КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474193 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220940
Пользователей - 102738

Впечатления

Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
demindp93 про серию Конфедерат

Отличный цикл, а 5 книги нет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Достоевский: Преступление и наказание (Русская классическая проза)

Книга на все времена. Эту книгу должен прочитать и периодически перечитывать каждый, кто хочет считать себя человеком.
Те, кто сейчас правят Россией и странами бывшего СССР, этой книги, видимо, не читали.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).

Отшельники. Клан Заката. Книга вторая. Отшельник [Михаил Тихонов] (fb2) читать онлайн

- Отшельники. Клан Заката. Книга вторая. Отшельник (а.с. Империя Отшельника -2) 744 Кб, 205с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Михаил Тихонов

Настройки текста:



Михаил Тихонов Отшельники. Клан Заката. Том 1. Часть 2: Отшельник

Пролог

— Ваше преосвященство. — Вошедший в небольшую комнату Георг, тот самый, которого все знали, как командира курляндских наемников, тут же встает на одно колено перед старым, слегка погрузневшим и абсолютно лысым мужчиной, кутающимся в теплый махровый халат.

— А, Георг, кхе-кхе… — Старик, подслеповато прищурившись, приблизился к наемнику, будто не сразу узнал пресвитера. — Проходите, проходите… Кхе-кхе…

Слегка покашливая, хозяин протянул руку, обтянутую дряблой с темными пятнами кожей, к которой Георг с благоговением, всем своим видом изображая, как он рад такой несказанной чести, прикасается губами.

И лишь после этого, пресвитер, получивший этот сан совсем недавно, как раз за разработку операции, по захвату менталиста, поднимается на ноги. Хорошо, что старик, не умеет читать мысли, иначе, Георгу бы серьезно не поздоровилось. Он вообще не понимал, зачем прислали магистра Феофана, в этот дикий заснеженный край.

Не доверяют Георгу? Человеку, всю свою сознательную жизнь верой и правдой служившему Святому Престолу, развернувшему целую агентурную сеть в местах, где и приходы-то нельзя было открывать… Он, именно он, и никто иной, смог завербовать сторонников в самых высших кругах Великорусского союза.

И даже, переехав в этот медвежий улус, далеко от родной Аустрии, Георг продолжал держать руку на пульсе событий, происходящих в этой огромной, варварской стране, раскинувшейся на многие тысячи лиг во все стороны. Никто до него не смог, а он смог…

Когда из Вены, где пребывал сам Понтифик Церкви Единого, пришло указание, проверить сообщение одного из агентов, который сообщал, что приемный сын князя Рифейского, главы одной из выродившихся и угасающих ветвей Рюриковичей, ментальный маг, Георг был слегка озадачен…

Он это сообщение сам включил в доклад, отсылаемый в Вену, лишь для того, чтобы козырнуть, в какой дали у него агенты есть… На взгляд Георга, так и яйца выеденного не стоила информация. Хоть русские и не жгли на кострах по первому подозрению в том, что обвиняемый ментальный маг, но и в живых, если факт доказывался, тоже не оставляли… И уж тем более, целый князь, причем урожденный, белая кость, и пригрел рядом с собой менталиста… Сильно сомнительная идея.

Хотя, в отличие от большинства обычных людишек, Георг прекрасно знал, что Церковь Единого, на самом деле, настоящих менталистов не жгла. Точнее, бывало, что и жгли, но так, изредка…

Существовал специальный циркуляр, согласно которому, всех выявленных менталистов, следовало захватывать и отправлять в специальные монастыри, доступ в которые был закрыт для всех, кроме высших иерархов. Что там происходило дальше, ходили только слухи, но и их было лучше не озвучивать. Во избежание, так сказать. А жгли в основном тех, кто чем-то не угодил церковным служителям. Или светским правителям… Не заморачиваясь доказательствами…

В любом случае, интерес к княжичу, был Георгу непонятен. Но… Приказы Святого престола, обсуждению не подлежали, засучив рукава, пресвитер приступил к проверке… И… Слегка был обескуражен результатами.

Княжич и правда оказался ментальным магом. Но не обычным, а, как бы, мерцающим. Почти год, пытался проверить и еще раз перепроверить, а потом снова. Даже специально затребовал из Вены магов, специализирующихся на поиске менталистов…

На удивление, прислали сразу. Причем, не абы кого, а трех магов второго класса… Коих на весь Орден имелось всего-то пара сотен… Вот они-то и смогли разобраться, почему у княжеского приемыша, такой странный дар — то проявляется, то исчезает…

Маскирующее ауру заклятье, наложенное специалистом, не ниже первого класса… Откуда он вообще мог взяться в таком захолустье? Совершенно непонятно. Георг, когда маги вывалили перед ним такой факт, даже навел справки, не обращался ли Глеб Георгиевич в Академию за помощью. Хотя, если бы князь такой поступок совершил, с высокой долей вероятностью, приемыша бы сожгли на костре без разговоров…

Значит, защиту от лишних глаз, делал кто-то в районе Белецка. Но кто? Сколько пресвитер не наводил справки, сколько не собирали информаторы слухи и домыслы, даже и самые бредовые, от рыночных торговок, выяснить, что за маг первого, а то и нулевого класса обитает в горах под Белецком, так и не удалось. Никаких следов… Абсолютно. Георг уже начал подумывать, что сам князь Рифейский владеет даром, но нет. Уж о ком, о ком, а об отставном полковнике Особой великокняжеской дружины, найти информацию труда не составляет.

И в столице о нем многие знают, да и тут, в Белецком уезде личность известная… Вряд ли бы он смог скрыть свой дар. Вопрос с тем, кто все же создавал защиту мальчишке, остается открытым до сих пор. Причем, заклятие не только от посторонних глаз скрывает дар, так еще и почти полностью его блокирует… Точнее, должно было блокировать…

Но… Всегда есть одно, но… Потенциал княжича таков, что его сила пробивается даже сквозь блоки и маскировку высшего уровня… Собственно, этими прорывами и объясняется странность в проявлениях дара. Маскирующее заклятье, самовосстанавливается, после каждого выплеска энергии, снова превращая парня в обычного человека.

В общем, подбив к собственным наблюдениям еще и выводы прикомандированных магов, Георг отправил очередной доклад в Вену. Собственно, в надежде, что на этом его нахождение на западных рубежах Союза и окончится. А княжичем займется кто-нибудь другой. В Ордене хватало различных умельцев, в том числе и тех, кто специализировался на ликвидации неугодных. Сам пресвитер, в записке к докладу, рекомендовал именно устранение княжича. Так, на всякий случай.

И вроде, на этом все… Можно дальше заниматься интригами, развивать свою шпионскую сеть, стравливать различные силы в Союзе между собой и активно продвигать расширение сети приходов Церкви Единого. Кстати, на этом поприще, Георгу удалось гораздо больше, чем его предшественникам. Спевшись с Предстоятелем, они за десяток лет смогли установить контроль над приходами, в том числе и еретическими, почти во всех внутренних землях. И даже замахнулись на то, чтобы пролоббировать допуск священников в приграничные губернии и воеводства. Это и правда был ошеломляющий успех. Никогда еще Церковь Единого не имела такого влияния на территории западной державы…

Что говорить, если уже даже при дворе Великого Князя, начали поговаривать, что неплохо бы было, принять веру в Единого, за государственную. Правда, пока только шепотом, и между своими… Представители Родов, контролировавших силовые ведомства, были резко против. Они, наверно, и вовсе бы запретили любую деятельность церкви на территории Союза. Но тогда бы главный постулат Союза — каждый может верить во что хочет, главное нести благо землям, был бы нарушен. В общем, еще лет десять-пятнадцать, и Георгу бы удалось продавить решение о смене государственной религии. Самых ярых противников и так уже повыбили, а кого переубедили… Цель оправдывает средства — этот девиз, пожалуй, является жизненным кредо Георга.

— Проходите, пресвитер. Присаживайтесь. — Магистр медленно прошелся по комнате, и уселся в кресло, стоящее у камина, в котором весело трещали березовые поленья. — Не стесняйтесь, Георг, прошу вас. — Магистр, видя, что посетитель не спешит воспользоваться предложением, рукой указывает на второе кресло. — И как вы столько лет прожили в этой невозможной, дикой стране… Здесь же полгода стоят такие холода, что зябнуть начинаешь, едва подумаешь… А вы живете… — Старик вытягивает дрожащие руки перед собой, поближе к огню. — Хотя, о чем это я… В молодости, бывало и сам холода не чуял, когда проповедовал в не менее дикой, чем эти земли, Скандинавии… А сейчас, вот… Старость, чуть холода и все… Зябну… — подпускает магистр в голос жалобливости. — Да, старость-старость… Сколько еще позволит здоровье нести свет Его дикарям, одному Единому известно… Завидую я вам, молодым… У вас еще вся жизнь впереди…

— Ну, что вы такое говорите, ваше преосвященство. Вы еще долго сможете нести свет Веры, во славу Единого. — Георг, подпустив в голос раболепия, и едва заметно скривившись, не торопясь, занимает предложенное место. — Не каждый юноша способен совершить такое тяжелое путешествие, в эти заснеженные места, чтобы лично встать на передовом рубеже борьбы с ересями и дикостью язычников. Поверьте, я, если бы знал, какое тяжкое это бремя, жить в этой варварской стране, вдали от благ цивилизации и возможности ежедневно ощущать прикосновение Длани Единого, не взялся бы за то дело, которое на меня возложено…

Что-что, а лицемерить Георг умел. Да так, что он сам порой верил, в то, о чем говорил другой. Ну да, без умения вжиться в образ, разведчику, все же самого себя именовать шпионом пресвитер не хотел. Он разведчик, идущий самым первым туда, где требовалось Церкви.

И присутствие сейчас здесь, в Белецке, магистра, был плевком. Плевком в лицо Георгу со стороны Святого Престола. Он пять лет, с того самого приказа, поступившего из Вены, что мальчишку-менталиста необходимо, любой ценой доставить в руки иерархам Церкви, живым и невредимым, разрабатывал эту операцию.

На первый взгляд, что такого, выкрасть какого-то подростка в провинции, и перевезти в Латинскую Империю? Простейшая задача, особенно для такого зубра, каким считается руководитель резидентуры в Великорусском Союзе. Как бы не так…

Особенно, учитывая, что этой задаче был поставлен высший приоритет, но хоть в сроках не ограничивали…

Нет, поначалу-то, Георг тоже не видел ничего особого. Подумаешь… Нанять каких-нибудь бандитов, оплатить им нападение на поместье князя Рифейского и захват мальчишки. Потом, при передаче парня, уничтожить наемников, и концы в воду… Проще простого. Тем более, князь жил по сути в изоляции. Часто, в огромном поместье, кроме него самого, старого слуги, сына и его няни, никого не было. Гостей не принимал, рауты не устраивал. Пожалуй, даже сам факт нападения, не сразу бы обнаружили…

Как говорят русские — гладко было на бумаге, да забыли про овраги? Георг, проживший в Союзе, очень долго, поэтому, не раз и не два отмечал, насколько точно порой, короткие афоризмы, передают всю глубину з… ситуации. Да и вообще, пресвитер давно уже избавился от иллюзий, что Великорусский Союз, варварская страна. Пожалуй, поцивилизованней Европы будет, и гораздо более развита… Одни Великокняжеские тракты, протянувшиеся через всю страну, с востока на запад и с севера на юг, чего стоят.

Что-то Георг сильно сомневается, что при всей своей кичливости, европейцы способны повторить подобное. Какой там, они о пограничных пошлинах то договориться не могут, а тут такие инфраструктурные проекты, которые всем миром строить нужно. Причем, занимались обустройством своих земель все владетели и губернаторы, без особых распоряжений сверху. Причем, князья внутри страны, могли сегодня воевать из-за пущей ерунды, а назавтра вместе строить какую-нибудь мельницу на административной границе. Страна контрастов, одним словом. Пресвитер, даже опасался, что его цель, подчинить Союз Святому престолу, когда-нибудь воплотится в реальность.

Последнее время, он все чаще задумывался о том, чтобы отказаться от этой идеи. Нет, увеличение влияния церкви — это благая цель, но… Что случится, когда русские прекратят грызню друг с другом и осмотрятся в поисках новых развлечений?

Это сейчас, победив в какой-нибудь малозначимой войнушке на границе, европейцы могут с легким презрением говорить об «этих дикарях, не способных противостоять доблестным воинам цивилизованного мира». Георг знал — стоит дать русским идею, которая их объединит, и направить в нужное русло. Например, навести порядок у себя в порубежье, в той же Европе. Остановить волну будет невозможно. Пресвитер прекрасно осознавал, что допускать этого не стоит… Ни в коем случае.

Он и идею государственной религии проталкивал из тех же побуждений. Введение сверху идеологии, обязательно породит противодействие. А там и до смуты, а то и полноценной гражданской войны недалеко. Главное, вовремя подтолкнуть колеблющихся. И лишь потом, разодрав на куски, можно будет привести в лоно истинной веры.

Но из-за княжича, планы по расшатыванию Союза, пришлось отодвигать в дальний ящик. Приказы Святого Престола не обсуждаются. И не обдумываются. Они выполняются.

Беспрекословно и ни считаясь с ценой.

Первый неприятный звоночек, для Георга, что с заданием Понтифика не все так просто, прозвенел, когда одна за другой, в Белецких горах бесследно исчезли три разных отряда, нанятые им для этого дела. И ладно бы просто их перебили, так нет… Были схвачены посредники, через которых их нанимали. Хорошо, что Георг, привыкший перестраховываться, сам не засветился на встречах с представителями несостоявшихся похитителей. Но помощника, который и занимался поиском людей, пришлось в срочном порядке прятать…

Георг улыбнулся, вспоминая детали того дела. Дитрих никогда ему не нравился. Пресвитер прекрасно знал, что тот докладывал обо всем, что он делает в Орден. Но трогать, без весомого повода, доносчика тоже нельзя было. Поэтому, провал операции по нападению на поместье князя, вполне подошел для того, чтобы к Георгу не придрались. Два метра глубины в глинистой земле вполне сгодились, для того, чтобы ниточка, ведущая к главе резидентуры оборвалась.

Правда, задание так и осталось невыполненным, поэтому, Георг сам отправился в очередной раз в Белецк. Разбираться, как же так получилось, что исчезли наемники. И ладно, пара отрядов были обычные разбойники, но третий, который должен был зачистить разбойников и уже доставить княжича в руки представителей церкви, был набран из военных специалистов. Причем, предпочтение отдавалось тем, кто ранее проходил службу в разведывательных подразделениях. Волки, одним словом…

Как оказалось, когда Георг углубился в изучение проблемы на месте, в окрестностях Белецка водятся звери страшнее. Ветераны и отставники из Особой дружины… Помнится, когда, ковыряясь в бумагах в архивах, по поводу всех переселенцев в эти места, за последние несколько лет, Георг вдруг понял, что его смущает, а потом и начал наводить справки по персоналиям, то его прошиб холодный пот… И то, что он успел избавиться от Дитриха раньше, чем того добрались люди князя, можно считать чудом и блоговолением Единого. Не иначе.

Нет, при взгляде со стороны, задача по захвату поместья, выглядела и правда легко. Все было правда. И его показное затворничество, и не желание вникать в дела уездного городка, посвятив остаток своей жизни пчеловодству и неожиданно появившемуся сыну.

Только, это на первый взгляд. А на второй… Георг проверяя данные в архиве Белецкой управы, отметил для себя странную закономерность. Примерно через год, после того, как князь объявил об усыновлении сироты, в деревни по периметру поместью, массово начали переселяться люди. С семьями и скрабом. С виду, обычные переселенцы. Если бы не одно НО. Все они, порядка трех сотен, и это только те, на кого нашлись хоть какие-то упоминания о прошлом, проходили службу под началом Глеба Георгиевича Рифейского…

Сомневаться в том, что это именно эти люди «потеряли» наемников в лесах, не приходилось. Как и недооценивать князя.

Долго Георг думал, как подступиться и никак не выходило. Потребных ресурсов для исполнения единственно возможного плана, у него просто не имелось. Требовалась серьезная инфильтрация в местные структуры, причем не абы кого, а проверенных людей, преданных Святому Престолу. В условиях приграничья, задача, практически невыполнимая. Устраивать бои местного значения, привлекая кочевников, тоже идея была не очень. Наличие поблизости пограничной бригады, сводило успех подобного налета к минимуму.

Георг, вернувшись в Москву, немедленно отправился дальше на восток. В Вену. Доверять сведения обычной церковной почте, было неосмотрительно. Все его телодвижения в отношении князя, узнай о них посторонние, гарантировали Георгу «приятное» времяпрепровождение в застенках Сыскного приказа, или Тайной службы… Рюриковичи ОЧЕНЬ не любили, когда кто-то интересовался их жизнью…

— Ну-с, пресвитер, чем порадуете старика… Эх, доля наша тяжкая… — Магистр, тяжело вздохнув, постарался поближе придвинуться к огню. — Как продвигается дело, порученное Его Святейшеством… — Вроде и просто интересуется, любопытство мучает, но…

Попробуй не ответь, учитывая, что магистра специально прислали контролировать заключительную часть операции. Будто Георг сам бы не смог справиться. Усилием воли, пресвитер гасит раздражение, которое ворочается внутри него с прошлого вечера.

Он и спал то за всю ночь от силы может час. Да и то… Скорее дремал в полглаза…

Три года… Три года подготовки, даже больше. С того самого момента, как он вернулся из Вены, пытаясь понять, почему Совет магистров, выслушав все его аргументы против похищения княжича, постановил совсем не то, что предлагал Георг. И мало того, что ему поручили лично заняться этим делом, так еще и выделили почти ничем не ограниченные ресурсы на проведение операции.

Он каждый золотой для подкупа агентов в высших слоях общества до этого выпрашивал. Развернул сеть ростовщиков, чтобы хоть как-то финансировать разведывательную сеть, создаваемую им долгие годы и при этом не клянчить у Вены подачки.

Честно, в тот самый момент, он даже, было дело, собирался подать прошение об отставке и переводе его куда-нибудь в обычный приход, священником. Обида… Пресвитера сжигала обида. Такое чувство, что Святой престол считал его деятельность на территории Союза, чем-то вроде забавы…

Уставом Ордена, строго воспрещалось членам употреблять любые снадобья, которые могли изменять сознание. Будь то зелья алхимиков, вызывающие галлюцинации, или банальный алкоголь. Да даже квас, и тот, хоть и не был под запретом для паладинов, но и не одобрялся…

Георг, в системе Ордена оказался с малых лет. Он и не помнил ничего о детстве до приюта при монастыре Святого Франциска. Воспитанный в строгом религиозном ключе, естественно ни о каком нарушении постулатов Церкви речи и идти не могло.

Но тогда… Едва ступив на холодную московскую землю, первым делом направился не делами заниматься, а… в кабак… Единственный раз в своей долгой жизни, Георг напился… Да так, что до сих пор не получается вспомнить почти неделю своей жизни…

Обида. Как не пытался понять Георг, почему какой-то мальчишка, пусть и потенциально могущественный ментальный маг важнее всей его проделанной работы, не мог. Ну не понимал он в чем ценность для совета магистров этого подростка. Не понимал…

Из запоя ему помог выбраться Предстоятель. То ли донесли ему, то ли сам Георг пришел к святому отцу, он тоже не помнит. Но… В чувство пресвитер был приведен. Что не говори, а нынешний Предстоятель Московский, по праву считается одним из лучших проповедников Церкви Единого. Он смог найти правильные слова, чтобы убедить Георга вернуться на истинный путь служения Вере. И самое главное — в Святом Престоле, никто так и не узнал о срыве Георга. В противном случае…

В противном случае, главе резидентуры давно бы уже было на все плевать. Мертвым нет дела до мирских дел. Вряд ли бы Совет магистров спокойно отреагировал на уход Георга из Ордена. Он слишком много знал. Да и, по большому счету, заменить его было некем. Слишком долго он на своем ответственном посту находится…

— Пресвитер, возникли какие-то сложности? — Пауза видимо слишком затянулась, пока Георг собирался с мыслями, потому что голос магистра Феофана, еще совсем недавно старческий и дребезжащий, вдруг лязгнул металлом, разом смахнув обманчивую доброту церковного иерарха. — Вы схватили мальчишку? — Бесцветные глаза, внутри которых разгорался нехороший огонек, пристально всматриваются в лицо пресвитера.

— Ваше преосвященство… — Георг, слегка замялся. Он был опытным интриганом, привыкший к разному, но сейчас, под взглядом магистра, вдруг стал чувствовать себя неуютно. Кажется, тот видел его насквозь. — Вам необходимо, как можно скорее покинуть город… Для вашей же безопасности. — Набрав воздуха, пресвитер все же произносит то, что скорее всего, станет его приговором. Святой Престол ошибок не прощает.

Само присутствие магистра Феофана здесь, говорит о том, какой важности операция была доверена Георгу. И он ее, чего уж теперь, провалил… Хотя… Честно, еще тогда, когда они с Предстоятелем, только начинали обсуждать возможные варианты исполнении воли Совета магистров Ордена, было понятно, что дело особой важности и неудача будет грозить в лучшем случае, смертью. А о худшем, даже не стоило задумываться.

Ордену служили разные маги, и некроманты в том числе. А самое страшное для истинно верующего в Единого, которым Георг оставался несмотря на сомнения в разумности решений иерархов, это остаться непогребенным, когда твое тело, уже безжизненное, поднимают некроманты, превращая в бездушное орудие. Согласно постулатам церкви — немертвый, не может попасть ни в Рай, ни в ад. Его душа обречена на вечное прозябание бесплотным духом, привязанном к телу, но не в состоянии управлять им. А после того, как мирская плоть сгниет, душа обречена сторожить скелет, до скончания веков…

И вот сейчас, сообщая магистру, специально приехавшему проконтролировать последнюю стадию операции, которую Георг готовил несколько лет, что тому опасно находиться в Белецк, пресвитер четко понимал — его не простят. Но если, исходя из событий последней ночи и утра, пострадает еще и сам контролер, то… Участь немертвого. Гарантировано. И даже его былые заслуги не помогут.

— Пресвитер, вы понимаете, что только что мне предложили? — В глазах магистра свернули молнии. — В последнем отчете, Вы — он поднимается из кресла и указывает пальцем на Георга. — Именно вы, пресвитер, убеждали Совет Магистров, что у вас все под контролем, и требуется лишь обеспечить коридор через земли кочевников, для вывоза мальчишки. Так? Причем, судя по вашим же докладам, вся операция должна была пройти без лишнего шума, и никоем образом не повредить положению Церкви в землях Великорусского Союза? — Голос магистра, совсем недавно, казалось, едва живого, звенит от ярости. — И сейчас, вы заявляете, что мне небезопасно находиться тут… Причем уходите от ответа на вопрос, смогли ли вы выполнить порученное вам дело и захватить мальчишку-менталиста… — Приговор. В вопросах магистра звучит приговор. И не только Георгу… — Так что происходит, пресвитер? Объяснитесь. — Магистр замолчал, буравя взглядом Георга.

Объяснится… Георг задумался, пытаясь определить правильную линию поведения. Чутье подсказывает, что если он неправильные объяснения даст, то из небольшого домика, снятого для дорогих гостей в особо охраняемом поселке на окраине Белецка, живым не выйдет…

А, к черту все… До того момента, пока магистр не приехал, у Георга и правда все было как надо. За три года он сумел полностью взять под контроль весь город, купив всю верхушку на корню. Правда, не сам, а показывая основным бенефициаром герцога Дубельта.

Ну, так… Собственно, и сам герцог, нужен был Георгу лишь с одной целью — обеспечить прикрытие для членов Ордена в приграничном городе. Ну да, долги нужно отрабатывать. В пресвитере даже малейшей жалости, когда он думал о его участи… Да, именно на него должны были пасть все подозрения и кары со стороны князя и Тайной службы после того, как княжича бы вывезли из Союза…

Сам план был предельно прост — захватить княжича, и тайно, пользуясь тем, что подкупленные чины Внутренней стражи дали бы свободный коридор на выезд из города небольшого, всего-то в десяток особо проверенных людей Георга, каравана, маскирующегося под торговцев.

Узким местом плана был сам захват мальчишки. Необходимо было сделать это без лишнего шума и пыли. Желательно, на территории лицея. Только вот туда не пускали чужих. А попытка штурмовать в лоб, закончилась бы очень печальна. Как и захват поместья князя.

Хотя, и такие варианты были разработаны… Причем, атака на князя, должна была произойти в любом случае. Как отвлекающий маневр. Ну и… Если князя не станет, никто не станет особо беспокоиться о судьбе какого-то приемыша. Что-что, а в какое-то благородство имеющих власть дворянских родов, Георг не верил абсолютно… Решение князя, усыновить безродного мальчика, высший свет не принял…

В общем, в любом случае, князь Рифейский не должен был пережить момент похищения своего сына. В принципе, именно для этой цели и привлек Георг большие силы бойцов Ордена, усиленных магами… Отвлекающий маневр…

Но все же, при здравом рассуждении, Георг решил, что лучше всего, осуществить захват подростка в момент, когда за ним приедет слуга, забирать на каникулы в поместье. Это был чуть ли не единственный шанс… Все подготовив, пресвитер и послал запрос в Вену на организацию встречи на территории кочевых племен. Везти мальчишку через всю территории Союза, однозначно было глупо.

Если что-то может пойти не так, обязательно пойдет не так…

Фигуры были расставлены, всем задействованным бойцам была расписана их роль. Кто атакует поместье, кто захватывает подростка, кто уводит возможную погоню на ложный след… Была назначена дата операции. В лицее заканчивались экзамены, и в день последнего, за княжичем, как раз должен был приехать слуга. Этот день и должен был стать заключительным в многолетней подготовке.

Когда к герцогу на каникулы приехала дочь, учившаяся в Академии в Москве, Георг и подумать не мог, что обычная в общем-то просьба о выделении пары магов в сопровождение юной магички, приведет к катастрофическим последствиям.

Нет, будь Георг в тот момент в особняке сам, возможно, ему удалось бы быстро взять ситуацию под контроль. Но он в это время как раз был занят размещением магистра…

Конечно, посыльный в поселок прибыл почти сразу, но… Маги, неожиданно для себя столкнувшиеся в лицее помимо самого подростка, еще и с менталистом, устроили черт те что… За десятилетия активной деятельности, Георг потерял меньше агентов, чем за пару часов, которые понадобились ему чтобы навести порядок было выбито его людей.

Да еще и Дубельт, напуганный нападением, как потом выяснилось, никакого нападения собственно и не было, и вообще, драку спровоцировал сам его пострадавший сын, менталиста на его детей, не придумал ничего лучше, чем броситься в управу с паническими заявлениями…

Привлечение пограничников, вообще никак не соответствовало планам Георга… Правда, они ограничились лишь блокированием въездов и выездов из города. Но тем не менее, пришлось действовать более осторожно. Благо, от усиления в виде магов, воевода не отказался…

Случайность… Все решила случайность. Как Георг умудрился прошляпить ментального мага, окопавшегося в лицее… Он и сам не мог до сих пор понять. И ведь проверял весь персонал, ища подходы. Но вот учитель арифметики его абсолютно не заинтересовал.

Как итог… Этот учитель не только уничтожил боевую пятерку магов, но еще и каким-то образом организовал побег княжича из лицея. Судя по всему, сам менталист, далеко не случайно работал в учебном заведении… Но тогда получается, что о том, что сын князя одаренный, было известно не только Ордену…

К тому же, непонятно, кто убил трех воинов уже за оградой лицея. Прибывшие на место убийства маги, не смогли считать след ауры, хотя тела еще даже остыть не успели. Причем, след подростка, обнаружить удалось, а вот того, кто ему помог, нет…

И это тоже напрягает. Тем более, в течении трех дней, прямо в городе пропало бесследно несколько бойцов Ордена. Буквально растворились. Никаких следов обнаружить не удается до сих пор. Хотя… Поиски пропавших велись по остаточному принципу.

Все силы были задействованы по двум направлениям — найти подростка, и не допустить, чтобы князь узнал о произошедшем. Хоть все выезды и были перекрыты, на всякий случай, на западном посту, при выезде на великокняжеский тракт, ведущий в сторону поместья, были переброшены две группы, с задачей, в случае чего, попытаться нейтрализовать князя. А на сам пост, под видом все того же усиления, отправился один из трех магов второго класса, имевшихся у Георга в распоряжение.

Он должен был сделать так, чтобы в случае чего, создать картину, будто люди князя, перебили пограничников…

Собственно, при всех прочих, шансы в ходе планомерного прочесывания города поймать мальчишку были высоки. Вопрос времени… К тому же, за голову мальчишке, как за ментального мага, обещана солидная награда. Рано или поздно, его найдут. Только времени и не осталось.

Группы, приготовившие встречу князю, были уничтожены… И хоть маг пытался уничтожить всех свидетелей из числа бойцов-пограничников… Но. Опять это чертово НО. Каким-то образом, у командира поста, оказался файермет и ему удалось не только уцелеть, но и убить мага.

Да к тому же, одна из засадных групп была полностью уничтожена, при попытке убить князя. Как доложил Курт, возглавлявший второй отряд, на дороге был бой. Возок князя был уничтожен магами, но самому Глебу Георгиевичу, удалось спастись. Как и его слуге…

В тех обстоятельствах, да и с учетом тог, что спасся командир пограничников, Курт поступил правильно. Как мог, зачистил место боя, и вернулся в город вместе со своими людьми. Ну да, в его группе магов не было, в отличие от первой…

Все бы ничего. Судя по докладу, князь был без охраны, и чтобы собрать людей, ему пришлось бы вернуться обратно в поместье, а уже потом лезть в город. Вот только, сегодня ночью в Белецк вернулся тот самый уцелевший командир… после чего весь штаб бригады, во главе с воеводой отбыл в направлении постоянного места дислокации.

В общем, Георг и задержался с докладом, потому что носился по городу, собирая людей и готовясь к возможным уличным боям. То, что пограничники махнуть рукой на убийство целого отделения воинов, ему не верилось совсем. Время утекало…

Нет, само собой, пограничники не станут устраивать городские бои, но… До этого Белецк блокировали лишь свободные силы бригады, но теперь, скорее всего, будет переброшена вся. И… Так или иначе, виновных найдут…

И вот сейчас, от пресвитера требуется, все эту огромную задницу, как-то объяснить магистру. Георг думал, с чего начать, а магистр все ждал объяснений… А, к черту… Георг слишком устал, чтобы сейчас пытаться закручивать интригу. Никаких козырей у него на руках не имеется. Тяжело вздохнув, он быстро и четко, по пунктам обрисовывает ситуацию. Вообще, магистр официально прибыл, чтобы помочь решить вопросы, вот пусть и подключается к решению.

Как ни крути, а Тайная служба, после всего произошедшего, именно она будет заниматься происшествием, вряд ли добрее, чем инквизиторы Ордена. И, Георг мог дать голову на отсечение, что вместе с ним, в одной камере окажется и магистр. Конечно, удалось подкупить чинов, чтобы они закрыли глаза на приезд иерарха в Белецк, под видом торговца, желающего наладить поставки металла в Латинскую империю, но, пресвитер не питал иллюзий. Все, кому надо, прекрасно знали о том, кто именно пожаловал на окраину Союза. Только не знали, зачем.

— Значит, Георг, все настолько плохо? — Магистр, выслушав, лишь поморщился. — Ну что же вы паникуете-то. Ничего страшного не произошло. Да, операцию вы провалили, и… Скорее всего, Понтифик будет недоволен. — На лице старика не дрогнул ни один мускул. В голосе вроде даже капелька сочувствия. — Но знаете… Лично мне вы симпатичны, и, пожалуй, я помогу вам решить проблему. — Тон его звучит спокойно. Будто Георг только что не сообщил, что он может оказаться в руках тайной службы.

Георг слушал вполуха, обдумывая, стоит ли вообще пытаться доделать дело, или последовать примеру герцога, почувствовавшего как пахнет горелым, и с небольшим отрядом, забрав детей, покинувшего город. Свободных людей нет, поэтому на сообщение о поступке Дубельта, Георг лишь махнул рукой… Недовольство понтифика пережить точно не удастся. В конце концов, Георг служит Единому, а не иерархам. Деньги имеются. А на западе, есть множество народов, кто еще не слышал о Едином, всеблагом боге…

— Георг, вы меня не слушаете…

— Простите, ваше преосвященство, задумался. — Хотя на самом деле, все он прекрасно слышал, просто сейчас не хотел разводить полемику. — Вы говорите, что можете помочь?

— Да, Георг. Помогу. Советом. — Магистр медленно приподнялся со своего кресла и прошествовал к небольшому комоду в углу комнаты. — Вы же так и не поймали мальчишку? И даже не знаете, где он находится? Так?

— Так, ваше преосвященство. — Согласно склонил голову пресвитер.

— А может вы просто не там ищите? — Магистр выдвинул один из ящиков комода, доставая из него свиток пергамента. — Почему вы так упорно думаете, что подросток все еще в городе, пресвитер? Сколько людей прочесывает город уже не первый день, без результата? Да к тому же, за голову подростка назначена награда. Мне, кажется, мальчик давно уже покинул Белецк.

— Но как же… А князь? Парнишке идти некуда, кроме как к отцу в поместье. Да еще и зимой… — Георг задумался над сказанным магистром. — Почему же князь тогда приехал в Белецк? Опять же, посты внутренней стражи и моих людей были выставлены на выездах из города в течении пары часов. Лишь потом их заменили пограничники.

Георг все это говорит, а сам уже понимает, где именно ошибся…

— Ну вот, видите. У мальчика было целых два часа, чтобы покинуть город. — Магистр тепло, как-то даже понимающе улыбнулся. — Вы же не проверяли ближайшие селения крестьян? Что ему мешало переждать там? Вижу, вы уже и сами все поняли, Георг.

— Так получается, мы все это время зря перетряхивали город… — Обескураженно прошептал Георг.

Такого провала у него еще никогда не было. И ведь непонятно, с чего сам пресвитер решил, что подросток останется в опасной ситуации в городе. Да, зима. Но, в окрестностях Белецка довольно много мелких поселений, до которых, в принципе, можно добраться пешком. Опять же… перекрыты были только выезды, но… Подросток, вполне мог просто добраться до окраин и уйти через лес напрямую, минуя дороги. Чтобы реально перекрыть весь город по периметру, даже двух пограничных бригад будет мало.

Но зима и холод… Да уж… по показаниям свидетелей, подросток покинул лицей, одетый лишь в холодную форму. Да и обыск комнаты в общежитии, показал, что парень в ней не появлялся. Теплая одежда осталась на своем месте в шкафу. Но в таком случае, вполне возможно, что подростка уже и в живых нет…

Леса вокруг Белецка, не самое безопасное место в зимний период. Волки, рыси, росомахи… К людям, зверье не выйдет, но вот напасть на одинокого путника, вполне способны…

— Ну почему же зря. Я ведь свои предположения строю на основе именно вашей деятельности в эти дни. Отсутствие результата — тоже результат. — Магистр вновь улыбается отеческой улыбкой, будто преподавая урок сыну. Тот вроде и ошибся, но в то же время, ничего страшного не произошло, а теперь родитель объясняет, в чем его отпрыск был не прав. — Ничего страшного, пока еще, — выделяет голосом, — не произошло. Вот, держите, пресвитер. — Магистр, не спеша, чуть подшаркивая ногами вернулся к Георгу и протянул ему свиток.

— Что это? — Георг не спешил принимать бумагу. Где-то в душе дернулась, но тут же успокоилась интуиция. Вряд ли магистр держал бы в руках отравленный или зачарованный предмет.

— Пропуск через земли кочевых племен. Не думаете же вы, что Святой престол, ради какого-то мальчишки, бросит на убой несколько сотен преданных ему людей. — Старик так нехорошо сощурился, будто примеряя петлю виселицы на шею пресвитера. Георга слегка передернуло от этого взгляда. — Сколько у вас осталось воинов?

— Двести мечников и тринадцать магов. — На автомате отвечает Георг.

— Ну вот видите, пресвитер. Так много славных воинов, верных Святому престолу, ни к чему им гибнуть в этих диких землях. Вы же сами говорите, что воевода был в ярости. Не думаю, что он будет разбираться кто прав, а кто виноват. — На лице магистра вновь появилось выражение лица учителя, объясняющего урок. — Забирайте всех, кого сможете и уходите в степи за Рифейскими горами.

— Но как же поручение Святого престола и ваша безопасность магистр? — Георг, понимая, что аудиенция окончена, начал подниматься со своего места.

Нет, в то, что магистр пожалел воинов, пресвитер почему-то не очень верит. Святой престол, если это будет нужно для дела, мог и тысячу оставить умирать, позже скопом возведя всех погибших в ранг святых.

— Отрадно слышать, что вы беспокоитесь обо мне пресвитер, но право, не стоит. — Старик снова улыбается. — Я покину город сразу же после вас. Думаю, в нынешней ситуации, не стоит дразнить гусей. А по поводу поручения — Совету магистров сообщу, что это именно я отдал вам указание свернуть операцию и уходить. — Магистр, едва заметно сморщился при упоминании Совета. — К тому же… Знаете, прежде чем покинуть пределы Союза, загляните в поместье князя Рифейского. Шанс, что мальчишка добрался до дома, хоть и не велик, но все же имеется…

— А что с самим князем? — Георг, быстро обдумав изменение диспозиции, решил уточнить этот момент.

В принципе, если магистр Феофан решил взять всю ответственность за сворачивание операции по поимке менталиста, почему бы и нет. Сам Георг, был готов до последнего искать подростка, отбиваясь одновременно от пограничников. Но если имеется иное решение, к тому же, предложенное магистром, почему он должен сопротивляться.

И опять же… Не зря же магистр упомянул про поместье. Так что, возможно, не все так плохо. Впервые за последние дни, Георг с благодарностью подумал о тех, кто решил прислать магистра для его контроля. Как ни крути, а часть ответственности за провал, с него снимается автоматически. Ослушаться члена Совета, пресвитер не мог по определению.

В общем, ситуация вроде начинает превращаться из безвыходной, просто в трудную. К тому же… Георг чуть посильнее сжал свиток, дающий право безопасно пройти через земли кочевых племен. Он всегда сможет уйти. А вот магистр, скорее всего, будет возвращаться в Вену через территорию Союза. Георг нисколько не сомневался, что с этим могут возникнуть сложности. Что-что, а Тайная служба, когда необходимо, работать умеет. Не хуже, а в чем-то даже лучше самого пресвитера. Даже удивительно, что они проморгали его деятельность в Белецке.

В поместье, в любом случае нужно заглянуть… да и не получится миновать, при всем желании. Ближайший путь в степи за Рифейскими горами, лежит через владения князя. Конечно, потом еще и через пограничные посты прорываться. Но вряд ли там будет много воинов. Все же, зная воеводу, он сейчас непременно бросит основные силы на то чтобы взять под свой полный контроль город и найти причастных к уничтожению отделения. Так что, особых сложностей не предвиделось.

С другой стороны, что-то Георга напрягает в предложении магистра. Только вот понять не может, что именно. Вроде, все логично, не придраться. Но будто недосказанность, какая-то… Или это уже просто нервы шалят?

— С князем? Сам князь Орден НЕ интересует. — Магистр произносит это абсолютно равнодушно. — И желательно, чтобы никогда не заинтересовал. — Он устало прикрывает глаза, будто показывая, что утомлен длительным разговором и разжевыванием прописных истин. — Ступайте пресвитер, не теряйте времени. Сами говорили, его не так много. Да и мне, пожалуй, пора собираться. — Магистр этой фразой показывая, что аудиенция окончена.

Аккуратно убрав пропуск во внутренний карман Георг поднялся с кресла, и, глубоко поклонившись магистру, направился на выход. В принципе, все было сказано. У Георга, пусть и не гарантировано, но появилась некоторая надежда пережить недовольство Святого престола. Правда, сам еще не до конца решил, стоит ли ему вообще возвращаться на родину.

Выйдя на улицу, пресвитер, глубоко вдохнул свежий воздух, и тряхнул головой. То, что магистр позволяет вывести людей из города, это, конечно хорошо. Вот только… Отряд в две сотни бойцов, это не одинокий всадник, и незаметно уйти не получится.

Пропуск, полученный от магистра, это, конечно хорошо… Только, по плану, через степи должен был уходить небольшой отряд, а не полубатальон. Да и кочевники, совсем не те люди, которым стоит верить. Могут и заартачиться, и засаду устроить. Ну и… Воеводу списывать со счетов не стоит. Как только он поймет, что город никто не обороняет, за бойцами Ордена тут же отправят погоню.

К этому добавить слова магистра, о том, что князь Рифейский подлежит обязательной ликвидации. Да, сказано, конечно, иначе. Но… Георг умеет слышать то, что не сказано.

— Командир, что будем делать? — Курт, ожидавший Георга за воротами, тут же подводит к нему оседланную лошадь. — Что сказал магистр?

Курт, один из немногих, кому Георг доверял, и кто знал, что под личиной торговца, скрывается один из иерархов церкви.

— Нам разрешили покинуть город. — Георг привычно, одним прыжком оказался в седле, перехватывая поводья у подчиненного.

— Всем? — Курт не стал задерживать командира, быстро взгромоздившись на своего коня.

— Угу… — Чуть тронув каблуками сапог бока гнедого скакуна, пробормотал пресвитер в ответ.

— Это самоубийство. — Абсолютно спокойно, будто речь идет о погоде, точно определил все сложности и нюансы Курт. — Удержать город, шансов больше, чем пытаться пробиться к границе, а потом уходить через земли Орды.

— Я знаю. — Меланхолично, думая о своем, ответил Георг. — У нас есть пропуск на проход через земли Орды. — Никаких вариантов в голову не шло. К тому же, если князь успеет собрать людей, то отряд паладинов окажется зажат между молотом и наковальней.

— Не уйдем… — Два всадника медленно покачиваясь ехали по узким улочкам города к поместью герцога, сбежавшего вместе с семьей. — Двести с лишним человек… Если только делить на группы человек по десять и расходится в разные стороны. Но… — Курт задумался. — Местные горы мало кто из наших знает хорошо, а в пограничной бригаде есть егеря. Переловят.

— Вот и я тоже, так думаю. — Георг мотнув головой, поднял взгляд на своего ближайшего подручного. — А еще, я думаю, что, если связать боем части бригады, у небольшой группы будет фора.

— Кого берем? — Курту не нужно было объяснять дважды. Он понял все и так.

Показались ворота домовладения герцога.

— Ольгерда, Хромого, Генриха и все. И еще, провизию не забудь. — Георг легко спрыгивает с коня. — А я пока отдам распоряжения остальным. Кто-то же должен продемонстрировать русским, что паладины во славу Церкви готовы умереть. — Усмехнувшись, он толкнул калитку, входя во двор.

То, что Курт подготовит все, как надо, сомнений не было. Георг вдруг понял, как ему все надоело. Застоявшаяся косность иерархов Церкви. Непонятные игры вокруг менталиста. Вечная угроза попасть в опалу. Наверно, вот так и появляются еретики. Снова вдохнув полной грудью воздух, Георг закрыл глаза, подставляя лицо неожиданно теплым для зимы лучам солнца.

Он вдруг почувствовал себя свободным. Первый раз в жизни… А то, что кому-то придется умереть, ради этого. Такова судьба. Пресвитер вдруг понял, почему он так не любил возвращаться в Вену, даже с докладом. Здесь, в Союзе, он сам отвечал за свою жизнь, а начальники были где-то там… Далеко. Три года, он занимался какой-то ерундой. Совсем не тем, чем бы ему хотелось. И не мог возразить. Но сейчас, все…

Да уж, еще пару часов назад, на чем свет стоит клял герцога, сбежавшего, а теперь и сам собирается повторить его путь. Тряхнув головой, Георг согнал с лица довольное выражение натянув привычно хмурую маску.

— Господа. — Толкнув дверь, в небольшом домике, определенном под штаб, Георг входит внутрь. Командиры групп, которых он приказал собрать еще перед поездкой к магистру, уже ждали его.

