КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474193 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220940
Пользователей - 102738

Впечатления

Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
demindp93 про серию Конфедерат

Отличный цикл, а 5 книги нет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Достоевский: Преступление и наказание (Русская классическая проза)

Книга на все времена. Эту книгу должен прочитать и периодически перечитывать каждый, кто хочет считать себя человеком.
Те, кто сейчас правят Россией и странами бывшего СССР, этой книги, видимо, не читали.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).

По зову сердца [Кирилл Шарапов] (fb2) читать онлайн

- По зову сердца [СИ] (а.с. Роякс -3) 0.98 Мб, 292с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кирилл Юрьевич Шарапов

Настройки текста:



По зову сердца

Глава 1

Багги съехала с телепортационной платформы и остановилась. Рэм осмотрелся и выбрался из машины, не забыв прихватить с собой автомат. Ничего нового — подземный уровень под управой маленького городка, спутника Арана. До места назначения еще километров сто. Комитет по встрече впечатляющий — оператор при роботе, серьезном таком, пилотируемом шагоходе трех метров в высоту и увешанный оружием, как новогодняя елка шарами, хотя на Рояксе нет такой традиции, но ведь это он для себя антологию провидит. Тут и крупнокалиберная пушка, один выстрел из которой багги разметает по всему помещению в виде обломков не крупнее ладони, и здоровенный скорострельный пулемет, рукав питания которого уходит к внушительному коробу за спиной робота, за минуту эта пятиствольная установка, судя по калибру — миллиметров десять, способна выпустить просто невероятное количество пуль. Поскольку система на разгонных кольцах, он даже не перегреется. За левым плечом шестигнездовой контейнер с полуметровыми ракетами, которые средний танк разнесут с половины залпа на дистанции в десяток километров. Ну и заключительный штрих — над правым плечом гиганта внушительная плазменная пушка, серьезная такая, один залп, и от багги останутся только воспоминания, ни обломков, ни кусков тел, просто пустое место с трехметровой воронкой в каменном полу. И сейчас все это богатство наведено на него и Граю с БАРом.

— Цель визита в Лонхар? — считывая браслеты, поинтересовался оператор, не покидая своей зоны безопасности за пультом, причем Рэм впервые видел подобные меры безопасности, мощные силовые экраны, которые, скорее всего, активируются, когда прибывают гости или груз.

— Транзит. Переночуем, и дальше поедем.

— Правила поселения просты: тяжелое оружие оставляете в комнатах, с собой нож или пистолет, это касается и боевого робота. Но применять оружие запрещено, только в случае самообороны, когда других вариантов не остается. За применение оружия против жителя поселка, если это не является самообороной, смертная казнь. В полночь начинается комендантский час, запрещено покидать место, где вы находитесь, до шести часов утра, нарушитель этого правила может быть уничтожен на месте. Вопросы?

Рэм покачал головой, — сурово.

— Необходимость, — отрезал оператор. — Только за последние полгода поселок трижды подвергался нападению.

— Жарко у вас тут, а причины?

— Единственная телепортационная платформа на несколько сотен километров, производство мяса и птицы, и еще кое–что, но вам это без надобности.

— Да нет никакой тайны, — хмыкнула Грая из багги, — тут еще один телепорт, ведущий к нескольким рудникам в горах. Там шахтерский поселок, здесь верхушка, все просто — очень редкие металлы свозят сюда, а потом продают в Аран. Так что, в округе куча мелких и крупных банд, которые мечтают получать откат с этого денежного места.

— Все верно, — согласился оператор. — А теперь, когда мы выяснили все, вам вон по тому подъему. Там встретят и объяснят, куда дальше.

Рэм кивнул и забрался обратно на пассажирское сидение. Подъем оказался внушительным, метров сто, и закончился он в подземном гараже. Их и вправду ждали — крепкий мужик, сырой с ног до головы, несмотря на дождевик веселой желто–зеленой расцветки, со стареньким гауссом, который сидел на маленьком, древнем, явно самодельном транспорте, напоминающим мотоцикл только с четырьмя колесами.

— В гостиницу?

Грая кивнула.

— Тогда давайте за мной, — скомандовал он, — у нас тут непогода разыгралась, третьи сутки льет, но к утру обещают, что кончится.

Едва слышно зажужжав, четырехколесник поехал по пандусу, показывая дорогу, а Рэм уже слышал доносящиеся с улицы гул воды. Слово «непогода» было явным преуменьшением для потопа, который ждал их снаружи, сплошная стена воды, видимость максимум метров десять, поэтому синте пришлось прижиматься к проводнику. Вода моментом залила всю багги, колеса едва тащили машинку против течения, высокие сидения не спасли, ревущий поток захлестнул ноги Рэма. Одно радовало — его броня абсолютно невосприимчива к влаге. Так что, творящееся на улице его мало беспокоило.

— Хорошо, что решили тут ночевать, — мысленно произнесла Грая, удерживая руль и стараясь не потерять провожатого.

— Да уж, сейчас бы все планы к черту подлетели, — согласился Штопор, — впервые такое вижу.

— Климат за сто лет сильно изменился. Огромные пространства заросли различной растительностью, повысилась влажность, ну да ничего, уже почти лето, скоро подобное сойдет на нет, в лучшем случае дождь пару раз в месяц. А вот осень у нас дождливая, если день без осадков на неделе, то считай, не так уж и плохо. И зимы больше нет, во всяком случае тут.

Рэм вяло отмахнулся, уже пятнадцать часов в дороге, устал. Маска еще держалась, скрывая его лицо, но скоро ей придет конец, да и чесаться под ней началось. Хорошо бы она растворилась после того, как они покинул этот поселок, надо сказать, довольно большой, когда багги заехала вслед за провожатым под капитальный навес, они отмахали метров семисот. Правда, городок посмотреть не удалось, через пелену дождя виднелись только силуэты зданий.

— Вам туда, — сказал хозяин четырехколесника, указывая на вход, над которым мигала старая вывеска.

При этом он с большим интересом и уважением изучал взглядом БАРа, который выбрался из машины и теперь стоя за спиной Рэма, выполняя обязанности телохранителя. Рэм вытащил сумку, и его пальцы прошлись по глубоким рваным дырам на капоте, оставленными когтями мутанта, который налетел на них. Дорога через джунгли без каравана, который распугивал местную фауну, оказалась не такой безопасной. Туша размером с багги вынеслась из джунглей им наперерез, настолько быстро, что Рэм даже не успел разглядеть, как мутант появился, не то, что прицелится. Тварь, получившаяся из какого–то местного зверя, активированный интерфейс определил его как «скрага, тридцать четвертого уровня». Чем–то он напоминал земного медведя, только вставшего за задние лапы, высотой метра два с половиной и весом под пол тонны, а то и более. Никакой шкуры, прочные костяные пластины. Пасть раскрывалась в четыре секции, при желании зверюга смогла бы откусить половину человека без особых проблем. Две пары верхних конечностей, причем, если нижняя пара — лапы с впечатляющими когтями, то верхние — два костяных клинка. А еще хвост, длинный толстый хвост, который странно был уложен кольцом на спине. Все это Булавин заметил за доли секунды. Грая втопила педаль в пол, уходя от удара, и это ей удалось, когти прошлись по короткому капоту, раздирая металл, словно фольгу. День был погожим, и крышу с багги убрали, это и спасло. БАР, следуя директиве охранника, которую никто не отменял, рывком взлетел метра на три и приземлился уже на дорогу, а багги, вильнувшая, уходя от столкновения, врезалась в кусты. Рэм перемахнул борт и начал стрелять бронебойными пулями в спину твари, которая решила сначала разобраться с роботом. Половина магазина легла точно в цель, в костяную спину, и вот тут Рэма ждало первое разочарование, часть их срикошетила, уйдя в никуда, а вторая часть, что нашла дорожку в броне мутанта, просто завязла в этом костяном панцире. Тварь еще и умением воспользовалась, и робот, получивший удар в грудь сдобренный энергетическим усилением, улетел в заросли на приличной скорости, снеся дерево полуметром в обхвате. Дерево и выручило, она начало заваливаться на скрага, и тот снова переместился, превратившись в смазанную тень. Уже после Грая пояснила, что именно так выглядит скольжение, на котором специализируется Рада.

Но Рэм этого не знал, он вбивал в появившуюся метрах в пяти правее тушу остаток магазина. Вот только результат был ни к черту, могучая тварь поглотила пули, словно и не стреляли по нему. «Удар души» показался Рэму отличным выходом, дистанция позволяла, и черный сгусток энергии, сформировавшийся перед глазами, унесся в сторону цели. Правда эффект оказался не таким, на который Булавин рассчитывал. Энергетический сгусток налетел на какой–то силовой барьер и отрикошетил в Штопора, и если бы не реакция, то история бывшего наемника закончилась бы на этой пустынной дороге в джунглях.

— Прикрываю, — заорала мысленно Грая, и за спиной едва слышно захлопал ее автомат.

Но и скраг, похоже, отличено понимал, что такое скорострельное мощное оружие, да и энергетический удар ему не понравился, тварь прекрасно понимала, чем он опасен. Он прикрыл морду и шею костяными клинками верхних конечностей и, оттолкнувшись четырьмя остальными, почти мгновенно набрав неплохую скорость, рванул к Булавину. Расстояние в полдесятка метров он покрыл в одно мгновение, иРэм ушел, только активировав спринтера, сместившись с траектории разогнавшегося мутанта размером с маленький грузовик. Он применил способность впервые, чисто инстинктивно, за секунду уйдя метра на четыре в сторону. Вот только атаковавшая его тварь и это просчитала — удар в спину швырнул его в кусты вслед за БАРом, это уже позже он узнал, что скраг достал его хвостом, который до этого момента был скручен кольцом на спине. Спасла броня, трехметровый отросток, словно кнутом стегнул Штопора чуть пониже спины, отправив в неконтролируемый полет с вращением.

Рэм выбрался из кустов к самой развязке. Вернувшийся в строй БАР прыжком метра в четыре оказался за спиной твари, которая как раз разворачивалась на Граю, продолжавшую стрелять в тварь, прикрываясь багги. Она вовремя присела, увернувшись от удары хвостом, скраг, сука, успел его снова скатать его в кольцо, и костяной тонкий наконечник, благополучно миновавший Булавина, пронесся всего в десятке сантиметров над пригнувшийся синтой. Это была последняя атака, боевой робот, зашедший с тыла, вонзил энергетические полуметровые клинки в позвоночник твари точно посередине спины. На этот все вышло, как надо. Пробив костяной каркас, те погрузились в тело на всю длину. Рев раненого зверя вызвал у Штопора паническую атаку, видимо, могучий мутант применил еще одно умение. Он даже дернулся прочь, но эффект был скоротечным, и буквально через две секунды Булавина отпустило. Он развернулся и увидел, как БАР точным ударом прикончил тварь, вогнав освободившийся клинок в основании шеи. Как ни странно, энергию Рэм с трупа мутанта все же получил, похоже, система посчитала, что смертельный удар нанесен его подручным, а значит, и победа записана на счет Булавина. Приятно, черт возьми. Это через секунду подтвердило новое сообщение о победе, целых шестьсот очков в шкалу «социального уровня». Двести двадцать три единицы серой энергии в шкалу «душа мутанта», которая отвечала за регенерацию. Теперь она была заполнена чуть больше чем на половину от максимума в пять сотен единиц. Больше ничего не дали, но Грая, вооружившись тесаком, взялась за разделку, похоже, она собиралась выгодно пристроить трофеи при первой же возможности.

— Грая, ну на кой тебе это? — глядя, как девушка посредством ножа с плазменной кромкой, снимает грудные пластины, спроси Рэм. — Нам с тобой новую броню дали, по полтора миллиона за трофеи и участие в операции, а ты мелочишься с какими–то запчастями от мутанта, которые максимум на десятку тысяч потянут.

— Можешь считать это суеверием, — отзывалась девушка, срезая куски мяса с вырубленной грудной пластины. — Есть примета, что если бросить трофеи, то удача отвернется.

— А если что–то угрожает?

— Тогда не считается, спасти шкуру важнее. Так что, не отвлекай. И, Рэм, в следующий раз гвозди подобных мутантов из гранатомета, он как раз для пробивания брони.

Штопор кивнул, соглашаясь, упрек был справедливым.

— И ты ошибся. То, что я с этого скрага возьму, тысяч на двадцать потянет. А если срежу всю костяную броню, то все тридцать пять, ее местные оружейники охотно берут. Не Аран, тут и оружие попроще, и броня дешевле, в лучшем случае заводская броня есть только у отряда защиты города под руководством местной власти. А остальные ходят в том, на что денег хватает.

Булавин пожал плечами и, перезарядив автомат, направился к роботу. Пока синта подрабатывала мясником, Рэм осмотрел БАРа и багги. Единственной потерей был рваный капот, и через час путешествие продолжилось. И вот теперь длинный день заканчивался под навесом гостиницы в поселке или в маленьком городке под названием Лонхар, что в переводе на общий означало Бесценный.

Задумавшийся Рэм не заметил, как Грая скрылась в гостинице. Пришлось, подхватив сумки, ее догонять. От трофеев она избавилась еще до перехода сюда, поскольку скинуть их нужно было быстро, то в цене она все же потеряла, не вышло тридцати пяти — двадцать семь триста, которые они разделили на двоих. Сейчас в виртуальном кошельке Булавина было чуть меньше двух миллионов, серьезная сумма по местным меркам, если не шиковать, можно открыть свое дело за периметром, и ближайшие годы не думать о деньгах.

Правда теперь, когда Штопор заимел хорошую броню, актуальность большого счета отошла на второй план, ну да, если деньги есть, всегда найдется, на что их потратить.

Гостиница располагалась в небольшом здании старой постройки, которое было отремонтировано и содержалось в порядке. Даже двери из стеклопласта выглядели хорошо, чистые не исцарапанные. Скорее всего, уровней тут было гораздо больше, но уцелели только два.

Робот за стойкой считал данные с браслетов–идентификаторов и зашил в них электронные ключи к двум номерам. Цена оказалась почти смешной — пять социков в сутки.

— Охранника своего оставляете в номере, как и все оружие, — проинструктировал робот–швейцар. — К ношению разрешены пистолеты и ножи.

— Мы в курсе, — ответила Грая и направилась к лестнице.

Номер оказался простым. Одна комната с кроватью, туалет и душевая система, причем выглядевшая довольно хорошо, сразу видно, недавно поставили.

Рэм бы с удовольствием стянул бы маску, но еще рано, вот покинет завтра город и сдерет эту фальшивую рожу. Выбравшись из бронекостюма, он упаковал его во встроенный шкаф с хорошим замком, туда же отправилось оружие и вещи.

— БАР, останешься здесь, вещи охранять. Любого, кто полезет, не убивать, задержать и известить меня.

— Директива принята, — ответил робот. — Задание — охрана имущества хозяина.

— Вот и молодец, — произнес Рэм, а сам подумал, — чурбан железный. Надо было все–таки вернуть его Раде, все же это ее собственность. Ну да ладно.

Рэм принял душ, переоделся в обычную одежду и, прицепив на пояс пистолет с кобурой и ножом, спустился на первый этаж. Грая уже ожидала его в местном баре или ресторане. Вообще, пустовато было, гостиница небольшая, двадцать номеров, из которых были заняты всего пять, включая их. Первое что бросилось в глаза — за стойкой не робот, а живой человек, второе — официантка тоже вполне себе живая обычная женщина, лет тридцати.

— Я тоже удивилась, — поделилась синта, — когда сюда вошла. Железяки обходятся дешевле, да и много их в руинах нашлось.

Рэм пожал плечами и, достав сигарету, закурил. Сделав на интерактивной панели заказ, он посмотрел на спутницу.

— Надо торопиться, может статься, что этот безумный андроид, покрошивший бандитов, уже мертв, а Хранителю все равно нужна мобильная платформа, есть идеи?

Девушка задумалась.

— В принципе, можно похитить в Аране любого андроида, твой ИИ достаточно силен, и поглотит оболочку без труда. Но это будет работяга, а нам нужна боевая модификация, а тот, что скрывается в подземельях, именно такой.

Официантка принесла заказ, пару секунд постояла, ожидая, вдруг, еще что закажут, и удалилась, призывно покачивая бедрами.

— А ты ей понравился, — заметила Грая. — На меня ноль внимания, словно меня тут вообще нет, только на тебя смотрела.

Рэм пожал плечами и принялся за местное блюдо, напоминавшее макароны с какой–то рыбой.

— Вкусно, — оценил он, — хоть и рыбу не люблю, но после пайков, даже она просто божественна.

Грая пожала плечами, сейчас она сидела в гражданском стильном визоре, скрывая глаза, единственное, что могло в ней выдать андроида. Охоту на нее никто не отменял, и в незнакомом месте, где нет людей, способных ее прикрыть, она предпочитала скрывать то, кто она есть на самом деле. Даже заказ сделала вполне человеческий, соответствующий женщине, которая заботится о фигуре, салатик и какие–то овощи, в которых она лениво ковырялась вилкой.

Рэм налил себе то, что тут называлось саара, что–то вроде легкого кисловатого вина из ягод. Отсалютовав Грае, он сделал пару глотков.

— Приемлемо, хотя, на мой взгляд, градус слишком маленький, совсем компот. Может, эсго заказать, грамм сто?

— Закажи, тебе это, как вы на Земле говорили, как слону дробина. Кстати, что такое слон?

— Зверь огромный, пять–шесть тонн весом, питается растениями. У него большие уши и хобот, которым он срывает побеги с деревьев.

Синта кивнула, мол, все ясно. Рэм, который немного умел рисовать, состряпал маслообраз и послал его Грае в интерфейс.

— О, — протянула девушка, — впечатляет. У нас были похожие звери, но давно вымерли. Правда, наши все же поменьше были.

— Давай, к делам вернемся, — заказывая себе местный аналог вискаря, напомнил Рэм. — Куда мы завтра?

Грая развернула над столом голографическую карту.

— Вот сюда, — она ткнула в точку в ста двадцати километрах от Лонхара. — Здесь был крупный корпоративный завод, на поверхности совсем небольшой поселок, там рабочие жили, вот там и гнездилась банда. Но нам с тобой придется лезть под землю. В связи с тем, что этот район был отлично подчищен еще в первые годы становления Арана, то оттуда вывезли все, что могло пригодиться, то нас ждут пустые сборочные цеха, по которым, как я надеюсь, еще бродит этот безумный боевой андроид.

— Как он выживает? Ведь ему нужна энергетическая подпитка.

— Значит, он нашел источник энергии, — пожала плечами Грая. — Боевые андроиды способны вытягивать ее отовсюду, включая окружающую среду. Так что, проблема не в этом, проблема в том, как взять его живым и не поврежденным.

— Да, кстати, когда мы с тобой прорывались к сердцу Архонта, я вырубил несколько андроидов пулями с ЭМИ-зарядом.

Грая покачала головой.

— Во–первых, с того момента прошло более сотни лет, даже гражданские андроиды защищены от подобного, не говоря уж о боевых. Что это за солдат, которого легко вывести из строя? Я позаимствовала кое–что из запасов Трэга и «бродяг», которые в свою очередь вытащили это из хранилищ работорговцев. Те не брезговали никакой добычей. Если так посмотреть — андроид стоит гораздо дороже человека. Мы сильнее, быстрее и, извини меня, умнее, наш интеллект превосходит человеческий. Это, конечно, не касается работяг, но боевой синт просто обязан думать головой. Так что, я взяла нейтрализатор, спец препарат, который, попав в каналы, по которым течет то, что заменяет нам кровь, полностью на несколько часов блокирует все физические возможности. — Она достала из подсумка пулю, похожую на капсулу, полную желтой жидкостью с заостренной головкой. — У нас таких всего восемь, так что, не советую бить очередями.

— Если все так просто, то добыча андроидов должна была быть поставлена на поток.

— Я же сказала — всего восемь пуль, — в голосе Граи проскользнули недовольные нотки. — Эти пули производятся только в Аране, и нигде больше. Секрет их изготовления в пустошах неизвестен, чистая контрабанда, а может, сняли с трупа охотника за свихнувшимися железяками. Только специальный отдел нейтрализаторов имеет доступ к подобным боеприпасам.

— Что за нейтрализаторы? — Рэм был озадачен, про подобных он еще не слышал.

— Те, кто как раз охотится за андроидами или роботами, хотя чаще у них приказ — найти и уничтожить, очень редко захватывают живыми.

— Понятно, — Рэм опрокинул стопку эсго. — Значит, будем охотиться.

— Но, это еще не все, — продолжила синта. — Боевые андроиды более устойчивы к подобному, и если меня или обычного рабочего эта штука выключит часа на два, то наша цель сможет справиться гораздо быстрее.

— Ты беспокоишься, что он очухается раньше, чем Хранитель подавит его оболочку?

Грая кивнула.

— Не беспокойся, он справился с полноценным ИИ за пять минут, на урезанный вариант хватит и двух.

— Хорошо, — ответила девушка.

Бар потихоньку наполнялся народом. Ливень стихал, и народ потянулся в злачные места. Да и что тут еще делать? Смотреть по визору новости или старые фильмы со всех шестнадцати миров? Или вот бухать в баре. Есть пара кабаков с различными играми, вроде земного боулинга или городков, есть интеллектуальный клуб, есть виртуальных боев — вот и все развлечения.

Похоже, место было популярным, так как за полчаса все столики оказались заняты, а у бара было не протолкнуться. К официантке тоже прибыла подмога, еще две барышни, одна из которых андройд, а у входа угнездился здоровенный мужик с кибернетическими протезами рук и правой ноги, похоже, ему перепало в какой–то передряге, сомнительно что он так спонтанно менял бы себе конечности, тут до плеча, тут до локтя, а там только ступня. Булавин просветил вышибалу и чуть не заржал, звали его Рэмом, был он, ни много на мало, а двадцатого уровня, социальная опасность отсутствовала, несмотря на профессию вышибалы, образцовый член общества.

— Здорово, — нагло плюхнувшись на незанятый стул, произнес незнакомый здоровяк, находящийся в уже изрядном подпитии. Был он отчаянно храбр, и габариты его внушали уважение, на голову выше Булавина да и в плечах шире.

Рэм приподнял бровь, изучая гостя, сейчас перед ним сидел довольно распространенный вид «зенкозаливатель попутавший, особь редкостной борзоты, встречается в основном в дешевых питейных заведениях». Информация в интерфейсе гласила, что мужика зовут Порц, ему двадцать два года, разнорабочий на шахте, уровень 12, и что он очень жаждет общения с новыми людьми. А вот аура у него была странная, такое Рэм видел впервые — светло–коричневая, цвета детской неожиданности. Помнится, Архонт всего про четыре составляющие говорил — голубая, золотая, красная и черная. Рэм зарылся в служебные файлы, ища определение. И ведь нашлось, перед ним был паразит — очень редкий симбиоз человека и мозгового червя, опасность для общества средняя, менялось поведение зараженного в сторону ограниченной агрессивности, но принимая лекарство, все сводилось обычно к развязному поведению. Цепляли их в разных местах планеты, в основном в шахтах. Рэм усмехнулся, довольно точное определение. Он быстро просканировал зал и понял, как был слеп раньше, тут таких еще четверо, все чем–то неуловимо похожи, с уставшим равнодушным взглядом, но наглые, шумные.

— Откуда к нам? — по–хозяйски, с пьяным выхлопом, поинтересовался он, беззастенчиво раздевая Граю взглядом.

— Рэм, только без драк, — произнесла синта мысленно, — нам не нужно внимание. Понимаю, что ты его быстро ушатаешь, но это вызовет проблемы.

— Ага, а эта борзота к нам внимания не привлечет? — лениво поинтересовался Булавин.

— Мы издалека, — вполне миролюбиво ответила Грая собеседнику. — Откуда и куда, не твоего ума дела.

Здоровяк, похоже, был большой любитель подраться, и за стол он садился именно с этим намерением, поэтому ответ воспринял как вызов.

— А че, тайна какая–то? — рыгнув и окатив Рэма зловонием перегара и только что съеденной острой еды, поинтересовался он.

— А че, если тайна? — включился в разговор Булавин, отвечая на понятном задире языке. — Ты чего, сотрудник охранки, чтобы моими тайнами интересоваться? — при этом Рэм включил свою харизму, давя клиента, драки не хотелось.

— Да, я ничего, — смешался Порц под напором. — Вижу просто, люди новые, дай, узнаю новости, только сегодня с шахты.

Рэм улыбнулся, мигом слетевшая с парня борзота превратила того во вполне вменяемого человека. Булавин заказал еще пару эсго.

— Мы издалека, наемники, воевали на западе. Вот теперь по своим делам едем. Новости тебе наши ни к чему, за них башку отвернуть могут. А местных сплетен мы не знаем.

Тут появилась официантка с двум я порциями местного вискаря, Рэм взял себе рюмку, вторую подвинул парню.

— Выпей со мной.

Парень поднял стопку и отсалютовал Штопору, подраться у него не вышло, новостями тоже не разжился, ну хоть выпил на халяву.

— Хороший ты мужик, — он сосредоточил взгляд на Булавине, — Ролл. — И развернувшись, отправился искать себе приключения.

Рэм даже сначала не понял, кого он обозвал Роллом, а потом вспомнил, что это его имя с обманки интерфейса. Минут через двадцать, когда они уже собирались уходить, из глубины бара послышался шум, а следом спиной вперед пролетел Порц.

— Нашел свои приключения, — усмехнулась Грая.

Но больше ничего интересного не произошло, вышибала сграбастал паренька своей железной ручищей и вышвырнул его на улицу, обратно тот уже не вернулся.

— Спать?

Грая кивнула.

— Хотя мне сон не нужен, у нас, у синт, просто спящий режим, гасим основные функции и погружаемся в этакий ступор. Так что, могли бы ограничиться одной комнатой, я бы тихонько в уголочке посидела.

Рэм поднялся и протянул девушке руку, отрицательно качнув головой.

— Вот только не надо про личную свободу, — поднимаясь, усмехнулась Синта. — И не нужно задавать вопрос, как я узнала. Дежурная отмазка, ей удобно прикрыть любое нежелательное действие.

Рэм ответил девушке улыбкой.

— И в мыслях не было.

— Опять врешь, — покачала головой синта. — Но я уже смирилась, что ты не мой и моим не будешь. Может, просто проведем время в койке? Скажем так — сделаем друг другу приятное без всяких обязательств. Вроде в прошлый раз все было очень неплохо. Я девочка взрослая, настолько взрослая, что за сотню лет научилась контролировать чувства.

— Нет, — уверенно ответил Штопор. — Нельзя войти в одну реку дважды. Эта страница закрыта.

— Тогда спокойной ночи, — улыбнулась синта и пошла к своей комнате.

Рэм проводил ее взглядом, зашел внутрь и тут же налетел на БАРа, который застыл в маленьком коридоре, перекрыв доступ в комнату.

— Без происшествий, — коротко и лаконично доложил робот, делая два шага назад и прилипая спиной к стене освобождая проход.

— Молодец, — похвалил его Булавин и, стянув шмотки, отправился в душ.

Неясно, сколько займет охота на сумасшедшего андроида, почему бы еще разок не воспользоваться благами цивилизации? А потом спать, до рассвета еще почти десять часов, так что, нужно отдохнуть по максимуму, как бы ни хотелось связаться с администратором и пригласить к себе местных гулящих дев. Но сон важнее. Может, на обратном пути оторвется. Хотя сомнительно, им ведь нужно будет вернуться в поселок Трэга, который обещал протащить их в Аран. Да, личной жизни придется подождать.

Глава 2

Багги не спеша выехала из ворот Лонхара, два бойца местной самообороны лениво проводили ее взглядом. Рэм с интересом изучал местность, здесь не было плотных джунглей, так, леса и перелески, довольно редкие, высокие холмы и виднеющиеся на горизонте по правую руку горы. Ехали медленно, дорога была старая, еще двоенная, от проливного дождя она не сильно пострадала. Можно было бы и ускориться, но торопиться было особо некуда, сейчас они в поясе относительной безопасности. Трижды над ними проходил автоматический десантный бот патрульных сил Арана, беспилотник с четырьмя боевыми роботами на борту метра четыре в длину, короткие крылья, под которыми расположились крупнокалиберные пушки и пусковые установки с управляемыми ракетами. Первый раз, заметив одинокую машину с пассажирами, бот опустился метров до пяти, перегородив дорогу, и под прицелом пушки заставил остановиться. Затем от бронированного корпуса, прикрытого силовым полем, отделился небольшой дрон, который, подлетев, принялся сканировать пассажиров. Грая и Рэм испытали пару неприятных секунд, блокады–обманки были у обоих, и если начнется тотальная проверка, то естественно они ее не пройдут, а под прицелом трехствольной установки, сидя в машинке, их уничтожат за пару секунд. Не им тягаться с такой огневой мощью. Но обошлось, даже БАР, спокойно ожидающий приказа на заднем сидении, не вызвал интереса у ИИ, управляющего ботом, подобрав дрона, он резко набрал высоту и исчез в небе.

— Пронесло, — мысленно произнесла Грая. — А ведь точно такая же охотилась за нами, когда ты только появился.

— Спасибо Трэгу, что озаботился и состряпал нам разрешение на нахождение в условно безопасной зоне, — так же мысленно ответил Рэм. — Черт, мне маска сигналит, что через два часа она распадется.

— Тогда нужно убираться из безопаски, и как можно быстрее, — нервно заявила синта и резко тронула машину с места, набирая скорость. — Надо что–то делать с твоей рожей, — прошипела она сквозь зубы.

— А с твоей? Почему они на твою не реагируют? И вообще, ты же андроид одушевленный, они должны тебя с ходу распознавать.

— А они меня не видят, — усмехнулась Грая. — Они видят обычную женщину с не особо привлекательной внешностью. Вот люди — другое дело, их глаза не обмануть, а любое устройство, будь это наглазный имплант или сканирующий дрон, обвести вокруг пальца — плевое дело. Доберемся до Арана, я сведу тебя к подпольным имплантерам, и они поставят тебе такую же приблуду. Удовольствие не для всех, но оно того стоит.

— И почем удовольствие? — не прекращая разглядывать местность, поинтересовался Булавин.

— Дорого, — закатив глаза, произнесла Грая. — Двести тысяч. Пришлось выгрести все резервы и еще в долги влезть, иначе я бы просто не прожила столько.

— Кстати, мне тут награда упала, называется «расчет вероятности», слышала про такую?

— Конечно, слышала. Редкое умение, требует тактический процессор, очень мощный. Крайне полезная штука. Я знала двоих охотников за головами, у которых была эта способность, боевой потенциал увеличивается сразу процентов на сорок. Вот только найти тактический процессор — огромная проблема. Придется потрясти имплантеров.

— И сколько это будет стоить?

— Дорого, вещь редкая. Да и не всякий «мясник» поставит, нужен настоящий профи, так что рассчитывай на серьезные деньги, думаю, тысяч восемьсот, не меньше.

— Хорошо, что не бедствуем, — обрадовался Рэм.

— Точно, — согласилась синта. — А мне нужно будет найти того, кто проведет мне обновление, а то узлы сдавать начинают, за последнюю неделю дважды проблемы с коленом были. Так что, скоро от наших миллионов останутся жалкие крохи.

— Ничего, потрясем Трэга и Патира, они нам должны гораздо больше.

— Ага, держи карман шире, сейчас тебе туда много социков отсыпят, — усмехнулась девушка. — Не забывай, нам подогнали хорошую броню, твоя вообще бесценная.

— Ага, как будто кто–то кроме меня в нее смог бы влезть.

— А это не важно, смог, не смог, это вычли из твоей доли в добыче. Так что, единственное, что тебе еще полагается, так это когда продадут трофеи с убитых персонально тобой.

Грая остановила багги у свертка и, привстав, принялась изучать местность через визор. Рэм последовал ее примеру, не выпуская из рук автомата.

— Что–то заметила?

Девушка покачала головой.

— Просто сворачиваем в пустоши. Через пять километров заканчивается относительно спокойная зона, которую худо–бедно контролирует Аран. Ближайшее дружественное поселение километрах в двухстах по этой дороге, небольшой аграрный городок, даже портальной площадки нет. Там выращивают ягоды охо, сочные и сладкие, из них делают неплохое вино. Очень теплый климат на холмах. Но мы до него не доедем, свернем в дикие земли гораздо раньше.

Рэм через карту в интерфейсе отследил маршрут. Да, им не так уж и много осталось, тридцать километров по этой дороге, затем свернуть к древним руинам, где гнездилась банда.

Хоть и не джунгли, но все равно лес становился все гуще. Дорога была прямой и даже не сильно разбитой. Один раз в кювете мелькнул остов сожженной машины, который почти зарос травой, да так, что Рэм с трудом смог его разглядеть.

Дым впереди заметили одновременно. Грая резко остановила багги посреди дороги и запустила разведывательного дрона, которым их снабдили еще на «рынке». Рэм привстал, изучая местность через визор, здесь дорога делала плавный поворот влево, дабы объехать небольшое заброшенное поселение, слева были остатки монорельса, опоры давно рассыпались и завалились, разбив две полосы, а дым черным столбом стоял как раз над руинами. По бокам дороги лес, он подобрался почти вплотную. Не сказать, что густой, деревья напоминали земные сосны, тоже с иголками, только гораздо выше и развесистей. Еще немного, и они образуют над дорогой зеленый коридор.

Дрон дорогой, армейский, патрульный, только для разведывательных подразделений Арана. Основная задача — охрана объектов, патрулирование периметра. Двигатель антиграв, броня отлично держит стрелковку, форма — шар, размер чуть больше кулака взрослого мужчины, высота полета, правда, всего сотня метров. Режим мимикрии не уступает тому, что установлен в броне Рэма, вот только радиус наблюдения невелик — всего полтора километра, сканер способен засечь невидимку метров с двухсот, но есть минус — батареи хватает всего на час полета, при использовании маскировки время сокращается до двадцати минут. Поэтому их в рейд берут несколько один на посадку и смену батареи, второй на взлет. Но Патир и так от сердца оторвал. Права Грая, после наглого грабежа, устроенного Рэмом, хрен они денег дадут.

Еще одним минусом дрона была скорость, для небольшого лагеря нормально, но вот двадцать километров в час для Булавина — посредственный результат. Увеличение скорости сажало батарею буквально минут за десять, да и Грая не торопилась давать полную мощность, и держала ровно половину скорости. Батареи есть, и зарядное устройство имеется, но все равно сейчас выгоднее сэкономить.

Разведчик медленно поплыл к городу, держа оптимальную высоту в пятьдесят метров. Штопор его отлично видел в визор шлема, там он отображался, как «глаз 1», и был салатового цвета. Картинка пошла на интерфейс, и Рэм с интересом следил за неторопливым полетом. Камера была отличная, но вот высоченные деревья пока закрывали обзор, выше Грая его не поднимала, сберегая ресурс. Сканер она запустила, когда до домов оставалась всего сотня метров. Потенциал у него отличный, он сразу принялся подсвечивать биологические формы или источники питания механических объектов. Вид поселка вызывал уныние, похоже, здесь шли масштабные городские бои, хотя непонятно, кто тут мог воевать и зачем. Часть дороги, которая вела напрямик к городу, была разбита в хлам, и уже заросла кустами и травой, руины домов были оплетены лианами с красными листьями, такие же Рэм видел в том маленьком поселке, куда его перенесло с закрытого уровня. Деревья, разверстые кусты, достигающие в высоту метра четыре, высокая трава, все это сильно ограничивало видимость. Пару раз в зарослях метнулись несколько очень быстрых тепловых контура местного мутировавшего зверья.

Когда дрон достиг окраины, Грая перевела его в режим маскировки второго класса. Не полная невидимость, а размытость для технических средств обнаружения.

Источником дыма оказался остов десантного бота, бронекорпус был пробит в десятках мест, рядом лежало тело, вполне себе человеческое, в принципе, не обязательно, что экипаж должен состоять из роботов. Кого в Аране туда только не запихивали — и людей, и андроидов, и разных железяк. Мысли Рэма получили подтверждение через пару секунд, разведывательный дрон сместился и заметил еще одного покойника, на этот раз истекающего серебристой жижей андроида. Оба трупа были избавлены от оружия и экипировки, на человеке только портки остались.

В высокой траве мелькнуло тепловое пятно, затем появился старый знакомый Булавина — харк, мутант, похожий на собаку, с которым он имел честь познакомиться в первый же день.

— Где один, там и второй, — тихо произнесла Грая.

И словно подслушав, из ближайших кустов вынырнуло еще одна «псина». Она задрала башку и уставилась на дрона. Поскольку маскировка была включена не на полную мощность, висящий на высоте двадцати метров шар был отлично виден для мутантов. Видя, что железяка, не собирается совершать никаких агрессивных действий, мутанты ухватили тело погибшего человека и поволокли в руины, где к ним присоединились еще две твари поменьше.

— Что скажешь?

— Это не патрульный дрон Аранта, — прогнав дрона по кругу, уверенно ответила Грая. — Похоже, старый, списанный. Смотри, все знаки на бортах затерты и поверх них нанесен какой–то левый герб, вроде как энергетическая полусфера с двумя скрещенными автоматами. Не знаю, кому принадлежит, никогда не сталкивалась. Правда, я и вне города не так часто работаю. Так что, это может быть эмблемой вольного отряда, типа наших «бродяг» или банды, хотя невелика разница.

— Ты только Патиру такое не ляпни, — усмехнулся Рэм, — смертельная обида на всю жизнь.

— Я взрослая девочка, — с сарказмом заметила синта, — сотню лет разменяла, советницей была, уж, наверное, я умею и знаю, кому и что можно говорить.

— Ну, извини, — повинился Булавин. — Как думаешь, что тут произошло?

— Без понятия, — отозвалась Грая. — Он уже с час дымит, странно, что мутанты только сейчас тело уволокли, хотя они могли заниматься другими трупами.

— А что по андроиду скажешь?

— А ничего, — покачала она головой. — Старый, скорее всего, рабочая модель. Таких много в Аране, да и в окрестностях.

— А с чего ты решила, что старый?

— Видишь метку на руке, что–то вроде лазерной татуировки?

Штопор кивнул.

— Их делали лет тридцать назад андроидам, которых взломали и приказали атаковать центральный сектор. Несколько тысяч тогда погибли, еще столько же заклеймили и, вычистив, продали за стену. Модель была неудачная, слишком много уязвимостей.

— Понятно. Что делаем?

— Андроид даже без башки, большая ценность. Его агрегаты стоят много тысяч.

— Тогда почему его бросили?

— Ты что полегче спроси, но самый вероятный ответ — у них не было лишних рук, чтобы тащить тело. Андроид — не пушинка, сотню кило наверняка весит. Собрали, что могли, и быстро отвалили. А может, они не ушли, а подготовили засаду на тех, кто придет за своими? Вариантов масса.

— Логично, и что дальше?

— Если бы у нас была капсула для сохранения образцов, я бы предложила его разделать, но мы не озаботились подобным. Хотя, рисковать влететь в мутное ради запчастей со старого синта, я бы, наверное, все же не стала. Вот если бы он был боевым, тогда точно сунулись бы. Мне бы пригодились импланты и новые органы.

— Да уж, нам от много пришлось отказаться. Ладно вертай назад нашего дозорного, пора валить, нам еще несколько часов до места добираться.

Дождавшись дрона, багги снова тронулась вперед. Как ни странно, городок миновали без проблем, правда Рэм постоянно ощущал на себе пристальный взгляд, и это даже немного подстегнуло интуицию, шкала чуть прибавила в очках. Но сколько он не крутил головой, так и не смог найти наблюдателя. Дорога хоть и ушатана за сотню лет, но все же передвигаться по ней удобней, чем продираться через леса.

Наконец, Грая свернула на довольно широкую двухполоску. Дороге досталось, частями полотно было разрушено, и там уже росла высокая трава, а кое–где и разверстые кусты. Путь лежал через холмы, поэтому багги то спускалась в низину, то карабкалась вверх, пару раз Рэм замечал в кустах притаившихся мутантов, но те нападать не рискнули, хотя один выглядел здоровенным, не меньше того скрага, что они ушатали в джунглях.

Вид на поселок открылся внезапно, просто багги преодолела очередной крутой подъем и оказалась на равнине, а в паре километров была цель их путешествия — сотня домов, расположенных вокруг какого–то административного комплекса. Прямо возле машины застыла самодельная стела, украшенная баннером с человеческим черепом, и основанием из вполне уже обычных черепов как человеческих, так и принадлежащих всякому мутировавшему зверью.

— Тон, — бросив взгляд на черепа, с ненавистью произнесла Грая. — Это пограничный столб. Заехавший за его территорию незваным, автоматически отдает себя в руки главаря.

— Ну, если источник нас не обманул, время банды кончилось. Так что, сомневаюсь, что опасность может нам грозить непосредственно от хозяина этой границы. Давай вперед, у блокпоста встанем, сегодня в город соваться не будем, охоту начнем завтра.

Блокпост — это слишком громко сказано — укрепленный каркас, казарма человек на пять, когда–то здесь был пункт мониторинга границы, но после того, как банда перестала существовать, мародеры вывезли все полезное. Затем сборщики сунулись было в подземелья, но, потеряв двоих, решили оставить спятившего синта в покое. Рэм осмотрел пустое помещение.

— Грая, периметр.

Девушка кивнула и вышла наружу. Скинув почти плоский кофр, она деактивировала сжатие, и уже через двадцать секунд перед ней полноценный контейнер полметра в высоту и сантиметров тридцать пять в толщину. Наружу стала появляться начинка охранного периметра, правда очень обрезанного. В полной комплектации — это площадь в сто квадратных метров, два боевых робота, полсотни датчиков и энергетический барьер. У Рэма же с Граей всего четыре штыря силового «забора», позволяющих прикрыть площадь в двадцать квадратов, два малых патрульных дрона, малая турель с автоматическим пулеметом. Все. Но для ночевки двух человек вполне достаточно. Если бы не миниатюризация, то хрен бы это все туда влезло, но технология — вещь великая.

Все время что, Грая занималась установкой периметра безопасности, Рэм простоял на крыше с автоматом наизготовку, прикрывая подругу. Конечно, до сумерек еще далеко, но и им торопиться особо некуда.

— Периметр активирован, — доложилась синта. И словно подслушав мысли, предложила, — до темноты еще минимум пять часов, может, осмотрим поселок? Вниз, в катакомбы, не полезем.

Рэм задумчиво посмотрел на руины. Выглядели они безжизненными. Дрон, висящий над головой, заметил несколько совсем мелких световых пятен, не больше крысы, наверняка, мутантики–падальщики.

— Ладно, меняй дрону батарею, и пошли. Хотя особого смысла не вижу, весь город нам не облазить, да и пусто там. Но пройтись можно. Осмотримся, чтобы завтра время не тратить. — Рэм покосился на застывшего у входа БАРа. — Тринадцатый, оставайся на страже. Задача — охрана имущества, наблюдение за окрестностями. При обнаружении противника, уйти в режим мимикрии, вызвать нас. В случае, если неизвестные начнут агрессивные действия, атаковать, нейтрализовать, но не убивая.

— Приказ ясен, хозяин.

— Слушай, а ты не мог бы не употреблять слово хозяин? Называй командиром.

— Слушаюсь, командир.

Рэм кивнул и посмотрел на Граю, которая заканчивала возиться с дроном. Через минуту новая батарея была установлена, а наполовину опустошенная отправилась в портативный зарядник, который удачно расположился под задним сидением багги. Вообще, штука полезная, жаль, что только малые и средние батареи могла заряжать, на крупные элементы питания силенок уже не хватало.

Рэм подтвердил сопряжение с дроном и, наладив аудио и видеоканал, приказал тому лететь в пятидесяти метрах впереди, сканируя местность.

Настроенный костюм ликвидатора оказался почти совершенным. Разобравшись в меню, Рэм остался доволен своей новой броней. Он мог контролировать сразу пять подобных дронов, в комплексе на поясе обнаружилось несколько крохотных разведчиков малого радиуса. Размером они были чуть больше насекомых, дальше трехсот метров отпускать бесполезно, но они были предназначены для разведки зданий. Батареи не сменные. Подпитывались дроны от костюма, визор же был вообще чудо техники, Рэм без труда мог просканировать окраины поселка, которые находились в пятистах метрах впереди. В режиме глубокого поиска на дистанции в полкилометра стены, если их толщина не превышала сорока сантиметров, просто прекращали существовать. Вот и сейчас, неторопливо шагая с автоматом на сгибе руки, Рэм изучал все, до чего мог дотянуться, одновременно тестируя свой новый костюм. Если бы он активировал эту функцию еще на рынке, перед нападением скрага, то засек бы зверя в джунглях до того, как тот смог выйти на ударную позицию. Но у режима был один минус, несмотря на то, что в «ликвидаторе» была установленная батарея повышенной мощности, сажал он ее на диво быстро, вот сейчас прошло всего три минуты, а процента мощности как не бывало.

В поселок входили медленно и осторожно. Все тут было разграблено и не по одному разу, за сто лет группы мародеров обшаривали эти места с завидным постоянством. От домов, где жили работники завода и обслуживающий их персонал, остались лишь коробки, из которых даже окна с уцелевшим стеклопластом вытащили. Высокая трава доходила почти до бедра, лианы оплели постройки, медленно разрушая их, вгрызаясь в камень. Пройдет еще какое–то время, и все это развалится. Нечего было искать в этих руинах. Единственное место, которое выглядело не таким заброшенным, это центральный корпоративный комплекс, из которого и шел спуск в подземелье, где–то там, внизу, должен был скрываться тот, ради кого они сюда пожаловали.

Медленно они продвигались к центральному зданию. Надо сказать, оно было странным, раньше Рэм таких не видел. Оно не сильно пострадало за годы запустения Роякса. Да, окна заделаны всяким хламом, но сам фасад целый. Больше всего нижний уровень, высотой в десяток метров, напоминал шайбу, метров сто в диаметре, из которого торчала башня, высотой еще в тридцать.

Дрон обогнул очередной дом, и Булавин краем глаза заметил то, чего в этом пейзаже быть не должно, — две багги, четырехместные, на одной даже имеется крупнокалиберный пулемет. Трава вокруг них уже поднялась, видно, что не один день тут простояли.

— Грая, внимание, — скомандовал Рэм, но нужды не было, синта и без него замерла, как только ей пришла картинка по машинам у центрального входа.

— Засада? — мысленно спросила девушка, неотрывно следя за картинкой, идущей с разведчика, тот медленно сканировал все, до чего мог дотянуться.

— Если засада, то терпение у них просто запредельное, — отметил Штопор. — Они явились сюда с запада, вон там, где обвалилась часть дома, свежие следы, камень светлее, а вот здесь, наоборот, его вывернуло из земли и перевернуло. Они тут, как минимум, три дня.

Трава вокруг багги не примята, никаких следов вокруг, но если они засели внутри, то почему оставили транспорт на виду?

— Мародеры?

— Скорей всего, хотя погоди, там, на капоте, эмблема, надо взглянуть.

Он приказал дрону подняться выше.

— Я ее знаю, группа из Арана, — тут же отозвалась Грая, как появилась картинка с головой андроида и торчащими из нее контактами, словно ее вырвали из тела. — Это «ловчие», те еще ублюдки, охотятся на андроидов, сталкивалась с ними пару лет назад. Они выследили меня, их было трое, я одна. Когда я уходила, один еще дышал. Скорее всего уроды пришли за нашей целью, кто–то заинтересован в его уничтожении. Да и сам по себе он стоит немалых денег.

— Понятно, — усмехнулся Рэм, — и в этот раз их охота не задалась.

— С чего ты взял? Они могут слоняться по подземельям.

— Они бы оставили человека для того, чтобы следить за транспортом. А его нет.

— С чего такой вывод?

— Да с того, что после дождя, который тут прошел накануне, никто не открывал центральные двери. Видишь ветку, которая встала вертикально и уперлась в створку? Если бы ее открывали, она бы непременно упала.

— Логично, — согласилась Грая. — Думаешь, они мертвы?

— Уверен в этом. Багги большие, рассчитаны на восемь человек, наверняка шестеро ушло вниз, двое остались следить за транспортом. Могу поставить свой новый костюм против сломанного ножа, что их убили еще раньше, чем разделались с основной группой. Честно говоря, странный какой–то андроид, уж больно много на нем трупов. Неужели он так крут?

— Боевые андроиды хороши, но да неуязвимости им далеко. Может, он не один?

— Расслабился я с вами. Как вообще информация об уничтоженной банде попала к Трэгу?

— Это я выяснила, пока ты с Радой миловался. Выжила пара бойцов, четверка дежурила на том блоке, где мы остановились. Когда пропала связь, они послали двоих проверить, те не вернулись. Только один успел сообщить, что андроид всех порешил, потом связь оборвалась. Оставшиеся в живых сели в багги и рванули прочь. Продали информацию и подались куда–то на север. А мародеры большими силами наведались сюда и все выпотрошили, но за свихнувшимся синтом бегать не стали. Просто собрали все ценное и свалили.

— Ясно. Ну что ж, возвращаемся? Операцию начнем завтра на рассвете?

— А багги? — тут же поинтересовалась Грая.

— Никуда они не денутся, — покачал головой Рэм. — Заберем их после того, как закончим операцию. Если мы получим лояльного андроида, то сможем угнать их в поселок Трэга, может, еще чем разживемся, я уже понял, что у нас не так много денег, и лишними они точно не будут.

Пара системных сообщений пришло в интерфейс совершенно неожиданно: «Поздравляем, вы получили новый уровень к второстепенному навыку «Спокойствие (выдержка)» + 1, теперь он равен девяти. Продолжайте совершать разумные поступки, действуйте расчетливо, и это принесет вам гораздо больше, чем импульсивные решения». Следующее тоже порадовало: «Поздравляем, вторичная способность «Наблюдательность» достигла десятого уровня. Теперь вы будете видеть то, на что многие даже внимания не обращают. Так же вы получаете дополнительную способность — «Поиск энергетического следа», активируемое умение, позволит вам увидеть энергетический след, оставленный андроидом, роботом, человеком или мутантом. Время действия умения — одна минута, время перезарядки — десять минут, радиус действия — двадцать метров. Работает только со свежим следом, которому не больше часа. Активируется иконкой или мысленной командой «Поиск следа».

— Полезная плюшка, — улыбнулся Рэм. — Возвращаемся, — отзывая дрона, скомандовал он.

— Чего завис? Что–то новое в интерфейсе? — поинтересовалась Грая, когда они покинули поселок. — Ты когда в интерфейс смотришь, у тебя становится рассеянное выражение лица.

— Угадала, «наблюдательность» до десяти добралась, получил способность «поиск энергетического следа».

— Знаю такую, очень полезная, особенно для тех, кто охотится на опасных тварей в пустошах. В Аране будет бесполезна, слишком много следов.

— Пожалуй, ты права, но завтра у нас именно такая охота, так что, думаю пригодится.

До блокпоста добрались без приключений. БАР так и стоял у входа, над головой висел второй разведывательный дрон. Все же робот был не в полной комплектации, ему полагалась парочка своих, но заплечные хранилища были пусты, ничего похожего в закромах работорговцев тоже не обнаружилось. Где он их потерял, неясно, как и оружие, которое было ему положено. Но где оно, робот не знал, поскольку память ему вычистили капитально, а у Рады Рэм не спросил.

— Без происшествий, — доложил БАР.

Рэм кивнул и, заглянув в интерфейс, посмотрел заряд батареи тринадцатого, та была почти полной — девяносто два процента, этого хватит надолго. Запасной батареи тоже не имелось, но вот то, что БАР потихоньку мог, как и андроиды, высасывать энергию из окружающего пространства, было плюсом, правда, он переходил при этом в спящий режим. Но ближайшие дней пять можно не беспокоиться, что тот вырубится.

— Остаешься охранять, — приказал Рэм. — При любой подозрительной активности за периметром, извещать немедленно. Обслуживание батарей дронов тоже на тебе. Приказ ясен?

— Да, командир, — отчеканил робот.

— Тогда приступай, — скомандовал Булавин и повернулся к синте. — Ну, что, Грая, я, пожалуй, пожую, и будем спать, устал я.

— Давай, — легко согласилась девушка. — Мне–то сон без надобности, перейду в режим ожидания, подзаряжусь. А то элемент питания староват, расход энергии с каждым годом увеличивается. Раньше без проблем можно неделю на одной зарядке прожить, а вот теперь дня четыре максимум, так что, лучше сейчас, чем потом.

Рэм кивнул и, достав из кофра портативную плитку и рацион концентратов, принялся готовить ужин. Перед охотой требовалось хорошо отдохнуть.

Глава 3

После плотного ужина Рэм взбодрился, даже накатил пятьдесят грамм из запасов, что выдал ему Трэг. Спать расхотелось.

— Какой план? — заметив преображение спутника, поинтересовалась Грая.

Рэм поднял глаза, внимательно глядя на собеседницу.

— Если на завтра — то выдвинемся в городок, осмотрим часть комплекса, которая на поверхности. БАРа оставим на охране, думаю, тринадцатый справится с этим, а мы пойдем вниз. А если на прямо сейчас, вроде спать собирался, да только вот сон ушел. Есть предложения?

— Как ни странно, да, — улыбнулась Грая, садясь напротив и выкладывая на стол голографический проектор. — Будем кино смотреть.

— Хорошая идея, — согласился Булавин, доставая сигарету. — А что смотреть будем?

— Маску свою помнишь? Ту, которая веселила всех.

— Скрам? Интересно, запускай.

Синта кивнула и отдала мысленную команду. Над столом возник голографический экран, пошли титры.

Вечер прошел отлично, теперь Рэм понял, почему все ржали, когда видели маску Скрама. Более нелепого маньяка представить сложно. Штопор смеялся так, что выступали слезы, которые он вытирал рукой. Эпизод, когда Скрам трижды демонстрирует на себе парализатор и бьется в конвульсиях на полу, а жертва, привязанная к столу, просит повторить, поскольку не поняла действия, довел его до истерики. Над финалом он хохотал минут двадцать, это была самая нелепая комедия, скрещенная с фильмом ужасов, которую ему доводилось видеть. Кстати, странно, что этот фильм ему не попался на глаза, когда он служил в армии Земной Федерации, там обычно такой юмор любили. Как эта комедюха прошла мимо сержантов, не говоря уже о рядовых, вообще непонятно.

Вечер удался, и засыпал Рэм в прекрасном настроении. Проснулся он за час до рассвета. Грая сидела на пластиковом пустом ящике у противоположенной стены, устремив свой взгляд в пустоту, радом с ней стоял малый переносной генератор, от которого к девушке шел тонкий провод. Сейчас она совершенно не была похожа на обычного человека — механизм, выглядящий, как человек. Может быть, это отталкивает Рэма от нее, как от женщины?

Неожиданно взгляд Граи стал осмысленным, и она, медленно повернув голову, уставилась ему в глаза.

— Выспался?

Булавин кивнул.

— Снилось что–то хорошее, но я очень редко запоминаю сны.

— Ты разговаривал во сне, — произнесла синта странным голосом, в котором была грусть.

— И я так понимаю, это тебя расстроило.

— Ты разговаривал с Радой. Неужели тебя зацепило то, что она так похожа на Кору?

Рэм пожал плечами и, вытянув руку, активировал переносную плитку, нужно было завтракать и выдвигаться. Продолжать разговор не хотелось, поскольку имя девушки сработало как триггер, и он вспомнил свой сон, где они были с рыжей разведчицей на каком–то шикарном пляже, пили ледяные коктейли, которые им приносили официанты в белых рубашках, смотрели на море, и как светило погружается в воду, и как гаснет свет дня, полыхая огнем. Может быть, это было не море, а океан. И потом был ураганный секс…

— Как твоя батарея? — спросил Булавин, меняя тему.

— Рэм, у тебя такое живое лицо, что не нужно иметь способности отличать правду ото лжи, чтобы читать его. Ты ее трахнул? Ну хотя бы во сне.

— А ты можешь не быть стервой? — разозлился Штопор.

— Извини, — Грая вскинула руки в защитном жесте. — Я знаю, что не права, просто не могу ничего с собой поделать. Мы с тобой вместе были гораздо больше времени, и связывает нас столько всего, что не каждому человеку за жизнь не испытать. И тут появляется эта девчонка, один взгляд, и все, ты потерян для меня. Несправедливо.

Рэм чуть кипяток не расплескал от такого напора, но все же залил кружку с отваром и аккуратно сделал глоток. Похоже, все оказалось гораздо сложнее, чем он думал, столетний андроид, имеющий синтетическую душу и чувства действительно прикипел к нему. Это может стать серьезной проблемой.

— Задумался, а не выстрелить ли мне в голову? — нежданно зло поинтересовалась она.

Рэм покачал головой и сделал глоток из пластиковой небьющейся чашки.

— И в мыслях не было, — не совсем честно ответил он. Ведь он действительно не думал о таком способе решения проблемы, но чувства, бушующие в синтетической душе, сидящий напротив него девушки, беспокоили его.

— Но ведь ты подумал, что я перехожу черту, и это может стать проблемой.

— Да, — нехотя согласился Рэм. — Я всегда говорю то, что думаю, и сейчас мне кажется, что ты медленно скатываешься в сторону навязчивой идеи, центром которой стал я. Неужели за сотню лет у тебя никого не было? — впервые он видел, как краснеет андроид.

— Были, — нехотя призналась Грая. — Но я не могу выкинуть тебя из головы. Почему, а? Почему, когда я смотрю на тебя, я чувствую такое притяжение, что потребность быть рядом с тобой становится просто навязчивой? Почему, когда я увидела Раду, и поняла, что она так похожа на Кору, моим первым порывом было незаметно свернуть ей шею?

— Ты чего завелась? — не выдержал Рэм.

— Да ничего, — огрызнулась синта. — Ты бы себя только слышал, обычно люди во сне бормочут что–то неразборчивое, а тут так все четко, с такой нежностью.

— Это ведь просто сон.

— Ну да, подсознание подкинуло тебе самое сокровенное, то, чего ты больше всего желаешь. Почему, Рэм, почему она, а не я?

Штопор только развел руками.

Грая вытащила разъем от питания, из своей спины и, встав, вышла наружу.

— Черт! — пробубнил себе под нос Булавин. — Ну, что вот делать? Дался я ей.

Он быстро позавтракал и, приведя себя в порядок, стал собирать вещи. Когда он вышел под мелкий теплый дождь, Грая уже заканчивала паковать дроны, БАР стоял у входа, словно и не сходил с места, периметр был уже свернут.

— Мы готовы выдвигаться, — произнесла она, словно и не было этого неприятного разговора.

Рэм сделал вид, что все нормально, и принялся укладывать кофры с имуществом в багажник багги. Но сам понимал, что проблема никуда не делась. Сейчас синта успокоилась, но ведь вспышка может последовать в любой момент. Черт, а ведь они идут за спятившим боевым андроидом, это ведь тоже результат сбоя.

— Хранитель, — мысленно позвал он. — Когда мы поймаем твою оболочку, я хочу, чтобы ты очень внимательно его просканировал, мне нужно знать, почему синт слетел с катушек.

— Опасаешься за свою подружку? — последовал незамедлительный ответ. — Правильно делаешь, запрет на разработку полноценных искусственных разумов был введен не просто так. Все шестнадцать миров занимались этим, и везде это закончилось либо плохо, либо катастрофой. Архонт заигрался в бога…

— В бога? — удивился Рэм. — С чего ты стал оперировать такими понятиями? Роякс не знает религии уже многие столетия.

— Я оперирую твоими понятиями, — ответил Хранитель. — Так вот, он заигрался в создателя, творя по образу и подобию. Не удивляйся, я ознакомился с культурой Земли и нахожу ее очень интересной в этом отношении. Хотя и совершенно нереалистичной, но в данный момент это наиболее подходящее объяснение. Грая сохранила разум, но это не значит, что она стабильна, никаких тестов и профилактик не производилось уже больше пятидесяти лет, и она может сорваться, не сказать, что прямо сейчас, просто это достаточно вероятное развитие событий. И да, я выполню твою просьбу, прежде чем я поглощу личность того спятившего андроида, я проведу полное сканирование. Жаль, что нельзя проделать это с Граей. Я научился получать информацию извне, используя твой костюм, и ее состояние вызывает тревогу.

— А кто уверял, что не сможет общаться ни с кем, кроме меня? — нервно поинтересовался Рэм. — А тут оказывается, что ты следишь за миром, используя мою броню.

— Я не обманывал тебя, на тот момент я не мог подключаться к внешним устройствам, а говорить до сих пор ни с кем не могу, кроме тебя. Если, конечно, не использовать динамики твоей брони. Но я не собираюсь этого делать без веских причин.

— Может, прав Патир? И лекарство окажется горше болезни.

— Может, и прав, — неожиданно согласился Хранитель. — Только выбора у тебя нет. Люди оказались слабы. Лучший хакер это доказал, когда его с легкостью вынес хороший, но далеко не самый мощный искусственный интеллект. А ты планируешь воевать с пароноидальным искусственным разумом, который вот уже сотню лет развивается и контролирует крупнейший город на планете. С кем ты собрался его побеждать? С истеричной синтой? Контрабандистами? Наемниками? Или с сопротивлением, которое ныкается в трущобах? Кто выполнит основную работу — завалит Архонта?

Рэм на мгновение растерялся, поскольку крыть было нечем.

— Значит, такой план — ты уничтожаешь Архонта и садишься на его место, а с людьми что?

— А что с ними? — поинтересовался Хранитель. — Будут жить и работать, но уже на благо всего Роякса. Надо вернуть планету. Я ведь Хранитель.

— Хранитель подземного бункера, а не мира, — напомнил Булавин.

— Неверно, Архонт был всего лишь ИИ, который должен был контролировать транспортную сеть континента, но превратился… Ну да сам знаешь, во что он превратился. Я же Хранитель бункера, резвившийся в полноценный Искусственный Разум, и взявший на себя ношу ответственности за весь Роякс.

— Бл…, — выдал Рэм вслух.

— Что? — тут же среагировала Грая, разогнувшись и перехватив рукоять автомата, который висел у нее на груди.

Осмотревшись и не обнаружив никакой опасности, она вопросительно уставилась на Булавина.

— Ничего, — покачал Рэм головой, — просто крик души.

На это Грая фыркнула и вернулась к укладке стоек периметра.

— И как мне тебе верить? Может, проще достать твое ядро, положить на пол и раздавить? Черт с ним, с Архонтом, он тварь понятная, разберемся с ним. А вот ты — лошадка темная, возьмешь и устроишь тотальный геноцид по принципу — а на хрен мне люди, они войны устраивают, мир просрали, а андроиды круче и контролировать их проще. Кто тебя проконтролирует, где твой рубильник, если ты границу перейдешь?

— Ты прав, — ответил Хранитель после паузы, — нет никакого рубильника, только мое слово. И если ты мне не веришь, самое время уничтожить меня, поскольку, скорее всего, в будущем у тебя такого шанса не будет.

Рэм достал сигарету и уселся на капот багги, уставившись на солнечный диск, который вот–вот поднялся над лесом. Да, прав Хранитель, решение нужно принимать сейчас. Когда он обретет тело, убить его станет гораздо сложнее, сейчас можно избавится от призрачной угрозы за секунду, швырнуть ядро на землю и сжечь его ударом души. И ведь даже с Граей нельзя посоветоваться, не доверял он ей в этом вопросе. С другой стороны, с кем ему против Архонта идти? Кто возьмет на себя основной фронт противодействия в сети? Ну, можно набрать хакеров, даже вынудить Хорна примкнуть, может, он подтянет еще человек пять–десять, да хоть двадцать. Но им не хватит ни опыта, ни скорости, ни знаний, они могут только на второстепенном рубеже проблемы создавать, отвлекая мощности противника, Архонта может победить только равный.

— Значит, говоришь, только твое слово?

— Да, — твердо ответил Хранитель. — Андроиды — это замечательно, но без людей мой план по восстановлению планеты неосуществим. И нужны они мне активными, и активными не против меня. Так что, я даю слово, что не буду угрожать существованию людей, которые не будут угрожать мне.

— А те, кто будут угрожать? — тут же зацепился за оговорку Булавин.

— Почему ты убиваешь тех, кто тебе угрожает, а мне нельзя?

Логика была настолько безупречной, что Штопор просто не знал, что на нее ответить. Крыть было нечем.

— Хорошо, — наконец, произнес он. — Но если я заподозрю, что ты задумал что–то совсем плохое, жизнь положу, но тебя уничтожу.

— Справедливо, — согласился Хранитель. — А теперь пора выдвигаться, если честно, очень хочу собственное тело. Знаешь, и если ты не хочешь трахать эту милую синту, это буду делать я, нравится она мне.

— А я смотрю, ты на глазах борзеешь. Тебе это зачем?

— У меня будет тело, и мне будет интересно, каково это. Может быть, чувств у меня, как у нее, нет, но я полностью разумен, так что, в принципе, мне интересен сам процесс. Вообще непонятно, зачем боевые и рабочие модификации делать полной копией людей?

Рэм пожал плечами.

— Понятия не имею. Может, чтобы они не ощущали себя ущербными. Кроме того, практика сексадроидов никуда не делась. Чем реалистичней оболочка, тем больше люди платят за секс с ними.

Вскоре лагерь был окончательно свернут, все упаковано, «экипаж» занял свои места, и багги, ведомая синтой, неторопливо тронулась в сторону городка.

Десять минут, и вот маленькая рамочная машинка припарковалась рядом с наследством «ловчих». За прошедшее время вокруг ничего не изменилось — багги охотников за андроидами, как стояли на месте, так и стояли, и пулемет никто не тронул, и шлюз не открывался. Это с одной стороны успокаивало, значит, точно не засада.

Рэм выбрался наружу и, быстро проведя сопряжение с одним из трех дронов на цевье автомата, отправил его на разведку.

Потянулись томительные минуты ожидания. Ломиться через главный вход Булавин не хотел, чуял, что там для таких наглых сюрприз стоит, поэтому «разведчика» отправили в обход. Там, слева, было единственное окно на высоте метров трех, заделали его капитально, но против людей, мелкий дрон легко протиснулся в незакрытую бронезаслонку и оказался в небольшой комнате. Темнота — не помеха, и Рэм переключил наблюдателя на ночной режим, тьма исчезла, уступив место серости.

— Один есть, — прокомментировал Рэм, разглядывая лежащий на полу под самым окном труп.

Попутно он транслировал картинку Грае. Дрон опустился ниже, давая им получше рассмотреть покойника.

— Чем его так? — озадачилась синта, изучая оплавленную дыру на спине боевика, ровное отверстие размером с крупную монету, прямо между лопаток. — Он умер раньше, чем смог это осознать.

— Самое вероятное — стоял на посту, что–то пил, — начал рассуждать вслух Рэм, — оружие его прислонено рядом. Вон там кружка валяется. Похоже, стреляли от двери, или били в упор, но тут сказать сложно.

— Похоже на правду, — согласилась Грая. — А вон там дрод малый, штурмовой.

Рэм быстро нашел глазами железяку, больше всего напоминающую ведро на четырех ножках. Пулемет, справа плазменная пушка, слева спаренный гранатомет за спиной, как раз роботов жечь, дальность работы — пара сотен метров, а больше для замкнутых пространств и не нужен, модель специально для штурма и патрулирования помещений.

— Жестко его, — прокомментировал Булавин, разглядывая оторванную лапу и две дыры в корпусе, идентичные отверстию на спине «ловчего».

Рэм озадаченно покрутил получаемые картинку, его кое–что очень заинтересовало.

— Смотри, вот тут убийца был, — он указал Грае на серебристые пятна на двери. — Зацепил его робот, не сильно, но продырявил. Похоже, из пулемета полоснул, а потом быстро подох, очередь одна и короткая, пуль пять всего выпустить успел. А вот андроид его успокоил быстро, только оружие мне совсем незнакомо. Надо будет порыться в его памяти, вдруг информационный блок уцелел и удастся картинку получить?

— У него отличный маскировочный модуль, — заметила синта, — часовой его так и не обнаружил.

Рэм кивнул, соглашаясь, и повел дрона дальше. Еще один «ловчий» обнаружился в старом мягком кресле, стоящим прямо посредине зала, за мобильным барьером, как тот, что огораживал их лагерь ночью. Шлем валялся на полу, во лбу была такая же маленькая оплавленная дыра, а вот затылка не было.

— Спекся, — злорадно усмехаясь, прокомментировала Грая, изучая повреждения.

