КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474194 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220940
Пользователей - 102739

Впечатления

Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
demindp93 про серию Конфедерат

Отличный цикл, а 5 книги нет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Достоевский: Преступление и наказание (Русская классическая проза)

Книга на все времена. Эту книгу должен прочитать и периодически перечитывать каждый, кто хочет считать себя человеком.
Те, кто сейчас правят Россией и странами бывшего СССР, этой книги, видимо, не читали.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).

Вернувшийся [Дмитрий Ласточкин] (fb2) читать онлайн

- Вернувшийся [СИ] (а.с. Меж двух миров -2) 963 Кб, 271с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Ласточкин

Настройки текста:



Вернувшийся

Глава 1. Новое начало

— Васенька, сыночек! — мать, роняя слёзы, попыталась упасть на меня сверху. К счастью, стоящая рядом медсестра была настороже и вовремя её перехватила. Я тихонько вдохнул — материна полуторацентнерная тушка, исполни она этот фокус, отправила бы меня на второй заход в реанимацию.

— Мама, что ты делаешь! У него же рёбра поломанные! — сестра была куда сдержанней.

— Ой, точно! Прости, сынок! — мать выпрямилась и вытерла слёзы платочком.

Вчера меня из реанимации перевели в обычную палату — решили, что у меня уже вполне стабильное состояние, чтоб находиться в общей палате. Так что теперь я, весь в гипсе, с бондажем на рёбрах, лежал в полупустой палате — из шести коек было заняты всего три, в том числе одна мной.

На следующий день ко мне и заявилась делегация родственников — мать, отец, сестра с дочкой и брат. Хорошо, хоть других родичей не подтянули. Мать рыдала и порывалась придавить меня каждые пять минут, отец сумрачно топтался на месте, сестра иногда пускала слезу, но была более собранной, её дочка откровенно скучала, а брат втихаря маялся похмельем.

— Васенька, не бойся, мы скоро тебя заберём домой! Я позвала Свету, так что мы будем заниматься тобой втроём — я, Света и твоя племяшка Танюша! Мы тебя выходим гораздо лучше, чем тут! — мать радостно кивала, не замечая обиженных взглядов медсестры. А я даже испугался. Я ещё помню материнскую гиперопеку, от которой еле-еле удалось сбежать. А теперь я буду в полной её власти! Караул!

За эту неделю, что я провёл в реанимации, чутка оклемавшись от аварии, я много чего передумал о будущем. Потому что делать было просто нечего — или лежишь, или спишь под препаратами. Вот мысли и лезли в голову.

Здесь есть Ци. Это в корне меняло всё! Это означало, что и на Земле я могу культивировать. Вот только… стоит ли? Допустим, я восстановлю свою культивации, хотя бы частично — до стадии Соединения меридианов, к примеру. И что из этого получится? Я буду жить чёртову уйму лет! Даже полная завершенность шага Очищения тела уже даст полторы тысячи лет жизни. Праправнуки праправнуков Танюши, моей племянницы, буду умирать от старости, а я буду выглядеть даже моложе, чем сейчас. Нужно ли мне это?

Конечно, можно проверить своих родных, способны ли они культивировать, обучить их и жить семьёй долгоживущих… Но кто даст гарантию, что у них есть талант к культивации? А если есть, но у одного-двух, а не у всех? А если они не захотят жить так долго? Что делать, если, допустим, один брат сможет культивировать, разовьётся и начнёт устраивать дичь — что делать в этом случае? Про семейку Хогбенов интересно читать, но не особо интересно жить их жизнью.

Так что остаётся два варианта — или не культивировать вовсе, прожить обычную человеческую жизнь и помереть, вполне возможно, что уже довольно скоро, учитывая мои повреждения. Или второй вариант — культивировать, найти способ вернуться на Чан Далу и жить там, связав свою жизнь с миром культиваторов. И вот это мамино «мы будем заниматься тобой» просто заставляет меня идти по второму варианту…

Родные ещё с полчаса потёрлись в палате, пуская слёзы и сопя, потом ушли, пообещав приходить каждый день, но по одному человеку. Медсестра укрыла меня одеялом, и я остался в палате только в компании других калек — один парень лет двадцати сломал себе ноги, неудачно пройдясь по лестнице в подпитии, второй сосед предпенсионного возраста поссорился с женой, в сердцах пнул табуретку и сломал себе ногу об неё. Теперь лежит, на всех злой, потому что жена не хочет забирать его домой, пока он не извинится, а он считает, что это жена виновата в его травме.

Я ещё вчера попросил, чтоб меня разместили возле окна. Конечно, пришлось мириться с небольшим холодком, зима всё же, но зато ночами я мог чувствовать на себе лунный свет. Сначала я переживал, что метод Девяти Лун не сработает, он же в мире с девятью лунами был придумать, а у Земли луна одна. Но нет, этой ночью я уже попробовал — и всё было в порядке, Ци вполне чувствовалась. Сегодня ночью, без сомнения, я точно прорвусь!

Поразмыслив, я решил, что буду делать так же, как и на Чан Далу — метод Девяти Лун будет основной культивацией, а метод Дыхания Дракона дополнительным. Разве что техники драконидов пораньше начну тренировать, «драконий доспех» уж точно во многих ситуациях может пригодиться.

Правая рука у меня была более-менее целой, поэтому я мог немного обслуживать себя. Скинул с себя часть одеяла, оголив побольше кожи, и подставился под унылые лучи зимнего солнца. Уже вторая половина дня, скоро оно зайдёт — и выйдет Луна. А на Солнце пока немного потренируюсь.

Вообще я был довольно оптимистично настроен. Как бы ни было, но у меня душа, духовное тело культиватора пика Зарождения Души. Да, культивации я лишился, но сильное духовное тело у меня осталось. Так что культивация должны была восстановиться довольно быстро. Это как езда на велосипеде — можно и лет двадцать даже не смотреть на него, но потом сесть и за пять минут вспомнить все навыки.

Весь оставшийся день я пролежал, отстранившись от всего. Отказался от ужина, игнорировал бурчание старика о жене, не обращал внимания на попытки молодого похохмить, отмахивался от медсестёр. С восходом Луны всеми силами старался вбирать в себя лунную Ци, уплотнить её внутри, подчинить себе. Я и не заметил, как время подошло к двум часам ночи — и тогда я прорвался! Ци хлынула в меня, полностью ощущаемая, затопила, пропитала каждую клетку организма!

Под действием Ци организм стал очищаться, восстанавливаться, улучшаться. Экстаз от прорыва на путь бессмертия захлестнул меня и ослабил боль, разрывающую тело. Кости вставали на свои места и срастались, порванные мышцы и нервы восстанавливались, синяки и раны от удара исчезали, оставляя после себя чистую кожу. Я стонал и кусал подушку минут десять, а потом всё прошло. Я расслабился и только тогда почувствовал вонь — я весь густо был покрыт выступившей из всех пор организма чёрной маслянистой дрянью, воняющей на всю палату.

— Эй, медсестра! — с кровати старикана послышался скрипучий голос. — Тут этот, мумий обосрался!

*****
Марина сидела на посту ночной медсестры и раскладывала таблетки по пластиковым стаканчикам. Маленькие желтенькие сюда, беленькие туда, розовые вот в эти две. Это был лучший способ не заснуть — заняться каким-то делом. Разложить таблетки на утро, скатать ватные тампоны, подшить разошедшийся шов у халата. А то задремает на посту — и обязательно дежурный врач придёт проверить, а потом выговор впаяет, гад! Сам-то отсыпается, больных-то негусто, а вот ей нельзя! Она уже почти закончила с таблетками, когда из палаты постренимацинной терапии раздался скрипучий крик того похотливого старикашки:

— Эй, медсестра! Тут этот, мумий обосрался!

Чёрт возьми! Мумиём старикан называл того толстяка, которого вчера, нет, уже позавчера перевели из реанимации. Действительно, очень походило — он был весь переломанный, в гипсе чуть ли не до бровей, только правая рука было без гипса, просто в бинтах. Как же он обосраться смог-то? Он же на внутривенной кормёжке ещё пару недель будет, а для вывода — катетеры и специальные подгузники. Чем он умудрился-то? Ладно… Всё равно нужно идти.

Марина встала, поправила халат и колпак на голове и быстро пошла в палату. Уже на входе она почувствовала, что старик прав — в палате стоял тяжелый спёртый запах чего-то вонючего. Она подошла к толстяку в гипсе ближе — боже, да он весь в чём-то чёрном! Мерзкая на вид и запах жижа сочилась из-под гипса, пропитала всю простыню и покрывала даже лицо! Как он так умудрился-то?

— О, медсестра! — толстячок вдруг заговорил ясным и даже обрадованным голосом. Нашел, блин, чему радоваться! — А душ здесь есть?

— Ккконечно. — Марина растерянно махнула рукой куда-то в коридор.

— Тогда не помешало бы помыться. Проводите же, да?

— Но как? Вы же… я подвезу каталку…

— Обойдёмся без неё!

Загипсованная фигура вдруг дёрнулась и села на кровати. У марины глаза на лоб полезли — это же невозможно! У него не то что руки и ноги — позвоночник сломан, она же сама видела в медицинской карте! Тем не менее пациент сел, потом повернулся, свесив ноги с постели, а потом дёрнулся — и встал на пол ногами, скрюченный из-за гипса, но явно стоящий на своих ногах!

— Как приятно потянуться после двух недель постоянной лёжки, вы даже не представляете! — толстячок радостно поделился с ней этой нехитрой истиной, а потом стал выпрямляться. Гипс с глухим треском лопался на его руках и ногах, рассыпался на куски, а потом пациент разом как-то встряхнулся, как собака, и все бинты с гипсом свалились с него на пол. Завоняло сильнее, изрядно похудевший толстяк стоял, весь в какой-то чёрной жиже, прикрыв одной рукой пах. — Ну что? Где тут душ-то?

Марина ошарашено проводила его до душа, а сама рванула в ординаторскую. Забежала туда и стала трясти за плечо дежурного врача. Ну и плевать, что он не любит, когда его будят! Тут такое происходит!

— Семён Иванович, Семён Иванович! Просыпайтесь!

— Ммммм… Марина, ты? Что случилось? — врач быстро сел на кровати, сон с него мигом слетел.

— Семён Иванович, там этот, весь поломанный больной, которого позавчера перевели… Он встал и пошел душ принимать!

— Что? — присмотрелся внимательнее к медсестре. — Марина, ты опять с санитарами спирт пила? Лучше сама признайся!

— Ни капли! Да вы сами пойдите, посмотрите!

— Ну смотри! Сейчас никого не найду в душе — выговор тебе обеспечен!

Марина быстро довела врача до душа. Там горел свет и кто-то явно плескался под душем, судя до доносившимся звукам. Дежурный хмыкнул с сомнением и зашел внутрь, оставив медсестру за дверью.

— О, Семён Иванович, да? Рад вас видеть! Как вы относитесь к тому, чтоб утром отправить меня на выписку?!

Через минуту врач бочком вышел из душевой, неспешно закрыл за собой дверь и встал, прислонившись спиной к стене. Так постоял пару минут, таращась в стену напротив, потом перевёл взгляд на медсестру:

— Марина! У нас же есть запас спирта? Тащи давай в ординаторскую!

— Но… мы же на дежурстве…

— Бегоооом!

*****
Я ехал в автобусе, битком набитом народом, разглядывая в окно улицы города. Честно говоря, южные города у Чёрного моря, типа моего родного, зимой представляют довольно удручающее зрелище. Пожухлая зелень, приглушенные цвета, будто на чёрно-белой фотографии, слякоть и грязь вместо пушистого снега на Севере. В общем, грусть, тоска и безнадёга.

Но сейчас я смотрел на них с удовольствием и ностальгией. Десять лет их не видел! Почти для каждого уголка можно было найти воспоминания. Вот тут меня как-то ночью «принял» патруль тогда ещё милиции, вывернул карманы и отпустил. А вот здесь я всегда боялся ходить вечерами — на десятом этаже этого дома жил один знакомый, который в молодые годы залипал на игровых автоматах, проигрывая каждую копейку; дошло до того что ему коммунальные услуги отключили, даже воду, за неуплату, так он срал на газетку и выбрасывал в окно получившееся, вот я и не любил тут ходить. А вот здесь мы с пацанами подрались с другой компанией из-за щенка — его себе забрал Коля, до сих пор эта псина у него живёт. А вот здесь, уже почти дома, мы залезли в подвал, и я проволокой пропорол себе руку, прибежал, роняя кровь, домой, а мать мне ещё и подзатыльников отсыпала щедрой рукой. Эх, воспоминания.

Наконец моя остановка. Вышел и пошел к себе домой. Честно скажу, с квартирой мне повезло. Ещё в студенческие годы мать через каких-то своих знакомых узнала, что в неплохой пятиэтажке продаётся квартира буквально за гроши. В ней раньше шил какой-то алкаш, бухал как не в себя, водил домой приятелей-бомжей, ввиду отрезанных газа и электричества они жарили собак и кошек, пойманных во дворах, на костре прямо в квартире. Вот эту жуть и продавали, реально за копейки, так что я уже студентом приобрёл себе её. Полгода отмывал, оттирал, отскребал, восемь раз белил потолок, пять раз красил стены и переклеивал обои, сменил напольное покрытие — и получилась конфетка! Потом, правда, с каждым годом я всё больше и больше захламлял её, превращая в свою «берлогу», но это всё равно была приличная двухкомнатная квартирка.

— О, Вася, привет! — у подъезда меня остановили.

— Привет, Маша.

— Брат говорил, что ты попал в аварию и теперь лежишь в больнице!

— Да, было такое. Как видишь, всё не так мрачно, как кажется. — я улыбнулся ей и развёл руки.

— Я рада. — она легонько похлопала меня ладошкой по груди. — А ты как-то изменился, Вася. Правда, не могу точно сказать — как.

— Ну да. Побывав на том свете, неудивительно немного измениться.

— Маша! Ты едешь?! — машкин папик высунулся из машины, вопросительно посмотрел на неё и злобно на меня.

— Тебя зовут, иди.

— Хорошо. Не болей!

— Спасибо! И ты тоже.

Вот же ж. И когда меня машина сбила — я её видел, и сейчас я её вижу. Плохой знак? А, неважно!

Я быстренько поднялся к себе, буквально забежал, перепрыгивая одним шагом целый пролёт. Ух, как классно, когда в тебе бурлит энергия Ци! Шесть секунд — и я уже на своём этаже. Открыл дверь, зашел, оглянулся — и остолбенел. На кухне, возле шкафчика с крупами и консервами, стояло нечто: размером с кошку, круглое, покрытое густыми чёрными волосами тело, такая же круглая голова без шеи, с маленькими розовыми ушами и большим синим носом алкоголика. Тоненькие ножки и ручки, одной из которых она то и дело ныряло в шкаф и таскало оттуда гречку, засовывая себе в рот по две-три крупинки.

— Ты кто такой? — я выпучил глаза на это нечто.

— Я? Я домовик!

— Кто? Домовой?

— Домовик!

— И что ты тут делаешь? Крупу мою жрёшь?! А ты знаешь, сколько она стоит сейчас? — я был испуган неожиданной встречей и вёл себя агрессивно.

— Да ты чо, хозяин, ты чо? Я ж чуть-чуть!

— Ах ты падла! — я взял старый ботинок из ящика для обуви и швырнул его в этого волосатого колобка. Тот ловко уклонился. Я вооружился вторым ботинком. — Ну ты у меня сейчас получишь! Чуть-чуть!

— Да ты чо, ты чо делаешь-то?! Я ж всего малость! Ты чо делаешь, а?!

Я подскочил к нему и ударил ботинком, но промахнулся. Существо на удивление быстро юркнуло из-под ботинка на стол, а потом, уклонившись ещё раз, запрыгнуло наверх кухонного шкафчика, откуда, сплюснувшись в тоненький лист, прошмыгнуло сквозь решетку вентиляции в воздуховод.

— Твою мать! Это что вообще было-то?! Я точно на своей Земле?!

*****

Алёна глубоко вдохнула, выдохнула и подняла руку, намереваясь постучать в дверь перед ней. Это был момент истины! Момент, когда она перестала быть стажером и стала специалистом! Она ждала этого всю свою сознательную жизнь!

Ещё школьницей она была восхищена всем… невероятным! Магия, мистика, инопланетяне, йети, экстрасенсы, волшебники, шаманы, порталы в другие миры, пришельцы оттуда. Ей всё было интересно и привлекательно. Она смотрела все фильмы и сериалы про фентези и фантастику, читала всякие газеты и журналы, смотрела на звёзды в телескоп, который ей подарили на день рождения, лазила по всяким злачным местам, выискивая что-то необычное. Ей, правда, ничего такого не попадалось, разве что пару раз натыкалась на лёжки бомжей, от которых приходилось убегать. Но она не унывала и верила, что необычное и чудесное где-то тут, рядом.

Там же, в школе, она решила, что будет работать в силовых структурах. Считала, что именно там наиболее вероятно столкнуться с чем-то необычным и сверхъестественным. Она видела себя эдаким отечественным агентом Малдером, раскрывающим заговоры инопланетян и выслеживающим оборотней и привидений.

На удивление, у неё всё получилось. Закончив школу, она поступила в московский университет внутренних дел, который закончила в звании младшего лейтенанта. Уже после выпуска, когда её не распределили в «её» отделение, она удивилась было, но к ней подошел неприметный мужчина в штатском, показал удостоверение сотрудника ФСБ и предложил работу, «отвечающую внутренним потребностям». Алёна согласилась, хотя и не очень понимала, что это за работа. Прошла полугодичные курсы и стала младшим лейтенантом, но уже ФСБ. А потом…

А потом её отправили стажером на первое дело, перед этим приписав к управлению «С» ФСБ и проведя какие-то непонятные манипуляции в ничем не примечательном кабинете. Капитан, которого ей выделили в наставники, как-то странно улыбался, когда вместе с ней пришел в квартиру к симпатичной женщине и стал проверять… лицензию на ведьмовство. Ей сначала показалось, что над ней подшутили, выяснив её увлечения, но потом ведьма прикурила сигарету от огонька, вспыхнувшего на пальце руки, а лицензию она достала, даже не прикоснувшись к ней руками — та просто вылетела из шкафа и прилетела к капитану в руки. Вот после этого Алёна во всё поверила…

И вот, через три месяца стажировки, распутав с капитаном два десятка не особо и сложных дел, насмотревшись на то самое сверхъестественное, о котором она мечта почти всю жизнь, ей должны были дать первое самостоятельное задание. Она выдохнула и постучала в дверь, потом дёрнула за ручу и просунула внутрь кабинета голову:

— Можно, господин полковник?

— Да-да, проходите, лейтенант!

Алёна зашла в кабинет и села за стол для совещаний. Полковник ещё с полминуты перебирал документы, потом достал какую-то папку, открыл её и радостно объявил:

— Лейтенант Полозова, поздравляю вас с успешным завершением стажировки!

— Спасибо, господин полковник!

— По этому случаю я решил поручить вам ваше первое самостоятельное дело. Вот. — протянул папку Алёне. — Вас отправляю в командировку в Париж!

— В Париж? — Алёна растерянно хлопнула глазами. Париж… Она всё же была девушкой! Париж! Елисейский дворец, Эйфелева башня, платья, духи! Она уже представляла себя сидящей на берегу Сены, в уютном кафе, с кофе и круассаном, когда полковник продолжил.

— Полюбуешься на красоты Краснодарского края, искупаешься в море, оно даже зимой там тёплое, пахлаву попробуешь.

— Краснодарского края? А Париж разве там?!

— Конечно! Жемчужина нашего юга, всего в пятидесяти километрах от Сочи. А что?

— Нннет, ничего…

— Так вот. Там обнаружили нового ведуна, судя по всему, но почему-то потеряли. Их оперативник из нашего управления сейчас на больничном, а в по инструкции в паре с нашим ведуном всегда должен работать оперативник-человек. Так что тебе и поручаем это дело — обнаружить нового ведуна, провести соответствующие мероприятия и поставить его на учёт. Задание понятно?

— Так точно, господин полковник!

— Тогда приступай!

— Есть!

Алёна на деревянных ногах вышла из кабинета, сжимая во вспотевшей ладошке флешку с документами по делу. Да, задание небольшое, даже крохотное, но это её первое настоящее задание! Где она сама будет командовать, а не на подхвате у наставника! В будущее лейтенант смотрела с оптимизмом.

Глава 2. Старый новый мир

Парижский ведун производил приятное впечатление. В меру высокий, в меру подтянутый мужчина лет тридцати трёх, с мужественным подбородком и соломенными волосами. Впрочем, Алёна за все три месяца стажировки ни разу не видела отталкивающего ведуна. Все они были так и иначе вполне симпатичными мужчинами или женщинами.

— Лейтенант Полозова? Приятно познакомиться! Сержант Осокин! — ведун протянул руку и радостно улыбнулся.

— Взаимно! — Алёна пожала руку и тоже заулыбалась. — Пройдёмте к вам? Во дворе участка лучше не обсуждать наше дело…

— Да-да, вы правы.

Ведун быстро зашагал к зданию полиции, Алёна, вертя головой по сторонам, шагала за ним. До Сочи она добиралась самолётом, а оттуда до Парижа — поездом, тот тянулся со скоростью километров в двадцать в час и эту несчастную сотню километров преодолевал всю ночь. Впрочем, утро подсказало, что на красоты окружающего мира посмотреть не получилось бы и днём — не то время года.

— Как доехали? Поспать смогли? Или вам нужен отдых?

— Нет, спасибо, я успела поспать ночью в поезде.

— Ну и слава богу. Значит, приступим к поискам сразу как введу вас в курс дела.

— Полковник передал мне флешку с информацией.

— Тем лучше.

Наконец они достигли кабинета ведуна — небольшой комнатки с двумя столами, стульями и большим старым сейфом ещё советских времён. На одном из столов стоял ноутбук, видимо, это и был стол хозяина кабинета. Кроме ноутбука, там больше почти ничего не было, только подставка для ручек и карандашей. Второй стол был более информативный — какая-то фотография женщины в рамке, степлер, вазочка без цветов.

— Давно отвык от мелочей на своём столе. Вы же в курсе этой практики с переводами. — ведун явно заметил взгляд, брошенный лейтенантом на столы.

Алёна знала. Ведуны жили долго, раза в два-три дольше, чем обычные люди. Из-за этого их предписывалось каждые десять-пятнадцать лет переводить в другое место службы с обнулением звания и должности. «Для конспирации», как говорило начальство, но Алёна подозревало, что ещё и для того, чтоб долгоживущие ведуны не заняли в конце концов все руководящие посты в службах.

— Давайте лучше займёмся делом.

— Как скажете, лейтенант. Присаживайтесь вот на этот стул, ага, этот. А то второй для посетителей стал вроде бы немного шататься… — хозяин кабинета и сам сел, открыл ноутбук, вызвал карту Парижа. — Так-с. Три дня назад я засёк всплеск, присущий первому проявлению сверхчеловеческих сил. Правда, немного нестандартный, по моим личным ощущениям.

— В чём проявилась эта нестандартность?

— Хм, не могу сказать точно. Это был всё равно что всполох огня, только не красного, а, допустим, голубого. Это огонь, он горит, он горячий, он обжигает, но он не оранжевый, а голубой. Примерно так вот нестандартно это и ощущалось.

— Понятно…

— Я с таким столкнулся впервые, так что не могу привести пример, увы. Поэтому и вызвал помощь из Москвы — у нас тут, видите, некомплект, а случай непонятный.

— Я понимаю. А дальше?

— Дальше… Дальше я засёк вектор всплеска, запротоколировал его и отправил запрос в Москву. Пока ожидал вас, проследил, где может быть ведун-новичок.

— А разве вы не можете и дальше отслеживать его? Зачем эти… мероприятия?

— В том-то и дело! Через час после всплеска этот источник исчез и дальнейшей локации не поддавался. Будто издавший его умер. Или закрылся в некой экранирующей камере.

— Необычно. — Алёна задумалась, перебирая в уме всё прочитанное или услышанное за последние месяцы. — Никогда не слышала, чтоб такое было возможно. Разве что ведун появился — и погиб.

— Ага, я тоже об этом подумал. Тем более по вектору всплеска располагается первая городская больница с реанимационным отделением. Но там за последний месяц никто не умирал, я проверил.

— Загадка… А что ещё по вектору находится? Есть какие-то медучреждения, онкодискапсеры, к примеру, где кто-то мог появиться и сразу умереть?

— Увы, нет. Дальше там жилые кварталы, пара школ, частный сектор. После него смысла искать что-либо нет — никакого жилища километров на пятьдесят. Да и моего чутья на такое расстояние уже не хватило бы.

— Ясно. Тогда давайте так: проверим всю эту вашу больницу, не только реанимационное отделение. А так же надо проверить местный морг на предмет трупов в этот день, да и школы не помешало бы. Частный сектор оставим на самый конец.

— Как скажете, лейтенант.


— Может, вам кроссовки дать? Вы же весь день на каблуках, лейтенант? — вечером, вернувшись в кабинет, сержант достал из недр своего стола электрочайник и включил в сеть, налив в него воды из большой бутылки. Алёна сидела на стуле для посетителей, устало вытянув ноги.

— Да не на… а впрочем, давай те. Что-то я сильно переоценила свои силы, надев сапоги с каблуками. — она с благодарностью приняла парочку хоть и не новых, но вполне чистых кроссовок. С облегчённым вздохом сняла сапоги, пошевелила пальцами, с хрустом вытянула ноги. Ведун сделал ей чашку кофе с молоком, налил себе. — Спасибо!

— Всегда пожалста. — с чувством отхлебнул горячий кофе, куснул вынутое из другого ящика печенье. — Итак, подведём итоги?

— Конечно. — лейтенант достала блокнот, в который записывала всё «интересное». — Итак, частный сектор можно сразу же отбросить. Туда ни «Скорых» не вызывали, ни труповозок, да и смертей вы не почувствовали же, сержант?

— Совершенно верно. За последнюю неделю — ни одной.

— Вычёркиваем это. Второе — школы. Несчастных случаев за прошедшую неделю не зафиксировано. Мелких нарушений несколько, но это не то. В одной из школ, двенадцатой, зафиксированы две драки, причём одна — в интересующий нас день. Возможно же проявление сверхспособностей из-за драки?

— Вполне, сталкивался с таким несколько раз.

— Тогда надо будет проверить этих драчунов, всех троих. С одним вы уже поговорили, верно, и ничего не выявили? Ага, хорошо. — перелистнула страничку блокнота. — Жилой микрорайон. Семь домов, две — высотки. Скорую вызывали восемнадцать раз, в интересующий нас день — три, труповозку — один раз, к некоей Скрыпиной Марье Сергеевне, тысяча девятьсот седьмого года выпуска. Но там сто процентов просто труп. А каких-либо проявлений ведунства вы не почувствовали, да?

— Абсолютно никаких. Все в домах — обычные люди.

— Угу. Участковые тоже ничего необычного не обнаруживали за последние три дня. На примете держать их можно, вдруг что ещё проявится, но особо никаких зацепок нет. — ещё один перевёрнутый лист. — Осталась только эта ваша Первая городская больница.

— Это, я думаю, перспективнее всего.

— Согласна. Но всё равно неутешающе. За последнюю неделю смертельных случаев два — цирроз печени и двустороннее воспаление лёгких с осложнениями.

— Но не в нужный день.

— И то верно. Из несмертельных случаев — внезапная ремиссия раковой большой, наркоман после серьёзной передозировки очень быстро пришел в себя и происшествие в постреанимационной палате, где вроде как перепутали рентген пациента, поставив ему более тяжелый диагноз. Но операционной-то его всерьёз оперировали, а не просто по ошибке.

— Всерьёз. Хирурги явно помнят операцию. Но подробности её назвать почему-то не могут. Или не хотят.

— Тогда на завтра начнём со школьников, потом — пациенты больницы.

— Согласен с вами. Ещё по чашечке?

— Наливайте! Вот кстати, мне в голову мысль пришла… Андрей Филиппович, а почему мы не подумали об артефактах? Вы же говорили, что всплеск был нестандартным — может, это был всплеск от активации артефакта?

— Вряд ли. Кто-то же его должен был активировать. И кто бы это сделал? Из ведунов в городе, один защитник у мера и ещё один наёмный ведун у местного денежного мешка. У меня всего два артефакта, оба — служебные, и уже третий год лежат вот в этом вот сейфе. У них, думаю, тот же набор и так же редко используются.

— А у простых людей они же могут быть?

— Могут. Но чтоб такой мощный всплеск выдать, артефакты и сами должны неплохо фонить. Я б обязательно засёк.

— Значит, эта версия отпадает…

*****
Забавно, но первой техникой, которую я стал культивировать, стал не «драконий доспех» или «поцелуй солнца», а техника сокрытия со второго шага метода Девяти Лун. Ещё в духе в больнице я начал закрывать себя, подавляя любые следы Ци. Я-то думал, что я один такой буду распрекрасный культиватор в мире, а тут бах! — и как минимум четыре культиватора в пределах города и ещё десятки, а может быть — и сотни более мелких сигналов, примерно таких, которые я почувствовал от того чучела, что жрало у меня гречку. Вот поэтому-то скрыть себя стало, как мне кажется, весьма насущным делом. К счастью, даже на первом уровне Очищения тела её можно было использовать.

Дома после стычки с этим волосатым колобком я тщательно проверил свою квартиру, но ничего подозрительного больше не нашел. Колобок, судя по ощущениям, убрался куда-то под крышу. А я сидел и думал, что делать теперь.

Я не единственный культиватор на Земле! Это было шокирующее открытие. Если уж в моём захолустье их четверо, то в больших городах и того больше. Впрочем, гадать не стоит, надо разжиться каким-либо источником информации. Я взглянул вверх, туда, откуда чувствовалась Ци гречкоеда. Хм, почему бы не выпотрошить его? Не буквально, конечно, но информационно.

Переодевшись в домашнее, с грустью осмотрел себя. Очищение тела сработало на отлично, уменьшим пузо и прибавив сантиметров десять или двенадцать роста. Мои прежние вещи, рассчитанные на фигуру-арбузик, висели на мне балахонами, да ещё и были коротковаты. Даже штаны. Я надел свои любимые джинсы и понял, что похож теперь на дебилов с подворотами. Ещё и зима на дворе! Впрочем, если успею побыстрее прорваться на третий уровень Очищения тела — то мороз станет не проблемой. Но на дебила всё равно смахивать буду.

Вечером, с удовольствием полежав в горячей ванне не меньше часа, я решил выманить из вентиляции пришельца. Сбегал в магазин, купил молока, достал несожранную гречку и стал варить из неё кашу на молоке. Не забывая, конечно, пускать её запах в вентиляцию. Вскоре мои усилия дали результат — уже минуты через три я заменил в щелях решетки блеск кой чьих любопытных глаз.

— Ну ладно тебе, вылазь, волосатый колобок. Я угощу тебя и не буду бить. — я насыпал себе каши, нарезал хлеба, на плиту поставил чайник. Отдельно в блюдечко насыпал немного каши, рядом поставил сахарницу и тюбик со сгущёнкой. Мало ли что ему больше захочется. — Это тебе.

Глаза в вентиляции пару раз мигнули, потом в щёлочку стало протискиваться сплюснутое чуть ли не до бумажной тонкости тельце. Ну и умелец, прям мистер Тумс, хоть бы печень мою ночью не съел. Пришелец раздулся до нормальных размеров, свисал, ухватившись одной лапкой за вентиляционную решетку, потом спрыгнул и стал скакать, как мячик, запрыгнул на стол.

— Это мне, да?

— Тебе.

— Спасибо, хозяин! А ложку можно?

Я достал маленькую ложечку и протянул гостю. Тот схватил её и стал жадно уплетать кашу, жмурясь и мыча от удовольствия. Ну да, это тебе не сухую крупу лопать.

— Как тебя зовут-то, ворюга? — я дал колобку кусочек хлеба.

— Потап. И я не ворюга! — и яростно укусил краюху.

— А как ещё назвать того, кто забирается в чужое жилище и там продукты тырит?

— Сквоттер!

— Чегоооо?! — ого, оно даже такое слово знает! — Ты откуда это слово узнал-то?

— Троюродный брат рассказал. Он в Милане живёт. — Потап доел кажу, дожевал хлебушек и сел на стол, вытирая морду вытянутой откуда-то салфеткой.

— Ну, если он в Милане живёт, то ладно, будешь теперь сквоттером. — я тоже уже почти прикончил свою порцию. Нет, всё таки гречка — вещь! Мне её весь недоставало в мире культиваторов. — Поел? А теперь отрабатывай!

— Хозяин, ты чо?! Ты ж сказал, что угощаешь!

— Угощаю. А за угощение положено рассказ. Верно? — что-то такое я в сказках читал…

— Положено…

— Тогда рассказывай — ты кто такой?

— Я-то? Домовик!

— И всё? — я подождал с полминуты, но больше оно ничего не сказало.

— И всё!

— Мда, не густо. — я налил себе кофе. Ооооо, коооофееее! — А почему я тебя раньше не видел тут?

— Наверное, ты тогда ведуном не был, вот и не видел! Я тут подольше твоего живу, ужо поди сразу, как дом заселять стали!

— Ведуном? Что это? — так-так, вот и подходим к интересной части.

— А, ты, наверное, ещё с комитетчиками не виделся! Ведуны — это люди, в которых проснулась кровь богов!

Я даже чуточку онемел. Какой-то колобок рассказывает про кровь богов у меня на кухне, сожрав миску гречки. А дальше что? Медуза Горгона на чашечку кофе заглянет и познакомит со всеми своими змейками на голове?

— И что эти ведуны могут?

— Да всё, лишь бы силы хватало. Они у вас, у людей, на десять кругов делятся. С первого круга начинают и до самых сильных на десятом круге бывают. Только я таких не видел, у нас в городе только второго круга ведуны обитают.

— Понятно… что ничего не понятно. А что за комитетчиков ты упоминал?

— Так это, везде ж есть ведун от властей-то! Чтоб, значит, контролировать других ведунов и таких, как я, демонов.

— Пздец… Так ты, значит, демон?

— Ну да.

— Раньше ж говорил, что домовик?

— Так это по роду деятельности я домовик! А так-то демон, самый всамделишный!

Я внимательнее посмотрел на это чудо. Мячик с ручками горделиво сложил руки на груди и даже слегка надулся, увеличиваясь в размерах. Если все демоны такие, что это печально должно быть для демонов.

— Все демоны как ты? Или есть другие?

— А, полным полно разных! Лесовики, болотцы, тритоны с русалками, гарпии. И куча ещё разных. Это из тех, кто постоянно на Земле живёт. На любой вкус нас тут!

А если не на Земле живёте, то где?

— В Аду. Где ж ещё?

— Ну да, логично. — подумал секунду, спросил прям таки напрашивающееся. — А ангелы существуют?

— Тьфу-тьфу-тьфу! — домовик вскочил на ножки, стал оглядываться с испугом, потом шикнул на меня. — Ты чо, хозяин?! Не вспоминай этих крылатых монстров! Ещё придут на зов!

— Дела… Так, вернёмся к комитетчикам. Меня они выследить смогут?

— Запросто! У них это самое частое дело в таких дырах, как наш Париж — следить за новыми ведунами. К тебе, хозяин, точно завалятся!

— Чёрт! Слушай. Я так и не понял — а почему я тебя видеть-то стал? Понятно, что я стал твоим этим «ведуном», но а раньше что?

— Так на вас, людях, лежит Проклятье За… За… За… блин, забывчивости? Затуманивания?

— Может, забвения?

— Точно! Проклятье Забвения! Когда ангелы решили установить свою власть на Земле две тыщи лет назад и стали являться местным, то и ведуны с ведьмами возмутились, и наши из Ада не рады были. Собрались вместе и наложили на всех людей Проклятье Забвения, понимаешь. С тех пор у людей мозги так устроены, что они магию не видят, ангелов не видят, да и демонов тоже. У вас, людей, мозги очень любят разные картинки показывать, вот и теперь показывают вместо увиденной магии или, допустим, меня что-то другое или вообще ничего.

— А у ведунов, я так понимаю, при инициации это заклятье развеивается? — теперь понятно, почему врачи почти сразу приняли мою версию о том, что я на самом деле не был так сильно поломан, а мои снимки перепутали. Иначе было бы очень сложно объяснить, почему я вечером валялся весь в гипсе, а утром уже здоровёхонек, да ещё и росту прибавилось. А у них из-за проклятья мозги выбрали самую простую версию.

— Ага, точно! И не только! Иногда у людей оно сбой даёт или ещё что, и они начинают видеть то, что раньше не видели. Ха-ха-ха! — домовик засмеялся, хлопнул себя по коленкам ладошками. — Половина психов в дурках такими и есть! Стал видеть реальность — и ты уже псих, потому что не такой, как все, тебя запрут в камере и будут колоть шприцами! Во у вас, людей, приколы! Ха-ха-ха!

— Пф… — мне стало как-то обидно за человечество. — А ты чего сам-то не в Аду живёшь, а тут, с людьми?

— Да там Император всех настраивает на войну с Ангелами уже третье тысячелетие, всех забрал в армию, а там из жрачки — сера и селитра, да ещё камней погрызть можно. Я лучше тут, где крупы стяну, где хлебушка, а где и конфет горсточку.

— Понятно. — в голову вдруг пришла идея. — А хочешь кулёк конфет? С тебя размером!

— Конечно! Давай!

— Ээээ не всё сразу! За просто так ничего не бывает, ты должен будешь кой что сделать.

— Что? Я согласен, хозяин! На всё!

— Когда эти комитетчики придут ко мне — ты тоже приходи и появись передо мной. А я буду делать вид, что я тебя вижу. Понял?

— А чо тут непонятного? Ты тоже комитетчиков не любишь, знамо дело. А правда целый кулёк за это дашь?

— Конечно.

Потап запрыгал от радости. Видать, не каждый день ему конфеты перепадают. Я подождал, пока он порадуется, потом выпер его из квартиры — пора заняться собой.

Первым делом надо сделать несколько формаций. Первая должна будет экранировать мою квартиру от того, чтоб Ци вырывалось наружу. Вторая — собирать Ци с округи и накачивать ею квартиру. Третья — пассивное сканирование города, отслеживать перемещение здешних культиваторов. Ну а мне — культивировать, культивировать и ещё раз культивировать. Не знаю, насколько сильны эти здешние «ведуны» и «ведьмы», что за десять кругов и всё прочее, но чем сильнее я буду, тем больше я смогу на них поплёвывать.

Ну и чисто теоретические дела тоже надо захватить. Я решил вернуться в мир культиваторов. Вопрос — а где он? Куда я должен возвращаться? Это какая-то параллельная вселенная? Или это эта же вселенная, только где-то далеко в космосе, в миллиардах километрах от меня, там, где законы физики уже не такие стройные, как тут? А так бывает? Судя по расстояния и площадям, которые занимали секты, Чан Далу должен быть размером с Солнце, если не больше. Может ли существовать твёрдая планета такого размера? Так, чтоб не схлопнулась под своей массой в чёрную дыру. Чтоб это определить — тоже нужна формация. Но создать её можно будет нескоро, когда у меня будет достаточно силы духа для сложных знаков.

Ладно. Мне ещё на работу скоро выходить. Ух, как я удивился, когда вспомнил об этом! На Чан Далу у меня была одна работа — становиться сильнее, культивировать, иногда с кем-нибудь драться. А тут мне вдруг пришло в голову, что культивировать можно будет только в свободное от работы время. Или бросить её, к чертям собачьим? А с чего тогда жить? Хм, может, начать делать пилюли и продавать их кому побогаче? Низкокачественная малая пилюля исцеления запросто может вылечить довольно большое количество человеческих болезней, должна же она чего-то стоить! Не зря я начальный курс алхимии прошел. Хм, придётся в горы сходить, проверить травы, вдруг какие из них окажутся духовными?

В дверь позвонили долгим тревожным звонком. Твою мать, эти самые комитетчики?! Уже? Я прислушался к своим чувствам — нет, источники Ци людские были далеко, за дверью обычный человек. Я пошел открывать.

— Вася, привет! Ты ж уже выписался, да? Слушай, приюти на пару дней, а? А то у меня неприятности… — на пороге стоял брат с хмурым, осунувшимся лицом.

— Заходи. И рассказывай, что произошло. Посмотрим, может, смогу чем помочь…

Глава 3. Неудачи и удачи

— Ты понимаешь, я же ничего не делал, а они! — брат пил коньяк и уже пьяненько разорялся, рассказывая о подставе. — Ладно бы я сам в них въехал, моя вина, так нет же! Тьфу, уроды какие!

Я кивал и поддакивал захмелевшему родственнику. Он уже час распинался на кухне, рассказывая, в какую неприятность попал. Два дня назад он ехал на фургончике компании, в которой работал экспедитором, развозя всякую мелочевку по магазинам. Уже вечером на перекрёстке в него въехала BMW, несильно, но следы остались. Из неё выскочили трое человек, накинулись на него с воплями и обвинили в происшествии. Сослались на то, что они «большие боссы мафии», и стали требовать с него денег за ремонт, мол, это он так плохо водит, что сам подставился под их машину, а если не оплатит ремонт — ноги-руки поломают. Затребованная сумма в десять тысяч долларов шокировала брата, он вернул машину на стоянку компании, а сам спрятался дома. Но вчера обнаружил у себя возле подъезда какого-то подозрительного типа, вроде как тот за кем-то следил. Естественно, брат подумал, что за ним, на работе сослался больным и пустился в бега, которые и закончились у меня на пороге.

— Ты хоть знаешь, кто это был? И куда вообще деньги нести-то сказали?

— Это продавцы наркотиков! — брат шепотом поведал мне, оглянувшись, будто тут за ним кто-то мог следить. — Мне их напарник показывал как-то, говорил, что они на районе у него травой и химией торгуют. Так они вообще без башни, сами ширяются тем, чем торгуют!

— Понятно. А принести деньги куда надо?

— Сказали: за гаражи на Патриса Лумумбы, третья улица, семнадцатый гараж! Уже… уже завтра! Вечером! А у меня таких денег неееет! — он всхлипнул и тяпнул ещё рюмку.

— Ладно, не хнычь! Я придумаю, как выкрутиться.

— Да? Ты ж сам-то не Рокфеллер!

— У меня отложено кое что на чёрный день. Что я, брату родному, что ли, не помогу?

— Правда? Спасииибоооо! — брат полез пьяно обниматься, я еле освободился, спутал меня, как осьминог рыбу! — Всё, хватит тебе. Иди ложись спать.

— Да-да, хорошо, как скажешь. Но ты правда поможешь? Правда?

— Конечно. Мы же братья.

Кое как я довёл Сергея до дивана во второй комнате, куда укладываю припозднившихся или хватанувших лишку гостей. Он разлёгся на нём, раскинув конечности, и сразу же захрапел.

Я пошел себе, селя на пол и стал культивировать, параллельно размышляя над этой ситуацией. Деньги мне были нужны. Я собирался бросить работу и посвятить всё время восстановлению культивации, а делать это в свободное от работы время было бы слишком расточительным. Да, я уже думал над тем, чтоб зарабатывать деньги пилюлями, лечебными в частности. Но у этого есть своим минусы.

Так почему не вытрясти деньги с таких вот бандитов? Они-то в полицию стучать не побегут, денег у них много, а с развитием культивации опасность они будут представлять всё меньшую. Конечно, главарей не распотрошить, они, как и везде, скорее всего давно и прочно срослись с чиновниками. Но мелкое и среднее звено пощипать можно. Вот с этих вот, которые к брату прицепились, и начну. На Чан Далу потрошение гнёзд тамошних бандитов приносило неплохой навар.

Всю ночь и утро я старался изменить свою внешность, создавая «струи» Ци у себя под кожей на лице и выплёскивая немного Ци над кожей. Под утро получилась очень даже прикольная маска — я был похож на Фредди Кюгера и Уэйда Уилсона вместе взятых. Будто вместо лица жопа, которую вывернули наизнанку. На себя я вообще не был похож. А утром за мной пришли.

Я почувствовал приближение культиватора километров за пять. Сигнал, до того еле воспринимаемый, стал чётче и сильнее. Минут через десять культиватор уже был под дверью, но не один, вместе с каким-то обычным человеком. Я уже сидел на кухне, заранее крикнув в воздуховод Потапу, что ко мне пришли гости и неплохо бы ему отработать кашу. Позвонили, открыл. На пороге стояли двое — высокий, приятной наружности мужчина и мелкая девушка с чёрными волосами, завязанными на затылке «дулей».

— Здравствуйте! Василий Нестеров? — девушка сразу задала вопрос, глядя на меня снизу вверх.

— Да, а вы кто? Я гостей не жду.

— Лейтенант Полозова, сержант Осокин, ФСБ. — она показала удостоверение, мужик кивнул.

— Ясно. Что ничего не ясно. Проходите, чего на пороге топтаться. Или вы ненадолго?

— Ненадолго, но внутри будет удобнее.

— Только не очень громко, пожалста. У меня брат спит в гостевой, у него был трудный день вчера.

— Ничего, он не проснётся. — мужик как-то странно улыбнулся, а я почувствовал быстрый поток необычной Ци от него к брату. Тот всхрапнул и заскрипел диваном, но больше ничего не произошло.

Мы расположились на кухне, как и вчера, я и лейтенант сидели, сержант стоял, раскинув чувствительные щупальца и пытаясь сканировать меня. Он раз за разом посылал в меня лёгкие волны Ци, прислушиваясь к ответу. Морда у него была кирпичом, так что непонятно было, смог я его обмануть или нет, но технику закрытия Ци я крутил на всю доступную мощь.

— Вы две недели назад попали в аварию, после чего поступили в реанимацию первой городской больницы?

— Да, всё так. Поскользнулся на гололёде и вылетел прям под машину.

— Вас прооперировали, положили в палату, а потом что было?

— Как — что? Я лежал в палате, пока не пришел в себя. Потом ещё несколько дней пролежал уже в сознании, а после меня выписали.

— А что потом произошло? Какая-то путаница?

— Да, очень грустное происшествие. Я просто головой ударился сильно и потерял сознание, а мои рентгены перепутали с ещё чьими-то, так что всего меня в гипс закатали. Целую неделю в нём пролежал прежде, чем разобрались! Очень неприятно!

— А что тогда вам оперировали?

— Эээ… я был в этот момент без сознания и рассказать не могу. Думаю, об этом лучше у хирургов спрашивать.

— Уже спросили, но они затрудняются с ответом почему-то.

— Ну, тогда я вообще не знаю, что делать. — я развёл руками и пожал плечами, показывая крайнюю степень недоумения. Краем глаза увидел, как через вентиляцию стал протискиваться Потап. ФСБшники его тоже заметили, по крайней мере сержант — оглянулся на шорох, быстро развернулся обратно.

— Хорошо, а следы у вас какие-то остались?

— Да, были синяки на рёбрах и лице, но быстро прошли благодаря медикам. Спасибо им большое!

Потап тем временем успел забраться на стол и теперь расхаживал по нему, корча рожи «комитетчикам» и распевая похабные частушки.


Уронил в п…. часы я,
Тикают проклятые.
Завожу их утром х. м
В половине пятого.
Отдалась интеллигенту
Прямо на завалинке.
Пенис, девки, — это х…
Только очень маленький.

— распевал Потап, маршируя по столу из конца в конец. Я держался с трудом. Только чудовищным усилием воли я сдерживался от того, чтоб не расхохотаться. ФСБшники тоже были на грани — сержант то и дело отворачивался, явно молча хохоча в эти моменты, а вот лейтенант так поступить не могла — она сидела на стуле, ровно, будто лом проглотила, с застывшим лицом. Только свекольно-красный цвет этого лица выдавал её.

Потап увидел это и подскочил к ней поближе, ткнул пальцем в неё и выдал очередной куплет:

Это правда, это правда,

Эта правда сущая.

Пусть сама я небольшая,

А п…а большущая!

Лейтенант прям онемела, перестав задавать мне вопросы. У меня зачесался глаз где-то внутри. Ну, сука! Я ему потом покажу! И где он только такого народного творчества набрался-то?

— А… вы… ничего… необычного не… заметили… в больнице? — лейтенат-свекла еле выдавила из себя очередной вопрос.

— Мне кажется, медсёстры спирт пьют на дежурствах… А больше ничего! — я добросовестно пучил глаза.

— Хорошо. То есть плохо, но сейчас это неважно. Сержант, мы уходим. — девушка поднялась, махнула рукой мужику.

Потап, видимо, решив, что кашу маслом не испортишь, под конец выдал свой лучший перл. Он подбежал к моей руке, лежащей на столе, сел на неё задом и стал двигаться туда-сюда, как бы трясь об руку:

— Эй, комитетчики! Смотрите, я вытер жопу об клешню этого слепца! И что — не забздите её пожать на прощание? Ха-ха-ха, говнорукие! Может, ещё и сыкануть на неё?

— Ха-ха-ха! Аааааааа! — я не сдержался и заржал в полный голос. Пока колобок по столу ходил, было ещё ничего, но прикосновения тёплого мохнатого тельца к руке вызвали слишком сильную реакцию. — Ты что делаешь, скотина? Я тебе дам — жопой тереться.

Я дал колобку щелбана под зад, так что он отпрыгнул, схватившись лапками за пятую точку.

— Эй, больно же!

— Так… так вы его видите? — лейтенант подала голос. До того она скрючилась в загогулину на стуле, на который рухнула после моего смеха, и там сдавленно хрюкала. Сержант, кстати, отошел гораздо быстрее и уже смотрел на меня требовательно.

— Вижу. — пришлось признаться. Ничего уже теперь не поделаешь.

— Тогда, мне кажется, нам надо начать разговор заново. — теперь и она требовательно пялилась на меня.

— А что тут особо рассказывать? Меня и правда сбила машина. Очнулся дня через три или четыре, не знаю точно. Весь в гипсе, всё болит, голова как деревянная. Мне и рассказали, мол, я в реанимации, ходить смогу только под себя, да и то — если выживу. Родные рыдают, я в ужасе, солнышко светит. Я так пролежал несколько дней — и такая меня тоска взяла, казалось, жизнь кончена. Но вдруг что-то будто надломилось во мне или разорвалось. Переломы срослись, даже спина, представляете? Чудо! А я стал видеть всякое… Ужасы вот такие, вроде этого, лазят вокруг. Я и испугался! А врачи вдруг все как один решили, что документы мои просто перепутали с кем-то. Ну перепутали и перепутали, я согласился и не стал допытываться. Меня выписали, вернулся домой — а там вот он, сидит и говорит, что за мной «комитетчики» придут, а он вообще — демон. Я и боялся. Мало ли что там некие «комитетчики» за разговоры с демонами мне предъявят? Так что я попросил, когда вы придёте, чтоб он показался, а я сделаю вид, что его не вижу, вы и подумаете, что я как все. А оно вот так…

— Понятно. — лейтенант переглянулась с сержантом. — Вы зря боялись. Ничего вам за это не будет, это же просто домовик, он почти безвредный.

— Правда? Это хорошо! — я облегчённо улыбнулся.

— Но то, что вы попытались скрываться, это уже похуже.

— Меня накажут? — я сделал испуганное лицо.

— Это не настолько серьёзный проступок, чтоб за него наказывать. ДА и вы же не были в курсе, были дезориентированы. Но теперь вы должны зарегистрироваться у нас и пройти курс обучения, не очень долгий.

— А таких, как я, много? Этот вот называл меня «ведуном». Значит и вы тоже — ведуны?

— Только сержант. А таких, как вы, много, тысячи, даже сотни тысяч!

— Простите, лейтенант, я тоже задал бы вопрос. — девушка кивнула на слова сержанта. — Василий, а как вы закрываете свою силу? Я вас и не чувствую, считай…

— А. Это, наверное, ещё в больнице — я испугался же и очень-очень сильно захотел, чтоб меня никто не нашел. И с тех пор такое чувство есть, будто я чем-то отгородился от всего. Не знаю, как это работает, но вот так.

— Понятно.

Дальше уже пошел более прикладной разговор. ФСБшники вменили мне в обязанность в течение следующей недели посетить парижское отделение ФСБ, где всё тот же сержант Осокин с помощью специального артефакта проверит уровень моей силы и направленность. Тут, оказывается, изготовление зелий и эликсиров или артефактов приравнивалось к направлению развития дара. Ведунов, которые занимались зельями, называли ведьмами, а те, которые создавали артефакты — колдунами. Просто же ведуны больше развивали свои силы и самих себя. Вот и требовалось определить — кто я? Плюс оставили мне на прощанье брошюрку «Вопросы и ответы для начинающих волшебников и волшебниц». Я же ещё раз извинился за то, что попытался скрыться, но вот этот же вот домовик запугал! Мне в ответ посоветовали не доверять демонам, даже низшим, которые почти одомашнились.

Наконец ФСБшники ушли, и я выдохнул спокойно. Блин, как-то всё не очень прошло. Ладно уж, раз раскрылся — так раскрылся, фарш назад не провернёшь. Вот только…

— Ты что наделал, тефтеля-мутант?!

— А чо такого, хозяин? Я ж ничего, я ж как лучше!

— Лучшее, блять, враг хорошего! Запомни это! И вали отсюда!

— Ты чо, ты чоооо?! Я ж так старался! Всю ночь частушки учил! А ты!

— Да я тебя сейчас в чёрно-белые ромбики покрашу и на улицу выкину, чтоб дети в футбол поиграли! Вали я сказал!

— Хозяин, какие дети? Девять утра, они в школе…

— Ты посмотри какой умный! — я вынул из короба с трубами швабру. — Ну всё, будем играть в чупа-чупс!

— Вот всегда так! Неблагодарные люди! — Потап быстренько забрался в вентиляцию и уже оттуда горестно возопил. — Людская неблагодарность не знает границ!

Так, этого нахлебника выперли. А что там с братом? Он, блин, так и не проснулся до сих пор! Надо бы проверить…

*****

— Фух, справились! Я уже думала — мы его так и не найдём! — Алёна облегчённо выдохнула, когда вышла из подъезда.

— Ага. Странно способность — закрываться. Хотя не самая необычная из виденных, да.

— Тогда в отделение, а там позвоню в Москву, отчитаюсь и закажу билеты.

— Хм… Лейтенант, слушай… Мы же с тобой были в больнице, верно? На всех этажах, во всех отделениях..

— Ну да… — Алёна не совсем поняла, к чему это ведун спрашивал.

— Ты где-нибудь там видела низших демонов типа этого домовика?

— Вроде нет…

— Тогда чего испугался наш новонайденный ведун, да так, что закрылся и стал скрываться? — лицо девушки стало задумчивым, а у сержанта чуть погрустнело, он взглянул на пасмурное небо. — Рано тебе ещё уезжать, лейтенант. Надо присмотреть за нашим подопечным. Так что я буду ходатайствовать начальству, чтоб тебе командировку продлили. Хотя бы до того момента, как мой напарник с больничного не вернётся.

— Эх, видимо, новый год я тоже здесь буду праздновать…

*****
Вечером температура упала почти до нуля. При каждом выдохе изо рта вырывалось облачко пара, а слякоть под ногами стала особенно холодной и грустной. Благо, даже на первом уровне Очищения тела холод уже не так донимает, как обычного человека. Так что шагал я между хмурыми бетонными коробками гаражей вполне себе с позитивным настроением, посвистывая и с любопытством осматриваясь по сторонам. Ближе к указанному вымогателями гаражу я посвистывать перестал и стал более осторожным. Напрасно! Наркоторговцы не особо переживали за свою безопасность или скрытность — на всей улице только их гараж был с приоткрытой дверью, откуда падал свет и раздавались завывания с потугой на музыку.

Открыв дверь, я спокойно зашел внутрь. Возле гаражных ворот, в которых была дверь, стояла машина, видимо, та самая BMW, а дальше было свободное раза в два больше того, что занимала машина. Там был устроен довольно удобный уголок для отдыха — парочка диванов, небольшой столик, бильярдный стол и большой двустворчатый холодильник. Вот на этих диванах, покуривая сигареты и попивая что-то горячительное, устроились трое вымогателей. Компанию им составляла какая-то девка с выкрашенными в белый цвет патлами.

— Эй, а ты кто такой? — один из сидящих меня заметил, вскочил, направился ко мне. Я тоже шел на сближение.

— Ну и урод! Прям тыква, которую трахнул десяток ёжиков, а-ха-ха! — один из сидящих решил сострить.

— Хи-хи-хи! — мелко подхихикивала ему крашеная.

— Ну? Чо молчишь, чувак?! — нарик подошел ко мне вплотную и ткнул пальцем в грудь. Ну и зря — я схватил его за кисть, одним движение вывернул, а ногой ударил в живот так, что он отлетел к диванам и свалился на пол.

— Э, я не понял! Дядя, ты чо бузишь?! — два оставшихся наркета вскочили с диванов, а девка наконец заткнулась. Один из них выхватил нож.

— Деньги. Быстро. Все, что есть. Иначе оторву каждому по руке и засуну их вам в жопы! — я скомандовал, изменив голос.

— Ты охуел?! Щас я тебя на куски порежу! — парень с ножом подскочил ко мне и ткнул в район живота лезвием, но я поднырнул под руку, положил ей на своё плечо и, придерживая, резко встал. Рука хрустнула и сломалась, а нарик заорал, схватился за сломанную конечность и побелел от боли.

— Ну, ты ещё остался нетронутым, да? — я посмотрел на третьего бандита. Тот стоял и растерянно вертел головой. Девка, сообразив, что происходит что-то не то, стала противно визжать. Вот блин, мерзкая какая. Я шагнул к ней и дал ей по роже, она свалилась на пол и затихла. Проверил чувством духа — живая, просто без сознания. — Деньги, быстро!

— А ну ложись, сука, иначе маслину в брюхо получишь! — первый уродец вдруг вскочил и направил на меня ствол выхваченного из-за пазухи пистолета. Чёрт возьми, а я ведь не уверен, что смогу увернуться или остановить пулю! — А, плевать, и так получишь! Ты Гусю руку сломал!

Нарик нажал на курок, а время для меня будто остановилось. Я ясно видел сноп искр из ствола и не видел, но чувствовал пулю, летящую в мой живот. Напрячь все доступные силы и увернуться! Нет, не получается, ещё не хватает реакции, слишком близкое расстояние. Остановить! Я попытался телекинезом остановить пулю, не дать ей долететь до меня, но её энергия оказалась слишком сильна, а я — ещё слишком слаб. Блин, не остановить — так изменить траекторию. Это получилось — пуля мягко, но довольно резко изменила направление полёта, чиркнув меня по одежде и глухо шлёпнувшись об стенку гаража. Меня покрыл пот из-за напряжения, и я сделал вид, что в меня попали — упал на пол и притих, это дало несколько секунд передышки.

— Ха-ха! Видели, как я его! — бандит с пистолетом в левой руке повернулся к своим подельникам, радостно помахал оружием. — Прикиньте какой псих, завалился к нам и требует бабки, придурок! Сейчас я его дострелю, контрольный в башку, как у профи!

Всё, хватит лежать. Вскочил, схватил противника за руку с пистолетом, второй сильно ударил по локтю, ломая её. Пистолет выпал на пол, уродец свалился на бетон вслед за ним. Я добавил удар ногой в голову, нарк хрюкнул и потерял сознание. Двое оставшихся, воспрявшие было после выстрела в меня, резко сменили выражения морд на испуганные.

— Так. Видимо, вы не поняли и надо таки начать отрывать ваши кривые руки. Кто будет первым?

— Нет-нет, не надо! Я сейчас всё отдам! — тот, который ещё оставался с целыми конечностями, резко вскочил и бросился к маленькому сейфу в углу. Я подошел к нему ближе — мало ли что там, в сейфе, может, второй пистолет, надо быть наготове. — Вот, вот, возьмите, пожалста!

— В пакет положи. В темпе, бля! — дал ему пинка для ускорения. Он послушно достал картонный глянцевый пакет, стал перекладывать кучи купюр из сейфа туда. Молодец, как же сильно хочет со всеми здоровыми конечностями остаться. — Ну что, спасибо за вашу доброту! Родина вас не забудет!

Я забрал у дрожащего парня пакет и быстро выскочил из гаража, нарочито громко топоча ногами. Пробежал метров тридцать, потом свернул в сторону и вернулся к гаражу вымогателей. Как пить дать — они отзвонятся своим покровителям. Не сами же они всю эту хрень с наркотой затеяли, явно у них есть начальство, которое и поставляет им «товар», а так же получает основную долю прибыли. Вот это начальство мне и нужно.

Мои ожидания оправдались — минут через тридцать к гаражу подъехала машина, из которой выгрузились два организма и зашли внутрь. Минут десять оттуда раздавались крики какой-то ссоры, потом эти двое вышли и сели обратно в машину. Посидели, о чём-то поразговаривали, потом стали уезжать. Я пометил их машину чувством духа и осторожно, стараясь не выдавать себя, проследил за ними. Слежка привела меня в частный сектор, в симпатичному двухэтажному домику за высоким, не меньше двух метров, забору. Я радостно потёр руки — не знаю, что это, перевалочная база или их основное «логово», но его явно стоит навестить. Чуть попозже, когда подтяну культивацию, не хотелось бы повторения происшествия с пистолетом. А пока — домой, считать заработок и успокаивать брата, что его проблема решена.

Глава 4. Как заработать деньги безработному

Вернувшись домой, я застал брата, готовящего поздний ужин. Жареная картошка, несколько отбивных, салат из помидоров и огурцов.

— О, Серёга, круто! Я как раз проголодался!

— Ага, садись, жри, пожалста.

Несколько минут слышалось одно чавканье. Я с удовольствием ел, всё же на беготню и драку потратилось многовато сил. Когда мы перешли к чаю, настал момент успокоить брата.

— Слушай, я тут проходил мимо тех гаражей, где тебе встреча была назначена…

— Что там? — брат сначала вздрогнул, потом впился в меня взглядом.

— Похоже, на какое-то время у тех парней претензий к тебе не будет. Они там поножовщину устроили, что ли, я видел, как двоих из них на «Скорой» забирают.

— Фух! Надеюсь, они там другу друга насмерть зарежут! — Сергей повеселел, заулыбался, стал более расслабленным.

— Я тоже на это надеюсь. Но ты всё же особо не расслабляйся, если вдруг их увидишь снова — звони мне, хорошо?

— А что, это… ты их, что ли? — внимательно, с прищуром посмотрел на меня.

— Разве что я Эдвард Руки-Ножницы, ха-ха-ха! Так то у меня и ложки в карманах нет. — я даже напоказ вывернул карманы штанов.

— Ну и отлично. Лучше к этим уродам не лезть, а если сами друг друга порешат — туда им и дорога!

Мы ещё посидели, пообщались. Брат поделился своими планами на новый год, он хочет под это дело предложить девушке съехаться, а теперь, когда ему уже не угрожают бандюки — то точно это сделает! Я просто кивал и особо не трепался. А что? Утром я пойду увольняться, а сейчас в пакете в прихожей лежала неизвестная сумма украденных у наркош денег. Что тут особо говорить-то?

Утром мы разбежались, а я сходил на работу. Выходя из дома, я опять столкнулся с Машкой. Ну что херня, прям какой-то нехороший знак для меня. И когда я в другой мир улетел — я тоже с ней утром столкнулся, идя на работу. И вот сейчас. Нужно от этой бабы держаться подальше. Буркнув что-то приветственное, я пробежал мимо неё. Так, теперь только аккуратнее под ноги смотреть надо — гололёд нам не друг!

*****
Мария смотрела вслед убегающему Василию с непонятными даже для себя чувствами. Удивление? Недоумение? Растерянность? Ревность? Всё вместе?

Она помнила себя ребёнком, не так чтоб сильно ясно, но помнила. Старший брат Николай был для неё эдаким взрослым, которому всё разрешено! Он мог гулять с друзьями хоть до вечера, ходить на речку, лазить по подвалам, даже гладить дворовых собак — и то мог! А её никуда не пускали. И даже брат ею пренебрегал, считал её обузой. Она бегала за ним с криками «Коляя васьми миня с сабооой!», а он с друзьями отмахивались от неё.

Прошло время, Маша стала длинноногой стройной девушкой, и уже колины друзья бегали за ней, а не она за ними. Но никому из них удача так и не улыбнулась — девушка не говорила твёрдое «нет», но и встречаться ни с кем не спешила.

Прошли годы. Все выросли, выучились, сделали или не сделали карьеру. Коля женился и завёл троих детей, половина его друзей повторила его судьбу, а вторая до сих пор одни. Вот и Вася из тех, кто один. Неудивительно — он стал довольно стеснительным, замкнутым мужчинкой, да, именно так — мужчинкой. Маша знала, что он всё это время был чуть-чуть влюблён в неё — сложно были не заметить эти долгие, грустные взгляды, будто голодный ребёнок, смотрящий на чей-то ужин. Её эта его привычка пялиться на неё как смысл жизни всегда слегка раздражала. Она даже частенько выходила с очередным любовником в одно время с Васькой, чтоб позлить.