***

Магистр Феофан, проводив Георга, некоторое время смотрел ему вслед через окно, о чем-то напряженно раздумывая.

— Эх, грехи наши тяжкие. — Покачав головой, магистр, не торопясь, но твердой походкой, направился в сторону большого шкафа, стоящего в углу.

Куда только подевались шаркающие шаги и трясущиеся руки. Прямо на ходу, магистр преображался. Спина распрямилась, плечи развернулись и вместо дряхлого старика, в комнате оказался пусть и пожилой, но еще крепкий воин, с цепким взглядом волкодава, ищущего добычу.

— Анастас, ты тоже думаешь, что Георг оправдает наши ожидания и попытается, прикрывшись оставшимися воинами, сбежать? — Будто в пустоту, обращается магистр, открывая створки шкафа.

Можно было бы подумать, что старик выжил из ума, если бы через мгновение, буквально из воздуха, в комнате бы не появилась фигура человека, затянутая в странного покроя комбинезон, расписанного чуть светящимися рунами.

— Георг никогда не отличался особым благородством, ваше преосвященство. — Пожимает он в ответ на заданный вопрос.

— Это да… Мог далеко пойти. — Из шкафа извлекается точно такое же одеяние, как на воине, все время разговора находившегося под скрытом в помещении. — Ну, ладно. Свою роль он уже сыграл.

Скинув халат, магистр остался лишь в утепленном, специально для этих мест костюме из тонкого шерстяного сукна.

— У вас все готово? — Облачаясь в комбинезон, вновь обращается он к Анастасу.

— Да, ваше преосвященство.

— И кому же продался наш «пресвитер»? — Магистр усмехнулся. — Смоленскому клану, или все же решили тень на Белозерских навести?

— Белозерские. В случае смерти князя Рифейского, по старшинству, именно представители их старшего Рода должны занять его место в клане Рюриковичей. На лицо непосредственная заинтересованность.

— Надеюсь, осечек, как в прошлый раз, когда во время пожара погиб только наследник, в этот раз не будет?

— Нет, ваше преосвященство. — Анастас помрщился, при упоминании его прокола одиннадцатилетней давности. — Я послал лучшую группу ликвидаторов.

— Надеюсь, Тайная служба без труда сможет найти доказательства причастности к подкупу со стороны… Белозерских, главы резидентуры Ордена?

— В его московской квартире имеются письма, в которых Георг и Юрий Белозерский, обсуждают детали убийства князя Рифейского вместе с сыном. Предстоятелю Московскому, инструкции на случай появления у него представителей Тайной службы, так же даны. — Анастас взял паузу и продолжил. — К тому же, Георгу удалось сконцентрировать в Белецк большие силы Ордена. А губернатор Радославля, как раз из рода Ильменских, старшего рода клана.

— ну, что ж… Это хорошо. — Магистр улыбнулся. — Пойдем. В одном Георг прав — в городе становится опасно оставаться.

— Ваше преосвященство, а что делать с мальчишкой? — Анастас с трудом поспевал за энергично шагающим магистром. И не скажешь, что тот уже седьмой десяток разменял.

— Он в городе? — Магистр на секунду задумался.

— Да. Прячется. — Анастас усмехнулся. Спрятаться от магов первого класса, невозможно. Он все эти дни развлекался, наблюдая, как пыжится Георг, пытаясь найти мальчишку, бывшего у него под самым носом.

— Вот и пусть прячется. За его голову назначена награда. После устранения князя, защитников у него не останется. — Феофан повернулся в сторону главы Инквизиции Ордена. — А к кому он сможет обратиться за помощью?

— Хм… Так даже лучше будет, чем силой заставлять менталиста с его потенциалом делать то, что нам нужно. — Анастас понял задумку влет.

— Меня одно смущает, Анастас. — Магистр остановился у ворот. — Хватит ли смерти Рифейца, чтобы Великий князь начал давить все древние кланы?

— Ваше преосвященство, это не важно. Сами же знаете, Рюриковичи никогда не включат бояр Белозерских в число наследников Великокняжеского престола, да тут еще и начнут обвинять древний род в убийстве одного Главы Рода. Понять, что подкупа не было, а улики сфальсифицированы, тоже не составит труда. — Маг задумался. — А если не поймут, то мы поможем. Но к тому времени, сами понимаете, Белозерский клан успеет пострадать. Старые рода, уже довольно давно высказывают недовольство, по поводу затягивания Великим Князем гаек. Малейшего повода достаточно, чтобы недовольство переросло в открытое противостояние.

— Дай-то Единый… — Магистр активировал скрыт на своем костюме, растворяясь в воздухе без следа.

В одном магистр и Георг, точно были единодушны — Великорусский Союз должен быть уничтожен. Только в отличие от пресвитера, магистр точно знал, что времени на это практически не осталось. В Европе назревала большая война…

Глава 1

— Ай! — Вскрикнув, Маша начинает терять равновесие и заваливаться на бок.

Успеваю поддержать ее в последний момент, хватая за рукав.

— Что? — Черт, замерз так, что губы с трудом двигаются.

Мне б горячего чая… А еще лучше, теплую печку, одеяло и поспать до полудня. Устал так, что ноги с трудом получается поднимать. Да и мороз давит.

— Ногу подвернула. — Так же, как и я, с трудом выдавливая из себя отвечает девушка, стоя на одной ноге, вцепившись руками в мое плечо.

— Наступить можешь?

— Попробую… — Она осторожно, будто боясь упасть, ставит поврежденную ногу на обледенелую тропку, вьющуюся между высоких заборов промышленного района, на противоположной, от общины, окраине города. — Больно… — Все же, полностью опереться на подвернутую конечность у нее не получается.

Да уж… Пришла беда откуда не ждали. И ведь почти дошли… Озираюсь вокруг, в поисках какой-нибудь палки, на которую можно опереться. Нет, ничего на глаза не попадается. Да и темно. Луна, едва освещает центр узкого прохода между двух цехов. И снега по колено почти…

— Черт… — Тихо ругаюсь, думаю, как поступить.

Зря, наверно, мы по закоулкам почти два часа ковыляли. Напрямую, через центр если б срезали, давно бы уже на месте были. Вот только, после такого фейрверка, который я устроил, пройти незамеченным точно бы не получилось. Как пить дать, нарвались бы на какой-нибудь патруль.

— Холодно… — Девушке похоже стоять в тишине не очень уютно, пока я тут обдумываю проблему.

Хотя… Пока мы шли, мороз особо не чувствовался, а сейчас вот, прям до мурашек продирает. К тому же сквозняк…

— Холодно… — Подтверждаю я, прикидывая, смогу я дотащить девушку на руках еще пару сотен метров до нужного мне небольшого стекольного заводика, или не смогу…

Что-то мне подсказывает, что в нынешнем состоянии, я ее даже поднять не смогу.

— Маш, а ты совсем не можешь идти? — Не особо надеюсь на положительный ответ, интересуюсь у девушки.

Она, недолго думая, продолжая держаться за меня, делает шаг вперед, перенося вес тела на больную ногу. Но тут же, вновь начинает заваливаться, ойкнув от боли…

— Не получается… — В дрожащем голосе чувствуются готовые политься слезы. — Больно… — С всхлипыванием, едва сдерживаем, отвечает она.

— Так… Ладно. Постой-ка. — Дожидаюсь пока девушка меня отпустит, и прохожу на шаг вперед, чтобы девушка оказалась у меня за спиной, после чего слегка присаживаюсь. — Прыгай.

— В смысле? Как это? — Не понимает она моего маневра. — Зачем?

Вот же… Куча вопросов. Зачем, почему… Ну, ладно… По большому счету, это ведь я ее втравил в такую паршивую ситуацию, так что проявим терпение. Точнее, чувство вины, за то, что ей приходится вместе со мной ночью, мерить километры всяких проулков, темных уголков, и просто не очень безопасных мест своими ножками.

Угу… Нет, ну надо же было так. Мы самые опасные, бедняцкие квартала, где ночью лучше не появляться, миновали без труда, а тут такая ерунда. Даже странно если честно. Город будто вымер, хотя обычно, в мои прошлые ночные «экскурсии», та же Мокряшка, квартал, где почти каждые десять метров по кабаку, или борделя, с наступлением темноты, наоборот оживали.

А тут тебе, ни одного человека не встретили. Не считая патруля, с которым удалось разминуться, лишь за счет везения. Просто я их заметил раньше, и утянул девушку в какой-то проходной двор. Мокряшка вообще специфический район. Застроенный двух и трехэтажными домами, наподобие бараков, он представляет из себя один большой лабиринт, в котором можно долго и упорно блуждать, если окажешься в нем впервые. Правда, шанс на то, что в первом же дворе тебя ограбят или просто изобьют, гораздо выше, чем в остальных районах, и стремится к ста процентам.

Скорее, чудом будет считаться, если сумеешь избежать проблем. Я не то чтобы хорошо знал Мокряшку… Но, примерно, ориентируясь по направлению на центральную улицу района, мог из него выбраться. Имеется у меня пара знакомцев тех местах. Научили. Не сказать, что знакомство с ними так уж делает честь дворянину, но чего уж… Пригодилось.

Хотя, помнится, Серый с Ушастым, эти самые знакомцы, в первое мое посещение Мокряшки, оченно желали разузнать, чего это я такой весь чистенький и опрятненький в их двор забрел. А я чего… Я ничего. В тот момент город просто плохо еще знал, вот и свернул не туда…

В общем, после «разъяснений», кто и где может ходить, я уже был не таким чистеньким, а они не такими принципиальными, по поводу посетителей Мокряшки. Ну да, как ни крути, а драться меня учили считай с детства. Хотя надо признать, косые взгляды по поводу синяков под обоими глазами, я тогда еще пару недель ловил. И хихиканье за спиной, по поводу моей неуклюжести. Я всем рассказывал, что упал в душе. Два раза. Сперва правым, а потом левым глазом.

Учителя, конечно, не сильно верили, но выяснить, с кем я подрался не смогли. Да и доказать, что я покидал общежитие лицея без увольнительной, к тому же ночью, тоже. А с Серым и Ушастым, вот же имечко-то, мы не то чтобы сдружились, но приятельствовали. В общем, Мокряшку мы с Машей прошли спокойно. Говорю ж, никто на дороге не попался, кроме патруля.

— На спину прыгай, понесу. — Вот же, тянет время. Я и так замерз, а она продолжает медлить. — Здесь немного осталось.

Ох, ё… Едва на ногах устоял, когда Маша мне на спину забралась. А с виду и не скажешь, что она такая тяжелая… Да еще и руками вцепилась так, что вдохнуть не получается.

— Задушишь… — С трудом выталкиваю слова из пережатого цепкими руками девушки горла.

Хватка тут же слабеет. Уф… Уже лучше. Перехватываю поудобнее ноги девушки, чтобы она не соскальзывала, делаю первый шаг. Тяжелая… Меня слегка покачивает. Главное, теперь самому не упасть на скользкой тропке.

А по поводу безлюдности города. Если так подумать, с учетом непонятно откуда взявшихся пограничников, и патрулей на улице, нечему удивляться. Люди, в бедняцких кварталах, разные, конечно, живут. В Мокряшке, так и вовсе в основном те, кто промышляет незаконными делишками, но не дурные же. Вот и попрятались по норам, пока суета не уляжется… Мда… Мне бы самому не помешало разобраться, как обстановка в городе.

Понятно, что после того, что устроил Пал Егорыч, пусть путь его в Ирий-сад будет легким, не слабо так все всполошилось. А учитывая, что я был непосредственным участником событий. В общем, надо все выяснить. И выбираться потихоньку из Белецка. Аким, скорее всего, уже обратно уехал в поместье, докладывать отцу о моей пропаже. Значит, у меня вариантов целых два — самостоятельно выбираться в поместье, или ждать, когда отец в городе появится.

В том, что он знает, где меня нужно искать, сомневаться не приходится. Не так уж много, на самом деле мест, где я могу пересидеть. Как раз, к одному из них, мы сейчас и подошли…

Уф… Аж испарина на лбу выступила. Вроде небольшое расстояние, а все же.

— Слезай. — Поддерживая Машу, помогаю ей утвердиться на одной ноге рядом с небольшой дверью, в закутке между двух высоких цеховых стен. — Пришли.

— А где это мы? — Наблюдая, как я достаю ключ из небольшой скрытой специальной дощечкой ниши в стене, интересуется она.

— В месте, где можно пересидеть. — Улыбаясь, отпираю служебный вход, ведущий во двор стекольного завода.

Можно было и через центральный вход, но там шансы, что заметят посторонние, слишком высоки. А эта дверь выходит в тупичок, между двух стен, куда только по проулку можно попасть. Вообще-то, я, когда из лицея выбирался, планировал именно здесь дожидаться Акима. Но, ранения замутили разум, и я оказался у Маши.

— А… Откуда ты знаешь, про ключ и вообще, не боишься, что хозяин будет против такого вторжения? — Нет, ну вот чего ей все не так, а…

— Не боюсь. Заходи. — Дверь поддается с трудом, видимо замело, хотя в самом тупике снега почти нет. Стены прикрывают от ветра. — Да не бойся ты, не буду я против. — Видя, что Маша не спешит, еще раз повторяю приглашение.

— Ты? — Удивление в ее голосе ощущаю. — А…

— Угу. Я. — Ну да, чего уж скрывать. — Давай, запрыгивай. Сейчас дверь закрою и пойдем в подсобку. Там печка есть. Погреемся… — Мечтательно закатываю глаза, в предвкушении.

Маша еще мнется, но все же начинает прыгать на одной ноге вперед, увлекаемая мной. Правда, насчет погреться, это я немного перегнул. Нет, и подсобное помещение имеется на территории заводика, с другой стороны цеха, в котором, собственно и должно производиться стекло, и всякие изделия из него. И даже печка имеется.

Только ее надо сначала протопить. Сам завод уже пару лет, как стоит в запустении. Предыдущий хозяин, вроде бы обанкротился, и вовсе уехал из Белецка, а само производство оказалось в собственности ростовщиков.

Отец, все пытается меня приобщить к семейному делу, чтобы я никуда не уезжал, вот и прикупил по осени простаивающий завод. Правда, еще не все документы на него сделали, кстати, на мое имя, поэтому, пока что он просто стоит и ждет весны. По теплу, отец запланировал провести небольшой ремонт, и запустить производство банок, для меда.

Ну а что, пасека понемногу разрастается. Мед, тем более здешний, пользуется неплохим спросом. Продавать бочками, скупщикам, тоже выгодно, но с ругой стороны, можно ведь и разливать небольшими объемами, и в розницу торговать. Да и опять же, если в губернию везти и самим там место в каком из торговых павильонов арендовать, то выгода больше получается…

Тьфу, черт… будто и в самом деле я собираюсь этой скучной ерундой заниматься. Что, я торговец что ли? Нет… Я сперва хочу на мир посмотреть, может даже, военным стану. Ну а что, отец вон целый полковник, чем я хуже. Но торговля, это не по мне. Скучно…

Хотя да, немного разбираюсь. Так у нас в лицее предмет есть, специальный. В общем, как бы то ни было, вопросов со стороны хозяина места, куда мы пришли, точно не будет.

— Ты чего там? — Из темноты двора доноситься слегка дрожащий голос девушки. — Мне страшно… Идем.

Страшно ей… Всю дорогу было не страшно, а сейчас пугаться начала. Но и правда, что-то я задерживаюсь. Окидываю взглядом тупик, пытаясь понять, что же меня так напрягает, но ничего не замечаю… Хм… Показалось, будто в проулке, мелькнула тень какая-то. Но может и пригрезилось. Как назло, луну скрыли тучи, и толком вообще не видно ничего.

— Иду я, иду. — Пожав плечами, захожу во двор. Усталость сказывается.

Маша стоит, обхватив себя руками за плечи. Ждет. На ресницах иней, а изо рта пар идет. Надо бы поторопиться, пока совсем не замерзла. Закрываю за собой дверь, и подхожу к ней. Двор не такой уж и большой. Точнее, с этой стороны даже и не двор, а проход в пару метров шириной, идущий вдоль стены цеха. да к тому же еще и с крышей. Хорошо, хоть снега не намело.

— Как нога?

— Вроде не так болит… — Чуть помедлив, отвечает она.

— Давай, прыгай на спину. — Снова командую ей.

— А может я попробую сама? — Хлопая глазами, интересуется.

Сама, так сам. Мне же легче… Если честно, спина немного затекла, пока я ее тащил. Осторожно, опасаясь, девушка делает первый шаг, стараясь поскорее перенести вес с больной ноги на здоровую.

Слышу глухой стон, но она продолжает идти. Правда, не в ту сторону. Хоть бы спросила, что ли…

— Маш… — Окликаю ее.

— Что? — Сквозь зубы, вымученно откликается она.

— Нам туда. — Рукой показываю в противоположную сторону.

— Не мог сразу сказать. — Нахмуривает брови, на и так насупленном лице.

— Да ты и не спрашивала. — Пожимаю плечами, пытаясь изобразить на лице улыбку.

Настроение на самом деле немного поднимается. Как ни крути, а тут нас вряд ли кто будет искать.

Фыркнув, и ничего не ответив, девушка разворачивается и, хромая проходит мимо меня. Теперь хотя бы в верном направлении.

— Вот мы и на месте, проходи. — Подсобка притулилась у дальней от центральных ворот стены цеха.

Попасть в нее можно как с улицы, так и через сам цех. Мы заходим через наружную дверь. Во-первых, сам цех закрыт, а во-вторых, в темноте, можно и ноги переломать. Бардак внутри ужасный. На заводе еще ничего не делали.

Точнее, я и бывал то тут всего несколько раз. Один раз с отцом, когда он его осматривал перед покупкой, а остальные раза уже один. Ага… Приводил в порядок свое тайное место, хе-хе…

Ну а что? Если уж имеется условно жилое помещение, почему бы мне не проводить в нем время? Тем более, мне нравится побыть в одиночестве. Вот я и приспособил подсобку, под это дело. Немного прибрался, кое-каких запасов принес…

— Темно…

— А, сейчас, подожди немного. — Точно, чего это я Машу вперед пропускаю, она и так ногу подвернула, в темноте опять обо что-нибудь споткнется еще. Не дело это.

Первым захожу внутрь помещения, пытаясь вспомнить, где у меня свечи и спички лежат. Все подумываю магичский светильник прикупить, да цена отталкивает. Почти двадцать серебряных. Дороговато.

Ага, вспомнил. Держась рукой за стену, практически на ощупь, пробираюсь к полке на дальней стене. По дороге пару раз спотыкаюсь о табуретки, стоящие посреди комнаты. Угу… Надо было убрать в прошлый раз, но мне не досуг было. Лень, то есть…

Пламя свечи, чуть дернувшись, понемногу разгорается, выдергивая из темноты помещение. Подсобка не такая уж и большая. Даже поменьше чем комната в общежитии, пожалуй. Да обставлена убого. Стол, старый, как еще не рассыпался от ветхости непонятно. Пара табуретов. Ну, об них я уже споткнулся. Шкафчик на стене, там у меня кое-какие продукты должны быть. Ну, там крупы всякие, и чай. А чего? Вот сижу я тут такой, и вдруг есть захотелось… В принципе, из мебели больше ничего и нет. Кровать, если можно так назвать лежанку, сколоченную из досок, на которые брошен старенький матрас, прикупил на барахолке, на всякий случай, покрытый войлочным одеялом.

Эх, навести бы тут порядок, как следует… Выбросить хлам, кровать нормальную поставить, стены покрасить, и так по мелочи… Можно было бы и в общежитии не жить. Ну а что? Я уже достаточно взрослый. Думаю, отец позволит. Кстати, как только уляжется вся эта ситуация, надо будет с ним поговорить на эту тему. И чего мне раньше в голову такая идея не пришла…

Но самое главное — в подсобке имеется печка. По крайней мере, сейчас, для меня это прямо вот самое важное. Замерз, как не знай кто. Да и Маша тоже, думаю, не откажется погреться. Правда, перед тем, как греться, печь надо разжечь, и дождаться, пока помещение прогреется. Но уже так, ерунда… Тем более, дрова у меня заготовлены. Лежат в закутке, рядом с плитой. Пятиминутное дело, закидать в печурку и поджечь.

— Маш, ты чего там застряла? — И правда, что-то она не торопится заходить внутрь, хотя я уже две свечи зажег. Не солнце, конечно, но что под ногами рассмотреть получится. Да я бывало, читал при свечах.

Не понял…

— Маша, ты где там? — Снова зову подругу.

И снова ответа не следует… Не нравится мне это… По телу начинает разливаться огонь, а рука сам собой тянется к стилету. Быстро прижимаюсь к стене, выхватывая клинок и начинаю медленно двигаться в сторону распахнутой двери…

Шаг, еще шаг… Черт… Что вообще происходит? Куда подевалась Маша?

— Марк, не делай глупостей. Выходи, и твоя подруга не пострадает. — Хм… С улицы доносит смутно знакомый голос, но вспомнить, где я его слышал, так сразу не получается. — Если сдашься, то мы ее отпустим. — Черт, и ведь по имени зовут, значит…

А непонятно, что это значит. В принципе, и в общине, из который мы с Машей сбежали, мое имя известно, и люди герцога тоже. Вот только, непонятно, откуда они тут взялись. Хоть первые, хоть вторые…

— Марк, выходи. Мы не хотим причинять девушке вред, но, если ты не сдашься, нам придется это сделать. — Какой настырный голос, еще и угрожает.

Чувствую, как во мне снова поднимается волна злости, захлестывая сознание. Одним прыжком выскакиваю на улицу и застываю на месте. Это уже выходит за все рамки… Картина, открывшаяся моему взгляду, точь-в-точь повторяет ту, что была на поле.

И даже действующие лица, практически те же самые. Маша, и пограничники. Правда на этот раз всего двое. Один держит Машу, зажимая ей рот рукой, а второй, как раз тот, который предлагал мне сдаться, сейчас то я вспомнил, где слышал его голос, стоит чуть в стороне, держа в руках обнаженную шпагу. Суки… Похоже, они нас от самых Выселок вели, а я и не заметил… Но откуда им-то мое имя знать.

— Марк, брось стилет и пни его в мою сторону. — Тот, который со шпагой, чуть качнул ею.

Черт… Что делать… Там, на поле, я застал бойцов врасплох, но сейчас повторить тот трюк не получится. Да и, места для разбега нет, а без скорости, мне точно не светит ничего… Что же делать… Стоит мне дернуться, и Маше крышка. А потом и мне…. Черт… Черт… Черт…

— Марк… Бросай оружие. — То ли бойцу со шпагой не понравилось выражение моего лица, то ли еще что, но он весь как-то подобрался, готовясь к возможным неожиданностям.

Хм… Бросить оружие, значит… Что ж, сам напросился…

— Хорошо, бросаю. Только девушку отпустите. — Чуть отвожу руку в сторону, показывая свою готовность разоружиться.

— Нет, сначала брось клинок.

Интересно, их двое, или остальные на улице ждут?

— Как скажешь.

Короткий замах, и стилет стремительно летит в сторону того воина, который удерживает Машу… Главное не промахнуться. А я не говорил, что могу метательным ножом, с десяти шагов, потушить свечу?

Глава 2

Воин, державший девушку, успевает заметить летящий в него клинок, но предпринять ничего не успевает. На мгновение мелькнув в свете вернувшейся на небо луны, стилет легко, будто в масло, а вовсе не в человеческую плоть, прикрытую плотной одеждой, входит точно в плечо бойцу, пробивая его насквозь.

Все это фиксирую боковым зрением, ныряя вперед щучкой, уходя от удара шпагой второго пограничника. Нет, то, что я голыми руками завалю опытного бойца, и мысли нет.

Не тот уровень, понимаешь ли, при все моей подготовке. Будь у меня хоть пара метательных ножей, то, да, вопрос бы уже был решен. На короткой-то дистанции. И решен однозначно в мою пользу. К сожалению, оружия нет, приходится импровизировать.

Встреча с землей, довольно жесткая, но все же, успеваю затормозить, чтобы не прокатиться по инерции вперед. Как оказывается, очень даже правильно остановился, потому что на десяток сантиметров дальше, и клинок шпаги, непременно бы лишил меня головы. Ну, или другой какой важной части тела, без которой шансов на победу не останется.

Правда, они и сейчас минимальны. Повторюсь — выстоять в бою с опытным вооруженным шпагой воином, шансов ноль. Это если драться, а если вот так?

Одно движение, и касание руки пограничника, с зажатой рукоятью шпаги.

«Спи» — мысленный посыл, тут же упасть обратно на землю и откатиться, уворачиваясь от очередного удара. Судя по тому, что в завершающей стадии, кончик клинка резко потянуло вниз, мой план сработал. Угу… а что еще остается делать в такой ситуации?

Кроме как попытаться провернуть ту же штука, как с Машей, когда я заставил ее плакать. Воздействовать своими способностями. Почему и не торопился выходить на зов — готовился. С трудом получается держать голову пустой, но все же, мне удается сконцентрироваться.

Воин, попавший под воздействие моего разума, похоже даже не понял, что произошло. Только собирался насадить меня на клинок, а сейчас уже заваливается на холодную, покрытую снегом землю, выпустив оружие из руки.

Но расслабляться рано. Вскакиваю на ноги прыжком и тут же хватаю воткнувшуюся в землю шпагу. Так намного лучше. Теперь следующий. Ни на миг не забываю, что пограничников было двое. Не знаю, как долго будет в отключке первый, поэтому нужно срочно решать вопрос с его напарником.

Перекинув шпагу в левую руку, мне так удобнее, поворачиваюсь в сторону второго противника. Хм… Тот, несмотря на то, что в плече торчит стилет, Машу отпускать и не подумал. Наоборот, прижал поплотнее ее шею, и сам попытался как можно сильнее укрыться за ее телом. Хотя, учитывая размер воина, сделать это очень сложно. Он раза в два шире девушки, и на две головы выше.

Стоит, сжав зубы. На лбу испарину. Ему явно нехорошо, учитывая рану. Но позиция верная, атаковать я его не могу. Стоит мне дернуться, и он точно удушит Машу. Она уже и так с трудом вдыхает воздух. Чувствую решимость это сделать, в его эмоциях. Пат. Он не может отпустить девушку, потому что тогда я атакую сразу. Я не могу атаковать из-за опаски зацепить девушку.

И что делать? Черт… И время уходит. С одной стороны, промедление идет мне на пользу. Судя по расплывающемуся пятну крови на снегу, стилет задел крупный сосуд, и рано или поздно, воин ослабеет из-за потери крови, если не перевяжет рану.

Но с другой стороны, у меня скоро начнется откат после применения способности. Хм, а почему я так стремлюсь его атаковать? Благородство играет? Так благородным стоит быть только с теми, кто сам придерживается правил. Прикрываться беззащитной девушкой — не благородно.

— Отпусти. — движение рукой, и кончик шпаги слегка надавливает на шею спящего беспробудным сном пограничника.

Кстати, сейчас, в лунном свете, я смог его узнать. Это командир отделения, который просто ушел, отдав нас с Машей на растерзание толпе. Теплых чувств воспоминание не добавляет. Да и вопрос открыт — чего им тут надобно. Причем, судя по всему, воинов всего двое. Ну не ощущаю я эмоций других людей. Только тех, кто сейчас во дворе, за исключением спящего. Да и, будь поблизости еще кто-то, уже должны были подключиться к нашей «беседе».

Маше страшно, и в то же время, обреченности нет, несмотря на положение. Только слепая вера, что все обойдется. Хм… Мне б ее уверенность.

Раненый воин, напряженно обдумывает что-то, стараясь терпеть боль. Вот чего в его эмоциях нет, так это страха. Раздражение, сожаление, но не страх. И еще боль…

— Марк, не глупи. — Воин говорит медленно, с трудом выдавливая из себя слова. — Тебе все равно не уйти. Сдайся, и, обещаю, отпущу девчонку. Не мы, так другие найдут.

Я ведь почти поверил. Точнее, поверил бы если бы не чувствовал фальшь в его словах. Не отпустит… Да и я не сдамся. Надо что-то делать, срочно. Чувствую, еще совсем немного, и наступит откат. И так с огромным трудом получается удерживать разум в отчужденном состоянии.

Нет, один вариант я вижу. Но… У меня есть вопросы к пограничникам. Очень много вопросов. Например, откуда они знают мое имя. В принципе, могли расспросить в общине. Только тогда они бы за нами не успели сюда так быстро. Нет… Эти двое явно вышли сразу за нами. Только зачем? Тоже вопрос. И последний — кто другие, придут за мной?

Время утекает, отмеряемое каплями крови, падающими с повисшей плетью правой руки воина. Глаза в глаза. Миг. Решение — жить ему или умереть. Один рывок и все. Жалко ли мне его? Ответ отрицательный. Не воспринимаю я того, кто прикрывается девушкой, как воина. Да что там, я даже как человека воспринимать не могу. Падаль…

Что такое, видимо отразилось в моих глазах, потому что пограничник резко отталкивает девушку в сторону, выхватывая здоровой рукой кинжал из-за пояса. Но в атаку не бросается, чуть отшагивая в сторону. Опытный боец… Причем, что такое знакомое прослеживается в его движениях.

Если долго тренируешься драться, хоть в рукопашную, хоть на клинках, учишься оценивать противника по первому же движению. Положение тела, напряжение мышц, общая пластика.

Пограничник, изготовившийся к бою, опытен. И обучен великолепно. В честной схватке, мне ничего не светит. Вообще ничего, несмотря на его ранение и то, что я вооружен шпагой, а он кинжалом. Стоит мне начать атаку — проигрыш. Мда… Ситуация, хуже, чем была, когда он Машей прикрывался.

Надо было бить, пока была возможность. Побоялся задеть девушку. Кстати, что с ней? Скашиваю глаза чуть в сторону — Маша, упав после толчка, благоразумно не стала подниматься на ноги, а отползла к стене, вжавшись в нее всем телом. Умница.

Да уж… Время идет. Выиграет тот, кто продержится дольше. Я в своем медитативном состоянии, или он, слабеющий из-за потери крови.

— Ничья? — Усмехнувшись, раненый воин, опускает кинжал, бросая его на землю.

Э… Не понял. Он что не понимает, что теперь я его без проблем заколю? Прислушиваюсь к его эмоциям… Обреченность, усталость и напряжение. Странно, но только его боли не чувствуется, хотя стилет в плече все так же торчит.

В глазах резко темнеет. Чисто интуитивно отдергиваю шпагу в сторону, чтобы опереться на нее, но это помогает плохо. Горло спящему пограничнику не перерезал надеюсь? Пытаюсь удержать равновесие, но не получается. Руки и ноги будто ватные, мир вокруг меня срывается с места, и заводит хоровод. Откат, будь он не ладен… Как не вовремя-то. Не ничья… Проигрыш. Последнее, что я понимаю, перед тем как грохнуться на холодную землю, пропитанную кровью. Надо было бить…


***


— Остап… Четыреста золотых. Сам подумай. — Чей-то раздраженный голос пробивается словно сквозь вату, отдаваясь эхом в гудящей голове.

— Нет. Сань, я сказал, что мы не будем его сдавать. Ай! — А этот голос я узнаю сразу. Тот самый воин, которому я стилет в плечо загнал.

— Дядь Остап, потерпите, я повязку затяну. Недолго осталось. — Это уже Маша.

Да что происходит черт подери? Я же помню, как меня накрыл откат, и я… Ну, видимо потерял сознание. Пытаюсь двинуться, но ничего не получается. Руки и ноги стянуты веревкой, или ремнем, причем похоже давно, потому что, отзываясь на попытку напрячься, в конечности будто тысячу игл одновременно вонзили.

Сжимаю зубы, сдерживая готовый сорваться стон. Вроде, никто еще не заметил, что я пришел в себя, и пока не стоит афишировать данный факт. А вот глаза приоткрою, совсем чуть-чуть, чтобы оценить обстановку.

— Остап, почему? Ты же сам говорил, что деньги хорошие, да и теперь мы точно знаем, что он менталист. Почему ты так упорствуешь в своем нежелании передать парня в Управу? — Так, это тот самый пограничник, которого мне удалось усыпить. Стоит, оперевшись о печь спиной, сложив руки на груди. — Ладно, девчонка, за нее не платят. Но парень-то… Сколько человек он отправил на тот свет? Думаешь, в том взрыве, который мы видели никто не пострадал? Он же настоящий убийца. Безжалостный и беспощадный. Сложись по-иному, и мы бы сейчас с тобой тут не разговаривали.

Хм, получается, за меня назначена награда в четыре сотни золотых, причем городской Управой, если я правильно понял. Хотя, как неправильно понять, если все прямым текстом сказано. Мда… Весело. Я-то думал, что мне только от мести герцога надо скрываться, а тут вот как получается… Не хорошо. Причем это еще мягко сказано…

— Нет, я сказал. Тебе же Маша все рассказала — княжич просто защищался. Что ему оставалось? — Остап, тот самый, раненый, поднялся со стула. — Спасибо, красавица. — Это он Маше, которая совершенно спокойно, перевязывала ему глубокую рану. — Он подросток, попавший в передрягу. Обученный, смертельно опасный, менталист, но твою ж за ногу, Сань — пацан еще малой совсем, а ты его хочешь на костер собственными руками утащить? Что с тобой происходит-то… — Поджав губы, будто от боли, воин берет вязанную кофту, явно неуставного образца, перепачканную кровью. — Ты последнее время сам не свой какой-то? Ну, сам все понимаешь, а туда же… Золото голову задурманило? Не узнаю я тебя, командир…

— Остап… Он же ментальный маг. Ты же сам знаешь, из-за чего они под запретом во всех странах. — Саня, тот самый командир, тяжело вздохнув. — Ну, представь, что отпустим мы его, а у него срыв? Сколько еще человек успеет убить обезумевший ментал? Сотню? Тысячу, две? Или весь город? А может и уезд? Ты же знаешь…

Какие интересные темы они тут обсуждают. Мне тоже хочется послушать. Даже то, что пограничники по-хозяйски располагаются в подсобке моего завода, готов простить, и то, что связан по рукам и ногам. Единственное, что напрягает — поведение Маши. Присела к печке спиной, спокойная, греется. Будто не ее чуть не задушили, а до этого чуть не зарезали. Смущает меня такое изменение в поведении. Но чем-то же оно вызвано. Да и, бойцы, если честно, никакой агрессии не проявляют. Главное, с чего они решили, что я буду убивать людей-то? Мне б самому выжить…

— Да нормальный он, Сань. Ты же видел сам, он адекватный. Да и… — Остап прошелся по комнате. — Ментальный маг, ментальному магу рознь… — Останавливается, глядя на свечу. — Брат у меня был, старший. Его отряд как-то нарвался на прорыв латинян, ну ты помнишь, лет двадцать-тридцать назад, постоянно с ними стычки были. Парень у них служил в отряде. Наемник, откуда-то с востока. Точно не скажу, да. Ментальным магом оказался. Так вот, безумный, как ты говоришь, менталист, в одиночку держался против нескольких латинянских магов. Зная, что его скорее всего отправят после на костер, все равно раскрылся. И знаешь… — Воин поворачивается к напарнику. — Кажется мне, что где-то кто-то врет насчет них. Ни тот менталист, ни княжич, совсем не похожи на безумцев.

— Да откуда ты знаешь про это? Брат небось твой наврал, насчет менталиста-то… — Без особого огонька возражает Саня, опустив глаза в пол.

— Оттуда, друг мой ситный, что своими глазами его видел. Наша группа, на помощь им прибыла. — Остап тяжело вздохнул. — Он и сопротивления не оказал, когда его князь повелел под стражу взять. Представляешь, нас все время пугают ментальными магами, а они выходят такие же люди, как и мы.

— Убийцы…

— А мы с тобой кто, командир… Или ты не убивал? И я убивал. — Остап поморщился.

— Мы Великому князю служим. Людей защищаем от тех же кочевников, а он. — Кивок в мою сторону. — Он то сколько народу положил, да и нас чуть было не упокоил.

— Даже крыса будет драться, если ей выхода не оставить.

— Ладно, не хочу спорить про мораль и всякое прочее. Но золото, Остап. Ты ж сам говорил, деньги не помешают. Пусть, по-твоему, пацан не опасен и не безумен, но за него четыре сотни обещают?

— Да дались тебе эти деньги! — Раздраженно махнул рукой Остап. — Ну что тебе в самом деле, жить не на что что ли?

На какое-то время повисает пауза. Стараюсь дышать через раз, чтобы не привлечь к себе внимание. Как ни крути, а сейчас решается моя судьба. Я уже проверил крепость пут — сам не выберусь. Но этот Саня, денег ему вдруг захотелось… Жаль, не убил, урода…

— Дочка у меня, Остап. Ульяшка, ты же знаешь… — Командир первым нарушает тишину. Слова, тяжелые, будто камни, медленно падают с губ. — Больна она… Местные лекари ничего не могут поделать, а в губернии, сам понимаешь… Маги такие цены ломят, что не в жизнь не заработаю. А тут он… И четыреста золотых. Хватит и на лечение, дадут боги, и еще на приданное останется.

— Ульяна? Она больна? И давно? — Остап резко развернулся в сторону напарника. — Почему ты ничего не говорил? Всем миром бы собрались.

— А… — Саня махнул рукой. — Сам знаешь, не умею я так. Милостыню просить. Да и, много ли получится собрать с воинов-то. У каждого своих проблем и забот хватает. Семьи опять же… Да и потом отдавать потом чем, а Остап? Чем? Я уже и так почти всё что было со двора продал, чтобы лекарям платить… а… — снова взмах руки. И такая горечь, и тоска в словах пограничника, что даже без работающих способностей, я ощущаю ту обреченность, камнем висящую на сердце бойца.

— Лихоманка у нее, Остап. Тут даже и губернские маги, могут не помочь. Сам же знаешь почти никто не выздоравливает… И денег… А… — Воин встал, и отошел к печи, наверное, погреться. И выглядит он сейчас совсем не бравым уверенным бойцом, а поникшим ковылем, прибитым морозом и придавленным снегом.

— Сань, но как же так? Все равно, почему не сказал? Какие долги? Разве ж ребята бы не вошли в положение? Да и я, все отдам, только чтоб Ульянка здорова была. — Остап, до этого довольно уверенно давивший на своего напарника. — Уж пара десятков золотых в запасе имеется. Вообще, о чем речь-то…

Во похоже и все. Возможно, шансы у меня были, но сейчас их не осталось. Одно дело, если ради наживы, другое, когда на кону жизнь дочери этого пограничника. Окажись на его месте мой отец, думаю, он бы уже тащил любого, кто стоит между моим здоровьем и жизнью, в управу… Черт… Что-то я совсем запутался. Вроде, вот эти двое, прикрывались от меня Машей. Все было понятно. Их участь — смерть. А теперь… даже и не знаю. И Маша… Она то ведь спокойная. А я связанный… Могла бы и освободить.

— Дядь Остап… — Тихо, как будто опасаясь нарушить установившееся тягостное молчание, подает голос девушка, будто почувствовав мои мысли. — Я знаю, кто от лихоманки может вылечить… — Как-то не очень уверенно. — Только это… Отпустите Марка. — Надо же, вспомнила меня.

— Да? — Остап повернулся к Маше. — Так дело ж не в лекарях. Вишь, какое дело — платить за лечение то и нечем.

— Он не берет денег. — Так же неуверенно отвечает она.

— Надо же, лекарь-бессеребренник. Такие разве бывают? Эх, красавица… — Остап чуть скривился. — Да и видишь, говорит всех местных перебрал, а без толку.

— О нем никто не знает. О лекаре. — Будто до этого сомневалась, а сейчас решилась. — Он и не всегда берется лечить.

— А ты откуда тогда знаешь?

— Отец говорил, что, когда мне пять годков было, я лихоманку подхватила. Он уж и не знал, куда обратиться, как услышал об этом лекаре. Тот меня и выходил. Бесплатно.

— И что же это за лекарь такой интересный? — В голосе Остапа слышаться сомнения.

— Отшельник. — Маша выпрямилась, видя, что ей не верят, уставилась сердито на воина.

— Отшельник, говоришь…Что-то ничего я не слышал про такого в этих местах, девонька. Может брешешь ты все, друга своего спасая? — Метаморфоза происходит с воином на моих глазах. Вроде только что он был таким усталым и ослабленным потерей крови, а сейчас весь подобрался, будто зверь почуявший кровь.

— Не вру. — Маша смотрит прямо, не отводя взгляд.

— Так может ты знаешь, где искать этого твоего лекаря? — Чуть усмехнувшись, прищурив глаза спрашивает Остап. Второй воин, все это время молчит, внимательно слушая.

— Нет… — Маша опускает взгляд вниз, тут же вся сникнув. — Папа знал, но он… — Резко оборвав фразу, Маша отворачивается, закрывая лицо руками.

— Эх, красавица. Получается, у Ульянки только один шанс. Ты уж меня прости, но… — Слова Остапа, с сожалением и грустью, выносят мне приговор.

Ну все, меня сдадут в управу, как ментального мага, получат награду и… Странно, но вот сейчас я не могу их осуждать. Ни Саню, ни Остапа. Кто я им? Просто подросток. К тому же, прав пограничник, убийца я.

Ничего не попишешь. Маша попыталась, придумав какого-то отшельника-лекаря в лесу. Хотя… Почему придумала? Она ведь и до этого, когда выхаживала меня про него говорила. Еще тогда было ощущение непонятное какое-то у меня. А сейчас.

— Я знаю. — Слова даются с трудом, горло пересохло и хочется пить. — Я знаю, где искать этого вашего лекаря.

Глава 3

Вот это эффект. Я даже не ожидал, если честно. Просто… Ну, вспомнил кое-кого, соотнес со словами о том, что в этих местах, сильных лекарей не имеется. И понял, что, в общем-то знаю отшельника, о котором Маша говорила.

А вот реакция, на то, что я пришел в сознание, прям радует глаз и тешит самолюбие. Ну дык… Остап тут же принимает стойку, с боевым ножом в руках. И когда только успел. А это, второй пограничник, прыжком оказывается у стены, хватаясь за шпагу.

Интересно, и чего это они? Как будто ликана увидели. Стоят, зыркают злобными глазищами. Я им тут вариант предлагаю, как решить их проблему, а они опять драться собираются. И как они это себе представляют, интересно. Я их бодать лбом что ли буду? Связанный по рукам и ногам-то. Да даже если каким-то чудом прямо сейчас исчезнут веревки, я толком и пошевелится не смогу. Затекли мышцы.

— Марк, ты как? — Собственно, вот и причина моего поднявшегося, несмотря на сложную ситуацию, настроения.

Маша, до этого словно прилепившаяся к теплому боку печи, срывается с места и почти моментально оказывается около меня, ощупывая со всех сторон. Правда, прикосновений почти не чувствую сквозь одежду-то. Но все равно, приятно черт подери… После всех ударов, которые мне пришлось принять на свое тело, так и вовсе — глоток воды в пустыне. Кстати, попить тоже не помешало.

— Нормально. Живой. — Хрипя отвечаю, пытаясь натянуть на лицо улыбку. Губы, то ли обморозить умудрился, то ли пересохли из-за жары, только сейчас ощущаю, что в подсобке не просто тепло, а жарко, трескаются, начиная саднить. — Пить хочу.

Неудивительно, что пить так хочется. Вся вода, которая была в организме, уже с потом вышла. Интересно, сколько я вот так провалялся?

— Мария… осторожнее. А лучше и вовсе отойди от него. Он опасен. — О, Остап голос подает. И зыркает так, будто примеривается, как лучше мне горло перерезать.

— Да вы что, дядь Остап, это же Марк! — Девушка поворачивается к пограничникам лицом, стараясь укрыть меня спиной. — Видите, он меня уже узнает. Ну, дядь Остап… Вы же сказали, что… — В ее голосе слышатся плаксивые нотки.

— Маша. — Пограничник говорит вкрадчиво, как-то даже медленно, будто боясь кого спугнуть. — Он менталист, поэтому лучше не рискуй. Отойди пожалуйста. — И смотрит так, меня аж жуть берет.