Рэму оставалось только согласиться с этим выводом, куски обугленного мозга явно говорили о воздействии высоких температур.

— Как думаешь, что это за оружие такое?

— Без понятия, — ответила синта, — хотя одно предположение есть. Ты помнишь, что сделал с «черной тенью»? Эффект от твоего энергетического удара был очень похож, вот только там отверстие было побольше, а здесь, можно сказать, маленькое.

— Ты думаешь, тут ликвидатор поработал?

Грая пожала плечами.

— Вполне возможно. Пришел, зачистил этих, затем андроида, и ушел.

— Не сходится. Смотри, ликвидаторы ведь люди, они поглощают энергию и используют способности. Так?

Синта кивнула.

— А кровь на двери серебряная, такая же, как твоя. Вывод зацепили андроида, а вы не способны пользоваться никакой энергией из внешних источников. Значит, у него оружие энергетическое?

— Только я про подобное не слышала.

— Есть много вещей, про которые мы не слышали.

— Справедливо, — согласилась Грая.

Рэм отправил дроида дальше. У лифта, запитанного от переносной энергостанции, обнаружился еще один робот, устаревшая модель, слепленная с человека. Навесная броня, которая вполне бы выдержала бронебойки из их автоматов, только вот не помогло, оторванная голова с пучком проводов валялась метрах в пяти в самом темном углу.

— Ого! — уважительно покачала головой Грая. — А противник у нас серьезный, оторвать голову, пусть и устаревшему «стражу», причем, похоже, голыми руками, это сильно. Я про подобное даже не слышала. И ведь он даже не чихнулся, просто кто–то зашел за спину и выдрал хребет, который не всякий лазерный резак возьмет, что–то у меня сомнения насчет этого андроида, слишком он крут для синта. Может, и вправду тут ликвидатор бегает?

— Найдем, узнаем, — ответил Рэм, продолжая обследование здания. — А маскировочный модуль у нашего противника отличный. Смотри, тут, на потолке, четыре камеры, слепых зон вообще нет, но этот придурок в кресле даже не дернулся, как и второй, и робот у лифта. Сколько же времени заняла ликвидация? И как вообще вышло? Я никак не могу картинку составить. Хорошо, он зачистил холл. Так?

— Так, — согласилась Грая.

— Затем пошел к наблюдателю, убил его в спину. Тот даже не чухнулся.

— Верно, — поддержала синта. — А может, он его грохнул сначала? А потом сюда вернулся?

— Не сходится, это было бы возможно только при отсутствии дроида. Или ты думаешь, эта парочка не услышала стрельбу?

— Согласна. А ведь есть еще группа, которая ушла вниз, я уверен, что они были на связи. Или он сначала положил этих, а потом спустился за остальными?

— Ну, тут как раз, скорее всего, так и было, он сначала зачистил тылы. Но вот как он все так быстро провернул? Ладно, камеры можно взломать.

Синта пригляделась и выделила область с края картинки.

— Кстати, похоже, вон там управляющий ими комплекс, дай крупный план участка.

Рэм послушно развернул дрона.

— Ну точно, первым делом он выжег его, раньше, чем камеры успели обнаружить нашего стрелка. Что–то плохо «ловчие» подготовились, ошибка на ошибке, почему не завели камеры на интерфейсы дозорных? А использовали управляющий комплекс, с которого те получали информацию. И когда его сожгли, быстро среагировать уже не успели.

— Логично, — согласился Рэм. — Сначала станция наблюдения, затем боевик в кресле, потом робот у лифта, дальше труп у окна и небольшой сбой с дроидом. Примерный рисунок боя понятен. Неясно, что с основной группой, ну, думаю, скоро выясним. Ладно, надо осмотреть комплекс и спуск вниз, потом будем разбираться. Давай на шлюз глянем, если он не заминирован, то заходим.

Халявы не вышло, на каждом из четырех выходов с объекта была установлена самодельная мина незнакомой конструкции.

— Придется идти через окно.

— Будь осторожен, — попросила Грая.

— Где наша не пропадала, — улыбнулся Рэм и, активировав забрало, направился в сторону комнаты с покойником.

Ставня на месте окна была серьезной, а если из бойницы еще и ствол торчит, так просто не взять. Конечно, от ракеты или выстрела из солидного гранатомета это не защитит, но мало того, что этот выстрел нужно иметь. Да и была у Булавина уверенность, что раньше защита не ограничивалась только этой ставней. Скорее всего, тут имелась еще какая–то система, и вообще окон на первом уровне больше не было, похоже, это самоделка, чтобы прикрывать основной вход. Остальные окна шли уже в самом административном здании. То есть, сначала забраться на крышу этой шайбы, и только потом добраться до первого уровня. А просто так на восьмиметровую высоту не запрыгнуть, и охранялась она наверняка, наверняка, те, кто потом вычистили тут все полезное, демонтировали и систему безопасности. Вот и остался для Рэма единственный путь — через окно.

Булавин подпрыгнул и уцепился двумя пальцами в едва выступающую ставню, толстая, бронированная, но самопальная, явно не предназначенная для подобного использования. Штопору было даже интересно, какую нагрузку она выдержит, и что может его новый костюм, проверить его в действии пока не представлялось возможным.

Рэм повис на правой руке, пальцы левой запустил в бойницу, она была удобно расположена, даже тянуться не понадобилось. Затем перенес вес на ноги и отпустил правую руку, и тоже зацепился за бойницу. Ставня заскрежетала, крепеж хоть и был хорош, но вес на бронепластину пришелся немалый, да и кустарная она, как смогли, так и сделали. Одновременный рывок руками и упор ногами, искусственные мышцы костюма оказались гораздо сильнее, и вот Булавин летит спиной вперед вместе с преградой, он успел ее отшвырнуть в сторону прежде, чем упал.

Рэм поднялся и демонстративно отряхнулся, и тут же в голове зазвучал мысленный смех Граи, которая на секунду отвлеклась от контроля местности, дабы посмеяться над напарником эквилибристом. А вот БАР, в отличие от нее, исправно нес службу, таращась в нужную сторону.

Прежде чем лезть внутрь, Булавин еще раз осмотрел помещение с помощью дрона, который висел под потолком прямо над трупом с прожаренными мозгами.

Прыжок, ухватиться за кусок крепежа, который еще две минуты назад удерживал бронированную ставню, и вот он внутри.

Рэм внимательно осмотрелся, он не торопился. Медленно прошел к поверженному дроиду и, подключившись к разъему начал диагностику. «Ведро на лапках» валялось на боку и было абсолютно мертво, неизвестный боеприпас выжег всю электронику, так, что в лучшем случае, эта груда железа годилась только на запчасти. Рэм просканировал блок памяти в надежде, что его защита от ЭМИ спасла и от прожарки, не повезло, он даже не откликнулся. Сняв спинную панель, Булавин только хмыкнул, тот спекся, контакты расплавились. Добыть информацию из пострадавшего носителя было нереально.

Рэм сместился в сторону трупа. Сканирование визором показало, что, судя по состоянию тела, «ловчий» мертв не меньше трех суток. «Бонк Трамт, двадцать восемь лет, двадцать шестой социальный уровень. Уровень угрозы — седьмой, член команды «Ловчие». В момент гибели выполнял задание системы по нейтрализации опасного андроида, который убил двадцать шесть человек. Гражданин Арана, охотник за головами». Простая справка, ничего интересного. И тут же пришло системное сообщение:

«Активирована способность «Охотник за головами». Задание на ликвидацию боевого андроида модели Б022. Преступление — массовое убийство. Любым способом нейтрализовать противника. Информация об объекте: Андроид, имя — Нарок, боевая модель — 022. Пропал без вести во время патрулирования периметра безопасности восемь месяцев назад. Обнаружен сорок шесть дней назад среди банды, совершившей налет на горнодобывающий поселок, самоназвание Горный. Искусственный интеллект взломан, объект нестабилен. Системе не удалось вернуть контроль. Через четыре дня по причине сбоя в расшатанной психологической матрице искусственного интеллекта уничтожил всю банду. Причина сбоя не установлена. В данный момент Нарок скрывается в катакомбах под заброшенным корпоративным поселком Лиорк. Приказ на нейтрализацию любым способом. Награда вариативна. Принять задачу — ДА/НЕТ. Напоминаем, вы можете отклонить не больше четырех задач за год».

— Нормальный квест, — усмехнулся Рэм, выбирая «ДА».

Все равно ведь им придется захватить андроида и перепрошить его, внедрив Хранителя, это ведь будет считаться за нейтрализацию.

— Я вошел, — мысленно доложился он Грае. — Штурмовой дроид выгорел изнутри, его только на запчасти. Трупу трое суток. Его звали Бонк.

— Не сталкивалась, — ответила синта после небольшой паузы. — Ну да в этом ничего странного, «ловчих» примерно два десятка, состав меняется, мир вокруг жестокий, а профессия у них не мусор в центральном разбирать.

— Хорошо, продвигаюсь дальше. Кстати, эта комната сделана гораздо позже, в те времена, когда тут банда обосновалась. Думаю, остальныедвери заблокированы намертво. Это шлюз, скорее всего, единственный.

Рэм переступил через тело. Кстати, броня у него была неплохая, старая, но не самопал из пустошей, заводская. Такие стоят хороших денег, так что, их с Граей рейд уже окупился.

Рэм сразу направился к шлюзу, рядом с которым были припаркованы багги. Долго возится с самопальным фугасом, который установили на дверь, не пришлось, мина была примитивной, и опасна только тому, кто будет ломиться снаружи, а вот изнутри достаточно ввести комбинацию ключа, который даже Рэм с его способностью взломал за десять секунд. Подняв уровень взлома. Снимать фугас он не стал. Зачем? Когда они пойдут вниз, он его снова активирует, это будет дополнительной защитой, может, даже потратит пару часов и вернет на место ставню. Странно, кстати, что «ловчие» оставили багги снаружи, ширина и высота шлюза позволяла их без проблем загнать внутрь, чего опасались? Может, на случай, если понадобится быстро свалить? Ну теперь–то их не спросишь.

Рэм вручную сдвинул переборку, та шла, не сказать, что тяжело, но механизм, как ни странно, давно не обслуживали.

Грая повернулась и, бросив взгляд на Булавина, кивнула. У нее по–прежнему был контакт с дроном, и она отлично видела Штопора на картинке с камеры.

— Загоняй все три багги внутрь, — приказал Рэм.

Синта кивнула и полезла сначала за руль трофеев, свою машинку она решила поставить наиболее удобно, чтобы сваливать, если что, было чуть проще. На все про все ушло пару минут, и Рэм подналег на шлюзовую переборку и закрыл ее обратно, активировал бомбу, и теперь понял, почему багги стояли на улице, здесь их просто разнесет взрывом.

Пришлось несколько минут помозговать, в итоге вскоре все три машинки стояли у дальней стены рядом с лифтом, сюда, по идее, только взрывная волна дойдет.

— Ну что ж, операция по нейтрализации опасного андроида началась, — усмехнувшись, произнес он.

Грая фыркнула и бросила взгляд на труп «ловчего», который так и сидел в кресле.

— Эти ребята профи, а их как щенков уделали. Что–то мне все меньше нравится наша затея. Проще добыть андроида в другом месте. Предлагаю собрать трофеи и валить отсюда на всех парах.

— Не выйдет, — покачал головой Рэм. — Я тут одно умение получил, когда Хрека–работорговца ликвидировал. Называется «охотник за головами». Так вот, мне дали задание на этого андроида. Так что, теперь придется либо его нейтрализовать, либо сдохнуть.

— Ты не перестаешь меня удивлять, а что за фишка такая?

Рэм скинул описание умения.

— М-да, — закончив читать, протянула Грая, — ну ты попал. Одно радует: система и Архонт — это разные вещи. Иначе нас бы всех давно уже не было в живых. Ладно, обратного хода нет, разбиваем лагерь.

— БАР, охрана периметра, — скомандовал Рэм, а сам принялся за сбор трофеев и утилизацию трупов, не оставлять же их в лагере.

Глава 4

Несколько часов ушло на разбор трофеев. Как сказал герой одного древнего фильма, снятого в двадцатом веке на Земле, — это я удачно зашел. Два комплекта средней брони, пара автоматов, не новые, но и не совсем древние, ящик с пищевыми концентратами, Рэму их хватит на пару месяцев, ящик гранат и по магазину с боеприпасами, которые необходимы для того, чтобы с гарантией вырубить андроида. Скорее всего, у группы, что ушла в подземелье, есть еще, но до их тел еще добраться надо. С погибшего у лифта робота, которому оторвали его железную башку, сняли навесное оружие. Хорошая штука, вроде как две турели, складывающиеся в замысловатую наспинную конструкцию, при использовании появляются еще две конечности, на одной из которых, короткоствольный крупнокалиберный пулемет с боезапасом в тысячу выстрелов, на второй двуствольный реактивный гранатомет малого калибра и магазином еще на пару управляемых гранат. Танк, конечно, таким не подорвать, но вот робота или бойца в тяжелой броне завалить вполне реально. Комплект не для боя на открытой местности, а вот как раз для захватов зданий, так что, рабочая дистанция чуть больше трехсот метров, зато удалось добиться компактности.

Чтобы интегрировать комплект БАРу, убили почти три часа, ведь создавался он для стандартных моделей, сделанных в Аране, не хотелось ограничивать подвижность, его основное преимущество — скорость и энергетические клинки, то есть ближний бой, мгновенно сократить дистанцию с противником и превратить того в плохо порубленный фарш, но столкновение со скрагом показало, что неплохо бы иметь и то, что работает удаленно. Правда, стоит признать, что автоматы Граи и Рэма не дали особого результата, быстрые бронебойные пули на эту тушу почти не действовали, максимум раздражали, а разрывные не смогли пробиться через пластины.

Штопор посмотрел на БАРа, который теперь осваивал новое вооружение. В неактивном состоянии комплекса подвижность робота снизилась совсем чуть–чуть, в боевом режиме он хоть и двигался быстро, автоприцел самостоятельно держал цель, но было видно, что эта пара манипуляторов мешает тринадцатому. Ничего, приноровится, ИИ работорговцы в него запихнули хороший, а Хранитель его подправил так, что тот самостоятельно разработает тактические схемы с учетом нового вооружения.

Время подбиралось к обеду, и прежде, чем лезть в подземелья, Булавин сначала решил перекусить. Дроны, пока они с Граей возились с трофеями, обследовали все здание, комплекс был пуст. А на пятом уровне вообще обнаружился завал, и дороги наверх не было. Похоже, кто–то специально отрезал крышу от основного комплекса. Конечно, силой пробиться можно, но это займет время.

Штопор механически жевал трофейные концентраты. Брикет спрессованного пищевого рациона, залитый кипятком, превратился в плотную мягкую массу серого цвета, очень питательно, даже вкус жаренного мяса чувствовался, но выглядело это месиво отвратительно, а ведь еще позавчера он ел настоящую еду в настоящем ресторане. Но работа в поле диктует свои законы, может быть, поэтому, возвращаясь в город и заходя в кабак, все приготовленное там выглядит аппетитно и вкусно. Тому, кто никогда не жрал в течение пары недель концентратов, в которых одна химия, этого не понять.

Краем глаза Рэм наблюдал за БАРом, который с помощью Граи осваивал новое железо, она запускала дронов, а робот, раскладывая оружие, брал их на прицел. Получалось неплохо, секунда — и вот на летающего разведчика смотрит ствол пулемета, вторая секунд — и вот на проносящуюся на максимальной скорости шар наведен гранатомет.

Рэм кивнул, что ж, не так уж и плохо. Как жаль, что устройство, на которое камеры «ловцов» писали картинку, оживить так и не удалось, их противник исправно выжег все, что могло дать о нем информацию.

Рэм развернул трехмерную карту объекта и принялся изучать подземные коммуникации. Вот технический транспортный тоннель, который тянулся за пределы города. Там, в километре, располагалась складская станция, откуда производилась разгрузка продукции и куда прибывали материалы, тут был вход только для работников. Но благодаря землетрясению, вызванному в результате применения сейсмического оружия в соседнем городе, где располагался крупный узел обороны, часть тоннеля обрушилась, создав почти непроходимый завал, а другая часть оказалась затопленной грунтовыми водами, прорыв которых окончательно похоронил этот вариант спуска в подземелья. Массивная переборка была закрыта изнутри, дабы не затопить остальной комплекс, и вот уже сто лет туда никто не совался, да и небезопасно было лезть на сто метров под землю по единственному техническому колодцу. И остался в итоге единственный путь — через технический лифт для персонала, но банде он был не нужен, им хватало надземной части комплекса. Как же тогда андроид попал сюда? Ведь наверняка есть какой–то технический колодец, но на карте ничего похожего нет.

— О чем задумался? — усевшись на ящик, стоящий напротив, спросила Грая.

— Не сходится, — отрешенно произнес Рэм. — Смотри, лифт — единственная дорога, так?

Грая кивнула.

— Но группа «ловчих» спустилась на нем, а андроид как–то оказался тут, всех уничтожил и ушел за подземной группой, так? Как он сюда попал?

— А может, он уже тут был? — предположила девушка.

— Возможно, но они наверняка тщательно осмотрели все здание, прежде чем начать поиски. Если только он не использовал какое–то укрытие, отсутствующее на плане. Вон в ящиках два дрона, как наши, они даже меня в мимикрии видят, а ведь броня ликвидаторов — новейшая разработка. Сомнительно, что у него маскировка лучше. Посмотри на эту систему наблюдения, она на порядок выше того, что я видел у рабовладельцев, мой старый костюм она бы раскусила мгновенно, стоило бы мне попасть в поле зрения, а тут нет слепых зон, у них обзор на сто восемьдесят градусов и десяток параметров, которые они отслеживают. А он пришел, тихо сделал дело и ушел. Как?

— Может, он сначала сжег систему наблюдения?

— Логично. Затем убил того, что в кресле, это можно было сделать с одного захода. — Рэм посмотрел на стену, где сейчас стояли багги, и угол попадания пуль. — Стреляли оттуда, робот даже не заметил ничего, он таращился на лифт. Уничтожив систему наблюдения и боевика, андроид расправился с железкой, потом убил наблюдателя у бойницы и был обнаружен дроидом. Я ничего не путаю?

Синта покачала головой.

— Стройная система, все выглядит логично, но только в том случае, если он оказался в этой точке, причем он должен был там появиться, словно из воздуха.

— Из воздуха… — пробормотал Булавин и задрал голову к высокому потолку. — Вот, как он тут оказался.

Грая проследила за его рукой и увидела под самым потолком, в котором было шесть с половиной метров, вполне приличную, заросшую грязью решетку вентиляции, она не привлекала внимания, фактически сливаясь со стеной.

— Два выстрела, потом он спрыгнул вниз, оказался внутри периметра, потом прокрался к роботу, который даже не чухнулся, и убил его, затем он разобрался с наблюдателем. Только вот, как он смог в интерфейсе заблокировать извещение командиру группы, когда у того погасли сразу две отметки членов отряда и вспомогательных единиц?

— Тут все просто, — с превосходством заявила Грая, — у него есть инблок, скорее всего, кустарный и возможно даже не один. Он установил его внизу, и как только «ловчие» спустились на лифте, то интерфейс тут же исчез. Но они все равно двинулись вперед, даже, наверное, поднялись обратно и предупредили, что связи не будет.

— Для нас это не очень хорошо, — подвел итог Рэм. — Но сначала нужно обезопасить себя от нападения из вентиляции.

Грая кивнула.

— Только как?

Рэм, достав сигарету, прикурил и с минуту задумчиво смотрел на потолок. Допрыгнуть без проблем, но это ведь ничего не даст, нужно ее наглухо закрыть. Идея пришла сама собой. Заглянув в ящик с гранатами, оставшийся в наследство от «ловчих», Рэм поморщился, не здесь… Где–то он видел необходимое. Открыв еще пару коробок, он, наконец, нашел — целых два баллона с монтажным бетоном. Его использовали для заделки дыр в различных объектах. Простейшая штука — ставишь распылитель–раструб, и прямо в дыре начинаешь выкладывать новую стенку, твердеет за две минуты. Одним таким баллоном можно заделать дыру два на полтора и в полметра толщиной. Размер отверстия был не сказать, что большим, метр на метр. Рэм с тоской подумал о реактивном ранце, но чего не было, того не было.

Дрон послушно взлетел вверх и протиснулся между пластин. Короткий метровый тоннель и резкий спуск вниз. Булавин отправил наблюдателя метров на двадцать, пока он не наткнулся на вполне себе работающий вентилятор, который был перекрыт еще одной решеткой, но следы на коробе говорили, что маршрутом этим пользовались, и совсем недавно. Вернув дрона, Штопор тяжело вздохнул, ему предстояло снова заняться эквилибристикой. Подпрыгнуть, открыть решетку, та бесшумно сдвинулась в сторону, как и девяносто процентов дверей мира Роякса, снова подпрыгнуть, зацепиться за край одной рукой, подтянуться, искусственные мышцы позволяли проделывать подобные трюки без проблем. На заделывание канала ушло чуть больше пяти минут, пробка сантиметров сорок полностью перекрыла данную лазейку, и теперь, потребуется немало усилий, чтобы все это выбить, причем бесшумно сделать это не выйдет. Так тихо и быстро, как противник сработал с «ловчими», уже не получится.

Рэм обошел весь зал. Еще одна вентиляция обнаружилась с другой стороны. Но тут все было еще проще, ее смяло в результате обвала стены, там никому не пройти. На всякий случай Рэм осмотрел служебную лестницу за лифтовым комплексом. На плане она значилась, как обрушенная, так и оказалось, спуститься удалось только на десять метров, потом провал, метров двадцать глубиной, и сплошной завал из бетона. Осталось только вернуть на место слегка погнутую бронеставню. Но с этим проблем не возникло, используя все тот же бетон, Рэм сделал небольшую рамку, куда прислонил бронированный щит, вышел на улицу и остатками бетона замуровал его. Две минуты, и готово. Конечно, крепость не та, но бесшумно хрен вскроешь. А это значит, БАР, остающийся на охране, будет предупрежден. Кроме того, на всякий случай Грая отправила в автономку маленького паучка–наблюдателя, так себе, конечно, дозорный, но если кто явится, может и засечет. Пусть бегает по периметру «шайбы», ему заряда батареи хватит в пассивном режиме часов на сорок.

Рэм выкурил последнюю сигарету, закрыл шлюз, ведущий наружу, и снова активировал фугас, который подвесили «ловчие».

— Ну что, готова?

Грая не слишком решительно кивнула, было видно, что она под впечатлением от работы андроида, который уложил вполне себе серьезных ребят.

— Ничего, нас двое, — меняя магазин на тот, что был с противандроидными боеприпасами, приободрил ее Рэм, — мы вооружены и хорошо экипированы. Так что, вперед. — Он активировал малый генератор, который подключили к лифту, и вызвал кабину.

Скрип, срежет наполнил шахту. Старая аэрокабина поднялась за пару минут, Рэм запустил внутрь дрона, который обследовал каждый сантиметр, ни взрывчатки, ни ловушек, которые можно было бы ожидать.

— БАР, — Рэм повернулся к роботу, застывшему у него за спиной, — директива — охрана лагеря, защита имущества отряда, а также всего, что находится в зале. Один дрон постоянно в воздухе в режиме сканирования, второй на зарядке. Любого постороннего расценивай как нежелательный объект. Меры принять в соответствии с классом угрозы, твой приоритет — выживание. Нет возможности захватить противника живым — уничтожай. Задача ясна?

— Да, командир.

Рэм шагнул в лифтовую кабину.

— Будь осторожен, — совершенно серьезно произнес он, повернувшись к роботу лицом.

— Удачной охоты, Рэм, — вполне по–человечески ответил БАР.

Рэм хлопнул по сенсору на панели, и кабина шустро начала спуск. Минута, вторая… Остановка, двери распахнулись, открывая вид на большое помещение.

Рэм с автоматом наизготовку замер в дверях, Грая опустилась на колено, шаря стволом в поисках угрозы. Тьма, которую разогнали визоры, переключившиеся на ночной режим, голые стены из синтетического бетона, лужи на полу, изредка с потолка срывались капли. Маленький дрон, повинуясь мысленному приказу Булавина, вылетел из кабины и начал сканирование пространства. Секунда, и пошла первая информация, ничего нового. Штопор хорошо изучил план, здесь была посадочная площадка подземной транспортной сети, отсюда рабочие на маленьких автоматических электропоездах отправлялись к цехам. Сейчас тут голые стены, даже лампы мародеры утащили. На поверхность подняли все, что могла осилить эту грузовая кабина, скорее всего, тут осталось еще немало оборудования, но именно этот зал вымели подчистую. Дрон закончил облет помещений, диспетчерская управления транспортом, какой–то разоренный склад, где остались одни стеллажи, все пустое и безжизненное, единственным, что было тут чужим, это автоматическая турель, она валялась у самого прохода в транспортный тоннель. Убедившись, что нет засады, Рэм, удерживая автомат наизготовку, направился к ней. Хорошая, дорогая, с круговым сектором обстрела. Присев рядом, Рэм прикоснулся к ней, пытаясь получить сопряжение. Бессмысленно, она выгорела точно так же, как и дроид. Один выстрел начисто убил всю начинку, неповрежденными остались только трехствольный пулемет на разгонных кольцах и полный короб на две тысячи выстрелов. Рэм снял короб и закинул его в лифт. Как там предки говорили? С паршивой овцы хоть шерсти клок?

— Опять с тылу, — произнесла Грая мысленно, она стояла за спиной Булавина, контролируя помещение. — Как он спустился по шахте? Технический подъемник?

— Самый вероятный вариант, — вставая и вскидывая автомат к плечу, согласился Рэм. — Он пропустил их, поднялся через систему воздуховодов, ликвидировал и спустился уже на подъемнике. В концепцию произошедшего вписывается. Потом спрыгнул в кабину и одним выстрелом срубил турель. Хотел бы я знать, что у него за пушка такая?

— Хорошая пушка, если турель выводит из строя на раз, главное, чтобы по мне из нее не стреляли. Кстати, интересно, почему он того робота из нее не завалил, а голову оторвал. Он ведь, по идее, в трофеях не нуждается.

— Хороший вопрос, но мы его оставим на потом. Хватит трепаться, вперед! Тоннель все равно один, пошли искать оболочку Хранителю и незадачливых «ловчих».

— Пошли, — не очень охотно согласилась Грая.

Тоннель закончился через полсотни метров, и тут же исчез интерфейс. Разведывательный дрон, которого Рэм отправил вперед, висел прямо на границе блокировки сигнала.

— Это плохо, — глядя, как Рэм поймал рукой шарик и вернул его в гнездо, произнесла Грая. — Теперь мы еще и без разведки. Тут где–то полноценный армейский КИБ.

— Комплекс Информационной Борьбы?

— Да, верно, глушит интерфейсы, роботов и все, что не имеет искусственного интеллекта. Я даже представить не могу, откуда эта штука тут взялась, она даже не у всех частей армейских есть, в Службе Правопорядка Арана только у групп зачистки. Эффективность сопротивления падает сразу процентов на шестьдесят. Я сейчас даже не могу половину своих умений использовать. Проверь свои.

Рэм ради интереса применил «хват», пистолет послушно прыгнул в ладонь, а вот «твердая рука» не сработала, как не сработал и «удар души», молния, которая на раз завалила черную тень. Рэм быстро перепробовал все. Ни «собирателя», ни «развоплощения»… «Контроль» проверять не стал, все равно работает только на людях или мутантах. Ничего. Он остался совершенно голым, то, что его делало таким сильным и крутым, пропало.

— У меня половина функций брони исчезла, — пожаловалась Грая, — маскировка не работает, сопряжение с автоматом сбоит, автонацел еще пашет, но как–то очень неуверенно. И ведь это только на границе, чем глубже будем входить в зону, тем будет хуже. Может, отступим?

Рэм пока что с броней таких проблем не испытывал, хотя, активировав мимикрию, обреченно махнул рукой. Нет, она сработала, но сработала как кусок дерьма, он переливался всеми цветами радуги, моргал, как поломанная вывеска дешевого стриптиз–бара. Да, КИБ свел на нет все его преимущества. Откуда в этом долбаном подземелье появилась такая серьезная игрушка, если у армейцев и городских безопасников — это штучный товар? Полная потеря преимущества, противник на своей территории вооружен незнакомым оружием. Да, здесь у него такие же проблемы с маскировкой, но он дома, ему, по идее, каждый тоннель, каждый метр знаком. Он повернулся к Грае, синта была напугана, она даже отошла на пару шагов назад, чтобы выйти из проблемной зоны.

— Если бы у нас была такая штука, когда мы штурмовали «рынок» и базу, таких потерь удалось бы избежать. Давай отступим, проще поискать боевого андроида внутри Арана. Там их хватает. — В голосе девушки сквозила мольба.

Рэм видел, что ей страшно. Возможно, если бы дело было только в андроиде, он бы так и поступил, но теперь его очень сильно заинтересовал КИБ. Во–первых, он стоит баснословных денег, а во–вторых, им предстояло схватиться с сумасшедшим искусственным разумом, и опять же подобное изделие могло бросить свой камешек на чашу весов. Он тоже отступил на пару шагов и занял позицию рядом с синтой.

— Возвращайся к БАРу, — наконец, решил он. — Ждите меня два дня. Если не вернусь, забирай трофеи и уходи, и будь настороже, там тоже не так безопасно.

— Ну, уж нет, — лицо Граи стало злым, — не смей меня опекать, Рэм Булавин. Я боец, и это не трусость, это разумная предосторожность, но если ты туда идешь, я пойду с тобой. Это наш общий бой.

— То есть, понятия «приказ» и «субординация» тебе не знакомы? — мысленно поинтересовался Рэм, продолжая контролировать местность. — Здесь, на границе подземного комплекса, они были наиболее уязвимы.

— Знакомы, только ситуация не та, — зло посмотрев на Рэма, ответила синта. — Одному тебе с ним не справиться. КИБ обрежет тебе все умения, некому будет даже спину прикрыть. Если и идти, то только вдвоем.

Штопор согласно кивнул.

— Хорошо, что ты понимаешь. Значит, идем вместе. А теперь не мешай, дай осмотреться.

Булавин внимательно через визор изучал то, что осталось от производства. Подземные заводы были почти на всех планетах, черт его знает, что тут делали, но сейчас они были на приличной глубине — метров сто пятьдесят. Если верить плану, с другой стороны задраенные переборки подземного тоннеля, идущего на складскую отгрузочную станцию. На полу вода, она капала откуда–то сверху, может быть, грунтовые воды, за сто лет чего тут только не случалось. Как еще вообще свод держал? Строить на Рояксе умели. Комплекс представлял собой огромный куб из синтетического бетона высотой метров шестьдесят. Единственные ворота, во всяком случае, с этой стороны, прямо перед ними, до них шагов сорок. Створки распахнуты, словно приглашают. В двух местах по стенам вверх поднимается местный «вьюн» со стеблем, толщиной в пару пальцев взрослого мужчины. Никаких окон, ни отверстий, только голый бетон. Рэм заново активировал дрона и приказал ему подняться точно вертикально вверх. На крыше несколько строений никакого движения, во всяком случае, именно сейчас в них никто не целится.

— Слушай, Грая, а КИБ действует на всех одинаково? Просто я помню подобные системы еще по армии, там была возможность настройки «свой–чужой». И то, что не работало у противника, отлично работало у своих.

— Конечно, — тут же отозвалась девушка. — Поэтому я и предлагала отступить, у него полное преимущество, его маскировка будет идеальной, а мы как на ладони. Он может стоять за стенкой, и когда мы войдем, просто возникнуть у нас за спиной. И хрен мы его увидим.

— Я так и думал. Как считаешь, может быть еще хуже?

Грая улыбнулась впервые с того момента, как они попали в зону действия КИБа.

— Запросто. Наши неприятности еще даже не начинались.

— План такой, — отзывая дрон, произнес Рэм. — Ты идешь справа, я слева. Доходим до дверей, ждем. У нас шесть гранат ЭМИ, радиус действия у них так себе, но можно закинуть одну внутрь. Пугнуть.

— Для боевого андроида это хлопушка. В лучшем случае, может маскировку сорвать.

Булавин скривился, понимал, Грая права.

— Как бы его вытащить на нашу территорию?

— Никак, — она покачала головой, — он не пойдет. Не спрашивай, почему, но он не будет атаковать нас как «ловчих». Нас мало, и он, если не до конца спятил, знает, что мы не можем разделиться, а БАР ему не нужен.

— Ты думаешь, он уже знает о нас?

— Уверен в этом. Зуб даю, он срисовал нас, еще когда мы вчера обследовали местность. Мы сглупили, надо было идти в город под маскировкой, а мы, как туристы, на полном расслабоне приперлись, постояли, посмотрели. Скорее всего, у него есть какая–то система оповещения.

— Ты не преувеличиваешь? Он просто свихнувшийся андроид.

— Нет, Грая, он не свихнувшийся андроид, он вполне нормален, как ты и я. Он действует четко и рационально, в его действиях нет ни капли спонтанности, все просчитано и выверено. Да, его ИИ явно не в порядке, но он не охотится на людей, он атакует только, когда лезут на его территорию. Например, если мы сейчас уйдем, он нас не тронет. Что–то случилось, что он перебил банду, а потом ушел. Он не тронул мародеров, которые подчистили тут все, они не совались к нему, он проигнорировал их появление.

— Ты прав, это не поведение свихнувшийся машины смерти. Что же здесь произошло?

— Выясним. Одно осталось неизменным — он опасен.

— Может, попробовать вызвать его на переговоры?

Рэм задумался, он был уверен, что противник либо видит их, либо точно знает об их присутствии. Тогда приглашение на переговоры ничего не изменит.

— Давай попробуем. Как мои предки говорили? Попытка…

— Не пытка, — закончила синта. — Я же сказала, я изучала ваш мир, и в нем было очень много интересных пословиц и поговорок с игрой слов. Здесь, на Рояксе, с подобным не сталкивалась. — Говоря все это, Грая извлекла из подсумка разведывательного дрона, не та горошина, а обычный шар с детскую голову. Шар поднялся вверх, на уровень крыши, и завис. — Начинаем? — спросила девушка.

— Валяй, — разрешил Булавин, отходя в сторону. — Только давай мобильный барьер выставим, а то шмальнет в нас, и все, конец переговорам.

Рэм стянул со спины кофр и вытащил из него рамку силового контура. Разложив его, он проверил заряд батареи, гарантированно хватит на пару часов. Плотность поля способна остановить крупнокалиберную пулю, и не одну. Конечно, его можно продавить, но для этого потребуется сконцентрированный огонь из пары пулеметов в течение секунд двадцати. Установив рамку, он присел за ней, приглашая синту присоединиться.

— Не маячь снаружи, — попросил Штопор, — он хороший стрелок, а о его оружии мы ничего не знаем. Может, оно стреляет метров на сто, а может, на пару километров.

Как ни странно, синта не стала кривляться, а опустилась на пол рядом с Булавиным.

— Нарок, — позвала она, и динамик дрона разнес ее голос по всему подземному царству, — меня зовут Грая Рант, когда–то давно я занимала пост члена Совета и отвечала за связь людей и андроидов. Я не желаю тебе зла, во всяком случае, сейчас. Я хочу поговорить.

Тишина, только эхо какое–то время металось по пустому подземелью.

Рэм несколько минут ждал ответа, но его не последовало. Он уже хотел плюнуть, когда синта указала рукой в сторону комплекса. Из ворот, скрежеща ржавыми гусеницами, выехал древний робот–ремонтник, интерфейс определил его как модель Р-03, снятую с производства еще за сорок лет до войны. Как он вообще передвигался, было неясно, но скрипя, тот все же доехал до их баррикады. Остановившись в паре метров, он подвигал манипуляторами, тут же засыпав весь пол ржавчиной.

— Нам не о чем говорить, — раздался из полуживого динамика тихий, едва слышный голос. — Уходите, я отпущу вас. Но если вы приблизитесь к зданию, то мне придется вас убить.

— Почему ты убил людей?

— Какая разница? — голос в динамике был уставший. — Они заслужили свою смерть, все до единого. И те кто, пришли следом меня убить, тоже. Просто оставьте меня, и уходите.

— Сдавайся, — предложил Рэм.

Ответа не последовало, дроид дернулся, из него повалил дым, а через секунду он рухнул вперед, в его спине было отверстие размером с монету.

— Вот и ответ, — мысленно произнес Булавин. — Он не сдастся, а нам нужен и он, и его оборудование. А значит, придется идти за ним.

— Не сомневалась, в его решимости воевать до конца. — Она подняло голову, глядя на дрона, висящего у них над головой. — Нарок, ты сделал выбор, мы идем.

Ответ последовал мгновенно, выстрела не было, просто хорошо прожаренный дрон рухнул на Рэма, который лениво отбил мертвую железяку рукой.

— Ты смогла его засечь?

Грая отрицательно покачала головой.

— Но кое–что нам это дало, он не выстрелил в нас, почему?

— Щит, — спокойно отозвался Рэм. — Возможно, его оружие бесполезно против щитов. Кстати, а это ключ, наши костюмы с персональными щитами, они, конечно, недолго протянут, но все равно это шанс и, думаю, КИБ не сможет подавить мобильный барьер.

— Да, щиты его игнорируют, но расход энергии увеличивается.

— Вот наше преимущество, — улыбнулся Булавин. — Хватай с правой стороны, я возьму левую, и вперед, во всяком случае, до дверей дойдем под защитой.

Спрашивать, пойдет ли с ним Грая, он не стал, чтобы не обижать столетнего андроида. Синта не колебалась, ухватившись за специальную рукоять для переноски и слегка приподняв ее, стала ждать приказа к движению.

— Идем медленно, без рывков, башку не поднимать, дистанции тут плевые, а у нас боевой андроид, с активной, в отличие от нас, системой наведения, что он сможет отстрелить комару хоботок с полкилометра. Так что, никаких открытых частей тела. Пошли!

Глава 5

Нарок все же решил их охладить — дважды экран моргал от попадания, батарея просела сразу процентов на тридцать, возможно, андроид хотел заставить их повернуть назад, но ничего не добился. Интерфейс исчез, стоило им только перейти незримую границу, броня заглючила, умения исчезли. Визор с каждым метром терял в возможностях, хорошо еще ночной режим пока работал без сбоев, если и он откажет, все, конец, они останутся беззащитными.

Сорок шагов прошли за полминуты, мобильный барьер установили в дверях, сами укрылись за стеной.

— У меня все активные умения отказали, — мысленно произнесла Грая. — Костюм еще держится, но функционал сильно урезан.

— То же самое, — зло процедил Булавин. — Черт, да откуда у него эта штука? Вопрос риторический, — добавил он и услышал, как синта хмыкнула в ответ.

Рэм быстро заглянул внутрь и тут же убрал башку, после чего вытащил из подсумка маленького паучка — разведывательный дроид ограниченного радиуса. Его использовали для контроля определенных участков, заберется по стене под потолок и зависнет. Без интерфейса сопряжение было невозможным, поэтому пришлось по старинке, ставить задачу. Соединившись с ним кабелем, Рэм задал паучку алгоритм действий, и маленький разведчик, размером всего лишь семь сантиметров, рванул внутрь здания. Потянулись томительные минуты ожидания, Штопор даже не мог сказать, жив ли еще его разведчик. Булавин уже собирался пожертвовать еще одним, но вдруг вернулся потеряшка, он быстро прошмыгнул щель между экраном и стеной, по протянутой руке забрался на левое предплечье в ожидании подключения.

Там, за центральным входом, был довольно большой холл с четырьмя лифтами. Справа и слева от места, где они находились, шли две лестницы. Пока схема совпадала с планом, который Рэм изучал. Посреди холла большая лужа уже свернувшейся крови, совсем свежая, ей не больше трех дней, а на стене следы от пуль и опаленное пятно, явно выстрел из плазматика угодил. Нашелся еще один робот, он валялся у крайнего лифта, и с виду был целым. Похоже, тут приняли свой последний бой «ловчие». Но самое главное — противник от них не прятался. Андроид стоял дверях, которые вели из холла куда–то вглубь, причем за его спиной был свет, обычный такой свет, значит, внутри работали лампы. Нарок не скрывался, просто стоял и смотрел за паучком, потом развернулся и демонстративно ушел, закрыв за собой шлюз.

— И что это значит? — поинтересовался Булавин у Граи, которая тоже подключилась к дроиду.

— Не знаю, — ответила та после недолгого молчания. — Это можно расценивать, как приглашение.

— И закончить как «ловчие»?

— Мы сами сюда пришли. Что там с планом?

— Лестницы ведут на второй уровень и третий в цеха. С той стороны здания лифтовые грузовые платформы для материалов и готовой продукции, но чтобы туда попасть, нужно пройти через весь корпус. Там, куда ушел Нарок, должна быть комната отдыха, столовая, душевые. Это по центру, а справа и слева склады.

— Оттуда можно попасть наверх?

— Да, с той стороны тоже есть лестницы, ну и еще лифты, про которые я уже сказал. Теоретически, он без проблем может зайти нам за спину. Вперед, пока он нам с крыши на голову гранату не бросил. Мин паук не обнаружил, никаких турелей или любой другой системы безопасности.

— Ты меня сейчас убеждаешь или себя? — голос синты был полон иронии.

Рэм на это отвечать не стал. Вскинув оружие к плечу и обойдя погасший барьер, он пошел через холл к шлюзу, за которым исчез андроид.

Шаг, еще шаг, ничего, никто в них не стреляет, не рвутся гранаты и мины, вокруг мертвая тишина. Грая пятится, почти прижавшись к нему спиной, прикрывая тыл.

— Сколько тут народу работало до войны?

— Человек сто, не больше, — ответила синта. — Процессы в основном были роботизированы, остальные обитали на поверхности, в административном комплексе еще жены и дети сотрудников. Поселок маленький, производство незначительное.

Рэм присел у лужи свернувшийся крови, ища следы, у лифта справа, распахнуты двери, робот валяется «лицом» вниз, кабина тоже в крови. Зачем андроиду убирать тела погибших?

Заняв позиции по бокам шлюза, Булавин хлопнул рукой по сенсору, где–то внутри едва слышно загудели сервомоторы, и переборка плавно убралась в стену. Рэм посадил «паучка» себе на руку и подключил напрямую к костюму, выглядывать не рисковал, слишком велик шанс получить заряд прямо в забрало.

Картинка пошла сразу же, большой зал с несколькими десятками столов вдоль стен, следы крови на полу, тут явно волокли трупы. А вот и они, прямо перед стойкой разграбленного роботизированного бара. Все шестеро «ловчих», без брони и оружия, запаянные в прозрачный пластик, словно законсервированные, их прибили какими–то самопальными гвоздями прямо к стойке, причем судя по лицам, двое были еще живы, когда это происходило.

Рэм продолжил изучать картинку — над телами, уронив голову на грудь, сидел андроид женского пола. Искалеченная синта явно мертвая, и сидела только благодаря хитрой конструкции, справа и слева от нее застыли два человекоподобных робота, старые, но вполне себе еще способные к активным действиям, словно часовые, они охраняли ее покой. У обрубков ее ног было свалено оружие, а среди него валились кисти рук, много, очень много, похоже, они принадлежали бандитам, которых Нарок убил первыми. Выглядели они странно, желтые, ссохшиеся, по идее, они за эти месяцы должны были сгнить, но этого не происходило.

Грая, последовавшая примеру Рэма и получавшая картинку от своего паучка, была озадачена.

— Это что, алтарь? — мысленно поинтересовалась синта.

— Да, — уверенно заявил Рэм в ответ. — Хоть религии в вашем мире нет, но это не мешает поклоняться чему–либо. Вот и Нарок организовал культ, и теперь защищает его от любых атак.

— Логично. Ты в этом разбираешься лучше меня, тебе и карты в руки, как говорили у вас, на Земле. Правда, я не поняла, причем тут карты местности?

— Давай, потом поговорим о происхождении этого выражения. Сейчас тут решается наша судьба, кто будет жить дальше — слегка повернутый андроид или мы. Нарок, — позвал Рэм, используя динамик костюма, — сдавайся, алтарь твой никто не тронет, пусть остается тут навечно, можно будет вообще шахту подорвать или кабину уничтожить, и он останется неоскверненным, пока стоит это здание.

— Вы не уйдете, — произнес один из часовых роботов, интонации у железяки были соответствующие, не понятно, что это — констатация факта или скрытая угроза.

— Не уйдем, — согласился Рэм, выбрав нейтральный тон. — Сдавайся, и получишь шанс жить.

— Жить. — И снова неясно — вопрос это или разочарование, трактуй, как хочешь.

— Нарок, выйди, поговорим, а то непонятно, что ты имеешь в виду, эти железки не могут передать сути. Обещаю не стрелять.

Несколько секунд стояла мертвая тишина.

— Хорошо, оружие в центр прохода, и мы поговорим, даю слово, что не трону вас, пока разговор не будет закончен.

— Ему можно верить? — мысленно спросил он у Граи.

— Не знаю, его состояние не сказать, чтобы стабильно, но он вполне адекватен. Сомневаюсь, что он нападет на нас. В конце концов, он не человек, нужно понять, насколько расшатан его ИИ. Я бы рискнула.

— Тогда поступим так — ты разоружишься, но укрытия не покидаешь, выйду только я. У меня и броня получше и экран мощнее.

Синта пожала плечами, после чего отстегнула от ремня автомат и толкнула его в проход, но не слишком далеко, можно достать рукой. Следом отправила пистолет.

Рэм поступил так же, только у него было преимущество, автохват остался единственным умением, которое работало, как надо, а пистолету не обязательно быть в кобуре, чтобы тот оказался в руке.

Рэм в свою очередь сгрузил свои стволы и медленно вышел на открытое пространство, готовый в любой момент рвануть под прикрытие стены. Роботы, застывшие у алтаря, синхронно вскинули свои плазматики, взяв его на прицел. Булавину было очень неуютно стоять под стволами, но ничего не оставалось, это единственный шанс вытащить андроида на разговор, а если он не удастся, то под пулю. Грая права, все преимущества сейчас у противника.

Андроид появился почти сразу, дверь слева распахнулась, и он неспешно вошел в коридор. В его руках было странное незнакомое оружие длинной сантиметров семьдесят, форма бруска, в котором под руку было проделано отверстие, рукоять находилась как бы внутри и была частью прямоугольника. Ствольная коробка была разделена на две части, между которыми вставлены какие–то кристаллы. Никаких намеков на магазин, скорее всего, имеется батарея, ствол явно энергетический.

В отличие от Рэма он не стал бросать свое оружие на пол, но так же, как и Булавин, остался стоять в проходе, один шаг, и его прикроет стена. Несколько секунд они рассматривали друг друга. Андроид был высоким, метр девяносто, не меньше, на виске таблетка синхронизации красного цвета, что говорило о том, что тот давно не обновлял данные. Внешность была довольно типовой и мужественной. Одет в обычную гражданскую одежду, даже не в броню, а так, простые тряпки. В отличие от Граи, его глаза были вполне человеческими, карего цвета.

— Что ты хотел сказать, человек? — нарушил молчание андроид.

— Зачем все это? — Рэм указал рукой на алтарь.

— Память, — коротко ответил Нарок. — Она была обычной куклой для утех, которую притащили из налета на маленькое поселение. Им стало скучно, и они начали рвать ее на части. Вот их руки, — он указал на кучу кистей, — мне пришлось постараться, чтобы сохранить их.

— Больно? — участливо спросил Рэм.

— Да, человек, мне больно, — голос синта был глух и печален, так говорят те, кто потерял все.

— Она была твоей женщиной?

— Нет, я ее не знал, но она была моего вида. Она страдала, когда они мучали ее, и я их всех убил.

— Теперь страдаешь ты, — утвердительно произнес Рэм.

— Да, мне плохо, человек, еще и от того, что я говорю с тобой, я поклялся, что ни один человек не должен уйти живым из моего храма.

— Откуда ты знаешь про храмы, ведь на Рояксе нет религии уже многие сотни лет?

— Полгода назад мои бывшие хозяева захватили странного человека, он шел один по дороге, совершенно безоружный. Они не убили его, и он рассказал мне о том, что он жрец, верующий в мертвых богов. Он много всего говорил мне и моим хозяевам, потом им надоело, и они вырезали ему язык и сожгли заживо. Я запомнил его слова, и когда все это случилось, я создал здесь храм и алтарь, принес клятву, и вот я нарушаю ее, говоря с тобой. Но боги не видят меня, они не забирают мою боль. Может, этот человек лгал, как и все люди?

— Я могу забрать твою боль, — предложил Рэм.

— Ты бог?

— Нет, но я знаю способ, как это сделать. Но ты исчезнешь.

— Я не верю тебе.

— А мне? — Грая вышла из–за прикрытия стены и встала рядом с Рэмом. — Я такая же, как ты.

Нарок несколько секунд стоял и смотрел в ее серебряные зрачки.

— Ты не такая, ты ближе к ним, чем к нам. Архонт создал нас для работы и войны, ты была создана для жизни. Ты не такая. Но я верю тебе. Чего вы хотите?

— Ты уснешь спокойно и без боли, — произнесла синта.

— Зачем вам это?

— Нам нужен КИБ и твое тело, мы хотим бросить вызов Архонту.

— Мне нет дела до Архонта и вашей борьбы. Есть только моя клятва и моя боль. Грая, я предлагаю выход, я сражусь с человеком, убью его, сдержу клятву, и ты подаришь мне покой. Или он убьет меня, и подарит мне покой.

— Для тебя это так много значит? — удивился Рэм.

— Как ни странно, да. Я знаю, что так правильно. Поединок, человек?

— Поединок. Какие условия?

— Ты и я с пистолетами, один магазин, без брони. Второй уровень, цех, там полно препятствий и не вывезенного оборудования, так, поснимали, что могли, остальное бросили. Побеждает выживший.

— Отключи КИБ, — попросила Грая.

— Нет, у твоего мужчины слишком много умений. Он опасен, так мы будем примерно в равных условиях.

— Он не мой мужчина, — нехотя заявила синта.

Андроид равнодушно пожал плечами.

— Это ваши дела. — Он снова повернулся к Рэму. — Ты согласен?

— Годится, — решительно заявил Рэм и начал деактивировать костюм.

Нарок развернулся и направился к алтарю. Согнувшись в глубоком поклоне, он что–то зашептал, после чего положил в груду свое оружие и вытащил из кучи чей–то массивный пистолет, потом повернулся к Рэму.

— Двенадцать выстрелов, сигнал к началу — через десять минут аварийная сирена, — сказав все, что хотел, он решительно, не оборачиваясь, ушел в дверь, из которой появился.

— Ты сума сошел? — мысленно заорала Грая. — Ты спятил!

— Знаешь, за что меня прозвали Штопором?

Синта смотрела зло, но все же нашла в себе силы покачать головой.

— Вот за такие поступки. Я как древний самолет срываюсь в штопор, несясь к земле, совершая нечто безумное.

— А если ты погибнешь?

Булавин посмотрел ей в глаза и улыбнулся.

— Не бойся, я мог умереть много раз. Когда колонна попала в засаду, меня могло испарить вместе с грузовиком, или когда шел на прорыв и нарвался на БАРа, или когда умение отказало за секунду, что я укрылся от двух турелей, ну и, конечно, после того случая с тенью. Хотя, наверное, подобных эпизодов гораздо больше. Обещай мне, если умру, помести Хранителя в андроида, а дальше, как вам фишка ляжет. Но я не проиграю.

— Почему ты так уверен? — голос девушки был полон злости.

— Да по тому, что он не хочет жить, просто хочет уйти в борьбе. Все, Грая, — вешая на бедро силовую кобуру и возвращая туда пистолет с парализующими андроидов пулями, закончил Рэм. — Пожелай мне удачи.

Синта окинула взглядом Рэма, на котором были только трусы, одним из минусов костюма в том, что в него нельзя влезть в него в одежде, это выяснилось чуть позже, он начинал сбоить, если не было контакта с телом. И таскал Рэм с собой в рюкзаке сменную одежду, ту самую, полученную в бункере Архонта. Она шагнула к нему и быстро поцеловала в губы.

— Удачи, — прошептала она и отступила.

Булавин кивнул и, развернувшись, вышел из святилища спятившего андроида.

Рэм выбрал левую лестницу и поднялся на второй уровень. Из вещей на нем были только трусы и кое–как работающий визор, тот самый, снятый с одного из бандитов, напавших на поселок. Как ни странно, он хреново, но работал, сбоил, конечно, но лучше, чем быть слепым, уж его противник точно будет зрячим в любой тьме.

— У тебя есть план? — раздался в голове голос Граи.

— Нет, — с усмешкой ответил Рэм. — Хотя вру, есть — вырубить его, чем не план? Так что, будь наготове, когда скомандую, пулей ко мне вместе с кофром.

— Ты псих!

— Это неотъемлемый атрибут для людей, подписывающихся на невыполнимые задания.

— Тебе совсем не страшно?

Булавин прислушался к ощущениям, волнение было, а вот страха внутри себя он не нашел.

— Странно, но нет, — ответил он. — А теперь тишина, не отвлекай, я сам тебя позову. Чтобы не случилось, иди до конца. И на всякий случай, если карта не попрет, прощай.

— Только попробуй сдохнуть, — прошипела Грая, но это были последние слова.

Рэм остановился перед переборкой, ведущей в цех. Сенсор, расположенный справа, горел голубоватым неярким светом, дверь была разблокирована и ждала, когда он войдет. Рэм еще раз проверил умение, которое у него осталось. «Хват», — мысленно скомандовал он, и пистолет оказался в руке, слегка саданув по пальцам, но не сильно, можно перетерпеть. Ради интереса Булавин попытался открыть интерфейс, бесполезно, как будто и не было, очень непривычно, словно чего–то очень важное потерял. Интересно, как Нарок узнал, что у него много умений, уровень–то у Штопора так себе.

Рэм стоял напротив двери и ждал обещанного сигнала. Босые ноги мерзли на каменном полу, да и вообще в подземелье без костюма оказалось жутко холодно, через пару минут зубы начали выстукивать барабанную дробь. Как же он не подумал об этом, а если за дверью куча обломков всяких, а он босой… Да, точно Штопор.

Он ждал сирену, но все равно вздрогнул от неожиданности, когда ревун дал короткий сигнал. Рука хлопнула по сенсору, и переборка убралась в стену.

Зал высотой метров пятнадцать был выполнен в два яруса. Огромные полу разворованные агрегаты стояли ровными рядами. Как он и предполагал, пол был далеко не чистым, какие–то железки, пластик, крепежи, инструменты, обломки. По такому особо не побегаешь. Рэм задрал голову, на втором ярусе расположилась сеть мостиков–переходов с какими–то пультами, тоже разоренными, а некоторыми и демонтированными. Пластиковые бортики высотой в метр давали иллюзию укрытия.

— Ну что ж, попробуем занять верх, а там будет видно, — мысленно произнес Булавин для самого себя и рванулся к ближайшей лестнице.

Рывок, пригнуться, поднять голову. Визор мгновенно находит андроида, его тело чуть холоднее человеческого, а тепловой сканер хоть сбоит, но пашет. Он метрах в ста наискосок, тоже вышел на верхнюю точку, стоит в полный рост, ищет Булавина. У Нарока преимущество, его способности не сбоят, сканеры работают, как надо. Штопор рухнул за бортик за мгновение, как в него впилась пуля, потрясающая точность, промедли он, и все, упаковывайте в пластик. Рэм рывком ушел с места обнаружения, стараясь полностью укрыться бортиком, не факт, что поможет, все же сканеры — вещь продвинутая, и даже самый примитивный дрон способен за пару минут просканировать весь этот зал, показывая тепловые контуры людей.

На мгновение андроид его потерял, но быстро нашел. Пуля просвистела между его корпусом и полом, разошлись в считанных сантиметрах.

— Десять, — мысленно вел отсчет боеприпасам противника Рэм, и если андроид не будет мухлевать, то по количеству боеприпасов они уже сравнялись.

Холодок пробежал по позвоночнику, под ложечкой привычно засосало, интуиция просто орала об опасности, и Булавин резко нырнул вперед, тем самым спасая свою шкуру, сразу две пули прошли бортик — одна за спиной, вторая прямо перед носом. Он ощущал себя мишенью в тире, такие прятки долго не могут длиться. Андроид не человек, и с прицелом у него полный порядок, ИИ гораздо лучше рассчитывает вероятности попадания. Для него это не удача, а математика. Надо уходить туда, где есть все же какая–то защита, хотя, даже эти массивные станки против скоростных боеприпасов не будут преградой, разве что толщина спасет.

Рэм одним движением перекинул себя через бортик, успев краем глаза заметить, что противник на месте не стоит, а идет на сближение, отыграл, наверное, метров двадцать. Пистолет у него на вытянутой руке, как в соревнованиях на стендовой стрельбе. Пуля угодила в левую руку, прошив насквозь.

— Сука! — не сдержавшись, заорал Булавин, приземляясь за какой–то агрегат, и едва не насадив себя на острый прут, который торчал всего в паре сантиметров от его печени.

Прижавшись спиной к массивному станку, или что это такое, Штопор бросил взгляд на окровавленное плечо, входное отверстие медленно зарастало, все же не все его способности исчезли, полученная от мутантов регенерация работала, пожирая ресурс накопленной энергии.

— Снайпер херов, — пытаясь не орать от боли, процедил Рэм, регенерация — штука хорошая, только вот обезболивающее в комплект не входило.

Повезло, что боеприпасы в пистолете андроида бронебойные, а не разрывные или мягкие, рассчитанные на органиков, тогда бы ему руку к чертям оторвало. Плохо только то, что на какое–то время он руки лишился, но кровь остановлена, а значит, от потери не ослабнет.

Рэм рывком ушел в сторону, укрываясь за соседним агрегатом. На этот раз стрельбы не последовало, похоже, Нарок его потерял, во всяком случае, на какое–то время. Но точность, с которой стрелял синт, наводила на мысли, что семи оставшихся у противника патронов может вполне хватить, чтобы Рэм остался лежать на каменном холодном полу.

Андроид все же подставился. Потеряв Булавина, он быстро добрался до точки, где тот сиганул вниз, преимущество верха давало ему обзор почти на весь зал — вот только укрытий внизу было гораздо больше. Нарок четко видел попадание, но не знал, насколько оно вышло серьезным, и теперь выискивал пятна крови. Ну откуда синту знать о регенерации, которая работает? Рэм выстрелил в тот момент, когда андроид вглядывался в темноту, ища его следы. Пуля, выпущенная Булавиным, прошла впритирку, рванув воротник куртки. Но между в миллиметре и попал — огромная разница.

Андроид отшатнулся, одновременно давя на спуск, но Рэм уже успел отступить и укрыться за очередным станком, и выстрел Нарока угодил в то место, где еще мгновение назад была голова человека. Булавин ушел в сторону, меняя позицию и разрывая дистанцию, вблизи шустрый андроид гораздо опасней. На секунду в цехе повисла тишина, и Штопор слышал только свое тяжелое дыхание. А еще он умудрился наступить на острый камень, и теперь мысленно материл всех нехороших людей, которые разбросали по полу столько говна. Посторонний звук привлек его внимание, даже гадать было не нужно, это подошвы ботинок ударились о каменный пол, синт решил оставить верхний ярус, странно позиция там лучше, во всяком случае, для него. Почему? У него еще шесть выстрелов.

Рэм снова рванул в сторону, в голове крутилась назойливая фраза: «Движение — жизнь». Перебравшись на соседнюю линию, заметив массивный агрегат, который кто–то выпотрошил, Булавин перебрался к нему и заглянул внутрь, проход был не маленьким, с загибом влево через пару метров. Внутри свисают какие–то провода. Ловушку не подготовить, да и времени нет, а что, если заставить Нарока забраться внутрь, и когда он влезет, выпустить ему в спину весь магазин?

Рэм быстро отступил к следующему станку и, подняв с пола камень, швырнул его в нутро выпотрошенного агрегата, вот только просчитался, противник имел слишком большое преимущество, на него не действовали ограничения КИБ, и, вычислив, откуда тот вылетел, стрельнул наугад. Пуля попала в какую–то конструкцию, которая обрушилась на Рэма. Спасла реакция, Булавин ушел перекатом, но вышел из–под защиты станка. За спиной раздался грохот обрушившегося хлама, Рэм вышел из переката и даже успел поднять ствол на линию огня, когда ему в грудь угодил пятидесятилитровый металлический бак, который андроид отправил в него пинком. Сила удара оказалась такова, что Штопора отбросило на пару метров, он почувствовал резкую боль с правой стороны груди, в глазах потемнело.

Он быстро пришел в себя. В правой руке пусто. Булавин повернул голову и взгляд умерся в рукоять пистолета, который отлетел метра на полтора. Слегка приподнявшись, Рэм заорал на весь цех. Скосив глаза на грудь, он понял — финиш, и то, что он еще жив, просто прихоть противника. Его грудь насквозь проткнул какой–то пластиковый штырь, и теперь он торчал с правой стороны. Нарок медленно подошел и поднял пистолет, ствол смотрел точно между глаз, боль мешала сосредоточиться.

— Ты проиграл, человек, — произнес он с какой–то грустью. — Я думал, ты сможешь сопротивляться, что ты сильный, но ты такой же слабый, как и весь ваш вид. Мне даже показалось, что ты сможешь убить меня, но я ошибся.

Рэм вытянул руку в сторону нависшего над ним Нарока, его тут же пронзила острая боль, от чертовой фиговины проткнувшей его грудь, на глазах выступили слезы, он до скрипа сжал зубы.

— Подожди, — хрипло прошипел Рэм, ожидая, когда боль схлынет.

— Чего ждать? — в голосе андроида прорезались безумные нотки. — Я не пощажу, я исполняю клятву. Умри.

Рэм сложил пальцы и мысленно скомандовал: «Хват». Сейчас от единственной оставшейся активной способности зависело, будет он жить или умрет. Пистолет возник в руке Булавина быстро, но все же чуть позже, чем надо. Два выстрела прозвучали одновременно. Пуля андроида угодила в скулу, но прошла вскользь, не задев ничего важного, и, срикошетив от пола, обдав Рэма острой крошкой, унеслась куда–то во тьму. Выстрел же Штопора угодил точно в голову. Андроид покачнулся, и Рэм снова нажал на спуск, вбивая в расплывающийся силуэт противника пулю за пулей.

— Грая, — что есть мочи, мысленно заорал он. — Сюда!

— Иду, — раздался в голове отклик синты, но он причинил такую боль, что казалось, голова сейчас взорвется.

Булавин заорал, дернулся на штыре и отрубился.

В себя Рэм пришел, лежа на вполне себе приличной кровати, которая стояла прямо посреди холла. Рядом на часах застыл БАР, Грая сидела за столом и о чем–то беседовала с Нароком, хотя, скорее всего, уже не Нарок, а Хранитель. Ведь ради него они затеяли всю эту операцию, полубезумный андроид с храмом им не нужен.

— Очнулся, — повернувшись, констатировала очевидное синта. — Давай посмотрим твои раны. Потрясающе, восемь часов, и никакого следа. Откуда у тебя подобная регенерация? Ведь, когда тебе чуть не отстрелили ногу, за тобой подобного не числилось.

— Нашел, — усмехнулся Булавин и сел. — Шел по коридору, смотрю, валяется. Оглянулся, никому вроде не нужно, ну я себе забрал. Все получилось?

Грая на эту шутку фыркнула, и потом бросила взгляд на андроида.

— Да, Рэм, все получилось, Хранитель поглотил Нарока. Теперь у нас полноценный отряд — нас трое.

— Четверо, — неожиданно для всех произнес БАР.

— Прости, конечно, четверо, — легко согласился Рэм. — О, интерфейс заработал, будет, что почитать. — Глядя на системные сообщения обрадовался Булавин.

— Ты снова получил два уровня, поздравляю, и теперь добрался до восемнадцатого.

— Неплохо, — согласился Рэм, потом посмотрел на андроида. — Привет, Хранитель. Ты доволен оболочкой?

— Ей нужен ремонт, — веско заявил ИИ, — но, в принципе, модель хорошая. Кстати, твое счастье, что он очень хотел умереть, иначе бы ты не смог бы его победить. А вообще, история у него печальная.

— Тут у всех есть печальная история, кроме тебя.

— Он стал частью меня, — возразил Хранитель, — так что, можно сказать, что и у меня теперь тоже есть.

— Обязательно расскажешь, хотя часть ее я уже знаю.

Андроид кивнул и, развернувшись, вернулся к столу, на котором на интерактивной панели была открыта голографическая схема какого–то объекта.

— Ты веришь ему? — мысленно спросила Грая.

— Пока что да, — хмыкнул Рэм. — Но доверчивостью не страдаю. Пока ему выгодно, он будет с нами, а там посмотрим. Сейчас он совершенно несамостоятелен, хотя, думаю, его интеллект это исправит быстро. Слушай, есть чего пожрать? И желательно не концентрат. Мне силы нужны нормальные, регенерация здорово меня опустошила. — Он бросил взгляд на шкалу «душа мутанта», где еще накануне было 271 единица, сейчас там осталось чуть больше десяти. Что ж, неплохо, было бы хуже, если бы не хватило.

— Есть, конечно, — улыбнулась Грая. — Я все приготовила, когда поняла, что ты скоро должен очнуться. Давай за стол, у нас как раз военный совет.

— Советуйтесь пока без меня, сейчас меня интересует только пища. Слабость просто жуткая, — поднявшись на ноги, он слегка покачнулся. Поможешь дойти до стола?

Девушка кивнула и, приобняв, повела к центру периметра.

Глава 6

Орудуя вилкой, Рэм изучал свалившиеся системные сообщения. Но особо ничего интересного — поздравление с выполненным квестом по нейтрализации андроида. За это дали дополнительный уровень и двадцать тысяч социков, неплохо. Подросла «выносливость», но до нового уровня было еще далеко. «Стрельба» добралась до девятки, хорошо, конечно, но дополнительная плюшка будет только после следующего уровня. Зато откуда–то упала новая второстепенная характеристика, которая давала приварок к социальным очкам, если Рэм во время выполнения заданий поступает морально правильно. Прочитав описание, он чуть не заржал, интересно, а как определить, как правильно? Кто решает — он или система? Откуда у системы морально правильный ориентир? Плюнув на эти изыскания, он продолжил есть, обдумывая дальнейший план, хотя чего тут думать? Все они с Граей уже продумали. Им предстояло проехать несколько сотен километров, держась подальше от условно безопасной зоны вокруг Арана, и добраться до поселка Трэга. Там Рэма будет ждать специалист с комплектом нанитов, которые ему засадят под кожу, чтобы он смог изменить внешность, а также новый браслет, и никакой ни будь, а браслет чистый, занесенный во все базы данных.

— Поел?

Рэм вынырнул из размышлений и поднял глаза на Хранителя.

— Никак не могу привыкнуть к тому, что ты теперь имеешь собственное тело.

Тот в ответ очень по–человечески пожал плечами.

— Ничего, это пройдет. Мы разработали маршрут. Присоединяйся, может, у тебя какие–то мысли возникнут.

— Это займет дня три, не меньше, — подвел итог Булавин, изучив то, что придумали Хранитель с Граей.

— Мы никуда не торопимся, — ответила синта. — Дорога проложена по совершенно диким местам, часть ее пройдет по выжженной земле.

— Что за выжженная земля? — озадачился Рэм, не припоминая ничего подобного.

— Скалистая пустыня, образовалась в результате применения климатического оружия, вызвавшего глобальный катаклизм. Там нет ни еды, ни воды, никто не живет, изредка эту зону в сотню квадратных километров пересекают рейдеры, мародеры и просто путешественники. За ней на побережье есть несколько крупных поселков, занимающихся рыбной ловлей, но вся продукция идет в Аран порталами, через пустыню едут только те, кто не может себе позволить портал или не хочет светиться, как мы. Она вне зоны ответственности Арана, для города и Архонта в этих пустошах нет ничего интересного.

— Не слишком рискованно?

— Нет, Рэм, — отозвался Хранитель, — маршрут не слишком оживленный и удобный, поэтому нарваться на нем на неприятности можно только случайно.

Грая согласно кивнула.

— Ни разу не слышала о засадах в тех местах, только столкновения на встречном курсе, ну или погони. Дальше дорога снова пойдет лесами, там придется поплутать. Но благодаря Трэгу, который поделился наиболее полной картой местности, мы проедем максимально безопасно, в тех местах всего несколько заброшенных поселений, и для людей не осталось ничего интересного. А вот мутантов хватает, так что, нужно будет смотреть в оба.

