КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604893 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239672
Пользователей - 109568

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Расставил аппликатуру тактов 41-56. Осталось доделать концовку. Может завтра.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +9 ( 11 за, 2 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -5 ( 2 за, 7 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Собака [Сергей Че] (fb2) читать онлайн

- Собака [СИ] 1.68 Мб, 5с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сергей Че

Настройки текста:



Сергей Туманов Собака

  Заканчивался первый день отпуска, а Фёдор был трезв. Мало того, с тоской ожидал смерти. А виной всему была собака.

  Тёплым летним вечером он с женой возвращался из магазина. В сумке звенели пузыри с водкой, покоилась шикарная закуска – Фёдор готовился отметить отпускные. Душа пела в предвкушении праздника. Навстречу бежала собака, маленькая, кудлатая, весёлая.

  -Федя, смотри, какая, кутя красивая! Иди сюда, иди моя хорошенькая!

  Виляя хвостом, собачка с готовностью подбежала, супруга, наклонившись, взяла её на руки.

– Ух ты моя хорошая, ах ты красавица! – собачка согласно лизнула жене щёку

  -Федя, погладь её!

  Фёдор, в обычное время, противник всяких телячьих нежностей, сегодня был благодушен, отпуск как- никак. Он потянулся к собачьей морде, но тут собака неожиданно рявкнула и тяпнула Фёдора за указательный палец.

– Вот ты сука! – заорал Фёдор, отдёргивая руку.

– Ой! – супруга уронила собачонку.

– Гав! – радостно выкрикнула собака, улепётывая прочь.

  Из пальца сочилась кровь, Фёдор свирепел.

  -Федя, сильно она тебя? – участливо спросила жена.

– Дура, не видишь, что ли? – Фёдор сунул окровавленный палец ей под нос.

– Кровь… слушай, а может она бешеная?

– Сама ты…

– Точно бешеная! – как из- под земли выросла соседка из дома, напротив. Толстая, грудастая, сволочная.

  -Ты-то откуда знаешь?

  -Ну как же! Укусила ни с того ни с сего, как пить дать бешеная! В медпункт тебе Федька надо, а то околеешь, вот те крест загнёшься в страшных корчах!

– Иди ты… – озадачился Фёдор.

– Да ты что, – всплеснула пухлыми руками соседка – болезнь то смертельная! Страшная болезнь не приведи господи. Сейчас, погоди, я тебе книжицу принесу, сам увидишь!

  Соседка, не смотря на свои габариты, проворно засеменила к своему дому. Фёдор поставил сумку на землю, на душе сделалось мрачно. Жена с опаской отступила назад. Недобро глянув на неё, Фёдор потянулся в карман за куревом, палец он замотал носовым платком. Громыхнуло. С запада надвигалась огромная лилово-синяя туча. Быть грозе.

– Иду! Послышался голос соседки. В вытянутых руках, словно икону, она несла серую как смерть, книгу.

– Справочник народной медицины, – запыхавшись, торжественно произнесла она.

  Торопливо полистав страницы, соседка протянула её Фёдору.

– Вот, смотри!

– Чего там? -Фёдор, отбросив бычок, недоверчиво взял в руки справочник.

– Читай! – рявкнула соседка и ткнула толстым пальцем на страницу.

– Бешенство, водобоязнь… острое инфекционное заболевание, характеризующееся… – с трудом выговаривая слова и раздражаясь от этого, начал читать Фёдор.

– Дайка я! – соседка вырвала книгу и нараспев, как молитву – «Собаки резко агрессивны, … бросаются и кусают людей… переходит в паралич, от которого человек умирает. Смертность наступает в 100% случаев…» – она оторвала взгляд от книги.

– Вот, Федя, в 100% случаев смерть наступает – глаза её округлились. – В страшных муках и судорогах!

  В небе громыхнуло сильнее, сверкнула молния, в горле Фёдора пересохло.

– А чего делать то? – осипшим голосом, тихо спросил он.

– Чего, чего – в медпункт, к врачу, к Анастасии Павловне. В ноженьки ей поклониться, чтобы прививку от бешенства поставила, не то сдохнешь Федюня, сгинешь со свету белу…

  Фёдор растерянно обернулся на жену, та стояла пригорюнившись.

– Сейчас идти, что ли? -

– Нет, поздно уже – соседка взяла бразды правления в свои руки, – смотри, гроза какая собирается, вот- вот хлынет. Завтра, с утречка, за ночь чай, поди, не скукожишься. Да пить не вздумай, нельзя с такой страшной болезнью пить, никак нельзя.

  Тут громыхнуло так, что все трое аж присели

– Ох ты, господи, царица небесная, матерь божия, по домам, что ли? Соседка сорвалась с места, пробежав, обернулась: – Смотри не пей Федька, сдохнешь! Ох, грехи наши тяжкие…

  Ночью, в темноте, Фёдор лежал на кровати и тосковал. За окнами выло и гудело, дождь хлестал в стёкла, тени от деревьев метались по стенам. Ужасно хотелось нажраться, бутылки стояли непочатые, закуска лежала нетронутая, но он боялся. Вечером у него поднялась температура, заболело горло, заныл палец. Значит, болезнь подступает и, посему, смерть неизбежна.

