КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 475411 томов
Объем библиотеки - 702 Гб.
Всего авторов - 221355
Пользователей - 102925

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Войскунский: Экипаж «Меконга» (Научная Фантастика)

Не могу не согласиться с предыдущим коментатором. Войскунский и Лукодьянов вообще замечательные советские писатели.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Войскунский: Экипаж «Меконга» (Научная Фантастика)

Книга замечательная, просто шикарная. Еще в детстве читал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Михаил Самороков про (Sascha_Forever_21): Убийца яутжа (СИ) (Эротика)

Просто ради интереса начал. Хорошего ничего не ожидал, если честно.
И ничего хорошего я не прочитал.
Бросил. Написано вроде без грамматических ошибок, но ... сука, невкусно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Любич: Лепила. Книга третья (Альтернативная история)

два комплекта 2/3
а первая книга-то, где?!
---
ржака полная

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Мархуз: Детище - 2 (Альтернативная история)

Мархуз пишет замечательно и легко читаемо!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Rusta про Кири: Мир, где мне не рады (Юмористическая фантастика)

Весьма неплохо

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Ищенко: Город на передовой. Луганск-2014 (Политика и дипломатия)

какой бред несет эта баба.
и явно, не луганчанка, или писалось со слов, а аффтор, не зная местной специфики употребления слов, воткнул/ла отсебятину.
нечитаемо. и учить историю по этому опусу я бы детям не давал.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).

Сила не с той стороны [КиберЪ Рассвет] (fb2) читать онлайн

- Сила не с той стороны (а.с. КиберЪ-попадания -4) 1.43 Мб, 446с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - КиберЪ Рассвет (Cyberdawn)

Настройки текста:



Предисловие

Честно говоря, не думал, что придётся предисловие писать, однако вижу в этом необходимость. Просто чтобы не расстраивать начавших читать, да и не писать простыни в комментах.

Итак, я не люблю вселенную ДДГ. Как и ряд популярных янковских нф, фэнтези и прочего, где они продвигают идеологию и политоту. Если кто не знал, Лукас стыдливо признавался, что ему платили за ряд «идей» ребята из соответствующей конторы.

То есть, довольно большой пласт литературы, зачастую не худшей — поганая политико–экономико–социальная пропаганда.

Раздражает меня в этом то, что янкесы, с их «демократией», «правами человека», а главное «буржуазной моделью экономико–социальных взаимоотношений» пихают это все туда, где это нежизнеспособно. Не работают так люди и не живет так социум.

Безусловно, не вообще. Так–то янковская модель жизнеспособна, янкесам выгодна и тд и тп. Но в галактике с миллионом обитаемых планет, описанными средствами производства, дроидами… В общем бред, люди и социум работают по–другому.

Однако, для меня возник вызов. Как это, такой замечательный я не смогу написать по жалкой пропагандной вселенной какого–то там Лукаса? Да, там бред, но я моск, так что смогу придумать, как и почему.

Думал долго, стоит признать. Прикидывал, даже считал кое–какие модели. В общем придумал, как это может работать в рамках магреализма. Но придумав, мне стало банально жалко кучи времени и сил, потраченного на обдумывание и расчеты.

Ну а если из пропаганды удалить пропаганду (ну или объяснить её) выходит вполне себе любопытная и неплохая история, с не самыми противными героями и вообще, есть с чем работать.ߘǰߑƼbr />

Да, сразу скажу, все что натворила кровавая мышатня — в фике не учитывается, этого нет и не было, потому как даже Архитектор Судеб этот бред, намышенный, не объяснит (хотя придумал, очевидно, он).

В качестве некоего напоминания читателям посоветую глянуть мою статью, про теги. Опять же, чтобы не было дурацких вопросов и потраченного времени, как читателей, так и автора https://ficbook.net/readfic/10398564

Ну и, наконец, перехожу к самому фику. Попаданец клон, теневой клон Пружинки–куна, известного читателям по «Искаженной спирали». У него опять баги с памятью! Но я ни фига не виноват. У Хизуми–доно память в большей части хранится не в мозгах, вот такой он НЕХ ߤ׼br />       А теневой клон копирует СЦЧ, соответственно не в там хранимое он и не скопировал. И да, кросса с нарутой не будет, чакра и прочее не будет играть в фике серьезной роли, наверное ߤԼbr />

Собственно, вот такое, относительно небольшое, но как по мне — не лишнее предисловие.

1. Демонический клон

Здравствуйте, меня зовут Хизуми, и я теневой клон. Как–то не очень начало вышло, да. Впрочем, в энергетической фигулине, где меня болтает, спич перед воображаемой толпой попаданцев и прочих невиновных и непричастных товарищей можно вести не высоким штилем — они, как это ни забавно звучит, еще более иллюзорны, нежели я.

Вообще, в процессе бултыхания в этой фигулине (причем подозрительно долгого), до меня стал доходить идиотизм моего поступка. Предлагал же мерзкорожий хмырь, который я, к поням. Но нет, взыграло во мне непонятно что. Причем сейчас, по здравому размышлению, понимаю что глупость несусветная.

Да, в одном мире мы бы не ужились. Я даже сейчас думаю, о том что аналог меня может умыслить что–нибудь гадкое, соответственно, надо этого типа контролировать. Ну а от контроля до «достал, смерть ему», достаточно недалеко. Ну, в любом случае, было бы жутко некомфортно мне и основе, факт.

Но вот в какой–нибудь пристойный, логичный мир. А не где десятки триллионов называют себя разумными и ведут себя как планктон. Причем, ладно бы только обыватели, нет, руководители и организации, социальные и национальные группы, творят феерическую, логикой необъяснимую дичь.

Прокручивая в голове помянутую дичь, наткнулся я на проблемку. Ну, не сказать чтобы фатальную, точнее прототип бы уже на сопли и страдания изошел, ехидно подумал я. Если ещё совсем точнее, не было бы ему пофиг, как мне. Дело в том, что будучи теневым клоном, был я чакра–копией Пружинки–куна. Соответственно, обладал копией аж целых двух мозгов. Вот только памяти о том, что было до мира статьи магического индекса, мне не передалось. Что, в принципе, логично. Получил я только то, что было в мозгах.

Вдобавок, что не может не радовать, в мозгах этих, покалеченный сверхдухом прототип гонял много всякого про прошлые миры, на тему не забыл ли чего, ну и вообще. Так что вселенную, в которую я с возмущающим меня самого пафосом направился, худо–бедно я знаю.

Итак, имеем мы в мир, застывший в противоестественном застое на тысячелетия. Застое всего — от науки до социальных взаимоотношений. Причем, войны, двигатель всего, завидно часто происходят.

При этом имеется некий условный «бох». Не придуманный садюженька на облаке, а вполне конкретное мистико–магическое нечто. Имеющее вполне реальные, засвидетельствованные и фиксированные проявления. Есть у него разум, нет его, вопрос триллиардный. Он есть, но лютого и немеряного количества верующих мы не имеем, хотя, например, однозначные и непротиворечивые доказуи «жизни после смерти» он демонстрирует.

Итак, застой и нерелигиозность. Если бы в версе ДДГ жили ксеносы, в смысле как доминирующая раса, я бы слова не сказал, хрен знает, что за ксенотараканов они выводят в думалках. Но доминирующий вид в ДДГ люди. До кучи, расово разделенные, что, как по мне, тоже тот еще бред в рамках галактической цивилизации. И люди не трансгуманизма, технофашизма или еще какой, относительно вменяемой социально–организационной модели. Нет, тут живут поганые обыватели мира развитого капитализма. Десятки тысяч лет. На миллионах планет. В застое.

Вообще такое невозможно. Социум либо деградирует, либо развивается. Застой может быть оправдан чем–то, в большинстве своем внешним воздействием, ну или, как ни забавно, религией или её эквивалентом. Которой, на минуточку, ни хрена нет.

Выходит, либо люди — нихрена не люди. Либо есть факторы, мне неизвестные. Форса на такое воздействие, учитывая описанное в каноне, вполне тянет, но это уж совсем дичь выйдет, мозгопромывание всем разумным галактики, причем вот просто так, потому что целей с таким могуйством добиться можно было давно. Ежели так, валить надо будет впереди своего визга из такой галактики.

Вариант «недостоверности канона» можно пока отбросить. Я с недостоверным каноном не сталкивался за три мира, более того, канонные события имеют некую, гораздо большую вероятность случиться, нежели иные.

То есть, ежели изменение событий не привело к тому, что канонный момент не может физически осуществиться, то он осуществится. С трудом, не так как в описанном, с другими причинами и фигурантами, но будет. Не сказать, что три мира, причем один из них я помню гораздо хуже прототипа, стопроцентная гарантия, но основа для уверенных предположений есть.

В итоге, выходит, что канон верен, а обоснования его бредовости — люфты описания, с которыми мне нужно ознакомиться.

А вот насчет этого нихрена не понятно. Во–первых, меня уже не бултыхает, то есть я пространственно локализован в некой фигне. Фигня эта, подозрительно напоминает, ну из доступного моим ощущениям, «природную энергию». При этом, она более, как бы это сказать, «мягкая», но при этом явно структурированная. В общем, какое–то очередное надругательство, вроде чакры. Хотя, подозреваю, не искусственное. Структура обозримых мне образований, кластерно–естественна, с долей хаоса, свойственного природе нежели рукотворной фигне.

В общем, для начала, надо мне понять как со всем этим жить, да и выйдет ли это у меня. Запасы чакры, щедро выделенные прототипом, медленно, но верно тают. Выкинуло меня явно не в трехмерье, а в какую–то кластерную фигню, то есть некий «фильтр» этой вселенной определил меня как энергетическое образование. Не запихнул, тут скорее законы вселенной (ну или галактики, но скорее вселенной) таковы, что энергеты обитают в большемерности самим фактом своего энергетства.

Итак, попробуем войти, для начала, в режим мудрилы, ну и черпануть местного энерго–бульончика. Судя по всему, это, кстати, форса и есть, правда странная она, ну да ладно. Если я её не смогу кушать — мне безоговорочный кирдык, солидный чакрозапас будет скорее способом подольше помучиться.

Ну а нарешав эти мудрые и безусловно нужные решения, взял я да и стал мудрильно медитировать. Вообще, была вероятность, что нихрена у клона не выйдет, ну и развеюсь я безблагодатно, как сон в летнюю ночь. Но, из воспоминаний прототипа были известны многочисленные клоны апельсина, мудрильствующие со страшной силой.

Так что перестал я думать и начал прыгать, в смысле мудрильствовать. Что хорошо — получилось. Местная форса в меня вполне благополучно поступила, не менее благополучно в смешении с чакрой стала чакрой. Правда, стоит отметить, какой–то ни хрена не такой. То есть, перерабатывая её в себя, я столкнулся с тем, что вроде бы собой и оставался, однако деление на компоненты инь и янь стало размываться.

Интересное кино, то есть, если по канону и логике, я щас понамудрильствую и стану призраком силы. Ну, судя по всему так. Что–то я вот нихрена не уверен, что оно мне надо, решил я и мудрильствовать прекратил.

Правда, подозреваю, поздно. А возможно, форсячья реакция была на меня, на факт медитации, на черта в ступе.

В общем, ко мне деловито и целенаправленно чесала некая кракозябристая хрень. Дочесала и стала в меня принудительно пердолить энту форсу, причем более структурированную, нежели окружающий бульон. Чем наносила уже моей структуре вред и деструктуризацию.

А ну на хрен, мужественно подумал я, драпая нахрен от местного фагоцита. Причем, стоит признать, внутренне уже попрощался со своей клонистой жизнью. Однако, пакость за мной побултыхала немного, приотстала и свалила нафиг.

Значит, в местной форсе есть некие фагоциты, ну и теория о её «живости» получили некоторое подтверждение. Я, очевидно, парень не местный, с района, местной иммунной системе неугодного, однако, пока я не копошусь сильно, на меня ей пофиг.

Значит, если я хочу сохранить целостность и не нарваться на толпу фагоцитов, а возможно и сознательный ответ (хрен знает, насколько форса разумна, коммуникабельна и познаваема) нужен мне материальный носитель. Более того, желательно форсъюзер и ну чисто для успокоения отсутствия совести — без личности.

Ну и что я могу. Могу я, предположим, использовать ряд техник Яманака, благо, память энергета и память жалкого и ничтожного куска мяса, прототипом именуемого — две большие разницы. Он пробежал жалким взглядом и забил, а могутный я могу и воплотить, благо, конвертация чакры, типов и прочего труда не составляет, о чем, опять же, жалкий прототип даже не догадывается.

Ну а возвеличил свое ЧСВ, столкнулся я с закономерными вопросами. Техники Яманака есть техники завязанные на тело, например «перенос разума», вот хрен знает, как у меня будет работать. Ну, предположим, работать будет, в конце концов возьму тушку под прямое управление, сложно, но осуществимо. Остались вопросы, что за тушку, ну и где её взять, в смысле как найти–то?

Младенец… Только если совсем жопа, факт. Припоминаемые через память прототипа «попадуны» были конченными уродами, ну из тех кто в младенца вселялся. Дети, это в первую очередь потенциал, потенциал становления и развития. Прибить состоявшуюся, особенно неприятную личность — как два щупала об асфальт, однако с детьми… Только если вообще выбора не будет.

Ну, предположим, в многотриллионной галактике найти тело мне угодное, овощное, сиречь с когнитивной деятельностью картошки не сложно. В смысле, есть они стопроцентно. Далее, а вот как их найти? Да и вообще, как замечательному мне взаимодействовать с трехмерьем?

Помотал сначала рукой, потом обеими, потом собой. Как–то не взаимодействовалось, от трехмерья были только воспоминания, что оно есть. Так, ну если думать логически, форса есть некая хрень, перекрывающая трехмерье ДДГ полностью, это раз. Она позволяет трахать в мозг всякими разными способами и позами, это два. Ну и, наконец, она дает некое «предвидение силы», причем касающееся как форсъюзверей, так и нормальных, это три.

Эрго, разумные ДДГ, в форсе, должны быть обнаружимы и как–то проявлены, иначе не выходит каменный цветок.

Ну и стал я всяческими и многочисленными способами окружающий меня пейзаж с декорациями обозревать. Осторожно, чтоб незафагоцитило меня нафиг. И выходила картина забавная: те самые, кластерно–хаотические узоры, в форсе пребывающие, судя по всему и есть отражение трехмерья на форсячью мерность. Интерпретировать я их, как понятно, не могу, но спустя несколько часов субъективного времени, обнаружил несколько форсъюзверей.

Узор которых сопровождался неким взаимодействием с форсой, этакий взаимообмен энергиями, который, если присмотреться, был со всеми, но с форсъюзверями происходил очевидно заметно и интенсивно. Так, уже неплохо, подумалось мне.

Насколько форсячая мерность соотносится с трехмерностью — фиг знает, с достаточно высокой долей вероятности не соотносится вообще, однако «отражения в силе» должны быть локализованы, ну и попробовать надо как–то в трехмерье просочиться.

Присмотрел я узор, с довольно интенсивным энергообменом, стал на него всячески пыриться и лапами своими махать. В процессе лапамашества нащупал я некоторое «ощущение» пациента, на которого махал. Ощущение было довольно странное, не сказать чтобы неприятное, но явно незнакомое и не сказать, чтобы желанное. Но все равно, надо по ощущению пройтись и как–то этим воспользоваться, так что будем пробовать.

Попробовал, на свою бестелесную голову! Через несколько субъективных секунд, сидел я наглухо фалломорфировавший в форсячьем измерении и думал, что нахер такие эксперименты. Впрочем, нравится–не нравится, но разбираться нужно.

Так что, мысленно и тяжело вздохнул, да и погрузился в свежие воспоминания. Ну, во–первых я точно в ДДГ. Потому как реципиентом моей манифестации в трехмерье была лысая и татуированная баба. Голая баба, которую, пардон, сношали во все дыхательные и пихательные три красно–чернокожих рогатых типа, тоже голые, что закономерно. Причем, типы были голыми не только от одежды, но и частично от плоти, потому что баба их, пардон, жрала. Заживо и без соли, в процессе сношения. Причем еще и с энергетикой ряд любопытных пертурбаций творилось.

Ну, если отвлечься от не самых желанных воспоминаний, можно сказать так: датомирская ведьма проводит некий тантрически–каннибальский ритуал с участием рабов–забраков. По всему, выходит так.

В принципе и похрен, успокоившись, решил я. Значит, тропинка в трехмерье и телесность есть. Надо искать и проверять. Ну и, надеюсь, на подобную хрень я больше не нарвусь.

На подобную не нарвался, но дичи всякой хватало. Какие–то поганые сектанты, угнетающие детишкам мозг (ну по крайней мере в узренном мной было так, может, отдельное и специальное занятие, хрен знает). Какие–то сектанты чуть меньшей поганости, бороздящие просторы галактики в неких бороздильных корытах. Всякого хватало.

Впрочем, что я выяснил точно: сильные форсъюзвери меня чувствуют, видят или нет — хрен знает, это раз. Форсъюзверей в ДДГ дохрена, но они относительно всяких сектантов довольно слабо взаимодействуют с форсой. Ну и, наконец, смог хотя бы примерно подобрать вменяемый узор, по нужным мне параметрам — угнетенная, а лучше отсутствующая сознательно когнитивная деятельность. Не разваливающееся от старости и не младенческая тушка.

Ну и среднее взаимодействие с форсой, этакий невыявленный, усредненный одаренный. На фиг мне всякие жидаи и сифы, ситхами обзываемые. Ну и датомирки на голову ушибленные с невнятными другими сектантами тоже нафиг.

Вообще, в идеале, стоило бы попасть в храм жидаев, наверное. Карапузом каким, естественно, просочиться, всех нагнуть, над школотой подоминировать, чебуратора чебуратором пообзывать (а он был, пакость зеленая, да и ушами и буркалами своими в мою сторону вращал).

Но вот только воспоминания о школольных мучениях прототипа как–то не способствовали стремлению за парту, это раз. А выявленные наблюдениями моменты учебного процесса не вселяли оптимизма, это два. Язык я ни хрена не понимал, однако в рамках ощущаемого и виденного, школоту, конечно, учили. Вот только больше компостировали и штамповали мозг.

Соответственно, карапуза, залезшего в библиотеку ордена, от излишнего любопытства будут лечить, с высокой долей вероятности, это три.

То есть, вперевшись в орден, нихрена я серьезного в школоте не получу, кроме увлекательного и многолетнего траха в мозг. Потом, возможно, а может и нет, что–то интересное–важное и узнаю. Нахрен в общем.

К прочим сектантам так же нафиг, да и вообще, форса мне не сказать чтобы так уж сильно уперлась. То есть нужна как питательная среда, для коммутации с телом (не факт что тут нужна, но точно не помешает). А всякие форсячьи техники… Ну помотаюсь по паре упомненных планет, поищу голокорны, разве что. Не особо пока, по крайней мере сейчас, видятся мне эти техники нужными.

Так что, по прошествии где–то субъективного месяца, пары бегств от местных фагоцитов, которые были разными внешне, по энергонасыщенности и прочему, но действовали дубово и стандартно: пытались меня деструктурировать высокоструктурированной форсой.

Ну, в общем, по прошествии всей этой веселухи, набрел я на потребный мне овощ. Овощ был овощем, полу мужеского, возраста середины взросления, то есть шестнадцати–семнадцати для человека и напрочь был лишен… Вот хрен знает чего, я бы вообще сказал души, но сам с этим мифическим объектом ни разу не сталкивался.

Побуждения к жизни, не только психического, но и вообще. То есть, валялась тушка под различными технологичными аппаратами, которые ей не давали прогнить, запихивали питательные вещества и наоборот. В мозгах сей тушки был набор знаний, как минимум языка, а возможно и больше.

Но вот жизни в этой тушке не было, даже при том, что связь с форсой у нее наличествовала. То есть, отключи аппараты — помрет она нахрен, от нежелания жить, как ни забавно это звучит.

Притом была эта тушка материально обеспеченной, потому как помотавшись, в рамках доступного, по больничке (что было, прямо скажем, не сильно далеко, сфера радиусом метров в пятнадцать от точки пробоя в форсу, моим реципиентом осуществляемого) обнаружил я что моему перспективному овощу, по сравнению с другими пациентами, мало что под плодоножку не дуют. В общем, кадр перспективный.

Был этот кадр человеком, причем человеком–человеком, а не мутантом каким (достался мне, все же, от прототипа, некий здоровый видизм, что в целом, не сказать что и плохо). Возраст неплохой, удобный, по крайней мере на мой взгляд. Знания языка и прочее — вообще шикарно. Однако, вставал вопрос осуществления своих, бесспорных и весомых прав на реципиента.

Дело в том, что перенос разума преподнес мне несколько неприятных бяк. Во–первых, «тело клона», при переносе лишалось большей части инь–состовляющей и начинало потихоньку развеиваться, теряя чакру.

Инь составляющая, шуршащая в мозгах, не получала подпитки, истощалась и «жить» в мозгах без СЦЧ отказывалась наотрез, это два.

Так–то не критично, меньше десятой доли довольно увесистого запаса чакры ушло на перенос, однако, это все плохо. Если я не хочу становиться призраком силы, мне нужна чакра. Вырабатывает её СЦЧ, точнее источник. Который существует в физическом теле. Возможно, есть другие конвертеры, точнее есть точно, те же биджу и прочие чакроконструкты, автономно существующие, но информации у меня по ним нет.

А вот конструкт источника у меня есть. Причем различимый и ощущаемый лучше, чем в теле. Чакромодель, безусловно, однако, каналы я растить могу, оставшегося запаса чакры на что–то точно хватит. А мне, больше чем что–то, пока не надо.

Мне надо чтобы тело качало форсу и перерабатывало в удобоваримый для меня формат, причем уровня бескланового ребенка мира апельсина мне хватит с лихвой. А вот потом будем думать, развивать ли тело до уровня чакропользователя нормального уровня или нет. Главное, что «от голода» я не развеюсь.

Могу ли я это сделать? Да, могу. Стоит ли? Вообще–то да, стоит. Фагоциты, например, на выкачиваемую чудовищными потоками форсу и возвращаемую полной какой–то прямо скажем, не самой приятной составляющей, внимания не обращали. Другая хрень была, но явно не деструктивная, да и пофиг пока на неё.

То есть, некий лютый ситх, фурыжил какое–то колдунство и все норм. Соответственно, ежели мой эрзац–источник немножко выработает чакры, то ничего страшного и заметного не будет. Кроме того, хрен я ей дам уйти в форсу. Все моё, все сам скушаю!

А приняв это, в высшей степени альтруистическое и щедрое решение, стал я к тушке примеряться и думать, как мне умысленное надругательство учинить. Ну и как потом, надруганным, жить, не без того.

Ну и выходило, в принципе, осуществимо. Более того, упростив ряд конструкций, я смог построить модель источника вырабатывающего «чистую» инь и янь, без всяких программных довесков, что как ни забавно, хоть и закономерно, упростило конструкцию кратно.

Значит, надо мне источник, разместим мы его в районе солнечного сплетения. СЦЧ, пусть и слабенькое, сформируем до мозга, там и поселимся. Каналы по телу прорастут, благо делаю я источник «одноклеточный», на ручном, точнее мозговом управлении меня.

В итоге, получим мы тело, с инь составляющей мозга, где буду я обитать, как раз на инь. Ну и формировать потихоньку СЦЧ. В принципе, возможна и интеграция сознания на физический носитель, а не только в инь–составляющую. Но это позже, прикинем и посмотрим, как пойдет и вообще.

Чакры на удуманное хватает, препятствий не вижу, так что надо прыгать, в смысле делать.

Ну и сделал, примерно за день. Аккуратно, неспешно, проверяя, работает ли. Ну и работало, чакры вырабатывало немного, в основном инь, но клетки мозга потихоньку стали обзаводиться «чакросоставляющей». Местные эскулапы с воплями не бегали, ну а «немного», этого мне более чем хватит, по крайней мере на первое время. А дальше посмотрим, что и как.

Так что просмотрел–проверил все еще раз, вспрыгнул своей нематериальной в этой вселенной тушкой на кровать, плюнул на невидимое солнце и прыгнул в графин. От флуктуаций всяких неприличных, потому что ни пригорка, ни лужи мне не завезли.

В итоге, вселился в реципиента переносом сознания. Остаток меня печально развеялся, отрезав мне путь взад. Фагоцитов неприличных, благо находясь в трехмерье часть форсячего мира я наблюдал, не обнаружилось. Аппаратура незначительно попищала, вызвав явление какого–то поганого ксеноса, полу женского. Очевидно, мое подключение и шебуршание вызвало активность мозга. Впрочем, ксеносиха, бросив равнодушный взгляд на монитор, выперлась.

Ну а у меня задача на не один день — познакомиться с памятью реципиента, поработать с собой, с тушкой ну и прикинуть, что мне со всем этим делать. Потому как кто виноват, причем во всем, я и так знаю: это прототип.

Примечание к части

Вот, попал наш гг–ой, который клон, в далекую–далекую. От прототипа ушел, от фагоцита ушел, даже похоже, от голодной смерти ушел. И одержал своей персоной невинного и непричастного. Самому интересно, что из этого выйдет и какие тяжкие и противные морали и законодательству РФ деяния предпримет этот отвратительный, клонированный тип.

интересующийся старина Киберъ Рассвет

2. Символ галактики

Подробные и методические изыскательские работы в памяти реципиента привели меня к несколько обескураживающему результату. Память содержала в себе язык, этакий пиджин из пары знакомых и кучи незнакомых языков, но явно земной группы и человекоориентированных. То есть, сложные звуки с придыханиями и прочей языковой акробатикой были, но все явно и однозначно рассчитано на человеческое горло. Никаких стуков по голове собеседника и использования ревербераторов каких в процессе речи не предполагалось, и это хорошо. Однако, язык структурно был изрядно бредов — тридцать шесть времен, сложно согласованные построения предложений. В общем, куча неудобья для разговорной, а главное «тактической» речи военно–кризисной направленности.

И тут рисуется второй непонятный момент, с какого–то хрена, валяющийся в овощном состоянии юноша обладал набором академических знаний военного младшего командного состава, ни больше ни меньше. Изрядно, стоит, признать, бредовых, тактические построения уровня наполеоновский войск после десантирования с орбиты. Ну, впрочем, ладно, вопрос в том, что выходил бред.

Который подкреплялся тем, что кроме языка и академических знаний «как максимально быстро и бесполезно убиться самому и угробить побольше товарищей», не содержал в себе вообще ничего. Полностью, пардон, пустой. Реципиент умирал не от нежелания жить, а от отсутствия какой бы то ни было информации о том как это делать.

Ладно бы, если бы тушка была бы в какой–нибудь клонодельческой мануфактуре на Камино, я бы всё понял. Точнее не всё, все плохо и криво, и тушка помирает. Но ситуация была бы понятна и логична. Но тушка явно не клон, потому как лежит в обычной больнице, обслуживается дорогущим оборудованием, да чёрт возьми, мышечная система в тонусе, микрофлора функционирует нормально, гладкая мускулатура не атрофировалась, впрочем, как и обычная, то есть всё на внешнем управлении и фурыжит.

Единственное, что приходит в голову, это то, что парня после некоей, «мозгостирательной» аварии старались привести в порядок, через задницу, ну хоть как–то и использовали готовый шаблон. Что не сказать что логично, но и не клинический идиотизм, потому как, а почему не попробовать, хуже не будет. Лучше, впрочем, как понятно, также не стало.

Есть, впрочем, несколько других вариантов, но тут свистит бритва Оккама и режет их нафиг — не было смысла пихать знания, предположительно клона–солдата джедайской армии. Хотя, совершенно не факт, что их, но учитывая чебуратора в ордене… В общем, хрен знает, информации нет, хорошо, что есть язык.

Ладно, есть два варианта: тихо свалить нафиг и пробовать что–то решить с дальнейшей жизнью, ну а потом с воплощением остального, всякого и разного разобраться. Или приходить в себя, сдаваться ксенодокторам, оглашая палату воплями «хто тут?».

У каждого варианта есть свои плюсы и минусы, надо думать, решил я и был жестоко обломан. Проверить, как мне думается, помешала ксеносиха, ввалившаяся в палату, с чемоданчиком типа дипломата. Ввалилась она и огласила овощную палату такими словами:

— Проснитесь, мистер Андерсон, — выдала щупологоловая.

Это… Хотя да, я же тушку гонял в разных режимах, а тут оборудования куча. Не подумал, балбес, что поделать, решил я и уставился на ксеносиху глазами.

— Ваши показатели, мистер Андерсон, даже несколько превышают оговоренные в договоре с клиникой «Доброго доктора Майфу», — выдала она, — договор с нашей стороны выполнен, если вы не желаете оказания каких бы то ни было иных услуг, прошу покинуть нашу клинику. Ваши вещи, — потрясла она дипломатом и брякнула его на тумбочку, — одежда, — ткнула она лапой в стену, точнее во встроенный шкаф.

Ну охренеть сервис, подумалось мне. Может мне, пардон, катетеры и нейросоединения из себя выковыривать? Только я вознамерился вывалить на нелюдь вполне резонное недовольство, как от меня нахрен стали отстреливаться и выводиться всяческие всунутые трубки и проводки, причем некая мини–машинерия, то что спереди заливала быстрогустеющим спреем, судя по копошению взадах — со спины та же картина.

Экспресс–выписка, как есть. Впрочем, помолчу пока и понаблюдаю. В принципе, предположения есть, но опять же, мало информации.

Так что молча кивнул достойной сотруднице «Доброго доктора Майфу», да и стал свои мощи воздвигать над лежанкой.

И столкнулся с бедой–огорчением. Тушка не умела ничего, вообще. То есть, для начала мне пришлось на ручном управлении обеспечивать сердцебиение, тонус сфинктеров и прочую веселуху, чтоб банально не помереть и не обгадиться. Водители всяческие из меня вытащили, ну и соответственно, пришлось брать на себя. Хорошо, что хотя бы немного инь просочилось в клетки, а немалая часть меня — это в целом ненужные теневому клону, но исправно скопированные знания и рефлексы, именно насчет «как жить».

Тем не менее, все работало через то, на чем сижу, а поднимаясь и делая шаг к дипломату, я чувствовал себя водителем стимпанковского ОБЧРа, в том смысле, что извивался и контролировал, хотя бы приглядом, вообще всё.

Да блин, сфокусировать глаза и то было сознательным, да и не сказать чтобы ерундовым усилием! Так жить нельзя, надо со всем этим что–то делать, конструктивно и гениально подумал я, подковыляв к дипломату.

Ксеносиха на меня поглядывала, но так, нейтрально. Голый мужик и голый мужик. Ну и мне на нее, по большому счету, было пофиг.

Совершил я очередной подвиг эквилибристики, то есть открыл дипломат. Итак, стопка листов типа бумажных, в папках типа пластиковых, с буквами типа понятными. Нечто, сумочка то ли на пояс, то ли через плечо, похоже документы и пластиковые карты, ну или их эквивалент. И, пардон, кобура пистолетного типа, очевидно не пустая, с двумя легкодоступными цилиндрами поверх её, очевидно что–то типа боезапаса.

Похрен, надо одеваться и уточнить несколько моментов, точнее один. Прикрыл я дипломат, доковылял до шкафа. А там, пардон, тога. Висит, самая что ни на есть, простыня. Шкаф единственный, так что не тем он быть не может. И как мне эту фигню на себя надевать–то?

Взял простыню, на растянутых руках приложил к себе, ну чтоб хоть как–то понять, куда ее мотать. Простыня же взяла и вокруг меня обернулась. Причем явно с одежной, а не убийственной или еще какой, противоестественной целью. Что–то среднее, между костюмом и мундиром, прикинул я, смотря на зеркальную стену. Все белоснежное, обувь типа носков, но подошва довольно упругая.

Ксеносиха антропоморфной мордой лица проявила зависть, очевидно, к шмотке. Ну, в принципе, пакость понять можно, шмотка и вправду достойная.

Доковылял до дипломата, приложил сумку к поясу. Шмотка сумку прирастила, пропустив несколько полосок себя сквозь сумкины шлевки. Прям не ДДГ, а здоровый и нормальный футуризм, хмыкнул я про себя.

Взял кобуру, поместил под левую руку, благо «ведущей» руки у тела не было, оно вообще работало на ручном управлении. Ксеносиха уставившись на кобуру, подёргалась и все же выдала:

— На Абхеане, мистер Андерсон, открытое ношение оружия разрешено лишь службам безопасности и джедаям, — выдала она.

Так, ну планету пребывания я узнал, хотя толку ноль. Абхеан, хм. Ни фига не припоминаю, что, впрочем, учитывая миллионнопланетность, и неудивительно. А вот «джедаи» щупологоловая произнесла привычным, бытовым голосом, очевидно сталкивалась, и не раз. То есть, они для неё деталь интерьера, аналогично местным ментам. Не очень хорошо, как бы на сектанта какого не нарваться, по крайней мере, пока совсем не разберусь. Сильные одаренные меня в теле клона как минимум ощущали, так что хрен знает, увидят или нет, а если увидят, то как отреагируют на мои управленческие потуги в тушке, насчет не помереть и что–то ей сделать.

Ладно, все это офигительно интересно, но блин меня сейчас выпнут, и не факт, что не на мороз. А мне надо разбираться, думать и вообще. Делать это в чистом или грязном поле мне не охота, так что попробуем огласить потребное, может, ксеносиха и ответит.

— Кафе, ресторан, неподалеку? — выдал я, вроде получилось.

— Я покажу, мистер Андерсон, — ответила собеседница. — Вы собрались? — на что я кивнул. — Следуйте за мной, — сказала щупологоловая и потопала. Ну и я за ней.

Внутренности больнички от мной уже виденного не отличались, лифтов и прочего не было. Голые, окрашенные стены, изредка встречались казенного вида сидушки на одно и много рыл, без обивки или еще какого смягчения их металлической сути. Спустились мы на пару этажей, ну и вывела меня сопровождающая в прекрасный новый мир.

Мир был нов, но прекрасности в нем я не узрел. Футорологичности особой тоже. Разве что материал, из которого было изготовлено все, от домов до дорожного покрытия был любопытен. Металлический, матово поблескивающий материал. То ли металл, то ли напыление, но таковым было все.

А вот дома нихрена не небоскребы и прочее. Трех–пятиэтажная застройка, в пределах видимого. Несколько колымаг странного вида, зализано–обтекаемая форма, на ни фига не аэродинамичных колёсах и каплеобразная крыша–фонарь, полностью прозрачная, ну и естественно, обтекаемая и аэродинамичная. То ли это средства летучие, соответственно колеса вбираются, то ли это мода, бредоватая, стоит признать.

Моё знакомство с окружающим прервала ксеносиха, тыкнув в вывеску «кантина», по крайней мере, ассоциативный ряд с языком, выдал именно это определение. Щупологоловая после тыка требовательно и выжидательно уставилась на меня. Я в ответ пырился на неё, мол что надо–то? Она молчала, я молчал. Через минуту я, всё–таки решил узнать, надо–то что? Может автограф поставить ей на месте неприличном, в договоре об оказанных услугах, например:

— Я что–то должен? — безэмоционально выдал телом я.

— Нет! — разгневанно выдала пакость, взмахнула в резком развороте щупалами (чуть мне по мордасам не зарядила), да и срулила в клинику.

Хм, ну и нафиг пакость. Разгневалась она, видишь ли. Чаем не напоила, даже минет не сделала, а я ей что–то там должен. Так, рассуждая о беспримерной наглости всяких ксеносов, я дотопал до питейного заведения. Перед входом подумал, да и перенес кобуру ближе к подмышке, где она расположилась и спряталась. Ну, сказано же было «открытое ношение», ну а я скрыл, значит все вроде нормально.

В кабаке было полутемно, пиликала какая–то, на мой взгляд, излишне высокая тоном музыка, впрочем, не инфернальные звуки, из памяти прототипа, называемые «попсой», что искренне порадовало. Подрулил я к барной стойке и осведомился у бармена, насчет отдельных кабинок, на что меня послали, в смысле сиди где есть, отдельных кабинок нет. Ну, не очень хорошо, хотя кабак почти пустой, да и народ тусуется вдали, судя по вспышкам, там что–то вроде игорной зоны.

Расположился я за столиком, оповестил подскочившее металлическое нечто, с летающей тарелкой вместо головы, что буду «их фирменное», пофиг что, все равно не буду. Да и денег, хоть и вряд ли, может не быть.

Ну и углубился, для начала, в изучение содержимого сумки. Первое, было в ней с десяток карточек, очевидно — кредитные чипы, потому как были эти карты одинаковыми с символом перечеркнутой буквы «реш». Ну и номинал в пять сотен у каждой. Вроде бы, немало, пять тысяч, не корабль (хотя с покупательной способностью, точнее информацией о ней, была беда, то ли у Лукаса, то ли у прототипа), но на пожрать–пожить на какое–то время хватит.

И был в сумке планшет, датапад по–местному, с фигулиной для создания голограмм. Вот его точно пока нафиг, решил я.

Итак, если бы не знания солдата–клона, я бы точно решил, что я, как ни забавно, клон для форсъюзверя. Но с ними засада, хотя черт знает. В общем, есть немалая вероятность, что сейчас или в ближайшее время, некий пользователь силы, с высокой степенью вероятности ситх, узнает о том, что ценный актив, движимое имущество, самопохитилось и двигает нафиг.

Так что электронные следы оставлять нафиг надо, а надо нафиг рулить с планеты, причем в какую–нибудь филейную часть галактики, для натурализации и обретения новой личности по документам. А то, как бы не нашли. Может и паранойя, но нахрен рисковать. Далее, мне нужны знания и информация, следовательно, мне нужны средства. Возможно удаленное обучение, возможно — академия, но нужно стопроцентно.

Подобные запросы упираются в две, точнее три категории широко известных в ДДГ граждан. Пираты, контрабандисты и наёмники. Как–то, при всех прочих равных, последние наиболее симпатичны. Впрочем, думаю, есть и некие коробейники, но блин их фиг найдешь и подмажешься, а наёмникам «свежее мясо» нужнее, чем торговцам–одиночкам.

Хм, впрочем, наёмникам я тоже толком ничего предложить не смогу, по крайней мере пока. У меня треть мыслительной деятельности уходит на то, чтобы ровно сидеть, не помирать и, пардон, не обгадиться. Решаемо, но нужен хотя бы день, да и еды побольше не помешает. Так, значит следующий пункт ночлег и пожрать. Все равно тело надо приводить в порядок. И, перед заселением, датападину какую–никакую, хотя бы минимально с миром ознакомиться. Та что в сумке — нафиг, как, впрочем, и документы в дипломате. Не хочу расстраиваться, если окажется что там многоденег и планета в собственности. Все равно брать себе не буду, опасно.

Так, за не выпитую пакость расплачиваться нужно, а у меня только пятисоткредовые чипы. Внимание бармена в любом случае привлеку, так что лучше решить сразу все вопросы. Краткосрочные, естественно, а долгосрочных он и не узнает. Подошел я к бармену и постукивая чипом по стойке озвучил:

— Датапад, чистый, можно старый. С сетью. Не для взлома и криминала. Не обижу, — отрывисто выдал я, стоять, держать мимику и говорить, все же, было чертовски сложно.

— С заказа, братишка? — скупо улыбнулся бармен.

Опаньки. Слово «взлом» я произнес с «военной» базы, сочетание «рубка льда» было, и имело значение рубка льда, а вот в военной базе — взлом коммуникационных сетей противника. В обычной же ни взлома, ничего подобного просто не было. Забавно. Братишка тоже не вполне брат или «братан» какой поганый, нет, что–то вроде соратник. Значит, бармен принял меня за наёмника после дела. Ну, неплохо, возможно и поможет, так что я просто кивнул.

— Да, понимаю, сам когда–то возвращался чуть ли не голым, — ностальгически улыбнулся бармен, — целым куском — и то хорошо. Рассчитались–то хоть честно? — спросил он, на что я так же кивнул. — Так вообще, жизнь удалась, — подмигнул он, — продам тебе свой старый датапад, — закопошился он под стойкой и бухнул на неё планшет сантиметров трех в толщину, — сто пятьдесят… а, ранкор с ним, сто кредов и выпивка, — подмигнул он, — с меня.

Ну а вместе со сдачей бухнул на стойку стакан какого–то дымящегося пойла. А ну нафиг, да и не хочется, решил я.

— Не могу. Контузия, пока нельзя, — объяснил я свою неуместную в баре трезвость.

— А–а–а, — сочувственно и понимающе кивнул бармен, — то–то ты такой заторможенный. Не в обиду тебе, все понимаю, — развел он руками, хотя я и не выказывал недовольства, — сам–то местный?

— Нет. Сошел после контракта. Госпиталь. Думаю. — коротко ответил я.

— И податься некуда небось, — протянул бармен, — могу предложить у нас. Для тебя сделаю скидку, да и девочки у нас, — причмокнул он губами, — высший класс. Отойдешь и «надумаешь» — явно процитировал он меня с улыбкой.

Я же задумался. С одной стороны, в шаге от больнички, куча следов и прочее, захотят найти — найдут за минуты. С другой стороны, времени мне надо немного, разобраться хоть с основами и минимально наладить работу тела. Потом и менять дислокацию можно спокойно. Так что, по–хорошему, надо соглашаться. Экономия времени в поисках, уменьшение людей с которыми контактирую.

— Согласен. Номер. И туда мяса, побольше. Лучше жареного, — выдал я, полюбовался на тотальный афиг бармена и уточнил. — Банта, еда. Не девочки.

Проржавшийся бармен кивнул, обозвал меня нутыикомиком, и направил к лестнице ведущей на этаж с кучей номеров, основную площадь которых занимала огромная койка. Занял я ближайший и рухнул на неё. Первым делом надо максимально перекинуть нагрузку на мозг, а то каторга, а не жизнь выходит.

Занялся переписыванием рефлексов и управляющих программ на нейроны. Вообще, не столь долго и сложно, после того как присобачился. Более того, нарисовалось два плюса. Первый, я реально мог управлять всем телом, что для рожденного «мясным мешком», похмыкал я, просто недостижимо. Что, если тело будет работать и автономно, большой и толстый бонус.

Правда засада в этом же — нет ограничений мозга на возможное–невозможное, порвать себе связки, сломать кости собственным усилием я могу очень просто. Буду аккуратнее, кроме того, есть второй бонус — тело развито идеально. Не перекачано, той же силы бы, возможно, не помешало бы. Но разработаны все, вообще группы мышц. Как и связки, прекрасные суставы. То есть, опять же, хрен такое в естественных условиях добьешься.

Ну, вроде тушка на нейронах заработала, так что встал я и стал проверять её возможности. Ну, как и ожидалось: растяжка идеальная, мышцы, пусть и не гипертрофированные, но без ограничений — более чем достаточно. Некоторые баги с координацией, но поправимые, думал я любуясь на бармена в дверях.

В руках он держал парящий запахом жареного мяса тазик, рожу же имел охреневшую и пасть разинутую.

— Ну ты даешь, — наконец вымолвил он, — я думал ты ледоруб, — сказал бармен имея в виду взломщика систем, — а ты, — неопределенно помахал он рукой.

— И ледоруб, — вставая на ноги ответил я. — Стучись. Мог и убить, — по привычке рублено предупредил его.

— Понял, не вопрос, — поставил бармен тазик на прикроватную тумбочку, — тебе точно больше ничего не надо? — уточнил он, на что я молча помотал головой, — понял, мешать тебе не будут, тренируйся, — и срулил нафиг.

Ну а я немного перекусил, да и полез в датапад. И вот информация оттуда меня ни разу не вдохновила. Впрочем, дата в 958 год от руусанской реформы порадовала, если мне не изменяет память прототипа с прототипом, до войн клонических, в которых клонам, в связи с высокой смертностью, участвовать не стоит, лет двадцать с хвостом, если не тридцать.

А дальше непонятки, начиная с того, откуда в моей памяти ориентированная на клона–военного информация. Вроде бы, в качестве пушечного мяса их до войны клонической не использовали. А если не клонская информация, то какая? Для дикаря на военной службе? Так туда минимум социалки бы впихнули, без этого никак, это клону, у которого путь автоклав–десант–удобрение язык и тактические схемы нужны, не более. Опять же, а если я не клон, а после катастрофы или нападения?

Нафиг, решил я. Вторым нерадостным моментом было то, что сеть, во–первых, была платной чуть более чем вся. Для подключения к спутнику — плати, но кроме иконки провайдера ничего не было, за каждый поисковый запрос, открытую ссылку, следующую страницу — плати. Да, немного, сотые, максимум двадцатые доли кредитов, но за все.

С такой монетарной политикой неудивительно, что сеть всегалактическая, ехидно подумал я, это банально выгодно. Ну хоть узнал, что за дыра Абхеан, где я оказался.

Дыра эта была в среднем кольце, крупным транспортным хабом на каком–то лютом гиперпути, за название которого с меня попросили денег, а я зажал. Путь пересекал, как я понимал, мало что не половину ДДГ и сильно сокращал время перелета, соответственно экономил и деньги. Далее, на орбите той дыры бултыхалась, вот удивительно, орбитальная академия джедаев. За жизненно важные данные, что она, сцуко, орбитальная, мне пришлось отвалить сотую креда, притом, сцуко, что она на орбите, я узнал купно, с массой иной информации. Ироды и жадюги, возмущался я. Собственно, после этого и ответил на просьбу «плати за информацию о гиперпути» отказом. Нахрен мне не сдалось узнавать, что он, например, «транспортный».

Самое паскудное в этой системе, что информационный обмен чудовищно затруднен. Системы безопасности и доступа к информации ограничены многочисленными и прекрасно работающими механизмами, потому что это деньги. Ну а вводить хоть всегалактическую цензуру, пропаганду и прочее — как два щупала об асфальт.

Ладно, это всё хреново, но мне надо валить с планетки, причем в ближайшее время, причем к внешнему кольцу. Стал я искать в сетке хаттовых хаттов. Обеднел на кред и узнал, что они насилуют наркотики, курят детей, подсаживают мужчин и жестоко продают женщин. В разных вариантах, на сотне без малого ресурсах.

Какие положительные персонажи. А вообще, конечно, охренеть. В сети, за деньги, нет карты ойкумены. Скорее всего есть, но платный поисковик не выдает. Только сектора, да и то частями, про Татуины всякие вообще тишина.

В общем, надо переваривать еду, спать и искать наёмников к которым прибиться, потому как тут, похоже, ничего я не найду и не узнаю. Так и проторчу, пока деньги не кончатся, даже если никто мою пропажу не обнаружит. И искать не будет.

А надумав эти важные и ценные мысли, решил я поспать, потому как мозгам пришлось несладко, да и телу, самому к себе, привыкнуть стоило.

Примечание к части

Не успел вселиться наш злобный герой в тело, как тело пинками выпнули. На мороз можно сказать. Как–то прям некрасиво и негостеприимно со стороны ДДГ.

осуждающий старина Киберъ Рассвет

3. Интересный нерешенный вопрос

Проснувшись же, первым делом я проверил, не учинилось ли со мной гадости какой. Ну и, кроме самого факта пребывания в ДДГ, все было вполне сносно. Правда, пришлось подправить интенсивность некоторых автономных процессов и справиться в ближайшем санузле с последствиями их излишней интенсивности, но это мелочи.

Итак, думал я, прикидывая, тело у меня хорошее, при всех прочих равных, прописался я в него хорошо, источник укоренился, не деградирует и не отторгается. Фагоциты меня не фагоцитят, хотя некую «тень» от них я несколько раз наблюдал, то есть та хрень, что я сейчас есть — местной иммунно–форсячьей системе пофиг. Так что с жив–здоров, все неплохо.

Далее, есть набор навыков от прототипа. Урезанный, кривой и неполный в смысле ритуальной магии, о другой я, по сути, вообще ни хрена не знаю, потому как не практиковал он её с теперешними мозгами, вспоминая исключительно в разрезе «а было бы неплохо». Ну нет и фиг с ним, ряд ритуалов помню, а главное, что помню расчеты и основные принципы.

Правда, есть у меня обоснованные самым чувствительным местом организма мысли, что призывная ритуалистика может вызвать в форсячем бульоне изрядный переполох, с не самыми для меня желанными последствиями. Так что, отложим её в сторонку, до момента когда найдётся форсъюзверь, жизнь которого не будет входить в мои планы. Наложу на него ритуал, постараюсь чтоб завершал его он сам и сныкаюсь куда, понаблюдаю за последствиями. Ну а по результатам будет видно.

Далее, чакропользование, тут все и неплохо и фигово. Первое, местный иммунитет чакру не любит и старается её разчакрить вместе с чакропользователем, как я подозреваю. Это у нас практикой установленный факт, что печально, но ладно. При этом на чакру в «пассивном», то есть органическом состоянии фагоцитам пофиг, также факт. Так что хрен мне, а не техники чакры, как минимум, пока не смогу орду фагоцитов на нефритовом стержне вращать.

При этом, чакра изначально, для организма в целом и когнитивной деятельности в частности, вещь полезная и мне любезная. Собственно, я, как и прототип, считаю, что её создали, и создали специально для людей, отчего она столь пользительна, это у нас второе.

С физикой разобрались, теперь лирика: что я, собственно, знаю и умею? А, подозреваю, ни фига. При всем местном застое, он произошёл во время, когда НТР опережала доступный и известный мне на тысячи, если не десятки тысяч лет. Вопрос рационального использования плодов оного, вопрос десятый, главное что то, что творят местные в некоторых сферах для меня скорее колдуйство, нежели техника.

Антигравитация, например. Локальное, мать его, отрицание базового свойства материи. Репульсоры местные, которые пердолят чуть ли не в туалетный ёршик. Хотя, темная энергия, вроде как есть, но она, кроме того, что она есть вроде как, и она, сцука, темная, никак не объяснялась. В общем, антигравитационное колдуйство.

Мозги местных дроидов. То ли в них напиханы духи, то ли не выходит каменный цветок в рамках моих знаний. Не зарождается в четко прописанных бинарных, троичных, да ни в каких иных схемах личность, это я в Академ–сити долго и с пристрастием проверял. То есть, можно тупо и до бесконечности, если с магией, повышать скорость и объем вычислений, а личность не появится, хоть плачь. У дроидов появляется, факт как описанный каноном, так и нарытый в местной сетке (за, сцука, полкреда суммарно!).

Лазерные, простифлуктуация, болты. Это, пардон, вообще как? Это в какое место когерентное излучение отымели, что оно приобрело свойство тяжелоструктурного объекта? У фотона, сцука, массы покоя нет как класса, это его, пардон, базовое свойство. Впрочем, тут разберемся, может, как и со светошашками, какое–нибудь извращение с агрегатным состоянием, газ тут какой–то хитрый ионизированный. В общем ни хрена толком не знаю, но выглядит невозможным.

Гиперпереходы и гиперпути. Вот и тут хрен знает: возможно, это вообще свойство местного верса, может и нет, но факт в том, что про них я опять же, ни фига не знаю.

И выходит, что я, пардон, дикарь с отсталого мирка, если в среднем смотреть. А прототип себя умной, образованной и даже местами интеллигентной скотиной считает.

Хотя, в медицине у меня, возможно, и есть в чем местных за пояс заткнуть, это раз. В тактике наземного боя — с гарантией их превосхожу, это и по канону, и по феерическому бреду в мозгах реципиента, это два. И… да наверное, пожалуй и все.

Так что идея учиться, стопроцентно правильная и нужная. Интересно, как у них тут все устроено и работает, факт.

Ну и, напоследок, что я могу предложить наёмникам? Тело, чертовски хорошо развитое тело. Если потренируюсь денек с местными стрелялами, так еще и чертовски меткое, с офигительной реакцией. А самое главное, я до фига умный, хотя озвучивать это при вливании в коллектив не стоит. Не так поймут, дикари-с.

Дальше, надо посмотреть документы. Да, мне конечно будет обидно, если там будет дофига всего ценного и полезного, но знать все равно надо. Так что, наступив тяжким сапогом рационализма, на мелкого головастика, лишив его перспектив развития, залез я в дипломат, насчет почитать.

Вышло занятно. Итак, я Дамал Андерсон, семнадцати с хвостом «стандартных лет», которые с триста шестьдесят суточных циклов, по–местному. Совершеннолетний, полноправный и прочее и прочее. Родом с Ксикуина, за номером два, притом. Полноправный гражданин республики с двенадцати средних лет, до кучи. И все, про меня информации больше нет, по крайней мере в документах. Кроме одного момента.

Итак, полтора года назад гражданин Республики Андерсон заключил с клиникой «Доброго доктора Майфу» договор на оказание реабилитационных и иных медицинских услуг «необходимых для функционирования организма». Куча бюрократии и местной медицинской терминологии, которую я не понимал из–за скудности собственного словарного запаса.

Согласно договору, на счет доброго лечилы поступило три с половиной сотни тысяч кредов, прямо скажем, солидная сумма. Ну и обязательства со стороны клиники считаются полностью выполненными, если пациент в течение суток будет в состоянии, описанном кучей пунктов и подпунктов и не иметь жалоб. То–то мне мало, что ускорительного пинка не отвесили, а то мало ли, жалобы предъявлю.

Ну и, год с лишним назад, тело было в клинику доставлено, дипломат и шмотка, очевидно, сданы на хранение. Кем, что и как, в каком состоянии — черт знает. Как тело оклемалось — его выпнули, на вопросы, где, мол, тело — будут посылать, конечно, если вопросы не с пристрастием.

Из веселухи, договор заключен именно мной, правда, вот удивительно–то, удаленно, цифровая подпись гражданина Майфу, а не ручная, да и моя не более чем данные договора и согласия, ни отпечатков, ни практикуемой тут «росписи», обычно монограммы или еще какой пакости, выполненной от руки.

Так что, хрен его знает что тут. Мог и вправду сам, могли помочь, но факт, что заключивший договор знал о будущем некондиционном состоянии тела.

Далее, несколько договоров на открытие именных счетов, на имя, как ни удивительно, все того же Дамала Андерсона. В нескольких банках, суммой на семь с копейками сотен тысяч кредов.

После прикидывания суммы головастик возжелал ожить и экстренно развиться, но был вторично осапожен.

Так, три счёта, в какой–то там невзрачной и нахрен неизвестной конторке с названием Банк Корусанта, представительстве Муунилинстского банковского клана и в Кореллианском банке ордена джедаев (!). От последнего я слегка охудел, ну да ладно. Есть у сектантов банк, да и хрен с ним.

Вот, собственно, и все. Никаких планет, титулов и наследств слизерина (хрен знает всю подноготную, но о «наследунстве слизерина» прототип вспоминал нередко). И вот хрен знает. Могу я оказаться чьим–то запасным телом? Да с полпинка. А могу не оказаться.

Скорее всего, я все–таки клон для вселения, потому как у шестнадцатилетнего юноши столь крупные деньги и желание влезть в какую–то жопу, после которой не факт, что выживешь, да еще с подобной формулировкой договора… Не, не верю ни фига в такого юношу.

А вот некоего старого хитрожопого пердуна верю, причем точно форсъюзверя, потому что пересадить мозг, согласно договору, ему бы не дали. Весь персонал доброго доктора лег бы костьми, но тело на операцию не отдал, потому как неустойка при смерти аж трехкратная.

Так что, пока огроменные деньжищи и личность Андерсона отправляется в дипломат, решил я. Может быть, и приберу к рукам, но позже, когда начну более–менее ориентироваться в местных реалиях.

А сейчас надо искать тренировочный полигон какой–никакой и наёмников. Ну и валить с планетки со страшной скоростью, причем желательно в документах не засветившись. Покопался я в местной сетке, опять немного обеднел, да и выяснил, что в районе космопорта столицы, в которой я, оказывается и находился, есть некая «свободная зона», где законы планеты смягчены (правда не указано, какие и в чем), где тусуются «транзитные», а не местные наёмные бригады. В большинстве своем, принимающие заказы на работу вне планеты, что в общем–то логично.

Да и помимо многочисленных борделей и питейных, о которых я узнал почти бесплатно, в этой зоне есть и тренировочный и «игровые» (что за игры — фиг знает, денежку жалко) полигоны, где не действуют «планетарные ограничения на системы вооружений». Не действуют — это хорошо, подумалось мне.

А добираться мне до этого легального рая, видимо, придётся на таксо. Сей факт и заказ транспортного средства, причем опять за деньги (блин, у меня от жадности местных сетевиков скоро нервный тик начнется, да, в общем мелочи, но реально, за каждый плевок дерут) я благополучно и осуществил.

Ну и поперся на выход, мимоходом кивнув треплющемуся с каким–то инвалидом бармену. Судя по отсутствию смены, он, как ни поразительно, бессменный, сделал парадоксальный вывод я и выперся на улицу.

Ожидала меня колымага, с живым водителем, того же зализано–истребительского вида, что и привлек моё внимание вчера. Ну, вот и выясним, подумалось мне, в процессе умещения зада в колесницу, летает эта хрень, или у дизайнеров её проблемы и комплексы.

Достигнув цели минут через пятнадцать, я точно знал, что у дизайнеров проблемы. Впрочем, и хрен бы с ними.

Моему взору предстало огороженное сетчатым забором, где–то полукилометровое, полукольцо вокруг космопорта. Радовало оно взор тем, что в отличие от остального города, бывшего в цвете «тусклый металлик», в свободной зоне все было разноцветным. Вообще, наверное, даже слишком пестрым, однако после серости города даже радующим глаз.

Ворота, к которым мы подъехали, были велики, распахнуты и, как по мне, нахрен не нужны, потому как ни технологической в виде дроидов–камер, ни биологической в виде привратников–мздоимцев, обслуги к вратам не прилагалось.

А вот за воротами ошивалось несколько потертых типов разного возраста и пола. Присмотрев паренька помоложе, я ему слегка кивнул, что чудодейственно проявило в нем дар к телепортации, метров шесть между нами он преодолел между морганиями моих глаз.

— Да мистер, могу отвести вас в прекрасное заведение, — зачастил парень, — юные твилечки, даже тогруты. А для ценителей найдутся и селлонианочки, — пошло поиграл он бровками, предлагая явно всякую пакость, заслуживающую очищения огнем.

С несколько секунд, погонял я в башке мысли, отдающие органной музыкой, маршевыми ударными и запахом прометиума пополам с паленой органикой, да и забил. Явно девиация прототипа какая, или в его забытом прошлом был мир молоток–воевать, тоже может быть. Так–то в принципе, в теории, можно и вдуть, но человечки лучше. Да и вообще нахрен надо, ибо не до того.

— Полигон с разными типами оружия. Без толпы, с возможностью аренды отдельного помещения. Лучше всего с тренировочными дроидами, — озвучил я свои хотелки, благо, тренировочные дроиды точно были в каноне распространены.

— Два креда, мистер, — обозначил свое запредельное охреневание жлоб.

Молча достал я датапад и тут же на месте стал демонстративно в него тыкать. Морда моего потенциального проводника, изобразила всю скорбь какого–то там народа, ну и начал он озвучивать новые, завлекательные предложения:

— Мистер, ну полтора, тут вам никто… — прервался он уставившись на мою скептичную бровь, тяжко вздохнул и выдал, — хорошо мистер, полкреда. Вести? — осведомился он.

— Кред, если место будет соответствовать озвученному, — ровно выдал я.

На что парень кивнул, задумался и двинул явно не в то место, в которое дернулся первоначально. Ну и я двинул за ним.

А место, в которое он меня привел было полигоном подземным, которым рулил, на минуточку, летающий жид с хоботом. Жадный, противный и носатый. Тойдарианец, если память прототипа не подводит. В шрамах, с немалых размеров пушкой за поясом. Бешено, сцука, розового, цвета! И порхал на высоте метра–полутора вдобавок, пакость такая.

Впрочем, судя по некоторому напряжению и потокам форсы, надругательство над законами физики тут было обоснованным.

Посмотрел я на эту горбоносую морду, да и выдал кредовую пластинку проводнику перевернутой ладонью. Тот понимающе кивнул и срулил. Розовый летающий жид сделал вокруг меня полукруг на своих леталках и, сцука, гундося и картавя выдал:

— Згаствуйте, здгаствуйте, — начал он. — Какого хгена, тебе сопляк, надо, на полигоне стагины Улоша?!! — вдруг заорал он.

— Отдельный полигон. Для начала — стрелковка, пока своим оружием, — спокойно ответил я, — боезапас найдешь? — продемонстрировал я снятые с кобуры цилиндрики, как оказалось несколько отличные друг от друга.

— Таки найду, — выдал розовый, — и что, это всё? Гади этого ты отогвал стагину Улоша от слад… важных дел?!

— Пока всё, — ответил я, на что морда жидовская деловито кивнул.

Ну и попорхал в недра своего заведения, попутно уточняя, сколько боезапаса и прочее. Озвучил я «пару циклов» в надежде, что поймет. Вроде бы, местные пулялы двухкомпонентные, энергоисточник и хитрый газ. Морда крылатая понял, выложил на стол у стрельбища шесть цилиндриков, два таких и четыре этаких, ну и озвучил грабительские пять кредов, после минутного молчаливого разглядывания его морды снизившиеся до четырех с половиной.

Ну и извлек я, наконец, из кобуры свое убивало. Убивало было на вид несколько бредовенько, напоминая недокарабин мира прототипа, маузером обзываемого, правда с несколько более коротким и толстым стволом, точнее, все же, ствольной коробкой. Летающая вокруг и пырящаяся на меня ксенопакость удивленно–уважительно присвистнула, правда молча. Видимо, стреляло раритетное какое, или сильно уважаемое местными летающими жидами, кошерное или еще как.

Быстрый взгляд обозначил отсутствие предохранителя и толковых прицельных приспособ. Ну и маркировку «БласТех» и ДЛ‑52с. Первое, подозреваю, название стрелялодельца, второе — обзывание модели, хотя, может быть и наоборот. Но вряд ли.

Но вот отсутствие предохранителя и ни разу не эргономичная рукоять огорчили, впрочем, все не так страшно, с моими физическими и прочими кондициями, которые, вдобавок, будут расти, не думаю, что это доставит мне сильное неудобство. Да и поменяю, если что.

Так что, взял я стреляло и стал стрелять с разных рук. Первое, у стреляла над местом, где должен быть курок появилась некая шкала, очевидно, обозначающая газ и число 25, обозначающее вот прям хрен знает что. Маловато для энергооружия, как по мне, но, видимо, компенсируется мощей.

Первые несколько выстрелов я сделал в хрен знает куда, заодно узнал, что стреляло не беззвучное, ну и, как ни удивительно, не пиу–пиующее. Стреляло оно лучом, насыщенным и коротким, полсекунды где–то. С негромким, но ощутимым хлопком внутрях самого стреляла. Впрочем, летающий жид, порхавший вокруг, с визгом не убегал, хотя хлопок не слышать не мог, так что будем считать, все нормально.

По результатам сотни выстрелов узнал я такую истину, опытным путем. В мою ДЛку идут два боеприпаса, баллон с газом, судя по всему, ну и энергоячейка. Баллона хватает на полтинник выстрелов, ячейки ровно на половину его. В чьё отсутствие мозга пришло сделать так — неясно.

Идиоту понятно, что даже с потерей в виде лишнего веса, объединённый магазин на четверть сотни выстрелов удобнее, эргономичнее, да банально, быстрее и жизнеспасательнее, нежели две разные фигни.

Голографический указатель сколько патронов и газа — бредятина в кубе: он демаскирует свечением, вдобавок присобаченный вражина может увидеть, сколько у тебя патронов, что также не способствует долголетию.

Ну и сам дизайн стреляла — ну хрен с ней, с эргономикой, в конце концов, с учетом кучи всякой ксенопакости, рукоять может быть этаким универсальным компромиссом, не самый неудобным, стоит отметить. Но блин, отсутствие прицельных приспособ у явно мощного, судя по мишеням, оружия… Причем, их еще при перекосоверченном дизайне толком и не поставишь, просто места нет…

В общем, ствол бредовенький, но мне, как ни забавно, подходит. Возможность «прямого управления» телом и некое «большемерное» виденье делало меня, по сути, снайпером. Опять же, хрен я в горячке боя перепутаю, какой цилиндр менять и когда. Более того, надо бы эту голограмму поганую отключить или сломать как–нибудь. Боезапас запомню и так, ну и светиться им не буду.

Ну а мощность, при учете «сто из ста», меня более чем устраивает.

— Пагень, ты стганный, — оповестил меня летающий жид по отстрелу боезапаса, — стгеляешь, как мандалогец, но как будто пегвый газ ствол в гуки взял, — то ли спросил, то ли констатировал розовый.

— Контузия, — немногословно ответил я, — многое забыл. Проконсультируешь? Не бесплатно, безусловно, — сказал я, но дополнил, подумав, — в разумных пределах.

Розовая морда следующую минуту искренне радовала: её плющило, колбасило, корячило. Один раз этот тип аж сальто в воздухе на месте сделал.

— На хген деньги, — выдал жид таким тоном, что я бы его возможно, мог и пожалеть, — таки за боезапас, за вгемя заплатишь! — поправился он. — Но гасгажу и покажу бесплатно, — страдая, озвучил он.

В общем, погонял он меня на сборке–разборке, выдал несколько наиболее распространенных единиц вооружения и дал пострелять, ну и погонял с ними. Да и консультировал, не без этого. Что, вкуда и нахрен надо. Выяснилось, что у меня лютая эксклюзивщина, тяжелый пистолет, мощей посильнее армейского штурмового образца. Редкий и дорогущий, чуть ли не десять тысяч тиражом на всю ДДГ. Ну, фиг знает, как по мне штука неплохая, но каких–то там космических достоинств я не узрел.

С остальной оружкой так же: не сказать что сильно удобное. Ну и в целом, при моих характеристиках, я всё–таки снайпер выхожу, а не штурмовик, нахрен мне стрельба очередями, даже при штурме.

А вообще, я так и не понял, с чего прототип так жидов–то не любил? Или это девиация, типа как на жаб? Хрен, в общем, его, загадочного, знает. Улош жид вполне нормальный, можно сказать положительный оказался. Ну а что жадный, ну так и я ни разу не альтруист. За копейку, конечно, не удавлюсь. Но удавить, при нужде, смогу.

В общем, прощаясь с тойдарианином, решил я окончательно, что он положительный, толстый, розовый и летающий жид. И картавит забавно, факт.

В итоге, добрался я до кантины своего пребывания в настроении неплохом, как от своих несомненных и доминантных над окружающими всяческими задатков, так и от общения с забавным, ну и вероятно, даже неплохим, поганым ксеносом, да еще и жидом. Наверное, не стоит его жечь огнем, миролюбиво и благостно думал я.

Завалился я в кантину, народу было, кстати, немало, но решил я осмотреться, благо, несмотря на немалость, свободных столиков хватало. Обозначил тарелкоголовому дроиду, что мол, желаю я тазик мяса и сок какой–нибудь, метаболизму моему угодный, а то хрен знает, что за пакость принести может.

Ну а пока ждал заказанное, ко мне за столик, самым наглым и хамским образом уселся инвалид, общавшийся с утра с барменом — видел я его краем глаза. Бормотнул мне, скорее утвердительно, чем вопросительно: «не помешаю», ну и бухнул свою задницу за столик.

Я бы ентого инвалида, несмотря на его явные увечья, послал бы на фиг. Что значит не помешаешь, уже мешаешь, одним фактом своего инвалидного присутствия! Однако, дело в том, что при ближайшем рассмотрении, я как бы так помягче, несколько отложил кирпичей. Ну и несколько задумался, как над крипотой, так и над отложенным, в связи с чем посылать усевшегося не стал.

Дело в том, что мой застольник был слеп, чем был явным инвалидом. При этом, в коже–броне, шрамирован–крут и все такое, но явно слеп. Я не очень точно помнил детали, но вроде бы была целая слепая раса, форсяче видящих людей. Слепая из–за этого, гиперразвитого энергозрения. Называли они себя видом, но это враньё: внешне люди, потомство с людьми иметь могут, потомство это фертильное. Так что, очевидно, раса, сформированная форсячьей силой и естественным или искусственным отбором.

Однако, по воспоминаниям, они посадочное место своих буркал либо закрывали плотной тканью, либо непрозрачными очками. Кроме одного типа, жидая–пердателя или что–то такое, часть воспоминаний прототипа была смутной, изобиловала матом и искренним желанием мучительно умертвить, через огонь притом, почему–то мышей.

Ну да ладно, дело в том, что тот вспоминаемый тип носил на морде рожи не очки, а этакую полоску, лишь частично прикрывающую глаза. Ну и эти самые глаза там были, под слоем кожи, но выпуклости и все такое, точно помню.

А вот у поциента, рассевшегося за моим столиком, вместо глаз были криповые и неаппетитные дыры, при том, что эти дыры были лишь частично прикрыты этакой полосочкой типа очочков. В общем, зиял он своими дырищами изрядно крипово и напряжно для окружающих в моем лице.

Ну и был он, очевидно, не просто слепцом, а именно миралукой, потому как на стены и людей не натыкался, жалом своим водил как зрячий, ну а главное имел в своих жутких дырках вполне видимые в форсячьем спектре буркалы.