— Нет. — В тоне Маши слышится решимость. — Он мой… друг. — Легкая заминка, и твердое окончание. Чего это она, слова забывать начинает. Видимо от волнения. — И вообще, он никому плохого ничего не сделал и знает, где найти лекаря для его дочери. — Кивает подбородком в сторону второго воина.

— А с чего ты взяла, что он не врет? — Вот же неугомонный. — Подслушал наш разговор и решил воспользоваться информацией.

— Марк никогда не врет! — Твердо заявляет Маша. — Если сказал, значит так и есть.

— Да? Может и про то кто он на самом деле такой не соврал? Княжич, что скажешь? Не соврал? — Через враз поникшую голову Маши, задает вопрос мне.

Вот сволочь. А девушка, так же поникнув головой, как лунатик пошла в сторону. Ну да… Она простолюдинка, а из высшей знати. И этот чертов пограничник ей об этом напомнил. Жаль, только в плечо ему попал, а не в горло. И добить не успел. Ну зачем он так… Для меня все эти титулы, ничего и не значат. Точнее, не так. В отношении Маши не значат. Не считаю я себя выше по положению, чем она. А этот…

— Маш… — вопрос Остапа просто игнорирую. — Маш, мы просто никогда об этом не говорили. Ты не спрашивала, а я… Я думал, что ты не станешь со мной общаться, если узнаешь кто мой отец. — Плевать я хотел на этих запутавшихся в самих себе воинов. Мне важнее девушка, остановившаяся в двух метрах от меня. Молчит, только плечи подрагивают. — Ты мой единственный друг. Прости, что не сказал.

Похоже, никакого эффекта мои слова не возымели. Это… Не знаю даже, как объяснить. Просто, я вдруг понял, что все… Маша никогда уже не будет относится ко мне по-прежнему. Чтобы я не сказал, чтобы не сделал. И все из-за одной фразы этого недобитка. Тянули его за язык. Жалость и сострадание, зародившиеся во мне, когда я услышал про больную лихоманкой девушку, растворились под напором злости и тоски. Меня лишили друга, даже больше чем друга…

— Чего смотришь? Решил получить награду, давай. Не строй из себя добренького. Только девчонку отпустите. — Поворачиваюсь к Остапу, ловлю его взгляд. — Я ведь и правда хотел помочь, когда услышал про его дочь. — Кивок подбродком в сторону Сани. — А теперь сами ищите лекаря. Денег за меня хватит. Бойцы… — в последнее слово я вложил все презрение, какое только мог. И в самом деле, пока слушал разговор, сочувствие проснулось, но сейчас.

Справится с девчонкой и едва стоящим на ногах подростком, вот и вся доблесть этих бравых вояк. И даже слова о дочери больной, по сути ничего не меняют. Если б и правда такой любящий отец был, на все бы пошел, но денег нашел давно. Не такая уж и громадная сумма, если вдуматься.

Злость неплохо прочистила мозги и теперь я смог оценить более критически все, чему был свидетелем. И пока я вижу это так. И мое мнение вполне обосновано.

— Как скажешь, княжич. — Остап скривил губы в подобие улыбки. Но глаза так и остались холодными и равнодушными. Он уже все решил.

— Остап. — Саня, все это время молчавший, опускает шпагу. В его глазах тоска, я вижу. — Не могу я так… — Оружие со звоном летит в сторону. — Ты прав, ну какой из него убийца. Ребенок он. Да и, если Ульянка узнает, что я продал человека, не поймет. Ты ж ее знаешь, она упрямая… — В голосе командира пограничников такая тоска и боль, что мне аж самому некмофортно становится, несмотря на то, что способности эмпата по-прежнему не работают. — Не простит…

— Сань, ты чего? Сам же меня убеждал, а сейчас взад сдаешь? — Особого удивления в голосе Остапа нет.

— Знаешь, я как тот плакат с его портретом увидел, все думал, что вот он шанс, даже мысли были в город пойти, поискать. — Тяжело, будто в горле ком стоит, роняет слова воин. — И тут вот он. Но не могу, Остап, не могу… Дочь не простит.

— Командир, а как же Ульяна? — Остап поджал губы, задумавшись. — Она же умрет…

— А если не помогут маги губернские? Как я на могилку к ней пойду, Остап? Как? — Бывалый воин, в глазах которого стоят слезы, прошел к лежанке и сел на нее, обхватив голову руками. Тоска… От него веяло тоской.

А я что-то сам уже запутался, в своем отношении к этим двум воинам. И… Не знаю. Вроде была злость и ее не стало. Почему-то, не знаю даже с чего, вдруг подумал, а как себя чувствовали себя мои родители, когда я потерялся? Да что там, даже отец, когда я заблудился в семь лет в горах, чуть с ума не сошел, пока я домой не вернулся. Точнее, пока меня не вернули. Он ведь тогда, постарел лет на десять… Сейчас, вспоминая тот момент, понимаю, что к чему. А тогда, мне было весело. Как же, приключение…

— Сань, ты это… Мы как в расположение вернемся, я с ребятами поговорю. Может чего и придумаем. — Остап, будто забыв о моем существовании, подходит к своему напарнику и кладет ему на плечо руку. — Ты главное, того… Не отчаивайся. — Видно, что воину сложно подбирать слова. Не привычный он.

Вот и говорю, не поймешь ничего. С одной стороны, опасность, что меня все же сдадут в управу, никуда не делась, а с другой. У меня уже и самого мелькают мысли добровольно сдаться, за награду, деньги отдать этим двоим. Ну, только попросить, чтобы они за Машей присмотрели… Она все так же стоит отвернувшись, беззвучно рыдая. Хоть и вижу только спину, но и так понятно.

— Княжич, а ты правда знаешь где искать этого вашего отшельника? — Остап подходит ко мне, присаживаясь так, чтобы наши лица были на одном уровне.

— Знаю. — Не вижу смысла врать.

— Если отпущу, поможешь? Понимаю, наше знакомство прошло не совсем хорошо, но и ты пойми. — Остап тяжело вздохнул, — так сложились обстоятельства. — Где-то глубоко внутри равнодушных глаз профессионального убийцы, мелькнула легкая грусть.

— Помогу. — Пытаюсь пожать плечами, но не получается. — Даю слово.

— Верю. — Остап попытался изобразить улыбку, но это у него получается плохо. — Ты это… Не делай глупостей, княжич. — Я даже не сумел засечь движения клинка, которым воин рассек мои путы.

Мда…, Пожалуй, и правда, не стоит совершать резких движений. Что-то, мне кажется, что Остап, убдь у него такое желание, и без привлечения Маши, меня в бараний рог свернет и не вспотеет. Тогда не понятно, чего он цирк устраивал. А, плевать…

Пытаюсь подняться на ноги, но тело затекло так, что отказывается двигаться совсем. Точно не совершу глупостей… И развязанный. К тому же, и не зачем. Как-то так неожиданно получается, что теперь пограничники не только мне не навредят, но еще и из города помогут выбраться. Насколько понимаю, меня сейчас ищут вообще все, кто только может. Вот влип, так влип.

Уф… Кое-как, терпя покалывания во всех конечностях сразу, наконец поднимаюсь на ноги, держась за стену. Что-то опасаюсь пока без опоры стоять. Это сколько ж я связанный провалялся, что до сих пор двигаюсь с трудом… Пару часов, не меньше. Еще и жрать хочется. Мы с Машей сегодня с утра не ели.

Кстати, Маша… Она все так же стоит на месте. Вот же Остап, удружил, так удружил. Он, после того, как освободил меня, отошел к столу и уселся, оперевшись спиной на стену с закрытыми глазами. Будто дремлет, но я вижу, что его внимание приковано к моей персоне, медленно ковыляющий через комнату. Нет, вроде мелочь, но, уверен, если бы он действительно хотел, мое бездыханное тело уже бы где-нибудь в темном углу валялось. Что-то он мутит… Отец всегда говорил — обращай внимания на мелочи, именно благодаря им ты сможешь точно оценить ситуацию, даже если на первый взгляд она кажется тебе не требующей объяснений. Всегда есть второй и третий слой. Всегда.

Вот и здесь так же. Не. Второй пограничник, так и сидит на лежанке, глядя в пустоту перед собой. Думает похоже о чем-то своем. Даже странно, что именно он командиром оказался. На мой взгляд, Остапу больше подходит такая роль.

Мда… И с чего я таким умным вдруг стал? Никогда раньше не оценивал людей так многогранно. Чисто по поступкам, или по принципу — нравится, не нравится. Хотя вру — знаю. Отец учил, объяснял. Всегда интересовался моим мнением о любом человеке, который попадался на глаза. А после уже вносил правки и акцентировал на том, что я мог упустить…

— Маш, ты чего. — Ну да, в первую очередь нужно успокоить девушку. У нее и так день выдался тот еще, а тут и пограничники эти добавили. — Прости, ну не сказал и не сказал. Это все не важно. Мы с тобой друзья. Веришь? — Чуть тронув ее за плечо, в полголоса, стараясь чтоб не услышали эти двое говорю ей, вкладывая в слова как можно больше уверенности.

— Марк… — девушка поднимает на меня заплаканное лицо. — Но ты ведь княжич, а в будущем и сам станешь князем. А я кто? Сирота-простолюдинка… — Глотает слезы и замолкает. В глазах какая-то пелена из горечи, обиды и тоски. Мда…

— Не стану, Маш. — тяжело вздохнув, сам еще не до конца осознавая изменение в своем положении, отвечаю ей. — Сама слышала. За мою голову назначена награда. Это я должен беспокоиться, что ты со мной не захочешь общаться. Ты простолюдинка, но свободная и можешь свободно идти куда хочешь. А я нет. Я теперь вообще никто. Человек вне закона. Что — теперь ты не захочешь со мной общаться? — мой последний вопрос завис в воздухе, а на лице девушки отражается высокая мыслительная активность. Похоже, с этой стороны она на ситуацию не смотрела.

Да я и сам недавно только начал понимать всю глубину пропасти, развернувшейся под моими ногами. Да, вроде бы, сейчас появился намек на шанс. Только он скорее призрачный. И, вполне возможно, что как только пограничники, узнают, куда именно нужно идти, чтобы найти лекаря, ситуация может изменится одномоментно. Странно, что Остап не стал выяснять подробности пока я был связан. Неужто поверил на слово?

Или просто выгадывает момент. Например, если я вдруг решу нарушить слово, у него отпадут любые сомнения и он с чистой совестью продаст меня управе. За четыре сотни золотых то. Хотя, на его месте, я бы лучше к отцу обратился по поводу меня. Он и поболее заплатит. Ну, я так думаю.

В общем-то, вполне обосновано думаю. Как ни крути, а отец с самого начала был в курсе о моих способностях. Только одного не пойму — с чего меня объявили ментальным магом? Это же не я устроил погром с разрушениями в лицее. Ну да, в общине, конечно, нашумел. Но пограничники явно раньше оказались в Белецке. Ладно, это сейчас не очень-то и важно.

— Нет… То есть, наоборот, захочу. — Маша наконец разрушила повисшую тишину. Правда, в голосе не очень много уверенности. — А ты и правда маг? Ну, этот, ментальный… — Задала вопрос, а сама тут же смутилась, почему-то.

— Правда. — Втянув воздух, отвечаю, как есть. Просто вдруг понял, что сейчас врать нельзя.

Да и толку, отпираться. Никакого. Где-то раскрылся, как ни просил меня отец беречься. И, уверен на все триста процентов, что вся эта катавасия с моим розыском, не происки отдельно взятого герцога. Я кое-чего слышал про воеводу пограничной бригады — он бы ни за что не вляпался в такие темные дела, как поиски сына князя. По слухам, жесткий и правильный до ужаса вояка. Из старых боярских родов. А им, как известно, глубоко начхать на всех. Порой и на князей владетельных. Ну, это те, кто внутренними землями в Союзе управляет. А уж на таких вот герцогов, так и вовсе. Могут и за людей не считать.

Это про моего отца постоянно говорят, что он не типичный представитель сословия. Не зазорно ему с простолюдинами и мелкими, порой не имеющими титула дворянами на равных делах. Тот же герцог, допустим, и за людей, кажется не считает тех, кто ниже его по социальному статусу находится. А таковые в Белецке, можно сказать все. За исключением нас с отцом. Точнее, теперь уже только отца. Ну, не знаю. Если честно, из высшей знати я только отца и вот герцога встречал. Так, по слухам если только.

Да и эти двое. Не будь они уверены, точно бы связывать не стали. Да и, думаю, даже гоняться не вздумали. Не по чину… Высшая знать, практически неприкосновенна. Судья им только Великий Князь и наместники в Приграничье.

— Ну и пусть. — Маша робко улыбнулась. — Ты ведь единственный, кто у меня есть в мире. Если уж тебя на костер, то и я за тобой. Лучше, чем одной… Ты ведь меня не бросишь? — И так заглядывает в глаза, и снова с тем же вопросом, как там, в доме.

— Нет, Маш. Не брошу. — Я и правда, сейчас, услышав ее слова, вдруг понял, что все вокруг совершенно неважно. — Все будет хорошо. Ты кушать хочешь? — Резко меняю тему на более приземленные вещи.

— Да, очень. — через паузу отвечает девушка.

— Сейчас, чего-нибудь соорудим. Посмотри в шкафчике, — показываю на висящий на стене шкаф, — там должна быть крупа. А я пока дров еще принесу, печь совсем прогорела, и снега наберу воды растопить.

Кажется, за все время нашего разговора, находящиеся тут же, в помещении воины, даже не шелохнулись. Хотя уверен, каждое слово нашего разговора, как минимум Остап, слышал. Но все так же притворяется дремлющим.

Плевать. Совершенно. Когда вокруг тебя начинает сыпаться мир, главное, найти точку опоры. И я ее нашел в лице девушки, потерявшей дом, сомневаюсь, что его смогли потушить после взрыва, и семью. А воины? Хех… Они еще и сами не догадываются, но выбора то у них нет. В любом случае, даже если решат передумать, шанса не останется. Глядя на девушку, отправившуюся проверят мои запасы продовльствия, я почувствовал чужие эмоции. А значит, способности восстановились… Если бы не данное слово, оба бойца бы уже спали мирным тихим сном. Даже убивать бы не стал. Ни к чему это…

Хмыкнув собственным мыслям, отвожу взгляд от нескладной из-за одежды фигуры Маши и топаю в закуток между стеной и печью. Кажется, там, где-то должно быть ведро. Есть и правда хочется, аж невмоготу.

Глава 4

— Ну, княжич, давай рассказывай. — Остап, сглотнув слюну, дождался пока я отодвину от себя чашку в сторону, тут же придвигается ко мне поближе.

— Не нукай, не запряг. — Если честно, после сытного ужина, разговоры вообще никак не прельщают.

Маша и вовсе, всего полчашки каши осилила только, уснув прямо за столом. Надо бы ее перенести на лежанку, а то как-то не очень, спать сидя. Потом все тело болеть будет. Честно, сам бы не отказался поспать. Я, конечно, немного поднабрался сил, пока валялся связанным, но не то, чтобы прям очень.

Хотя, понятно, что обстоятельной беседы о дальнейших планах, не избежать, при любом раскладе. Можно сказать, воины и так пошли мне на встречу, спокойно дождавшись, пока я накормлю девушку, и поем сам. Только когда я за снегом на воду, выходил из подсобки, Саня, мне так удобнее называть второго из пограничников, хоть тот и старше меня намного, вышел вслед за мной. Не доверяют… Да, боги с ними. Ерунда какая.

Кстати, сами воины просить порцию еды не стали, несмотря на то, что явно были голодны. А я и не предложил. Из вредности, чего уж. И вообще… Пусть сами о себе заботятся. Итак, проблем из-за них куча. Но с другой стороны, каши в котелке еще много осталось. Маша с запасом сварила. К утру она уже будет не вкусная, чего добру пропадать. Надо бы предложить.

— Лучше перекусите, пока я Машу перенесу. — Головой показываю на стоящий на печи котелок. — Только посуду за собой сами мойте, нечего тут бардак разводить.

— Хм… Дерзок ты княжич. — Остап усмехнулся, прищурив глаза. — А если я передумаю тебя отпускать, может сговорчивее станешь, а?

— Ну, передумаешь и передумаешь. — Подойдя к Маше, приноравливаюсь как ее поудобнее подхватить, чтоб не разбудить. — Без меня вы отшельника не в жизнь не найдете. Да и не станет он с вами разговаривать даже.

— А ты значит, особенный, и с тобой станет, так получается? — Остап, немного подумав, все же подвинулся к столу, беря Машину чашку, и выкладывая прямо в остатки ее порции, еще каши. — А может ты врешь все, а княжич? Сань, идем остатками с барского плеча потрапезничаем. — Это он уже своему товарищу. Сарказм в голосе я и без способностей различаю. Тьфу, не хотят так пусть остаются голодными, чего ерничать-то.

— Смысл? — Осторожно подхватываю Машу на руки и направляюсь в сторону лежанки, с которой поднялся второй воин и направился к столу. Девушка лишь вздохнула во сне, но даже не пошевелилась.

— Ну, например, чтобы мы тебя вывели из города, а ты потом возьмешь и деру дашь. — Остап дождался, пока я уложу девушку, и вернусь к ним. Причем говорит, а сам активно работает ложкой.

— Я слово дал. — Пожимаю плечами, усаживаясь на чурбак рядом с печью. Спать хочется все сильнее, но явно же не отстанут.

Да и… Наверно, лучше сразу все обговорить, чтоб неожиданностей не возникло. А то прикорнешь так, а проснешься уже привязанным к столбу и под ногами хворост. Ну его, к чертям такие кульбиты. Отец всегда говорил, что, если есть возможность, любой вопрос и проблему нужно решать сразу, а не потом.

— Слово… Ну, ладно. Ты лучше расскажи, откуда про лекаря знаешь и почему это он с нами даже разговаривать не станет. — Остап сворачивает с темы выяснения отношений к предметному обсуждению.

— Откуда знаю, то не важно. Знаю и все тут. — Вспоминать обстоятельства знакомства с отшельником мне и правда не очень хочется.

Лет семь мне было, сбежал из поместья в лес. Ну, мелкий был совсем. Интересно же все… И заблудился. Почти сутки бродил, хорошо, что лето было. И так получилось, нарвался на рысь. Да и не мог не нарваться. Русь зверь такой — хитрый, опасный и человека не боится совсем. Хотя и старается избегать встреч. Но это если человек взрослый и вооружен. А я чего… У меня только ножик с собой был, маленький, которым только грибы резать. Да и… Не заметил я зверюгу, притаившуюся на дереве.

Только помню, как на спину мне что-то тяжелое упало, толкнув вперед. Потом оскаленную пасть и боль в плече, на котором сомкнулись острые клыки хищника. А в себя я пришел уже в хижине у того отшельника. Дядя Слава. Он себя так назвал, по крайней мере. Правда, побыть мне там долго не пришлось. Денек наверно, не больше, а потом дядя Слава меня обратно в поместье отвел. Надо сказать, забрел я действительно далеко, два дня топали от хижины в горах до границ отцовской земли.

В общем-то, тогда и познакомился с отшельником-магом, по каким-то своим причинам, живущим в полном одиночестве в горах, вдали от людей. Отец ему за мое спасение денег предлагал и еще чего-то, но тот лишь попросил меда. Ну, с пасеки. И все. С тех пор, дядя Слава, нет-нет, да приходил к нам в гости. Но так, ненадолго. Меду обменять на зелья целебные, хотя отец и не хотел их брать в уплату, но тот наотрез отказывается брать просто так. Непременно в обмен.

Пару раз, когда дядя Слава слишком долго не наносил визитов, я сам к нему ходил. Отец отправлял проведать. Тот всегда был рад моим визитам. Всякие истории рассказывал про лес, про лекарственные растения, которые он собирал. Даже учил кое-чего делать самому. Но так, простенькие снадобья, от простуды, например, или чтоб боль унять.

И по поводу второго пункта — лекарь к людям выходил в очень редких случаях, и всегда сам. Будто знал, что без его помощи уже никак не обойтись. Хоть слухи о чудесном целителе и ходили, но вот точной дороги не знает никто. Почти никто, точнее. Честно, сам не понимаю, почему он к нам в поместье заглядывал. Ну в самом деле, не из-за меда же… В лесу диких пчел куча — в них лакомству куда повкуснее нашего, с пасеки. Но вот объяснять все это пограничникам, конкретно сейчас, совсем не хочется. Устал слишком.

— Ты не сильно то тут. — Остап нахмурился, переставая жевать. — Что-то гложут меня смутные сомнения, что брешешь ты княжич. Что не спроси, все отговорки какие-то. Себя не жаль, так о девчонке подумай. Или ты думаешь, что ей якшание с тобой с рук сойдет? Мы-то, — короткий кивок в сторону неспешно поглощающего кашу напарника, — девчушке вреда не нанесем. Но и смотреть за ней не станем. Так что, сам думай, а не гонор показывай.

А с этой стороны я ведь и правда не смотрю на ситуацию. Куда бы Машу пристроить, чтобы не тащить с собой в горы… Да нет, после того шума, который я в общине устроил, ее непременно будут искать. Точно так же, как и меня. В городе не оставишь. Да и она сама не останется. А вдвоем идти, пусть даже и до поместья… Мда. Надо и правда, как-то налаживать нормальный диалог с воинами.

— Не вру я ничего. — Договорить не дает напавшая зевота. — Лекарь и правда не любит людей. Сам подумай, какие бы очереди к такому специалисту стояли? Вот он и забрался в глухомань. И вообще, что постоянно одно и то же твердишь — вру, да вру. Не хочешь, не верь. И вообще, сейчас голова не думает. Спать хочу. — Снова зеваю, да так, что чуть челюсть не вывихивается. — Дорогу к отшельнику я знаю. Хотите — отведу. Но только до его жилища. Нет, так нет. Сами решайте.

Поднимаюсь со своего сиденья и оглядываюсь по сторонам, в поисках места, куда можно прилечь. Пол меня не привлекает совершенно, на лежанке Маша спит, свернувшись клубочком. Надо бы с нее хоть тулуп стянуть. А, пусть так… Сил совершенно не осталось. В принципе, рядом с девушкой место имеется, помещусь. Только сдвинуть ее чуть к стене и все…

Сказано — сделано. Маша так крепко спит, что даже не шелохнулась, пока я ее отодвигал. Ну, все… Кое-как улегшись с краю, подложив под голову руку, и стараясь не прижиматься к девушке, закрываю глаза. И почти сразу проваливаюсь в сон.

Или не сон. Непонятно как-то… Будто сплю, но сам все слышу… Пытаюсь пошевелиться, и никак не могу. Ерунда какая-то… И главное — так спокойно на душе, так светло и хорошо. Непривычно…

Такое состояние длится каких-то пару секунд, а потом я наконец-то засыпаю, но перед тем как провалиться в небытие, получается услышать разговор двух пограничников, которые думают, что я уже сплю.

— Как думаешь, Остап — лекарь этот, про которого парень с девчушкой говорят, и правда существует? — Саня, который за все время ужина не проронил не слова, решает обсудить с товарищем очень важную для него тему. — Или врут?

— Не знаю, Сань. Не знаю. — Чуть выдержав паузу, отвечает Остап. Голоса доносятся глухо, но разобрать могу. — Я тут подумал. Не важно, есть или нет этот их отшельник-целитель. Даже если и соврали. Как думаешь, будет благодарен князь за то, что мы его сына вытащим из города и до дома сопроводим? — Снова небольшая пауза, или может тихий ответ второго. — Вот и так считаю. Эти-то чинуши, еще не факт, что денег отдадут за мальца. Сам знаешь их чернильные души. А князь, он князь и есть. Считай, благородный человек. Так что, дружище, при любом исходе, если удастся исполнить задуманное, не прогадаем.

Дальше я уже не слышу, потому что наконец полностью отрубаюсь, с удовлетворением в душе. Воины сделали правильный выбор…

***

— А отвечать пойдет… — Павел Егорович быстро проводит пальцем по классному журналу, выбирая, кто же пойдет решать уравнение, написанное на доске. — Марк, давай тебя послушаем.

Поднимаюсь из-за стола и медленно иду к доске, пытаясь понять, что же там за уравнение такое непонятно. Вроде и цифры, как обычно, и решать умею, но вот сейчас, будто пустота какая в голове.

— Ну-с, Марк. Приступай. — Пал Егорыч встал со своего места, подходя ко мне застывшему перед уравнением. — Снова не выучил? — Поворачиваю голову к нему.

Какой-то он странный. Бледный, как смерть. Один глаз вывалился и висит на нерве перед его лицом. Губы сожжены до угля, а за ними видны почерневшие от копоти зубы. Одежда порвана в клочья. Мне становится страшно, но я не могу сдвинуться с места. Только головой крутить в состоянии.

Кабинет, только что бывший в нормальном состоянии, меняется точно так же и вид Пал Егорыча. Все переломано и разбито. Местами видны языки пламени, и под потолком скапливается черный дым, не дающий толком вдохнуть. А посреди кабинета — пентаграмма, в вершинах которого тела… Где-то я уже все это видел, но вспомнить, как не напрягаю память, не получается… И дышать становится тяжело.

— Что ж ты так, Марк? Не готов… — С лица Пал Егорыча начинают отпадать лоскуты кожи и мяса, обнажая кости черепа. — Я же просил. И да, ты кажется, обронил. — Рука, на которой не осталось плоти, поднимается, протягивая какой-то продолговатый. — Не теряй, это же подарок.

Мои глаза расширяются, глядя на серебристый, с играющими на лезвии языками пламени, стилет. Тот самый… Память возвращается разом, но я не успеваю ничего произнести. Это делает Пал Егорыч, уже почти полностью превратившийся в скелет.

— Тебе пора, князь. И постарайся больше сюда не приходить. — В голосе Пал Егорыча, слышится легкая грусть. — Потеряешься…

— Куда сюда? — С трудом разлепив губы, задаю вопрос, но ответа не получаю. Лишь стилет оказывается втиснут в мою раскрытую ладонь. Непроизвольно сжимаю рукоять и… Просыпаюсь.

***

Резко открываю глаза, и, еще не осознав происходящего, чисто на рефлексах бью рукой куда-то в область паха левой рукой, темному силуэту, нависающему надо мной. Удар получается смазанным, из-за зажатого в руке стилета, про который я и думать забыл, после того, как очнулся связанным.

Как он у меня оказался в этот раз, вопрос вопросов. В прошлый раз было видение, а сейчас сон. Но разбираться буду потом, сейчас немного не до этого. Из-за того, что держал стилет обратным хватом, и вообще, не сразу понял, что он у меня есть, и удар рукой получается не акцентированным, и клинок в итоге вылетает.

Сбить с движения напавшего, затянутого в сплошной маскировочный халат, какого-то серого цвета, хотя может это из-за тусклого освещения от свечи, удается. Но он лишь отшатнулся, и снова готов атаковать, занося над собой руку, с зажатым в ней ножом. Учитывая, что я все так же лежу, рядом с Машей, между прочим, вариантов для маневра у меня практически нет.

Резко толкаюсь всем телом от лежанки, закручивая его вокруг оси и скатываюсь на пол, стараясь не обращать внимание на боль от удара о твердые доски. Не замедляясь, прокатываюсь дальше, сбивая неизвестного с ног.

На этом мои успехи и заканчиваются. Едва успеваю остановиться, и выставить перед собой руки, как на меня сверху падает противник, тоже в общем-то не ожидавший такого развития ситуации. Пару минут мы возимся на полу.

Я пытаюсь выбраться, а тот наоборот, не допустить этого. К сожалению, удача явно не на моей стороне. Да и неизвестный, то, что это не один из воинов-пограничников, я уже понял, крупнее и сильнее меня. Ни ударить не могу, ни отползти, чтоб попытаться сбежать.

Ни к селу, ни к городу, в голове возникает вопрос — а куда, собственно, подевались наши неожиданные знакомцы? Как такое возможно, что на меня напали?

Противник, изловчившись, со всей дури припечатывает мне с локтя, практически без замаха, тут же выгнав мысли из головы. Думать мне тут вздумалось… Удар, не то чтобы, прям сильный, но хватает, чтобы на мгновение потерять концентрацию, чем пользуется неизвестный, сразу же локтем прижимая горло, да так, что я вдохнуть не могу.

Пытаюсь оттолкнуть, но тут же пропускаю еще один удар. Легкие буквально горят огнем, из-за отсутствия воздуха. В голове пульсирует боль, а глаза еще немного и из орбит повыпрыгивают. В помещении и так не сильно светло, а сейчас и вовсе мутнеет перед глазами. Даже лицо противника увидеть не могу, хоть оно и находится в сантиметрах от моего. Но полностью закрыто плотной маской.

Только глаза и видно. Спокойные, равнодушные. Будто и не человека сейчас убивает, а просто прилег отдохнуть. Черт… Глоток воздуха. Это все, что меня сейчас волнует.

Внезапно, взгляд придавившего меня к полу человека, останавливается, меняясь с равнодушного на удивленный. И я могу его понять — лезвие стилета, прошедшее шею насквозь со спины, и вылезшее под подбородком, удивит любого.

За спиной человека, еще не осознавшего, что он мертв, стоит Маша. Растрепанная, в своем нелепом тулупе, и глазами, распахнутыми так широко, что кажется, кроме них ничего и нет на лице. Еще с поволокой, заспанные. В них почти такое же непонимание, как и напавшего на меня. Только незнакомец удивлен собственной смертью, неожиданно подкравшейся со спины, а девушка…

Кажется, она не понимает, что только что своими руками убила человека. Моя умница… Такая красивая, а я и не замечал раньше. Мир замирает. Чтобы через мгновение, обрушится на меня потоком крови из располосованного горла. Маша, так и не отпустила стилет, который я выронил. Тело моего противника начало заваливаться, и клинок, легко распарывает шею, почти полностью отрезав голову. Кхе-кху-кху…

Извернувшись, сталкиваю с себя покойника, и, перевернувшись на живот, наконец-то вдыхаю живительный воздух, заходясь в кашле. Но времени, чтобы нормально прийти в себя у меня нет. Едва-едва вернувшись в реальность, вскакиваю на ноги, озираюсь вокруг, ожидая, что сейчас последует нападение. Вдруг, этот неизвестный не один.

Но все спокойно… Как в склепе. Все так же горят свечи, освещая удручающую картину. У печи, прислонившись спиной, хрипит, пытаясь что-то произнести Саня. Из груди торчит метательный нож, вошедший чуть выше сердца. Пробито легкое. Рука ерзает по полу, видимо в поисках рукояти шпаги, лежащей в миллиметрах от пальцев, но он никак не может до нее дотянуться.

Я не большой специалист, но понимаю, что все… Не жилец. Совсем. Если только срочно мага найти. Одна проблема — в Белецке, насколько мне известно некромантов нет, а целитель не успеет… Пробегаюсь взглядом по подсобке, в поисках второго воина. Но нигде его не вижу. Хм… Куда это Остап подевался?

Будто откликаясь на мои мысли, медленно раскрывается входная дверь, запуская внутрь холодный воздух. Держась рукой за косяк, и опираясь на обломок шпаги, в помещение, едва переставляя ноги, заходит Остап. Лицо залито кровью. Левая рука обмотана какой-то тряпкой, на глазах напитывающейся кровью. Сквозь разорванную штанину форменных брюк, виднеется страшная рана на правой ноге. Часть бедра, будто вырезали.

— Живы… — Обведя мутнеющим взглядом подсобку, Остап начинает заваливаться вперед.

Маша, стоявшая в ступоре, внезапно срывается с места, пытаясь успеть подхватить падающего воина. Да и я, лишь на мгновение позже, тоже устремляюсь к воину…

Отступление 1

— Ну, с богом граф. — Андрей пожал руку ротмистру, сидящему верхом на коне, и развернувшись, направился в сторону домика, в котором они всей дружной компанией, остановились на постой.

Дружной компанией, это сам Андрей, Аким, со сломанной ногой, и князь, которого едва успели дотащить до бабы Таи. Точнее, как на удачу. Еще когда искал место, где оставить коней, реквизированных в городе, Андрей, поспрашивав местных, прямиком направился к местной целительнице-травнице. Причем, основной причиной такого выбора стала не ее основная деятельность, а то, что подворье травницы стоит на отшибе, и место для гостей имеется.

Как-никак, а пациенты разные бывают, и не только из этой деревеньки селяне. Но и с окрестных хуторов, а то и из сел. Даже странно, почему, довольно востребованная травница, если верить селянам, поселилась в небольшой деревеньке, а не в самом Белецке, или хоть поближе к городу. Ну да, Андрею это все оказалось лишь на руку.

На этом отрезке Великокняжеского тракта, не имеется ни одного постоялого двора, да самой границы с кочевыми народами. Хотя караваны довольно часто проходят. Чем обусловлено отсутствие постоялых дворов, не совсем понятно. Да и, времени, чтоб толком вникнуть в тему, у мужчины не было. Итак, едва успел на рандеву с князем. Поначалу, он и вовсе не планировал покидать город, пытаясь разыскать сына. Но после того, как удалось «переговорить» с одним из подручных командира герцогских наемников, пришлось срочно менять место дислокации.

И то, едва успел. Только к ночи и смог выбраться из города. Пока купил двух лошадок, пока кружил по городу, ища возможность покинуть его минуя посты. Да и карту пришлось раздобыть уезда. Беготни в общем, много было. Хорошо, что все же успел. Думать, как бы пришлось изворачиваться, если б князя убили, Андрею совсем не хочется.

Можно сказать, повезло ему, что баба Тая, допоздна не спала. И приютить смогла, и побеседовали они за милую душу. Будто знакомы тысячу лет. И главное — вопросов, чего тут понадобилось мужчине, травница не задавала. Так, о всяком разном беседы вела. О погоде, о скорой посевной, да о жалобах крестьян из деревни, на то, что уездный глава снова налоги задумывает поднять.

Но самое интересное — именно травница посоветовала Андрею не по дороге к Великокняжескому тракту направиться, а напрямую, через лес. Будто знала чего-то. Хорошо, что воспользовался советом. Но все равно, проморгал еще одну группу, устроившую засаду на Глеба Георгиевича. Про мага на посту пограничников, тот подручный знал, а вот про этих, в лесу — нет. В то, что просто утаил, Андрею, при всем уважении к стойкости человека, который очень долго не желал общаться с ним, пришлось применять методы экспресс-допроса, не верил. Уж очень тот упрашивал его добить, лишь бы прекратить мучения.

Хоть сам Андрей и не сторонник таких методов дознания, как, например, прижигание раскаленной кочергой, но в сложившейся ситуации, ему совсем не до сантиментов. Когда на кону жизнь сына, он и полностью весь город, со всеми жителями готов сжечь. Причем, это не фигура речи. Толком, такой вопрос не прорабатывался, но кое-какие наметки имеются даже так, после беглого знакомства.

Легко преодолев пару ступенек, Андрей толкает дверь и заходит в гостевой домик, в котором сейчас, баба Тая, как раз приводит в порядок пострадавших в засаде Акима и князя.

— Баб Тай, ну что? Как тут дела? — Подойдя к травнице, моющей руки в бадье, сразу же интересуется он.

Как-то так само собой получилось, что общий язык с верткой сухощавой старушкой, Андрей нашел сразу. То ли сказалось природное обаяние, то ли еще чего, но вот так.

— А, Андрюша, уже спровадил графа то? — Травница взяла вышитое по краю красной вязью белое полотенце и принялась аккуратно вытирать руки. — Надо было его хоть чаем напоить, да отдохнуть дать немного. А ты сразу на коня, и в путь его… Эх, молодость-молодость. Все торопитесь куда-то…

— Баб Тай, так и ты еще вроде не старая, хоть на выданье прям сейчас. — Андрей делает незамысловатый комплимент, не особо заморачиваясь его актуальностью. Женщинам, даже в возрасте за сто, всегда приятно услышать такое. Вот и целительница, хоть вроде и никак не реагирует, а все ж глаза сверкнули задорно, и губы чуть дрогнули, пустив волну морщинок на лице. — А графу я предлагал отдохнуть, но он ни в какую. Там… В общем, понимаю его спешку, поэтому не стал настаивать. — Пожимает плечами под конец Андрей, осматриваясь вокруг.

Гостевой дом особой просторностью похвастать не мог, больше походя на больничную палату. Две кровати, стоящие углом друг к другу, рядом с двумя же окнами. Стол, на котором расположились какие-то инструменты, склянки, банки, бинты. Небольшая печь, чтоб постояльцы не промерзли, да ведро, вместо отхожего места используемое. Ну, в принципе, ожидать чего-то особого и не стоило. Все ж, основная масса страждущих помощи бабы Таи, простолюдины.

Хоть Андрей еще не особо много знает о мире, в который попал, но кое-чего уже откладывается в голове. Да и Глеб Георгиевич, довольно подробно расписывал разницу в сословиях со всеми их условностями. Кстати, сам князь, выглядит уже гораздо лучше, чем, когда в обморок брякнулся посреди леса-то.

Не совсем посреди, конечно, на дороге, не дела это не меняет. Сидит на кровати, подложив под спину подушку, чуть прикрыв глаза, и слушает, о чем Андрей с травницей разговаривает. Вторую кровать занимает Аким. Тоже слушает, но лежа. На ноге, вместо палок, притянутых обрывками ремней от упряжи, уже нормальный лубок наложен. Интересно, почему не гипс?

— Вот и зря, что не стал настаивать. — Баба Тая, наставительно выставила перед собой указательный палец. — Али, думаешь, не доложит, где ты князя спрятал? — С кровати Глеба Георгиевича доносится легкое покашливание. — А уезжать вам пока не следует. Хоть немного нужно восстановиться. Так, что Андрюша, зря ты графа то отпустил.

Андрей и сам понимал, что так себе укрытие в доме у травницы, но выбора пока особого нет. Он, в общем-то, и не собирался тут задерживаться. Тем более, кони были, повозку можно в деревне прикупить. Но вот слова целительницы, о том, что необходимо задержаться, ломали планы.

— Баб Тай, а что? Что-то серьезное, что мы не можем уехать? — Андрей, будто и нет тут князя, который между прочим все слышит, решает все-таки уточнить.

— Ну, у князя… Да не фыркай княже, неужто думаешь, что тебя узнать сложно? — Это она в сторону Глеба Георгиевича, что-то пробурчавшего себе под нос. — Почитай, до самого Радославля, других таких и нет. Да и, матушку твою, покойницу я помню. Хорошая была женщина… — И снова к Андрею поворачивается.

Это она что же, смогла расслышать что там князь бормочет? Сам Андрей вообще ни одного звука не разобрал. Но видимо по поводу того, что его князем назвали. По приезду, никто не представлял пациентов.

— Баб Тай, так что с князем-то? — Андрей старается переключить разговор обратно в конструктивное русло. В одном она права — времени у них на раскачку и отдых не много. Никакой гарантии, что больше отрядов, охотящихся на князя, не появится, нет.

— Да что с ним может быть. — Травница чуть усмехнулась. — Возраст, Андрюш, возраст. В такие годы, бегать по лесам от злыдней разных, это уже не то, чем стоит заниматься. Давление и скакнуло кровяное. Хорошо, что ко мне успели, а так бы уже и тризну справлять пришлось.

— Баб Тай, а откуда ты знаешь, что от злых людей князь убегал? — Андрей, чуть напрягся, услышав такой ответ. Причины, по которым князю стало плохо, он не называл.

— Ой, да не беспокойся, милай. Не выдам я вас. — На лице старушки расплылась улыбка. — И вообще, пока вы тут, не один лиходей вас не тронет. Эх, Андрюша… Недоверчивый ты, слишком. — Травница аккуратно коснулась его лба своей шершавой сухонькой ручонкой. — Людям, ежели они тебе зла не сделали, верить нужно. Ладно, пойду я. Понадобится чего, крикнешь Глашу, подмогнет. — С этими словами, она развернулась и направилась к выходу, по пути накинув на плечи полушубок, на волчьем меху.

Андрей взглядом проводил травницу, и только, когда уже дверь за ней закрылась, сообразил, что совсем из головы вылетело поинтересоваться состоянием Акима. Хотя, там и так все понятно, даже ему. Перелом. Явно нескоро сможет бегать. Но, Андрей бегло осмотрел остатки возка, и мог вполне ответственно заявить — то что слуга князя жив, это определенно чудо.

— Вот смотрю я на тебя, Андрей и удивляюсь. — Едва дверь за травницей закрывается, князь тут же нарушает молчание. — А заодно, понимаю, в кого Марк такой.

— Зачем? — Все еще находясь в собственных мыслях, Андрей реагирует на автомате, не дослушав вопроса. — То есть, какой такой? — Найдя глазами табурет, он подтягивает ногой его к себе, и присаживается рядом с кроватью князя. Поговорить до этого момента у них не имелось возможности, и сейчас явно не избежать беседы. Да и ни к чему. Обсудить действительно необходимо.

— Непредсказуемый. Не понятно, что выкинешь в следующий момент. — Чуть дернув уголком губ, отвечает князь, будто улыбнутся собирается, но глаза серьезные, как никогда. — Остановится на постой в Пахомовке, да еще и на подворье Таисьи-целительницы… Мда, наглости тебе не занимать, это точно.

— Эм, а что не так с бабой Таей? — Андрей недоуменно уставился на князя. Вообще, он ожидал несколько иного начала разговора. — Милая старушка. Обходительная, да и вас вон с Акимом подлатала.

— Слышишь, Аким, Таисья-целительница, у него милая старушка. Ха-ха… — Князь все же не сдержал смеха, обращаясь к слуге, лежащему на соседней кровати. — Ух, уморил, да…

— Может все же объяснишь, чего смешного-то? — Андрей никак не мог въехать в причины смеха князя.

— Уф… Ты, когда выбирал, где остановится, чем руководствовался? — Князь, резко оборвав смех, серьезным тоном интересуется у него. — Это ж надо было додуматься, на постой встать в деревне рифейцев. А Мать-наставницу рода, милой старушкой назвать. Ты хоть понимаешь, что отсюда выйти могут далеко не все, живыми. Да и зайти, тоже… Друиды, они ведь особым гостеприимством не отличаются.

— Глеб, вот ничего не понял, что ты сейчас мне тут задвинул. — Андрей мотнул головой. — Ну, рифейцы, друиды, всякое прочее. Для меня это всего лишь слова. Точнее, значение одного слова знаю, но не уверен, что у вас, оно совпадает с нашим. Кратко — в чем проблема?

— Проблема — в том, что в эту деревню, вход для чужаков закрыт. Бывает, что и пропадают люди. Видят их на околице, и все. Никаких следов. Даже те, кто обращаются за помощью к рифейцам, стараются на ночь не оставаться здесь. Да и вообще, слухи разные ходят. Кто-то говорит, в жертву приносят своим кровавым богам. Кто ж этих аборигенов поймет… — Князь, прежде чем ответить, какое-то время думает. — Живут они замкнуто, родовыми общинами. Во главе общины обычно самая старшая женщина рода. Вот, как Таисья-целительница. Мстительные и злопамятные. Не дай бог, тронуть кого из них — нашлют проклятья, человек сгинет мучительной смертью и все. Одно хорошо — не задиристые. Так бы давно, на месте Белецка, вековой лес шумел.

— Хм, какие-то страшилки рассказываешь. По мне, так вполне дружелюбные. Я пока искал, где остановится успел пообщаться. А послушать тебя, так какие-то исчадия ада. И вообще, неужели, при пропаже людей никаких расследований не проводится? Обыскать деревеньку в пару сотен домов, не сложно я думаю. — Андрей скептически глядит на князя.