  Он представил себя в гробу, обитым кумачом, в тёмном костюме, купленным недавно, в чёрных ботинках с бумажными подошвами. Строг и торжественен. А позади гроба, рыдая, тащилась жена…

  Он покосился на супругу, та, отвернувшись, спала, тихо посапывая.

 А за безутешной женой духовой оркестр во главе с его корифаном Виленом Веселовым.

  В посёлке оркестр на похоронах играл один и тот же революционный траурный марш:

 "Вы жертвою пали в борьбе роковой

  Любви беззаветной к народу"

  Несут, какую ни будь старушку, божий одуванчик, в красном гробу, а оркестр:

  "Вы отдали всё, что могли, за него,

  За честь его, жизнь и свободу!"

  И от музыки такой, восковый нос у бабули горделиво торчал из гроба. И у него будет торчать. Фёдор потрогал свой длинный нос. "Интересно, много денег возьмёт Вилен за его похороны? Приятель вроде, пивали вместе не один раз. Весёлый мужик, интеллигент, хоть и за воротник заложить не прочь". Когда Вилен замечал, что кто-то из мужиков начинал корчить из себя умного, спрашивал: «Любезный, а ты знаешь столицу Гондураса?"

  Никто из мужиков в посёлке понятия не имел, и от этого конфузились. Фёдор знал, Вилен проговорился. Хороший человек…

  Фёдор задремал, приснилось то, что думалось ранее – он в гробу, рядом стоит Вилен и раскатистым голосом вопрошает: «А ты-ы зна-ешь сто-ли-цу Гон-ду-ра-са?"

  «Не-е-т, он не знает столицу Гондураса!» – откуда-то возникает соседка с большими медными тарелками в руках. Вилен кровожадно зубами впивается ему в палец, а соседка с криком: «Piatti!» – с обеих сторон ударяет тарелками его по голове.

«Тегусигальпа!» – в страхе кричит Фёдор и просыпается. Рядом стоит жена: «Вставай! Пора в больницу".

– Водку вчера пил? – первым делом спрашивает врач Анастасия Павловна, грозно сверкнув очками.

– Нет- с тоской в голосе бурчит Фёдор.

– Палец болит?

– Не болит, горло болит.

– Ну-ка, ну-ка, посмотрим, открой рот! Скажи, а-а-а! Так, чудненько, садись.

  Анастасия Павловна принялась внимательно изучать его медицинскую карточку

– Анализы в норме, хорошо, очень хорошо!

  Она отрывается от бумаг, пытливо разглядывает Фёдора, тому становится неуютно.

– В общем, так. Делаем для начала 2 инъекции вакцины, перевязываем палец, лечим горло от ангины. Находим собаку, и, если она в течение десяти дней не взбесится, тогда тебе повезло.

  Фёдор чувствует, как за спиной у него расправляются могучие крылья, готовые нести его до ближайшей пивной.

– Вакцину сделаем – продолжает меж тем Анастасия Павловна – пить нельзя минимум 9 месяцев.

– Совсем нельзя? – в отчаянье вопрошает Фёдор.

– Совсем! Если жить хочешь. Понял? – в голосе врача звенит металл. Крылья Фёдора сворачиваются в горб.

– Ни в коем случае нельзя! 9 месяцев ни грамма! – это звучит как приговор.

– Анастасия Павловна, что-то пишет на бумаге, потом протягивает её Фёдору.

– Все! Иди к сестре, отдай ей эту бумагу, она тобой займётся. Свободен. И не пить!

  Сгорбившись, уменьшившись в размере, Фёдор понуро покидает кабинет. В след за ним робко стучится его жена.

– Можно, Анастасия Павловна?

– А, Вера, заходи.

  Супруга Фёдора нерешительно подходит и, почти шёпотом: «Ну как он?"

– Нормально, пить не будет!

– Слава тебе господи! Все сделала, как вы велели, собаку за хвост дёрнула, она его хвать за палец!

– Дуська такая – улыбается доктор – очень не любит, когда её за хвост дёргают. Надеюсь, не догадался?

– Да нет, что вы, мне соседка хорошо подыграла, спасибо ей.

– Ну и ладненько.

– Анастасия Павловна, а собака то, здоровая?

– Здоровая, не бзди. И привитая, и проверена, и испытана. А мужу твоему парочку витаминов вколем для порядка, пусть думает, что вакцина, пусть трясётся.

– Ой, спасибо вам, ой спасибо! Мочи уж нет от алкаша этого!

– Да, ладно – вздыхает Анастасия Павловна. Вас дур жалко, так хоть 9 месяцев поживёшь спокойно, а там посмотрим. Как же иначе наших мужиков от водки отваживать?