Ну а пока я отходил от афига и думал эти мудрые мысли, дыроглазый выдал мне такой спич:

— Шасси говорил, — начал он, мотнув башкой в бармена, — что ты без заказов и пустотный коммандос. Меня, кстати, Сатуро Вен звать, — наконец представился бескультурный, — в общем, есть дело. Интересно?

Так, быстренько стал я гонять в башке имеющуюся информацию. Пустотный коммандос, это такой специальный тип, который заточен под трехмерный бой, причем, необязательно в космосе и невесомости. Может и при гравитации и на планете, но ключевые особенности, бой не в плоскости, а именно в трехмерном пространстве. Что, прямо скажем, человеку психологически неудобно, но, как понятно, дает массу преимуществ. В общем, спецы редкие, но востребованные, их в основном всё–таки в космосе, во всяких абордажах и диверсиях пользуют, ну, согласно моей базы знаний.

Далее, бармен, обозванный колесом, в смысле Шассей, видел, как я разминался, что было вполне круто, потому как тело в смысле гибкости и ловкости реально идеальное. Соответственно, вполне мог, а похоже и сделал, вывод, что я оный пустотник и есть. Ну, сделал и сделал, в общем–то мне–то пофиг.

Но, очевидно, у моего дыроглазого визави некая сильная нужда. Вот и посоветовал. Вот хрен знает, имеет смысл в это лезть или нет, надо подумать будет. Но узнать, в чем дело имеет смысл.

— Подробности? — ровно поинтересовался я.

— Хаттская отрыжка, — нейтрально выругался он, — ладно, смотри. Был заказ на сопровождение мажора. По зоне беззакония, — на что я вопросительно поднял бровь, — ну серая зона, станции вне планетарной юрисдикции, — на что я кивнул, — так вот, папаша мажорчика при деньгах, я с ребятами не из последних, в общем все ладно. И вот один ублюдок, вросс шахот нимма та! — непонятно, но явно обзывательски выдал он, — полгода как с нами, прихватил пацана и сдал его синдикату. Пока его маринуют на станции, заказчик не в курсе, но вопрос времени. Штурм мы не потянем, а пустотник у меня один, не справится, — с тоской протянул он, поморщившись, что добавило его дырам крипоты, — тут даже не деньги, хотя крупно влетим. Если не вытащим пацана — репутации отряда конец, — честно, как по мне, ну если его мимика близка к человечьей, сказал дыроглазый.

Так, вопрос, а оно мне надо? Ну, надо думать. Итак, возникла эта ситуация быстро, удобно и подозрительно вовремя.

Подстава? Вряд ли, скорее просто удача. Мужик напротив не врет, ну либо он лютый и не встречавшийся прототипу контрольщик мимики. Меня может обмануть прототип и маска, остальные показывают, когда врут, так или иначе.

Концы и связь с больничкой. Тут, безусловно, похуже. Однако, с планеты я свалю, а там хрен меня найдут, с дыроглазым я связываться надолго не намерен, после дела срулю и скроюсь.

Ну и, банально, деньги, которые лишними не будут.

— Сумма? — спросил я.

— А ты не из болтливых, — проявил охренительную наблюдательность безглазый, — хотя, у тебя же контузия, Шасси говорил… Ты вообще, как? — помахал он лапой.

— Достаточно для работы, — отрезал я, — сумма?

— Пять… Хатт с тобой, семь килокред, — выдал Вен, — но только при успешном выполнении! — заявил он.

— Само собой, — ответил я, — есть несколько моментов. Высадите после дела меня на транспортной станции, не люблю планеты, — на что безглазый кивнул, — прошлый заказ чистый, но заказчик мутный. Хочу покинуть планету без следов, спокойнее будет.

Последняя фраза отразила калейдоскоп сомнений на роже собеседника, впрочем, тут же пропавших — при всех прочих равных, я был при деньгах, о чем, я думаю, бармен не преминул сообщить. Живу фактически в центре столицы планеты, очевидно не прячусь. В общем подловить меня на крючок сдачи «обиженному заказчику» никак, явно что у меня так, как я сказал.

— Ладно, тоже не вопрос, — наконец протянул он, — заказчики и вправду бывают разные. А ты не зря дёргаешься?

— Заказчик давал, по его словам, полный расклад. В итоге два выживших, я в госпитале, — выдал я придуманную историю, — через неделю напарник пропал, с концами. Поехал к заказчику, уточнить насчет недостоверных данных по выполненному, — поднял я палец, — заказу. Зря дергаюсь? — с толикой иронии спросил я.

— Не вопрос, не зря, — поднял лапы миралука, — в общем, ты в деле? — на что я кивнул, — И парень, звать–то тебя как?

— Райзеггер Верворменд, — представился новым именем. — Зерг, если кратко, — на всякий случай уточнил я.

Примечание к части

Думаю, понятно, что я не призываю и не разжигаю насиловать посевы и жечь людей. Реакция клона и его выводы только егойные, основанные на том что он клон, в автером описанном положении и условиях

жутко законопослушный и со страшной силой неразжигающий старина Киберъ Рассвет

4. Гениальная галактическая тактика

Назвавшись, я тут же подумал, а не зря ли я это сделал — все же я предполагал свалить нафиг, соответственно, имя — это след, а менять его как–то не хотелось. Впрочем, подумав, решил что посмотрим, да и ироничный пафос ироничным пафосом, но жисть дороже.

Ну и потопал в свою комнатушку за дипломатом, благо выяснил, что багаж этот имеет биометрический сканер, настроенный на меня, ну и чуть ли не сейфовые характеристики. А по возвращению, увидел я Вена, наклонившегося к бармену.

Хм, можно убить несколько ушастых, решил я, цепляя дипломат к одежде. Потолок у заведения был метра в четыре высоты, пересеченный этакими распорками, выступающими сантиметров на пять. В принципе, мне не помешает как продемонстрировать некоторую крутизну, так и проверить свои возможности. Да и послушать, о чем эти деятели толкуют, не помешает.

Решил я все это и поднялся по стене коридора, упираясь руками и ногами. И стал перебираться по потолку, что, ожидаемо, оказалось делом непростым и довольно напряжным. Впрочем, вполне выполнимым, хотя судя по оценке тела, четверть часа это мой максимум, причем неважно, замру я или буду двигаться — напряжение все равно пиковое.

Добрался я до переговаривающихся и навострил свои ухи. Обострённое принесло лишь обрывки, всё–таки и расстояние, и музыка в кабаке, да и всякое наполнение бормотало всякое, не понижая голоса. Но услышанное было любопытно: «Шас, он нам нужен… искал пять циклов и только она… ударенная… скажешь, что не с нами, а просто ушел…». Хм, занятно, особенно учитывая что гораздо тише и совсем неразличимо разговаривающий бармен в итоге кивнул. Ладно, посмотрим, если это то, что я думаю, то наверное, всё же, на фиг. Хотя, если что, то Вен мне озвучит, от чего и будем плясать.

Ну и спрыгнул вниз, метрах в полутора от дыроглазого. А то мало ли, может спец крутой до невозможности и уделает меня с силой страшной, на рефлексах.

Но даже не заметил. Обернул свое отсутствие глаз только на офигевший взгляд Шасси. Вот, кстати, странно: глаз в биологическом плане нет, но форсячьи гляделки повторяют форму, да и похоже, функционал, обычных глаз. Совершенно нерационально, как по мне. Я, будучи фактически чакроконструктом, обозреваю все, просто потому что так правильно. А тут фактически сознательное ограничение себя, да блин, форсячий глаз может в глазнице, раз уж он к ней привязан (причем явно психологически), свободно вращаться, никто ему этого не запрещает.

Хотя, возможно, мой партнер–наниматель просто болван криворукий, в смысле кривоглазый, а те же форсъюзеры вращают со страшной силой и видят вообще все.

«Тренировка», бросил я офигевшим и поинтересовался, идем ли мы. Миралука офигевать перестал, да и двинул на выход, причем не к парадному, а, как я понял, служебному входу. Ну а я, кивнул на прощание бармену и потопал за дыроглазым.

А во внутреннем дворе заведения стоял кирпич. Ну вот натуральный кирпич. С хвостовым, сцука, оперением! Закрылками! Обтекаемой кабиной. Параллелепипед, как он есть, хоть и с несколько скругленными гранями.

Блин, я все понимаю, ежели это какой истребитель или еще что подобное (на что указывали две пухообразные фигулины на «носу» кирпича, да и пилоны какие–то, пусть и пустые были на закрылках), то оно пустотное, соответственно хоть кирпич, хоть парус, пофиг. Хотя, по логике, все равно нужна сфера, прочность, уменьшение сектора попадания, возможность перемещать по ей пухалы. Ну ладно, кирпич и кирпич, не самое удачное решение, но пусть будет.

Но нахрена на ем обтекаемый фонарь, аэродинамичные подкрылки и хвостовое оперение? При, на минуточку, тупом, плоском носяре? Ну, хорошо, допускаю, что для атмосферных перелетов это использует поля какие колдунские, силовыми обзываемыми. Ну, плазменный кокон, например, если без волшебства. Но нахрена тогда, пардон, хвост и прочие извращенства? Смотрительное место в носу кирпича, пилоны по поверхности и движок. Все, больше ничего нафиг не надо, ни в пустоте, ни в атмосфере, если с полем.

Ну а ежели поле енто, в атмосфере, сорвет или отключит, то ни фига кирпичу крылья и хвост не помогут: его все равно за счет формы перекорёжит и завращает, такое не скомпенсируешь, ну или крыла нужны лютые, что–то типа биплана, навскидку.

В общем, что–то вроде «антикрыльев» из памяти прототипа, на колымагах вида не то, что пенсионного, а скоре некромагического. Чтоб не улетели, да, мысленно хихикал я, размещаясь в кабине кирпича, тоже, отдельная песня — четыре посадочных места.

Скорее челнок выходит, но, блин, куча оружки… Ладно, пофиг, если я так всему бреду удивляться буду, то жизни не хватит. Тут его, похоже, с переизбытком, не на одну галактику хватит.

Тем временем кирпич полетел, причем некое, краем глаза улавливаемое искажение наличествовало, очевидно щит, очевидно плазменный. Ну и, не менее очевидно, искажает он перспективу, что, впрочем, если кирпич — планетарный челнок, пофиг.

Дыроглаз же несколько напряг меня тем, что полетел нихрена не к космопорту, впрочем сам же напряжение несколько расслабил, выдав:

— Зерг, я немного полетаю, — заявил он, — сам я не пилот, а летать нравится, жаль нечасто выпадает случай, — на что я пожал плечами, у меня по времени пригорает глобально, а не локально, так что пусть летает, не сутками же он это будет делать. — Слушай, не хочу лезть не в свое дело, — продолжил трепаться слепой водила, — но всё же, у тебя контузия и какие–то нарушения. Я в твоем профессионализме убедился, ты не подумай, — заставил меня отложить этот горку кирпичей, убрав лапы с пульта управления, повернувшись ко мне и выставив перед собой ладони, — но если что–то для дела важное… В общем ты понял.

— Понял, — ровным (стоящим мне немалого расхода инь) голосом ответил я, — бой, оружие стрелковое — без вопросов. Остальное, скорее забыл, чем утратил навыки. Пару раз практикуюсь, все вспоминаю, — примерно описал свою гениальность я, — а для дела. Ключевой момент, что я должен знать про станцию, где держат объект? Планировка, примерное количество противников, предполагаемое вооружение. Общий обзор, считай, что я эту станцию не то, что не видел, слышу от тебя в первый раз в жизни, — так–то освоюсь за пару минут, однако подумать–спланировать в общих чертах не помешает.

Безглазый задумался на полминуты (опять лапы с пульта убрав, скотина, к моим страданиям нечуткая!), да и выдал такой расклад:

Станция это здоровая полусфера. Схрена ли полу, без объяснений. Радиусом в километр, здоровая зараза. Внизах у неё генераторы и прочая пакость, для жизнедеятельности, дыхания, гравитации и прочего предназначенное, причем на вопрос, а через низы пробраться можно — ответил уверенно и отрицательно. Мол, делают там все с доступом «с пола», коммуникаций для человека нет и быть не может. «Анаконданец, правда, проберется» задумчиво протянул он, впрочем, взгляд на меня убедил его в моей не анаконданской природе.

А вот от пола начинается застройка. Причем с канатами, растяжками и прочим, вплоть до вершины купола, причем в одной плоскости, что учитывая вектор искусственной гравитации уже не вызывает вопросов. О мелочах типа переборок и прочих незначительных фигнюшках ни разработчики, ни обитатели станции не думают. Есть три условных «яруса», которые отображают статус и богатство. Чем выше, тем круче, хотя я бы, признаться, предпочел… Вообще не жить в этой обители суицидных идиотов. Хотя, учитывая вес составляющих частей воздуха и прочее, на верхотуре дышится легче, факт.

Синдикат, о котором говорил Вен, некая полукриминальная ассоциация. Полу, потому что ряд планет и многие станции с ними дело имеют, невзирая на прямые нарушения ряда республиканских законов. Юстициары же на них плюют. В принципе, как я понял, потому как ряд услуг востребован, ну и, подозреваю, в акционерах у этого синдиката вполне себе респектабельные и уважаемые неуважаемым большинством кадры.

Соответственно, синдикат — это торговля нелегальщиной, наркотики–рабы и прочие необходимые каждому домохозяйству вещи. Наёмные убийства, выбивание долгов, запугивания, похищения. При этом, на вопрос о таком невинном и общепринятом развлечении как рэкет, которое крышевание, Вен выпучил на меня отсутствие глаз и аж с негодованием выдал: «Зерг, я же сказал что они синдикат, а не бандиты!»

Душевно, положительные со всех сторон разумные, решил я.

Итак, на верхнем ярусе обитает то ли штаб–квартира, то ли резиденция рекомого синдиката. Что из этого точно, дыроглазый толком не сказал, возможно и сам не знал. В этом месте тусит человек тридцать, из которых двадцать — исполнители, ну и соответственно десять администраторов. Плюс неназванный и неопределенный количеством «обслуживающий персонал», на которой миралука махнул лапой и изрек, что они мол, даже тревогу не поднимут, потому как не их дело. Ну, возможно, но что–то слабо верится.

При этом у них есть вполне официальное, широкоизвестное место для «гостей», в котором и содержат потребного нам мажора. И, по словам Вена, жестоко трахают во все дыхательные и пихательные. Только не его, а он, выдал дыроглазый, на что я решил махнуть лапой, очевидно, какая–то местная нижепоясная шутка.

В общем, моя задача с напарником в «гостевой домик» проникнуть. Охрану местную, «лучше без крови», нейтрализовать, ну и тихо доставить мажора на наёмничье корыто. Занавес, все радуются, мдя.

А в случае форс–мажоров, не которые мажоры, а просто форс, надо либо сваливать самим, либо, если объект уже на руках, визжать и стараться свалить с оным. Вне территории синдиката наши разногласия никого не волнуют, ну а свалим со станции, и нас как бы вообще ничего не сношает, мы наёмники, а все претензии к нанимателю.

Ну, хотелось бы верить. Но верится с трудом.

Тем временем дыроглаз, очевидно, налетался и лег на курс к космопорту. Ну а я решил уточнить, а нафига был цирк с полетами и этакий «инструктаж».

— Предателя принимал я, — вздохнул миралука, — если ты лажанешься, лажанется отряд, не будет заказов. Если ты будешь тупить, трое вообще выйдут из дела не поднявшись с планеты.

— Понял, — ответил что–то понявший я, — зачем все это сообщаешь? Видишь второй раз в жизни, могу развернуться и уйти.

— Чувствую, — хитро улыбнулся дыроглаз, — а если все удастся, будет к тебе предложение, — сделал он таинственное лицо.

Угу, предложение, ню–ню. Хотя, видимо, некая чувствительность к форсе у него есть, видимо в таких вот «предчувствиях», правда, судя по предательству, не абсолютное. Блин, надо настроение этой довольной, слепошарой морде испортить, решил справедливый я и приступил к осуществлению.

— Сат, ты же видишь в силе, — выдал я, на что водила кивнул, — а зачем ты вращаешь головой и почему ты меня не заметил? — осведомился я, любуясь криповой, но ошарашенной мордой.

— А я по–другому и не пробовал, — ошарашено выдал он, пока кирпич, очевидно самостоятельно, крепился к захвату и заводился в недра некоего корыта, — а почему я так не делаю? — осведомился он у вселенной, на что я передал её ответ пожатием плеч.

Ну и выбрались мы из кирпича в небольшой ангарчик. Ну так, уютненько и не футуристично, стены железные, но с какими–то плакатами пляжно–пейзажного типа, перед дверью в глубины корыта — коврик (!), хорошо хоть без надписи «добро впожаловать».

Вен провел меня коридором до этакой кают–компании. Диванчики, стол типа биллиардного, зелень ползучая на ажурной перегородке. Ну хрен знает, если для них корыто, по сути, дом — то все логично, наверное.

В кают–компании пребывало пять рыл и одна хрень. Рылы были гуманоидные, людские, с вполне себе буркалами. Четыре мужеских и одно наоборот, на вид в возрасте от двадцати пяти, до тридцати годов.

А вот хрень была фуррёй. Самой, простифлуктуация, натуральной фуррёй. Причем не кошачьего типа, катары были по канону известны, да и образы у них распространены и популярны.

Фуррятина была то ли хорьком, то ли выдрой. Кунье что–то, в общем. Лицо, а не морда, очевидные мимические движения и прочее, при этом и явная морда. Длинное, гибкое тело, с конечностями, непропорционально короткими для гуманоида, но для куньих явно чрезмерно длинными. Хвост, причем хвост богатый и шикарный, сам бы от такого, по совести, не отказался. Глаза с не вполне круглым зрачком, но довольно большие, направление взгляда хорошо фиксируется.

Ростом же была нелюдь, ну, безусловно, если встанет, за два метра, под два с четвертью, на вскидку. Пока же пакость лежала, обвившись спиной и хвостом вокруг кресла, демонстрируя окружающим пусть и заросшие мехом, но вполне различимые первичные и вторичные половые признаки.

И да, была эта самка, увиденное сомнений не вызывало, три пары сосков, первая пара на полутороразмерной груди, вторая на половинке ну и третья еле выглядывала сквозь рыжевато–коричневый мех. Ну и между лап не было, чего не должно, а было что нужно, для самки. Я долго не разглядывал, но сам факт научно установил.

Вообще, если абстрагироваться от всякого, довольно симпатичная зверушка, правда не вызывала она никаких нижепоясных желаний, скорее погладить–потискать.

Тут мой спутник заголосил:

— Висс, ну сколько тебя можно просить, одевайся на людях! — причитал дыроглазый, — ну ладно, сейчас твой коллега, а если бы клиент?

— Здесь моё логово, — вполне человеческим контральто ответила фуррятина, — зачем мне все эти тряпки? И вот, — покачав той частью тела, на которой был кожаный пояс с кобурой, а потом, усевшись, щиколотками и запястьями, с толстыми браслетами, явно не украшениями, — я не голая, так что не верещи. Кста–а–а-ати, — протянула она, уставившись на меня, — коллега, значит. Пустотник? — на что я коротко кивнул. — Пр–р–риятно, — промурчала она, и тут же ровным тоном спросила, — проверю? — на что я приготовившись, повторил кивок.

Приготовился не зря, фуррятина метнулась на меня со скоростью, явно превышающую мои возможности, правда, то ли недооценила, либо особенность строения или вида, черт её знает. В общем, кинулась она ко мне, невзирая на рост, в ноги, на четырех лапах. Вдобавок, несколько боком, со своей «домашней позы». В общем, уклониться я смог.

Хотя, стоит признать, икроножные мышцы несколько потянул, не критично, но сам факт неприятный. Впрочем, фуррятине скорость и ловкость не могли помочь с инерцией, так что я, ребром ладони, быстро прикинув где у неё что, тюкнул по основанию черепа. Несколько легче, чем стоило, но на всякий, не хватало ещё прибить.

Ну и не вырубил. Впрочем, фуррятина равновесие потеряла, крутанулась, но её явно вело, так что присела и уставилась на меня:

— А ты молоде–е–ец! — выдала она, — силен. Кэп, я за, он мне нравится! — царственно оповестила она дыроглаза с пола.

— Висс, чтоб тебя, — явно не особо зло выдал миралука, — Райзеггер с нами только на заказ с Максом, остальное обсудим по результатам. И вообще, займись чем–нибудь полезным.

— Уже, — захлопала реально длиннющими ресницами фуррятина, — что может быть полезнее, чем действовать тебе на нервы? Р–р–райзеггер, — промурлыкала она, — очень приятно, я Виссика из логова Тяжелого Молота, — с этими словами она приподнялась и сделала некое сложное телодвижение, что–то вроде книксена, при это выставив на обозрение свои первичные, прогнувшись тазом вперед, а не назад, — ну хоть один мужчина, а не эти, — пренебрежительно махнула она лапой на «этих» и подмигнула мне.

— Висс, — терпеливо и явно уже привычно начал миралука, — мне надо заключить договор с новичком, познакомить с экипажем. Потренируйся пока, ну или поплавай, я тебя позову.

— Поплаваю, это ты хорошо придумал, — выдала фуррятина и пошла к выходу, виляя задом с почти полуметровой амплитудой и помахивая хвостом, который, при всех прочих равных, был классным.

— Совершенно неуправляемая, — интимно понизил голос Вен, — но отличный пустотник. Селонианка, — сказал он, как будто это все мне объясняло.

Хм, так вот кого мне сватал хмырь–проводник, ну, в смысле, не её, а её сородичей. Ну, что тут скажешь, и вправду на «ценителя», похмыкал я.

Тем временем миралука представил мне человеков: Сэм, пилот корыта и штурмовик, Аллан, второй пилот и инженер, Дорот, инженер и штурмовик, Сиф, пилот истребителя и снайпер. Ну и Бэтти, единственная не меховая дама, медик и кок в одном флаконе.

Ну а пока я прорыкивал своё фамилиё в ответ, извлек Вен несколько листов и шмякнул передо мной, заполнив несколько строк стилом.

Ознакомился я с макулатурой и выходило так, что на время выполнения неназванного (очевидно по охране «мажористого Макса») контракта, я становлюсь частью теплой компании, в лице наёмной команды «Тяжелый Молот», на одноименном корыте. Со всеми правами и обязанностями, вплоть до наследования «долей отрядного и личного имущества в равной доле выжившими», от чего я поднапрягся, впрочем, увидел отдельный пункт и бумажку с бланком «завещание» и разнапрягся. В принципе, с учетом лица отряда все логично. Семь тысяч кредов и досрочное закрытие контракта с полной оплатой при «нахождении объекта охраны на борту судна отряда».

В общем, конечно, прибить и подставить могут, но могут что с бумажкой, что и без, а так меня все устраивает. Так что поставил свою «монограмму»: буквы RV заключенные в приплюснутую спираль. Астродроид, бочонок на колесиках, подкатил к столу, что–то пропиликал, пощёлкал и выдвинул антенну.

«Копия в юстицию» — почти неслышно произнес Вен в ответ на мой вопросительный взгляд. Ну что ж, все по уму, да и следов я кроме «подписи», по которой хрен кто что найдет, не оставляю.

Тем временем народ засуетился и рассосался по кораблю. На мой вопрос, а где, мол, мне обитать, Вен потыкал в кают–компанию. Ну, охренеть, гостеприимство и забота о комфорте. На ядовитый вопрос «сколько дней мне тут куковать, ну и не отравлю ли я, невинный экипаж, запахами носков», дыроглаз вылупил дыры и оповестил, что через шесть часов будем на месте, а носки это время лучше не снимать, ежели они столь ядовиты. И срулил, видимо валандаться с предполётной.

Ну, вроде бы все относительно нормально, осторожно рассуждал я. Фуррятина, конечно, забавная такая, но огромная и, по ходу, наглухо отмороженная. А мне с ней работать, так что узнаю–ка я, а что эти селониане за зверушки такие, ну и как их готовить.

Да и принялся разбазаривать скудные активы свои, на поживу всяким жадюгам сетевого обирания. А в результате кутежа, обрел я такие сакральные знания:

Селониане аборигены. Как ни удивительно, Селонии, которая, в свою очередь одна из пяти обитаемых, сцука, планет, бултыхающихся вокруг одного светила. До кучи, там еще и Дроллы обитают. Три, сцука, разумные расы в одной звездной системе, да еще и пять планет обитаемо. Ни купола или еще как, нет, атмосферных, биосферных и все такое. Загадка какая–то, как–то вот не верю, что так бывает. Впрочем, фиг с ними пока, с дроллами всяческими и планетами, вопрос в селонианах.

Итак, эти млекопитающие эволюционировали (причем, подозреваю, искусственно — слишком антропоморфны, точнее… комфортны человеческому взгляду, плюс пасть, чего быть не может, а они говорят) из неких выдр или каланов, какой–то подобной, полуводной дичи.

Ну эволюционировали и ладно, тут в ДДГ реальная пакость, даже по памяти встречается, а эту и погладить и пожмякать хочется, да и хвост классный.

Однако, селониане, сцуко, муравьи. Или, сцуко, пчелы. Роевые насекомые, блин, без шуток. Не видово, а биосоциально, вот такой парадокс.

Итак, в популяции фуррей фертильно (причем базово, как свойство с рождения), шесть процентов популяции. Пять фертильных самок, этаких королев роя и один самцов–трутней. Девяносто четыре это стерильные самки, которые и рабочие, и воены, и черти в ступе.

Насекомия, как они есть, в общем. Живут логовами, с королевами во главе. Бездарно косят под дикарей, потому как с Селонии на верфи Кореллии идет мощный поток, на минуточку, управляющей электроники. И верфь своя у них есть, правда про неё ни хрена не известно, кроме названия. Даже за деньги.

Судя по нарытому, Висса стерильная самка, а судя по поведению, самка она при этом не фригидная, ну и ролью муравья не прельщенная. А корабль она, судя по представлению, считает своим логовом.

Ну, в общем, нормальная такая фуррятина. Тараканы у ней, при учете её роста, не больше её самой, решил я. Ну и стал колупаться в датападе, насчет интересного найти, при этом подешевле, потому как бесплатного я уже не искал, знал что бесполезно.

Так и просидел за серфингом–обдираловкой до момента, пока корыто пребывания явно мотнуло, несильно, но ощутимо. Просто взяли и взлетели, ни бюрократии, ни фига. Я конечно, не против, но как–то в виденные мной реалии не вписывается. Ну, впрочем, и к лучшему.

А в кают–компанию, тем временем, завалилась влажная киска. В смысле выдра, но влажная, видимо реально плавала. Была она бесстыдно разоблачена, потому как ни пояса с кобурой, ни браслета не имела, впрочем, фиг бы с ней.

Но Висса расположилась напротив и стала задавать всякие вопросы, на которые я не только не хотел отвечать, но и не знал ответов. Так что с мордой постной и тоном ровным выдал я в итоге:

— Пять часов до места, — монотонно озвучил я, — после заказа можно и поболтать, — подумал и конкретизировал, — немного. Ты на самой базе была? — на что несколько расстроенная фуррятина кивнула, — Скажи, Висса, если я правильно понимаю, — помахал я датападом, транслирующим голограммы однотипной станции, — стены купола изнутри покрыты растяжками и распорками, — на что выдра выразила согласие, — я вот думаю, зачем нам тащиться через жилые массивы, с каким–никаким риском, когда можно одеться в белое, — демонстративно потыкал я в себя, — и спокойно пройти до места. Разумные крайне редко смотрят вверх, да и если смотрят — невнимательны.

— Не смогу, — уставилась на меня обиженная морда, а в ответ на удивленный взгляд почти прошипела, — устану я, устану! На полдороге, не дальше, а там все под углом, зафиксироваться толком не за что.

Хм, странно. Я вроде нормально потяну, а она…. А она наверное на взрывных мышцах работает. Чисто видовое, дошло до меня. Так, ну ладно, а если подумать.

— Висса, а ты сколько весишь? — прикидывая маршрут спросил я, — со снаряжением и оружием, — уточнил на всякий.

— Ну где–то семьдесят, может чуть больше килограммов, — надеюсь честно ответила она, — а что ты задумал?

— Смотри, отдохнешь ты быстро, по логике тебе двадцати минут более чем хватит, а то и пятнадцати, но я беру с запасом, — на что заинтересованная выдра кивнула, — семьдесят, да даже восемьдесят килограмм, — на что последовал гневный взмах хвоста, — я вполне удержу, даже с учетом дороги и обратного пути, — последовал разгневанный взгляд, — ну прости, ты сильнее, мы выносливее, природа, — развел лапами я, — да и отдыхать мне придется потом очень долго.

— А удержишь? — последовал логичный, в общем–то, вопрос.

— Три точки фиксации если будет — точно удержу, — ответил я, — слушай, а почему бы не взять снаряжение?

— Не пропустят, — помотала фурря мордой, — властям станции все равно на оружие, но зацепки и альп–снаряжение на станции — это преступление. Не выпустят с корабля, а просвечивают всех.

Ну, учитывая застройку и прочее, в чем–то даже логично, решил я. Ну и обсуждали мы детали до момента, когда все наёмники «Тяжелого Молота», кроме Аллана, не оказались в кают–компании. Типа планировать. Охрененное планирование заключалось в том, что мы с Виссой «как–нибудь», добираемся до места с объектом, освобождаем его, ну и если за нами гонятся, то сидящая неподалеку команда прикрывает нас и отступает к кораблю.

Вообще, появлялось ощущение, что я на детском утреннике. На вопрос о том, кто останется на корабле, мне дыроглазый ответил что никто, мол у них охренительная система свой–чужой, потолочные турели, и всем врагам капут. Ну блин, даже не знаю, какая–то кустарщина и дилетантщина, как по мне.

Но все серьезно кивают, вроде все как надо. Ладно, пофиг, объект я вытяну, на чистой физике, факт. Ну а если война, так двадцать пять рыл я с гарантией в минуту положу. Проверено на полигоне. Так что как попадаться, так и устраивать, если что, затяжные бои с превозмоганием я не намерен, а потом свалю.

А эти, креативные молотки, пусть дальше сами разбираются, со своим «креативным планированием».

Примечание к части

Подлетает наш злобный герой к станции и худеет. И гложут его сомнения, а не зря ли он вез в енту опу. Вот лучше бы, продался бы в рабство положительному, толстому, розовому, летающему жиду. Это гарантированный путь в Верховные Главнокомандующие, ДДГ гарантирует этоߑƼbr /> сам с подозрением зыркающий старина Киберъ Рассвет

5. Девять коррунят

После охренительно важного, нахрен не нужного «совета в кают–компаниях», пополз я с Виссой на местный склад. Мне нужно было придумать–приладить сбрую, в которой фуррятина предастся безделью и гедонизму.

Ну и были у меня подозрения, что на обратном пути там окажется наш объект, потому как сомневаюсь я, что даже целый и здоровый мажор удержит наши скорости.

Плюс, была у меня пара идей, насчет самозатягивающихся петель. Одна правильная, приятная и из той же категории, что жечь огнем.

А вторая, насчет фиксации на распорках–канатах станции. Тут, конечно, все зависит от их гладкости и сопротивлению трению, но вроде как никто веревки к запрещенным предметам на станции не относил, так что попробовать никто не помешает.

Собственно, за этими приготовлениями мы и дождались стыковки. Стыковка, кстати, была хоть и известна по воспоминаниям, но несколько напрягала — вокруг полусферы станции было кольцо, типа полей у котелка закрытое неким полем. Очень мне это поле, не пропускающее газ, но пропускающее твердые объекты, было любопытно. И свет оно пропускает. А газ, то есть атмосфера в корабле при проходе через него как?

Ну и сам факт пребывания в окружении космической пустоты был несколько напрягающ. Некритично, но неуютно, факт.

На входе на станцию нашу группу товарищей встретили еще одни фурри. Правда, встречающие вызывали желание не пожмякать–погладить, а взять и показать неправоту. Максимум — зажарить до золотистой корочки, со специями. Вызваны же эти праведно–кулинарные мысли были тем, что охранники станции были натуральными свинотами.

Во–первых, они до нас (а подозреваю и всех) докопались и не откапывались, пока не получили мзду.

Во–вторых, они очень противно, с неприятными звуками говорили, очевидно, из–за строения челюсти.

Ну и в-третьих, они были свинотами, то есть гаморреанцами.

Причем, если рожей они были кабаны–кабанами, то телом, пальцами что рук, что ног (торчащими из сандалет и благоухающими), они были именно людьми. Тут уж точно и с гарантией искусственно выведенный вид, ногти, количество и расположение суставов, все человеческое. Каким эстетам и затейникам такое понадобилось — фиг знает, но факт.

А проникнув под купол, я был несколько ошарашен: и вправду, этакий паутинно–трущобный городок немалых размеров, часть обиталищ местных был даже не из картона, а из тряпок. На веревочках.

Ну и количество аборигенов, от людей до пакости всякой впечатлял. И все они галдели, готовили, жрали и наоборот, в замкнутом и явно перенаселенном пространстве.

Как–то я смысла существования подобной станции вообще не понимаю, тут же каким бы то ни было делом занята десятая часть от силы, в лавках и мастерских. Причем, десятой от взрослых, поправился я, увидев стайку детёнышей разных видов и явно криминальной направленности.

Впрочем, проникнув на второй ярус, мы оказались в окружении не трущобных лачуг из фекалиев и веток, а скорее все же домов довольно нормального вида. Бытовок скорее, но на фоне того, что было внизу — царских хором и прорыва архитектурной мысли.

Наши спутники, бредущие в некотором удалении от нас, разместились в неком открытом заведении общепита и предались свойственным им порокам, ну а мы с Виссой, завернутой в белоснежную простыню (что–то вроде бурнуса) двинулись вдоль стены станции.

Кстати, с ростом я угадал, фуррятина была метра в два двадцать с копейками ростом, естественно, распрямившись на задних лапах.

Ну, в целом, нашли место, не просматривающееся ни камерами, ни глазами, в некоем закутке между складами. Впрочем, камеры я тут обнаружил исключительно над магазинчиками, хотя и искал с пристрастием.

В общем, мысленно поплевал я на кого–то, ну и полезли мы по стене. Обиталище синдиката пребывало на третьем ярусе, несколько смещено от центра, занимаемого администрацией станции, что дополнительно сокращало наш маршрут.

Из совсем позитивного — распорок не было вообще, к куполу была банально приварена паутина канатов и цепей. В принципе, даже без веревочной сидушки можно было найти место для отдыха, хотя с ней, безусловно, удобнее.

Так что через двадцать минут, преодолев треть маршрута (решил не перенапрягаться и не перенапрягать партнершу), я под офигевающим взглядом фуррятины отцепил от сбруи петлю, захлестнул ей пару фактически соприкасающихся канатов и в итоге, с комфортом, присел–повис на верхотуре. Висса после указующего жеста забралась мне за спину, пропустив лапы в специально заготовленную сбрую, ну и узрев, что я не напрягаюсь, начала клевать меня в мозг. На тему что я охрененно полезный и умелый, но какого фига я не сделал аналогичную сбрую ей? А ежели это ухаживание, так оно излишне, она сама не против. Ну и если оно, то явно не уместное в свете проводимой операции.

И трындела она, шепотом, из–за спины мне на ухо вещи всякие, пока не достала меня окончательно, так что дернул я слегонца её за вибрисс на морде.

— Ты сссдурел? — почти по–змеиному прошипела фурря.

— Информации о характеристиках канатов и распорок не было. Мы держимся сейчас из–за трения, которое при смазке, полировке и подобном просто отсутствовало, либо было бы недостаточным. Уверенности в осуществимости не было, но как вариант решил проверить. Есть еще вопросы? — прошептал я.

— Хатт с тобой, — прошипела выдра, — за ус то зачем дергать?

— А за что? — отпарировал я, намекая на наше положение.

Это вызвало неразличимое шипение заплечницы под нос, несомненно превозносящей мои многочисленные и неоспоримые достоинства. Ну, пусть превозносит, я не против, щедро думал я, готовясь к следующему участку маршрута.

В общем, с еще одной остановкой мы его благополучно и преодолели, хотя, над местом нам потребным, я решил сделать еще один десятиминутный перерыв. И осмотреться, да и партнерша, все же, подустала. Тросы шли фактически вертикально, мне даже, для надежной фиксации, пришлось несколько откинуться чтоб не соскользнуть с троса.

Здания синдиката имели купольную форму и небольшие двери, что наводило на мысли, что не все на этой станции суицидальные идиоты. Висса, с комфортом развалившись на моей спине, даже хвостом классным обвила, тыкнула лапой во второй по величине купол.

Вообще, нихрена мне не нравилось место: вход просматривается, двери хоть и распахнуты, но узкие, ну и меж куполов мелькали какие–то типы, пренебрежительно обозванные фуррятиной обслугой. Фиг знает, но лично мне слабо верится что они молча и с разинутой пастью будут взирать на наши шебуршания.

Правда, было одно неоспоримое достоинство — каждый купол был принайтован к станции, то есть на потребный нам мы просто соскользнем.

— Спускаемся на крышу купола, ты идешь вперед, я за тобой, сигнал к проникновению — хлопок по плечу, — прошептал я.

— А что не сам? — ехидно прошипела фуррятина, на что я аж морду к ней повернул, со скептичной бровью, — знаю, знаю, я сильнее и быстрее, ты выносливее, как банта, — польстила местным травоядным поганая пакость, — хорошо, готова.

Спустились мы, я подождал момента, когда «обслуг» был один и двигал в сторону от нашего купола, ну и тыкнул пакость по плечу. Висса, в общем, показала тот же уровень, что и при «проверке», меня, скрывшись в проеме примерно за секунду. Ну и я за ней, хотелось бы сказать проскользнул, но на её фоне, прямо скажем, потопал.

Купол внутри состоял из открытых, зарешеченных камер, ну и прикорнувшей, на данный момент, охране при входе. Висса же появилась из коридора, с расстроенной мордой, да и помотала ей, вдобавок. Значит, в камерах объекта нет, да и не факт, что он есть тут вообще. Впрочем, проверить центральное помещение, в виде цилиндра, нам никто не помешает, решил я, направляясь к двери.

Резко открытая дверь явила морду, начинавшую принимать удивленный вид, чего я ей сделать не дал, тюкнув в нее. А проникнув в помещение, стал свидетелем презабавного зрелища.

Комната, очевидно, была допросной: отдельный стол с краю, металлическое сиденье по центру, напротив стола допрашивающего. Сам стул был с фиксаторами для допрашиваемого, стены и пол голые, всё как в лучших домах.

Из нестандарта — на полу валялось что–то типа матраса. А из совсем нестандарта, с сидения на нас взирало, хлопая невинными глазищами некое создание. Я, изначально, принял его за девушку: волосы до плеч, средних размеров грудь, да и лицо очевидно феминное. Ну и голым было создание, в обильных следах, что и в куда с ним делали. Вот на «вкуда» я споткнулся. Несколько выше стандартного посадочного места над вполне очевидной вагиной, создание имело вполне очевидный пенис. Небольшой, без мошонки, но вполне себе член.

— О, вы пришли меня спасать! — радостно выдало создание дискантом, — отличное представление, я давно так не расслаблялся, — потянулось оно. — Правда втроем они не соглашались, — обиженно надуло оно губы, — а теперь вы меня будете спасать, а я, со спасителями… — похотливо закатило глазки оно, — или сейчас? — деловито кивнуло оно на матрац.

Ну, что можно сказать. Многое и матом. Видно, насчет жестокого траха похитителей, ни разу не шутка, ехидно подумал я. Ладно, надо это чудо многостаночное извлекать, причем с минимумом ущерба для своего чувства прекрасного, решил я, подходя к нему и нежно обнимая за шейку. Оно приоткрыло набухшие, алые губки, проведя по ним кончиком розового язычка. Потянулось ко мне со страстью…

И вырубилось нахрен от кислородного голодания мозга. Блин, лапы бы еще где помыть, деловито осмотрелся я, впрочем, ладно, не критично.

— Висса, твоя одежда, как я помню, из нескольких слоев, дай мне один, будь любезна, — попросил я, а пока молчаливая, но с любопытством за всем наблюдавшая фуррятина разматывала слой, уточнил, — Это Макс? — на что Висса кивнула, — гермафродитизм искусственный? — не то чтобы было важно, но интересно.

— Ты разве не видел квинтссенианцев? — удивленно спросила она, — они же в половине голопостановок снимаются.

— Не смотрю, — отрезал суровый и брутальный я.

Хм, значит цивилизация. Нет, вообще, для вида, гермафродитизм благо. Да и фобий странного ни у прототипа, ни у меня не было, эстетическое неприятие, скорее. Как–то мужики ну вот совсем не рассматриваются, как партнеры, ибо стремные.

Тут внешне все более чем, но блин, какое–то уж слишком противное и чрезмерно похотливое создание, реально, противно его голым тащить.

Так что сплел я, на всякий, удавочку, затрудняющую кровоток, надел на Макса, завернул в простыню, выделенную Виссой, да и принайтовал его к сбруе. И лапы об одежду охранника вытер, хоть так.

— Предлагаю идти нижним ярусом, — предложил идти нижним ярусом я, — захлестнешь на тросе, как я делал — запомнила? — протянул я кусок веревки для скольжения, — ну а трущобами спокойно доберемся до «Молота».

— А зачем ты его? — с интересом спросила Висса, ухватив себя передними лапами за шею.

— В сознании это будет шуметь, задерживать, возможно, вызовет тревогу или втянет в неприятности сверх того что есть, — ответил я, — возможно я ошибся, но вреда ему не причинил.

— Не ошибся, — кивнула фурря, — это хорошо что тихий и молчаливый, — глянула она на сверток с явной жалостью об упущенных возможностях.

Обговорив и показав и проверив, что все поняла, я высунул морду за дверь узилища. Что любопытно, пара узников смотрели на нас с интересом, но ни поднимать тревоги, ни орать «выпустите меня» они не спешили. Висса также не стремилась их спасать, ну а мне вообще пофиг, человеколюбиво решил я, оглядывая двор синдиката.

Пара «обслуг» копошилась вдали, так что рванул я через двор к облюбованному тросу на второй уровень. Висса меня, закономерно обогнала, прыгнув первой, чем вызвала желание отлупить, первый раз, сорвётся же. Хотя, пофиг, если сорвётся. Сама дура, все равно я с этой бригадой «креативных молотков» скоро разбегусь.

Впрочем, не сорвалась, ну и в закутке за магазинчиком, на крышу которого мы десантировались, озвучил я хитрый план:

— Иди к команде, я вниз, — сказал я, — встретимся у корабля, в итоге будет быстрее, с меньшим риском.

Фуррятина пристально всмотрелась в мою морду лица, но в итоге кивнула, потопав в сторону общепита с молотками. Чего смотрела, хрен её знает, думал я, спускаясь в трущобы. Хотел бы кинуть — никакие смотрения бы не остановили.

А в трущобах, закономерно, как я и рассчитывал, всем было на все пофиг. Собственно, толком спуститься я бы и не смог, потому что к тросу крепился каркас, а сама крыша, на которую я спускался, была чуть ли не из бумаги. Так что пришлось отталкиваться от каната и сигать с четырех метров, да еще под углом и без переката. Ну, в принципе нормально, решил я. Подошвы немного горели, но инь сознание позволило удержать равновесие и погасить скорость мышцами. Разве что фигня за спиной застонала, но не очнулась, что не может не радовать.

Ну и двинул я в сторону швартовки нашего корыта. Народ вокруг исправно занимался тем, чем ему и положено, движению моему не мешая. Несколько раз небольшие группы алчущих дергались в мою сторону, видно хотели Макса, но освобожденная от слоя одежды кобура убедила их, что хотят они чего–то другого.

Правда, пришлось сделать крюк: в форсе стал заметен сильный пользователь, хрен знает, какой направленности и сорта, но я решил обойти от греха.

Свиноты на выходе из купола в мою сторону даже не посмотрели, ну а у шлюза молота подпрыгивал, волновался и всячески переживал за ценного меня некий дыроглаз. Моё явление, как и положено, вселило мир и покой в его смятенную душу и неспокойное сердце.

А после того, как я взошел на борт, стал я Вена пытать насчет куда девать Макса. Потому как при всех прочих равных, ни хрена он не пушинка, да и вообще таскать его достало. Отвел миралука меня в здоровенную каюту, где я от ноши избавился. И даже удавку снял, добрейший я души человек.

Вен смотрел на все это офигевшим отсутствием глаз, ну а по выходу из каюты, полюбопытствовал, что это у меня за затейливые ролевые игры с клиентом.

— Неподходящий психотип, — скупо ответил я, — держал без сознания, проще и ему и нам, — на что Вен, подумав, кивнул.

— Зерг, слушай, мы сейчас хотим немного отметить удачу, а потом отдадим Макса папаше, благо он в соседней системе, да и заказ на охрану, — поморщился он, — уже на полдня просрочен. Но выпить это святое! — воздел палец он.

— Не пью, контузия, — отрезал я, — кроме того, может хотя бы отлетите от станции?

— Ой, да все уже в порядке, корабль синдикат штурмовать не будет, — махнул лапой этот блаженный.

Чем в очередной раз утвердил меня в желании нахрен валить от этих дебилов. И не иметь дело в дальнейшем. Может, конечно, и будет все в порядке, но потратить несколько минут для подстраховки не сложно. Ну а не потративший…

Впрочем, хрен с ним и его командой. Пусть живут, как хотят, пока живы, остроумно скаламбурил я. Да и двинул в кают–компанию, хрен с ней, с алкашкой, а пожрать мне не помешает, калорий я сегодня тьму сжег.

Народ, сидевший в напряженных позах, наше явление встретил криками всяческими. Довольными и хвалебными. Ну и ринулся этот народ в безудержное пьянство, пока я скромно перекусывал тазиком мяса.

Через тройку бокалов спиртного, подрулил Вен к скромно сидящему в сторонке мне и стал мне озвучивать «завлекательное предложение»:

— Зерг, у нас есть наводка на отличное дело, не меньше пятисот килокред на участника! — нес всякую фигню дыроглазый, — там всего–то… — узнать охрененно быстрый, простой и прочее способ заработать дохрена денег мне помешал стук дверцы встроенного шкафа.

Из этой мебели вышло новое лицо, мной не виденное раньше. Рожа этого лица была явного (хотя уже черт знает) женского пола, на лбу эта рожа имела дыхательную маску с защитными очками. Лет дамочке было около тридцати, рожей она была ничего, правда уж очень паскудное, злобно–злорадно–торжествующее выражение несла на себе её рожа.

Да и напряглись все заметно, как и узнали противномордую. Которая тыкала каким–то стрелялом в Виссу.

В общем, ни разу мне сей дамец не понравился, так что плавно протянул я руку к своей дл–ке. Но Вен, вполне понятным жестом, меня остановил, да еще и руку придержал. Ну хрен с ним, может у них тоже, ехидно хмыкнул я, ролевые игры.

Так что расслабился я и решил внимать предстоящей сантабарбаре.

— Не думал, — с как по мне — неуместным пафосом выдал Вен, — что ты, Алекса, осмелишься появиться нам на глаза. Кстати, как ты попала на корабль?

— Сат, ты идиот, — с еще большим пафосом выдала дамочка, — ты даже не вынес меня из списка допущенных на борт. Таким кретинам как ты Сила жить запрещает, — веско покивала она.

Вот блин, я, вообще–то, дамочку в этом поддерживаю. У тебя подчиненный, а судя по имени, это и была сбежавшая с Максом наёмница, предал и сбежал. И ты, слов нет, оставляешь ему доступ сквозь «новейшую и не взламываемую систему свой–чужой», как пел этот болван. Реально, у него не глаз, у него мозгов нет, думал я.

— И зачем же ты, — несколько поумерив в пафосе выдал дыроглаз, — сюда явилась? Тебе–то мстить нам не за что.

— Сатик, — захлопала дамочка ресничками с противным выражением на морде, — скажи, ты ведь не вычеркнул Алексочку из команды?

Посмотрел я на рожу дыроглаза и чуть не убил себя челодланью — судя по ейному выражению этот тип не вычеркнул. Причем там был пункт о «наследовании имущества команды». Дебил как он есть, решил я вводя себя в боевой режим. Кстати, охотница за наследством, была форсъюзером, послабее джедая, где–то на уровне «которые другие» сектантов.

И тут дамочка совершила то, отчего я секунду, может чуть меньше потерял: из её щек, рядом со скулами, выстрелили тонкие щупала и натянули маску с респиратором на её морду лица. Честно говоря, я несколько помедлил от шока и попытки понять, где, как, за счет чего вся эта щупалость в ей скрывалась.

Ну а дамочка щупалами не хлопала и одновременно с надеванием маски срывала вентиль с небольшого баллона. И нихрена мне это не нравилось, благо тупорылый командир перекрывал мне сектор стрельбы. Ну, нет гербовой, будем писать на туалетной, решил я запуская дамочке вилку промеж глаз.

Попал, более того, щиток маски разбился, а дамочку явно повело, а потом и уронило, рожей вперед. Ну, значит судьба, мысленно пожал я плечами. Будет у нас на празднике мозги с яблоками. Глазными. Изящно и утонченно пошутил я и тут меня прошиб холодный пот.

Раскинувшая мозгами охотница за наследством, похоже, успела сорвать вентиль. И как–то мне нихрена не верится, что там веселящий газ, вскакивая думал я. Так, задержать дыхание, закрыть глаза. Пока я это делал, народ падал в отключке.

Так, командира–дебила в последнюю очередь, решил я: сдохнет — не жалко. Прихватил Виссу за пояс, да и Бэтти шовинистично зацепил и бегом выкинул их в коридор. В процессе выкидывания отметил прекращение энергообмена с форсой у присутствующих. Мда, что–то лютое, решил я, бегом проверяю пульс у Аллана. Труп, как очевидно и остальные.

Бегом выбежал из кают–компании и двинул в санузел. Ну а промывая слизистые и просто всякие коммутационные дыры себя, думал я о том, что Вена надо было нахрен убить, если бы он не сдох. Ладно, тупой дегенерат, не отключил опознаватель, ладно, оставил в отряде. Но я эту сучку мог раз сто упокоить, а этот урод меня остановил! Блин, четыре трупа на пустом месте, причем из–за тупизма и дури.

Зашел в коридор куда выкинул девчонок. На секунду кольнула мысль, что возможно система циркуляции не распознает яд, но тут просто махнул лапой: не оставлю я их просто помирать, как–то совсем не по–людски будет.

Впрочем, Бэтти оставлять было не надо, она сама прекрасно справилась. Уже пять, злобно подумал я (самого дебила я в убыль не считал). Подхватил еще живую Виссу, оттащил в санузел, промыл слизистые, как смог и стал ждать.

Вообще, судя по тому что я жив, кают–компания от циркуляции воздуха отрезана, либо газ короткоживущий. Хотя, пришла в голову идея, надо бы на всякий еще одного живого проконтролировать. Сбегал к каюте Макса и заклинил рукоять двери. А то мало ли, очнётся и попрется в кают–компанию.

В голове, из обрывочной памяти прототипа, всплыла перекошенная рожа, с выпученными глазами и подтеками крови на щеке, истерично и жалобно кричащая: «Что ж вы себя так не бережете–то?!» И вправду, траурно–ехидно подумал я, по–другому и не скажешь.

Вернулся к фуррятине, ну, вроде, не помирала. Да и сел рядом, ждать и думать, что со всем этим делать и как со всем этим жить.

Примечание к части

Как–то наш злобный герой сидит и худеет от раскладов. Вот что–то прям как то быстро, резко. И чего они себя так не берегут–то?

задумчивый старина Киберъ Рассвет

6. Десять килокред

И мысли у меня выходили ни разу не радужные. Не печальные, благо определенного позитива в моем теперешнем положении выходило немало: от банально финансового вопроса, хоть и отягощенного недобитой фуррей и возможными завещаниями, до обрубания концов с Абхеаном.

Правда вставал тот незначительный момент, что нахрен мне все это было не надо, да ещё подобной неприятной ценой. Далее, у меня (у нас, но кто ж фуррятину бессознательную учитывать будет?) есть, как у вполне на данный момент действующего представителя наёмного отряда «Тяжелый молот» заказ на охрану, который, пардон, не выполнен, и по словам безглазого и дохлого дебила, просрочен, уже часов на семь с хреном. Причем рулить корытом я не умею, тот факт, что заказчик в соседней системе ситуацию никак не улучшает. Да и фуррятина вряд ли рулить корытом может, хотя черт знает, очнётся — узнаю точно

Да, мне стопроцентно и со страшной силой и скоростью надо изучить хотя бы азы местной первой помощи. Та же Бэтти, возможно, могла быть вытащена какой–нибудь зеленкой местной. Опять же, померла и померла, терзаний особых не испытываю да и болваном себя в данной ситуации не посчитаешь — реально я вообще нихрена не знаю.

Но медицина нужна, факт. Не помешала бы и юриспруденция (желчно позавидовал и всякого пожелал жлобскому прототипу, зажавшему пласт крайне полезных и нужных знаний), но тут и не успею и прочее.

Итак, пункт раз, невзирая ни на что — выполнить заказ. Это правильно по куче параметров. Но тут в любом случае ждать оклемания Виссы. Хм, а если не оклемается? Хрен знает, что за потрава была, если что–нибудь нейродеструктивное и сейчас передо мной овощная фурря? Хм, как–то переизбыток овощей выйдет. Прям хоть салат делай, похмыкал я.

Ладно, жду час. Через час ежели не очнётся — иду ломать голову с системой «свой–чужой». На это тоже час.

А когда ни хрена не пойму и Висса обморочная будет — пойду тиранить объект защиты на тему где его папашка, ну и думать, как бы до оного на перекладных добраться.

Впрочем, пока я думал эти мудрые мысли, фуррятина зашевелилась и очухалась. Уставилась на меня буркалами кровавыми (вот тут фиг знает, то ли яд, то ли я несколько не рассчитал, промывая слизистые), мордой скривилась, прокашлялась, покровоточив носом и пастью. Как–то, совсем не радужно, как бы не померла.

— Газ, смерть через двадцать секунд, промыл слизистые, в зоне действия ты была не более десяти, — быстро оповестил я, — по медицине не помню ничего, зона кают–компании может быть до сих пор отравлена.

— Я… — попробовала приподняться фуррятина, но шмякнулась и заскулила, — медотсек, — выдала она.

Ну и взял я её на лапы и попер тушу эту (нихрена не удобную, длинная, как сволочь, гибкая чрезмерно, в общем, нафиг такое на руках таскать) согласно её указаниям в медотсек. Ну и выдал ей же какие–то склянки и аж пару спреев. Вылакала она склянки, в пасть–носопырку побрызгала да и отошла через минут пять. Не в мир иной, что не могло не радовать.

Впрочем, здоровьем не сияла, да и присела с явным трудом, что ей никак не помешало требовательно уставиться на меня и вопросить, а что было то, потому как после того как Алекса оказалась анзати, она ни хрена не помнит, по уважительным причинам. Ну, что за хрень анзати я не знал, очевидно, специальные, гадкие дамочки, с щупалами в морде лица. Но на вопросы решил ответить, да и ряд своих задать, да и нужды–хотелки озвучить:

— Алексу убил, правда не успел вовремя. Сатуро помешал, — сдал я дебила, о котором только плохое, — она открыла баллон с газом, симптомы ты и чувствуешь, ну и действие я описывал, — на что Висса кивнула. — Вытащил из кают–компании тебя и Бэтти, вернулся за остальными, но, как понятно, уже поздно. Бэтти умерла через пару минут, — уточнил я. — Живые сейчас на борту мы с тобой и Макс, причем, Вен озвучивал, что заказ уже просрочен. Без сознания ты была около часа, — выдал я короткое коммюнике.

— А какая у тебя раса? — через четверть минуты спросила странное Висса.

— Человек, — несколько удивленно ответил я.

— А как же ты выжил после «Сладкого сна»? — офигело вытаращилась она на меня.

— А не дышать и прикрыть глаза — не вариант? — съехидствовал я.

— Так ты настоящий пустотный коммандос? — продолжила этот марафон дурацких вопросов фуррятина. — А почему ты не помнишь стандартные действия при отравлении? — требовательно уставилась на меня она.

— У меня на прошлом заказе была контузия, — уже привычно начал я, — повреждена память, но не фатально, навыки вспоминаются после одного–двух раз использования, но надо чтобы мне показали, что и как делать. Сатуро знал, — на всякий случай подстелил соломки я. — А остальным было без надобности, для заказа и того, что я помню более чем достаточно. Я, собственно, — решил я не плодить лишние сущности, — не уверен, что я пустотник.

— Точно он, — авторитетно покивала фурря, — Работаешь профессионально, как и обстановку оцениваешь. Да и техника работы при разгерметизации и в ядовитых средах у тебя рефлекторная. Я‑то, — пригорюнилась она, — выжила из–за рефлексов.

Хм, понятно. Видимо, полуводное происхождение, при потере сознания не дышать, чтобы не захлебнуться, ну, какое–то время. Блин, фигня вообще–то какая–то, наемники, причем, пусть на данный момент не в струе, но судя по корыту успешные, да и Висса не безрукая, факт. Но вели себя как дебилы на утреннике, ну а закрыть глаза и не дышать — какой на хрен рефлекс, логика, при наличии более одной извилины.

— Знаешь ли ты, где заказчик и сможешь ли привести туда корабль? — озвучил я самое срочное на данный момент. — Ну или я по твоим словам, неважно. Заказ нужно выполнить, с остальным разберемся со временем, — веско сказал я, — да, в каюте тело Бэтти, в кают–компании, соответственно, остальные. Похороны и прочее — позднее, однако надо куда–то поместить тела. Ну и, соответственно, где скафандры, потому как надо этот «сладкий сон» выкинуть, а тела поместить куда надо.

— Знаю, смогу, точнее, — поморщилась Висса, — сможешь ты, тут прямой гипермаршрут и все, считай, на автопилоте. С челноком то же самое, хотя лучше бы заказчик забрал Макса от нас, — рассуждала фуррятина. — Похороним в космосе, у ребят, — всё–таки сморщилась она мордочкой, — никого особо и не было. А тела в трюм. Скафандр можешь взять в шкафчике у шлюза, — рассуждала она, — хотя наверное не нужен, «сладкий сон» через минуту распадается. Вообще не ясно, где она его достала, он же везде запрещен, его даже на станции если бы нашли — пристрелили бы её, без всяких юстициаров, — задумалась она и тут же ответила, — хотя да, она же анзати.

Ну и начал я по корыту носится, с целью разбора и складирования мертвечины. В кают–компанию вошел в скафандре, ибо не фиг местным дебилушкам уподобляться. Расчистил помещение и вернулся к фуррятине, оклёмывающейся в медотсеке.

Она, к слову сказать, меня удивила. Чуть ли не потребовала оттягать её для начала в кают–компанию, где, во–первых, потребовала от астродроида продемонстрировать запись случившегося. Ну, в принципе, более чем понять можно, хотя непонятно на кой, если я убивец и гад, я и когда она в наилучшей форме имел все шансы её уделать. Возможно, из своих, дружеско–сентиментальных соображений, фиг её мохнатую душу знает.

Ну и вдобавок, приказала дроиду отправить отчет в юстицию, еле успел прервать и веско заявить, что мне нежелательно, чтобы рожа моя лишний раз мелькала, потому как прошлый заказ где обеспамятел очень мутный. Соответственно, мельтешение может мне выйти боком. Впрочем, фуррятина заверила, что отчет текстовый, официальный, по протоколам дроида составленный. Имя моё мелькнет, но тут я никуда не денусь, а картинок и видео не будет. Ибо такие отчеты ни один компьютер и сеть не выдержит, головидео по всем смертям только сектора принимать–обрабатывать.

Посмотрела, правда, на меня с подозрением, но сказала, что значусь я сейчас как заключивший договор, с тем именем и прочее, и его мне лучше и придерживаться, во избежание, потому как на явное расхождение дроиды юстиции отреагируют.

Хм, забавно, получается я фактом заключения договора сформировал новую личность. Хлипенькую, расследования не выдержит, но опять же — чтобы что–то расследовать, надо знать что это надо расследовать. А со временем, думаю, подпорки организую.

Ладно, с этим разбираться будем после. А пока оттягал я Виссу на мостик и принялся её указаниям следовать. Что не могло не радовать — она достаточно оклемалась, чтобы за меня держаться, а то реально, тягать эту макаронину тяжеловато.

Кстати, по дороге подумал, а не отворить ли узилище Макса, но решил, а ну его, разноприводно–многостаночного на фиг. Еще предложит что–то не то навязчиво, а я случайно уроню его. Раз десять. Лицом о стол. На фиг нам такие аварийные случайности, факт.

А по мере тыканья в различные кнопки автопилотов (вот что реально поразило, охрененно сложный пульт, кнопочки–переключалочки, для, сцука, команд автопилоту, при том что для прямого управления часть двадцатая всего этого используется, ну в смысле органов управления) стал выяснять ключевые моменты для общения с клиентом. Ну и, само собой, что это за анзати такая.

Вообще, то, что наговорила мне Висса, мне больше роман про псевдовампиров напомнило, которые Стокера, ну и его последователей. В Академ–сити таковых не появлялось, не говоря о нарутоверсе, но натуральный вид умертвия, на магии крови, прототип припоминал часто, с изрядной иронией и весельем перечитывая «интервью с вампиром», да и самого Стокера.

В общем, тут как раз стокеровский вариант: бессмертие, обольщение, взлом мозгов, невозможное культурьё и аристократичность прям до упаду. В часть Висса сама не верила, но мозготрах и то, что они поголовно форсъюзеры, утверждала уверенно. Как и то, что они этими хоботками, пардон, через нос, высасывают предварительно оттраханный телепатией мозг. Становясь круче и тыря воспоминания, ога. Их еще «сопливые кровососы» называли, причем, сцуко, с ужасом.

Ну вот чёрт знает, аристократичность–бессмертие точно бред, да и глуповата девица была, просто бы открыла свой газ в шкафу, или еще до побега с Максом — все бы у неё было в шоколаде. Но нет, поглумствовать возжелала и пала от вилки.

А вот насчет мозготраха, может быть. Очень уж народ был расслабленный и дурящий, да и прямо скажем, вся эта операция с Максом реально пикник детишек на природе, а не действия наёмников. Так что может быть.

Ну а кушают моск или нет — пофиг, потому что методика их возможного кушанья такова, что недотраханный в мозг, как минимум, долго и успешно от них с визгом будет убегать. Как максимум, прибьет сопливца нахрен, сказав, что так и было.

Ну а пока я предавался размышлизмам всяческим, корыто разогналось и гиперпрыгнуло в потребную нам сторону. Я же стал в форсе с интересом все оглядывать, и в общем да, как и ожидалось, игра с мерностью и энергопроявлениями. Например, как бы размазанные, как бы в линии звезды, не имели никакого спектрального смещения. Что демонстрировало, что именно скорость нас, не какая–то там сверхсветовая или еще что.

А по прибытию, которое осуществилось менее чем через десять минут, Висса тыкнула в коммутатор и известила пустоту, что, мол, наёмный отряд «Тяжелые Молоты» прибыл для завершения контракта. Пустота взяла, да и ответила, что все замечательно, доставляйте «молодого господина» на борт. Замявшаяся Висса заявила, что пилот в ходе выполнения заказа пострадал, так что была бы желательна стыковка, во избежание случайностей. Пустота же, подумав, оповестила, что, мол, ждите.

Я же вопросительно на Виссу уставился, после чего она выдала:

— Челнок — это ты как пилот, плюс я, как инструктор, — поучительно заявила она, — это значит мы оба покинем корабль в пустоте, а я бы этого не хотела. А у господина Заргелооса яхта класса тяжелый крейсер.

— Хм, это нормально? — уточнил параноистый я.

— Да, вполне, Макса мы принимали на борт, а не челноком, — успокоила мои параноистые мысли Висса, — правда садились не тягловым лучом, но тут уж как есть.

Ну а пока я параноил, нас слегка, судя по сместившемуся вектору гравитации, потянуло. А увидев «яхту» я присвистнул, мысленно, но еле удержался от вслуха.

Шарообразная фигулина с разомкнутым кольцом вокруг неё. Навскидку, раза в два побольше покинутой нами базы, километра два в диаметре. Ну, судя по яхте, сей «господин» и вправду «серьезный заказчик».

Ну а я поперся отпирать максово узилище. Противный еще дрых, был легонько пнут и извещен, что заказ выполнен, с минуту на минуту мы будем на яхте его родителя, так что не помешало бы что–нибудь нацепить, собрать барахло, ну и с вещами на выход.

— Ой, да сами выкинете, — помахало лапкой это, цепляя на себя какие–то шмотки. — Сладенький, — обратилось оно ко мне, — ты меня очень нежно обнимал, ну прости, притомился я. Так что, возможно, позже, — ответило оно, отвесило воздушный поцелуй с подмигом, и виляя жопой, выперлось из каюты.

Собственно, в процессе надевания этим шмоток, корыто слегка качнулось, очевидно стыкуясь. Забив на этого, мухой мотнулся на мостик. Висса доползла до капитанского кресла, сесть в него явно не смогла, так что тыкала по кнопкам, сидя на полу. Открывая люк и выпуская сходни, краем глаза отметил я, закатывая фуррятину в кресло.

— А теперь что? — уточнил я, отметив, что виляжопое это вышло и свалило вдаль.

— Ждем, когда заказчик оценит «целостность» Макса, ну и штраф может за просрочку какой повесит, — сказала Висса, но потом помотала головой, — нет, вряд ли, тут даже суток не прошло, максимум — техническая задержка.

— То есть, с заказчиком встречаться не надо? — поинтересовался я.

— Ну, тут как он сам захочет, в прошлый раз Сатуро ходил, встречался, — ответила фуррятина. — Но в целом — совершенно необязательно, контракт закрыт, деньги на счёт отряда и разлетаемся, — уточнила она.

Тем временем «каюткомпашный» ведроид прикатил на мостик и запиликал. Нахмурившаяся Висса через несколько секунд ему на его пиликанья кивнула.

— Пришел запрос в юстицию о текущем составе отряда и зафиксированных происшествиях, — ответила она, но я продолжал вопросительно смотреть и она продолжила, — мы должны разрешить доступ стороннего лица к подобной информации, — пояснила фуррятина, — а скрывать нам не имеет смысла, более того, заказчик может испортить репутацию, даже заплатив, так что, — развела она лапами.

— А это точно заказчик? — параноисто уточнил я, впрочем, сам же себе ответил, — ну в принципе да, шансы что кто–то еще в этом временном окне пренебрежительны, — на что Висса кивнула, — хотя, имеет смысл уточнять, — занудно закончил я.

— Сотня кредов, — ехидно ответила фурря, — за запрос о нашем статусе, кстати, не меньше тысячи. И да, — прикусила она губу, — похоже с заказчиком надо будет встречаться, причем, — осмотрела она себя, — тебе. Впрочем, — просветлела Висса мордой, — ты не болтун и не дурак, думаю, справишься.

— Вот спасибо, — ехидно ответил я, — за лестную оценку.

— Ну а что? — несколько даже возмутилась фуррятина. — Ты же сам говоришь, не помнишь ни хатта, а я, — показала она язычину, — похвалила, что не заметно, если сам не скажешь, — на что я махнул лапой.

Оживший переговорник оповестил, что господин Заргелоос желает видеть представителя команды «Тяжелые Молоты». Ну, как фуррятина и ожидала. Ладно, пойду общаться с гермафродитами, мужественно решил я. В сексуальное рабство не отдамся. Наверное.

Ну и поперся я из корабля, осматривая окрестности. Ну стыковой шлюз был стандартен, хоть и здоров — металл как металл, стены в пустоту нет, очевидно поле. Меня ждал некий, вроде парень, достаточно молодой и на чем–то типа машинки гольфиста.

И вез он меня машинкой и лифтами больше десяти минут, корыто было реально громадное. Ну и доставил он всё–таки мою ценную персону пред очи заказчика.

Обстановка кабинета, куда меня доставили, была если и не спартанской, то предельно функциональной, из украшений только картина на стене, с фэнтезийным (хотя не уверен, возможно и реальным) пейзажем.

А вот сам «господин»… Ну начнем с того, что внешне это была госпожа, в костюме серебряного цвета, напоминающего тройку. Лет тридцати с хвостом на вид, холеная, ухоженная и чертовски привлекательная, собственно тело, даже с учетом всего с ним учиненного, начало выделять гормоны в смысле трахать–трахать. Но, впрочем, фиг ему, решил я. Оно крайне привлекательно, но, во–первых, хрен даст, во–вторых, связываться с владельцем этой «яхты», до получения достоверных данных о мире и его взаимоотношениях, вариант и вправду сексуального рабства. Съест и не подавится, пока я пастью буду щелкать.

Так что взял я распоясавшуюся и хамски начинающую вырабатывать свои реакции тушку под плотный контроль и сухо кивнул.

— Господин Райзеггер Верворменд, как я понимаю? — спросило оно глубоким контральто, на что я так же сухо кивнул. — Сразу хочу предупредить, — продолжило оно, — по итогам заказа ни к «Тяжелому Молоту», ни к вам, я не имею претензий, заказ выполнен и будет полностью оплачен. Однако, у меня возникло несколько вопросов. И я рассчитываю на ответы, это будет выгодно либо вам, либо отряду.

