КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615526 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243225
Пользователей - 112891

Впечатления

vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).

Молодой Индиана Джонс и Тайна гибели Титаника [Мартин Лес] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Мартин Лес - Молодой Индиана Джонс и Тайна гибели Титаника

Литературно-художественное издание

Для широкого круга читателей


Мартин Лес


Молодой Индиана Джонс и Тайна гибели Титаника


Приключенческая повесть


Перевод с английского С. В. Муравьева


Дизайн обложки М. Макеевой


Литературный редактор А. Самойлова

Художественный редактор Е. Гальдяева

Технический редактор Е. Кудиярова

Корректор И. Мокина

Компьютерная верстка А. Павловой


Indiana Jones and the Titanic Adventure

was originally published in the United States by Random House, Inc., New York, and simultaneously in Canada by Random House of Canada Limited, Toronto

Глава 1

Индиана Джонс не находил себе места, ведь сегодня он встретится с Шерлоком Холмсом! Правда, не с самим Холмсом. Инди знал, что великий сыщик – только герой его любимых рассказов. Он встретится с человеком, придумавшим Холмса, – сэром Артуром Конан Дойлем.

Инди едва мог поверить в свою удачу. Однажды он написал восторженное письмо Конан Дойлу, где назвал Холмса одним из своих самых любимых героев. И был страшно удивлен и обрадован, когда получил от писателя ответ, да еще и приглашение встретиться за чашкой чая в отеле «Кларидж» в Лондоне. Дата и время встречи были точно определены: понедельник, 8 апреля 1912 года, ровно в четыре часа дня.

Инди сейчас гостил в английском городе Оксфорд. Так что добраться до Лондона не представляло бы труда, если бы... не Хелен Сеймур. Инди предстояло уговорить мисс Сеймур позволить ему поехать в Лондон одному, ведь она все еще считала его ребенком!

Мисс Сеймур привыкла к роли наставницы Инди. А началось все, когда он вместе с родителями путешествовал по разным странам. На самом деле это было кругосветное турне его отца, выступавшего с лекциями. Как бы там ни было, однажды родители решили, что должен быть кто-то, чтобы присматривать за сыном и заниматься его образованием. Скромная Хелен Сеймур, страстно мечтавшая посмотреть мир, с радостью приняла это предложение. Ведь иначе ее мечта так никогда бы и не сбылась.

А совсем недавно жизнь Хелен в корне изменилась – она стала богата. И решила отблагодарить Инди и его родителей за возможность путешествовать с ними. Она пригласила всех в свой новый роскошный дом и настояла, что все расходы берет на себя.

Родители вежливо отказались – было слишком много дел. А вот у Инди как раз начинались весенние каникулы, и он мог свободно распоряжаться своим временем. Только вот у отца на этот счет имелось свое мнение: перед отъездом сына профессор Генри Джонс вручил ему кипу книг с наставлением прочитать их все и написать краткие отзывы. А в письме к Хелен Сеймур настоятельно просил проследить за прилежностью сына.

Путешествие через океан было настоящим удовольствием. Инди плыл на корабле «Соединенные Штаты», который считался самым быстроходным в Атлантике. Но мисс Сеймур пообещала, что возвращение Инди домой будет еще более впечатляющим, и он убедится в том, что Англия остается владычицей морей. Мисс Сеймур ничуть не сомневалась, что у Англии лучшие на свете океанские лайнеры. И вообще – все самое лучшее. Именно Англия указывала дорогу к миру и прогрессу в новом столетии.

Инди ловко обернул это в свою пользу, когда просил мисс Сеймур отпустить его в Лондон одного. С ним просто ничего не может произойти, раз британские поезда никогда не разбиваются. Да и в самом Лондоне, что может случиться ужасного, ведь даже полицейские там не носят оружие.

Мисс Сеймур возразить было нечего. И вот 8 апреля Инди уже шел по перрону вокзала Паддингтон в Лондоне. Поезд прибыл минута в минуту, что, кстати, порадовало бы мисс Сеймур.

До отеля «Кларидж» Инди решил пройтись пешком. Погода стояла хорошая, достаточно хорошая для Англии в апреле. Дождя пока не было, а в небе среди разрыва облаков виднелись кусочки голубого неба и даже пробивались редкие солнечные лучи. Желтые нарциссы были уже повсюду. Они цвели и на большом газоне Гайд-парка, и в горшках на окнах элегантных особняков в районе Мейфэр.

Инди как раз проходил Мейфэр. Наверняка мисс Сеймур понравилось бы то, что он видел. Хорошо одетые гуляющие леди и джентльмены. Витрины магазинов, полные добротных товаров. Двухъярусные автобусы, неспешно прокладывающие себе дорогу в потоке машин. Правда, Инди встретил на пути инвалида-нищего, который сидел у тротуара и просил милостыню. И увидел полисмена, который прогонял одетого в рваньё мальчишку, торговавшего газетами. Но все же нищему подавали, а полисмен казался совсем не злым.

«Мисс Сеймур, возможно, права, – подумал Инди. – И Англия – самая лучшая страна в мире. И Лондон – самый лучший город». Чем дальше он шел, тем больше в этом убеждался.

А потом раздался взрыв...

Глава 2

Бомба оказалась в почтовой тумбе на углу улицы. Раздался приглушенный хлопок, часть тумбы отвалилась, и через образовавшееся отверстие повалил дым. К счастью, никто не пострадал. Вокруг стала собираться возмущенная толпа, и Инди удалось услышать одну из версий случившегося:

– Это – суфражистки, – заявил солидный джентльмен. – Они взорвали еще одну почтовую тумбу.

– Они никогда не добьются таким образом права для женщин голосовать, – заметил другой.

– Верно, – согласился солидный джентльмен. – Чтобы женщины голосовали?! Что за глупая идея! Политика – дело мужчин.

– У женщин хватает других забот, – добавил еще один очевидец. – Воспитывать детей, содержать дом – вот их истинное предназначение, которое должно остаться незыблемым. А суфражистки идут против законов природы. Их место – в тюрьме.

Инди больше не мог оставаться там и слушать все эти разговоры, иначе опоздал бы на встречу с сэром Дойлем. Оставив место происшествия, он быстро зашагал дальше. Но уже на следующей улице ему опять пришлось задержаться. Рабочие забивали досками разбитую витрину магазина. Рядом стоял полисмен и делал пометки в небольшом блокноте.

– Что-то случилось, офицер? – спросил Инди. – Опять эти суфражистки?

– Хуже, – ответил полисмен. – Ирландцы.

– Они тоже хотят голосовать? – поинтересовался Инди.

– Они хотят намного больше, – усмехнулся полисмен, – независимости. И заявляют, что Англия не должна владеть Ирландией и что мы должны ее уступить. Смех, да и только! То же самое можно сказать об Индии, но чтобы мы от нее отказались?! Беда в том, что мы всегда были с ними слишком мягкими. Вздернуть бы парочку бунтарей, и ирландцы сразу забудут о своих требованиях...

Изумленный, Инди пошел дальше и уже готов был встретиться с очередным происшествием. Но больше ничего такого не произошло. И скоро он добрался до всемирно известного отеля «Кларидж».

Инди стоял у входа и смотрел на здание почти с трепетом. Ведь самые богатые и могущественные люди со всего света останавливались здесь, приезжая в Лондон.

И вот швейцар открыл перед ним дверь, а одетый в красную униформу служащий отеля проводил его в чайную гостиную. Инди сказал подошедшему метрдотелю, облаченному в смокинг, что ему назначена встреча с сэром Артуром Конан Дойлем. Метрдотель подвел его к столику у окна, за которым уже сидел писатель. Он оказался солидным мужчиной с густыми усами. Увидев Инди, Дойл улыбнулся.

– Сначала давайте выпьем чаю, – предложил он.

Глаза Инди округлились от удивления, когда официант прикатил целую тележку. Чего на ней только не было: кексы, пироги, печенье, бутерброды... Инди знал, что чай сам по себе – это лишь маленькая часть английской чайной церемонии. Но никогда до этого не видел столько всяких вкусностей на одном столе. Он внимательно смотрел на лакомства и никак не мог выбрать что-то одно. То ли шоколадный эклер, а может быть, кусок кофейного торта с апельсиновым мороженым...

– Это наше английское чаепитие. Бери и ешь, сколько хочешь, не стесняйся, – пригласил Конан Дойл. – Ты можешь поесть за нас двоих, а я должен ограничиться просто чаем. Нужно соблюдать диету, – писатель похлопал по своему объемистому животу.

Конан Дойл добродушно улыбнулся, когда Инди не замедлил воспользоваться его приглашением:

– Мне так приятно смотреть, как вкусно ест здоровый мальчик. Оба моих сына уже становятся взрослыми. И это одна из причин, почему я захотел встретиться с тобой. Да и потом крайне редко удается поговорить с моими юными читателями. Кстати, что ты думаешь о последних приключениях Холмса?

Инди проглотил последний кусочек кофейного торта и ответил:

– Мне нравится все написанное вами о Шерлоке Холмсе. Но если честно, его ранние приключения мне нравятся больше.

– Это потому, что они были интереснее, – произнес Конан Дойл. – Становится все труднее и труднее придумывать для него новые загадки. Как ты наверняка знаешь, я даже пытался убить его в одном из рассказов. Но читатели мне этого не позволили. И вот он снова воскрес.

– Как хорошо, что они это сделали! – почти выкрикнул Инди. – Я не хочу, чтобы Холмс вообще когда-нибудь умер.

– С такими преданными юными читателями, как ты, он никогда не умрет, – сказал Конан Дойл. – Теперь я вижу, что должен заставить Холмса трудиться дальше. А сейчас твоя очередь задавать мне вопросы.

– На самом деле, я хотел бы узнать, как стать сыщиком, – начал Инди.

– И ты хочешь посвятить этому всю свою жизнь? – спросил Конан Дойл.

– Если, конечно, я смогу, – сказал Инди. – Хотя я не прочь стать и археологом. Ведь это сродни работе сыщика. Только тогда мне придется разгадывать тайны прошлого, а не настоящего.

– Мой совет, надеюсь, подойдет для обеих профессий, – ответил Конан Дойл. – Собственно, это сказал когда-то один человек, ставший прообразом для Шерлока Холмса. Он был преподавателем медицины в университете.

– Медицины? – удивился Инди.

– До того, как стать писателем, я работал врачом, – объяснил Конан Дойл. – Я занимался у хирурга, которого звали Джозеф Белл. Он постоянно повторял: «Мы должны учиться видеть. Вроде бы мы видим так много, на самом же деле – почти ничего». Ну, скажи мне, к примеру, какого цвета глаза у нашего официанта? И какой рукой он нас обслуживал? А на его рубашке были пятна? Ты можешь ответить мне на эти вопросы?

Инди покраснел:

– Боюсь, что нет.

– У него серые глаза. И он левша. А на рубашке – пятно от красного вина, – сказал Конан Дойл. – Вот видишь, я постоянно должен тренироваться в наблюдательности. И Холмс никогда не пропускает деталей. Я не могу позволить ему полностью расслабиться. Если хочешь стать сыщиком, археологом или кем-то еще, я уверен, что ты должен следовать этому совету.

– Я буду стараться, – пообещал Инди. – Жаль только, что я не задумывался об этом раньше. Когда я шел сюда, то видел целых два преступления: была взорвана почтовая тумба и разбита витрина. А ведь я мог что-то заметить.

– Можешь не волноваться, – сказал на это Конан Дойл. – Лондонские сыщики – лучшие в мире. Ребята из Скотленд-Ярда быстро найдут преступников. В наши дни Шерлок Холмс уже не нужен.

– Но я не могу поверить в это, – замотал головой Инди.

– В тебе говорит поклонник его талантов, – заметил Конан Дойл.

Неожиданно его лицо просветлело:

– А не хотел бы ты познакомиться с человеком, который будет поумнее Холмса? С человеком, который может видеть то, чего не увидел бы Холмс?

– И что же такого Холмс не смог бы увидеть? – потребовал ответа Инди.

– Будущего, – улыбнулся Конан Дойл.

Глава 3

– А кто этот человек? – поинтересовался Инди.

– Пусть это будет сюрпризом. Возьми еще кусочек торта, а потом отправимся к нему...

У входа в «Кларидж» они наняли кэб, который повез их на запад Лондона в сторону района Найтс-бридж. Они миновали «Херродз» – самый большой в мире универсальный магазин, за которым начиналась извилистая улица с однотипными домами. Инди запомнил ее название – Ханс Кресчент.

Кэб остановился. Конан Дойл подвел Инди к входной двери черного цвета одного из домов и отполированным медным молоточком резко ударил в нее. Из-за двери немедленно отозвался дворецкий.

– Скажите мадам Бак лаве, что прибыл сэр Артур Конан Дойл. Мне назначена встреча. И что я не один, со мной друг.

– Вас ждут, – ответил дворецкий. Говорил он с легким иностранным акцентом, и Инди догадался, что он из Румынии.

Дворецкий провел их через богато обставленные апартаменты. И наконец, открыл дверь в комнату, которая разительно отличалась от всех увиденных ранее. В ней были всего лишь огромный дубовый стол и простые деревянные стулья. В центре стола находился хрустальный шар. За столом сидела очень крупная дама в ярко-красном платье, судя по всему, она весила не меньше двухсот фунтов [около 90 килограммов].

Мадам Баклава говорила с тем же акцентом, что и ее дворецкий.

– Садитесь, – приказала она.

Конан Дойл и Инди подчинились.

Мадам Баклава протянула им свою руку:

– Положите мне сюда золото.

Конан Дойл не замедлил положить золотую монету. Толстые пальцы мадам Баклавы сомкнулись, и она, казалось, перестала замечать гостей. Теперь она смотрела на шар.

– Я вижу годы ваших успехов, сэр Артур, – сказала она. – Еще больше славы. Еще больше богатства. Еще больше наград. Но подождите. Я вижу и темное облако. Я вижу кого-то, кто очень близок вам. Кого вы нежно любите. Я вижу его на страшной войне. Он погибает... Мне очень жаль. Но я должна была сказать то, что вижу.

Конан Дойл побледнел, но потом опять взял себя в руки:

– Очень интересно. И кто же этот человек, который погибает? Его имя? И когда все это случится?

– Я сказала все, что могу, – ответила мадам Баклава.

– Мог это быть Шерлок Холмс? – почти настаивал Конан Дойл.

Мадам Баклава промолчала.

– Это наверняка он, – заявил Конан Дойл. – Без сомнения, я должен буду в конце концов убить Холмса. В войне против преступности. И я не представляю себе никакой другой грядущей войны. Мы все сейчас живем в мирное время. Возможно, что-то и случится в далеком будущем, кто-то из моих внуков должен будет... Но сейчас они даже еще не родились.

Мадам Баклава пожала плечами.

– Я сказала вам все, что могу, – повторила она. – Только время сможет досказать все до конца.

– Благодарю вас, я так и думал, – ответил Конан Дойл и начал подниматься со стула.

– А как же мальчик? – спросила мадам Баклава. – Разве он не хочет узнать о своем будущем?

– Конечно, – сказал Инди. – Но...

Рука мадам Баклавы уже протянулась к нему.

– Положи мне золото, – потребовала она.

Инди откашлялся:

– Боюсь, что я несколько стеснен в средствах.

– Тогда – серебро.

Инди порылся в кармане, вытащил серебряный шестипенсовик и положил его на ладонь женщины.

Мадам, кисло взглянув на Инди, кинула монету в кошелек. И опять наклонилась над магическим шаром.

Когда она предсказывала будущее Конан Дойлу, то вещала медленно и трагично. Теперь же говорила быстро и без особого интереса:

– Я вижу большой корабль. Морское путешествие. Ужасную опасность и смерть. Страшную катастрофу.

Она выглянула из-за шара:

– Мне очень жаль. Но это все, что я вижу. Это все...

На самом деле она уже потеряла интерес и хотела, чтобы они побыстрее ушли. Величественно взмахнув рукой, она отпустила их.

Выйдя на улицу, Конан Дойл взял кэб и довез Инди до станции «Паддингтон». А по дороге объяснил, почему они ездили к предсказательнице судьбы:

– Недавно я начал интересоваться людьми, наделенными сверхъестественными способностями: предсказывать будущее, читать мысли людей, говорить с теми, кто уже ушел от нас в мир иной. Ведь столько есть всего, чего наука объяснить не может, но это существует.

– А что вы сами думаете о могуществе мадам Баклавы? – спросил Инди.

– Я ни в чем не могу быть уверен, – ответил Конан Дойл. – Все, что говорила мадам, подтвердить может только время.

Инди ухмыльнулся:

– Интересно, что сказал бы о ней Холмс?

– Боюсь, он назвал бы ее мошенницей. Мой дорогой Холмс верит только в реальность и доверяет лишь своим двум глазам, не веря третьему – потустороннему. Но вот что ты, мой юный друг, скажешь обо всем этом?

– Я вместе с Холмсом, – заявил Инди. – Так как это касается моей судьбы. Я имею в виду, что мадам Баклава услышала мой американский акцент и просчитала мое возможное морское путешествие. А что касается катастрофы, то она не сказала, когда это может случиться. В моей жизни я собираюсь много путешествовать. И у меня предчувствие, что всяческих опасностей и приключений хватит с головой. Кроме того, она, быть может, просто хотела напугать меня. Ведь ей не понравился мой шестипенсовик. Наверное, ее обманул хрустальный шар, сказав, что в моем кармане целый шиллинг.

Кэб остановился. Они приехали на вокзал Паддингтон.

– Огромное спасибо, сэр, – сказал Инди. – Я буду с нетерпением ждать следующих приключений Холмса.

– А я буду вспоминать тебя, когда начну их писать. Но, возможно, мы еще встретимся, и я познакомлю тебя со своими сыновьями. Они скоро будут дома, ведь каникулы не за горами.

– К сожалению, я возвращаюсь в Америку уже послезавтра, – вздохнул Инди.

Лицо Конан Дойла помрачнело:

– Морское путешествие? Надеюсь, ты будешь очень осторожным.