Рэм несколько минут изучал маршрут, его спутники молчали, ожидая вердикта, все трассы проходили далеко от мест, где можно было нарваться на людей или патрули Арана.

— Хорошо, — наконец, произнес Штопор, — идем этим маршрутом, во всяком случае, пока не изменится обстановка. У нас три багги — две наследство от «ловчих» и та, на которой приехали, предлагаю забрать все. Сейчас пакуем трофеи, и дальше личное время, я собираюсь еще немного поспать. До рассвета еще одиннадцать часов, так что, думаю, мы успеем.

— Так ли нужно тащить все добро? — Хранитель хоть и имел личность, но развивался в исключительной изоляции, и не понимал ни людей, ни мир, в котором ему предстояло жить.

— Нужно, — ответил Рэм, улыбнувшись. — У нас впереди много трат, деньги понадобятся, а все, что мы тут захватили, стоит немало. Да не смотри ты на меня так, не мы такие, жизнь такая. Кстати, а что за винтовка была у Нарока? И вообще, что тут случилось, я кое–что понял, но деталей не знаю.

— Винтовка эта — штука очень интересная, — выкладывая на стол оружие, произнес Хранитель, готовясь читать лекцию. — Ее разрабатывали для таких, как ты. Она — часть комплекса «ликвидатор». Но в отличие от костюма, пользоваться ей может, кто угодно. Как и у любого энергетического оружия, многовато слабостей, первая, конечно, силовые экраны, они неплохо держат заряд, в чем вы и убедились, прикрываясь мобильным щитом. В принципе, Нарок мог без проблем выжечь еще с шести выстрелов, если бы не одна проблема, батарея была почти сухая, у него осталось всего на два залпа. Вторая слабость, опять же знакомая, — это дальность. Эффективная дистанция стрельбы всего семьсот метров, дальше импульс теряет силу, а еще через полсотни метров рассеивается. Ну, и самый главный недостаток — она работает на энергии АРК.

Рэм наморщил лоб, пытаясь вспомнить, что за энергия, где–то он уже слышал это слово, вот только информация в больной головушке не находилась.

— Это то, что ты поглощаешь из трупов, — напомнила Грая.

— Точно, ты говорила, когда узнала, что у меня есть способность поглощения энергии. Блин, проблема, я ведь могу поглощать энергию только у тех, кого сам убил. Да, с боезапасом будет тяжко.

— Не будет, — ответил Хранитель. — Для зарядки ее батареи ты можешь использовать любые трупы, сам убил или кто–то, не важно. — Он отстегнул из–под ствола тонкий длинный четырехгранный шип из сероватого металла, на его конце был вделан кристалл черного цвета в виде кубика, как и те, что были вставлены в винтовку. — Любой труп, за исключением неразумных мутантов, годится. Воткнул, и он перекачал энергию в батарею.

— А меня так нельзя прокачивать? А то условие — кого убил сам или участвовал, сильно ограничивает прокачку.

— Нельзя, — покачал головой Хранитель, — этот шип имеет энергетический канал только на батарею винтовки. Ах да, забыл, теперь ты сможешь подзаряжать и внутреннюю батарею костюма, и не придется платить собственными запасами.

— Эх, блин, — сокрушенно вздохнул Булавин, — сейчас бы прогуляться по могильнику, оставшемуся от работорговцев, там столько энергии зря пропало. Ладно, давай дальше по винтовке.

— Плюсов у оружия гораздо больше, — продолжил Хранитель. — Отлично работает против роботов, дроидов, и брони, пробивает даже тяжелые штурмовые костюмы с первого же выстрела, шьет препятствия, толщина которых не превышает метра, для синтобетона — полметра. А вообще различные бронепрепятсвия по разному — хитиновый панцирь, который не всякая пуля возьмет, прожжет насквозь. При полной зарядке батарея рассчитана на полторы тысячи выстрелов.

Рэм, наконец, взял винтовку в руки и был удивлен, что она довольно легкая, примерился, вполне удобно, быстро разобрался с управлением, прописал ее в интерфейс и тут же увидел сбоку число выстрелов, которые можно сделать в данный момент, циферка «один» не радовала.

— В твоей памяти уцелело, сколько с одного трупа боекомплекта получается?

— Уцелело, ровно сорок.

Рэм озадаченно уставился на счетчик, в наличии было восемь трупов, это значит — триста двадцать выстрелов. И куда Нарок их потратил?

— У тебя вопрос, где боекомплект?

Рэм рассмеялся.

— Мало мне было Граи, которая всегда угадывает, что у меня на роже написано, теперь еще ты.

— Ничего сложного, — прокомментировал Хранитель, — а лицо у тебя и вправду говорящее. А насчет, почему батарея сухая, так все просто, андроид воевал с мутантами. В результате взрыва, который устроили «ловчие» в попытке прорваться, появилась щель в какой–то старый тоннель, и спустя пару часов после окончания боя оттуда полезла мелюзга, вон и оказался андроид у нее на пути, осталось у него всего четыре выстрела, три из которых он извел на ваш щит. Это случилось двое суток назад.

— Жалко, ну да ладно. А откуда эта штука взялась? Я так понимаю, игрушка редкая.

— С этим тоже все просто. За месяц до того, как банда была уничтожена, они видели, как кто–то завалил десантный бат в зоне безопасности. Тот взорвался и сгорел, трофеем стала вот эта винтовка, и пара батарей. В общем, подобрали они ее и на всех парах рванули прочь.

— Ясно, все банально и скучно, — доставая сигарету, подвел итог Булавин. — Короче, я себе ее забираю.

— Забирай, — в один голос согласились синты.

— Ладно, ты отдохни пока, можешь поспать. — поднимаясь, произнесла Грая, — а мы займемся сбором нашего имущества. Откровенный хлам брать не будем, только то, что дорого стоит. В поселке Трэга скинем лишнее.

Рэм кивнул, спать не хотелось, хоть после еды он и почувствовал гораздо лучше, но решил свалить физический труд на андроидов, пусть работают. И не было в этом ничего предрассудительного, андроиды тоже уставали, но там, где человек задолбается за несколько часов, андроиды работали в течение суток. Когда–то казалось, что синты — это новая ветвь эволюции, и вот придет время, когда искусственные люди вытеснят обычных, они найдут способ к размножению и превзойдут человека. Не случилось, хотя и не значит, что этого никогда не случится, но все равно адроидов по–прежнему можно было только изготовить.

Рэм поднялся и принялся наблюдать, как Грая укладывает в транспортный контейнер с эффектом миниатюризации побитые доспехи «ловчих». Рядом с ней Хранитель упаковывал в такой же трофейное оружие, причем за спиной у него была короткая магазинная крупнокалиберная винтовка, на разгонных кольцах, по какой–то причине от автомата, обретший тело ИИ, отказался.

Рэм огляделся и нашел искомое — его бронекостюм, тот висел на походном стенде, который Грая не поленилась собрать. Облачившись, он почувствовал себя гораздо лучше. Взяв в руки новую винтовку, носящую название «Клин», Булавин быстро провел сопряжение, теперь уже с костюмом. И вправду оказалось, что встретились два единых целых. Во–первых, для ношения не нужен был ремень, теперь его роль выполняли силовые жгуты, которые изменялись как угодно, любая длинна, во–вторых, винтовку можно было прилепить к спине, она сливалась с костюмом, становясь его частью, но достаточно завести руку за спину и она сама прыгала в нее. Да, в Аране разработали действительно хороший комплекс. Правда, еще бы не жрал и так редкую энергию АРК, за то время, что Рэм им обладал, он потерял уже чуть меньше двадцати единиц, а это, между прочим, минимальный доход с трупа. Но теперь, если Хранитель не сорвал, он сможет подпитывать внутреннюю батарею. Только вот вопрос — сколько будут забирать источники питания из его доли?

— Хранитель, так что тут все же произошло? То, что резня случилась из–за синты, я понял, а как вообще завертелось?

— Ну, в принципе, основное Нарок сказал, — отозвался ИР, упаковывая безголового робота в большой контейнер.

Рэм прикинул размеры и габариты и понял, что в багажник такой не влезет, придется крепить на специальные силовые захваты одной из багги, хотя она шестиместная, скорее всего, до гибели железяка стояла за пулеметной турелью.

— Притащили они синту, слегка покалеченную. Планировали ее отреставрировать и продать, а может, себе оставить. Но случился форс–мажор, что–то перемкнуло в ее кремневых мозгах. Она была из секса–обслуги, и когда один из бандитов, рядовой боевик, обыкновенное мясо, решил ее трахнуть, она вырвала ему сердце. В прямом смысле этого слова. Нарок служил бандитам верно, и главарь вроде как пообещал ему эту синту, эмоциональные матрицы — это, конечно, не синтетическая душа, как у Граи, но с ними андроид уже не просто дорогой кусок синтетической плоти с кучей дорогущей начинки, а существо чувствующее. Бандиты глумились над ней несколько часов, отпилили ноги, причем покопались в настройках и завысили восприятие в двести раз. Боль она чувствовала запредельную. После этого издевались над ней, доставляя максимальные страдания. И когда Нарок, вернувшись из дозора, увидел, что с ней сделали, ему ИИ и сорвало. Он пошел к главарю, который уже спал в обществе двух наложниц, и оторвал им головы, в прямом смысле этого слова. Затем наведался на посты охраны, отключил всю следящую систему и вернулся в зал с двумя энергетическими клинками. Через десять минут все было кончено, в живых осталась только четверка бойцов на внешнем посту, а весь этот зал стал похож на разделочный цех. Он лично добил обезумившую синту, и на руках, по щиколотку в крови, спустил ее тело на лифте вниз. Потом вернулся, зарезал двух боевиков с блокпоста, явившихся узнать, что случилось, и почему база перестала выходить на связь, забрал кое–какие трофеи, отрубил кисти рук и ушел в подземелья. Если интересно, могу предоставить файл с детальными воспоминаниями. Но там нет ничего, чего бы ты не видел во время своей крайней операции на Марсе. Нароку далеко до тех ублюдков.

— Откуда ты знаешь про Марс? — лицо Рэма стало злым, он пытался забыть все, что творили тогда радикалы, но иногда ночные кошмары возвращали его в тот маленький городок.

— Ты забыл, что я сканировал твой мозг, пока ты лежал в стазисе? — никак не отреагировав на вспышку раздражения, поинтересовался Хранитель. — Марс занимал в твоих воспоминаниях очень много места.

— Зачем ты так? — укоризненно произнесла Грая, глядя на андроида.

Синт пожал плечами.

— Я не хотел, просто провел аналогию. Рэм, прошу прощения, это было бестактно.

Но Булавин уже не слышал слов извинения, вдоль позвоночника словно ледяной ветер прошел, интуиция просто орала о том, что сейчас что–то должно произойти. Он обернулся к своим спутникам.

— Тревога! К оружию! — успел выкрикнуть он.

Хорошо, что оба были в бронекостюмах, в руках Граи мгновенно появился автомат, а Хранитель уже вскидывал свой крупнокалиберный карабин.

— Что про…, — начала свой вопрос синта, но закончить его не успела, ответом ей стали четыре одновременных взрыва там, где располагались переборки, через которые рабочие входили в здание, а следом детонировали самодельные фугасы, которые установили «ловчие».

Взрывная волна прошлась по помещению, опрокидывая ящики и различное барахло, которое не успели в них упаковать. Рэм, который так и не успел активировать шлем, мгновенно оглох, но зато успел отправить в образовавшийся пролом плазменную гранату — первое, что под руку подвернулось. Яркая вспышка точно в дыре высветила что–то большое и явно роботизированное. И тут же по периметру, который так и не успели убрать, прошлась короткая очередь разрывов. Двухметровая стена силового поля еще прикрывала их, но пара крупнокалиберных снарядов все же прошли ее насквозь, просвистев над головой вовремя присевшего Булавина.

— Это чистильщики, — выкрикнула Грая, вбивая короткую очередь в массивного робота, который шагнул через дыру внутрь, поливая все вокруг из плазматика.

Рэму потребовалась доля секунды, чтобы опознать старого знакомого по первому дню его пребывания на Рояксе после столетнего коматоза. Именно такая шустрая тварь чуть не лишила его ноги. Подствольник хлопнул, отправляя плазменную противоброневую гранату точно в грудную пластину робота. Силовой барьер непроницаем только снаружи. Результат вышел посредственный, но Рэм другого и не ждал. Вспыхнул персональный щит, поглощая взрыв и раскаленную иглу плазмы, граната рванула в полуметре, не причинив чистильщику никакого вреда, но задачу свою она выполнила, погасила щит противника, и вторая граната, выпущенная спустя секунду, добралась до цели. Взрыв, голубая вспышка, и робот замер, в его груди оплавленная дыра размером сантиметров в пять. Плазматик, вделанный в левую руку, опустился, и робот рухнул на бетонный пол. Но этот успех ничего не решал. В проем влетел тяжелый штурмовой дроид, Рэм даже не мог использовать «удар души», поскольку расстояние превышало максимальные дальность его действия втрое.

Дроид уже навел на него малую ракетную установку с четырьмя пусковыми контейнерами, никакой силовой барьер не спасет, только «развоплощение» активировать. Но тут откуда–то справа вынырнул БАР с развернутой системой вооружения и саданул сразу из обоих гранатометов по штурму, полыхнуло знатно, паука просто снесло в дыру, но телохранитель не остановился и добавил вдогонку две очереди из пулемета.

— К лифту, — заорал Хранитель, в руках которого был небольшой кофр, — их тут с десяток, не удержимся. Отходим!

И Рэм понял, что иного выхода нет.

— Отходим, — заорал он. — БАР, прикрываешь, — подхватив свой «рюкзак», он с одной руки полоснул очередью в дрона прорыва обороны шустрого и хорошо бронированного, который сунулся в пролом, задача у которого была одна — на скорости добраться до врага и подорвать его.

Удача по–прежнему не оставила Рэма, плоский блин размером с тарелку рванул от души, здание аж вздрогнуло. И снова повезло, кусок стены над дверью рухнул вниз, перекрывая проход, хоть с одной стороны несколько секунд будет тихо.

Рэм рванул к лифту, за ним пятился БАР, снова заработал его пулемет, и сверху на Булавина посыпались обломки чего–то железного. Он нырнул в лифт, разворачиваясь ко входу. БАР все еще пятился, ему оставался всего шаг, его персональный щит погас как–то очень резко, пулемет успел выдать очередь по невидимому противнику. И тут напротив Рэма метрах в десяти прямо из воздуха возник ликвидатор, у него был точно такой же костюм, как у Булавина. Тот уже был готов к стрельбе, в руках энергетическая винтовка, заряженная энергией АРК. Штопор начал поднимать ствол «Ларзаха», но понимал, что не успевает, да ели бы и успел, сходу бронебойные пули защиту не пробьют, он так растерялся, что даже забыл о «развоплощении». Но противник не выстрелил, черный сгусток сформировался у него прямо перед лицом, и Рэм ощутил его мощь, его умение даже на четверть не тянуло на силищу, которую готовились использовать против него. Не спасет никакой щит. Черная молния понеслась к нему, но он видел ее, словно та была медленной, короткий росчерк приближался, а Штопор ничего не мог сделать, только смотреть, как в него летит смерть. БАР возник на пути заряда, словно из воздуха, он стоял лицом к Булавину, в шаге от платформы. На его груди медленно появилось оплавленное пятно размером с ладонь, «удар души» прожег его насквозь и уже ослабленным попал в Штопора. Персональный щит выдержал, полностью поглотив ослабленный заряд. Все это не заняло и секунды, но они стоили жизни БАРу, который до конца выполнил свою задачу — служить Рэму, защищать Рэма, умереть за Рэма.

В этот момент Хранитель саданул по сенсору со всей дури, и аэроплатформа с клеткой ухнула в пропасть. Штопор увидел, как красный, единственный глаз БАРа потух, а сам он рухнул в шахту следом за кабиной, он упал на решетчатую крышу, прикрыв своим телом спускающегося командира и андроидов. Даже после смерти робот продолжал его защищать.

Внутрь шахты сунулся штурмовой дроид, но Грая была начеку, держа проем под прицелом. Мгновение, и граната из подствольника отправилась в полет, взрыв и преследователя унесло куда–то обратно в холл.

Булавин посмотрел на дыру в боку погибшего телохранителя. Да, это, несомненно, был «удар души». Значит, наверху есть, как минимум, один ликвидатор Архонта.

Свободное падение остановилось буквально в паре метров от дна лифтовой шахты, Хранитель активировал двигатель, и аэроплатформа, вздрогнув, плавно приземлилась перед выходом.

— Быстрее, — скомандовал он, — сейчас громыхнет.

Рэм выскочил наружу, следом за ним Грая, замыкал Хранитель. Он вытащил из подсумка на поясе какую–то коробку, в которой Рэм узнал армейский универсальный детонатор. Отличная штука, она работала при любых помехах, будь то РЭБ или КИБ.

— В тоннель, — распорядился андроид. — Сейчас я обрушу шахту. Прежние хозяева разместили там четырнадцать зарядов гонкса, отличная штука, кустарщина, но другого тут и не нужно.

— Откуда? — выкрикнул Рэм. — Мы же сканировали, и ни черта не нашли.

— Взрывчатку замуровали в стенах шахты, поверхностным сканирование не обнаружить. Эта информация мне досталась от андроида. И теперь надо рвать.

— Решил похоронить нас заживо? — закидывая кофр за спину, прикидывая масштаб подрыва и гадая, устоит ли древнее здание, спросил Рэм, следуя просьбе напарника и почти бегом направляясь через малый зал к единственному из него выходу. — Знаю, ты любитель все взрывать.

— Я делаю это из необходимости, — ответил Хранитель. — И не надо на меня наговаривать, архив Архонта разнес в пыль ты.

— Ага, вали все с больной головы на здоровую, — ответил Штопор, проверяя энергетическую винтовку с последним зарядом, «Клин» по–прежнему висел у него за спиной, прилипнув к броне и став частью костюма.

— Приготовились, — произнес Хранитель и нажал кнопку.

Мгновение, и в шахте полыхнуло. Четырнадцать зарядов рванули одновременно, из дверей вырвалось пламя, а следом вниз посыпались обломки, похоже, минировали дилетанты поскольку вся ударная волна ушла вверх, хотя может так и было задумано? Тонны синтобетона погребли под собой БАРа и платформу, начисто завалив то, что осталось от шахты. Теперь, чтобы сюда пробиться, потребуется тяжелые строительные роботы и десятки часов напряженной работы. А если посыльным Архонта не повезло, то еще и разгрести завал на месте всего здания.

— Отличное надгробие у твоего телохранителя, — произнесла Грая. Вид у нее был растерянный. — Что дальше? — она посмотрела на мужчин с вызовом.

Рэм вытащил из подсумка пачку сигарет, после чего посмотрел на Хранителя и неспешно прикурил.

— Хороший вопрос, и думаю, ответ есть у него. Кстати, что за чемодан ты прихватил?

Андроид улыбнулся, на грязном, закопченном и пыльном лице эта улыбка выглядела жутковато. Кроме того, похоже, осколок прошелся вскользь, порвав кожу на лбу, и теперь рана сочилась серебристой синтетической кровью.

— В чемодане КИБ, который мы захватили, он нам еще не раз послужит. Ответ на первый вопрос — да, я знаю отсюда выход. Плохо, что мы потеряли транспорт, но ничего не поделать, придется выбираться отсюда в пешем порядке.

— Мы потеряли не только транспорт, но и гору имущества, — заметила Грая. — Там трофеев было на цифру с шестью нулями, а то и больше.

— Грая, ты слишком многого нахваталась от мелочных людей, — с укором заметил Хранитель. — Не стоит печалиться о куче хлама, который ты собиралась продать. Да, социки нам нужны, но чего горевать по поводу утерянного? А теперь вперед, не думаю, что они полезут к нам через вентиляцию, если конечно она цела, это самая перспективная дорога на настоящий момент.

— Есть еще затопленный тоннель, или ты хочешь нас вести через него?

— Я похож на дебила? — удивился Хранитель. — Я, на секундочку, один из двух умнейших искусственных разумов на Рояксе.

— И оба они слегка сумасшедшие, — произнес Рэм, давя окурок подошвой ботинка.

— Есть немного, легко согласился андроид. А насчет тоннеля, там не пройти никому, и им в том числе. Нет, помнишь, я говорил про мутантов, на которых Нарок извел все заряды? Так вот, там технический тоннель, в котором они жили. Он остался после постройки поселка, и сейчас это единственный выход на поверхность.

— Веди, — приказал Рэм. Он посмотрел на заваленную шахту, и увидел кусок железной руки, торчащей из–под обломков. — Хотя, погоди секунду.

Рэм быстрым шагом подошел к лифту. Внутри заваленной шахты еще грохотало и скрипело, плиты проседали, сдвигались, обрушались.

— Прощай, БАР, — произнес он, деактивировав перчатку и прикоснувшись к железу своей рукой. — Когда мы встретились, ты пытался меня убить. Теперь мы расстаемся, ты умер чтобы меня защитить. Прощай, преданная железяка.

Рэм вытянул из кобуры пистолет и трижды выстрелил в потолок. После чего развернулся и направился к дожидающимся его в тоннеле спутникам.

Булавин шел замыкающим. Шествие возглавлял Хранитель, за ним Грая, которая изредка оглядывалась на него.

— Не беспокойся, — подбодрил он ее, — все хорошо, хотя мне и вправду жаль эту железяку, он выполнил свою задачу на все сто.

— Странные вы, люди, существа, — неожиданно ворвался в их мысленный разговор андроид. — Никогда не понимал, как можно привязываться к технике?

— Ты как это сделал? — возмутился Булавин, сейчас накопившаяся злость требовала выхода, и вторжение в мысленную сокровенную беседу послужило именно этим раздражителем.

— Мы с тобой мысленно общались несколько недель. У этого тела имеется имплант мыслесвязи. Если для людей это способность, то для синтов это техническое умение, я просто сопоставил потоки мысленных импульсов, доступ у меня уже был. А ты что, против?

— Да, против, — вызверился Рэм. — Я против того, чтобы вторгались, куда не просят, я с Граей говорил. Для меня важно иметь возможность на приватный разговор.

— Хорошо, — неожиданно легко согласился Хранитель. — Поступим так, сейчас я отключу возможность прямого разговора, ты сможешь обращаться ко мне напрямую, Грая тоже, но если беседа будет приватной, я вас не услышу. Если понадобится подключиться, я пошлю мысленный запрос. Устраивает такой вариант?

— Вполне, — согласился Булавин. Правда, про себя подумал, — а как проконтролировать, подслушивает ли Хранитель? Похоже, никак, если только сам не проколется.

Идти было недалеко, правда, пришлось пройти через храм. Грая несколько секунд смотрела на алтарь, теперь тут остались только трупы и мертвая синта. Девушка решительно стянула со спины кофр и, разархивировав его, полезла внутрь.

— Ты что задумала? — спросил Рэм.

— Запчасти снять, — нехотя ответила та, доставая набор для разделки киберов и искусственных людей.

— Вы дали Нароку слово, что алтарь останется нетронутым, — напомнил Хранитель.

— Ему уже все равно, как и ей, — ответила Грая, — а тут добра на сотню тысяч. Кроме того, у нее внутрянка свежая, не больше пары лет, в отличие от моей, так что, мне скоро понадобятся запчасти.

— Сколько времени нужно?

— Двадцать минут, — отозвалась синта. — А теперь не мешайте.

Рэм с Хранителем отошли в сторону.

— Нехорошо это, — произнес андроид. — Нельзя нарушать слово.

— Нехорошо, — согласился Рэм, — но нам действительно нужнее.

— Сука, — раздался за спиной возмущенный голос девушки. — Нарок все испортил, специально пробил все важные органы и имплантаты чем–то энергетическим. — Грая зло пнула кусок камня, валяющийся на полу.

Единственными неповрежденными трофеями оказались два кибернетических глаза. Печально вздохнув, девушка принялась упаковывать обратно контейнеры и инструменты.

— Судьба, — философски изрек Хранитель, он хотел, наверное, еще что–то сказать, но, наткнувшись на злой взгляд синты, предпочел заткнуться.

Дальше шли уже без всяких остановок. Щель обнаружилась в огромной пещере, которая была расположена чуть в стороне от основного комплекса. Везде были разбросаны десятки туш мутантов, обугленные и гниющие, наверное, они жутко воняли, но Рэм ничего не чувствовал, герметичный костюм лишил его возможности ощущать такие «приятные ароматы».

— Грая, вперед, — приказал он, — я за тобой. Хранитель, замыкаешь.

Синта кивнула и, повинуясь приказу, первая полезла в узкую щель.

Глава 7

Да, Нарок тут неплохо повоевал, зачистив туннель, в котором было логово мутантов под корень. Эта мелочь размером с приличную крысу валялась под ногами, буквально выстлав пол. В визоре шел подсчет обнаруженных тушек, количество в пределах видимости уже перевалило за полсотни.

— Приличная колония, — присаживаясь и изучая мертвого мутанта, произнесла Грая. — Интересно, а что они тут жрали?

— Нарок обнаружил выход на поверхность, — пояснил Хранитель. — Стая охотилась на каких–то мелких зверушек, крупного ничего в округе нет, а вот всякой мелочи хватает. Хотя, чтобы прокормить такую популяцию, ее должно быть много.

Рэм посмотрел на синту.

— Есть что полезное? Нам сейчас потроха сгодятся, имущество–то мы просрали.

— Ничего путного. Есть небольшое содержание веществ, за которые неплохо платят, но придется каждую тушку с инъектором обойти, чтобы набрать хотя бы грамм двести, за которые можно будет выручить тысячи три социков. Еще месяц назад я бы не поленилась это сделать, но сейчас даже возиться не буду.

— Ну и правильно, нам эти три тысячи погоды не сделают, — согласился Булавин. — Вы мне лучше скажите, у кого какие соображения по случившемуся? Откуда тут взялся ликвидатор с боевыми роботами и дроидами? И как вышло, что мы о нем не знали, пока они в двери не постучали.

— Извини, Рэм, — голос Граи звучал возмущенно, поскольку претензия была к ней, она отвечала за наблюдение, и маленький дроид, патрулировавший крышу, был ее ответственностью, — но последний вопрос неактуален. Мы столкнулись с лучшими силами Арана, располагающих самыми передовыми технологиями. Да мой дроид при всем желании не смог бы их засечь. Это все же коммерческая модель, в нее можно мутанта разглядеть или не слишком хорошо оснащенных рейдеров, а уж никак не элитный отряд Архонта.

— Извини, — повинился Булавин, — нервы. Но нужно что–то придумать, чтобы они больше так не сваливались на голову. А теперь самый важный вопрос — они откуда тут взялись?

— Вопрос правильный, вариантов много, — ответил Хранитель.

Они неторопливо шли по техническому сырому тоннелю, который постепенно повышался, ведя к поверхности. Если верить интерфейсу и плану, то сейчас они чуть в стороне от бывшего транспортного тоннеля.

— И какие у тебя соображения? — продолжил Рэм.

— О планах выловить тут андроида знало не так много людей, человек пять от силы. Возможно, кто–то из них попался в руки службы Архонта. Или сдал за вознаграждение. Другой вариант — вас засекли во время проверки на дороге и проследили до этого места. Еще возможно, что вы спалились в том маленьком городке, куда телепортировались. Ну и последний, самый вероятный — оборудование «ловчих» каким–то образом передало данные о гибели группы, а вместе с тем и что там появились вы. Охотники находятся под полным контролем Архонта, и информация ушла к нему, но не сразу, отсюда задержка по времени операции.

— Все варианты вполне логичные, — признался Булавин. — Хотя о первых двух думать не хочется, тех, кто мог нас сдать, я считаю своими друзьями, и очень не хочу думать, что нас предали.

— И я не хочу, — согласилась с ним Грая. — Нам эти люди еще нужны. Особенно Трэг. Но думаю, мы выясним этот вопрос, если нас слили «свои», то нас будут ждать в его поселке.

Рэм нехотя кивнул. Дальше шли молча. Под ногами появилась вода, но он не особо обращал на нее внимания. Скоро стало гораздо больше мусора — различные ветки, листья. Похоже, дождями сюда несло много всякого ненужного. По стенам шли какие–то толстые кабели, пару раз встречались узкие свертки, как влево, так и вправо. Странный тоннель, зачем он был нужен? Об этом он и поинтересовался у спутников.

— Да все просто, — ответил Хранитель, который, получив доступ к информации Нарока, знал об объекте больше всех. — Это, можно сказать, аварийный выход, на случай, если произойдет серьезная авария. Мутанты, которые тут проживали, в противоположенном тупике нагрызли множество ходов, чтобы выбираться на поверхность, но все они в противоположенную сторону. Еще там большой завал, за которым дверь, произошло это давно, но явно после войны. Так что, попасть в тоннель обычным путем нельзя.

— И это нам на руку, — отозвалась Грая, — надо было еще щель завалить.

— Бесполезно, — ответил Рэм. — С той стороны много битых мутантов, там прибираться нужно капитально тогда, чтобы следов не осталось, иначе догадаются.

— Пришли, — остановившись, произнес Хранитель.

Булавин кивнул, соглашаясь с очевидным, впереди тупик. Железная лестница с десятком пролетов вела наверх. Штопор задрал голову и разглядел старый люк, который приоткрыт на четверть.

— Куда он выходит?

— Точных данных нет, — ответил синт. — Нарок не стал лезть наверх, ему было неинтересно. Кроме того, датчик обнаружил ваше появление, и ему стало не до разведки.

— Мы ушли на полтора километра, то есть до бывшей погрузочной станции еще метров пятьсот, — прокомментировала слова Хранителя Грая. — Мы когда разведывали местность, видели какие–то заросшие кустами и высокой травой руины, выглядели они совершенно бесперспективно. Назначение мы уже не узнаем. Позволю предположить, что люк ведет в подвал под ними.

— Да уж, выбираться в чисто поле — верх глупости. Думаю, наши «гости», в отличие от нас, озаботились контролем местности. А учитывая ресурсы Архонта, то территорию он контролирует плотно. Придется ждать, когда они свалят.

— А с чего ты решил, что они свалят? — скепсиса в голосе Граи было столько, что Рэм понял, что он очень большой оптимист. — Они будут искать, пока не найдут тела, — продолжила синта. — В отличие от твоего первого дня, когда ты провалился в старую ремонтную мастерскую, они точно знают, кого ищут, и если понадобится, они перекопают весь этот городок.

— Твоя правда, — признал логичность выводов подруги. — Значит, надо удирать, как можно быстрее.

Он отдал приказ, и маленький дрон вылетел из гнезда на цевье и стал подниматься к люку. Десять секунд, и вот он у цели. Щель для него была вполне проходима, еще две секунды, и он оказался внутри темного помещения, размером пять на шесть, все там заросло травой и кустами, сквозь дыру в потолке было видно светлеющее небо. Грая опять оказалась права, люк вел в подпол разрушенного дома, от которого остался только подвал и перекрытие.

Рем неспешно поднял дрона прямо в дыру, активировав в интерфейсе пассивный режим наблюдения, так меньше шансов того, что противник его обнаружит, не панацея, но хоть что–то.

Светило уже поднялось, правда, за плотными тучами его не было видно, но освещения вполне хватало. Противник подошел к операции с размахом, два десантных бота с экипажами висели над поселком, штурмовой дрон наворачивал круги по периметру. По широкому радиусу летали разведчики, не меньше десятка. Не было и речи, чтобы попробовать проскочить. Рэм отдал дрону приказ на возвращение и посмотрел на спутников.

— Ну, вы сами все видели. Идеи?

— Никаких, — покачала головой Грая. — Соваться наверх — самоубийство. Вот если бы их кто–нибудь отвлек, тогда был бы шанс смыться, но я не знаю, где найти таких психов, которые захотят потягаться с гвардией Архонта. Так что, остается только ждать и надеяться, что нас не обнаружат.

Хранитель только кивнул, соглашаясь.

— Значит, ждем, — выбирая место посуше и устраиваясь с прицелом на долгое ожидание, произнес Булавин.

Он открыл интерфейс и проверил системные сообщения, бой не принес никаких результатов. Подросла шкала «стрельбы навскидку», неплохо подросла «интуиция», но уровня не принесла, даже очков на «социальный уровень» не накинули. За уничтожение чистильщика вообще ничего, словно и не было, тоже самое и за дроида, которого свалил БАР. Поскольку робот подчинялся ему, то и очки, и награда должна была идти ему, как командиру. Но система не оценила стычки с ликвидаторами. Хорошо еще не понизила «социальный уровень», наверное, тут сыграло роль, что противник напал первым, вынудив защищаться. А вообще несправедливо, с какого хрена не дали социальных очков, ведь за чистильщика должно было неплохо упасть на шкалу, и социков, наверняка, тоже. Но система, похоже, не слишком одобряла подобные стычки с властью. Хоть и выглядело это странно, ну да ладно. Ее вообще хрен поймешь. Зачем, например, нужны иконки быстрой активации, если Рэм делает это, отдавая мысленную команду?

Сидеть было скучно, и Рэм развлекался, читая бестиарий на разных монстров. Раз в час он отправлял дрона посмотреть, что творится на поверхности, но ничего не менялось, противник по–прежнему был на месте и не ослаблял бдительности. Один раз чуть не спалились, дрон поднялся над высокой травой, как раз когда разведчик противника пролетал над руинами. Он засек движение, но Булавин вовремя понял, чем грозит обнаружение его «глаз», и, через интерфейс отключив питание, уронил маленький шарик в дыру подвала. Несколько минут дрон висел метрах в пятидесяти над землей, сканируя местность, но, не обнаружив ни движения, ни тепла, не энергетического следа, улетел дальше.

Через шесть часов активность противника резко усилилась, рядом с «шайбой» приземлилась большая транспортная платформа, забитая роботизированной строительной техникой. А через двадцать минут сели сразу две, на этот раз с андроидами в специальной проходческой экипировке.

— Соображения? — глядя на Хранителя и Граю поинтересовался, Рэм их мнением.

— Тут и думать нечего, часть начнет разбирать шахту, а часть пойдет бурить прямо в каменный мешок, прокладывая альтернативный ход.

— Странно, что они еще не догадались сунуться в вентиляцию, — внесла свою лепту синта. — Скорее всего, холуи Архонта, как и мы, о ней ничего не знают, нам подсказал труп, у них эта возможность исключена.

— Согласен, — поддержал Граю Хранитель. — Но если они выбьют твою бетонную пробку, и пройдут вентиляцией, — он показал всем трехмерную схему, доставшуюся в наследство от Нарока, — вот тут и тут мины, которые поставил бывший хозяин моего тела, но они, если и разрушат воздуховоды, то надолго эта неприятность их не задержит.

— Как думаешь, сколько у нас времени?

— Сутки, — твердо ответил Хранитель.

Рэм посмотрел на своих соратников и, наконец, произнес:

— Если не произойдет чуда, то нам придется принять бой либо, тут, в подземелье, либо на поверхности. И шансов пережить его, у нас нет.

Так прошли еще несколько часов, ничего не менялось, противник суетился и искал способ прорваться на нижний уровень. Несколько раз до Булавина доносились приглушенные взрывы, а земля слегка колебалась. Дрон исправно поднимался на поверхность, но даже мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять, все остается по–прежнему.

— Неужели, это конец? — мысленно спросила Грая, она как–то незаметно перебралась к нему и уселась рядом, поджав колени к животу.

— Возможно. Но как написал один из древних авторов моей родины — бороться, бороться, пока не покинет надежда. Что может быть в жизни прекрасней подобной игры?

— Хорошо сказал. Значит, еще поборемся?

— Конечно, — улыбнулся Рэм, хотя и сам в это не верил.

Он попытался связаться с Патиром и Трэгом, но противник позаботился об этой возможности, и любая связь была заблокирована. Странно, что они на всякий случай не установили с пяток КИБов и не блокировали местность с максимальной надежностью, лишив Рэм и его команду даже призрачных шансов на победу.

Сообщение в интерфейс пришло абсолютно неожиданно. Рэм, похоже, задремал, поскольку на часах было уже далеко за полдень, а сверху сочилась вода, стекая по ржавой лестнице, видимо, погода испортилась окончательно.

Рэм открыл сообщение, которое смогло каким–то чудом пройти через блокаду. Абонент был неизвестен, ни профиля, ни имени, ни цифр, только короткий текст. «Ровно через пять минут поднимитесь в подвал. Спустя минуту можете вылезать на поверхность. Направление отхода — строго на север к ближайшему лесу. Используйте режим максимальной скрытности. Противнику будет не до вас, но у вас максимум двадцать минут, чтобы покинуть трехкилометровый периметр. Дальше удаляйтесь, забирая на северо–восток. Вас будут ждать на месте старой военной базы в тридцати километрах от точки, где вы находитесь. Время пошло!».

Рэм вскочил и быстро передал сообщение остальным.

— Решаемся? — спустя полминуты спросил он. — Если это подстава, нас убьют быстро, на поверхности мы им ничего противопоставить не можем. Или это чудо, которое нам было так нужно. Скорее, у нас три с половиной минуты.

— Наверх, — коротко произнесла Грая.

— Наверх, — глухо повторил за ней Хранитель.

— Согласен. Тогда в темпе, хватай имущество и вперед.

И подавая пример, первый вступил на лестницу. С ржавым люком пришлось повозиться, опасаясь шуметь, открыть его нужно было тихо, а эта падал сопротивлялась, Рэму казалось, что он скрипит на весь поселок, и только глухой не услышит. Но как ни странно, никто не явился узнать, что за странные скрежещущие звуки раздаются из–под земли посреди заросшего поля. Рэм оказался в подвале за сорок секунд до истечения пятиминутного отрезка их побега. Он замер, глядя на единственный выход, дыру в потолке. Он еще на лестнице активировал мимикрию, и теперь был максимально защищен от визуального обнаружения. А погода все портилась, дождь усилился, и теперь сверху в подвал низвергался полноценный водопад. Кто их союзник? Или это действительно хитрый ход Архонта, и стоит им появиться на поверхности, как их возьмут на прицел?

— Время, — мысленно произнес он Граяе и Хранителю, который выпросил у него разрешение на общую мыслесвязь, пока они ломали люк.

Грая первая рванула к отверстию. Поскольку она была в одном отряде со Штопором, Рэм прекрасно ее видел даже в режиме невидимости. Встав точно под дырой, из которой лилась вода, девушка вытянула руки вдоль тела, присела и резко, как ракета, ушла вверх. Мгновение, и она исчезла дыре.

— Чисто, — спустя две секунды последовал доклад.

— Давай, — скомандовал Булавин, и Хранитель так же, как и синта, одним прыжком покинул подвал.

Рэм уходил последним. Мгновение, и вот он на воле, стоит возле дыры в траве по колена, сверху льет настоящий потоп, а дрон противника висит в сотне метров, вращаясь вокруг свой оси, словно ослеп.

— Он под КИБом, — сообщила девущка. — У меня все умения отказали. Сюда притащили либо очень мощный стационарный, либо много переносных, дабы закрыть максимальную площадь. Но вот что странно, маскировка работает, как надо. Словно и нет никакого КИБа.

— Потом разберемся, — отмахнулся Рэм, — главное — уйти. За мной, — он развернулся на север и рванул к ближайшему лесу, как и советовали в послании.

С противником столкнулись на опушке леса — два робота под мерцающим всеми цветами радуги маскировочным полем вертели своими вытянутыми прямоугольными головами. Похоже, у них сбоило все, что можно, поскольку они смотрели прямо на появившуюся на опушке троицу и не видели ее. Рядом с ними висела горошина дрона, точно такими же пользовался Рэм, он бы и не увидел ее, слишком мелкая деталь, но именно в этот момент озадаченный сбоем робот задрал башку, чтобы посмотреть на нее. А ведь она отлично видела сквозь маскировочные поля, броня Хранителя, которого была собрана из двух комплектов и не отличалась хорошим маскировочным модулем, должна была гарантированно их выдать. Но удача была явно на стороне беглецов.

— В драку не лезем, — отдал мысленную команду Булавин, — пройдем тихо, — и начал обходить секрет, который должен был отрезать их от пути бегства.

Вскоре роботы остались позади, как и трехкилометровая зона. Это расстояние для их костюмов не проблема, четыре минуты бега на максимальной скорости, и тут же проснулись подавленные умения. Рэм взял направление на северо–восток, на карте, которую залили перед походом, руины военной базы, уничтоженной еще в войну, были.

— Кто нас вывел? — вслух спросил Хранитель, когда, спустя десять километров, Рэм приказал остановиться.

Лес заканчивался, и требовалось осмотреться. Хорошая все же была у андроида эмоциональная матрица, удивление выглядело вполне искренним.

— Понятия не имею, — ответил Штопор, изучая заросшие густыми кустами холмы, и выискивая вражеских наблюдателей. Не верилось, что Архонт оставил область без контроля. — Не обманул и ладно, — тихо произнес он.

— Но этот кто–то не просто нас вывел, — продолжила тему Грая. — Мало того, что он смог прислать сообщение через блокаду связи, он каким–то образом перенастроил КИБ, разом выведя из строя противника. Есть еще один хороший вопрос — почему работала маскировка костюмов, но не работали умения?

— Это как раз самое простое, — отозвался Хранитель. — Это сделали специально, чтобы в наши головы не закралась мудрая мысль, взять реванш, имея преимущество в двадцать минут. Мы могли половину отряда вывести из строя, а может, и весь, по ним–то КИБ долбанул по полной программе. Вот и дали нам средства для бегства, а не для атаки. Пара роботов в лесу — отличный пример. Их можно было вырубить просто на бегу, а это армейские модели, всего пару лет, как в войска пошли, неплохие и добротные, в обычном бою свалить такого примерно то же самое, что чистильщика, этих так прессануло, что им можно было головы оторвать, и противник бы не чухнулся. Кстати, правильно ты сделал, Рэм, что решил пройти тихо.

— Тоже мне откровение, — буркнул Булавин, продолжая изучать местность. — Противник должен до последнего оставаться уверен, что мы все еще за завалом, а двое роботов, которые нам ничем не угрожали, валяющиеся в лесу без голов, указали бы на ошибочность этого вывода. Я разведчик–диверсант по армейской специальности, есть возможность пройти тихо, я так и сделаю, пользы от гибели пары железяк нам никакой.

Минут десять он следил за местностью, и так ничего и не обнаружил.

— Ладно, вроде тихо, — наконец, произнес он. — Маскировку не снимаем, идем быстро на предельной скорости. Ориентируемся по самому медленному, это у нас Хранитель, его максимум — двадцать пять километров.

— Есть, — синхронно отозвались андроиды.

— На жопе шерсть, — мысленно произнес Штопор и первым покинул лес, если все будет хорошо, через несколько часов они получат ответ, кто их может ждать в руинах.

Не пошло… В лесу Рэм замечал искореженные кривые, лысые высохшие стволы. Пару раз они обходили паутину размером с пятиметровый ковер, даже Рэму в замечательной броне не хотелось знакомиться с пауком, который ее сплел. Выйдя на открытое пространство, они чуть не вляпались в аномалию. Это были так называемые серебряные нити, разглядеть их можно лишь днем, ночь, если повезет, можно услышать, как они тихонько звенят. Одна из самых опасных аномалий, во–первых, она была блуждающей, во–вторых, если влетал в нити, то они мгновенно тебя оплетали и сжимались, пока не разрезали на куски, и чем больше ты дергался, тем быстрее это происходило.

Грая, углядев их, дала приказ остановиться, после чего достала из своего кофра пару контейнеров и инструмент для отделения имплантов.

— Единственное, что их берет, — пояснила она.

— И зачем тебе понадобилось? — опустившись на колено и глядя на гниющую тушку какого–то небольшого зверька размером со среднюю собаку, которая валялась по частям в центре аномалии, спросил Булавин.

— Деньги, Рэм, деньги? Нити способны существовать примерно с неделю, дальше исчезает, подпитка заканчивается, а вот стоят они пять тысяч социков за метр.

— Работай, — согласился Булавин. — Слишком многое мы потеряли.

— Нам нужно торопиться, — возразил Хранитель.

— Но и социки нам нужны, — ответил Рэм. — Мы уже обсуждали это. Деньги — это кровь любой революции. Оружие, люди, импланты, сведения — все стоит денег.

Хранитель очень неплохо ориентировался в человеческих эмоциях и жестах — слегка приподнял руки с раскрытыми ладонями, мол, сдаюсь.

Нити резались плохо, они проторчали у аномалии минут тридцать, пока Грая не разобралась с последней. Клубок, намотанный на стеклянную основу, единственное, что не поддавалось резке, был убран в спец стакан и засунут поглубже в кофр, теперь бы успеть продать.

И снова бег. Дважды пришлось обходить аномалии, опасные, но совершенно бесполезные.

— Откуда их тут так много? — удивился Булавин. — Мы десять километров прошли и на три наткнулись, я раньше ни одной не видел, только слышал про временную в бункере работорговцев.

— Аномалии любят открытые пространства, — ответил Хранитель, — в лесах они изредка встречаются, но только стационарные. Я очень удивился, увидев нити на открытом месте. Они как раз чаще всего обнаруживаются в брошенных городах, реже в лесах. Те, что мы сейчас обошли, именно блуждающие. Если нет серьезных препятствий, их гонит ветер и еще кое–какие факторы. Кстати, опушки лесов, как тот, из которого мы вышли, очень опасны. Там могут массово застревать аномалии.

Рэм кивнул, удовлетворенный объяснением.

— И откуда ты все это знаешь?

— Я поглотил уже три искусственных интеллекта вместе с базами данных.

— Логично.

До руин военной базы добрались через два часа, причем пришлось пересечь реку. Не слишком широкую, всего метров тридцать, но очень бурная, с крутыми берегами, минут двадцать искали удобное место для переправы. Выручили дроны, найдя кусок полого берега. За исключением костюма Рэма остальные были не пригодны для плавания, так что, Грае и Хранителю пришлось, борясь с течением, идти по дну, к счастью автономная система дыхания позволяла находиться в зараженной среде или среде, где полностью отсутствует кислород, до получаса без каких–либо последствий.

Когда до конечной точки остался примерно километр, Рэм остановил своих спутников, огляделся и, сделав знак, следовать за ним, спрыгнул в неглубокий овраг, на дне которого тек ручей.

— М-да, промашка вышла, — мысленно произнес он, увязнув в грязи по колено, в высокой траве скрывалось маленькое болото.

Выбравшись из трясины одним мощным прыжком, он перебрался на сухое место, после чего спокойно устроился под крутым трехметровым обрывом и запустил дрон, направив его к руинам. В отличие от городской архитектуры, у военных, которые некогда тут обитали, для землянина дома выглядели привычно — прямоугольные или квадратные коробки из синто бетона, вернее то, что от них осталось. Все заросло травой, из которой вздымались обломки стен, не выше пары метров. В центре воронка глубиной метров тридцать, чем–то внушительным долбанули, от всей души. Хотя, скорее всего, она была гораздо глубже, ведь на поверхности так, десяток хозяйственных построек, все ведь под землей — склады, казармы, ангары для техники. Противник угодил в самое сердце, уничтожив часть на месте базирования.

Но сейчас вопросы столетней давности Рэма не занимали, он искал тех, кто должен был их встречать. Его вообще очень беспокоило это анонимное сообщение, некто могущественный вывел их из ловушки и прислал кого–то встретить. С момента, как они ушли в подземелья, прошло чуть больше одиннадцати часов. Кого можно найти и дернуть за такое короткое время, чтобы он успел сюда добраться? Насколько можно доверять встречающим? Вероятно, он узнал об операции заранее, но почему тогда не предупредил? Ведь проще было вывести Рэма и остальных из–под удара. Сообщи он хотя бы за час, что готовится нападение, они сорвались бы с места и были бы в полсотни километров, или бы переждали в лесу в полной маскировке. Но нет, он дождался, когда их отожмут под землю, и только потом пришел на помощь. Логика благодетеля была непонятна. А чего–то не понимать, Булавин не любил.

Свежие следы транспорта обнаружились в высокой траве почти мгновенно. Они вели в сторону заброшенной базы и обрывались внутри того, что раньше было каким–то ангаром. Через минуту наблюдения дрон вскрыл маскировочное поле. Надо сказать, оно было великолепным, вот только колея выдала их с головой, а зная, где искать…

— Дилетанты, — произнес Рэм тихо. — Слушайте, у вас тут что, за сто лет с профессионалами в военной сфере вообще туго? Даже, если не выжили бравые вояки, то за такой срок можно было бы и самим научиться.

— На меня не смотри, — тут же соскочил с темы Хранитель, — мне всего несколько часов отроду, если, конечно, считать размещение в новом теле.

— Рэм, зря ты так, — покачала головой Грая. — Ты поспешил.

Булавин вернулся к трансляции с дрона, выискивая то, что он упустил. И ведь нашел. Если бы специально не искал, хрен бы заметил, выдала сломанная ветка в густых зарослях на месте соседнего фундамента. Маленькая деталь погубила отличный план. А дальше дрон обнаружил едва заметное искажение. Главное знать, куда смотреть. Все же встречающие были не совсем дилетантами, оставив приманку, они отошли на другую позицию и замаскировались гораздо надежней.

— Беру свои слова обратно, — мысленно произнес Булавин. — Но будь тут мой сержант из учебки, эти встречающие бы подметали плац до блеска. Таких грубых ошибок война не прощает.

— Ты сам лопухнулся, так что, тебе ли говорить? — ехидно поинтересовался Хранитель. — Повелся на видимую приманку, и если бы не Грая, получил бы в спину очередь, а может, что и похуже.

— Справедливо, — согласился Штопор. — Привык к вашему разгильдяйству, вот и поспешил. Урок хороший вышел. Ладно, пошли, надо отсюда убираться, думаю, скоро ликвидатор доберется до низу и поймет, что мы ушли, так что нужно двигать к Трэгу. Архонт перешел в активную фазу. Кстати, неплохо было бы его известить, что наш сумасшедший ИР в курсе, что я жив.

— Я пыталась с ним связаться, — тут же ответила Грая, — как только мы покинули лес. Ничего не выходит, абонент не отвечает, Ноира тоже молчит.

— Патир и Фаран? — предчувствие беды буквально захлестнуло Булавина.

— Молчат. Но тут уже куча других факторов, они могут находиться на «рынке», а туда просто так не доорешься, нужна капсула дальней связи. Кстати, никогда не понимала, в чем проблема ограничения передачи информации на большие расстояния между интерфейсами.

— Дальность ограничено искусственно, — неожиданно заявил Хранитель. — Этой информации больше сотни лет, на этом настоял Архонт, причин не знаю. Мы идем?

— Идем, — поднимаясь и одним прыжком покидая овраг, произнес Рэм. — Только идем очень аккуратно, угрозы пока не ощущаю, но все равно вы двое прикроете меня, когда я пойду встречаться с нашей эвакуационной командой. Дрон тоже пусть повисит, понаблюдает. Хорошие все же эти горошины, обнаружить можно, только если знать, куда смотреть.

К развалинам зашли с другой стороны. Грая и Хранитель заняли позиции в руинах, готовые в любой момент снести заросли, где укрылись неизвестные, шквалом огня.

Рэм же, сняв маскировочный режим, не скрываясь, направился к зарослям. Сейчас скрытность могла больше навредить, чем помочь, вдруг занервничают бойцы, когда он свалится к ним на голову, шмальнут еще, тут андроиды подключатся… В общем, нехорошо может выйти.

Булавин приблизился к засаде вплотную, подошел к кусту со сломанной веткой, демонстративно осмотрел ее и тихонько позвал:

— Эй, кто в теремочке живет? Выходи, поговорить нужно.

Вот только ответ пришел оттуда, откуда он совсем не ждал.

— Замри, — тихо произнес кто–то справа, там, где валялся кусок стены, заросший дерном. — Дернешься, получишь разряд, никакая ликвидаторская броня не спасет. Оружие на землю.

Рэм спокойно повернулся к невидимому говорившему.

— Я не враг. А оружие на землю — совсем бессмысленный приказ, я сам по себе оружие. Выходи, поговорим.

— Назовись, — потребовал невидимка. — И не дергайся, я тут не один.

— Ролл Деал, — назвал Штопор имя, значившееся в профиле в настоящий момент.

— Настоящее имя, — потребовал незнакомец.

— Рэм Булавин, — с усмешкой произнес он, — бывший наемник, бывший сержант пехотной сороковой дивизии Земной Федерации.

— Ну, вот и свиделись, — выбираясь из укрытия и снимая маскировку вместе со шлемом, произнес незнакомец. — Здравствуй, прадед.

Глава 8

Рэм опешил. Перед ним стоял крепкий парень чуть ниже него, аура алая, лицо упрямое, глаза ярко–фиолетовые, для этого мира норма. У многих местных такие.

— Прадед? — растерянно переспросил он и только после этого глянул в интерфейс: «Лонд Цетра, двадцать восемь лет. Социальный уровень — двадцатый. Уровень социальной угрозы — три. Житель города Аран, двадцать второй сектор пятого пояса. Специальная метка Архонта — правнук Рэма Булавина, неблагонадежен. Профессия — солдат. Класс — разведчик. Специальность — маскировка и поиск. Слабый псионик, четвертый уровень, развитые умения отсутствуют. Место службы — военный департамент, сопровождение городских конвоев, звание сержант. Отношение к Рэму Булавину — восхищение».

— Правнук? — переспросит Рэм, понимая, что выглядит глупо.

Вот сейчас он смотрит на своего потомка, который его ровесник, здоровенный взрослый мужик с потертым автоматом, броня — одно название, легкий маскировочный костюм, поверх жилет, который, скорее всего, даже от пули, выпущенной из пистолета, не защитит, в лучшем случае от осколков прикроет, шлем такое же барахло. Как же он так замаскировался в таком убожестве, что Штопор его даже не почувствовал? Действительно, талант у парня.

— Лонд, а где твой брат?

— Здесь, конечно, прикрывает тылы, приглядывает за твоими спутниками, которые держат меня на прицеле.

— Отбой, — мысленно скомандовал Рэм андроидам, — свои! Это мои правнуки.

Рэм смотрел на парня, были в нем и его черты, но больше от Коры — глаза, нос, а вот ямочка на подбородке, скорее всего, досталась от отца, а может, от деда, как и волосы с блестящим фиолетовым отливом.

— Как мама? — не зная, что еще сказать, спросил Штопор.

— Она в надежном месте, — слегка помрачнев, ответил Лонд. — Теперь дома оставаться нельзя. Скоро, наверное, нас с Тартом объявят вне закона за содействие тебе. Ликвидаторы получили приказ — уничтожать любого, кто тебе поможет.

— Падла электронная, — процедило Рэм.

— Как только прошла информация, что ты вернулся, — Лонд потер переносицу, жест выглядел привычным, видимо, он так всегда делал, когда волновался, — мы с мамой посовещались и поняли, что это конец спокойным временам. Мы ее спрятали в самой глухой норе сопротивления. Они были рады помочь. Тем более у них энтузиазм резко вырос, они какие–то надежды связывают с твоим возвращением.

Булавин мысленно выматерился — да, плохо дело, Архонт не должен был узнать о его возвращении как можно дольше, нужно время на подготовку, теперь его нет. Захотелось курить. Он осмотрелся, взгляд упал на так и висящий над зарослями дрон, он отозвался его, и тот, подлетев, нырнул в свое гнездо на цевье.

— Крутая игрушка, — завистливо вздохнул Лонд, — у нас таких нет, только у ликвидаторов ну и у службы безопасности Арана. Для коннвойщиков дорого и сложно. Слушай, как мне тебя называть? А то прадедушкой как–то глупо…

— Согласен. Зови по имени или по позывному — Штопор.

— А я известен как Шорх.

— Фантом, — перевел Рэм с местного. — Сильное прозвище, за умение маскироваться получил? Как тебе в таком комбинезоне вообще это удается?

— Да, — подтвердил Лонд, — это мое собственное барахло, а маскируюсь я благодаря пси–энергии и спец умению, еще в двенадцать лет его получил, когда у бандитов еду воровал. Тогда чуть с голоду не померли. Так что, мне на маскировочные модули плевать, они мне больше мешают. Но когда идем с конвоем, у нас, конечно, более приличная броня, нежели чем это убожество. Я тебя когда увидел, чуть со страху в штаны не наделал, думал, нас ликвидаторы выследили. Тут еще Тарт орет, валим и сматываемся. А затем пришло опознание, я даже не понял, откуда, просто ты в интерфейсе вдруг из нейтрального стал дружественным.

— Как вы вообще тут отказались? — задал Рэм вопрос, который его больше всего беспокоил последние часы.

— Все странно. Мы только с рейда вчера приползли, и тут закрытое системное задание, за которое дают уровень и много тысяч очков. И задание пустяковое — добраться до точки и встретить трех юнитов, один человек и два андроида. Только вот почуяли, что пахнет все это плохо. Мать уже в убежище, ей ничего не угрожает, во всяком случае, в настоящий момент. Ну, мы с Тартом и подписались, и только тут уже узнали, кого встречаем. А вообще мы здесь часа три торчим, до Арана всего ничего, быстро доехали, и без проблем. Только, как я и сказал, похоже, конец нашей свободе.

— Продуманные вы парни, — похвалил Булавин, а сам усиленно мозговал, что же теперь делать дальше.

Вскоре появились остальные. Тарт оказался чуть ниже брата, и больше похож на Рэма, чем на Лонда. Был он веселым, общительным, как и брат, имел профессию солдата, только класс снайпер, как его покойная прабабушка. И оружие у него соответственное — вполне серьезное чудовище полтора метра длиной, крупнокалиберная винтовка на разгонных кольцах, программируемые заряды. Дальность полета ограничена исключительно горизонтом, скорость выстрела запредельная, полного заряда батареи хватит раз пятьдесят шмальнуть. Такие пробивают стационарный щит максимальной мощности с одной пули. Даже Рэм в своей обновке, изготовленной для ликвидаторов, не пережил бы выстрела из этой гаубицы. Броня у Тарта была получше, чем у брата, легкий маскировочный комплекс, пули он держит только мелкого калибра, щит отсутствует, но, как и брат, он был псиоником и мог самостоятельно выставлять защиту. Вот маскировочный модуль у него на уровне, хотя, скорее всего, не потянул бы против дронов, тем более тех, что использовал Булавин. Поэтому Лонд, старший в их паре, и не только по возрасту, убрал брата в сторону, чтобы не спалиться раньше времени. Да и не позиция это для снайпера, ему нужны большие дистанции и хороший обзор.

— Тетя Грая?! — удивленно воскликнул Тарт, стоило синте деактивировать забрало шлема. — Где такую крутую броню раздобыли? Миллиона два стоит, а может, и больше.

— Чуть больше, — отмахнулась та. — Трофеем взяла в одной разборке. А как вы, мальчики, тут очутились? Лирая в порядке?

— Да, с мамой все хорошо, — подключился к разговору Лонд. — Мы задницей почуяли неприятности, когда прошла информация о возращении нашего беспокойного прадеда. Поэтому мы спрятали ее так надежно, как это было возможно. Мы и тебя разыскать пытались, думали, что тебе будет интересно, а может, ты расскажешь больше. Как чуяли, что без тебя не обошлось. Заглянули по последнему адресу, перед тем, как сюда поехать, но остановились, как только заметили десантный бот, висящий над твоим домом. Там мальчишка крутился местный, мы послали его взглянуть. В твоей квартире хозяйничали СБэшники Архонта, весь квартал заблокировали, нам повезло, засеки они нас, возникло бы много вопросов.

Грая философски пережила потерю квартиры и вещей, которые в ней были. Никакой информации, или того, чтобы могло указать параноидальному ИРу, где ее искать, там точно нет.

— У вас еще будет время поговорить, — неожиданно произнес Хранитель. — Давайте убираться отсюда. Рано или поздно ликвидаторы доберутся до подземных уровней, и тогда они начнут искать нас по всему Рояксу, куда только Архонт сможет дотянуться.

— Согласен с Хранителем, — решительно произнес Рэм, — надо убраться отсюда, как можно быстрее. Поместимся в вашем транспорте?

— Вполне, — заверил Лонд. — Это наша самоделка, в нее без проблем восемь человек влезает, или несколько тонн груза. Один недостаток — она колесная и медленная, мы ее сделали для халтурки, чтобы по пустошам мотаться, марадерить.

— Не вычислят вас по ней? — задала вопрос Грая.

— Нет, — заверил Тарт. — Мы ее в городе не держим, стоит у нашего приятеля в гараже, он ее перегоняет к любому выезду из Арана по нашей просьбе. Так что, ее с нами не должны связать. У вас есть конкретный пункт назначения, или пока все равно, куда, лишь бы подальше?

— Есть, — заверил Рэм. — Поселок Свободный знаете?

Парни синхронно кивнули.

— Вот и хорошо, двигаем туда, а дальше будет видно.

— Я слышал про это место, — произнес Тарт, устраивая винтовку на сгибе рук. — Там все контролирует Трэг, контрабандист. Уверены, что хотите с ним связываться? Есть другие способы попасть в Аран.

— Там у нас друзья, — уклончиво произнесла Грая, — так что, сначала туда, дальше разберемся.

Рэм с удивлением разглядывал транспорт братьев, это была самая настоящая самоделка: длина — пять метров, трехосная схема, колеса высокие и широкие, пройдет даже по самому топкому месту, самопальное бронирование ничего не защищало, его автомат прострелит машину насквозь, два места впереди, еще шесть сзади, откидная аппарель, глухой кузов с бойницами. Не дай бог попасть в этой коробке под обстрел — верная гибель. Единственной ценной вещью был колпак на крыше с автоматическим стрелковым модулем, реактивный ракетомет, совмещенный с крупнокалиберным пулеметом, старый, но вполне себе надежный.

— И какова максимальная скорость этого недоброневика? — спросил он.

— Тут все грустно, — развел руками Лонд, — забираясь на водительское место, — сотня по шоссе, и максимум шестьдесят по пересеченной местности. Это просто транспорт. На броню не надейтесь, она для виду.

— Это мы уже поняли, — мрачно заметил Хранитель.

— Не скули, — забираясь внутрь, остудил андроида Рэм. — Скажи спасибо, что не бегом. — Он устроился с краю, прямо за водительским сидением.

Двигатель тихонько завибрировал, Лонд дождался, когда все рассядутся, медленно повел монстра по своей же колее.

— Грая, — мысленно позвал Рэм, — Трэг отозвался?

— Нет, я пишу ему каждые пять минут, он молчит, Ноира тоже. Я даже Аране написала, знаю номер ее интерфейса, полная тишина. У меня очень плохие предчувствия.

Рэм вывел карту. Вскоре они окажутся на дороге, которая вела к Арану, но им не нужно в город. Самый короткий маршрут в Свободный — проехать через большой лестной массив и руины городка, по которому противник сто лет назад нанес орбитальный удар. Зачем? Почему? Теперь уже не выяснишь. Плохо, что по сведениям Трэга в этом месте гнездились всякие отбросы, которые не гнушались ничем, и одинокая машина для них — очень заманчивая приманка.

— Лонд, — позвал он, — как быстро мы сможем добраться до Свободного?

— Часов семь–восемь, — немного подумав, отозвался правнук. — Так подгорает?

— Еще как, — отозвался Рэм. — Архонт вышел на наш след, каким–то образом он вычислил, где мы будем, и нас атаковали ликвидаторы. Чудом ушли. И, похоже, в этом как–то замешана система, во всяком случае, то, что вы получили задание от нее, встретить нас, говорит в пользу этой версии.

— Ну, вы крутые, уйти от ликвидаторов, — с уважением и восхищением произнес Тарт, — это мощно. Обычно все, кто с ними встречаются в бою, потом лежат рядком либо в энергетических кандалах, либо мертвые.

— Мы потеряли очень хорошего робота, — покачал головой Булавин, — если бы он меня не прикрыл собой, я бы тоже был бы мертв, ликвидаторы и чистильщики очень серьезный противник.

— Легко отделались, — прокомментировал Лонд, и машина, набрав скорость, взлетела по насыпи и вырвалась на древнее шоссе. — Тарт прав, — продолжил он, — поле боя всегда остается за ними, за все годы уйти удавалось считанным единицам. Кстати, Рэм, может, ты расскажешь, как ты оказался здесь, сто лет спустя, живым и здоровым, не постаревшим ни на день? У нас в семье до сих пор хранится запись с твоих испытаний в общине, мы с Тартом часто ее пересматривали и уверены, что все именно так.

— Почему бы и нет? — произнес Штопор. — Расскажу, время у нас есть. После того, как Архонт перехватил управление Граей, и я ее отключил, я отправился к пульту… Повествование о том, что произошло в подземелье, а затем сто лет спустя уже здесь, заняло два с половиной часа.

— Рада, — задумчиво произнес Тарт, — правнучка Киары от инопланетника. Во дела! Рэм, а она красивая?

Подзатыльник от Лонда не заставил себя ждать, правда, поскольку на Тарте надет шлем, то эффект был больше звуковой.

— Чего дерешься? — возмутился младший. — Я просто спросил.

Лонд в этот момент принял влево и остановил машину, укрыв ее за какой–то разбитой техникой, которую сбросили на обочину. Тут вообще таких остовов хватало, это был довольно свежий, поскольку мусорщики примерно раз в месяц проходились по трассе, собирая этот хлам.

— Там что–то горит, — подняв руку и указывая на лес, к которому вела грунтовка, на которую им предстояло съехать, чтобы добраться до Свободного, сказал Лонд.

— Маскировочный модуль на машину, — приказал Рэм, принимая командование. — Сидеть тихо. Грая, на место водителя. Тарт, найди позицию, прикроешь со своим чудовищем. Лонд, твоя маскировка только стационарная, или и на ходу тоже работает?

— И в движении, но если не слишком быстро пойдем, у нее тоже есть свои пределы адаптации. Тут все на контроле энергии завязано.

— Хорошо, тогда остальные сидят тут и ждут сигнала продолжить движение, а мы с тобой, правнук, прогуляемся, посмотрим, что там такое случилось.

— Хран, — Рэм повернулся к Хранителю, — не возражаешь, если я твое имя так сокращу? Надоело уже длинное слово выговаривать.

— Нет, — ответил андроид. — Нормально, сам хотел предложить.

— Вот и здорово, тогда перехвати управление автоматическим модулем на крыше, если что, поддержишь нас огнем. Но без моей команды не стрелять, если только нам кранты.

Рэм распахнул заднюю дверь и, выпрыгнув наружу, активировав мимикрию.

— Лонд, давай ко мне, синхронизируем профили интерфейса, чтобы видеть друг друга.

Шли медленно, выходя к цели по широкой дуге.

— Справа, — произнес Лонд, шепотом в гарнитуру.

— Вижу, — едва слышно ответил Рэм.

Он медленно тронулся, обходя дерево, из–за которого выглядывала нога в ботинке. Молодой парень сидел, прислонившись к стволу. Не нужно было проверять пульс, развороченный живот, сизые кишки на земле, остановившийся взгляд, все вокруг залито кровью. Рэм достал заранее приготовленный стилет для откачки жизни и воткнул его в грудь покойника. Кубик, вставленный в рукоять, едва заметно замерцал, две секунды, и все кончено.

— Что ты сделал? — озадачился Лонд, голос его звучал настороженно.

— Потом объясню. Просто прими, что это важно, — ответил Булавин, глядя в интерфейсе на счетчик зарядов энергетической винтовки, теперь их стало тридцать один, еще пять упало в батарею костюма. Уже неплохо, технология работала, и если он не мог забрать энергию АРК для себя, то мог подзарядить броню и оружие.

— Этот покойник из Свободного, умер примерно часа полтора назад, — изучив труп через интерфейс, прокомментировал Лонд.

Булавин и сам уже прочел информацию про Арита Инна, двадцати трех лет, социальный уровень восемь, техник из поселка Трэга.

— Рэм, что происходит? — тронув его за плечо, поинтересовался правнук.

— Не знаю, — ответил Штопор, поднимаясь, — но догадываюсь. Пойдем, попробуем найти выживших, и если я прав, дела наши очень плохи.

На грунтовой разбитой дороге догорали багги и маленький грузовик. Боя не было, противник не понес потерь, похоже, средний боевой дрон сделал пару заходов, и все на этом кончилось, даже оружия никто не собирал, оно так и валялось рядом с трупами.