— В рамках допустимого, готов ответить на ваши вопросы, — равнодушно ответил я, от чего оно сощурило глаза, — обращение «господин» вам комфортно? — уточнил я.

— Вполне. Но, видимо, некомфортно вам, — ответило оно, — можете называть меня «фра», это обращение к не принявшему свою текущую роль, — пояснило оно.

— Благодарю, фра Заргелоос, — кивнул я.

— Макс описал мне подробности своего последнего приключения, — напевным голосом начало оно, — на судне же сканеры показывают лишь двух живых разумных. Час назад состав «Тяжёлых молотов» сократился до двух человек. Мне, признаться, — интимно понизило оно голос, — плевать на вас. Однако, я заинтересовался, что же всё–таки произошло, как минимум мне интересно для того, — продолжило оно, — чтобы знать как относиться к порекомендовавшим этот отряд. Макс был реально похищен? — резко сменив тон задало оно, на что я помедлил, полюбовался картиной, зевнул, деликатно прикрыв пасть ладонью, полюбовался на прищурившего глаза заказчика и ответил.

— Да, Макс был похищен членом отряда и передан или продан синдикату, — ответил я.

— Господин Верворменд, — через полминуты ожидания начало оно, — я оценил ваши достоинства, возможно, даже лучше, чем вы сами. А теперь я ПРОШУ вас, рассказать мне историю происшествия с вашей точки зрения, — на что я кивнул менее сухо и начал рассказ.

— Сегодня ко мне, по рекомендации знакомых, обратился господин Вен, — начал я, внимательно слушавшее меня тем временем параллельно что–то наклацывало по кнопочкам, — предложил найм, с условием временного вхождения в отряд полноправным членом. Найм и оплата меня устроили, состояли в освобождении Макса из места заключения в синдикате. Доступная мне информация такова: некая Алекса, анзати как выяснилось по её убиению, — на что собеседище удивленно приподняло бровь, — полгода назад влилась в коллектив, что, насколько мне известно о них, не составило для неё труда, — на этом я взял паузу, в смысле не будет ли дополнительных вопросов.

— Да, труда ей явно не составило, — протянуло заказчик, — хотя миралука, но юный, — рассуждало оно вслух, — не справился бы. Это точно анзати? — уточнило оно, на что я молча обозначил щупала из щек, — понятно. Как я понимаю, влилась она в коллектив не с целью питания.

— Обогащения, — ответил я, — похищение Макса и последующее покушение на команду было предпринято с целью обогащения. Впрочем, — дополнил я, — умом она не отличалась, учитывая метод покушения. «Сладкий сон», — уточнил я, на вопросительно поднятую бровь, — вместо использования скрытно, объявилась и завела беседу, собственно это и дало возможность её прикончить и спастись.

— Ну это, господин Верворменд, — откомментировало заказчик, — как раз совершенно нормально, у анзати чуть ли не органическая потребность в психическом доминировании, помимо прочих черт. То есть, Макса из места содержания заложников вы освободили, причем, — тут лицо заказчика приняло ехидное выражение, — смягчили вы его юношеские порывы так, что он до сих пор с восторгом вас вспоминает, — на что я развел лапами, — справились с анзати, при этом даже спасли одну из ваших временных коллег. Впечатляет, господин Верворменд, — что я встретил молча и равнодушно. — Что ж, я вижу что ситуация была форс–мажором, «Тяжелому Молоту» просто не повезло. Благодарю вас, господин Верворменд за содержательный и подробный рассказ, — ехидствовало оно, — премию лично вы заслужили. Ваш счет? — поинтересовалось оно.

— Неважен, фра Заргелоос, — ровно ответил я, — премия, если заслужена, должна поступить на счет «Тяжелого молота», наша же беседа этого не заслуживает.

— Позволю себе судить об этом самому, — надменно и несколько раздраженно ответило оно, за что я нарисовал себе плюсик, — впрочем, дело и право ваше. Возьмите, — протянуло оно карту, на что я поднял бровь, не двинувшись с места, — свяжитесь со мной через декаду, — со вздохом пояснило оно, — вне зависимости от вашей отрядной принадлежности, возможно, к вам будет предложение, — на что я кивнул и прибрал карту к рукам, — до связи, господин Верворменд.

— До связи, фра Заргелоос, — с этими словами я срулил.

Ну а пока меня везли до нашего корыта, прикидывал, собственно не налажал ли я. Вообще нет, показал то, что стоило, ответил так, как должно. Если, по результатам недельной подготовки, решу с оно связаться — могу без дыр отыграть и умелого профессионала и подготовленного мальчишку.

На мостике меня ждала фуррятина, озадачившая меня тем, что погрести трупов вполне можно и в местном светиле, яркость марса и прочие факторы этому не препятствуют. Ну и порадовала тем, что начала самостоятельно ковылять. Реально ковылять, но уже сама, что радовало.

Раздел я мертвые трупы, завернул в простыни (на этом мародёрском деянии настояла Висса, заявив о его ритуальной нужности), ну и выкинул сквозь поле усопших. Ну в общем жаль, но скучать не буду, решил я, подходя к печальной, аж пустившей слезинку фуррятине.

— Висса, мне нужен расчет и высадка на станции, согласно договору, — оповестил я её, — вроде бы ты самостоятельно справишься, отлежаться же сможешь без моей помощи, — тонко пошутил я.

— Райзеггер… — вылупила на меня глаза она, — корабль, счета, сама компания наполовину твои!

— На хер, — в довольно грубой лексической конструкции ответил я, — ко мне это не имеет никакого отношения. Можешь премию накинуть, — всё же уточнил, — а я вас суток–то не знал. Какой из меня член отряда и наследник? — риторически вопросил я. — Удачливый мародёр, разве что, — констатировал я. — Если бы никого не осталось — то да, не стоило бы добру пропадать, — честно признал я, — но сейчас это, — обвел лапами окрестности, — твоё.

— Сумма за заказ на десять килокред больше, чем в договоре, — потерянно сказала Висса.

— Это моё, — алчно потер я лапки, — премия от заказчика, в десять килокред. На них я претендую, — покивало моё жлобство.

— Хорошо, как скажешь, — все еще в афиге сказала Висса.

— И да, будь любезна кредитными чипами, — уточнил я, — ну, на станции думаю решим. Добраться сама сможешь? — уточнил я на всякий. — А то мне поспать не помешает, почти сутки на ногах. Не самые спокойные, — уточнил я, реально зевая.

— Смогу, — ответила фуррятина, — спи, разбужу как доберемся.

Ну и отправился я на диванчик в кают–компанию. Реально, нахер этот корабль, эту Виссу. И вообще все это нахер. Не нравится мне всё это, похоже на какую–то гадкую интригу силы.

Ну а даже если и нет, и я паранойю, то, по совести, я правильно Виссе сказал, её друзья и соратники, и тут красивый я берет половину, типа спас её. Нахер, самому противно от таких раскладов, решил я, засыпая. Заработаю и не пропаду, если что, подумал уже спящий я.

Примечание к части

Вот такой глупый, неправильный и злобный гг–ой. Взял и послал все нахер, прям дурачок наверное.

ехидный старина Киберъ Рассвет

7. Поездка на картошку

Проснулся я сам, фуррятина же сидела на соседнем диванчике и гоняла в тетрис какой (судя по азартным попискиваниям) на датападе. Ну, выспался и хорошо, так что встал я, быстренько прогнал вчерашний день в голове, быстренько фалломорфировал, да и пожелал таки разобраться со своей оплатой. Ну и делами заняться своими же, не без этого.

Единственное что, перед выходом на станцию попробовал я на морду лица своего натянуть воротничный край простыни, что, к слову, вполне получилось и рожу мне прикрыло. Вообще, как я понял из объяснений Виссы, какого бы то ни было централизованного сбора не то, что видео, просто картинок системами контроля толпы не ведётся — слишком большие объемы. Ну а поиск кого бы то ни было, делается специально обученными дроидами, которые делают запросы записей и прочего не вообще, а хотя бы примерно, откуда надо. В общем, маска на роже не запрещена, ну а для алгоритмов поиска станет как минимум затруднением.

Станция, о которой мне рассказала (ну и куда привезла) Висса, бултыхалась рядом с гипермаршрутом и была лично мне любопытна тем, что именно бултыхалась между двумя центрами масс: двойные гиганты с одной стороны, белый карлик с другой, а сама она, бултыхаемая, оказалась вне звездных систем, что, как по мне, было достаточно любопытно. Ну и сам фактор столь экзотического размещения был связан с тем, что гипермаршрут «примерно, где станция» разделялся на несколько «рукавов».

Черт знает, случайно или специально Висса подогнала корыто сюда, но мне это удобно, факт. В общем, добралась она до какой–то нужной банки, пока я сидел в кабинке ресторанчика, вернулась с сумкой и начала осыпать меня богатствами.

— Это, — шмякнула она на стол семь тысячных чипов, — твой расчет. Это, — шмякнула один чип на десять килокредов, — твоя премия от заказчика, — а это, — шмякнула еще два чипа по десятке, — премия от отряда.

— Спасибки, — алчно прибрал я богатство к лапам. — Висса, копию закрытого контракта, что мол нет претензий и прочее, — параноисто попросил я.

— Возьми, — протянула фуррятина бумажку, причем, по–моему, не копию, а оригинал, — Райзеггер, слушай, — решительно обратилась она ко мне, — приглашаю тебя вступить в наёмный отряд «Тяжелые Молоты», — выдала охренительную идею она.

— Не могу, — доброжелательно ответил я, — реабилитация после контузии, а это обучение и лечение, — сгустил краски я, — плюс, я предупреждал, сам заказ был мутным, так что мне желательно залечь на дно, годика на два, — развел я лапами, — ну и уж прости Висса, — ехидно откомментировал я, — хотел бы остаться — зачем говорить о закрытии контракта? Сказал бы о пересмотре, перезаключении.

— Ну да, — расстроенно протянула фуррятина, — а через пару лет? — требовательно уставилась она на меня.

— А вот через пару лет будет видно, — мудро ответил я, за что был тыкнут сетевой визиткой и наказом непременно связаться.

Ну, посмотрим, может и свяжусь, хвост у неё реально классный, решил я и свалил нафиг, не заплатив за перекус. Какие–то у меня нехорошие привычки прототипа просыпаются, ехидно отметил я.

Так и пошел я, по торговой площадке станции, потому как, для начала, надо было закупиться новой и относительно чистой техникой и сменить гардероб. Ну, или разобраться со своим, были у меня подозрения, что тога функционал имеет поширше мной используемого. Собственно, этим я и занялся, через общественный терминал. Который, стоит заметить, еще и свой процент за коммутацию снимал.

Но выяснил я таки, что за кошерный у меня лапсердак. Который тога. И выяснилось (за очередные немалые деньжищи), что есть некая забавная планета, населенная технофашистами. Смотрят эти граждане (которые, стоит заметить, вполне себе люди, только с несколько измененной пигментацией), на всех нерожденных на их планете, как на то, кем они и являются. Ну, в общем, помимо милого моему сердцу технофашизма, шовинисты до кучи. Что жаль, концепция «мы лучше всех, потому что мы умные, трудолюбивые и прочее» — очень мне нравится, в отличие от «все остальные — дурачьё». Это не считать надо, а доказывать своим прекрасным примером, как я, например.

Впрочем, и того, что у них «избранностью» не перекосорёжило, хватает. Уровень технологий у них есть. Вот просто, на фоне остальных мной найденых и выисканных производителей, у них есть технологии и разработки. Остальные заняты переконфигурированием того, что разработано тысячи лет назад, ну из виденного мной — точно.

Так вот, тога моя — это их разработка, одна из немногих, продаваемых этими типами «низшим». Судя по сетке их планеты, вещь если не бросовая, то не особо ценная (за коммутацию с планетарной сетью, кстати, содрали с меня пять кредов, упырюги). В общем, скачал я бесплатно(!) в их планетарной сетке програмулину для датапада, предназначенную для сопряжения с тогой, созданием и изменением шаблонов внешнего вида и поведения.

Вот, несмотря на противный шовинизм этих арканианцев (а он реально был, что сторонние ресурсы описывали их зазнавшимися снобами, что их домашняя сетка пестрела всяческими «недоразвитыми» в адрес всех остальных), прям даже приятно стало. И из–за самой шмотки, и из–за реально доступной информации.

Хотя, вообще, не нравится мне всё это. Ну, в смысле социологии. Есть планета, ведущая научные разработки, реально полезные, нужные, прорывные. В их сетке много всякого, реально вкусного, описывалось. И вот берут и ни хрена это не продают. Не только технологии, но даже сам продукт, который будет востребован.

Нет, если бы там жили трансгуманисты какие, я бы понял — продаётся ровно столько, сколько нужно, больше им не надо, так что нафиг. Живем мы на планете, нам комфортно и все хорошо. Но нет, им явно мало, они нанимаются в университеты, они инвестируют в производство, они, в конце концов, продают сырье, которое пусть и добывается явно дроидами, но не обрабатывается и продаётся «как есть».

Как–то вот есть у меня такое подозрение, что их держат как этакий «черный ящик», исследовательскую контору под колпаком. Хотя, если подумать, могут, конечно, они сами ограничивать экспорт, есть пара вариантов. Но всё же, неприятно и подозрительно сие.

В общем, забил я на свои подозрения и непонятия до поры, да и заскочил в магазинчик электроники, купив средней ценовой категории датапад и дорогущий комлинк. Последний был дорог потому, что имел экран, вот просто офигеть. Остальные были чуть ли не дисковыми телефонами и тоже дешевизной не отличались, но тут вот почти полторы тысячи кредов. Правда обзывалась сия приблудна «даталинк», чем собственно и была, приближаясь по функционалу к телефонам развитого мира.

Ну, а после закупок, сел в открытой кафешке, стал разбираться со свежеприобретенными приблудами и думать.

В принципе, денег у меня не огромное количество, но вполне немало. Нормальное подержанное корыто купить вполне смогу, например. Однако, мне это нафиг, именно сейчас, не надо, как минимум потому, что хрен я этим корытом без сертификации рулить смогу, нужен мне для руления некий «пилотский ключ».

Подозреваю, не везде, во внешнем кольце, в зажопинске каком, на это возможно и плюют. На уровне производства корыт «произведено в зажопинске», но везде, кроме мифического зажопинска, так.

Соответственно, план действий не изменился. Надо перебираться на периферию, получать там документы, ну и с ними уже заниматься обучением и познанием мира. Учитывая гипермаршрут, до внешнего кольца я за пару суток доберусь. Однако, вопрос, как и кому там, в этом захолустье из сотен тысяч планет давать деньги за документы.

В итоге, потратил я почти полтинник кредов на знакомство с юридической составляющей. Вообще, по интересующему меня вопросу вышло так — документ, точнее уникальный код гражданина Республики, в зависимости от планеты, выдаёт администрация. Под этим словом, в центральных мирах и в среднем кольце, понимается специальный дроид. А вот в зажопинске, зачастую, дроида ни фига нет. А есть какой–нибудь мэр или еще какой губернатор, властвующий над парой сотен жителей планеты, до кучи присылающий отчёты в общую сеть исключительно трезвым, пару раз в жизни, то есть.

Кстати, как выяснилось, в пределах среднего кольца нахрен бы мне это гражданство не сдалось, если бы не одно но. Я не могу зарегистрировать свое дело. Могу наняться к кому, будя кем угодно, а вот завести дело, получить республиканские, а не «общие» (последние позволяли что–то делать, но не позволяли сделанное продавать) сертификаты.

В общем, практика гастарбайтерства на вполне себе юридическом уровне, не гражданин — значит только наёмный рабочий.

Следовательно, нужно мне в таком зажопинске очутиться, сунуть нужному типу денег, да и получить искомый документ гражданина Республики.

А вот дальше вилка. Вообще, в идеале, надо бы мне заняться какой деятельностью, приносящей прибыль. Не космическую (точнее космическую, но не запредельную), но достойную, тем же космическим коробейником. И учиться по удалёнке, что, как выяснилось, вполне возможно. Личного присутствия требовали, в основном, учебные заведения для силовиков, ну и совсем элитные вузы. А, например, инженер корабельных коммуникаций (который техник по обслуживанию, если быть честным), да даже пилот корабля, мог в место обучения явиться всего один раз — забрать документы.

Хм, ну в принципе, вполне себе план. С гермафродитом свяжусь, по старому датападу естественно, ну и узнаю, чего он хотел. Скорее всего откажусь, но узнать, на всякий, не помешает. А сейчас мой путь в кантину, поближе к ангарам.

Ну и пошел я к ним, по дороге сменив свой колер и фасон. В смысле тоги, но все равно свой.

Завалился в кантину, где какая–то ну вот просто невообразимая пакость, этакий бородавчатый колобок на ножках, со сцуко, накрашенными губками на полуметровом хоботке, густоресничными буркалами на стебельках… Пела крайне приятный блюз, ну или что–то вроде того. В общем, прям вот даже и не знаю, пакость гадкая, но поет хорошо. Будет пакостью не отвратной, а просто пакостью, великодушно решил я, подруливая к барной стойке.

Обрадовал я бармена, тоже какого–то гадкого ксеноса (то ли неймодианца, то ли дуроса, в общем, безносая резиновая ряха серого цвета) пожеланием воды и консультаций. На первое пожелание он наморщил отсутствие носа, на второе, скукожил подглазные мешки, но постукивание по стойке пятикредовым чипом его исцелило. Даже воду нашел, причем не из унитаза, а аж из–под крана, у меня на глазах. Качество и сервис на высоте!

В общем, выслушав мои хотелки, тип глазки закатил, полминуты поизображал, что он думает и стал тыкать пальцем в населяющую бар пакость. Я за тычками следил и огорчался — в человеков он не тыкал, а тыкал во всякое гадкое и непотребное, насекомии какие–то и слизняки гадкие. Нафиг таких, думал я, рассчитывая уже сменить бар, как резиновая морда тыкнул во что–то удобоваримое. Задержал я тыкательные потуги резиновой морды и проконсультировался, насчет удобоваримой пакости.

Была она тоже пакостью, щупологоловой, но хоть с мордой лица, а не жвалами или вообще слизью гадкой, думал я, руля с прикупленной бутылкой из разряда: «что вот это пьёт».

Бухнул я бутылку перед щупологоловой рожей. Рожа была помята, потаскана, что, очевидно, компенсировалось толщиной щупал, обернутых вокруг шеи, как кашне какое. В общем, сидел передо мной твилек, как он есть.

Прототип слышал в основном о твилечках, которые якобы массово использовались как постельные грелки, при том продавались толпами в рабство, исключительно по своему горячему желанию. Ну фиг знает, может быть. Мне пока с ними общаться не приходилось, кроме хамской медсестры у доброго доктора, которая мне не сделала чая и всего остального.

Но вот то, что у них в щупалах мозги, точнее часть их, я помнил точно. Что делало сидящего передо мной типа эволюционно–невозможным, потому что такого типа, с подобным надругательством, дедушка Дарвин собственноручно бы изничтожил. Чтобы вид не мучался, да.

С другой стороны, в технократическом обществе эти типы имели некоторые преимущества. Как я помнил, запредельную гибкость, хорошую реакцию и спектр зрения, включающий тепло и тяжелые частицы. В общем, если мозглячные щупала беречь, вполне неплохой набор умелок для техника, например.

А вот как боевая пехотная единица твилек стопроцентный смертник. Толстые щупала увеличивают силуэт, даже обернутые вокруг шеи — прекрасная мишень. Собственно, то же самое будет, если увеличить человеку мозг раза в три и лишить его черепа.

То есть, если им и воевать куда, то он либо водила, либо его упихать нужно в доспех какой лютый. А никак не многочисленно описанные жидаи, которые, пардон, маша светошашкой, голым мозгом развеваются.

Впрочем, мне от откупорившего подношение надо было не войну воевать, а меня доставить, так что озвучил я булькающему свои хотелки:

— Нужна станция на внешнем кольце, — начал выкладывать я, — в секторальной доступности молодые колонии, не старше пятидесяти лет освоения и не корпоранты. Доставка меня на подобную станцию, срочно. Возьмёшься ли и сколько хочешь?

— Бежишь что ль от кого? — добулькав пойлом, дыхнул на меня перегаром твилек.

— Этнографическая экспедиция, — ровно ответил я, посмотрев на твилека как на того, кем он был, — собираю сказки, легенды, тосты автономных анклавов на ранней стадии развития замкнутого социума. Население предпочтительно человеческое, на маршруте от станции буду взаимодействовать с местными. Антураж и колорит, — воздев палец изрек я.

— Ага, — заворожено следил за пальцем твилек, — антурит дело такое, важное и колоражное, — чем зародил в моё параноистое сердце подозрения, уж не троллят ли меня. — Ну, доставить можно, — обрел он осмысленность в глазах, — есть пара мест по гипермаршуту, не так далеко. Тысяча кредов, — протянул он загребущую лапу — и идем разбираться с конкретным местом. Эй, парень, ты куда? — всполошено спросил он, у поднимающегося меня.

— Рекомендовать тебя муунам как учителя жадности, — ехидно ответил я, — тут гипермаршрут, у тебя древнее корыто. Может, ты мне хочешь предложить аренду группы соплеменниц, на время полета? По деньгам так выходит, — ехидствовал я.

— Ну ладно, парень, не горячись, — примиряюще выставил ладони жадина, — ну хорошо, пять сотен кредов, вполне нормальная цена. И насчет аренды, сколько надо? — заинтересовался он.

— Нисколько, — отрезал я, — это был риторический вопрос. Нормальная цена у тебя нормально задрана, раза в полтора. Впрочем, хатт с тобой, если идем к кораблю сейчас и стартуем сразу, после договоренности о месте.

— По рукам, — засуетился щупологоловый, закрывая бутылку пробкой, — следуйте за мной, — попробовал он что–то изобразить, но это что–то получилось у него на редкость хреново.

Корыто твилека было и вправду древним, от первоначальной обшивки, по моему, остались только сварные швы. Впрочем, в данном случае, рекомендации бармена, что мол корыто древнее, но переживет и наших внуков, я поверил. Да и в комлинке полазил по пути, так что да, это угребище времен каких то многотысячелетних войн, летало и считалось предельно надежным. Правда летать на этих гробах вне гипертрасс не рекомендовалось категорически, жидкостный реактивный движок, высокая масса из–за толстых броневых пластин делали из него танк на движке от мотороллера.

Но меня все устраивало, так что завалился я в эту калошу, вслед за владельцем. Кстати, стоит отметить, что внутренности этого «десантного судна прорыва», как обзывали эту жуть в сети, выгодно отличались от варенного–переваренного снаружа. Чисто и довольно уютно, стоит отметить, отметил я, идя по чему–то типа линолеума.

Да и стены были покрыты вязью рисунков, ненавязчиво, но довольно симпатично, свет, опять же, мягкий и довольно уютный. Видно было что щупологоловый корыто свое холит и лелеет. Уж о завалах мусора и гадости речь вообще не шла.

Ну а вел меня хозяин сего корыта на мостик, куда, как ни странно, довел. Похлопал он по астродроиду лапой, после чего ведроид выдал голограмму, в которую твилек стал той же лапой тыкать, на тему какие хорошие места, совсем рядом с гипермаршрутом. Гадкий я вбивал названия «хороших мест» в датапад, проверял что там вокруг водится и посылал щупологолового разными маршрутами, слабо коррелирующими с астронавигацией.

Шести раз указания направления, хватило сему представителю ксенопакости, чтобы перестать валять дурака и задуматься. И даже придумать место, в которое я согласился доставиться. Выдал ему, вместо договора половину суммы, чем, насколько я понял, изрядно его удивил. Махнул я лапой, в смысле трогай. А сам занял близлежащую каюту, «готовиться к этнографическим изысканиям», а на самом деле — читать скачанные за немалые деньги проспекты учебных заведений. Ну и часть юридической информации, так же не бесплатно, прихватил.

Ну и, пока были мы на станции, скачал я общую информацию по ведроидам, заинтересовали они меня рядом моментов.

А были это моменты такие: из воспоминаний прототипа, вспоминалось, а тут подтвердилось, мелодичное попискивание. Которое, что по воспоминаниям, что тут, называлось, на минуточку, «бинарным». То есть, сцуко, двоичным. Что было бредом редкостным, потому как тональность издаваемых звуков явно и очевидно превышала два, три и даже десять символов.

Кроме того, как бы там ни обзывали динамик, вокскодером или еще пакостью какой, микрофон и динамик вещи простейшие и примитивные. Качество их вопрос десятый. И тут выходит что: либо у ведроида не менее десяти специальных пищалок, которыми он специально пиликает, либо один динамик. Последнее как–то более вероятно. Ну а в то, что в ДДГ используют не мембрану, а какое хитрое поле, для издачи звуков, верилось с трудом. Как–то, совсем нерационально, учитывая что мембранные микрофоны, один из которых я обнаружил, расковыривая датапад Шасси, вполне себе были.

Ознакомленное мою мудрость подтвердило. Ведроиды не «не могли», а «не умели» в человечью речь. Собственно, программное обеспечение «дроида–помощника» терялось в додревней дали и нифига не менялось. С чего — описано не было, просто давалось как факт. Ну а функционал содержал в себе протоколирование и документообмен, оценку технического состояния и мелкий ремонт, даже, как ни удивительно, закачка и обновление звездных маршрутов и карт и сопряжение с корабельными вычислителями.

В общем, этакий «универсальный помощник астронавта в условиях отрыва от цивилизации». Дело благое, но отсутствие обновлений и банальное отсутствие говорильных дров несколько удивляет. Или копирастия терминальной стадии, или причина местного застоя потопталась, решил я. Ну, в принципе, сама копирастия так же причиной застоя может быть, но какая–то она совсем тогда лютая и страшная. Не бьются с ней пусть и не прорывные, но все же относительно новые корыта и оружие.

Впрочем, эти вопросы решим потом, а пока я выяснил, что, например, мне для обучения по удалёнке, непременно понадобится свой ведроид, который будет мои несомненные успехи протоколировать и вести информационный обмен с учебным заведением.

А само удаленное обучение стоило раза в полтора дороже, нежели очное, однако, открывало доступ к профильной и смежной информации. Надо бы озаботиться съемным носителем и все скопировать, хозяйственно подумал я. Вообще, как ни странно, но никаких флешек и прочего, я при покупке датапада не заметил, а продавец рожу скорчил непонимающую. Но что их нет вообще — не верю, потому как плачу я ЗА информацию, соответственно оплатив доступ, вправе её скопировать. Ежели это «противозаконно», то местная законодательная система вообще таковой не является, ну а судя по тому что я знал, она хоть и крива, но не безумна.

Собственно, выбрал я себе четыре профессии, каждая из которых обойдется мне в десяток килокред. Как я понял, будет это что–то вроде «среднетехнического» образования, что на первом этапе меня устроит.

Выбрал я профессию юридического консультанта по вопросам мелких сделок (именно так, там тьма была именно «по вопросам», иной раз довольно бредово, например «юридический консультант по вопросу смены пола», причем, сцуко, как основная профессия), пилот мало и среднетоннажных пустотных аппаратов с гиперприводом, бухгалтер предприятий малого оборота (среднего и выше требовали какие–то невообразимые деньги), ну и отладчик операционных систем, стационарного и автономного типа. Последнее обозначало что–то вроде кодера–программиста, как вычислителей, так и дроидов. Без глубокого погружения в вопрос, но для ознакомления сойдет.

Собственно, я выбрал те профессии, которые худо–бедно позволят мне приблизиться к пониманию, а что за хрень творится в ДДГ, как с этим жить и стоит ли это делать тут. Ну кроме пилота, но это в любом случае надо.

Плюс, посмотрим, насколько богаты закрома учебных заведений, завлекательно врущих, что мол предоставят полный доступ к «смежной информации». У меня воображение хорошее, так что «смежной» к выбранному мной, лично мне кажется вообще вся информация в ДДГ. А вот как думают училы, будем посмотреть.

Ну а пока я выстраивал каркас и чертежи своих будущих рудников по грызне гранита знаний, да и прикидок, как бы мне чем–нибудь торговать, чтоб меня не прибили и прибыль была, корыто щупологолового приближалось к цели путешествия. Как его представил мне бармен «твилеком», так он для меня, кстати, и остался. Как и я для него, «парень» или «вы», ибо нехрен.

В общем, прилетели мы к станции, такому же «полусферному котелку», как место увлекательных приключений Макса. Убедился я, что место то, выдал щупологоловому остаток суммы, да и поперся искать новые, удивительные приключения на своё приключалово.

Примечание к части

Как то не укладываются веселые приключения злобного гг–оя в Зажопинске и прилегающим к нему пейзанским владениям в эту главу. Ароматы навоза, сельские клубы, сеновалы всяческие и самогонка — заслуживают отдельной главы.

ностальгирующий старый хрыч, который старина Киберъ Рассвет

8. Периферийные выверты судьбы

Охранники на данной станции были свинотами в меньшей степени, чем на посещенном мной ранее аналоге. Правда, стоит отметить, исключительно в силу биологии. Мзду вымогали всеми своими деяниями, так что я решил хоть что–то с этого поиметь, ну и, размахивая чипом, огласил ряд вопросов.

Вопросы были отвечены, чип поменял владельца, ну а я смирился, в некоторой степени, с беспросветностью и свинотностью окружения.

Кстати, несмотря на зажопность моего теперешнего места пребывания, трущоб как таковых, станция не имела. Очевидно, в силу того, что в среднем кольце это был некий полубомжатник, а тут некий культурно–деловой центр. Кстати, в нарушение всех и всяческих традиций ДДГ, местные торговцы и наёмники обитали не в кантине, а в неком открытом кафе–ресторане на втором ярусе. Поразительно, но факт, так что уместил я задницу за свободный столик и стал ждать дроида.

Подруливший дроид изрядно меня удивил. Был он изрядно симпатичен, четверорук, женскопол. Я бы его, признаться, за типа из смертельной битвы принял, но нет, рост вполне нормальный, скорее даже невысокий, да и морда лица более чем приглядная. И голосок такой, неплохой вполне.

Ну и да, дроид ни хрена не был дроидом, а официанткой. Прототип о таких слыхом не слыхивал, читом не читывал, как и соответственно я. Четыре верхние лапы мелькали над столом, переставляя салфетки и приборы, впрочем, было заметно, что ведущая рука одна, а три «левые». Ну да ладно, решил я со странной мутанткой (уж больно симпатичная для пакости и ксеноса какого она была) пообщаться на тему правил поведения на местной «бирже наёмников».

— Красавица, — констатировал увиденное я, — мне что–нибудь для метаболизма человека, не слишком крепкое, на твой вкус, — на что мутантка кивнула, проигнорировав «красавицу», — и сам я не местный, — уведомил я, — а мне нужен найм. Как это у вас принято делать, есть ли консультант какой, или — не удержался и подмигнул я, — сама проконсультируешь? — не то чтобы меня на лишние лапы потянуло, но девица была реально симпатичной, ну а руки меня ну вот уж точно совсем не волновали, в смысле лишние.

— Разделить со мной ночной жгут, — начала мутантка холодным тоном, заставив выкатившиеся яйца вкатиться обратно, — можно только с благословения старейшины Джоррду. Позвать ли его, почтенный клиент? — на что я помотал головой, всем видом показывая, что нахрен мне кузнец. — Как пожелаете, — ни разу не огорчилась четырехрукая. — Почтенный Сэм может рассказать о тех разумных, что присутствуют у нас, а также о том, чем они могут быть полезны почтенному клиенту. Плату же за свое время он возьмет ковакианским ромом и угощением, — на что я согласно кивнул, мол зови или укажи. — Этот же напиток я бы порекомендовала почтенному клиенту, — чопорно продолжила она, — хомо предпочитают его всем остальным, — на что я так же кивнул, выделив четырехлапой кред.

Все, прям личная жизнь порушена, поехидствовал я. Без кузнеца никуда. Впрочем, традиции у всех разные, ну а девица хоть и симпатичная, но не единственная и вообще.

Призадумался я и понял, что фра Заргелоос нанесло моему организму не слабый гормональный удар. Вот черт его знает, как и чем, физиология взбунтовалась, собственно с последствиями я сейчас столкнулся. Явно не феромоны и многомерные проявления, эти моменты я пристально отслеживал. Можно вообще подавить либидо, дело не сложное, но нафига? Одно из удовольствий, вполне допустимое, если не злоупотреблять, да и банально, интересно, как и что выйдет, насколько воспоминания прототипа будут соответствовать ощущениям моего тела.

В общем, решил я, подвернётся что–нибудь симпатичное, нужного полу и с соответствующими желаниями, надо б вдуть. Ну а не подвернется, предложит кузнеца или еще пакость какую, то вдувать не надо.

Пока я принимал эти охренительно важные решения, к столику подрулил, да и шмякнулся после моего кивка некий человек типа «старый заслуженный пердун». Лет ему было, на вид, не сказать чтобы больше семидесяти, но всем своим видом он олицетворял заслуженность и пердунность. Просто ментально транслировал в окружающую реальность посыл: «Эх, маладешь».

Ну да хрен бы с его заслуженностью и прочими достоинствами. Мне от пенсионера нужно вещи конкретные, впрочем, учитывая форму оплаты, надо бы подождать пока он пенсионное горло промочит. А в ожидании живительного пойла, этот самый Сэм с видом первооткрывателя толкал спич на тему: «Как все было тогда, когда звезды были облаками водорода, отголоски большого взрыва шумели в ушах, а старики были набором неструктурированного излучения».

Собственно, насколько я понимаю, в своем первом мире прототип был вполне себе старым пердуном, впрочем, ни фига не заслуженным и не стремился. Так что содержание спича я пропускал мимо ушей, ничего, кроме толики пафоса от «заслуженности» почтенный Сэм в «старую песню о главном» внести не мог.

Ну и четырехлапка всё же притаранила аж литровую бутыль оговоренного пойла. Ну и пожрать, причем вкусно, с незнакомыми специями. Четыре лапы ей в транспортировке заказов явно были сподручны, как бы не каламбуристо это звучало.

Заслуженный пердун крякнул, откупорил бутылку и был оперативно её лишен. Любуясь безысходным горем и страданием на пенсионной роже, я нацедил себе полстакана: интересно что местные сносным пойлом считают. Впрочем, после отлива бутыль, как и душевное равновесие, я пенсионеру вернул.

На удивление, вполне себе ром. Не самый лучший, вкус явно давал жжёный сахар. Но и не худший из доступного в памяти. В общем, один напиток, который можно пьянствовать, точно есть, что неплохо.

Тем временем почтенный пердун залпом усосал пару стаканов, видимо на случай, если я всё–таки лишу его сей амброзии, несколько расслабился и, наконец, поинтересовался, какого собственно хатта мне нужно.

— В идеале, — озвучил я, — мне нужен пилот, знакомый с местными, как местоположением планет, так и администрацией. У меня исследование от института, — понизил голос я, — нужно собрать некоторые статистические данные по этнографии. Соответственно, курьерский кораблик, или что–то быстрое вполне подойдет.

— Дикари нужны? — пожевал губами пердун.

— Разве что для статистической сверки, — обтекаемо врал я, — больше интересны молодые, недавно образованные колонии.

— Угу, угу, — покивал дед, — Вилли!!! — вдруг рявкнул он.

Рявк призвал к столику некоего вьюноша. Был сей вьюнош надут, выражал собой чувство собственной значимости, но собеседника моего уважал. Ну или опасался, что ему выклюют мозг, тоже вариант.

— Слушай суды, — вполголоса обратился к присевшему пердун, — мистеру нужно гражданство республики, — отчего я не сказать, чтобы фалломорфировал, но несколько напрягся, — отвезешь его на Кадус–шестнадцать, сведешь с Мэлом. Тебе, мил человек, — обратился он ко мне, — обойдётся это в килокред, ну а с Мэлом как договоришься.

Быстренько прогнал я в голове все что мог увидеть дед, свои слова и обстановку. Ну и выходило так, что я, как понятно, ни хрена не самый умный и хитрожопый. Видимо некий ручеёк искателей гражданства есть, вряд ли большой, иначе лавочку бы прикрыли. Ну а спрос, как известно, рождает предложение. Так что я сейчас общаюсь либо с паханом местной мафии, либо с координатором полулегальных делишек.

Делать удивленную морду лица бессмысленно, меня реально «этнографически» помотают по сектору, ничего я не получу, кроме напутственного пинка и пожелания прилетать ещё, с деньгами.

Так что, раз уж передо мной выложили карты, нужно мне четко и конкретно озвучить хотелки, ну и решать, соглашаться или двигать вдоль неисследованных регионов в поиске мне угодного.

— Насколько чисты документы, как со сроками выдачи, что выдаст поиск, если он будет? — ровно озвучил я свой интерес.

— Будешь ты, юноша, урожденным гражданином колонии Кадус–шестнадцать, была там группа монахов, не признавали они гражданство Республики, — ответил пердун, — да случилась у них эпидемия, взрослые, почитай, все погибли, детишек много осталось. Все, как понятно, незарегистрированные и прочее. Но! — воздел узловатый палец Сэм, — рождены в республике, так что препятствий к получению гражданства нет и быть не может. Разве что, — задумался он, — годков тебе не более шестнадцати будет, но это не страшно. Ты же человек? — уточнил он, на что я покивал, — вот и славно, они тоже человеками были.

— Я не получил четкого ответа на свои вопросы, — прокомментировал я.

— Четкого, говоришь, — фыркнул пердун, — а чёткий ответ есть, только если знать, кому ты потребен будешь. Сроки хоть с рождения, вычислитель на станции, ну а запросов на него лет десять не приходило. Вот и думай, сколь расскажешь, столь четкий ответ и получишь.

— Заказчик зачищает членов отряда после найма, — ответил я, — причины не знаю, но последний живой. Возможно, он одаренный.

— Опять джедаи воду мутят, — сплюнул Сэм. — Вилли, погуляй пока, — послал вьюноша пердун, и вьюнош послался. — Значица, по запросам из юстиции ты будешь чист. Если прилетит какой «одаренный» к нам, то улетит ни с чем, — оскаблился он, — Мерасска хоть и фокусам не обучена, но даст знать, так что нас он не найдет. Ну а с планетой, так уж и быть, поменяем, — решил дед. — Есть она, работорговцы, почитай, всю вычистили, а ты не под камушком, а спасся. Пусть ищут, ищуны, — сплюнул он еще раз.

— Не любишь джедаев? — нейтрально осведомился я.

— Погань эту, чинушам и корпорантам жопу лижущую? — аж изумился дед. — «Испытываю ярко выраженную эмоциональную неприязнь», — противным голосом озвучил он, явно кого–то цитируя.

— Понял, благодарю, — положил десять кредов на стол я, на что пердун кивнул и их исчезнул. — Еще пара вопросов.

— Ну, задавай, раз уж надо, — милостиво дозволил Сэм.

— Почему подошел, рассказываешь и прочее? — спросил я.

— Ты боевик, — выдал дед, — осмотрел весь кабак, сел удобно, контролируешь все вокруг, притом на лишние звуки не отвлекаешься, только на потенциально опасные. У юстициаров таких спецов нет, на армейского ты по возрасту не тянешь, если бы был одаренным или после операции — Мера бы заметила, — вещал дед. — Ну про то, с чего решил что ты за документами, — ехидно оскаблился он, — объяснять не надо? — на что я согласно помотал головой. — Вот и считай, мил человек, ты только наёмником быть и можешь, с неприятностями и надеждой скрыться. Был бы гнилью — к пиратам бы подался. Ну а так, одет хорошо, богато. Техника, ствол, опять же, не гроши. Чего ж хорошему человеку не помочь, за деньги вдобавок?

— Чем ещё, кроме документов занимаетесь? — решил я ковать железо не отходя от кассы. — В смысле предложить можете.

— Ну ты и вопрос задал, — аж присвистнул дед, — ну боевиков у нас нет, да и не думаю, что тебе нужны, — на что я кивнул. — Наркотиков нет, с рабами сам разбирайся, как договоришься, — отрезал он, — из того что предложить можем. Так на тебе надето, почитай в разы богаче, — пожевал губами он, — обучение разве что, но тут тоже не факт что тебе нужно. Сам–то как разумеешь?

— Съемные носители информации и учебники для ледоруба, — рубанул я, благо эту информацию найти в «легальщине» я бы точно не смог, только через академию военную какую, — по деньгам не обижу, — дополнил я.

— Не доучился что ли? — цепко уставился в мою ровную морду Сэм, — впрочем, дело твоё, — обломанно махнул он лапой, — найдём, информация кредов в пятьсот обойдётся. Ну а носители — какие подберешь.

— Дорого, — с такой же ровной мордой ответил я, чем вызвал хрюкающий смех пердуна.

— Да уж, хорошо тебя гоняли, ничего не понять, — похвалил он мои неоспоримые достоинства, — насчёт дорого, мил человек, да не бери. Найдешь где дешевле, так и приплачу, — щедро предложил он.

В общем, по здравому размышлению, связался я с Сэмом и его командой. Риск, безусловно, был, но без риска нужен свой корабль, команда, знание. Как раз то, ради чего мне и нужны документы. Да и, стоит признать, просили с меня гроши. Хотя, когда мне принесли счет, таковыми эти гроши уже не казались. Вот банально, если прикинуть, в кантине Шасси я за стакан пойла платил кред с лишним. На станции среднего кольца, в двухдневном перелете отсюда — кред за бутылку, будем считать что вода была бесплатно.

А тут, за вполне сносное пойло и много–вкусно пожрать полкреда, причем это не скидка, а вполне нормальные местные цены.

Ну а в целом, обдумав ситуацию, прикинул я, во что обойдётся мой поиск. Ну, предположим, тело не клон, а какой полезный член общества, подготовленный для переселения. Такое возможно, да и стоит признать, наиболее вероятно. Ну, во–первых, банальные деньги, на запросы в юстицию. Положим, выдадут информацию и без моего согласия, но явно не дешевле официальных запросов. Во–вторых, нужно встречаться с людьми, потрошить им память, светиться использованием силы. Совершенно нерационально и бессмысленно для нашего гипотетического форсъюзера.

Впрочем, расслабляться не стоит, факт. Деньги Дамала тоже трогать не стоит. Но затевать чехарду с новыми именами и прочими хитрыми ходами — точно не буду. Будет торговый капитан, родом с периферии, на другом конце галактики, в общем–то и хватит этого. Гипотетическому ситху проще новое тело вырастить, а на Дамала, причем именно Дамала Андерсона, выдать заказ охотникам за головами. Райзеггер его интересовать не должен, ну если только самому к нему не прийти здороваться. Ну а если и найдет меня, есть у меня для него парочка сюрпризов. Не факт, что сам их переживу, но одним возможным отбитым в далекой–далекой точно меньше станет.

Так что, после обсуждения и закупки, кстати, в самой что ни наесть официальной лавке электроники, нескольких хранилищ информации, типа флешек (на одной из которых, кстати, была запрошенная мной база знаний, на первый взгляд — достоверная и полная), летел я всё–таки с Вилли на Кадус–шестнадцать.

Личность с историей и личность «после пиратского набега», всё же две большие разницы. Да и родина, мысленно хмыкал я, какая–никакая будет.

Кстати, корыто, на котором я летел, вполне удовлетворяло моё понимание о разумности. Сфера, со свободно двигающимся по нему кольцом, содержащим как двигатели, так направленные внутрь репульсоры. Внезапно, подобная конфигурация гасила 90% инерции, экономя три четверти топлива. Причем это была самоделка, изготовленная в местном Зажопинске из общественного сортира разрушителя класса «молотоглав», о чем мне с гордостью сообщил Вилли.

Воистину, из говна и палок. Нет, безусловно, были недостатки, например переменная гравитация. Полностью репульсоры генератор гравитации не перекрывали, но в процессе полета скачки в половину Же присутствовали. Что, к слову, вполне можно было скомпенсировать, но Вилли собрал лишь пять килокредов и на «все задумки» их не хватило.

Вот честное слово, хотелось с размаху биться головой. Разок даже своей. Простейшие, всеизвестные в ДДГ технологии, реактор, репульсоры, ионный и гипердвигатель. Составленные в нужном порядке и бац — ТТХ легкого курьера (а корыто Вилли, обзываемое «Москитом», могло быть только им) в разы превышает самые навороченные разработки центральных миров.

Может быть я, конечно, чего–то не знаю и не понимаю. Возможно, репульсоры работают колдунски только для малых масс, а потом идет дикий перерасход энергии, прилетает черт в ступе и грозит пальцем. Все возможно.

Но себе я хочу такое корыто, твердо решил я. Побольше, поскомпенсированее, но точно такое. Ему нахрен не нужно оружие, оно банально улетит от всего, плюя, например, на тягловый луч, завязанный на массу, которую, как раз репульсоры хамским образом обнуляли.

Причем, до выпиливания ПалПалыча, эта «прорывная» технология не объявилась и не пошла в массы. Память прототипа выдавала феерические угребища, не годящиеся ни для пустоты, ни для атмосферы. Ладно, махнул лапой я, себе такой точно сделаю, а с остальным разберусь в процессе обучения. В общем–то, для этого и учиться буду, откапитанствовал самому себе я.

Ну и насел на Вилли, на тему кто сотворил «Москита», сотворит ли еще, ну и вообще стал на информацию теребить. Парень надулся, важности преисполнился и вполне теребился, что, мол, корыто сотворил его дальний родич, бывший инженер верфей. Каких — парень банально не знал. Сделает, точно. Потому что денег нет, но сделает дорого, если большой корабль. Десять, а то и пятнадцать килокред, пучил он в ужасе очи.

Угу, это при учете, что ушатанная в хлам помойка стоит двадцать тысяч. Ну не в хлам и не помойка, обычный б/у торговец, но на фоне москита — так.

Кстати, с регистрацией все оказалось забавно — ежели я куплю как раз помойку, точнее вычислитель и навигационный комп этой помойки, то «надстроив» вокруг них кораблик того же тоннажа, что был, с ттх оружки и двигателя в рамках полуторных отклонений, то это будет «глубокая переделка», не требующая каких–то хитрых телодвижений. Например, те же репульсоры меня никто не заставит включать, потому как они не входят в перечень «корабельного оборудования», да и банально, не включены в него, потому что нафиг надо.

Так, за планами и разговорами, доколупали мы до окрестностей моей новой родины, о которой Вилли стал меня ультимативно просвещать.

Новая родина была миром вполне сносным, с почти земной (одна целая и одна десятая) гравитацией, с прямой, а не кривой осью, что избавляло планету от всякой сезонной поганости. Рай, а не планетка, если бы не многочисленное и гадкое насекомие аборигенного типа.

Вездесущий, нудный и противный гнус, разнообразного состава тучами, пытался припасть к вожделенным поселенцам, вынуждая последних жить в куполах да и пользоваться легкими скафандрами. Гадких инсектоидов разница биологии не смущала, как и то, что большая их часть безблагодатно дохла от человечьей кровушки. Вдобавок, несколько гнусных жуков из состава гнуса, выделяло в кусаемого некое вещество, то ли разжижитель крови, то ли еще какой реагент для местной фауны. Беда в том, что у человеков эта пакость быстро и качественно вызывала сильнейшую аллергию, анафилактический шок и прочие прелести.

Лет с шестнадцати–семнадцати. А у детей ни фига. Собственно, так мои гипотетические монашествующие родители и померли.

Вообще, надо бы поговорить с аборигенным боссом. Я безусловно, умный, возможно даже самый, но могу что–то не знать. А то пока все выглядит так: тупенькие поселенцы, дохнущие с печальными охами и скорбными ахами. Ни фига не делающие ради исправления ситуации со своим скорбным помиранием. Что, кстати, также возможно, но маловероятно.

В общем, выйдя на центральной площади планеты в окружении пяти куполов и аж одного дома, одет я был исключительно в свою тогу. Оберечь от жужжащей пакости она меня вполне могла. Вилли выходить не пожелал, потыкал лапой в дом и уведомил, что, мол, «губернатор Мэл на месте, проблем быть не должно».

Вщемившись в дом, я был несколько культурно шокирован. Мэл оказался щупологоловой пакостью, в смысле твилеком. Ни разу не в скафандре, а в какой–то фигне, типа ватника на голое тело, расстегнутого притом. В штанах типа растянутых треников и сапогах, типа резиновых, которые он продемонстрировал, встав из–за стола и пожмякав мою лапу мозолистой ручищей. Метра за два росту и косая сажень в плечах был этот тип, стоит отметить.

Вдобавок, щупала на башке он имел просто феерических размеров, в две трети башки толщиной в основании. Длина, правда, стандартная, до середины груди, но щупалы были лютые, факт.

— Губернатор Мэл Доро, добро пожаловать! — пробасил этот шокирующий кадр.

Ну реально, я с минуту пытался узреть папиросу в уголке рта, согласно воспоминаний прототипа, невзирая ни на какие щупала и оранжевую окраску.

— Райзеггер Верворменд, — отрекомендовался я, — собственно, господин Мэл, думаю вы в курсе, зачем я тут.

— А тож, — важно кивнул твилек, — все сделаем, все в лучшем виде будет, — с этими словами он начал тыкать пальцем, мозолистым и своим, в экран стационарного датапада. — Пару сотен кред ведь потянешь? — вдруг уставился он на меня взглядом, полным сомнений в наличии у меня столь внушительной суммы. — И да, рожу яви, оно мне надо. Здесь жуков нет, пугалка, — махнул он лапой в куда–то.

На что я молча положил на стол пару сотенных чипов. Господин губернатор их с пристрастием осмотрел, я уж думал попробует на зуб, но к счастью, ошибся.

— Дело хорошее, — прибрал денежки к мозолистым лапам этот щупологоловый тип, — щас все забацаем, — обнадежил он, тыкая своей мозолистой лапой в тонкую технику. — Сиротинушка ты у нас, Райзик, — бормотал он себе под нос, — а улетел ты с планеты? — вопросительно уставился он на меня.

— Года два назад, — ответил я, заставив агрария поморщиться.

— Рановато выходит, — озвучил он местные реалии, — ну да ладно, будешь на год старше, — щедро накинул он.

Собственно, подобное надругательство над биографией сиротинушки-Райзика заняло минут двадцать. Мои писки на тему, что я Зерг, были встречены обескураживающей прямотой, в смысле: Мэлу похер, какой я там Зерг, а у него в хозяйстве я Райзик.

Я чуть не перепугался, но вовремя одумался. В общем, выдал мне твилек пластиковую карту, не столь нужную, сколь статусную, реально датированную двухлетним сроком, теплую и с моей рожей.

Блин, она становится все противнее, это тяжелое наследие прототипа, решил я. Ну, впрочем, его жизнь показала, что противная рожа часть пути к успеху.

— Отметим твоё возвращение, Зерг! — радостно пробасил он, извлекая здоровенную бутыль, с пойлом знакомого цвета, да и запаха.

В общем, оказалось и вправду упомненный мной ром, который гонят тут, из, на минуточку, картошки. «Взгляни, какая знатная картоха!», потрясал после второй действительно эпичным корнеплодом перед моим носом твилек. И начал жаловаться на жизнь:

— Когда летели, — вздыхал он, — думали рай будет. Ни одна сука про гадость эту не сказала. А у нас из двух тысяч, почитай полторы — человеки. Мрёте вы, и от мошкары, и от репеллента, — посетовал он, — я думал с Рилота народ подтянуть, — махал лапой он, — так нет, — злобно стукнул он кулаком по столу, — картоху содить не хотят, банту пуду чистить не хотят. В танцовщицы хотят!!!

Ну и заинтересовался я положением, социоэкологией и прочими вопросами нового дома, благо на Вилли Мэл махнул лапой, на тему пусть хлюпик отсыпается.

Нарисовалась такая картина, что селиться в пределах внешнего кольца можно кому угодно и где угодно, про неизведанные регионы вообще вопроса нет. Однако, если колония не зарегистрирована, любой хмырь оную регистрацию проведший, может обитателей выпнуть на мороз, притом что сама регистрация носила, на минуточку, уведомительный характер. Правда стоила дохрена денег. В смысле не документы стоили, а административный терминал, который и связь с голонетом, и регистрация сделок, гражданства и прочих вещей. Но без него, как понятно, колонии нет и самострой.

Ну, в общем, чесала эта толпа аграриев, обзаведясь терминалом, в навозно–овощной рай. И потеряла на следующий день после высадки человек пятьдесят людьми. Впрочем, с вопросом отчего и почему разобрались, телами удобрили будущие поля, поскорбели и стали худо–бедно налаживать овощеводство и животноводство, благо крупной пакости на планете не водилось, а урожайность была на диво.

Правда человеки, составлявшие большую часть аграриев, изволили помирать не только от насекомия, но и репеллента, вполне сносно переносимого бантами и твилеками.

Услышав это гордое заявление, я проявил неимоверную выдержку, не заржал с похрюкиванием, даже не улыбнулся, а серьезно и понимающе покивал.

При этом, производительность оскафандренных человеков явно была невелика, притащенные твилеки свалили от пейзанской пасторали нахрен, а несколько твилечек радостно продались в сексуальное рабство, заставляя плакать кровавыми слезами рабовладельцев, по причине того, что кроме как сексом трахаться и услаждать взор танцем, отказывались делать что бы то ни было наотрез.

Вопль Мэла «Картоху надо сажать!!!», осуждающий неаграрное поведение соплеменников, пронял даже меня.

А по делу, выходила такая петрушка. Планета перспективная, но в течение пары поколений инвестору денег не принесет. На «пугалки» у колонистов нет денег, собственно их в колонии две штуки, а сейчас будет третья. «Коптильню поставим» — радовался Мэл, потому как мясо, основной вид предполагаемого экспорта, сжирался сексуально порабощенными, вместо продаж.

Далее, есть замечательный агрокорпус жидаев, с которым связался Мэл, в надежде решить проблемы планеты. Его выслушали, посочувствовали и назвали сумму, от которой охудел даже я. Охудевшему Мэлу посочувствовали вторично и предложили «наследуемый кредит», в банке, на минуточку, Ордена, под скромные десять процентов годовых. Которые, по Мэловым прикидкам аккурат к рентабельности и внукам сделают планету собственностью Ордена.

Пожелав хранителям мира добра, стал Мэл искать «где бы денежку надыбать». Банки предлагали условия чуть ли не хуже. При этом, несмотря на бардак и гнус, планета была неплоха, народ жрал от пуза и даже продавал «ковакианский ром», имея небольшой, но ощутимый денежный прибыток.

И тянулась эта хрень больше дюжины лет. Приемные родители меня, послали Республику в дали дальние, зажили натуральным хозяйством, ну и закономерно померли, без технологий слегка (а, возможно, и до этого) повредившись крышей. Что привнесло в веселую жизнь колонии дополнительный фактор, в рожицах сотни разновозрастных сирот.

— Тебе баба нужна? — в ночи вопрошал меня Мэл.

— Ну, вообще — не помешает, — отвечал не вполне трезвый я, — но только не в рабство и не танцовщица! — ультимативно заявлял я. — Мне учиться надо, да и дело какое наладить, — признавался я щупологоловому ксеносу, — на хрен танцовщиц! — чем вызвал у собеседника тяжелый, но понимающий вздох.

— Лучше на картошку, дык не йдуть, — сетовал Мэл.

— Сучки! — хором оценили мы морально–технические характеристики нехороших дам.

По результатам попойки (стоит заметить, довольно приятной, хоть Мэл и пакость, но свой мужик), я оказался отягощен шестнадцатилетней девицей, с, на минуточку, образованием пилота, но без лицензии, по причине безденежья. Не в рабство, ни еще как, а посулив взять в сотрудницы пока отсутствующего предприятия. Ну… как–то мдя.

Вообще, девчонка ничего. Блондиночка, полная и аппетитная такая. И образование и вообще. Но как–то неуютно. Впрочем, силком я её в койку тянуть не буду, решил я. Просто лень, да и глупо это, хотя сам отбиваться не стану так же, оценил я выпуклости и впуклости сотрудницы, с не меньшим интересом меня разглядывающей.

Пилот мне и вправду нужен, а потратить деньги на лицензирование имеет смысл, благо господин губернатор за неё ручался, а несмотря на свою несомненную ксенопакость, мужик он хороший и правильный, факт.

В общем, решил я так: все это, конечно, подозрительно (подозрительно всмотрелся я в форсу), но пригодится. И вообще, нормальная девчонка, вынес окончательный вердикт я, хватая свежеприобретенное под руку и таща к Москиту.

Примечание к части

Как–то…это…я не понял. Что за Одарка рядом с гг–оем? Что за пейзанский рай в шалаше? Что я спрашиваю за нафиг? *гневно вопрошает автер у гг–оя, сидящего с похерчелом и жмякующего пухлую блондиночку*

несколько охудевший от написанного старина Киберъ Рассвет

9. Остановка в пути

На входе в «Москит» я чуть не угробил себя. Задумался о спутнице и потянул лапы к голове, тогу стянуть. Хорошо, что какая–то инсектицидная пакость, брызнувшая на нас, брызнула раньше, нежели я совершил сию глупость.

Блин, как–то я… Надо поаккуратнее с выпивкой, да и сознание держать все же на грани между телом и инь, решил я. Вообще алкоголь действовал забавно, снимая блоки мышления типа «а стоит ли это делать?» В общем, вещь расслабляющая, приятная, но только строго под контролем. И прототипа я стал лучше понимать, насчет поцедить где–то, желательно в одиночестве, бокал–другой. Точно глупостей не сотворишь, от нервного напряжения расслабляет и думается легко, до определенного момента.

Вилли на ночное отсутствие не дулся, да и спутницу мою встретил, просто мазнув взглядом. Видимо, Мэл связывался. Мимоходом подумав, что надо бы узнать как её зовут, но точно не при посторонних, быстренько я прикинул, что и как мне делать.

Выходило, что первое, что мне нужно, это заказать корыто, благо судя по рассказам денег мне на него хватит с учетом всего прочего точно. Не думаю, что его сотворят за день и даже неделю, так что времени терять не стоит.

Далее, с учетом нового приобретения, в учебной программе выдвигается на первое место бухгалтерия, как ни забавно. На второе же юриспруденция. И программирование, без которого я собственно к изучению базы ледоруба даже не подступлюсь. Ну точнее, может что и пойму, но нахрен надо.

Соответственно, блондиночке нужно получить лицензию пилота, ну и контракт со мной подписать, не без этого. И тут появляется второй момент: фра Заргелоос. То есть, связываться с ним я точно буду, благо датапад Шасси как разобрал, так и собрал, и он даже работал, обогатив меня хотя бы начальными знаниями об электронике ДДГ.

Вот получение лицензии и связь, а возможно и встречу с фра, можно объединить в одну поездку в одном направлении. Точнее не можно, а нужно, решил я и оглядел окружающих.

Окружающие с интересом обозревали мою персону, явно ожидая откровений, ну и решил я их ожидания не обманывать.

— Вилли, я бы хотел осуществить заказ судна, сходного с «Москитом» у твоего родственника, это возможно сделать сейчас? — не стал наводить тень на плетень я.

— Да, мистер, можно, за час доберемся, — кивнул пилот, — только… — замялся он, но продолжил после кивка, — вы с Сэмом рассчитались, я довожу вас до планеты и обратно, за это свою оплату получу…

— Но развозить меня по сектору бесплатно ты не подряжался, — закончил за мнущегося я, на что он кивнул, — вполне разумно, так что дорогу я оплачу. В разумных пределах, — уточнил на всякий я.

Родич Вилла обитал на станции, кстати, что было вполне логичным, этаком ремонтно–сборочном цехе сектора. Возможно, не единственным, но явно значимым. Да и планетарная система была, можно сказать, забита «астероидными поясами запчастей».

По дороге пошушукался с девицей, выяснил, наконец–то, что зовут её Лана Мис. Кстати, судя по внимательному взгляду на Вилли и подёргиванию лапок, пилотировать она реально училась. Ну и так же, шепотом, озвучил, что, мол, сейчас доделаю в их секторе дела и полетим получать лицензию и заключать договор, на что последовал несколько испуганный (хрен знает с чего, точнее можно многое надумать, но лень), но радостный кивок.

Ну а мы к станции пристыковались и поперлись, ведомые Виллом, к родственнику. Последний был биологически слеп, что бросалось в глаза, но технологически зряч, что так же сложно было не заметить. Я заподозрил в нем очередную миралуку какую, но нет, человек, как показывал взгляд в форсе. Лет мужичку было под сорок, вполне средний человек, ну, естественно, если не учитывать закреплённых на висках камер с уходящими в глазницы проводами.

Будучи уведомленным, что нам собственно надо, кибермужик помахал лапой на Вилла, в стиле «кыш–кыш», вот кстати, наверное он потому такой надутый, видно компенсирует что все его гоняют. Вилли хамски стал претендовать на компанию Ланы, последняя (умная девочка), внимательно посмотрела на меня, не узрела согласия и так же «кышнула» пилота. Мне бы его даже, возможно, могло и жалко стать, злорадно подумал я, наблюдая удаляющуюся сутулую спину.

Ну а сам кибермужик, отрекомендованный Энтони Блэком, стал меня теребить, на тему чего я хочу. Ну а я стал его теребить, на тему того что он может, какие ограничения и прочее. Ну и самое главное, есть ли у почтенного инженера материалы, не являющиеся общественным сортиром. А то как–то все это дерьмово будет выглядеть, как ни крути, изящно и вслух скаламбурил я.

В итоге, наморщив умы, решили мы от сферы в кольце уйти, как бы ни органична была эта форма. Тони, когда творил «Москита», исходил из расчета «как можно дешевле» и чтоб работало. Ту же сложную форму, вполне можно скомпенсировать теми же репульсорами.

Которые, как по контексту, так и в ответе на прямой вопрос, смещали массу в «гиперпространство». Вот прям вот так и никак иначе, то есть объект оставался тута, а его масса, инерция, вес и все сопутствующие эффекты оказывались в многомерье. Как бредово, так и, всё–таки, понятно и рационально. Ну, на первый взгляд, как удалось отделить характеристику «масса» от всего остального, я не понимал, но в теории это было возможно, ничего противоречащего этому я не знал.

Соответственно, выходило так: есть у нас условный корабль, который будет швартоваться на дне гравитационного колодца, что искусственного, на станциях, что естественного, на планетах. На него мы цепляем ионный движок, гипердвигатель и реактор. Всё–таки на подвижном кольце, как убедил мастера я, тыкая в голомодель лапами. Смена направления движения, даже в одной плоскости без инерции — это слишком круто, чтобы от этого отказываться. В общем, в итоге, вышла у нас, как ни забавно, летучая тарелка. Вообще, Тони при нашем общении явно ожил, а найдя во мне понимающего собеседника с ромом, вообще преисполнился благорасположения.

Так что, прикидывая, что мы будем брать как прототип по тоннажу, какие движки, щиты, радары и прочая требуха, копил я всякие интересные вопросы. Кстати, Лана, девица́ такая, слушала внимательно, но не лезла в разговор, так что её я к нему подключу, но попозже, решил я.

Ну и стал я озвучивать вопросы, на тему номер раз: нахрена, при наличии технологии как искусственной гравитации, так и своеобразной антигравитации, вообще какие бы то ни было реактивные движки? Создавай перед корытом гравитационный колодец, нужно сменить направление — смещай его, усиливай притяжение и прочее. При этом инерции нет как класса, затраты энергии видятся пренебрежимыми.

Впрочем, задумавшийся Тони несколько мои прорывные идеи обломал, на тему расхода энергии, на проецирование гравитационного колодца и возможность гравитацию включать–усиливать–выключать. Проецировать не выйдет вообще, центр массы генератора и есть центр массы искусственного колодца, то есть его надо будет выводить «на палочке». Плюс, далеко не мгновенная и довольно энергоемкая смена режимов и прочее. В общем, как высказался Тони, в теории можно, а на практике работа не на один год, причем явно не ему одному, чего не будет, повесил он нос.

Тут уже я стал интересоваться, а что явно классный специалист делает в местном зажопинске и почему корыта «Блэк–инкорпорейтед» или там «БлэкТех» не бороздят просторы галактики?

Хряпнувший рома Блэк поведал такую историю, довольно напряжную, стоит заметить.

Итак, появилась у него, в общем–то, разумная идея использовать репульсоры в космосе. Работал при этом он во вполне себе солидной конторе, «Хорш–Кессель привод». Идея хорошая, много денег, но начальство не воспылало энтузиазмом, впрочем, и запрещать разработку не стало.

Ну и начал Тони разрабатывать и тут наткнулся на такую фигню, как отказ в финансировании. Когда он описал внутреннюю кухню корпорации, кстати, я слегка охудел. Так вот, есть там представительства, отделы, иерархия, все нормально. И есть, на минуточку, внутренний банк компании. Не больше и не меньше. То есть, банковская структура, которая определяет на что выделить деньги внутри компании. То есть, твой, например, начальник, говорит «шарашь», а денег не дают, потому что «нерентабельно». Выходит примерно как УК СССР, припоминаемый прототипом: куча прекрасных законов и одна статья, «антисоветская деятельность». На хрена с этой статьей другие — не ясно, как и нахрена экспертные, инженерные и технологические отделы в корпорации. То есть, якобы корпоративная банка к ним «прислушивается», но охудевший Тони обежал всех кого можно и часть кого нельзя — против его проекта не возражали, но денег банка не давала.

Ладно, Тони уперся рогом и стал пытаться брать в кредит, благо дураком не был и понимал, что дело это рентабельное и нужное. Банки, с завидным постоянством ему отказывали в кредите любого толка и на любые нужды, более того, вдруг стали требовать с него многочисленных досрочных платежей и возвратов прошлых кредитов, которыми он, как и любой гражданин был повязан еще до рождения (от чего я еще раз охудел).

В общем, рассказ занял полчаса и резюмировался тем, что Тони оказался бомжом, без работы, а дальние родичи из зажопинска, которым он подкидывал на бедность, спасли его от голодной смерти в трущобах, где он, кстати, потерял глаза, по недомыслию попав под струю очистителя. Сам он выдавал теории о происках конкурентов своей конторы, но и махал рукой, мол он не справится. А я задумался.

Выходило, что с начинанием Тони боролась система. Не конкретный злогей, не семь ситхов в памперсах. Нет, система, причем банковская, сказало что нам такое кино не нужно. И не убивала, не нарушала — действовала, стоит отметить, в полном соответствии с законом (проверю, конечно, но Тони, по его словам, проверял и даже консультировался). Как–то неуютно становится, подумалось мне.

Впрочем, ладно, это всего лишь кирпичик понимания, возможно, не так понятый. В конце концов, вправду, возможны конкуренты, картельный сговор, всяко может быть.

Так что посочувствовал я жертве «недобросовестной конкурентной борьбы» вполне искренне, да и подтащил внимающую нашим речам Лану. Ибо, техника хорошо, а нам с ней в этом корыте жить. И не один год, даже если и разбежимся потом. Когда девица поняла, что я от неё хочу, то улыбнулась и чмокнула в меня в щёку. Правда посмотрела несколько испуганно, но я благодушно кивнул, так что заулыбалась и повторила. Приятно, всё–таки, решил я по итогам ревизии ощущений.

Ну и стали мы планировать внутреннее убранство, причем Лана меня как удивила, так и несколько порадовала. Она урезала(!) жилые помещения в пользу трюма и вообще, явно настроена была именно на работу. Впрочем, помимо капитанской каюты из трех комнат и двух небольших пассажирских, лично я настоял на двух санузлах и небольшом бассейне в капитанском. Ну а что, вода не пропадет, а поплавать как приятно, так и полезно.

В общем, закончили дизайн корыта, из каких–то недр рабочего беспорядка Тони извлек аж типовой договор на «модификацию лёгкого грузового звездолета YT‑2400», чьи мозги, в смысле вычислитель и навигационный компьютер у него были в наличии. Да и тоннаж соответствовал, как и четыре всё же впаренных нам турболазера, что превращало торговый корабль в довольно серьезное судно, особенно учитывая маневренность и отсутствие слепых зон. Мои писки на тему «расхода энергии» и риторических вопросов «а нахрена это надо?», были отметены решительным движением лапы, в стиле «надо», в проект и ттх укладывается, энергии хватит и вообще, все учтено могучим ураганом.

Ну, в принципе, пусть будет, решил я. В итоге получился блин, типа летучей тарелки, двадцати пяти метров диаметром и четырех с копейками метров толщиной. Выносные кабины и прочую ересь я обломал, на тему есть камеры, радары — лучше их побольше и понадежнее, а не стеклянные колпаки непотребные. Кстати, полностью от «скачков» гравитации мы не избавимся, однако те пять процентов, о которых, с ужасом пуча очи, говорил Блэк, я нашел пренебрежительными.

И обойдется нам эта прелесть в семнадцать тысяч, потому как ионник и гипердвижок мы ставим слабенькие, хоть и новые. Ну не нужно нам мощные, причем параноистый я уточнил, а, собственно, не вернется ли масса в гиперпространстве? На что мне сообщили что «оно другое» и, мол, не вернется. Ну, ему виднее.

Подписали, я выделил полусуммы и получил документально подтвержденные заверения, что все будет сделано в течение трёх недель. Судя по мимике он не врал, так что на бормотание о некоторой предоплате выделил половину. Не хрен на моем здоровье экономить, рачительно рассуждал я.