Инди кивнул:

– Не беспокойтесь об этом. Я поплыву на самом безопасном корабле в мире. Он называется «Титаник»...

Глава 4

Инди смотрел в окно поезда. Утреннее солнце уже умыло проносившиеся мимо сельские пейзажи Южной Англии. Была среда, 10 апреля. И погода как нельзя лучше подходила к отплытию «Титаника».

Инди направлялся в порт Саутгемптон. Вместе с мисс Сеймур он сел в поезд на вокзале Ватерлоо в Лондоне. И теперь удобно расположился с ней в купе первого класса. В последнее время Хелен Сеймур путешествовала только так. Всегда первым классом.

Но это далеко не все перемены, которые произошли с мисс Сеймур. Инди заметил, что свалившееся на нее богатство изменило не только образ ее мыслей, но и ее внешний облик и манеры.

Когда-то она одевалась скромно и неброско. А теперь носила все лучшее из самых модных лондонских магазинов. Раньше ее волосы были собраны сзади в простой пучок. А теперь ими занимались исключительно парикмахеры. Когда-то она с жадностью читала в ежедневной газете все новости о событиях в мире и готова была написать редактору все, что думает по той или иной проблеме. Сейчас же ее интересовали лишь страницы со светскими сплетнями. Раньше она ненавидела показной блеск. А теперь, казалось, готова была ослепить собой весь мир.

Но что могло быть более ослепительным, чем бриллиант Шалимар?

Он оказался частью свалившегося на Хелен Сеймур богатства. Ее дальний родственник Роджер Сеймур привез бриллиант из Индии. Роджер разбогател именно там, но насладиться в Англии своим состоянием не успел. Он умер неожиданно и странно. Даже медицинская экспертиза не смогла определить причину смерти. Жена умерла еще в Индии. А спустя неделю после смерти Роджера погиб его единственный сын, по версии полиции он был убит грабителем, которому удалось скрыться. Однако убийца не получил того, за чем охотился.

В результате и бриллиант, и все остальное богатство достались Хелен Сеймур. Оказалось, что она единственный родственник, имеющий право на наследство. Хелен вошла в контору адвоката скромной учительницей, а вышла оттуда наследницей огромного состояния, о котором можно было только мечтать.

И вот теперь Шалимар украшал грудь мисс Сеймур. Правда, она его прятала под блузкой. Ведь очень вульгарно носить бриллианты днем, чтобы все их видели. Но сегодня Хелен решила позабыть о правилах приличия. Как она сказала Инди:

– Я хочу полностью насладиться своим новым положением богатой леди, когда взойду на палубу лучшего в мире корабля. И мне кажется, Шалимар станет моим счастливым амулетом...

С этими словами она нежно вынула бриллиант и расправила ворот блузки. Инди должен был признать, что ничего подобного он еще не видел. Наверняка, даже самые состоятельные пассажиры «Титаника» не останутся равнодушными, когда мисс Сеймур будет вечерами демонстрировать свое сокровище.

Но ей не пришлось ждать так долго. В их купе был еще один пассажир. Его одежда, сшитая, судя по всему, дорогим портным с Севил-роуд, наводила на мысль, что он – настоящий джентльмен. Волосы и усы были тщательно подстрижены, а произношение выдавало его принадлежность к сливкам общества. Инди уже прожил в Англии достаточно долго, чтобы замечать такие нюансы.

Незнакомец даже не удостоил Инди взглядом. Он созерцал Хелен Сеймур... И ее бриллиант:

– Я надеюсь, вы не посчитаете меня слишком дерзким, мадам. Но я обязан отдать должное вашему вкусу при выборе драгоценностей. На вас превосходное украшение.

– Ну что вы. Спасибо, сэр, – жеманно ответила мисс Сеймур.

Инди даже представить себе не мог, что она способна так говорить, подражая кокетливым школьницам.

– Ведь он прекрасен, не правда ли?! – продолжала ворковать Хелен.

– Только совсем немногие, у кого такое же богатое воображение, как у вас, могут носить это произведение искусства, – ответил незнакомец. – А все, что менее ценно, обычно остается в тени. И недоступно взгляду.

Инди видел, как мисс Сеймур залилась краской, и догадался, что до этого еще никто не говорил ей подобных комплиментов. Она едва смогла произнести:

– Вы мне льстите.

– Совсем нет, – ответил джентльмен. – Лесть – это не ко мне. Я – солдат, привыкший говорить просто и честно. Но разрешите представиться. Полковник Осмонд Гилберт. Личный полк кавалерии Ее Величества. Правда, кавалерист бывший. Тяжелая травма ноги при страшном падении. Вынужден был уйти в отставку. И должен сказать – к праздной жизни чертовски сложно привыкнуть.

– Да, – подхватила мисс Сеймур. – Это – настоящая головная боль. Просто не знаешь, что делать с деньгами и свободным временем. Обычно в таких ситуациях можно заняться благотворительностью или еще чем-то полезным для общества. Но, конечно же, нужно поддерживать и свой имидж, следить за собой. Ведь положение обязывает...

– Совершенно верно, – подтвердил полковник. – Однако в вашем случае такие усилия абсолютно не нужны. Просто быть самой собой – этого вполне достаточно. Но как я должен обращаться к вам – мадам или мисс?

– Мисс Хелен Сеймур.

Полковник в недоумении приподнял свои темные брови:

– Не замужем? Такая женщина, как вы? Поразительно!

К удивлению Инди, Хелен ничуть не смутилась, а ответила небрежным тоном:

– Боюсь, я была слишком разборчива. Никто не смог покорить мое сердце.

– И вы оказались абсолютно правы, что не поторопились, – заявил полковник. – Вам нужен мужчина достойный вас. И я понимаю, почему его нет пока рядом. Особенно сейчас, во всем цвете вашей красоты и женственности.

Инди громко откашлялся. Это был единственный способ не выдать свои эмоции. Ведь даже элегантная одежда и модная прическа не сделали из мисс Сеймур красавицу

Хелен Сеймур и полковник посмотрели на Инди.

– Позвольте мне представить Генри Джонса-младшего, – сказала она. Но, увидев, как напряглось лицо Инди, добавила:

– Однако он предпочитает, чтобы его называли Индиана. Он – сын моих друзей, американцев. Они вполне цивилизованные люди. Я везу его к ним на «Титанике» и надеюсь, что мальчик получит от плавания удовольствие. Да я и сама не прочь побывать в Америке. Думаю, будет совсем не скучно.

Инди отметил про себя, что все изменения, произошедшие с мисс Сеймур не так уж и плохи. К тому же ему нравилось, когда его называли Индиана, а не Генри-младший, как привык звать его отец. Но хорошее настроение испортилось быстро.

– Привет, младший, – сказал полковник и так сжал руку Инди, что чуть не раздавил ему пальцы. – Собираешься позаботиться о мисс Сеймур на «Титанике», не так ли? Не будешь возражать, если я тебе немного помогу.

Полковник отпустил его руку. Инди попытался согнуть пальцы. Слава богу, кости не были сломаны.

Он смотрел на полковника и думал о пророчестве мадам Баклавы, предвещавшей опасность. Правда, она не сказала, что это будет. Или кому эта опасность будет угрожать.

Полковник был прав в одном. Инди должен позаботиться о Хелен Сеймур на «Титанике». А значит, он должен следить за каждым его шагом...

Глава 5

Когда Инди увидел «Титаник», все его дурные предчувствия вмиг исчезли. Что бы там ни узрела мадам Баклава в своем хрустальном шаре, это не имело никакого отношения к такому кораблю.

«Титаник» был слишком большим и слишком мощным. Из рекламного проспекта Инди узнал, что длина корабля превышала 882 фута, или 268 метров. А его водоизмещение оказалось больше 46 тысяч тонн. Но Инди не терпелось самому увидеть, что означают эти цифры.

Он стоял на пристани Саутгемптона и, запрокинув голову, смотрел на корабль.

«Титаник» в высоту был с двенадцатиэтажный дом. А в длину – как четыре городских квартала. И это было только начало сюрпризов, которые таил в себе корабль.

Инди, Хелен Сеймур и полковник поднялись по трапу на борт корабля. Наверху они увидели табличку, предупреждающую, что эта палуба «только для пассажиров первого класса». Для путешествующих вторым и третьим классом были предусмотрены другие трапы и намного меньше удобств в каютах на нижних палубах.

Инди сразу понял, что первый класс на этом корабле действительно соответствует первому классу. В шикарной каюте Хелен Сеймур было целых две комнаты: гостиная с прекрасной мебелью и спальня с огромной кроватью. На стенах, оклеенных обоями, висели замечательные картины и зеркала. Восточные ковры устилали полы.

Хелен Сеймур осталась довольна:

– Все это очень мило. А теперь, Индиана, беги в свою каюту, я должна проследить, чтобы мои вещи разобрали как следует. Надеюсь, ты тоже займешься своим багажом. И позаботься, чтобы твоя одежда была выглажена. За ужином ты должен выглядеть должным образом, полковник Гилберт договорился, что будет сидеть за нашим столиком. А ведь он – настоящий джентльмен.

Каюта Инди находилась дальше по коридору и оказалась намного меньше апартаментов мисс Сеймур. Но и здесь присутствовал дух изысканности. Даже входная дверь была искусно декорирована деревом.

Инди потребовалось всего десять минут, чтобы разложить свои вещи. Посмотрев на костюм, в котором собирался идти на ужин, он решил: гладить его не нужно, и он вполне подойдет для общества полковника Гилберта.

Так что у Инди оказалась уйма свободного времени, чтобы познакомиться с кораблем, тем более в ближайшие часы мисс Сеймур будет страшно занята, наблюдая, как распаковывают ее багаж. В дорогу она взяла два огромных сундука, доверху набитых одеждой. И еще четыре таких же погрузили в трюм, где они будут ожидать свою хозяйку целых три недели, пока не приплывут в Америку. Всю свою жизнь Хелен Сеймур носила одежду до тех пор, пока та не приходила в негодность. И теперь она наверстывала упущенное.

Для начала Инди отправился изучать ту часть корабля, где разместились пассажиры первого класса. Он поднялся по широкой лестнице в ресторан, который больше был похож на богатый дворец, заглянул в курительный салон, обставленный кожаными креслами, – такое могло быть только в дорогом закрытом клубе – и уже направился было посмотреть на бассейн, когда раздался пронзительный свисток. Корабль отчаливал. Инди заторопился на палубу и застыл у бортика.

Берег был переполнен людьми. Они восторженно кричали и махали руками.

Из трех пароходных труб валил дым, четвертая была всего лишь муляжом для солидности.

Инди наблюдал, как полоса воды между кораблем и причалом становится все шире. «Титаник» медленно выходил из бухты.

Совсем рядом у мола пришвартовался небольшой корабль. Инди прочитал его название – «Нью-Йорк». Его палубу заполнили любопытные зеваки, тоже желавшие взглянуть на «Титаник».

И вдруг раздался звук, похожий на выстрел из ружья. Это лопнули толстые канаты, удерживавшие «Нью-Йорк» у мола. Теперь кораблик оказался свободным, и его понесло прямо к «Титанику».

Потрясенный Инди увидел, как люди на палубе «Нью-Йорка» стали в панике метаться. А потом огромная волна, поднятая одним из гигантских винтов «Титаника», запущенных на полную мощность, отбросила кораблик в сторону.

Опасность миновала, и пассажиры на палубе «Титаника» облегченно вздохнули. Прерванные разговоры возобновились. Послышался смех. Случайное происшествие было тут же забыто, всеми, кроме Инди. Он хотел знать, что же все-таки произошло.

Рядом с ним оказался вахтенный, мужчина небольшого роста с ярко-рыжими волосами и бледно голубыми глазами. Инди тут же повернулся к нему и спросил, что он думает об этом случае.

Тот улыбнулся и ответил:

– Не о чем волноваться. Да, «Титаник» может легко раздавить любой маленький корабль, но ты же видел, как ловко наш капитан Смит решил проблему. Он – старый морской волк и знает, как действовать в трудных ситуациях.

– А раньше он тоже плавал капитаном на таких огромных кораблях? – спросил Инди.

– На таких огромных кораблях еще никто не плавал, – ответил вахтенный. – Их до сегодняшнего дня просто не существовало. Я думаю, потребуется какое-то время, чтобы капитан полностью здесь освоился. В любом случае о себе пусть беспокоятся другие корабли. А в мире сейчас нет ничего подобного «Титанику» и ничего, что могло бы повредить его. Он построен с учетом всех возможных неприятностей, с которыми корабли встречаются в океане, и готов к любой из них. Но вот идет человек, который может рассказать тебе обо всем намного лучше меня. Он участвовал в строительстве «Титаника». Зовут его Томас Эндрюс. И здесь он для того, чтобы лично убедиться, все ли на корабле работает четко и исправно.

Вахтенный подвел Инди к мужчине, который как раз наклонился над одним из стульев, стоявших на палубе, проверяя, нет ли трещин. Мужчина был чисто выбрит и одет в добротный твидовый костюм. Инди обратил внимание на его глаза: они были удивительно живые и внимательные.

– Мистер Эндрюс, сэр, этот молодой человек хочет знать, насколько безопасно плавать на таком корабле, – обратился к конструктору судна вахтенный. – Я подумал, что вы могли бы рассказать ему о «Титанике».

– С удовольствием, – ответил Томас Эндрюс. – Судостроительная компания «Уайт Стар Лайн» не скупилась на расходы. У корабля фактически два корпуса. И если один получит повреждение в результате какого-нибудь непредвиденного случая, то второй не позволит воде проникнуть внутрь. Для дополнительной страховки трюм разделен на отсеки, которые отделяются друг от друга стальными водонепроницаемыми дверьми. Двери подключены к специальной электрической системе контроля, и человеку на капитанском мостике достаточно просто нажать на выключатель, чтобы они легко заблокировали любой поврежденный отсек. Вода дальше проникнуть уже не может. А затем наши гигантские помпы заставят ее покинуть корабль.

– Вот видишь, «Титаник» непотопляем. Об этом написано и в рекламных проспектах, – подтвердил вахтенный.

Томас Эндрюс взглянул на часы:

– Извините, но я должен идти. Хочу еще проверить оборудование на кухне. Хорошего вам путешествия, молодой человек. И не волнуйтесь, «Титаник» доставит вас в Нью-Йорк в целости и сохранности. Смею надеяться, что вам будет жаль покидать корабль.

И Томас Эндрюс быстро удалился. Он хотел досконально проверить каждую деталь корабля, который строил вместе с другими. Поэтому дел у него хватало с избытком на все время плавания до Нью-Йорка.

– Теперь вы можете спать спокойно, – сказал вахтенный Инди. – К тому же у «Титаника» такой плавный ход, что трудно представить, что мы в открытом океане.

Тут вахтенный заметил, что Инди, не отрываясь, смотрит на спасательные шлюпки на палубе.

– Они здесь только место занимают, – опередил он вопрос мальчика. – Но в соответствии с действующими правилами мы обязаны иметь их на борту корабля. Правила эти уже устарели [согласно правилам Британского кодекса торгового мореплавания, установленным в 1894 году, количество спасательных шлюпок зависело от тоннажа судна, а не от количества пассажиров на корабле. Тогда тоннаж пассажирских судов не превышал 13 тыс. тонн, и все суда большего водоизмещения попали в одну категорию, для которых правила требовали, чтобы в спасательных шлюпках было достаточно места для 962 человек. Владельцы «Титаника» формально выполнили и даже перевыполнили инструкцию.], они писались, когда еще не было «Титаника», и морские путешествия были все еще небезопасны.

– А сколько человек помещается в одну шлюпку? – спросил Инди.

– Приблизительно шестьдесят пять, если набить ее до отказа. Но лучше – шестьдесят, – ответил вахтенный.

– А сколько людей может взять на борт «Титаник»? – снова поинтересовался Инди.

– Считая второй и третий класс, а также команду? – спросил вахтенный.

– Конечно, – сказал Инди. – Разве они не люди?

– Около трех с половиной тысяч, – ответил вахтенный. – Но это максимальное количество пассажиров. А сейчас на борту чуть больше двух тысяч двухсот человек.

Инди начал было задавать еще вопросы, но к вахтенному подошла женщина:

– Моему пекинесу, Арчибальду, что-то не по себе. Вы можете чем-нибудь помочь?

– Я сейчас попрошу стюарда, чтобы он позаботился о нем, мадам, – успокоил ее вахтенный. Но перед тем как уйти, обернулся к Инди. – Если возникнут еще вопросы, не стесняйся и приходи ко мне. Мое имя – Хоукинс. И моя работа в том и состоит, чтобы это путешествие запомнилось тебе на всю жизнь...

Инди вернулся к бортику корабля.

Берега Англии все дальше и дальше уходили за горизонт. «Титаник» пересекал пролив Ла-Манш, который называли еще и Английским каналом. Во французском порту Шербур нужно было забрать очередных пассажиров, а потом плыть дальше на запад. Последняя остановка перед Нью-Йорком была запланирована в Ирландии, где также «Титаник» ждала еще одна группа путешественников. Ведь для «Уайт Стар Лайн» чем больше пассажиров, тем лучше. «Титаник» должен оправдать все огромные расходы, понесенные при его строительстве.

Голубое апрельское небо было безоблачно, пригревало весеннее солнце. Величайший в мире корабль продолжал свое первое плавание. Но свежий морской бриз скоро нарушил состояние эйфории, овладевшей Инди. Он смотрел через бортик на зеленоватую воду далеко внизу и вспоминал маленький кораблик «Нью-Йорк», который неумолимо приближался тогда к огромному «Титанику». Вспоминал выражение ужаса на лицах людей. И пророчество мадам Баклавы. На мгновение, потеряв самообладание, Инди задрожал от страха.

Глава 6

Ощущение опасности обострилось за ужином тем же вечером. Сначала разговор зашел о попутчиках, среди которых было немало известных личностей, и в их числе – Джон Якоб Астор и его жена, которые поднялись на борт в Шербуре.

