КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469206 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219207
Пользователей - 101775

Впечатления

Ордынец про Борискин: Привет с того света или приключение попаданца (СИ) (Научная Фантастика)

Привет с того света или приключение попаданца- тема интересна.но слишком занудно описание

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Гранд (Попаданцы)

сексуально озабоченый автор.девки в реале не дают ни как

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Бестия (Научная Фантастика)

примитив

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Битва за небо (Альтернативная история)

дилогия как=то типа обычной биографии военного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Воздухоплаватель. На заре авиации (Альтернативная история)

попаданец кроме как скупки золотых монет ни чем не отметился

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Надежны ли машины марки KIA?

Демон во мне (СИ) (fb2)

- Демон во мне (СИ) 79 Кб, 8с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Banshee Brunette)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



🎵 Brennan Savage – Look At Me Now (Roberto Can Remix)

Грех сотворен человеком, но вкус у него божественный.

© М. Уэст

Часы пробили ровно полночь, когда массивные деревянные двери со скрипом отворились, впуская внутрь церкви одинокую девичью фигурку в монашеском одеянии.

Безлюдный холл в столь поздний час был погружён в тишину, в совокупности с пляской теней от свечей, что располагались по всему периметру, тем самым создавая в помещении атмосферный полумрак.

Девушка неспешно прошла по проходу вдоль скамеек, что стройными рядами возвышались по обе стороны и, опустившись на одну из них, сложила руки в покорном, молитвенном жесте.

Противоречивые чувства, что уже давно мучили ее душу, достигли сегодня своего апогея, буквально разрывая ту на части, и ноги привели монахиню в единственное место, где, как ей казалось, она сможет найти успокоение, а так же ответы на все, терзающие ее вопросы.

Как вдруг до чуткого слуха девушки донёсся звук приближающихся неторопливых шагов, который заставил послушницу встрепенуться и обратить свой взор в сторону шума.

— Что привело тебя сюда в столь поздний час, дитя? — медленно выходя из темноты, вопросил жгучий брюнет, обладатель завораживающего баритона с легкой хрипотцой. Мужчина, облачённый в строгий костюм католического священника, обвёл пристальным взором очертания девичьей фигурки, что была скрыта под скромным чёрным платьем, и вопросительно выгнул бровь в ожидании ответа.

— Я пришла исповедаться, святой отец, и просить Вашего совета, — поднявшись с места, проговорила послушница, в волнении закусывая нижнюю губу.

Её ответ озадачил демона, именуемого не иначе как Азазель. Он играл роль священника уже очень давно, но ещё никогда в его обитель не приходили посреди ночи, и уж тем более по собственной воле. Демон привык самостоятельно расставлять искусные ловушки, в которые всегда так опрометчиво попадали юные неискушённые дарования, но на сей раз это и не потребовалось, ведь хрупкая бабочка сама залетела в его паучьи сети.

Обворожительно усмехнувшись одними лишь уголками губ и коротко кивнув, он приглашающим жестом указал в сторону исповедальни, что располагалась в дальнем углу.

Разместившись за деревянной перегородкой с решетчатым оконцем, демон дождался пока послушница займёт место по другую ее сторону, после чего заговорил:

— О чем же ты хотела поведать мне, дитя? — начал он, стараясь при этом придать голосу подобающую священнику серьёзность. — Не стесняйся, расскажи, отчего ты бродишь по ночам точно неупокоенный призрак?

— Я грешна, святой отец, — кротко выдохнув, произнесла ночная гостья. — Я дала обет в стремлении посвятить свою жизнь создателю нашему, однако, мои мысли, заняты, увы, не молитвами…

— И чем же, если не секрет?! — недоуменно вопросил мужчина, безусловно ожидая несколько иного начала.

— В моей голове и день, и ночь вспыхивают образы, иногда яркие, а иногда едва уловимые, будто далекий сон, однако, их связывает то, что они все эротического характера… — на одном дыхании выпалила послушница. — Я не знаю, нормально ли это…

На мгновение демон опешил, такого ответа от скромной на вид монахини Азазель точно не ожидал.

— Все люди грешны. В этом вся суть, — наконец, после непродолжительной молчаливой паузы, изрёк он. — Просто не рассказывай об этом никому…

— Я и не рассказываю. Вы первый, святой отец… — выдохнула она, смиренно прикрыв глаза. — Но я записываю.

— Записываешь?! — раздался удивленный возглас по другую сторону разделяющей их перегородки. — Никогда бы не подумал, что в столь юную головку может прийти такая гениальная идея…

— Вы не верите мне, святой отец?! — девушка заметно оживилась и запустила руку в складки своего темного платья, выуживая на свет тетрадь, что была полностью испещрена аккуратным почерком. — Это вы просто ещё мой «Bar Subspace» не читали.

— Очень интересно… — задумчиво протянул демон, ловя себя на мысли, что эта монашка не так проста, как кажется.