А на выходе из мастерской я задумался, но был прерван робким подергиванием за рукав:

— Да, Лана, ты что–то хотела? — обратил я внимание на чем–то смущенную девицу.

— Господин Верворменд, а мы не зайдем поесть? — запламенела девица щеками и озвучила просьбу неким бурчанием живота. — А то кушать очень хочется. У меня есть деньги, — заверила она меня, начинавшего медленно плавиться.

Блин, как–то прям стыдно, решил я, решительно хватая Лану под руку и буксируя к центру станции. Её ж Мэл в ночи вызвал, не завтракала, тут часа четыре, полет… То что мне пофиг, не значит, что нормальные мешки с мясом такие же, самокритично наставлял я себя, затаскивая сотрудницу в какую–то сносную едальню.

Оплатил сносное пожрать, несмотря на писк, и стал наводить порядок.

— Лана, такие вещи как поесть, поспать и прочее — я обеспечу, единственное, напоминай, если хочешь, могу забыть, — честно предупредил я. — Ну, с кораблем, думаю, проблем не будет, но например, тебе стоит учесть, что бодрствую я обычно, — прикинул я возможности организма, — сутки, потом сплю восемь часов. Тебе такой график вряд ли подойдет, так что напоминай. Дальше, пока мы ничего не подписали и ничего друг другу не должны. Ты сама–то хочешь быть пилотом? Сразу скажу, несколько лет корабль будет нашим домом, так что учитывай это.

— Ну это же жизнь пилота, — рассудительно ответила девица, — я к этому давно готова. Ну и хочу конечно. А самой мне диплом никогда бы не получить. Мэл хороший, — сморщилась она, — но «содить картоху!» — довольно похоже спародировала она его, — я точно не хочу. А у вас есть девушка? — нелогично спросила она.

— Эмм… — несколько замялся я, — нет.

— Тогда будем с вами, — решила мою будущую жизнь Лана, — ну, если я вам нравлюсь, — несколько смутилась она.

— Сама не против? — решил уточнить я. — Так–то ты очень симпатична, — не покривил я душой.

— Конечно, — блеснула девица глазами, — нам с вами несколько лет минимум вместе летать на одном корабле, — начала перечислять она, — лучше сразу договориться и все определить, так во всех наставлениях пишут, — воздела она палец, — а то скандалы будут, «неблагоприятная психологическая обстановка», — явно процитировала она. — Ну и, — несколько смутилась она, — симпатичный вы и умный. Вон, господин Блэк вас с открытым ртом слушал, — припомнила она недавний разговор, — а это ведь сертифицированный кораблестроительный инженер! — с восторгом закончила она.

Ну, судя по доступному мне как в медицине, так и по опыту прототипа, вполне благоприятные причины для постельно–деловых отношений. Вместе мы и вправду надолго, а у девицы явно прагматизм в крови, что и неплохо. Уж лучше всяких «страдунств», припомнил я историю романа тела прототипа, до вселения прототипа. То что я умный, это она права и вообще, это я удачно на картоху слетал, довольно подытожил я.

Заодно, в процессе поглощения пищи задумался, а собственно на кой мне лететь в среднее кольцо? Ну, если фра предложит что–то завлекательное до невозможности, то да. Но мы сейчас находимся, на минуточку, в технологическом если не сердце сектора, то в почке точно. Да, внешнее кольцо, все пироги. Ту же бухгалтерию, да и юриспруденцию я точно буду учить по отмеченным вузам, там, всё же, как меня пугали, доступ к смежной информации и прочее.

Однако, Лане нужна лицензия и пилотский ключ. Не больше, не меньше. Плюс, цены внешнего кольца, причем не только на еду, явно ниже. Возможно, выше на «брендованные» с тысячепроцентной накруткой вещи, почти наверняка выше. Но, например, сертификационный центр или еще что–нибудь, по логике тут должно быть. И не за десять килокред точно.

Ну а надумав эти мудрые и логичные мысли, уставился я в датапад, соединяясь с местной сеткой. Не бесплатно и не дешевле в смысле коммуникаций, желчно отметил я. Впрочем, учебные заведения, аж три штуки, на станции оказались. Филиалы, кстати, стоит отметить. И если в смысле именно обучения они просили примерно столько же, сколько средне–центрально кольцевые, то, например, тут была услуга. Которой я вообще не видел ранее, а именно «экзамен и лицензирование», не требующее ни очного, ни заочного обучения. Ну и стоило это в пределах двух килокред, правда большими буквами писалось, что это за один (1) экзамен.

Очевидно, местные используют практику наставничества, ну и, соответственно, лицензирование востребовано. А не сдал — сам дурак, что обидно, но вполне с точки зрения сертификаторов логично. Хм, а потянет, ли? Подумал я и уставился на счастливо потягивающую какой–то сладкий отвар блондинку.

Взял да и озвучил этот вопрос. Опять же, что понравилось, Лана задумалась, позагибала пальцы и только потом ответила.

— Справлюсь, господин Верворменд, — решительно кивнула она, — только, — немного замялась она, — мне бы денек почитать, у меня все есть, — зачастила блондинка, — я все помню, но экзамен, — с надеждой уставилась Лана на меня, — так спокойнее будет.

— Логично, — не мог не признать я, — тогда делаем так. Остаемся пока на станции, думаю тут нет проблем с гостиницами. Пару дней тебе на подготовку хватит? — уточнил я, на что получил энергичные кивки, — ну а я пока займусь организацией компании, — решил я.

Собственно, опять же, нафига лететь через полгалактики, когда можно сделать тут и, возможно, дешевле? Так что заселились мы с Ланой в номер на двоих, сама девица прилипла к своему датападу (сантиметров сорок диагональю, лютая доска, я‑то все думал, что у нее в сумке такое стремное).

Ну а я для начала послал Вилли, ожидающего нас в ангаре, нафиг. Впрочем, пришлось отбивать Сэму сообщение, что все хорошо и претензий я не имею, да и за перегон до станции алчный вьюнош с меня взял денег. Ну да фиг бы с ними, всё равно вышло удачно и с приятным прибытком, возвращался я к приятному прибытку в гостиницу.

Впрочем, прибыток меня обломал, просьбой «дать позаниматься». Ну а обломанный я решил времени не терять, да и заключил на свою новую, чистую и подтвержденную личность контракт на удаленное обучение. Бухгалтером предприятий с малым оборотом и никак иначе.

Ну и погрузился в пучины отчетности, документооборота, сальдов и бульдов всяческих. Не сказать, что прям так увлекательно, но любопытно, так что затянуло. Так что несмелое потыкивание Ланы в меня, насчет стыковки телами, было несколько неожиданно.

Подумал я, а не поехидствовать ли мне, насчет занятости и прочей головной боли, но решил, что не буду. Самому интересно, да и хочется, стоит признать, признал я наличие неких физиологических реакций и состыковался. Продолжительно и разнообразно, да.

Вообще, стоит признать, этот ваш секс вещь опасная, думал я гладя дремлющую партнершу. Собственно, если бы не инь–сознание, я бы мог на него подсесть, как на наркотик. У обычных мясных мешков есть ограничения за счет тела, а я могу игнорировать неудобье, при этом наслаждаясь всем спектром удовольствия. И это вправду здорово и приятно.

Но, по здравому размышлению, будущее этакого мегатрахателя меня не прельщает. Приятно, но очень однобоко. Так что, решил я, буду, но в разумных пределах.

Да и Лана меня удивила, не сказать чтобы неприятно, но удивила. Не такая уж она и пухляшка, хотя жирок есть и мне, кстати, в отличие от любителя суповых наборов, прототипом обзываемого, понравилось. Любовница, не сказать чтобы опытная и умелая, но что–то могла, да и с энтузиазмом пробовала новое. А главное, от чего я до сих пор удивлен, она много и с удовольствием смеялась во время секса, что было явно нетипично, согласно воспоминаниям прототипа.

Хотя, ехидно подумал я, возможно он любитель пафосных и печальных сушеных селедок.

Ну и еще забавным, хотя скорее заставляющим задуматься, был момент с моим телосложением. Как–то я не учел, что почти полное отсутствие подкожного жира не вполне нормально. В общем, в промежутках между смешками и весельем, Лана даже слезу пустила, оглаживая мощи и суля «откормить бедненького». Ну, вообще–то, она права, думал я, засыпая. Кощей–кощеем, если подумать.

С утра последствия ночи вызвали у меня ухмылку, но добрую и внутреннюю. Лана усиленно пыталась впихнуть в меня кусочки от своего завтрака. Уверив её, что с голоду скоропостижно помирать я не буду (по–моему, мне не поверили, но «господину Верворменду виднее», да), направился я на поиски юриста.

И выяснилась такая забавная вещь, что юристы предоставляют исключительно «устную консультацию». То есть, я говорю что мне надо, а мне напевным голосом, хорошо что без музыки (хотя, черт возьми, в прайсе музыкальное сопровождение было!), рассказывают, как и чего. А вот договора, регистрации и прочее, исключительно в администрации, причем исключительно в присутствии её представителя и интересанта. Ни консультантов, ни кого бы то ни было еще, только учредитель, в редких случаях учредители.

Тоже не вполне ясно, но думаю, разберусь. Пошел в администрацию станции, был встречен дроидом и разобрался. Собственно, была зарегистрирована компания «Райзеггер», отмечено её право заниматься торговой, курьерской и охранной деятельностью, разрешенный тоннаж и бланк стандартного договора с сотрудниками.

Вообще, странно, все вроде бы просто, относительно недорого (все копошение, с учетом наемного юриста обошлось мне в две сотни кред), но что–то настораживает. Не в смысле подставы меня, а глобально. Впрочем, пищи для паранойи я не нашел, а подучусь на юриста — узнаю точно, решил я.

Вернулся в гостиницу, скинул Лане бланк договора, причем, она меня опять удивила — несколько пунктов в договоре, касающихся личной жизни и продолжительности контракта она изменила. В мою пользу. Ну, впрочем, мне и спокойнее, решил я после утвердительного ответа, на вопрос в том, уверена ли она.

А на следующий день девица вполне успешно сдала экзамен как в теории, так и на тренажере, став вполне себе сертифицированным пилотом. Гоняли её часов семь, не меньше, так что моё черствое сердце не могло не закатить продолжительный праздничный пир, ну и не менее продолжительную ночную стыковку.

Смотря на счастливое (явно притворно, я приложил все усилия чтоб её утомить и вообще глумился всячески) лицо Ланы, я начинал чувствовать, что возможно, жизнь в ДДГ будет приятной.

Хотя, придя в себя, я без всяких «возможно» решил, что безусловно будет. Для меня и «своих». А вот окружающим не будет, решил я, чувствуя некоторое, характерное вытягивание морды. Ну и вообще, масса дел, засыпая констатировал я.

Примечание к части

Вот, как–то так. Злобный герой взял да и… ну это ладно. А еще… впрочем это нормально. Но вот то что он не бегает как электровеник и расслабился, факт вопиющий. Фра ему гадость какую–нить подкинет, точно говорю!

вангующий старина Киберъ Рассвет

10. Пурпурный круиз

Впрочем, поспать толком не получилось, потому как заданный самому себе режим сна в ближайшее время оного не предполагал. Так что выковырялся я из койки, засел за датапад и стал учиться. Благо, вступительная белиберда и способы уныкать лишний кред, который, как известно, гигакред бережет я благополучно изучил.

Посидел, почитал, охудел слегка, заказал пожрать и залез в «смежную литературу», благополучно и нагло скачанную сразу по заключению контракта на учебу. Охудел не слегка и, предаваясь чревоугодию, засел за расчеты. В итоге, всё же фалломорфировал.

Итак, есть у меня компания, которая может всего и дофига делать и даже заниматься купи–продай. Ну, ряд товаров высокотехнологического толка, как выяснилось, продаются «под отчетность», то есть ряд технологий я банально не имею права продать в каких–то секторах. Для закупки следующей партии мне надо будет предоставить, мать её, отчетность. Ну это хрен с ним, в принципе подобное обходимо, хотя и не без плясок с бубнами. Более того, причину тоже можно понять, подобные пляски касались высокотехнологичных производств и конкуренцию плодить не давали.

Но в целом, на уровне секторальных законов среднего и центрального кольца, я на уровне физики не смогу построить рай в технологическом шалаше на кольце внешнем. Просто, на первичном этапе я нарушу столько договоров и пунктов, причем базово заложенных в договоры закупки, что на полноценный технологический цикл у меня не хватит денег, проще из кредовых чипов планету собирать сразу.

Это неприятно, но в целом понятно, технологические миры не хотят терять прибыль, на этой прибыли жируют не только корпоранты, но и чинуши, в общем картельный сговор как он есть, пусть и неприятный для зажопинских.

Далее, мы переходим к тому, от чего я охудел конкретно. Таможенные сборы внутри сектора плавали в районе тридцати процентов. Плюс неочевидные налоги, плюс страховка, которая вроде как исключительно моё суверенное дело, но куча миров требует, чтоб судно, товар и чуть ли не растительность на моей заднице, причем отсутствующая, стоит заметить, должна быть непременно застрахована. В противном случае я не могу у них продавать товары.

При этом, краем глаза задел я любопытный момент, вопрос как это ни забавно, с пожрать в ДДГ. Даже не беря Корусант, тут есть десятки тысяч планет–гигаполисов. Вопрос экономической целесообразности даже не стоит, понятно что не девяносто, а все девяносто девять процентов населения такой планеты–города нахрен никому не нужны, ничего толково не производят и прочее.

Однако, они есть, и им надо жрать. Жрать много, чудовищно много. Плюс, помимо этих городосвалок, есть просто технологически развитые миры, которые не изничтожили планету окончательно, вывели значительную часть производств на орбиту, однако народу там тоже до хрена и даже больше.

И тут выходит момент как логистики, так и востребованности аграрного сектора. Ежели бы эти жруны жрали выращенное на сельскохозяйственных колониях, то всё внешнее кольцо было бы подобными колониями и утыкано, а аграрии были бы толстыми, богатыми, в шляпах с полями в метр радиусом и сигарой метровой длины.

Этого, как понятно, нет. А есть технологии выращивания на биоотходах белка, клетчатки и прочей жральни в чанах. Системы нифига не замкнутые, требующие подвоза биомассы извне, но в целом, тот же Корусант получает примерно двадцатую часть продовольствия, как покрытие естественных потерь, относительно того что сжирает.

Соответственно, получается, что аграрии заняты двумя вещами. Выращивание биомассы, то есть всякой травы, белка, причем пофиг какого, хотя, как понятно, чем чище и качественнее, тем дороже. Этим занимаются мощные заводы, которые, очевидно и имел в виду Мэл, говоря о выходе на рентабельность.

Ну и, собственно, что меня и заинтересовало, как способ заработка. Доставка элитного пожрать и выпить. Причем всё бы хорошо, дело не сказать чтобы космически выгодное, но терпимое, процентов двадцать прибыли честной, чистой и твердой на этом может иметь торгаш, полностью законопослушный, конечно.

Ну а я, с учетом некоторых особенностей будущего корыта, солидно экономя на топливе, даже полтинник процентов мог бы зашибать. Но не могу без лицензии.

Причем лицензия мне нужна как на товар, так и мне как его поставщику. Или у меня скупают все корпорации, оптом, с наценкой процентов в десять, которая, при учете возможных форс–мажоров, типа пиратов и прочего, наценкой не является. А секторальное лицензирование продукта питания обойдется в пять сотен килокредов. Одного продукта, в одном секторе. Что, если это делает не корпорация с оборотами, а частник или молодая колония, глупо, даже если эти деньги есть. Без объёма не окупится в разумные сроки.

Обходным моментом могло бы стать так называемое «планетарное лицензирование». То есть не секторальная, а вполне себе планетарная администрация говорит, что вот ента конкретная фуагра им угодна, эта колония их устраивает и эти поставщики молодцы и хорошие ребята. Только это описывалось как этакая «вершина» карьеры вольного торговца, чуть ли не династии, причем приведенные в пример, как пацаны, дошедшие к успеху.

В общем, похоже, облом мне с простой и легкой торговлей, обломанно подумал я. В принципе, контрабандисты, о которых канон говорил, что, мол, они на каждом углу, в таких условиях чуть ли не неизбежно–востребованная профессия. Нет, варианты у меня, бесспорно, есть, гонять ту же электронику среднего и низкого класса на периферию, благо, опять же, расходы у меня будут значительно ниже конкурентов. Собственно, предложу товар с двадцати процентной скидкой, с руками оторвут, да и в прибытке буду, но как–то мдя.

В смысле нихрена не радужно, да и прибыли выходят процентов пятнадцать, с небольшим оборотом. Тысяч двадцать максимум кредов в год, а если без нездорового оптимизма, то пятнадцать. Чистыми, но еще Лане платить, скаредно подумал я. Ну вот вообще как–то печально, немартисьюшно и не триста процентов прибыли, грустно вздохнул я, но лапой махнул. Пока учиться буду, нормально, на учебу и жизнь хватит, как мне, так и сотруднице.

Так, с планами на ближайшие годы определились, буду этаким челноком между средним и внешним кольцом. Нужно мне, кстати, ведроид (по уму и Лане, но обойдется пока, экономно подумал я, справимся с одним), пара дроидов–грузчиков и один — техобслуживания.

Тут, кстати, тоже блеск мутного идиотизма явил себя во всей красе. На хрена грузчику антропоморфная форма, довольно неплохие мозги и человечья речь, которой прискорбно лишен ведроид–помощник, непонятно. Но они такие, и других нет. С техником ладно, пусть будет второй ведроид, для Ланы, щедро решил я. С мелким ремонтом и ТО справятся вдвоем, ну а починка чего–то серьезного — и так и так в ангар к спецам загонять корыто.

Подумал я да и решил, что нахрен б/у-шные роботы с личностью и историей от времен Ревана. Куплю новеньких и с гарантией. Полазил по сетке с профилем бухгалтера–стажера малой компании, и вдруг поисковики стали более щедры на информацию. Узкоспециализированную, торговую, но её явно больше. Так, значит всё же цензура есть, и она активная. Проверил как простой пользователь, через датапад Шасси и убедился, что по названию, например, контору найти могу, но вот продажи поисковик открывает только бухгалтеру. Простой гражданин будет покупать в других местах и за деньги другие. Которые, стоит заметить, к простому покупателю поближе территориально, но дороже от полутора до двух раз.

Отметив этот вопиющий факт, взял я и заказал дроидов, причем с доставкой, что суммарно обошлось практически в два раза дешеле покупки «как простому гражданину». Да и доставка пять дней, благо, получателем я указал Лану, как сотрудницу предприятия. Были у меня подозрения, что возможно, придется её тут оставить. Маловероятно, но подстраховаться не помешает.

Проснувшуюся сотрудницу я обрадовал перспективой, она меня несколько иным способом, причем вполне соответствуя моим запросам и графику, так что до срока связи с фра время я провел с пользой и удовольствием. Ну и, наконец, в нужное время связался через старый датапад с помощью сетевой визитки.

Непонятное, но симпатичное принявшее мой вызов пыталось своим видом мой взор услаждать, но я предпочел услаждать его Ланой. Ну и минут через десять датапад переключился на физиономию фра.

— Приветствую, мистер Верворменд, — сказало фра, на этот раз одетое во что–то вроде платья, — рад, что вы воспользовались моим приглашением, — выдало оно, от чего я на секунду затупил, впрочем, потом понял, что это стандартный фразеологический оборот.

— Приветствую, фра Заргелоос, — слегка кивнул я.

— Всё так же немногословны, — откапитанствовало оно. — Итак, мистер Верворменд. Насколько я в курсе, вы более не входите в состав объединения «Тяжелый Молот», — на что я легонько кивнул, — что, в целом, меня вполне устраивает, — сообщило оно нахрен мне не интересную информацию, — от вас мне нужно сопровождение и защита в путешествии разумного и груза. Негласное, в качестве спутника, — выдало оно.

— Подробности? — вежливо и витиевато ответил я, отчего фра слегка сощурилось.

— Передача документов на планету в центральном кольце, — пытаясь делать это равнодушно, но у меня выходило лучше, — несколько курьеров пропали, гласная охрана и появление лично приведут к нежелательным последствиям.

— Уровень возможного противодействия? — поинтересовался я, — приоритет сохранности охраняемого и груза, необходимость выявления личности недоброжелателя и оценка приоритетности этой информации. И, наконец, цена, — озвучил я то, что понимают под подробностями разумные.

— Не официальные структуры — точно, — начало отвечать оно, — возможно, какое–то специальное подразделение, но крайне маловероятно. В любом случае официального противодействия не будет. Приоритеты же, — задумалось оно, — сохранность жизни курьеру, на втором месте сохранность груза. Насчет выявления недоброжелателя, это, безусловно, было бы неплохо, но я нахожу это чрезмерным для вашего уровня, — заявило фра. — Цена же, пусть будет двадцать килокред по прибытии курьера после доставки документов.

— Благодарю, фра Заргелоос, за любопытную беседу, — с толикой доброжелательности ответил я, — на этом позвольте пожелать вам удачи в делах, а меня ждут мои, — с удовольствием наблюдал я за краснеющим лицом фра.

— Мистер Верворменд, — ядовито сказало оно, — уделите мне еще немного вашего драгоценного внимания. Впрочем, — приняло оно скучающий вид, — себя вы явно переоцениваете. Однако, ваша квалификация, доступность вас как специалиста и ряд других моментов говорит в вашу пользу, — врало фра, — озвучьте ваши условия, — барским жестом махнуло оно лапой.

— Сто килокредов за живого посланника, с гарантированной попыткой доставки документов, — завуалированно посылал я фра в пень, — лицензия на эксклюзивную поставку продуктов питания для компании Райзеггер и указанную мной аграрную колонию, на два наименования, планетарная, — уточнил я, — в случае добычи информации о недоброжелателе.

— Согласен, — довольно кивнуло фра.

Блин, меня только что развели как щегла, паниковал с каменной мордой я. Это оно меня просчитало, сыграло на амбициях и прочем и получило согласие, которого я бы ни хрена не дал. Нахрена ему это так надо?

Стал я форсированно просчитывать варианты на чистой инь. Ну, положим, некая внутрикорпоративная или аналогичная сделка, затрагивающая интересы партнеров. Не преступная, в рамках их морали точно, но им неприятная и невыгодная. Огласка конфликта — это стопроцентные финансовые потери, как в акциях, так и в доверии к компании. Соответственно, идет подковерная борьба, с, подозреваю, уже немалыми жертвами.

На меня фра и вправду насрать, однако я неизвестен, обладаю некоторыми и неплохими задатками. То есть, есть некий незначительный процент, что я с курьером не помру. Если сделаю оговоренное — шикарно, я подозреваю этих грошей фра не заметит. Безблагодатно помру — ну и платить не надо, все замечательно, ищем другие варианты.

Послать фра сейчас, подумал я и почуял, как недодавленный головастик внутри меня эволюционирует, невзирая ни на что. Блин, слишком вкусно. Риск, подозреваю, высок, однако довольно крупные деньги единоразово и кусок хлеба для меня, с икрой и фуагрой, на будущее. Да и помочь смогу неким поклонникам картошки, безусловно, не без выгоды для себя. Начнут наглеть аграрии — нахрен пейзан Мэла, не одни они картоху растят, думал я, уже понимая, что не откажусь.

— Благодарю за урок, — несколько глубже предыдущих случаев склонил голову я, на что фра с легкой улыбкой кивнуло.

— Приятно не ошибаться, мистер Верворменд, — огласило оно, — а так же, стоит заметить, приятно ошибаться, — парадоксально заявило оно, ну а на приподнятую бровь пояснило, — ваша реакция в конце показывает что вы несколько более зрелый человек, нежели я предполагал.

Ога, подольем елея в ухи лопушку, думал я кивая на пояснение. И я этому чудищу вдуть хотел, пусть и мимолетно. Да оно без дружбы телами так отымеет, что удовлетворение не покинет до конца недолгой оставшейся жизни. Впрочем, ладно. Меня купили, купили мой риск и возможности. За цену, озвученную мной, стоит признать очень немалую.

Лана и вправду останется на станции, причем пусть потусуется у Блэка, как представитель заказчика. Предчувствие, что она останется, хм… Не локализуется, возможно интуиция, а возможно форса чудит, не выявимо. Можно просто оставить в гостинице, но при всем её прагматизме, она молода, покинула планету первый раз в жизни… На хрен, говорила память прототипа. Судьба таких провинциалок незавидна, так что лишний присмотр не лишний, да и пилоту быть знакомым с кораблем на этапе постройки — дело не лишнее.

Прогнав ускоренно эти мысли, перешел на обычные мозги, и так немного перебрал с тратой инь. Ну и стал общаться по делу, причем несколько идей фра благосклонно приняло — круизный лайнер до планеты и «случайная» встреча с курьером. Благо, был он квинтссенианец, так что можно и бурный роман разыграть. Такой, средней паршивости конечно, маневр, но лучше, чем ничего.

Собственно, часа четыре потратили на обсуждение, благо Заргелоос божилось, что связь защищена. Лана, умница, хоть и слушала, но вела себя тихо, как мышка. Компьютерная.

Ну и распрощались, оговорив сроки, маршруты и прочее. Собственно, связи больше не будет, контракт удаленно подписан, так что: либо увидимся в среднем кольце (правда, уже в другом секторе), по окончании операции, либо… Подумал я, да и решил что обойдусь без второго «либо».

— Господин Верворменд, а вы и охотник за головами? — засверкала на меня глазами Лана после окончания беседы.

— Хм, ты наверное судишь по фильмам, — мудро высказался я и получил кивок, — нет, я наёмник, скорее телохранитель, нежели наоборот. Если честно, я бы отказался от заказа, не люблю, точнее не стремлюсь, — помотал я рукой и попробовал сформулировать, — к суете, опасностям и прочему. Я бы предпочел с тобой летать, — подмигнул я порозовевшей девчонке, — но от такого предложения я точно не откажусь, — подытожил я монолог.

На что девица понимающе покивала. Не думаю, что она в должной степени была знакома с лицензированием, но только деньги были большие, чем годовой оборот Кадуса–шестнадцать. Что не помешало ей просить себя беречь и непременно возвращаться.

Сутки провел в беготне, отдавая ценные указания, выслушивая заверения Блэка что «присмотрит–сбережет», причем, похоже, судя по мимике, не врал. Ну и нанимал курьера для перехвата круизного лайнера, пассажиром которого я уже и являлся.

А через сутки после старта от технической станции, моя рожа, обретшая выражение кислое и снобское, почтила своим присутствием круизный лайнер «Лоно Зелтрона». Причем, сцуко, название отображало то, чем эта помесь вечеринки свингеров и средства перемещения, являлось. Этакие пурпурные гуманоиды обоих полов, составляющие персонал этого корыта, обильно, многочисленно и разнообразно трахались с пассажирами и друг другом. Явно получая от этого удовольствие, так что я не был уверен, кто тут реально «обслуживающий персонал».

Ну, в принципе, каждому свое, но тут, как по мне, был явный перебор. Хотя, стоит заметить, кухня на корабле была выше всяческих похвал, да и в игорной зоне разврат ограничивался голыми официантками. Если они и заползали под стол, то было это под столом и именно под столом. Да и на отказ в интиме при подаче в каюту пищи пурпурные реагировали адекватно. Хотя, сцуко, предлагали, явно вычисляя вкусы, потому как официанты были разного пола, возраста и типов.

Но, вот за что я благодарен прототипу, так это за отточенное умение состроить снобскую морду. Ни хрена они ко мне в койку не попали и вообще, обильно политы были презрением. Во–первых, реально, какая–то нездоровая атмосфера была на судне, собственно в форсе были некие мной не понятые, но очевидные отклонения. У Пружинки–куна был принцип, и тут я прототипа поддержу, интим — дело интимное, а не публичное, это два. Ну и, наконец, мне для «легенды», надо будет с объектом охраны неземную любовь и страсть демонстрировать, а не затраханного во всех смыслах субъекта, это три.

Вполне реально, видел я краем глаза, как некоторые отдыхающие соглашались на официантку. Так их потом штук пять набивалось, причем не всегда официанток. Так что, на фиг пурпурных, окончательно решил я и окончательно утвердился в снобской роже.

Ну а еще через пару дней, к моему плечу прикоснулась ладонь, а на ухо, вполголоса, оказалось произнесено число для ставки. Ну, поворачиваться я не стал, но фишки на цифру сгреб. И выиграл, что любопытно, причем несколько тысяч, что даже по местным мерках было ощутимой суммой.

Так что, со снобской рожей, угостил столик «тем, что уважаемые пожелают», повернулся к советчице, ну и изобразил на вышепомянутой роже некоторое удивление и смятение чувств-с.

Оно было миниатюрно, роста наверное, метр шестьдесят, а то и поменьше, на диво ладно сложено, да и прямо скажем, чертовски красиво. Лет двадцати, с каре каштановых волос и темно–синими глазами. Белоснежной кожей и полными губами.

Ну, в общем, ничего себе так, было оно, так что, когда приобнимая и целуя своё спутнище, представившееся Клаис Онстаймах, тащил я его в свою каюту, то омерзения я не испытывал. Скорее даже некоторое возбуждение. Ну, а после того, как дверь была закрыта, приспущенная курточка слетела на пол.

И началось.

Примечание к части

Это… *несколько паникует автер*. Я таких тегов не ставил и вообще. Ты там чего затеял, мегатрахатель–террорист? *с некоторым испугом обращается автер к жмякующему гермофрадита гг–ою, на что последний сидит с похерчелом. И жмякает, гад!*

фалломорфирующий и готовящий пиратов чтоль каких или прорыв инферны старина Киберъ Рассвет

11. Интимное дело

В каюте раздавались полные эмоций возгласы, шлепки и вскрики. В общем, полностью аутентичный и достоверный антураж, для занятия, которому мы с охраняемым объектом предавались. Интимного, чужих глаз и ушей не терпящего.

— Три, не меньше! — с придыханием просило собеседище.

— Деньги были мои, — с похерчелом загибал пальцы я, — пока я тебя ждал, немало потратился в этом казино. Частью поделиться готов, но никак не три, тысяча максимум. Хотя, — задумался я, — с учетом морального ущерба, пятьсот. Точно, пятьсот — отличная сумма, — окончательно решил я.

— Ты же вроде не муун, — с подозрением уставилось на меня собеседище, — сам подумай, мне пришлось использовать одноразовый микрогенератор тяглового луча! Эксклюзивная разработка, другой у меня нет. Так что пусть будет две с половиной, но не меньше.

— Угу, — сочувственно кивал я, — и оплатило ты это из своего кармана. Ради любви к искусству и деньгам, безусловно. И новым тебя работодатель не снабдит. Помрешь от холода и голода на ближайшей свалке, — сочувствовал я беспросветному будущему собеседища.

— Жадина, — отвесила оно мне банальный, но приятный комплимент. — Хатт с тобой, тысячу.

Ну а поделив выигранные деньги, стало моё гостище разоблачаться, продемонстрировав телесного цвета обтягивающий костюм, чуть ли не бронежилетный, по его словам, с напузным карманом, где прятались нужные документы.

Вообще, посовещавшись, мы решили оставшиеся три дня пути предаваться безудержно своим делам, исключительно в каюте. Вспыхнула, понимаешь, страсть, на фоне денег, прям необоримая. Чай, вполне понятная причина, не пурпурные девицы несостоятельные.

Собственно, надуманный план и воплотили, хотя лично я тихо ржал под одеялом, когда небрежно завернутое в простыню Клаис, принимая от официанток пищу, маячило перед ними явно и очевидно эрегированным под простыней членом. «Для достоверности», утверждало оно, в целом это было логично, и я был согласен, но все равно выглядело это довольно забавно.

Впрочем, любовался я данной веселухой лишь первые полтора дня. Вщемившийся лиловый, причем, подозрительно одетый мужик оповестил «почтенных гостей, что судно захватывают пираты». Ну и захватят его в течении ближайших минут. Так что почтенных гостей просят не волноваться, а приготовить денежку, дабы откупиться от рабства. Ну или готовить смазку, чопорно закончил персонал и свалил.

Что–то как–то у меня приступа энтузиазма вариант давать каким то ухарям денег, ну или отрабатывать их на каком–нибудь галактическом борделе, не вызывает. Прихватил я спутнище, да и уволок в облюбованную подсобку на пассажирской палубе, заклинившись на потолке. Хрен нас тут найдут, если специально искать не будут, что, учитывая количество пассажиров, маловероятно. Ну а как корыто оттягают куда, можно будет и сбежать.

Хотя, странное спокойствие члена экипажа, да и его слова были странными, так что решил я попробовать просветиться, благо времени достаточно, а в подсобке камер и микрофонов точно и с гарантией нет. Так что, сославшись на отдаленный ареал обитания, недавнее окончание академии и общую провинциальность, стал я теребить спутнище, а как у них тут пираты грабят? А то, мол, в наших палестинах, половину перебьют, остальных на рудники, ну и тех кто после траха всей команды выживет — в бордель.

Клаис, хамски и с комфортом развалившееся на мне (я развалился на заклиненном хозинвентаре, но мне было жестко, а оно хамски пребывало в комфорте!), посочувствовало обитателям дыры, из которой я есть. Осудило отмороженных уродов, которых я обзываю пиратами, ну и выдало мне такой расклад:

Итак, пиратские нападения происходят, и происходят даже в пустотах центрального кольца. При этом, одних юстициаров (в запущенных случаях — с поддержкой гвардии корпораций или самооборонщиков планет) хватит, чтоб их почти не было.

Однако, по неназванным, но понятным причинам, с джентльменами удачи заключено джентльменское соглашение, именно так и никак иначе. Итак, ежели пират попадается юстициарам, его ловят, содют, даже распыляют с калошей зачастую и прочее и прочее. Естественно, если он как пират идентифицирован, что, к слову, также не всегда так.

И вот за ним, вот такой парадокс, не гоняются. Не проводятся облавы, не устраиваются засады на гипермаршрутах. В общем, борьбы с пиратством как таковым не ведется, ежели пират сам не попался. Соответственно, мелкие торговцы и контрабандисты становятся законной и бесконтрольной добычей джентльменов удачи. Корабль и деньги отнимают, экипаж в рабство, точнее в бордели. Самое забавное, что рабства, кроме сексуального, не было. Кроме как у Хаттов, но там свои погремушки, как я понял из контекста, благо собеседище само не очень разбиралось. Сама формализация рабов тоже дело отдельное, в республике их не было. На персонал борделя, которыми становились пленники пиратов, вешался немалый долг, который они вполне официально отрабатывали своими дыхательными и пихательными. Долг не перед пиратами, Сила упаси! Перед благородным хозяином борделя, потратившим огроменные деньжищи, выкупая пленников. Отрабатывать надо, да и по контракту, подписываемому должниками (или прибьют), методы принуждения к работе у кредитного бордельмейстера были.

Безусловно, далеко не все годами были затрахиваемы стосковавшимися по дыхательным и пихательным отверстиям гражданами. Специалист мог быть продан, в смысле долг перекуплен, профильным кредитодавателем, ну и отрабатывать перекупленный начинал не дырками, а умениями. Что, как я понимаю, случалось довольно редко и точно не сразу, потому как порабощали пираты молодых и симпатичных, так что затрахивать их, ну, до определенной кондиции, было банально выгоднее.

Такая, неприятная, но экономически оправданная и законная практика. Использовать «рабов» как грубую физическую силу глупо и экономически нецелесообразно. Сексуальное рабство у одного хозяина, так это вообще для кучи разумных успех по жизни, те же твилечки, просто от щастья кипятком писались, когда оказывались не в борделе, а у лопушка, готового обеспечивать их запросы. Может, конечно, не все, но ан масс именно так.

Ну и выходит, что разумного надо давать в «аренду», что собственно и есть бордель, или зарабатывать на умелках, что делать на человеке который знает что он — имущество, нереально, точнее крайне затратно, чревато саботажем, траты на надзор… Проще сделать вариант «жесткого возврата долга», что, в сущности, и делали.

Причем, подозреваю, точнее знаю и уверен — практика долгового рабства есть и без всяких пиратов. Просто пираты не дают кредит и сильно сокращают «административные танцы».

Впрочем, возвращаясь к пиратам. Мелкие корабли и мелкие дельцы их законная добыча, на которую всем плевать. А вот крупные корабли, пассажирские лайнеры, грузовые баржи, да, зачастую, небольшие станции — это было как раз пунктом «джентльменского соглашения». Пассажирам давали возможность откупиться, тех кто не откупался, также продавали в бордель, откуда через несколько недель увлекательного времяпрепровождения выкупала страховая компания. Корабли не угоняли и не сбивали, воруя только груз, возвращая его же, зачастую владельцам. Причем, не доставая из трюма, такой парадокс.

То есть, сейчас некие джентльмены, ради которых лайнер скорее всего даже притормозил, чтобы не возникало ненужных эксцессов, отымеют персонал лайнера (хотя, скорее, наоборот), выгребут ценности и попросят у пассажиров денежку. Кто денежку даст, вернется в пустоватую каюту. Кто не даст — отправится на несколько недель в увлекательное турне. Ну, а кто страшен как смертный грех, да еще и денег не дает, может и помереть. Случайно, потому как всё же пираты. Но вряд ли, если теплое и живое — любителя в ДДГ найти можно. Если холодное и не очень, наверное тоже, задумался я о видовом многообразии.

Ну а наша задача просто и спокойно подождать, пока джентльмены свалят, благо задерживаться надолго они не будут: несмотря на отсутствие «погонь», юстициары гипермаршруты патрулируют, хоть и хреновато. Ну и, соответственно, любоваться на акт «вопиющего разбоя» в прямой видимости не будут, хотя, возможно, и не против. Так и стали мы ждать, причем вымотанное беседой собеседище на мне хамски заснуло. Ну, хоть не храпело, и то хорошо.

До кучи, через минут сорок, в подсобку вщемился знакомый лиловый со свинотой. Свинота была велика, обвешана какой–то хренью, вида псевдооружейного и псевдобронированного. Насчет брони прямо скажем, в защитных свойствах бронелифчика, пусть и в мужском исполнении, у меня возникали серьезные сомнения. Ну и в функциональности ножей, а также возможности использовать с десяток разнообразных стволов, навешанных на свинину. Была свинина, очевидно, джентльменом удачи, а лиловый, судя по бормотанию «на камерах видно, они зашли сюда, господин!» подло нас сдавал.

Впрочем, поводившая пятаком свинина нас не унюхала (что, учитывая его собственный аромат — неудивительно), прихватила лилового и с хрюканьем «ты тоже сгодишься», выперлась из подсобки, таща стукачка за шкирку.

Еще через часок из коридора послышались топоты и возгласы разной тональности и возмущённости. Выждав, на всякий, минут двадцать, взяли мы, да и вернулись в мою каюту. Шкафы были распахнуты, однако, ни особого бардака, ни отсутствия не выложенных нами в номере ценностей не наблюдалось. Что, впрочем, не помешало мне вызвать обслугу, и со снобской мордой вывалить на взъерошенную лиловую требование «прибрать номер».

Она с возмущением уставилась на нас, я вот честно говоря, заинтересовался, хватит ли наглости нам чего–то предъявить. Наглости не хватило, номер был прибран, но возмущенно–осуждающие зырки персонала сопровождали нас до самого схода с лайнера. Вот действительно, хамство какое, не заплатили пиратам и не отдались в бордель! Какие мы негодяи, да.

Окончание нашего круиза происходило на орбитальной станции потребной нам планеты. Я признаться, был если не взволнован, то боеготов. Однако, сошли мы без вопросов, таможня, учитывая статусность корыта, дала добро, просто мазнув взглядом. В общем, ни аварий, ни групп встречающих. Я даже помотался под ручку со спутником по торговой площади станции, посидел с ним в кафешке — и ничего. Ни вражин, ни слежки.

— Скажи, который ты по счету курьер, это раз, — начал задавать параноистые вопросы я. — Кто лицо, которому ты должно их доставить, это два, — на возмущенную морду лица я поднял руки и пояснил, — мне неинтересно их содержание, важно лишь где находится получатель, знаешь ли ты его, имеет ли значение место передачи.

— Четвертый, — после раздумья озвучило Клаис, — знаю, нотариус. Известно место работы, где я должно передать пакет.

— Именно ты? — уточнил я, на что последовал кивок, — место передачи принципиально? — на что собеседище задумалось.

— Нет, — озвучило оно по итогам размышления, — контракт с этим разумным предполагает круглосуточное обслуживание интересов господина Заргелооса.

— Он человек? — уточнил я, что собеседище подтвердило, — тогда смотри, как мне видится ситуация. Возможно, мы просто удачно проскочили, однако верится в это с трудом. Пираты — очевидная случайность, нас не искали, — на что Клаис кивнуло, — соответственно, вероятность утечки из окружения фра о нас в частности и о курьерах вообще маловероятна. Ну, кроме самого факта их отправки. Следовательно, ловят курьеров вообще, непосредственно рядом с целью доставки, которая? — уточнил я.

— Жив, точно жив и дееспособен, — ответило собеседище, — то есть, ты считаешь, что цель доставки — предатель?

— Ну или слепошарый идиот, либо нам космически везет, — высказал я вероятности. — Как по мне — первый вариант наиболее вероятен, — на что задумавшееся кивнуло.

— Следовательно, вопрос в том, если ты передаешь документы этому типу в руки, нужны ли свидетели и записи факта передачи, может ли он нагадить с ними, должен ли он что–то сделать, чего не сделает, — озвучил я информацию для размышления.

— Передать, с трансляцией датападом господину Заргелоосу, — в конце концов озвучило Клаис, — в рамках моей компетенции это единственно разумный выход.

— Соответственно, желательно дом и без лишних свидетелей, — подытожил я, на что последовало согласие, — да, надеюсь ты понимаешь, что подобная операция выходит за пределы изначально оговоренного, — на что последовало возмущенное пыхтение, — нет, я не требую принимать обязательств по увеличению оплаты и подобное, — успокоил я собеседища, — но настаиваю на том, чтобы ты отметило факт перевыполнения перед фра, — на что последовал согласный кивок.

— Где он живет я не в курсе, только место работы, — озвучило оно.

— Это решаемо, — решаемо кивнул я, — единственное, тебе нужно скрыть внешность. Насколько я понимаю, объект знает тебя в лицо?

— По голо, но знает, — подтвердило Калис.

Так что убили мы час на подбор гардероба, шляпок и прочей мутоты, сделавшей моё охраняемое неузнаваемым, ну и незамаскированным, как ни забавно это звучит. Спуск с орбиты, кстати, также не принес никаких осложнений, как и маршрут до нужного офисного центра.

Планета была достаточно развита, изобиловала небоскребами, фактически город был многоярусным ульем. Хотя, конечно, не экуменополис, как Корусант, своя природа, даже океан на ней были.

Ну а мы с брюнеткой в шляпке с вуалью расположились неподалеку от искомого центра, в открытом кафе. Открыто оно было условно, его покрывало слабое поле (опять какое–то колдунское), создававшее замкнутую атмосферу, но не препятствующее перемещению.

Повеселились мы немного в процессе ожидания, ну и наконец, спутнище дало знак, что искомый объект появился.

Поднапряг я буркалы и узрел этакого средних лет мужичка, дорого одетого, в компании четырех типов разбойно–охранного вида. Причем, типы, обменявшись с мужичком несколькими фразами, свалили по своим делам. Ну, видимо, я прав, подумал я, бодро шуруя к мужичку. Подшуровал, подхватил под руку, да и с улыбкой зубов этак на шестьдесят начал беседу.

— Уважаемый, я так рад вас видеть, — лыбился я покрасневшему и пытавшемуся вырвать руку типу, — взгляните и не дергайтесь, — указал я взглядом на ствол, прикрытый длинным рукавом, видный только ему, — а то несчастье какое случится может, — ванговал побледневшему я, — мы с вами, почтенный, идем с улыбками, я сказал с улыбками, — на что бледный улыбнулся, хреново, но сойдет, — идем к вашему средству передвижения и едем к вам в гости. В таком случае никаких несчастий не случится.

— Вам нужны деньги? — логично, но нихрена, в данной ситуации неправильно осведомился ведомый.

— Нам с вами, нужно к вам в гости, — лучезарно улыбнулся я, — вы ведь очень хотите видеть нас у себя? — кивнул и одновременно указал я собеседнику на Калис.

— …Очень…хочу… — выдавил тип, как–то не проявляя должного гостеприимства.

Впрочем, влезть в его флаер это нам не помешало. До его обиталища вез автопилот, тип же серел, бледнел и истекал потом. Разок побегал глазками, но следил я за ним с пристрастием, так что потыкивание стволом возможную диверсионную глупость пресекло.

В обиталище же захваченного Калис сняло шляпку, вызвав явно нерадостную реакцию типа и писк «Вы?!» Достало датапад, наладило связь и, на глазах заинтересованно пырящегося фра, передало пакет с документами, предварительно отщелкнув какой–то биометрический замочек.

Бледный тип потел, бледнел ещё сильнее, но документы просматривал. Тем временем фра с датапада обратило свое внимание на меня и пропищало динамиком:

— Господин Верворменд, мне кажется, или господин Мозес не вполне по своей воле находится в вашей компании? — осведомилось оно, да и протянуло задумчиво. — Да и от общения со мной как–то странно уклоняется. Не соблаговолите ли поставить меня в курс дела?

— Соблаговолю, — коротко кивнул я, — по причине отсутствия организованного сопротивления нашему путешествию на маршруте, я предположил, что точкой перехвата ваших посланников является окружение господина Мозеса, а возможно, и он сам. Уверенности не было, но наблюдение выявило нескольких вооруженных лиц, явно не входящих в постоянный круг общения господина Мозеса, — врал, как дышал я, на что сам тип дернулся, а фра добродушно кивнуло, — дабы не подвергать подзащитное риску, передача состоялась у вас на глазах и без лишних свидетелей. Прошу отметить выполнение всех пунктов оговоренного заказа с перевыполнением.

— Подтверждаю, — кивнуло фра, — господин Верворменд, прошу посодействовать мне в общении с господином Мозесом. Это, безусловно, будет в полной мере скомпенсировано, — добавило оно.

Ну, в мелочах можно пойти навстречу, подумал я, коротко кивнул и слегка нажал на несколько точек на ладошке господина Мозеса. Господин моё своеобразное рукопожатие оценил, преисполнился доверия и любви, как ко мне, так и к фра. В общем, вывалил все как на духу.

Продался он деловому партнеру фра, причем продался как информатор, на фра он просто стучал, не саботажничая непосредственно. О курьерах второму хозяину сообщил, ну а что они не доходят, а в соседнем офисе поселились какие–то типы — он вроде как и не при делах.

В общем, имя дорогого партнера озвучил, даже какой–то юриспруденцией по сети позанимался, на что я особо не акцентировал внимание, отслеживая самого Мозеса и окрестности особняка.

Наконец, переговоры слуги двух господ и фра подошли к концу, ну и уставился этот тип на меня с хамским выражением лица. На что я очень вежливо и доброжелательно потыкал его стволом. Очень, как выяснилось, помогает вежливости и взаимопониманию, да.

— Господин Мозес, я чувствую, вас переполняет желание доставить нас к космопорту, — ласково озвучил я типу его пожелания, — ну и избавиться там от нашего докучливого общества. Если будете себя хорошо вести, то возможно что и навсегда.

— Это лишнее, — мрачно тыкнул он лапой в ствол, вызвав у меня лыбу, полную человеколюбия и прочих мифических вещей, — отвезу, пройдем, — тяжёлым вздохом ответил он доброму мне.

Собственно, как в порту мы с неприятностями не столкнулись, найдя некую даму на курьере, согласившуюся доставить нашу парочку до нужного места, так и в дороге до оного гадостей с нами не учинилось. Так что, менее чем через сутки пребывало моё наемничество на корыте фра, в кабинете фра и ждало осыпания его благами всяческими.

— Четверть от суммы — премия, — жлобствовало оно, пытаясь пародировать моё похерчело́, — вам, господин Верворменд, чипами? — осведомилось оно.

— Отнюдь, — ответил я, — жду сумму на счету компании Райзеггер, с официальным закрытием контракта по охране. Можете похвалить и порекомендовать надежным знакомым, — брюзгливо оттопырив губу, дозволил я.

— Хвалю, — фыркнуло фра, — хорошо, ваша работа меня более чем удовлетворила. Возьмите, — протянуло оно извлеченную из стола папку, — бланки для заполнения спецификации товаров и визитка нужного вам человека. Да, всё оплачено, — со вздохом отреагировало оно на мою вздернутую бровь, — вы, заполненные бланки и представитель администрации планеты–производителя. Более ничего не нужно.

— Благодарю, фра, — кивнул я, прибирая папочку к рукам, — с вами было приятно иметь дело, — фальшиво польстил я оно.

— С вами так же, господин Верворменд, — также врало оно. — Компания Райзеггер и её контакты у вас постоянны, продаж и передачи прав не планируете? — уточнило фра. — На случай потребности в ваших услугах, — чрезмерно, но правильно дополнило оно.

— Не планирую и постоянны, фра, — кивнул я.

На этом мы и раскланялись. В принципе, вышло более чем удачно. Впрочем, исключительно благодаря могучему интеллекту одного скромного типа, скромно констатировал я, пока тётка, доставившая нас до фра, подкидывала меня до ближайшей транзитной станции.

А найдя на ней как пенсионера попенсионерестее, так и корыто подревнее, оседлал я этот пенсионный дуэт и занялся размышлениями и планами, пока старперы влекли меня до станции с корабликом и Ланой.

Если честно, беды и страдания моей малой родины меня ну не то, чтобы не трогали, скажем так, не вызывали желания все, срочно, исключительно за мой счет исправить. Ну живут разумные в жопе мира, в скотских и опасных для жизни условиях. Мрут даже, что печально.

Однако, силком их никто на Кадус шестнадцатый не тащил. Ну а если так все плохо, так кто мешает продаться в анальное рабство жидаям? С голоду не помрут, ну а что прибыль уйдет и обеспеченное будущее… Да, обидно, но тут опять же, сознательный выбор.

Но вот с другой стороны, бился у меня в груди комок гнева, отголосок принципов прототипа. В данном, конкретном случае передо мной был вопиющий пример загубливания потенциала. Прототип органически не мог видеть, как из конфетки делают дерьмо, бесило его это. Не во всех случаях, махал на многое лапой, но в сфере его интересов и возможностей — рвал жопу. Изредка даже себе.

Ну и у меня, правда, к счастью, не столь радикально проявленно, нарисовалась эта черта. Наверное и хорошо, такая, приятная она, особенно если из конфетки в итоге вырастает конфетное дерево.

В результате решил я на малую родину слетать да с Мэлом пообщаться. Что, как, почем и в какой доле. Не понравятся если мэловские хотелки — полетаю, поищу пейзан поразумнее. Благо, деньги есть, корыто меня дожидается. Ну и учеба двигается, как и познание ДДГ, которая мне все более криповой и стремной кажется, да.

Примечание к части

Вот, а пираты оказались лишними… *задумчиво протянул автер*. И, блин, шесть легионов инферно надо девать вкуда–то…

задумчиво разглядывающий карты старина Киберъ Рассвет

12. Туристически–археологическая

А по прибытию на техническую станцию ждали меня радости. Часть из которых была вполне неплохими, а именно: Лана цела, жива, довольна жизнью и моим явлением. Дроиды приперты, но не распечатаны–активированы и ждут моей, хозяйской активации, за что девице еще плюс в карму и премию какую, придумаю в общем.

Корыто почти готово и Блэк его полирует, благо внутренности если и не образец изысканности и прочего, то жить и работать уже можно.

Ну и, наконец, радость сомнительная, но все же радость. Я до хрена умный и разбираюсь в людях. Сомнительная, потому что в данном, конкретном моменте я предпочел бы ошибаться. Но, есть как есть.

Так что, когда потискавшая меня Лана (по моему не с какой–то эротически–сентиментальной целью, а дабы проверить, не превратился ли господин Верворменд окончательно в шкилетик), стала нашептывать мне на ухо всякое, я не удивился. Несколько расстроился, что было скомпенсировано ожиданием подобного, но не удивился.

Да и потопал общаться с господином Блэком. На темы разные, не сильно приятные, но нужные, да.

— Мистер Блэк, я осмотрел вашу работу, меня она более чем удовлетворяет, кроме нескольких моментов, — широко улыбался я.

— Мистер Верворменд, но как же? — несколько растерялся Тони, — все сделано в соответствии с договором и планами, отклонения не превышают оговоренное, — растерянно продолжал он.

— Видите ли, мистер Блэк, — сиял улыбкой я, — я заказывал судно СЕБЕ. С тем оборудованием которое мне угодно. Однако, в данной вашей работе я нахожу излишки. Не буду настаивать, можете продать его оплатившему дополнительное оборудование и эксклюзивные программы, — в последнем я уверен не был, но кислая морда Блэка подтвердила, что и с ПО всё не чисто.

— Я… все лишнее будет устранено за дюжину часов, — после заминки рубанул рукой Блэк, — вычислитель и навигационный комп получат свежее обновление без посторонних программ. И я приношу вам свои извинения.

— Последнее лишнее, — благожелательно сказал я, — лучше сделайте быстро и качественно. Вместо извинения, можете передать разумному, заказавшему эти дополнения, что наш нейтралитет, в которое он превратил благорасположение, при следующей попытке лезть в не затрагивающие его дела, может стать чем–то похуже.

— Сделаю и передам, мистер Верворменд, — кивнул Тони.

Судя по мимике сделает и передаст. Ну и смущен он был, хотя какая мне разница, со смущенной рожей он мне маячки в корыто пихает или злорадной? А Сэм повел себя ожидаемо, но глупо. Ну и обломится в ряде моих планов, естественно, пенсионер наглый.

Глумиться над ним, в красках расписывая, чего он упустил, я, конечно, не буду. Но, надеюсь догадается и ногти погрызет, ибо нефиг.

Выделил Лане личного ведроида как рабочее оборудование компании, по мере работы переходящее ей в собственность. И премировал нормальным датападом, за наблюдательность и вообще. Потому как её лютая доска, на мой взгляд, более подходила для абордажа и кабацких драк, своей монументальностью и весом, нежели для обучения–развлечения.

Ну и денежки дал, не сказать чтобы много, но выделил. Потому как компания есть, сотрудник есть, ну а то что он пинает что–то не то, это проблемы владельца, а зарплату вынь да положь. Ну и оповестил что вот буквально сегодня летим мы на нашу с ней малую родину, по делам. Девица аж секунд на десять задумалась и проявила склонность к телепортационному колдунству. Я мигнул, а её уже нет. Второй разумный в ДДГ у меня на глазах так, небось форса чудит, решил я.

В общем, к срокам оговоренным Блэк корыто предоставил. Божился, что всё чисто и даже конкретно, причем, судя по роже, не врал. Так что поднялись мы с Ланой на борт, дроидов оставшихся я расчехлил, да и занялись предполетной подготовкой. В смысле проверкой, что и как.

Ну и полетели, причем в соседней, пустующей системе убил часов шесть, чтобы как Лане, так и ведроиду вбить понимание, что значит «нет инерции» ну и прочие веселые вещи. В принципе, выходило.

Да и вообще вышло неплохо, в плоскости тарелки смена субсветового движения за секунды, это реально круто. Ну и, как я и ожидал, слабеньких маневровых более чем хватало для переориентации этой плоскости. В общем, вышла конфетка и инновационные идеи в виде лишних движков, плоскостей вращения и прочего ей просто не нужны, ну в данной конфигурации и для моих целей, конечно.

Ну и полетели мы на Кадус наш родимый. Прилетели с утра, посадка также порадовала, да и отловил я господина губернатора. На поговорить и рома выпить немного.

Правда, тема разговора вообще и детали в частности оказались для господина губернатора несколько чрезмерны, в смысле знаний, так что притащил он некую дамочку–человека, местного главного медика и биолога в одном флаконе. Сара Мотун, её фамилиё оказалось.

— Итак, почтенные, — витийствовал я, — есть возможность продажи двух, — значительно потряс я двумя перстами, — двух товаров в мир среднего кольца. Я себя, безусловно, не обижу, — безусловно оберег я свои интересы, — однако закупаться у вас компания Райзеггер будет не дешевле половинной цены от продажной, — меценатствовал я, — ну, сами прикиньте разницу в цене поставок, — на что Мэл завороженно кивнул, ну и Сара, смотря на него кивок, повторила.

— Ром продавать будем, — с мечтательной улыбкой строил нью-Кадус, в воображении, Мэл.

— Вот, насчет рома, — деловито начал я, — вы же его из патоки сбраживаете? — последовал рассеянный кивок. — В бочках из местного дерева какого? — кивок стал несколько менее рассеянным, — и карамель добавляете? — ехидно закончил я, на что кивок стал даже слегка виноватый. — Так вот, раз уж лицензировать будем, техпроцесс пусть остаётся, но нужно отличие, — вещал я, — стенки бочек изнутри надо обуглить, — вытаскивал я прогрессорскую информацию от прототипа, — спирт с обугленным деревом интенсивнее взаимодействовать будет, плюс новые оттенки вкуса. А главное, изменится цвет напитка. И будет ром новый, настоящий Кадусианский чёрный ром! — победно завершил я.

— А это… точно нормально будет? — усомнился в моем величии Мэл.

— Ну, партию полуготового продукта перелить никто не мешает, — разумно ответил я, — главное слегка обуглить, а не сжечь. И да, нужно, чтоб новый продукт был только на планете и у покупателей по лицензии, — скаредно отметил я, — нечего эксклюзив всяким жадинам на станциях хлестать, — в чем нашел полное понимание.

— Это всё, конечно, прекрасно, — невосторженно восхитилась дама, — но я‑то тут зачем?

— Местный гнус, — озвучил я, — насколько он важен в экосистеме, какую в ней выполняет роль?

Дама задумалась и выдала мне такую информацию. Гнус здесь, как и ожидалось, вершина пищевой цепочки на поверхности планеты, в температурных зонах от сорока градусов на экваторе, до десяти в высоких широтах. Собственно, где имеет смысл аграрствовать всячески. Дамочка подозревала, и тут склонен был я её поддержать, что нихрена положение на планете не эволюционное, потому как, во–первых, гнус массово никто не ест. Во–вторых, не шерстистых животных нет вообще, очевидно помянутый гнус их скушал, остались мохнатые, в основном средне и мелкоразмерные. Птиц и ящеров с амфибиями какими, в доступности гнуса нет так же.

То есть, видимо, был некий гнусофагный фактор, скорее всего вид. Который то ли вымер, что вряд ли, то ли его истребили–переловили, что больше похоже на правду. После чего, гнус расплодился, истребив все, до чего смог добраться. А сейчас его в численности ограничивает только еда, в смысле сколько он сможет кровушки усосать с густошерстистых выживших животин.

Причем, крупная живность была, например, фигня типа мамонтов бродила по границам холодной зоны, набегая пожрать и убегая в холода, когда её начинали слишком интенсивно жрать саму.

В общем, главным было то, что для экосистемы планеты гнус ключевой роли не играл, ничего важного–нужного его не кушало, ну и всякие аллергенные гадости при сорока пяти градусах безвредно распадались. Так что озвучил я хитрый план, был обрадован тем, что план этот считали, однако денег на него нет, а будут они не через одно десятилетие. Ну, в общем, не идиоты пейзане, что не может не радовать.

Однако, стоимость одного мини–завода для переработки белка десять килокред. Загнать туда местную летучую пакость вполне возможно, банальным теплом и запахом, в общем есть относительно простые способы. Обслуживание же подобной заводины прекрасно потянут оскафандренные человеки, это не картоху копать.

Хранить продукцию вообще не проблема, на высоких широтах, с вечным минусом, если что и живет, то упаковки контейнеров с белком точно не прогрызёт. Ну и, наконец, к заводику с целью защиты инвестиций и прочего, будет этакий походный вариант крепостицы, несколько пушечек, как зенитных, так и по земле, вычислитель и пара дроидов обслуги. На писки Мэла о «картохе», я невинно напомнил о разоренной в их секторе колонии, и о том, что я не дарить тот же заводик буду, а инвестировать, со своим интересом.

В чем, кстати, был понят. Безусловно, пейзане в целом и Мэл в частности не против подарков, но концепция взаимообразности, на удивление, им была знакома.

По итогам совещания пришли к таким итогам: новый ром делается, на это уходит год. Этот же год пейзане творят в коптильне что–нибудь вкусное и мясное, что — будем разбираться и решать. Эти товары сертифицируются, поставляются эксклюзивно компании «Райзеггер», ну и тут все понятно.

Далее, я им инвестирую заводик, который с крепостицей обходится в двадцать килокред. И имею с неё сорок процентов товара. Если пейзане, расторговавшись, получат возможность сами заводики покупать — мне один процент, чтоб не обидно было и вообще. Настаивал на последнем я долго, но настоял, а то знаю я разумных, понастроят своего, а на нашем никто работать не будет. А так, если что, расходы отобьются.

Ну а летя к одному из техномиров среднего кольца за инвестициями, я призадумался. Ну, положим, текущая ситуация в ДДГ понятна, в целом объяснима и имеет под собой обоснования. Однако, быть её на протяжении двадцати пяти тысячелетий не может. Даже если все вместе взятые илиты днями и ночами работают над сохранением статус–кво, то все равно все бы разрушилось, поехало по вагине и эволюционировало во что–то другое. Но не делает, а значит ни фига я все не учел, точнее, всего не знаю. Причем, явные дыры в моих теориях зияют как в прикладных и текуще происходящих явлениях, так и в теоретических и даже исторических.

Предположения есть, но беда в том, что некоторые возможные копошения меня, в рамках известного канона, могут не просто залить ДДГ кровью, это–то дело естественное для разумных, а выпилить большую часть населения нахрен. Плюс возможные, хотя прототип в них ни фига не верил, гости из соседней галактики. Но верить–не верить одно, а вот если прилетят, поганцы этакие? Плюс… Много чего плюс, поэтому влезать в канон я пока точно не буду.

Хотя могу, один и без всяких толп. Поменять всю канонную историю, вот только могу, одновременно, всё сделать намного хуже. Так что, как говорил какой–то лысый и картавый мужичок какой–то Лены: «Учиться, учиться и ещё раз учиться!»

Вот только мои аграрно–капиталистические планы… Хотя год у меня есть. Судя по упомненному из канона, БЯ, от которой велся отсчет, это тысяча лет после РуРе. Соответственно, война клоническая это 980 год руре примерно, плюс–минус пара лет, но вроде так. Притом, фигурант, который у меня вызывает вопросы и сомнения, точно фигурировал в моментах явления избранной сковородки, на ранних этапах эволюции сковородки в вёдро.

В общем, выходит, что время у меня есть, но не сказать чтобы много. Наверное, как раз этот год примерно, чтобы понять, лезть ли в социополитологию ДДГ, или а ну его на. Ну и если лезть, то как. В смысле, кому и в какой момент головушки отрывать, потому как иных инструментов геополитического воздействия у меня нет и в ближайшее десятилетие при всем моем оптимизме не появится.

Соответственно, план таков: посетить Хаттский сектор, это раз. Зародыша вёдра точно нафиг, мне нужно точно и из первых рук, точнее своими глазами увидеть и узнать что и как там творится. В смысле структуры социума, экономики и политики.

Далее, смотаться к мандалорцам. В рамках миллионапланетной галактики уж слишком много значения придается какой–то вшивой и задрипанной планетке. Возможно, как говорил один твилек, для антурита и колоража, однако, проверить пару моментов надо. Ну, чтоб отсутствующие волосы на жопе не рвать потом, тем более, я их так и не застраховал.

Ну и, наконец, мне нужна древняя и древнейшая история, которой вот просто нет в доступе, причем ни за какие деньги. Полученные мной данные, за десятки (хотя суммарно уже сотни) кредов, звучали так: «Появился Реван(Ракот, Вишейт, Канцлер Хренофф, черт в ступе) и все померли или наоборот», «До Руусанской реформы в галактике была жизнь, но была она хреновая».

В общем, как канон, так и доступное тут, нужных ответов на нужные вопросы не давали. Отталкиваться в таком важном, как для какой–то там галактики, так и для моей ценной жизни, вопросе от предположений я не буду. Прежде чтобы что–то делать, ну или нихрена не делать, мне нужно знать.

И тут, есть два направления: жидайские сектанты с их храмовым архивом, которые идут нафиг. Ну и голокорны, о части которых я знаю и которые, согласно канону, не найдены пока. И они делятся на две категории, жидайские же и сифозные.

И вот, учитывая как термин «колдовство», смутное описание «алхимии», так и ряд прочих, безусловно полезных и мне угодных вещей, упирается все в сифозных ситхов. Нет, для объективности и вообще, надо бы и жидая какого поискать, сверить показания. Однако, техники работать с форсой, не впуская её в себя, есть только у гадких и темных, из мне известного. А впускать я её точно не буду, так что буду я не падаван, а апрентис какой.

Фигу, конечно, всяким дохлым форсъюзверям, максимум буду собеседник, если не допрашиватель, но сам факт таков, у жидаев–то всё «раствориться в форсе», а то и «напускать её в себя».

Так что, после мандалора всяческого, ждет меня какая–нибудь мрачная гробница с дохлым, дряхлым, темным и злым мизантропом. Но об этом еще подумаю, пока летать–образовываться буду, решил я.

При этом, безусловно, приналягу на учебу. Денег, спасибо мудрому мне и жадному фра, на покатушки по галактике хватит, а если подвернется что–то полезное и выгодное по пути, так можно и осуществить.

Ну а приняв эти, безусловно мудрые и правильные решения, загрузил я дроидами потребную мне технику, даже купив её предварительно.

Что в очередной раз порадовало, оказывается, аж республиканская администрация выдала мне субсидию на пищевой заводик, когда выяснилось, что будет он во внешнем кольце.

Что в очередной раз огорчило, так это то, что крепостица внезапно обложилась какими–то дополнительными акцизами и налогами, столь дикими и кривосформированными, что начальное бухгалтерское мне ни фига не помогло. Только понял, что или плати больше, или хрен мне продадут.

Ну, в сумме, все примерно уравновесилось, хотя гореть огнём я пожелал всем, как виновным и причастным, так и, на всякий случай, тем кто наоборот.

Доставил технику на Кадус, оформил с Мэлом (благо, смех–смехом, а он администратор вполне себе) все сделки и контракты, да и полетели мы с Ланой к Илизии. Чуть ли не единственный мир в секторе Хаттов (и под их контролем), на памяти прототипа, где нет пустынь лютых, гор безблагодатных и прочего неудобья.

Что кстати, также вызывало подозрения, но по прилету проверим. Ну и вез я полтрюма, заставленного ромом, пусть не эксклюзивного, но все же. Пригодится, хозяйственно решил я.

Помимо чисто прагматично–исследовательских моментов, были у меня подозрения, которые стоило или подтвердить, или наоборот. Дело в том, что те самые пакости, ксеносские, из другой галактики, то есть ксеносы в кубе, помимо воевать–убивать засылали в ДДГ эмисариё всяческое и шпиониё. Задолго до приближения к самой ДДГ.

Причем, вроде бы с хаттского конца. Опять же, фиг знает, но одно дело плевать на вторженцев, умствовая, а другое дело под их пятой жить, хреново и недолго. Так что надо бы побродить и внимательно окружение мониторить. Эти южики, согласно упомненному, нифига с форсой не дружили и не взаимодействовали. Соответственно, в ней узора иметь не будут, ну или сильно им отличаться. Так что надо будет в хаттском секторе, помимо прочих моих целей, индивидов форсячье–аномальных выглядывать, ну и сообразно обстановке с ними поступать. Плюнуть на спину, например, хотя бы.

А вообще, надеюсь, что они и вправду бред. Потому как в ДДГ и без всяких внешних вторжений все и так плохо, прям загляденье, как плохо и хреново, печально думал я.

Примечание к части

Вот, основы своей благосостоятельности наш злобный гг–ой заложил и летит туристствовать всячески. Я, признаться, думал что он Мэла и картофельное войско пошлет, но вот, зацепили злобное и черное сердце гг–оя они чем–то. Да и вообще думал что он на канон забьет и все ему пофиг. А он гадски мыслил и планы плановал…

задумчивый старина Киберъ Рассвет

13. Колдунский атом

Во время перелета возжелал я хоть как–нибудь облегчить общение с моим ведроидом. Дело в том, что на данный момент, чтобы понять, что ентот бочонок на колесах желает сказать, мне приходилось переться в грузовой трюм, пинать первого или второго, как я оригинально и креативно обозвал грузчиков, вознаградив последних соответствующими, намалеванными номерами. Ну и ждать, понимаешь, перевода.

Способ коммутации мне ни разу не нравился, в чем–то даже задевал моё чувствительное сердце. При этом изучать этот, простифлуктуация, бинарный–небинарный у меня в планах, так как это действительно язык программирования ДДГ. Но распознавать на слух этот свист, который, стоит заметить, рождал какие–то невнятные воспоминания из памяти прототипа, я был не готов. Ну реально, лень и не до того, возможно, когда появится время, попозже…

Однако сейчас стояла проблема. Что первый, что второй были металлическими, пинать их было больно. Таскаться по кораблю далеко, а иметь под рукой дроида–грузчика, чтобы понимать дроида–помощника… Ну каким–то уж совсем нехорошим техноизвращенством попахивало.