– Он – один из богатейших людей Америки, – не замолкала Хелен Сеймур. – А она – его вторая жена. И намного моложе его. Он развелся со своей первой супругой, чтобы жениться на ней. Был скандал! Они уехали из Америки путешествовать, пока все не уляжется. А теперь она ждет ребенка. Я думаю, они надеются, что рождение первенца как-то успокоит общественное мнение.

Инди вздохнул про себя. Мисс Сеймур, судя по всему, уже пристрастилась цитировать сплетни из газетных колонок светской хроники. Интересно, станет ли она когда-нибудь опять нормальной...

За столиком их было четверо: Хелен Сеймур, Инди, полковник Гилберт, четвертым был лысый бородатый джентльмен, представившийся Роджером Сэмпсоном.

Полковник не отводил взгляда от мисс Сеймур и внимательно слушал все, что она говорила. А потом тут же вставлял свои замечания.

– Поразительно, до какой степени богатыми оказываются некоторые американцы, – подхватил он разговор. – Жаль только, что они такие вульгарные. Богатство должно принадлежать людям воспитанным и обладающим вкусом. Таким, как вы, мисс Сеймур.

– Но я не так богата, как многие из них, – затрепетала Хелен и вдруг замолчала.

Инди готов был поклясться, что она прочла вопрос в глазах полковника и колебалась с ответом. К ужасу Инди, колебалась она недолго, хотя явно не хотела рассказывать о своем наследстве.

– У меня всего сто тысяч фунтов или около того, – наконец проговорила мисс Сеймур.

Инди быстро прикинул в уме, сколько это в долларах. Получилось почти полмиллиона. А ведь множество людей работали всего за двадцать долларов в неделю и были счастливы. А еще больше – трудились вообще за гроши. Да, мисс Сеймур придется сильно постараться, чтобы потратить такую кругленькую сумму.

Полковник живо откликнулся на ее слова:

– Наверное, это доставляет вам кучу проблем. Надеюсь, вы мудро распорядились своими деньгами, вложив их в прибыльное дело.

– Боюсь, что нет. Они просто лежат в банке, – ответила мисс Сеймур. – Ведь я так мало знаю обо всех этих финансовых операциях.

«Что с ней случилось», – подумал Инди. Ведь в свое время он видел, как она спорила из-за цены и торговалась с купцами всех стран, куда они приезжали вместе с его родителями.

– Вам нужен верный друг и надежный советчик, – заявил полковник. – Тот, кому вы можете полностью доверять. И вы ни в коем случае не должны продавать бриллиант, который носите. Он прекрасно подчеркивает голубизну ваших глаз, особенно когда вы в этом изумительном бархатном платье.

Насколько Инди мог видеть, глаза мисс Сеймур были цвета серого гранита. А вот глаза полковника буквально светились, когда он смотрел на Шалимар и говорил об удаче, выпавшей мисс Сеймур.

Джентльмен, назвавшийся Роджером Сэмпсоном, похоже, также заинтересовался бриллиантом:

– Простите за нескромный вопрос, но этот камень действительно настоящий?

– Конечно, – сказала мисс Сеймур. – Посмотрите, ведь он великолепен, не правда ли?

– Да, он действительно великолепен. Но и опасен в то же время, – заметил Сэмпсон. – Будьте осторожны. Воры часто путешествуют на дорогих лайнерах и охотятся за подобными вещами.

– Ну, думаю, вы преувеличиваете, – ответила мисс Сеймур. – Ведь только самые достойные члены общества плывут первым классом. Вы только посмотрите вокруг.

– Преступники – мастера перевоплощения. Они умеют искусно маскироваться, – предупредил Сэмпсон. – Уверяю вас, я знаю о чем говорю. Это моя работа – знать такие вещи.

– И чем же вы занимаетесь? – с удивлением спросил полковник Гилберт.

– Я – инспектор Скотленд-Ярда, – заявил Сэмпсон.

– И вы преследуете преступника на этом корабле? – не сдержался Инди.

Сэмпсон улыбнулся:

– Все не так романтично. Я еду в Нью-Йорк читать курс лекций для американских полицейских. Они хотят познакомиться с новейшими методами работы наших детективов.

Хелен Сеймур повертела в пальцах висевший на шее бриллиант:

– Спасибо за предупреждение, инспектор. Но на этом корабле я чувствую себя вполне спокойной и счастливой, ведь рядом со мной двое смелых мужчин, способных защитить меня и мой Шалимар.

«Двое мужчин...», – повторил про себя Инди. Раньше мисс Сеймур присматривала за ним. Теперь пришла его очередь. Главное – не спускать глаз с этого «полковника».

Когда они поднялись из-за стола, Инди заметил, что первый шаг полковника был на удивление твердым для человека, страдающего хромотой. Но потом тот опять начал припадать на одну ногу. И Инди окончательно уверился, что полковнику нельзя доверять. Когда он пригласил мисс Сеймур выпить чего-нибудь в баре, Инди увязался за ними. Полковник этому совсем не обрадовался, не была довольна, впрочем, и Хелен Сеймур.

Они перешли во французское кафе – вполне удачную имитацию парижского уличного кафе, где прислуживали настоящие французы-официанты. Полковник заказал шампанское для мисс Сеймур и для себя. Инди принесли мороженое. Инди старался есть его как можно медленнее, так как не собирался оставлять Хелен Сеймур наедине с полковником.

Когда Инди принялся за остатки уже растаявшего мороженого, к их столику подошел незнакомый мужчина. Как и все остальные, он был одет в вечерний костюм, вот только на голове его красовался тюрбан и кожа выдавала южную кровь.

– Разрешите представиться, – поклонился он. – Профессор Кхан. Университет Калькутты. Позвольте спросить вас, мадам, то, что на вас – бриллиант Шалимар?

– Ну да, он самый, – подтвердила мисс Сеймур.

– Я так и подумал, – ответил профессор. – Я просто хотел быть абсолютно уверенным.

– Как замечательно, что вы его узнали, – воскликнула она.

– Не так уж и замечательно, – нахмурился профессор Кхан. – Мы, индусы, любим и почитаем наши национальные сокровища. Особенно святые реликвии.

Полковник откашлялся:

– Простите, э... профессор, но бриллиант Шалимар – не одно из «ваших национальных сокровищ». Он принадлежит мисс Сеймур.

– И как же она его получила? – спросил Кхан.

Хелен Сеймур гордо ответила:

– Мой дядя оставил его мне в наследство.

– А каким образом бриллиант достался ему? – не унимался профессор.

– Ну, он нашел его где-то в Индии, – сказала Хелен.

– Я не спрашиваю, где. А спрашиваю, как? – настаивал Кхан.

Мисс Сеймур пожала плечами:

– Я действительно не знаю деталей. Но уверена, что все было законно.

– Законно с точки зрения британского закона, – парировал профессор. – А вот в Индии это называется воровством.

– Послушайте, добрый человек, – возмутился полковник. – Вы хотите сказать, что Шалимар не принадлежит мисс Сеймур?

Профессор Кхан сделал успокаивающий жест:

– Я не говорю этого. Я вполне лояльный британский подданный. Получил образование в Англии и надеюсь преподавать там. Но в Индии есть люди, которые утверждают: бриллиант Шалимар принадлежит храму. Храму, где он находился тысячи лет. И на укравших его наложено проклятие. Любой, кто будет им владеть, умрет насильственной смертью.

– К счастью, здесь, на Западе, мы не верим в подобные суеверия, – облегченно вздохнул полковник.

– Совершенно верно, – произнес Кхан. – Я упомянул об этом просто так, подумав, что это может развлечь вас.

– Уверена, нашему юному Индиане все сказанное вами очень интересно, – заметила мисс Сеймур. – Ведь он мечтает стать археологом. А значит должен будет много знать об обычаях и суевериях.

– Но сейчас пришло время ему идти спать, – вмешался полковник. – А нам – пойти немного потанцевать, – он осекся, а потом добавил: – Если, конечно, вас не смутит моя покалеченная нога.

– Уверяю вас, нет, – улыбнулась Хелен Сеймур. – Я знаю: вы будете прекрасным партнером, полковник. А если ваша нога начнет вас беспокоить, мы просто посидим и послушаем музыку. Я не сомневаюсь, что оркестр здесь замечательный.

– Пожалуйста, зовите меня просто Осмондом, – попросил полковник. – К чему так официально обращаться друг к другу здесь, на корабле. Разве я не прав?

– Я согласна, – ответила мисс Сеймур. – Но тогда и вы должны называть меня просто Хелен.

– Я буду только счастлив, Хелен, – улыбнулся он.

Мисс Сеймур улыбнулась в ответ:

– Итак, мы уже идем, Осмонд?

– А я оставляю вас и желаю приятного вечера, – сказал профессор Кхан.

Полковник и Хелен Сеймур встали и направились в танцевальный зал. Инди уже не мог их сопровождать. Но ложиться спать он не собирался. Его продолжал мучить один вопрос, который требовал немедленного ответа.

Глава 7

Ночь была тихая, но по палубе прогуливалось совсем немного пассажиров, большинство развлекалось внутри корабля. Инди слышал отдаленные звуки музыки и нежное шуршание волн за бортом «Титаника», плывшего под звездным небом.

Инди переходил от одной спасательной шлюпки к другой, считая их. Узнать, сколько шлюпок всего, было нетрудно, ведь все они находились на палубе первого класса.

Рыжеволосый вахтенный не назвал ему точную цифру. И это не давало Инди покоя. Как и его любимый герой, Шерлок Холмс, он не мог успокоиться, пока не узнает истину.

И вот – последняя шлюпка. Всего их оказалось шестнадцать. Если не считать еще четырех в разобранном виде. Инди быстро все прикинул: «Итак двадцать шлюпок. По шестьдесят пять человек в каждой. Это – тысяча триста. Около половины всех людей, находящихся на борту. Да, инструкции по безопасности действительно писались давно и не для такого огромного корабля, как “Титаник”».

Инди зевнул. Пора идти спать. Но что-то заставило его еще раз взглянуть на последнюю шлюпку. Что-то необычное. Сначала он ничего не понял, а потом увидел: ее накрывал непромокаемый брезент, один из углов которого не был привязан к шлюпке и свободно болтался.

«Странно, – подумал Инди. – Английские матросы обычно не допускают подобных вещей и все делают основательно. Конечно, эта шлюпка несколько вдали от остальных, но все же...»

Вот и еще одна маленькая загадка. Инди приподнял угол брезента и заглянул внутрь – прямо в темные глаза, полные страха.

– Пожалуйста, не выдавайте меня, – зашептала удивительно красивая черноволосая девушка.

– Кто вы? – спросил Инди.

– Мое имя – Молли Кинкейд, я – ирландка, – ответила она.

«И что вы здесь делаете», – хотел было продолжить Инди, но передумал и просто сказал:

– Я знаю. Я не должен спрашивать. Ведь вы без билета, правильно?

– Это моя единственная возможность попасть в Америку, – снова прошептала Молли. Ее голос дрожал, и в нем уже чувствовались слезы. – Я должна была бежать из Лондона. Я приехала туда из Дублина совсем еще маленькой девочкой. Мне пообещали, что у меня будет прекрасное место домработницы. На самом деле я работала за троих, а хозяйка дома мне вообще ничего не платила. Она сказала, что это я должна ей деньги, потому что разбила вазу. Но хуже всего – хозяин постоянно пытался меня целовать. А потом они оба заявили, что если я надумаю от них уйти, они обвинят меня в воровстве. Вот я и решила – Америка единственное место, где я буду в безопасности и смогу начать новую жизнь.

Она взглянула своими огромными темными глазами на Инди:

– Вы ведь ничего плохого не сделаете мне, правда? Такой милый джентльмен, как вы.

– Конечно, я не предам вас, – сказал Инди. – Но вы не можете все время находиться в этой шлюпке. Вас обязательно найдут.

– Мне нужно остаться здесь всего еще на один день, – ответила Молли. – Завтра корабль остановится в Куинстауне в Ирландии. И на борт поднимутся новые пассажиры – ирландцы. Они позаботятся о своей соотечественнице. Все они поплывут третьим классом. И я прокрадусь туда завтра ночью.

– Я принесу вам что-нибудь поесть, – сказал Инди. – Какой смысл сидеть тут голодной.

– Не беспокойтесь об этом, – улыбнулась Молли. – Шлюпка полна провизии. Здесь есть даже теплые одеяла. И еще много чего. Я сначала прямо удивилась.

– Я тоже, – ответил Инди. – Странно, что «Уайт Стар Лайн» так хорошо оснащает свои спасательные шлюпки, хотя на самом деле их совсем недостаточно.

– Да ничего странного в этом нет, – ответила Молли. – Владельцы корабля не жалеют денег для удобства пассажиров первого класса и их безопасности. Именно для них эти шлюпки и предназначены.

– Вот тут вы не правы, – заявил Инди. – Эти шлюпки – для всех. Так гласит закон моря. И в случае опасности – спасают сначала женщин и детей. А каким классом вы плывете – не имеет значения.

Молли резко рассмеялась:

– Хотела бы я это увидеть.

И уже теплее сказала Инди:

– Огромное вам спасибо. Вы мой рыцарь в блестящих доспехах.

Инди очень надеялся, что Молли не заметила, как он покраснел. И решил обязательно научиться спокойно реагировать на комплименты прекрасных дам.

Он все же постарался, чтобы его следующие слова прозвучали мужественно и твердо:

– Я вот что вам скажу. Завтра я здесь осмотрюсь и выясню, как попасть в третий класс. А ночью вернусь и покажу вам дорогу.

– Вы слишком добры к такой бедной девушке, как я, – сказала Молли.

– Очень жаль, что не могу пока сделать для вас больше, – галантно ответил Инди.

На следующий день он сдержал данное обещание. И в первый раз был признателен полковнику, ведь только благодаря ему мисс Сеймур не возражала, чтобы Инди занимался, чем хочет. Она вряд ли бы заметила, даже если Инди упал бы за борт.

Теперь у него было полно свободного времени, чтобы выяснить, как попасть в третий класс. И решить, как проводить туда Молли.

Инди не ошибся в расчетах. После ужина он был предоставлен самому себе. Хелен Сеймур не настаивала, чтобы он сопровождал ее с Осмондом на танцы. Полковник оказался прекрасным партнером.

– Божественно, – все что могла сказать о нем мисс Сеймур.

Полковник Гилберт объяснил такой свой успех только тем, что рядом с ним было само совершенство и вдохновение. И Хелен, нежная, как перышко, позволила ему позабыть о больной ноге, когда они легко и свободно исполняли танцевальные па.

Выслушав все это, Инди пожелал им спокойной ночи, а себе пообещал, что завтра он от них уже не отстанет. И должен будет любыми путями охладить пыл полковника, а еще лучше, поймать его на вранье. Но сейчас есть дела поважнее – показать Молли дорогу в безопасное место.

Наступила еще одна безоблачная звездная ночь. «Титанику» везло с погодой. Море было абсолютно спокойным, когда корабль бросил якорь у Куинстауна. Ирландскую порцию пассажиров без всяких хлопот доставило на корабль небольшое каботажное судно. Так что «Титанику» не нужно было тратить время на швартовку, и он снова вышел в открытое море.

Настроение Инди заметно улучшилось, и он уже жалел, что отнесся к словам мадам Бак лавы так серьезно. Было абсолютно глупо считать спасательные шлюпки и вести себя как перепуганный мальчишка. Он обязательно постарается не делать ничего подобного в будущем.

Только одной Молли в этом путешествии угрожала опасность. Но он все уладит.

Добравшись до шлюпки, Инди приподнял брезент и прошептал:

– Пора идти.

Неожиданно из темноты появилась рука и, схватив Инди за шиворот, втащила внутрь.

Глава 8

Моллина тонкая ручка оказалась на удивление сильной. Инди буквально рухнул на дно шлюпки, а девушка мгновенно задернула брезент. Инди не стал спрашивать, почему она это сделала, теперь и он мог слышать, что слышала Молли – приближающиеся шаги. Инди подумал, что слух у нее, как у кошки. Хотя, наверное, это потому, что она в опасности. А опасность, как известно, обостряет все чувства человека.

Потом Инди услышал и голоса. Разговаривали двое мужчин. Они стояли совсем рядом со шлюпкой, и он мог слышать каждое слово. Через несколько минут они ушли. Позади него в темноте облегченно вздохнула Молли.

– Слава Богу, они не обнаружили нас, – прошептала она. – Но что это был за язык, на котором они говорили? Мне кажется – он похож на немецкий.

– Да, это немецкий, – ответил Инди.

– Хотела бы я знать, о чем шла речь, – сказала Молли.

– Я знаю, о чем, – проговорил Инди. Немецкий, как и некоторые другие языки, я успел выучить во время путешествий с родителями.

– И о чем же они говорили? – заинтересовалась Молли.

Инди постарался, чтобы его голос не дрожал, хотя это было нелегко.

– Один рассказывал другому об этой шлюпке, – начал Инди. – Он сказал, что это та самая, которой они воспользуются. И что они должны покинуть корабль очень рано и достаточно далеко отплыть от него. Иначе тонущий «Титаник» потянет их за собой.

– Ты шутишь! – воскликнула Молли.

– Хотел бы, но нет, – сказал Инди.

– А может быть, они шутили, – опять перешла на шепот Молли.

– Я был бы рад так думать, – ответил Инди. – Но они оговаривали все детали. Похоже, их встретит какое-то судно. Но даже если будет шторм, и судно не сможет их подобрать – они не пропадут. В шлюпке достаточно еды и всякого спасательного снаряжения, чтобы продержаться несколько недель.

– Значит, вот почему здесь все эти вещи, – сказала Молли.

– Правильно, – подтвердил Инди. – Все сходится, я одного только не могу понять, что все это значит.

Молли наклонилась к его уху:

– Кто-то хочет потопить «Титаник».

Наступила тишина, но казалось, в ней эхом продолжали звучать эти слова.

– Но каким образом? – первой не выдержала Молли.

– Намного важнее узнать, кто это собирается сделать? – ответил Инди.

–И что мы можем предпринять? – спросила Молли. – Я же не могу пойти к капитану и все ему рассказать. Никто не поверит безбилетной девчонке.