Чуть помедлив, девушка продолжила:

— А иногда даже эти фантазии приобретают несколько иной характер… — она осеклась, отчего стало ясно, как трудно даются ей эти слова. — И в них присутствует сам дьявол.

— Даже так, — хмыкнул Азазель. — Выходит, что тьма тебя ничуть не смущает, а даже наоборот — привлекает. В таком случае, тебя не должно шокировать то, что ты сегодня увидишь… — заключил он, уверенно отворяя входную деревянную дверцу.

— Вы отпускаете мне мои грехи, святой отец?! — взволнованно проговорила монашка, выходя следом.

— Непременно… — произнёс демон, наклоняясь ближе и обжигая девушку жаром своего горячего дыхания. — Вот только этого ли ты истинно желаешь?!

Азазель щёлкнул пальцами и обычные восковые свечи, что до этого излучали тёплый свет, будто по мановению волшебной палочки стали чёрными, вспыхнув при этом ярко-алым пламенем, меняя привычную атмосферу зала до неузнаваемости. Сгустившийся воздух наполнился сладким, порочным ароматом, что расплывался по комнате искрящейся дымкой, дурманя и опьяняя похлеще отменного красного вина.

Девушке было сложно поверить в происходящее и все, что оставалось — затаив дыхание наблюдать за мистическим действом, что разворачивалось прямо на ее глазах.

— Кто же ты? — изумлённо выдохнула она, взирая на фигуру мужчины, которая теперь, казалось, даже увеличилась в размере.

Его лицо практически вплотную приблизилось к ней, глаза не мигая смотрели в упор, а зрачки, вспыхнув ярким огнём, в считанные секунды стали кроваво-красными.

— Я тот, кто является к тебе в самых извращённых фантазиях, сладкая, — в хищной улыбке обнажив острые клыки, произнёс демон. Наклонившись максимально близко, он медленно провёл языком по верхней, приоткрытой части шеи и, дойдя до мочки уха, слегка прикусил нежную кожу, тем самым сорвав с губ монахини тихий, сдавленный стон.

Неудержимый напор Азазеля вынудил послушницу отступить и прижаться спиной к священному алтарю, который все это время располагался позади. Возникший горячий поток энергии, что вблизи излучало тело демона, заставил предательские мурашки забегать по её коже, формируя внизу живота неестественно сильный комок нарастающего желания.

Длинные пальцы быстро трансформировавшись в острые когти, сверкнули в свете рядом стоящих свечей и легли на шею монахини, беспощадно перекрывая доступ жизненно необходимого кислорода. В то время как налитые кровью глаза продолжили гипнотизировать зелёные омуты, желая высвободить из глубин все самые потаённые, дикие желания.

Лишь когда перед взором послушницы замелькали разноцветные круги и точки, когтистая рука разжалась, позволяя ей, наконец, сделать порывистый вдох, и медленно поползла вниз, обводя соблазнительные контуры девичьего тела.

Оцепенение, что точно дьявольские силки сковало по рукам и ногам, понемногу отступило и монашка, сверкнув изумрудными очами, выставила руки вперёд, упираясь ими в широкую грудь демона.

— Тише, дорогая, ты ведь не хочешь испортить нашу игру? — раздался возбуждающий шёпот над самым ухом. — Ведь все самое интересное только начинается… — подобно змею искусителю гнул своё Азазель.

— Нет! — решительно произнесла девушка, глядя как лицо демона озарила плотоядная улыбка. — Сегодня будем играть по моим правилам!

— А ты не похожа на других… — присвистнул он, ощущая то, как изящная ручка уверенно скользнула по его уже изрядно выпирающей ширинке. — Это заводит.

Чёрные брюки, а следом и рубашка тотчас были отброшены в сторону, и единственный элемент одежды, что по-прежнему оставался на демоне — накрахмаленная колоратка священника.

Представ перед девушкой во всем своём дьявольском великолепии, Азазель ухмыльнулся, видя, как та с неприкрытым восхищением разглядывает вдруг выросшие на его голове длинные рога, а так же чудовищных размеров пропорции и, наконец, произнёс:

— Ну как? Нравится?

Не произнося ни слова, девушка резко толкнула демона в грудь, вынуждая опуститься спиной на каменную поверхность алтаря и запрыгнув сверху развратно оседлала, так что его напряженный член гигантской, стройной башней возвышался между её ног.

Тряхнув головой, девушка сбросила с себя платок, что все это время скрывал роскошные огненно-рыжие локоны. Отлетевшая следом монашеская мантия тут же явила взору чёрный, латексный БДСМ наряд, который практически не скрывал соблазнительные формы и состоял из сетчатых чулок, минималистичных стрингов и лифа-сбруи, переходящего в шипованный ошейник.

— Назови же мне своё имя, о, рыжая бестия, — удивленно округлив глаза, вопросил демон, явно ошеломлённый происходящим.

— Зови меня просто Таша, — с жаром выдохнула послушница, резко насаживаясь на огромных размеров орган, изнывая при этом от восхищения и желания.

