КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405080 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172334
Пользователей - 92057
Загрузка...

Впечатления

greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Наступление на Сохо (fb2)

- Наступление на Сохо (пер. Г. Холявский) (а.с. Палач-6) (и.с. cosa nostra. Палач-2) 353 Кб, 148с. (скачать fb2) - Дон Пендлтон

Настройки текста:



Дон Пендлтон Наступление на Сохо

Глава 1

Болан не видел противника, укрывшегося в темноте, но чувствовал его зловещее присутствие. С момента посадки на паром в Кале ощущение грозной опасности не покидало его ни на миг и угнетающе давило на психику в течение всей переправы через Ла-Манш, вплоть до высадки в Дувре.

Мак не сомневался, что его ожидали. Уж слишком легко ему удалось покинуть французский берег. А таможенный досмотр на английской стороне оказался необычайно поверхностным, подчеркнуто небрежным. И вот он в Англии…

Интуиция подсказывала Маку, что им крутили, как марионеткой, и в результате таинственных махинаций он оказался здесь — на берегу «туманного Альбиона». Сомнения Болана переросли в уверенность: враг был здесь и ждал его.

Расстегнув пиджак, Болан проверил, легко ли извлекается пистолет из кобуры, и, передернув затвор небольшой «беретты», дослал в ствол 9-миллиметровый патрон. Он чувствовал, что его ожидание подходит к концу.

Болан сбавил шаг, и толпа пассажиров с парома тут же обтекла его со всех сторон и потянулась дальше к выходу с причала. Выигрывая драгоценное время, Мак старался правильно оценить обстановку и найти пути отхода. Осмотревшись, он вышел из пустой тени и, снова смешавшись с толпой туристов, неторопливо пошел к поезду. Сзади в темноте тут же раздались чужие шаги. Особенный слух Мака подсказал, что его вели два человека. Они ускоряли и замедляли шаг в зависимости от темпа ходьбы Болана. Мак продолжал идти к выходу с причала и скорее почувствовал, чем увидел, присутствие еще двух человек — по одному с каждой стороны. Его окружали и отрезали путь к отступлению. Где-то впереди его тоже поджидали. Враг тщательно подготовился к встрече и выбрал для нее такое место, которое не давало загнанной дичи никаких шансов на спасение.

Болан глубоко вздохнул и решил действовать: он резко развернулся и пошел влево. Противник немедленно среагировал на его маневр. Позади прозвучала негромкая команда, впереди раздались быстрые шаги, и кто-то занял опустевшее место на первом фланге. Расстановка фигур произошла быстро и уверенно, словно рокировка на шахматной доске.

Момент для атаки наступил, еще минута промедления — и такая возможность больше никогда не представится. Но, прежде чем перейти к делу, необходимо было опознать противника. Болан еще никогда не стрелял в полицейских и не собирался этого делать сейчас. Прямо перед ним возвышалась осветительная мачта: и без того слабый свет фонаря растворялся в косматых лохмотьях тумана, наплывавшего со стороны моря и густевшего прямо на глазах. Болан остановился в круге света и закурил, прислушиваясь к каждому шороху. Чуть успокоившись, он заметил краем глаза вокруг себя какую-то суету и понял, что противник пытается восстановить нарушенную им и, видимо, заранее продуманную диспозицию. Болан быстро вышел из-под фонаря, продолжая прислушиваться к вновь раздавшемуся позади него стуку каблуков.

Пора! Он щелчком отбросил в сторону зажженную сигарету и сунул руку за пазуху, нащупывая ребристую рукоять «беретты». Прикосновение к теплому металлу пистолета прибавило Маку уверенности. Молниеносно развернувшись вправо, он бросился на сырой асфальт причала и приготовился к бою. На долю секунды его палец замер на курке. Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы увидеть и опознать врага. Ведомый инстинктом, свойственным лишь самым опытным охотникам на крупных хищников. Болан обернулся как раз в тот момент, когда его преследователи вошли в круг тусклого света. Теперь все стало на свои места. Состав комитета по встрече больше не вызывал никаких сомнений — «добро пожаловать» явились сказать ему старые «друзья» — мафиози.

За несколько часов до посадки на паром. Болан переделал спусковой механизм «беретты», и теперь достаточно было лишь слегка прикоснуться к курку пистолета, чтобы кучно положить пули в цель, удаленную на расстояние более двадцати метров. Мак поблагодарил свою счастливую звезду за столь ценную мысль, вовремя внушенную ею, хотя до ближайшей цели было не более пятнадцати метров — он стрелял почти в упор. Двое гангстеров, оказавшись ближе всех, умерли, не успев даже достать оружие. 9-миллиметровые пули «беретты» попали им прямо в сердце. Болан продолжал атаку: он вскочил на ноги и метнулся в сторону, уклоняясь от вспышек, прошивших темноту прямо перед ним. Кто-то стрелял наугад, пытаясь попасть в быструю и неуловимую мишень, которой стал Мак. С каждой секундой атмосфера накалялась все больше и больше. Крутясь, как волчок, Болан понял, что противник обложил его очень плотно. Одна пуля прошила рукав плаща, вторая вырвала часть каблука — Маку показалось, будто его огрели по пятке здоровенной дубиной. Он ворвался в ряды противника, отвечая на его пальбу огнем накалившейся «беретты», 9-миллиметровые пули которой, находя свои жертвы, вырывали у них крики агонии или сдавленные стоны боли. На бегу перезаряжая «беретту», Болан столкнулся с кем-то очень большим и массивным. Сцепившись в один большой ком, они рухнули на бетон и покатились по пирсу. В нескольких сантиметрах от лица Мака оглушительно грохнул выстрел здоровенного пистолета, и пуля с отвратительным визгом ушла в ночное небо. Ударом руки Болан отбил пистолет противника в сторону, схватил его за запястья и сильно откинул от себя как раз в тот момент, когда собачка пистолета опустилась снова. На этот раз пуля жадно впилась в человеческое тело.

— Черт… — прошептал здоровяк и бессильно вытянулся на земле.

Болан отскочил от этой инертной бесчувственной массы. Повсюду слышался топот ног, невнятные крики и отрывистые команды. Внезапно на более светлом фоне портовых сооружений материализовались темные силуэты бегущих людей. Болан опустился на колено и методично, как в тире, выпустил по группе все восемь пуль из новой обоймы. Раздались возгласы боли и ужаса, атакующие валились на землю, словно марионетки, выпавшие из рук кукловодов.

Неожиданно ночную темноту прорезали ярко вспыхнувшие фары быстро приближавшегося автомобиля. Туман смягчал и поглощал их свет, отчего сам наливался странным молочно-серебристым сиянием. Фары осветили позицию Болана, но не ослепили его. Противник либо отступил, либо перегруппировывал свои силы, как бы то ни было — стрельба стихла. В наступившей тишине Мак услышал вдруг взволнованный женский голос:

— Болан! Садитесь в машину!

Издалека кто-то с досадой и злостью крикнул:

— Черт бы вас побрал! Машина! Остановите машину!

Тот, кто произнес эти слова, говорил с американским акцентом, и Болан готов был поклясться, что раньше уже слышал этот голос. Но времени на раздумья не оставалось. Стрельба, вспыхнувшая с новой силой, сконцентрировалась на машине, и это заставило Мака действовать более решительно. Под стук пуль, насквозь прошивавших кузов, и звон вдребезги разлетающегося стекла, машина неслась вперед, виляя из стороны в сторону. Проезжая мимо Болана, водитель притормозил, дверца открылась и Мак нырнул в салон. Не успел он поднять голову и осмотреться, как шофер дал полный газ, и машина, взревев мотором, понеслась дальше.

В полумраке салона он различил силуэт молодой симпатичной женщины лет двадцати пяти. Ее черные, коротко остриженные волосы резко контрастировали с белой, молочного цвета кожей. Короткая узкая юбка, плотно обтягивающая ее бедра, собралась в складки и задралась до самого паха, обнажая длинные стройные ноги, освещенные зеленоватым светом приборной доски.

Машина на огромной скорости обогнула вокзал и влетела в узкий темный переулок. Вдали завывали сирены полицейских машин, усугубляя ирреальность этой туманной ночи.

Болан вогнал в «беретту» новую обойму и обратился к девушке:

— Я вам очень признателен, но… если честно, то, что вы сделали в порту… страшно глупо…

Она искоса метнула на него быстрый взгляд темных глаз, еще сохранивших следы пережитого панического страха.

— Не говорите глупостей. Без меня ваши шансы были не больше одного против тридцати.

— Но я не так уж плохо защищался, — мягко возразил Болан.

Он уже узнал ее, так же, как и машину — шикарный спортивный «ягуар». Мак заметил их еще на пароме в Кале. Он даже предложил девушке закурить, когда они стояли на палубе парома и беседовали о плавании по радару — такой системой судовождения обычно пользуются капитаны паромов, курсирующих через Ла-Манш.

— Вы не сможете выехать из Дувра, если не последуете моему совету, — сказала она напряженным голосом, не сводя глаз с дороги. — Там, позади вас, в шляпной коробке… Это вам, только быстрее, умоляю…

Болан открыл коробку и вытащил оттуда рыжий парик и накладную бороду. На самом дне лежал старый матросский бушлат. Он рассматривал содержимое коробки и размышлял о том, что бы это значило. Ему было совершенно ясно, что это «похищение» — тщательно спланированная и подготовленная акция. Операции подобного рода «на авось» не проводятся.

— Немного дальше мы поменяем машину, — объявила девушка, подтверждая тем самым предположение Болана. — Одевайте парик и приготовьтесь прыгать.

Боланом овладело неясное беспокойство. Кто эта девушка и почему ее так заботило благополучие какого-то Мака Болана? Куда она должна привезти его и с какой целью? Слышные издалека сирены патрульных машин красноречиво свидетельствовали о том интересе, который британская полиция проявляла к его личности. Впечатление, будто им манипулируют, как марионеткой, неприятно раздражало Болана, и он напряженно размышлял, какое место в этой интриге отведено его очаровательной похитительнице.

Инстинкт охотника, волею судьбы ставшего дичью, подсказывал ему, что пока бессмысленно строить всякие предположения. Сначала нужно выбраться в безопасное место, а дальше будет видно. Мак решительно натянул на голову парик, прицепил бороду и уже напяливал бушлат, когда «ягуар» резко остановился у микроавтобуса «фольксваген». Они вышли из машины. Из-за автобуса вынырнул силуэт невысокого человека, который сел за руль «ягуара» вместо брюнетки и стал загонять его в искусно замаскированный гараж. Водитель «фольксвагена» нетерпеливо газовал, ожидая, когда Болан и девушка заберутся в салон.

Мимо них с включенной сиреной промчалась патрульная машина. Человек, сидящий за баранкой «фольксвагена», издал короткий смешок и пристроился следом за машиной полиции. Девушка устроилась вместе с Боланом на заднем сиденье. С трудом переводя дыхание, она постепенно приходила в себя и успокаивалась. Все еще во власти сильного нервного стресса она прижалась к Маку и уткнулась лицом ему в шею. «Ну вот, — подумал он, — начинается…» А он-то рассчитывал сделать в Англии всего лишь короткую остановку перед возвращением в Штаты! Конечно, мимоходом можно было бы ликвидировать кое-кого из тех, кто фигурировал в заветном списке, заполнявшем многие страницы его маленького блокнота, с которым он никогда не расставался. Но в сложившейся ситуации, чтобы покинуть Англию, ему, похоже, придется прокладывать себе путь с оружием в руках. Обычного блица не получится. Он вновь оказался в джунглях, и торить тропу придется с помощью мачете.

Последнее время его жизнь сопровождалась постоянным кровопролитием и стала казаться монотонной и скучной. Он уже привык к тому, что любой, даже самый завалящий городишко, куда его забрасывала судьба, немедленно становился полем боя. Однако он никогда не был сторонником оборонительной тактики. Особенно в тех случаях, когда имел дело с превосходящими силами противника.

Девушка начала плакать — стресс проходил. Мак вздохнул, обнял ее за плечи и прижал к себе. Какими бы мотивами она ни руководствовалась, он был обязан ей жизнью. Она вытащила его из крайне неприятной ситуации и предоставила временный плацдарм, с которого он начнет свое наступление, после чего сможет покинуть Англию. «Неплохой плацдарм, — шевельнулась у него в голове неуместная мысль, — особенно, если принять во внимание ее восхитительную фигурку». Истории известно немало примеров, когда и не столь очаровательные женщины одним движением пальца приводили в действие целые армии и флоты. Мог ли он быть уверен, что она не вдохновит его на штурм Великобритании?

Глава 2

Как бы то ни было, девочка оказалась с характером. Кризис прошел. Она вытерла слезы, расслабилась и теперь сосредоточенно рассматривала руки Болана. Но когда микроавтобус остановился у поста полиции, перекрывшей все выезды из Дувра, она скользнула в объятия Мака и положила голову ему на плечо.

— Ничего не предпринимайте, — прошептала она. — Молчите. Мы поговорим с ними сами. Они не должны слышать ваш американский акцент.

К машине подошел полицейский в форме и вежливо попросил предъявить документы. Водитель «фольксвагена», мужчина довольно тучный, опустил боковое стекло и протянул ему бумаги. Полицейский внимательно изучил документы, потом что-то достал из кармана и показал шоферу. Они негромко перекинулись несколькими словами, затем полицейский подошел к заднему окну, за которым сидела девушка, и легонько постучал по стеклу костяшками пальцев.

Брюнетка медленно, словно с сожалением, выбралась из объятий Болана и затуманенным взором глянула на полицейского. Она, казалось, только что очнулась от глубокого и приятного сна.

Блюститель порядка взял под козырек и протянул ей увеличенное фото Болана.

— Вы когда-нибудь видели этого человека? — спросил он.

Девушка кивнула.

— О, еще бы! По телеку. Ведь это знаменитый американский авантюрист, да?

— Вы не видели его сегодня вечером?

Она отрицательно покачала головой. По всему было видно, что мысли ее витают где-то далеко-далеко. Тряхнув своей рыжей искусственной гривой, Болан тоже промычал «нет».

— А спортивный «ягуар»? — продолжал полицейский.

— Вы теряете время, бобби, — вмешался водитель. — Эти двое часами глаз друг с друга не сводят.

Полицейский снова коснулся пальцами козырька фуражки, улыбнулся и махнул рукой, показывая, что они могут проезжать.

Проехав пост полиции, шофер обернулся и улыбнулся Болану.

— Неплохо выкрутились, а? Меньше чем через два часа вы будете в Лондоне, старина. Так что держите нос по ветру, а конец — на двенадцать часов!

Последний совет несколько смутил и озадачил Мака. Он искоса взглянул на девушку. Та улыбнулась и пояснила:

— Он хотел сказать: держитесь молодцом.

Болан что-то неразборчиво буркнул в ответ, отпустил девушку и расслабился. Похоже, в Англии проблем с лексикой у него будет больше, чем во Франции.

Весь оставшийся путь до Лондона они проделали в полном молчании. Никто не проронил ни звука. Девушка, отодвинувшись на край сиденья, молчаливо смотрела в окно. Болан следил за дорогой и за каждым движением толстяка-водителя. Он понимал, что придет время и ему все объяснят, а пока нужно набраться терпения и ждать.

В Лондон они прибыли после полуночи. Проехав через Темзу по Вестмистерскому мосту, микроавтобус миновал Пэлл-Мэлл и въехал в Сохо. В этом районе, несмотря на поздний час, жизнь кипела вовсю. Тысячи ресторанов, кафе, баров и дискотек привлекали сюда лондонских гуляк и иностранцев.

Добравшись до западной окраины Сохо, «фольксваген» остановился у особняка, построенного, наверное, еще в начале XIX века. Фасад этого старинного, красивого здания, потемневшего от времени и непогоды, украшал витраж, а на массивной входной двери, обитой алым бархатом, красовалась медная табличка с надписью:

«МУЗЕЙ ДЕ САДА»

ЧАСТНЫЙ КЛУБ

Едва лишь пассажиры «фольксвагена» ступили на тротуар, как микроавтобус тронулся и исчез за поворотом. Дверь клуба легко отворилась, и Болан пошел за своей спутницей, с интересом разглядывая великолепные хрустальные люстры и превосходные резные деревянные панели, украшавшие стены. Из холла они попали в большой зал, богато отделанный красным деревом. Несмотря на показную роскошь, дом выглядел пустынным и заброшенным, в нем пахло затхлостью и пылью. Болану показалось, будто его погребли заживо.

— Странный музей, — сказал он.

— Это частный клуб, — ответила незнакомка. — Не беспокойтесь, я хранительница музея. Меня зовут Энн Франклин.

— Зачем вы привезли меня сюда?

— Я не уполномочена рассказывать вам об этом. Устраивайтесь и будьте, как дома, а я пока позвоню директорам.

— Каким директорам?

— Директорам музея, конечно. Они все устроили, но я должна признаться, что такого фейерверка в Дувре мы не ожидали.

Девушка направилась к двери в другом конце зала.

— Вон там вы найдете бар, — указала она пальцем. — Расслабьтесь.

Развитие событий начало интриговать Болана. Он избавился от бороды и парика, сбросил тяжелый бушлат и, подойдя к бару, плеснул в стакан тоника и осушил его одним глотком. Утолив жажду, Мак подошел к двери. В подтверждение его подозрений дверь оказалась запертой на ключ, как, впрочем, и вторая, в другом конце зала.

Охваченный растущим беспокойством, Болан вернулся к бару. Он закурил, но при этом краем глаза заметил отблеск пламени зажигалки на противоположной стене. Тщательный осмотр подозрительного места не обманул его ожиданий: за резной панелью скрывался широкоугольный объектив видеокамеры. Мак с секунду смотрел прямо в объектив, затем прикрыл его широкой ладонью.

— Ну все! — довольно громко сказал он. — Игра закончена. Что здесь происходит?

Ответ не заставил себя долго ждать. Ожили скрытые динамики, и Болан услышал голос, явно принадлежащий воспитанному, образованному человеку и, вне всяких сомнений, британцу.

— Вы чрезвычайно проницательны, мистер Болан. Добро пожаловать в Англию. Надеемся, что в качестве гостеприимных хозяев мы понравимся вам. Мы искренне сожалеем об инциденте в Дувре. Вы, должно быть, уже поняли, что мы к нему не имеем ни малейшего отношения.

Болан убрал руку с объектива, сделал два шага назад и холодно глянул в равнодушно поблескивающий зрачок камеры.

— Да упокоится с миром прах Джеймса Бонда, — язвительно произнес он. — Меня посадили под замок да под надзор недремлющего ока скрытой камеры и еще пытаются доказать, что я удостоен высокой чести… Кому я обязан такому радушному приему?

В ответ послышался сухой смешок.

— Не сомневаюсь, что вы сможете нас понять, мистер Болан. Всему виной ваша э-э… несколько легендарная репутация. Мы подумали, что будет лучше, если…

— Ну и напрасно! — оборвал невидимого собеседника Болан. — Даю вам двадцать секунд, чтобы открыть двери, иначе я их взорву.

Повисла тягостная тишина.

— Не хамите, мистер Болан. И будьте осторожны. Как только мисс Франклин закончит доклад, мы решим, что делать.

— Значит, я хамлю, — спокойно ответил Болан. — Ну так можете поцеловать меня в задницу.

«Беретта» мгновенно появилась у него в руке. Выстрел гулко прогремел в пустынном зале, и объектив камеры рассыпался в мелкую стеклянную пыль.

— Мистер Болан… ради Бога… — забормотал испуганный голос.

— Вам хорошо видно? — хладнокровно поинтересовался Мак.

— Конечно же, нет. Ведь вы разбили объектив камеры.

— Значит, теперь мы с вами находимся в равных условиях, — заявил Болан. — У вас еще есть десяток секунд, чтобы открыть дверь.

— Но это невозможно! — раздосадованно воскликнул его невидимый собеседник. — Будьте благоразумны, старина. Мы не можем…

— Мое терпение лопнуло, — сухо произнес Болан.

Он решительно направился к двери, через которую ушла девушка, и выстрелил в замок. Ударом ноги Мак распахнул дверь и вошел в крошечную комнатку, из которой попал в большой зал без окон, пышно убранный на восточный манер. Там и сям на полу были разбросаны мягкие пуфики и подушки, словно в гареме восточного владыки. В дальнем конце зала Болан заметил весьма необычную дверь. Ее окружали огромные гипсовые ягодицы, между которыми виднелись дверные створки, сделанные в виде громадных женских половых губ.

— Очень странный музей, — пробурчал Болан, проходя сквозь раздвинутые губы.

Он оказался на лестнице, которая вела на верхний этаж. Сжимая в руке верную «беретту», Мак осторожно поднялся наверх и очутился в маленькой клетушке, напоминавшей монашескую келью. Кроме небольшого стола и пары складных стульев, здесь больше ничего не было. В глаза Болану бросился висевший на стене пояс верности наподобие тех, что некогда надевали на своих жен средневековые рыцари, которые, отправляясь в крестовый поход, превыше всего ценили целомудрие своих прекрасных дам.

Мак толкнул следующую дверь и попал в другую комнатушку, скорее, камеру, в которой стояла ветхая походная кровать, а под потолком тускло светила голая лампочка. Присмотревшись к кровати, Мак понял, что это скорее козлы, к которым можно было в разных позах привязывать жертву.

От отвращения Болана передернуло. Он начинал понимать, в какой музей его занесло. Следующая камера подтвердила его подозрения.

Она оказалась пустой, но в стену были вмурованы наручники. Под ними лежал небольшой бочонок с прислоненной к нему узкой доской, назначение которой было вполне очевидным. Стоя на этой шаткой ненадежной опоре, жертва должна была либо сохранять равновесие, либо всем телом повиснуть на наручниках.

На противоположной стене висел большой плетеный хлыст. Болан сразу представил себе беднягу, с трудом сохраняющего равновесие под градом ударов, сыплющихся на него. Мак был неискушен в эротическом садизме, но наконец понял, почему музей носил имя маркиза де Сада.

Чувствуя себя не в своей тарелке, Болан заглянул еще в несколько камер, оснащенных различными орудиями пыток. Ему уже начало казаться, будто он попал в какой-то безумный лабиринт, из которого нет выхода в нормальный человеческий мир, когда, наконец, он нашел вторую лестницу. Она-то и вывела его в зал — точную копию того, что располагался на первом этаже. У небольшого письменного стола стояла Энн Франклин. Держа в руке телефонную трубку, она спокойно разглядывала возникшего на пороге Болана.

— Вы зря устраиваете этот спектакль, — сказала она. — Мы только хотим помочь вам.

— Право, не стоит доставлять себе столько хлопот, — ответил Мак, внимательно изучая зал. — Я не собираюсь играть в ваши игры. Где этот тип?

— Какой еще тип? — недоуменно спросила девушка.

— Тот самый, что говорит голосом унтер-офицера и любит подглядывать за незнакомыми людьми. Откуда он говорил со мной?

— А-а… так вы уже в курсе?

— А вы как думали? — с сарказмом спросил Болан.

Он обошел весь зал и остановился перед девушкой, немного подумал и сунул «беретту» в кобуру под мышкой.

— Очень мило с вашей стороны, что вы подбросили меня до Лондона. Здесь есть другой выход или мне опять придется идти через камеры пыток?

— Но вы не можете уйти сию минуту! — слабо вскрикнула девушка.

— Еще как могу! — заявил Болан, несколько смягчив тон. — Там, в Дувре, вы показали себя храброй девушкой, и я вам очень признателен. Но я вас ни о чем не просил, а благодарность имеет свои пределы. Поэтому я не собираюсь сидеть под замком в музее для извращенцев. К тому же я не переношу, когда за мной следят.

Она опустила глаза.

— Прошу простить нас за те меры предосторожности, которые мы вынуждены были предпринять. Что касается видеокамеры, так ее установили не для того, чтобы следить за вами. Ну, а если вы по-прежнему горите желанием повидать человека, который говорил с вами, то Чарльза вы можете найти в подвале — там наш пост безопасности. Но, прошу вас, не беспокойте его. Это старый почтенный человек, за всю жизнь не обидевший даже мухи.

— Здесь ведь не только музей, верно? — прервал ее Болан.

— А разве вы еще не поняли это? — Энн с вызовом посмотрела на него, — Все люди имеют право на сексуальные наслаждения, даже если их вкусы несколько… отличаются от общепринятых. У нас они получают то, чего им не хватает.

— Дыбы и хлыста, — язвительно заметил Мак.

— Это всего лишь внешние аксессуары, так сказать, для психологического настроя. Некоторым людям нужна стимуляция, пусть даже она носит несколько извращенный характер. В этом плане можно провести параллель с порнографией.

— Понятно, — протянул Болан. — Небольшая экскурсия по камерам пыток — и ваши клиенты готовы трахаться, так, что ли? Послушайте, да ведь это лишено всякого смысла.

— Мы… у нас есть служащие, — тихо сказала Энн Франклин. — За некоторую плату… мы можем предложить своим клиентам… партнеров.

Болан понял, что она пытается удержать его. Как долго?

— Ладно, все это меня не касается. Кого вы ждете?

— Что?

— Вы хотите, чтобы я кого-то дождался. Кого?

— Я вам уже говорила, что должна позвонить директорам.

— Что им от меня нужно?

— Они скажут вам об этом сами.

— Нет. Либо вы скажете мне все немедленно, либо я ухожу.

— Они хотят вам помочь.

— С какой стати?

Она пожала плечами.

— В свою очередь, они были бы вам крайне благодарны за ту помощь, которую вы можете оказать им. Но я ничего не должна говорить. Подождите их прибытия.

— И что потом?

Ее бедро коснулось ноги Болана. Энн неестественно громко рассмеялась и положила руку ему на плечо.

— Вы, американцы, при желании можете выглядеть очень крутыми парнями.

— Вы боитесь меня?

— Да.

Девушка положила ему на плечо другую руку и, тихонько вздохнув, прижалась к Маку всем телом. Она замерла, затаив дыхание, потом отпрянула и повернулась к нему спиной.

— Хорошо, уходите. Я понимаю вас.

Болан наблюдал за ней, тоже пытаясь понять ее чувства и истинные мотивы поведения. А ведь она очень даже хороша собой… Какую роль она играла в этом притоне для чокнутых? Мак вздохнул, ясно осознавая, что человеку случайному, вроде него, вряд ли стоит искать приключений на свою голову.

— Спасибо за Дувр, — произнес он и быстро направился к двери.

И тут, преграждая ему путь, на пороге возник человек. Он напоминал голливудскую карикатуру на британского офицера. Все было на месте: и маленькие нафабренные усики, и безупречный костюм из твида. Он держался подчеркнуто прямо, а потому казался выше своих шести футов.

Болан сунул руку под мышку и нащупал рукоять неразлучной «беретты».

— А вот и Чарльз собственной персоной, — насмешливо протянул он.

— Неверно, — ответил незнакомец. — Чарльз у себя в подвале. Он меняет дорогостоящую камеру, которую вы уничтожили совершенно напрасно. Извините, Болан, но ваша манера платить за добро просто отвратительна.

— Вам не стоило запирать меня на замок, — пожал плечами Болан.

С «береттой» в руке он приближался к двери. Джентльмен в твидовом костюме не шевельнулся, по-прежнему преграждая единственный выход.

— Пока я ничего не могу объяснить, — сказал он, — но сейчас вам нельзя выходить на улицу, Болан. Там вас ожидает наш общий враг и неминуемая гибель.

— Откуда вам это известно?

— Я видел их, когда входил в здание. Весь сквер ими кишмя кишит.

— Кого вы имеете в виду? — с подозрением спросил Мак. — Полицию?

— Шутить изволите? Конечно, нет, хотя и она вертится неподалеку.

— Вы что-то говорили про общего врага. Объяснитесь, пожалуйста, — попросил Болан.

— Те, кто жаждет вашей крови, пытаются раздавить и нас, но по другим причинам. Не забудьте, мы помогли вам попасть в Англию и рассчитываем теперь, что…

— Ну вот! Одной загадкой стало меньше, — заметил Болан. — Но в Дувре было полно мафиози. Откуда они узнали о моем прибытии?

— Этот вопрос нас беспокоит так же, как и вас. Похоже на утечку информации. Не волнуйтесь, мы обнаружим виновного.

— Допустим, пока я удовлетворен вашими ответами, — сказал Болан. — Но что вам дает мое присутствие? Или, как я понимаю, вам нужен наемный убийца?

Джентльмен слегка пожал плечами.

— Ваша терминология несколько прямолинейна, но… в общем-то, вы угадали. Вы приговорили к смерти кое-кого из сильных мира сего. Они находятся у нас, в Лондоне. Мы решили, что… короче, мы проголосовали, Болан.

— Проголосовали? За что?

— Мы решили финансировать ваше пребывание в Лондоне.

— Вы ошиблись, я не продаюсь, — тихо с укором сказал Болан.

— Конечно, конечно! Извините, ради Бога! Я не хотел оскорбить вас… Мы просто рассчитывали на сотрудничество.

— А точнее?

— Мы снабдим вас кое-какой информацией, а вы обеспечите нашу защиту.

Болан погрузился в размышления.

— Таким образом, — продолжал его собеседник, — когда вы закончите работу в Лондоне, мы обеспечим ваш выезд из страны.

— Не пойдет, — заявил он не терпящим возражения голосом. — Пропустите меня, я ухожу.

Человек в дверях криво усмехнулся.

— Киплинговский кот, — загадочно сказал он.

— Чего-чего?

— Мне вспомнились сказки Редьярда Киплинга. В них шла речь про кота, который жил в джунглях. «Задрав трубой хвост, он бродил по диким лесам, сам такой же дикий и одинокий». Это вы, Болан, дикий кот, который ходит сам по себе. Признаюсь, я восхищен вами. Если вы не против, я распоряжусь, чтобы эту эпитафию высекли на вашей надгробной плите.

— Благодарю вас.

Болан отстранил твидового джентльмена от двери и начал спускаться по слабо освещенной лестнице.

— Подождите, — крикнул ему вслед молчавшая во время беседы девушка и побежала к двери.

Она нагнала Болана в самом низу лестницы и протянула ему ключ.

— «Куинз Хауз», — прошептала она. — Квартира со стороны фасада, верхний этаж. Это прямо напротив парка у Расселл-сквера. Вы легко найдете дом. Там вам нечего опасаться и вы всегда будете желанным гостем. Всегда!

Болан нагнулся и коснулся губами ее лба.

— О'кей, — шепнул он и вышел, сунув ключ в карман, хотя в этот момент дом на Расселл-сквер казался ему абстракцией, пустым звуком. Если твидовый приятель не соврал, то он попадет на улицу, где полным-полно мафиози. Мак глубоко вздохнул и проверил, сколько еще патронов осталось в обойме «беретты».

Значит, кот бродит в одиночку… Болан изобразил на лице подобие улыбки и нащупал в кармане запасные обоймы. Сама по себе идея неплоха. Он задерет хвост трубой и пойдет через дикий лес, в котором правит мафия. Все джунгли похожи как две капли воды и царит в них один и тот же закон: быстро убить и исчезнуть, чтобы затем вернуться и начать все сначала. Болан хорошо усвоил этот закон. Он был стар как мир, старше любых других человеческих законов. А кроме того, Болан тоже мог процитировать Киплинга: «Таков закон джунглей — старый, как само небо». Или еще: «Тень и вздох пронеслись по джунглям — это Страх, маленький, это Страх!»

«Да, — подумал Болан. — Киплинг знал в этом толк».

Обратный путь лежал через тесные камеры, вызывавшие у него болезненное отвращение. Нигде не задерживаясь, он миновал их, прошел сквозь гигантские половые губы, которые чья-то извращенная фантазия превратила в двери, и снова оказался в зале-гареме. На этот раз он заметил массу мелочей, на которые прежде не обратил внимания: фаллические статуэтки, вазы в форме ягодиц, абажуры из корсетов и множество других элементов эротического декора. Болан печально покачал головой, думая об оставшейся наверху девушке, и вошел в зал-гостиную.

У стены, рядом со снятой деревянной панелью, на коленях стоял седой старик. Он поднял голову и, нахмурившись, посмотрел на Болана, но не выдержав немой дуэли, отвел взгляд от сузившихся, блеснувших холодным огнем серых глаз.

— Покажите мне, как незаметно выйти отсюда! — приказал Болан.

Чарльз с трудом, по-старчески поднялся на ноги.

— Самый надежный путь — через подвал, но он приведет вас всего лишь на ту сторону сквера. На мой взгляд, это даст незначительное преимущество.

— Отлично, — кивнул Болан.

Незначительного преимущества ему сейчас как раз и не хватало. Но он постарается обрести его во время предстоящей прогулки по дикому лесу.

Глава 3

Старика звали Эдвин Чарльз, но он предпочитал, чтобы его звали просто Чарльз. Болан попал в точку, определив по голосу, что имеет дело с бывшим военным — дважды пенсионером, как объяснил потом сам Чарльз. Он прошел вторую мировую войну в качестве офицера связи при американской военной разведке. Он имел хорошую возможность наблюдать за американцами и восхищался ими. А потому он прекрасно понимал недовольство Болана и не осуждал его крутых мер против скрытой камеры.

Маку никак не удавалось определить точный возраст Чарльза. Он давал ему около семидесяти пяти лет, плюс-минус еще три-четыре года. Если бы Болану пришлось делать выводы на основе его умственных способностей, то он охотно скостил бы старику не один десяток лет, поскольку Чарльза отличали живость и ясность мысли, а его глаза сверкали молодым, юношеским задором. Сдавала лишь телесная оболочка. И когда Чарльз двигался, это становилось заметно. В расцвете лет он был, вероятно, очень крепким и привлекательным мужчиной. Высокий рост, волевая челюсть и серебристо-белые вьющиеся волосы быстро расположили к нему Болана. Мак с удовольствием свел бы с ним дружбу, доведись им встретиться лет тридцать-сорок тому назад.

В прежние годы запасной выход был частью системы ливневой канализации. Старик вел Болана через старый туннель, кое-где хранивший следы бомбардировок времени последней войны, и рассказывал, что раньше запасной выход имел жизненно важное значение, а теперь туннель стал лишь продолжением музея, который следовало сохранять, как и все остальное.

— В Лондоне наших дней все позволено, — говорил старик, блестя живыми глазами. — Грех во многом потерял свой прежний шарм, не так ли?

Добравшись до конца подземелья, Болан поблагодарил Чарльза, крепко пожал ему руку и извинился за разбитую камеру. По металлической лесенке он поднялся к массивному чугунному люку и уперся в него плечами.

Снизу Чарльз взволнованно наблюдал за ним, подсвечивая небольшим карманным фонариком.

— Эй, янки, прежде чем высовываться, как следует осмотрись, — посоветовал он.

— Будет исполнено, сэр, — с улыбкой ответил Болан.

— Вы знаете, этот маленький очаровательный музей… Он имеет совсем другой смысл. Вы уже, должно быть, догадались об этом сами. Это символ нашей эпохи, Болан. Помните это. Нашей эпохи…

Улыбка исчезла с лица Болана. Взмахом руки он попрощался с Чарльзом и опустил люк. Ему не давал покоя вопрос: что могло заставить такого старика ввязаться в подобную авантюру. Лучше бы ему проводить время в приличном и спокойном клубе, рассказывая о славных подвигах минувших дней, чем терять время на сомнительную игру в шпионов в борделе для извращенцев.

Мак решительно отогнал от себя мрачные мысли и задумался над более актуальной проблемой. Он находился в подвале дома, расположенного напротив «Музея де Сада». Это здание также принадлежало директорам музея: здесь располагались специализированный книжный магазин и секс-шоп. Подвал служил складом, и в желтоватом свете маленькой лампочки Мак видел разложенные повсюду стопки книг и коробки с другим товаром.