– Я тоже пока не знаю, что нам делать, – сказал Инди. – Но надо что-нибудь придумать. – А про себя добавил: «Ну же, парень, давай-ка включай свои мозги, ведь ты же можешь». Вдруг его лицо просветлело:

– У меня появилась идея. Есть человек, который может помочь. В любом случае стоит попытаться. Но сначала я должен проводить тебя к твоим друзьям в третьем классе.

– Могу я чем-нибудь помочь тебе? – спросила Молли.

– Обо мне не беспокойся, – ответил Инди. – Лучше позаботься о себе. Я справлюсь сам. Это – мужская работа.

– Ну, если ты так говоришь, – сказала Молли и нежно дотронулась до его руки. – Знаешь, как это здорово, когда рядом с тобой сильный человек, готовый в трудной ситуации взять ответственность на себя...

Инди осторожно приподнял брезент и огляделся. На палубе никого не было.

– Пошли, путь свободен, – почти приказал он.

Когда они выбрались из шлюпки, Инди увидел, что Молли была хрупкого сложения и очень высокая. Около шести футов [примерно 183 см].

«Она должна быстро скрыться, чтобы ее не успели заметить, – подумал Инди. – Ведь ее простенькая белая блузка и черная юбка из хлопка никак не соответствуют первому классу. И даже будь она одета по-другому, то все равно выделялась бы среди богатой публики».

Молли улыбнулась ему сверху вниз:

– Веди меня.

Они заторопились по пустой палубе и вошли в коридор. Инди стал объяснять:

– Иди вдоль него до следующего. Потом поверни направо. За ним будет еще один. Поверни налево и иди, пока не увидишь лестницу. По ней ты спустишься к каютам третьего класса.

Молли уже двинулась было по коридору, когда Инди неожиданно остановил ее. Он вспомнил о вахтенном:

– Подожди здесь минут пять. Вахтенный может дежурить на лестнице и следить за тем, чтобы пассажиры третьего класса не поднимались на верхнюю палубу. Я постараюсь его оттуда увести.

– А ты уверен, что сможешь? – спросила Молли.

– Никаких проблем, – заверил ее Инди.

– Но все же, если я тебя больше не увижу – спасибо тебе, – сказала Молли и, на-клонившись, поцеловала Инди в щеку.

– Все будет нормально, поверь мне, – ответил Инди и неожиданно почувствовал, что ему трудно говорить.

Не оборачиваясь, он пошел по коридору. Потом по следующему. И еще по одному.

Вахтенный действительно дежурил у лестницы. Инди разглядел его рыжие волосы и вспомнил имя:

– Мистер Хоукинс, не так ли?

– Да, сэр, – ответил тот. – Чем я могу помочь вам?

– Боюсь, что я заблудился, – сказал Инди и продолжил дрожащим голосом. – Я не могу найти дорогу в свою каюту.

– Не беспокойтесь, – ответил Хоукинс. – Я объясню вам, как туда добраться.

Инди заставил свой голос задрожать еще больше:

– Пожалуйста, не могли бы вы проводить меня. Я боюсь, что опять потеряюсь. Видите ли, я никогда еще не уезжал из дома без мамочки и папочки.

Инди хотел залиться слезами, но это было уже сверх его актерских возможностей. Все же на удивление ловко ему удалось сыграть роль несчастного ребенка.

Хоукинс взял Инди за руку и повел в его каюту.

– Вот мы и пришли, молодой человек, – сказал Хоукинс. – Ведь это было совсем не страшно, не так ли?

– Нет, сэр, огромное вам спасибо.

Инди подождал, пока уйдет Хоукинс, а затем снова вышел из каюты. Времени оставалось в обрез, он должен был разыскать человека, который мог спасти Титаник.

Глава 9

Инди нашел Роджера Сэмпсона в курительном салоне. Инспектор Скотленд-Ярда сидел в одиночестве, попыхивал трубкой и играл сам с собой в карты. Инди извинился за вторжение и рассказал, что ему удалось случайно услышать. Но некоторые детали он опустил. Не стал, например, говорить о Молли и о спасательной шлюпке. Ведь, как бы там ни было, Сэмпсон представлял закон. А закон требовал, чтобы у Молли был билет.

Инди сказал, что сидел в шезлонге на палубе спиной к разговаривавшим мужчинам. Они его не заметили, а он не видел их.

– Вы должны верить мне, инспектор. Я действительно все это слышал, честно.

– Молодой человек, за двадцать лет службы в Скотленд-Ярде я научился отличать правду от лжи, – заметил Сэмпсон. – И я знаю: все сказанное вами – правда.

– Это все, что я выяснил, – ответил Инди. – Надеюсь, я не ошибся. Поэтому и пришел к вам, а не к капитану.

– И правильно сделали, – сказал инспектор. – Даже если бы капитан тебе поверил, он только бы запутал расследование. Эта работа не для любителя. Я, конечно же, расскажу ему об угрозе. А также посоветую, что нужно делать, чтобы ее избежать. Вся команда должна быть начеку. Но все следует делать очень осторожно. Без всякой суеты. Преступники не должны догадаться, что за ними следят, иначе они заметут следы. Мы позволим им думать, что все идет по их замыслу.

– А разве это не рискованно? – усомнился Инди.

– Совсем наоборот, – ответил Сэмпсон. – Пусть они считают, что никто ничего не знает об их планах. Да ты и сам все видишь: кому на этом корабле может прийти в голову, что «Титаник» может затонуть. Но сейчас мы уже начеку. И просто должны ждать, когда преступники сделают первый шаг. Это похоже на охоту за мышкой, которая вот-вот вылезет из норки за кусочком сыра. Правда, пока я не могу себе представить, как они намерены потопить непотопляемый «Титаник». Наверное, должны придумать нечто грандиозное и необычное. Так что вся команда не должна ни на секунду терять бдительность и обращать внимание на любую подозрительную мелочь. Мы их схватим с поличным.

– Но разве мы больше ничего не можем сделать? – сказал Инди. – Я имею в виду, пока мы ждем их первого шага. Хотя бы выяснить, кто они такие.

Инспектор улыбнулся:

– Молодой человек, знаете ли вы название этой игры? – и показал на карты, разложенные на столе.

– Естественно, – ответил Инди. – Это пасьянс.

– Мы в Англии называем ее и по-другому, – заметил Сэмпсон. – Мы называем ее – «терпение». Ты смотришь на карты и стараешься, чтобы они подошли друг другу. Если ничего не получается, мешаешь колоду и начинаешь все снова. Это именно та игра, которая нужна детективу, чтобы оттачивать свое мастерство. В общем – терпение, терпение и еще раз терпение.

Инди согласно кивнул. То, что сказал инспектор Сэмпсон и говорил Конан Дойл, все больше проясняло для него методы работы сыщика.

– Я просто подумал, могу ли быть чем-нибудь полезным, – добавил он.

Подумав секунду, Сэмпсон ответил:

– А почему бы и нет, если тебе, конечно, не жалко своего времени.

– Я сделаю все, что нужно, – с готовностью сказал Инди.

– Ну тогда, для начала, скажи мне: ты уверен, что преступники говорили по-немецки? Не на голландском, датском, шведском языках? Иногда они звучат очень похоже.

– Я знаю немецкий, – уверенно ответил Инди.

Инспектор удовлетворенно кивнул:

– Это хорошо, и кое-что уже проясняет. Дело вот в чем. Сейчас идет необъявленная война между Германией и Англией за первенство на морях их торговых и пассажирских флотов. В Гамбурге немцы строят океанский лайнер, еще больший, чем «Титаник». И морской престиж Англии, престиж ее кораблестроителей может сильно пострадать, если «Титаник» потонет. А вот Германия от этого только выиграет. Тысячи пассажиров предпочтут новый немецкий суперлайнер.

– Но потопить такой корабль! Разве это возможно! – покачал головой Инди.

– Пойми, война идет не за новые земли. Ставка здесь – огромные прибыли. Но все-таки это – война, – сказал Сэмпсон. – И все средства хороши для победы.

– Да, наверное, вы правы, – ответил Инди. Он всегда гнал от себя мысли о том, как эти войны могут выглядеть на самом деле. И сейчас вспомнил слова мадам Баклавы об одном из Дойлей, который погибнет на поле боя. Теперь это уже не казалось ему чем-то невозможным.

– Что я должен делать? – промолвил Инди.

– Завтра я с капитаном собираюсь просмотреть весь список пассажиров, – сказал Сэмпсон. – И буду искать среди них наиболее подозрительных. Но у меня уже есть один на примете. Вполне достойная кандидатура.

– А кто он? – спросил Инди.

– Его имя – Отто Дитрих, – продолжил инспектор. – Он – известный оперный певец. Но самое главное, немец до мозга костей. В Германии самый могущественный человек – кайзер. И Дитрих дает для него и его друзей частные концерты. Среди них есть и крупнейшие немецкие кораблестроители. В Германии правительство и бизнес – две стороны одной медали. Так что Отто Дитрих вполне может работать и на тех и на других.

Инди кивнул:

– Быть певцом – прекрасная ширма. Кто станет подозревать его?

– Молодец, – похвалил Сэмпсон. – Я вижу в тебе есть что-то от Шерлока Холмса.

– Я только учусь, – скромно заметил Инди.

– Но детективу важно владеть не только теорией, – сказал инспектор. – Ему нужны доказательства, факты. Вот в их поиске и заключается основная работа сыщика. Ты должен следовать за преступником, даже если тебе кажется, что идешь по неверному пути. Ты должен отслеживать каждый его шаг, как бы скучно это ни было. И постоянно быть начеку. А тем более в случае с Отто Дитрихом. Мягким человеком его никак не назовешь. Он довольно груб и, как говорят, крови не боится. Подумай еще раз, стоит ли тебе ввязываться во все это.

– У меня есть только один вопрос, – сказал Инди. – Когда приступать?

Глава 10

На следующий день сразу после завтрака Инди уже не спускал глаз с Отто Дитриха. Держать его в поле зрения не составляло труда. Он оказался очень высоким – шесть с половиной футов [примерно 198 см]. Инди слышал, что оперные певцы все очень крупного телосложения. Но этот был похож на борца-тяжеловеса.

Однако следить за ним все время оказалось непросто. После своего завтрака он затеял пробежку по палубе.

Инди бросился в каюту и начал рыться в своих вещах. Вот, наконец, то, что нужно: шорты, майка и спортивные тапочки. Он быстро переоделся и вернулся на палубу, чтобы теперь уже неотступно следовать за Дитрихом.

Скоро во рту у Инди пересохло, легкие начали болеть, а ноги гудели так, как будто по ним били бейсбольной битой.

Наконец, Дитрих остановился. Инди с трудом перевел дыхание. Но скоро певец побежал снова, теперь уже в сторону бассейна. Инди из последних сил последовал за ним.

Дитрих зашел в раздевалку и надел костюм для плавания (хозяева «Титаника» предусмотрели все до мелочей, по крайней мере, для пассажиров первого класса), а потом прыгнул в бассейн. Выглядел он, как кит, летящий по воздуху, но в воду вошел без единого всплеска. Певец, вынырнув, тут же начал плавать туда и сюда. Плавал он, как и большинство европейцев, брассом и по-лягушачьи.

Инди не мог просто стоять и наблюдать за Дитрихом у бассейна, он торчал бы у всех на виду как столб. И потому тоже переоделся в купальный костюм, нырнул в бассейн и поплыл за Дитрихом. Инди плыл своим любимым стилем – австралийским кролем, и решил не ударить в грязь лицом.

Он всегда считал себя хорошим пловцом. Но Дитрих, казалось, специально тренировался, чтобы побить рекорд, переплывая Ла-Манш.

Наконец он вылез из бассейна. Инди с трудом сделал то же самое. Вода, которой он наглотался, стояла у него комом в желудке.

Инди быстро переоделся в майку и шорты. Надо было торопиться. Дитрих уже двинулся дальше.

А дальше был прекрасно оборудованный гимнастический зал – еще одна гордость «Титаника».

Дитрих немного размялся и начал поднимать тяжести. Инди посмотрел вокруг. Нужно тоже найти что-нибудь для себя, но полегче. Наконец, он увидел нечто довольно странного вида, как будто приспособленное для отдыха.

– А что это за штуковина, вон там? – спросил Инди инструктора.

– Наш механический верблюд, – ответил тот. – Вам нужно просто сесть на него. А он сделает все остальное.

– Звучит неплохо, – сказал Инди. И, не долго думая, вскарабкался в седло. Инструктор включил «верблюда», который тут же начал сильно раскачиваться. Инди стал подпрыгивать вверх и стремительно опускаться вниз.

Наконец Дитрих закончил свои упражнения. Инди радостно вздохнул – «поездка на верблюде» оказалась нелегкой. Но Дитрих одними тяжестями не ограничился... Он сел за весла тренажера, имитировавшего лодку. А потом стал подниматься по канату. Затем последовал велосипед. К тому времени, когда Дитрих успокоился, Инди чувствовал себя так, как будто пересек Сахару, и что теперь вполне может есть свой обед стоя, как верблюд.

Но он все равно последовал за Дитрихом дальше. Шел Инди очень осторожно. И неожиданно для себя почувствовал в своем теле мускулы, о существовании которых раньше и не подозревал. Все они жутко болели!

Интересно, куда теперь направится Дитрих. Возможно, на «Титанике» помимо всего прочего окажется еще и первоклассная камера пыток?!

В помещении, куда они вошли, было не продохнуть от пара. Инди сразу понял, что это – турецкая баня. Он с облегчением вздохнул и буквально рухнул на ближайшую лавку. В клубах пара перед ним маячило огромное тело Дитриха. Инди уже мог не беспокоиться, что спутает его с кем-то другим или потеряет из виду, кроме них в бане больше никого не было.

А потом он увидел, как огромная темная масса поднимается со своего места. Несмотря на горячий пар, Инди похолодел. Масса подходила к нему все ближе и ближе. Инди уже мог видеть лицо Дитриха. Оно было искажено от ярости, а в глазах горел зловещий огонь. Но Инди смотрел не столько на его лицо, сколько на огромные руки, сжимавшиеся в кулаки.

Дитрих прогремел:

– Вот теперь мы одни. Кто послал тебя шпионить за мной? Говори, или... – Он потряс кулаком перед лицом Инди. Его пальцы разжимались и снова сжимались.

– Шпионить за вами? – заикаясь, проговорил Инди. – Но я всего лишь мальчик. Да и кому это нужно?

– Не разыгрывай из себя простачка, – прорычал Дитрих. – Я знаю все эти штучки. С того момента, как я пообедал с графиней фон Кох, за мной стали следить. Кто тебя нанял – газетчики? Или сам граф?

– Графиня фон Кох, кто это? – удивился Инди.

– Кому еще понадобилось следить за мной? Говори! – потребовал Дитрих. – Хотел бы я больше никогда не связываться с женщинами. Все это может повредить моей репутации. В Берлине меня и так чуть не освистали. Я надеялся избежать скандалов в Нью-Йорке. Но с такими шпионами, как ты... – Его пальцы опять сжались в кулаки.

– Постойте. Вы меня не за того принимаете, – безнадежно пробормотал Инди. – Я не шпион. Я ваш поклонник.

– Поклонник? – удивился Дитрих. Его английский был недостаточно хорош для полного понимания.

– Это значит то, что я восхищаюсь вами, – быстро проговорил Инди. – Я считаю вас величайшим певцом из всех, живущих ныне. Да и вообще... Простите, что шел следом за вами. Я просто хотел увидеть вас воочию. Ведь это, как увидеть Бога.

– Ах, вот значит как, – удивленно покачал головой Дитрих. Все его подозрения моментально рассеялись. – Итак, вы мой поклонник, молодой человек.

– Самый преданный, – заявил Инди.

Лицо Дитриха осветила теплая улыбка:

– А скажите мне, какая ваша любимая ария в моем исполнении?

– Ну... – начал Инди. – Это довольно сложно сказать. Я имею в виду, что вы всегда так великолепны. И все, что исполняете, – тоже. Я просто не смею выбрать что-то одно из стольких ваших шедевров. Ваш чудесный голос заставляет меня трепетать.

– Хорошо, тогда позвольте мне сделать это за вас, – предложил Дитрих. – Мой величайший вызов и триумф, как певца, конечно же, Рихард Вагнер!

– Да, конечно, – выпалил Инди. – Именно Вагнер. Именно его имя и вертелось у меня в голове.

– Откиньтесь на спинку стула, молодой человек, – скомандовал Дитрих. – Или, наверное, я должен сказать, мой юный поклонник? Расслабьтесь и наслаждайтесь.

Дитрих поднялся в полный рост и начал петь. Все это производило потрясающее впечатление. Его голос мог полностью заполнить огромный оперный зал. И небольшое помещение, в котором плавали облака пара, усилило эффект раз в десять.

Инди любил музыку. Больше всего ему нравились ковбойские баллады. Новые мелодии регтайма [регтайм – жанр американской музыки, особенно популярный с 1900 по 1918 год. Это танцевальная форма, в которой бас звучит на нечетных, а аккорды – на четных долях такта, что придает звучанию типичный «маршевый» ритм. Регтайм также считается одним из предшественников джаза.] тоже были совсем неплохи. Вагнер, однако, представлял собой нечто другое.

Спустя пять минут уши Инди болели так же, как болел его зад после подскакивания на механическом верблюде. А спустя еще десять минут он мечтал, чтобы Дитрих вернулся к физическим упражнениям. Но на сегодня он уже закончил тренировать свое мощное тело и тренировал теперь свой не менее мощный голос, относясь к этому столь же серьезно.

Инди гадал, как долго его барабанные перепонки смогут все это вынести. Но ничего другого не оставалось, кроме как сидеть и ждать, когда они лопнут...

Глава 11

Обо всем, что с ним произошло, Инди в тот же вечер рассказал инспектору Сэмпсону. Они сидели рядом в шезлонгах на палубе. Сэмпсон заметил, что будет лучше, если их совместная работа останется в секрете.

