КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471264 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219779
Пользователей - 102140

Впечатления

Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Двигатели Weima для мотоблоков

Попаданка, которая гуляет сама по себе (СИ) (fb2)

Попаданка, которая гуляет сама по себе 2 Марина Леванова

Пролог

“И была земля, и были шахкхары на ней, которые правили миром единовластно.

И были они свободны, как ветер, и жили вечно”.

Великая книга "От истоков жизни"

— Деда, — позвал десятилетний мальчишка с рыжей косматой шевелюрой, присаживаясь к костру с тонким прутиком, на котором красовалась аппетитная рыбёшка. — А расскажи нам сегодня о бестелесных. — Кирьян, наследный принц Золотой Валарии, был любознателен. — Почему о них запрещено говорить? — Он воткнул прут в землю рядом с горячими углями и наблюдал, как рыбка начала понемногу подвяливаться. 

— Потому что нельзя! — строго проскрипел суровый дед — почтенный старейшина рода валарийских, горных, самых неуправляемых катьяр. — Но сегодня я могу рассказать вам немного из того, что связано с историей нашего мира. — Старик благосклонно обвёл взглядом своих подопечных — юных катьяр, собравшихся на поляне. — Чтобы вы знали, кто такие шахкхары, и не испытывали страха перед ними.

— Я вообще не понимаю, как можно бояться того, у кого нет даже тела, — высказал свои сомнения Кирьян; юный принц был излишне горяч и нетерпелив в своих суждениях и поспешен в решениях. 

— Именно потому, что у них нет тел, они и опасны. Каждый из них мечтает примерить на себя кого-нибудь из живых. — Старик замолчал, задумчиво поведя кустистой, выцветшей от времени бровью и продолжил: — Это как наряд, который надевает на себя девица, готовясь к какому-нибудь торжеству. Она ведь может примерить любое платье. Так и мы для них, словно те платья для капризной красавицы.

На поляне поднялся недовольный ропот: кто-то из мальчишек готов был тотчас обратиться в зверя и драться за свою жизнь с невидимым врагом, кто-то притих и в ужасе поглядывал в сторону леса, где сгустились тени из-за наступивших сумерек, а кто-то, совсем не смущаясь, в страхе прижался к более старшему и сильному брату и дрожал: виданное ли дело оборотня, как костюм, примерять на себя. 

— Слушайте внимательно и не перебивайте меня!

Малыши с открытыми ртами уставились на старейшину рода. 

— Первыми обитателями этого мира были шахкхары. Бестелесные сущности, вечно блуждающие в поисках тела, в котором они могли находиться всего восемнадцать лет. Никто уже и не вспомнит, почему именно восемнадцать, а не двадцать, например, или двадцать один. Эта информация канула в лету. 

— А что происходит с шахкхарами после восемнадцати лет? — всё же спросил один из мальчишек, не сдержав любопытства. 

— Они идут искать себе новое "платье". Шахкхары бессмертны, в отличие от нас, — ответил старейшина, решая не посвящать ребятишек в подробности, что тело прежнего носителя погибает, а душа лишается возможности переродиться. 

— А кого они обычно выбирают… — Кирьян помолчал, подбирая правильные слова, —… для ношения? Какие им нравятся расы?

— Все, — коротко буркнул старейшина. — Эти сущности могли использовать любые тела, кроме драконов и нагов — Стражей и Хранителей этого мира.

— И даже нас? — принц ошеломлённо уставился на деда.

— Особенно нас! Потому что в наших телах уживаются сразу две сущности — человеческая и звериная, и только самому сильному шахкхару под силу подчинить обеих. Для них это словно испытание. 

— Гнилые шакалы! — в сердцах выругался Кирьян. 

— Да, малыш, злее и подлее существа ты не найдёшь ни в одной вселенной. В какой-то момент в мире наступил хаос, его потом назовут Временем Исхода. И это было страшно: шахкхар жил чуть ли не в каждом втором теле. Именно в то время мы и узнали о существовании Стражей и Хранителей. Они словно всегда были в нашем мире, от самых истоков жизни, жили вместе с вечными, вот только по какой-то причине не вмешивались. Но началось массовое истребление населения. И тогда Хранители и Стражи объединили все расы Лотарии, совместными усилиями построили дверь в виде огромной плиты и через неё выдворили шахкхаров за грань мира, запечатав их там навеки. А плиту раскололи на четыре фрагмента и спрятали в магических академиях, в местах силы.