Демону хотелось рычать от удовольствия, настолько сильным было возбуждение, что граничило с чувством боли в момент, когда девушка резво двигаясь на нем, ощутимо впивалась в его грудь своими острыми ноготками.

Танец страсти в унисон с безумной пляской теней в свете свечей, что теперь плавились раскалённым докрасна воском, стекающим вниз, будто алая кровь.

Цепкие пальцы с силой сжимали упругие девичьи бёдра, оставляя на обнаженной нежной коже свежие отметины, тем самым задавая свой собственный ритм. Таша чувствовала, как демон толкается в ней с каждой секундой все сильнее и резче, доводя до состояния дикого исступления. Ей даже показалось, что его возбужденный пульсирующий орган стал ещё больше, удлиняясь и растягивая тугие стенки до максимального предела.

Сдавленно застонав и прикрыв глаза, девушка легла на грудь Азазеля, всецело подчиняясь его безудержному напору и окончательно погружаясь в мучительно сладкий плен. Она ощущала нестерпимый жар, что исходил от его мощной груди и передавался ей, грозя спалить дотла.

Феерический финал грозил случиться слишком скоро. Огненный тугой комок, что был подобен оголенному нерву, бешено пульсировал внизу ее живота и вот-вот готов был разорваться, разнося по всему телу ни с чем несравнимое блаженство, однако, у демона на этот счёт были свои планы. С приоткрытых губ слетел разочарованный вздох, стоило ему вдруг резко прервать их близость.

— Не так быстро, милая, — прорычал он, ставя девушку на четвереньки и вставая позади неё. — Так просто ты от меня не отделаешься…

Сильные руки прошлись по выгнутой спинке, плавно обводя девичий стан и заставляя Ташу прогнуться навстречу своему любовнику. И вскоре рыжеволосая почувствовала, как острые концы когтей демона невесомо проскользили по бархату кожи, добрались до ремешков латексного костюма, поддевая и безжалостно срезая. Спустя всего пару мгновений многочисленные элементы попадали на пол, и послушница осталась лишь в одних чулках.

Горячие ладони тем временем огладили контуры плоского живота, поднялись вверх по беззащитному телу, будоража нежную плоть, добрались до свободных от плена грудей и напористо сжали их, играясь с торчащими, жаждущими властных касаний сосками.

Девушка по-прежнему ощущала нарастающее возбуждение демона и призывно застонав, потерлась своими ягодицами о каменную твердость.

Ухмыльнувшись, Азазель склонился к ее ушку и обжигая дыханием, прошептал:

— Не стоит дразнить демона, сладкая…

Сразу же после этих слов, он направил свой напряженный член прямиком в разгоряченное лоно, беспощадно погружаясь на всю длину, и срывая с алых губ жалобный крик.

Утробно зарычав, демон грубо задвигался в девушке, заставляя ту протяжно стонать. Когтистая рука тем временем добралась до тонкой шеи, сжимаясь в тугом кольце.

Таша ощущала, как безумно горячая плоть скользила внутри неё и с каждым разом входила все сильнее и резче, растягивая буквально до предела, перенося затуманенное сознание девушки в настоящий астрал.

Сладостные стоны и пошлые, влажные шлепки разгоряченных тел наполнили пространство комнаты, где каждый миллиметр воздуха был буквально пропитан терпким ароматом похоти и секса.

Громко застонав и прикрыв глаза, девушка почувствовала, как демон делает последний, глубокий толчок, изливаясь в неё горячим потоком. Мощная, огненная волна наслаждения пронеслась по телу, ввергая обоих в состояние безграничного, яростного экстаза.

Когда чувство эйфории стихло, а разбросанные по комнате в порыве страсти вещи, наконец, собраны, входные дубовые двери неожиданно распахнулись, являя взору Таши и Азазеля высокого мужчину, чьи светлые волосы были чуть ниже плеч. По правую руку от него шла миловидная шатенка, что старалась держаться как можно ближе к своему спутнику.

— Азазель, опять ты за своё? — подходя ближе и укоризненно глядя на демона, произнёс мужчина. — Там нас и так уже люди заждались!

— Мой нудный старший братец снова пришёл читать мне нотации, — мученически закатив глаза к небу, съязвил брюнет. — Никакой личной жизни! — натягивая рубашку, возмутился он.

Бросив быстрый взгляд на отдаляющихся незваных гостей, Азазель подошёл к девушке, что стояла неподалёку и взирала на него, прикрыв наготу чёрной мантией.

— Ещё увидимся, сладкая… — добавил демон, устанавливая с Ташей тесный зрительный контакт. — А это я, пожалуй, одолжу на время… — хмыкнул он, довольно подмигивая и выуживая из складок одеяния, принесённые девушкой рукописи. — Будет чем занять себя на досуге.

Спустя минуту Азазель исчез за поворотом и уже не видел, как на прекрасном лице монахини отразилась коварная усмешка, а радужки вместе с белками глаз вмиг заполнила абсолютная тьма. Демону был невдомек, что эту ночь он провёл с настоящим всадником Апокалипсиса.