Но две недели назад случилось это происшествие. Она и узнала-то не сразу, просто удивилась, что он целую неделю не выходил. А потом увиделась с его матерью, неудивительно, в одном дворе-то живут, и мать-то всё рассказала. Непонятно, какие чувства задела эта новость, но тогда, когда он вернулся из больницы домой, она искренне ему обрадовалась. Детские воспоминания, наверное.

А он… А он посмотрел на неё как на чужую. Больше того — вообще не видел в ней человека. Она не могла сказать, почему именно она это чувствовала, но она знала точно — он стал к ней абсолютно холоден. Старая, облупленная табуретка — вот кто она была для него, это ясно читалось в его глазах, в его выражениях лица, в его движениях. А ещё он очень сильно изменился внешне — неожиданно подрос, похудел, лицо стало более мужественным.

Вот и сейчас. Он буркнул «привет» и обошел её, как лужу на дороге. Причём это был не постановочный жест, по заветам каких-нибудь интернетных пикаперов, а его настоящие чувства. И Марии от этого было не по себе. Ей казалось, что она что-то потеряла, такое, чего уже не вернёшь. Или всё же попытаться?..

*****
На работе мне сначала обрадовались, а потом наорали. Обрадовались тому, что я быстро выздоровел, а потом наорали за то, что увольняюсь. Мол как так, конец года, все зашиваются, всё правят, чтоб во время сдать дела и потом две недели бухать! А тут я в самую жару кидаю коллектив. И так далее и тому подобное. Я им жутко сочувствовал, но всё равно взял обходной лист, быстро оббежал всех указанных там и написал заявление по собственному. Директор был достаточно зол, подмахнул не глядя и сказал, чтоб я убирался даже без двух недель отработки — раз убегаю, бросая всех, то и хер со мной!

Я попрощался со своим непосредственным шефом и с напарником, с которым чаще всего работал, и для проформы зашел к секретарше Леночке. Я всё время, как тут работал, пускал по ней слюни. Ещё бы — высокая, длинноногая, с иссиня-чёрными волосами и солидной грудью! Многие по ней облизывались. А сейчас… Чувство духа показало всю косметику, сиськи оказались силиконовыми, волосы крашеными, ноги самыми обыкновенными, а бровей у неё вообще не оказалось, начисто выщипала! После культиваторш, даже самых захудалых, да ещё с чувством духа, женщины Земли мне совершенно разонравились. Прям какие-то обезьянки, а не люди. Не будешь же возбуждаться на макак, пусть даже раскрашенных в самые причудливые цвета? Да и на Машку, по которой я лет пятнадцать «сох», у меня уже «не стоит». Надеюсь, через некоторое время, как снова пообвыкнусь тут, это изменится… Очень надеюсь!

С работы я пошел в отделение. ФСБ у меня в городе было не в отдельном здании, а занимало одно крыло отделения полиции. Правда, центрального, на центральной улице города, естессно, Ленина. Так чтоб два раза не вставать, решил туда забежать. Всё равно, раз уж так получилось, нужно зарегистрироваться по всем правилам, так пусть меня зарегистрирую с силой первого уровня Очищения тела, чем на уровне повыше.

Лейтенантша с сержантом сидели в каком-то задрипанном кабинете, где из ремонта были разве что пластиковые окна. Столы, которые были явно старше меня, поскрипывающие стулья, здоровенный советский сейф в углу. Девушка, и так не очень высокая, в такой обстановке почти затерялась, сидя за столом где-то в уголке. Соломенноголовый сержант же казался тут на своём месте, встретив меня улыбкой и крепким рукопожатием:

— Рад видеть, что вы весьма быстро добрались до нас. Другие, бывает, месяцами отходят и не являются в срок.

— Я очень много фантастики читаю, так что такое мне не впервой. По крайней мере в воображении.

— Ха-ха, понятно! Итак, присаживайтесь, сейчас достану оборудование для проверки.

Сержант открыл сейф и достал оттуда что-то, похожее на большую, расписанную под хохлому тарелку, с мячиком на ней, похожим на яблоко. От тарелки ощутимо тянуло Ци, похоже, артефакт, сделанный местным умельцем.

— Наша тарелочка с наливным яблочком! — похвалился сержант.

— А что надо будет сделать? Яблоко укусить?

— Ну что вы! Просто положить руку на тарелку, на минуту, а она покажет, что у вас за направленность.

— Ясно.

Упрашивать меня не пришлось. Я приглушил технику сокрытия и приложил руку к тарелке. Она засветилась желто-оранжевым светом, а яблоко встрепенулось, будто поднялось на ноги, и стало дрожать.

— Всё, хватит. Отпускайте тарелочку. Теперь будем смотреть, что она покажет.

Яблоко забегало по блюду, стало носиться кругами, рыская и кружась. Бегало оно так минуты три, даже сержант стал удивлённо смотреть на это мельтешение. Наконец, мячик выкатился на середину тарелки и застыл неподвижно, а свечение пропало.

— Ну? И как? — я смотрел то на тарелку, то на собеседника. Даже ме5лкая лейтенантша поднялась и стояла за мной, поглядывая через моё плечо на весь этот натюрморт.

— Пппппервый раз такое вижу. — сержант быстро взглянул на меня, потом снова на тарелку, снова на меня. — Оно ещё никогда не останавливалось точно в центре.

— И что это значит?

— Вы, уж извините, не имеете никакой ярковыраженной склонности к чему-либо. Абсолютная посредственность!

— Ха-ха-хааа! — меня аж коротнуло на смех. Ну надо же, на Чан Далу я был весьма талантливым, прям почти гением, а тут я посредственность. Ну и ну.

— Не расстраивайтесь. Зато у вас вполне неплохой уровень силы, средняя степень первого круга. Я начинал с худшими показателями.

— А что за круги? Уровень силы на что влияет и что даёт?

— Это просто. — сержант поставил тарелку обратно в сейф, вернулся за стол. Из сейфа, кстати, тянуло Ци и без тарелки, значит, там ещё есть как минимум один артефакт. — Кругами определяют уровень силы ведунов. Вы вот на середине первого круга, я — на середине второго. А уровень силы влияет на ваши магические умения и физическое состояние. Чем выше, как понимаете, тем вы сильнее и здоровее, а продолжительность жизни у вас больше. Обычно это и на зельеварение с артефакторикой влияет, но у вас не тот случай, как видите.

— Ух ты! — я изобразил восхищение. — А как долго я могу жить на первом круге? А, допустим, на пятом?

— На первом круге вы запросто проживёте вдвое дольше обычного человека. А на пятом — и вчетверо. Вот я на сколько выгляжу?

— Ну… Лет на тридцать… Тридцать пять?

— В этом году мне будет восемьдесят семь!

— Оооооо! — ну ёпт, прям удивил. Я встречался с людьми, которые у нас были бы современниками кембрийского взрыва, а уж современников динозавров вообще целые толпы. — Не может быть!

— Вот так вот! А на десятом круге можно жить почти тысячу лет. Правда, сейчас таких долгожителей нет, самые старые, по слухам, лет по пятьсот всего. Главы закрытых кланов и родов в основном.

— Понятно. Вы говорили об учёбе? Но мне, я так понимаю, это не особо вариант теперь, да?

— Увы, но да. Что в клановые школы, чтоб в государственные принимают с высокой склонностью к какому-то из трёх направлений. Не ваш вариант.

— И что тогда делать?

— Живите жизнью обычного человека. Или не совсем обычного. Ни долголетие, ни кое какое мастерство мага у вас никто же не отнимет. А с возрастом растёт и ваш уровень силы.

— Повысить его никак? Ну, чтоб быстро.

— Пока такой способ не найден…

— Жаль. Ладно, а у вас есть какая-то литература для меня? Та брошюрка какая-то никакая, как для детей.

— Лучше всего зайдите на сайты и форумы для ведунов. Вот, возьмите — он протянул мне картонный квадратик, похожий на визитку. На нём были написаны названия сайтов. — Это сайты для «своих». Регистрация только для магов, так что там вам помогут лучше все, на каждом есть раздел для новичков.

— Спасибо.

Встреча с ФСБшниками меня расстроила. А вдруг я тут и правда — посредственность? Я-то думал, что сейчас как поназачаровываю всего и вся, только держись. А теперь вдруг выяснилось, что я ни для чего не пригоден. Блин, это было весьма некстати!

Дома я сразу уселся культивировать. Драка в гараже, где я чуть не поймал животом пулю, послужила тараном, ударившим в барьер между первым и вторым уровнями Очищения тела. Даже без пилюль я готов был прорваться, весь день проходил, балансируя на грани перехода. Так что понадобилось всего пара часов, чтоб я прорвался. Новая сила разлилась по телу, наполнила мышцы и кости, окутала собой внутренние органы и мышцы. Ух, хорошо-то как!

Моясь в душе, размышлял о том, что из техник стоит учить в первую очередь. На Чан Далу круто было с техникой Древесного меча кромсать всё вокруг, а с «поцелуем Солнца» сжигать, но тут-то так не сделаешь. Допустим, меч ещё можно будет носить в пространственном кольце и вынимать только когда понадобится. Но с «поцелуем Солнца»-то как? Сожгу полгорода — и меня на вилы поднимут.

Впрочем, там же в пещере, где был заключен дух Сён Вэй, была ещё какая-то техника ближнего боя без оружия. Я её запомнил, но разбирать подробности не стал. Да, можно сколько угодно не любить Сён Вэй, но то, что она гений — это абсолютная истина. Придуманное ей боевое искусство не может быть плохим. Решено, начну с него. И с «драконьего доспеха».

Выйдя из душа, я лёг в кровать и стал разбирать технику Сён Вэй. Постепенно техника раскрылась, и ко мне пришло понимание её сути. Пакостная культиваторша придумала замечательную штуку! Её техника позволяла высасывать Ци из противника, используя её против него. Любую Ци — свободную, использованную в техниках, защитных или атакующих, активных или пассивных. Получается, чем сильнее противник — тем мощнее по нему удар получится. Единственная защита — начисто удалить из себя Ци в любых проявлениях, но это означало бы стать фактически простым человеком. А что может сделать простой человек против культиватора? Ну, разве что покрасивее умереть. К этой технике перелива Ци от противнику к себе прилагалось десятка два разнообразных ударов, весьма жестоких. Один удар — один труп. Мало того, техника позволяла копировать себя — возле противника появлялась тень использовавшего технику, которая наносила удар, используя Ци цели, и тут же растворялась. На самом начальном этапе овладения техникой можно было создавать три своих тени, а на мастерском — практически бесконечное число, хоть миллион.

Техника просто бомба! Неудивительно, впрочем, что Сён Вэй её создала. Она же против богов боролась, войну им устроила. А боги сами по себе — эдакие призраки Ци, практически не имеющие физических тел. Эти вампирские удары идеальны против таких противников. Интересно — кто её победил-то в таком случае? Она же была одним из трёх сильнейших культиваторов среди людей, а с её талантом — может, и сильнейшим. И проиграла. Кому? И как, если Горы Синего тумана остались на месте? Мне рассказывали, что после битвы старейшин, когда мы воевали с Изумрудными Скарабеями, осталась обугленная впадина в тридцать тысяч ли диаметром. Кто же сумел победить Сён Вэй так, что и следов-то не осталось? Вопрос…

Я пролежал на кровати больше суток, обучаясь азам техники «Призрачного Кулака», как я её назвал, и «драконьему доспеху». Полностью я первую так и не постиг, но одного призрака создавать и наносить им высасывающий удар научился. А доспех «вспомнился» очень быстро, вечером следующего дня я уже мог «одеться» в него. Минут пятнадцать стоял, разглядывал себя, в чёрной броне и с рогами, в зеркале. Ха-ха, пойти, что ли, бабок на лавочке попугать? Эх, зима же, они до весны не выползут.

Так, а как там поживают мои любимые наркоторговцы? Надо бы их проведать…

*****
— Валера, что у тебя творится? Кто-то на твои точки нападает, людей избивает. Может, моих парней к тебе подтянуть? — плечистый лысый мужик хряпнул стопку водки, заел сыром.

Они собрались впервые за полгода. Когда-то, когда они в девяностые были обычными «быками» у тогдашнего пахана, «державшего» весь город под собой, они встречались каждый день. Разборки, перестрелки, постоянная опасность, неиллюзорный шанс получить пулю или нож в бок сплотили их. Потом их банду разогнали, пахана посадили на пожизненное, где он и сгинул, а они трое умудрились выскочить сухими из мутной воды. Теперь они заматерели, постарели, стали легальными бизнесменами, но прошло всё равно не забывали — сейчас они держали всю наркоторговлю в Париже, отмывая деньги через свои легальные фирмы.

— До этого дело ещё не дошло. Хотя правда твоя, Паша, — на одну из точек напал какой-то псих.

— И чо, сильно нагрел?

— Да не очень. Но двоих распространителей отправил в больницу. А третий так запуган, что вчера сбежал из города.

— Внатуре? Чего же эти зассанцы так испугались?

— Говорили, что он жуткий урод. И шустрые, прям пули руками отбивал.

— А твои барыги дурь упарываются?

— Бывает… Стараюсь следить, но это ж недоумки.

— Тогда понятно, откуда взялся урод-супермен. Хотя я был бы не прочь увидеть такую мразоту, ха-ха!

— Так за чем дело? Вот он я! — со стороны раздался наглый голос.

— Чё блять?! Ты кто такой?! — все трое вскочили и уставились на человека, стоявшего, опёршись задом на перила, на балконе.

— Ну как же? Это я, тот самый супермен-урод! — мужик зашел в комнату, и все трое немного побледнели. Лицо пришельца и правда было чудовищно — обожженное, в уродливых шрамах и подпалинах, бугристый нос, губы в узелках. Только зелёные глаза холодно смотрели на собравшихся.

— Ха-ха, сам явился! Молодец! А теперь становись на колени, руки за голову! — хозяин, мощный мужик в синем пиджаке и с полуседыми волосами, выхватил их шкафчика у стены пистолет и направил на противника.

Урод мерзко ухмыльнулся, а потом… исчез! В тот же момент хозяин дома перелетел через стол и врезался в шкаф на другой стороне комнаты, по пути выпустив пистолет. Сполз на пол, припорошенный обломками.

— Так, что-то меня тут не очень ласково встречают. Ну и ладно! — пришелец, появившийся на месте седого, направился к двум гостям. Те смогли только угрожающе испуганно проблеять «ты чо творишь?!», как схлопотали по мордам солидные оплеухи и отключились.

Седой хозяин очнулся от пощёчин, которые ему кто-то влепил. С трудом раскрыл глаза — правая часть лица онемела, будто по ней врезали доской, а над собой он увидел ухмыляющегося уродца.

— Ты труп, пидор! Тебя после сегодняшнего найдут и на куски порежут! И всю твою семью вырежут! А теб… ыыыыы… — седой заткнулся, получив удар по зубам.

— Хватит болтать. Топай к сейфу и выкладывай содержимое. Иначе порежут на куски сегодня и тебя.

— Да пошел ты! ААААААААА! — заорал, захлёбываясь воплем, потому что урод резко и безжалостно сломал ему левую руку.

— Пока что это твоя левая рука. Идти к сейфу и доставать деньги она не помешает. Но будешь продолжать упорствовать — буду отламывать пальцы. Уши. Нос. На одной ноге, кстати, тоже можно скакать.

— Я понял. Не пугай. — мужчина встал и побрёл в другую комнату, придерживая сломанную руку. Там он сбросил со стены картину, за которой оказался вмурованный сейф, покрутил ручки и циферблаты, открыл дверцу.

— Оооо! Вот это неплохо! — незнакомец сгребал в обычный пакет пачки рублей и долларов, прямо пачками, не побрезговал даже мелкими купюрами. — Надеюсь, фальшивомонетчеством не увлекаешься?

— Ты же понимаешь, что завтра тебя по всему городу искать будут? — голова у хозяина туманилась, рука ныла, будто в капкане, а уродский ворюга был слишком весел, чтобы это просто так выдержать.

— Мне всё равно, сколько мертвецов меня разыскивает. Эй, а там что? — ткнул пальцем в верхнюю част ьсейфа, закрытую ещё одной дверцей.

— Не твоего ума дело. Денег там нет! А если попытаешься украсть то, что там — то за тобой даже не я буду гоняться, а кто-то намного страшнее!

— Меньше болтай — быстрее открывай! Ну? Нос тебе оторвать?

Седой, скрипя зубами, открыл дверцу. Там было несколько контейнеров с пластиковыми одноразовыми шприцами, совсем маленькими и тонкими, наполненными бесцветной жидкостью.

— Ох, чёрт! Не может быть! Где ты это взял?! Говори! Быстро! — грабитель схватил седого за воротник, без усилий поднял его одной рукой, чутка придушив.

— Это… это новая дурь… Один укол — и клиент родную маму продаст, чтоб заполучить вторую! Я ещё не начал продавать, а те двое, что в столовой, уже пустили в оборот.

— Кто поставщик? Где его найти?

— Эй, парень. Ты мне можешь хоть все конечности сломать, но я не хочу умирать так, как это может сделать он! И тебе не советую к нему лезть!

— Спасибо за совет, но я сам решу, что мне делать. Ладненько, поспи немного. — пришелец коротко саданул седого кулаком в висок, и свет для того померк.

Очнулся хозяин дома в одиночестве. Дверь сейфа открыта, денег не было, да и шприцов с новой дурью тоже. Вашу мать, эта дурь должна была пойти элитным клиентам, она стоила уму денег, а он её потерял, да ещё и так! Возможно, поставщик очень захочет содрать с него шкуру. Буквально.

Хозяин дома, покряхтывая и держась за стену, доковылял до комнаты с приятелями, но те всё ещё лежали в отключке. Похлопал их по щекам, полил водой из графина, те зашевелились.

— Блять, что это было?! — лысый застонал, сплюнул кровь с осколками зубов, сел за стол и одним махом выпил стопку водки, скривился.

— Сука! — немногословно прокомментировал третий.

— Ублюдок, который уже грабанул мою точку! Пидор! Но ничего. — седой зло посмотрел на приятелей. — Он обязательно придёт на ваши точки. Надо его только поймать и оторвать яйца!

*****
Я стоял на соседней улице, в тени высотки, и рассматривал шприц, украденный из сейфа. От него ощутимо несло Ци. Наркота на основе Ци, хе-хе. А жизнь-то налаживается!

Глава 5. Трудная ночь

Следующие полтора месяца я был загружен по самое некуда. Первым делом я смастерил что-то типа алхимической лаборатории на кухне и примыкающем к ней балконе. Это просто кажется, что алхимия — лёгкая фигня. Загрузил в котёл всякого сена, разогрел, чихнул-пыхнул — и оттуда посыпались пилюли. И мне так, кстати, тоже казалось. Раньше. А потом меня заставили изучать алхимию, и понеслось…

Первым делом пришлось соорудить определитель. В Чан Далу его использовали для определения древних трав. Со временем всё меняется, травы мутируют, накапливают Ци иначе, чем миллиард лет назад. Когда культиваторы находят древние тайники, то духовные травы первым делом определяют у алхимиков. То же, кстати, и с древними рецептами пилюль — они сплошь и рядом малопригодны для выполнения из-за того, что древние травы могут изменить свои свойства. Приходится искать аналоги среди современных, изменять пропорции и прочими способами восстанавливать рецепты.

Вот такой аппарат я и соорудил на кухне. Больше всего он походил на самогонный аппарат — котёл для варки, шланги, охлаждающие спирали и фильтры. Теперь я мог узнать свойства земных трав. В конце концов — здесь есть Ци, так почему бы травам не накапливать её в себе? Я уже чувствовал среди растущих по городу кустов некоторую часть духовных растений, хотя и очень слабых. Так что можно пройтись по деревням и ПГТ за городом, купить сена, которое запасают на зиму скотине, немного, так, чтоб хватило для опытов и немного для пилюль. Всяко с пилюлями будет лучше, чем без них.

Подумав, решил купить гараж. Ко мне же приходят родственники, мать с сестрой и племяшкой заглядывали, особенно на новый год. А тут хренак — и у меня самогонный аппарат на кухне булькает. Да и ФСБшники заглянуть на огонёк могут в любой момент, мало ли какие подозрения я мог в них возбудить. И ещё возбужу. Денег у меня теперь хоть обмазывайся, у наркоторговцев выгреб чуть больше пяти миллионов рублей и ста двадцати тысяч долларов. Да ещё те двести сорок тысяч, которые были у напавших на брата нариков в гараже. В общем, я теперь некоторое время мог не думать особо о хлебе насущном. Так что купить гараж и перенести туда алхимические опыты показалось отличной идеей.

Вскоре все приблуды я перенёс с кухни в свою новую недвижимость, расположив их в подвале. Сверху, на первом этаже, сделал что-то типа комнаты отдыха — телевизор, диван, пара кресел, кухонная плита с микроволновкой, приставка. Типа, это такое себе холостяцкое гнёздышко, в котором можно уединиться. На вопрос «А нахрена оно, если у тебя есть целая холостяцкая квартира?», я пообещал себе придумать ответ как-нибудь потом.

Правда, первым опытом у меня было не определение деревенского сена, а обработка украденных наркотиков. Я так понял, что это местные пилюли, только в жидком виде, зелья. Первым делом пришлось отделить Ци-составляющую от опиоидной основы, которую, основу эту, я и слил в унитаз. Фу, мерзкая какая гадость! Никогда не любил наркотиков или алкоголя, вообще не люблю веществ, изменяющих сознание. А тут наркоту смешали с Ци, буквально осквернив эту мистическую энергию. Что за мрази на такое способны?!

После отделения получилось около стакана прозрачной, похожей на простую воду жидкости, от которой уже более явственно тянуло Ци. Вот с этим уже можно работать. Набрав с ближайшей лесополосы травы и древесных листьев, я заправил ими определитель. Мне нужны были первым делом пилюли культивации, что-то полезное для этого я и искал. Вскоре выделились две травы, которые можно было использовать — борщевик, к моему огромному удивлению, и обычная трава с колоском наверху, не знаю, как она называется.

Огненные техники я потерял вместе с телом, культивировать заново их ещё не успел, так что пламя под алхимическим котлом пришлось контролировать грубо, исключительно своим Ци и силой духа. Тем не менее уже к вечеру того же дня из стакана бывшей наркоты, охапки борщевика и целого букета колосков получилось десяток пилюль, малых низкокачественных пилюль культивации. Ох, как я рад был их видеть! Они были, конечно, так себе, не менее 93 % примесей, но всё равно это были пилюли культивации! И я сам их сварил! Ха-ха-ха!

Это произошло как раз за два дня перед новым годом. Я не стал сразу же глотать пилюли, а решил сначала отпраздновать. Как минимум, никто после нового года не будет удивлён, что я перестану выходить на связь. За праздничным столом мы собрались всей семьёй — я, брат, родители, сестра с мужем и дочкой. Пока все бухали, я проверил родных на предмет таланта к культивации, я уже был достаточно силён для этого. Увы, подозрения мои оправдались — почти все родные были без таланта, разве что у матери была крошечная искорка. Не думаю, что стоит её раздувать — если мать переживёт всех своих детей и предполагаемых внуков, то жизнь будет для неё гораздо худшим состоянием, чем смерть. Очень уж она нас любит всех нас.

Параллельно с алхимией я занялся зачарованием. Эх, как же не хватало мне духовной силы! На шаге Зарождения Души я буквально купался в ней, а сейчас опять вернулся к самому началу. Да, знания остались при мне, а вот силы на их воплощение недоставало. Тем не менее я сделал несколько формаций. Одна полностью защищала мою квартиру от того, чтоб эманации Ци вырывались из неё наружу. До шага Соединения меридианов могу не волноваться об этом, никто ничто не почувствует. Я надеюсь. Пришлось, правда, исписать стены, потолок и пол знаками зачарования, но я их забелил и заклеил обоями и ламинатом.

Вторая формация состояла из двух подформаций. Малая собирающая формация размещалась у меня в квартире, собирая Ци в радиусе километра. Большую собирающую формацию я разместил как раз на расстоянии километра — наносил знаки зачарования на дома, на деревья, вплетал их в переплетение балок электроопор. В общем, во всё более-менее долгосрочное. Большая формация была менее эффективна, чем малая, но собирала Ци с гораздо большей площади. Таким образом большая формация была оболочкой, а малая — ядром общей формации. В квартире теперь концентрация Ци была раз в двадцать больше, чем в окружающем мире, и уже почти приближалась с таковой на Чан Далу. Третья формация защищала подвал гаража от сканирования, как квартиру.

Кстати, увеличение Ци в квартире почувствовал и Потап. Да-да, этот чёртов демомнёнок решил помириться. Я несколько раз замечал в вентиляции блеск его глаз, видимо, поглядывал за мной, паршивец. А потом, как увидел, что я самогонный аппарат мастерю, он притаранил полпакета неких непонятных грибов. «Выпросил у троюродной сестры, которая разводит их в подвале своего дома за три квартала отсюда», как он пояснил. Клятвенно обещал, что с этими грибами крепость у самогона будет не менее семидесяти градусов, а похмелья не будет вовсе! Впрочем, насколько можно полагаться на его слова я уже понял, лучше сразу не верить.

В общем, второго января я заперся на все замки, уселся на толстом мягком коврике в окружении пилюль и стал их принимать. Буря Ци бушевала во мне целый месяц, а шесть пилюль подняли меня со второго уровня Очищения тела до четвёртого. Дальше я уже не рискнул прорываться, надо привыкнуть к этому уровню. Да и что тут скрывать — пришла пора пополнить запасы алхимической наркоты. Не то, чтоб она мне была прям вот вообще необходима, но, пока я не наладил поставки трав из деревень, будет весьма неплохо иметь её запас. Вроде седой говорил, что на точках его друга её уже вовсю толкают?

*****
Седой мужчина ужинал, когда его прервал телефонный звонок.

— Алло? Олег, что там?

— Появился! Пришел сигнал с одного из пунктов! В Троицком переулке!

— Выезжаю! Скинь адрес на телефон. — завершил звонок, повернулся к двум теням за своей спиной. — Третий, Четвёртый, мы выезжаем! Цель появилась!

Тени пошевелились, приобретая вид двух высоких, подтянутых мужчин. Седой уже почти не вздрагивал, когда видел их. А вот в начале… Это было на следующий день после нападения на его дом. У него просто не было другого выхода, кроме как оповестить продавца новой наркоты о её утрате, этот момент отдельно обговаривался в начале их отношений.

— Кто-то вломился в твою точку, а потом — к тебе домой? — невысокий пухленький человек сидел в роскошном кресле, заинтересованно смотря на седого.

— Да. И он был очень силён. Разобрал нас троих как детей.

— Хмммм…. Интересно. — толстяк откинулся на спинку, задумчиво уставился в потолок. Седой терпеливо ждал. Этот человек, Влад, как он себя назвал, как-то показал ему, как он пускает молнии из рук. Пускал он их в какого-то бедолагу, попытавшегося ограбить дом толстячка. После этого перечить этому сверхчеловеку седого не тянуло. — Ладно. Третий, Четвёртый! Сопровождайте этого человека везде, когда появится ворюга — захватите его живьём и доставьте ко мне.

Из соседней комнаты на зов хозяина вышли две тени, которые с того момента неотступно сопровождали седого. Даже в туалет и в ванну пытались за ним ходить, безмолвные и пугающие. Ему бы хотелось протестовать, но страх перебивал это желание. Теперь же… Теперь эти монстры захватят того наглеца, а он избавится и от него, и от этих пугающих роботов!

Седой захватил ещё троих «быков», на всякий случай. Олег тоже своих прихватит, это седой знал точно. Неважно, насколько пугающими были эти две тени, но полдесятка парней с калашами в любом случае лишними не будут.

Перед невзрачной блочной пятиэтажкой в конце Троицкого переулка остановилось сразу четыре внедорожника, из который стали выбираться подтянутые молодые мужчины с оружием в руках. О ментах можно особо не беспокоиться — они прикормленные, так что даже на небольшую войнушку не явятся, уже получив нужный звонок. А никого другого продавцы дури не боялись. Это их город и они тут хозяева! Это их корова и только они будут её доить!

Секунд через десять у входя в пятиэтажку стояли двое в возрасте, седой и лысый Олег, семеро мужчин лет тридцати пяти с автоматами в руках и два подтянутых парня, вроде бы расслабленные, но как заряженный пистолет.

— Третий, Четвёртый! Он на первом этаже, третья квартира! Он ваш! — седой скомандовал двум теням, и те рванулись вперёд. Удивительно быстро рванулись — метров двадцать до подъезда они преодолели за секунду, хлопнула дверь. Седой усмехнулся — ну всё! Полтора месяца ожидания окончены! Такие бойцы скрутят любого каратиста в круассан, так что из него малиновый джем изо всех отверстий потечёт.

Седой и лысый переглянулись с усмешками, предвкушая, как уже через полчасика будут в баре пить пиво. Из окон первого этажа раздались какие-то странные звуки, а потом одно разбилось, из него вылетел какой-то бесформенный предмет и упал недалеко от переглядывающейся парочки. Седой шагнул поближе, присматриваясь, потом в ужасе отпрянул — это была разбитая, чёрная от крови голова одного из теней.

— Что за хрень?! — седой ещё успел удивлённо воскликнуть, когда из окна выскочила фигура высокого парня с жутко изуродованным лицом монстра. — Бля! Стреляйте! Все — огонь! Убейте его!

Бойцы не подвели. Семь стволов слаженно поднялись, направились на выпрыгнувшего из окна и выплюнули свинцовую смерть. В первую секунду. Потом фигура будто превратилась в тень и исчезла, а автоматчики стали умирать, громко вскрикивая при этом. Если успевали. Взрывающиеся от ударов головы, вырванные позвоночники, разорванные буквально пополам тела. За краткий миг семь бойцов превратились в валяющиеся на асфальте трупы.

— Ох ты! Знакомые всё лица! Рад видеть вас, господа, приятный сегодня вечер! — долговязый урод вырос перед двумя оставшимися на ногах мужчинами, как из-под земли выскочил.

— Ты… ты… тыыыыы! — Олег в ужасе и ярости замычал, а потом попытался ударить урода. Тот с мерзкой улыбкой отошел в сторону, а Олег странным образом упал на землю и остался лежать, не шевелясь. Из-под него стала растекаться кровавая лужа.

— Хм, один оказался совсем некультурным. А ты как, получше воспитан, я надеюсь?

— Да! Да-да! Я… я ничего! Честно! — седой побледнел, как мертвец, и вытянулся в струнку, как когда-то в армии вытягивался перед сержантом.

— Ну и отлично. Тогда давай сядем в твой рындван и поедем к хозяину тех двоих, которые пришли в гости первыми, хорошо?

— Да! Будет сделано! — он бегом бросился к своему внедорожнику, остановился, раскрыл переднюю дверь. — Садитесь, пожалста!

— Молодец. Давай, крути баранку!

*****
Когда двое нелюдей ворвались в квартиру, я даже слегка испугался. Приехавших людей я почувствовал, и даже лёгкий флёр Ци от них тоже, но не придал этому значение — я знал, что барыги нажали тревожную кнопку. Ну да, приехали говнюки с оружием, ну и что? На четвёртом уровне я смогу даже из «калашникова» пулю отклонить, да не одну, так что плевать мне на них. А аура Ци? Да может они сами подсели на свою дурь. Я б не удивился!

Но потом ворвались эти двое. Они прошли сквозь дверь, будто и не заметили её, только щепки полетели и куски металла. Быстро оглядев квартиру, они целеустремлённо ринулись на меня, с такой скоростью, что размазывались в пространстве с еле видные человеческим глазом полосы. К счастью, у меня тоже были не совсем простые глаза.

Притормозив одного телекинезом, который он явно не умел блокировать, я встретил второго ударом в живот ногой из арсенала Сён Вэй. Чёрт, вложил в него слишком много сил — нападающего просто разорвало пополам, раскидав кишки по всей комнате. Но он всё равно пытался добраться до меня, цепляясь за мебель и линолеум руками. Наступил ему на шею, дал пинка по голове, та оторвалась и улетела в окно. Всё, уже не шевелится.

Освободил второго от телекинеза, тот рванулся ко мне, подпрыгнул, пытаясь пнуть меня ногой в голову. Вот идиот! Схватил его за ноги и с размаху приложил тушкой об пол, наступил сверху, но противник стал подниматься, будто не замечая моего веса. Ребром ладони по шее! Та хрустнула, голова повисла, а тело упало обратно на пол. Некоторое время подёргалось-подёргалось и затихло.

И что это такое? Кто они? Откуда наркобарыги их взяли? Хм, надо их и спросить. Я прислушался — от трупов всё равно тянуло Ци. Осторожно просканировал их — в груди, рядом с сердцем, обнаружилось какое-то сосредоточение Ци, ещё живое. На кухне взял нож и быстрыми ударами вскрыл грудную клетку разорванного пополам нападавшего. Там оказалось что-то круглое, размером с шарик для пинг-понга, красное, от него тянулись сосуды-ниточки по всему организму убитого. Хех, сосуд с Ци, ну что ж, мне он пригодится. Я вырвал это нечто и засунул в пространственное кольцо. Перед выходом «на дело» я купил оловянной бижутерии и сделал три кольца по пять кубометров. Со вторым поступил точно так же, теперь у меня было два сосуда с Ци. Так, а кто там снаружи?

*****
Седой рулил и потел от усердия. Или от страха. Он полтора месяца боялся тех теней, Третьего и Четвёртого, а оказалось, что бояться стоило не их, а вот его, уделавшего этих странных подручных дилера за считанные секунды. Седой вообще был тёртым бандитом, и в перестрелках участвовал, и в поножовщинах на «стрелках». Но такого кровавого безумия, которое разыгралось этим вечером, он ещё не видел. И больше видеть не хотел. Всё, выберется целым из этой переделки — завяжет с наркотой и вообще с нелегалом. Чёрт с ними, с бабками, зато хоть не будет за шкуру так трястись!

Седой уже весь промок, когда они подъехали к дому дилера. Тот жил в «элитном» частном секторе, с хорошими дорогами, с большими, ухоженными участками и с высокими заборами. Впрочем, за забором нужного дома машину седого знали, так что ворота сразу же открылись, и внедорожник беспрепятственно въехал во двор.

— Это там. Он — там. — седой указал пальцем на дом в глубине участка.

— Сколько там ещё типов типа тех двоих?

— Нннезнаю. Правда, не знаю! Я видел только этих двух! Да я и был тут всего три раза! И видел только хозяина!

— Ладно. Но ты подожди тут меня, я постараюсь быстрее управиться. У тебя же счётчика нет, чай, не такси, так что мне это в копеечку не влетит же, да? Хе-хе!

— Конечно, конечно! Не спешите!

Седой наблюдал, как парень с изуродованным лицом зашел в дом, но потом некоторое время ничего не происходило. Наконец, он устал ждать, вышел, закурил. Эх, хорошо бы, если у дилера тех теней будет побольше и они завалят этого ублюдка! Ха, он по дороге обещал завязать? Ну, обещать — не значит жениться! Раз уродца прибьют, то бизнес можно будет делать без проблем. Да и точки Олежика прибрать к рукам… Он уже мёртвый, ему они не нужны!

Он ещё курил и строил планы, когда окна дома вылетели наружу, а злые зелёные молнии подожгли подступающие к дому кусты и деревья.

*****
Четверо. Четверо роботов и один продвинутый культиватор. Столько источников Ци я насчитал в доме, как только вошел. Из подвала, который тут был довольно большим, тоже тянуло Ци, но несильно. Это мне напоминало мою собственную маленькую лабораторию в подвале гаража. Так, после здешнего хозяина подвал — первейшая цель.

— Проходите, не бойтесь, у меня есть к вам вопросы, дорогой гость! — из дальней комнаты дом раздался мягкий, вкрадчивый голос. Что ж, не будем заставлять себя ждать.

— Это ты тут местный Калиостро? — я рассматривал толстячка в удобном кресле. Хм, утащить его к себе в гараж, что ли?

— Ага, ага, я! Ха-ха! — он угодливо хихикнул и закивал. — А вы, собственно, кто? Клановец? Государственник? Кто из неизвестных мне уважаемых людей направил вас ко мне?

— Да я сам по себе, свой собственный мальчик, как говорится.

— Кто бы мог подумать! — грустно вздохнул, как бы перед чем-то неприятным. — Я не люблю пытки, но, видимо, их придётся применить, раз вы сами не хотите рассказывать о своих начальниках. Взять его!

Из тени выскочили четыре фигуры и рванулись ко мне. Ага, зомби выскочили. Впрочем, я их и так видел в тени, для культиватора темноты как таковой и не бывает. «Призрачный Кулак»! Я не стал ждать или устраивать долгий мордобой, а сразу применил технику Сён Вэй. Четыре призрака мелькнули возле нападающих, и подручные наркобарыги пораскинули мозгами по стенам. Их хозяин с недоумением и начавшим зарождаться страхом посмотрел на падение мертвецов.

— Чёрт побери! Как вы смогли уничтожить сразу четырёх гончих?!

— Это они так называются — гончие? Я и не знал. А как справился — уже неважно. Для тебя.

— Я бы на вашем месте не был бы таким уверенным! — толстячок поднялся, выражение его лица неуловимо изменилось стало злобным, кровожадным. Между его рук проскочил зелёный разряд электричества. — Давно я никого лично не убивал!

Толстяк быстро выставил руки в мою сторону, с них сорвались целые грозди злых зелёных молний и ринулись в меня. Уйти «призрачным кулаком»! Хозяин развернулся и сдал второй разряд в меня, промахнулся, вынес окно и поджег какие-то растения за окном. Так мы и прыгали пару минут — толстяк поливал всё вокруг разрядами электричества, а я скакал вокруг него, стараясь не поспасть под разряд. Два раза получилось не очень — левая штанина и куртка слева же были прожжены искрами.

— Теперь понятно, как ты убил гончих! Очень интересное умение, какой-то вид телепортации, да? Ну ничего, я выпытаю всё, что мне нужно, как тебя поймаю. — толстяк весело фантазировал о будущем, впрочем, ничуть не ослабляя концентрации.

Ещё через минуту мы остановились. Толстяк был весь потный и тяжело дышал, я был получше, но множественные применения техники истощило моё Ци. Надо это всё поскорее заканчивать, пилюль духа я так и не наделал, подумал, что не понадобятся, тупой идиот!

— Хех, рад тебя разочаровать, но рассказывать что-то буду не я. «Драконий доспех»! — одежда на мен разлетелась, кожа превратилась в антрацитово-чёрную броню, а голова украсилась рогами. — «Призрачный кулак»!

Моя призрачная копия появилась радом с толстяком и нанесла по нему удар. Кулак врезался в какое-то подобие защитной техники, огненного типа, но почти без проблем пробил её и ударил противника в обширное пузо. Тот громко выдохнул и улетел, шмякнувшись об стенку, но остался живым. Зашевелился, заохал, встал на четвереньки. Ну это он зря! Подскочил, пнул его ногой в бок, как раз он стоял правым ко мне, так что печень ощутила на себе все прелести моей ноги. Хозяин ещё раз ухнул, опять шмякнулся об стену, но теперь уже не пытался подняться. Я присел рядом на корточки.

— Всё? Ушел запал? Давай сюда артефакты, что на тебе, три штуки вроде. И я пошурую у тебя в подполе. Твоя жизнь мне как таковая не нужна. — я, конечно, врал. Его в любом случае придётся убить, или он мне жить спокойно не даст. Такой засранец будет меня долго преследовать.

— Пошуруешь в подвале? Так ты… всё таки от кого-то? — сплюнул сгусток крови. — Но… зачем тебе… артефакты?.. ПОЛУЧАЙ!

Толстый взревел и прямо лёжа выстрелил молниями из обеих ладоней. Я не успел среагировать, молнии прошлись по броне и ушли в пол, подпалив коврик. Вот сука! Я схватил его за руки и одним движением сломал их. Противник взвыл, прижал сломанные конечности к груди.

— Видимо, не договоримся. Придётся забрать всё самому.

— Ха-ха-ха! Я не хотел это использовать, даже не думал, что придётся в такой дыре… Хорошо, что это моя последняя ошибка! — он заулыбался кровавой улыбкой, как-то обречённо, а потом передал какую-то быструю команду через Ци. Я сначала не понял, что за команда, но один из артефактов стал светиться, наливаться грозной силой, и я понял — да это ж суицидник чёртов! Оглянулся, ища укрытие, но стены были хлипковаты. Почему-то убраться за пределы дома «Призрачным Кулаком» мне в голову не пришло.

Я выбрал единственное, что мне показалось подходящим, и мгновенно нырнул в подвал, захлопнув за собой тяжелую, металлическую крышку. Сверху грохнуло, будто разбились десять тысяч стаканов разом, потолок подвала просел вниз, обдав меня щепками и пылью, но выдержал.

Я быстро осмотрелся. Да, точно, тут располагалась лаборатория алхимика. Сосуды, горелки, вытяжки, сложные конструкции из всякого химического инвентаря. Но фонили Ци в основном две вещи — большой пузатый сосуд и два ящика в уголке. Я быстро проверил — в ящике были расфасованные по шприцам наркотики, а сосуд содержал их же, но в первозданном виде. Ну и отлично! С толстяка артефактов уже не снять, самоуничтожился, гад, а вот этим поживлюсь! Я быстро запихал всё в пространственные кольца и выбрался наружу, выбив тремя ударами крышку люка.

Дома сверху не было. Остовы стен, покорёженный пол, щепки и мусор вместо мебели. Близкие к дому кусты и деревня сломало и повыворачивало из земли взрывом. Чёрт, и машина с седым бандюком не выжили — машину всю изрешетило осколками камней, а наркобарыга получил удар увесистым булыжником в лицо, оставившим вместо того фарш. Ладно, ничего не поделаешь. Я быстренько стянул с него штаны и куртку, натянул на себя. После «драконьего доспеха» от одежды и даже трусов остались лоскуты и нитки, а на улице февраль, что ни говори.

Где-то вдалеке завыли сирены «пожарки». Всё, время смываться! На сегодня приключения закончены!

Глава 6. Ненужное внимание

Домой сразу я не пошел, сначала решил отдохнуть в гараже. Молнии, которые прожгли одежду, оставили после себя довольно болезненные ожоги на теле. Гадость же такая, оказывается, будто кто-то молотом саданул мне по рёбрам и по руке. А медикаментов-то ещё я не варил!

Раздевшись, я сжег всю одежду в печи в подвале гаража. Осторожность не помешает — не хотелось бы попасться в руки ФСБшников или даже простых полицейских просто потому, что на автомате надел одежду, фигурирующую в ориентировках. Всё же за сегодняшний вечер я многое наворотил, а попасть на камеру какого-нибудь банкомата или продуктового магазина мог запросто. Так что горите, штаны куртка, горите и сгорите. А я пока подлечусь.

Благо, теперь у меня было достаточно наркотиков с Ци. Я сразу поставил её на перегонку, всю, и из шприцов, и из бака. К утру у меня уже было три литра концентрированного «сиропа» из Ци. Два литра я оставил на потом, а пол литра разделил на две части в пропорции 1 к 2. Одну часть я смешал с измельчёнными вишнёвыми листьями и укропом и заправил этой смесью алхимический котёл. Через два часа активной прожарки из котла высыпалось около килограмма красного сыпучего порошка — заживляющий порошок низкого качества. Я обрадовано натёр им свои повреждения, которые начали потихоньку исчезать. Пятнадцать минут — и от зеленовато-синих гематом не осталось и следа.

С двумя оставшимися частями сиропа повозиться пришлось подольше. Туда я добавил борщевик, листья орешника, три пучка клевера и горсть каштанов. Вся эта смесь в алхимическом котле варилась часов пять, по ходу я ещё добавил вишнёвой коры и пучок обычной травы. Но в конце концов я достал из котла килограмм плотной и вязкой, как пластилин, горячей смеси. Увы, пока что сделать так, что в котле пилюли образовывались сами по себе, я ещё не умел. Так что стал лепить из этого горячего пластилина пилюли размером с крупную горошину, катая их руками. В конце концов получилось сотни полторы малых низкокачественных пилюль исцеления. Мои ж вы прекрасные!

Я всё ещё не передумал зарабатывать деньги пилюлями. Надо будет только посмотреть, насколько действенными будут эти вот сваренные мною пилюли. Заодно и зачаровать их предварительно, это повысит их эффективность. Сейчас денёк-другой отдохну, подеградирую за компьютером, а потом займусь этим. Всё же мне пока что просто везло, что я в таком городке, где сильных культиваторов нет. Ну или как там их, ведунов сильных нет. А если сунусь в города побольше, в Сочи хотя бы и Краснодар, то там могут найтись те, кто меня на раз по полу размажут. Наверное. Вот пока не прокачаюсь сильнее — буду барыжить пилюлями.

*****

— Что там у вас происходит, лейтенант Полозова?! Я вас послал на простое задание — а вы там массовые убийства устраиваете! — полковник был страшен даже в окне Скайпа.

— Это не я страиваю, господин полковник!

— А кто?!

— Мы устанавливаем личность подозреваемого…

— Устанавливают они, понимаешь! — старик немного успокоился, отпил воды из стакана. — Ладно. Докладывайте, что там у вас точно приключилось.

— Слушаюсь! — Алёна пошуршала листками, переложила несколько бумажек, быстро взглянула на сержанта. Тот перехватил её взгляд и еле заметно кивнул, мол, это её доклад. — Вчера в двадцать один сорок семь по местному времени некий неизвестный совершил нападение на точку сбыта наркотиков по адресу…

— Неважно! — полковник махнул рукой. — Что этому неизвестному нужно было? И кто свидетели нападения?

— Все трое наркоторговцев остались живы, с них я и снимала показания. Так вот, этот неизвестный проник в занимаемое помещение и потребовал некие новые наркотики, которые совсем недавно поступили в продажу. Ему отказали и попытались выкинуть, но он избил охранника и главного на точке, заодно и молодую женщину, используемую для завлечения новых клиентов.

— И что потом?

— Потом напавший забрал найденные наркотики, причём, по словам свидетелей, — неизвестно куда. Просто взял в руки — и они пропали. ОН уже собирался уходить, когда снаружи раздался звук двигателей нескольких автомобилей. Почти сразу после этого в квартиру ворвались два человека, выбив при этом металлическую дверь, разорвав её на куски. Эти двое затеяли драку с напавшим, но закончилась она секунды за три-четыре — смертью этих двоих. Их буквально разорвало на куски, а потом первый напавший вскрыл им грудь и достал оттуда какие-то красные предметы, как показалось свидетелям — сердца.

— Но это ведь не были сердца?

— Так точно, господин полковник. Все органы у них на своих местах, по крайней мере, они в полном комплекте.

— Что дальше?

— Дальше первый нападавший выпрыгнул в окно. Неизвестно, что там произошло — наркоторговцы в окно не выглядывали, соседи видели только мечущиеся тени в отсветах из окон, но зато всё слышали. Судя по следам, те двое приехали не сами, а с сопровождающими — семь мужчин с автоматами Калашникова и двое тех, кто, как мы считаем, ими командовали. Про двое мы предполагаем, потому что среди трупов только один из них.

— Из-за чего тогда предполагаете?

— У подъезда были три внедорожника — два принадлежали бизнесмену Сёмину Олегу Юрьевичу и одна так же бизнесмену Павловскому Валерию Петровичу. Оба, судя по досье, раньше состояли в одной преступной группировке, а сейчас в разработке отдела по контролю за наркотиками. Мы считаем, что с точки им поступил сигнал о нападении — там есть специальная замаскированная «тревожная кнопка» — эти двое с «бойцами» приехали, но противник попался им не по зубам.

— Понятно. Дальше.

— Дальше их «быки» открыли огонь по выпрыгнувшему из окна человеку, но попасть не смогли. Во всяком случае, следов крови или чего подобного эксперты не нашли. После чего этот неизвестный убил всех семерых стрелков и Сёмина, захватил автомобиль Павловского вместе с ним и уехал на место второго происшествия.

— Шустрый мальчик! А на второй точке как развивались события?

— Свидетелей, увы, событиям там нет, так что картину составили из имеющихся следов. Неизвестный с Павловским приехали к дому в частном секторе, неизвестный пошел в дом, а Павловский остался у машины. В доме произошло столкновение с хозяином дома и ещё четырьмя его помощниками.

— Помощники были обычными людьми или как те двое в наркопритоне?

— Как те двое. Нам это удалось установить точно, так как неизвестный не успел вынуть из них алхимические составляющие. Неизвестно, как точно развивались события в доме, но все пятеро были уничтожены, причём последний совершил самоубийство, подорвав себя мощным артефактом. Нападавший выжил и даже успел опустошить нарколабораторию в подвале дома, после чего скрылся. Павловского убило возле машины осколками от взрыва.

— Известно, что производили в лаборатории?

— Да. Мы собрали остатки — это новый, ранее неизвестный наркотик на основе опиатов с добавлением алхимической составляющей.

— Зачем он нужен был неизвестному?

— Версий несколько… Возможно, он попробовал на него и «подсел», но, исходя из уровня его силы, в это трудно поверить. Возможно, он сам хочет производить подобное, так что устранял конкурентов и собирал образцы. Возможны и другие варианты, которые мы не можем предугадать.

— Ясно. Зацепки по этому неизвестному есть? Фоторобот составили? Мог он попасться на камеры видеонаблюдения?

— Фоторобот составить нетрудно, у него примечательная внешность — жуткое обгорелое лицо с множеством шрамов. Правда, возможно, что это искусно сделанная маска, потому что в городе людей с подобной внешность, по нашим данным, нет. На камерах, к сожалению, не засветился, на мобильный телефон никто снять не успел. Тупик!

— Я вам дам — тупик! — полковник хлопнул ладонью по столу. — Тогда зайдём с другой стороны — что известно про ведьма-суицидника?

— О нём тоже мало что получилось узнать. Дом он купил год назад на подставное имя, в лицо его продавец не видел, а от него самого следов почти не осталось — взрывом разорвало чуть ли не на атомы.

— Прекрасно. О неизвестном ведьме-алхимике, варящем неизвестные наркотики, ничего не известно. О нападавшем, который убил ведьма и шесть его слуг-гончих — тоже ноль информации. Хоть примерные уровни силы их определили?

— Да, господин полковник! — в разговор включился сержант. — Ведьм и его гончие были на третьем круге силы, это установлено точно. Неизвестный, судя по тому, что он достаточно легко их перебил, — как минимум на четвёртом круге.

— Этот новенький, который появился в Париже недавно, может быть им?

— Эм… Я считаю, что нет. Это невозможно за два месяца достичь четвёртого круга силы, господин полковник. Но мы на всякий случай ещё раз его проверим.

— Хорошо. Хотя… Я пришлю в Париж группу ищеек во главе с капитаном Ягодиным. Он колдун четвёртого круга, специализируется на поиске людей. Психа, устраивающего массовые убийства, надо поймать как можно скорее.

— Но… Господин полковник, это же моё дело! — Алёна встрепенулась.

— И до чего вы довели это дело? До четырнадцати трупов? В конце концов, никто вам розыск вести не запрещает. Понятно?

— Так точно, господин полковник!

*****
Дом стоял на берегу реки. Даже не дом — целое трёхэтажное поместье, с несколькими пристройками, гаражом и даже вертолётной площадкой. На крытой террасе, наслаждаясь видом зимней реки, обсыпанных снегом деревьев и ясного неба, сидел высокий черноволосый человек лет тридцати пяти. Спокойно и размеренно пил кофе с булочками, поглядывал наружу, явно довольный собой и окружающим.

Идиллию нарушил стук двери, к черноволосому красавчику быстрым шагом подошел худой мужчина в костюме и круглых очках, наклонился и громко зашептал:

— Господин, мне только что сообщили — Кукловода убили.

— Это который в Париже был, верно? — губы красавчика поджались, чашка со стуком опустилась на блюдце.

— Да, в Париже.

— Известно кто?

— Нет. Наши агенты перехватили доклад федералов — Кукловода убил какой-то наркоман, до того атаковавший точки сбыта нового наркотика.

— Наркоман, способный убить Кукловода? Чушь! Или сами федералы это сделали, или кто-то из кланов. Чёрт, если они встали на наш след…

— В отчёте федералов об этом ни слова.

— Могут и по секретному каналу настоящие сведения передавать. Ладно. Пошли туда Медведя и Змея. Пусть найдут того, кто убил Кукловода, и душу из него вытрясут, но узнают, по чьему заказу он это сделал. Пока не выполнят — чтоб не возвращались!

— Слушаюсь, господин!

*****
— Господа! — сидевший во главе стола мужчина обратил на себя внимание уже собиравшихся расходиться людей. — И последнее на сегодня.

— Что там ещё?

— Ко мне поступила информация, что одного из ведьмов Северных Воронов, Кукловода, убили.

— И что? Вороны много кому дорожку перебежали, неудивительно, что их цепных псов убивают.

— Согласен. Только один момент — никто не знает, кто это сделал. Убийца перемолол ведьма третьего круга, полдюжины его гончих и ещё с десяток местных бандитов, после чего бесследно исчез.

— Тоже известная история. Скорее всего, кто-то из оперативников ФСБ зачистил его.

— Федералы сами не в курсе, кто это сделал. Это известно абсолютно точно. Неизвестный исполнитель.

— То есть ты утверждаешь, что это некий свободный исполнитель? Ни к кланам, ни к государственным службам не имеющий отношения?

— Верно. Всё так и есть, судя по фактам, — никому не известный ведун что-то не поделил с Кукловодом и уничтожил его.

— Хм. Предложения?

— Надо послать туда группу, чтоб обнаружить этого неизвестного. И завербовать его к нам, пока это не успели другие кланы или ФСБ. В ином случае, если он не внемлет голосу разума, группа должна будет ликвидировать его.

— Согласен. Разумный план.

— И я.

— Я тоже.

— Я за.

— Отлично. Тогда я дам распоряжение нашей семнадцатой боевой группе выдвигаться!

*****
Мария сидела в кресле, забравшись в него с ногами, жевала «ириски» и писала в блокноте План. План, конечно же, по соблазнению этого чёртового Василия. С каждым днём эта мысль всё больше и больше захватывала её, и вот наконец она решила пойти у этой мысли на поводу.

Первым делом, конечно же, стоило бросить Филиппа. Он Маше уже порядком надоел, старый пердун, ещё и ревнивый. Ну и что, что она стала меньше ему уделять внимания? Всё равно можно же было ей купить колечко, а не устраивать бабскую истерику! Всё, к чёрту Фильку!

Потом, конечно же, надо почаще попадаться на глаза Василия. С Нового года она видела его всего два раза, и то — издалека. Так не пойдёт! Не будет её видеть хотя бы через день — его уже охмурит какая-то пронырливая лахудра. Тем более он уже не тот пузатый хлюпик, каким был, не он, а на него заглядываются. Сучки всякие!

Так, кто он там по профессии? Компьютерщик? Значит, должен понимать в этих железяках! Надо выдернуть провод из процессора под столом и попросить починить. Это ж всегда срабатывает! А как придёт в гости — тут можно действовать на него чем угодно, хоть полупрозрачным халатиком на голое тело. Ни один мужик не сможет противостоять своим фантазиям, не раз виденныхв порнушке. Все мужики членистоногие!

Ну и, конечно, стоит организовать несколько происшествий на улицах. Мужики обожают быть сильными! Подойдёт к нему поближе, оступится, рухнет ему почти на руки — он подхватит, а она похвалит его стальные мышцы и крепкие объятия. Василий точно не устоит. Мужики, которые долго были одиноки, падки на лесть как худеющая толстуха на свежий торт.

Последним пунктом — обработка его семьи. Его же родители рядом живут, надо почаще в гости заходить, знакома-то она с ними чуть ли не с рождения самой Марии. Мать, капающая на мозги сыну, что какая-то девушка, тем более давно знакомая, влюблена в него, добавит ей очей!

Маша закрыла глаза, вспоминая последний раз, как видела Василия. Он был в самой простой одежде, ничем особо не выделялся, но для неё он казался прямо таки божественно прекрасным. Высокая, атлетичная фигура, видная даже сквозь зимнюю одежду, волевое лицо с изумрудно-зелёными глазами, какая-то решимость и внутренняя сила. От одного только воспоминания о нём у неё начинала кружиться голова. А что будет, когда он будет её!

Маша так и заснула в кресле, с блокнотом и карандашом в руках и с недоеденной ириской в зубах.

*****
Я не стал зачаровывать сразу все полторы сотни пилюль исцеления. Потом как-нибудь сделаю, а пока и двух десятков хватит. Зачарование улучшило качество пилюль, но до среднего качества улучшились только две пилюли из двадцати. Что, впрочем, тоже неплохой результат. Я съел одну из не улучшившихся до среднего уровня пилюль, в помощь регенерирующему порошку, и чувствовал себя сейчас просто великолепно.

Испытывать пилюля решил на тех случаях, которые по тяжести явно ставят людей на порог смерти. В конце концов, если пилюлей вылечишь человеку насморк, то это хорошо, но всей эффективности медикамента этим не проверишь. Так что лучше экспериментировать на таких людей, у которых будет ясно видимый и значительный прогресс в случае удачи. Так что решил ставить опыты на больных раком, не зря же в городе есть онкодиспансер.

В девять утра следующего дня я стоял у дверей с табличкой «Парижская онкологическая больница № 1» и придумывал, под каким предлогом можно будет попасть к её пациентам. Ладно, что-нибудь придумаю по ходу. Я уже заранее сделал с помощью Ци маску на лице, только, конечно, не такую страшную, с какой ходил к наркобарыгам, поэтому спокойно шагнул внутрь.

За стойкой регистратуры сидела молоденькая медсестричка, копающаяся в телефоне. Она даже не обратила на меня внимания, но я постучался об стойку, привлекая её. Наконец, сестра оторвалась от экрана. Я помахал перед ней удостоверением с прошлой работы, так, чтоб казалось максимально официально, но чтоб она ничего не разобрала, и, яростно улыбаясь и используя всё доступное обаяние, попросил номера палат самых больных пациентов. Присовокупив легенду, мол, я стажер центра психологической поддержки имени Ивана Сусанина, надо провести самостоятельную работу по изменению внутреннего настроения людей с неизлечимыми болезнями, чтоб произвести впечатление на начальство, и прочую чушь.

Как ни удивительно, девочка при виде меня растаяла и полностью поверила в мою легенду. Так что очень быстро я получил два номер (вообще-то целых пять, но от трёх я отказался, пилюли-то всего две), по которым и направился. В семнадцатой палате лежала молодая девушка двадцати шести лет, сирота, с четвёртой стадией рака шейки матки. Жуткая штука с постоянными кровотечениями и превращением «внутреннего мира» в дырявый фарш. В шестой лежал одинокий дед, которого месяц назад нашли полицейские на вокзале. А теперь он лежит тут с прогрессирующим раком желудка с метастазами в лёгкие, печень и сердце. Каждому из этих двух пациентов, как по секрету рассказала мне Люба-регистраторша, осталось не больше месяца пребывания на этом свете. Как раз то, что надо.

Первого я посетил деда — его палата была ближе. Старикан лежал колодой, подключённый к каким-то аппаратам жизнеобеспечения. А может, это были просто мониторы состояния, а из всего оборудования была капельница. Увы, особо я в этом не разбирался. Я потрусил старикана за плечо, громко покричал ему в ухо, но ответа не получил. То ли в отключке валяется уже, то ли обезболивающие его делают невосприимчивым к раздражителям. Я просто открыл ему рот, засунул туда пилюлю и протолкнул в глотку. Всё, дальше должна сама справиться. Обтерев об подушку слюни старика с пальцев, я пошел в палату с девушкой.

— Здравствуйте! — я с порога поздоровался с пациенткой. Она бодрствовали, полусидела на кровати, горестно смотря в окно. Просканировал её тело силой духа. Мда, печально, она настоящая смертница.

— А вы кто? — её взгляд равнодушно прошелся по ней. Ну да, не стоит ждать от неё особой вежливости, на пороге-то смерти.

— Я из центра поддержки неизлечимо больных.

— Мда? Ну давайте, поддерживайте. — скепсис в её глазах мог бы заставить усомниться бога в своей возможности создать хотя бы небо и землю.

— Съешьте вот это — и вам полегчает. — я достал малую среднюю пилюлю исцеления и протянул её девушке.

— Серьёзно? И всё? Ещё одна какая-то бесполезная таблетка? Я уже столько их съела за время болезни…

— От этой вам должно полегчать.

— Должно? Ха-ха! Вы сами не в курсе, что она работает?

— Знаю. Но не уверен, насколько она будет эффективной. Как видите, я с вами вполне честен.

— Ну и зачем мне ваша честность? Пф! Съешь то, не знаю что, получишь что-то, а может и нет. Перспективно!

— Не сочтите за грубость, но у вас не так-то и много шансов выбраться из этого милого заведения. — я обвёл палату широким жестом руки. — А эта пилюля, я уверен, этот шанс вам даст.

Девушка некоторое время смотрела на меня. Выражения её было какое-то… непонятно. Будто она хотела надеяться, но не могла себе этого позволить.

— Ладно. Давайте свою пилюльку. Я уже так много подобной дряни съела, что ещё одна никак не помешает. Пусть даже это чистый яд — хотя бы мои мучения закончатся.

Я протянул ей пилюлю, она взяла её, посмотрела со всех сторон, понюхала, потом положила в рот и проглотила. Я уставился на девушку, ловя каждое изменение её лица. Несколько секунд оно не менялось, а потом она покраснела, часто задышала, глаза её распахнулись, и она с жутким удивлением посмотрела на меня. Запикал какой-то прибор, к которому она была подключена.

— Что… что это такое? У меня будто всё тело горит! Особенно… внизу, в паху!

Она откинулась на кровать, глубоко дыша. Через полминуты дыхание нормализовалось, излишняя красота сошла с лица, оставив здоровый румянец. Прибор перестал пикать.

— Как вы себя чувствуете? Что-то изменилось в ощущениях?

— Я не чувствую боли! Ни капельки! И усталость прошла, и головокружение! А ещё я хочу танцевать!

Девушка вдруг спрыгнула с кровати, со смехом встряхнулась, как мокрая собака, и стала выполнять танцевальные па, напевая под нос какую-то мелодию. В палату зашла взволнованная пухлая медсестра лет пятидесяти, с недоумением уставилась на пациентку.

— Деточка, ты чего вскочила? Ложись обратно, тебе надо лежать! — она попыталась поймать прыгающую по палате пациентку, но та ловко ускользала.

— Не надо мне лежать, я хочу танцевааааать!

Я просканировал порхающую девушку, оценивая её новое состояние. Рака не было! Все органы были целыми и без повреждений, шейка матки и сама матка как новенькие, каких-либо метастазов найти не удалось. Чёрт возьми, пилюля действует даже лучше, чем я предполагал! Только с эффектом эйфории надо что-то делать. А может, и не надо. Я ещё раз просканировал ей и тихо удалился.

Уже идя по коридору первого этажа, я понял, что и на деда моя пилюля подействовала в полной мере. Между стен нёсся могучий голос, поющий какое-то непотребство:


Задирайте, бабы, юбки,
Зазывайте мужика,
А не то наступит, бабы,
Сексуальная тоска!

Мда уж, если бы тут был Потап — ему бы этот дед понравился. А деду, наверное, Потап, пусть даже они из разных миров. Под такие вот завывания я зашел в палату, из которой доносился ещё и шум и женские крики. Там две медсестры, почти копии той, что зашла к девушке, пытались связать деда, но тот изо всех сил вырывался, бегал по палате и орал дурниной:


С неба курица упала,
Прямо на х** петуху.
Петуху приятно стало,
Закричал ку-ка-реку.
Немного оторвавшись, старикан что есть мочи заголосил:
Мимо тещиного дома,
Я без шуток не хожу.
То ей х** в забор просуну,
То ей жопу покажу.

Похохатывая, я вышел из онкодиспансера. Что ж, мои пилюли работают, отлично работают. Полумёртвых людей могут буквально вытащить с того света. Так что… где там ближайший больной миллионер находится?

Глава 7. Проверки

Меня выперли из моей же квартиры. Представляете? Вчера днём ко мне завалилась сестра с дочкой, объявили, что у их мужа и отца какой-то вирус и поэтому они его оставили на карантине, а жить будут у меня. Я первые полчаса был в шоке, а потом пришлось поработать. Запершись в своей комнате, я быстренько зачаровывал кусок стены, делая эдакий полутелепорт. Потом собрал вещички, крикнул в вентиляцию Потапу, чтоб он не разбойничал, и съехал в гараж. Всё равно я бы нормально не смог культивировать в одной квартире с ничего не знающими родственниками. В гараже в подвале я зачаровал вторую часть телепорта, и теперь вся Ци, что собиралась в квартире, перебрасывалась в гаражный подвал.