По скрипучим ступенькам он поднялся наверх и проник в торговый зал магазина. Здесь царила почти полная темнота. Слабый свет уличного фонаря с трудом проникал сквозь опущенные жалюзи окон, но его хватало, чтобы выявить материальную сущность и форму различных предметов.

Болан спрятался в тени у витрины и принялся внимательно наблюдать за всем, что происходило на улице. Туман рассеялся, лишь небольшие его клочья стелились над самыми крышами домов. С полдюжины бестолково расставленных фонарей давали мало света, и большая часть сквера тонула в темноте.

Через несколько минут напряженного ожидания Болану повезло. Он заметил огонек: кто-то прикуривал сигарету. Человека Мак не видел, хотя тот стоял прямо перед магазином. Его присутствие выдавал ярко рдеющий во тьме огонек горящей сигареты.

Спустя пару минут мимо окон магазина медленно проехал американский «линкольн», битком набитый пассажирами. На дверце водителя Болан заметил фару-искатель. Это были охотники.

Едва лимузин исчез из виду, как из темноты вышел человек и остановился под фонарем; чтобы взглянуть на часы. Через секунду он снова растворился в ночи.

Да, Болана ждали.

Чуть позже снова появился «линкольн», но остановился в стороне, вне поля зрения Мака. Высокий широкоплечий мужчина тут же прошел перед витриной магазина и направился к машине. В это же время на другой стороне сквера открылась дверь «Музея де Сада», и в светлом прямоугольнике двери возникла стройная фигура Энн Франклин. Болан внимательно наблюдал за ней, пытаясь понять, как воспримут ее появление те, кто сейчас шатается по скверу. Девушка неторопливо пересекла улицу и остановилась под фонарем в центре сквера. Болану показалось, будто она смотрит прямо на окно книжного магазина. Несомненно, Чарльз рассказал ей о его уловке.

Мак раздосадованно следил за ней. Чего ей надо? Он уже начал закипать, когда из тени вышел человек и направился к девушке. Не останавливаясь, он прошел мимо нее. Энн повернула голову и проводила его взглядом. Они разговаривали? Болан не знал. Скорее всего, нет.

Прошло несколько минут, и в переулок, ведущий к скверу, завернуло такси. Девушка помахала рукой, и машина остановилась рядом с ней. Она села на заднее сиденье, и такси тронулось. Но не успели его огни скрыться за поворотом, как из темноты сквера следом за такси двинулась другая машина.

Нет, девчонка ничего не сказала. Ее просто опознали и установили слежку. Мафиози не хотели зря рисковать.

Как, впрочем, и Болан. Терпеливо наблюдая за сквером, он получил ясное представление о силах противника. Их было много, слишком много, чтобы решиться на атаку в лоб. Поэтому Мак дожидался удобного момента. И его время, наконец, наступило.

Он бесшумно пересек торговый зал и через черный ход вышел во двор магазина. Вдоль здания тянулась узенькая вонючая и очень темная дорожка, которая через десяток метров заканчивалась тупиком. Другого выбора не было, и Болан осторожно двинулся в сторону сквера. Свернув за угол, Мак увидел того здоровяка, которого еще раньше приметил из окна. Тот стоял, прислонившись к стене на полпути между «линкольном» и входом в магазин. Скрестив руки на груди, он откровенно скучал. Болан незамеченным почти вплотную подошел к нему, и только тогда мафиози заметил чужое присутствие. Он шарахнулся в сторону и выругался.

— Черт! — свистящим шепотом произнес он. — Ты бы хоть дал сигнал… Так напугать меня…

— Переживешь, — спокойно ответил Болан. — Я не думаю, что он здесь. Мы пошли по ложному следу.

Он подошел еще ближе, стараясь, чтобы свет отдаленного фонаря все время светил ему в спину.

— Так считает Данно?

— Да, — ответил Болан.

Имя, произнесенное мафиози, говорило ему о многом. Данно Джилиамо? Возможно. Он был лейтенантом одного из семейств Нью-Джерси.

— В Джерси лучше, чем здесь, а? — с отвращением произнес Болан.

— В два часа утра везде одинаково, — ответил громила, пытаясь разглядеть лицо своего собеседника. Но в темноте лондонской ночи это оказалось не просто.

Болан сообразил, что тому хочется выяснить, не начальник ли перед ним. Члены Организации очень щепетильно относились к табели о рангах, и Мак решил воспользоваться этим.

— Можешь пойти выпить кофе, — произнес он голосом, в котором зазвучали начальственные нотки.

— А что, есть кофе? — оживился мафиози.

— Тебе надо повторять дважды?

«Солдат» вздохнул, что-то пробурчал насчет «английских помоев» и выудил из кармана пачку сигарет. Болан резко ударил его по руке, и сигареты полетели на тротуар.

— Ты что, рехнулся? — зашипел он. — Уж не собираешься ли ты смолить на посту?

— Так ты же сам сказал, что мы идем по ложному следу, — невозмутимо ответил мафиози.

Он подобрал пачку и сунул ее в карман.

— Послушай, я приехал сюда не для того, чтобы хлебать местную вонючую бурду. Я не хочу упустить свой шанс и потерять сто тысяч баксов. Если нашего приятеля тут нет, то нечего здесь зря ошиваться, лучше снова заняться его поисками.

«Охотник за премиями, — подумал Болан. — Но уже в стиле XX века. Он даже не член семьи».

Решив воспользоваться этим нюансом, Мак сказал:

— Повтори-ка мне свое имя.

— Данлэп, — вызывающе проворчал наемник. — Джек Данлэп. Может, тебе повторить по буквам?

— Не забуду одну вещь, Джек Данлэп, — сухо бросил Болан, — твои расходы оплачиваем мы с Данно. Мне нравятся нахальные парни вроде тебя. Отправляйся пить кофе и передай Данно, что Фрэнки просил перевести тебя в первую линию. Понятно? Туда, где больше всего шансов схлопотать пулю в лоб.

Данлэп ухмыльнулся.

— Конечно, Фрэнки. Ты не пожалеешь о своем решении. Те, кого я пришью, с земли уже не поднимутся, вот увидишь.

— Учти, покойников придется опознавать, так что позаботься, чтоб это было возможно.

— Не беспокойся, — хихикнув, ответил Данлэп. — Я продырявлю им брюхо. Ты же не по пупку будешь устанавливать их личность.

Он еще раз попытался разглядеть лицо Болана, потом бросил эту затею и направился в другой конец сквера.

Болан, в свою очередь, пошел к «линкольну», стоявшему у тротуара с потушенными огнями. Двигатель машины чуть слышно работал на холостых оборотах. Пассажиры машины уже обратили внимание на приближавшегося человека. Болан нагнулся к водителю и повелительным тоном приказал:

— Эй, вы, прикройте Данлэпа. Он, кажется, что-то заметил.

Три двери открылись почти одновременно, и темные силуэты растворились в ночи. На месте остался только водитель. Болан резко рванул на себя дверь.

— И ты тоже! — рявкнул он. — Пошел!

Шофера словно ветром сдуло. Частый стук его каблуков говорил о том, что он побежал догонять остальных. Болан нагнулся над приборной доской, нашел кнопку включения фары-искателя и нажал ее. И тут же ослепительный луч света выхватил из темноты солидную фигуру Джека Данлэпа.

— Вот он! — истошно завопил Болан.

Залитый потоком яркого света, Данлэп обернулся, держа в руке большой револьвер, и сделал шаг в сторону, тщетно пытаясь выйти из светового туннеля, прорубленного в ночи. Но его коллеги оказались проворнее: на наемного убийцу обрушился густой свинцовый дождь. Он умер раньше, чем рухнул на землю, сотрясаемый все новыми и новыми попаданиями.

Мак скользнул за руль «линкольна» и тронул его с места.

— Это не он, идиоты! — снова раздался его голос.

Луч фары метнулся в сторону и в дальнем конце сквера высветил силуэт бегущего человека. Он тут же остановился и поднял руки над головой.

— Это не я! — по-заячьи заверещал он, но было уже поздно. Со всех сторон загремели выстрелы, и несчастный, истекая кровью, покатился в сырую траву сквера.

Болан вырулил на улицу и, не включая огней, газанул, желая только одного — поскорее убраться с этого неуютного места.

Нарушая ночную тишину, у музея время от времени вспыхивала перестрелка и чей-то голос настойчиво требовал прекратить огонь.

Выбравшись на какой-то проспект, Болан перевел дух. Группа мафиози, расположившаяся на углу сквера, безоговорочно пропустила его, узнав свою машину. Судя по всему, в их рядах царило полнейшее замешательство.

«Союзники должны знать друг друга, — думал Болан, — однако они должны хорошо знать и своих врагов».

Палачу еще не раз придется вспомнить эту истину, но сейчас он был свободен и мчался сквозь дикие джунгли Лондона.

Глава 4

Данно Джилиамо чувствовал себя самым несчастным человеком на свете. В течение одной ночи он устроил две великолепные засады и все напрасно: эта сволочь Болан каждый раз уходил целым и невредимым, оставляя за собой кучи окровавленных трупов.

— Моя самая большая беда состоит в том, что приходится делать эту работу совместно с бандой бестолковых идиотов, — раздраженно объяснял Данно лондонскому резиденту мафии. — Даже с этими бездельниками мы никогда не доберемся до Болана.

Зажав в зубах потухшую сигару, Ник Триггер, крупный мужчина лет сорока пяти, задумчиво наблюдал за «капореджиме» из Нью-Джерси. Известный ранее под другими именами — Анданте, Фюмерри, Вудс, наконец, — Ник был наемным убийцей, состоявшим на содержании семейств восточного побережья Штатов с конца сороковых годов. С фальшивыми документами на имя Николаса Вудса он уже почти год находился в Англии, выполняя весьма деликатную миссию, порученную ему советом американских капо.

В шифровках, которые приходили на его имя из-за океана, его величали Ником Триггером («Спусковым крючком»), и эта кличка прочно приклеилась к нему.

Оригинальность и своеобразие Ника заключались в том, что он должен был срывать любую попытку организованного преступного мира Англии конкурировать с мафией в интересующих ее направлениях легального бизнеса. Вряд ли можно было найти человека, более подходящего для этой цели. На совести Триггера, исполнителя крутого, упорного и очень жесткого, насчитывалось более сотни убийств, прямо или косвенно заказанных мафией. Жертвами Ника преимущественно становились его же коллеги.

В настоящий момент этот профессиональный убийца представлял в Лондоне совет капо и подчинялся только ему одному. Поэтому проблемы, вызванные присутствием «капореджиме» из Нью-Джерси, доставляли ему немало хлопот.

Ник вытащил сигару изо рта.

— Сколько у тебя людей, Данно? — спросил он.

— Дюжина ребят из моей личной команды, — ответил тот. — Кроме того, есть еще человек двадцать охотников за премиями — из тех, кого я привез с собой. А сколько народу я нанял здесь — даже затрудняюсь сказать. Их число все время меняется. Стоит Болану прикончить одного из них, как десяток других тут же дают деру.

— Так сколько, все-таки, местных у тебя на сегодняшний день?

— Что-то около двенадцати.

Триггер удивленно присвистнул.

— Ничего себе. Ты таскаешь за собой целую армию и никак не можешь выловить Болана?

— Ты бы видел этого типа в деле, — вздохнул? Джилиамо. — Количеством его не возьмешь, нужно качество. Я привез несколько толковых ребят, Ник, но по классу никто из них не сравнится с Боланом. Кроме того, ставить наемников в первую линию — просто преступление. Болан сшибает их, как кегли, и просит еще. Ты себе представить не можешь, что он нам устроил последний раз! И я готов биться об заклад, что сам он не сделал ни одного выстрела. Ему удалось заставить этих болванов перестрелять друг друга.

— Выходит, он хитер, а?

— Как лиса, Ник. Как чертова лиса.

Ник задумчиво пожевал сигару.

— Чем я могу тебе помочь, Данно?

— Я подумал, что ты мог бы заменить меня, Ник.

— Чтобы прикончить Болана?

— Э-э… да. Я не знаю никого, кто мог бы сделать эту работу лучше Ника Триггера.

— В Майами, я слышал, он как следует дал прикурить братьям Талиферо, — пробормотал Ник.

— И не только им… Он перевернул вверх дном весь Майами. Теперь это зона бедствия.

— И все же круче Талиферо никого нет, — заметил Ник. — Похоже, Болан не зря заработал свою репутацию.

— Несомненно, Ник, — подтвердил Джилиамо. — Он превзошел даже братьев-разбойников. Если честно, все мои ребята боятся его как огня. Я не могу этого скрывать от тебя. Они открывают огонь по всему, что шевелится. По правде говоря, я не знаю никого, кроме тебя, кто мог бы убрать подонка Болана.

Громила со стажем цинично усмехнулся.

— Не пытайся провести меня, Данно. Я никогда не берусь за работу только потому, что кто-то лизнул мне задницу.

— Я говорю то, что думаю, — заявил Джилиамо. — Надеюсь, тебе это понятно.

— Допустим, — уклончиво ответил Ник. — Полагаю, ты понимаешь, насколько мне нужно быть осторожным здесь, в Англии. Я играю по-крупному, и банк еще не сорван. У меня хватает собственных хлопот и без твоих проблем.

— Ни минуты не сомневаюсь в этом, Ник, но я думал, что…

— Мы вложили сюда немалые средства. В Англии у нас есть свои киностудии, театры, клубы, казино… Мы много зарабатываем, Данно, причем легально. Так же обстоит дело с музыкальными группами и студиями звукозаписи. Приходится вертеться — конкуренция очень сильная. А люди здесь не хотят получать легкие деньги. Я хочу сказать, что ни фараоны, ни высокопоставленные чиновники взяток не берут — не знаю даже, что и делать. Первый раз вижу такую честную страну.

— Я не знал, что ты занимаешься бизнесом, — удивленно заметил Джилиамо. — Мне казалось, что ты крутишь местными боссами.

— Так оно и есть, но то, что я тебе рассказываю, делает мою задачу еще более деликатной. Если не можешь купить себе безопасность, постарайся завоевать ее силой. Если местные шишки даже слышать не хотят ни о каком сотрудничестве, приходится лезть туда, где пока еще свободно. И я очень близок к успеху, Данно.

— По-моему, ты мог бы решить эту проблему в два счета, Ник. К тому же подумай, во сколько возрастет твой авторитет. Твой успех покажет раз и навсегда, что братья Талиферо тебе в подметки не годятся.

Ник Триггер глубоко вздохнул. Он теребил свой галстук и кофейной чашкой выписывал круги по столу.

— Об этом я должен поставить в известность совет капо.

— Никаких проблем. Болан нужен им больше, чем Манхэттен. Только вот что… Хорошо бы, ты смог подать им ситуацию под таким соусом, чтобы я не выглядел законченным идиотом… Скажем, в том плане, что я не знаю города так, как ты, и что тебе хотелось бы избавиться от этой проблемы как можно быстрее. Улавливаешь? Нужно сделать так, чтобы в Штатах не возникли сомнения в моей компетентности.

— Да, понимаю, Данно. Твои слова не лишены здравого смысла. Если твои парни еще хоть раз затеют перестрелку на улицах Лондона, город окажется под колпаком. И тогда все, чего мне удалось добиться, ребята из СИДа пустят псу под хвост. Эти типы шутить не любят.

— Что это еще за СИД? — поинтересовался Данно.

— Один из отделов Скотланд-Ярда — отдел уголовного розыска. Его сотрудники дадут нашим федералам сто очков форы.

— Хорошо, вот что нужно сказать совету, — моментально сориентировался Джилиамо. — Скажи им, что ты хочешь взять дело в свои руки, а мне отводишь роль помощника.

— Хорошо, я подумаю о твоем предложении, — сдержанно ответил Ник Триггер.

Ликвидация Болана стала бы достойным завершением его карьеры. Кроме того, успехи Триггера в Англии были куда как серьезнее, чем то, что рассказал Данно Джилиамо. Совсем скоро Ник поднимется еще на одну ступеньку иерархической лестницы, и было бы неплохо добиться успеха там, где свернули себе шею братья Талиферо.

* * *

Группа респектабельных джентльменов чинно устраивалась вокруг большого стола для совещаний. У большинства из них на лицах застыло торжественное выражение, но кое-кто еще клевал носом. И неудивительно: куранты Биг-Бена только-только пробили четыре часа утра. Судя по всему, проблема, заставившая их в столь ранний час собраться в этом внушительном здании на набережной Темзы, нуждалась в неотложном решении.

Представительный мужчина с манерами высокопоставленного государственного чиновника стоял перед огромной картой Лондона. По-хозяйски скрестив на груди руки, он терпеливо ожидал, пока все не усядутся. Когда в кабинете, наконец, установилась полная тишина, он шагнул к небольшому пюпитру, установленному на столе, бегло просмотрел несколько листков и, подняв голову, взглянул на собравшихся.

— Новый день начинается рановато, не так ли, господа? Я вижу, что мы очень встревожены и горим желанием перейти от слов к делу, а посему постараюсь быть, по возможности, кратким.

Он сделал паузу, словно ожидая адекватной реакции на свой английский юмор, но в большом кабинете царила мертвая тишина. Тогда оратор обвел взглядом присутствующих и продолжил:

— Речь идет о Болане — американском решении проблемы перенаселенности. У нас есть все основания полагать, что вчера вечером в Дувре он высадился на территорию Англии.

Этим сообщением он наконец добился ожидаемого эффекта. Припухшие от сна, глаза собравшихся полезли на лоб. Один из джентльменов, сидевший у дальнего конца стола, со вкусом зевал, но, услышав эту потрясающую новость, забыл закрыть рот; другие обменялись взглядами, красноречиво говорившими о том, что их подозрения подтвердились.

— Теперь вы знаете причину, по которой я собрал вас в это раннее утро. Нам предстоит многое сделать, но, боюсь, у нас осталось очень мало времени. Прошу слушать меня внимательно, делать записи и задавать вопросы, если что-либо вдруг покажется вам не совсем ясным. Итак, вот вкратце хроника прошедших суток…

Директор Скотланд-Ярда провел совещание минут за сорок и за это время успел изложить своим сотрудникам не только факты, но и отношение Скотланд-Ярда к пребыванию Болана в Англии: рутинная полицейская служба приостановлена, отпуска отменены на неопределенный срок, установлен жесткий график посменной работы, а лучшие умы британской уголовной полиции нацелены на решение проблемы Мака Болана.

Полиция внимательно следила за похождениями Болана во Франции и скандалами, сопровождавшими его кровавые разборки. Все говорило за то, что вскоре Болан появится в Англии. Практически повсюду были развернуты наблюдательные пункты, но Болан прошел незамеченным и меньше чем за пару часов устроил два настоящих сражения — одно в Дувре, другое в Лондоне.

Несколькими днями раньше в Скотланд-Ярде были разработаны планы, подлежащие немедленному исполнению в случае появления Болана на английской земле. И вот этот момент настал. Колесики полицейской машины завертелись, лучшие силы Англии занялись делом Болана. Создавались специальные команды, осведомители из уголовной среды получали приказы смотреть в оба, оповещались секретные агенты. Весь общественный транспорт полиция взяла под наблюдение, таксисты и сотрудники фирм проката автомобилей получили рекомендацию внимательнее присматриваться к своим клиентам. За всеми лицами, известными своей принадлежностью к преступному миру либо подозреваемыми в связи с организованной преступностью, была установлена круглосуточная слежка.

Начиналась битва за Англию. Джунгли все теснее смыкались вокруг Палача.

Глава 5

У Болана не было ни малейшего желания начинать войну в Лондоне. Он не знал ни города, ни его жителей, а кроме того, не имел никаких сведений о местной ветви мафии.

Несколько имен, записанных на страницах его блокнота без адресов, не могли обеспечить серьезной подготовки к карательной акции. Идеальным выходом был бы немедленный отъезд из Англии. Главное — не дать себя спровоцировать на активные действия. Покидая Францию, Мак с самого начала планировал сделать короткую остановку в Лондоне, а затем без промедления вылететь в Соединенные Штаты. Однако внезапное появление Энн Франклин нарушило его планы. Болан решил, что будет действовать в зависимости от обстоятельств, но воздержится от всякой инициативы.

После перестрелки у «Музея де Сада» прошло уже несколько часов. Болан бесцельно катался по городу, не зная, куда бы ему приткнуться. Он колесил по извилистым лондонским улицам и прикидывал различные варианты дальнейшего развития событий. Но при этом у него из головы не выходили Энн Франклин, старый Чарльз, невысокий джентльмен в твидовом костюме и другие незнакомые люди, которые помогли ему выбраться из Дувра и добраться до Лондона. Почему они сделали это? Ведь риск был огромным, и тем не менее, они продумали свой план до мельчайших подробностей и осуществили его, не взирая на опасность. Что заставило их пойти на это?

В душе Болан злился на себя за то, что отплатить этим людям черной неблагодарностью. Он пытался подавить досаду, убеждая себя, что, заключив с ними союз, подверг бы их еще большей опасности. За примерами не надо было далеко ходить. Погибли все, кто помогал Палачу. Мафия — организация мстительная, потому-то список погибших за дело Палача был весьма обширен. Болан считал себя повинным в смерти тех, кто бескорыстно помогал ему, и нес это бремя, как крест на Голгофу.

Он поклялся, что больше никогда не будет впутывать в свои дела людей, сочувствующих и симпатизирующих ему. Он должен помнить об этом и не подвергать риску людей из музея.

По крайней мере, этот вопрос он решил для себя однозначно и снова возвращаться к нему не хотел.

Вторая проблема заключалась в том, как выехать из Лондона. Это совсем не просто сделать в краденой, слишком приметной американской машине.

В довершение ко всему Болан заблудился.

В перчаточном ящике угнанной машины он нашел карту города, но на ней были указаны только основные магистрали с расположенными на них памятниками и достопримечательностями. С того момента, как Болан обнаружил карту, ему на глаза не попалось ничего, что могло бы помочь ему определить свое местонахождение.

После нескольких минут блужданий в новом лабиринте улиц и переулков, Мак попал на широкий проспект. Он находился в северной части города, немного западнее центра, аэропорт же располагался на юго-западе, причем довольно далеко. Мак наметил маршрут до аэропорта, затем, повинуясь какому-то неясному чувству, вышел из машины и заглянул в багажник.

Одного беглого взгляда было достаточно, чтобы понять — интуиция его не подвела. Он увел не только машину: в багажнике находился целый арсенал. В спортивной сумке Мак нашел обрез охотничьего ружья и пистолет-пулемет израильского производства «узи». Отдельно в шикарном кожаном чехле лежал карабин «уэзерби» МКУ с оптическим прицелом и комплектом крупнокалиберных патронов «магнум 460». Находка произвела на Болана, который и сам был превосходным оружейником, сильное впечатление. Карабин оказался заряжен и отрегулирован для стрельбы на тысячу метров. В одном из кармашков чехла Мак нашел пристрелочную таблицу с рисунком траекторий полета пули и баллистическую карту. По документам выходило, что при стрельбе на максимальную дальность поправка составляла всего лишь десять сантиметров, а для стрельбы на четыреста метров поправок не требовалось вводить вообще.

От наметанного глаза Болана не укрылось, что «уэзерби» — карабин высочайшей точности боя — носил на себе следы вмешательства руки опытного мастера-оружейника. И он поблагодарил небеса за то, что это грозное оружие больше не будет направлено против него. Тот, кто подготовил его, сумел бы и воспользоваться им. Этот факт неприятно поразил Палача. Оказывается, в лагере противника были не только простофили, временами попадались и опытные бойцы, доказательством чего служил «уэзерби».

У Мака возникли вопросы и по поводу «линкольна». Мафиози, похоже, прибыли в Старый Свет представительной делегацией. Маловероятно, чтобы они отступили после первой же ночной перестрелки.

Болан закрыл багажник и сел за руль. Заглядывая в карту, он добрался до Парк Лейн, что рядом с Гайд Парком. Миновав отель «Хилтон», Мак проехал по Найтсбриджу и свернул на Кромвель Роуд. Эта дорога вела прямо к аэропорту.

Болан прикинул, что сначала заедет на аэровокзал и заберет свой чемодан, который заблаговременно отправил из Парижа грузовым рейсом. В нем не было ничего особенного — просто личные вещи, которые могли ему пригодиться: костюм на смену, пара туфель с целыми каблуками, а также набор специального грима, купленный им еще в Марселе.

Мак с сожалением подумал, что от оружия, найденного в багажнике «линкольна», придется избавиться. Если события пойдут в нужном направлении, он все равно не сможет им воспользоваться: наступательная операция не входила в его планы. Болан рассчитывал как можно быстрее покинуть Англию. Бросать карабин ему было жалко до слез, что до всего остального, то достать оружие Маку не составляло большого труда. Пока же его вполне устраивала и «беретта». Она отлично вписывалась в тактику уклонения от противника, которой Болан старался придерживаться.

Человеку, впервые попавшему в лондонский аэропорт «Хитроу», нелегко было сориентироваться в его толчее и суматохе. Один терминал обслуживал межконтинентальные рейсы, другой — европейские. Информация указательных табло и знаков ничего не говорила Болану, кроме того, аэропорт заволокло белой пеленой густого, словно овсяный кисель, тумана. Минут двадцать Мак искал нужный терминал, следующие четверть часа посвятил изучению территории аэровокзала и возможных путей выезда со стоянки. Когда наконец Болан вошел в холл аэровокзального комплекса, он уже знал здесь все ходы и выходы.

Чемодан он забрал без проблем. Таможенники провели досмотр еще раньше, когда багаж только прибыл в Лондон, и теперь Болану пришлось лишь предъявить свой американский паспорт, купленный им в Париже. Мак вернулся к машине, положил чемодан на заднее сиденье и поехал к межконтинентальному терминалу. Поставив машину на стоянку, предназначенную для парковки автобусов британской авиакомпании ВОАС, Мак взял чемодан и направился к стойке бронирования билетов.

Он почти добрался до цели, когда сбоку раздались торопливые шаги и напряженный голос умоляюще произнес:

— Не ходите туда, мистер Болан.

К своему глубокому удивлению, Мак снова увидел перед собой Энн Франклин. Несмотря на встревоженный вид, она прекрасно выглядела в коротком пальто модели «лондонский туман» и небольшой легкомысленной шляпе.

Болан сунул руку за пазуху.

— Почему?

— Чарльз думал, что вы в курсе. Агенты уголовного розыска ищут вас повсюду, даже здесь, — задыхаясь, ответила она. — Чарльз сказал мне, что у каждого окошка бронирования билетов будет находиться, по меньшей мере, один полицейский в штатском.

Болан принял решение, как всегда, быстро. Взяв девушку под руку, он проводил ее к машине, бросил чемодан на заднее сиденье и, усевшись за руль, выехал со стоянки.

— Еще раз спасибо, — поблагодарил он, когда машина покинула территорию аэропорта. — Вы одна?

— Что вы имеете в виду?

— Когда вы уезжали из музея, то потянули за собой «хвост».

— А-а! Эти…

Она пренебрежительно сморщила носик.

— Я потеряла их на Пиккадили.

Болан дружески улыбнулся ей.

— Смелости вам не занимать, — с восхищением сказал он.

— В устах американца это звучит лестно, — улыбаясь, парировала она.

— Но это правда.

Он вздохнул.

— Вы долго ожидали меня на холоде?

— Нет, не очень. Мы не были убеждены, что вы еще в Англии. Чарльз позвонил мне после четырех часов утра. Я приехала тут же. Майор Стоун расположился у терминала ВОАС, Гарри Паркс — тот, что вез вас в Лондон, — поехал к западному лондонскому терминалу.

Она нервно рассмеялась.

— Кажется, есть Бог на небесах, если повезло именно мне.

— Да уж. Вам действительно привалила удача, — с нескрываемой иронией отозвался Болан.

— А знаете, вы невероятно ловко выбрались из Сохо! — продолжала Энн Франклин, не замечая его сарказма. — Чарльз мне все рассказал. Мы очень гордимся вами!

С каждой секундой Болан все больше и больше чувствовал себя виноватым.

— Энн, — обратился он к девушке, оставив шутки и иронию. — Чего вы все от меня хотите?

— Чтобы вы, прежде всего, сохранили свою жизнь. Мы хотим лишь помочь вам в этом.

Болан не смог найти логического ответа, чтобы возразить ей. Он слегка улыбнулся, если можно назвать улыбкой неуловимое движение губ.

— О'кей, я поверю вам. Пока. Но не забудьте об одной детали: чем больше участия вы во мне принимаете, тем больше привлекаете к себе внимание моих врагов — людей крайне неприятных. С другой стороны, если вдруг окажется, что мы с вами стоим по разные стороны баррикад… Ну что ж, иногда я тоже могу быть очень неприятным человеком.

— Мы все это знаем, — робко ответила девушка, — и готовы идти на любой риск.

Болан не нашел, что сказать, и до Лондона они ехали молча…

— Глоучестер Роуд немного дальше, — наконец, подала она голос. — Поверните там налево. Мы поедем через Паддингтон и проскочим северную часть города.

— Куда мы едем?

— В «Куинз Хауз», — ответила Энн. — Думаю, что ключ по-прежнему лежит у вас в кармане.

— К вам, значит?

— Да, это моя тайная обитель. Место надежное, не сомневайтесь.

— Хорошо, будем надеяться, — отозвался Болан, не сводя глаз с дороги.

Она придвинулась к нему и прижалась щекой к его твердому, как скала, плечу.

— Не будьте таким холодным, мистер Болан. Мы будем одни… И… мы сможем лучше узнать друг друга.

Это заявление Болан воспринял со смешанным чувством. Перед его внутренним взором встали камеры пыток музея. Он покосился на очаровательное создание, приникшее к его плечу, и почувствовал, как по спине у него побежали мурашки.

— Будем надеяться, что тесное знакомство не разочарует нас, — пробормотал он.

— Я совершенно спокойна на этот счет.

Болан, напротив, испытывал беспокойство за двоих.

Глава 6

Пока Энн загоняла машину в гараж, расположенный позади дома, Болан решил прогуляться пешком и осмотреться. Расселл-сквер, небольшой красивый парк, раскинулся по соседству с Лондонским университетом и Британским музеем. «Куинз Хауз» стоял первым в ряду особняков Викторианской эпохи, построенных в южной части сквера. Квартал был полон частных домов, престижных семейных пансионов и старинных апартаментов. Их почерневшие от времени стены определяли и высокую арендную плату. Болан быстро осмотрел сквер и не нашел ничего подозрительного. Он вернулся к гаражу, прихватил чемодан и вместе с Энн через черный ход вошел в дом.

Скромная обстановка квартиры удивила Болана, который рассчитывал увидеть нечто напоминающее апартаменты «Музея де Сада». Однако он нигде не нашел даже роскоши, повсюду царил строгий, почти мужской порядок.

— Вот это и есть мое пристанище, — сказала Энн. — В общем-то, я здесь не живу. Я сбегаю от всех, когда нуждаюсь в отдыхе и покое.

Болан внес чемодан в салон и, подойдя к окну, слегка приоткрыл шторы. Светать еще не начало, а свет фонарей, горевших перед домом, с трудом пробивался сквозь густой молочно-белый туман.

— Спальня слева, кухня справа, — сказала Энн. — Чего вам хочется больше: спать или есть?

Обернувшись, Мак с улыбкой ответил:

— Я сыт по горло ночными приключениями и чертовски устал.

— Дверь из ванной комнаты ведет прямо в спальню. Примите ванну, вы сразу почувствуете себя гораздо бодрее.

— Да, конечно. Спасибо.

Болан вошел в комнату и положил чемодан на кресло. Девушка с порога наблюдала за ним; было заметно, что она нервничает. Мак снял пиджак.

— Куда я могу повесить свои вещи? — спросил он.

Энн молча разглядывала кобуру с пистолетом, обычно скрытую под пиджаком.

— Ах, да! Конечно. В шкафу есть вешалка.

Шкаф оказался пуст, если не считать полдюжины плечиков для одежды. Болан повесил в шкаф свой пиджак и костюм, который достал из чемодана.

— Так вы говорите — убежище?

— Да, — отозвалась она с порога. — Я уже говорила вам, что не живу здесь. Я живу у майора Стоуна.

— Понятно.

Энн вошла в комнату и нерешительно остановилась возле Болана, который продолжал разбирать свой чемодан.

— Полагаю… боюсь, что я не совсем правильно выразилась. Когда я сказала, что мы сможем лучше узнать друг друга, я вовсе не имела в виду, что… что мы будем спать вместе.

Болан устало улыбнулся.

— Конечно, нет.

— Я против вас ничего не имею, — быстро добавила девушка. — Дело в том, что я… ну, в общем, все очень просто… я… я боюсь мужчин, вы понимаете меня? Всех мужчин, не только вас. Болан выпрямился и какое-то время молча разглядывал ее.

— О'кей.

Он снова нагнулся к чемодану и вскрыл двойное дно, чтобы извлечь то, что еще осталось от его «кассы». Оставалось не густо-несколько тысяч долларов крупными купюрами — довольно жиденькая пачка. Мак положил деньги на прикроватную тумбочку и сверху придавил их «береттой», затем снял наплечные ремни с пустой кобурой, пояс с запасными обоймами и начал расстегивать рубашку.

Энн Франклин изучала черный комбинезон, который Мак бросил на кровать.

— Вы носите черное белье? — серьезно спросила она.

— Это моя боевая форма, — рассмеявшись, ответил Болан. — Некоторые «солдаты», которых я знал в Майами, говорили мне, что она устрашающе действует на моих врагов. Но я ношу ее по другой причине. В ней я почти не заметен ночью и могу пробраться куда угодно.

— Как коммандос?

— Да, вроде того. Только я родился немного позже.

— Я тоже.

Разговор несколько разрядил обстановку, и девушка, развернув комбинезон, приложила его к себе.

— Вам в нем тепло?

— Да, довольно тепло, — ответил Болан, стаскивая обувь. — Это изотермический комбинезон.

— Понятно.

— Э-э… это правда, то, что вы сказали по поводу мужчин?

Энн вдруг покраснела и уронила комбинезон на кровать.

— Да… Конечно, это глупо, — быстро ответила она. — Думаю, что причиной этому те мужчины, которые… которых я знаю.

— Как майор Стоун, например, да?

— Вы заблуждаетесь. Майор занял место моего отца. Он воспитывал меня с двенадцати лет.

— Понимаю, — ответил Болан, обыскивая чемодан в поисках электробритвы.

Энн продолжала свой рассказ.

— Майор всегда относился ко мне по-джентльменски. Он был против того, чтобы я занималась… этим. У меня постоянно было все, чего бы я не пожелала.

— Тем лучше для него, — зевая, ответил Болан. Ему очень хотелось спать.

— Послушайте, а у вас здесь кофе не найдется?

— Конечно, есть, — ответила девушка и направилась к двери. — Примите пока ванну, а я приготовлю вам кофе.

Мак проводил ее взглядом, вздохнул и посмотрел на часы. Семь утра. Ночь тянулась очень долго. В комнате было холодно, но у него не было сил дрожать. Болан разделся, взял с собой «беретту», электробритву и пошел в ванную комнату.

Минут через десять в дверь ванной комнаты легонько постучали. Вошла Энн Франклин, неся перед собой поднос с кофе и вполголоса напевая какую-то популярную мелодию. Болан лежал в ванне, полностью погрузившись в горячую воду. Из густой белой пены торчала лишь его голова. Он выглядел совершенно расслабленным, но из-под полуприкрытых век внимательно следил за каждым шагом девушки.

