гранд на их фоне — деревня.

— У них другие возможности были изначально, — заметила я.

— Ну, тут не поспоришь, — согласилась она.

Мы задумались каждая о своём. Я изначально понимала, что Карину у меня всеми силами будут пытаться переманить. И если в том, что она, заупрямившись, может всех и нахуй послать, я нисколько не сомневалась, то вот в том, будет ли это хорошо хоть для кого-то, включая меня, я сильно сомневаюсь. И пытаться цепляться за неё глупо — так или иначе, одна Карина ситуацию для меня не изменит, а лишним ссоры со столь могущественным сюзереном мне были не нужны.

А вот заиметь своего человека, способного замолвить за Гранд словечко в случае нужды, мне совсем не помешает. Плюс через Карину можно будет в будущем пользоваться Системным магазином Унии, узнавать важную информацию и много ещё чего. Любой Системный Лорд, как я узнала за эту неделю через своих девочек и парней из моих борделей, ценится на вес золота. Даже если он/она не занимает никакой официальной должности, каждый Системный Лорд имеет право голоса на Общем Совете. Конечно, по важнейшим вопросам большая семёрка решает всё сама, но часть решений они всё же решают голосованием Общего Совета. А что бы попасть туда, нужно соответствовать лишь одному условию — обладать рангом Системного Лорда. Они сейчас что-то вроде крупной аристократии, и каждый из них обладает определенным влиянием. Каждый Системный Лорд Унии имеет свою свиту, своих прямых подчинённых и так далее — в общем, у каждого из них своя небольшая фракция, за счёт чего они и обладают влиянием. Конечно, семёрка держит власть в руках очень крепко, и все эти фракции представляют, как по мне, принцип разделяй и властвуй — пока младшие Лорды борятся меж собой за влияние и крохи реальной власти, их семеро старших товарищей могут не волноваться за своё положение. Умно, не поспоришь.

Я изначально сказала Карине, что бы она и не думала отказываться от предложения вступить в Унию. Но тогда я даже не предполагала, насколько это правильная мысль. Да, Карина сама по себе — дура, и весь её мозг это две извилины — одна из которых отвечает за жажду силы и сражения, вторая — за похоть, алкоголизм и прочие развлечения. Но на наше с ней счастье, думать за неё смогу я сама. Я соберу ей фракцию, я буду её спонсировать, интриговать и думать за неё, в общем, буду серым кардиналом. Я мозг, она — сила. И за счёт этого вытащу себя и Гранд из роли дойной коровы.

— А что конкретно тебе указано делать здесь? — поинтересовалась я. — Не просто ж так прохлаждаться отправили.

— Ну… Я официально здесь как первый заместитель наместника, — ответила она. — Седой, тот член семёрки, что со мной общался (пиздец жуткий тип, я тебе скажу, даже мяснику до него далеко), сказал, что раз я хочу какое-то время побыть у себя в захолустье, то он прикажет Котову обучать меня управлению людьми и всякому такому дерьму. Ну, это что-то типа стажировки, если по простому.

Отлично. Даже хорошо, что Витя остался в городе, через него можно будет прощупать обстановку в обществе, поддерживать на первых порах связь со своими людьми и многое другое. Сильно доверять этому недоумку не стоит, но на первых порах и он сгодится.

В этот день больше ничего особого не было. А вот следующий день начался с неприятных новостей.

— Меня не устраивает объем добычи ресурсов травниками. Этого слишком мало для Унии, — заявил он мне с утра, прервав совещание.

— Но они итак обложены пятидесяти процентным налогом! — воскликнула Катя, одна из моих помощниц, отвечающая как раз за это направление. — Если увеличить налог, люди просто перестанут этим заниматься! У нас итак некоторые начинают поговаривать о том, что бы уйти к Мяснику.

— Пусть попробуют, — ледяным тоном ответил он. — С перебежчиками я цацкаться не стану. Но можете не переживать, я намерен понизить для них налог. Но об этом я говорить намерен не с вами. Все вон!

От него пошла могучая волна Воли, заставляя сжиматься от страха присутствующих. Кроме меня, ни одного Полководца в зале не было, остальные были максимум Лидерами, потому что пощников я набирала за ум, а не за силу. Антон и Света, самые слабые из присутствующих, и вовсе потеряли сознание.

— Заберите ребят и уходите, — тяжело вздохнула я. — Продолжим совещание вечером. И, Станислав Геннадьевич, — подняла я на него взгляд. — Пожалуйста, перестаньте давить на людей. Им сложно.

Едва заметная, самодовольная улыбка мелькнула на губах Котова, перед тем, как он убрал давление. Я уже заметила, что чувство абсолютного превосходства над другими доставляет этому человеку абсолютное наслаждение. Сила, власть, ранг эволюции — всё это было ему нужно лишь для того, что бы в полной мере наслаждаться этим и тешить свою гордыню.

А ещё он явно нацелился на меня. Мерзкий, ублюдочный и отвратительный слизняк, который сел нам на шею и которого я вынуждена терпеть.

— Я хочу, что бы твои солдаты начали ходить на сбор в Лес, — начал он, дождавшись, когда за ушедшими закроются двери. — Сейчас эти ваши травники не рискуют забираться глубоко в поисках ценных плодов и фруктов, таскают всё больше разную мелочевку. Боятся, потому что глубже а лесах можно напороться на козлоногих, агрессивную фауну и прочие опасности Правильно, между прочим, делают, не осуждаю их за это. Но почти всё, что на данный момент успело созреть и зацвести, с окраин уже выгребли.

— Эта мелочевка тоже необходима для алхимии. Эти ингридиентов входят в состав всех зелий, что… — начала я, но была перебита.

— Конечно, я в курсе этого, — снисходительно бросил он, присаживаясь на край стола, прямо передо мной.

Мне невольно пришлось смотреть на него снизу вверх. Только бы не показать, как он мне мерзок, держи лицо, Аленка, контролируй Волю. Этот мудак не первый и не последний, я сама выбрала этот путь. Нехуя теперь жалеть.

— Поэтому я снижу налог на травников до тридцати процентов от их добычи. И назначу закупочную цену вровень с вашей, отменив указ о принудительной продаже добытого именно нам. А вот касательно твоих бойцов — я готов оставлять вам две трети добытого ими в лесах, с условием того, что они, как и травники, будут приносить системную клятву после каждого рейда о том, что не заныкали часть добычи. А остальное мы готовы даже выкупать.

Выгодно устроился, сученок. Своими людьми рисковать не хочешь, поэтому отправляешь наших бойцов на неразведанные территории, что бы уже потом решать, стоит ли слать туда своих. И снижение налога тебе ничего особо не изменит — во первых, увеличение добычи за счёт моих солдат многократно покроет это послабление. Во вторых, вам коины не так критичны, вы готовы выкупать всё, что вам нужно. Но и отказаться нельзя. Формально, конечно, я могу послать его в хуй, ибо мы вассалы, а не рабы, и все обязательства по договору мы исправно выполнили. И треть наших бойцов уже отослана к ним, так что рулить остальными он не может. Но он прав, и я сама уже подумывала о том, что слать экспедиции в глубины Леса.

— Вот только налоги, Станислав Геннадьевич, вы можете брать раз в месяц с анклава целиком, но никак не с каждой партии добытчиков, — спокойно заметила я. Снисходительности на его лица, как с удовольствием заметила я, стало значительно меньше. — С травинками дело одно, с ними вы отдельно договорились, но мои бойцы — это другое. И если уж вы просите меня рисковать моими людьми, то потрудитесь объяснить, в чём наша выгода? И не нужно меня запугивать — сюзеренитет тоже предполагает определенные обязательства, так что заставить вы нас не можете.

Вот только если я ожидала, что это уберёт наглую ухмылку с его рожи, я ошибалась. Он, сидя передо мной на столе, нагло упёрся левой ногой в подлокотник кресла, в котором я сидела, и оценивающе, по хозяйски оглядел меня.

— Доступ к торговым площадям Унии и охрана твоих караванов нашими бойцами. И говоря о торговле, я имею ввиду торговлю на внутреннем рынке, где продают действительно стоящие вещи, а не торговлю на внешнем кольце. Я знаю, что твои шлюхи собирали информацию через наших бойцов, так что ты умная девочка, сама понимаешь, чего стоит такой шанс. Но вот только… Стоит ли делать эту возможность эксклюзивной для Гранда? И вообще — стоит ли вам её давать? — задумчиво протянул, склонив голову набок. — И да, если ты рассчитываешь, что это всё тебе может дать и Карина, то вынужден тебя разочаровать. Внутренний круг — это торговцы, являющиеся жителями первого класса. Будь ты хоть трижды Системным Лордом, без личных контактов и связей с ними они попросту не будут иметь с тобой дело. Не сомневаюсь, со временем Карина обрастает достаточным влиянием и соберёт свою фракцию, и тогда она сможет предоставить эту возможность сама. Но до этого момента пройдёт немало времени, а время, как известно, это деньги, сила и преимущество перед конкурентами. Ну что, умная девочка, ты догадываешься, какого я поведения жду взамен на эту возможность?

Да, мерзкий ты ублюдок, на твоей лощеной физиономии написано, какого именно. Но, к сожалению, так ответить я не могу. Ибо он опять во многом прав.

— Хорошо, что я не в доспехах, — отстраненно подумала я, расстегивая ему ширинку. Сейчас его доспех, как и у Карины, был в режиме повседневной одежды, в виде костюма тройки.

В отличии от Руслана, в нём не было звериной жёсткости и внутреннего огня, что притягивали к нему. Руслану не хватило бы терпения насладиться минетом, он сразу заставил бы заглотить его целиком. Все, кто были в моей кровати после него, тоже были похожи в этом плане на него.

Этот отличался. Чуть откинувшись назад, он пристально уставился на меня, разглядывая, как я играюсь языком с его головкой. Я медленно провела языком вдоль нижней части члена, пошла ещё ниже, к гладко выбритым яйцам…

— Смотри мне в глаза, сука! — рыкнул он.

Подрачивая одной рукой головку его члена, я подняла взгляд. Из чёрных глаз Системного Лорда шло лёгкое темное свечение, его Воля начала словно бы охватывать меня со всех сторон, и я поняла, к чему всё идёт. Так же медленно, лаская ствол его члена по всей длине, я вернулась к головке, и не отрывая взгляда от его глаз, начала заглатывать его член. С каждым разом я делала это всё глубже и глубже, пока не проглотила его целиком. Темнота в глазах Стаса засияла ещё ярче, его Воля сдавила меня словно тисками, и запульсировавший у меня в горле член выдал мощную порцию спермы.

Сдерживая кашель и рвотные позывы, я демонстративно сглотнула всё и вылизала его орган до блеска. Даже выпила остатки спермы из уретры.

Давление его Воли, наконец, рассеялось. Сам Котов лежал на спине и глядел в потолок, переводя дыхание. Наконец, спустя минуту, он поднялся из-за стола, и, застегнув ширинку, направился к выходу из зала, на ходу, не оборачиваясь, бросив мне:

— Вечером жди меня в гости. И одень что-нибудь посексуальнее из белья. Сосешь ты лучше, чем твои шлюшки, надеюсь, остальные дырки у тебя такие же рабочие, — и хлопнул дверью.

Подождав десяток секунд, пока его шаги не стихнут, я активировала полог тишины. И тут же бросилась в уборную, и припав к унитазу, засунула два пальца в рот.

Я заставляла себя блевать трижды, а затем подошла к раковине и стала яростно полоскать рот. Затем залезла в душ. Но всё равно не смогла избавиться от чувства испачканности…

Не выдержав, я начала яростно крушить душевую. Ссука! Только я освоилась с положением главы анклава, только начала привыкать к тому, что самое тяжёлое позади, оппозиция задавлена, и я сама себе хозяйка, как объявился этот урод! Ещё один тупорылый мужлан, у которого залупа вместо головного мозга!

Ну ничего. Ничего… Возьми себя в руки, Аленка. На тебе благополучие целого анклава, тысячи людей зависят от тебя и твоих решений. Хотела власти, силы, высокого положения — что ж, они у тебя есть. И есть шанс подняться на ступень выше, получить от жизни больше — и для себя, и для тех, за кого взяла на себя ответственность. И если для этого придётся отсасывать очередному судаку и послужить ему подстилкой — я это сделаю! И плевать на остальное.

Истерика закончилась. Я оглядела разгромленную ванную и выругалась. Надо отправить сюда кого-нибудь для ремонта. Хорошо хоть, вокруг меня не осталось ненадёжных и болтливых.

Я вышла из ванной комнаты, уже полностью одетая и без всяких следов произошедшего.

— Марина! В ванной надо прибраться и сделать ремонт, — связалась я с одной из тех, кто был у меня на роли принеси-подай, иди нахуй, не мешай. — Рысью метнитесь. К вечеру всё должно выглядеть идеально.

*****

Андрей.

— Ну как вам у нас, почтенный Андрей? — с улыбкой спросил Атарк.

— Мне нравится. Однако хотелось бы узнать, как долго вам ещё нужно готовиться?

Мы находились глубоко в Лесу, на тайной базе Ордена Тайного Знания. После того, как Мирный стал частью Унии, напрямую влившись в её состав, Хельга, её сестра и часть учеников отправились в Москву и с тех пор ещё не возвращались. В вот с навестившим нас наместником красных у меня состоялась беседа, в результате которой я со своими людьми оказался здесь.

— Ваше присутствие здесь больше нежелательно, — первым делом заявил мне этот тип, явившись через день после того, как Хельга ушла.

— Это ещё почему? — неприятно удивился я. — Ни от Хельги, ни от жителей Мирного я подобного не слышал.

— Видишь ли, теперь Мирный — часть Унии, — снисходительно пояснил Котов. — Мы чтим договоренности этого поселения со зверями, но люди, не являющиеся союзниками или вассалами Унии, не могут проживать на территории, входящей в состав Унии. Вы можете посещать Мирный, но срок пребывания на его территории, кроме случаев, когда это необходимо для лечения, ограничен тремя днями. Исключением может быть сделано только с отдельного разрешения самой Хельги Лаас или моего, как наместника данного региона.

— Тогда я получу это разрешение у Хельги, — пожал я плечами.

— Сейчас она находится в Москве, и прямой связи с ней у тебя нет. А я, как наместник, своего разрешения на проживание здесь тебе и твоим людям не дам. Ты дважды предатель, предавший сперва Гранд, а затем сектантов, на чью сторону встал. И в отличии от Хельги, которая слишком добра ко всем подряд, я альтруизмом не страдаю. Люди, что меняют сторону быстрее, чем шлюха — клиентов, у меня доверия не вызывают, — отбросил он вежливость.

Конечно, я мог через кого-нибудь связаться с Хельгой. Я знал подробности её соглашения с Унией — она стала не вассалом, а полноправным членом данного анклава. И лично её место в иерархии данной структуры, ввиду ценности её навыков, было как минимум не ниже Котова. А потенциально — даже выше, ибо Системных Лордов много, а прирождённый целитель лишь одна.

Но он ясно дал понять, какова позиция руководства анклава по отношению к нам. И даже если я попрошу Хельгу о помощи, этот хрен так просто не отступится. А он сейчас самый влиятельный человек в регионе, так что без нужды портить с ним отношения ещё сильнее не стоило.

Вот так я и оказался на территории Ордена Тайного Знания. Это не был клан, род или ещё что-то подобное у остальных нелюдей. Здесь были представители всех рас — сатиры, эльфы, альвы, орки, гномы, даже люди из других миров. Это была организация, как выяснилось, официально запрещённая во всех мирах третьего и выше классов. Учёные, которые целью своей ставили изучение истории и построения мира, где не будет гнёта Совета Высших, что сейчас был чем-то вроде правительства во вселенной. И который состоял исключительно из верховных владык сур и астик. Вернее, в него входили и представители других рас и фракций, но по словам Атарка, они там были больше для массовки. Как коммунисты в Госдуме — вроде они и есть, и по идее, что-то там могут, но какая партия заказывает музыку, всем понятно. И это не партия с товарищем по фамилии на букву З.

В общем, они могли показаться чудаковатыми идеалистами, но это было далеко не так. Для достижения своих светлых и чистых целей эти ребята были готовы почти на всё. И именно от них я узнал, зачем вообще сюда рванули все, кто мог, со всех ближайших миров.

— В один прекрасный, воистину чудесный день, — рассказывал Атарк. — К нам, как и ко многим другим, снизошло божество. Незнакомое, не входящее в список известных нам, и обладающее поразительным могуществом — ибо даже та небольшая его часть, что снизошла до нас, обладала таким могуществом, что божество мира седьмого класса, Анерии, побоялось вмешиваться в это. А ведь подобный поступок со стороны вашего божества — страшное, несмываемое оскорбление. И один лишь тот факт, что оно это сделало, ясно показал нам, сколь могучая сущность обращается к нам.

— Естественно, мы не могли не воспринять всерьёз слова подобного существа. Хотя звучали они как сказка — уничтоженная миллионы лет назад третья из высших рас, Хуннусы, скоро возродится с нуля. Загадочная цивилизация непревзойденных до сих пор артефакторов, что в прошлом воевала на равных и с астиками, и с сурами. Нам было предложено отправиться в мир, где всё начнется. Оно сказало, что мир, в котором всё начнётся, будет наполнен истинной энергией хуннусов — Духом. И что скорость развития энергии и познания магии будет в тысячи раз выше, чем где бы то ни было во вселенной.

— И часть из нас рискнула и приняла предложение. И мы ни о чём не жалеем, хотя прибыв сюда, быстро осознали, зачем ваше божество это сделало. Мы все здесь — пушечное мясо, что должно помочь вам окрепнуть и быстрее развиться. Хотя, сказать по чести — всё справедливо. Хоть нас и привели на убой, само ваше божество вам напрямую не помогает. Требований нас непременно уничтожить тоже не ставит. По сути, в этом мире мы имеем уникальную возможность жить так, как хотим. Никакого давления от Высших, никаких правил и запретов. Идеально.

— Вот только большинство тех, кто прибыл сюда из иных миров… Скажем так, все понимают, что рано или поздно суры и астики признают о происходящем. И тогда не миновать новых войн. К тому же, здесь, в этом мире, убив местного жителя — неважно, хуннуса или монстра — можно получить небольшую часть сил убитого. Это отдалённо напоминает получение опыта у вас, но лишь отдалённо. Мы получаем усиление напрямую. Правда, нужно регулярно медитировать и использовать заклятие и алхимию для очистки и стабилизации ауры, но всё равно — до прихода на землю я был довольно слабым Архимагом, и я точно знал, что пробиться выше мне не суждено. Но полгода здесь — и я уже из слабосильной посредственности стал пусть и не гением, но твердым середнячком. Мы, сатиры, живём дольше людей, а чем выше продолжительность жизни расы, тем меньше скорость развития. Мой прогресс за полгода невозможен был бы ни в одном другом известном мне месте даже пять веков! Это мир мечты, друг мой, и за него будут идти войны на уничтожение. Вот только ставлю оба своих копыта против клочка шерсти с туши мёртвого монстра — вы победите.

И поскольку на стороне победителей куда интереснее, чем на стороне проигравших, вы ищете контакт с людьми. Мудро.

Буквально три дня назад они сделали мне отличное предложение. Им хотелось изучить процесс становления хуннусами Системным Лордом, а так же иметь согласного помогать в их исследованиях хуннуса данной ступени. А я был для них идеальной кандидатурой. И мы пришли к соглашению — помочь лесному триумвирату в войне с кланом сатиров, занявшим часть леса. В данном клане имелось аж два Бессмертных, так что одного из них должен буду убить я.

— Ещё совсем немного, мой друг, — улыбнулся Атарк. — Я помню, что я тебе обещал. Но и ты не забывай о нашем соглашении.

— Тридцать процентов добытых артефактов будут твои, не сомневайся. Я держу своё слово.

— Да, с тобой можно иметь дело, — кивнул Атарк. — Найти надёжного партнёра нелегкое дело, но я рад, что нам удалось.

И я рад. Рад, что скоро стану достаточно силён, что бы на меня не могли смотреть с высока всякие Котовы.

Глава 11.

— Как это, нахуй, понимать?! Ты, блядь, кто такая и какого хуя здесь делаешь?! — зарычал я, глядя на нагло улыбающуюся девушку.

Совсем-совсем, казалось бы, обычную молодую, невысокую красавицу. С одной поправкой — остро торчащими длинными, острыми ушами, что сейчас, несмотря на показное спокойствие их обладательницы, испуганно прижимались к голове и мелко подрагивали от ужаса.

— Командир седьмой сотни третьего полка пятого корпуса Нуменора, Исъольда Нитимиэн, лэр Руслан! Прибыла в составе пятого корпуса для прохождения военной службы под вашим началом! — бодро отбрехнулась девица.

Дело происходило на военном совете, который я собрал перед первым сражением с тварями. Крысы перегородили свою часть города подобием стены. Башнями вдоль неё служили многоэтажные дома, которые твари укрепили при помощи навыков земли и бог его знает чего ещё, превратив в достаточно укреплённые гигантские гнёзда, в которых обитали воробьи. Хотя говорить, что это исключительно крысиные территории, было бы неверно — помимо них там обитали голуби, воробьи, галки и появившиеся там не столь давно гигантские пауки. По сути, это было своеобразное государство чудовищ, довольно логично устроенное, как для тупых монстров. И я собирался разворошить и выжечь это гнездо, пока они там совсем умными не стали. Ну нахуй такое под боком оставлять. Стрёмно, что пиздец.

Разумеется, думать о том, что бы сделать исключительно своими силами, было бы слишком наивно, даже с учётом тех сил, что мне выделил Артур. Хотя без них никаких надежд на победу и не было бы в помине. Но обо всём по порядку.

— Я, блядь, не об этом спрашивал! Кто мне, сука, объяснит, что делает на должности командира роты нелюдь? И как она вообще оказалась в Нуменоре? — обвёл я тяжёлым взглядом всех присутствующих.

В зале совета сейчас яблоку было негде упасть. Никогда ещё это помещение не видело столько народу разом — более шестидесяти Полководцев, командиров рот и полков пятого корпуса и командир особого ударного отряда этого же корпуса, плюс три моих комбата Генерала и пятнадцать командующих моих рот — Генералов и Командиров.

— Мы не знали, что это для вас важно, командующий, — ответил Артём, командир спецназа корпуса. — Она давно в Нуменоре. У неё какие-то семейные проблемы, поэтому она ушла из клана. И Артур лично проверял её, так что она не шпион. Да и глупо засылать столь заметного разведчика, — пожал он плечами.

— Ладно, хуй с вами. План ясен? Вопросы есть? — поинтересовался я.

— Ваш план гениален в своей простоте и подлости, лэр Руслан! — звонко начала ушастая.

— Не беси меня, остроухий плод фантазии Толкиена! — снова вызверился я.

Ну что поделать, не любил я пришельцев. Даже Атарка, что был в числе тех, кто спас мне жизнь, я просто терпел. Хоть и без негатива, но тем не менее. А ведь он на пару с Андреем мне немало помогал на заре становления моего анклава.

— Прошу прощения, лэр! Даже не думала! — склонила она голову в качестве извинения. — Но все же, рискну озвучить терзающий многих из присутствующих вопрос — обязательно ли поступать столь… Неприглядно? Ведь потом нам придётся держать ответ перед теми, кого мы подставим. Мы ведь могли бы просто укрепить оборонительные рубежи и начать закладывать фактории в глубине Леса. Да и направиться дальше в область, выяснить, сколько людей уцелело, наладить контакты, и лишь потом, собрав силы и подготовившись, начинать боевые действия, лэр. И прошу прощения, если мои слова вас задели, лэр!

Я хмуро оглядел присутствующих. Конечно, можно девку и послать по известному адресу, но глупо отрицать очевидное — людям стоит знать, зачем и почему им предстоит рисковать жизнями. Они не нарисованные солдатики в компьютерной игре.

— Ты говоришь очень правильные вещи, ушастая пигалица, — начал я. — Если подумать, то всё следует сделать так, как ты говоришь. Правильно, логично, и стратегически надёжно. Укрепиться, собрать силы… Но за ту неделю, что прошла с момента вашего прибытия, я переговорил со всеми лидерами местных анклавов. Даже к Котову обращался. И знаете, что я услышал? Что сейчас не время. Что нужно выждать и окрепнуть. А этот сраный слабосилок, сосланный сюда за свою никчемность и корчащий из себя центр мироздания, вообще заявил, что Уния не заинтересована в эскалации данного конфликта. Это я его, если что, цитирую. Не представляю, как такое ничтожество стало Лордом. Но суть вот в чём — никто не хочет воевать, все, как и ты, собираются что-то там выжидать. Но вот что я вам скажу.

— Крысы размножаются в основном в тёплый период года. Беременность самки длится от месяца до полутора, рождает она в среднем 8-10 тварей, хотя максимальное количество — двадцать за раз. В возраст полной физической зрелости они входят за срок от 3 до 6 месяцев. Самка крысы через неделю после родов, как правило, уже снова беременна. Из одного выводка выживают, как правило, 3–5 тварей. Тёплый период года начался в апреле, сейчас — двадцать пятое мая. Молодая крыса, двух-трёх месяцев отроду, обладает в среднем от пятидесятого до семидесятого уровня. Все вы знаете, что второе и последующие поколения монстров сильно уступают первому, но даже так — к концу лета там будет несколько миллионов одних только крыс. И молодняк, не брезгающий жрать своих сородичей и ходить в вылазки в Лес в направлении области, к этому времени перевалит за сотый уровень. И с ними будет и первое поколение, в котором уже есть как минимум один Системный Лорд. Плюс остальные монстры, которых станет явно больше. Что у нас выходит в итоге? Выходит, что к моменту, когда мы настроим фактории и назаключаем союзы, будет поздно. Нас попросту сметут.

— Конечно, я не один такой умный, и очень многие среди лидеров анклавов, что здесь, что в Москве, в курсе происходящего. Именно поэтому мы м нелюдью ещё не вцепились в глотки друг другу — угроза монстров хорошо отрезвляет. Вот только беда в том, что конкретно в Химках все надеются загрести жар чужими руками. Кто-то считает, что Уния их защитит либо эвакуирует к себе. Кто-то надеется, что удастся присоединиться к войне в последний момент и получить из неё максимум выгоды при минимуме потерь. Другие наверняка рассчитывают договориться с чудовищами так же, как это вышло сделать с лесными хищниками. Но я реалист. Договоры заключают либо с равными, либо с теми, с кем договориться и держать слово выгоднее, чем просто уничтожить или подчинить силой. Но к осени монстрам это будет неинтересно. Так скажи мне, Исъольда Нитимиэн, ты всё ещё считаешь, что лучше закрыть глаза на проблему делать вид, что всё будет хорошо?

Воцарилось молчание. Всех присутствующих проняло. Наконец, заговорила эльфийка.

— Ваш план — блестящий образец воинской хитрости и смекалки, лэр! Никогда не слышала более разумного и благородного военного замысла! — вытянувшись в струнку, не моргнув глазом переобулась девушка.

— Ты начинаешь мне нравиться, мелкая подлиза, — улыбнулся я.

На этом собрание офицеров было закончено. Пора было заняться воплощением задуманного в жизнь. На дворе была ночь, с ясного, без единого облачка, неба ярко сияли Луна и звёзды, давая достаточно света для зорких глаз шести с половиной тысяч хуннусов. Бойцы, под руководством своих командиров, нестройным потоком выливались из направленных в сторону захваченной монстрами части города ворот. Тускло сверкал звёздный свет на металлических доспехах, лунное сияние красиво серебрило людскую реку, что стремительно разбивалась на пять ручейков поменьше. Четыре отряда по пятьсот человек и один, возглавляемый мною, в тысячу бойцов, двинулись каждый своим маршрутом. Нам предстояло осуществить весьма дерзкий манёвр, к которому мы готовились всю последнюю неделю. Правда, о том, что именно мы будем делать и зачем нужна была эта подготовка, мои люди узнали лишь сегодня. Так было нужно — я не был уверен в том, что никто не проболтается.

Первыми на позицию вышли я с моим отрядом. Мы не стали предпринимать никаких действий и рассредоточились по заранее подготовленным укрытиям в двух километрах от стены, а вернее даже каменного вала, разделяющего мир людей и мир монстров. Теперь оставалось ждать сигнала от остальных отрядов — атака должна была начаться синхронно.

— А скажите, лэр Руслан, — обратилась сидящая неподалёку эльфийка. — Вы ведь заранее знали, что остальные откажутся помогать нам в войне. Да и проработанность плана… Вы готовили это явно задолго до этого момента. Не недели — месяцы. Но ведь вы понимаете, что не будь подкрепления от Нуменора и не приди три полка Унии в Гранд, ваш план был бы чистой воды самоубийством. Однако вы не похожи на идиота. Каков же был ваш план?

Рома с Би Рёном с любопытством посмотрели на самоуверенную девушку. Да и окружающие навострили уши.

— А зачем тебе это знание, остроухая? Что бы я ни планировал до этого, теперь эти планы бессмысленны. Есть единственный рабочий план действий, которому мы и следуем. Остальное не важно. Будешь слишком любопытной — сиськи не вырастут, — ответил я.

— Мне полторы тысячи лет, лэр, — с усмешкой ответила та. Я аж закашлялся от этих слов. Остальные тоже были ошарашены. — Так что они в любом случае уже не вырастут. Ну, сами по себе, без применения магии. Но если вам больше нравятся грудастые девушки, я могу познакомить вас с несколькими своими подругами.

— Ты ловко избегаешь ответов, ушастая, — покачал я головой, придя в себя. — И при этом рассчитываешь, что на твои будут отвечать. Знакомая, кстати, школа. Хочешь, скажу, кто себя ведёт так же?

— О, не сомневаюсь, что вы сейчас упомянете разведку Красной Унии, — фыркнула она. — Этих дилетантов натаскивали разведчики нашего клана. Хотя чему, казалось бы, можно обучить за две недели? Как оказалось, многому. Вы, Хуннусы, впитываете знания как губка. Был там даже один, которого особенно хвалили — Евгений Пожаров. Но давайте так — сыграем в игру правда или хьёрн.

— В чём суть игры? — поинтересовался я.

— Каждый из нас задаёт вопросы по очереди. Один вопрос — один ход, — начала объяснять не такая уж и молодая, как выяснилось, девушка. — Если отвечать на вопрос не хотите или не можете — делаете глоток хьёрна. Это особый напиток, очень дорогой, готовый готовят гномы. Для его изготовления используются разные алхимические ингридиенты, а выдерживают его в особых бочках, что покрыты магическими письменами гномов. Причём эти бочки — оочень дорогие артефакты, зачарованные старшими магистрами гномов. Сами бочки с напитком хранятся тоже не где попало — их выдерживают в особых местах силы. Старший магистр — это что-то вроде Генерала у вас, — пояснила она, заметив вопросительный взгляд Ромы. — И не нужно так смотреть, молодой человек, — погрозила она пальчиком парню, заметив его пренебрежительное выражение лица. — Это у вас, хуннусов, куда ни плюнь — попадёшь или в Генерала, или в Полководца. В нашем мире старший магистр — это весьма уважаемый ранг магии, до которого добирается один из нескольких десятков тысяч. И уходит на это не одно столетие. Я, например, только в возрасти семисот лет достигла этого звания, и при этом я, хоть гением и не считалась, всё равно всегда отмечалась как очень одарённая волшебница.

— Тема, безусловно, интересная, но давай ближе к сути. У нас осталось минут двадцать, — поторопил я Исъольду.

— Да, простите. Так вот, хьёрн, по сути, это очень мощный яд пополам с наркотиком, рассчитанный на то, что бы напоить Бессмертных. И он весьма ценится.

— Ты предлагаешь нам с тобой нажраться перед боем?

— Нет, что вы. Тем более, много вопросов мы и обсудить не успеем, а с одного глотка этого напитка не напьюсь даже я. Согласны?

— А если кто-нибудь из нас соврёт? Мы не настолько хорошо с тобой знакомы, что бы верить друг другу на слово, — заметил я.

Вокруг нас уже собралось больше сотни человек. Да и остальные, являясь людьми с достаточно высокой Выносливостью, что делала людей не только крепче, но и обостряла их органы чувств, хорошо нас слышали.

— Ах да! Совсем забыла. Обычно игроки соприкасаются духовной силой, или Волей, как вы её называете, и максимально её открывают друг другу. И сперва на пробу произносят правду, а потом ложь, запоминая реакцию… Воли, будем пользоваться вашими терминами. Это несложный трюк, но его можно провернуть лишь в том случае, если игроки максимально сбросят ментальную защиту. Согласны? Я могу показать, как это делается.

А я о подобном даже не слышал. Ну, учиться никогда не поздно, а в том, что мой разум, в случае попыток им манипулировать, прикроет Феникс, я уверен.

— Ну давай попробуем. Только без алкоголя, — предупредил я.

— Хорошо. С хьёрном сыграем в более благоприятной обстановке, — легко согласилась она. — А сейчас я коснусь вас Волей, лэр. Коснитесь в ответ и повторяйте мои действия, если сможете.

Мы соприкоснулись Волей, и я сразу начал её подавлять. Не специально — просто разница в силах была слишком велика. Увидев, как девушка поморщилась, я постарался взять себя под контроль, и через минуту мне это удалось.

— Вот так, хорошо, — с облегчением выдохнула Исъольда. — А теперь постарайтесь уловить то, что я делаю, и повторить за мной.

Я почувствовал, как что-то в её Воле меняется. Становится мягче, утрачивает жёсткость и становится какой-то аморфной. Ближайшие сравнение, что приходило мне на ум — это как если сжатый, готовый к удару кулак расслабляется и превращается обратно в ладонь. Я постарался сделать то же самое и с удивлением обнаружил, что мне это легко удаётся.

— А теперь проверочные вопросы. Я не эльф, я — сатир, — сказала она.

Я почувствовал, как её Воля дрогнула на долю мгновения. Ага, это, значит, признак лжи.

— Я не хуннус, я — эльф, — сказала она на этот раз правду.

Теперь же ничего не изменилось. Что ж, ясно.

— Я орк, — бросил я, решив не мудрить.

— Поняла, — кивнула эльфийка. — Теперь правду, лэр.

— Я — Хуннус, — сказал я правду.

Итак, с проверками покончено. Девушка сделала приглашающий жест рукой, давая понять, что уступает мне право первого вопроса. Подумав секунду, я спросил:

— Зачем тебе информация обо мне?

Так, соберись. Внимательно слежу за её аурой.

— Любопытство, лэр. Хочу понять, какими путями вы мыслите и как устроен ваш ум. А по тому, какие цели ставит себе разумный и какими способами намеревается их достигнуть, можно очень многое понять о нём.

И ни слова лжи. Ах ты ж коза хитровыебанная, даёшь мне фантик, но прячешь конфету? Ладно, я тоже умею врать правдой.

— Лэр, успокойтесь, пожалуйста, — с укором попросила она, морщась и прикладывая тонкие, изящные пальчики в кожаных перчатках к виску. — Я сказала вам правду. Возможно, вы рассчитывали услышать, что я чей-то шпион?