Первый вариант ведроид, которого я категорически решил не называть, пока не налажу вменяемую связь, обломал. Его охренительные протоколы рубили диалог с разумным вне звукового общения, то есть писать он мне мог только отчеты, причем только по форме. Например:


Доклад № 000138–9568, 311 день 958 года от принятия Верховным Канцлером Великой Галактической Республики, Сенатом Великой Галактической Республики, Верховным Магистром Ордена Джедаев реформы об изменении принципов государственного управления Великой Галактической Республики и взаимоотношения и взаимодействия руководства Великой Галактической Республики и Ордена Джедаев.

На имя разумного, хомо, гражданина Великой Галактической Республики, владельца компании «Райзеггер» именуемого Разеггером Вервормендом, являющимся владельцем дроида–помощника регистрационный номер 13554245 дельта бис 8926256, от дроида–помощника регистрационный номер 13554245 дельта бис 8926256.

Господин Верворменд, докладываю Вам, что дроид–помощник регистрационный номер 13554245 дельта бис 8926256, желает Вам доброго утра.

Доклад № 000138–9568 закончен в 11 часов 12 минут 09 секунд по корабельному времени.

Вот такие, слов нет, выкидыши технобюрократии писало мне это ведро. Каждую, сцуко, фразу так! То есть нормально общаться текстом с этим бочонком не выходило. Однако, хитромудрый я нашел выход. Закачал за немалые деньги словарь «бинарного» и, на основе датапада Шасси, микрофона, динамика и космический матери, создал голосовой интерпретатор. Почему никто не делал такого раньше — такая же загадка, как и бредовое застывшее во времени ПО.

Правда, подозреваю, зародил этим охренительно прогрессивным и адски сложным устройством, в нежную дроидячью душу зачатки самосознания. Правда, судя по: «Это мой голос, дарованный господином Райзеггером Вервормедом», тут не бунт машин будет, а культ имени меня. Технокульт дроидов, блин.

Вообще, к слову, дроиды оказались каким–то НЕХом. На полноценного духа они, конечно, не тянули, даже на малого. Но нихрена они не были ведром с гайками. Некие, слабовыраженные, но очевидные многомерные проявления у фигни, которой они думают, были. Странные, локализованные и завязанные на саму думалку дроида, притом ни разу не связанные с форсой. В общем, еще одна загадка, впрочем, тут со временем точно разберусь, да и не горит. Просто интересно.

Из забавного, ведроид, поименованный Эммером, с какой–то патологической ревностью относился к переводчику, на приказы отдать интерпретатор ведроиду Ланы, пищал столь жалобно (и непереводимо), что я махнул на него лапой. Пусть с персональным, личным и неотъемным «дарованным голосом» будет.

Хотя, опять же, любопытный факт, явные личностные проявления у свеженького, фактически с конвейера, ведра. Инструкции рекомендовали им чистить память не реже раза в десятилетие, а тут вот и недели не прошло. Но следить буду, да и пока, по–моему, тут зарождения бунта машинов не наблюдается.

Ну и сделаю, наверное, лановскому ведроиду отдельный говорильник. Во–первых, интересно, кем я для него окажусь вследствие подобного дара. Во–вторых, проверим, насколько взаимосвязана возможность говорить, додревнее ПО и зарождение личности, хотя бы на двух примерах.

Тем временем корыто наше, да еще, как ни удивительно, с нами на борту, добралось до орбиты Илизии. Вообще, все отличие от республиканских палестин, на первый взгляд, содержалось в трех–четырехкратных ценах на движения в голосети. Ни пиратов каких лютых, ни пограничной стражи или еще чего. Летим и летим себе, даже транзитная станция в пространстве Хаттов, осмотренная издали, при смене гипермаршрута, была какой–то торговой, а никак не боевой.

А вот внутренний голонет хаттов напомнил мне даркнет Академ–сити: порнуха с эстествованиями, продажа наркоты, оружия и наёмников. Ну и рабов. Правда, естественно, «тёмным» он не был, да и судя по массе забавнейших воплей, 99,9% информации в нем банальный развод на пару кредов альтернативно одаренных.

Впрочем, была реклама лавок, что было возможно и интересно, потому как по сети они ничего не толкали, даже средств для увеличения пениса (леку, яйцеклада, черта в ступе). Нет, безусловно, если попросить — продадут и еще предложат, но в рамках рекламы — только места, где они, и что у них есть некие занятные товары.

Вообще, довольно забавное это было местечко, по крайней мере по сети и удаленно. Три небольших материка, своей разумной жизни нет, притом большая часть местной сети состоит из некой еретической пропаганды. Причем, стоит заметить, несколько более маркетингово продуманной, нежели у прочих известных мне конкурентов.

То есть, звучали эти еретические воззвания как «поучаствуй в межвидовой оргии и помолись», «закинься качественной и эксклюзивной наркотой и помолись», ну в целом, разумные и завлекательные для массы разумных предложения.

Был и официальный портал, местного набольшего, на минуточку, некоего первосвященника. Причем, вот на нем нихрена не было пропаганды, а был некий прайс за нарушение законов. Вот прям так и никак иначе. Впрочем, ознакомившись с ним, решил я, что убивать местного верховного первосвященника не буду.

Дешевле завести свою Илизию, с саббаком и много кем ещё.

А вот за «оскорбление религиозных чувств» я заплатил сразу. Переплатил на порядок, зато, за десять кредов, смогу в течение декады оскорблять, не будучи при этом преступником. Что это за чувства и прочее, я так и не понял, возможно вообще развод для туристов, однако, как сам юридически зафиксированный факт (на датапад мне прислали электронную копию «предоплаты неоднократного преступления», с вензелями, уникальным номером и прочими красивостями), так и форма фиксации привела меня в восторг. Я бы, возможно, и одиннадцать кредов заплатил.

В общем, оплатив свои будущие бесчинства и надругивания, приземлился я в так называемой «Первой колонии», названной так, очевидно, из–за того, что первая колония на планете была в этом месте.

Столицей планеты считался некий «Дом Первосвященника», с каким–то там обелиском и прочей еретической гнусью, несомненно бесценной сердцу каждого еретика. Однако, торговые предложения столицы ограничивались борделями, питейными и наркопритонами, точнее заведения объединяли все вышеперечисленное, просто в разных пропорциях. Все это было чертовски завлекательно, однако, нахрен мне не нужно, поэтому я и приземлился в местном «торговом центре».

Архитектура городка, стоит заметить, соответствовала названию. Местные дома были стилизованы под купола колонистов, большая же часть зданий находилась под землей. Вдобавок, в расцветках преобладал зеленый, что, учитывая окружающий пейзаж в виде разнотравчатой степи, выглядело скорее как маскировка.

Однако, городок явно ни от кого не прятался и вел активную торговую жизнь. На улицах никого не жрали–расчленяли–насиловали, единственным отличием встречных–поперечных от встречавшихся мне республиканцев, было обилие демонстрируемого оружия.

Пройдясь по нескольким заинтересовавшим меня лавкам, я остался без покупок. Дело в том, что заинтересовавшие меня боевые дроиды, один из которых, кстати, был вполне себе ХК‑47, вполне себе «презрительно» величал нас мешками с мясом. Причина же непокупки была в том, что я рассчитывал, что все же, регламентные работы будут проводиться, несмотря на то, что рекламированные боевые дроиды были подержанными. Однако, прошлые владельцы подобным не заморачивались, то ли из лени, то ли не желая терять часть боевого потенциала.

Но в итоге, это были вполне себе личностные, обвешанные всяческими средствами донесения любви и добра ближнему и дальнему. И если у дроида–помощника личность я был готов терпеть, под присмотром и зарождающуюся при мне, то уж точно не у хрен пойми каких вояк.

При этом, покупать и тут же стирать память… Ну не знаю, как по мне отдавало этаким утонченным изуверством, примерно как в памяти прототипа (да и частично на моей, но получила по искусственным зубам) вела военно–гуманитарные операции одна гаденькая страна: отбомбившись простыми и зажигательными бомбами часика за три перед полуночью, ввс этой благодетельной страны в полночь, в честь наступившего религиозного праздника, скидывали на разбомбленное сладости и детские игрушки.

В общем, остался я без боевых дроидов, что, впрочем, не сильно меня расстроило, потому как на это я даже не рассчитывал, лишь проверяя информацию, узнанную на орбите.

Целью же моей был магазинчик, реклама которого грозила покупателю осыпать его: носителями информации, информационными базами различного толка (судя по пестроте и разнотравью — последствия набегов) и даже «консультационными услугами, основанными на достоверных и проверенных источниках».

Всё это, безусловно, не бесплатно, да и реклама завлекательно врала, что все, мол, недорого.

Вообще, довольно забавным были местные денежки. В отличие от канона, республиканские креды в пространстве Хаттов вполне имели хождение. Однако, если республиканские банки скупали пеггаты по семь кредов за штучку, причем продавали «счета в пеггатах», которые, внезапно, обналичивали только в кредах и по тому же курсу, то тут все было не так. Можно сказать внаоборот. Банк в контролируемом хаттами пространстве был один, с кредами дело имел как обменник, по дюжине кред за пеггат. Ну и свободно вводил–выводил последние на счета.

Сам же пеггат был сплавом ценных металлов, покрытый защитным слоем золота (которое, как понятно, ни хрена ценным металлом не было, используясь как защитное покрытие).

А самое любопытное, что была эта монетка как–то завязана на многомерье, причем, очевидно, не колдуйством каким, что меня несколько изумило.

Впрочем, некоторые идеи были, благо минимум два примера многомерщины, во вполне технологичных вещах, достаточно обиходных и привычных я наблюдал.

Идеи, что это за хрень, были, но собственно, достоверность и проверка их, опять же, была напрямую завязана на место моего интереса. Ну а в связи с вышенадуманным, взял я, да и посетил «Лавку Галактической Мудрости Фзала».

Не знаю как насчет владельцем, но продавцом в этой лавке был жид. Летучий, не шрамированный, не розовый. Ну и гораздо более противный, нежели, например, старина Улош.

Даже мысли о сжигании огнем вернулись, с соответствующей музыкой и воображаемыми запахами.

Во–первых, эта морда жидовская, своим, непременно мерзким, жидовским колдунством, выявила в нас с Ланой республиканцев. И с величием императора подающего милостыню, это прокагтавило, что так уж и быть примет креды один к двадцати.

Ну да ладно, я, состроив соответствующую ситуации физиономию, звякнул заблаговременно заготовленным мешочком, да и посмотрел на жида как на то, что он есть. Фиолетовая носатая рожа отреагировала на это так, как будто я у него на глазах покрошил на щи его необрезанных жидят и вот прям при нем их скушал.

В смысле несколько огорчилась, да.

Во–вторых, несмотря на пеггатские богатства, этот фиолетовый и противный упырь (и летающий жид!) меня достал, выморозил и утомил. Он, противная и носатая зараза, за все на что падал мой взор, называл цену неплохого звездолета. Даже, сцуко, за мою персону, когда меня постигла челодлань!

При этом, после траты сил, времени и нервов, ряд виденных мной в республике данных в итоге продавалось в полцены. Убив два часа на выявление примерной продажной цены, прикупив очередную базу, я достал датапад и молча стал искать информационные лавки.

Жид, будучи летучим, длинноносым и вдобавок любопытным, не преминул попорхать вокруг меня, попырившись в мой датапад. Узрев, что я ищу его конкурентов, скорчил рожу такую, как будто в съеденные щи, помимо жидят, я покрошил изрядную толику его самого.

Ну и прямо спросил, что это я тут в его лавке ищу.

— Почтенный, — скорчил снобскую морду я, — называя столь фантастические цены, вы тратите моё время. По моим личным расценкам вы уже задолжали мне, за вычетом потраченного на книги, пеггат пятьдесят. Я не столь богат, — смерил я рожу жида оценивающим взглядом, — чтобы платить такие деньги за столь прискорбное зрелище.

Морда жидовская попорхала, очи попучила, умом поскрипела и предложила выбрать все что мне нужно, а торговаться уже за все ан масс. Ну, прикинул я и согласился. У каждой палки, как известно, минимум два конца.

Набрал я литературы всяческой, причем, подумав, и для Ланы кое–что набрал. Кучка вышла увесистая, причем порадовала как мой, так и жидовский взор, правда, по разным причинам.

Ну и спустя каких–то полтора часа, которые морду я держал равнодушной и снобской, голос противным, а датапад под рукой, купил я всю эту кучку даже дешевле чем если бы покупал по частям. Увлекшаяся морда жидовская не учел, что получить деньги он хотел больше, нежели я получить знания — конкретно у него, конечно.

В общем, я любовался с начала противным и довольным выражением морды жидовской летающей. Потом, до неё стал доходить объем, общая цена и итоговая выторгованная мной скидка. Вот честно, я не смог вообразить столь гадкие, мерзкие и жидопротивные деяния, подобающие тому взору и выражению морды, которое он на меня уставил.

По итогам покупки, которое не вполне понятая память называла «погромом», довольный и бодрый, закинул я Лану и дроида с покупками в корыто (которое я, после долгой внутренней борьбы, обозвал Террин), да и пошел в местную кантину на тему повеселиться, немного выпить и пообщаться с гражданами различной аборигенности.

Повеселился я, впрочем, не особо. С выпивкой было получше, но была она дорога, да и особо налегать на нее не было ни желания, ни подходящей компании. Граждане собеседники же меня знаниями обогатили, однако, достоверность их была под большим вопросом.

Так что через пару часов веселья и этнографических изысканий прискорбно трезвый я вернулся на Террин. Обнаружил там спящую Лану, пнул внутреннего головастика, который несмотря на мои титанические усилия начал отращивать лапы, да и уселся в компании датапада, литературы и своей мудрости.

Для начала, открыл я учебник для школьного образования по химии. Ну и предчувствия меня не обманули, да и помогли не фалломорфировать, а всего лишь охудеть.

Итак, во первы́х главах сей электронной книжицы описывалось строение атома вещества, а конкретно — водорода, как простейшего из всех. Было у него, как ни удивительно, ядро на протонной основе. Совершенно странный и нафиг ненужный электрон. И, внезапно, необходимый каждому уважающему себя атому водорода, эйлон. Причем, прошу заметить, в спокойном состоянии.

Ну, вообще, что–то подобное я предполагал, думал я листая страницы. В принципе, реально ряд элементов, вроде кортозиса и бескара, не одноименные сплавы, а именно металлы, были железом, титаном, вольфрамом. В которых этот, жизненно необходимый эйлон присутствовал, не в одном экземпляре, причем у колдунских элементов «в возбужденном состоянии».

Итак, если вспомнить, что я знаю о строении вещества, таблица некоего то ли алкоголика, то ли покровителя алкоголиков Менделеева верна, однозначна и пересмотру не подлежит. Есть ядро и в ём протоны. Их больше — другое вещество. С другими свойствами и тяжелее атомарно, хотя и не факт, что тяжелее по факту (впрочем, при абсолютном нуле и одинаковой плотности будут и по факту). Полпротона в атом не лезет, как и невидимый розовый единорог. Нейтроны, которые вроде как во всех атомах водятся, кроме водородного, делают изотопы вещества, не более. Сплав — это сочетание свойств сплавленного, не более и не менее.

Соответственно, повышать прочность, проводимость, гибкость и прочее — можно играя пропорциями сплавов и уменьшением ошибок кристаллических решёток. С органикой та же песня, только в профиль — свойства всякие полезные им придают специально ориентированные атомы и их связи.

Следовательно, ежели некое вещество проявляет некие колдунские свойства, свойства эти ему придает колдуйство, сиречь многомерность.

Все остальное — фантазии, разве что были у прототипа разработки в Академ–орбис, с созданием сверхтяжелых веществ с периодом полураспада не в тысячные секунды, а пристойные годы. Что–то вроде бы наклевывалось, но до вменяемого результата нас выпнули на мороз. Да и в любом случае, металл с парой сотен протонов будет лютой и жуткой тяжестью, даже если не очень радиоактивной.

Так что, наличие неких веществ с необъяснимыми свойствами объясняется как раз этим, чтоб его, эйлоном, который есть проявление многомерности в трехмерье. Соответственно, мозги дроидов, скорее всего, духов никаких не содержат, а содержат некие проявления многомерности, придающие дополнительные свойства процессору, ну и позволяющие этим мозгам обретать личность.

Щиты всякие, тибаны–газы, которые, пардон, чуть ли не напрямую глумятся над термодинамикой, из той же оперы.

Ну а главное, очевидно, еще с моего попадания в форсу, что нихрена топология ДДГ не трехсполовиной мерна, а три с тремя четвертями минимум, а то и четырех (хотя целое — вряд ли). Именно на уровне топологии, что и позволяет без операторов многомерья пользовать на уровне простой техники многомерные проявления, пусть, бесспорно, ограниченно.

Тэкс, это хорошо и славно. Как минимум ряд местных разработок систематизирует и дает разобраться в многомерности (ну хотя бы частично) не только эмпирически. В общем, с этим разобрались, и это чек. Будем учиться и ковыряться в этом потихоньку, познавая всячески.

А теперь надо разобраться с хаттами и их вотчиной. Наплели собеседники мне много, однако, фиг знает сколько придумали. А сейчас у меня есть ряд законов как общих, так и частных, несколько обзоров и карта сектора. Ну, поехали, подумал я и подумал, что махнул рукой.

Через несколько часов я ржал самым натуральным образом, повизгивая, похрюкивая и попискивая. Но, впрочем, по порядку:

Итак, пространство хаттов, помимо подконтрольных хаттам планеток, состоит еще из одной, развитой, населенной большеголовой расой человеков. От большого ума те, очевидно, злые. И шлют нахрен, как республику, так и хаттов. Ну, вообще, правильно делают, молодцы такие, но мне на них пофиг пока.

А вот само пространство хаттов — это банда. Банда организованная, с производством и добычей всякой пакости, но именно банда. Основа экономики хаттов именно наркота, налеты, редко — наёмничество. В рамках построенной ими социокультурной модели, мирный и доходный труд (кроме конкретного обслуживания конкретных пиратов, наемников и наркоторговцев), просто порушит их власть паханов и решальщиков. Отчего такая модель, хатт этих хаттов знает. Возможно, от ума большого, в каноне неоднократно описанного, хотя, скорее всего, реально тип мышления слизняков с проекцией на космическое государство.

Причем, республике эта банда выгодна по массе причин. От добычи минеральной наркоты и роста (кстати, на единственной планете, где я и нахожусь) кучи всяких забавных травок, до пугала, стопора развития внешнего кольца и экспансии недовольных в неизведанные регионы. Хотя, там вроде и другой пакости хватает, но хатты на виду, вот они гадкие, поделать мы ничего не можем, так что осваивайте новые планеты на свой страх и риск, да.

А теперь ближе к смеху. Итак, большую часть населения, подконтрольного хаттам составляют… рабы. Именно, самые что ни наесть рабы, с жуткими рабскими чипами. Процентов семьдесят с копейками населения, где–то. Так вот, работают эти рабы в жутких и нечеловеческих условиях, растят и добывают наркоту, чинят и обслуживают корыта пиратов и прочих нерабов пространства хаттов. И даже, как не удивительно, в борделях обслуживают кого. В общем мрак и кромешье.

Рабский чип есть, по сути, гражданство территории хаттов. Эти угнетенные рабы, вместе с чипом получают ряд гарантий, именем хаттов. Не ходить на парады под флагами разными, а например, на оплату труда. Вот такой, внезапный момент. В принципе, владелец раба хаттов его может и убить, факт. Только он его перед этим купил за деньги немалые, да и в ряде случаев еще и хаттам приплатить придется. Далее, начинает хозяин раба мучить и глумствовать. И вдруг — бац, оказывается, рабский чип это учитывает и долг раба перед владельцем снижает. Вот банально — пнул раба, а это неделя его труда на тебя же.

Ну и, соответственно, так же с едой, жильем, одеждой. Я всё удивлялся, фильм вспоминая, как вот тут, относительно недалеко, жутко порабощенная Шми, жила с сынулькой в немалом домике, ну и могла, на минуточку, хоть и разово, но все же накормить–напоить орду аристократщины, жидайщины и противной ксенопакости. Угнетенная, сцуко, рабыня!

И сам сковородкин, значит, вместо того, чтобы пахать от зари до зари, мотался с мелкими раздолбаями. Создавал СВОЕГО дроида. На минуточку, раб!

Ну, а в разрезе понятого мной сейчас, все стало ясно, как и ряд непоняток республиканских. Итак, для республиканской юстиции рабов с чипами не существует. Вот просто, нет в правовом поле таковых по факту. Потому что, на минуточку, хаттский раб имеет прав, свобод и гарантий в разы больше, чем должник в республике. Вот как–то так выходит. Если его признать существующим со всеми вытекающими последствиями, всё законодательство республики летит по вагине.

Соответственно, правоверный республиканец с жидаизмом головного мозга Квай–Гон не покупал раба. Он платил за то, чтобы ему помогли забрать одаренного. Шми выкупать? Так её, для него с одной стороны и нет. А с другой стороны, баба живет лучше, чем восемьдесят процентов известного ему республиканского населения. Платить немалые деньги чтоб баба жила хуже? Нет, он конечно жидай, но не до такой же степени!

А теперь самая мякотка. Эньке базовые принципы в бестолковку бы дали. С идеологией, без — неважно, тот же Квай–Гон. Но он взял, да и помер. И тут в дело вступает такой замечательный тип как О-Би‑1. Недоучка, подросток, которого долбили в моск в схоле, в смысле в храме, передалбливал Гон, да не додолбил.

Парит, значит, наш номерной наставник, Эньке отсутствие мозгов, что рабство плохо. Притом, вращается Энька, на минуточку, в кругах богатых и до ужаса аристократичных. А кто не илита, так сами захотели, а то бы сами фуагру жрали и икрой закусывали. Ну и, соответственно, несправедливостью, что матушка его не жрет соответствующее, опечален слегка. Ну и изредка ей о печалях калякает. Рабыне бесправной, через полгалактики, да.

Шми же у нас, очевидно, дура. Но любящая и с воображением. Наслушавшись от сынульки об аристократах всяческих, канцлерах–банкирах, она решила что мать–рабыня для столь понтового сынульки моветон. Взяла и перестала порабощаться, чтоб кровиночке стыдно не было…

Вот реально, жалко бабу, хоть и дура. Ну, впрочем, посмотрим. Если руки дойдут… Впрочем, посмотрим и вообще.

А теперь семечка, с чего я ржал и ржу до сих пор: учитывая законы пространства хаттов по отношению к своим рабам, ну и известные мне республики, по отношению к своим гражданам, хатты у нас этакие маленькие, но гордые революционеры. Да, выгодные республике, да, бандиты. Да в конце концов, ряд нечипованных работает на астероидах, добывая минеральную наркоту… За долю добытой наркоты. Там не рабы, а наркоши трудятся.

Дык вот, невзирая на все это, у хаттов прогрессивное и передовое в смысле социалки общество. Но не ржать, представив жирного слизняка Джаббу в берете набекрень, невнятно и басом бормочущего «Вива ля Раволюшн!», на фоне бородатого слизняка–родственничка я не могу до сих пор!

Примечание к части

Вот, написал.

Что–то меня все корячит и крючит, реально с погодой что–то неладное грядет. Говорю я вам, ей, грядут метеорологические пертурбации, чую я это.

пророчествующий на костях старина Киберъ Рассвет

14. Сложносоставные конструкции

Продолжая временами похихикивать (похрюкивать я прекратил, вспомнив свинот и устыдившись), прикинул я, что мне еще в местном социалистическом раю надо. И вышло, что особо и ничего, разве что, на всякий, проверить, а не завалялось ли где, в непосещенных лавках, исторических хроник, исследований и прочих мифических вещей.

В остальном информацию я набрал, разбираться мне с ней еще долго. Собственно, подозреваю, что уже охватил с запасом выбранные ранее профессии, в смысле знаний. Но вот с тем, что в ДДГ творилось, пока швах. Только канон и «хреновая жизнь до Руусана», мдя.

Ну, думал я, проверяя спящую Лану, на Мандалор я, собственно, для проверки некоторых теорий и направлюсь. Как бы даже, наверное, не сегодня же.

Взял да и стал обходить лавки. Ну и был, возможно и закономерно, но все равно обидно обломан. Ничего, близко напоминавшего нормальных исторических хроник не обрел, ну и закупился расходниками для «голоса» ведроиду Ланы, раз уж оказия вышла.

А вот в самой дальней и замшелой информационной лавке, в каких–то глубинных недрах памяти дроида, очевидно, ровесника большого взрыва, хозяин одной лавки отрыл «наставление воину Мандалор», чуть ли не реванской, а то и неокрестоносной замшелости.

Ну и, похмыкивая, читал эту агитку в кантине, не особо обращая внимание на окружение. Что, в целом, делал зря и не так. Не обращать внимание на окружение нужно было совсем по–другому.

В общем–то, причины–то понятны, все время пребывания на планете я мониторил окружение на несоответствие физического проявления и отражения в форсе. Статистику набрал немалую, выборка была вполне себе репрезентативная.

Ну и не нашел я никаких шпионов южиков. Хотя, безусловно, не факт, что они хитро не замаскировалися. Но если они такие хитрые и замаскированные, то все равно фиг найду. Так что расслабился я и отслеживал в форсе фоном, на уровне: а не появится ли, ненароком, в округе чебуратор какой.

Чебуратор и не появился. Но зудящее чувство, наконец пробилось через «достойно, достойнейшее и предостойнейшее» чтива. Обозрев кантину, помимо всякого вполне аборигенного для кантины населения, я узрел некоего типа в сопровождении некоего другого типа.

Первый тип был человеком, патлатым, седоватым, лет пятидесяти. Честно говоря, такая, располагающая и внушающая доверие рожа. Сразу захотелось по ней чем–нибудь тяжелым ударить, дабы не внушала и не располагала.

Второй тип сидел в капюшонистом балахоне. И всё.

А главное, типы были очевидными форсъюзерами, хотя довольно странными. А именно, капюшонистый был шкет и слабак, в смысле средний по галактике одаренный, которого и на порог храма бы не пустили. Ну, может, чуток посильнее. Но на нем было надето, очевидно под балахон, несколько непонятных фигулин, причем явно проявленных в форсе, то есть именно какие–то форсячьи завихрения, а не бескар дюрасталевый какой.

А вот старший, навскидку, тянул на падавана юного, но обвешан форсячими побрякушками как ёлка какая. Да и, приглядевшись, узрел я фигулину, подозрительно напоминающую рукоять светошашки, которая, что еще более подозрительно, была тем, что и напоминала.

Патлатый и седой тип мои взгляды уловил и благожелательно, с этакой располагающей улыбочкой кивнул, бесяче и раздражающе. Ну я, чтобы рожу не терять, гадостно оскаблился зубов этак на семьдесят, да и сам в него покивал.

И срулил из кантины, отойдя в закуток и ожидая, что будет. Ну и думая мысли мудрые, не без этого.

Итак, вроде бы, на первый взгляд, встретился я с жидаем каким и падаваном юным. Что очень и очень вряд ли, если подумать.

Деятели реально слабы, ну а я, еще не имея тела, более–менее ознакомился с типами сектантов и прочих форсячьих юзверей. Ну, кроме нескольких явных ситхов (или артефактов, или проявленных призраков, фиг знает, но фигни были лютые).

На матукаев эти деятели не тянут, у матукаев тушка прокачана на зависть самому лютому джедаю, да и посильнее матукай, средний естественно, среднего джедая.

Были чисто джедайские, судя по развитию в силе, сектанты, очевидно отступники, но не темнюки. Отступили же они явно из–за неатрофированного в храме мозга. Эти предатели всего и вся, хамски носили броню и пользовались огнестрелом, в смысле бластерами и подобным. И о ужас, зачастую без светошашки! Ну, в общем, ренегады и попиратели основ, как их галактокоррун живыми выпустил — загадка. Но они в форсе были именно джедаями, с их блекловатой, возможно чуть более проявленной и яркой силой.

Были сектанты типа монахов, пророков, различной светлости (в отличие от джедаев, последние были пользователями блеклости), томности и прочего.

Но сидевший в кантине возрастной тип от них сильно отличался. Он, в отличие от виденных мной до этого форсъюзверей, крайне мало взаимодействовал с форсой телом. И вообще, насколько я мог судить, не пускал её в мозги. При этом, в форсе эманировал конструктивом, что я интерпретировал как «светлость», ну по логике так выходит. Соответственно «изнасиловать посевы и сжечь дома» выходила тёмность.

В общем, странный тип, я таких, из форсы, если они, ему подобные, и есть, вообще за форсъюзеров не принимал, обычные средние одаренные, как–то так.

Ну а тем временем, тип и другой тип выбрались из кантины и целенаправленно чесали ко мне. Что ожидаемо, но хотелось бы в ожиданиях обмануться. Патлатый со всё такой же, распологательной рожей лица выдал:

— Приветствую собрата по Силе! — и легонько поклонился, до кучи.

Вот хрен его знает, орать «не брат ты мне, гнида патлато–седоватая!», не выглядит правильным выбором. Ладно, надо поговорить, ну и, если что, упокоить обоих. Надеюсь справиться, если что не так пойдет.

Ну а надумав эти человеколюбивые, мудрые и правильные думы, стал я разговор говорить:

— Я не являюсь пользователем силы, уважаемый, — нейтрально ответил я.

— Но… — на секунду на морде собеседника мелькнуло удивление, впрочем, очень быстро сменившееся прежней доброжелательностью.

Вот только, гадский хмырь послал в меня какое–то гадкое, пусть и явно слабое, искажение в форсе. Ну и взял я его на мушку, ибо нефиг. Тип реакцией не блистал, заметил ствол лишь спустя долю секунды после того, как попал мордой на мушку. Дернул лапой к рукояти светошашки, но тут показал, что мозги есть.

Оценил скорость смены цели ДЛки, поднял лапы ладонями ко мне, ну и с улыбочкой (уже несколько нервной, в микромимике, но более чем достойной на неискушенный взгляд) выдал:

— Простите, уважаемый, никоим образом не хотел проявлять агрессию в ваш адрес, — разлился собеседник соловьем, искусно играя голосом и интонациями, — дело в том, что ваш способ взаимодействия с Силой напомнил мне способ нашего ордена. Ах, да, простите мне мою неучтивость, Виррук Дасс, наставник ордена Джал–Шей, к вашим услугам, — последовал поклон. — А так же мой неофит Форресс.

— Райзеггер Верворменд, — сухо кивнул я, потому как либо разойдёмся мирно, либо валить их наглухо, — вынужден повторить, я не пользователь силы, однако, чувствителен к ней, так что ваше колдовство, — последнее я произнес именно как «колдовство ситхов», заставив собеседника слегка поморщиться, — почувствовал. И не нахожу причин не воспринять подобное в свой адрес как агрессию.

— Юноша… — еще раз «пролетел» с диалогом собеседник, на это обращение я посмотрел на него как на того, кем он и являлся. — Кхм, простите, господин Верворменд, кстати, вы знаете что ваши родители оригиналы и знатоки древнего наречия? — попытался перевести стрелки, отползти в кусты и притвориться ветошью собеседник.

— Я сирота, — надменным тоном, указывающим на безусловную вину в этом вопиющем факте собеседника, — господин Дасс, я ожидаю разъяснения ваших действий в мой адрес, — продолжил я, брюзгливо оттопырив губу, — без отсылок на древние языки, поминания всуе моей родословной. Последнее, — изящно поболтал я пальцами свободной руки, — не красит разумного собеседника, если он, конечно, разумен. Итак, вы использовали против меня технику силы, единственное, что я могу сказать — не единомоменто летальную. Вместо ответа, что это за техника и детального раскрытия причин, явно переводите тему. Пока, господин Дасс, ваши действия смотрятся как прямая агрессия и попытка избежать её последствий, — ехидно закончил я.

— Прошу прощения, мне стоит объясниться, — куртуазно поклонился, с ноткой прекрасно спрятанного раздражения собеседник. — Вы, господин Верворменд, поглощаете силу, подобно адепту нашего ордена, напитывающего артефакты. При этом, практически не отдаете обратно, так что я принял вас за коллегу с незнакомой техникой скрытия. Однако, после проверки, за которую искренне прошу прощения, — неискренне попросил прощения он, — мне стало ясно, что вы просто нестандартный одаренный, — обозвал меня поганой пакостью он, — кстати, очевидна ваша чувствительность к Силе связана с вашей необычностью. Возможно, в вашем род… кхм, простите, господин Верворменд, — повинился он, узрев мою скептично–осуждающую бровь, — чем я могу загладить досадный инцидент, случившийся между нами? Ну и его закономерные, но неприятные последствия, — небрежно–изящным жестом указал он на ствол, но некоторую нервность глаза выдавали.

— Знания, господин Дасс, — с этими словами я убрал ствол, вызвав очередной миг растерянности собеседника, — я, стоит признаться, торговец, изредка наёмник. Путешествую по галактике в поисках знаний. Не имеющих практического значения. Мне просто интересна история, философия, теоретическая наука, если вы понимаете, о чем я, — выдал я.

— Кажется понимаю, господин Верворменд, — протянул патлатый, — действительно, ситуация с чистой наукой в галактике далека от идеала, многое забыто или спрятано.

Собственно, я вспомнил, ну после представления, что это за типы. Про них прототип знал (либо вспоминал) прискорбно мало, однако и того что знал, хватало.

Ну, во–первых, эти специальные сектанты были адептами пути познания форсы разумом. Не в силе я обрету–освобожусь и прочие религии межушного ганглия. А «что это за хрень, как это работает?». Ну и вдобавок были они «светлыми артефакторами», мне, правда, их путь не очень подходил. Впускать в себя чистую силу, даже наполшишечки, как нужно для их практик, я не собирался. Ну и не обучат ничему, тоже понятно. Они к ученикам придирчивы, чуть ли не годами выбирают.

В общем, типы интересные, хорошо бы у них закупиться (ну, если продадут свои артефакты) и послушать лекции. А в остальном увы и ах. Либо пытать на информацию в прямом смысле, что не очень вежливо и не факт, что принесет результат, либо просто пообщаться и попробовать поторговать.

Ну, в общем, пообщаться вышло. Правда, несколько раз мне пытались врать, но будучи в этом уличен, господин наставник велеречиво извинялся и стал просто замалчивать моменты, которые не хотел озвучивать. Короткая обзорная экскурсия ордена, который вроде как дореспубликанский, философия «научного познания Силы», ну и, соответственно, их артефакторика, как основной способ применения силы.

К сожалению, не «как?» а просто, что мол этим занимаются. Кстати, стоит отметить, даже обзорная «экскурсия по верхам» истории их ордена в историческом плане была полезнее, чем вся поездка. Ничего особо нового не узнал, но ряд теорий и предположений если и не подтвердил, то получил новые подпорки.

Забежал на корабль, угостил собеседников, в честь примирения и исчерпанного конфликта, ромом. Что, как вскоре выяснилось, сделал не зря. «Продать» мне плоды своих трудов товарищ наставник отказался. Только, на минуточку, «подарить», поблескивая глазками на полупустую бутылку. Ну, я тоже «подарил», дюжину бутылок рома, вполне выгодный обмен, как по мне.

А «подарил» мне Дасс так называемые «медитационные браслеты», фигулины, аккумулирующие форсу, при наличии в зоне их действия пробоя в неё, созданного одаренным. Ну, в общем, этакий аккумулятор форсы, позволяющий взаимодействовать с ней в этакой условной «изоляции» от Великой Форсы.

Ну и немного управлять, не в смысле техник, а банально «сознательно выпустить», что–то напитать. Что там с их помощью Джал–Шейи намедитировали — форса их знает, но мне приблудина полезная, по крайней мере в перспективе.

В итоге, послал я их нафиг, в смысле пожелал всякого хорошего и подальше. Кстати, как выяснилось, занесло этих типов на Илизию с целью ознакомитсья с зародившимся и развившимся культом. Тоже, довольно забавно оказалось, Че–Хатты, по словам собеседников, экспериментировали с государственным строем, что прискорбно, это мой вывод, собеседники лишь констатировали подсаживание на наркоту и выращивание оной, а религию как способ контроля.

А по факту, слизнякам, похоже, становилось тесно в рамках банды и они подбирали консолидирующие инструменты, в условиях «небандитского» существования. Хотя может и вправду бесплатная рабсила, вот только, ехидно отметил я, почему–то за деньги.

Так что летел я на выспавшейся Лане и Террине на Мандолор, просвещался. Ну и планы планировал. В дороге же, переводчик ланиному ведроиду сотворил, заодно. Возник любопытный момент. Ну, во–первых, речь плюс ведроид это быстрое и высоковероятное зарождение личности. Во–вторых, для ланиного ведроида Лана была «хозяйкой Ланой», а я стал «господином Вервормендом». Глумиться над бочонком, отдавая взаимоисключающие приказы я не стал, но сам факт был любопытен. Ну и в-третьих, Эммер теперь обзывал себя «первым с дарованным господином Вервормендом голосом».

Реально, похоже на какой–то культ, однако знаний у меня пока не было, чтобы понять, то ли это потребность юной личности, то ли ошибка изначального ПО дроида.

Вот так, за прикладной дроидологией и иными, менее известными и нужными науками, добрались мы до Мандалора. Собственно, задерживаться тут я даже не собирался.

Учитывая известную культуру мандалорцев, хоть и несколько изменившуюся, да и уничтожаемую сейчас, в рамках планеты, тут должны были быть аналоги музеев и мемориалов. Так вот, несмотря на все негативные факторы, некие «собрания памяти» были, причем были даже вполне открытые для посещения.

В один из них я и попал. Причем смотрителем оказался не заслуженный шрамированный хрыч (я реально ожидал лекций на тему «раньше кровь и кишки разлетались красивше и вдохновляюще, не то что щас, эх, маладешь»), а довольно молодой, лет двадцати с копейками на вид, парень.

Правда был у него некий, фанатично–безумный огонек в глазах, так что решил я заочно, что он в местном «Карауле смерти», который сейчас активно шуршит, подвизается. Впрочем, это были проблемы дозора смерти, так что забил я на эти мысли. Ну и просветился.

Парень, сияя безуминкой в очах, лапами махал, голос возвышал и призывал. На всякое, мне нахрен не нужное. Но копии документов, реплики, а главное, несколько натуральных антикварных доспехов были.

Ну и, на основании услышанного, прочитанного и намысленного, выходил такой расклад:

Мандалорцы, точно и безоговорочно, никакого отношения к планете, расе, полу и так далее не имеют. Вот вообще. Когда–то, давным–давно в одной далекой–далекой, безусловно, было племя. Но, как только появился Мандалор как лидер, племя ушло на второй план и затерялось в веках.

Итак, мандалор это идеология, так и никак иначе. Проводить параллели со Спартой, викингами, золотой ордой можно до посинения и отращивания лек, но главное, нет такой расы, вида, да и планеты, бывшей бы домом для мандалорца.

Мандалорец — это некий воин, придерживавшийся определенного кодекса и правил. Иногда бредовых, иногда не бредовых, но именно так.

Сайтин, проводящая политику пацифизма и прочего антиэволюционного бреда, конечно, не права. Только она действует в рамках планеты Мандалор и населения оной. А вот дозор — это предатели идеалов и редиски нехорошие, с точки зрения правоверного мандалорца. Они воюют бесплатно, без чести, да еще и за чужие интересы (возродить дух мандалорцев среди истинных мандалорцев, вроде как). В общем, первый Мандалор, за пользование его имени, этих типов бы как минимум убил. Как максимум, показал бы неправоту.

Собственно, последний гвоздь в стенку теории вбил доспех, почти четырехтысячелетний, с, на минуточку, транспондерами и запаховыми маркерами, чтобы опознаваться соратниками, не различающими цвета и не имеющими зрения. То есть, подобная фишка была серийно производимой и стандартной. Какие, к хатту, истинные мандалорцы на одной планете?

Так что, тут некие детишки с безуминкой в глазах, очевидно за денежки дядей с кредами в глазах, проводят политику и экономику альтернативными методами. В мандалор–стайле, да.

Кстати, в таком разрезе роль Мандалора в галактике, нагибание сотен планет и прочая веселуха вполне объяснима. Не планетка задрипанная, а солидная часть ВСЕХ наёмников галактики, да еще и объединенных идеологией. Это сила, и это нагибать может.

А теперь второй вопрос, который стал окончательно ясен. Ну была такая, прямо скажем, смешная мыслишка, что после РууРе, два дебилушки, переменного состава, ситхами бейническими обзываемые, столь изощренно, умело и прочее и прочее вели дела, что скатили республику в УГ.

То есть до Руусана все было прям расчудесно, а после все стало плохо, значит виноват ситх. Один, потому как второй кинжал на первого точит, да.

Ну прямо скажем, теория бредовая, остальные разумные с жидаями во главе только скорбно охали и печально ахали, пока этакий мегаситх их, пыхтя и надрываясь, скатывал в УГ. Всей республикой и незаметно, при учете долгожителей типа чебурана.

Хотя и прямо скажем, бредовая теория, но форса, да и реально, фиг знает какие лютые ритуалы, продуманные ходы и прочее могли учинить два дебила.

Как по мне — никакие, что–то серьезное ситхи мутят в теперешний временной период, когда, на минуточку, пославший бейнический бред в пень Дамаск, высокопоставленный, на минуточку, муун из банковского клана, консолидировался с Палычем, на минуточку же, не последним аристократом, с планеты аристократов.

Вот в таких раскладах у них шансы есть, но тут, по–моему, жадность, глупость и долболюбизм еще сыграли… В общем, с текущей ситуацией потом.

А с прошлым, ни хрена в Республике раньше, несмотря на траву зеленее, хорошо не было. Прекрасные мон–кальмари, натурально поработившие соседей по планете и, по–моему по приколу, гнобящие их в шахтах. Дроидами было бы эффективнее, но большеглазы эстетствуют. Ну еще силой оружия включили в зоны своих интересов и используют как колонии несколько планет. И делали это и при старой республике, и при новой республике.

И значит, как–то раз Палыч, гад и поработитель, подбил им пучее око, урезал порося и освободил соседей по планете. После такого, безусловно, чудовищного надругательства над правами, свободами и демократией, пучеглазые, подсвечивая подбитым оком, дружно щеманулись в ряды повстанцев, за реставрацию республики. А что, не эстетично без рабов на шахтах, да.

Ну да ладно, Палыч, в общем, все равно выходит гад, что бы и не беда, но дурак, что беда серьезная. На кальмарие тоже пофиг, пока по крайней мере, а так, колец из них наделать, наверное, можно.

Главное, что я выяснил: мандалорцы воевали республику из–за чудовищной коррупции и угнетения прав и свобод, которые эти дикие фанатики считали своим правом, а свободная и демократичная республика так не считала. Жидаи вступали в ряды мандалорцев воевать республику, потому что чебурана не было, соответственно мозги не были в должной мере прокомпостированы. Ну и как–то нихрена джедаям республика, с её порядками, не нравилась, причем значительной их части, без всяких там ситхов. И были эти веселые деяния три–четыре тысячи лет назад.

Какие–то совсем выходят ситхи бейнические лютые, портили, гады такие, республику за пару тысячелетий до рождения Бейна.

Ну и остался мне последний штришок, как для очистки совести в плане информации, так и уже в плане личного развития и возможностей. Ждет меня дорога дальняя, на планету хитрую, Коррибан обзываемую. Валяется там куча всяких голокронов, да и призраков силы ситхского толка там много.

И есть у меня ощущение, что джедаи туда несколько раз сунулись, получили по щам, и больше получать не пожелали.

Впрочем, есть и уверенность, что по щам там получали и ситхи. Палыча вроде долго в бакте отмачивали, после его демонстрации дохлым коллегам императорской гениальности и величия.

Ну вдобавок, я точно знаю, что как минимум, с призраками силы я встречусь. Я их банально увижу, издали и вообще. Есть надежда, что удастся поговорить. Ну и, возможно, получится голокрон прикарманить, тут уж предположения, но найти его я скорее всего смогу.

Ну и, через пару недель, внутренности полузасыпанной пирамиды, на темной–темной планете, оглашали жужжания светошашки, грохот раскалывающихся булыжников. Визги и писки также присутствовали в ней, не говоря о трехэтажном мате, которым я в ней, с полчаса уже как, не ругался, а разговаривал. Ругался я, впрочем, так же, раза два и очень грязно.

Совершал я эти, со всех сторон нехорошие деяния, потому что один гадкий, дряхлый и дохлый пенсионер пытался меня, как бы помягче, убить. Напрочь игнорируя аргументы, а потом и вопли, что на силу мне в целом, если не накакать, то накашлять, не говоря о какой–то там стороне.

В общем, тип был слабодоговорспособен, дохл, бесплотен. При этом махал, подлюка, светошашкой, выл о величии темной стороны. Да еще и кидался камнями, причем метко и один раз больно. Наносил мне урон и ущерб, как моральный, так и физический.

А я, пардон, не железный, могу и устать. Убьет же, зараза призрачная! Так что бегал я, ругался, уворачивался и думал:

Сбегать ли мне, да и как это сделать. Ушатать пенсионера ритуалом каким, да и пофиг на фагоцитов, они, вроде бы, не такие шустрые. Ну или попробовать, в очередной раз, переконфигурировать матерные конструкции, как еще не конфигурировал, может до призрачного отсутствия мозга таки дойдет смысл слова «переговоры».

Примечание к части

Так, на всякий, вкратце поясню, а в комментах развернуто опишу тему. Итак, почему злобный и гадский гг–ой столь бесяче глумлив с разумными, в целом не настроенными к нему особо агрессивно и прочее?

Ну, во–первых, потому что он злобный, гадский, да и вообще это весело ߘȼbr /> А во–вторых, потому что мы транслируем намеренья мимикой, причем чем более мы выведены из равновесия, тем отчётливее это делаем. Так что гг–ой это делает не только для удовольствия, но и по делу.

разъяснительный старина Киберъ Рассвет

15. Триста процентов прибыли

Ну и, занимаясь всяческой спасительной акробатикой и составляя в уме шодомахо–ритуал, продолжал я поливать дохлого зложелателя словами всяческими непрельстивыми и даже изредка ругался. Ну и пожелал я, в потоке обоснованной критики и разумных предложений, присутствующему пенсионеру разделить ложе с Дартом Андедду, дабы тот воплотил на призрачно–пенсионной субстанции агрессора, свои понятные желания и устремления.

Дед взял да и перестал меня атаковать, рожей призрачной изобразив удивление и интерес. Я, правда, несколько не круто, зато вполне изящно, исполнил на рефлексе несколько па брейк–данса, пока не понял что меня несколько перестали убивать. Но факт сей осознал и уставился на пенсионера с подозрением, уж не попал ли я в точку и не сифоложец ли передо мной какой доисторический?

Тем временем призрачный хрыч отсутствием ума поскрипел (что делал, стоит отметить, гораздо медленнее нежели творил гадкие и убийственные деяния в мой адрес), да и по прошествии минуты выдал такой перл:

— Джедай, откуда ты знаешь это имя? — проскрипела пенсионная протоплазма. — И что ты знаешь о нем, говори! — в приказном тоне заявил пенсионер.

Ну а я, сообразно своему, добросердечному и культурному образу, позевал, со скучающей мордой. Почесал затылок и пузо (думал почесать другое, но решил что будет это перебором). Но, на момент, когда призрачное пенсионерие надулось и явно вознамерилось меня опять воевать–убивать, медленно и с расстановкой выдал.

— Я вам, неуважаемый, битый час толкую, что вообще не пользователь силы, — медленно и доходчиво начал я, — пока вы тут, — презрительно помахал лапой, — истерику закатывали. Следовательно, даже банте должно быть ясно, — наставительно воздел перст я, — что быть джедаем или еще каким сектантом я не могу по определению, — логично заключил я.

Пенсионная протоплазма по мере моего спича надувалась, но в момент названия жидаев теми, кто они есть, несколько сдулась. Посмотрела на меня прокурорски–подозрительно и стала вокруг меня нарезать круги, пристально приглядываясь. Чем несколько напрягала, а то мало ли, может и пнуть с тылу, а то еще чего и похуже.

Но сифозный призрак круги вокруг меня понарезал, рожей изобразил несколько возмущенное недоумение, да и простер в мою сторону длань, с перстом оттопыренным (на удивление — указательным), да и выдал такое, что погрузил меня в пучины челодлани (ну в многомерном спектре я конечно приглядывал, но не сделать челодлань не мог физически):

— Ты не используешь силу! — тыкая в меня перстом огласило это.

— Да вы что? — вылезя через минуту из челодлани ехидно озвучил я. — Скажите, почтенный, а вам каждый тезис нужно, — на секунду задумался я, — пятьдесят один раз озвучивать? Или может сразу шестьдесят, для гарантии? — ехидствовал я.

Ну и любовался, наверное, самым уникальным зрелищем в галактике: смущенным призраком силы лорда ситха. Нет, бровки он хмурил, морду надменно кривил, но даже в призрачной ипостаси некоторое смущение было очевидно. Впрочем, в неразумности собеседника я уже почти не сомневался, так что загубить худо–бедно налаженный диалог не хотел. Ну и ответил на вопрос за номером раз.

— Я вольный торговец и наемник, — привычно–напевно выдал я, — летаю по галактике, изучаю историю, философию, науки различные. Этнографией занимаюсь, собираю сказки, легенды, тосты, — на последнем я несколько замялся, но размялся и продолжил, — про Андедду я узнал в своих изысканиях, ну а знаю я, — выдержал я театральную паузу, любуясь заинтересованной рожей, — что древний ситх, называл себя Бессмертным королем–богом, но явно врал, потому как помер, — продолжил я. — У раката то ли украл, то ли выклянчил технологию создания голокронов, которую сначала использовали ситхи, потом сперли джедаи. Вроде бы, — задумался я, — кроме вас никто этим не увлекался, — закончил я.

— Это всё? — после паузы подозрительно сверлил меня взглядом пенсионер.

— Нет, конечно! — аж возмутился я. — Вот только, почтенный, вы вот тут полдня меня убить пытались, а теперь вопросы спрашиваете. С чего мне отвечать? — полюбопытствовал я.

— Я тебя не убью, — щедро предложил дед, явно сам сомневаясь в весомости аргумента.

— Ой, да что вы говорите! — восхитился щедростью я. — А кто вам, почтенный, даст убить–то? Я, чтобы вы понимали, диалог пытался наладить. А развеять вас, — задумался я, — ну два способа знаю точно и с гарантией. Быстро и надежно. Не факт, что безболезненно для меня, — признал я, — но вам будет все равно, потому как вас уже не будет, — логично припечатал я.

— Не врешь, — задумчиво выдал куда–то вглядываясь, очевидно в форсу, пенсионер, — хотя ты странный и какой–то не такой, — выдал диагноз он, — но раз не такой, — начал призрак рассуждения, — то и вправду можешь развеять, если не врешь, — запутался в своих рассуждениях и махнул лапой пенсионный тип, — что ты желаешь? — надувшись и с пафосом вопросил он.

— Информационный обмен, — веско озвучил я, — общее представление о вопросах — бесплатно, то есть даром. Ну а насчет деталей, — потер лапки я, — можно и поторговаться. Да, сразу хочу сказать, чтобы не было никаких ошибок — с силой я взаимодействовать не хочу и не буду. Соответственно, разговор о «сторонах силы», со мной заводить нецелесообразно.

— Вообще–то, выбить бы из тебя информацию да и прирезать, — размечталась протоплазма, — ну да джедай с тобой, — забавно выругался он, — спрашивай, «в общих чертах», — ехидно процитировал он.

Ну и пробежался я галопом по истории ДДГ. Никаких деталей пенсионный дед не давал, да они были и не нужны. Общее представление и упомненное из канона, дженсараи некие, протоджидаи и ситхи вкратце, этакие пограничники, нечто среднее. Сифы как раса, якобы поголовно склонная к темной стороне и все форсъюзвери (последнее, со слов призрака, оказалось некоторым преувеличением по всем пунктам, идеология да, но никак не физиология).

Сам же дед жил в возрожденной империи ситхов, был, насколько я понял, этаким администратором. Нет, безусловно, был он и психом, и садистом, и воином, и ученым (как все долгоживущие форсъюзеры, кроме совсем уж конченых отморозков), но основная его работа, о которой он упоминал с ностальгией — это организационные вопросы крупных групп планет, разумных и прочих активов и пассивов.

Ну и, стоит заметить, вполне канонно желал всех вышестоящих удавить, потому как «бантоголовые идиоты и ни джедая не понимают, только все портят». Ну, в принципе, тут и не поспоришь, позиция оправданная и обоснованная, тысячелетиями. Без всякой форсы с её сторонами понятная и оправданная.

В общем, что главное, мимоходом просветил меня в монетарной и денежной политике и ряде вопросов и сложностей. Ну и подтвердил ряд предположений, которые стали почти уверенностью, хоть противненькой и жутковатенькой.

Ну а я, взамен, вывалил на призрачного поверхностное знание канона, причем о том же Андедду собеседник ничего, кроме «Величия и жадность», не знал толком. Ну, как я понял, дед беседой оказался доволен, чувствовал, что меня поимел. Ну и я чувствовал, что поимел деда, так что взаимообмен мы завершили довольные и взаимоудоволетворенные.

Так что перешел я к части, за номером два.

— А теперь, почтенный, есть у меня вопрос несколько практического толка, — начал я, — скажите, ну, безусловно, если вам доступно подобное знание, — не преминул я взять пенсионера на «слабо», на что тот несколько «раскочегаривший думалку» лишь ехидно ухмыльнулся, — есть ли способы и техники взаимодействия с силой, не впуская её в себя? Ну, более тонко и управляемо, нежели тут, — помахал я браслетами на лапах.

Призрак браслеты осмотрел всячески, рожу призрачную покривил, да и обломал меня тем, что известные техники силы, так или иначе, завязаны на пропуск её через себя, вопрос объема. То есть, такие вещи, как артефакты силы, голокроны, ряд аналогичных приблудин, вполне могут работать на сырой форсе. Но вот чтобы что–то создать, в любом случае нужно ясно и определенно выраженное желание это что–то сделать, в форсу упиханное. Ну или не выйдет каменный цветок.

Обидно, досадно, но ладно, подумав, решил я. Ну, значит, не быть мне стражником, в смысле форсъюзверем колдунским. В принципе, со своими задачами и целями намеченными я и без форсы всякой справлюсь.

Ну а с возможными… Надо думать и решать, да и тоже, навскидку, без ритуалов форсячьих потяну. Однако, надо будет повозиться с ритуалами другими, проверить, работают ли, какие у них последствия и вообще. Опять же, обойтись без них можно, но прямо скажем, ежели они безболезненно работают, то обходиться без них глупо.

Надумал я эти мысли мудрые, да и срулил нафиг из гробницы. Были, конечно, мыслишки и голокрон прихватить, да и призрака, как минимум для экспериментов с теми же ритуалами, но, в итоге, решил я что нафиг. Слишком рискованно таскать с собой дохлого пенсионера, даже не столько для меня непосредственно, сколько для окружающих меня. Точнее — той же Ланы, например. Уронит на неё гадкий пенсионер что–нибудь тяжелое, а мне с этим потом жить.

В общем, послал я призрака на фиг, несмотря на то что он даже пробормотал что–то насчет «я тебе пригожусь».

Главное, что я на Морабанде получил — пазл ситуации в ДДГ сложился. Безусловно, скорее всего, лишь в общих чертах, есть куча деталей и прочее, но основные факты и вехи понятны.

Так что добрался я до родимого Террина, чмокнул Лану во что–то там, ну и обозначил целью Коррелию. Вообще, место, учитывая происхождение тела, мне не самое подходящее. Но там были, причем довольно многочисленные да еще и не особо оголтелые, жидаи.

Нет, вступать в секту я не собирался, но мне нужен был форсъюзер, причем желательно не один, выполнивший ритуал. Ну просто посмотреть, как его в клочья разгомосячит, ну или не разгомосячит. Со стороны естественно, ну и от этого плясать.

А в дороге я подводил итоги, ну и выходила в ДДГ такая картина:

Форса — некое многомерное, явно живое проявление, перекрывшая всю галактику. Не факт, что разумна, не факт, что непознаваема, многое не факт. Даже не ясно, естественная или искусственная у неё природа, да и хатт с ней. Главное, что я подтвердил множеством перекрестных допросов: форса делает наиболее ярких пассионариев одаренными. Как она их отбирает, ошибается или нет (скорее всего да, но статистически терпимо), неизвестно и не очень важно.

При этом она, опять же, с некоторым люфтом, делит пользователей себя темными и светлыми. Это не абсолют, меняемо, но делает. Причем, темные — это пассионарии–разрушители, они получают более агрессивную модификацию. Чтоб, как ни удивительно, разрушать.

Светляки же, как ни удивительно, внаоборот.

Ошибки или неприятие деления ярки и заметны, местный чёрный властелин явный разрушитель, но его упорно держат в рамках «творца», выходит хреново, да и орден — творцы хреновые, но в целом все держится и даже работает.

Делает эти преступные деяния форса крайне грубо, с негативными последствиями как для форсъюзверей, так и невиновных и непричастных. В общем, как по мне, некие «изначальные», «архитекторы», «предтечи» или еще какая додревняя пакость, давно достигшая трансцендентности, то ли создавая форсу, то ли выдавая существующей приказ, плясали от себя. На мелочи, что после них кто–то будет, причем ни разу не они, эти гипотетические предтечи многомудро махнули тем, что у них для махания предназначено было.

В итоге мы имеем несколько кривовато работающий инструмент, на минуточку, ускоренного и максимально безболезненного эволюционирования социума. Не больше, не меньше. Причем при кривоте работы, инструмент охрененный, баги поправить (сменить команду), вполне можно и все вроде бы хорошо.

И вот тут появляются человеки, экономика, социопсихология, социополитика и много других страшных слов. И получилось как всегда. В принципе, люди, конечно, не единственный после «предтеч» вид в галактике, но смотрится ситуация так:

Первая волна экспансии человеков была волной этаких трансгуманистов–социалистов, судя по всему. Летали по галактике, основывали колонии, меняли как себя, так и мир вокруг, создавая расы, меняя облик систем и прочее. Реально, судя по последствиям, этакие полумудрецы–полудети. Ну, как по мне, приятные персонажи.

Но с форсой изначально не они шаманили, это факт, критерии отбора и кривизна работы. В общем, в один прекрасный день, все пошло по вагине. Подозреваю, что слегка изменились константы, то ли вселенной, то ли галактики. Учитывая большую мерность, очевидно, она и появилась, нарушая работу всего, хорошо что жизнь не исчезла. Но техника и куча законов, 3,5 мерные, в 3,5+ мерном мире работала хреново и не вся, факт.

И оказались наши трансгуманисты заперты на планетах, с кучей неработающей техники, причем родные планеты были если уж не совсем перенаселены, то уж точно хрен себя сельским хозяйством прокормить могли. В общем, пары поколений до средневековья хватило бы, ну а пяти уж точно. С войнами, каннибализмом и прочей веселухой.

Причина смены мерности или катаклизма не знаю, но думаю — последствие перехода предтеч в ихнюю трансцендентность, по всему выходит очень на это похоже.

Ну а человеки — существа забавные, живучие и изначально экспансивно–агрессивные. Лет с тысчонку–другую посредневековили, хотя, учитывая подпитку пассионариев форсой, возможно и меньше (или больше, давным–давно это было). Ну и начали осваивать галактику по новой, в экономико–социальной формации капитализма, причем, видимо, в периоде его издыхания.

Но капитализм закономерно издыхает, когда кончается рост и увеличение рынков сбыта. Соответственно старичок покряхтел да воспрял, захватывая оные рынки уже в галактическом масштабе.

Ну а адепты его были… Не дураками, факт. Даже не сказать, чтобы злогеями лютыми, как по мне. Дело в том, что общество изобилия человечеству губительно, ежели у него нет цели. Деградирует человечество, если не произойдет смены общественного сознания, ценностных парадигм, много чего. По идее, таковое произойти может, а может и не произойти.

То есть, в рамках ДДГ, к моменту окончания расширения рынков, то есть колонизации галактики, еще лет пятьсот самый зубастый капитализм бы побрыкался (что крайне вряд ли, лет сто скорее всего), да и наступило бы пресловутое изобилие. Средства производства таковы, что люди получают все необходимое для жизни и даже больше. Бесплатно, потому что смысл в деньгах пропадает.

Дроиды, как частично оставшиеся от трансгуманного прошлого, так и новые разработки, грошовая энергия и тд и тп. В общем, всего до хрена, соответственно, чтобы что–то получить, делать нихрена и не надо.

А делать что–то надо, если хочется. Ну, а чтоб хотелось, нужны вышепомянутые идеологии, смена парадигмы и прочее. Вдобавок, не стоит забывать, что капитализм — одна из самых агрессивных форм социо–экономического взаимодействия, дегуманизирует не часть социума, а вообще всех.

В итоге, буржуи и политиканы, подозреваю, на обломках от прошлой цивилизации, в союзе с ксеносами погаными типа муунов, создали систему, которая не даст разумным деградировать. Развиться, впрочем, тоже, на что буржуинам было пофиг.

В общем, судя по всему, создан был, еще в дореспубликанские времена кред. А эмитентом его стали древние компьютеры, с целью сохранять статус–кво. То есть, на минуточку, есть возможность выдать денег, практически бесконтрольно, в рамках большей части галактики, просто их нарисовав. Ну или не выдать. Никакой прямой агрессии, чистая экономика, банки, биржи и эмиссия.

И всё. Остановилась ДДГ и стоит до сих пор. Люди живут, не сказать чтобы хорошо, но и неплохо, как и, к слову, ксеносы поганые. Идеологии, статус–кво поддерживающие, получают деньги и развиваются, другие наоборот. С техникой, наукой, культурой и чертом в ступе так же.

Есть темные пассионарии, разрушители. Да вот беда, почти все они использовали кред и банковскую систему. Создавали империи, шли к успеху, проигрывали экономически и сливались.

Пик противостояния был при Бейне, в него зарядили космические, как я полагаю ресурсы и деньги, которые он эпично отработал — выпилил ситхов почти целиком. И тут жидаев берут за яйки и ставят условия, причем как финансово, так и силой оружия: становитесь псами, живите тихо, контрольте одаренных, причем всех. И все будет хорошо, вам и галактике. А не сделаете, будут бесконечные войны, да и вас не факт что останется.

Так было, либо одними аргументами, либо реально бластером у скукоженных яйчишек чебуранов всяких — форса знает, может когда–то узнаю и я, но итог таков: секта жидаев успешно перерабатывает большинство пассионариев в гумус. Банковско–кредитная система, на примере Блэка, справляется с пассионариями не одаренными. Жидаи же нахрен вырезали организации форсъюзверей, неагрессивных, стоит отметить, которые что–то могли менять. Ну а дуболомы типа матукаев и буддисты–созерцатели никому не интересны.

В общем, на теперешний момент в ДДГ тишь, гладь да буржуазная благодать. Однако, есть некий высокопоставленный муун, который Хего Дамаск за номером два, в миру Дарт Плэгас. Ситх, исследователь, банкир и вообще хороший разумный.

Во–первых, будучи высокопоставленным членом банковского клана, до информации с эмиссией и прочими кошерными вещами он оказался допущен. Во–вторых, упомненный канон тут точен, послал он бейническую ересь нахрен. Ну и в третьих, очевидно, был он серым а не темным, потому как проявлял пассионарность не только разрушительную, но и созидательную.

Вообще, пакость ксеносская и гад, но в остальном начал он сложнейшую, многоходовую интригу по смене социальных взаимоотношений в галактике. Империя, еще какая пакость, неважно. Кто главным будет в ей — тоже вопрос десятый. Главное, судя по его шебуршанию в банковском клане, клонам на Камино (а это он а не Палыч, факт), самому Палычу и его продвижению, самому созданию КНС у ксенопакости есть хитрый план.

Не императором стать, хотя, думаю, не откажется. А нахрен сломать систему эмиссии кредов. Порушить к хаттовому дедушке именно корень застоя, который, собственно, ему и не даст, не порушенный, пассионарничать толком.

Ну а Палыч, к которому, судя по канону, Дамаск относился очень неплохо, как для ситха, чуть ли в жопу не дул, оказался типичным аристократичным вырожденцем. Жертва инбридинга и прочих кошерных вещей, судя по отрывочным воспоминаниям о тысячах его кривых клонов. Мол, форса это… ага, щаз. Матушек и сестриц надо поменьше потрахивать поколениями, вот и не будет той жути что, стоит заметить, скудно, но вываливалось из памяти прототипа.

В общем, получив место канцлера, тупо своего наставника прикончил. С тупенькими шутками и тупенькими прибаутками. Стал канцлером и начал творить ту часть плана, где он охрененный император, потому как остальную то ли не дослушал, то ли забыл на радостях.

Ну и стал. План добротный, многоходовый, несмотря на дебилизм и прочее, кондовый и надежный. Стал, хоть и с косяками дикими, ну и начал наводить свои порядки, блеща отсутствием интеллекта. Вроде как готовясь к прилету южиков, которых я не узрел. Ну да хрен бы с ним. Готовится и молодец, только тупо, глупо и криво.

Вдобавок, начал он явно социопсихологию менять. Ну и «истинные хранители буржуазии» засуетились. Внезапно, у каких–то быдл и маргиналов, оказалось денег, для, на минуточку, создания боеспособного флота, на непрофильных и малых верфях.

То есть, империя гребет налоги с центральных миров, среднего кольца. Верфи КНС в её собственности. ВСЕ крупные компании галактики пашут на имперский флот.

И тут на верфях кольца дальнего, или на всякой мелочевке, что само по себе дороже раза в три, строится флот, способный тягаться с имперским. Плюс ряд моментов, но по факту, если вынести звезду смерти за скобки (тут отдельная песня, да и не использовалась она толком), альянс повстанцев в год тратил денег больше, чем империя.

На вооружение. Чем госбюджет. Вот просто, слов нет, борцы за свободу, мать их.

Ну в общем, Палыч (потому что дурак) с империей (потому что инструментов экономического управления нет), закономерно слился. И все стало буржуазно и хорошо, а у мон–каламари на подводных шахтах вновь появились рабы, что вселило в пучеглазые сердца эстетизм и покой.

Внимание, вопрос. А лезть ли мне во все это, ну или забить нахрен? И по всему выходит, что лезть. Столь бездарно, глупо, ежеминутно и тысячелетиями губимого потенциала ни прототип, ни я представить не можем. Ну реально, так жить нельзя, с этим надо что–то делать. Иначе не скажешь, мдя.

А значит, буду думать и решать. Пока, выходит что ежели не дать Палычу Дамаска прибить, то все может выйти по–другому. Не факт, что лучше, но по–другому, с движухой и прочими интересными перспективами и возможностями.

Надумал я эти мудрые мысли, стал лететь к Коррелии дальше. Ну, пока я думал, я тоже летел, но сейчас стал делать это целенаправленнее и как–то лётнее. Да и учился и прикидывал, так ли я все понял, ну и планы планировал, коварные, унизительные, доминантные. И даже, в чем–то, властительские.

Примечание к части

Даже расписывать не буду, некоторые проблемы у автера. Так что выкладка в главу в день, наверное, продолжится. Постараюсь. Но утром, вечером, днем — х\з.

лаконичный старина Киберъ Рассвет

зы. Глава на день откладывается, судя по всему, автер реально устатый и засыпающий.

16. Зелёный мыш

Вообще, связываться с джедаями, пусть и нестандартными, было несколько стремновато. Однако, два неслабых (ну, как минимум умелых) пользователя форсы меня как НЕХа определяли, но НЕХа своего, а не пакость какую, сжигания огнем заслуживающую.

Так что решил я сотворить из надыбанных на Коррибане камушков «забытые артефакты силы». А точнее, пару ритуалов, в оные камушки заключенные. Призыв малого духа света и среднего разума, на крови соответственно. Ну и заинтересовать жидая какого, возможностью их использования, пусть в проверочном варианте.

Ну а на Кореллианской орбитальной станции началась веселуха, начиная с моего груза. Мне, для начала, местные КорБезовцы вознамерились пришить контрабанду контрафакта, в смысле я, видишь ли, кореллианский ром привез нелицензированный. Ну, в общем, вращение пальца у виска, документы, протоколы Эммера, да и чуть ли не крест на пузе, что на их ущербной (реально достали, мздоимцы) планетке в целом и станции в частности, торговать алкоголем не буду, максимум пить за наступление справедливости.

Под последней, мы с таможенными рылами явно понимали разное, так как от меня отстали. Не успел я перевести дух, как два достаточно сильных форсъюзверя в зеленых балахонах сменили таможенных типов. И начали мне клевать мозг уже на тему, а не состою ли я в какой–нибудь поганой секте. Клевали долго, вопросы «каверзные» задавали, вообще раздражали бредом поведения и необоснованностью присутствия.

Несколько озверевший от творящегося, бацнул я медитационные браслеты на стол монотонным тоном оповестил о том, что использую их в исследованиях и матерно послал пользователей форсы, как тип разумных, далеко и надолго. Громко и вслух, помянув все известные и часть полуизвестных сект.

Зелёнки завороженно выслушали, покивали, даже одобрили обширность знаний. После чего срулили нафиг, уведомив что «гнев ведет на Тёмную сторону Силы».