В городе тем временем царил кавардак. По моим ощущениям, в Париж приехало не менее десятка культиваторов, причём довольно сильных, сильнее ФСБшника или того наркобарыги. Они рыскали по всему городу, носились по всем подворотням и что-то вынюхивали. Что-то мне подсказывало, что ищут-то они меня. Так что, наверное, даже хорошо, что так произошло. Можно закрыться в подвале и сидеть там, не высовывая носа. Запасов ещё хватает, эссенции Ци, вытянутой из наркотиков, в достатке, собранных уже пучков трав и листьев с деревьев маловато, но зима же, ничего не поделаешь.

Собственно, в подвале я ночь и провёл, съел три пилюли культивации и таки смог прорваться до пятого уровня Очищения тела. Забавно, в секте это заняло гораздо больше времени, да и на этом уровне я получил разрешение заняться заданиями. Эх, первые приключения, первый монстр, которого я убил в борьбе. Навевает воспоминания…

Я разлёгся на первом этаже гаража на диване перед компьютером, вспоминал жизнь в секте, Паоляна, который стал моим первым учителем, Ич Зи, других людей. Ич Зи особенно. Ох, эта синеглазая блондинка была супер! Не то, что земные обезьянки. Да и другие тоже, даже Пан Дэ с Ву Нао были симпатяжками, не говоря уж о Лин Жуй или Нюлан. И я тоже был весьма сексуальный, если вспомнить. Но Ич Зи всё равно лучшая! Эти огромные синие глаза, водопад золотых волос, отличная фигурка с тонкой талией, длиннющие ноги!

Я и не заметил, как стянул штаны с трусами и занялся игрой с Василием-младшим, закрыв глаза и откинувшись на диване. Перед моим внутренним взором мелькали золотоволосые, рыжие, черноволосые девушки одежды на них не было, а я рядом был. Оооо, их нежная кожа, тёплая и мягкая! Как приятно было прижиматься к ним! Да, Ич Зи, спустись к паху, возьми Васька в рот, давай-давай! Вот так! Ещё! Ещё чуть-чуть!

— Здравствуйте! Василий Иванович, вы тут?! — дверь гаража приоткрылась, и в щель просунулась соломенноволосая женская голова.

— Ух, блять, не сейчас, подождите минутку! — я от неожиданности подскочил почти на метр и стал натягивать одежду. Хорошо, что крепко не держался, а то мог бы от неожиданности оторвать нафиг бойца!

Голова заметила, чем же я занимаюсь, выпучила глаза и скрылась за дверью, откуда раздался громкий шепот. Я уже оделся, быстро причесался и вымыл руки в раковине. Блин, я что — забыл закрыть дверь гаража, когда сегодня утром за съестными припасами бегал? Неудобненько!

— Заходите! — я приготовился встречать гостей.

В щель просунулась голова, уже мужская, исчезла, дверь открылась сильнее и в неё стали заходить люди. Целая делегация. Красная как свёкла лейтенантша, сержант и ещё три доселе неизвестных мне человека. От всех троих довольно сильно фонило, они были из тех приехавших людей, которые были сильнее ранее бывших в Париже. А я так увлёкся… кхм… воспоминаниями, что и не заметил. Вот блин, не стоило в такой момент расслабляться.

— Добрый день! Простите, что мы помешали вам! — сержант махнул чубом, показывая раскаяние. — В следующий раз мы вам позвоним, если соберёмся заглянуть к вам.

— Ничего, бывает. Хотя звонок был бы и правда не лишним. — я махнул рукой на диван и второе кресло, приглашая сесть. Лейтенантша и сержант сели, а так же один из неизвестных, двое других остались на ногах. — С чем пожаловали сегодня? От меня что-то требуется?

— Да нет, что вы. Но к нам в гости приехали проверяющие из Москвы, — сержант указал рукой на троих неизвестных. Те назвались Николаем, Валерием и Максимом. — И у них есть более чувствительное, чем у меня, оборудование. Я и подумал, что вас можно второй раз протестировать на предмет направленности. Вдруг получится?

— Ох, это было бы прекрасно! — я изобразил радость, но краем глаза заметил, что двое стоящих вытащили какие-то артефакты и тайком их водят из стороны в стороны. — Что от меня требуется?

— Ничего сложного, Василий. — Николай вытащил из-за пазухи нечто, похожее детскую игрушку в виде вентилятора, размером с блюдце. — Просто возьмите вот этот артефакт за ручку и подержите немного.

— Хорошо. — я взял этот вентилятор в руки, рассмотрел. Он был похож на барабан, как в «Поле чудес», только вертикальный, с тремя секторами — зелёным, синим и красным, и стрелочкой вверху. Взялся за ручку, поднял перед всеми. Барабанчик стал вращаться, не очень быстро, равномерно так, без остановок. Так я и сидел минуты две, смотрел на этот вентилятор, гости тоже сидели и смотрели. Ну прикольно, только шапочек с пропеллерами на головах не хватает. Наконец, решил нарушить тишину. — И что это значит?

— Эм… кажется, этот артефакт тоже не сработал. У вас нет направленности ни по одному из направлений. — Николай смущённо забрал у меня вентилятор и спрятал. — Простите, то не смогли вам помочь.

— Да ничего. Но печально. Я уж надеялся, что вот выявится у меня что-то, и я пойду в школу магии и волшебства… Я ж уже почти что в чулане под лестницей живу!

— Увы, жаль, что мы вас разочаровали. — сержант пожал плечами и развёл руки. — Кстати, может, у вас появились какие-то вопросы? Так часто бывает, что на проверке способностей человек шокирован, но потом приходит в себя и у него появляются свежие мысли.

— Да пока нет. Я, видимо, всё ещё прихожу в себя. Купил вот гараж, забрался на форум, адрес которого вы дали, и пытаюсь колдовать. Пока, правда, как-то не очень получается. Что-то не даётся мне это…

— Не отчаивайтесь, со временем станет получаться. Практика в этом деле самое главное! — Николай оглянулся, подал бровями знак двоим стоящим ФСБшникам с артефактами. Те их быстро спрятали. — Раз наша миссия так бесславно закончилась, то мы уже пойдём.

— Ага. Спасибо что попытались! Заходите ещё, если вдруг чего появится! Только звоните предварительно! — я придержал лейтенантшу за локоть, та обернулась ко мне. — Простите, что… так неудобно с вами получилась.

— Да ничего. Это не самое плохое, что я видела! — она снова покраснела, но поменьше.

— Что, прям всё так плохо?! — я ужаснулся.

— Ну… эм… я не в том смысле! У вас всё в порядке! Очень, очень привлекательно! Я…

— Да я просто пошутил. — широко улыбнулся. — Удачи вам!

Гости ушли, а я тщательно запер за ними дверь. Вот гады, вынюхивали что-то. Надеюсь, защита подвала выдержала. Де и крышку от входа туда я спрятал под тем самым диваном, на котором они сидели, так что видеть её они вроде как не должны. Но мало ли какими возможностями владеют новые силовики.

*****
— Ну? Что показали «нюхачи»? — группа отошла уже метров на двести, когда Осокин задал вопрос.

— Ничего. Обычный фон, чуть повышенный, как это бывает в комнате с несколькими магами. В остальном — по нулям. — один из тех, кто остался стоять, Валерий, отрицательно помахал головой.

— Значит, это всё таки не он…

— Может, и не он, но этот ваш Вася явно не тот, за кого себя выдаёт. — высказался Николай.

— Почему? Вы что-то почувствовали? Он где-то прокололся?

— Да. Но не от него. Вы видели, что у него на левой руке?

— Ну да. Три кольца. Вроде раньше их не было, когда он к нам приходил, но мало ли.

— Это были кольца измерений. Все три! — обвёл всех остальных взглядом. — Понимаете, что это означает?

— Но это невозможно! — Алёна с недоверием смотрела на Николая. — Кольца измерений очень дорогие, ему неоткуда их взять. Даже если это он убил и ограбил наркоторговцев, то даже так у него не было бы денег на кольца, даже на одно, не говоря уже про три!

— Вот именно! Мало того. У меня есть такое кольцо. — Николай поднял руку и показал чёрный ободок на пальце. — На один кубический метр пространства, самое простое, но очень полезное. Так вот я могу поклясться, что у этого вашего Василия кольца были гораздо вместительнее моих!

— Тогда я совсем ничего не понимаю. — сержант удивлённо покрутил головой. — Ну ладно наш подопечный каким-то образом очень быстро набрался сил, это маловероятно, но возможно. Мало ли что за диковинки бывают в мире. Но откуда у него кольца измерений? Где он их взял? И зачем эта чехарда с мнимым пробуждением после аварии?

— У меня тоже картинка не складывается. Поэтому поставим возле него пост наблюдения, одного человека, будем меняться по очереди, с использованием кепок-невидимок. Поиск напавшего на наркоторговцев прекращать не будем, возможно, он никак не связан с этим вашим Василием. Лейтенант!

— Слушаю!

— Вы займитесь бумажной работой. Выясните всё, что только можно, о вашем подопечном. И не формально, а с усердием. Составьте полное досье. Если кто-то решил занять место именно этого человека, я хочу знать, почему.

— Будет сделано!

*****
Ну, надеюсь, что они меня не раскрыли. Я облегчённо выдохнул после ухода силовиков. Чем теперь заняться? Продолжить воспоминания о культиваторшах? Да что-то желание отпало… Залезть обратно в подвал и продолжить культивировать? Надо побыстрее достичь хотя бы стадии Соединения меридиан, чтоб научиться летать. Разумно и уместно, но что-то не тянет. Эх, залезу тогда на сайты местных культиваторов.

Сайты были в виде форумов с разными разделами. Раздел для колдунов, для ведунов, для ведьмов. FAQ для новичков. Обсуждаемые темы. Последние я быстренько пролистал. В основном новенькие маги хвастались тем, какие заклинания выучили, показывали видео с этим, если заклинания были какими-то зрелищными. Правда, это было нечасто. В основном заклинания у магов были влияющими на сознание — сон, внушение, слепота и так далее. Молодые маги вытворяли самые разные вещи с сознанием других людей. Прям какое-то сборище вокзальных цыган, которые так «золотят ручку», что кошельки исчезают.

Сами инструкции по заклинаниям тоже были. В FAQ рассказывалось, что надо произнести соответствующий текст, как заклинание возьмёт твою силу и «обменяет» её на результат. Если хорошо выучить, то и вслух произносить не надо. Сержант, помнится, тоже ничего не произносил, когда усыпил Сергея.

Были там и объяснения — что такое артефакты. Их тут мастерили не методом зачарования, а соединения ингредиентов с нужными свойствами для создания какого-то нового или объединения имеющихся. Даже про пространственные кольца было написано, хотя тут их называли «кольцами измерений». Их производили из каких-то жутко дорогих штук, неких специальных аккумуляторов микроскопического размера, которые сильные маги заряжали магией чуть ли не по десятку лет.

Тут же, на форуме, был даже своеобразный рынок самодельных артефактов. Колдуны, сварганив что-то интересное, но им ненужное, продавали свои поделки ведунам и ведьмам. Правда, цены такие, что держись! Самый дешевый артефактик стоил сто двенадцать тысяч рублей и представлял из себя гребешок, от которого волосы делаются чуть более блестящими, чем обычно. Интересно, а мои кольца по какой цене можно продать? Не на этом аукциончике, конечно, а вообще.

Ради интереса я запомнил пару стихов с заклинаниями, файербола и молнии. Ну не в сон же кого-то вгонять? И кого? Я тут в гараже один одинёшенек! Я встал перед стеной, приготовился и произнёс вслух заклинание файербола. Ничего не произошло. Я как дурак стоял у стены, расставив руки, и всё. Так, ещё раз! Ничего! И ещё. Ничего. Ладно, может, это не моё. Попробую молнией шандарахнуть по камням, у того уродца бить меня разрядами очень неплохо выходило. Итак, заклинание молнии! Опять ничего. Ещё раз. Ещё! Никакого результата. Странно, на форуме писали, что хоть какое-то, минимальное движение магии я должен был почувствовать, но я был будто слепой в комнате без окон и дверей. Ничего не видно и не слышно.

На всякий случай частично врубил «драконий доспех» — правая рука послушно оделась в чёрную броню. Так почему местные заклинания не работают? Ничего не понимаю!

Я тренировался в заклинаниях ещё пару часов, но результат остался таким же — никаким. Такое ощущение, что для здешних заклинаний моя Ци просто не подходит. Нет её для них, вот и нечего забирать, чтоб отдавать в ответ результат. Я даже выучил «сон» и «слепоту», вышел на улицу и попытался их потестировать на людях, но результат был тот же. Такие вот пироги. И что же делать?

Уже вечером, когда стемнело, я немного успокоился. Ну не получается, так не получается. Буду обходиться тем, что есть. А ещё я почувствовал недалёкое присутствие одного из новых ФСБшников, из тех, что приходил ко мне утром. Неужели я чем-то себя выдал? Чёрт возьми, то Потап с его шутками, то теперь я как-то прокололся! Что за невезуха-то?!

Ладно. Тогда и я кой что сделаю. Я приоткрыл дверь гаража буквально на миллиметр, вглядевшись на уже спустившуюся тьму, и создал фантом «Призрачного кулака» под балконом дома метрах в ста от меня, а потом перенёсся в него. Надеюсь, сейчас-то меня не заметят!

*****
Алёна вышла на своей остановки и зашагала к дому через парк. Обычным дамочкам парк казался опасным местом, но Алёна была совсем не обычной дамочкой, так что она смело шагала, уже предвкушая душ, чай с бутербродами и удобный диванчик. Конечно, это рабочее жильё, но оно было кем-то заботливо и с любовью обставлено приличной мебелью. Когда она проходила рядом с зарослями кустов и деревьев, кто-то быстро шагнул из-за них и ловко схватил её за локоть.

— Ай! — девушка испуганно вскрикнула, но тут же попыталась взять нападающего «на приём» и бросить через бедро.

— Осторожнее! Так можно и сломать что-то! — фигура неуловимым движением вырвалась из захвата и отступила на пару шагов.

— Кто вы?! — Алёна вынула из кобуры под одеждой пистолет и направила на противника.

— Это я. Василий. Мы встречались утром.

— Вы? Но… как вы меня нашли? — девушка успокоилась, спрятала пистолет обратно. Угрозы от противника она не ощущала, оружие будет лишним.

— Я оставил на вас метку, когда взял вас за руку.

— Зачем?

— Потому что я знаю, что вы знаете.

— Что? Вы о чём? — Алёна вдруг снова заволновалась и слегка дёрнула рукой к кобуре.

— О том. В чём я прокололся? Или вам этого не сообщили? — Василий сложил руки узел на груди и смотрел на собеседницу.

— Кольца. — подумав, девушка решила играть в белую. — Майор почувствовал, что они не простые, а кольца измерений.

— Чёрт возьми! А я о такой мелочи и не подумал даже!

— Ага. Так зачем вы тут? Не просто так же вы перехватили меня и признались.

— Предположим, я ещё ни в чём особо не признавался… Только в том, что сильнее, чем заявлял. И всё.

— Но раз вы такой сильный, то вы и убили тех людей! Больше просто некому! В Париже больше нет настолько сильных ведунов! — Алёна раскраснелась, хоть этого и не было особо видно в темноте, и с вызовом смотрела на мужчину.

— Допустим. И что?

— Как это что?! Это были люди! А вы их убили! Это преступление!

— Да ладно, что там за люди-то были? Наркоторговцы? Бандиты с автоматами, которые бестрепетно стали обстреливать жилой дом? А шестеро из убитых вообще не были людьми. По крайней мере — не совсем людьми. Невелика потеря для мира.

— Наверное, так и Гитлер про евреев думал. И к чему это привело?

— Ну, у меня-то усов нет, да и свои мысли в ранг государственной политики я возводить не стремлюсь.

— Но и не раскаиваетесь!

— Не раскаиваюсь. — Василий посмотрел на неё пристальнее. — Вы слишком сильно горячитесь. Что-то личное?

— Да… — Алёна помялась немного, потом призналась. — У меня есть двоюродная сестра. Два года назад она стала инвалидом — пострадала при взрыве газового баллона в кафе. Стена обвалилась ей на спину и сломала позвоночник. Когда меня взяли на службу в управление «С» ФСБ, то я подняла материалы по этому делу. Так, из любопытства — спецслужба-то должна знать больше о таком, верно? И там я узнала, что это был не взрыв баллона! Оперативники брали на подставном заказчике ведьму, промышляющую ядами, которые не определяла обычная криминалистика. Она и устроила взрыв, который искалечил мою сестру. На суде она оправдывалась почти как вы — «Этих людей всё равно убили бы, не ядом, так пулей! Так в чём я виновата, если просто продавала сои продукты желающим?».

— Ну, как бы, я не так оправдываюсь-то…

— Но похоже!

— Ну ладно, пусть будет так.

— Именно. Поэтому вы совершили преступление. Сдайтесь — и вам это зачтётся! Может даже условный срок получите.

— Хм. — мужчина ухмыльнулся, гнусно даже в темноте. — А у меня другой предложение — вы никому ничего не расскажете про сегодня, а в случае облавы на меня позвоните и предупредите.

— Что за чушь?! С чего бы мне такие глупости делать?!

— Вот почему. — собеседник достал из воздуха нечто маленькое и протянул это Алёне на ладони. Девушка присмотрелась — это было что-то небольшое и круглое, как горошина.

— И что это?

— Это излечение для вашей сестры. Дайте ей — и она снова будет ходить.

— Невозможно! Исцеление таких травм возможно только целителями седьмого круга и не за раз, а за несколько месяцев!

— Скормите это своей сестре — и сами увидите. Берите.

— Я не возьму!

— И кому вы этим лучше сделаете? Мёртвым наркоторговцам? Мёртвым бандитам? Эти ублюдки вам дороже, чем сестра?

— Не надо меня запутывать! Я дорожу сестрой! Но то, что вы предлагаете, — это неэтично! Про это узнают и выгонят меня с работы!

— Зато ваша сестра будет ходить и жить полной жизнью.

Девушка колебалась, закусила губу, бросала взгляды то на пилюлю, лежащую на ладони, то на плохо видное в темноте лицо оппонента. Долг и этика боролась в ней с любовью к сестре.

— Можете даже просто так взять её. Без всяких обязательств с вашей стороны.

— А вам с этого что будет? Бесплатный сыр бывает только в мышеловке!

— А я просто покажу вам, что у каждой медали две стороны. Да и мне будет просто по-человечески радостно от того, что молодая девушка не будет прикована к кровати сломанной спиной.

— Хорошо. — Алёна быстро смахнула с руки мужчины кругляш и спрятала его в кошелёк. — Но это не накладывает на меня никакой ответственности!

— Согласен. Пусть будет так. Тогда, думаю, мы всё выяснили. На данный момент.

— Нет, подождите! Расскажите, откуда у вас такие кольца! И вот это вот тоже! А ещё…

— Приходите как-нибудь в гости. И я обязательно расскажу!

*****
Я шел к своему гаражу, весело насвистывая. Девчонка на крючке. Даже без обязательного соглашения, она всё равно будет ощущать себя обязанной мне, должной. И в нужный момент предупредит. А потом уже всё, над ней будет висеть это, как гильотина над шеей смертника. Можно будет шантажировать эту глупышку и вертеть ею как захочется. Так что у меня теперь есть крот в стане врагов. Вечер прошел прекрасно!

Я уже был недалеко от своего обиталища, как вдруг почувствовал присутствие магов. Их было двое и они были где-то поблизости. Проверка от ФСБшников? Ну ладно, буду делать вид, что я слабак, который ничего не замечает.

Я прошел ещё метров сто, как из темноты подворотни, в которой скрывались те двое, вытянулась толстая волосатая лапа с длинными когтями, схватила меня за одежду и дёрнула в темноту. Меня кинули на землю в какую-то лужу, а надо мной встали двое — тощий мужчина и здоровенный, почти трёхметрового роста медведь бурого цвета. Что за хрень?! Это ещё кто?

— Эй, Медведь! А ну сломай ему ногу! Когда таким мальчикам ломают конечности — они становятся намного разговорчивей!

Глава 8. Актёрские таланты

— Эй, Медведь! А ну сломай ему ногу! Когда таким мальчикам ломают конечности — они становятся намного разговорчивей! — тощий мужик скомандовал и сплюнул на землю.

Медведь ухмыльнулся, показав внушительный набор клыков, и саданул мне по колену левой ноги. Я взвыл от боли и схватился за ногу, к счастью, она была цела, но от удара явно появится солидный синяк. Медведь удивлённо посмотрел на мою конечность, потом на свою лапу, снова на конечность и уже было замахнулся для второго удара, но я закричал и вытянул руку вперёд, как бы для защиты:

— Не надо! Кто вы?! Что вам от меня надо?! — я прибавил в голос побольше истеричности. Ясное дело, раз это не силовики — значит, подельники того наркобарыги. Кто это ещё может быть-то? Но надо сыграть типа не знаю ничего. Они ещё слишком сильны для меня, по ощущениям — где-то на седьмом-восьмом уровне Очищения тела.

— Вот! Я же говорил — соловей запел! — тощий радостно покивал, соглашаясь сам с собой.

— Я не смог сломать ему ногу, Змей. — растерянно прорычал в ответ медведь. — Может, ещё раз?

— Пока не надо. А будет наш приятель артачиться — тогда можно!

— Да кто вы такие?! — в подворотне валялся ящик от конфет «Клубничная помадка», я схватил его и закрылся им, как щитом.

— Мы те, кому не стоит врать, дружок. — Змей присел передо мной на корточки, потыкал пальцем в коробку. — Так что рассказывай — кто ты такой?

— Я? Я Василий…

— Да не эту муть! — тощий хлестнул меня ладонью по лицу. — Мне твои паспортные данные и сколько раз в день ты ходишь поссать неинтересны. Рассказывай, чего это тобой федералы так интересуются!

— Я… я… я не знаю! — медведь снова замахнулся. — Нет-нет, не надо! Правда, не знаю! Я попал под машину, очнулся — и вдруг вылечился прям вообще! А все вокруг стали делать вид, что так и надо! А потом дома какой-то колобок вылез из вентиляции и говори что он демон! А потом из ФСБ пришли и начали меня тарелкой с яблоками испытывать! Сказали, я ничего не умею, но какая-то способность к маскировке! И всё! А что ещё? Я всё сказал! Честно!

— Чё-то ты нам лапшу на уши вешаешь! Если всё так — чего за тобой ФСБшники наружку установили?

— Чего… установили?

— Наружку. Следят за тобой, ясно? Ты чо — сериалов не смотришь?

— А… не сразу понял… Я от них поначалу скрыться пытался же. Испугался, а тут ещё этот демон пугать начал «комитетчиками». Я и пересрал!

— И что ты за мужик такой, если пересираешься? — тощий усмехнулся. — А ну, возьми вот это.

— А что это? — я рассматривал медный цилиндрик сантиметров в пятнадцать длинной и в пару диаметром, с затейливыми завитушками на концах.

— Не твоего ума дело! Бери клешнёй быстро!

Я и взял. Цилиндрик явно был каким-то артефактом, только непонятно — каким. Определяют мой уровень силы? Наличие скрывающей способности? Кстати, а как они меня нашли, если я пытался закрыться? Тот ещё вопрос.

— Зачем ты брал шприцы с наркотой? Ты знаешь, кто убил Кукловода? Ты его убил? Как? Отвечай! — Змей стал быстро задавать вопросы.

— Что? Нет! Нет! Понятия не имею, о чём вы! — наверное, это какой-то детектор лжи. Хорошо, я с самого начала контролировал себя, так что специально успокаиваться не стал, и так был внутренне спокойным. Тощий отобрал цилиндрик, повертел его в руке, с разочарованной миной засунул во внутренний карман пальто.

— Ну ладно. Допустим, я тебе поверил. Может быть. — он поднялся на ноги. — А теперь слушай сюда. Если расскажешь о нас кому-то — я тебе руки вырву и в пизду засуну.

— Чью? У меня ж её нет… — пристрастие к конкретике в этот момент чутка прорвалось наружу.

— Вон Медведь оторвёт всё твоё хозяйство — она у тебя появится. Туда и засуну. Понял?

— Да-да! Всё понятно, господин!

— Змей, а может его тут и пришить? — молчащий медведь рыкнул.

— Пока не надо. Если за ним ФСБшники наблюдают — это нам только проблемы создаст. А вот это можно… — Змей снова присел, поднёс кулак «трубочкой» ко рту и дунул в него. Оттуда вылетело облачко белесой пыли, как от муки, и окутало мою голову.

— Кхе-кхе-кхе. Что это, блин?!

— Это яд моего собственного приготовления. И противоядие от него есть тоже только у меня. — любезно пояснил Змей. — Так что с этого момента ты будешь стучать мне на всё необычное, что увидишь в этом городишке. Усёк?

— Да-да, конечно! Как скажете! А… как? В смысле — куда вам отчёты посылать? — я изобразил новую порцию переживаний.

— Никуда. Звонить будешь. 8 (3952) 69-25-33 Запомнил номер? Или повторить? — и пнул меня ногой.

— Нет, я запомнил! Честно!

— Вот и молодец. Этот яд, я называю его Тупиковая судьба, сейчас распространяется по твоему организму. А через год начнёт действовать — разжижать твои внутренние органы. За месяц твои органы превратятся в гной и будут вытекать из твоего рта, ушей, жопы. Ты не простой человек, поэтому регенерация продержит тебя в таком состоянии весьма длительное время! Ещё год, а может, и два! И всё это время из твоего зада будет течь поток говна, который был раньше твоими кишками ли сердцем!

— Нннне надо! Я не хочу такого!

— Кто ж хочет-то? Но у меня есть противоядие! Оно отсрочивает действие яда ещё на год… И если ты мне будешь полезен, будешь приносить правдивые и точные сведения, то я тебе буду присылать по пузырьку каждый год. А если начнёшь врать… Лучше бы тебе не начинать!

— Я не начну! Честное слово! — я честно попытался пустить соплю, но не получилось.

— Всё, свободен! Жопу в руки — и пошел отсюда!

Что мне оставалось? Я побежал!

*****
— Может, надо было его убить? — Медведь перешел в свою человеческую форму, превратившись в невысокого, плечистого парня в очках. — Что резонатор показал?

— Не надо, пусть лучше стучит на всё, что видит. А показал всё, как и мы видели — сил кот наплакал, какая-то скрывающая техника есть, но какая точно — неизвестно. Может, и правда просто мелкая аномалия.

— На ответы он не врал?

— Неа. Никакого испуга, кроме как от нас, резонатор не зафиксировал при вопросах. Будто я его про посадку марсиан под Тверью спрашивал.

— И что теперь будем делать?

— Ну что? Дальше искать…

— Вдруг убийца Кукловода уже свалил отсюда? Ударил и смылся!

— Значит, будем искать — куда свалил! Или что ты предлагаешь?!

— Да ладно, я просто спросил…

*****
До гаража я доковылял довольно быстро. Воспользовавшись тем же трюком, что я при выходе, я проник внутрь, спустился в подвал и закрылся там. Надеюсь, мне удалось обмануть этих бандюков. Иначе, наверное, они бы меня не выпустили. Я бы мог отбиться от них, скорее всего, но мог бы и не отбиться. Неизвестно, что за сюрпризы у них есть. Выследить они меня смогли, допросы с какими-то артефактами проводить могут, скрываться от ментов тоже в силах.

Я проглотил малую пилюлю исцеления. Очень мне не понравился этот яд, которым меня Змей наградил. Пилюля упала в желудок и растворилась, вызвав приятные ощущения во всём теле и лёгкую эйфорию. Блин, яд всё равно не вывелся до конца, затаился в костях и во внутренних органов, чуть-чуть, но мало ли, сколько его надо для тех неаппетитных последствий? Выход один!

— Техника Серебряного тела, настало твоё время!

Я закинулся пилюлями культивации и принялся закалять тело. Понадобилось три дня, чтоб техника Серебряного тела закалило внутренние органы на пять процентов. Увы, без ядер монстров быстрой закалка будет только в мечтах. Но и так, с пятипроцентным усилением, внутренние органы вытянули яд из организма и переварили его, превратив в чистую Ци. Даже повысили свою закалку на два процента, до семи. Ещё раз к Змею сходить, что ли?

Подумав, ещё четыре дня разучивал технику Древесного меча. Да, конечно, у меня сейчас нет меча, а где его взять — хрен знает. Кузнецы на Земле не так чтоб в каждом дворе обитают. Можно заказать по интернету, но там больше всего катан всяких, но катана-то не меч. С другой стороны — а кто сказал, что для этой техники нужен обязательно металлический меч? Технике Древесного меча — деревянный меч! Решив так, за четверо суток я разучил технику до начального уровня «Шелестящей листвы».

Утром восьмого дня я решил сходить на рынок — брусок дерева для меча купить, кой каких продуктов, может, у бабок на рынке найдутся какие полезные травки. Едва я успел выйти из гаража, как мне попалась Маша — она почему-то вышла быстрым шагом из-за угла и пошла прям на меня, делая вид, что не замечает. За пару шагов запнулась за что-то, взмахнула руками и с громким «уффффф!» рухнула прямо на меня. Я рефлекторно отступил в сторону, а Машка рухнула на землю, неудачно угодив животом в небольшую лужу.

— Ай-яй-яй! — Маша вскочила на четвереньки, потом поднялась на ноги. Стояла, с угрюмым разочарованием смотрела на свою испачканную в грязной воде одежду.

— Маша, ты как, в порядке? — я подошел к ней, тоже рассматривая пятно на её животе. Вода оттуда стекала вниз, капая на брюки и оставляя на них маслянистые пятна.

— Ты почем у меня не поймал?! — она требовательно уставилась на меня.

— Э… А я не знал, что надо! Извини! — я развёл руками.

— Ты! Тыыыы! Как ты мог! — я уж подумал, что она ударит меня сумочкой, но Машка только развернулась на каблуках и поскакала в сторону своего дома.

Вот ненормальная. И что тут бродит? Она ж в другой стороне живёт, ей от её дома к остановке иди в другом направлении. За гаражами ссала, что ли? Так она и на мой же могла это делать! Вот сволочь! А ещё думает, что я её ловить буду! Шла бы к врачу, если ноги не носят, и на ровном месте падает! Тьфу!

Осуждающе покачав головой, я пошел на рынок. Вокруг него у нас сосредоточена самая активная часть города, большинство магазинов, да и автовокзал, где останавливается львиная часть городских автобусов, в сотне метров от рынка. Там и брусок найду, и бабки с травами, и еда.

По пути зашел в офис к дальнему родственнику. Он, проныра такая, ещё с девяностых промышлял тем, что вкладывал деньги в различные начинания. Некоторые сгорали и исчезали, но большинство остались и развились. Так что к текущему времени троюродный дядя был совладельцем полтора десятка фирм, магазинов, местного провайдера и даже бензоколонок. Мать до моего переезда в гараж месяц клевала мне мозг, мол, зачем ты уволился, зачем ты уволился! А как ей ответить — зачем? Так что я подумал, что стоит обговорить этот момент с дядей.

Дело с работой удалось решить очень быстро. Наплёл дяде, что после аварии я реально боюсь выходить на улицу, машины меня пугают, но мать не унимается и требует трудоустройства. Дядя похлопал по плечу, успокоил и сказал, что в моё положение, конечно жен, войдёт, не так много живых родственников у него осталось. И предложил место его секретаря — на этом месте я вообще могу ничего не делать, получать МРОТ как помощь от дяди и спокойно восстанавливаться хоть год, хоть два. Я согласился, и мы разошлись, довольные друг другом.

На рынке всё тоже сложилось весьма неплохо. В строительном купил два длинных и широких бруса из берёзы, у бабок приобрёл с полдесятка пучков всяких там ромашек с хреном, от которых больше всего фонило Ци, а в плодово-ягодном отделе запасся продуктами. Всё, можно ещё на недельку-другую засесть за культивацию и не отвлекаться на что-то другое, разве что на выстругивание клинка. Пусть все, кто за мной следит, убедятся, что я весь такой из себя хиккан, сидящий безвылазно в норе и никуда не рыпающийся.

Уже когда я подходил к своему гаражу, у меня зазвонил телефон.

— Вася! — в трубке раздался голос сестры. — Срочно зайди к себе в квартиру!

— Что случилось?!

— Надо посидеть с Таней!

— Посидеть? С Таней? Ей же четырнадцать — зачем с ней сидеть?

— Как это зачем? — возмущение моей глупостью так и лилось из телефона. — Она же ещё ребёнок! С ней обязательно должен быть взрослый, чтоб её контролировать! Мне уйти надо, а ты всё равно уволился.

— Я уже устроился секретарём к дяде!

— Прям вот сегодня уже на работу вышел?

— Нет…

— Тогда иди давай, посиди с племянницей!

Блин, и что вот делать? Я занёс покупки в гараж, а сам пошел к сестре. Впрочем, там всё сложилось достаточно удачно. Сестра быстро убежала, а Тане я сказал, что обучаюсь медитации для психологической разгрузки, так что не надо меня беспокоить. Она покивала и засела за компьютер. На всякий случай позвал Потапа и попросил его приглянуть за племянницей, мало ли, может, захочет в окно выпрыгнуть, проиграв партейку в «Доку-2», очень компетентные специалисты говорят, такое возможно!

Но всё обошлось. Я уже прочувствовал барьер между пятым и шестым уровнями Очищения тела, в ближайшие дни прорвусь, как сестра вернулась домой. Таня вроде в порядке, так же игралась, а Потам доложил, что никаких происшествий за время его дежурства не было.

Уже идя к своей берлоге, я расслышал какие-то звуки возни и девичьи писки в тёмном углу между гаражами и глухой стеной дома. Чёрт, ну не могу же я просто так пройти…

*****
Мария шла домой «на автомате», не выбирая дороги, потому что голова её была занята другим. Ещё утром её потрясло произошедшее. Вася просто взял и отступил тогда, когда ей нужна была помощь! Она упала в лужу, вся испачкалась, а он ржет стоит и руками разводит! Может, зря она решила опять влюбить его в себя? Он, может, после аварии гомиком стал! Вот и игнорирует теперь её. Она слышала, что такое бывает после травм головы. Характер и вкусы людей могут резко меняться, даже сексуальные предпочтения. Может, и он…

Вдруг она оглянулась по сторонам. Чёрт, она прошла дальше, чем надо. Каждое утро последнюю неделю она пыталась подловить Васю на выходе из его чёртова гаража, стояла за углом, прислушиваясь к лязгу двери, иногда поглядывая на двери. Но все усилия прахом! А сейчас она внезапно для себя самой подошла к гаражам и остановилась у крайнего. Вот блин!

— Ой, а кто это тут у нас? — сзади раздался глумливый голос.

Маша быстро обернулась — напротив неё стоял Вадик, один из её бывших. Давно, лет восемь назад, она с ним встречалась. Тогда он был «подающим надежду молодым человеком», имел перспективы и амбиции. Но потом что-то пошло не так, он стал выпивать, связался с компанией откровенных уголовников и даже два года отсидел за кражу. Естественно, она бросила его задолго до этого, ещё когда он начал пить. Но Вадик почему-то продолжал считать её своей девушкой, писал ей письма из тюрьмы, где настаивал, чтоб она ждала его и ездила с передачками, а после выхода вообще пару раз ловил и угрожал «наказать по понятиям» за то, что не делала этого.

— Привет, Вадик. Извини, я спешу. — Маша попыталась обойти его, направляясь к дому.

— А куда это ты спешишь? К очередному трахалю? — мужчина схватил её за руку, а его два дружка, неизвестные Маше, обступили девушку.

— Домой. Отпусти меня.

— А дома тебя ждёт член какого-то из твоих толстых папиков? Брось ты их, лучше иди на наши! Да, мужики?

— Ага! Ха-ха-ха! — подельники ему поддакнули и закивали.

— Отпусти меня. Ты делаешь мне больно! — Маша попыталась выдернуть руку, но у неё не получилось. Больше того, трое мужчин стали подталкивать её в глухой угол между гаражами и домом. — Куда вы меня тащите?!

Маше стало невероятно страшно. Темнота, рано спустившаяся на город, трое явно подвыпивших парней, тянущие её в какую-то подворотню. Не оригами же они там будут её учить складывать! Она оглянулась по сторона, но людей вокруг не было, а какая-то женщина, мелькнувшая вдали, только опустила голову вниз и прошла мимо.

— Как это куда? Покажу тебе разницу между настоящим мужским членом и огрызком пузатого импотента, которые ты так любишь! А-ха-ха! — они остановились, и Вадик стал срывать с девушки пальто, а его дружки держали её за руки и пытались расстегнуть джинсы.

— Нет, не надо! Прошу вас! Вадик, мы же когда-то встречались, как ты можешь! — слёзы заливали лицо девушки, она пыталась отбиваться, но сопротивляться трём мускулистым парням не могла.

— Вот теперь и покажешь, чему ты научилась за это время! Да, парни?!

— Я не хочуууу!

— А мы — хотим! А-ха-эээээвек!

Вадик вдруг дёрнул голов и отлетел в сторону, ударившись с размаху о стену дома. Сполз по ней, оставляя чёрную в сумерках полосу.

— Ребята, девушка же не хочет. А если не хочет — то идите удовлетворяться своими правыми и левыми девушками! Можете даже друг дружку! — рядом раздался знакомый голос. Маша подняла взгляд на новую фигуру, но из-за слёз не смогла сразу как следует разглядеть.

— Да ты, бля, ты… АААААААА! — один из дружков Вадика вытащил нож и шагнул к фигуре, но его схватили за руку и вывернули так, что ясно был слышим хруст ломающихся костей. Он стал орать, получил по голове и упал, затихнув.

— Эй, парень, ты чего! Ты, слышь, я всё, я ухожу! — третий неудачливый насильник отпустил девушку и стал отступать, выставив руки перед собой. Его противник сделал пару быстрых шагов и мощным ударом врезал между ног, добив ударом кулака в челюсть.

— Эй, Маша, ты как там? — фигура склонилась на девушкой.

— Вася! Васенька! Отведи меня домой! Домой! — девушка рыдала и не могла остановиться.

Спаситель попытался поднять её на ноги, но ноги не хотели держать Машу на себе, тряслись и подгибались. Парень плюнул, подхватил тонкую фигурку на руки и понёс в сторону её дома.

*****
Мда, в подворотне какие-то три организма приставали к Машке. О, а один знакомый, Вадик, её бывший. Тот ещё урод. Быстро объяснив организмам, что они не правы в своих желаниях, я подхватил Машу на руки и отнёс её домой. К счастью, она жила одна, так что оправдываться перед родителями или ещё кем-то не было нужды. Скинув девушку на кровать, я повернулся уходить. Она говорила, что хочет, чтоб я остался с ней, но я же спешил. Да и, наверное, ей после пережитого лучше остаться одной. Так что отказался, махнул рукой и ушел в гараж.

Следующая неделя прошла плодотворно. Я прорвался на шестой уровень, укрепил прогресс техники Древесного меча, а так же выстругал свой меч. Получился отличный клинок, лезвие в восемьдесят сантиметров, ручку обмотал кожей, чтоб лучше лежала в ладони, а на лезвие нанёс первый ряд усиливающих знаков зачарования. Теперь этим мечом можно было резать чугунные наковальни или танковую броню, вообще никакой разницы не почувствует. Потом усилю его ещё, он у меня станет ещё тем артефактом! Эх, ему б в братья-близнецы алмазный добавить, но где ж я такой алмаз на Земле-то раздобуду?

Я стоял в подвале гаража, рассматривал меч в руке и думал о мести. Да, Змей и Медведь, теперь я готов попробовать ваши шкуры на прочность этим клинком! Ждите в гости, уроды!

Глава 9. Цель

Неделю назад.


Дом на берегу, терраса, за столиком у окна сидели двое — красивые черноволосый мужчина и ярко-рыжая женщина соблазнительных форм. Мужчина рассматривал красоты за окном, женщина терпеливо ждала.

— Лиса, у меня к тебе задание.

— Рада буду выполнить вашу волю, Великий!

— Надеюсь. — черноволосый полминуты помолчал, обдумывая задание. — Лиса, Кукловода убили.

— Оу. Жаль. — Лиса из вежливости сделала печальную мину на лице.

— Я послал Медведя и Змея расследовать, найти убийцу и покарать. Но они что-то засели там, уже несколько недель только и информации, что «ищем».

— Дилетанты!

— Вот поэтому я говорю тебе — езжай в Париж, подстрахуй этих двоих.

— Ах, Париж! — глаза Лисы немного затуманились.

— Да, в Краснодарском крае.

— А, да, понятно… Мне присоединиться к Медведю со Змеем?

— Нет. Смотри со стороны, вдруг они чего не замечают, следи и за ними, может, они специально время тянут.

— Поняла. Если найду убийцу раньше Змея с Медведем — мне передать его им?

— Нет. Если не могут справиться с такой задачей — их проблемы. Накажи убийцу и возвращайся.

— Поняла, Великий. Ваше приказание будет выполнено как нельзя лучше!

*****
Сегодня


Медведь со Змеем ужинали, когда в дверь их квартиры позвонили. Они замерли, с удивлением переглянувшись.

— Ты кого-то ждёшь? — Змей спросил первым.

— Нет. А ты?

— Разве что шлюх, но исключительно как чудо, ибо не заказывал.

В дверь позвонили ещё раз. Уже более нетерпеливо.

— Иди, проверь, кто там! — Змей толкнул напарника.

— А чего сразу я?! Ты ближе к дверям!

— А ты уже почти всё съел! Иди!

Бормоча и покряхтывая, Медведь поднялся и вроде бы расслабленно, но внутри настороженно, пошел к двери. Взялся за ручку двери, щёлкнул замком и быстро открыл. На пороге квартиры стоял тот парень, которого они недавно проверяли, Василий какой-то там, слабак со способностью к сокрытию.

— О, здрасьте! А я к вам! — гость радостно улыбнулся и ловко просочился в квартиру.

— А, это ты. Что ты хотел? Я ж тебе сказал — звонить, а не приходить! — секунду подумав, Змей задал ещё один вопрос. — И вообще — как ты нас нашел?

— Я подумал, что мои сведения того стоят! Я нашел того, кто убил Кукловода! — парень мялся, переступая с ноги на ногу, но как-то успел зайти в коридорчик к спальнею, так что Змей и Медведь были прямо перед ним, а не с двух сторон.

— Да? И кто же это? — Змей встал и уставился на гостя, уже, в принципе, угадывая ответ. Медведь тоже понял, что тут что-то не то, и превратился в большого белого медведя, почти перегородившего весь коридор.

— Это я! — всё так же радостно и с улыбкой объявил пришелец. Змея это ещё больше насторожило.

— И что же изменилось за те две недели, что мы не виделись? Думаешь, сейчас ты сможешь нам что-то показать? — Змей криво усмехнулся и достал из своего кольца измерений несколько яйцевидных колб.

— Конечно. Я и тогда мог, но сейчас — точно. Сейчас, я думаю, самое время это проверить, верно? — гость подмигнул напарникам и откуда-то вытащил длинный деревянный меч.

— Конечно. Лови яйца Кокатрис, урод! — Змей размахнулся и кинул полдесятка колбочек, которые держал в руке, в незваного гостя. Тот не пошевелился, а колбочки ударились в стену около него, разбились и заволокли коридор плотным буро-серым дымом. — Медведь, прими противоядие номер три!

Медведь принял противоядие и вместе со змеем стал пялиться в тучу дыма. Яды Змея работали великолепно, он на четвёртом круге силы мог запросто уложить ведуна или колдуна пятого круга. Этот Василий смог справиться с Кукловодом, который был на третьем круге, значит, сам или на третьем круге, или, что вероятнее, на четвёртом. Ему конец! Но почему тогда он не выпадает из ядовитого облака околевшим трупом?

— Шелестящая Листва! — из дыма раздался весёлый голос, и что-то прошелестело по коридору и кухне, будто веник в бане.

— Змей, что он… ЗМЕЙ! — Медведь повернул голову в сторону напарника и с ужасом наблюдал, как тот разваливается на куски — отвалилась голова, обе руки, туловище развалилось напополам и даже ноги чем-то непонятным отрезало от тела. — ААРРРГГГХХХ!

Медведь взревел и кинулся к уже видимой в рассеивающемся дыму фигуре. Убить! Убить этого ублюдка, который лишил его напарника! Они уже шестьдесят лет работали вместе! А эта скотинааааа!!!

— Шелестящая Листва! — парень снова взмахнул мечом. Что-то прошелестело, и по морде, лапам, груди Медведя будто косами прошлись. Заговорённая шерсть, выдерживающая удар низкорангового артефакта, срезалась, как обычная, шкура, что вполне могла выдержать близкий выстрел из «Калашникова», рассекалась длинными порезами, и из-под неё обнажалось мясо. Но на большее мощи противника не хватило, и Медведь верил, что успеет добежать до него и загрызть.

— Ого! А ты мощный! Я сделаю из тебя ковёр в лабораторию! — парень сделал шаг вперёд и взмахнул рукой. Какая-то силы схватила медведя уже возле самого гада и бросила о стену. Та протестующее загудела, дрожь прошла по всему дому и распугала притаившихся под плинтусами тараканов. Медведь болезненно рыкнул и скомандовал кольцу измерений «Первый боевой коктейль». Когда-то давно, когда они со Змеем только начали работать, тот стал варить напарнику-оборотню боевые коктейли, помогающие в бою против разных противников. Первый как раз помогал и против использующих телекинез. Медведь заревел, лапы выгнулись и стали рвать силу, прижимающую его к стене, как тряпку, а клыки в пасти разрывали её в лоскуты.

— Призрачный Кулак! — парень подошел вплотную и легонько ударил зверя в живот кулаком. Правда, Медведю показалось, будто его сбило мчащимся на всех парах высокоскоростным поездом. Все силы будто выбило из него, даже на трансформацию не хватало — и теперь к стене был прижат не медведь, а мужчина с кровоточащими ранами и печатью усталости на лице.

— Ну вот, успокоился, наконец. Даже обратно в человека превратился! — мерзкий парень взял табуретку с кухни, поставил её перед прижатым к стене и с видимым облегчением сел на него. — Ну, давай, рассказывай — кто вы такие и откуда пришли?

— Тебе это расскажут, когда придут мстить за нас! — Медведь поднатужился и нашел в себе силы плюнуть в харю убийце напарника. Но слюна странным образом искривила свой полёт и попала в труп Змея. — Ублюдок!

— Я думаю о тебе примерно то же. Это же вы вдвоём напали на меня в переулке, а не я на вас. Не забывай! — парень поднял меч и легонько провёл его кончиком по груди жертвы. Деревянный меч легко разрезал кожу и мускулы оборотня, будто они были из киселя. — Давай рассказывай уже. И я тебя быстро и безболезненно убьют, как вот того тощего типа. Время, знаешь ли, поджимает.

— Пошел ты! Я ещё плюну на твою могилу!

— Ты ж не девочка, чё так раскричался-то? Того и гляди — соседи в полицию трезвонить будут. Ладно, сделаем так. Как только захочешь сказать то, про что я тебя спросил, — покивай головой вверх-вниз.

Василий засунул в рот Медведю кляп, сделанный из полотенца, встал поудобнее и стал быстро-быстро рубить ноги прижатого к стене мужчины. Он был удивительно ловок и срезал всего-то по полсантиметра плоти, Медведь в ответ рычал сквозь кляп, но кивать не спешил.

— Фух, аж устал. — парень смахнул пот со лба левой рукой. — Ещё не надумал говорить? Тогда перейду я, пожалуй, к гениталиям.

У Медведя уже не было сил даже кричать в кляп. Слабость от того странного удара, обильная кровопотеря, головокружение. Всё навалилось на него разум, да и внезапно начавшийся «отходняк» от боевого коктейля добавил недомогания. Медведь закивал головой, уже согласный всё рассказать, лишь бы всё закончилось.

— О, отлично. — парень вытащил кляп изо рта жертвы. — Давай, вещай.

— Мы… мы из клана Северного Ворона. Руководство решило протестировать некоторые рецепты алхимических наркотиков на людях. Кукловод был одних из ведьмов, который варил наркоту и отвечал за исследования её применения на людях.

— А зачем она вообще нужна была вам? Вы же маги, какие, к чёрту, наркотики? А разум людей всегда можно зачаровать!

— Там, в этой наркоте, были компоненты боевых коктейлей. Поэтому наркота вызывала прилив сил у наркоманов. Начальство хотело протестировать реакции на них у больших групп людей. Чтоб точно знать, кто как отреагирует на разные коктейли. Все, кто их принимал — просто подопытные кролики. Ну, и деньги, конечно.

— Мерзость-то какая. Сами бы и пили свою гадость, если протестировать хотели. — Василий сплюнул на пол. — Где расположен этот ваш клан Северного Ворона?

— Хы. — Медведь усмехнулся. Вот это он расскажет с удовольствием. Может, он сам и умрёт, но, если парень влезет на территорию клана, то ему тоже конец! — В Хатанге, на реке Котуй, Красноярский край.

— Хм, никогда не слышал. А зачем так далеко-то?

— Многие кланы располагаются на Севере. Там можно отгородиться от взглядов обычных людей. Города только для магов, магические школы и университеты, в которых можно не прятаться. А удалённость и немного магии надёжно отобьёт желание поехать туда у нормалов.

— Тоже верно. Ещё вопрос — вы обо мне что докладывали руководству?

— Что мы тебя проверили, и ты — обычный слабак.

— Точно?

— Я всё честно рассказывал!

— Хорошо. Пока что это всё, что меня интересует. А теперь исполню свою часть обещания. — Василий встал со стула, размахнулся и одним ударом отрубил голову Медведя. Потом обшарил его руки, срыва кольца, то же самое проделал с останками Змея, очистил следы своей Ци, оставшиеся после боя на предметах и стенах квартиры, и ушел.

Он уже не видел, что через полминуты в квартиру зашла рыжая женщина с привлекательными формами, быстро проверила останки Змея и Медведя, смахнула набежавшую на глаза слезу.

— Я вас не очень-то и любила, чурбаны. Но я клянусь — ваш убийца будет страдать!

После чего быстро ушла. За окнами выли сирены полицейских, да и ведун-ФСБшник уже был где-то близко.

*****
Только вернувшись в подвал своего гаража, я облегчённо выдохнул. Как-то слишком кроваво получилось… Блин, кровожадность от поднятия уровня культивации и тут действует. В жилище этих двух клановцев так захотелось сделать им больно, что я не смог сдержаться, по крайней мере со вторым. Тощего я быстро разделал, а вот здоровый оборотень получил от меня за двоих. Я даже сам испугался, когда почувствовал удовольствие от его кромсания. Надо, блин, больше медитировать и сдерживать себя. Слишком быстро поднимаюсь по лестнице совершенствования, звериная ярость волнами обрушивается на сознание, заставляя поступать как какой-то маньяк. На Чан Далу было полегче, там я поднимался медленнее.

Ну ладно, сделанного не воротишь. Зато теперь я знаю, кто же рыскает в поисках меня по городу. Не про всех, правда, одна группа в четыре человека всё ещё оставалась в тени, ничего не предпринимая. Может, это какие-то конкуренты этого клана Северного Ворона? Сидят и наблюдают, как их недругов кто-то опускает, руки от радости потирают.

Я стал копаться в добыче. У этих двоих было три пространственных кольца, совсем небольших, правда, два на два кубических метра и одно на один. Где они такие крохотулечки достали только? Чего-то сильно примечательного я в них так и не нашел. Большой запас ядов Ци, какие-то зелья и эликсиры в колбочках, если я правильно понял, несколько артефактов — браслет, медный шлем, две кепки-аэродрома, потрёпанный нож и парочку колец, н оне пространственных. Ещё было несколько комплектов одежды, видимо, для оборотня — когда он превратился, то его одежда порвалась, он потом на стене голым висел. И деньги. Около миллиона рублей старыми купюрами, видимо, командировочные. Мда, небогато.

Звонок отвлёк меня от сортировки добычи. Звонил отец.

— Здравствуй, сын.

— Привет, папа.

— Ты же не забыл, какое завтра число?

— Эээээ… какое? Что-то я выпал.

— Восьмое марта! Знаешь, что это означает?

— Прийду. Торт, букет с гвоздик и любимое мамино вино? Я всё верно помню?

— Да, сын, верно. Ждём тебя завтра к пяти вечера!

— Хорошо, буду вовремя!

Вот блин, почти забыл! Мама с сестрой мне бы такого не простили! Папа очень любил маму, и до сих пор это чувство не прошло, так что восьмое марта отмечается небольшим застольем, чтоб порадовать маму, а потом и сестру с внучкой.

На следующий день я пять вечера я звонил в квартиру к родителям. Руки были заняты коробков с вишнёво-шоколадным тортом, пышным букетом и пакетом с бутылкой вина. Дверь открыла сестра, поприветствовала, обняла и впустила в квартиру.

Внутри уже была вся семья. Мать с отцом, сестра с дочерью, брат с надетой на вилку селёдкой и почему-то Машка, неизвестно как затесавшаяся в эту компанию. У меня отобрали торт и вино, букету умилились и сразу же поставили в вазу, а потом усадили меня за стол, «совершенно случайно» рядом с Машей. Та явно была обрадована такой компанией, да и выпить успела, судя по её румяным щекам.

Просидев с родными часа два, я решил откланяться. Уже в коридоре, когда я надевал обувь, меня поймала Машка. Прижала к стене, лицом чуть не ткнулось в моё лицо, дыхнула винным духом в лицо. Хорошо, что от неё приятно пахло духами, какой-то забавный, почти детский запах ананаса.

— Вася, ты почему ко мне не зашел?!

— А зачем? Ты вроде в порядке, а у меня дела есть.

— Какие делая? Я была так испуганна в тот раз… А ты меня спас! Я хотела отблагодарить тебя…

— Ты сказала мне «спасибо». Честное слово, этого достаточно.

— А мне — нет! — она обняла меня и прижалась к груди, не отлипая целую минуту. Я стал её настойчиво, но мягко отбирать от себя. — Васенька… я хочу тебе ещё что-то сказать!

— Ну, говори, раз уж мы в одном коридоре. Самое то время.

— Вася… я тебя люблю! — я пьяненько рыгнула мне в шею.

— Надеюсь, это в тебе говорит вино, а не ты…

— Это говорю я! — Маша возмутилась и негодующе ткнула меня рукой в грудь. — Я тебя любила ещё с детства!

— Сомневаюсь… Слушай, Маша, у меня времени нет, идти надо. Давай ты тоже пойдёшь домой, поспишь, а потом уже поговорим.

— Васенька, но я люблю тебя! Я, а не вино! Ты что, не веришь мне?!

— Дело в том, что я тебя не люблю… Прости, но лучше сразу это сказать. Вместе мы не будем.

— Ну и… Ну и вали! Импотент! Пидорас! Дрочила! Ты ещё приползёшь ко мне, так и знай, а я тебя не приму! Ну, пока не попросишь прощения… — Маша возмущённо потопала ногами, развернулась и свалила обратно в гостиную, к ещё празднующим.

Вот дура! Надеюсь, она достаточно разозлилась, чтоб больше не лезть ко мне. Любит она меня, ага. Небось своим жирным папикам то же самое втирала. Не хочу быть «очередным».

Я оделся и ушел к себе в гараж.

*****
Маша сидела за стойкой бара в круглосуточном кафе и пила мартини. С ужина она ушла, без Василия, за которым она приходила, там делать было нечего. А этот козёл ей гадостей наговорил! Дела у него, понимаешь, какие-то! И это когда она готова была отдаться ему даже в том самом коридоре, где он одевался! Да что там коридор, даже на праздничном столе, со всей его семьёй в свидетелях — она бы ему отдалась. И что? Он её отказал! «Я тебя не люблю!»! Ублюдок! Как бы она хотела довести его почти до оргазма, вот чтоб почти-почти, а потом встать и уйти! Чтоб знал, каково это, когда влюблённой женщине отказывают!

— Все мужики — козлы! — она выпила и громко стукнула стопкой об стойку бара.

— Ага. — неожиданно поддакнула ей сидящая на соседнем стуле девушка.

— Правда? — обрадовалась поддержке Машка. — Хотя… конечно же правда! Козлы!

— А вам что сделал кто-то из этих рогатых мучителей? — соседка повернулась к Маше, предлагая той высказаться.

— От… отказал! Представляете? Я его так люблю! Так люблю! А эта скотина бесчувственное, бревно пузатое мне «Я тебя не люблю!»!

— Ужасно! Он вообще человек? — ужаснулась собеседница.

— Он козёл! — Маша махнула рукой, как бы резюмируя, и выпила ещё стопку.

— Вообще-то с этим можно помочь… с любовью, я имею ввиду. — соседка немного нагнулась и заговорила шепотом.

— Правда?! Как? — Маша тоже нагнулась и вся превратилась в одно гигантское ухо.

— Совершенно случайно мне в руки попалось любовное зелье. Вот. — и вытащила из сумочки крохотный пузырёк тёмно-зелёного цвета. — Лучшее приворотное зелье в мире!

— Хм, как-то я не очень верю во всё это… А вдруг оно из ногтей и месячных чьих-то сделано? Я читала в интернете…

— Ну что вы! Только натуральные ингредиенты! — странно возмутилась соседка, будто ногти не натуральные ингредиенты. — Вот, возьмите. Мне оно не нужно, а вам может помочь.

— Спсибо! А как его того, употребить? Дать ему выпить?

— Нет-нет! Надо принять его самой, а потом остаться с избранником наедине. Зелье вызовет взрыв феромонов, те подействуют на мужчину — и он ваш на веки вечные!

— Правда? Какая отлична штука! Может, вам денег надо? Дорогое же, наверное! — и стала рыться в сумочке.

— Ну что вы! За любовь и счастье я денег не беру! Так что просто возьмите и будьте с вашим избранником!

— Спасибо! Я буду благодарна вам до конца своих дней! — в избытке чувств Маша обняла уже почти родную подругу. Ещё бы! Такую удивительную веешь ей подарила! — Я прямо сейчас пойду к нему!

— Идите! Надеюсь, зелье подействует на все сто процентов!

— Я тоже! Пока! Надеюсь, ещё встретимся! — Маша схватилась, бросила деньги за выпитое на стойку и побежала к выходу.

— Иди, иди. Эта ночь будет самой необычной в твоей жизни! — машина соседка злобно посмотрела вслед девушке и поправила рыжие волосы.

*****
Громкий стук в гаражную дверь вырвал меня из культивации. Да кто это ещё там ломится-то? Сейчас выйду и настучу по организму! Но настучать не получилось — в дверь ломилась ещё более пьяная Маша. Успела же где-то накидаться!

— Вася! А я к тебе! На всю ночь! Хи-хи-хи! — она перешагнула порог и упала на меня, обхватив руками и почти сползя к полу.

— Я знаю, где ты живёшь. А ключи у тебя где-то в сумочке. Так что вряд ли ты ко мне.

— Фу, какой ты скучный! Вот, почувствуй мои феромоны! — и дыхнула на меня перегаром. Мелькнула мысль, что она поехала крышей. Или допилась до белой горячки. — Я останусь у тебя ночевать! И всё тут!

— Ну ладно. Ложись на диван, а я в кресле посплю.

— Хе-хе, в кресле, а-ха-ха, в кресле! — и снова дыхнула на меня. Ну точно, всё, белая и горячая.

Я даже раздевать её не стал, только пальто снял и сапожки, положил на диван и укрыл одеялом. Пусть проспится, а утром видно будет. Сам сел в кресло, откинул голову назад и стал культивировать. Похуже, конечно, чем в подвали, и намного, но не станешь же при этой алкашке в подвал спускаться. Но что-то мне мешало. Мысли всё время возвращались к Маше, я даже стал рассматривать её как женщину. А что, если она откинула одеяло? Я как культиватор отлично вижу в темноте, может, взглянуть? Вид голенькой Маши никому не повредит. Она и не вспомнит утром! А может, грудь её помять? Она ж не против вроде бы даже кой чего побольше…

— Ну как? Ты уже готов? — внезапно Маша обнаружилась рядом, опирающейся на подлокотники кресла и внимательно смотрящей на меня. — Я вот готова к ночи страстной любви!

— Маша, что ты?… Ох, Маша! Если ты уж так хочешь… — приятная истома поглотила меня, а какой-то туман заволок сознание, как сопли при простуде. Да что я на этих культиваторшах зациклился? У меня женщины чёрти сколько не было, а тут рядом красивая и на всё готовая! Будь что будет!

Машка уже избавилась от платья и белья, а я только начал стягивать «семейки». Она села сверху, приникла к мои губам своими и мы слились в поцелуе. Ох, как же классно! Правда, что-то мешало сосредоточиться, как крошка в постели, но сопли в голове всё глушили.

— Я тебя люблю, Васенька! А теперь и ты меня тоже! — девушка на секунду отлипла от меня. — Сымай трусы!

— Секунду! — я уже вовсю стягивал с себя труселя, как вдруг перехватил взгляд Маши. Её зрачки были огромными, на всю радужку, а радужка отражала свет! Чуть-чуть, в гараже его почти не было, только часы на полке светили диодом, но этого хватило. — Стой! Что с твоими глазами?

— Всё в порядке! Ну же, снимай! — она сама полезла стягивать последнюю мою одежду. Может, и правда ничего? Ну, светятся, и какая разница? Плевать!

Чувство опасности, до того погребённое под туманом в голове, вдруг пробилось сквозь него и предупредительно рыкнуло. Нет, здесь точно что-то не так! Я активно завращал Ци в организме, особенно в голове, отсеивая туман. Голова прояснилась. Что? Я захотел внезапно Машу? А её глаза светятся? Тут явно что-то не то!

— Всё, Маша, хватит! Стой! Да прекрати же ты! — я взял её за талию и аккуратно поставил рядом с креслом, а сам вскочил на ноги.

— Ты! Тыыыы! Ты опять меня отталкиваешь! Как ты смеешь так делать?! — Маша прямо таки зарычала, как дикое животное. Во рту блеснули удлинившиеся клыки.

— Маша, что с тобой? Ты что-то принимала? С кем ты встречалась после того, как мы расстались?

— Расстались? Да мы и не встречались! Гад! Разорву тебя на куски! Из-за тебя я почувствовала себя ничтожеством, которого ни капли не любят!

Маша снова зарычала, выгнулась вся дугой. На её руках и ногах ногти превращались в длинные острые когти, тело покрывалось плотной короткой шерстью чёрного цвета, а челюсти втянулись, превратив голову в морду хищника из кошачьих. Пантера! Вот оно что! Но она же не оборотень?!

— Маша, остановись! — зверь кинулся на меня, но ударом ноги я отбросил её к стене. Прижал телекинезом, пытаясь остановить, а она брыкалась и изворачивалась. Когти, как у давешнего медведя, стали резать и кромсать мой телекинез, как коты пакет. — Перестань брыкаться!

Зверь у стены окончательно разорвал невидимые путы и кинулся на меня. Я промедлил, не ожидая такой прыти, когти прошлись по моей руке, разрывая кожу и мышцы, хлынула кровь. Чёрт возьми! Я отпрыгнул, ударился ногами об диван и неловко свалился за него. Пантера мгновенно прыгнула ко мне, сунула лапу в закуток и стала рвать меня когтями, сделав мне ещё с десяток глубоких ран на заднице и бедре.

— Драконий доспех! — чёрная броня послушно закрыла меня от внешнего мира, и когти зверя только царапали по ней, не причиняя вреда. Я встал и стал бить бывшую девушку кулаками, не вкладывая в них никаких техник. Так мы стояли минут пять — чёрная пантера размером с лошадь пыталась пробить мою броню своими когтями, а я обрабатывал её морду и лапы кулаками.

Зверь сдался первым. Отскочил к воротам гаража, развернулся, стал смотреть на меня внимательным взглядом. Я вылез из-за диван, встал перед ним. Когда-то действие того, чем её накачали, должно будет закончиться. Стоит только продержаться до этого момента. Я не сомневался, что Маша не была оборотнем, значит, кто-то её чем-то натравил.

Ещё полчаса мы дрались, разгромив всю обстановку. Диван, кресло, столики, стулья сломаны и разорваны, ковры порваны в клочья, посуда и техника перебита. Наконец, отрава стала выдыхаться. Зверюга стала замедляться, потом вдруг остановилась, болезненно зарычала и упала на пол. Шерсть стала втягиваться в тело, когти исчезли, фигура снова стала человеческой. На полу гаража валялась побитая, окровавленная девушка.

— Маша! Быстро, прими это! — я вынул из пространственного кольца пилюлю исцеления и засунул её в рот девушке. Та слабыми губами взяла её и проглотила. Сразу вздрогнула, потеплела, лицо её порозовело. Но встать она не смогла. Что-то ещё мешало ей выжить. Я быстро просканировал её тело чувством духа- внутри было какое-то чуждое Ци, похожее на тот яд, которым меня в первый раз отравил Змей. Чёрт возьми, без культивации техники Серебряного тела его не победить!

— Вася. Это ты. — Маша подняла слабую руку и провела кончиками пальцев по моей щеке, оставляя на ней кровавые полоски. — Вася… я и правда любила тебя… Может, только в эти дни. Но это была именно она, любовь! Я так часто имитировала её раньше, а стоило полюбить на самом деле — и я сразу не разглядела.