Поэтому сейчас Инди говорил с инспектором, не поворачиваясь к нему:

– Мне пришлось восхищаться каждой новой арией. И это был настоящий кошмар. После чего Дитрих затягивал новую. Ему как будто не хватало комплиментов. Наконец, он испугался, что может сорвать голос, и остановился. По-моему, Дитрих собирается сегодня выступить перед пассажирами.

– Отлично, – сказал Сэмпсон. – Ты сможешь понаблюдать за ним.

– Я должен пойти туда? – тяжело вздохнул Инди.

– Я ведь предупреждал тебя, что ежедневная работа сыщика – штука занудная и тяжелая, – ответил инспектор. – Но без нее успеха в нашем деле быть не может.

– Да уж, занудная – это точно, – сказал Инди. – Но иногда она похожа и на самую настоящую пытку. Голос этого парня способен разорвать барабанные перепонки. Может быть, этот Вагнер и великий композитор, но напевать его мотивы точно не будешь.

– Я не настаиваю, конечно, если ты хочешь остаться в стороне… – пожал плечами Сэмпсон.

– Хорошо, хорошо, – ответил Инди. – Я пойду. Только придумаю, как поберечь свои уши.

Вечером он сидел в первом ряду перед импровизированной сценой. Дитрих увидел его и улыбнулся. Он пел как будто для одного Инди, почти так же, как в турецкой бане. Инди присоединился к грому аплодисментов, когда ария закончилась. Дитрих принялся за следующее произведение Вагнера, которое вызвало еще более шумный восторг слушателей. Он исполнял арию за арией. Вызовы на бис следовали один за другим. А толпа не позволяла ему остановиться. Концерт закончился далеко за полночь.

Наконец, Дитрих откланялся. Как только певец отвернулся, Инди схватился руками за уши и быстро вытащил из них ватные шарики. Они не были надежными, но все же лучше, чем ничего. Дитрих не видел хитрости, зато видел профессор Кхан. Он улыбнулся и дотронулся до своего тюрбана. Инди догадался, что тюрбан полностью закрывает его уши, и тоже улыбнулся Кхану.

После концерта Инди снова пошел за Дитрихом, на этот раз следуя очень внимательно и осторожно. Он прижимался к стенам коридоров и не спешил. Когда Дитрих повернул в третий коридор, Инди выждал и выглянул из-за угла. Певец входил в свою каюту.

Инди посмотрел на часы. Был почти час ночи. Он надеялся, что мисс Сеймур и полковник все еще услаждают себя танцами или сидят во французском кафе и воркуют друг с другом. Он вспомнил, как они обменивались мечтательными взглядами за ужином. Ему стало противно даже думать об этом. Он должен думать только о Дитрихе и своем задании. Нужно будет покараулить еще час или около того. Если Дитрих затеет что-нибудь интересное, то как раз в это время.

– Довольно поздно для прогулок, молодой человек, – раздался вдруг голос за спиной Инди. – Может быть, вам опять помочь найти каюту?

Инди напрягся и быстро обернулся. Это был Хоукинс. Рыжий вахтенный.

– У меня бессонница, – ответил Инди. – И теперь я без труда найду свою каюту. Я подумал, что мне лучше прогуляться.

– А может, я лучше принесу вам в каюту горячее молоко, – не отставал Хоукинс. – Говорят, оно очень помогает от бессонницы.

– Спасибо, но в этом уже нет необходимости, – поблагодарил Инди. – Кажется теперь я смогу заснуть.

– Вот и прекрасно, – сказал вахтенный. – Но если вам что-нибудь понадобится, сообщите мне. Я дежурю всю ночь.

Хоукинс исчез в конце коридора. Но он мог еще вернуться. И продолжать наблюдение за каютой Дитриха стало небезопасно.

Неожиданно Инди вспомнил, как рыжий вахтенный обмолвился, что «Титаник» не полностью заполнен пассажирами. Значит, некоторые каюты должны пустовать. Возможно, одна из них находится поблизости от апартаментов Дитриха. И ее дверь может оказаться незапертой. Тогда Инди не только останется незамеченным, но и легко продолжит наблюдение, держа дверь той каюты чуть-чуть приоткрытой и не выпуская из вида каюту Дитриха.

Это был идеальный вариант, хотя и маловероятный. Но попробовать стоило. Инди осторожно пошел вдоль коридора, тихо толкая двери. Первая была заперта. Вторая – тоже. А вот ручка третьей неожиданно повернулась. Инди открывал ее очень медленно. Каюта могла быть занята. Хотя пассажиры первого класса особо не тревожились и часто не запирали свои временные владения. Ведь на «Титанике», по их мнению, с ними ничего не могло случиться.

Инди заранее подготовился к рычанию мужчины или воплю женщины. У него уже было готово объяснение на этот случай. Он – маленький мальчик, потерялся на таком огромном корабле и случайно забрел в чужую каюту.

Объяснять ему ничего не пришлось. Каюта была пуста, а постель не приготовлена. Пока Инди везло. Он прикрыл за собой дверь, оставив маленькую щелку, чтобы наблюдать за коридором, оставаясь незамеченным. Потом встал на колени и весь обратился в слух и внимание. Через секунду Инди уже лежал, плотно прижатый лицом к полу.

Кто-то сидел на его спине, не давая пошевелиться, и держал руки мертвой хваткой. Инди понял, что удача отвернулась от него. Теперь он должен был рассчитывать лишь на себя. И завопил от боли.

– Моя рука... Она сломана, – захныкал он.

На удивление, это сработало, хватка ослабла. У Инди появился шанс. Со всей силой он перевернулся, но это мало помогло. Зато теперь он лежал не на животе, а на спине. Две коленки твердо упирались в его грудь. Две руки прижимали его руки к полу. А два темных глаза с отвращением смотрели на него.

– Какая удача, – сказала Молли. – Да, этим человеком должен был быть именно ты. Единственный пассажир из первого класса, кто меня знает. – Она ухмыльнулась. – Я думаю, самым разумным будет – тебя убить.

Глава 12

Молли заметила, как Инди побледнел:

– Расслабься. На твое счастье, я не исповедую насилие.

Инди уставился на нее. Что случилось с той перепуганной ирландской девушкой, которую он знал? На ней теперь был дешевый мужской коричневый костюм. Ее длинные волосы спрятаны под кепкой из твида. И выглядела она совсем не испуганной, напротив, ее суровый вид не предвещал ничего хорошего.

– Я должна решить, что с тобой делать, – произнесла Молли.

– Но я не предам тебя, – заявил Инди. – И я уже доказал это.

– То было раньше, – парировала девушка.

– Раньше чего? – спросил Инди.

– До того, как я не сделала сегодня то, что должна была сделать, – ответила Молли.

– А что ты должна была сделать? – опять спросил Инди.

Она немного подумала и ответила:

– Завтра все для тебя будет ясно, как дважды два, раз уж мы сегодня встретились таким образом.

Все еще удерживая Инди в том же положении, она взглянула на сумку, лежащую на полу.

– Там – листовки, – сказала Молли. – Я подсовываю их под двери кают первого класса. И каждый прочтет их, когда проснется. Никто не сможет отгородиться от суфражисток. Даже в океане. – Она помолчала: – Ты ведь должен знать, кто такие суфражистки, не так ли?

– Конечно, знаю, – ответил Инди. – Я читаю газеты. И кроме того, моя наставница, мисс Сеймур, рассказывала мне о них. Она считает, что женщины тоже должны иметь право голоса. И что они способны сделать многое значительно лучше, чем мужчины.

Молли внимательно на него посмотрела:

– Могу ли я тебе верить?

– На все сто! – заверил ее Инди.

Молли пожала плечами:

– Ладно. Как говорят англичане: или за пенни, или за фунт. Если я не могу тебя убить, я должна поверить тебе. – Она отпустила Инди, и он поднялся на ноги:

– Говоришь о доверии людям, а сама-то ты кто? Домработница, сбежавшая от своих хозяев?

– Ну, скажем так, мне надо было срочно покинуть Лондон, – ответила Молли.

– И это не имело ничего общего со взрывами почтовых тумб? – спросил Инди.

– Я уже сказала, что не исповедую насилие, – ухмыльнулась она. – И никогда не подниму руку на человека.

Он с тревогой подумал, что если все же Молли устроила те взрывы, возможно, она... Но быстро отбросил эту мысль. На «Титанике» очень много людей. Она, конечно же, не станет... Инди посмотрел на нее. А что он вообще знает об этой девушке?

Он должен ее проверить:

– Не волнуйся. Из-за меня у тебя не будет неприятностей. Но мне нужна твоя помощь. Никто не поверит мне, если я расскажу о том, что говорили немцы. Я должен сам проследить за ними. Ты что-нибудь слышала или видела подозрительное там, у себя в третьем классе?

Молли покачала головой:

– Нет. Но я буду начеку. И мне помогут в этом надежные люди. У меня есть парочка друзей в третьем классе, которые вынюхивают не хуже сыщиков.

– Думаешь, они смогут помочь? – спросил Инди.

– Один из них наверняка, – ответила она. – Я работала с этим парнем в Ирландии. Он знает, как держать ухо востро, а рот на замке. Мне просто повезло, что я его здесь встретила. Ведь это он нашел для меня свободную койку и достал эту мужскую одежду.

– Я знаю: суфражистки хотят добиться для женщин равных прав с мужчинами, – сказал Инди. – Но неужели они хотят носить такую же одежду?

– Вы, мужчины, можете сколько угодно носить свои штаны, – заметила Молли. – Мне больше нравятся платья. Но в третьем классе, если ты не женат или незамужем, должен находиться в отдельном секторе. Мужчины – в носовой части корабля. Женщины – в кормовой. Место, которое нашел для меня мой приятель, было в носовой части. И мне пришлось переодеться мужчиной.

– Да уж, настоящий друг познается в беде, – подтвердил Инди.

– Он и правда настоящий друг, – продолжила Молли. – Когда-то давным-давно я спасла его шкуру. Теперь он готов сделать для меня все что угодно. И сейчас, как видишь, помог мне пробраться в первый класс. Один из здешних вахтенных – его приятель, и сегодня он дежурит у трапа в третий класс. Это он пропустил меня сюда, но я должна уже возвращаться назад, пока его не сменил другой.

Перед тем как уйти, она сказала:

– Мы можем встретиться завтра ночью, и я сообщу тебе, если что-нибудь выясню.

– Договорились, – ответил Инди. – На том же месте, в тот же час. «Если корабль все еще будет в безопасности», –добавил он про себя.

В ту ночь Инди никак не мог заснуть. Как много тайн, и так мало ключей к их разгадке. Когда он наконец-то уснул, ему приснился страшный сон. Инди видел тонущий «Титаник», который светился множеством огней. Его носовая часть погружалась в совершенно спокойную гладь океана. А сам Инди барахтался из последних сил в ледяной воде. Он уже потерял всякую надежду и поднял глаза в напрасном призыве о помощи. Все, что он увидел, это ночное небо, усеянное миллионами звезд, холодно и безразлично взиравших на происходящее.

Инди неожиданно проснулся. Его знобило. Солнце уже пробивалось через иллюминатор, он посмотрел на часы – если не поторопиться, можно опоздать на завтрак.

Мисс Сеймур, полковник, профессор Кхан и инспектор Сэмпсон уже завтракали, когда вошел Инди. Они даже не заметили его, бурно обсуждая неслыханное событие, произошедшее ночью: эти возмутительные брошюрки, подсунутые под двери их кают! Только профессор Кхан не участвовал в обмене мнений. Казалось, вся эта суматоха вокруг брошюрок его просто забавляла.

– Разве вы ничего не можете сделать, инспектор? – потребовала Хелен Сеймур. – Схватите их, кем бы они ни были. Эти суфражистки должны ответить за свои преступления.

Инди чуть не подавился кусочком тоста.

– Но мисс Сеймур, вы ведь всегда говорили мне, что...

– Что женщина должна иметь право голоса, – подтвердила она. – Но это возможно, лишь когда рядом с ней друг, который поможет ей прояснить многие вещи. Как говорит полковник, у суфражисток, возможно, и благие намерения, однако они не знают точно, чего хотят. Боюсь, я была такой же. А вот теперь поняла, что не женское это дело лезть в политику. Это удел мужчин. У нас есть заботы поважнее: быть творцами красоты и хранительницами домашнего очага. Все давно определено природой, и мы не должны противиться этому. Кстати, а почему ты совсем не ешь яичницу с ветчиной?

– Наверное, из-за морской болезни, – ответил за Инди полковник и опять принялся за еду.

– У меня, кажется, пропал аппетит, – пробормотал, помрачнев, Инди.

Инспектор Сэмпсон взглянул на него:

– А вот у меня он не пропал. Особенно на интересные новости.

После завтрака Инди рассказал Сэмпсону все, что удалось выяснить за это время о Дитрихе. Пришлось поведать и о Молли, не упоминая о взорванных в Лондоне почтовых тумбах.

– Пожалуйста, не наказывайте ее за то, что у нее нет билета и за эти брошюрки суфражисток, – попросил Инди. – Она никому не навредила. Я дал ей слово, что не стану предателем. И, кроме того, Молли может быть полезна в нашем расследовании. Нам потребуется любая помощь. Ведь часовой механизм бомбы, если она есть, уже отсчитывает время.

Сэмпсон согласился:

– Правда, я не люблю закрывать глаза на нарушителей закона, но в данном случае – это ради нашего общего дела, ведь мы должны использовать любую информацию. – А потом добавил более жестко: – Предупреди ее, что больше никто не должен знать о нашем расследовании. Если мы спугнем преступников, случится непоправимое.

Инди прикусил губу:

– Простите, я даже не подумал об этом. Она сказала, что у нее здесь есть люди, готовые помочь.

– Срочно выясни, кто они, – приказал Сэмпсон. – Мы должны быть уверены, что им можно доверять.

– Я узнаю их имена, когда снова увижу Молли, – пообещал Инди. – А возможно, и узнаю, в каких каютах они находятся.

– И когда ты с ней встретишься? – спросил инспектор.

– Сегодня после полуночи, – ответил Инди.

– Отлично. В таком случае ты можешь следить за Дитрихом весь день.

– Но я уже говорил вам, этот парень... – попытался запротестовать Инди.

– Он все еще подозреваемый, – отрезал инспектор. – Закон гласит: человек невиновен, пока не доказана его вина. А вот сыщик видит это все по-другому. Подозреваемые виновны, пока не доказана их невиновность.

Он положил руку на плечо Инди:

– Помни, верить нельзя никому. Особенно этой Молли. Еще Киплинг писал, что женщины намного опаснее мужчин.

Глава 13

– Сильный голос в сильном теле, – наставлял Инди Дитрих, когда они прогуливались по палубе.

– Верно, – выдохнул Инди, глотнув воздуха.

– Сейчас мы пойдем поплаваем, очень полезно для легких, – продолжил Дитрих.

– Да, конечно, – согласился Инди, стараясь заставить свои ноги идти дальше.

– И, наконец, – в гимнастический зал, – закончил программу Дитрих. – Я очень тронут, что ты стараешься во всем походить на меня. Ведь подражание есть не что иное, как наивысшая форма лести.

– Я мечтал стать певцом с того самого момента, как услышал вас, – сказал Инди.

– Вот почему я и собираюсь тебя подготовить к этому, – пояснил Дитрих. – Кроме того, ты сможешь увидеть, как я тренирую свой голос. После обеда я посвящу этому часа три. Ты много полезного узнаешь для себя.

– О, я с нетерпением жду, – с трудом выдохнул Инди.

А про себя подумал, что благодаря этому расписанию, он вряд ли доживет до встречи с Молли. Интересно, когда он умрет от изнурения, что с ним сделают: бросят в море или засунут в морозильную камеру до Нью-Йорка?

И все же Инди прошел через все эти испытания. Под занавес Дитрих даже сделал ему подарок – написанный от руки пропуск на первый концерт в Нью-Йорке, причем на место в первом ряду, где он мог бы видеть своего юного почитателя. На мгновение мысль о том, что «Титаник» может потонуть, не показалась Инди столь уж плохой.

Времени привести себя в порядок почти не оставалось. Все, что он смог позволить себе, это немного расслабить болевшие мускулы в турецкой бане. А потом Инди сидел за очередным вечерним столом, наблюдая за мисс Сеймур и полковником и слушая, как тот рассказывает ей о возможности заработать целое состояние на операциях на фондовой бирже. Инди похолодел от ужаса, когда услышал, что мисс Сеймур попросила полковника помочь ей в этом деле. Так, стоп, сначала надо спасти корабль, а уж потом у него будет достаточно времени, чтобы направить на путь истинный мисс Сеймур.

После ужина к Инди подошел инспектор Сэмпсон:

– Ты все еще собираешься встретиться с этой девушкой?

– Пока ничего не поменялось.

– Ты – настоящий сыщик, – похвалил Сэмпсон. – Когда выяснишь все, что сможешь, сообщи мне.

– Я хотел спросить о Дитрихе… – начал было Инди.

– А как ты сам думаешь? – спросил инспектор.

– Так я должен сегодня вечером опять следить за ним? Мне кажется, он начнет меня подозревать, – сказал Инди.

Сэмпсон кивнул:

– Правильно думаешь. И быстро учишься. Не беспокойся за Дитриха. Я заменю тебя сегодня. Обычная практика. Один сыщик сменяет другого.

Инди облегченно вздохнул. Вечер он спокойно проведет в своей каюте. И перечитает «Собаку Баскервилей». Он уже читал этот рассказ три раза, но всегда находил в нем что-то новое для себя.

Шерлок Холмс наконец нашел следы гигантской собаки, когда Инди решил взглянуть на часы. Была почти полночь. И пришло время расстаться с великим детективом и заняться своим собственным расследованием.

Молли уже ждала его в пустой каюте.

– Что-нибудь выяснила? – спросил ее Инди.

– Пока нет, – ответила она. – Но у меня есть надежные люди, они этим занимаются.

– И сколько их? – поинтересовался Инди.

– Двое, – сказала Молли. – Нам не стоит привлекать слишком много людей. Иначе они вызовут подозрение.