На поляне повисла пронзительная тишина, только слышно было, как потрескивают сухие веточки в костре. По лесу расплывался аромат уже готовой рыбы. 

— Но шахкхары нашли способ пробираться обратно через отражения, — продолжал старейшина. — Поэтому в нашем мире нет зеркал. Тёмные приспешники этих сущностей научились вытаскивать их из потустороннего мира и подселять в тела, что считается преступлением против жизни и карается смертью. 

— Но зачем им это? — спросил кто-то из мальчишек.

— В том-то и дело, что никто не знает, — честно ответил старый катьяр. — Вероятно, они это делают просто потому, что могут это сделать. И каждый из них всегда несёт одну и ту же ахинею про то, что служит высшей цели и говорит с богами. И что самое удивительное, никто из них, даже стоя на пороге смерти, не раскаялся в своих злодеяниях. 

— А кто обычно находил и наказывал этих отщепенцев? 

— Или Стражи, или Хранители. У них особое чутьё на бестелесных. Древние — они как целители для этого мира от скверны и тьмы. Наги и драконы — единственные, кто не подвластен чарам шахкхаров. 

— Дедушка, а где живут эти спасители, далеко на севере? — спросил Кирьян, вытаскивая прутик из земли и дуя на рыбу, чтобы она хоть немного остыла. — Или за ледяным бескрайним океаном, куда не ступала ещё ни нога, ни лапа живущих на этом континенте?

— Драконы и наги — они не живут в нашем мире, и их практически не осталось. Они появляются, если где-то возникают проблемы, эдакая вечная парочка — Страж и Хранитель. Говорят, им подвластно открывать двери между мирами. И поэтому никто не знает, откуда они пришли изначально.

Возле костра воцарилась тишина, малыши с аппетитом уплетали свой ужин, старшие сидели насупившись и с подозрением сверкали своими изменившимися — уже не человека, но ещё не кошки — глазами. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Деда, а ты когда-нибудь видел катьяра, одержимого шахкхаром? — тихо спросил Кирьян.

— Видел, — голос старейшины понизился до шёпота. — Это был мой брат.

Кирьян в ужасе застыл. Закон золотых катьяр гласил: если встретил бестелесного, его нужно немедленно убить, иначе эта тварь присосётся к твоей семье, а когда убьёт каждого в ней, пойдёт искать себе другой дом. Очень хотелось спросить о маленькой атшаре, которая исчезла в младенческом возрасте, но его опередили.  

— А правду говорят, что маленькую атшару украли именно слуги бестелесных для того, чтобы подселить в её тело шахкхара? — спросил самый старший из катьяр.

— Да, именно так! — с грустью в голосе проговорил старик, удручённо качая головой. — И это прискорбно, так как истинная рождается крайне редко. И это огромная, невосполнимая потеря для всего рода катьяр!

Мальчишки тут же принялись бурно обсуждать эту тему. Мол, зверь всё равно однажды проявится, и тогда семья узнает в маленьком брошенном красном котёнке своё дитя, и непременно заберёт её у подлых врагов, ну, или хотя бы покарает. 

— Не всё так просто! Если бы атшара была жива, то уже тысячи раз обратилась бы в своего зверя, — предположил Кирьян, слушая рассуждения друзей и всё больше хмурясь. — Вы просто вспомните свои перевоплощения. Мы ведь ещё детьми начинаем обращаться, при этом делаем это неосознанно. Маленькая принцесса уже дала бы знать о себе своей семье. Все мы знаем, что значат для зверя узы крови. — Принц испытывал противоречивые чувства по поводу исчезновения принцессы, которая должна была стать в будущем его женой. Отец заключил соглашение с огненными пантерами, и их помолвили между собой ещё в младенчестве. — Я просто уверен, что девушка мертва. — И решил пояснить, почему он так считает: — Сами посудите: сколько прошло лет с момента её исчезновения, а по миру ни одного известия о появлении красного котёнка.

На поляне воцарилась тишина. Каждый сочувствовал маленькой атшаре, которая никогда не знала дома и родительской любви.