— Молчи! Сейчас я накину на тебя пальто и быстро в больницу. Надеюсь, там смогут хотя бы поддерживать тебя в живых, пока я найду способ вылечить тебя. — я говорил, а сам не верил. Яд, оправившись после первого действия пилюли, снова стал очень быстро захватывать организм девушки. Её рука опала, кожа пожелтела, а из уголка губ полилась кровь. — Маша! Маша, не теряй сознания!

Я потряс её, кинулся к груде мусора, ранее бывшей мебелью, пытаясь найти в ней пальто, ничего не нашел, снова метнулся к Маше. А она просто смотрела на меня глазами с огромными, во всю радужку, зрачками. До самого конца смотрела. Вздохнула, по телу прошла дрожь, и дыхание остановилось. Сердце тоже перестало биться. Я сел на пол и так сидел, держа на руках труп подруги.

— Прости, Маша. Я не смог бы тебя полюбить. Но ты была со мной почти всю жизнь, с самого раннего детства. Поэтому я найду того, кто это сделал с тобой, и сделаю так, что он или она буду просить меня о смерти. — я опустил Маше веки, закрыв ей глаза.

Не знаю, кто это сделал. Но уж слишком это похоже на яды и зелья клана Северного Ворона. И если это они, то лучше им вешаться прямо сейчас — когда я приду к ним в гости, конец Медведя покажется этим ублюдкам райски лёгкой кончиной!

Глава 10. Расставание

— Господин, я выполнила ваше задание!

— Ты нашла убийцу? Кто он?

— Новенький ведун, буквально несколько месяцев назад пробудивший силы. По крайней мере, так всё выглядит.

— Ты полагаешь, что всё иначе?

— Не могу сказать, господин. Раньше этот человек совершенно точно не был магом. Но сейчас у него есть силы, чтоб убивать наших силовиков четвёртого круга, и имеет некий набор артефактов. По останкам Медведя и Змея это стало понятно. По силам — пик четвёртого круга, может быть даже середина пятого.

— Жаль парней, жаль. Это ослабило наши силы… Но парень и правда непонятный. Ты сделала то, что я просил?

— Да, господин! Я подловила его женщину и подлила ей внешнего афродизиака с зельем трансформации. И чуть-чуть ядов Змея добавила. Судя по тому, что он всё же жив, ему пришлось убить её своими руками.

— Молодец, Лиса! Это будет ему уроком!

— Спасибо, господин!

— А теперь пойди и расскажи ему, что это ему наша месть за его действия. Потом уходи домой.

— Но… зачем? Он же будет мстить, скорее всего…

— Конечно. Придёт к нам за местью, а на своей территории мы сможем сколько угодно и как угодно выяснять, как он так быстро вырос в силе и кто дал ему артефакты. Увы, сейчас нет ни одной свободной боевой группы пятого круга, тем более шестого, чтоб их в Париж прислать. Но если он сам придёт…

— Очень мудрый план, господин! Я исполню его в точности!

— Я в тебе и не сомневаюсь, Лиса.

*****

Просидел я у тебя Маши, наверное, с полчаса. Просто сидел рядом и всё. Не знал, что делать, надо ли что-то делать и вообще. Потом пришлось прибираться — засунул всю труху, в которую превратилась мебель и техника, в пространственные кольца. Подумав, засунул туда и труп Маши. А что ещё делать было? Непонятно, как её теперь легализовывать, что с ней делать? Закопать где-то в лесу? Инсценировать несчастный случай, например, на дроге, подкинув её под чью-то машину? Как-то это всё мелочно… Решил пока оставить её в пространственном кольце, всё равно кроме меня туда никто не заглянет. Хотя это даже мне самому казалось слегка маньячным — носить с собой в кольце тело мёртвой женщины.

До утра я убирался, собирал последние щепки, уничтожал следы крови, стирал следы на стенах и на полу оставшейся от прошлых хозяев гаража замазкой. К утру всё стало вполне себе приятным для глаза, только пустынным — одни коврики на полу, а в остальном голые стены. К счастью, душевая кабинка и туалет были за кирпичной перегородкой в торце гаража, так что не пострадали.

Около полудня почувствовал, что снаружи кто-то появился и явно ждёт, чтоб я вышел. Причём это был кто-то ранее незнакомый. В городе появился ещё кто-то? Да что ж за проходной двор такой, а не провинциальный Париж. Повинуясь импульсу, вышел наружу. Там меня ожидала рыжая симпатичная женщина, стоящая в некотором отдалении от моего жилья.

— О, ты вышел! Наконец-то. Меня зовут Лиса.

— И? К чему мне эти знания?

— Это я дала твоей девушке то зелье, которое обеспечило вам обоим весёлую ночку.

В моих глазах будто пролетела тень. Вот я стою на входе — а вот я держу эту рыжую суку за горло и медленно, с наслаждением сдавливаю её шею. В её глазах, в которых раньше были высокомерие и насмешка, сейчас читались только страх и недоумение. Не ожидала, блядина?!

— От…пхе… пус…ти…

— С чего бы? Я хочу продолжить ночку приятным утром!

— Мы… зна…ем гд…е твои род…ны…е

Я перестал сжимать руку, потом медленно, нехотя разжал её. Рыжая стерва шмякнулась на асфальт, отползла на пару метров, потом поднялась, потирая шею и настороженно смотря на меня.

— Какой-то ты… кхе-кхе… слишком резвый.

— И зачем ты пришла? Похвалиться? Тогда это твой последний поступок в жизни, причём весьма глупый.

— Я пришла пояснить тебе правила игры, мальчик.

— Правила игры?

— Конечно. Ты слишком уж резво стал влезать в чужие игры, знаешь ли. — она поправила на себе одежду, в глазах опять появилось высокомерие. Но маленькая частичка страха так из них и не исчезла. — Никто не любит, когда их планы рушатся из-за ребёнка, сующего всюду свой любопытный нос.

— Это ты про наркобарыгу и двоих уродов, которые пришли за ним?

— Про ценных членов клана, исполняющих волю старших. Или ты думал, что ты будешь убивать наших братьев, а мы только плечами пожимать и руками разводить?

Ну да, с такой точки зрения — я как носорог вломился в посудную лавку, ломая мебель и разбивая тарелки. Мне бы самому не сильно понравилось, будь я на месте этих… кланов.

— А если я сейчас пойду в ФСБ и расскажу, как боролся с наркотиками, а на меня злобные кланы устроили охоту, да ещё и девушку убили?

— Ха-ха-ха! — рыжая залилась притворным смехом. Или не очень притворным. — А ты думаешь, что ФСБ что-то нам сделает? Позволь тебя немного просветить — ФСБ не вмешивается в дела кланов. Понимаешь ли, в Кремле сидит не менее полутысячи магов, которые защищают президента от ментальных атак. Весь кабинет министров, все губернаторы и меры городов, даже в твоей дыре, под нашей защитой. И все денежные мешки тоже. Думаешь, зачем тот же Абрамович себе яхту с десятью туалетами построил? У него десять жоп, чтоб в них срать? Хах! С ним даже на Мальдивы два десятка магов ездят, прикрывая его мозги от атак.

— Чувствуете себя хозяевами страны? — я скрипнул зубами. Получается, государственные структуры мне не помощники.

— Мира, мальчик, мира! В любой стране на этой планете существуем мы, кланы. Даже в Эфиопии какой, Непале или Сан-Марино. Иначе любой дурак, который смог выучить одно из заклинаний подчинения, превращал бы президентов, канцлеров или королей в свои послушные куклы. — она по-детски показала мне язык. — Так что можешь хоть в ФСБ идти, хоть лично к президенту — тебя оттуда пошлют куда подальше, но скорее всего — самому разбираться с кланами, то есть с нами. А нам ты насолил с запасом.

— Это меня должно напугать?

— Тебя — нет. А вот предостеречь — да. Повторю — мы знаем, кто ты, и знаем, где живут все твои родные. Если я вырежу весь этот сонный городок, мне, конечно, не избежать неприятностей. Но если я уничтожу только твою семью — максимум письмо черканут из твоего ФСБ, что так делать нехорошо. И всё. А может, никто ничего не скажет. Тебе же не сказали за твои убийства? Потому что силовики в дела кланов не лезут, а ты зацепился как раз с нами.

— И что ты предлагаешь?

— Ох, ты наконец-то услышал голос разума! — в глазах Лисы блеснула искорка радости. Видимо, решила, что я уже внутренне сдался, испуганный расписанной ею мощью. — Сейчас нам нет смысла устраивать тут бойню, пусть всё и ограничится твоими родными. Кому нужно лишнее внимание? Тебе, кстати, тоже оно ни к чему. Так что мы сейчас разойдёмся и больше никогда не увидимся. Но если ты попробуешь хоть раз сунуться к клану Северного Ворона — не обессудь, останешься круглым сиротинушкой.

Подумав, Лиса добавила:

— И не думай, пожалста, что ты заявишься к нам в клан и всех на уши поставишь, обезопасив тем свою семью. Те, что ты видел, даже я и Медведь со Змеем — это так, первоклашки, как и ты. Те, кого можно послать в любой момент и их отсутствие на клане не скажется. Или даже их смерть. Силу клана составляют маги такой силы, что ты и представить себе не сможешь, воображения не хватит! Они уничтожат тебя, не отрываясь от завтрака.

— Так чего же до сих пор не уничтожили-то?

— Заняты другими задачами. Но если ты станешь доставлять слишком много неприятностей — их задачи могут измениться.

Получается, я в патовой ситуации. На сегодняшнем уровне силы я не смогу защитить своих родных. Очень не хочется, чтоб они повторили судьбу Маши. А силовики вмешиваться не станут, судя по всему, хоть что угодно клановые козлы делать будут.

— Я постараюсь не убивать ваших шестёрок, если они не будут лезть ко мне или к моим родным.

— Уууууу, какой страшный ягнёнок! Ха-ха-ха! Прям дрожь пробирает от твоих храбрых слов! — Лиса насмешливо прищурила глаз. — Но ты уж постарайся сдержать своё обещание. Ради своего же спокойствия.

Я смотрел ей вслед, когда она уходила. Ненавижу эту суку. Даже и не подумаю отступиться от мести за Машу. И теперь я точно знаю, кто это сделал и почему. Надо просто стать сильнее, настолько сильнее, чтоб стереть с лица планеты этих зажравшихся уродов. А рыжая тварь будет умирать долго и мучительно! Уж это я ей обеспечу!

Но сейчас нужно можно прикинуться испуганным и послушным. Может быть, даже обзавестись друзьями среди других кланов. Ну не один же этот клан Северного Ворона в России? Должны быть и другие. Надо узнать о них, особенно о тех, кто к Воронам испытывает те же чувства, что и я, и завести там друзей. Возможно, получится под их защиту родных поместить, пока я из петухов перья выщипывать буду. Пора, видимо, переезжать их Парижа в Москву, там-то точно будет намного больше культиваторов, чем в моём родном городе.

*****
— Ну и горазда же она заливать!

— Ага. Ловко так, вроде и правду сказала, а вроде и такую чушь наговорила.

— Не зря её «Лисой» зовут. Не за один цвет волос, видимо.

Двое колдунов из семнадцатого боевого отряда, только что наблюдавшие встречу ведомой цели с ведьмой из Северных Воронов, негромко переговаривались в съёмной квартире. Она была не особо большая, плохо обставленной и неудобной, зато имела немаловажный недостаток — из её окон были видны и квартира цели, и её гараж.

Они были правы в своих оценках. Лиса на самом деле слегка приукрасила действительность. Хоть кланы и имели большое влияние на властные структуры, но и властные структуры имели не меньше влияния на кланы. Хотя бы за счёт того, что кланов в одной только России было двадцать штук. Конечно же, Старших кланов, насчитывающих не одну тысячу лет. И всю историю своего существования кланы боролись друг с другом за сферы влияния. Стоило царю или президенту отказать какому-то клану в праве защищать себя и выпнуть его представителей, как другие кланы запросто уничтожали «ненужный», деля его территорию и сокровищницы между собой. Конечно, таким инструментом пользовались нечасто, за последние триста лет всего два раза, но это был действенный инструмент удержания кланов в узде.

А после открытия управляемых ядерных реакций и изобретения атомных бомб, у государств появился дополнительный рычаг давления. Вот оно-то ещё ни разу не применялся, но маги не могли ему ничего противопоставить, поэтому старались не провоцировать государство лишний раз.

Но Лиса так ловко рассказывала, что кланы казались чуть ли не абсолютными хозяевами жизни. Наблюдающие колдуны ничуть бы не удивились, если бы её рассказы отбили у новенького ведуна всю охоту к противостоянию с Воронами.

— Может, вербанём парнишу?

— Пока ещё немного понаблюдаем. Если он испугался и внутренне сломался — то проку с него не будет.

— Хорошо. Значит, наблюдаем дальше.

*****
Сказано-сделано. Я развёл бурную деятельность по переезду. Всю свою алхимическую лабораторию я собрал и запихнул кольца, откуда предварительно весь мусор вытряхнул на городской свалке. В гараже теперь не осталось ничего, кроме ковриков, душа и туалета. Продавать я его не стал, просто закрыл на парочку замков и дополнительно зачаровал двери, чтоб только я сам мог их открыть.

Квартиру я тоже оставил под присмотром родных. Муж сестры всё ещё болел, но даже когда выздоровеет — попросил сестру навещать квартиру, проверять, что ничто не течёт, никто не забрался и бомжи не свили себе в ней гнездо, как когда-то.

Мать с отцом мой порыв не оценили. Мол, что ты в той проклятой Москве делать будешь, да там психи по улицам табунами носятся, да вот они в новостях вчера смотрели, что на какой-то улице Москвы какой-то бедолага провалился в люк с кипятком и сварился заживо, а что, если и с тобой так, сынок? Тут мама каждый вечер может в гости прийти, блинов домашних и борщеца принести, а кто мне в бездушной Москве покушать сделает-то? Домашненького, наваристого, вкусненького? Но я был непреклонен. Решил так решил! Горестно вздохнув, мать положила мне две пары специально купленных трусов и тёплые носки собственной вязки. Отец был немногословен, молча обнял меня и попытался всучить свою заначку, но с немалыми усилиями я отказался.

С друзьями я тоже попрощался. Особенно тяжело было видеть Колю. Чёрт возьми, его сестра умерла у меня на руках, а мы обнимаемся, и он желает мне удачи в столице. Меня грызло чувство вины по поводу всего произошедшего. Прости, Коля, я постараюсь, чтоб её убийцы не остались безнаказанными!

У меня осталось только одно дело в Париже.

*****
— Привет, Алёна. — высокая фигура выскочила из тени деревьев, приветствуя девушку знакомым голосом.

— Ох, блин, не надо так пугать! — Алёна резко остановилась и подпрыгнула от испуга.

— Постараюсь больше так не делать. — парень усмехнулся. — Тем более я завтра уезжаю.

— Я знаю. Мы же за тобой наблюдаем. — девушка горделиво подняла нос к тёмному небу.

— Отлично. Ты же из Москвы, верно?

— Ну да…

— Тогда ты же понимаешь, что я рассчитываю на твою поддержку и по своему новому адресу. Здесь мне она не пригодилась, ха-ха, но кто знает, что будет в столице.

Алёна не знала, что сказать. Вроде она ничего не обещала. Но таблетка, которую передал Василий, оказалась прям таки чудодейственной — через минуту после приёма сестра уже ходила и бегала на своих ногах, будто никогда не была парализованной. Тётя позвонила Алёне, слёзно благодарила, а сестра кричала в трубку, что обожает её и в экстазе от радости, что снова чувствует всё своё тело. После этого Алёна чувствовала себя обязанной этому парню, как бы она ни старалась убедить себя, что никаких обещаний не давала.

— Но я же останусь в Париже. Вряд ли я смогу чем-то помочь тебе в Москве.

— А ты постарайся, чтоб тебя вернули в родной город. Тем более после моего отъезда в Париже станет спокойнее.

— Постараюсь. Но не надо на меня рассчитывать в любых случаях! Я служу стране, а не тебе лично! — Алёна агрессивно скрестила руки на груди.

— Ух, ну прям «мне за державу обидно!» — Василий рассмеялся. Потом в его руке появилось что-то и он протянул это девушке. — Возьми, чтоб не забывать обо мне.

— И что это? — Алёна скептически рассматривала браслет, судя по всему, из серебра, из тонких плетёных цепочек.

— Подарок на прощание. Если тебе будет угрожать смертельная опасность — он тебе поможет. Один раз. Потом нужно будет перезарядить у меня.

— Заче… Эй, ты куда делся? — пока она рассматривала браслет, её собеседник куда-то испарился.

Вот чёрт! Мало того, что она ему должна за сестру, так ещё и сама может подсесть на его помощь. Браслет был очень привлекательным артефактом. Алёна не сомневалась, что он полностью рабочий — таблетка-то оказалась с просто потрясающей эффективностью. Значит, и браслет должен сработать именно так, как сказал Василий. Брать его — стать коррупционеркой, а не взять — так и какой смысл, она уже взяла его лекарство.

Поколебавшись, Алёна надела браслет на правую руку и зашагала домой. Будь что будет. В любом случай, пока что ничего плохого для себя она от Василия не видела.

*****
Все мои дела в Париже были закончены. Квартира на сестре, гараж заперт, с родными попрощался, у дяди уволился, фсбшнице очередная взятка втюхана, как вернётся в столицу — будет ему стучать. Наверное. Хотя до сего момент она была не особо полезной… С другой стороны, можно взять её за жабры и подробнее расспросить про взаимодействие кланов и силовиков. Уж она-то должна всё знать об этом!

До столицы я добирался поездом. Пока не дорос до шага Зарождения Души, лучше полётами не увлекаться. Случись что — и даже в иллюминатор не выпрыгнешь. Выкупив всё купе, я улёгся да лежанку и всю дорогу прокультивировал. В пригородах проводница постучала в дверь купе, рявкнула «Скоро Москва!», и я выглянул в окно. Эх, на севере зима ещё унылее, чем у нас на юге. Даже зелёной травы не особо увидишь. В Париже она всю зиму зелёная, а тут до сих пор ещё во многих местах, посеревшая и жухлая, под сугробами прячется. Дикие, негостеприимные края!

А вот вокзал мне понравился. Красивый, современный, куча помощи как уезжающим, так и прибывающим. Я быстренько нашел выход к городу, а там пошел в сторону таксистов, густым роем облепивших обочины дороги. Правда, уже на третьем шаге я споткнулся обо что-то и чуть не упал. Обернулся — а там сидела какая-то нищенка и злобно смотрела на меня:

— И чё ты под ноги не смотришь, урод?! Понаехали всякие уроды из деревень, нормальным людям и не вздохнуть свободно! Тьфу! — и плюнула в мою сторону, но не попала.

Окрылённый таким добросердечным приветствием, я с новыми силами зашагал к таксистам.

Глава 11. На новом месте

Меня перехватили до того, как я успел дойти до таксистов. Я только вышел к площадке с машинами, как буквально из ниоткуда выскочила группа из пятерых человек и накинулась на меня!

— Ай, какой молодой, ай, какой красивый! Все бабы твои, все деньги твои, давай погадаем, судьбу предскажем, будешь знать, какие подарки тебе жизнь в Москве готовит! Давай руку, всё расскажем, всё покажем, сколько у тебя девок будет, сколько миллионов получишь! Позолоти ручку — всё тебе сторицей вернётся! — старшая цыганка, бабища гренадёрского роста, с бородавками, из которых росли толстые чёрные волосы, и немалым задом подскочила первой, заголосила, преданно заглядывая в глаза. Вокруг неё бегали четыре мелкие девушки, видимо, обучающиеся нелёгкому делу предсказательного промысла.

— Не, не надо, спасибо! — я отмахнулся рукой, пытаясь пройти дальше. Но цыганка не отпускала, быстренько перегородила дорогу, взмахнув юбками, начала снова уговаривать. Забавно, как она не путается а ж в… семи юбках! У других цыганок их было поменьше — от трёх у тех, кто постарше, и до одной у самой младшей. У них юбки как погоны в армии, наверное, чем больше — тем ты матёрее.

— Ладно, давай, расскажи мне про будущее! — я сдался после очередной порции про «красивого-молодого» и протянул её сотку. Сотка исчезла будто её никогда не было, а матёрая вытолкнула вперёд самую мелкую, одноюбочную гадалку, больше смахивающую на девочку, чем на девушку. Лет 13, наверное, не больше. — Левую или правую?

— Правую… — девочка мягко, несмело взяла мою руку и стала рассматривать её, водя пальцами по линиям на ладони. На лице у неё появилось растерянное выражение, будто вместо ладони я ей протянул ананас. Она обернулось, сказала что-то на непонятном языке, старшая цыганка недовольно буркнула, отпихнула девушку задом и сама взяла мою руку, улыбнувшись мне извиняющее, мол, молодёжь, учить и учить!

Улыбалась она недолго. Так же поводя пальцем по ладони несколько секунд, она со страхом посмотрела на моё лицо, потом на ладонь, потом снова на лицо — и внезапно попыталась смыться.

— Эй, ты куда! А как же предсказание?! — я схватил её за руку.

— Не могу предсказать, не могу, звёзды не те на небе!

— Какие звёзды? Утро на дворе! Я сотку дал — давай гадай! — тут уже я упёрся рогом.

— На, на, забери своё, не надо нам твоего, отпусти! — цыганка кинула в меня соткой и попыталась отпрыгнуть, но я не дал.

— Ещё чего! Я уже на предсказание настроился — так что давай, работай! — я держал крепко.

— Забери всё, возьми, только отпусти! — бабища засунула руки куда-то в юбки, вынула купюры жменей в меня, а сама ещё сильнее задёргалась. Её младшие товарки очнулись, заголосили, принялись что-то кричать и пытаться оторвать старшую от меня. На нашу кучу-малу стали обращать внимания прохожие и таксисты, так что я отпустил цыганку. Та отпрыгнула метра на два и побежала куда-то в сторону, за ней стайкой уплыли и младшие, с испугом оглядываясь на меня, а парочка, мне так показалось, даже крестилась.

— Не, ну, можно принять, что это к богатству, когда цыганка на вокзале от тебя деньгами откупается. — весело бормотал я, собирая раскиданные деньги. Набралось не особо много, тысячи полторы, но и то хлеб.

— Куда едем? — сразу же спросил меня таксист, когда я уселся в выбранную машину.

Я назвал адрес, по которому была выбранная мной съёмная квартира. Ещё в поезде посмотрел сдаваемые квартиры и выбрал одну, не близкую к метро однокомнатную. Мне на работу всё равно ходить не надо будет, так что транспорт не важен, а если что — можно и пешочком пройтись, так что я больше смотрел на цену и обстановку. Договорился с хозяином, что будет меня ждать сегодня днём.

— А чего от вас цыганки хотели-то? Мы с мужиками слышали, какой они гомон подняли.

— А, да погадать хотели, а я сказал, что сам ещё тот кашпировский, и нагадал им бесплодие до седьмого колена, если не уйдут. Ушли!

— Ха-ха-ха! Первый раз слышу о таком способе отвадить этих приставал! — таксист стал рассказывать всякую фигню, делясь со мной то житейской мудростью, то новостями и слухами. — А видели, как наши вчера сыграли?

— Нет, не интересуюсь футболом.

— Как же так?! Там же такое было! — и снова поток дребедени. А я футбол никогда не понимал и не любил. Ну бегают двадцать два миллионера в шортиках по газончику за кожаным шариком, а миллионы пузанов с пивом, типа вот этого говорливого таксиста, смотрят на это и «болеют». Интересно аж жуть, прям оторваться нельзя, ага. Лучше бы они в одних стрингах бегали — хоть бабам приятно смотреть было бы, это максимум, на что способен футбол.

Хозяином квартиры оказался невысокий сухонький мужичок, с такой блестящей лысиной, что слепила глаза, когда мы с ним разговаривали. Мне её было особенно хорошо видно — мужичок был на две головы ниже меня. Мы составили договор, я внёс плату на год вперёд, и мы расстались, довольные друг другом.

А квартирка ничего такая. Однокомнатная светлая студия, совмещённый санузел, ну да мне некого стесняться и не с кем его делить, стиралка, микроволновка, электропечка если вдруг захочется чего приготовить. И мебель не самая старая, а кровать даже без клопов! Хотя, может, у меня какое-то предубеждение к съёмному жилью, может, в нём уже давно нет клопов…

Разлёгжись на постели, я врубил телек для фона и принялся размышлять. Понятно, что надо искать тех, кто на ножах с кланом Северного Ворона. Вопрос в том — как? Не объявления же давать в газеты «Кто не любит ворон-отморозков, обращайтесь по телефону такому-то, будем не любить их вместе!».

А культиваторов местных в Москве было завались! Тысячи штук, так много, что из общего фона нельзя было вычленить чью-то конкретную ауру. Множество аур сливались в постоянный фон, как птичья стая или рыбий косяк. Вот и поди угадай, кто тут за кого, а кто вообще нейтрален или против всех.

— Приглашаем всех ведунов и ведуний пройти обучение в школе магии и волшебства «Лесной простор»! Двухгодичное обучение сделает вас профессиональным заклинателем, улучшит навыки оперирования магией, сделает вас конкурентоспособным на рынке магических услуг! Удобное вечернее обучение, практические занятия, полугодичная практика на загородном полигоне ждут вас! — по телеку крутили местный блок рекламы, и в него вдруг вклинилось вот это.

Я даже слегка прифигел — местные маги настолько открылись, что уже крутят прямо по телевизору рекламу магических школ? Потом до меня дошло, что для обычных людей реклама выглядит несколько иначе. И точно, чуть-чуть напрягшись, я отфильтровал магический потенциал — и на экране появились логотип какого-то банка и улыбчивая девушка, обещающая самый низкий процент по кредиту во Вселенной. Фух, а я уже успел удивиться.

Хм, а это ведь вариант, и неплохой вариант. Я ведь так и не смог использовать местные заклинания, почему-то они совершено мне не давались. В подобной школе должны же быть какие-то инструменты или методики по выяснению потенциалов учеников, по исследованию проблем, которые могут возникнуть в процессе обучения. Так, наверное, и мою проблему могут решить, выяснив её причины.

В конце концов, я решил вернуться на Чан Далу. И там мне так или иначе придётся столкнуться с Сён Вэй. Хотя бы для того, чтоб надавать ей по заднице за такую подставу с телом. Не могу сказать, что она совсем уж мой враг, в конце концов без этого путешествия в другой мир и обучения там я бы сейчас лежал колодой в больнице с переломанным телом. Но поговорить с ней с помощью веских аргументов придётся. И чем же мне разговаривать? По культивации с неё тягаться мне совершенно не светит. Техники? Все боевые техники, которыми я овладел на Чан Далу, в том числе техники драконидов, она всё равно изучит лучше меня, а уж в «Призрачном Кулаке» тягаться с ней вообще не стоит. И что делать? Выход один — техники и заклинания моей Земли. Но, если я не смогу ими пользоваться, то эта возможность для меня будет закрыта. Так что научиться им мне нужно кровь из носа! Всё, решено, завтра же топаю в этот местный «хогвартс» и записываюсь в ученики. Чёрт с ним, обойдусь без шрама-молнии и круглых очков.

Конечно, существовала маленькая, крошечная вероятность того, что за миллионы лет, которые Сён Вэй провела в виде духа в той пещере, она выучила и магические системы Земли. Но думать об этом не хотелось — при таком раскладе впору не мечтать о том, как её булки ремнём обработаешь, а поклоняться ей и строить храмы, как какой-нибудь богине. Поэтому лучше не думать о таком варианте, а то руки сами собой опустятся.

— Желаете обучаться в нашей школе «Лесной простор»? — женщина лет пятидесяти, похожая на потомственного бухгалтера, подозрительно смотрела на меня, будто застала меня в трамвае с рукой в её сумочке.

— Да!

— Для поступления требуется наличие магического дара и возможность оплачивать обучение. Семестр учёбы в нашей школе стоит один миллион двести тысяч рублей. У вас есть такие деньги? — она что — отговаривает меня, что ли?

— Да! — ну, в рублях сейчас нет, но сто двадцать тысяч баксов я ещё не трогал, можно и поменять.

— Прекрасно, тогда заполните эту форму. — протянула мне листочек с табличками, я взял.

— У меня вопрос…

— Излагайте.

— У меня проблемы с заклинаниями… Меня определили как мага без направления, вообще ни к какому склонности нет. А те заклинания, что я на форумах видел и пытался повторить, мне почему-то не получилось реализовать. Может мне «Лесной простор» помочь с этим?

— Конечно. Как станете нашим учеником — мы протестируем вас всеми возможными способами, у нас прекрасный исследовательский коллектив. К тому же, первые три семестра представляют собой теоретический курс обучения, у вас будет время решить эту проблему.

— Ох, вы меня обнадёжили! — смотри-ка, а она уже не настолько похожа на мегеру, как это было в начале разговора.

— Я тут для этого и сижу. Анкетку заполните!

— Да-да, сейчас.

Я заполнил анкету и ещё немного расспросил об этой школе. Занятия тут начинались с июня — большинство студентов были всё же вчерашними школьниками, так что сразу после выпускного в одной школе могли пойти в магическую. Само обучение проходило в вечернюю смену, с пяти до десяти вечера, — это уже, видимо, было для взрослых учеников. Первые три семестра обучали теории магии, технике составления заклинаний и прочей теоретической базе. Впрочем, что-то типа лабораторных тут тоже существовало, были помещения для отработки заклинаний, защищённые барьерами и гасителями, были и тренировочные залы для тех, у кого магический талант был неразрывно связан с физическим телом, оборотни, к примеру. Мне это понравилось, можно будет делать вспомогательные комплексы Древесного меча и Призрачного Кулака.

— Вот, вроде всё правильно заполнил, проверьте, пожалста. — я протянул анкету.

— Ага, ага, верно, всё хорошо! — кивнула головой, шлёпнула на анкету печать и положила её на стол. — Поздравляю вас, молодой человек, с этого дня и на следующие два года вы наш ученик!

— Спасибо!

— Плату за первый семестр нужно внести уже сейчас! — охладила мою радость мадам. — Леночка! Оформи молодому человеку оплату!

Из соседнего кабинета вышла девушка, точная копия этой мегеры, только молодая, равнодушно посмотрела на меня и кивнула головой, приглашая пройти за собой. Ну, ладно. В соседнем кабинете у меня отобрали деньги, выдали вместо них студенческий билет и выгнали.

— Раз я уже студент здешний, то можно было бы по поводу моей проблемы с кем-то встретиться? До июня ещё два месяца, хотелось бы к началу обучения уже научиться применять заклинания. — я обратился к приёмщице, когда вышел от Леночки. Наталья Николаевна, ага, вот как её зовут.

— Хм, вы правы. Леночка! — из соседнего кабинета снова вышла насупленная девушка. — А позвони Васильеву, скажи, нужна его помощь!

— Минутку.

Минут через пять в кабинет зашел стройный светловолосый человек в пижонских очках, судя по всему — с обычными стёклами, из-за которых на мир глядели карие глаза со странным выражением. От него ощутимо тянуло силой. И Наталья Николаевна, и Леночка были магами, только мелкими, где-то первого круга. А вот этот парень уже был на четвёртом круге, не уступая силой Медведю или кому-то из ФСБшников, заявившимся ко мне в гараж в последний раз.

— Здрасьте! Павел Григорьевич! — он протянул мне руку после объяснении моей проблемы Натальей Николаевной. — Пройдёмте ко мне в лабораторию, там нам будет легче понять суть проблемы.

Мы прошли на верхний, третий этаж здания «Лесного простора». В просторном помещении с большими окнами было несколько столов, в середине и по краям, сплошь заставленных какими-то слабыми артефактами. Они стояли и на полу, и на стульях, лежали в разобранном виде, кучами складировались в углах.

— Не обращайте внимания на беспорядок, рабочая атмосфера, так сказать! — чуть смущённо пробормотал Павел.

— Да нет проблем. У меня рабочая мастерская на прошлой работе выглядела почти так же.

— Хах. Понятно. Так в чём ваша проблема?

Я как можно подробнее изложил ему свою ситуацию. И про определения у силовиков, и про невозможность использовать магию, и вообще про всё в этом плане.

— Понятно, понятно. — Павел стал мять подбородок, задумчиво смотря куда-то в стену. — Ну, тарелка с вентилятором — это жуткое старьё, государство как может экономит на артефактах для силовиков из дыры типа вашего Парижа. Вы уж извините, но что есть то есть. Ресурс почти выработан, подзарядкой или починкой никто не занимается, а работать надо. Давайте я лучше протестирую вас на нашем оборудовании.

Я был согласен. Технику сокрытия я к тому моменту уже снял. Зачем она тут? Я уже официальный маг, пришел вон в специальную школу, смысла шкериться по углам и прятать свою силу не было совершенно. Так что посмотрим, что сможет выдать эта новая приблуда.

Меня усадили на стул возле громоздкого агрегата из каких-то палок и стёкол, похожего на куст, в который накидали битых бутылок. В прочем, от него веяло мощным магическим зарядом, так что по внешнему виду судить не стоит. Павел обмотал меня веточками этого куста, прицепив их к конечностям, туловищу и голове, проверил правильность обмотки и нажал на одно из стёклышек. Куст зашевелился, зашелестел, я почувствовал несколько лёгких разрядов Ци, и куст затих. Павел удивлённо смотрел на экран планшета, подключённого к артефакту.

— Эээээ…. Первый круг, склонности ни к какому направления развития нет. — озвучил результаты исследования Павел.

Чего?! Я же снял технику капсулирования! Как это всё ещё первый круг?! Я сидел, шокированный, учёный рядом тоже был немного не в себе, тыкая пальцем в планшет.

— А почему я заклинания использовать не могу?

— Ну… Давайте ещё кой что попробуем.

Павел отвёл меня в подсобное помещение, там стояло нечто, больше всего смахивающее на биотуалет. Меня засунули туда и попросили несколько раз попытаться использовать какие-нибудь заклинания, которые я до того изучал. Ну что ж, надо так надо. Я стал вызывать молнию, естественно, безрезультатно. Снаружи раздался голос, говорящий мне выйти.

— Ну что ж. — Павел опять мял подбородок, но теперь разглядывал длинную бумажную распечатку. Видимо, это был его любимый жест. — Сканер не зафиксировал никаких попыток сотворения заклинаний. Даже магический поток от вас никак не поменялся, хотя магия всегда вызывает волнения в окружающем пространстве. Вы точно пытались?

— Точно!

— Тогда будем разбираться…

Мы договорились, что я буду приходить сюда по вторникам и субботам, и я ушел. Обидно. Конечно, глупо было рассчитывать, что вот так, с первого же раза, я смогу узнать причину своего… бессилия, но я всё равно надеялся. А тут такой облом. Ну ладно, надеюсь, дальше будет лучше. Всё же ещё два месяца впереди.

Уже в темноте я подходил к своему новому дому, когда вдруг выпала возможность познакомиться с новыми соседями. Из-за угла дома вдруг вынырнули три тени и обступили меня, беря в «коробочку». Одна тень выставила руку и щёлкнула выкидным лезвием ножа.

— Эй, парень! Давай, поделись с нами хлебом насущным»! Выворачивай карманы! — главарь с ножом сразу взял быка за рога. Двое подручных принялись шарить руками у меня по карманам, обследуя их на предмет ценностей. Всё таки хорошая штука — пространственное кольцо…

— Ээээ, да он пустой! Даже ключей нет! — один з обшаривающих разочарованно сплюнул.

— Для вас, господа, у меня кое что есть! — я приветливо улыбнулся.

— И что же? Давай, выкладывай! — главарь махнул ножом.

— Пиздюли! — я ещё радостнее улыбнулся, шагнул к дебилу с ножом, заходя в бок. Он даже не смог увидеть моего движения. Удар кулаком в ухо, чтоб ввести в растерянность, хватаю руку с ножом и выворачиваю, ломая в локте и запястье. Хруст сломанных костей не смог заглушить даже истошный крик грабителя.

— Ах ты падла! — подельники бросились на меня. Удар одному ногой в грудь, он отлетает, скрючившись на газоне — сломано четыре ребра, ушиб лёгких. Второму ударом ноги ломаю колено, а потом, чисто ради наказания, оторвал левое ухо. Уши у людей довольно плохо крепятся к голове, отрываются на раз.

— Ну и как, стоило оно того? — смотрю на трёх воющих от боли противников. Двое лежат на земле, третий, который был с ножом, на ногах, но правая рука висит плетью.

— Мы ещё найдём тебя и яйца отрежем! — главарь тройки, пошатываясь, скрывается в кустах, оставляя подельников без помощи.

— Ох, господи, почему же они всегда такие одинаковые? Ну хоть кто-то сказал бы что-то типа «Зайцы не откладывают яйца» или там «Я пойду учиться на тракториста!». Так нет же! Только обещают найти, чтоб что-то там. Эх! — я разочарованно воздел руки к небу, пнул второго грабителя, сломав ему ещё одно ребро, и пошел домой.

Дома надо проделать ещё немало работы. Создать круг сбора Ци, как в Париже, распределить оставшиеся деньги, придумать способ как их заработать в Москве, определиться, чем займусь помимо учёбы. И отдохнуть после сегодняшнего, в конце концов. Получилось только последнее, как лёг на кровать — провалился в сон.

А утром в мою квартиру уже ломились.

Глава 12. Учёба

Я проверил чувством духа, кто это там ко мне ломится, но культиваторов по ту сторону двери не оказалось, только три обычных человека. Открыл дверь, на площадке стоял мужик средних лет в форме с погонами лейтенанта и двое ППСников.

— Здравствуйте! Это вы Нестеров Василий Иванович? — лейтенант вопросительно посмотрел на меня.

— Да, а вы кто?

— Лейтенант Заводный, Семён Игнатьевич. Я ваш участковый. Может, зайдём, чтоб не на площадке общаться? — незваный гость кивнул головой куда-то в глубь квартиры.

— Ну ладно, заходите, хотя я не особо понимаю, зачем.

Лейтенант зашел внутрь, прошелся по коридору и угнездился на стул на кухне. Я сел на второй, а оба ППСника остались стоять в коридорчике, попеременно пялясь то на меня, то на лейтенанта. Тем временем служивый положил папку, которую до того держал подмышкой, на стол и стал выкладывать оттуда какие-то листочки и показывать их мне.

— Дело в том, что сегодня утром поступило заявление от граждан Сивохина, Милорадова и Буся о том, что вы, гражданин Нестеров, вчера вечером подстерегли их в парке около этого дома и избили, при этом ещё и ограбив. Освидетельствование у травматолога прилагается, они сходили к нему ещё вчера вечером, а утром оттуда — ко мне.

— Что за бред! То есть я шел-шел по парку, увидел трёх парней — и кааак напал на них ни с того ни с сего? Вы серьёзно это вот мне тут заявляете? — я растерянно развёл руками, типа, посмотрите, разве я мог кого побить? Правда, сейчас, когда я был высоким и атлетичным, это создавало совсем не то впечатление, чем когда я был мелким и пухлым.

— Верю — не верю, это дело десятое. Пока что у нас есть факт нанесения тяжкого вреда здоровью со стойкой утратой трудоспособности и показания трёх человека, которые подтверждают друг друга. — он ещё пошуршал бумажками, потом пытливо посмотрел на меня. — Встречное заявление писать будете? Или чистосердечное признание?

— А что встречное заявление даст? — мне было интересно.

— В этом случае — почти ничего. У троих парней сломаны ноги-руки-рёбра, а у вас, судя по виду, никаких повреждений нет, по крайней мере чисто визуально. Так что если напишете, что они на вас напали, а вы только защищались, то выглядеть это будет странно.

— А то, что я троих битюгов побил без малейшей попытки сопротивляться с их стороны, судя по всему, — это не странно?

— Всякое бывает. — умудрённым годами работы голосом подвёл черту участковый. — Давайте пока зафиксируем ваши показания, а потом будем решать.

— Я позвонить-то могу?

— Конечно, звоните, только из квартиры не убегайте.

Эх, ладно. Я прошел в спальню и набрал номер лейтенантши. Что поделать, других контактов с силовиками у меня нет. Та была не очень рада моему звонку, судя по голосу, но проблему выслушала, немного подумала и сказала, что позвонит кому надо, а я пока не должен ничего говорить или подписывать. Ободрённый этим, я вернулся на кухню.

— Ну как? Надумали что? Встречное заявление, показания?

— Пока ничего не буду делать. Я же имею на это право? Ну вот. Думаю, всё само собой рассосётся.

— Эх, молодёжь… — лейтенант тяжело вздохнул. — Тога пройдёмте с нами в отделение. Сдам вас следователю — пусть он с вами разбирается.

— Да никаких проблем! Кстати, а как вы меня так быстро нашли? Я тут второй день, а вы уже в курсе…

— Тайна следствия! — улыбнулся участковый, но потом раскололся. — В этом доме сдавалась на вчера только одна квартира, а раз появился совершенно новый человек, который сюда зашел, то оставалось позвонить хозяину сдаваемого жилья.

Я оделся, спустился вниз, там нас уже ждал полицейский «бобик», меня посадили сзади, в эту мини-камеру, и мы отчалили в отделение. Там участковый с ППСниками передали меня какому-то лысому мужичку с крысиной мордой. Следователь, а это был он, постоянно улыбался, отпускал шуточки по типу «раньше сядешь — раньше выйдешь» и пытался добиться от меня чистосердечного признания, убеждая, что тогда меня ожидает всего-то условка, он это точно обещает! Когда я ему в пятый раз сказал, что ничего писать не буду, следак обозлился, стал материть меня и угрожать на пожизненное меня закатать за «такое жуткое членовредительство», а потом посадил меня в обезьянник.

Долго сидеть мне не пришлось. Минут через сорок следователь подошел к камерам вместе с каким-то высоким худым мужичком лет пятидесяти, открыл камеру и с извинениями выдал мне пропуск на выход, быстро удалившись. Мужичок же похлопал меня по плечу и ободряюще улыбнулся.

— Ну-с, молодой человек, ваша проблема решена! — и протянул мне руку для рукопожатия. — Михельман, Юрий Кальманович! Специалист по ложным воспоминаниям!

— Спасибо! — я пожал протянутую руку, и мы пошли к выходу. — Вас же Полозова вызвала, насколько я понимаю?

— Да-да, очень смышлёная девушка! Сразу поняла, что вам нужно, и попросила меня помочь. Я ей должен был одну услугу и вот. Кстати, держите! — и протянул мне визитку. На ней было его имя и номер телефона, без каких-либо других подписей.

— А что вы делаете? Ну, чтоб я знал, когда вас вызывать. — я сделал глупое лицо, мол, новичок, все дела.

— Конечно-конечно, Алёна упоминала, что вы совсем недавно пробудились. Я, молодой человек, виртуозно стираю память и заменяю стёртые куски новыми воспоминаниями. Вот эти ваши… хм… оппоненты теперь свято верят, что они сами друг друга избили, а вас оговорили потому, что вы отказались давать им деньги на пиво. И готовы будут это подтвердить хоть на детекторе лжи!

— Хм, странно… но разве не все маги владеют подобными заклинаниями?

— Конечно, все! Но «владеть» — не значит хорошо применять! Там десять минут не сотрут, тут мотивацию поступкам не придумают, здесь ещё как-то накосячат… Вот поэтому есть я, ваш покорный слуга!

— Понятно и знакомо. Компьютер есть почти у всех, а даже простые «форточки» переставить может далеко не каждый.

— Вот-вот, молодой человек, именно так! — и благодушно хихикнул.

— И в сколько обычно обходятся ваши услуги?

— Если нужно просеять память десяти и более людям — то от ста тысяч рублей, если больше тридцати человек — то двести пятьдесят тысяч и более.

— Да уж, недешевое удовольствие! — я присвистнул.

— Что поделаешь, за свои ошибки надо платить!

— Тоже верно. Ну что ж, Юрий Кальманович, спасибо за вашу помощь!

— Не за что, молодой человек, я просто отдавал долг милейшей Алёне.

— Это хорошо. Надеюсь, ваши внушения они развеять не смогут.

— Молодой человек! — Михельман назидательно и с некоторым упрёком посмотрел на меня. — Мы, волшебники, друг друга не обманываем!

Как показало время, Юрий Кальманович оказался всё же профессионалом. Больше никаких претензий у троицы гопарей ко мне не было, даже когда я их иногда замечал во дворе, ходящих на костылях или в кресле на колёсиках. Они равнодушно мазали по мне взглядами, совершенно без эмоций, и ковыляли себе дальше. Блин, тоже хочу так играть с мозгами других людей! Надо поскорее научиться заклинаниям!

А вот с этим дело шло туго. В «Лесной простор» я теперь наведывался регулярно, как минимум по три раза в неделю. Профессор Васильев изобретал всё новые и новые способы исследовать меня со всех стороны, но особого прогресса не было. Артефакты упрямо показывали, что магический потенциал во мне есть, но использовать я его не мог никаким образом.

Тем временем сам «Простор» потихоньку раскрывался с лучшей стороны. Всё учебное заведение было напичкано магическим оборудованием. Даже замки — и те были с магической начинкой, простые люди не могли даже открыть их, для этого надо было иметь магические способности. Иллюзорные доски для занятий, которые могли показывать трёхмерные воплощения преподаваемых материалов. Тренировочные площадки для отработки заклинаний, были даже специальные манекены, имитирующие человеческий мозг, на которых можно было отрабатывать заклинания типа тех, в которых был профессионалом Михельман. И с каждой неделей добавлялось суеты от абитуриентов, которые хотели поступить сюда.

Прогресс произошел только за неделю до начала учёбы. К этому времени я зачаровал свою съёмную квартиру, чтоб она собирала Ци, прорваться к восьмому уровню Очищения тела и решиться на реализацию пилюль Малого исцеления для зарабатывания денег. В конце концов — чего они просто лежат и ничего не делают? Так что некоторые вечера я проводил за весьма людоедским занятием — сидел и просматривал светские хроники, выискивая, у кого из местных миллионеров с родными случилось несчастье.

— Я, кажется, понял, что у тебя за проблема. — такими обнадёживающими словами встретил меня профессор Васильев.

— Правда? Это радует! — я уже успел себе представить, как мои недруги стоят с промытыми мной мозгами в шеренге, а я их здоровенной булавой вгоняю в землю, как профессор перечеркнул мои мечты.

— Знаю — не значит смогу помочь с магией. — слегка помявшись, продолжил. — Если говорить просто, то у тебя сдвиг по фазе!

— В каком смысле?

— В прямом. Хм, давай начнём с аналогии. Ты же знаешь, что Солнце много чего излучает? Мы видим только видимый спектр электромагнитного излучения. Но есть же и инфракрасное, и ультрафиолетовое, и рентгеновское излучение, верно?

— Ну да. И что?

— Ну так вот с магией происходит нечто похожее. Мы, все маги Земли, берём энергию для заклинаний из определённого диапазона всей магии мира, эдакая видимая часть магического спектра. Другие диапазоны магии для нас закрыты, люди не могут воспринимать их. С тобой произошло редко явление — твоё восприятие магии смещено в другой диапазон, сдвинуто по фазе.

— Чёрт возьми! — я был обескуражен. Так Ци, которую я использую для техник, это магия в другом диапазоне, так сказать? Значит, на Чан Далу я привык использовать этот диапазон, а для земных заклинаний нужен другой, вот я и не могу колдовать. — А этому есть какое-то решение? Вы сказали, что случай редкий, но не уникальный же?

— Да, не уникальный. Лет триста назад в Италии как раз был такой — появился маг, по всем признакам волшебник первого круга, без склонностей к какой-либо специализации, всё как у тебя.

— И что?

— Он прожил около ста пятидесяти лет, как и положено магу первого круга, а потом умер. Заклинаниями овладеть он так и не смог. Извини.

— Как-то не очень обнадёживающе…

— Как уж есть. Но вообще это всё же настраивает на позитивный лад — проблема конкретизирована, надо только найти способ её решить. Может, сделаем артефакт-модулятор, который будет трансформировать подвластную тебе магию в обычный магический поток. В конце концов, последний такой случай был триста лет назад, за это время магическая наука шагнула далеко вперёд!

Он ещё некоторое время подбадривал меня, а я хмурился и предавался хандре. Но потом а голову пришла идея — я ведь блокировал свой магический поток той техникой сокрытия, верно? Даже этот, который позволяет идентифицировать меня как мага первого круга. Это ведь значит, что я уже могу воздействовать на здешнюю магию, верно? Тьфу ты, чего тогда хандрить, нужно опыты ставить!

— Ты же оплатил первый семестр, верно, Василий? Значит, у нас есть ещё полгода как минимум, чтобы найти решение проблемы! Не надо в отчаяние хлопать ушами по щекам, проблемы нужно решать, а не поддаваться им! — Павел был в приподнятом настроении.

Ушел я в тот день из «Лесного простора» с огоньком в глазах. Ничего так не опускает руки, как опущенное настроение. Никогда не стоит предаваться к унынию, это такое глубокое и засасывающее болото, что к нему попросту лучше и не подходить.

Первый день учёбы оказался не совсем таким, как я себе его представлял. Подсознательно я ожидал чего-то давнего — линейки, нарядные девочки и мальчики во дворе, знакомство с преподавателями, плечистый второкурсник, который несёт на плече самую мелкую первокурсницу, а та звенит большим колокольчиком. Даже в моём университете, даже не в школе, было что-то подобное с линейкой, правда, уже без девушек на плечах.

Тут же всё оказалось намного проще. За день до этого на мобильный пришла смска от школы с расписанием занятий на неделю, номерами аудиторий и именем-фамилией преподавателя. Я даже позвонил в учебную часть, мол, не надо ли на какую-то линейку приходить, но мне ответили отрицательно. «Сюда приходят учиться, а не представления устраивать!». Что ж, мне же лучше.

В аудитории для занятий нас было всего двенадцать. Группы тут комплектовали небольшие, но было их шесть или восемь штук. Я сразу же сел на облюбованное место у окна, в третьем, последнем, ряду. Индивидуальные парты были удобны и функциональны, подходили и для правшей, и для левшей. Сел, даже слегка развалился за ней, наблюдая за своими соседями.

В основном тут были почти дети, вчерашние школьники. Парней больше, чем девушек, семь к пяти, считая меня. Особо выделялся высокий красивый блондин с длинными волосами, одетый в лёгкие джинсы и футболку. Вообще все были одеты по-летнему, ну да, всё таки уже июнь, я в своем костюме-двойке и с галстуком выглядел тут как белая ворона.

Среди девушек понравившихся экземпляров не было. Обычные вчерашние школьницы, чуть более сильно, чем нужно, накрашенные, с завышенным гонором и с вызовом в глазах. Как-то выделялась только одна, мелкая девчонка лет пятнадцати с азиатскими чертами лица. Я сначала думал — кореянка, казашка или китаянка какая, но потом узнал — эвенка, их Якутии. Ещё на входе я видел, как её сюда привезли — два «мерседеса», из которых выскочило полдесятка охраны, а только потом она, с каменным лицом. Интересно, кто же она такая, если у неё такое сопровождение?

Так-то тут все были не самыми последними детишками, большинство являлись детьми магов, которые не состояли в кланах, но смогли сделать весьма непростые карьеры. Что для магов неудивительно. Дети банкиров, владельцев автосалонов, акционеров солидных компаний, владельцев торговых сетей. Не самых топовых, маги совсем уж выделяться не жаждали, но достаточно солидных. Скорее уж это я сильно выделялся среди них, причём всем — возрастом, костюмом, достатком. И невозможностью пользоваться магией, конечно.

— Привет, я Юра! — тот самый блондин подошел ко мне и протянул руку. Я пожал. — Ты чего такой нарядный?

— Думал по старой памяти, что первый день занятий — очень праздничный день. Но, видимо, слегка отстал от жизни! Василий.

— Отстал? Сколько ж тебе лет? Ты на двадцать выглядишь, максимум — двадцать три. — удивлённо поиграл бровями парень.

— Тридцать пять. — я не стал скрывать свой возраст. — Внезапно пробудился как маг и приехал сюда учиться.

— А, совсем новичок, понятно! А что за бизнес у тебя?

— Нет бизнеса. Эникейщиком на несколько контор работал в местном офисном центре. А потом пробудился и продал квартиру, чтоб выучиться. — я немного приврал, чтоб история казалась правдоподобнее.

— Понятно. Удачной учёбы! — парень, узнав, что я не какая-нибудь шишка, пусть и провинциальная, враз утратил ко мне весь интерес. Да и остальные в группе, которые прислушивались к нашему разговору, тоже вычеркнули меня из списка «нужных людей». Девчонки похихикали в кулак, бросив пару взглядов на меня, и всё, знакомство с группой на этом закончилось. Блондин пошел дальше знакомиться со всеми. Сам он представлялся наследником некоей сети продажи машин в Москве и регионах под названием «Мустанг». И очень этим гордился, судя по всему.

Мелкая азиатка на приветствие блондина никак не прореагировала. Только на секунду глянула ему в лицо и отвернулась, ни слова не сказав. Тот не расстроился, пожал плечами и пошел дальше.

— Здравствуйте, господа начинающие маги! — в аудиторию зашел преподаватель, невысокий суетливый мужчина средних лет. — Рад приветствовать на нашем первом занятии! Я Константин Сергеевич, буду первый год преподавать вам теорию магии. Так как это ваша основная дисциплина на этот год, то видеться мы будем часто. Есть какие-нибудь вопросы?

Я поднял руку, преподаватель кивнул:

— Константин Сергеевич, будут ли у нас практические занятия по вашему предмету? У меня есть некоторые проблемы с практической магией, я работаю с профессором Васильевым по этому вопросу, поэтому хочу узнать.

— Практические занятия будут во втором семестре. Постарайтесь к этому времени разобраться со своей проблемой! Ещё вопросы?

По аудитории пронёсся шепоток, на меня посмотрели с ухмылками, такими снисходительно-насмешливыми, как на неудачника, которого ещё в унитаз головой не макают, но до этого уже недалеко. Мда, среди школьников мне придётся трудно, задницей чувствую!

Со временем мой распорядок дня «устаканился». Весь день по сути я проводил в учебном заведении — днём отрабатывал движения Древесного меча и Призрачного Кулака в местных тренировочных залах и площадках, вечером посещал теоретические занятия, а ночью культивировал, поглощая Ци, собранную в квартире за день.

Как достичь нужных мне целей, например, выйти на кланы, которые противостоят клану Северного Ворона, я не знал. Не бегать же по Москве с криками «Эй, кто тут не люби отмороженных ворон, выходи, стройся в шеренгу, дружить будем!». Нужны были источники информации, а их попросту не было. Не одногруппников же расспрашивать? Те сами в кланах не были, иначе учились бы в клановых школах на севере, да и ко мне относились с предубеждением, повесив на меня кличку «бомж», которой и называли, когда думали, что я не слышу.

Небольшая надежда была на молчаливую эвенку, она явно из какой-то крутой семьи, если выйти на её родителей — то те могу пояснить расклады. Для этого надо было познакомиться с ней, но вышел полный пшик — на контакт она не шла, полностью игнорирую, а на следующий день после этого её охранники поймали меня на входе в школу, взяли за грудки и предупредили, что если ещё раз полезу к девушке — мне чего-то сломают или оторвут. А может, сломают и оторвут. Я бы их мог прям там и положить, всех, но какую выгоду это мне бы принесло — понятия не имею.

Наибольшую помощь принесла школьная библиотека — небольшой зал с десятком компьютеров, на который я наткнулся на второй неделе учёбы. Среди тамошней информации были справки по кланам, из которых выяснил, что «Северный Ворон» находится в состоянии войны с «Сияющими», «Романовыми» и «Лосями». Про эти три клана я сразу принялся читать то, что было в библиотеке, но информация была так же скудна — в краткой справке было только расположение клана (каждый занимал свой город на севере или востоке), имя действующего главы и основные вехи истории. Есть ли представительства в Москве, как с ними связаться, где искать, не забираясь в сибирские дебри — ничего полезного об этом. Кланы берегли информацию о себе.

Я не видел иного выхода, как вновь обратиться к Алёне Полозовой, на этот раз за информацией. Ну что ж, услугу за пилюлю я истратил на Юрия Кальмановича, а теперь придётся и вторую, за браслет, обменивать на информацию. Но ничего не поделаешь. Если я смогу у какого-то клана спрятать свою семью, то у меня будут развязаны руки протии «Северного Ворона», а без этого я и шагу ступить против них активно не смогу, не опасаясь за жизнь своих родных.

Звонить Алёне не пришлось. Помог счастливый, а может, несчастный случай — идя знойным вечером на занятия, я наткнулся недалеко от школы на то, что никак не ожидал увидеть.

Глава 13. Информация

Вообще-то школа магии окружена защитным барьером, который не даёт пройти к ней обычным людям — они разворачиваются и идут от него в другую сторону, совершенно точно полагая, что это их личное решение. Да, проклятье забвение не даёт нормалам видеть магию и волшебство, но мало ли как в мозгах многих людей трансформируется летающий по воздуху человек, пускающий фейерверки из задницы? Да и на сумасшедших это проклятье может действовать ослаблено или искаженно. Так что на тот случай, чтоб кому-то что-то не привиделось, и к школе не стали стекаться всякие контактёры с НЛО, искатели кладов Аннунаков и свидетели высадки рептилоидов с Нибиру, школа окружена этим барьером примерно в километр радиусом. Я уже вполне привык к пересечению этого барьера. У меня он вызывал небольшой дискомфорт, вроде холодной воды, капнувшей за шиворот, но не более того.

И вот, едва-едва я пересёк невидимую границу, зашел за угол как-то домика без окон, насосной станции, трансформатора или чего это ещё может быть, и наткнулся на непривычную для этого уголка картину. В небольшом неухоженном парке дымилась машины. Знакомый «мерседес». В него попали чем-то неприятным, весь передок машины был уничтожен, будто камешком кинули в воду, а она возьми и превратись в стекло и металл. На передних сиденьях никто не уцелел, судя по всему. На задних люди остались целы, но дырки на дверях, мелкое крошево разбитого стекла и чья-то рука, свисающая из полуоткрытой дверцы, доказывали, что в живых их всё равно не оставили.

Второй «мерс» был неподалёку, уткнувшийся капотом в дерево. Его дверцы тоже были открыты, все четыре, неподалёку валялось с полдесятка трупов. Видимо, охранники на совесть выполняли свою задачу, потому что во второй машине их должно было быть всего двое. Знакомая азиатская малявка сидела, прислонившись спиной к дереву, а вокруг неё стоял десяток неизвестных мне людей. Двое, судя по ауре, пятого круга, трое четвёртого и ещё пятеро были теми самыми «гончими». Только помощнее, чем у наркобарыги в Париже, на уровне четвёртого круга силы, примерно.

Я спрятался обратно за угол дома. Даже и не думай, Вася! Ты что, вообразил себя каким-нибудь китайским полудурком, который шароёбится туда-сюда и приносит добро и причиняет справедливость, спасая заодно толпы «нефритовых дев»? Алё, ты не в новелле китайского автора, а в реальной жизни! Если я сейчас вмешаюсь, то немаловероятно, что меня тут же в парке и порешают. А если и не порешают — мне что, нужна кровная вражда ещё с кем-то? Мне и «Северного Ворона» хватает за глаза, потряс наркобарыг — и теперь Маша мертва, родные под угрозой смерти, если рыпнусь, а я сам сижу тише воды, ниже травы и хожу в вечернюю школу, блин! Это её проблемы! У неё богатая семья, судя по всему, ну подержат в заложниках, ну выкупят потом. А даже если и убьют — то какое мне до этого дело? Вот кого я больше ценю — это узкоглазую, у которой я даже имени не знаю, или себя и своих родных и близких? Думаю, ответ очевиден!

Я ещё раз выглянул из-за угла. Почти ничего не изменилось, только девочку поставили на ноги и собирались куда-то увести. Были слышны выкрики типа «быстрее» и «скоро будет тут». Кто тут будет, я не разобрал. Я поймал взгляд девочки. Я уже видел такой, правда, не у человека. В своё босоногое детство меня на лето отвозили к бабушке в деревенскую глубинку. И я там постигал основы жизни. И смерти. Разок присутствовал при закалывании свиньи. Поросёнку привязали верёвку к лапам, повалили на спину и растянули так, чтоб он не дёргался. Потом самый умелый мужик с длинным, чуть ли не в полметра, толстым ножом хорошо примерился и вогнал этот нож в грудь свинье, целясь в сердце. У мужика получилось, но животное умирало ещё долго, крича и дёргаясь. Котлеты и отбивные из хрюнделя были вкусные, но дело сейчас не в этом. Такой же взгляд, как у девочки, был у этой свиньи — испуганный, непонимающий, в нём плескался ужас и страх. Свинья не понимала, что с ней делают люди, которые ещё вчера кормили её, азиатская девушка не знала, что дальше будет с ней, но жутко боялась неизвестности и ничего хорошего не ожидала.

Чёрт возьми! И как я потом взгляну на себя в зеркало? Кого я там увижу? Труса, который зассал вступиться за девушку, которую, может, сегодня ночью изнасилуют и, может, не по одному разу? Я после этого смогу вообще себя назвать мужчиной? Или хотя бы человеком? Я спокойно дождусь, когда её уведут, а сам спокойно пойду на занятия и буду там сидеть, да? Эх, ладно, была не была!

Я снова сменил своё лицо на жуткую маску Фредди Крюгера, выскочил на группу похитителей и что есть силы толкнул их телекинезом. Решил, что убивать-то не обязательно, хотя бы кровного счёта с этими неизвестными у меня не будет. Маги и гончие от моего толчка разлетелись в стороны, как кегли, ударяясь об стволы деревьев и запутываясь в кустах, а я схватил девочку на руки и рванул со всех ног в обратную от них сторону. К школе бежать не стоит, там меня сразу опознают, это совсем не кстати. Так что буду отрываться по улицам города. У магов Земли нет тех физических кондиций, какие есть у культиваторов Чан Далу, так что, надеюсь, всё получится.

— Эй, ты кто?! А ну стой, сука! Догоним — хуже будет! По машинам! — в спину неслись крики довольны быстро пришедших в себя нападавших.

Я мчался, не обращая внимания на них. Девочка на руках сначала брыкалась, потом затихла, только вздрагивала иногда и крепче цеплялась за меня, когда я перепрыгивал шоссе или невысокие дома. Минут через пять, отбежав от места нападения километров на десять, я уже было решил, что мы оторвались — я не чувствовал на себе взглядов магов. Как вдруг нас накрыло тенью — густой, агрессивной, опасной. Кто-то очень сильный, сильнее всей десятки гнавшихся разом! Твою мать, у них было прикрытие! Как только я ушел от мелких — меня решил перехватить крупный.

Перехватил девочку поудобнее и рванул с новыми силами, на этот раз больше петляя, сбивая прицел. Рядом шибанула молния, от её удара загорелась машина. В переулке, куда я хотел нырнуть, появился огненный вихрь, с жадным рёвом наклонившийся ко мне. В сторону, в сторону! Твою мать, впереди стала вырисовываться ещё одна сильная аура. На секунду остановился, обдумывая и ища подходящий маршрут.

— Хм, а кто это сильный такой к нам идёт? — пробормотал я себе под нос, ни к кому не обращаясь.

— Это папа! Охрана успела ему позвонить! — внезапно пискнул мой груз. Ну, тем и лучше.

Забрался на крышу, стал прыгать с одного здания на другое, разве что сине-красного трико не хватает. Девочка уже более-менее обвыклась, пригрелась, чертовка, и обходилась без вздрагиваний и сжиманий. Аура отца азиатки стала сильнее, а нашего преследователя, наоборот, слабела и всё сильнее и уже почти не чувствовалась. Я уж подумал, что всё, оторвались, как вдруг на очередной крыше что-то схватило меня за ноги, и я чуть не упал. Огляделся — ноги выше щиколоток погрузились в рубероид, а какие-то странные лианы, вырастающие, казалось, из бетона оплели меня почти по самый пояс. Не сдвинуться. Сверху пахнуло опасностью — воздух над нами слоился, распадался на отдельные части, превращаясь в каких-то гротескных полупрозрачных птиц. А потом все птицы разом рванули вниз, превращаясь в воронку вихря, целью которой были мы — я и девочка у меня на руках.

— Стой спокойно. И ничего не бойся! — я поставил азиатку на ноги, прижал её к себе посильнее, а сам достал из кольца меч. — Кора!

Лезвие меча разделилось на сотни маленьких лезвий и окружило нас двоих, защищая от атак. На всякий случай покрыл руки «драконьим доспехом», опустил их на спину моей спутницы, усиливая её защиту. Ветроптицы носились вокруг, врезаясь в лезвия «коры», выбивали их одно за другим, но два раза в одно и то же место не попадали — видимо, заклинание нацеливалось разом на объект, а не маг управлял каждой получившейся тварью. К счастью, только раз одна птица пробила «кору», а вторая попала в получившуюся брешь и махнула крылом-лезвием по спине, оставив неглубокую рану. Потекла кровь, заливая футболку и шорты.