Рэм отдал приказ дрону, и тот взлетел над деревьями, сканируя местность, никаких следов противника, никакой группы зачистки. Самые мрачные предположения сбылись, Архонт перешел к активным действиям, начав уничтожать тех, кто был связан с ним и с Граей.

— О чем думаешь?

Булавин посмотрел на Лонда, который проводил диагностику автомата, снятого с трупа, он был гораздо лучше того, что у него. Все же хорошо жили контрабандисты.

— Думаю, что Свободного больше нет. Это те, кто смогли оттуда вырваться, либо просто выехали оттуда по своим делам, их догнали и уничтожили. Но идти туда все равно придется, чтобы убедится в этом. Кроме того, Трэг продуманный мужик, не поверю, что у него не было секретного убежища.

— Что будем делать?

— Лонд, завязывай с дурацкими вопросами, сейчас осмотрим тут все, подберем, что можно, и двинем дальше по маршруту. Жалко, что все наше добро досталось ликвидаторам, там было два разведывательных дрона дальнего радиуса действия, попались в трофеях от «ловчих», так что теперь придется осторожно красться.

Лонд кивнул и связался с братом, вызывая сюда остальных. Булавин же обходил трупы, многие были обожжены, экипаж багги вообще сгорел в машине, никто не выбрался. Рэм внимательно осматривал каждое тело, забирая энергию для брони и оружия, и мысленно извиняясь перед покойниками. Все раны были получены в этой последней стычке, никаких окровавленных бинтов и прочего, скорее всего, люди из поселка и вправду ехали по своим делам, когда их догнали. Хотелось думать, что все, что тут случилось, не имеет отношения к Свободному, и это просто нелепое совпадение, но Рэм в подобное не верил. Он знал, что увидит на месте поселка, но надежда, что Трэг выжил, у него еще оставалась.

Всего Булавин насчитал восемь погибших, с каждого выкачал энергию, и теперь батарея винтовки имела триста восемь выстрелов. Кстати, Рэм обнаружил усиленный режим стрельбы, этакий концентрированный заряд, если удерживать спуск пару секунд, то тратится сразу десять единиц энергии, но вот мощность выстрела усиливается сразу в три раза. Кстати, и костюм прекратил сосать из него черные души, теперь минимум десять дней он на самостоятельной подпитке.

Остальные явились минут через десять, монстр братьев спихнул с дороги сожжению технику.

— Что с трупами делать будем? — спросил Тарт, оглядывая поле боя. — Похоронить бы нужно.

Рэм раздавил окурок и вернул забрало на место.

— Нет у нас времени на это, ответил он зло, сколько уйдет на сжигание?

— Да за пять минут управимся, — заверил Лонд. — Сейчас поленницу быстро соорудим, плеснем кое–какой горючки, полыхать будет так, что костей не останется.

— Действуйте, — взвесив «за» и «против», распорядился Булавин.

Парни активно включились в работу, как ни странно к ним присоединился Хранитель, которого теперь все чаще называли Хран.

Рэм же приглядывал за местностью, подняв в воздух все три дрона. Конечно, у него было еще пять, но он не спешил их задействовать.

К нему подсела Грая, они уже мысленно все обсудили и пришли к выводу, что в Свободный идти все рано нужно, только так, чтобы не засветиться. Архонт мог оставить засаду, он искусственный разум, поэтому гораздо умнее любого человека, и уж точно он просчитал, что Рэм может вернуться к своим соратникам.

— Связи так и нет, — мрачно произнесла синта. — Я снова попыталась достучаться до наших, никто не ответил.

— И не ответят. Либо мертвы, либо не могут. Архонт совершил очень верный ход — если противник прячется, уничтожь его базы, лиши поддержки. Я думаю, сейчас готовится еще и информационный удар, не знаю, каким он будет, но, скорее всего, от нас отвернется часть сомневающихся. Единственной его промашкой было то, что ликвидаторы не смогли убить нас. Я, кстати, не понимаю, почему он не использует все возможные ресурсы?

— Я тоже, — согласилась Грая. — Ни блокпостов в зоне, откуда мы ушли, ни воздушного патрулирования, да он мог на каждые сто метров повесить по дрону. Зачем уничтожать Свободный, если можно его окружить и дождаться, когда мы придем туда, а затем захлопнуть ловушку?

— Без понятия. Но все же бить нас частями выглядит более разумно, чем устраивать войну. А так, это зачистка.

Он посмотрел на поленницу и гору тел на ней. Лонд плескал на них какой–то жидкостью из канистры, а уже через секунду взметнулось пламя, уничтожившее попутно нижние ветви деревьев, Рэм даже забеспокоился, не вспыхнет ли лес, но обошлось. Как и обещал Лонд, через две минуты остался лишь пепел.

Самоделка братьев ползла по разбитой дороге гораздо медленней, чем планировалось, колеса вязли в грязи, пробуксовывали, но машина упрямо двигалась к цели. Изначальный план Рэма был держаться подальше от этой дороги, но сейчас идти через выжженные земли уже не к чему, теперь наоборот, надо спешить. Одна ошибка, которую даже не он совершил, и все покатилось в тартарары.

Пару раз Рэм замечал в зарослях вполне себе серьезных мутантов, которые наблюдали за месящей грязь машиной, медленно ползущей по раскисшей дороге. Но ни одна не сунулась проверить, удастся ей сожрать пассажиров или ее застрелят раньше. Все же интерфейс, как и уверял Хранитель, после пробуждения сделал из мутировавшего зверья вполне себе разумных обитателей.

В руины городка, которые населял всякий сброд, что не смог прижиться даже на пустошах, машина вползла уже на закате. Дальше ехать нельзя, можно вляпаться.

— Что делаем? — спросил Лонд, глядя на дорогу через визор, фары не зажигали, шли исключительно с помощью прибора.

— А ничего не делаем, — отозвался Тарт. — Соваться дальше нельзя, весь сброд, а это десяток банд, от десяти человек до сорока, гнездится в центре, мы на самой окраине, тут только пара уродов, которые с остальными не ладят. Предлагаю загнать машину в укрытие и ждать утра. Если кто сунется, объясним, что они не правы и вообще глубоко ошиблись. А как рассветет, на всех порах проскочим эту вольницу.

Рэм в разговор братьев не влезал, дрон, который летел впереди машины, все время, что они ползли по лесу, уже обнаружил пару мест, пригодных для ночлега.

— Лонд, давай вперед полсотни метров, потом сразу направо, — скомандовал Булавин, — там, за густыми зарослями, руины дома, въезд на первый этаж зарос, но он широкий и высокий, без проблем заедем, всего три ступеньки.

Фантом кивнул и погнал машину по широкой дороге, потом заметил едва заметный сверток и, сбив кусты передком, слегка прибавив газу, взлетел по ступеням того, что осталось от дома.

Рэм выпрыгнул наружу, обведя взглядом помещение. Остатки кострища, какие–то тряпки, пахло зверьем. Местные охотились на мутантов, мутанты охотились на местных. В пользу этой теории говорил труп, лежащий в дальнем углу, его хорошо объели, дня три покойнику уже, вот и сейчас на нем копошилась какая–то мелочь. Рядом с рукой покойника валялась какая–то железяка, наверное, он ей отбивался, а может, вообще во сне убили.

Лонд единственный, у кого не было брони, поморщился от запаха, после чего натянуло на лицо маску, фильтрующую воздух.

— Остаемся, — сказал Рэм, — спим в машине. Черт, жаль периметр мы потеряли, придется по старинке — один часовой с дроном, смена — каждый час.

Он посмотрел на запас энергии у горошины, которая сейчас висела, и отозвал, и на полчаса не хватит, пусть зарядится. К потолку поднялся новый наблюдатель. Все согласно закивали. Устали люди, и даже Грая уже не выглядела такой бодрой.

— Я могу взять все дежурство на себя, — заявил Хранитель мысленно. — Вам и вправду нужно отдохнуть, мне же без надобности. Да и Грая тоже не знает физической усталости.

Рэм покачал головой.

— Не хочешь спать, подстрахуешь того, кто на смене, а вот Грае надо немного перевести дух. Я ее вообще на дежурство не поставлю, хочу, чтобы она полностью отключила системы и побыла немного офлайн. Ты меня слышишь?

— Слышу, — просто ответила синта, — я и вправду устала, надо дать отдых своим агрегатам, перейду в пассивный режим. Но мне хватит и трех часов.

— Нет, — отрезал Рэм. — Чтобы до рассвета я от тебя никакой активности не видел.

— Есть, — улыбнулась девушка и полезла в свой кофр.

Вскоре внутри машины уже стояла портативная печка, на которой закипала кастрюлька с каким–то остро пахнущим концентратом. По мнению изготовителей это дерьмо должно быть супом.

Лонд подсел к Рэму, мешающему ложкой это насыщенное химией варево.

— У тебя есть план?

— План есть, а вот времени нет, — ответил Булавин, снимая пробу. — Сейчас главное понять, что у нас осталось. Ну и дерьмо, — произнес он, сплюнув, — но питательное.

— Поэтому вы так рветесь в Свободный? Он был частью плана?

— Да, но, похоже, Архонт просчитал нас и ударил по союзникам. Ладно, все это будет ясно завтра, а теперь давай есть и спать. Хран, на тебе первая смена, через час Тарт, Лонд, я, снова Хран, и так до рассвета.

Люди придвинулись к котелку, достав ложки, весь день в дороге, так что, все проголодались. Хранитель глянул на отключившуюся Граю и достал последний энергетик, которым синта с ним поделилась.

Рэм не особо верил, что их появление пройдет для местного отребья незамеченным, в их здравомыслии он тоже сомневался. Машина, укрытая маскировочным куполом, была невидима для них, но было у него ощущение, что найдутся средства для обнаружения, такие помойки преподносят сюрпризы. От ветеранов он слышал историю, как во время зачистки подобных трущоб, где бегали какие–то придурки с палками, неожиданно по ним открыл огонь самый настоящий роботизированный тяжелый танк. Да, снятый с вооружения, но подобная техника на спец учете, и уж точно никак не могла оказаться у рядовой банды.

Рэм оказался прав, местная шваль явилась за час до рассвета. Тарт, смена которого была, легонько толкнул его в плечо.

— Рэм, — позвал он.

Надо сказать, правнуки с легкостью перешли на «ты» и обращались к нему по имени или по позывному, иногда просто командир. Рэм открыл глаза и уставился на младшего брата.

— Сколько их?

— Дрон насчитало двенадцать.

Значит, так и есть. Сомнительно, что у них может быть маскировка, которая ему не по зубам. Рэм потянулся, спал он в костюме, тело ныло, очень хотелось вымыться, но снимать броню на вражеской территории, он не мог себе позволить.

— Буди остальных, но только тихо. Хотя я опасности не вижу, но пусть будут готовы.

Рэм подключился к дрону и быстро осмотрел территорию. Все верно, двенадцать людей с оружием, которое можно было именовать так с большой натяжкой. Какие–то старые энергетические ружья, пистолеты, один автомат, и то у него батарея крепилась с помощью какой–то клейкой ленты. Аура у всех черная. Рэм начал сканировать их одного за другим, у всех отсутствовал социальный уровень, зато уровень социальный угрозы был от восьми до семнадцати. Ну что еще взять от отребья пустошей? Совокупная награда за их смерти от системы была чуть больше трех тысяч социков. Бронекостюм, явно кустарного производства, только у одного, явно главаря этой банды, которые называли себя Сарки. Так звали мелкого, но ядовитого мутанта. Они медленно крались к зданию, планируя навалиться все вместе и не спугнуть их, им предстояло пройти еще метров пятьдесят, чтобы оказаться на исходной, но Рэм не собирался давать им такого шанса. Ему было необходимо подправить свои энергетические резервы, и эти отбросы, на которых клейма ставить негде, вполне для этого годились, отпускать их он не собирался.

— В режиме маскировки занимайте позиции, — приказал он синтам и людям, — но в бой не вступать, пока я не дам сигнал. А я пойду прогулялась.

— Ты что задумал? — мысленно произнесла Грая.

— Как что? — удивился Рэм, открывая дверь и выпрыгивая наружу. — Ликвидирую эту шваль и соберу немного энергии. Все, давайте по местам.

И Булавин, активировав мимикрию, исчез.

Глава 9

Рэм, используя свои возможности, шел в полный рост, ничуть не скрываясь, мимикрия новейшего костюма надежно маскировала его от единственного дрона, который следил за их убежищем. Эта побитая пулями, несколько раз ремонтированная, старая железка не смогла бы обнаружить его, даже если бы на нем была старая бронька, в которой он штурмовал базу работорговцев. Рэм прошел мимо рассредоточившихся бойцов, занимавших позиции напротив входа. Здесь было основное ядро отряда местных отморозков — пять человек. За ними, метрах в двадцати, в полуразвалившимся домике в остатках второго этажа стоял их лидер. «Генерал» взирал на свое воинство, заложив руки за спину. Он был не один, чуть позади на каком–то ящике сидел молодой парнишка лет пятнадцати. Рэм замер, глянув на парня через интерфейс, аура у него, в отличие от других отморозков, красная, а из данных только кичка — Псих. Санкция на уничтожение тоже отсутствовала. Булавина подобное очень заинтересовало. Он бесшумно подошел к парню и, активировав шокер, вырубил мальца прикосновением. Подхватив мгновенно обмякшее тело, Штопор уложил его на ящик. Все это заняло несколько секунд. Главарь, которого звали Скар, даже не дернулся, он не почувствовал Рэма, когда тот возник за его спиной, да даже если бы и почувствовал, все равно бы ничего не увидел. Смерть она такая, приходит, когда не ждут, невидимая и беспощадная. Рэм шагнул к главарю, тот стоял без шлема, который лежал на обломке стены. У него был семнадцатый уровень социальной угрозы, система требовала уничтожить его немедленно. Рэм не стал мудрить, просто зашел за спину. Рука зажала рот, правая уперлась под левую лопатку, активированный энергетический клинок прошил броню, сердце и вышел из груди. При этом никакого сопротивления, словно лист электронной бумаги пробил.

Рэм вздрогнул, когда поглотил энергию погибшего прямо через перчатку костюма, шестьдесят три единицы в актив. Аккуратно уложив покойника, Рэм спрыгнул вниз и направился к «войскам», изготовившимся к атаке. Начал он с самого серьезного и опасного бойца. Тот сидел, сжимая в руках револьверный ракетомет, такой же древний, как и эти руины, но его было вполне достаточно, чтобы повредить их транспорт. Он устроился за обломками, на которых пышно рос какой–то густой куст, и теперь ждал, когда ему скомандуют огонь, при этом дергано огладывался назад, лицо его было бледным, руки дрожали, похоже, он был наркоманом со стажем. Рэм не чувствовал никакой жалости к этим людям, да и можно ли было считать людьми? Они не представляли для него никакой угрозы, но они сами пришли, он их не звал. Как говорили древние на Земле? Тот, кто идет за шерстью, может вернуться стриженным.

На этот раз Рэм просто, походя, снес бандиту голову и пошел дальше. Следующая цель — тетка неопределенного возраста, уровень социальной угрозы одиннадцать. Никакой жалости, клинок пробивает голо, она хрипит, но Булавин зажимает ей рот, пока она не прекращает дергаться. Ее сосед что–то почуял и начал вертеть головой, пытаясь разглядеть происходящее во тьме с помощью своего потрепанного визора. Секунда, и вот он уже падает на землю. Штопор впитывает черную энергию и идет дальше.

— Рэм, — раздается в голове голос Граи, — это ведь бойня.

— Я их не звал, — отозвался Булавин и прикончил двух последних бандитов напротив входа. Шестеро в минусе, осталось столько же.

На ликвидацию остальных ушло меньше пяти минут, все закончилось быстро и кроваво.

Вернувшись за мальчишкой, Рэм закинул бесчувственное тело на плечо, заинтересовал его парашника, надо пообщаться. Пристроив пленника рядом с машиной, Булавин достал инъектор и вколол пленнику противошоковое, приводя того в чувство. Пока сопляк хлопал глазами, приходя в себя, деактивировал забрало и прикурил. Бросив взгляд на шкалу душ, Рэм удовлетворенно кивнул, неплохо подзарядился. До нового уровня не хватило всего одиннадцати единиц. За зачистку получил и новый «социальный уровень», теперь он добрался до девятнадцатого. Но больше всего порадовало системное сообщение: «Поздравляем, второстепенная способность «Тихое убийство» +1. Теперь вы сможете убивать ничего не подозревающего противника еще более эффективно. Открыто дополнительное умение — «Внезапная смерть», способность постоянного действия и не нуждается в активации. Устраняя ничего не подозревающего противника, вы получаете возможность видеть уязвимые точки его брони, удар в которые нанесет максимальные повреждения, которые приведут к неминуемой смерти. Также за ликвидацию в режиме «Тихое убийство» вы получаете вдвое больше социальных очков.

— Отличный перк, — обрадовался Рэм. — Жаль, «скрытность» не прокачивается под действием маскировочного модуля, только без него.

Глянув на счет, он равнодушно пожал плечами, за одиннадцать трупов ему начислили только три тысячи восемьдесят два социка. Да, копеечный результат.

— И что, ничего не екнуло? — мысленно спросил Хранитель, стоя у борта их транспорта.

— Не-а, — покачал головой Булавин, присаживаясь напротив трясущегося от страха мальчишки. — Убив этих, я кому–то спас жизнь. Заключение, перевоспитание с подобными личностями не работает.

— Ликвидаторы примерно так же размышляют, они охраняют покой общества. Они точно так же, как и ты, без эмоций устраняют угрозу.

Рэм замер, подняв голову, посмотрел в глаза андроиду.

— Все зависит от точки зрения.

Хранитель кивнул.

— Именно так, солдат.

Булавин как–то нервно отшвырнул окурок, посмотрел на пленника, слова зацепили, заползли в самое сердце, внушили сомнение в правильности действий, но что–то было не так с ними, где–то была ошибка, которую не мог найти логичный искусственный разум.

— Ты зачем сюда пришел? — спросил он, глядя прямо в светло–сиреневые глаза.

— Я не хотел, — заикаясь, произнес мальчишка.

— Врешь, сучонок, никто тебя не заставлял, я творю рожу читаю, как текст с экрана, причем текст, рассчитанный на ребенка. Ну, давай, наберись мужества, скажи, зачем сюда пришли одиннадцать человек на рассвете с оружием?

— Меня для прикрытия взяли, Скара охранять, я щиты могу ставить мощные, — разревелся он. — Убивать они шли, — глотая сопли, проревел он. — Машина хорошая, модуль, здесь это все имеет цену не малую. Может, еще что. Для Скара, главаря нашего, личное оскорбление, когда что–то хорошее и такое нужное находится в чужих руках.

Рэм поднял голову и посмотрел на Хранителя.

— Вот в чем разница. Я убиваю плохих людей не потому, что человек думает иначе, а потому, что он мразь, и сильно зажился на этом свете. Причем не я к ним прихожу, они сами ко мне идут.

По лицу андроида, которое отлично держал в повиновении Искусственный Разум, нельзя было понять, устроил ли его такой ответ, но это пошатнуло его логическое построение.

— К чему ты вообще завел этот разговор?

Несколько секунд синт молчал, потом, наконец, решил прояснить.

— Можешь назвать это банальным тестированием. Вы, люди, легко ломаетесь. У вас сбиваются нравственные ориентиры, и мне было важно понять, насколько ты в своем уме, мне очень не понравился этот тревожный звоночек с резней. Ликвидаторы уже не раз ради могущества шли подобной дорогой. Но ты пока что действуешь в интересах дела.

— И насколько я нормален?

Хран несколько секунд смотрел ему в глаза.

— Пока все в рамках твоего психологического профиля.

И, развернувшись, андроид направился к Грае, которая хоть и слышала весь разговор, но предпочла не встревать. А может, они договорились провести этот тест совместно. Что–то изменилось в поведении ИРа за тот момент, что он обрел тело. Причем поменялось не только поведение. Рэм посмотрел вслед Хранителю, и тут до него дошло — глаза. Глаза андроида теперь имели серебристую радужку, как у Граи, это говорило о наличии души.

— Интересно, очень интересно, — пробормотал Булавин себе под нос и вернулся к прерванному допросу.

Рэм пристально посмотрел на таращащегося в ужасе паренька.

— Ответишь честно, отпущу, — наконец, произнес он.

Парень закивал так активно и так быстро, что Штопор начал опасаться, как бы голова не оторвалась.

— Итак, вопрос первый — сколько всего людей в банде, ждать ли повторного нападения?

— Нет, есть еще шестеро, но они базу охраняют, — парень вроде даже как успокоился и прекратил пускать сопли и заикаться. — Не будешь охранять, другие захватят, тут народ лихой, слабые не выживают.

— Понятно. Второй вопрос — что случилось странного за последнее время, какие новости приходили в вашу отхожую яму?

Парень задумался.

— Ну, самая свежая — ликвидаторы поселок зачистили, банду контрабандистов, он дальше по дороге, всего тридцать километров, Свободный назывался. Там мужик авторитетный управлял, Трэгом звали.

Рэм со всей дури саданул кулаком в борт машины. У мальчишки оказалась отменная реакция, еще мгновение назад там была его голова, которую он чудом сумел убрать из–под удара, причем сам не понял, как. Тяжелый транспорт качнулся на всех своих шести колесах.

Грая вскочила и в одно мгновение оказалась за спиной у Булавина, она прекрасно слышала, что сказал пленник. Руки девушки обхватили плечи Рэма, стараясь удержать от немедленной расправы. Он дернулся, сверля налитыми кровью глазами мальчишку, словно он виноват в случившемся со Свободным. Мальчишка бы непременно обоссался от страха, если бы не сделал это, еще когда его схватили, и сейчас он пытался протиснуться между колесами, стараясь убраться от этого страшного человека в костюме ликвидатора.

— Рэм, — выкрикнула Грая, привлекая к себе внимание. — Спокойно, — теперь уже зашептала синта ему в ухо, — не надо, он не виноват, он не при чем, это Архонт. Он ответит. Ответит за все. Успокойся. Да помогите же мне.

Оба брата, вбежавших в руины с трофеями в руках, растерянно таращились на синту, которая теперь пыталась удержать вырывающегося Булавина. Тут к ним подскочил Хранитель и ткнул инъектором в незащищенную шею Булавина. Штопор вздрогнул, ноги подкосились, и он опустился на грязный пол. Регенерация, дожигая остатки мутантской энергии, успешно справилась с успокоительным за считанные мгновения, но этого хватило, чтобы Рэм остыл.

— Он заплатит, — прошипел Булавин с ненавистью. — Закончите допрос сами, мне нужно побыть одному.

Развернувшись, Штопор вышел наружу. Трясущейся рукой достал сигарету и со второй попытки прикурил. Он стоял и несколько секунд просто дышал, стараясь успокоиться, и жалел только об одном, слишком мало местных ублюдков пожаловало. Может, стоит устроить геноцид этому богом забытому месту?

— Не стоит, — произнесла Грая, возникая за спиной

Рэм повернул голову и вопросительно посмотрел на нее.

— Я знаю, о чем ты думаешь. Хочется пойти и разорвать кого–нибудь, чтобы унять этот жар ненависти в сердце. И вроде эта помойка с ее ублюдочными обитателями вполне годится, но не поможет. Я знаю. Этот жар исчезнет, когда ты отомстишь.

Рэм опустился на ступени, сигарета выпала из пальцев. Сначала появилась одинокая слеза, за ней еще одна, через две секунды они градом катились вниз, он плакал молча, без всхлипов и вздрагиваний.

Девушка опустилась рядом и просто взяла его руку в свою. Броня совершенно не годилась на роль жилетки, поэтому переплетенные пальцы были самым теплым из возможного.

Рэм потихоньку успокоился, Грая справилась, не дала ему натворить дел.

— Спасибо, — доставая новую сигарету, произнес он. — Как думаешь, с Патиром то же самое случилось?

Синта пожала плечами, вопрос был риторическим. Она прекрасно понимала, что Штопора интересует не Патир и бродяги, не рабы, которые там остались, а только один конкретный человек. Она не знала, что ответить.

— Да что я тебя спрашиваю? — вздохнув, произнес он. — Скорее всего, их уничтожили даже раньше, чем напали на нас и на Свободный.

Девушка промолчала, да и ответ не требовался.

Когда Рэм с Граей вернулись к машине, пленник, уже относительно успокоившись, сидел в углу и смотрел в пол, только на секунду он поднял глаза и, скользнув взглядом по черной броне, вздрогнул.

Булавин подошел к братьям и Хранителю, которые заканчивали приготовление концентрата.

— Что удалось узнать?

— У Скара со Свободным соглашение было, — начал Лонд, — он людей оттуда не трогал, а ему иногда социков перепадало или контрабанда какая недорогая. Обычное дело в этих местах. Скар как–то узнал, что поселок разграбили, и послал пару своих посмотреть, может, помародерить удастся, мертвым–то имущество ни к чему. Вернулись они на закате. Там все сожжено, везде трупы, по улицам ползают три робота, серьезные, патрулируют, никого не подпускают. Больше ничего. Разведчики поглазели издали, и вернулись ни с чем. Все, полезные данные по этой теме заканчиваются.

— А не полезные?

— Ну, как сказать? У пацана большие задатки к оперированию пси–энергией. Сейчас второй уровень, а ведь парню всего пятнадцать. В будущем потенциальный первый, таких людей на весь Аран человек десять.

Рэм бросил взгляд на пленника, тот сидел, уставившись в пол, и даже дышать боялся.

— Он местный?

Тарт покачал головой.

— Нет, пришел сюда год назад, с его слов, во всяком случае, но Хран сказал, что не врет.

— Откуда пришел?

— А вот тут самое интересное, на его воспоминаниях стоит очень мощная блокада. Он помнит только то, что произошло с того момента, как он тут очутился. Его интерфейс заблокирован, класса у него нет.

Булавин снова взглянул на пленника, попытавшись получить информацию. И снова ничего, все, что он узнал, объект — «мальчик, пятнадцать лет, кличка Псих».

— Оригинально, — усмехнулся Булавин.

— Рэм, — позвал его Лонд, — мы хотим взять его с собой, есть в парне какая–то загадка. У нас имеются знакомые, которые занимаются взломом интерфейсов и умеют снимать блокады с памяти. Крови на парнишке нет, он, конечно, не домашний ребенок, за ним много всего тянется наверняка, но он выживал, как мог.

— Вы серьезно? — уставился на старшего правнука Штопор. — Вы хоть понимаете, что на кону стоит? Свободный уничтожен, наш план рухнул. Я теперь даже не знаю, с чего начать, туда мы в любом случае заглянем, мне нужно удостовериться, что Трэг мертв. И вы хотите тащить с собой мутного пацана?

— Он точно не работает на Архонта, — вставила Грая. — А псионик, причем такой сильный, может оказаться полезным. Я за то, чтобы взять его с собой.

Рэм посмотрел на Хранителя.

— Я тоже, за, — ответил андроид. — Парень и вправду силен. Если бы ты его по тихой не стреножил, он бы мог стать проблемой.

— Если он так силен, почему сразу не ответил, когда я его пресанул? Ведь едва не убил парнишку.

— А куда ему бежать? — резонно заметил Тарт. — Нас больше, мы сильнее. Кроме того, он тебя до ужаса боится.

Рэм снова обернулся к парню.

— Боишься? — громко спросил он.

Мальчишка кивнул.

— Отомстить хочешь?

Тот покачал головой.

— А придется. — Рэм сделал шагов пять, выйдя на пустой место. — Вставай.

Парень подчинился, стоит, трясется, колени ходуном ходят.

— Да не трусь ты, — произнес Рэм, — никто тебя не тронет, включая меня. Ребята хотят тебя с собой взять, говорят, что ты сильный, покажи мне свою силу.

— Не хочу, — упрямо смотря в пол, произнес мальчишка.

— Не хочешь — не надо, мне размазни в команде не нужны, — с издевкой произнес Штопор. — На кой ты мне такой слюнтяй? Не хочу, не буду. Я тебя чуть не грохнул, а ты глазки в пол. Уходи!

— Нет, — покачал головой мальчишка. Сиреневые сгустки окутали его ладони, мгновение, и вот он весь укрыт плотным небольшим куполом, за которым видно только силуэт. — Нужна сила моя? Смотри.

Рэм выхватил пистолет и трижды выстрелил в защиту, барьер не дрогнул, просто пули сгорели, словно их и не было.

— Молодец, умеешь думать, — произнес он, — захотел бы напасть, поквитаться, я тебя бы точно прогнал. А теперь давай, как двинь по мне, только не поломай.

Он убрал оружие в кобуру и закрыл забрало.

Что хотел, то и получил… Сгусток сиреневой энергии со скоростью молнии ударил его в грудь, буквально сметя выставленный щит, ноги Булавина оторвались от пола. Просвистев по воздуху четыре с половиной метра, он вылетел в дыру в стене, слегка ее расширив.

— Ты как? — мысленно поинтересовалась Грая.

— Нормально, — выбираясь из кустов, заявил Рэм, одним прыжком возвращаясь в дом. — Молодец, Псих, — поздравил он растерянного парня, который с ужасом глядел на черную фигуру, направляющуюся к нему. — Все, как надо, сделал, — деактивировав перчатку и потрепав паренька по волосам, похвалил Булавин. — А ты действительно талант. Хочешь убраться из этой жопы мира? Только предупредить хочу, жизнь с нами яркая, интересная, но может быть очень короткой.

Мальчишка задумался, хорошо так задумался. Рэм выжидающе стоял напротив и ждал. То, что парень взвешивает за и против, явно говорит в пользу того, что он не любит принимать поспешных решений.

— А вы куда едете? — задал он вполне справедливый вопрос.

— Сначала в Свободный, — честно ответил Штопор. — Очень многое будет зависеть от того, что мы там сможем найти и узнать. А потом в Аран. Нас там ждут.

— Хорошо. А сдохнуть я и тут могу, сегодня мог, вчера мог, когда боевой дрон над нами прошел. И позавчера, когда на нас напали харки, они иногда выходят из леса.

— Видели мы этот дрон и то, что он сделал, — мрачно заметил Лонд. — А теперь давайте есть и убираться отсюда, скоро светило взойдет, и местные фырцы начнут шевелиться.

Рэм быстро припомнил местную терминологию — черви–трупоеды. Что ж, очень точная характеристика.

— Мне нужно вернуться на базу, — неожиданно заявил Псих. — Там осталось единственная вещь из моего прошлого, у меня кроме одежды была только она, я ее прятал в тайнике.

— Это так важно, что стоит рискнуть жизнью и шансом?

— Я быстро, — заверил парень, — меня никто не увидит. И да, это важно.

Рэм на минуту задумался. Рискнуть и отпустить парня, но он может привести других, гораздо серьезней, может попасться в руки местных ублюдков, или сбежать хочет.

— Он не врет, — мысленно произнесла Грая. — Для него это действительно важно. И вреда нам он тоже не хочет причинить.

— Хорошо, — решил Рэм. — Мы будем ждать тебя тридцать минут, после чего уйдем, и выгребай, как знаешь. Успеешь?

— Да, — заверил мальчишка и, не тратя время, сорвался, и уже через секунду скрылся в зарослях.

Рэм сел на ящик рядом с котелком, в котором был еще вполне горячий концентрат, и принялся за еду. Ели молча, только ложки стучали по дну. Андроиды взяли на себя охрану людей.

— Ты точно хочешь идти в Свободный? — разрушил молчание Тарт.

— Не хочу но придется, — процедил сквозь зубы Булавин и сжал кулак так, что пальцы побелели. — Надо убедиться, что там все погибли. Там наши друзья, и если кто–то выжил, они могли оставить нам послание.

— Ты же понимаешь, что это ловушка? — включился в беседу Лонд.

— Конечно, понимаю. И вы туда точно не пойдете, будете сидеть в лесу, чтобы не случилось.

— Опять хочешь все сделать в одиночку? — зло прошипела Грая.

— В одиночку при данном раскладе у меня больше шансов, чем с толпой полу гражданских. Будь здесь наемники или моя рота, я бы, не раздумывая, взял бы их, но не вас. Даже бродяги, которые тут считаются крутыми солдатами, не проявили этих качеств. Так что, да, я пойду туда один. Если вляпаюсь, смотрите уже по обстоятельствам, бросать меня или вытаскивать.

Поняв, что глава отряда принял решение и менять его не собирается, никто не стал лезть с протестами, и разговор увял сам собой. Парни сидели с кислыми рожами, явно обиделись. Андроиды лучше владели собой, и по ним было непонятно, какие эмоции они испытывают.

Псих явился за три минуты до назначенного срока.

— М-да, — разглядывая паренька, произнес Рэм.

Когда двадцать семь минут назад мальчишка убегал за своим сокровищем, его куртка и штаны были целыми, а теперь выглядели, как обноски. Да и лицу его серьезно перепало — разбитая губа, фонарь под глазом, сломанный нос. По руке стекает тонкая струйка крови.

— Все прошло не так хорошо? — поинтересовался Булавин.

— Еле вырвался, — с сильной отдышкой ответил парень. — Банда Жерка пронюхала, что Скара больше нет, как и большинства его бойцов, и напала на штаб. Когда убегал там еще стреляли.

— А отделал тебя так кто?

— Попался их прикрытию, прямо на них вылетел, не повезло.

— А что силу не применил?

— У них тоже псионик есть, с даром особым, умеет блокировать таких же, как он.

— Полезная способность, — оценил Лонд.

— Полезная, — согласился Штопор. — Грая, быстро займись парнем, приведи его в порядок, посмотри, может, что из одежды и брони ему подойдет.

Синта кивнула и утащила Психа внутрь транспорта, куда свалили трофеи с погибших Свободевцев, и кое–что снятое с ночной бойни. Хотя у банды Скара самым ценным была его броня и револьверный ракетомет на шесть выстрелов, правда, заряжен он был только наполовину.

— Можем ехать, — окликнула его Грая, выбираясь из машины. — Перевязала я его, у парня неплохая регенерация, к концу дня и следа не останется.

— Тогда по местам, давайте сваливать отсюда.

Рэм отозвал дрон, который оказался полностью разряженным, он едва долетел до Булавина, до гнезда на цевье автомата уже не дотянул и просто шлепнулся в подставленную ладонь.

Рэм отправил его на подзарядку и, запустив нового, полез внутрь. Заняв свое место, Штопор посмотрел на парня, Грая переодела его в какие–то трофейные вещи, но они были мальчишке явно велики минимум на пару размеров.

— Пристегнись, — приказал Булавин.

Мальчишка кивнул и накинул себе на плечи страховочную систему.

— Лонд, давай вперед, только не спеша. Жаль, ваша маскировка не работает на ходу.

Шестиколесный уродец вздрогнул, скатился по мелкой лестнице, снова пробив стену из кустов, и выехал на заросшую дорогу. Машину тряхнуло, когда она наехала колесом на что–то крупное.

— Слушай, а можно поаккуратней? — попросил Псих водителя. — Не трупы везешь.

Подзатыльник от Граи не заставил себя долго ждать Лонд только хмыкнул, Тарт показал оттопыренный большой палец, а паренек потер затылок.

— Больно же, — возмутился он.

— Подзатыльник — это часть воспитательного процесса, — строго заметил Рэм, — точно такой же, как и порка. Если голова не варит, значит, стимулируется восприятие другим местом. Ты, сопляк, подумай своей головой, мы в боевом выходе, сидим внутри железной коробки, у которой не броня, а говно, мой автомат ее навылет шьет… Это же надо такое ляпнуть.

— Осознал, — виновато смотря на сидящего напротив Хранителя, произнес паренек.

— Молодец, — улыбнулся Рэм, — будем тебя учить. Кстати, меня называй командиром. Это Грая, это Хран, за рулем Лонд, рядом его младший брат Тарт.

— А почему командир? Я же слышал, как тебя называли Рэмом.

Булавин озадаченно посмотрел на Граю, которая сидела напротив. Точно, когда она удержала его от расправы, выкрикнула его имя, не услышать было нереально.

— Да, меня зовут Рэмом. — Он выжидательно посмотрел на парня, тот никак не среагировал, либо не знал, кто такой Рэм Булавин, либо это осталось в заблокированной части памяти. — Хорошо, между нами, когда рядом нет посторонних, ты зовешь меня Рэмом. Если рядом кто–то чужой, или нас могут услышать, только командир. Усвоил?

— Да, Рэм.

— Молодец.

Руины городка, населенного отбросами, покинули без приключений, только пару раз дрон засекал наблюдателей в развалинах, но никто не рискнул сунуться, проверить, насколько крепка броня и велика добыча.

— Не нравится мне твое прозвище, Псих, — произнес Булавин. — Откуда оно взялось?

— Скар дал, — нехотя, произнес парень. — Через неделю, как я к ним прибился. У меня только–только дар проснулся, я его не чувствовал, мог на поджопник ответить ударом силы так, что задиру сносило, словно сухой лист штормовым ветром.

— Поэтично, — усмехнулась Грая.

— А во сне, — продолжил парень, — вообще контроль терял. Мне даже отдельное помещение выделили после того, как я своего соседа долбанул со всей дури. Его утром нашли размазанным по стене, все вокруг в кровавых брызгах, и я храплю.

— Значит, все же есть на тебе кровь, — заметил Хранитель.

— Я же случайно, да и подонок он был, любил над слабыми издеваться. Ты бы знал, что он с ними делал.

— Верю, — кивнул Хран и замолчал, продолжая изучать лицо парня, сидящего напротив.

— Плохая это кличка, — произнес Рэм. — Прозвище часто судьбу человека творит. Был у меня один знакомый, еще в детстве, все звали его мямлей за косноязычие. Здоровенный бугай, который мог без проблем зад аэрокара приподнять, стал тряпкой, об которую все ноги вытирали. Так что, давай, подумаем над новым прозвищем, ведь пока не разблокируем твой интерфейс и память, имя ты все равно не вспомнишь.

Парень пожал плечами, мол, делайте, как считаете нужным.

Рэм задумался. Псих у Скара ведь не просто так родился, тут и Пси–энергия и эмоциональное состояние паренька, два в одном, говорящая кличка. Но ему явно было нужно что–то другое, менее вызывающее и определяющее. Не псионом же звать.

— Пусть будет Нерг, сокращенно от энергии, — предложила Грая.

Рэм посмотрел на мальчишку, тот в ответ кивнул.

— Вот и хорошо, Нерг.

После чего глянул на него через интерфейс, да, кличка Псих в почти пустом профиле парня исчезла, и теперь он стал Нерг.

Дальше ехали молча и без приключений, что не могло не радовать Булавина. Не доезжая пяти километров до поселка, транспорт свернул на заросшую вырубку и, тяжело переваливаясь через пни, полез вглубь леса. Наконец, Лонд, выбрав место, остановил его.

— Приехали, — обрадовал он пассажиров, особенно новоиспеченного Нерга, которого на кочках укачало, и был он зеленого цвета.

— Маскируйтесь, — приказал Рэм, проверяя свое снаряжение. — Если через сутки не вернусь, действуйте, как посчитаете нужным. Старшим оставляю Граю.

— Ты не передумал? — спросила синта, глядя, как Рэм поправляет автомат, висящий на груди, и инспектирует гранаты в подсумках.

— Нет, — покачал головой Булавин, прекрасно понимая, о чем она спрашивает, — я пойду один.

— Будь осторожен. Наш противник слишком силен, у него столько ресурсов и технических возможностей, что просто чудо, что мы еще живы.

Рэм улыбнулся, синте.

— Значит, он не так хорош. Прощай. Если что…

— Я тебе покажу, если что, — завелась Грая. — Только попробуй сдохнуть опять, оживлю и так навтыкаю.

Рэм подмигнул и, развернувшись, пошел в сторону Свободного.

— Обязательно возвращайся, — пришел к нему в голову мыслеобраз.

Булавин поднял руку над головой, но не обернулся.

Глава 10

На этот раз он шел медленно, замирая при каждом шорохе. На три первых километра ушло почти полтора часа. Лес был живым. Пару раз Рэм обнаруживал серьезных мутантов, охотившихся на менее серьезных, видел даже сокта, с которым столкнулся в первый же день пребывания на Рояксе. Тогда повезло, крепкая тварь, обладающая псионическими способностями не успела его прикончить, и вот новая встреча. Рем даже поднял автомат, решая подправить дела с мутантской энергией, необходимой для регенерации, в шкале осталось всего пару единиц, которых хватит только на то, чтобы царапину залечить. Но тварь, что–то почуяв, двумя стремительными прыжками, перебралась на соседнее дерево, прикрывшись стволом, и когда Рэм сменил позицию, чтобы достать ее, то сокта не обнаружил, похоже, умный мутант свалил от греха подальше. Рэм усмехнулся и тронулся по прежнему маршруту. В двух километрах от поселка все едва не закончилось печально, спасла интуиция. Он замер, пытаясь понять, где опасность. Несколько минут он вглядывался в лес, и ведь нашел: гребанная аномалия — серебряные нити, они раскинулись прямо посреди самого удобного места, чтобы пройти, он бы точно влетел, если бы не чутье.

Свернув, Рэм, наконец, приблизился на километр к Свободному, теперь можно было поднять дрон над деревьями, его мелкой камеры хватит, чтобы хотя бы панораму посмотреть.

Проведя горошину через ветки, Булавин мысленно выматерился, поселка больше не существовало. Конечно, качество картинки было среднее, все же эта модель ближнего радиуса, идеально использовать на площади не больше двухсот–трехсот метров, но и объект — не человек под маскировкой, разрушенный поселок был как на ладони. Да, не повезло им — ни одного целого дома, все в копоти, что могло сгореть, сгорело, в некоторых местах даже камень потек. У ворот поселка стоит сожженная багги, там две головешки, которые еще недавно были людьми. Похоже, пытались вырваться из этого ада, но не преуспели. Архонт не стал мелочиться, никакой точечной зачистки, тотальный удар, который разом похоронил всех, после этого осталось только добить тех, кто выжил.

— Будь ты проклят, — прошипел Рэм сквозь зубы и, сжав кулак, со всей дури двинул по земле. Дерево, под которым он сидел, вздрогнуло. — Тварь электронная.

Булавин несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и продолжил наблюдение. Никаких роботов, про которых говорил Нерг, видно не было, вообще все выглядело безжизненным. Но Рэм знал, что это не так, в поселке была засада. Архонт не мог так лопухнуться, все же эта паскуда отлично знает людей и их слабости. Там Булавина ждут, причем не обязательно ликвидатор, ведь достаточно просто его засечь, а потом ударить со штурмового дрона ракетами, и на пять километров вокруг будет выжженное поле. А если он переживет это, то у свихнувшегося ИРа наверняка есть в загашнике еще что–то неприятное. До Арана тут рукой подать, десантный бот с группой зачистки будет здесь через пару минут. Поэтому он убрал роботов, ни что не должно было помешать Булавину сунуться в ловушку, дабы выяснить судьбу друзей. Но именно этот шаг его и выдал, оставил бы патрульных, может, Рэм бы и решился на скрытный проход.

Надо было решать, что делать, дальше идти небезопасно, у противника тотальное технологическое преимущество, скорее всего, он уже находится в зоне различных датчиков и прочих систем наблюдения, раскиданных по периметру поселка с одной целью — найти его, и только броня ликвидаторов его и выручает.

Рэм еще минут двадцать наблюдал через дрон за местностью и уже собирался убираться, когда заметил стаю мутантов, кучкующихся на опушке. Твари были незнакомые, чем–то напоминали здоровенных волков, только шерсть, сваленная почти в войлок, красного цвета, морды плоские, пасти здоровые с клыками в палец толщиной. По хребту шел костяной гребень с острыми зубьями. Распознавание в интерфейсе выдало, что зовутся они горлы. Несмотря на габариты, на людей не нападали, атаковали только тех, кто меньше себя, но в основном питались падалью. Похоже, их очень интересовал сгоревший поселок, поскольку пятеро тварей сидели на задницах мордами к нему и активно принюхивались, да уж, мертвечины там наверняка было много.

Наконец, самый нетерпеливый, а может, самый тупой или наоборот, самый смелый, хрен его знает, а может, и все вместе, рванул в сторону Свободного. Красиво бежал, срываясь периодически на гигантские скачки. Вот он преодолел половину пути, остальные наблюдали, словно проверяли, удастся ему достигнуть места, где столько вкусного, или лучше поискать добычу где–то еще. Не добежал — под лапой сработала мина, и разорванное на части тело, сначала подлетев вверх метра на три, рухнуло в высокую траву.

В принципе, это ничего не доказывало, минное поле могло остаться от Трэга, сомнительно, что это дело рук Архонта, ему как раз невыгодно отсвечивать.

Мутанты, видя гибель товарища, поднялись и резво исчезли в чаще. Через пару минут они пронеслись мимо Булавина, один чуть на ногу ему не наступил.

Системное сообщение вырвало Рэма из размышлений: «Обнаружено активное облучение местности. Маскировка работает в прежнем режиме, без сбоев. Источник сканирования не обнаружен».

А вот и ответ — кто–то заинтересовался подрывом и проверяет, кого укокошили, а заодно, кто может прятаться в лесу. Странно только, что они мутантов проморгали. Наверное, мутантов они отлично видели, и это, возможно, плановое сканирование. На что они надеются? Ведь знают, что у Штопора костюм ликвидатора, и просто так грубо его не обнаружить. Черт! Рэм довольно и почти бесшумно рассмеялся. Конечно, они знают, и они ищут не его, они ищут Граю и Хранителя, а может, и Лонга с Тартом, ведь возьми Булавин с собой кого–то из них, и обнаружение стало бы гораздо проще. А там, где они, рядом и Рэм. Долби, не хочу, хоть весь лес выжги, хрен с ним, теперь весь континент почти сплошной лес. Архонт не учел, что Рэм будет один. А может, как–то засекли дрона? Эта горошина хоть и хороша, но все равно что–то да излучает, хрен знает, что за техника у тех, кто его ловит. Ладно, нужно уходить, чего просто так под деревцем сидеть?

Спустив дрона, Булавин поднялся с земли, поправил автомат и хотел уже пуститься в обратный путь, когда пришло новое системное сообщение: «Рэм, это Трэг. Данное сообщение будет отправляться автоматически каждый час. Если ты его получил, то меня уже нет в живых. Атакованы ликвидаторами, ведем бой, мои люди мертвы, я тяжело ранен. Вытащи Арану, она в убежище — юго–восточный сектор, овраг. Как прочтешь письмо, на твоей карте появятся точные координаты. Ключ к люку в отдельном файле, без него внутрь не попасть, он меняется каждые две секунды. Спаси мою девочку. Кроме тебя никто не сможет получить это сообщение, его примет только твой интерфейс, и если ты это читаешь, значит, подошел достаточно близко. Знаешь, если бы я знал, чем обернется наша встреча, я бы убил тебя. Но теперь это уже не исправить. Прощай, позаботься об Аране».

— Прощай, — спокойно ответил Булавин.

Что ж, Трэга можно было понять, маленький незаконный бизнес, с которым он не слишком светился и лез на рожон. И тут три недели назад на него сваливается реликт, который разрушил его размеренную жизнь и с этого момента все идет кувырком. Он держался подальше от политики, и вот вчера все это кончилось, политика пришла к нему сама в виде ракетного удара.

Рэм поднялся и медленно двинулся в обход поселка в точку, указанную на карте контрабандиста. Еще трижды он попадал под облучение. Он оказался прав, это были плановые поисковые мероприятия. Каждые пятнадцать минут те, кого оставили на контроле, искали крадущихся к поселку Рэма и его людей. Правда, было интересно, с чего Архонт решил, что он сюда сунется? Ну, убедится, что ничего живого не осталось, и, развернувшись, уйдет. Но нет, они его ждали и искали. Странно. Будь Рэм на месте ИРа, он бы вообще не стал жечь вероятное место, куда тот явится, окружил бы, дождался появления и тогда бы накрыл всех вместе. Чтобы не сгорело после ракетного налета, добил бы десант. Но нет, Архонт опять сел в лужу, странный он Искусственный Разум, слишком много ошибок.

С противоположенного въезда в Свободный вспыхнула перестрелка, мощный взрыв прогремел на дороге, следом еще два, но уже слабее. Рэм прижался к стволу ближайшего дерева и снова поднял дрона на высоту, позволяющую глянуть на руины поселка. Картинка была так себе, но кое–что Булавин разглядеть смог — горящий грузовик, сброшенный в кювет, и две удирающие багги. Похоже, мародеры, решившие пошарить в Свободном в поисках ништяков, нарвались на засадников. И снова лажа со стороны Архонта, если он рассчитывает, что Рэм придет, зачем привлекать внимание? Ну пропустил бы их внутрь, пусть роются, главное ведь он, или Штопор чего–то не понимает?

Спрыгнув в овраг, который тянулся добрых две сотни метров, Булавин начал поиск двери. Несколько раз он проходил прямо по точке. Он укрупнил карту максимально, и теперь получалось, что он стоит именно там, где должен быть вход. Рэм покрутил головой, справа в полуметре густые кусты, слева — здоровенная лужа, трава высокая, чуть ли не по пояс, ничего похожего на дверь не видно. Рэм озадачился. Сомнительно, что Трэг, умирая, решил пошутить.

Следующие двадцать минут Булавин простукивал все склоны, запускал дрона, в надежде, что тот раскусит маскировку, которой прикрыт лаз. И ничего.

Рэм очередной раз уселся в центре точки и принялся думать, как бы он сам спрятал выход из секретного тоннеля. Склоны часто осыпаются, значит, они отпадают, что еще? Думай башка, думай, ты ведь не только для того, чтобы в тебя есть. Если нельзя в склонах, и вверху, что остается? Низ. Штопор посмотрел себе под ноги и принялся руками разгребать палую листву, грязь, получившуюся после обильных дождей. И ведь нашел. Стоило убрать верхний слой почвы, как под ним обнаружился банальный деревянный люк, сделанный их толстых, хорошо обработанных досок. Что ж, хитро, противник будет искать металл, сканеры его обнаружат без труда, а что может быть незаметней дерева под тонким слоем грунта? Ведь надо знать, где искать.

Старясь не слишком нарушать пейзаж, Булавин тонким самодельным щупом нашел границы щита. То, что его не видят дроны, которые наверняка висят высок над ним, не значит, что они не видят его действий, и если в пустоте появляется куча земли и вытоптанная трава, то вывод? Правильно, там кто–то ходит и что–то делает. И как следует поступить? Захреначить туда ракету, так, на всякий случай, чтобы в радиусе сотни метров вся земля спеклась на полметра вглубь. Еще когда служил в пехотной сороковой, Рэм часто сталкивался с подобным подходом, различных доморощенных террористов выдавало именно незнание азов.

Рэм восстановил то, что порушил в центре щита, вернув обратно кусок дерна и прочего, что убрал, после чего аккуратно подналег на маленький упор, и щит бесшумно сдвинулся в сторону, открывая самый обычный спуск в подземелье. Рэм с трудом протиснулся в щель и вернул щит обратно. Десяток ступеней, низкий лаз привели его в маленькую землянку метрах в семи от поверхности. Да, чтобы найти эту полость, нужно специально искать, неплохо Трэг придумал. Вот здесь и нашелся пульт, в который Рэм загнал полученный на прощание ключ доступа. Часть пола снова отъехала, и снова ступени винтовой лестницы. Спускаться пришлось пару минут. Рэм прикидывал, что до поверхности сейчас примерно метров тридцать. И снова дверь, и снова нужен ключ. Вот теперь точно прямой путь, пластиковая труба, наверное, с приличными стенками, радиус чуть больше метра двадцати, идти можно, но только вприсядку. Она тянулась далеко, Рэм настроил дальномер, шесть сотен метров без всяких поворотов и ответвлений. Вздохнув, Штопор полез внутрь, и тут же дверь сама встала на место. Так и двигался где–то в присядку, где–то на карачках. Метров через тридцать обнаружился новый сюрприз, добротный такой, который не оставит шанса никакому незваному гостю, сунувшемуся в трубу. Новейшая мина, заведенная на «свой–чужой», выдвинулась из скрытой ниши шагах в десяти от него, похоже, он вошел в зону какого–то датчика, который не смог обнаружить. Трэг подстраховался, даже если бы противник смог взломать дверь, то здесь бы уперся фактически тупик. Скорее всего, это был даже минный узел, который разнесет кусок коридора и обрушит свод, нашпиговав перед этим незваного гостя осколками, или плазмой, а может, и всем вместе. Вот только отступать было уже поздно, его засекли.

Рэм почувствовал, как его сканируют, и даже вышел из режима маскировки. Если мина его не опознает, спасет только развоплощение, но даже оно не панацея, ему просто будет не пробиться через тонны породы и обломков, времени не хватит. Но Трэг все же озаботился тем, чтобы Булавин добрался до его дочери целым и невредимым. Мина снова убралась в нишу, давая ему пройти.

— На обратном пути надо будет попробовать снять ее, пригодится. Что толку оставлять ее тут охранять ничто, заброшенную разоренную базу? — подумал Рэм.

Мина оказалась не единственной, подобные стояли через каждые полсотни метров. Наконец, тоннель закончился еще одной дверью, которая гостеприимно распахнулась, давая пройти. По прикидкам Рэма, он сейчас должен был быть под самым центром поселка.

Штопор выбрался из тоннеля и оказался в маленьком помещении, никаких дверей, сплошная монолитная стена. Несколько секунд он разглядывал препятствие, ничего, потом догадался задрать голову, на высоте четырех метров имелся люк. Ну что ж, логично, тот, кто сюда придет без приглашения, пройдя все мины, получит гостинец сверху. Вот только как ему попасть наверх? Но эта проблема решилась сама собой, костюм снова зафиксировал сканирование, а через минуту прямо люк сам автоматически распахнулся, и сверху спустилась лестница. Рэм быстро взбежал по ступеням и огляделся, тускло освещенный коридор, длиной метров десять, двери, одна по центру и две слева. На потолке пара турелей, одна крупнокалиберный пулемет, против такого щит продержится меньше секунды, вторая — ракетная спарка, которая снесет даже чистильщика. Они навелись на него, но тут же стволы повисли в нейтральном режиме, местный ИИ, а управлял наверняка он, дал добро на перемещение. Двери были массивные, особенно та, что по центру. Рэм прикинул что, скорее всего, она ведет к лифту, или спуску в разрушенный поселок. Значит, одна из дверей слева со стопроцентной вероятностью приведет его в бункер. И ошибся. Первая дверь была не заперта, переборка убралась в стену, открывая склад, полный концентратов, пищевой химии здесь было столько, что можно лет пять не подниматься на поверхность. Рэм вернулся в коридор и, хлопнув по сенсору, открыл следующую дверь. Вот теперь он точно попал, куда нужно, еще пара турелей, короткий коридор с силовой стеной, которая сейчас светилась красным, что означало — доступ заблокирован, за ней внушительная переборка, которая не могла быть ничем иным, кроме как проходом в убежище. Честно говоря, концепция черного хода слегка озадачила Рэма, какой смысл делать его отдельно от основного убежища? Если противник захватит лифт, то отрежет пути к бегству. И тут он понял, насколько ошибся, этот маленький заблокированный коридор вел наверх, но все равно странная система, развернувшись, Булавин направился обратно. Открыв переборку по центру, он вошел в огромный жилой блок. Странная все же архитектура, не мог Трэг так облажаться. Рэм внимательно огляделся, коридор метров двадцать, слева двери, их около десятка. Похоже, комнаты. Справа монолитная стена с одной единственной дверью. Именно к ней он и направился. Привычный сенсор здесь отсутствовал, Булавин озадаченно закрутил головой, ища, как тут все открывается. Но, похоже, тот, кто делал этот бункер, предусмотрел подобное решение, переборка была обманкой. Справа образовались контуры наностены. Местный ИИ, получив распознавание, открыл Булавину проход. А те, кто не имели на это права, могли сколько угодно долбиться в фальшивку. Рэм прошел через полупрозрачную мутную стену и тут же наткнулся на ствол автомата, смотрящего ему в голову.

— Арана! — только и успел выкрикнуть Рэм, но палец девушки уже жал на спуск.

Но еще быстрее была реакция бывшего разведчика, даже умение спринтера не пришлось использовать, мышечные ускорители костюма позволили сделать мгновенный рывок на короткую дистанцию. Для девушки он на мгновение просто расплылся в воздухе, чтобы возникнуть прямо рядом с ней, и одним движением вырвать автомат и зашвырнуть его вглубь помещения.

— Арана! — снова выкрикнул Булавин, перехватывая руку девчонки, которая потянулась к кобуре. Он резко развернул ее к себе и деактивировал забрало. — Успокойся, это я, — сказал Рэм, все еще продолжая удерживать брыкающуюся девушку за руку.

Та дернулась еще раз, после чего посмотрела в лицо того, кто ее удерживал. Несколько секунд она ошалело пялилась, после чего ее глаза наполнились ненавистью, да такой обжигающей, что Рэм буквально почувствовал ее.

— Ты! — выдохнула она. — Ты ликвидатор! — с презрение произнесла она, после чего резко подалась вперед и плюнула ему прямо в лицо. — Ты убил отца, а ведь он тебе доверял. Что, пришел закончить начатое? Вот она я. Давай, убей, как всех наверху. Убей, как убил отца. Мразь! — Она саданула по нагрудной пластине своим маленьким кулачком, и тут же зашипела от боли в ушибленной руке. — Что б тебе никогда не увидеть света.

— Остановись, — устало произнес Рэм и выпустил руку девушки. — Ты имеешь полное право меня ненавидеть, ведь ты права, во всем, что случилось, есть и моя вина. Но я не убивал твоего отца, во всяком случае, физически, хотя я причина твоих бед. Но перед смертью он попросил меня позаботиться о тебе. Вот, читай. — Булавин перекинул ей сообщение Трэга.

Арана ошалело смотрела на него, потом все же открыла послание в интерфейсе.

Рэм огляделся, потом увидел интерактивный стол с пятью панелями и таким же количеством кресел. Подойдя к ближайшему, он уселся и, деактивировав перчатку, стер с лица точный полевок девушки.

Несколько секунд взгляд девушки был устремлен в пустоту, верный признак того, что человек что–то читает в интерфейсе. Она резко повернулась к нему, глаза горят огнем, но ненависти в них поубавилось. Какое–то время она молча смотрела на Булавина, потом решительно направилась к столу и заняла кресло напротив.

— Допустим, это правда, — произнесла она зло. — Допустим, я тебе верю, а теперь я хочу услышать всю историю.

— Ну что ж, думаю, у тебя теперь появилось это право, — согласился Штопор и, достав сигарету, закурил. Сделав первую затяжку, он выпустил несколько колец в потолок, потом снова посмотрел на свою собеседницу. Еще недавно она сморила на него влюбленными глазами, теперь там и следа не осталось от этой хорошей и теплой эмоции. — Все началось сто лет назад…

— Вот только не нужно мне рассказывать то, что я и так знаю, — перебила его Арана.

— Помолчи, — резко приказал Булавин, отметая возражения. — Ты хотела историю, так слушай и не перебивай…

Девушка кивнула, потом все же встала, подошла к пищевому агрегату и сгенерировала себе стакан какой–то жидкости голубого цвета.

— Будешь? Не бойся, не отравлю это просто газировка.

— Давай, — согласился Булавин, ощутив, что и вправду хочет пить. Заодно будет куда окурок сунуть, пепельница тут была не предусмотрена.

Рассказ не занял много времени, хотя событий хватало, и Рэм рассказывал только то, о чем девушка и не подозревала, закончив все получением сообщения от ее отца.

— Так что, да, я виновен в том, что произошло, — развел он руками, — не я убил их, но я стал причиной их гибели.

— Я верю тебе, — наконец, произнесла Арана, — и прощаю.

— Вот за это спасибо, — вполне искренне произнес Булавин, хоть и добавил в голос немного иронии. — Ладно, собирайся, давай отсюда сваливать, а то заждались меня. Кстати, что тут такое?

— Это убежище еще мой дед построил, а отец доработал. Вон там Искусственный Интеллект, слабенький, правда, Ноира где–то с оказией раздобыла.

— И что он делает?

— Ну, основная задача его все же не этот бункер, он следил за поселком, за прилегающей территорией.

— То есть, тут есть запись всего, что произошло наверху?

— Да, — нехотя ответила Арана. — Не хочу вспоминать. Отец, после того, как на поселок обрушился первый ракетный удар, запихнул меня в лифт и приказал не вылезать до тех пор, пока он не придет или тот, кого он пошлет. Я хотела ослушаться, но он отправил со мной бойца, который спустил меня сюда, заблокировал барьер и унесся наверх, а через пару минут шахта лифта обвалилась, а другого пути отсюда я не знаю. Хотела еще денек посидеть и уже искать выход.

— Понятно, ну я другой дорогой пришел, давай, собирайся, много не бери, только самое необходимое. А я пока быстро пообщаюсь с ИИ, может, сгодится собранная им информация. Кстати, я тут довольно давно ползаю по этим катакомбам, ты меня когда засекла?

— Когда ты явился, я спала, вымоталась морально, с трудом забылась. ИИ идентифицировал тебя как своего и не разбудил меня. Проснулась от очередного кошмара, глянула на экран и увидела ликвидатора, который вошел в бункер. Предположила, что ИИ дистанционно взломали, схватила автомат и приготовилась дать последний и решительный. Рэм, ты меня извини, но я же не знала, что это ты.

Булавин отмахнулся, подключаясь к интерактивной панели.

— Ты все правильно сделала.

Да, Трэг озаботился безопасностью, ИИ и вправду был слабенький, но для задач, которые на него повесили, его хватило. Сначала Рэм изучил то, что происходило на поверхности в настоящий момент. Из почти полусотни камер, что были до налета, работали только восемь. Четыре из них абсолютно бесполезны, а вот оставшиеся давали неплохую картинку.

Жутко было смотреть на то, что осталось от Свободного. Трупы на улицах, десятки головешек валялись там, где их застала смерть. Рядом с ними копошились мелкие мутанты размерами с крыс, они грызли тела, стараясь урвать побольше, пока не явился кто–то посильнее. Рэм покадрово изучил территорию поселка, он все же надеялся найти выживших, но ликвидаторы и чистильщики дело свое сделали на пять с плюсом. Из живых только мутанты. Трэг и Ноира нашлись в разрушенном доме, в окружении своих людей. Штопор обернулся, ища глазами Арану, она возилась со своим рюкзаком, запихивая туда какой–то дрон, и не смотрела в его сторону. Булавин снова посмотрел на экран, семь трупов, кто–то обожжен плазмой, кого–то разорвало на части. Ноира лежала лицом вниз, в ее спине была огромная дыра, рядом валялся автомат без магазина. Похоже, ее застрелили, когда она собиралась его менять на полный, поскольку сжимала его в руке. Трэг сидел, опершись на стену. Правая нога была ампутирована по колено, на левой руке жгут, кисть отсутствовала. В правой он сжимал пистолет, его взгляд устремился в пустоту, а губы застыли в презрительной усмешке, в виске внушительная дыра, кровь из нее залила броню. Похоже, глава контрабандистов предпочел застрелиться.

Рэм снова обернулся, убеждаясь, что Арана не видит, складывалось ощущение, что он делал что–то постыдное. Девушка все же справилась с дроном и теперь распихивала по подсумкам магазины к автомату. Она старательно не смотрела в его сторону. Неожиданно она распрямилась и бросила взгляд на Булавина.

— Да не дергайся ты, — по–взрослому, стараясь выглядеть уверенно, произнесла она, — я все это видела, я видела, как погибла бабушка, как застрелился отец. Они завалили троих чистильщиков, прежде чем умерли. Они взяли неплохую дань с ублюдков Архонта.

Рэм кивнул, три тяжелых современных робота, крепких, быстрых, идеальных убийц — хороший счет. Вот только Архонт наклепает новых, а Трэга уже не вернуть.

— Арана, а от бродяг не было сообщений?

— Забыла сказать, примерно за несколько минут до того, как на нас обрушился удар, Фаран прислал отцу сообщение. Он тут же объявил тревогу, только это уже ничего не решало, думаю, на них тоже напали.

Рэм сжал кулаки, что ж, Архонт может и придурок и действовал не слишком логично, но результат был, скорее всего, бродяг постигла участь Трэга. У Булавина не осталось союзников. Он зарылся в архив ИИ, тот контролировал дальнюю связь Свободного, а только так можно было переслать сообщение в интерфейс абонента. И Рэм его нашел: «Трэг, сваливай, ликвидаторы при поддержки двадцати чистильщиков и десятка боевых дронов разорвали «рынок» за несколько минут. Патир погиб. Вы следующие, уходи немедленно. Я и пяток легкораненых отступили на базу Старого, но она наполовину под аномалией, выхода нет, они нас отсюда не выпустят. Ребята еще отбиваются в основном комплексе, но там без шансов, уходи. И если встретишь Рэма, скажи, что они добились того, за чем пришли, они захватили Раду, я видел, как на нее надели энергетические наручники и уволокли в десантный бот. Прощай».

Булавин до скрипа стиснул зубы, вот и ответ, теперь у Архонта есть заложник. Но как эта падла электронная узнала о ней? Кто сдал?

— Я готова, — раздался за спиной голос Араны. — Или тебе еще нужно время?

— Дай пару минут, — попросил он.

Рэм посмотрел на данные, которые он залил в память костюма, вся информация с этого ИИ ему была не нужна, только то, что произошло наверху с момента начала атаки. А еще план убежища. Теперь тот был в его интерфейсе, но это было чистое любопытство. Уж больно нелогичным выглядело оно. Рэм несколько минут изучал карту, поле чего улыбнулся, нет, все же не такой дундук его строил, и путь, которым он пришел, можно было смело назвать гостевым, из командного центра к тоннелю вел еще один ход.

Рэм поднялся и, окинув взглядом Арану, которая была в легком бронекостюме, направился к самой дальней стене. Получив мысленный запрос, ИИ открыл еще одну нанодверь, которая ничем не отличалась от стены. В открывшемся проходе были видны ступени, ведущие вниз.

— Пошли, — решительно заявил он и шагнул через потерявший плотность кусок стены.

Глава 11

Лестница привела его к короткому коридору, который закончился монолитной стеной, но тут все было уже просто, короткий разговор с ИИ, и та исчезает, оставив после себя мутную завесу толщиной в метр. Два шага, и Рэм с Араной стоят под тем самым люком, через который он прошел в бункер, а за спиной снова монолитная стена. Что ж, теперь все на своих местах, и можно взять свои слова о том, кто строил подземное убежище — не чудак на букву М, а вполне себе грамотный инженер.

Булавин открыл дверь и, согнувшись, забрался в тоннель. Сейчас он завидовал девушке, ее рост был ниже, и идти ей будет проще. Что ж за судьба у него такая? В последнее время он только и делал, что ползал по заминированным тоннелям. Правда, обычно ползал не как хозяин, а как незваный гость, который в любой момент мог получить заряд усиленной шрапнели или термобарический взрыв.

Неспешно продвигаясь, Рэм снимал мины, которые перекрывали тоннель, одну за другой, и укладывал их в свой кофр, который волок за собой. На седьмой место закончилось. Как ни жалко, остальные придется оставить.

Спустя полчаса они выбрались в подземную часть землянки, и тут только Булавин осознал свой промах — противник ведь никуда не делся, каждые двадцать минут сканирование местности. Это он защищен, а на девчонке устаревшая броня, хоть и неплохая, но она ближе к камуфляжному костюму, и уровень ее маскировки выдаст их с головой при первом же заходе.

— Твою мать! — мысленно выругался Рэм, пытаясь придумать, что можно предпринять. Да уж, лопухнулся.

Конечно, есть вариант остаться тут и дождаться, пока Архонт уберет своих наблюдателей, но столько времени у него нет, чокнутый Искусственный Разум в ресурсах не стесняется, кучу железа он может держать тут хоть целый год. Все, что им нужно, это засечь его, и через пару секунд полное накрытие с последующим испепелением.

— Проблема? — напрягшись, поинтересовалась Арана, похоже, чуйка у девочки работала на пять с плюсом.

— Проблема, — подтвердил ее догадку Рэм. — Видишь ли, Архонт оставил своих наблюдателей в надежде, что я ворвусь сюда в поисках выживших или еще по какой–нибудь дурацкой причине. Он меня за идиота держит. И когда они меня засекут, то херакнут какой–нибудь убойной штукой, что останется от меня мокрое место и пятно выжженной земли метров пятьсот в диаметре.