— Так-то так, но кто ж в здравом уме сунется к ним с обыском? Говорю ж, злопамятные. Проклянут. — Глеб Георгиевич смотрит на Андрея, как будто объясняет прописные истины, которые все известны. — Когда только эти земли брали под свою руку, два армейских корпуса в лесах растворились без следа практически. Воевода, командовавший теми войсками, если верить архивным записям, за каким-то чертом повесил Мать-наставницу одного из родов. Так потом во всей округе для русского войска ни один ручей не был безопасным. И дичь будто разом ушла. Но мало того, что в горах стало невозможно находиться, так еще и на равнинные земли, звери-людоеды пришли. Селения разоряли. Лет пять маги пытались совладать с такими напастями, но после решили договариваться. С тех пор рифейцы живут, вроде как на землях Союза, но сами по себе. Их не трогают — они не трогают. При любом конфликте, правда будет на стороне рифейцев. — Князь тяжело вздохнул. — Виновного в обиде, нанесенной им, выдадут. Как-то раз на моей памяти, пришлый какой-то девку снасильничал из общины. Так его, в назидание, на выезде из Белецка в землю вкопали и так оставили на месяц. А сквозь его тело, дерево росло. И все это время тот человек жив был. Таисья-целительница и приговорила его к такому мучению. А ты говоришь, милая старушка.

— И все равно. Ну, пусть даже там какие-то были события, но вот конкретно сейчас, мне чего нужно опасаться? Вроде прошлой ночью нормально здесь все было. Никто слова плохого не сказал. — Андрей и правда не понимал, почему князь так настроен. — И вообще, по твоим словам, нас уже в жертву должны были принести, а мы все еще живы. Да и там, на дороге, убить вас не селяне хотели. Поэтому, как-то не совсем правильно говорить плохо о той, кто тебя можно сказать с того света вытащил. Слухи слухами, а факты фактами. И к тому же, если все так обстоит, как расписываешь, так лучшего места и не найти, чтоб пересидеть немного. Сам говоришь — сюда в здравом уме никто не сунется. — После рассказа князя, Андрей понял, почему баба Тая сказала, что никто их не тронет тут. — А баба Тая, насколько я понял, разрешила нам тут остаться. Ну и чего не так, а Глеб?

— Хм, твоя правда. Что-то с этой стороны я не посмотрел на ситуацию. — Князь качает головой. — Это все предрассудки, наверное. Все ж, я вырос в этих местах, а тут про рифейцев много разного ходит. Но все равно, я бы не смог так… Говорю ж, теперь понятно, в кого Марк такой. Эх… Ладно, Андрей. Боги с ней, с целительницей и с деревней этой. Марк — что с ним?

— Не знаю… — Андрей поджал губы. — Когда я его видел в последний раз, за ним гнались.

— Кто? — Андрею показалось, что князь не особо удивился тому, что он сказал. Хоть голос и звучит напряженно, а на лбу прорезались морщины.

— Люди некоего герцога Карла Дубельта.

— Вот оно что… — Князь весь подобрался, устраиваясь поудобнее. — Давай, рассказывай все что знаешь. — Тяжелый взгляд Глеба Георгиевича, из-под сведенных бровей, уперся в лицо Андрея. — желательно подробно. Как я понимаю, раз ты здесь, то Марку удалось скрыться? Так?

— Так. — Андрей утвердительно кивнуло головой. — В общем…

***


— Найти следов Марка мне не удалось. Я, конечно, пытался, но он как сквозь землю провалился. Все же, город я не знаю. Да и про него ничего толком тоже. — Андрей, тяжело вздохнув, поднялся со стула, закончив долгий пересказ событий, свидетелем которых он был. — Но на момент, когда покидал город, его все еще искали. Если честно, я думал, что он как смог выбраться, и уже вернулся домой. Но на всякий случай, имея на руках информацию о готовящемся покушении, решил все же вас встретить. Как видишь, не прогадал. — Мужчина прошелся по комнате взад-вперед, разминая мышцы. — Насколько понимаю, обвинение весьма серьезное, и если сына схватят, то оправдаться не получится?

Князь сидит в глубокой задумчивости, переваривая все сказанное. Ситуация выглядит почти безнадежной. Но это лишь почти.

— Угу… — Меланхолично ответил князь, погруженный в свои мысли. — Не получится… ты уверен, что у них есть свидетель, который подтвердит, что Марк ментальный маг? — Поднимает взгляд на Андрея.

— Да кто ж знает. Тот человек, с которым я «вел беседу». — Кривая усмешка, — сказал, что дочь герцога лично присутствовала в тот момент, когда он магичил. Она вроде как, сама маг.

— Понятно… Черт, все же прокололся. Да еще и в такой момент, когда исправить что-то будет очень сложно. — Князь хлопнул себе по колену рукой. — И Пабло погиб… Не ожидал я такого, не ожидал. Одно хорошо — сын сумел скрыться. Но, если сюда прибудут следователи Тайной службы, его все равно найдут. Нужно срочно вытаскивать его из города. Да уж, задачка.

— Так ты знал, что Марк ментальный маг? — Андрей остановился. — И тот учитель, который тоже оказался ментальным магом?

— Знал, конечно. Павел Егорович и работал в лицее, лишь для того, чтобы охранять Марка. Он, скажем так, не мог мне отказать в небольшой просьбе. — Князь задумчиво постучал себя пальцами по колену. — Должен был эвакуировать его в случае форс-мажора в поместье.

— Слушай, ну ладно, вот Марк этот самый маг, но в чем собственно проблема? Как я понимаю, тут маги, в отличии от моего мира, не диковина. Целители, друиды, некроманты всякие. Но почему все так переполошились-то?

— Марк не просто маг — он эмпат.

— И? В чем проблема? Почему на него устроили облавную охоту? — Андрей, чуть прищурив глаза, пристально посмотрел на князя. — Почему моего сына, хотят убить?

— Потому что он не просто маг, а ментальный. Менталист, или эмпат. Это одно и то же, в общем-то. — Глеб Георгиевич тяжело вздыхает.

— Все равно не понимаю. В чем разница-то? — Андрей начинает понемногу злится.

Это для князя, все его слова понятны и не требуют разъяснений, а вот пришельцу из другого мира, вообще ни черта не ясно.

— Я не особо силен в тонких материях. — Князь пару секунд думает, прежде чем ответить. — Попробую объяснить, как понимаю сам. — И снова пауза.

— Ну? Глеб, хватит тянуть уже кота за яйца. — Андрей за последние пару суток вымотался, поэтому вот эти многозначительные паузы, его уже изрядно начинают напрягать. — Объясняй, как знаешь.

— В общем… Обычные маги, у них имеется такой источник, внутренний. — Глеб Георгиевич замялся, подбирая слова. — Ну, навроде еще одного органа. Как сердце, или что-то типа. В нем имеется запас магической энергии, с помощью которой они заклинания создают. А у ментальных магов такого источника не имеются. Они манипулируют теми потоками энергии, которые разлиты вокруг них, с помощью силы мысли. Примерно так…

— Это что — все маги, получаются мутантами что ль какими-то? — Андрей попытался разложить на составные части сказанное князем в голове у себя.

— Кем? — Теперь уже князь его не понял.

— Ну этими, уродцами. Пальцы там лишние, или еще что, не предусмотренное природой.

— А, нет… Этот источник… — Глеб Георгиевич морщит лоб. — Он вроде как есть, а вроде как его и нет. На энергетическом уровне все. Слушай, ну не объясню я тебе толком. Вот как нейтрализовать какого мага, это могу. Учили, и сам учился. А что там и как у них, не объясню. Я все ж не из этих, которые ученые. — К концу фразы, в его тоне мелькает этакая снисходительность при упоминании тех, кто занимается наукой. — Но основная разница между обычными магами и менталистами в этом. Ну, и вроде как, ментальные маги, могут не только управлять магическими энергиями мыслью, но еще и накапливать ее внутри себя. К тому же, если обычные маги, с какой силой родились, так до конца жизни только на этом уровне и остаются. То ментальный маг, если постоянно практикуется может увеличить свой ранг.

— Понял, что ничего не понял. — Андрей чешет затылок. — В общем, Марк этот самый не обычный маг? Правильно? — Дождавшись подтверждающего кивка, продолжает. — Ну а убивать то его зачем? И награду объявлять за его голову? Чем так менталисты всем насолили, что на них объявляют охоту? Я правильно понимаю, что любого ментального мага такая участь ждет? Или это только Марк такой особенный?

— Всех… Согласно Указу, любой ментальный маг, должен быть сожжен на костре. Уже больше тысячи лет действует закон. И не только у нас. — предвосхищая вопрос, уточняет князь. — А чем насолили… Если честно, я и сам не знаю. Но закон есть закон. Ментальные маги подлежат уничтожению.

— А что ж ты тогда сам Марка на костер не отправил? — Если поначалу этот мир Андрею был даже немного симпатичен, то чем больше он узнавал о нем, тем сильнее он напоминал его родной. Люди, они везде люди.

— А почему ты, не раздумывая рванул в лес не зная местности, раздетый зимой? — В глазах князя мелькнуло что-то похожее на легкую тоску, но тут же исчезло.

— Марк мой сын. — Твердо произносит Андрей.

Князь не отвечает ничего, но Андрей и так все понял. И это понимание резануло его по сердцу. Марк, его сын. Но не только… Человек, князь, сидящий сейчас на кровати, имеет больше оснований называть так подростка. Десять лет… Андрей ведь видел Марка. Там, около лицея. Он помнит сына крохой-детсадовцем. И, хоть и понимает умом, что князь его не обманул, но сердцем принять не может, что тот уже взрослый… Десять лет, вычеркнутых из жизни, которые точно не вернешь назад.

Пауза все тянулось. Ни один, ни второй не решались ее нарушить. Момент истины. Глеб Георгиевич, потерявший родного сына, которого заменил ему Марк. И Андрей, по чьей-то злой прихоти, задержавшийся в пути на долгие годы, которые для него были часами…

— Ладно. Что делать будем? Марка надо вытаскивать по любому. Рано или поздно его все равно найдут. — Андрей нарушает молчание первым, меняя направление разговора. Ни к чему сейчас эти выяснения. — Там по его душу столько народу город шерстят, что это все лишь вопрос времени.

— Что делать… Хороший вопрос. Черт, как не вовремя то все. — Глеб Георгиевич поморщился. — Не думал я, что Орден все же решится на прямую атаку, да еще и в городе…

— Кстати, а что это за Орден такой? Мой источник, к сожалению, не успел толком рассказать, что это за организация такая… Слабенький оказался. — Андрей, решил уточнить раз зашел разговор. Тот человек, которого он допрашивал, только начал рассказывать, что же за люди под командованием герцога, как почти сразу помер.

— Орден паладинов. Фанатики религиозные. Последователи Единого. — Князь поерзал, устраиваясь на кровати. — На территории Союза, их деятельность запрещена. В принципе, на приграничных территориях любая деятельность адептов Единого, подчиняющемуся Святому престолу, запрещена. Но за последние три года в Белецке резко увеличилось количество именно членов этого Ордена. Как понимаешь, под прикрытием герцога Курляндского. Почему-то Тайная канцелярия прохлопала ушами. Выяснить, что им тут понадобилось, у меня не получилось. — Глеб Георгиевич задумался. — Черт…

— Что? — Андрей хмуро смотрит на князя.

— Не могу понять, зачем им Марк понадобился? Уж очень быстро, по твоим словам, они организовали блокаду города. — Князь поднялся с кровати и медленно прошелся по комнате. Аким все это время изображает из себя бревно, не вмешиваясь в беседу. — Если только… — Останавливается посреди комнаты. — Да нет, не разумно. Учитывая, что его объявили ментальным магом…

— Можешь объяснить нормально, или у тебя привычка загадками разговаривать?

— И ты, и ротмистр, утверждаете, что меня должны убить. Да и, я сам уже убедился в этом. Хе… — Усмешка выходит у Глеба Георгиевича какой-то невеселой. — В поместье совершить покушение. Это из рязряда нереализуемого. А вот если я приеду в Белецк, то шансы уже возрастают. А как выманить меня в город? В этот раз я тоже не должен был появляться, скорее всего тот отряд, который вы с ротмистром оставили в лесу, был так, на всякий случай. — Князь тяжело вздохнул. — Вот и воспользовались случаем, так сказать. Им даже Марка не обязательно трогать. Достаточно было его поместить в тюрьму… А там. Да уж… Весело. С другой стороны, если все так как я думаю, то у Марка шансы остаться в живых довольно высоки. Да и, в любом случае, он наследник Рода, поэтому его делом займется лично губернатор.

— А зачем Ордену убивать тебя? — Андрей задает вопрос.

— Тут все просто. Орден явно действует с чьей-то помощью. Герцог Курляндский, как ни крути, всего лишь ширма. — Князь возвращается на свою кровать. — И этот кто-то, скорее всего целит на мое место в Совете Клана. Самое первое, что приходит на ум — Белозерские. Но… Нет. Слишком очевидно. Расследованием явно займется Тайная служба, и в первую очередь начнут проверять тех, кому это выгодно. Черт, не хватает информации… Что-то тут не сходится. Думать надо. Белозерские, несмотря на амбиции нынешнего главы, точно не станут сотрудничать с Орденом паладинов. Старый род, они последователей Единого на дух не переносят. Да и в случае моей смерти, место в Совете перейдет к Марку. Только если наследников не окажется совсем, тогда да…

— Значит, убивать нужно обоих. И тебя и Марка. — Андрей постарался сохранить спокойствие, анализируя слова князя.

— Тоже ничего не даст. Великий князь тут же начнет закручивать гайки и искать виновных. Что-что, а любая смерть Рюриковича, это как красная тряпка для быка. Наказываются все и без особого разбора… Даже само обвинение Марка, уже повод для серьезных разбирательств. А уж его убийство сейчас, да еще и в землях, которые управляются наместником… Очень много голов полетит…Черт. — Князь уставился на Андрея. — Сейчас здесь наместником глава Ильменского рода, князь Егор Михайлович. В глазах Великого князя все будет выглядеть именно так. Что Белозерский клан, решил замахнуться на место в Совете. Вот что-то мне подсказывает, что их серьезно так подставляют…Интуиция, думаю.

— Как вот то, что ты сейчас мне рассказал, может помочь Марку? — Лезть в местную политику Андрею совсем не хочется.

— Если я смогу понять, кто затеял всю эту кутерьму, буду знать, на кого опереться в случае чего. Марка из города вытащить не такая уж и большая проблема. Я знаю, где он может укрываться. — Князь вынырнул из размышлений. — Но вот обвинение в том, что он менталист, никуда не денется. Непременно будет расследование. Это ж не обычный наемник, как тот же Павел Егорович, упокой его душу. Сам понимаешь, что обвинение подтвердится.

— То есть, как ни крути, ему конец?

— Если выдать, то да. Но…

— Что но?

— В Союзе я Указ отменить не смогу, это, бесспорно. Только ведь не обязательно быть в Союзе.

— Мятеж собираешься организовать что ли? — Андрей усмехнулся бредовой идее.

— Да. — Взгляд Глеба Георгиевича был тверд. — Но простого неповиновения с моей стороны будет мало. Нужно сделать так, чтобы Великому князю стало не до дальней окраины государства. И в этом, мне можешь помочь ты.

— Я? — сказать, что Андрей удивился, ничего не сказать.

— Именно ты. — Твердо повторяет князь.

— Хм… Мне, конечно, глубоко по барабану ваши местные взаимоотношения. В том числе и сепаратизм отдельно взятых князей. — Андрей усмехнулся. — Вот только, во-первых, у меня нет в кармане танкового полка про запас. Во-вторых, не понимаю, как это поможет Марку. Ну, допустим, поднимешь мятеж. Тут, блокирует город целая бригада кадровых военных. Думаю, они не проигнорируют твое желание поиграться в независимость. И, в-третьих. Я, что-то, пока был у тебя в поместье, тоже не видел большую очередь из желающих записаться в повстанцы. Ну и как ты собираешься мятеж поднимать? Вдвоем с Акимом? — Скептического настроя в тоне, хватит, чтоб религиозного фанатика заставить сомневаться. — Ладно, втроем. Один старик, извини, но как есть говорю, один поломанный, и один вообще не местный.

— Какого полка у тебя нет? Танкового? Это еще что за зверь? — Князь, отчего-то напрочь проигнорировал все остальные слова Андрея, вычленив из монолога только незнакомый термин.

— Машина это. Бронированная и с пушкой. — Сбить с темы Андрея, это еще постараться надо. Хоть иногда он и кажется людям, этаким обезбашенным рубакой, но на деле все несколько иначе. — Ты не увиливай. Я, конечно, не против иной раз подраться, даже побегать готов, но вот ни разу не самоубийца. Но вот что-то подсказывает мне, что твои слова о мятеже, закончатся виселицей, или как тут у вас казнят то?

— Ну, не хочешь рассказывать, и не надо. А по поводу казни… Так до нее еще дожить надо. Да и, не все так плохо, как ты думаешь. — Князь усмехнулся. — Воевать с регулярными войсками тебе не придется. Для этого имеются другие люди.

— Ага, и где? В кармане прячешь? — Андрей был раздражен и уставший. А тут сказки рассказывают.

— Да что ты заладил, в кармане, да в кармане. Шанс, что Марк за всю жизнь так и останется не раскрытым, был исчезающе мал. То, что ему удалось это делать целых лет — чудо. Ну, и, спасибо одному человеку, наложившему на него заклинание, скрывающее его дар. — Теперь и князь начал раздражаться. Раскрывать все карты у него желания не было, но по Андрею было видно, что он встал в стойку. С чего вдруг, непонятно. — Я готовился. Понимаешь, готовился в любой момент сделать все, чтобы уберечь Марка от костра! Люди, оружие. Все есть. И без твоих этих «танков» обойдусь. Если не хочешь помогать, что ж. Твое право. Спасибо, что спас. Можешь быть свободен. Дальше, я уж как-нибудь сам.

Два злых взгляда, встретившись, разом раскалили атмосферу внутри маленького домика до такой степени, что кажется, еще чуть-чуть и воздух загорится.

— Ладно, Глеб. Рассказывай, что нужно сделать. — Первым отвел взгляд Андрей. Что-то такое было в глазах князя. Решимость. Он и правда готов был на все ради Марка.

— Так… — Резкая перемена в настроении Андрея не ускользнула от внимания князя, но он решил не акцентироваться на этом. Понять того тоже можно было. — Как ты понимаешь, у меня имеются союзники в предстоящем деле. Как в уезде, так и в столицах. Но есть проблема — сейчас в город мне лучше не соваться. Поэтому, просьба у меня к тебе — нужно навестить людей. Я напишу письма, передашь. Сможешь проникнуть в город незаметно?

— Глупый вопрос. — Хмыкнув, Андрей подошел к небольшой печи, и прижался спиной. Немного знобило, будто простыл. Только этого не хватало.

— Это хорошо. Но, в Белецке надолго задерживаться не стоит. День, два и… В общем, не нужно там задерживаться. И тут моя вторая просьба — нужно отправится в Москву. — Князь делает паузу, глядя на Андрея, но тот уже взял себя в руки, и на лице не отражается вообще ничего. Лишь кивнул, соглашаясь. — Документы, бумаги, все это тебе передаст человек в Белецке. И инструкции, к кому обратиться в Москве, тоже получишь у него.

Андрей слушал князя, и невольно проникался уважением. Глеб Георгиевич, говорил быстро, одновременно, вытащив откуда-то из-за пазухи стопку листов и перо, что-то писал мелким почерком. План, который предстояло исполнить Андрею, явно разрабатывался давно.

— Запомнил? — Князь, закончив писать, сложил несколько листов, протягивая стопку Андрею.

— Угу. — Он и правда все запомнил. — Есть проблемка.

— Какая?

— Марк. Как быть с ним?

— Марк… — Князь задумался. — У тебя есть схема города?

— Да.

— Давай. — Дождавшись, пока Андрей передаст карту, князь, развернув ее, делает несколько отметок и возвращает. — Если с… Марка, еще не схватили, то скорее всего, он в одном из мест, которые я отметил.

От внимания Андрея, не ускользнуло, что князь хотел назвать Марка сыном, но в последний момент передумал. Быстро кинув взгляд на карту, он убирает ее в карман.

— Ладно, Глеб. Пойду я. — Андрей ждал, что князь еще что-то скажет, но тот молчал. — С утра выдвинусь в город. Коней оставлю вам. Насчет повозки, думаю, можно будет договориться в селе. Ну, сам разберешься.

— Хорошо. — Князь тяжело вздохнул.

Между ними явно остается недосказанность. Но сейчас не тот момент, чтобы выяснять отношения. Андрей, отлепившись от печи, двинулся к выходу. Его, конечно, напрягало поручение князя. Было ощущение, что не все так просто с этими письмами, да и в Москву надо… Князь будто хотел, как можно скорее избавится от него. И опять же, про помощь Марку, конкретную, прямо сейчас, ничего не было сказано.

Выйдя на улицу, Андрей глубоко вдохнул морозный воздух. Зимние дни коротки. Уже стемнело. Зачем он вообще здесь? Ну, спас князя. А зачем? Цель ведь была не в этом. Он хотел понять, чем помочь сыну, а получается, что ничем и не может.

Сыну… Андрей прикрыл глаза, вспоминая ту короткую встречу в проулке. Он не знал, как относится к тому, что Марк уже не маленький мальчик, а взрослый мужчина. Все его метания по городу, в попытках выяснить, чего и как, поиски растворившегося в переплетениях сына, были скорее инстинктивными. Увидел угрозу — и сразу в мозгу щелкнуло.

И князь… Может, он прав? Отправляя Андрея подальше от этих мест. Понятно, что дело, на которое он подрядил, должен был сделать кто-то другой. Запутался…

— Андрюш, ты чего застыл? Спишь стоя, что ли? — Баба Тая подошла беззвучно, будто соткавшись из тьмы. — Пойдем в дом, побалякаем, да чайку попьем.

— Что, Андрюш, запутал тебя князь? Чего сидишь, сам не свой? — Целительница поставила перед Андреем фарфоровую кружку, над которой вился пар.

— Да нет, баб Тай… Не князь. Сам я запутался. — Андрей поднял взгляд на старушку. — Заблудился.

С того момента, как Андрей оказался в этом мире, он старался не думать о своем положении. Единственной его целью было увидеть сына. Увидел… И… Он не знал, как быть дальше. Сомнений, что это именно его Марк, никаких. Но вот и воспринимать, как родного сына, Андрей, как не пытается, не может. Разумом понимает, но душа…

— Ну, а что ты хотел милок, когда чужой дорогой пошел. — Голос целительнице звучит тихо, с легкой толикой жалости в тоне. — Перуновы тропы, они такие. Не каждому дано на них ступить. Не каждый и до конца пройдет. Для сына твоего, не для тебя та тропа была. Не знаю уж, то ли смилостивились боги, то ли побоялись силы твоего духа, но пропустили тебя по чужому следу. Не остановили…

— Баб Тай, ну какие еще Перуновы тропы? И откуда ты про сына-то моего знаешь? — Чего-чего, а про то, как Андрей оказался в этом мире и зачем, он старушке, у которой на постой остановился, не рассказывал.

То, что мысли Андрея тяжелы и спутаны, и вообще, он никак не может разобраться в собственных чувствах, не мешают ему, чуть сдвинувшись, положить руку на метательный нож, закрепленный на бедре. Со стороны может показаться, что мужчина наоборот, расслабился, устраиваясь поудобнее на стуле. Думы думами, а дело есть дело. Как ни крути, несмотря на то, что его расставание со службой было не очень приятным, он был и остается профессионалом во всем.

— Я много чего знаю, Андрюша… Разве не поведал тебе князь, где ты очутился? — Таисия так по-доброму улыбнулась. В уголках глаз разбегаются морщинки, лучиками тепла. — Да не хватайся ты за железку свою, не возьмет она меня. И не вскакивай, коли б зла тебе желала, то чайку бы вот попил и все — поминай, как звали. — Целительница, вроде так легонько, ладонью махнула вниз, и вскочившего на ноги Андрея, будто многотонным весом вдавило обратно в стул. — Побеседовать нам с тобой надо, пока не наворотил ты дел непоправимых. Или думаешь, случайно в моем доме оказался?

— Ну, судя по всему не случайно. — Андрей кривится в ухмылке. Попытка подняться, да и вообще, хоть как-то двинуться, безуспешна. Будто муха в янтаре завяз. Только лицо кривить и в состояние. Неприятное ощущение. — И чем же я заслужил такую честь? — Как он мог так вляпаться, и ведь даже предпосылок никаких не было к такой развязке. Не считая слов князя. Но Андрей на них и внимания не обратил. Зря, что тут скажешь… И интуиция, не раз выручавшая, в этот раз предательски промолчала.

— Говорю же, Андрюш… Чужой тропой ты прошел. Не любят боги, коли в их планы смертные вмешиваются. Исправить после пытаются. А для них, человеческая кровь, что водица. — Целительница устало вздыхает. — Для одного Перунова тропа открывается, один и должен пройти. Но вот ты дошел как-то… Обманул богов, или задумали они чего, то неведомо нам, может и правда силой своей оборол сумеречь межмирья. Только вот Морене на все игры вышних, плевать. И на дух твой. Будет махать своей косой, пока баланс не восстановит.

— Красиво поешь, старая. — Андрей слушает внимательно, раздумывая над создавшимся положением. — Тропы, какие-то непонятные, боги. Морена. Я ж правильно понимаю, что это олицетворение смерти? — Целительница утверждающе склоняет голову. — Вот и говорю, красиво поешь. Только, знаешь. Не верю я в твоих богов. Может и существуют они где, только вот нет им дела до обычных смертных. — Мужчина чуть усмехается, вспоминая все, что он знал о мифологии славян и, в последнее время набиравших популярность в родном мире родоверов. — Не видел я их, понимаешь, не видел. Вот магов ваших, этих видел. Только вот, ничего божественно в них нет. Точно такие же люди, которые могут управлять, ну… Пусть будет, какое-нибудь электромагнитное поле. Физика, чего уж там. И тропы, эти твои, Перуновы, хе… Надо ж, приплели. — Целительница смотрит на него так с печалью, и жалостью в глазах. — Слышала, что такое Мульти-Вселенная? Вот и тропы твои, всего лишь точки пересечения этих самых Вселенных. Это еще Лобачевский доказал, что параллельные прямые могут пересечься.

— Не богохульничай, Андрюша. Накажут боги… Я ж тебе помочь хочу, а ты тут про каких-то лобчевских и мультивселенных рассказываешь. — Таисия сидит неподвижно, на лбу выступают капельки пота. Судя по всему, удерживать Андрея, для нее не такая уж простая задача. — Не веришь ты мне… — С сожалением в голосе говорит.

— Не верю. Знаешь, старая… — Андрей тяжело вздохнул. Откуда-то из глубин памяти вдруг всплыли рассказы отца-лесовика. Страшные сказки на ночь, а вот надо же, как оно обернулось. Он вдруг понял, что может прямо сейчас, встать и пойти куда угодно. И даже убить старушку. Вот только, ему все же захотелось поговорить. Убедиться, что в рассказах отца была крупица истины. — Я долго воевал, много схоронил друзей и родных. Где были эти боги, когда их звали юные пацаны, корчившиеся от боли? Перуны, Марсы, Юпитеры? Да насрать, как их зовут, если честно. Где они были? Ладно, — меняя примиряюще меняя тон, — пусть, в моем мире, этих богов нет, не было, или они исчезли. А у вас они где? Почему, как оголтелые фанатики, сотни взрослых, умных людей, гоняются за подростком, вся вина которого лишь в том, что он родился другим? Не таким, как большинство? И где, твои боги, которых звали солдаты на посту, убитые магом? Где они? Ты меня гневом Морены пугаешь? — Злость, она всегда жила в Андрее, пусть и тщательно подавляемая, будто рывком вырывается наружу. — А я уже мертв. — Глаза мужчины остановились в одной точке, на переносице целительницы.

— Андрюша, не делай ошибки, послушай… — Голос целительницы чуть дрожит, но Андрей чувствует, что ей стало страшно.

«За рекой Смородиной, у Калинова моста, сорву куст сиреневый, прогоню тебя»

Старая присказка. Когда маленькому Андрюше было страшно, отец учил его прогонять страх, говоря, что это всего лишь мелкая нечисть, которая вырвалась на волю и играет чужими чувствами, высасывая живительные силы из души. Для слабой нечисти, достаточно присказки, чтоб высвободиться, а крупной…

Для крупной, хорошее железо, страшнее серебра. Главное, бить умеючи. Андрей умел…

— Нет, старая, это ты послушай. — Легко, будто и не сковывало его заклинание, поднимается на ноги и одним движением, будто змеиным броском, оказывается рядом с целительницей, приставляя к ее горлу метательный нож. — Мне надоели ваши сказки, маги и прочее. Боги, демоны, не важно. Я пришел сюда за сыном, и я не позволю, кому бы то ни было ему навредить. Хоть Морене, хоть самому Аиду. Понятно, объясняю?

— Нож опусти, Андрей. Яга не виновата. Да и правду она тебе сказала. — Раздавшийся со спины голос, застает врасплох.

Но отточенные рефлексы и тут не подводят. Практически без замаха, ориентируясь лишь на звук голоса, Андрей бросает нож, и тут же уходит в сторону, стараясь прикрыться телом целительницы. Черт, неужели он не заметил кого-то в светлице, разностороннее образование, подкидывает правильное название комнаты, в которой он находится.

— Ты посмотри, какой резкий. — Силуэт неожиданно еще одного неожиданного участника беседы, прямо на глазах, будто соткался в воздухе. — Прямо, как я в молодости. — И, то ли издевка в тоне, то ли печаль. Непонятно. — Да отпусти ты Таисью. Задушишь ненароком. — Подкидывая в руках тот самый, запущенный нож, человек, в длинном, до пола плаще с капюшоном, скрывающим лицо, так что и не разглядеть, спокойно, как будто ничего особого и не происходит, прошел к столу и взял со стола кружку с чаем. — Хорош, чаек. Зря ты хозяйку обижаешь. Идем, Змей, чаю выпьем, да поговорим серьезно. Вижу, не доверяешь ты женщинам, ну так я попробую объяснить. — И тон такой спокойный, даже, чуть равнодушный.

Андрей не знал, как реагировать на изменение ситуации. Сперва байки старухи-целительницы, а теперь еще и это, неизвестно как очутившийся в комнате гость. Да еще и знавший его позывной… Голова шла кругом. А ведь вроде только-только, выбрался из сложной ситуации, готовясь заняться тем, что умел делать — добыванием информации. То, что добывать ее пришлось бы из старушки-божьего одуванчика, его не особо смущает. Как только он оказался прижат к стулу неведомой силой к стулу, целительница из разряда безобидных, разом перешла в категорию опасных. Но вот что сейчас делать, даже идей никаких нет.

— Кто ты такой, чтобы мне, что-то объяснять? — Скорее уж по инерции, чем по-настоящему зло, интересуется Андрей.

— Я-то… — Усмешка. — Отшельник. Обычный отшельник. Ну, и еще, тот, кто спас жизнь тебе и Марку. — Что-то такое мелькает в голосе незнакомца, едва уловимое. Какая-то странная интонация. — Не веришь. — не дожидаясь ответа, продолжает он. — Тогда смотри. — Слова бьют, словно плеть. Резко, контрастируя с тем тоном, которым до этого говорил визитер.

В голове Андрей, будто взрыв, бьющий по сознанию, а затем…

… Дорога. Та самая, по которой они ехали в гости к родителям Ирины. Машина, зарывшаяся носом в снег. Из-под капота медленно поднимается дымок. Его машина, Андрея. Выкинутая в кювет ударом грузовика. Картина настолько реальная, что кажется, от ветра он начинает мерзнуть. Черт… Надо же помочь.

Андрей пытается сдвинуться с места, и не может, лишь наблюдая со стороны. Понять, что происходит внутри машины, он тоже не может. Сквозь залепленные снегом стекла не видно. Да и далековато. Метров тридцать до нее с той точки, с которой ведется наблюдение.

Внезапно, картинка, прыгнув приближается. Только теперь ракурс немного другой. Андрей будто стоит с правой стороны заглохшего автомобиля и смотрит через стекло передней пассажирской двери. Смотрит, и никак не может понять, что его смущает…

Вот, Ира, в том же положении, в котором он ее застал, когда очнулся в салоне. Сын… Проснулся, хлопает глазами, не понимая что происходит.

— Мы все, пиехали, мама? — Картавя, интересно, а сейчас он научился говорить букву «Р», поворачивается в сторону Иры, но та молчит… Мертва.

Марк этого, конечно же, не понимает. Тянет руку вперед, думая, наверно, что она просто спит, но дотронуться не успевает. Сам собой щелкает блокиратор на двери, и она открывается, привлекая внимание мальчишки.

— Марк, привет. — Раздается мужской голос. — Айда, скорее вылезай. Приехали.

— Пиивет. А откуда вы меня знаете? — Сын, с любопытством поворачивается к мужчине, стоящему у открытой двери.

Андрею не видно человека полностью, но он и так узнает голос. Отшельник. Тот самый, который появился в комнате. Чертовщина полнейшая…

— Так это… — Небольшая заминка. — Мне твой папа рассказывал про тебя. Идем, я тебе что-то интересное покажу, пока папа с мамой собираются. Идем?

Марк, который никогда в жизни не шел к чужим, тут, словно увидел старого знакомого, быстро выбрался из машины на зов. Андрей хотел рвануться вперед. Забрать сына у этого… Отшельника… Но, лишь неподвижно наблюдал, как две фигуры, маленькая и большая, медленно уходят в сторону леса.

Описать чувства Андрея в этот момент просто невозможно. Желание догнать сына. Не того подростка, которого он на краткий миг увидел в проулке, а настоящего. Пятилетнего мальчишку… И не мог. Раздрай в душе. Непонимание. В этом эмоциональном шторме, он упустил даже то, что след на снегу, когда он гнался за сыном, был один.

Пустая машина… Мертвая жена и забытая на сиденье курточка Марка… Застывшая картина. Ни повернуть голову, ни закрыть глаза, чтобы не видеть всего этого. И только сейчас, Андрей замечает самого себя, сидящего на водительском сиденье. Подушка безопасности уже сдулась, а тело безвольно обвисло на ремне безопасности. Но не это привлекает внимание, а торчащий в глазу длинный осколок стекла…

— Ну, теперь поговорим? Или продолжишь строить из себя Рэмбо? — Андрей, ошарашенно озираясь вокруг, пытался понять, что происходит.

Только что он был там, у разбитой машины, лицезря собственный труп, и уже обратно в комнате целительницы. Даже для его бронированной и устойчивой психики, это было слишком… Как-то разом, желание сопротивляться испарилось. Он мертв… И в то же время, он тут, жив. Какой Рэмбо, у Андрея сейчас состояние, будто его пыльным мешком по голове из-за угла ударили. Растерянность.

— Отпусти, удушишь, на хрен. — Из замешательства его выводит окрик отшельника.

Мотнув головой, Андрей озирается еще раз вокруг. Мысли понемногу устаканиваются. Черт, а целительница то уже хрипеть начала. Пока он тут рефлексирует, тело автоматически сжимает захват, перекрывая доступ воздуха в легкие старушки.

Все ж, кто бы что о нем не говорил, Андрей не был зверем. И целительница не сделала ему ничего такого, за что ее стоило бы убить. Локоть разжался, старушка теряя равновесие, начала падать, и Андрею пришлось ее ловить, усаживая на ближайший стул.

— Идем, садись. Чайку попьем. — Отшельник, увидев, что Андрей вроде не собирается больше бросаться ни на кого, подошел к столу и принялся по-хозяйски наполнять чаем стаканы, беззаботно положив перехваченный в полете нож на край.

— Что это было? Гипноз? — Андрей понемногу восстанавливал душевное равновесие, хотя это и было весьма сложно.

— Ты же знаешь, что нет. — Как ни старайся, а разглядеть лицо гостя не получается. — И, кстати, на заметку — таких, как Тая, железом не убьешь. Она не нечисть, как ты думаешь. Вполне себе приличная бабуля, да Яга? — Это он уже пришедшей в себя целительнице. — Не надо ее убивать, в общем. Итак, мало осталось.

— И все же, что это сейчас было? — Андрей скосил взгляд на нож, но тянуться к нему не стал. В принципе, у него имелось и другое оружие при себе.

— Воспоминания.

— Чьи?

— Твои. Точнее, твоей души, вьющейся вокруг тела.

— Так я что и правда был мертв?

— Ну, можно сказать и так. — Прихлебывая чай, пожимает плечами отшельник.

— А…

— Прости, но только тебя получилось вернуть. — Голос отшельника слегка дрогнул. Едва заметно, но все же.

— Понятно. — Андрей нахмурившись, поджал губы. — Что дальше?

— Таисия же тебе уже объяснила. — Отшельник тяжело вздохнул. — Морена, очень не любит, когда кто-то рушит равновесие. Мало того, что я вернул тебя, так теперь еще и ты сам, неплохо порезвился. Кому-то из вас двоих, нужно уйти из этого мира.

— А сын… — Андрей внутренне уже согласился, просто доверившись этому странному человеку, хотя, вряд ли человек способен на то, что было ему показано. — И вообще, как это сделать? Мне нужно умереть?

— За сына не беспокойся, я присмотрю. И нет, умирать не надо. Я просто уведу тебя в другой мир.

— В какой?

— В какой получится, Андрей, в какой получится… — Отшельник делает паузу. — Но перед тем как уйти, я попрошу тебя об одолжении…

***

— Думаешь он сможет? — Таисия смотрела в спину покидающему двор Андрею.

Тот, после разговора с Отшельником, собравшись ушел. В ночь. В город. Само собой, на предложение мага, имени которого, Таисия не знала, и даже не пыталась узнать никогда, за те пару сотен лет, что они знакомы, Андрей ответил согласием.

— Сможет. — Отшельник, лицо которого все так же скрывалось под капюшоном, защищающем еще и от поднявшегося ветра. — Пожалуй, только он и сможет.

— Знаешь, а вы с ним очень похожи… — Будто невзначай, роняет в никуда фразу Таисия.

— Х-х… — Непонятный звук, вырвавшийся из уст отшельника, никак не идентифицируется, но он тут же сам разъясняет все. — Если, кто-нибудь, где-нибудь, когда-нибудь, узнает то, о чем ты сейчас подумала, то твой народ просто исчезнет. А тебя… — Отшельник повернул голову в сторону целительницы, из-под капюшона сверкнули горящие ровным адским пламенем глаза. — Я засуну в такой мир, что ты будешь молить Морену, забрать тебя, но она не сможет. — Сказано все это было спокойно, без угрозы.

Но… Таисия, последняя Мать-наставница рифейского народа, исконно жившего в этих землях, вдруг поняла — стоит ей и правда поделиться своей догадкой, и отшельник, без колебаний исполнит сказанное. Нет, она не боялась. За себя не боялась. А вот за своих соплеменников. Однажды, рифейцы уже не вняли предупреждениям. Теперь вот остатки некогда могучего народа, влачат жалкое существование, в резервациях, будто реликтовые животные.

В силах отшельника, сомневаться не стоило. Если уж он мог пробиться через межмирье, и проложить Перунову тропу, то… Стереть с лица земли несколько тысяч друидов, ему ничего не стоит.

— Так, ты…

— Да, я. — Усмешка. — Помни, о чем я сказал. — Отшельник исчез, так же, как и появился, оставив целительницу стоять одну на крыльце, под порывами северного ветра.

В думах о том, какую же игру затеял маг-полубог.

Глава 5

— Марк, почему? Почему вот так… — Маша сидит прямо на холодном полу быстро остывающей, из-за распахнутой двери, комнаты, держа еще теплую руку Остапа.

Он так и не открыл глаза больше. Израненный, перепачканный в крови, сидит, прислоненный спиной к стене. Будто спит… На грязном, испещренном морщинами и шрамами лице, застыла гримаса спокойствия. Даже как-то странно. Не боль, и не страх, а… умиротворение… Губы чуть подернуты улыбкой, словно снится, что-то хорошее.

— Марк…

И снова меня зовет Маша, ожидая ответа. А что я могу сказать. Все не так, как бы я хотел. Будто спущена тетива арбалета, и болт уже в полете. Мгновение, и острые, закаленный в крови наконечник, пронзит мое тело. Ни увернутся, ни сбежать…

Лишь в последний момент, на пути смерти встает кто-то другой. Старый знакомый, или тот, кто хотел сам меня отправить к праотцам. Связки хвороста погребального костра уже уложили вокруг помоста, на котором я нахожусь.

Да. Именно я… Сейчас, стоя в этой грязной, пыльно и стремительно замерзающей комнатенке, мне все становится предельно ясно. Будто спала с глаз пелена детской наивности. Несколько дней моей жизни, сжалось в один короткий миг — сколько за эти дни было смертей? Много… Очень много, с моей точки зрения.

Кто-то умер, защищая меня, а кто-то, от моей руки. Я не знаю, что ответить девушке. Просто не знаю… Сам в растерянности. Еще не до конца осознаю происходящее. Вот, совсем недавно, вроде договорившись с нашими пленителями, засыпал рядом с сопящей девушкой.

А теперь… Пограничники мертвы. Сам я жив, лишь случайно. Если бы не странный сон, и не стилет, оказавшийся в моей руке, непонятно каким образом… Если бы не спонтанная решимость Маши, и, судя по виду, выстоявшему в жестокой схватке Остапу, я бы уже был мертв…

Мы пытались. Честно, пытались перевязать раны пограничника, тряпками, найденными тут же, в подсобке. Какие-то старые лохмотья, с громадным риском занести в открытые раны инфекцию и спровоцировать гангрену. Главное остановить кровь… Я уже мысленно прикидывал, как мы будем тащить Остапа к ближайшему лекарю.

Мне, светиться, конечно, не стоит, но оставил бы Машу с пограничником, а сам бы ушел. Хочешь рассмешить Морену — расскажи ей о своих планах. Она от души посмеется, улыбнется своим лицом, разделенным на две части — с одной стороны голый череп, а со второй прекрасная богиня — махнет косой, чуть довернув лезвие и все… На этом все.

Почему… Хороший вопрос, на который я не знаю ответа. Мы ведь смогли остановить кровь, угваздавшись с ног до головы в ней. Шансы дотащить Остапа до врача, были не такие уж малые. И Маша довольно неплохо умела оказывать помощь при ранениях, да и я не лыком шит, учили.

Все было бесполезно… Короткий лепесток метательного ножа в спине пограничника, точно такой же, как и у второго воина в груди, шансов не оставил. Никаких. Стоило мне попытаться его вытащить, как Остап, дернувшись, обмяк, перестав дышать… Еще одна жертва к ногам богини смерти. И снова — не я…

Холодная рука Мары, потрепав по лицу, в очередной раз сменила цель для удара… И что делать дальше, я не знаю. Как не знаю и того, кто напал на нас под покровом ночи. Судя по экипировке, эти напавшие, то, что их больше одного было, даже сомневаться не стоит, не какие-то обычные воины.

Я бегло осмотрел тело того, которого упокоила девушка. Маскхалат, с встроенным накопителем магической энергии, разбирали недавно на уроках похожие. Ну да, лицей у нас, хоть и провинциальный, но все ж не ремесленное училище. Много чего интересного изучаем.

Но это я так, отвлекся. Из оружия — комплект метательных ножей, короткий кинжал и небольшой арбалет, для стрельбы с одной руки. Еще какие-то амулеты, склянки с неизвестными жидкостями и… Все. На этом все. Ни денег, ни каких-нибудь документов. Ничего… Будто на прогулку вышел.

Хотя, чего уж, нехорошие такие мысли приходят при разглядывании улова. Убийца. Человек, которого заколола стилетом — профессиональный убийца. Что-то вроде этих… Ну, как же их называют то? Читал совсем недавно про аравийских тайных убийц, которых специально обучают. Вот! Ассасины. Точно. Вспоминаю.

Надо сказать, мысли об ассасинах, оптимизма ни разу не добавляют. Я, конечно, еще много не понимаю в жизни, но вот появление профессионального убийцы тут, меня пугает. До этого мое положение было шатким. И обвинение в том, что я ментальный маг, и пограничники в городе, и отсутствие хоть каких-то внятных перспектив выкрутится из всей этой каши. А тут еще убийца… Мда…

Чуть напрягшись, поворачиваю бездыханное тело на бок, чтобы вытащить стилет. Что-то передумал я от него избавляться. Нет, те воспоминания, когда меня накрыло в доме Маши, никуда не делись, жутковато брать в руки холодный клинок, но с другой стороны — теперь я убедился, что он действительно с душой внутри. Не было печали…

Но с другой стороны — теперь я его потерять не смогу. Всегда буду вооружен. Чуть потянул за рукоять и стилет выскальзывает из раны легко и непринужденно. И даже крови на клинке не видно. Это его еще и чистить не надо… Так, а куда его засунуть? Не в руках же носить все время.