— Зато теперь тебе не придётся жениться на ней, — тихо высказал своё мнение Скарт — друг детства и доверенное лицо Его Высочества. — Выберешь по сердцу себе прекрасную катьяру из своего рода-племени. Так даже лучше, когда простая и понятная девчонка будет рядом с тобой. — И совсем негромко добавил: — Просто все эти принцессы обычно слишком капризны и заносчивы.

— Эх, ничего-то вы в этом не смыслите, — удручённо протянул старейшина. — Взять в жены огненную катьяру, да ещё саму атшару, значит, обзавестись потомками, которые в будущем унаследуют трон.

Мальчишки на мгновение замолчали, усиленно соображая, а стоит ли трон того, чтобы жениться на какой-то там капризной девчонке и потерять свободу, а затем возмущённо загалдели: каждый высказывал свои аргументы "за" и "против". В конечном счёте все единогласно сошлись во мнении, что не стоит, однозначно.

— Эх, молодо-зелено, — старейшина в сердцах выругался. — Понимали бы вы что-нибудь в этом вопросе. Тьфу на вас!

Но его никто не услышал. Возле костра развернулись дебаты о том, как правильно надо выбирать себе вторую половину: по зову ли сердца, или же по велению рода, или лучше вообще не влюбляться, а просто озаботиться разочек продолжением рода, но никого не пускать в своё сердце.

— Вот чего расшумелись? — Старейшина тихо посмеивался в седую бороду над "серьёзными" рассуждениями молодняка. — Ишь как разошлись, когда разговор о девчонках зашёл. Давайте лучше поговорим о расах, населяющих наш мир. Вспомним, где кто живёт, обсудим легенды, поговорим о том, кто как появился на нашей земле.

Катьяры притихли, а Кирьян уверенно проговорил:

— Да что об этом говорить? Мы все об этом знаем!

— Ну так расскажи, — обратился старый катьяр к Его Высочеству. — Кому как не принцу знать нашу историю! — Старейшина сознательно бросил вызов валарийскому наследнику. — Это будет куда полезнее для ваших умов, чем обсуждать, как надо выбирать вторую половину. — Хитро прищурился и нарочито строго проворчал: — Заодно проверим ваши знания.

— Да пожалуйста! — Кирьян совершенно не смутился. — С чего начать?

— С самого важного: какие расы населяют наш мир, и где они обитают. Только коротко.

— На юго-западе, на цветущих Солнечных землях обитают эльфы, называют они свой дом Эделиан и почему-то считают, что сошли в этот мир со звезды. — Начал Кирьян свой неспешный рассказ. — На юго–востоке находится Кхаршан — страна, где живут оборотни и перевертни, то есть мы. Она поделена на регионы, где обитают племена волков, медведей, лисиц, диких собак. Каждый оборотень племени носит название своего рода. А высоко в горах находится маленькое закрытое государство катьяров — Катария. У них свой мир, свои законы, свои правила. На севере — Свободные королевства и Гекарон. Свободные Королевства поделили между собой люди и вампиры — самые воинственные расы, которые до сих пор сражаются между собой. У людей существует легенда о том, что они вышли из океана. А первая женщина, которая принесла потомство, родила двойню: живого — человека и мёртвого — монстра, которого впоследствии назовут вампиром. Ещё есть дрампиры — результат связи человека и вампира, самые мерзкие существа, но они не имеют своих земель. Одиночки. Опасные как для людей, так и для вампиров, но любой катьяр такого порвёт в два счёта. На северо–востоке находится Гекарон — страна орков, которые постоянно конфликтуют за свои земли с людьми, вампирами, дрампирами.

— Похвально! — Старейшина одобритель покивал. — Очень даже. А что ты можешь рассказать о Катарии?

— А что тут скажешь? — Кирьян усмехнулся. — Это родина огненных пантер и атшар. Золотое Королевство — Катьярн, с которым мечтает породниться любой из родов великого Кхаршана. Мой отец не был исключением, и поэтому за особые заслуги перед королевской четой, в качестве награды, ему было позволено заключить брак между его наследником, то бишь мной, и ещё не родившейся атшарой. 

На поляне повисла тишина. Все думали о том, что прошло уже десять лет с того момента, как пропала маленькая принцесса. Атшару украли прямо из дворца на второй день её жизни, и больше никто никогда не слышал о красном котёнке. И хотя Кирьян никогда не стремился к этому браку, он всегда от всей души желал этому котёнку только хорошего и долгих лет жизни, но, увы, с каждым годом, месяцем, днём надежды на это оставалось всё меньше и меньше.