Я сбавил невольно усилившееся давление от моей Воли. Чёрт, а это сложнее, чем казалось на первый взгляд. И всё куда сложнее и тоньше, чем просто возможность чувствовать, врёт ли оппонент. Хитрая лиса заманила меня на своё поле. Ведь человек так или иначе реагирует на любые слова, а по реакции Воли можно понять, что он думает об услышанном. Игра, на самом деле, намного сложнее, чем мне казалось. А ведь мы ещё и без хьёрна играем. А насколько сложнее бы все было, если бы за каждый пропущенный вопрос приходилось бы пить смесь концентрированного яда и наркотика? Игра не для слабаков, ведь после каждого глотка контроль над Волей ослабевал бы.

Ладно. Эта древняя ушастая коза схитрила. Она сказала правду, но лишь часть. Отлично, тогда поиграем по её правилам.

— Фраза про шпиона считается за вопрос? — поинтересовался я.

— Нет-нет, это лишь предположение. А вопрос звучит так — что вы планировали делать с монстрами, если бы не падение границ с Москвой и не помощь от Нуменора?

— Я планировал сохранить жизни как можно большему количеству своих людей, действуя сообразно обстановке, — ответил я.

И не соврал. Цель была спасти своих, а вариантов действий — несколько, и решать, как поступить, я бы стал отталкиваясь от того, как сложится ситуация с Москвой.

— Вы быстро учитесь, лэр Руслан, — с улыбкой заметила эльфийка. — Ещё несколько игр по несколько раундов — и вас будет не так легко читать.

И тут, наконец, пришло сообщение от последнего отряда. Быстрее, чем рассчитывал, молодцы.

— На сегодня хватит игр. Пора поработать, — сказал я, прерывая контакт.

Отряд быстро перестроился. Выдвинулись вперёд Полководцы, обладающие самыми площадными навыками атаки. Уточнив по внутренней связи корпуса, все ли готовы начинать, я скомандовал:

— Начинайте.

И высоко в небе появилось множество огромных валунов — пятеро из присутствующих скастовали Метеоритный Дождь. Запылали небеса — одновременно с метеоритами начал идти настоящий дождь из магмы. Затряслась земля — стена, ограждающая земли монстров, оказалась в эпицентре локального землятресения.

Стена и ближайшие к ней кварталы мгновенно превратились в настоящий ад на земле, выжить в котором никто ниже ранга Генерал не имел шансов. В ночном городе раздевался оглушительный грохот, ведь то, что происходило сейчас, творилось одновременно в пяти точках города. Синхронная атака на вражеские позиции, выполнялась как по учебнику. Артиллерийская подготовка шла полным ходом.

Стена, что возвели монстры, не обладала никакими магическими свойствами. Во всяком случае, я не заметил ничего, что указывало бы на обратное. И естественно, она не выдержала десятибалльного землятресения на пару с метеоритным дождём.

Площадь поражения была велика. Всё на пять километров вглубь стены превратилось в пылающий ад, усеянный кратерами упавших метеоритов. Один из домов-гнезд обратился в руины, не ожидавшие подобного твари даже не успели ничего сделать.

Спустя несколько минут после начала атаки всё закончилось. Я аж зажмурился от удовольствия — мне досталось тринадцать уровней. Это была не мелкая стычка, пять синхронных атак подобной мощи отняли жизни многих десятков тысяч чудовищ.

Первая, самая простая часть моего плана прошла идеально. Оставалось ждать ответной атаки чудовищ и лишь после приступать ко второй части.

Глава 12

О, вот и вторая часть плана подъехала… Ну, вернее, твари ринулись разбираться, кто это такой обнаглевший у них локальный армагеддон замутил. Я не обманывался на счёт эффективности нашей атаки — здесь, рядом со стеной, было самое уязвимое место тварей, и потому здесь обитали слабаки и мелочь, которой было не жаль пожертвовать. Мы выжгли кучу пушечного мяса и горстку их командиров, но по настоящему всё начнётся только сейчас.

Первыми на эту заварушку прилетели голуби с воробьями. Сотни, тысячи крылатых теней заполонили собой небеса, скрывая свет звёзд. Отлично, пока всё, как я и предсказывал.

— Отходим по-ротно, первые три — атака, остальные — резерв. Начали! — скомандовал я.

И началось. С земли в небеса летели сгустки пламени и молнии, водяные и воздушные лезвия, копья и многое другое — всё, на что хватало фантазии имеющих профессию Мага и пользовавшихся редактором навыков бойцов. Генералы и Полководцы пока берегли силы — налетающие на нас пернатые были лишь разведкой, первым, пробным ударом, призванным задержать нас до подхода основных сил.

Ночь смело потоками ударов, которыми обменивались три мои роты и несколько тысяч пернатых. Вот только это был молодняк птиц, твари в среднем были не выше 50 уровней, и их жалкие навыки Низкого ранга ничего не могли нам противопоставить.

Наконец, моя Воля ощутила стремительно приближающихся под землёй врагов. Ну что же, вы сами себя заманили в ловушку, ебучие твари.

— А теперь ускоряемся и в крепость!

И мы побежали. У нас была лишь минута до того, как загодя составленные здесь рунные ловушки, которых насчитывалось сотни, сработают. Это была сложная и дорогая система рунных чар, что обошлась нам в месяц кропотливой работы и четыре сотни миллионов коинов. Но сейчас она себя окупит.

По моему плану, остальные четыре отряда уже должны быть на полпути к прочим химкинским анклавам. В том и заключался мой план — заставить монстров атаковать все анклавы одновременно. Это заставит их распылить силы и даст мне шансы победить в эту ночь. Ну и не оставит надежд отсидеться в стороне у остальных. Конечно, это был подлый и грязный трюк, за который я бы сам, не думая, прибил бы сделавшего подобное. Вот только, надеюсь, к тому моменту, когда всё закончится, я буду уже примерно четырехсотого уровня, и прибить меня станет куда тяжелее.

Мы стремительно неслись по пустым руинам полумертвого города. Твари чуть приотстали, организовываясь для погони. Среди них становилось всё больше Вождей, и их действия обретали всё больший смысл.

Наконец, в погоню за нами рванула целая лавина, расширяясь в стороны и стремясь взять нас в клещи. Умно, но предсказуемо. Пора показать вам первый сюрприз.

Сотни рунных плетений сдетанировали разом, обрушив ведущие в сторону моей крепости туннели и погребая десятки тысяч неудачников. К сожалению, я точно знал, что большинство тварей выживут — тоннели были неглубоко, а бежали по ним в основном достаточно развитые твари, первое поколение, обладающие особенно крепкими телами. Но пока выберутся, пока оправятся… А, нет. Ошибочка вышла.

Земля в районе тоннелей взвилась на дыбы, и яростно визжащие крысы с гневно клацающими жвалами пауками 200–300 рангов вырвались на поверхность — да это ж элита, мать их!

Мы уже плюнули на тактические уловки и неслись в сторону крепости, активировав барьеры высокого ранга. Сотни золотистых барьеров не давали тварям нас прикончить, раз за разом отражая тысячи вражеских навыков от Низшего до Высокого рангов. Долго так продолжаться не могло, и я взревел:

— По-ротно! С первой по пятую — держим барьеры! С шестой по десятую — отход на триста метров!

Слава богу, до паники ещё не дошло, поэтому люди, хоть и торопясь и сбиваясь с бега, с грехом пополам выполнили приказ.

— С шестой по десятую — прикрываете! С первой по пятую — на триста метров за спины прикрытия! Бегом! Генералы и Полководцы — бережем силы! Вы не участвуете!

Дело пошло бодрее. Действуя с каждой минутой всё более слаженно, не тратя силы на ответные атаки, мы добрались до форта, расположенного в трёх километрах от основной крепости, когда враги обрушились с флангов. Но это было уже не важно — все рунные ловушки были активны, и твари, что обошли нас, начали толпами гибнуть от их активации.

— В клин! Генералы и Полководцы — на острие! Я прикрываю тыл! ЖИВО! — орал я.

Настал час икс. Если сейчас удастся прорваться в крепость — это будет практически две трети победы. В моей цитадели я сумею отразить почти любой штурм. Осталась самая малость — позволить людям прорваться туда сквозь орды монстров.

Вот и пришло время испытать мои новые возможности. Нужно выиграть моим воинам три минуты — а потом улетать. В одиночку три километра я преодолею легко. Надеюсь.

Фух, стрёмно, что пиздец. Аж до сжатого очка и нервного хохота. Я слился с Фениксом и активировал Огненного Исполина. Надо максимально привлечь тварей. Моя Воля хлынула на эту толпу, но там были десятки Вождей и сотни Генералов, так что пошёл я в жопу со своими выкрутасами, ага. Себя защитил — и уже заебись.

Я кинул четыре Огненных Столба, но почти бестолку. Мелочь горела, но все твари, что были вожаками и выше, выжили. Урон от навыка распределялся по всем защитным навыкам, так что пролёт. Ну, ничего, это только начало.

Исполин взмахнул глефой и ударил по рядам прущих под прикрытием барьеров тварей. Духа уходило много, поддерживать исполина долго в такой ситуации было накладно — слишком большая и удобная мишень, слишком много в него летело атак. Его имело смысл использовать в битвах с птицами, навязывая им столкновение, и только под прикрытием остальных бойцов. Однако у исполина было одно полезное свойство — от служил усилителем всех навыков, что я мог использовать в данной форме.

Топча мелочь, я сам пошёл в наступление, пернатые атаковали сверху, пауки и крысы — с земли. Сделав три огромных шага, я заставил его сдетанировать. Взрыв отбросил и раскидал окруживших меня тварей, и я, пользуясь секундой, выпавшей мне для манёвра, преобразовал Феникса в однолезвийную форму. Два лезвия хороши против противников из людей, они дают преимущество в скорости. Но форма с одним лезвием значительно увеличивает дистанцию и мощь удара, а это в битвах с тварями важнее.

Рывком перемещаюсь на тушу ближайшего паука, взмахиваю лезвием глефы — и отрубленная башка катится по земле. Огненный плащ окутал меня, остриё глефы превратилось в пылающее синим пламенем смертоносное жало. Пущенное через Феникса пламя, вкупе с техникой усиления, плюс помимо пламени пускаемый в оружие напрямую Дух и пара тысяч единиц моего показателя Силы порождали удары такой мощи, что личная защита высокого ранга редко выдерживала даже один удар. Техника Рывка помогала, делая меня ещё быстрее, доспеху же были нестрашны одиночные удары навыков Высокого ранга. Да и не одиночные тоже — удары гравитации, каменные колья и кислотные плевки, паутина и удары молний от птиц — хоть и не часто, но я пропускал удары. Плащ сжигал паутину, доспех держал остальные удары, меня опрокидывали, но я поднимался вновь и снова рубился. Я хохотал как безумный, упоение своими новыми силами с головой охватило меня.

Я бился с элитой тварей, никого, ниже Командира, мне не попадалось. Наверное, со стороны наша битва выглядела игрой в салочки — я рывком перемещался к тварям и начинал орудовать Фениксом, монстры же бросались в рассыпную от того места, где я находился. Пока я убивал их с десяток, ещё десятка три-четыре погибало от дружественного огня, ведь на то, что они могут задеть своих, монстрам было глубоко похуй.

Птицы, ёбанные пернатые мрази, устраивали мне настоящую бомбардировку, не давая сосредоточится, вынуждая всё больше лавировать — Сокрушитель, мой доспех, всё сильнее раскалялся, предупреждая о том, что и у него есть предел прочности.

Огненный гигант, огненный гигант… Нужно сделать так, что бы он сам взял на себя птиц. Я активировал защитную сферу, навык доспеха. 2800 единиц Духа этой защиты выиграли мне десяток секунд — и их как раз хватило, что бы воплотить задуманное в жизнь.

Гигантский огненный воин, куда больше обычного — под полторы сотни метров ростом, с огненными крыльями и такой же однолезвийной глефой, как у меня, взмыл к небесам. Я пошатнулся — три тысячи единиц Духа и тысяча двести единиц Воли — вот цена его создания. Сейчас у меня было чуть больше тысячи единиц Духа и шестьсот Воли. Надо прорываться.

Огненный гигант, сожравший такую прорву моих сил, был соткан из синего пламени, но глефа — глефа его горела ярким Белым Огнём моего Высшего навыка. Не знаю, что я сегодня сотворил, но уверен в одном — это огромный прорыв в мастерстве. Ведь гигант сражался автономно, без всякого управления с моей стороны.

Впрочем, любоваться делом рук своих мне долго не дали. Чудовища расступались, пропуская стремительно несущегося ко мне гигантского паука.

Зверолорд, 537 уровень. Тарантул. Имя — Кеша.

Вот так Кеша… Видать, чей-то бывший экзотический домашний питомец. Гигантская тварь, размером с треэтажный особняк, визгом распугивала остальных чудовищ. Её воля ясно доносила намерения Кеши — он жаждал в одиночку победить и сожрать меня. Момент выбран был отличный — я ослаблен и устал.

Я впервые видел монстра ранга Зверолорда. По ощущением — тот же Системный Лорд, но в чём то разница должна была быть. Тем не менее, сейчас не до рассуждений — Кеша был мужчиной серьезным и основательным, так что за дело взялся сразу, не размениваясь на экивоки.

В меня полетел плевок концентрированной кислоты, и я решил не испытывать судьбу, позволяя себя попасть под него. Ещё один рывок, прямо на встречу тарантулу, взмах глефой — и мое оружие впервые за этот день встретило достойное препятствие. Покрытая голубоватым свечением лапа паука, вся нижняя четверть которой представляла из себя острый хитиновый клинок, отразила мой удар. Тарантул чуть покачнулся, гневно щёлкнул жвалами и обрушил на меня гравитационное поле, атаку Волей и воздушное лезвие. Поле сумело меня замедлить, атака Волей была просто тупым таранным ударом, который я сумел отвести, а вот на воздушное лезвие моя интуиция взвыла смертельной угрозой, так что я, вместо того, что бы принять удар на доспех и контратаковать, рывком сместился, почти разрывая себе связки от запредельного усилия. На такой скорости воздух становился самой настоящей стеной, преодолеть которую было дополнительным препятствием.

Тонкое воздушное лезвие, пройдя мимо меня, ушло по наклонной в землю. Моё восприятие Волей охватывало два километра, и эта атака вышла за его пределы, прорезая твердь земную на своём пути вниз. Вот это да — я только что чуть не попал под Высший навык. Неплохая у чудовища комбо атака — гравитация что бы замедлить, удар Волей — что бы остановить на пару мгновений и высший навык, ставящий точку в бою. Вот только не с тем связался, Кеша, ой не с тем. Я тоже не лыком шит.

Адреналин волной прошёлся по телу, и я активировал Кровавый Гнев на полную катушку. По ощущениям — будто литр крови потерял, причём разом. Но самочувствие вмиг улучшилось, тело, напитанное заимствованной мощью, вместе с моей личной техникой усиления, удвоило физические показатели, и я рванул в атаку.

Паук не растерялся и начал бить по мне лапами. Нелепый обмен ударами продолжался секунд тридцать — а на наших скоростях это почти вечность. Я отбивал удары лап и пытался прорваться к подбрюшью твари, что бы вспороть его, но Кеша не дурак, Кеша, сука, умный, так что подобраться у меня никак не выходило.

В этом бою я выкладывался на 120 процентов. Тренировки — это хорошо, но они хороши в том, что бы оттачивать имеющиеся навыки. Реальный бой с противником, желательно, не уступающим тебе в силе — вот где можно было раскрыть новые грани своих возможностей, вот где мне удавалось создать что-то новое. В небесах волны огня и удары навыков создавали оглушительный грохот, ночь окончательно смело, и мы с тарантулом бились словно в освещении тысяч прожекторов.

Я никак не мог прорваться к твари, её светящиеся уже темно-зеленым свечением лапы, по крепости не уступали лезвию Феникса. Пели сталь и хитин, трескалась и разлеталась от наших движений земля, утробно выл Кеша и яростно рычал, вкладываясь в полную мощь в каждый удар я. Я бился за жизнь, паук превосходил меня физически многократно, но я держался за счёт виртуозного владения своим оружием и помощи Феникса, аккуратно подсказывавшего мне в самые ответственные моменты, как лучше уйти от атаки.

Кеша был действительно грозным врагом. Пожалуй, после Антараса и Артура, он был третьим по силе существом, которое я видел. Системный Лорд крыс, что встречался мне зимой, сильно ему уступал. Несмотря на всё усиление от доспеха, я лишь мог держаться с ним на равных. И то постепенно уступал. Пожалуй, начнём доставать козыри. Элементаля пока призывать не буду, он понадобится при отражении атаки на крепость. Надо вспомнить, как именно Феникс использовал тот чудовищный навык. Что я тогда чувствовал?

Я впал в некое подобие боевоего транса. Странное ощущение, как будто в теле поселилось несколько сущностей разом. Не мультизадачность, когда, решая две проблемы разом, быстро переключаешься меж ними, а именно полноценное разделение сознаний. Сложно описать это чувство. Я вспоминал молнии в небесах, грозную мощь, что так испугала тогда дракона, и пытался призвать нечто подобное.

Вторая же половина моего разума, охваченная азартом боя, вела сражение с тарантулом и управляла телом. И там, и там был я. И на удивление, мой разум, застыв в хрупком равновесии, успешно справлялся со всем этим. По пылающему синим пламенем лезвию зазмеились тонкие белые молнии, а мои удары начали пробивать свечение паука и оставлять на лапах зазубрины. После нескольких десятков обменов ударами паук, гневно щёлкнув жвалами, резким прыжком разорвал дистанцию. Короткий миг — и вот он уже в пяти сотнях метров, врезался в толпу монстров, что окружала нас.

Припав к земле, тот начал сиять ядовито-зеленым светом, что постепенно оформлялось в пламя того же цвета. Не знаю, что это за огонь такой, но чувствую, что он даже сильнее моего Белого Пламени. Количество энергии, что задействовал тарантул, было столь колоссальным, что реальность вокруг него слегка гудела и искажалась.

И я вскинул глефу остриём к небесам, где разорвавшие на части моего Огненного Исполина птицы кружили хоровод, наблюдая за нашим боем. С ясного, чистого ночного неба сорвалась исполинская золотая молния, осветив всё на десятки километров вокруг. Птицы в ужасе разлетались в стороны, напуганные таким количеством силы. Для этого навыка я использовал все оставшиеся во мне и доспехе запасы Духа, не тронув лишь источник энергии Феникса. Золотая молния впиталась в глефу, и моё оружие загудели от влитой в него мощи.

Я встал в стойку и отвёл назад Феникса, выставив его на манер копья. Все приготовления у меня и Кеши заняли от силы две секунды, но так как Зверолорд начал первым, его атака устремилась ко мне раньше.

Это напоминало поток искажений, что уродовал и плавил саму реальность на своём пути. По краям потока пылал изумрудный огонь, но большая часть пламени всё ещё окутывала самого паука.

Я сделал выпад глефой, и с самого её острия сорвался поток золотых молний. Две атаки столкнулись, вызвав могучую ударную волну, застыли на долю мгновения в противоборстве — и золотые молнии уверенно понеслись сквозь вражескую атаку, разрушая её находу.

Паук пронзительно завизжал и начал кататься по земле, поджав под себя лапы. Твари тут же ринулись ко мне — их лидер, не позволявший им влезть в нашу дуэль, сейчас был без сознания. К сожалению, даже эта ультимативная атака его не убила — часть силы ушло на то, что бы разрушить вражескую атаку, ещё изрядное количество энергии потребовалось, что бы разрушить защиту из изумрудного пламени. Оставшейся же энергии хватило на то, что бы серьёзно ранить тварь, однако обладающая огромным природным показателем выносливости тварь сумела пережить удар.

Мне же пора было драпать. Пепельный Шторм и Крылья Феникса — и я стрелой рванул напролом, вызвав элементаля, что бы тот помог мне удрать. Хрен с ним, с использованием в отражении атаки — сейчас бы просто выжить. Я совсем не рассчитывал столкнуться с таким врагом до прибытия в крепость. Ну ничего, главное — укрыться за надёжными стенами, отойти от боя и посмотреть, чему я научился толком, два сильных навыка за день — это рекорд. Жаль, конечно, лут не собрать, но ничего. Это добро нам ещё достанется, бой под крепостью будет жаркий.

Огненный элементаль продержался минуты две, но с моей скоростью этого хватило за глаза. Я долетел почти целым, не считая вмятин на перегретом от количества отбитых навыков доспехе. Лишь под конец полёта полуметровый каменный шип, напитанный огромным количеством Духа, пробил мне левое плечо. Больно, сука!

* * *
Кирилл.

Последние недели итак вышли полное дерьмо, из-за жадных московских псин, стремящихся выкачать из региона все соки. Так ещё и этот уебок Руслан со своими бреднями про то, что бы повоевать с тварями. Я, допустим, в принципе-то и не против, война с монстрами дело выгодное, но не сейчас же! Лучшие бойцы отправились в Москву, из Полководцев остались лишь я с Настей, этот лощеный пидрила из Москвы, Котов, мать его бревном в её огромную жопу, начинает давить с требованиями увеличивать добычу количества сырья…

Не хочется признавать это даже себе, но сейчас я жалею, что не встал тогда плечом к плечу с Мясником. Этот отморозок не испугался Унии, и в итоге не стал ничьим вассалом. Наоборот, слился с Нуменором, стал членом Совета этого анклава и получил внутреннюю автономию. Да ещё и целое войско, даже большее, чем у Котова, ему в подчинение прислали. А уж о качестве бойцов, пришедших с этими двумя, и говорить не приходится — сотни Генералов и Полководцев, всё в экипировке и с оружием Высокого ранга, рядовые бойцы в доспехах Системного Стража, с оружием первого класса Среднего ранга. Эх…

Если честно, я очень надеялся на то, что Мясник начнёт бодаться за влияние в регионе с Котовым. Это было бы вполне в духе жадного ублюдка — ему всегда было мало имеющегося, и при малейшей возможности прибрать что-то к рукам или расширить своё влияние, он вцеплялся в возможность похлеще клеща. Но не в этот раз. Получив отказ в совместной атаке от всех анклавов, он не успокоился. И его люди начали мелькать в окрестностях базы Ордена, что-то вынюхивая и разведывая, чем изрядно меня напрягали.

И вот сейчас, глядя на накатывающих, подобно морю, на мою крепость тварей, я наконец понял, зачем это было им нужно.

После начавшейся пятнадцать минут назад атаки в стороне укреплений монстров, войско было поднято по тревоге. Большая часть бойцов уже занимали позиции на стенах. Эти ублюдки, что напали на монстров, притащили эту орду под наши стены!!! Суки! Я не забуду этого, Мясник. Однажды ты мне за это ответишь, мразь!

* * *
Алёна.

Одетая в лишь в тонкие стринги и чулки, я, стоя спиной к Котову, работала над его членом. Упершись ладонями в его ноги, я всё повышала темп, ожидая, когда же он уже кончит. Теперь мне приходилось заниматься этим каждую ночь. Ему доставляло особое удовольствие, когда я всё делала сама.

— Повернись, шлюха, — лениво бросил он.

Не слезая с него, я одним плавным движением повернулась к нему, не дав его члену покинуть меня. Он грубо схватил меня за волосы, и, притянув к своему лицу, потребовал:

— Ускорься, блядь.

И я начала наращивать темп. Я стояла над ним на корточках, наши тела, давно покинувшие пределы человеческих тел, издавали глухие шлепки, постепенно сливающиеся в один монотонный гул. Я уже двигалась на такой скорости, что мои движения сливались, словно на сильно ускоренной видеозаписи.

Как бы я не ненавидела этого человека, моё тело, глупое, женское тело, предавало меня, получая от этого удовольствие. И за это я ненавидела его ещё сильнее.

Мне нравилась грубость в сексе. Даже больше того — в сексе я действительно была мазохистской. И если бы он подавлял меня лишь в постели, я не была бы против. Возможно, даже втянулась бы — он красив, силён, умён, влиятелен и богат, просто идеальная пара. Вот только он точно так же стремился доказать мне во всех аспектах жизни, что я просто кусок мяса для ебли, чудом оказавшийся на роли руководителя анклава. Он не упустил ни единого случая макнуть меня в грязь, а в последнее время начал делать это и при подчинённых, подрывая мой авторитет.

Так не поступал даже Мясник. Он, конечно, был в разы жёстче моего нынешнего любовника, но с ним было по-другому — он был как вылкан, подавлял силой, но никогда не стремился раздавить морально. Да, он был резок и частенько грубоват — но он так общался со всеми, это было нормой. И с ним я знала точно — что бы ни было, он схлестнется с кем угодно ради своих друзей. Как жаль, что из-за той ссоры по поводу Андрея, я список дорогих ему людей покинула…

— Я кончаю! Кончаю!!! — взревел подо мной Стас, и, подавшись мне на встречу и вжавшись в меня, кончил.

Я обисселинно сидела на нём, не в силах унять дрожь в ногах. Из меня вытекала его сперма. Блядь… Как меня это достало…

И тут мы услышали грохот. А в следующий миг я полетела напол, получив мощную оплеуху. Котов стремительно облачался в доспехи, а я, частично оглушенная, невольно прикусила губу, давя стон. По лицу стекала струйка крови.

— Нападение. Монстры у стен, — бросил он мне, и, не обращая на меня больше внимания, двинулся на выход. Выродок.

Глава 13

* * *
Семью днями ранее. Андрей.

— Итак, с планом все согласны? — поинтересовался Атарк.

На полянке в Лесу, на стыке территорий чудовищ и сатиров, собралось пять человек. Хотя, говоря по совести, человеком здесь был лишь я. Атарк — сатир, Дарбазан — монстр-пёс, Чернокрыл — ворон, Системный Лорд, и Маркиза — кошка, предводитель кошачьих. На удивление, все трое были в человеческом обличии.

Дарбазан выглядел как огромный, перевитый тугими жгутами мощных мышц блондин. Причём не просто блондин — настоящая грива снежно-белых волос спускалась ниже пояса. Как и все Лорды зверей, он обладал ярко-золотыми глазами. Ростом хорошо за два метра, с правильными чертами лица он был красив. Вот если бы ещё не болтал членом и не сверкал задницей, вообще бы ему цены не было, с раздражением подумал я. Все трое присутствующих, хоть и приняли человеческий облик, всё равно не посчитали нужным хоть во что-то одеться. Хотя, что с них взять — звери, для них одежда была лишь нелепой блажью людей.

Чернокрыл был высоким и жилистым мужчиной средних лет, с иссиня чёрными волосами до плеч, золотыми глазами и крючковатым носом. И третья участница лесного триумвирата, как я их для себя называю — Маркиза. Шатенка среднего роста, с изумительной фигурой, на которую даже Атарк нет-нет, да косится.

— Да, предатель своего народа, — степенно кивнул Чернокрыл. — Великое подтвердило наш союз, так что мы исполним свою часть. Надеюсь, и вы исполните свою.

Атарк на это лишь со вздохом закатил глаза. Он уже плюнул на попытки объяснить монстрам, что он и эти сатиры из разных не то, что рас, а из разных миров. Клан Саел, из мира пятого уровня, он своим народом не считал. Его народ жил а совсем ином мире, седьмого уровня. Да и то — свои для него были лишь члены Ордена, Знающие, как они себя называли. А на расовую принадлежность им было глубоко наплевать.

— Тогда пусть великое благословит наше начинание, — сказал я. Великим звери называли Систему.

Мы разошлись каждый в свою сторону. Звери отправились готовить своих подчинённых к последней атаке, мы с Атарком отправились к нашим воинам.

Всё было готово. Сейчас лесное зверьё устремится в крупнейшую атаку на готовящихся к походу козлоногих. Те, наконец, собравшись с силами, готовили наступление на зверей. Как доложили шпионы Атарка — основания полагать, что у них есть шансы на успех, у козлоногих имеются. К ним присоединились ещё два клана — эльфийский и ещё один сатирский, что были расположены в соседнем регионе. Насколько нам известно, совместные силы, более тридцати тысяч бойцов, в числе которых четверо Бессмертных первой ступени, намерены одной атакой прорваться до самого Мирного и захватить его.

Спустя пол часа ожидания, далеко в Лесу зазвучали звуки сражения. Пора выступать.

* * *
Наши дни. Руслан.

Задуманное удалось на славу. Все пять отрядов отлично справились с поставленной задачей и теперь четыре из них находились в Лесу, перегруппировавшись. Они готовы прийти на помощь на самые опасные участки сражения, играя роль стратегического резерва. Если где-то станет совсем жарко, они придут на помощь — ну и заодно перекроют от залетных тварей дорогу на Мирный. Есть у них и ещё одна задача, но о ней позднее.

А сейчас я, сидя у окна в своих покоях, с удовлетворением наблюдал, как твари копятся вокруг крепости, не решаясь начать атаку. Всё, что ещё оставалось целым от городских построек до этого дня, в радиусе двух километров от моей крепости, обратилось во прах. Заготовленные загодя ловушки, рунные заклятия, что действовали на постоянной основе и многое, многое другое. Мины, пулемёты, зенитные орудия и артиллерия — в первые же двадцать минут погибло десятки тысяч монстров. И теперь за пределами этой зоны скапливались силы монстров, готовясь к решительному штурму. Я довольно потирал руки — если нам удастся отбить эту атаку, прибыль во всех смыслах перекроет любые потери. Процентов сорок монстров сейчас готовятся к штурмам иных анклавов, но большая часть собрана именно здесь. Я чувствую, какие громадные, грозные силы собрали мои враги, готовясь стереть с лица земли мою крепость. Падем мы — падёт весь регион, и твари получат открытую дорогу на Москву. И если на гномов, орков и Церковь Ночи мне плевать, то вот возможность усиления Антараса мне и даром не сдалась.

— Всё ли готово, Руслан? — поинтересовался Максуд.

Мы говорили по внутренней связи анклава. Именно с ним я в основном вёл дела, так как именно Максуд курировал в Нуменоре наше направление.

— Более чем. Я восстановился полностью и готов ко всему. Да и твари скоро пойдут в атаку — им банально нечего жрать, они сожрали уже все запасы.

И да, как бы странно это не звучало, но у монстров действительно были запасы провизии. Кто бы ими не руководил, мозги у этой твари работали как надо. По меньшей мере, их хватало на то, что бы остановить бессмысленный штурм, не дать монстрам разбежаться и притащить запасы пищи. Опасный враг, наличие мозгов у которого сильно осложняло войну. Моей главной целью было уничтожить эту тварь, без неё все эти твари — лишь горсть разобщенных чудовищ, не представляющая собой особой опасности. Да, Вожди, аналог человеческих Полководцев, могли возглавлять достаточно крупные стаи, вплоть до десятков тысяч существ, но организовать такую чёткую армию, с системой поставок продовольствия, стратегическим планированием и уж тем более собирать под собой существ разных видов — это не их уровень.

— Сколько насчитали Зверолордов? — спросил он.

— Шестерых. Два у пауков, по одному у голубей и воробьев, и три у крыс. Эти твари внушают мне самые большие опасения, — нехотя ответил я.

— Это не разрушит твой план? Многое поставлено на карту, провал недопустим, сам понимаешь, — напомнил Максуд.

— Я готовил этот план, ещё не состоя в Нуменоре, — напомнил я. — И уже тогда у меня были основания полагать, что всё получится. Да, Зверолорды в мой план не входили. Но и пять тысяч солдат Нуменора, доспех первого ранга и наличие трёх тысяч солдат Унии в него тоже не входили. Запас прочности моего замысла повысился куда больше, чем я мог себе представить. И наличие у врага этих тварей уже ничего не изменит.

— Хорошо. Тогда до связи, друг мой. И да будет Система на твоей стороне, — кивнул он и отключился.

Это было моим проколом. Можно, конечно, всё свалить на разведчиков, которые не сумели проникнуть глубоко на территорию тварей и узнать о наличии этих тварей, но себе я врать не привык. Я посчитал себя самым умным, решил не проверять лично сведения и сейчас эти твари стали для меня неприятным сюрпризом.

Дело в том, что у монстров было две ветви развития, как оказалось. Первая — аналогичная нашей, хуннксовской — Системный Лорд, Князь и что там выше, не знаю. При таком раскладе они получали полноценный разум, возможность принимать человеческий облик (сам в ахуе), и ещё, наверное, что-то, не знаю всех подробностей. Никто не знает, ибо сами монстры, понятное дело, всё о себе выкладывать не спешат. Вторая — Зверолорды. В этом случае чудовища теряли значительную часть разума, не имели возможности обращаться в людей и на этом, собственно, прыжки по ступеням силы для них практически заканчивались. Но взамен они обретали огромную физическую и магическую мощь, и к тому же не имели ограничения по росту физических показателей. Да и по объёму энергии. Вот только из-за полузвериного, ограниченного разума на уровне 8-11 летнего ребёнка, им было очень сложно осваивать сложные конструкты.

— В ойкумене таких существ называют Истинными Зверями. Обретших разум же — Пробужденными. Вторые встречаются значительно реже первых, — рассказала мне после боя Исъольда. Сейчас она выступала кем-то вроде консультанта, так как даже о нашем мире эта девица в некоторых вопросах знала больше нас. — Но есть один нюанс. Истинный может заключить контракт с разумным. Для первого это выгодно тем, что заключивший с ним контракт будет помогать ему развиваться магически, обучать правильно использовать силу и плести заклятия. Для самого разумного — выгода в том, что у него появится грозный союзник, что будет сражаться на его стороне. Обе стороны в плюсе.

— И как этот контракт заключить? — заинтересовался я.

— Будучи на одной ступени развития, надо одолеть зверя в поединке. Показать, что ему есть, чему у тебя учится. И вы должны использовать одну стихию у основе. Хотя, думаю вам, хуннусам, это необязательно. Вы Высшая раса, вы одинаково легко используете хоть стихии, хоть аспекты, хоть Пути. Так что лишь победить и усилием Воли предложить контракт.

Стихии — это огонь, вода, земля и воздух. Аспекты — различные производные от них. Гравитация, лёд, вакуум, лава, дерево, металл, молнии и многое другое. Пути же — Путь жизни (целительство), Путь Астрала (сиречь демонология), Путь Мёртвых (некромантия), Путь Начертания (руны, магические алфавиты и прочая ритуалистика).

Я владел, например, стихией огня, и теперь ещё и аспектом молнии. Наши барьеры и личная защита относились к чистой энергии. По словам Исъольды, это было чистой воды транжирством энергии, крайне малоэффективным. Вообще, девушка стала чем-то вроде моего консультанта. Хотел я того или нет, но приходилось признавать — Феникс многого не знал. Мой наставник был оружием, он мог научить драться, использовать некоторые навыки боевой магии, знал техники воинов — Усиление Тела, например, но…

Но в остальном, он не знал очень много. Зверолорды были для него загадкой — часть памяти у него всё ещё была искажена или вовсе отсутствовала. Эльфийка же легко могла объяснить многое, чего я не знал. И хоть я и понимал, что она целенаправленно пробивается ко мне в ближний круг, отрицать её полезность я не мог. Поэтому поручил Роме приглядывать за ней.