Она пододвинула к ванной табурет и поставила на него поднос. Только теперь она заметила «беретту», сунутую за вешалку для полотенец.

— Я слышала, что кое-кто иногда спит с оружием под подушкой, мистер Болан. Скажите, вы не кажетесь себе несколько смешным?

Ее дружеский тон исчез, она казалась напряженной и взвинченной, как и прежде.

— Тот, кому удается выжить, никогда не кажется смешным, — заявил Мак сонным голосом.

Она опустила глаза.

— Конечно, вам это лучше знать, чем мне. Ну, хорошо, — добавила девушка с наигранным весельем, — вот ваш кофе и горячие булочки, которые тоже способствуют выживанию.

Болан улыбнулся и протянул руку к чашке с кофе.

— Сколько суток вы не спали? — спросила Энн.

Он осторожно попробовал обжигающий кофе.

— Я уже не помню.

— Значит, давно, — задумчиво произнесла она.

Девушка опустилась на колени рядом с ванной и, разломив булочку, вложила кусочек Болану в рот. Только теперь он вспомнил, что забыл, когда ел в последний раз.

— Вы странный человек, мистер Болан.

— Вовсе нет, — пробормотал он с полным ртом. — Я самый обычный человек, попавший в водоворот не совсем обычных событий. Вы все еще боитесь меня?

Она заколебалась.

— Нет, не думаю.

— А вот я побаиваюсь вас, — вздохнул Болан.

— Вы не очень-то льстивы, — ответила Энн.

Мак вздохнул.

— Это говорит инстинкт самосохранения. В любой момент я должен рассчитывать только на самое худшее.

— Тогда зачем жить? — мрачно спросила она. — Я хочу сказать, что…

Повисла тягостная тишина.

— Я знаю, что вы хотите сказать, — заговорил, наконец, Болан.

Он часто задавал себе сам такой вопрос. Энн Франклин не могла выразить свою мысль, но один из философов сделал это с необыкновенной простотой и изяществом: «Когда нет любви и доверия — нет самого человека, только он этого не знает». Да, Болан часто размышлял об этом…

— У меня много работы. Я живу, чтобы завершить ее.

— Вы имеете в виду вашу работу палача, — с утвердительной интонацией в голосе произнесла Энн Франклин.

— Да, — вздохнул Мак, — именно ее.

— Вы живете, чтобы убивать.

— Выходит, так.

Он протянул ей пустую чашку.

— Я вам не верю, — сказала Энн.

— Это не имеет никакого значения, — ответил Болан, пожимая плечами.

— Если бы вы вдруг узнали, что я ваш враг, вы бы убили меня?

Он улыбнулся.

— А что, вы мой враг?

— Нет.

— Друзей я не убиваю.

Она печально посмотрела на него, вздохнула и поднялась.

— У вас нет настоящих друзей в Англии, мистер Болан. Вам придется разом перестрелять все население этой страны и постараться незаметно уехать.

Она вышла, тихонько прикрыв двери.

— Черт побери! — еле слышно пробормотал Болан. Она хотела разговорить его, вытащить из защитной оболочки молчания. Зачем? Чтобы восхищаться им или жалеть? Она оказалась замешанной в неприятную историю и хотела, чтобы он сказал ей, стоит ли игра свеч?

В любом случае, он ничего не сказал бы ей. Ему стоило немалых трудов убедить в этом самого себя. А как было бы заманчиво: уйти с головой под воду и выйти из игры. И не будет больше боли, страха, крови; ничего, кроме покоя небытия в тепле ванны в квартире Энн Франклин. А почему бы и нет? С какой стати Мак Болан должен заботиться о лечении больного общества? Допустим, мафия — это рак, поражающий метастазами все жизненные органы, но разве нет других хирургов, оснащенных лучше, чем он?

Либо это гордыня заставляла его продолжать начатое дело? Пресса назвала его Дон Кихотом. Лучше бы его окрестили Артабаном или, скорее, сержантом «самонадеянность», добровольным спасителем западной цивилизации.

Более шестидесяти часов кряду Болан не смыкал глаз. За это время он ушел от полиции и от мафии, ухитрившись перенестись за многие сотни километров от горячей точки. Четырежды он выходил живым и невредимым из смертельных засад мафии, оставил с носом полицию трех разных стран, но, несмотря ни на что, так и не мог найти надежного пристанища. Его силы, и физические, и моральные, были уже на исходе. Не лучше обстояло дело и с финансами. Временный приют на квартире у Энн Франклин тоже казался ему весьма сомнительным. Мака по-прежнему окружал враждебный мир, жаждавший одного — раздавить его, обратить в прах.

Будь на его месте кто-нибудь другой, настроенный менее оптимистично, ему бы уже давно пришел конец. Пораженческое настроение, захлестнувшее Болана, было ответной реакцией на брезгливость, сквозившую в словах молодой женщины.

Какой-то миг его сознание балансировало между инстинктом самосохранения и простотой смерти. Мак отключился всего лишь на секунду и с головой ушел под воду, но тут же пришел в себя: кашляя и отплевываясь, он бросился к «беретте».

Опасность существовала только в его воображении, но крайняя усталость заставляла видеть врагов повсюду и действовать подсознательно. Когда Энн Франклин, встревоженная громким плеском воды и грохотом в ванной, открыла дверь, то увидела Болана с «береттой» в руке и лицом, покрытым мыльной пеной. Устремив отсутствующий взгляд прямо перед собой, он бормотал:

— Все в порядке, все в порядке…

Она сразу же поняла, что с ним происходит, и присела возле ванны на корточки. Обняв его за плечи, Энн попыталась отнять у него оружие.

— Дай мне пистолет, Мак, — прошептала она.

— Все в порядке, все хорошо…

Он все еще был в полубессознательном состоянии.

— Дай мне пистолет, иначе ты уронишь его в воду.

Болан разжал пальцы. Девушка взяла оружие и осторожно положила его на пол, вытащила из ванны сливную пробку и набросила на плечи Болана широкое махровое полотенце.

— В постель, — приказала она.

Обтерев Мака полотенцем, Энн обняла его за талию и провела в комнату.

— Все хорошо, — пробормотал он с закрытыми глазами, пока хозяйка укладывала его в постель.

— Да, да, все в порядке, я знаю, — успокаивающе произнесла она.

— Где мой пистолет?

Она вернулась в ванную комнату, подобрала с пола пистолет и, показав его Болану, сунула ему под подушку.

— Так хорошо? — спросила она.

— Превосходно.

Он сделал над собой титаническое усилие, и его глаза приобрели осмысленное выражение.

— Но… я же совсем голый…

— Полностью, — подтвердила она с улыбкой. — И духом, и телом.

Энн прикрыла Мака одеялом.

— Все, теперь спите.

Он с трудом удерживал на ней взгляд.

— Вы задали мне один вопрос… Зачем продолжать жить? Я живу, потому что хочу победить. Если я умру, победят «они»… А я этого не хочу. Я докажу им, что они… не боги. Я возвращаю им посеянное ими же зло… Понимаете?

— Да, конечно.

— Именно поэтому я продолжаю… я живу. Не из гордости или бравады… нет. Это игра… И играть в нее нужно по их собственным правилам… Вам ясно?

— Да, теперь я все понимаю.

Не сводя с него глаз, девушка начала раздеваться.

— Что вы делаете? — спросил он с проснувшимся интересом.

Она сняла лифчик и деликатно положила его на стул с другой стороны кровати.

— Собираюсь лечь. Девушки, знаете ли, тоже должны иногда спать.

Болан с трудом оторвал голову от подушки, приподнялся на локте и с полусонной улыбкой наблюдал, как она снимает трусики.

— Вы поступаете неосторожно, — пробормотал он. — Я не устал до такой степени, чтобы…

— Я в этом не уверена, — серьезно ответила она, скользнув под одеяло и прижимаясь всем телом к Болану.

— Мне тоже трудно жить, — шепнула она ему на ухо.

Мак обнял девушку и крепко прижал х себе.

— Просто восхитительно, — чуть слышно произнес он.

— Да…

В следующий миг Энн почувствовала, как его объятия ослабели. Усталость взяла верх. Энн перевернула Болана на спину и поправила подушку у него под головой. Некоторое время она смотрела на него, потом импульсивно нагнулась и поцеловала в губы.

— Кровожадный Болан, — нежно прошептала она и положила голову ему на плечо.

Энн Франклин заснула почти мгновенно.

Глава 7

Бесконечно долгая ночь Палача закончилась, но по ту сторону Атлантики в одном из городов восточного побережья Штатов собрались первые лица мафии. Совещание проходило в пригороде Нью-Йорка, в особняке Оджи Маринелло — капо одной из нью-йоркских семей. На повестке дня снова стояла проблема Болана, и решить ее необходимо было как можно скорее.

Вопреки распространенному представлению, на совете не было ни большого Босса, ни главного капо. Эта должность исчезла навсегда с убийством Сальваторе Маранцано в 1931 году. С тех пор каждое семейство имело своего представителя на совете капо — высшем органе управления колоссальной преступной империи.

Совещание в Нью-Йорке нельзя было назвать большим советом, но на него съехались видные люди. Кроме Оджи Маринелло, нью-йоркские семьи представляли еще два капо. Все остальные гости прибыли от независимых территорий. После катастрофы в Аппалачах была предпринята одна-единственная попытка собрать вместе всех шефов мафии. Такая встреча состоялась в Майами несколько недель тому назад и в результате вмешательства подонка Болана масштабом разыгравшейся драмы заставила навсегда забыть Аппалачи.

Главы семейств угрюмо молчали, размышляя о минувших событиях. Все они присутствовали на совете в Майами, когда разыгралась та страшная трагедия. Кое-кто из них до сих пор носил следы физических ран, другие перенесли тяжелую психическую травму и перестали спокойно спать. Майами они запомнят надолго, как и того, кто устроил им кровавую баню.

Два массивных типа в элегантных костюмах молча обошли всех приглашенных и, наполнив их бокалы, удалились, оставив боссов одних.

Как хозяин Оджи Маринелло открыл совещание, прокаркав своим хриплым голосом:

— Мы получили сообщение, что в настоящий момент этот мерзавец находится в Англии.

Арнесто «Арни» Кастильоне, капо огромной территории, охватывающей несколько штатов атлантического побережья, беспокойно заерзал в кресле.

— Так… э-э… получилось, что во Франции его упустили, — объяснил он. — Я вам… короче, извините за дурную весть, но… но я не могу понять, как этот тип смог выйти сухим из воды.

— Ну он-то все понял, — зло бросил капо из Пенсильвании.

— Скорее всего, да, — хмуро заявил глава Нью-Джерси. — В качестве доказательства он украсил Лондон трупами наших людей.

Арни скривил кислую мину.

— Рассказывайте про покойников кому угодно, только не мне. Мы до сих пор считаем свои потери во Франции и пытаемся вызволить из-за решетки тех, кого схватила полиция.

Маринелло сипло вздохнул.

— Я получил телеграмму от Ника Триггера, — сообщил он, глядя на капо из Нью-Джерси. — Он хочет возглавить охоту на Болана.

— Но у меня там целая команда, которая уже занимается этим, Оджи, — возразил тот.

— Знаю, но что они до сих пор сделали?

— Ну, как я уже тебе говорил, они нашли его и дважды были в контакте.

— Контактов было полно и в Майами, — насмешливо заметил один из капо с севера. — И к чему они нас привели?

— Там хорошие ребята — настойчиво сказал председатель Нью-Джерси. — Полагаю, они скоро возьмут ситуацию под контроль.

— Если ты так действительно думаешь, то ты болван, — буркнул Арни.

— Как это болван?!

— А вот так! Я отправил во Францию целую армию, настоящий десант, как в сорок четвертом, а назад вернулось меньше половины. Поэтому я говорю, что ты болван. У тебя есть парни хитрее и лучше Сэмми Шива, Толстого Анджело и Быстрого Тони? Нет! Значит, ты болван!

Кастильоне отхлебнул вина и, прищурившись, глянул поверх бокала на коллегу из Нью-Джерси, глаза которого сверкали лютой ненавистью.

— Скажи-ка нам, кто у тебя там, в Англии? Кто вскоре возьмет ситуацию под контроль?

— Данно Джилиамо со своей командой, — натянуто ответил капо из Нью-Джерси.

— Ты меня поразил. Раз ты отправил Данно, это меняет дело. Это хорошо. Ты не такой уж болван, беру свои слова обратно.

— У Данно бульдожья хватка, — добавил Маринелло. — Против этого никто не возразит. Я не хочу принижать достоинства Данно, но все же скажу, что было бы неплохо, если бы охоту на Болана возглавил Ник. Кроме того, Ник сообщил, что говорил на эту тему с Данно и тот не возражает. Сейчас не время сердиться друг на друга. С Боланом нужно кончать, и как можно скорее, потому что вся эта история стоит сумасшедших денег.

— Не говоря уж о сумме контракта, — вставил капо из Пенсильвании.

— Я бы заплатил вдвое больше, не моргнув глазом, если бы…

Арни заколебался.

Он поднял свой бокал, отпил глоток и продолжил уже чуть спокойнее:

— Хочу сделать одно заявление: я лично округляю сумму до миллиона. Ребят это должно заинтересовать. Кроме того, мы уже потеряли гораздо больше из-за этого дерьма Болана. В довершение ко всему, он еще и потешается над нами. Сколько же мы можем терпеть это издевательство…

Он не закончил фразу, и над столом повисла тягостная тишина. Первым нарушил молчание капо из Нью-Джерси.

— Большая премия — это еще не решение проблемы.

— Черт бы тебя побрал! — заорал Арни. — У тебя есть лучшее? Ты же не можешь признать себя виновным по делу этого парня!

Последней фразой Арни намекал на критический период в жизни капо Нью-Джерси, когда тому пришлось трижды отсидеть в тюрьме, признавал себя виновным в совершении мелких преступлений, чтобы избежать наказания за более тяжкие. Он терпеть не мог, когда ему напоминали о прошлых ошибках, и его взбешенное лицо красноречиво свидетельствовало об этом.

Маринелло постарался разрядить обстановку.

— Мы уже знаем решение, — спокойно сказал он. — Мы делаем то, что нужно, не стоит волноваться. Это лишь вопрос…

— Нет, погодите. Почему бы не признать свою вину за прокол в деле с Боланом?

Все посмотрели на Джо Стаччио, капо северных территорий.

— Ты в своем уме, Джо? — спросил кто-то из собравшихся.

— Вполне, — ответил Стаччио. — Хотя это зависит от того, как смотреть на вещи. Я хочу сказать, что эта идея не так уж нелепа, как может показаться. Мы ведем себя, как наши предки. Напрягите свои мозги. Даже старики знали, что существует несколько вариантов решения тех или иных проблем. Понимаете?

Оджи Маринелло задумчиво смотрел на него. Кастильоне скорчил недовольную мину, поняв, куда клонит Стаччио. Капо из Нью-Джерси не сводил глаз с Маринелло.

— Ты предлагаешь нам поднять руки, пасть на колени и попросить прощения, так, что ли, Джо? — скрипнув зубами, спросил Кастильоне.

— Погодите! — Маринелло заговорил громче, чтобы его голос не утонул в гуле возмущенных криков протеста. — Джо произнес вслух то, что рано или поздно приходило в голову каждому из нас. Предложение сделано, давайте обсудим его. Может быть, Джо прав, и мы, действительно, попались на крючок, как последние дураки.

— Недавно я как-то задумался о старике, — произнес Стаччио, имея в виду Сальваторе Маранцано. В те времена никто не доверял друг другу, все были готовы перерезать горло ближнему. Войны той поры вышли за пределы разумного, вы сами это знаете. Если бы Чарли Счастливчик не положил этому конец и не уладил миром все спорные вопросы, закрыв глаза на прошлые обиды, то сегодня мы не сидели бы здесь, не так ли?

— Верно, Джо, — подтвердил Маринелло.

— Ты забыл, наверное, что Чарли Лучиано и сукин сын Болан стоят по разные стороны баррикады, — язвительно заметил Арни.

— Это так, Арни, — ответил Стаччио. — Но проблема состоит не в том, и твое сравнение лишено всякого смысла. Но то, что есть немало способов положить конец кровавой войне, это факт.

— Мы истекаем кровью, — подтвердил капо из Нью-Джерси, — и это кровотечение очень опасно. Никто этого не станет отрицать. С войной нужно покончить, и чем быстрее, тем лучше.

Маринелло согласно кивнул и обернулся к Стаччио.

— Что ты надумал, Джо?

— Заключить с ним соглашение.

— Что за соглашение?

— Он кончает охотиться на нас — мы оставляем его в покое. Мы закопаем топор войны.

— И ему сойдет с рук то, что он нам сделал?! — негодующе взревел Арни.

— Давай реально смотреть на вещи, Арни, — успокаивающе произнес Стаччио. — Болан потерял свою семью и ответственность за смерть близких возлагает на нас. Если мы правильно понимаем ситуацию, то это кровная месть. Кровь за кровь. Давайте трезво оценим ситуацию и попытаемся покончить с этой вендеттой.

Арни Кастильоне вспыхнул.

— Ну хорошо, допустим, обе стороны желают мира, что дальше? — спросил Маринелло.

Стаччио пожал плечами.

— Об этом я как следует не размышлял. Но мне кажется, что в свое время у Чарли Счастливчика был в запасе отличный тактический ход.

— Ты хочешь сказать, мы должны предложить Болану стать членом Организации? — задумчиво спросил Маринелло.

Стаччио снова пожал плечами.

— А почему бы и нет? Такое уже случалось, и не раз. Почему бы не применить этот прием снова? Было бы чертовски здорово иметь этого парня на своей стороне. Мы все могли бы относиться к нему с уважением. Верно? Он бы стал нашим арсеналом на колесах.

Арни встал и осторожно провел пальцами по ягодице.

— У меня в заднице дырка размером с мяч для игры в гольф, — объявил он. — Я обязан ее появлению этому подонку. Теперь я никогда не смогу сесть, чтобы не подумать…

— Ты не один такой, — холодно прервал его Стаччио. — У нас у всех хватает причин ненавидеть этого парня, но не это должно волновать нас. Нужно иметь мужество заглянуть правде в глаза. Организация рухнет, если мы по-прежнему будем махать кулаками, забыв о том, что иногда нужно работать и головой. Мы переживаем кризис, как наши старики с их войнами!

Кастильоне передернуло.

— Признать свою вину перед Боланом? — пробормотал он. — Никогда! НИ-КОГ-ДА!

— Ну, ладно, ладно, успокойся, — сказал Маринелло. — Вы оба высказали свое мнение, теперь давайте сядем и все обсудим.

Кастильоне с ворчанием сел.

— Попробуйте примириться с этим Боланом. Тогда и в самом деле всему придет конец. Он причинил нам слишком много зла, Оджи. Есть такие раны, которые не заживают никогда.

— И все же давайте поговорим.

— А если сделать так, чтобы он поверил, будто мы хотим пойти с ним на переговоры? — предложил капо из Пенсильвании.

— Он в любом случае будет ожидать этого, — ответил Стаччио. — Но проявит максимум осторожности. Даже, если мы поведем себя честно на все сто процентов, он все равно будет опасаться нас, как чумы.

— В таком случае, мы теряем время, — прокомментировал Арни. — А зачем убивать время на пустую болтовню?

— Я знаю одного парня, который мог бы поговорить с Боланом, — предложил капо из Пенсильвании.

— Ты имеешь в виду «Котика» Лео? — спросил Маринелло.

— Да, племянника Серджио. Он сейчас ведет все мои дела в Питтсфилде. Думаю, что он…

— Это тот тип, у которого когда-то работал Болан? — поинтересовался Стаччио.

— Он самый. Лео мог бы передать наше предложение Болану лучше кого бы то ни было.

— Какое предложение? — взвился Кастильоне. — Не было такого решения — делать ему предложение!

— Я хочу сказать, если такое решение будет принято, — поправился пенсильванец.

— Не рассчитывайте на это, я — против!

— Ничего плохого не случится, Арни, если мы обсудим все варианты, — миролюбиво сказал Маринелло. — Почему бы нам не рассмотреть и такую возможность, а? В этом забеге мы могли бы поставить сразу на двух лошадей. На чистокровку и першерона, усекаешь?

Он незаметно подмигнул Стаччио.

— Это все равно, что бега рысаков.

— Не пойму, к чему ты клонишь, — мрачно буркнул Кастильоне.

— Мы просто говорили о наших возможностях, Арни. Можно подойти к решению задачи с двух сторон. С одной стороны запустить Джо с его видением проблемы, с другой — тебя. Тогда мы увидим, кто раньше добьется успеха.

— Бред! — раздраженно ответил Арни.

— Вовсе нет.

Маринелло обернулся к пенсильванцу.

— Ты действительно думаешь, что «Котик» Лео мог бы выйти на Болана?

Тот пожал плечами.

— Если теоретически, то, возможно, Лео справится со своей задачей.

Маринелло перевел взгляд на Джо Стаччио.

— Твое мнение, Джо? Ты не против обсудить это с Лео?

Стаччио медленно кивнул.

— Надо попробовать.

— Чушь собачья! — холодно бросил Кастильоне. — Я уже пробовал наладить контакт с Боланом. Я отправил к нему негра-ветерана, а вместо ответа получил гору трупов.

— И все же я думаю, что игра стоит свеч, — настойчиво повторил Стаччио.

— Ладно, — решительно сказал Маринелло. — Мы поступим следующим образом: ты, Арни, займешься контрактом. Ник Триггер станет твоим помощником. Ты знаешь, что всегда можешь рассчитывать на него… В твое распоряжение поступает Данно и его команда. Можешь взять еще кого-нибудь на свое усмотрение. Сил и средств у тебя достаточно, так что постарайся прикончить Болана. Ты, Джо, заберешь с собой тех, кто будет тебе полезен, и постараешься убедить Болана сесть за стол переговоров. Ну что? Есть в этом смысл или нет? Меня интересует ваше мнение.

— Чушь собачья, — непоколебимо стоял на своем Арни. — Но если за нее проголосуют все, то я присоединюсь, несмотря на то, что имею на этот счет собственное мнение. Только запомните: я снимаю с себя всякую ответственность за действия Джо и «Котенка» Лео. Мы просто помешаем друг другу. Мои парни сначала будут стрелять, а уж потом задавать вопросы.

— Так чем тебе не нравится наша идея, Арни? — спросил Стаччио.

— Если этот Лео может приблизиться к Болану, он тотчас так же может сделать это и с пистолетом в кармане… не понимаю, почему…

— Ты упорно не хочешь понимать, что Болан вовсе не дешевый убийца-дилетант. Он обладает шестым чувством. Я наблюдаю за ним с тех пор, как он устроил погром в Майами. Я снова думаю о братьях Талиферо. И потом, я никак не могу забыть, что он сотворил с Диджем и его людьми в Палм-Спрингсе. В нем есть нечто необычайное. Не забывайте: как и мы, его разыскивают все фараоны мира, а он уходит от них так же легко, как и от нас. Его ведет шестое чувство, это точно. Он чует подвох за два дня до того, как ты соберешься устроить ему ловушку. Он…

Капо из Нью-Джерси хихикнул и перебил его.

— Уж не занимается ли он черной магией, Джо? Стоит ему надеть черный комбинезон, и он превращается в демона или еще кого…

Кто-то подал голос с другого конца стола:

— Кончай, не стоит говорить о таких вещах.

— Я хотел только, — мрачно продолжил Стаччио, — чтобы вы поняли одно: я должен отнестись к делу абсолютно серьезно и играть с Боланом в открытую. Никаких подвохов, никакого мошенничества. И, как только мне удастся установить с ним контакт, бег наперегонки со смертью закончится. С этим уже сегодня должны согласиться все. Сделка, которую я заключу с Боланом, должна быть одобрена большим советом. Она должна стать законом, как контракт: все семьи должны подчиниться. Я говорю о всех, а не только о тех, кто сегодня присутствует здесь, в том числе и об Арни Кастильоне.

Пока Стаччио говорил, Маринелло наблюдал за Кастильоне. Он кивнул, по-прежнему не спуская глаз с капо из Вирджинии.

— Наше слово — это наша честь, Джо, — произнес он. — Так было всегда, так будет и впредь.

— Отлично, значит, мы договорились. Если у меня возникнут сомнения, Болан заметит это, и я окажусь в дурацком положении.

Кастильоне иронически усмехнулся.

— Сдается мне, что Джо стал суеверным.

— Нет, но он прав, — сказал Маринелло. — Я согласен с тобой, Джо. Если мы договоримся здесь, то тогда сможем организовать селекторное совещание с другими семьями, чтобы убедить их присоединиться к нам. Ну, что мы решаем? Попробуем?

— Надо бы разобраться во всех деталях, Оджи, — подал голос капо из Пенсильвании.

— Для этого у нас еще ночь впереди, — ответил Маринелло.

— Давайте поговорим сначала о моих проблемах, — предложил Кастильоне. — Болан перебил кучу моих людей, поэтому мне бы хотелось, чтоб каждая семья выделила несколько человек и обеспечила их путешествие за свой счет.

— Я дам тебе Джимми «Картошку» и его людей, — заявил пенсильванец.

— А я пошлю с тобой Томми Томпсона и его компанию, — пообещал Маринелло.

— «Скутер» Риццо, — сказал другой нью-йоркский капо.

— Отлично, — кивнул Кастильоне. — Когда ты начнешь совещание по телефону, не забудь сказать, чтобы другие семьи тоже выделили мне своих людей.

Маринелло не стал спорить.

— Хорошо. Мы продвигаемся вперед. Теперь поговорим о другом: чем мы можем помочь тебе, Джо?

— Сначала давайте обсудим, с чем мне идти к Болану, что я могу ему предложить. Только не надо мелочиться, предложение должно заинтересовать его. Не просто мир, но нечто такое, что покажется ему крайне привлекательным. Место с хорошими перспективами, высокую должность в Организации. Поскольку братья Талиферо вышли из строя, нам понадобится исполнитель для «Коммиссионе». Я думаю, что…

— Черт! Скажи, что ты шутишь! — ужаснувшись, вскричал Кастильоне.

— Погоди секунду, Арни, — посоветовал Маринелло, подмигивая своему давнему соратнику. — Пусть Джо говорит. Продолжай, Джо, мы слушаем тебя.

— О'кей, — ответил Стаччио, — это все, что я хотел сказать.

Обсуждение продолжалось всю ночь. Оживленный разговор сменялся угрюмым молчанием или яростной перебранкой. К утру нервы у всех были взвинчены до предела. Окончательно результат этот чрезвычайного ночного совещания должен был самым решительным образом сказаться на судьбе Мака Болана, которому, вопреки своей воле, предстояло вступить в жесточайшую схватку с преступным миром. Долгая ночь Болана не окончилась, она еще только начиналась.

Глава 8

Мак проснулся в кромешной темноте. Он инстинктивно нащупал рукоять «беретты» и замер, затаив дыхание, пока, наконец, не вспомнил, где находится. На память пришло непередаваемое ощущение прикосновения к бархатистой коже красивой девушки, тесно прижавшейся к нему. На мгновение Болану показалось, будто ему приснился прекрасный цветной сон… Рядом с ним в постели никого не было, в чем он сразу же убедился, пошарив вокруг себя руками. Выскользнув из-под одеяла, Болан быстро обошел всю квартиру и с удивлением убедился, что он — единственный ее обитатель. Вернувшись в спальню, он зажег свет и взглянул на часы. Стрелки бесстрастно сообщили ему, что он появился в «Куинз Хаузе» четырнадцать часов назад, а сосущая боль в желудке свидетельствовала о проснувшемся чувстве голода. Отопление было включено. Болан не ощущал холода, хотя в поисках одежды бродил по квартире нагишом. Он натянул черный комбинезон, застегнул ремни снаряжения и пошел на кухню. В холодильнике Мак нашел яйца, бекон и бутылку молока. Он разбил два яйца в стакан с молоком, сделал гоголь-моголь и, поставив на газ воду для кофе, вернулся в спальню.

Только теперь он нашел записку, оставленную Энн Франклин на пачке денег: «Вы найдете меня в „Духе Сохо“ в одиннадцать вечера». Рядом с запиской лежала коробка спичек с яркой рекламной этикеткой, утверждавшей, что «Дух Сохо» — самый модный ночной клуб Лондона. Тут же был указан и адрес заведения.

Поверх комбинезона Болан надел солидный твидовый костюм, немного подумал и сунул большую часть денег в один из карманов комбинезона. В бумажник он положил только мелкие банкноты: две по пятьдесят долларов и пять купюр по десять фунтов.

В девять часов вечера он плотно поужинал яичницей с беконом, выпил бутылку молока и, покуривая сигарету, спокойно допил кофе. Пора было идти на встречу. Болан спустился в гараж, открыл багажник «линкольна» и осмотрел свой арсенал. Маленький «узи» с несколькими запасными магазинами он сунул под переднее сиденье. Ему очень нравился этот превосходный пистолет-пулемет, к которому подходил стандартный натовский 9-миллиметровый патрон. Приклад «узи» складывался, и в таком положении его длина не превышала 35 сантиметров. Немного подумав, Болан вытащил из багажника «уэзерби», пояс с боекомплектом к нему и, поднявшись в квартиру, спрятал карабин в платяном шкафу. Вернувшись в гараж, Мак завел машину и поехал в Сохо…

Найти место для стоянки было не просто, но Болану повезло: он припарковал машину в небольшом переулке, неподалеку от знаменитого джаз-клуба «Ронни Скотс». Отсюда до места встречи было рукой подать.

Маку показалось, что по мановению волшебной палочки он перенесся в другой мир. Лондон открыл ему свое второе лицо: его ночная жизнь предстала перед ним во всем своем блеске, великолепии… и грязи. Гринвич Вилледж, Рыбацкая Пристань и Пигаль — все смешалось здесь в один сверкающий, искрящийся, праздничный круговорот ночных клубов, притонов и стриптиз-баров, дешевых кабачков и шикарных, всемирно известных ресторанов, бесчисленных кафе, оформленных, как дворцы, и непременных дискотек. Мак неторопливо шел по неоновым джунглям, невольно подстраиваясь под ритм джазовых аккордов и вспышек ослепительной световой рекламы, не забывая при этом фиксировать в памяти все, мимо чего он проходил.

«Дух Сохо» находился в том месте, которое было указано на спичечной коробке: «на Фрит Стрит, возле сквера». С одной стороны к клубу примыкал пакистанский ресторан, с другой — обветшалый театр, красочные афиши которого приглашали полюбоваться на «самые красивые задницы в Лондоне».

Из предосторожности Болан приехал на встречу на час раньше. Он прошелся перед клубом, на перекрестке перешел на противоположную сторону улицы и неторопливо вернулся обратно. Напротив входа в клуб располагалось кафе самообслуживания, и Мак заглянул туда. Он плотно поел на квартире у Энн, но несмотря на это, набрал целый поднос еды и собрался устроиться за свободным столиком у окна.

Кассирша подала ему чек.

— С вас шесть и шесть, сэр.

— Шесть и шесть чего? — переспросил Болан, вытаскивая из кармана бумажник.

— Вы американец?

Мак молча кивнул и достал банкноту в десять фунтов.

Кассирша улыбнулась и объяснила:

— Вы должны заплатить всего шесть шиллингов и шесть пенсов.

Ее очаровательная улыбка погасла, когда она увидела десятифунтовую бумажку.

— У вас нет денег помельче, сэр?

— К сожалению, нет, — смущенно пробормотал Болан.

Что-то сердито бурча себе под нос, кассирша дала ему сдачу и неодобрительно покачала головой, увидев, как он небрежно бросил деньги на поднос и пошел к своему столику.

Следующие сорок минут Мак посвятил дегустации пирога с телячьими почками, жареных помидоров и других блюд британской кухни. Сидя перед окном, он видел всю улицу и без помех наблюдал за всеми посетителями «Духа Сохо».

Без десяти одиннадцать перед клубом остановилось такси, и из него вышла Энн Франклин. Болан видел, как она нагнулась ко второму пассажиру, который остался в салоне машины и должен был, вероятно, держать такси до ее возвращения. Они обменялись несколькими словами, потом машина тронулась, а девушка вошла в клуб. Болан подождал еще и не напрасно: через несколько минут подъехало еще одно такси — может быть, то же самое, — и из него вышел полный мужчина, тот самый здоровяк, который вез их из Дувра в Лондон. Мак вспомнил, что девушка называла его Гарри Парксом.

Краем глаза Болан заметил еще одну автомашину — на этот раз небольшой седан английского производства, который медленно подъехал к тротуару и остановился в нескольких метрах позади такси. Из машины вышли два человека и следом за Гарри Парксом скрылись за дверью клуба. Машина тут же отъехала, а еще один подозрительный тип вышел из заведения и перешел на другую сторону улицы. Болан видел, как он прислонился к фонарному столбу и закурил сигарету, словно ожидал кого-то.

Мак без труда догадался, кого ждал этот человек. Он вздохнул, незаметно расстегнул рубашку и вытащил из кобуры «беретту». Болан положил пистолет на колени и, спрятав руки под скатертью, начал навинчивать на ствол глушитель. Покончив с этим, он сунул пистолет за пояс. На мгновение Маку показалось, будто он в театре: вот-вот поднимется занавес и объявят его выход.

Болан покинул свой наблюдательный пункт и вышел на улицу. Он на мгновение остановился, высматривая другие подозрительные личности, но больше никого не увидел. Однако тип, что стоял у фонаря, заметно напрягся и далеко выплюнул изо рта горящую сигарету. Мак сообразил, что на улице в ожидании этого сигнала должен быть еще кто-то, и намеренно стал топтаться на месте, чтобы заставить противника окончательно раскрыться. Долго ждать не пришлось: со стороны сквера Сохо появился человек, который торопливо перешел улицу и занял позицию слева от Болана.

Мак чуть заметно улыбнулся и решительно направился к клубу. Он терпеть не мог интриг и пришел к выводу, что настал момент, когда нужно провести черту между друзьями и врагами, а также выяснить, наконец, на чьей стороне Энн Франклин и ее приятели из «Музея де Сада». После этого можно будет приступать к активным действиям.

Не успел Мак переступить порог клуба, как оба типа, следивших за ним, также перешли на другую сторону улицы.

Рядом со входом за небольшой стойкой находился пожилой, но очень элегантный портье.

Скромная табличка на стене сообщала, что право доступа в клуб имеют только его члены. Болан направился к стойке.

— Я должен встретить здесь одну молодую особу, — сказал он. — Может быть, вы…

— В любом случае вы обязаны приобрести карточку члена клуба, сэр, — прервал его портье. — Таковы правила. Это обойдется вам в три соверена[1] и десять шиллингов.

Болан вытащил бумажник.

— Сколько это в фунтах и граммах?

Портье рассмеялся.

— Для вас, американцев, сэр, наши традиции должны казаться по меньшей мере странными, если не сказать больше. Но мы скоро переходим на десятичную систему и станем такими же скучными, как и вы.

Оба субъекта с улицы вошли в холл и теперь, топчась у входа, изо всех сил делали вид, будто их не интересует разговор у стойки.

Болан взялся за деньги.

— Так сколько? — спросил он.

Взгляд портье упал на записку, лежавшую на журнале регистрации посетителей клуба.

— У вас назначено свидание с мисс Франклин, сэр?

— Именно с ней.

— Тогда прошу простить меня. Вы можете проходить, у вас все в порядке. Я только что заступил на дежурство, сэр, и еще не успел просмотреть все записи.