В ту ночь, уже засыпая, Кирьян думал, что так даже лучше, что они не встретятся.

“Я никогда не увижу тебя, не узнаю и не полюблю”, — шептал он, глядя на звёзды в тёмном небе.

Глава 1. Оранжевое небо, оранжевое солнце, оранжевое всё

Горная Катария. Золотой Дворец Танлендар

Татьяна бежала по лесу, не разбирая дороги, и жадно втягивала носом запахи, витающие в ночном влажном воздухе; слева сорвалась какая-то мелкая зверушка и умчалась в глубину леса, с ветки вспорхнула сова, вышедшая на охоту, а впереди с визгом врассыпную бросились лесные поросята, отгоняемые своей строгой мамашей в безопасное место. Таня грозно рыкнула, чтобы знали, кто здесь главный. 

“Я царь этого мира, — повторяла она про себя. — Я страшный хищник. Тьфу ты, не то! Царица я четырёхлапая, вот кто я!”  

Как же она была счастлива ощущать лёгкость тела, свободу движений! Ветер в лицо, огромная луна над головой, чувство свободы и бесконечный простор. Впереди. Позади. Везде.

Но! Всё это она чувствовала, словно глядя на себя со стороны. У неё так и не получилось до конца слиться со своей второй сущностью: зверь жил своей жизнью, а она — сама по себе. 

В ноздри ударил манящий запах еды. Вкусной. Глупой. Почему глупой? Да потому, что нельзя так беспечно шляться по лесу, когда здесь рыщет хищник. Таня развернулась и помчалась со всех ног за своей законной добычей. Она догнала зверушку в считанные секунды, повалила на землю, тщательно обнюхала и, так как ей вовсе не хотелось есть, довольно потёрлась о неё головой, словно говоря: “Ага, я тебя поймала”.

Таня испытывала гордость за то, что в кои-то веки у её пантеры получилось загнать добычу самой. Но радость длилась недолго! Картинка вдруг стала меняться. Не было больше добычи. 

Теперь Таня стояла на высоком пьедестале и смотрела на своих сокурсников и друзей. Смотрела с гордостью. С уважением. За прошедший год, который она провела в стенах академии Белые Столбы под строжайшим наблюдением Стража этого мира — Раблус Ен, она стала куда лучше понимать их. 

С неба на площадь вдруг спикировал дракон, поднимая вокруг себя клубы пыли, в зубах он держал магический свиток об окончании академии. Раблус Ен торжественно объявила её имя и вручила свиток Тании Чауррь — атшаре золотых катьяр. 

Тания долго всматривалась в причудливые символы, поворачивая свиток то так, то эдак, но не могла прочесть ни одной строчки. И вдруг — о чудо! — символы сами расплылись и завращались, словно в калейдоскопе, раз за разом выстраиваясь в новую непонятную надпись, пока не появилось чётко, во весь лист: 

ТЫ ВСЕГО ЛИШЬ ЕЩЁ ОДИН ГРЁБАНЫЙ ШАХКХАР, КОТОРОГО НУЖНО УБИТЬ!

Раздался жуткий смех Раблус Ен и непонятное тарахтение. Тания опустила свиток и ошеломлённо уставилась на ректора академии, которая лихо рассекала по площади… на тракторе.

— Что за… 

Тания с силой зажмурилась. 

“Это сон. Это всего лишь сон!”

Её ресницы затрепетали. Таня медленно открыла глаза (по-настоящему открыла) и уставилась в морду-лицо младшего брата, самого хулиганистого катьяра Золотого Королевства. Его янтарные глаза ожидающе смотрели в упор, но, как оказалось, так громко тарахтел не он, звук шёл из-за спины девушки. Таня медленно повернула голову, там лежал старшенький.

— Ну, ёперный театр! — выругалась она. — Сколько вам говорить, хватит таскаться ко мне в кровать по утрам! Тем более сразу после охоты. От вас ведь лесом несёт и дичью, моя кошка с ума сходит от всех этих запахов, а я из-за этого вижу странные сны. 

Но окрики и сердитый вид девушки не напугали огромных катьяр, они приподнялись, заставляя многострадальную кровать жалобно скрипнуть под их весом, и подползли ближе за очередной порцией ласки. 