Ярость Небес — Высший ранг 2 класс. 1400 единиц Духа (10.000 единиц из окружающей среды.) Возможно использование не чаще раза в сутки.

Аватар Пламени — Псевдо-Высший ранг. Незавершённое умение, плотность и мощь энергии которого между Высшим и Высоким рангами. 600 единиц Духа (2500 из окружающей среды.)

Вот что я освоил в том бою. Больше всего поражало то, что Кеша сумел пережить Ярость Небес. Я, конечно, понимал, что сотворил нечто предельно могущественное из того, что сумел проанализировать из того, что показал мне тогда Феникс. Но даже не предполагал, что настолько. И что же за силы использовал тарантул, раз почти полностью нейтрализовал её? Надеюсь, мне удастся приручить паука. Кеша хороший, Кеша будет Руслана.

Я взял в общей сложности 34 уровня за ту бойню, что мы устроили. 680 очков характеристик — по сто в Силу, Ловкость и Реакцию, и 380 в Дух. Вечно не хватает Духа, всё новые навыки. Эх, вкладывать бы побольше в Дух, но нельзя забывать и об остальном. Есть те, кто предпочитает сражаться на большом расстоянии, закидывая врага навыками. Маги, как они гордо себя именуют. Вкладывают самый минимум в Выносливость и Силу с Ловкостью, чуть больше — в реакцию, а остальное — в Дух и Интеллект. Последнее отвечало за способность к изменению навыков в нужную форму, за возможность манипулировать количеством энергии в нём и, как оказалось, за способность создавать комбинированные навыки в редакторе магии. Ну и да — чем выше интеллект, тем легче использовать одновременно несколько навыков.

Но были и иные. Те, кто больше верил в свою физическую мощь, и предпочитали биться в ближнем бою. Они брали, как правило, лишь два активных навыка — личную защиту максимально доступного уровня и какой-нибудь максимально убойный навык, который преобразовывали под себя на манер того, как я использовал своё пламя на Фениксе. Их называли Воинами, и ценились они выше многих других. Магов сейчас развелось как грязи — любителей строить из себя смесь Гарри Поттера и Гэндальфа Серого было хоть жопой жуй, а вот в ближний бой желающих лезть было мало.

Помимо этих двух видов, были универсалы. Люди, вроде меня, использующие и дальнобойные атаки, и бьющиеся в ближнем бою. Но для этого нужно обладать хотя бы рангом Генерала — иначе не хватит очков, что бы развиваться. Но даже так — у многих, выбравших оба пути, всё равно превалировало что-то одно. Я, например, больше был бойцом ближнего боя. Но тут вообще пока не было универсальных решений — каждый ковал свой билд сам, как считает нужным. Хельга обещала в своё время попробовать, совместно с алхимиками, создать некое зелье или пилюлю для сброса распределённых очков характеристик, но пока дело буксовало. В основном потому, что добровольцев для его испытания, не было. А использовать преступников она отказалась.

Моим планом в плане развития было сперва нахапать по максимуму могущественных навыков, а затем начать постигать настоящую магию. Может, это и прозвучит глупо, но у меня банально не было времени на иные варианты. Война, политика, управление людьми, тренировки свои и своих людей — я спал по три часа в сутки иной раз, выкладываясь на полную.

С одной стороны, я мог бы вообще не спать неделями и месяцами. Но с другой стороны — каждый миг в наших энергетических телах происходили тысячи разных микропроцессов, всё больше их развивая. Целители объясняли, что мы постепенно становимся все более сложными существами, поэтому нам, несмотря на показатели Выносливости, всё ещё требовались регулярное питание и ежедневный сон.

Ладно, что-то я опять ушёл в свои мысли. Плечо, стараниями верной Ани, отказавшейся, вместе с большинством целителей, уходить из анклава, уже полностью зажило. Когда их попытался увести Женя Пожаров под предлогом того, что все выходцы из Мирного теперь подданные Унии, вышла забавная ситуация.

Девушка и многие её подчинённые были изначально из Мирного, это правда. Вернее, сама Аня была одной из тех голодающих, забитых доходяг, которых я собирал в самом начале у себя под крылом. А вот многие её коллеги — из Мирного. Так что отчасти Пожаров имел основания попробовать увести людей обратно. Он напирал на то, что секреты целительского искусства не должны распространятся без позволения Унии. Авторские права, так сказать, сейчас у них.

И если бы дело ограничилось лишь этим, то ничего страшного — я приказал не препятствовать уходящим. Сам я в тот момент был ещё в Москве. И часть людей действительно ушла — в основном те, чьи близкие были ещё в Мирном. Вот только таких оказалось лишь семнадцать человек из полутора сотен. Остальные решили остаться — ведь теперь мы были частью Нуменора, анклава, не уступающего Унии. А все те, кто шёл в своё время к нам, были амбициозными людьми. В Мирном, несмотря на его покой, люди работали, по большому счёту, из альтруизма. Да и тратить там деньги было почти некуда, плюс они там были лишь рядовыми лекарями и алхимиками. Здесь же — они были весьма почитаемой прослойкой общества, дружить с которыми старались все. Шутка ли — от них зависят наши жизни, если вдруг не повезёт в бою.

Вот и выходило — вернуться в Мирный и сидеть там хоть и в безопасности, но снова никем, рядовым лекарем на подхвате, быть весьма уважаемым специалистом у нас. И я уже обещал народу, что скоро у них существенно улучшится жизнь. Как ни странно, люди верили мне, хотя я себе не казался персоной, заслуживающей столь безоговорочного доверия.

Но вот Пожаров, или кто-то из его замов, не знаю точно, додумался начать угрожать расправой через своих людей нашим лекарям. Арсен, в тот момент бывший старшим по званию среди оставшихся силовиков, переломал переговорщикам ноги и выкинул их из крепости. А через пару дней под ноги нашему патрулю упали три детских головы — детишки одной из пар целителей. Те в тот момент находились в Мирном, пока родители оставались у нас на службе.

И первое, что убитая горем семья потребовала от меня по возвращении — смерть детоубийц. И я пообещал им и остальным лекарям в течении трёх месяцев головы всех до единого Игроков. А я своё слово всегда держу. Мне плевать, кто именно это сделал — я отловлю каждого, и убивать буду жестоко и транслируя в прямой эфир открытом каналом — что бы каждая мразь запомнила, как кончают убийцы моих людей.

Но хватит об этом. Я поднялся на самую вершину башни. По моему сигналу сюда же начали стекаться все имеющиеся Полководцы. Твари тоже начали шевелиться, со всех сторон к двухкилометровой зоне шли волны чудовищ, готовясь к атаке. Четвёртый акт, самый важный среди всех, мной задуманных, начинался. Здесь и сейчас сегодня решится, стану ли я одним из сильнейших и влиятельнейших хуннусов в Нуменоре, а следовательно, и в Москве, или сгину вместе со всеми, кто мне доверился. С одной стороны, я тщательно подготовил свою крепость к штурму, собрал в ней столько воинов, сколько и не надеялся собрать ещё месяц назад, да и сам стал раза в три сильнее за счёт новой экипировки. С другой же — чудовища оказались сильнее, чем я думал. И не будь у меня поддержки Нуменора, я был бы сегодня обречён.

— Началось, Руслан. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — внешне спокойно сказал Би Рён.

Всё здесь присутствующие — Полководцы. Опора человечества, практически лучшие из лучших, зубами выгрызшие своё право на силу воины. И они, хоть и слегка волновались, не испытывали особого страха. Не больше, чем перед обвчным боем.

Я закрыл глаза и сосредоточился. Сейчас мне предстояло очень важное дело — я должен был соединить воедино Волю тысяч бойцов. Почувствовать каждого, выковать могучий клинок из тысяч разрозненных осколков и начать свой бой. Это делалось с двумя целями — во первых, для того, что бы отдавать приказы через Волю в режиме реального времени, словно в игре-стратегии. Во вторых — объединенная Воля стольких воинов была оружием сама по себе. Грозным, надо сказать, оружием.

И прежде, чем началась атака, я сумел это сделать. Теперь мне не нужны были глаза, что бы видеть, посредством Воли я чувствовал каждого — от стоящих рядом могучих Полководцев до выстроившихся на стенах Лидеров. И я отдал первый приказ.

Твари, выстроившись, как им казалось, вне пределов досягаемости наших орудий и встроенных в башни рунных построений, начали, набирая ход, двигаться к крепости. И тут наши гаубицы и башни с навыками нанесли им первый удар. Чувствующие себя в безопасности на дистанции трёх с половиной километров чудовища ещё не успели выстроить защиту, а уже начали гибнуть тысячами — скорость перезарядки орудий у нас была нечеловеческая, ведь орудийные расчёты состояли из хуннусов. А они физически многократно превосходили обычных людей прошлого. Да и все орудия обладали охлаждающими рунами.

Строй тварей едва не дрогнул, но тут по ним прошлась волна Воли, и те ускорились, рванув к стенам. Полетели различные навыки с обеих сторон, воздух заполонили пламя, вода, лёд, камни, молнии, воздушные атаки, реже — силы аспектов вроде магмы, гравитации, вакуумных взрывов и многого, великого множества иных атак. Всевозможных форм — от простых, не оформленных комков энергии до отточенных, изящных и смертоносных атак Генералов. На всё это даже смотреть было больно.

Пока размен ударами был катастрофическим для тварей — они меняли сотни своих на одного нашего, но я не обманывался. Это была стандартная тактика чудовищ — пустить в первых волнах слабаков, заставив врага потратить силы них, что бы потом, более сильными монстрами, потеснить и помять растратившего энергию врага, а затем сильнейшие твари довершат разгром. Или удерут первыми — если станет ясно, что противник слишком силён. Мелочь наложить несложно, а вот сильных членов стаи их предводители всегда берегут, ведь именно они являются костяком. На который, случись что, снова нарастить мясо не проблема.

Тем временем море чудовищ ударилось, наконец, о наши стены. Пауки легко забирались на стены и пытались прорвать барьеры, крысы же для этого составляли целые живые пирамиды. Вот только усилия и тех, и других были напрасны — среди них не было даже Вожаков, так что они всё так же гибли сотнями.

Но тут, наконец, сочтя, что наземные твари отвлекли на себя достаточно внимания, с небес начали пикировать крылатые противники. Битва за Химки набирала обороты.

Глава 14

Птицы имели бы шансы на успех где угодно, но только не у нас. Зенитные орудия и пулемёты начали бить по снижающимся тварям куда раньше, чем те приблизились на расстояние поражения навыками. Если чудовища рассчитывали развить успех этой атакой, то они сильно просчитались — пока всё, что им удавалось, это бесславно дохнуть и заполнять своими трупами внутренний двор и окрестности крепости.

Минут сорок мы уверенно выжигали, давили, рвали на части и замораживали чудовищ. Я пока действовал достаточно пассивно, лишь давил Волей на пытающихся прорваться внутрь крепости тварей, сбивая им концентрацию и насылая волны страха. Пока хватало.

Но всё хорошее имеет свойство заканчиваться. И Дух у моих бойцов в том числе. Роты на стенах начали сменять друг друга, и тут начался уже действительно серьезный штурм. Командиры, Вожаки и хоть и не обладающие рангом, но уровнями не меньше двухсотых твари пошли в атаку на одну из стен. Это уже грозило сложностями, да и момент был подобран удачно — свежие бойцы ещё только меняли уставших.

На три остальные всё ещё перла мелочь, но на четвертой дело повернулось круто. Несмотря на всю свою толщину и руны, предназначенные для укрепления камней, от стены начали откалываться целы куски — твари догадались начать рушить саму стену, вместо того, что бы пытаться с наскоку её преодолеть. Тем временем птицы, под предводительством нескольких десятков Вождей, усилили до предела натиск на остальные три стены, вынуждая отправлять туда дополнительные силы из резерва. Битва накалялась, мы уже начали нести ощутимые потери. Мне хотелось самому вмешаться в бой, но я сдержался. Ограничился лишь Аватором Пламени, которого отправил парить над крепостью и закрывать собой от атак стены, выжигая попутно глефой скопления мелочи под стеной. Долго он не продержится, но хоть какая-то помощь. Выпил зелье регенерации Духа и сосредоточил Волю на разрушаемой тварями стене. Этого допустить нельзя, так что пора показать обнаглевшим уродцам, что рано они обрадовались. Из Воли, что сейчас была мне подвластна, я сотворил тысячи небольших полупрозрачных дротиков, по пол метра каждый. Секунда — и они дождём обрушились на тварей, заставляя тех чувствовать необъяснимый срах и панику, дёргаться в ужасе и начинать пятиться. Атаки сразу уменьшились и ослабли, и со стен тут же ударили около сотни забравшихся на этот участок стены Генералов, заставляя чудовищ в панике отхлынуть. Я повторил атаку Волей — и твари в ужасе, не обращая ни на что внимания, давя друг друга и даже атакую своих же в попытках как можно скорее сбежать, рванули прочь.

— Пора, — послал я сообщение одному из бойцов, что сейчас находились рядом с лесной троицей.

План вступал в завершающую фазу. Несмотря на то, что мы успешно отбили приступ, это был лишь первый удар. Но главное достигнуто — основные силы начали втягиваться в сражение. Мелочь уже бежала, и сейчас в атаку шёл костяк армии тварей — чудовища 200+ уровней, с Вожаками, Командирами и Генералами. Вожди, Зверолорды и Системные Лорды пока держались вдалеке. Управляя таким количеством Воли, я спокойно сканировал местность в радиусе двенадцати километров. Поэтому скопление мощных аур со стороны территорий чудовищ чувствовал чётко.

***

Андрей.

Атака в тыл сражающихся с лесными монстрами нелюдей прошла чётко по плану. Когда троицу Системных Лордов чудовищ начала теснить четвёрка Бессмертных, в самый разгар боя, мы со Знающими ударили им в тыл. У Знающих было семь тысяч бойцов, у меня мои две сотни, из которых три десятка были Полководцами и остальные сто шестьдесят человек — Генералами. Я и мой отряд атаковали самого слабого из этой четвёрки, уже раненного Дарбазаном козлоногого. Тридцать минут битвы — и потеряв четверть отряда, мы завалили эту тварь.

Быстро собрав лут, мы приняли участие в резне, что началась с нашей атакой в тыл. Сатиры и эльфы, несмотря ни на что, бились отчаянно и до конца, примерно треть из них, под предводительством двух выживших Бессмертных (эльфа и козлоногого), сумели прорвать кольцо и отступить. Монстры бросились за ними в погоню, но ни мы, ни знающие в дальнейшем участия не принимали. Пусть лесное зверьё штурмует укреплённую лесную крепость козлоногих, если жизнь не дорога. Взять её штурмом с наскока не выйдет, а терять время и людей ни я, ни мои союзники нехотели.

Помимо различных предметов экипировки, что интересовали меня в последнюю очередь, я получил Алтарь Силы из Бессмертного. Следовало немедленно заняться прорывом на ранг Системного Лорда — это было бы весьма не лишним перед той бурей, что затеял Рус и поучаствовать в которой я имел неосторожность согласиться. Так что похоронив павших и выпив в память о них, мы отправились обратно на базу ордена. И там, под наблюдением учёных этой организации, я совершил прорыв.

Это было поразительное ощущение. Моя Воля увеличилась на четыре сотни единиц, и теперь перевалила за тысячу. Произошёл пересчёт очков за все те уровни, что я не был Полководцем, добавив сотни свободных очков. Плюс отныне за каждый уровень давалось по двадцать очков.

В общем, большие и малые плюсы от смены ранга можно перечислять долго, но самое главное — я стал намного сильнее. И вот ко мне явились десяток бойцов, что сидели в крепости Руса для связи со мной и назвали день начала операции.

Знающие и звери в этом тоже участвовали. Разгромить группу набирающих обороты тварей нужно было всем, ибо если они захватят город, то дальше, набрав уровней на людских анклавах Химок, двинутся в Лес. А это было ненужно никому.

И вот, наконец, боец Нуменора, Рашид, Полководец, передал сообщение, что пора. Чудовищных грохот боя был слышен издалека, наши силы, собранные в кулак на окраинах Леса, стремительно пошли вперёд. Пора устроить крысам и их союзникам основательное кровопускание. Главное — скорость, нельзя дать им отправится от нашего удара, иначе они могут перестроится и устроить нам ад.

Первый анклав, что попался нам на пути, был Гранд. Собственно, кольцо окружения владений Алёны почти упиралось в Лес. Наш удар был страшен — огромные кошки и псы от природы были сильнее крыс. Пауки, правда, противником оказались более серьезным, но их было куда меньше. Коты, белки, псы и ещё немало различной живности врезалось во вражеский строй, а вороны, под предводительством Чернокрыла, смяли голубей и воробьёв. Мы не стали задерживаться у Гранда, лишь прорвались через тех, кто стоял у нас на пути, и двинулись дальше.

На остальные анклавы Химок мне было плевать, а уж зверям и тем более Знающим — и говорить не стоит. Я всё ещё не забыл изгнание из Гранда, и у меня всё ещё остался осадок за попытку Алёны объявить награду за мою голову.

Пролетая мимо Гранда, я увидел, как из его ворот начинают выходить бойцы и опрокидывать дрогнувшим после нашего удара тварей, но сейчас было не до того. Успеть ударить в спину основной армии крыс и пауков — единственное, что сейчас имеет значение.

* * *
Руслан.

А вот и союзнички. Все лесные обитатели, с которыми я сумел договориться — монстры, Андрей и Орден Тайного Знания собственными персонами. Ого, да Андрюха Системным Лордом стал! Приятный сюрприз, интересно, какой у него высший навык? Но это потом.

Битва закипела с невиданной мощью. От горизонта до горизонта — всюду шло сражение. Оставался последний важный момент, после которого всё точно решится. Если предводитель чудовищ двинется со своей гвардией в бой — то мой план удался на сто процентов. Если решит отступить — значит, процентов на семьдесят.

И спустя несколько минут с начала атаки моих союзников, когда их первый напор стих и битва зависла в равновесии, враг всё же решился на финальную атаку. Всё, теперь пути назад нет ни у кого.

Я, наконец, увидел лидера врагов. Как я и предполагал, это был тот самый Системный Лорд из грызунов.

Живоглот, Системный Лорд крыс. 594 уровень.

Он шёл в окружении четырёх Зверолордов — двух крыс и двух пауков. Ну, и несколько сотен Вождей забывать тоже не стоило.

Вот и настал твой час, Руслан Мераев!

— Всем войскам — общая атака! Артиллерия и зенитчики — огонь по вражеским тылам, не дай Система заденете союзников! Полководцы — за мной!

И напоследок, пока ещё вся собранная Воля не ушла обратно, я ударил по окрестностям волной ужаса. А затем рванул в воздух, вместе с семью десятками Полководцев полетев в сторону уже сцепившихся в общем бою лидерам Леса и крысиному Лорду с его приспешниками.

— Я напал на Живоглота, что пока стоял в тылу и выступал в роли поддержки. Огромный крыс вовремя заметил угрозу и отскочил.

— Два раза тебе везло, красноглазый. Но сегодня ты станешь моей пищей! — рыкнул уродец.

На меня рухнуло гравитационное поле. Как неоригинально, но от этого не менее действенно. Я повел плечами, привыкая к условия тяжести. Белое пламя взметнулось, пытаясь выжечь чужую энергию, но привычный метод, напор грубой мощью, не сработал. Пламя взметнулось и опало, но гравитация и не думала возвращаться к норме. Легко не будет.

Над чудовищем начали взмывать в воздух камни различной величины, от небольших, с детский кулачок, до настоящих глыб размером с грузовик. Они раскручивались, подобно огромной воронке, набирая обороты, а из под ног монстра тем временем в меня летели десятками настоящие копья из гранита. В ответ я начал призывать своих огненных змей, десятками заставляя их нестись в сторону врага. Все смешалось, и видимость упала практически до нуля — две столкнувшиеся стихии породили настоящий хаос. Я напрягся, готовясь к прыжку. Гравитация, летающие камни и что угодно ещё — у монстра нет шансов ни при каком раскладе.

Я двинулся сквозь пламя и кипящую землю, окруженный Огненным Плащом. Делать Рывки под таким давлением силы тяжести попросту опасно — в прошлый раз едва не покалечился, так что сегодня займемся делом обстоятельно. Однако меня удивляло спокойствие Живоглота — крысиный король не мог не понимать, что он мне не ровня. В отличии от Зверолордов, чья физическая мощь в купе с магической, были воистину огромны, этому врагу следовало держаться на расстоянии. Он явно был чистым магом, и его удел — забрасывать навыками врага, не позволяя приблизиться к себе. Сейчас же гигансткий крыс и не думал сохранять дистанцию.

В меня летели на огромной скорости камни, что вращались над ним, но я легко отбивал их ударами Феникса. Белое Пламя начало, наконец, слушаться меня так же, как и обычный мой огонь, что значительно повысило мою атакующую мощь. Я пёр сквозь ярость двух стихий, готовясь к решающей сшибке, хоть и понимал, что меня просто заманивают поближе. Отступать я не собираюсь, прямо передо мной вражеский король. Я уже поставил шах, пора ставить мат. И что бы он не подготовил, какой бы ловушкой себя не окружил — я готов.

Так я думал, пока гравитационное поле Живоглота не дрогнуло. Миг — и я ощутил, как реальность исказилась. Мы были заточены на пространстве в 500 метров. Небыло никаких стен и тому подобного, просто моя Воля оказалась заперта на этом участке пространства, а все, кто прежде находился неподалеку от нас, были вытеснены за периметр действия ловушки. Сам крыс, как и в нашем самом первом, памятном бою, покрылся доспехом из затвердевшего камня. В сравнении с тем, что было полгода назад, сейчас передо мной был настоящий шедевр, повторяющий все изгибы тела монстра. Такое не пробить сходу, ковырять придется долго, но…

— И это всё? — разочарованно протянул я. — Заточил меня вместе с собой в ловушку, покрылся броней, и намерен устроить честную дуэль? Я думал, ты умнее.

Что-то тут нечисто. Моя Воля не могла никого обнаружить, мы были здесь одни, но интуиция била тревогу. Причем указывала она не на самого Живоглота, что было ещё страннее. Что тут блядь творится? Не ради ж суицида он сюда меня заманил?

— Нападай, красноглазый, — насмешливо ответил монстр. — Нападай, и покончим с начатым!

И я сделал вид, что действительно рванул на врага. Только Рывок был направлен не к монстру, а на точку на полпути меж нами. И это меня спасло.

Из неоткуда сверху спикировал дракон и залил всё пространство передо мной ледяным дыханием. Ну что же, не знаю, как им это удалось, но они обманули моё восприятие. Значит, выкормыши Антараса тоже здесь? Финальная часть этого сражения началась. Я был отрезан от внешнего мира, но там и без меня справятся с последней атакой. Все давно продумано и просчитано, так что можно отбросить все лишнее из головы.

Гигантская тварь, парящая над моей головой, была, конечно, далеко не Антарасом, но тоже внушала опасения.

— Окрея, несистемное существо. Дракон, 1 ступень Бессмертия.

— Так ты у нас самка? — насмешливо рыкнул я новой противнице.

Драконица зависла над крысой. Ловушка не сработала, а рваться продолжать схватку парочка пока не спешила. До самого Антараса Окрее было очень далеко, но тем не менее она… Скажем прямо, тоже внушала. Размах крыльев метров под шестьдесят, ярко-синяя чешуя, голова размером с легковушку и увенчанный шипастой булавой хвост — она была опаснее крысы. Два на одного — шансы примерно равные.

Я начал первым. Рывок к Живоглоту, удар Фениксом — и тварь летит в сторону, но на месте удара лишь несколько трещин. Сверху снова рухнуло ледяное пламя, но я был готов — белое пламя играючи отразило атаку. Я прыгнул вверх, намереваясь рубануть тварь по морде, но та встретила меня ударом лапы, и меня снесло. Кувыркнувшись через голову, я приземлился на ноги, и сразу был вынужден отражать удары каменных копий, усиленных силой тяжести. Пока справлялся с этой напастью, температура стремительно падала до минусовых значений. Семь секунд — и всё вокруг во льду, за исключением окружающего меня небольшого пятачка пространства, охваченного огнем. Три Поля Превосходства столкнулись, и я с неудовольствием ощутил, что мое поле уступает объединенным полям врагов. Задули ледяные ветра, содрогнулась земля — и комбинированный удар льда, воздуха, воды, пространства, гравитации и земли обрушился на меня.

Одного Белого Пламени, что взвилось вокруг меня, было недостаточно, что бы отразить подобный удар. Слишком много элементов, слишком сложно оформленная сила, слишком тонко рассчитано… Прежде меня всегда выручало то, что встречной атакой вполне можно защитится от чего угодно. Но сейчас приходилось признать, что Феникс был прав — грубая сила не всегда решает.

— Действуй же, потомок Авидайла! — вскричал Феникс. — Вспомни все, что я тебе говорил! Вспомни, чему учился, что чувствовал, что видел, весь накопленный опыт — и сотвори, бездарь, наконец-таки, пристойную защитную способность!!!

И за тот десяток секунд, что я сумел выиграть себе Высшим Навыком, я, наконец, сумел познать и сотворить нечто новое. Может показаться, что это дается легко и просто, но это отнюдь не так. Недостаточно побывать на пороге смерти для того, что бы что-то обрести. Недели и месяцы тренировок, накопление боевого опыта, сотни проб и ошибок, наконец, скопились в нечто единое и целостное, сотворив по настоящему мой навык. А стрессовая ситуация была лишь катализатором, что подтолкнул меня.

Полупрозрачное свечение алого цвета, имеющее форму капсулы, вытянутой вдоль моего тела, приняло удар на себя. Сложные рунные цепи, сверкающие золотом, бежали по краям свечения, чуть глубже сияли яркие белые звездочки из пламени. Всё, что я знал и умел, оформилось в эту защиту, сожравшую четверть моих сил. И я был весьма доволен — соединенная мощь дракона и крысы, что обратила в ледяной прах всё, что находилось в этой ловушке, не нанесло мне никакого вреда. Я стой на дне кратера метров двести в глубину и довольно улыбался. Враги сильно выложились, гораздо больше, чем, я.

Пора ставить точку. Ярость Небес, моя золотая молния, рухнула с небес на мою глефу, сметя попутно ослабленную предыдущим буйством энергии ловушку. Вобрав в себя энергию, феникс загудел от грозной мощи. Золотые молнии бегали по всему моему телу и оружию.

Враги понимали, что от удара не уйти. Крыс бы сильно ослаблен предыдущим ударом, к тому же разрушение его ловушки явно не прошло для твари даром. Драконица выглядела куда лучше. Вокруг нее закрутилась сфера темной, напоенной странной силой воды. Не думаю, что эта вода пропустит электричество, но продолжать надо, так что я обрушил свою атаку. К моему изумлению, сфера выдержала мой удар. Не желая сдаваться, я давил Волей и закидывал укрывшихся под ней врагов навыками. Три Вспышки Сверхновой, два Огненный столпа и Копье Пламени первого класса Высокого ранга — и защита, наконец рухнула. Пора использовать силы доспеха и Феникса. Пара гравитационных клинков, Огненный Элементаль, принять таран из гравитации от Живоглота на барьер доспеха, туда же шквал гигантских сосулек от Окреи, ответить Лавовым Капканом по Живоглоту, повторить дважды, и, пока верещащая крыса выбирается из небольшого пруда лавы, в котором она оказалась, я использую Кровавый Гнев. В прошлый раз мне пришлось почти день отлеживаться из-за его применения и травмы в плечо. Но что поделать — я перехватил инициативу, и надо этим пользоваться.

Я рванул на Окрею, используя крылья. Драконица, и так занятая уничтожением моего Элементаля, вынуждена была теперь биться с нами двумя разом. На огромной скорости три разноцветных луча — синий, красный и бело-золотой сшибались и отскакивали друг от друга. Я щедро сыпал ударами, но драконица, опытная тварь, принимала удары самыми твердыми частями чешуи — лапами. Несмотря на свои габариты, драконица была изумительно гибким существом, так что её огромные размеры нисколько не мешали ей на равных обмениваться со мной ударами. В какой-то момент она разорвала Элементаля на части — и именно тогда она и подставилась. Феникс распорол чешую на её животе, и я использовал в третий раз за сегодня Высший навык — Белое Пламя.

Страшен был крик умирающей Окреи. Страшен и оглушителен — да и как могло быть иначе, когда в твои кишки бьют огнем Высшей магии? Извиваясь и жутко рыча, существо рухнуло но землю — а я рванул к Живоглоту. Пока есть силы, пока он не успел удрать — надо добить.

Я напал на него за мгновение до того, как он успел использовать какой-то навык. Рукопашная схватка с закованным в камень, что прочнее любой стали, чудовищем — что может быть лучше, когда духа хватает ровно на техники усиления? Только одно — использовать рунные гранаты против урода.

Крыс бил лапами, я принимал на глефу его удары и откидывался гратами. Первый взрыв его лишь чуть подкинул, но во второй раз сдетонировало сразу штук пять, в третий — все оставшиеся тринадцать разом. Броня крысы треснула, я добавил пару ударов — и мозги твари брызнули наружу одновременно с её последним ударом хвостом, опрокинувшим меня в ледяное крошево, оставшееся после нашего боя.

Глава 15

Я с кряхтеньем приподнялся. Оба врага были мертвы. Вдалеке висел над землей Снежный Замок, ведя артиллерийскую дуэль с Антарасом и его воздушной армадой. Над замком летали сотни человеческих фигурок — Полководцы и Системные Лорды вели ожесточенный бой с монстрами прямо вокруг летающего замка.

Ещё пока я сидел Нуменоре, я решил поведать Артуру и его совету о своих планах. Разговор на этот раз шёл о том, как взять под контроль Московскую Область и о том, как и какие силы нужно выделить для основания и защиты добывающих факторий в Лесу и для организации полей под засев овощами. В анклаве было сотни тысяч жителей, а имеющихся запасов продовольствия хватило бы максимум до октября. Одним лишь мясом сыт не будешь.

Тогда-то я и рассказал, что прежде всего нужно справиться с монстрами хотя бы в Химках. Выслушав мой план, Артур спросил:

— Ну, положим, силы мы тебе выделим. Но вопрос с монстрами Антараса остается открытым — тот явно попробует договориться с вашим логовищем тварей и помочь им. Ты просто не справишься, если это случится. А если лезть своими войсками на его территорию… Скажем так, я уверен в том, что мы их задавим, но цена может оказаться неподъемной — минимум треть нашей армии, и это при самых лучших раскладах. А скорее всего — и вся половина нашего войска. Вторжение обескровит нас, и тогда нас потихоньку, по кускам сожрут — Скорма, Уния, Союз и прочие шакалы рангом помельче.

— Если лезть к нему — то да, — согласился я. — Но что, если бой устроить на выгодных для нас позициях? Если вы ударите не всеми силами, а с помощью лучших частей по тем, кого он направит на помощь Химкинским тварям?

— Что ты предлагаешь? — подобрался Максуд.

— Расклад сил таков, что вы с Антарасом на время заварушки у нас будете вроде как сдерживающим друг-друга фактором, — пояснил я неспеша. Эта идея мне пришла в голову только что. — Но у меня есть надежные союзники, с которыми я смогу сделать так, что силы в решающей битве будут в худшем для нас случае равны, а скорее даже — перевес будет у меня. Антарасу невыгодно поражение монстров, да и не только — даже если они победят, но слишком высокой ценой, он не получит никаких преимуществ. Вместе с тем, пока вы будете сидеть у себя, он не рискнет посылать помощь тварям. Но что, если вы в этот момент будете типа «заняты»? Уверен, здесь хватает информаторов, что сливают информацию крупным анклавам и нелюди. Так почему бы не пустить слухи о готовящемся походе против кого-то левого? И не просто пустить слухи — начать вполне реальную подготовку, собирать войска у противоположных врат Нуменора, устроить исход части сил вместе с Артуром — в общем, вам виднее, что лучше сделать, мысль, я думаю, вы уловили.

Тогда мы обсуждали много часов наш план. Понятно, что всю армию дракон не вышлет, но в любом случае — если всё выйдет, то хоть часть его сил мы вырежем. А потом и вовсе — на плечах разбитых тварей ворвемся внутрь и устроим разгром. И для этого требовалась наживка — наживка, которой стала возможность стереть с лица земли химкинские анклавы и прибить лично. Уверен, столь гордая тварь не простила мне пережитый страх. Игра была рисковая, но слава Системе — всё удалось.

Я огляделся вокруг. Тысячи бьющих во все стороны навыков, рёв монстров и грохот сражения — битва была далека от завершения, но всё же было очевидно, что мы одерживаем верх. Пора собрать лут.

Рукавица Ледяного Дракона Окреи — артефакт, образованный из энергии убитого вами дракона ранга Бессмертия. Артефакт Бессмертных, Высший ранг. Использование возможно лишь от ранга Системный Лорд и выше. Свойства:

+ 400 ко всем характеристикам.

Навык Купол Тёмной Воды — 700 единиц Духа (7000 единиц из окружающей среды), создаёт вокруг вас защитный купол диаметром от трёх до 100 метров. Навык имеет возможность улучшения. Нынешний ранг — Высший, 3 класс.

Возможность познания с помощью артефакта стихии «Воды», аспекта «Лёд» и пути «Тьмы» до уровня, на котором им владела убитая вами Бессмертная.

Невозможно украсть. Артефакт можно лишь отдать в дар, продать или взять в качестве трофея. Использование артефакта не нарушает целостность комплекта доспехов, артефакт сочетается с любым комплектом.

При 100 % синхронизации и подчинении артефакта возможно вызвать на краткое время душу, из которой сотворён артефакт. Уровень синхронизации — 0 %. Данная возможность доступна лишь тому, кто убил данного Бессмертного, и при передачи артефакта в иные руки будет заблокирована.

Запас Духа — 5000 единиц.

Отличная вещица. Я сходу натянул её вместо одной из своих, закинув снятую рукавицу в пространственный карман — половина из них, после использования гранат, были пусты. Пока битва не накрыла меня, надо цапнуть добычу с Живоглота и рвать отсюда когти. Я выложился в этом бою целиком и полностью, и теперь не помешает восстановить силы где-нибудь в тылу.

Кольцо Крысиного Лорда Живоглота — артефакт, образованный из убитого вами крыса ранга Бессмертия. Артефакт Бессмертных, Высший ранг. Использование возможно лишь от ранга Системный Лорд и выше. Свойства:

+ 250 ко всем характеристикам.

Навык Угнетение — 500 единиц Духа (4000 из окружающей среды) — создаёт мощное давление силой тяжести на выбранные вами объекты. Противники должны находиться в пределах досягаемости вашей Воли.