— Значит, я могу войти?

— Конечно, сэр. Вам нужно пройти через бар, спуститься вниз, в танцевальный зал, а уж оттуда вы подниметесь в мезонин. Комната номер 3, сэр.

Болан уронил десятифунтовую купюру на стойку.

— Забудьте о моем визите. О'кей?

Деньги молниеносно исчезли под ладонью портье.

— Я само молчание, сэр. Скажите, а те два господина, что стоят у двери, они вас сопровождают?

— Конечно, нет.

— Боже мой, как это неприятно, сэр. Должен вам сказать, что эти люди из Скотланд-Ярда.

Болан удивленно приподнял бровь.

— Да ну? Ладно, благодарю вас, старина.

Он толкнул дверь, ведущую в бар, и вошел в большой, шумный зал.

События принимали любопытный оборот, но отступать уже было поздно.

Глава 9

«Дух Сохо» был типичным лондонским клубом, подобный сотням таких же заведений, разбросанных по всему городу. Однако его отличала удивительная стабильность, в то время как другие клубы появлялись и исчезали очень быстро, словно лед под жарким летним солнцем. Популярность «Сохо» оставалась неизменной на протяжении нескольких сезонов и с завидным постоянством привлекала туристов и лондонцев, невзирая на периодические колебания моды, потрясавшие лондонскую субкультуру. Этот клуб стал излюбленной концертной площадкой лондонских рок-групп, а также иностранных музыкантов, приезжающих на гастроли. Здесь же постоянно толклись фанаты обоего пола, не дающие прохода своим кумирам.

В баре не было никаких развлечений, если не считать голых девок в стеклянных цилиндрах, расставленных по всему залу. В глазах у Болана зарябило от пестрой шумной толпы, гул которой наверняка заглушил бы шум прибоя на каменистом пляже. Бар освещался прозрачными трубами с живыми манекенами, менявшими позы при каждом изменении цвета загоравшихся ламп. Мак остановился перед неподвижно застывшей блондинкой, прикурил сигарету и стал размышлять, почему полицейские не попытались перехватить его у входа в зал. Возможно, они получили приказ ничего не предпринимать, а может быть, Болан застал их врасплох и они не успели подготовить засаду. В таком случае, нужно быть настороже, чтобы не попасть на крючок полиции.

Мак прошелся вокруг цилиндра с блондинкой, не желая уходить далеко от двери. Его интересовало — пойдут ли агенты Скотланд-Ярда за ним либо останутся у входа. Из любопытства, а может, из озорства, он попытался смутить девушку в трубе и пристально уставился на нее, но она сохраняла каменное выражение лица и, казалось, не замечала его присутствия. Свет из ярко-красного стал сдержанным фиолетовым, и девушка изменила позу: из лесной нимфы она превратилась в сладострастную чародейку — голова запрокинута, колени согнуты, бедра широко раскрыты. Болан улыбнулся ей и пошел к лестнице. Несомненно, Лондон мог предложить немало развлечений одинокому мужчине, имеющему время и деньги, чего, к сожалению, нельзя было сказать о Болане, так как парни из Скотланд-Ярда все же вошли в бар.

Болан спустился в главный зал, где, на первый взгляд, негде было яблоку упасть — настолько плотно его заполняла покачивающаяся и орущая людская масса, подстегиваемая пронзительными звуками музыки и психоделическими световыми эффектами. В центре зала на эстраде бесновалась какая-то рок-группа, музыканты которой, казалось, вели отчаянную борьбу с певцами, пытаясь перекрыть ревом гитар их голоса.

Мак буквально продавил себя сквозь плотную, неподатливую массу танцующей молодежи и увидел в другом конце зала лестницу. Он обернулся, чтобы посмотреть, где полицейские. Те стояли на ступеньках лестницы, ведущей в бар, и с беспокойством разглядывали непроходимую пеструю толпу. Болан поднялся в роскошный мезонин и в конце небольшого коридорчика нашел небольшой отдельный кабинет с цифрой «три» на двери.

Кабинет показался Маку чуть больше тюремной камеры. Освещался он живым трепещущим пламенем свечей. Возле неплотно зашторенного окна во всю стену, выходившего в танцевальный зал, стоял небольшой круглый столик, накрытый на двоих, а у стены располагался маленький диван. Разноцветные подушки и пуфики, разбросанные по полу, дополняли убранство кабинета. Звукоизоляция отсекала многодецибельную какофонию главного зала, и шум едва просачивался в уютный полумрак комнаты.

Энн Франклин сидела за столом и обеими руками держала стакан воды, наблюдая за танцующей публикой через щель в шторах, закрывавших витраж. При стуке двери девушка вздрогнула и обернулась навстречу входящему Болану. На ее губах засветилась улыбка, но тут же погасла, едва она увидела выражение его лица. Она быстро обернулась и взглянула в окно.

Гарри Паркс поднялся с дивана.

— Вы опоздали! Мы уж подумали, что…

— Здесь полиция. Они следили за вами. Их по меньшей мере, четверо.

Паркс согласно кивнул головой.

— Да, я говорил Энни, что за нами тянется хвост. Мы надеялись, что вы не придете. Слава Богу, они вас не видели.

— Увы, видели, — поправил его Болан. — И легко могли меня взять, но почему-то этого не сделали. Почему? Вот в чем вопрос. Они что-то затевают, и мне хотелось бы знать, что именно.

Паркс шагнул к двери.

— Попробую разузнать, — сказал он.

— Только незаметно, — предупредил его Болан.

— Я свое дело знаю, старина, — пробормотал Паркс, выходя за дверь.

Болан уселся напротив Энн Франклин. Их колени под столом соприкоснулись, и девушка быстро поджала ноги, смущенно взглянула на Болана и опустила глаза.

— Я хотел поблагодарить вас за то, что вы согрели мою постель, — сказал он.

— Я вас умоляю, — смущенно ответила Энн.

— Спасибо за все, — торжественно добавил Мак.

Серьезность ситуации заставила Энн преодолеть скованность. Она положила свою тонкую ладонь на его твердую руку.

— Вам надо бежать. Здесь вы будете подвергаться опасности.

— Мне это известно. Но я хотел бы знать, зачем вы организовали эту встречу.

— Об этом меня попросил майор Стоун. Он уже должен был быть здесь. Его отсутствие беспокоит меня.

Интуиция подсказывала Болану, что произошло что-то непредвиденное.

— Но почему здесь, а не в музее?

— На это есть несколько причин. У меня нет времени объяснять вам подробности. Умоляю вас, уходите.

— Об этом не может быть и речи, пока я не разберусь во всем сам.

— Но в чем же?

— По вашей милости я оказался замешанным в какие-то темные дела. Мне это очень не нравится, Энн. Так что рассказывайте все, что вам известно, и быстро.

— Я очень сожалею, что так получилось, — ответила она.

— Ну что ж, — негромко сказал Болан. — Тогда прощайте.

Он уже взялся за ручку двери, когда раздался ее голос.

— Подождите!

Болан резко повернулся. Тяжело дыша, словно после долгого бега, Энн стояла перед ним, и в ее больших глазах Мак видел страх и тревогу. Он обнял ее и жадным поцелуем впился в ее полураскрытые губы. Захваченная врасплох, она начала отбиваться, потом сама прижалась к нему и отдалась пьянящему, сладкому поцелую. Когда Мак разжал объятия, Энн чуть слышно простонала и еще плотнее приникла к его широкой груди.

— Расскажите мне про музей, — внезапно сказал Болан. — Почему его директоров так интересует моя особа?

Находясь еще в плену своих чувств, Энн медленно приходила в себя.

— Я не знаю, — прошептала она. — Я не знаю всего.

— Расскажите то, что знаете.

Она выскользнула из его объятий и прижалась спиной к двери, пытаясь успокоиться.

— Мак… Я сожалею, я вела себя как… как…

— Какое это имеет значение? — возразил он. — Давайте выкладывайте, что известно, у меня мало времени.

Она глубоко вздохнула, словно собралась нырять в омут.

— Лондон заполонила американская мафия. Но вы знаете это и без меня. Насколько я понимаю, она стремится взять под свой контроль различные сферы экономики и бизнеса. Ставка невероятно высока, учитывая влияние на политику, финансовую деятельность, промышленность… Но до сих пор мафии не удавалось добиться больших успехов.

— Что дальше?

Она отвела глаза.

— Не знаю как, но мафиози смогли вмешаться в дела клуба майора Стоуна и получить компрометирующие документы на ряд видных политических деятелей.

— Я мог бы и сам догадаться, — вздохнул Болан. — Полагаю, что посетители вашего «музея» — весьма высокопоставленные особы.

— Да, — признала Энн. — И теперь они оказались в крайне неприятной ситуации.

— Это так опасно?

— Дальше некуда. Вы слышали о скандале с компанией «Профюмо»?

— Конечно, пару лет тому назад все только об этом и говорили, — ответил Болан.

— То, что готовится теперь, может иметь в десять раз более серьезные последствия. В руках у гангстеров находятся документы, которые, в случае их обнародования, приведут к падению правительства.

— Майор замешан в этом деле?

— Косвенно, но он чувствовал свою ответственность за все, что сейчас происходит. Ведь систему безопасности создавал он.

— Скажите ему, что я думаю, — произнес Болан.

— Это какой-то кошмар, — прошептала Энн.

Некоторое время он холодно наблюдал за ней, потом улыбнулся.

— Ну, не волнуйтесь вы так. Мы найдем решение вашей проблемы.

Болан взялся за ручку двери.

— Где я могу найти майора?

— Не знаю, — ответила девушка, недоуменно покачивая головой. — И даже не представляю, что могло его задержать. Если вам удастся отсюда выбраться, срочно возвращайтесь в «Куинз Хауз». Мы попытаемся там присоединиться к вам.

Болан одобряюще улыбнулся ей.

— Теперь, мне кажется, мы оба можем сделать кое-какие выводы.

Энн выдержала его взгляд.

— Да, вы правы, — прошептала она.

Мак нежно погладил ее по руке, приоткрыл дверь и, убедившись, что в коридоре никого нет, выскользнул из кабинета.

На лестнице он встретил запыхавшегося Гарри Паркса.

— Вы были правы, старина, полиция там кишмя кишит, — возбужденно произнес он.

Болан показал на лестницу в другом конце коридора.

— А куда ведет эта лестница?

— В номера на верхнем этаже, — объяснил Паркс. — Там спальни для тех, у кого не хватает терпения.

— А выше?

— Не знаю, — пожал плечами Паркс. — Хотите попробовать уйти через крышу?

— Постараюсь.

— Тогда я спущусь вниз и устрою там маленький кавардак.

— Это было бы очень кстати, — сказал Болан.

Толстяк добродушно усмехнулся.

— Это одна из моих специальностей, — заявил он и стал спускаться в танцевальный зал.

Не теряя ни секунды, Болан бросился в дальний конец коридора и, добравшись до лестницы, увидел, что она ведет не только вверх, но и вниз. На мгновение он остановился, размышляя, куда пойти, как вдруг услышал топот ног. «Беретта» мгновенно появилась в руке Болана, но в следующую секунду он заметил майора Стоуна, бегущего вверх по лестнице. При виде Болана на лице майора мелькнуло выражение досады, и, остановившись, он крикнул:

— Уходите через зал, Болан! Дорога каждая секунда.

— Не могу. В клубе полно полиции.

Нахмурившись, Стоун поднялся на площадку лестничной клетки.

— Извините, Болан, я втянул вас в опасную авантюру. Целых двадцать минут я пытался сбросить с хвоста Николаса Вудса. В конце концов, я бросил машину за несколько кварталов отсюда и остаток пути продолжал пешком. Но я не убежден, что мне удалось полностью избавиться от слежки.

— Кто такой Николас Вудс? — спросил Болан.

— Местный гангстер. Меня удивляет, что вы его не знаете. Если я не ошибаюсь, то его зовут еще Ник Триггер.

— А-а, знаю, — ответил Болан. — Теперь скажите мне, сколько их.

Майор пожал плечами.

— Как минимум, пятеро, но, скорее всего, больше. Сейчас они должны быть где-то возле клуба.

Болан прикинул в уме различные варианты отхода. Можно было бы блефануть и попробовать прорваться через ряды полиции, но шансов на успех очень мало. Мак никогда не стрелял в полицейских. А тот путь, которым пришел майор, неизбежно выведет его прямо на превосходящие силы другого, еще более опасного противника.

— Я пойду через крышу, — решительно заявил он Стоуну. — Энн ожидает вас в номере 3.

Дальнейшее промедление грозило большими неприятностями, и Мак, перепрыгивая сразу через несколько ступенек, помчался наверх. У входа в коридор на стуле сидел невысокий старик-швейцар с грубыми, словно рубленными топором, чертами лица. Он сразу же заметил пистолет в руке Болана.

— Эй! — крикнул он. — В чем дело?

Имитируя акцент Паркса, Мак крикнул:

— Облава, старик! Пусть все выходят из номеров!

Швейцар нажал кнопку, скрытую в плинтусе за стулом, и Болан услышал дребезжание звонков в комнатах, расположенных по обе стороны коридора. Старик со своего стула собрался было спускаться по лестнице, но Мак удержал его за руку.

— Не сюда! — крикнул он, рассчитывая, что старик покажет ему другой путь.

— Здесь нет другого выхода, — пискнул в ответ швейцар, вырвался из рук Болана и резко помчался вниз.

В мгновение ока коридор затопила волна растерянных и полуодетых мужчин и женщин, оторопело выскакивающих из своих комнат. Мимо Мака пронесся сердитый молодой человек, пытаясь на бегу натянуть брюки. В зубах он держал рубашку, а под мышкой пару туфель. От него не отставала разъяренная красотка, застегивая, как получалось, пуговицы на блузке, которая с трудом вмещала ее пышную грудь. Пунцовая от ярости, она едва поспевала за своим кавалером, осыпая его руганью и проклятиями.

Как неприятно было Болану нарушать идиллию этого этажа, он точно знал, что потревоженные любовники, в конечном итоге, решат свои проблемы, а вот он рискует собственной шкурой. Бросив быстрый взгляд на тех, кому не повезло, Мак принялся осматривать последний этаж клуба. Здесь было шесть небольших комнат — по три с каждой стороны коридора, все они располагались в задней части здания. Меньше чем за минуту Болан осмотрел весь этаж и убедился, что у него практически нет никаких шансов выбраться из здания. Ни пожарной лестницы, ни других средств, которые позволили бы ему выбраться на крышу, не было.

Мак уже хотел отказаться от своей затеи, но ему все же повезло: он нашел путь к спасению. В потолке встроенного шкафа последней комнаты он увидел люк, который, судя по всему, вел на чердак. Болан с трудом протиснулся сквозь узкое отверстие и, закрыв за собой крышку люка, щелкнул зажигалкой, чтобы сориентироваться в кромешной тьме, обступившей его. Чердак оказался общим для всего здания, без каких бы то ни было препятствий в виде стен и перегородок. Чердачный потолок с выступами мансардного типа был очень низок, и Болан подумал, что это хороший признак, где-то обязательно должны быть слуховые окна. Он погасил зажигалку и пополз по балкам в поисках отверстия в крыше. Несколько раз путь Болану с писком перебегали здоровенные крысы, заставляя его скрипеть зубами от отвращения. Когда с последнего этажа донесся громкий шум, топот и многочисленные голоса, прямо перед Боланом забрезжил свет с улицы. Он пополз быстрее, понимая, что дорога каждая секунда.

Свет проникал на чердак через вентиляционное отверстие, забранное прогнившей деревянной решеткой. Отверстие оказалось достаточно большим, чтобы в него прошли плечи.

Решетка не выдержала даже легкого нажима. Рейки сломались с негромким сухим треском, и Мак отбросил их в сторону, расчищая себе проход. Просунув наружу голову, он увидел крохотный плоский участок крыши и далеко внизу огни Фрит Стрит.

Болан перевернулся и, цепляясь руками за гнилые доски, вылез на крышу ногами вперед. На улице перед клубом что-то происходило, но то положение, в котором он находился, не позволяло ему заглянуть вниз. Собственно говоря, события, происходившие там, не очень-то волновали Болана — он осторожно двигался к краю крыши.

Мак с облегчением убедился, что крыши всех зданий квартала смыкались друг с другом. Ночные прогулки осложнялись лишь разным уровнем крыш да кое-где большой крутизной скатов.

Перейдя на ту сторону крыши, которая выходила во двор здания, Болан заметил старую пожарную лестницу, вмурованную в кирпичную кладку стены. Он быстро спустился по ней и оказался во дворе, в двух шагах от аллеи, ведущей к улице.

Едва Болан поставил ногу на землю, как совсем рядом раздался голос:

— Что происходит? Кто тут?

От стены здания отделился силуэт коренастого широкоплечего человека. По голосу Мак безошибочно определил, что перед ним американец, а револьвер, угрожающе блеснувший в его руке, продиктовал дальнейшее поведение Болана.

Нырнув в сторону, он выхватил из-за пояса «беретту» и, едва коснувшись земли, нажал на курок. Небольшой пистолет бесшумно, словно кобра, выплюнул через глушитель свой яд, и мафиози, захрипев, рухнул наземь.

В дальнем конце аллеи появился человек в длинном пальто.

— Эй, Джонни! Что ты там делаешь?

«Беретта» кашлянула снова, и он умер, так и не узнав, чем же занимался Джонни. Он упал, вытянувшись во весь рост, а его пистолет, выпавший из некогда цепких пальцев, громко звякнул, ударившись о камень, и отлетел в сторону.

Болан по-спринтерски бросился вперед, перепрыгнул через труп и, выставив перед собой «беретту», выскочил на улицу, готовый в любую секунду открыть огонь.

В тот же миг зажглись фары машины, припаркованной у тротуара чуть ниже того места, где аллея смыкалась с улицей. Вспышки выстрелов Болан увидел раньше, чем услышал их звук, и метнувшись в сторону, выскочил из освещенной зоны. Стреляя на бегу с убийственной точностью, Болан устремился к своей машине.

На Фрит Стрит пронзительно заливались свистки полицейских, и в поразительной гармонии с ними в переулке раздался тяжелый топот множества ног, возвестивший о прибытии отряда лондонских бобби.

— Прекратить огонь! — загремел властный голос. — Именем закона, прекратить огонь!

Болан уже прекратил стрельбу, оказавшись в темноте позади машины мафиози. Но ее пассажиры открыли огонь по полиции. Последовала недолгая оглушительная перестрелка, машина превратилась в дуршлаг, и мрачная тишина воцарилась наконец над кварталом.

В очередной раз Болану удалось уйти от своих преследователей и ответить ударом на удар. На сколько еще его хватит? На год, два? Как долго он сможет водить за нос опытных ищеек Скотланд-Ярда?

Война в Лондоне принимала серьезный оборот, и Палача это начало раздражать. Оборонительная тактика себя не оправдывала. Болан знал: чтобы выжить, он обязан перейти в наступление. И хотя ему этого очень не хотелось, инстинкт воина-одиночки подсказывал, что он должен нанести ответный удар, навязать мафии свою войну, лишь тогда он сможет покинуть Англию живым.

Болан знал с чего начать. Добравшись до «линкольна», он достал из-под сиденья «узи», положил его рядом и, соблюдая все правила дорожного движения, поехал к «Музею де Сада».

Начиналась битва за Англию.

Глава 10

Болан снял верхнюю одежду и остался в своем боевом костюме: черный комбинезон и такого же цвета кроссовки. «Узи» он повесил на шею, а «беретту» сунул за пояс. Машину Мак оставил в маленьком узком переулке и дальше пошел пешком. Ночь была спокойной, холодной и очень темной. Сам Болан казался бесплотным сгустком тьмы, немой тенью, скользящей в ночной тишине.

К скверу он подошел со стороны, противоположной музею, и остановился, напряженно прислушиваясь к ночным шорохам. Не прошло и нескольких минут, как его терпение было вознаграждено: прямо перед ним в темноте кто-то шаркнул подошвой по гравию дорожки, чуть в стороне вполголоса переговаривались два человека, еще дальше раздался чей-то кашель.

Враг был здесь. На этот раз он с полным почтением отнесся к своему противнику. С фонарями, несомненно, что-то сделали: они не горели. Мак подумал, что так, наверно, выглядела светомаскировка Лондона во время той, первой битвы за Англию. Только на слух можно было определить присутствие в сквере многих людей.

Окна первого этажа музея выглядели темными и глухими, но тренированный глаз Болана уловил тусклое, едва заметное свечение. Он вспомнил тяжелые двойные шторы на окнах и подумал, что музей не так уж пуст и заброшен, как кажется.

Он медленно пошел дальше, осторожно ступая по траве и стараясь не выходить из тени зданий. Впереди кто-то невидимый шмыгнул носом. Болан замер. Послышался звук плевка. Еще шаг, и в темноте, прямо перед собой, Мак заметил силуэт человека, отчетливо выделяющийся на темном фоне сквера. Мак в который уже раз задался вопросом, когда, наконец, противник научится одеваться ночью в черное. Затаив дыхание, Болан сделал еще пару шагов и оказался на расстоянии вытянутой руки от человека в пальто и шляпе, надвинутой на глаза. Субъект стоял, привалившись к стене, сунув руки глубоко в карманы.

Болан на личном опыте знал, как тяжело сохранять бдительность и внимание во время бесконечно долгих часов ночного бдения. Из-за отсутствия раздражителей, обычно воздействующих на органы чувств, человек начинает испытывать головокружение. Некоторые не выдерживают и буквально засыпают стоя. Похоже, что и человек, стоявший перед Боланом, находился в состоянии своеобразного оцепенения. Он снова зашмыгал носом, высморкался и повернулся к Болану.

И тогда черный силуэт рванулся вперед. Молниеносным движением Болан прижал голову мафиози к стене, закрывая ему ладонью рот, а ребром другой нанес мощный удар по горлу. Человек захрипел, на мгновение напрягся, как пружина, и, охваченный судорогой, начал оседать на землю. Сокрушительный удар коленом в грудь довершил атаку, гангстер обмяк и, словно тряпичная кукла, мешком повалился под ноги Болану. Мак придержал его, аккуратно опустил на гравий дорожки и попытался нащупать пульс своей жертвы. Пульса не было. Сильнейшие, точно нанесенные удары нарушили деятельность дыхательной системы и вызвали остановку сердца. Болан поднялся и неслышным тигриным шагом двинулся на поиск следующей жертвы. Долго искать не пришлось. Мак провел ту же атаку, закончившуюся, как и в первом случае, летальным исходом. Расчистив себе путь, Болан перебежал на другую сторону сквера в поисках человека, которого бил кашель. Он легко нашел его и навсегда избавил от простуды. Теперь можно было идти к секс-шопу и попытаться войти, взломав дверь черного хода.

Еще при первом посещении магазина Мак изучил замок входной двери. Такой старый хлам не устоял бы против ребенка, вооруженного пластмассовым совком. Болан вставил в замочную скважину лезвие ножа и всем телом навалился на дверь, которая тут же открылась, не выдержав такого напора.

Болан вошел в магазин, спустился в подвал и знакомым путем, через туннель, ведущий в подвал, добрался до владений Чарльза. Во время предыдущего визита Болан особенно не присматривался к подвалам музея. Тогда он хотел как можно скорее покинуть это подозрительное место, и его мало интересовал пост наблюдения и контроля. Теперь же Мак решил ознакомиться с ним более основательно.

Накануне, проходя по туннелю, он заметил две тяжелые двери по обе стороны прохода и предположил, что пост наблюдения Чарльза находится именно здесь. Теперь обе двери были приоткрыты, и на сей раз Болан решил взглянуть, что скрывается за ними. С одной стороны он обнаружил настоящую квартиру, небольшую, но вполне комфортабельную, со вкусом обставленную и украшенную. К своему немалому удивлению Мак нашел здесь даже бар с краном для разлива пива и превосходную мастерскую, оборудованную всем необходимым для ремонта радиоэлектронной техники. Но в квартире было пусто.

С другой стороны прохода находился собственно наблюдательный пост. Болан даже представить себе не мог, что он оснащен такой превосходной современной аппаратурой. Во всю стену тянулся пульт управления, усеянный кнопками и светящимися индикаторами. Над ними располагался ряд телемониторов внутренней телевизионной системы. На рабочем столе вперемешку лежали кучи всевозможных радиодеталей. Рядом стоял монтажный столик и кинопроектор, но Эдвина Чарльза здесь тоже не было.

Внимание Болана привлекли экраны мониторов. Все они были включены, и Мак понял, что два первых этажа музея просматриваются полностью. На одном экране он заметил входную дверь, на другом большой зал, в котором его заперли накануне, на третьем Мак узнал зал-гарем. Остальные экраны равнодушно отражали то, что происходило во всех камерах пыток.

Камеры, еще не так давно пустые и слабо освещенные, какими видел их Болан, теперь были залиты ярким светом и заняты все до единой. Обнаженные и прикованные к инструментам пыток молодые люди обоего пола стремились к наслаждению через физическую боль и покорность.

В зале-гареме развлекались иначе. Болан видел на экранах обнаженных мужчин и женщин, лежавших на диванах или на подушках, разбросанных по полу. Это зрелище напоминало Маку читанные им когда то сказки «1001 ночи». В оргии, масштабы которой поразили такого неискушенного зрителя, как Мак Болан, участвовали все. Мужчины в большинстве своем отличались солидным, зрелым возрастом. Среди них Болан заметил и откровенных стариков. Мелькали в толпе и юные эфебы, предназначавшиеся, несомненно, для сомнительных развлечений нескольких стареющих педерастов. Женщины без исключения поражали красотой, молодостью и числом. У Болана зарябило в глазах от обилия римских тог, одеяний восточных наложниц, набедренных повязок рабынь и хлыстов их хозяев.

В центре зала находилась небольшая вращающаяся платформа на ней, привязанный к кресту, стоял здоровенный обнаженный негр, чье восставшее естество красноречиво свидетельствовало о степени возбуждения. Прямо перед ним высокая стройная блондинка изгибалась в похотливом, сладострастном танце. Она то прижималась к обнаженному телу негра, по которому струйками сбегал пот, то резко отскакивала от него, избегая яростных толчков его бедер. После каждого выпада негра другая девушка с не менее впечатляющей внешностью «наказывала» его за дерзость, ловко орудуя длинным черным хлыстом. Глядя на этот театр, Болан испытал отвращение ко всему происходящему в «Музее де Сада». Он подумал, что этой сцене явно предшествовали и другие номера, а потом понял, почему Энн Франклин сказала ему, что в музее имелся целый штат «служащих». Эти люди были актерами и, надо отдать должное, очень одаренными в своей области. Даже те, кого «мучили» в камерах пыток, входили в роль, изображая боль и страдания так же глубоко, как и любой уважающий себя артист. Вокруг вращающейся сцены располагались многочисленные телемониторы, и желающие могли наслаждаться тем, что происходило в разных камерах первого этажа.

Пульт управления безопасности больше напоминал Болану аттракцион для любителей подсматривать в замочную скважину, чем центр наблюдения и охраны. Усмехнувшись, Болан подумал, знают ли гости музея, что за всеми ними следит внимательный глаз скрытой камеры. Золотое дно для шантажиста.

Его взгляд упал на экран с изображением камеры, в которой стоял бочонок с доской, на которой нужно было стоять, сохраняя равновесие. В поле зрения камеры вошла настоящая амазонка со странной прической на голове. Черный кожаный корсет на шнурках так туго стягивал ее талию, что она казалась не больше осиной. Ботфорты из такой же блестящей черной кожи поднимались выше колен и плотно обтягивали ее длинные точеные ноги. Спереди корсет заканчивался под грудью и, приподнимая ее, подчеркнуто выставлял напоказ тугие полные полушария с темными выпуклыми сосками. Черные, словно вороново крыло, волосы настоящим каскадом падали ей на мраморно-белые плечи и опускались до самой талии. Подчеркнуто гротескный, насыщенный макияж придавал ей необычный, сатанинский вид. Даже без высоких каблуков ростом она была не меньше шести футов. В руке амазонка сжимала неизменный черный хлыст.

Молодой, хорошо сложенный парень держался на доске, сохраняя неустойчивое равновесие. Он стоял лицом к стене, руки его стягивали ремни, которыми он был привязан к кольцам наручников, вмурованных в кирпичную кладку. Черноволосая длинноногая дьяволица принялась безжалостно, хлестать его своим бичом по голой спине и бокам. Парень реагировал так, будто испытывал невыносимую боль: он извивался, пытался уклониться от жалящего хлыста, теряя равновесие и отчаянно цепляясь за ремни, чтобы не повиснуть всем телом на запястьях — именно такую картину представлял себе Болан, впервые попав в эту камеру.

Зрелище показалось ему чересчур натуралистичным. Он догадался, что хлыст был сделан из мягкого материала, но тем не менее, спектакль вызвал у него омерзение. Он отвернулся от пульта управления, недоумевая, куда делся Чарльз и что могло заставить старика покинуть свой пост. По всему было видно, что сегодняшнее собрание членов клуба имело особое значение для музея. В такой момент вовсе не следовало ослаблять бдительность. Болан тщательно осмотрел весь подвал, надеясь найти старика, но его поиски не увенчались успехом. Он вернулся на пост наблюдения, не зная, что и думать. Пока Мак отсутствовал, огромный негр покинул сцену в зале-гареме и ее заняли исполнители нового номера: двое молодых людей были связаны спиной к спине, а две очаровательные обнаженные девушки — бок о бок. Естественно, задача квартета имела эротический характер, и чтобы решить ее, участникам шоу приходилось откалывать совершенно фантастические номера. У Болана аж дух захватило от их акробатики.

От любопытного зрелища его отвлекло необычное движение на экране одного из мониторов. Амазонка в черной коже, пошатываясь, мелькнула перед объективом камеры. На ее лице застыло выражение растерянности, отвращения и страха. Болан шагнул ближе к этому монитору. Сначала ему показалось, что на «сцене» все в порядке. Жертва была забита в подобие двойных колодок — нижние отверстия сковывали щиколотки, верхние — голову и запястья.

Болан еще вчера, во время блуждания по лабиринту камер, заметил это средневековое устройство, и ему не пришлось ломать себе голову о его назначении. Жертва должна сложиться почти пополам, причем ее голова оказывается чуть ли не между ног. Физическая усталость либо головокружение могут вызвать смерть от удушья, если тело наказуемого слишком осунется на бок. Упасть — означает сломать себе шею. Болан понял все это накануне, едва лишь бросил взгляд на дьявольское сооружение, чудовищные возможности которого проявились сейчас во всей полноте: жертву перегнули назад, добавив при этом к варварскому инструменту пыток дополнительный аксессуар. Узкие козлы, напоминающие гимнастического коня, утыканного стальными шипами, находились под выгнутой спиной жертвы. Если этот номер был трюком, то его исполнитель — талантливым пластическим акробатом.

Но человек, подвергнутый пытке, не имел ничего общего с акробатикой, и, разглядывая его внимательно, Болан почувствовал, как по спине у него побежали ледяные мурашки, а язык прилип к гортани. Актером тут и не пахло. Человек в колодках отличался преклонным возрастом и никоим образом не мог симулировать свое бедственное положение. Угол съемки с учетом освещения камеры оказался неудачным, и Болан видел только затылок жертвы, но он уже понял, куда делся Эдвин Чарльз.

Неконтролируемый, глухой рык большого хищного зверя вырвался из горла Болана. Он пулей выскочил из подвала и одним махом взлетел на первый этаж, не отдавая отчета своим действиям. Мак ворвался в маленький «предбанник», а из него в большой зал-гарем и пронесся мимо совокупляющейся, колышущейся и стонущей массы голых тел. Его черный силуэт с автоматом на шее остался почти незамеченным в толпе гостей и «служащих» музея, увлеченных оргией. Собственно говоря, его появление в этом месте выглядело столь же несообразным и нелепым, как и присутствие здесь всех остальных, поэтому никто не обратил на Мака внимания. Попытку остановить его предприняли лишь стражи дверей.

Две амазонки, затянутые в кожу, стояли у выхода, скрестив на груди руки и сжимая устрашающего вида бичи. На их хорошеньких мордашках, ярко раскрашенных гримом, отразилось неописуемое удивление при виде высокого человека в черном комбинезоне, увешанного оружием с головы до ног. В последний момент одна из девушек машинально подняла руку и взмахнула хлыстом, ловко обвивая его вокруг тела Болана, другая загородила ему дорогу. Хлыст был сделан из нейлона и не причинил ему никакого вреда. Зато амазонка, ставшая у него на пути, отличалась завидным ростом и силой.

— Старик в опасности! — рявкнул Болан, как куклу отбрасывая ее в сторону.

Освободив проход, он распахнул двери и бросился к лестнице, сопровождаемый одной из девушек.

Мак весьма смутно представлял себе, куда идти, но, увидев на полу в коридоре скорчившуюся девушку в костюме амазонки, понял, что он на верном пути.

— Помогите ей, — приказал Болан своей спутнице.

Он переступил через бесчувственное тело и ворвался в камеру. Действительность оказалась куда хуже того, что бесстрастно зафиксировала камера. Отвратительный сладковатый запах крови смешивался с запахом паленого мяса и отравлял и без того спертый воздух камеры. Смерть избавила человека, находившегося здесь, от лишних страданий. Болан понял это, как только вошел в глухую каморку, ставшую настоящим застенком. Старому солдату не удалось уйти из жизни спокойно, встретив смерть в своей постели. Конец Эдвина Чарльза был страшным и мучительным.

Конструкция козлов состояла из ножек, высоту которых можно было регулировать, и металлической поперечины с коническими шипами. Металл был еще горячим, а в углу на полу стояла паяльная лампа. Болан понял, что преступники раскалили металл добела, затем сунули козлы старику под спину и выгнули его, насколько позволял позвоночник. Чарльз не выдержал и осел на раскаленные козлы. Болану показалось, что позвоночник и некоторые другие кости у старика сломаны. Раскаленный металл прижигал кровеносные сосуды, разрываемые по мере продвижения поперечины козел сквозь плоть, поэтому снаружи крови почти не было, но внутреннее кровотечение нашло выход через рот, нос и другие отверстия. Это было ужасное зрелище, и Болан легко понимал девушку, потерявшую сознание при виде такого кошмара.

— Разве может так поступить нормальный человек? — пробормотал он, осматривая место происшествия.

Болан не мог отвести глаз от старого солдата и чувствовал, как внутри его закипает черная волна слепой, всесокрушающей ненависти к убийцам. Что там говорил Чарльз насчет музея? Более глубокий смысл… символ нашей эпохи…

— Да-а, — протянул Болан и вышел в коридор.

Обе девушки стояли, поддерживая друг друга, у входа в соседнюю камеру.

— Он мертв? — спросила та, что сопровождала Болана.

— Да, — ответил Мак. — Ваш бардак начался во сколько?

— В одиннадцать вечера, — мрачно ответила амазонка.

Болан бросил взгляд на часы. Было немногим больше полуночи, Мак качнул головой.

— Не знаю, сколько времени старик находился в этой комнате, но смерть наступила около половины двенадцатого.

Смысл собственного вывода как гром поразил Болана. Эдвин Чарльз умирал на глазах у ошалелой от похоти и секса толпы. Гнусное преступление растворилось в страданиях, искусно разыгрываемых во всех уголках этого мерзкого вертепа.

— Он умирал, пока вы тут веселились, — тихо сказал Болан.

Девица, только что пришедшая в себя, закатила глаза и снова чуть было не грохнулась в обморок. Чтобы удержаться на ногах, она уцепилась за Болана.