— Я серьёзно. Пошли вон из моей спальни! — возмущалась Таня, пытаясь оттолкнуть от себя морду младшего, который принялся теперь вылизывать своим шершавым языком её плечо. — И предупреждаю, не смейте обращаться в людей прямо при мне. — Поспешно села, отодвигаясь от своих непредсказуемых братьев. — Не желаю видеть вас в таком виде! Ваши вещи в соседней комнате, топайте туда и без штанов не возвращайтесь. 

Старший сердито рыкнул и пополз за ней следом, бесцеремонно уткнулся лбом ей в живот и шумно задышал. В том, что это был именно Алерий, Тания не сомневалась, его лоб украшали два неприметных светлых пятна, в отличие от младшего, который был просто золотой — с головы до кончика хвоста. 

Надо отметить, что в Катарии всё было золотым — земля, горы, даже деревья и трава отсвечивали каким-то рыжим оттенком, словно выгорели под палящим горным солнцем, что уж говорить о домах, замках, дворцах и самих катьярах. 

Таня до сих пор помнила свои ощущения, когда впервые увидела это рыже-золотое королевство в лучах восходящего солнца. Да у неё просто дух перехватило от такого зрелища! А ещё… она точно знала, что вернулась домой, но это и неудивительно: её зверь помнил запахи, чувствовал родную кровь и был уверен в том, что находится среди своих сородичей. Таня и по сей день не переставала удивляться ярким краскам этой горной страны и уважительному отношению жителей к себе, где бы она ни появлялась, куда бы ни приходила.  

— Алерий. — Тания едва смогла поднять голову старшего и требовательно посмотрела в его янтарные глаза. Катьяр недовольно зарычал. — Прекрати так делать! Ты прекрасно знаешь, что мне это не нравится. — Но добилась лишь того, что зверь с удовольствием принялся вылизывать ей лицо. — Боже. Только не это! — уворачивалась она изо всех сил от своеобразных ласк своих братьев. — Хватит. Не надо, — умоляла она, пытаясь оттолкнуть от себя большие усатые морды, но всё было тщетно. — Если вы сейчас же не прекратите, я закричу. 

Угроза тотчас возымела своё действие. Катьяры посмотрели друг на друга и одновременно спрыгнули с кровати, недовольно подёргивая длинными хвостами, вальяжно зашагали в соседнюю комнату. 

Таня проводила катьяр осуждающим взглядом и, как только за ними закрылась дверь, рванула с кровати к примитивному умывальнику, состоящему из обычного таза и кувшина, налила немного воды и хорошенько умылась.

— Я, наверное, никогда к этому не привыкну, — тихо прошептала Таня, снимая со спинки стула расшитое золотистыми нитями полотенце, вытерла лицо и подошла к окну.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Во дворе носились молоденькие фрейлины старшей атшары — совсем ещё девчонки, котята, как называла их Тагира — самая влиятельная женщина в Катарии и одновременно мать её и этих двух оболтусов, точнее, мать настоящей Тании Чауррь.

Так уж получилось, что Таня Орловская не принадлежала этому миру, но стала частью этой семьи. И каждый раз, когда Таня ловила на себе проницательный взгляд старшей рода, она испытывала чувство неловкости от того, что занимает чужое место, а ещё она понимала, что Тагира знает: перед ней не её настоящая дочь.

“Однажды я обязательно всё расскажу ей!”, — пообещала Тания и помчалась в гардеробную.

 Глава 2. Собираемся на тренировку

Вот уже две недели Тания жила в Катьярне, на этом настояла её семья. Они просто однажды заявились в академию Белые Столбы полным составом (родители, старейшины, маги, хранители) с кучей всяких магических свитков. Их просьба больше напоминала категорическое требование, которое Раблус Ен уже никак не смогла проигнорировать: ей пришлось отпустить свою подопечную. 

Честно говоря, Тания испытывала неоднозначные чувства по этому поводу: во-первых, ей пришлось расстаться со своими друзьями, которых она полюбила всем сердцем, а во-вторых, её до ужаса пугало будущее атшары золотых катьяр. Была ещё одна причина, по которой Тания с удовольствием предпочла бы остаться в академии под неустанным наблюдением Раблус Ен. Тенонель Саномат — наставник, друг и, как сказали бы обычные девчонки из её родного мира, её парень. Нет-нет, ничего недозволенного между ними за это время не произошло. Принц же всё-таки, эльф голубых кровей. Как можно-то? А несколько месяцев назад ему вообще пришлось срочно уехать к себе на родину в Эделиан (что-то случилось в его семье), и они не успели даже попрощаться. Но зато она оставила для него письмо, где просила обязательно найти её. 