Ну, единственное что хорошо, это то, что сомнения об «этичности» использования жидая как подопытного кролика эти приставалы извели напрочь. Прихватил Лану, побродили по станции, повеселились в ресторанчике. Как точка торговли, судя по внутренней планетарной сети, эта зелёная дыра оказалась неинтересна — дорого все, причем значительно. Кроме кораблей, но они мне, в обозримой перспективе, точно не нужны и точнее не местного «креативного дизайна». Так что всё еще праведногневливый я окончательно присвоил этой дыре звание «плесневелого мухосранска».

Совершив это внутреннее, но праведное и благое деяние, отправил я Лану на нашу калошу, ну а сам спустился на поверхность зеленой дыры, с целью обретения морской свинки в зеленом балахоне.

И убил на это два дня. Вся «отличность» зеленобалахонистых от жидаев других была, по крайней мере внешне, в закрытости и шовинизме. Ни одного не то, что ксеноса поганого, но даже рас, отличных от чистых людей не было, типа миралук каких. Ну и воспоминания из канона стали вполне ясны, мол, не любили местные совет жидаев и посылали их с завидной периодичностью в пень.

Конечно посылали, когда тот совет на три четверти состоит из ксеносов поганых, чебураном возглавляемых. Ну, впрочем, их мозговые завихрения были мне не столь важны, правда раздражали: снобские рожи, кичащиеся крутизной как в смысле одаренности, так и видового и расового превосходства.

Впрочем, терпение, труд и взятки (брали, подлецы!), все перетрут, и на третий день у меня была назначена аудиенция с неким Мосом Гаттом, мастером–джедаем и специалистом по истории или что–то такое. Этот самый гат соизволил «заинтересоваться артефактами силы, не темными, но с Коррибана».

В общем, на территорию анклава, ну или как–то так (специально решил не запоминать название обиталища снобских гадов) меня не пустили, так что эта зеленая задница назначила встречу в отдельной кабинке дорогущего ресторана. Причем есть у меня нехорошие подозрения, думал я, плетясь на место встречи, за чей счет будет этот банкет.

Подозрения подтвердились чавкающим балахононосцем лет тридцати. Он даже обладал излишком веса, чем явно не страдал, а наслаждался. А поприветствовав меня чавканьем и невнятным мычанием, хамски жрал еще минут пять. После чего, нифига не представившись и вообще, выдал:

— Что ж, юноша, — снисходительно выдал этот гат, — продемонстрируйте ваши находки. Конечно, — пафосно начал вещать он, — это скорее всего фальшивки и обманка для туристов, но взглянуть на них я могу.

— Проверено, действующие, — с каменной мордой лица положил я два камушка на стол, — светится, — тыкнул я пальцем в домик духа света, — действие неизвестно, — тыкнул пальцем в домик духа разума, — активация каплей крови одаренного, достаточно совсем малой. Темной стороной не эманируют, что для Коррибана крайне нетипично.

— А вы юноша, — наконец обратил на меня внимание этот тип, — одаренный?

— Чувствителен к силе, — равнодушно ответил я, — к использованию не стремлюсь, а для исследования мне хватает артефакта Джал–Шей.

— А как вы оказались на этой планете? — заинтересовался мужик.

— Поставки продовольствия, — ответил я, благо все документы были на месте, — специально не летаю, но иногда, в надежде найти что–нибудь любопытное, заскакиваю. Вот, это оказалось реально любопытным, — потыкал я пальцем в камешки, — однако моих знаний, как и знаний моих консультантов оказалось недостаточно для выяснения, что это. Впрочем, видимо, — брюзгливо оттопырил я губу, — потраченные тут дни так же пропадут зря, — на что собеседник брюзгливо оттопырил губу.

Посоревновавшись в брюзгливом оттопыривании, сошлись мы на ничьей. Ну и протянул Гатт лапки и стал камушки всячески осматривать и форсу в них подпускать. С закономерным отсутствием результата. В итоге с мордой надменной выдал:

— По моему, юноша, у вас галлюцинации, — стал фантазировать собеседник, — это обычные камни, действительно с повышенным фоном Силы, причем нейтральной. Но никак не артефакты, — веско заключил он.

— Как скажете, — состроив снобскую рожу протянул лапы я, — наставник Джал–Шей, видимо, так же страдал галлюцинациями, — ехидно констатировал я.

— Так, погодите, — засуетился гат, — говорите капнуть кровью? — на что я кивнул. — Что ж, давайте проверим.

И проверил с духом света. Дух закономерно призвался. Мос завороженно уставился на полупризрачное золотистое свечение — местная топология и вправду была отлична, и проявления духа были не вполне таковыми, как в памяти.

Я же напрягся: к духу деловито чесали два фагоцита, деловито дочесали и стали его шатать. Мелкий дух то ли ушатался, то ли сбежал. Исчез в общем, соответственно, перестал сиять. Мос очнулся, впал в медитацию, держа камушек в лапах. Минут через пять из медитации вывалился и стал вещать.

— Да, вынужден признать некоторую поспешность своих выводов, юноша, — снобски выдал он, — явно артефакты силы, без привязки к Светлой или Тёмной стороне. И вправду любопытно, заслуживает исследования, — пробормотал он, — а сейчас посмотрим на второй, — с интересом капнул он кровью на домик духа разума.

Я же приготовился к эпичному сражению в форсе: средний дух — это серьезно, сливаться по воле каких–то там фагоцитов явно не будет, по крайней мере сразу. И был как обломан, так и условно порадован — фагоциты зашебуршались на сам факт пробоя, но самим духом разума не заинтересовались вообще. То есть он побултыхался в форсячьем бульоне, акцентировался на Гатте с целью выполнения контракта, фагоциты подергались и успокоились. И всё: он занялся своим делом, они дрейфовали в форсе.

Хм, то ли средние духи в принципе выпадают из «целей иммунного ответа», что прямо скажем, бред явный, то ли именно духи разума не воспринимаются как враги. Причем последнее мне видится более вероятным. Ну, в любом случае, проверять я смогу сам — на меня фагоциты щупала не топорщили, как и на Гатта, соответственно, их волнуют только сами духи, да еще и не все.

А сам дух имел контракт, прописанный «на всякий случай», незначительно ускорять и улучшать когнитивные процессы призвавшего. Ну а главное — позитивизировать эмоциональные и мысленные отклики призвавшего в мой адрес, благо для среднего духа это было вполне по силам.

Мос, тем временем, уже минут десять сидел в медитации, ну и, очевидно, ускорение и улучшение почувствовал, как и отсутствие побочных явлений. Потому как из медитации вывалился с рожей довольной, да еще вдобавок, на меня несколько благожелательно зыркательной:

— Юноша, Вервомед, кажется? — хамски надругался он над моим прекрасным фамилием.

— Верворменд, мистер Гад, — не остался в долгу я.

— Гатт, мистер Верворменд, — поправил меня собеседник на что я кивнул. — Артефакты ваши действительно любопытны и нуждаются во всестороннем изучении. Я бы хотел приобрести их у вас, — заявил он, — кроме того, насколько я понимаю, вы бываете на Коррибане?

— Не слишком часто, но бываю, мистер Гатт, — ответил я, — там не самая располагающая атмосфера, — на что последовали понимающие кивки, — но иногда встречаются любопытные артефакты, найденные местными. В основном темные, — сморщился я, — моей чувствительности к силе хватает, чтобы это понять. Но встречаются, пусть и нечасто, любопытные образцы. Насчет же продажи, — задумался я, — наверное, это возможно, но они обошлись мне недешево, а главное — мне интересны сами результаты исследования, не в практическом а теоретическом аспекте, — заявил я.

— Похвальное стремление к знаниям, — покивал Мос, — однако, в данном случае, важен именно практический аспект, хотя, — задумался он, — возможно вам он и недоступен. Вы же проливали на них свою кровь? — на что я кивнул. — И безрезультатно? — полувопросительно–полуутвердительно заявил собеседник, что я также подтвердил, — в таком случае могу вам только посочувствовать, — сказал Гатт, очевидно дух отрабатывал контракт, — природа воздействия пока не вполне ясна, но судя по потокам силы артефакт, — потыкал он пальцем в бывший дом духа разума, — оптимизирует, если не улучшает работу мозга одаренного. Ценнейшая вещь! — воздел он перст, — но, впрочем, вам недоступная, к сожалению. Итак, вот вам адрес для связи, — деловито выложил он сетевую визитку, — Отвечу на вопросы по поводу исследований. Также, рассчитываю на то, что приобретенные вами аналогичные артефакты окажутся у меня.

— Последнее зависит от вас, — тонко намекнул я на толстые обстоятельства, — кстати, раз эти артефакты столь ценны для одаренных, — многозначительно протянул я, — возможно имеет смысл ограничить число знающих? — на что собеседник нахмурился, но просветлел лицом и закивал.

— Да, вы правы, мистер Верворменд, — кивал он, — верное замечание. Насчет же «зависящего от меня», мне думается что суммарно пятидесяти килокредов вам за эти артефакты хватит? — на что рожу я сделал разочарованную.

— Покупка обошлась мне почти в тридцать, мистер Гатт, — врал я, — плюс перелеты, плюс Коррибан…

— Да, согласен, не самое выгодное предложение, — задумчиво протянул он, — сотня?

— Да, это будет как оправдано, так и стимулирует на дальнейшее сотрудничество, — кивнул я.

В итоге из кабака мы вышли вдвоем, в банке мне Гатт выдал кредитные чипы на оговоренную сумму, что не могло не радовать, денежки вообще редко могут не радовать, если их есть на что тратить.

Ну а поднимаясь на орбиту, я подводил итоги. У меня появился доброжелатель в секте зеленых жидаев, что уже очень неплохо. Выявить нехорошее духовное воздействие… Ну, в теории можно, но это если я буду его просить устраивать диверсии а он радостно кивать. Пока наши взаимоотношения условно–взаимовыгодны, он о несоответствиях не задумается, да и не будет их особых. А извне обнаружить духа местным одаренным вряд ли удастся: тех же фагоцитов, довольно обильно копошащихся в форсе они не видят, а фагоциты не видят духа. Не гарантия, но высокая вероятность. Да и если и найдут, понять что, как, почему… Нет, без школы спиритуализма никак, ну а её тут нет, особенно у жидаев всяких.

Так, а у меня, похоже, появился довольно интересный и неплохой инструмент воздействия. Духи разума тварюшки полезные, достаточно, как это ни каламбуристо звучит, разумные. Правда, на средних нужны жертвы, точнее желательны, а то, чтоб нормальный призыв сделать и контракт, я укровоточил достаточно сильно.

А еще, не помешало бы разобраться с ритуалистикой непризывного толка… Если б я её знал. Прототип гадски на неё забил, не вспоминал и практически не использовал ничего, кроме призывов. Вполне оправданно, с его точки зрения, но пласт знаний мимо меня пролетел.

Ну а на Террине, взял я и состыковался с Ланой всячески. В качестве маленького праздника и вообще. А после стал напряженно думать и вспоминать, что я собственно знаю ну и что сделать смогу.

Итак, Плэгас, Дарт Плэгас. Судя по доступному мне канону, адепт, на минуточку, единой силы. Подробностей нет, но прототип что–то насчет мистических исследований последнего насчет единства форсы припоминал. Что, в целом, учитывая его цель исследований, то есть биологическое бессмертие, более чем оправданно, агрессивная часть форсы не вполне соответствует подобным целям. Вообще, он мне галактокорруна напоминает — явный конструктивный пассионарий, принудительно деструктированный наставником. Впрочем, бейнической заразе более чем свойственна передача тупизны от наставника к ученику, суть у неё такая.

На данный момент вроде бы, Палыча он гоняет, да готовит (или уже провел?) некий глобальный ритуал, по насыщению форсы «темной стороной». Что привело к рождению «избранного», Эньки Небоходова. Который, если разобраться, был эпическим успехом: не темная сторона, а пассионарий–разрушитель сложных социальных структур. Он эпично поучаствовал в крахе аж двух государств, чем задачу, пусть и не до конца осознанную заказчиками, перевыполнил. Причем он реально избранный — склонность в форсе на его выдающиеся умения нахрен сломать что–то большое и работающее никак не сказывалась.

Ну, положим, первая часть его деяний меня по смыслу устраивает, но не устраивает по содержанию. Криво и по–дурацки все, хотя, стоит заметить, к успеху он пришел. Значит, мониторим в голосети новости о Набу, как только мууны возжелают там навести конституционный порядок, сковородкершу надо к лапкам прибрать. Нефиг бабе–дуре помирать из–за сынульки–балбеса, пусть картоху содит. Плюс, у Эньки отмазкой меньше, на тему резни спиногрызов. Так–то еще подумаем–посмотрим, но отмазки «я вырезал несколько тысяч карапузов, оттого что моя маман скончалась» у него точно не будет. Пусть режет, потому что отморозь и гад.

Далее, ситуация с самим Палычем и Хёго. В идеале, напускать в них духов разума и привести к разумному знаменателю, однако, есть у меня подозрение, что ни хрена все так просто не будет. По крайней мере в то, что я смогу Плэгаса сношать в мозг, невозбранно и с комфортом, я почему–то напрочь не верю.

Палыча — возможно, но не факт. В общем, попробовать никто не помешает, причем с обоими. Использовать как домик духа и контракт в одном флаконе что–то, чем эти типы пользоваться точно будут. Банка пива с заусенцем и золотой ключик почти у меня в кармане, да.

Но опять же, посмотрим, поэкспериментирую еще с духами. Возможно, как я и надеюсь, смогу работать напрямую, ну а если совсем повезет, то и не только с разумниками.

Итак, с «хитрым планом резиновой морды» у меня есть три точки. Первая и важнейшая: узнать, что это за хитрый план. Вот при всех прочих равных, мало ли что пакости этой в ксеноголову взбрело, так что это цель номер раз в любом случае, средний дух, точнее наверное, связка из двух, для надежности и поливариантности и копия мозгов мууна. В них покопаться и понять, что и ради чего все мутится да и в целом, познакомится с этой ксенопакостью. Для этого надо этого деятеля найти, что вроде бы не слишком сложно: морда он хоть и резиновая, но публичная, в банковском клане не последняя и в нерезиновске особняком не обделенная. Так, это у меня будет этапом плана номер раз, нужно к исполнению обязательно, ну а если получится его еще и в мозг трахать — то я на этом этапе почти приду к успеху: достаточно будет вносить незначительные корректировки, попивая ром, торгуя едой и стыкуясь с Ланой. Ну и учась конечно, не без этого.

Точка два появляется, ежели мозги мууна антисексуальны и нетрахабельны. Вариант, что средний дух не сможет информацию достать — пренебрежителен, того же Кроули, например, пусть и старший, но небрежным движением стер. То есть, тут вопрос возможности воздействия, а не копирования. Итак, хитрый план либо целиком, либо частично годен, до определенного этапа, а Палыч все испортил.

В мозги Палычу духа с целью трахать–трахать тогда. Если не выходит — подбирать время и валить наглухо, аристократа инцестуидального. Тут все более–менее понятно и ясно, но встает третий вопрос, из первых двух образованный.

Как раз тот самый Энька. Ежели Палыча прихлопнуть, то олицетворение деструктивной пассионарности оказывается без контроля. Притом, в то что чебуран и компания это чудо контролировать смогут, верится слабо. Вдобавок, хоть природа этого воздействия невыявлена (но пара теорий есть), типы типа Эньки оказываются там, где свое предназначение могут выполнить, так или иначе. То есть, забивать на него нельзя, а то вылезет из каких–нибудь недр, в самый неподходящий момент, все сломает и пойдет все по вагине.

Причем, ладно бы у вражин, так может и у «наших». В общем, либо валить его наглухо, либо следить за ним пристально. А то и вообще законопатить с маман, на картоху, да. Мэл это не чебуран, Мэл это мща.

Так, ну и обеспечить себе и разумным, которые мне симпатичны, более–менее сносное существование, в комфорте и безопасности. В принципе, опять же, возможно. Ежели наладить нормальную аграрную колонию, но с зубищами, то никакие политико–социальные пертурбации всяких империй и республик её не затронут. Ну, если не наглеть. Кушать все хотят, а когда кушать дают, но если хочешь отнять больше, то получишь по наглому хотелову — то и не полезешь, даже если сильнее раз в сто.

Ну и, наконец, ситуация с самим мной. Очень неоднозначная. Ежели бы форса и фагоциты духов не пускали вообще, ну или только малых, было бы не так удобно, но спокойно. Однако, пускают как минимум разума. Которые, этот самый разум, от янь–чакры могут и потерять. То есть то, что мне стоит развивать чакроисточник полноценно, ой как не факт. Да и то что я пока на инь сосредоточился, похоже решение верное.

Вообще, прототип наверное решение также ищет, потому как в противном случае, даже всех напобедив, окажется он к одной планете прикован. И я искать буду, выход, скорее всего, есть и довольно простой: например, постоянный, пожизненный контракт с духом, типа витала прототипа. Посторонние просто не влезут в эту связь. Но тут надо думать и экспериментить. Объединение с духом разума мне некоторые опасения внушает, это факт.

Ну и, в самом конце, у нас всякие жидаи, да и разумные галактики. Вот не жалко ли мне их? А вот ни капелюшечки. Им и так и так всем достанется люлей, это раз. Развитие — единственный смысл существования разумных, это два. А кто думает иначе — неразвитое дурачьё.

А уж если прикинуть количество бесправных кредитных рабов, а вдобавок еще посчитать сколько их, бедолаг, за двадцать пять тысяч лет было… Да я буквально Спартак выхожу, ехидно решил я и представил себя в тоге и с гладиусом. В обнимку с Че Ге Джаббой в беретке и никак иначе.

Ну а надумав эти мудрые, вдохновляющие и прекрасные мысли, стал я решать, что мне конкретно сейчас делать. До лицензирования товаров у меня десять месяцев (хотя местные дикари считали год по дням, тут они безоговорочное дурачьё, месяцы удобнее. Впрочем, принятые тут декады разумнее недель, так что и молодцы). В идеале для моих планов, мне бы в качестве поставщика прицепиться к, как это ни смешно, Набу. Это доступ к фигурантам, возможность держать лапу на пульсе канона, не влезая в него, как дурак. Да и деньги, в конце концов — расценки на продовольствие у Набу, несмотря на близость к внешнему кольцу, на зависть кольцу центральному, в смысле величины.

Без духов разума я бы даже не стал рыпаться — аристократия, прогнившая до своего рождения, с какими–то дичайшими вывертами охлократии. Плюс торчащие в океанах гунганы в, мягко говоря, не ясной правовой зоне — в сетке, кроме названия, о них ничего не было.

Однако, с духами — вполне осуществимая задача. Стать поставщиком элитной жратвы, помелькать и примелькаться в светских–высших кругах. Не как фигура, упаси флуктуация! Этакий экзотический санчо–с–ранчо, курьез полезный и забавный.

А это возможность и к Палычу для духовной близости подобраться, да и к прочим фигурантам. Ну а не выйдет, ничего не теряю, кроме денег. Которых, стоит отметить, у меня сейчас вполне прилично.

Так что, арендовал я по сети особнячок в окрестностях Тида. Вполне приятное место, поплавать где будет (и Лана научится, а то у неё тяжелое наследие оскафандренной жизни так и не прошло, неуютно ей без скафандра вне койки).

В общем, как минимум отдохнем и поучимся перед долгой работой. А как максимум будем посмотреть, решил я, радуя сотрудницу местом нашего дальнейшего пребывания.

Причем что любопытно, действительно обрадовал — это самое Набу часто мелькало во всяких голопостановках, да и образ Набуанца, как человека с вечным запором, в смысле аристократичного ажжуть, был если не широко, то уж точно Лане известен.

Ну, пусть полюбуется на аристократию в ареале естественного обитания, думал в дороге я. Как–то ни память прототипа, ни мои личные выводы преклонению перед этими типами не способствовали. Когда–то — да, безусловно, иначе они не стали бы аристократией, сильные и заслуживающие уважения люди. Но уж очень малая их доля сохраняла в течение поколений сам смысл своего существования как сословия.

Впрочем, ладно, поживем — увидим. И моря там классные, но чудища в них жуткие. Надо бы получше уточнить, прежде чем сбрасывать Лану в пропасть, в смысле в воду, решил я.

Примечание к части

Написал. Как–то ну вот совсем более не комментируется.

старина Киберъ Рассвет

17. Песни декаданса

Весь полет к Набу я экспериментировал с призывами, собственно, даже не учился толком. И нарисовалась такая картина, что духов разума местный иммунитет не воспринимает. Ни локализованный в трехмерье, ни пребывающий непосредственно в форсячьем бульоне дух фагоцитов не притягивал и не интересовал. Остальные же духи наоборот, и тут возникает некая странность.

Дело в том, что сама формулировка «духи», так же как и их «направление» — вещь довольно условная. Духи есть некие обитатели многомерья, имеющие возможность, при наличии проводника–контракта, локализовать свои проявления в трехмерье, не больше не меньше. Кто они, что они — не понятно толком, но им что–то от нас надо и за это что–то они работают. Собственно, «жизненная энергия», по всему, выходила как раз этим «надом», хотя я толком не понимал, в чем её жизненность и вкусность для многомерщиков. Но нужно и нужно, а духи — этакие многомерщики–наёмники.

Далее, склонности духов, точнее их «направления». Вообще, весьма условное понятие. То есть, взаимодействие с духом происходит так: берется призывной круг, в него прописываются хотелки призывателя. От поговорить с кем–то, до сразу конкретного контракта, в смысле, что и как делать, с полной оплатой. Последний наиболее распространенный вариант, коммутация с многомерщиками дело такое, для сложных умов, да и для них с последствиями.

И вот духи имеют «склонность» к контракту на который призвались. При этом, дух кристалла, спецификой которого есть работа, изменение, придание новых свойств кристаллической решетке, вполне может работать с жидкостью, например. Как создав «жидкий» лёд, так и с самой жидкостью как с жидкостью. И вдобавок с информационными пакетами. Не как дух разума, с несколько иным подходом, но вполне корректно, ежели ему за соответствующую плату предложить расширить контракт.

При этом, абсолютно не факт, что каждый дух кристалла так сможет, но прецеденты были. А дух разума вообще, скорее узкоспециализированная разновидность витала, потому как работает с когнитивной деятельностью живого разумного, а если и с чем–то неживым — так все равно по тому же принципу. В общем, игнорирование форсячьим фагоцитом «духа разума» и агрессия в адрес «духа жизни», вообще ни разу не логична.

Но факт остается фактом. Да и сливаться, похоже, придется с разумником, потому что чакру, хотя бы как усиление–улучшение тела я хочу. Но тут надо работать с призывным контрактором, причем, долго и вдумчиво, чтобы не оказаться даже не порабощенным — такие понятия у духов вообще вряд ли есть, а например стертым нафиг, в процессе выполнения оговоренного контракта притом.

И, для начала, сделал я себе нашейную висюльку, которая была домиком духа разума. А жил он там на бессрочном контракте, пока плачу кровушкой или жертвами, естественно. Вот поработает он у меня, навострится во взаимодействии (а духи реально учились, причем, стоит признать, довольно быстро), наладим с ним понимание какое–никакое, ну и попробую с ним слиться.

А пока он у меня как буст для сложных расчетов, да и как оптимизатор памяти работать будет. Ну и мыслесвязь с духом в висюльке у Ланы, не без этого.

Самое же главное, будет он у меня учится читать мысли и интерпретировать их у посторонних. Сразу, из домика, не сможет — только пакетные блоки информации, без понимания толком что там, скопировать, стереть и прочее. Но на ручном, точнее мозглячьем, управлении, должен научиться со временем.

Кстати, Лана на мыслесвязь отреагировала странно, с восторгом — да, но без особого удивления. Покопался я в её мыслях (и тренировка, да и интересно стало), да и столкнулся с олицетворением некоего высказывания. Чьё высказывание прототип не вспоминал, но само припоминал частенько: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии». В общем, у Ланы была область, которую я назвал «Чудеса». Там и непонятный ей принцип работы гипердвигателя, куча неизвестных или не до конца известных физических законов, много чего. Хоть технологией обзови, хоть магией, хоть волей великой форсы.

Не самый приятный момент, но, подозреваю, свойственный всем разумным: всего полностью и досконально не понять, на практике не проверить. Так что и у себя подобный «чудесный» отдел нарыл, впрочем, что радовало, поменьше, да и желание понять, а не принять у меня явно прослеживалось. Может, со временем, и у Ланы появится, посмотрим.

Пристыковались мы к станции, досмотрелись за пару минут — собственно, досмотра–то толком не было, документы электронно еще до стыковки передались, как и информация о, прямо скажем, недешевой аренде на полгода. Так что огорчать богатого гостя таможенники не пожелали, ну а технологии бесконтактного досмотра были на высоте. Вообще, подозреваю, что что–то реально серьезное экранируется так, что не просветишь и, безусловно, не найдешь. А всякие досмотры лично, с бравым десантом таможенников — не более чем способ получения прибавки к жалованию, нерегламентированной.

Ну и, по традиции, прежде чем куда–то лезть, подключился к сети. Постоянное снятие денег по мелочи уже стало привычным, хотя не менее привычно раздражало, уж слишком это. Впрочем, толку от моего раздражения было ноль, так что забил я на него и начал просвещаться.

Нужны мне были именно местные сетевые ресурсы, не в смысле как отдыхают понаехавшие туристы, а именно как отдыхает местная властно–элитная тусовка. И закономерно оказалось, что это две большие разницы, как по месту локализации на планете (выбор мной Тида тут был более чем уместен), так и по методам развлечения.

Ну, золотая молодежь, с которой мне волей–неволей придется столкнуться, чудила как ей и положено, но чудила аристократично и на «своей полянке», свои клубы, с лошадьми в шампанском и прочими веселыми развлечениями, но всё это для «своих», ни в прессу, ни в общую сеть не выкладывалось, хотя, как всякие там «графини N, заездили вусмерть пятерку забраков» обсасывалось на открытых, но явно для «своих» ресурсах.

Эти деятели для меня точка раз, с них, в силу возраста и доступности, начнется знакомство с илитами набуанскими всяческими. А вот пни постарше тусовались в закрытых клубах (и жгли, подозреваю, почище неискушенной молодежи, но исключительно за закрытыми дверьми). А из публично–известного развлекалова была некая «набуанская охота». Был такой лот в «туристическом прейскуранте», однако, зуб Мэла даю, фигня для туристов и местная охота — две большие разницы.

После же, как ни странно, погрузился я, прихватив Лану за бочок, в местный этикет, дресс–код и прочие фильдеперсы с выкрутасами. Потому как санчо–с–ранчо может быть экзотичен и забавен, но дикарем он быть не должен. Если что–то и нарушать, то сознательно, а не по незнанию.

Ну и такая забавная у местных культурка и традицийки оказались. При явном влиянии вполне земного эллинизма, вполне себе японские правила для «Высокого этикета». Возникало ощущение, что основы социокультуры закладывали европейцы, поклонники античности, но набежало несколько японцев, всех нагнули и стали главными. В «средний этикет» не лезли, но высший: многокилограммовый грим, ритуальные и неудобные сто одежек, показная безэмоциональность.

Последняя, стоит заметить, отличительная черта азиатчины (да и то с исключениями), ну и низших слоев населения. Как–то, в аристократичных кругах, вечная каменная морда не котировалась, эмоции вполне допустимы, да и слеза мужская, на концерте например — признак вкуса и здорового эстетизма, а не того, чего себе быдло всякое намысливает.

Почувствовав, что начал я всячески культурой и этикетом проникаться, да и стал детали уточнять. Ну, в целом, судя по голопостановкам и словам Ланы выходило, что средний этикет не был для уж совсем манерных эстетов, но и явно не людей с запором, вполне допустимая и уместная эмоциональность, каменная рожа же с губой откляченной — не стиль жизни, а способ выразить отношение к конкретной ситуации или объекту.

Ежели постоянно с такой мордой ходить, надо быть или королевой задолбалой, или всеобщим посмешищем.

А еще пришлось озаботиться местной модой, причем если мне было просто — тога позволяла менять фасон одежды в широких диапазонах, вплоть до головных уборов, то Лане мы сходили в местное ателье, заказывать пришлось около десяти комплектов туалетов. Ну, не могу сказать, что она сильно расстроилась, хотя рачительность всё–же проявила, осудив чрезмерные траты и неуместную моду.

Ну и, наконец, спустились мы на планету, оставили Террин в космопорте Тида, да и заняли арендованный особняк. Кстати, что любопытно, был сей домишко перенасыщен дроидами, причем местного производства: дроиды–слуги. Дворецкий, горничные, кофеварка. Последнее чуть не сломало мне мозг, потому как на кой пихать в агрегат для приготовления напитка полноценные мозги и войскодер, я понять не смог. Что ничуть не мешало подобному (и ряду аналогичных) надругательств существовать в реальности.

Фактически первым делом стал я теребить местного дроида–дворецкого насчет безопасности поплавать. Всё же, воспоминания лютых подводных чудищ из канона меня напрягали, а в сети я найти ответов не смог. Дроид с довольно забавным «мьёсер», поведал, что побережье отделено некими «барьерными рифами» на достаточном удалении от берега. «В местах, где пристойно отдыхать достойным разумным», выдало это железное чудо техники.

Дроиду я поверил, потому как логично: ну ладно бы скармливать всякой ксенофауне туристов всяких — не очень выгодно, но и не очень жалко. Но на берегу с галечным пляжем имелись шезлонги, купальные мостки, раздевалки и прочая фигня, указывающая, что и хозяева также купались.

В общем, прихватил я потерянно бродящую по особняку Лану да и потащил плавать, лишив её не только прихваченного «случайно» скафандра, но и барахла всяческого иного. Потому как с комплексами бороться надо, эстетически меня услаждать надо и вообще.

А вот на море вышел казус: с вообще и услаждениями вышло более чем неплохо, девица расслабилась и не бегала испуганно взглядом, ища скафандр. А вот с поплавать вышло забавно. Моё тело этого не умело.

Знания были, а вот наработанных рефлексов нет, что я осознал, лишь героически булькнув на дно. Ничего критичного, да и научился заново быстро. Но, наверное, фраза «смотри как надо», была лишней, мдя. Ну хоть настроение поднял, когда девица убедилась в том, что я не потонул.

В целом, в ночи, отметил я позитивность идеи и приятственность времяпрепровождения. Однако, у меня есть дела, и их надо делать, а раз Лана спит, а я усну только следующей ночью, займусь–ка я делами. И занялся, для начала став выяснять не по туристическим и галактическим, а местным сетям, что это за планета такая Набу, что за «плазма» в ней добывается и вообще, что тут творится.

Ну, для начала, оказалось что ядро планеты и вправду содержит плазму. Правда, ни фига не агрегатное состояние вещества. Ядро планеты было живым, очевидно этакой колонией микроорганизмов, ну или чем–то типа лишайника. В общем, какая–то странная жизнь, детально неописанная. Однако, как продукт своей жизнедеятельности оно выделяло «плазму», по своему химическому составу напоминающую плазму крови, а вот по физическим, проистекающим из многомерной наполненности — этакий нефтяной концентрат. Вполне способная соревноваться с ядерным топливом по энергоотдаче, что, учитывая естественную возобновляемость ресурса, делало как его, так и Набу чрезвычайно любопытным и перспективным миром.

А вот добывали плазму, похоже, гунганы. Потому как компаний с достаточным парком техники у наземников просто не было. Могли, конечно, скрывать, но непонятно зачем. Так что, по всему, ушастые тварюшки есть основной способ добычи плазмы. Притом, их явно не угнетают, ну в смысле как вид. Более того, часть суши, помимо практически всего океана, под контролем этих ушастых амфибий. Вполне бродят по болотам, сельскохозяйствуют.

И, соответственно, на Набу оказалась жуткая нехватка продовольствия для человеков. Просто, банально, негде производить. На этом фоне, становится очевидно, что сегрегацией, а тем более рабством каким для ушастых жабычей тут и не пахнет. Им просто, очевидно, в силу менталитета и разумности, на хрен не встала республика. Торговать плазмой, очевидно, за ресурсы для своего производства (а память канона говорила, что у жабычей были пусть забавные внешне, но вполне технологичные и нестандартные разработки), ну и какая–то высокотехнологичная фигня, на что указывает сфера технологических разработок человеков–набуанцев. Чесалки для спины какие с мозгами, небось.

А теперь появляется забавная картина, подтверждающая мои выводы о пассионарности форсы. Итак, живут гунганы в своём окияне, умеренно торгуют, и все хорошо. И вот прилетает на Набу Энька, да и вдруг появляется весь из себя комичный Джа. Вот только, сиф он или нет, этот комичный персонаж, он явный пассионарий, разрушительного толка: он хочет и делает, ломает сложившиеся устои гунганского социума, лезет в республику, вовлекает в республиканские копошения свой народ, которому это нахрен не нужно.

На пару с нашим избранным, стоит заметить. Вот такая веселуха. Притом, вполне возможно, что неймодонианцы реально для гунганов что–то неприятное сделали, дроидами попробовали своими плазму добывать в обход гунганской монополии или масло отработанное в месте неприличном, толка религиозно–мемориального пролили.

Но факт остается фактом, ввалить дроидам — это одно, а вот лезть в республику и сенат — совершенно другое. Притом, что жабычи фактические хозяева планеты, и нахрен им эта республика десятки тысяч лет нужна не была. В общем, потоптался здесь своей избранностью Энька на пару с Джа, факт.

А дальше идет вопрос покушать, аристократии и не очень, планеты Набу. Гунганы, очевидно, пожрать не продают, расчищать джунгли и болота под сельское хозяйство тоже. Жрать вторичку из чанов местное население не желает. Но у Набу есть такое замечательное образование, как королевская гвардия. Как–то внезапно, сильнейшее воинское формирование в секторе Чоммель. И вот удивительно, ряд аграрных миров в округе, исправно поставляет продовольствие, причем на первый, да и второй взгляд, бесплатно. Ну и хатты, вот удивительно, в самой планетарной системе Набу скрываются. Очень скрываются, но все знают. И есть у меня ощущение, что не кормящие Набу планеты, сталкиваются с хаттами: очевидно, хатты начинают защищать их от королевской гвардии.

Но живут все эти товарищи в одной планетарной системе. С, на минуточку, флотами, пусть и не лютыми, но вполне достойными. Крышуют сектор напополам, но найти друг друга не могут.

В общем, более чем серьезные доходы от продажи плазмы, а продают её немного и очень дорого, местные тратят явно не на покушать. Планету кормят окрестные миры.

Хотя, судя по некоторым деликатесам, пожрать любят и покупают, но именно деликатесы всякие, так что тут у меня перспективы вклиниться в поставки есть.

В общем, веселые ребята, притом что вдобавок, имеют кучу «аристократичных» родственных связей, например с родиной Дамала, Ксикуином под номером два. В общем, такой своеобразный мир.

Однако, непонятно как резиноворожие смогли этот мирок оккупировать. Вопрос не в том, что захватить не могут, могут, тут сомнений нет. Вот только совершенно непонятно отреагировал сенат. Те же родственные связи местной аристократии таковы, что на подобный фильдеперс со стороны резиновомордых полсената не сопли жевала бы, а своих гвардейцев направила на помощь. А по канону этого не было, что крайне странно и подозрительно.

Ладно, вопросов много, все они интересные, на часть я, думаю, ответы найду, на часть нет. А сегодня у нас с Ланой, благо она копошиться потихонечку начала, первый выход в свет. Свет такой, не самый высший, но все же.

Так что, позавтракав и прочее, отдались мы с девицей в манипуляторы дроидов–визажистов. Были у местных некоторые заморочки с причёсками и косметикой даже на неофициальном уровне. Не слишком бросающиеся в глаза, например небольшой узор у уха и подобное. Но появиться без такой фигни на людях — ужас–ужас, только варвар и быдло может такое себе позволить.

Ну а через пару часов заказанный флаер высаживал нас рядом с широко известным в узких кругах ночным клубом, в самом Тиде. Заведение вывески не имело, вход был неприглядный, но мордовороты на входе, мазнув взглядом по нашим аристократичным и макияжным мордам, двери перед нами с полупоклоном приоткрыли.

Само заведение, на мой взгляд, было несколько чрезмерно роскошным: обилие бархата, позолоты, мрамора — ну как–то чересчур, вызывает отторжение. Как и обнаженные официантки — обнаженка хороша в койке, а поесть и выпить, да и музыку послушать лучше не отвлекаясь.

Впрочем, мнение только наше с Ланой, ей, к слову, тут также не понравилось, о чём мне дух разума своевременно донес. Но, как я донес уже ей, пребывание нас тут скорее работа, нежели отдых, так что придется потерпеть.

Ну и стали мы терпеть, попивая и закусывая. Из типично набуанских блюд была только дичь: рептилии, амфибии и птицы. На вкус неплохо, но дорого, как коридор от звезды смерти. Выпивка же, как алкогольная, так и без, была исключительно импортная.

И вот, через полчаса мучительного поглощения деликатесов и терпеливого поцеживания элитных вин, в заведение ввалилась компания человек из десяти, в возрасте годов от четырнадцати (что на этой дикарской планетке было совершеннолетием), до примерно двадцати. Три разновозрастные девицы, семь разновозрастных наоборот. Все аристократичны ажжуть, то есть, очевидно, наши клиенты.

Ну и на нас с любопытством позыркивали, так что, очевидно, клюнули. В сущности, некое аристократичное рыло, представившееся Навин Селла, подрулило к нашему столику, представилось, да и пригласило познакомиться с «достойными людьми», потому как скучно, а наши рожи им оказались угодны как новизной, так и в целом.

На это заявление я пристально осмотрел рожу присутствующую, не менее пристально рожи за столиком, за который нас звали, ну и изобразив рожей своей некоторое сомнение, кивнул. Мол, ваши физиономии не очень, но на безлюдье сойдут. Чем вызвал у Навина лёгкую ухмылку и некий тик, могущий быть интерпретирован как подмигивание. Ну, уже неплохо, парень с чувством юмора, думал я, перебираясь с Ланой за столик.

Кстати, из десятка встречавшихся мне набуанских имен, это также оказалось из одной языковой группы, что изрядно странно — вот вообще никаких проявлений культуры, из которой имена, на Набу не наблюдалось.

Компания вполне вежливо представилась, выслушала мои представления, мол, вольный торговец, путешественник, наёмник, исследователь и археолог с помощницей. Этакий индиана джонсович на отдыхе. Часть присутствующих куртуазно зевнуло, перестав обращать на нас внимание, часть с двумя девицами помладше, да и парой парней, в числе которых были Навин, заинтересовались и затребовали баек.

Что было вполне ожидаемо, так что начал я рассказывать байки, этакий синтез из реально случившегося на Коррибане и упомненных обрывков из похождения археолога с хлыстом в заднице.

В процессе повествования оставшаяся часть компании начала прислушиваться, правда слушали с мордами лиц далеко не всегда заинтересованными — были и скептические выражения, как и презрительные. Наконец, одна девица с презрительным выражением спросила:

— Верворменд, то есть вы, да еще с девушкой, рискуете жизнью за деньги? — скорчила она презрительную до тошноты гримасу.

— Деб, — обратился я к презрительной зеркально, вызвав возмущение, — кто сомневается в нужности денег — сомневается в мудрости мира, — с видом цитаты выдал я только что придуманный бред, — кроме того, в моем возрасте путешествия, новые впечатления, даже риск — вполне допустимы, более того, помогут мне в будущем. Что же касается того, что я беру плату за некоторые услуги, да и, зачастую, на маршруте мне угодном, покупаю и продаю товар — так что в том плохого? Если вам, за то, что во время путешествия на яхте, предложат десяток, а то и больше килокредов, за то что в конечной точке путешествия ваш человек передаст коробку адресату, вы откажетесь? — обратился я ко всем и увидел в рожах сомнения. — Ну, если откажетесь, будете глупцами, — припечатал я, — получать деньги за то, что занимаешься тем, чем тебе хочется и нравится — вот настоящее искусство жизни и мудрость, — заключил я.

На сей спич компания отреагировала разнонаправленно, та же Деб продолжала рожу кривить, но ряд молодежи задумалась, а пара физиономий даже глазками замерцала.

Ну и потекли беседы, со стороны собеседников не сказать чтобы увлекательные, но мелькали знакомые фамилии, да и из пусть и сплетен, можно было почерпнуть некоторые расклады, вроде негласных взаимоотношений семей, внутренней иерархии и прочего.

Ко мне подсела самая молодая из девиц, ну и, совершенно «случайно» касаясь сиськами плеча, попросила интересный рассказ. Ну, мне было не сложно, да и последовавшее за этим шептание Деб на ухо Лане (расшифрованное и переданное духом разума как приглашение посекретничать), вполне укладывалось в один из предполагаемых вариантов. Слегка кивнув Лане на вопросительный взгляд, я, продолжая травить байки, отмыслил: «иди, я пригляжу, будь готова, что буду давать советы и указания».

Девица рядом терлась сиськами и хлопала глазами, смотря мне в рот. Дух разума показал, что состыковаться со мной она отнюдь не против, однако главная причина её поведения совершенно другая.

Ну а Деб, отведя Лану в сторонку, хамски, слова не говоря, срулила к столику, оставив последнюю в обществе одного из парней. Который, со скучающим выражением лица, стал затирать, в художественно–эстетской манере, как у него на Лану встала пипирка и как он прям алчет Лане вдуть.

Беглый просмотр мыслей и эмоций типа, указывал что не особо он и хочет, а хочет он спайса. Однако, при том, что к Лане он не испытывал практически ничего, сам факт вдуть девушке практически в присутствии её парня, его возбуждал.

Ну, декаданс, куда деваться, решил я, и продолжая травить байку, выдал инструкцию, с несколькими визуально–ощущательными мыслеобразами, вроде снобской морды.

Лана отодвинулась от типа, состроила отрекомендованную гримасу (на семь по десятибалльной шкале, оценил я, у девочки талант!), да и не понижая голоса, оповестила как приставалу, так и окружающий мир: «Имея рядом ранкора, стоит ли обращать внимание на банту?», а смерив взглядом приставалу еще раз, высказала уже не ему, а в потолок «если вообще, не её пуду.» Ну и деловито, под офигевающие (хотя и не только), взгляды, направилась ко мне, расположившись с другой стороны от приставальной девицы.

Преувеличенно заметно указал мимикой на девицу Лане. Та, пристально вглядевшись, изобразила лицом некоторое разочарование и слегка покачала головой, на что я согласно кивнул. Вся эта пантомима сопровождалась гневным покраснением и отодвиганием приставалы от меня.

Ну что ж, господа и дамы проверяльщики, ехидно мыслил я, вот вам ответ. Ваш ход.

— Браво, — несколько раз ударил в ладоши Навин, — Райзеггер, ты же не против что по имени? — на что я обозначил что не против. — Надеюсь вы не в обиде на нашу маленькую шутку? — разулыбался на сорок восемь зубов он.

— Что ты, Навин, — ответно улыбнулся на сорок два зуба я, — правда, — хищно прищурился я, — право на ответную «шутку» я оставляю за собой.

— Полностью твоё право, — не слишком радостно признал Навин.

Посидев еще часика полтора, мы с этой компанией распрощались: золотая молодежь направлялась за другими приключениями, а мы были недостаточно знакомы, чтобы нас позвали на них. При этом, да и дух разума проверял мои мимические наблюдения, в целом мы компании «зашли», большая часть проявляла вполне благожелательный интерес, меньшей же было на нас пофиг. Впрочем, этой меньшей было пофиг вообще на все, кроме особых, эксклюзивных удовольствий, судя по их мыслям.

Так что, обменявшись с рядом лиц сетевыми визитками, мы расстались. Из любопытного, приставальная девица с улыбкой всучила мне свою и с вызовом посмотрела на Лану. На что та, подзуженная моей мыслеэмоцией, добродушно кивнула и улыбнулась, вызвав покраснение мордочки и чуть ли не пар из ноздрей.

Ну и добрались мы до особняка, немного поплавали, немного состыковались, а по итогам вечера Лана выдала вердикт, что не очень ей эти «аристократы», в голопостановках они получше. Ну, по большому счету я с ней был согласен, однако не преминул сделать замечание, что часть из них (коварно не озвучив какая) вполне неплохие ребята.

Так и закончился на этом первый акт пьесы «интеграция в аристократические круги».

Примечание к части

Ну, грима гг–ой на себя не цепляет, даже ирокеза, вида препоганого, но полного глубинного внутреннего смысла не носит. Однако, в аристократическую тусовку влезает и манерен и снобственен вполне.

манерный и снобский старина Киберъ Рассвет

18. Пролетая над гнездом

Ну и зажили мы с Ланой новой, изысканной и аристократичной жистью. Вообще, я, если честно, забил на удаленные курсы — в рамках новых возможностей мне проще и разумнее работать с блоками информации (что я, к слову, подло и сделал, скопировав, например, набор пилотских навыков у Ланы и пары капитанов в прикосмодромной кантине).

Безусловно, это не абсолютное знание, прописывание ассоциативных цепочек нужно, причем, желательно, ручками. Во избежание выпадения нужной информации в критической ситуации и вообще, не помешает. Но необходимость, например, в обучении на пилота отпала как факт, как и на юриста и бухгалтера. Не сказать, что знания полученные из умов высококвалифицированных сотрудников банков и корпораций меня сильно радовали, но предположения мои, по большей части, подтверждали.

А значит, запланированные мной деяния, различной степени аморальности и тяжести, осуществлены будут.

Общение же с золотой молодежью проходило нормально, периодически нас с Ланой (пробовали по отдельности, но были обломаны), приглашали на различные тусовки, причем не только в кабаки, но и на природу и даже пару раз на приемы. Меня, предсказуемо, воспринимали как этакого барда–сказителя и забавную обезьянку в одном флаконе.

Что не мешало мне выставлять особо рьяных «кидателей кожуры» обезьянами самих, с любопытством и соответствующими комментариями разглядывая их «в естественной среде обитания».

На приемах мелькали «аристократичные пни постарше», однако, пока интереса ко мне не проявляли, что в общем–то, было закономерно. Вообще, надо было мне начинать шевелиться, потому как это аристократичное болото ну вот ни разу не доставляло мне удовольствие.

Из реально забавного, была та юная, сиськотрущаяся аристократочка, Ситара Ким. Она, загорелась азартом, причем, опять же, не столько затащить меня в койку, сколько «утереть нос зазнавшейся хамке!». Ну, насколько я смог интерпретировать некую эмоционально–гормональную кашу в её голове. Так–то, черт её знает, что на самом деле хотела, возможно весь мир и пару спидеров в придачу.

Но появлялась рядом с нами регулярно и клеила непокобелимого меня всяческими и забавными способами.

Однако, два типа, как раз она и Навин, который испытывал к моим историям изначальный скепсис, а через несколько дней неподдельный интерес (очевидно, проверил что–то по своим, точнее родственным, каналам) были наиболее часто встречающимися личностями, даже пару раз заскакивали в гости. Не могу сказать что был в восторге от них, но помимо того, что они были пропуском в мир «больших аристократов», они еще были довольно неплохими разумными. При всей очевидной каше в голове они к чему–то стремились, и это что–то не ограничивалось дозой наркоты и особо изысканного способа траха, с особо неподходящим партнером.

Кстати, довольно любопытную вещь я почерпнул как из общения, так и сети. Итак, любая наследная аристократия, волей–неволей закрытая генетическая группа. Вливание генов извне возможно, но довольно редко происходит, если опять же, берется не слом эпох или еще какие пертурбации. В общем–то, мои предположения насчет Палыча имели под собой некие обоснования, семейство Палпатинов, по сохранившимся публикациям, имело «некоторые проблемы» со здоровьем.

Как, похоже, и сам Палыч: случившаяся с семейством «катастрофа» произошла, когда пареньку было семнадцать лет. На фоне довольно громких скандалов, связанных с физическим насилием различного толка, есть у меня сомнения, что подбил его на сей героический поступок муун. Как бы не сам факт убиения, причем, видимо, форсой, не привлек внимание Дамаска.

В общем, в текущей крыше Палыча я уже не сомневался, причем из–за банальной и очевидной причины — дрянной генетики. Ну и соответствующих физических, с проистекающими из них психическими проблемами.

Притом, внешне он, как показывала сеть, как и прочие аристократы, был конфеткой — красавец мужчина и все такое. Впрочем, обилие предложений различных «омолаживающих», «косметологических», да и наконец, цинично, клиник пластической хирургии, на Набу зашкаливало.

Что, к слову, более чем объясняло причину если не страхолюдности, то прямо скажем, не блеску красоты дочурки Падмы, такая, слегка перекособоченая у неё мордочка была, что на фоне идеально–лощеной морды лица королевы задолбалы несколько удивляло.

Итак, у набуанцев, а если посмотреть ширше, то у наследной аристократии галактики, некоторые проблемы с генетикой, причем перекрестное опыление не очень спасает, излишне закрытые группы, существование родов десятки тысячелетий, радикально разные социокультурные подходы… в общем, все неважно. Притом, какого бы то ни было генного инжиниринга разумных я толком не обнаружил. Возможно, в клонодельческих мастерских или еще где это и было, но даже следа услуг генной коррекции в сети заметно не было.

Не знаю, как решали вопрос на других планетах, но на Набу браки с «низкорожденными» были, практиковались и не порицались, факт. Аристократичное общественное мнение за подобным следило, однако «отобранный по канонам и традициям» партнер любого пола не возбранялся и не порицался. Критерием была внешность и умение молчать — потому как, вне зависимости пола, обществом подобный донор генного материала воспринимался как донор, ну максимум забавное домашнее животное. За крайне редкими исключениями, когда донор был не только приемлем внешне, но и достиг успехов до брака.

А в результате, выходит забавная картина. Падма, мутящая с малолетним джедаем, никак не нарушала ни законы, ни традиции Набу. Ей бы слово никто не сказал, представь она мужа, Анакина Наберри. И выходит какая–то мутная история, со «скрытыми браками» и прочим.

Местных дамочек дрючили от души, в психологию, сексологию и прочее. Да и не только дамочек, стоит заметить. Лана в общении с местными зачастую реально терялась (впрочем, училась быстро, так что на текущий момент «давать советы» почти не приходилось).

В общем, избранная местными королева, самим фактом избрания и прохождения определенного ценза, не могла быть необразованной и сторчавшейся дурой (были тут и такие, разного пола и возраста). Соответственно, паренька из захолустья, с джедаизмом головного мозга, Амидала притащила бы к алтарю за полдня, причем не дав прикоснутся к себе и пальцем. При этом, какие–то конспиративные квартиры от Палыча, «тайный брак» и прочая фигня, банально в рамках общества Набу не только не нужная, но очевидно вредная.

Картина выходит довольно подозрительная, хотя это и не очень принципиально. Есть у меня предположения, что и почему, но опять же, доберусь до фигурантов, точно проверю.

Вот как раз Ситара, обрадовавшая меня приглашением на «празднование дня имени», этим приглашением моё знакомство с фигурантами приближала. Потому как, на этом значимом мероприятии были представители всех родов Набу, ну а Палпатины из совершеннолетних имели только одного. А забить, присутствуя на планете (а Палыч был тут, более того, тут же пребывал Дамаск, имевший на Набу свой особняк), было чем–то вроде нагадить в чашку её августейшему величеству, на чаепитии у аглицкой королевы. Не поймут и заплюют.

— Два приглашения, Ситара, — помахал я двумя перстами в воздухе, — в противном случае, я буду вынужден отклонить твоё лестное и щедрое предложение.

— Ладно, Зерг. Вот, — состроив физиономию «послушной девочки», Ситара извлекла из ридикюля второе официальное приглашение на имя Ланы. — Мог бы и сам прийти, без всяких, — пробормотала под нос девица, удаляясь с независимым видом.

— А это действительно нужно? — осведомилась Лана, любуясь на отпечатанный на пергаменте лист приглашения. — Возможно, вам стоит и вправду сходить без меня?

— Устала? — с улыбкой осведомился я, на что последовал кивок. — Ну, надеюсь на приемы и прочее нам больше ходить не придется. Деловые встречи, возможно, будут, но с ними справлюсь и я сам. Ну а на концерте или, например, охоте, ты еще не была, так что вряд ли это успело тебе надоесть, — подмигнул я.

— Не то, чтобы надоесть. Иногда они забавные, — рассудительно начала объясняться девушка. — Просто как–то бессмысленно это, ну в смысле живут они, — попробовала передать свои ощущения она, — собраться, перемыть друг другу косточки и вляпаться в скандал, чтобы было о чем перемывать косточки в следующий раз, — довольно метко охарактеризовала быт большинства золотой молодежи Лана.

— И по полетам соскучилась и по смене мест, — продолжил я её мысль, на что последовал еще один несмелый кивок, — ну, иной раз и подобное времяпрепровождение бывает нужно. Осталось нам быть тут относительно недолго, а главное, — воздел я перст, — цени бесценный опыт: получив миллионы кредов, ты найдешь чем себя занять, а не погрязнешь в пучине порока! — со снобским видом подытожил я, наконец вызвав у Ланы улыбку.

Вообще, девчонке при всех прочих равных оказалось и вправду тяжеловато. Причем, если «соперничество» с Ситарой она воспринимала как развлечение и игру, то сборища золотой молодежи вводили её в тоску. Ну, опять же, есть надежда что послезавтрашнее мероприятие даст свои плоды, а с мууном, если не удастся встретиться, буду пробовать варианты тайного проникновения или случайной встречи. Довольно сложно, Дамаск, как и Палыч вели довольно замкнутый образ жизни, но торчание в этом болоте поддостало уже и меня.

Учитывая официальность мероприятия и начало его с самого утра, пришлось нам с Ланой направиться в предварительно арендованный (именно целиком!) салон красоты. Тушки наши умащивали маслами, причем даже запах подбирался в соответствии со статусом «нетитулованного дворянина и супруги», именно так я позиционировал себя, сознательно идя на некоторое нарушение протокольного этикета.

Позже же на головах стали возводить архитектурный ансамбль из волос, более того, недостаточная длина моих патл препятствием не являлась, и их тут же, на месте, нарастили до «должной» длины.

Ну и, безусловно, толстый слой белил, причем не только на лице, но и на руках и шее, поверх которых изобразили несколько простых полосок, несомненно, преисполненных глубокого внутреннего смысла.

А вот дальше я еще раз пошел на нарушение, точнее обход протокола: конкретного фасона одежды прописано не было, были лишь некоторые граничные условия «закрытости», «длины» и прочего, что было довольно логично: мода за тысячелетия, в отличие от протокола, менялась часто.

Так что к торжеству моя моднючая персона красовалась в балахоне, только фасон балахона был аналогичен плащу с короткой пелериной, у Ланы же аналогичный аксессуар был длинной до пояса и кружевным.

Предоставленные специально обученным мажордомом как «Господин Верворменд и госпожа Мис», проникли мы на территорию особняка Ким. Двухэтажный обширный зал, выполненный в псевдоантичном стиле, заполняли всяческие аристократы, занятые общением и весельем, для чего использовались банкетные столы, расположенные вдоль стен. Наш же путь лежал к самой виновнице праздника.

Последняя вызвала некоторую жалость — ейный балахон был выполнен из металлизированной парчи. Если бы не старший родич, отрекомендованный как господин Ким, очевидно, отец именинницы, придерживающий последнюю под руку, подозреваю, что она бы долго в этих веригах не устояла.

Полный жгучей зависти взор виновницы торжества, направленный на наши наряды, порадовал моё доброе сердце, так что мучить Ситару я не стал, коротко поздравив, да и выложив «дарственное подношение» на стол, как ни удивительно, для дарственных подношений.

Господин Ким же отметил некоторую новизну в подходе к одежде, слегка улыбнулся и изволил нам кивнуть. Подумав, я изволил кивнуть в ответ, чем явно польстил и порадовал сего господина. Ну и срулили мы нафиг подальше от именинницы, потому как завистливые взгляды начинали приобретать тяжесть корабельной артиллерии.

В процессе легкого веселья у банкетных столов меня постигла печаль и, можно сказать, огорчение: дело в том, что аристократические морды, присутствующие на празднике, были покрыты толстым слоем грима, причем, зачастую, сложными узорами. Все это, безусловно, несло в себе глубокий внутренний смысл, которого я, как ни удивительно, нихрена не понимал.

В общем, искать Палыча я банально не знал как. Рожу–то его я в сети не раз видел, вот только под гримом я его не узнаю, ну, по крайней мере не всматриваясь в каждого встречного пристально и с разных ракурсов. А такое моё внимание местные аборигены не поймут-с, дикари-с.

Впрочем, то ли форса, то ли простое везение послало мне спасителя. Правда, увидев эту разрисованную рожу не на приеме, я бы сначала её бы как минимум иммобилизовал, потому как стремная и агрессивная она была на вид. Впрочем, сам обладатель рожи, Навин, поздоровался с нами вполне мирно.

— Кстати, Зерг, — попивая какой–то коктейль, цедил он, — не думаю, что вас пригласят на какой бы то ни было прием в будущем, — думал он, что портит мне настроение, — это любопытно, не нарушает протокол, но чересчур, — помотал он лапой, — эпатажно для…

— Безродного дикаря непонятно откуда, — с милой улыбкой на гриме лица закончил я, — я в курсе, Навин, — просветил я собеседника, — просто ты несколько неправильно расставляешь акценты: я отдыхаю и наслаждаюсь представлением, — обвел я рукой с бокалом окружение, — и скажу тебе по секрету, не горю желанием повторения подобного.

— С этой точки зрения, — задумался собеседник и фыркнул в бокал, — да, забавно. Не ты развлекаешь нас, а мы тебя.

— И правда забавно, юноша, — пробасил сзади голос господина Кима, — но не слишком ли самонадеянно?

— Каждому свое, господин Ким, — ответил я, — в бытии вольного путешественника масса недостатков, но есть и достоинства, — отсалютовал я бокалом, — например воспринимать события и людей как есть, не обращая внимания на излишества. Например, прием мне не по нраву, — вызвал я легкую нахмуренность у собеседника, — а вот ряд лиц, особенно сама именинница, более чем. Кстати, господин Ким, не слишком жестоко было с вашей стороны оставить её? — поинтересовался я.

— Она, господин Верворменд, переодевается, — ехидно ответил мне мужик, — подозреваю, что моей компании в этот момент, она предпочла бы другую, — и срулил по своим делам.

На фига подходил, что хотел узнать, толком я не понял даже с духом разума, очень уж «размытые» мысли и эмоции, никакой конкретики. Лезть же глубже в сознание было можно, но мне бы пришлось «подвисать» на обработке, так что решил я забить. Ну, вроде, ко мне настроен нейтрально–благожелательно, хотя, по большому счету не так это и важно.

— А может и будут звать, — протянул Навин, — хозяин одобрил, так что, возможно, — подмигнул он мне, — вы станете родоначальниками новой моды.

— Да и хатт с ней, — изысканно пожелал я моде новых свершений, — у меня к тебе есть два вопроса. Первый, чем мы будем заниматься весь день? Если ты скажешь, что торчать тут, я, наверное, сбегу, — честно признался я.

— Все не настолько страшно, — начал успокаивать меня собеседник, — еще час, и сам прием окончится, а празднование будет происходить с друзьями именинницы, на природе, насколько я в курсе её планов.

— Тогда вопрос два, — озвучил я хотелку, — не подскажешь ли, если конечно в курсе, есть ли тут Шив Палпатин?

— А зачем тебе этот политикан? — удивился Навин, — он, если ты не в курсе, после гибели семьи с головой ушел в политику, даже сейчас, скорее всего, на террасе с датападом.

— Некоторые уникальные артефакты, как я слышал, — выгреб я обрывки знания канона, — оказались несколько лет назад у него. Не особо важно, — помахал я лапой, — но довольно интересно, так что хотелось бы перекинуться парой слов. Ну а нет, так нет, — легкомысленно заключил я, — составишь Лане компанию на несколько минут?

— Составлю, — кивнул Навин, — кстати да, ходили слухи о его коллекции.

В общем, на террасе рожа была одна, любовалась садом и прочей гербологической фигней. Подумал я, да и не стал подходить и прочее. Просто обозначил цель паре заготовленных духов, да и вернулся к Лане с Навином, изобразив на косметике лица некоторое разочарование.

А последующий пикник был довольно неплох, приятная музыка, неплохая еда. Впрочем, задерживаться мы с Ланой не стали, и к обеду покинули аристократическое сборище. Правда, Ситара выказала недовольство, но делать нам тут объективно было нечего, а некоторая симпатия к ней не стоила жертвы пребывания в аристократической тусовке.

Вообще, стоит отметить, думал я уже дома, что я себя несколько переоценил. Страдать бессмысленной фигней, которой, по сути, являлась аристократические будни, я банально долго не смогу. Собственно, некоторые провокационные высказывания, нестандартная одежда — это потворствование подсознательному желанию послать всю эту шоблу нафиг.

Так что ждем духов со слепками мозгов Палыча (благо, невидимость духов для даже достаточно сильного одаренного в очередной раз подтвердилась), по результатам решаю, как добраться до мууна. А потом, либо занимаемся с Ланой учебой, свернув всяческую социально–аристократическую жизнь, либо вообще слетаем проверить, как там поживает картоха и её верный адепт Мэл.

Тем временем духи выполнили контракт: копия сознания Палыча оказалась в распоряжении моего «постоянного духа». Более того, имея этот слепок, я смогу посылать к нему засланцев, не зная его местонахождения. Скажем так: я получил «адрес» сознания, по которому контракторы найдут его через многомерье.

Предупредил Лану о том, что я, возможно, надолго отключусь, и теребить меня без веской причины не надо, и погрузился в изучение ума местного злобного то ли гения, то ли придурка.

А через несколько часов я понял, что я пророк, потому как некую среднюю, между гением и придурком, хотя, как по мне, ближе к последнему, нишу занимал Палыч.

Итак, для начала, был господин Палпатин безумцем. Насколько я могу судить, навязчивая идея, прототип в воспоминаниях не баловал четкими терминами, однако патологию, близкую к палычевской, припоминал. В общем, весь мир театр, все люди в нем актеры, ну а наш протоимператор еще и режиссер до кучи.

Хрен знает, что там мутит Дамаск, возможно тоже уехал крышей. Или Палыч, как все безумцы, умело это скрывает, черт знает. Но, например, у Палпатина было восемь сценариев «красивого убийства» учителя, с отрепетированными диалогами и прочими «красивостями». И два варианта собственной гибели от его рук, причем так же «красиво».

Собственно, семью он, необученный одаренный, прикончил молниями силы из–за конфликта, который сам(!) умело разжигал пару лет. Ну вот слов нет, овладеть в одно рыло довольно сложной техникой силы, если не врет канон, для «красивого и драматичного» убиения собственной семьи.

В общем–то, мне, для первоначального анализа, этих двух моментов и беглого просмотра хватило, с деталями и прочим будем разбираться позже.

Итак, Палпатин — очень неглупый разумный с навязчивой и бредовой идеей. Его эпические косяки и ляпы — СОЗНАТЕЛЬНАЯ, слов нет, подготовка сцены. Коридор «отвода тепла» в космической станции, подозреваю, из той же оперы (так любимой этим театралом). То есть звезду смерти он банально слил для драматического эффекта, как мне видится. При этом, вне своего навязчивого бреда, вполне рациональный и неглупый разумный.

Нет, жалеть психопата я не собираюсь, но черт возьми, его же не темной стороне силы учить, а лечить… хотя, что самое забавное, не такой уж он и безумец. Он, осознает что он делает, но ему нравится так поступать. В общем, черт знает как весь этот бред идентифицировать, но, похоже, надо деятеля упокоить.

А вот когда его окончательно решить, возникает вопрос. Псих–то он псих, однако, в плане мууна он играл роль не последнюю, да и справлялся с ней неплохо.

В итоге решил я, что надо мне расслабленно помедитировать, для прочистки мозгов. Состыковаться с Ланой, для взаимного удовольствия и положительных эмоций. Поспать, а вот потом, на свежую голову, копаться в мыслях психа. А то уж слишком у меня, у самого, реакции эмоциональными стали.

Ну а приняв это в высшей степени правильное и разумное решение, взял я его, да и осуществил.

Примечание к части

Вот черт знает, насколько мне удалось (да и насколько это вообще было надо) передать ощущения героя, от творящегося вокруг него. Однако, как и злобный гг–ой, возьму ка я и вздремну немного. И перечту главу, тогда и решу.

задумчивый старина Киберъ Рассвет

19. Прощание набуанца

По просыпу и приведению себя в порядок, принялся я со свежей головой разбираться в хитросплетениях думалки Палыча. На самом деле реально очень неглупый безумный, если не обращать внимания на сам факт безумия: та же гибель от форсячьей молний родных была прекрасно продумана. Подготовленная юным семьярезом «авария флаера» внешне давала те же эффекты, просто от пошедшего вразнос оборудования. Это при том, что к технике фигурант относился с явной антипатией, но пересилил себя ради «красоты постановки».

Далее, любопытные деяния совершал Палпатин в рамках своей политической карьеры. Довольно плотное взаимодействие (причем, исключительно тайное) с Торговой Федерацией, в лице местных прокаженных–неймодианцев.

Собственная политическая группировка на Набу (причем собранная явно мозготрахом, вроде бы не самые глупые разумные готовы были положить жизнь за лозунг «за все хорошее против всей фигни»). Копошения и подготовка для выдвижения «вотума недоверия» текущему монарху Набу, причем, насколько я могу судить, совершенно необоснованного.

Ну и подготовка к смещению текущего канцлера, неспешная и обстоятельная. А вот Падма или Наберри какие пока в думалке Палыча не фигурировали, очевидно поиск «удобной говорящей головы» на троне в процессе.

Самое же главное, глобальной цели Дамаска Палыч даже не пытался понять. У него были собственные, стать императором, повергнуть джедаев, сделав всё «красиво».

Кстати, что не могло не радовать, ни о каком вторжении из соседней галактики он не знал, так что есть надежда, что оного в обозримом будущем (или совсем) не будет.

Вдобавок, нарисовалась некая, не то чтобы проблемка, скорее ожидаемый нюанс: форса для агрессивных пассионариев не самым лучшим образом влияла на психику человеков. В общем–то, при должной самодисциплине, проверке и перепроверке себя, это бы и не проблема, однако, таких пользователей, как я понимаю, были единицы. Большинство же темных одаренных довольно быстро скатывались в режим «халк ломать». Соответственно, похоже, что это системный баг несовместимости подхода «разработчиков механизма» и ныне живущих.

А вот теперь самая мякотка лично для меня (хотя, возможно, это ничего и не значит, просто любопытное совпадение): моё появление в ДДГ и ритуал насыщения «темной стороной силы» форсы галактики происходили в одном временном окне, как бы вообще не одновременно.

Ну и, для окончательного решения «ситхского вопроса», нужен мне аналогичный слепок разума Дамаска. Копошиться рядом с его особняком я не хочу: на Набу худо–бедно существует СБ, а я, в общем–то, наемник из ниоткуда. То, что присмотр за мной довольно поверхностный, не значит, что мое торчание на частной территории почтенного землевладельца проигнорируют или не обратят на это торчание–проникновение внимание.

Варианты сделать все незаметно есть, но не стопроцентно надежные. Да и не стоит забывать, что сам Хёго вполне может выявить как меня, так и мое внимание к нему. Чего мне точно не хочется, ибо прибьет на всякий случай и скажет, что так и было.

Так что, похоже, буду отслеживать Палыча, ну и активирую контракт на «ближайшего разумного», когда товарищи окажутся наедине.

В общем–то, последующие пару недель этим я и занимался. В слепок мозга Палпатина всё это время не лез, вот честное слово, какой–то он пафосный, надрывно–истеричный и вообще, неприятный тип. Испытываю к нему, как некогда высказался теневой делец Сэм, «ярко выраженную эмоциональную неприязнь». Так что с периодичностью раз в час, гонял я своего духа разума копировать кратковременную зрительную память пациента. Минуту где–то, ну а если рядом будет муун — узнаю.

Приглашения же от всякой аристократичной тусовки мы с Ланой игнорировали. Она, как и я, пусть и несколько в ином формате, погрузилась в обучение, да и стыковки наши стали почаще и поразнообразнее.

Заходил в гости Навин, которому я в вежливой форме высказал, что наблюдение за «аристократами Набу в естественных условиях» меня полностью удовлетворило и к продолжению я не стремлюсь. Парень помялся, даже с полминуты поизображал из себя оскорбленного сноба, но аргументов, с чего бы мне идти, например, в ночной клуб, найти не смог. Так что свалил от нас он без поживы в наших лицах.

Появлялась Ситара, ожидаемо высказавшая свое «фи» нашему раннему уходу с её праздника. И совсем уж неожидаемо закатившаяся полноценную истерику, когда поняла что ни «идти отдыхать» ни даже «наносить визит» мы не собираемся. Обозвала меня всякими не соответствующими реальности словами и удалилась, хлопнув дверью.

Ну, собственно, и хрен бы с аристократичными ними: свою роль они выполнили, друзьями или даже хорошими приятелями не стали, да и не могли. То, что у них на меня были какие–то планы, сугубо их проблемы. Ну, а мои планы на поставки были все же не целью, а методом достижения того, что уже достигнуто.