Возможность познания с помощью артефакта стихии «Земля» и аспекта «Гравитация» до уровня, на котором ими владел убитый вами Бессмертный.

Невозможно украсть. Артефакт можно лишь отдать в дар, продать или взять в качестве трофея. Использование артефакта не нарушает целостность комплекта доспехов, артефакт сочетается с любым комплектом.

При 100 % синхронизации и подчинении артефакта возможно вызвать на краткое время душу, из которой сотворён артефакт. Уровень синхронизации — 0 %. Данная возможность доступна лишь тому, кто убил данного Бессмертного, и при передачи артефакта в иные руки будет заблокирована.

Запас Духа — 3000 единиц.

Улов шикарный, но восторгаться нет времени. На избитую, разгромленную землю начинают падать первые капли дождя, что очень быстро перерастают в яростный, могучий ливень. Небо и землю рвут на части атаки сошедшихся в бою армий, сражение перестало быть упорядоченной схваткой трёх армий и превратилось в свалку, в бойню, в которой уже мало что ясно. В меня бьёт молния среднего ранга, и, слегка кольнув, стекает по доспеху. Нацепив артефакты, я кидаюсь к ближайшей группе крыс. Сейчас я не смогу потягаться с равным соперником, но против рядовых чудовищ я вполне способен сражаться.

Ливень хлещет сплошной стеной, да такой, что я с трудом вижу на пару десятков метров вокруг. Выручает Воля, благодаря которой удаётся ориентироваться и различать, кто есть кто. Мой первый удар отсекает голову монстра, следующим движением я рассекаю на части сунувшегося ко мне паука, но тут же получаю тычок в голову от третьей крысы. Кончик хвоста снабжён костяным шипом, но он соскальзывает в сторону — спасибо моему шлему. Плевок ядовитой кислоты заставляет меня сморщиться — боли нет, доспех в очередной раз доказывает свою полезность, в неём даже прорезь для глаз и сочленения закрыты невидимым силовым полем — но воняет эта субстанция премерзейше.

Карусель схватки захватывает и уносит меня. Огненный плащ легко сжигает мелочь, тварей посильнее я рублю глефой — и мне начинает казаться, что я в одиночку, подобно какому-то богу войны, прорублюсь через всё вражеское войско — но тут несколько десятков тварей начинают поливать мне сплошным потоком навыков. Я делаю Рывок в их сторону, но всё бесполезно — всё больше тварей присоединяется к попыткам меня прикончить, и магия, бьющая по мне сплошным потоком, сшибает меня с ног при попытке использования Рывка. Я кубарем качусь по текущей ручьями от немыслимого жара земле, доспех раскалён до предела, ещё миг — и он перестанет держать удар. По мне лупят уже несколько сотен Вожаков и Командиров, и мне начинает казаться, что это пиздец. И тут я вспоминаю, что у меня ещё есть артефактные навыки!

Купол Тёмной Воды развернулся на десяток метров вокруг меня, отрезая от беснующихся монстров. Защитный навык Высшего ранга — это вам не хухры-мухры, даже такой толпе, лупящей по нему навыками Среднего и изредка Высокого ранга, понадобиться пять-шесть минут, что бы сломить его. Вынимаю из плаща зелья Регенерации, Восстановления Духа и зелья усилители — допинг, иначе говоря. Торопливо вливаю всё это в себя и сажусь в позу лотоса. Феникс дрожит и гудит, связь с моим оружием прервалась, но я чувствую, что в нём происходят какие-то изменения. Надеюсь, они закончатся раньше, чем меня сомнут, ибо даже просьба о помощи, отправленная посредством связи анклава, не отзывается — в бою сейчас буквально все наши силы, и бойцам просто не до того, что бы отвлекаться на сообщения. Сейчас каждый за себя.

Тем временем чудовищ вокруг купола всё больше, я ощущаю уже нескольких Генералов и Вождя. Я достаю последнее зелье, что у меня есть, таких всего три во всём известном мне мире — зельё Последнего Шанса. Его Хельга изготовила специально для меня, и оно было сверхмощным допингом, очень дорогим и трудоёмким в изготовлении. Не хотелось его использовать — последствия его применения таковы, что через несколько часов я слягу с огромной температурой и буду на грани жизни и смерти, учитывая, что я уже выпил несколько допингов попроще и использовал Кровавый Гнев, но выбора у меня, похоже, не осталось. Я либо прорвусь сквозь окруживших меня монстров, либо умру здесь и сейчас.

Небольшая пластиковая бутылочка из-под колы с мутным, розоватым зельем, в котором плавали кусочки ингредиентов, сработало как надо. Мозжечок, кусочки печени, сердца и селезёнки Вождя крыс и Вождя голубей, семнадцать различных трав, ягод и плодов Высокого ранга и эссенция моей собственной крови — вот таков рецепт того, что моя златовласка приготовила для меня в качестве средства на крайний случай. Огненная волна пробежала по организму, казалось, каждая мышца и жила налились тяжёлой, свинцовой мощью, сидеть в медитативной позе уже не было никакой возможности, разум начало накрывать пеленой ярости. Сердце начало стучать с бешенной скоростью, сотни три ударов в минуту по ощущениям, в тело потекли потоки сырой, необработанной энергии из окружающей среды, наполняя резерв Духа и царапая, немножко корежа каналы энергетического тела. В мозгу, где и располагался центр моих энергетических каналов, кольнуло острой болью — организм был не в восторге от грязной, необработанной энергии, что его сейчас наполняла. В висках тяжело застучала кровь, и я поднялся на ноги. Пора устроить ещё один раунд резни.

Я полон энергии, тело кипит от мощи — но к сожалению, всё это заёмная сила, и чем больше я её потрачу в бою, тем тяжелее для меня будут последствия. Нужно победить, выкладываясь по самому минимуму, однако, как назло, в душе

кипит ярость — ещё одно неприятное последствие допинга.

Как только купол падает, я бью вперёд, навстречу вражеским навыкам Белым Пламенем и резко взмываю вверх. Навыки Феникса сейчас недоступны, так что приходиться использовать навык полёта из доспехов. Он значительно уступает Крыльям Феникса, но выбирать не приходится, однако мне и этого достаточно. Мой удар прикончил немало тварей, а я тем временем, взмыв в воздух, начал истреблять крылатых врагов. По уму, мне бы сейчас, прорвавшись через воздух, смыться к своим, приземлится среди своих, а то и сразу в крепости, но к сожалению, допинг восполнил всё, кроме Воли, так что я лишился контроля над своим внутренним зверем. Мне хочется убивать, я хочу рубить, сжигать и калечить всеми доступными способами врагов, и потому я, поддавшись тьме внутри себя, кинулся в атаку. Воздушные твари начали в панике разлетаться от меня, но я был быстрее многих из них, я раскидывал щедрыми гроздьями огненные шары из Белого Пламени, метал Золотые Молнии (в пылу боя мне удалось использовать недавно освоенную стихию), рубил Фениксом… Но птицы быстро осознали, что связались не с тем врагом и разлетелись в стороны, и я спикировал прямо к Вождю пауков, что возглавлял сейчас наземных тварей, атакующих меня.

Молнии и пламя полетели разом во всех, я же рванул на паука. Тот встретил удар моей глефы светящимися лёгким голубоватым свечением лапами. Моё удар частично прорезал лапы твари, оставив зарубки на них и заставив монстра сделать десяток быстрых шагов назад. В конце концов, я был полон дурной мощи, а паук был далеко не Кешей, так что физическая мощь у нас была примерно равна. На меня тут же напали Генералы — три паука и две крысы. Пять навыков Высокого ранга разбились о защитный барьер, что я вызвал из стихии огня. Плевок кислотой, гравитационный таран, струя магмы, несколько сотен огромных металлических кольев и мгновенно возникшее торнадо — это было зрелищно, мощно и бесполезно против разъярённого допингом и болью энергетического тела Системного Лорда в лучшей из возможных экипировок. Помимо всего прочего, в первую очередь сказывалась разница в нашей с ними плотности энергии.

Но монстры не растерялись и попытались вшестером навязать мне ближний бой. Они усилили себя теми стихиями, которыми владели (подобного, кстати, я у тварей ниже ранга Вождя раньше не видел, но, похоже, не мне одному шло на пользу сражение на пределах возможностей). Первым ударил покрывшийся металлом паук, и его лапа сумела пронзить изрядно побитый за это день доспех. Рана была неглубокая, сантиметра четыре в глубину, в плечо. Почти одновременно с ним попытали удачу и остальные, но я, взбешённый тем, что какие-то жалкие Генералы сумели ранить меня, того, кто буквально минут двадцать назад сумел прибить Окрею и Живоглота, Рывком переместился под брюхо стального паука. Один быстрый и мощный тычок покрытой золотистыми молниями и белым огнём глефы — и тварь в судоргах рухнула и откатилась на землю, прижав к себе лапы. Точь в точь как самые обычные паучки в момент смерти. Ну, получить огонь и молнии прямо во внутренности — ощущение точно смертельно неприятное. Следующий рывок — и я на голове каменной крысы. Её каменное покрытие лишь жалкая пародия на защиту Живоглота, что спокойно держала мои удары, так что я рассекаю её хребет лезвием Феникса, но в тоже мгновение в меня бьёт гравитационный таран, и меня сносит с твари. Доспехи уже не силах полностью поглотить урон этой атаки, и я чувствую треск собственных костей — судя по всему, несколько рёбер и ещё что-то сломалось. Вне себя от ярости, я ещё одним Рывком оказываюсь около второй крысы — и мастер гравитации, не успев ничего осознать, падает на землю с рассечённой башкой.

Вы спросите, как же так выходит, что даже под допингом меня теснит пяток Генералов да один Вождь? Дело в том, что меня наполняет сейчас Дух, взятый из окружающего мира. Это необработанная организмом, сырая сила, и каждое её применение — нагрузка на энергетику. Навыки сплетаются медленнее обычного, плюс они значительно слабее, и даже работающее на полную катушку Поле Превосходства неспособно компенсировать этот недостаток. Мне физически очень больно использовать Дух, и чем сильнее задействованный навык, тем больнее и хуже для меня. А физическая сила — я, несомненно, превосхожу в ней тварей, но доспех уже слишком много урона впитал, потому любой пропущенный удар наносит мне травму. Этот допинг — палка о двух концах, и его второй недостаток — я дерусь скорее как животное, абсолютно бессистемно и неразумно, ибо захвачен яростью. Но что поделать — выбирать не приходится.

Оставшиеся Генералы и вождь чуть отошли, и на меня кинулись Вожаки и Командиры. Поливать меня навыками они уже особо не старались — видно, подвыдохлись тварюшки в плане Духа. Немудрено, учитывая, какой они мне до этого артобстрел устроили. Вот только в рукопашке они меня не сумели задержать надолго — я шёл на пролом, прыгая по тушам монстров, раздавая удары и через боль используя навыки. Десяток секунд — и второй паук-Генерал, настигнутый мной, лежит грудой мёртвого мяса в хитине. Ещё одно Белое Пламя, что я использовал, буквально насилуя свой организм — и на сотню шагов вокруг меня ничего живого. И Вождь, и пара последних Генералов, и добрая треть тварей мертвы, а капли всё хлещущего ливня, не успевая коснуться земли, обращаются густым и вонючим паром. Выжившие чудовища в ужасе бросаются прочь, я же, рухнув на колени, жадно глотаю ртом воздух. Больно, что пиздец, и я достаю последнее имеющееся зелье — обезболивающее. Оно притупляет реакцию и немного мутит сознание, что недопустимо в бою, но мне сейчас плевать — если не унять хоть как-то боль, то я скоро попросту вырублюсь.

Только мне становится чуть легче и я поднимаюсь на ноги, как замечаю стоящую рядом с гигантским трупом Окреи дракона. Тварь поворачивает ко мне голову и с холодной, ледяной яростью шипит:

— Ты убил мою жену, грязный хуннус. Тебе конец!

Ну пиздец. Дракон, к счастью, потрёпан, причем весьма основательно. Но явно не так сильно, как мне хотелось бы. Видно, что он сам только что из боя.

— Ты не первый, кто мне это говорит, ящерица, — сплёвываю я кровь и перехватываю глефу поудобнее. Когда уже Феникс завершит свою эволюцию? Сейчас мне его помощь будет совсем не лишней.

Дракон выплёвывает в меня струю сжатого воздуха и бросается на встречу ко мне. Окутанная пламенем глефа в моих руках отвечает потоком молний и огня, а сам я делаю шаг на встречу новому врагу. Два усталых и израненных, но всё ещё грозных противника готовы вцепиться в глотку друг другу, а яростные рычащие громом небеса заливают утомлённую, истерзанную схваткой землю ледяным ливнем. На смерть, ёб вашу мать!

Глава 16.

Мы столкнулись ещё до того, как наши навыки, или, вернее даже сказать, заклятия, прекратили противоборство. В самом центре порождённого нашими ударами буйства стихий моя глефа упёрлась лапу дракона. Секунда — и я улетаю, отброшенный, спиной вперёд. Моё тело пролетело сотни метров и врезалось в самую гущу бьющихся монстров. Я не успел даже оглядеться, как на меня сверху рухнула когтистая лапа дракона, но на сей раз я не стал пытаться отразить удар в лоб — этот ящер был в разы сильнее Окреи физически. Я сделал Рывок в сторону, но из распахнутой пасти в меня вылетела воздушная сфера около трёх метров в диаметре. Уклониться я уже не успевал, так что сфера захватила и сжала тисками моё тело целиком. Десятки воздушных лезвий разом начали атаковать меня, прорывая доспех насквозь и оставляя глубокие раны. Если бы не действие огненного плаща, я бы наверняка сразу сдох, но моё пламя ослабило навык, и я сумел вновь активировать Купол Тёмной Воды. Водяная сфера словно бы вытеснила воздух, что атаковал меня, а я, вновь отхаркнув кровью, перехватил глефу поудобнее.

Только теперь я сумел присмотреться к своему новому врагу.

Ялмог, несистемное существо. Дракон, 1 ступень Бессмертия.

Ну, кто бы сомневался — уже третий Бессмертный за день на мою голову. И как прикажете с ним справляться?

Жаль, сейчас не раскидать очков по характеристикам — такое огромное количество разом не раскидывают, это делают несколькими порциями, в спокойной обстановке, имея под рукой запасы пищи и возможность отоспаться. Всё то, чего у меня прямо сейчас небыло. А ведь два убитых мной бессмертных, прорва тварей помельче и главное — общий опыт за сражение разом закинули меня очень высоко.

Дракон издал рёв, от которого все монстры вокруг попадали замертво, а купол содрогнулся и по его поверхности пошла рябь. Акустическая атака? Какой, сука, проблемный тип. Его жёнушка была хороша в защите, он же хорош в атаке. Чёрт, будь вместо Живоглота в паре с Окреей именно он — я бы проиграл. К счастью, в этот удар дракон, видимо, вложил многовато энергии для своего нынешнего состояния, поэтому второго удара не последовало.

Те не менее, времени жалеть себя не было. Надо действовать, надо драться — сбежать от этого врага не выйдет, он сильнее, быстрее и свежее меня. Остаётся надеяться, что кто-то из наших заметит огромного ящера и на него попробуют навалиться толпой, как недавно крысы навалились на меня — в конце концов, его удар отшвырнул меня к переднему краю фронта сражения, и сейчас вокруг нас бились не только враждебные мне монстры, но и союзники из Леса, и люди.

Тем временем Ялмог, к моему изумлению, принял человеческий облик. Высокий воин в чешуйчатых доспехах и двумя короткими клинками-ноэрами, в глухом шлеме, из под забрала которого яростно сияли, подобно двум фонарям, пара синих глаз. Ни ливень, ни пар, идущий от земли — ничто не могло скрыть сияния этих ультрамариновых очей с вертикальным зрачком, наполненных чистой яростью. Он не отступит, понял я. Плевать ему на то, чем всё сегодня закончится, плевать, кто победит в этом сражении — у него лишь одна цель. И эта цель — отнять мою жизнь, отомстить за то, что я отнял у него самое важное, что у него было — Окрею. М-да уж, даже я, накачанный по уши допингами и обезболивающим, с улетевшей напрочь крышей, содрогнулся, увидев этот взгляд. Я пришёл на поле боя победить и выжить, он — победить или умереть. Может, это звучит похоже, но по сути это абсолютно разный уровень решимости. Дракон отдаст всё ради того, что бы меня убить, и я совсем не уверен, что даже приди ко мне кто-то на помощь, я смогу пережить эту схватку.

Впрочем, чего это я раскисаю? И его женушка, и он сам — они сами пришли сюда! Сами напали! Так что пусть хоть обосрётся от своей ненависти — мне похую.

— И ты, и твоя жена, и весь ваш проклятый род ящериц-переростков зря заявились в мой мир! — бросил я, подбадривая себя. — Вы все — просто корм, что бы такие, как я могли вырасти в силе! И я сожру тебя, выродок! Вот она, твоя шлюха, — поднял я левую руку, на которой светилась синим латная рукавица, полученная из Окреи. — Думаю, из тебя выйдет перчатка на правую руку. Устрою вам, нахуй, семейное воссоединение!

Я очень рассчитывал на то, что он бездумно рванёт в атаку, что провокация сработает и он потеряет голову от ярости, но я ошибся. Ненависть из его глаз никуда не исчезла, но он держал себя в руках и чётко понимал, что делать. Опытный воин, он был куда опаснее своей погибшей жены. Не как чародей — из пока увиденного мной, он ей в этом уступал. Но как воин, не теряющий головы, спокойный и уверенный в своих силах боец, он внушал мне серьёзные опасения. Я по праву считал себя лучшим бойцом на холодном оружии в Химках и Москве, а то и одним из лучших во всём мире — ведь меня учил сам Феникс, Активируемое Оружие Духа, имеющее практически безграничный боевой опыт. Но глядя, как плавным шагом движется вдоль Купола Ялмог, как уверенно и естественно он держит мечи, я понял — передо мной Мастер. С большой буквы и с придыханием.

Я знал от нашей эльфийки, что в одна из причин, которая делала расу Высшей, отличая и вознося её над младшими и старшими расами, это правило одного дара. Вернее, как раз отсутствие данного правила для нас. Суры, Астики и Хуннусы могли развиваться одновременно и как Воины, и как Маги. Я не очень понял сперва о чём идёт, но потом она прояснила мне ситуацию. Дело в том, что до достижения Бессмертия прочие расы могли идти лишь одним путём — либо развиваться как маги, изучая заклятия, работая со своей аурой и магическим источником и надеясь развиться до Бессмертия, либо идти путём воина, развивая тело и жизненную энергию. Правило одного дара не позволяло магам изучать техники воинов — им просто была недоступна нужная для этого энергия, которая вырабатывалась путём развития физического тела. У воинов была Ки, у магов — Мана. Идти путём воина было тяжелее, воины значительно уступали магам на нижних ступенях развития и в целом воины значительно реже достигали Бессмертия, но их было гораздо больше, чем магов, ведь магом можно только родиться, а дорога воина открыта для любого. Есть возможность и желание? Вперёд. И это я сейчас про старшие расы — эльфов, орков, сатиров и несколько других. У младших всё было ещё сложнее и запутаннее. И потому, достигая Бессмертия, когда ограничения подобного рода переставали действовать, почти все выходцы из младших и старших рас сталкивались с проблемой того, что нужно развивать все направления из возможных — и магию, и тело с навыками боя. Вот только чем позже начинаешь этому учиться, тем скромнее результаты. Тот, кто изначально шёл к Бессмертию тропой мага, уже не станет выдающимся воином. Неплохим бойцом — да, но не более. То же самое и у воинов. Ведь фундамент, на котором всё твоё развитие как Бессмертного строится, закладывается ещё на этапе смертности. Поэтому даже после возвышения было сложно перестроиться под оба направления разом.

У высших рас всё иначе. Они изначально могут развивать оба направления, они от природы более одарены физически, энергетически и в плане восприятия. Мы спокойно идём обоими путями, собирая и осваивая всё лучшее из них, и к моменту достижения Бессмертия суры, хуннусы и астики на голову превосходят любого представителя иных рас в плане качества развития. Собственно, это и есть одна из причин того, почему именно мы — высшие. Не единственная и, возможно, не главная, но одна из важнейших точно. И пусть мы, хуннусы, только в начале своего пути, пусть нам сейчас во всём помогает наше божество, Система, тем не менее фундаментально, при прочих равных, высший всегда одолеет прочих.

К чему я вспомнил всё это? К тому, что вокруг моего защитного купола сейчас расхаживал разъярённый воин, достигший Бессмертия. И мне предстояла схватка с ним в первую очередь глефой против мечей. Двухклинковым вариантом Феникса я владел куда лучше, чем однолезвийным, и раз враг принял гуманоидную форму, пора бы и мне превратить своё оружие обратно. К счастью, Феникс, всё ещё не закончивший преобразование, откликнулся на моё желание и принял оригинальный вид.

Тем временем Ялмог, сделав круг вдоль купола, достал откуда-то вычурную серебристую фляжку с причудливой резьбой, и демонстративно неспеша выпил её содержимое. Конечно, можно было попробовать напасть в этот момент, но я уверен, что это была банальная ловушка — не мог достигший подобных высот воин так глупо подставиться. Отшвырнув опустевшую ёмкость, дракон презрительно бросил:

— Так и будешь прятаться, словно трусливая дичь? И это Бессмертный из числа хуннусов? Твои предки стыдятся такого ничтожества, как ты.

— Зато я твою жену прирезал, — хмыкнул я. Вот уж пооскорблять я люблю, умею и активно практикую. — Кстати, а не знаешь, почему она тут без муженька была? С ней в паре здоровенная такая, мерзкая крыса бегала. Как думаешь, они случаем не потрахивались, пока ты где-то по своим делам летал?

— Значит, так и будешь сидеть за своим куполом? Надеешься, что помощь придёт? — проигнорировал он насмешку. — Зря. Бой в самом разгаре, и закончится не скоро. Вы, кстати, скорее всего проиграете. Выйди и сразись как подобает Бессмертным! Постарайся хоть сдохнуть достойно.

Он, как и я, ранен и потратил много сил. И явно не хочет тратить их ещё и на купол, ведь нам предстоит сразиться, а энергию лучше поберечь. Конечно, насчёт нашего поражения он пиздит — у нас внушительный перевес по силам, но вот насчёт времени… Все сильные бойцы с обеих сторон уже в бою, резервов не осталось, и мне некому помочь. Сколько бой продлится неизвестно, но время сейчас работает против меня — допинг скоро начнёт постепенно слабеть, а за ним придёт очень жёсткий откат. И к этому времени я в идеале должен быть на койке у медиков. Тянуть больше нет смысла, да и враг тоже принял что-то из разряда усиления. Придётся вылезать из под купола — мой единственный шанс это сразиться с ним прямо сейчас, пока я ещё полон заёмной силы. И если сумею поймать момент, рвануть от него подальше. Так, а сей… Что, блядь?

Ялмог коснулся кончиком клинка водяной стены и по ней пошла странная рябь. Это была не атака, не навык и не привычные мне заклятия нелюдей — он напрямую, своей Волей и энергией воздействовал на саму суть моей защиты, разрушая связи между материей и энергией, уничтожая саму структуру, из которой она состояла. Это была очень тонкая работа, куда изящнее всего, что я когда-либо видел. Я даже не успел вмешаться и что-либо предпринять — могучая защита, способная держать удары сотен монстров разом, просто рухнула, растворившись в ливне.

— Тупоголовые варвары, даже незнающие, как правильно пользоваться своими силами. Ты недостоин своего ранга и вы все скопом — недостойны зваться высшей расой, — брезгливо, будто рассуждая об огромной куче дерьма, оказавшейся у него перед носом, заговорил он. — Ваше божество, защищая вас, блокирует многие наши возможности, но ограничения постепенно спадают. Ладно, много чести что-то объяснять мертвецу.

Он метнулся ко мне, используя Рывок, и я едва успел среагировать, встретив рубящий удар его правого клинка левым лезвием Феникса. По его мечу бегала воздушная рябь, да и вообще воздух вокруг нас начал менять свои свойства. Он словно дул ему в спину, вился вокруг него, уменьшая сопротивление атмосферы до минимума — и в то же время уплотнялся на моём пути, заставляя тратить больше сил на каждое движение. Пламя на лезвии Феникса бессильно шипело, не в силах перекинуться на врага и единственное, чем оно помогало — сжигало исходящие с лезвий врага лезвия воздуха. Воздушные завихрения вокруг нас сводили на нет действие моего огненного плаща, не позволяя ему даже коснуться Ялмога.

Я был прав в своей оценке — то действительно был Мастер. Козлоногие, с которыми я рубился в Лесу, Карина и многие другие — все они меркли и бледнели в сравнении с этим моим врагом. Мы двигались на невероятной скорости, что бы разобрать наши движения, нужно было быть как минимум Генералом, а уж двигаться подобным образом не сумел бы ни один Полководец. Удар, укол, подшаг, снова удар, два десятка обменов ударами меньше, чем за половину секунды — и я вынужден снова отходить. Плавные, чёткие, выверенные движения дракона могли показаться неспешными и неторопливыми — но горе тому, кто решил бы, что ему недостаёт скорости! Всего моего искусства боя, которым я так гордился, хватало лишь на то, что бы защищаться. Я выкладывался на сотню процентов, нет, на все двести, искал малейших огрехов в движениях врага, хотя бы самой малой ошибки, хоть одного движения не по таймингу — и не находил. Я словно рубился с самим воздухом, неуловимым и вездесущим, и все мои уловки были бессильны остановить этот натиск. Атаковать? Сбежать? Смешно! Потеряй я хоть на миг концентрацию — и никакая броня, никакая скорость меня не спасли бы.

И вместе с тем во мне не было ни страха, ни отчаяния. Этот бой заставлял меня работать за пределами того, что мне известно. Схватка шла на всех уровнях, не только наши физические тела и оружие — в ход шла Воля, стихии, навыки и заклятия. Я ещё никогда не достигал такого уровня концентрации, как сегодня. К моему счастью, раны дракона были намного серьёзнее, чем мне казалось поначалу. Угнетение, навык кольца Живоглота, помог мне не слишком отставать от него в скорости, но дракон каким-то образом умудрялся значительно ослаблять его давление. Наши Воли были подобны двум противоборствующим армиям, за секунду мы успевали сделать несколько десяток манипуляцией ею, стремясь поразить врага. У меня оставалось её совсем немного, но и у дракона, похоже, были схожие проблемы, так что мы весьма скупо и экономно использовали эти силы.

Я постоянно пытался создавать вокруг нас шары Белого Пламени, бить молниями с разных направлений, и мне это удавалось, но враг всегда успевал защититься. У меня прорва сил уходила на то, что бы отражать летящие в меня со всех направлений воздушные уколы, акустическиие удары и многое другое, чем осыпал меня Ялмог.

И тем не менее, я постепенно привыкал к его темпу. Постепенно, в этом бою, я учился. Не чему-то новому, не новым навыкам или приёмам, нет — эта схватка учила меня кое-чему не менее, а то и более ценному. Я сводил воедино все навыки, все приемы искусства боя, магию и манипуляции Волей — и прямо здесь, прямо сейчас рождался мой собственный стиль боя. Моё искусство, мой путь, моя школа мастерства — назовите это как хотите, но суть одна — у меня появилось то, что связало в одну систему всё, что я знал и умел. Однако это не отменяло главного — всё то, что я сейчас познавал и сводил на ходу в единую систему, дракон знал и умел уже много тысячелетий. И потому, несмотря ни на что, я проигрывал. Трижды его мечи проходили сквозь мою оборону, и хоть раны были несерьёзны, кровотечение постепенно сказывалось на мне.

Однако мне повезло. Когда в очередной раз его клинок прошёл через мою защиту и полетел прямо к горлу, изо рта Ялмога внезапно вырвалась струя крови и он сбился с такта. Меч бессильно скользнул по броне, а сам дракон оступился. Миг моего крайнего изумления, и я делаю резкий взмах глефой, стремясь срубить ему голову. Враг успевает немного оправиться и отшатнуться назад, но лезвие прорубает шлем и оставляет на его лице длинный ожог — глефа всё ещё охвачена пламенем.

Дракон с рычанием делает несколько шагов назад, он хочет разорвать дистанцию, ему нужен лишь краткий миг для того, что бы собраться и прийти в себя, но этого мига я ему не собираюсь давать. Впервые с момента начала нашего боя инициатива переходит в мои руки, и я не позволяю ему перестроиться. Его рисунок боя сломан, он всё больше уходит в защиту на всех уровнях, от фехтования до магии, чувствуется, что он приближается к своему пределу — и он открывается.

Это не первый раз, когда он открылся в ходе нашего поединка, но тогда это были специально оставленные для меня бреши, уловки, рассчитанные подловить меня на атаке, и я их избегал. Но сейчас… Я не успеваю остановить свои руки, и лезвие глефы пронзает грудь дракона. Не спас ни чешуйчатый доспех, ни скорость — оппонент попытался увернуться, но не успел. И это оказалось ловушкой — я совершенно забыл о том, что дракона мало заботит вопрос собственного выживания в нашем бою. Живот пронзает острая боль, в кишках будто гранату взорвали, но я всё же успеваю увернуться от второго клинка, что метит срубить мне голову.

Я отпускаю правой рукой древко глефы и бью кулаком в лицо Ялмога, затем перехватываю его руку с клинком. Мощный удар коленом прямо в мою рану — и я отлетаю на десяток метров и качусь по земле. Не давая себе ни мгновения на передышку, переворачиваюсь на спину и отражаю несколько ударов врага, что уже тут как тут. Сука, больно-то как! Ёбаный ящер!

Все оставшиеся силы я направляю в создание вокруг себя настоящего моря Белого Огня. Плевать на всё! Сейчас главное выиграть хоть несколько секунд, иначе он прирежет меня как свинью на бойне. Я не контролирую процесс, просто выжимаю все доступные мне запасы Духа, щедро преобразуя его в пламя. Яростно ревущего от гнева дракона сносит в сторону от меня, я встаю на ноги посреди океана своего пламени. Сама реальность слегка подрагивает от мощи разбушевавшейся стихии, я как будто в сердце небольшого солнца — и я стараюсь решить, продолжать ли этот бой или удрать? Дракон жив, он ждёт за пределами огня продолжения схватки, понимая, что теперь он меня легко прирежет. Не хочется удирать, поджав хвост, очень не хочется — но здравый смысл, хоть и с трудом, побеждает. Я выполнил и даже перевыполнил все задачи, что наметил на это сражение, и подыхать тут, бодаясь с разъярённым потерей драконом тупо. Да пошёл он в жопу, в конце концов!

— Мы ещё закончим этот бой, Ялмог! — кричу я. Как бы там ни было, это яще… Нет. Этот воин заслужил моё уважение своим мастерством. Жаль, нам не стать друзьями, но сделанного не воротишь

— Трус! Дерись до конца! Не сбегай от схватки, мразь! — ревёт разгневанный дракон.

Я уже чувствую недалеко от нас Би Рёна и Рому, с ними немалый отряд, они гонят монстров с поля боя. Из последних сил я делаю Несколько Рывков, дракон, перелетев через пламя, начинает гнаться за мной, но он изранен и ослаблен, и когда мои товарищи начинают осыпать его навыками, он отступает. Нет, он не испугался, не струсил — будь хоть один шанс из тысячи добить меня, и он бы пожертвовал своей жизнью ради этого, но уже очевидно — он не успеет меня достать ни при каком раскладе.

— Я отомщу! Клянусь, я ещё тебе отомщу! — донёсся до меня крик.

— Да похуй уже, — с трудом прошептал я…

Глава 17

— Ты проиграл, — заметил Би Рён.

— Да что ты говоришь? — язвительно прохрипел я. — Тащите меня к медикам. Если я вырублюсь, передайте Ане, что я влил в себя Зелье Последнего Шанса. Она знает, что делать.

Чувствовал я себя хуже некуда. Меня мутило, избитое тело ныло, по энергоканалам словно наждачной прошлись, а кишки на месте держались лишь благодаря краям кирасы и пассивной способности доспехов — Регенерации.

Вообще, с моим количеством Выносливости, я должен был уже срегенерировать все эти раны, но… Как всегда и везде, было своё «но». В данном случае оно заключалось в том, что в моих ранах оставалась остаточная энергия тех, кто их нанёс — Живоглота, Окреи и, в основном, Ялмога. Вот они и мешали сращивать повреждённые ткани. Конечно, организм справится с этим, но нужно какое-то время, что бы побороть чужеродную энергию. А за потребное для этого дела время вполне можно окочуриться.

Мне хотелось добраться до крепости своим ходом, но пришлось признать — сейчас я попросту не в том виде. Через несколько минут я вообще вырубился — боль была жуткая, мне пришлось сосредоточиться на своем организме и осторожно циркулировать те крохи нормальной, не загрязнённой энергии, что успел восстановить мой организм. А затем меня и вовсе накрыло откатом Кровавого Гнева и Последнего Шанса.

Моё тело парило в странном, тускло-зелёном свечении. Присмотревшись, я понял, что завис над землёй на бескрайней серой равнине, не ощущая ничего. Попробовал пошевелить рукой — и как ни странно, у меня это получилось.

Сознание начало стремительно прояснятся, и я шлепнулся на землю. Падение с высоты пяти метров даже теоретически не могло причинить ущерба Бессмертному. И именно поэтому боль падения и треск ноги, неудачно выставленной при попытке приземления, больше меня удивили, чем испугали.

Правда, через несколько секунд боль захлестнула разум, и я замечал сквозь стиснутые зубы. Тем не менее, привычки, намертво вбитые в разум за все месяцы моих бесконечных боёв и схваток, заставили направить вокруг себя волну Воли, проверяя окружающее пространство. И с удивлением понял, что не могу этого сделать. Я словно бы вновь стал обычным человеком. Попробовал вызвать интерфейс Системы — и опять ничего.

Вокруг меня раздались смешки. На окружающей меня равнине начали появляться, словно из ниоткуда, странные существа. Рога, хвосты, шипы, и прочая приблуда соответствовала всем известным мне канон о внешнем виде демонов.

— Что, смертный, не работают привычные трюки? — с усмешкой спросил меня трёхметровый краснокожий здоровяк. Могучие мускулистые руки, торс с восемью кубами, крупная башка с длинными прямыми ногами и при этом мужественное человеческое лицо с коротким ёжиком волос.

— Я не смертный, рогач, — ответил я.

Раз не напали сразу, раз говорят, значит я им нужен живой. А значит, мы ещё побарахтаемся. Как только демон заговорил, я даже, признаться, подуспокоился.

После моих слов окружающие его существа отчётливо напряглись. Среди присутствующих он был единственным гуманоидом, и, судя по всему, главным среди присутствующих.

— И кто же ты ныне, Руслан? Бессмертный? Системный Лорд? Человек? Хуннус? — с люботством спросил он.

Одного движения его бровью хватило, что бы твари умолкли. Он знает меня, и судя по его взгляду, знает лично. Вот только я что-то его среди своих знакомых не припомню.