Да чего я парюсь? У убитого имеются ножны для кинжала приделанные к ремню, обхватывающему бедро. Стилет, конечно, покороче кинжала, и поуже, но главное поместится.

Быстро расстегиваю пряжки, снимая ножны с трупа. Прицепить их к собственной ноге, никаких проблем не представляет. Хоть убийца и крупнее меня, но все же не так критично. Вполне себе прекрасно крепится. Только, ходить вот так по городу сверкая слегка необычным оружием, непременно привлечь внимание. Желательно бы чем-нибудь прикрыть от ненужных глаз, да еще и так, чтоб в любой момент можно было им воспользоваться.

С сомнением смотрю на маскхалат убийцы. Нет, не подойдет. Вместо того, чтобы стать неприметным, обратный эффект получу. Отвлекшись от трупака, окидываю взглядом подсобку. Если мне не изменяет память, где-то тут было пальто рваное. Кто-то из бывших рабочих оставил. Ну, еще когда завод работал, да так и не забрал. Хламида, конечно, но для моих целей сгодится. Вспомнить бы еще, куда я его закинул.

Вроде за печкой висело на гвозде. Пойду посмотрю. Хоть и занимаюсь своими делами, но контролировать обстановку не забываю. Нет-нет, но кидаю взгляд на дверь. Хоть мои способности и работают, но пренебрегать глазами не стоит.

Маша, так и не дождавшись с моей стороны хоть какой-то реакции на вопрос, все так же сидит рядом с остывающим телом Остапа. Эмоции, идущие с ее стороны, настроение только опускают ниже. Какая-то черная безысходность и пустота. Если честно, я и сам себя чувствую не сильно лучше. Просто… Не умею сдаваться. Не научили.

Я как та загнанная в угол крыса, которая понимает, что выхода нет, но продолжает кидаться на противника, в надежде вцепиться ему в горло, и, хотя бы забрать с собой в могилу. Единственная разница — крыса видит своего врага, а я нет. Даже не знаю, на кого броситься, чтобы все это прекратилось. Я бы снова вернулся к учебе. Бегал бы в гости к Маше. И думать бы не думал о том, как выскользнуть из стремительно захлопывающейся ловушки…

Точно, вот и пальто. Порванное, обшарпанное, в комьях грязи. То, что доктор прописал. Вряд ли кто в таком виде сможет меня узнать. Правда, натягивать на себя эти лохмотья, не хочется совсем. Брезгливо, однако. Ты посмотри-ка, значит комбинезон с трупа не брезгливо, а тут вот брезгливо стало. Скрипя зубами, резко встряхнув и закашлявшись из-за пыли, пропитавшей пальто, натягиваю его поверх одежды. Ну, осталось только лицо чем-нибудь замотать и даже отец родной не узнает.

Мда, а пуговиц то и нет… Да и ладно, главное, стилет прикрыл и то уже неплохо. Маскировка что надо. На бродягу теперь похож. Ну, я так думаю. Зеркала нет, утверждать не возьмусь. До чего ж я докатился за несколько дней буквально…

Надо что-то решать, а мне даже думать ни о чем не хочется. И с Машей бы поговорить, что-то она совсем поникла. Да и кто бы ни поник в такой ситуации. Нет таких… Вот только — что сказать? Что все будет хорошо? Так я и сам в это не особо верю…

Мелькает где-то на задворках сознания предательская мыслишка, что лучше бы меня во сне убили. И ничего бы не пришлось решать. Мелькает… Чего уж там… Но это так, не стоит даже заморачиваться. Просто усталость…

Как же мне сейчас не хватает рядом отца. Как в детстве, когда любая проблема решалась, стоило прибежать к князю и рассказать, что там на меня накинулась пчела, или гусь атаковал, пытаясь ущипнуть за пятки… Хе-хе… Смешно.

Но с другой стороны, воспоминание о том, что было для меня важным и страшным лет семь назад, немного поднимает настроение. Вроде — какая связь между домашней птицей, упорно желавшей меня ущипнуть при каждой встрече, и нынешним положением? Никакой…

Только вот, тогда я переборол свой страх и перестал убегать от гуся. Уже он от меня бегал, когда я, вооружившись ивовым прутиком, гонялся за ним, показывая, кто тут царь природы. Вот и сейчас, хватит бояться и бегать. Нужно просто решиться и идти напролом. Да, именно так.

Нет, само собой я не собираюсь в одиночку воевать со всем городом. Не осилю. Да и шансы, что пострадает Маша в такой авантюре довольно велики. А вот покинуть город все же, не дожидаясь помощи и пробраться в поместье, вполне. Направление знаю. Да и не сказать, что прям уж очень далеко идти.

К тому же, между Белецком и поместьем, имеются несколько деревень в которых можно найти пристанище на время или, на крайний случай, хотя бы еды прикупить. Ну, или украсть. В любом случае, до дома добираться пешком если, в пару суток уложусь. А до ближайшей деревни и того меньше. Часа три хода, если от общины, в которой Маша живет. Жила точнее.

Надо было сразу уходить в том направлении, а я в город рванул. Поближе к людям… Потому что страшно стало соваться в лес ночью, да еще и зимой… Страшно… Как будто сейчас мне не страшно. Да, пограничники бы все равно увязались за нами я думаю, но вот встречи с убийцей можно было избежать.

Ну, а с Остапом и Саней, думаю в любом бы случае смогли договориться. Перед нападением неизвестного же договорились, вроде как… Мда… Хорошая мысля — приходит опосля. И опять же… Машу ведь можно было и оставить в деревне какой, чтоб не тащиться с ней через зимний лес. Вряд ли новости из Белецка по уезду успели распространиться. Думаю, о происшествии в общине, еще и в городе то не знают. Хотя… Устроенный мною взрыв и пожар, думаю с окраин точно видели. Но в любом случае, пока суд да дело, можно было успеть скрыться. Деревень много. И не только деревень, но и отдельно стоящих хуторов. Пойди узнай, куда именно мы ушли.

Это магов надо привлекать, иначе неделями придется прочесывать уезд. Да… Об этом я не подумал. Только вот сейчас немного соображать начинаю. С такой скоростью принятия решений, даже странно, что все еще жив… Везение чистое.

Присаживаюсь рядом с телом Сани… Да, уже просто тело… Затих. Лежит, вытянувшись в предсмертной судороге. Из уголка рта стекает струйка кров, образуя небольшую лужицу на полу. В открытых глазах мечутся отражения языки пламени свечей. Иллюзия… Мне даже пульс не нужно проверять, чтобы констатировать смерть. Мертвые не испытывают эмоций…

Протягиваю руку и легким движением ладони, закрываю глаза. Обыскивать пограничника не стану. Конечно, отношения с ним у меня не сложились, но… Кто знает, если бы убийца не потерял время, отвлекшись на воина, возможно я не успел бы проснуться. Пусть душа его пирует в Ирий-саде, за столом с такими же воинами, как и он. Жаль, что его дочь, так и не дождется помощи…

Ладно… Можно долго оттягивать момент, но рано или поздно, все равно придется покинуть наше убежище. Учитывая все обстоятельства, оставаться здесь слишком рискованно. Если по моему следу идут убийцы, то выхода два. Первый — отбиваться все время, физически устраняя всех желающих покуситься на мою тушку. Сильно сомневаюсь, что меня надолго хватит. Рано или поздно, удача отвернется. Причем, скорее рано, чем поздно.

Остается только второй вариант — бежать. Не задерживаясь нигде надолго. Тяжело вздохнув, выпрямляюсь и иду к Маше, все так же сидящей без движения рядом с Остапом. Безысходность, которой веет от нее, будто пудовые гири, привязанные к ногам — каждый шаг дается с трудом. Теперь осталось самое сложное…

Маша… Ее черные эмоции, буквально вдавливают в пол, лишая желания двигаться. Надо… Надо вывести ее из это сумрачного состояния. Давлю внутри себя проснувшийся инстинкт самосохранения. Да что это с ней такое? Она же не магичка, в самом то деле… Но давит так, что в глазах темнеет. Или это свечи затухают? Черт… Наваждение какое-то.

— Маш… — Вроде пара шагов до застывшей девушки, а такое ощущение будто верст пять отмахал. Воздуха не хватает и пот ручьями потек. Но все же удается приблизиться и коснуться кончиками пальцев ее плеча, хрипло прошипев ее имя.

Девушка резко вскидывается, поворачивая лицо в мою сторону. В черных, как смоль, глазах, плещется первозданная тьма, затягивающая меня внутрь, ломая волю и рассудок. Инстинкт самосохранения уже не ворочается где-то на задворках сознания, а прямо орет, что самое лучшее для меня, это немедленно оказаться как можно дальше от той, кого я всегда считал самой обычной девчушкой. Своим единственным настоящим другом.

Мне казалось, что мое положение, хуже некуда. До этого момента… Но сейчас, меняю мнение. Может… Ни двинуться не могу, ни вдохнуть. Кажется, даже сердце остановилось. Как тогда… В доме дяди Мартына… Только первозданная тьма мироздания, засасывающая мою душу, плещется во взгляде Маши.

Нет. Только не так. В бою, на костре, но не от рук, точнее глаз, той, кого я считаю другом. Но вот что с Машей? Как так получилось, что сейчас ее взгляд буквально высасывает из меня жизнь? Как вообще такое возможно? Ну, не маг она! Я бы заметил…

Пытаясь удержаться, перебороть тьму, растворяющую меня в себе, стараюсь не переставать мыслить. Пока ты мыслишь — существуешь. Нужно думать… Думать. Но о чем? О Маше… Опасности с ее стороны точно никак не ожидал…

Так… Собраться… Мысли путаются, но надо собраться. Маша — одаренная. Или одержимая, что тоже возможно. Читал в книгах… Книги… Люблю читать. Стоп, не туда думаю. Хотя…

Что я могу вспомнить из прочитанного о таких состояниях, в котором сейчас нахожусь? Ничего… Но вот же, я снова под воздействием. Или с ума сошел, и это не девушка меня гипнотизирует взглядом, а снова происки стилета Пал Егорыча?

И первый, и второй вариант, не сулят ничего хорошего, если честно. Про одержимость вот вспомнил, но что-то ничего не читал про то, что они вот так могут чужой разум высасывать… Хотя, литературы на эту тему довольно много в лицейской библиотеке. Нет… Это не то…

Не очень увлекаюсь данной темой, но кое-чего все же изучал. Значит, все же что-то в стиле одушевленного клинка… Ну ни в одной книге не встречал я ничего подобного! Ни в одной…

Время будто застыло. Все та же неподвижность и сгущающаяся тьма в дорогих мне глазах, лишь слегка подсвечиваемая тусклым пламенем свечей. Странно, что я все еще не задохнулся, и стою на ногах…

Стоп! О чем нельзя найти упоминаний в справочниках магии?

Мысль, пришедшая в голову, настолько бредовая, что я никак не могу поверить в ее реальность. Такого не может быть, потому что не может быть никогда… Не бывает таких совпадений. Но другого объяснения придумать не могу.

В справочниках и учебниках по магии, нет только одного раздела, объясняющего базовые принципы работы с заклинаниями. Про стихийных магов имеется. Про магов крови и некромантов. Целителей. И еще много разных… Кроме менталистов. Единственное, что мне попадалось — это способы выявить ментальных магов. Да и то, всего в одной книге, непонятно как оказавшейся в библиотеке лицея. Кажется, там учебник для Академии был…

Да нет… Не может такого быть… Ну, просто не может быть и все тут. Машу бы давно на костре сожгли… Но других объяснений я не вижу — она, такой же менталист, как и я…

Глава 6

Тьма давит… А я все никак не могу придумать способ, которым можно с ней бороться. Не вспоминается ничего и все тут. Чем можно бороться с тьмой? Ну вот чем?

Свет от вроде затухших свечей, будто ярче стал, но все равно не в силах разогнать всепоглощающую тьму Машиных глаз. Свет, это именно то, что может справиться с тьмой, но где его взять такой силы, чтобы скинуть оцепенение? Негде… А силы то уходят.

Вспышка яркого света, бьет по глазам, и тут же тьма распадается, возвращая меня обратно в обычный мир. Жутко гудит голова, а перед глазами все будто сквозь белесую светящуюся дымку вижу. Не уверен, но… Кажется, я видел, перед самой вспышкой, как в кромешной тьме появился образ стилета. Но не уверен…

Ну да, нащупываю стилет на месте, в ножнах… Показалось, однако. Пару секунд прихожу в себя, после того, что произошло и дожидаясь, пока зрение вернется в норму. Уф… Мотаю головой. Теперь, вроде нормально.

А, черт! Маша, чьи глаза чуть меня не лишили разума, стоит, вся бледная, будто всю кровь из нее упыри выкачали, чуть накренившись вперед с безвольно обвисшими руками, и лишь синюшные, в свете свечей, губы слегка подрагивают, будто она пытается что-то произнести и не может. На ресницах блестят мелкие капельки слез.

Выглядит едва ли лучше покойного Остапа, так и сидящего на полу, прислонившись спиной к стене. Черт, в голове гул стоит… Что же это такое сейчас было-то? Ничего не понял. Зажмуриваю глаза посильнее и снова открываю, в надежде, что белесая пелена окончательно исчезнет. И тут же делаю шаг вперед, ловя потерявшую равновесие Машу, начавшую оседать на пол. И когда только вскочить на ноги успела.

И вроде, она в порядке, если судить по крепко сжатым губам и зажмуренным глазам, даже пытается оттолкнуть меня в сторону, но этак вяло и тут же бессильно опускает руки. Да что тут вообще происходит!

И чего она такая тяжелая? Ведь сущая тростиночка, а до лежанки я ее только волоком смог дотащить. Пытался на руки поднять, но она вся какая-то… неудобная… Вот. Стекает с рук. С трудом, но все же укладываю ее на ложе. Что-то бессвязно начинает бормотать, но так и не открывает глаза. Черт, да что же с ней такое происходит. И главное — я перестал ее чувствовать. Будто черное пятно передо мной и все тут. Я про эмоции… Просто отрезает и все тут. Или это просто мои способности исчезли? Не знаю. И что теперь делать? Как быть дальше?

Нахмурив брови, выпрямляюсь и оглядываю подсобку еще раз. Ничего нового не увижу, оно и понятно, но и смотреть на Машу, в таком состоянии, мне просто физически невыносимо. Одни вопросы в голове.

Не знаю, сколько бы я еще думал так, куда бежать, за что хвататься, если бы в какой-то момент не почувствовал, что поблизости, кроме меня и Маши, есть еще кто-то живой. Оттенки эмоций, едва-едва уловимые, ощущаются на самом краю восприятия. Скорее всего — на улице, или во дворе завода.

Тут же все посторонние мысли прочь. Ожидать, что тот, кого я почувствовал, окажется другом, в данном случае чересчур наивно даже для меня. Угу, учитывая свеженькие трупы в комнате. Значит, это враг. И лучше будет, если я встречу его где-нибудь подальше, от начавшей метаться в бреду девушки.

Кидаю взгляд на Машу — что-то бессвязно бормочет, вскидывая руки, которые тут же падают обратно на лежанку, мотает головой, а из глаз, по-прежнему закрытых, текут слезы. Знать бы, что с ней происходит… Но, я все так же не чувствую. Кого-то неизвестного, чьих эмоций не могу разобрать пока еще, видимо из-за расстояния, чувствую, а ее нет…

Нащупав рукоять стилета, легким движением, обнажаю клинок, и, не торопясь, скрадывая шаг направляюсь к двери. Сложно обмануть самого себя… Страшно, мне реально страшно, но идти проверить надо. С Машей непонятно что происходит и устраивать схватку внутри дома, не самое лучшее решение. Ну, не уверен я, что смогу справиться с кем-то, навроде этого, которого девушка заколола… А так, если вдруг на улице меня поджидает его сообщник, попробую ненадолго задержать.

Возможно, Маша успеет прийти в себя и у нее будет шанс сбежать…

Перед распахнутой дверью на мгновение задерживаюсь, подхватываю свободной рукой шпагу пограничника, выпавшую из его рук. Не совсем привычный хват, да и тяжеловата, по сравнению с учебными, но арбалета, который бы мне сейчас пригодился, не имеется. Что ж, обойдусь этим.

Все равно не по себе… Да чего уж там, страшно и жутко, но все же, собравшись с духом, вываливаюсь на улицу, хватая ртом ледяной воздух и зажмуривая глаза от кинутой ветром прямо в глаза снежного заряда. Толком не сориентировавшись, тут же прижимаюсь спиной к стене, выставляя перед собой шпагу, и изготовив стилет для метания.

Слава богам, мои приготовления не понадобились. Да и по ощущениям, тот человек, чьи эмоции я засек, так и не сдвинулся с места. Но вот конкретики все равно не добавляется — различить точный настрой не получается, только общий фон и направление.

Немного проморгавшись, все же открываю глаза. Ну да, чего-то я прям поддался страху. Застыл на месте, прижимаясь к твердым доскам стены подсобки. И тут же снова их зажмуриваю. Лучше б не смотрел… На улице еще ночь, но вот луна светит так, что побоище во дворе предстает в мельчайших деталях…

Я, конечно, довольно стойкий эмоционально человек, спасибо отцу, но вот отрубленная голова, с широко раскрытыми глазами, в паре метрах от меня, это слишком… Да и в остальном не лучше… Такое ощущение, что тут мясник поработал. Снег под ногами сплошь темный, лишь с редкими проплешинами серебристой белизны, весело сверкающей в лучах луны. И что-то, мне кажется, что темный оттенок снега, это не разлитые ведра с краской.

Да и пара тел, лишенная конечностей, говорит о том, что Остап, прежде чем отправиться на встречу с предками, неплохо поработал… Судя по покрою маскхалатов, разбросанные вокруг останки, принадлежат товарищам того убийцы, который внутри остался…

С трудом справляясь с тошнотой, все же отлипаю от стены и медленно, стараясь не наступать на кровавые пятна, и лишний раз не смотреть на останки, топаю в сторону ворот, через которые мы сюда с Машей и попали. Тот человек, которого я почувствовал… Он где-то там. Точно.

Чем ближе я к выходу со двора, тем явственнее чувствую его присутствие. Даже в эмоциях понемногу получается разобраться. Судя по всему, человек ранен. Ему больно, но он терпит, гася боль раздражением, злостью и… Не знаю, как определить чувство… Решимость? Или просто желание довести дело до конца.

Нет, пожалуй, больше всего подходит слово жажда. Жажда убийства…

Мы увидели друг друга одновременно. Взгляды, лязгнув металлом, разошлись, чтобы тут же встретится снова. Сомневаться, в том, кто передо мной, друг или враг, не приходится. Та же экипировка, что и у его мертвых товарищей.

Вспышка злорадства в эмоциях и холодная отрешенность, увидевшего добычу хищника, старающегося не выдать своих намерений. Не скажу, что мой противник, оставляет впечатление серьезного бойца. Чуть выше меня, поджарый, в мешковатом маскхалате. Лицо не разглядеть из-за маски. Только глаза. Холодные, блестят в призрачном свете луны, как-то по-особенному.

Мгновение, всего лишь секунда, может меньше. Которая чуть не становится для меня последней в жизни. Я просто не сумел увидеть летящий метательный нож, обдавший меня слабым ветерком и воткнувшийся со звоном в стену рядом с моим ухом… Ни увидеть, ни почувствовать… Ничего…

Сантиметр правее, и клинок вошел бы точно в мой глаз. Совсем недавно, мня себя великим воином, планировал изобразить точно такой же трюк с Остапом, держащим в заложниках Машу. А вот сейчас вдруг понял — я ничего не могу противопоставить опытным воинам. Ничего… И, признаюсь честно, будь у пограничников желание меня убить, скорее всего получилось бы.

Да обучали, да умею… Но чаще просто везло. Как сейчас. И вот опять… Долго думаю, а мой противник уже снова вооружен и готов к атаке. Но почему-то медлит, не бросая второй нож. И чувство бои, с его стороны, будто усилилось…

Все это я уже додумывал в прыжке. Воспользовавшись заминкой, умудряюсь заставить тело двигаться. Вытянув перед собой шпагу, на манер копья, всем телом врезаюсь в убийцу, сбивая того с ног. Руку обжигает пламенем, и тут же по ней начинает стекать что-то теплое, а по мозгам бьет боль. Уже моя собственная, которую не может заглушить даже разгоряченная опасностью кровь.

Кажется, я все же наколол противника на лезвие шпаги, как бабочку на прутик. Но тут же лишаюсь оружия, застрявшего в чужом теле. Равновесие удержать не получается, поэтому мы валимся на холодный снег, чуть ли не в обнимку. Уже лежа на сбитом с ног противнике, резко бью стилетом, стараясь попасть в шею. Короткий всхрип, и резко обмякшее тело подо мной, однозначно говорит о том, что я попал. Куда, правда, не знаю. Как уже убедился не раз, подаренному Пал Егорычем стилету, вообще без разницы что резать. Хоть голую кожу, хоть доспех.

Но залеживаться сейчас не время. Резко откатываюсь в сторону, крепко держа рукоять стилета. Шпагу приходится отпустить. Боль в левой руке, которой я толком не могу управлять, напоминает о том, чем чревата моя задумчивость. Поэтому, едва разорвав дистанцию с поверженным противником, тут же вскакиваю на ноги и начинаю крутить головой по сторонам, опасаясь пропустить атаку еще откуда-нибудь. Несмотря на то, что чужих эмоций больше не ощущаю. Вообще ничьих.

А рана на руке похоже серьезная. Сам порез не видно из-за перекрутившегося рукава, но вот тонкая струйка крови, стекающая на серый, истоптанный снег, как бы намекает, что нужно срочно предпринимать меры. Сколько там не опасно крови потерять? Поллитра вроде бы… Или больше? Не помню…

Надо перетянуть руку, но вот никак не могу оторваться от наблюдения, за тем, как с моей руки течет кровь. Красиво… Еще и переливается оттенками красного в лунном свете. А еще… Боль уходит вместе с кровью. Вся боль… И души, и тела. Так просто…

Стоять ничего не делая. Все закончится само. Никто больше не умрет из-за меня. Не придется убивать. Бежать. Прятаться. Все, всегда, проще чем кажется. Только вот холодно очень… Аж зубы стучат и губы дрожат. Бр-р-р-р…

Ненавижу холод… Хочу в тепло. Укутаться в теплое одело, сесть рядом с камином в гостиной поместья и смотреть на волны тепла, идущие от открытого огня. Но никак не могу оторвать взгляд от играющей бликами струйки крови. Слабый ветерок, прибежавший неизвестно с какой стороны, чуть подернул струю крови волнами, рождая в моей головы странные образы…

***

Сумрак лесной тропы, виляющей между деревьев. Пронизывающий ветер, воющий где-то там вверху, запутавшись меж крон. Холодно. Хочется кушать и пить. Ноги, в низеньких ботиночках, уже насквозь промокли, и с трудом поднимаются. В какой-то момент, просто останавливаюсь, не в силах идти дальше.

— Устал, Марк? — Человек, в надвинутом капюшоне, лица которого не получается разобрать, присаживается передо мной на одно колено, беря мои одубевшие руки в свои грубые ладони и пытаясь их растереть, чтобы согреть.

— А мы скоро к бабушке придем? — Вопросом на вопрос, отвечаю я, насупив брови и надув обиженно губы. — А мама и папа будут уже там? Я к маме хочу…

— Скоро, Марк, скоро… Еще совсем немного осталось. — Голос человека кажется таким добрым и честным, что я верю ему и, несмотря на жуткий холод и обиду, из-за того, что мама с папой не пошли со мной, пытаюсь улыбнуться застывшими губами.

Он собирается еще что-то сказать, но в это время, вокруг резко темнеет, а из леса доносится жуткий вой, продирающий до костей. Человек вскакивает на ноги, отпуская мои руки и начинает озираться вокруг. Не знаю, откуда это знание, но я вдруг понимаю, что он чего-то сильно опасается. Нет, не боится… Опасается и беспокоится. Мне страшно. Поэтому хватаю его за полу плаща и пытаюсь прижаться к ноге. Спрятаться, укрыться. Вой никак не утихает, отдаваясь в разных уголках леса.

— Марк, ты чего? Испугался что ли? — Человек в плаще, снова опускается рядом со мной на колено, чтобы глаза оказались на одном уровне. Съёжившись от холода и страха, не отпуская полу плаща, лишь киваю головой. — Ну ты чего. Бояться не надо. Все будет хорошо. — Тон успокаивающий, но я чувствую в нем легкую фальш и напряжение. — Вот, — мужчина сует руку куда-то под плащ в районе груди и достает клинок, всовывая его мне в руку. — Держи, если тебе станет страшно, просто вооружись и тогда ты сможешь дать отпор любому, кто захочет тебя обидеть. Крепче держи. — Мои пальцы плохо слушаются, и сжать рукоять не получается.

Клинок падает на снег, каким-то странным образом, зацепив острием ладонь. Не сильно, и даже не больно. Так, ерундовая царапина. С удивлением смотрю на нее, не понимая. Но недолго, потому что человек, с которым я шел через зимний лес, вкладывает рукоять клинка в мою ладонь, и своей рукой сжимает пальцы.

— Запомни, Марк, как бы тебе не было плохо и тяжело — этот клинок тебя защитит. — Человек чуть запнулся, будто раздумывая. — А теперь, Марк, слушай и запоминай. Видишь, — Сильные руки разворачивают меня вокруг оси. — Тропинка. Там, как пройдешь, тебя уже ждут.

— Мама и папа? — Вглядываясь в вихляющий след, между деревьев, уточняю у сопровождающего.

— Да, мама и папа. — Как-то печально вздохнув, подтверждает мои слова человек в плаще. — Давай, беги. И не оглядывайся только. Хорошо?

— Хорошо. — Я слишком мал, чтобы понять происходящее, да и предвкушение скорой встречи с родителями, плюс подаренный клинок, полностью занимают мысли.

— Ну все, Марк, давай беги. Только ни в коем случае не оглядывайся и не сходи с тропы. — Чуть подтолкнув меня в спину, последние напутствие дается будто в спешке. — И, главное, не потеряй оружие…

Но я уже сорвался с места, крепко сжимая клинок, поэтому последние слова толком не расслышал. Я слишком мал, чтобы мне показалась странной красная снежная тропа в зимнем лесу и светящиеся лезвие клинка. И даже вой, ни на секунду не прекращавшийся, уже не так страшен. От клинка, зажатого в руке, по моему телу волна за волной, проходит тепло…

***

Ай, черт!

Разжимаю правую руку, в которой стилет, и начинаю махать обожженной кистью, пытаясь хоть немного ее остудить. Вроде, ничего серьезного. Следов ожога на ладони нет. И это хорошо…

Разогревшийся без причин стилет, который чуть не сжег мне руку, выбивает меня из этого странного видения, возвращая в реальность. Чувствую себя препаршиво если честно. Немного кружится голова и знобит. Но уже не хочется умирать…

Выкинув на время из головы видение, стараюсь придумать, чем остановить кровь, по-прежнему стекающую по левой руке. У пограничников должны быть перевязочные пакеты, очень кстати вспоминаю данный факт. Я ж их не обыскивал… Черт. Надо вернуться в помещение.

Вот только… Кидаю взгляд в сторону такой далекой двери. Во всем теле слабость, и я не уверен, что смогу дойти. Да и сколько успею крови потерять за это время. Нужно придумать что-то срочно…

Ремень! Точно. Вместо жгута подойдет. Левую руку уже перестаю чувствовать… Страшно представить, какая там рана, если кровь так хлещет. Мда, ремень… Где бы его взять только.

Хотя, о чем это я? Вот же лежит, опоясывая моего недавнего противника, чуть не отправившего меня на тот свет. Отгоняя воспоминания, не желающие покидать мой разум, наклоняюсь за стилетом, и чуть не теряю равновесие покачнувшись. Но все же удается устоять. Осторожно, одним пальцем, касаюсь рукояти клинка. Хм, ледянющий. И не скажешь, что пару секунд назад чуть руку мне не сжег.

Крепко сжать рукоять и двигать к убитому мной. Наклоняться не решаюсь, боясь потерять равновесии. Голова, пока еще не сильно, но уже кружится. Пытаюсь присесть на корточки, но вместо этого, просто падаю на колени. Короткий взмах клинка и кожаная портупея, удерживающая поясной подсумок на покойном, распадается на две части. По варварский, но возиться с застежкой никакого желания нет совсем. Рукав уже насквозь пропитался кровь. Хоть она уже и не течет сплошным потоком, но до сих пор не останавливается. Да и руку не чувствую совсем. Это плохо. Очень плохо…

Выдергиваю разрезанную пополам портупею из-под тела, по пути сбив подсумок в сторону и тут же, нахлестом, оборачиваю ее выше локтя левой руки. Одной рукой затянуть импровизированный жгут, занятие то еще. Узел получается слишком слабый и все тут…

Беру один конец портупеи в зубы. Теперь уже получше… Пара оборотов ремня вокруг руки, чуть подзатянуть и двойной узел. Кровь не остановилась, ну это мы сейчас исправим. Так, куда я дел стилет, когда ремень брал?

Ага, вот он. Рукоять торчит рядом с ногой. Поднимаю клинок за гарду, и, осторожно, чтоб не отрезать себе еще и пальцы, подсовываю рукоять под импровизированный жгут, так чтобы получилось сделать закрутку. Поворот, еще поворот… Рука окончательно перестает чувствоваться, но и кровь уже не капает. Интересно, это потому что мне удалось перетянуть артерию поврежденную, или просто кровь в организме закончилась? Ха-ха…

Хоть и не смешно… Если кое-чего вспомнить из курса медицины, кажется, что к экзамену по ней я готовился сто лет назад, в какой-то другой жизни, то мое нахождение в сознании, противоречит официальной науке… Из меня, наверное, уже литров десять крови вытекло, а еще двигаться в состоянии. Правда, медленно и печально, но все же… И силы на исходе. Даже шпагу не получается выдернуть, застрявшую в теле последнего из напавших на наше укрытие. Да и черт с ней…

Зафиксировав стилет на манер шины свободным концом портупеи, чтобы не раскрутился, с трудом поднимаюсь на ноги. Обыскивать труп не стал, только подсумок подхватил с земли и все. Вдруг чего полезного найдется. Все… Пора возвращаться в подсобку.

Закрыв глаза, несколько секунд стою, застыв столбом прислушиваясь к собственным ощущениям. Так, на всякий случай. Вдруг, еще какой-то незваный гость нарисуется. Боец из меня, прямо скажем, в данный момент, сильно не очень… Что уж, пора признать — то, что я был одним из самых сильных в лицее, на поверке оказалось одной большой иллюзией. Если бы не неимоверная удача, меня бы уже убили раз десять.

Спасибо моему богу-заступнику и… Остапу. Пока портупею срезал, краем глаза сумел заметить, почему этот, остывающий у моих ног убийца, промахнулся… Он был ранен… Причем серьезно, если судить по дырке от шпаги и кровавым разводам на маскхалате. Да, Остап… Надо же, какой поворот.

Ну, вроде все спокойно… Осторожно, стараясь держать равновесие, но все же качаясь из-за слабости от кровопотери, побрел в сторону входа в подсобку, где меня ждала Маша.

Но одно обстоятельство не дает покоя. Сейчас не самое лучшее для отвлеченных раздумий, но никак не могу выкинуть из головы всплывшее воспоминание…

Тогда, на лесной тропе, я нарушил обе просьбы неизвестного человека. Сначала обернулся, чтобы увидеть, как он, выхватив клинки, преграждает путь огромным зверюгам, с горящими красными глазами, выходящим из леса… А потом — сойдя с тропы…

Да и клинок, который он мне вручил… Это ведь тот самый стилет, полученный от Пал Егорыча, сейчас выполняющий роль шины… Или точная копия. Но нет, почему-то я уверен, что это именно он. Вот только… Как он у меня оказался? Память… Никогда не задумывался над тем, что я не помню момент, когда меня нашел в лесу отец. А вот сейчас, память зачем-то решила выглянуть из-за черной пелены, поманить видением и снова спрятаться за зыбкой вуалью забытья… И все же… Почему-то, мне очень хочется знать, кто был тот человек в лесу…

***

Десять лет назад.

Великокняжеский тракт. Граница с кочевниками.


— Ну, что там Захарий? — Купец Первой гильдии, Афанасий Петрович Строганов, вылез из своего возка, чтобы размяться.

Непредвиденная остановка, да еще и в таком месте, в пяти верстах от засечной черты Союза, настроение ему не поднимает. Караван из почти трех десятков саней, везущих меха из далеких, диких и ледяных западных земель, лакомая добыча для местных кочевников. Посчитай, одних соболей на десяток пудов золотом загружено. А еще иных, менее ценных шкурок, выменянных на разные безделушки у диких племен запада, на такую же сумму. Это если в Великорусском союзе продавать, столько выручить можно.

Если удастся провести караван без потерь, да еще и до латинян, цена и вовсе в заоблачные выси уйдет. Походы на запад, за мехами, дело опасное. Сколько купцов ушло, и так не возвратилось обратно, не счесть. Но коли уж удача на стороне каравнащиков, так весь риск окупается многократно. Можно смело уходить на покой, до конца жизни. Вырученных денег хватит не только детям, но и внукам.

Поэтому, любая непредвиденная задержка, да еще так близко от безопасных земель Союза, сильно нервировала Афанасия Петровича. Вроде, воины-то не суетятся, находясь на своих местах по бокам от возов, но все же…

С ответом, командир охранной сотни, к которому обращался купец, не торопится. Афанасий Петрович, вдохнув полной грудью морозный горный воздух, решает немного размять косточки, уставшие от долгой езды в тесном возке и пройти в голову каравана. Благо, идти недалече. Пяток возов пройти всего.

Не торопясь, прогулочным шагом, купец дошел до головного возка и застыл на месте, поежившись от холодка, пробежавшего внутри. Прямо посреди тракта, перекрывая проезд, лежала громадная туша зверя, размером больше клыкастых медведей, вокруг которой, с интересом рассматривая, ходит сотник. Афанасий Петрович, совсем не разделял спокойствия охраны, не удосужившейся изготовиться к бою.

Он без труда сумел опознать мертвую зверюгу. Волкодлак… И то, что он мертв, не имело никакого значения, потому что эти звери не ходят по одному. Правда, днем они не нападают, да и вообще, редкость, но кто знает…

Все же, любопытство пересилило опаску и купец подошел вплотную к зверю. О волкодлаках ходили такие страшилки, что ужас. Мол, пара таких зверюг, без особого труда вырежет сотню воинов, и даже ран не заимеют. Вот только, давненько о них ничего слышно не было. Тем более в этих местах. Все же, насколько помнит Афанасий Петрович, зверь этот, теплолюбивый и больше на югах обитал. Где его старательно истребляли люди.

— Смотрите, Афанасий Петрович, какое чудище занесло в эти края. — Захарий, заметив приблизившегося владельца каравана, сотник тут же обращается к нему. — Повезло, что он мертвый…

— Чудище то я вижу, — нахмурившись, строгим голосом отвечает купец. — Почему охрана не готовится к бою? А если здесь еще такие ходят?

— Афанасий Петрович, если б тут были еще такие, мы бы уже с вами не разговаривали. — С легкой усмешкой, парирует сотник. — Так чего зазря тревожится. Волкодлак… И откуда он только тут взялся.

Купец хотел было уже устроить разнос Захарию, но… Махнул рукой. Сотник у него опытный, до этого ни разу не подводивший. Так чего волну гнать.

— И кто ж его только завалить то смог… — Задумчиво, себе под нос, проборматал Афанасий Петрович, завороженно рассматривая зверюгу, даже после смерти, внушающую уважение своими габаритами.

— А вот это, самое интересное… — Захарий, услышав слова хозяина, и посчитав их вопросом, тут же отвечает. — Вот, взгляните сами… — Сотник, обойдя туловище зверя, остановился напротив огромной головы с массивными челюстями, из которых торчали клыки в поллоктя длиной.

Афанасий Петрович, пожав плечами, подошел к сотнику.

— Ну и что?

— Посмотрите на правый глаз, Афанасий Петрович. — Сотник, подойдя к голове, схватился за клыки зверя и, с видимым усилием, чуть ее повернул. — Я трогать пока не стал, мало ли что… За ведуном послал.

Купей, подойдя вплотную, с удивлением увидел простенькую костяную рукоять клинка, если судить по размеру, короткий кинжал, или кортик, торчащую из глазницы волкодлака. На фоне огромной головы зверюги, рукоять казалась не более, чем соринкой.

Глава 7

Подсобка встречает меня полумраком, едва разгоняемым единственной не потухшей свечой. За время отсутствия, ничего не изменилось. Только холоднее стало, почти как на улице. Ну, может чуть потеплее…

Осторожно, стараясь не наступить на тело Остапа, по-прежнему сидящего на полу прямо у входа, захожу внутрь, и прикрываю за собой дверь. Странно, но после того, как остановил кровь, будто полегче стало и сил прибавилось немного. По крайней мере, в обморок падать прямо сейчас не собираюсь. Мутит слегка, рука левая ниже локтя не чувствуется, но в целом, вроде терпимо. Ну и усталость никуда не подевалась.

Обвожу взглядом разгромленное помещение — ничего за время моего отсутствия не изменилось. Так же сидит на полу Остап, у печи Саня, и около кровати тело нападавшего зарезанного Машей. Почему же у меня чувство, будто я тут не был пару лет, как минимум?

Не до этого сейчас. Надо срочно обработать рану нормально, а то мало ли. Обидно будет, пережив несколько схваток, умереть из-за собственной нерасторопности и лени. Не обработаешь рану, заработаешь гангрену, а там и в лихорадке сгореть недолго. Или заживо сгнить… Бр-р-р… Ну его, к черту, такие мысли. Надо и вправду занять раной, но сперва…

Наступив по дороге в лужу крови, натекшую из убийцы, подхожу к лежанке, на которую перенес Машу, перед тем, как идти проверять двор. Я не знаю, что с ней произошло, но… Честно, готов был ко всему. Даже к самому худшему. Но, судя по всему, обошлось.

Девушка, свернувшись калачиком, обхватив колени руками, спит. Просто спит, чуть слышно посапывая и выпуская облачко пара из носа. Улыбнувшись, глядя на эту умиротворяющую картину, аккуратно, чтобы не разбудить, поправил воротник на ее тулупчике, прикрывая ей щеку. Черные ресницы, чуть подрагивают, блестя мелкими бисеринками влаги на кончиках волосков. Надеюсь, не замерзнет. Что-то я сомневаюсь в своей способности затопить печь сейчас. Хватило бы сил на то, чтобы обработать рану…

Думать, о том, что произошло с девушкой, совсем не хочется, хоть и гложет меня червячок сомнения… Она ведь чуть не выпила мою жизнь. Читал я про такое в книгах… Читал. И… То что мне вспоминается из той потрепанной книженции, непонятно как затесавшейся в библиотеку провинциального лицея, мне очень и очень не нравится…

Лучше пока не думать об этом. Проснется Маша, узнаю у нее. Пока что есть дела важнее. Не торопясь и прислушиваясь к своим ощущениям, проморгать очередного незваного гостя совсем не улыбается, прохожусь по комнате, старательно обходя мертвецов, собирая погасшие свечи. Вот кажется мне, что света понадобится побольше, чтобы обработать рану… Единственной горящей свечи точно не хватит…

Расчистить стол. Поставить по краям свечи и осторожно поджечь их, стараясь не потушить дрожащий язычок пламени. А дальше что? В результате напряженной работы мозга, что-то немного туманит разум, прикидываю, чего мне понадобиться, чтобы оказать самому себе первую помощь.

Ох, не зря готовился к экзамену, на который так и не явился, а теперь, уже скорее всего и не придется пересдавать… Свет я себе организовал, но вот все остальное, надо бы приготовить. Не хотел я обыскивать пограничников, но придется. Как минимум, у бойцов должны быть перевязочные материалы. Что-то не хочется мне в качестве бинтов использовать грязное тряпье… Совсем не хочется. Да и помимо бинтов, если мне не изменяет память, у военных положено иметь при себе кое-какие лекарства. Навроде жаропонижающего, обезболивающего и, что было бы очень в тему, чего-нибудь, чем обеззаразить рану получится. Нет, определенно, не зря учебники по медицине штудировал.

Начать решаю с Сани, чье бездыханное тело, лежит практически у моих ног… Стараясь не думать ни о чем, как можно быстрее ощупываю начавшее коченеть тело. Одной рукой, да еще и борясь с легким головокружением, не самое простое дело, надо сказать. Хорошо, что результативно. Перевязочный пакет находится в правом нагрудном кармане, а вот с аптечкой — посложнее. Она во внутреннем кармане. Приходится возиться с крупными металлическими пуговицами.

Плюнув на неудачные попытки протолкнуть твердые кругляши через узкие прорези в толстом сукне, выдергиваю один из метательных ножей, торчащих в перевязи и просто срезаю их. И чего я до этого миндальничал? Так гораздо сподручнее.

Добраться до металлического плоского пенала, в котором хранятся медикаменты, положенные по штату, теперь не составляет труда. Ну, запутался в ткани, конечно, пока вытаскивал, но все же искомый предмет лег на стол рядом с перевязочным материалом.

Что-то я запыхался, пока возился с медикаментами. Вроде, особо не двигался, а приходится опираться на стол, чтобы не упасть. Уф… Сейчас, пару секунд постою и за дело примусь. Похоже, к пределу своих сил подошел. Или просто, начинается отходняк после схватки. Плохо…

Точно стоит поторопиться, пока в состоянии пошевелиться. Все же, слишком много крови потерял. Вроде, полегчало. Приступим…

Так… Бинт. Зубами цепляю край упаковки из вощенной бумаги и разрываю ее, вынимая скрученную в рулончик ленту. Черт, руки грязные. Надо бы сполоснуть.

Пара шагов до ведерка. Как назло, воды нет. Но, вроде фляга на поясе у Сани была. Двигаться становится все тяжелее. Даже эти несколько лишних шагов, выматывают сильнее, чем до этого две схватки подряд. Все же, собрав всю волю, которая у меня еще осталась, возвращаюсь к телу покойного пограничника. Все правильно я помню, фляга в наличии имеется.

С трудом, с каждым мгновением двигаться становится все сложнее, веки наливаются тяжестью и в горле резко пересохло, но все же завладеваю флягой. Чуть тряханув, прислушиваюсь к плеску воды внутри полуторалитровой емкости. Вроде есть… Ну, слава богам. Даже не столько руки помыть перед обработкой раны, сколько пить хочется. Язык уже шершавый и будто весь рот заполняет. Распух похоже… Сейчас попью.

Угу, как бы не так. Оказывается, открыть флягу одной рукой, задача не столько на силу, сколько на сообразительность. Попытка зажать флягу подмышкой левой руки, приводит к вспышке боли. Зубами крышку открутить тоже не удается, слишком сильно закручено. Пробую держать коленями, но та же ситуация, что и с зубами. Не хватает сил и все тут… Уже злиться начинаю. Жажда все усиливается и усиливается.

В итоге, в порыве злости, зацепившись краем глаза за метательный нож, лежащий на столе, просто пробиваю крышку. Хотя, пробить, это громко сказано. Не знаю, из чего сделана фляга, но мне удается проковырять лишь небольшую дырочку в крышке. Вода через нее даже не течет, а скорее сочится.