Инди взглянул на нее с уважением. Голова у девушки работала как нельзя лучше. Он надеялся, что она действительного на его стороне.

Но Инди помнил и свое обещание Сэмпсону.

– Я смогу встретиться с ними? Ты ведь знаешь, что нужно обмениваться информацией. Объединять силы.

– Сможешь, если не побрезгуешь разговаривать с простыми людьми и забудешь о своем первом классе, – ответила Молли.

– Тогда пошли, – сказал Инди. – Я не из первоклассного общества.

Молли улыбнулась:

– Я тоже так думаю. Хотя и не должна этого делать, ведь любой чужак может навредить моим друзьям.

С одним из них они столкнулись прямо у трапа, ведущего на палубу третьего класса. Рыжеволосый вахтенный Хоукинс с удивлением уставился на Молли и Инди.

– Не волнуйся. Он на нашей стороне, – заверила Молли Хоукинса.

– Надеюсь, что так, – ответил он. – Если парень проболтается, мне несдобровать, я потеряю работу, а это очень прибыльное место, столько чаевых от богатых пассажиров. – И он махнул рукой, чтобы они скорее проходили.

– Откуда ты его знаешь? – спросил Инди.

– На самом деле я его вообще не знаю, – сказала Молли. – Как я уже тебе говорила, он – знакомый моего приятеля. И он делает ему одолжение, пропуская меня. Но не беспокойся, я ему ничего не говорила о нашем деле.

Теперь Инди находился в недрах корабля. Коридоры и двери здесь были из стали. А первый класс, казалось, существовал где-то за миллионы миль отсюда.

Молли толкнула одну из дверей. Инди зажмурился. Поток раскаленного воздуха ударил в лицо. Он стал спускаться за Молли по железной лестнице. Они прошли мимо обнаженных по пояс людей, безостановочно подбрасывающих уголь в огромные топки, которые заставляли гигантские винты корабля вращаться день и ночь и снабжали его электроэнергией. Мощь «Титаника» зависела от рук этих людей и от их непрерывного труда.

Многие здесь знали Молли и приветственно махали ей, когда она проходила мимо. Наконец, она остановилась рядом с парнем, который тоже бросал уголь в топку.

– Привет, Чарли, – сказала она.

Чарли выпрямился. Его почерневшее от угля лицо расплылось в улыбке, обнажив гнилые зубы.

– Привет, Молли, – ответил он. – Пришла заняться физическим трудом?

– Совсем нет, – возразила Молли. – Чарли называет это место гимнастическим залом, где можно избавиться от переедания после ужина из семи блюд.

– Да, именно этим я и занимаюсь, – ухмыльнулся Чарли. – И, естественно, бесплатно.

Молли стала серьезной:

– Есть что-нибудь интересное?

– Абсолютно ничего, – ответил он. – А кто это рядом с тобой? – Чарли косо посмотрел на костюм Инди. Ничего поделать было нельзя, мисс Сеймур настаивала, чтобы Инди одевался к ужину как положено. Черный пиджак и галстук, причем от хорошего портного, были обязательны. Инди чувствовал здесь себя как участник показа мод.

– Это свой парень, – успокоила Молли.

– Тогда все в порядке, – сказал Чарли и пожал Инди руку.

– Я тоже на охотничьей тропе, – пояснил Инди. – Если что-нибудь разузнаете, сразу дайте Молли знать.

– Будь спокоен, все сделаю, – ответил Чарли. – Если эта посудина пойдет на дно, мы пойдем вместе с ней. Ведь нам вряд ли удастся добраться до спасательных шлюпок.

– А ну давай, Чарли, зарабатывай свои шиллинги! – проревел старший смены.

– А ну давай, Чарли, отправляйся назад в рудники. – передразнил его Чарли и опять начал кидать уголь в топки.

– Знаешь, сколько получает Чарли? – спросила Молли, когда они, наконец, выбрались оттуда.

– Должно быть, достаточно много за такую работу, – ответил Инди.

– Ему потребовалось бы десять лет такого труда, чтобы купить билет первого класса на «Титаник», – сказала Молли, и ее глаза загорелись от гнева.

– Кажется, ты его хорошо знаешь, – заметил Инди. – И Чарли, и многих других здесь.

– Я им немного помогаю, – ответила Молли. – Я представитель профсоюза, в который они хотят вступить.

Инди покачал головой. Молли действительно непредсказуема. Она и суфражистка, и представитель профсоюза. Чем еще она занимается?.. Он должен обязательно это выяснить.

Глава 14

Так что Инди был вполне готов к следующему сюрпризу Молли. А в том, что он обязательно произойдет, сомнений не оставалось. Инди как будто слышал голос Шерлока Холмса: «Ведь это же элементарно, мой дорогой Уотсон».

Друга Молли звали Пэт Лири. Был он огромным, носил бороду и говорил с сильным ирландским акцентом, чем, несомненно, гордился.

– Молли сказала, что тебе можно доверять, значит, я буду тебе доверять, – прорычал он. – У меня с ней много чего позади. Мы храбро сражались вместе. И она также посвящена в наше святое дело, как и я. Хотя пока у меня не получалось заставить ее избавиться от всех этих женских предрассудков. Она до сих пор не хочет понять, что без крови Ирландию не освободить.

Инди вспомнил разбитую витрину магазина в Лондоне. Должно быть, Молли в тот день была сильно занята.

– Пролитая кровь влечет за собой еще больше крови, – заявила Молли. – Я хочу, чтобы Ирландия стала свободной без насилия.

– Эх, девочка, нельзя сделать омлет, не разбив яйца! – крикнул Лири и ударил кулаком по ладони.

– Мне наплевать на омлеты, – ответила Молли. – Но я бы предпочла, чтобы яйца оставались целыми. Ведь жизнь зарождается именно у них внутри. Но мы спорим об этом уже не первый год, Пэт. С тех самых пор, как я присоединилась к движению, будучи еще школьницей. И, уверена, будем спорить и дальше. Но сейчас у нас совсем иная задача. Ты заметил кого-нибудь подозрительного?

Лири отрицательно покачал головой:

– Никого. Есть, правда, здесь несколько немцев. Но они выглядят чистыми, как новенькие монеты.

– Говорить о чистоте в третьем классе совсем неплохо, – заметил Инди, оглядываясь вокруг. – Все здесь просто и удобно.

– Правильно, – сказала Молли. – «Уайт Стар Лайн» нужно привлекать и бедных пассажиров, а не только богачей. Они, конечно, не могут платить за билет так много денег. Зато их значительно больше.

Они сидели в каюте Молли, рассчитанной на шесть человек, но соседей у нее не было. Лири удалось это устроить, он умел убеждать людей поступать так, как он хочет.

– Да, уметь разговаривать с людьми – великая вещь, – повернулся Пэт к Инди. – Но если они не понимают слова, у меня есть вот это. – И он показал свой огромный кулак.

– Хорошо, что он на нашей стороне, – заметил Инди, когда Молли провожала его назад в первый класс. – Но скажи мне, он что – убийца?

– Пэт? – пожала она плечами. – Да, его разыскивает закон. Но Ирландия для него так же безопасна, как и церковь. Его никто никогда не предаст. А едет он в Америку, чтобы достать денег для нашего дела.

– Рад слышать это, – сказал Инди. – Значит, он так же хочет добраться туда целым и невредимым, как и все мы.

Наконец, они подошли к трапу на верхние палубы.

– Ты продолжай в том же духе, – сказала на прощание Молли. – А Хоукинс будет тебе помогать.

– Отлично, – ухмыльнулся Инди. – Я смотрю, у тебя полно дел.

Она улыбнулась в ответ:

– Моя мать всегда повторяла мне: ленивые руки – инструмент дьявола. – А потом добавила: – Я буду держать с тобой связь и при малейшей опасности дам тебе знать. Времени остается все меньше.

– Немцы наверняка скоро начнут действовать, – согласился Инди. – Уже воскресенье, а мы должны приплыть в Нью-Йорк в среду.

От одной мысли о возможном взрыве бросало в дрожь. Но когда Инди проснулся утром, то почувствовал, что просто окоченел и дрожал по-настоящему. Вся каюта пропиталась холодом. Поднявшись, Инди сразу понял причину. На ночь он оставил иллюминатор открытым, чтобы хоть немного ее проветрить. А за бортом почему- то было страшно холодно.

На утренней пробежке вместе с Дитрихом Инди едва мог согреться, хотя солнце стояло уже высоко. Придя в бассейн, он решил поинтересоваться у дежурного, чем вызвана такая перемена в погоде.

Тот улыбнулся:

– Не о чем беспокоиться, молодой человек. Все нормально. Просто мы приближаемся к Лабрадорскому течению. А оно, как известно, несет холодную воду из Арктики вдоль Северной Америки. Вместе с ним приходит и минусовая температура.

Инди кивнул:

– Значит, вот почему я видел куски льда в воде.

– Их будет скоро очень много, – сказал дежурный. – В это время года льды Арктики начинают таять, и от них откалываются огромные глыбы, которые течение несет на юг. Если хочешь увидеть незабываемое зрелище, посмотри сегодня ночью на океан. Жаль только, что нет луны, но ты увидишь льдины при свете звезд. Одно из чудес света. – Он снова улыбнулся и подмигнул Инди: – И никакой дополнительной платы. Все любезно предоставлено «Уайт Стар Лайн».

– Эх, – вставил свое веское слово Дитрих. – Жаль, что мы не можем поплавать в этой воде. Такая вода очень бодрит и заставляет кровь бегать быстрее. – Он повернулся к Инди: – Я думаю, нам стоит сделать тридцать дополнительных приседаний сегодня. Звучит неплохо, правда?

Инди, как всегда, постарался взглянуть на все с оптимизмом. Еще несколько таких дней, и он будет готов попробовать свои силы в Олимпийских играх, которые этим летом должны пройти в Стокгольме.

– Позже у меня будет для тебя сюрприз, – пообещал Дитрих.

– Какой? – жизнерадостно спросил Инди, пытаясь подбодрить себя.

– Я разрешу тебе послушать мою личную коллекцию пластинок. Три часа лучших произведений Вагнера.

Это была первая плохая новость начавшегося дня. Вторая пришла во время ужина, и оказалась она намного хуже.

– Индиана, я хочу, чтобы ты узнал первым, – торжественно объявила мисс Сеймур. – Я приняла предложение полковника Гилберта стать его женой.

– Завтра в это же время я стану самым счастливым мужчиной в мире, – сказал полковник и нежно положил свою руку на руку Хелен Сеймур.

– Уже завтра?! – воскликнул Инди. – А не слишком ли вы спешите? Я имею в виду – разве вам не хочется устроить настоящую пышную свадьбу? В церкви? А может быть, и в кафедральном соборе?

– Совсем нет, – ответила мисс Сеймур. – Что может быть более романтичным? Свадьба на борту величайшего в мире корабля, капитан которого соединит нас навсегда.

– Но почему завтра? – не унимался Инди. Он постарался, чтобы в его голосе не прозвучали нотки раздражения и разочарования. – Ведь корабль будет плыть еще до среды.

– Вот здесь ты не прав, младший, – заявил полковник. – Я лично говорил с мистером Брюсом Исмеем, директором «Уайт Стар Лайн». И он мне рассказал по секрету, что решено показать всем, насколько быстр «Титаник». Мы прибудем в Нью-Йорк во вторник. На день раньше, чем предусмотрено расписанием.

Инди старался придумать хоть что-нибудь, что могло бы разрушить их планы:

– Разве вы не видели, сколько льда в воде? Он уж точно замедлит ход корабля.

Полковник усмехнулся:

– Капитану и мистеру Исмею известно об этом. Они смогут справиться с любыми трудностями. Тебе еще нужно многое понять, чтобы повзрослеть, младший. Люди, которые правят этим миром, обычно знают, что делают.

Ужин закончился. Инди вышел из ресторана потрясенный. Все было хуже некуда. И он благодарил про себя инспектора Сэмпсона, который этой ночью следил за Дитрихом. Сейчас Инди нужно было побыть одному, чтобы разработать план, как предотвратить катастрофу.

– Торопись, – вдруг прозвучал чей-то голос. – Ты не должен терять ни секунды.

На мгновение Инди показалось, что ему это послышалось. Но потом он понял, что голос раздался за спиной. Он резко обернулся и увидел Хоукинса.

– Молли просила передать, чтобы ты срочно пришел к ней в каюту, – сказал рыжеволосый вахтенный. – А не то будет поздно!

Глава 15

Инди бросился вниз по трапу в третий класс. Он и представить себе не мог, что же случилось. Но все сказанное ничего хорошего не предвещало.

Там его уже поджидал Пэт Лири.

– Рад тебя видеть, – приветствовал его огромный ирландец. – Ты очень нужен Молли.

– Где она? – встревожено спросил Инди.

– В своей каюте, – ответил Лири. – Пошли.

Подойдя к двери, он открыл ее и пропустил Инди вперед. А потом рука ирландца опустилась на спину мальчика и буквально подняла в воздух. Инди приземлился на четвереньки в центре каюты. Лири вошел следом и закрыл за собой дверь. В его руке оказался пистолет, это был немецкий люгер.

С одной из коек раздался приглушенный хрип. На ней лежала связанная Молли с кляпом во рту. Она старалась предупредить об опасности, но Лири втолкнул Инди в каюту слишком быстро. На другой койке лежал еще один человек. Он был тоже связан и тоже с кляпом во рту. Инди узнал в нем кочегара Чарли.

– Освободи их, – приказал ирландец Инди. – Теперь в этих веревках нет необходимости. Вы все у меня под прицелом. И скоро мы отправимся на прогулку.

– Прости меня, Инди, – прошептала Молли, когда смогла говорить. – Я ошиблась в этом человеке.

– Ты не ошиблась во мне, девочка, – сказал Лири. – Ты знаешь, что я сражаюсь за независимость Ирландии. И знаешь, что меня ничто не остановит, чтобы ее завоевать.

– Я и представить себе не могла, как далеко ты можешь зайти! – ответила Молли.

– Я могу зайти настолько далеко, насколько потребуется, – заметил Лири. – Молли, даю тебе последний шанс. Только скажи слово, и я заберу тебя с собой в спасательную шлюпку.

– Я повторяю еще раз, – сверкнула глазами Молли. – Мое слово – «нет»! Я не пойду за тобой. И лучше умру сама, чем начну убивать других.

Лири пожал плечами:

– Это твой выбор, девочка. В таком случае ты принесешь себя в жертву ради свободы Ирландии.

– Я не понимаю, – вмешался Инди. – А что общего между немцами и Ирландией?

– Да, Лири, – присоединился к разговору Чарли. – Что у тебя общего с этими плохими парнями?

– Они – враги Англии, – ответил Лири. – И значит – наши друзья.

– Но чего вы добиваетесь? – не унимался Инди. – Ведь они не в состоянии вам помочь и оказать существенную финансовую поддержку.

– Они уже нам помогают и уже дают нам деньги, – усмехнулся Лири. – Гибель «Титаника» значит для них очень много. Ставка – миллионы в торговле и эксплуатации кораблей в Атлантике. И немцы дадут столько золота и оружия, сколько нам потребуется.

– А почему вы думаете, что им можно доверять? – еще раз спросил Инди.

– Будь уверен, Лири, они скормят тебя рыбам, – добавил Чарли. – Им не нужны свидетели.

– Но немцы также не потерпят никого, кто сможет помешать им потопить корабль, – ухмыльнулся Лири. – Как бы там ни было, наша организация получит кредит. О нас узнают, как о силе, с которой надо считаться и с которой британцам придется уже договариваться. А немцы будут вне подозрения и приберут весь этот морской бизнес в свои руки.

– Да, ты истинный борец за свободу, – с презрением сказал Чарли. – Немцы делают всю грязную работу, а ты получаешь деньги и кредит.

– Правильно, – со злостью выкрикнул Инди. – Вы – липовый герой!

Он надеялся вывести Лири из себя. Заставить его потерять голову и ослабить бдительность. Ведь все они сейчас в смертельной ловушке. И должны найти хоть какой-нибудь выход из ситуации.

Но в ответ Лири лишь улыбнулся еще шире:

– Немцам я действительно нужен. – Он повернулся к Молли. – Хочешь рассказать им почему, девочка?

Молли отрицательно замотала головой. Ее губы были плотно сжаты от ненависти.

– Она знает, что я работал на верфях Белфаста, – продолжил он. – Именно там, где был построен «Титаник». И я был одним из тех, кто спустил его на воду. Так что прекрасно знаю, как потопить корабль.

Лири с большим наслаждением следил за реакцией Инди, у которого от этой новости глаза на лоб полезли. Возможно, ирландец действительно любил сражаться за свою родину, но бахвалиться он любил еще больше.

– Вы уже слышали о непотопляемости «Титаника», – продолжал Лири. – Наверное, вы слышали и о двойном корпусе корабля. Но вряд ли компания сообщила вам, что его двойная защитная обшивка заканчивается ниже ватерлинии. Если бы она была выше, то замедлила бы ход «Титаника». А время для «Уайт Стар Лайн» – большие деньги.

– Но ведь есть еще и водонепроницаемые переборки, – заметил Инди.

– Эх, парень, какой же ты наивный, – ответил Лири. – Ты знаешь, что это за переборки?

– Конечно, знаю, – обиделся Инди. – Это стенки внутри корпуса «Титаника». И они делят корабль на шестнадцать отсеков. В случае пробоины они остановят воду, не дадут ей проникнуть дальше и спасут корабль от гибели.

– Все правильно. Но ты упустил одну вещь. Эти переборки недостаточно высоки, – сказал Лири. – Иначе пришлось бы отказаться от дополнительных кают для пассажиров. А ведь пассажиры приносят «Уайт Стар Лайн» огромные деньги.

– Не стоит все так драматизировать, – неуверенно заметил Инди, пытаясь представить себе нарисованную ирландцем картину.