Я не знал, сколько мы так стояли, но силой отца девочки пахнуло совсем уж близко, и маг нападавших отступил. Лианы рассыпались, ветроптицы превратились просто в ветерок, а я сумел вытащить свои ноги из засасывающей гадости. Снова взял девочку на руки, спрыгнул с крыши прямо на проезжую часть располагающейся внизу дороги.

Проезжающие автомобили стали притормаживать, объезжая нас, их водители стали интересоваться нашим здоровьем «Вы чё, больные, придурки?!» и давать советы по его поправке «Идите лечитесь, самоубийцы чёртовы!». К удивлению, моя ноша не растерялась и поблагодарила всех, вытянув сжатую в кулак руку с оттопыренным средним пальцем.

Стоял я так секунд тридцать, ощущая приближающуюся мощную ауру, как в потоке машин показались два внедорожника, которые резко затормозили и остановились в паре десятков метров от меня. Из них выскочил невысокий худощавый азиат лет сорока, симпатичная женщина европейской внешности с крайним беспокойством на лице и с полдесятка охраны, не самой слабой по ощущениям. По лицу азиата прочесть ничего не получалось, но при виде меня с девочкой на руках от него пахнуло такой яростью и ненавистью, что удивительно было, как нормалы вокруг не поумирали в тот же миг. Азиат махнул рукой, и нас накрыл купол отречения, как вокруг школы, только метров в сто диаметром. Машины и пешеходы на его границе сразу же остановились и стали разворачиваться, а те, кто оказался внутри, резко ускорились, покидая.

— Отпусти её, падла! — папаша девочки подошел ко мне метров на десять и заорал, сжимая кулаки. — Если хоть волос с её головы упал, я тебя размажу по асфальту, как говно катком!

Вот чёрт. Этот придурок принял меня за похитителя его ненаглядной дочурки. Что ж делать-то? Сейчас мои оправдания ему до задницы, он весь на эмоциях, а не на логике. От отца потянуло смертоносной Ци. Похоже, он готовился убить меня сразу же, как только я отойду хотя бы на полметра от его отпрыска. Ладно! Хочешь её? Получай!

— Нет, папа, стой! — девочка у меня на руках ещё успела крикнуть и протянуть руку к разъярённому магу, как я провернул свой финт ушами.

— Лови! — громко крикнул и кинул свою ношу в руки её отца. У того щёлочки глаз вдруг широко распахнулись, и он стал ловить дочку, выставив руки перед собой. Я воспользовался этими секундами, пока он забыл про меня, и «Призрачным Кулаком» сбежал в ближайший переулок, а из него уже со всех ног рванул обратно к школе, на ходу переодеваясь и снимая маскировку с лица.

Вот, блять, и помогай после этого людям! Носишь их пупочку на руках, жопой своей рискуешь ради неё, а потом тебе же и в глаз от «благодарных родственников» прилетает. Нет, надо было всё же пройти мимо. Ну их к чёрту, таких идиотов! Всё, с этого дня точно не буду никуда влезать!

*****
— Дочка, доча, ты в порядке?! Он с тобой ничего не сделал плохого?! — отец держал дочку на руках и орал ей в ухо от избытка чувств.

— Папа, всё в порядке! Отпусти меня!

— Да-да, конечно! — поставил её на ноги.

К девочке сразу же бросилась женщина, обняла, взяла её лицо ладонями, стала внимательно осматривать, снова обняла. Охрана окружила их и стала бдительно оглядываться по сторонам, выискивая тех, кто может навредить воссоединившейся семье.

— Папа, мама, он спас меня!

— Кто?

— Василий! Тот человек, кто принёс меня сюда!

— Ты что, знаешь его?! Откуда?!

— Он учится со мной в «Лесных Просторах»! Я узнала его по одежде и запаху, он в этих шортах и футболке уже пятый раз на занятия приходит!

— А я на него накричал и чуть не убил… — отец выглядел раздосадованным. — Ладно. Главное, что с тобой всё в порядке!

— Да! Они не успели тебе навредить, солнышко?! — мать поддержала отца, стала вертеть девочкой, оглядывая её целиком.

— Нет, всё в порядке. Я в себя прийти не успела, как Вася вытащил меня и убежал!

— Молодец! — добродушно похвалил папка. — Кстати, доча… Про одежду понятно… А когда это ты на занятиях успела его обнюхивать?! Я что-то не знаю об твоих уроках?

— Папа! Сейчас не время об этом говорить! — возмущённо воскликнула девочка, но щёки её чуть-чуть покраснели. Впрочем, в уже наступающих сумерках этого никто не заметил.

*****
Обратно в «Лесной Простор» пошел через парк с разбитыми машинами. Мало ли кто тут шляется, тем более рану я исцелил «регенерирующим порошком», а окровавленную одежду сменил на новую. Так что сделал рожу кирпичом и нагло пошел по старому маршруту, только зашел в парку с другой стороны. Там уже кишмя кишели люди, в основном — преподаватели магической школы. Даже Васильев был тут, посверкивая своими очками.

— Нестеров! Ты что тут делаешь? — вот чёрт, вспомни Солнце — вот и лучик! Васильев как специально заметил меня сразу же.

— На занятия иду.

— А чего так поздно? Уже двадцать минут как они начались!

— Проспал… — сделал виноватое лицо. — А что тут случилось? Вроде ж это машины одногруппницы, как там её… мелкая такая казашка…

— Иди давай, иди. Тебе это всё равно ни к чему!

— Ладно…

Мелкая азиатка в тот вечер на занятия не пришла. И на следующий день тоже. Меня никто не беспокоил, возможно, меня не определили, вот и не охотились конкретно за мной. Или же посчитали просто дополнительным охранником этой девочки, потому нет смысла конкретно меня преследовать. В любом случае я был рад, что в этот раз обошлось без кровавых столкновений и угроз расправы над моими родными.

Мелкая азиатка появилась только на третий день занятий. Приехала она, как я потом увидел, на новых машинах — больших навороченных внедорожниках, от которых тянуло Ци. Судя по всему, машины были усилены артефактами, а маги охраны все были на пятом круге силы и тоже усилены артефактным оружием и бронёй.

Зайдя в учебную комнату, девочка быстро провела взглядом па рядам учеников и остановилась на мне. Я делал вид, что ничего не понимаю — пришла и пришла. Но она меня не поддержала — вдруг улыбнулась, подошла ко мне, обняла и поцеловала в щёку.

— Спасибо! — и поцеловала во вторую. — Папа и мама хотят с тобой встретиться! Завтра вечером тебя ждут!

— Эм… — я немного растерялся от этого напора. — Может, не надо?

— Ха-ха-ха, это что такое?! — мажорный блондинчик тоже активизировался. Да и другие на нас пялились, только молча. — Старикан, ты что — трахнул нашу скромняжку? Ох, лол!

— Уже и с родителями знакомятся, хи-хи-хи! — поддержала его одна из подружек, которая обычно тусовалась в компании подпевал.

— Это не ваше дело! — мелкая гневно посмотрела на них, потом снова на меня, но уже с улыбкой. — Кстати, меня зовут Оксаной. А то мы так и не познакомились!

— Красивое имя. — выдавил из себя банальщину. — А может, не надо папу?

— Надо! Он очень хочет!

— Наверное, ещё и обрюхатил, раз папаши так требует знакомства! — снова заржала компашка полудурков.

— Ладно. Папа так папа. — обречённо вздохнул. Раз они меня опознали, то что ж поделать? Кстати, а как опознали-то? Я ж скрылся на отлично! Даже в Париже меня очень небыстро выследили! Надо будет спросить… — Где и когда?

— Завтра вечером подойди сюда. — сунула мне в руки конверт с каким-то письмом. — Они будут тебя ждать!

— Хорошо. И больше не надо этого! — я рукой упёрся в её лицо, когда она попыталась снова поцеловать. Фу, я люблю, когда домашние животинки меня обслюнявливают только тогда, когда они мои личные домашние животинки.

Оксана показушно надула щёки, но сразу же заулыбалась и села на своё место. Компашка мажоров ржала над нами до самого прихода преподавателя, но мне было всё равно на этих кретинов.

Дома я раскрыл конверт и прочитал написанный там адрес, потом посмотрел на яндекс-картах, где это вообще. Хм, офисное здание, а в письме указан только адрес, но не этаж и кабинет. Разберёмся, что ж.

Следующим вечером я надел свой любимый костюм-двойку и пришел по адресу, указанному в письме. Вежливые охранники открыли мне дверь, проводили к лифту и сопроводили на нужный этаж, сами, впрочем, оставшись в лифте. На этаже меня встретила красивая, будто выскочившая из какой-то рекламы, секретарша. Мило улыбаясь, она проводила меня к дверям кабинета начальника, открыла их, коротко поклонилась и мягко закрыла, когда я вошел.

— Здравствуй, милый! — женщина, которую я видел раньше, в вечер похищения, встала из-за стола и подошла ко мне с доброй и располагающей улыбкой. — Спасибо тебе, что помог нашей дочке! Я даже не представляю, что бы с ней было, если бы не ты!

— Эээ… на моём месте так бы поступил каждый! — что тут ещё сказать?

— Ох, если бы! — она обняла меня и поцеловала в щёку. Ну, понятно, у кого научилась этому её дочка. — Муж хочет с тобой поговорить с глазу на глаз, так что пока я вас покину.

Она ушла, и мы с мужиком за столом переглянулись. Он кивнул на стул перед собой. И что мне оставалось? Сел. Оксанин отец помялся-помялся, будто ему было сложно что-то сделать или сказать, потом всё же решился.

— Я должен перед тобой извиниться. Тогда… я очень испугался за дочку и принял тебя за похитителя. Прошу прощения.

— Я понимаю. Никакой обиды на вас за это у меня нет.

— Хорошо! — он облегчённо выдохнул и немного расслабился. — Целовать я тебя не буду, но скажу то же, что и жена — спасибо, что ты спас мою дочь! Я буду твоим вечным должником!

— Эм, я думаю, что этот долг отдать будет очень легко. Мне, так уж получилось, нужна информация, а вы вроде не самый простой человек. Возможно, вы можете мне в этом помочь.

— Информация? О чём? Если это в моих силах — я помогу её добыть.

— Я могу надеяться, что этот разговор будет только между нами двоими?

— Абсолютно!

— Мне нужна информация про клан «Северного Ворона». Адреса, телефоны, сколько у них магов выше пятого круга силы, где они.

— Хм… — собеседник выглядел озадаченным. Моя просьба явно его немало удивила. — Дело в том… кхм… мой клан, «Белое сияние», — союзник «Северного Ворона».

Я внутренне похолодел. Делааааа. И что теперь делать? Наверное, он не сдаст меня этим отмороженным воробьям, но и информации по ним не выдаст теперь. Печально, а я уж надеялся.

— Зачем тебе это знать? — и пытливо смотрит на меня.

— У меня с ними… разногласия. В этом замешана моя семья, они в опасности. Вы же понимаете, что такое забота о родных, верно?

— Верно…

— У меня только один выход — уничтожить их. Для этого мне не хватает только информации и немного времени…

— Ха-ха-ха! Уничтожить целый Старший клан? Ты это серьёзно говоришь? — собеседник смотрел на меня удивлённо-неверяще.

— Не весь, возможно, но так, чтоб они были заняты чем-то другим, а не моими родными.

— Парень, это невозможно. Даже если я предоставлю тебе всю информацию о них — ты не сможешь этого сделать! Поверь, тебе лучше поставить перед собой более… осуществимые цели.

— Не недооценивайте мою мощь! — я даже был слегка благодарен ему за то, что пытается отговорить меня и таким образом защитить, наверное. Но мне было обидно, что он так пренебрежительно относится к моим силам.

— Я просто сужу исходя из фактов. Ты сейчас… — через меня прошла небольшая волна магии. — На первом круге силы. А у «Северного Ворона» — как минимум двое на десятом круге, глава клана и его старший сын. Плюс трое девятого и не меньше десятка восьмого кругов. Парень, я на восьмом круге силы, вхожу в десятку сильнейших в своём клане, но я бы не хотел столкнуться в битве ни с одним из них. А ты на первом круге. Сколько времени ты готов потратить на эту глупость? К тому времени все твои родные уже будут мертвы!

— Пять лет. Через пять лет или раньше я уничтожу «Северного Ворона».

— Пять лет? А-ха-ха! А ты умеешь шутить, парень! — собеседник искренне рассмеялся. Потом посерьёзнел. — Даже не думай об этом. Если до сих пор они твоих родных не тронули, то и впредь не тронут, если не будешь делать то, что и привело к вашему конфликту. Я даже могу замолвить за тебя словечко, если хочешь. Но атаковать целый клан… Безумие!

— Неважно. Мне просто нужна информация о них.

Оксанин отец сидел, задумчиво глядя на меня и барабаня пальцем по столу. Видно было, что в нём борются какие-то мысли и побуждения.

— Ладно. — наконец он решился. — Ты спас мою дочь, и я тебе обязан. Я дам то, что ты просишь. Не сейчас, но через неделю вся информация, что я смогу достать, у тебя будет. Но, богом прошу, парень, одумайся! Ты задумал самоубийство!

— Спасибо за вашу помощь и за ваши слова. Но я уже решил, как мне поступать! — я коротко поклонился. — А ещё…

— Да-да?

— Не подскажете, где можно заработать денег? В больших количествах… — я был немного смущён такой просьбой, но он как маг мог дать хороший совет.

— По магической части?

— Да.

— Хм… Я мог бы тебе дать, всё же просто информация за спасение дочки — это мелочь.

— Я спасал её не за деньги и не ради них!

— Хорошо! Тогда вот. — открыл один из ящиков стола, вынул оттуда какую-то красно-золотую штуку, похожую на визитку. — Через два месяца, в середине сентября, у нас, в Москве, будет проходить аукцион. Если у тебя есть что-то интересное на продажу — можешь там продать по неплохой цене. Или купить что-то, если тебе надо будет.

— Спасибо! — я принял эту визитку. Простой красный прямоугольник с золотой окантовкой. Ни адресов, ни телефонов.

— Организаторы отправят адрес и время проведения за неделю до начала, так что не потеряй. Это ещё и пропуск на аукцион, без него не пустят.

— Я очень вам благодарен!

— Эх, парень, понравился ты мне! Если передумаешь на счёт своих планов — приходи, я рад буду видеть тебя в своей команде.

*****
Хозяин кабинета сидел и смотрел на дверь, закрывшуюся за необычным посетителям. Странные мысли бродили у него в голове в это время.

— Пять лет. — неопределённым тоном произнёс он. — Ха-ха, пять лет! Хм… Пять лет? Всего-то пять лет!

Он вдруг схватился за трубку телефона, набрал нужный номер, дождался ответа:

— Заместитель главы! У меня тут кой какая инсайдерская информация по нашим союзникам…

*****
К дому я подходил в очень хорошем настроении. Теперь у меня будет досье на «Северного Ворона». И можно будет разжиться баблишком на аукционе. Пилюлек там продать, может, ещё что. Кольца, например! Вроде они довольно ценный товар, сделаю себе новые, а эти, старые, продам! Что ещё можно успеть сделать до середины сентября? Ух! Планы так и роились в голове, перебирая те артефакты с Чан Далу, которые можно было бы воссоздать на Земле.

А у своего подъезда я увидел знакомую фигуру, которую ну совсем не ожила тут увидеть.

Глава 14. Сон

— Привет, Василий. — девушка стояла, держала сумочку двумя руками, опустив их к животу, и грустно смотрела на меня.

— Добрый вечер, лейтенант. Чем обязан? — я коротко кивнул Полозовой. Чё это она ко мне заявилась? Можно было и по телефону связаться, если что.

— Меня возвратили в Москву. И назначили твоим куратором от органов, раз уж мы с тобой знакомы. Начальство решило, что я с тобой сработаюсь лучше, чем другие.

— А нам с тобой надо срабатываться? На предмет чего? — не то, чтоб я был против неё, но смысл непонятен.

— На предмет профилактики правонарушений!

— Ну, если это так, то в Париже у тебя это не так чтоб сильно получалось, ха-ха-ха!

— Ну а в Москве будет получаться лучше! — Алёна слегка покраснела и поджала губы. — Поэтому теперь раз в месяц будешь приходить ко мне сюда, вот, держи визитку с адресом, а если захочешь уехать — оповести меня!

— Прям какое-то УДО получается!

— А что ты хотел? После тебя пятнадцать трупов осталось! Пусть даже обвинить тебя в этом не можем, но всё равно!

— Ладно, понятно. Только смску присылай, когда мне там приходить надо, а то я постоянно всё забываю.

— Хорошо. — помявшись пару секунд, она вдруг шагнула ко мне и обняла, крепко прижавшись грудью. Хм, а лифчика-то на ней нет… — Спасибо за сестру! Твоя таблетка просто волшебная!

— Ну, да… На то я и волшебник, в конце-то концов!

И я ушел к себе. Такая обязаловка, выскочившая внезапно из ниоткуда, конечно, не очень хорошо, но всё же не со старым лысым мужиком встречаться, а с молодой девчонкой. Хм, я уже стал понемногу привыкать к здешним девушкам? Даже раньше, чем я рассчитывал!

Следующий пару дней были очень похожи друг на друга, так что в «Лесных просторах» на последнем занятии я просто заснул, сидя за партой…

— Эй, мужик, вставай! Завтрак уже скоро! — кто-то толкал меня за плечо, пытаясь разбудить.

— Ммм, щас! — я отмахнулся рукой и толкать перестали. Так, стоп! Какой завтрак? Я ж вроде не дома заснул, кто ж меня в «Просторах» будил бы, зовя на завтрак?!

Резко открыл глаза, встал и огляделся. Лежал я не на парте, а на какой-то жесткой кровати, скорее всего, на досках, покрытых тоненькой простынкой. Кровать стояла в довольно большой светлой комнате в компании ещё шести таких же кроватей и небольших тумбочек около них. Это что, общага какая-то или что? В комнате людей не было, только мебель. Ну, и я, конечно.

Быстро оделся в какую-то пижаму, лежащую под подушкой. Твою мать! Почему я опять мелкий и толстый?! Это что — какой-то кошмар?! Выскочил в коридор, а там у двери с надписью вверху «Столовая» толпились человек тридцать, мужчин и женщин. Большинство — в таких же бомжовских робах, что и я, но были и местные «мажоры» в пушистых халатах и с весёлыми тапочками на ногах.

— Эй, где это я? — я подошел к толпе и спросил первого попавшегося мужичка в штанах и майке-алкоголичке.

— Как это — где? Ты что — псих? В дурдоме же!

— Что?!

— В дурдоме! В психушке. В общем, там, где тебе самое место!

— Какая пихушка? Ты что, гонишь?!

— Аааа, что тебе объяснять! — мужик махнул на меня рукой и развернулся ко мне задом.

— О, Васян, ты всё же проснулся! — какой-то тощий тип вышел из дверей с подписью «душевая», тряся мокрыми руками. — Это хорошо! Сегодня на завтрак — рис с печёнкой! Такое пропускать нельзя!

— А ты кто? — я удивлено уставился на парня.

— Ты чё? Я ж Юра! Мы в одной комнате живём!

— Ничего не понимаю…

— Аааааа, ну даааа! — понятливо протянул Юра. — Тебе ж позавчера ещё галоперидола вкачали, ты двое суток почти дрых. От него, бывает, память отшибает, это да.

— Так. — я попытался пошевелить извилинами. Они брыкались и шевелиться не хотели, но я оказался сильнее. — Тут же должен быть главврач какой или зав отделением, верно же? Надо к нему пойти и спросить!

— Ну, есть. Вон, видишь, бабка, похожая на жабу сидит за столиком? Это медсестра. Спрашиваешь у неё, а она уже передаёт завотделением твою просьбу. Но особо не жди — тут зав только при выписке на тебя посмотрит, и то, чтоб печать шлёпнуть. Больше тебе вряд ли что-то светит!

— Я всё равно попытаюсь!

— Да кто б спорил! Только пожри сначала, на сытый желудок пытаться будет приятнее.

Подумав, я решил, что он прав. Да и пожрать захотелось прям таки зверски, особенно после того, как уловил запахи из столовой. Оттуда и правда приятно пахло печёнкой. Минут через десять нас наконец впустили, предварительно раздав стаканчики с таблетками, которые мы выпили под присмотром медсестры. Отстояв очередь к окошку, я получил небольшой набор — железную миску с чем-то белым, два куска хлеба и стакан с каким-то бледно-желтым компотом.

Мда. Я подошел к окну, чтоб получше рассмотреть этот самый «рис с печёнкой». В белом однородном комке можно было рассмотреть маленькие, с булавочную головку, кусочки чего-то чёрного. Видно, это и есть та печёнка, которой все вокруг так радуются. Мда уж, на такой жратве не разжиреешь.

Умяв всё и выпив компот, я пошел к медсестре на посту. Человекожаба смерила меня презрительным взглядом и грозно спросила:

— Чего надо?!

— Хочу поговорить с завотделением!

— Не положено!

— Но мне надо! Я не помню ничего и не понимаю, почему я тут.

— Выпишешься — узнаешь! Всё, иди в палату, иди.

Одна из дверей за постом медсестры открылась, оттуда выглянула пара санитарок, уставились на меня. Страховка на случай того, что я буйный и могу наброситься на медсестру?

— Пожалста, передайте завотделением, что я хочу с ним увидеться! Я же имею право знать почему я тут!

— Имеешь-имеешь. Всё, иди, я передам.

— Обещаете?

— Обещаю!

Я вернулся в ту палату, в которой я проснулся. Так, что тут вообще происходит-то? Я заснул в «Лесном просторе», а проснулся мелким и толстым в какой-то психушке, где меня уже все пациенты знают. Ци я никакого не чувствую, весь завтрак проверял, но ничего, ни единой крохи мировой энергии. Дыхание Дракона не работает, я пробовал, техника Девяти Лун не работает. Я специально целый час лежал, пытаясь правильно дышать и культивировать — ничего, ни одной капельки Ци не почувствовал. Что за бред?! Такого не может быть!

Часа через три после завтрака в палату заглянула медсестра с поста.

— Нестеров! Вставай! Заместитель заведующего тебя ждёт!

Я радостно вскочил и побежал за ней, благодаря на ходу. Так с каменным лицом молчала, только молча довела до нужной двери и открыла, гаркнув «Нестеров!». За дверью был со вкусом обставленный кабинет — большой стол, парочка кресел перед ним, журнальный столик, несколько книжных шкафов, холодильник, ковёр на полу. В общем, никакого сравнения с голыми стенами и бомжатской обстановкой для больных.

— Здравствуйте, Василий Иванович. — женщина лет тридцати пяти, сидевшая за столом, встала и вышла из-за него. Она была очень красивой и высокой, на две головы выше меня! Я опасливо посмотрел на такую каланчу и поздоровался. — Вы хотели видеть кого-то из начальства, я решила вас принять.

— О, это очень хорошо! Понимаете, я проснулся сегодня утром и ничего не смог вспомнить! Почему я тут, что случилось, зачем меня лечат?!

— Что ж. — женщина усадила меня в кресло перед столом, сама села в дорогое кожаное кресло за столом. Перед ней стола табличка с именем «Лисаева Инна Викторовна, зам. Зав. Отделения психиатрии». — Видимо, вы всё же пошли на поправку, раз задаётесь такими вопросами и не помните произошедшего.

Следующие минут пятнадцать она посвящала меня в суть дела. С её слов выходило, что три месяца назад я внезапно бросил работу, объявил семье, что я теперь не я, а китайский культиватор из иного мира, сверхсильный и бессмертный. С пару месяцев семья мирилась с моими фантазиями, не решаясь направить меня к специалистам. Но три недели назад я объявил, что умею летать — и выпрыгнул в окно. К счастью, для прыжка я выбрал удачное окно, поэтому только вывихнул ногу, упав с высоты второго этажа.

Тут уж до родных дошло, что со мной что-то не так, и они вызвали вместе со скорой и психиатра. В итоге я оказался в городском стационаре на профилактическом лечении. Эта самая Инна Викторовна меня и лечила, проводя со мной какие-то сеансы и выписав положенные таблетки и уколы. И вот, теперь она может сказать, что лечение подействовало — я уже не страшаю окружающих немедленным убийством за всё, что мне не нравится, а так же не требую называть себя какими-то китайскими именами, причём женскими.

— У вас был нервный срыв, который заставил разум искать утешения в фантазиях. Это часто встречающийся случай. — голосом, полным сочувствия, рассказывала мне великанша. — После вашей попытки невольного самоубийства было принято решение госпитализировать вас в наше заведение. Здесь вы уже три недели и находитесь.

Я сидел и офигевал. Получается, что вся моя жизнь на Чан Далу и возвращение назад на Землю — это всего лишь фантазии моего больного мозга, травмированного каким-то событием. Врачиха так и не сказала, какое именно происшествие послужило причиной нервного срыва. Понятно тогда, почему я ничего не могу почувствовать — потому что этого просто нет!

Нет-нет-нет! Не хочу в это верить! Неужели это всё было выдумкой? Мои годы жизни на Чан Далу в сектах Небесного Ветра и Семи Божественных Истин? Все те люди, с которыми я там встречался, были просто вспышкой фантазии моих мозгов? Да ну!

Хотя… Что более вероятно — что я стал целью сверхсильной сущности, которая поместила меня в другой мир и прям таки дала невероятную силу в мои руки, или то, что я просто перечитал манги с ранобешками и чутка двинулся мозгами? Блин, второе-то вероятнее! Тогда ясно, почему я стал там девушкой. Я так завидовал успешности и лёгкости жизни красивых женщин, что в своём воображении стал обворожительной красавицей, за которой полсекты гонялось. А как вернулся — так чуть ли не мгновенно превратился в высокого стройного красавца. Блин, ну как так-то?!

Я сидел, обхватив голову руками. Более десяти последних лет моей жизни — просто выдумка больного мозга! Но теперь надо жить дальше в любом случае. Судя по тому, что я могу теперь ясно мыслить, таблетки с галоперидолом мне таки помогли.

— Ну вот. — врачиха внимательно следила за мной. — Осознание проблемы — первый шаг к выздоровлению!

Через неделю меня выписали из стационара. Я показывал отличную динамику выздоровления, так что меня отправили домой, снабдив несколькими рецептами на таблеточки. Я должен был регулярно их пить, а так же не менее чем раз в полгода являться к участковому психиатру на осмотры. Ну, не самая плохая ситуация, скажу я вам.

Из психушки забирали меня родители. Мама плакала, папа просто молчал с грустным выражением лица. Понятно, людям старой закалки моя «отсидка» в дурке была сродни концу света. Но я смотрел в будущее более оптимистично. Теперь-то я здоров. Почти.

— Кушай, сынок, кушай. — мы сидели на кухне, я уплетал мамин пшенный супчик с рёбрышками, а мама смотрела на меня, время от времени вытирая набегающие слёзы. — Наверное, в этой… заведении тебя так хорошо не кормили!

— Да, еда там не очень, мама. С твоей — никакого сравнения!

— Теперь-то ты можешь домашнее кушать! А это всё… переживём и это, не переживай! — мама ласково уговаривала меня, хотя сама-то переживала намного больше меня.

— Мам, а… а Маша где сейчас? — я задал мучивший меня вопрос. Надеюсь, её смерть тоже всего лишь выдумка. Чёрт, если она жива — то пусть уж все мои приключения окажутся просто фантазиями больного мозга, это стоит того!

— Маша? — мама пожевала губами, будто не желая говорить на эту тему. — Маша в порядке. Она с этим своим, как там его, а, Савелием, во! В общем, она как замуж вышла за Севу этого — то они переехали на Бермуды на ПМЖ.

— Ого! Хорошо ей! — чёрт, она всё же жива! Какое облегчение! — Я за неё рад. А ты чего такая хмурая?

— Ну… это… понимаешь, после того, как она замуж вышла и переехала, у тебя всё и началось. Это, с головой. — и покрутила рукой у головы, показывая, что началось. — Не хочу я о ней говорить! Вертихвостка!

Я счел за лучшее промолчать на это.

Дальше всё пошло будто само по себе. Кое как уговорил бывшего босса восстановить меня на прежнем месте. Даже справку показывал, что другим я не опасен, а положенные таблетки принимаю вовремя. Первое время жил с родителями, потом переехал к себе на квартиру. Тайно, чтоб никто не видел, соскрёб в паре мест побелку, ища знаки зачарования, но ничего не нашел. Даже как-то успокоился — значит, всё хорошо, крыша на месте. Даже девушка нашлась. Не очень красивая, кучерявая Таня из бухгалтерии одной из фирм, которую мы обслуживали. Всё вроде бы налаживалось…

Но что-то меня терзало. Я был спокоен, в окна не выпрыгивал, медикаменты употреблял. Что же меня гложет-то? Появилась какая-то рассеянность, я стал иногда зависать, смотря в стену, в это время я пытался понять, что же мне кажется неправильным. Может, я всё же таким образом скучаю по Маше? Или таблетки перестали достаточно действовать? Что?

А потом, чиня видеокамеры внешнего наблюдения, я понял — я знаю всех этих людей! Нет, не так — все люди мне знакомы. За последние месяцы, с тех самых пор, как я очнулся, не видел ни одного нового лица! В принципе, в маленьком городке это несложно — знать всех в лицо, но не все полторы сотни тысяч-то! Да и бывают приезжие, отдыхающие там, лето на дворе, людей полно, но я их всех знал!

Это было только одно объяснение — все эти события происходят у меня в голове. Иллюзия! Как сниться нам могут только знакомые люди, хотя бы мельком виденные где-то когда-то, так и сейчас захваченное иллюзией подсознание не может придумать кого-то, а просто берёт знаковых из моей же памяти. А если так… То всё про культивацию и другие миры — реально! Надо просто вырваться из этой иллюзии!

Вечером того же дня я сидел у себя. Из иллюзии можно выйти только тогда, когда она выходит за рамки заданной модели. То есть сделать или совершить то, что ломает логику мира, его повседневность. Например, если бы я убил и съел своего начальника — возможно, это бы сломало иллюзию. Но убивать я никого не хотел. Маленький червячок сомнения всё же грыз меня — вдруг мои мысли про «знакомых людей» всего лишь очередной кульбит больных мозгов? Значит, я должен убить себя!

По дороге домой я взял две бутылки водки, теперь сидел, раскладывая свои психотропные таблетки на столе. Сожрать их и запить водкой — привет, реальность, пока, иллюзия! Что ж, начнём. Я положил в рот первую таблетку, проглотил, запил глотков водки из горла. Фу, ну и гадость! Когда таблеток осталась половина, а первый пузырь опустел, ко мне заявились гости.

— Сыночек, что ж ты делаешь! — рыдала передо мной мать.

— Сын, разве я тебя воспитывал человеком, который бежит от проблем?! — басил отец.

— Васенька, вы плюнь всё, я буду твоей! — рыдала неизвестно когда вернувшаяся с Бермуд Машка, обнимая меня почему-то за ногу.

— Дядя Вася, не уходи! — племянница легонько обнимала меня за шею, н ос каждой секундой её захват становился сильнее.

— Да пошли вы все нахуй! — рубанул рукой воздух, схватил горстью все оставшиеся таблетки, закинул в рот и стал жадно пить вторую бутылку…

— Ты уверен, что он не проснётся? Вроде шевельнулся…

— Да не ссы! Точно не проснётся! Пока иллюзор работает — никто из него вырваться не сможет. Папа лично проверял, и даже его друзья шестого круга это же сказали!

— Но он шевельнулся!

— Показалось. Неси давай.

Я очнулся в неудобном положении — меня несли два или три человека, держа подмышками и за ноги. Несуны пыхтели, отдувались и время от времени матерились. Я быстро прощупал обстановку вокруг чувством духа. Ага, блондинчик Юра держал меня за ноги, а двое его жополизов несли моё туловище. Понятно, конечно, непонятно — зачем это всё? Ещё пару минут они затаскивали меня куда-то, потом кинули на землю, а сами стали в сторонке, перекуривая.

— Ну, с чего начнём? — нетерпеливо спросил один из жополизов, вроде его Виталиком зовут.

— Разденьте его сначала и вываляйте в грязи. Потом обоссыте его и насрите на лицо. А я буду это всё снимать!

— Хм, ну ладно… А когда он очнётся — он нас потом не уработает?

— Да что ты опять нюни распустил? Он даже колдовать как надо не умеет! Слышал же, он сам это сказал в самом начале. Урод какой-то! — Юра зло сплюнул. — А туда же, к Оксане лезет! Да я её сам хочу оседлать, кобылку эту, а она к нему с поцелуями лезет, сука!

— Ну, блин, ты б её тогда своим артефактом и грохнул бы — трахнул бы и всё.

— Дурак, что ли? Тогда бы меня её отец сам трахнул бы! Мне папа рассказывал — он у неё посол какого-то крутого клана, может пол-Москвы раком поставить, даже отец бы не пикнул, если бы меня отмудохали.

— А после этого, думаешь, она твоя сразу станет, да? Ха-ха!

— Чё ты ржешь? Она, может, будет его жалеть, но как вспомнит его, обоссаного, так и скривится! А целовать точно не полезет, помня, что на том месте у него говно лежало. Всё просчитано! Бабы — дурры, жалеют побеждённых, но трахаются с победителями! Ладно, чё встали — за работу! Раздевайте его!

— Лучше, парни, сами разденьтесь! Целее будете! — я закончил притворяться и вскочил на ноги. От неожиданности трое пацанов отпрыгнули, а один заорал дурным фальцетом так, что на него с удивлением даже его подельники посмотрели.

— Ты чё, ты должен быть в отключке! — блондинчик достал из кармана какое-то прозрачное, стеклянное или хрустальное на вид, яйцо и с удивление уставился на него. Тот самый иллюзатор, что ли?

— Хм, ладно, не будем долго рассусоливать. — быстро подскочил к троим уродам и отвесил им по затрещине, заодно вырвал из рук Юры яйцо и спрятал в пространственное кольцо.

— Э, ты чё делаешь! Да мы тебя щас! — парни стали размахивать кулаками, но ещё раз получили порцию затрещин, теперь повесомее. Один даже на землю свалился.

— Разделись, быстро! Третий раз говорить не стану — поломаю вам ноги!

— Да ты знаешь, кт омой отец?! У него такие связи — ты завтра же у моих ног валяться будешь и землю жрать! — Юрок всё ещё не понимал, что нужно делать.

Я схватил его телекинезом за ноги, сначала подвесил вверх пятками, а потом пару раз, но несильно ударил им об землю. Благо, тут, в парке за строением «Лесных Просторов», земля была влажной и мягкой. Двое подельников с ужасом смотрели на это. Следующим усилием телекинеза я сорвал с них одежду, попросту разорвав её в лоскуты. Достал свой мобильник, стал снимать.

— Так, парни. Сейчас вы покажете пример настоящей, мужской дружбы!

— Что… что ты имеешь ввиду? — дрожащим голосом проблеял Виталик.

— Будете создавать контент для девочек! Радуйтесь, очень много женских глаз будет следить за вами!

Дополнительными тумаками телекинезом я добился своей цели — Виталик и безымянный жополиз навострили своих бойцов и с двух концов доказывали Юре, что мужские отношения могут не ограничиваться рукопожатиями. Мне было противно, но я прилежно снимал всё на телефон. Минут через десять мне это надоело, да и хватит снятого.

— Всё, закончили! Теперь, ребята, это видео я сохраню в пару-тройку хранилищ, так что удалить его у вас не получится, и в случае, если вы будете плохо себя вести, — вы станете звёздами если не всего интернета, то хотя бы в пределах Москвы — это точно! Всё понятно?

— Ты покойник! — сипло промычал Юра. Мда уж, видимо, первый раз дался ему с трудом. — Я расскажу всё отцу и он тебя зароет в землю вместе с твоими хранилищами!

— Жду с нетерпением. На мне и так пятнадцать трупов висит, будет ещё сколько то висеть — делов-то! — я усмехнулся, а подельники Юры смотрели на меня с ужасом. Голые, с обвисшим хозяйством и открытыми ртами они смотрелись очень смешно.

— Иллюзор отдай!

— Обойдёшься! Если хочешь — отними.

— Тыыыыы!

— Не рой яму другому — сам в неё попадёшь! — я пнул Юрка ногой под рёбра, благо, он ещё стоял на четвереньках, развернулся и ушел. Угрызения совести меня не мучили — уродцы заслужили то, что получили.

По дороге домой я вспоминал иллюзию, в которой побывал. Там не было ни Ци, ни магов, зато все были живы, а я жил жизнью простого человека. Лучше это или хуже того, что есть сейчас? Не знаю. Но одно точно — сейчас моя жизнь намного интереснее, чем та, что мне навязал этот артефакт!

Возле подъезда из кустов выскочила тень и метнулась ко мне…

Глава 15. Эксперименты на людях. И не только

— Я от господина Кордуяля. — тень трансформировалась в высокого атлетичного мужчину лет тридцати.

— Господина Кордуяля? — это кто ещё такой?

— Да. Он сказал передать вам документы по клану «Северного Ворона». — в руках мужчины появилась тощенькая папка, небось, из пространственного кольца вынул.

— О, спасибо! Это просто сказка! — я взял папку и засунул в своё кольцо.

— Не забудьте — после прочтения эти документы нужно уничтожить!

— Съесть? — Лесли Нильсен, зачем ты вспомнился…

— Можно и съесть, если вы так предпочитаете избавляться от секретных документов. — мина у мужика совсем не поменялась, похоже, с юмором он совсем не дружит.

— Ясно… Уничтожу!

Мужик кивнул, развернулся, шагнул в ночь и почти сразу будто растворился в сумерках. Наверное, у него костюм заколдованный.

Я ещё немного постоял, всматриваясь в сумерки, потом развернулся и пошел в подъезд. Как вдруг как-то тень метнулась из кустов и вцепилась в мою ногу.

— ААААААААА!!! — заорал я от неожиданности.

— ААААААААА!!! — вторило мне нечто.

— ОООООООО!!! — ткнул кулаком в это нечто, пытаясь отодрать.

— ЫЫЫЫЫЫЫ!!! — басило в ответ чудище.

— Получай, сука! — я вытащи из кольца меч и попытался рубануть по врагу.

— Хозяин, ты чо, ты чоооо?! — тень завопила знакомым баском.

— Потап?

— Ну да, я!

— Ты что тут делаешь?!

— В гости пришел…

— Вы чо там разорались, уроды?! — где-то сверху зазвенело стекло в открывающемся окне. — Нажрутся и орут, алкаши сраные! — рядом со мной шлёпнулся на плитку старый рваный тапок.

— Так, Потап, пошли ко мне, дома расскажешь, что ты тут забыл.

— А чо тут рассказывать, хозяин? — Потап сидел на столе и жевал бутерброд с чаем, которыми я его угощал. — Я ещё при тебе сошелся с одной домовкой, её звать Дашики. Думал, что это так, секс без обязательств, поебались и расстались. Ты же понимаешь, да? А она влюбилась по-настоящему!

— Ну так тебе повезло, получается. Верно же?

— Если бы! У неё ж уже семнадцать детей есть… Я не готов ещё стать отцом-героином! Я сначала просто это ей рассказал, мол, давай расстанемся, дорогуша, моя свободолюбивая натура уз брака не приемлет! А он, прикинь, хозяин, чо удумала-то!

— Что?

— Прислала своих взрослых детей ко мне! У неё из семнадцати детей — девять сыновей, вот пятеро из них ко мне и пришли. Сказали «Ты будешь нашим новым папой! А если не будешь — то никому уже папой не станешь!». И чо делать-то оставалось? Конечно, я бы мог им все пинков пораздавать, но это ж дети моей любовницы! Я и убёг!

— Гы-гы-гы!

— Ну чо ты, хозяин, чо как неродной?! Я вот и свалил быстренько от них всех! Думал — куда бы? А тут вспомнил про своего доброго, милостивого хозяина! Я ж поживу у тебя немного, хорошо?

— Тут вроде свой домовик есть. Я не уверен, не видел, но что-то такое по воздуховодам бегает. Не подерётесь?

— Да не, если я у тебя жить буду — то нормально всё! Честное слово!

— Ну ладно, живи уж. Герой-любовник, блин!

Так Потап стал жить со мной. Пользы с него было, конечно, как с козла молока, но хоть и вреда столько же. Я даже выучил его из магазина таскать хлеб и другие продукты, оставляя положенную за них сумму денег.

Жизнь тем временем текла своим чередом. Закончился июль, прошла половина августа. Пожертвовав парой недель дневных тренировок, выезжал в деревни вокруг Москвы за цветами. Целыми днями ходил по полям и перелескам, собирал траву в кольца. У меня же было чувство духа, я мог проверять наличие в них Ци, чтоб не собирать бесполезное сено. Маскировался я под грибника, набирая в небольшое лукошко всяких поганок и прочих мухоморов, в которых тоже зачастую было немного Ци. Заодно выяснил, что я могу своим ходом добираться до подмосковных лесов. Бегать я мог со скоростью километров под триста в час даже по пересечённой местности, а благодаря Проклятью Забвения люди меня попросту не замечали.

Дома я вываливал траву на пол, сортировал и засовывал в определитель. Уже через неделю у меня были ингредиенты не только для пилюль исцеления, но и для пилюль духа и культивации. Второе было особенно ценно, ведь к концу августа я хотел достичь Полного завершения Очищения тела. Тогда к аукциону в середине сентября можно было бы насоздавать чего-то интересного, хотя бы тех же пространственных колец объёмом побольше, чем пять кубометров.

— Ты чо, хозяин, снова будешь самогон гнать? — домовик сидел на полке, лизал мороженое и смотрел на то, как я разворачиваю домашнюю лабораторию

— Я никогда его и не гнал вообще-то!

— А как же у себя в гараже? Гараж только и нужен, чтоб там самогон гнать подальше от жены!

— У меня нет жены.

— Тогда от ментов!

— Потап, если будешь бубнить под руку — я придумаю рецепт зелья из одного очень надоедливого домовика!

К началу августа у меня уже было около сотни малых пилюль культивации, пара сотен малых пилюль духа и ещё под сотню малых пилюль исцеления. Увы, просто в поле трав для высококачественной алхимии не наберёшь, так что довольствовался имеющимся.

Я решил, что на аукционе можно продавать ещё и эти пилюли. Вряд ли что-то из местных ведьм сможет расшифровать рецепт, тем более если для их производства нужно Ци, которым они вообще не владеют. Вот только… а вдруг они на них не подействуют? Пилюли-то с помощью Ци создаются, но и с на культиваторов Ци действуют. Местные маги были же в другой фазе от этого, будет ли у них какой-либо положительный эффект? Пилюля исцеления действует, конечно, уже проверено, но ведь она действует исключительно на тело и никак не взаимодействует с Ци цели, её у исцеляемого вообще может не быть. Пилюля же культивации совсем другое дело.

Рушил использовать в качестве подопытного кролика Оксану. Которая Кордуяль, как оказалось. Мы с ней не то чтоб стали какими-то друзьями, но она явно относилась ко мне с большей теплотой, чем к остальным — здоровалась только со мной, постоянно улыбалась и вообще пыталась составить компанию. Мне было это неинтересно и я зачастую её просто игнорировал, отговариваясь «важными делами» и прочим. Но теперь вот это именно тот случай, когда она мне нужна! Так что я купил десяток серебряных колец в ювелирном магазине, одно из них зачаровал, превратив его в пространственное кольцо на двенадцать кубометров, и решил им подкупить мелкую.

— Оксана, у тебя будет минутка поговорить? — подошел к ней после уроков на следующий же день. Надо смело брать быка за яйца, а не тянуть кота за хвост.

— Да, конечно, а про что? — она радостно улыбнулась, рассматривая своими щёлочками.

— Давай не здесь. — на нас посматривали другие ученики. Даже блондинчик Юра подозрительно приглядывался. После того случая, когда он с дружками без желания побаловались тройничком, он вёл себя тише воды ниже травы. Только недели через две пришел в «Лесные Просторы» с синяком под глазом, злобно зыркал весь вечер на меня, но никаких поползновений в мою сторону не последовало. Видимо, папаша говнюка обнаружил пропажу иллюзора, но сынка не раскололся.

В коридоре мы наконец остались одни. Оксана стояла и смотрела на меня, а я копался в кармане, куда выложил серебряное колечко. Наконец, достал, попытался раскрыть маленький пакетик, в котором его мне продали в ювелирном, но пакетик от усилия порвался, и кольцо покатилось по полу. Я встал на одно колено, поймал колечко и развернулся к Оксане. О, а из этого положения даже удобнее его надевать ей на палец! А то она мелкая, а я высокая, пришлось бы неудобно нагибаться.

— Дай, пожалста, мне свою левую руку.

— Я… я… да, конечно… — она почему-то покраснела и протянула свою руку.

Что это с ней? Странная какая-то! Аккуратно взял её руку и надел колечко на безымянный палец. Оно автоматически сжалось, подгоняя себя под палец. Великолепно, эта его функция работает отлично. Я встал на ноги.

— Ну как тебе? Красиво, согласно? — я умилительно посмотрел на кольцо на пальце.

— Да… Это… это же что-то значит? — она почти шептала. Не покушала, что ли? Надо было ещё булочку захватить.

— Конечно! Оксана, ты мне нужна! Без тебя я не смогу жить дальше! Ты придёшь сегодня вечером ко мне? — и улыбнулся как можно более доброжелательно. Ещё подумает чего не того, а ей всего пятнадцать. И папаша страшный.

— Мне… мне надо посоветоваться с отцом! И с мамой!

— Конечно-конечно! А пока — попробуй его открыть.

— Кого?

— Кольцо! Попробуй заглянуть внутрь — сможешь?

— Так это… кольцо измерений? Ух ты! Папа только маме такое подарил, а мне нет! Сейчас, сейчас! — она закрыла глаза и стала вслушиваться во что-то внутри себя. Постояла так с минуту, потом её губы растянулись в радостной улыбке. — Открылось! И такое большое! Двенадцать кубометров! Не может быть! Я такого большого ещё не видела!

— Что вы делаете?! — из-за угла выглянул мужчина в костюме, один из охранников Оксаны. — Что такое большое вы ей показываете?!

— Ничего! — быстро отшагнул я от девочки. — В общем, Оксана, приезжай ко мне вечером! Твой отец должен знать мой адрес, но если что — звякни, я подскажу и встречу.

— Конечно! Я постараюсь уговорить родителей! — малявка взяла охранника под руку и побежала вместе с ним к выходу, пылая щеками.

Так, то, что местные маги могут кольца мои открывать — это, несомненно, плюс! Теперь можно торговать колечками на аукционе. Конечно, они небольшие по объёму, но, надеюсь, хоть какую-то цену будут стоить. Надеюсь, это её красное лицо — не последствие открытия кольца, а то будет конфуз. Может, здесь просто слишком жарко, хотя кондиционеры вроде работают. Ладно, вечером протестируем ещё на ней пилюли — и тогда уже буду знать точно, что можно будет продавать на аукционе.

— Потап, у нас сегодня будут гости. Так что постарайся не отсвечивать, хорошо?

— А что за гости? И чо не отсвечивать? Я ж просто сижу в уголке тут, с камешками играю и ничего не делаю плохого!

— Ага, только позавчера вечером, пока я ужинал, ты сидел передо мной и вилкой задницу чесал. Если такое сегодня сделаешь — я тебя к твоей Дашики прямым рейсом отправлю.

— Да ты чо, хозяин, не веришь-то в меня? Да я гостей оближу со всем усердием!

— Этого тоже делать не надо!

Оксана приехала к десяти часам вечера. На тех же двух внедорожниках, на которых приезжала в «Лесные Просторы». Из одной машины выгрузилась девушка и два охранника, они поднялись ко мне на этаж, Оксана зашла в квартиру, а дуболомы остались стоять на пороге. Хоть бы соседи ментов не вызвали.

— Ой, а у тебя тут неплохо. — девочка крутила головой, рассматривая мои пенаты.

— Это всё равно съёмная квартира.

— Оу. Ну, всё равно миленько. — она смущённо крутила глазами и мялась, потом её прорвало. — Вася, я должна тебе сказать то, что сказал мне отец!

— Говори. Я внимательно слушаю, слова твоего отца стоит учитывать! — я приготовился, ведь Кордуяль-старший мог что-то дополнительно сообщить полезное.

— Он сказал, что я уже взрослая девушка я могу решать за себя, да и маги не ограничены моралью простых людей, но если ты сделаешь мне что-то плохое — то ты узнаешь, на что способны злые маги. Вот!

— Эээээ и всё? — я был несколько разочарован. О чём это он? Он как-то узнал, что я собираюсь на его дочке парочку экспериментов поставить? Откуда?! За мной следят прямо в квартире?!

— Да! Но не обращай на это внимания! — она замахала руками, будто разгоняла злых духов. — Что бы ни произошло, я ничего никому не расскажу!

— Хорошо. Меня это более чем устраивает! Чайку хочешь для начала? — часть трав я оставил для чая, в основном тех, у которых был приятный запах.

— Чай? Да, конечно! — мы прошли на кухню, я подогрел большой чайник с травами и разлил по чашкам. — О, какой ароматный! Это какой-то редкий сорт?

— Нет, я сам собираю травы за городом и делаю из них чай. Оксана, а какой у тебя магический уровень? — хоть я и чувствовал, но уточнить будет не лишне.

— Второй круг, начальный уровень.

— Ого! В пятнадцать лет такое — это серьёзно!

— Ага, мне всегда так говорят. Это от папы досталось, он в моём возрасте тоже уже на втором круге был. К его возрасту мне обещают, что я тоже буду на восьмом круге. А может даже на девятом, если повезёт.

— А папе сколько уже лет?

— Он не любит говорить, но при маме как-то разговорился, а я подслушала, что он восстание декабристов своими глазами видел, когда молодым был. А это же двести лет назад было! Так что где-то так.

— Солидный возраст. — я уважительно кивнул головой. — Ну, раз чай попили — давай приступим!

— Что, прям тут? — Оксана растерянно обвела глазами кухню. И, покраснев, добавила. — Просто у меня это первый раз…

— Ну да, почему нет? Всё бывает в первый раз! Конечно, можем пойти в спальню, но и тут удобный мягкий уголок, не хуже чем на кровати будет. — я попытался её успокоить. Ну да, это её первый раз, когда она тестировать пилюли будет. Но что поделать! Впрочем, я надеюсь, что ей они только на пользу пойдут. — Сядь поудобнее. Закрой глаза. Немного приоткрой рот!

Девушка с некоторой тревогой, мелькнувшей на лице, поступила как я просил. Она даже мило выглядела, сидя с выпрямившейся спиной, закрытыми глазами и приоткрытым ротиком. Первой я решил проверить пилюлю духа. Вынул из кольца, подул на всякий случай — мало ли, может, там пылинка, а я буду её в рот девочке засовывать — и аккуратно вложил пилюлю в рот Оксане. Она сжала губы, зажав ими мой палец, но я быстро вытянул. Она погоняла во рту пилюлю, потом проглотила и открыла глаза.

— И… это всё? Я думала, будет дольше… — она растерянно хлопала глазами, насколько это было возможно с её разрезом глаз.

— Ну да, а что там растягивать? Положил в рот — и уже можешь глотать. И как тебе ощущения? — я уставился на неё во все глаза.

— Сладко, но не сильно. Так, чтоб было приятно и всё. И ещё много трав чувствуется. Как в твоём чае. И будто сил прибавилось! Кажется, что я ванну приняла, сходила на массаж и сытно поела одновременно! А мама говорила, что иногда это бывает неприятно… — уже тише добавила.

— Хорошо. Давай тогда ещё раз кой чего попробуем! — вынул из кольца пилюлю культивации.

— Ой, а ты уже способен на второй раз? Это отлично! Сейчас приготовлюсь! — она снова села, но уже более расслабленно, закрыла глаза и открыла рот. Всё повторилось ещё раз.

— Так, а теперь внимательно прислушайся к своим внутренним ощущениям!

Оксана послушно осталась сидеть с закрытыми глазами. Я всё время сканировал её чувством духа, чтоб контролировать ситуацию. Её разум и суть мага, как ощущалось, пребывали в смятении, атакуемые волнами Ци. Она справлялась, но атаки не прекращались. Через полчаса я аккуратно взял её на руки и перенёс на кровать. Сам уселся рядышком, на прикроватном коврике, и стал культивировать, не переставая частью сознания отслеживать состояние девочки.

К утру всё стабилизировалось. Её организм каким-то образом переработал Ци из пилюли, усилив себя ею. Теперь я ощущал от Оксаны чуть более сильный поток силы, она явно поднялась в уровне.

Часам к одиннадцати Оксана очнулась, с глухим «уф» села на кровати, свесив ноги на пол. Я тут же открыл глаза и посмотрел на неё.

— Ну как ты? Как себя чувствуешь?

— Отлично! Хотя и устало. Будто всю ночь занималась в тренажерном зале, а теперь ощущаю приятную ломоту в мышцах.

— Нигде сильно не болит?

— Всё в порядке! Не надо превращаться в мою маму!

— Ладно. Иди тогда в душ первой. Позавтракаем — и поедешь домой.

— Хорошоооооо!

Отличные новости. Пилюля духа добавляет земным магам энергии, а пилюля культивации может перерабатываться телом и повышает уровень силы. Видимо, человеческий организм имеет очень высокую степень адаптации, вот и пилюля по иномировому рецепту действует на магов почти так же, как и на культиваторов, может, чуть-чуть слабее, расходуя часть силы на переработку. На аукционе они должны разлететься как горячие пирожки — на Земле принято считать, что уровень силы магов повышается только естественным путём, и влияют на это только твой уровень при пробуждении и возраст. Ну что ж, когда эти жлобы узнают, что можно увеличить силы простой пилюлей, они затопчут друг друга насмерть, пытаясь до этих пилюль добраться!

Наскоро покормив Оксану завтраком холостяка — яичницей с колбасой и гренками, я отправил её домой под охраной дуболомов в костюмах. Мы договорились встретиться в «Лесных Просторах» и сходить к профессору Васильеву, чтоб протестировать нынешний уровень сил девочки. Да и мне будет полезно сходить к нему, он мне утром прислал смску, чтоб я к нему зашел перед занятиями.

— Нестеров? — Васильев посмотрел на меня поверх очков. — Ты как раз вовремя. А это кто с тобой?

— Это Оксана Кордуяль.

— Здрасьте! — она помахала рукой профессору.

— А она тут для чего?

— Надо проверить её уровень силы, профессор.

— Хорошо. Пойдёмте к артефактам.

Оксану усадили на стул, Васильев опутал её проводками-ветками от спутанного пня и так оставил, повернувшись ко мне.

— Нестеров, у меня для тебя новость. Хорошая!

— Я весь внимание!

— Сегодня ночью я списался с одной моей коллегой из Иркутска. Она несколько лет назад ездила в Китай с целью обмена опытом с тамошними магами. И в одной из китайских сект ей рассказали о неком маге, который не мог пользоваться заклинаниями, но потом научился и даже успешно их применял.

— Не может быть! Профессор, вы выяснили у неё, где он теперь?!

— Выяснил. Он погиб в бою лет пятьдесят назад.

— Чёрт! Ну как так-то!

— Не кричи. Он всего пятьдесят лет назад погиб. А это значит, что те, кто его обучал или знают о процессе обучения, вполне себе могут быть живы и здоровы.

— Получается, я могу их найти и узнать, как он смог колдовать!

— Верно. Проблема в том, что она точно не знает, в какой секте это было. Но зато дала координаты мага, который ей про этот случай рассказал. Так что после первого семестра бери академку на год и езжай в Китай.

— Господи, конечно же! Профессор, вы просто мой спаситель! — я в порыве чувств вскочил и обнял профессора, крепко, у него аж рёбра затрещали.

— Тише, тише, а то прикончишь меня! Всё, понял что делать? Тогда пойдём посмотрим, что там у твоей подружки. — мы пошли к Оксане, профессор выпутал её из корешков и посмотрел на результаты. — Ого! Да у нас тут гений! Второй круг, пиковый уровень! Вы, девушка, в полушаге от третьего круга! Сколько вам полных лет?

— Пятнадцать.

— Недурно, недурно. Просто великолепный результат! Поздравляю, госпожа Кордуяль!

Итак, пилюли работают. Кольца, созданные по технологиям Чан Далу, могут использовать маги Земли. В Китае есть кто-то, кто может мне помочь использовать заклинания! Мир явно решил меня побаловать.

Я так думал до того самого момента, как увидел тёмную фигуру, явно ожидающую меня у моего подъезда…

Глава 16. Перед аукционом

Да что за мать твою за ногу! Почему каждый раз я не могу спокойно вернуться домой?! Всё, решено! С завтрашнего дня буду домой попадать с другой стороны дома — забираться на крышу по балконам, а потом спускаться до своего. Никакого парадного входа в подъезд! А если соседи будут спрашивать, чего это я по их балконам лазаю, то буду говорить, что альпинист и тренируюсь к восхождению на Килиманджаро. Ладно, а пока пойду посмотрю, кто это там околачивается, цветочки вытаптывает.

— Здравствуйте, Василий Иванович! — подтянутый мужчина лет тридцати пяти на вид протянул мне руку для пожатия и открыто улыбнулся.

— Здравствуйте. — я руку пожал. Раз протянули, то надо же пожать. — Простите, не уверен, что мы с вами знакомы.

— А мы и не знакомы. Но я о вас знаю всё или почти всё за последние месяцы.

— Страшновато звучит. Вы в меня влюбились и теперь преследуете, копаясь в мусорном ведре и коллекционируя выброшенные трусы?

— Ха-ха-ха! Нет, конечно! — мужик усмехнулся, но потом посерьёзнел. — Я из семнадцатой боевой группы клана Лосей. Направлен со своими коллегами наблюдать за вами после заварушки в Париже, в которой вы поучаствовали. Той, с участием бандитов и нарколабораторией «Северного Ворона».

— Очень… интересно. — я стал рассматривать его внимательнее. Дыхание, сердцебиение, ускорение движений, мелкая мимика. Вроде он не врал, но кто знает, как люди могут натренироваться лгать. — И почему вы сейчас мне это рассказываете?

— Начальство имело на вас планы, Василий Иванович. Если бы вы продолжали конфронтацию с «Воронами», то вас бы попытались завербовать. Но вы уехали из Парижа, затаились и смирненько ходите в школу магии. А после того, как вы спасли дочь Кордуяль, который состоит в союзном с «Воронами» клане, надежды на вашу вербовку у начальства не осталось. Пришло распоряжение снять наблюдение. — он на секунду замолчал, взгляд стал пристальнее. — Но я считаю, что не всё так просто. И вы просто притаились, как змея перед броском.

— Вы весьма оптимистичны. — я не хотел ни подтверждать, ни опровергать его слова. Мало ли, может, «вороны» его и подослали, чтоб таким образом выяснить моё сегодняшнее отношение к ним. А может, всё, что он сказал — правда. Пока что ни в чём нельзя быть уверенным. — И что же вас побудило раскрыться?

— Скажу прямо — я буду рад, если вы подкинете проблем «Северному Ворону». И, если понадобится, то помогу вам это проделать. Возьмите. — он протянул мне визитку. — Звоните, если вам понадобится какая-либо информация или помощь, артефактами, к примеру.

— Ясно. У меня как раз просьба есть — можете дать информацию по «Северному Ворону»? Такую, которую не достанешь в интернете? Интересно будет её полистать. Просто так, ради интереса.

— Конечно-конечно! Вот, возьмите. На флешке вся информация, какая у меня есть. Но флешку после прочтения лучше уничтожить.

— Хорошо. Спасибо!

— До встречи!

Мужчина ушел, не оглядываясь. Взглянул на визитку — «Виктор Реутов» и номер телефона, больше ничего. Что ж, если всё так, как он рассказал — то это однозначно плюс. В будущем можно будет на такого вот энтузиаста положиться, если понадобится. А если это подсадная утка от «Ворона» — то всё равно я не заявлял чего-то типа «Да! Вот прям завтра пойду общипанных куриц резать! Дай только магическую гранату и артефактный автомат мне!». Флешка тоже пригодится, надо же проверить те сведения, которыми меня снабдил оксанин отец. Один источник информации хорошо, а два — ещё лучше.

Следующие дни прошли без происшествий. Соседи сначала крутили у виска пальцем при виде меня и пожаловались участковому, но я его послал к чёрту — где в законе написано, что человеку нельзя ползать по поверхности дома? Тьфу на вас, соседушки!

Отложив малые средние пилюли культивации, я использовал все низкокачественные для прорыва на последний уровень Очищения тела. Это мне удалось буквально перед самым аукционом, десятого сентября. Это были просто невероятные ощущения! Будто долго не ходил в спортзал, а теперь сходил, потягал железо — и теперь приятная ломота в горящих мышцах по телу. Только без болезненных ощущений на следующий день. Тело пело и радовалось новым возможностям, толкало делать глупые вещи, невозможные для обыкновенного человека. Но я сдерживался. Просто был рад, что первый шаг на пути культиватора пройден.

Немного удивило изменившееся отношение Оксаны. Она несколько дней после опыта на ней как-то странно пялилась на меня, будто чего-то ожидая. Потом вроде бы обиделась на что-то, делала вид, что совершенно игнорирует и не откликалась даже на прямое обращение к ней типа «привета» или «какделака». Блин, и чего это с ней? Я ж вроде не мог её как-то обидеть! Не понимаю девушек, хоть ты тресни, хоть и побыл в их шкуре. Может, я какие-то намёки сделал ей, которые сам не понял? Или дело в том, что к себе домой пригласил? Но у меня же там к ней никаких поползновений не было! Куда там, она для меня как соседский щенок, а не как девушка же. Я её немного потормошил, но она только надувала губы и молчала. Ну и ладно. Может, отойдёт попозже.

За этим всем я даже не заметил, как прошел мой день рождения. Просто однажды посмотрел на календарь — там уже сентябрь. А день рождения-то во второй половине августа у меня! Чёрт, мне уже тридцать шесть земных лет, а мне на это всё равно. Поразмыслив над этим, я решил не обращать внимания на возраст. Какая разница, тридцать шесть мне лет или сорок восемь, если в перспективе я могу прожить миллионы? Только детские годы вспоминались с умилением и ностальгией, а во взрослом возрасте я даже как-то по-особенному не праздновал свой день рождения. И не буду.

Блондинчик, кстати, заметил, что у нас с Оксаной размолвка небольшая. И тут же стал подступаться к ней, распушать хвост и всячески показывать своё расположение. Видимо, уже достаточно отошел от тройничка с дружками, чтоб страх ко мне притупился. Я с неким смехом и жалостью наблюдал за таким концертом. Юрок, видимо, считал, что я конкурент в деле борьбы за руку сердце Оксаны. Идиот! Как будто мне есть дело, с кем там наша эвенка будет отношения заводить. Я же к этому вопросу никакого отношения не имею!

Оповещение об аукционе пришло за неделю до его начала. Карточка замигала, и на ней проявилась надпись, что магический аукцион будет проведён двадцать первого сентября в помещении ресторана «Розовая цапля», адрес прилагался. Ну и отлично. У меня уже были подготовлены тридцать семь малых средних пилюль культивации и девять колец. Пилюли я расфасовал по баночкам для анализов, которые я купил в аптеке. А что? Удобная прозрачная тара, главное — неиспользованная. Вся же ценность в содержимом, а не в таре. Зачарованных нефритовых флаконов всё равно под рукой не имеется. Кольца же я зачаровал уже после прорыва на уровень Полного завершения Очищения тела. Они получились вместительнее, чем то, что я отдал Оксане, от девятнадцати до семнадцати кубометров. Три самых больших, два по девятнадцать и одно по восемнадцать, я оставил себе, а остальные решил продать. Три мелких, на пять кубов, что у меня были до того, я тоже решил выставить на аукционе. Хоть какую-то копеечку да принесут.

— Добрый вечер. Вы к нам? — у заднего входа в этот ресторан меня встречала улыбчивая девушка и два амбала, похоже на санитаров в дурдоме.

— Ага. — я махнул перед ней карточкой, на задней стороне которой проступило сообщение, куда надо обращаться, если вдруг кто захочет выставить свой лот на аукционе.

— Рада вас приветствовать! Проходите! — девушка просканировала заклинанием карточку, убедилась в её реальности и дала знак одному из охранников впустить меня.

Внутри меня подхватила ещё одна не менее улыбчивая девушка с именем «Татьяна» на бейджике. Представившись местным оценщиком, она провела меня закоулками ресторана в небольшую комнатку со столом, заставленном артефактами и просто приспособлениями для оценки того, что сюда приносят. Я отдал Тане кольца и пузырьки с пилюлями.

— Кольца, судя по всему, это кольца измерений, а что это в стаканчиках? — девушка взяла один в руки, поднесла к лицу и стала рассматривать пилюли на свет.

— Специальные таблетки. Могут увеличить уровень сил мага. Думаю, где-то в пределах одного круга. Если на раннем этапе третьего круга, то после приёма сможешь пробиться до пикового уровня буквально за одну ночь.

— Ого! Никогда не слышала о таком продукте алхимии! Они точно работают?