Да, собственно и плевать. Пить хочется все сильнее, поэтому, едва поняв, что сквозь пробитое отверстие вода все же льется, тут же опрокидываю флягу в рот…

Это было зря… Во фляге, которую мне с таким трудом удалось проковырять, оказывается совсем даже не вода. Жидкость, полившаяся в горло, обжигает все, чего касается. Сначала язык, потом горло и ухает в желудок, оставляя за собой огненный след. Меня бросает в жар, из глаз брызжут слезы, пытаюсь вздохнуть, но лишь хватаю воздух ртом. По телу, от живота к горлу, проходят спазмы, будто сейчас стошнит, но нет…

Понемногу, огонь внутри меня утихает, превращаясь в ровное тепло, идущие в разные стороны. Мир немного мутнеет, и раскрашивается в иные, более веселые оттенки. Жажда никуда не девается, даже еще сильнее воды хочется, но вот в голове наоборот немного проясняется…

Черт, да у него же не вода во фляге была, а спирт! Судя по эффекту, так и не разведенный дальше. И как я острый запах не учуял? До этого момента, самое крепкое, что мне довелось пробовать, это вино. Да и то, не больше половины бокала. Отец не одобрял, да и мне особо не нравится. Да уж… Глоток спирта, симпатий к алкоголю точно не добавляет. Хоть немного и приводит в чувство.

Ну да, помнится, ага все из тех же конспектов по медицине, при ранениях крепкий алкоголь можно использовать в качестве слабого обезболивающего, и для снятия нервного напряжения. Но в маленьких дозах! Ничего себе, мозг заработал. И настроение поднялось…

Еще что ли глотнуть? Что-то особого энтузиазма эта мысль не вызывает. Только подташнивает. Да и горечь во рту никак не проходит… Воды бы обычной. В самый раз. Или хоть снега. Оценив расстояние до выхода, отказываюсь от идеи выйти на улицу за ним. Слабость в теле никуда не делась. Как бы даже, усиливается.

Если честно, все эти размышления и копошения, лишь для того, чтобы оттянуть момент, когда все же придется заняться собственной раной. Левую руку я что-то совсем не чувствую… С учетом недавней подготовки к экзамену и хорошо развитого воображения, мне просто страшно смотреть, что там с моей рукой… Причем, после того, как глотнул спирта, только хуже стало. Мысли немного прояснились, хоть в голове звенит.

Тяни не тяни, а надо… Вздохнув и бросив взгляд на спящую Машу, слабая надежда, что моей раной займется она, не оправдывается. Даже позу не сменила за то время, пока я тут готовился.

Возвращаюсь к столу. Так… Смотрим. Аптечка. Фляга со спиртом. Метательный нож. Бинт. Вроде, все что нужно на месте. Света, правда, маловато, но свечей больше нет. Обойдусь. Ну-с… Приступим…

Черт, руки то я так и не сполоснул. Воды нет, но, пожалуй, спирт даже лучше будет. Проблема снова на ровном месте… Оказывается, если левую руку получается просто облить, а потом потереть немного, то с правой так не получится. Пробую подвигать хоть пальцами на левой руке, но нет… Ниже локтя, будто и нет ничего…

Почесав в затылке, кладу флягу на бок у края стола, так, чтобы тоненькая струйка жидкость текла на пол, кое как ополаскиваю руку. Конечно, отмыть не получилось, но хоть что-то. Все, грязи поменьше в рану занесу.

Теперь, кладу левую руку на стол. Рукав настолько пропитался кровью, что от моего прикосновения выжимается, хоть и не давлю. Осторожно тяну за край мокрую ткань, пытаясь подернуть вверх, чтобы получить доступ к ране. Нет, так дело не пойдет. Придется окончательно портить одежду. Если по поводу хламиды, которую я в подсобке нашел, никакого сожаления и в помине нет, то вещи, затрофеиные у ростовщика, жаль… Хоть и большеват костюмчик, но удобно и тепло.

Но выбора все равно нет… Так, куда я тут метательный нож задевал, который на стол клал? Ага, вот, на месте. Теперь аккуратно кончиком подцепить ткань рукава в районе локтя. Стараюсь действовать осторожнее, чтобы еще и самому не добавить колото-резанных ран многострадальной руке.

Не с первой, и даже не со второй попытки, но мне все же удается разрезать довольно неподатливую ткань пальто. И даже, утверждать категорично не стану, но рискну предположить, не порезался, хе-хе… От нервного напряжения похоже, хихиканье вырывается. А это я еще даже до раны не добрался самой. Только рукав разрезал.

Просто… Ну, не знаю… За последние несколько дней, мне довелось видеть много разных ранений, некоторые даже были моей рукой нанесены. Но вот на себе еще ничего не приходилось самостоятельно обрабатывать. В прошлый раз, когда в серьезную передрягу угодил, этим Маша занималась. Я и не помню толком, даже как до нее тогда добрался.

По-честному, я бы и сейчас предпочел, чтобы моим ранением занялся кто-то другой… Вот только, кроме меня и Маши, никого нет. Да и с девушкой, после происшествия, не все так однозначно. Я, конечно, стараюсь особо не заморачиваться пока что. Но предательские мыслишки, нет-нет, да забредают в голову…

Осторожненько… Едва сдерживая дрожание руки, пытаюсь оттянуть края распоротой ткани по сторонам. Черт, прилипло… Но с другой стороны, вернулась боль. Слабая, тупая и ноющая, но все же. Подтверждение того, что рука у меня пока имеется. Совсем с ума уже схожу… Радуюсь боли, хе-хе…

Черт… Черт. Черт!

Все твари бездны и приспешники Морены! Гребанный убийца…

Одного взгляда, который я тут же отвожу в сторону, чтобы не стошнило, хватает для того, чтобы оценить мои перспективы. Точнее, полное их отсутствие. Не знаю, что за оружие использовал тот человек, которого мне удалось добить на улице. Сейчас осознаю, что только чудом и тем, что он был ранен.

Мясо на моем предплечье, стесано почти до кости. Немного дальше к локтю, и вовсе бы отвалилось. А так… Висит шматок, буквально на ниточке. Сосуды, жилы, нервы… Все разрезано, будто лезвием. Понятно, почему столько крови из меня вылилось. Артерия перебита…

Все… Даже если у меня получится, каким-то образом сделать так, чтобы кровь, как только я размотаю импровизированный жгут снова не полилась потоком, руку не спасти. Если только срочно не найти опытного хирурга-мага. Все же, надежда была, что не такая серьезная рана. Ну, я же живой…

Крепко зажмуриваю глаза, так, что до слез и глубоко вдыхаю воздух, пытаясь успокоиться. Хотя бы немного… Что я тут разнылся, как девка какая-то… Отец рассказывал, что у него в отряде, ну, когда он еще служил, был воин потерявший ногу в бою, и ничего. Выжил, а потом вроде маги восстановили. Не помню точно.

На крайний случай, можно же просто жгут не снимать. Угу… начнется некроз тканей, гангрена и так далее, со всеми вытекающими… Зря, похоже, так старательно готовился к экзамену. С моим-то воображением. Да и без воображения, ничего хорошего не предвидится.

Руки я лишусь в любом случае… Ну, нет в окрестностях Белецка лекарей, способных полностью вылечить такие ранения… Просто нет. Или…

Дядя Слава. Если только он. Коли от лихоманки может вылечить, то моя рана и вовсе ерундовиной будет. Надо сделать всего ничего — добраться до его убежища в горах. Больше сорока верст, по зимнему лесу, раненому… хе… Да раз плюнуть!

Вот сейчас, как соберусь с духом, как перевяжу рану! И сразу в путь! Один пойду. Без припасов, пешком! Эх, разбегайся зверь лесной! Княжич идет!

Даже смешно стало от пришедшего в голову бреда. Ну серьезно… Сорок верст. В таком состоянии… Это что-то вовсе не реальное. Нет, вообще, не такое уж большое расстояние, если так подумать…

Да и опять же, так подумать… Можно же лошадь где в селении ближайшем прикупить. Или украсть. Воровать нехорошо, знаю. Только с учетом моего нынешнего статуса, это будет сущей мелочью, не стоящей внимания.

Так, понемногу, из абсолютного бреда, идея добраться до отшельника-лекаря, превращается во вполне реализуемый план. Чертовски трудно реализуемый, но все же… Не безнадежный. По крайней мере. Все лучше, чем попасть в руки очередных охотников за моей головой, или умереть от гангрены.

Кстати, надо бы все же заняться рукой-то… Или попробовать Машу разбудить? От одной мысли, что мне придется обрабатывать жуткую рану на левой руке, к горлу подступает ком и позывы тошноты начинаются.

— Маш… Маша… — Все же, склонился ко второму варианту. Вот теперь бужу девушку, осторожно тряся ее за плечо.

Нет, ну я честно попытался сам. Даже облил спиртом, чтобы немного продезинфицировать. А потом, когда попытался бинтом притянуть срезанный ломоть мяса на место, сдался… Одной рукой сделать это просто не получается.

— Маша, проснись… — Голос хрипит. Так и не попил, внутри все пересохло. Да и громко говорить не получается. — Маша… — Делаю попытку еще разок тряхнуть.

— Ну… Пап… Сейчас встану… — сонным голосом, сначала вытянувшись во весь рост, а потом повернувшись на другой бок, бормочет в ответ.

В общем, я еще долго мог пытаться ее разбудить. Если бы она не умудрилась повернуться так, что просто скатывается с лежанки и падает на пол. Я и подхватить ее не могу. Снова накатывает слабость. Грохот, ойканье.

Наклоняюсь к девушке, посмотреть, все ли в порядке и встречаюсь с абсолютно ошалелым взглядом, в котором застыло полное непонимание происходящего вперемешку с огорчением и удивлением.

— Марк? — Ухватившись за протянутую руку, девушка поднимается на ноги и окидывает взглядом подсобку.

Ее эмоций я по-прежнему не чувствую, но по изменившемуся взгляду, нахмуренным бровям и резко ставшем серьезным лицу, понимаю, что она наконец очухалась.

— Что со мной произошло? Помню, сидела рядом с… — Дрожь в голосе, но я и так понял про кого речь. — А потом…

— А потом ты уснула, и я тебе перенес на лежанку. — Прерываю девушку. — Это…

— Господи, да ты ж ранен! — Похоже, она только сейчас рассмотрела мою висящую, кое-как замотанную грязным бинтом левую руку. Говорю ж, пытался сам, но неудачно…

— Угу… — Не отрицаю очевидного факта. — Собственно, я потому тебя и разбудил. — Пытаюсь выдавить улыбку, но получается плохо. Меня бьет озноб. Не хватало еще, чтоб жар начался.

Глава 8

Так спокойно… Никогда на душе так спокойно не было. И еще отрешенность такая, на все плевать. Стою, смотрю, как Маша ковыряется в ране, чего-то там сшивая обычными нитками. Жуть жуткая вроде. Ну, если бы я адекватно воспринимал реальность. Только вот с этим у меня сейчас серьезные проблемы…

Нет, ну надо же… И как она только смогла подцепить такую малюсенькую вену пальцами… Удивительно. У меня бы точно не вышло. Хе-хе…

— Вроде, все… — Маша обмотала руку бинтом, от локтя до кисти, и завязывает его на узелок, чтоб держался. — Марк, ты как себя чувствуешь? — Ее слова доносятся, словно через вату. Даже не сразу понимаю, чего она вообще говорит и к кому обращается.

— Марк… Эй, Марк… — Маша трясет меня за плечо, обеспокоенно заглядывая в лицо. — Ты меня слышишь? Понимаешь?

И чего ей неймется? Сказал же, что все в порядке… Или не сказал? Кому сказал? О… Как интересно огненные чертики танцуют. Летку-еньку.

— Вот незадача… — Тряска прекращается, как и танцы огненных чертиков на кончике свечного фитиля. — Похоже, слишком большая доза обезболивающего… — Тихое, едва различимое на грани слышимости бормотание. — Марк… Пойдем-ка, приляжешь… — меня куда-то тянут.

Ну вот… Так хорошо было. Светло. А сейчас в какой-то калейдоскоп затягивает из оттенков черного, серого и красного. Жуть…

На мгновение выныриваю из этого бредового состояния в реальность. Черт, чем она меня таким опоила, что так штырит. Маша обещала, что просто болевой эффект снимет, пока она раной заниматься будет. Нет, боли и правда нет. Но вот с восприятием реальности, очень серьезные проблемы. Так, где я? Ага… Сижу на лежанке. А Маша где?

Пытаясь повернуть голову, чтоб осмотреться. Зря… Меня тут же затягивает в кроваво-черный водоворот. Только на этот раз, ни о каком спокойствии речи не идет. Страшно. Безумно страшно. Какие-то образы, которые невозможно уловить. Тихий шепот, обещающий мучительную смерть… Качели. То в жар, то в холод бросает…

— Марк. Ну же… Марк. Пей… — Ой, как же громко. В голове будто в колокол ударили. Чего орать… — Ну, Марк… Пожалуйста… Выпей…Ну хоть один глоточек… Марк… — Мир вокруг меня крутится не останавливаясь, вызывая тошноту. Еще и этот набат в голове. Никак не могу прийти в себя.

— Да, Марк! — надоедливый какой голос. Вспоминаю, что у меня вроде имеются конечности и отмахиваюсь.

Вот… Сразу никто не беспокоит. Могу вновь погрузиться в эту круговерть всполохов и вспышек красного цвета среди тьмы и холода. Мне страшно и в то же время, завораживает. Куда-то несет… Кажется, еще немного, я достигну…

Вспышка яркого белого света, в мгновения ока стирает кроваво-черную картину вокруг меня, затопляя в своем сиянии и выжигая разум. Но длится недолго, через мгновение сменившись кромешной тьмой…

***

Ой, мамочка, роди меня обратно… Пробуждение в этот раз, считаю худшим в своей жизни. И это включая тот момент, когда меня чуть не прирезали во сне, ага… Раненая рука горит огнем и дергает так, что разболевшийся зуб не сможет соперничать, в голове сумбур непонятный, да еще и, похоже, я где-то затылком приложился серьезно. Болит и саднит, будто кипятком облили.

В ноздри бьет тяжелый запах дыма и жаренного мяса. Да такой, что едва вдыхаю полной грудью, как тут же захожусь в кашле. Черт, что произошло? Воспоминания, прямо скажем, сильно не полные. Отрывками. Точнее, отрывками она начинается с момента, как мне Маша какое-то снадобье из аптечки пограничника дала выпить.

— Тихо, тихо, Марк… — Никак не могу откашляться, и тут еще тело начинает скручивать в спазмах, поэтому, когда мою голову придавливает к холодному и мокрому полу маленькая рука Маши, я чуть было снова не отключаюсь. — Все хорошо… Все закончилась. Тихо, Марк… Тихо… Я рядом…

Обеспокоенный, и в то же время заботливый голос девушки, помогает собраться с силами и наконец взять себя в руки. Задерживаю дыхание, чтобы остановить кашель и замираю. Уф… Как же плохо-то…

Странно, но Маша молчит. Только руку по-прежнему держит на моей голове, мешая ее ворочать.

— Отпусти. — Горло будто песком забито. Не сразу узнаю собственный голос. Хриплю и скриплю, будто старые проржавевшие напрочь дверные петли, которые лет сто не смазывали.

Пауза. Наконец Маша убирает руку с моей головы. С трудом, опираясь на одну руку, пытаюсь подняться и, хотя бы сесть. Тело слушается плохо. Мышцы деревянные. Мотаю головой отгоняя остатки сумбура и осматриваюсь по сторонам.

Твою ж…! Что тут произошло?!

Закрываю глаза, снова открываю. Картина вокруг не меняется. Подсобка и раньше выглядела не ахти… Прямо скажем, не дворец. Да чего уж душой кривить — у нас в поместье вольер для собак симпатичней. Но сейчас и вовсе.

Все вокруг покрыто ровным слоем гари и сажи. Мебель переломана, буквально в клочья. Дверь выбита. Вижу край, торчащий в проеме. Потолок в одном месте рухнул вниз и с него свисают длинные сосульки, а на полу слой воды. Сам я сижу на каких-то досках, судя по всему бывших раньше лежанкой. Печь наполовину обрушена. Разломанные на куски кирпичи, почти полностью засыпали тело командира пограничников. Только сапоги виднеются.

Но это не самое страшное… Убийца, которого я обыскивал, превратился в голый скелет, покрытый струпьями сажи и обгорелых ошметков… И зачем я только посмотрел в его сторону… Только очередной приступ тошноты провоцирую. Удержать который не в силах.

Едва успеваю отклониться чуть в сторону, чтобы не испачкаться. Но зато немного полегчало…

— Ты как? — Ошалело поворачиваю голову на звук голоса. — Узнаешь меня? — С опаской спрашивает девушка.

На фоне всего остального, Маша выглядит на удивление хорошо. То, что она перепачкана с ног до головы в саже, не в счет. На лице явно читается беспокойство, а в руках она сжимает кастрюлю, у которой дно, почему-то вогнуто внутрь. Помнится, когда готовил вечером, нормальная посудина была. Да и держит она ее, отнюдь не как для использования по прямому назначению. Скорее уж, приготовилась для удара…

— Нормально… — Выдавливаю из себя с трудом. — Что тут произошло? — Попытка дернуть головой, тут же отдается болью внутри черепа.

— Ты. — Опустив кастрюлю, Маша устало опускается рядом со мной на доски.

— В смысле?

— В прямом… Ты же спросил, что тут произошло. — Маша поднимает на меня свои огромные глазищи. — тут произошел ты… — с легкой печалью, повторяется она.

— Э… — Озадаченно, еще раз оглядевшись, придумываю, как сформулировать вопрос.

— Эх… Вижу, не понимаешь. — Поджав губы, девушка отводит взгляд в сторону.

— Ни черта… — Честно, признаюсь. — Не помню, чтоб такой разгром устраивал. Да и вообще, тут судя по всему какие-то маги побоище устраивали. — делаю слабую попытку пошутить.

— Не маги… Один маг. Ментальный. — Эмоций Маши я все так же не могу почувствовать, но вот ее тон говорит о многом.

— Маша… Ну, пожалуйста, если знаешь, что тут происходит, расскажи, а? Будь добра… Голова трещит, ничего толком не соображаю. — Подпускаю в голос просительных интонаций.

— Ну, в общем… Помнишь, я тебе дала выпить обезболивающее из аптечки? — Задает вопрос, на который я лишь киваю. Ну да, это то я помню. И даже, как она мне рану на руке обрабатывала помню. Хм… А ведь вполне профессионально, будто не в первый раз делала. Только сейчас до меня это доходит. — Я видимо переборщила с дозой, или просто на менталистов оно как-то иначе действует. Не знаю, почему, но ты ни с того, ни с сего, будто выключился. Я тебе пыталась привести в чувство. Безуспешно… — Девушка вздыхает. — Ты просто стоял, глядя в одну точку ни на что, не реагируя. Мне удалось тебя усадить сюда, правда, в тот момент она еще была целая… Потом… — По щеке Маши медленно сбегает одинокая слеза, блеснув в отблеске пламени свечей. Странно, но стол, со стоящими на нем свечками уцелел. — Я вышла во двор, набрать снега, чтобы воды натопить, а когда вернулась… — Девушка вздрагивает всем телом и замолкает.

— Ну… Что дальше то было? — Пауза затягивается слишком уж, поэтому слегка поторапливаю свою подруженцию.

В принципе, я уже более-менее в себя пришел. Даже попробовал подвигать левой рукой. Не особо успешно, но вроде бы пальцы дернулись.

— Тут, в комнате, смерч бушевал… — Усталый вздох. — Только не обычный… Ну… Как бывает из воздуха. А огненный. Потом он и вовсе начал меняться, перетекая из пламени в воду, потом в воздух, потом будто замерзая и снова превращаясь в воду… Но самое страшное было, когда в одном вихре, смешалось все. Лед и пламя, вода и воздух… — Маша снова замолкает, видимо собираясь с мыслями. Правда в этот раз мне не пришлось понукать, чтоб рассказ был продолжен. — Я попыталась тебя привести в чувство, но ты никак не реагировал. А потом и вовсе… — В голосе слышится неподдельная обида. — Ударил меня…

Кидаю взгляд на ее надутые губки и нахмуренные брови. Мда… Дела… Какую-то она мне ерунду сейчас рассказала. Нет, там усыпить кого, это я еще понимаю. Или напугать. Внушить чего-нибудь. Могу. А остальное это вряд ли… По ее рассказам, так тут маги стихий поработали, как следует. Уж точно не я.

— Скажешь тоже… Я. — Усмехаюсь, хоть и не настолько у меня хорошее настроение, но вот абсурдность утверждения подчеркнуть иначе никак. — Ну ты выдала… Хе-хе-хе… — Натужный смех застревает у меня в горле, когда я встречаюсь глазами с Машей.

Серьезные, не по годам взрослые и сочувствующе-печальные… Она не врала. Да и я внезапно вспомнил, что от кого-то вроде отмахивался в бреду.

— Маш… Ты это… — Понурив голову, пытаюсь подобрать слова. — Извини… Я просто… Не осознавал ничего…

— Ладно, Марк. — Губы девушки дергаются вверх, обозначая улыбку, но глаза все те же, серьезно-задумчивые. — Я тебя тоже неплохо приложила. Вон, видишь кастрюля. Погнулась… — Она поднимает посудину, показывая вмятину на дне.

— А я и думаю, чего у меня голова болит так… — Машинально потираю затылок, нащупывая огромную шишку.

Маша не отвечает. В подсобке повисает мертвая тишина. Мы просто сидим. В голове никак не получается навести порядок. Разговаривать не очень хочется, хотя вопросы никуда не деваются. Только больше становится. Не дает покоя мне разгром. Вроде Маша говорит, что это я учинил, но все равно. Не верится и все тут.

Да и стоит ли верить Маше? Совершенно некстати вспоминается тот момент, с темнотой, затягивающей меня в никуда…

— И все равно, почему ты решила, что все это… — Чем больше думаю, тем сильнее путаюсь, поэтому решаю все же поговорить с девушкой. — Сделал я? Может какой артефакт сработал у наших… «гостей». — Делаю предположения, намекая на напавших.

— Нет, Марк… Это точно не артефакт.

— Да откуда ты знаешь!? — Взрываюсь, потому что больше не в силах хоть как-то навести порядок в мыслях. — И вообще… Может это вовсе ты! Почему ты решила, что эту разруху устроил я? Я вообще был без сознания, после того, как ты меня опоила каким-то снадобьем! Я что по-твоему во сне лунатил так! — Вскакиваю на ноги нависая над девушкой. Меня раздирает злость, растерянность и… Да, в глубине души я знаю, что Маша говорит правду. — Откуда ты только взялась на мою голову! Все знаешь, все можешь! И раны обрабатываешь, будто опытный маг-лекарь, и выжила то во время, как ты говоришь, магического смерча! — Я уже практически не контролирую себя. — О, да! Я понял! Догадывался, но понял! Ты «пожирательница душ»! Вот кто ты такая! Поэтому и про меня то все понимаешь, и знаешь много чего, еще и маскируешься под обычную человеческую девчонку!

— Да иди ты… — Маша, слушавшая поток моей истерики молча, поднимается на ноги, отталкивает меня в сторону и, послав меня, просто идет в сторону выхода.

Поток слов, выплескивающийся из меня, обрывается так же внезапно, как и начинается. Растерянно верчу головой, разглядывая разруху вокруг, а потом останавливаю взгляд на спине девушки. Она уходит не оборачиваясь. Молча. Не пытаясь оправдываться или что-то объяснять. Вот ее силуэт на миг замирает в дверном проеме, чтобы в следующее мгновение, раствориться во тьме двора. А я остаюсь наедине с останками трех человек, в разрушенном помещении, и в полном раздрае…

Глава 9

Я стою, всматриваясь во тьму дверного проема. Ожидая, что, Маша сейчас вернется, поймет, что это просто вспышка. Что я чертовски устал, ранен и не знаю, доживу ли до рассвета. Вернется, улыбнется… Я извинюсь за все, что наговорил. Она даст мне подзатыльник, и жизнь наладится. Как раньше. Когда мы бывало ссорились, потом мирились. Снова ссорились…

Тьма проема затягивает. А я стою на месте, отрешившись от всего мира. Мне сейчас бы отмотать время вспять. На пару недель назад. Помирился бы с Эриком, сдал экзамены. Заглянув в гости к Маше, поболтали бы, а потом я вернусь в поместье, где проведу каникулы, чтобы с новыми силами приступить к учебе…

Кап… Кап… Кап…

Звук падающих капель воды. Они отмеряют мгновения моей жизни. Жизни. Такой плавной и размеренной, которой уже больше никогда не будет. Колесо судьбы, на миг затормозив, срывается с обрыва… И рядом нет никого, кто сможет схватиться за обод и затащить обратно. Только я и город, полный желающих увидеть мою тушку привязанную к столбу на центральной площади обложенную хворостом.

Отец… Он бы, наверно, мог удержать, помочь, отвести беду. Но он далеко. Где-то там, за ледяным лесом, через который мне не пробраться. Раненый, загнанный в угол. Брошенный на произвол судьбы всеми…

Помнится, в ссорах с отцом, постоянно утверждал, что я уже взрослый и в состоянии сам о себе позаботиться, и чужие советы мне не нужны. И помощь тоже. Я же САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ…

Закрываю глаза. Не видеть, не слышать, не знать… Кап… Кап…Кап. Кап-кап-кап…

Тьма сгущается вокруг. Крутит, вертит, уносит куда-то… И в этой тьме, уже нет просвета. Никто не треснет по голове, прекращая круговерть и возвращая в реальность. Не протянет руку, помогая подняться. Не улыбнется шутке, как Маша. Не хлопнет по плечу, как отец, ободряя после неудачного выпада с имитатором клинка. И виноват в этом, только я…

Отец… Он, думаю, переживет потерю приемыша. Как ни крути, я ему не родной. Одногруппники в лицее, будут потом рассказывать, что учились с менталистом. А Маша… Что вспомнит она? То, что несмотря на все свои проблемы, вытаскивала меня из объятий Мары, а я, вместо благодарности, обвинил ее в своих грехах?

Черт! Отец был прав — я еще совсем малец. Несмышленыш. Да, ранен, устал и вообще плохо понимаю, что происходит со мной и вокруг меня. И вместо того, чтобы взять себя в руки, и хоть как-то решать проблемы, по взрослому, устраиваю истерики. Да еще и оттолкнув человека, который, даже потеряв отца и дом, последнее по моей вине между прочим, все равно спасала мне жизнь.

Как будто Маше сейчас просто… А я… Я бросил ее, хотя дал слово, что не сделаю этого никогда. Нет. Так нельзя. Я, может быть, несмышленыш и малец, но я дворянин! Княжич, который дал слово. И какая-то тьма, замутившая мой разум, не изменит этого.

Кап…

Открываю глаза, полный решимости. Тьма и холод. Мне страшно. Это те две вещи, которые меня пугают до чертиков. Тьма и холод, они там. За порогом. Поджидают… Но там Маша. И я обещал.

Нужно просто шагнуть во тьму. Как тогда, в моем видении. Я сошел во тьму с тропы, и выжил. Сейчас, по крайней мере, я точно знаю, что меня ожидает там. Просто город, наполненный теми, кто хочет увидеть меня горящим на костре. И Маша…

Главное, сделать первый шаг, а дальше… У любой пропасти есть дно, но прежде чем упасть, я хотя бы вытолкну из нее своего единственного друга. Чертово воспоминание… Лучше б, никогда это не видеть и не вспоминать. Оно ждет, там, за порогом. Никак не давая сделать этот первый шаг…

Как Маша сказала — «Да пошел ты…»… А я не могу! Мне страшно! Я боюсь, черт подери! Даже с места двинуться не могу! Хочу и не могу… Во мне снова разгорается ярость. Злюсь на свое малодушие и трусость. Снова слышу далекий шепот… Тот же самый, который не давал мне покоя, когда я был под воздействием обезболивающего. Да что ему от меня надо.

Сжав кулак до боли, зажмуриваюсь, аж слезы брызжут из глаз, и пытаюсь разобрать, что же шепчет мне этот чертов голос в голове!

«… Сынок, ну, чего ты плачешь? Ударился? Давай подую. Прошло? Вот и хорошо… Ну, ладно, беги играй дальше. А мама тебя тут подождет. Рядом…Всегда рядом…»

Я наконец смог разобрать этот шепот… Очередное воспоминание. Это слова мамы. Она всегда так утешала меня, когда я был совсем мелким. Рядом… Всегда рядом…

***

Не знаю, что мне придает сил. То ли воспоминания о маме, то ли ответственность. Но все же, я смог выйти из разрушенной подсобки. Уличный холод, моментально пробравшись под мокрую одежду, взбодрил, выгнав ненужные мысли. Во дворе никаких изменений. Все так же лежат тела, уже чуть припорошенные снегом. Ночь еще не закончилась, но луна дает достаточно света, чтоб ориентироваться без проблем.

Озираюсь вокруг, пытаясь разглядеть Машу, но не вижу. Похоже, уже на улице. Ускорив шаг, почти бегом, направляюсь к выходу с территории завода. Ворота открыты. Мазнув взглядом по телу человека, которого самолично убил и который ранил меня, выскакиваю в проулок.

Но и там Маши не видно. Это она так быстро ходит? Или я слишком долго в подсобке находился? Не знаю. Чувство времени потерял совсем. По мне, так я уже целую вечность на этом заводике, а на деле, даже ночь еще не кончилась. Самое главное сейчас, не дать ненужным мыслям снова вернуться в мою гудящую голову. Что-то мне подсказывает, что неспроста вся эта кутерьма в моих мозгах. Похоже, если вспомнить кое-какие книжки, опять же, я схожу с ума. Не хотелось бы, если честно… Так, стоп, опять не туда думаю. Нужно Машу искать. Путь из тупика только один — в сторону улицы, на которой Маша ногу подвернула.

Стараясь не делать глубоких вдохов, холод обжигает легкие, направляюсь туда. Черт… Из-за того, что одежда влажная и быстро подмерзает, двигаться быстро не очень удобно. Да и пальцы на целой руке уже прихватывает. Мороз не на шутку разыгрался.

Щуплую фигурку, чуть покачивающуюся из-за скользкой дороги, замечаю едва выскочив из проулка. Идет, удаляясь в сторону жилых кварталов. Ровно туда, откуда мы совсем недавно пришли. Там, над крышами домов виднеется багрово-красное зарево. Хм? Это чего, уже рассвет? Да нет, судя по темному небу, испещрённому яркими звездами, до утра еще далеко…

Так прикинуть, зарево как раз в том месте, где община находится. Это чего? Пожар что ли такой? Ничего себе… Мда, дела… Чует мое сердце, что это дело моих рук. В общине плотная застройка, а после того взрыва, который позволил нам с Машей вырваться, вполне могло полыхнуть.

С другой стороны, времени прошло уже довольно много. Неужто потушить не смогли? А, ладно… Сами разберутся. Надо Машу догонять. Идет, как заведенная, даже не оборачиваясь. Приходится переходить на легкий бег, чтобы сократить дистанцию. Ускориться не получится, при всем желании догнать, падать на скользкой дороге, желание отсутствует напрочь.

— Маш… Стой… — Пробежал всего ничего, а задохнулся, будто кросс на три версты сдавал. Слова с трудом выдавливаю из себя, пытаясь затолкать ледяной воздух в легкие.

Никакой реакции на мои слова с ее стороны. Даже с шага не сбивается. Уф… Дыхания не хватает. Чуть останавливаюсь, отдохнуть, и девушка вновь удаляется. Но теперь дистанция уже не такая большая. Поэтому, повторно догнать удается буквально в несколько шагов.

— Маш, ну куда ты идешь? — Хватаю ее за плечо, чтобы затормозить. — Постой. Ну, прости… — Девушка останавливается, но так и не поворачивает головы в мою сторону. Хоть что-то. — Я… Ерунды наговорил. Ты пойми, весь на нервах, вот и понес ересь. Прости, пожалуйста.

Молчит, но возобновлять движение вроде не собирается.

— Я правда, не хотел тебя обидеть… Маш… — Обхожу ее и пытаюсь заглянуть в опущенное вниз лицо. — Просто… Понимаешь… Вся эта круговерть. Давит на меня. Проблемы. Куда ни кинь, всюду клин. Вот и… Это… Того… Сорвало что-то… Прости, пожалуйста. — Если бы сейчас меня слышал преподаватель по риторике, точно влепил бы единицу. За четко и правильно, а главное очень информативно сформулированную речь. Прям, аргументированно объясняю свое неподобающее поведение.

— Проблемы… — Маша все же поднимает глаза на меня. В них, под покрытыми белыми снежинками ресницами, плещется печаль. Ни осуждения, ни горя. Просто печаль. — Марк, да, не спорю, у тебя проблемы. Сложности. За твою голову назначена награда и все такое. — Голос девушки звучит устало и слегка отстраненно. — Ты ранен. Тоже понимаю… Вот только большую часть этих проблем создал ты. — Губы Маши изгибаются в грустной улыбке. — Нет, я не обвиняю, просто констатирую факт. Зачем было убивать ростовщика в моем доме? Ну, пришли они требовать долги. Да и черт с ними… Забрала бы вещи и в мастерской пожила какое-то время. А там, глядишь чего и придумалось бы.

— Но… Как же… Я же за тебя…

— Что за меня, Марк? Что? Я разве просила? — Моя слабая попытка объяснить свои поступки, точнее, хотя бы начать говорить, рубится на корню. — У тебя проблемы, Марк… Нет, у тебя временные трудности. Ты же княжич. Тебе достаточно добраться до поместья, и твой, пусть он тебе и не родной, отец решит твои проблемы. А мои? Мои, кто будет решать? Вчера, у меня был дом, отец. Сегодня, нет ничего из этого. Кто виноват?

— Маш…

— Что Маш? Нет, Марк, я не виню тебя. В конце концов, отец влез в долги и погиб, не по твоей вине. Просто… Я не хочу больше решать твои проблемы, да еще и слышать обвинения в свой адрес.

— Маша, ну прости… Я же говорю, навалилось все…

— Навалилось? Так иди к отцу. Чего ты ко мне то приперся? А, княжич?

Я стою, не зная, что сказать. Меня терзает обида, и в то же время, возразить нечего. Сейчас, под холодным ветром, остужающим мою горячую кровь, я вдруг понял, что во всей этой ситуации. Хоть в целом если смотреть, хоть по каждому конкретному эпизоду, виноват только я… Начиная с драки с Эриком, и заканчивая смертью пограничников.

— Маш…

— Марк, прости… У меня больше нет сил вытаскивать тебя с того света. Куча своих проблем. Прощай. — Ледяная ладонь, осторожно касается моей щеки.

Поджав губы, и запахнув покрепче воротник, Маша обходит меня и снова устремляется по извилистой тропке. А я стою, не зная, что делать. Я ж думал, что извинюсь, объяснюсь и все наладится, а тут… Такое.

— Маш… Можно вопрос? — Развернувшись вокруг оси, окликаю не успевшую далеко уйти девушку.

Та, будто в раздумье, замедлила шаг, а потом все же останавливается и поворачивается ко мне лицом.

— Спрашивай.

На самом деле, у меня куча вопросов. В голове такая мешанина, что хоть целый совет собирай. И выбрать наиболее важный, тот, который позволит удержать тонкий мостик между мной и девушкой, который сгорает с каждым ее шагом, сложнее всего.

— Там, — мотнул головой в сторону заводика, — ты утверждала, что это именно я устроил погром. Почему? С чего ты так решила? — задаю тот вопрос, который и вызвал наш с ней разлад.

— Марк, ты знаешь, почему менталистов так упорно истребляют? — вопросом на вопрос отвечает девушка. — А ведь любой менталист, очень сильный маг. Причем универсальный. Который может работать с любой стихией и, вообще, с любой энергией.

— Ну, так… В общих чертах. — Если честно, вообще не в курсе. Как-то мимо меня прошло. Хм… И про универсальность тоже не слышал. А Маша откуда это знает? И снова, вместо обдумывания, как сгладить конфликт, в голове свербит мысль о том, что девушка, как-то слишком много знает того, о чем я и не слышал.

— Потому что, в момент инициации дара, большинство ментальных магов сходит с ума, превращаясь в кровожадных монстров, уничтожающих все вокруг. Там, в подсобке, у тебя произошла инициация.

— Да откуда ты это знаешь? — Во мне снова разгорается раздражение и злость. А уж использование девушкой слов, типа инициация, учитывая ее уровень образования, добавляет масла в огонь.

— Потому что я уже видела такое… — Луна, на время спрятавшаяся за тучу, в этот момент решила выглянуть, высвечивая лицо Маши. Губы поджаты, а в глазах плещется боль…

Глава10

— Где? — Заявление Маши слегка меня ошарашивает.

Не то чтобы прям ментальные маги редкость, но вот собрать в одном месте двух менталистов, меня и Пал Егорыча, и к ним добавить человека, который знает, как проходит инициация, это случайностью сложно объяснить. Особенно, с учетом того, что я, будучи сам ментальным магом, не имею ни малейшего понятия про инициацию. Точнее, я думал, что моя вот эта способность чувствовать чужие чувства, означает, что дар уже раскрыт.

— Неважно… — По лицу девушки пробегает тень. То ли отблеск эмоций, то ли просто луну на короткий миг прикрывает туча.

Как же с ней сложно. Будто назло, еще и не чувствую ее эмоций. Понять бы, что не так… Ну да, наговорил я лишнего. Тут и спорить не буду. Но все равно. Все, о чем я говорил, случилось не сейчас. Да и если она насчет инициации, так почему сразу не ушла?

— Маш… — пытаюсь подобрать слова, но без понятия, что сказать.

И вдруг понял — чтобы я не сказал, какие бы оправдания не придумал — бесполезно. Что-то в ней перегорело. И… да не знаю я! Не понимаю. Я просто замолкаю, глядя на нее. Она ведь права. Безусловно. Во всем… Причем, все то, что я услышал о собственноручно созданных проблемах, Маша понимала все это время. Но все равно шла за мной… Точнее, рядом со мной. Даже с пограничниками смогла договориться. Уверен, изначально они планировали сдать меня властям. Это ведь не я их переубедил, а она…

И сейчас стоит. Ждет, что я скажу. Не уходит. Только пристально смотрит… Чуда не произойдет, мне нечего ей сказать. И нечего предложить. Просто опускаю голову вниз, отводя глаза. По телу разливается странная слабость. Нет, силы вроде есть. Только ничего не хочется.

Мы стоим в свете луны, молча, еще какое-то время. Скрип снега под подошвами и едва различимый шелест шагов. Маша уходит. Наверно, так будет лучше. Для нее. Шаги удаляются, а я все стою, пытаясь разобраться в собственных чувствах. Мне больно и обидно. И я не знаю, как быть дальше…

А, да пошло оно все… надо было еще в детстве замерзнуть на той дороге, где меня отец подобрал. Ни у кого, никаких проблем бы не было. В конец накрутив себя, тупо сажусь на холодный снег, скрестив ноги под задницей. Холодно, но мне плевать. Задолбался просто. Все… Так и буду сидеть. Решено…

— Марк, вставай давай. Какого черта ты творишь? — Голос Маши врывается в мозги, нарушая обретенный мною покой. И чего спрашивается орет.

Вообще, ушла, значит ушла. Все. Вот сижу и буду сидеть. Правда замерз уже как не знай кто.

— Марк, ты меня вообще слышишь? — В мое плечо вцепляется маленькая ручка девушки, и начинает трясти.

— Ну, чего надо? — Поднимаю взгляд на вернувшуюся Машу.

— Ты чего расселся на холодном снегу? Тебе мало ранений, решил замерзнуть окончательно? Идиот, чертов…

— Тебе какое дело? Ты же ушла. — В груди поднимается раздражение, смешанное с радостью. Странное сочетание, но какое уж есть. — Ты во всем права, Маш. От меня действительно одни проблемы, которые я же и создаю. Без меня всем будет проще… — Пожимаю плечами.

— Господи, какой же ты… — девушка качает головой.

— Какой?

— Идиот. Ну, подумаешь, повздорили, так что ж теперь, опустить руки и сдаться? В конце концов, ты княжич или как?

— Княжич… Нет, Маш. Никакой я не княжич. Подкидыш я. — Пытаюсь усмехнуться, но губы не слушаются из-за холода. — В лицее парнишка учится один, сын целого герцога, так он меня кроме как приемышем по-иному и не называет. Приемыш я и есть. Гадкий утенок, которому не суждено стать прекрасным лебедем.

— Чего? — судя по опешившему виду, моей аллегории, Мария Мартыновна не поняла совсем.

— Сказка есть такая, про лебедя, выросшего среди уток. В моем случае, наоборот. Я утенок, выросший среди лебедей.

— Э… — Ледяная ладошка прикасается к моему лбу. — Да у тебя же жар! Ну-ка, давай подъем! И без разговоров! — Что-что, а командовать Маша умеет. Только вот сейчас на меня ее голос не воздействует.

— Слушай, ну чего тебе надо, а? — Устало, говорить мне сейчас не хочется совсем. — Ты же сказала, что тебе проще и лучше без меня. Так оставь меня в покое. Иди, куда ты там шла. Я сам разберусь.

— Марк, ну что ты, как маленький в самом деле… — Маша присела на корточки, беря мое лицо своими ледяными маленькими ладошками. — Ну, погорячилась. Извини. Просто… Долго объяснять. Пойдем, а? Холодно. У тебя жар. Идем.

— Нет… — Отрицательно мотаю головой, даже не делая попыток двигаться. Я закусил удила, а переупрямить меня, если что-то решу, еще никому не удавалось.

— Значит я буду сидеть здесь с тобой. — Перестав меня уговаривать, Маша плюхается на снег рядом со мной и замолкает.

— И зачем? — С трудом поворачиваю голову в ее сторону. Меня знобит, и двигаться из-за холода тяжело.

— Помнишь, когда мы познакомились, ты не раздумывая встал между мной и злой собакой? — Киваю на ее реплику. — Ты ведь тогда испугался, наверно, сильнее чем я. — Тоже соглашусь, собак то действительно боюсь до ужаса. — Но не сбежал.

— Я не мог. Ты слабее, и я обязан был тебя защитить. — Язык ворочается с трудом, но все же вставляю свои пять медяков. — Но при чем сейчас тот случай.

— Мне страшно, Марк, потому что я уже видела, как ментальный маг сходит с ума. Очень страшно. — Маша поворачивает ко мне серьезные глаза. — Но я не могу уйти, как и ты тогда. Да, ты тот еще засранец. Но кроме меня, тебе сейчас никто не сможет помочь. Точнее… — Маша чуть заминается. — Сможет, но ты вряд ли сумеешь сам до него добраться. Без меня…

— Маш, ты мой единственный друг, но… Чем ты можешь мне помочь? Прости, но правда? А если, как ты говоришь, я схожу с ума, то тебе просто опасно со мной рядом находится. И вообще, в таком случае, думаю, лучше мне пойти и сдаться. Уходи, Маш… Пожалуйста.

— Один раз я уже ушла… Испугалась. И… — Маша замолкает, погружаясь в какие-то свои, видимо не очень хорошие воспоминания. — Нет, сейчас я так не поступлю. Я останусь с тобой, даже если ты окончательно свихнешься.

— Расскажешь? — Немного невпопад, задаю вопрос. Ну, а чего. Развела интригу, зацепило за живое — за любопытство, и опять с темы уходит.

— давай только не сейчас? — удивительно, но она поняла, о чем я спрашиваю. — И не здесь.

— Обещаешь?

— Да.

— Тогда пойдем. — С трудом, все мышцы затекли и тело практически не слушается, поднимаюсь на ноги, едва удерживая равновесие. Меня уносит все сильнее. Похоже и вправду жар.

— Угу, пойдем. — озабоченно окинув меня взглядом, Маша тоже встает, при чем делает это гораздо быстрее и грациознее, чем я.

— А куда? — Ну да. Я ведь реально не знаю, куда мне сейчас можно податься. — Я вообще без понятия, где мы можем укрыться. — Признаю сразу и честно.

— Да я уже поняла, что по части принятия правильных решений и в целом планирования, ты не очень… — Подпускает шпильку. — Я знаю, пойдем. Теперь будешь слушаться меня, а то и правда, на костре окажешься, если раньше не загнешься от ран и горячки.