Лири пропустил его замечание мимо ушей и продолжил:

– Если в первом отсеке появится течь, то корабль немного накренится. Но это пустяки. Вода не проникнет за переборку. Если подобное произойдет во втором отсеке – корабль даст больший крен, ведь вода в первом – станет подниматься. Но все равно, ничего страшного пока не случится. Когда дойдет очередь до третьего отсека, вода в первом поднимется еще выше. И опять же не смертельно. А вот если целых пять отсеков пострадают, крен станет уже ощутимым. Вода в первом отсеке поднимется слишком высоко и польется через переборку во второй. Корабль накренится еще больше. Потом из второго – в третий... И дальше...

– Я понял, – проговорил Инди, подумав про себя, что лучше бы ему не знать всего этого. – Похоже на костяшки домино, которые складываются одна за другой. То есть отсеки заполняются водой в таком же порядке.

– До тех пор, пока помпы способны откачивать воду, – добавил Чарли. – А потом мы пойдем на дно.

Инди в ужасе затряс головой, представив себе эту картину:

– Ведь переборки, как ворота крепости. Но получается слишком низкие, чтобы остановить врага. – Он прикусил губу. – А разве нет еще и герметичных дверей, которые закрываются по электросигналу с капитанского мостика. Значит, не имеет никакого значения, если их заблокируют. И вода все равно пойдет дальше.

– Ты – умный парень, – сказал Лири и посмотрел на часы. – Пора идти. Одно дело услышать, как можно потопить «Титаник», а другое – увидеть собственными глазами. Лири спрятал руку с пистолетом в карман и приказал:

– Идите впереди меня. И не пытайтесь выкидывать фокусы. Я не побоюсь пристрелить вас, даже если меня потом схватят, Молли не даст соврать.

Молли мрачно кивнула.

Они покинули третий класс. Двинулись по узкому коридору и скоро очутились еще перед одной дверью. Она охранялась рыжеволосым человеком, также вооруженным люгером.

– Хоукинс! – разинул рот от удивления Инди.

– Ты можешь называть его Хельмутом, – сказал Лири.

– Заходите, – пригласил Хельмут. – Все идет по плану. Карл сейчас уже закладывает последний заряд.

Инди огляделся вокруг и увидел груды багажа, заполнившего трюм от пола до потолка. Он представил себе всю эту дорогую одежду, меха, разные безделушки, без которых состоятельные люди никогда не путешествовали. Чемоданы и сундуки всех размеров были повсюду. Между ними даже затесался ярко-красный автомобиль марки «Рено» последней модели.

Инди понял, что они в грузовом трюме в носовой части корабля ниже ватерлинии. А потом он увидел человека, стоявшего к ним спиной. Человек что-то прилаживал к металлической обшивке корпуса. Догадаться, что он там делал, было нетрудно – он устанавливал бомбу.

При звуке их шагов, человек обернулся и коварно улыбнулся.

– О, нет, – простонал Инди. – Этого не может быть!

Глава 16

– Отлично, только вас мы и ждали!.. – сказал инспектор Роджер Сэмпсон. Впрочем, Инди уже догадался, что это никакой не Роджер Сэмпсон, а Карл, так как все его называли именно так.

– Так точно, мой господин, – ответил на немецком Хоукинс, который на самом деле был Хельмутом.

– Давайте лучше говорить по-английски, – предложил Карл. – Из уважения к нашему ирландскому другу.

– Хотел бы я, чтобы вы знали наш язык, – сказал Лири. – Ничего так не радует мой слух, как ирландская речь. Но и английский вполне подойдет.

– Значит, вы вовсе не сотрудник Скотленд-Ярда, – произнес Инди и тут же обозвал себя идиотом.

– Потрясающая дедукция, юный Шерлок, – передразнил его Карл.

– Вы работаете на боссов немецкого кораблестроения? – спросил Инди. – Или на германскую секретную службу?

– А какая тебе разница, – ответил он.

– Я сообщил вам о случайно услышанном разговоре террористов, – не унимался Инди. – И вы направили меня по ложному следу. Вы хотели, чтобы я был постоянно занят. И никому ничего не успел рассказать.

– Все правильно, – сказал Карл. – Ты мог бы стать неплохим сыщиком. Но, к сожалению, все для тебя складывается не лучшим образом. Ты слишком много знаешь, очень жаль, что мы не можем тебе дать шанс выжить после того, как корабль потонет.

– Значит, все уже решено? – спросил Инди.

– Конечно, – ответил Карл. – Мы, немцы, как известно, славимся своей пунктуальностью и последовательностью. И бомбы уже отсчитывают свое время в других четырех отсеках корабля. Я просто активизировал еще одну здесь. Все они сработают в пять часов утра. А мы сможем наблюдать за гибелью «Титаника» уже с борта траулера.

– Он уже ждет нас, – добавил Хельмут.

– Все точно по плану, – подтвердил Карл. – И я уже видел огни немецкого траулера где-то миль за десять отсюда. Скорее всего, нам не понадобится все это спасательное снаряжение, которое мы подготовили. Но лучше подстраховаться.

Он повернулся к Инди и остальным:

– Короче говоря, я могу предложить вам лишь два варианта. Мы или пристрелим вас, или привяжем рядом с бомбой.

В глазах Инди мелькнула искорка надежды, которую тут же заметил Карл:

– И не мечтайте, что сможете освободиться, мой молодой друг. Когда немец привязывает тебя – ты остаешься привязанным. А когда немец запускает часовой механизм бомбы – она обязательно взрывается.

Молли не выдержала:

– Пожалуйста, я не хочу умирать, – взмолилась она. Ее голос дрожал от страха. – Я слишком молода и еще не начала по-настоящему жить. Мне хочется так много сделать.

– Я давал тебе шанс, – вмешался Лири.

– Пожалуйста, позволь мне воспользоваться им сейчас, – взмолилась Молли. – Позволь мне пойти с тобой. Клянусь, я никому не расскажу о случившемся. Ты же знаешь, что я – не доносчица.

– Хорошая девочка, – сказал Лири, улыбаясь. – И я не хочу твоей смерти. Ты много работала для нашего дела. А сейчас, когда, наконец, поняла, что без крови не обойтись, можешь послужить ему еще лучше. Говорить с англичанами нужно только на одном языке, который они понимают, – на языке силы.

Лицо Карла потемнело:

– Как мы можем доверять этой девчонке. Я запрещаю тебе.

– За нее не беспокойтесь, – ответил Лири. – Она не проболтается. Даже если захочет. Во-первых, ее разыскивает полиция. А во-вторых, Молли придется объяснить, как ей удалось покинуть корабль и остаться в живых.

Карл все еще сомневался:

– Но она...

– Хватит об этом, – отрезал Лири. – Мы нужны вам так же, как и вы нам. И вы не можете допустить, чтобы Германию обвинили в гибели «Титаника». Иначе начнется война.

Карл кивнул:

– Ладно, ваша взяла. Мы не готовы к войне. Пока не готовы. – Он улыбнулся Молли: – Добро пожаловать в нашу маленькую компанию, милая фрейлейн.

Инди мрачно смотрел, как она подходила к Лири. Еще минуту назад он поспорил бы на миллион долларов, что Молли не уступит. Да, теперь он проиграл.

Инди вздохнул про себя:

«Не нужно было забывать, что она всего лишь женщина. А женщины – не такие стойкие, как мужчины».

Секундой позже он понял, что ошибался. По крайней мере, в притворстве женщины превосходят мужчин.

Молли внезапно кинулась на Лири. Схватила за руку, в которой он держал пистолет, и ударила его в челюсть. Пистолет упал на пол и выстрелил.

В тот же момент Чарли бросился на Хельмута и начал с ним бороться. Инди прыгнул за пистолетом и уже почти схватил его, когда почувствовал, что чья-то нога вдавила его спину в пол.

– Даже и не мечтай, – прорычал Карл и отбросил пистолет ногой в сторону.

Инди перевернулся и увидел в его руке люгер.

– Сдавайтесь, или я пристрелю парня, – сказал Карл.

Чарли отпустил Хельмута, который тут же подобрал свой пистолет.

Молли ослабила хватку. Хотя уже была готова нанести Лири удар по шее.

Лири тут же схватился за свое запястье.

– По-моему, ты сломала мне руку, – пробормотал он.

Спустя несколько минут Инди, Молли и Чарли уже стояли в центре трюма и обреченно смотрели на дула пистолетов, направленных на них.

– Еще одна попытка, – прошептал Инди Молли.

– Мне всегда было интересно, когда я работала в мясной лавке моего дяди, что получается из туш после их разделки, – сказала она.

– Узнаешь в следующий раз, – пошутил Инди.

Молли грустно улыбнулась:

– Я думаю, следующего раза не будет.

– Ты оказалась находчивее, чем я думал, – перебил ее Карл. – И слишком сообразительной, чтобы остаться в живых. Читай свои молитвы. Но побыстрее. – Он посмотрел на часы. – Одиннадцать тридцать девять. У тебя есть ровно минута.

Карл, Хельмут и Лири держали свои люгеры наготове. Правда, у Лири пистолет был в левой руке, но он тоже был готов выстрелить.

Инди судорожно пытался найти хоть какой-нибудь выход, но все, что ему приходило в голову, – это только своя собственная смерть. Через минуту.

Глава 17

Инди уже понял: спасти их может только чудо. Но то, что потом произошло, чудом не было. Это была катастрофа.

Сначала раздался громкий звук, который походил на рвущуюся простынь, правда, сделанную из металла. Он был таким громким, что заставил людей с оружием повернуться в ту сторону, откуда он исходил. В сторону корпуса корабля за их спинами. Все случилось неожиданно, хлынувший поток воды смел Карла и его компанию.

На долю секунды друзья застыли, не веря своим глазам.

Обшивка корабля в этом месте была разорвана и напоминала огромную рану, которая все расширялась и через которую в трюм хлынула вода. Карл и его сообщники барахтались в ней из последних сил, пытаясь подняться на ноги.

Инди уже и сам видел, что вода почти касалась его ног. Ему не пришлось предупреждать Молли и Чарли об опасности, и не сговариваясь, они бросились прочь через лабиринт тюков, сундуков и чемоданов. Вслед им прозвучало несколько выстрелов. И хлюпающий по воде шум погони.

Они бежали из последних сил, но вдруг увидели нечто, что заставило их бежать еще быстрее.

Перед ними медленно закрывались гигантские стальные двери. Кто-то успел включить их блокировку. И они едва проскользнули в небольшую щель между створками.

Инди, Молли и Чарли остановились перевести дыхание. Перед ними был еще один грузовой отсек. По дверям с той стороны дубасили кулаками и раздавались истошные вопли.

– Бедные ребята, – сказал Инди. – Ничего у них не вышло.

– А может быть, мы попытаемся что-нибудь сделать для них, – неуверенно предложила Молли.

– Я знаю, что мы должны сделать, – заявил Чарли. – Побыстрее убраться отсюда. – И он показал на пол, который был уже на несколько сантиметров покрыт водой.

– Да, пробоина оказалась нешуточной, – заметил Инди. – Но пока мы здесь, нам ничего не угрожает.

– Она достаточно большая и станет еще больше, – сказал Чарли. – И давление воды снаружи позаботится об этом.

– По крайней мере, здесь мы не пойманы в ловушку этими стальными дверями, – попыталась вставить слово Молли.

– Только некоторые из них управляются электричеством, – ответил Чарли. – Остальные нужно закрывать вручную.

– А ведь в рекламных проспектах ничего об этом не сказано, – заметил Инди.

– Там много о чем не сказано, – проговорила Молли.

– Мы должны предупредить людей наверху об опасности, – забеспокоился Инди.

– Ну, тогда пошли, – скомандовал Чарли и направился к выходу из трюма.

По дороге в следующий отсек им пришлось миновать помещение, где сортировали почту. Инди едва мог поверить своим глазам. Клерки безуспешно пытались выловить сотни писем, плававших в воде, которая поднималась все выше. Его сердце сжалось.

Когда Инди и Молли добрались до пятого отсека, где кочегары продолжали бросать уголь в топки по колено в воде, последняя надежда оставила их.

– Все первые пять отсеков заполнены, – подытожила Молли.

– Обшивка корабля полностью разрушена с одной стороны, – добавил Чарли.

– Что же могло ее повредить? – спросил Инди.

–Какая теперь разница, – ответила Молли. – Что есть, то есть.

– А есть то, что «Титаник» тонет, – сглотнув от волнения, сказал Инди.

На секунду они замолчали, пытаясь осознать происходящее.

А потом Чарли просто сказал:

– Давайте пойдем и присоединимся к моим товарищам. Теперь еще больше работы. Нам нужно, чтобы турбины продолжали работать, настолько долго, насколько они смогут. Ведь им нужна электроэнергия, которая управляет помпами и освещает корабль. – Он подобрал валявшуюся рядом лопату и присоединился к другим кочегарам.

– Вполне порядочные ребята для их профессии и ситуации, – заметил Инди.

– Намного порядочнее, чем того заслуживает «Уайт Стар Лайн», – зло сказала Молли.

– Пошли на верхнюю палубу, – сказал Инди. – Мы должны всех предупредить.

– Иди один, – ответила Молли. – А я пойду в каюты третьего класса, где женщины. Это в кормовой части корабля и они вряд ли знают, что их ждет. Мужчины в носовой части скоро поймут, что к чему, увидев воду.

Инди согласно кивнул:

– Увидимся позже на палубе.

– Надеюсь, – крикнула Молли убегая.

Шлепая по воде, Инди выбежал из отсека и, перескакивая через три ступеньки, стал подниматься по трапу наверх.

– И куда же это вы направляетесь, молодой человек? – потребовал ответа очередной вахтенный, стоящий на верхней ступеньке. – Сейчас вы отправитесь назад в третий класс, откуда пришли и где ваше место.

– Но... – попытался возразить Инди.

– Никаких «но», – отрезал вахтенный. – Это правила, принятые на корабле. В противном случае вас придется слегка подтолкнуть вниз. Ничего плохого не случится. Зато вы сможете рассказать там внизу, что их здесь ждет.

Инди не стал спорить и спокойно сказал:

– Но посмотрите на меня. Я – пассажир первого класса. И вы должны были видеть меня здесь раньше.

Теперь вахтенный взглянул на него более внимательно:

– О, прошу прощения, сэр. Я не узнал вас. Что же вы там делали внизу? Интересовались, как устроились другие пассажиры?

– Совершенно верно, – ответил Инди.

Вахтенный отступил в сторону, и Инди бросился мимо него дальше. Вахтенный проводил его взглядом и подумал, что парню повезло: у него еще полно времени добраться до спасательных шлюпок.

А потом он вернулся к своим обязанностям – охранять трап.

На палубе Инди едва увернулся от какой-то штуки, пролетевшей мимо. Она оказалась кусочком льда. Он посмотрел вокруг. Пассажиры наслаждались вечеринкой на палубе, покрытой льдом. Некоторые играли в снежки. Другие кидали льдинки в бокалы с напитками.

– Вы видели его? – радостно спросила Инди незнакомая девушка.

– Видел кого? – не понял он.

– Ну, айсберг, конечно, – удивленно ответила она. – Он был так близко от нас, и это было так захватывающе.

– Айсбергу повезло, что мы его не задели, – сказал ее молодой спутник. – Иначе «Титаник» разнес бы его на куски.

– А вот я не уверена, – заметила молодая леди. – Он был очень большим, даже выше нашей палубы. Я помню, что читала когда-то, что па поверхности – только малая часть айсберга.

– В любом случае «Титаник» прибудет к месту назначения в положенное время, – пожал плечами молодой человек. – Мы всегда можем рассчитывать на британских кораблестроителей. А этот лед – ну что-то вроде очередного сюрприза. Давайте же веселиться, впереди прекрасный вечер! – Он подмигнул девушке. – Лучше посмотрим, у кого окажется самый большой кусок льда.

Инди проводил их взглядом. Теперь он понял, что произошло. С «Титаником» ничего бы не случилось, если бы он столкнулся только с верхушкой айсберга. Но так как корабль продолжает плыть среди островов льда, нижняя часть айсберга просто распорола его днище. Инди побежал по палубе к капитанскому мостику.

Он искал только одного человека – человека, который строил «Титаник» и который знал, что может потопить его, Томаса Эндрюса. Инди увидел его на капитанском мостике.

Эндрюс разговаривал с двумя мужчинами. Один был одет в морскую форму и имел окладистую седую бороду. Другой, усатый, – в очень дорогой костюм. Первый был не кто иной, как капитан «Титаника» – Смит. А второй – Брюс Исмей – директор «Уайт Стар Лайн».

Инди подошел к ним поближе, увидел их лица и понял: они уже знали, что происходит, и знали, что ничего не смогут сделать для спасения корабля. Они только кивнули, когда Инди рассказал им, что видел в трюме.

– Наверное, тебе лучше позаботиться о спасательном жилете для себя, – сказал Эндрюс, положив руку на плечо Инди.

– Я должен попасть в каюту мисс Сеймур и сделать так, чтобы она оказалась в спасательной шлюпке, – заявил Инди.

– Лучше бы этого, конечно, не делать, – заметил Эндрюс. – Но у тебя еще есть время. – И он взглянул на листок бумаги в своей руке, на котором уже кое-что подсчитал. – Часа полтора. А может быть, и два.

Это было все, что Инди хотел услышать. И спустя пять минут он уже барабанил в дверь каюты мисс Сеймур. Наконец, она приоткрылась, чья-то рука схватила его и втащила внутрь. Через секунду Инди почувствовал холодное лезвие ножа у своего горла...

Глава 18

Профессор Кхан убрал нож, но он все еще был направлен на Инди.

– Не делайте лишних движений, – предупредил Кхан. – Я еще никого за свою жизнь не убил. Но я готов это сделать.

Инди начал было спрашивать, что ученый из Индии делает в каюте мисс Сеймур. Но потом увидел в его другой руке бриллиант Шалимар.

Кхан тоже смотрел на алмаз:

– Я думал, что вряд ли смогу найти его. Я предупреждал мисс Сеймур о ворах. И это был единственный способ спасти Шалимар. Она оставила бриллиант в ящике комода. Ее доверчивость потрясающа. Ей даже не могло прийти в голову, что кто-то способен проникнуть в каюту неприкасаемого «Титаника».