— Мы знакомы? — напрямик поинтересовался я.

— Не узнаешь, значит… Впрочем, и я бы себя сейчас не узнал. Изменения слишком велики… — задумчиво сказал он. — Ладно, это все лирика. Давай, активируй свою Волю. Мне надоело поддерживать этот островок своими силами.

— Да кто ты нахрен такой? — прошипел я.

На протяжении всего разговора я пытался разобраться с тем, почему все мои силы заблокированы. И потихоньку у меня начало получаться. В глубинах разума начал всё ярче сиять крохотный огонёк многоцветного огня, по телу начали разливаться силы — но медленно, слишком медленно.

— Слишком долго. Ладно, пока пробуждаешь силы, я тебе кое-что предложу, — досадливо цыкнул мой собеседник. — Ты в Астрале. Это место — искажённая изнанка вселенной, место, куда попадают души тех, кто очень не хотел умирать и обладал Волей при жизни. Есть ещё несколько нюансов, но они не важны. Моё имя здесь — Азратот, и я слуга Владыки Баала. Но меня данное положение дел не устраивает, но для того, что бы это изменить мне нужно многое, к чему у меня нет самостоятельного доступа нет и не предвидится. Иначе говоря, предметы из твоего мира — артефакты, книги навыков, алхимические реагенты и куча всего того, что может предложить Система. О, неплохо! Да ты действительно Системный Лорд! — удовлетворённо заметил он.

Мои силы, наконец, вернулись практически полностью. Сейчас я чувствовал, что передо мной Полководец с кучкой… А вот чудовищ, собственно, чётко классифицировать не удалось. Две твари что-то около Генерала, десяток — между Командиром и Вожаком, а вот остальные ещё слабее. Собственно, даже сам Азратот был весьма слаб для Полководца.

Я же себя чувствовал не слишком хорошо. Было ясно, что основной ущерб от ран миновал, и я иду на поправку, но пока до идеального состояния было далеко. И, кстати, интерфейс так и не вернулся. Но несмотря на это всё, теперь я был способен защитить себя. Более того, стоящие передо мной твари не выдержали бы даже одного удара моих Высших навыков.

О, вот и Фотографий с остальными артефактами. Вот теперь я готов продолжать переговоры.

Внезапно небо над поляной раскололось, и из огромной чёрной трещины начали стремительно падать на землю десятки и сотни новых монстров. Ровно 219, если быть точным — Воля вновь работала как часы.

— Не успели! — как-то обречённо вздохнул Азратот. — Как вы нас так быстро обнаружили? — обратился он к четвёрке предводителей вновь явившихся.

— Ты ещё новичок, — снисходительно пояснила одна из них. — Неужели с такими жалкими умениями ты надеялся спрятать от нас такую вкуснятину? Нехорошо пытаться обмануть старших, наглый выскочка. Думаю, теперь никто не будет осуждать нас за то, что мы тебя слегка накажем.

Говорившая была чуть менее двух метров ростом, с большими, явно не декоративными кожаными крыльями за спиной. Если описывать её двумя словами — вылитый суккуб. Прекрасная и хищная тварь с тонкими, острыми клыками на верхней челюсти. Трое других были скорее инкубами — смазливые крылатые демоны, которых легко можно было представить покупающими женские души за ночь любви. Все четверо тоже были примерно Полководцами, причём посильнее Азратота.

— Ты недоговорил насчёт своего предложения, Азратот, — заметил я. — Я так понимаю, это сборище клоунов в твой план беседы не входило?

Судя по страху, идущему от моего собеседника, гости были совсем незапланированные. Демоница, гневно нахмурив брови, открыла рот, но тут я, более менее освоившись с законами этого странного пространства, обрушил всю мощь своей до того маскируемой Воли на присутствующих. Все замерли.

— А теперь я тебя внимательно слушаю, мой рогатый друг, — улыбнулся я.

— Значит, я не прогадал, и ты и вправду Системный Лорд, — с облегчением вздохнул он. — Будь так любезен, помоги убрать свидетелей.

— О, это несложно, — кивнул я…

* * *
Пробуждение было на удивление спокойным. Тело, конечно, побаливало, но терпимо. Что же, поздравлю, Рус — традиция заканчивать каждый бой полутрупом продолжена.

— Наконец-то, шеф! — обрадовано воскликнул Рома.

Я лежал на кровати в большой, хорошо освещённой комнате, облицованной белым мрамором, рядом с окном. В помещении, помимо пацана, была Аня и чем-то встревоженная Исъольда с каким-то парнем Полководцем. Прежде, чем я успел хоть что-то ответить, эльфийка, стремительно приблизившись, положила руку мне на грудь и воскликнула:

— Лий ор на экренни!

И всё залило золотым сиянием. Секунда, другая, и всё исчезло.

— Ну сколько можно, ушастая! — топнул ногой Рома. — Заебала ты со своим ебучим экзорцизмом! Всё с боссом нормально! Этот кринж уже выбешивает!

— От него веет Астралом! Ты не понимаешь, дитя, что там может обитать и какие ужасы оттуда могут вылезти! Скажи, Руслан — ты никого не втречал там? Не ощущаешь никаких странных перемен? — взволнованно обратилась она ко мне.

— Да, кстати, кое-что есть, — прислушался я к себе. — Что-то тёмное и злое… Оно ползет по моему разуму… Нет, нет! — вскричал я.

Эльфийка мгновенно отпрыгнула назад, к парню Полководцу. Между нами возник барьер слегка подрагивающего воздуха и одновременно с этим в меня полетела золотая нить, мгновенно меня опутавшая. Какая, однако, прыткая девушка.

И в то же мгновение сияющее серебряным светом остриё глефы метнулось вперёд, пронзая барьер. С лезвия по барьеру растеклись струи тёмного воздуха и смели его, но тут парень, стоящий рядом с эльфийкой, шагнул вперёд. Лезвие его клинка встретило глефу Ромы, но мой верный охранник был гораздо сильнее — и парня отбросило с его пути.

— Хватит, — крикнул я. И использовал единственное пока умение из магии астрала — Астральный Миг.

Время в помещении замедлилось для всех. А в следующую секунду я попросту сжёг опутывающую меня нить и встал. Что-то далеко зашла моя шутка.

Долго поддерживать время в замедленном виде я не мог, но это и не требовалось. Почувствовав, что все успокоились, я отпустил его. Замедлить ход времени даже тут, в небольшом помещении и для троих человек было непростой задачей, я словно пытался удержать рвущегося на волю медведя посредством тонкой верёвки — занятие весьма сомнительное.

— Ты всё же заключил договор с кем-то из астральных тварей… — покачала головой девушка. — Надеюсь, ты не пожалеешь об этом. Сколько могущественны силы изнанки бытия, столь же они и опасны. Помни об этом.

— Я знаю, что делаю, Исъольда, — покачал я головой. — Я — хуннус, со мной их уловки не сработают. Лучше расскажите, чем все кончилось. И кто этот парень такой?

— Меня называют Тристан. Прозвище такое, — представился он. — Я глава выживших людей из Сходни. Мы хотели бы войти в состав Нуменора, а в частности — к Хуннусам, к вам. У нас семеро Полководцев, двадцать Генералов, пятьдесят девять Командиров и пять сотен Лидеров. Не имеющих ранга, но способных оказать поддержку в бою — две тысячи семьсот семнадцать человек. И пять сотен непригодных к бою людей — раненные и дети.

Отлично, вот и люди потянулись. Надо будет потом поинтересоваться, что там на Сходне случилось, но пока есть вопросы и поважнее.

— Хорошо, я тебя услышал. Что по сражению? Что с монстрами? — посмотрел я на Рому.

Мы победили. План сработал на 120 %. Антарас не просто клюнул на наживку, не просто отправил подкрепление — он двинулся на поле боя сам. Артур перехватил их во время форсирования Москвы-реки, и по обоим берегам реки началась настоящая резня. Драконы, вороны и прочие летающие твари сошлись в бою с нашим флагманом — Снежным Замком, как теперь официально называлась первая летающая крепость Нуменора. А пешие полки, заранее подготовленные, дали прикурить чудовищам на земле. Итогом битвы стала тяжелое ранение Антараса и разгром его армии. Лишь вмешательство чудовищ с Мусорной Горы, как называли в народе бывший мусорный полигон «Левобережная», спасло драконов от окончательного разгрома.

— Ты, кстати, стал личным врагом второго генерала Антараса, Ялмога. Хотя с твоим количеством врагов — одним больше, одним меньше, плевать, — заметила Исъольда.

— Ответьте на один вопрос, ребята, — прервал я их. — Тристан и Изольда, конечно, весьма милая пара, но здесь должны быть Аня, Макс, Би Рён и командиры полков. Где они все?

— Сейчас ты в Снежном Замке, шеф, — пояснил Рома. — В крепости остался за старшего Би Рён. Сперва кто-то из больших шишек не хотел оставлять на посту командующего Хуннусов «китаёзу», и Клим Снежин прибыл взять на себя командование. Вот только через два дня Би Рён стал, при помощи добытого в бою Алтаря Силы Системным Лордом, и Климу пришлось уехать. Сейчас Би Рён доламывает сопротивление остатков чудовищ, город почти весь в наших руках. Мы с ним буквально вчера общались, и у нас неприятности — всю вину за манёвр с втягиванием в войну остальных анклавов свалили на тебя. Артур официально заявил, что они ничего об этом не знали, когда Уния начала выкатывать претензии. Да и вообще — там много чего политического, Рён уже зашивается, постоянно спрашивает, когда ты уже очнёшься. Ты же его знаешь — ему хочется разобраться с новыми силами и способностями, он и командование взял на себя лишь по моей просьбе.

— В остальном же… Фактории в Лесу созданы, окрестности Химок собираются зачистить, но уже сейчас начинаю размечать территории под засев и застройку жилыми и военными зданиями. На границах с монстрами стало спокойней, после прошлой трёпки чудища с трудом оправляются — у них погибло очень много молодняка, бои шли трое суток, половина владений драконов и треть свалки сейчас выжженная пустошь с радиаций, там такие аномалии попадаются — просто пиздец. Хотя и вокруг нашей крепости всё в сторону территорий монстров — аномальная зона. Собственно, там где умирали Бессмертные и Системные Лорды со Зверолордами что-то вроде очагов. Ближе к нашей крепости вообще какая-то хрень с разломами пространства. Ну, а в целом…

— Сегодня большой приём в честь победы, — перебила парня эльфийка. — Пройдёт здесь, в Замке, прибудут гости из всех значимых анклавов хуннусов и всех союзных или нейтральных к вам иномирян. Ваше присутствие обязательно, как вы понимаете. Вникнуть в курс дела вы в целом успели, частности узнаете позже. Сейчас есть вопрос поважнее — вам нужно распределить очки характеристик. Чем сильнее вы будете, тем лучше. До начала мероприятия ещё десять часов, так что вы успеете прийти в себя после распределения очков, лэр. Я, как ваш политический советник, настаиваю на том, что бы вы сегодня выглядели как можно внушительнее и могущественнее — нужно зарабатывать личный политический авторитет и наращивать связи.

— Не припомню, что бы назначал тебя на эту должность, — заметил я довольно прохладно.

— Ну а кто ещё сгодится на эту роль? — с улыбкой заметила она, невинно хлопая глазками.

— Никто. И говоря никто — я имею ввиду вообще никто, включая тебя, — ещё холоднее заметил я. — Я могу с тобой потрепаться о пустяках, не гоню в шею лишь за твои длинные уши — но это вовсе не значит, что я намерен позволять кому-либо, в том числе тебе, садиться себе на шею. И ни смазливая рожица, ни природная наглость не поможет. Ненавижу, когда мне что-либо навязывают. А теперь уматывай из помещения. И Тристан, — повернулся я к удивлённому парню. — Я приму тебя и твоих, если ты не передумал, в свой анклав, но на будущее — подбирай подруг тщательнее.

— Я лишь из лучших побуждений хотела вам помочь, — покачала головой Исъольда. — Не нужно во всех видеть врагов или шпионов. Не хотите моей помощи — ладно, но подумайте, кто ещё в состоянии вам хоть что-то разъяснить о тех Бессмертных, что будут там присутствовать? О том, с кем иметь дело можно, а с кем не стоит, кто из них чем дышит, чей клан чем занимается и в чём хорош… И многое другое. Там будут кузнецы, алхимики, чародеи, торговцы, звероловы и многие другие — а вы отказываетесь от возможности навести нужные вам и вашим людям мосты? Я надеюсь, вы же уже осознали, что анклавы — это не просто анклавы, а…

— Я знаю, Изольда. Но тем не менее — нет. Ты не будешь влиять на политику ни мою, ни моей организации. Но вот советником я тебя взять могу, — кивнул я.

— Не коверкайте моё имя, лэр, — попросила девушка.

— Ты спишь с парнем по имени Тристан. И тебя зовут Исъольда — так что выбор прозвища очевиден, разве нет? Хотя да, откуда тебе знать об этой легенде…

— Как ты… Как вы узнали, лэр? — удивлённо вскрикнул Тристан, копирую обращение своей спутницы.

— Да всё просто — от тебя пахнет её духами. Если собирались делать из этого секрет — следите за ароматами, — хмыкнул я.

Уверен, про нюанс с духами эльфийка знает сама. Думаю, это женские штучки — типа пометила свою собственность для других хищниц. Даже могу её понять — парень удивительно смазлив. К тому же Полководец — весьма солидно, уверен, любой Полководец, что сумеет выжить в течении десятка ближайших лет станет Системным Лордом. Хотя не моё дело — пусть сами разбираются.

А вот с должностью, пусть и полученной пока лишь устно, всё чуть сложнее. Ушастая делает ставку на меня в каких-то своих расчётах, как мне кажется — она хочет сделать карьеру в Нуменоре. И весь мой спич о самостоятельности в политике был просто указанием границ ей дозволенного — мы оба понимали, что я слишком ограничен в знаниях, что бы отказываться от её услуг. Она делилась многими, пусть и частенько обыденными, знаниями о мироустройстве как раз для того, что бы показать свою полезность, и ей это сполна удалось.

Дело в том, что анклавы — это явные прообразы государств. И уж те, что сейчас в первой десятке — это те, кто создаст новые государства. В этом плане нам не повезло — не знаю, как остальные, но у нас тут разом и Уния, и Нуменор, и Московский Альянс и Скорма. Четыре тигра для одной горы — многовато, но мы что-нибудь придумаем.

А пока нужно действительно раскидать очки.

Руслан Мераев, 26 лет, человек ранга Системный Лорд, 612 уровень, 36 в мировом Рейтинге. Член Совета анклава 3 ранга Нуменор, глава автономного владения Хуннусы.

Плотность энергии — 2.7 единиц от нормы Системного Лорда.

Сила — 3400

Ловкость — 3150

Интеллект — 2850

Реакция — 3250

Выносливость — 3650

Дух — 8217/8217

Отрицательная Воля — 3000/3000

Ауры:

Огненный Лорд — На 25 % усиливает все огненные навыки обладателя ауры, на 10 % — навыки всех членов анклава, в который вы входите (вне зависимости от стихии).

Активные навыки:

Поле Превосходства — способность, даруемая Системой каждому, достигшему ранга Системный Лорд и выше. Образует 100 метровую зону, в которой все ваши навыки усиливаются на 40 %, а вражеские ослабляются на 20 %. Потреблении энергии — 40 единиц Духа в минуту. Внеранговый навык.

Огненный плащ (масштабируемый) — потребление Духа — вариативно, от 2 единиц в минуту до 850 единиц единомоментно (предельная мощь на данный момент — Высший ранг 3 класс, Белое Пламя. Потребление Духа из окружающей среды — 6500 единиц).

Огненный Кокон — Высший Ранг 2 класс. 2500 единиц Духа (15000 единиц из окружающей среды0. Возможно использование не чаще раза в трое суток.

Ярость Небес — Высший ранг 2 класс. 1400 единиц Духа (10.000 единиц из окружающей среды.) Возможно использование не чаще раза в сутки.

Аватар Пламени — Псевдо-Высший ранг. Незавершённое умение, плотность и мощь энергии которого между Высшим и Высоким рангами. 600 единиц Духа (2500 из окружающей среды.)

Личная защита (средний ранг 3 класс) — 30 единиц духа.

Молния (средний ранг3 класс) — 11 единиц Духа.

Барьер (низкий ранг) — 15 единиц духа.

Личная защита (низкий ранг) — 10 единиц духа.

Пассивные навыки.

Воплощение стихии (внеранговое)

Амбидекстр (средний ранг 3 класс) — позволяет владеть обеими руками на одном уровне.

Техника расширения Духа, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц духа.

Техника Силы, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц силы.

Техника Восприятия, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц реакции.

Техника Разума, том 1 (средний ранг 3 класс) — 30 единиц интеллекта.

Повышенная сила (низкий ранг) — 10 единиц силы.

Повышенная ловкость (низкий ранг) — 10 единиц ловкости.

Повышенный интеллект (низкий ранг) — 10 единиц интеллекта.

Повышенная реакция (низкий ранг) — 10 единиц реакции.

Повышенная выносливость (низкий ранг) — 10 единиц выносливости.

Повышенный дух (низкий ранг) — 10 единиц духа.

Книга силы (низший ранг) — 5 единиц.

Книга ловкости (низший ранг) — 5 единиц.

Книга интеллекта (низший ранг) — 5 единиц.

Книга выносливости (низший ранг) — 5 единиц.

Книга духа (низший ранг) — 5 единиц.

Бессмертная душа 1 уровня — 300 единиц к Духу и Интеллекту

Бессмертное тело 1 уровня — 300 единиц к Силе, Ловкости, Реакции и Выносливости.

Экипировка:

Феникс, одушевлённое оружие, внеранговое. Синхронизация — 75 %, предел возможного на вашем ранге эволюции. Доступны навыки Пепельный Шторм, высокого ранга 4 класса. Расходует 100 единиц Духа (дополнительно 400 единиц духа из окружающей среды), Крылья Феникса — Высокий ранг третий класс, расход энергии — 200 единиц Духа (700 из внешнего мира). Позволяет летать, при должном мастерстве возможно использовать как для атаки, так и для защиты. Сочетается с вашим навыком «Огненный Исполин», Призыв Элементаля Огня — Высший ранг 3 класс, потребление энергии 450 единиц Духа (3000 единиц Духа из окружающей среды).

Запас Духа — 1200 единиц.

В данный момент артефакт на стадии снятия первой печати. Вредя до снятия — 48 часов.

Рукавица Ледяного Дракона Окреи — артефакт, образованный из энергии убитого вами дракона ранга Бессмертия. Артефакт Бессмертных, Высший ранг. Использование возможно лишь от ранга Системный Лорд и выше. Свойства:

+ 400 ко всем характеристикам.

Навык Купол Тёмной Воды — 700 единиц Духа (7000 единиц из окружающей среды), создаёт вокруг вас защитный купол диаметром от трёх до 100 метров. Навык имеет возможность улучшения. Нынешний ранг — Высший, 3 класс.

Возможность познания с помощью артефакта стихии «Воды», аспекта «Лёд» и пути «Тьмы» до уровня, на котором им владела убитая вами Бессмертная.

Невозможно украсть. Артефакт можно лишь отдать в дар, продать или взять в качестве трофея. Использование артефакта не нарушает целостность комплекта доспехов, артефакт сочетается с любым комплектом.

При 100 % синхронизации и подчинении артефакта возможно вызвать на краткое время душу, из которой сотворён артефакт. Уровень синхронизации — 0 %. Данная возможность доступна лишь тому, кто убил данного Бессмертного, и при передачи артефакта в иные руки будет заблокирована.

Запас Духа — 5000 единиц.

Кольцо Крысиного Лорда Живоглота — артефакт, образованный из убитого вами крыса ранга Бессмертия. Артефакт Бессмертных, Высший ранг. Использование возможно лишь от ранга Системный Лорд и выше. Свойства:

+ 250 ко всем характеристикам.

Навык Угнетение — 500 единиц Духа (4000 из окружающей среды) — создаёт мощное давление силой тяжести на выбранные вами объекты. Противники должны находиться в пределах досягаемости вашей Воли.

Возможность познания с помощью артефакта стихии «Земля» и аспекта «Гравитация» до уровня, на котором ими владел убитый вами Бессмертный.

Невозможно украсть. Артефакт можно лишь отдать в дар, продать или взять в качестве трофея. Использование артефакта не нарушает целостность комплекта доспехов, артефакт сочетается с любым комплектом.

При 100 % синхронизации и подчинении артефакта возможно вызвать на краткое время душу, из которой сотворён артефакт. Уровень синхронизации — 0 %. Данная возможность доступна лишь тому, кто убил данного Бессмертного, и при передачи артефакта в иные руки будет заблокирована.

Запас Духа — 3000 единиц.

— Плащ боевого мага (высокий ранг 1 класс, полностью раскрытый потенциал). Дух + 350, регенерация Духа 12 единиц в минуту. Пассивная способность — добавляет 400 единиц Духа из окружающей в ваши навыки высокого и выше рангов. Владелец — Руслан Мераев.

Артефактный тактический комплекс Боевой Бог. Выбранная модификация — Сокрушитель. Привязка — Руслан Мераев.

Сила +1000

Ловкость + 750

Интеллект + 500

Реакция + 800

Выносливость + 1000

Дух + 2400

Боевые навыки.

Воздушные Крылья, Высокий ранг 4 класс, расход духа — 100 единиц (400 из внешней среды.). Позволяет летать, не обладает защитными и атакующими свойствами. Максимальная скорость — 160 км/ч

Лавовый Капкан (высокий ранг 3 класс) — создаёт в выбранной точке выброс лавы, охватывающей противника со всех сторон. Максимальное расстояние, на котором доступно создание навыка зависит от Воли пользователя. Расход Духа — 200 единиц (800 из окружающей среды)

Гравитационный Клинок (Высокий ранг 2 класс) — атакующий навык на основе стихии земли и атрибута пространства. 250 Духа (1300 из окружающей среды)

Кровавый Гнев — жертвуя частью жизненных сил, вы увеличиваете параметры Силы, Ловкости и Реакции. Расчёт усиления идёт в процентном соотношении — до 30 % жизненной энергии и до 60 % усиления. Внекатегорийное умение.

Защитная сфера — 300 единиц Духа (2500 из окружающей среды) — Высокий ранг первый класс. Нелинейное умение, активация возможна не чаще раза в сутки.

Пассивные навыки:

Регенерация. Восстанавливает травмы и раны малой и средней тяжести, поддерживает жизнь в случае тяжёлых травм и ран. Эффективность и время работы навыка зависит от типа полученного урона и показателя Выносливости владельца.

Везде как дома — доспех поддерживает комфортную температуру и вырабатывает воздух для владельца в условиях агрессивной внешней среды.

Сам себе оружейник — доспех способен сам восстанавливать себя в случае, если повреждения менее 70 %.

Объём Духа доспеха — 2500 единиц.

Свыше семи тысяч очков характеристик плюс по шестьсот пятьдесят к каждой от двух новых артефактов — мощь, огромная, запредельная мощь. И это я только на середине пути. Действительно, ранг многое решает — на шестисотом уровне у меня очков характеристик уже больше, чем у сильнейшего из Полководцев может быть в принципе. Плюс Система наконец добавила такое понятие, как плотность энергии. Давно пора. Этот параметр показывал, насколько плотную и мощную энергию я вырабатываю. Если совсем просто — единица это столько, сколько у среднего Системного Лорда по планете (спасибо интуитивным пояснениям нашего божества). Моя энергия плотнее в 2.7 раза — именно во столько же раз будет различаться по силе моя и его атака, если мы воспользуемся одним и тем же навыком. Разница, так сказать, в качестве.

— Сколько у тебя плотность энергии, Ром? — спросил я, чувствуя, что вот-вот усну. Пожадничал, раскидал всё в один присест. Надеюсь, успею проснуться вовремя.

— 3.6 от нормы Полководца, — ответил он.

Норма у Полководца и норма у Системного Лорда в среднем различаются, насколько я могу судить, раз в 10. У полководца и Генерала — в пять, ну и дальше тоже у всех в 5 раз. Ладно, к чёрту сложную математику. Нужно поспать…

Глава 18

Пробуждение… Пробуждение вышло на этот раз прекрасным. Я чувствовал себя прекрасно, тело было переполнено силой, хотелось двигаться, чем-то заняться — в общем, все то, что чувствуешь, когда отлично выспишься и отдохнёшь.

— Ну что, Рома, погнали? — поинтересовался я.

— Шеф, тут твоя свита сейчас притопает. Ты сейчас большая шишка, надо соответствовать. До приёма ещё час есть, может, дождёмся? — попросил парень. Он, походу, так и не отходил от меня.

— А кто ныне в моей свите числится? — уточнил я.

— Тристан с Изольдой, Макс, я, Би Рён, Аня. Плюс Ливнёвы полным составом. И да — Артур просил передать, что он хочет поговорить с тобой, когда ты очнёшься, — отчитался парень.

Что ж, своего князя заставлять ждать не стоило. Я вызвал интерфейс и нашёл строку Артура. Делаем вызов, семь секунд ожидания — и перед моим мысленным взором появляется озабоченное лицо Артура. Впрочем, увидев меня, он сразу заулыбался:

— Приветствую, герой! — обратился он ко мне. — Из-за тебя я проспорил немалое количество коинов, но ни о чём не жалею. Это первый раз, когда я рад денежным потерям и своей ошибке.

— И тебе привет, княже, — шутливо ответил я. — Кто и как тебя умудрился облапошить?

— Лина. Сестра сказала, что затраты на твой набор доспехов и снаряжение твоим людям окупятся быстро и многократно. И что я буду готов отдать и вдвое больше, если понадобиться, что бы удержать тебя. Она была права — твой план, от которого ожидали столь малого, принёс огромнейшею прибыль — и финансово, и политически, и вообще по всякому, — продолжил он меня нахваливать.

Оды в свою честь конечно очень приятно послушать, но просто так не хвалят. Только если что-то от тебя нужно. Интересно узнать, что?

— Я могу быть с тобой откровенен, Руслан? — посерьёзнел он. Ей-богу, мысли что ли читает?

— Конечно. Слушаю тебя, — кивнул я.

— Я устроил сегодняшний приём с целью налаживания контактов, — начал он издалека. — Все территории вокруг Москвы, что открылись после исчезновения первого слоя барьеров, уже поделены. Кто-то стал чьим-то вассалом, кто-то, как ты, напрямую влился в состав более крупных образований, кто-то отказался от обоих вариантов — но этих дураков быстро разгромят и подчинят. И сейчас я хочу начать налаживать связи с крупными игроками нашего региона. Мы вышли на седьмую строку мирового рейтинга после этой битвы — у нас прибавилось пятеро Системных Лордов, да и в целом народ изрядно качнулся. Это было первое сражение подобного масштаба за всё это время.

Артур ненадолго замолчал. К чему все эти прелюдии? Я и так знаю, что к чему, не обязательно мне это разжёвывать. Тем не менее, перебивать не его я не стал.

— Я это к тому, что о том, как шла битва, теперь знают все. И ещё всем известно, что ты убил в одиночку Системного Лорда и Бессмертного, напавших на тебя, и почти сумел прикончить ещё одного, заставив его драпать, — продолжил он. Ого, да я, оказывается, тот ещё монстр! Не стал разочаровывать Артура уточнением, что от третьего бессмертного драпал, сверкая пятками, как раз таки я, а не наоборот. — Так что я уверен, тебя попытаются переманить на свою сторону многие. В первую очередь — Альянс и Уния, остальные едва ли сумеют тебе предложить хоть что-то стоящее. Не знаю, что именно они тебе предложат, но…

— Артур, — перебил его я, наконец поняв, к чему он клонит. — Я не собираюсь уходить из Нуменора. Меня устраивает моё положение. И ещё больше оно меня будет устраивать, если всякие Климы и прочие не будут пытаться лезть рулить моими людьми в моё отсутствие.

— Он просто хотел помочь, — не моргнув глазом заявил Артур. — В конце концов, мы все — члены одного анклава, так что он был вправе взять командование Хуннусами на себя, пока ты отсутствовал.

— Значит ли это, что вся цена твоим словам об автономии — медный грош? — поинтересовался я.

— Никто на вашу автономию не покушался, но ситуация требовала вмешательства! Это разгар боевой операции, а не возня внутри конкретно твоего отдела.

— Я тебя услышал, Артур, — кивнул я. — Тогда на будущее не забудь предупредить тех, кого отправишь рулить моими людьми — если по возвращении я узнаю, что они хоть один коин из нашей добычи втянули или хоть одного человека из моих на смерть отправили — я гарантирую, что выловлю и прикончу данного деятеля. Вне зависимости от твоего мнения. Функция вызова на поединок в анклаве имеется, благо.

— Хорошо, я учту это, — хмуро бросил он. — Жду тебя на приёме.

Вот так. Я часть Нуменора, и я признаю твоё главенство, но отдавать управление своими людьми левым персонажам не намерен. Одно дело приди туда сам Артур — и я бы и слова не сказал. Но любой временщик, скорее всего, принесёт больше вреда, чем пользы. Да и вообще — бесит. У меня есть замы, есть Би Рён, Макс (глава моей охраны), Ромка и ещё несколько человек, что в курсе наших дел и знают что делать. А вмешательство левых организмов, скорее навредит, чем принесёт пользу. И я не мог не поднять эту тему — отправка Клима командовать моими людьми, скорее всего, аккуратная попытка прощупать меня и моих на твёрдость. Надо сразу показывать, что на нас где сядешь, там и слезешь.

Тем временем рома привёл меня к «лифту» — портальной площадке в коридоре.

— Добрый вечер, Руслан и Роман, — обратился к нам голос Души крепости, Оли.

— Привет, Олька, — бодро поприветствовал её парень.

— Нас в зал приёма, ну или где всё это состоится, — обратился я к ней.

— Хорошо. Выполняю.

Секунда — и мы уже в коридоре, наполненном мягким, серебристым светом. На площадке уже Ливнёвы, китаец и Макс, позади них стоит эльфийка и Тристан. Протащила на высокое мероприятие паренька, молодец. Надо будет потом присмотреться к нему — не просто же так она к нему цепляется. Едва ли её можно заинтересовать одной лишь смазливой рожицей. Поздоровавшись со всеми и поздравив Би Рёна с Инной с достижением ранга Системного Лорда, я поинтересовался:

— Кто-нибудь знает, куда идти?

— Я знаю, Рус. Пойдём, — вызвалась Инна.

А наш гадкий утёнок начал становиться похожим на белого лебедя, кстати. Процесс ещё идёт, но прогресс на лицо. Мы прошли за ней по нескольким коридорам и вышли в богато украшенный зал, где уже собирался народ. Я даже присвистнул — столики по краям с красиво уложенными закусками и салатиками, канапе, алкоголь в изящных бокалах, десятки официантов, что готовились встретить гостей, стоя по краям зала с подносами с этим самым алкоголем… Мда, недурно. Официанты и прислуга были из числа людей, не имеющих рангов эволюции. Кстати, только сейчас до меня дошло — я единственный из присутствующих в доспехах. Остальные были в вечерних платьях и костюмах, преобразовав доспехи в них. Я тут же пожелал изменить свой наряд и, представив чёрный костюм тройку, оказался в нём. Неплохо.

В центре зала стояло три группы людей. Собственно, три фракции Нуменора и новая, четвёртая, которую я только создавал — моя собственная. Первая, самая большая и мощная — Артур, в которую входили он сам, Максуд и ещё семеро Системных Лордов. Вторая — Михаил Долгов и ещё пять Лордов, третья, во главе с Юлей Соколовой — ещё четверо Лордов, помимо неё. С ней я, кстати, был знаком лишь шапочно, как и с большинством Лордов анклава. По идее, есть ещё пятеро Лордов в Нуменоре, но они ни в какие фракции не входят и именно их, судя по всему, сюда не позвали. Ну, кто-то же должен оставаться на страже Нуменора, пока остальные празднуют, верно? Политика, везде и всюду, во всём — политика. Артур в Нуменоре первый среди равных, сильнейший и так далее, но — не единственный. И я это быстро понял. Слишком много сильных людей, со своими стремлениями, желаниями и видением будущего. Каждый Полководец, не говоря уже о Системных Лордах — это большая сила. Здесь, в Москве, может показаться, что это не так, ибо их достаточно много, как и чудовищ и нелюдей аналогичных рангов, но я чётко помню положение дел в нашем регионе до падения границ — там каждый Генерал, не говоря уже о Полководцах, был серьёзной боевой единицей, вокруг которых и строились анклавы и общины выживших. И тысячи подобных людей, собранные в одном анклаве, со своими желаниями и амбициями, породили множество собственных фракций. Здесь, в Нуменоре, помимо трёх уже имеющихся и ещё одной, только зародившейся (моей) группировок, были сотни других, помельче. Разница между этими четырьмя и прочими была в масштабах, влиянии и целях. Те, что помельче, не лезли в политику, это были группы охотников на монстров, торговцев, алхимиков и многие другие — те, кто числясь жителями анклава, не входил напрямую в вооружённые силы Нуменора. Они жили своей жизнью, были военнообязанными — в случае атаки территорий анклава, на которых они находятся, в экстренных ситуациях, они были обязаны помочь с обороной. Они платили налоги — коинами, продукция в качестве налога принималась редко. И они не имели никакого влияния на политику, не могли обладать гражданством выше второго класса и, соответственно, имели весьма ограниченный доступ к Системному Магазину. Предметы выше Высокого ранга четвертого класса были им недоступны. Были и иные нюансы, но сейчас не о том, итак глубоко ушёл в свои мысли.

Я, вместе со своими спутниками, приблизился к общающимся между собой Лордам. В отличии от остальных, лишь меня сопровождали люди, не обладающие рангом Системного Лорда. Особенно выделялись мужчины Ливнёвы — Генерал и Командир.

— Отлично, все, наконец, в сборе, — хлопнул в ладони Артур. — Сестра скоро заведёт первых гостей. Предлагаю присутствующим пока попробовать закуски. Встречей гостей я займусь лично.

В конце зала сформировался самый настоящий трон из белого камня. Простой, без излишних украшений, я бы даже сказал — нарочито грубый. Артур немедленно направился к нему вместе со своими сопровождающими, я же потопал к столам. После развития меня снедал мощный голод, так что первым делом я направился к столикам со снедью. Глядя, как я сметаю деликатесы, официанты спешно заметались, пополняя пожираемую мной на космической скорости снедь.

— Фто? — ответил я на укоризненный взгляд Изольды. — Фнаесь, ак зрать оота? Я тойко с ойничной кйки.

— Прожуйте сперва… Лэр, — спокойно заметила та, продолжая смотреть на меня как на пещерного человека. — У меня внезапно возник вопрос. А вы прежде вообще бывали на подобных мероприятиях?

— Нет конечно, — искренне ответил я, проглотив, наконец, еду. Бутерброды с тремя разными, неизвестными мне видами мяса были чудо как хороши. — Я до этого был… Ну, у вас есть аристократия?