— Точно. Я провёл опыты с людьми — эффект подтвердился. — подумав пару секунд, добавил, решив подстраховаться. — Но принимать стоит не больше трёх, так как эффект уменьшается с каждой принятой таблеткой. И вряд ли сработает на магов выше пятого круга.

— Это точно будет пользоваться популярностью! Так, про три таблетки в стаканчиках с красными крышечками понятно. А по одной с синими?

— Это таблетки исцеления. Одна таблетка исцеляет почти любую физическую рану, нанесённую немагическим способом, и отращивает конечности. Переломы позвоночника, запущенный рак, СПИД — после приёма это всё исчезнет.

— Ну просто какое-то волшебство! Одна таблетка заменяет пару месяцев лечения у сильного целителя! — Таня от восхищения поцокала языком. — Но проверить истинность я не могут, по крайней мере своими инструментами. Боюсь, вам придётся одну порцию использовать для демонстрации на аукционе.

— Не проблема. Надо — значит, надо. А что на счёт колец?

— Ага, кольца. — оценщица надела все кольца себе на пальцы и стала их одно за другим открывать. — Какие большие объёмы! Где вы смогли такие достать?!

— А что с ними не так? — я начал волноваться.

— Объём! Как смогли в простые серебряные ободки втиснуть так много объёма? Семнадцать кубометров! Офигеть! Я такие объёмы только в браслетах раньше видела, а в кольцах — никогда! Вы сами их делали?

— Нет, я просто посредник для продажи. — я чутка смалодушничал. Что-то ту с кольцами не то, если эти мелкие поделки огромными называют. Да на Чан Далу простые купцы с такими ходят! — А что, они какие-то необычные? Я раньше с кольцами дел не имел…

— Необычные? Не то слово! Самое большое кольцо, о котором мне известно — двадцать пять кубических метров. Сейчас оно у лидера одного из кланов Америки, насколько мне известно. Больше уже в браслетах на руки и ноги, поясах и сумках. Пространство-то делается за счёт Нездешнего золота, а в ободок кольца его можно втиснуть весьма ограниченное количество. Поверх ещё окантовка с заклинаниями, которые формируют объём. Вдруг вы приносите мне вот эти вот кольца, которые намного больше среднего! Это же просто невероятное дело!

Хренасебе у них тут заморочки. Так пространственные кольца мастерят из какого-то металла, а не зачарованием? Я и не знал. То-то Оксана объёму удивилась, хоть он был всего двенадцать метров. Мда, впредь надо быть осторожным. А то бы перешел на шаг Прожигания меридианов, сварганил бы кольцо метров на пятьдесят — и меня бы тут же закрыли в здешнем подвали кольца мастерить до конца этого тысячелетия.

— Главное, чтоб их купили за хорошую цену, ха-ха-ха!

— Да, но смогут это сделать немногие. — она заметила мою чуть вытянувшуюся рожу. — Не беспокойтесь, кольца у нас всегда разлетаются, как горячие пирожки, просто таких больших никогда ещё не было, даже страшно представить себе цену! Эх, как хотелось бы вскрыть одно и посмотреть, как его запаковать смогли! Но для этого придётся душу продать, не меньше.

— У меня такой вопрос. А у вас можно совершать покупки в кредит?

— Ээээ… что вы имеете ввиду?

— У моего клиента не так много денег, чтоб совершать покупки на аукционе, понимаете? Но если кольца и таблетки, предположительно, уйдут по хорошей цене — можно ли перед этим совершать покупки в расчете на это?

— Хм, с этим обратитесь к нашему администратору, я не уполномочена такое решать. Проводить? — я кивнул в ответ. Вот курица, зачем спрашивала, если не ты решаешь?

Таня быстро прикрепила к кольцам и к стаканчикам с пилюлями бирочки с номерами лотов и небольшим описанием с моих слов, потом повела меня вглубь кулуаров ресторана. Хм, а они довольно обширные. Не удивлюсь, если окажется, что внутри строение намного больше, чем снаружи. На Чан Далу с пространством могли играться, почему бы и на Земле этим не баловаться?

Вскоре оценщица привела меня к ещё одной девушке, сидящей на большим столом в современно обставленном кабинете. Это уже была настоящая красавица, фигуристая загорелая блондинка лет тридцати на вид и с мощной магической аурой, лишь немногим уступающей Кордуялю-старшему. Значит, она или на седьмом круге, или в начале восьмого. Мощная дама, впрочем, для аукционного дома, через который проходят разные ценности, как раз такие и нужны. Охрана у них тут тоже на уровне, даже девушка на входе была на четвёртом круге силы, а охранники-мордовороты на пятом.

Таня представила меня даме, а даму — мне как госпожу Ваарес, и стала ей что-то нашептывать на ухо. Та кивала, бросив пару раз взгляд на меня. Таня попрощалась со мной и убежала, а красотка обратила всё своё внимание на мою персону.

— Рада приветствовать вас, господин….?

— Нестеров.

— Господин Нестеров, в нашем аукционном доме «Михаил Грубин и братья». Таня рассказала мне о вашей просьбе, на какую сумму вы хотите открыть у нас кредитную линию?

— Эм… меня интересуют магические яды. Я не знаю пока, сколько они стоят, но хотел бы скупить все, которые будут мне доступны. Можете прикинуть по прошлым аукционам, на какую сумму мне стоит рассчитывать? Я в этом не профессионал, понимаете ли…

— Понимаю, понимаю. Дайте подумать. — блондинка поднесла руку к челюсти, а глаза задрала вверх, изображая работу мозга. И милоту, конечно же. — Исходя из опыта прошлых продаж, то кредит в пять миллиардов рублей мы можем вам предоставить. Этого должно хватить. Но в любой момент вы можете его превысить, если уверены в своих лотах!

— Отлично! — пять миллиардов? Ну нихрена себе! Я такие деньги только в кино видел до сих пор! — А вы не можете подсказать, сколько лотов с ядами будет? И в какую цену они примерно оценены?

— Прошу прощения, но это внутренняя информация нашего аукциона. И мы не можем её разглашать, иначе это перестанет быть аукционом, и исчезнет момент азарта! — и смотрит на меня строго своими большими зелёными глазами. Со среднее блюдце. Каждый!

— Жаль, жаль. Ну что ж! Я узнал всё, что хотел. Теперь только на сам аукцион приду.

— Конечно, будем рады вас видеть! Дайте, пожалста, мне вашу карточку, я сделаю на ней пометку о кредите. — она взяла мой прямоугольничек, бросила короткое заклинание и отдала мне. — Всё в порядке. Не опоздайте на аукцион! Иначе вы не сможете ничего купить!

— Конечно, не опоздаю! — блин, надеюсь, именно она будет ведущей и представлять лоты.

Вышел я из ресторана слегка осоловевшим. Какая красотка! Вот на такую можно посмотреть даже на Земле! Видимо, магия прибавила ей красоты, почти как культиваторшам. Так что, искать девушку стоит только среди сильных магичек? Хм, а сколько ей тогда лет? Если оксаниному отцу уже больше двухсот, то и эти обворожительная блондинка тоже примерно к такому возрасту уже подобралась? Ёлки палки! Я ж не Галкин! Но она так прекрасно сохранилась! Да ладно, какая разница, сколько ей лет, если магия хранит и преумножает её красоту? И вообще, женщины, может, как вино, с годами становятся только лучше! Так, но я-то не в комедии, а в реальной жизни!

Так, споря сам с собой, я шел по улицам вечернего города. Сегодня занятий не было, я мог просто прогуляться перед ночным культивированием. Но всё равно стоит держать себя в узде, а то культиваторская кровожадность даст о себе знать. Эх, красота-то вокруг какая! Всё яркое, многолюдное, живое. В моём провинциальном городе была одна центральная улица, на которой и располагалось подавляющее большинство всех увеселительных заведений. За год можно было в лицо выучить всех посетителей таких мест, потому что они, блин, совершено не меняются. А тут! Я хоть и домосед, но иногда погулять всё равно люблю. Нечасто, но пар надо выпускать.

Окрылённый такими мыслями, заглянул в один из ночных клубов столицы. Музыка, танцующие тела, лёгкий запах спиртного, пота и наркотиков в зале. Я спокойно сидел за столиком в углу, наслаждаясь видом веселящихся людей. Долго, правда, сидеть в одиночестве не пришлось — уже минут через десять ко мне подсела девушка лет шестнадцати на вид в мини-трусах и ниточке с пимпочками, закрывающими соски.

— И почему такой красивый парень без пары в такой вечер? — она примостила жопку, вызывающе потянулась, отклячивая прелести, и томно взглянула на меня.

— Тут занято. — я махнул рукой, будто сгоняю муху.

— Кем? Ты же один! Будь котиком, угости девушку шампанским! — и протянула ко мне грабки с кроваво-красными когтями.

— Тебе из-за музыки плохо слышно? Здесь занято. — я не сдавался. Ещё таких чучел в компанию мне не хватало.

— Ой, какие мы важные! Жлоб! — красавица сразу же окрысилась и сбежала, злобно поглядывая на меня.

Шлюхи вообще оборзели, так нагло подкатывать. Настроение сразу упало, я собрался, расплатился и пошел на выход. А на выходе меня остановили трое приземистых, на голову ниже меня, крепышей с бритыми головами, около которых отиралась эта самая курва.

— Э, слышь, паря! Ты нашу подругу обидел! — схватил меня за руку один из них.

— Ага, ага, так грубо отшил, чтоб у меня стресс теперь! Я спать не смогу неделю! — девушка пустила фальшивую слезу.

— Давай, это, плати деньги на лечение от стресса, понял?! — поддакнул второй лысик.

— Нахуй пошли. — я вырвал руку из захвата и попытался пройти мимо, но третий лысоголовый близнец сразу же перегородил дорогу.

— Ты чё — не понял? Или плати, или в морду получишь! — первый заводила стал символично «закатывать рукава», как бы подтверждая серьёзность своих слов.

— Ясно. — я не стал дожидаться их действий. Просто легонечко пнул первого ногой в живот, а третьего, который перегораживал проход, приласкал раскрытой ладонью по уху.

От моего пинка один лысик улетел в мусорку, свернулся там в позе зародыша и протяжно стонал, а получивший по уху упал, раскинув руки, и не шевелился, только кровь из уха стала капать на асфальт, чёрная в ночных сумерках. Третий крепыш, внезапно оказавшийся без подельников, сразу струхнул, глазки его забегали, а ртом он издавал какое-то мычание. Шлюшка испуганно сжалась за его спиной.

— Хулигааааны. — обошел я их и пошел домой. Ещё успел заметить, что взгляд девки изменился — стал каким-то заинтересованным, что ли. Тьфу, гадость какая. Лучше б я сразу домой пошел и там культивировал, ей богу!

Я уже не особо удивился, когда, спускаясь с верхних балконов к себе, увидел на своём чью-то тень…

Глава 17. Покупки

— Ты что ж это, падла, мою дочку поматросил и бросил, а?! — тень шагнула ко мне, взяла «за грудки» и превратилась в оксаниного отца. — Вскружил девке голову, а теперь динамишь?!

— Да… нет! Что вы! Я не понимаю, о чём вы! — в шоке пучил глаза на разгневанного мужчину. Я вскружал голову и динамил Оксану?! Когда? Какой-то бред!

— Не понимаешь?! — взревел оппонент, с яростью всматриваясь мне в лицо. Потом выражение лица поменялось, там проступило удивление и недоумение. Отпустил меня, разгладил одежду. — Скажи, тебя мама в детстве головой об пол не роняла?

— Вроде нет. Но однажды я в колодец упал!

— Это многое объясняет…

— Так что там с Оксаной случилось? Простите, честное слово — не понимаю!

— Эх… Хорошо, объясню. — опёршись руками на перила балкона, начал рассказывать. — Ты же спас её. Она была в тот момент испугана, растеряна, не знала, что с ней будет. Только что на её глазах убили всех её телохранителей! Вокруг неё были только враги. И тут появился ты, спас её, рискуя жизнью. А Оксанка хоть и в перспективе сильный маг, но ей же только пятнадцать. Конечно же, она влюбилась!

— В кого?

— В тебя, чудовище из колодца! Влюбилась, а ты её игнорировал. И вдруг приглашаешь к себе домой… Даже я подумал, что ты наконец решился! И что в итоге? Посидел с ней на кухне, что-то ей скормил, а утром чуть ли не взашей вытолкал на улицу!

— Всё было не так!

— Неважно! В её мыслях — именно так. Она крепилась после этого, крепилась, а вчера вечером разрыдалась на руках у матери. И у меня.

— Боже… Я не думал, что всё так… — я был в шоке.

— Не думал он! У моей дочки истерика, а он не думал! Она же теперь думает, что ты на неё не смотришь потому, что она уродливая и ещё кучу всего. Так что… а кстати, почему ты на неё не смотришь?

— Ээээ… да я просто не рассматривал её как девушку. Ей же пятнадцать, она мне по возрасту в дочери годится! Я и не думал, что она как-то иначе на меня смотрит, не так, как я на неё.

— Не, ну точно тебя роняли. А зачем ты встал перед ней на колено и кольцо на палец надел? Ты в курсе, что это означает у действительно взрослых людей?

— Кольцо просто упало, я его подбирал, а потом оказалось, что на колене его легче надеть на палец ей — она ж миниатюрная, а я высокий.

— О-хо-хо… В общем, так. Исправляй свой косяк как хочешь. Но чтоб дочка была уверена, что она прекрасна. И если будете трахаться — то делай это с чувством и так, чтоб ей понравилось, понял?

— Очень… странное предложение от отца девушки.

— Нормальное для магов. У неё таких, как ты, ещё сотня или две будут, но первый опыт должен быть позитивным. А на тебя она точно запала, так что давай, отрабатывай моё доверие к тебе!

— Я постараюсь, чтоб она поняла моё отношение к ней.

— Нет, ты постарайся, чтоб у неё после этого никаких комплексов не осталось!

— Хорошо! — мы некоторое время стояли, смотря на ночной город с балкона. Каждый думал о своём. — Господин Кордуяль…

— Зови уж Владимиром Александровичем.

— Владимир Александрович, я тут недавно понял, что мало что знаю об этом мире. В смысле, о магической его части. Не подскажете, где можно восполнить мои пробелы в знаниях?

— Хм… Пока ты не в каком-то клане, пусть даже малом, или каком объединении — нигде в открытом доступе ценную информацию ты не найдёшь. А что конкретно тебя интересует?

— По артефакторике и зельеварению какие-нибудь пособия.

— Хм… Трудный вопрос. Понимаешь, кланы или объединения, как Европейский союз артефакторов, тебе своих секретов не откроют. Это их хлеб, сыр и вино, зачем им передавать знания чужаку? Но, если очень хочешь и у тебя есть деньги, то на аукционе через неделю будет кое что полезное для тебя, какой-то старый учебник, откопанный у погибшего клана.

— Правда? Отлично! Обязательно куплю! А откуда вы знаете? Я пробовал у госпожи Ваарес выяснить про интересующие лоты, но она ответила, что это тайна.

— Ха-ха, вот будешь иметь связи как у меня — тогда сможешь и такое узнавать. Кстати, а как тебе сама Ваарес?

— Роскошная дама! В такую сложно не влюбиться!

— Хе-хе-хе, ты смотри, она не особо моложе меня, а мне уже за двести. Да и подкатить к ней чревато, если не понравился ей — пиши пропало. У неё же любые защитные и атакующие артефакты под рукой, положение обязывает. Я сильнее её, но доведись нам столкнуться в битве — я бы поставил на неё.

— Да уж, облом. — мы опять стояли и смотрели на город минут пять.

— Ладно, Вася, пора мне к моим девочкам. А ты давай1, постарайся сделать Оксанку счастливой! Понял?

— Конечно, Владимир Александрович, конечно! Через дверь выйдете?

— Да я уж сам, своим ходом. — он отступил на шаг, сосредоточился на секунду — и пространство вокруг содрогнулось, обняло вдруг фигуру мужчины, а потом разгладилось — и он исчез. Хренасе, он и так может!

Зашел в дом, разделся и стал готовить ужин. В ухо мне зудел Потап, рассказывая, как он смело защищал мой дом от этого вторженца, мощными усилиями загнал его на балкон и так там и оставил, за что ему, смелому домовику, полагается хотя бы ужин! Я согласился приготовить ужин на двоих, но сам думал о том, что же теперь делать? Может, сбежать? А что? Мне ж в Китай надо! Я хотел после первого семестра, взяв академку, но можно и сейчас. Раз — и всё! Поди ищи меня среди полутора миллиардов китайцев. Вот мой приятель Пашка, когда после школы обрюхатил Маринку, уехал в Тайланд, «на заработки», так до сих пор и не вернулся. Только через восемь лет потом маме позвонил, мол, с ним всё в порядке, и всё. Я тоже так могу! Истинно мужской поступок!

Да ладно, это я уже фигню порю. Придётся всё же поговорить с Оксаной по душам. И уж там как получится…

Получилось так себе. На следующий день после занятий я отвёл её в местное кафе и объяснил ей свой взгляд на произошедшее. Оксана мужественно держалась, мне показалось — даже поняла меня, но потом лицо её как-то переменилось, и глаза явно решили разразиться слезами. Поднялась, пытаясь уйти, но я просто схватил её и обнял, не давая уйти. Она подёргалась, пытаясь освободиться, потом просто дала волю чувствам и разрыдалась. Плакала долго, с чувством, всю футболку мне промочила. Но потом зашмыгала носом, стала успокаиваться и уходила уже вполне себе нормально. Только нос и глаза красные. Фуууууух! Надеюсь, сегодня вечером её отец меня на балконе не придушит.

Через неделю я пошел на аукцион. На центральном входе в ресторан стояла та же девушка, что встречала меня у заднего входа, только в окружении уже четырёх охранников. Я показал карточку, меня впустили внутрь, где другая девушка выдала мне мой номер — триста десятый, белый прямоугольничек с чёрными цифрами на ручке. Типа, хочешь какой-то лот — подними табличку и выкрикни свою ставку, тебе её зачтут.

Зал самого ресторана превратили в амфитеатр. Сцена с одной стороны, кресла покупателей с другой стороны, поднимающиеся снизу вверх воронкой. Наверху были ещё отдельные ложи для VIP-персон, типа балкончиков с затемнёнными стёклами. Интересно, как оттуда ставки будут делать?

Тристадесятое место оказалось справа в самом углу, наверху. Ну да, не в вип-ложах же мне место выделят. Я уселся на своё место, крутя головой туда-сюда. Всё таки тут должны были собраться «сливки» местного общества, интересно будет узнать о них. Только я не учёл, что у меня тут нет кого-то, кто мне подскажет, кто же из «сливок» более жирный. Поэтому я видел простых магов разного уровня силы, которые приходили, усаживались на свои места, здоровались со знакомыми. О, а вот знакомое лицо! Юрка-блондинчик мелькнул на противоположном конце амфитеатра, рядом с похожим на него мужчиной, видимо, отцом. Ну да, этот мажор явно бы такое мероприятие не пропустил.

— Здравствуйте, уважаемые гости аукционного дома «Михаил Грубин и братья». Рады приветствовать вас сегодня у нас в гостях! Надеюсь, вы найдёте у нас интересные и полезные для вас вещи, предоставленные нашими поставщиками. Аукцион начинается! — на сцене появилась госпожа Ваарес, толкнула приветственную речь и махнула рукой, после чего удалилась. Из-за края сцены вышел высокий тощий старик во фраке и три девушки лет так двадцати на вид, несущие первый лот — странные зелёные сапоги.

Большинство лотов меня не интересовало. Какие-то магические артефакты, которые недавно сделали или где-то откопали, активируемые магией. Я их всё равно не активирую. Заготовки для создания всё тех же артефактов. Я сканировал их чувством духа, пытаясь понять, насколько они совпадают с теми, что я видел на Чан Далу, но совпадений и не было. Зато посмотрел на нездешнее золото — на сцену с помпой вынесли кусочек размером с фалангу большого пальца, в коробке из бронестекла. С виду обычное золото, но чувством духа прощупывалась внутренняя глубина, которая, видимо, при обработке и создавала эффект свёрнутого пространства. Забавная штука. Ушла, кстати, почти за полтора миллиарда рублей! Вот эта фиговинка с ноготок!

Сразу после кусочка Нездешнего золота почему-то выставили мои кольца, мелкие, по пять кубометров. Я с замиранием сердца смотрел за торгами, так и подмывало сделать пару ставок, задирая цену, но я сдержался. А то это было бы читерством каким-то. Кольца в любом случае ушли хорошо — три кольца в общей сложности продались за три миллиарда двести миллионов рублей! Я сидел и тихо радовался таким ценам.

Дальше снова пошли артефакты разные, ингредиенты и прочее. Тут уже включился и я — скупал все яды, которые только выставляли на продажи. Почему-то их никто покупать особо не хотел, мне это было только на руку. К концу аукциона у меня скопилось купленных ядов литров на пятьсот объёмом, правда, отдадут мне его только после аукциона. Вторым, что я скупал, была трава в любых её проявлениях, которая фонила Ци. Впрочем, «в любых» — это слишком сильно сказано. Многое непонятное, типа корней Ледяного дерева или ягод Нус-нус, которое фонило Ци, я скупить не мог — за них цена поднималась до таких высот, что мои пять миллиардов кредита выглядели просто смехотворными. Даже интересно было, что с этими вещами потом делать будут.

— Лот номер сто семнадцать! — тощий старикан на сцене громко прокричал, а одна из девушек уже спешила из-за кулис, неся в руках какую-то книгу в толстом металлическом переплёте. — Справочник артефактов погибшего двести лет назад клана Барсуков! Считался утерянным, но маги-искатели нашли этот редкий экземпляр. Стартовая цена — пятьсот миллионов, минимальный шаг — пятьдесят миллионов.

О, это, видимо, то самое полезное для меня нечто, о котором говорил оксанин отец. Чёрт, эту штуку упустить я не в праве!

— Пятьсот пятьдесят! — я поднял табличку.

— Шестьсот! — тут же кто-то перебил мою ставку.

— Семьсот!

— Семьсот пятьдесят! — внезапно в борьбу включился отец блондинчика. А ему это зачем? Решил артефактные автомобили делать, типа тех, на которых сейчас Оксану катают?

Я решил не торговаться. Подожду, пока дойдут до самой высокой ставки, а потом её перебью. Если смогу. Опасения мои были не напрасны — торги очень быстро дошли до двух миллиардов рублей и только после этого стали замедляться. Наконец, прозвучала цена в два миллиарда сто пятьдесят миллионов.

— Два стоя пятьдесят раз! Два сто пятьдесят два! Два сто пятьдесят… — старик уже был готов взмахнуть молотком, чтоб продать справочник отцу блондинчика.

— Два двести пятьдесят! — я поднял свою табличку.

— О, великолепно, молодой человек в слева поднял цену!

— Да у него денег таких нет! Он нищеброд! Не верьте ему! — Юрка вдруг вскочил, ткнул в меня пальцем и начал орать. Его отец, уже предвкушавший победу в аукционе, сжимал кулаки и играл желваками на скулах.

— Юноша, не волнуйтесь. Если у молодого человека нет денег — то покупка автоматически достанется покупателю, который назвал наибольшую цену до него. Молодой человек. — старик повернулся ко мне. — вы подтверждаете свою ставку?

— Конечно!

— Два двести пятьдесят раз! Два двести пятьдесят два!

— Два триста! — юркин отец не выдержал.

— Два четыреста! — я тут же ответил. Вот сука, как цену гонит!

— Два четыреста раз! Два четыреста два! Два четыреста… — посмотрел на Юру с отцом, но те не решились поднимать цену. — три! Продано молодому человеку под номером триста десять! Поздравляю с приобретением такого ценного источника знаний погибшего клана!

Я радостно улыбался и потирал руки. Перехватил взгляд моих двоих конкурентов, полный ненависти, в ответ показал кулак с оттопыренным средним пальцем. У них рожи покраснели, как свёклы, а задницы изрядно подгорели, так что они вскочили и убежали из зала, бросая злые взгляды на меня. Ну и хрен с ними, пусть валят. А я продолжу скупать всё, что надо.

Минут через десять очередь дошла до пилюль исцеления. И вынесли на сцену, а потом зачем-то притащили дополнительный стул. На него села одна из помощниц старикана, из-за края сцены вышел какой-то детина с метровой саблей. Встал рядом с девушкой, размахнулся и как рубанул саблей по ноге! По залу пронёсся вздох удивления и даже немного ужаса. Из ноги хлынула кровь, лицо девушки скривилось от боли.

— Не волнуйтесь, дамы и господа! Мы лишь хотим продемонстрировать возможности нашего нового лота — Таблеток исцеления! Достаточно принять одну, что бы…

С этими словами старик достал одно из моих пилюль и протянул девушке. Та съела её, маска боли спала с её лица, а кровь перестала идти. Буквально на глазах рана покрылась розовой кожей, а потом стала расти, удлиняться и через полминуты нога девушки была на месте, почти такая же, как отрубленная, только незагорелая и небритая. Зал в восхищении заохал и зашелестел шепотками.

— Итак, Таблетки исцеления показывают прекрасные результаты при исцелении практически любых немагическах ран и болезней! Это буквально то, что может вернуть вам жизнь, даже когда вы одной ногой в могиле! Стартовая цена одной таблетки — сто миллионов рублей, минимальный шаг — двадцать миллионов!

Я с радостью смотрел на торги, которые порой доходили до трёхсот миллионов рублей. По моим выкладкам, тридцать пилюль исцеления, которые я дал на продажу, принесли мне не менее шести миллиардов. Я уже покрыл весь кредит, а с учётом проданных колец — вышел в солидный плюс.

Следом пошли пилюли культивации. Их я дал всего два десятка, но их разрекламировали, сказав, что это от того же алхимика, который создал и предыдущие Таблетки исцеления. Покупатели на это прониклись доверием и сметали пилюли культивации чуть ли не с драками. Может, ну нафиг эту вашу магию? Наклепаю пилюль, скуплю городской район в Москве и стану жить непыльной жизнью рантье?

Самые большие кольца выставили уже под конец аукциона. Тут суммы пошли просто какие-то нереальные. Ни одно из колец не ушло меньше, чем за пять миллиардов. А самое большое, то самое, на шестнадцать кубометров, которым так восхищалась оценщица, ушло за одиннадцать с половиной миллиардов рублей. Район в Москве? Пфу! Куплю себе целый город где-нибудь в провинции и объявлю себя тамошним князем!

— А теперь — последний лот нашего аукциона! То, что может послужить сокровищем для небольшого клана! То, что не каждый маг увидит хотя бы раз в жизни! Ангельское перо!

На сцену внесли прозрачный ящичек на подставке, в котором лежало довольно большое, снежно-белое перо. Если присмотреться, то вокруг него был небольшой, в пару сантиметров, золотистый ореол или аура, делавший его просто невероятно красивым. Я проверил чувством духа — в пёрышке сантиметров в тридцать длинной билось целое море Ци, живой, будто перо было живым само по себе. Точно! На Земле же есть не только маги, но и ангелы с демонами, где-то непонятно где. Неужели это в самом деле часть ангела?

— Стартовая цена — пять миллиардов рублей! Минимальный шаг — один миллиард рублей!

Хренасе цена! Интересно, а сколько будет стоить весь ангел? Или демон?

Торги шли вяло. Цена за одно перо была очень высока, да и, думаю, у старших кланов уже были подобные пёрышки, а для младших такое было не в приоритете. Для простых магов, не состоящих в кланах, вообще не было смысла в подобных покупках. Цена дошла до десяти миллиардов и остановилась.

— Десять миллиардов раз! Десять миллиардов два! Десять миллиардов…

— Одиннадцать миллиардов! — я сам не особо понимал, почему поднял цену. Вот захотелось мне это и всё. Там же куча Ци, это явно настоящее сокровище!

— Молодой человек, вы меня радуете! — старикан заулыбался. — Одиннадцать миллиардов! Кто-то даст больше?! Двенадцать миллиардов за перо ангела, господа! Кто рискнёт?!

Никто не рискнул. На меня косились, но перебивать цену никто не захотел. Так что через несколько секунд я стал обладателем ангельского пёрышка. Аукцион закончился, и все стали вставать со своих мест и расходиться, разбившись по компаниям и переговариваясь. Некоторые почему-то подошли ко мне, поздоровались, представились, оставили свои визитки. Видимо, решили, что раз у меня есть деньги на такие покупки, то я или представитель кого-то мощного, или сам гений на взлёте. Ну и ладно.

— Господин Нестеров! — я направился к администрации аукциона за покупками, и меня перехватила Ваарес. — Зайдёте ко мне?

— Конечно. Пойдёмте.

— Возьмите. — в своём кабинете Ваарес села за стол, вытащила оттуда коробочку и протянула мне. — Вашу пригласительную карточку сдайте мне, а это ваша карта официального клиента нашего аукционного дома и пять пригласительных карточек. Их вы можете дать тем, кого вы посчитаете достойным делать у нас покупки и выставлять лоты. Мы взяли на себя смелость завести счёт на ваше имя в Первом магическом банке, так что все ваши деньги перечислены на этот счёт, нашу карту официального члена можно использовать одновременно как банковскую.

— Спасибо! — я передал ту карточку, что мне дал оксанин отец, забрал коробочку. — А до склада меня проводите? Хотел бы сразу забрать покупки.

— Конечно!

Мои ж вы прелести! Я любовался своими покупками. Пятьсот литров ядов, около двух тонн трав с Ци, артефактный справочник, перо ангела в прозрачном коробе. Я так засмотрелся на всё то богатство, что было в моём кольце, что с трудом успел среагировать на молнию, прилетевшую мне в живот. Только в последний момент успел подставить руку, защищённую «драконьим доспехом».

— Вот падла, не сдох! — из-за старой трансформаторной будки вышли трое, судя по аурам — где-то на пятом круге силы. Я оглянулся — второй выход в переулок между двумя хрущёвками перегородили ещё четверо примерно той же силы. Снова взглянул вперёд — к троим прибавились ещё двое со знакомыми рожами. Вот мудаки!

— Папа, это он у меня иллюзор отобрал! Я его принёс с парнями позаниматься с помощью иллюзий, а он увидел и украл! И ещё грозил, что отец Кордуяльши меня на куски порвёт, у него, мол, всё на мази с ней!

— Точно, сынок?

— Честное слово!

— Какой мерзавец! Два раза уже нас обворовал! — отец блондинчика явно ему не верил, но как повод гоп-стопнуть меня использовал это враньё с удовольствием. — Представляете, ребята? А может, надаём ему по почкам и заберём то, что принадлежит нам?

— Конечно, босс! — подтявкнул тот, который сетовал, что я не сдох от молнии.

— Слыш, уродец! Быстро гони Иллюзор и всё, что купил на аукционе! Иначе ты отсюда не уйдёшь! — Юрка храбро крикнул мне, скрываясь за спиной отца.

— Пошли нахуй, лузеры! — я плюнул, помогая себе Ци, и плевок пролетел несколько метров, попав в глаз отцу блондинчика.

— Кончайте эту тварь! — взревел оплёванный, истово натирая пострадавший глаз. Ну да, с Ци удар был такой, будто ему камнем зарядили.

— Призрачный кулак! — я размножился на восемь теней, нанося удары окружившим меня магам. Те успели только разок вызвать разные заклинания — молнии, огненные шары, ледяные серпы, которые без последствий пролетели сквозь моих призраков — и умерли, разлетаясь на куски и брызгая кровью на стены и асфальт. Я материализовался возле Юры с отцом, снеся последнему голову. Кровь папаши брызнула на лицо моего недруга.

— Ну и чего вы добились этим, а? А если бы перебороли свою жадность — то остались бы жить. — я подошел вплотную к блондину.

— Я… за меня… — он оглянулся на труп папаши. — Ты не сможешь это сделать! За меня отомстят!

— Кто? Да и вообще, как мне надоели эти ваши банальности! — шагнул перёд и ударил его в грудь, разрывая живот и лёгкие. Сердце блондина было в моей руке, а он смотрел на меня выпученными глазами. Струя крови потекла у него изо рта. — Прощай, идиот, надеюсь, ты переродишься во что-то отвратное!

Я вырвал сердце и бросил его на асфальт. Юра ещё стоял несколько секунд, а потом упал, подёргался и затих. Небольшая лужица крови стала разливаться под ним. О-хо-хо, и что же теперь мне с ними всеми делать? Их же скоро найдут… А впрочем, может, и нет! Я быстренько собрал трупы в пространственное кольцо. У меня там теперь настоящие кладбище, к мёртвому телу Маши добавилось ещё девять трупов.

У дома меня никто не ждал. Ни у подъезда, ни даже у балкона. Ради проверки оббежал весь дом по периметру — никого! Что-то даже удивительно… Да и ладно! Пойду разбираться с покупками!

Глава 18. Отъезд

Дома я повытаскивал свои покупки. Справочник по артефакторике надо будет подробно изучить. Или не подробно, но хотя бы пролистать точно. А то какие артефакты есть, что они делают, как их создавать — ничего ж не понимаю. А тут такая хорошая штука подвернулась! Сено я потом проверю, какое что делает, всё же это не те подорожники, которые я сам в полях собирал. С ядами тоже попозже решу, что делать. А вот ангельское перо. Я отложил справочник артефактора и достал из кольца большое, снежно-белое перо с золотистым ореолом. Красивая штука!

— Аааа! Хозяин, ты зачем эту гадость сюда притащил?! — в комнату зашел Потап, но с криком выскочил, размахивая ручками.

— Э? А что такое?

— Это же ангельское перо! Жжется!

— Ничего себе… Это из-за того, что ты демон?

— Ну да! — Потап несмело высунулся, потом спрятался за угол снова. — Спрячь, спрячь же!

— Я вообще-то хотел бы с ним позаниматься.

— Тогда… тогда я уйду в гости!

— Нашел себе новую Дашики? Ха-ха-ха! Выяснил хоть, сколько у неё детей? — я посмеялся, но всё таки спрятал перо в кольцо.

— Я нашел друга! Мы будем в мужской компании!

— Ох, лучше бы ты про друга не говорил… Кстати, Потап. А всех демонов такие вот перья ожигают?

— Зависит от демона. И ангела.

— То есть? Поподробнее!

— ну, я-то демон низшего ранга, так что меня и таких, как я, обжигают любые перья. И ангелы сами по себе. Фу, мерзкие твари! Есть ещё демоны вроде вас, людей. Их можно назвать… средними или обычными, наверное. Они могут не выглядеть, как люди, а как собаки или медведи, но они обычные. У них уже есть сопротивление ангельской ауре. А вот высших демонов ангельская дрянь никак не беспокоит. Но высших не очень много, они как маги десятого круга у вас, людей.

— А ангелы все одинаковые?

— Неееее! Я знаю о четырёх видах — адепты, ангелы, архангелы и серафимы.

— И чем они различаются?

— Силой, конечно же! И количеством крыльев

— Это как?

— Ну, у адептов их два, у ангелов четыре, у архангелов шесть. Про серафимов не знаю, про них говорят, что они есть, но никто не видел!

— Хм. А это моё перо от кого? Как думаешь? В записке к лоту написано просто «ангельское перо».

— Думаю, от адепта, хозяин. От ангельского я бы весь волдырями пошел сразу же! А от архангела меня бы вообще убило. И всех домовиков в радиусе пары кварталов.

— Ясно. Интересно, как его только заполучили? Штука-то крутая.

— Они ж спускаются на Землю. Нечасто. Иногда по своим делам, чаще — к выбранным кланам. — Потап прижал ладошку заборчиком ко рту и стал шептать. — Говорят, за каждым старшим кланом стоит какой-нибудь из адептов!

— Прелестно. — я был немного огорчён такой информацией. — То есть если напасть на какой-то клан, то придётся столкнуться ещё и с его покровителем с небес?

— Наверное. А зачем вам нападать на какой-то клан, хозяин?

— Не бери в голову. Слушай! А демоны так же поддерживают отношения с кланами?

— Не знаю. Мне-то этого никто не докладывает!

— А как тогда про ангелов узнал?

— Так в клановых городах тоже мы живём! Когда с небес спускается кто-то из пернатой братии — чувствуем!

— Ясно. Тогда лучше тебе сегодня уйти — я хочу с пёрышком поработать немного.

— Эх… Из родного дома выгоняют!

— Ага, а ты так не можешь, где ж ты теперь харчеваться-то будешь?

Домовик с бурчанием ушел в вентиляцию, а я снова достало перо. Красивое. Но сначала лучше бы справочник посмотреть.

Через час я уже примерно представлял, что собой представляет земная артефакторика. Всё было довольно просто. Брался какой-то компонент, который должен был обеспечивать основной эффект, к небу добавлялись вспомогательные, всё это связывалось набором управляющих заклинаний.

К примеру, чтоб создать личный артефакт обогрева, брался компонент стихии огня (их в справочнике перечислялось с полсотни, но чаще всего использовались вулканические камни, хранящие в себе жар магмы), вокруг него помещался сдерживающий огонь компонент, и это всё покрывалось заклинаниями, соединяющие эти две составные части амулета и регулирующие его работу. Для красоты это всё могло покрываться резьбой, рисуночками какими и прочими перьями. В какой-то мере это перекликалось с артефакторикой Чан Далу, только там можно было делать зачарованные вещи и без магических компонентов, а в земной только из них.

С усмешкой прочитал описание той тарелки с колобком, которой меня ФСБшник проверял на магическую силу и направленность. Она, оказывается, состояла сразу из двух артефактов — один высасывал из мага чуть-чуть его силы, а второй смещался в какую-то сторону в зависимости от характеристик магического потока. То-то у меня он просто по краю тарелки катался!

Нашел в пособии раздел про кольца и прочее, посмеялся. Кольца, браслеты, кошельки, мешочки. Там даже были чертежи и выкладки для производства пространственного сундука! И заверениями, мол, в таком сундуке можно сделать объём не менее ста кубометров, но Нездешнего золота уйдёт слишком много. Но для совершенства нет границ, так что раздобудете кусок побольше — ну их к чёрту, эти кольца, варганьте сундук!

Что ж, теперь я имел некое представление об артефактах на Земле. Правда, книжка уже лет двести как не обновлялась, так что слепо доверять ей не стоит, но особо революции не произошло за эти годы, раз вполне себе использую такие реликты, типа той тарелки. Вроде из магических накопителей теперь научились получать электричество, в «Лесных Просторах» некоторые рассказывали, что у них в смартфонах вместо аккумуляторов какие-то магические элементы. Но это и всё. Теперь можно меньше опасаться, что меня заподозрят в чём-то не том, если буду делать артефакты. Впрочем, я не планировал оставаться слабым на долгое время, так что уже через несколько лет можно на эти опасения просто забить.

Я отложил справочник и взял в руки перо. В нём была целая пропасть Ци, Ци с атрибутом жизни. Чем-то она напоминала сущность элементов, но в то же время и отличалась. Я не делал выводов только по одному этому — существа от Жизни вполне могут быть изрядными маньяками, кто им запретит-то? Свет всегда и везде считался Добром, а Тьма — злом. Но в пустыне свет без проблем убивает живых существ, а ночная тьма успокаивает и помогает выжить. Позиция владельца этого пера не помешает мне поглотить всю содержащуюся в пере Ци.

Разделся догола, сел поудобнее на кровати, положил на ноги перо, не отпуская его руками, закрыл глаза. Сосредоточился и стал потихоньку вытягивать энергию из куска ангела. Пришла пора переходить на новый шаг, шаг Прожигания меридианов. Сейчас середина сентября, первый семестр закончится за две недели до Нового года, так что у меня всего три полных месяца, чтоб как можно сильнее продвинуться в культивации. Сначала я хотел наварить кучу пилюль духа, но раз выпал такой замечательный случай, то пилюли можно оставить на потом.

Волна Ци хлынула в меня, заполняя физическое и духовное тело. Ну что ж, начнём. Я поставил барьер вокруг тела, в котором натренировался за начальные месяцы на Земле, и стал пережигать духовную силу, превращая её в сущность духа, а Ци Жизни из пера быстро восстанавливала духовную силу. Я стал пускать Сущность духа волнами по своему духовному телу, выискивая участки, за которые она будет цепляться. Да! Даааа! Довольно быстро я нашел свой первый меридиан. Длинный, чуть ли не в метр, идущий откуда-то от печени в правую ногу. Начало положено!

Не знаю, сколько времени я так просидел на кровати, баюкая светящееся пёрышко. Перестал я только тогда, когда Ци в пере не осталось, и сила духа перестала восполняться с достаточной быстротой. Но всё равно я успел обнаружить и раскрыть сто тридцать семь меридианов! Я чувствовал мощь Ци, которая прокачивалась через меня меридианами. Хотелось с хохотом вскочить и крушить стены кулаками, наслаждаясь разлётом осколков. Сила просто бурлила и переполняла тело!

Я потряс головой, отгоняя кровожадные мысли, и оглянулся вокруг. Перо на моих ногах уже не светилось — потускнело, стало желтым, будто обычное куриное или гусиное, пролежавшее на солнце несколько лет. Никакой золотистой ауры, никакого снежно-белого цвета. Эх, жаль, что нельзя раздобыть ещё одно такое. Или десяток. Или целого ангела, чтоб выдёргивать у него перьев сколько надо. Интересно, а если их вообще выщипать — они снова отрастут или нет?

— Потап, ты здесь?! — я крикнул в пустоту квартиры. — Потаааап! Ты где, колобок?!

Никто не отзывался. Наверное, ещё не вернулся со своих дружеских посиделок. Значит, я не очень долго просидел, культивируя. Может быть даже за один день управился. Так, свет за окно убывает, значит, уже почти вечер, надо идти в «Лесные Просторы». Быстро схватил телефон, взглянул на время — ну да, уже начало шестого, пора собираться. Я прокультивировал всю ночь и весь день!

— Нестеров! Это ты?! — на входе стоял профессор Васильев, видимо, кого-то ждал.

— Ну да, профессор. А что? — непонятно к чему такие вопросы…

— Ты же на десять дней пропал без всяких объяснений! И где ты был?

— Десять дней?! — я в шоке достал телефон и посмотрел на число. Точно! Десять дней! Твою мать, а я только на время взглянул — и уже думал, что меньше суток прошло! — Простите. Что-то я дома засиделся так, что не заметил, как время пролетело.

— Смотри, больше так не засиживайся! А то твои преподаватели уже меня дёргали — где же ученик, где?

— А вас-то чего?

— Так ты же ко мне ходил несколько месяцев, у них уже это в мозгах закрепилось. Так что не подставляй меня так больше!

— Постараюсь, профессор!

Преподаватели тоже дали мне учебного подзатыльника за полторы пропущенные недели и заставили учить темы, на которых я не был. Впрочем, я был не против, это же важно для моего будущего.

В «Лесных Просторах» обучали так называемому модульному составлению заклинаний. Учеников обучали выделять отдельные части заклинаний в блоки, а уже из блоков составлять модули. Эдакий конструктор «Лего» в голове. Каждый блок отвечал за своё магическое действие или свойство, а общий модуль заклинания составлялся из этих блоков. Чем лучше молодые маги смогут связать свои «блоки» с магическим действием, чем быстрее они смогут это сделать, тем мощнее будут их заклинания и тем быстрее они смогут их вызвать.

Те заклинания, которые я находил в интернете, в виде стихотворений, были просто мусором, хренью, придуманной людьми без всякого образования. Слова этих заклинаний могли «цеплять» магические действия, но на таком примитивном уровне, что плакать хотелось теперь, когда я начал обучаться нормальной магии. Думаю, даже если бы у меня не было «сдвига по фазе» в плане магической энергии, то эти недозаклинания у меня бы всё равно не получилось реализовать.

Дальше всё пошло по составленному мной расписанию. Днём я восстанавливал свои техники — теперь, когда я перешел на шаг Прожигания меридианов, я мог использовать техники драконидов, «Поцелуй Солнца» и «Ходящего по облакам». До того их Ци-затраты превышали мои способности, но теперь уж точно стоило их изучить повторно. Подумав, я решил тренировать и «Порхание мотылька» — во-первых для того, чтоб у меня была водная техника, во-вторых я не хотел бы сразу раскрывать «Призрачный кулак» Сён Вэй, поэтому «Порхание мотылька» могла обеспечивать меня телепортацией на короткие дистанции. Через месяц в тренировочных залах школы все техники достигли начального уровня изучения. Вечером я шел на занятия, а ночью возвращался, пил по пол-литра яда и час практиковал технику Серебряного тела. Потом закидывался пилюлями духа и культивировал метод Девяти лун, находя по пять-семь меридианов за ночь. Утром меня выводил из медитации Потап, которого я поставил вместо будильника. А что он тут бесплатно живёт? Пускай поработает, колобок похотливый!

Честно говоря, мне очень нравилось всё это. Я чувствовал, что я приближался по силе к себе же на Чан Далу, обретаю ту же свободу и независимость. Чем ты сильнее — тем меньше тебе могут указывать, что ты должен делать. Даже когда меня склоняли к свадьбе, то согласились с условием, что могу расторгнуть свадьбу, если буду на два шага выше в культивации, чем жених. Сила решает всё! На Земле это, может, не так ярко выражено, но и тут сила никогда не будет лишней.

Готовясь к поездке в Китай, я хотел сначала выучить язык по онлайн-курсам или ещё по чём, может, разговорник себе какой купить. Или несколько. Но потом плюнул, пошел на аукцион в мадам Ваарес и купил себе автопереводчика. Маленький артефактик в виде клипсы на мочку уха знал сотню языков, одно временно мог делать синхронный перевод с десяти языков и на десять языков и до сотни синхронных переводов на одном языке. Он и мне переводил, и от меня. Я его протестировал на рынке, переругивания узбечек с таджичками сразу стали ясными и понятными, работает!

К середине декабря у меня уже всё было подготовлено. Количество найденных меридианов подходило почти к семистам. Техника Серебряного тела полностью закалила внутренние органы, а закалка мышц подошла к 60 %. Четыре движения Древесного меча вышли на средний уровень. Полностью завершил начальный уровень техник «Поцелуй Солнца», «Порхания мотылька», «Доспеха дракона» и «Ходящего по облакам». Они ещё не перешли на средний, но уже вплотную подбирались к нему.

В «Лесных Просторах» всё тоже шло замечательно. Мне разрешили взять академический отпуск на год, «по семейным обстоятельствам», как я объяснил. Впрочем, думаю, это было мотивировано не их добротой, а тем, что я оплатил следующий семестр обучения. Я же всё равно собирался вернуться, так почему нет? Преподаватели же были довольны моим процессом обучения. Я не мог реализовывать заклинания, но модули и блоки составлял уже лучше всех в своей группе. Даже Оксана, признанный гений магии, справлялась с этим хуже, на что иногда обижалась и дула губки. Наверное, это бывает, если гения кто-то обходит в его стихии.

— Вася, мы тут решили собраться группой после конца семестра и отметить это дело. Мы же уже все взрослые! — ко мне обратился один из одногруппников. После исчезновения Юры, без его постоянного плевания в мою сторону отношения с другими учениками у меня стали более дружелюбными. Да и вообще притёрлись мы друг к другу и различия «мажор — не мажор» стали не такими значимыми.

— Не, уезжаю ещё до нового года, так что не будет времени, извини.

— Оу, а куда? — Оксана сразу стала выспрашивать.

— В Китай.

— В Китай? А что там тебе делать-то? — одногруппник удивлённо поднял брови.

— Да так, семейные дела. — ну не рассказывать же им, за чем я туда еду.

— А надолго? Ты вернёшься ещё на каникулах? — узкие глаза буравили меня своими карими свёрлами.

— На год. Я взял академку, так что с вами я больше не буду учиться. — блин, не хотел же это рассказывать. Никому!

— Что?! И ты только сейчас это говоришь? — Оксана аж завопила, а любопытные одногруппники сразу же навострили ушки.

— Я вообще не хотел говорить, раз уж на то пошло. — я смущённо прятал в глаза.

— Ах, так?! Ну и едь в свой Китай! — Оксана побросала свои вещи в сумку, развернулась и вышла. Ну и чего взъелась-то? Вроде все три месяца вела себя вполне нормально, а тут как с цепи сорвалась!

— Знаешь, Вася, мне кажется, что тебе лучше остаться в Китае на постоянку! — один из парней группы подошел и сочувственно похлопал меня по плечу.

Рейсы из Москвы в Пекин летали раз в неделю. Я купил билет на один из них, занял своё место и принялся убивать время. Лететь целых семь с половиной часов всё же, покультивирвоать особо не получится — мало ли как Ци повлияет на работу двигателей или приборов? Так что просто листал справочник по артефакторике и иногда смотрел фильмы.

Особо понравился один своей абсурдность. «Форсаж 15» назывался. В космосе устроили гонку на парусниках, двигаемых солнечным ветром. Но какие-то террористы захватили боевой космический корабль и угрожали перебить именитых спортсменов, каждый из которых был миллиардером. Естессно, ФБР не могло допустить такого, поэтому Мисс Никто в исполнении Джоди Фостер наняла Торетто с компанией для захвата боевого корабля и обезвреживания террористов. Конечно, всё пошло не совсем так, как планировалось, форсмажор, перестрелка на бластерах, прыжки между кораблями без скафандров и с огнетушителем вместо двигателей. Больше всего мне понравилось, когда в конце Торетто должен был предотвратить побег терроритстов на космической корабле, поэтому он мужественно заткнул огнеупорной лысиной дюзу ядерного двигателя, так что пламя лизнуло её, но пробиться не смогло, пошло обратно и взорвало сам корабль! В конце он ещё произнёс речь о важности семью и родственных отношений, некоторые женщины в салоне всплакнули, а мужики помахали бутылками с пивом, типа подтверждая. Я тоже всплакнул от воспоминаний о том, как всё просто и жизненно было в первом фильме, и вернулся обратно к справочнику.

Наконец мы приземлились. Я вышел, вздохнул полной грудью здешний воздух. Аж, какой свежий и ароматный запах! Так, теперь надо выйти из здания аэропорта.

Что ж. Марина, знакомая профессора Васильева, снабдила меня контактами китайца, который рассказал ей об интересующем меня случае. Осталось только найти китайца и выспросить его на счёт подробностей о нём. В смысле о случае, а не о китайце. Так, Марина говорила, что он в Чунцине живёт. Сколько там жителей? Тридцать два миллиона? Не беда! Найдём! Дождись меня, неизвестный китайский маг, я скоро буду!

Глава 19. Способ колдовать

Из Пекина в Чунцин я отправился на поезде местной высокоскоростной железной дороги. Разгоняется километров под триста и шпарит почти без остановок. Так, смотря в окно на китайские красоты и вяло размышляя, добрался до пункта назначения.

А ведь я уже год здесь! Даже и незаметно как-то всё пролетело. Да, шестого декабря прошлого года случилась та авария, после которой я попал на Чан Далу, а потом Сён Вэй выкинула меня оттуда опять же в шестое декабря. А сейчас на календаре 18 декабря. Год с хвостиком! За это время произошла куча всего. Я стал обладателем сил, о которых раньше мог только мечтать, а увидеть — разве что в кино. Драки с бандитами и магами, обучение в школе волшебства, спасение прекрасных девушек. Пока что одной девушки и не так чтоб сказочно прекрасной, но пойдёт. И это ещё не считая жизни в другом мире! Вот так резко может поменяться жизнь после всего лишь одной аварии.

Кстати, о Чан Далу. Пока я был на шаге Очищения тела, то не принимал попыток что-то придумать на счёт возвращения. Силёнок-то всё равно маловато, смысла никакого ломать голову над тем, что пока не смогу реализовать. Но теперь, когда я уже почти закончил Прожигание меридианов, можно и прикинуть.

Во-первых, единственный способ, который я мог придумать — построить печать телепортации. Так или иначе телепортами я пользовался регулярно, на их зачарования насмотрелся, а теорию зачарования знал на вполне неплохом уровне. Наверное. Уже сейчас можно прикинуть количество сил, которые понадобятся для создания такого сложного проекта.

— Во-вторых, якорь. Каждая телепортация должна быть на что-то направлена. «На деревню дедушке» получится, конечно. У кого-нибудь с мощью Императора жизни или Сияющего. В общем, не у меня. Значит, нужен как-то ориентир, на который можно было бы нацелить телепортацию. И что сделать этим самым якорем? Человека? Линь Дао, моего неудавшегося муженька? Или может соседку Жуань Дон? С ней-то я довольно много времени провёл. Можно ещё секту Семи Божественных Истин или Небесного Ветра, но можно ли будет так сделать? Ладно, попробую и то и то. На Чан Далу как таковой я нацеливаться не хотел — с его огромными просторами выкинуть меня могло куда угодно. За всю культиваторскую жизнь не смог бы до обитаемых мест добраться в случае неудачного попадания.

В-третьих, энергия. На любое действие нужна энергия. Где взять такие огромные затраты Ци, чтоб перенестись из мира в мир? Ладно когда я был просто духом, но сейчас-то я не хочу в кого-то вселяться, а хочу всем телом перенестись! Это тоже надо будет высчитать и придумать, где взять столько Ци.

Кстати, надо бы поймать кого-то из ангелов или демонов. Они же приходят на Землю из каких-то иных измерений, значит у них есть теория местной телепортации. Ещё было бы неплохо пролезть в их измерение. Мало ли что там у них такого интересного!

— А вы красиво рисуете! Вы художник? — внезапно ко мне обратилась сидящая рядом китаянка. Лет… а непонятно, сколько лет этим азиаткам. Может, двадцать, а может, шестьдесят.

— Спасибо. Нет, просто иногда задумываюсь и рисую всякой. — я спрятал тетрадь с наброском печати в кольцо.

— Ой, а куда тетрадь исчезла? — китаянка удивлённо выпучила глаза.

— Испарилась! — сказал таинственным голосом и отвернулся к окну. Соседка помялась немного и затихла. Ну и отлично.

В Чунцине я первым делом пошел в местное отделение Министерства общественной безопасности КНР. Это был китайский аналог полиции и ФСБ в одном флаконе. Значит, здесь должны так же сидеть местные маги, наблюдающие за порядком. Где же ещё узнать координаты мага, как не тут? Тем более что Марина, та самая, которая рассказала профессору Васильеву про своего знакомого, смогла сказать только имя и место его обитания. Больше ничего не помнила, да и не интересовалась случайным китайцем.

— Здравствуйте, чем могу помочь? — из-за стола на меня смотрела молодая китаянка в форме с неизвестными мне знаками различия. Её стол перегораживал коридорчик до отделения местных магов, а она была что-то типа дежурного.

— Мне нужно узнать номер телефона или адрес одного из местных магов.

— С какой целью? Вы в курсе, что это персональная информация и распространению не подлежит?

— Ничего криминального. К вам лет пятнадцать назад приезжала делегация магов из России. Моя знакомая оттуда недавно рассказала, что у одного из ваших магов есть информация, необходимая для моих исследований. Теперь я ищу его, чтоб узнать подробности.

— Что ж, понятно. — девушка записала мои имя и фамилию и уровень силы. — Ступайте прямо и налево, в кабинет номер семь. Там зарегистрируетесь. После этого в двадцать первый кабинет, в седьмом спросите, как туда пройти. Понятно?

— Что ж тут непонятного…

В седьмом кабинете меня быстро зарегистрировали, после чего подсказали путь до двадцать первого. В двадцать первом, как и в седьмом, сидел китаец лет пятидесяти на вид, с глазами-щёлочками и добродушным круглым лицом с услужливой улыбочкой.

— Здравствуйте, уважаемый! Чем могу помочь? — он встал из-за стола и протянул руку для пожатия.

— Добрый день. — пожал руку, объяснил свою ситуацию.

— Да-да, понимаю. А можете как-то подтвердить свои слова? Мы, маги Поднебесной, рады сотрудничать с северными соседями, но ваша просьба довольно необычна.

— Конечно! — подумав, я показал свой студенческий и попробовал сотворить какое-либо заклинание, для наглядности — словесное. — Видите? Так и страдаю! А ваш маг утверждал, что знал кого-то, кто смог эту неприятность преодолеть!

— Да-да, теперь я вижу. У вас и правда проблема. Что ж. Точного адреса дать я вам не могу, понимаете. — китаец перестал улыбаться, а лицо сделалось слегка неуверенным. — Ту Фей, тот, кто вам нужен… он состоит в местном магическом крыле Триады. Вряд ли он вас будет рад видеть!

— Ээээ а как же он тогда с Мариной смог встретиться? — я и правда удивился.

— Он вступил в Триаду лет десять назад, а до того пытался вступить в одну из скрытых сект, которые живут в горах. Не получилось, вот и ударился в сомнительную деятельность.

— Понятно. Но вы можете дать хоть какие-то координаты?

— Конечно! Но искать Ту Фея вам придётся самому, я тут помочь не смогу!

Оказалось, этот чёртов Ту Фей любил зависать в одном из стрип-клубов, в компании таких же, как он мелких магов-бандюков на службе у Триады. Я на секунду почувствовал себя детективом из фильмов девяностых — там главные герои всегда в ходе расследования попадали в стрип-клуб, распутывая клубок интриг под сиськи стриптизёрш, крутящихся на шестах.

— Чего желаете? — не успел я усесться на освободившийся у стойки стул, как ко мне подскочил один из трёх барменов.

— Дайте чего-то интересного, но безалкогольного! — алкоголь на меня всё равно не действует из-за закалки Серебряного тела, так что лучше безалкогольное что-то выпить.

— Безалкогольное? Сейчас будет! — и побежал шейкером трясти.

Огляделся. Клуб был как клуб. Если по фильмам судить, конечно. Я сам особо по клубам не лазил, в основном видел их только по телевизору или на экране монитора. Несколько небольших помостов с шестами и стриптизёршами, большая сцена на выступления группой, зал со столиками поменьше и столиками с диванчиками побольше. Даже второй этаж был и отдельные кабинки, где можно закрыться и заниматься тем, на что настроил стриптиз. А людей! Слёдки в бочке просто, я минут пятнадцать прождал, пока стул у барной стойки освободится.

— Вот ваш напиток! — наконец бармен притащил мне высокий узкий стакан чего-то полосатого, как коралловая змея. — Чего-нибудь ещё желаете?

— Да. — отпил глоток, а что, вкусно и без алкоголя. — Мне нужен Ту Фей.

— Кто? — парень ощутимо напрягся, но пытался делать вид, что это не так. — Я такого не знаю.

— Знаешь. Или его приятелей. Позови его или того, кто меня к нему проводит. И не надо нервничать, я хочу его просто кой о чём спросить. — и в виде мотивации пихнул по стойке купюру в двадцать юаней. К счастью, аукционная карточка Первого магического действовала почти во всех странах мира.

Помявшись пару секунд, бармен купюру забрал, а потом куда-то ушел. Я сидел на месте. В клубе, насколько я чувствовал, было трое магов — двое пятого круга и один четвёртого. Один пятого сидел где-то наверху, может, в административных помещениях, а двое шарились по помещению. Вскоре они сошлись вместе, постояли и направились ко мне.

— Это ты ищешь Ту Фея? — по обе стороны от меня возникли два кряжистых, мускулистых китайца, с прищуром вглядываясь в лицо.

— Ага. А вы его приятели? Отведите меня к нему, пожалста. — я был сама вежливость. Они, конечно, бандиты, но ссориться мне с ними вот вообще ни к чему.

— А зачем он тебе?

— Спросить кое что. Ничего плохого или тайного, просто он знает то, что интересно узнать мне.

— И что же? Передай через нас!

— Простите, но я бы хотел поговорить с ним. Если надо — могу заплатить за информацию. — решил усилить свои аргументы деньгами.

— Заплатить? Не бойся, круглоглазый, ты заплатишь! Бери его!

Китайцы схватили меня под руки и сняли со стула. Сначала пытались нести меня, подняв за предплечья, но потом поняли, что я на голову выше их и ничего не получится. Так мы и шли в глубь помещений клуба, я и двое китайцев, ведущих меня за руки. Со стороны мы могли показаться тройкой геев, решивших где-нибудь уединиться. Я не препятствовал — они вели меня к цели, так почему нет?

Тем временем китайцы вывели меня из клуба в какой-то замызганный переулок с голыми стенами без окон, но с мусорными баками, прижали к стене и остановились.

— Э, ребята, а Ту Фей где? Он же должен быть наверху!

— Где надо, там и есть! А ты сейчас быстро расскажешь, чего ты от него хочешь!

— Я ж уже рассказал. Вы что — забыли? Мне надо у него спросить про одну вещь!

Один из мужиков крякнул и ударил меня кулаком в живот, а второй попытался схватить рукой за шею, придерживая и придушивая одновременно. Ну не идиоты, а? Кулак первого я перехватил, от захвата второго уклонился. Ну вот не хотел же неприятностей…

— Пусти, сука! — китаец дёргался, пытаясь вырвать свою руку из моего захвата. Потом одумался и засветился, а вокруг него стали плясать язычки пламени. Красиво! Я отпустил, противник сделал пару шагов назад.

— Ах ты ублюдок! — Второй взревел и выставил вперёд руку, из которой в меня полетели маленькие голубые молнии. «Порханием мотылька» телепортнулся ему за спину и засадил кулаком в ухо, его отбросило к стене, голова с глухим стуком ударилась об кирпичи.

Кинув мимолётный взгляд на падающее без сознания тело, сразу же отскочил — китаец в язычках пламени стал выдыхать на меня струи огня не хуже огнемёта, помогая себе руками, скрутив ладони «трубочкой» у рта. Ещё один прыжок за спину, ребром ладони по шее, второе тело валится на грязный асфальт. Полудурки какие-то, я же просто спросить хотел!

Ладно, Ту Фей, скорее всего, это тот, который так и остался сидеть в здании. Пойду сам к нему наведаюсь. Открыв заднюю дверь, зашагал по коридорам. Не заблужусь, чувством духа я всё равно уже не раз просканировал здание. Изредка встречающиеся на дроге официантки и стриптизёрши с удивлением смотрели на меня, но я без проблем дошел до нужного кабинет. Молча, без стука зашел, аккуратно закрыл за собой дверь, посмотрел на сидящего за столом китайца.

— Это ты Ту Фей?

— Я! А ты кто? — парень настороженно всматривался в меня.

— Ты помнишь Марину Сачкову? Вы встречались с ней лет пятнадцать назад, она приезжала сюда по программе обмена опытом из России.

— Да, помню. — похоже, такого вопроса он не ожидал, глаза его округлились от удивления, став почти европейскими.

— Ты говорил ей, что знал одного мага, который не мог колдовать, но потом научился. Ты можешь сказать — где он этому научился?

— И ты для этого сюда пришел? Кстати, а где Фан и Чао?

— Для этого. Фан и Чао, скорее всего, в переулке, без сознания. Прошу прощения, но они, видимо, что-то не то подумали и напали, пришлось немного их успокоить.

— Живые?

— Конечно. Так что на счёт того мага?

— Эх, если ты только на счёт этого…. Присаживайся, чего стоишь. Тебя как зовут?

— Василий Нестеров. — я протянул ему руку. Раз уж пошло конструктивное общение.

— Ту Фей. — мужик руку пожал. Сел, налил себе спиртного в стакан, глянул на меня, но я жестом отказался. — Эх, Мариночка… Красивая женщина! Вот я ей и немного понарассказывал…

— Чёрт возьми! И насколько много? — внутри прошла волна холодка. Неужели он всё просто выдумал?

— Много. Но это я не выдумывал — про мага без магии. Только я его не знал, а просто услышал о нём. — отхлебнул из стакана. — Я тогда пытался в секту попасть, хоть какую — обучение у нас очень дорогое, а в секте бесплатное, но для попадания нужен талант! У меня его, как оказалось, нет, я ни в одну и не пробился, связался после этого с Триадой и вот я тут…

— Печально. А как на счёт того мага?

— Я как раз к этому. В одной из сект от послушника я эту историю и услышал. Мол, был у них такой редкий экземпляр, перо феникса среди людей! Сначала ничего не мог, потом обучился каким-то древним техникам магии и как стал колдовать! Чуть ли не самым сильным в секте оказался! Ну, вот я эту историю Марине и наплёл, типа это я сам видел, чтоб её заинтересовать.

— Помнишь, где эта секта расположена? — внимательно вгляделся ему в глаза. Я на финишной прямой своих поисков!

— Конечно! Это секта Хранимого Меча. Или Хранителей Меча. Что-то такое, короче.

— Путь туда можешь показать?

— Да без проблем! Это на северо-западе от Чэнду было, неподалёку от Вэнсюаня. Ты и сам можешь найти, там она одна километров на сто в округе. Нормалы её, понятно, не видят, но ты как маг её найти сможешь. Только смотри!

— Что?

— Они ж меня к себе не взяли. Могут и тебя развернуть.

— Спасибо за предупреждение. Я постараюсь им понравиться.

— Ну, удачи тебе, парень! И Марине потом привет передай, пусть приезжает в гости!

— Без проблем!

— Слушай… Ты же не можешь колдовать, да? Тогда бы ты не искал этого мага без магии, верно?

— Ну…

— А как ты тогда Фана и Чао побил-то?