— Я входила несколько раз, — сказала она. — Но я не знала, что он…

Она выпучила глаза.

— Но вдруг здесь появился этот ужасный запах…

Превозмогая себя, она изо всех сил боролась с одолевавшим ее приступом тошноты.

— Кто привязывает жертвы к этим б…ским приспособлениям? — зло спросил Болан.

— Как правило, они привязывают себя сами, — растерянно ответила девушка, — и могут освободиться, когда захотят. Вы же прекрасно понимаете, что это всего лишь игра. Ну кто бы мог догадаться, что…

Она передернула плечами, отчего упруго качнулись ее пышные груди, и слегка пошатнулась. Болан удержал ее за руку.

— М-да… Ну и игры у вас, — только и мог он произнести.

Оставив девушек в коридоре, Мак вернулся в гарем. За время его отсутствия там ничего не изменилось, если не считать того, что четверка на сцене ухитрилась-таки найти путь к групповому удовлетворению, опрокидывая все привычные представления об анатомии человека.

Экран с изображением останков Чарльза находился прямо над сценой. Проходя через зал, Болан достал из кобуры «беретту» с навинченным на ствол глушителем и всадил пулю в картинку на мониторе — больше никто не дождется оргазма, глядя на агонию старика. Выйдя из зала, Мак прошел мимо лестницы, которая вела в подвал, и направился к парадному входу. У дверей он на секунду остановился, поставил «узи» на боевой взвод и снял автомат с предохранителя. Мак Болан приготовился убивать…

Глава 11

Погрузившись в свои мысли, Данно Джилиамо молча сидел на заднем сиденье большого черного лимузина, припаркованного неподалеку от сквера, где находился «Музей де Сада». Если не считать шофера, нахохлившегося над баранкой, он был один. Тишину нарушил рокот мотора другой машины. Она медленно подкатила почти вплотную, прижимаясь к самому тротуару, и остановилась перед машиной Джилиамо. Дверца приоткрылась, внутрь быстро проскользнул Ник Триггер и, устраиваясь рядом с Джилиамо, захлопнул дверцу, чтобы погасить свет.

Джилиамо глубоко вздохнул.

— Думаю, ты был прав, Ник. Он так и не появился. У тебя тоже нет новостей?

— Нет? Как бы не так! Тут столько всего произошло, что не знаешь с чего и начать, — произнес Ник Триггер. — Ты как в воду глядел, когда предупреждал, что Болан не лыком шит. Он, как вода, просочился у меня между пальцев.

— Снова ушел!

— Да.

— Ну здесь он пока не появлялся.

Джилиамо нервно постучал сигаретой по сжатому кулаку, сунул ее в рот и прикурил. Пламя зажигалки дьявольским огнем заплясало в его черных глазах.

— Так что у тебя произошло, Ник?

Триггер засопел и откинулся на спинку сиденья.

— Мы окружили его в одном модном клубе, рядом со сквером Сохо, — начал он свой рассказ, устало пожимая плечами. — Но ему удалось выйти из здания и скрыться. Повсюду было полно полиции. В квартале, куда ни плюнь, угодишь на фараона.

Заметно нервничая, Джилиамо затянулся сигаретой.

— Ладно, а что случилось с моими ребятами?

— Шестеро твоих охотников убиты, — вздохнул Триггер, — а Луни и Роки попали в лапы полиции. Но ты не волнуйся, завтра утром я вытащу их.

Джилиамо секунд на тридцать разразился отборной бранью, потом, отдышавшись, спросил:

— Теперь ты понимаешь, какого противника мы имеем?

— Да.

Триггер яростно заехал локтем в спинку сиденья, затем несколько обескураженно произнес:

— Думаю, что нет смысла торчать здесь всю ночь, Данно. Оставь на всякий случай пару ребят и отправляйся спать. Болан не таков, чтобы, вырвавшись из одной западни, тут же лезть, сломя голову, в другую. Завтра утром прибывает Арни Кастильоне со своей армией. Мы встретимся с ним и тогда что-нибудь придумаем.

— А я-то рассчитывал решить эту проблему до их появления, — пробормотал Джилиамо. — Ты его знаешь, этого Арни?

— Мы с ним встречались несколько раз, — неохотно ответил Ник Триггер. — Если я не ошибаюсь, мы придерживаемся одного и того же мнения по поводу этого капо. Или я не прав?

— Если ты имеешь в виду, что в компании с этим типом чувствуешь себя чертовски неуютно, Ник, то ты не ошибаешься.

— Тогда я скажу тебе прямо: Арни Кастильоне — сукин сын, каких еще стоит поискать, и я совсем не рад его приезду. Я бы предпочел, чтобы он сидел дома.

— Да-а, — негромко протянул Данно. — Лучше бы нам прикончить Болана до его прибытия.

Джилиамо взглянул на своего шофера.

— Желательно, чтобы этот разговор остался между нами. Ты меня слышишь, Джио?

Джио Скальдиччи с улыбкой на лице обернулся к боссу.

— Понятно, мистер Джилиамо. У меня уши устроены так, что слышат только то, что им предназначено.

На заднем сиденье воцарилась тишина, затем Ник Триггер обратился к Джилиамо.

— Ладно, Данно, я еду с тобой. Нечего здесь торчать.

— Подожди немного. Сал еще на улице, он обходит все посты. Сейчас должен вернуться.

Разговор не клеился, но затянувшееся молчание прервало появление четвертого мафиози. Приоткрыв переднюю дверцу, он сел рядом с шофером. Это был Сал Массери, один из командиров группы Джилиамо.

Он возбужденно заговорил, и в его голосе слышались панические нотки:

— Кто-то убил троих парней, Данно!

— Что ты несешь? — не поверил тот своим ушам.

— А то, что Вилли «Уши», Джек «Строитель» и Большой Анджело отдали Богу душу. Крови нигде нет, следов борьбы тоже, но они лежат мертвые. Впечатление такое, будто им свернули шею, как цыплятам.

Джилиамо лишился дара речи. Он уставился на своего соседа, потом так же молча рванулся к дверце, чтобы выйти из машины. Ник Триггер мягко удержал его и повернулся к Массери.

— Ты можешь сказать, хотя бы примерно, сколько времени прошло с момента наступления смерти?

— Не больше десяти минут, ну, четверть часа. Я предупредил всех остальных. Никто ничего не видел, Ник, совсем ничего.

— Десять-пятнадцать минут, — пробормотал Триггер. — А это значит, что он, скорее всего, сразу же приехал сюда и…

Джилиамо подался вперед и злобно уставился на темную массу музея.

— Так и есть! — в бешенстве рявкнул он. — Этот негодяй нашел способ входить и выходить отсюда незамеченным! Бьюсь об заклад, что он сейчас там!

Он толкнул шофера в плечо.

— Подъедь к музею, только медленно, Джо. Остановишься перед автобусной остановкой.

Машина покатилась вперед и остановилась, где было сказано, прямо напротив музея.

— Пойдем туда? — нервно спросил Массери.

— Обязательно! — отрезал Джилиамо. — Выходи из машины и оповести всех.

Но не успел Массери взяться за ручку двери, как к машине подскочили два человека. Джилиамо опустил стекло и высунул голову. Запыхавшимся голосом один из мафиози сказал:

— Мы как раз хотели доложить Салу, что кое-что обнаружили. Там, — он махнул рукой в сторону, противоположную музею, — за сквером находится книжный магазин. Дверь служебного входа оказалась взломанной. Может быть, это важно…

— Хорошо, возьми с собой пару человек и разберись, что к чему, — приказал Джилиамо.

Оба типа рысью умчались выполнять приказ босса.

— Может, и мне стоило бы взглянуть, что они там нашли, Данно, — произнес Массери.

Ник Триггер издал короткий холодный смешок.

— Мне кажется, что Сал не хочет навестить мой клуб, — заметил он.

— Так оно и есть, — ответил Джилиамо за своего человека, — я сам чувствую себя не в своей тарелке, но это не имеет никакого значения. Ты останешься здесь, Сал. Пусть Стив обшарит лавку, а потом мы посмотрим, что делать.

— Мне это нравится не больше вашего, — буркнул Триггер, — но по другим причинам. А кроме того, это самая шикарная операция, которую мне удалось провернуть.

Джио Скальдиччи обернулся назад.

— Как случилось, что вы оказались замешанным в дело с извращенцем, мистер Триггер?

Полномочный посол мафии в Англии пожал плечами.

— Мы учимся извлекать выгоду даже из порока, малыш. Не забывай этого. Не забывай никогда. Этот клуб извращенцев, как ты говоришь, дал нам контроль над целой группой сильных мира сего. И мне не хочется, чтобы дело, созданное с таким трудом, развалилось, словно карточный домик. Особенно из-за сукина сына Болана.

Все четверо молча устремили взоры на здание музея, смутно видневшееся в темноте.

С другой стороны лимузина раздался топот ног: один из мафиози прибежал из книжного магазина с докладом.

— Стив только что обнаружил туннель, — запыхавшись, сообщил он. — Он хочет знать, можно ли ему спускаться вниз?

— Конечно! — без колебаний ответил Джилиамо. — Только передай ему, чтобы он соблюдал осторожность. Пусть не забывает, с кем мы имеем дело!

Посыльный растаял в темноте.

— Так, так, — возбужденно произнес Джилиамо.

Ник Триггер вытащил из кобуры большой револьвер и провернул барабан, проверяя, полностью ли он заряжен.

— Ничего не поделаешь, нам все же придется пойти туда, Данно.

Зажав под мышкой автомат «томпсон», Сал Массери вышел из машины, потом снова заглянул в салон и обратился к патрону:

— Я поищу остальных ребят, Данно, — сказал он натянутым голосом.

— Хорошо, Сал.

— Э-э… послушай, Данно. Большой Анджело был хорошим парнем. Вы можете делать с Боланом все, что захотите, когда он будет в наших руках, но я лично отрежу ему яйца.

— Да, Сал, я понимаю, что ты чувствуешь, — ответил Джилиамо.

Массери удалился спокойным, неторопливым шагом, держа «томпсон» наизготовку.

Ник Триггер открыл дверцу и поставил ноги на землю, но остался сидеть в машине, не беспокоясь о том, что теперь он был хорошо виден в свете горящего плафона.

— У меня появилось хорошее предчувствие, — заявил он.

— У меня тоже, — ответил ему Джилиамо. Он вышел из машины и стал пристально разглядывать здание музея поверх крыши лимузина.

— Он там, я уверен в этом.

В этот момент наружная дверь музея распахнулась, подъезд осветился тусклым светом, и на мгновение в освещенном прямоугольнике дверного проема возник черный силуэт высокого широкоплечего человека. Черная тень выпустила в воздух автоматную очередь, метнулась в сторону и исчезла в темноте. Палача уже не стоило искать внутри музея.

У шофера лимузина от неожиданности отвалилась челюсть.

— Черт побери! — воскликнул он. — У этого типа стальные нервы!

Но его никто не слушал. Данно Джилиамо бросился на асфальт позади машины, а Ник Триггер, пригнувшись, укрылся за передними сиденьями лимузина. В темноте в злобном лае снова зашелся автомат, но на этот раз стреляли не в воздух. Ветровое стекло взорвалось миллионом сверкающих осколков и обрушилось внутрь салона. Голова Джио Скальдиччи разлетелась на куски, забрызгивая все вокруг кровью и ошметками мозга. Наполовину обезглавленный труп грудью навалился на руль, надавив при этом на клаксон. Долгий гудок сигнала, подчеркнутый торопливым стаккато автоматического оружия и сухими, как щелчки бича, выстрелами пистолетов, разорвал ночную тишину… Вокруг «Музея де Сада» забушевала свинцовая буря.

* * *

Вовсе не бравада заставила Мака Болана покинуть музей через освещенный парадный подъезд. Конечно, он был взбешен, испытывал отвращение и брезгливость к тому, что увидел, но, будучи опытным воином, точно знал, как поступить наилучшим образом.

Сейчас он хотел разыграть партию-блиц, как немцы во время второй мировой войны, чтобы захватить противника врасплох, дезорганизовать его, деморализовать, а уж затем уничтожить.

Болан знал, что делать: каждое его действие — начиная с безобидной очереди, выпущенной в ночное небо, и кончая последним выстрелом предстоящего боя, — все было спланировано, продумано и имело свой смысл.

Освещенную машину, припаркованную у автобусной остановки напротив музея, Мак воспринял как добрый знак, как подарок небес. Его глаза еще не полностью адаптировались к темноте, царившей на улице, но группа людей, замеченных им у машины, представляла собой идеальную цель. Вторая очередь, выпущенная из «узи», нанесла максимальный ущерб. Болан видел, как разлетелась на куски голова Джио Скальдиччи, а массивный человек на заднем сиденье рухнул на пол машины. Не остался незамеченным и акробатический прыжок Данно Джилиамо, который перекатился по асфальту, пытаясь раствориться в густой тени деревьев. Но на огонь Мака уже начали отвечать. Стреляли сразу из нескольких точек, и Болан захотел получше увидеть, откуда именно.

Третью очередь он выпустил по бензобаку лимузина. Оглушительный взрыв потряс весь сквер и на вершине огромного огненного столба взметнул к черному небу обломки машины.

Кто-то открыл огонь из «томпсона». Целый рой пуль с сердитым гудением пролетел над головой Болана, и он решил не дожидаться, пока стрелок скорректирует стрельбу. Еще не все обломки успели упасть на землю, а Мак уже бежал в сторону разгоравшегося костра, огибая его по большой дуге в надежде обойти с фланга основные силы противника. Он рассчитывал найти такую позицию, с которой видел бы врага на фоне пожара. Кто-то выскочил из темноты и, неосторожно оказавшись на пути Болана, вскрикнул от неожиданности и испуга. Не останавливаясь, Мак с размаху въехал прикладом «узи» в перекошенное от страха лицо и продолжал бег. Следуя намеченному плану, он выбежал на улицу и в несколько прыжков домчался до угла книжного магазина. Яркие желтые языки пламени с жутким потрескиванием росли и набирали силу, освещая весь сквер неверным, колеблющимся светом. Мафиози, словно ночные мотыльки, со всех концов сквера слетались к огромному костру, стреляя наугад, в невидимую цель. Полное замешательство в ряды противника вносили противоречивые команды, звучавшие то тут, то там.

Болан быстро нашел стратегическую позицию и залег на проезжей части дороги, укрывшись за высоким бордюром. Для такого бойца-одиночки, как он, диспозиция была идеальной: силуэты мафиози четко вырисовывались на фоне огня. Болан неторопливо, тщательно целясь, словно в тире, выпустил по скачущим теням три полных магазина, стреляя для экономии патронов короткими, точными очередями. Он прекратил огонь только тогда, когда не в кого стало стрелять.

Из предосторожности Болан полежал пару минут в укрытии, обшаривая сквер острым взглядом и прислушиваясь к малейшему шуму. Над сквером царила мертвая тишина, если не считать потрескивания огня, дожиравшего останки некогда шикарного лимузина. Мак перезарядил «узи» и медленно приподнялся, готовый снова залечь в любую секунду, но вокруг все было тихо. Болан встал и размеренным шагом направился к центру сквера. Повсюду валялись трупы, хрипели умирающие, и густой отвратительный запах крови следовал за Боланом по пятам.

«Как просто все получилось, — подумал Болан. — Ну очень просто».

Впереди раздайся стон. Мак пошел на голос и увидел раненого, который лежал на спине недалеко от пылающего остова машины. То, что он уже не жилец, Болан понял с первого взгляда. Однако умирающий был в сознании и скрюченными пальцами все еще цеплялся за автомат. Ударом ноги Мак отшвырнул оружие в сторону и присел на корточки рядом с раненым.

— Как тебя зовут?

— Пошел… ты… на… — чуть слышно прошептал мафиози, и изо рта у него ручьем полилась кровь.

— Кто замучил старика? — настойчиво спросил Болан.

— …пошел… на…

Болан пожал плечами, поднялся и пошел дальше, рассчитывая найти среди трупов Данно Джилиамо. Огонь, пожиравший его машину, не затухал — весь бой длился считанные секунды. И только теперь люди в здании музея начали реагировать на стрельбу в сквере. Болан заметил щели в плотных шторах и бледные лица, взиравшие на пожар и трупы из окон первого этажа.

Однако покой оказался недолгим. Словно чертики из шкатулки, из музея выскочили три вооруженных человека. В руках у одного из них Болан увидел ружье. Инстинктивно он поднял «узи», но на спусковой крючок не нажал, еще не зная, с кем имеет дело на этот раз. Троица замерла и изумленно уставилась на поле боя, не веря, судя по выражению их лиц, собственным глазам.

Их столбняк длился не более секунды, а потом человек с ружьем совершил роковую ошибку.

— Это же Болан! — вдруг закричал он.

Треск «узи» слился с грохотом ружья. Мафиози, прошитый пулями от паха до горла, отлетел к двери и рухнул у входа в подъезд. В следующее мгновение ствол «узи» описал плавную восьмерку, и свинцовый град смел с тротуара остальных гангстеров.

Болан почувствовал жжение в боку, причем сразу в нескольких местах, но, ощупав бок, с облегчением понял, что ничего серьезного не произошло, хотя пара картечин все же зацепила его.

Мак решил больше не искушать судьбу и повернулся назад. Он и так слишком долго полагался на свою счастливую звезду, но удаче, как и всему другому, когда-то приходит конец. С минуты на минуту сюда нагрянет полиция, а он как-никак ранен. Пора позаботиться и о себе.

Мак пересек сквер, прошел перед окнами магазина и вдруг краем глаза уловил подозрительное шевеление на аллее, ведущей к служебному входу. Он машинально отпрянул назад и угрожающе повел коротким стволом автомата в сторону неясной тени.

— О, дьявол, нет! — раздался из темноты испуганный голос. — Не стреляйте, у меня больше нет патронов.

Болан укрылся за углом магазина.

— Бросай оружие и выходи! Руки на голову! — приказал он.

На булыжник мощеной дорожки с лязгом упал автоматический пистолет, затем из тени нерешительно вышел коренастый человек и замер в мерцающем свете пожара.

Болан ткнул ему в живот ствол «узи».

— Эй! — вскрикнул человек, почувствовав прикосновение. — Горячо, черт возьми. Вы, должно быть, хорошо постреляли, если ствол так накалился, а?

Болан убрал пистолет-пулемет, развернул пленника, обыскал его и толкнул в спину.

— Иди вперед, — приказал он. — Дорога прямо перед тобой.

— Куда мы идем?

— Это зависит от тебя, — заявил Болан. — Кто ты?

— Меня зовут Стиви Карбон. Я состою в команде Данно, под командованием Сала Массери. Но это уже дело прошлое…

— Для тебя все кончено, Стиви? — спокойно спросил Болан.

— Э-э… нет… Ну, я надеюсь, что нет, — натянуто ответил пленник.

Они быстро шли к выходу из сквера. Болан молча толкнул Стиви в плечо и заставил свернуть в переулок, где оставил «линкольн».

— Шагай прямо, Стиви, и не оборачивайся.

— Но куда мы идем?

— Возможно, в ад, — мрачно объявил Болан.

Он повесил «узи» на шею и осторожно ощупал раненый бок.

— Никак не могу прийти в себя от того, как быстро вы все провернули, — сказал Стиви Карбон восхищенным, чуть ли не дружеским тоном. — Лично я против вас ничего не имею. Мне не на что жаловаться.

Болану показалось, что он смертельно устал, но не телом, а духом.

— Именно потому вся эта история кажется мне такой глупой, Стиви, — холодно произнес он. — Ни у кого никогда нет личных счетов, не так ли? Но вот находят старика, умершего от нечеловеческих пыток, и тогда вдруг это дело становится очень личным.

Пленник споткнулся, но, взмахнув руками, устоял на ногах. С опаской покосившись на Болана, он торопливо положил руки на голову.

— Скажите, Болан, вы убьете меня или нет?

— Это зависит от тебя, Стиви.

— От меня?

— От того, что ты мне расскажешь.

— Но я ничего не знаю. И потом, я поклялся молчать, Болан. Вы слышали об этом, нет?

— Мне кажется, что от этого можно умереть, Стиви. Ты этого хочешь?

— Вы сами знаете, что нет. Я хочу жить, не нарушив клятвы.

Дальше они пошли молча — пленник впереди, Болан позади, отстав на два шага. Вдали завыли сирены полиции, и Болану пришла в голову мысль, будто вся его жизнь — сплошное бегство. Добравшись до «линкольна», Болан устало сказал:

— Садись за руль.

— Куда поедем?

— Я тебе уже говорил, Стиви, может, и в ад.

Они сели в машину.

— Я буду говорить, Болан, — сказал пленник.

— Сначала трогайся, говорить будешь потом, — ответил Болан.

На улице было холодно, ко Мак чувствовал, как по всему телу разливается приятное тепло. До сих пор события развязались вполне удовлетворительно. К тому же, он взял в плен мафиози, и интуиция подсказывала, что это не простой «солдат», каким он хотел казаться.

Болан не имел ни малейшего представления, кем мог быть… или кем был Стиви Карбон. Но одно он знал наверняка: человека, сидевшего рядом с ним, никогда прежде не звали этим именем.

Сам того не подозревая, Палач сделал отличный ход: он взял в плен «капореджиме». Его пленника звали Данно Джилиамо.

Глава 12

На протяжении многих лет Ник Триггер верой и правдой служил Организации, но никогда еще он не испытывал такого унижения. Он был разбит, подавлен и напуган собственной реакцией на близость смерти. Но ему повезло — он остался жив. И Ник не переставал твердить, что он еще жив и это кое-что да значит. Семье не будет никакой пользы, если он умрет. Когда события принимали нежелательный оборот, когда становилось ясно, что изменить уже ничего нельзя, оставался единственный и самый лучший выход — спасать собственную шкуру. У смерти нет альтернативы. И все же человек никогда не отдавал себе отчет в том, что его жизнь может оборваться в любую секунду. Он осознавал это лишь тогда, когда смотрел смерти прямо в лицо. Вот тогда-то он вдруг все понимал и причем очень хорошо…

Что он мог противопоставить в тот момент Болану? Слава Богу, что хоть в живых остался. Он чуть было не сгорел заживо в машине, которую Болан с непостижимой ловкостью в одно мгновение превратил в доменную печь. От одного воспоминания об этом Ника бросило в дрожь. Задержись он в машине еще хоть на секунду, от него осталась бы только горстка пепла. Если бы здравый смысл вовремя не подсказал ему, что пора уносить ноги… Бр-р-р!

Ник оправдывал свои поступки, забывая при этом, что выскочить из машины его заставил страх, а не боевой инстинкт. Кровь и мозги Джио Скальдиччи забрызгали все заднее сиденье, а Ник лицом вляпался прямо в это кошмарное месиво. Ужас и отвращение выгнали его из машины, и он находился в десяти шагах от нее, когда прогремел взрыв.

Оглушенный, в полубессознательном состоянии, он пролежал на земле, в то время как Болан расстреливал людей Данно. Когда он увидел, как этот сукин сын, весь одетый в черное, разгуливает среди мертвых и умирающих, он даже не пошевелил пальцем. Ник слышал, как Болан допрашивал Сала Массери, и все равно не шелохнулся, хотя его револьвер лежал рядом. Стоило только протянуть руку. Но Ник предпочел прикинуться мертвым. Он даже пробормотал какую-то молитву.

Он осмелился пошевелиться только тогда, когда Болан прикончил Стиви Карбона и двух парней, которые спускались с ним в туннель. Потом, когда Болан пошел назад, через сквер, Ник пополз в другую сторону. Он не вставал с брюха до тех пор, пока не дополз до выхода из сквера. Тогда он одним прыжком вскочил на ноги и побежал… ПОБЕЖАЛ!

Даже оправдывая свои поступки, Ник испытывал отвращение к самому себе. При этом он начал понимать, почему Маку Болану удается выжить вопреки всем усилиям могущественной Организации. Нику стало ясно, почему так льстил хитрый лис Данно, почему он опустился до того, чтобы просить помощи у человека, не являющегося членом его семьи. Когда Болан переходил в наступление, он делал это решительно, не оставляя противнику никаких шансов. Собственно, то, что он делал, трудно было назвать атакой — он вызывал Апокалипсис. Кто бы в такой ситуации не потерял голову?

И тем не менее, нужно что-то придумать. Какую-нибудь новую хитрость, новый трюк. Немыслимое дело — позволить этому типу делать все, что ему вздумается. Раньше слово «Болан» означало для Ника только имя в контракте, человека, которого предстояло убить, работу и, может быть, более высокий ранг в структуре Организации. Теперь все изменилось. Ник увидел собственными глазами, на что способен Болан.

И хотя от руки Ника погибло более сотни человек, он ни у одного из них не видел в глазах мертвого холода. Понадобился Мак Болан, чтобы показать ему смерть во всей ее красе. Теперь Ник был полон решимости отплатить Болану той же монетой.

Лишь одна деталь утешала Ника: он один знал глубину своего падения. Только он один пережил катастрофу, никто никогда не узнает, что Ник Триггер прикинулся мертвым и дал спокойно уйти Болану. Он даже не обязан сознаваться, что присутствовал в эту ночь в сквере.

Да, хоть в этом ему повезло. Во всяком случае, он так думал…

* * *

Они медленно ехали по Тотенхэму в сторону Риджентс-Парка, обмениваясь пустыми фразами, лишенными даже намека на полезную информацию. Топя в потоке слов ответы на важные вопросы, Джилиамо с головой вошел в роль простого «солдата». Болан решил не подавать виду, что раскусил его игру… пока. Они свернули вправо на Мэрилибоун, оттуда было рукой подать до Парк-Роуд.

— Поезжай в парк, — сказал Болан.

— В парк?

— Ты не ослышался.

Они проехали озеро.

— Что там делать в это время? — нервничая, спросил Джилиамо.

— Увидишь, — лаконично ответил Болан. — Перед нами зеленый театр, остановись здесь, Стиви.

Раны Болана оказались, к счастью, царапинами и уже перестали кровоточить. Картечины лишь слегка задели его, но все равно Маку было больно, к он начал терять терпение.

Машина остановилась перед амфитеатром.

— Дай мне ключи и выходи из машины, — приказал Болан.

Джилиамо молча повиновался, и с беспокойством посмотрел на Болана, который вышел с другой стороны.

— Вниз, — коротко приказал он, ткнув стволом «узи» в темноту.

— Куда?

— На сцену.

Джилиамо уставился на него, потом отвернулся и в сопровождении Болана пошел к сцене. Поднявшись на подмостки, он обернулся к Болану.

— Скажите, зачем мы сюда пришли?

— Ты же любишь ломать комедию, Данно, — тихо, почти нежно ответил Болан. — Я подумал, что для этой цели сцена подойдет тебе больше всего.

Пленник замер, словно обратился в соляной столб. Когда он, наконец, заговорил, в его голосе послышалась глухая злоба и раздражение.

— Если ты сразу понял, кто я, почему не остановил?

— Стань в центре сцены, — приказал Болан.

— Пошел ты к чертовой матери, сукин сын, — процедил Джилиамо. — Если ты хочешь убить меня, то можешь сделать это прямо здесь.

Не вступая в бесплодные споры, Болан заехал ему в челюсть прикладом «узи». Джилиамо покачнулся, схватился за щеку и молча пошел туда, куда указал Болан.

— На колени!

Джилиамо с ненавистью посмотрел на Мака, но повиновался.

— Ну, где тебе наделать дырок? — спросил Болан, поднимая автомат.

— Н-н-нигде, — заикаясь, ответил Джилиамо. — Я н-не хочу умирать, Болан.

— Вот уже целых десять минут ты несешь всякую чушь, Данно. У тебя еще есть время подумать, стоит ли продолжать…

— Но ты же знаешь, я не могу говорить. Если я заговорю и ты сохранишь мне жизнь, меня все равно убьют, только чуть позже. Уж лучше кончать с этим сейчас.

— А кто узнает, что ты говорил, Данно? Кто доложит об этом твоей своре?

«Капореджиме» задумался. Наконец, после продолжительной паузы, он поднял голову и чуть слышно спросил:

— Что тебя интересует?

— Кто замучил до смерти старика?

— Ты у меня уже спрашивал об этом! Но я никак не возьму в толк, о ком ты говоришь.

— О старике из музея, Данно. Кто связал его, как свиное жаркое, и сунул под спину жаровню?

— Черт! Я не знаю, о чем ты говоришь, Болан! Клянусь, я говорю правду!

— Значит, ты утверждаешь, что никто из твоих ребят не замешан в этом гнусном деле?

— Да, но я по-прежнему не знаю, о ком идет речь.

— Ты был в музее, а?

— Да, конечно. Я находился там около минуты. Со мной были Ник, Сал и еще один парень, имени я не помню. Но никакого старика мы не видели.

— Кто такой Ник?

— Ник Триггер. Он известен под именем Ника Анданте. Возможно, ты слышал о нем, в свое время он работал на Дона Манцакати.

Болан мог поздравить себя: интервью шло, как по маслу, и Джилиамо начал успокаиваться.

— Хорошо. Что делает Ник Триггер в Лондоне?

— Это наш посол. Он представляет здесь Организацию.

— А кого он представлял сегодня вечером в музее?

— Видишь ли, Ник является моим доверенным лицом. Я прибыл сюда на той неделе, когда ты был еще во Франции. Послушай, Болан, я против тебя ничего не имею. Но когда совет капо говорит: «Иди!» — маленькому человеку Джилиамо остается только подчиниться. Думаю, ты понимаешь меня.

— Я тебя понимаю, Данно. Но этот Ник Триггер, как он пронюхал о музее?

Пленнику предстояло принять важное решение, от которого, возможно, зависела его жизнь. Его лицо исказила гримаса нерешительности.

— Ты ставишь меня в дурацкое положение.

Болан пожал плечами.

— Все остается между нами, Данно. Но решай быстрее, я не собираюсь торчать здесь всю ночь.

— А кто даст гарантию, что ты все равно не прикончишь меня?

Болан снова пожал плечами.

— Это риск, на который ты должен пойти, Данно. Но я еще никогда не убивал друзей, даже временных.

Джилиамо судорожно вздохнул.

— Ладно, что ты хочешь знать?

— Какая связь существует между Ником Триггером и музеем?

— Как я тебе уже говорил, он представляет Организацию в Англии, и ему удалось каким-то образом поймать на крючок тех типов, которые руководят этим борделем. Как это получилось, я не знаю. Мне показалось, что это банда педиков, и, полагаю, Ник подцепил их именно на этом.

— Допустим, но откуда он узнал, что там можно найти меня?

— Клянусь, этого я не знаю, Болан. Ник не из болтливых… Думаю, что ты его зажарил в машине. Вчера вечером он позвонил мне и сказал, что тебя нужно встречать в Дувре. Он даже сообщил название парома и все остальное. И когда мы упустили тебя в порту, он подсказал мне, что тебя следует искать в этом чертовом музее. Вот все, что мне известно.

— Ты считаешь, что он получал информацию из музея?

— Такой вывод напрашивается сам собой.

— Хорошо. Вернемся к событиям сегодняшнего вечера. Ты сказал мне, что был в музее. Когда?

— Около десяти тридцати, может, без четверти одиннадцать. Но мы не видели старика. Там был только какой-то козел, который говорил по-английски с дурацким акцентом. Большую часть времени мы убили на то, чтобы найти его: ходили по лестницам и по камерам для извращенцев. Для этих больных у них там полно всяких приспособлений. Да что я рассказываю, ты же сам все знаешь.

— Да, — коротко ответил Мак. Во рту у него стало сухо. — А что ты видел в маленьких комнатах на втором этаже?

— Инструменты и приспособления для пыток, больше ничего.

— Там никого не было?

— Кроме нас — никого. К чему ты клонишь?

— Там не было такого невысокого типа, ростом метр шестьдесят, может, даже меньше? Приятного, как ручка метлы?

— К нему-то мы и приходили. Причем этот сукин сын говорил с нами таким тоном, будто мы сделаны из дерьма, а он из пшеничной муки! Так и хотелось дать ему по морде.

— Что ты ему сказал?

— Я — ничего. С ним говорил Ник. Они вышли вдвоем, чтобы побеседовать, не больше, чем на минуту. Потом мы ушли. Ник…

— Кто там был еще, кроме того невысокого типа?

— В зале, где они трахаются, было полно народу, особенно девок. Они готовились к приему либо еще к какому-то мероприятию.

— Ладно. Продолжай рассказывать о Нике. Ты говорил…

— Не помню, на чем я остановился.

— Вы ушли из музея. Потом Ник что-то сделал.

— Ах, да. Короче, Ник устроился с нами в машине, а через десять минут из музея вышел тот маленький педик и они уехали вдвоем.

— Кто?

— Ну… Ник и педик, конечно. Они уехали вместе. А чуть позже начали съезжаться другие педики. Некоторые прибыли в шикарных машинах. Они выходили, а их тачки тут же сваливали. После этого в музей я уже не возвращался.

Болан задумался.

— Но во время боя внутри находились три твоих человека. Они вышли, чтобы захватить меня врасплох.

— А-а! Это совсем другое дело! Эти ребята перед самой стычкой нашли туннель под сквером, и мы подумали, что через него ты вошел в музей. К тому же, ты оставил свои визитные карточки — троих парней со сломанными шеями. Вот поэтому ребята вошли в музей, чтобы отрезать тебе пути отхода. Больше я ничего не знаю.

— Мне кажется, что ты говоришь правду, Данно, — задумчиво проговорил Болан.

— Тебе правильно кажется.

— Ладно. Последний вопрос: где находится штаб-квартира семьи в Лондоне?

— О-о, нет! Только не это… Я не могу сказать тебе этого, Болан. Иначе я никогда не смогу смотреть на себя в зеркало.

Болан молча смерил его взглядом.

— О'кей, допустим, ты прав, Данно. Можешь идти.

— Ты меня отпускаешь?

— Таков был наш уговор. Привет, Данно.

— А ты… э-э… ты не выстрелишь мне в спину, а, Болан?

— Ты сам знаешь, что нет.

Болан отстегнул магазин от автомата и сунул его в карман.

— Давай, проваливай!

«Капореджиме» никак не мог поверить свою удачу. Он быстро встал с колен.

— В конце концов, я не сказал ничего такого, что потом заставило бы меня краснеть от стыда.

— Абсолютно ничего, — подтвердил Болан.

— Послушай, Болан. Ты не так уж плох, как может показаться. У меня и в мыслях не было сердить тебя. Я всего лишь хотел сказать, что был бы счастлив иметь такого человека, как ты, на нашей стороне.

— Таковы правила войны, Данно, — вздохнул Болан, — и ничего тут не попишешь. Давай уходи. Если состоится наша следующая встреча, то для одного из нас она может оказаться последней, учти это.

— Тем не менее, я не забуду, что ты вел честную игру, — ответил Джилиамо.

Он подошел к краю сцены и спрыгнул вниз, потом обернулся, посмотрел на Болана и исчез в темноте.

— Не такую уж честную, Данно, — вполголоса пробормотал Болан.

Он снова вставил магазин в «узи», спустился по ступенькам со сцены и вернулся к машине. Мак нежно погладил теплый металл маленького автомата, который сегодня верно отслужил ему, и положил его на пол рядом с креслом водителя. Костюм Мака лежал на заднем сиденье. Пора было переодеваться.

«Любопытная получается война», — подумал Болан. Как отделить агнцев от козлищ? Если мафиози неповинны в смерти Эдвина Чарльза, то кто же тогда убил его? И с какой целью?