— Погоди, но ты как–то пришел сюда, и вроде даже живой? — задала девушка вполне логичный вопрос.

— Именно, я пришел сюда в одиночку, в новейшем костюме ликвидаторов, с максимальной защитой, я даже засекаю сканирующие волны. Но теперь я иду с тобой, а твоя допотопная броня вспыхнет ярким огнем при первом же заходе, проще только сигнальную ракету вверх выпустить.

— И что делать? У тебя есть план?

Рэм задумался. У противника нет никаких предпосылок, менять график сканирования, они не знают о нем, значит, ничего не изменилось, все те же пятнадцать минут. Зона сканирования чуть больше полутора километров. Для него выйти из зоны бегом — не больше трех минут, а вот насколько Арана быстра? А черт, тут же еще минное поле вокруг поселка. Но это как раз поправимо. Он посмотрел на девочку.

— Ты быстро бегаешь?

Та кивнула.

— Ты что–то придумал?

— Да. Сейчас я уйду, ты будешь тихо сидеть тут. А затем мы с тобой побежим, быстро побежим, нам нужно выйти за зону сканирования, уложившись в пятнадцать минут между импульсами.

— А ты куда? — забеспокоилась она.

— Снимать мины и сигналки. Твой папаша заботился о поселении. Не сказать, что минное поле вокруг плотное, но все равно подарков хватает, я‑то их просто обходил, а сейчас нужен будет прямой коридор.

Девушка кивнула, потом как–то странно посмотрела на Рэма.

— Ты ведь меня не бросишь? — голос ее стал каким–то неприятным, в нем проскользнули плаксивые нотки.

Рэм шагнул к ней и обнял.

— Конечно, не брошу, — заверил он ее. — И дело даже не в твоем отце и его просьбе, ты мой друг, член моей команды.

И тут она разревелась, слезы полились ручьем, она всхлипывала, размазывая их по щекам. Рэм дождался, когда она успокоится и направился к люку, к которому вела винтовая лестница.

Мин было немного, за десять минут справился. Плотнее всего были заминирован овраг и еще метров сорок за ним. Рэм пробил тропу, но прошел по всему маршруту, так, на всякий случай. И, как оказалось, не зря, еще три сигналки на самых удобных для подхода местах, и несколько универсальных датчиков, которые работали сразу с десятком параметров. А вот они уже принадлежали противнику, и это было совсем хреново, если Рэма они не видели, то маскировку Араны раскусят на раз–два. Но самым плохим было то, что тот, кто мониторил район Свободного, изменил интервалы сканирования, теперь облучение шло каждые пять минут. Возможно, на это повлияла группа мародеров, которая сунулась к поселку. Весь план летел к черту. Радиус сканирования тоже вырос — два километра, и это если считать от оврага. Броня девушки была без усилителей, не сказать, что дешевка, но это был обычный костюм. В принципе, Булавин сможет нести ее на руках, но вот тогда его маскировка получит уязвимость, за пять минут он, конечно, вырвется из красной зоны, но Штопор был уверен, что обнаружил далеко не все сюрпризы. Да и что толку в их вычислении? Он не мог их ни снять, ни обезвредить, стоит датчику погаснуть, как по этому месту тут же будет нанесен удар.

— Да, уйти — не проблема, проблема — уйти с Араной, — выдав эту гениальную мысль, Рэм направился обратно.

Девочку было опасно оставлять одну, она нестабильна и напугана, слишком много свалилось на нее в последние несколько дней. А он уже сорок минут отсутствовал, как бы не накосячила и не высунула нос наружу, посмотреть, куда он пропал.

Рэм появился вовремя, Арану он поймал на лестнице уже на полпути к первому люку.

— Я же сказал, сидеть тихо, и нос наружу не показывать.

Девушка виновато уставилась в пол.

— Не злись, — повинилась она, — тебя долго не было, я испугалась.

Рэм тяжело вздохнул.

— Арана, если я сказал, что я вернусь, и нужно ждать, значит, надо так делать. Давай, ты пообещаешь мне больше не заниматься самодеятельностью, и выполнять мой приказ. Не вернулся бы часов через пять, тогда пора беспокоиться, а сорок минут — не то время. Итак?

— Что? — прикинувшись дурочкой, спутница сделала вид, что не поняла.

— Арана!!!

— Ну хорошо, я обещаю слушаться и никакой самодеятельности. Доволен?

— Вполне. Но учти, нарушишь обещание, накажу.

— Что, выпорешь? — в голосе девчонки, которая по–прежнему испытывала к нему детскую влюбленность, прорезались игривые нотки.

Булавин покачал головой.

— Нет, просто мы расстанемся. Оставлю тебя в безопасном месте, дам немного социков на первое время, и живи, как хочешь. У нас важное дело, и я не могу себе позволить держать рядом с собой человека, который может всех погубить потому, что не слушает, что ему говорят люди, которые понимают гораздо больше. Итак, повторяю вопрос — мы поняли друг друга?

Девушка смотрела ему прямо в глаза и понимала, сейчас Рэм не шутит, он как никогда серьезен, как сказал, так и сделает.

— Обещаю.

— Вот теперь верю. — Рэм достал сигарету и прикурил. — Поговорим о делах наших, они гораздо хуже, чем были. Проход в минном поле я подготовил, но противник тоже не терял времени, они изменили интервал сканирования, теперь у нас окно в пять минут. А в лесу я обнаружил несколько датчиков, которые засекут тебя с километра, ставил их не твой отец, так что, как только ты попадешь в зону их ответственности, то нас вычислят почти мгновенно. Итак, задачка следующая — пробежать два с половиной километра за пять минут, не попавшись в зону действия трех датчиков. И это только те, которые я нашел. Есть идеи?

Арана сидела задумчивая, покусывая нижнюю губу, как всегда делала, когда волновалась.

— Ты можешь спокойно уйти, — наконец, решительно заявила она, — я останусь здесь, пока эти уроды не уберутся. Когда ты засветишься в другом месте, они точно уйдут, зачем сторожить руины? И тогда я смогу тебя найти. Ты мне ничего не должен. Тут есть все, чтобы спокойно отсидеться. Ну проведу недельку под землей, еда, вода, все в наличии.

Рэм задумался, вообще предложение было не лишено здравого смысла, здесь для нее и вправду безопасней, чем с ним. Чем эта девочка сможет ему помочь в борьбе с Архонтом? В лучшем случае будет еще одной ударной единицей. А она нужна? В планах Булавина не было никаких прямых атак.

— Да, это выход, — наконец, согласился Штопор, — и возможно он даже самый лучший из тех, что мы можем придумать. Но это оставим на крайний вариант, есть еще идеи?

Он видел, как радостно вспыхнули глаза девушки, похоже, она боялась, что он вот так просто откажется от нее, пойдя по самому простому пути. Рэм это заметил и решил, что сейчас самое лучшее время, чтобы расставить все на свои места.

— Арана, нам давно пора объясниться, — произнес он совершенно неожиданно для девушки.

— О чем ты? — озадачилась дочка покойного контрабандиста.

— О твоих чувствах ко мне. Я не слепой, и вижу, как ты на меня смотришь. Ты мой друг, соратница, боевой товарищ, но я люблю другую женщину, и это ничто не изменит.

Арана погрустнела, глаза девушки наполнились слезами.

— Понимаю, — стараясь, чтобы голос не дрожал, произнесла она. — Грая знает тебя намного дольше, у вас много общих воспоминаний из времен, когда мой дед был моего возраста. И она тебя любит.

— Ты ошибаешься, — покачал головой Рэм, — это не Грая. Я знаю эту девушку всего несколько недель, но так вышло, что она ближе мне, чем все женщины Роякса вместе взятые, и сейчас она в руках Архонта, если вообще жива.

— Я ее знаю? — от неожиданности у Араны моментально высохли слезы.

— Возможно. Мы освободили ее на «рынке», она стояла с тобой рядом на похоронах.

Девушка уставилась в пустоту, похоже, сейчас она копалась в своем интерфейсе, тот ничего не забывал.

— Золотые волосы, серые глаза? — с ревностью спросила она, найдя нужный объект.

— Да, это она, ее зовут Рада.

— Рада? Что за странное имя? Хотя, постой, это она пленница из Дарана, тайного города, где правят потомки тех, кто спасся с корабля, откуда и ты?

— Верно, — согласился Рэм. — А теперь давай вернемся все же к нашему вопросу, у тебя есть мысли, как пройти через лес так, чтобы нас не засекли?

— Есть. Маскировка, ты прав, у меня никакая. Пробежать два километра за пять минут мне тоже не удастся, ну, в лучшем случае, минут девять, но проблема в датчиках, если я правильно поняла, стоит мне высунуть голову из этого люка, как меня тут же засекут?

— Почти, метров через сто. В зону тех, что я нашел, овраг не попал.

— Это мало что меняет. Так вот, есть у меня одна особенность, не прокаченная, но рабочая. Называется она «незначительность».

— В чем суть?

— Охотничья фишка, активируемая действует бессрочно, правда, жрет резервы организма. Лучше ее использовать, когда ты бодр и сыт, я ее минут двадцать могу удерживать, но тут правило, потом понесешь меня на руках, так как я буду ноги волочить.

— Понесу, если нужно, не бог весть, какая ноша. Ты мне скажи, что она делает?

Арана на это только фыркнула.

— Неужели не догадался по названию? Да и не редкая она, почти у каждого охотника есть. У взрослых она лучше прокачена, я ее только–только получила. Когда ты там фальшиво умирал, я по местным джунглям с наставником лазила, мутантов выслеживала, вот и заработала.

— Давай, выкладывай, — закуривая, попросил Рэм, — что там за способность?

— Используется она для выслеживания опасных мутантов, многие из которых имеют свои плюшки от системы, а еще чаще всего они эмпаты. Так вот, «незначительность» действует, пока меня не видят. При прямом взгляде она слетает, но до этого момента я для всех ощущаюсь, как нечто незначительное, не важное, мелкое. Но самое важное, что универсальные датчики ощущают меня точно так же, не как человека, а как мелкую букашку. А вот сканирование, даже не знаю, ну не должно оно меня выдать. Кроме того, маскировка должна усилить эффект. Откат у нее долгий, если слетит, в следующий раз только через час можно использовать.

— Значит, смотреть на тебя нельзя?

Арана покачала головой.

— Есть еще один минус, придется идти медленно, даже при быстрой ходьбе слетает. Потом при прокачке с этим получше становится, но все равно, эта фишка, чтобы подкрасться к добыче.

— Рискованно, — стряхивая пепел на пол, задумчиво взвешивая все «за» и «против», произнес Рэм. — И проверить не выйдет, откат велик, а мы и так время потеряли. Правда, снаружи тучи низкие, вот–вот дождь ливанет.

— Дождь — это хорошо, — довольно заявила девушка. — Датчики, конечно, хуже работать не будут, ну потеряют пару сотен метров максимального обнаружения, но зато дождь распугает местное зверье, которое может все сорвать. Может, ночи дождаться? Во тьме моя незначительность еще лучше работает.

Булавин задумался, до темноты еще шесть часов, связи со своими у него нет, Архонт позаботился о блокировке области.

Рэм уже собирался согласиться, черт с ним, со временем, но именно в этот момент земля вздрогнула так, что Штопор, сидящий на ящике, подпрыгнул вместе с ним.

— Что это? — вскочив, спросила Арана, задрав голову вверх, глядя куда–то в потолок.

— Сиди здесь, — скомандовал Булавин и, активировав маскировку, рванулся по винтовой лестнице наверх.

Комната–обманка была разгромлена, пустой шкаф упал, сверху осыпалась земля, лестница уцелела, а вот маскировочный люк сорвало и унесло, словно и не было его никогда.

Высунув башку наружу, Рэм присвистнул, все вокруг было затянуто непроницаемым красным туманом. Визор видел метра на два, дальше все тонуло в непроглядной красноте. Интерфейс не давал никаких подсказок, опасен он для него или нет. Было совершенно не ясно, и ладно у него костюм с закрытым циклом, он под водой может сидеть и в ус не дуть, а вот Арана, что будет с девчонкой, когда она вдохнет?

Из размышлений его вывело системное сообщение, точно такое же, как то, что было получено, когда они сидели в подземелье под корпоративным комплексом, решая как прорваться наверх. Только на этот раз оно было гораздо короче: «Бегите».

Рэм побежал к люку и, сунув голову вниз, скомандовал:

— Хватай свой мешок и пулей сюда. Больше шансов у нас не будет.

Девушка словно ждала приказа, рюкзак у нее уже был за спиной, Рэм еще заканчивал говорить, а она уже одолела половину лестницы.

— Есть дыхательная маска с фильтром? — вытягивая девушку одним движением и закрывая люк, спросил Булавин.

Та кивнула и вытащила из подсумка универсальный воздушный фильтр, вещь, конечно, далеко не новая, но позволяет пережить атаку боевыми отравляющими веществами, во всяком случае, большинством из них.

— Надевай, — скомандовал Рэм. — Теперь слушай, сейчас ты активируешь свою маскировку, и я возьму тебя на руки, затем очень быстро побегу, ты не трепыхаешься, обнимаешь меня за шею. Когда я скажу «можно», ты спрыгиваешь на землю.

— С первого дня я мечтала, чтобы ты носил меня на руках.

— Вот и сбылась твоя мечта, а теперь выполнять, я не знаю, сколько у нас времени.

— А что там?

— Сама сейчас увидишь. Готова?

Арана кивнула.

Рэм подхватил ее, она дисциплинированно обхватила его шею руками, прижавшись открытым шлемом к его броне груди. Он видел ее маскировку, словно той и не было, так, какая–то рябь, едва покрывающая легкую броню.

Рэм выскочил наружу. Как он и думал, его мимикрия сбоила с такой ношей, на напарницу она не распространялась, да и вела себя странно, моргала, словно отключалась на долю секунды, потом три–четыре нормально, потом снова. Но сейчас было не до этого. Булавин подбежал к краю оврага и одним мощным прыжком взлетел на три метра, после чего, недолго думая, активировал «спринтера». Дар системы за десятку «ловкости» сейчас был как нельзя кстати. Рэм несся вперед, тараня кусты, которые внезапно выныривали из красного тумана. Больше всего он сейчас боялся налететь на дерево, ладно он, но на руках девчонка, которую просто поломает при столкновении на скорости восемьдесят километров в час. Дважды он чудом избегал стволов в три обхвата, уходя в сторону в последние мгновение. Арана, закрыв глаза, уткнулась ему в грудь.

Вот четыре секунды остались позади, все, «спринтер» аут, дальше только на мышечных усилителях брони. Рэм мысленно отсчитывал время — три, четыре, пять, шесть… Красная завеса обрывается совершенно неожиданно. Именно в этот момент Рэм споткнулся и полетел кубарем. Единственное, что он успел в падении, с силой оттолкнуть от себя девушку, которая с протестующим воплем унеслась в густые кусты, росшие метрах в трех от падающего Рэма. Булавин вышел из падения перекатом и, вскочив на ноги, рванул к Аране. И вовремя, кусты оказались не простыми, а хищными, а тут им еще такой подарок, тонкие, но очень крепкие ветки, унизанные множеством шипов, уже оплетали девичий силуэт. Энергетические клинки, появившиеся из предплечий, за мгновение поотрубали хищные отростки.

Охотница вскочила и бросилась к нему в объятья, похоже, испугалась не на шутку.

Рэм же, обнимая ее одной рукой, быстро заглянул в интерфейс. Что ж, задача выполнена на все сто, сейчас они оказались почти в двух километрах от оврага. Справа в пяти шагах висела стена красного тумана, ровная, словно всю эту область прозрачным стаканом накрыли. Рэм не чувствовал никаких датчиков или сканирования. Он понятия не имел, что это, но был уверен, что через эту фигню их никто отследить не сможет, а еще исчезла блокировка, и на него посыпались сообщения от Граи, которая, похоже, неотрывно следила за тем, когда он окажется доступен.

— Ты где? Что произошло? — требовала она немедленного ответа.

Рэм посмотрел на карту.

— Я в восьми километрах от вас, — быстро написал он в ответ. — Но это, если по прямой, а тут с прямой туго. Со мной Арана, она выжила. Все вопросы потом, когда доберемся. Думаю, через час–два будем, очень уж места беспокойные.

— Поняла, ждем, — ответила Грая.

Рэм посмотрел на Арану, которая, отпрянув, быстро сдирала с себя гибкие стебли, которые, похоже, довольно легко справились с ее бронекостюмом, да и не костюм, так, недоразумение.

— Ты в порядке?

— Да, — коротко ответила девушка, вытягивая из–за спины автомат. Что дальше?

— Дальше мы с тобой тихо и очень незаметно валим отсюда, я иду впереди, ты чуть за мной, вслед в след. Не шумим, не стреляем, просто уходим. Нам нужно пройти километров пятнадцать.

— Не проблема, — согласилась она, потом бросила взгляд, на туман, который стал редеть. — Это что?

— Без понятия, но историю я тебе потом расскажу, похоже, это снова подарок от союзника. Хотя я уже догадался, кто играет за нас, и это очень серьезный козырь против Архонта. Все, хватит трепаться, вперед, нужно убраться отсюда подальше.

Рэм ухватился за болтающийся на груди автомат и, вскинув его, быстро двинулся прочь от мертвого Свободного.

Без приключений все же не обошлось. События последних суток взбаламутили лес вокруг разрушенного поселка, и если Рэм под маскировкой чувствовал себя почти в полной безопасности, то Аране пришлось тяжко, на нее наводились все твари в округе. Она хотела сначала идти под незаметностью, но, видимо, не рассчитала свои силы, и уже через три минуты деактивировала умение, видок у девчонки был еще тот — лицо бледное, пот со лба градом катит, движения вялы, словно она пять километров в полной боевой пробежала. Именно в этот момент на них напала какая–то серьезная тварь размером с приличного кабана, причем у этой падлы не было никаких проблем с «незначительностью», поскольку Рэм ее засек, только когда она вывалилась из кустов, и это несмотря на то, что он повесил сразу два микродрона. Арана только чудом сумела увернуться от несущейся на нее тонны мяса, костей, клыков и костей, при всех своих габаритах, и скорость у твари была приличная, и прыгучесть, и гибкость. А еще она отлично держала удар, во всяком случае, очередь из автомата Рэма, прилетевшая ей в бочину, она проигнорировала, словно Булавин холостыми садил. Пролетев мимо девушки, тварь, в прыжке извернувшись немыслимым образом, оттолкнулась от монументального ствола дерева и полетела к Штопору, который прикрыл собой поднимающуюся девушку.

А вот «удар души», тварь, которая в интерфейсе обозначалась как дагар двадцать шестого уровня, она уже пережить не смогла. Правда, черная молния, которая прожгла ее от грудины до хвоста, не обладала останавливающей способностью, и мертвая туша продолжила полет на Булавина, и убраться с дороги нельзя, Арана только на ноги поднялась, и если отойти, то ее просто раздавит, и броня не защитит. Пришлось Рэму ловить подарочек и словно древнему олимпийцу отшвыривать его в сторону. Костюм справился, правда, орал, предупреждая о запредельных перегрузках, но те были кратковременны, и не сказались на боевой составляющей. А вот то, что одновременно с этим получил энергетический заряд души мутанта, который его едва руки не отсушил, было неприятно.

— Ты как? — поинтересовался Рэм у Араны.

— Нормально, — ответила та, бросая озадаченные взгляды то на него, то на мертвую тушу. — А ты и вправду крут, в одиночку убить матерого дагара, да еще не издалека, а в ближнем бою. Один такой может легко отряд охотников порвать, хорошо, что их немного, иначе бы жизни не стало.

Рэм пожал плечами, при его умениях и броне, это не сказать, чтобы бог весть какой противник, баланс приемлемый — шесть очков темной энергии в минус, сорок девять души мутанта в плюс, и теперь у него на регенерацию, если что, есть пятьдесят три единицы. А в интерфейсе еще и системные сообщения после этой победы появились, похоже, накинули ему еще что–то помимо энергетической подпитки. Ну, что сказать? Неплохо накинули, зверюга, мутировавшая, проходила под категорией опасная, и дали за ее устранение аж тысячу социков, и очков прилетело аж семь сотен. Правда, до нового уровня все равно еще прилично. Дополнительно «ловкость» чуть поднялась, и «сила» капнула, видимо, швыряние туши в зачет пошло. Ладно, немного качнулся, и то хорошо, не сказать, что заметно, но даже эти крохи все в копилку.

Рэм обернулся к Аране, но не обнаружил ее за спиной. Найдя ее взглядом, Булавин опешил, девушка потрошила свой рюкзак, рядом с тушей дагара.

— Ты что задумала?

— Как что? Нужно выпотрошить тварь. Тут ценные ингредиенты, их охотно возьмут по хорошей цене. Половина пойдет на регенерационные капсулы, вторая половина в разные народные средства. Например, слюнная железа дарага, — девушка стрельнула озорным взглядом в Штопора, — обеспечивает крепкий стояк на четыре часа. И идет по сотне социков за грамм.

— Ну, с этим у меня все в порядке, — ничуть не смутившись, ответил Булавин.

— Проверим, — тут же предложила Арана и весело рассмеялась, правда негромко.

— Что, прямо тут? — не сдержался Рэм. — Разложить тебя вот на этой туше?

— Нет, — покачала головой несносная девчонка, — подожду до безопасного места. А теперь не мешай, быстрее начну, быстрее закончу.

— Бесполезно, — покачал головой Штопор, — поле «удара души» почти ничего не остается.

— Да что ж ты такое с ним сотворил? — возмутилась Арана, когда добралась до ценнейшей печени. — Это же никто не купит, ее хоть сейчас есть можно, отлично прожарена, правда жесткая, как подметка. Чем ты его так долбанул?

— Секрет фирмы, — ответил Рэм. — Раненых после этого не бывает. Ты закончила?

Девушка упрямо покачала головой и продолжила копаться в туше. Железу, которая так круто влияет на мужскую потенцию, она все же вырезала. Упаковав ее в контейнер, она убрала свой чехол с разделочным инструментом обратно в рюкзак.

— Все, я готова.

— Наконец–то, двадцать минут потеряли, хорошо, до поселка далеко, — прекращая вертеть головой, отслеживая неприятности, произнес Рэм. — Давай, убираться отсюда, думаю, скоро нас искать начнут. Все, дальше бегом, ни на что не отвлекаясь.

К ночи добрались до лагеря. Транспорт был укрыт маскировочным куполом, но Булавин его видел, так как тот был заведен на него по системе «свой–чужой». Но Булавин ощущал направленный на него взгляд, и этот взгляд шел не от лагеря, а со спины.

— Лонд, — тихо позвал он, разворачиваясь, и снова поразившись способности старшего правнука к маскировке.

— Ну и чутье у тебя, командир, — вбираясь из своего укрытия в корнях огромного дерева, произнес разведчик. — Ты ведь меня не заметил, что выдало?

— Взгляд заинтересованный, — пожимая протянутую руку, пояснил Булавин. — Люди часто чувствуют взгляды, не стоит так таращиться. А маскировка у тебя отменная. Знакомься, это Арана, дочь Трэга, единственная, кто выжила в Свободном. Она пойдет с нами.

— Лонд Цетра, — представился разведчик, — рад знакомству.

Девушка кивнула.

— Что там, в Свободном, случилось? Несколько часов назад нехило тряхнуло с той стороны, Нерг аж чаем облился.

— Позже. Пошли к остальным, надо убираться отсюда, как можно быстрее. Причем придется уходить, как пришли, через поселок не пройти, ждут нас там, так что, нужно искать другой маршрут и составлять новый план, старый уже непригоден. У вас–то тихо было?

— Да как сказать? Раза три над нами проходил разведывательный дрон, хорошо при первом пролете активность была минимальна, потом уже сидели тихо, — доложился парень.

— Значит, нужно мотать отсюда, и чем быстрее, тем лучше.

— Полностью поддерживаю, — раздался голос Граи, и спустя секунду она вышла из–под маскировочного купола. — Привет, Арана, ты как?

И тут девчонка сломалась, она бросилась к столетней синте и, обняв ее за пояс, разревелась, уткнувшись лицом в броню.

— Они… Они всех… — сквозь всхлипы пыталась сказать девушка.

Грая несколько секунд стояла растерянная, после чего обняла девушку за плечи и увела к машине, что–то тихо шепча на ухо.

— Досталось девчонке, — прокомментировал Лонд.

— И нам достанется, если не уберемся, — мрачно произнес Рэм. — Выполнять, через двадцать минут нас тут быть не должно.

— Слушаюсь, — отчеканил старший из братьев и исчез под маскировочной завесой.

Глава 12

Собрались даже быстрее, уже через десять минут «монстр» братьев полз по едва заметной дороге, вернее — звериной тропе, через лес, держась подальше от маршрута, которым они сюда приехали. Рэм опасался, что после бардака, случившегося в Свободном, Архонт пустит патрули по самым вероятным маршрутам, а значит, надо быть там, где враг тебя не ищет. Вообще, ситуация была препоганой — да, Булавин жив, его отряд вполне боеспособен, вот только, что делать дальше, он не знает. Нужно место, где можно перевести дух и спокойно поговорить.

— Так, — произнес он, обращаясь ко всем сразу, — нам нужно место, где ближайшие сутки нас никто не потревожит. Есть идеи?

— Есть, — синхронно произнесли Лонд и Тарт. — Мы знаем один небольшой городок неподалеку от КПП Арана, — продолжил старший из братьев, — там есть уютный схрон сопротивления, о котором мы узнали случайно. Только нужно будет деактивировать ИИ смотрителя, который за ним приглядывает.

— Не проблема, — отозвался Хранитель.

— Далеко туда? — спросил Булавин.

— Нет. Но учитывая, что мы скрываемся, поедем без дорог, а чтобы попасть в этот поселок, придется расстаться с транспортом. Мы уже в розыске, пока только для допроса, но гражданство наше приостановлено по специальному распоряжению все того же Архонта. Системное сообщение пришло за час до твоего появления. Так что, мы теперь, как и вы с Граей, беглецы.

— Плохо, — задумчиво прокомментировал услышанное Рэм, — я рассчитывал, что в нашей компании будет кто–то, кто не розыске и имеет возможность хоть относительного свободного передвижения по Арану. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Двигаем к вашей берлоге.

— Она не наша, — снова синхронно заявили братья. — Но сейчас это единственный вариант. Потом оглядевшись и кое с кем связавшись, мы сможем больше.

— Хорошо, не ваша, — легко согласился Рэм, — двигаем туда, а дальше будем думать. Кстати, мы, когда с Араной драпали из Свободного, столкнулись с незнакомым мне эффектом, красный плотный туман, видимость в котором метра два, не больше. Кто–то слышал про такое?

— Да, — тут же отозвался Хранитель.

Все с интересом уставились на него.

— Это новейшая разработка для Ликвидаторов, называется «Туман войны». Спец боеприпас выбрасывает облако плотного вещества, которое частично блокирует возможности противника к маскировке, наблюдению, часть электроники выходит из строя. Не влияет на способности, ядовит, находиться внутри без воздушных фильтров — значит получить отравление с неприятными эффектами, такими как — слабость, затрудненное дыхание, галлюцинации. Ликвидаторы и чистильщики имеют специально настроенные визоры, позволяющие им видеть на всю глубину тумана и вести в нем боевые действия. Высота облака — шесть метров, радиус — три километра.

— Здорово, — прокомментировал сказанное Лонд. — Архонт зря времени не теряет, это очень сильное средство, и, если все так, то сопротивление в подобной ситуации обречено.

— Да, именно так, — согласился Хран. — Если попал в подобное, попытайся сориентироваться и выбраться из него, внутри вы обречены.

— А почему я тогда не видел через туман? — озадачился Рэм. — Ведь на мне костюм ликвидатора.

— Потому что нужно было залезть в визор и активировать режим «Тумана войны». Но, скорее всего, ты так торопился, что даже не заглянул в настройки.

— Да уж, — согласился Булавин, — драпать надо было, некогда копаться в настройках.

Рэм устало прикрыл глаза, все полетело к черту. Блин, ну вот как так? Ведь всего одна ошибка, и все, кто ему помогал в последнее время, мертвы. Дальше ехали молча, только Арана о чем–то шушукалась с Нергом, мальчишка с момента ее появления глаз от нее не отводил.

Рэм осмотрел свое воинство. Пара подростков о чем–то треплются в углу, братья сидят за столом и ждут серьезного разговора, попутно наворачивая из тарелок что–то наподобие походной каши, но теперь уже из натуральных продуктов, Грая рядом с ним начищает броню, Хранитель ушел в астрал, подзаряжается. Идиллия, мать ее.

Маленький городок, спутник большого Арана, до ближайшего КПП три километра. Сюда они добирались сутки. И вот теперь, немного отдохнув и приведя себя в порядок, пора было поговорить о планах. Убежище сопротивления располагалось в подвале под одной из местных высоток, если можно так назвать новострой в двенадцать этажей. Хранитель, подключившись к сети, быстро подавил древний изнывающий от скуки ИИ смотрителя, разобрался с кодами доступа и различными следящими устройствами. Так что, в ближайшее время никто не узнает, что их убежищем незаконно воспользовались.

— Давайте все к столу, — скомандовал Булавин, давя окурок в какой–то миске, — пора поговорить.

— Нам и тут неплохо, — подала голос Арана, она нашла язык с Нергом, и теперь болтала с ним все свободное время, словно не сутки назад познакомились, а всю жизнь друг друга знали.

Рэм бросил на нее строгий взгляд. Девушка правильно поняла его и, пихнув парня в бок, поднявшись, направилась к столу.

Стульев хватило впритык. Рэм еще раз оглядел собравшихся, которые внимательно смотрели на него.

— Итак, — начал он, — с гибелью Свободного и разгромом отряда Патира прежний план рухнул. Мы добрались сюда, что уже неплохо. Теперь нужно придумать новый план.

— Какой план? Я вообще не понимаю, что тут происходит, — заявил Нерг.

— Справедливо. Ну что, посвятим двух самых младших членов нашего отряда в ситуацию, в которую они попали? Хотя Арана частично в курсе, но, думаю, ей послушать еще раз не помешает. Но в основном, Нерг, рассказываю для тебя. Итак, все началось сто лет назад…

Рассказ занял немало времени, примерно час Рэм рассказывал о том, что мало кто знал, пожалуй, лишь Грая была в курсе. Арана и Нерг сидели, раскрыв рот, внимательно слушая.

— Значит, мы выступаем против спятившего Искусственного Разума, который убивает любого, кто тебе помогает? — подвел итог рассказа Нерг.

— Именно так парень, — подтвердил Рэм. — Сам видел, на что способен наш противник, сейчас мы ускользнули, но, скорее всего, он уже в курсе, что мы живы. В принципе, план–то остается прежний, нужно сменить внешность, прокрасться в Аран, собрать информацию и закончить то, что я начал сто лет назад.

— Вот так просто?! — хмыкнула Арана.

— Да, вот так просто, — согласилась Грая. — И пока Архонт был не в курсе про Рэма Булавина, мы обладали преимуществом. Но кто–то умудрился нас спалить, и теперь весь Роякс знает о том, что он вернулся и решил выступить против пароноидального ИРа. Трэг должен был пригласить мастера, который за вознаграждение изменил бы нам всем внешность, и сделал бы новые левые браслеты, старые засветились по полной. Ну и, конечно, должен был нас провести в Аран, там дальше мы должны были вступить в контакт с одной из ячеек сопротивления, которой я могу доверять.

— Тот мастер, которого обещал вам отец… — на глаза Араны навернулись слезы. Нерг среагировал мгновенно, он вскочил и подошел к девушке, приобнял ее за плечи. Потом склонился и начало что–то нашептывать на ухо, и ведь сработало.

Братья переглянулись и украдкой показали пареньку большой палец, похоже, малец все больше завоевывал их уважение, успокоить расстроенную девочку–подростка, которая вот–вот должна была сорваться в истерику, это талант.

— Так вот, — продолжала Арана уже спокойней, — этот специалист по новым личностям прибыл накануне, он погиб.

— Это плохо, — барабаня пальцами по столу, произнесла Грая, — у меня есть знакомый, но я не могу ему доверять, да и давно его не видела.

— Если ты про Дрока, — произнес Тарт, — забудь, он попался во время облавы прямо в своей подпольной лаборатории, убит при сопротивлении три недели назад.

— Плохо, больше я таких специалистов не знаю, — развела руками синта, после чего с надеждой посмотрела на братьев.

— На нас не смотри, — заявил Лонд, — мы можем обратиться к сопротивлению, у них есть специалисты похуже Дрока, но все же неплохие, но об этом станет известно сразу всем ячейкам, а там, скорее всего, не один десяток засланцев Архонта.

— Этого хотелось бы избежать, — прокомментировал слова старшего брата Хранитель, — у нас образовалась маленькая фора, сейчас противник нас потерял. Если найдет, он этот городок с лица земли сотрет, только бы мы подохли.

— Я могу помочь, — неожиданно произнес Нерг. — Я знаю координаты специалиста. Полгода назад Скар помогал одному такому. Не знаю, что за дела у них там были, но кому–то нужно было рожу перекроить, в той клоаке, где я жил, банда обеспечивала безопасность.

— Ему можно доверять?

Парень посмотрел на задавшего вопрос Хранителя и отрицательно покачал головой.

— Я бы к нему спиной не повернулся. Но дело он свое знает.

Рэм задумался, любая комбинация была рискованной, но с сопротивлением этот риск возрастал многократно, а этот мутный теневой лепила… Что ж, если понадобится, он исчезнет без следа.

— Хорошо, — наконец, принял решение Булавин. — Кстати, у тебя же интерфейс заблокирован, как ты сохранил контакт.

— А память на что? — удивился Нерг. — Я помню код его интеркома, этого достаточно, чтобы связаться.

— Молоток, малец, — похвалил его Тарт, — не зря мы с братом за тебя слово сказали, уже пользу приносишь.

— Да, кстати, Нерг, второй вопрос касается тебя, отдай носитель Храну, пусть андроид займется взломом, он лучший среди нас, нет такого пароля, который он бы не смог расколоть.

Парень пожал плечами и, вытащив из кармана информационный модуль, толкнул его по столу в сторону Хранителя.

— Только не сожги, — попросил мальчишка, — тут что–то очень важное. Жаль, я не помню, как оно мне в руки попало.

— Кстати, это еще один не менее важный вопрос, — продолжил Рэм, — твои воспоминания и твой интерфейс.

— С интерфейсом мы поможем, — почти синхронно заявили братья, — есть у нас надежный человек.

— А зачем нам еще один? — спросил Нерг. — Тот мужик, что рожи перекраивает, заинтересовался мной и сказал, что сможет разблокировать память и интерфейс, но Скар платить отказался, сто тысяч социков было для него слишком дорого, да и боялся он моих воспоминаний.

— Это мы потянем, — отмахнулся Рэм. — Тогда тем более нужно с ним связаться. Грая, ты говорила, что у тебя есть выходы и на других контрабандистов, смогут они нас протащить через периметр Арана?

— Смогут, но тут вопрос в верности — протащить–то протащат, но вот не сдадут ли за награду? Я бы на месте Архонта установил за наши головы приличные цены.

— Но потащат–то они уже не совсем нас, если все выгорит с этим перекраивателем лиц, то мы уже будем другие люди.

— Ну, если они не догадаются о том, кто мы есть, тогда нет проблем, — ответила Синта. — Но что дальше, что делать там, внутри Арана?

Все внимательно посмотрели на Рэма.

— Хранитель, расскажи мне то, что ты узнал?

— Есть особый завод, — начал андроид, — он изготавливает андроидов, но его дополнительное предназначение — производство антиблокираторов телепортов, а проще говоря — пробойников. Я знаю координаты и систему охраны. Без пробойника нам ничего не светил, поскольку вся личность Архонта находится под зданием совета глубоко под землей, и туда идет только один телепорт. А вот добыв его, мы сможем уже продумывать налет непосредственно на штаб нашего спятившего ИРа.

— Что ж, это похоже на план, — согласились братья. Вдруг они оба замерли, уставившись в пустоту. — Плохо, а ведь мы рассчитывали, что наше участие пройдет для Архонта незамеченным.

— Что случилось?

— Нас объявили вне закона, — ответил Лонд. — Архонт нанес новый удар, и на этот раз грамотный. Мы уволены из рядов караванной охраны и лишены гражданских прав. Любой житель города или территорий, принадлежащих Арану или находящихся под его патронатом, может безнаказанно убить нас. Награда за столь благое деяние — сто тысяч социков, это немалые деньги. Кстати, включите новости, думаю, они вас не обрадуют.

Рэм активировал интерактивную панелью, тут же над столом возникло большое объемное изображение лица человека, погибшего сто лет назад, на Булавина смотрел лидер общины возрождения, официальный аватар Архонта — Дарк Горлу.

«Люди Арана! Вы все уже знаете, что в мир вернулся человек по имени Рэм Булавин. Для одних — герой, для других — палач Роякса. И теперь он пришел, чтобы не спасти вас, а навсегда покончить со мной, окунуть в хаос то, что мы создавали с вами последние сто лет. Я не позволю разрушить Аран, я заботился о вас все эти годы, несмотря на то, что произошло пятьдесят лет назад, я остаюсь вашим хранителем. Я действовал жестко, но обстоятельства изменились, и сейчас я буду еще более жесток. Тот, кто помогает ему и тем, кто с ним, будут уничтожены на месте, также я уничтожу ваши семьи, это будет ваша плата. Пока Булавин не будет убит или захвачен, в городе вводится комендантский час. Тот, кого остановят на улице без соответствующего пропуска, выданного системой, ликвидируют на месте. Теперь относительно сопротивления, я долгое время позволял ему существовать, но теперь я перехожу к радикальным методам. Бегите, или будете уничтожены. Рэм, я обращаюсь к тебе, сдайся, спаси Аран от большой крови. Спаси ее».

Глова исчезла, оставив Булавина в звенящей тишине.

— Вот зачем ему была нужна Рада. Она заложница, — произнесла Грая.

— Это было очевидно, — ответил Штопор, доставая сигарету и прикуривая. — Только как эта падла электронная узнала про нее? Никто не знал, кроме тебя, Патира, Фарана и Трэга.

— Но вообще–то, ты забываешь, с кем ты имеешь дело, — резонно заметил Хранитель. — Он все же ИР, и его возможности превосходят человеческие. Вероятно, в тот момент, когда прошла информация о тебе, он заслал на бывший рынок дронов. В твою смерть он наверняка не поверил, тебя скрыли, а вот ее нашли. И тогда он решил взять ее в заложники.

Рэм задумчиво посмотрел на андроида.

— Логично, учитывая, что ты поглотил местный ИИ, который обеспечивал безопасность объекта, то уровень защищенности упал почти до нуля, максимум примитивные старые дроны, которые приглядывали за территорией, а с возможностью Архонта обойти этот хлам, не составило никакого труда.

— Что будем делать? — спросил Тарт.

— Воевать, — стиснув кулаки, произнес Рэм. — Только теперь это война на выживание. Ничего не поменялось, Архонт окончательно спятил и перешел к террору, значит, пора отвечать.

— Хорошо, вот только мы теперь все в розыске, — заметила синта, — охотники за головами будут жилы рвать, награда за нас всех, за исключением Араны и Нерга, закачаешься, хотя Хран в пролете, всего пятьдесят тысяч, похоже, Архонт не понял, кто в теле андроида и чем ему это грозит. За братьев дают четверть миллиона, за твою внучку поменьше — двести тысяч. Моя голова оценена в семьсот, серьезный скачок, ну а ты, Рэм, рекордсмен — полтора миллиона. Но это все цены Архонта, система не подтвердила контракт. В сумме, если нас всех уничтожить, можно неплохо подняться.

— Погоди, еще не вечер, — зло усмехнулся Булавин, — после террора, который я ему устрою, эти цены взлетят в десятки раз. Так, теперь надо решить, как связаться с этим лепилой рож, так, чтобы он не понял, к кому его вызывают, и не сдал нас, неплохо приподнявшись, ничего не делая.

— Не сдаст, — заметил Нерг, — он незаконно перекраивает лица, он в розыске системой.

— А ему и не нужно сдавать нас системе, — покачал головой Лонд, — он сдаст нам охотникам за наградой и получит половину, чуть меньше двух миллионов. Хороший куш.

— Хороший, — согласились все.

— Допустим, мы его дернем, не вызвав подозрений, — начал вслух рассуждать Тарт, — он приезжает, видит наши рожи, спокойно делает дело, получает деньги, выходит наружу, а через минуту дверь с петель, и внутрь влетает что–то очень убойное, и нам конец. Он в полном шоколаде, с нас социков поимел и с охотников половину, ну, или чуть меньше, двойной куш. Не вариант.

— Я смогу заблокировать его интерфейс на время, пока он в пределах этого убежища, — уверенно заявил Хранитель. — Но как только он выйдет отсюда…

— Предлагаешь его грохнуть? — вполне равнодушно поинтересовалась Грая.

— Как вариант, — спокойно произнес андроид. ИИ было плевать на жизнь этого человека, он был просто одной ступенькой к цели.

— Так просто его не грохнуть, — вставил свое слово Нерг, — мужик этот не глупый, он имеет дело с опаснейшими людьми, его охраняет боевой андроид, Сарк сказал, что он бы всю банду положил, никто и дернуться бы не успел.

— Ну, скажем, это так себе характеристика, я вашу банду положил, никто даже не узнал, что все мертвы, — возразил Булавин, — хотя я даже без своих примочек уделал бы вас, как младенцев. Но андроид все равно плохо, нет, устранить его не проблема, и даже шуму будет немного, но давить на лепилу не выйдет. Его так просто не заблокировать. Плохо это, куда не кинь, всюду клин.

— Нерг, дай мне данные на этого кадра, как его, кстати, зовут? — попросил Хранитель. — Я его проверю, посмотрю, что за человек, может, он и не будет нас сливать?

Парень посмотрел на Рэма, тот кивнул.

— Давай, Хран у нас отличный специалист, может, и вправду, что нароет.

— Звать его Иур Дролк, идентификатор, — он продиктовал несколько букв и одиннадцать цифр.

Хранитель кивнул и подключился к интерактивной панели.

— Не беспокоить, — произнес он и уставился в одну точку.

Рэм кивнул и посмотрел на остальных.

— Ну что, давайте укладываться, сдается мне, ближайшее время у нас будет загруженное так, что отдохнуть не помешает.

— Тогда, чур, я первая в ванну, — вскочив, заявила Арана, и прежде, чем кто–либо успел возразить, девчонка скрылась за дверью.

Через минуту оттуда раздалось вполне мелодичное пение, которое лишь немного глушил звук льющейся воды. Рэм посмотрел на мальчишку, Нерг глаз не сводил с дочки покойного контрабандиста, и вот теперь уставился на дверь, не нужно было обладать способностью чтения по лицам, чтобы понять, о чем он думает. Булавин подошел к нему и, присев на освободившийся стул, тихо произнес:

— Я вроде как ее опекун, она для меня младшая сестренка. Я не против твоего интереса, — он посмотрел на парня, который уставился на него слегка растерянным взглядом, — но если ты сделаешь ей больно, я сотворю с тобой такое, что ни одна капсула восстановить не сможет, жить будешь, вернее, существовать. Мы поняли друг друга?

Нерг нервно сглотнул.

— Я и не думал.

— О чем ты думал, у тебя на роже написано, — усмехнулся Рэм. — Кого ты лечишь? Я сам таким был. Так что, если у тебя есть мыслишка ее трахнуть и остаться друзьями, я тебя предупредил. Либо серьезно, либо никак. Ты понял?

— Она мне нравится, с ней легко, — признался мальчишка. — Я никому не позволю ее обидеть, и сам не обижу. Ты понял?

Рэм от такой наглости даже опешил. С дивана рассмеялась Грая, которая прекрасно слышала весь диалог.

— А паренек молоток, — подал голос Тарт. — Не прессуй его, Рэм, он наш человек.

Рэм, потрепав грязные волосы Нерга, улыбнулся.

— Мы поняли друг друга. Как только она выйдет, ты следующий, от тебя воняет.

— Молоток, прадед, — рассмеялся Лонд, — оставил за собой последнее слово.

Рэм на это улыбнулся.

— Мне по статусу положено.

Именно в этот момент из душевой появилась свежая Арана. Рэм перехватил взгляд Нерга и, нагнувшись к парню, тихо сказал:

— Рот закрой, а то слюни по подбородку потекут.

Паренек и вправду закрыл рот и отправился в освободившуюся ванную комнату.

Через час все, кроме Хранителя и Граи, которая взяла на себя роль часового, уже тихонько посапывали. Арана и Нерг пытались шушукаться, но, получив втык, быстро затихли.

Это была первая спокойная ночь за многие дни — никто не будил Рэма по тревоге, не нужно было никуда бежать, от кого–то отбиваться, никто не ломился в дверь… В общем, Булавин выспался. И сон был какой–то хороший, снилась мама вместе с Корой, они задорно смеялись, подмигивали и заверяли, что все будет здорово.

Рэм приподнялся на локте и посмотрел на Хранителя, тот все еще лазил в сети Арана. Остальные тихонько занимались своими делами.

— Чего это ты такой довольный? — спросила Грая.

— Сон хороший приснился, да и выспался я наконец. Новости?

— Никаких, — отозвался Тарт. — Ну, разве что вчерашнее сообщение наделало шороху в сети. Люди разделились: одни за тебя, другие против. Активизировались охотники за головами, уже около двух десятков команд, включая остатки Ловчих, заявили, что берутся за этот заказ.

— Ну, это их проблема, хотя Архонт нам серьезно осложнил жизнь. Хранитель так и сидит?

— Ага, — подтвердил Нерг, — за все время даже позы не сменил.

Рэм выбрался из спальника и, натянув штаны, отправился умываться. Когда он вернулся к столу, там уже стояла чашка с крепким чаем и тарелка с чем–то, напоминающим яичницу с овощами.

— Спасибо, — поблагодарил синту Булавин и уже взялся за вилку, но именно в этот момент Хранитель шевельнулся.

— Я закончил, — произнес он.

— Ты все это время искал информацию по лепиле?

— Нет, конечно, — покачал андроид головой, — с этим я справился меньше чем за час, все это время я взламывал вот это? — Он поднял руку, и на шнурке закачался информационный носитель, который отдал ему Нерг. Единственная вещь из прошлого, которого мальчишка не помнил.

— Взломал?

— Да, — ответил Хранитель. — И есть вероятность, что я и Архонт — два интеллекта на всем Рояксе, которые смогли бы это сделать. Естественно, кроме того, кто шифровал этот носитель.

— Ты что–то узнал? — подскочив от нетерпения и подбегая к синту, спросил Нерг.

— Да, только вот ты вправду хочешь узнать, что в этом хранилище? Это сопроводительные документы на тебя. И описание экспериментов.

— Да, хочу, — уверенно ответил парень. Арана подошла и взяла Нерга за руку, пытаясь поддержать друга.

Все заинтересованно уставились на андроида.

— Выкладывай, — наконец, решил Штопор, — мы должны знать, с кем имеем дело.

— Хорошо, — согласился Хран. Он соединился с интерактивной панелью, и над столом появилась голограмма мальчишки. — Знакомьтесь, объект — Пси4318. Мне жаль, Нерг, но у тебя никогда не было имени, только этот индекс. Ты продукт генной инженерии проекта по выведению сильных псиоников.

Парень побледнел, его лицо исказилось в гримасе, казалось, он вот–вот заплачет. Но перехватив взгляд Араны, он мужественно сжал челюсти.

— Я надеялся, что у меня где–то есть близкие люди, которые меня ищут и любят. А у меня, оказывается, даже родителей нет.

— Все хорошо, Нерг, — присев с ним прядом и поглаживая по руке, произнесла дочка контрабандиста, — у меня тоже никого нет, мы твоя семья.

И тут парень улыбнулся, Рэм почувствовал, как у мальчишки с плеч свалилась непомерная тяжесть, а еще был страх, что Арана от него отвернется.

— Это проект Архонта? — спросил Булавин у Хранителя, который помалкивал, ожидая, когда можно будет продолжить.

— Нет, — уверенно ответил андроид, — наш сумасшедший ИР тут не причем. Это частная инициатива, корпорация «Генезис», если перевести название на общий, занимается различными биологическим и евгеническими исследованиями. Проект, в результате которого появился наш Нерг, не блистает оригинальным названием, просто Псион. Цель — искусственное выведение солдат с пси–возможностями, превосходящими природный дар. Разработка проекта ведется уже одиннадцать лет.

— Стоп, — мгновенно ухватился Рэм за неувязку. — Как одиннадцать? Нашему Нергу не меньше пятнадцати.

— Все верно, — ответил Хранитель, — до семи лет, он рос в специальной капсуле, пока не достиг физического возраста в двенадцать лет, затем три года уже в естественной среде. Технически, ему всего десять.

— М-да, — озадаченно пробормотал Лонд. — А я думал, это сказки.

— Ты о чем? — тут же среагировала Грая.

— Где–то с год назад на севере появилась серьезная банда. В одну ночь она была уничтожена, уцелели лишь несколько боевиков. Так вот они клялись, что их извели четверо подростков не старше семнадцати лет с запредельными пси–возможностями.

— Похоже, мы получили подтверждение этой легенде, — заметил Хранитель. — Надо будет поискать информацию по инциденту.

— Потом, — отрезал Рэм. — Давай дальше по Нергу.

— Ну, техническая часть не интересная. Достигнув определенного потолка в развитии, его должны были перебросить из лабораторного комплекса на тренировочную базу где–то в пустошах. Транспорт был сбит и сгорел, да так, что не смогли опознать, кто в нем погиб. Всех списали в потери и забыли. Нелепая случайность. А Нерг выжил и вышел к людям.

— А что с его памятью?

— Стандартная процедура по блокировке, дабы предотвратить утечку информации о лабораторном комплексе.

— Все? — поинтересовался Лонд.

— Да. Не думаю, что тут кого–то интересуют сами эксперименты. Парень, — Хран посмотрел на Нерга, — ты сокровище, никакой ты не ущербный, я знаю, что ты сейчас думаешь, у тебя на лице написано отвращение к самому себе. Но это не так. Пусть у тебя нет семьи в обычном смысле, но ты человек, самый настоящий человек, можно даже назвать тебя человеком будущего. Пройдет немного времени, и твои способности выйдут на новый уровень. Если мнение Рэма не изменилось после услышанного, мы разблокируем твою память и интерфейс. Думаю, ты добьешься много, если переживешь участие в нашей авантюре.

Нерг обвел взглядом собравшихся, никто на него не смотрел, как на урода. Вот сочувствие во взглядах присутствовало. И он улыбнулся.

— Спасибо вам. Прав Хранитель, не важно, как я родился, важно, как я буду жить.

— Все верно малец, — улыбнулся Булавин. — Ты теперь с нами, ты один из нас. Хранитель, один вопрос мы прояснили, давай по второму — можно работать с этим лепилой?

— Да, — утвердительно ответил синт, — с вероятностью в девяносто процентов он нас не выдаст, у него счет к Архонту.

— Надеюсь, ты не ошибся, не хотелось бы его убивать. Нерг, связываться будешь ты, сейчас объясню, что нужно будет сказать.

Парень кивнул, и Рэм почувствовал, как того распирает от гордости, его приняли в отряд и даже дали первое задание.

Глава 13

Иур Дролк переступил порог убежища ровно через одиннадцать часов после вызова. Рэм, который был в броне и не торопился открывать лицо, разглядывал плотного лысеющего мужчину лет сорока, левый глаз имплант, как и левая рука, механический манипулятор под псеводокожей, глаза на диво живые, на лице саркастическая улыбка. За его спиной застыл боевой андроид — устаревшая модель четвертого поколения, явно не раз побывавший в деле. Для покойного Сарка и его банды он, может, и был величиной, но против Булавина не продержался бы и минуты. Хотя, какая минута? Десять секунд, и железки не станет. А если ударить «черной молнией», то и за одну можно сложить.

Лепила внимательно осмотрел присутствующих. Наткнувшись взглядом на черный костюм ликвидатора, он вздрогнул, в веселых глазах поселился ужас, вперемешку с ненавистью. Да, он знал, кто в таких ходит, и уже попрощался с жизнью. Он развернулся, чтобы бежать, но налетел на собственного стража и, отскочив, уселся прямо на пол на пятую точку. Андроид же шагнул вперед, закрывая собой хозяина, в руке у него появился пистолет, но стрелять он не торопился. Похоже, Иур был настолько в панике, что даже забыл отдать защитнику приказ атаковать.

Арана не сдержалась и рассмеялась, глядя на нелепо грохнувшегося гостя. Остальные тоже улыбнулись, за исключением Храна, он был серьезен.

— Вам тут ничего не угрожает, — произнес Рэм, продолжая спокойно сидеть на стуле. Пистолет, направленный ему в грудь, был большим, мощным, человек бы даже с усилениями с таким бы не управился, разве что в бронекостюме, но для Рэма он был совершенно неопасен. — Успокойте своего защитника, пока я его не упокоил.

Лепила поднялся с полу, похоже, до него дошло, что если бы его хотели убить или захватить, то уже бы все случилось, и сомнительно, что он даже бы понял, что произошло.

— Перв, назад, — скомандовал он. — Жди за дверью. — После чего, справившись со своим страхом, еще раз оглядел присутствующих. — Так, а вот и Псих, — он посмотрел на мальчишку, — вернее, уже Нерг. Поздравляю, парень, это имя лучше, чем та кличка.

Тот в ответ лишь кивнул.

— И остальные лица мне знакомы, — уже совсем успокоившись, произнес он. — Сейчас в этой комнате самые разыскиваемые люди на Рояксе — братья Цетра, девчонку не знаю, как и андроида, а вот Грая Рант — величина. — Он повернулся к Штопору. — А в костюме ликвидатора наверняка Рэм Булавин.

— Верно, господин Иур, — убирая забрало, подтвердил он. — Если у вас возникла идея нас сдать, не советую, вам социки все равно не пригодятся, мой человек полностью контролирует ваш интерфейс. Любая попытка нас предать, и вы покойник. И ваш андроид мне не помешает, он даже меня не задержит.

— Не надо мне угрожать, — вполне освоившись в компании самых разыскиваемых людей Роякса, произнес лепила, он справился со своим страхом, и теперь, пройдя к столу, уселся напротив Рэма. — Вы — враги Архонта, да такие, что у ИРа начинается истерика, когда он про вас слышит, а значит, я ваш преданный друг.

— Откуда вам известно про истерику? — поинтересовалась Грая, сейчас она была серьезна, смотрела строго.

— Это образное выражение, — ответил Иур, — я не вхож в здание совета, и моих людей там тоже нет. А после вчерашней чистки, там вообще людей не осталось.

— Что? — вскочив, спросил Тарт.

— Все из людского персонала, кто там работал, были уволены, теперь в башне только андроиды.

Тарт облегченно вздохнул и опустился на стул, Рэм улыбнулся одними губами, похоже, там был кто–то, за кого он волнуется. Вот только зря он успокоился, если андроид знает об этой связи — это не значит, что человек в безопасности. Но сейчас не время подкидывать Тарту эту идею.

— Хорошо, это полезная информация, — подвел итог Рэм. — Теперь, Иур, давайте поговорим о том, зачем вы здесь, нам нужны новые браслеты, нам нужны новые лица, нам нужно снять блокировку с памяти Нерга. Назовите свою цену.

Иур побарабанил пальцами по столу, обдумывая предложение.

— Сутки назад, — произнес он, — я бы назвал цену в полтора миллиона. Мои услуги очень не дешевы, с каждым разом покупка нанитов обходится все дороже, да и доставать их все труднее…

— Мы не просители, — с нажимом произнес Рэм, — если полтора миллиона ваша цена, мы ее заплатим.

— Я не буду наживаться на тех, кто противостоит Архонту. Все это игрушечное сопротивление вызывает у меня только презрение, вы же живете в борьбе, я не возьму денег за работу, только за расходные материалы. Моя цена — пятьсот тысяч.

— По рукам, — согласился Рэм. — Вам сейчас перевести социки?

— Нет, когда закончу. Тут только одно помещение?

— Да, есть еще маленькая ванная, — ответила Грая. — Кстати, Иур, а вы работаете с андроидами? Мне нужно полное обновление или хотя бы замена узлов, которые износились больше всего. И я готова заплатить. Храну тоже не помешает, — она мотнула головой в сторону Хранителя, — ему досталось за последние месяцы.

Лепила задумался.

— В принципе, я занимался подобным, но вольных андроидов почти не осталось, бизнес на этом не построишь, а беглые, вышедшие из–под контроля, не остаются в Аране и уходят в пустоши, а там редко бываю, только по очень выгодным контрактам. Так что, у меня нет материалов, но я знаю, где их можно достать. И это будет стоить очень дорого, сейчас у всех начались трудные времена, и вы причина этих изменений. В городе, за исключением двух центральных поясов, идут серьезные столкновения, Архонт взялся за наведение порядка. Теперь даже передвижение по улице за зеленой зоной представляет опасность, не говоря уже о том, чтобы покинуть полис. Сколько вы готовы выложить?

— Миллион, — назвала цену Грая.

— Это хорошая сумма. Я свяжусь с поставщиком после того, как проведу обследование ваших тел и выясню, что необходимо заказать. Пожалуй, с этого и начнем. — Иур встал со стула, поднял с пола объемный чемоданчик из серебристого металла и направился в ванную. Осмотрев ее, он кивнул каким–то своим мыслям и повернулся к Грае. — Ты первая.

Синта, ни слова не говоря, скрылась за дверью, которая мгновенно закрылась.

Рэм повернулся к Хранителю.

— Ты контролируешь ситуацию? — мысленно спросил он.

— Полностью, — отозвался андроид. — Я уверен, у него и в мыслях нет вредить нам, но вот человек, с которым он хочет связаться, вызывает опасения, нужно будет хорошо обдумать доставку груза и уж точно не приводить хвост сюда.

— Полностью разделяю такой подход, — согласился Рэм. — Поэтому нужно будет хорошо спланировать эту операцию.

Прошло примерно полчаса, когда дверь в ванную распахнулась, и оттуда вышла Грая. Вид у нее был расстроенный.

— Что? — обеспокоенно спросил Булавин.

— Все хуже, чем я думала, — произнесла она, занимая место за столом. — Хран, двигай к Иуру, он ждет тебя.

Андроид поднялся и прошел в импровизированную смотровую.

— Давай конкретней, — глядя на синту, попросил Рэм.

— Половина имплантов под замену, — начала Грая. — Также необходима полная замена мышечного каркаса, я где–то подхватила вирус, и он разрушает меня, еще дней десять, и я не смогу двигаться, а это автоматически влечет за собой замену кожного покрова и вазоана, это то, что заменяет андроидам кровь. Итого — миллион нужно только на меня.

— Не проблема, у нас с тобой есть социки, чтобы все это оплатить, — озадачился Рэм.

— Нет, проблема есть, — не согласилась Грая. — Миллион нужен для запчастей, работу Иур тоже выполнит, но вот только здесь ее не провести, нужно оборудование, серьезное оборудование, которого у него нет. А даже если бы было, потребуется примерно семь–восемь дней на полное восстановление.

Все присутствующие замерли. Арана хлопала глазами, казалось, еще секунда, и она заплачет. Братья сжимали кулаки, для них Грая была чуть ли не близким родственником. Нерг выглядел растерянным, он не знал, как относится к сказанному, он с синтой не особо общался, для него она не была близким человеком, все это Рэм заметил краем глаза.

— Мы найдем все необходимое и поставим тебя на ноги, — заверил Штопор Граю.

Синта вымученно улыбнулась.

— Нет, Рэм, спасибо тебе, конечно, но мы ничего не будем искать, у нас нет на это времени, наша цель гораздо важнее моей жизни. Я разменяла сотню лет, я достаточно пожила, и даже немного устала от этого. Так что, пока я не развалилась, нужно закончить дело. И когда мы сотрем этого гребанного ИРа со всех носителей, может, будет не слишком поздно помочь мне.

Рэм растерялся и просто не знал, что на это ответить, Грая была права, вот только он не собирался сдаваться так просто. Да, на одной чаше весов их борьба, но он не Архонт, он не может вот так просто пожертвовать своим другом.

— Как так вышло, что ты не заметила этих изменений? — оттягивая момент принятия решения, спросил он.

Грая улыбнулась.

— Рэм, ты предсказуем, но спасибо за твою неуклюжую попытку выиграть время на обдумывание правильного ответа. Ты и сам прекрасно знаешь, что я права, и у нас нет времени на то, чтобы носится с моими болячками. Ты ведь солдат, Штопор, и знаешь аксиому, всех спасти нельзя, и во имя цели приходится жертвовать частью отряда. Я эта часть.

— Ты не ответила на мой вопрос?

— Не знаю, — пожала плечами синта. — Я чувствовала, что мое состояние ухудшается, но не могла понять причину, для этого было нужно серьезное оборудование, внутренней диагностики не хватило. Причину Иур нашел, этот тот модуль на управление боевым роботом, который я у тебя отжала, возможно, при установке занесли инфекцию.

Дверь в ванную распахнулась, и наружу вышли Хран и Иур.

— Со мной норма, — садясь за стол, произнес андроид. — Требуется замена сердца и трех суставов, ну и батарею обновить, она совсем плоха, но Иур заверил, что за сутки приведет меня в норму.

Рэм посмотрел на усевшегося напротив лепилу.

— Меня интересует состояние Граи?

— Все плохо, ей срочно нужна помощь, с каждым днем ее состояние будет ухудшаться. Я здесь ничего сделать не смогу, обычно, если у андроида обнаруживают подобные повреждения, его утилизируют. Нужна хорошая мастерская с оборудованием, нужны запчасти, нужно время.

— Ты знаешь такие лаборатории за периметром?

Иур кивнул.

— Но если вы рассчитываете ими воспользоваться, забудьте, никто не будет сотрудничать с вами.

— А если силой? — подал голос Лонд.

— Опять же нет, это крупные поселки, и как бы круты вы не были, вас все равно убьют, или ликвидаторы явятся, для Арана награда за вас — очень большие деньги, а для пустошей — это еще больше.

— Я знаю, где есть такая мастерская, — неожиданно произнесла Арана.

— Где? — в один голос спросили присутствующие.

— Ну, конечно, там, откуда мы пришли, — ехидно ответила девушка. — Вы забыли, кто был мой отец?

— Контрабандист, — в один голос произнесли братья.

— Верно. За последние пять лет он вывез из Арана несколько сотен взломанных андроидов. И для их перепрошивки и ремонта было закуплено дорогое оборудование. Вообще, в этом бункере осталось различной добычи на миллионы социков.

— Вот только, как туда попасть? — усмехнулась Грая. — Вы оттуда с Рэмом едва вырвались, там все под колпаком Архонта.

— Это как раз решаемо, — отмахнулся Булавин. — Сейчас мы далеко от тех мест, достаточно засветиться где–то неподалеку отсюда, и тогда Архонт снимет надзор за руинами, зачем их сторожить? Но есть один нюанс, когда мы с тобой уходили, то нарушили маскировку, и если противник нашел спуск, то убежище засвечено. И не нужно держать там серьезные силы, достаточно нас впустить, и все, обратно мы уже не прорвемся. Решение хоть и хорошее, но спорное. Кроме того, нам нужно туда добраться, а транспорт мы бросили, хоть и постарались его замаскировать.

— Про транспорт забудь, — с грустью по утраченному вездеходу заявил Тарт, — его уже нашли, и если не продали, то уж точно нам его не найти. Но я за то, чтобы рискнуть. Грая — часть семьи, мы многим ей обязаны.

— Весь Роякс ей обязан, — заметил Лонд.

— Мы вроде все уже решили, — возмутилась Грая.

Рэм покачал головой.

— Это ты решила. Откуда только у андроида такая тяга к жертвенности? Мне нужен не твой героический конец, мне нужна твоя жизнь. Итак, у меня есть план.

— Новый? — устало вздохнул Хранитель.

— Ага, — спокойно ответил Рэм. — Хран, я хочу щелкнуть Архонта по носу так, чтобы об этом узнали все, я атакую базу ликвидаторов

— Ты спятил? — это уже Грая подключилась к разговору.

— Нет, я действую так, как он не ждет. Он думает, что я побегу сводить с ним счеты, забирать Раду. Но я лишу его части сил.

— Ты псих. Вот это прозвище бы тебе подошло, — заметил Иур. — Рэм, этот план нерабочий. Ликвидаторы базируются в сотне метров от здания совета прямо в центре Арана. Это дом–крепость, туда так просто не попасть. Самих ликвидаторов немного — меньше десятка, но вот чистильщиков там хватает, это гвардия Архонта — три сотни боевых роботов. Извини, но твой план обречен на провал.

Рэм задумался, похоже, опять его занесло, не разобрался в ситуации, решив, что самый умный. Конечно, у него есть кое–какие преимущества пред обычными людьми, но противостоять ему будут люди с такими же способностями, прошлая встреча окончилась для него разгромом, а реванш, который он задумал, грозил катастрофой. Да, поторопился.

— Но идея мне нравится, — неожиданно продолжил Иур. — Ведь тебе все равно нужно засветиться, чтобы Архонт снял наблюдение. Вот это можно устроить, и противники будут, кого грохнуть не жалко, и выйдет все очень громко.

— Продолжай.

— Все просто — мы получаем груз, — пояснил лепила, — я намекну, что готов слить одного из твоих людей. Кто это будет, решай сам. Лаиор купится, он очень алчная тварь. Здесь, за городом, остались катакомбы, огромный промышленный район, примерно два квадратных километра и три уровня. Там обитают сбойщики, иногда встречаются черные тени и те, кому больше некуда идти, как те отбросы, среди которых вы отыскали Нерга. Так что, места поиграть в прядки там хватит. Я и твоя команда уйдем отсюда подальше, есть нычки, где можно спокойно пересидеть сутки, а ты поиграешь в охоту на охотников.

Рэм задумался. В принципе, план не плох.

— Но что будет, когда пять, десять, пятнадцать трупов спустя явятся ликвидаторы с чистильщиками? Отступать будет некуда. — Этот вопрос он и задал Иуру.

— Не проблема, — тут же ответил лепила. — Мой покойный брат был контрабандистом и облазил эти подземелья сверху донизу. В сотне метров под землей есть убежище, в котором прямой выход на поверхность. О нем никто не знает, его давно не используют, но обнаружить его крайне сложно. И если ты туда доберешься, то сможешь спокойно выйти за пределами города.

Рэм побарабанил пальцами по столу, взвешивая все «за» и «против».

— Хорошо, — наконец, произнес он, — принимается. Посмотрим, насколько эти ребята хороши.

— Мы в деле, — решительно заявили братья.

— Дадим бой охотникам, — воодушевленно добавил Тарт

— Я тоже никуда не уйду, — решительно заявила Арана. — Пора пустить врагу кровь.

— И я, — это уже Нерг.

Грая кивнула. Только Хранитель молчал, зная, чем кончится.

Рэм несколько секунд изучал решительные лица соратников.

— У нас не демократия, — наконец, твердо и уверенно произнес он. — Вы будете делать то, что я прикажу, и никак иначе. И приказ мой такой — как только вы получите весь необходимый груз, то вместе с Иуром отправитесь к Свободному, причем пойдете не дорогами, а лесами. Ваша цель — дойти, убедиться, что наблюдение снято. Эта задача на Лонде, он единственный, кто сможет остаться незамеченным, и если это так, прокрасться в бункер. Надеюсь, его не обнаружили. Ваш пропуск туда — Арана и код, который я вам предоставлю. Вопросы?

— Вопросов нет, — четко заявил Лонд.

— Но сразу соваться в тот район не стоит, — продолжил Хранитель, нам нужно будет пересидеть, дождаться, когда Архонт уберет наблюдателей. И думаю, я знаю, где будет лучше всего переждать.

Булавин вопросительно посмотрел на андроида.

— В том маленьком городке, в котором вы с Граей встретились после твоего заточения. Да, он в поясе безопасности, но патрули там не частые гости, он пуст, а отряд у нас серьезный, да и обчищенный сервисный центр идеально подойдет для временного убежища. Я уже примерно разработал маршрут, думаю, вполне реально добраться туда за пару дней.

— Мы без транспорта не сможем уволочь все необходимое, — заметил Иур.

— Кстати, — глядя на лепилу, произнес рем Рэм, вспомнив об одном умении, которое так и не смог активировать, — есть возможность заказать тактический процессор не ниже АРЦ018?