Тания зашла за плотный занавес, который сама повесила в гардеробной как защиту от своих вездесущих братиков, и прислушалась к тому, что происходит в комнате за стеной, куда только что утопали катьяры; те о чём-то громко спорили.

“Ага, перевоплотились и сейчас одеваются в подобающий для принцев наряд, значит, у меня есть пара минут”.

Стащила с себя ночную сорочку и быстро надела костюм для тренировок. Ох, как же ей всё это не нравилось! Но мать семейства постановила, что юная атшара должна овладеть древним оружием — глефой, поэтому Тания каждое утро отправлялась к лучшему учителю Танлендара на избиение. Да-да, именно так и есть — на избиение, благо раны на теле оборотня за сутки полностью затягивались, а была бы человеком, ей бы точно не поздоровилось.

Тания услышала, как открылась дверь в спальню.

—  Она опять в гардеробной спряталась, — возмущённо проговорил Дайрин, бросаясь к двери и распахивая её. — Сестрёнка, выходи, у нас к тебе есть серьёзный разговор. 

— Дайрин, сколько раз нужно повторять, если девушка уединилась, значит ей это для чего-то нужно! — разозлилась Таня, сражаясь с бесконечными завязками на штанах. — Закрой дверь, — раздражённо прошипела она. 

— Понял. — Дайрин вошёл в гардеробную и очень аккуратно прикрыл за собой дверь. 

От такой наглости у Тании дар речи пропал.

— Вообще-то я просила закрыть дверь с той стороны, — сказала она и замолчала, почувствовав пальцы на своей спине: брат ловко разбирал все эти бесконечные шнурки и со знанием дела завязывал их, словно делал это каждый день.

— А знаешь, — тихо прошептал Дайрин на ухо своей сестре, — когда-то катьярам разрешалось брать в жёны девушек из своего рода-племени. 

— То есть у нас практиковались браки между ближайшими родственниками? — удивилась Тания, пытаясь по лицу брата понять, не шутит ли он.

— Да, — спокойно ответил Дайрин, продолжая завязывать шнурки на куртке.

— А как же всякие там отклонения? — Тания смущённо замолчала: она не знала, как рассказать о том, что принято у людей её мира; хотя, если подумать, то ведь весь кошачий род на земле так и живёт. 

— Не понимаю, о чём ты говоришь, не было никаких отклонений. Запретили, потому что многие доминионы начали закрываться от внешнего мира и дичать, а это оказалось опасной практикой. Говорят, что именно тогда исчезло много редких видов катьярского народа, они словно иссякли.  

Тогда Тания решила поставить вопрос иначе:

— Я хотела спросить: а разве женщина могла понести от своего брата? И какие рождались детки от такого брака? С ними всё было в порядке?

— Конечно, могла. И дети всегда рождались сильными катьярами, достойными своих родителей во всех отношениях. — Дайрин завязал последний шнурок и резко развернул к себе сестру. — И вообще, что это за вопрос такой — “могла ли понести от своего брата”? Запомни, катьяровская кровь самая сильная. Настолько сильная, что её ничем не перебить.   

— Понятно, — только и смогла произнести Тания, хотя ей последняя фраза не сказала ровным счётом ничего. Подняла с пола мягкие кожаные сапожки; теперь можно было выйти из гардеробной, все нескромные места были надёжно спрятаны от посторонних глаз. — Кстати, а ты к чему вообще об этом заговорил?

— К тому, что я бы тоже с удовольствием принял участие в предстоящем турнире.

Тания ошеломлённо уставилась на Дайрина, а потом тихо произнесла:

— Я так рада, что вам всё же запретили такие браки.

— Это почему ещё? — спросил катьяр, обиженно прищуриваясь. — Я что, недостаточно хорош? 

— При чём здесь это? Я о другом думала, — соврала Тания с каменным лицом. — Вдруг бы вы к этому времени вообще окончательно одичали и иссякли, — нашлась она с ответом. 

Дверь гардеробной распахнулась.  ...

Скачать полную версию книги