Он предпочел бы никогда не иметь дела с людьми из «Музея де Сада». Увы! Это уже произошло. Все известные Болану факты противоречили друг другу, и все же Мак был абсолютно уверен, что Данно сказал правду. Болан позволил ему вдоволь наиграться в Стиви Карбона, а когда Джилиамо устал ломать комедию, он выложил всю правду, и в этом Мак был убежден. В таком случае, что значила вся эта история? Только то, что отчим Энн Франклин — подонок? А если это так, то как воспринимает его девушка? И как это отразится на Болане, который хочет только одного — поскорее покинуть эту страну?

Да-а, хорошенькое дельце. Как бы то ни было, нужно как можно скорее разобраться, кто тут друг, а кто враг. К тому же, Маку не давала покоя судьба старика Чарльза. Болан очень привязался к нему, несмотря на то, что их знакомство длилось не больше десяти минут. Тот образ жизни, который вел Болан, научил его безошибочно разбираться в людях. И в его лице старый солдат заслужил высшую оценку.

Ну ничего, битва только начинается. Мак подумал, что ему еще представится возможность вычислить убийцу и воздать ему по заслугам.

Сейчас Мака занимали более важные проблемы. Он переоделся в добротный твидовый костюм и сел за руль «линкольна». Погасив все огни, Болан несколько раз проехал парк вдоль и поперек, разыскивая своего пленника. Он нашел его, когда делал третий круг. Упругим, спортивным шагом Данно шел вдоль западной границы парка. Коренастый, с намеком на брюшко, мафиози шагал быстрее, чем Болан мог предположить. Мак загнал машину в густые кусты, которыми заросла узкая аллейка, и пошел за Джилиамо, стараясь не сокращать установившуюся дистанцию.

Да, Болан вел честную игру, но мафиози он никогда не доверял, зная, что это равносильно подписанию собственного смертного приговора. Поэтому он придерживался своих правил честной игры. Существовало немало способов получить информацию от противника. И, несмотря на видимую свободу, Данно по-прежнему оставался пленником Палача, и его допрос еще не закончился.

Каждый шаг Данно Джилиамо все ближе и ближе подводил Палача к его конечной цели — штаб-квартире противника. До начала второго этапа наступления на Сохо оставалось не так уж много времени.

Глава 13

Это был большой особняк с лужайкой и обширным парком, обнесенным красивой кованой решеткой. Фасад дома украшал богатый портик, а вокруг здания тянулась безупречно ухоженная аллея. Раньше этот дом принадлежал, должно быть, какому-то аристократическому роду, а теперь стал лондонской штаб-квартирой мафии, центром ее коммерческих сделок и махинаций. Особняк находился в нескольких шагах от сияния неоновых реклам Пиккадили, но довольно далеко от Риджентс-Парка. Джилиамо не торопился вернуться в лоно мафии. После полуночи метро не работало, ко автобусы и такси ходили всю ночь напролет, однако Данно проделал весь путь от парка до дома пешком.

Это вполне устраивало Болана, поскольку облегчало слежку. Мак подумал, что вынужденная прогулка по ночному Лондону стала для Джилиамо чем-то вроде епитимьи за совершенные грехи и ошибки. Хотя вполне может быть, что своим марш-броском он рассчитывал утолить свой гнев и забыть пережитое унижение. Болан отлично представлял себе душевное состояние мафиози, да к тому же «лейтенанта», после только что состоявшейся беседы.

Какими бы причинами ни руководствовался Джилиамо, путь от Риджентс-Парка до Сохо оказался долгим и утомительным. Он добрался до штаб-квартиры только ранним утром. Ситуация осложнялась тем, что Джилиамо плохо знал Лондон и часто сбивался с пути. Прежде чем добраться до Пиккадили, а оттуда до особняка с железной решеткой, он несколько раз подолгу блуждал в лабиринте узких лондонских улочек. В конце концов Болан заметил, что чем ближе они подходили к месту назначения, тем больше хромал и чаще останавливался Данно. «Мозоли», — подумал Болан. Эта мысль заставила его улыбнуться. Он вспомнил, что в армии мозоли не без юмора называли оправой души.

Болан укрылся в густой тени деревьев, растущих прямо напротив особняка, и подумал, что неплохо было бы знать, что происходит там внутри. Во всех окнах дома горел свет, а на аллее вытянулась целая вереница автомобилей. Одна группа людей стояла на ярко освещенной террасе перед портиком, вторая, поменьше, возле машин.

Едва Джилиамо поднялся на террасу, как раздался удивленный возглас:

— Эй, Данно!.. Где ты был?

У подъезда завязался оживленный разговор, но до Болана долетали лишь отдельные слова, затем Джилиамо вошел в дом, а за ним потянулись и все остальные. Прошло несколько минут, и на террасу вышел человек, он закурил и что-то негромко скомандовал людям, стоявшим у ворот кованой ограды. Группа охранников тотчас же распалась, и каждый из них направился к своей машине. Человек на террасе бросил вдогонку еще несколько неразборчивых слов, и Болану послышалось: «Ворота! Ворота!»

Водитель головной машины побежал к воротам, распахнул их настежь и так же рысцой вернулся обратно.

Человек, стоящий на террасе, крикнул:

— Не беспокойтесь, ворота я закрою сам!

Колонна машин тронулась, и Болану пришлось отступить за деревья, чтобы не попасть в яркий свет фар. Машина свернула в сторону Пиккадили. Как только огни последней исчезли за поворотом, человек спустился с террасы и направился к воротам, но вместо того, чтобы закрыть, вышел на улицу, неторопливо прошелся вдоль ограды и, далеко отбросив окурок, огонек которого прочертил в темноте длинную красную дугу, тут же прикурил новую сигарету, позаботившись о том, чтобы высокое пламя зажигалки как можно лучше осветило его лицо.

Увидев знакомые черты, Болан почувствовал удовлетворение и прилив горячего дружеского расположения к этому человеку, поскольку перед ним стоял Лео Таррин, специальный агент ФБР, внедрившийся в руководящую верхушку мафии. Когда-то Болан поклялся убить этого маленького итальянца, который в свое время был одним из больших боссов Организации в Питтсфилде — родном городе Палача. Тогда их взаимоотношения позволили Болану войти в семью и тесно познакомиться со всеми тонкостями структуры и функционирования такого гигантского организма, как «Коза Ностра». Мак проводил все свое время с Таррином, и день ото дня ему все меньше и меньше хотелось убивать этого приятного человека. И, слава Богу, ему не довелось привести свой приговор в исполнение: Таррин несколько раз спасал ему жизнь, а в довершение ко всему, оказался еще и полицейским.

Болана глубоко взволновало появление человека, казалось бы, вернувшегося из темноты прошлого. Лео вел такую же опасную игру, как и он сам. Если бы Таррина заподозрили в дружеских отношениях с Палачом, его ликвидировали бы без долгих разговоров, что привело бы к провалу хорошо подготовленной полицейской операции, начатой более пяти лет тому назад и значение которой трудно было переоценить. С другой стороны, Болан не был уверен, что Таррин, испытывая серьезное давление, не принесет его в жертву ради конечной цели своего дела. Никогда не знаешь, что в голове у этих полицейских, даже самых лучших.

Однако Мак быстро справился со своими противоречивыми мыслями. Он передернул затвор «беретты» и, поймав патрон, вылетевший из эжектора, бросил его на другую сторону улицы, прямо под ноги Таррину. Тот оглянулся по сторонам, потом наклонился и подобрал патрон. Подбросив его на ладони, Лео спокойно перешел улицу.

Улыбаясь, Болан вышел из своего укрытия.

— Ты бы еще зажег неоновую рекламу, — с теплотой в голосе произнес он.

Мужчины обменялись крепким рукопожатием. Таррин протянул свою сигарету Болану.

— Я так и думал, что ты где-то рядом… Выходит, интуиция меня не подвела. Что ты сделал с Данно? Глядя на него, можно сказать, что он пережил пренеприятнейший момент своей жизни.

— Так оно и было. Каким ветром тебя занесло в Лондон?

— Я разыскиваю тебя, — просто ответил Таррин.

Болан рассмеялся.

— Мне это нравится! Наконец-то понадобились резервисты.

Таррин согласно кивнул.

— Ты только не смейся, — торжественным тоном начал он. — Я уполномочен принести тебе извинения.

У Болана глаза полезли на лоб.

— Что?! Извинения?.. — И он захлебнулся в беззвучном хохоте.

— Ты меня понял правильно. Они хотят мира.

— Ты хочешь сказать — моей смерти.

— Похоже на то, что они имеют серьезные намерения положить конец войне. Во всяком случае, мне так показалось. Но, думаю, у Стаччио есть некоторые сомнения на этот счет.

— Джо Стаччио, капо северной территории Нью-Йорка?

— Он самый. Он возглавляет делегацию, прибывшую для мирных переговоров, но боится, что другие капо на финише обскачут его. Ты же хорошо знаешь ситуацию: они никогда не доверяют друг другу.

— Да. Но какую роль в этом деле отвели тебе?

Таррин улыбнулся.

— Они еще не забыли, что ты был одним из моих людей. Поэтому у них возникла мысль, что я мог бы установить с тобой контакт. Кстати, ты знаешь, что сейчас я руковожу питтсфилдской организацией?

Болан хмыкнул.

— Мои поздравления! Это лакомый кусочек. Девками ты больше не занимаешься, а?

Таррин негромко рассмеялся и сделал рукой неопределенный жест.

— Чуть-чуть, да и то время от времени, — произнес он. — Даже если бы я хотел забыть их, мне не дадут отойти от этого бизнеса. Между прочим, мне дали новое прозвище, ты еще не слышал?

— Нет.

— Теперь меня зовут Лео «Котик».

— Тебе вполне подходит, — с легкой иронией заметил Болан.

— Скажешь тоже, — кисло ответил Таррин. — Ладно, лучше расскажи, как ты поживаешь. Только не о блицкриге, который ты здесь устроил.

— Я уже собирался вернуться в Штаты, — серьезно начал Болан, — но вдруг со стороны старой доброй Англии потянуло паленым, и прежде чем оставить Старый Свет, я решил взглянуть, что там происходит.

— А заодно сунуть кое-кому гранату под дверь.

— Возможно…

— Послушай, неплохо бы тебе немного поутихнуть. Английская полиция непробиваема. Ты помнишь Гарольда Броньолу?

— Это тот парень из Департамента Юстиции?

— Точно. Так вот, этот Броньола — лицо весьма влиятельное в администрации. Он никому не позволяет наступать себе на пятки, даже правоохранительным комитетам Сената. Он попробовал было замолвить за тебя словечко перед местной полицией. Бесполезно, приятель. Ему без всяких церемоний посоветовали проваливать к чертовой матери.

— А какое отношение к этому имеет Броньола?

— Ты прекрасно знаешь, как он к тебе относится. Он считает, что ты можешь оказать государству неоценимую услугу, это же мнение разделяет немало других высокопоставленных чиновников. Но он — представитель федеральных властей. Он мало что может сделать на местном уровне, особенно тогда, когда речь идет о твоих выходках. Броньола уже не один месяц пытается пробить брешь в отношениях с английскими коллегами и установить хоть какое-то взаимопонимание. Безрезультатно, полный провал. Я тоже ничего не могу сделать. Ведь, по идее, то, что здесь происходит, меня не касается, верно? А раз так, то, по мнению Броньолы, моя поездка подвернулась очень кстати: нам впервые удалось так близко подобраться к лондонскому филиалу Организации.

— Ты не почувствовал запаха?

— Какого запаха? — удивился Таррин.

— Такой, знаешь ли, легкий аромат гнили? Мне сказали, что если дело всплывет на поверхность, то здесь рухнут сами устои государства.

— Коррупция?

— Хуже. В глазах общественного мнения это станет новым делом «Профюмо», только раз в десять более тяжелым по последствиям.

— Черт!

— Может быть, именно поэтому Скотланд-Ярд не идет ни на какие компромиссы. Они, вероятно, кое-что пронюхали и теперь боятся, как бы дело не получило широкую огласку.

— Нет, не думаю, — поразмыслив, серьезно ответил Таррин. — Ребята из их уголовного розыска очень тщеславны. Им невыносима сама мысль, что весь этот бордель прихлопнешь ты, а не они.

— Ладно, оставим эту тему, — предложил Болан. — Чем я могу тебе помочь?

Таррин вытащил из кармана маленький блокнот, чирканул номер телефона и, вырвав страницу, протянул ее Болану.

— Позвони мне сегодня, если сможешь. Договоримся о встрече.

— Хорошо. А куда поехали все машины?

— В аэропорт. Прилетает Арни Кастильоне во главе целой армии охотников за премиями. Самолет прибывает в шесть часов утра. Стаччио настоял, чтобы мы прилетели раньше и попытались установить с тобой контакт. Но этой ночью здесь никого не было, и народ бесцельно слонялся из угла в угол.

— Ты сказал, что вы хотели прилететь раньше. Раньше чего, Лео?

Таррин усмехнулся.

— Раньше, чем начнется великое наступление, старик. Сначала мы, то есть мирная делегация, вступаем с тобой в переговоры. Арни приказано не вмешиваться в наши дела.

— Но относительно него у тебя есть какие-то сомнения?

— Таково общее впечатление. Тем не менее, нужно попробовать. Если хочешь знать, за Стаччио стоит авторитет большого совета, это уже дает определенные гарантии.

— Кастильоне тоже член «Коммиссионе».

— Верно, но ты же знаешь, сержант, что старик тебя на дух не переносит.

— Ничего, старые воины тоже умирают.

— Конечно, можно рассматривать проблему и с этой позиции, — согласился Таррин. — Я, к сожалению, не знаю всех деталей… Стаччио ревниво хранит свой план в тайне. Меня уполномочили найти тебя и договориться о встрече, вот и все. Может быть, имеет смысл выслушать его предложения. Возможно, проблема разрешится приемлемым для тебя образом.

— А кто тебе сказал, что я ищу какое-то решение?

По губам Таррина скользнула легкая усмешка.

— Да ладно, сержант, уж не собираешься ли ты воевать всю жизнь?

— Попробую, — ответил Болан, возвращая улыбку Таррину.

— Ну, это твое дело. Не мне давать тебе советы. Скажи лучше, чем я могу помочь?

— Мне нужна кое-какая информация.

— Если я в курсе. Спрашивай.

— Мне нужно, чтобы ты установил личность одного старика по имени Эдвин Чарльз. Возраст: лет семьдесят — семьдесят пять. Кажется, во время войны он был большой шишкой в службе связи с американской разведкой. Может, ты что-нибудь разузнаешь. Он умер этой ночью.

— Друг или враг?

— Надеюсь, ты скажешь мне это.

— Хорошо, я переговорю с Броньолой.

— Заодно наведи справки о майоре Мервине Стоуне. «Майор» — почетное звание, раньше он служил в армии, ныне в отставке. Кроме имени, я не знаю о нем ничего, но он как-то связан с покойным Чарльзом.

— Это важно?

— Несомненно. От этого зависит моя жизнь.

— Тогда я постараюсь все сделать побыстрее.

Таррин медленно перешел на другую сторону улицы, запер ворота и пошел к дому, насвистывая какую-то популярную мелодию. Болан проследил, как он вошел в дом, затем шагнул в густую черную тень и растворился в ней.

«Хороший полицейский», — подумал он. Этому полицейскому Мак желал долгих лет жизни. Но его шансы прожить их были столь же скромными, как и у самого Болана.

Глава 14

Когда Болан добрался до Расселл-сквера, уже начало светать. В некоторых окнах «Куинз Хауз» горел свет. Светилось и окно квартиры Энн Франклин. Из осторожности Болан тщательно осмотрел близлежащую территорию и только потом вошел в дом с черного хода. Дверь в кухню он открыл ключом, который Энн вручила ему вчера ночью.

Девушка терпеливо ждала его. Сидя на стуле прямо перед входной дверью, она держала в руках карабин «уэзерби», ствол которого едва не уткнулся Маку в живот. От тихонько прикрыл дверь.

— Вижу, что вы меня не забыли.

— Я не забыла вас, — холодно ответила она.

— Зачем вы взяли мой карабин?

— Я защищаюсь.

— От меня?

— От вас, — она кивнула головой.

Болан попытался улыбнуться, но улыбки не получилось.

— Вы мне позволите закурить?

— Если вы просите разрешения сунуть руку за борт пиджака, то нет.

Такой поворот событий нравился Болану все меньше и меньше.

— Послушайте, я устал и не в форме. У меня нет настроения играть в ваши игры. Кое-кто говорит, что у солдат ноги не болят. Это ложь. Со вчерашнего вечера я еще ни разу не присел, и мои ноги горят огнем. Что случилось?

— Благодарение Богу, ваши ноги меня не интересуют.

— Хорошо, пусть будет хуже моим ногам. Но подумайте про плечи. Особенно про то, в которое при отдаче постоянно бьет приклад автомата. Когда вы нажимаете на пусковой крючок, оружие вроде этого карабина, который вы, кстати, так неумело держите, наносит сильнейший удар, словно взбешенный бык. Мне доводилось видеть людей, которые покидали тир с переломом ключицы.

— Я умею обращаться с таким мощным оружием, — заявила Энн.

Болану совсем не понравился ее ледяной взгляд. И хотя его очень интересовало местонахождение майора Стоуна, он не стал спрашивать об этом девушку.

— Значит, вы владеете огнестрельным оружием. Могу поспорить, что вы упражнялись, стреляя по голубям.

Он печально покачал головой.

— Оружие, которое вы держите в руках, совсем не похоже на то, с чем вы имели дело раньше. Оно предназначено для того, чтобы поразить цель на расстоянии свыше километра. Чтобы убить на таком расстоянии, убойная сила пули должна достигать двух тонн. Представьте себе, какова сила отдачи у этого карабина — я ведь не зря приводил вам в качестве примера бешеного быка. Но это еще не все: сама пуля весит триста граммов и это говорит само за себя. «Уэзерби» создан для охоты на крупных животных, поэтому его пули при попадании, скажем, в носорога разрываются, причиняя ущерб, сравнимый со взрывом маленькой бомбы. Например, если вы выстрелите в меня с этого расстояния, то потом вам придется мыть весь потолок, стены и, может быть, часть прихожей. Если вы по-настоящему хотите крови, стреляйте мне в голову. Тогда вы увидите мои мозги практически на всех предметах в этой комнате. А вот если бы вы…

— Заткнитесь, — дрогнувшим голосом сказала Энн.

Она побледнела, и нервный тик стал подергивать ее правую щеку.

— Конечно, — продолжал Болан, — если бы вы и в самом деле хотели прикончить меня, то тогда вам следовало бы поставить на место магазин.

— Что?

— Магазин, что же еще. Ведь оружие-то нужно зарядить.

На ее лице застыло удивленное выражение.

— О-о… — только и сказала Энн, глядя на красавец карабин.

Болан подошел ближе и забрал оружие у нее из рук.

— Какая же я дура, — пробормотала девушка.

— Вовсе нет. На самом деле карабин заряжен. Это оружие не имеет магазина.

Мак потянул на себя затвор, и эжектор, щелкнув, выбросил длинный, устрашающего вида патрон. Блестящий предмет промелькнул перед самым лицом девушки и с глухим стуком упал на пол.

— Целый фауст-патрон, — пояснил Болан. — В действительности там гораздо больше трехсот граммов.

Энн рассматривала зловещий патрон, и на ее лице появилась гримаса плохо скрываемого отвращения.

— Вы знаете, — заметил Болан, — мне начинает надоедать ваша горстка чокнутых.

— Это очень заметно, — ответила она несчастным голосом.

— Что все это значит, вы мне можете ответить?

Нижняя губа у нее задрожала, и Маку показалось, что Энн вот-вот расплачется.

— Я же вам говорила, что Чарльз совершенно безобиден. У вас не было оснований убивать его. То, что вы сделали, чудовищно и непростительно жестоко…

Болан удивился до крайности.

— Послушайте меня хорошенько. Если вы считаете, что я убил несчастного старика, значит вы уже созрели для психиатрической больницы.

Мак отнес карабин в спальню и принялся вытаскивать свои вещи из шкафа. Он укладывал «уэзерби» в чехол, когда девушка возникла на пороге комнаты.

— Мак…

Он обернулся и равнодушно взглянул на нее. Она опустила глаза и подошла ближе к кровати. Точно так же она вела себя вчера, и Болан подумал, уж не специально ли?

— Хорошо. Возможно, вы имели право обвинить меня в смерти Чарльза, — внезапно сказал он. — Вы правы, я — убийца. Более того, этой ночью мне пришлось убить дюжину негодяев, а может, и все две, не знаю точно, я их уже давно не считаю. Но я не убиваю стариков. В том кругу, где я вращаюсь, это не принято. В вашем — может быть, не берусь судить.

Она молча проглотила эту пилюлю.

— Я сама напросилась, — чуть слышно пробормотала девушка виноватым голосом. — Вы меня простите?

— Уже простил.

Болан сваливал вещи в чемодан, не складывая.

— Однако я должен вас покинуть, самое время. Я очень нервничаю, если подолгу остаюсь в одном месте. Весьма признателен за гостеприимство.

Мак застегнул чемодан, поставил его на пол и закончил укладывать в чехол «уэзерби».

— Куда вы пойдете?

— Да уж найду где-нибудь укромное местечко.

— Не стоит этого делать, — сказала Энн. — Вы можете оставаться здесь сколько угодно. Никто вас не потревожит.

— Благодарю за заботу.

— Значит, вы бросаете нас после всего того, что мы для вас сделали?

— Верно, — спокойно ответил Болан. — Вы очень много сделали для меня. Вы завлекли меня в засаду в Дувре, затем еще в две здесь, в Сохо. Энн, если вы и впредь намерены помогать мне таким же образом, то я быстро окажусь на кладбище.

Она издала долгий прерывистый вздох.

— Если Чарльза убили не вы, то кто же?

Болан взглянул на нее, уселся на край постели и закурил.

— Я бы дорого дал, чтобы узнать это, — сказал он.

— Это ужасно. Я видела его. Уголовная полиция тоже была там. Я дала подписку.

— То есть?

— Я не имею права покинуть Лондон до завершения следствия. Но это только формальность. Сотрудники уголовного розыска убеждены, что это дело ваших рук. Кроме того, они считают, что музей — гнездо мафии. Полицейские думают, будто вы пытали Чарльза, чтобы получить у него интересующую вас информацию, а когда появились гангстеры, вы убили и их.

— Логично, — проворчал Болан. — Будь я на месте полицейских, то мыслил бы точно так же.

Он глубоко затянулся сигаретой и медленно выдохнул голубоватый дым.

— По правде говоря, — продолжал он, — сначала и я допустил ту же ошибку. Я сразу же подумал, что тут замешана мафия. Уж очень хорошо все сходится, понимаете?

— Ничегошеньки не понимаю.

— Но это же просто! Когда речь идет о разборках между бандами гангстеров, никто не ищет мотивов конфликта. Однако теперь я убежден, что Организация не имеет никакого отношения к смерти Чарльза. Я тоже. Таким образом, мы вновь возвращаемся к вопросам: кто и почему. Особенно «почему». И это должны сказать мне вы, Энн. Почему убили Чарльза?

Девушка села рядом с Маком, обвила руками колени и, опустив глаза, задумчиво уставилась в пол.

— Не имею ни малейшего представления, — со вздохом ответила она.

— Музей связан с мафией или нет?

Она удивленно взглянула на Болана.

— Только так, как я уже вам говорила. Нас шантажируют.

— Тогда при чем здесь Чарльз?

Губы у Энн задрожали, и она слегка склонилась к Болану.

— Он был просто-напросто очаровательным стариком, помешанным на электронике. Можно сказать, он служил у нас дежурным электриком. Чарльз не имел никакого отношения к клубу.

— Выходит, за контрольным пунктом в под вале присматривал не он?

— Ну, скажем, контрольный пункт работал сам по себе. Чарльз только обслуживал его.

— А аппаратуру в музее тоже он устанавливал?

— Аппаратуру? Нет. Все было смонтировано задолго до того, как мы наняли Чарльза.

— Когда он появился у вас?

Задумавшись, она наморщила лоб.

— Несколько месяцев тому назад. Три, может, четыре месяца.

— До шантажа или после?

— После, после. В этом я уверена. Именно по этой причине майор решил нанять сторожа на полный рабочий день. Чарльз жил прямо там, в музее. В подвале располагалась его квартира.

— Каким образом майор нашел Чарльза?

Ее лицо стало бесстрастным.

— Не имею ни малейшего представления.

Болан вздохнул и потянулся к пепельнице, стоящей на тумбочке у изголовья кровати. Когда он выпрямился, затушив окурок, Энн лежала поперек кровати, свесив ноги. Болан некоторое время смотрел на нее, потом извиняющимся тоном сказал:

— У меня и в мыслях не было оставлять вас одну, Энн.

— Спасибо, — прошептала она. — Вы ничем мне не обязаны. По отношению ко мне у вас нет никаких обязательств.

— Обязательства здесь ни при чем.

Она буквально засияла и, прикрыв глаза, спросила:

— Правда?

Мак кивнул.

— Да. Ко всему прочему, это еще и вопрос безопасности. Вашей безопасности. Убийца Чарльза может попытаться разделаться и с вами.

— Но почему? — испуганно воскликнула Энн.

Болан пожал плечами.

— А почему убили Чарльза?

— Это просто нелепо! — произнесла она. Но, тем не менее, на ее лице появилась тень сомнения.

— Каковы ваши обязанности в «Музее де Сада»? — спросил Мак.

Энн Франклин закрыла глаза и спрятала лицо в ладонях. Поставив ногу на край кровати, она по-детски потянулась.

— Ну! — нетерпеливо подгонял Болан. — Уверяю вас, это очень важно. Чем вы занимаетесь в клубе?

— Я подготавливаю, организовываю вечера, — бесцветным голосом ответила девушка. — Я ставлю спектакли, присматриваю за декорациями, контролирую качество еды и напитков. Я отвечаю за все, что имеет отношение к вечерним мероприятиям в клубе.

— Как вы их организовываете?

— Работы хватает. Прежде всего, нужно знать вкусы каждого гостя. Сначала я определяю состав приглашенных, затем, учитывая их вкусы, ставлю спектакль, включающий номера, которые им понравятся.

— Откуда взялись актеры?

— Это труппа молодых актеров, подписавших с клубом контракт. Им хорошо платят, и они, судя во всему, довольны работой. У некоторых из них тоже есть свои склонности.

— А у вас?

— Что?

— Каковы ваши склонности?

Она покраснела до корней волос.

— Вы знаете, я не могу расстаться с одним чувством.

— С каким же?

— Со стыдом, — прошептала она, по-прежнему прикрыв глаза. — Все, что я делаю, кажется мне отвратительным и ужасным.

— Тогда почему вы не уйдете?

— Сначала я думала, — ответила Энн после долгой паузы, — что остаюсь из чувства верности майору. В наших отношениях мы не совсем похожи на отца и дочь, отнюдь нет. К тому же, полагаю, майор не создан для роли отца. Тем не менее, после смерти моей тети он полностью взял меня под свою опеку. Как вы уже могли убедиться, это человек, очень холодный по своей натуре, но у него есть чувство долга. Думаю, оно передалось и мне. На протяжении многих лет майор занимался моими проблемами, и я считаю вполне естественным, что достигнув определенного возраста, беру на себя часть его забот. Однако в прошлом году майор сказал мне, что я ничем ему не обязана… он почти настаивал, чтобы я оставила его… Таким образом, он избавил меня от каких бы то ни было обязательств, не так ли?

— Итак, к какому же выводу вы пришли? — спросил Болан.

Она приподнялась на локте, отбросила назад волосы и посмотрела Маку прямо в глаза.

— Я не знаю, почему остаюсь в клубе. Может быть, я помешалась на всей этой мерзости и грязи.

Энн отвернулась.

— Вы находите меня отвратительной?

— Вовсе нет, — произнес Мак.

— А вы знаете, что я еще девушка?

На этот раз взгляд отвел Болан. Его смутило это удивительное признание.

— Я ничего не заметил, — пробурчал он.

— А ведь мне уже двадцать шесть лет, — с горечью сказала Энн. — Это же анахронизм в наше время, когда секс и порнография расцвели пышным цветом буквально на каждом шагу.

Болан отчаянно пытался сменить тему разговора.

— Вчерашний вечер организовали тоже вы?

— Да.

— В том числе и сцену пытки в камере, где умер Чарльз?

Ее глаза вспыхнули.

— Да, но я не предусматривала этой сцены!

— Кто должен был пойти в ту камеру?

— Джимми Томас.

— Что делает Джимми Томас?

Лицо Энн Франклин снова залила густая пунцовая краска.

— Он гомосексуалист… пассивный…

— Что-то я вас не очень хорошо понимаю.

Она закрыла глаза в поисках нужных слов.

— Он… э-э… Я уверена, что вы видели колодки. Он нагибается вперед и… он принимает…

Во рту у Болана стало сухо.

— А-а, понятно. Тогда почему на месте Джимми Томаса в камере, где он, по вашему выражению, «принимает», оказался старик?

— У майора попросили уступить его одному из членов клуба, который хотел… э-э…

— Кто чего хотел?

— Один из членов клуба хотел, чтобы Джимми составил ему компанию на весь вечер.

— Когда это произошло?

— Полагаю, в самый последний момент. Я собиралась уезжать, у нас, если помните, была назначена встреча в «Духе Сохо».

— Майор тоже должен был на ней присутствовать, — напомнил Болан.

— Но он же приехал Он сказал, что встретил вас на лестнице.

— Однако он опоздал на добрых двадцать минут.

— Майор сказал, что все объяснил вам. Его преследовали гангстеры, и он хотел оторваться от них.

Болан решил не противоречить ей. Он вздохнул и спросил:

— Скажите мне откровенно, Энн. Вы очень привязаны к майору?

— Вовсе нет Я думаю, что довольно ясно дала вам это понять.

— Допустим, — сказал Болан, — что Чарльза убил майор.

Энн широко раскрыла глаза.

— Это немыслимо!

— Неужели?

— Уверяю вас.

— И все же предположим, что майор — убийца. Какое впечатление это произвело бы на вас?

Она заговорила после долгого молчания, и ее голос показался Маку очень слабым, почти неслышным.

— Я бы подумала, что он сошел с ума, и всем сердцем пожалела бы его.

— Если майор виновен, Энн, то я, вероятно, убью его. Это дело кажется мне очень подозрительным — я не имею в виду извращенные игры членов вашего клуба. Под ними кроется еще что-то, и я готов держать пари, что Эдвин Чарльз умер не потому, что на какого-то больного вдруг напал приступ безумия. Он умер по другой веской причине. Думаю, что его смерть и мое пребывание в Лондоне как-то связаны между собой. Полагаю, мне предстоит встретиться с убийцей и свести с ним счеты, чтобы положить конец этой истории. Когда я найду виновного, Энн, я пристрелю его, как собаку.

— Значит, вы думаете, что этот таинственный безумец — майор Стоун? — спросила Энн.

— Это более чем вероятно.

Девушка выпрямилась и села на кровати, поджав под себя ноги. Она задумчиво посмотрела на Болана.

— А если предположить, что Чарльз был одним из шантажистов?

— Тогда это меняло бы дело, — признал Болан. — Вы думаете, это возможно?

Энн пожала плечами.

— Я уже не знаю, что и думать, чему верить.

Она поднялась и направилась к окну. Приоткрыв шторы, девушка выглянула на улицу.

— Уже совсем светло, — спокойно сказала она. — Сколько потрясений за одни сутки!

Но Болан продолжал гнуть свою линию, он решил выяснить все до конца.

— Факты говорят сами за себя, Энн… Может так статься, что я окажусь вашим злейшим врагом.

— Такого никогда не произойдет, — ответила она, не оборачиваясь.

— Однако всего несколько минут тому назад вы были готовы вышибить из меня мозги.

— Не совсем так…

Она вздохнула и уткнулась лбом в стекло.

— Я была в шоковом состоянии, боялась и ничего не понимала. Я бы никогда не смогла нажать на спусковой крючок. Я люблю вас, Мак.

— Мне кажется, и я испытываю к вам подобное чувство, — ответил Болан. — Но это ничего не меняет, Энн. Я буду продолжать свое расследование и не остановлюсь ни перед чем, какими бы тяжелыми ни были последствия.

Девушка обернулась, и Мак увидел, что ее глаза полны слез. Соленые ручейки стекали по ее гладким бархатным щекам и капали с подбородка.

— Давайте заключим договор, — предложила она, вымученно улыбаясь.

— Что за договор? — вдруг охрипшим голосом спросил Мак.

— Любить друг друга до тех пор, пока смерть не разлучит нас.

Ни слова не говоря, Мак шагнул к ней и обнял за плечи. Сотрясаемая рыданиями, Энн прижалась к широкой груди Болана. Чуть покачивая ее в объятиях, он легонько поглаживал густые черные волосы девушки, вселяя в нее уверенность и надежду на лучшее.

Ее глаза высохли, на губах появилась робкая очаровательная улыбка. Они обменялись несколькими нежными поцелуями, и Энн тесно прижалась к Болану, уткнувшись ему в шею мокрым от слез лицом. Неожиданно она вздрогнула, вся напряглась и вскрикнула, глядя в окно:

— Мак! Вы сказали, что всю ночь ходили пешком, но сюда вы приехали на такси?

Болан проследил за ее взглядом.

— Да, но я попросил отвезти меня на Экстон Роуд, там и вышел. Что что случилось?

— Я совсем выпустила из виду… Чарльз сказал мне, что полиция сообщила ваши приметы всем шоферам такси, и они попытаются вас опознать. И вот теперь…

Болан схватил шторы и резко задернул их. Расселл-сквер наводнили бобби. Он быстро шагнул к кровати и подхватил чехол с карабином.

Энн взяла его чемодан и пошла следом за ним.

— Останьтесь! — приказал он.

— Я не останусь, — твердо сказала она. — На аллее за черным ходом стоит моя машина. Давайте не будем тратить время на пустые разговоры.

Болан прекрасно понимал, до какой степени разумным был последний совет. Выходя из комнаты, он щелкнул выключателем — и в квартире воцарился утренний полумрак. Мак взял девушку под руку и повел ее к служебной лестнице. Если фортуна улыбнется им, мелькнуло в голове Болана, тогда, быть может, они смогут унести отсюда ноги.

— Послушайте, — произнес он напряженным голосом, — если полицейские откроют огонь, все будет кончено, точка… Бросайтесь на землю и не двигайтесь. Потом вы им скажете, что я угрожал вам оружием. Запомните, вы были моей заложницей, в противном случае вас ожидает пожизненное заключение.

— Мы выкрутимся! — уверенно сказала Энн. — Не беспокойтесь, мы уйдем от них.

Она начинала нравиться Болану все больше и больше. Он даже испытал нечто вроде гордости за нее… Когда пахло жареным, ее нервы превращались в остальные струны. Маку совсем не хотелось расставаться с Энн, они заключили соглашение и должны быть вместе, пока… Болан предпочел бы провести с Энн долгие годы, но с таким поворотом событий все могло кончиться гораздо раньше.

Глава 15

Джилиамо и Таррин стояли на террасе у портика и встречали новоприбывших. Они с изумлением взирали на длинную кавалькаду больших лимузинов, паркующихся на аллее вокруг особняка. Стаччио предпочел остаться в доме. Он лишь ворчливо буркнул:

— Если Арни захочет меня увидеть, пусть пошевелит своей задницей.

Наблюдая за караваном машин, Джилиамо склонился к Таррину.

— Послушай, сколько же народу он привез с собой?

— Да так ерунда, — с улыбкой ответил Таррин, — это всего лишь личный эскорт. Для остальных почти по всему городу сняли квартиры.