— Естественно, мы же не варвары, — кивнула она.

— Ну, так вот — я был простолюдином, зарабатывавшим на жизнь не слишком законными методами, говоря твоим языком. Где я и где приёмы? — честно ответил я.

— По крайней мере, лэр, отойдите уже от стола и сделайте приветливое выражение лица. И постарайтесь во время приёма не давить ни на кого Волей, не использовать магию и вообще — воздержаться от использования силы в общении. За исключением ситуаций, когда вашей жизни грозит опасность, на приёмах подобное недопустимо. Это так же постыдно, как прилюдно обмочиться. Прилюдно тыкать пальцем не будут, да и среди хуннусов подобных правил нет, но основной интерес для нас здесь представляют именно гости из числа иных рас. Будет не очень хорошо, если среди них вы прослывете… Невоздержанным варваром.

— Мы уже в курсе всех этих правил, командир, — подтвердил Рён. — Об этом рассказывали ещё при подготовке к приёму три дня назад.

Отлично. Один я как долбоёб не в курсе. Впрочем, это время я провёл с пользой, познавая Астрал с помощью Азратота, так что ни о чём не жалею.

— Я так понимаю, после всего произошедшего у нас полно трофеев, верно? — обратился я к своим. — Есть мысли что стоит продать, что купить? В первую очередь нам важны торговые контакты, сами знаете. У нелюди, (без обид, ушастенькая, это я так, обобщенно) всё значительно лучше с алхимией, ну и с разными артефактами, особенно бытовыми.

— Тут есть один момент, шеф, — обратился ко мне Макс. — Самый ценный трофей — это тела убитых Бессмертных. Так вот, Клим, пока два дня был у власти, изъял их. Сказал, на нужды анкла…

— Пальцем тыкни, кто этот пидарас-суицидник, — сразу отодвинулся я от еды. Гнев, мой дорогой, любимый и привычный старина гнев жаркой волной прошёлся по телу.

— Вон тот, — хихикнула Инна, показав на стоящих чуть дальше Юлю Соколову и её сторонников.

Ничего и никого не слыша, я двинулся прямо к ним. Никого из гостей ещё в зале не было, десяток минут ещё оставалось, так что я выпустил на полную всю мощь своей Воли. На меня мгновенно уставились все присутствующие, от официантов до о чем-то шепчушихся Артура с Максудом.

— Я слышал, что тут бомжи водятся. Наглые такие, любящие халяву и не любящие своим трудом добывать себе имущество уроды. И вы все очень на них похожи по описанию, — сказал я.

Я глядел прямо в глаза невысокой шатенка, Юле, и ждал ответа. Остальные меня волновали мало — вряд-ли Клим решился по своей прихоти нарушить самое священное право и закон хуннусов нашего времени — всё трофеи достаются убийце. Так что спрашивать я буду с той, кому он подчиняется.

— Не знала, что прославленный герой, — выделила она голосом последнее слово. — Такой хам. Я не знаю, о каких именно вы бомжах говорите. Не хотите прояснить?

— О, само собой, проясню. Помниться, по законам Нуменора, тела убитых чудовищ отходят тем, кто их убил. Я лично в поединке убил Окрею и Живоглота, дракона ранга Бессмертная и Системного Лорда крыс. Хотелось бы узнать, по какому праву некий Клим решил, что имеет право их забрать?

— На трупах не написано, кто их убил, — развёл руками стоящий рядом с ней мужчина. — А по тому же закону — всё найденное, от Лута до туш монстров, достаётся анклаву. На тела тех монстров никто прав не предъявил, и никаких свидетельств, кроме как от твоих людей, что убиты они тобой, я не видел. А твои люди — сторона заинтересованная, так что они не…

Я не сдержался и от души захохотал.

— То есть они сами суицидом жизнь закончили? Каждая собака знает, что убийца — я!

— Ни одной заслуживающей моего доверия собаки так не гавкнуло, — невозмутимо заметил он.

Я поднял руки и проявил кольцо и перчатку, позволяя всем присутствующим прочесть их описания.

— Думаю, этого достаточно в качестве доказательств, — сказал я.

— Да, — нехотя признал он. — Тем не менее, оба тела уже разделаны и проданы, так что могу только предложить компенсацию в виде трёх миллиардов коинов. Это цена, которую мы сумели выручить за продажу этих тел.

— Вы, видимо, совсем не догоняете, с кем вы имеете дело, да? — напоказ вздохнул я. — Если в течении трёх часов вы не вернёте украденные тела, то я заменю их на ваши. Буквально.

Никто не спешил влезать в наш разговор. Меня ситуация откровенно выбешивала — какого хера вообще было забирать чужое? Они же не рассчитывали, что я сдохну? Хотя… Целители тут были не на высоте, а меня знатно изрубил Ялмог. Могли и решить, что мне хана. Ведь тут такая медицина, что моя Аня смело может считаться пиздец каким светилом. Не зря же она сейчас тут. Или рассчитывали его распродать самим, а уж потом отделаться от меня деньгами. Там же хрен бы я потом выяснил, что почём ушло. Скорее всего, подобное ушло бы вообще не за коины, а на обмен на что-то равнозначное. Но вот только я имел на эту тему своё мнение, и вариант с тем, что мне кинут денег, как собаке кость, меня не устраивал.

— Насколько я знаю, тела обоих Бессмертных покоятся на четвёртом складе в квартале Соколов, где живут ваши близкие, лэресса, — с поклоном вмешалась Изольда в наш разговор. — Понимаю, вы уже могли провести предварительную продажу, и тела сейчас лишь хранятся на вашем складе, но предлагаю, что бы никто не остался в накладе и избежать лишних недопониманий, передать вашему покупателю содержание данной беседы. И если того действительно интересует данный товар — он вполне может найти лэра Руслана. Да, и кстати, лэр Руслан не успел передать вам весь список того, что лэр Клим посчитал нужным вывезти — вот он. Думаю, теперь, когда наш лидер жив и здоров, это имущество должно вернуться под власть автономии Хуннусов. Не сомневаюсь, высокородные лэры и лэресса, что вы и так намеревались это сделать. Прошу нижайше простить скромную слугу, если её слова показались вам чересчур наглыми, Сия недостойная руководствовалась лишь соображениями всеобщей выгоды и целесообразности.

Нагло. На грани приличия, я бы даже сказал. Что позволено Юпитеру, не позволено быку — это про наш случай. Я мог позволить себе грубость в виду своей силы и положения, но Изольде такого делать не стоило. Хотя… Обёртка у её требования достаточно яркая, что бы Юля могла согласиться на её требования. Сохранить лицо, так сказать. Интересно, кстати, что там за список того, что они утянули под шумок?

— Речь шла только о двух телах, насколько я помню, — заметила Юля. — Ничего иного у вас не было изъято.

— У нас имеется расписка о том, что все запасы материалов для рунологии и алхимии, изъятый у нас, взяты вашими людьми. Есть видео свидетельства, отметки в учётных книгах, пометки в базах данных анклава…

— В общем, так, — решил я поиграть в плохого копа до самого конца. — Я понимаю, что вы не рассчитывали, что я выкарабкаюсь и вам кто-то что-то предъявит. И я сейчас даже не намерен ни во что вмешиваться. У меня лишь один к одному человеку. И я сейчас его озвучу.

Я повернулся к сидящему на своем троне Артуру:

— Я принёс огромную, великую победу Нуменору и тебе. А меня и моих людей, что приняли на себя самый тяжёлый удар врага и своим мужеством сумели воплотить в жизнь наш план, так нагло и цинично обворовывают, пользуясь тем, что я на больничной койке. Скажи мне, Артур — это и есть то, как здесь ведут дела?

Я иду по грани. Нельзя прилюдно в чём-то обвинять начальство, нельзя переть напролом в таких вопросах, но уж слишком мне не нравится эта ситуация. Да как вообще этот гамадрил смел заводить со мной разговор о том, что бы я не вёлся на попытки иных анклавов мне что-то предложить, когда такая хуйня происходит? Мы оба понимаем, что единственные, кто могут попытаться меня сманить — это Уния. И сейчас я намекнул ему, что при таких делах могу и принять их предложение. Пусть я не собираюсь никуда уходить из Нуменора, я не маленький мальчик, что бы по каждой обиде менять сторону, но тем не менее.

— Нет, не так. Юля, вы вернёте всё, что унесли с их складов. Вернёте и тела обоих убитых Русланом существ. И заплатите, в качестве компенсации, двести миллионов коинов. Всё ясно? — строго взглянул он на девушку.

Судя по её чуть дрогнувшему выражению лица и на секунду метнувшемуся куда-то в группу приближённых Артура, она рассчитывала на иной ответ. Хотя по мне было бы странно, реши он иначе — при всех минусах того, что я нажил себе врагов, была конкретная причина действовать именно так. Когда ты точно знаешь, что все доказательства у тебя на руках, можно заявлять свои требования прямо. Это не позволит никому сохранить лицо, не прогибаясь, в случае чего, но зато и отказать тебе не смогут. А мне очень нужно хоть одно из этих двух тел, для дальнейших планов по освоению Астрала. Но что-то мне подсказывает, что примерно на эту реакцию от меня Артур и рассчитывал. Видимо, имела место небольшая интрижка — через кого-то из своих, не сам напрямую, он заверил, что никаких претензий к Юле не будет. Повторяю — не лично, а через кого-то из подчинённых. А сейчас попросту щёлкнул по носу Соколову и её присных и плюс вбил меж нами небольшой колышек. Разделяй и властвуй, ёб твою мать. Видимо, девушка со своими людьми что-то вроде оппозиции власти, и он этим ходом уменьшил её шансы обрести союзников. Ну, мне-то плевать, но лично я бы именно так и сделал. Вопрос только в том, насколько ж ей эти трупы и наше имущество нужны были — она не могла не понимать, что это рисковое дело. Что ж, не пить тебе шампанского в этот раз.

— Хорошо. Я распоряжусь после приёма о том, что бы перечисленное было передано вашим людям. Подробности обсудим позднее, согласны? — с улыбкой обратилась он ко мне. Держать удар она определённо умела.

Я кивнул и пошёл обратно. Хотелось, конечно съязвить — мол, вы же уверяли, что всё уже продано и у вас ничего не осталось, но я сдержался. Не стоит устраивать детский сад. Тем временем стоящая прямо перед Артуром телепортационная платформа осветилась мягким серым светом и прибыли первые гости. Это было трое Бесссмертных — орк, гном и альв, и полтора десятка их спутников. По пять на каждого Бессмертного, если быть точным. Прибыли они в сопровождении Лины. К своему удивлению, я обнаружил, что девушка тоже Системный Лорд, пусть и слабый. Пожалуй, самый слабый Системный Лорд, что я видел. Видимо, её вознесение обеспечено положением брата — ей самой добыть Сердце Силы точно не по зубам.

— Рада представить вам Старейшин союзных нам кланов, — обратилась Лина ко всем присутствующим. — Лартаил Весенний Ветер, представитель клана Огненных Врат, — высокий альв в довольно оригинально сидящем на нём белом одеянии, вышитом языками пламени и украшенным изображением пламенеющих ворот слегка склонился, приветствуя присутствующих.

— Тругар Стальной Кулак, представитель клана Оргрим, — здоровенный, метра два с половиной орк, весь перевитый жгутами мышц, фигурой слегка напоминал Халка. Жёлтые глаза на приплюснутой клыкастой роже смотрели с тщательно скрываем пренебрежением на окружающих. Этот тип мне нравился больше остальных — чувствовалась в нём какая-то воинская, варварская прямота. Наряжен был сей колоритный персонаж в наряд из шкур и меха каких-то совсем уже неведомых тварей. Услышав своё имя, он лишь едва заметно дёрнул головой, что должно было, видимо, означать кивок. Мда, отпиздеть бы его разок, что бы вёл себя поуважительнее, да нельзя. Но всё равно об орке впечатление вышло положительным.

— Тревор Железнобород, представитель клана Небесный Утёс, — третий, коротышка метр сорок высотой, шириной плеч не уступал орку, что при его росте смотрелось одновременно внушительно и слегка комично. Одет он был проще остальных — в что-то наподобии халата, довольно туго сидящем на его мощной фигуре. Кивнув в знак приветствия, он оглядел зал внимательным, цепким взглядом. Кстати, борода у него, по виду, действительно напоминала тонкую стальную проволоку, заплетённую в косицы.

Мне объяснили, что пока я лежал в отрубе, эти три клана, самые мощные и влиятельные среди тех, что не присоединились к Скорме, решили заключить с нами союз. Так же сегодня прибудут представители кланов помельче, члены Альянса и представители Унии. Ну, и плюс разная мелочь — представители анклавов первого ранга — те из них, что сохранили независимость. Задавая тон будущим приёмам, вассалов, ни своих, ни чужих, сюда не звали. Как не звали и слишком слабые и мелкие анклавы и общины.

После того, как эта троица была представлена, они отошли к Артуру. Их сопровождающие двинулись к столикам, и оба Ливнёва тут же отправились налаживать контакты. Как, впрочем, и многие из присутствующих. Началось, собственно, то, ради чего всё предприятие и затевалось — налаживание связей и контактов. Всё же Артур здорово придумал с этим приёмом.

Постепенно прибывали и иные гости. Этих уже сопровождала не Лина, да и столь официально их никто не представлял. Представители свободных анклавов первого ранга и аналогичных мелких кланов нелюдей прибывали партиями. Как я понял, количество приглашений на каждый анклав и клан было лимитировано. Прибывшей первыми троице было выдано по шесть на клан, прибывавшим же после них — по два, а некоторым и по одному, не более.

Постепенно вокруг меня не осталось почти никого из ребят. Даже Рома, Би Рён, Макс и Аня разбрелись налаживать контакты — в конце концов, у каждого из них имелись помимо общественных ещё и личные интересы и нужды. Рома, правда, был слишком молод, что бы шарить в таких делах, но над ним взял шефство Макс, и они побрели к гномам. Что-то там из артефактов на заказ или улучшения уже имеющихся — не знаю, но о чём поговорить нашлось и им.

— Лэр, не хотите и сами с кем-нибудь пообщаться? — поинтересовалась Изольда. — Цель таких мероприятий как раз в общении, в первую очередь. А вы стоите здесь, будто приклеенный к столу с закусками.

— А желающий пообщаться сам ко мне топает, — кивнул я в сторону вышагивающего ко мне орка.

— Ох, зеленокожие… Прошу, только не шутите об их клыках и церемониальной одежде — для их расы это считается страшным оскорблением, — предупредила шёпотом эльфийка.

— И в мыслях небыло — совершенно неискренне заверил я её.

— Человек, — начал он.

— Нет, — отрезал я.

— Ты не услышал, что я хотел сказать. Так от чего — нет? — слегка скривился он. Хотя может это он так бровь поднимает, поди разбери их мимику.

— Я — хуннус. Обращайся соответственно. Я же тебя гоблином не называю? — пояснил я.

— Хм… Справедливо, — неожиданно легко согласился он. Так и знал, что он душка.

— Я слышал от вашего вождя, что ты сражался с Ялмогом и сумел обратить его в бегство. А перед этим — прикончить его жену и ещё кого-то, тоже из Бессмертных. Скажи, это правда? — поинтересовался он.

Как-то незаметно для меня вокруг оказалось немало любопытных ушей, с интересом прислушивающихся к беседе. Да и басище Тругара сложно не услышать. Я на мгновение задумался, стоит ли врать или нет? С одной стороны, для имиджа весьма полезно, с другой же… Я вспомнил дракона и нашу дуэль. Не хочу оскорблять ложью такого мастера, даже если это выгодно. Так что скажу как есть.

— В тот день мне выдалась тяжёлая схватка. Окрея и Живоглот, те двое Бессмертных, как вы называете это, устроили мне ловушку. Я с трудом убил их обоих, и тут прибыл Ялмог. Он был изранен, я же — сильно истощён боем. Приняв зелья, что ненадолго вернули меня на пик формы, я дал ему бой. Но даже израненный он оказался сильнее. Бежал не он от меня. Это я драпал от него изо всех сил, — спокойно ответил я.

— Я знал, что ты ему не ровня. И я рад, что тебе хватило чести это признать, — медленно кивнул орк. — Ялмог и я — из одного мира. Мы с ним давние знакомые, и, в какой-то степени, даже друзья. Он обязательно сумеет тебе отомстить.

— Ты слишком нагл, клыкастый, — покачал я головой. — Не тебе судить меня. Даже если ты чувствуешь себя здесь как дома, не забывай, что ты в гостях!

— Ты неверно меня понял, человечек, — фыркнул гигант, не оборачиваясь. — Я не пытаюсь тебя обидеть и я не забываю о том, что я в гостях. Я просто предупреждаю — Ялмог обязательно постарается отомстить. А он самый могучий Бессмертный первой ступени, что мне известен. В нём сильно наследие клана Вритра. Даже гении кланов из миров десятого уровня уступали ему. Советую тебе держать это в уме.

Ну что за карма у меня такая — со всеми собачиться? Ладно, плевать. После этого я сам начал ходить меж гостей. С несколькими альвами коснулись темы алхимии, с гномами — возможности улучшения артефактов среднего ранга и продажи им некоторых трофеев. Но во всех случаях я больше просто головой кивал — пока я исцелялся и занимался магией в астрале, у меня небыло возможности ознакомиться со списком трофеев, а опираться на прежнюю информацию не стоило. Зато мои помощники, особенно старший Ливнёв, были прекрасно осведомлены о наших возможностях, и что важнее, потребностях. Кстати, как ни странно, коины уже стали универсальной валютой, и среди тех нелюдей, что поддерживали контакты с нами, были в ходу. В основном старшего Ливнёва интересовали интересовали возможности покупки не военных предметов — бытовые артефакты, мебель, материалы — драгоценные камни и металлы, а также эриарды — кристаллы энергии, на которых и работали многие недорогие артефакты постоянного типа действия. Да и не только недорогие. Они были чем-то вроде дешёвым аналогом драгоценных камней. Только в отличии от камней, эриарды были одноразовыми источниками энергии, рассыпаясь в пыль после того, как исчерпывали свой запас энергии.

Военными закупками и продажей больше занимался Би Рён. Хотя говоря о закупках, я несколько преувеличиваю — скорее это были первые контакты, прощупывание почвы на предмет у кого, чего и сколько есть. Более предметно разговор будет идти позднее, да и уверен, в планах Артура развернуть в Нуменоре широкую торговлю. Для этого здесь есть самое главное — безопасная территория. На землях Нуменора, за его стенами, что находились под неусыпной защитой огромной армии и пары десятков Системных Лордов плюс Снежного Замка, который в недавнем бою показал свою эффективность даже против гегемонов воздушного пространства — драконов, можно было не опасаться ничего. Теперь, думаю, главная для нас задача — показать всем, что мы открыты для всех, и гарантировать защиту от любого произвола. Что-то вроде того, что было в Гранде — только в куда более огромных масштабах. Интересно, как и на чём он планирует договориться с Унией и Альянсом по этому поводу? Те явно не прочь получить кусок от столь значимого пирога, делать из них врагов, пусть даже и ради такого куша, явно не стоило. Значит, на чём-то сойдутся.

Наконец, прибыли и два гиганта от нашего народа — Уния и Альянс. Первой прибыла делегация от Альянса. Около трёх десятков человек, среди которых четверо были Системными Лордами — причём не новичками вроде Би Рёна или слабаками типа Лины, а достаточно опытными и сильными персонажами. Неформальным лидером делегации был Алексей Нефёдов — Системный Лорд, по моим ощущениям, не уступающий мне в силе. Он был пятым человеком подобного калибра в данном помещении — помимо меня, Максуда, Михаила и Тругара. Артур был значительно сильнее нас, он не в счёт.

И последними прибыли самые важные из сегодняшних гостей — Уния. И во главе делегации был лично Дмитрый Седых, он же Седой, он же Некромант. Среднего роста, с аккуратной причёсанными и постриженными волосами седыми волосами при молодом лице, от него веяло силой, сопоставимой с силой самого Артура. Он сумел произвести впечатление на всех присутствующих — то, что он взял ранг Системного Князя, было неожиданностью, пожалуй, для всех. А ещё я почувствовал, что его посох — родич моего Феникса и Небесной Скорби Артура. С ним прибыло четыре десятка человек, в числе которых было целых семеро Системных Лордов, включая Хельгу.

— Приветствую хозяев и гостей данного мероприятия, — негромко сказал он в установившейся тишине. — Рад видеть стольких единомышленников и, надеюсь, будущих друзей и партнеров.

— И я приветствую тебя, могучий Некромант, — медленно кивнул Артур. — Поздравляю с очередным важным шагом по лестнице Возвышения. По себе знаю, что это нелёгкое дело. Надеюсь, вам понравиться у нас.

Большие боссы раскланялись, теперь можно было и приступить к общению с прибывшими. С унийцами прибыло и пятеро эльфов, но меня, само собой, больше всего интересовала моя Златовласка. Очень много накопилось у меня вопрос по поводу того, как вёл от её лица Котов. Изгнание из Мирного Бродяг, требование всем лекарям вернуться назад, отказ продавать целебную алхимию… Я не хочу верить, что моя Хэля так изменилась, что согласна со всем этим. Да и соскучился я по своей женщине, чего уж тут.

— Привет, — обратился я к девушке, стоящей в окружении эльфа, нескольких унийцев и троих неизвестных мне персонажей из других организаций. — Господа, позвольте похитить у вас сию очаровательную особу. Мы с ней давние друзья, и нам есть, что обсудить наедине.

Хельга с улыбкой кивнула мне и покинула собеседников. В зале уже набилось изрядное количество народу, но мы всё же отыскали укромный уголок, где я тут же, плюнув на всё, возвёл барьер Воли вокруг нас — небольшой и неактивный, призванный лишь исключить возможность подслушивания.

— Как дела, Рыжик? — улыбнулся я ей. — Что нового, что интересного? Никто не обижает, надеюсь? Если вдруг чего — ты только свистни. Всем жопы порву, ты же знаешь.

— Знаю, Русик, — взяла она меня за руку. — Всё хорошо. Смотрю, ты снова обзавёлся шрамами на своей шкурке? Так, погоди секунду.

Её пальчик лёг мне на солнечное сплетение — туда, где находилось второе сердце любого Лорда — Алтарь Силы. Мягкая изумрудная волна прошлась по моему телу, исцеляя все сохранившиеся микротравмы и шрамы в энергетике. И даже лёгкий дискомфорт в теле, вызванный недавним распределением характеристик, исчез. Я даже зажмурился от удовольствия — всё же Ане было далеко, очень далеко до своей наставницы. Микротравмы энергетического тела, оставленные Ялмогом, она исцелить не смогла. А Хэле Хватило на это одного мгновения.

— Спасибо. Я соскучился по тебе. Может, сбежим отсюда ненадолго? — предложил я.

Чёрт, да в жопу серьёзные разговоры! Я так давно не видел её, да и женщины у меня давно не было. Мне буквально сносило крышу от её запаха, от взгляда голубых глаз и игривой улыбки. Решено — в жопу дела и разговоры! Я слишком соскучился по ней.

— Так же нельзя, Рус! Да и люди смотрят, — запротестовала она, но мне уже было всё равно.

— Пусть смотрят и завидуют. Мне похеру, да и ты внимания не обращай. Мы живём в мире апокалипсиса, и лично для меня любой день может стать последним. Так что ебал я общественное мнение и как это выглядит со стороны мне тоже пофигу, — сказал я и потянул её за собой.

Она, конечно, что-то пищала о том, что мол всё равно так нельзя, но её ладошка, крепко держащая меня за руку, говорила мне об ином. Поэтому я просто потянул её за собой, в один из коридоров, выходящих из зала. По нему сновало несколько официантов, но просканировав Волей находящиеся по пути помещения, я нашёл пустое и снёс пинком дверь. Мы оказались на каком-то складе, заполненном продуктами. Миг — и на месте двери встаёт гудящая волна пламени, закрывая нас от любых возможных любопытных глаз. Огонь не причиняет вреда окружающей обстановке — я позаботился об этом.

Я прижал девушку к себе, впившись в её губы поцелуем. Мои руки жадно зашарили по её телу. Мне было мало, очень мало её — и потому я даже не мог определиться, за что схватиться, за грудь или попку.

Поцелуй не продлился долго — я с рычанием стянул с неё вечернее платье. Лифчика под ним не оказалось, и я сразу стянул с неё трусики. Мои пальцы ухватили налившийся, твёрдый сосок, и я медленно начал скользить по её шее к соскам. Пальцы левой руки оказались в её мокрой, истекающей смазкой киске. Медленно, плавно увеличивая скорость, я двигал в ней пальцами, не переставая языком ласкать её сосочки. Мне казалось, что мой член сейчас лопнет от напряжения, но я сдерживался. Руки девушки обвили мою шею, она громко стонала. Стоя чуть раздвинув ноги, она двигалась в такт моим пальцам, пока, наконец, не кончила — громко, яростно вцепившись мне в волосы и заливая стоящую прямо под нами коробку с мясными консервами сквиртом.

— Стой, Рус… Дай отдышаться, животное моё… — тяжело дыша, взмолилась она.

Вот только слушать её мольбы я не собирался. Развернув девушку спиной к себе, я властно надавил на её спинку, заставляя встать раком. Одно движение — и я снова в ней. Намотав на кулак левой руки длинную рыжую гриву, я начал всё быстрее и быстрее входить в неё. Боже! Это было настоящее безумие. Заниматься сексом вот так, совсем не сдерживая сил и не опасаясь навредить девушке из-за разницы в физических характеристиках — что может быть лучше? Вцепившись в какой-то металлический ящик и смяв его пальцами, Хэля двигалась в такт мне, яростно, со стонами, отдаваясь вся целиком. Наши энергетические тела и Воля сливались воедино, многократно усиливая наслаждение, я шлёпал её свободной рукой по заднице… Незнаю, сколько длилось это безумие, но в какой-то миг я ощутил, как во мне зарождается яростная, всесметающая волна оргазма — и мы кончили.

Лёжа в разгромленном помещении, мы, потные, усталые и довольные, весело смеялись. Она рассказывала, как, занеся свою профессию в список и получив в награду возможность стать Системным Лордом и особое снаряжение от Системы, несколько недель была занята прорывом — ибо будучи целителем, как никто другой могла контролировать процесс, влияя на конечный результат.

— Мне удалось поднять плотность своей энергии до 3.4 единиц относительно нормы, Рус, — рассказывала она, уткнувшись в моё плечо. — Я теперь сильная девочка. Элис с моей помощью стала Зверолордом и заключила со мной Контракт Душ. Я всё это время была так занята — организовывала лечебницы в Унии, обучала людей и исцеляла всех пострадавших за время этих стычек — там было просто не счесть сколько покалеченных людей. В Унии всё немного иначе, чем здесь, так сразу и не расскажешь. Я, кстати, только вчера узнала о твоих подвигах. Почему вы не рассказали мне, что ты ранен? Я бы лучше Ани справилась с тем, что бы поставить тебя на ноги!

— Ну… Честно говоря, пока тебя небыло, мы всякого себе успели о тебе напридумывать, — признался я.

— Рассказывай! — потребовала она.

Ну, я и рассказал. Не скрывая ничего.

— Этот заносчивый недоумок, отправленный в ссылку за свою никчёмность, регулярно отчитывался о том, что всё хорошо, — яростно прошипела она, выслушав меня. — Но ладно он — почему молчали Вилма и остальные, которые туда отправились ещё десять дней назад?! Обещаю, Рус, я всю душу вытрясу из этого недоумка. Бродяги, видите ли, не заслуживают доверия и права находиться в Мирном! Зелья продавать он запретил! Сукин сын! Прости, что пустила всё на самотёк, родной. Я…

Что она там дальше собиралась сказать, я не дослушал, потому что повторно набросился на неё. А потом, когда мы вновь лежали прямо на каменном полу и отдыхали, она внезапно встрепенулась:

— Прости, Рус, но нам надо бежать. Меня зовут обратно, да и твои, думаю, заждались. Вот, — вытянула она откуда-то, видимо, из пространственного кармана золотую пластину с изображённым на ней Кремлём. — Это символ гостя члена Большого Совета, с ним ты всегда сможешь навестить меня в Унии. У меня уже есть свободный пропуск к вам, — хихинула она, показывая таких же размеров пластину из чёрного металла с изображённым белым цветом Снежным Замком. — Выдали ещё сегодня днём. Такой есть только у меня во всей Унии.

Спрятав пластину, я оделся и помог девушке привести себя в порядок. Наконец, убрав стену пламени, мы двинулись обратно. Приём ещё не окончен.

Глава 19.

Мы вернулись обратно в зал. Народ уже, видимо, пообтёрся и попривык друг к другу. Все разбились на кружки по интересам, меж компаниями сновали официанты, разнося напитки и закуски. Нашего отсутствия никто не заметил, тут уже кипели собственные страсти: торги, предложения, расспросы, обмены намёками попытки заключать союзы, затея Артура удалась. Я обратил внимание, что наших, выходцев из Нуменора, стало больше. Их было легко отличить — у каждого на левом плече был символ нашего анклава — грозовое облако. Вообще, с символикой стало довольно запутанно. Официально у нас было грозовое облако, но всё чаще стало мелькать изображение Снежного Замка. На пластинке, что показала Хельга, на некоторых присутствующих… Но пока сам Артур носил облако, оно всё ещё считалось нашим гербом. Насколько я знаю, Семя Трансцедентности Артура было связано с молниями, так что неясно, что в итоге он оставит основным вариантом.

Большинство тех, кто сейчас присутствовал, были мне незнакомы. Да и были то в основном не слишком сильные хуннусы — по большому счёту, Лидеры и Командиры. К нам направился сам Некромант, окружённый частью своей свиты. Я невольно слегка напрягся, но тонкие пальчики Хэли предупреждающе сжали мою руку.

— Не представите нас, Хельга? — с улыбкой обратился к нам лидер Унии.

— Конечно, — кивнула моя златовласка. — Руслан Мераев, мой молодой человек. Лидер Хуннусов, Системный Лорд и просто хороший парень, — закончила она с улыбкой.

— Руслан, горда представить тебе Дмитрия Александровича Седых, председателя Совета Семи и моего непосредственного руководителя и наставника, — посмотрела она на меня.

Хм. Он — её наставник? Она подарила миру профессию Целитель, он — Некроманта. Она воплощала саму жизнь, он — смерть. Чему она могла у него учиться? Видимо, заметив моё недоумение, Седой обратился ко мне:

— Хельга преувеличивает, называя меня наставником. Скорее, мы учимся друг у друга. Мы воплощаем противоположные друг другу грани магии, но вместе с тем они прекрасно дополняют одна другую. Используя наши совместные разработки и объединяя усилия, мы многого добились, и, уверен, что добьемся ещё большего. Вам очень повезло с девушкой. Завидую вам белой завистью, — учтиво улыбнулся он. — Но сейчас я бы хотел поговорить несколько об ином.

А он… Странный, что ли? Поймите правильно, от человека его уровня ожидаешь больше властности и надменности, больше самоуверенного снобизма. Приход Системы и обретение Воли делали людей самоувереннее и… грубее, что ли? И чем сильнее хуннус, тем ярче проявлялись эти качества в нас. И тем не менее, этот человек был безукоризненно вежлив и корректен, чувствовалось, что он кардинально отличался от меня, Артура и прочих — если могущество его и изменило в худшую сторону, то он успешно это в себе изменил. Конечно, по одному короткому обмену фраз рано делать выводы, но я доверял своей интуиции — чем ты сильнее, тем лучше она работала — а она говорила мне именно о том, что он сейчас не играет. Он действительно такой — интеллигент столь могущественный, что ни один мудак с бандитскими замашками не сможет его прогнуть про себя. Он внушал уважение куда большее, чем Артур.

— Я весь во внимании, — кивнул я.

— Насколько мне стало известно, у вас в распоряжении имеется два тела — предводителя крыс ранга Системный Лорд и Бессмертной по имени Окрея. Я хотел бы выкупить у вас эти тела, — озвучил он своё предложение.

— Да, конечно. Если сойдёмся с вами в цене — они ваши, — пожал я плечами.

— Думаю, то, что я вам предложу, непременно вас заинтересует, — улыбнулся он. — За эти два тела я готов предложить вам Сердце Силы.

Ого-го! Да за такое я ему ещё и доплатить должен буду! Ведь возможность сделать своего подчинённого Системным Лордом — бесценна. Убить в бою монстра данного ранга, что из числа пришельцев, что из монстров — для меня не такая уж и проблема, дай только их найти. Но Сердце Силы, основной предмет, необходимый для формирования Алтаря Силы Системного Лорда, мне за них уже не светил. Для этого его должен убить Полководец или кто-то ещё ниже рангом. А это уже очень, очень сложно. Ведь мало нанести добивающий удар, нужно, что бы твой вклад в битву был оценён Системой — а Полководцу в схватке подобного уровня даже просто выжить непросто. Ну, можно, конечно, натравить на тварь или нелюдь толпу Полководцев, что бы они его забили толпой — но сколько в процессе помрёт? В общем, дело сложное, ведь не стоит забывать, что у любого Системного Лорда или Бессмертного есть своя свита (читай — личная армия). И за два трупа трупа отдавать это…

— Поймите меня правильно, — осторожно начал я. — Я не отказываюсь от предложения, но… Было бы любопытно узнать, почему именно эти два трупа вас так заинтересовали? Не думаю, что вы каждую пару трупов такого уровня выкупаете за столь высокую цену.

— Ну… — бросил он взгляд на Хельгу. Та кивнула, и он обратился ко мне. — Я могу вам рассказать, но вы должны дать Системную клятву не раскрывать эту информацию без нашего разрешения в течении двух месяцев. Согласны?

Видимо, только то, что я любовник Хельги заставило его дать такую цену и ещё и раскрыть свои цели. Похоже, она действительно очень ценна для него.

— Конечно, — кивнул я.

После того, как Система прислала оповещение о том, что приняла мою клятву, он объяснил:

— Как вы знаете, я некромант. Смею надеяться, сильнейший в Москве практик этого искусства. И с переходом на ступень Системного Князя мне открылись довольно интересные возможности. В частности — при помощи Хельги я намерен не просто создать ограниченных существ, с частью былых возможностей, а нечто более совершенное. Именно ваши же трупы мне приглянулись именно по причине двух обстоятельств — убитый вами предводитель крыс, Живоглот, самый незаурядный в плане интеллекта монстр, которого мы встречали. Он сумел так разумно организовать столь разных чудовищ, подчинить себе куда более сильных тварей, чем он сам… Я впечатлён его разумом. Не буду раскрывать всех подробностей моей задумки, но намекну — я очень рассчитываю на его разум. Окрея же нужна по другой причине — я своими глазами видел, как её защитные навыки успешно отражали ваши атаки, надо сказать, весьма могущественные. Думаю, я не ошибусь, предположив, что золотые молнии, которые вы используете через глефу, призывая их с небес — навык Высшего ранга второго класса? А ведь это уже уровень Системных Князей. Да и атакующий потенциал у неё весьма высок. Вы победили за счёт того, что навязали свой рисунок боя, и за счёт неслаженности и несработанности их действий. Не скрою, крыс мне интереснее, но и дракон в качестве его охранника будет весьма кстати. На данный момент мы считаем, что они лучший возможный вариант. Больше того, скажу по секрету, крыса мне важнее. Надеюсь, мне удастся восстановить её разум.