А по прошествии двух недель дух разума принес образ высоколобого гуманоида, так что, проверив наличие фигуранта, направил я пару духов разума. И стал ждать. Ждал сутки, поспал. Проснулся и почувствовал себя убийцей из анекдота, волнующимся, а не случилось ли чего с его опаздывающей целью. Впрочем, сделать толком я ничего не мог, так что решил ждать неделю и, в случае отсутствия результата, пробовать повторить заход с другой конфигурацией духов.

Однако, неделю ждать не пришлось, через три дня духи доставили слепок разума Дамаска. Присмотрелся я к доставленному, да и охудел. И фалломорфировал. И вообще закручинился всячески.

Дело в том, что то ли сам Хёго, то ли мууны как раса (что, учитывая ряд их известных особенностей, скорее всего так и есть), имели, как бы так сказать… Не бинарную, а троичную кодировку мыслительных процессов. Нервные клетки разумного, слепок которого мне доставили, имели не две, а три стабильные позиции.

Знаний, чтоб осознать сей прискорбный факт мне хватило. А вот что со всем этим делать я не понимал в упор.

Состояла же проблема в невозможности прочитать и интерпретировать память. То есть, восприятие и психика такого «троичного» разумного могла, теоретически, быть на стадии «мыслеобраза» и понятна, хотя и отлична от «бинарного». Однако, писалось все это в абсолютно не воспринимаемом формате, «дешифраторов» и прочих инструментов конвертации массива данных в двоичный формат просто не было.

Слепок разума и блоков памяти «бинарного разумного» был прекрасно усвояем: я «думал» его, совершенно естественно, мой когнитивный аппарат работал в том же режиме и кодировке. К троичности я даже не понимал как подступиться.

Покручинившись, стал я думать. Ну, теоретически, имея живого мууна, несколько духов разума и свободное время, подобрать алгоритм если не «понимания троичности», то конвертации можно. Но не факт, есть у меня подозрения, что часть массивов данных конвертации не подвергнутся и будут при ней утеряны. Что в итоге приведет к каше из данных.

В итоге, похоже, максимум что я смогу от Хёго получить, это текущие мыслеобразы, совокупность данных и ощущений, которые дух разума, в теории, сможет скомпилировать в удобоваримый формат. Тоже, кстати, не факт, но проверить мне никто не мешает, решил я и проверил.

И обзавелся некой мигренью, причем, похоже не головы, а инь–составляющей. Ни хрена я, в итоге, не смог понять, только визуальные образы непосредственно от глаз и, вроде бы, частично понятный эмоциональный окрас чего–то там. О чем думал этот противный ксенос, я даже не догадывался.

Так, хорошо, Хёго мне пока, а подозреваю и вообще, недоступен. Не самый приятный расклад, но есть Палыч — простой понятный и воспринимающийся после подобного надругательства как родной. Через него можно отслеживать деяния мууна, пусть и не все, но можно. Ну и на основании этого делать выводы и прочее.

Но Палыч псих, более того, незначительные изменения памяти, сделанные мной для проверки, были этим психом откорректированы в процессе медитации. Очевидно, есть некая резервная копия в форсе, в медитации доступная, или что–то подобное. В общем, такой, не самый лучший и приятный эффектор, но какой есть и другого, похоже, не предвидится.

Есть один, не очень меня привлекающий, но, возможно, лучший с практической точки зрения вариант: по примеру томного лорда академ–сити, взять тушку Палпатина на внешнее управление. Получить, с посредством духа разума второе тело. Как это сделать примерно, я представляю. Высший дух разума прекрасно сработает как консоль, а учитывая то, что память стираться не будет, то все может не просто получиться, а пройти незаметно для окружающих.

Однако, во–первых, это быстро и надежно превратит меня в НЕХа, а я еще человеком не нажился. Прототип может себе сколько угодно врать, что он человек, но он давно этакая полудуховная сущность, которой я, несомненно, со временем стану, но ускорять этот процесс желанием не горю.

Ну и ряд нерешенных вопросов о взаимодействии форсы и духов, пусть и разума. Ну, положим, на меня фагоциты не обращают внимания. Однако, под вопросом разумность форсы в целом. Палыч один из сильнейших одаренных галактики, так что мои копошения, если форса все же разумна, будут обнаружены хотя бы по косвенным признакам.

В общем, пока точно нет. И опасно, и не хочу, окончательно решил я. Раз в неделю буду снимать новый слепок разума, разбираться с изменениями (заодно и обучая своего разумника).

Плюс, теоретически, с помощью духов разума я смогу любого разумного прибить, просто стерев его как личность. Хотя, встает вопрос «резервной форсячьей копии», так что с пользователями силы данная возможность под вопросом. Кстати, похоже, призраки силы она и есть. Кроме того, возникает любопытный вопрос, но он настолько бредов, что я его думать не буду, по крайней мере пока.

В общем, узнал я в итоге много, а вот по непосредственно интересующему меня делу если и не нифига, то явно недостаточно, печально резюмировал я. Ну, значит, буду сторонним наблюдателем, готовым, если что, решить неудобного фигуранта. В рамках моих текущих возможностей и желаний такая позиция единственная меня удовлетворяющая.

На Набу же мне теперь делать явно нечего, факт. Так что, сдам я, раз уж мы тут, пару экзаменов на лицензии и полетим понаемничаем. До срока на Кадусе–шестнадцать еще время есть, на бирже наемников что–нибудь подвернется. А то мы с сотрудницей явно засиделись, какое–нибудь дело пойдет нам на пользу.

Придя к подобным выводам, оповестил я Лану о текущих планах, чем явно её обрадовал. Филиал моей «бухгалтерской академии», точнее равнозначный партнер её, на Набу был, так что через три дня моя рожа была вполне себе бухгалтерской. Даже песенка, из памяти прототипа, про милого меня всплыла.

Ну и озаботился я получением пилотской лицензии. Вот с этим тут было подороже, да и понуднее, нежели на станции внешнего кольца. Четыре дня убил только на бюрократию и сдачу теоретических экзаменов, вразнобой. Вдобавок, экзамен принимался не на симуляторе, а на старой калоше, которой надо было поуправлять, совершить несколько коротких прыжков, ну и не угробиться вместе с этим антиквариатом в процессе.

Но могучий я все это превозмог, довольный вернулся к Лане, дабы отметить последний день на Набу марафоном стыковок и прочими несомненно нужными вещами… И был, мягко говоря, ошарашен письмом, бумажным, чтоб его, письмом, доставленным в мое отсутствие курьерским дроидом.

Для начала, в засилье датападов, всякая бумажная канцелярщина использовалась исключительно в двух случаях — подтверждение контрактов и договоров, в сохранности которых есть сомнения (ну или для подстраховки, что по сути равнозначно). Или же в ритуально–традиционных целях, типа приглашения на приемы, билеты на массовые зрелища, обонялища и осязалища.

В общем, бумажное письмо, используемое как письмо — вещь нетипичная и странная. Но, вскрыв конверт я забил на странность формы, потому как содержание меня изрядно напрягло:

Мистер Андерсон!

Пишет Вам небезразличный разумный, имеющий важную для Вас информацию и желание ей поделиться с Вами. Так же, не буду скрывать, имеется у меня и свой интерес, осуществить который в Ваших силах. Буду ожидать Вас сегодня, в кантине «Игривая Тогрута» города Тид, за час перед закатом.

Доброжелатель.

Потеребил Лану и получил информацию, что письмо доставил стандартный дроид–курьер, которых она неоднократно видела при доставке из местных магазинов. В общем, не нравится мне это письмо. Не нравится мне этот «доброжелатель». Мне вообще ничего не нравится!

Кроме, наверное Ланы, а еще… на этом, я остановил поток бредовых мыслей и перешел к конструктиву.

Итак, есть некий тип, который в курсе настоящего имени моего тела. Не сказать что это совсем трагедия, однако неприятно, факт. Впрочем, учитывая что республиканская администрация не вкатила мне штраф за двоедушество, информация эта эксклюзивная.

Может ли это быть гипотетический ситх, которого я опасался? Очень и очень вряд ли. Это не Палыч и не Дамаск, эти деятели не копошатся и пребывают по домам. А в то, что некий посторонний темный пользователь форсы приперся на Набу, не был учуян мууном и не огреб — вообще не верю. Ну либо тут какой–нибудь совсем лютый форсъюзверь, от которого, по уму, и бегать смысла нет, только попробовать валить наглухо. Ну или наёмники этой же парочки, с целью убить… Так бред, нафига письмо? Атаковали бы тут, либо вообще в космосе. Да и точно не Палыч, проверил Палыча я.

Дамаск вряд ли, но возможно. Наёмники, ну тоже возможно, в кантине можно списать убийство на какого–нибудь забулдыгу, попробовать похитить и прочее. Блин, нужно идти, решил я. Подготовлюсь, Лана пусть будет на Террине. Но что это за доброжелатель выяснить надо, чего он хочет выяснить надо, где еще есть информация о личности тела… да много что еще мне надо на месте встречи.

Сочетанием духов разума и оружия я, наверное, смогу справиться с практически любым, ну, как минимум, ввести в замешательство и убежать. Группу же просто перестреляю, кондиции позволяют. В общем, риск есть, но с визгом и писком бежать с Набу я не буду, мужественно решил я.

Отправил Лану на Террин, внес некоторые юридические дополнения в устав предприятия — если я не погибну, они ничего не изменят, ну а если наоборот — так дело и имущество не пропадет. Заказал несколько живых голубей для «кулинарных» целей, призвал ими на «полусвободный» контракт пяток разумников.

Ну и добрался на таксо до космопорта, благо до срока было еще полчаса, ну и подходил я к «Тогруте» как нормальный герой. Вообще, размышлял я, отслеживая в округе все что можно и часть того, что нельзя, у владельца кантины стальные яйцы. Рогато–щупальцастая ксенопакость, тогрутами именуемая, крайне агрессивна и скора на расправу, так что за «игривость» автор креативного названия может неиллюзорно огрести.

Впрочем, войдя, наконец в кантину, я понял две вещи. Во–первых, у назывателя стальные не яйцы, а яичники. А во–вторых, совершенно не факт, что они стальные, потому как за барной стойкой стояла тогрута. Здоровая, рогатая и щупологоловая. Очевидно, послужившая причиной названия заведения.

Правда, проверять степень её «игривости» я не стал, присел за свободный столик и стал мониторить округу. Через пару минут в мою сторону двигалась фигура, закутанная в балахон с капюшоном. Вся из себя зловещая, бесючая и раздражающая.

Собственно, решил я в диалог не вступать, а сходу, из медитации, залез фигуре в отсутствие мозгов. Впрочем, некоторая информация, извлеченная из них, несколько опустила оценку моих умственных способностей, нечувствительно, но на пару пунктов точно.

Итак, юный господин Навин, третий отпрыск семейства Селла, был не сказать, что никому не нужен, но в семействе сильно не востребован. При этом, идти в королевскую гвардию и прочие, подобающие юному ненаследному аристократу места службы, он не желал по причине аллергической реакции на субординацию.

Вдобавок, сей юный господин тяготился ролью рантье, которое ему семейство вполне благожелательно предоставляло. Ну, в принципе, понять парня можно, хотя формирование его характера и жизненных ценностей в аристократической тусовке крайне нетипично. Но, что выросло, то выросло.

Бросить все и двинуться навстречу приключениям господину Навину духу не хватало, так что душевно страдал он в комфорте и уюте, привыкая, а со временем бы и привыкнув к статусу–кво.

Однако, в определенный момент появляется моя хамская рожа, которая, как доложила СБ семейства, выполняет контракты на сотни тысяч. Судя по воспоминаниям и ощущениям Навина, проверка была на отлюбись, но факт был озвучен. И вселилось в юное горячее сердце жизненно неудовлетворенного зависть и желание так же. Благо, по возрасту был он даже немного постарше моего тела.

Стал он меня слушать, в сети копаться, да и выяснил окончательно, что, даже с учетом того, что родные ему выделят немалую сумму, своего дела он не потянет. Кстати, подобная трезвая самооценка заслуживает уважения. Но решил он, не много не мало, войти со мной в долю. За меня как бы тоже, но да не суть. Заходит он в гости чтобы из–за угла порадовать меня новым деловым партнером, как вдруг я его, да и Набу в целом, посылаю нафиг.

Вместо нормального разговора потерянно бредет домой и думает. Решает разузнать про меня побольше и запускает на терминале поиска лиц новости об моей роже, на тему что за контракты, зачем и как. Ну и первой физиономией, из, стоит заметить, нескольких сотен, видит рожу некоего Дамала Андерсона, некоего аристократа с Ксикуин номер два, несколько лет как «путешествующего по галактике». Первой, сцуко, исключительно в силу алфавитного порядка.

Причем, что самое смешное, до моего появления в кабаке, стопроцентно этот деятель не был уверен, что Дамал и я — один и тот же тип, что в целом, учитывая количество не менее похожих рож, разумно.

Соответственно, сейчас, чешет он к столику, порадовать меня что инкогнита моя раскрыта, но он молчок, ежели я возьму у него денежку, возьму его за неё в дело и вместе мы начнем бороздить просторы большого театра.

Ну, прямо скажем, не самая приятная перспектива. Деньги мне его нафиг не сдались, как и он сам. Может, парень и не самый худший, но точно не деловой партнер, с такими тараканами в голове. Да и тип он такой, если разобраться, ненадежный.

Итак, валить его наглухо явно не стоит. Не за что и вообще глупо. Брать в дело тоже не буду. Ну, не зря я призывал духов разума, решил я и начал работу по первому своему мозготраху в ДДГ. С Палычем были лишь предварительные ласки, да и то неудачные, а здесь полноценный мозготрах.

Информацию по Андерсону в его отсутствии ума потер нафиг, часть ассоциативных цепочек удалил, оставив от себя образ «забавного рассказчика, но неинтересного типа». Ну и перемкнул цель визита сюда на некий малознакомый образ, якобы капитана, с которым Навин должен был встречаться в кантине.

Детальная проработка тут не важна, никаких критических противоречий я не вносил, а деталей сознание само навыдумывает, свойство у него такое, выдумывательное.

Навин остановился, не снимая капюшон кивнул мне, осмотрел кантину на тему «капитана». Закономерно его не обнаружив, кивнул мне повторно и срулил по своим делам.

Ну и слава флуктуации, решил я, потягивая сок. А вот про Дамала надо бы все–таки побольше узнать, я, признаться, не лез в поисковики, резонно опасаясь возможного поиска по истории запросов. Но ежели он вполне официально мелькал в планетарных изданиях, то можно узнавать более–менее спокойно. Осторожно, подстраховавшись, но спокойно.

На Террине, перед стартом, вселил в Лану, да и подозреваю, в ведроидов, некоторое сомнение в своей вменяемости. Уж не знаю из каких недр подсознания, точно от прототипа, всплыла уверенность, что значит, юная влюбленная аристократка с романтичным именем Звезда, бросила отчий дом за ради рая в шалаше с замечательным мной.

Бред–бредом, но пока не проверил Террин два раза, не успокоился и команды на старт не давал. Ну может и псих, но так мне спокойнее.

Определил Лане целью нашего путешествия торгово–наёмничую станцию, сектора Долдур. На фиг Чоммель, хаттов и прочее. Побудем немного честными наемниками, думал я, провожая уменьшающийся на мониторе диск Набу взглядом. Единственное, о чем я жалел, так это о невозможности плюнуть на эту, прямо скажем, несимпатичную планетку.

Примечание к части

Итак, у автера, причем подозреваю, надолго, появилось до хрена свободного времени. В целом, он даже может писать по две главы, однако. Вот я смотрю, да и кажется мне, что последние две главы фиговы. Не совсем, но как–то не особо нравятся они мне. При том, что свои 7–8 часов они сожрали. Да и по сюжету вроде все так, как задумывал… Хрен знает. Объективное и взвешенное мнение прочитаю с удовольствием. Нормальные ли главы, или неторопливое, вдумчивое написание как раньше лучше?

любопытный и не самый радостный старина Киберъ Рассвет

20. В силу лёгкого отдыха

За время перелета на станцию несколько раз менял Лану на мостике, проверяя свежеобретённые навыки. Ну, хорошо что могу, но какого–то восторга я не почувствовал. Ну корыто космическое, ну рулю… пусть лучше Лана рулит, у неё неплохо получается, окончательно решил иерархичный я.

По прибытию же на станцию я был несколько удивлен. Станционная сетка, к которой я подключился сразу же по прибытии, наполовину состояла из грозительных объявлений типа «фоллинцам без скафандров вход строго воспрещен!». Что–то связанное с этим видом я помнил, но смутно, так что ознакомился с вопросом, чем изрядно поднял себе настроение.

Тут, значит, в округе, болтается некая планетка, Фоллин обзываемая. Теплая, но не жаркая, мелкая, на половину стандартного Же. Из веселых моментов её описания, значится она как «влажная», притом что поверхность лишь на четыре процента покрыта водой. Это выходит, ну для влажного климата, эти четыре процента кипеть должны со страшной силой.

Но самое забавное — это население. При половинном Же, абсолютно антропоморфные и аналогичные сложением и размерами человекам. Хладнокровные чешуйчатые рептилии притом, но несмотря на это, на рептилячью морду крайне привлекательные для человеков. В большинстве своем, реально симпатичные ящерки. Но, самое веселое, что эти тварюшки выделяют некие «феромоны», которые действуют как сильнейший афродизиак на всех. Вот вообще на всех в галактике, главное чтобы было куда пихать или пихало какое, видовая принадлежность, пол, биохимия и прочие моменты пренебрежительны.

Похихикал я над неким затейником–рептилофилом, совершившим подобный фортель с невинными гадами. Хотя, учитывая «афродизиачность», мог быть и затейливый тролль–хипарь, своеобразно интерпретировавший лозунг «занимайтесь любовью, а не войной».

Ну, в целом, похихикивая, решил я, опасение станционных руководителей разумны и предупреждения оправданы, ну, учитывая близость планетки этих трахогадов. Феромнёт такой тип на станции ненароком, и всё залюбится, хорошо если не насмерть, а тут люди делами занятны, биржа найма, а не межвидовой бордель.

А после стыковки я ознакомился с внутренней кухней именно наемничьих услуг. Достаточно удобная «доска объявлений» без выхода в общую галасеть, ну и несколько кантин, в качестве этакой «теневой биржи», где контракты заключались без документального подтверждения. Впрочем, там заключалось что–то или совсем лютое, или насквозь законное, потому как заказы «за голову», например, вполне официально висели в сети.

Для начала решил я порыться в заказах, с фильтрами «не убийство», «разовая акция», «без нарушений законов республики». Урезало это порося доски сильно, как в смысле объема предложений, так и расценок, но меня это не сильно расстроило. В любом случае это нужно скорее как своеобразный «отдых от отдыха», да и компании не помешает факт выполненного контракта.

Пробежался взглядом по первой странице заказов, и цапанул меня один, причем названием места. Но конкретики не было, прототип «что–то знал», но конкретно не вспоминал. Никакого негатива или позитива не было, просто «знакомое название». А сам заказ на спасение\эвакуацию двух несовершеннолетних разумных. Хм, любопытно, решил я и стал выяснять доступные моменты.

Итак, есть некая планета «Новый Эпсилон», планета–улей, причем не стандартный экуменополис с ордой маргиналов, а именно улей, с высокими показателями производства, тянувший ранее на себе чуть ли не полсектора, в смысле экономики. Высокотехнологичное производство, в основном схемотехника.

До относительно недавнего времени на планете царил этакий технократический апартеид, инженеры имели политические права и управляли, рабочие и техники прав таковых не имели и управлялись. Показатели импорта своего товара и уровня жизни как первых, так и вторых были высочайшими в секторе, впрочем, главнюки логично жили намного лучше.

Жили они так довольно долго, но вот, недавно, удивительным образом синхронно с активной экспансией на рынки Нового Эпсилона Торговой Федерации, на планете начались волнения, на тему «дай рабочему порулить страной». Ну, дело благое, хотят рулить — пусть рулят, но хамские инженеры руля не отдали, что привело к закономерным беспорядкам. Три с половиной митинга с плакатами, безусловно вели к нарушению «мира в галактике», так что на планету буквально через неделю после разгона митингов десантировались хранители этого мира, в неназванных жидайских рожах.

Через неделю на планете царил мир и демократия. Рулил ей некий, всенародно избранный исконно пролетарский тип, Эван его фамилиё. Ввел массу неназванных «демократических преобразований», итогом которых стало «всеобщее ликование», ну и такие незначительные и неважные вещи как стабильное и динамичное падение производства. Как следствие незначительных моментов, уровень жизни на планете падал, как следствие вышеперечисленного — общее падение уровня жизни в секторе, значительная часть которого была завязана на поставки продовольствия и ресурсов на Новый Эпсилон. Торговая же Федерация, в рамках демократии и конкурентной борьбы, конечно, не только захватила значительную часть рынков, но и стала поставлять свои товары в самом секторе.

Ну, все демократично и равноправно, не поспоришь. К моменту следующих выборов средний доход разумного на Эпсилоне упал раза в два, что ничуть не помешало Эвану выиграть новые выборы, массовые гульбища, записанные в сети и раздача слонов населению тут были совершенно ни при чем. Однако, кровавые и коварные силы реакции и недемократии не спали и через несколько дней после выборов Эвана забили статуэткой насмерть, в его же кабинете.

По результатам новых выборов, к власти пришел, что явный ужас и надругательство над демократическими ценностями, некий инженер Роан. Что заполнило внутреннюю сеть криками и визгами о возвращении плохих времен. Выросшие за пару недель экономические показатели это блестяще подтвердили и на планете, на текущий момент, прошло аж пара митингов и несколько забастовок.

Ну, подобные пертурбации на планете забавны, но не очень интересны. Кроме того, хоть каждая кухарка и может управлять демократической страной, наблюдаемая мной в сети рожа невинно остатуенного Эвана была пролетарской только во влажных мечтах домохозяек Эпсилона. Так–то то ли коммивояжерская, то ли артистичная смазливая рожа, если по совести. Ну да ладно, проблемы эпсилонцев Райзеггера не сношают, а вот заказ, с ними связанный, интересный.

Итак, у Эвана с любопытной фамилией Сзок, оказались две дочки, близнецы, как я понял. Которые, судя по сети Эпсилона, пропали через неделю после остатуивания папаши. А сейчас на станции находится некая Рожа Сзок, с заказом, довольно скромно, но все же сносно оплачиваемым. А именно, эвакуировать близнецов Алани и Ариту Сзок, с Нового Эпсилона и доставить в любящие руки тетушки Рожи.

Назначая вознаграждение в пятнадцать килокред за сей подвиг, рожа у госпожи Сзок от жадности не треснула, ну да и черт бы с ней. Сами же «несовершеннолетние» были шестнадцатилетними кобылушками, чьё несовершеннолетство базировалось на законодательстве Нового Эпсилона, где полноценное гражданство выдавалось аж в двадцать один год.

Ну, в целом, любопытный заказ, не сказать чтобы простой и не сказать чтобы сложный. Если господину Эвану моё недемократическое сердце добавило бы статуэткой, то к его отпрыскам это не относилось, да и симпатичные барышни, стоит отметить, отметил я, листая новости и общедоступные сети Нового Эпсилона. Ланы мне вполне хватает, но почему бы не спасти девиц в беде, просто, как благородный человек? Ну, в смысле за деньги.

Так что взял я, да и связался с госпожой Сзок на тему обсудить заказ в ресторанчике рядом с ангарами. Дамочка явно нервничала, прибыла ранее оговоренного срока, отметил я, подходя к столику. Было госпоже Сзок лет под сорок на вид, довольно среднего телосложения и роста. Рожа же у неё была как рожа, даже в чем–то симпатичная, так что подчеркивание её наличия именем я нашел несколько излишним.

— Райзеггер Верворменд, компания «Райзеггер», — представился я. — Госпожа Сзок? — на что последовал кивок, а я уместил зад за столик.

— Не чрезмерно ли вы юны, господин Верворменд? — хамски начала предъявлять претензии дамочка.

Ну а я стал хамски применять духа разума. Итак, эта Рожа у нас управляющая средне–высшего звена в производственной корпорации. Эвану она выходит сестрёна, старшая притом. О племяшках волнуется и беспокоится, правда странно: считает их детьми, волнуется и боится, что их убьют или сексуально изнасилуют. При этом, на подсознательном уровне, завидует(!), что их будут насиловать.

В общем, решил я, куда–то я не туда залез. Какие–то личные дамочкины девиации, а мне надо с духами поосторожнее, а то можно и кукухой поехать.

Главное, девиц она считает опекаемыми, реально родственница. Из любопытного — контора ейная в свое время сама направила Эвана на планету Новый Эпсилон для участия в политической жизни. Деталей Рожа этакая не знала, но обратившись после известий об остатуэтчивании братюни к начальству, получила довольно равнодушную реакцию и двадцать килокред для «разрешения семейных вопросов». И даже отпуск.

Видимо, контора этой Рожи аффилирована с ТФ, причем на уровне высшего руководства, потому как сама она не в курсе аффиляции. Ну да хатт с ним, но, во–первых, за бредовую возрастную дискриминацию, во–вторых, за жадность, дамочку будем лечить кредом.

За дело я возьмусь, девицы хоть и не дети по факту, но отыграться на них и вправду могут не по–детски, а изнасилование — это не рожины эротические фантазии, прямо скажем. Да и прибить их за папашкины художества тоже могут, что вполне объяснимо, однако несколько несправедливо. Так что, при учете всех прочих равных, если дамочка не упрется рогом, за дело я возьмусь и девиц вытащу. Если еще живы, конечно, что прямо скажем — не факт.

— Не чрезмерно, — сухо ответил я спустя секунду субъективного времени. — Госпожа Сзок, сразу хочу вас предупредить — сумма, озвученная вами, не соответствует сложности заказа. Я навел некоторые справки, сочувствую вашему горю, однако, минимально возможная сумма, на которую я могу пойти — двадцать пять килокред.

Данная сумма была, как по мне, вполне уместна: тетка за жадность и хамство отслюнявит мне пару месячных окладов, что не мало, но за жизнь родных даже не смешно. Ну и выделенные начальством деньги целиком, а то ишь, экономить вздумала, рожа неприличная.

— Это слишком… — начала тетка но была перебита.

— Это тот минимум, который выводит операцию в ноль, — ровно сказал я, — исключительно из сочувствия к вашему горю. Нормальная цена такого заказа в два раза больше, — озвучил я среднюю сумму, за которою брались её предыдущие собеседники, — торговаться и снижать я её не буду, это просто, — брюзгливо оттопырил я губу, — оскорбительно. Либо вы соглашаетесь, либо прекращаем тратить время друг друга, — подытожил я.

— Я согласна, — трагично и со вздохом, но внутренне с радостью ответила тетка.

Полтинника у неё банально не было, даже с продажей активов, так что я был для неё, ну, точнее, для племянниц, вполне себе шансом. Так что оформили мы с Рожей полноценный контракт с регистрацией в юстиции, а то мало ли что.

Ну а я решил, раз уж пребываю на станции специфического уклона, приобрести оборудование и снаряжение. Ряд которого, например, хоть и не запрещался законодательством республики, в продаже найти было просто невозможно.

Из стандатного и общедоступного, прикупил я всякие силовые наручники, да и прочую отраду БДСМщика вниманием не обошел. Помня (к сожалению) ненаглядного Максика, ну и макаронину-Виссу — даже сумки для транспортировки разумных прикупил. А также легкие бронники в виде курток, несколько пневматических иглострелов, груду снаряжения для высотных работ, как высокотехнологических, так и нет. Кучу фармакологии всяческой, как для игл, так и вообще — лишними не будут.

Ну а главное, хоть и долго искал, надыбал очки–визор, в которых была голокамера, сопрягаемая с ведроидом. Искал я долго не из–за особых функций, которые мне, прямо скажем, не особо были нужны. А именно ради сопряжения, потому как с ними я смогу протоколировать и отсылать в ту же юстицию то, что увижу. Ну, отсылать будет Эммер, но вполне себе доказуй, учитывая его протокольные протоколы.

Оседлал я груду барахла, возвышающуюся над дроидом–гравиплатформой (пришлось арендовать, а то уж больно много жизненно необходимого пришлось покупать), да и поехал на Террин, наконец–то хоть в какой–то мере соответствуя способом передвижения своему величию.

Обозначил Лане направление движения, благо, пока я вел переговоры и шопоголил закупал необходимое, корыто было заправлено и обихожено. Ну и стал рассортировывать кучу ненужного хлама орудий производства и думать–прикидывать.

Итак, по сетке много не понять, но девицы исчезли шесть дней назад. Следов сопротивления, как врет местное СБ нет, да и голофото обиталища девиц (столь пролетарского, что глаза от роскоши режет) указывает что свалили они, не сопротивляясь. Кстати, бардак, что такое в сети, ну да не доктор я местному СБ. Но, ежели бы было сопротивление, то изрядная часть статуэток и вазочек и всякой прочей мещанской непотребщины не на местах стояли а разбиты бы были.

В принципе, тоже не показатель, могли их и запугать. Но если бы их тырили для мести, то тушки бы уже давно где–то всплыли, причем, скорее всего, показательно. Так что, либо девицы сейчас дыхательными и пихательными отрабатывают прогрессивную политику папаши (что неприятно, но решаемо, я, в таком раскладе, наверное даже помогу в смысле психики), либо они заныкались сами, опасаясь вышепомянутой «отработки».

Так что, для начала, проверю я несколько адресов, выданных Рожей. Скромно конечно, всего шесть квартир у пролетария Эвана, но мне же легче. Там их, скорее всего, не будет, но проверить не помешает. Далее будем трахать в мозг по нарастающей, начиная с охранников апартаментов, откуда девицы похитились. Ну и будем надеяться, что найду до того, как возможные похитители затрахают их насмерть.

До планеты мы добрались за сутки. Вообще, меня наша скорость как радовала, так и начинала напрягать. Потому как если это где–то экстраполируется или интерполируется, то картина перемещения Террина может вызвать ряд вопросов. Впрочем, таковое возможно лишь в случае адресного поиска по нескольким секторам, плюс погрешность, плюс не факт, что эти данные хранятся. В общем, мелькать в местах с регистрацией поменьше, но особо можно не дергаться, решил я.

Впрочем, регистрировались мы, в угоду моей паранойе, не как судно компании, а как судно с пилотом, на орбите. Вообще, по уму, нужен нам челнок, решил я. Да и спидер, как обычный, так и ленд не помешает. Вот только, наверное, все это закажу я у Блэка. Как–то местные креативные решения в транспорте меня не вдохновляют.

Надумал я эти мудрые мысли да и заказал челнок в аренду. Пока им, а там посмотрим. Лана на оставление на орбите хотела обидеться (внешне не показала, но дух разума выявил), однако демонстрация экуменополиса её от обиды избавила. Делать там и вправду толком нечего, огромный квартал, по сути.

Спускаясь на челноке, признаться, я опасался что будет лютая загазованная дичь, вроде полноценного мира–улья. Воспоминания о котором, вроде бы, из молоток–воевать, а подробности указывают, что прототип, похоже, все–таки там был. Интересно кем, так–то инквизитором каким, судя по наклонностям, но у него же на религию задничный огнемет работать начинает. Хотя… Мог, морда двуличная, мог, решил я, любуясь на отражение в стекле не менее двуличной морды.

А сам улей, стоит отметить, был более чем пристоен. Я бы назвал его аналогом Академ–сити: да, сплошная городская застройка, но немало вполне живой зелени, хотя, безусловно, в «горшочках». Транспорт не грязный, производство чистое, решил я, пройдя таможню. Вообще, симпатично так, хотя превращать планету в город всё–таки бред. Нет, возможно, на нижних уровнях все плохо, но учитывая, что этих уровней не так и много — планету не трогали, возводя город на ней а не в ней, то скорее всего и там вполне себе ничего.

Ну а одобрив и осудив местное население, озаботился я арендой спидера, причем не ленд, а обычного, правда, на всякий, с пассажирской люлькой. Арендовал, сопряг датапад с бортовым навигатором и стал облетать адреса.

Ну и, закономерно, проверка помещений духом, разума там не обнаружила. Учитывая средний уровень коэффициента интеллекта по галактике, стопроцентной гарантией это не было. Но все же, я и тем что было удовлетворился.

Остановился я в некой кафешке, на тему повеселиться и подумать. Да и стал там думать и веселиться.

Выходило, что нужны мне, для начала, охранники резиденции. Однако, это охраняемый квартал, плюс технические средства контроля, скорее всего, есть. В общем, не спидер, а ручками–ножками, благо, часть снаряжения я прихватил.

Пролетел я над подобными кварталами пару раз, один раз даже над искомым. Учитывая предупреждения навигатора, да и наблюдаемые глазом элементы, прикрыты эти кварталы щитами, колдунскими, кстати — людей пропускают, технику нет. Ну да меня это устраивает, да и запись я на очёчки сделал.

Снял номер в отеле средней паршивости и приступил к планованию плана.

Итак, мне нужно попасть в некий «правительственный квартал», въезд и влет в который возможен исключительно через КПП. Меня туда не пустят, потому что, с точки зрения глупой охраны, делать мне там нечего. Вообще, если подумать, делать именно там мне и вправду нечего, потому как нужен мне лишь объект считывания, в прямой видимости что глазами, что через многомерье. Ну в любом случае рядом, потому как через многомерье я ни фига не определю нужного объекта.

И вот то, что квартал расположен на некоем «плато», а так же то, что щит прикрывает его исключительно сверху, меня вполне устраивает. Прикинул я маршрут, просмотрел запись с пристрастием, насчет камер (последние, что было логично, концентрировались на местах, где люди ходят и летают, жопы же всякие, на которые я нацелился, камер практически не имели), да и стал готовиться к восхождению.

Прихватил захваты обычные и магнитные, моток веревки, крюк–мультитул и пару карабинов. Так–то мне и захватов хватит, но на всякий — не помешает.

Полетел я на нижний ярус, под потребным мне кварталом располагающийся, а уже на месте оставил спидер висеть на автопилоте за глухой стеной здания и опорой верхнего яруса. Ну а сам пополз вверх, благо метров тридцать, не больше, до квартала оставалось.

Тогу маскировочно перекрасил, да и подобрался снизу плато к примерному расположению особняка Сзоков. Зафиксировался да и стал духом и через многомерье разумных искать. Последних не нашел, зато обнаружил охрану. Слегка отымел их в мозг, слегка офигел от результатов, но решил разбираться с этим позже, так что спустился до спидера и вернулся в гостиницу.

А в ней предался столь любимому мной охудеванию, параллельно, через датапад, проверяя рожи, ну в смысле точность идентификации охранниками лиц и морд.

И выходила такая петрушка, что Эвана с высокой долей вероятности, прибил таки теперешний главнюк, Роан–инженер. Потому как после него в особняке гостей не было, ну а забиться статуэткой насмерть — не самый удобный способ самоубийства. Не стопроцентно. Но внешне выходило так, больше гостей или посторонних каких проникало, а контроль камерами подходов был не сдублирован, а сдесятирован. А вот после этого, от, на минуточку, главы всепланетарного СБ, поступило указание, что никого в особняке постороннего не наличествовало. Ну, приказ выполнили, особо не заморачивались. Служаки неплохие, факт.

Впрочем, это преамбула, а теперь амбула: девицы особняк покинули сами, с вещами, в компании — сюрприз! — всё того же начальника СБ, Габором Балогом обзываемым. Который факт покидания особняка близняшками так же приказал забыть, что достойные подчиненные со всем усердием и исполнили.

Так, ну ладно, положим, силовикам скатывание планеты в демократию и плюрализм всяческий было не по сердцу. Дикие люди, безусловно, что такое уровень жизни и пожрать на фоне демократических ценностей! Но вот, не оценили они и решили Эвана сменить.

Роан, кстати, что забавно, был из тусовки Эвана же, политической. Невзирая на инженерность. То ли подлый шпиён, то ли пытался убедить поборника демократии, что люди хотят кушать, коллаборационист клятый. Не убедил, отоварил статуем в сердцах, от провала своего коварного плана.

Это всё возможно, объяснимо и прочее. Как и СБ-шник всю эту детективию прикрывающий. Однако, на кой хрен этому СБ-шнику две юные девицы? Хотя, может и правда, на тот самый хрен. Девицы–то такие, фактурные и аппетитные. Но, в любом случае, до завтра подождут. Как бы лют местный мент не был, насмерть он двоих не засношает, а ничего нового с ними, учитывая время похищения, не произойдёт.

Ну а надумав эти бесчеловечные, жестокие и себялюбивые мысли, довольный я уснул в предвкушении завтрашних пакостей и злодейств.

Примечание к части

И задрых бессердечно наш злобный гг–ой, оставив двух девиц, буквально демократических принцесс, на ментовское поругание, молодец какой.

ехидный старина Киберъ Рассвет

21. Тонкий аромат коррупции

Проснувшись за пару часов до начала рабочего дня, принялся я думать мысль на тему «как бы мне до нетоварища Балога добраться с целью подсаживания ему духа». Выходило не слишком радостно, потому как есть офис СБ, где он теоретически работает, да и всё. Ни адреса проживания, в чем я убедился еще вчера, ни каких бы то ни было данных, кроме рожи сего типа.

Вот как–то есть у меня сомнения, что проникнуть в здание СБ с экскурсией у меня выйдет. Да и в том, что хотя бы выяснить, где кабинет главы, мне удастся, я несколько сомневаюсь, не говоря о том, чтобы проникнуть.

Однако, при всем при этом, у меня заказ, и его цель похищена. От того, что я буду страдать и печалиться на тему, что всё плохо, девицы не разпохитятся почти стопроцентно. Так что, очевидно, есть у меня два варианта: относительно долгий и относительно быстрый. Оба не самые надежные, но выглядят они так:

Тереться около здания СБ и копошиться в мозгах всех ментов, с целью получения информации о месте жительства, ну и вообще. Вариант хреновый, ненадежный, рожей моей в подозрительном месте мелькающий излишне, даже если как заныкаться — то все равно на камерах буду. Да и прямо скажем, вероятность, что доступные менты что–то будут знать, не самая высокая, так что отложим этот вариант как номер два.

А можно тереться у здания СБ недолго, зафиксировать по возможности приезд нетоварища полицая, заметить его колымагу, плясать от неё, ну и отследить до его дома. Вариант тоже, прямо скажем, не самый блестящий, начальник может опоздать, не явиться на работу, пользоваться разными колымагами. Да, в конце концов, ехать в кортеже, которые слежку срисуют и сделают мне плохо и больно. Хотя тут уже варианты есть, например подпустить Балогу духа, пока он будет в зоне видимости, но тут уж как повезет. Ежели будет не один, а подобраться поближе не выйдет, то проще будет отследить точку назначения.

Так что собрался я да и полетел к местному СБ. Было оно не на элитной «верхотуре», что позволило мне расположиться в сени деревцов в горшках, имитируя бурную деятельность, в виде копошения в спидере. Ну и очёчки свои модные как бинокль использовать, не без этого. Полезнейшая всё–таки оказалась приблуда.

Господин верховный полицай, по итогам часового наблюдения, оказался трудоголиком, что похвально, и пидарасом, что констатация факта. Не в смысле постельных предпочтений, на которые мне было в целом наплевать, разве что кроме как в разрезе сохранности целей. А в смысле моего удобства, к которому сей пидарас оказался нечуток и пренебрежителен. Ну реально, свинство просто былинное: вместо того чтобы как все приличные сотрудники, оставить колымагу на одной из двух площадок для лендспидеров, этот нехороший человек, прибыв, стоит отметить, к началу смены, залетел в ненадолго открывшиеся ворота в самом здании.

Причем, только этот мажорский момент и позволил вычислить деятеля, да ещё, стоит отметить, не сразу. Разглядеть я его, даже с увеличением, не разглядел. Только нетипичное поведение колымаги, да еще через минут десять после её залета, сподвигло меня прокрутить запись с максимально возможным увеличением.

Что и позволило выявить морду лица фигуранта, хамски расположившегося на водительском сидении спидера. Ну, в принципе, уже неплохо, несколько успокоился я, после запоздалого страха всё пролюбить. Лендспидер достаточно приметный, место вылета вроде бы одно. Так что количество точек наблюдения у меня расширяется, соответственно, возможно, будет и неподозрительное.

Сделав эти выводы, я победоносно завершил ИБД, ну и стал искать неподозрительное место наблюдения. В итоге, почти в полукилометре от здания СБ, расположился в чем–то типа столовой, судя по обилию наименований еды и крайне урезанному ассортименту выпивки. Вид на здание СБ с моего места был, между двумя зданиями притом. А главное — ворота для самой главной задницы СБ проглядывались с минимальным увеличением.

Так что, частично подключив духа, а частично тратя инь, рассеял я внимание, изучая одновременно основы программирования на датападе, ну и пырясь на заветные ворота. Прямо скажем, не самое приятное времяпрепровождение, трата инь постепенно росла, внимание постоянно пыталось ускользнуть с «неинтересных» ворот. Пару раз, на полчасика, концентрировался на них целиком, но уж чрезмерно было скучно.

Самое обидное, жадный прототип знал техники подготовки следящего, да и самой слежки. Факт этого знания в моей памяти был, на тему «нужно будет — посидим, последим». Но, не пользовался и не вспоминал детали, ограничиваясь констатацией факта. Так что, в мой короткий лист «необходимого к изучению и овладению» добавился еще один пункт. А то уж совсем людоедские траты инь выходят.

Собственно, к моменту, когда из люка появилась колымага пидараса, я держался исключительно на усилиях духа и собственной вредности, потому как инь приблизилась к опасно низкой черте. Булькая полным пузом кофеиносодержащих напитков, добрался я до спидера и пристроился метрах в ста за колымагой. Кстати, у деятеля еще и кортеж из двух спидеров оказался, что окончательно уверило меня в его гадкой и пидарасной природе.

Через десять минут полета колымага полицая приблизилась к элитному жилому кварталу. Эскортные лендспидеры отстали и свалили нафиг, полицай влетел на КПП, ну а я медленно пролетая над кварталом, думал уже о том, как бы мне в него половчее пробраться.

Ну и, в благородной задумчивости, чуть не упустил лендспидер пидораса. Который, несомненно, своими гадкими деяниями заслужил приставку противный! Потому как минут через пять после отлета кортежа, с КПП квартала стартовала противная колымага противного главы СБ. Мне еще и ломать и так уставший мозг пришлось, следуя за лендспидером и прокручивая запись, чтобы быть уверенным, что в колымаге всё–таки он.

Ну вот просто, противный пидарас, и никак иначе.

Ну а пока я, пылая праведным гневом, присуждал Балогу справедливые и заслуженные звания, этот гадкий тип рулил на средние ярусы улья. Учитывая отсутствие эскорта, я уже примерялся подлететь поближе и запустить в него духа разума, однако был в этом начинании обломан.

Балог зарулил в явно нежилую зону, что–то вроде складов и офисов, и приземлился рядом с непрезентабельной трехэтажкой. Вышел из колымаги и прошмыгнул внутрь здания.

Пришлось делать пару кругов, отслеживать камеры, которые хоть и не обильно, но все же присутствовали в этом царстве складов и офисов. Да еще, вдобавок, бросать спидер за его пределами и с акробатикой и альпинизмом добираться до здания с полицаем, не попадая в зоны слежения камер.

Но добрался, благо фасад трёхэтажки камерами не просматривался, ну а сама она их, по счастью, не имела. Так что решил я поползать по этому фасаду, да позаглядывать в окна. А то черт знает, как внутри здания с камерами.

Да и разумных в здании всего три, определил дух, которого я (спохватившись) для проверки направил на разведку. Так что вместо проверок закрепил я на лапах зацепы, направившись к окну комнаты с разумными.

Зрелище, которое предстало моему любопытствующему взору, с одной стороны было ожидаемым. Господин Балог трахался сексом, очевидно, с целями моего заказа. Правда был один незначительный нюанс: жертвы сексуального изнасилования вели себя, ну на мой взгляд, излишне активно для изнасилуемых.

Собственно я несколько минут наблюдал с искренним интересом, в голове же проносились мысли «эвон оно как… вот чертовки! Наверное приятно, хотя и странно…. А это надо точно попробовать! Блин, завидно, черт возьми!!!». На этой мысли я и сконцентрировался, а потом меня слегка отпустило.

Но вообще завидно, да. Я бы, прямо скажем, тоже был бы не против чтоб мне, меня, да и сам. А еще близняшки.

Но либидо я все же подавил, да и зафиксировавшись на стене, загнал для очистки совести сразу двух духов, одного в Балога, одного в близняшку, которая… впрочем пофиг. Стимулировал свой недоисточник и вошел в медитацию.

Самое забавное, что информация от мента была в целом ожидаемой и ничего особого не содержала. А вот беглый просмотр информации от девицы, чуть не выбил меня из медитации. Итак, господина всенародно избранного президента Эвана прикончили, вот это поворот, его любимые дочурки.

Осуждать их за этот момент, даже не знаю, стоит или не стоит. Господин Эван был тем еще хмырем, да и вдобавок «любимыми» дочурки оказались в разных смыслах… хотя… впрочем, надо систематизировать информацию и обдумать.

Итак, девицы оказались не глупыми, хотя, как по мне, дурами. Неглупыми, потому что неплохо учились, усваивали информацию и делали выводы. Дурами, потому что ни хрена не просчитывали, дальше чем на ход, последствия своих действий.

Итак, будучи достаточно избалованными, данные мамзели, тем не менее понимали, что папаша их рушит экономику, что в итоге приведет к социальному взрыву. Однако, они ни хрена не опасались последствий, в чем прослеживается их дурость. Они хотели сохранить, а точнее даже повысить свой социальный статус, да и возжелали власти над разумными, не только над сверстниками–товарищами но и вообще.

Кстати, их не вполне традиционные семейные отношения оказались действительно «семейным делом», никто никого в чрезмерно юном возрасте не совращал, все было чуть ли не по их, нежели отцовскому желанию. В общем, тут дело и вправду семейное, так что и хрен бы с ним.

А вот что не хрен, так это то, что к концу своего первого срока, до Эвана стало доходить, что исполнение заказа его нанимателей выльется в закономерные для него неприятности, которые он может не пережить. Что привело его не к попытке решить проблему, а к пьянству и наркомании в попытке убежать от реальности.

Пьянствовал и наркоманствовал он качественными продуктами, от и так незначительных внешних последствий которых его исправно избавляли лечилы. А вот для дочурок все было не радужно. Ну орал и орал, но Эван повадился их натурально бить и не только, за попытки воззвать к разуму и предложения «поговорить, найти решение».

Ну, в общем, свою смерть он, как по мне, заслужил, в рамках именно семейных отношений: вел семью к краху и гибели (пусть и неосознаваемыми до конца девицами), а на попытки как–то разрешить проблему — отвечал насилием, к началу второго срока реально стал явно получать от этого удовольствие и повода не ждал.

А за месяц до выборов в жизни девиц появляется Балог, который был мерзким типом, даже не ментом а поганым мусором. Появляется не только как глава СБ, но и как подельник, хотя точнее — совратитель.

В особняке главы государства камер хватает, глава СБ к ним доступ имел, так что был в курсе семейных дел шефа. Идиотом не был, что планета идет к полноценной революции, понимал, как и то, что его революционные массы понимать и прощать не будут. Но место ему нравилось, давало немалые деньги и главное — власть над людьми. В общем, придумал сей тип веселый план, как сохранить государственный строй, свое место и даже несколько большую свободу «самовыражения».

Побеседовал он с девицами, пояснил некоторые детали, в которые они не слишком поверили, но перспектива избавиться от регулярных люлей в сочетании с обещанными положением и властью их вдохновила. К папаше же из–за регулярных и методических издевательств девицы закономерно начали испытывать не любовь, а наоборот.

В итоге, план Балога феерически удался — Эван мёртв, доказательства того, что убийца — текущий глава государства, есть в изобилии, причем только у главы СБ. Пусть косвенные, но их множество, хватит для любого суда. Соответственно, Роану щедрый Балог представлял возможность вытаскивать экономику из задницы, получая шишки от нанимателей Эвана. Но при этом обладал прекрасным рычагом давления на главу государства, имея возможность в любой момент его дискредитировать, а то и посадить.

Всё бы хорошо, однако некая жидайка, одна из тех, кто принёс «мир и демократию» на Новый Эпсилон пять лет назад, близняшек запомнила, чем–то они её задели (хотя, возможно, это и не одна жидайка, а именно секта зашебуршала, форса знает). Однако, написала она девицам, что, мол, держитесь, бегу и спотыкаюсь, убийцу папашки найдем, вам поможем и все будет хорошо. Скоро буду, целую, ваша хранительница мира и демократии.

Девицы, закономерно, перепугались, начали паниковать. Балогу ситуация тоже не приглянулась, но паниковать он не стал, а первым делом убрал девиц куда подальше. Кстати, по его планам, охране особняка оставалось жить день максимум. Сныкал он девиц, да и стал думать, как бы на них(!) перевести стрелки, причем планы, пусть и примерные, были, отличались гнусностью и выживания близняшек не предполагали.

Что ничуть не помешало этому пидарастическому мусору затребовать от девиц интима за «его риск и многие услуги», кои девицы, не с великой радостью, но и не без некоторого энтузиазма стали оказывать.

Ну, прямо скажем, «хороших» я тут не вижу вообще. Но близняшкам, по большому счету, особо в претензию поставить нечего, кроме разве что того, что дуры и повелись на развод. То, что не самые приятные разумные — так не лучшее воспитание, да и прямо скажем, не обязаны они мне нравиться. Они — цель моего заказа, начленовертили они, конечно много, но ничего такого, из–за чего я вот жить бы не смог, а непременно хотел покарать. Дуры и дуры, пусть Рожа с ними разбирается, окончательно решил я.

А вот мусора я завалю, потому что реально гнусный козел. И в этой ситуации, да и в целом, судя по беглому просмотру. Причем, думал я, делая копии номеров и паролей обезличенных счетов мусора в своей памяти, валить его надо побыстрее, а то блин, заляпает цели биологическим материалом, а мне с ними еще возиться.

Надумал я это, да и пристрелил мента. А в фигеющих девиц по парализующей стрелке выпустил, в дырочку от бластера, ибо нахрен мне сдалось с ними разговоры говорить.

Ну, а пока добирался до комнаты внутри здания, отослал Эммеру головидео «насилуемых похищенных несовершеннолетних», с наказом все запротоколировать, но никуда не отсылать, а схоронить. Что ведроид благополучно и сделал. Пригодится, а то мало ли, думал я, заворачивая девиц в простыни и запихивая их в сумку.

Так, обнародовать запись я, наверное, не буду. Но пусть у меня будет, на случай возможных, хотя и маловероятных юридических претензий. А вот с местом «заточения» и мертвым трупом дохлого мусора поступим мы вот как.

Обыскал я барахло трупа, достал бластер, да и совершил с батареей хитрое надругательство. Минут через пять–десять рванет это орудие, следов от моего выстрела ни на стекле (как и от стекла), ни на обугленном скелете трупа не оставив. Да и здание должно неплохо загореться, если не скрыв следы пребывания девиц вообще, то сильно затруднив расследование.

Ну и прихватил я сумку с заказом, да и забрался в лендспидер мента, благо все нужное я уже прихватил. Составил программу автопилота, подлетел в бескамерное место, подкинул заряд для бластера, да и включил автопилот, колымагу покинув. Лететь она будет строго вверх, даже с отклонением небольшим к месту, где труп хозяина. Или в полете взорвётся, или об основание верхнего яруса долбанется, упадет и все равно рванет, скрыв все следы. Ну а тут склады и офисы, а если они не застрахованные, то я наёмник, а не лекарь душ.

Надумал я эти мудрые, полные презрения к чужой частной собственности мысли, да и стал добираться до своего спидера. Что, учитывая двух девиц в бауле, было не самым простым делом, при том, что на камеры я старался не попасть.

Но справился, сгрузил девиц в люльку, да и полетел к космопорту. Самое забавное, что на входном тамбуре чуть ли не нос к носу столкнулся с сильной одаренной, очевидно, джедаем. Впрочем, дамочка целенаправленно чесала на выход, не удостоив меня и спидер даже взглядом. Ну, значит повезло, решил я. Только вот хрен знает, кому и в чем. Сгрузил девиц в челнок, что оказалось довольно просто, сдал арендованный спидер, ну и, смачно плюнув на посадочное поле, стал подниматься на орбиту.

В качестве прощального подарка от покидаемой планеты, мне на датапад пришло извещение о штрафе в пять кредов за «демонстративное нарушение общественного порядка». И не поспоришь, философски подумал я, оплатил своё жуткое преступление и с чистой совестью направился к Террину.

На борту, отправив челнок автопилотом хозяевам, долго думал, минуту минимум, закинуть сумку в каюту как есть, или выкинуть содержимое. Жлобство победило — сумка моя, денежек стоит, а эти дамочки могут что нехорошее с физиологической точки зрения совершить, стервы избалованные же.

Ну а выкинув груз на койку, направился я на мостик, да и в обратный путь.

До просыпа девиц у меня было несколько часов, так что, во–первых, после ухода в гипер я состыковался с Ланой. Во–вторых, в чем–то позавидовал дохлому мусору, да и решил как–нибудь, при оказии, попробовать с близняшками. Категорически не этими, но, вообще, хочется попробовать. Хотя, с частью подсмотренного мне, безусловно, поможет Лана, пусть и не сейчас.

А в-третьих, решил я, пока есть время, таки проверить общедоступные данные по Дамалу Андерсону.

Ну и не сказать, чтобы я особо обогатился знаниями, хотя в целом, не зря полюбопытствовал. Представитель торгового дома Андерсонов, мелкое дворянство, боковая ветвь. Сирота с раннего детства, до совершеннолетия был опекаем родственниками из главной ветви, с дюжины же лет жил самостоятельно. Почти три года назад активы Дамала поменяли хозяев на других, с такой же фамилией. Очевидно, семьсот килокредов в банках — это последствия оной смены. Ну и покинул Дамал планету, оповестив интересующихся, что желает попутешествовать по галактике. Более в общедоступных источниках информации не было.

Самое забавное, что на обезличенных счетах дохлого мусора денег в разы больше, невесело ухмыльнулся я. Коррупция в отсутствии сдерживания — дело такое, выгодное, хотя и мерзкое. Способы «отжатия» бизнеса были у мусора прямо скажем, не самые аппетитные, мдя. Ну да ладно, мне денежка не помешает, а ему туда и дорога.

Дождался я примерного времени окончания действия снотворного, да и зашел в каюту. Блин, хороши чертовки, подумал я возбуждаясь от вида развернувшихся девиц. Впрочем, воспоминания об их жизни и делах меня быстро остудили. На хрен стервозин, аскетично решил я и провозгласил подъем.

Цели оклемались, испуганно глазами полупали, в простыни завернулись и уставились на мою персону.

Я же, благо отдохнувший и энергетику восстановивший, задействовал, на всякий, разумника. Да и зарядил спич:

— Райзеггер Верворменд, компания Райзеггер. Нанят госпожой Рожей Сзок, для вашего поиска, освобождения и доставки под её опеку. Вы находитесь на борту моего корабля, в течение дюжины часов мы прибудем к месту пребывания вашей тетки. Ваше состояние, — перешел я к важному моменту, — на момент освобождения запротоколировано, на случай возникновения у властей Нового Эпсилона юридических претензий по поводу ликвидации похитителя. Да, дамы, — веско покивал я, — ваш похититель мёртв. Однако, осознавая что обнародование этих данных, — на что последовали злобные зырки, — будет не самым благоприятным для вас, делать я это буду только в случае упомянутых юридических претензий. В остальном это дело исключительно ваше, как и решение, что стоит сообщить госпоже Сзок, — в процессе разговора я несколько корректировал восприятие своих слов, не хотелось получить злобных стерв, враждебных ко мне.

— Нам нужна нормальная одежда, — стервозно начала качать права одна из девиц.

— В шкафах одноразовые костюмы, — начал перечислять я, — пайки, — тыкнул я пальцем в пищевые пайки на столе. — Дверь напротив — санузел, — тыкнул я в выходную дверь, — времени перелета осталось немного, ваше перемещение по кораблю нежелательно. Есть ли вопросы непосредственно ко мне? Уточняю, вопросы вашей дальнейшей жизни и подобное, вы будете решать с госпожой Сзок, я всего лишь доставлю вас к ней. Вопросы ко мне касаются лишь дюжины часов, которые вы будете находиться под моей ответственностью.

На этот спич девицы задумались, переглянулись и помотали головами. Ну и оставил я их, шли бы они нахрен. Меня они будут воспринимать как этакого обезличенного наёмника–курьера, если и будут претензии за «порушенную жисть», то в адрес тетки, Балога, джедайки. Я не при делах, так что они мне более не нужны и неинтересны.

Собственно, с Рожей я связался еще до стыковки, оповестил чтобы принимала свой заказ, указав парковочное место. Тетка появилась через пару минут после посадки, облапала и обпричитала девиц. Уточнила у них, «не обижал ли я их». На что по мне мазнули равнодушным, спасибо разумнику, взглядом и заверили что «не обижал».

Вслед уходящим моя меркантильность прокашлялась и выдала:

— Госпожа Сзок! — на что тетка обернулась, — Будьте любезны, если у вас нет претензий, закройте контракт.

— Нет, господин Верворменд, — не с самой радушной рожей ответила Рожа, — претензий нет.

После чего со своего датапада осуществила платеж и отметила помянутое отсутствие претензий. С трудом удержавшись от посыла этой семейки матом, далеко и надолго, вернулся я на Террин. Выделил Лане премию да и задумался. Впрочем, сотрудница меня быстро вернула к реальности:

— Куда мы теперь, господин Верворменд? — спросила меня блондинка.

— Давай навестим мистера Блэка, — принял решение я, — у меня к нему будет разговор, а возможно и заказ. Ну и Мэла с его «картохой», — на что Лана улыбнулась, — посетим заодно. И вообще, давай отстыковываться побыстрее, — засуетился я.

— Зачем, господин Верворменд? — невинно захлопала голубыми глазищами девица.

— Как зачем? — возмутилась моя похотливость дурацкому вопросу. — Естественно чтобы состыковаться!

Примечание к части

Вот, написал. Ну и в комментах будет «плачь Ярославны», автерская просьба прочитать.

задолбанный старина Киберъ Рассвет

22. Предварительные ласки

Во время полета на станцию с Блэком я, помимо всяческих стыковок и изучения программирования (хотя, моя задница, явно стремящаяся обрести титул «Ленивая», отрастила одинокий зуб и точила его на копирование навыков готового ледоруба) знакомился с корреспонденцией как личного толка, так и на адрес фирмы.

Лично мне писала Ситара, особых откровений или признаний в страшных вещах там не было, однако был проявлен интерес, не умер ли я каким–нибудь особо изуверским способом. Долго удерживал себя от ответного письма в стиле «в общем умер я, внучек», да и удержал, ограничившись «жив, здоров и вам особо смертельных хворей не желаю».

А вот на адрес фирмы, помимо всяческих спамов, послания от фра(!), причем не делового, а тоже в стиле «ты там не помер ещё?», было не сказать чтобы приятное, но любопытное послание, пришедшее на второй день перелета.

Некая Тала Ре, на минуточку, главный архивариус Великого Ордена джедаев, алкала встречи, для «уточнения ряда моментов, связанных с выполнением нашей компанией заказа на Новом Эпсилоне».

И вот ни фига мне это не нравилось. Де–юре, жидай есть такой же гражданин республики, как и любой другой, а значит я какую–то там гражданку, которая что–то там хочет знать, не имея при этом поручения официальных властных структур, могу послать в далеко. Собственно, есть даже охотники за головами джедаев, вполне легально существующие в рамках правового поля, хотя на планетах, где секта жидаев признана местным законодательством тоталитарной и террористической организацией. Вполне официально были такие, пусть и немного. Нет, понятно, что поймай этого охотника зондеркоманда джедаев, то ему что–нибудь отрежут. Например, ногу. По самую голову.

Но правополагание и правоприменение — вещи разные. Например, джедай на миссии сената, юстиции, богатого папика появится на такой планете, и официально, несмотря на его поганое сектантство, ему ничего не сделают, потому что он представитель вышепомянутых. Прирежут, конечно, ну или постараются, но неофициально и втихаря.

В общем, посылать тетку не стоит, хотя «встречаться» я точно не буду. А, наверное, свяжусь голограммой, хоть дорого это жутко, кредов сорок минута.

Надумал я это, да и стал теребить головызовом оставленный в письме контакт. Контакт оттеребился и предстал предо мной. Вот черт знает, с какого фига у прототипа в памяти были какие–то монохромные персонажи из майнкрафта с помехами вместо голограмм. Ежели подобные бы были, то никто подобным и не пользовался бы, а была бы простая видеосвязь, невзирая ни на какие хитрые причины и копирастию.

В общем, голограмма была вполне себе голограммой, с изредка появляющимися помехами и артефактами, но, тем не менее, вполне цветная, трехмерная и качественная.

— Гражданка Ре? — сухо уточнил я у, стоит признать, не тётки, а довольно симпатичной девицы, на что последовал кивок. — Райзеггер Верворменд, глава компании «Райзеггер». Вы желали получить информации о деятельности компании «Райзеггер» на территории планеты Новый Эпсилон. В зависимости от того, кто является вашим нанимателем, я готов предоставить определенную информацию, — завуалированно задал вопрос я.

— Я… — несколько замялась дамочка, — Тала Ре, мастер–джедай, главный архивариус ордена джедаев. Мистер Верворменд, джедаи не являются наемниками.

— Благодарю за информацию, гражданка Ре, — кивнул я, — желаю всего наилучшего.

— Погодите! — остановила мою лапу девица. — На территории Нового Эпсилона я по личному делу, меня волнует судьба моих… — несколько замялась дамочка, — подруг, Алани и Ариту Сзок. Я в курсе, что они живы, однако мне бы хотелось уточнить некоторые детали.

— Основания для раскрытия информации, мисс Ре? — несколько менее сухо, но вполне формально спросил я. — Есть выполненный заказ, судя по тому что, вы в курсе о статусе Алани и Ариты Сзок, вы, как минимум, имели связь с заказчиком. Я наемник, мисс Ре, не в моих правилах разглашать информацию о заказчиках посторонним.

— Я джедай, мистер Верворменд, — открыла страшную тайну девица, — хранитель мира и равновесия в галактике!

— Представитель тоталитарной религиозной секты, — нудным голосом начал перечислять я, — оказывающей посреднические, а также силовые услуги ряду правительственных и коммерческих организаций. Признанной незаконной и террористической, за свои деяния, на ряде планет, полноправных членов Галактической Республики.

— За что вы так не любите джедаев? — задала охрененный вопрос девица.

— Я? — искренне удивился я. — Мисс Ре, это общедоступная юридическая информация, которую я, как по совместительству юрист корпорации, прекрасно знаю. Вы представитель организации, которая оказывает наёмные, — на что Тала поморщилась, — услуги. Естественно глупо было бы не поинтересоваться статусом подобной организации, но нелюбовь или любовь? Простите, но мне просто всё равно. Если у вас нет найма или поручения, называйте как хотите, от администрации или юстиции Республики, то все вопросы адресуйте заказчику. Связь с вами — не самое дешёвое удовольствие, так что если упомянутых документов нет, давайте прощаться.

— Погодите, — опять остановила меня девица, — у меня есть заказ для вашей компании, — врала она совершенно бездарно, — нужна личная встреча для обсуждения деталей.

— Место и время возможной встречи скину на ваш адрес в ближайшее время, — кивнул я, — всего наилучшего, — с этими словами я разорвал связь.

Итак, жидайка, фактически у меня на глазах прилетела на Новый Эпсилон. Вот, кстати, никогда бы не подумал, что мастер там и главная, лет двадцать на вид, хотя, возможно, форса чудит. Ну да ладно, прилетела, обнаружила смерть главы СБ, благо фейерверк после моего отлета начался знатный: СМИ пугали чуть ли не миллионными жертвами, которые, впрочем, за несколько часов сократились до одного дохлого мента.

Вопрос, как она вышла даже не на меня — на меня–то понятно, что через название компании, а на компанию через Рожу. Вот как она вышла на Рожу, непонятно. Ну и, безусловно, какого фига ей от меня надо?

Близняшки живы, у родственницы. Но вот надо ей в мозги меня трахнуть, других причин для встречи я не вижу. Причем, если бы её послал на Новый Эпсилон, да хоть тот же совет жидаев, она бы об этом сказала. Так–то, де–юре, значимость этого полового органа сектантского самоуправления на уровне клуба анонимных алкоголиков, ну для несектантов. Но сказала бы, типа официальное бумаженствие.

Но нет, не сказала. А значит, девица на Эпсилоне по личной инициативе, никто её не посылал, а точнее, послали все и бумаг не дали.

И ей что–то там «надо знать». И тут дилемма. Она, будучи мастером–жидаем и верховным сектантским библиотекарем — не последняя неразумная в секте, то есть, если я её просто и закономерно пошлю по закону, она мне может устроить неприятности. Как сектантского толка, так и через юстицию, на которую ряд сектантов прямо работают, ну а то что там кумовства нет, это из разряда радужных пони на эридии. Узнать… Скорее всего, Рожа сказала, что они живы, компанию исполнителя и послала жидайку в дали дальние, благо близняшки могли что–то наплести о нехорошести, да и вообще. Нормальный разумный порадовался бы, что девицы живы, да и срулил бы нафиг.

А этой свербит, блин. И похоже, это форса, чтоб её, точнее, подлое предчувствие. Видимо, на Рожу оно же вывело, но почему, в таком случае, не отреагировала на меня с сумкой, полной девиц, на минуточку, в двух шагах от жидайки?

Ну, а если предположить, что дело не в девицах, а во мне, тогда каменный цветок хоть и криво, но выходит. Но что этой форсе может быть нужно от меня, да еще посредством девицы? Она, форса ента, меня толком не видит даже, или я бы от орд фагоцитов отбивался до печального конца. Или сама жидайка форсе вознадобилась, а я уже как «слабое взаимодействие»?

В общем, толком я так ничего не пойму, решил я. Нужно встречаться, узнавать в чем дело, потому как убегание чревато. Плюс, главный архивариус, если подумать, это очень и очень вкусно. Поганые сектанты натырили кучу различной, важной и полезной информации.

Вообще, если память прототипа не подводит, архивариусом была некая дамочка в стиле Ню, Джокастой обзываемая. Врет ли эта Тала? Не думаю, бессмысленно выходит, плюс письмо официальное, её свои же за самозванство заплюют, если по логике. А значит, к явлению Эньки либо срулила из секты, либо померла. Ну да хрен бы с этим. Дамочка, не важно, сама ли, на форсячьей тяге, хочет со мной церебрального секиса. При всех прочих равных, я, как джентльмен, желанию дамы уступлю. Только трахать буду сам, как джентльмену и положено.

Менять память, очевидно, не выйдет, а вот подсадить духа ей надо. Так же позитивизирующего отношение ко мне, ну или работающего корректором–консолью, невзирая на резервные копии в форсе. Заодно и проверим, как это работать будет, а если будет работать хреново, то дух разума и прибить на уровне физики сможет, на форсъюзверячность невзирая. Ну, если все по уму сделать, конечно.

Так что будет у меня подопытная, а если все сложится удачно, то и доступ к вкуснейшей библиотеке знаний в ДДГ. Ну а если все пойдет по вагине, причем сразу, то дамочку упокою, а вот дальше…

А вот дальше Райзеггер помрет при нападении поехавшей жидайки, прихватив сектантку поганую с собой на тот свет. Компания отойдет Лане, заодно и проверка ей будет, деньгами и медными трубами.

А я, в таком раскладе, ещё подумаю. Возможно, Дамал Андерсон появится на другом конце галактики (правда повзрослевший и рожей изменившийся), потому как смысла прятаться я уже не вижу, если есть сиф какой, то и засифозить смогу, либо перед жидаями вспышками форсы подставить. Ну а если нет, так и прятаться бессмысленно.

Прикинул я, кто, что и зачем мне нужен. Ну если сентиментальщину откинуть, то кроме Блэка и никто. Вот он — это реальный эксклюзив, который надо к лапкам прибрать, ну а остальные… Эмоциональная привязка, не более.

Погрустил я секунд пять и плюнул. Будет как будет. Но готовиться надо ко всем вариантам, так что отправил я жидайке адрес станции с заслуженным пердуном Сэмом. Если все нормально будет, я это наглое пенсионерие буду долго мордасами по столу возить. Ну а если не нормально, то и разборки там учинять не слишком жалко.

А останется от Райзеггера, ехидно думалось мне, после взрыва термального детонатора, естественно, наверное лапа верхняя, в одном экземпляре. В лучших традициях ДДГ, все как положено.

По деньгам же, есть почти шесть мегакредов, на обезличенных счетах дохлого мента. Это уже серьезно, вот только будут проблемы с легализацией, хотя по здравому рассуждению, решаемые. Ну, в общем, на случай жопы я готов, решил я. Ну а не будет жопы — и замечательно.

А по прилету на техническую станцию, выделил щедрый я Лане отпуск, совмещенной с командировкой.