Шофер головной машины выскочил первым и бросился открывать заднюю дверцу. Но резкая команда изнутри салона заставила его мгновенно захлопнуть дверь. Водитель побежал вдоль длинной колонны машин, стуча по стеклу каждой и передавая полученные распоряжения. Пассажиры начали выскакивать из автомобилей, создавая такую суматоху, что начальникам команд пришлось немало накричаться, прежде чем установился относительный порядок. Две группы новоприбывших тут же вышли на улицу и разошлись по указанным постам. Другие начали патрулировать парк и прохаживаться вдоль железной решетки ограды. Еще одна группа прошла мимо Джилиамо и Таррина в дом, чтобы осмотреть его изнутри.

Таррин наблюдал за происходящим с широкой добродушной улыбкой. Он доверительно обратился к Джилиамо.

— Когда речь идет о безопасности, такая охрана должна быть у президента, а?

Однако Джилиамо находился под впечатлением от подобной демонстрации силы.

— Лично я его понимаю, — произнес он. — Я знаю. Сам видел.

— Что ты видел?

— Неважно, — покраснев, ответил Данно, — но я представляю, на что способен Болан, и, надо отдать должное, Арни знает, что делает.

Таррин хмыкнул и, не вступая в дальнейшие дебаты, стал наблюдать за лихорадочной деятельностью гостей.

Наконец, к машине Кастильоне подошел неприятный человек — само воплощение жестокости — и, слегка приоткрыв дверцу, что-то неслышно сказал пассажирам лимузина. Два телохранителя вышли с противоположной стороны и внимательно осмотрелись. Еще двое покинули свои места сзади, прикрывая собой открывающуюся дверь. Наконец-то, показался сам босс в сопровождении компаньона. Телохранители образовали вокруг Кастильоне плотное кольцо, сквозь которое он едва был виден.

Небольшая группа начала подниматься по ступенькам террасы, когда Таррин наклонился к уху Джилиамо.

— Только не вздумай назвать его Арни, — прошептал он.

Джилиамо кивнул и шагнул навстречу с широкой улыбкой на лице.

— Добро пожаловать, мистер Кастильоне! — дружелюбно произнес он. — Боже мой! Нам всем вас так не хватало! Я очень рад видеть вас.

Но когда Данно увидел за спиной большого гостя растерянного, бледного Ника Триггера, улыбка исчезла с его лица.

Кастильоне критически рассматривал Данно.

— И я рад видеть тебя, Данно. Ник только что рассказывал мне, как Болан вышиб из тебя все мозги. Вижу, что он ошибся.

— Тут не до шуток! Я то же думал про него. Ник, расскажи, как тебе удалось выкрутиться?

Ник нерешительно улыбнулся и метнул обеспокоенный взгляд в сторону Арни Кастильоне.

— Я сам ничего не знаю, — пробормотал он. — Мне кажется, при взрыве я был контужен.

— Мы разберемся, кто тут у вас контужен, — буркнул Кастильоне. — Поговорим об этом в доме. Никогда не видел такой отвратительной погоды. Здесь всегда так, Данно?

Разговор коснулся другой темы, и для Таррина не осталось незамеченным, что благосклонность Арни перешла с Ника Триггера на Данно. Джилиамо тоже заметил это.

— С погодой у них плохо. Кроме того, здесь существуют серьезные проблемы с экологией, но у кого их теперь нет? Все, что выбрасывается в воздух, смешивается с туманом, и получается знаменитый лондонский смог. Однако вам нужно прикрываться получше, мистер Кастильоне, иначе можно заболеть смертью, — двусмысленно пошутил Данно.

Они прошли мимо Таррина, и Арни Кастильоне поприветствовал его легким наклоном головы. Таррин кивнул в ответ и проводил капо взглядом, пока тот не скрылся за дверью. Улыбнувшись про себя, Лео подумал, что Данно — интриган каких еще поискать. Он казался искренним и откровенным, однако за пазухой до поры — до времени держал камень.

Водитель Кастильоне медленно поднялся на террасу и остановился рядом с Таррином. Лео предложил ему сигарету, а шофер щелкнул зажигалкой. Выдохнув густую струю дыма, он улыбнулся Таррину и с отвращением произнес:

— Ну и козел!

— Ты когда-нибудь станешь капо, Уилер, — засмеявшись, ответил тот.

— Никаких шансов, — отозвался шофер. — Особенно, если я должен вести себя подобным образом. Это отвратительно, Лео.

Тоби Уилер был членом питтсфилдской команды Таррина. Прозвище свое[2] он, несомненно, заработал за годы работы в Организации, но Лео никогда не слышал его другого имени. Ходили слухи, что раньше Уилер был пилотом «Формулы-1» и ему не хватало самой малости, чтобы перейти в класс «Инди». Такого водителя, как он, теперь днем с огнем не сыщешь. Уилер затянулся сигаретой.

— Пойду загоню «кадиллак» на станцию техобслуживания. На виражах машину тянет влево. Не стоило брать дефектную технику.

— Хорошо. Я задержу тебя ненадолго. Расскажи-ка мне, о чем дорогой говорил Арни.

— Обо всем и ни о чем. Нес какую-то чушь. Расписывал в деталях, что он сделает с этим чудаком Боланом. А второй тип… как его?..

— Ник Триггер.

— Да, Ник Триггер… Ты заметил, как вытянулась у него рожа, когда он увидел Данно? Он с утра толкался в аэропорту в ожидании рейса. Добрался туда своим ходом. Ты знаешь, о чем он говорил всю дорогу? Он рассказывал Свинье Арни, будто Данно вел себя здесь, как круглый идиот, и как он попался на крючок Болану, и что тот дважды чуть было не пристрелил его на улице.

Таррин не смог сдержать улыбку.

— Ах вот оно что!

— Да, а ты слышал первые слова Данно при виде Ника? Он сказал: «Расскажи, Ник, как тебе удалось выкрутиться»? Интересно, как все же Ник выкрутился? А Ник, между прочим, сообщил Свинье Арни, что отказался идти с Данно, поскольку тот, якобы, ничего не смыслит в засадах и уличной войне. Так и сказал, факт Я сам слышал.

— Советую тебе поменьше говорить об этом со Свиньей Арни, — порекомендовал Уилеру Таррин.

— При всем уважении, которое я питаю к нашим боссам, Лео, другого эпитета он не заслуживает. Но тут ты прав, я буду держать язык за зубами. Мне рассказали, что он как-то отобрал у одного парня права на управление территорией только потому, что тот забыл сказать ему «мистер». Ты представляешь? Пройдет еще немного времени, и он захочет чтобы его называли Дон Кастильоне… Послушай, Лео, устрой так, чтобы я больше не возил его, а?

Таррин рассмеялся.

— Не беспокойся. С этого момента Арни будет ездить со своим шофером. Просто сегодня я оказал ему любезность. Это все, что ты можешь мне рассказать?

— Нет. Ты был прав, они что-то замышляют и всю дорогу говорили намеками, потому как знали, что я работаю на тебя. Толком я ничего не смог понять, но серьезный разговор от болтовни отличал. Можешь мне поверить, Лео, они затевают какое-то свинство.

— О'кей. Спасибо, Уилер.

Таррин дружески потрепал его по плечу и пошел встречать остальных. Лео прекрасно знал, что готовился удар ниже пояса. Однако это не слишком пугало его: в таких вещах он тоже понимал толк.

* * *

На первый взгляд могло показаться, будто лондонская полиция выбрала в качестве места сбора парк Расселл-сквер. Болан услышал четкие команды офицеров и топот ног полисменов, группами расходившихся на оцепление парка. Еще дома Болан условился с Энн, что машину поведет она. Девушка уселась за руль, и Мак положил свои вещи на заднее сиденье, а сам сел на пол.

Завидев машину, полицейский в синей форме бегом бросился к ней.

— Стой! — крикнул он.

Однако машина уже набрала скорость и быстро катилась к дальнему концу аллеи.

Раздавшиеся сзади пронзительные свистки слились в одну оглушительную какофонию, а волна синих мундиров, затопившая то место, которое они только что покинули, недвусмысленно говорила о том, что они чудом унесли ноги.

На выезде с Расселл-сквера маленькую машину занесло, но Энн умело выправила ее. Болан закинул одну ногу на спинку переднего сиденья и с трудом перебрался вперед.

— Вы хоть знаете, куда ехать? — отдуваясь, спросил он.

— Пока еще нет, — ответила Энн. — Но они нас не догонят.

Болан верил ей на слово. Она блестяще вела машину и выжимала из нее все, на что та была способна. Они мчались по лабиринту лондонских улиц с такой скоростью, которая исключала всякую возможность лобового перехвата. Спустя несколько минут стало ясно, что Энн удалось оторваться от погони. Сирены полиции постепенно удалялись, звучали все тише и тише, пока не смолкли где-то вдали.

— Вы недурно водите машину, — похвалил девушку Болан.

Это мой первый заезд в таком стиле, — возбужденно ответила Энн, сверкая большущими глазами.

Теперь соблюдая правила дорожного движения, они ехали по направлению к Темзе, постепенно забирая на запад. Город ожил, и его улицы заполнили многочисленные автобусы и легковушки, набитые людьми, спешащими на работу.

— Я знаю, куда ехать, — вдруг объявила Энн.

— Куда?

— Пока в «Дух Сохо» Там мы переждем пару часов, пока улягутся страсти. Потом поедем в Брайтон. Там у меня есть небольшой коттедж. Божественное место.

Брайтон был Болану до лампочки, он пока размышлял о первом пункте предложенного маршрута. Его глаза сузились.

— В «Дух Сохо», говоришь?

— Да. Там сейчас только уборщики. Никому даже в голову не придет искать вас там. Затем мы переберемся в Брайтон Мой коттедж — замечательное убежище. Вы поживете там, пока мы не найдем способ помочь вам выбраться из Англии.

— Секундочку, — заворчал Болан. — Почему «Дух Сохо»? Я не знаю, смогу ли…

Девушка негромко рассмеялась, перебивая его.

— Я поступаю не очень хорошо, но думаю, что вы в курсе. «Сохо» принадлежит мне, по меньшей мере, наполовину.

— А вторая часть? — мрачно поинтересовался Болан.

— Мой компаньон — майор Стоун. Но не стоит портить себе кровь, если вас по-прежнему беспокоят ужасные подозрения, так как майор почти никогда там не появляется. Его можно назвать отсутствующим компаньоном.

Болан напряженно обдумывал новую информацию, наконец проворчал:

— Ладно, поехали.

Энн улыбнулась ему.

— В клубе у меня есть небольшая квартирка. Там нам будет вполне уютно.

— У меня создается впечатление, что вы владеете квартирами в каждом квартале Лондона, — язвительно заметил Болан.

— Не совсем так. Квартира в «Куинз Хауз» — это роскошь. Вы себе не представляете, до какой степени я иногда нуждаюсь в уединении. Временами я испытываю непреодолимое желание бросить все дела и побыть одной. «Куинз Хауз» — моя личная берлога.

— Вы мне это уже говорили, — сказал Болан, глядя на нее в упор.

— Студия над клубом — тоже роскошь, хотя и называется деловой квартирой. Иногда я недолго задерживаюсь там, чтобы урегулировать некоторые проблемы. Время от времени приятно сменить обстановку.

— Понимаю.

Болану не нравились мысли, назойливо приходившие ему в голову.

— Очевидно, вы делите квартиру с майором Стоуном?

— Да.

Она подняла на него глаза и улыбнулась.

— Успокойтесь, я там только ночую, да и то очень редко. Я выросла у него.

— Еще есть Брайтон.

— Да. В том доме я провожу уик-энды. Ведь Брайтон расположен на берегу моря. Это очень красивое место, поверьте мне. Я обожаю море.

Некоторое время они ехали молча, и Болан попытался разобраться в своих мыслях.

Они добрались до Сохо через Пиккадили, проехав мимо знакомого Болану особняка, обнесенного железной решеткой. Мак заметил, что все машины уже вернулись.

— Чей это дом? — спросил он.

Он бы ни капли не удивился, если бы Энн ответила, что речь идет о ее старом фамильном доме.

От нее не укрылся его враждебный тон, соответственно изменилось и ее отношение. Она ответила довольно холодно:

— Этот дом принадлежал графу…

— Меня интересует, кому он принадлежит теперь. Кто там живет?

Она покачала головой.

— Понятия не имею.

Мак чуть было не рассмеялся.

— Вы уверены в этом?

Она, в свою очередь, с трудом сдержала улыбку.

— Боже мой! Что это на вас нашло? Вы самый недоверчивый человек из всех, кого мне приходилось встречать.

Болан шумно вздохнул.

— Именно поэтому я еще жив, крошка.

— Ну, пожалуйста, перестаньте быть таким букой. На это прекрасное утро относительно вас у меня есть кое-какие планы.

— Что за планы? — поинтересовался Мак.

Энн убрала одну руку с руля и горячо сжала его твердую ладонь.

— Я хочу просить вас о помощи, Мак. Нужно убедиться в одной вещи.

— Какой именно? — спросил Болан, заранее догадываясь, каким будет ответ.

— Сейчас самое время выяснить: я нормальная женщина или нет. Что вы об этом думаете?

Болан думал, что она права.

— Энн, вы точно знаете, что делаете?

— Делать будете вы, — ответила она с натянутой улыбкой.

Она говорила искренне и ни на один миг не показалась Болану бесстыдной.

— Я вверяю себя в ваши руки.

Болан молча смотрел на Энн Франклин, представляя ее в своих объятиях. Одно из двух: либо он самый большой счастливчик в Лондоне, либо самый большой осел. Он вздохнул.

— Вы ошибаетесь.

— Как это?

— Пока все происходит в обратном порядке. Это я отдался в ваши руки.

Энн поняла, какой смысл Болан вложил в свои слова, и слегка вздрогнула, словно от удара.

— Верьте мне, Мак.

— Не думаю, что у меня есть выбор, — серьезно ответил он.

Тем не менее, доверие Болана не было безграничным. Действительно, женщины наподобие Энн Франклин одним движением бровей когда-то приводили в действие армии, но они же губили самсонов и цезарей. Нет, он никогда не доверится ей полностью. Так, по меньшей мере, он говорил сам себе.

Глава 16

Планы Энн Франклин пришлось подкорректировать, едва лишь они вошли в клуб. В баре толкалась небольшая толпа, а громкие голоса слышались еще у дверей. Несколько девушек, стоявших у входа в бар, испытали видимое облегчение, увидев, как Энн входит в холл клуба.

— Слава Богу! Наконец-то вы пришли, мисс Франклин! — воскликнула высокая блондинка в обтягивающих брючках. Может быть, вы поговорите с этим кретином Донованом? Мы с ним никак не можем договориться насчет перерывов для отдыха.

Видимо, речь шла о конфликте между дирекцией и служащими клуба.

— Ничего себе уборщицы, — с иронией произнес Мак, с чисто мужским интересом разглядывая столпившихся у дверей девушек.

Блондинка с точеными формами оказалась той самой красоткой, которую он видел вчера вечером позирующей в прозрачном цилиндре. Мак рассеянно подумал, не Энн ли является постановщиком развлечений в баре, помимо своей другой деятельности. Энн извинилась перед Боланом, и пестрая стайка длинноногих красоток впорхнула в бар. Блондинка задержалась у двери и через плечо метнула в Мака изучающий взгляд. Зрелище, видимо, удовлетворило ее, она наградила Болана соблазнительнейшей улыбкой и исчезла за дверью.

Болан закурил и стал ходить по холлу из угла в угол, не переставая спрашивать себя, что он тут делает. Через некоторое время вернулась Энн и вручила ему ключ. Мак заметил на ее лице печать тревоги и раздражения. Девушка чмокнула его в щеку и сказала:

— Поднимайтесь. Я приду, как только освобожусь. Возникли кое-какие проблемы.

— А куда подниматься?

Она показала ему лестницу, скрытую за занавесом в глубине холла, еще раз поцеловала его в подбородок и вернулась в бар.

Испытывая беспокойство, Болан поднялся наверх и оказался в студии, обставленной с неслыханной роскошью. Тут не было и следа спартанского убранства «Куинз Хауза». Персидские ковры и восточные мотивы обивки стен напоминали оформление гарема в «Музее де Сада».

Вдоль стен стояли статуи в стиле «ню», выполненные в натуральную величину, а также целая серия скульптурных групп из бронзы, изображавших парочки, различным образом вовлеченные в любовные утехи. Болан восхищенно присвистнул и продолжил осмотр. Квартира состояла из одной огромной комнаты. В центре возвышался подиум с круглой кроватью, к которой вели три ступеньки. У Мака возникло ощущение, будто он стоит перед театральной сценой. У самых его ног, ниже уровня пола, располагалась круглая ванна, размеры которой позволяли принять нескольких человек сразу. Вода текла из фонтана со встроенным цветомузыкальным устройством, создававшим сногсшибательные психоделические эффекты. В стороне находилась небольшая кухонька, отделенная от зала стойкой, а в углу, рядом с маленьким секретером, располагался бар с богатейшим выбором напитков.

Мак Додумал, что это, действительно, идеальное место, где время от времени можно отдохнуть от городской суеты. С одной стороны, он отлично представил Энн Франклин в этом декоре; с другой стороны, он находил, что ей больше подходит простая обстановка «Куинз Хауза», не имеющая ничего общего с кричащей эротичностью студии. Кажется, она что-то говорила насчет своей девственности?

Болан огляделся в поисках телефона и нашел его в центре кровати. Он присел на самый край, притянул к себе аппарат за провод и набрал номер, который дал ему Лео Таррин.

Осторожный голос отозвался после третьего звонка.

— Да?

— Мне нужен «Котик» Лео.

— Минуточку.

Болан терпеливо ждал несколько минут, прежде чем услышал щелчок трубки, снятой с другого аппарата. Раздался голос Лео Таррина:

— Кто говорит?

— Вы просили меня позвонить утром.

— Ах, да! Значит, это железный человек?

— Он самый.

— Послушайте, старина, я сейчас не могу говорить с вами. У нас идет совещание.

Болан не смог сдержать улыбку.

— Хорошо, ваше дело. Но у меня мало времени, и скоро я буду очень занят.

— Я бы очень хотел повидать вас, старина. Не встретиться ли нам где-нибудь?

— Скажите где.

— Вы знаете Тауэр?

— Найду.

— Он расположен на набережной Темзы, за Лондонским мостом…

— Да. Я найду. Когда?

— Послушайте, давайте встретимся через час на Аллее Казней. Болан чуть было не расхохотался, но вовремя удержал себя.

— Что еще за Аллея Казней?

— Большой прикол для туристов. Это место, где Анна Болейн стала на голову короче. Порасспросите об этом гида, когда будете там… И… э-э… смешайтесь с толпой туристов, постарайтесь не быть на виду. Я должен поговорить с вами об одном важном деле. Вы не пожалеете.

— О'кей. Значит, через час.

— Подождите, подождите! Мне тут подсказывают, что Тауэр открывается только в десять часов. Давайте встретимся в десять тридцать.

— Отлично, десять тридцать, — сказал Болан.

— Только помните — не высовывайтесь, постарайтесь слиться с толпой. Не подумайте, что я стыжусь нашей встречи на публике, старина, ничего подобного, но мне бы не хотелось попасть в лапы английских фараонов. Вы меня понимаете?

Болан прекрасно понимал его.

— Хорошо. Что до вас, Лео, то вы приедете один. Без свиты. Я становлюсь очень нервным, когда вижу много народу.

Таррин хохотнул и что-то неразборчиво сказал, обратившись к своим коллегам.

— Не беспокойтесь, — снова зазвучал в трубке его голос. — Я буду один. Только выполните то, о чем я вас просил.

Болан проворчал «пока» и положил трубку. Он понял, что Таррин был не один и разговаривал с ним, сидя за столом совещаний. Теперь он, наверное, объясняет свидетелям разговора, что должен встретиться с одним типом, который может свести его с Боланом.

Очень хорошо. Но если кто-либо другой из присутствующих при разговоре решится найти его раньше Лео? Болан вздохнул. В решении этого вопроса придется положиться на Таррина.

Неожиданно Мак подумал, что ему приходится полагаться на слишком многих, и ему это не понравилось. Джунгли никогда не интересовались своими обитателями: выживание всегда было личной заботой каждого.

Позади себя Болан услышал шорох и, обернувшись, увидел Энн Франклин, умиротворенно наблюдающую за ним. Сидя на кровати-платформе, он помахал ей рукой.

— Любопытная квартирка. Что делает такая пай-девочка в обстановке «Тысячи и одной ночи»?

С робкой улыбкой на губах, она поднялась по ступенькам подиума.

— Вам не нравится?

— Все зависит от того, что вас волнует, — легкомысленно ответил Болан. — Ну, как там, забастовщики удовлетворены?

Энн коротко кивнула в ответ, незаметным движением расстегнула платье и выскользнула из него, словно змея из старой кожи.

Глаза у Болана полезли на лоб при виде изумительного зрелища: наличие крошечных кружевных трусиков можно было считать только условностью, так же, как и совершенно прозрачный лифчик. Мак мимолетно подумал, что у нее, должно быть, восхитительная кожа. Память подводила его: ощущения казались расплывчатыми и неясными. Первый раз он видел ее обнаженной, когда глаза его смыкались от усталости. Теперь спать ему не хотелось, а глаза жадно следили за каждым ее движением. Энн была так прекрасна, что у Болана перехватило дыхание.

— Ну вот, — просто и тихо сказал он.

— Я же говорила вам: отдаюсь в ваши руки.

Мак взял ее за руку и нежно притянул к себе. Девушка легла рядом с ним на спину, приподняв колено и грациозно закинув руку за голову. Мак склонился над ней, лаская ее трепещущее тело своими огрубевшими ладонями, привыкшими к пороховой гари, горячему металлу и крови. Энн сладостно вздохнула.

— Поцелуй меня, — шепнула она.

Мак обжег ее губы жадным поцелуем и почувствовал, как его захлестывает всепоглощающее желание завладеть этим покорным, послушным телом. Страстное желание воина-мужчины слилось воедино с очарованием и волшебством момента, придавая их отношениям непередаваемую прелесть. В этот миг Болан подумал, что мог бы полюбить эту женщину.

— Я тебя люблю, Мак, — чуть слышно произнесла Энн Франклин.

Она сказала то, в чем он сам никогда не сможет признаться любимой женщине. Болан продолжал ласкать ее отзывчивое тело, и девушка еще теснее прижалась к нему, подставляя для поцелуя полные упругие губы.

Мак слегка отстранился, улыбнулся ей и задал совершенно неуместный вопрос:

— Ты уверена, что хочешь именно этого?

Она сжала его лицо в обеих ладонях и едва заметно вздрогнула.

— О да, я уверена.

— Значит, ты уже получила то доказательство, которое хотела найти с моей помощью, заметил Болан.

Энн покачала головой.

— Не совсем.

Он улыбнулся, сохраняя серьезное выражение лица.

— После этого все люди одинаковы, — сказал он. — Все различие состоит в том, как начинают.

Болан простер над ее головой руку, словно посвящая в некое таинство.

— Перед Богом и всем миром объявляю тебя нормальной женщиной, — торжественно провозгласил он.

— Мак, умоляю тебя, — произнесла она сдавленным голосом, — люби меня.

— Да, — хрипло прошептал он.

Болан поднялся и принялся стаскивать с себя одежду. Энн наблюдала за ним из-под полуопущенных ресниц, неподвижно лежа на кровати и чувствуя незнакомое доселе волнение, которое будило в ней учащенное дыхание Мака.

Он расстегнул кожаные ремни экипировки, и кобура с «береттой» и запасными обоймами с глухим стуком упала на пол. Наконец пришел черед черного комбинезона. Болан остановился и посмотрел на Энн.

— Продолжай, — посмеиваясь, сказала она. — Не забывай, вчера я укладывала тебя в постель.

— Но в таком виде ты меня еще не видела, — проворчал Мак, стаскивая с себя комбинезон.

Девушка смущенно вскрикнула и, покраснев, отвернулась. Болан взял ее за руки и поднял с кровати. Энн прижалась к нему, и их губы слились в долгом страстном поцелуе.

— Сначала я приму ванну, — шепнул он ей на ухо. — Ты мне составишь компанию?

Энн согласно кивнула, глядя на него лучистыми, зачарованными глазами. Мак подхватил ее на руки и отнес к фонтану. Потупив глаза, она расстегнула лифчик и, держась за его руку, стащила с бедер кружевные трусики.

И вдруг… Она замерла, словно обратившись в камень, ее ногти больно впились в шею Болана, и студию всколыхнул дикий испуганный вопль Энн, на время лишив Мака его обычного хладнокровия.

Столбняк, овладевший им, длился всего несколько секунд, затем к Болану вернулось самообладание: он отшвырнул Энн в сторону с такой силой, что она, как кукла, покатилась по полу. И тогда он увидел то, что так напугало ее. Мак сам не смог сдержать нервной дрожи.

Из-под воды на них с немым укором смотрели мертвые глаза Гарри Паркса. Его обнаженный труп был выгнут точно так же, как тело покойного Чарльза: голова находилась почти между колен. Убийца связал Гарри шнуром от шторы. Тяжелая бронзовая статуэтка, привязанная к телу, удерживала его под водой.

Болан опустился в воду и вытащил труп из ванны, пока Энн билась в истерике. Кроме синяков от веревки, Болан не нашел на теле Паркса никаких следов насилия. Гарри Паркс нашел свою смерть на дне бассейна, в нескольких сантиметрах от поверхности воды. Он боролся за жизнь, пока не захлебнулся — об этом свидетельствовали его глаза, в которых застыл ужас и страх смерти. Тело уже было сковано трупным оцепенением, и Болан не стал даже пытаться выпрямить его. Он прикрыл чудовищно согнутый труп овальным ковриком, подвел Энн к кровати и бросил ей одежду.

— Одевайся, — произнес он бесцветным голосом.

Она автоматически повиновалась. Болан быстро оделся и тут же подошел к бару, чтобы что-нибудь выпить. Он налил два стакана коньяка и один из них протянул Энн. Девушка взяла его обеими руками и, вздрагивая, уставилась на ароматную янтарную жидкость, словно ждала, что на ее поверхности вот-вот появится ответ на единственный вопрос: «Кто?»

Болан залпом осушил свой стакан, резко развернулся и что было силы хватил им о стену. Стакан, словно противопехотная граната, с оглушительным грохотом разлетелся на мелкие осколки, заставив Энн подскочить от неожиданности.

— Мне все это уже надоело, — пробормотал Болан.

— Бедный Гарри, — прошептала девушка и, застучав зубами о край стакана, глотнула коньяка.

— Бедный Гарри мертв уже давно, — сказал Болан. — Когда ты была здесь последний раз?

— Вчера вечером. И то я забегала сюда всего на пару минут.

— Во сколько вчера вечером?

— Сразу же после вашего ухода. Может, чуть позже. Мне пришлось ответить на ряд вопросов полиции. Затем я поднялась сюда переодеться и потом сразу же ушла. Гарри с майором сидели в баре. Я попрощалась с ними и отправилась прямо в «Куинз Хауз». Больше я Гарри не видела. Она устремила взгляд на труп, прикрытый ковром, и добавила:

— Живым.

— Так который был час? — продолжал допытываться Болан.

— Думаю… чуть больше полуночи. Я надеялась, что вы вернетесь в «Куинз Хауз». Прождав вас до двух часов, я отправилась в музей. Там уже было полно полиции.

— М-да…

Некоторое время Болан молча ходил по подиуму, обдумывая план дальнейших действий.

— Ладно. Собирайте свои вещи, мы уходим.

— Но для вас это опасно! — тихо возразила Энн. — И мы не можем добраться до Брайтона раньше, чем…

— Здесь оставаться опасно, — отрезал Болан. — К черту Брайтон. У меня полно дел здесь, в Лондоне, Ну, пошли!

Мак решительно повернулся и вышел из студии. Энн последовала за ним, остановившись на секунду над телом покойного Гарри Паркса.

Болан ожидал ее у двери, окидывая квартиру таким взглядом, словно больше никогда не рассчитывал вернуться сюда и хотел сохранить в памяти ее убранство и роскошь.

Энн перехватила его взгляд и печально улыбнулась.

— Наверное, я страшно эгоистична и черства, — робко сказала она, — но… Думаю, что такой случай больше никогда не представится.

Болан понял ее намек.

— У вас фантастическая берлога, Энн.

— Да, своего рода порнография, вы не находите?

— Вы не нуждаетесь в ней.

— Вы мне этого еще не доказали.

— Вы доказали это сами себе, — парировал Мак. — Ну, пошли.

— Бедный Гарри, — прошептала она, закрывая дверь. — Какая страшная смерть…

— Еще страшнее жить так, — ответил Болан.

— Да, я понимаю, что вы хотите этим сказать.

Уже выходя из клуба на улицу, Мак обратился к Энн:

— Чарльз говорил мне, что музей — это символ нашей эпохи. Как вы думаете, какой смысл он вкладывал в эти слова?

— Полагаю, он считал, что мы живем в эпоху порнографии и разврата.

Они вышли на Фрит Стрит.

— Нет, мне кажется, что в его словах заложена более глубокая мысль. Он хотел сказать больше, чем смог.

Свою машину Энн предусмотрительно оставила в соседнем переулке и, пока шли к ней, обдумывала последнюю фразу, сказанную Боланом.

— Боюсь, что вы никогда этого не узнаете, Мак.

— Не будьте такой пессимисткой, Энн, — ответил Болан. — Возможно, мы найдем ответ там, куда сейчас отправимся.

— Куда же, Мак?

— В лондонский Тауэр.

— О нет, Мак! Только не это. Средь бела дня, когда кругом полно бобби! Зачем?

— Может быть, мы увидим этот пресловутый символ нашей эпохи, — ответил Болан.

Он не отдавал себе отчета в том, что ходил под сенью этого символа с того самого момента, когда впервые ступил на землю Англии.

Это был символ смерти.

Глава 17

Болан ошибался: когда он позвонил в штаб-квартиру мафии в Лондоне, там проходило не одно совещание, а два. Джо Стаччио председательствовал на совещании делегатов, прибывших на мирные переговоры. Для работы члены комитета собрались в библиотеке. Тут же присутствовал и Лео Таррин.

Стаччио начал свою речь так:

— Если кое-кто из вас станет задумываться, почему я прибыл сюда с такой большой группой, я отвечу следующим образом: чтобы говорить о мире, достаточно одного человека. В данном случае — меня. Лео, который присутствует на нашем совещании, способен установить контакт с Боланом и, возможно, убедить его достаточно долго сохранять спокойствие, чтобы я мог сделать ему предложение. Вот и все, что касается проблемы мира. Теперь вы, возможно, спросите: зачем же Джо привез сюда всех остальных? А вот зачем. Арни Кастильоне — все же капо, и мы должны относиться к нему с определенным почтением. Но случается, он ведет себя, как свинья, и в этом случае мы также обязаны уважать как его самого, так и его хамское поведение. Этим объясняется ваше присутствие в Лондоне. Я знаю, что Арни пытается меня обойти. Я это нутром чувствую. И еще, этот проклятый сукин сын способен подставить меня под пули Болана. Мне бы хотелось, чтобы вы все понимали это.

Один из лейтенантов Стаччио запустил вдоль всего стола массивную хрустальную пепельницу.

— Он пожалеет об этом, Джо.

— Тем не менее, он сделает такую попытку, нам это известно. Теперь внимание! В этом случае он окажется вне закона. Я хочу, чтобы вы это знали и понимали наше положение. В том случае, если Арни обойдет меня, он пойдет против большого Совета, который принял решение о проведении мирных переговоров раньше, чем я согласился возложить на себя ответственность за их осуществление. Теперь вам известна расстановка сил. Я привез вас сюда, чтобы гарантировать невмешательство Арни в ход переговоров с Боланом. Полагаю, мне больше нечего добавить к сказанному.

Дальнейший разговор носил технический характер. Участники совещания вырабатывали стратегическую линию поведения, обдумывая меры безопасности на случай провокаций со стороны Арни Кастильоне, и прикидывали, как убедить Мака Болана принять условия почетного мира. Затем Таррина попросили рассказать подробности его тесного сотрудничества и дружеских отношений с Боланом, «чтобы лучше понять психологию этого типа». Таррин не заставил себя долго упрашивать и правдиво рассказал все, что посчитал нужным, о событиях в Питтсфилде.

Болан позвонил как раз к концу его повествования, когда Таррин заканчивал выступление перед делегатами «Корпуса Мира Стаччио», как они сами в шутку назвали свою команду.

Положив трубку, Таррин с улыбкой обратился к нью-йоркскому капо:

— Ну вот. Мои осведомители начали действовать. Этот тип знает Болана чуть ли не с пеленок. Думаю, что мы нашли идеального человека.

— Да, я так и думал, — ответил Стаччио, нахмурив брови. — Как, по-твоему, сколько человек слушали этот разговор, помимо тебя?

— Примерно полдюжины, — ответил Таррин, по-прежнему сохраняя улыбку на лице. — Именно поэтому я выбрал для встречи Тауэр. Такую встречу можно прикрыть, а, Джо?

— Вероятно, да, — подумав, проворчал Стаччио.

Он подозвал к себе начальника одной из команд.

— Вот что, Бобби, понаблюдай-ка со своими ребятами за шпаной Арни. Если кто-нибудь из них куда направится, немедленно сообщи мне.

Бобби помчался выполнять приказание, а все остальные члены «Корпуса Мира» занялись решением стратегических задач текущего момента.

В это же время в особняке шло второе совещание под председательством Арни Кастильоне. Огромная гостиная была до отказа забита начальниками команд, и в зале царила предгрозовая атмосфера. Предстоящая миссия будоражила всех собравшихся наемников.

Кастильоне восседал во главе стола. Ник Триггер и Данно Джилиамо располагались по обе стороны от Арни, и каждый из них выглядел, как побитая собака. Арни говорил громко и властно:

— Оба парня, что сидят сейчас рядом со мной, знают: зря молоть языком я не буду. Болан их обоих поднял на смех. Он так их прищучил, что они до сих пор не могут никому рассказать, что с ними стряслось. Вы все знаете, на что способен Болан, и сами видите, сколько зла он причинил нам за такой короткий срок.

Среди нас есть старики, которые считают, что Болана можно задобрить и ввести в нашу Организацию. Но об этом лучше поговорить с укротителем диких зверей. Уж он-то вам скажет, что хищника нельзя ни укротить, ни приучить. В один прекрасный момент природа возьмет свое, и он сожрет вас.

— Это правда! — поддакнул один из чикагских гангстеров, вытягивая руку, на которой недоставало нескольких пальцев, — Однажды я попытался вырастить детеныша аллигатора, и посмотрите, что эта гнусная бестия сделала со мной!

— Короткопалый знает, что говорит, — прокомментировал это выступление Кастильоне, угрожающе окинув взглядом собравшихся.

— С дикарями не может быть никаких сделок. В частности, ему не говорят: «Чувствуйте себя, как дома», вручая ключи от собственного особняка. И уж совсем не стоит давать ему в руки пистолет и просить постоять на часах.

— Боже мой, конечно, нет! — воскликнул еще кто-то.

— Конечно, нет! Однако именно этого добивается кое-кто из наших стариков: не все, конечно… Я не имею в виду все семьи, я только говорю, что некоторые авантюристы пытаются оказать давление на остальных, а что те могут сказать? А? Им приходится плясать под чужую дудку. Но только одна или две семьи, не больше, полностью согласны с условиями этого дурацкого мира. Прибыв со всех концов Штатов и влившись в мою команду, вы можете представить себе Болана на содержании «Коммиссионе» вместо братьев Талиферо?