Вот оно как… В общем, благодаря Хельге я получаю столь щедрую награду. И намёк на то, что Уния куда богаче, чем кажется. Естественно, я не мог отказаться от подобного, так что мы условились с ним о том, что завтра же в обед он со своими людьми придёт в наш квартал в Нуменоре, и мы отдадим им тела. Дальше я направился прямиком к Соколовой, а Хельга ушла с некромантом налаживать нужные контакты среди альвов.

— Госпожа Соколова, — при посторонних показывать то, что у нас в анклаве не всё гладко, я не собирался. Сор должен оставаться в избе. — Не позволите похитить вас на пару слов? Хотелось бы уточнить один важный момент.

Вежливо улыбнувшись компании гномов и людей из разных анклавов, мы отошли в сторону.

— Мне нужны мои трупы уже сегодня, край — завтра утром, — сразу взял я быка за рога. — Куда везти ты знаешь.

— Не так быстро, котик, — холодно улыбнулась она. — Давай сперва поговорим о цене за то, что мы сохранили их в свежем виде. Без меня они бы лишились большей части своей ценности к этому моменту.

— То есть ты у меня их украла, а теперь требуешь оплаты за логистику и складские услуги? — хмыкнул я. — Губа не треснет?

— Они находятся сейчас в практически первозданном виде, — пояснила она. — Артефакты стазиса, которые я использовала для этого, стоят целое состояние, а работают они на эриардах. У меня ушло камней на сто пятьдесят миллионов. Предлагаю вычесть эту сумму из тех денег, что я должна тебе в качестве компенсации. Идёт?

Можно, конечно, и отказать, но мне эти две сотни миллионов не принципиальны в данном вопросе. В конце концов, на данный момент у нас было шесть миллиардов коинов — именно столько на данный момент у нас осталось денег, после вычета всех внутренних налогов в пользу основной казны, выплат семьям пострадавших и погибших, да и прочих затрат. и процентов семьдесят, а то и восемьдесят этих средств было выручено с продажи лута, книг навыков, внутренних органов и крови убитых монстров и прочего. Война, когда она победоносная — весьма прибыльное занятие.

Так что полутора сотнями миллионов можно и пожертвовать. Более того, можно и даже нужно попробовать замять наш с ней конфликт, всё же становиться ручным пугалом Артура мне не хотелось.

— Можешь вообще ничего не платить, — кивнул я. — Взамен поясни одну интересующую меня вещь.

— Смотря что тебя интересует, — осторожно ответила она.

— Я так понимаю, на этой войне все заработали неплохие деньги и набрали гору добычи. Так как получилось, что тебе и твоим людям пришлось опуститься до авантюр с кражами моей добычи? — поинтересовался я.

Сейчас, чуть остыв, я понял, что вся эта мышиная возня с воровством у меня — как-то глупо и мелко. Поэтому хотелось бы узнать мотивы, побудившие их поступить подобным образом. Расширить горизонты, так сказать, на тему того, какова тут внутренняя кухня.

— По твоему плану, для того, что бы дракон вывел свои войска с занимаемых ими территорий, нужен был отвлекающий маневр. Я и мои люди — вот те, кто был отправлен этим заниматься, — мрачно пояснила она. — Так что в итоге мы почти ничего не получили. Самые жаркие бои были в первые два часа, а всё, что было после — это было больше позиционное бодание. И естественно, в итоге оказалось, что мы почти ничего не получили. Вам всем — уровни, добыча и почёт, а нам — шепотки за спиной, репутация трусов и ни коина добычи. Что дальше было, угадаешь?

— Пожалуй, да, — усмехнулся я. — Потом вам было предложено взять на себя командование моими людьми. Ещё и намекнули, думаю, что на некоторые шалости посмотрят сквозь пальцы. А потом оказалось, что никто ничего подобного вам не разрешал, а доказательств у вас, само собой, никаких. Одного не понимаю — это же очевидная ловушка. Зачем было лезть?

— Потому, что нынешняя жизнь — это гонка со смертью, — жёстко пояснила девушка. — Коины, трофеи с монстров, их потроха, которые идут на алхимию… Всё это необходимо для того, что бы не отставать от других. И если начать играть в излишнее благородство и упускать шансы, закончить можно как эти два трупа, которые ты продаёшь. Подумай на досуге над моими словами. Я удовлетворила твоё любопытство?

— Более чем, — кивнул я. — Считай, вопрос с коинами закрыт. Попрошу ещё об одной услуге — раз уж они до сих пор у тебя, можно я заберу их завтра? Передам клиенту прямо у вас на складе. А то о том, что бы запастись чем-то из разряда артефактов стазиса, я не подумал.

— Хорошо, — легко согласилась она. — Рада, что мы достигли взаимопонимания.

* * *
Где-то глубоко в Астрале.

Могучая флотилия из сотен Астральных Кораблей дрейфовала в серо-зелёной хмари Астрала. Это был самый быстрый способ перемещения по вселенной. Астрал был самой опасной, малоизученной и непредсказуемой составляющей мироздания, и пребывание в нём самостоятельно было возможно лишь для тех, кто достиг Бессмертия и выше. Но даже такие личности редко решались путешествовать по нему в одиночку на большие расстояния — ибо опасностей в этом странном месте хватало с избытком. Аномальные зоны, кровожадные чудовища, астральные демоны и многое, многое другое — потерять жизнь здесь было очень просто.

И поэтому подобные путешествия проходили на Астральных Кораблях. Очень трудоёмкие и дорогие в изготовлении, доступные далеко не всякому клану, они, тем не менее, позволяли преодолевать гигантские расстояния этого искажённого мира на достаточно большой скорости, что бы не опасаться многих местных монстров. А боевые качества судов как правило позволяли им потягаться даже с Бессмертными — ведь в пути может случиться всякое, и создавать корабль, не способный дать отпор врагу, было глупо. Как правило, команду составляли смертные маги. Архимаги (Полководец на Земле) бывали капитанами, плюс четвёрка Магистров (Генерал), два десятка Мастеров (Командиры) и две сотни Адептов (Лидеры) — стандартный экипаж подобных судов. Разумеется, в военное время на борт брался ещё и десант, до тысячи бойцов. Корабли сильно напоминали подводные лодки с Земли — только в массе своей эти суда были из дерева, а не из металла, и размерами превосходили в среднем в 10–12 раз своих земных сородичей.

Четвёртая Астральная Флотилия Империи Эгин, государства, правившего миром девятого уровня Ардан, находилась здесь не просто так. Восемь месяцев назад правитель Империи, Трансцедент пятого ранга Азлар Руцелла Мирнион, или, если упоминать его титул как Трансцедента — Азлар Штормовая Волна, почувствовал возмущение великого Эфира — информационного плана мироздания. И всё бы ничего, источник возмущения находился довольно далеко, да и вообще — подобные возмущения не такая уж и большая редкость. Их причиной обычно служат довольно прозаичные, хоть и значимые события. Например, появление или гибель в мире очередного Божества (не путать с Богами), существа, что воплощает в себе Волю и Душу целого мира. Во вселенной миллионы миров, разного уровня развития и разной энергетической наполненности, некоторые из них периодически гибнут, иные заселяются (или самостоятельно порождают в процессе эволюции) разумными расами. С гибелью мира обычно гибнет и Божество, а мир считается самостоятельным лишь в случае, если в нём зародилось собственное.

Бывают и иные причины. Отголоски великих сражений или поединков сильнейших существ во вселенной, различные катастрофы или вообще что-то непредсказуемое и неясное. Да мало ли что может случиться в бескрайней вселенной!? Так что в обычных обстоятельствах никто бы не обратил на это особого внимания — ну грохнуло в Эфире, что ж теперь. Нас не коснулось — и ладно, дел всегда хватает, а совать нос в чужие дела бывает очень рискованно — даже столь могущественным образованиям, как Империя Эгин.

Но этот случай, как поведал патриарх их клана, привёдший свой клан на вершину, его испугал. И совет клана никак не мог проигнорировать событие, внушившее повелителю Ардана такую тревогу. Азлар связался с божеством их мира, Арданом (все Божества носят имя того мира, в котором зародились). От него они и узнали подробности.

Оказывается, то было не простое возмущение. Эфир просигналил вселенной о том, что родилось Божество, воплощающее целую расу. Такое было большой редкостью, ибо такие Божества превосходили, причём очень значительно, своих собратьев, отвечающих за отдельные миры. Собственно, не имея собственного Божества, ни одна раса не имела права быть зачисленной в Скрижаль Мироздания, что находится в Центральном мире, и ни один её представитель не был в силах стать даже Бессмертным. Этих рас во вселенной было даже больше, чем младших, старших и высших вместе взятых, причём намного больше. И когда подобная раса, наконец, обретала Божество-покровителя, представители высших рас, сур и астик, вносили её в число младших рас. Это считалось знаменательным событием, и в таких случаях представители от всех миров девятого и выше рангов приглашались на церемонию Вознесения данной расы.

Но это был даже не этот случай. Сейчас, как оказалось, ситуация вышла в высшей степени странная и опасная — ибо Ардан потряс Азлара и высших сановников Империи новостью, что возродилась Высшая раса. Ночной кошмар великого множества сильных мира сего, заставших времена Войны Небес. Ужасные, чудовищные времена, когда легионы хуннусов подошвами окованных сталью сапог топтали землю старших миров, когда сошлись в великом противостоянии Астики и Хуннусы. В те ужасные времена великий Азлар был ещё вовсе и не великим, а самым обычным Адептом-магом, рядовым солдатом вассального хуннусам клана Ридол, из совсем иного мира. Он застал уже самый конец той длившейся десять веков войны, с которой он позорно бежал, бросив оставшийся верным своему сюзерену клан. Как оказалось, он сделал всё правильно — ибо несколько кланов сур, в конце-концов присоеденившихся к этому противостоянию, переломили ход войны. Кланы Гандхарва, Гаруда и Асура, если точнее. Вся раса сур делится на семь кланов, так что присоединение трёх из них к войне означало, что сорок процентов этого клана вышли на помощь астикам.

Конец был ужасен. В ходе той войны вселенная понесла чудовищные потери — погибла треть Срединных Миров (с пятого по восьмой уровни) и половина Высших (с девятого по одиннадцатый). Погиб и сам мир Хунну, пало в бою и его Божество, разгромлены и истреблены армии союзников и вассалов, сожжены гигантские Астральные Крепости, уничтожены гордые и могучие флотилии. Надо отдать им должное — уход из мироздания высшей расы запомнился всем, кто хоть краем глаза видел эти события, навсегда. И гордые победители, поделив трофеи, возвратились домой.

И вот теперь они возродились. Восстали из руин и пепла, и что хуже — восстало их Божество, что считается вообще невозможным явлением. Как, почему, где? Азлару и его подчинённым очень не хотелось быть вовлечёнными в этот вопрос, но к сожалению, выбора у них не было — Империя Эгин была вассалом клана Гаруда, и они оказались ближе всех к месту возрождения хуннусов. И им немедленно поступил приказ — отправиться на разведку. К счастью, от них не требовали слишком многого — лишь прибыть на место, разведать обстановку и установить в Астрале Пространственный Маяк. А уж по этому маяку, соединив его со своей транспортной сетью, прибудут корабли и войска их сюзерена.

И вот Кераний Варрион, Бессмертный Князь седьмого уровня, один из ближайших учеников Азлара, наблюдает за небольшим в материальном мире, но просто чудовищно огромным в Астрале миром, где ныне обитали хуннусы. Уже три недели его подчинённые строили данный маяк, и скоро работа должна была подойти к концу. А пока этого не произошло, он, как и все остальные члены Четвёртого Флота, наслаждался удивительной энергией этого мира. Даже здесь, на внушительном удалении от него, медитация и развитие с помощью Духа, энергии высшей расы, которая щедро вливалась и не менее щедро изливалась из мира, приносила удивительные плоды. Многие из тех, кто уже отчаялся когда-либо продвинуться в своём развитии, упёршись в потолок, за эти три недели либо продвинулись выше, преодолев препятствие на своём пути, либо приблизился к этому. Сам Кераний, уже семнадцать тысяч лет как упёршийся в свой потолок — шестой уровень Бессмертного Князя, буквально позавчера преодолел эту планку. Все эти тысячи лет его отделяла лишь тончайший волосок от седьмого уровня, но именно его, этот волосок, он и не мог преодолеть до этого дня. А тут — чуть больше двух недель, и он возвысился. Как жаль, что скоро это место, скорее всего, будет уничтожено. Знали бы о том, какими выгодами обернётся это путешествие, взяли бы в путешествие всех перспективных Архимагов и Каждого Бессмертного Империи. Ну да чего уж тут…

Глава 20.

— Ну что, Ромка, готов стать крутым перцем с огромными волосатыми яйцами? — поинтересовался я у сидящего в удобном кресле парня.

Полученное от Седого Сердце Силы было решено отдать Роме. Вернее, не так — я устроил состязание среди Полководцев своего войска. Конечно, большинство бойцов, после столь успешной операции, у меня забрали, но около семи сотен человек решило присоединиться ко мне. Да и в целом — из самого Нуменора пришло немало желающих присоединиться к нам.

В общем, у меня теперь насчитывалось три с половиной тысячи подчинённых непосредственно мне бойцов. Плюс ещё две тысячи тех, кто, разбившись на небольшие отряды, охранял фактории и гигантские теплицы, что сейчас возводились повсеместно. Среди своих сорока семи Полководцев я и устроил поединки за возможность Возвышения. В финале данного мини-турнира Рома хоть и с трудом, но всё же сумел одолеть начальника моей охраны, Макса. В целом, Макс был лучше как боец и маг, но у Ромы оказался туз в рукаве — выпавший ему с кого-то из Вождей метательный нож с вложенным навыком Высокого ранга. Изящный клинок при попадании в жертву прикреплялся к ней намертво и начинал бить её током до тех пор, пока не исчерпывал заряд энергии. Многие начали ворчать, что, мол, это нечестно — победа за счёт артефакта, но сам Макс заявил, что никто не оговаривал правил и что экипировка — это тоже часть силы бойца.

Провести же данное мероприятие нам помогли заказанные в Системном Магазине тренировочные площадки, что обладали встроенными защитными навыками. В случае, если защита одного из участников оказывалась пробита, умное приспособление включало защиту. Вернее, оно держало её постоянно, и поражение засчитывалось тому, у кого она получала атаку. Проще говоря, если не сумел отбить вражеский удар и за тебя это сделала система, ты проиграл. Её дополнительно усилили рунами наши умники, и теперь я гонял народ на тренировки в хвост и гриву. Жрало приспособление уйму эридаров, но оно того стоило. Тяжело в учении, легко в бою. Жаль, что силу Системных Лордов данное сооружение держало с трудом.

— Готов, шеф, — серьёзно ответил парень.

Было заметно, что он слегка мандражирует. И неудивительно — уже пришли первые новости о тех, кто не сумел прорваться, используя Сердце Силы, добытое кем-то другим. Тема была достаточно важная, так что за прошедшую с приёма неделю уже были сделаны первые выводы и подбита кое-какая статистика. Доступ к этой информации не был секретным, а статистику составляли на основе данных, собранных по всем анклавам.

Парадокс был в том, что будь ты хоть самый слабый и забитый из возможных Полководцев, если ты каким-то чудом сам сумел прикончить, неважно как, хоть ударом в спину, хоть ещё каким образом, Бессмертного, и использовал добытое Сердце на себе — ты гарантированно прорвёшься. Не важно, насколько у тебя всё плохо с плотностью энергии, прокачанностью и тому подобное — ты обречен на успех.

А вот в случае, если используется добытое чужим трудом Сердце — начинались нюансы. Во первых, были жёсткие требования к плотности твоей энергии. Точных цифр Хельга (а она лично, с командой бывших врачей, набранных в Унии и взявших профессию Целитель, вела исследования в этом направлении), пока не выяснила, но минимальный порог — это 3 единицы от стандарта. А это реально очень много — у большинства она колебалась от 0.8 до 1.3 единиц. Чудовища вроде Ромы были огромной редкостью, собственно, единственный Полководец с более плотной энергией, который на данный момент был известен Хельге — Рашид Юсупов, бывший чемпион мира по смешанным единоборствам. Член Унии, кстати, который ныне стал Системным Лордом, буквально пару дней назад.

Второе — минимальный уровень должен был быть пятисотым. С более чем тысячей единиц Выносливости, причём такие цифры должны были быть именно собственными, без всяких артефактов.

Третье — не меньше семисот единиц Воли. И все, кто хоть по одному пункту не соответствовал данным условиям, вообще могли ни на что не надеяться. Но даже те, кто удовлетворял всем требованиям, не имели стопроцентных гарантий. И от чего это зависело помимо вышеперечисленного тоже было пока неясно — за неделю такие тайны не раскрыть.

Но лично я в Роме был уверен. У парня пятьсот седьмой уровень, добранный за неделю фарма, 3.6 единиц плотности энергии, тысяча двести единиц Выносливости, больше тысячи единиц Воли и мой маленький читерский дар — осколок Семени Трансцедентности. Особенно должно было помочь последнее — ведь лично я развивался быстрее и качественнее остальных в первую очередь благодаря нему.

Оставив парня заниматься прорывом, на который ему потребуется минимум тридцать часов, я отправился вниз. Спрыгнув из окна, я приземлился прямо на тренировочной площадке Полководцев (для каждого ранга были отдельные площадки.) Четыре арены для Полководцев встали нам в миллиард коинов. За полтора десятка Генеральских и под сотню Командирских, к слову, в общей сложности было отдано всего полтора. Страшно представить, во сколько обойдётся площадка для Лордов, но это одна из тех трат, которые необходимы — людям необходимо тренироваться, осваивать свои навыки и способы их применения в бою, оттачивать индивидуальное мастерство. Жаль, большой полигон, рассчитанный на тренировку полноценных боевых подразделений, был только один, в самом Нуменоре. Такая роскошь стоила слишком дорого для нас — Артур выложил из бюджета двадцать миллиардов ради неё, и юзали её без продыху. Нельзя сказать, что он зажимал её для всех, кроме лично своих бойцов, нет — квоты на его использование он щедро выдал всем фракциям, приходи, заряжай нужным количеством эриардов площадку (это уже за свой счёт, разумеется) и пользуйся. Вот только один день в неделю нам, один Юле и один Мише — остальные четыре дня там были его люди.

На этой площадке можно было устроить бой вплоть отрядов триста на триста бойцов максимум — и только без Системных Лордов. Вернее, без использования навыков Высшего ранга, ибо их применение грозило тем, что появятся убитые. Да и навыки Высокого ранга в исполнении Лорда были слишком опасны из-за плотности нашей энергии.

Сейчас на площадке разминался Би Рён. Наши ежедневные спарринги стали одним из главных развлечений в крепости, поглазеть на которое ежедневно стекалась масса народу. Конечно, нам с ним приходилось себя изрядно ограничивать — никаких навыков выше пятого класса Высокого ранга. По большому счёту, мы тренировали навыки ближнего боя, но лучше хоть такие урезанные тренировки, чем совсем ничего.

— Готов, командир? — поинтересовался теперь уже мой вполне официальный заместитель.

— Готов. Начинаем!

Я немедленно отпрыгнул от попытавшегося сократить дистанцию Рывком китайца, оставив на прежнем месте своего пребывания целый клубок огненных змей. Мой самый часто используемый и, пожалуй, самый любимый навык. Я отточил его уже так, что он стал для меня прост и естественен, как дыхание. За счёт того, как часто я его использовал, я научился усиливать змей небольшими шарами Белого Пламени, вызывать разом до десятка штук, использовать их в совершенно разных вариантах — в общем, конкретно этот мой навык был самым часто используемым мной за свою вариативность, невысокие требования к Духу и убойную мощь, превосходящую абсолютно любой навык аналогично уровня, который я видел. Чего уж говорить, в своей максимально мощной версии, когда я призывал десяток огненных тварей с Белым Огнём в пастях, они и навыки четвертого класса вполне были способны одолеть.

Однако Би Рёна подобным было не пронять. В дар от Системы при переходе на ранг Системного Лорда ему достался весьма необычный навык Высшего ранга — Доспех Громовержца. При активации данный навык весьма значительно увеличивал Силу, Ловкость и Реакцию, взамен постоянно расходуя Дух. И казалось бы, да что тут такого? Банальная техника усиления. Да только было одно «но» — данная техника увеличивала все упомянутые показатели в два раза и не несла никаких негативных последствий для пользователя. А так же имела ультимативную атаку — Кулак Молний. Данная способность навыка позволяла разом выплеснуть в одном ударе определённое количество Духа, преобразованное в электрический разряд Высшего ранга. Правда, имелись у столь впечатляющего навыка и минусы. Для развития и освоения данной способности ему требовалось постигать саму суть работы электричества, звука, ветра и, как ни странно, света. И если постижение этих Аспектов и Стихии воздуха на начальных этапах было не слишком сложной задачей, то в будущем, по словам Рёна, когда ему придётся их сочетать меж собой и изучать углубленно, всё будет не так просто. Невольно вновь порадуешься за себя — всё, связанное с постижением сути стихий и аспектов, мне давалось практически интуитивно, за счёт Семени.

Вспышка электричества — и мой оппонент вырывается, разметав двадцатиметровых змей, и вновь летит ко мне. Я вновь использую змей, они смыкаются вокруг нас, но и Рён и уже рядом и наносит первый удар. Покрытый электрическими разрядами кулак сталкивается с лезвием глефы, я делаю шаг назад, одновременно заставляя змей сомкнутся вокруг нас. Китаец хлопает в ладоши, и в меня бьёт направленная акустическая волна. Сам он покрывается личной защитой Высокого ранга и искрит молниями, усиливая её. Взрыв не наносит ему урона, как и его ударная волна — мне. Кстати, это что-то новенькое — до этого со звуком у него дела шли не очень.

Пламя опадает спустя пять секунд, но мы сталкиваемся, прямо в нём, не дожидаясь, пока оно уйдёт. Разминка кончилась, и теперь мы бьёмся в ближнем бою. За счёт своих техник усиления, бонусных очков характеристик от экипировки и того, что я обладаю куда большим количеством своих собственных очков в параметрах (за счёт нашей разницы более чем в сотню уровней и того, что стал Лордом на 150 уровне, тогда как мой друг — на 400+), его удивительная техника не была в состоянии дать ему больше силы и скорости, чем было у меня. Более того, я был и сильнее, и быстрее, так что глефа в моих руках без труда парировала все попытки Рёна достать меня. Сам я почти не бил в ответ — это всё же тренировка, и целью её было научить моего заместителя биться с противниками равного ранга. Ведь изменения в Воле и возможностях контроля теми навыками, которыми мы обладаем, были действительно велики, и биться как Полководец уже не имело смысла. Когда дерутся Бессмертные и Системные Лорды, сражаться должны не просто два противника. Сам окружающий нас мир, во всех доступных твоей магии проявлениях, должен биться вокруг вас. Стихии, аспекты, Воля, вы сами, своими руками — и это я не говорю уже о том, что бы использовать напрямую навыки. Полководцам недоступен подобный уровень владения силой, и этому надо учиться. Мне этот урок преподал Ялмог, а хороший ученик. Я усвоил урок.

Би Рён постепенно тоже учился использовать всё разом. В первый наш спарринг он проиграл на десятую секунду. Во второй — на двадцатую. Сейчас мы дрались уже минуту, и мой соперник весьма неплохо держал удар. Что же, пора повысить уровень сложности. Я перестал лишь защищаться, начал потихоньку давить, и бой пошёл интереснее. Жаль, на этой арене мы с ним можем пользоваться максимум двадцатью процентами силы…

— Стоп! — раздался крик снаружи. — Смена батарей!

У арены кончилась энергия. Жаль, только во вкус начали входить. Энергия расходовалась, к сожалению, не только на то, что бы держать защиту вокруг самих бойцов, но и на то, что бы держать купол, оберегающий зрителей, и приводить в порядок арену после схваток. Затратное развлечение, эриардов не напасёшься часто. К тому же и сами камни стоили немало — в Москве было лишь два месторождения этого ресурса, и одно из них принадлежало Скорме и находилось в районе метро Беляево, второе — у Альянса, на Авиамоторной. Так что приходилось их покупать у Альянса, ибо Скорма нам ничего продавать не желала. А жадные торгаши постоянно повышали цену. Сейчас цена за единицу энергии в камне составляла 23 коина. Что бы зарядить арену, на которой мы дрались, требовалось камней на тридцать тысяч единиц энергии. Вот и считайте — один наш спарринг с Би Рёном обошелся нам практически в семьсот тысяч коинов. Слава богу, что при использовании её Полководцами энергии хватало на семь-десять спаррингов. Старший Ливнёв уже достал намекать на «бессмысленное сжигание средств, которые можно было бы потратить с умом». Он сейчас был главой хозяйственников моей организации, и он же постепенно подбирал людей под создание финансового отдела. Я уже начинаю скучать по старым добрым временам зимней кампании — там никаких финансистов и бухгалтеров, траты все на поверхности, из разряда сходить в магазин за покупками. Эх…

Теперь всё было иначе. Требовалось рассчитывать бюджет, планировать выплаты зарплат бойцам и работникам, пособий семьям погибших за нас бойцов, выделять финансы на закупку ресурсов, которые не добывали сами — эриардов, многих бытовых артефактов и систем артефактов, позволяющих использовать горячую воду, охлаждение для складов с товарами и многого другого, что делало нашу жизнь комфортной. Да вообще масса всего, и управиться с этим в одиночку… Нет, конечно, учитывая разум Системного Лорда, позволяющий держать все расчёты в голове и высчитывать всё не хуже калькулятора, я бы мог и дальше тащить это на себе. Интеллект, хоть и не давал прямого улучшения когнитивных способностей, но зато превращал мозг в подобие суперкомпьютера, позволяя проводить огромное количество операций разом, но вот только все эти сверхмощные ресурсы разума требовалось направлять на познание природы мира вокруг себя — стихий, аспектов, граней своих сил и многого другого. Без этого небыло бы никакого развития, так что я решил не городить огород. Пусть хозяйственными и финансовыми делами занимаются люди, которые в этом что-то понимают. Системные клятвы ими даны, да и руку на пульсе я тоже держу, так что всё нормально.

— Лэр Руслан, там к вам посланник. От кого, не говорит, просит не афишировать его приход и требует встречи лично с вами. Говорит, что очень важные сведения, — обратилась ко мне по внутренней связи Изольда.

Она у нас теперь, кстати, что-то вроде моего секретаря, министра финансов (за контроль над этим, ещё формирующимся, ведомством, она сейчас активно цапалась со стариком Ливневым. Кто победит, пока ясно не было, а я в это не лез, ибо мне было пофигу), и главы МИД. Скрепя зубами пришлось признать — древняя эльфийская дева в теле юной красавицы очень много была куда компетентнее нас всех во многих вопросах. За две-то тысячи лет жизни — немудрено. Она принесла мне личную вассальную клятву, и Система приняла её. А раз приняла, то навредить мне и предать в рамках отношений вассал — сюзерен, не может. Как, впрочем, и я, так что всё честно. Теперь удивительная пара из Тристана и Изольды жила у нас на постоянной основе. Парень оказался довольно перспективным бойцом, дойдя в соревновании за Сердце до четверть финала, где напоролся на Макса и проиграл, дав неплохой бой. Сейчас он командовал батальоном, сформированным из его людей.

— Где сейчас этот посланник? — спросил я.

— В северной угловой башне.

Работы по восстановлению крепости Система закончила вчера. За время осады и штурма наша крепость пришла почти в полную негодность, так что пришлось заказывать всё по новой, потратив на новые стены аж четыре с половиной миллиарда. Сейчас, после всех трат и распродажи всего добытого в той резне, на балансе у нас числилось чуть больше миллиарда коинов, но я ни о чём не жалел. Нынешние стены крепости полностью стоили затраченных денег. Я увеличил втрое площадь стен, ибо планировал серьёзно увеличить количество воинов, а сами стены и башни… Скажем так, что бы сделать пролом в нынешних укреплениях, нужно было бить Высшими навыками. Причём неоднократно. Плюс просто перепрыгнуть стены уже никто не сумел бы, как и слишком сильно к ним снизиться — мощные гравитационные поля закрыли эту брешь. Полководцев и Вождей оно, конечно, не придавит — но это и небыло нужно. Без группы поддержки в воздухе их спокойно прибьют толпой защитники. Плюс в каждой башне свой набор магии Высокого ранга и запас эриардов на подпитку всего этого, плюс руны сбора энергии, что держали постоянный запас силы в резервуарах сил крепости — жаль только, в случае серьёзного штурма нам всё равно требовались эриарды. Руны слишком долго собирали энергию. Хотя всё равно — в первые часы боя ни одного эриарда использовать не придется. Экономия. Ладно, увлёкся. У крепости было ещё много плюсов, но пора заниматься делами.

Пройдя через расступившуюся перед нами толпу, мы с Рёном направились к башне. Пообщаемся с гостем.

* * *
Алёна.

После памятного сражения с ордами монстров дела пошли очень неоднозначно. С одной стороны, всё начало налаживать — конкретно Гранд от разгрома тварей только выиграл, как по трофеям, так и стратегически. И в Лесу, и в окрестностях города стало куда спокойнее, и риск оказаться сожранным какой-то залётной тварь за пределами стен в разы упал. Нет, враждебных монстров было всё ещё полным полно, но централизованного вожака у монстров больше не было, так что появилась возможность охотиться не большими воинскими подразделениями (которых итак постоянно нехватало на патрули, гарнизон, охрану перевозимых товаров и многое другое), а небольшими отрядами. Начали появляться отдельные отряды, которые только тем и занимались.

Казалось бы, сиди и радуйся, но… Проклятые, вечные но. После всего произошедшего Котов отправился в метрополию. И вернулся, чем-то очень, очень недовольный. Как выяснилось от Карины, их дражайший Наместник получил мощный втык от начальства.

— Ты бы видела, как на него орал Акопян, — рассказывала подруга. — Он один из большой семёрки и непосредственный шеф Котова. Котов ведь сперва предложил наехать на Нуменор и потребовать голову Руса. Мол, сыграем на опережение, выставим на всеобщее обозрение то, что это именно их человек замутил всю эту херню… Так Седой поворачивается к Акопяну и говорит, типа, сам ему всё пояснишь или мне это сделать? Тот и говорит Котову — а чем ты, умный такой, думал, когда они всё это затевали? Все признаки того, что дело кончиться подобным, были на лицо. Тебя предупреждала разведка, что они что-то мутят, предупреждали люди, которые знают Мясника лично, — видимо, Карина сама и сдала Котова, потому как о том, что я его предупреждала о том, что Рус так просто не отступится от своего замысла, была в курсе лишь она и несколько его подчинённых, при которых происходил разговор. — Все вокруг тебе, дыбилу, говорили, что дело такой оборот примет — а ты хуй положил! И каков итог? Конкуренты теперь лишь на одну строку рейтинга ниже нас!

Карина ещё долго описывала процесс словесной порки Котова, но суть я уже уловила. Справедливости ради, стоит признать, что особой вины последнего в случившемся не было. Он не смог бы предотвратить этих событий, а посвящать в то, насколько масштабен их план, Рус бы его не стал явно. Ведь разгром химкинской орды чудовищ ничто по сравнению с тем, что Мусорная Гора и Антарас потеряли изрядную долю своих бойцов. Но найти крайнего — процесс обязательный в любой крупной организации. И им стал Котов.

Случилось то, чего я больше всего опасалась. Он начал отыгрываться на мне. Теперь ему было мало морального насилия. Каждый день этот ублюдок ходил с видом ледяной невозмутимости и практически апостольской святости, а по ночам рвал её на части. Сесть на бутылку из-под шампанского, сломать несколько костей и выбить несколько зубов — это самое лёгкое из того, что со мной происходило. Ублюдку не надоедало и он не скупился на зелья регенерации, весьма дорогие — что-то из новенького, недавно созданного в Унии Хельгой. Я, конечно, люблю определённую грубость в постели, но этот тип уже перешёл все грани разумного. Даже я, Полководец, чувствовала, что моё тело перестаёт выдерживать. Да, он не использовал магию в своих забавах надо мной, и поэтому я к утру почти восстанавливалась, но в последние несколько дней я буквально не покидала свои покои. Просто потому, что к моменту, когда я восстанавливалась от переломов, а плоть на влагалище и анальном отверстии срастались, было уже время идти к нему.

Я могла бы обратиться к Карине. Но к моменту, когда я поняла, что Котов не остановится, пока его игрушка не сломается, той уже не было в анклаве. Отправилась в Унию, к Вите, и когда вернётся — неизвестно. Более того, в самой метрополии её не было — я пыталась подать ей весть, но та куда-то пропала. И вот, когда я уже была на грани того, что бы попробовать убить урода своими силами, пришли отличные новости. Мои люди нашли шахту, в которой были эриарды. Судя по той записи, что мне показали — это полноценное месторождение, за обладание которым может развернуться настоящая война. Я не дура, я прекрасно понимаю, что такой кусок моему анклаву не по зубам. Больше того, нас всех ради него могут спокойно уничтожить, вздумай мы артачиться. Но Выход всё же есть. Поэтому сегодня ночью этот гандон может засунуть свои бейсбольные биты, бутылки и прочее дерьмо в свою же жопу и сам себе подрочить. Потому, что если всё выйдет так, как я надеюсь, мне больше не придётся волноваться о его мнении.

* * *
— Здравствуй, Рус, — улыбнулась Алёна. — Давно не виделись. Как жизнь? Слышала, у тебя дела в гору пошли? Поздравляю.

Тем самым посланником оказалась Алёна. В помещении сейчас находились я, Би Рён, Изольда и собственно сам Тристан, чей батальон базировался в башне. Сказать, что я удивлён личностью посланника, значило ничего не сказать. Насколько я знаю, сейчас она любимая постельная игрушка господина Наместника Химок, которую ненавидит оставшаяся троица — вояки, братки и орденцы, ставшие из хозяев жизни деревенскими увальнями, до которых действительно крупным рыбам небыло дела. Даже жаль их немного — Уния их конкретно так поимела в плане ресурсов, изрядно подрезав крылья. Правда, совсем уж дерьмовым их положение не назвать — в Москве были сотни подобных им анклавов, которые не имели вообще никаких перспектив. А этим и добывать в Лесу разрешали, оставляя им часть найденного, и защиту от крупных акул обеспечили. Гранд же, как ни странно, оказался теми, кто выиграл от всего этого больше всех — сейчас анклав, как вещали мои шпионы, готовился брать первый ранг. Для этого им не хватало самой малости — Системного Лорда в анклаве. Остальные требования уже, как я понимаю, были соблюдены.