— Ха-ха-ха! У меня тоже есть свои секреты!

В Вэнсюань я отправился сразу же. Ночная темнота мне была нипочём, а время зря терять уже не хотелось. Пешочком, делая километров четыреста в час, я неспешно рысил к цели, сверяясь с картой. К утру я уже был перед сектой. Действительно, большое количество магов, сосредоточенных на небольшой площади, чувствовалось прекрасно.

Ох, что ни говори, а местность тут была красивая. Горы, скупые на растительность, особенно по зимнему периоду, сверху были припорошены снежком. Особый горный воздух был сладким и почти знакомым. Ведь мои секты на Чан Далу тоже располагались на горах, хоть и гораздо более высоких, чем тут. Ци тут тоже была приятной, как пирожное, по сравнению с куском хлеба в городах. Эх, засесть бы тут в какую-то пещерку, культивировать себе и не обращать ни на что внимания.

— Кто ты? Зачем ты сюда пришел? — на подступах к горе, где расположилась секта, меня перехватили три лысых типа в каких-то кожаных обмотках.

— Я ищу секту Хранимого Меча. Мне такое название сказали.

— Зачем она тебе?

— Так вы из неё? Я пришел в правильное место?

— Это сейчас неважно. Зачем тебе секта Хранимого Меча?

— Я слышал, что тут маг, не умеющий колдовать, научился этому. У меня такая же проблема! Я прошу помощи!

Лысики переглянулись, потом тот, кто говорил, кивнул и буркнул «Иди за мной». Два остальных продолжили патрулирование. Через полчаса быстрого шага по еле видным тропинкам меня привели к небольшому зданию, одиноко стоящему у подножья длинной лестницы, уходящей вверх. Лысик зашел в здание, минут через пять вышел.

— Старейшина встретится с тобой на Площади Претендентов. Пойдём. — и пошел к лестнице.

Лестница была явно зачарованная. Просмотреть её можно было метров на двадцать вверх и вниз от себя, всё остальное как-то расплывалось, терялось в непонятной дымке. Монах поглядывал на меня время от времени, видимо, проверяя, потому что с каждой ступенькой я чувствовал увеличивающееся давление на меня. Будто я не поднимался наверх, а спускался куда-то вглубь моря. Зря оглядываешься, бритоголовый! Давление я конечно, чувствовал, но оно было просто ничем для меня. Нашли чем пугать!

— Мы пришли. — монах остановился, с некоторым удивлением смотря на меня.

Мы и правда были на площади. Не сильно большой, метров в пятнадцать диаметром, окруженной каменной стеной с завитушками поверху. В дальнем конце площади стояло что-то типа алтаря с вырезанными из камня драконом и цилинем, а перед ними была каменная ступенька с лежащим на ней каменным мечом. На площади сидело десятка два мужчин и женщин в разнообразной одежде, судя по всему, учеников разных сект.

— Это и есть Площадь Претендентов? А это, я так понимаю, сами претенденты? — ткнул пальцем в сидящих.

— Да. Ты прав. — к нам подошел утончённый мужчина лет сорока в шелковых одеждах, с волосами на голове. Видимо, тот самый старейшина.

— А на что они претендуют?

— На право быть великим воином, одобренным нашим основателем.

— Ну, теперь-то понятно, да. — ладно, пора прекращать. — Вы тот старейшина, который поможет мне?

— В меру моих сил. — мужик махнул рукой, и лысик развернулся и зашагал по лестнице вниз. — Я седьмой старейшина секты Хранимого Меча, Ди Чи. Что тебя привело к нам в секту?

Я снова изложил свою краткую историю Боже, который раз за сутки я её уже рассказываю-то? Надо уже её набрать в редакторе, распечатать, приклеить к деревяшке и носить на шее, чтоб всем видно было.

— Мне известна такая проблема. Но сам я не могу решать, помогать тебе или нет. Нужно посовещаться с великими старейшинами.

— Конечно, я понимаю. — вот блин! Монахи вроде, а бюрократию развели такую, что не во всяком казённом доме в России есть. — А может кто мне рассказать, что это за меч вы храните? Интересно же.

— Конечно. — старейшина махнул рукой, и тут же к нему откуда-то подбежал ещё один лысик, только уже в тканом халате, а не в коже или шелке. — Брат послушник ответит на твои вопросы.

— Спасибо! — старейшина ушел, а я обратился к парню в халате. — Как тебя зовут?

— Называйте меня брат Ту.

— Брат Ту, а что там за меч-то?

— Меч… — парень задумался на секунду. — Чтоб это объяснить, придётся начать с самого основания нашей секты.

— Я не против, время вроде есть.

— Хорошо. Пойдёмте. — и направился через площадь к мечу. — Наша секта Хранимого Меча одна из старейших в Китае, ей уже более семи с половиной тысяч лет. Но она единственная во всём мире, основатель которой был не из этого мира! — бросил на меня высокомерный взгляд. Я сделал равнодушное лицо — боже, человеком из иного мира хвастается! Нашел чем! — Семь с половиной тысяч лет назад из другого мира, другой вселенной к нам пришел удивительный воин. Он был непобедимым воином и магом, с лёгкостью одолев всех глав сект и сильных воинов в радиусе пяти тысяч ли. Но оказалось, что он пришел сюда не для этого.

— А для чего? — парень затянул паузу, и я понял, что он ждёт вопрос.

— Чтоб оставить тут Его! — и указал на каменный меч на алтаре, к которому мы как раз подошли. — Основатель сказал, что он странствовал по мирам. В одном из них он и нашел этот меч, который ещё сжимала мёртвая рука его прежнего хозяина.

— А почему мёртвого?

— Там была великая битва. Все маги того мира схлестнулись с чем-то, что не смогли обуздать. И этот меч позвал нашего основателя к себе. Он… попросил его доставить себя сюда, на Землю. Здесь он должен был попасть в руки того, кто будет достаточно силён, чтоб отомстить убийцам своих создателей. Великого воина, который сможет повергать самих богов!

— Прям таки богов? — чёт как-то не верится. Меч я просканировал силой духа, но ничего примечательного в нём не нашел — какая-то каменюка цельная.

— Да. Не стоит сомневаться в моих словах — это слова основателя! Он оставил это божественное оружие нам на хранение, и вот уже семь с половиной тысяч лет мы ждём того воина, который сможет взять в руки меч.

— А эти вот что, сидят тут? Хотят попробовать его поднять?

— Всё верно. Это претенденты на звание величайшего воина Земли.

— Почему тогда просто сидят, а не пробуют?

— Кто-то уже попробовал, но не получилось, и они медитируют, ища в себе новые силы. А кто-то готовится к попытке.

— Хех. Я же тоже могу попробовать, да? Или надо тут посидеть, помедитировать?

— Конечно! Каждый может это сделать! — хоть лысик так и сказал, но смотрел он на меня как на говно. Видимо, не понравилось, что я скептически отнёсся к его рассказам. На его роже так и читалось «Попробуй и утрись, неудачник!».

— Что ж, раз разрешаешь!

Я подошел к алтарю с мечом. Дракон и цилинь грозно смотрели на меня, но я не обращал внимания на эти поделки, подойдя вплотную и присмотревшись к каменюке.

— А он что, на самом деле каменный?

— Он не каменный. Просто пыль и мелкие камешки касались меча и застывали, так что их теперь невозможно убрать. Со временем весь меч оделся в такой каменный наряд.

Мда уж, ну и бред. Может, это что-то типа «магнитного Будды»? В буддистских храмах часто стоят такие. Подними его, загадай желание, опусти и снова попытайся поднять. Не получится — желание сбудется. А на самом деле внутри или под статуей Будды скрывается электромагнит, на второй подъём его включают, и Будду хрен поднимешь. Посетителю радость, а монахам монетка за попытку в кошелёк.

Я показательно встряхнул рукой и взялся за каменную рукоятку меча. Она неожиданно лопнула под моей рукой, и каменное покрытие слезло, будто старая кожа со змеи. Под ней оказалась рукоять, обмотанная чёрной незнакомой кожей, с красными помпончиками. Смахнув каменную шелуху, крепко взял меч в руку, поднял с алтаря и взмахнул. Каменная «шкурка» слезла с лезвия, обнажив тонкий клинок сантиметра в два-три шириной и длиной лезвия сантиметров в девяносто. Меч как меч, лёгкий и послушный. Сделал пару движений из техники Древесного меча, клинок идеально слушался, будто я просто своей рукой махал. Хороший меч, но ничего необычного я в нём не чувствовал. Хм, просканировал ещё раз алтарь, вдруг там электромагниты внутри? Неа, простой камень. Странно.


— Что-то ваш меч… — я обернулся к лысику, намереваясь пожурить его за обман, и застыл.

Лысик с открытым ртом и распахнутыми глазами с чудовищным удивлением пялился на меня. Мужчины и женщины, до этого сидящие на площади, вскочили на ноги и делали почти то же, собравшись в тесную группку, будто утята. В стороне от них стоял вернувшийся уже старейшина Ди Чи, глаза его по размеру не уступали японским девочкам из аниме, а руки и губы тряслись, как у заядлого алкаша.

— Вы… вы подняли его! — наконец выдавил из себя Ди Чи.

— Ну, поднял… Я его обратно положу, хорошо? — развернулся к алтарю и положил. Меч лёг на алтарь с странной неохотой, будто он хотел быть не там, а в моей руке. Горы вокруг внезапно дрогнули и взволнованно загудели, как бы протестуя против той тяжести, которую на них возложили. Блин, ну это точно не электромагнит! — Всё, видите? Теперь другие могут его взять!

Один из претендентов отмер и метнулся к алтарю, правда, на как можно больше расстоянии огибая меня. Схватился за рукоятку, но даже не смог протиснуть пальцы между ней и камнем. Корячился, извивался, но меч не сдвинулся даже на миллиметр. Мужик с разочарованной миной развернулся, испуганно посмотрел на меня и рванул на лестницу, скрывшись за секунды.

— Великий… Великий! Вы появились! Семь с половиной тысяч лет ожидания прошли! — старейшина бухнулся на колени и так, подметая камень шелковой одеждой, стал ползти ко мне. Лысый аколит сделал то же самое, только чуть позади. Претенденты просто сели, подобрав ноги под себя, и глубоко поклонились, положив руки перед собой на камень площади.

— Эй, старейшина! Я пришел сюда не за этим! Давайте лучше вернёмся к моему вопросу, а? — я отступил на пару шагов, прижавшись спиной к изображению дракона.

— Всё, что вы захотите! Эта секта существовала только для того, чтоб быть вашей! — старейшина заорал дурниной и подполз вплотную, схватившись за мою ногу мёртвой хваткой. Лысик тоже подполз и схватил меня за вторую. Ну не уроды, а? Я ж так и упасть могу!

— Тогда поднимайтесь и отведите меня к главе! А вы, — я обернулся к претендентам. — можете расходиться! В вашем претендентстве больше нет смысла!

Цирк продолжился. Меня под ручки отвели к главе секты, толстому краснощёкому магу восьмого круга, который, услышав новости и сбегав посмотреть на очистившийся меч, тоже бухнулся на колени и всячески заверил меня в своей лояльности.

И тут я подумал — а почему бы и нет? Целая секта со всеми ресурсами теперь в моём распоряжении! Фанатики кланяются мне до земли и сделают всё, что я захочу! Так чего я тут строю из себя девственницу, которой предложили перепихнуться на сеновале? Бери и пользуйся!

Первым делом я приказал рассказать мне наконец тот метод, с помощью которого я смогу овладеть магией.

— Конечно, Великий, конечно! — глава быстро закивал. — Я лично тренировал того брата, о котором вы рассказываете! Он занимался по наставлениям, которые остались ещё от основателя секты! Конечно, в пожарах войн они не раз уничтожались, но братья восстанавливали их по памяти. Так что они есть, но дошли до нас немного в неполном варианте.

В общем, оказалось, что тот сектант использовал что-то вроде методов культивации с Чан Далу, только в изрядно ослабленном виде. Я жутко удивился, но выслушивал всё внимательно. Сначала требовалось закалить своё тело, очистить, так сказать, потом «открыть свои меридианы», а после этого «сформировать сердце магии». Фактически это всё то же, что и в тех методах, которые я изучал в ином мире! Следующий шаг был одновременно неожиданным и ожидаемым. Чтоб научиться использовать магию, требовалось поглотить душу мага.

— Вы точно это помните, глава? Душу мага?

— Точно так, Великий! Наш брат сформировал семьдесят семь меридианов, а из них — сердце магии! После чего убил мага из враждебной секты и поглотил его душу, отняв всю его силу. С того дня он смог пользоваться магией даже лучше, чем другие братья!

Да уж. Я вспомнил тех демонических культиваторов, которые пытками высасывали жизнь и душу из людей на Чан Далу. Как-то не очень хочется превращаться в такого… Но, со слов главы, совсем уж таким становиться не придётся. Душу мага можно было поглотить довольно легко, не тяжелее, чем я уже поглощал души духовных зверей. Это обнадёживало. Но теперь вставала новая цель — как можно быстрее сформировать сердца Ци из меридианов.

— Глава, у вас же есть ценные травы? И чтоб постарее были.

— Конечно! В секте есть специальный сад, и травяной склад регулярно пополняется! Желаете посмотреть!

Я желал. Садом оказалась довольно большая, но уютная долинка между двух гор, сплошь разбитая на кусочки с разнообразными травами. Тут было много чего интересного, даже столетние травы! С этим богатством я мог много чего наварить!

На следующий день было общее собрание секты. Все маги, числом чуть более пяти тысяч, собрались на или вокруг Площади Претендентов. Глава секты, одетый в красочное тряпьё, толкнул речь о том, что момент, которого все ждали семь с половиной тысяч лет, наконец-то настал. Великий воин, для которого они хранили меч, пришел. И в подтверждение я поднял меч с алтаря и несколько раз взмахнул им. Сектанты уверились, что я и есть тот великий, а я рассказал, что теперь всё будет как нельзя лучше, но пока что я ухожу в долгую куль… медитацию. После некоторой подготовки.

Следующий месяц был очень напряженным. Я оббегал всю гору, устанавливая на неё формацию по сбору Ци. Целую гору пришлось опутывать печатями зачарования, но теперь Ци внутри формации было намного гуще, чем вне её. Даже простые монахи с бритыми головами чувствовали это, а уж я-т ои подавно.

Управившись с формацией, я засел за алхимический котёл. Из трав, чт оя купил на аукционе, и из того, что было в секте, я наварил тысячи пилюль. Уже не малых пилюль, а обычных, весьма приличного качества. Благодаря хорошим ингредиентам пилюль среднего качества было больше шестидесяти процентов от получившихся, а ещё пять процентов пилюль — высшего качества.

Помимо пилюль культивации и пилюль духа, которые я планировал использовать для культивации сердец Ци, я наделал пилюль с эссенцией элементов. Обычно их принимают те, у кого проблемы с элементальными техниками, но теперь я хотел с их помощью придать сердцам Ци силу элементов. Души-то, которые я смогу поглотить, будут от людей, а люди не имеют элементального окраса, по крайней мере на Земле. Вот и придётся так переделывать их будущее вместилище, чтоб эти души смогли вырабатывать силу элементов.

Через тридцать пять дней всё было готово. Я закупорился в пещере, обложившись горками пилюль и закрыв большим камнем вход. В секте я оставил несколько методик культивации, но не духовной, а телесной. Ци обычным магам всё равно не почувствовать, азы же телесной культивации дадут им намного более сильные тела, что увеличит их общую силу. В любом случае не помешает. Ну, приступим. Добью меридианы до семисот двадцати — и начну выращивать сердца Ци.


Не знаю, сколько времени я провёл в темноте пещеры. Я весь сосредоточился на культивации, автоматически поглощая горы пилюль вокруг меня. Знания из прошлого отлично помогали мне, намного ускоряя и улучшая процесс выращивания сердец Ци. Наконец, в моём духовном теле сильно и ритмично бились все шесть сердец, гоняя Ци по меридианам и уплотняя её там, наполняя оба тела, и физическое и духовное, невероятной силой.

Очнувшись, я встал, легко поднявшись на ноги. Ничто не затекло, ничто не скрипит, я чувствовал себя таким, будто хорошо и приятно выспался и не более того. Сколько же я провёл в культивации?

Отодвинув камень, загораживающий вход, я вышел наружу.

— Великий! Великий вышел из медитации! — один и монахов стражников встрепенулся и заорал во всё горло, с восхищением смотря на меня.

— Не стоит так кричать. Сколько я пробыл в медитации? А то совсем не чувствую времени в ней… — я оглянулся вокруг. Так, я прибыл сюда в декабре, а в пещеру залез во второй половине января. Сейчас же всё вокруг было зелено, а снег покрывал лишь самые-самые верхушки далёких гор. Свежий воздух пьянил меня, горячий ветер трепал отросшие волосы, а я наслаждался им. Казалось, я вот-вот увижу прекрасную деву, символ весны и перерождения, танцующей на склонах гор. https://youtu.be/WzLqZ9Rz4RU Неужели я пробыл в культивации всего пару-тройку месяцев?

— Вы пробыли в медитации два года и четыре месяца, великий!

— СКОЛЬКО?!

— Два года, четыре месяца, пять дней и два часа! — бодро отрапортовал стражник.

— С… спасибо… — охренеть. Просто охренеть. Уехал на годик, а просидел тут почти два с половиной!

По склону ко мне уже спешил изрядно похудевший глава секты, когда что-то отвлекло меня. Что-то такое, знакомое, но изрядно подзабытое. Будто зудение комара. Это… это же сигнал от того амулета, что я дал лейтенантше Алёне. Он подаёт сигнал, что почти разрядился и больше не может защитить хозяйку, а смертельная опасность всё ещё угрожает ей!

Глава 20. Под горой

— Пи-пи-пи-пи! — будильник пищал, вырывая Алёну из сна.

— Ооооооо. — из-под одеяла раздался протяжный вздох, потом из складок вынырнула рука и шлёпнула по будильнику, чтоб тот наконец заткнулся. Спряталась обратно.

Через минуту всё одеяло зашевелилось, невысокая черноволосая девушка встала с кровати и грустно посмотрела на своё жилище. Маленькая, три на четыре комнатка, три двери — входная, в совмещённый санузел и в гардероб. Ругнувшись, Алёна поковыляла во вторую.

Два года. Уже два года она жила здесь. С того самого дня, когда полковник Шепетов, снова вызвал её в свой кабинет. В первый раз это было тогда, когда её послали в Париж со всеми вытекающими последствиями. И вот теперь, когда она уже вернулась в Москву, провела тут несколько месяцев за оперативной работой — её снова вызывали.

— Господин полковник, лейтенант Полозова прибыла!

— Не тянитесь, лейтенант, присаживайтесь. У меня к вам несколько вопросов. — Шепетов указал рукой на кресло, подождал, пока Алёна присядет, и повернул к ней монитор, на который смотрел для того. — Не расскажете, что это такое?

Алёна всмотрелась в изображение. Это была фотография, на которой была она сама и её подопечный. Чёрт, это же тот раз, когда он её у дома подловил, ещё в Париже!

— Это я и Василий Нестеров! — бодро отрапортовала.

— Правильно. А что вы делаете?

— Ээээ… я работала с контингентом.

— Угу. А что он вам передал? — следующая фотография, на которой всё запечатлено.

— Эээээ…

— Не трудитесь врать. Он вам передал, судя по всему, весьма недешевую таблетку исцеления, которую потом ваш подопечный продавал на аукционе братьев Грубиных.

— С… с чего вы взяли?

— Ха! Через неделю после этой встречи ваша сестра, лейтенант, внезапно выздоровела. От перелома позвоночника. Из инвалида-колясочника превратилась в совершенно здорового человека. Удивительное совпадение, правда?

— Да… — Алёна уже сидела, понурив голову.

— Конечно, это и правда могло быть совпадением, и Нестеров мог совершенно не иметь связи с этими таблетками. Но как только он появился на аукционе — там появились и они. Связь, мне кажется, вполне прямая. А вот это вот что? — полковник щёлкнул мышкой и фотография сменилась. На этот раз там был момент, когда Нестеров передавал ей серебряный браслет.

— Это я уже была в Москве, вот и встречалась… с подопечным…

— Ясненько. Похвальная оперативность. А что он вам передаёт на этот раз?

— Защитный амулет. — девушка не хотела врать начальству. Теперь уже не надо.

— Ясненько. Вы сами-то понимаете, лейтенант, как это всё выглядит? Взятки можно брать и не деньгами!

— Я ничего не делала такого, за что стоило бы брать взятки, полковник!

— Да? А вы в курсе, что Нестеров месяц назад выехал из страны в Китай?

— Что? Нет! — Алёна удивлённо вскинула брови.

— Ага. Убийца, которого не трогают просто потому, что дело связано с кланами, обладатель уникальных алхимических рецептов, спокойно выезжает за рубеж и растворяется на просторах другого государства. А вы, его куратор, совершенно об этом не в курсе и никому об этом не сообщаете. А может, те «подарки», что вы получили, не дают сказать?

— Всё не так! Я не сообщала ему ничего и не утаивала никаких сведений, которые мне были известны!

— Как минимум наличие у вашего подопечного сверхценных таблеток исцеления утаили. А в целом всё выглядит так, что вы покрываете преступника.

— Нет! Нет, прошу, поверьте! — девушка только чуть-чуть сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

— Как ни странно, даже для меня, я вам верю, лейтенант. Но просто так это оставить не могу. Поэтому с завтрашнего дня вы отправляетесь во Второе Хранилище опасных артефактов. Теперь ваше рабочее место там.

С этого разговора прошло больше двух лет. По приезду в Хранилище её выделили пост, крохотную квартирку, дали под командование двух магов пятого круга и забыли о ней. Она и раньше слышала, что такие ссылки в Хранилища — это наказания для тех, кого почему-то не хотят увольнять за провинности. И вырваться отсюда почти невозможно, разве что случится нечто экстраординарное. Ну так ангелы спустятся с небес и скажут, что только через неё хотят общаться с людьми. Или сюда приедет президент, и ей посчастливится спасти его от горного медведя или дракона. Или она по интернету охмурит и завербует главу американского Старшего клана. Правда, интернета тут нет, но всё равно.

— Ты чего такая хмурая? — Таня, один из магов, которыми Алёна командовала, слегка пихнула «начальницу» в плечо, когда та пришла в «курилку» перед сменой.

— Да вот что-то встала не с той ноги. А Коля где?

— Уже на месте, в Кишке. Пойдём туда?

— Давай.

Кишкой на местном жаргоне назывался центральный туннель, проходящий от входа до ворот хранилища. И «Кишка», и всё Хранилище были выдолблены в недрах какой-то безымянной горы неподалёку от Иркутска, у истока Оки. Да и квартиры местного персонала, и небольшой ботанический сад, и спорткомплекс тоже. Чёрт побери, Алёна уже больше двух лет не видела настоящего Солнца! Всё, что тут было — иллюзии, довольно правдоподобные, но всё же просто иллюзии. Под ними даже можно было загорать. Но почему-то не хотелось.

Минут через пять девушки пришли на свой пост — пластиково-железобетонный блокпост с воротами, перегораживающий проход вглубь горы. Поздоровавшись с Николаем и уходящей сменой, сели по своим местам и стали включаться в работу.

— Девушки, что вы носы повесили? — Коля всегда был весёлым и обаятельным. Но сегодня Алёну это даже слегка раздражало.

— Да вот на завтрак съели одного хохмача, а он жесткий оказался, теперь всю смену в зубах ковыряться. — Буркнула Алёна. — Теперь думаем, есть ли тебя на ужин сегодня или в другой день.

— Ха-ха-ха! Меня нельзя есть, меня можно только любить! — Коля выпятил грудь. — И вообще, начальство уже уехало на своё совещание в Москву, можно расслабиться и не тянуться всю смену.

— Ты на важном посте, олух, а вдруг что? — Тане тоже передалось немного алёниной грусти.

— Да кому он нужен, этот пост? Я тут уже пятнадцать лет и не помню, чтоб эту дыру кто-то атаковал. Даже Петрович, который тут уже седьмой десяток чалится, этого не помнит!

— Ну да, раз Петрович, тогда да! Петрович это авторитет! — Алёна преувеличенно серьёзно покивала головой. — Но снимать штаны и садиться задницей на пульт охраны рановато. Так что следи за камерами и будь готов!

Эту шутливую пикировку про атаку они вспомнили очень скоро, буквально через час, когда завыли сирены, а от входа стали доноситься звуки стрельбы. Пару раз громыхнуло, стены вздрагивали, а с потолка сыпалась пыль и мелкие камешки.

— Боевая тревога! Боевая тревога! Нападение на охраняемый объект! Всем сменам прибыть на места согласно боевому расписанию! — из репродукторов системы оповещения стали сыпаться приказы.

— Что за хрень?! — Таня удивилась, но стала споро направлять магию во вмурованные в стены защитные артефакты, чётко, как не раз это делала на учениях. Прибежала ночная смена, двое магов стали помогать Тане, нормал-командир занял бойницу рядом с Алёной, а Коля, как единственный боевой маг, проверял «подвязанные» на мгновенное срабатывание заклинания.

— Накаркали, блин…

Через несколько минут они увидели нападающих. По широкому, два «Камаза»-большегруза проедут и ещё места для парочки легковушек останется, коридору «Кишки» шла группа магов человек в тридцать. Возглавляла группу четвёрка самых сильных магов, «Три восьмого круга и один аж девятого» прошипел сквозь зубы Коля, закрытых тремя слоями элементальных щитов. Стандартная защита, противомагические пули, даже из крупнокалиберного пулемёта, легко пробьют один щит, но потеряют столько энергии, чтоб второй может их уже остановить, а третий так точно. Эти щиты ещё и вращались, сбивая пули куда-то вверх, поверх голов атакующих.

— Огонь! — коротко скомандовала Алёна и стала стрелять, пытаясь попасть в магов в задних рядах. Рядом застрочил пулемёт Сергея, старшего второй смены. Коля разрядил свой арсенал, но все вызванные им молнии, огненные шары или ледяные копья бессильно разбивались о щиты. Как и пули. Вся надежда оставалась на пассивную защиту артефактов, которых поддерживали трое магов поддержки.

Надежда рухнула, как только идущий впереди маг девятого круга вскинул руку. Мощный воздушный кулак смёл на миг засверкавшие магические щиты блокпоста, сорвал с петель ворота, а заодно разорвал в клочья Сергея и Николая, которые были с самого края. Троих магичек поддержки тоже смело, но не смертельно, при этом сильно швырнув в стену. Они упали, потеряв сознание.

К удивлению Алёны, её эта магическая атака почти не задела. Воздушный кулак хлестнул и по ней, но натолкнулся на какой-то полупрозрачный щит и ушел в стороны. Только серебряный браслет, подаренный ей Нестеровым, слегка нагрелся. Лейтенант всё равно притворилась, будто сбита с ног и без сознания. Какое-то лихое бесстрашие подсказало ей затаиться, а потом атаковать напавших в спину или хотя бы с фланга.

Сильные маги прошли дальше в «Кишку», не оглядываясь. А вот те, что шли за ними, вытолкнули из себя двоих, они сразу стали вязать магичек поддержки, связывая руки противомагическими канатами. Когда они подошли к Алёне, та решила, что пора. Всё равно нечего терять! Вскочила и сдала длинную очередь, особо не целясь.

Одного лейтенантша таки смогла подстрелить, две пули прошили ему левый бок, кровь брызнула на пол. Его напарник успел поставить парочку щитов, но антимагические пули в упор смогли пробить их, правда, это и всё, на что они были способны — мага за щитами удалось только поцарапать.

— Эй, а эта почему-то в сознании! — маг крикнул, одновременно запуская в девушку несколько молний.

Разряды ударили в Алёну, но снова возник тот щит, полностью отразив их. От толпы нападающий отделилась ещё одна пара, молнии стали бить в щит непрестанно, и через полминуты щит исчез, только браслет из тёплого стал холодным. Алёна успела разрядить полтора магазина, но втроём эти маги пятого круга уже смогли защититься так, что все выстрелы были напрасными.

— Ну что, в порядке всё? — из толпы уже ушедших вперёд нападавших кто-то впервые за всю атаку заговорил. Почему-то на английском.

— Да! У этой суки какой-то личный артефакт был! Только Рик ранен!

— Подлечите его и ведите всех во второй зал!

— Понятно!

Алёна, парализованная и полупотерявшая сознание от удара молнией, слышала всё это как сквозь вату. Ей тоже связали руки, похлопали по щекам, то же проделали с Таней и двумя другими магичками. Потом поставили на ноги и повели в сторону выхода. Из глубины «Кишки» раздалось знакомое уханье воздушного удара, раздалось несколько выстрелов и всё снова затихло.

— Где это мы? — Таня окончательно пришла в себя, когда их усадили на пол к толпе других сотрудников Хранилища со связанными руками.

— В совещательной. — Алёна пояснила, оглядываясь по сторона. Большую просторную комнату очистили от мебели, сгребя её в один из углов. В другом сидели остатки персонала хранилища, в основном — низкоранговые маги и нормалы. Их охранял десяток нападавших, время от времени подводили ещё кого-то, оглушенного, в путах.

— Чёрт! Не могу распутать! — Таня поёрзала руками в путах, но всё было напрасно. — И как же не вовремя начальство уехало! И ещё с собой половину спецназа забрало! А то бы этих ублюдков ещё на входе положили!

— Может, и не вовремя, а может, как раз вовремя для этих вот.

— Думаешь, кто-то стукнул, что основные силы Хранилища уедут?

— Да какая теперь уже разница. Мы всё равно не выберемся отсюда живыми, чтоб кому-то рассказать… — Алёна замолчала, к ним подошла парочка охранников. Она узнала одного из той двойки, которого не смогла подстрелить.

— Говоришь, вот эта чернуля Рику пузо продырявила?

— Ага! Смотри какая дикая! Так и сверкает глазищами! — и в подтверждение пнул связанную ногой. Видимо, чтоб активнее сверкала. Алёна прицелилась и плюнула ему в лицо, почти попав в глаз. Мужчина вытер щёку даже с какой-то весёлостью. — Видишь? Тигрица! Карликовая!

— Хе-хе! А может, мы эту тигрицу немножко попользуем по назначению? Они после этого быстро в кошечек превращаются!

— А старшие не увидят?

— Да они уже у входа в Хранилище засели, эти в нашем полном распоряжении!

— Ну тогда давай! Но чернуля моя!

— Да без проблем, брат!

Алёна дала себе зарок, что будет держаться. У неё есть и силы, и гордость! Эти мрази не дождутся от неё ни писка, ни стона! Она твёрдо верила в этом. До того момента, как на ней не разорвали одежду и не стали выкручивать соски, одновременно пытаясь слюняво поцеловать.

— Ну что же ты не кричишь? Не выдираешься? А была такая резвая! Ха-ха-ха! А вот так! — и что было сил крутанул крепко зажатые пальцами соски Алёны.

— Ааааа! Не надо! — не смогла сдержаться девушка.

— Ха-ха-ха! А вот и загово… — закончить ему не дали. Чья-то рука взяла его за шею, вторая легла на плечо, а из-за спины раздался знакомый голос:

— Девушка же сказала, что не хочет. Ты что — тупой?

— Ты кто такой? — насильник попытался повернуться, посмотреть на того, кто его держал, но руки были крепкими.

— Для тебя уже неважно.

Руки на шее и плече напряглись, насильник заорал, а потом го голову просто вырвали из тела вместе с куском позвоночника. Секунду посмотрев на огрызок в руке, высокий молодой парень отбросил его в сторону.

— Привёт, лейтенант Алёна.

— Пр… привет, В-Василий…

— Ты! Стой! Иначе сдохнешь! — остальные охранники, до того удивлено пялившиеся на это, при виде смерти своего подельника напряглись, от них повеяло смертоносной магией. Казалось, вот-вот десятки заклинаний от них полетит в парня рядом с пленниками.

— Зря вы это сказали… — парень вдруг превратился в тень. Заклинания сорвались, пронзили эту тень, но никакого вреда не причинили, пролетев насквозь. Но точно такие же тени на мгновение появились перед всеми магами, а потом собрались обратно в человека. Комната за секунду превратилась в ад — напавшие маги рвались на куски, как гнилые куклы, брызгая кровью и кусками плоти на пол, стены и даже потолок.

— Эй, ребята. — как ни в чём не бывало повернулся парень к сидящим охранникам. — Помочь развязаться?

*****
Меч у сектантов я брать не стал. Мало ли что за фигня это такая? Я в нём ничего не чувствовал, а он, вне всяких сомнений, обладал немаленькой внутренней силой. Так что пусть тут и остаётся, на своём алтаре. Тем более я, кажется, понял, почему смог его взять. Его же принёс сюда кто-то из другого мира, сомнения нет. И я тоже частично не из этого мира. Значит, его мог взять любой, кто не с Земли. Так что не стоит искать у себя на лбу шрам в виде молнии, родимое пятно на заднице в виде фасолины или двойные заострённые уши.

Наплёв сектантам, мол, пусть этот меч ещё хранится у них, когда он понадобится мне — то сам преодолеет расстояния и миры, а пока его место на алтаре, я полетел по пеленгу артефакта. Ох, какое же это удовольствие — летать! Ты сам себе хозяин в небе, ничто тебя не сковывает, абсолютная свобода! А с техникой «Ходящего по облакам» земные расстояния просто пшик, одна нога тут — другая там.

К моему удивлению, сигнал шел не из Москвы, как я думал, а откуда-то из-под Иркутска, почти на границе с Монголией. Чего она там забыла и с кем дерётся? Амулет, конечно, довольно фиговый и долго не сможет защищать, но он пары магических аплеух должен был спасти. А тут взял и разрядился!

Минуты через три, пролетев пол-Китая и Монголию, я завис над горой, из которой шел сигнал. Просканировал чувством духа. Ага! Внутри горы были выдолблены полости с туннелями, километра в два длиной, а заканчивалось всё… заканчивалось всё… Я даже не понял чем. Будто чёрная дыра какая-то, из которой дышало что-то жуткое и невероятно сильное.

Приземлившись у хорошо замаскированного входа в тоннель, я вошел внутрь. На входе виднелись следы борьбы — металлические ворота, старательно замаскированные под дикий камень, были сорваны и валялись в нескольких метрах от входа, на полу тоннеля виднелись следы крови. В закутке невдалеке от входа чувство духа нашло чей-то труп.

Из темноты в меня полетели ледяные серпы, усиленные магией. Попади они по местным магам, даже кто-то шестого, а то седьмого круга не остался бы без травм. Я просто «Порханием мотылька» прошел сквозь них и ударил по двум магам, пустившим серпы. Деревянный меч легко порезал их на куски. Мда, надеюсь, это не местный персонал. Вроде они не в форме, да и каких-нибудь жетонов при них нет. Вообще никаких опознавательных знаков на них.

Я просканировал чувством духа все туннели. Ещё две засады на пути к большой комнате, где скопилось с полсотни человек и десяток охранников. И очень сильные маги там, у той чёрной дыры, которую я почувствовал сверху. Сигнал исходил как раз из большой комнаты со скоплением людей. Туда и направлюсь.

*****
— Ты кто такой? — здоровый мужик, которого только что развязали, с недоверием уставился на меня. Другие спасённые тоже не особо пылали доброжелательностью, частенько поглядывали на трупы и хмурились.

— Я его знаю по Москве. Он мне помогал в одном деле. — Алена быстро подошла ко мне, уже переодевшись в рубашку и куртку, которые я ей дал.

— Ладно. Тогда все уходим. На выход! — скомандовал здоровяк.

— Вы что, не будете отбивать ваш объект? Вы ж вроде тут работаете, да? — я был удивлён.

— Бессмысленно. Там маг девятого круга и три восьмого! А у нас только трое шестого! Остальные ещё ниже. Чёрт, без начальства всё бессмысленно! А его нет!

— Ну так хотя бы забаррикадируйте этот тоннель…

— Зачем? Они сейчас полезли в хранилище.

— И что?

— И то! Даже если сильные маги прибудут, то к нам они попадут не менее чем через час — на Хранилище стоит антителепортационная защита, ближе ста километров порталы не работают! Сто километров преодолеть смогут минимум за час. Нападение началось минут двадцать назад, за сорок минут бандиты точно попытаются вскрыть хранилище. И это вызовет подрыв взрывчатки под ним!

— Много? Взрывчатки?

— Пять тысяч тонн магически усиленного гексогена. Разнесёт полгоры вмести со всеми, кто будет внутри. А если кто-то и выживет — сверху его завалит миллионами тонн камня. И телепортироваться не будет возможности! Так что я сваливаю, это не моего уровня дело! Кто со мной?

Все местные маги и нормалы закивали головами и стали поддакивать, мол, они сделали всё, что могли, но это выше их сил. Мол, живыми они будут нужнее стране, чем мёртвыми. Почти все.

— Я… я останусь с тобой. — Алёна несмело взяла меня за руку, с неким вызовом глядя на остальных коллег.

— Как хочешь. — здоровяк пожал плечами и быстрым шагом направился к выходу. За ним потянулись остальные. Только одна магичка попыталась уговорить лейтенантшу, но та проявила твёрдость.

— Не пожалеешь? — посмотрел на девушку.

— Нет. Почему-то мне кажется, что рядом с тобой выжить у меня больше шансов даже если нападём на бандитов, чем с этими удирающими.

— Хорошо. Тогда пошли.

— Погоди, я возьму оружие.

— А что, оно тебе до этого помогло? — я ухмыльнулся.

— Не помешало! — она капризно поджала губы.

— Что тут вообще за Хранилище такое? — задал я вопрос, когда Алёна сбегала в оружейку за автоматом и запасными рожками, и мы зашагали в глубь горы.

— Второе Хранилище опасных артефактов. Их всего три. Сюда и в другие два свозят всё, что может представлять массовую опасность для людей.

— Например?

— Ну… — Алёна на секунду задумалась. — Кость призывателя. Эдак лет сто пятьдесят тысяч назад, как рассказывают, некий шаман вырвал из своего тела кость и вскрыл свои вены на кладбище мамонтов и прочей живности, привязав духи павших зверей к своей кости. Теперь если окропить кровью эту кость, то оттуда вырвутся сотни костяных животных, неуязвимых к магии или оружию, и сутки будут буйствовать. Но на перезарядку нужен год.

— Хм, ну да, может, это и правда опасный артефакт. А ещё что?

— Я-то не знаю, что тут на самом деле есть. Мне же никто списки артефактов в руки не давал. Только слухи. Ещё тут может быть «Монстродел» — он превращает магов в жутких монстров, чья сила пропорциональна их уровню магической силы, но лишает разума. Маг десятого круга может вообще стать полубогом, по слухам, да кто ж из них на такое пойдёт? А ещё… а ещё тут должна быть корона иллюзий — любой, кто наденет это на голову, сможет внушать любые мысли сотням и тысячам людей одновременно!

— Зачем их тут складывают тогда, если они такие опасные? Не лучше ли уничтожать?

— Поговаривают, что в случае нападения на страну эти артефакты достанут и будут использовать против напавших. Потому не уничтожают, а сохраняют.

— Ясно. — мне эта мысль запала в разум. Целая куча, даже больше — три кучи сильнейших артефактов, способных на многое. Может, в каком-то из хранилищ лежит то, что поможет создать портал на Чан Далу? Чем чёрт не шутит!

— Так это ты убил наших людей! — за очередным блокпостом стоял невысокий плотный мужчина, от которого так и веяло силой. — Кто ты такой и зачем сюда явился?

— Это один из главарей напавших, он восьмого круга! — шепнула мне на ухо Алёна и направила автомат на мага.

— Захотел и явился. Вас вроде тоже не звали, но вы же пришли. — я сосредоточился и собрал всю свою телекинетическую силу в защитный купол вокруг Алёны. Обойдусь и безе телекинеза, а вот она, если что, быстро превратится в пятно на полу.

— Ну и сдохни тогда! — маг окутался мерцающими защитными полями, а в мою сторону полетело огромное, метра три длиной и в полметра толщиной ледяное копьё.

Я сразу использовал «драконий доспех», сплошь покрывшись чёрной чешуёй, а сосульку разрубил мечом. Маг ничуть не удивился, мгновенно вычертил руками замысловатую фигуру — из стен вырвались десятки кабелей и стали опутывать меня по ногам и рукам, пеленая в кокон. Стены тоже не остались на месте, ноги стали уходить в пол, с боков стали вырастать каменные сосульки, чтоб проткнуть меня, пока я связан.

«Поцелуй солнца», зачерпнуть чуть-чуть огня у него и вложить в «драконий доспех». Чешуйки мгновенно нагрелись, засветились ярким бело-розоватым светом, алюминиевые кабели стали плавиться и стекать на пол причудливыми кляксами, а пол, засосавший меня уже по щиколотки, размягчился от жара, позволяя вытащить ноги. Маг снова закрутил руками, температура воздуха вокруг меня стала стремительно понижаться, пара секунд — и весь воздух осел инеем на стенах и полу туннеля!

Это должно было дезориентировать обычного мага. Ну да, сложно остаться сосредоточенным, когда при вздохе у тебя лёгкие промерзают до такого состояния, что при выдохе крошатся и ломаются. Но мне было плевать — я просто перестал дышать, переведя организм полностью на Ци. Вырвавшись окончательно из кабелей, сделал пару шагов вперёд, а потом прыгнул «Порханием мотылька» за спину мага и ударил мечом. Маг оказался крутым профессионалом и успел среагировать, попытавшись в свою очередь телепортироваться. Но его заклинание было прервано глушилками, так что удар попал в цель — голова моего противника покатилась по полу, злобно скалясь и вращая глазами. Я ударил ещё раз, чтоб наверняка.

— Ух ты! Как ты его! — подошла Алёна, не испытывающая дискомфорта благодаря защите.

— Как мог, так и так. Пошли, впереди таких ещё много.

И правда, на входе в центральную полость, в ту, где были врата в Хранилище, нас встречали полным парадом. К счастью, я был в «драконьем доспехе», поэтому десятки молний, ледяных кос, сосулек, огненных шаров и прочего просто разбились о броню и отбросили меня назад на несколько шагов. Ха-ха, дурачьё! Я встряхнулся, как мокрая собака, и снова шагнул в огромную полость.

— Сейчас! — один из магов крикнул, и от остальных дыхнуло магией, только не элементальной.

По голове будто ударило молотом. Сознание пошатнулось, согнулось, сломалось, разбилось. Я будто улетел куда-то далеко-далеко внутрь какой-то трубы и смотрел оттуда в узкие-узкие кругляши глаз, не в силах что-либо сделать. Оттуда я безучастно наблюдал, как тройка сильнейших магов сделала гигантский ледяной колокол, метров в пять длиной и в три шириной. Внутри вращались острейшие ледяные косы, грозя разорвать на куски всё, что попадёт в эту адскую машину. Один из магов ударил по основанию этого колокола, и он поплыл ко мне. Что-то, какая-то сила стала затягивать меня в эту ледяную пасть, будто там была маленькая чёрная дыра. А я стоял и не мог даже пальцем пошевелить.

— Не стой! Вася! Двигайся! — Алёна орала мне в ухо, подняла автомат, стала стрелять в ледяной колокол. Пули бессильно шмякались в него и исчезали внутри, даже такие маленькие кусочки свинца и антимагических кристаллов перемалывались этим чудовищем. — Да что ж ты!

Она вдруг размахнулась автоматом, что есть силы подпрыгнула и ударила меня прикладом в челюсть. Моё сознание будто пихнули вперёд, я рухнул на пол, приходя в себя. Поняв, что меня вывели из ступора, маг снова крикнул «Ещё раз!», но они не успевали. Я вытянул руку в их сторону и «Поцелуй солнца — Рассвет!». Яркий, обжигающий, физически ощутимый свет заполнил комнату перед вратами. В первую секунду послышались крики, но сразу же смолкли.

Я поднялся на ноги, сказал Алёне «Спасибо!» и посмотрел на противников. Их уже не было. Как и комнаты. Вся мебель сгорела, буквально испарилась, осев хлопьями шлака на раскалённых, потёкших от жара, светящимся багровым стенам. Только два места оставались тёмными — дверь хранилища из чёрного резного камня и небольшой кусочек пола, на котором лежал человек. Вернее, остатки человека — ноги почти до бёдер сгорели, руки до локтей, лицо было чёрным, с обугленной и обгорелой кожей, без глаз. Наверное, это был тот единственный маг девятого круга, который был у напавших. Каким-то образом он всё же смог противостоять моей огненной технике! А ведь я мог даже горы сносить ею, как ту, под которой прятались демонические культиваторы!

— Что… что это было?! — Алёна стояла рядом и отчаянно тёрла глаза. Блин, я же не сказал ей зажмуриться. Я вынул из кольца малую пилюлю исцеления, новую, с уже исправленной проблемой с эйфорией, и засунул в рот девушке. Не хватало ещё, чтоб она ослепла.

— Ешь. А это просто заклинание было. — я подошел к останкам человека на полу. Благо, я был в «драконьем доспехе» и жар был не страшен. А человек ещё жил! Не знаю, каким образом, но искра жизни ещё теплилась в нём. Хммм… Из людей души уходят очень быстро, намного быстрее, чем из духовных зверей. Я проверил на тех, кого убил по пути сюда. Буквально минут десять — и души уже нет. А тут маг девятого круга, ещё живой, но уже одной ногой в могиле. Похоже, я нашел первую душу для сердца Ци!

Я с сожалением посмотрел на чёрные двери. Эх, как бы хотелось поковыряться внутри, но не судьба. Может быть, в другой раз. Или в другом хранилище.

— Алёна, ты здесь останешься? Будешь дожидаться начальства? Судя по всему, эти вот дверей не вскрыли, так что взрыва можно не бояться.

— Ну да. Это же моё место службы. Я не могу уйти.

— Хорошо. Тогда я этого забираю себе и ухожу. Пошли на выход, а то тут не очень уютно.

— Зачем тебе он?

— Не твоё дело!

Я забрал тело мага, довёл Алёну до выхода и улетел дальше в горы, километров на двести. Там, зачаровав горсть камней, минут за двадцать разложил защитную формацию, которая будет меня скрывать, и стал поглощать душу своего обгорелого противника.

Глава 21. Снова дома

— Это всё, что вы можете нам сказать по данному инциденту, лейтенант Полозова?

— Так точно!

— Свободны! Но не забывайте, что вам не рекомендуется на время разбирательства покидать пределы Москвы.

Девушка встала из-за стола и, механически переступая, вышла из кабинета. Четверо мужчин переглянулись и чуть-чуть расслабились. Одним из них был непосредственный начальник ушедшего лейтенанта полковник Шепетов. Остальные трое — следователь из магического подразделения СК Кукурузов, заместитель главы службы охраны особо опасных объектов Семёнов и советник президента Рябов.

— Ну, и что думаете по поводу её показаний? — Семёнов достал сигарету и закурил.

— Сама она, как мне кажется, отношения к нападению не имеет. Да и её этот приятель, неизвестно где набравшийся сил за такое небольшое время, тоже на объекте оказался случайно. — Шепетов выглядел чуть виноватым.

— Я согласен. — Кукурузов кивнул. — Но общий вопрос остаётся без ответа — как вообще допустили такое нападение? Где охрана из сильных магов была? Нахрена им платят такие деньги, если в нужный момент их нет на месте?!

— Халатность и расхлябанность. Виновные уже наказаны. — оглянулся, увидел внимательные взгляды остальных троих, требующие продолжения, и добавил. — Нападений на Хранилища не было десятки лет, последнее ещё перед войной было. Вот все и расслабились. Поездки в Москву на совещания стали считаться чуть ли не внеочередными отпусками, на которые уезжали все более-менее сильные маги. А на охране оставались только дежурные смены — всё равно ж никто не нападёт.

— Безобразие! — Рябов хлопнул рукой по столу. — И таким разгильдяям доверяют объекты, содержимое которых может уничтожить весь мир!

— Ну так уж и весь мир! Атомные бомбы тоже теряли — и ничего, мир не уничтожен пока что.

— Это американцы, не мы! А тут Хранилище особо опасных артефактов — и из охраны никого, заходи кто хочет, забирай что хочешь!

— Ладно, ладно, господа, вы ещё подеритесь тут! Лучше расскажите, что будете предпринимать в связи с произошедшим. Сорок три человека погибло, почти все выжившие ранены, а заказчики нападения так и не установлены.

— Охрана Первого и Третьего хранилищ усилены, во Втором хранилище сменён весь командный состав. Будет сменён после ремонта, а так — усилен дополнительными магами с шестого по восьмой круг включительно.

— А что известно о нападавших? Мне надо доложить президенту конкретные сведения! — Рябов тоже закурил.

— Заказчиков установить пока нет возможности — допрашивать попросту некого, этот чёртов Василий вырезал всех напавших под корень. Но, исходя из показаний и частично уцелевших записей камер наблюдения, это была европейская группа наёмников, британско-немецкая.

— Но нанять их мог кто угодно?

— Именно так.

— Чёрт. А что они пытались выкрасть из хранилища — выяснили?

— Нет, опять же — допрашивать некого.

— Эх. Тогда самый важный вопрос — выяснили, кто же крыса? Не случайно же Хранилище атаковали именно в этот момент!

— Выясняем. Но настучать мог кто угодно — как кто-то из персонала хранилища, так и любой из тех, кто был в курсе даты совещания. Ведуны-сканеры работают, шерстят память персонала Хранилища, пока пусто.

— А как с этим Нестеровым? Его удалось взять и допросить?

— Хм, а как вы «возьмёте и допросите» человека, который одной атакой уничтожил группу магов, по силе сравнимую с кланом средней силы? — Семёнов усмехнулся и откинулся в кресле. — После атаки на Хранилище он просто исчез, даже спутник слежения его потерял.

— Как он вообще там оказался?

— Мы предполагаем, что сработал подаренный Полозовой артефакт. Нестеров появился как раз после того, как защита артефакта исчезла. Сам он прилетел из того района Китая, где он пропал больше двух лет назад.

— Прилетел? Не телепортировался?

— Именно что прилетел, спутник засёк ионный след, оставшийся после быстрого полёта. А скорость там была — только держитесь! Две с половиной тысячи километров за четыре минуты.

— На каком он круге силы? Есть предположения?

— Все, кто его видел, говорят, что не выше первого. Но в его деле написано, что у него какая-то врождённая особенность, скрывающая уровень силы. Так что даже на десятом круге — всё возможно.

— Итак. — решил подвести итоги Рябов. — Кто заказчик нападения — неизвестно. Что он хотел забрать из Хранилища — неизвестно. Кто из наших людей крот — неизвестно. Кто нас всех спас от разграбления Хранилища — почти неизвестно. Известно только то, что непосредственно атаковала какая-то европейская команда. Я правильно понимаю все достигнутые вами результаты?

— Да. — ответил за всех Кукурузов.

— Отлично. Надеюсь, после отчёта президенту я всё ещё останусь на своём месте. С такими-то результатами!

— Расследование ведётся! Результаты будут! Это вопрос времени.

— Надеюсь, надеюсь. Ладно. Что будем с вашей лейтенантшей делать и её сверхсильным дружком?

— Переведём её в Москву, нечего ей в хранилище делать. Этот её Нестеров, судя по всему, не даст её в обиду, так что через неё попробуем на него повлиять, а для этого она должна быть свободна, а не под горой или в море куковать. Восстановим в должности и подождём результатов.

— Хорошо. Всё, я поехал к Главному. Удачи нам всем, господа!

*****
Схватив полуживого мага, я полетел, петляя между гор. Совсем уж впритык к хранилищу этому его душу поглощать не надо. В прошлый раз первую душу я переваривал два месяца, причём два месяца иного мира. Сейчас, наверное, всё пройдёт быстрее, но всё равно.

Наконец, нашелся симпатичный каменный карнизик, укрытый за густой растительностью. Приземлившись, быстро расчистил пол от грязи и камешков, ещё за полчаса нарисовал на камешках знаки защитной формации, скрывающие от наблюдения, и приготовился поглощать душу.

Сел, положил остатки тела рядом с собой, положил на них руки и сосредоточился. Надо было почувствовать человеческую душу, а это занятие не лёгкое. Через некоторое время я стал её нащупывать — в основном чувствовалась боль, ужас и немного ярости. Сгорая под пламенем техники, маг изо всех сил хотел отомстить. И выжить. Но первое даже больше, чем второе.

«Ты! Ты убил меня!» — душа явно почувствовала моё касание к ней.

«Ещё не совсем. Но скоро ты умрёшь так или иначе».

«Зачем тогда ты пришел ко мне? Я не выдам своих нанимателей или своих друзей! Даже на пороге смерти это невозможно!».

«А мне это и не нужно. Мне нужен ты сам».

«Что? Зачем?!» — в душе почувствовалась капелька удивления и неуверенности.

«Ты поможешь мне стать сильнее. Но для этого тебе придётся умереть».

«Ты не получишь меня! Мой разум закрыт теми, кто не слабее меня!».

«Мне и твой разум не нужен».

«Тогда что тебе нужно?».

«Я же уже сказал — ты сам. Твоя душа. Она станет часть моей — и я стану сильнее!».

«Ты! Ты из дьяволов?!».

«Нет. Я их даже никогда не видел. Но, к сожалению, мне нужна твоя душа и души таких, как ты. Так что лучше сразу смирись».

«Смириться с чем?! Что меня пожрёт какое-то чудовище? Нет!».

«Тогда придётся действовать жестче».

На ощупь я вынул из кольца свой деревянный меч, примерился и вонзил его в обгорелую грудь мага. Тело выгнулось, заскрипело пеньками зубов, полилась кровь.

«Дурак! Я умру, и тебе не достанется ничего! Ха-ха-ха!».

«Умирай».

Я и правда дал ему умереть. У духовных зверей душа сохраняется в телах весьма долго, а у людей — считанные минуты. Но перед смертью у людей есть миг, когда разум отпускает этот мир, понимает, что наступает момент перехода. И в это мгновение душа сильнее всего подвержена воздействиям, а разума уже почти нет, он уже на полдороги туда… Не знаю, куда, может, на пути к реинкарнации, или в местный ада или рай, или просто раствориться в мировом эфире.

Так или иначе, я пронзил грудь обгорелого мага, и через несколько секунд агонии он скончался. Душа его почувствовала смерть тела, по ней прошла судорога, и она стала отделяться от бренной оболочки. Маг внутренне «закрыл глаза» и смирился с концом. Перед его внутренним взглядом проносились мгновения его жизни, чем-то запомнившиеся или важные. И в тот самый миг, когда сознание уже практически ушло, а душа ещё была в теле, я крепко схватил его силой духа и засунул внутрь себя.

Душа, вырванная из тела, стала метаться, носиться внутри меня, но моя была гораздо сильнее, постепенно подавляя поглощённую душу. Та стала успокаиваться, уже не металась по моему духовному телу, а медленно вращалась в груди. А потом ещё мгновение — и она скользнула в одно из сердец Ци, которое я тренировал для элемента воды. Я тут же окутал его своей Ци и духовной силой, создавая колыбель, как сделал это прошлый раз с душами духовных зверей.

Сознания у этой души уже почти не было. Были остатки чувств, которые она испытывала незадолго перед смертью. Я стал посылать ей импульсы дружелюбия и партнёрства, не словами, а образами показывая, что тут, в этом сердце Ци, ей лучше всего, что здесь и со мной ей будет гораздо лучше, чем туда, куда она собиралась. Постепенно чувства души притупились, ушли, растворились в потоке моей духовной силы, примиряя этот комочек чужой сути с новой жизнью.

А следом уже я почувствовал прилив сил! Душа не зря попала именно в то сердце Ци, которое отвечало за атрибут воды. Видимо, всё же у людей есть какая-то склонность к тому или иному атрибуту, не зря же этот маг выдал тот гигантский ледяной колокол. Видимо, заклинания на основе воды были его коньком, а его душа имела склонность к атрибуту воды.

Мощная, клокочущая сила элемента стала наполнять мои меридианы, заставляя почувствовать себя просто всесильным. Это было не так, как с душами духовных зверей — сильнее, процентов на пятьдесят, наверное, не меньше! Возможно, это из-за того, что людские души лучше соединялись с человеком, чем звериные. Не знаю. Но это было просто потрясающе! Захотелось взлететь, добраться до ближайшего клана и набить там кому-нибудь морду. Я с трудом подавил приступ кровожадности и опьянения силой.

Когда я очнулся от поглощения, было уже утро. Вряд ли того же дня — труп рядом выглядел довольно подгнившим и издавал неприятный запах. Сколько ж я тут просидел? А, ладно. Надо попробовать свои новые возможности.

Элемент воды усиливал «Порхание мотылька». Я сразу же использовал его — и перенёсся метров на сто двадцать. Ещё раз, ещё, ещё! Телепортация проходила гладко, техника активировалась мгновенно, а ориентирование в пространстве значительно возросло. Теперь фиг меня кто поймает!

Но это не главное. Магия. Надо протестировать её. Ведь именно для неё я это всё проделал. Я вызвал огненный шарик, пользуясь теми теоретическими знаниями, которыми разжился в «Лесных Просторах». Так, берём активатор огня, окутываем его блоками сдерживания и пространственного моделирования, задавая силу огня и его форму. Над ладонью вспыхнул маленький, с грецкий орех, красный шарик, от которого вверх поднималось несколько язычков пламени. Получилось! Наконец-то я могу использовать земную магию!

Я тут же сменил заклинания — водяной хлыст, лезвие ветра, молния, ледяная сосулька, стихийный щит. Всё довольно быстро и без проблем получалось, только стихийный щит заставил с минуту подумать, формируя модуль заклинания. Водяной хлыст и ледяная сосулька, кстати, получились мощнее своих аналогов других стихий. Надо же, и на это влияет.

Убедившись, что магия теперь полностью доступна, я снова уселся и погрузился в медитацию. Земная магия это же тоже Ци, только такое, которое я раньше не воспринимал верно? Но теперь-то я её воспринимаю! Так может, с ней тоже можно делать всякое, как с обычной Ци?

Раскинув вокруг свои чувства Ци, я изо всех сил постарался почувствовать эту магию. Дыханием дракона поглотить её, всем телом почувствовать и вобрать в себя. И постепенно она откликнулась. Я ощущал её чуть-чуть иначе. Будто обычная для меня Ци была кофе, а эта магическая земная Ци — как пенка на нём. Вроде бы и то и то кофе, просто вторая часть — вспенённый кофе, но всё же по вкусу отличаются. Хм. А можно ли его так же сгущать?

Я вышел из медитации, не переставая ощущать земную Ци. Снова создал огненный шарик над ладонью. Так, а теперь попробую поэкспериментировать. Стал прокачивать магию через меридианы и сердца, уплотняя её в более густую субстанцию, а потом подал её в огненный шарик. Тот вспыхнул ярче, огонь стал не красный, а желто-оранжевый, но заклинание не выдержало новой мощи и рассыпалось, а шарик над ладонью погас.

Ладно. Я снова стал создавать модуль заклинания, только добавил побольше связок, обеспечивающих крепкость, устойчивость заклинания. Хм, да я какой-то индусский программист прям, ваяющий костыли. Снова использовал для заклинания усиленную магию. Шарик над ладонью стал больше, со среднее яблоко, а его цвет изменился на полностью желто-оранжевый. По ощущениям ещё прибавилась температура. Размахнулся, швырнул его в скалу. Шарик успел проплавить сантиметров десять камня, когда взорвался, сделав в скале выбоину в полметра в диаметре. Так, а старый? Тот взорвался почти сразу, погрузившись в камень на сантиметр и оставив выбоинку сантиметров в семь диаметром. Ну, неплохо поднялась мощь! А если ещё сильнее? Я стал концентрироваться, сжимая магию всеми сердцами сразу, сгущая её почти что в жидкость. Ещё раз заклинание. Шарик послушно появился над ладонью, большое, как мячик для тенниса, изумрудно-зелёного цвета. Красивый! Размахнулся, швырнул в скалу — клубок изумрудного огня вошел в неё, как камень в воду, расплескав камень каплями, где-то на метр, а потом взорвался, выбросив из скалы фонтан камней и вызвав небольшой обвал.

Понятно. Концентрация магии влияет на убойную силу заклинаний, то есть работает не только количественная характеристика, но и качественная. При одинаковом количестве магии на заклинание, но при этом более концентрированной, убойная мощь становится намного больше. А на ментальные приёмы это работает? Эх, и не на ком тут протестировать же! Надо лететь в город.

*****
— Васенька, Васенька, сыночек! — мама хватила меня за щёки, как бы не веря, что это я, потом повисла на шее и стала рыдать. Из гостиной, захваченной бормотанием телевизора, выглянул отец. — Это ты! Живооооой!

— Привет, мама. Привет, папа. Да вот, живой здоровый. Ну всё, всё. — я стал выбираться из объятий матери. — Всё, мам, всё хорошо. Давай, пошли на кухню, чаю нальёшь, а то пить хочу.

— Да-да, конечно, пойдём, сынок, пойдём! — мама вытерла рукавом слёзы и побежала готовить чай.

— Сын. С тобой всё в порядке? — подошел отец, тоже обнял меня, но уже без потоков слёз. Но по его блестящим глазам и покрасневшему лицу с резкими движениями всё равно видно, что он жутко рад видеть меня.

— Конечно. Я в полном порядке.

На кухне уютно потрескивал нагревающийся чайник, мы втроём сидели за столом, и родители слушали мой короткий рассказ.

— Ну что? Я в Москве на работу устроился. С командировками. Меня и командировали в Китай. А там то то, то сё, забегался, потом попал в местный монастырь, а там монахи все не от мира сего, головы бреют, а потом на руках ходят. Они меня в гости пригласили, сказали дадут, мол, попробовать, что такое настоящая медитация, ну и я подумал — а почему нет? И остался там медитировать, значит. И совсем забыл о времени! Как-то вышел на улицу — а там травка зеленеет, птички поют, слоны бегают. Я в шоке — я ж сюда зимой приехал! А они такие — да ты два года назад сюда приехал! С половиной. Ну и вот. Я от них — сразу к вам. А тут что было, пока меня не было? — так, и вроде ж почти не соврал ни в чём. Ну, кроме работы.

— А мы тут тебя искать начали, как ты перестал на звонки отвечать. А как искать? Мы ж не знали, где ты там, в Москве. — грустно покачала головой мама.

— Ага, ты же адреса нам не дал. — поддакнул отец.

— Вот. А потом заявление в милицию подали. Они сначала принимать не хотели, но мы сказали, что до самого главного дойдём, даже до президента, если надо будет!

— Твоя мама чисто фурия был!

— Вот они и приняли. А потом раз — и говорят, что ты в Китай уехал. А по запросу оттуда отвечают, что пропал без вести неизвестно где.

— Мы целый год в ихний этот Пекин писали — и ничего!

— Да, папа правду говорит. Мы уж совсем думали, что всё, потеряли тебя. — мать снова расплакалась. — А тут ты сам домой пришел!

— А сестра где? Брат? Что с ними?

— Серёжа работает тут, всё хорошо у него. У дочки тоже в порядке. — тут мать как-то неуверенно переглянулась с отцом. — Только она это… с мужем развелась. Ты ж их оставил жить в своей квартире. А он всё стал настаивать, чтоб её продали, а потом взяли в ипотеку другую, побольше. Чтоб ещё одного ребёнка завести. А она ни в какую, говорит, твоя это квартира и всё. Ссориться стали и развелись.

— Ну и хрен с ним, раз так. — я рубанул рукой по воздуху, как бы отсекая мужа сестры. Ха, уже бывшего! — Найдёт кого получше!

— Конечно!

— А ещё Маша как пропала, так и с концами. Представляешь, Вася? Как ушла тогда от нас — и всё, нет её. До сих пор не нашли. Вот мы за тебя и боялись так сильно. — внёс свою лепту в разговор отец.

Сразу стало грустно. Маша не пропала, она у меня в кольце валяется. К счастью, теперь одна — Юру с папашей и охранниками я выкинул под тот же козырёк, где душу мага поглощал, и сжег. А вот Маша… За Машу я теперь могу и отомстить!

— Ну, теперь я вернулся и вам не о чем беспокоиться. Теперь всё будет хорошо. — я не врал родителям. Я и правда считал, что так и есть.

Мы ещё посидели с полчаса, и я ушел. Чтоб жить — у меня есть мой гараж тут, но я всё равно задерживаться особо не собирался — надо в Москву. К сестре я всё равно заглянул, тоже посидели, попили чая. Племянница уже вообще взрослой стала, совершеннолетие на носу. Надо же, прям видно течение времени невооруженным взглядом!

От сестры я сходил в магазин техники — телефон-то за два с половиной года неиспользования сдох, да и мой бывший номер кому-то отдали, даже родители рассказывали, что, мол, позвонили мне, а там какой-то неизвестный мужик вдруг ответил. Придётся всё новое брать.

— Здравствуйте! Узнали? Это я, Василий Нестеров. — первым, кому я позвонил, когда купил новый телефон, был Кордуяль-старший, отец Оксаны. — Да, я вернулся. Пора приступать к тому, что я вам обещал при нашей второй встрече. Где там сейчас Лиса обитает, подскажете?