– Да, мисс Сеймур просто трудно поверить, что среди пассажиров первого класса могут оказаться жулики, – сказал Инди. – А вдруг вы – один из этих самых религиозных фанатиков? – добавил он.

Кхан уже открыл рот для ответа. Но дверь каюты открылась раньше.

Хелен Сеймур перешагнула порог и через секунду была отброшена к стене, где уже стоял Инди.

Кхан смотрел на них, держа нож наготове. Но в глазах его сквозила печаль.

– Я не думал, что все так получится, – промолвил он. – Ведь все должно было быть намного проще. Я оставил вас, танцующей с полковником. И был полностью уверен, что это продлится до рассвета.

– Да, мы так и хотели, – ответила Хелен Сеймур. – Но корабельный офицер настоял, чтобы мы получили наши спасательные жилеты. Он сказал, что это чистая формальность, предписанная правилами. И совсем оказалась для нас не ко времени...

– В особенности для вас, – хмуро добавил Кхан, посмотрел на мисс Сеймур и перевел взгляд на нож.

– Но вы все-таки не ответили на мой вопрос, – вмешался Инди, стараясь отвлечь внимание профессора. – Почему вы пытаетесь украсть бриллиант? Для себя? Или хотите вернуть его какому-то индийскому божеству?

– Я – не преступник, – сказал профессор. – Я принадлежу науке. Но я люблю свою Родину. Шалимар – национальное достояние и реликвия. Он был украден англичанами, как и многое другое. И мой долг вернуть его Индии.

Он вздохнул:

– А теперь, когда вы видели меня, остается только один выход, – и его рука еще крепче сжала рукоятку ножа.

– Послушайте, – безнадежным тоном пробормотал Инди. – Если вы обо всем этом забудете, то забудем и мы. И никому ничего не расскажем. Обещаем.

– А я обещаю еще больше, – заявила мисс Сеймур. – Я позволю вам забрать бриллиант и вернуть его вашей стране. Потому что верю во все сказанное вами.

– Вы, англичане, всегда много чего обещаете, однако… – ответил Кхан, но в его голосе уже появились нотки сомнения.

Инди весь напрягся в ожидании окончательного решения профессора, но о нем он так никогда и не узнал.

Дверь каюты снова открылась. И перед ними предстала высокая женщина в меховом пальто, в шляпе и вуали. Поверх пальто был надет спасательный жилет.

Судя по всему, Кхан узнал женщину и кинулся навстречу. Он не успел поднять нож – ее кулак опередил его. Профессор рухнул на пол и затих.

Инди подумал, что женщины на «Титанике» довольно крепкие создания. Сначала Молли, уже не раз доказывавшая свою силу, а теперь вот эта незнакомка, которая вполне могла бы обменяться ударами с первоклассным боксером.

Женщина наклонилась над поверженным Кханом, и ее вуаль упала. Инди открыл рот, но уже не от удивления, а от шока. Он не мог не узнать это лицо. Перед ними был полковник Гилберт собственной персоной, правда, без усов. Он или его сестра близнец.

У Хелен Сеймур сомнений не было.

– Осмонд? – задохнулась она.

Фигура в женской одежде выпрямилась. В одной ее руке был бриллиант. В другой – нож Кхана.

– Жаль, что мне пришлось сбрить усы, – ответил полковник. – И должен признаться, предпочитаю мужскую одежду.

– Что значит весь этот маскарад? – потребовала ответа мисс Сеймур.

– Возможно, наш юный Шерлок Холмс попробует разобраться во всем происходящем здесь, – не без сарказма заметил полковник.

Инди криво усмехнулся:

– Он знает, что мы тонем. По всем законам первыми в спасательные шлюпки должны сесть женщины и дети. Конечно, есть и другие, кто постарается сбежать с тонущего корабля быстрее остальных. Их называют крысами.

Полковник улыбнулся:

– Все это сентиментальные глупости и предрассудки. Когда правда всплывет наружу, начнутся ужасная суета и паника. Но к тому времени шлюпка со мной уже будет далеко в океане и в безопасности. И я ничего не потеряю, кроме своего доброго имени.

– Не страшно, – парировал Инди. – Выберете себе другое.

– Совершенно верно, – ответил полковник. – Тем более, от этого я порядком устал. По вот Хелен уж очень хотелось стать миссис Гилберт.

– А ты уж очень хотел забрать все, что у меня есть, – набросилась на него Хелен Сеймур.

– Сожалею об этом, – пожал плечами полковник. – Получился бы прекрасный трофей. Но скоро и ваши деньги, и вы сами, моя дорогая, останетесь в моей грустной памяти. Ведь все будет потеряно, когда великий корабль пойдет ко дну.

– Что он имеет в виду? – спросил Инди мисс Сеймур.

– Это значит, что я последовала его совету, – ответила она с горечью. – И послала распоряжение по радио биржевому маклеру в Лондон, чтобы он купил акции «Уайт Стар Лайн». Что он и сделал. А точнее, я купила право распоряжаться частью доходов компании. То есть если курс акций поднимается, я получаю еще больше денег. Конечно, он бы поднялся, ведь у меня была конфиденциальная информация, что «Титаник» собирался прибыть в Нью-Йорк раньше заявленного срока. Это была отличная возможность заработать еще больше денег. И я вложила в нее все свое состояние до последнего пенни. Ведь так, Осмонд?

– Абсолютно верно, моя дорогая, – сказал полковник.

– И если цена акций упадет, то я останусь ни с чем, – продолжала она. – Но такого не могло случиться, Осмонд, скажи мне.

– Вся наша жизнь – игра, – пожал плечами полковник. –Я тоже не в лучшем положении. Но, по крайней мере, со мной Шалимар. Он поддержит меня в трудную минуту, пока очередная леди не кинется в мои объятия.

Полковник взглянул на бриллиант. Потом на нож. И, наконец, на мисс Сеймур и Инди.

– По крайней мере, я спасу вас от ужасной смерти утопленников, – сказал он. – Все будет сделано очень быстро. Единственное, о чем я сожалею, что не смогу подарить вам, Хелен, прощального поцелуя. Все, что могу предложить – мои извинения. Вы могли бы стать прекрасной невестой.

Глава 19

Хелен Сеймур была неотразима. Инди был восхищен тем, как она действовала. Головой она атаковала мнимого полковника, как футболист на средней линии. И ударила со всей силой в живот. Он издал звук, похожий на хрюканье, и согнулся пополам.

Инди тут же схватил дорогую китайскую вазу со стола и разбил ее о голову полковника. Тот рухнул на пол, но все еще дышал. Судя по всему, чтобы прийти в себя, ему бы потребовалось немало времени.

– Мисс Сеймур, – воскликнул Инди. – Я и подумать не мог, что вы на такое способны.

Она улыбнулась:

– Ты ведь должен знать поговорку: «Ничто так не разъяряет женщину, как пренебрежение ею». И мне кажется, это чистая правда.

– Но что вы делаете? – удивился Инди, увидев, как Хелен Сеймур схватила стеклянный кувшин с водой и вылила ее на Кхана. – Я должна привести его в чувство, – ответила она.

Это помогло. Кхан пришел в себя. Шатаясь, он с трудом поднялся на ноги.

Хелен Сеймур протянула ему бриллиант Шалимар:

– Пожалуйста, возьмите его. Я хочу, чтобы вы вернули его своей стране.

Кхан потер болевшую от удара челюсть. Он пытался окончательно прийти в себя. А потом взял бриллиант и сказал:

– Спасибо. Вы вернули мне веру в английскую добропорядочность. Возможно, когда-ни-будь наши народы станут друзьями, а наши страны равными в своем величии.

– Искренне надеюсь, – ответила мисс Сеймур. – А сейчас нам надо спешить. Кажется, корабль действительно тонет.

Кхан нахмурил лоб и протянул ей назад Шалимар:

– В таком случае возьмите его. Вы первой окажетесь в спасательной шлюпке. У вас больше шансов спасти бриллиант, чем у меня. Я знаю, что могу доверять вам. И что вы вернете его истинному владельцу.

– Спасибо. Вы можете не сомневаться. Удачи вам, – сказала она и пожала на прощание руку.

– Быстрее, – потребовал Инди. – Осталось не так много времени.

– Ужасно, что мы оставляем Осмонда, лежащим здесь, – сказала мисс Сеймур. Потом сурово сжала губы: – Но он же сам сказал, что вся жизнь – игра. И вот он проиграл. Пойдем отсюда.

Инди вышел из каюты вслед за мисс Сеймур. Он уже знал, что это именно та Хелен Сеймур, которую он знал раньше. Очень серьезная леди.

– Вы действительно собираетесь вернуть бриллиант в Индию? – спросил ее Инди, пока они добирались до палубы. – Ведь все ваши деньги пропали. И скоро вся ваша новая одежда окажется на дне. Вы останетесь ни с чем.

– У меня будет то, что было до всего этого кошмара, – твердо произнесла мисс Сеймур. – В любом случае это решение всех проблем. Все это богатство что-то со мной сотворило. Не я владела им – оно мной. Сделало из меня марионетку. Превратило в эгоистичное и глупое создание. Теперь я это прекрасно понимаю. И чувствую себя, как будто очнувшейся после кошмарного сна. Я опять стала самой собой.

К тому времени корабль получил заметный крен. И его нос наклонялся все ниже к волнам. Пассажиры на палубе больше не развлекались, а кружили по ней в полном замешательстве. Оркестр пытался наигрывать веселые мотивы, но никто его не слушал и не танцевал.

– Команда, наверное, должна знать, как обращаться с этими спасательными шлюпками, – сказала Хелен Сеймур. – В противном случае я напишу письмо в лондонскую «Таймс».

– Для начала вам надо покинуть корабль, – заметил Инди. – «Непотопляемый «Титаник».

– Господи, спасибо тебе, что мы можем видеть, что делаем, – прошептала мисс Сеймур. – Прямо чудо какое-то: освещение продолжает работать.

– Никакого чуда нет. Просто внизу у котлов работают хорошие, настоящие люди, – ответил Инди. Он подумал о Чарли и его друзьях, которые сейчас, обливаясь потом, старались из последних сил. А потом он подумал и еще кое о ком.

– Мисс Сеймур, вы можете сесть в шлюпку прямо сейчас, – сказал Инди. – Видите, вон там в одну уже сажают пассажиров. А я должен найти своего нового друга и попробовать помочь ей тоже спастись.

– Я никуда не пойду, пока ты не вернешься, – заявила она. – Я за тебя отвечаю.

Инди взглянул на выражение ее лица. Он знал – спорить было бесполезно.

– Я постараюсь вернуться, как можно быстрее, – пообещал он. И кинулся вдоль палубы на кормовую часть корабля, теперь это походило, скорее, на карабканье по склону холма.

В небе взрывались гигантские сигнальные ракеты, извещая о несчастье, постигшем «Титаник», все корабли, которые могли находиться неподалеку.

Инди увидел, как матросы начали подавать сигналы о помощи прожектором. И остановился рядом с ними.

– Но почему тот корабль не отвечает нам? – спросил один из них. – Мы же видим его. И он должен видеть нас. Даже если наш радиосигнал на нем не получили.

Инди посмотрел в ту сторону. Огни корабля были ясно различимы в темноте. Он вспомнил о немецком траулере и уже хотел было посоветовать матросам поберечь свои силы, но передумал и бросился дальше.

Наконец, он добрался до кормового трапа в трюм. И начал спускаться вниз. Инди увидел то, что и ожидал увидеть.

Спиной к нему стоял вахтенный. Он охранял решетку, запертую на замок, которая преграждала путь из трюма наверх. Снизу на нее напирала толпа женщин. Все они были из третьего класса.

Инди не удивился, услышав голос Молли.

– Пропустите нас, – вопила она. – У нас такое же право спастись, как и у других.

– Вам придется подождать, – ответил вахтенный. – Мы пропустим вас, когда придет время. Ключ у меня с собой.

Ключ действительно был у него в руке. Недолго думая, Инди выхватил его.

– Минуточку, вы не можете… – запротестовал ошеломленный вахтенный.

Но Инди уже вставил ключ в замок, повернул его и толкнул решетку.

В одно мгновение толпа женщин буквально смела вахтенного со своего пути. Молли успела схватить Инди за руку, когда пробегала мимо. Его тоже почти сбили с ног, но ему удалось сохранить равновесие. И он вместе с Молли бросился на палубу.

– Отличная работа, – похвалила она. – У тебя великолепные задатки.

– Для чего? – спросил Инди.

– А для всего, что ты выберешь для себя в жизни, – ответила Молли. – Но сначала нам лучше найти спасательную шлюпку.

– Сюда, – скомандовал Инди. И они кинулись к тому месту, где их ждала мисс Сеймур.

– Эта шлюпка уже полна народу, – доложила она. – Но вот есть еще другая.

Инди подбежал к ней вместе с мисс Сеймур и Молли. Корабельный офицер с пистолетом наблюдал за посадкой и кричал:

– Женщины и дети в первую очередь. – Он подал руку Хелен Сеймур и помог ей опуститься в шлюпку.

Теперь пришла очередь Инди. Но он отступил назад.

– Сначала женщины, – сказал Инди. И, повернувшись к Молли, скомандовал: – Садись в шлюпку.

– Но мы говорим сейчас и о женщинах, и о детях, – закричала Молли. – Так что прыгай туда, а я следом за тобой.

– Быстро забирайся в шлюпку, Молли, – еще раз скомандовал Инди. – А я должен быть рядом с другими мужчинами и делать то, что должен делать мужчина.

– Хорошо, – ответила Молли. – А эта женщина должна сделать то, что должна сделать.

Инди смог заметить, как ее кулак неожиданно появился перед его лицом. Однако увернуться от удара он не успел. Через секунду Инди увидел звезды. Но они сильно отличались от звезд в ночном небе. Настоящие звезды появились перед его глазами, когда он очнулся. А потом Инди разглядел лица Молли и мисс Сеймур, склонившиеся над ним. Они улыбались, увидев, что он приходит в себя.

– Прости меня за это, – сказала Молли.

– Я думал – ты противница насилия, – пробормотал Инди.

– Иногда не остается выбора, – виновато улыбнулась она.

Инди приподнялся. Волны были так близко, что он мог почти коснуться их. Шлюпка была переполнена женщинами. Но только у некоторых были дети. Члены команды сидели на корме. Еще двое работали веслами.

Инди попытался что-то сказать, но громкий резкий звук разорвал ночной воздух.

Хелен Сеймур прошептала:

– Посмотрите туда.

Инди повернулся вместе со всеми.

Носовая часть «Титаника» погрузилась глубоко в воду. А корма почти вонзилась в небо. Великий корабль начал разваливаться на две части. Его огни погасли. Но можно было еще видеть вспышки искр, когда волны достигали оголенных электрических кабелей. А потом «Титаника» не стало.

– Мы должны плыть назад и попытаться подобрать всех, кто еще жив, – громко сказала Молли и схватила свободное весло.

– Но они же могут потопить нас, – запротестовала женщина в мехах.

– Замолчите, – отрезала Хелен Сеймур. – Это наш долг. – И она тоже схватила весло.

Инди взял другое. К ним присоединились еще несколько человек.

Они уже находились на довольно приличном расстоянии от того места, где затонул корабль. Но чтобы найти первого спасшегося, плыть им далеко не пришлось.

Инди первым увидел его. И сразу понял, кто это, узнав мощный стиль плавания. Через минуту он помог Дитриху выбраться из воды.

– Немного прохладно, – заявил тот. – Но стимулирует. – А потом оперная звезда громогласно объявил: – Возможно, днем какой-нибудь корабль обнаружит нас. Но сейчас у нас впереди длинная ночь. И я постараюсь помочь вам пережить ее.

После чего Дитрих начал исполнять свои любимые арии Вагнера. Был он в прекрасной форме и, казалось, мог петь до самой зари.

Инди вздохнул про себя и подумал, что эта ночь навсегда останется в его памяти. И не только его. Но молодой Индиана Джонс не дождался, когда она закончится, и заснул.

Исторический комментарий

«Титаник» столкнулся с айсбергом 14 апреля 1912 года в 11.40 вечера. И затонул в 2.20 ночи. Другой океанский лайнер «Карпатия» находился в то время в сорока милях, когда на нем по радио услышали сигнал бедствия с «Титаника». Его капитан приказал как можно быстрее направиться к месту трагедии. Пробиваясь через дрейфующие льдины, «Карпатия» на заре прибыла на место. Удалось принять на борт 705 пассажиров, спасшихся в шлюпках или на обломках корабля.

Однако свыше полутора тысяч пассажиров и членов команды погибли в ледяной воде. Среди них были капитан «Титаника» Смит и Томас Андрюс, один из его создателей. А вот Брюс Исмей, глава компании «Уайт Стар Лайн», успел прыгнуть в полупустую спасательную шлюпку, когда ее уже готовились спускать на воду. До конца своей жизни он носил клеймо труса и подлеца.

Огни корабля, которые видели с палубы тонущего «Титаника», скорее всего, фантазия. Говорят, что принадлежали они «Калифорнийцу», кораблю, находившемуся ближе к «Титанику», чем «Карпатия», но не пришедшему на помощь. Однако его капитан утверждал: судно находилось слишком далеко от «Титаника», чтобы его огни могли увидеть. Так что правду вряд ли кто узнает.

Сегодня «Титаник» покоится на дне океана. Обнаружила его в 1985 году специальная экспедиция. На удивление, он прекрасно сохранился. С тех пор его не раз фотографировали и изучали. Работа продолжается и по сей день, и мы узнаем все больше и больше о «Непотопляемом «Титанике» и его трагической судьбе.

Сэр Артур Конан Дойл потерял сына в Первую мировую войну. И посвятил свою дальнейшую жизнь пропаганде спиритизма. Он умер в 1930 году.

Большая часть Ирландии получила независимость от Британии в 1922 году.

Однако шесть северных ирландских графств остаются в составе Соединенного Королевства. До сих пор они – источник нестабильности и насилия.


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Исторический комментарий