Вот не разделяю я легкой веселости ее тона, но делать нечего. Придется положиться на девушку. В голове до сих пор не пойми, что творится, и вообще, едва соображаю. Надеюсь, у Маши лучше руководить получится, чем у меня.

— Без проблем. — Пожимаю плечами.

***

— Кто? — Грубый голос, раздавшийся из-за тяжелой, обитой стальными листами двери, в ответ на негромкий стук Маши, говорит о том, что тут все же есть люди.

— Дядь Ерофей, это я. — Голос Маши дрожит от холода, и едва слышен. Но судя по всему, достаточно узнаваем, чтобы дверь открылась.

— Маша? Ты чего это так поздно? — Из дверного проема, вместе с полоской довольно яркого света, на нас пахнуло теплом. — Случилось чего?

Тепло… Это хорошо. Я задрыг, так, что ноги едва переставляю. Раньше думал, что хорошо знаю город и могу свободно ориентироваться. Ведь, кажется, все закоулки облазил. И центр, где богатые горожане предпочитаю проживать, и промышленные квартала, и даже окраинные трущобы. Навроде той же Мокряшки.

Ошибался. Маша провела меня такими проулками, о которых я даже не слышал, про видеть вообще молчу. Мы пробирались странными зигзагами, через квартал, в которых, на мой взгляд, вообще никто не мог жить. Но тем не менее, время от времени, в разрушенных чуть ли не до основания зданиях, мелькали огни свечей, или, не буду отрицать такую возможность, вовсе костров.

Нет, серьезно, я даже понятия не имею, что в Белецке такие районы есть. Мне казалось, хуже чем «Мокряшка», и быть не может. Ошибался… Причем, в какой именно части города мы сейчас находимся, я тоже не понимаю. Вроде, хорошо ориентируюсь на местности, но вот, после кучи поворотов, причем частенько, по одной улочке шли в одну сторону, а по другой, строго в противоположную.

Короче, к моменту, когда мы зашли в этот двор, зажатый между двумя разваленными огромными зданиями, которые судя по всему когда-то были цехами, я потерялся. Серьезно — отправь меня сейчас, например, в лицей, дорогу не найду. Ну, точнее, рано или поздно, конечно, все же выйду в знакомые районы. Белецк городок не сильно большой. Только, скорее всего, я к тому моменту уже идти не смогу. Сил практически не осталось.

— Случилось, дядь Ерофей. — Дверь хоть и открылась, но вот Маша не торопится заходить.

— Ну, давай, заходь внутрь, расскажешь. — Человек, открывший нам, выдержав паузу, все же приглашает внутрь.

— Это… — Девушка не торопится принимать приглашение, а вот я бы не против был зайти. Погреться… — Я не одна.

— Хм… — На короткое время свет из проема исчез, заслоненный могучей фигурой мужчины, вышедшего на холод. — И кого же ты сюда притащила, Машуль?

Впечатляет… Мужчина, в кожаных, такие носят тяжелые панцирники, штанах и белой рубахе, с распахнутым воротом, навис надо мной. Я не низкий, но в нем сажень роста точно есть. Приходится смотреть снизу-вверх.

Луна опять спряталась, поэтому лица рассмотреть толком не получается. Высокий, немного покатый лоб, начисто выбритая голова, по сторонам которой топорщатся уши. Широкий, массивный подбородок, переходящий, кажется, сразу в плечи.

На самом деле, конечно, шея имеется, но я и двумя руками ее вряд ли смогу обхватить. Если б хоть один из тех, кто встретился на моем пути с желанием меня побить, захватить или убить, обладал столь внушительными габаритами, думаю, я бы уже не бегал по холоду, а грелся на костре… Хе-хе…

— Маша, ты зачем его сюда притащила? — Этот самый Ерофей, пару секунд всего меня поразглядывал, после чего поворачивается к Маше. — Ты хоть знаешь, кто он?

— Да, дядь Ерофей… — Голос у девушки звучит слегка виновата. — Мне… Мне больше некуда было идти… — Как-то сдавленно, будто сдерживая слезы, продолжает она.

— Так… — Снова протягивает Ерофей. — Отец то хоть знает, с кем и где ты шляешься?

— Папа… Папа умер… — Маша, всю дорогу меня поддерживавшая и храбрившая, вдруг разрыдалась.

— Ох ты ж… С этого и надо было начинать. Давай-ка, девчуль, проходи внутрь. Все и расскажешь, Илье Богданычу. — С Ерофеем, прямо на моих глазах, происходит метаморфоза.

Из тона исчезает настороженность. Он делает шаг в сторону Маши и обхватив ту за плечи, поддерживая ведет в сторону двери, оставляя меня стоят в одиночестве.

Черт, ничего не понимаю. Куда она меня привела? В душе закопошилось какое-то странное, нехорошее предчувствие. Больно уж странная встреча… И место странное. И вообще, как-то мне не по себе. Нет, Маше то тут явно рядом, но вот заминка эта, когда Ерофей меня рассматривал и его слова… Явно ведь узнал. Хоть я, сейчас на себя самого и не сильно похож, как мне кажется, но все же. Кстати, что интересно, когда я вел Машу на заводик, нам попадались патрули, хоть и в отдалении, а вот пока сюда шли, вообще никого не встретили. Копошения в развалинах не в счет. Что-то мне резко расхотелось тут находится, несмотря на манящее тепло помещения…

— Тебе что? Особое приглашение нужно? — Слегка грубовато окликает меня Ерофей, уже практически заведший девушку внутрь, но притормозивший на пороге. — Давай ужо.

Хм, а я решил, что про меня забыли. Но нет. Значит, не придется замерзать в шаге от тепла. Что-то меня все равно настораживает. Какая-то несуразность. И это вовсе не отсутствие чужих эмоций в моей многострадальной голове. Иное. Вот только понять что именно, никак не получается… На грани ощущений. Наверное, будь у меня побольше времени, или самочувствие получше, я бы понял. Но сейчас, все, чего мне хотелось — это оказаться в тепле и куда-нибудь присесть. Ко всему прочему: озноб, путаница в мыслях, раненная рука, которую я по-прежнему не чувствую, уже привык. И, можно сказать, не особо беспокоят. А вот усталость…

— Маш, не в обиду, он всегда такой тугодум? — Ерофей, все еще ждущий меня на пороге, обращается к девушке, уже зашедшей внутрь. Что она ему отвечает, мне не слышно. — Понятно. Так ты долго стоять будешь? Сейчас дверку-то прикрою, останешься куковать. — А это уже похоже мне.

Я и правда, чего-то слегка туплю. Лишь осознание, что вероятность остаться на улице вполне реальна, заставляет меня двигаться. И даже изобразить попытку бега. Правда, бежать то всего несколько шагов, и то, чуть не поскользнулся впопыхах.

После ночной темноты, яркий свет внутри помещения бьет по глазам. Да так, что слезы выступают. Но все это ерунда по сравнению с ничем не передаваемым ощущением тепла… Я как зашел, так и остановился, наслаждаясь теплом. И лишь потом, после того, как меня Ерофей немного подвинул, чтоб не мешал закрыть дверь, начал осматриваться. Мда… Что-то я совсем страх потерял. А если б Маша меня решила сдать? И пискнуть бы не успел, как скрутили.

— Чего на дороге встал? Иди вон присядь. — Голос Ерофея отвлек меня от разглядывания места, где очутился.

Если честно, ожидал я немного другого. Ну, не знаю, обычный дом, например. Хотя, уже дверь намекала, что это не совсем обычное место. Точнее, может быть в другом районе, оно как раз и было бы самым что ни на есть обычным. Например, рядом с рынком, или на Великокняжеском тракте. Но не среди развалин. Кто сюда ходить то будет?

Ну да… таверне нужны посетители. То, что это именно таверна, не вызывает сомнения. Огромный зал, по которому в шахматном порядке расставлены аккуратные столики, барная стойка, за которой оперевшись своим внушительным бюстом, стоит симпатичная девушка лет так, навскидку двадцати. Может и постарше, не уверен.

Симпатичная, надо сказать… Волнистые рыжие волосы, собранные в хвост на затылке, голубые глаза, на овальном лице. Аккуратненький носик и пухлые алые губы. Прямо взгляд не отвести…

Мотаю головой — нашел, о чем думать. Кстати, насчет таверны, я, похоже немного погорячился. Если судить по количеству магических светильников на стенах, увешанных картинами, дорогой, даже в моем понимании, мебели, которой обставлен зал, то это больше похоже на ресторан, где-нибудь в районе управы. Контраст, прямо скажем… И это меня немного выбивает из колеи. Ну не совмещается в моем разуме разруха на улице, и шикарная обстановка внутри.

Черт, что-то я расслабился… У дальней стены, за столиком сидит компания из трех мужчин. И судя по экипировке, они точно не торговцы. У каждого перевязь, как минимум по паре клинков имеется. Да и одеты они не в парадные костюмчики, а в воинскую форму, хоть и без знаков различия.

— Марк, ты чего стоишь? Иди сюда. — Поворачиваю голову на голос Маши, сидящей за свободным столиком в правом от меня углу, не забывая контролировать компанию воинов.

Что-то мне прям перестает нравится все это…

— Ты куда нас притащила? — Присаживаясь за стол, шепотом, стараясь не привлекать внимания, интересуюсь у своей спутницы. — А если меня узнают?

— Все будет хорошо. — Маша говорит спокойно и уверено, хоть и вижу, что она вымотана.

— С чего ты взяла?

— Дядя Илья поможет. Непременно. — Видно, девушка совсем не горит желанием в данный момент мне что-либо объяснять. — Надо было сразу к нему идти… — Девушка отрешенно осматривает зал.

Черт… Что-то мне прям все меньше и меньше нравится ситуация… Пожалуй, на всякий случай, стилет лучше держать поближе… Тянусь к ножнам и понимаю — стилета на месте нет. Э… Не понял… Чуть скашиваю взгляд и понимаю, что он все еще удерживает импровизированный, жгут на моей руке.

Твою ж…! И все боги бездны! Сколько уже жгут на руке? Я же так ее потеряю! И Маша, лекарка называется, после того, как мне рану зашила, тоже не сняла… В смешанных чувствах, хватаюсь за рукоять стилета.

— Не трогай!

— Чего? — Непонимающе смотрю на девушку, отдавшую резкую команду.

— Марк, не трогай стилет. Если снимешь жгут, кровь снова потечет. — И так спокойно об этом говорит.

— Так я же руку потеряю! — В сердцах, чуть повышаю голос, но тут же закашливаюсь. — Я же руку потеряю… — уже тише, повторяю причину своего беспокойства.

— Марк… — Ой, что-то мне не нравится ее этот тон. Жалостливый. — Тут такое дело…

— Маш, там Илья Богданыч зовет. Он в кабинете. — Спокойный голос Ерофея, раздавшийся прямо над моим ухом, заставляет меня вздрогнуть. — Идите.

— Спасибо, дядь Ерофей. — Маша начала подниматься со своего стула. — Идем Марк, потом поговорим.

— Нет. Или ты мне сейчас же все рассказываешь, или… — Пытаюсь начать возмущаться.

— Или через часок, твоя бренная тушка уже будет догорать на центральной площади Белецка. — Вкрадчивый голос Ерофея, прервал мою попытку на корню. — Княжич. — Последнее слово, щелкает, как тетива арбалета, выпускающего болт точно мне в сердце. — Мы, Глеба Георгиевича, конечно, уважаем, но ты б не хамил. Чай не дома. — И такой угрозой повеяло, что, кажется я физически ощущаю дыхание смерти на своем затылке.

— Ну, дядь Ерофей… — Маша, этак осуждающе покачав головой, тяжело вздыхает.

— Чего? Нечего тут. И вообще, идите уже. Илья Богданыч ждет. — Чуть усмехнувшись, добавляет. — Ты ж сама знаешь, он спросонья всегда несносный.

Глава 11

— А мы где вообще? — Едва за нами закрывается небольшая дверка, рядом с барной стойкой, мы оказываемся в полутемном коридоре, как я сразу же останавливаюсь и поворачиваюсь к Маше, готовясь выяснить, что тут происходит в конце концов.

Кстати, я думал, что Ерофей пойдет с нами, но нет. Он остается в общем зале. И это мне на руку. Понятно, что этот бугай рядом, и тонкая дверь, ему совсем даже не помеха. Но я и не собираюсь причинять вред девушке. Только выясню, зачем она решила из меня сделать однорукого калеку и куда завела, и все.

Ну, не нравится мне тут… Даже вот этот коридор. Будто давит и все тут. Про Ерофея, вообще молчу. Меня пограничники и убийцы ночные не так напрягли, как он. И вроде, особой агрессии не проявил, ну кроме того замечания. Что-то напрягает и все. Какой-то он… Неправильный.

— В «Ромашке». — Маша остановилась, пристально глядя мне в глаза. Не знаю, что она там смогла разглядеть, в коридоре света было гораздо меньше, чем в зале, но, через какое-то время, отводит взгляд в сторону и как-то устало, понурившись, все же отвечает. Правда, понятнее мне от ее ответа все равно не становится.

— В какой, к чертям собачьим, «Ромашке»? — Нервы то у меня не железные, слегка повышаю голос. Но, все же, делаю это так, чтобы в зале не услышали.

— Марк… Сейчас не самый подходящий момент, чтобы выяснять отношения. — Маша едва заметно морщится. Ей явно не нравится мой напор. — Дядя Илья ждет. Пойдем, а? — И так смотрит, просительно, мне аж не по себе становится.

— Нет… Ты уж объясни, пожалуйста, куда ты меня затащила. — Жалостливость жалостливостью, но удила закушены, и я непременно добьюсь ответа. — Подождет, твой дядя Илья. И вообще, кто он такой. И этот Ерофей, и твой дядя Илья… Ты же говорила, что у тебя кроме отца тут родственников нет? А тут сразу два…

— Ну, так они и не родственники. — Пожимает плечами девушка.

— Маша… Я, конечно, сам согласился, на то, чтобы ты принимала решения, но… — Пытаюсь в голове сформулировать претензию, прежде чем озвучить. — Но, черт подери! Ты можешь мне объяснить, куда мы хотя бы пришли и чего ждать от этого твоего «дяди», который не родственник.

— Марк… Ну, вот чего ты в самом деле завелся? Сейчас не время устраивать истерики. — Опять тяжелый вздох.

— Не время? — Про истерики я пропускаю мимо ушей. Если честно, действительно мое поведение похоже именно на истерику. Но так, отдаленно. — А когда будет время? Когда меня твои вот эти не родственники на костер потащят? Или, когда у меня рука начнет гнить из-за гангрены? Когда? И вообще… Может ты решила меня сдать за награду? И там, — киваю головой в дальний конец коридора, — меня уже ждут бравые наемники герцога?

— Ты идиот? — Девушка смотрит серьезно, задумчиво так, будто размышляя. — Тебе не кажется, что мне проще было тогда совсем уйти и привести солдат на твой заводик. Марк, ты совсем с ума уже сошел? Если хочешь, иди… — Маша чуть отстраняется в сторону, освобождая проход к двери, через которую мы только что вошли. — Тебя никто не держит. Если ты не забыл, это ты меня догонял, а не я тебя. Иди, княжич. Ты же такой весь из себя… А… — Девушка, тяжело вздохнув, махнула рукой и двинулась по коридору, чуть толкнув меня плечом.

Эм… Похоже, я снова переборщил. Что-то в последнее время, совсем себя в руках держать не могу. И правда, истерику закатываю ни с того, ни с сего… С другой стороны — ей что, трудно объяснить? Ну, просто, объяснить, где мы и куда дальше. Я ведь нервничаю из-за неизвестности. Из-за непонимания ситуации.

— Маш, ну что ты снова… — Догоняю девушку, и делаю первый шаг к примирению. — Неужели сложно хотя бы просто объяснить, где мы и чего ожидать? Ты про какие-то ромашки начинаешь…

— Хорошо. — девушка резко останавливается. — «Ромашка», это постоялый двор. Здесь нам могут помочь. Тебе этого достаточно?

— Постоялый двор? В развалинах? — Скептически уточняю услышанное. — И какой же купец в здравом уме в такое место сунется? Ты еще скажи, что этот твой Ерофей — привратник. Хе-хе… — Под строгим взглядом девушки, мой нервный смешок застревает в горле, толком не начавшись.

— Наемники, контрабандисты, нелегалы. Ты же не думаешь, что только купцы могут путешествовать и только им требуется место для отдыха? — Перечень, вываленный на меня Машей, немного ошарашивает. Как немного… Невольно сжимаюсь, представив, какой фурор произведу среди перечисленной братии. Ага, с наградой за мою голову-то… — А Ерофей Моисеевич и правда привратника.

— Э… Ты серьезно? Да у него же на лице написано — не подходи убью! Аршинными буквами! — Почему-то, я только по данному поводу решаюсь уточнить.

Завела, так завела меня Маша. В самое логово людей, не отличающихся особыми моральными устоями и за деньги готовыми на все.

— И что? Марк, у тебя на лице написано, что за твою голову неплохо заплатят, это говорит о том, какой ты на самом деле человек? — Жестко, но справедливо. — А дядь Ерофей, не всегда был привратником на постоялом дворе для всяких незаконных дельцов. Думаю, он точно не мечтал о такой участи. Когда-то… — Маша вновь тяжело вздыхает. — Ладно, пойдем. — Показывая, что разговор закончен, она снова устремляется по коридору.

— Слушай, Маш… А можно еще вопрос. — Догоняю ее уже у двери, точно такой же, как та, через которую мы вошли сюда, но в другом конце коридора.

На самом деле, вопросов у меня гораздо больше, но… Что-то мне подсказывает — сейчас не лучшее время для них. Лучше вообще не задумываться, а плыть по течению. Все равно в данный момент никак не могу повлиять на ситуацию. Только довериться девушке.

— Ну, что еще-то? — Вот сейчас в ее тоне уже чувствуется раздражение.

— А этот, Ерофей, кем он был раньше? — Хотел спросить другое, но почему-то именно про него интересуюсь.

— Командиром тумена «Бессмертных». — Маша, не стучась, толкает дверь и исчезает в помещении, ошарашив таким известием.

Я вдруг понял, что мне показалось странным в Ерофее. Его речь — слишком правильно построенные предложения и строго выдержанная структура, несмотря на использования, скажем, не совсем принятых в высшем обществе оборотов. Именно вот эти просторечные выражения и зацепили неправильностью. Кто бы мог подумать, в какой момент может пригодиться такой нелюбимый мною предмет, как «Риторика».

А теперь, после слов Маши, стало понятно, что мне не показалось. Ерофей действительно, намеренно разбавлял свою речь этими словесными оборотами. На публику, в моем лице, играл, так сказать.

Я ведь знаю, кто такие «Бессмертные». В мире только в одной стране, так называют царскую гвардию. В Мидийском царстве. Нам на географии рассказывали. И на истории тоже. Ну да, считай, одно из древнейших государств. Мидия существовала еще до магических войн, и до того, как Святослав Игоревич, собрал воедино Великорусский союз. И даже, до того, как появились Латинская Империя, Германия, Литва…

Мидию никто так и не смог завоевать за пару тысяч лет писанной истории. Правда, и они не особо расширяли свои территории. Учитель объяснял это малочисленностью населения и чего там еще. Точно не вспомню.

Суть не в том. Просто, как-то не укладывается у меня в голове слова Маши. Что забыл, пусть и бывший, но командир царской гвардии из далекой южной страны в Белецке? И если уж такой человек привратник, то кто тогда ждет нас за этой дверью? Король Франков? А каким образом связана с ними всеми Маша?

Что-то мне перехотелось заходить. Может и правда, уйти?

— Марк, ну ты чего застрял? — Сомнения отметает зов Маши. Пытаясь хоть как-то удержать свои несущиеся галопом мысли, делаю шаг за порог.

После слов девушки, я ожидал, как минимум, тронного зала, ха-ха… Но нет. Небольшой, уютный кабинет. Диван у стены, массивная конторка, заваленная бумагами, пара полок с папками и в углу камин. В наших то местах, да зимой, только каминами и отапливаться. Хотя, скорее всего, просто для антуража. Потому что, сейчас он не горит, а в кабинете тепло.

Маша меня торопила, но вот хозяина кабинета, пресловутого Ильи Богдановича, что-то не наблюдается. Сама девушка уже уселась на диване, расстегнув тулуп и стащив с головы шапку. Сидит, чуть прикрыв глаза, будто дремлет.

— Садись. — Не открывая глаз, приглашает она меня.

Здесь, в отличии от общего зала, не так светло. Пара магических светильников, едва разгоняющих сумрак ночи. Но и этого света достаточно, чтобы разглядеть лицо Маши. Как-то, времени не было, до этого момента.

Черты лица заострились, под глазами набухшие мешки, а цвет кожи, бледно-синий, как у мертвеца… Да и выглядит она сейчас, не как малолетняя девушка, а лет на сорок с лишним. К этому если добавить колтун спутанных волос на голове, так и вовсе… Краше в гроб кладут.

Только сейчас до меня наконец доходит, как сильно вымотана девушка. Ей за последние пару дней досталось такое, чего врагу не пожелаешь. А тут еще я, со своими капризами. Вместо того, чтобы сжать зубы и решать вопросы, взвалил на ее хрупкие плечи… Да уж… Чего-то требую, каких-то объяснений, разговоров.

Княжич, черт подери… Воин недоделанный…

От самобичевания меня спасает лишь появление хозяина кабинета. Причем, входит он не через ту дверь, которой мы воспользовались, а прямо через стену. Точнее, через проход, до этого прикрытый фальшпанелью. Ну, прям в точности такой же ход, которым я из кабинета Пал Егорыча улепетывал.

Маша, то ли подсматривала, то ли услышала, тут же оказалась на ногах и бросилась к появившемуся мужчине. Надо сказать, ничего необычного в его внешности нет. Обычный такой, среднестатистический человек. Ростом чуть ниже меня, с выбритой налысо головой и без каких-либо признаков растительности на лице, кроме густых, черных бровей, нависших над пронзительными черными глазами, обрамленными густой сетью морщин. Одетый в простую льняную нательную рубаху и серые суконные штаны. На ногах — тапочки. Совершенно обыденные тапочки. С мехом.

Если честно, Ерофей производит большее впечатление своим видом, чем этот вот Илья Богданыч. А Маша, тем временем, уже уткнулась в его грудь лицом и… Заплакала…. Тихо, чуть шмыгая носом… Сам же мужчина, не обращая внимание на то, что она вся чумазая и в верхней одежде, тоже далеко не первой свежести, чуть приобнял ее одной рукой, а второй аккуратно гладит по голове, будто успокаивая. Ну а я стою посреди кабинета, как дурак, не зная, что делать. Видимо об этом же подумал и мужчина, кивком головы указав мне на диван — мол, сядь пока. Самое обидное, хоть Маша там что-то про инициацию говорила, но эмоций Ильи, как до этого и Ерофея, и девушки за стойкой, и посетителей за столиком, я не чувствую.

— Ну, всё, всё. — Дождавшись, пока во всхлипываниях Маши наступит, мужчина, чуть отстраняется. — Успокойся. Давай, садись. — Илья аккуратно, но настойчиво сдвигает девушку в сторону дивана, на который я успел примостить свою задницу, усаживая ее рядом со мной.

С трудом отцепив ее от себя, он быстро отошел к столу и вернулся с стаканом, в котором до краев оказалась налита вода. Черт, я ведь даже не заметил, как он налил ее из графина, стоящего среди бумаг, хотя ни на миг не свожу глаз. Да и само движение практически не заметил. Только был тут и уже нет, а потом снова нет. Мотаю головой, пытаясь отогнать тяжесть в голове. В тепле меня разморило и хочется спать, все сильнее. Да и слабость никуда не девается. Чувствую, еще немного и меня просто вырубит прям тут, сидя.

— На-ка, вот выпей. — Илья протягивает воду Маше, дожидаясь, пока она выпьет. Я бы, тоже не отказался от глотка, но мне никто не предлагает. Самому спрашивать, тоже как-то не то. Я не понимаю, что тут происходит, поэтому просто наблюдаю со стороны, стараясь не выключится. Хотя, признаю, дается это весьма и весьма непросто. — Лучше?

— Да, дядь Илья, спасибо. — Возвращает пустую тару мужчине девушка.

— Маша, понимаю, что сейчас ты устала, и тебе хочется отдохнуть, но давай, ты мне расскажешь все по порядку. Что случилось, почему посреди ночи и… — Илья уже сидит на стуле, напротив нас, начиная разговор. Я опять не заметил, когда он успел за ним отлучится. — зачем ты притащила сюда его? — Кивок в мою сторону.

Меня плющит все сильнее. Тихие объяснения девушки удается уловить урывками. Будто на волнах качает. Она рассказывает все, что произошло за последние дни, начав с момента, когда я появился у ее дома, после побега из лицея… А меня все сильнее клонит в сон.

— Ты уверена, что это были именно ассасины? — На короткое время выныриваю из своего отстранённого состояния, как раз, чтобы услышать ответ Маши.

Хм… А это уже интересно. Ассасины. Судя по всему, речь о ночных визитерах, убивших пограничников. Чем дальше в лес, тем больше дров. Удерживаться в бодром состоянии сложно, еще и рука раненная, начинает ныть, но, собрав волю в кулак, все же удается.

— Да. Я успела посмотреть. На шее у того, которого стилетом заколола, татуировка головы волка. — Голос Маши заметно дрогнул. — Точно такая, как… — Она замолчала, но почти сразу продолжает. — Как у тех, кто убил маму… Ну, в первый раз…

На какое-то время повисает пауза. Жжение в руке начинает усиливается. Неприятно, но хоть немного помогает не уснуть окончательно. Мне только непонятно, что значит — убили в первый раз? Разве можно убить человека больше одного раза.

— Хорошо, Маша, я верю. — Илья, немного стушевавшись, отводит взгляд в сторону. — Что было дальше?

— Точно не скажу, я потеряла сознание. У Марка началась инициация, и он…

— Он чуть не выпил тебя? Так? — В голосе Ильи промелькнула злость.

— Я очнулась, когда он уже был раненый. Помогла ему зашить рану и… Наложила печать. — Вопрос Маша проигнорировала. — А после мы уже сюда пошли… — И замолкает окончательно.

— Что? Ты? Сделала? — Глаза Ильи полыхнули огнем, а сам он поднимается со стула, на котором все это время сидел и делает шаг в нашу сторону.

Непроизвольно реагирую на его движение, тут же вскочив на ноги и встав между ним, и Машей. Мои способности так и не вернулись, но я чувствую угрозу, исходящую от этого человека, буквально кожей.

— Дядь Илья! У меня не было выбора! Он умирал! — Из-за моей спины, с каким-то звенящим упрямством, отвечает за моей спиной девушка.

В комнате, будто разом понизилась температура, а по моей коже пробегают мурашки. Глаза Ильи, вдруг становятся ярко-синими, льдистыми. Кажется, он просвечивает меня насквозь. Вот когда сожалею, что стилет не в руках, а примотан к плечу.

Твердая рука Ильи, незаметным движением, оказывается на моей шее. Пытаюсь отклониться, вырваться, но не получается. Тело не слушается, будто парализованное. Все… Зря мы сюда пришли.

Вторая рука колдуна, теперь мне это очевидно, тянется к моему лицу. Интересно, что он хочет сделать? Я не в состоянии двигаться, поэтому лишь наблюдаю со стороны.

— Дядь Илья! Ты же его убьешь! — Маша выскальзывает из-за моей спины и встает сбоку.

Правда, попыток отбить мою безвольную тушку, даже не предпринимает. Просто стоит и смотрит… А Илья, тем временем, хватает меня за веко на правом глазу и оттягивает его, выворачивая наружу. Пару мгновений, что-то рассматривает, после чего, разжимает руку, отпуская меня и отходит к столу, крепко сжав губы.

Падаю, с наслаждением втягивая воздух. Оказывается, все это время, я не дышал. Маша тут же наклоняется ко мне, помогая усесться, прямо на полу, лишь спиной опираясь на диван.

— Ты как, Марк? — С беспокойством заглядывая в мое лицо, интересуется она.

Как-как… Хреново я. Но вот сказать об этом не могу. Горло, будто огнем горит. Ни одного слова выдавит не получается, только хрип.

— Дядь Илья, ты же его чуть не убил! — Маша выпрямляется, и уперев руки в бока поворачивается в сторону хозяина кабинета.

Тот, одним движением скинув все бумаги на пол, уселся прямо на стол, и, сунув в уголок рта редкий в наших местах товар — сигару, подносит к кончику горящую спичку. Кажется, грозный вид Маши, не производит на него никакого впечатления. Лишь сделав глубокую затяжку, он наконец отвечает. Но совсем не то, что девушка видимо ожидала услышать.

— Убил, ваше высочество? Что вы… Как я могу. — Улыбка, которую он видимо пытается изобразить, выглядит страшно. — Как можно убить того, кто и так мертв? Как, принцесса? Вы хоть понимаете, что вы сделали? — Еще раз затянувшись, Илья будто успокоился.

— Мертв? — Голос Маши звучит ошарашенно и потеряно. — Как мертв? А… Как же печать крови?

— Мертв, ваше высочество. Мертвее не бывает… Вы разве забыли, что случилось с вашей матушкой? — Илья опустил голову в пол. — Он же менталист… И вы, ваше высочество, теперь привязаны печатью крови, к мертвому менталисту. Точнее, уже не печатью крови, а некропечатью. Только, какая разница… Вы представляете, что сделает ваш дедушка с нами со всеми? — Обреченность. Так звучит обреченность…

Я ничего не понял, из их беседы, если честно. Нет, по отдельности, вроде все ясно. И про печать крови, и про некропечать. Не ясно, с чего Илья величает мою подругу высочеством, и каким боком тут ее покойная мам. А вот про печати эти, я читал. И все равно целостная картина, как-то не складывается… Или я просто не хочу ее складывать

Глава 12

Пауза несколько затягивается. В кабинете повисла тягостное молчание. Хозяин курит, выпуская кольца горького дыма в потолок, Маша подавлено молчит, затянув ноги в грязных валенках на диван и обхватив руками колени. Я какое-то время стою, не знаю, что делать. Информации, для моего уставшего мозга, как-то чересчур. Да и, желания все обдумывать нет.

Поэтому, немного постояв, плюхаюсь на диван и прикрываю глаза, усилием воли отгоняя от себя все мысли. Потому что… Ну, просто потому что это страшно — признать, что я ходячий мертвец. И что все еще хожу, думаю, чувствую, испытываю эмоции, лишь по одной причине. Моя хозяйка мне это позволяет…

Некропечать… Запрещена к использованию. Под страхом смерти. Напрочь. Даже упоминания о ней, встречаются очень редко. Да и то… Вскользь. Полное подчинение некроманту, который наложит эту печать. Причем, тот, на кого ее накладывают, может даже не осознавать этого. Вот как я… И сам момент смерти, вроде, тоже не помнит.

Там вроде, только ограничение имеется, что мертвяк свежим должен быть. Как я… Не… Лучше не думать. Как это сделать только, не совсем понять… Поразмышлять на тему, что мне Маша, очень много не говорила… Например, что она маг… Ага. Или что якшается с бывшим командиром «Бессмертных». Да и про «принцессу»… Голова кругом идет просто.

— Дядь Илья… — Вот, моя «подруга», о которой я оказывается, вообще ничего не знаю, подает голос. Тихо, неуверенно, но все же, тягостное молчание нарушено.

— Дядь Илья… — Девушка слезает с дивана, и идет к хозяину кабинета, все так же сидящему на столе.

— Что? — Отстраненно, вертя в руках потухшую сигару, наконец откликается тот.

— А… Если провести обряд возврата? — Хм, интересно, о чем это она. Ни разу не слышал, про такое.

Ну, в принципе, я и не особо изучал магию, конечно. Превращаюсь в одно большое ухо, стараясь не пропустить ни одного слова.

— Не получится… — Илья какое-то время думает, а потом выносит вердикт. — Обряд тебя просто убьет. И совсем не факт, что княжич выживет. Сама говоришь, у него началась инициация, а учитывая, что он по сути мертв, то на выходе мы получим монстра. Да к тому же, еще и с устойчивостью к любому магическому воздействию. — Он будто лекцию читает. — Нет, я на такое точно не пойду…

— А если… — Маша видимо еще что-то пытается предложить.

— Не если, Мария, не если. Ты наложила печать крови на свежего мертвеца. — Илья раздраженно впечатывает недокуренную сигару в лакированную поверхность стола. — У меня нет для тебя запасной души! Ты понимаешь, что потребуется очень много жизненных сил, для обряда. Или ты предлагаешь, срочно разыскать кого-то, для принесения жертвы? Без гарантии, что удастся разорвать твою связь с мертвецом…

— Дядь Илья, но ведь времени с наложения прошло не так много…

— Мария, вы понимаете, что вы наложили печать крови, на мертвеца? Да, теперь она действует, как некропечать. Но… Но все же, это другое. — Перейдя на официальщину, как несмышлёной пытается вновь объяснить мужчина. — Магия крови, хоть и пересекается с некромантией, но все же отличается по воздействию. Если попытаться снять печать, или провести обряд возврата, ваш… — короткая пауза. — Ваш, друг, просто поглотит всю магическую и жизненную энергию, которую мы бы могли найти. Маша… Даже если я принесу в жертву всех, кто тут находится… Он поглотит все и не поморщится. Знаешь кто такие «пожиратели»?

— Э… Маги, которые живут за счет того, что вытягивают жизненные силы из других людей и магов. — Чуть запнувшись, а концу еще и почти шепотом отвечает девушка. — Безжалостные убийцы, не ведающие сострадания и ведомые лишь голодом, который невозможно утолить. Самое страшное ЗЛО в нашем мире…

Все это время я никак не вмешиваюсь в беседу, превратившись в одно огромное ухо. Замер, напрочь забыв и о ранениях, и об усталости. Как бы чего не пропустить интересного. Да уж… Если бы меня, идущего по центральной улице Белецка, вдруг огрели пустым пыльным мешком по голове, средь бела дня, и то бы не так растерялся.

В голове сложно уложить ситуацию, которая сейчас складывается. На минуточку — дочь кожевника, обсуждает с владельцем постоялого двора для всяких нечистых на руку дельцов, заклинания, относящиеся к одним из самых закрытых, частично или полностью запрещенных разделов магической науки. К тому же, именно некроманты, маги крови и менталисты, считаются наиболее сильными. Нет, конечно, все зависит от дара конкретного мага, но все же.

Даже по отдельности, некроманты и маги крови, это уже обязательный контроль со стороны государства. Чаще всего, безоговорочный. Вспомнить все нюансы, вот так сразу не получится, но кажется мне, что на костре мне будет не одиноко, в случае если нас поймают.

Но с другой стороны — если Илья, вполне себе профессионально разбирается в этих вопросах с разными печатями и обрядами, есть шанс, что он нас не сдаст. Интересно, все же. Кто он такой на самом деле?

Не то, чтобы это прям важно… Просто его слова. Точнее, вопрос, про пожирателей. Ох, чует мое сердце, неспроста он задан. Зуб даю, да что зуб, всю челюсть готов отдать, что этот его вопрос с подвохом. И подвох касается непосредственно меня… Под ложечкой ноет нехорошо, в предчувствии.

Вот и у Маши, после того, как она отвечает, глаза расширяются, а дыхание учащается. И сердце колотится так, что аж в голове у меня отдается. Прямо вижу, как сокращается сердечная мышца, прогоняя горячую, такую сладкую кровь по сосудам…

— Умница… Не забыла значит уроков старого учителя. — Разорвавший тишину голос Ильи, вырывает меня из этого странного видения, где я… Где я хотел выпить кровь девушки. Черт, да что со мной происходит-то? — А вспомни, почему ни в коем случае, не стоит поднимать мертвых менталистов? И вообще, почему их сжигают на кострах? Они ведь точно такие же люди, из плоти и крови. Не бессмертные. Хоть и могущественные маги? — Вкрадчивый голосок такой, наигранно равнодушный. Точь в точь — лектор на экзамене, который тебя завалить хочет.

— Нет… — Маша вдруг вся поникла, опустив руки и поворачивает голову в мою сторону. — Нет… Марк…

— Ну, почему только Марк… — Хозяин кабинета устало потер рукой лицо. — Маш, я же говорил, печать крови похожа на печать некроманта, и действует почти так же. Кроме одного случая — когда она накладывается на ментального мага. Лучше бы ты действительно некропечать создала. Сожгли бы сейчас его, и все. Проблема решена. Твоему деду бы это, конечно, не понравилось, но…

— Э… Не надо меня сжигать. — Предложение Ильи поднимает меня на ноги, и я глазами начинаю искать, чего бы такое использовать вместо оружия. — И вообще, с чего вы решили, что я пожиратель? Вроде не бросаюсь на людей, никого не убиваю. И вообще, мне не очень нравится, когда вы тут обо мне, как о вещи разговариваете. — Во мне медленно, но верно, вновь пробуждается та черная ненависть, заставившая напасть на тех визитеров в доме Маши.

Вроде, открытым текстом ничего сказано не было, но я же не дурак. Уставший, голодный и злой, но не тупой. И мертвым себя не чувствую нисколько. Но на всякий случай, поддавшись внезапному импульсу, прикладываю единственную здоровую руку к собственной шее, в попытке прощупать пульс.

Хм… Что-то он похоже напутал, Илья. Умничает, чего-то там у меня в глазу рассматривает, а даже не удосужился пульс проверить. И вообще, я в некромантии не силен, но на мой взгляд, мертвым не обязательно дышать. Я же дышу, и сердце бьется. Ерунду какую-то пронес этот Илья.

Да и я сам хорош, развесил ухи. Видите ли, интересные мне темы подняли.

— Маша? — Кажется, хозяин кабинета немного удивлен моей реакцией, но обращается к девушке.

— Сядь! — Маша, чуть повернувшись ко мне, отдает команду и так слегка рукой машет. Причем, повелительный жест у нее получается очень естественно, будто только и делает, что командует. У меня отец тоже так умеет, а иногда он просто взглядом может.

Ага… Только на меня все эти штуки не действует. Но, как же плохо я оказывается знаю девушку, которую считаю другом. Все эти ее умения, странные знакомства. Надоело. Мне непременно надо во всем разобраться. Мне не нравится, что меня превратили в дичь, мне не нравится, что меня считают мертвецом, и рассуждают о моей дальнейшей судьбе.

— Щас, только тапочки зашнурую. — Грубо обрываю, едва сдерживая ярость. — Раскомандовалась. Я, конечно, согласился тебя слушаться. Но… — подбираю слова, чтобы объяснить свои ощущения. — До этого я был всего лишь менталистом, которого все ищут, но сейчас, вы меня и вовсе в пожиратели записываете. Так это, того… Не согласен я. — Опять косноязычность нападает.

— Хм… Почему ты решил, что я тебя в пожиратели записываю? — Илья смотрит на меня не отрываясь. Чувствую, что он напряжен и… Растерян?

Оп-па… Ко мне разом вернулась моя способность чувствовать чужие эмоции. Неожиданно, но приятно. Видимо, короткий отдых так благотворно сказывается. Или иницация. Не разбираюсь я… Плевать, в общем-то.

Но чувствую себя и правда лучше. Хоть ноги держат, и не качает. Правда, ярость и ненависть клокочут, что едва сдерживаюсь. Все же, Маша, как ни крути, спасла мне жизнь и при том, не раз. Вот этого Илью, с удовольствием бы разорвал в клочья. Бесит он меня жутко. Но сейчас, не самое подходящее время. Надо попытаться разобраться в ситуации. А то, я разок поддался наваждению. Сам не рад теперь кутерьме.

Так, я, конечно, натворил, и даже Маше обещал, что теперь буду слушать ее. Вот только… Не нравится мне все это. Как бы, не хуже все стало, чем было до этого.

— Дай подумать… — Всегда, когда злюсь, стараюсь перевести все в этакую комедийно-саркастическую плоскость. Не всегда получается, но лучше, чем крушить все подряд. — Здесь нас трое? Трое… — Чуть надвигаюсь на хозяина дома, краем глаза все же контролируя девушку на диване. Рука не работает, а вот мозги включились. И паранойя, тоже. — Из разговора ясно, даже такому «идиоту», — чуть усмехаюсь, — как я, что речь о двух пожирателях. Отбрасываем тебя, — перехожу на ТЫ, непринужденно. Уважение к страшим, уважением, но я сейчас зол. — Остаемся только мы с Машей. Не знаю, что это за ерунда с печатью крови, но судя по всему, какое-то сильно-могутное колдунство с непредсказуемыми последствиями. Неважно, в общем-то. Мне другое интересно — с чего это вы меня в мертвяки записали? Уж собственную смерть, я бы непременно запом… — Договорить не успеваю, потому что…

Потому что снова та дорога. Я сижу в кресле автомобиля, вспомнил, как та штуковина называется, дремлю. Крик папы… Открываю глаза и вижу несущуюся на меня огромную махину, стремительно закрывающую небо впереди. А потом тьма…

— Нет! — из воспоминания выныриваю так же резко, как проваливаюсь и вскидываю руку, реагируя на летящую в меня дубинку.

Кричала Маша, вскочившая с дивана и рвущаяся в мою сторону. Время замедляет свое течение… Вижу, как Илья, воспользовавшись моей дезориентацией, атакует. Черт, дубинку-то он откуда взял… Увернуться я уже не успеваю, как не пытаюсь напрячь все мышцы. Тело гораздо медленнее, чем мое восприятие.

Руку, уже вторую, пронизывает острая боль, но удар идущий в голову смягчается, и меня просто относит в сторону. Если б не успел среагировать, то скорее всего, голову бы пробил с одного удара. Пытаюсь вскочить, с колен, на которые рухнул, споткнувшись обо что-то на полу, но не получается.

А рука похоже сломана… Сначала одной лишился, а теперь и второй. Вот и помощь подоспела… Хех… заваливаюсь на пол, пропуская еще один удар трости над собой. Ага, то, что я принял за дубинку, на самом деле трость с массивным набалдашником. Сжимая зубы, чтобы не орать от боли, закручиваю тело вокруг оси, пытаясь сбить атаковавшего меня хозяина кабинета с ног.

Черт, не получается… Он резко прыгает, пропуская меня под собой, и извернувшись, бьет трость наотмашь. Едва-едва успеваю дернуть головой, чтобы разминуться с массивным набалдашником. Какой же он быстрый-то…

Продолжаю катиться кубарем, но понимаю, что долго так продолжаться не может. У меня обе руки не работают. Даже если бы была возможность вооружиться, просто нечем держать оружие. Ногами не умею фехтовать, хе-хе… Да и положение, скажем прямо, для боя не самое подходящее. Лежа на полу-то, да в ограниченном пространстве. И самое обидное… Способности вернулись, но как ими воспользоваться, если не могу руками схватить Илью?

Но как же он быстро движется… Ударов трости просто не успеваю заметить. Уворачиваюсь, ориентируясь на эмоциональный фон. Тело будто само реагирует на малейшие изменения в нем. Самое интересное — никакой агрессии, или неприязни, в эмоциях Ильи я не чувствую. Совсем.

Сожаление, есть. Не более того. Просто выполняет работу, к которой привык. Устранить угрозу. Я опасен, поэтому должен быть нейтрализован. Мда… Но почему? Ничего же плохого не сделал… Ну, нагрубил слегка… Это разве повод для убийства?

Краем глаза ловлю силуэт девушки, застывшей на месте, с занесенной для шага ногой. Похоже, попала под какое-то заклинание. Вот тебе и безопасное место… Я привел туда, где на нас напали убийцы, а она… К магу. Который тоже не стал церемониться. Это плохо… Если в обычной схватке, я еще немного способен противостоять хорошим мечникам или просто бойцам, то, как бороться с магами, в принципе не знаю.

Точнее, знаю, но вот ни амулетов, ни зачарованных клинков и прочих вещей под рукой нет. А если учесть, как умело окучивает меня трость Илья, черт бы его побрал, Богданович, то сомневаюсь, что и они бы помогли. Оп-па…

Каким-то невероятным кульбитом, сам не ожидал, ухожу от очередного удара и дотягиваюсь кончиком ноги до колена атакующего. Не сильно, но с темпа сбиваю, и удается разорвать дистанцию. На пару метров всего. Как раз, чтобы успеть подняться на ноги.