— С чем явилась, Алён? — поинтересовался я.

— У меня есть предложение, но озвучу я его только если мы останемся на едине и ты заблокируешь возможность прослушки, — заявила она.

— Я доверяю всем здесь присутствующим, — ответил я.

— Рада за тебя. Но то, что я хочу рассказать — личное. Прошу, дай мне высказаться наедине. Или могучий Мясник боится остаться со мной наедине? — насмешливо подняла бровь девушка.

— Выслушайте её, лэр, — неожиданно поддержала девушку Изольда. — Вряд-ли это займёт много времени.

Оставшись со мной наедине и дождавшись, когда я возведу барьер из Воли, девушка встала и скинула на пол тяжёлый плащ. За ним на землю отправились кожаные доспехи, которые она, к моему удивлению, стянула с явным трудом. Дальше на пол полетело бельё и она осталась совершенно голой. Вопросов, зачем она это сделала, у меня не возникло.

— И зачем ты это терпишь? — спросил я, глядя в глаза покрутившейся вокруг своей оси девушке.

Всё её тело было покрыто шрамами и изуродовано. В некоторых шрамах я чувствовал энергию, не дающую им зажить до конца. От влагалища к бёдрам и животу тянулись довольно свежие, всё ещё сочащиеся кровью полосы рваных ран. Да и от задницы на спину и ноги шли полосы не хуже. В широкой улыбке не хватало нескольких зубов, сосков не было, на их месте были были уродливые ожоги. Прекрасная фигура, с которой сравнима была лишь Карина, была страшно изуродована.

— У меня не было особого выбора. Я терпела ради Гранда, но после твоего успеха этот отморозок совсем съехал с катушек. Ещё немного — и я начну умирать, Рус, — печально ответила девушка, с трудом присаживаясь обратно. И как она заставляет себя сидеть, с таким то ужасом на заднице? — Он начал применять некротическую энергию в своих забавах, а я не могу это вывести. Даже эликсиры перестают помогать.

— Я могу помочь только в том случае, если ты бросишь Гранд. Я не могу идти на ссору с Унией в вопросах их отношений со своими вассалами, но если ты придёшь ко мне и войдёшь в Нуменор — обещаю, он не сможет тебя и пальцем тронуть. А если попробует — будет иметь дело со мной, — предложил я.

— У меня есть предложение получше, — покачала она головой. — Я готова передать тебе, лично тебе, координаты месторождения эриардов. Оно не в Химках и не на территории Гранда, так что ты вполне можешь его присвоить. Плюс там неподалёку обнаружили месторождение лунного серебра. И оно тоже будет твоим.

— Твои условия? — поинтересовался я.

— Двадцать пять процентов от добываемого там должно принадлежать Гранду.

— Десять, Алёна, — покачал я головой. — И то лишь из-за нашего общего прошлого. Это слишком ценные ресурсы, что бы я мог удержать их самостоятельно, так что придётся привлекать весь Нуменор. Я и сам дай бог буду получать двадцать пять процентов добываемого.

— А моя проблема с наместником? — поинтересовалась девушка. Алёна понимала, что торг сейчас неуместен.

— Я решу её сегодня же, — твёрдо пообещал я. — Надеюсь, ты сможешь предоставить мне видеозаписи того, что он с тобой делал?

— В последнее время он перестал использовать Полог Тишины, так что да. Только прошу, постарайся светить их… По минимуму. Это не самое приятное зрелище и мне не хотелось бы, что бы его видели лишние люди.

— Обещаю. А сейчас одевайся и пошли в нашу санчасть. Завтра должна прибыть Аня, она сейчас на курсах повышения квалификации у Хельги. Но даже так, думаю, наши лекари получше ваших будут, — сказал я и подошёл к девушке.

Алёна держалась уже явно из последних сил. Даже одеться самостоятельно не могла, пришлось помогать. Мы не стали нацеплять на неё доспехи, ограничившись блузкой и штанами и накрыв её плащом. Я поднял лёгкое тело на руки и зашагал к выходу, снимая барьер.

— Спасибо, Рус, — тихо сказала девушка.

Я лишь промолчал. Мы оба понимали, что многие на моём месте просто силой выбили бы из неё информацию и выбросили. Слишком лакомый кусок, да ещё и с Унией и её наместником бодаться не пришлось бы. Однако я так не мог. Много плохого было между мной и Алёной, действительно много — однако тогда, когда меня ранил крысиный Вождь, ещё в самом начале нашего пути, именно она меня выходила. Вместе с Андреем и Кариной. И не прибила, хотя и могла, ради власти. Да и вообще — хорошего меж нами было не меньше, чем плохого. Господи, да мы даже спали вместе какое-то время!

И тут мир замер. Остановилось само время, а Феникс, что всё это время отказывался общаться со мной, торжественно пророкотал:

Настал час Древней Клятвы!

А затем меня перенесло куда-то в астрал. Вместе со мной там находилось тридцать шесть человек, не менее удивлённых происходящим, а высоко над нами стояла фигура в плаще, различить какие-либо отдельные черты которой не выходило от слова совсем.

Пора показать миру, что хуннусы восстали, — заговорило это существо странным голосом, каждую букву в котором как-будто бы произносили люди разного пола и возраста, от детей до стариков. — И вы поможете мне в этом, Тридцать Шесть Орудий Истребления.

Глава 21.

аТридцать шесть человек, мутное зелёное мерцание Астрала и неясная сущность, что находилась над нами. Романтика, блядь. Не успел я начать раздражаться, как внезапно почувствовал, что Феникс в моей руке, появившийся когда меня сюда переместило, исчез. И в ту же секунду я почувствовал болезненный укол в груди и внезапно осознал — Феникс больше не моё оружие.

Вы лишаетесь уникального оружия души, Феникса. Оружие из серии Истребитель Божественного, Феникс, признал вас достойным и дарует вам в качестве компенсации один из своих навыков. Принять?

Ну, посмотрим, чем от меня решил откупиться мой наставник. Ситуация явно нестандартная, так что не буду спешить с выводами. Есть ощущение, что сейчас всё прояснится само собой. А пока посмотрим, чем там меня одарили.

- Нирвана Феникса — внеранговое умение. Позволяет возродиться после гибели, вне зависимости от того, кто, как и каким способом отнял вашу жизнь. Интервал между гибелью и возрождением на усмотрение пользователя. Место и расстояние — в пределах той планеты, на которой погиб пользователь.

Комментарий от Системы: Этот дар — бесценен.

Оглядевшись, я увидел среди окружающих меня людей двух знакомых — Артура и Некроманта. Возможности что-либо сказать не было, и мы, обменявшись взглядами, вновь посмотрели на парящую в небе фигуру. Вокруг неё летали все тридцать шесть Истребителей Божественного. Что же дальше?

Внезапно где-то вдалеке сверкнула серебристая вспышка, и всё пространство вокруг нас всколыхнулось. А затем вдалеке показалась шестикрылая фигура в чёрном костюме, серебряной маске и с длинными, распущенными белыми волосами.

- Гаруда, собственной персоной, — раздался голос фигуры в небе. — Смотрите внимательно, дети мои. Сегодня знаменательный день. Впервые за миллиарды лет Хуннусы заявят о себе. Да так, что вся Вселенная почувствует и содрогнётся.

Звучит, конечно, жутко круто, пафосно и эпически, но меня начал терзать один простой вопрос. Что случится с нами, когда подобные титаны от магии начнут выяснять отношения? Мы-то на их фоне даже на букашек не тянем, разборки явно выше той лиги, в которой котируется три дюжины Бессмертных.

И тут, словно крылатого нам было мало, начали один за другим появляться всё новые и новые участники намечающегося действа. Желтоволосый подросток с длинным чёрным скорпионьим хвостом, которым он весело помахивал, высокий худощавый мужчина с синими глазами и чешуйками на скулах, женщина, окутанная разноцветным сиянием… Всего перед нами предстало семь существ — пять мужчин и две женщины. А за ними начали выстраиваться различные существа, в большинстве своём гуманоидные, но и различных монстров и просто сгустков энергии среди них тоже хватало. Меня невольно пробрала дрожь — а хватит ли сил существу, парящему над нами, что бы потягаться с этой толпой?

Но тут и в нашем полку прибыло — рядом с нами появилось ещё восемь десятков человек. Тоже явно землян, таких же ошарашенных происходящим как и мы.

- И это вся твоя рать, наследник Хунну? Все, кого могут вывести на битву те, кто претендует на то, что бы зваться Высшей расой? — насмешливо заговорила та, что была окутана всеми цветами радуги.

- Этого достаточно, что бы дать вам отпор, жалкие твари. Если же ты так не считаешь, Кали, можешь выйти со мной на поединок одна. И тогда я быстро напомню тебе, как ты боялась нас, одна из Первобытных Божеств, — ответила фигура.

А дальше я почувствовал страшную, неописуемую боль в энергетическом теле и мир померк в моих глазах…

* * *
Новоиспечённый адмирал четвёртой флотилии Империи Эгин Кераний Варрион смотрел на происходящее и понимал, почему столь важную миссию доверили ему, всего лишь Бессмертному Князю. Почему в столь важный поход с ним были отправлены в основном самые старые и худшие корабли империи, почему среди его подчинённых сплошь те, кто упёрся в потолок своего развития. И, наконец, признал то, что было признавать в высшей степени неприятно — он и его люди отправлены сюда на убой. Когда Астральный Маяк был завершён, по нему сразу же были наведены Врата Астрального Тракта — способ, позволяющий сэкономить огромное количество времени. Астрал был крайне нестабильным местом, составлять карты по которому было почти бессмысленно, слишком часто в нём всё менялось. Однако для торговли и путешествий между мирами была разработана специальная технология, позволяющая прокладывать стабильную прямую тропу для путешествий.

И вот сегодня он узрел своими глазами, почему высшие расы называются высшими. Строительство подобных Трактов даже между соседними мирами, разделённых относительно небольшим расстоянием в жалкие пару десятков тысяч световых лет, требовали совместной работы в течении от одного до десяти лет магов, достигших Трансцедентности и обладающих солидными познаниями в Пути Астрала и Аспекте Пространства. Не говоря об астрономических затратах на всё это. А сейчас перед ним буквально за несколько мгновений была проложен Тракт, прямо на его глазах. Причём расстояние в реальном мире между этим миром и Центральным — тысячи галактик, десятки тысяч галактик.

А затем из них начали выходить существа, при виде которых он вообще, казалось, потерял способность удивляться. Гаруда, Асура, Гандхарва, Кали, Вишну, Брахма и Шива, за ними же шли Трансцеденты, на фоне слабейшего из которых все семнадцать Трансцедентов империи были никем и ничем. И их было сотни.

Божество хуннусов, встречающее подобных гостей, даже встревоженным не казалось. Кераний не считал себя умнее божества высшей расы, а потому понял — к встрече с врагами хозяин этих мест был готов. И пока высшие существа беседовали и не обращали на присутствующих совершенно никакого внимания, он отдал приказ разворачивать флот и на предельной скорости драпать из этих мест. Вряд-ли это поможет, но упорный Бессмертный не хотел ждать гибели, сложив руки. Внезапно в его голове раздался одобрительный голос

Правильное решение, альв. Бороться за жизнь следует до конца. Я помогу тебе, мой маленький вассал.

Изумлённый Кераний, оглянувшись, увидел, как отделившись от крыльев Гаруды в их сторону полетела крохотная серебристая искорка, прямо на лету увеличивающаяся в размерах. Пара мгновений — и гигантская серебристая молния накрыла всю флотилию, разогнав зеленоватую хмарь Астрала. Пару мгновений Керанию казалось, что ничего не происходит, но тут корабли, окутанные серебристым свечением, рванули с невероятной скоростью. Каждое мгновение, что они летели на подобной скорости, было равно десятку часов полёта на их предельной скорости. Спустя несколько минут полёта, когда адмирал уже решил, что худшее позади, сам Астрал вокруг них содрогнулся — и оглянувшись назад, он с ужасом понял, что суры и астики, пришедшие на бой, приняли свой истинный облик. Облик, в котором самые мелкие среди них были с планету Земля, разрушить которую они и явились…

* * *
Я осознал себя парящим в пустоте Астрала. Не знаю, сколько прошло времени, но чувствовал я себя на удивление неплохо. Можно было бы даже сказать, что отлично, если бы не странное чувство пустоты в душе. Как будто что-то очень важное, что было частью меня, пропало. Что-то важное… Внутри меня… Блядство!!! Семя!!! Моё Семя Трансцедентности! Яркого огонька, символизировавшего его присутствие в моём внутреннем мире, больше не было.

— Его нет. Я забрал его обратно, как и осколок, что ты отдал тому юноше, Руслан, — услышал я.

Подняв глаза, я увидел перед собой высокого черноволосого мужчину. Чем-то он был весьма похож на меня, только… Только, надо признать, выглядел он во всём куда совершеннее. От лица до ауры — мне было до него далеко.

— Кровавый Палач Авидайл? — почти спокойно поинтересовался я. Учитывая всё происходящее, его присутствие не казалось совсем невозможным. Когда перед тобой собираются подраться на кулачках сущности из разряда сильнейших во Вселенной, происходить может что угодно.

— Собственной персоной, — кивнул он. — Вижу, ты не слишком удивлён. У нас есть немного времени, пока Хунну и Первобытные Боги с Королями Сур разминаются. Думаю, у тебя есть вопросы. Я могу дать на них ответы.

— Вопросов много, — подтвердил я. — И в первую очередь хотелось бы послушать твоих наставлений на пути собственного развития. Остальное маловажно.

— А ты и впрямь мой потомок, — улыбнулся он. — Такой же жадный до силы. В качестве компенсации за отобранное Семя и за то, что ты всё же довёл его до приемлемого уровня, я дам небольшой подарок. Вижу, ты осваиваешь стихию огня, как и я когда-то. Ещё аспекты молнии, пространства, техники воинов и путь Астрала… Держи, — коснулся он моего лба.

В голове на секунду словно граната взорвалась. Однако боль прошла столь же быстро, как и появилась, так что я даже зарычать не успел. Доля мгновения — и всё снова на месте.

— Что это было? — поинтересовался я.

— Небольшие частицы понимания того, что ты изучаешь. Никаких готовых формул, решений и концепций, лишь проявления и мои небольшие комментарии к ним. Я мог бы дать тебе готовые решения, и это быстро принесло бы свои плоды, но… Идя по чьей-то тропе, самых вершин силы не достичь. Любая магия, любые боевые навыки — их лучше всего творить самому и под себя. Я вижу в тебе большой потенциал, поэтому и дал тебе лишь то, что может помочь его раскрыть. А кем ты станешь, войдя в Царство Трансцедентности, зависит лишь от тебя — серой посредственностью или существом, способным сражаться даже с Божествами.

— Звучит здорово, но я бы предпочёл практические навыки и знания. Жизнь такова, что можно и не успеть развиться…

— Это всё отговорки для слабаков, — перебил меня мой прославленный предок. — Сегодня мы надерём задницы и сурам, и астикам. Я дал тебе ценный дар, просто ты ещё слишком юн и ограничен в своих знаниях, что бы понять, что тебе досталось. Очень надеюсь, что ты когда-нибудь дорастёшь до понимания того, что тебе досталось. Давай к следующим вопросам.

— Роме что-нибудь в качестве компенсации дашь? — тут же спросил я.

— Уже. Ладно, времени немного, поэтому давай лучше просвещу тебя о том, что происходит снаружи и о том, как ваш мир докатился до этого. Идёт?

— Ага, — кивнул я.

— То, что вы зовёте Системой — это, как ты, наверное, и сам подозревал, наше Божество, Хунну. В прошлом наша раса развязала две вселенские войны, в одной из которых мы сумели победить, а в другой — были истреблены начисто, — начал он свой рассказ. — Изначально во Вселенной было лишь две высших расы — астики и суры. Мы же, хуннусы, это высшая форма эволюции людей. Пять миллиардов лет назад мы, будучи сильнейшей из старших рас, решили, что вполне сумеем стать высшей. Вот только это понравилось далеко не всем. Фактически, мы уже были высшей расой — Хунну, наше божество, достигло мощи, сравнимой с Сурьей и Астой — божествами двух других высших. Не буду влезать во все подробности, и скажу коротко — это не понравилось очень многим. В результате этого недовольства сатиры, орки, гномы и арды стали из старших рас младшими, а ещё десяток рас и вовсе лишился даже статуса младших. В той войне божества этих рас были повержены и лишены большей части сил, а многие божества рангом поменьше (те, что отвечали за отдельные миры, а не целые расы), были и вовсе уничтожены. К слову, в той войне у нас не было союзников.

— После такого, естественно, стало очевидно, что мы достойны записи в качестве высших на Скрижали Мироздания, что в Центральном Мире. Эта Скрижаль — пояснил он, видя моё недоумение. — Величайший артефакт во Вселенной. Если кто-то будет занесён на неё в качестве младшей, старшей или высшей расы это навсегда определит наследственность расы. Все последующие поколения… Как бы попроще объяснить… Жаль, конечно, что ты туповат, ну да ладно. Хоть дерёшься не совсем отстойно, уже неплохо, — вздохнул он. — Допустим, средний уровень магических талантов твоей расы — единица. Стала твоя раса младшей — официально, с занесением в Скрижаль, — и средний талант будет равен тройке. У ВСЕЙ, подчёркиваю, расы. Во всех мирах. Стала твоя раса старшей — и вместо тройки шестёрка, а то и семёрка. Плюс и ещё один момент. Представители младших рас редко способны использовать больше трёх направлений магии. Родился с талантом к огню — значит, им, в основном, и будешь пользоваться. Ну, плюс производными аспектами от огня, а остальные стихии уже будут повиноваться куда хуже. В общем, долгая тема, но суть ты уловил. Что бы достичь Бессмертия, им требуется огромное количество усилий. А уж до Трансцедентности дорасти — и вовсе пиздец, как ты любишь выражаться. Старшим расам уже проще — изучай что хочешь в плане магии. Либо, если рождён без дара к магии, становись Воином — тоже вариант. Там свои нюансы, но разница есть, причём очень ощутимая.

— А что насчёт высших? — поинтересовался я.

— Для начала ещё упомяну расы, которые даже до младших не дотягивают, — продолжил Авидайл. — У них вообще жопа. Маги рождаются очень редко. Если и родился — дар слабенький, до Бессмертия только своими силами, без различных дорогостоящих ресурсов, не дорасти. Родился каким-нибудь воздушным магом — тебе подвластен только воздух. Даже аспекты, что идут от него, очень сложно изучить. Ну да не о том. Высшие… Они рождаются с даром к магии поголовно. Могут быть и воинами, и магами разом. Средний талант — двадцатка. Развитие идёт быстрее и качественнее, потенциал огромен, и ещё очень много плюшек поменьше. Одно но — дети рождаются не часто, но это тот случай, когда это не принципиально — живут они долго, и их цивилизации обладают огромной мощью.

— Так вот, погрузив Вселенную в хаос, мы выгрызли себе эту честь. Сурам и астикам тогда было мало дела до происходящего во Вселенной, и многие из них были даже рады появлению третьей стороны. Наивные… Естественно, спустя огромное количество времени, нам захотелось быть не третьими среди великих, а если не единственными, то по крайней мере главными. Так и началась Вторая Война Небес, с конфликта с Астиками. Вот только мы переоценили свои силы и недооценили астик. Война затянулась, охватывая всё больше миров, но мы всё же начали побеждать. И тут случилось худшее — часть кланов сур выступила на стороне наших врагов. В итоге мы были разгромлены и уничтожены…

— И тут бы и конец истории, но у нас был план Б. Сотня сильнейших Трансцедентов, во главе с самим Хунну, сотворили чудовищное в своей мощи и сложности заклятие. Не буду сыпать подробностями, но суть такова — мы сумеем возродиться через какое-то время при определённых условиях. И возродить наш народ. Мы принесли себя в жертву, пойдя в последнюю, самую отчаянную атаку. На карту было поставлено всё. Даже наш ценнейший артефакт, что отвечал за реинкарнацию душ нашего народа… Колесо Сансары было разбито. И теперь Хунну, впитавший все души нашего народа, всех мёртвых людей, живших когда-либо, начал сходить с ума. Результат — Апокалипсис в вашем мире, эти нелепые игры в Систему, слишком раннее привлечение внимания к нам… Но нам уже некуда отступать. Скоро явятся Сурья И Аста. Мне же, пожалуй пора. Ты ещё очень многого не знаешь — о нитях судьбы, цене воздаяний и грузе обид, о карме и законах Вселенной… Как жаль, что у меня нет права вмешиваться в твою судьбу… Запомни самое главное — твори свой путь сам. Не иди проторенными тропами — ни в магии, ни в жизни. Не слушай никого, не позволяй безумию Хунну окончательно завладеть тобой. К сожалению, от его влияния на ваш разум я не сумею тебя защитить. Но помни — Хунну болен. Груз обид и гнева сотен триллионов душ давит на него. Твой долг — исцелить его… А сейчас мне пора. Пробил Час Судьбы. Надеюсь, мы сумеем одержать верх.

В следующую секунду Авидайл попросту исчез. Я вновь оказался в толпе, только сейчас нас было больше сотни — владельцы Семян Трансцедентности и Оружия Души из серии Истребителей Божественного. Сейчас мы были свободны, хоть и чувствовали незримый барьер вокруг нас. Однако желания общаться меж собой у нас сейчас не было — слишком захватывающее зрелище предстало пред нашими глазами.

Мы удалились на огромное расстояние от места действа, на сотни тысяч, а то и миллионы километров, однако по прежнему чётко видели всё происходящее. И не удивительно — ведь сейчас самый мелкий из противников нашего божества был размером с Евразию. Самые крупные — шестикрылая помесь гуманоида и птицы с мечом, странное насекомое, что сплошь состояло из клешней, жвал, суставчатых лап и длинного хвоста, а также нечто явно из числа морских жителей, помесь ската, левиафана и акулы — были размерами, пожалуй, побольше самой солнечной системы. Причём каждый из них. Господь всемогущий, в которого я никогда особо не верил, да что это за твари-то такие?!

И словно прочитав мои мысли, Система, или Хунну, как удобнее, ответила своим странным голосом:

Короли кланов сур, вот кто они. Крылатый — Гаруда, Король клана птицеподобных сур, сильнейший из них. Насекомое — Асура, Король насекомых сур, Гандхарва — король водных сур. А ещё есть Киннара, Королева копытных, Якша, Король зверей, Вритра — король истинных драконов, и, наконец, сильнейший и миролюбивейший из сур — Ананта, владыка змей. Сильнейшее существо нашей вселенной, способное даже её разрушить, но абсолютно не имеющее амбиций. Кланы сур названы в честь их королей. Короли же сур считаются сильнейшими воинами вселенной. Гаруда — шестой по силе средь них. Смотрите внимательно, особенно ты, потомок Палача — сейчас состоится дуэль меж Авидайлом и Гарудой.

И едва Хунну закончил свою речь, как кажущаяся крохотной с такого расстояния ярко-оранжевая искра рванула от группы из сотни трансцедентов-хуннусов, что окружали своё божество. Громко, по орлиному вскричав, рванулся ему навстречу Гаруда. Я смотрел на происходящее и не верил своим глазам — как мой предок собирается драться против такой огромной твари?!

Как оказалось, Авидайла разница в размерах не только не смутила, но даже помешать ему не смогла. Огромный меч стремительно опустился на сияющую искру — и сам Астрал вскипел от хлынувшей от этого столкновения волны искажений. Всё пространство вокруг сражающихся вспыхнуло пламенем, и я невольно позавидовал способностям Палача — это ж какая мощь нужна, что бы объять всё пространство на сотни миллионов километров вокруг пламенем, рядом с мощью которого мой Белый Огонь был ничем. В этом огне чувствовалось столько различных элементов… Пространство, астрал, молнии, воздух, гравитация и много, много чего ещё… Так вот какими силами орудуют сильнейший представители высших рас. Я невольно почувствовал гордость за предка — его удар был столь же прекрасен, сколь и опасен. Этот удар пламенем был шедевром магического искусства, прекрасным и ужасающим творением гения войны, оттачивавшего своё мастерство в сотнях тысяч, а то и миллионах дуэлей, битв, схваток и сражений, воина-волшебника, чья жизнь длилась десятки, сотни миллионов лет, за которые он успел поучаствовать в двух войнах вселенского масштаба… Да, теперь я вижу, почему Феникс называл меня серой бездарностью в сравнении с ним — одного этого удара хватило бы, что бы уничтожить Солнечную систему. К счастью, мы находились на достаточном расстоянии, что бы не попасть под удар, но даже так, несмотря на разделяющее нас пространство и защитный барьер божества, я почувствовал иссушающий, от которого меня бросило в пот. Это было похоже на взрыв огромной звезды, прекрасный и ужасающий в своём великолепии.

Как я и сказал, этого удара хватило бы на всю солнечную систему. Вот только на Гаруду этого не хватило абсолютно. Навык, на одну лишь активацию которого ушли сотни миллионов единиц Духа, как минимум сотни, стал для этих титанов от магии лишь первым, пробным ударом. Гаруда встретил атаку пламени сферой света, о которую та и разбилась. А дальше их сражение перешло на такой уровень, что наше восприятие было попросту бессильно отследить и уж тем более разобрать происходящее. Я видел лишь одно — расползающуюся мешанину из энергий, сталкивающихся и разрушающихся по всему огромному пространству, что стало их полем боя.

Я думал, что это что-то вроде ритуальной дуэли, эдакого поединка богатырей перед битвой армий, до окончания которого ничего не произойдёт. Однако я ошибался. В какой-то момент на поле боя ещё два существа, и события пошли вскачь. Раз — и нас уносит ещё глубже в астрал. Два — и я, не веря собственным глазам вижу, как через Астрал к нам несётся сама планета Земля — крохотный на фоне этих чудовищ голубой шарик, окружённый, тем не менее, сотнями слоёв защиты. У меня аж задница вспотела, когда я увидел, как какая-то тварь, похожая на жука-скарабея, только размером раза в четыре больше нашей планеты, попыталась перекусить планету пополам! Выглядело всё столь нереалистично и абсурдно, что я с трудом заставлял себя верить в то, что вижу. К счастью, слои барьеров выдержали одну атаку, а дальше на тварь напал кто-то из хуннусов, и той резко стало не до нашего мира.

Тут началась всеобщая свалка. Суры, в виде гигантских монстров, и астики, сгустки чистой энергии, начали сражение с сотней Трансцедентов-хуннусов. Это было… Мощно, страшно и до жути опасно. А ведь сейчас, по сути, сражается лишь элита этих рас. Что же творилось во времена второй Войны Небес, когда бились не только такие, как они, но ещё и основные армии наших рас? Подозреваю, что Бессмертные там шли как рядовая пехота. И количество солдат там исчислялось десятками миллионов. Страшно представить.

Позади нас появился… появилось… Не знаю, как правильно, но в общем, это был Хунну, всё так же окружённый Оружиями Души. Долго сотня Трансцедентов выдерживать натиск своих врагов бы не сумела, это было очевидно. К нам неслись двое оставшихся Королей сур, четверо Первобытных Богов и Сурья с Астой. Хунну медленно выплыл вперёд, позади него оставалась наша планета — и мы. Начинался финальный акт этой схватки.

Что, Ананту и остальных так и не смогли уговорить? И на что вы вообще рассчитываете, пытаясь обойти ограничение Закона Творца-Всесоздателя?

- Вы первыми нарушили Законы! Так зачем нам их соблюдать в отношении расы отступников?

- Ложь! Колесо Сансары не ставило под угрозу существование Вселенной, не угрожало Грани Измерений и вообще не имело никакой боевой силы! Просто вы, астики, испугались лишиться своей монополии на абсолютное бессмертие! Будь иначе, с вами были бы и Ананта, и Агни, и Кубера, и Якша, Киннара, Вритра и многие другие — все те высшие из числа сур и астик, что понимали, что мы лишь хотим улучшить нашу Вселенную, а не разрушить!!! Даже ты, Сурья, не можешь отрицать того, что больше половины народа, божеством которого ты являешься, не согласны с тобой! А ты, Аста? Где же Агни, Яма, Марут, Гайя, Кубера? Пятеро из девяти Первобытных Богов отказались тебе помочь! При том, что в былые дни Гайя, Кубера и Марут, как и их армии, были с вами! Что вы ответите на это?!

Ты безумен, Хунну. Да, сейчас ты сильнейший во Вселенной, но какой ценой? Все те души, что ты вобрал в себя и с которыми разделил суть и сознание, их гнев, печаль, ярость и обида, их страх, что питает тебя — они разрушают и затуманивают твой разум. Ты ведь не был таким изначально! Твоя раса — раса величайших творцов во вселенной, с которой ты поднялся с самых низов мироздания до третьего столпа Вселенной — вспомни, какими вы были до этой безумной идеи? До того, как вы прервали цикл смерти и обновления душ, до того, как вы создали эту мерзость, что позволяла вам перерождаться со всей былой памятью и силой, не давая возникать новому, навязывая лишь старое! Мы надеялись, что во Вселенной, наконец, появилась раса, что станет не воинами, как суры, не хранителями энергии, как астики, а творцами, что поведут к расцвету прочие расы! Вспомни, сколько прекрасного вы создали! Вспомни Грэсвен, прекрасный мир, не знавший войн и разрушений, где все народы и расы жили в мире, вспомни Хресвёльг, мир науки и знания, вспомни…

- Я помню! О, я помню! Помню, как Гандхарва развлечения ради сожрал звезду той планетарной системы, в которой был Грэсвен, а затем отдал тот мир на растерзание ракшасам своего клана — как ты тогда сказал, Гандхарва? Что бы деткам было на ком тренироваться?

- Я сделал это потому, что один из моих детей погиб в окрестностях того мира. Я силён, они — нет. Так чего ради я должен был сдерживать злость? Я — сура, мой путь — разрушение. Тем более там жили жалкие младшие и низшие расы. Сдохли и сдохли — их век всё равно короток, может, при перерождении они получат более счастливую жизнь? Не следовало убивать одного из сыновей Короля клана. Пусть у меня их и тысячи.

- Есть ещё что добавить, Сурья? Твой народ в большинстве своём — дикие животные. Этот разговор бессмысленен. Пора начинать бой.

А в следующий миг, не тратя время попусту, враги нанесли удар. В этот раз это не было чем-то масштабным, разрушающим саму ткань реальности и так далее. Просто каждый из врагов, гигантских, чудовищных, почти всемогущих, вложил огромное количество энергии, такое, что, казалось, по всему мирозданию прокатилась лёгкая рябь, в одно заклятие. И воплотилось оно в виде тонкой, длинной иглы, переливающейся всеми цветами радуги. От нависших над нами гигантов я ждал большего, но стоило мне взглянуть попристальнее на несущуюся к нам магию, и меня пробрала дрожь. Это была сама смерть, неотвратимая и неотразимая, пугающая и завораживающая. Все атаки, что я увидел сегодня, все невероятные способности, могучие и изощрённые построения сверхвысшей магии, которые применяли на моих глазах сражавшиеся, не шли ни в какое сравнение с этим. Этот удар должен был прикончить наповал одно из сильнейших существ во вселенной, Хунну. И он имел все шансы это сделать. Думаю, этого достаточно, что бы понять, сколь сложна, сильна и пугающа была эта игла.

Но наше божество не дрогнуло. По всему свободному пространству вокруг нас внезапно начали возникать… Глаза. Десятки, сотни, тысячи, миллионы, миллиарды… Неисчеслимое количество взоров заполонили весь окружающий Астрал. Самые разные — детские, юношеские, старческие, исполненные гневом, равнодушные… Казалось, все представители нашей расы, когда либо существовавшие в нашей Вселенной, разом взглянули на иглу, что летела к нам. И совместная тяжесть этих взоров сперва замедлила, а затем и вовсе остановила движение этой иглы. Она замерла в метре от фигуры Хунну, не в силах двинуться дальше.

Враги усилили натиск, но и Хунну только набирал обороты. Астрал завибрировал от буйства противоборствующих энергий.

Пришёл ваш час, Орудия Истребления!

Парившие вокруг Хунну, до того никак себя не проявлявшие Оружия Души внезапно, вытянувшись ровным строем и образовав идеальный круг, начали вращаться вокруг божества. А в следующий миг, разлетевшись в разные стороны, образовали сложную геометрическую фигуру, от которой в сторону врагов пошла волна искажений. И всё, что оставалось после этой волны — это абсолютное ничто без всякого намёка на любую материю.

Раздался многоголосный рёв. Радужная игла с тонким, хрустальным треском рассыпалась на осколки. Вскипел Астрал, приходя в движние, и я увидел невероятную картину — словно море море в непогоду, в астрале поднялся невиданный шторм, заставляя материю бушевать и наслаиваться друг на друга, разрывая на куски и вновь смешивая потоки времени и пространства.

- Враги ранены и отступили, — обратился к нам усталым голосом Хунну. — Астральный шторм, сквозь который никому не пробиться, утихнет ещё не скоро. Мы выиграли вам время. Скоро откроются пути к нам из меньших миров, но пока здесь бушует шторм и мы стоим на страже — никто выше Бессмертного не попадёт в наш мир. Идите домой.

А в следующую секунду я осознал себя всё так же стоящим с Алёной на руках посреди помещения в башне. Неужели мне всё почудилось? Охуенной силы глюк?

— Что такое, Рус? — спросила Алёна. — У тебя лицо такое, будто ты покойника увидел.

— Я увидел кое-что похлеще любого сраного покойника, Алёна, — прохрипел я.

Стремительно выйдя из помещения, я рванул на улицу, стремясь подтвердить или опровергнуть свою догадку. Семени Трансцедентности и Феникса у меня уже небыло, это точно, но мало ли, вдруг это всё ошибка…

— Небо… Что с небом? — тихо прошептал стоящий рядом Би Рён.

— Нет больше неба, Рён, — устало ответил я.

В небесах больше небыло солнца. А сами они, наши прежде ярко-голубые небеса, отсвечивали мутно-зелёным, тусклым сиянием Астрала.

* * *
Кераний Варрион и четвёртый флот видели всю чудовищную схватку от начала и до конца. И к своему счастью (или несчастью, альв ещё не решил), хуннусы переместили свой мир как раз туда, где сейчас находился четвёртый флот Империи. Когда же вокруг разразился Астральный Шторм, Кераний понял — единственный шанс это спуститься в мир хуннусов. И сейчас, вынырнув из астрала, четвертый флот парил над одним из океанов планеты. И единственный вопрос, что терзал сейчас поседевшего от увиденного Бессмертного Князя — что, мать вашу во все щели отъеби чеверо троллей, им теперь делать?!


Оглавление

  • Глава 0. Глоссарий и пояснения к навыкам и рангам.
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11.
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16.
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19.
  • Глава 20.
  • Глава 21.