Сама идея заставила побледнеть Ника Триггера, да и Данно Джилиамо почувствовал себя не лучше. Но в общем хаосе выражение их лиц осталось незамеченным. Все заговорили одновременно, пытаясь перекричать друг друга, и совещание грозило превратиться в массовый митинг, но тут в углу салона зазвонил телефон. Воцарилась тишина, все взгляды устремились на аппарат.

Джилиамо вышел из-за стола и направился к телефону, который уже замолчал. Он осторожно снял трубку и поднес ее к уху. Данно до конца выслушал разговор Таррина с Боланом, не сводя глаз с Кастильоне, потом положил трубку на аппарат и вернулся за стол совещания.

— Что там такое? — проворчал Арни.

— Лео «Котик» с кем-то договорился о встрече, — задумчиво сообщил Джилиамо.

— Выкладывай все подробно, — приказал Арни.

— Лео встречается с каким-то типом в 10.30 в лондонском Тауэре. Но вот голосом этот субъект очень похож на Болана. Не совсем, конечно, но, черт побери, заслышав его, я почувствовал себя очень неуютно. Мне показалось даже, что это сам Болан.

Кастильоне тяжелым взглядом уставился на Данно, обдумывая детали его сообщения. Ник Триггер метнул на Джилиамо презрительный взгляд.

— Когда это ты слышал голос Болана? — спросил он.

— Мне довелось немало слышать и видеть. Тебе даже и не снилось то, что я знаю! — отрезал Данно. — Думаю, что не ошибся. Я уверен, что звонил сам Болан.

— Заткнитесь вы оба! — рявкнул Арни. — Который сейчас час?

— Почти 8.30, — послышался чей-то голос. — Я перевел свои часы на местное время.

— Да, так и есть, — подтвердил Ник Триггер.

— О'кей. Ник, ты расставишь парней по местам и проследишь, чтобы они не зевали, — приказал Арни Кастильоне, — ты, Данно, пойдешь с ним и сделаешь все возможное, чтобы на этот раз Болан не ушел.

Он отпустил их, презрительно указав взглядом на дверь.

— Все остальные подойдите ближе и слушайте меня внимательно. Я не хочу, чтобы мы накололись и на этот раз. Вашу задачу я не буду повторять дважды.

Ник Триггер и Данно Джилиамо оказались в коридоре наедине и злобно уставились друг на друга.

— Сукин сын, — зашипел Ник. — По какому праву он так разговаривал со мной?

Данно закурил, руки у него дрожали.

— Ты помнишь, о чем мы говорили в машине? Что Арни — сволочь.

— Да, я это хорошо помню.

— Что собираешься делать, Ник? Я насчет Болана, конечно. Ты слышал, что сказал старик. Они хотят отобрать у тебя работу и отдать ее Болану. Но это место по праву принадлежит тебе. И даже если Арни прикончит Болана раньше, ты знаешь: он скорее удавится, чем отдаст то, что тебе причитается. Подумать только: достаточно вмешаться такому типу — и твоей блестящей карьере может прийти конец. А ведь работа принадлежит тебе по праву.

— В принципе, да, — пробормотал Ник Триггер.

— Тогда, думаю, ты понимаешь, в каком положении мы находимся.

— Еще бы! Послушай, Данно, сейчас мы с тобой в одной лодке. Я не знаю, что произошло вчера вечером, и мне на это наплевать. Мы с тобой сидим в одной лодке, и она дала течь. Думаю, самое время вычерпать воду!

— Неплохо было бы малость подгадить этому борову Арни, — произнес Данно. — Его нужно поставить на место. Ник, ты не должен допустить, чтобы он прикончил Болана.

— Не волнуйся, это ему не удастся. Так же, как и «Котику» Лео.

— Ты что-то задумал, Ник?

— Можно сказать, да, Данно.

У Ника Триггера действительно появились кое-какие идеи.

* * *

Болан и Энн добрались до Тауэр Хилла за час до встречи с Таррином. Мак объездил все прилегающие улицы, чтобы как следует изучить обстановку и, по необходимости, легко ориентироваться в этой части города. Машину он оставил на стоянке. Отведенной для транспорта туристов.

— Туда я войду без проблем, — сказал он девушке. — Моя единственная забота — выйти оттуда целым и невредимым.

— Но вы же не можете бродить там как вам вздумается. Всегда найдется кто-нибудь, кто вас узнает и сообщит в уголовную полицию.

Мак улыбнулся.

— В большинстве своем люди очень ненаблюдательны. Вам никогда не доводилось встретить на улице приятеля и разойтись с ним, так и не узнав его? Людей, приехавших сюда, интересуют сокровища английской короны и многовековая история Англии. Кроме того, они очень хорошо знают, что потом вспомнят далеко не все, а потому будут еще внимательнее слушать гида и рассматривать достопримечательности. Я к ним себя не причисляю.

— Но вы забываете о служителях музея.

— Для них я буду всего лишь еще одним паршивым туристом, — улыбаясь, возразил Болан. — Послушайте, кончайте портить себе кровь. К подобным ситуациям я уже давно привык.

Энн стала копаться в перчаточном ящике.

— Наденьте хотя бы это, — сказала она, протягивая ему очки с темными стеклами. — Длина дужек регулируется, поэтому вы не сможете от них отказаться.

Мак рассмеялся, взял очки и водрузил их на нос.

— Так хорошо?

— О, Мак!

Энн бросилась в его объятия, и они слились в долгом поцелуе. Наконец Мак мягко отстранил ее.

— Главное, сохранять спокойствие, — сказал он. — Колесите вокруг, Энн, и старайтесь проезжать перед выходом через каждые пять минут. Но при первом же выстреле жмите на газ и убирайтесь отсюда Я буду выкручиваться сам. Если мы будем вынуждены расстаться, то встретимся в музее. Не думаю, что там рассчитывают увидеть меня еще раз.

Она покачала головой и обняла его за шею.

— Я запрещаю вам умирать, — прошептала Энн. — Я не переживу этого.

Мак снова рассмеялся, поцеловал ее в лоб и вышел из машины. Обернувшись, он увидел, как по щекам девушки текут слезы, и, помахав ей рукой, исчез в толпе туристов.

Проход за ворота стоил четыре шиллинга, еще два пришлось заплатить за доступ в здание. Предстояло убить полчаса, и Мак использовал это время для осмотра знаменитого Тауэра, который был когда-то крепостью Вильгельма Завоевателя. Болан осмотрел покои, в которых были задушены два юных принца, а оттуда отправился в оружейный зал Белого Тауэра, чтобы посмотреть на доспехи Генриха VIII. После этого он вышел в парк и завязал разговор с одним из «бифитеров» — стражников в старинном красном костюме, которые обеспечивают охрану Тауэра. Стражник показал ему черных воронов с подрезанными крыльями, которые издавна считались символом Тауэра.

Болан подумал, что вороны совершенно естественно стали символом нашего времени, точно так же они могли бы стать и символом музея. Людей лишили свободы, как и этих воронов, подрезав им крылья. Цивилизация кастрировала человека и теперь презрительно советует ему вести себя по-мужски.

«Ну черт с ней, с цивилизацией», — подумал Болан. Цивилизованная жизнь не понравилась ему, а после короткого пребывания в Питтсфилде он решил вести себя, как горный орел…

А пока следовало позаботиться о том, чтобы не попасть в лапы полиции, несмотря на бодрые заверения, которыми он успокаивал Энн Франклин.

Стрелки часов показывали десять двадцать. Фланирующей походкой Мак добрался до Аллеи Казней и остановился у эшафота, с которого в былые времена летели головы королей и королев. Здесь встречали свой смертный час те, кого власть опьяняла и лишала рассудка. «С тех пор люди так ничему и не научились, — подумал Болан. — Они вечно стремятся к власти, жаждут могущества и богатства. И так будет до окончания веков».

Настроение у него было отвратительное, и виной тому оказался Тауэр. Он произвел на Болана такое удручающее впечатление, какого Мак не испытывал даже в садомазохистской атмосфере музея. Болан начал понимать, что хотел сказать старый Чарльз. Весь мир купался в крови. Она пропитывала землю везде, где только ступала нога человека, а вопли мертвых и замученных слышались в каждом порыве ветра.

Да, именно это и имел в виду Чарльз. Кровавый путь некоторых представителей рода человеческого Реальность этого страдания кроется не в атмосфере искусственной порнографии, а на дне той бездны, которая является душой человечества, вечно устремленного к безграничной власти и обогащению одних за счет других.

«Спасибо, Чарльз, — подумал Болан. — Вы напомнили мне, в чем заключается смысл моей жизни».

Глава 18

Болан сдвинул очки на лоб.

— Надеюсь, овчинка стоит выделки, — сказал он Таррину.

— Не знаю, — без особого энтузиазма ответил Лео. — Это настоящие Олимпийские игры под девизом «Найти Болана», в которых может выиграть кто угодно.

— А это значит, что ты привел с собой целый полк.

— Как минимум! Я бы посмеялся вместе с тобой, если бы ситуация не была такой сложной. Ты мне, может, и не поверишь, сержант, но в настоящее время четыре большие команды заняты твоей охраной.

— Значит, это ты их привел, — с несчастным видом сказал Болан.

— Другого выхода не было. Повсюду снуют банды Арни. Возможна братоубийственная война, старик, и все это ради того, чтобы обеспечить твою безопасность.

Болан расхохотался. К нему возвращалось хорошее настроение.

— Ну, тогда давай, поторопись, я бы не хотел пропустить такой праздник.

Таррин взял Мака под руку и повел его вдоль эшафотов, выставленных на Аллее Казней.

— Сначала информация о Чарльзе Эдвине.

Броньола сразу же наткнулся на стену молчания. Военное досье Чарльза оказалось совершенно секретным, и англичане даже слышать не хотят о том, чтобы допустить к нему человека со стороны. Зато через наши спецслужбы Гарольд выяснил, что лет пятнадцать тому назад Чарльз Эдвин со всеми почестями вышел в отставку в звании генерала.

Глаза Болана засверкали.

— Джекпот!

— Для тебя, может быть. Но не для меня. А вот кое-что поинтереснее: Чарльз снова вернулся к активной деятельности в 1960 году, в возрасте шестидесяти трех лет. Он работал недолго: около восьми месяцев, затем вторично ушел на покой. Что ты об этом думаешь? Как только старик вернулся на службу, наша разведка полностью потеряла его из поля зрения: он снова попал под колпак британской службы безопасности.

Болан удивленно присвистнул.

— Но чем он занимался эти восемь месяцев в свои шестьдесят три года?

— Броньоле не удалось этого узнать, но, может быть, не случайно именно в это время была вскрыта большая шпионская сеть.

— Не слишком ли круто получается? — спросил Болан. — Старик все же… и шпионская сеть…

— Прямой связи нет, верно, — подтвердил Таррин. — Но ты знаешь, чем занимался Чарльз перед самой смертью?

— Чем занимался? Он работал, если так можно выразиться, сторожем и техником по ремонту электронного оборудования в клубе для извращенцев.

— Ну вот. Наконец, мы коснулись электроники. Чарльз был специалистом в этой области. Он один из первых создал для англичан систему электронного шпионажа.

— Ладно, посмотрим, пригодятся ли мне эти сведения. Что еще?

— Теперь по поводу Мервина Стоуна. Тут нет никаких секретов. Разжалован и уволен из регулярной армии за жестокое обращение с солдатами своего полка в 1956 году. Имели место несколько инцидентов. Поступали многочисленные жалобы от гражданского населения во время прохождения им службы на Ближнем Востоке. Он вовсе не ушел в отставку, а его просто-напросто вышвырнули за дверь, как нашкодившего котенка, а потому его звание майора — липа чистой воды. У Броньолы на него имеется толстенное досье. Из никому неизвестного майора, прославившегося своим безобразным поведением, он превратился в весьма богатого гражданина без видимых источников дохода.

Болан задумался, потирая подбородок.

— Ну ладно, что дальше?..

— Это все, что есть на Чарльза и Стоуна. А вот и приз, если тебе удастся воспользоваться им… Лично я не могу. Информация получена в последнюю минуту, и у меня не было времени проанализировать ее. Ник Триггер, он же Николас Вудс, прибыл в Англию. Он всегда был дешевым убийцей и не умел думать, поэтому его постоянно обдирали, как липку, едва у него в кармане заводились деньжата. Улавливаешь? Хорошо. И вдруг Николас Вудс на английском рынке. Совершенно неожиданно оказывается, что в одном из солидных швейцарских банков на его имя открыты два нумерованных счета, на которых лежит столько денег, что он мог бы уйти в отставку и до конца своих дней жить в невероятной роскоши.

— Что ты понимаешь под словом «вдруг»?

— Прошло всего лишь несколько месяцев.

— Да, это интересное открытие, но далеко не скандальное.

Таррин пожал плечами.

— Если не считать того, что старина Ник ведет с Организацией двойную игру. Он, вне всяких сомнений, обнаружил какую-то махинацию и через нее бессовестно обогащается, хотя всякие побочные аферы строжайшим образом запрещены руководством Организации. Но это еще не все. Крупные суммы денег постоянно находятся в обороте одной легальной лондонской организации. Существует связь между этим предприятием и счетами в Швейцарском банке.

— Что за легальное предприятие?

— Ночной клуб, который называется «Дух Сохо».

От неожиданности Болан стал как вкопанный. Таррин остановился и, обернувшись, посмотрел на него.

— В чем дело?

— Ты только что сообщил мне крайне неприятное известие, — пробормотал Болан.

— Ты знаешь этот клуб? Я здесь совсем недавно и еще не успел…

— Да, Лео, для меня это кое-что значит. Броньола не сказал, кто партнер Ника?

Таррин покачал головой.

— Не думаю, что у него было достаточно времени на поиск более подробной информации. Как бы то ни было, я хочу сказать… Гарольд безумно рад, что тебе делают предложение о мире. Он сказал — цитирую: «Скажи ему, чтоб соглашался, черт побери!» Конец цитаты, Он считает, что это самое большое событие после соглашения в Атланте, заключенного Джо Валачи.

Болан казался удрученным.

— Ты прекрасно знаешь, Лео, что я не могу согласиться на их предложение. Я даже не могу позволить этим людям думать, что они победили. Я хочу продолжать… они у меня еще попляшут… пока я жив.

— Но ты же не знаешь, что собирается предложить тебе Стаччио, сержант. Тебя попросят стать главным исполнителем мафии или занять какую-либо не менее почетную должность.

Печальная улыбка застыла на губах Болана.

— Если врага нельзя сломить силой, его покупают, верно, Лео? Так было всегда. Но на этот раз не получится. Нет, я не могу согласиться. Я остаюсь в своих личных джунглях. Однако спасибо за предложение.

— Ты все же подумай как следует, — умоляюще произнес Таррин.

— Броньола клянется, что, как только ты окажешься членом «Коммиссионе», он сможет добиться твоей амнистии.

Болан упрямо покачал головой.

— Нет, оставим эту тему, Лео. Я должен идти своим путем, даже если он мне не нравится.

Итальянец помрачнел.

— Хорошо, я уважаю твое решение, хотя мне оно не по вкусу. Может быть, ты сможешь воспользоваться компроматом на Ника Триггера, а то я никак не могу. Это было бы подозрительно, учитывая тот имидж, который я создавал себе на протяжении пяти лет.

Он вздохнул.

— В любом случае, другого предложения у меня нет. Ладно, пора прощаться, пока Арни не нашел нас.

— Подожди. Ты не должен возвращаться с пустыми руками, — сказал Болан. — Скажи своему послу мира, что я отказываюсь обсуждать его предложения до тех пор, пока не вернусь в Соединенные Штаты. Передай ему, что мы увидимся там и обсудим наши проблемы. Таррин язвительно улыбнулся.

— Да, чтобы я выглядел не совсем уж смешно.

— Уходи первым, — предложил Болан. — Я пойду своей дорогой.

Их руки сошлись в крепком рукопожатии.

— Я заметил отличное место, где можно взобраться на стену, — сказал Таррин.

Болан улыбнулся, давая понять, что к нему вернулось доброе настроение.

— Я тоже. Спасибо, Лео, удачи тебе.

— Взаимно, — ответил Таррин и быстро пошел прочь.

В конце аллеи он обернулся, помахал рукой и исчез в толпе туристов.

Болан пошел тем путем, который наметил себе раньше: пройдя мимо «бифитеров» и их воронов, он направился к тому участку крепостной стены, где кладка слегка обрушилась и стена оказалась ниже.

Неожиданно где-то впереди, за стеной, послышался прерывистый треск автоматов. Болан подпрыгнул и, ухватившись за древние камни, подтянулся и посмотрел поверх стены.

Внизу разгорался настоящий бой. Грохот тяжелых «томпсонов» перекрывали сухие хлопки более легкого оружия. Болан понял, что противники схлестнулись всерьез.

Лео оказался прав: зрелище было прелюбопытным.

Болан забросил ногу на стену и тут обнаружил вторую, не менее любопытную картину: прямо перед ним, у подножия стены, группа вооруженных людей стояла полукругом перед большим черным лимузином, обеспечивая прикрытие дородного седовласого мужчины, выходившего из салона машины.

Болан без труда узнал Арни Кастильоне. В руке Мака появилась «беретта», и он громко позвал:

— Арни!

Кастильоне повернулся и увидел Смерть. Челюсть у него отвисла, и капо замер, глядя, как его живой щит рассыпается под ударами 9-миллиметровых пуль «беретты». Наконец он остался один на один с Боланом. Бормоча «его надо убить, его надо убить…», Арни нагнулся за револьвером одного из телохранителей и тут услышал спокойный голос Болана:

— Поздно, Арни, ты уже умер.

В мгновение ока он оказался на крыше лимузина, короткое пламя вырвалось из ствола «беретты», и что-то чудовищно большое и горячее вошло между глаз Арни, раскалывая его голову пополам.

Болан спрыгнул с машины и бросился в сторону улицы, подальше от суматохи разгоравшейся перестрелки. Приближаясь к перекрестку, он с облегчением увидел маленькую машину Энн Франклин. Она ждала его на своем посту.

Мгновенно взвесив все «за» и «против», Мак стиснул зубы и решительно направился к машине. Энн открыла ему дверь, и Болан опустился на переднее сиденье. Машина сорвалась с места. Мак бросил на девушку быстрый взгляд и увидел на ее лице такое же напряженное, застывшее выражение, как и тогда, когда она увозила его из порта в своем «ягуаре».

Энн не проронила ни звука, и Болан также молча принялся вставлять новую обойму в «беретту», как вдруг почувствовал холод пистолетного ствола, приставленного к его затылку.

Болан выругался про себя, потому что принял неверное решение. Но когда он заговорил, его голос зазвучал спокойно и уверенно.

— Наконец-то, майор, мы сможем побеседовать с вами в нормальной обстановке.

За спиной Болана раздался короткий сухой смех, и голос майора Стоуна подтвердил его подозрения.

— Почему вы так уверены что это я? Отвечайте, мистер Болан.

— Мне все стало ясно совсем недавно, — ответил Болан. Он искоса метнул взгляд на Энн, вцепившуюся в руль машины, и добавил: — Да, все ясно.

— О, Мак! — растерянным жалким голосом воскликнула она.

— Прошу вас Энн помолчите! — оборвал ее майор.

Болан невозмутимо продолжал.

— Мне становится смешно, когда я вспоминаю ваши сетования по поводу безопасности персонала и членов клуба. Все это время, еще до появления здесь Ника Триггера, вы бессовестно шантажировали их. Зачем я вам понадобился, майор? Или Ник пытался отнять у вас прибыльное дело.

— Заткнитесь, Болан, — отрезал майор. — Передайте мне ваш пистолет, потихоньку, вот так!

Болан подчинился приказу и стал размышлять о своих ошибках, пока Энн, как опытный гонщик, гнала машину по улицам Лондона. Дважды им пришлось остановиться, причем второй раз чтобы пропустить колонну полицейских автомобилей, направлявшихся в сторону Тауэр Хилла. Каждый раз Болан спрашивал себя, не пора ли использовать такой удобный случай и попытаться бежать, и каждый раз он отказывался от своих планов, как любой человек, в душе которого, несмотря на неминуемую гибель, всегда таится надежда на чудесное спасение. Мак подумал, что вряд ли стоит приближать собственную смерть. Он решил ждать.

Но по дороге чуда не произошло, и когда машина остановилась перед «Музеем де Сада», в Болане окрепла уверенность, что ничего, кроме мучительной смерти, ему уже не светит. Выходя из машины, он содрогнулся, вспомнив камеры пыток. В сопровождении майора Стоуна он подошел к двери и обернулся: Энн, конечно, осталась сидеть в машине.

— Наш договор разорван, — крикнул ей Мак. — Чуть позже вы сможете полюбоваться на последствия.

Энн даже не шелохнулась, глядя прямо перед собой отсутствующим взглядом. Майор грубо сунул в спину Маку ствол пистолета и втолкнул его в дверь…

Ник Триггер стоял возле бара в зале приемов и пил джин прямо из горлышка. При виде Болана, входящего в зал, выражение животного ужаса исказило его лицо, но увидев за ним майора с пистолетом в руке, он вскрикнул от радости, со всех ног подбежал к Болану и ударил его в лицо.

— Поганое дерьмо!

Болан покачал головой и ответил:

— Должно быть, ты в этом хорошо разбираешься, Ник.

Майор резко оттолкнул Триггера.

— Сейчас не время! — сухо заявил он. — Отойдите! Вы забываете, насколько опасен этот человек!

— Он прав, Ник, — вмешался Болан. — Тебе представится возможность посмотреть, как он будет вить из меня веревки.

— Ты у меня еще взвоешь, — пообещал майор и, подталкивая Болана в спину, повел его дальше. В гаремный зал они вошли через знакомые Болану двери в виде половых губ. Это означало возвращение в чрево — не только смерть, но стирание самой памяти о жизни.

Остановившись перед лестницей в слабо освещенном «предбаннике» гарема, Болан сказал:

— Вам никогда не удастся сунуть меня в ваши колодки живым, Стоун.

— А вот тут вы ошибаетесь, Болан, — ответил майор.

Мак увидел, как над его головой взлетел ствол пистолета. Он успел отклониться, и удар пришелся по плечу. Болан тут же перестал чувствовать руку, повисшую плетью. Но он, как регбист, нырнул вперед, и все трое, сцепившись в клубок, покатились по полу.

Ник Триггер пытался придушить Болана, навалившись на него своим толстым брюхом. Мак ужом вертелся под ним, пытаясь первым встать на ноги. Он отбросил Ника, откатился в сторону, но тут пистолет майора поднялся второй раз и с глухим стуком обрушился на голову Болана.

Болан со стоном рухнул на пол и перевернулся на спину. Он был оглушен, обессилен, но в сознании. Его подхватили под руки и поволокли под аккомпанемент площадной брани Ника Триггера и прерывистое, хриплое дыхание майора Стоуна. Болан почувствовал, как с него сдирают одежду, и откуда-то издалека, словно из тумана, послышался голос Ника Триггера:

— Какого черта! К чему столько хлопот?

Однако майор испытывал непреодолимое желание совместить приятное с полезным. Даже находясь на дне темного колодца, каким было его полубессознательное состояние, Болан испытал настоящий шок, осознав всю глубину порочности этого человека.

— Уж не хотите ли вы отказать мне в маленьких радостях, друг мой? — обратился Стоун к Нику. — В конце концов, это вы настояли на немедленных действиях. Лично я подождал бы еще день-два ради Энн.

Болан почувствовал сильное головокружение, перед глазами все поплыло, но он все же услышал ответ Ника.

— Черт побери! Сейчас не время утолять свои низменные инстинкты ни вам, ни вашей падчерице! Вы уже избавились от двух ублюдков, но я-то по-прежнему нахожусь в затруднительном положении. Мне нужна голова этого типа, к черту ваши сексуальные выверты!

Едва ли майор слышал его. Тяжело дыша, он надевал на голову Болана холодный металлический обруч. Мак пытался вывернуться, но сил не было, и майор прижал его к полу коленями.

— Никогда бы не было проблем с двумя ублюдками, как вы изволили выразиться, Ник, если бы вы поумерили свои аппетиты, — возразил Стоун. — За все годы, что я занимаюсь этим бизнесом, я никогда не подвергался серьезной опасности. Но не прошло и шести месяцев, как, по вашей милости, меня обложили со всех сторон. Нет, нет, Ник. Сейчас даже не пытайтесь заставить меня торопиться.

Стоун застегивал на щиколотках Болана металлические кольца, и руки его странно дрожали. Мак пытался бороться с головокружением, но тщетно.

— Черт возьми! Вы псих! — взревел Ник.

— Вон! — вскрикнул майор. — Сейчас же вон отсюда!

— Ну, конечно! — завопил Ник. — Вы и есть паршивый грязный педик! Вы погубите все дело!

— Вы шутите, — с иронией ответил майор. — Кто предложил заманить сюда Болана? Вы сказали: «Пусть во всех грехах обвинят Болана». Это вы сказали…

— Хорошо, согласен. А теперь я говорю: убьем его и покончим с этим. Я не выношу этих фокусов, и вы это знаете. К тому же, проблемы возникли у меня, а не у вас, и претензии семья будет выдвигать мне, а не вам. Если бы вы послушались моего совета и сбросили оба трупа в реку, привязав к ногам труп потяжелее, не пришлось бы…

— Ну да! Хорошенькое дельце! Вы хоть представляете себе последствия подобного шага: генерал Эдвин Чарльз, выполнявший секретное задание правительства, найден мертвым на дне Темзы. Где бы вы сейчас были, друг мой Николас Вудс? Я уже не говорю о музее и нашей золотой жиле. Честное слово, Ник, иногда я думаю, что вы просто осел. А теперь помогите мне… Ну-ка!

Болан почувствовал, что его приподнимают. Кольца вокруг щиколоток и обруч на голове больно впились в кожу. Чужие руки отпустили его, и он закачался в воздухе. Сознание постепенно возвращалось к нему, нервы были напряжены до предела и болезненно реагировали на происходящее вокруг. Болан мгновенно сообразил, где находится и насколько опасна ситуация, в которой он очутился.

Руки его были связаны за спиной, и он покачивался на трех цепях, свисавших с потолка. Одна из них крепилась к обручу, стягивающему лоб, две другие соединялись с кольцами на щиколотках. Таким образом, Мак висел в нескольких футах от пола, животом вниз.

Ник Триггер держался в стороне, не сводя с майора бешеных глаз. Не обращая на него внимания, Стоун тащил по полу какой-то ящик с явным намерением установить его под животом своей жертвы. Ящик легко стал на место. Между его поверхностью и телом Болана оставалось еще несколько сантиметров. Отдуваясь, майор взглянул Маку в лицо.

— А! Тем лучше! Наш астронавт пришел в себя. Сейчас я вам объясню правила игры. У вас под животом, Болан, я поставил очень любопытный механизм. В этом ящике имеется система пружин, а снаружи стальное лезвие, острое, как бритва. Когда я уберу стопор, лезвие начнет довольно быстро двигаться из стороны в сторону над поверхностью механизма. Если вы слишком расслабитесь, то рискуете попасть под нож. Но если вы как следует напряжете спину, вам ничего не грозит. А?.. Чуть не забыл! Обратите внимание на то, что у вас висит. Вы рискуете потерять один из ваших любимых атрибутов. Итак, приготовьтесь… спина напряжена… Оп-ля! Очень любезно с вашей стороны.

Болан давно знал, что долго ему не суждено прожить. Он не раз смотрел смерти в лицо и постепенно сам свыкся с неизбежностью скорого конца. Но только не такого! Он не хотел закончить жизнь, как свиной окорок, с которого постепенно срезают ломоть за ломтем. Как только сдадут мышцы спины и его тело бессильно провиснет над поверхностью чудовищного механизма, один-два удара ножа лишат его, прежде всего, мужского достоинства. Потом потеря крови и слабость заставят его опуститься еще ниже, и придет черед живота. Дьявольский нож под хруст тугих пружин будет срезать его плоть слой за слоем, пока на стол не вывалятся внутренности. И так до тех пор, пока его не разрежет надвое.

В голове у Болана мелькнула мысль, что он не заслужил такого конца. Он всегда старался убивать быстро и безболезненно, поэтому сам рассчитывал на легкую смерть. Он собрался с силами и напряг мышцы, чтобы отдать им последний приказ — всем телом броситься под нож и избавиться от мучительной смерти.

Именно в этот момент он заметил какое-то движение около распахнутой двери. В комнату вошла Энн Франклин, сжимая в руках тяжелый «уэзерби». Болан успел подумать «Слава Богу! Она покончит со мной одним выстрелом…»

С оглушительным грохотом мощный карабин выплюнул свой свинцовый яд, и Болан увидел, как майор Стоун, стоявший перед ним со спущенными брюками, скорчившись, рухнул под стол, залив его потоками крови. Прогремел второй выстрел, и голову Ника Триггера буквально размазало по стенам и потолку камеры.

Дымящийся «уэзерби» выпал из рук Энн и с глухим стуком упал на пол. В тот же миг она оказалась под Боланом, подставляя ему спину и яростно пиная ногами проклятый механизм.

— Спасибо, Энн, — пробормотал Болан и потерял сознание.

Эпилог

Почти двое суток Англия жила в атмосфере безумного волнения и тревоги. Болан повел настоящее наступление на Сохо, и Сохо оказывало сопротивление. Символ нашей эпохи, сказал ему Эдвин Чарльз, и этот символ, несомненно, означал куда больше, чем просто «чертов музей». Жестокость гнездилась повсюду, где люди отказывались от истинных ценностей жизни, и всплывала на поверхность каждый раз, когда верх брали зависть и злоба.

Эти два дня стоили жизни нескольким добрым людям, но другие, не столь хорошие, составили им компанию. Болан находил, что такое положение дел весьма справедливо, ибо способствовало поддержанию нравственного баланса в обществе.

В доме покойного Мервина Стоуна Болан нашел целый склад порнографических фильмов, которые он сжег, а пепел и куски оплавленного пластика выбросил в урну для мусора у входа в «Музей де Сада».

Верхушка преступной империи погрязла в склоках и разногласиях, которые постепенно перешли в открытую конфронтацию. Лео Таррин торжествовал.

К величайшей радости Болана загадка музея была решена. Очевидно, майор Стоун уже долгие годы шантажировал членов своего клуба, но скромно, без шума. Когда же в дело вмешалась мафия, это сразу же почувствовали в самых высоких правительственных кругах. Спецслужбам было поручено провести секретное расследование. Не последнюю роль сыграла и жадность Ника Триггера. Он потерял контроль над майором тогда, когда заключил с ним подпольную сделку, что категорически запрещалось высшим руководством Организации. Ник, как канатоходец, балансировал между своими обязательствами по отношению к семье и личными интересами. Незримая нить, по которой он ходил, истончилась задолго до полного разрыва. И Триггер, и Стоун по-настоящему запаниковали, когда оказалось, что безобидный старик был в действительности секретным агентом Ее Величества. Именно в этот момент на сцене появилось новое действующее лицо — Мак Болан.

Подводя итоги английской кампании, Болан вывел новый фундаментальный закон: человечество приобретает то, что теряет Организация.

Что касалось Энн Франклин, то Болан затруднялся дать оценку ее поведению. Он заканчивал свой туалет в ванной комнате и пытался поднять настроение хозяйке квартиры. Смазывая антисептиком ссадину на лбу, он сказал, пряча улыбку:

— Вы не вправе винить себя за то, что произошло… Если только не хотите взять на себя ответственность за мое спасение. А этот гуманный акт целиком и полностью лежит на вашей совести.

Прислонившись к дверному косяку, девушка не сводила с него больших прекрасных глаз.

— Вы слишком добры ко мне, — смущенно прошептала она.

— Вас просто обвели вокруг пальцев. Такое с людьми случается очень часто.

— Поймите меня, я никогда бы ему не позволила, но я, как последняя дура, была убеждена, что вы заблуждаетесь на его счет. И я очень боялась. Я всегда, еще с детства, делилась с майором своими проблемами.

Энн грациозно пожала плечами.

— Я думала, он поможет нам, — виновато добавила она.

Болан улыбался.

— Иногда очень трудно распознать друзей и врагов. Возьмите, к примеру, Данно Джилиамо. Мой осведомитель сообщил, что Данно крепко намылили шею из-за этой истории. Он рассчитывал обойти Ника, тогда как уже с самого начала его провели, как мальчишку. Эти два дурака открыли третий фронт Они хотели доставить «Коммиссионе» мою голову в бумажном мешке. Вы представляете?

Энн передернуло, словно она коснулась крысы.

— Однако преступники оказались умнее меня, особенно, если верно то, что отмывали грязные деньги, перекачивая их через счета моего клуба.

Вид у нее был такой растерянный и несчастный, что Болан не смог удержаться от смеха.

— Ну, что вас еще мучает?

— Нравится вам это, Мак, или нет, но я хотела бы разобраться еще кое в чем. Говорю вам совершенно искренне: я совсем не знала, что задумал майор, пока не вошла в камеру. Полагаю, он был хорошим военным. Я всегда робела в его присутствии. Приехав в Тауэр, майор сказал, что мне не о чем беспокоиться и что он спасет вас любой ценой, даже если для этого ему придется угрожать вам оружием. И только то, что вы крикнули, стоя у дверей музея, отрезвило меня.

— Я вам сказал, что наша сделка не состоялась.

— Нет, что наше соглашение расторгнуто. А сейчас я хочу знать, Мак, это действительно так?

Болан пристально посмотрел на нее.

— А вам не кажется, что так будет лучше?

Энн покачала головой.

— Нет, я по-прежнему ваша. Если вы желаете, конечно.

— Еще как, — чуть слышно пробормотал Болан, ощутив почти болезненный спазм внизу живота.

— Что вы сказали? — не расслышала его ответа девушка.

— Вы хороший человек, Энн, — произнес Мак с нежной улыбкой. — У вас добрая душа. Только не изменяйте себе и сохраните себя для того человека, который подойдет вам.

— Вы идеально подходите мне.

— Сейчас не место и не время, — с сожалением произнес он.

Болан прошел мимо Энн в комнату. Он надел ремни кобуры, расправил их и накинул на плечи пиджак. Подойдя к окну, он слегка раздвинул шторы и выглянул на улицу.

— Вы уходите? — шепотом спросила девушка.

Болан кивнул в ответ, и Энн показалось, что он загрустил.

— Да. Пора.

— Куда вы отправитесь?

— Домой… точнее, туда, где он мог быть.

— Как вы доберетесь до Штатов?

— Через джунгли, миледи, — улыбнулся Мак. — Это единственный известный мне путь.

Он подхватил чемодан и направился к двери. Стоя на пороге, Болан обернулся — Энн провожала его теплым взглядом больших лучистых глаз и печальной улыбкой.

— Спасибо за все, — тихо сказала она.

Болан по-военному отсалютовал ей, последний раз улыбнулся и вышел. Где-то далеко, вне этого странного дома, в душных и влажных джунглях он найдет дорогу домой. Найдет ли?.. Как бы то ни было, попробовать стоит.

«Тень и вздох пронеслись по джунглям — это Страх, маленький Охотник, это Страх!»

Маленький охотник шагнул во тьму, понимая, что его место здесь навсегда… до самой смерти.

Палач продолжал свой путь.

Примечания

1

Соверен — фунт стерлингов (прим. пер.).

(обратно)

2

Уилер (от англ. wheeler) — шофер, водитель (англ.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Эпилог