— Слетаешь на Кадус, проверишь как дела, да и с друзьями пообщаешься. Кстати, присмотрись, возможно кто–то в экипаж пойдет, на Террин или другое судно, — вещал я, — только не обнадеживай и не зови сразу! Для себя присмотрись, с кем работать сможешь, да и кто от меня не сбежит, — подмигнул я.

— Хорошо, господин Верворменд, — почему–то нерадостно озвучила Лана, — а… простите, все в порядке будет?

Вот же блин, форса что ли чудит? Мимику я держу идеально, выражаю ей то, что хочу и когда надо. С чего Лана забеспокоилась–то? Ну да ладно, интуиция женская наверное.

— А что может быть не в порядке? — искренне изобразил удивление я, — просто заказ челнока, возможно еще какой гибридной техники. У тебя полторы декады причем! — воздел я перст. — Рекомендую тебе купить несколько «пугалок». Жить сможешь и на Террине, но ходить без скафандра на планете лучше, — подмигнул я девице, на что она несмело и всё же взволнованно улыбнулась.

Но чмокнул сотрудницу и распрощался. Блин, а всё–таки интересно, за счет чего она неудобье чувствует? Ведь и не одаренная и жизненного опыта с гулькин нос. Барахло, взял — так немного, а в основном всё на Террине, про дипломат она вообще не знает и не видела. Ведьма, небось, решил я. Не датомирская, а кадусианская, угу.

Так, решая вопросы ведьминской природы всяких блондинок, я до мастерской Блэка и добрался. Сам владелец был на месте, киберпанковск и добродушен рожей.

— Приветствую, мистер Блэк, — начал я, одновременно отслеживая его духом разума, серьезная тема разговора и вообще, — всё ли у вас в порядке, есть ли свободное время?

— Здравствуйте, господин Верворменд, — ответил инженер, — да и да.

— Мне бы не хотелось, чтобы наша беседа оставила следы, — тонко намекнул я на толстые обстоятельства, на что Блэк кивнул и прошелся по мастерской, отключая аппаратуру, судя по информации, полученной через духа — всю. — Мистер Блэк, — продолжил я, — вы помните нашу беседу о возможности использования в качестве движителя искусственного гравитационного колодца?

— Безусловно помню, мистер Верворменд, — кивнул Блэк, — но, как я и говорил, это очень немалые деньги и работа для нескольких человек. Экономическая целесообразность такого движителя возможна… — начал перечислять он.

— При массе движимого объекта превышающей сотню тонн, — продолжил я за него. — Да, мистер Блэк, я примерно прикинул параметры до которых репульсоры выгоднее, — блеснул интеллектом я, — смысл в гравитационном движителе есть для барж, тяжелых военных кораблей. У последних, стоит отметить, он сможет выполнять не только роль движителя, хотя только в теории, — продолжил я, — однако, возник вопрос. Если бы у вас были достаточные средства для исследования, готовы бы ли вы, скажем, — показательно задумался я, — сменить место жительства, если не разорвав, то ограничив общение с родственниками и знакомыми?

— В этом, гипотетическом варианте, — осторожно ответил Блэк, — я бы хотел обладать большей информацией, перед принятием решения.

— Разумно, — не мог не признать я, — тогда, мистер Блэк, смотрите.

В общем, описал я ему свою идею. Покупается крупная, но маломощная верфь, этакая «крупная верфь для бедных». Крайне недешёвая, но по сравнению с профессиональным кораблестроительным заводом — слезы. Например, на ней минимум полгода производить грузовую баржу–многотонник, а боевой тяжелый корабль вообще не один год. Из достоинств же — это станция, на которой можно сделать все, кроме тонкой электроники. Да, долго, но при наличии ресурсов корабль строится на ней полностью.

Имеется станция, имеется полтора мегакреда непосредственно деньгами. Хватит ли этого Блэку для разработки технологии, найма НАДЕЖНЫХ (хотя и сам проверю) людей, закупки ресурсов и прочего?

Блэк посмотрел на меня своими имплантами, рожей изобразил волнение, но вскочил и ухватился за датапад. Я не дергался, благо, разумник исправно держал меня в курсе блэковских переживаний, так что я знал, что он занят именно прикидками и расчетами.

— Прошу прощения, господин Верворменд, — через полчаса оторвался от расчетов Блэк, на что я понимающе кивнул. — Да, на отработку технологии и прочее хватит. Прототип в виде баржи, причем гораздо более вместимый, нежели сопоставимые аналоги, также возможно будет создать. Однако, это ведь не теоретический вопрос? — на что я утвердительно кивнул. — Простите, господин Верворменд, но я бы хотел знать, что я получу, если соглашусь участвовать в этом проекте?

— Выбирайте сами, мистер Блэк, — честно ответил я, — могу предложить вам процент от стоимости судов, оборудованных данной технологией, однако, тут вопрос сложный. Я не уверен в их большом количестве в ближайшем обозримом будущем, — развел лапами я, — а на момент вынужденного массового применения и принятия данной технологии, уже не уверен в возможной защите авторских прав. То есть, прибыль, причем немалая, безусловно будет, но обеспечивать её будут суда в не столь большом количестве, чтобы процент был ощутим. Ну, или могу предложить вам стабильную ставку, в два килокреда в декаду.

— Это… Это интересно. Мне надо подумать, господин Верворменд, — начал подумывать Блэк.

— Мистер Блэк, обдумывание этого вопроса помешает вам выполнить небольшой заказ? — уточнил я.

— Смотря насколько небольшой, — резонно ответил Блэк.

— Мне нужен аналог «Москита», немного побольше, безусловно комфортнее и скомпенсированнее. На четырех человек, при нужде. Пара небольших спальных мест, не столько каюты, сколько именно место для сна, — прикидывал свои хотелки я, — репульсоры разместить именно в сфере, для нивелирования перепадов гравитации. Единственное, — прикинул я, — помимо двигателя, на двигательное кольцо желательно разместить передвижную башенную турель. Ну и, естественно, обеспечить неконфликтность с двигателем, — подытожил я.

— Это любопытно, — задумался Блэк, — гибрид челнока, курьера и истребителя. Вы же собираетесь базировать его на Террине?

— Скорее всего, — кивнул я, — но с возможностью самостоятельного полета.

— Нет, обдумыванию это не помешает, — принял решение Блэк, — буду делать параллельно, — открыл голографический конструктор он, сделав приглашающий жест.

— Возможно ли уложить изготовление в декаду? — уточнил я.

— С небольшими размерами — да, — ответил задумчивый Блэк, конфигурируя новое судно.

Вообще, справились за семидневку, благо, это был именно шатл–курьер, большая часть которого изготавливалась пустотным литьём. Конструирование счетверенной башенки тяжелых лазеров, а также алгоритмы наведения и синхронизация её движения с двигательным блоком, по сути, заняли больше времени, чем само изготовление и сборка.

Новое корыто получило гордое имя Нальд, было мной опробовано и в целом понравилось. При всех прочих равных это действительно был этакий истребитель, по которому хрен попадешь. И который может серьезно и безответно нагадить. Не использующий, похмыкивал я, в космических сражениях тактику наполеоновских монгольфьеров.

Ну, а в случае негативного развития событий, то на ближайшее время станет он нам с Блэком пристанищем, так что внутренностями я озаботился и сделал их поуютнее и комфортнее.

И да, Блэк принял моё предложение. Я до последнего опасался, что обжегшийся на воде мужик откажется. Даже готовился воздействовать разумником, но не понадобилось. Хотя, согласие он, конечно, давал с видом гладиатора пред моей цезарственностью. Но дал, и это хорошо.

Я же параллельно доучил базы языков и программирование, перейдя на заждавшиеся меня учебники ледоруба. Вещь нужная, полезная и востребованная при любом раскладе, да даже с бортовым вычислителем, например. Часть траекторий были ни разу не оптимальны, так что полазить по алгоритмам и посмотреть, что и для чего там начленовертили, будет не лишним.

Безусловно, не факт, что гениальный я все сразу напридумаю как надо, став мегапрограммистом и гением оптимизации по щелчку пальцев. Но посмотреть точно стоит, может какой–то «базово–присущий, в рамках лицензии, ограничитель» стоит или еще пакость какая.

За день до назначенного жидайке срока я проверил, все ли я забыл, не сделал ли, случайно, чего нужного? Но всё было в порядке, качественно и безоговорочно пролюблено. Все забыл, нигде не успел, да.

В полете прикидывал, что есть три варианта: фантастические, оптимистический и каквсегдашный.

Первый, это что жидайка забьет на зажопинск галактики, да и займётся хранением мира и демократии в где–нибудь ещё, порадовав меня, ибо нахрен она не сдалась.

Второй, это мы займемся церебральным сексом, я займу ведущую позицию и столь ей понравлюсь, что будет у нас любовь и снабжение меня данными из храмового архива.

Ну и будет понятно как — это в-третьих. Собственно, хоть и не хотелось, на каквсегдашный вариант я и рассчитывал, уже прикидывая, где бы мне отрастить новую лапу, покачественнее и вообще.

Примечание к части

Вот, написал. Да, спасибо, тем, кто знает за что спасибоߘǮ Ну а я, несколько, удивлен как ситуевиной, так и равнодушием гг–оя. Хотя да, он злобный, гадкий и клон. В этом дело наверное. ߤԼbr />

добрый, чувствительный, человеколюбивый и врульствующий старина Киберъ Рассвет

23. С недостаточным уважением

Добравшись до станции, при приближении я обнаружил, что моя будущая собеседница, жертва или партнерша уже на станции. Ну, по крайней мере очень похожее искажение в форсе было, сидела эта дамочка в ангаре, судя по локализации пробоя в форсу. Ну, значит, посидим пока на корабле, решил я. До момента встречи с ней видеть Сэма и его команду можно, а вот общаться с ними желания нет, так что надо будет все делать вовремя и как по нотам.

За полчаса до времени встречи я подходил, не особо торопясь, к охранникам. Получив пару кредов, эти жадины меня пропустили, даже не обыскав. Ну, с другой стороны, все что у меня было из опасного — термальный детонатор, однако запрета на него на станции, на удивление, не было.

Идя нога за ногу, я заметил движение форсъюзверя на ангарной палубе, идя впереди его убедился, что данный тип (скорее типиха, но пока точно не видел), движется в угодном мне направлении и ускорился, направляясь в небезызвестный открытый ресторанчик.

А прибыв в него, уместил я задницу за свободный столик и стал ждать Меру, красавицу четырехрукую. Параллельно припомнив, что так и не узнал, что это за раса такая интересная. Некритично, но всё же интересно, так что надо будет разузнать, сделал я пометку на память.

Мера к столику подошла, мне кивнула, заказ приняла. И ускорилась навстречу двигающемуся к моему столику Сэму, фальшиво улыбающемуся зубов на сорок, не меньше. Пенсионер с лица спал, взглядом побегал по кабаку, на секунду задержался на мне, но развернулся и, поковыряв пальцем в ухе, потопал из ресторанчика. Четыре рыла с разных столиков вразнобой поднялись и тоже срулили.

Ну, что могу сказать, щ–щ–щ-икарно! Пенсионер отлично подставился и теперь я его держу за сморщенные яйчишки. Да и мелкого духа я в него подсадил, благо подготовился к сегодняшнему мероприятию хорошо. А свалил дед недалеко, сныкался в соседнем здании и пырится. Ню–ню, ехидно подумал я, это хорошо, что за ним гоняться не надо будет.

Собственно, причина сруливания пенсионера и его друзей вваливалась в кабак: была она мне знакома и была жидайкой. Той самой, Талой Ре, которая завуалировано пригласила меня мозгами потрахаться, вря, что есть у ней заказ.

Увидела меня поклонница моих мозгов, кивнула, да и подрулила за столик. Мера хамски стояла в отдалении, на что я мордой лица нахмурился, лапой негодование и ожидание заказа обозначил. Четырехрукая через минуту пожрать и выпить притаранила, мордой лица была невозмутима, но ощутимо нервничала. Моя же визави, мазнула по ней равнодушным взглядом, да и слова плохого не говоря, махнула передо мной лапой, выдав:

— Верворменд, ты хочешь рассказать мне о деталях заказа на Новом Эпсилоне, — выдала эта охренительная хранительница мира и демократии.

— Во–первых, мисс Ре, — занудно начал я, аккуратно управляя подсаженным духом разума, — не «Верворменд», а господин или мистер Верворменд. Соблюдайте правила вежливости, в конце концов! Во–вторых, я понимаю, что тоталитарные секты негативно сказываются на когнитивных способностях разумных, — сочувственно посмотрел я на джедайку, — однако не подозревал, что все настолько плохо. Вынужден напомнить, мисс Ре, что не далее как декаду назад, вам было сказано, что на подобные вопросы отвечает заказчик, в рамках своего желания и разумения. Я же, на подобные вопросы, буду отвечать лишь в случае наличия законных полномочий. И, в-третьих, мисс Ре, вы, если не забыли, говорили о заказе, для моей фирмы. Если это была ложь, извольте избавить меня от своего общества, — брюзгливо оттопырил губу я.

Сам же, в это время, сконцентрировался на размещении «в мозгах» девицы духа разума. Сам он, будучи «необученным», работал с блоками информации, например мне надо было «показать» что такое «мой образ». Задать механизм воздействия на него. Кроме того, мне нужна была не копия сознания, а возможность, при желании, «порулить» сознанием, навязать мысль или желание, так что я почти полностью сконцентрировался на интеграции духа и демонстрации ему «что и куда».

И тут все, в чем–то ожидаемо, но нихрена не так, как ожидал я, пошло по вагине. Буквально в десятке метров от меня хамским образом нарисовался сильный форсъюзверь, да еще и не один. Выбитый из концентрации, я поняв, что все пошло по вагине, парализовал Талу духом, выхватил бластер и игольник, всадив в девицу, для начала иглу. Убить, если что, успею позже.

Тем временем, с гиканьем, грохотом и прочими спецэффектами, нахрен сломав стену домишки (зачем это было делать — знает, очевидно, только форса) на площадку ресторана вщемилась патлатая, бородатая, мерзкая и смутно знакомая морда. Узрев оседающую Ре, морда выказала собой гнев, ухватила светошашку, да и поперла меня воевать, охреневая в атаке.

И звали эту рожу Квай–Гон–Джинн, очень уж она была характерная, с греческим носярой. Фонила эта рожа, стоит заметить, не блёклостью жидайской, а довольно яркой конструктивной и… деструктивной стороной форсы. Не, надо срочно переставать офигевать, думал я, спиной отпрыгивая от шашкомахателя. А то, меня сейчас нахрен зафехтуют.

Кстати, рожа, также смутно знакомая, офигевала вдалях, правда не в атаке, а просто. О-би‑1, наше вам зарасти, думал я пуляя по лапам жидая. Только этот… нехороший, чтоб его хатт любил, человек, отбивал выстрелы. Сцуко, светошашкой! Я пол магазина, в разные части ходилок, меньше чем за секунду высадил. Причем в РАЗНЫЕ МЕСТА!

А он отбил, потерянно констатировал я, плюнув на траты инь и последствия для мозга, взвинчивая скорость мышления на предел и чуть больше. На целостность тела тоже плюнул, главное, без летальщины…

Так не бывает, но так есть. Светошашка в один отрезок времени находилась минимум в трех местах, в противном случае она превышает в движении… скорость света. Ну, или напротив валялся бы джедай, со стрелой, в смысле дырой, в колене.

Хм, многомерность. Размер и расстояние. Понятненько выходит, хотя не сказать, чтобы рационально. Хотя неплохо, да. Итак, очевидно, судя по завихрениям форсы, фехтование светошашкой это не махание шашкой, а именно техника. Ну в отражении снарядов уж точно так. Да и, похоже, в движениях самого форсъюзера. Меч реально оказывается в нескольких местах, ну или все заряды летят в место, где есть меч, самое забавное, что это просто точка зрения.

При этом, в трехмерье, он чертовски быстр, но это даже не субзвук. Нормальные движения, просто возникает ощущения, что я шмаляю по мечу. А он, очевидно, взаимодействуя с форсой и техникой, чувствует, как отражает выстрелы. Реально забавненько.

Однако, надо этот кордебалет заканчивать, пока я себе не спалил остатки мозгов и не пролюбил остатки инь, решил я.

Решил я это, да и запустил в обоих джедаев по мелкому духу, с задачей парализовать. Не только сектанты всякие над мерностью надругиваться могут. Или дроид–один падаван еще? Впрочем, пофиг, думал я, выпуская в замерших по игле со снотворным. Они взяли, да и воткнулись в себя иголками. Да и вырубились нахрен. Так мне ещё, слов нет, отстреливать светошашку у Гона пришлось, потому как она, сцуко, не вырубалась, а этот вырубленный деятель об неё самоубивался бессознательно!

Вообще бардак, разгневанно думал я, замедляя сознание, сканируя округу и чувствуя все последствия надругательства над собой. Ушиб всего Райзеггера, иначе не скажешь, иронично болел весь я.

Ладно, первое: форсъюзверей в полукилометре больше нет и с многомерьем я завязываю, потому как инь нихрена не осталось.

Второе: мне чертовски хреново, проблемы и с мозгами и с телом, а самое паскудное, что времени страдать нет. Ну необратимых бяк нет, и то хлеб.

Третье: у меня три тушки жидаев, два из которых участвуют «в пророчестве». Которая в рамках космогонии ДДГ и живой форсы может быть не таким уж и бредом. Например, прототип, хоть и без подробностей, был уверен, что ежели бы Эньку Гон падаванил, то тот бы повменяемее был. Ну вот хрен знает, но наглухо валить их всех надо, только подумав и прикинув, а надо ли их наглухо валить, факт.

Ну и, судя по разбору полетов, Тала со мной именно на интим рассчитывала, пусть и мозглячий, потому как силу почувствовала и слегка удивиться успела, до того как я её вырубил. Так, ладно, надо разбираться с тем что тут начленовечено.

С кряхтением и скрипением воздвигся я на ноги и пырясь в сторону Сэма, явно предававшегося охудеванию, позвал:

— Сэм, будь любезен, спустись и объясни, какого хатта тут творится?! — изображая, а частично и вправду испытывая праведную гневливость, выдал я.

— Так ты одаренный? — через минуту выдало пенсионерие, с испугом смотря на меня.

— Сэм, ты дурак, — похвалил пенсионера я. — Мера! — повысил голос я на стоящую в отдалении и так же с некоторым испугом взиравшую на меня четвероручку. — Я одаренный? — на что последовало поматывание головой. — Так вот, Сэм, я просто хороший профессионал. Чего не скажешь о тебе, — припечатал я.

— Я… это… — блеяло пенсионерие.

— Сэм, мальчик мой, — приобнял я дедушку за плечи (немного при этом на него опираясь, очень уж болело всё), — я предупреждал тебя что за мной идут одаренные? — на что последовал кивок. — Что ты мне ответил, помнишь? — ещё один печальный кивок. — А потом ты проявил вопиющую неделикатность и невежливость, влез в мои дела, — укорил пенсионера я, — но я проглотил обиду, — демонстрировал я свой великодушный профиль, обозревая потолок станции, — прилетел к тебе, хотел предложить дело… И тут меня находят. А ты, вот неожиданность, — изобразил я удивление, — даже не присел за столик старого друга. Сэм, — жестко произнес я, — ты мне должен. Много должен, — уточнил я, на что пенсионер обреченно кивнул.

Я же, используя подсаженного в него духа, корректировал восприятие, благо, что приходилось это делать не сильно. Всё–таки дедуля встрял, повел себя крайне нехорошо и, в принципе, осознавал это, хотя в ряде моих «катильных бочек» был безусловно не виноват.

— От тебя нужно три вещи, пока, — перешёл я к делу. — Станционное начальство с тобой работает? — на что последовал кивок. — Тогда эти три тела, со всем, подчеркиваю, всем имуществом, надо поместить в прочное закрытое помещение, я сам ими займусь. Если там будут камеры и жучки, я ОЧЕНЬ обижусь, гораздо сильнее чем сейчас. Это понятно?

— Да господин Зерг, — кивнул оживающий пенсионер.

— Далее, эти, — обвел я рукой три с половиной рожи посетителей, притворяющихся ветошью, — болтать не будут? Сможешь обеспечить? — на что дед уверенно кивнул, дух показал что не врет. — Хорошо, твоя ответственность. Ну и, наконец, ты уж прости, но полного доверия к тебе нет, — продолжил я, — так что я, с твоим ледорубом, пойдем к вычислителю станции. И он при мне удалит, полностью, записи о том, что здесь было.

— Запись есть и здесь, — озвучил Сэм, — удалю, копий не будет. Хочешь идти и проверить, твоё право. Вину за собой признаю. Принял тебя за мальчишку, беглого, из военной академии, — повинился он, — хотел работу предложить, — решил расколоться он, — ну а…

— А с компроматом и информацией это делать проще, — закончил я за замявшимся. — А не предупредил–то что? — ехидно осведомился я.

— Испугался, — опустил плечи дед, — боялся что не успею с ребятами скрыться, или за тобой пойдут, — зажмурил он глаза, ожидая кары лютой.

Ну, в принципе причина. Свинство конечно, слово–то сказать мог, ну да ладно. Бить ногами не буду, милостиво решил я, отпустил деда, присел на стул.

— Господин Сэм, — куртуазно обратился я к пенсионеру, — ну и что вы встали? Может, все вопросы решились, или мне необходимо вам ускоряющий пинок отвесить? Ледоруба, — веско я потыкал пальцем в стол. — Этих надо прибрать, — не менее веско потыкал я пальцами в этих.

— Ты их… — выразительно провёл ребром ладони по морщинистой шее дед, достающий комлинк.

— Хатт знает, — честно ответил я, — допрошу, узнаю. Может и отработают как. Тебя не подставлю, я не… — выразительно промолчал я, на что дед виновато понурился.

Пока дед организовывал движуху, я через четвероручку надыбал литр глюкозы и кило отварного мяса. И жрал это, аккуратно но быстро, ибо надо было очень. Да и за раствором бакты, для приема внутрь намылил. После озвученного дед несколько озадаченно посмотрел на меня.

— Так тебя же вроде не задели? — осведомился он.

— Сэм, я человек. Не одаренный, бой ты видел. Голову включи, — ехидно ответил я.

Дед на меня посмотрел, задумался, побледнел. Посмотрел с сочувствием, на минуту замялся, но увидев мой ехидный взгляд, аж ладони перед собой выставил.

Ну а тем временем пятерка крепких ребят завернула джедаев в пакеты и уволокла вдаль. Я же незадолго до этого решил, что записи записями, но лучше рожу прикрыть. И прикрыл рожу краем тоги.

Доковылял с ледорубом до комнаты с фиксирующей аппаратурой, проверил конечно, но на самом деле, Сэму я верил, проверял для очистки совести. Главной моей целью было ледорубские мозги скопировать, ну раз уж оказия подвернулась. А там и знания, и навыки, внутренне потирал лапки, все–таки сформированный жабеныш. Причем, какой–то он был не такой, так и хотелось вместо «ж», «дж» произнести.

Ну да фиг бы с ней, с фауной моей внутренней.

Отвел меня Сэм к средних размеров контейнеру, завел, продемонстрировал и пофорсячился, что все чисто, даже не врал. В контейнере валялись голые жидаи, связанные лентами скотчеобразными. Барахло ихнее лежало кучками в стороне. На мой вопросительный взгляд, Сэм подошел к одетому и ждущему явно нас мужику, шепнул ему что–то на ухо. Мужик репу почесал, вытащил из кармана мелочевку какую–то и несколько пластинок кредитных чипов, кинув их к куче. После этого душевно огреб от деда в пузо.

— Дурак, — поясняюще развел лапами Сэм, на что я понимающе кивнул и сделал лапой «кыш–кыш».

Пенсионер и битый срулили, а я присел на пол, да и задумался, что мне со всем этим делать. Выходило не радужно, на первый взгляд. Итак, у форсъюзеров есть этакая резервная копия сознания в многомерье, это факт, и факт проверенный. Причем, подозреваю, у жидайских сектантов она ярче выражена, с ихней «познаю силу, растворись в силе» и прочими фильдеперсами форсячьими. Самое забавное, что дух разума, в теории, вполне может и с этой составляющей работать, однако у меня банально не хватает знаний, чтобы объяснить «как и где».

Взять того же мууна, например. Перепрошить ему сознание, копировать и стереть дух может. Но он не знает что делать, хотя знает «как». А я не знаю ни того, ни другого.

В общем, с пользователями силы можно, в итоге, работать только на сознательном уровне, используя духа как дополнительный фактор, не вызывая противоречий. Вот тогда, форсячья копия меняться будет, соответственно все ровно, плавно и как мне угодно. Но на это надо общение и время.

«Консольные» корректоры, как я недоделал у Ре. В принципе, вариант возможный, на все три рыла. Плюс надо, чтобы то, что случилось на станции, у них внутренних противоречий не вызывало, при этом воспринималось «нормальным». Так, ну тут по месту, точнее по сознанию надо смотреть, решил я. Зависит от массы факторов, в теории — возможно, ну а на практике будем поглядеть.

Дальше, если все радикально решать. Посмотрел я на свою лапу, живую и теплую. Посмотрел на жидаев, живых и теплых. Одна из них даже взор услаждает, стоит признать, хоть и дура наглая.

Но вообще — можно. Только геморно, это не одна дурында, это два мастера–джедая, с дроидом типа «падаван». Это тут, на станции (а до неё точно дойдут), не один и не два форсъюзверя ошиваться будут.

Ну, предположим, тоже решаемо. Помру я не просто, а для всех, учитывая Сэма и компанию. Был крутой наёмник, да помер. Проблемы Сэма и его кодлы опустим. Куски трупов жидаев, куски трупов меня. Будут сэмью кодлу мозготрахать — так помер я.

Хреновый вариант, конечно. Ладно, решил я, будет как резервный хреновый вариант. А пока, будем знакомиться с мозгами пациентов.

Ну и через тройку часиков я, в целом церебрально удовлетворенный, обдумывал узнанное. Самое главное, теперешние джедаи форсу… игнорировали. Вот такой вот забавный парадокс. Видения силы, кратковременные пророчества и прочее они использовали, хотя прямо скажем, через жопу. Но темной стороной, внезапно, называли и конструктивные и деструктивные проявления, настроенные на социум и отношения. Хочешь сломать развалюху — темная сторона, хочешь построить дом — темная сторона. Нет желаний, есть покой, да уж.

Вот прям даже не буддисты, а как я сам себе пошутил когда–то, биореактор для превращения одаренных в гумус.

С точки зрения «не высовываться», это конечно вариант, но опять же, какое гадкое и бессмысленное уничтожение потенциала развития! Вот прям руки зудят взять, да показать неправоту!

Выдохнул я, успокоился и стал дальше мысли рассуждать. Гон у нас, стоит заметить, молодец. Мозгом компостирован, причем, тут отдельная веселуха: судя по результатам ПОСЛЕ медитаций, его в мозг трахали именно в форсячью копию сознания. Но, мозги у парня живые, так что он с этим боролся и превозмогал. Ну и даже превозмог, в некоторой мере, его «живая сила» вполне неплохой вариант, ну, на фоне остальных жидаев так и шикарный. Правда, «темно–светлая» сторона у него, конечно, крепко вбита. Ну да парень реально не дурак, а если помочь, так и красавчиком может стать.

Его падаван, номерной. Это кромешный ужас, причем даже самого парня не обвинишь. Потому что обвинять некого. Его, как личности, практически нет. Набор шаблонов и конфигуратор их применения. Уж не знаю, от чего сектантские наставники Бена «лечили», но это реально кромешный ужас, он даже не дроид а станок с программным управлением. Собственно, как ни забавно, с ним проще всего. У него личностных ориентиров нет, его Гон, пусть и неумело, с нуля выстраивает.

Ну и девица, с которой всё началось, да и которая, несомненно, во всем виновата. Ну так, серединка на половинку она. И ду–у–ура, ну реально. Она в ряде шаблонов, несмотря на кучу изученного, многих понятых, прочувствованных вещей, просто не сомневается. Пример со мной. Она даже на секунду не задумалась, этично ли, законно ли меня трахать в мозг. Это нормально и естественно, она джедай и ей можно.

При этом, например, прилететь к Роже и оттрахать ту в мозг нельзя, если вот прям та на глазах у Ре не начнет младенцев без соли кушать. Потому что Рожа, на минуточку, занимает немалый пост в производственной корпорации. И вот это неэтично, да.

И противоречий эта дурища не видит. И прилетела, гхыр епп курат (не знаю что значит, но хорошая ругань, факт), для того чтобы узнать, не случилось ли с близняшками–бляндинками плохого чего. Через, сцука, полгалактики! Чтоб не Рожу в мозг трахнуть, а меня.

А поискать девиц, проследить как они — нет, это путь не джедая. Вижу, блин, цель — не вижу препятствий. В общем, вот реально, трахнул бы её не в мозг, а в другие места, потому как бесит и дура! Причем не факт, что пихалом своим, выбесила так, что могу не только тонкой, но и другой стороной швабры трахнуть!

И вот тут всплывает одно «но». Не морали всякие паскудные и прочее, а логика. Во–первых, эта дурища реально не осознаёт что творит. У неё сломы навязанных блоков были, да и происходят. Но болезненно и неприятно, она этого боится, фактически не осознавая. То есть её в противоречие надо пару раз мордочкой потыкать, чтоб мозги заработали.

Но это, прямо скажем, так себе оправдание, ну положим только тонкой стороной швабры, или выпороть её как следует, если головой не понимает. Но тут начинается Санта–Барбара, препятствующая моим праведно–садистическим устремлениям.

Итак, разумные, валяющиеся предо мной голыми (дроида с ЧПУ как разумного не учитываем), ежели бы были в сознании, то уже трахались бы сексом, невзирая на веревки. Не по причине лютой озабоченности, а по причине дичайшего, взаимного, гормонально–когнитивного перекоса, с оттенком в навязчивую идею.

Это в смысле, любовь у ентих двоих и страсть, значиться. Взаимная, не первый год. При этом, не признавались друг другу, типа как «неположено жидаям–то». Некоторые гаремоводы за скобками, они и жидаи, и им положено.

В общем, подозреваю, что запереть их на полчасика в комнатушке (потому как они и тянулись друг к другу, так и друг от друга бегали), даже одетые они сексом трахаться начнут. Причем, походу, дурында на Гона вскочит, потому как Гон хоть и изредка, но в борделях пар спускал, а дурында только себя теребонькала, причем Гона представляя. Как её по линии перфорирования не порвало еще — только форса знает.

В общем, надо на них что–нибудь нацепить, несколько испуганно подумал я. А то в плену одно, а подумают что–то не то, так и устроят шторм силы какой. Эти припадочные, которые влюбленные, и без форсы всякой могут такую дичь сотворить, что даже мне страшновато становится.

Обезопасив себя и станцию от безблагодатной деструкции в припадочном шторме силы, сел и стал конфигурировать духов разума для пациентов. Потому как, наверное, убивать я их все–таки не буду. А буду плавно, нежно и незаметно трахать в мозг.

Ну кроме дроида, но ему пофиг, бессердечно решил я.

Примечание к части

Ну, в общем, как–то так.ߘ伢r /> засыпающий старина Киберъ Рассвет

24. Разговоры после

Ну а когда я сконфигурировал нужное, подсадил в межушие джедайское, да даже датападом у Сэма затребовал аналог принтера (реально аналог, эта фигулина не печатала текст, она «печатала» листы с текстом, да и не только), задумался я.

Итак, через часок жидаи оклемаются. Ну, дроид хрен с ним, пусть поспит, всё равно нихрена не поймет, только мучиться будет. Но очнутся енти, джульеро и роммэта. Что им сказать есть, в общем–то даже слушать будут, однако, они ж могут форсой всякие гадости пробовать учинять. Ну прервать гадость, если это и вправду не суицидальный шторм силы, вполне можно подзатыльником простым. Однако, нихрена этот подзатыльник взаимопониманию способствовать не будет, это раз. Вдобавок, у голубков отчетливо видимый в форсе канал связи, это помимо чистой психологии. Подзатыльник одному, обида, обида второго, резонанс обидок. В общем вместо разговора может получиться фестиваль шантажа и овагинивания, это два.

Отключить их от форсы можно, в теории. Ну ящериц вынесем за скобки, они помимо незначительной детали, что меня могут прикончить, с вероятностью в девяносто девять процентов еще и видны в форсе, как дыра, любому одаренному. Да и нет их. В общем, кстати, изучить бы их не помешало, но потом и аккуратно.

Еще два момента. Звук и химия. Их нет, однако то, что они действуют на одаренных, указывает на то, что взаимодействие с одаренной мозгой неким хитрым образом, если не блокирует, то препятствует обращению к форсе. Вот только мне то надо, чтоб словеса мои мудрые воспринимались вменяемо, адекватно, да еще и при этом с взаимодействием с отражением в форсе.

А сделать так, чтоб взаимодействие было, а вот техники не срабатывали, да еще и мозги вменяемые… Ну может и возможно, только я тупой и как это сотворить — не представляю.

А надумав эти мудрые и самокритичные думы, решил я, что буду надругиваться над своим мозгом, надругиваясь над сознанием жидаев. В смысле гасить пики, повышать значимость воспринимаемого… Блин, геморно, но, похоже, выбора другого нет.

Затребовал тройку сидушек с подлокотниками, матрас для дроида, стол для бумаг. Композицию выстроил, варианты беседы прикинул, уселся напротив жидаев, посетовал на отсутствие пригорка и лужи, да и очнул их духами. Ну и начал неторопливо, но веско вещать, духами вещаемое утяжеляя.

— Вы задержаны и находитесь на территории станции Х-18-бис–рев‑289576-дельта‑11. Вы, мисс Ре, обвиняетесь в использовании техники силы, предположительно «контроль разума», на свободном гражданине Республики, без предъявления обвинения и его согласия. Что квалифицируется, согласно законам Республики, как неспровоцированное насилие и попытка насильственного похищения конфиденциальной информации. Разумные, чувствительные в силе, были свидетелями вашего преступления и готовы это подтвердить. Кроме того, — смотря в офигелые глаза девицы продолжал я, — согласно местному законодательству, не противоречащему законам Республики, ряд ваших деяний как фактом своих деяний, так и предполагаемой природой, квалифицируется как преступления против разумного, его свободы, чести и достоинства. Вам понятно это? — вопросил я, любуясь уже двумя офигелыми рожами.

— Что с моим падаваном?! — воскликнул Гон.

— Представьтесь, — сухо отпарировал я.

— Квай–Гон Джинн, мастер–джедай Ордена джедаев, — представился он, — что с моим падаваном?

— Юноша под действием снотворного, мистер Джинн, — ответил я, — он не совершал, в отличие от вас, преступлений ни против законов Галактической Республики, ни против местного законодательства, — демонстративно и тяжело вздохнул я, — вынужден предупредить, что пока у нас происходит беседа, в которой, советую заметить, исключительно в силу моей доброй воли, как пострадавшей стороны, вы не переданы представителям местного правосудия. Я чувствителен к силе, хоть и не являюсь одаренным, — продолжил чувствительный и неодаренный я, — использование же вами техник до окончании нашей беседы буду воспринимать как агрессию, надеюсь это понятно, как и последствия глупостей? — последовало два хмурых кивка. — Итак, мистер Джинн. Покушение на убийство гражданина Республики, в общественном месте, способом, подвергающим опасности жизнь и здоровье граждан Республики. Про мелочи вроде нанесения значительного материального ущерба, также, стоит отметить, общественно опасным способом, можно даже не говорить. На пустотной станции! — воздел я перст, — мистер Джин, я даже не буду говорить, что следует по закону за ваши деяния, — законы Джинн знал и пригорюнился. — Вопросы, почему ваш опекаемый без сознания, есть? — на что последовал отрицательный жест. — Прекрасно. Итак, господа сектанты, — дернулись оба, чем порадовали моё доброе сердце, — сейчас я вам расскажу, что и как произошло, с моей точки зрения. Потом и ТОЛЬКО потом, выслушаю вашу позицию. Ну и попробуем найти разумный компромисс, как вменяемые, — изобразил я рожей скепсис, — разумные. Вас устраивает это вариант? — на что последовало согласие. — Отлично. Я — владелец компании, оказывающей охранные, транспортные и курьерские услуги. Имеющей право, согласно всем лицензиям и законам, брать найм, использовать вооружение, перечислять всего я не буду. Полторы декады назад я предложил свои услуги некоей Роже Сзок, в мою задачу входило поиск, обнаружение и эвакуация похищенных родственниц заказчицы. Я выполнил этот заказ. Передал освобожденных, закрыл заказ. Ко мне обращаетесь вы, — тыкнул я пальцем в Ре, на которую уставился и Джинн, — требуя раскрыть детали закрытого заказа. Не предъявляя документов ни в рамках законодательства Республики, ни в рамках моей локализации. Хочу отметить, что сам факт раскрытия мной подобной информации противозаконен, согласно ряду актов и локальных законов, — веско поднял палец я, — однако, я указал, что вопросы надо адресовать к заказчику, более того, уточнил, знаете ли вы координаты и кто это. Вы предложили мне обговорить найм. Хорошо, я наёмник, найм — это неплохо, можно и обговорить, — продолжил я, любуясь на краснеющую девицу. — Назначил место, жду вас. И получаю силовое воздействие в первые же минуты беседы. Что это было, мисс Ре? — резко спросил я.

— Обман разума, — пропищала краснощекая.

— Как и ожидалось, — осуждающе покачал головой я. — Мисс Ре, объясните, зачем? Что вы хотели узнать, совершая преступное насилие над волей разумного? — вбивал я духами определенные акценты.

— Я хотела узнать о состоянии Ариты и Алани, — пробубнила девица, — я очень привязалась к девочкам.

— И узнать у Рожи Сзок об этом вам запрещала религия, — преувеличенно сочувственно покивал я, — кажется «кодекс» или что–то такое.

— Она отказалась общаться! — возмущенно «отмазалась от всего» джедайка.

— Угу, — ставил диагноз я. — И вы, обманув меня лживым «заказом», летели через пол–галактики, для того чтобы подвергнуть меня «обману разума». Притом, повторюсь, что мне разглашать подобную информацию просто нельзя. То есть, помимо самого преступного деяния, вы хотели принудить совершить преступное деяния и меня. Хотя, например, заказчик, — невинно дополнил я, — может вольно разгласить все детали. Закон препятствует мне, а никак не ему.

— Но она же… — замялась джедайка.

— Хорошо, верю, — скорчил я скептичную рожу, — вы — женщина и считаете, что воздействие силы на женщин не этично, — ехидно высказал предположение, на которое Джинн с некоторым удивлением уставился на девицу, — Что вам мешало найти госпожу Сзок, проследить за объектами вашего интереса? Встретится с ними, в обход её воли, в конце концов? — перечислял я опускающей голову дамочке. — Это не очень «красиво», но не ложь и преступление, ради которого нужно лететь на другой конец галактики. Да в конце концов! — наигранно взорвался я. — Что вы конкретно хотели узнать?!

— Э–э–э… — офигело протянула Ре, — живы ли… хотя да. Здоровы ли девочки и как их психологическое состояние. Не подвергались ли они насилию и не нуждаются ли в помощи, — выдала дамочка.

— Живы, — ехидно ответил я, — на момент передачи мисс Сзок — здоровы. Похищение не подвергло их психическое состояние стрессу, насилию они не подвергались, сам факт похищения, вызван обманом похищенных третьим лицом. Что–то еще? — осведомился гневливый я, на что последовало поматывание тупой башкой. — Для этого, мисс Ре, я связался с вами галосетью. Спросил что вы хотите. Ответил бы на вопросы, которые не затрагивают заказ и личные тайны клиента. Но вы их НЕ ЗАДАЛИ! — праведногневливо возвысил голос я, — вы обманули и попытались совершить надо мной насилие. На что я, полностью в рамках законов Республики, защитился. Крайне мягко, хотя мог и убить вас, мисс Ре, в ответ на агрессию. — заключил я. — Мистер Джинн, — обратил я взор на фигеющего жидая, — описывать что, как и почему не надо? — на что он помотал головой. — Что будем делать, уважаемые? — откинулся я на спинку кресла, сложив пальцы «домиком» перед лицом.

— Мы извинимся и вы нас отпустите? — выдала креативную идею Ре.

— Еще идеи? — произнес я, выбравшись из челодлани, оставившей мне немалый синячище.

— Что вы хотите? — проявил наличие более одной извилины Джинн. — И уважаемый, мы не представлены.

— Да, прошу меня простить, — ехидно ответил я, — не успел между взмахами вашего меча. Райзеггер Верворменд. А хочу, — задумался я, сделав вид, что задумался, — да на самом деле ничего. Единственное, я не хочу внимания от вашей гнусной секты.

— Джедаи не секта! — хамски повысила голос переставшая смущаться.

— Секта, тоталитарная секта, мисс Ре, согласно законов Республики. Вам, как архивариусу стыдно этого не знать, — веско отпарировал я, вставая и разрезая фиксирующие бинты.

— Вы не одаренный, мистер Верворменд, — последовал ожидаемый вопрос, — как вы лишили меня сознания?

— Вот знал же, — обратился я к потолку, — надо было бритвой по горлу и в утилизатор. Мистер Джинн, что вы хотите услышать? — ехидно спросил я, контролируя собеседников духами и демонстративно держа ладонь на кобуре бластера. — Что я этот, как его, ситх? Так не поверите, — ехидно ответил я, — сами видите, — развел я лапой, не убирая ладонь другой с кобуры. — Считайте, что я добродушный дурак, не желающий убивать напавших на него убийц и фанатиков.

— Мы не убийцы! — гневно заявил Джин.

— Читайте, — презрительно бросил я слова и несколько бумаг перед джедаями, — вам, мисс Ре, также не помешает, возможно, подтвердите достоверность.

— Это так, — подтвердила Ре через пару минут, — но они… — замялась она.

— Что «они», мисс Ре? — с интересом осведомился я. — Что полторы сотни разумных, из которых половина — дети, совершили? Вышли из ордена? Так они не приемлили насилие, это факт, и было отражено как в их открытой позиции, так и в деяниях. Искали лекарства и способы продления жизни, — ехидно продолжил я, — ну да, какое преступление, наверное, жертвы приносили и как там у вас… темной стороне, силу целовали. На необитаемой планете. Вот какие негодяи, — покивал я осуждающе.

— Это… наверное ошибка.

— Угу, — покивал я, — двадцать пять малых детей, видимо тоже ошиблись, пустышками в джедаев кидались или еще чего. Ну да ладно, смотрите дальше, — стал я кидать в джедаев следующие папки, — да, там не пацифисты, даже иногда пытались защититься. Вырезаны сектой Орден Джедаев. Полностью, — припечатал я.

— Их учения вели к темной стороне, — вяло защищалась джедайка.

— Примеры, сударыня. Хотя бы один разумный из приведенных мной организаций, использующий «темную сторону», — с иронией озвучил я, — безусловно, ДО, а не после очистительной резни членов организаций, представителями вашей секты. Молчите? — вопросил я через минуту. — Тогда я вам скажу, что учение джедаев и ваша секта ВЕДЕТ на вашу темную сторону. Могу привести примеры, широко известные и яркие примеры джедаев, оказавшихся на той самой стороне. Но, почему–то, не самовырезаетесь, — ехидно констатировал я.

— Мы храним мир в галактике, — чуть ли не хором озвучили кровавые палачи и религиозные фанатики.

— Планета Новый Эпсилон, с которого началось наше знакомство, — ровным тоном начал я, — вот показатели экономического роста, уровня жизни, как планеты, так и сектора. Туда прилетаете вы и насильственно меняете государственный строй…

— Там была революция! — возмущенно заявила Ре, — люди боролись за свои права!

— Триста человек на митингах, — констатировал я, кидая бумаги на стол, — галасеть хранит данные, можете проверить, — тыкнул я лапой в кучи жидайского барахла. — Сотня из них задержана, оштрафована и даже заключена под стражу. За вандализм, поджоги и прочее, все это запротоколировано и даже есть видео. Это ваша революция. Смотрим дальше, после вашего насильственного переворота, экономическое состояние планеты и сектора. — кинул я следующие листки, — четверть населения начала голодать. По факту недоедают. Там создалась революционная ситуация, только не до, а после вашего вмешательства. Как и с организациями одаренных, хочу заметить. Что вы, простите, храните? — ехидно осведомился я. — А вообще, у меня тут есть ряд документов. Можете полюбоваться, датападом рекомендую пользоваться этим, — кинул я на стол запечатанную коробку, — а то хатт знает, как там ваши.

— Вы готовились к этому разговору, — откапитанствовал мрачнорожий Джинн.

— Ой, да что вы говорите, — всплеснул лапами я, — на меня совершают покушения общеизвесные в галактике бандиты, убийцы и фанатики. Я их не убиваю, являясь благодушным дурачком. Надеясь, что они не заметят некоторые странности, свойственные мне. И вот, — закапал я концентрированным ехидством на пол, — подло и коварно готовлюсь к разговору. Если заметят. Какой я негодяй и злодей, сколь подлые и мерзкие поступки, — веско покивал я головой.

— Всё таки, что вы хотите? — после тяжких и явно непривычных раздумий спросила Ре.

— Чтобы вы меня забыли, чтобы ваш орден не знал обо мне, чтобы вы, Джинн, не задавали следующий вопрос, на который я сам отвечу, — ответил я, — я один из редко встречающихся среди людей аномалий, — вдохновенно врал я, — видимо, мутация, но стабильно проявляющая и не взаимодействующая с силой. Псионик, — озвучил я, — чтение эмоций, намерений, поверхностных мыслей. При развитии способностей — ряд других возможностей. Нет, не завязанных на тело, только разум, — ответил я на незаданный вопрос, — двигаюсь я за счет тела, так что наше с вами общение было крайне болезненно. Возможно, со временем смогу и больше.

— Это же такие возможности, — протянула девица.

— Видимо, поэтому все мне известные псионики были космическими скитальцами, — ехидно заметил я, — мысли и эмоции большинства разумных — не самое приятное и способствующее душевному равновесию. Собственно, — сыграл я смущение, — увидев вас, я был приятно поражен. Искренние и чистые чувства, — лицемерно кивал я, — поэтому я и не стал убивать вас, вы прекрасно подходите друг другу, такое редко встречается.

— Мы не… — покраснели оба.

— Ой, да ладно, — махнул лапой я, — между вами отчетливая связь «любви в силе». Стоп, — состроил я ошарашенную морду, — так вы не… Ну вы и дурачьё, — припечатал я, — ладно, не маленькие, сами разберетесь. В общем, спрашиваю серьезно, и возможность почувствовать правду у меня есть, — с этими словами я запустил в джедайских мозгах реакцию легкого страха, — орден обо мне не узнает?

— Нет, — вразнобой и твердо заявили оба.

— Ну и валите на хрен, — откинулся я на кресло прикрыв глаза, — берите барахло, забирайте этого, — потыкал я лапой в этого, — и валите, — сделал я лапой «кыш–кыш».

— И всё? — раздался через минуту голос Джина, на что последовал тяжкий стон.

— Ну что вам надо–то? — страдальчески осведомился я. — Я вас: не убил, — начал загибать я пальцы, — не стал требовать компенсацию, да даже заплачу за ваши художества на станции и улажу их последствия. Вдобавок поговорил с вами, объяснил кучу всего и попрощался. Тебе, — тыкнул пальцем в девицу, — рассказал о девицах этих, Сзок. Мне плохо и больно, — скорчил жалобную рожу я, — по вашей милости, прошу заметить. Мне надо принять ванну, выпить чашечку рома, — мечтательно протянул я, — массаж нужен, в конце–то концов. — укоризненно заключил я.

— Мы заплатим и поможем, — пошушукавшись с девицей заявил Джинн, — но мы бы хотели поговорить. Есть вопросы и вообще, — неопределенно помотал лапой он.

— Угу, — сварливым тоном заявил я, — заплатят они, было бы чем. Значит так, — закатил глаза я, — на станции вам лучше не быть, не любят тут джедаев, — выплюнул последнее слово. — Ладно, выделю на разговоры сутки, но с условиями, — скаредно заявил я, — если согласитесь, то стартуем через час. Нет, два, — поправился я, — вы берете барахло и этого, идете на корабль и наконец–то займитесь сексом, друг с другом, — уточнил я, — а то сил нет рядом с вами находится с такими эманациями, — покачал я головой. — Так вот, через пару часов стартуем, тут в системе есть планетка почти без населения. На экваторе сносно, можно поговорить будет. Ну и поплавать. Мне нужно, да и вам не помешает, — деспотично раздавал указания я. — Ты, — тыкнул я перстом в девицу, — будешь делать мне массаж, без всякой силы, восстанавливающий, умеешь, я знаю, — покивал я. — А ты, — тыкнул перстом в Джинна, — массажа мне делать не будешь, хоть и умеешь. Вон, ей делай, в свободное от лечения меня время. Устраивает — кивайте и валите. Не устраивает — просто валите, назойливые существа, — устало завершил лицедейский я.

Покивали и свалили. И этого не забыли. Ну хоть сексом потрахаются, а то реально жалко балбесов. Да и прямо скажем, хитрый я становлюсь этаким «посаженным папашей» их чувств-с, дополнительный позитивный фактор в общении и делах.

Уладил дела на станции, ласково улыбаясь Сэму, посулил «Закончить с джедаями и вернуться поговорить. Прятаться не надо, не поможет».

Ну полетел на планетку. Конечно, на Набу было получше и обустроеннее, но и тут ничего. Правда эти деятели пол времени пребывания сексом протрахались. Ну, честно говоря, у меня лапа, точнее мозг не поднялся их останавливать, уж больно им хорошо было, в этом мои лживые «псионские» навыки с реальностью пересекались.

Дроидный валялся в отключке, я же Джинна честно предупредил, что тот дроид, пояснил, как и почему. Честно признался, что как такую фигню лечить — не знаю, у человеков личность в детстве формируется, а наоборот — нет. Но, вроде бы, по их связи наставник–падаван что–то такое наклевывается. Так что могу и проконсультировать, благо присутствие не нужно.

На этом этапе протянул голубкам по морскому камушку с дыркой. С малым духом в каждом, якобы «для связи». С наказом: меня зря не дергать, в их сектантском концлагере эмоциями не фонтанировать, а то сектанты не я, прибьют и скажут, что так и было.

— Мы уйдем из ордена, — выдал охренительную новость Джинн, поддержанный кивком Ре.

— Лично я не против, — лениво отвечал валяющийся в песочке я, — я вас даже держать не буду. Только, — ехидно продолжил я, — вы же «открывать глаза» джедаям кинетесь, — на что последовали кивки, — ну и помрете, или мозги вам, как Бену, сломают. Половина в ордене побежит о «павших на темную сторону кричать». Четверть не поймет, четверть за психов примет. Ну и, какая–то часть, просто в курсе ситуации. И все их устраивает, да и сложно все, не факт, что такие уж они и сволочи, — «случайно проговорился» я.

— Что ты имеешь в виду? — ухватился за оговорку Джинн.

— Угу, — сварливо ответил я, — я тебе скажу, а ты в орден. Хатт знает, какие у вас мозголомы. Ну я‑то ладно, положим, помереть смогу так, что ни медициной, ни техниками силы меня не остановишь. А из вас вытянут, да и плохо всё будет, — веско пророчествовал я. — Так что, пока в ордене, а думаю, будете вы там какое–то время, все же и знаний там куча, — невинно намекнул я, — да и разумные неплохие есть. А вот когда выйдете, можете к мудрому мне обратиться. И по жизни смогу помочь, да и рассказать что, — веско воздвиг я из песка лапу с воздетым перстом, на что мне понимающе покивали.

В итоге срулили эти типы в своё сектантское логово, а оклемавшийся, злой и ехидный я летел к станции. Подчинять, унижать и доминировать над всякими пенсионными наглыми типами. Не то, чтобы мне от него что–то было так уж особо нужно, но сам факт подчинения, унижения и доминирования, грел моё черное сердце.

Ну и полезное, может, что–то найдется, домовито думал я. Приберу к рукам, если не приколочено. Да и приколоченное можно отодрать, разумно рассуждал я.

По результатам «налёта» я ничего, кроме нескольких довольно затейливых вычислителей, сопряженных с датападом, не приобрел. Причем, даже заплатил за них, святой я человек.

Но над Сэмом поглумился. В меру, но сердце свое порадовал и даже немного поликовал злобненько. Ну и выяснил, что у них за шайка–лейка, чем промышляют и прочее.

Этакий осколок недавно отгремевшей гипервойны. Я, признаться, не очень в курсе, что за фигня была, да и сейчас разбираться не стал, ибо неинтересно. Но ошивались на станции и близлежащих колониях остатки нескольких компаний с одной планеты, что–то типа землячества. Ну и криминал, но такой, на удивление приличный. Как по мне, их бандитизм это скорее способ нишу занять, да настоящих ворюг не пускать.

Ну и полетел я после к Блэку. Надо с ним разбираться, с делами по гравидвигателю.

А главное, надо Лану, наконец, поймать и состыковаться со страшной силой, а то уже и невмоготу становится.

Примечание к части

Вот, написал. Что–то сил на комменты не остается, ну в смысле толковые, а бестолковый будет ниже.

бестолковый старина Киберъ Рассвет

25. Прикладной фетишизм

А подлетая к технической станции, думал я, что, если идея разработать технологию в целом здравая, метод её осуществления также не самый глупый в рамках технических, юридических и прочих иных реалий, то вот безопасность и контроль ставятся под вопрос.

Потому как я рассчитывал изначально на то, что свалим мы вдвоем с Блэком куда подальше, ну и начну я всё с нуля, сам всё контролируя и прочее.

Нет, то что вышел не самый плохой вариант — это прекрасно. Однако, получается, что, либо нужны доверенные и, как это ни каламбуристо звучит, разумные разумные. Либо что–то из запланированных дел непременно сломается, потеряется и вообще будет как всегда. Не хватит мне времени, возможности и прочего, чтобы контролировать все и вся, да еще и лапами водить, чтобы всё работало.

Потому как изначально я рассчитывал на поставки элитной жратвы одним кораблем. Что затратно по времени, но прибыльно и оставляло мне время для занятий. Всё, в целом, правильно, разумно, и вообще замечательно.

Однако, причем тут даже толком не скажешь, что первопричина (Некое шило в некоей жопе — это ерунда. Правда в том, что никакого шила нет), но я ускорился, причем по всем направлениям. И вот с одной стороны, и не бросишь все, потому что внутренний джабыч удавит, да и разумно, нужно, перспективно всё. А с другой стороны, у меня на данный момент всего два разумных, причем одну я от себя не отпущу, потому что моё.

При этом, насекомый белок — это раз. Это мы с Ланой вытянем. Но летать нам надо весь год, практически без выходных, причем это пока, а это только один белковый заводик.

Ну и верфь Блэка — два. Ну, положим, за декады четыре можно все в общих чертах наладить. Подобрать персонал, проверить его, вывести верфь в какое–нибудь удобное место. А дальше нужны регулярные закупки и поставки, тестовые полеты и безопасность верфи. Притом, что внутренняя безопасность будет на мне, это ладно, на духах потяну. И это разумные, которых неоткуда брать. Вдобавок, нужна безопасность Кадуса, потому как, только там появится больше креда на поселенца в смысле денег, появятся на этот кред претенденты, как из хаттского сектора, так и просто любители кредов.

И было бы всё замечательно, если бы не одно «но». Привлекать внимание к разработкам нельзя. А уж использовать те же репульсорные малоинерционные суда в бою… Ну, придется видимо, только свидетелей оставлять нельзя. А то какая–нибудь ТФ или её аналог к Кадусу прилетит, или жидаи какие массово, мир нести. Много чего может быть, чего система эмиссии использует в качестве «регулятора развития».

Вдобавок, боевыми корытами должны рулить те, кто не свалит с этим корытами к корпорантам каким, или не выдаст информацию еще как. Пилот, боевой притом. Да и не только на корыта силы нужны.

Дроиды и клоны приходят в голову, благо, эти категории боевого мяса широко использовались. Ну, в принципе, вполне вариант. Причем, вторые еще и смогут некоторые проблемы с демографией Кадуса решить, совершенно не обязательно их поголовно из одного разумного делать, только боевиков и прочее.

В общем, пути решения проблемы есть.

Но это время и деньги, вдобавок, несмотря на немалое наследство дохлого мента, их, очевидно, не хватит. Ну, положим, на данном этапе, имея духов разума и свободное время, деньги — проблема условная. Банкиры, администраторы, да и другие бандиты галактики, имеют обезличенные счета. И, что удивительно, на этих счетах деньги, отнюдь не за беспорочную службу, удивительно но факт.

Прибазился я, да и пошел в кафешку думы думать, ибо не помешает, а Блэк часок подождет. С будущим сотрудником надо проявлять твердость, уверенность и осведомленность, а не клювом щелкать и глазами лупать.

Вообще, надо подходить к вопросу системно, как говорил прототип. Разберем какие у меня цели, какие у меня средства. В принципе, возможно, что–то нахрен не нужно, что–то неосуществимо, а что–то необходимо.

Итак, цель номер раз — сломать систему застоя в ДДГ. Это я хочу и сделаю, ради этого я на многое готов, причина — личностные характеристики, которые я менять банально не хочу. Цель существования разумной жизни в развитии, это и логично, и этически верно.

Ежели кто–то считает иначе, пусть строит свою недоразвитую галактику, авторитарно и мудро решил я.

Возможности к этому есть, господа темные одаренные пашут на эту цель в поте лица своего. Моя задача с ними, в разрезе именно слома застойной системы — не дать Палычу всё испортить, ну и, вдобавок, не дать Эньке всё испортить. Инструмент работы с Палычем есть, в конце концов, когда он пьянющего мууна поджаривать молниями станет, дрогнет рука молодого недоимператора, да и сделает с ним муун что–нибудь абсолютно естественное. Инструмент контроля Эньки потенциально тоже есть, пусть пока дозревает.

Резервный план, если все будет, как обычно — брать Палыча под жесткий контроль, фактически, используя его тело посредством духа. Для него мне, кстати, тоже клоны определенного типа не помешают, отработка некоторых теорий и доступ к информации. У меня, пардон, слепок сознания Хёго пылится, а я не знаю, как к нему подступиться! Бардак, хамство и поношение основ!

Ну, а если специальный контроллер избранного накроется чем–то нехорошим, надо будет избранного, как ни прискорбно, прибить. Не буду я связываться с ним без инструмента, с учетом пророчеств, форсы и прочей гадости.

В общем, цель есть, средства достижения есть, план для коррекции и план для коррекции коррекции и наконец, самое важное — план для коррекции коррекции коррекции, тоже есть.

Цель номер два, жить хорошо, приятно и изучать всякое, потому что интересно. Цель номер раз вносит в номер два коррективы, потому как изменения безболезненно не проходят, соответственно в ДДГ будет бардак. Войны, революции и прочая фигня, со всеми вытекающими, в виде разгула бандитизма и различными иными вкусностями и прелестями. Есть, конечно, ничтожная вероятность, что у Дамаска все сразу станет хорошо, империя какая правовая, или еще чего замечательное. Ну, я только порадуюсь, а вот рассчитывать на такое не буду.

Соответственно, для цели номер два мне нужна некая система с приятными мне разумными. В целом разделяющими мои цели, ну, на край, не препятствующие их исполнению. Должна эта система обеспечивать определенный уровень комфорта, свободы и прочих важных и нужных плюшек. И не государство или прочая гадость какая, под прямым управлением! Крабствования прототипа мне хватило, нефиг нафиг.

При этом контроль нужен, но методы контроля есть. Соответственно, в рамках доступных ресурсов, на базе агроколонии Кадус–шестнадцать и знаний и умений Блэка, надо создать, наверное, корпорацию. Закрытую, разнонаправленную, в идеале — самодостаточную. Чтоб, если всё в остальной галактике пойдет по вагине, можно было спокойно жить, развиваться и прогрессировать всячески. Это задача максимум.

Но такая задача довольно сложная, подозреваю, полностью недостижимая. Соответственно, нужен некий корпоративный анклав, полезный и зубастый. Чтоб с ним считались, торговались и не лезли в него. Теоретически это возможно, а с учетом духов разума возможно и практически. Это задача медиум.

Ну и какое–нибудь достаточно прокачанное корыто, с образцами технологий и информацией, на котором можно будет с визгами и писками свалить куда подальше, да чтоб поклонники не нашли. Ну и ряд приятных разумных с собой прихватить, это задача минимум.

Цели есть, осуществление теоретически возможно. Основным инструментом осуществления цели два является клонирование, частично оно может помочь и в цели один. Дроиды — это весело, но корпорацию на них не построишь, хотя отказываться от них глупо. Более того, уже есть несколько планов сопряжения духа разума и мозгов дроида. На Эммере и проверю, экспериментаторски решил я. А там и вычислители и прочая прелесть. Кстати, возможно, это станет вариантом «стеклянных бус и зеркал для аборигенов», но это надо тестировать и проверять.

Ну да ладно, с дроидами понятно и не слишком сложно. А вот с клонами вопрос, хотя, кстати, духи и с ними не помешают. Ну да ладно, духи духами, а где и как делать сами мясные мешки?

Первым приходит на голову Камино, однако, в далеко большеглазиков, это факт. Во–первых, судя по палычевской думалке господа сиф собираются использовать Камино, правда, еще не определились, кто будет прототипом и прочее. Вроде бы, Хёго подбирает ксеносов попоганее, что, кстати, вполне оправданно, потому как пакость в ДДГ есть такая, что превосходит человеков на порядки в смысле повоевать. Не вообще, стоит признать, но именно как прототип для клонов точно.

Ну а Палыч саботажные планы вынашивает, потому как видист и человеков хочет. Эстет безмозглый, слов нет. Учитывая, что они создаются для войны, с кучей ограничений, например на продолжительность жизни (о чем Дамаск вещал, а артистичный пропустил мимо ухов)… Ну, в общем, бред полнейший, но мутит Палыч интригу, с этим будем посмотреть, пока все на уровне планов.

А во–вторых, ксеносы там жадные, противные и вне нормально работающего правового поля. В общем, дорого, ситхи приглядывают и ксеносы там пакостные и гадкие.

Остается два варианта, ну из именно профессионалов. Есть аж целая раса ксеносов, которые, балбесы такие, посчитали, что они уже совершенны, так что пусть будет все как будет. И несколько тысяч лет ВСЁ население планеты, немаленькое, стоит отметить, составляют клоны «лучших представителей». Судя по приставкам к именам, семьдесят с хвостом, технология у них чуть ли не идеал. Потому как не вымерли и в численности не потеряли.

Однако, есть вопрос взаимодействия с конформистским обществом, у которых желание «нихрена не менять» чуть ли не в планету въелось. Мне–то как раз менять надо, причем менять немало, в идеале. Так что нафиг этих чешуйчатых клонов.

Ну и остаются веселые, шовинистические и высокотехнологичные ребята, обеспечившие меня классным трикотажем. Арканианцы, то есть.

Технологии клонирования у них, судя по известным результатам, на голову выше каминских, причем, эти деятели активно разрабатывают и осуществляют клонирование «специалистов», а главное: последних именно генно собирают.

Правда, стоит отметить, этих клонированных генномодификантов ряд их социума, из особо отбитых и шовинистических, радостно режет. Что, впрочем, проблемы самих бельмастых (а в видимом спектре они были белоглазы, зрачок, ну и, соответственно, зрение было у этих типов в другом спектре). Главное: технологии есть, отработанные, моим целям соответствующие.

Плюс, наличия ряда технологий, знаний и школ, которые в «большую галактику» просто не попадают. И вот тут дилемма. Несмотря на гадкую шовинистичность, я к ним хочу. И клонов у них делать, и закупиться рядом доступного, да и натырить ряд недоступного очень хочется.

А вот второй дилеммской стороной является то, что высока вероятность, что господа бельмастые под плотным контролем у эмиссионеров креда. Ну нельзя таких головастых и изобретательных товарищей оставлять без присмотра. Опять же, шанс, что присмотра нет, а отсутствие экспансии как на рынки, так и вообще, последствие шовинизма головного мозга, но с трудом верится.

А значит, господину Райзеггеру мелькать на Аркании не стоит. А вот Дамалу, в его странном путешествии, а почему и нет? Захотел создать экипаж на новый звездолет, видом и разумом себе угодный, чудит аристократ.

Причем и проверка, заодно, а не клюнет ли кто на закопошившегося Андерсона. Ну, в общем, вариант интересный, перспективный, плоды, даже в случае неприятностей, приносящий.

Времени на подготовку, прилет, заказ, осмотр и прочее хватает. К «старту продаж» я успею, факт. Лану, наверное, с собой возьму, привязался я к ней, да и вообще. Но подумать надо, как обезопасить на случай неприятностей, да и не мелькать ей лишний раз именно как Лане Мис. Дамал это Дамал, а Райзеггер это Райзеггер, не стоит им пересекаться и иметь одних и тех же людей в окружении.

Впрочем, мне предстоит путешествие по богатым мирам кольца внутреннего и центра, потому как нужны денежки. Соответственно, обдумаем эти моменты и решение найдем. Заодно надо и с дроидами разобраться. Техники, воины, аграрии. Что есть готовое, что можно разработать–заказать. Причем, всё это можно на одних и тех же планетах делать.

Надумал я всё это, прикинул, что из духов на Блэке использую. И ему поможет, в смысле думалки, да и я в курсе буду, как и что с инженером. Благо, заготовок к встрече с Ре наделал на лютый отряд джедаев, мне еще долго призывы не понадобятся.

Да и пошел к Тони, общаться, духовно обогащать (а кто скажет порабощать, пусть этого не говорит, все во имя всего хорошего, против всей фигни, да), пару нелишних проектов заказать да и скорректировать кое–что.

Заказал я Тони, как и были мысли, спидер просто и который ленд, на два и четыре рыла соответственно. Внешне от обычных не особо отличающихся, но опять же, с нестандартной ориентацией репульсоров. Самое забавное, что даже их количество относительно стандартного увеличивать не пришлось. Просто один на спидере, ну и два на лендспидере, взаимодействовали с массой не относительно планеты, а относительно самого летательного аппарата. В результате оставшиеся репульсоры взаимодействия аппарат–планета, были даже излишне избыточны, так как итоговая масса колымаг выходила в пределах килограмма с граммами, ну и сидящего в ней, соответственно, тоже.

Что, кстати, соответственно действовало и на инерцию, так что пришлось, до кучи, ставить на аппараты щиты для сверхскоростных атмосферных полетов. В противном случае потенциал использовался на считанные проценты, а так выходили вполне себе уберколымаги.

Ну и просветил, подсадил духов и предложил место в компании «Райзеггер», с соответствующим окладом.

— Понимаете, мистер Блэк, — вещал я, — найм надежных разумных — вещь непростая и зачастую ненадежная. Ну, а про методы недобросовестной конкурентной борьбы, не мне вам рассказывать, — на что жертва борьбы покивала, — соответственно, мне бы хотелось, чтобы вы в ближайшие несколько месяцев проработали теоретическую часть проекта. Кстати, хочу обратить ваше внимание на планету Кадус–шестнадцать. Там, на данный момент, проживает около сотни юных разумных, зачастую, не имеющих перспектив. Но при этом неглупых и образованных, мой пилот вам знаком, она неплохой пример. Не настаиваю, но вариант помощник–ученик — почему нет? Благо, это будет должность в компании, в вашем личном штате, естественно, на балансе организации. Возможно и не один, если понадобится. В общем, думайте, как вариант я вам предложил.

— А что с клонами, господин Верворменд? — решил уточнить Блэк, — насколько я знаю, у них есть ряд проблем со здоровьем и обучаемостью. Кроме того, вопрос времени взросления, ряд иных недостатков. Не разумнее ли всё же подбирать наёмный персонал?

— Проблемы, о которых вы говорили, мистер Блэк, — вещал просвещенный я, — это проблемы массового продукта, притом без корректирующей генной инженерии. Я же предполагаю работать с высококлассными специалистами, что нивелирует большинство вами озвученных проблем. Кстати, хотел предложить вам стать одним из доноров, — предложил я, — вы прекрасный специалист. Кроме того, несмотря на то, что клоны будут изменены, у вас будет много общего, так что, мне кажется, взаимопонимание и производственный процесс от этого только выиграют.

— Возможно, вы правы, — протянул Тони, зачарованный перспективой отсутствия «болванов–подчиненных».

— Кстати, мистер Блэк, простите за, возможно, неделикатный вопрос, — решил уточнить я, — не желаете ли заменить ваши оптические рецепторы на биологические?

— Нет, — твердо ответил Блэк, несколько меня удивив, даже дух подтвердил его решимость, — дело в том, господин Верворменд, что мои импланты легко поддаются настройке, коррекции, сопряжению с другим оборудованием. Они удобнее для работы, так что мне не хотелось бы их менять.

— Как знаете, мистер Блэк, — несколько ошарашено выдал я.

Ну, ему виднее, изящно скаламбурил я. Вообще, не совсем понимаю, точнее понимаю, но не вполне принимаю его позицию. Очевидно это наследие прототипа. Было у него предубеждение против кибернетизации, при этом к биологическим изменениям он был вполне лоялен. Вообще, стоит признать, это оправданно, но отторжение выходит слишком сильное. Надо бы его подкорректировать, потому как да,