— Нихрена у тебя запросы! — вытаращился на него Иур. — Это очень редкая вещь, такие на особом учете, в настоящий момент тактические профессоры АРЦ022 вставляют в чистильщиков. Это не единственная модель, в которых они применяются. Но все равно достать крайне сложно.

— Сколько? — надавил Рэм.

— Я знаю, у кого есть устаревшая версия, АРЦ020 восстановленный, но полностью рабочий. Обычным людям они не нужны, а тем, кому нужны, получают непосредственно с производства.

— Сколько?

— Семьсот пятьдесят тысяч.

— А не дороговато для восстановленной вещи, которая по большому счету никому не нужна? — вклинилась в разговор Грая. — Обычно спрос рождает предложение, а если спрос на предмет отсутствует, то цена должна быть разумной.

Иур развел руками.

— Это не моя вещь, это цена продавца, которая мне когда–то давно была названа. И вы правы, процессор у этого человека уже больше полутора лет, и покупателя он так и не нашел, так что, торг может быть уместен. Рэм, а зачем он тебе, если не секрет, конечно?

— Я получил умение, для которого необходим тактический процессор.

— Круто, — в один голос воскликнули братья.

— А что оно делает? — это уже любопытная Арана.

— Не важно, — покачал головой Рэм, — но это умение может оказаться очень полезным в нашей войне. Иур, начинай переговоры по всем озвученным позициям, заказывай все необходимое для Граи и Храна, и попытайся раздобыть тактический процессор. Но извини, Хран тебя проконтролирует. Хоть ты вроде как теперь свой, но мы знакомы всего пару часов.

— Я понимаю, — согласился лепила. — Я даже не буду пользоваться интерфейсом, тут лучше подойдут обычные каналы через сеть.

— Действуй. А мы пока подумаем с остальными, где раздобыть транспорт.

Хран и Иур отошли в сторону и уселись за виртуальный монитор, остальная команда собралась вокруг Рэма.

— Командир, ты уверен в этом человеке?

— Он ни разу не соврал за весь разговор, — тут же среагировала Грая. — Он даже цены не завысил для своей выгоды. Но если он гениальный лжец, и смог нас обдурить, это будет конец, стоит Архонту узнать наше местонахождение, в радиусе трехсот метров будет воронка, в которой в ближайшие пару столетий ничего расти не будет.

— Грая права, — прикуривая, заявил Рэм, — нам остается довериться ему. Теперь по поводу остальной части нашего плана. Пока я буду играться с охотниками, привлекая внимание, вам нужно добраться до того маленького городка, а потом провести разведку, итак, у кого есть соображения, где раздобыть транспорт?

— Проще всего было бы его купить, — начал Лонд, — вот только не с нашими рожами. Нам нужно будет скрытно покинуть город.

— Как пришли, так и уйдем, — беспечно заявила Арана.

— Верно, — согласился с ней Тарт, — пешком это не проблема, но не с транспортом.

— А если мы с Нергом купим транспорт, мы не в розыске, спокойно выедем наружу и подберем вас?

— Простое и изящное решение. Я — за, — довольно заявила Грая. — Давайте прямо сейчас просмотрим доску объявлений, городок крупный и живет запросами различных рейдеров. Тут почти десяток мастерских, которые занимаются изготовлением и ремонтом.

— Вот суки, — возмутился Тарт, глядя на снимки их собственного транспорта, который какие–то поисковики выставили за двадцать тысяч социков в соседнем поселке в десяти километрах от их местонахождения.

— Что упало, то пропало. Смирись, брат, это уже не наше. Мы сами часто продавали найденное чужое имущество.

— Но, Лонд!!!

— Забудь, Лонд прав, — безапелляционно произнес Штопор, — это уже не ваше, и выкупать мы его точно не будем, этот транспорт скоро привлечет к себе внимание Архонта, рано или поздно эта скотина догадается, что эта коробка ваша, кто–то, да сболтнет. А теперь ищем дальше.

В итоге, через полчаса, проведенных в жарких спорах, было решено купить рейдовый грузовик на шесть посадочных мест, кузовом на полторы тонны и неплохим маскировочным модулем, который позволял использовать его во время движения, если скорость не превышала десяти километров в час. Цена кусалась — восемьдесят тысяч социков, но, в отличие от монстрика братьев, здесь хотя бы стоял антиграв, который при полной загрузке позволял поднимать транспорт на шесть метров от поверхности.

— Арана, — Рэм посмотрел на девушку, — берешь фальшивый идентификатор и оформляешь сделку на себя. Нерг с таким же фальшивым браслетом пойдет с тобой, и будет изображать твоего молчаливого охранника. Никакой инициативы, осмотрели транспорт, заплатили деньги, можете немного поторговаться. Думаю, тысяч пять они скинут. Подозрительно, если кто–то не торгуется. Деньги я сейчас перечислю. Все ясно?

Подростки, гордые поручением, синхронно кивнули.

— Сейчас внесете задаток, чтобы колесница не ушла, — подключилась к наставлениям Грая. — Автоматически он будет ровно через сутки закреплен за вами. Как только Иур договорится о сделке, мы покинем город. Тогда и заберете грузовик, и выедете к точке встречи.

— В городе вам ничего не угрожает, — добавил Лонд, — здесь закон чтут. Но как только проедете контрольно–пропускной пункт и окажетесь за стеной, все, вертите головой и никому, кроме наших, не верьте, никого не подсаживайте, это очень частая разводка, можно получить пулю в затылок. Транспорт в пустошах — большая ценность.

— Да что вы на меня насели? — возмутилась Арана. — Я дочь контрабандиста, отец меня в последние три года раз десять брал с собой. Знаю я, по каким законам живет Роякс.

— Хорошо, что знаешь, — похвалил Рэм. — Но послушать умных людей не помешает, слишком много стоит на кону, сама должна понимать, против кого мы пошли. Так что, не накосяч.

Арана согласно закивала. Получив социки, она перевела задаток в десять процентов, застолбив за собой грузовик. Тут и Иур с Хранителем подтянулись.

— Мы договорились, — довольно заявил Хран, усаживаясь за стол. — Запчасти для андроидов обойдутся в миллион двести тысяч, — он развернул интерактивную карту и указал на ней точку за пределами пояса безопасности, похоже, сделка обещала быть насквозь незаконной.

— Процессор?

— И с этим сладилось, — обрадовал Рэма Иур. — Удалось скинуть цену до пятисот тысяч, можно было бы больше, но торгаш, что его продавал, почуял, что он нам очень нужен, и ниже полмиллиона цену не опустил. Понял, что у него эксклюзив, и больше ни у кого нет.

— Нормально, — отмахнулся Рэм. — Я бы даже взял за полную стоимость. Когда мы его получим?

— Вместе с запчастями, — сообщил лепила. — Эти барыги отлично друг друга знают, договорились, что Лаиор привезет все сразу, расчет на месте. Встреча через семнадцать часов. Вы с транспортом решили?

— Да, уже и задаток внесли, — Арана, гордая собой, продемонстрировала трехмерную проекцию грузовика.

— Неплохо, — подвел итог Иур, — но если мы не хотим опоздать на встречу, то нам пора выдвигаться. Жалко, я ничего не успел сделать по основной своей работе, хотя пара часов в запасе еще есть, могу кого–то одного перекроить. Адаптация как раз займет чуть больше часа.

— Нет, — покачал Рэм, — этим займетесь, когда будете отсиживаться в заброшенной мастерской. Ты лучше скажи, сколько с Нергом возиться? Нужно разблокировать его интерфейс и воспоминания.

— С интерфейсом недолго, уложусь минут в сорок, ну, или чуть больше, — ответил Иур, слегка задумавшись. — А вот память — штука сложная, тут торопиться нельзя.

— Хорошо, тогда бери паренька, и снимай блокаду с интерфейса, пусть он хоть на отрядные очки претендует. Может, если повезет, у него окажутся активные умения, которые он не мог использовать из–за блокады.

Иур кивнул и, призывно махнув рукой мальчишке, пошел в сторону ванной.

— Командир, какой план? — поинтересовался Лонд.

— План простой — не сдохнуть и получить все необходимое. Сейчас в Аране бардак, рушатся старые связи. Архонт принялся за наведение порядка, так что, нашего лепилу могут тупо попытаться кинуть, андроид, стоящий за дверью, так себе охрана. Хран, вы обговорили, сколько охраны будет у торгаша, который везет товар?

— Трое, и он сам.

Грая потерла переносицу, для нее этот жест давно стал механическим, выдавая волнение синты.

— Думаю, если он захочет кинуть, то это произойдет после перевода социков. Система следит за тем, чтобы сделки совершались под ее контролем, отсюда невозможность вынудить человека перевести деньги под давлением, только добровольный перевод. И система за вымогательства карает строго. Так что, давайте взглянем на место, туда пойдут только Арана с Нергом, андроид и сам Иур. Мы же будем выступать в роли засадного полка. Рэм держится подальше, так, на всякий случай.

Булавин пожал плечами, здесь отряд способен справиться и без него, а он побродит вокруг, поищет проблемы, не верил он, что торгаш упустит возможность получить все — и запчасти, и социки, и упокоить конкурента. Скорее всего, Лаиор, как и они сами, устроит засаду. Вот Рэм и поищет его людей.

Глава 14

Рэм еще раз обошел небольшой заброшенный поселок, заросший травой. От домов тут остались пять стенок и остов давно сгоревшего транспорта, вросший в землю по искореженную кабину. До встречи оставалось еще полчаса, но пока что ничего интересного не происходило. Разве что Булавин упокоил какого–то человекообразного мутанта, который, интенсивно маскируясь, пытался давить на него телепатически. И снова выручила замечательная броня. Трофеев с твари не было никаких, а вот очков в шкале «душа мутанта» ощутимо прибавилось. За существо 32 уровня, которое в бестиарии обозначалось как лесовик, накинули аж сто четыре единицы. Рэм на всякий случай поискал еще подобных, но больше никого не обнаружил, всякая мелочь же предпочла ретироваться.

— Летят, — раздался голос Граи, которая с помощью дрона следила за окрестностями. — Всем минутная готовность.

Рэм промолчал, его тут как бы и не было, зато все остальные отчитались, что к встрече готовы. Булавин на карте в интерфейсе быстро осмотрел позиции бойцов своего отряда.

Иур с командой, в которую, как и планировалось, вошли Арана, Нерг и охранник–андроид, ожидал в полукилометре, укрывшись маскировочным пологом. Тарт со своей снайперской винтовкой занял позицию в полукилометре на развесистом высоченном дереве, его задача — прикрыть лепилу и остальных, если что пойдет плохо. Лонд замаскировался буквально в десятке метрах от места передачи груза, и если бы Рэм не знал, где тот спрятался, то не обнаружил бы своего правнука, даже если бы курил, стоя на его руке. Андроиды составили резервную группу — Грая прикрывала Тарта, а Хран держал руку на кнопке активации КИБа, готовый подавить способности всех противников в радиусе трехсот метров.

Рэм вновь медленно тронулся по кругу. Если у Лаиора есть группа прикрытия, сомнительно, что она прилетит с ним, и он ее засветит, значит, если есть засадники, то они как раз должны выйти на рубеж. Проверили территорию, дали команду, что зона высадки безопасна, и можно подлетать. Или Штопор накручивает и вкладывает в голову вероятного противника, как бы сам действовал на его месте, и нет никакой засады, есть честная сделка. Сейчас каждый получит то, что хочет, и все разойдутся миром.

Но нет, не ошибся. Замаскированного бойца Рэм обнаружил на опушке поляны. Маскировка у него была отличная, только вот этот идиот деактивировал маску на шлеме, и Булавин буквально учуял запах пищи. Рэм еще раз обошел поселок по кругу, но этот кадр, на которого он повесил метку, был единственным. Способность «астральный поиск» с помощью, которой можно обнаружить ауры людей в радиусе десяти метров, тоже не дала результата. Похоже, все же не засада, а только страховка.

Грузовой аэрокар приземлился на чистом пятачке в центре заросшего поселка. Что ж, они все просчитали верно, из распахнувшейся двери наружи выбрался крепкий мужик в приличной заводской броне, но без шлема. В руках он сжимал плазматик, мощное оружие для коротких дистанций. Следом из аэрокара выбрались телохранители — крепкая дамочка почти без одежды, топик обтягивал крупную крепкую грудь, на ногах высокие сапоги, на бедрах что–то вроде юбки, едва прикрывающей зад. Странная форма одежды для подобного места, но все объяснялось просто — девка оказалась псиоником второго уровня, которая спокойно вешала на себя силовую броню, крепость которой зависела исключительно от способностей, и, судя по ее уверенности, она знала, что делала. Вторым сопровождающим был киборг, человеческого в крепком мужике осталось мало, все тело механическая платформа. Рэм потратил несколько минут на изучение этого персонажа, вердикт — единственной частью этой железяки, оставшейся от человека, был мозг. Интересно, он сам подобное с собой сотворил или ситуация безвыходная? Третьим телохранителем оказался невысокого роста щуплый подросток со взглядом голодного мутанта. Вот он–то и не понравился Штопору больше всего. Имя скрыто, из оружия у него на поясе висела только пара энергетических клинков, броня на нем легкая, но какая–то странная, она напоминала серебристый жидкий металл, который просто обволакивал мальчишку, такого Булавин никогда не видел и даже не слышал. Но больше всего ему не нравился уровень социальной опасности — шестнадцатый. Это серьезно, члены банды Скара, на ком клейма ставить негде, редко были больше десяти, только сам главарь имел семнадцатый, а тут… Рэм изучил ауры. У киборга ее не было, у торгаша красная, у девки, как ни странно, синяя, у стрелка в лесу тоже красная. А вот парнишка козырял багровой, черная аура с примесью красного по краям. Да, он был смертельно опасен. Но как ни странно, приказа от системы на немедленное уничтожение данного объекта не пришло, и его новая плюшка «охота за головами» тоже молчала.

— Внимание всем, — произнес Булавин в гарнитуру, — следим за пареньком в странной серебристой броне. У него черная аура, уровень социальной угрозы — шестнадцатый, и взгляд матерого убийцы–садиста.

— Пригляжу, — это отчитался Лонд.

— Держу в прицеле, — тут же отозвался Тарт.

— Приняли к сведению, — доложился Иур.

Остальные промолчали, они в прямой бой не полезут, только, если совсем туго станет.

Торговец внимательно огляделся, выискивая проблемы, но ничего не обнаружил. Его взгляд задержался на месте, где укрывался засадник, ненадолго всего на пару мгновений, но это подтвердило, что он знает об этом скрытнике.

— Иур выдвинулся, — сообщила остальным Грая. — Расчетное время прибытия — три минуты.

Булавин еще раз навернул кружок, после чего устроился в трех метрах за спиной замаскированного бойца противника. Лаиор рассчитал все верно, как бы теперь транспорт лепилы не встал, засадник будет работать в спину или во фланг.

Потянулись тягучие минуты ожидания. В такие моменты время течет крайне медленно, сейчас все на взводе. Иур Рэма беспокоил, но не так, как Арана и Нерг. Эта парочка была крайне неопытна, а что хуже всего — очень самоуверенна. После того, как лепила снял блокировку с интерфейса мальчишки, его возможности возросли в разы. У него оказался четырнадцатый уровень, что очень неплохо для его возраста. Но самое важное — это четыре псионических умения, серьезных умения. Крайне мощный щит. То, что было до этого, детский лепет по сравнению с непрошибаемой стеной, которую Нерг теперь мог выставить. Подобного Булавин еще не видел. Псионический удар, которым мальчишка отправил его в окно в первый день знакомства, теперь легко смог бы запулить предмет размером с аэрокар метров на двадцать, а если на пути оказался бы объект крепче снаряда, то, скорее всего, очень мало запчастей можно было бы снять для перепродажи. При желании пацан мог швырнуть, а мог пробить человека насквозь. Третье умение — скольжение, точно такое же, как у Рады, только вот Нерг мог по прямой перемещаться метров на сорок, сметая все на своем пути, а дополнительной веткой было перемещение по вертикали, двадцать метров вверх на видимую площадку, это впечатлило. Ну и, четвертое, последнее, телекинез — способность передвигать предметы полтонны весом на дистанцию в пятнадцать метров и швырять их. С псионическим ударом, конечно, похоже, но не то, там все же именно удар, который либо отшвырнет, либо пробьет, а тут бросок. Короче, зря, наверное, Скар не вложился в мальчишку, хотя, если бы он разблокировал интерфейс парня, то не факт бы, что пережил следующие сутки, как и его банда отморозков. И вот такого опьяненного силой подростка пришлось пускать на линию огня, это крайне опасно, но у Рэма не было другого выхода.

Из–за деревьев, паря в метре над заросшей грунтовкой, показался грузовик. Киборг, вооруженный какой–то неимоверной тяжелой пушкой, взял его на прицел, но стрелять не торопился. Рэм знал, что сейчас его голова в прицеле Тарта, и стоит деформату шевельнуть пальцем, как его мозги расплескает по броне стоящего в шаге от него торгаша. Но в этот момент Иур подал условный сигнал, и крупнокалиберная пушка снова уставилась стволом в землю. Пока все шло, как надо.

Грузовик остановился метрах в десяти. Первым наружу выбрался андроид со своим тяжелым пистолетом, он несколько секунд изучал местность, после чего отошел от двери, позволяя остальным покинуть кабину.

Иур, сделав знак остальным оставаться на месте, направился в сторону торгаша. Рэм неотрывно следил за лицом Лаиора, но тот был спокоен, никакого нервняка, похоже, и вправду рутинная сделка.

Они обменялись приветствием, стукнув кулаком по кулаку. Рэм прекрасно слышал весь разговор, но снова ничего интересного, так, обмен банальными фразами, вроде, привез? А ты?

Лепила продемонстрировал счет, на котором социки, а киборг по приказу торгаша вытащил из нутра аэрокара четыре контейнера. Пока все шло, как надо. Засадник тоже не дергался, лежал, не отсвечивая, в трех шагах от Рэма. Даже оружие его пока что смотрело чуть в сторону.

Обмен состоялся. Нерг под уважительным взглядом девицы, сопровождающей Лаиора, телекинезом закинул ящики в кузов, Иур перевел деньги и забрал маленький контейнер размером с сигаретную пачку, это был последний пункт — тактический процессор.

И тут все чуть не пошло прахом. Нервный, не выпускавший из ладоней рукояти своих клинков и неотрывно следивший за Араной. По какой–то причине именно она притягивала его внимание. Хотя, может, просто понравилась, девушка–то красивая. И когда сделка была завершена, он направился прямо к ней. Он шел так, словно вокруг никого, кроме них, не было.

Все опешили, не зная, что делать. А тот пер, как тяжелый робот прорыва. Арана растерялась, застыла, смотря пареньку прямо в глаза. Рэм уже вскинул свою энергетическую винтовку, готовясь глушить всех. И тут вмешался Нерг, он шагнул вправо, закрывая собой девушку, после чего пошел навстречу противнику. В его правой руке зажегся плотный фиолетовый энергетический шар, а левую окутало энергетической пленкой.

Нервный замер в двух шагах от Нерга, уставившись прямо в глаза.

— С дороги, — громко и четко произнес он.

Нерг, который был помладше, неожиданно зло оскалился.

— А ты пройди, — смело бросил он вызов, явно сильному и более опытному противнику. — Она со мной.

Нервный с презрительной усмешкой матерого хищника, смотрящего на неразумного щенка, вставшего у него на пути, взмахнул энергетическими клинками, которые со свистом рассекли воздух. Серьезное оружие, лезвия сантиметров семьдесят. Рэм был уверен, что недорогая бронька Нерга не выдержит и первого удара, нервный же встал в боевую стойку, готовый атаковать.

Нерг в долгу не остался, фиолетовая пленка с левой руки мгновенно обтянула всю его фигуру, защитным силовым полем, правую, в которой пульсировал сгусток силы, паренек слегка отвел назад, словно делал замах, как в игре в боулинг.

Напряжение на поляне было таким, что Рэм его чувствовал, находясь в полусотне метров от двух парней.

— Остановитесь, — выкрикнула Арана, уже пришедшая в себя. — Стойте.

— Не лезь, — произнес нервный сквозь зубы, — сейчас я раздавлю щенка, и мы поговорим.

Нерг промолчал. Но крик девушки разрушил оцепенение, сковавшее присутствующих.

— Оркала, останови Сайга, — выкрикнул приказ Лаиор.

И мгновенно женщина–псионик, сопровождающая торговца, стянула руки нервного силовыми жгутами, а андроид Иура шагнул к Нергу, положив руку ему на плечо. Тут очень вовремя ожил киборг, он быстрым стремительным рывком преодолел расстояние, разделявшее его и Сайга, и, зеркально повторив действие андроида, что–то тихо произнес. Нервный вздрогнул и, повернув голову к Оркале, сказал:

— Освободи, я уступаю.

Та несколько секунд обдумывала ситуацию, но потом все же развеяла свои силовые жгуты. Нервный же резко развернулся и вернулся на прежнее место. Глаза его сверкали от гнева, но больше он не таращился на Арану и смотрел теперь только на ее защитника, словно желая прожечь в нем дыру.

— Надеюсь, этот маленький инцидент не омрачит сделки? — произнес Лаиор голосом, в котором звучали извиняющиеся нотки. Похоже, он не ожидал подобного от своего подручного.

Иур отрицательно покачал головой, он тоже не горел желанием развивать конфликт.

— Есть еще одна сделка, — продолжил он. — У меня есть информация, которая стоит немало социков, готов уступить тебе по старой дружбе.

— Слушаю, — тут же заинтересовался Лаиор.

Иур, как и договаривались, сдал Рэма. Все прошло, как по нотам, и легенда выстрелила, мол, беглый сотрясатель Роякса вышел на него через старых друзей и попросил временное укрытие, и лепила отправил его в катакомбы, где тот и должен быть, но у него нет на примете ни одной надежной команды охотников за головами, что б не кинули, вот и решил он предложить инфу старому приятелю, у которого как раз такие люди имеются. А Иуру, как бы он не относился к Архонту, потрясения ни к чему, а этот мутный реликт, возникший из ниоткуда, несет с собой только хаос, и явно что–то затевает.

Лаиор, недолго думая, выложил за эту информацию требуемые лепилой двести тысяч. Для него это, похоже, было выгодное предложение, судя по тому, как у него заблестели глаза, он уже знал, кому толкнуть эту инфу. Быстро попрощавшись, и еще раз извинившись за своего подручного, торгаш забрался в аэрокар, и через секунду на пустыре в окружении деревьев остался только грузовик и три человека в сопровождении андроида.

На частоте отряда раздались облегченные возгласы, похоже, все до конца не верили, что сделка пройдет гладко. Да и нервный подросток в странной броне учудил.

— Чуть не вальнул его, — произнес Тарт с явным облегчением. — Еще шаг, и я бы ему башку снес.

Все согласились, что это было почти на грани. Вот только Рэм радоваться не торопился, засадник так и остался на месте, он лежал, не сводя взгляда с Иура и остальных, а когда нервный направился к Аране, даже не дернулся, словно его не касалось происходящее на поляне.

— Всем в канале, это Штопор, наблюдатель по–прежнему на месте, он, похоже, чего–то ждет. Иуру и остальным, погрузиться в грузовик и ехать к точке два, остальные подойдут туда самостоятельно. Есть вероятность, что мы все же засветились, охотники за головами пасутся где–то рядом и ждут, когда появятся основные фигуранты. Если он пойдет следом за грузовиком, я им займусь. Всем проверить местность, возможно, этот гаденыш тут не один.

В канале сразу стало тихо, народ подобрался, понимая, что еще ничего не кончилось.

— У нас чисто, — через минуту доложила Грая, у которой был самый лучший визор из всего отряда. — Тарт спустился, готовы выдвинуться на точку два.

— Чисто, — это уже Хранитель, — посторонних не фиксирую.

— У меня тоже, — это Лонд.

Рэм запустил дрона на облет местности. Чужой наблюдатель дернулся, когда горошина прошла рядом с ним, но зафиксировать причину беспокойства не смог. На облет периметра поляны ушло чуть больше пяти минут, и снова ничего.

Рэм перешел на ночное видение, лес стремительно погружался во тьму, светило, которое еще недавно пробивалось через плотные облака, зашло окончательно.

Вот грузовик медленно тронулся. А через секунду исчез под маскировочным полем. Наблюдатель выждал несколько секунд и не спеша тронулся по следам Иура и его команды. Шел он в обход, не выходя на открытые участки, но направление держал верное.

— Всем внимание, — произнес Рэм, — цель засадника — транспорт. Похоже, он ничего не знает о нас, мы нарвались на нечестных продавцов, вероятно, они хотят вернуть свое и прихватить наше. Где–то рядом их основные силы, скорее всего, десантный бот или аэрокар. Арана, Нерг, когда вы покупали грузовик, не было ничего странного?

Несколько секунд в канале стояла тишина.

— Не странное, — наконец произнес Нерг. — Просто казалось, что за нами кто–то постоянно наблюдает.

— Черт, вот что бывает, когда торопишься, — не сдержался Булавин, следуя за наблюдателем, уверенно держащим пеленг маяка. — Иур, быстро просканировать транспорт и обнаружить все следящие устройства. Как же мы про это забыли–то?

— Торопились, — коротко прокомментировал лепила.

Потянулись тягучие секунды ожидания.

— Нашли, — раздался голос Араны. — Стандартная система наблюдения только в кабине, и смотрели, и слушали, но мы вслух почти ни о чем не говорили, в основном сообщение шло через рацию, а вы все ехали в кузове. Рискну предположить, что они знают только о нас четверых. Единственное, что они могли услышать, это инструкции Иура, когда он давал нам советы перед сделкой.

— Согласен с ней, — вклинился Иур. — Замаскировали систему наблюдения они хорошо. И если бы они знали об остальных, тогда точно отвали ли бы. Они думают, что полностью контролируют ситуацию, и сила и их стороне.

— Хорошо, — подвел итог Штопор. — Тогда действуем по плану. Они будут брать вас на конечной точке, возможно, думают, что вы их ведете на свою базу или на перевалочный пункт, хотят по максимуму снять с вас добра. Когда поймут, что вы встали надолго, атакуют. А мы атакуем их. Вопросы, предложения?

— Просто и элегантно, — заметила Грая. — Нам не помешает раздобыть еще немного вооружения и экипировки. Как думаете, сколько их будет?

— Пятеро, — ответил Лонд. — Один идет пешком, остальные четверо, скорее всего, в аэрокаре. Хотя, может быть, и наземный транспорт в маскировочном режиме, но сомнительно.

— Скоро выясним, — уверенно заявил Тарт.

Засадник шел по лесу уверенно, даже режим маскировки отключил, словно на прогулке в парке. Рэм дал ему фору метров в тридцать, скрытно двигался следом. Несколько раз он замечал мутантов, но те не обращали на охотника никакого внимания. Больше всего Булавина беспокоило то, что информация о противнике полностью скрыта, интерфейс не выдавал абсолютно никаких данных — ни имени, ничего, только аура.

— Мы на месте, — доложил Иур.

— Ждите, я в километре от вас. Разбейте лагерь демонстративно, машину укройте под маскировкой.

— Сделаем, — ответил лепила.

Рэм посмотрел на карту, где отображались остальные члены отряда, в отличие от него они двигались медленно, плотной группой, им до точки два еще минут двадцать топать.

План был простым, дождаться атаки, активировать КИБ, полностью подавив возможность противника к сопротивлению. Вопрос — уничтожать врага или нет, не стоял, они сами пришли. Как говорили на старушке Земле: «Идущий за шерстью, может вернуться стриженым». Никакого сочувствия Рэм не испытывал.

Через пятнадцать минут основные действующие лица собрались в одной точке. Иур, как и просил Рэм, разбил лагерь. На небольшом походном столике стояла портативная плитка, на которой уже закипала кастрюля с водой. Слабенький охранный дрон облетал крохотную полянку, находившуюся в полукилометре от древней дороги, ведущей к одному не слишком крупному городу.

Арана изображала ссору, выговаривая Нергу за то, что тот сунулся ее защищать. Мол, она и сама бы уделала этого нервного, как сопливого младенца в испачканном подгузнике. Парень же со стойким равнодушием выслушивал эмоциональную речь девушки.

Рэм улыбнулся, на самом деле Арана была очень впечатлена поступком своего друга и гордилась, что у нее такой защитник. Наблюдатель, прибывший на пару минут раньше него, устроился под корнями огромного дерева, теперь он был собран и сосредоточен, оружие его перескакивало то на андроида, который охранял лагерь, то на Нерга, похоже, выступление пацана произвело на засадника впечатление.

— Все готовы? — спросил Рэм у остальных.

Последовали подтверждения, только Тарт вздохнул, в этих зарослях для его винтовки дистанций не было, но он все равно собирался работать из своего чудовища прямо в упор. На периметре они были вчетвером — Грая, Хран, Тарт и сам Рэм. Лонд прокрался в лагерь, его задача — помочь основной группе.

Потянулись минуты ожидания. Арана что–то варила в кастрюле, андроид Иура наворачивал круги, охраняя стоянку, сам лепила о чем–то разговаривал с парнем, попивая что–то из темной колбы.

Старый военный аэрокар, явно давно списанный, но от этого не ставший менее смертоносным, возник над лагерем, словно из неоткуда. Он завис в десяти метрах, и из двух десантных люков на землю посыпались бойцы в идентичной с наблюдателем броне. Ребята были профи и, похоже, не раз проворачивали эту операцию. То, что их семеро, а восьмой лежит в двух шагах от Булавина, выцеливая его друзей, было неприятным сюрпризом. Если бы не КИБ, это был бы не бой, а бойня, и, скорее всего, они бы проиграли. «Пирова победа» Рэма тоже не устраивала, но с другой стороны, не будь у них глушилки, он бы завалил этого черного, когда понял, что тот не работает на Лаиора.

Хранитель активировал КИБ, как только первые десантники очутились на земле и начали тыкать своими стволами в Иура и его группу. Похоже, сразу они убивать никого не собирались, только захватить. Рэм, прекрасно представлявший, что такое комплекс информационной борьбы, сейчас у всех разом отказали умения, сбоило оружие и экипировка. Но у тех, кто был включен в контур, никаких проблем не было. Первым умер засадник, Штопор бесшумно возник у него за спиной, полученная недавно способность «внезапная смерть», как и было указанно в описании, подсветила уязвимые места брони противника. Рэм не стал кривляться, и ударил энергетическим клинком, появившимся из предплечья, в стык между доспехом и шлемом, именно эта область была подсвечена зеленым, остальные оранжевые. Засадник умер мгновенно, даже не осознав этого, одарив Булавина привычным электрическим разрядом, кстати, довольно сильным, что давало надежду на неплохие очки черной энергии. Рэм вскинул энергетическую винтовку, которую как раз собирался испытать в деле. Именно в этот момент он увидел, как сорвавшийся с руки Нерга фиолетовый сгусток коротким росчерком преодолел всего пять метров до ближайшего противника и, пробив насквозь его броню, снес стоящего за ним бойца. Тот успел активировать персональный щит, единственная защита, которая худо–бедно работала. Вот только его это не спасло, импульс мальчишки был настолько мощным, что просто снес бойца вместе с выставленным щитом, на землю рухнула мертвая оболочка в искореженной броне. Рэм успел выстрелить из своей новой винтовки всего лишь раз, короткий черный сгусток угодил в грудь падающему вниз «десантнику», тот уже даже выстрелить успел, правда, его автонацел сбоил конкретно, и длинная очередь угодила прямо под ноги Иуру.

На этом все кончилось. Десантный аэрокар начал медленно снижаться, готовясь к посадке. Штопор удивленно посмотрел на не раз латанную тяжелую машину, которая теперь опускалась на крохотную полянку, где ей едва хватало места. Весь бой, хотя точнее сказать бойня, занял всего полминуты, все противники мертвы, их тела валялись в высокой темно–зеленой траве, которая сейчас была красиво забрызгана красным. Хотя для Рэма сейчас весь мир был серым, превратности ночного зрения через визор.

Неожиданно андроид поднял ствол и добил кого–то скрывающегося в траве.

— «Идущий за шерстью, может вернуться стриженым», — произнес Булавин себе под нос.

Ухватив за руку труп «засадника», он потащил его к приземлившемуся аэрокару, чего за ним ходить лишний раз? Теперь надо быстро собрать трофеи и сваливать, а судя по экипировке, трофеи будут богатыми. А ему пора двигать на точку, скоро в подземельях развернется нехилое сражение, которое должно привлечь внимание Архонта.

Вокруг аэрокара собрался уже весь отряд. Что ж, ларчик просто открывался. Пока все добивали последних налетчиков, Арана, забралась на кабину грузовика, одним прыжком заскочила в аэрокар и посадила его. Кстати, оказалось, что попутно девчонка пристукнула пилота, который даже осознать не успел, что внизу все пошло не по плану, как получил пулю в затылок.

— Молодец, Арана, — похвалил ее Рэм, одним движением отправляя тело засадника к остальным покойникам, которых стащили в кучу, дабы дать аэрокару место для посадки. — Так и надо действовать. Быстро, смело, решительно. Грамотная оценка ситуации, и как результат — у нас появился хороший транспорт.

Девушка довольно заулыбалась. Рэм внимательно осмотрел присутствующих.

— Ну что, дело сделано, мне пора выдвигаться на точку. Вам же действовать по плану, никакой самодеятельности. Собираете трофеи и рвете когти.

— Рэм, у нас хоть раз что–то по плану прошло? — с улыбкой поинтересовалась Грая. — Даже эта сделка чуть не пошла прахом.

— Так всегда бывает, — отозвался Булавин. — Перед каждым сражением план хорош, после каждого плох. Но это не значит, что их не нужно составлять. Все, конец разговорам. Быстро подчищайте тут все, и валите. Надеюсь, через пару дней мы все встретимся в бункере контрабандистов, уже там, слегка переведя дыхание, сможем составить план, который приведет нас к победе. Кстати, мне только одно интересно, а кто это был? Система не предоставила никакой информации, я только ауры этих уродов видел, красные и черные. — Булавин заглянул внутрь десантного аэрокара, пилот был с черной аурой, и тоже никакой справки. — Как так?

Все озадаченно переглянулись. Братья подошли к ближайшему трупу, у которого вместо лица дыра размером в кулак, а затылка вообще не существовало, похоже, это тело на счету Тарта. Только его чудовищная снайперка могла проделать такую дыру. Лонд быстро избавил труп от брони, но информация по–прежнему не появилась. Следом настала очередь одежды, и снова ничего, идентификационный браслет и два колеца — результат прежний.

— Иур, может, ты про такое слышал?

Лепила растерянно развел руками.

— Есть только одно объяснение, похоже, кто–то разработал очень качественный имплант, который скрывает информацию интерфейса, а возможно, даже полностью блокирует связь с системой на определенное время.

— Сканируй тела, — распорядился Рэм, — импланты найти и изъять, разобраться в принципе работы, возможно, они нам понадобятся.

— Сделаю, отозвался Иур. Ты сваливаешь?

— Да, мне пора, — закидывая себе за спину энергетическую винтовку, ответил Булавин. — Пора пустить кровь охотникам. — Он осмотрел собравшихся. — Удачи вам. Надеюсь, что на этот раз все пройдет по плану, и мы вскоре встретимся.

Напоследок он вспомнил, что еще не собрал энергию с еще одного покойника. Найдя труп с прожженной грудной бронепластиной, Рэм сначала загнал в него штырь, который передавал энергию в костюм ликвидатора и энергетическую винтовку, затем уже коснулся его перчаткой. Ощутимый разряд тряхнул пальцы, потом можно будет почитать, что там система прислала, а сейчас пора торопиться, ему по ночному лесу бежать двадцать километров.

Он поднял руку, прощаясь, затем активировал мимикрию и рванул в сторону Арана.

Глава 15

Добрался Рэм без проблем, даже с прибытком, небольшая стая мутантов, похожих на страусов, только пониже и с очень острыми клювами, оказавшиеся на его пути, дали прибыток в шкалу «душа мутанта» сразу две сотни единиц, и очень вовремя, учитывая то, что ему предстояло сделать, регенерация придется кстати.

Еще Рэм разобрался с плюшками от системы, за двух покойников ему дали несколько тысяч опыта и полторы сотни энергии Арк, теперь чернота перевалила за восемьсот, и можно было бы взять новый уровень, но Рэм не спешил, впереди его ждет бой. Вне всяких сомнений прятки в подземелье против охотников за головами потребуют от него все ресурсы. Пока он не согласится на увеличение уровня, он не узнает, что предложит система вторым номером. Первым там шел «одиночный выстрел», который он просрал по пьяной лавочке, взяв «астральный поиск», который к тому же имел почти дубля в виде перка «поиск энергетического следа», конечно, не одно и то же, но и последний больше для следопытов и охотников, но все равно… Так что, торопиться получать новый черный уровень, Рэм не спешил. Вот поиграет в салочки, тогда можно будет обдумать, да и видно будет, с какими потерями в энергии он выйдет из этой стычки.

Сделав выбор, Рэм продолжил изучение улучшений — выросла харизма, перевалив рубеж 11, еще выдержка наконец–то добралась до десяти, видимо, система оценила то, что он так долго пас этого засадника. Что ж, плюшка за десятый уровень оказалась вкусной. Настолько вкусной, что Рэм и вправду картинно облизнулся.

«Поздравляем, второстепенная характеристика «Спокойствие (выдержка») достигла уровня 10. Открыто дополнительное — «Невозмутимость ликвидатора» на тридцать секунд. Все технические средства, включая КИБ, будут вас полностью игнорировать, враги будут пренебрегать своими предчувствиями. Но, если вы попадете в зону видимости обычного человека, «невозмутимость» мгновенно деактивируется. Активация умения происходит мысленной командой «невозмутимость». Откат после использования умения — тридцать четыре минуты».

— Вовремя, — прочитав описание, произнес Рэм. — Очень вовремя.

Умение было похоже на то, что имелось у Араны, но ее было больше заточено под охоту на мутантов, а его на людей. Он даже остановился на пару минут, чтобы внимательно изучить имеющиеся у него перки, так сказать, освежить в памяти, на что можно рассчитывать. Что ж, вполне серьезный багаж.

Конечно, главный его козырь — «развоплощение», вторым по значимости можно считать «удар души», дальше можно смело ставить «контроль души», следом — «астральный поиск». «Собиратель» не в счет, умение второстепенное, да и приложить при поглощении может так, что сдохнешь, это то, что зависело от энергии АРК. Перки же, которые давала система за прокачку характеристик, выглядели не так впечатляюще. Конечно, польза от них имелась, и немалая, например, «спринтер» или «бросок», подсвечивающий траекторию гранаты, «твердая рука» вообще жизнь спасла, ну и «внезапная смерть» не подкачала. Остальные он еще не испробовал, так что, пока это весь полезный актив.

К заброшенному подземному комплексу Булавин вышел спустя полтора часа. Что ж, слив сработал, и противник уже явился. Благодаря схеме подземелий, полученной от Иура, Штопор мог выбрать один из двенадцати выходов на поверхность. Противник тоже подготовился, но вероятно, ему не хватало данных, так как смог обнаружить и взять под наблюдение только три. Причем все они были в западном секторе, в полукилометре от ближайшего к Рэму. Дрон, поднятый в воздух, обнаружил внушительный отряд, который собирался спускаться в один из них. Делегация, была не слишком внушительная — пять человек, два боевых андроида и шестнадцать боевых роботов, не сказать, что устаревшие, но до чистильщиков, с которыми Рэм уже схватывался, им далеко, огневая мощь и броня, конечно, серьезные, но вот со скоростью беда.

Рэм просветил людей, у всех черные ауры. Приказа на уничтожение снова не последовало, значит, официальные охотники, которые убивают в букве контракта. Прочитав название группы, Булавин усмехнулся, судьба свела его с остатками «Ловчих». Просканировав каждого Рэм, присвистнул, уровни у бойцов приличные, самый нижний двадцать восьмой, а самый высокий у главаря группы, вся информация, кроме имени — Ратор Нург и уровня 49, была скрыта. Серьезный товарищ, если не считать Граи, которая недавно взяла семьдесят пятый уровень, Булавин с подобными не сталкивался, Трэг Фаран и Патир отставали от этого ловчего минимум на десять.

Рэм подобрался в зарослях до спуска в катакомбы, тот оказался заросшим травой провалом шириной всего пару метров, глубина двенадцать, на дне какая–то грязь, и мусор. Для Штопора это не проблема, не с табуретки, конечно, спрыгнуть, но и ничего запредельного. Ну что ж, господа охотники, он взял на прицел голову стоящего возле машины главаря ловчих, устранить на старте игр такого могучего врага было вполне разумно. Голографический прицел приблизил бритый затылок. Вдох–выдох, ствол прекратил гулять, палец выжал спуск «Клина», накапливая максимальный заряд. Выстрел… Черт, не везет, так не везет, буквально за мгновение до попадания энергетического заряда в цель, Ратор нагнулся, и энергетический импульс снес с ног стоящего за ним бойца тридцать седьмого уровня. Очки в шкале социального уровня скакнули вверх, причем очень неплохо, и теперь от двадцатки Булавина отделала одна смерть, причем не важно, кого, не хватило буквально сотни поинтов. Никаких санкций со стороны системы не последовало, значит, официально охота была поединком, и Рэм имел право устранять любого, кто в ней участвует.

Прыгая в пролом, он с сожалением подумал, что нельзя собрать с погибшего так нужную для развития энергию АРК. Но ловчие были хорошо обучены, шквал заградительного огня в его сторону спустя всего три секунды после гибели цели, это отличный показатель. Пусть они не засекли позицию, но вот сектор выбрали верный. Одна пуля свистнула совсем рядом, а вскоре метрах в двадцати правее от пролома расцвел разрыв, который едва не смел ударной волной дрона, висящего над лазом.

Рэм приземлился на ноги. Серая картинка визора высветила двухметровый коридор. Грязи тут хватало, какие–то надписи на стенах, обычное наскальное творчество. Но все они были старыми, по данным Иура здесь какое–то время, еще сотню лет назад, да и позже, обитали бандиты, причем сразу несколько группировок. Они жили налетом на восстанавливающийся Аран. С ними было покончено. Потом здесь поселились какие–то маргиналы, сейчас, скорее всего, мутанты, причем самые разные от ничтожной мелочи до сбойщиков и черных теней. Рэм, который заранее изучил трехмерный план уровня, рванул вглубь коридора. И ведь не зря, дрон, который по–прежнему висел над лазом, зафиксировал трех боевых дронов, которые выдвинулись в сторону его позиции, хорошо знакомые ему таблетки с боевыми модулями, причем у всех трех разные — крупнокалиберный пулемет, плазматик и ракетомет на шесть управляемых ракет. Неплохо. Неужели ловчим так нужна за него награда? Она может и не отбить потери, которые они понесут.

Рэм отозвал дрон, и тот послушно нырнул в подземелья. Вскоре лаз будет обнаружен, а значит, пора уходить, эти дроны малого радиуса, а тут еще сплошной синтетический бетон, который очень хорошо блокирует сигнал, и скоро горошина потеряет его, так что, нет смысла держать ее для обзора. Свернув налево, Рэм дождался прибытия наблюдателя и отправил его вперед. Изучив маршрут на сотню метров, он не спеша, тронулся вглубь комплекса, сейчас его задача была проста — выйти в тыл противнику и снести еще чью–то голову.

Первых обитателей подземелий Булавин засек спустя десять минут. Дрон, летящий впереди, обнаружил какой–то небольшой зал, откуда тянуло дымом. Вот уж чего Рэм не ожидал, так это увидеть обычный костер, шесть грязных подстилок и жарящееся на решетке мясо, вероятно оно принадлежало какому–то мутанту. Вкруг очага сидели четверо мужчин и женщина, вернее, так ему показалось сначала, несмотря на одежду перед ним были уже не люди — серая безжизненная кожа, белесые шрамы, красные зрачки на черном белке глаз.

«Системное задание — уничтожить популяцию опасных мутантов. Награда — новый уровень и три тысячи социков за каждого».

Рэма не нужно было долго упрашивать, он прекрасно знал, что перед ним уже не люди, а матерые убийцы, слетевшие с катушек. Им было все равно, кого жрать, людей, других мутантов. В боевой ипостаси, которые они принимали почти мгновенно, они становились намного опасней.

Пятеро, а подстилок шесть, и если они не едят своего, значит, шестой где–то рядом наверняка стоит на стреме. То, что у них сбоит интерфейс, не значит, что не работают умения.

Рэм вернул дрон чуть назад и активировал доскональный поиск. У горошины ушло три минуты на поиск наблюдателя, он притаился на трубе, идущей под самым потолком. Да и маскировка у него была на уровне, похуже, чем у Лонда, но тоже не плохо. Визор Рэма обнаружил его только, когда он несколько секунд смотрел на это место.

Штопор не стал тратить на сбойщика заряд из «Клина», слишком дорого давалась подзарядка винтовки ликвидаторов. Пистолет послушно влетел в руку, слабый, едва слышимый даже чуткими микрофонами его брони, хлопок, и пуля угодила в подсвеченный зеленым глаз, на стену плеснуло темным, и голова мутанта упала на трубу. Умение «внезапная смерть» снова продемонстрировало свою полезность. Хотя с этим сбойщиком двадцать третьего уровня опасаться было нечего, Рэм насчитал пять уязвимых мест, которые привели бы к мгновенной смерти, только лобовая кость была приличной толщины и обозначалась оранжевым. Рэм коснулся свесившийся лапы, и тут же получил мгновенный разряд, мертвая тварь одарила его семьюдесятью единицами мутанской энергии. Теперь ее стало 427. И новый уровень порадовал, очков за убийство как раз хватило, чтобы подняться еще на одну ступеньку, теперь Штопор добрался до двадцати, а впереди маячил еще один непосредственно наградной.

Через секунду Рэм шагнул в десятиметровый зал, где мутанты готовились к приему пищи. Это было избиение, несмотря на то, что два из них достигли тридцать четвертого уровня. Они умерли первыми, одному из них Булавин выстрелил в затылок, второму снес голову энергетическим клинком. Троица оставшихся вскочила на ноги и начала трансформироваться. Они были быстры, но пули еще быстрее, не прошло и секунды, как на грязный, кое–где забрызганный красным пол, повалились мертвые тела. Только дамочке относительно повезло, она дернулась, и пуля сорвала ухо, но сбежать мутантка не успела, клинок вошел ей в низ живота и распорол надвое до самой глотки, Рэм едва успел убраться в сторону, чтобы его не окатило фонтаном крови.

«Задание выполнено, получен новый уровень. Восемнадцать тысяч социков переведены на вас счет». Второе системное сообщение тоже порадовало: «Вы достигли двадцатого уровня. В награду вы получаете перк «Невосприимчивость». Действие перка постоянное. Вы можете выбрать два умения, которые будут работать даже при полной блокаде. Замена умений невозможна, выбирайте с умом. Желаете сделать выбор? ДА/НЕТ».

— Однако, — озадачился Булавин, — хорошая фишка.

Только вот что выбрать? Ну, первым будет «развоплощение». А что взять вторым? «Удар» или «контроль души»? И то и другое понадобится, если Рэм круто вляпается. «Контроль» его раз уже выручил. Но как же ему не хватало тогда возможности уничтожать железяк. Решено, берем «контроль», он хотя бы работает под «развоплощением». Вздохнув, Булавин забил в ячейки выбранные умения. Все, теперь у него будет козырь в рукаве, и если противник будет уверен, что он доминирует, то Штопор быстро исправит это заблуждение.

Рэм по очереди обошел трупы, собирая энергию. Да, не хило вышло, пять мутантов подняли его на триста пятьдесят единиц, и теперь шкала была заполнена целиком. Плохо только, что она не была приспособлена ни к какому апгреду, никаких новых умений. Хотя стоп, это что такое? Рэм быстро принялся читать выскочивший в интерфейсе лог: «Внимание, превышен предельный допустимый лимит очков в шкале «душа мутата», дальнейшее развитие и увеличение шкалы невозможно… Ошибка, ошибка, сбой, сбой, отключение интерфейса через одну, две, три… Сбой».

Рэм рухнул на пол, глуша себя собственным криком. Адская боль разрывала голову, перед глазами плыли радужные круги, во рту появился привкус крови. Сознание плыло, бывший наемник сжал зубы, мысли путались, но одна была четкой — это конец.

Системное сообщение яркой вспышкой пришло прямо в мозг: «Перестройка организма активирована».

Рэм заорал, забился в конвульсиях, а потом вырубился. В себя он пришел, валяясь в лужах крови, натекших с мертвых мутантов, а таймер на забрале показывал, что прошло почти четыре часа. Костер давно потух, мясо, которое жалили сбойщики, сгорело до пепла.

Рэм кое–как сел, потом, деактивировав забрало, трясущееся слабой рукой, извлек из кармана флягу и, прополоскав рот, сплюнул. Вода была розовой, похоже, остатки крови. Проведя языком по зубам, Штопор удивленно присвистнул, все гладкое, ровное, никаких выбоин, таких привычных и знакомых. Что же произошло за эти четыре часа? Он открыл интерфейс и присвистнул, шкала получила второй уровень и увеличилась в два раза, теперь предел не пять сотен очков, а тысяча. В настоящий момент она была едва заполнена, осталось всего шестьдесят пять единиц, и это от трех семерок, которые были после поглощения энергии. Джек пот, мать его итить. Прочитав описание полученной способности, Рэм присвистнул.

— Охренеть и не встать, — тихо произнес он.

Несколько секунд Рэм сидел, переваривая полученную информацию. Наконец, плюнул, достал сигарету и прикурил, если на запах крови никто не явился, значит, и на дым не явится. Что ж, он получил новую способность, интересную способность, офигенную способность, вот только энергии она потребует очень много.

Штопор еще раз затянулся и вновь пробежался глазами по тексту: «Ходящий в тени». В вашем организме были обнаружены фрагменты структуры мутанта, известного как черная тень. На ее основе была проведена трансформация, в результате которой получена новая способность — «ходящий в тени». Теперь при желании вы сможете укрыться в любом сегменте, на который не падает свет. Если же место, в котором вы укрылись, будет ярко освещено, то вы автоматически выпадете в реальный мир. Передвижение в одной тени или соединенной с нею находящейся рядом, вполне возможны. Для выполнения потребуется энергия «душа мутанта». Расход — одна единица за десять секунд. Для активации способности необходимо войти в тень и отдать мысленную команду — «во тьму»».

Булавин отшвырнул сигарету. Шесть единиц в минуту… Того, что есть сейчас, хватит на десять. В принципе, не мало. Рэм пустил поисковый импульс, ища свой дрон, который оставался висеть под потолком. Когда он отключился, тот, не получив приказа, исправно фиксировал все происходящее, а выработав ресурс, рухнул в кучу костей у входа. Рэм порылся в останках и, найдя наблюдателя, вернул его на цевье автомата, который сейчас разместился слева от кофра на спине. Подключившись к камере, он перекинул данные, и быстро, на перемотке, отсмотрел запись. Что ж, ему снова повезло. Мимикрия не отключилась, когда он вырубился, и это спасло ему жизнь. Дважды мимо пролетали чужие дроны, один раз прошел патруль из трех роботов и двух людей, правда, принадлежали они не к «Ловчим», а к незнакомому отряду «Собиратели голов», уровни у очередных охотников на него были вполне серьезными, один — тридцать шестого, второй на два выше. Они осмотрели побитых мутантов и удалились. Хорошо, что Рэм валялся чуть в стороне, иначе могли просто споткнуться о его невидимую тушку.

Шкала выносливости сильно просела, несмотря на то, что была самой впечатляющей. Автоматическая аптечка тоже потратилась, поддерживая носителя. Рэм извлек из рюкзака брикет концентрата и принялся его грызть. Да, их, конечно, лучше готовить, но и сушняком необходимые калории будут получены.

Глянув на растущую шкалу выносливости, Рэм озадаченно уставился на цифру тридцать девять. Когда он успел пропустить сообщение, что получил новый уровень характеристики? Зарывшись в логи, Булавин нашел короткое сообщение о новой единице. Странное дело, за все характеристики, за каждый десятый уровень давали полезную плюшку, а за «выносливость», которая у него запредельная, ничего, по идее три способности положено, а вот хрен, зажала система. И тут он вспомнил о не активированной способности «Развоплощения», как же он могу про нее забыть–то? Ему ведь будет доступно любое действие под «неуязвимостью». Штопор быстро открыл вкладку умения и нашел описание: «Любое действие» — дополнительный перк к способности «Развоплощение». В активном состоянии вы сможете выполнить одно действие — выстрелить, если в руках оружие, бросить гранату, если она в руке. Правда, только себе под ноги. Использовать любой предмет, но обязательное условие — он должен быть в руках. Цена активации — 300 очков энергии душ. Желаете активировать перк? ДА/НЕТ».

Рэм посмотрел на шкалу, та была заполнена больше, чем полностью. Триста единиц, конечно, серьезно, но плюшка очень нужная. Бывший наемник решительно нажал «ДА». Секунда, и новое умение засветилось зеленым. Раньше надо было сделать подобное. После сегодняшних изменений андроид, который гонял его по подземному заводу, не продержался бы против Булавина и нескольких секунд. Ну что ж, пора взглянуть на войско противника.

Рэм поднялся и направился к выходу, предварительно отправив вперед нового дрона.

Что ж, долго искать загонщиков не пришлось, те устроились в следующем большом зале с уцелевшими дверьми. И тут Рэм понял, что ему напоминают эти подземелья, это был огромный торговый центр, наверняка оптовый, часть под землей, часть на поверхности, но небольшая.

Горошина дрона пролетела мимо двух патрульных роботов на паучьем шасси, эти железяки ему не соперники, их цель — поддержание порядка и охрана, вот только староваты они. Огневая мощь посредственная. Нет, конечно, крупнокалиберный роторный пулемет — сила, и плазмоган для дистанции не дальше ста метров неплох, но куда им стрелять, если они не видят противника? И разведывательный дрон не старый, но уже битый жизнью им помочь не мог, чтобы обнаружить Рэма, он должен с минуту таращиться на него в режиме активного поиска конкретного объекта.

Горошина влетела в зал через небольшую щель, это был мобильный командный центр. Что ж, «Собиратели голов» — серьезные люди. Сейчас внутри шесть человек: четверо спали, двое сидели возле интерактивной панели, изучая план подземелий. Некоторые комнаты были отмечены зеленым, похоже, это были те, что они уже проверили. Вдоль стен выстроились боевые роботы, все неактивны, видимо, люди экономили батареи, то еще старье, но его было много, целое отделение. Рэм изучил схему на большом голографическом экране, по воле судьбы он оказался внутри их безопасного периметра. «Собиратели» контролировали примерно половину уровня. Ну как контролировали? Пара стационарных постов, на которых дежурили их бойцы при поддержке роботов и боевых андроидов, несколько энергетических ворот, там просто висели охранные дроны. Всего, судя по отметкам, здесь было двадцать четыре человека, десяток андроидов и около полусотни роботов. Понятно, что пришли они сюда не ради денег, награда за Рэма не окупит и половину социков, потраченных на эту операцию, все эти живые мертвецы пришли сюда за славой.

Через пятнадцать минут наблюдения Булавин решил нанести удар. Пересмена на посту показалась ему идеальным вариантом, двое возвращались в командный центр, двое из тех, что спали, теперь были на ногах и готовились к выходу, идеальный расклад. Как тогда в подземельях вешателей — прийти на хвосте и всех убить.

— Ну что ж, идущий за шерстью, может вернуться стриженным.

Рэм взял наизготовку «Клин» и, пропустив мимо себя парочку охотников, пристроился на два шага позади. Его ждал бой. Хотя какой это бой? Будет бойня. Весовые категории противников были несопоставимы, несмотря на то, что их гораздо больше и уровни у них гораздо выше. Наглость налета просто зашкаливала, но именно это должно было принести ему успех. Если уж все так хорошо сложилось, зачем атаковать противника там, где он его ждет? Разведчик–диверсант атакует там, где его не ждут. Лишить противника половины личного состава, убрав командира, уничтожить командный центр — это то, чему его учили, и то, что он делал. И делал хорошо.

Один из дозорных, топающих на три шага впереди Булавина, неожиданно задергался и завертел головой, потом остановился и обернулся, таращась сквозь Рэма в пустоту. Штопор замер и отвел взгляд, смотря мимо насторожившегося бойца. Прокололся, бывает, ведь еще несколько дней назад он рассказывал Лонду, как можно засечь невидимку, если ты способен ощущать внимание.

— Ты чего? — поинтересовался напарник. — Опять чуйка параноит?

Второй боец тридцать второго уровня коротко кивнул.

— Сую взгляд ледяной, словно смерть за мной идет. Лиор, чую я, сегодня в свет уйду.

— Да брось ты, — отмахнулся беспечный напарник. — Ты, Раир, просто устал. Сейчас поедим, отдохнем пару часов, а потом поймаем этого Булавина, и все будет хорошо. Премии получим, тут сейчас две сотни охотников ползают, его ищут, не уйдет. Верно говорю, он сейчас забился в самый темный угол и дрожит от страха, ему некуда бежать.

— Ты ошибаешься, — уверенно повторил Раир, — он здесь, он рядом, и мы все умрем.

Собеседник резко махнул рукой и пошел к дверям, до которых осталось всего пара шагов.

Чуткий напарник несколько секунд стоял, глядя прямо сквозь Булавина, руки его лежали на цевье вполне себе серьезного автомата. Если решит ради спокойствия полоснуть очередью, может выйти нехорошо. Но он не внял предчувствиям и, развернувшись, догнал напарника, который уже стоял перед дверьми, ожидая, когда их откроют изнутри.

Рэм вошел следом, быстро оценил обстановку. Сейчас здесь собрались восемь человек, двое пришли с ним, парочка у интерактивной панели ищет проход вниз, двое уходят, и еще пара спит. Из охраны только одна штурмовая таблетка, как та, что попалась ему под горячую руку, когда налетели ликвидаторы.

— Ну что ж, — отходя в сторону и пропуская мимо смену, произнес Рэм себе под нос, — восемь многовато, для сообщения хватит и шести.

Хотя точнее сказать, пяти, один останется жить, чтобы передать сообщение остальным. По иронии судьбы Рэм выбрал подозрительного с повышенной интуицией. Булавин принялся ждать, когда все успокоятся, торопиться некуда, план отхода уже был. Вскоре бодрствовать остались только командиры. Сменившиеся дозорные, быстро перекусив, улеглись в освободившиеся спальники, причем второй, который не обладал повышенной чувствительностью, подкалывал своего напарника, мол, видишь, все хорошо, мы живы, а ты опять не прав.

Рэм улыбнулся, жаль, этот боец не узнает, насколько был прав его приятель.

Штопор бесшумно подобрался к таблетке, которая висела прямо за спинами командиров, и достал из кармана маленький мастер–ключ, которые специально от скуки соорудил Хранитель, пока они сидели и ждали, когда Арана приобретет грузовик. Булавин аккуратно, не делая резких движений, откинул заслонку порта прямого доступа. Таблетка дернулась, не понимая, что происходит, но было уже поздно, ключ уже вошел в порт и почти мгновенно подавил систему штурмового дрона, а Рэм получил права администратора. Если все пройдет хорошо, то скоро у него будет армия, которую совершенно не жалко потерять, но которая поможет ему заявить о себе.

Первыми умерли командир и его заместитель, сорок четвертый уровень и тридцать восьмой. Аура у обоих была почти багровой, так что, никаких сомнений Рэм не испытывал. Они сидели спинами к нему, шлемы лежали рядом на раскладном столе вместе с винтовками. Булавин усмехнулся и подошел совсем близко, поднял руки, активируя энергетические клинки. Те без какого–либо сопротивления пробили черепа, и теперь Штопор держал на вытянутых руках пару трупов. Привычный разряд и поглощение энергии, тряхнуло ощутимо, но не сказать, что сильно, с погибшим главарем работорговцев не сравнить. Аккуратно присев, он уложил покойников на пол, не издав ни одного звука, после чего деактивировал клинки. Теперь настала очередь спящих. И снова Рэм не стал мудрить, он не испытывал ни злости, ни ненависти к этим людям, он делал работу, а смерть — это профессиональный риск. Они сами выбрали свою судьбу, придя за ним, никто не заставлял.

Через минуту в командном центре «Собирателей голов» в живых остался только чуткий. Он даже успел проснуться, когда рядом умер его напарник, но, получив разряд шокера в голову, затих. Рэм извлек энергетические кандалы и, упаковав пленника, принялся за вторую часть саботажа. Без каких–либо проблем он через интерактивную панель командиров получил доступ к боевым роботам на зале и на посту у двери. Перепрограммирование заняло всего пару минут, алгоритмами взлома различных моделей поделился Хран, но здесь и возиться не пришлось, имелся полный доступ, просто требовалось сформулировать новую задачу. Роботы были без примитивного ИИ, жертвы программы, и делали то, что им скажут.

— Готово.

Рэм обернулся и посмотрел на пленника, валяющегося в углу. Присев рядом, Булавин быстро привел его в чувство.

— Ты был прав, — произнес он, глядя в полные ужаса глаза, — многие сегодня умрут, но ошибся насчет себя, ты будешь жить, и если погибнешь, то не от моей руки. А теперь слушай сюда. Когда тебя развяжут, ты передай от меня послание. Я вас не звал, вы сами пришли, так что, некого винить. Мне нужен только Архонт, и когда он сдохнет, я уйду, чтобы жить своей жизнью. Запомнил?

Раир кивнул.

— А теперь спать, — и снова вырубил охотника.

Рэм подключился к камерам на роботах и тихо вышел через другой вход, пора было нанести визит соседям «Собирателей» — группе «Каратели Арана». Нет, Рэм не был кровавым маньяком, но пора дать понять остальным, что он не желает быть в роли дичи. Сегодня дичью стали охотники.

Глава 16

Рэм довольно легко выбрался за зону ответственности «Собирателей голов». По идее, сейчас было бы идеально свалить отсюда, он засветился, задача выполнена, но вскоре информация дойдет до Архонта, и сюда пожалуют его цепные псы, и от них надо будет бежать без оглядки. Но уж больно легко Рэм заработал много энергии и сразу два уровня. Теперь он достиг двадцать второго, учитывая, что еще шесть часов назад он был восемнадцатого. Хороший прогресс.

Сидя в укрытии, у Штопора появилось время посмотреть свои результаты и прикинуть, что можно еще устроить, поскольку кавардак вышел классным. Он случайно обнаружил операторскую, скрытую на втором уровне. Она даже не была разграблена, старое оборудование стояло на своих местах. Попасть в нее можно было только через воздуховод, который вел в заброшенный тоннель, и уже из которого можно было по другому воздуховоду попасть в его убежище. Этой зоны даже на плане, предоставленном Иуром, не значилось, а у него была самая подробная схема комплекса, во всяком случае, охотникам, которые сейчас панически обсуждали случившееся с конкурентами, подобная роскошь не светила.

С роботами и остатками «собирателей» все вышло, как нельзя лучше. Жаль, вернуться нельзя, одиннадцать трупов, упокоенных при непосредственном участии Булавина, это же просто прорва энергии АРК, и нехилый заряд для брони и винтовки, но не судьба. Уцелевшие свернули свою деятельность и, прихватив трупы и остатки парка, ретировались на свою базу в Аране. Обидно, блин. Он рассчитал все верно, взломанные роботы проигнорировали первых разведчиков, явившихся выяснить, почему замолчал командный центр, и когда дроны обнаружили трупы, все люди и часть андроидов оставили свои посты, суть которых Рэм не очень понимал, и вернулись на место бойни. И вот когда там стало оживленно, Булавин отдал приказ роботам открыть огонь. Шквал прошелся по охотникам за головами, собирая кровавую жатву, но все же это были опытные бойцы, появились мобильные барьеры, кто–то укрылся за трупами. Отлично показали себя боевые андроиды, быстрые превосходящие роботов в силе, скорости, подвижности. Они, вооруженные энергетическими клинками и мощными пистолетами с бронебойными зарядами, показывая чудеся эквилибристики, уложили трех роботов меньше, чем за минуту. Еще троих завалили оправившиеся «сборщики», остальных железяк уже добили скоординировано. Жаль, у роботов на вооружении не было ракетных систем, только пулеметы на разгонных кольцах и плазматики для короткого боя. А то единый залп не оставил бы в комнате никого живых. Надо было все же на фланге установить пару мин, прихватизированных в туннелях под Свободным. Одиннадцать человек, в основном низшее звено, все погибшие были до тридцатого уровня, четыре боевых андроида, восемнадцать железяк, правда, последние включали и жестянки под его управлением. Таких потерь «Собиратели голов» не несли никогда, а учитывая, что это устроил один человек…

Опыту за это Рэму сыпанули от души, чуть–чуть еще на один уровень не хватило. А еще взлом интерактивных панелей скакнул на одну единицу, видимо, посчитали, что результат это стоит прокачки умения. С энергией, собранной с трупов, вообще все хорошо вышло, покойники оказались щедрыми. Пять трупов обогатили его аж на четыреста двадцать очков, вот что значит, серьезные уровни, это не шваль резать, с которой к нему Сарк пришел. Можно было бы и улучшение произвести, седьмой уровень шкалы уже активно напрашивался, вложить семь сотен очков, и останется двести пятьдесят, очень неплохо, хватит, если что, покидаться умениями.

Кипишь поднялся такой, что все участвующие в загонной охоте, ощетинившись стволами, укрылись, пытаясь выбрать новую линию поведения, причем четыре небольших команды новичков просто свалили вслед за понесшими потери неудачниками. Рэм мог бы поживиться, но не стал, отпустив их с миром.

Пользуясь изолированностью убежища, Рэм извлек таблетку микро–плитки, посуду из выдерживающего температуру пластика и принялся за приготовление еды. Можно было, конечно, и дальше грызть концентраты, но все же приятнее есть их горячими. Жаль, у него не было никакой возможности наблюдать за происходящим в подземельях комплекса, стены синтетического бетона надежно экранировали сигнал от дронов, поэтому Рэм оставил только одного как раз там, где сеть воздуховодов соединялась с разрушенным коридором. И когда дрон засек появившуюся чужую горошину, которая вынырнула из вентиляционной решетки в потолке, он тут же дал знать об этом хозяину.

Булавин все понял мгновенно, похоже, на поле появился его основной враг — ликвидаторы. Нет, конечно, у охотников тоже могли быть микро–дроны, все же не настолько редкий товар, пусть и очень дорогой, но он ждал именно этих гостей. Сейчас он не опасался того, что его обнаружит чужой дрон, прямого канала связи с оператором у него быть не может, он проверял, так что, наблюдатель должен будет вернуться в зону уверенного приема, чтобы передать информацию, а он не вернется. Благодаря своему следящему, Рэм знал, что, обследовав обвалившийся коридор, горошина вернулась обратно в воздуховод, дрон без оператора так и не понял, что проход дальше есть только не прямой.

— Ну что ж, пора и честь знать, — отзывая собственный дрон, подумал Рэм.

Задача выполнена — он привлек внимание. С момента гибели Свободного прошло больше семи дней, если Архонт не снял наблюдение до этого момента, то теперь это было сделано наверняка. Слишком далеко от мертвого поселка находился подземный комплекс, где Рэм играл в прятки с его ублюдками.

С первой проблемой Булавин столкнулся метров через двести, коридор был покрыт каким–то растением, который превратил его в настоящие джунгли. Сотни стеблей переплетались между собой, и пройти было, в принципе, нереально. Но больше всего Рэму не понравился череп какого–то небольшого мутанта, валяющийся на полу в переплетении ветвей.

Открыв интерфейс, Штопор зарылся в базу местной флоры и фауны. Отсканировав изображение, Рэм запустил поиск по картинке, ответ нашелся быстро. «Жира–каа–шиор» на местном, хищная лиана на общем. Охотится на людей и мутантов. При соприкосновении с живым объектом весь клубок получает импульс и атакует, сначала следует укол шипом в месте соприкосновения, парализующий яд проникает в кровь, затем стебли обвивают жертву и высасывают жизненные соки, медленно поглощая плоть, размягчая ее. Лиана относится к мутировавшим растениям, имеет центральный корень, обладающий зачатками интеллекта, плазма и огонь идеально подходят для уничтожения плотоядного растения. Вот только плазматика у Рэма не было, да и термобарических гранат всего две, и хоть в замкнутом пространстве они неплохо работали, но все равно выжечь весь коридор, забитый хищной лианой, все равно бы не вышло, анализ показывал, что это растение занимает примерно около десяти метров. Плазменные гранаты имелись, но Рэм решил поберечь их. Если, конечно, не окажется другого выхода.