Глава 22. Месть

— Вася! Это ты? Ты живой?! — минут через пять, как я поговорил о Лисе, мой телефон зазвонил, а из динамика раздался девичий голос.

— Я, я. Живой. Привет, Оксана. Ты где мой номер-то взяла?

— Я с папой рядом была, когда ты ему позвонил! Он и дал! — динамик радостно взвизгнул. — Ой, я так рада! Я думала, ты пропал у тех китайцев! Сказал, что уедешь на год, а тут раз — и нет тебя! Нельзя же так, надо было предупредить!

— Я сам не ожидал от себя такого. — подумав, добавил. — Как у тебя дела? Всё хорошо? Учёбу ж уже закончила?

Да, конечно! Все два года. Но они такие тягомотные были! Только четвёртый семестр весёлый, но не долго.

— Замуж уже, поди, вышла? — немножко подколол Оксану.

— Нет! Как ты мог подумать! Мне же… мне же только семнадцать!

— Ладно-ладно, понимаю. Я же и сам ещё не женат. Дома-то всё в порядке? А то твой отец был как-то немногословен.

— А… Мама болеет.

— Ого! Что с ней? — хм, может, пилюлю исцеления им подкинуть?

— Папа сказал, что маму прокляли демоны!

*****
— И давно она… такая? — мы втроём — я, Оксана и её отец — стояли над кроватью их матери и жены. Выглядела она не очень — серо-землистое лицо, вся в поту, да и запашок от неё исходил пренеприятный. Нет, за ней точно ухаживали и мыли регулярно, но само тело как-то неприятно пахло.

— Уже две недели. — маг приобнял дочку, которая вцепилась в его руку и со слезами на глазах смотрела на мать. — Мы уже всё перепробовали. Исцеляющую магию от лучших целителей кланов, человеческие таблетки и процедуры, перо ангела приносили, взял в нашей сокровищнице. Никакого результата! Даже достал таблетку исцеления, которую несколько лет продавали на аукционе, страшно редкая вещь, но эффективная, по слухам. Бесполезно.

— Ясно. Вы же не против, чтоб я попробовал кой что из того, чему в Китае научился? — не зря же они привели меня сюда, в конце концов. Видимо, перепробовал все способы, надеются на что угодно, лишь бы призрачный шанс выздоровления был. И я со своими непонятными силами казался этим шансом.

— Конечно. Хуже уже всё равно быть не может.

— Тогда выйдите. Я должен остаться с пациентом один на один.

— Я надеюсь на тебя. — мужчина положил руку мне на плечо и несильно сжал, потом вышел.

— Вася, пожалста! — Оксана цапнула меня за руку, посмотрела заплаканными глазами и вышла вслед за отцом.

Я сдёрнул с лежащей в постели женщины одеяло, оставив её почти голой, только в нижнем белье. Удовольствия мне это не приносило, но так рассмотреть будет проще. Распространил чувство духа и направил его в женщину, сканируя как можно тщательнее. И увидел это. Какой-то клубок тонких щупалец, протянувшийся по венам и артериям по всему организму. На концах щупалец были маленькие крючочки, которыми они впивались в сосуды, органы, мышцы, высасывая из них все соки. А сходились они в какой-то клубок ниток между сердцем и левым лёгким, небольшой, сантиметра три диаметром, но очень голодный, судя по всему. И этот клубок не был просто каким-то заклинанием, он был будто живой, даже казалось, что у него есть какие-то мысли, судя по отзвукам Ци.

Блин, даже и не знаю, что с этим делать. Я ни на Чан Далу с таким не сталкивался, ни тут, на Земле. Ладно, попробую что-нибудь придумать.

Сосредоточившись, я направил щупальце чувства духа к одно из крючков твари. Подёргал, пытаясь оторвать его от вены, но щупальце твари дёрнулось, недоумевая, и только крепче вцепилось, даже чуть-чуть разорвало стенку вены. Понятненько, попробуем иначе. Я добавил к своему чувству духа немного энергии огня, обжигая кончик щупальца монстра. Оно сначала не реагировало, потом задёргалось и отцепилось, стало пытаться уцепиться за другое место. Я сразу же окружил его своим Ци, запирая в «мешочке» из энергии. Всё, уже никуда не денется и не прицепится. Рецепт найден!

Так я стал прижигать и укутывать Ци одно щупальце за другим, избавляя организм пациентки от твари. А она это вполне себе почувствовала, попыталась втянуть в себя крючки и переползти на другое место, куда-то под печень, судя по направлению. Хм, мне же лучше! Я стал ещё быстрее окутывать её ножки своим Ци, лишая возможности цепляться за плоть и сосать жизнь. Не знаю, сколько прошло времени, но все щупальца были спеленаты, я схватил саму тварь и выдернул её из организма через пупок, вызвав болезненный крик у женщины на кровати.

В воздухе над лежащей женщиной билась, похожая на медузу с множеством тоненьких ниточек с крючками на конце. Она не была даже полностью материальной, скорее овеществлённое заклинание, которому каким-то образом придали живую форму и капельку разума. Или инстинктов, как у настоящего животного.

— Заходите! — я крикнул и утёр пот со лба рукой. Фух, ну и утомился же совершать такие микроманипуляции, даже зачарвоания требуют меньше аккуратности в работе с духом.

— Это… это оно? Проклятье? — Кордуяль-старший зашел и резко остановился, разглядывая монстра в воздухе.

— Мама! Мама, ты меня слышишь?! — Оксана бросилась к кровати, встала на колени и схватила мать за руку.

— Оно. Есть какая-нибудь зачарованная ёмкость? Или ещё какой магический сосуд? Эта тварь не совсем материальна, её простой банкой не удержишь!

— Да, вот. — маг вынул из пространственного кольца цилиндр из чёрного стекла с непрозрачными стенками, отвинтил крышку и подал. Я аккуратно поместил туда проклятого осьминога.

— А почему мама не просыпается? С ней что-то ещё не так?

— Сейчас. — вынул из кольца пилюлю исцеления, обычную, а не малую, и вложил в рот женщины. Через секунду её дыхание выровнялось, цвет лица стал естественно-розовым, рана в пупке заросла без следов, а сама она очнулась и удивлённо обвела нас всех взглядом.

— А что вы тут делаете? А почему он тут? Оксана? — видимо, процесс болезни в её памяти даже не сохранился. Ну, это к лучшему. Кому приятно помнить, как тебя изнутри пожирает непонятно что?

*****
— Ты спас мою дочь, а теперь и жену! Я твой должник по гроб жизни! Что хочешь — я всё сделаю для тебя!

Мы сидели вдвоём с Кордуялем-старшим на кухне. Если это можно так назвать. Они-то жили в довольно большом особняке в элитном поселении, тут комнаты были с мою двухкомнатную квартиру каждая. Да и кухня совмещалась со столовой, длинная комната метров двенадцать в длину и пять в ширину, с четырёхметровыми потолками. Одна часть была оборудована под готовку еды, вторая — под её приём.

После того, как жена и мать этого дома очнулась, она решила побаловать нас хорошим ужином. Отнекиваясь от предложений отдохнуть, встала за плиту и стала готовить, заодно и Оксану заставила себе помогать. Уже через полчаса все за обе щёки уплетали жареную картошку с мясом, а в духовке доготавливался яблочный пирог к чаю. Когда все поели, глава семьи выпер женщин общаться, а сам сел поговорить со мной.

— Раз такое дело… — действительно, получилось так, что я могу не делать всё сам, а переложить часть планов на него. — Мне нужна уточнённая информация по «Северному Ворону» и по Лисе лично. И защита моих родных.

— Не вопрос. Вся инфа будет через двадцать минут, я только позвоню. А твоих родных я возьму к себе в клан, их защитят.

— Нет. Не надо их никуда брать. Лучшей защитой родным будет, если никто не будет знать, что они мои родные.

— То есть?

— У тебя же есть ведуны-менталисты? — собеседник кивнул. Хм, а я даже не заметил, что мы перешли с ним на «ты». — Пусть они сотрут память у моих родных и всех, кто их знал. Я должен переставать для них существовать, а они — для всего мира. Пусть переедут в другой город, на другой конец страны, в другую страну. Там купи им жильё, купи бизнес или с десяток квартир каждому в семье, будут жить, сдавая их в наём. А окружающим на новом месте надо будет внушить, что эти люди живут тут всю жизнь и никакого второго сына у них никогда не было. Для покупок используй мою магическую банковскую карту, там хватит денег на всё.

— Не вопрос. Всё будет сделано, но на это потребуется примерно неделя времени.

— Хорошо. И ещё. Пусть им скормят вот эти таблетки. По одной каждому. — я вынул и положил на стол пилюли исцеления и пилюли вечной молодости. Вечную молодость они обычным людям не обеспечат, но лет сто пятьдесят жизни им будет гарантировано.

— Сделаю.

— А я пока навещу Лису, отдохну — и к «Воронам». Настало время выщипать им все перья. — подумав, вспомнил ещё об одном. — Так же мне нужны формулы ментальных заклинаний и защиты от них. Нужно бы заделать дыру в знаниях об этом.

*****
— Ты уже уходишь? — меня перехватили на выходе из особняка, когда я уже подходил к воротам мимо дизайнерски обстриженных кустов.

— Ага. Время не терпит. — остановился, рассматривая выскочившую из кустов девушку.

— Ты же вернёшься ещё?

— Честно говорю — не знаю. Как получится. — да уж, я, конечно, силён, но ведь целый клан может оказаться сильнее меня.

— Можно у тебя спросить? — Оксана подошла ближе, положила руки мне на грудь. Эх, а если б я сделал с ней так же — был бы скандал! — А у тебя есть девушка, о которой ты думаешь?

— Конечно! — секунду помедлив, ответил. Сён Вэй! Об этой сучке я думаю постоянно! А ещё о своём теле на Чан Далу. Я его растил, холил, лелеял, делал сильнее — и что в результате? — Есть одна. Я часто думаю о ней, и моя кровь от этого кипит! Только она сейчас далеко.

— Правда? — как-то она погрустнела. — А она красивая?

— Очень! Самая красивая в целом мире! — ну ещё бы, я же был красавицей, за которой гонялось пол-секты! А теперь она моё тело забрала себе! Конечно она красивая!

— Тогда… тогда удачи тебе с ней! Надеюсь, вы скоро встретитесь!

— Я тоже на это надеюсь! — я даже зубами заскрипел от прилива чувств. — Ну ладно, Оксанка. Я ухожу. Никогда не грусти и держи хвост пистолетом!

— Спасибо. Прощай.

Я пошел дальше, прошел открывшиеся по команде из дома ворота, зашел за поворот и взлетел. Девичья фигурка растворилась в темноте.

*****
— Валера, зайди. — Кордуяль-старший смотрел в спину удаляющего гостя, когда позвал личного секретаря, мага седьмого круга.

— Да, господин. — секретарь мгновенно зашел в комнату через потайную дверь.

— Проследи за этим человеком. Но так, чтоб на самом-самом краешке чувствительности. Он не должен знать, что за ним наблюдают.

— Принял. Ещё какие-то распоряжения будут? Его спасти, если он окажется… в каком-то затруднительном положении?

— Нет. Просто наблюдай. А если «Северный Ворон» окажется ему не по зубам… принеси мне его руку с кольцами или просто кольца. Понял?

— Всецело, господин!

— Свободен!

Хозяин дома остался снова один. Конечно, он был благодарен этому Василию за спасение жены и особенно — дочери, но так уж безвозмездно помогать он ему не будет. Если он разгромит «Воронов» — хорошо, он поднимется в иерархии клана, вовремя успев присвоить себе совместные с «Воронами» предприятия и компании. А если не сможет — то хотя бы надо заполучить кольца, в которых, есть подозрение, скрыто много интересного. Да и судя по кольцу, которое он подарил дочке, сами серебряные ободки могут быть отнюдь не простыми.

А жена… хорошо, что выжила. В конце концов, она у него уже шестая. Пять предыдущих не смогли родить ему наследника-мага, за все одиннадцать попыток! Пришлось от них избавиться, как и от бесполезных отпрысков. А эта родила. Значит, сможет ещё двух-трёх детей родить, которые тоже могут быть с даром. Да ещё и эта демоническая зараза, которую получилось вытащить живой! Теперь можно саму её подбросить кому-то из недоброжелателей…

Василий же этот. Он ведь может стать даже слишком сильным, раз так вырос за какие-то три года. Не помешает ли это его планам? Пока что дурачок считает его другом, не подозревая, что у сильных магов таковых нет. Но ведь чуть что — и заиметь такого врага было бы слишком обременительно. Может, отдать распоряжение, чтоб его добили во время борьбы с «Вороном»? Слишком опасно! Подручные могут не справиться, а ему самому делать это не с руки.

Ладно. Будь что будет. Пока что прессанём «Северного ворона», а потом для страховки подложим под него Оксанку. Всё равно баба, особо помощницей в делах не станет. А вот если откажется — тогда и будем думать о ликвидации.

*****
Лиса выходила из клуба, когда я подошел и схватил её рукой за горло. Все мечтал так сделать, ещё хотелось поднять её над землёй, чтоб только ножки болтались, но сейчас смысла в этом не было. Я почувствовал, как в меня уже нацеливаются заклинания, когда я заглянул сучке в глаза:

— Спи! — я вложил в это заклинание довольно много сил. Надеюсь, оно подействует как надо. Получилось! Лиса закрыла глаза и расслабилась, как тряпичная кукла. Закинув её на плечо, я взлетел и направился в облюбованное для допроса место.

Проснулась рыжая уже подвешено за руки на балке в цехе заброшенного завода. Это было самое глухое место, которое я нашел, в пятидесяти километрах от Москвы, возле мёртвого посёлка. Тут уже лет двадцать как всё ценное выгребли, так что людей в ближайший год тут не увидеть. Дополнительно я окружил цех человекоооталкивающими чарами, «пологом тишины» и глушилкой для заклинаний.

— Кто ты?! Ты знаешь, с кем ты связался?! Тебя через пару часов надут и задушат собственными кишками!

— Ты что, Лиса, забыла меня? А обещала всегда следить и не забывать! — я подошел к ней ближе.

— Ты! Ты же пропал в Китае! Ты должен быть мёртв!

— Кому это «должен»? Тебе, что ли? Обойдусь без таких долгов, хе-хе.

— Что ты от меня хочешь? — она подёргалась в путах, попыталась что-то наколдовать, но ничего не получилось, и она решила меня запугать. — Тебя же найдут и убьют! Отпусти меня — и тогда, возможно, я забуду, что мы сейчас здесь.

— Найдут меня? Ха-ха! Я скоро сам пойду в вашу богадельню. Нет смысла меня искать. А что я хочу… Кто отдал приказ убить Машу?

— Это твою девку? И зачем оно тебе? Что тебе даст это знание?

— Я убью этого человека. Пришло время мести.

— Ха-ха-ха! Новорождённый телёнок тигра не боится! Ой, божечки, как смешно-то! А-а-а-а! — Лиса расхохоталась, весело раскачиваясь на верёвке. — Я скажу, кто его отдал. Сергей Горишин! А знаешь, кто он?

— И кто же?

— Племянник главы «Северного Ворона», Вениамина Горишина! Маг восьмого круга! Да ты подойти к нему не сможешь, как тебя наизнанку вывернут и будут гадать о погоде в следующем году по твоим кишкам!

— Интересно. Сколько у вас в клане магов десятого круга?

— Пф. Если я скажу, то я не жилец. Выдавать тайны клана запрещено!

Я молча подошел, достал из кольца меч и отрубил ей стопу левой ноги.

— Аааа что ты творишь?! — Лиса взвыла и задёргалась.

Я внимательно посмотрел ей в глаза, потом снова взмахнул мечом — и уже права стопа упала на пол вслед за левой.

— Ладно! Ладно! Я поняла! Два! Два мага десятого круга! Вениамин Горишин и его брат, Анатолий, отец Сергея!

— Вот сразу бы так. А то строила из себя целку. Так, а сколько девятого круга и восьмого? И не надо снова молчать, а то у тебя ещё довольно много неотрезанных частей ноги. И других выступающих мест.

— Семь магов девятого круга! И двадцать один — восьмого! — рыжая подрёгалась в путах, но всё же решила сказать. Я ей только чуть-чуть помог, резанув её по левой сиське.

— Спасибо. Больше мне ничего от тебе не надо. Кроме одного…

— Чего? — она почему-то испугалась даже больше, чем до этого.

— Твоей души! Я сожру её — и ты будешь вечно служить мне!

Я наслаждался страхом в её глазах. Мне вспоминалась агония Маши, когда она потеряла разум, а яд убивал её тело, и я радовался каждой секунды боли и страха твари, подвешенной передо мной. Никакой пощады никому из них!

Не теряя времени, я резанул её по горлу. Хлынула кровь, а страх в глазах Лисы превратился в ужас. Не будет никаких диалогов и уговоров её сознания присоединиться. Она просто будет мне служить. Раскинув камешки защитной формации, я выдернул уже лишенную сознания душу из тела и принялся её поглощать.

Всё прошло очень быстро, опыт сказывался. У Лисы оказалась душа с древесным атрибутом, не зря же она хорошо разбиралась в ядах. Скользнула в сердце Ци с нужным атрибутом как миленькая! Всё это заняло всего лишь пять дней. Даже быстрее, чем я Кордуялю обещал. Хм, есть два лишних дня на подготовку — и в Хатангу.

Сняв все заклинания, я отлетел подальше от места допроса. Тушку Лисы я бросил там, скрывать ничего не стал. К чему? Пусть находят, никакого значения это уже иметь не будет. Если вообще её найдут за те два дня, что остались в запасе.

Устроившись на каком-то сеновале, где приятно пахло свежим сеном, я поставил человекооталкивающие чары и принялся за работу. Первым делом — меч. Я его зачаровывал ещё когда был на шаге Очищения тела, а теперь я уже на шаге Зарождения души, надо бы обновить чары. Снял все старые, чтоб не мешали, стал накладывать новые. Сложные печати зачарования ложились одна за одной, на мгновение вспыхивали и уходили вглубь дерева. Острота, прочность, пластичность, сопротивление чарам, лучшая проводимость духа для увеличения мощи техник. Клинок, плевать что деревянный, становился мощным орудием для культиваторов.

Заодно я прибавил немного внешнего лоска. На лезвии была круглая блямда от сучка, которая как раз подходила моей цели. Немного зачарования иллюзий — и теперь этот сучок превратился в красный глаз с желтым вертикальным зрачком, который может сжиматься и расширяться. Око Саурона, дери его за ногу! Оно даже могло мигать и яростно щуриться! Теперь в бою оно будет злобно смотреть на противников и ослеплять их лучиками из зрачка. Если получится. Понятно, никакой особой помощи от этого не будет, но зато психологический эффект какой!

Следом я стал зачаровывать кольца. Когда-то я их купил много, так что серебряных ободков хватало с избытком. Наугад выбрав три кольца, наложил на них пространственно-стазисные чары. Сто девять, сто двенадцать, сто четырнадцать кубических метров! Ох, ну наконец-то я приблизился к тем размерам, которые я мог делать на Чан Далу! Мои ж вы лапочки! Я переложил все свои вещи из трёх колец в одно, а труп Маши положил в отдельное кольцо. Его время ещё не настало.

Так, временя ещё много. Что там ещё надо было? Хм, а почему бы не помочь Алёне? Её ж браслет, который я раньше давал, разрядился, а снова зачаровать его я как-то не подумал. А ведь она мне помогла. Ну как помогла, совсем чуть-чуть, я бы и сам прекрасно справился. Но всё же на капелюшечку, да помогла. Не могу не признать. Смотался в Москву, купил там ещё один серебряный браслет, на этот раз подороже, с мелкими бриллиантами. На этот раз я сделал всё как надо — щит Ци выдерживал намного больший урон, раз эдак в двадцать больше, чем на прошлом браслете. Имелся механизм самозарядки. Так же я впихнул туда целительские техники — теперь тот, кто будет носить это украшение, забудет о болезнях, а его продолжительность жизни возрастёт лет на тридцать-сорок. Да и выглядеть даже в сотню лет будет намного лучше, чем сверстники. Девушке должно быть как раз.

— ААААААА! — Алёна подпрыгнула на постели, когда я прикоснулся к её плечу, чтоб разбудить. Хм, наверное, не стоило «Порханием мотылька» врываться в её квартиру, пока она спит.

— Тише, это я. Держи! Носи его и никогда не снимай! А этот отдай мне! — я снял с её руки старый браслет и спрятал его в кольцо.

— Вася? Что ты тут делаешь? Спасибо, конечно, очень красивое! Но как ты попал внутрь? Ой, чаю будешь? И бутерброды, у меня нет больше ничего…

— Нет, я уже ухожу. Там, куда мне надо, уже утро. Всё, я ушел! — выпрыгнул в окно и полетел в Хатангу. Всё, время пришло.

*****
Я приземлился на главной улице города. Да, это был именно город, тысяч на двадцать пять жителей, хоть в документах Хатанга проходила как небольшое село. Да даже нормалы, заехав в неё, видели бы деревушку с деревянными домами. Правда, вряд ли кто-то сюда захочет заезжать по своей воле, так всё тут было покрыто чарами иллюзий и человекооталкивающими заклинаниями.

На самом же деле Хатанга была большим современным городом, полностью населённым магами из клана «Северного Ворона». Тут не было случайных людей, все тут были «одного корня». И я пришел сюда убивать! Конечно, не все здесь были кровожадными монстрами. Возможно даже, что «Северный Ворон» был не хуже, чем любой другой клан на Земле. Просто… просто Кукловод, Медведь со Змеем и Лиса оказались не в том месте и не в то время. Так что это их судьба.

— Кто вы? Что вы здесь делаете? — ко мне сразу подошли несколько человек в форме полицейских.

— Я? Я делаю вот это! — и взмахнул мечом, перерубая подошедших пополам.

— Враг! Нас атакуют! — над улицей пронёсся чей-то крик, и в меня сразу же полетели десятки заклинаний. Буквально все прохожие атаковали меня и попытались отступить после этого.

— Раскидистая Крона! — сотни лезвий Ци полетели во все стороны. Они сбивали вражеские заклинания, перерубая или поглощая их, летели в магов, которые их выпустили, и после этого от врагов оставались только падающие на асфальт и плитку отдельные части. За секунды вся улица превратилась в место кровавой бойни.

Я прыгал «Порханием мотылька» по улицам, убивая всех, кого встречал. Высотку этажей в пятнадцать, из которой на меня полился град заклинаний, просто снёс «Ростком, разрывающим Скалы». Дом с грохотом рухнул, а из-под завалов вытекло несколько ручейков крови.

Я ходил по улицам, резал, кромсал, разрывал на части всех встречных, потеряв счёт убитым. Да что там, я его и не вёл. Я хочу убить их всех, а не какое-то определённое количество! Звериная ярость культиватора во мне радостно скалилась и требовала ещё и ещё крови!

Откуда-то сверху на меня десантировался отряд из двух десятков сильных магов. Восьмой круг и трое девятого. Местная гвардия пошла в ход, не иначе!

— Поцелуй Солнца — Выдох! — я вложил в эту атаку всю свою ярость, и волна кипящего света смела нападавших, оставив от них, а так же от парочки кварталов города только пепел и лужу раскалённого до желтого свечения камня.

— Кто ты? Почему ты разрушаешь мой клан?! — дорогу мне преградили двое мужчин лет пятидесяти на вид, но крепких, подтянутых, вокруг которых витала ощутимая аура силы. «Его» клан? Так это глава? Дядя того ублюдка, который убил Машу?!

— Ты Вениамин Горишин, как я понимаю? А ты — Анатолий Горишин? — я остановился, рассматривая их, закинул в рот пару пилюль духа.

— Да. Но ты не ответил на мой вопрос!

— Всё просто. Твой племянник и вот его сын убил ту, которую не стоило убивать. А это значит, что я убью всех вас. Я ответил на твой вопрос?

— Ответил. — Вениамин с яростью посмотрел на брата. Видимо, не первый раз племянник приносит неприятности. Но теперь-то в последний! — Но дальше буйствовать я тебе не дам. Какие бы обиды у тебя ни были!

Он вскинул руки, и меня окутало облако тьмы. Я потерял ориентацию, даже чувство духа отказало, не в силах пробиться через этот мрак, тот уже начал действовать, попытался заползти в нос, уши, глаза и выжрать там всё. Мрак? Оделся в «Драконий доспех», а потом влил в защитные чешуйки немного «Поцелуя Солнца». Они раскалились так, что я стал сиять не хуже лампочки. Мой свет, напоенный огненным Ци, пронзил клубы мрака, разорвал их в клочья. Я снова оказался стоящим на асфальте, только двое магов стояли подальше, с удивлением глядя на меня. Наверное, никто ещё из этого облака тьмы не выбирался, да?

— Шелестящая листва! — теперь атаковал я. Лезвия Ци сорвались с клинка и мгновенно достигли противников. Вениамин успел заслониться, перед ним появились какие-то серые щиты, которые полностью поглотили мою атаку. Но Анатолий оказался пожиже — вспыхнувшие элементальные щиты сдержали лезвия, но часть из них прорвалась и оторвала ему левую руку.

— Толя! — первый маг вскрикнул, потом зло посмотрел и бросил в мою сторону какие-то щепки. Те падали на землю и превращались в трёхметровых деревянных рыцарей в доспехах и с оружием.

И они хотят какими-то големами меня установить? Глупцы! Я сдал несколько «Ростков», которые разорвали деревянных рыцарей ещё до того, как они смогли ко мне приблизиться.

Так мы дрались с полчаса. В меня летели элементальные заклинания, магия тьмы, какие-то артефакты, то выплёскивающие какую-то убойную магию, то призывающие кого-то. Но я был сильнее, хотя некоторые их атаки всё же задевали их, хоть и не наносили сильного ущерба. Ныл правый бок, левая рука болела в запястье, а левый же глаз напухал от сильного удара каменной иглы, на которые оказался щедр подранок Анатолий.

— Ну вот и всё! — внезапно Вениамин радостно оскалился, показывая щербатую улыбку. Я тоже изрядно им приложил. — Ты сдохнешь, как и все, кто посмеют напасть на клан «Северного Ворона»!

Я огляделся. Мы стояли в каком-то углублении, покрытом весёлой травкой. А по краям этого котлована толпились маги — сотни, тысячи, может, все, кто ещё остался жив в Хатанге. Они стояли, взявшись за руки, и с ненавистью смотрели на меня. А потом я почувствовал судорогу пространства. Они все творили какое-то сложное заклинание. Поднял голову — надо мной вращался вихрь из земного Ци, жесткий, колючий, казалось, что это пасть гигантского чудовища, готовая меня проглотить. Да, такое, если попадет, может убить и меня! И когда эта пасть уже готова была рухнуть на меня…

— Поцелуй Солнца — Восход! — я использовал второе движение огненной техники.

Всё вокруг залил ослепляющий свет. Меня он не трогал, наоборот — я купался в нём, наслаждаясь приятным теплом. Будто не где-то на севере, хоть и утеплённом заклинаниями, а где-то на побережье тропического океана, стою на песочке, подставив лицо Солнцу.

Несколько мгновений — и свет ушел. Вокруг была пустота. Города не стало, вместо него была глубокая, выплавленная в земле и камне впадина, ещё кипящая, застывающая потёками жидкого камня. С той стороны, где было русло реки, доносилось яростное шипение, и поднимались столбы пара — видимо, вода натекала на это плато, испаряясь, но всё же понемногу продвигалась вперёд. Магов вокруг не было. Почти никаких. Неподалёку висел клубок тьмы, чёрный, будто кусок угля в безлунную ночь. Будто ощутив мой взгляд, он развернулся и превратился в Вениамина Горишина, выжатого как лимон, с покрытым потом лицом, с ужасом взирающим на творящееся вокруг.

— Ты… ты убил их всех! Весь мой клан! — его глаза вылезли из орбит, а лицо перекосило.

— Я за этим и пришел. Но… остался ещё ты! — я поднял меч, намереваясь добить противника.

— Тебе не жить в одном мире со мной! Я ещё спляшу на твоей могиле! — маг быстро отпрянул подальше, его окружила судорога пространства, и он куда-то телепортировался.

Вот сука! Сбежал! Я стоял, разочарованно глядя на то место, где раньше был враг. Чёрт, ну одного не добил всё же! Хотя… вряд ли они прям все были тут. Может, многие, как Кордуяли, но обычным городам раскиданы. Хотя ладно, в задницу их! Если придут сюда- убью, но гоняться по миру за ними не буду. Только за этим Веней, он-то неприятностей доставить может.

Я не успел что-то придумать, потому что сверху полился золотистый свет. Такой, как бывает в пасмурный день, когда в сплошном ковре туч образовывается небольшое окошко и столб солнечного света проникает сквозь него. Вот и сейчас так, только туч-то не было, а солнце спокойно светило низко над горизонтом. Постояв с полминуты, столб исчез, и на его месте осталась полуголая фигура с белоснежными крыльями! Я взлетел и подлетел к ней.

— Я был небесным покровителем этого людского клана. — печально сказал ангел, удручённо осматривая проплешину. — А теперь его нет.

— Ты пришел сюда наказать меня? — внутренне я готовился дать отпор, хотя и не хотелось.

— Нет. Они не успели вызвать нас. Что ж, значит, такова их Судьба. — тут этот крылатый мужик посмотрел на меня. — А ты хочешь заключить со мной контракт? Ведь теперь это место — твоё. По праву сильного.

— Нет. Не совсем! Вы же приходите откуда-то из-за грани этого мира, так?

— Верно. И что? — во взгляде крылатого появилось удивление.

— Я хочу купить у вас секрет выхода за пределы этого мира. За любую цену!

— Ха-ха-ха! Ты сам понимаешь, что говоришь, человек? — ангел посмеялся над моей глупостью — Ты просишь нас дать тебе ключи от нашего мира? Никакая плата этого не стоит!

— Но… я готов на любую плату! — не знаю, что им нужно, но я достану!

— Глупец! — на его лице вдруг появилось выражение, будто он прислуживался к чему-то. — Хорошо. Миллион!

— Миллион чего?

— Миллион магов! Ты передашь нам миллион людей-магов! — и пояснил, видя моё удивлённое лицо. — Нам не нужно ничего земное, кроме вас, людей. Вы нам нужны… кое для чего. Поэтому ваши правители и ваши кланы отдают нам своих преступников. А мы им даём, к примеру, свои выпавшие перья. А ты, если хочешь информацию, передашь нам миллион магов. Согласен?

— Нет! — во мне вскипала злость. Не знаю, для чего они забирают людей к себе, но, судя по поведению, явно не для пребывания в райских кущах. Плевать на преступников, но просто магов отдавать этим людоедам? Целый миллион? На это я пойти не мог.

— Как хочешь. Но тогда ты никогда не выйдешь за пределы этого мира. — он взмахнул крыльями, свет снова стал литься откуда-то с небес, и ангел пропал вместе с ним.

*****
— Тварь! Уничтожу! Разорву на куски! — Вениамин тяжело дышал, стоя на четвереньках на лесной поляне. Это было одно из самых дальних укромных мест для телепортации, которое он знал. Надо было сбежать от этого монстра, который уничтожил клан, сбежать, спрятаться, а потом отомстить! — Небеса! Я взываю к вам! Я платил вам дань исправно и в полной мере! Отзовитесь!

Вениамин взвыл, смотря вверх. А небеса услышали его и откликнулись! Сверху спустился столб ласкающего золотистого цвета и превратился в полуголую фигуру с двумя белоснежными крыльями.

— Ты взывал, мы ответили.

— Помогите! Помогите отомстить! Убейте ту тварь, что уничтожила мой клан! Вы же видели это! Убейте его — и я заплачу любую цену!

— Тысяча магов. — секунду подумав, ответил ангел.

— Согласен! Не проблема! Будет вам тысяча! Но я хочу быть вместе с вами, когда вы будете его убивать! Хочу своими руками разорвать его на куски! Убедиться, что эта падла сдохнет!

— Ещё сто магов. Всего тысяча сто.

— Согласен!

— Тогда собирай их. Мы соберём команду. Этот человек силён, подобрать тех, кто победит его, займёт время. Через два ваших месяца мы выполним твою просьбу.

— Благословенны небеса, что дают мне отомстить!

Лицо бывшего главы клана перекосила гримаса звериной ярости и просто безумной, маниакальной радости. Рассудок явно покинул его в этот момент.

*****
Вот значит как. Я снял с Вени заклинание поводка, которое успел на него накинуть перед бегством. Из-за эмоций он мог его не почувствовать пока что, но чуть успокоится — обнаружит и поймёт, чьё оно.

Два месяца. Ангелы придут за мной через два месяца. А купить у них знания о проходе за границы реальности я не могу. Что ж. Раз открыть ключом дверь невозможно, за этот срок надо придумать, как выломать дверь к чёрту!

Пока что… Пока что надо похоронить Машу. Где-нибудь неподалёку, на пригорке. Чтоб она могла видеть ту пустошь, что осталось от её обидчиков. Теперь она отомщена.

Глава 23. Дорога в неизвестность

Я как раз заканчивал мастерить лавочку со стульчиками из порезанного на чурбаки древесного ствола около могилки, как стали появляться маги. Судя по силе — все как один десятого круга. Телепортировались сначала где-то подальше, потом прыгали ко мне, собравшись вскоре в небольшую, человек на двадцать, толпу. Главы других кланов, насколько я понял.

— Это ты сделал? — наконец решил задать вопрос один из прибывших.

— Да. — я уселся на вбитый в землю пенёк и смотрел на гостей.

— Зачем?! — ужаснулся другой. — Там же были… тысячи людей!

— У нас с ними была вражда. Или они, или я — другого варианта не было! — я не стал вдаваться в подробности.

— Маньяк!

— Ненормальный!

— Господа, давайте не будем принимать поспешные решения и делать выводы! — неожиданно один из гостей решил заделаться моим адвокатом. — Кто из нас, если уж на то пошло, не имеет на руках крови сотен и тысяч людей? А?

— Но тут был целый город, а теперь от него даже руин не осталось! Двадцать пять тысяч людей раз умерли! Не просто людей — магов! — другие всё же не унимались в обличении меня.

— Согласен, за один раз — многовато. Но молодой человек, судя по всему, был в состоянии аффекта. Верно я говорю? — уже ко мне.

— Можно и так сказать. Я правда испытывал много эмоций в этот момент… — а чего б не подыграть?

— Вот видите? — удовлетворённо обвёл взглядом толпу магов «адвокат». — Прискорбно, конечно, но назад уже жизни «Воронов» не вернуть. Так почему же быть настолько агрессивным к этому молодому человеку? Как, кстати, вас зовут?

— Василий Нестеров. — подумав секунду, добавил. — Василий Иванович.

— А где гарантия, что этот Васёк не накинется на других? Может, лучше объединиться и убить его сейчас?! — мои противники не сдавались.

— А сможете? Пусть даже все вместе? — я как можно зловещее ухмыльнулся, достал из кольца меч и воткнул в землю рядом с собой. «Глаз» меча открылся и стал желтыми лучиками тыкаться в магов. Некоторые вздрогнули, переходя в защиту. До этого они пытались забраться мне в мозги, бомбардируя их ментальными заклинаниями. Но те способы защиты, которыми поделился Кордуяль, отлично сработали и защитили меня.

— Ну-ну, не стоит быть такими агрессивными. Никому из нас! — «адвокат» поднял руки, как бы отгораживая меня от магов, а их — от меня. — Василий Иванович, вы же не планируете такие же… эээ… акции по отношению к другим кланам?

— Если никто не тронет меня и моих родных — нет. «Северный Ворон» тронул, ну и пришлось…

— Вот видите! Молодой человек просто защищался! А когда опасность угрожает родным — кто сможет сдержаться-то?

— Ладно. Пусть будет так. — самый неугомонный мой противник сдался. Подозрительно посмотрел на «адвоката» — Хотя странно, Степан Израилевич, ваш клан вроде был союзником «Северного Ворона», а теперь вы так болеете за парня… Жаль, что тут ничего… и никого не осталось, но раз уж так получилось, то ничего не поделаешь. За сим прощаюсь.

Пространство вокруг исказилось, обхватило его, и он исчез. Так же стали поступать другие маги, кивая, как бы соглашаясь с чем-то, и телепортировались. Некоторые, человека три или четыре, подошли ко мне, выразили зачем-то поддержку и оставили свои визитки. Я так понял, это были главы тех кланов, которые враждовали с «Воронами».

— Дааа, молодой человек, слишком вы уж рьяно всё тут… организовали. — наконец, остался только этот «Израилевич». — Даже клановые хранилища артефактов умудрились уничтожить…

— Так уж получилось. — ах вот что они хотели тут найти. Распотрошить чужие хранилища! Пришли — а хранилища-то и тю-тю, «Поцелуем Солнца» превратились в ничто, вот маги и бурчали. Стервятники чёртовы!

— Ха-ха! Молодость!.. Что дальше планируете делать?

— Думаю, я тут задержусь… Раньше это была земля «Северного Ворона», а теперь моя. И у меня уже есть мысли о том, как её применить.

— Правда? — маг скептически оглядел ноздреватое, покрытое пеплом поле камня, уже успевшее изрядно остыть. — Ну, ваше дело. Если что — вы всегда можете обращаться к нам! Гугдауль Гудейконович Кордуяль замолвил за вас словечко, а теперь и я вижу, что вы можете быть весьма… оригинальным.

— Честно говоря, меня радует, что у меня есть такие друзья. — надеюсь, капля сарказма в моём голосе была незаметной.

— Я тоже рад, что вы наш друг! Всего хорошего!

— И вам!

Маг пожал мне руку и завернулся в пространство, исчезая.

Вот жеж хитрожопые. Не удивлюсь, если все активы «Северного Ворона» уже растащены конкурентами или же этим улыбчивым Степаном Израилевичем. Не зря же его клан был союзным «Северному Ворону» — такому намного проще активы бывших союзников прикарманить, знает же их всех наперечёт.

Ладно. Раз кланы под ногами путаться не будут, то мне же и лучше. А заняться было чем. Раз ангелы оказались теми ещё говнюками, требующими человеческих жертвоприношений за информацию, то к Чан Далу придётся пробиваться самому.

Усевшись в тени деревьев, я принялся вспоминать тот момент, когда Сён Вэй выкинула мою душу обратно на Землю. Сначала-то я не особо разбирался в ощущениях, то теперь мне это жизненно необходимо. Надо вспомнить тот самый момент перемещения. Постепенно я впал в медитативное состояние, самогипнотизируя себя, вытаскивая малейшие ощущения наверх из пучин памяти.

Так. На меня нахлынула тьма и стала отрывать душу от тела, а потом выкинула её из мира культиваторов. Первые моменты я помню хорошо, мне было больно, и я не мог сопротивляться, но последующие… Конечно, памяти как таковой у меня не было, но вот ощущения, которые испытывала душа, воспроизвести я в силах. Ощущения… Вспоминай, душа, вспоминай. Тьма, разрыв с телом, а потом… что потом? В голове роились смутные образы. Сжатие, напряжение, деформация, проникновение. Душа помнила, что её сжали, как горсть снега в шарик, и выкинули через разлом в ткани мира в другой мир.

Постепенно вырисовывалась более чёткая картина. Давалась это тяжело, приходилось раз за разом переживать те не самые приятные воспоминания. Пот лился с меня градом, я не единожды хотел всё бросить, но сжимал волю в кулак и продолжал. Наконец, я получил более-менее устроивший меня ответ. Передо мной вырисовывался механизм прорыва из одного мира в другой, правда, исключительно для нематериального тела. Я же не просто душой хотел проникнуть назад, а телом. Поразмыслив, я решил, что механизм Сён Вэй всё же подойдёт, но для его реализации понадобится намного больше энергии. Намного. Просто океан энергии. И её где-то надо взять.

Очнулся я дня через два. Так. Проблему я понял, теперь надо её решить. Энергия! Много, много Ци, которую надо собрать! Не мешкая отправился в Красноярск, там в строительном магазине купил несколько сотен черепиц и кирпичей. На черепицы я нанёс знаки зачарования, а потом расставил их в радиусе ста километров от бывшей Хатанги, превратив в гигантскую формацию по сбору Ци. Кирпичи же зачаровал так, что они стали накопителями, способными вмещать довольно много активной Ци. Надеюсь, за те два месяца, что остались до нападения ангелов, я получу достаточное количество энергии.

Саму же бывшую Хатангу я тоже изрядно преобразил за этот срок. Пройдясь телекинезом по всей площади, я укатал её, как асфальт катком, в гладкую, плотную плоскость. Потом разделил на круги и стал зачаровывать их один за другим. Использовав как основу зачарования с телепортационных кругов, стал связывать их с теми действиями, которые совершала Сён Вэй над моей душой. По идее, эта связка должна была пробить дырку в пространственно-временном континууме Земли и выкинуть меня в Чан Далу, используя секту Семи Божественных Истин как якорь. По идее. На деле же я не знал, произойдёт всё так, как я хочу, или совершенно иначе. Может, меня просто с Земли закинет куда-нибудь на Марс или в другую галактику. А может, вообще выкинет в какой-то другой мир, ведь их, как выяснилось, далеко не один и не два. Меч в китайской секте подтверждает.

Через полтора месяца безостановочного труда вся территория бывшей Хатанги превратилась в одну гигантскую формацию диаметром в десять километров. В самом центре этой формации было моё место. Из него я должен был использовать свою Ци, чтоб запустить это всё в работу, а кирпичи-накопители, до того наполнявшиеся Ци, обеспечить работу всей системы.

Что ж. Осталось только уничтожить все свои следы на Земле. Сомневаюсь, что земные маги разобрались бы в зачаровании Чан Далу, но не стоит им давать даже призрачную надежду на это. Слишком мощный инструмент для их жадных рук. Я слетал в Париж, в свою старую квартиру и в гараж. Там стёр формации по сбору Ци, в километровом радиусе и в квартире. Уничтожил телепорт, связывающий квартиру и гараж, снял все зачарования с гаража. Хм, судя по следам, кто-то пытался попасть в него, но не смог — в подвале я оставил такие же кирпичи-накопители и замкнул на них защитные зачарования, так что фиг бы у кого получилось взломать защиту! Уничтожим все следы зачарований, забрал кирпичи и полетел в Москву. Там же тоже была формация по сбору Ци, хотя и поменьше, её я тоже уничтожил. Хотел поискать Потапа и проститься с ним, но это бы заняло слишком много времени. Мало ли куда он мог уйти за эти годы. Печально, но что ж поделаешь.

Вернувшись обратно в Хатангу, я решил сделать тестовый прогон всей системы. Добавил кирпичи-накопители из гаража к остальным, сел в центре формации, сосредоточился. Ци полилась из меня, активируя систему, знаки зачарования начинали светиться по мере наполнения энергией, пришли в движение, стали вращаться, складываясь в новые узоры и вызывая этим судороги пространства. Энергия из накопителей пошла слабой струйкой по созданной мной конструкции, подтверждая работоспособность. Всё работало как надо, я и правда сумел сделать что-то, что выкинет меня в другой мир! Вот только… энергии всё же не хватало. Её нужно было ну просто немыслимо много!

Да вашу ж мамашу, и де я теперь возьму такую прорву Ци?! До двухмесячного срока оставалась всего неделя, а я сижу тут и ничего не могу сделать. Конечно, я бы мог надрать жопы ангелам, используя «Призрачный кулак» Сён Вэй. Но кто поручится, что за них не придут мстить пернатые посильнее? Устраивать войны со всем их гнездом мне совершенно не нужно. Мало ли, один неучтённый фактор — и меня порежут на лоскуты просто из-за случайности.

Где же взять энергию? Где могут быть достаточно компактные накопители? У кланов? Блин, как-то не очень хочется превращаться в монстра, убивающего направо и налево просто из-за того, что мне что-то надо. А где ещё? У силовиков, у государства? Нууу, не факт. А впрочем… я знаю такие места, где хранятся сотни и тысячи разных штуковин, до отказа наполненных Ци, пусть и земной, магической.

До этого момента мне никто не мешал заниматься своими делами. Иногда неподалёку появлялись маги, но ко мне не совались, быстро осматривались и исчезали. Несколько раз пролетали вертолёты и самолёты, видимо, это уже силовики старались. Но и они меня не беспокоили. А теперь ясам решил связаться с внешним миром.

— Гугдауль Гудейконович! Здрасте! Это я, Василий! Ага, и мне приятно. Гугдауль Гудейконович, у меня вопрос к вам. Да, очень нужно. Скажите, а в какой стране больше всего артефактов в Хранилищах опасных артефактов?

*****
Уже третий час я барражировал над Невадой. Именно здесь, как рассказал мне Кордуяль-старший, было одно из двух американских Хранилищ с артефактами. Второе располагалось под одним из Великих озёр, так что я оставил его на потом. Но точного расположения нужного места маг не знал, поэтому я теперь сам искал его, растопырив во все стороны щупальца чувства духа. Вроде как Хранилище в Неваде было замаскировано под бункер для ядерных испытаний, так что располагалось где-то в пустыне и на закрытой территории, но мало ли.

Местные маги отследили меня довольно быстро, и уже через час мне на хвост села погоня. Слабенькая какая-то, догнать она меня не могла, а препятствия, которые ставила, на что-то серьёзное не тянули. Какую-то огненную сеть, внезапно выскочившую передо мной, я разрубил, а попытки заморозить пролетал слишком быстро, чтоб они успевали на меня подействовать.

О! Вот и оно! Под одним из холмов на глубине в километр чувствовался мощный энергетический узел, но из небольших разнообразных узелков. Явно след от артефактов разных времён и производителей. Кордуяль-старший мне пояснил в разговоре, что уже лет двести как европейские маги охотно уезжают в Америку, увозя с собой артефакты и секреты их изготовления. Да и индейцы в своё время владели неплохим магическим потенциалом, что дало им возможно наделать всяких-разных убойных штук. Неудивительно, что общий фон от артефактов был мощным, но разнообразным, как лоскутное одеяло.

Зависнув над Хранилищем, я запустил чувство духа в толщу скалы. Да, примерно то же самое, что и в том, где работала Алёна. Шахта лифта с тремя пересадками, ведущая на километр вниз. Посты с магами, уже засуетившимися от моего присутствия рядом. Три мощных магических возмущения, видимо, маги охраны не ниже девятого круга. А внизу, под хранилищем… Американцы не мелочились — под свой склад они даже не гексоген засунули, а натуральную ядерную бомбу, на десять килотонн мощности, судя по всему. С размахом строят ребята!

Собравшись с силами, я начал реализовывать заранее придуманный план. «Порханием мотылька», усиленным душой водного типа, в три телепортации проник к самым воротам хранилища. А потом, последним прыжком, ушел к ядерной бомбе под ним. Не сомневаюсь, если бы я проник в хранилище — она бы взорвалась. Так что в первую очередь нужно обезвредить её. К счастью, блокираторы телепортации на мои техники не действовал, так что американские маги не рассчитывали на такой вариант. Схватив ядерный заряд, я в три секунды выбрался наружу и выкинул бомбу подальше, километров за двадцать от Хранилища. Всё, пусть теперь взрывается тут, сколько влезет.

Вернувшись, я стал устранять магов охраны. Никаких убийств. Просто телекинезом пережимал им сонную артерию, и они теряли сознание. Трое магов девятого круга ждали меня у врат Хранилища, окруженные магами шестого и седьмого кругов, видимо, местным спецназом, всего около сорока человек. «Хорошо, что собрались вместе» — подумал я, используя «Призрачный кулак» Сён Вэй. Правда, я их не убивал — просто лишал их всех сил и сбрасывал высосанную Ци во врата. Потом, когда маги валялись на полу и вяло шевелились, я сдал парочку «Выдохов» и окончательно сломал последний заслон.

Внутри было всё просто и даже как-то обыденно — просто стеллажи, на которых лежали артефакты с пояснительными табличками. Я не стал их читать, просто собрал все, что были, в кольца и ушел.

Второе американское хранилище оказалось в озере Мичиган, на противоположной от Чикаго стороне, возле острова с названием «Маниту». Тут уже меня поджидало полдесятка магов десятого круга и два десятка девятого, не считая мелочевки. Так же убрав из уравнения ядерный заряд, я вернулся в Хранилище на то место, где он был, и проплавил скалу «Поцелуем Солнца» снизу, обойдя таким образом Врата. Быстренько собрав все артефакты, «Порханием мотылька» сбежал из этого негостеприимного места и полетел к себе в Хатангу.

Немного переделав плетение зачарования, я разложил артефакты и активировал в тестовом режиме всю формацию. Да, теперь энергии мне с лихвой хватало! Ну что ж, подчищу последние свои следы, сотру стокилометровую формацию сбора — и можно уходить из этого мира.

Обрадованный такими мыслями, я и не заметил, как двухмесячный срок подошел к концу.

*****
— Что это такое, я вас спрашиваю?! Кто до такого нас всех довёл?! А?! — рявкнул Рябов и ткнул пальцем в лежащий перед ним лист с каким-то текстом.

Они снова собрались вчетвером в кабинете полковника Шепетова — сам Шепетов, Кукурузов, Семёнов и Рябов. И было из-за чего! Американское правительство прислало даже не просьбу, а гневное требование пустить их боевую группу на территорию России для проведения боевой операции.

— Нестеров! — буркнул Семёнов, рассеянно глядя на стол.

— Смешно! — Рябов гневно посмотрел на собеседника. — В прошлый раз что мы решили доложить Главному на счёт этого вашего Несторова? Что всё нормально, ну подумаешь — сильный маг появился. Всё будет в порядке, решили мы! И что?! Этот чёртов урод взял и уничтожил целый клан! Старший клан!

— Кто ж мог такое предположить? — прокашлялся и подал голос хозяин кабинета.

— А вот Главный мне высказался потом, что мы должны были это предположить! И наплевать, что такого никогда не было. Возьми и вынь только правильные решения! А?! И теперь снова он!

— Да чтоб он сдох, проклятый! — сплюнул Кукурузов.

— Ладно. — Рябов немного успокоился. — Главный ждёт от меня правильного совета. И по этому Нестерову, и по американцам. Что он с ними сделать собрался? Что показывают спутниковые снимки?

— Ничего существенного. Обложился артефактами вокруг себя, сам сидит, а вокруг него горят огоньки неясной природы.

— Мда, не густо. Что скажем американцам?

— А знаете. — Семёнов махнул рукой, как шашкой. — А давайте посоветуем Главному дать им разрешение? Ну хотят столкнуться с этим уникумом — так пусть сталкиваются! Как показывает опыт, он постоянно выходит сухим из воды. И сейчас, думаю, может быть так же. А нет, так тоже хорошо — возмутитель спокойствия устранён, а наши американские коллеги увидели нашу добрую волю. Куда ни кинь, везде хорошо!

— А вы что думаете?

— Я за!

— Я не против. Только ближайшие населённые пункты надо эвакуировать, благо, он там один.

— Хорошо. Одобряю. — Рябок покивал. — Значит, Главному докладываю — американцам операцию разрешить, местных эвакуировать. Это, кстати, дельная мысль, покажет, как мы о людях заботимся!

— Вот только… — Шепетов пожевал губы. — Что будет, если Нестеров всех американцев под нож пустит и на нас озлобится? Мы же их впустим.

В кабине повисла тишина. Все замолчали, размышляя, как бы подстелить соломки при таком исходе дела.

— О! — наконец подал голос Кукурузов. — А ты дай этой своей лейтенантше подписать итоговую рекомендацию, которую коллега Главному передаст. Если что — она посоветовала американцев пустить, а мы не при делах. Её же он не убьёт!

— Голова! — похвалил Рябов. — Давай, полковник, быстро стряпай нужную бумажку — и на подпись твоей подчинённой. А потом её мне — понесу это к Главному. И всё, с нас взятки гладки, хе-хе-хе!

*****
Том Сэттл нервничал. Хотя ему казалось, что причин не было. Он был магом девятого круга, но не работал с кланами или правительством. За свои двести пятьдесят лет он накопил достаточно денег, чтоб спокойно жить в пригороде Лос-Анджелеса с женой, не зная горя. Но буквально вчера правительственные агенты принесли ему срочный вызов, на который по контракту с правительством он обязан был явиться.

В конференц-зале, куда он пришел, его встретили десятки знакомых лиц — не менее восьмидесяти таких же, как он, магов девятого круга и около двух десятков высших, десятого. Когда все пришли, перед ними выступил генерал с проникновенной речью. Но сводилась она к тому, что их поимели. Некий русский маг вломился в их Хранилища и обчистил их, как банк заёмщика. Теперь им, лучшим магам Америки, придётся слетать в Россию и забрать эти артефакты и покарать слишком заносчивого русского.

Жена отговаривала Тома от этой авантюры. Она была слабым магом пятого круга, но обладала очень редким даром прорицания, слабеньким, но всё же. И она сразу заявила — если он согласится, то назад уже не вернётся. Том ей не поверил — в конце концов, и она иногда ошибается, а тут тем более. Сотня сильнейших в мире магов против одного! Да что может пойти не так?!

Русские довольно быстро дали разрешение на операцию, так что уже на следующий день они прилетели в Норвегию, а оттуда на самолёте — до цели. Обратно их должен был забрать вместе с артефактами американский ледокол, который подойдёт к побережью недалеко от места назначения. Телепортацию использовать не стали, считалось, что у цели есть блокиратор.

Первым сигналом о том, что жена могла быть права, был столб золотистого света километрах в десяти от них. И сильная волна магии жизни, повеявшая от столба. Не было сомнений — там в мир входили ангелы, и не один. У Тома ёкнуло в груди, он оглянулся — но ни один из товарищей не беспокоился.

До цели они добрались довольно быстро, помогая себе всеми ускоряющими заклинаниями. Парень, обчистивший Хранилища, сидел в самом центре какого-то странного каменного плато, а вокруг него в разных местах валялись артефакты и почему-то кирпичи. Том специально проверил, потому что в первый момент ему показалось, что он бредит. Сидящий в странной позе с поднятыми вверх руками парень, артефакты, кирпичи и ангелы, подходящие к сидящей фигуре. Много! Целых десять штук! Том всего два раза в жизни их видел и то по одному. Среди ангелом затесалась человеческая фигурка, одиннадцатая в их группе.

— Так, быстро собираем артефакты в кольца и браслеты! С ангелами и целью в столкновение не вступайте, только если проявят агрессию! — в наушниках послышался голос прим-пилота группы.

Том подошел к ближайшей кучке артефактом и попытался забрать их. Не получилось! Какое-то странное защитное поле на давало руке приблизиться к артефактам, отталкивало, а рука соскальзывала.

— Сэр! Артефакты защищены силовым полем! Взять невозможно!

— Чёрт! Возможно, поле генерирует цель! Если он умрёт — поле спадёт.

— Но… он же сейчас с ангелами говорит? Прямо так нападать будем?

— Нет. Отбой атаке. Если ангелы с ним подерутся и убьют — то забираем своё и уходим, подерутся и не убьёт — добьём цель, уйдут — атакуем цель. Всем ясно?

— Так точно!

Тревога внутри Тома всё нарастала и нарастала. Ему хотелось убежать. Бросить всё — и убежать! К чёрту это всё, к чёрту это странное каменное плато, от которого так и веет смертью. К бесам и этого парня с поднятыми руками! Но дисциплина всё ещё мешала ему бросить всё и сбежать. А потом… потом парень рассмеялся, громко, даже они услышали, и быстро стал опускать руки, намереваясь ударить по земле перед собой. Сердце у Тома остановилось, а внутри всё заледенело. Всё, понял он. Это конец. Жена была права!

А потом он умер.

*****
Я сидел, подняв руки, и собирал в них всю свою Ци. Я не торопился. Всё надо делать предельно аккуратно, нельзя допускать ошибок. Я так долго к этому готовился, рос в силе как можно быстрее, и всё только для того, чтоб этот день наступил. Нельзя всё испортить спешкой.

Чувство духа показало, что ко мне приближаются гости. Около сотни сильных магов с юга и десяток ангелов и один человек с севера. Всё же я чуть-чуть не успел. А, неважно. Никто уже не сможет помешать мне, кроме меня самого. Пусть приходят. И я, и артефакты, и накопители уже защищены силой формации, а сила её такова, что мало кто на Земле способен её разрушить. Уж точно не эти две группки.

На несколько мгновений в голову пришла мысль, что можно было бы и остаться. Ни маги, ни ангелы мне особо не страшны, на самом-то дела. Я мог бы и победить их, и просто сбежать. Потом откупиться как-то, знаний для этого мне хватает. А после этого — спокойно жить с семьёй. Никто бы не рискнул задевать меня после того, как я раскатал целый клан в одиночку. Мама, папа, сестра и брат, племянница. Им можно вернуть память, без сомнения.

Но… что потом? Я очень быстро переживу родных. И ещё раз. И ещё. Тысяча лет для меня как один день, а вот для людей… Даже самые сильные местные маги не переживут это время. Я останусь один на всю планету. А если захочу заесть культивировать где-то в горной пещере — то рискую выйти и вообще не увидеть человечества. Оно просто вымрет за время культивации, а Землю будут населять разумные зебры. Или лягушки. И что тогда?

Можно, конечно, набрать учеников, которые станут не менее долговечными, чем я. И даже бабу себе среди них найти. Но ведь стезя культиватора толкает на столкновения! Ученики рано или поздно разойдутся во взглядах, подерутся, ведь нет ничего незыблемого, а это для планеты может быть просто фатальным. Помнится, когда секта Семи Божественных Истин сошлась в столкновении и Изумрудными Скарабеями, то старейшины уничтожили всё живое в радиусе двадцати пяти тысяч ли. И выжарили углубление в земле на три тысячи ли. А один ли — пятьсот метров. И что будет с Землёй после столкновений таких масштабов? Превратится в безжизненную глыбу, летящую в пустоте? Придётся уходить в другие миры, то есть сделать то, что делаю я сейчас.

Нет, надо отбросить такие мысли куда подальше. Чан Далу — вот моя новая родина! Мир, где я буду свой. Там можно найти и единомышленников, и учителей, и учеников, и даже любовь. На счёт последнего я не уверен, но, наверное, можно и это найти. Так что к чёрту все эти малодушные размышления про «можно и остаться», идти только вперёд, к новым вершинам — вот Дао культиватора!

Пока я размышлял, обе группы незваных гостей подошли ко мне вплотную. Группа магов попыталась стянуть артефакты, но формация им этого не дала. А вот ангелы с человеком направились прямиком ко мне. Ага, человеком был Вениамин. Пришел отомстить, идиот!

— Ты! Ублюдок! Наконец-то я уничтожу тебя! — глаза у Вени вылезали из орбит, на губах была пена, а пальцы скрючились и сгибались-разгибались, будто уже сжимали мою шею.

— Сдайся, человек, и ты просто умрёшь от его рук. Если же будешь сопротивляться — мы постараемся, чтоб ты умирал намного дольше. — ровным голосом сказал один из ангелов.

— Да идите и потеребонькайте друг дружке! Это единственное, что вы здесь можете сделать! — я плюнул в их сторону. Ци в руках уже почти полностью собралось.

— Ты сам выбрал свою судьбу. — так же безэмоционально сказал ангел, достал шестопёр из ниоткуда и попытался ударить меня им. Но оружие соскользнуло и ударилось об землю. — Хм, странно.

— Тьма, я взываю к тебе! — Вениамин поднял руки вверх, и между ними стало собираться и уплотняться облачко тьмы, превращаясь в угольно-чёрную иглу, направленную мне в грудь. — Помоги мне убить этого человека — и я отдам свою душу тебе!

— Я никогда не видел, чтоб изначальная сила приходила на зов человека. — ангел, единственный с четырьмя крыльями во всей толпе, удивлённо покачал головой. — Тебе конец, человек.

— Ха-ха-ха, а вот сейчас и посмотрим! — я рассмеялся и опустил руки, включая всю свою формацию.

Ци хлынуло по прорисованным линиям, захватывая за собой энергию из накопителей и артефактов. Вся она стала вращаться, быстрее и быстрее, сжиматься в воронку, в наконечник копья, нацеленный на границу между этим миром и другим. И ангелы, и люди были подхвачены этой воронкой и перемолоты в пыль за мгновение, а их сила добавилась к моей формации. Ещё десять секунд, водоворот Ци сжался до непредставимо плотного состояния, держа меня в середине себя. А потом этот наконечник копья рванул вперёд, сквозь плоть и кровь мира, разрывая его стенки и кидая меня куда-то во внешнее пространство. Тут я уже не выдержал напряжения сил, которые сам же и вызвал, и я потерял сознание.

*****
— Папа, это правда? Ты точно уверен?! — Оксана с недоверием смотрела на отца.

— Да, дочка. Прости, но Василий погиб. Это известно точно — на месте его гибели воронка в двадцать километров диаметром и три километра глубиной. Ничего живого не осталось. Прости, милая, что я должен сообщать тебе такую печальную новость, но это лучше, чем ты узнаешь от кого-то чужого.

— Папа! Папочка! — Оксана обняла отца, крепко-крепко прижалась к нему и расплакалась. Слёзы текли по её лицу и попадали на одежду отца, а тот только сильнее прижимал к себе дочь.

Впрочем, сам он особо не переживал. Тогда, два месяца назад, когда этот Вася уничтожил «Северного Ворона», он был в шоке от такой силы. Но его клан очень быстро позахватывал большую часть предприятий «Воронов», так что это весьма его успокоило и доставило немалую радость. Другие кланы, особенно те, кто был в конфликте с «Воронами», тоже пытались захватывать, но больше просто уничтожали остатки павшего клана, вырезав почти всех. Только детей до пяти лет пощадили.

Самому Кордуялю это пошло только на пользу. Клан и лично он стал богаче, а за его помощь в этом ему выделили ресурсы на усиление до девятого круга. Через пару-тройку лет он уже будет намного сильнее, чем сейчас. А Василий… Конечно, было бы хорошо свести его с Оксанкой, но не получилось и ладно. Выберет ей мужа из других магов, пусть и слабее Василия, но зато их можно будет лучше контролировать.

Кордуяль сжимал дочь крепче, но при этом довольно улыбался.

*****
— Можно, господин полковник? — Алёна заглянула в кабинет шефа.

— Конечно, лейтенант, заходи. Хочешь — к удивлению Алёны, полковник пил виски прямо посреди рабочего дня.

— Нет, что вы, я не употребляю крепкого алкоголя!

— Ладно. Тогда садись. Я тебе хочу кой что рассказать. — он подождал, пока девушка села, налил себе на полпальца виски, выпил. — Твой подопечный, Нестеров этот, Василий…

— Что он опять сделал? — Алёна взволнованно напряглась.

— Он умер.

— Что?!

— Умер. Устроил какой-то взрыв, в котором погиб он, сотня американских магов и даже целый десяток ангелов!

— Не может быть… Он же был таким… Он казался таким сильным!

— Увы, и на самых сильных находится управа. — выпил ещё, взглянул на собеседницу. — Я выписал тебе отгул на сегодня и завтра. Иди домой.

— С… спасибо!

Эту ночь Алёна провела без сна. Сидела в своей постели, плакала и смотрела на браслет на своей руке.

*****
Я чувствовал, что лежу на чём-то твёрдом и мягком одновременно, узелками какими-то. Это было похоже на палую листву в лесу, под которой скрываются ветки и корни. Сил у меня не было даже на то, что открыть глаза и осмотреться. Я просто лежал и чувствовал себя каким-то ватным, как кукла.

— О, смотри, человек! — неожиданно раздался чей-то голос.

— Живой? — ответил ему второй.

— А хрен его знает. Вроде дышит.

— Смотри, смотри — у него кольца на пальцах! А сам он голый! Это почему же?

— Да какая разница? Давай его того, добьём, пальцы отрежем, а кольца с ни себе заберём.

— А его?

— Ну, выкинем…

— Ты что! Это же не меньше пятидесяти цзыней чистого мяса! Давай его срежем сначала, а потом выкинем!

— А знаешь, точно! Не пропадать же добру.

— Ну тогда глуши его на всякий случай, а я буду пальцы отрезать!

Я почувствовал удар по голове и потерял сознание…


Оглавление

  • Глава 1. Новое начало
  • Глава 2. Старый новый мир
  • Глава 3. Неудачи и удачи
  • Глава 4. Как заработать деньги безработному
  • Глава 5. Трудная ночь
  • Глава 6. Ненужное внимание
  • Глава 7. Проверки
  • Глава 8. Актёрские таланты
  • Глава 9. Цель
  • Глава 10. Расставание
  • Глава 11. На новом месте
  • Глава 12. Учёба
  • Глава 13. Информация
  • Глава 14. Сон
  • Глава 15. Эксперименты на людях. И не только
  • Глава 16. Перед аукционом
  • Глава 17. Покупки
  • Глава 18. Отъезд
  • Глава 19. Способ колдовать
  • Глава 20. Под горой
  • Глава 21. Снова дома
  • Глава 22. Месть
  • Глава 23. Дорога в неизвестность