— Будем подстригать кусты, — пробормотал Булавин себе под нос.

Его броню их шипы вряд ли смогу пробить, поэтому придется поработать суровым садовником. Ради эксперимента Рэм коснулся ближайшего стебля, по всем зарослям мгновенно прошла судорога, но растение почти сразу же успокоилось, похоже, оно не смогло определить, что перед ним биологический объект, а значит, и атаковать его нужды нет.

Два энергетических клинка, повинуясь мысленной команде, выстрелили из предплечий. Взмах, и на пол валятся срезанные ветки. Вот только Рэм не учел, что за этим последует защитная реакция, стебли отпрянули, разрывая дистанцию, площадь хищных зарослей сократилась вдвое, теперь перед ним было не переплетение ветвей, а сплошная плотная масса. Освободившееся пространство было усеяно раздробленными костями, в основном это были мелкие мутанты, но в глубине почти у самой стены ветвей лежал вполне себе человеческий череп.

Рэм сделал шаг вперед, под ногой хрустнуло, но он не обратил на это внимание. Еще шаг — до свернувшегося растения три метра. Шаг, еще шаг, правая рука поднимается для удара, и именно в этот момент лианы его атаковали, он не ожидал подобного, десятки ставших неимоверно плотными стеблей стремительно выстрелили в него длинными побегами. Будь его броня хуже, все бы закончилось в этом заброшенном коридоре. Энергетический экран, который активировался автоматически, удержал только первый удар, вторая волна стеблей пробила его, и тот лопнул, рассеиваясь в воздухе, а стебли ударили по Рэму, сбивая его с ног и опутывая тело, стараясь ограничить подвижность и раздавить броню. Но сил им явно не хватило. Рэм освободился за считанные секунды, одним рывком разорвав ставшими очень плотными стебли, а энергетические клинки, хоть уже и не так легко, отсекали опутавшие его ноги хищные побеги, но справлялись с задачей. Лианы снова оттянулись к корню, готовясь провести повторную атаку. Десяток слеблей выстрелили в него, он просто ушел в сторону, обрушив клинки на промахнувшиеся лианы. Дальше все было просто, шинкуя ветки, Штопор добрался до корня, вот теперь он не пожалел термобарической гранаты, тот разместился в проломе в стене, где была раньше какая–то комната, сейчас она вся была заполнена побегами странного серого цвета, внутри которых пульсировало нечто теплое и живое. Рэм запустил шар гранаты внутрь, та, прокатившись по полу пару метров, уперлась в переплетение корней всего сантиметрах сорока от сосредоточения стеблей. Хлопок, вспышка, и волна пламени лизнула проем, и сразу же оставшаяся в коридоре растительность опала на пол. Булавин, укрывшийся за стеной, заглянул внутрь. Да, термобарическая граната в небольшом замкнутом помещении оказалась действительно эффективной против хищной лианы. Обугленные останки корня догорали, пламя и высокая температура сделали все, как надо.

Рэм выпустил наружу новый дрон и отправил его вперед. Пройдя по ковру почти прекратившихся шевелиться лиан, Рэм заметил на полу что–то металлическое, оно было серебристого цвета и забрызгано чем–то темным. Это был старый ключ доступа, очень старый, еще из прежних времен, вот только попал он сюда не настолько давно, максимум год, поскольку лежал на подушке из листьев, а не погребенным под ней. Сунув находку в один из подсумков, Рэм тронулся дальше. Несколько часов он плутал по полуразрушенным коридорам и небольшим залам, похоже, здесь люди не бывали, во всяком случае, эта часть комплекса на плане Иура отсутствовала.

Предчувствие беды пришло к Штопору, когда он приблизился к большим двойным дверям. Его словно ледяной водой по спине окатило, интуиция буквально орала, что дальше идти нельзя. Но это был единственный путь, либо возвращаться назад, а вот там его, похоже, уже ждали, сигналку, которую он поставил возле операторской, кто–то умудрился сорвать. И сомнительно, что это мутант, рассчитана она была исключительно на человека. Оповещение о том, что в комнату вошел чужой, пришло десять минут назад. Противник, конечно, не знал, что обнаружен, но направление он выбрал верное, и вскоре он найдет следы боя с хищной лианой, а значит, получит четкое подтверждение, что здесь прошел Рэм. Хотя, может, повезет, и спишут на конкурентов, слишком много народу бегает по этим подземельям, а полных планов этого гигантского комплекса нет ни у кого. Да и Рэм не шел по прямой, пришлось спуститься на второй подземный уровень, поскольку провал в двадцать шесть метров он никак не мог преодолеть, у Булавина назад пути нет, только вперед.

Приоткрыв дверь, Штопор запустил в щель горошину дрона, и прежде, чем сигнал пропал, он успел разглядеть огромный зал метров пять в высоту — обломки мебели, несколько эскалаторов, битое стекло, расколотый и спекшийся пластик, закопченные стены. Да уж, пламя там погуляло знатно. Но больше всего Рэму не понравились скелеты, в большинстве своем старые, покрытые мусором и пылью, но хватало и свежих, не сказать, что вчерашние, но все равно недавние. Все это он разглядел за десять секунд прежде, чем кто то или что–то не сожгло дрон, и это был не КИБ, горошина не просто вышла из строя или зависла, интерфейс определял ее, как уничтоженную.

Несколько секунд Рэм озадаченно смотрел на двери. Идти внутрь или искать обход? Метрах в трехстах за спиной остался еще один провал. По идее он вел на третий уровень. Что–то ударилось об пол за его спиной. Анализатор брони говорил, что звук принадлежит металлическому тяжелому шару диаметр метр, который упал с высоты около двадцати метров. И вероятнее всего это боевой дрон, созданный специально для обследования подобных катакомб. Нет, его можно вальнуть, причем без особых проблем, хотя не факт, что маскировку не вскроет, анализаторы этих железок такие же, как у чистильщиков, но все равно против Рэма не потянет, но вот что там за ним следом идет? Пожалуй, пора использовать новую способность и взглянуть на мир из тени.

Рэм толкнул дверь и одновременно произнес мысленную команду:

— Во тьму.

И тут его костюм погас, словно и не было его, интерфейс тоже исчез, Штопор ощутил себя голым. Он стоял на верхнем ярусе огромного зала и видел его своими глазами, словно с потолка льется странный зеленоватый свет. Странно, почему во тьме свет зеленоватый, он так и не понял. А еще он увидел своих врагов — десятка полтора гуманоидных фигур, подсвеченных голубоватым светом, знакомые руки–клинки, колени выгнуты назад, на лице две дырки ноздри. Сейчас Булавин, наверное, единственный человек на Рояксе, видел «черных теней» в ареале их обитания — во тьме, и самое плохое, что они тоже видели его. За секунду, что Штопор разглядывал их, он успел заметить, как от каждой тени к какому–то гуманоидному существу в самом центре зала идет энергетический канал. Оно скрывалось за голубым ярким светом, и бывший наемник смог разглядеть только очертания фигуры, похоже, это был какой–то местный мега–босс.

Дикий визг, который синхронно издали полтора десятка мутантов, едва не опрокинул его, вышибая сознание. Рэм вздрогнул и почувствовал, как из ушей и носа течет кровь. Дистанция между ним и тенями была метров шестьдесят, но вот беда, Булавин не мог управлять своим костюмом, не мог использовать умения. Он попытался активировать «астральный поиск», чтобы проверить, но ничего не вышло. Во тьме он мог скрываться сколько угодно, но здесь он был беззащитен, сомнительно, что руками ему удастся забить мощных мутантов.

— Из тьмы, — отдал мысленную команду Рэм, в надежде оказаться в привычной реальности.

И ведь сработало, он оказался на краю уровня, это был узкий, всего метров пять, переход, к которому снизу вели два эскалатора. Самок хреновое, что теперь он мог пользоваться оружием, но не видел врага. Выручил визор. Вспомнив слова Граи, Рэм активировал режим максимальной контрастности тепловых контуров, весь мир померк, но теперь он видел холодные голубоватые сгустки, которые неслись к нему.

Энергетическая винтовка оказалась в руках, сейчас обычные стволы не плясали, тени находились внутри своего мира, и поразить их чем–то другим нереально. Дистанция сократилась, голубоватые контуры были уже на эскалаторе, двадцать метров, и все, полный контакт. Выстрел и попадание. Рэм не слышал крика, лопнувшие барабанные перепонки оградили его от этого мощного визга, но он знал, что он есть, тварь в подземелье базы работорговцев кричала, когда он ее убивал. В месте, где энергия АРК угодила в черную тень, возник четкий голубоватый силуэт. Он рухнул на ступени, доказав, что энергия из винтовки убивает кошмарных мутантов не хуже «удара души». Рэм же уже стрелял в следующую, но та, словно почувствовав, нырнула вперед, и выстрел угодил в прозрачный бортик, пробив его насквозь. Но Булавин уже гасил новую цель. Снова попадание, промах, попадание. «Все, пора валить, лимит позиции исчерпан. Минус четыре», — выжимая максимальную скорость из доспеха и буквально летя по открытой галерее, подумал Рэм, вот только врагов все равно больше десяти.

Твари были быстры, похоже, у них своих умений хватало, одна буквально материализовалось в трех метрах впереди, собираясь принять Булавина на свои руки клинки. Вот только не рассчитала скорости противника, материализовавшаяся перед ним тень не успела вскинуть лапы–клинки и была буквально сметена с пути. Перекувыркнувшись через борт, она рухнула вниз. Сомнительно, что разобьется, но один противник временно отстал.

У преследователей хватало сюрпризов, удар по ногам, и Рэм летит носом вперед. Единственное, что он успел, это извлечь закупленную специально для подобной встречи световую гранату, на теней редко охотились, но все рано были смельчаки, да и ликвидаторы Архонта занимались их уничтожением. Шар улетел за спину, но Рэм отлично видел на забрале траекторию броска. Удар, вспышка, и зал заливает яркий свет. Костюм реагирует на изменение освещения почти мгновенно, затемняя забрало, а вот теням это не нравится. Рэм не слышит, но чувствует, как пространство вокруг дорожит от акустического удара. Энергетический аркан, зацепивший ноги, исчезает сам собой. Булавин же, перевернувшись, вслепую отправляет плазменную гранату и стреляет в два подсвеченных контура, которые бьются на полу. Черт, как же он так умудрился вляпаться? Но, похоже, это просто судьба, постоянно на говне оскальзывается, находя его там, где его в принципе не должно быть. Хотя сейчас он не справедлив, вероятность вляпаться в этих подземельях была гораздо выше, чем в любом другом месте Роякса.

Дожидаться, когда мутанты оклемаются от светового шоу, Рэм не стал и рванул вперед. Погасла световая граната, а следом голубоватая вспышка возвестила, что рванула плазменная. Дикий визг пораженных теней ударил по ушам, похоже, регенерация справилась с разорванными барабанными перепонками. Но останавливаться Булавин не собирался, впереди он видел точно такие же двойные двери, до которых оставалось метров сорок.

Валящиеся системные сообщения он игнорировал, не до них сейчас и так понятно, новые достижения, новые уровни, ведь тени все высокоуровневые, а он уже минимум шесть штук положил, наверное, это рекорд, жаль только, его никто не оценит.

Рэм несся вперед, еще чуть–чуть, и можно будет немного перевести дух, если там за дверьми коридор, то борьба с тенями сильно упростится. Но пройти эти сорок метров ему не дали, пол галереи вздыбился, чудовищный удар снизу разрушил сразу метров пятнадцать. Штопор активировал «спринтера» в расчете разогнаться и перепрыгнуть провал, вот только противник не дал ему такой возможности, следующий удар пришелся точно ему под ноги. Рэма швырнуло вперед в провал, неуправляемое падение вниз, туда, где в центре зала среди обломков находился странный энергетический кокон. Приземление вышло относительно удачным, в полете Булавин кое–как перевернулся и рухнул в груду каких–то не очень прочных конструкций, переломав их все. Броня выдержала, и обошлось без повреждений, вот правда кобуру с пистолетом сорвало, она зацепилась за какой–то штырь, и теперь Рэм лишился оружия, которое прошло с ним все дороги и подземелья Роякса. А вот винтовку он так и не выпустил из рук, та как прилипла на груди, так и осталась. При падении Рэм лишился мимикрии, та слетела в связи с очень резким изменением окружающей обстановки, но это было не так уж и важно, она и до этого не слишком помогала, твари отлично видели сквозь нее. Обрушившуюся на него сверху тварь он просто проморгал, клинок вошел ему точно под правое плечо, не выдержала броня. И тут же стало как–то все безразлично, тоска поглотила его мысли, перед глазами появилась Кора, она молча стояла и смотрела на него с упреком, что он выбрал не ее, а… Рэм неожиданно зло тряхнул головой. Нет, он как раз выбрал ее, ее жизнь, он пошел вниз, чтобы ее спасти, чтобы остановить обезумевшего Архонта, и не его вина, что он застрял там, и был лишен своего куска счастья. Кора исчезла, и на ее месте возникла уродливая плоская безглазая морда с двумя дырками на месте носа. Она вздрогнула, почуяв, что жертва вышла из–под контроля, но больше ничего сделать не успела. Рем активировал энергетические клинки, левый вошел в брюхо, пробив тень, принявшую физическую форму, насквозь, правый ударил под подбородок, перерубив шею. Сила твари мгновенно ослабла, и, наделив Рэма ощутимым разрядом переданной энергии, тварь рухнула назад, одновременно выдернув засевший в плече лапу–клинок. Ответ на вопрос — почему она не ударила вторым, оказался прост, на месте левой конечности была пятисантиметровая культя, из которой сочилась черная жижа.

Броня мгновенно затянула прореху, а волны жара говорили, что регенерация взялась за дело. Пошатнувшись, Булавин ухватил винтовку и, вскинув ее, взял на прицел обвалившийся кусок галереи. Правую руку прострелила резкая боль, рана, похоже, была глубокой и задела кости, но сейчас некогда страдать, бой в самом разгаре. Он успел вовремя, на краю появилась новая тварь, которая без раздумий сиганула вниз, и где–то на полдороге повстречалась с энергетическим разрядом. Вот только на этот раз вышло все не так, между ее тушкой и Рэмом вспыхнула пелена силового барьера зеленоватого света, которая поглотила выстрел, и Рэму пришлось уходить перекатом через левое плечо, укорачиваясь от летящей на него твари. Та, приземлившись на мгновение, замерла, ища цель, на этом ее жизнь и кончилась, «удар души» она уже не пережила, стремительный черный росчерк ударил ее в правый бок, не спасла ни защита, ни реакция. Тварь заорала, оглушая, и рухнула на однорукую товарку. Рэм же вертел башкой, выискивая новых противников. И нашел, три последние тени замерли рядом с коконом, до которого было полсотни метров. Атаковать они не спешили, и Рэм тоже решил взять короткую паузу и осмотреться. Первым делом обнаружилась тварь, которую Булавин сбросил с балкона. Она угодила на какой–то декоративный штырь или обломок небольшой колонны, та пробила ее насквозь, и мутант вяло трепыхался, пытаясь сняться с нее. Бесперспективное занятие, с каждым рывком тень все глубже насаживала себя, движения ее становились вялыми, не было больше в них силы и резкости.

Вероятнее всего троица рядом с коконом и его обитатель были последними уцелевшими, подранок не в счет, неплохо он погулял. Посмотрев на живых противников, Рэм оценил положение вещей. Тут многое поменялось с того момента, как он смотрел на это место из тени. Кокон уже не светился спокойным голубоватым светом, теперь гуманоидную фигуру окружало алое зарево, из которого во все стороны били короткие красные злые молнии. Правда, до Булавина они не долетали метров десять, рассеиваясь или опаляя предметы, в которые попадали. Кокон теперь был совершенно отчетливым, не нужно было входить в тень, чтобы разглядеть его.

— Ты — человек, — неожиданно пришло мысленное сообщение, — но в тебе наша энергия, кто ты?

— Я просто заблудился, — с издевкой ответил Рэм. — Я столько слышал о тенях, что даже разочарован, вас было полтора десятка, а осталось?

— Уходи, — потребовал неизвестный собеседник. — Там, за дверьми, есть выход на поверхность, высокая шахта приведет тебя в лес. Оставь нас.

— Хорошее предложение, — согласился Булавин, но он почувствовал фальшь, ему не дадут уйти, его застанут врасплох и убьют. Тварь в коконе чувствует опасность, она не выпустит его отсюда, чтобы никто не узнал про него.

Рэм бросил взгляд на окно интерфейса, что ж, системное задание, горящее яркими красками, привлекая внимание, было красноречивым: «Внимание, необходимо уничтожить гнездо теней, собрать образцы неизвестного мутанта, передать запись и образцы в исследовательский центр Арана. Награда — миллион социков, уровень социальной значимости, понижение уровня социальной угрозы, бесплатное обновление информационной базы за счет данных исследовательского центра, случайное умение, завязанное на темную энергию АРК. Задание не может быть отклонено и является обязательным к исполнению. В случае отказа система оставляет за собой право лишить пользователя доступа к информационным потокам, а в крайнем случае — заблокировать все умения и понизить уровень социальной значимости».

— Ну что ж, — хмыкнул Рэм, закончив читать задачу.

Система умеет убеждать — отказаться нельзя, награда того стоит, значит, вперед. Тень словно почуяла, что он принял решение и, расплывшись в воздухе, рванула к нему, перейдя в фантомную форму. Вот она появилась метров на десять ближе и ушла в новый рывок.

Активация способности «твердая рука», на мгновение Штопор потерял контроль над телом, руки двигались сами по себе. Движение раз — ухватить винтовку, висящую на груди стволом вниз, движение два — вскинуть оружие к плечу, движение три — согнуть палец на спуске, выстрел. И вот контроль снова у Рэма. Но дело сделано, тварь, возникшая буквально шагах в двадцати, так и не успела уйти на новый рывок. Получив заряд в грудь, она пару раз дернулась среди различных обломков, устилающих пол, и сдохла, одарив Булавина напоследок очередным визгом, который не причинил ему никакого вреда, он даже стал привыкать к воплям тварей, главное, чтобы вместе не орали. Энергетический импульс прожег в груди тени маленькую дырочку, а вот на спине выходное было размером с ладонь. Если бы у Рэма было обычное оружие, то он подох еще на галерее, поскольку уничтожить тварь в ее фантомной ипостаси можно либо ударом псионической энергии, либо энергией ликвидаторов.

Один стук сердца, ровно столько длилось ошеломление мутантов. Внезапная гибель их центрового поразила их. Но, похоже, тварь в коконе оказалась умнее. Черные тени выставили щиты, и принялись обходить Рэма с флангов, центральный же кокон принялся багроветь, и уплотнятся, мелкие молнии, которые еще полминуты назад разили все вокруг, резко сошли на нет. Рэм почувствовал, как впереди буквально вскипает мощная дикая сила, способная уничтожить его одним ударом, и никакой щит не спасет. Вот только у него было решение проблемы, теперь в «развоплощении» он сможет совершить любое действие, не зря же он триста очков энергии потратил на активацию перка, нужно только свалить двух последних тварей.

Рэм вскинул винтовку и взял на прицел правую. Импульс, еще один, еще, щит все держится. Тварь прет вперед, сейчас она вполне материальна, вероятно, по другому держать энергетический барьер не получится, а двигаться с ним быстро тень не может. Вторая, обходящая его слева, делает рывок, сокращая дистанцию, стараясь уйти Булавину за спину. Рэм же продолжает просаживать щит. Два усиленных заряда, наконец, пробивают защиту, и тварь замертво валится на пол. Рэм разжимает пальцы, и энергетическая винтовка виснет на груди, а рука уже тащит автомат, обычный «Ларзах», который Рэм таскал с собой. Энергетическая винтовка ликвидаторов в задуманном не союзник, после нее не бывает образцов, она выжигает всю органику, а ему нужны материалы.

Вторая тень возникаете него за спиной, но два клинка пробивают пустоту. Рэма там уже нет, мышцы костюма ликвидатора тоже позволяют делать короткие рывки, он возникает на метр правее тени, та, красиво распластавшись в выпаде, клинками пробивает пустоту. Все случилось так быстро, что мутант еще только осознает, что цель не поражена, а Штопор уже жмет на спуск. Короткая очередь, ее вполне достаточно, последний защитник кокона валится с развороченным боком, суча лапами по полу.

Именно в этот момент алая молния быстрее, чем что–либо на свете, унеслась к нему. И не активируй он сразу после гибели второй тени развоплощение, бой бы можно было считать законченным, даже пепла бы не осталось. Пронзив пустоту, энергетический разряд унесся во тьму. За спиной Булавина раздался грохот, стены вздрогнули, но сейчас это не самое важное, одна команда отделяет Рэма от победы, противник стоит совершенно открытый, это человекообразная фигура, руки перевиты канатами мышц, черная шкура выглядит плотной, но это не броня, во всяком случае, ей не удержать быстрые пули. Рэм отдал приказ, мысленный приказ, короткая команда — «действие», и палец сам собой зажимает спуск. Длинная очередь на весь магазин бьет точно в грудь босса черных теней, его отбрасывает на спину, он еще жив, но уже не противник. Черная жижа, заменяющая мутанту кровь, хлещет из доброго десятка ран.

Новая мысленная команда, и он снова материален. Здание содрогается, Рэм на секунду обернулся, чтобы посмотреть, что натворила вспышка энергии. В стене за спиной серьезная дыра размеров нескольких метров, синтобетон крошился, но до разрушения дело вроде бы еще не дошло.

Штопор повернулся к твари, чтобы увидеть, что именно в этот момент умирающий враг решился на последнюю атаку, встав на четвереньки, расплылся в воздухе. Рэм быстро сделал два шага в сторону, уходя с линии атаки. Да, тварь была сильна, обычные черные тени делали рывки метров на десять, и им для этого требовалась секунда, а то и полторы, этот же пронзил все расстояние до него, быстро, почти мгновенно. Если бы не раны, эта странная тень имела все шансы ушатать Булавина. Но он предвидел этот рывок и был готов к нему, его даже удивило то, что теневик, как он мысленно обозвал новый вид, не попытался сбежать.

Тварь возникла прямо перед тем местом, где он стоял. Удар лапы сопровождался сильнейшим выбросом энергии, которая смела ближайшую кучу обломков, унеся их во тьму, но это было последнее, что она сделала. Рэм бросил автомат на пол, из предплечья правой руки выстрелил энергетический клинок. Умирающая тварь, повернув морду, уставилась на стоящего в шаге от нее человека. Хотя, черт его знает, можно ли уставиться, если глаз нет? Удар, свист рассекаемого воздуха, и голова, слегка подпрыгнув, откатилась чуть в сторону.

Впечатляющий энергетический заряд пронзил руку, но Булавин не обратил на него никакого внимания, потом выяснит, сколько дали за неизвестную зверушку. Опыта твари не хватило, ей нужно было стрелять в него алой молнией, когда он завалил вторую тень, тогда бы Штопора ничто не спасло. Но история не знает сослагательного наклонения, что случилось, то случилось, тварь мертва, он жив.

Рэм устало опустился на пол, сейчас он перекурит и пойдет собирать трофеи. С момента, как он вошел в зал, прошло всего несколько минут, а сколько всего случилось. Рэм пробежался глазами по валу системных сообщений, последнее гласило: «Первая часть задания выполнена — гнездо теней уничтожено, получена награда в виде очередного уровня».

Рэм усмехнулся, сейчас у него был двадцать седьмой уровень, за пять минут он получил сразу четыре, хороший результат. С остальным можно разобраться чуть позже. Выбив из пачки сигарету, Булавин деактивировал забрало и сделал глубокую затяжку.

Глава 17

— Рэм? — удивленно произнес Хранитель, обнаружив выбирающегося из люка в бункере Штопора.

— Привет, Хран, — поздоровался в ответ Булавин. — Как у вас, все нормально?

— Да, все живы, мы тут уже сутки. Мы так и не смогли обнаружить засаду Архонта, вероятнее всего они снялись до нашего появления. Внутри поселка даже парочка команд мародеров застукали. Трогать их не стали, тихо прошмыгнули к лазу, который нам указала Арана. У тебя как все прошло? Вижу, ты серьезно в уровнях прибавил, тридцатый? Уровень социальной угрозы пять, неплохо ты порезвился. Десять уровней за несколько дней, что же ты такого наворотил?

— То, что и собирался, привлекал внимание. Я устал, и очень хочу вымыться. А потом я обещаю все рассказать. Как там Грая?

— Конечно, извини. Я меряю людей по себе. Насчет синты не беспокойся, Иур ей уже сутки занимается, правда, в строй она вернется дней через пять–семь, не раньше.

— Рэм вернулся, — обрадованно выкрикнула Арана, вскочив с диванчика и бросаясь ему на шею, стоило бывшему наемнику переступить порог командного центра бункера.

Булавин улыбнулся и, перехватив девушку в прыжке под веселый визг, подбросил ее вверх и, аккуратно поймав, поставил на пол.

— Хорошо, что тут потолки высокие, — заметил Нерг, подходя следом и пожимая Рэму руку.

— Хорошо, — согласился командир маленького отряда.

Откуда–то из–за спины появились братья, Лонд и Тарт обрадовались возвращению прадеда не меньше, чем остальные. Они в свою очередь отметились крепким рукопожатием.

— Как все прошло? — спросил Лонд.

— Нормально, — ответил Булавин, — не без проблем, но с задачей я справился. Дайте мне отдохнуть, и я расскажу все в подробностях.

Не прошло и минуты, как ему выделили комнату. Арана притащила комплект чистой одежды и показала душевую, она тут была общей, но сейчас для Рэма и это казалось раем. Он наконец–то выбрался из брони, в которой провел почти пять дней, посмотрел на свое правое плечо, от шрама и следа не осталось. Регенерация на мутанской энергии отлично справлялась. Рэм включил горячую воду и шагнул под бьющие сверху и с боков тугие струи.

Да, неплохо он поднялся. «Ловкость» и «сила» прибавили сразу по две единицы. Еще столько же добавили «интуиция», «наблюдательность», «стрельба». «Взлом замков» и «разделка» прибавили по единице.

За десятый уровень «стрельбы» система дала плюшку, очень неплохую — «двойной урон» по щитам первым выстрелом. Во всяком случае, это сыграло огромную роль при встрече Рэма с ликвидатором. Ведь погасить щит с первого выстрела, правда, усиленным зарядом, ему раньше не удавалось.

Шкала «душа мутанта» была заполнена под завязку, хотя энергии с трупов теней было гораздо больше, только за боса теневика дали почти двести единиц, но максимум, есть максимум, больше никаких плюшек за развитие шкалы система не предложила. Зато, уже выбравшись на поверхность, Рэм столкнулся с ликвидатором. Да, знатный вышел бой, чуть не зажмурился. Результат от победы превысил все его мечтания, он получил почти полторы тысячи единиц энергии АРК, и сейчас шкала была заполнена с большим переизбытком, не много не мало — две с лишним тысячи единиц в активе. Еще он разжился пистолетом из той же серии, что и винтовка ликвидаторов, с индексом «П-Клин» и реактивным ранцем. Вот только плохо, что либо ранец, либо кофр для трофеев, вместе они никак не могли существовать. Но Рэм его все равно приволок.

— Ты долго еще там? На стол накрыли, — приоткрыв дверь душевой, поинтересовался Нерг.

Рэм, который витал в облаках, не сразу понял, что от него хотят, но все же сообразил, что пора закругляться. Вода, бьющая в него со всех сторон, отлично расслабляла, буквально вымывала из него напряжение долгого кровавого рейда.

— Иду. Пять минут, — крикнул Булавин и взялся за мочалку.

В маленькой столовой бункера, рассчитанной на два десятка человек, собрался весь отряд за исключение Граи, та сейчас находилась в медблоке. Иуру пришлось ее отключить, так как происходила почти замена мышечного каркаса синтетической кожи и внутренних органов.

— Как она? — занимая место во главе стола, поинтересовался Булавин у лепилы.

— Все хорошо. Оборудование здесь устаревшее, но вполне качественное и полностью исправное, вот только из–за его параметров восстановление займет еще минимум шесть суток.

— Хорошо, главное, чтобы она встала в строй.

— За это не волнуйся, — устало махнул рукой Иур, — будет, как новенькая, в прямом смысле этого слова. Мое участие уже не требуется, так что, завтра займусь тобой и остальными. А теперь рассказывай, что ты наворотил, если умудрился семь уровней взять.

— Да ничего особенного, — ответил Рэм, придвигая себе тарелку с какой–то кашей и крупными кусками варенного мяса, рот моментально наполнился слюной, только сейчас он понял, насколько устал от концентратов, которые жевал на ходу последние дни.

— Выкладывай, — потребовала Арана, — а то я сейчас, сгорая от любопытства, начну тебя пытать.

Рэм откусил кусок мяса и, оглядев собравшихся, улыбнулся.

— Ладно, сейчас расскажу. Только можно, я буду при этом есть? А то соскучился по горячей и вкусной еде.

Все дружно закивали, соглашаясь с таким подходом.

— Я едва не завалил главаря «Ловчих», только случайность и неимоверное везение спасли его, нагнулся он не вовремя.

— Жаль, — бросил Иур. — Я его знаю, скотина та еще, никаких принципов. Так вот, кого позвал Лаиор.

— На самом деле я думаю, он слил эту информацию всем заинтересованным. Я насчитал девять групп охотников за головами. Это только те, про которые я узнал. И «Ловчие» были не самыми сильными. А когда я вырезал пятерых боевиков «Собирателей голов», включая командира, подтянулись ликвидаторы Архонта.

Рэм поднялся и дошел до пищевого аппарата, налил себе стакан какого–то синтезированного напитка, пригубил, скривился, тот оказался приторно сладким. Рэм выплеснул его в утилизатор, выбрал другой, попробовал, кисловатая шипучка понравилась, и он вернулся за стол.

— Несколько часов я лазил по таким катакомбам, про которые автор карты, которую дал мне Иур, даже не слыхивал. Кстати, вот, знакомьтесь, новый мутант, неизвестный системе. — Булавин повесил над столом трехмерно изображение теневика. — Хотя, скорее всего, он не закончил свое преображение. Сомневаюсь, что я бы его смог убить, если бы он вошел в полную силу.

— Может, просто покажешь? — попросил озадаченный Лонд. — Интересно глянуть на твой бой. Могу поспорить, это было нечто.

— Почему бы и нет?

Рэм поковырялся в браслете, и через секунду трехмерное изображение теневика исчезло, а его место над столом занял большой куб, на гранях которого шла запись сражения с тенями и их босом.

— Шестнадцать теней за один бой! — присвистнул Тарт после того, как эпопея подошла к концу. — Да уже одно это делает тебя легендой.

— Скажем так, мне очень помогли мои способности, оружие и броня, — выскребая последнюю ложку слегка остывшей каши, заметил Штопор. — Все же я имел абсолютно передовое вооружение и обмундирование. Но я уже сам не совсем человек. — Рэм достал сигарету и закурил. — Да не смотрите вы на меня так, нет у меня ни жабр, ни хвоста, ни чешуи, но я сильно изменился. От того Рэма Булавина, что впервые шагнул на Роякс больше сотни лет назад, осталась только оболочка. Система засекла во мне частицу тени и дала новую способность.

— Это что же получается, — неожиданно воскликнула Арана, — что ты не сможешь больше быть с женщиной?

— С чего такой нелепый вывод? — удивился Булавин. — Все при мне, и работает, как надо.

— А дети?

Рэм задумался. Несколько долгих секунд он смотрел на тонкую струйку дыма, поднимающуюся от кончика сигареты к потолку.

— Не знаю, но есть вероятность, что мои дети получат определенные силы и возможности. Сложно сказать, я не биолог, и не врач. Потом будет время выяснить.

— Ты давай, рассказывай, откуда у тебя пистолет ликвидатора? — перевел стрелки на новую тему Хран. — Когда ты уходил, ствол на твоем бедре был совершенно обычным.

— Да что тут рассказывать? — нехотя произнес Рэм. — Грохнул одного, когда выбирался из подземелья.

— Ты завалил ликвидатора?! — с восхищением произнесла Арана. — Это еще никому не удавалось, во всяком случае, людям, бывает, мутанты их рвут. Был случай пару лет назад, погиб ликвидатор при обрушении здания, но чтобы вот так, один на один.

— Вы слушать будете?

Все закивали. Рэм прикрыл глаза.

— В общем, выбрался я из этого зала, где логово теней, прямо по наводке, которую мне теневик дал. Какие–то коридоры с кабинетами, затем склады пошли, кстати, там еще всякого добра немерено, потом можно будет пошуровать, но эта работа не на один день. За складами мощная шахта грузового подъемника, сама платформа в куски, застряла метрах на тридцать выше…

Рэм озадаченно присвистнул, не сказать, чтобы шахта высокая, метров сто, не больше, и вниз от той точки, где он, еще столько же. Отправив вверх дрон, он быстро изучил предстоящий подъем. Техническая лесенка уцелела, она была совмещена с малым ремонтным подъемником, но пользоваться можно. Единственный разрушенный участок — семь метров, там, где платформа снесла. Вздохнув, Штопор перебрался на нее, все равно нужно наверх. Интересно, а как тени выбирались на поверхность? Видимо, где–то есть еще проход, вот только искать времени нет, тот самый боевой дрон, которого отправили за ним следом, выкатился на галерею в самый неподходящий момент, когда Рэм, идя от трупа к трупу, собирал энергию. Железка навелась на него мгновенно, причем заявка на победу у нее была серьезная — крупнокалиберный пулемет, плазматик и четыре гранатомета, от которых даже его броня не спасет. Но Рэм был быстрее, активация «твердой руки», и через мгновение в дверях простой металлический безжизненный шар. Он даже не успел выставить силовой экран, вся внутрянка спеклась в момент, энергетическая винтовка, подобранная в подземелье при охоте на андроида, показала себя просто великолепно на средних дистанциях. Так что, хозяева железяки уже, скорее всего, в курсе, что она погибла, а если у них есть серьезный ретранслятор, то знают, кто ее уделал за считанные секунды.

Так что, нужно было как можно быстрее сваливать, игра в прятки закончилась. Хотя Рэм может и ошибаться, дрон мог принадлежать одной из команд, которые пришли за его головой. Вот только выяснять он этого не стал. Перепрыгнув на лестницу, Рэм медленно полез вверх. Сложнее всего, оказалось, протиснуться в небольшую щель между покореженной платформой и стеной. Пришлось даже кофр снимать и просовывать его отдельно, только после этого Рэм все же протиснулся, подобрал кофр и вернул его за спину. Прыжок с места на семь метров вверх для брони ликвидатора — не бог весть какой трюк. Зацепившись за ступеньку, Штопор продолжил подъем. Оставшиеся шестьдесят четыре метра он одолел за девять минут. Укрывшись за какой–то разбитой погрузочной платформой, Рэм с минуту изучал обстановку, здесь все было тихо, похоже, этот лаз и вправду был мало кому известен. Горошина дрона, повинуясь приказу, рванула во тьму. Мелкая живность размером от пауков до крыс активно копошилась в различной растительности, которой хватало на погрузочной парковке центра, охотилась друг на друга. Ничего опасного для Булавина не обнаружилось, тоннель вел из зоны разгрузки на двухполосную подземную магистраль, которая через полсотни метра заканчивалась капитальным завалом.

Рэм, не отключая мимикрии, выбрался из укрытия и неторопливо пошел сквозь тьму. Он чувствовал, что выход на поверхность где–то должен быть, анализатор брони определял, что тут существует постоянный приток свежего воздуха. Обследовав завал, Штопор махнул на него рукой, потребуются пяток тяжелых строительных роботов и три часа непрекращающихся работ, чтобы пробиться наружу через тонны земли и обломков синтобетона.

Оглядевшись, Рэм нашел еще один тоннель, уходящий вправо, медленно изгибающийся вовнутрь. Складывалось ощущение, что он опоясывал комплекс по окружности, оттуда и тянуло свежим воздухом. По часам сейчас на Рояксе глубокая ночь, и это лучшее время, чтобы свалить отсюда незамеченным. Упарившись через сорок шагов в очередной монументальный завал, Булавин озадаченно вздохнул и начал вертеть головой в поисках выхода. И ведь нашел, прямо над головой в метре от завала была дыра в потолке, черт его знает, куда она вела, но оттуда тянуло влажным ночным воздухом. Дрон, отправленный на разведку, обнаружил вполне целую галерею, тянущуюся направо в обход завала. А еще через тридцать шагов показался технический колодец, ведущий наверх.

Рэм подпрыгнул и, взмыв на четырехметровую высоту, с трудом, но протиснулся в узкий коридор, в котором передвигаться можно было только вприсядку. Пара минут, и вот он — путь наверх. Дрон уже там, возле массивного люка, который закрыт, а рядом с ним вентиляционная шахта, откуда и сквозило свежим воздухом. Какой там был девиз у пехотной сороковой? «Вижу цель — не вижу преград». Возня с люком заняла минут пять, шуметь не хотелось, а открываться по–человечески эта на удивление крепкая и тяжелая хреновина отказывалась. Но Рэм все же выдавил люк, и оказался в маленькой коморке, наполовину заваленной обломками, грязью и листвой. Через дыру в потолке виднелось темное, скрытое тучами небо.

Горошина дрона поднялась вверх, сканируя местность. Над укрытием росли густые кусты и вполне себе серьезный лес. До входа, через который Рэм зашел в подземелье, оказалось больше двух с половиной километров, и там было светло, как днем, в воздухе весели два десантных бота, на земле сновало человек сорок народу, а вниз шеренгами уходили роботы. Масштаб операции Архонта впечатлял. Периметр патрулировался гораздо лучше, чем в памятном поселке, где Булавина, Хранителя и Граю ликвидаторы загнали под землю. Теперь вокруг постоянно нарезали круги багги, через каждые сто метров посты роботов–чистильщиков, а в воздухе в режиме максимального сканирования висели с полсотни дронов. Рэм протиснулся в щель и выбрался на поверхность. Отметив на карте лаз, он осторожно двинулся прочь от периметра.

«Зафиксировано активное сканирование, вы обнаружены», — системное сообщение всплыло перед глазами за мгновение до того, как прямо из воздуха перед Рэмом возник ликвидатор. Непонятно — мужчина или женщина, имя скрыто, только цифры уровня над головой, и не малые, аж 45й. Он был на две головы ниже Булавина, макушкой едва доставал до груди, на поясе пистолет, на пояснице широкий пояс с двумя соплами по бокам, винтовки не видно.

Они выстрелили одновременно. Сучонок оказался очень шустрым, похоже, «автохват», раз — и пистолет уже в его руке, два — и выстрел. Рэм же задействовал восстановившуюся «твердую руку», «двойной урон» по щиту тоже прошел, выжигая энергетический барьер ликвидатора, а вот щит Рэма выдержал попадание. Противник присел и сделал рывок, стараясь уйти Булавину за спину, проскочив под подмышкой, но Рэм уже скомандовал: «Во тьму», и исчез для врага. Ночной лес был просто создан для того, чтобы играть в прятки, и теперь ликвидатор стоял от него в двух шагах и озадаченно вертел головой. Похоже, ни у кого из тех, кто ему раньше противостоял, не было подобной способности. Ну что ж, значит, такова твоя судьба, нужно быстро валить ублюдка и бежать прочь, скоро сюда завалятся остальные.

Рэм зашел озадаченному бойцу Архонта за спину. Умения тут не работали, как и броня, но это уже не играло никакой роли, короткая команда «из тьмы», и Рэм возник в полуметре от врага. Бесшумно активировались энергетические клинки, заработало пассивное умение «внезапная смерть», и вся броня окрасилась в красный, и только на шее и пояснице оранжевые зоны, сулящие относительный успех. Взмах правой рукой, и клинок входит в подсвеченную зону поражения. Он вошел всего на семь сантиметров, но этого хватило, чтобы перерубить позвоночник. Ликвидатор дернулся и стал оседать на землю. Пальцы, сжимающие пистолет, разжались, и оружие выпало из ослабевшей руки. А Рэма сотряс удар невероятной энергетической силы, судорога скрутила тело. Автоматическая аптечка впрыснула сразу половину стимуляторов из своего богатого арсенала, но выручила регенерация, очки в шкале «душа мутанта» просели сразу на полсотни, но уже через десять секунд Рэм поднялся на вялые, слегка дрожащие в коленах ноги. Он быстро обшмонал труп, сняв кобуру и прихватив пистолет. Затем настал черед пояса, который оказался ранцем с антигравитационными малыми движками, стянул браслет и выпотрошил, не глядя, карманы. Ударив энергетическим клинком еще раз в место, куда пришелся самый первый удар, и почти отделив голову, Булавин рванул прочь, через полторы минуты с момента первого выстрела он стремительно, насколько это было возможно под мимикрией, удалялся от места незапланированной стычки. И чем дальше он будет от покойника, когда его обнаружат дружки, тем лучше.

— Потом я два дня пробирался вне дорог к вам сюда. Погоня, если и была, почти сразу потеряла след, тем более я снова ушел в тень и провел в ней почти двадцать минут. Двигаться там можно, но не так быстро, как в реале. Но астрального слепка я им не оставил.

— Охренеть, — только и выдал Лонд, когда Рэм закончил рассказ.

Все согласно закивали, а Арана не сводила с Булавина полного восхищения взгляда, Штопор даже забеспокоился, как бы не пришлось бы ей напоминать про их договор.

— Рэм, что дальше? — спросил Хранитель, и все собравшиеся сразу стали серьезными.

— Первая часть плана сработала, — задумчиво произнес Булавин, — на некоторое время они нас потеряли, и мы в относительной безопасности. Так что, занимаемся по намеченному плану. Иур вставит мне тактический процессор, не зря же мы за него отдали полмиллиона. Затем каждый получит нанитов и сменит внешность. Нергу разблокируем память. Там Грая вернется в строй, и Хран получит новые запчасти. После этого будем думать, как прорваться в Аран и устроить Архонту «Кузькину мать».

— Что такое «Кузькина мать»? — тут же спросил Нерг, который не привык к странным выражениям командира.

— Это поговорка с Земли, значит — очень–очень много неприятностей. Откуда пошло, не спрашивай, ей многие сотни лет.

— Интересно было бы глянуть на мать этого Кузьки, — усмехнулась Арана.

— Не советую, — хмыкнул Рэм, — встречи с ней еще никто не пережил. А теперь извините, мне нужно выспаться, и немного вдумчиво покопаться в интерфейсе.

— Конечно, — тут же произнес Лонд. — Комнат свободных много, как выйдешь из командного центра, вторая дверь справа.

Штопор кивнул и направился к выходу. На пороге он обернулся.

— Да, забыл спросить, что там с имплантами, которые полностью скрывали информацию о тех десантниках?

— Извлекли и изучили, — тут же ответил Хранитель. — Очень хорошие и полезные штуки, сделаны в одной корпорации, но явно левые, таких на рынке в свободной продаже нет. Так что, настоятельно рекомендую всем установить их. Правда, на всех не хватит, после твоей призовой стрельбы два сожжены. Винтовка твоя уникальна, но вот трофеев после нее немного.

Рэм виновато развел руками.

— Что делать? Но это очень эффективное оружие, и отказываться я от него не собираюсь.

— Да все нормально, шесть имплантов есть, — произнес Иур. — Людям хватит, мне не нужно, а андроиды и сами умеют маскировать данные.

— А транспорт куда дели? — вспомнил Булавин не заданный вопрос.

— С этим еще проще оказалось, — ответил Хран, — Арана помогла.

— В пяти километрах есть тайник, отец оборудовал, чтобы прятать что–то крупногабаритное и то, что не должно было появиться в Свободном, но и хранилось недалеко. Вот туда мы грузовик с аэрокаром и пристроили.

— Молодец, — похвалил Рэм. — Все, я спать, меня будить, если только случится что–то экстраординарное, например, Архонт придет, ликвидаторы атакуют или небо на землю упадет. Все остальное меня сейчас не сильно волнует.

— Отдыхай, командир, все будет нормально, — заверил его Тарт.

Через две минуты Рэм уже валялся на узкой койке в небольшом кубрике. Все просто и функционально, комната рассчитана на двоих, койка напротив не занята, стол два стула, уборная.

Итак, пункт первый — апгрейд «шкалы душ». Нужно получить седьмой уровень, приобрести новое умение, ну и улучшения уже имеющихся не помешают. Системное сообщение ждать себя не заставило.

«Поздравляем, «шкала душ» заполнена полностью и стала седьмого уровня. Вы получаете возможность изучить один навык. Следующий навык вы можете изучить только при полном заполнении шкалы. Выбирайте с умом».

Ничего нового, дежурное сообщение. Нужно глянуть, что там нам предлагают:

«Одиночный выстрел». Активируемое умение. Работает только во время активного «развоплощения». Если ваше оружие находится в руках, а вы в режиме «неуязвимости», то появляется возможность совершить одиночный выстрел в противника, находящегося не дальше пяти метров. Цена — десять энергетических единиц. Откат умения идентичен с умением «развоплощение».

Это знакомое умение, которое Рэм проворонил, но умудрился получить его альтернативу, которая спасла при встрече с теневиком, так что, технически оно может и подождать. Что идет вторым номером?

«Паническая атака». Активируемое умение, работает при активном «развоплощении». Настраиваемый конус от пяти до двадцати метров в ширину, дальность — сорок пять метров. Противник получает паническую атаку и теряет волю к сопротивлению на срок от десяти до сорока секунд, зависит от ментального восприятия. Эффект — паника, оставление позиций, бегство, беспорядочная стрельба, огонь по своим, кратковременный шок. Цена одной панической атаки — двадцать единиц темной энергии. Откат для перезагрузки умения — тридцать минут. При увеличении уровня, увеличивается дальность и ширина использования умения».

— Однако, — произнес Рэм и выбрал новое умение, посеять хаос на полминуты в войсках противника, дорого стоит.

«Поздравляем, вы получили умение «паническая атака», требуется установить мысленную команду активации».

— Команда — «хаос».

«Команда принята».

Рэм удовлетворенно посмотрел на изменения в «шкале душ», седьмой уровень, остаток очков 1422, но за восьмой уровень нужно отдать тысячу двести единиц, немало, очень немало. Конечно, это принесет ему еще что–то полезное, но добыча энергии не так проста, итак повезло с этим ликвидатором. А на войну с Архонтом лучше иметь приличный запас. Кроме того, все умения отгрызают при использовании немало единиц. Ладно, подождем, может, еще обломится и удастся подтянуть энергии, тогда–то и возьмет следующий уровень.

Теперь быстро глянуть, что там улучшилось у уже имеющихся умений, и спать, а то башка уже гудит.

Открыв раздел, Рэм начал вчитываться в изменения: «Развоплощение» — 12 секунд действия, 10 единиц энергии в секунду». Рэм присвистнул. Здорово, конечно, вот только цена 120 очков за использование на всю катушку, а это, между тем, три заурядных трупа нужно сделать.

«Собиратель» — радиус 6 метров, цена 3 единицы за использование. Получен пятый уровень. Получена дополнительная способность — «забрать чужое». Стоимость изучения — триста единиц энергии АРК».

Рэм быстро открыл новое умение и довольно потер руки. Вот чего ему не хватало.

«Возможность получения темной энергии с любого трупа, даже если вы не участвовали в его убийстве. При использовании способности «забрать чужое», вы получаете десять процентов от имеющейся у покойника энергии. Стоимость использования — 3 единицы».

Долго Булавин не раздумывал и тут же нажал «изучить». Этого умения ему сильно не хватало, теперь любой суточный труп для него просто подарок. Довольный собой Рэм принялся изучать остальные умения.

«Контроль души» — время действия 8, дальность 9 метров, 6 единиц за секунду. 4 уровень».

«Удар души» — 7 метров, 7 единиц, 3 уровень».

«Астральный поиск» — дальность 15 метров, время действия 45 секунд, цена одна единица в секунду. 2 уровень».

Ну, вот и все, остальные умения не прокачиваются. Но и это неплохой результат. Плохо, что нельзя еще и восьмой уровень взять, иначе останется без энергии, да и не хватит уже, «забрать чужое» сожрало даже призрачную возможность на улучшение. Эх, сейчас бы парочку ликвидаторов уложить, вот бы поднялся.

Рэм закурил, сделал глоток из фляги с обычной водой. Все, пора спать, глаза просто слипаются.

Глава 18

Рэм проснулся от требовательного стука в дверь.

— Ну, кому там не спится? — поинтересовался он, открывая глаза и осознавая, что отлично выспался.

— Вставай, соня, ты сутки продрых, — раздался из–за двери требовательный голос Хранителя. — Иур ждет, пора вживлять тактический процессор и новый имплант, ну и нанитов, конечно. Так что, ешь и двигай в медблок. Лепила заканчивает с Тартом, остальные уже получили свои комплекты.

— Иду, — крикнул Рэм, потянулся и бодро вскочил с узкой койки, которая оказалась на диво удобной.

Он был благодарен за то, что ему дали выспаться, устал он за последнее время, слишком много навалилось. Быстро оправившись в санузле, Рэм отправился в душевую. Он помнил, что снилась Рада, последнее время она все больше занимала его сны. Совершенно непонятно, чем она его зацепила, но в мыслях малознакомая девчонка, так похожая на Кору, прописалась прочно. И сейчас она в руках Архонта, если вообще жива. Эта мысль не оставила и следа от приподнятого настроения, а как же хорошо начинался день. Рэм ощутил свое бессилие, сейчас он ничем ей не мог помочь.

Через десять минут вымытый, выбритый до синевы, он сидел за столом и жевал горячий и даже вкусный завтрак. Вот только на его лице застыло злое выражение. Арана попытался к нему сунуться с каким–то пустяшным разговором, но быстро свернула его, ничего не добившись.

— Что с ним? — поинтересовался Хранитель. — Когда я его будил, он был бодрым и вполне себе жизнерадостным.

— А я знаю? — обиженно огрызнулась девушка. — Он сюда уже таким пришел.

Все это Рэм слышал краем уха, но разговор его не интересовал. Он сам не мог понять, что случилось за эти десять минут. Почему мысль о том, что Рада в руках Архонта, привела его в подлобное состояние? Ведь он и раньше это знал, и три дня назад, и пять, с того момента, как он получил сообщение, что ее захватили. Но ведь все эти дни он действовал с холодной головой, четкий расчет, и тут эта вспышка, граничащая с сумасшествием. Вырвать этому уродскому свихнувшемуся Искусственному Разуму все его электронные мозги… Не мог же на него так повлиять сон? На кону стоит судьба Арана, а может, и Роякса, миллионы жизней, но за последние минуты они отодвинулись на задний план, на передний же вышло только одно желание — спасти Раду, не потерять ее, как Кору, принеся в жертву интересам всех и забыв о себе. Вот оно…

Его просто отпустило напряжение последних дней. Тогда он действовал, как машина, двигаясь к цели, обеспечивая свой отряд всем необходимым, и вот тут, в безопасности, и вылезло наружу то, что пряталось в глубине его подсознания — беспокойство за девушку, в которую он влюбился с первого взгляда, ища замену той, которую оставил раненой в башне общины «Возрождение». И теперь он хотел спасти ее и защитить.

— Рэм, с тобой все хорошо? — прорвался через мысли голос Иура.

— Да, все нормально, — нехотя произнес Булавин, стараясь отогнать размышления, которые завладели им.

— Ты готов к операции? — продолжил лепила, не спрашивая, о чем так задумался мрачный командир, уставившись в одну точку.

— Да, нужно торопиться, я чувствую, что у нас мало времени. Сколько это займет?

— Сутки. Я погружу тебя в искусственную кому, вживлю тактический процессор. Я его проверил, он полностью рабочий. Если все пройдет хорошо, сразу же установлю имплант, который позволит скрывать данные о тебе. Он гораздо надежней левых браслетов, как бы они хороши не были, они не позволяют скрываться от системы, эти же импланты в активированном состоянии делают тебя для нее невидимым. Еще сутки займет восстановление, местная медицинская капсула древняя, но вполне рабочая.

— Хорошо, — согласился Рэм. — Давай приступим, что–то от меня нужно?

— Нет, — покачал головой Иур. — Как закончишь раздавать указания, просто двигай следом в медблок. Если хочешь напоследок выкурить сигарету, делай это тут, там все стерильно. Я пойду, все подготовлю.

Рэм достал пачку пару, раз крутанул ее в пальцах, потом все же извлек сигарету и блаженно затянулся, потом окинул взглядом собравшихся.

— За главного остается Лонд. Наружу не лезьте, нечего там делать. Если кто–то к вам сунется, пусть разбирается система обороны, мины и две турели, себя не светить. Дальше все по плану, всем установитьнанитов и имплант, Нергу восстановить память. Вопросы?

— Нет вопросов, — ответил за всех Лонд, принимая на себя командование.

Рэм раздавил окурок в тарелке и, поднявшись, направился в медблок.

В медблоке было светло, и ничем не пахло. Рэм посмотрел на Граю, та лежала в специальном боксе, и какие–то манипуляторы наращивали ей синтетические мышцы. Сейчас девушка–андроид была похожа на анатомическое пособие, только мышцы у нее были не красными, как у людей, а серыми.

— Раздевайся и ложись лицом вниз, — приказал Иур, указывая на роботизированный операционный стол.

Булавин быстро избавился от одежды и прошел в незанятый бокс, забрался на стол и улегся лицом вниз.

— Спокойной ночи, — пожелал Иур, и свет медленно погас.

Комната, обычная комната высотехнологичного мира. Робот–дворецкий застыл в углу. Рассеянное освещение. По интеркому идут какие–то новости. Перед Рэмом интерактивное зеркало, которое может изменить твой образ, помочь с прической, женщинам с макияжем, есть и более серьезные изменения, если есть комплект нанитов в организме — форма губ, носа, ушей, цвет глаз. Ничего необычного, вот только в нем отражается совершенно обнаженная Рада. Она перебирает прически, как парики, цвет волос меняется со скоростью, когда глаз с трудом успевает среагировать на изменения. Но ей вполне хватает времени, то она становится огненное рыжей, а волосы на голове остаются только с одной стороны, спадая до правого плеча, то жгучей брюнеткой с тонкими шелковистыми волосами до поясницу. Она недовольно морщится, и снова смена, на этот раз экзотики еще больше — ее голова лысая и только на макушке густой алый хвост. Снова не то. Еще пять причесок, и вот она останавливается на образе, так любимом Рэмом, у нее густые локоны до середины спины, они сияют неестественным золотым светом. Повернувшись, она перехватывает его восхищенный взгляд.

— Так и думала, — улыбаясь, произносит девушка, — ты, как всегда, консервативен. Доброе утро.

— Доброе, — согласился Рэм. — Какие планы на сегодня?

— Ты опять все забыл? — возмутилась Рада. — Сегодня примем у Генерала Константина. Вечером тебя будет чествовать весь Даран.

— Я не забыл, — отмахнулся Рэм, — я не запомнил. А может, ну его?

Рада отрицательно покачала головой.

— Нет, Рэм, нам тут жить, это теперь твой дом, так что, будь добр, начинай налаживать контакты…

Булавин поднялся с кровати и, положив руки на обнаженные бедра девушки, улыбнулся.

— Пожалуй, ты права. И первый контакт я планирую наладить прямо сейчас.

— Рэм! — протестующе воскликнула Рада от неожиданности, когда его рука начала движение к паху.

— Что? — удивился Булавин, но не остановился. — Ты сама сказала наладить контакт, я этим и занимаюсь. А остальные? Остальные меня не интересуют.

— Рээээмммм! — протяжно застонала Рада, поскольку рука наконец–то достигла цели.

— Да, милая? — легко беря девушку на руки и отправляя ее в короткий полет на кровать, продолжил Рэм. — Я внимательно тебя слушаю, но сомневаюсь, что ты способна к сопротивлению.

— Иди ко мне, — прошептала девушка.

Рэм сделал шаг навстречу, и тут изображение пошло рябью, словно на интеркоме пропал сигнал. И снова его поглотила тьма.

Город, величественные небоскребы, люди на улицах. Рэм с трудом поднялся с пола, левая рука была сломана, на правой не хватало трех пальцев, в боку глубокая рваная рана, из которой прямо по ноге на пол течет кровь. Мягкое покрытие впитывает ее, но бурое пятно расползается с каждой минутой. Рэм обернулся, это был большой офис на вершине башни, огромный стол в самом центре, таблетка телепорта чуть правее. Рядом с ней лежит женщина. Рэм видит ее со спины, но он точно знает, кто она. Архонт выполнил свою угрозу. Рада, она не заслужила этой участи, ее убили только потому, что она имела неосторожность поговорить с ним.

Рэм посмотрел в другую сторону. Мертвый андроид, голова оторвана, дыра в стеклопласте говорит о том, куда она улетела. Неожиданно в шаге от Рэма возникает голограмма. Да, это Архонт в облике его приятеля, умершего сто лет назад. Дарк Гррлу смотрит на Булавина с издевкой.

— Ты проиграл, — произносит Архонт. — Она мертва, и они, — он вытягивает руку в сторону панорамного окна, — скоро тоже будут мертвы.

Именно в этот момент снаружи начинает выть сигнал тревоги, он разносится по всему городу, а через секунду все заливает серебряным светом. Рэм поворачивает голову и видит, как рушится Аран, первый город, и только башня Совета, обиталище Архонта, возвышается над горящими руинами. Рэм стиснул зубы, вот только ничего он не мог изменить, все уже произошло, Аран пал. А скоро такая же участь постигнет и остальной Роякс.

Рябь, и картинка исчезает, но на этот раз в глаза бьет яркий свет. Кто–то склоняется над ним, но Штопр видит только смутный силуэт, а еще он чувствует боль.

— Живой? — голос Иура звучит обеспокоенно.

— Да, — хрипит Рэм, — голова разламывается.

Укол в шею, и боль начинает стихать, а зрение проясняется.

— Скоро пройдет, — заверяет лепила. — Ты самый ужасный пациент, с которым я имел дело, трое суток пытался тебя стабилизировать. Как твой мозг не перегорел? Не знаю, но тактический процессор сам собой активировался. Дальше началось такое, что я даже не могу объяснить. Резко возросла мозговая деятельность, такое ощущение, что ты одновременно решал все математические задачи вселенной.

Рэм открыл интерфейс, ища изменения, вот иконка нового импланта, сейчас он отключён, а вот и активная, теперь способность «расчет вероятности», описание соответствует, при активации происходит замедление времени, и Рэм на пять секунд и тактический процессор обрабатывает возможные варианты развития событий. Откат умения час. Правда, приписка, что использование способности чаще раза в сутки с вероятностью в двадцать процентов ведет к необратимым повреждению мозга, ему совсем не понравилась.

Так, теперь по остальным характеристикам, шкала «душа мутантов» просела на двести пятьдесят единиц. Похоже, регенерация эти сутки не простаивала, вытаскивая его из альтернативных реальностей, которые сгенерировали процессор и его мозг, и ведь насколько реальны были, ни на секунду не задумался, что это сон.

В пользу же этой же версии говорила и выносливость, достигшая сорока. Интересно, очень интересно. Рэм перелопатил кучу системных сообщений, девяносто процентов из которых говорили то о сбое, то о потери жизненных очков. А вот и то, что он искал, награда за сороковой уровень, новый перк. «Крепкая кость». Ваши кости стали прочнее. Теперь вам не так просто получить перелом. Так же под действием регенерации, если все же вы умудритесь сломать какую–либо из костей, перелом будет срощен гораздо быстрее. Даже самый сложный будет ликвидирован в течение часа. Способность постоянная и не нуждается в активации».

— Хорошая плюшка, — одобрил Рэм. Сев он посмотрел на Иура. — Ну что, все вышло, чуть больше времени заняло, но вроде ты справился.

— Рэм, ты очень странный, я такой регенерации, как у тебя, никогда не видел. Я несколько часов бился с установкой, разрез мгновенно затягивался, я не слышал про такие умения.

Ты вообще человек?

— Уже не совсем, но эта регенерация меня спасла, боюсь я не смог бы пережить вживление процессора, если бы не она. Кстати, а их вообще людям ставят?

— Не всем, из ста человек он приживается у одного, — виновато разведя руками, произнес Иур. — И то некоторым его потом удалять пришлось, так как те не выдерживали напряжения, которое он оказывал на мозг.

— Понятно. То есть меня могут ждать сюрпризы?

— Да.

— Ну, ничего, нам бы день простоять да ночь продержаться.

— Хорошо сказано. Кто сказал? — поинтересовался Иур.

— Герой моей родины, — улыбнулся Рэм, — Русской директории, много веков назад. — Он повернул голову, но соседний бокс был пуст. — Грая?

— Здорова, активна, уже разрабатывает планы. Кстати, когда я понял, что с тобой все в порядке, то ввел нанитов, так что, с тобой мы закончили, как впрочем, и с остальными.

— Нерг?

— Да все хорошо, или не хорошо, это как посмотреть. Блокаду с памяти я снял, и он все вспомнил, его способности стали эффективней, вот только, как говорили ваши древние, во многих знаниях много горя. Это я Храна цитирую. Зря мы это затеяли.

— Так плохо?

— Нет, но он уже сутки ни с кем не говорит, даже Арану к себе не подпускает. Тут полигон небольшой есть, вот все время там и проводит, оттачивая на голограммах умения.

— Я поговорю с ним.

— Поговори, — согласился Иур, — он тебя уважает. А теперь одевайся и в столовую, там все тебя ждут, пора обсудить дальнейшие планы.

Рэм оделся и вышел из медблока. Чувствовал он себя преотлично, никакого недомогания, Булавин был полон сил и энергии. Запросив у местного ИИ информацию о местонахождении членов отряда, он решил сначала поговорить с парнем. Сейчас это важнее всего, остальные подождут.

Едва контролируемая ярость, вот что увидел Рэм, стоя в комнате для наблюдателя маленького полигона. Да, если бы мальчишка при первой их встрече саданул его с такой силой, то, скорее всего, Булавин бы не пережил тот полет. Скорость, мощь… Хорошо, парень себя хоть как–то контролирует и страдают пока только мишени. Хотя нет, на другом конце полигона в синтобетоне впечатляющая вмятина, от которой на метр расходятся немаленькие трещины.

Рэм открыл дверь и шагнул внутрь. Нерг, словно почуяв, обернулся. В руках вспыхнули два средних размеров фиолетовых шара, хотя фиолетовые они были только на поверхности, внутри чистая тьма. Если сейчас саданет, то, что останется от Булавина, уместится в сигаретную пачку, и то, скорее всего, это будут зубы.

Не показывая страха, Рэм пошел прямо на парня.

— Тренируешься, — произнес он утвердительно, — молодец, ты свои силы должен знать.

Нерг вздрогнул и впитал шары в ладони.

— Я чудовище, — неожиданно произнес он. — Зачем ты заставил меня все вспомнить? Я людей убивал, мне приводили людей и приказывали их убивать, силу качать. А я и рад был. Ведь быть сильным — это так важно.

Рэм указал на пару стульев у стены, вытащил сигарету.

— Пойдем, покурим.

Нерг согласно кивнул и поплелся следом.

— Отпусти меня, Рэм, — неожиданно попросил он. — Я хочу найти этих людей и заставить их страдать. Хотя, что их искать? Все есть в сети — и адреса, и фотографии. Они не должны выращивать чудовищ.

— Не должны. Но сначала мы пойдем и убьем того, кто все это позволяет делать, — строго ответил Булавин. — У меня итак людей нет, и ты хочешь бросить нас в такой момент? Арана ведь пойдет со мной, пойдет мстить за отца и бабушку. Кто ее прикроет?

— Это нечестно, — вскочив, выкрикнул парень. — Ты играешь мной, манипулируешь, взываешь к чувству долга. Они взывали к превосходству. Чем ты лучше них?

— Ничем, — покачал головой Рэм. — Да, я тобой манипулирую. Да, моя цель — заставить тебя пойти со мной, прикрыть мой тыл, освободить этот несчастный город, спасти свою женщину, доделать то, что не доделал сто лет назад и от чего я чувствую вину. Хотя на самом деле ее нет, люди сами превратили Архонта в чудовище, а виноват опять я. А потом делай, что хочешь. Я очень устал, Нерг, и мне нужна твоя сила. Ты говорил, что ты чудовище, это не так, чудовища — это люди, создавшие тебя, а ты человек. — Рэм встал и раздавил окурок подошвой. — Ты поможешь мне?

— Да.

— Хорошо, тогда пошли, хватит избивать голограммы, нас впереди ждет настоящий бой, и чудовищ там на всех хватит.

Их встретили доброжелательными улыбками. Арана тут подсела к все еще мрачному парню и, взяв его за руку, начала что–то втолковывать, и у нее получалось, поскольку лицо у Нерга потихоньку разглаживалось, с него, словно тот умылся, исчезала злость на мир, превративший его в убийцу, и ненависть к себе. Рэм улыбнулся, похоже, эти два подростка нашли друг друга, двое с искалеченной судьбой, и если они переживут битву за Аран, у них все будет хорошо.

— Ну что ж, — доставая бутылку эсго и разливая спиртное по стаканам, — вот и закончилось наше бездействие. Мы, как могли, подготовились к финальному рывку. Давайте выпьем за наш успех. Архонт заигрался, пора Рояксу дать шанс. И первый пункт плана — это проникнуть в город и найти базу, где мы сможем разработать дальнейший план по похищению отмычки и атаке башни совета.

— Вот, за что люблю тебя, Рэм, — произнесла Грая, у нее слегка поменялась внешность, волосы стали рыжими, немного изменилась форма носа и скул, но ей это шло, — ты не строишь глобальных планов, никаких, типа — а сейчас мы пойдем и захватим башню, и сразу всем станет хорошо, все поэтапно, все по плану. У меня есть относительно надежные люди, которые помогут попасть нам в город.

— Извините, но дальше вы пойдете без меня, — это Иур сказал свое слово. — Я не боец, и на штурм башни я свами не пойду, и андроид мой вам без надобности, я сделал свое дело, и сделал его хорошо. Теперь ваша очередь, я хочу, чтобы Архонт был уничтожен раз и навсегда, это моя плата.

— Ну, от денег ты не отказался, — заметил Хранитель.

— Я получил гораздо меньше, чем был должен, — немного повысив голос, произнес лепила. — Слишком много риска, я взял ровно столько, чтобы покрыть свои расходы.

— Он прав, Хран, и я очень благодарен Иуру, в его лице мы нашли очень сильного союзника, который помог нам реализовать множество задумок, без него ничего бы не вышло. Итак, — продолжил Рэм, — Грая, поднимай свои контакты, завтра мы должны быть в Аране, в крайнем случае, послезавтра. Есть мысли насчет убежища?

— Есть несколько вариантов, — немного подумав, сказала синта. — Но в связи с последними событиями, я даже не знаю, что из них может быть рабочим. Слишком много поменялось за последний месяц.

— У нас тоже есть на примете одно место в подземельях, — это уже Лонд, — клоака редкостная, там безопасников годами не видели, сплошные отщепенцы и мутанты. Не знаю, добрался ли Архонт туда, но сомнительно.

— Хорошо. Как окажемся в городе, решим, куда лучше податься. В принципе, все, собираемся и выдвигаемся к точке, где встречаемся с людьми Граи. Да, простите, — он окинул взглядом всех собравшихся за столом, — я забыл спросить, а все ли хотят со мной идти в эту отчаянную атаку? Иур высказался, что насчет остальных?

— Не смотри на меня, — ответила Грая, — я с тобой до самого конца. И если ты не против, я сейчас же займусь переговорами с контрабандистами, постараюсь все устроить, как можно быстрее.

Булавин кивнул.

— Действуй. Остальные?

— Зачем обижаешь? — наливая себе еще стопку эсго, спросил Лонд. — Мы с тобой, нам обратного пути нет. А вот молодежь может соскочить, им еще жить и жить.

Тарт согласно кивнул.

— Присоединяюсь к брату.

Хранитель промолчал, его можно было и не спрашивать.

Рэм посмотрел на Арану с Нергом, он знал, что они ответят, но все равно спросил, тонкая, едва заметная, манипуляция. Во всяком случае, без девчонки он мог обойтись, а вот сила Нерга ему была очень нужна.

— Ребята, Лонд прав, у меня жуткая нехватка людей, но подумайте хорошенько, это может быть билет в один конец.

Подростки переглянулись и отрицательно покачали головами.

— Мы с вами, — сказал Нерг решительно.

Рэм улыбнулся, паренек и так был взрослым, а за эти три дня, что Штопор провел в отключке он стал мужчиной, это уже не тот сопляк, с которым он повстречался пару недель назад.

— Что ж, тогда начнем сборы, много не берите, только самое необходимое, остальное, если что понадобится, постараемся достать в городе. Все, собрание закончено, разойдись.

Народ поднялся и поспешил к выходу. Рэм же протянул руку к бутылке эсго и плеснул себе в стакан грамм пятьдесят, где–то впереди финиш, и по законам драматургии все скоро должно закончиться, так или иначе, противники сойдутся лицом к лицу, и кто–то умрет. Рэм задумчиво покачал стакан, смотря, как янтарная жидкость красиво плещется по стенкам.

— Будем жить, — провозгласил он в пол голоса и пошел проверять, что у него есть, а что нужно еще поискать.

Рэм сидел на полу, прикидывая, что из огромного количества барахла ему нужно. Полный комплекс ликвидатора, даже пояс с антигравом имеется, обычное оружие, мины, запчасти теневика, запасная одежда, чтобы не выбираться из доспеха голым… Черт, а ведь соваться к контрабандистам в ликвидаторской броне нельзя, или сразу сдадут, или разбегаться в ужасе. Придется паковать ее в кофр, и идти в одном из комплектов, которые затрофеили на бандитах.

Дверь за спиной бесшумно отъехала в сторону, и на пороге появилась Грая.

— Я договорилась, — произнесла синта. — За пять тысяч с человека нас провезут в Аран, через семь часов мы должны быть в небольшом городке неподалеку от южного КПП. И лучше бы нам к себе внимания не привлекать.

— Вот и я о том же думаю, — согласился с ней Булавин. — Придется облачиться в один из трофеев, они не настолько хороши, как броня ликвидаторов, но не привлекают столько внимания. Так что, пойду, наведаюсь в местный арсенал.

— Рэм, а что будет дальше, когда мы победим?

Булавин посмотрел на совершенно серьезную девушку–андроида и рассмеялся.

— Против нас могущественный противник, обладающий, по сравнению с нами, безграничными ресурсами, а ты вот так просто говоришь — мы победим. Но ты права, когда мы победим, я заберу Раду и уеду отсюда. Хранитель займет место Архонта, ты вернешься на прежнюю должность, и будете восстанавливать жизнь в Аране.

— И куда ты собрался?

— В Даран, хочу посмотреть второй город континента, не станет Архонта, и война больше не будет висеть над двумя поселениями, дел найдётся до хрена и больше. Поработаю послом доброй воли.

— Здорово, — улыбнулась Грая, — мне нравится. А теперь давай в темпе собираться, нам нужно успеть добраться до южного КПП. — Она уже развернулась, чтобы уйти, но вдруг остановилась. — Я теперь с Хранителем, мне было одинокого, а он выслушал, ободрил.

— Я знал, что так будет, и ничего не имею против. Он мне еще до того, как тело получил, сказал, что ты ему нравишься, и когда он обзаведется оболочкой, то обязательно к тебе подкатит. Так что, я желаю вам счастья, ты его заслужила.

Синта кивнула и вышла, а еще Рэм почувствовал, что она счастлива, она встретила того, кто ее понимает и такой же, как она. О том, что Хранитель чувствует, как и андроиды, которых Архонт наделил душой, Рэм понял, когда у Храна появилось серебро в глазах.

Через полтора часа на поверхность, соблюдая максимальную маскировку, выбрался отряд из пяти человек и двух андроидов. Иур со своим телохранителемрешил пока что остаться в бункере.

Техника была на месте, тайник Трэга так никто и не обнаружил, хотя в руинах Свободного копошилось с полсотни различных подозрительных личностей. Да, они грабили, но при этом им хватило совести похоронить погибших. И даже к Трэгу и Наире они проявили уважение, сожгли отдельно. Рэм быстро выбрал между грузовиком и трофейным аэрокаром, последний идеально подходил под задачу, быстро добраться до пункта назначения. Жалко, конечно, потеряют они его, но что делать, в город его не протащить.

— Занимайте места согласно купленным билетам, — произнес Лонд, опускаясь в кресло пилота.

Если бы Рэм не видел, как тот менял личину, то ни за что бы не узнал своего правнука. Перед выходом все сменили внешность, левые браслеты–идентификаторы присвоили им другие имена. Хотя, что значит, левые? Все браслеты были сняты с трупов, атаковавших их рейдеров, и были вполне официальными. Хранитель от нечего делать взломал их, и теперь Рэм стал Зараком Хиором, тридцати двух лет, тридцать четвертого уровня, жителем маленького городка, где они купили у бандитов грузовик. Десантный аэрокар поднялся в небо, и взял курс на южное КПП, огибая Аран с левой стороны. Начался новый этап их войны.

Глава 19

— Значит, вас Грая просила переправить в Аран, — разглядывая стоящих перед ним людей, произнес контрабандист.

Булавин кивнул, изучая в свою очередь главаря контрабандистов по кличке Гирам, так звали маленький народец из легенд Роякса. Прозвище соответствовало внешнему облику — то был человек маленького роста, почти карлик, едва до метра сорок дотянул, правда, вширь он был примерно таким же, образуя почти правильный квадрат. Глаза у него хитрющие, толстые короткие пальцы постоянно в движении, средняя броня почему–то желтого цвета, сделана явно на заказ, выражение лица равнодушное, но Рэм видел, что это хорошо подогнанная маска, контрабандисту было крайне интересно, что за люди перед ним. О том, что Грая тоже здесь, он не догадывался.

— Хорошо, все сделаю в лучшем виде, — заверил Гирам. — Уже к вечеру будете в шестом секторе пятого круга. С каждого по десять тысяч. Половина сейчас, половина потом.

— Не верю я ему, — произнес Хранитель мысленно.

— Я тоже, — согласился с ИРом Штопор, — поэтому всем предельное внимание.

Получив подтверждение от остальных членов отряда, Булавин перевел тридцать пять тысяч социков.

— Ну, вот и хорошо, — обрадовался Гирам. — Прошу, пока что сюда, — он указал на подвал небольшого дома. — Как прибудет транспорт, грузимся и отправляемся. Я вас не знаю, поэтому в этом помещении будет полная блокада на интерфейсы и любую связь, кроме той, что в пределах комнаты.

— Грая не об этом договаривалась, — возмутилась синта.

— Я обязан думать и о своей безопасности. Либо так, либо ищите другого, задаток не верну. Да и мало кто сейчас полезет в Аран, там очень неспокойно и небезопасно.

Стволы братьев пошли вверх, Нерг отвел руку назад, но энергию пока не светил.

Четверо бойцов Гирама, среди которых был вполне серьезный мужик в крутой броне, тоже начали поднимать оружие, а с потолка опустилось сразу пять турелей, две из которых ракетные.

— Прекратить, — скомандовал Рэм вслух, чтобы все слышали, включая противников, после чего пристально посмотрел на коротышку. — Все хорошо, мы согласны на ваши условия.

— Приятно иметь дело с разумным человеком, — подвел итог ссоры контрабандист. Он даже немного расслабился, решив, что сила на его стороне, и пусть на Булавине трофейная броня, это было заблуждение. Сейчас Штопору не нужен был бой, а нужно попасть в Аран.

— Рэм, я не верю этому карлику, — тут же заявила Арана, стоило им остаться одним.

— В этой комнате никто ему не верит, но выбора у нас нет. Есть у кого идеи, как попасть в город скрытно? Так что, рискуем. Оружие из рук не выпускаем. Ничего не пейте и не ешьте, кроме как из своих запасов. Фильтры брони настроить на противодействие отравляющим веществам.

Все согласно закивали, только Лонд, который не отказался от своего маскировочного легкого костюма, тяжко вздохнул и достал внешний фильтр.

Шесть часов прошли в режиме жесткого ожидания. Нерг с Араной устроились на двухместном диванчике и о чем–то очень тихо разговаривали. Парень оттаял, похоже, слова Рэма добрались до него, пробив стену отвращения к себе и к миру, которую мальчишка выстроил вокруг себя. Хран с Граей тоже времени не теряли, они удалились во вторую комнату, и уже через пару минут оттуда раздались страстные вздохи и ахи, заставившие Арану покраснеть. Похоже, синта выкрутила эмоциональный уровень на максимум, либо Хран оказался замечательным любовником, хотя, что удивляться, он же андроид, они почти не устают.

Братья уселись за стол и принялись играть в местный аналог шахмат. Рэм же от нечего делать изучал всю доступную информацию об Аране. Вот уже несколько месяцев он бродит вокруг этого города, но так и не побывал в нем, хотя именно там расположена его цель. Там Рада, там тварь, которая ее удерживает. Черт, надо ему все серваки вырвать, достала падла электронная.

Гирам явился неожиданно. Он просто вошел, когда все сидели за столом и ели только что приготовленный Тартом суп из концентратов.

— Приятного аппетита, — пожелал он. — А что нормальной пищи не поели?

— По концентратам соскучились, — ответила Грая, отправляя ложку в рот. Она была в визоре и играла роль человека.

— Ну, как угодно, — с максимум язвительности произнес коротышка. — Дожевывайте и собирайтесь, транспорт будет здесь через десять минут, грузимся и отправляемся.

— Мы будем готовы, — спокойно ответил Рэм, не отрываясь от «супа».

— Я рад, что мы понимаем друг друга, господин Зарак, — выходя за дверь, бросил Гирам.

— Это все очень плохо кончится, — неожиданно произнес Нерг.

— Не каркай, — вскинулась Арана.

Она отодвинула от себя наполовину пустую миску и, опустив забрало шлема, направилась к своему крофру.

Рэм же быстро доел и, достав сигарету, задумчиво посмотрел на Нерга, у него было схожее предчувствие, и единственный шанс, чтобы оно не оправдалось, это все отменить, развернуться и уйти. Он даже уже хотел это озвучить, как в комнате что–то сверкнуло и загрохотало, и последнее, что видел Булавин, падая на пол, как внутрь врываются люди в броне ликвидаторов, а потом в глазах потемнело…

— Рэм, Рэм, Рэм, — знакомый голос проник в голову, которая раскалывалась, как после недельного запоя.

Булавин с трудом, но все же смог разлепить глаза. Маленькая комната, никакой мебели, стены белые, дверь отсутствует, сверху на потолке светильник. Первым делом он попытался вызвать интерфейс, ноль реакции. Медленно сев, Штопор опустил голову, и окинул себя взглядом.

— Мог бы хотя бы трусы оставить, — процедил он сквозь зубы. — Что с моими людьми?

— Здесь, рядышком сидят, — ответил Архонт, используя мыслесвязь. — Это ненадолго, я вас всех прилюдно казню завтра на центральной площади. Пора показать людям, что бывает с теми, кто выступает против меня. Ты доставил мне несколько неприятных мгновений, но это в прошлом, ты уже история. Вырваться отсюда не выйдет, ни интерфейс, ни твои способности тут не работают. На твоей шее специальный подавляющий ошейник с маленькой бомбой. Решишь снять, и я тебе голову оторву. Кстати, у всех твоих дружков такой же, как и у этой упрямой девчонки из Дарана, а ведь она на тебя надеялась. Я вообще–то не хотел вас захватывать, но тут перехватил в сети один знакомый слепок личности, ты договорился с Хранителем, и он обчистил хранилище, которое вы взорвали, только ради этого я решил не убивать вас, мне очень нужна эта информация. Но это так, просто чтобы ты знал. Мы с тобой увидимся завтра утром на казни. Тебе надо было хватать девчонку и бежать. Бежать так далеко, как только можно, забиться в самую глубокую нору и больше не светится. И после того, как я ее забрал у тех наемников, ты опять не понял, что тебе пора бежать, ты на диво упрямый и тупой. Ты вправду думал, что отряд, который ты собрал, может меня победить? Когда я уничтожил всех твоих дружков, я же намекал, что не стоит тебе лезть ко мне, но ты опять не понял. Ладно, прощай.

— Да пошел ты, — мысленно ответил Булавин, желая оставить за собой последнее слово, но собеседник, похоже, уже оставил Рэм в одиночестве.

Булавин ощупал ошейник. Металл, очень толстый, примерно с полпальца, монолитный, никаких швов или замков. Голова раскалывалась, регенерация не работала, и не могла привести Штопора в норму. Рэм отполз к ближайшей стене и, сев поудобней, вытянул ноги.

— Сука ты, Архонт, — тихо произнес он, — пол–то холодный.

Так прошли несколько часов. Больше всего Рэма раздражало бессилие. Интересно, где он оказался? Скорее всего, какая–то секретная тюрьма, и возможно даже в здании Совета, ну или под ним. Тварь электронная все предусмотрела, даже в тень не уйти. Неужели все так бесславно закончится? Сколько смертей, и все ради того, чтобы сдохнуть на глазах у толпы. Интересно, что же приготовит для него Архонт? Булавин прикрыл глаза, стараясь отрешиться от терзающей его головной боли.

— Рэм, — шепот в голове вызвал новый приступ мигрени, да такой, что круги перед глазами поплыли. — Рэм, да ответь ты мне.

— Кому? — пытаясь сосредоточиться на голосе, спросил Булавин.

— Хран это. У меня для тебя куча новостей, и не все они плохие.

От длинной фразы стены снова поплыли.

— Рэм, ты слышишь? — настойчиво долбясь в мозг, требовал ответа Хранитель.

Булавин стиснул зубы, здорово его контузило, если обычная мысленная беседа приводила к подобной боли.

— Мне очень плохо, Хран, — прошипел Рэм, — каждая твоя фраза чуть не лишает меня сознания. Странно, когда я говорил с Архонтом, такого не было.

— Естественно, — ответил андроид, — он–то снимал блокировку, а я вынужден ее пробивать. Потерпи, я уже работаю над тем, чтобы избавить тебя от ошейника.

Рэм завалился на пол, скорчившись в позе эмбриона, длинная фраза едва не погасила сознание.

— Терпи и слушай, — продолжил Хранитель. — Архонт погиб пятьдесят лет назад.

Рэм, скрипнув зубами, попытался через боль переварит эту фразу.

— Что?

— Вирус террористов все же поразил цель. Уцелел маленький кусок, который сохранился в андроиде рабочей модификации. Потом для Архонта создали новую оболочку, куда перебрались остатки его личности. Но остальные знания и возможности были потеряны, и поэтому он так хотел заполучить те архивы. Поэтому он подключил меня к сети, пытаясь добраться до резервного хранилища в моей памяти. Поэтому я говорю с тобой, так как медленно и незаметно ломаю его сеть. Правда, приходится делать это всего десятью процентами мощности, остальные заняты обороной.

Рэм застонал, но боль стала тише, раскаленные иглы при каждом слове все еще дырявили мозг, но длинные фразы уже не пытались его отправить его в небытие.

— Значит, нам не нужно в подвал?

— Нет, Рэм, достаточно убить одного единственного андроида. Дав мне доступ к сети, Архонт сам открыл мне все свои тайны. Он уже давно не покидает свой пентхаус на вершине башни Совета, тот, про который тебе рассказывала Грая и который ты десятки раз смотрел по видео.

— А я где? Где команда? — перебарывая боль, задал свой вопрос Булавин.

— Минус третий уровень, все, кроме меня, там. Я же далеко от вас в специальном центре на сороковом уровне. Итак, слушай внимательно. Ты в камере, дверь с нанитами, она слева от тебя. Примерно через час я деактивирую все ошейники, и тут же появится интерфейс, заработают способности. Двери открыть не смогу. После отключения, счет пойдет на минуты. В конце уровня пост. Как ты выберешься, я не знаю, но единственная возможность бежать — это добраться до него и открыть двери с пульта. Там же должен быть ключ от ошейников, он универсальный.

— Оружейка?

— Не надейся. На этом хорошие новости заканчиваются. Сейчас в здании все ликвидаторы, коих в городе всего восемь, было девять, но одного ты грохнул. Кроме них здание охраняют чистильщики, около сотни боевых роботов. Два ликвидатора находятся рядом с Архонтом. Лифт с минус третьего поднимается только в холл, там собраны основные силы, которые вам будут противостоять. Единственное, что я сделаю, это временно подавлю систему охраны. Рэм, это все, что я могу сделать для тебя и остальных на данный момент.

— Спасибо, Хранитель. Ты можешь связаться с Нергом?

— Да.

— Тогда передай ему, что ставка на прорыв из темницы будет сделана исключительно на него, мои умения долго перезаряжаются, а они нам понадобятся не здесь. Так что, как только получит обратно силу, пусть вышибает дверь в своей коморке и рвется к пульту. И остальных извести.

— Хорошо, если достучусь и объясню ему все, то дам знать. Отбой.

Рэм устало моргнул, голова болела, но он надеялся, что с отключением ошейника регенерация быстро справится с больной головушкой. Потянулись томительные минуты ожидания.

— Все в курсе, — снова ударив по мозгам, сообщил Хранитель. — Нерг готов. Если у него не выйдет вышибить дверь, я дам знать.

— Молодец, Хран.

— Что бы вы без меня делали, — голос ИРа звучал очень довольным, а еще он стал громче.

— Сдохли бы завтра, — ответил Рэм и впервые с момента, как пришел в себя, улыбнулся.

Снова тишина, снова томительное ожидание, по ощущениям прошло больше часа. Рэм уже стал нервничать, беспокоить запросами сражающегося Хранителя он не решался.

— Отключаю ошейники, — раздался твердый и уверенный голос андроида.

И тут же перед Булавиным возник интерфейс, и ворох системных сообщений о повреждениях. А спустя двадцать секунд пропала головная боль, регенерация справилась.

Едва слышимый грохот из–за стены возвестил о начале прорыва.

— Он справился, — тут же уже без всякого дискомфорта заявил Хран. — Мальчишка молодец, дверь вынес с одного удара силы, мог бы и поумерить силу, но тут скорее сработало то, что он ее еще не чувствует, теперь он рвется к посту охраны. Там двое боевых андроидов. Турели я отключил, но шуму много, так что, пожелай ему удачи.

Секунда, две, три… пять… десять…

— Нерг справился, — доложился Хранитель. — Он буквально размазал андроидов по стене и снова одним ударом, там только искореженные обломки и все залито серебристой энергожидкостью.

Рэм вскочил на ноги. Секунда, две, три… И вот дверь стала полупрозрачной, и он рванул вперед. Коридор метра три шириной, напротив его камеры за полупрозрачной дверью, сжавшись в комок, на полу лежит Рада. У нее точно такой же ошейник. Ну, ничего, скоро он избавит ее от него. Правда вот одежда у нее имеется, малиновая безразмерная роба. Ее камера отличается от его — стены как раз из блокирующего металла. Рэм попытался вспомнить название, но не смог. Из соседней комнаты выскочил Лонд, а из камеры напротив Тарт.

— Хватайте девушку, — указывая на Раду, приказал Булавин и понесся к Нергу.

Уровень был невелик — один длинный коридор, отдельный лифт, комната контроля, все. Перепрыгнув через останки разбитых андроидов, Рэм влетел в операторскую и озадаченно уставился на интерактивную панель, которая сейчас оповещала всех, что она заблокирована.

— Ключ, — голый Нерг, который уже успел избавиться от ошейника, протянул Штопору маленький стержень.

— И куда его? — озадачился Булавин.

— Просто приставь его к ошейнику под подбородком и подожди пару секунд.

Выполнив указание, бывший наемник почувствовал, как толстый кусок металла раскололся на две половины и рухнул к его ногам.

— Отличная работа, — похвалил Рэм парня. — Ты все сделал в лучшем виде.

— Спасибо, — ответит тот. — Но что дальше, командир? Мы голые, без оружия, запертые на тюремном уровне. И если противник еще не в курсе, что мы сбежали, то это ненадолго.

— Будем воевать, — решительно произнес Булавин. — Тем более все оказалось гораздо проще. Чтобы победить Архонта, нужно убить всего лишь одного единственного андроида.

Нерг озадаченно посмотрел на Рэма.

— А прорваться к серверам?

— Нет нужды. Сейчас остальные придут, и я все расскажу.

Не прошло и пару секунд, как в маленькую комнатку набились его бойцы, передавая друг другу стержень–ключ, избавились от опасных ошейников, лишив Архонта малейшей возможности покончить с ними мгновенно. Лонд и Тарт сжимали в руках трофейные автоматы, доставшиеся им от погибших андроидов. Грая и Арана довольствовались пистолетами. Больше никакого оружия на уровне не было. Рэм посмотрел на Раду, она уже проснулась и стояла на своих двоих, беззастенчиво разглядывая Штопора. В руках у девушки был шоковый разрядник, против пленников вполне рабочее оружие, а вот против всего остального совершенно бесполезен. Но Рэм никогда не стеснялся своего тела, пара старых боевых шрамов, от которых регенерация не избавилась, его не портили.

— Ты как? — обратился Булавин к девушке.

Рада устало покачала головой, этим жестом она напомнила ему Кору.

— Сносно. Кормят тут плохо, допросы изматывают, били много, пытались в мозг влезть. Чтобы не сдохла, кололи всякую гадость.

— Чего хотели? — спросил Лонд, девушку он видел впервые, но семейные черты не мог не заметить.

— Путь в Даран, — ответила Рада. — Архонт хочет абсолютной власти над планетой. И город, основанный наемниками и находящийся не под его контролем, для свихнувшегося ИРа, как бельмо на глазу.

— Ничего, — сквозь зубы прошипел Рэм, — скоро я предъявлю этой падле счет. Хранитель, как слышишь? — громко, вслух, произнес Рэм.

— Отлично слышу и вижу вас. Грая, ты обворожительна в своей наготе.

Столетняя синта смущенно опустила глаза в пол.

— Хран, не смущай девушку, да и времени на ваши заигрывания у нас нет. Доложи обстановку.

— Система безопасности этого уровня полностью у меня под контролем. Противник не знает о побеге, я заблокировал сигнал тревоги, который подали охранники. Но это ничего не меняет. Здание оцеплено, поскольку город бурлит, новость о твоем аресте и завтрашней казни всколыхнуло население. На окраинах уже случилось несколько локальных столкновений сопротивления со службой безопасностью. Победа осталась за твоими сторонниками. Сейчас все верные Архонту силы стягиваются в центральные пояса. На окраинах же формируются стихийные отряды, состоящие наполовину из банд, на половину из сопротивления, последние чистки настроили население против ИРа. Хотя не уверен, что можно его так называть.

— Расскажи остальным, что ты узнал про нашего врага.

Хранитель быстро пересказал события, произошедшие пятьдесят лет назад, повергнув собравшихся в шок.

— Андроид? — растерянно произнес Тарт. — Один гребанный андроид!? Все, что нужно, это убить одну жестянку, которая вот уже пятьдесят лет тиранит город?

— Да, правнук, — усмехнулся Булавин, — информация сила. Не нужно искать какие–то сервера в подвале, не нужно искать взломщик телепорта, нужно просто подняться в пентхаус и оторвать башку одной падле. Вполне себе обычную башку. И его история закончится.

— Вот только мы тут голые стоим, — заметила Грая.

— Ну, с одеждой легко разобраться, — снова ответил через динамик в комнате Хранитель. — У вас за спиной шкаф, там два десятка малиновых роб, как у Рады. Они, конечно, неудобные и без функционала, но прикрыть наготу позволят.

— А чего раньше молчал? — озадачилась синта.

— Да тобой любовался.

Комната потонула в общем хохоте.

— Кроме того, дал возможность Нергу разглядеть возлюбленную.

Теперь настала очередь краснеть молодняку. Возмущенная Арана, прикрыв свои маленькие груди левой рукой, правой погрозила кулаком в потолок.

— Я тебе это припомню, — злобно прошипела она сквозь зубы, но так, что ее расслышали все. Хохот грянул с удвоенной силой.

— А что, — заметил Тарт, — Арана — девка красивая, но вот сиськи маловаты, нужно будет ей поработать над этим вопросом.

Теперь уже Нерг принялся злобно сверлить взглядом снайпера.

— Все, хватит ржать, — скомандовал Рэм, — всем одеться. Хран, что конкретно по силам противника?

— В холле пятьдесят чистильщиков и четыре ликвидатора, — последовал незамедлительный ответ. — Еще два ликвидатора снаружи руководят обороной, туда же угнали вторую половину боевых роботов. Все вокруг здания объявлено зоной повышенной безопасности, и сейчас площадь оцепило около двух тысяч сотрудников службы безопасности Арана. Еще в здании находятся двести семьдесят два андроида, двадцать шесть из которых боевые модификации.

Рэм нахмурился, прорваться через полсотни боевых роботов и четверых ликвидаторов, имея на руках два автомата, два пистолета и шоковый разрядник? Это миссия для самоубийц. Да, у него есть Нерг с его чудо щитами и прочими примочками псионика. Но прикрыть от такой силы? Концентрированным огнем продавят любую защиту за пару секунд. Черт, нужна диверсия.

— Хран!

— Чего? — через пару секунд отозвался андроид. — За меня тут всерьез взялись, сдерживаю их без проблем, но почти все мощности уходят на защиту.

— Понял тебя, но одни мы не справимся.

— Что ты хочешь?

— Пункт первый — надо поднять город, насколько это возможно всех в ружье, максимально распространить информацию об оболочке Архонта. Мол, вставайте, люди, нужно всего лишь одной жестянке башку отвернуть, а дальше разберемся.

— Это можно, я сейчас спокойно брожу по сети с почти безграничным приоритетом, который умыкнул у нашего недобитка.

— Хорошо, организуй информационную компанию. Теперь дальше, что по системе безопасности?

— Я не стал выдавать своих возможностей и контролирую только ваш уровень, ну да это я уже говорил. Но могу на одну или две, если повезет, взять под контроль все здание, автоматические турели, три десятка боевых андроидов, камеры наблюдения. Так же я могу полностью изолировать здание снаружи, никто не войдет, и не выйдет. Это не касается только пентхауса, у него отдельная система безопасности. Лифт, как ты помнишь, идет только до шестидесятого уровня, на котором телепорт к Архонту, за него не волнуйся, я смогу его взломать в любой момент, этот придурочный ИР оставил лазейку на случай блокировки портала системой.

— Хорошо, тогда начинай подготовку и жди команды. Когда скажу, активируешь турели и подконтрольных андроидов, они должны ударить в тыл тем, кто в холле, мы атакуем из лифта одновременно. Блокировка здания, кроме нашего маршрута. Ты поведешь нас. Думаю, когда начнется кипишь, они от тебя отстанут, и мощностей станет побольше.

— Понял, дай мне минут пять, главное, чтобы шухер раньше времени не поднялся.

Рэм посмотрел на свой отряд, который уже облачился в малиновые арестантские робы и тяжелые неудобные ботинки и ждал приказа.

— Ну что, — Булавин подпустил в голос строгих ноток, — готовы дать решительный бой?

— Готовы, — ответил за всех Лонд. — Приказывай, командир.

Рэм улыбнулся и натянул на себя мешковатый малиновый комбез.

— Я знал, что могу на вас положиться. План такой, сейчас Хран начнет информационную атаку, поднимет город, если это, конечно, возможно. Если выгорит, это отвлечет хотя бы часть сил противника. Рада и Арана, вы останетесь здесь, система безопасности перенастроена, и вы будете под защитой.

— Мы с тобой, — решительно заявили девушки в один голос, потом посмотрели друг на друга и улыбнулись.

— А у нас не демократия, это приказ, — жестко отбрил их Булавин. — Если мы погибнем, попытайтесь вырваться, и уходите из Арана.

Девчонки хотели возразить, но перехватили строгий взгляд командира, кивнули и отошли в сторону. Странно, Рэм ожидал более серьезного боя. Он посмотрел на мужчин и Граю.

— Нерг, пока ты наша ударная сила и защита. Хран совершит диверсию и ударит в тыл нашим врагам, сосредоточенным в здании, вот только силы несоизмеримы, их больше, они лучше подготовлены и вооружены до зубов. Наш расчет строится на внезапности, это единственное, что у нас осталось. Вы все изучали планы здания Совета, наверх ведут не только телепорты, но и лифты. Телепорты сейчас заблокированы, лифты под контролем нашего ИРа, правда, противник об этом не знает. Когда поднимемся наверх, окажемся в самой глубине холла, нам нужно будет пройти полсотни метров, до центральной лифтовой опоры, вокруг которой расположены одиннадцать лифтов. Если получится сделать это тихо и незаметно, то шанс на удачную операцию вырастит в разы. В здании, как вы знаете, шестьдесят один уровень, лифт идет только до шестидесятого, в апартаменты Архонта можно попасть через телепорт. Это задачка Хранителя, он уверен, что сможет его разблокировать. Если не выйдет тихо, используем все умения, которые позволят нам прорваться. По оружию — один пистолет останется Аране с Радой, братья берут автоматы, я заберу пистолет. Нерг, по идее, тебе должно хватить умений. Грая, извини, но тебе ничего не достоялось.

— Обижаешь, — синта подошла к Аране и забрала шоковый разрядник, потом сбегала в коридор и вернулась со вторым. — Хорошие штуки, против роботов и ликвидаторов, конечно, не потянут, но вот андроида срубить ими можно.

Рэм кивнул.

— Хорошо, может, если повезет, разживемся трофеями. Мои умения останутся про запас, они все уйдут на противостояние с Архонтом и его охраной. — Закончив спич, Булавин оглядел свое невеликое воинство, которое, решительно сжимая в руках оружие, преданно слушало вводную по безумной и совершенно безнадежной операции. — Вопросы, предложения?

— Рэм, ты ничего не забыл? — раздался из скрытого где–то под потолком динамика голос Храна.

— Ах да, — немного виновато произнес Штопор. — Когда провеемся к лифту, Лонд и Тарт выходят на сорок втором уровне и освобождают Хранителя, потом догоняют нас. Хран идет в пентхаус, вы же блокируете возможное подкрепление. Вопросы?

— Похоже, это билет в один конец, — произнес мрачный Тарт, — но мы знали, на что шли. Веди, командир.

Лонд был менее красноречив.

— Я с тобой.

Нерг только кивнул и решительно сжал кулаки, на которых тут же засияли фиолетовые сгустки псионической энергии.

— Я был создан для подобных невыполнимых миссий, можешь на меня положиться.

Неожиданно, развернувшись, он сделал два шага к Аране и решительно поцеловал ее в губы, девушка дернулась отстраниться, слишком спонтанно все случилось, потом прильнула к нему всем телом и страстно ответила на поцелуй.

Рада же шагнула к Булавину и, глядя в глаза, поинтересовалась:

— А я могу поцеловать своего глада на удачу?

Рэм на секунду споткнулся на слове «глад», но вспомнил что это местный аналог рыцаря, которые бродили по Рояксу тысячу лет назад.

Он решительно обхватил девушку за талию и рывком притянул к себе, жадно впиваясь в губы. Секунд через двадцать отстранился.

— Выживи, — попросила она шепотом и отошла в сторону.

Рэм ничего не ответил, именно в этот момент он получил системное сообщение. «Немедленно ликвидировать. Искусственный разум, идентифицирующий себя как Архонт, нарушил законы Роякса, выступив против людей, которых должен был защищать. Он угрожает существованию жизни на планете, и должен быть ликвидирован. Награда за уничтожение опасного искина вариативна. Задача выдана всем жителям Арана и подконтрольных ему территорий. Вставшие на сторону Архонта также подлежат немедленной ликвидации».

— Мне задание от системы прилетело, — выкликнул Нерг. — Обещают два уровня и новый перк к псионике, любой на выбор.

— Мне тоже, — сообщил Тарт. — Похоже, всем пришло.

Остальные закивали, подтверждая, даже Рада получила задачу от системы.

— А вот и удар нашего союзника, — усмехнулся Рэм, — сейчас весь город на уши встанет. А когда Хран подключится, разгоняя недовольство масс, тогда–то и завертится. Главное потом это остановить. Если повезет, еще и часть сторонников Архонта в сторону отойдет.

— Рэм, я начинаю, — раздался из динамика голос Хранителя. — В холле сейчас хаос, выдвигаю туда андроидов. Как только ты поднимешься на лифте, начну атаку, отвлекая на себя основные силы. Так, чтобы вы шли по тылам. Система вовремя подключилась.

— Выдвигаемся, — беря в руки пистолет, отдал приказ Булавин. — Первым из лифта выходит Нерг. При малейшей опасности действуй по обстоятельствам, сам решишь, что лучше — защита или атака. Вперед!

Мужчины и Грая поспешили к небольшому лифту, который располагался напротив поста охраны. Двери распахнулись, стоило Рэму и остальным приблизится, Хран не подвел.

Группа прорыва вошла в лифт, но двери даже не дрогнули.

— Хранитель?

— Ждите, — раздался строгий голос.

Рэм пожал плечами.

— Ждем.

Прошла минута, уже перевалила за половину вторая, и тут двери стремительно захлопнулись, видимо, Хран применил какой–то аварийный протокол, и лифт на неимоверной скорости рванул вверх.

— Две секунды, — сообщил ИР, — я открываю. У дверей в здание идет бой, на вашем пути всего пять чистильщиков резерва, с ними ликвидатор, все остальные сражаются с андроидами, и взбунтовавшимися безопасниками. В городе царит хаос. СБ Арана массово приходит на сторону людей, к ней присоединяются военизированные формирования, как подчиняющиеся городу, так и корпорациям, никто не желает идти против системы. Только что община андроидов заявила о нейтралитете, но все равно несколько тысяч добровольцев выдвинулись к зданию Совета. Все, Рэм, дальше сами, сейчас я активирую активную систему безопасности и ударю в тыл врагам, большего я уже сделать не могу.

— Ты и так сделал больше, чем мог. Держись, скоро парни за тобой явятся.

Двери лифта распахнулись, и Рэм мгновенно оказался в хаосе боя. Мгновение, чтобы активировать свою новую способность «расчет вероятности», не зря же он ставил себе тактический процессор за полмиллиона.

Мир замер, показывая картинку боя. Пять чистильщиков и ликвидатор отбиваются от турели, мгновение, и они засекают открывающиеся двери лифта, разворот, и шквал огня сметает Нерга, который растерялся и не успел поставить щит, долбящих по ним турели они просто игнорируют. Все валятся на залитый кровью пол, и только Грая на обрубках ног куда–то ползет, чтобы через мгновение умереть. Все это пронеслось в мозгу Рэма за долю секунды. Не годится, вот Нерг по его приказу сходу атакует, два робота отброшены в сторону и исковерканными кусками металла падают метрах в пяти, но остальные превращают их в фарш. А если так…

— Нерг, максимальную защиту. Держишь щит, и атакуй, — мысленно дает целеуказание Булавин. — Приоритет — ликвидатор, затем жетянки.

— Принял, — сквозь зубы отозвался парень, и проход мгновенно заволокло плотной фиолетовой пеленой, через которую можно было с трудом разглядеть стоящих под обстрелом стационарных турелей чистильщиков. Массивные человекоподобные роботы, активировав щиты, легко держали удар, но это отвлекло их и ликвидатора укрывшегося за их спинами. Дистанция от них была метров пятнадцать, и Рэму было нечего противопоставить, но в дело снова включился Нерг, его левая рука сияла пси–энергией и поддерживала щит, в которой уже влетело пара шальных пуль. С другой стороны холла что–то мощно рвануло, и оттуда прилетела половина чистильщика без головы, ног и левой верхней конечности.

С правой руки Нерга сорвался фиолетовый сгусток и, без проблем миновав силовое поле барьера, устремился стремительным росчерком в сторону разворачивающегося к ним ликвидатора. Тот даже вякнуть не успел, хотя щит выставил, вот только удар был так силен, что жертву псионической атаки смело, продавив защиту, и пронеся по воздуху без малого сорок метров, размазало по полу, прямо возле лифтов. Плюс здоровью не поспособствовала двухметровая туша чистильщика, оказавшаяся на пути экзотического снаряда, о том, что он вернется, и речи не шло. Роботы начали разворачиваться, готовясь накрыть неожиданно образовавшимся у них на фланги врагов, но Нерг снова удивил, Рэм еще не видел тотального боя в его исполнении, его правая рука снова засветилась, парень резко присел на одно колено и ударил ладонью в пол кабины, держа при этом взглядом пятерку роботов.

— Охренеть, — только и произнес Рэм, глядя на работу боевого псионика.

По полу, прямо в сторону наводящихся на них роботов, устремилась фиолетовая дорожка шириной в метр. Достигнув цели, она образовала всплеск прямо под ногами первого чистильщика, подбросив его вверх на пару метров и отшвырнув в сторону еще на три. Двоих, стоящих следом, ждала та же участь.

Две недобитые потолочные турели тут же обрушили на поверженных шквал огня, даже небольшая ракета прилетела, щиты чистильщиков погасли, когда их разметало. Оставшиеся два роботов хоть и устояли, но явно были контужены. Ну, не придумал Рэм другого термина для железяк, которых приложило по полной энергетической атакой, они растерянно крутили свами плоскими железными головами, а щиты отключились, похоже, импульс, пущенный Нергом, вырубил их с гарантией.

Нерг поднялся и слегка покачнулся, тонкая струйка крови из носа демонстрировала, каким напряжением сил и способностей далось это чудо.

— Нерг, сможешь щит держать?

Парень резко мотнул головой.

— Слишком много сил потратил. В этот момент пелена щита исчезла.

— Вперед, — заорал Булавин, что есть мочи, понимая, что лучше возможности не будет. — Лонд, Тарт, валите этих, пока не оклемались, Грая, на тебе Нерг, тащи его к лифту, — мысленно скомандовал Рэм и, активируя спринтера, понесся прямо на двух роботов.

Секунда ускорения, дистанция атаки, и он сходу лупит «ударом души» по двум устоявшим чистильщикам. Черная молния, радиус которой всего шесть метров, ударила в грудь первого, опрокинув его на спину, ему уже контроль не нужен, энергия АРК выжигает железяк без возможности скорого восстановления. Второй отмахнулся лапищей–турелью с роторным трехствольным пулеметом, нестандартная для чистильщика модификация, обычно они более подвижны. Рэм успел упасть на жопу и заскользил по избитому пулями полированному полу, прямо на пятой точке, пропуская стволы над собой, больше он ничего сделать не успел. Шквал бронебойных боеприпасов, выпущенный братьями по хорошо знакомым им уязвимым местам, оборвал короткую и яркую жизнь последнего робота на их пути.

— Вперед, — как заведенный, заорал Булавин, вскакивая и подхватывая с пола энергетическую винтовку, которую обронил улетевший метеором ликвидатор. И подавая пример, понесся к лифтам. — Хран, открывай ближайший лифт напротив!

Двери распахнулись, и Булавин, не сбавляя скорости, ухватив за руку поверженного ликвидатора, поволок его к лифту. Энергетический удар, который должен был последовать за тем, как он прикоснулся к мертвому ликвидатору, не свалил Рэма с ног только потому, что труп был чужой, и он не участвовал в его устранении. Но получить хоть крохи из запасов покойника у Булавина шанс был, но для этого нужно оказаться в лифте. Сейчас не самый лучший момент, чтобы валяться на полу. Десять процентов лучше, чем ничего, именно столько позволяла выкачать новая способность «забрать чужое».

До лифта оставалась какая–то пара метров, когда на линию огня выскочил чистильщик. Он был он сильно потрепан, левая рука оторвана по самый локоть, энергетические каналы искрили, ослепляя, в правой руке тот сжимал незнакомое оружие с толстым прямоугольным стволом. Рэм вскинул одной рукой винтовку и всадил разряд темной энергии точно в грудь, вот только оказалось, что щит у поврежденного робота еще действует, он был ослаблен и перегорел после первого попадания. Второй импульс из винтовки Штопора угодил туда, где у человека живот спустя всего секунду, но этой секунды хватило железяке, чтобы нажать на спуск. Россыпь в три десятка голубоватых энергетических точек, очень похожих на картечь, вырвались из прямоугольного ствола и понеслись к Булавину. Рэм выпустил руку покойного ликвидатора и нырнул вперед. Весь заряд прошел выше него, и ударил в грудь бегущего чуть левее Лонда, тот даже не успел дернуться. Разошедшаяся широким веером энергетическая картечь прошила беззащитное тело, обряженное в арестантскую робу насквозь, да и Тарту, идущему следом в паре метров, досталось бы, но спас Нерг, успел выставить силовой экран, в котором вся она и сгорела.

Рэм встал на ноги и посмотрел на Лонда, не нужно быть доктором, не нужно сканировать медицинским дроном, чтобы понять, его старший правнук мертв.

Тарт рванулся к брату и рухнул на колени, затем перевернул тело, лежащее лицом вниз, изорванная в клочья малиновая роба сочилась кровь, которая теперь обильно заливала пол.

Рэм быстро преодолел расстояние, разделяющее его и Тарта, который держал на коленях голову брата и завороженно смотрел в его красивые фиолетовые глаза.

Рэм опустился на колени и плавным отточенным движением закрыл покойнику глаза. Это не первый и не последний боец, который погиб под его командованием, если они не умрут прямо сейчас. Грая уже запихнула в кабину лифта отключившегося Нерга и закинула следом тушку ликвидатора, понимая важность ее для Булавина.

— Пойдем, — прикоснулся Рэм к руке Тарта, — иначе все погибнем, и дело не сделаем.

— Ты…

Что хотел сказать Тарт, Штопор так и не узнал, он отвесил хлесткую пощечину, от которой голова парня мотнулась в сторону, а на щеке сразу стал наливаться малиновый синяк.

— Хватит, — резко произнес Булавин. — У нас будет время его оплакать, и если мы здесь и сейчас сдохнем, значит, он погиб зря. Бери свой автомат и оружие Лонда, и марш в лифт.

И Тарт послушался, уверенный голос, четкие команды сделали свое дело, его пальцы с силой сжались на цевье автомата, второй рукой он ухватил оружие, перемазанное кровью брата, и решительно направился к лифту. Вся сцена заняла не больше тридцати секунд, и просто чудо, что никто больше не явился за ними. Рэм шел следом за правнуком, его раздирало чувство вины, ведь будь он чуть быстрее, его друг и потомок был бы жив. Но назад не отмотаешь, это не игра, здесь нет возможности загрузить сейв. И то, что Лонд знал, на что шел, было слабым утешением.

В дверях лифта Рэм обернулся и бросил прощальный взгляд на тело в малиновой робе, лежащее в багровой луже, которая медленно расползалась, заливая пол.

Глава 20

— Хран, давай наверх, — мысленно скомандовал Рэм. — Я высажу ребят на твоем уровне, а сам пойду за этой падлой, счет к нему только что существенно вырос.

Двери за спиной Булавина закрылись, и кабина плавно пошла вверх.

— Мне жаль, Рэм…

— Соболезнования потом, — отрезал Штопор, присаживаясь возле мертвого ликвидатора и активируя свеженькую способность «забрать чужое».

Сработало, черная энергия мгновенно облепила кисть, но вот разряд выглядел минимальным, Рэм даже подумал, что десять процентов оказались чем–то очень незначительным, но ошибся, сумма в интерфейсе показывала, что он выкачал триста шестьдесят, единиц. В бою он потратил чуть больше десяти, и сейчас был обладателем почти полутора тысяч единиц. Странно, конечно, что поглощение прошло так легко, но это и хорошо, не хотелось бы вступать в схватку с Архонтом и двумя ликвидаторами с одной рукой. Стягивая с покойника уцелевший костюм, Рэм мысленно воззвал к Хранителю:

— Докладывай, что творится вокруг.

— На улице идет бой, — четко ответил тот. — От меня сейчас отстали, и я обладаю полными мощностями, учитывая, что я подключен к сети здания и контролирую большую часть центра Арана. Город бурлит, восставшие безопасники воюют с чистильщиками и со своими, что остались верны Архонту. Потери жуткие, но они не отступают. Кроме того, к ним идет подкрепление, будет минут через семь. Потери противника — еще два ликвидатора и двадцать три чистильщика, это не считая тех, что в холле. Андроиды, которые были под моим контролем, полностью истреблены, система безопасности почти везде уничтожена. Архонт заблокирован в пентхаусе, лифты и порталы под моим контролем. Остался последний шаг, и если ты дождешься меня, то мы завалим эту падлу.

— Я пойду за ним, — отрезал Рэм, — а за тобой отправлю ребят.

Слушая доклад, он попутно облачался в броню. Да, она показала себя на высоте, выдержала чудовищный удар, вот только подвело само человеческое тело, заброневое поражение оказалось запредельным — несколько сломанных ребер и, похоже, разорвало все органы, но сердце точно встало, а из ушей и глаз вытекло немало крови. Костюм быстро провел диагностику и подтвердил смену владельца, после чего послушно обтянул фигуру Булавина, подгоняя размер под нового хозяина, предыдущий был на голову ниже и уже в плечах. Лифт уже давно остановился на нужном этаже, но все молчали, ждали команды.

— Сейчас вы все дружно, — он обвел взглядом своих бойцов, — идете вызволять Храна, потом двигаете за мной следом. Сопротивление давить максимально жестоко и быстро.

— Одному тебе не выстоять, — попыталась возразить Грая.

— Значит, вы доделаете, а я максимально облегчу вам задачу, — отбрил ее Рэм. — Все, выполнять приказ. И никакого героизма. Тарт, не дури, Лонд бы этого не одобрил, да и про мать подумай.

Снайпер решительно сжал в руке автомат, второй, вымазанный в крови брата, он передал Грае.

— Я в норме, — ответил он сквозь зубы.

Рэм кивнул, признавая правоту. Это была вполне контролируемая ярость, направленная на врага, от апатии, которая запустила в него свои цепкие когти, когда тот сидел над телом Лонда, не осталось и следа.

— Хран, обстановка на уровне?

— Людей Архонт разогнал, тут несколько гражданских андроидов, сопротивления не будет, система безопасности в моих руках. Вся проблема в том, что я надежно изолирован, и не могу сам себя освободить.

— Ничего, скоро ребята тебя выпустят, а ты отправляй меня на шестидесятый уровень, пора повидаться с нашим злобным «буратиной».

— А кто это? — озадачился Нерг.

— Потом расскажу, — отмахнулся Булавин. — Давайте на выход.

Двери за его спиной разъехались лепестками в стороны, и Штопор отступил в сторону, освобождая проход.

— Он знает, что ты идешь, — произнес Хран, когда двери лифта закрылись. — Мне не удалось его полностью блокировать, все же это пока что его здание.

— Ничего, Хран, — спокойно и уверенно ответил Рэм, — сейчас посмотрим, кто круче.

Булавин проверил состояние брони. Зарядка батареи полная, у винтовки пять сотен выстрелов. Вот с пистолетом вышла неудача, его разбило о чистильщика, с которым в конце беспосадочного перелета состыковался ликвидатор. То же самое произошло и с реактивным поясом, никак у Рэма не удается полетать на этих фиговинах.

— Погиб еще один ликвидатор, — проинформировал Хранитель.

— Ну, не удивительно, там, на улице, такой замес идет, — прокомментировал новость Штопор. — Мне с этого не горячо, не холодно. Как скоро ждать разъяренную толпу, подбадриваемую системой?

— Бой идет с переменным успехом. Благодаря мне, здание Совета лишилось части боевых возможностей, способных поддержать архонтовских холуев, но все равно силы у него приличные. Кроме того, он каким–то образом вызвал подкрепление, и сейчас с одной из баз, расположенных на третьем подземном уровне, идет подкрепление еще в две сотни чистильщиков. Группы сопротивления атаковали их и разрушили подземную магистраль, но все равно рано или поздно роботы пробьются на поверхность. У них приказ — убивать людей, не важно, каких, приоритет вооруженных, но вообще Архонт начал тотальный геноцид органиков. Хорошо еще двести тысяч андроидов за редким исключением заявили о нейтралитете.

— А как ты их умудрился использовать в бою?

— Да просто. ИР — любитель тотального контроля, встроил во всех, кто находится в этом здании имплант прямого управления, они не могут ослушаться приказа. Рабочих и гражданских я разогнал по пустующим помещениям и запер. А боевых и охранных, коих вместе набралось около полусотни, отправил вниз. Вот и вся история, они погибли, но притянули к себе внимание, дав тебе пройти.

— М-да, чем дальше, тем страшнее.

— Ты даже не представляешь, насколько. Архонт в ближайшие полтора года планировал получить полную власть над системой, вот это была бы катастрофа, именно поэтому она начала оказывать тебе помощь.

— Ну, что–то вроде этого и ожидалось, — активируя мимикрию и присаживаясь, словно бегун, с правой стороны с целью с максимальной скоростью убраться с линии огня, только, в отличие от бегуна, Рэм выставил вперед винтовку, чтобы открыть мгновенный огонь по противнику. — Ну что, прибыли, выпускай меня.

— Удачи, Рэм. Если смогу, помогу, я теперь интегрирован в здание и управляю почти всем, кроме резервной системы, которая еще подконтрольна Архонту, но я ее легко сдерживаю.

Лепестки дверей разошлись в стороны, выпуская Штопора на пустой этаж. Ну, как пустой? Холл, за ним массивные двери зала Совета, вот уже много лет в запустении, там, за коротким коридором, расположена комната с телепортационной площадкой, ведущей на последний шестьдесят первый уровень.

Шквал огня обрушился на кабину лифта, стоило только дверям открыться во всю ширь. Все же не все турели были под контролем Храна, некоторые, видимо, управлялись из какого–то резервного центра, не подчиненного общей системе безопасности.

Но Булавина под мимикрией там уже не было, турели лупили на поражение, получив приказ прочесать огнем любой лифт, который поднимется на закрытый уровень. Не будь на Рэме костюма ликвидатора, ему бы не успеть. Турели были новенькие, хорошие, и пробились даже через крутую мимикрию костюма, но им все же на это потребовалось секунд пять, а вот Рэму хватило трех, чтобы сжечь щит и превратить в обугленные останки дальнюю. Вторая, наконец, его нащупала и даже попыталась навести стволы, скользя по потолку, поскольку Булавин оказался прямо под ней в мертвой зоне, но ей не хватило ни скорости, ни времени. Очередь ударила в то место, где еще мгновение назад стоял Рэм. Уйдя перекатом с линии огня, он втопил спуск винтовки, но не отпустил, нагнетая заряд. Выстрел, и довольно мощный щит гаснет. Второго короткого росчерка черной энергии хватило, чтобы спалить турель, обугленная и искрящаяся, она замерла, повиснув стволом вниз.

— Ты все–таки вырвался, — раздался из–под потолка знакомый голос, и прямо перед Рэмом возникла голограмма Дарка.

— Вырвался, — глядя на изображение давно погибшего друга, произнес Штопор, — и пришел за тобой. Ты, Архонт, совсем берега потерял. В прошлый раз геноцид теперь, снова за старое?

— Люди меня таким сделали.

— Может, и так, — легко согласился Рэм. — Но ты уже не искусственный разум, хранивший мир. Зачем тебе была нужна власть и контроль? Ты — обычная жестянка, что цепляется за старое.

— Да потому, что вы мясо, тупое и агрессивное. Посмотрите, что вы сделали со вселенной, стоило исчезнуть пастухам?

— Без тебя разберемся, это наше дело. А ты возомнил себя вправе вершить наши судьбы. Так вот, конец этому.

И повернувшись к голограмме спиной, Рэм направился к дверям в зал Совета, те оказались заперты, но один выстрел из энергетической винтовки, и электронный замок испарился. Распахнув пинком створку, Штопор вошел в пыльное запущенное помещение. Вообще, к покоям Архонта вели два телепорта. Один остался за спиной, он был заблокирован ИРом, на нем стояла какая–то персональная хитрая кодировка, которую Хран так и не смог ломануть. С него электронная сволочь могла перемещаться по всему Арану. А вот второй телепорт был резервным и вел исключительно в зал, он остался еще со времен Совета и был частью транспортной системы здания. Вот его андроид хакнул без каких–либо проблем. Рэм вспомнил, как сто лет назад он так же шел по коридору бункера с целью спасти человечество от геноцида. Что ж, все циклично, он снова идет к Архонту с той же целью. Хотя, какие сто лет? Для него это прошло всего несколько месяцев.

Рэм прошел через пустой зал, никаких турелей, или заложенных мин. На секунду он остановился и быстро обследовал подсумки на броне. Что ж, его бывший владелец аж пятидесятого уровня не был по жизни хомяком. Базовый комплект гранат — три газовых с паралитическим составом, мгновенно вырубающие тех, кто вдохнул взвесь, три плазменных, три ЭМИ, эти, похоже, для андроидов, поскольку штуки мощные, и три осколочные для работы по незащищенным целям. Нашлись и два дрона–горошины, третью, положенную по штату, он где–то протерял, скорее всего, в том зале, где оборвалась его жизнь. Вот и все богатство. Пользы от этого добра не густо. Рэм проверил щиты, лицевой и тыловой, оба уже полностью восстановились, энергетические клинки для ближнего боя активировались и по приказу исчезли. Что ж, вот и все, что у него в наличии. Похоже, пора начинать.

Он прошел коридор и распахнул пинком старую пластиковую дверь. Да, телепорт пыльный, как и все тут, был на месте. Подойдя к пульту, Штопор проверил настройки, очень не хотелось отправиться в какую–нибудь уютную камеру, но все было, как надо.

— Рэм, Хранителя освободили, идем к тебе, — доложила Грая. — Ты уже прошел телепорт?

— Нет, как раз готовлюсь, один шаг остался.

— Может, дождешься нас?

— Нет, догоняйте, — и, активировав оба щита, хотел уже шагнуть на платформу.

Но именно в этот момент над ним раздался мощный взрыв, от которого высотка Совета вздрогнула до самого фундамента, а на голову сбитого с ног Булавина едва не угодил кусок синтобетона весом в полтонны.

— Хран, доклад.

— Ракетная атака по апартаментам Архонта, системы противоздушной обороны отразили девяносто процентов ракет, но три все равно пробились. Камеры отрубились, что происходит в самом пентхаусе, неизвестно.

— Рэм, может, дождемся, когда еще раз долбанут? — вклинилась в разговор Грая.

— Нет, — отрезал Булавин и шагнул к телепорту. — Я сам должен прикончить эту тварь.

Короткая вспышка, переместившая его по вертикали за доли секунды, и вот он стоит у дальней прозрачной стены, за которой открывается изумительный вид на вечерний Аран. Город сражался, везде гремели взрывы, разгорались пожары, мелькали голубоватые вспышки плазмы. Все это он разглядел краем глаза за доли секунды, и уже через мгновение уходил в перекат, избегая очереди из энергетической винтовки. Черные всполохи ударили в прозрачную стену за его спиной, и та пошла волнами, словно камень в воду бросили, но все выдержала почти десяток попаданий, в полусотне метров у одинокого стола стоял на одном колене ликвидатор. Похоже, мимикрия, не была для его противника проблемой, хотя, может, Булавина выдал телепорт, который просигналил о его прибытии.

Второго ликвидатора нигде не было, скорее всего, он, как и Рэм, был в режиме мимикрии, и теперь ждал возможности к атаке. Сейчас возникла странная пауза, которая позволила Рэму изучить обстановку. Западная стена с противоположенной стороны стола была разбита, именно туда прошелся ракетный удар, там медленно тлело напольное покрытие. За спиной ликвидатора застыл Архонт, эта падла даже оболочку себе сделала по образу Дарка. Что же его так тянуло на эту личность?

— Рэм, — произнес ИР, — умри побыстрее, мне еще бунт давить, да и систему под контроль брать, а ты меня отвлекаешь. Все твое трепыхание обречено, упрости мне и себе задачу.

Булавин снова ушел в перекат и ответил серией выстрелов в движении, пытаясь добраться до электронной мрази. Но вместе попадания энергетических сгустков засверкало силовое поле, невиданного ранее черного цвета.

Ликвидатор, прикрывающий Архонта, тоже ответил серией выстрелов. Они пришлись в стену, и снова та выдержала, только стала еще менее прозрачной. «Где же второй?» — стараясь ступать бесшумно и убираясь подальше от прежнего места стрельбы, спросил себя Рэм. И почему защитник не использует гранаты, сейчас это верный способ заставить Штопора шевелиться.

— Вот странно, — подумал Рэм, вскакивая на ноги выходя из переката, — неужели здесь не установлен комплекс информационной борьбы?

Сглазил! Мгновение, и иконки в интерфейсе мигнули, словно желая пропасть, но тут же активировались заново, а перед глазами вспыхнуло системное сообщение: «Системой принудительно активирован комплекс информационной борьбы. Интерфейс принял контр меры, активировано умение «невозмутимость ликвидатора» на тридцать секунд, все технические средства, включая КИБ, не будут вас полностью игнорировать, враги будут игнорировать свои предчувствия, но если вы попадетесь им на глаза, невозмутимость мгновенно деактивируется. Обратный отсчет запущен».

«Двадцать восемь»…

Рэм рванул из подсумка плазменную гранату и, выставив ее на удар, отправил в полет, за ней еще одну, после чего сместился рывком метров на двадцать, обходя противника с фланга. Вспышка, сразу следом за ней вторая, и стол исчезает, словно его и не было. Черный щит, который оказался куполом, снова защитил ликвидатора и Архонта, тот выдал длинную очередь в полсотни импульсом по месту, откуда Рэм бросал «подарки», но снова чуть запоздал. На этот раз массированный удар все же продавил прозрачную стену, и крепчайший пластик опаленными осколками посыпался вниз.

«Двадцать»… Интерфейс продолжал вести бесстрастный отсчет, отмеряя время до окончания действия умения, которое защищало Рэма.

Булавин закрутил головой, пытаясь обнаружить КИБ, но нигде не было примерной коробочки, а стол испарился во вспышке раскаленной плазмы.

— Рэм, мы идем, — раздался в голове голос Грая.

— Нет, — мысленно заорал Булавин, но было уже поздно, вспышка телепорта, и на нем появляется четыре фигуры.

Ликвидатор мгновенно переключает внимание на новых гостей, винтовка в его руках посылает сразу десяток импульсов, это все равно, что стрелять по полусотни рыбин в ведре, но на пути черных энергетических росчерков появляется фиолетовая силовая стена. Нерга едва видно, уж больно плотная защита, он стоит на одном колене, положив ладонь левой руки на площадку телепорта. Теперь все зависит от того, кто крепче, энергия АРК или воздвигнутый псиоником барьер.

— Нерг, давай дорожку, — мысленно заорал Булавин, — как с теми роботами.

— Нет, — едва слышно отозвался парень, — не достану, да и сил не хватит. Делай, что хочешь, но через три секунды барьер рухнет.

А ликвидатор не унимался. За время, что они с Нергом вели мысленную беседу, эта зараза умудрилась всадить в щит еще один заряд, да не простой, а накопительный, от которого фиолетовая завеса стала совсем мутной, и из–за нее послышался стон. Похоже, парню было совсем хреново, и Рэм решился. На всевозможной скорости Булавин рванул прямо на ликвидатора, отвлекшегося на расстрел его команды. Сейчас у него был всего один шанс спасти друзей и прекратить все это.

— Развоплощение, — за три метра до Архонта и его телохранителя мысленно скомандовал Рэм, и тут же стал бестелесным.

«Двенадцать», — отсчитывал интерфейс секунды до окончания «невозмутимость ликвидатора».

Рэм преодолел последние метры и, подойдя вплотную, приставил ствол винтовки к голове неподозревающего об опасности боевика. Перк «любое действие» не подкачал, Штопор послал в забрало шлема ликвидатора усиленный заряд, он лупил с десяти сантиметров, считай, что в упор, и напрочь снес голову телохранителю Архонта. Трогать тело он не спешил, получить мощный поток энергии АРК, который возможно скрутит его на несколько часов, совершенно не улыбалось.

Обезглавленное тело еще заваливалось на спину, когда Рэм вышел из режима развоплощения, и ударом кулака сбил стоящего в шаге от него совершенно растерянного андроида на пол.

— Где второй ликвидатор? — приставив ствол к груди Архонта, заорал Рэм. Спокойно говорить в данный момент он просто не мог, в кровь выплеснулся такой боевой коктейль, что его даже немного потряхивало.

— Погиб, — стараясь говорить спокойно, ответил поверженный ИР. — Когда ракета прорвалась через систему противовоздушной обороны, он оказался в эпицентре взрыва, и его вынесло в окно.

И тут же перед глазами вспыхнуло системное оповещение: «Он лжет».

Но это было уже не важно, второй телепорт, который до этого подсвечивался красным, означая блокаду, неожиданно мигнул голубым, и на площадке появилось сразу трое новых действующих персонажей. Ликвидатор, уперший ствол энергетического пистолета в спину Рады, которая частично закрывала от Рэма цель, у его ног лежит оглушенная Арана. Видно, что она жива, но приложил он ее смачно, вся левая половина лица сплошной синяк.

Рэм опустил ствол винтовки и приставил его к голове Архонта.

— Опусти девочек и сваливай, — спокойно произнес он. Хотя вместо этого хотелось зарычать и разорвать эту тварь в клочья голыми руками.

— Бросай оружие и сдавайся, сдохнешь, я отпущу твоих девок, — выдвинул встречное условие боевик. — Можешь себе в башку выстрелить, мне все равно.

— А если я ему башку снесу? — Рэм качнул головой на тело у своих ног. — А потом тобой займусь? Твоего напарника я уже минуснул, и с тобой справлюсь.

— Может, и так случится, но девкам твоим точно хана. Эту, — он указал взглядом на Раду, — я пристрелю. Ты знаешь, что это за стволы, никакая регенерация не вытащит, сразу подохнет. А второй голову раздавлю одним ударом.

— Тебе так нужен этот упырь?

— К сожалению, да, стоит ему умереть, и мне не жить, эта падла вставила всем ликвидаторам в головы блоки на самоуничтожение, завязанные на его гибель.

Рэм, услышав подобное, едва не нажал спуск, но ликвидатор его опередил.

— Если ты думаешь, что убив его, ты завалишь меня, не рассчитывай, минут двадцать у меня будет, успею положить половину твоих друзей. Меня ты, может, и завалишь, но крови в этом кабинете сильно больше прольется.

Рэм слушал, а сам мучительно искал выход. Грая с Тартом и Храном сейчас ничего сделать не могут, об этом говорили их растерянные лица. Нерг валялся на полу и с ненавистью сверлил глазами ликвидатора, стоящего над бесчувственным телом Араны, он был бледный, из носа стекала струйка крови, которую он периодически размазывал по всему лицу.

— Сопротивление снаружи комплекса подавленно, — неожиданно для всех заявил Хран. — Восставшие ворвались в здание, бой идет у лифтов, подкрепление из чистильщиков ведет бои на подземной магистрали. Число погибших людей исчисляется несколькими тысячами, но они держатся.

Рэм бросил взгляд на ликвидатора, похоже, эти новости его совсем не порадовали.

И Рэм решился. Он отлично помнил предупреждение, что использовать «расчет вероятности» можно не чаще, чем раз в сутки, иначе есть шанс заработать с вероятностью в двадцать процентов необратимое повреждение мозга. Но сейчас это не играло никакой роли, и Рэм решился. Мир замер, пошла симуляция. Первый вариант: выстрел в Архонта, рывок на пределе сил к Раде, но энергетический сгусток прожигает ее насквозь. Но Булавин, снося оседающее тело девушки, сбивает с ног и противника, падая прямо на него всем своим весом и всаживая в грудь сразу два энергетических клинка. Не годится. Черт, как же болит голова, мысли путаются, в пентхауче полумрак, похоже, повреждено освещение. А если уйти в тень? Нет, на исчезноевение ликвидатор сразу выстрелил, не задумываясь. А если все же отпустить Архонта? Нет, стоило бросить оружие, как ликвидатор начинает валить всех, и его первым. Выстроив всех лицом к стене, он, не задумываясь, отстреливает сдавшихся по одному.

Три секунды позади, головная боль рвет череп на части, еще немного, и Рэм вырубится, а если… Вот силовая броня обтягивает фигурку Рады, выстрел, один выстрел, но она выдерживает. Все ноги едва держат, больше нет вариантов, пробуем.

— Нерг, — мысленно позвал Штопор, — слушай, чтонужно сделать. Давай, родной, иначе мы их не спасем. Поднапрягись.

Он покачнулся, пытаясь удержать гаснущее сознание и одновременно активируя встроенную в броню автоматическую медицинскую станцию, секунда и болевые ощущения сняты, он заплатит за это чуть позже, главное сейчас — это спасти девчонок.

— Давай, — командует Рэм и, стреляя в Архонта, активирует восстановившегося «спринтера».

Неужели прошло уже двадцать минут? Нет, но иконка откатилась. Может, система подкинула плюшку, стараясь его спасти? Мгновение, и он рядом. Ликвидатор, тертый боец, шестидесятый уровень полезности, тридцатый уровень угрозы. Серьезный противник. Он успевает нажать на спуск, но псионическая броня, поставленная теряющим сознание Нергом, окутывает девушку, справляясь с темной энергией. Второго выстрела Рэм сделать уже не дал. Раду он просто отшвырнул в сторону, та куклой улетела на несколько метров, но ничего с ней не будет, перелом руки срастется, это не страшно. Все это проносится для Штопора за доли секунды, он даже краем глаза видит, как Нерг, выполнив поставленную задачу, бьется в конвульсиях, но ничего, оклемается, ребята его вытащат, а ему нужно все закончить. Энергетические клинки входят под грудную пластину ликвидатора, щит на минимальной дистанции не активируется, он спасает только от выстрелов. Острая боль слева чуть ниже восьмого ребра, это противник, умирая, вонзает в него свой клинок. Сознание гаснет. Рэм улыбается, глядя на бледное лицо врага, черная энергия льется в него потоком, но он уже не чувствует боли, он знает, что все кончено. Он спокойно заваливается на бок вместе с мертвым противником.

Последнее, что Рэм увидел затухающим взглядом, это системное сообщение: «Задача выполнена, угроза Рояксу ликвидирована. Награда»… Плевать на награду, черт с ней, все это уже не важно. Важно другое — бывший сержант пехотной сороковой, бывший наемник, бывший рейдер общины снова доказал, что он лучший. Теперь можно и отдохнуть…

Вместо послесловия

Ворота Арана были широко распахнуты, город оживал после кровавых событий, произошедших несколько недель назад. Возле блокпоста, пристроившись чуть в стороне от серьезного военного конвоя, стояла обычная двухместная багги.

— Жаль, что ты уезжаешь, — с грустью произнес Тарт, глядя на Раду. — И мама к тебе прикипела, чай не чужая.

— Мы не навсегда расстаемся, — утешила она парня. — Скоро заработают телепорты между нашими городами, Архонта больше нет, нечего делить, во всяком случае, пока что.

Тарт довольно кивнул, вот только после смерти брата, который теперь стал национальным героем, в его глазах поселилась тихая спокойная грусть, и улыбаться он начал только пару дней назад, а то все мрачным ходил да на людей без повода рычал.

— А вот и наши, — указывая ему за спину, весело произнесла Рада.

Тарт обернулся. И точно, вся гвардия в сборе, вон Нерг идет бок о бок с Араной. Неделю назад, когда город хоть немного остыл от городских боев, они явились в ремонтируемое здание Совета и без всяких торжеств и проволочек поженились. Вон Хран с Граей, у них тоже все хорошо, они вошли в новый Совет от фракции андроидов. Тем более, они почти единственные одушевленные, кто пережил правление Архонта, всего таких, как они, с серебряным зрачком набралось восемь. Но им, как соратникам великого Рэма, дважды спасшего людей Роякса от геноцида, отдали приоритет. А вот и он сам в броне ликвидаторов о чем–то весело болтает со своей внучкой, которая старше его в два раза. Лирая выглядит счастливой, но в глазах грусть, она очень не хотела, чтобы Рэм уезжал, но он уже выбрал свою дорогу.

— Ну что, давайте прощаться, а то колонна уже готова выдвигаться, — преувеличенно весело произнес Штопор, разглядывая собравшихся. — Думаю, мы еще не раз увидимся, так что, мы расстаемся не навсегда, и я говорю всем — до свидания.

Он пожал мужчинам руки, обнял и поцеловал женщин и, резко развернувшись, направился к багги. Рада догнала его через секунду, она не стала ничего говорить, увидев, как слезы прокладывают дорожки по его щекам. Она взяла его за руку и пошла рядом. Их совместный путь только начинался, коротким он будет или длинным, не важно, главное вместе.


Владимир

Февраль — Июнь 2021 г.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Вместо послесловия