Вот же неутомимый. Наконец получается немного оценить трость, используемую в качестве оружия. Толстая металлическая палка, с круглым набалдашником. По тому, как он с легкостью проламывает деревянную столешницу на конторке, там минимум свинец.

Удивительно, но чем больше я двигаюсь, тем быстрее уходит ненависть, до этого буквально сжигавшая меня, а вместе с тем, будто сил прибавляется. И двигаться легче становится. Будто даже быстрее стал, хоть до сих пор и уступаю в скорости Илье.

Прыжок, уклон и снова отпрыгнуть. Все реже и реже хозяину кабинета удается коснуться меня своей внушительной дубиной. Он и до этого в полную силу ни разу не приложился, а сейчас и вовсе, лишь ветерок обдувает.

Маша по-прежнему стоит, застыв в одном положении. Глаза широко раскрыты, как и рот, будто продолжающий кричать.

А хозяин кабинета, похоже уставать начал. Уже не атакует веером. Пару раз даже останавливался, пока я прыгаю вокруг него. А что если попробовать атаковать?

Вот противник вновь делает короткую остановку в движении. Рывком сократить дистанцию и ударить коленом… Хоть куда-нибудь…

Зря. Это было опрометчивое решение. Илья ведь явно провоцировал меня на атаку, показывая свою якобы усталость. Только чудом удается разминуться с летящим в голову набалдашником и уйти в кувырок, даже толком не сгруппировавшись.

От набалдашника-то уйти удается, но вот от древка трости нет, судя по боли в правом боку. Все же дотягивается, хоть и вскользь. Неприятно. Очень жаль, что руки не работают. Долго я так не смогу изображать гимнаста. Ладно хоть пальто скинул, еще когда на полу около дивана сидел. Жарко было.

И снова уворот. Черт, надо переходить в атаку… Только, как это сделать… Думай голова… Думай…

Точно! Идея!

Резко сблизиться, подставляя левую руку, которой вообще не чувствую, под удар. Главное, проскочить набалдашник, что и удается. Толчок палки, конечно, тоже не сильно приятен. Но боли не чувствую. Вскинуть преплечье правой, блокируя удар свободной руки хозяина кабинета. Вот тут уже боль адская. Не понимаю, каким чудом меня от шока не отправляет в беспамятство. Но продолжаю движение… В эту атаку я вложил всю силу, оставшуюся злость и решимость.

Дотянуться лбом до лица врага. Оружия нет, рук нет, только голова и остается. Миллиметры… Хрясь!

По черепу разносится гул, а в глазах слегка темнеет. Вот это удар… Аж сам поплыл. Но главное, не это. Попал! Черт подери! Слава всем богам бездны… Я попал точно в нос противнику, вминая его в лицо и отбрасывая от себя в сторону… И плевать, что у самого звездочки в глазах. Главное, что Илья, чуть покачнувшись и теряя равновесие, спотыкается об упавший стул и опрокидывается на пол…

Борясь с головокружением, все же, удар получился не совсем лбом, а скорее макушкой, поэтому и последствия для меня неприятные, в пару шагов приближаюсь к сбитому с ног, но еще непобежденному врагу. Добить, скорее, пока он не очухался после удара. Рассматривать некогда. Нависаю над распростертым телом и заношу ногу для контрольного удара…

Глава 13

— ААААААА!!!! — крик боли, разносит по кабинету, отдаваясь эхом от стен.

Надо же, помещение вроде небольшое, а звук затихать никак не хочет. Больно ему видите ли… Как будто мне щекотно было, когда вторая рука ломалась. Пусть спасибо скажет, что кадык не вбил до самого позвоночника, в последний момент передумав и опустив ногу на локоть, дробя его к чертям собачьим.

Не то, чтобы я вдруг воспылал всепрощением, просто… Ну, я уже разок убил, так толком не разобравшись и даже не попытавшись договориться, человека. В следствие чего, проблем лишь добавилось.

Но и не скажу, что так уж сильно боюсь сейчас новых проблем. Да, не хочется. Не принципиально. Тогда чего я его решил не добивать? Да заткнись ты уже!

Коротко размахнувшись, бью ногой по голове лежащего на полу хозяина кабинета. Да-да. Не по-дворянски это. И вообще, лежачих не бьют. Так тех, кто не нападет исподтишка, не трогаю. Сейчас, повторюсь, не тот случай…

Вроде замолк. Булькает кровью из разбитого носа, но дышит. На всякий случай, ногой откидываю злосчастную трость, чуть не послужившую причиной моей смерти подальше. Лучше бы, вооружиться ею, но… Нечем мне держать.

Левую руку не чувствую, а правая, похоже, все-таки сломана. Тупая ноющая боль распространяется от предплечья вверх. Пальцы не хотят сжиматься. Сволочь! В приступе раздражения, снова пинаю поверженного хозяина. Но в этот раз по ребрам. Так, душу отвести. Особой злости уже и нет.

Что там Илья болтал? Типа я мертвяк и пожиратель? Чувствую, еще немного, и… Нет, пожирателем то не стану, но вот озверею это точно. И уже никак меня не получится разжалобить. Даже у Маши.

Собственно, именно девушка и стала причиной, почему я щажу сейчас хозяина кабинета. Видимо, когда я вписался головой в лицо Ильи, заклинание, заморозившее ее в одной позе, спало и она снова смогла двигаться.

Вот только, вопреки ожиданиям, не бросилась разнимать нас, а уселась на диван и закрыла лицо руками. Эмоции, которые я почувствовал, и остановили от рокового, для Ильи удара. Сожаление, желание остановить меня и в то же время, понимание, что я в своем праве.

Как-то так. Хотя, это очень упрощенное объяснение. Передать всю гамму эмоций, бушующих в этой маленькой, хрупкой и в то же время такой сильной девушке, передать словами сложно. Просто… Просто, я осознал, что этот Илья Богданыч, дорог ей. И… Не смог я его убить. Я ведь человек, в конце концов. Не этот самый пожиратель, высасывающий души людей и магов. Человек…

Размышляя, что делать дальше, меряю шагами кабинет. На Машу смотреть не хочется. Не то чтобы я на нее зол. Скорее, огорчен и разочарован. Ну, да ладно. Вон, отец, думаю, тоже мной не сильно доволен, после моих выкрутасов. Пить хочется, что прям вообще…

Как назло, вода вот она — на столе стоит, только вот взять мне ее нечем. Просить девушку не хочу. Потерплю. Но, черт побери, дальше то что? Не знаю. В ловушке оказался и без каких-либо идей, как действовать дальше. Еще и эти видения…

Илья понемногу очухивается, если судить по эмоциональному фону. Но не показывает, что пришел в себя. Лежит неподвижно, что-то замышляя. Нехорошее. Урод. Ну вот зачем было на меня нападать? Я ж просто хотел получить ответы на вопросы и объяснение не обоснованной предъявы.

А хозяину кабинета все неймется. Чувствую, как он напрягся, готовый к атаке. Ага, сейчас… Погоди. В два шага разбегаюсь, и все массой приземляюсь на колено. Хруст и новый крик.

Нечего тут…

— Марк. — Тихий оклик Маши не сразу и расслышать можно из-за крика Ильи, корчащегося от боли на полу.

Он меня конкретно выбешивает. Нет бы лежат и ждать, пока я думаю. Замышляет чего-то, сволочь. На! Ребра еще целые? Так я это исправлю. А пока, чтоб еще чего не удумал, короткими, не злыми и не особо сильными пинками, разминаю корчащееся на полу тело. Профилактику провожу, так сказать.

— Марк! — Чуть громче, снова зовет меня Маша.

— Что? — Не прерывая своего занятия, все же решаю откликнуться.

— Прекрати. Хватит.

— В смысле хватит? — Наступаю на кисть здоровой руки Ильи, которой он пытается что-то нащупать на полу. По голове больше не бью. Он и так едва в сознании держится. Выключится и боль не будет чувствовать.

— Не надо его бить.

— Так я и не бью. — Пожимаю плечами и примериваюсь бедру пока еще неповрежденной ноги Ильи. — Я воспитываю.

— Марк… Ну, пожалуйста…

— Что пожалуйста? Маша? Что? — Прекращаю пинать потерявшего все же сознание Ильи и спокойно поворачиваюсь к ней. — Почему он вообще напал на меня? Я разве сделал ему что-то плохое? Всего лишь хотел, да и сейчас хочу, чтобы мне, кто-нибудь объяснил, что происходит.

— Марк…

— Марк, Марк. — Передразниваю. — Я уже почти шестнадцать лет Марк!

— Марк, послушай… — В интонациях Маши мелькает легкий испуг, который она тут же давит, сосредоточившись на чем-то. Жаль, мысли читать не могу, только эмоции. Очень мне интересно, что же в голове у этой девушки, которую я искренне считал своим единственным другом. Нет, пожалуй, и сейчас считаю, но… Но уже не доверяю. — Ты же не такой… Я знаю… Не злись. Успокойся, пожалуйста.

— Не такой… — Внезапно, я и правда успокаиваюсь. Ноет рука, пить хочется все сильнее. Поморщившись, прекращаю бесцельное брожение по кабинету и усаживаюсь на стол, как до этого сидел Илья. — Не такой — это какой? Не пожиратель? Так это я и без тебя знаю. Не обычный человек? Тоже не новость. Лет с пяти, каждый, кто был рядом, постоянно мне напоминал о том, что я эмпат и менталист, и нужно быть максимально осторожным. Какой я? Не такой…

— Не злой. Ты добрый. Я же знаю… — Маша что-то совсем угасает. Неуверенность приходит на смену сосредоточенности. Видимо, не ожидала, что я так резко успокоюсь.

— Добрый… — Задумчиво мотаю ногами. — С чего ты это взяла?

— Ну… ты же всегда был ко мне добр. И это…

— Вот именно — к тебе. Ты думаешь, я жалею о тех, кто погиб при взрыве в твоем доме? Или о том ростовщике? Или может об убийце на заводе? Нисколько. Мне жаль дядю Мартына. Правда, жаль. Жаль, твою собаку, но… Я не добрый. — Перебиваю. — Маш… ты мой единственный друг. Была…

— Почему была? А сейчас?

— А сейчас… Не знаю, Маш. — Пытаюсь выдавить из себя улыбку. — Я дружил с обычной девочкой, дочерью кожевника. А теперь. Вот ты говоришь — я не такой. А ты? Кто ты? Кто он? — Киваю головой в сторону все еще бессознательного тела Ильи. Видимо, не рассчитал я немного с воспитательной обработкой. — Ты не спеши. Подумай… И расскажи честно. Кто ты такая, как связана с этими людьми, и, пожалуй, это самое главное — откуда ты так много знаешь про менталистов. Оказывается, я вообще ничего не знаю о тебе…

— Я… Я не могу… — Маша опустила голову вниз, и вся сжалась, становясь еще меньше. В воздухе повеяло тоской.

— Почему?

— Мне… Мне нельзя об этом рассказывать.

— Хм… И кто же тебе запретил? Единый? — Ну вот чего она, в самом деле.

— Нет. Я. — Голос, раздавшийся от двери, ведущей в коридор, заставляет меня подпрыгнуть на месте.

Слишком неожиданно раздается. И главное — я не почувствовал вошедшего человека. Вообще, будто и нет его. Но не может же меня собственное зрение обманывать. Человек есть, и я знаю его, вот только меньше всего ожидал здесь увидеть. Кого угодно, даже отца, или Акима, но не… Отшельника.

— Дядь Слав?

— Дедушка?

Наши с Машей голоса слова звучат одновременно. Удивленно перевожу взгляд с дяди Славы, того самого отшельника-лекаря на девушку и обратно. Что-то я совсем запутался.

— Ерофей, иди распорядись насчет комнат для этих двух… — Дядя Слава оборачивается в коридор, отдавая распоряжение тому бугаю, который нас встретил, совершенно не обращая внимания на наши возгласы. — Пусть операционную подготовят и баню. — Это он уже добавляет, оценив наш с Машей вид. — Мда… Красавцы…

Отшельник, в своем неизменном плаще с глубоко надвинутым на лицо капюшоном, прошелся по кабинету и присел рядом с едва дышащим Ильей.

— Внуча, — видимо убедившись, что тому ничего не угрожает, дядя Слава выпрямляется и поворачивается в сторону Маши. Она, при появлении отшельника вскочила на ноги, но так и не решилась к нему приблизиться. — Ну и что вы тут устроили? Я же просил присмотреть за этим оболтусом, а ты… — В его глазах мелькнули огоньки, а на лице проявилась легкая улыбка. — А, ладно… — Машет рукой.

— Дедушка… Папу убили… — Маша нерешительно делает шаг навстречу мужчине, будто не зная, как себя вести.

Дядя Слава же, подойдя к ней, просто сгребает ее в охапку и прижимает к себе, гладя по голове.

— Я знаю, внуча…Но теперь все будет хорошо, я здесь. Прости, не мог раньше прийти. — Что-то еще говорит, но я уже не слушаю, пытаясь понять, что происходит. А Маша снова плачет. Навзрыд, вжимаясь в широкую грудь лесного затворника.

А я чувствую, как меняются эмоции Маши. Уходит неуверенность, растерянность и напряжение. Она плачет, но с каждым мгновением, ей будто становится легче и спокойнее… А про меня будто все забыли. Так и стою у стола, не зная куда себя деть.

***

Что может быть лучше, после тяжелого дня, и не менее тяжелой ночи, которая все никак не заканчивается, чем хорошо натопленная банька? Наверное, ничего… Вот только, не в моем случае. Это вот Маша, думаю, хорошенько попарится и погреется. У нее то руки целые, в отличие от моих.

С появлением дяди Славы, как-то все так завертелось, закрутилось, что я и словом ни с кем не перекинулся. Пока он утешал разрыдавшуюся Машу, в кабинет набился народ. Меня просто задвинули в угол, напрочь проигнорировав. Распоряжался всем Ерофей. Пара крепких мужиков, положили на носилки Илью, и куда-то унесли.

После появилась женщина лет сорока, которая забрала Машу. Меня по-прежнему никто не трогал. Лишь дядя Слава, отдав какие-то распоряжения Ерофею, уже направляясь к той двери, через которую пришел Илья, кивком головы позвал за собой. Так же молча мы прошли насквозь несколько комнат, в итоге оказавшись на улице. Точнее, во дворе.

— Вот баня. — Дядя Слава показал рукой в противоположный конец вычищенного до голых досок настила двора. — Там тебя встретят.

— Дядь Слав… — Решаюсь все же открыть рот, в попытке выяснить, что происходит.

— Потом, Марк. Давай, иди отмывайся. Одежду, взамен твоего тряпья выдадут и ко мне в операционную проводят. — Отшельник тяжело вздыхает. — Там поговорим.

— А…

— Потом, Марк, все потом. Извини, но воняет от тебя… — Он чуть усмехается. — Будто в выгребной яме выкупался. А с рукой что? — Видимо, только замечает мои висящие плетьми конечности.

— Разрезана.

— Я про другую. И так вижу, что перевязана. А уж в качестве шины использовать «Хранитель душ», так и вовсе оригинально.

— Это не шина. Жгут нечем было затягивать. — Меланхолично поясняю. Отметив, то как мой стилет назван, но не став расспрашивать подробнее. Горячка боя уходила, и я с каждой минутой, чувствую себя все хуже. Слабость возвращается. — А вторая… — Пожимаю плечами. — Сломана думаю.

— В смысле? И ты так спокойно об этом говоришь? — В голосе мужчины мелькает беспокойство. — Сильно болит?

— Да нет, терпимо.

— Ладно. Давай бегом в баню, отмойся, а потом ко мне в операционную. — Дядя Слава, немного подумав, все же оставляет в силе свое предыдущее решение. — Если все это время терпел, то еще десяток минут выдержишь. — Он уже собрался было уходить. — Так, хотя подожди. Вот это я заберу, от греха подальше. Повернись-ка. — Чуть толкает меня плечо, так, чтобы я повернулся левым боком к нему.

Безропотно подчиняюсь, не видя смысла сопротивляться. Черт… Я даже не замечаю движения, не говоря о моменте, когда в руке отшельника появляется почти такой же, как мой, стилет, которым он одним движением срезает импровизированный жгут.

— Не хватало еще, чтоб кто-нибудь его случайно коснулся. — Свой стилет, он уже убрал, а вот мой вертит в руке. — Надо же… Не думал, что он когда-нибудь найдется. — Чуть дергает головой.

Последнюю часть фразы я толком разобрать не смог. После того, как дядя Слава срезал жгут, кровь, до этого не стоявшая в сосудах, рванула вниз по руке, вызвав приступ боли. Но лишь на короткий миг. Потому что боль сменяется головокружением и тошнотой. Чтобы немного прийти в себя, поднимаю голову в небо. Там снова тучи и падает снег… Уф… Вроде легче.

А повязка, наложенная Машей, уже кровью пропиталась… Точно. Маша.

— Дядь Слав, а почему нельзя стилет брать? — Чуть очухавшись, задаю вопрос.

— Потому что, он признает только одного хозяина. Всех остальных — убьет. Это не простой клинок… — Задумчиво вертя мой стилет в руках, погруженный в свои мысли, отвечает он. — Хотя… Ментального мага, усилит. Но такие, как ты одаренные, редкость.

— А вы? — Мне плохо, но важно выяснить. Глядя на то, как абсолютно спокойно проверяет пальцем остроту лезвия, задаю еще вопрос. — Вы тоже менталист?

— Я то… — Отшельник усмехается. — Ну… Так, с тобой не сравнить. — уклончиво как-то.

— Значит, Маша тоже?

— Что тоже?

— Ну, она менталистка?

— С чего ты взял?

— Она этим стилетом одного из напавших на нас проткнула. — Совершенно спокойно выдаю информацию, которая меня обеспокоила после того, как я услышал о его опасности. — И вроде жива…

— Как? Как давно это было? — Отшельник разом стал серьезен и сосредоточен, и от него резко повеяло угрозой. Повернулся ко мне, и, кажется, в его глазах сверкнули молнии.

Утверждать точно не буду. Не в том состоянии. Может показалось.

— Не знаю. В полночь может…

— Так, Марк. Давай, бегом в баню. — Дядя Слава, до этого не особо спешивший, вдруг заторопился. — Там Арсений. Поможет помыться и перевяжет. Потом ко мне.

И тут же отвернувшись, дядя Слава быстрым шагом исчезает за все это время так и стоявшей открытой, дверью оставляя меня в одиночестве. Понимаю, что ничего не понимаю…

Стараясь не выключится, медленно побрел в указанном направлении. Мысли едва ворочались. Я все не мог понять, кого же мне сейчас напоминает отшельник, оказавшийся не таким уж и затворником. Будто бы, совсем недавно видел. Наверно, это от слабости и ранений. Да еще и головой ударился к тому же прилично.

Удивительное дело, но сейчас я спокоен. Совсем недавно, внутри этого постоялого двора, меня хотели убить. А сейчас я совершенно спокойно иду, без охраны и присмотра по двору. В голове никак не укладывается.

На улице, несмотря на отсутствие луны в небе, не так уж и темно. Это из-за снега. Было бы лето, точно бы ни зги не разглядел. Снег…

Как вспышка в голове. Видение-воспоминание. Точнее, воспоминание из того видения…

«…- Запомни, Марк, как бы тебе не было плохо и тяжело — этот клинок тебя защитит. — Человек чуть запнулся, будто раздумывая. — А теперь, Марк, слушай и запоминай. Видишь, — Сильные руки разворачивают меня вокруг оси. — Тропинка. Там, как пройдешь, тебя уже ждут.

— Мама и папа? — Вглядываясь в вихляющий след, между деревьев, уточняю у сопровождающего.

— Да, мама и папа. — Как-то печально вздохнув, подтверждает мои слова человек в плаще. — Давай, беги. И не оглядывайся только. Хорошо? …»

Там… В лесу. Давно-давно. Человек, вручивший мне клинок… Дядя Слава. Пораженный пришедшей мыслью, застываю на месте в двух шагах от предбанника.

Не знаю, чтобы я сделал, если бы в это время, не открылась его дверь и полоса света не упала, рисуя тропу…

— Заходь, малой. Чаво встал. Выстынет же… — Потерянный, механически переставляя ноги, иду на зов банщика, видом заждавшегося посетителя.

Глава 14

— Проходи. — Дядя Слава, встречает меня на входе в операционную, до дверей которой меня проводил молчаливый банщик.

Сам процесс помывки, прошел очень быстро и не особо приятно. Арсений, встретив меня в предбаннике, помог раздеться. Ну, как помог. Просто срезал мои лохмотья с тела и бросил в углу предбанника. После чего, так же, после быстрого осмотра, срезал повязку с зашитой Машей руки и провел в помывочную.

Рана выглядела уже не так страшно, но все равно, шов, покрытый корочкой засохшей крови, аппетиту не способствовал. В парную я, хоть и надеялся, попасть было не суждено. Видимо, банщик, оценив мои повреждения, не рискнул. Потер меня мочалкой, стараясь не тревожить раны. После чего, залил рану, судя по всему, какой-то обеззараживающей жидкость, обмотал свежим бинтом и, вручив махровый теплый халат и меховые тапки, проводил сюда.

Я еще удивился, что меня практически голым снова отправят на мороз, но нет. Просто прошли по длинному коридору и остановились у, даже на вид тяжелой, полностью металлической двери, покрытой по всей поверхности надписями руническим алфавитом. Интересно…

Зачем такая защита, для операционной? Попытался представить, чего можно такого ценного хранить в ней, чтобы такие двери ставить? Я в рунах не особо силен. Так, знаю алфавит, и даже могу с его помощью чего-то записать. Пытаюсь прочитать надписи на двери, но абракадабра какая-то выходит. Явно не русский язык. Да и ладно.

— Марк, чего застыл, как статуя? Давай проходи, и дверку за собой прикрой. — Дядя Слава, успевший пересечь операционную, оборачивается.

А я и правда, едва переступив порог, встал столбом озираясь вокруг. Если честно, ожидал увидеть несколько другое. Что-то вроде того, как в обиталище отшельника в горах. Кучу склянок, банок, каких-то трав и прочего атрибута, используемого лекарями. На крайний случай, помещение в стиле лицейского лазарета.

В принципе, похоже на последнее, но… Лишь слегка. Большое, с высокими потолками помещение, залитое ярким белым светом. Посреди стоит огромный хирургический стол, рядом с котором стойка на которой уже разложены инструменты. Часть узнал, а вот часть совершенно незнакомы.

Но не это самое впечатляющее. По бокам от операционного стола установлены… Кажется, это называется мониторы… Светятся чуть зеленоватым цветом, и на них какие-то цифры и буквы написаны. Я… Я уже бывал в подобном помещении…

Память. За последние дни, я смог вспомнить из раннего детства, больше, чем за десять прошедших с момента, когда меня подобрали на дороге, лет. И это окончательно выбивает меня из колеи… В голове просто сумбур какой-то.

Да еще и дядя Слава… Я раньше его всегда видел только в плаще и капюшоне. Удивительно, но даже когда он меня в лесу нашел, заблудившегося, он тоже был в плаще… А сейчас иначе.

Аккуратный, выглаженный халат, на голове белый колпак и на лице марлевая маску. На руках тонкие, полупрозрачные перчатки. Интересно, из чего сделаны? Из рыбьего пузыря что ли? Первый раз вижу…

— Ну? Ты чего? — мужчина, который сейчас совершенно не походит на самого себя, так и не дождавшись, пока я сдвинусь с места, подходит сам.

— Откуда… Откуда здесь все это? — Внезапно охрипшим голосом, задаю вопрос.

Дядя Слава, как-то замешкался, сдвинув брови и нахмурившись глядя на меня.

— Вспомнил? Вспомнил… — Не знаю, что он смог понять, но тяжело вздохнув, поправил маску и продолжил. — Марк, давай так. Сейчас я тебя осмотрю. Чуток подлечу, а потом мы с тобой поговорим. Хорошо? — его голос звучит слегка печально и устало.

Я лишь согласно киваю головой.

— Тогда давай приступим.

***

— Сколько пальцев? — голос дяди Славы звучит глухо, едва пробиваясь сквозь пробки в ушах. — Сколько пальцев видишь?

— Два. Нет… Три. — С трудом разлепив глаза и проморгавшись, фокусируюсь на руке отшельника, тычущего мне ее в лицо.

— Правильно. Как себя чувствуешь? — дядя Слава выпрямляется и поворачивается к небольшому столику, на котором разложены окровавленные инструменты, которыми он меня оперировал. При виде крови, слегка мутит. Но это похоже действие лекарства обезболивающего.

— Нор… Нормально. — В горле пересохло, поэтому слова даются с трудом.

— Попробуй рукой пошевелить. — Дядя Слава, держа в руках какую-то штуковину, с которой свисают какие-то непонятные веревочки, разных цветов с прищепками на кончиках.

Пытаюсь сделать, то что он велит. И… Рука слушается! А вторая? И вторая тоже. Хоть и с большим напряжением, но обе кисти сжимаются в кулаки и разжимаются. Правда, немного болят. Но по сравнению с тем, что было — сущая ерунда. Я наконец-то перестаю чувствовать себя никчемным калекой, который без чужой помощи даже попить не сможет и в туалет не сходит.

— Великолепно… Просто великолепно… И даже сильно-могутные колдунства не пришлось применять. — Бормочет, себе под нос отшельник, сейчас больше похожий на какого-то профессионального доктора, чем на затворника, живущего в горной глуши, среди буреломов. — Сейчас еще кое-какие тесты сделаем, и все. Дай-ка руку… — Берет мои пальцы и начинает цеплять прищепки от устройства в своих руках. — Да не дергайся ты. — Это уже я, когда холодный металл коснулся ногтей, непроизвольно сжимаю руку. — Вот. Теперь закрой глаза и постарайся расслабиться. — Прицепив устройство к моим конечностям, отдает мне очередную команду.

Хм… Если с первым никаких проблем, то вот второе… Глубоко вздохнув, откидываюсь на спинку огромного кресла, и закрываю глаза, пытаясь ни о чем не думать…

Легко сказать, а вот сделать… Посчитать в уме что ли? До миллиона, или до миллиарда лучше. Вопросов накопилось столько, что уже и не уверен, а нужны ли мне ответы на них. И с какого начать? Дядя Слава обещал обсудить все после того, как здоровье мне поправит, и я уверен, что так и будет. Но о чем мне его спросить в первую очередь?

О своих странных видениях и воспоминаниях? О том, где мой дом и родители? О моих способностях, в которых я тоже не очень разбираюсь? Или может о тех устройствах, что в этой «операционной» находятся? Да нет… Маша же еще есть. Тоже интересно… И про стилет Пал Егорыча. Хотя, если верить моим воспоминаниям, все же мой стилет, который я потерял в том странном лесу, еще в детстве…

— Марк, ты что творишь!? — Голос дядь Славы вырывает меня из круговерти мыслей. — Ты мне сейчас все оборудование пожжёшь тут! Успокойся немедленно.

— А я чего? Я ничего. — Открываю глаза и наталкиваюсь на обеспокоенно-осуждающий взгляд отшельника.

— Так, ладно. — Пристально всматриваясь в мое лицо несколько секунд, дядя Слава отцепляет прищепки. — Вроде все в порядке. Пойдем, в кабинете обсудим дела наши тяжкие. — И отворачивается, бормоча себе под нос. — И угораздило же меня с этими магами связаться…

***

— Располагайся, где тебе больше нравится.

Кабинет. В него мы попадаем, пройдя через еще одну дверь, испещрённую рунами. Понять, что написано, мне так и не удается. Интересно, зачем тут столько магической защиты? Почему я решил, что это защитные заклинания? Ну тут все просто — что еще можно на входе сделать, кроме защиты.

Само помещение… Оно похоже и не похоже одновременно на любой рабочий кабинет. Стол, кресло. Небольшой диванчик у стены. Справа виднеется пара дверей, но уже не таких монументальных. Обычные, межкомнатные деревянные двери.

— Марк, ты чего-то прям сильно заторможенный. — Отшельник, уже успевший переодеться, появляется из соседнего помещения, как раз за одной из двух дверей, а я все еще стою рядом с входом. — Проходи.

— А? Да, сейчас. — Мотнув головой, робко делаю несколько шагов и усаживаюсь на диван.

Кажется, меня уже ничто не могло сбить с толку, после операционной, которая однозначно давала понять, что дядя Слава, кстати, а как его полное имя я ведь даже не знаю, точно знает, где находятся мои родные мама и папа. Я даже уже набрался решимости во чтобы то ни стало, узнать у него это. Причем, прибегнув к самым радикальным методам, вроде пыток. И то, что на этом «постоялом», три раза ХА, дворе куча народу, а он вроде, как тут главный, или что-то типа того, и то что подлечил мои раны, не останавливало.

Как будто с тем видением, рухнул блок на моей памяти и сейчас, любая деталь, вызывала к жизни, все новые и новые воспоминания. А уж когда я зашел в кабинет, они пошли сплошным потоком.

Папа, он часто брал меня с собой на работу, когда я был маленьким. И у него был такой же кабинет. Тот же минимум мебели, монитор на столе, и еще один, огромный, на стене. Никаких картин, или еще каких-то украшательств. Только шкаф с папками.

Здесь его нет. И окно. Огромное, в половину стены. Папа всегда его закрывал, когда я приходил с ним. Но все равно, я по долгу стоял и смотрел в окно на город, с высоты лежащий будто на ладони…

— Чай будешь? — Снова выдергивает из воспоминаний голос отшельника.

— Да, спасибо. — Принимаю протянутую кружку, над которой вьется легкий парок.

Погрузившись в воспоминания, не заметил, когда и где дядь Слава успел сделать чай. Делаю маленький глоток, боясь обжечься. Рука, та, про которую я думал, что сломана, но оказалось, что просто сильный ушиб, слушается плохо, и слегка ноет, но все же могу держать терпкий напиток. Чай помог. Наконец концентрируюсь на происходящем.

Странно, вот вроде смотрю в лицо дядь Слава, а полностью выхватить его облик не получается. Интересно, он что использует заклинание отвода глаз? Зачем? Раньше за ним такое не водилось, вроде…

Или водилось? Пытаюсь отыскать в памяти образ отошедшего к столу и вставшего, оперевшись спиной на него отшельника, так же прихлебывающего из кружки, и не могу… Нет, вроде и есть что-то, но так. Общими мазками… Черт, но я же точно знаю, что это именно с ним я тогда шел по зимнему лесу…

— О чем задумался, Марк? — Так и не дождавшись с моей стороны инициативы, первым молчание нарушает хозяин кабинета. Сейчас, в тонкой бежевой рубашке и синих брюках, он совершенно не похож на себя.

— О том, почему я никак не могу вспомнить вашего лица и сейчас не могу его рассмотреть. — Не задумываясь, отвечаю. Действительно, чего выдумывать. Можно просто спросить.

— Хм… Так тут все просто. Никто не может. И ты не можешь. — Пожав плечами, отвечает он.

— Это как? Заклинание такое? А я могу его… Ну, это… — Бросает меня, конечно, из крайности в крайность, но шанс разом решить проблему с опознанием, очень даже ничего. — Так же, чтоб нельзя было…

— Можешь, только зачем? — Дядь Слава чуть кривит губы в улыбке. — Не самая приятная процедура, надо сказать.

— Как это зачем? — Теперь уже удивлен я. — Меня же ищут, а так я…

— Все равно не сможешь спрятаться. — Мой собеседник тяжело вздыхает, ставя кружку на стол рядом с монитором компьютера. О! Точно. Компьютер, вот как называется эта штука на его столе. Вспомнил. — Так смысл уродовать себя татуировками.

— А вы? Вы зачем? — Хм, так значит, это не заклинание….

— Так получилось, что у меня в определенный момент, просто не оказалось выбора. Только в отличие от тебя, я не маг, и мне этот способ помогает.

— Не маг? Но… — Признание отшельника, честно удивляет. Я же сам видел…

— Ну, точнее не так. Я не совсем маг. Даже ты, необученный и едва-едва инициировавшийся, ничего не умея, сможешь больше моего.

— А как же… Вы же… Я думал… — Как-то разом потерян.

— Что подумал?

— Вернете меня домой…

— Хм, ну это не проблема. С утра дам в сопровождение людей, они выведут тебя из города и проводят до поместья. — Он снова кривит губы в улыбке. Странно, я четко вижу детали на его лице, вот как эту гримасу, но полностью все равно не могу различить. — Там уже Глеб Георгиевич встретит, потом и я подтянусь. Это не проблема, Марк. Проблема в том, что ты засветился, и теперь придется продумывать, как быть дальше. Хорошенько продумывать… — Дядь Слава, будто в собственные мысли нырнул, последнюю фразу произнося, как-то отстраненно.

— Нет, не в поместье. — Отрицательно мотаю головой. — Домой. Туда, к маме и папе. Откуда вы меня забрали десять лет назад. — Упрямо сжимаю губы и пристально смотрю на мужчину.

В кабинете повисает пауза. Дядя Слава, как-то устало трет пальцами глаза и начинает медленно ходить взад-вперед по помещению, не спеша отвечать. Будто обдумывая что-то. А я весь замер, в ожидании вердикта. Все десять лет, я мечтал вновь увидеть своих родителей. Только сегодня понял, точнее вспомнил, что меня привели из другого мира. Хотя, все же понял… Кое-какие воспоминания и до этого были, но я думал, что это просто очень далекая страна. Но нет…

И вот сейчас, человек, который привел меня сюда, не торопится с ответом на мою просьбу. Только подумать… Все эти годы, он ведь был на расстоянии вытянутой руки… А я писал письма, не зная, как их отправить и куда…

— Домой… — Дядь Слава наконец останавливается, взяв в руки какой-то черный продолговатый предмет и повернувшись к экрану на стене. — Марк, прости, но это не в моих силах. Твой мир… Мне даже в одиночку туда пробиться сложно, а если и вести тебя, то скорее всего, мы просто не дойдем.

— Но как же… Вы же привели меня сюда. И вот это все, — обескураженно обвожу головой обстановку вокруг. — Это ведь из моего мира. Я уверен…

— Нет. Из похожего, на том же уровне технического развития, но не из твоего. — Отшельник что-то сделал и огромный экран засветился мягким синим цветом. — Он гораздо ближе к этому миру, чем тот из которого пришел ты… Да и я тоже… — На экране появились какие-то надписи.

— Вы обещали. Тогда, в лесу. Вы обещали отвести меня к маме и папе. — В душе опустошенность. Вердикт вынесен. И сильно сомневаюсь, что получится как-то надавить на мужчину.

— Обещал… — На огромном экране появилось изображение. Какой-то город, будто с высоты птичьего полета нарисованный. — Я помню, что я обещал. А еще… — Отшельник тяжело вздохнул и повернулся в мою сторону. — Ты обещал мне не сходить с тропы. Но сошел…

— Так значит…

— Нет, не значит. Я всегда держу слово, поэтому все равно однажды приведу тебя домой. Один раз, я уже смог пройти тем путем, думаю, получится и еще раз…

В моей душе вспыхивает надежда, но тут же гасится следующей фразой.

— Только, для этого, понадобится не один год, и даже не два. Может сотня, может меньше или больше. Которые еще надо умудриться прожить. Причем, не просто отсидеться в глухом углу, а готовиться.

— Сто лет… — Слова дяди Славы буквально вдавливают меня в диван.

Честно признаюсь, не такого я ждал, после того, как вспомнил свой путь тогда. Надеялся, что стоит только мне попросить, и отшельник тут же проводит меня куда надо. Наивно, чего уж, но иначе как?

— Но ведь вы же ходите в другие миры? — Делаю попытку зацепиться за нестыковку в его словах и событиях.

— Хожу. — Отшельник не отрицает очевидного факта. — Только, у меня дар такой от природы. — Чуть ухмыляется, но как-то грустно. — А у тебя такого дара нет.

— Но вы же один раз смогли пройти вместе со мной между мирами. И, я не помню, чтобы это было сопряжено с какой-то сложностью для вас.

— Потому что ты видел конечный результат, который я очень долго и упорно готовил.

— Зачем? Зачем вы это сделали? — Меня внезапно осеняет, что уперевшись в саму возможность вернуться к родителям, так и не спросил, почему дядя Слава вообще меня забрал из машины.

Вновь повисла пауза. Отшельник так и держит продолговатый предмет в руке, с помощью которого он управляет экраном на стене. Панорама города на нем, чуть дрогнув, меняется на другое изображение.

— Это был единственный шанс спасти тебя… — Как-то печально и с сожалением произносит наконец дядя Слава. — Провести Перуновой тропой, чтобы спасти…

Глава 15

— Что там? — Ерофей, возглавивший наш небольшой отряд, свесился с седла к одному из охранников, отправленных с нами в дорогу.

— Непонятное что-то командир. На посту тишина. — Крепкий мужчина, затянутый в белый маскхалат и с маской на лице, из-за которой только глаза и видны, в полголоса начал доклад. — Я метров с двадцати осмотрелся. Шлагбаум поднят. На дороге следы верховых. Будто отряд прошел. Часовых не видно, хотя дым из караулки идет. Странно это. Пограничники ребята опытные, не должно быть так, что ни одного часового не выставили. Что-то тут не так. Тебе бы самому глянуть.

Ерофей задумался. Не доверять подчиненному у него причин не было, поэтому, легко спрыгнув с коня, и передав поводья направляется в середину отряда. А, нет. Не в середину, ко мне. Я гарцую на предоставленном мне вороном жеребце чуть через пару воинов, прямо перед возком, в котором, как какая-то царица, едет Маша.

Хотя почему как? Конечно, не совсем царица, всего лишь наследница престола Мидии, но особой сути это не меняет. Мда, если честно, до сих пор немного в шоке, от того вороха информации, который вывалил на меня дядя Слава.

После тех его слов, о моем спасении, мы с ним еще долго разговаривали. Точнее, говорил дядя Слава, а я лишь слушал… Не все оказывается, так плохо, как показалось, когда он мне сообщил, что вернуть в родной мир, он меня не сможет.

И изначальная цифра, в сотню лет, была так сказать, наиболее неблагоприятным результатом. Про то, что сожжение моей тушки на костре, или еще какой способ потерять буйную головушку склонную к авантюризму, будет более неблагоприятным, он благородно умолчал. А я не стал интересоваться и углублять данную тему.

Кстати, за то, что я покалечил Илью, он лишь слегка меня пожурил. Ну, вроде, нельзя так со старшими. Аргумент, что тот меня вообще-то чуть не убил, а всего лишь защищался, отметен, как не существенный. Как там, дядя Слава выразился?

«— А ты чего хотел? Маша страшилок рассказала, что ты инициироваться начал, раны на тебе смертельные, да еще и метка Морены на нижнем веке? — И так со смешком продолжает. — Если б я не знал всей подоплеки этой истории, тоже бы тебя постарался удалить с этого плана реальности. Или самому удалиться. Тут уже, как повезло бы. Никому не хочется, чтобы менталист, превратился в лича. Жить все хотят. Поэтому, вполне Илью понимаю. Он просто решил, что ты мертвый. Хе-хе…»

Мда, юмор у него, конечно, тот еще. Но опять же, все не так страшно оказалось. То, что Илья принял за метку богини смерти, оказалось последствие моего перехода по Перуновой тропе. Да с инициацией все не так просто тоже. Потому, то, что, Маша приняла за обретение мною силы, всего лишь оказалось вполне себе безопасным, для моего разума, а не для окружающих, конечно, прорывом ментального блока, который мне в детстве Пал Егорыч устанавливал. Пока он жив был, это помогало мне оставаться относительно незаметным, а с его смертью… Да уж… Кстати, тот же ментальный блок, и на память мою влиял. Поэтому, все видения и воспоминания, обрушившиеся на меня, тоже следствие гибели учителя арифметики.

Вот тебе и обыкновенный учитель. И ведь никто даже не узнал, что он ментальный маг, хоть и слабый. Как отлично скрывался-то. И если бы не мой совершенно случайный срыв, то и дальше никто бы ничего не понял. Интересно, почему было меня не научить такой маскировке? Зачем нужен был искусственный блок?

Вот сейчас, прокручивая в памяти разговор, вопросы сыпятся сами. А в тот момент, будто язык приморожен был. Ну, ничего, как только дядя Слава прибудет в поместье, я все у него выпытаю. И у отца тоже.

По ходу разговора, у меня сложилось впечатление, что много мне не договаривает дядя Слава. Он мельком обмолвился, что мой срыв нарушил какие-то серьезные планы на мой счет. Но на уточняющие вопросы, лишь отмахнулся, что мол ерунда это все теперь. Время назад не открутишь, вот и нечего мне заморачиваться.

«— Нет, Марк, ну вот теперь-то чего по этому поводу париться? Все, им не суждено сбыться. Переиграть не получится. Да и времени у нас не так уж и много до выхода каравана. — Отмахивается от моих расспросов.

— Какого каравана? — это я уже.

— Который вас с Машей вывезет в безопасное место. В городе тебе находиться по-прежнему опасно.

— А Маше?…»

Как оказалось, Марии Мартыновне, в городе находиться было чуть менее опасно, чем мне, но тоже не стоит. Она засветилась рядом со мной. И если заинтересованные лица начнут копаться, то такого накопают, что проблем лишь добавится.

«— Марк, ты, только не обижайся, но… Вы просто несопоставимые величины. Маша… — Отшельник тяжело вздыхает. — Она единственная уцелевшая из правящей династии Мидии. Если хоть кто-нибудь узнает правду о ней, то… Второй раз я уже не смогу ее уберечь. — Эмоций его я так и не чувствовал, но вот тон… Я просто понял, что не стоит продолжать расспросы, но не удержался.»

Оборачиваюсь на возок, в котором сидит Маша. Оказалось, что она верхом ездит не умеет, поэтому путешествует вот так, с комфортом. Если честно, тоже бы не отказался, но мне вручили скакуна и кавалерийский палаш, поэтому трясусь в седле.

Мы с ней, с того момента, как меня дядя Слава забрал из кабинета Ильи, и словом не перекинулись. Как-то не до того было. После разговора с ним, я просто вырубился, прямо там, на диванчике. Поспать толком, конечно, не удалось, но пару часов все же покемарил.

А потом был быстрый завтрак, сборы. Хмурый Ерофей, выдал мне новенькую форму, странной, песчаной расцветки и без знаков различий, теплый ватник и палаш. Дядя Слава появился уже перед самой отправкой. Машу привел. Ну, заодно мне какое-то зелье выдал, заставив сделать пару глотков при нем, и посоветовав принимать, если устану сильно. Стимулятор, так понимаю.

С другой стороны, я и правда чувствую себя довольно бодро. С учетом сумасшедшей ночи и предстоящего пути, очень даже в тему. Ну, заодно и стилет вернул. Кстати, теперь я хоть немного понимаю, как он работает. И почему его никому не стоит использовать кроме того, к кому привязан клинок. Или опытного менталиста. Например, такого, каким был покойный Павел Егорович.

— Марк, тут твоя помощь бы не помешала. — Пока я был погружен в воспоминания, Ерофей уже подошел. Не скажу, что неожиданно. В отличие от дяди Славы, а теперь и Маши, его эмоции я чувствую великолепно. Можно сказать, мысли могу читать. Ну, не все, конечно, поверхностно, но все же.

— Да, без проблем. — С удовольствием, все же задницу я себе отсидеть успел, пока отряд выбирался из города, покидаю седло. — Что нужно?

— Разведчик докладывает, что на посту никого нет. Проверить бы надо.

Никакого подвоха в словах Ерофея нет. И вообще, ко мне он относится абсолютно нейтрально. Хоть и прослеживается в нем легкое беспокойство, но это не в мой адрес. Действительно, после снятия блока, мои способности увеличились кратно, да еще и отшельник кое-чего рассказал.

«— Да нет особой разницы между ментальными магами, или теми же стихийниками. — Дядя Слава на мой вопрос, почему так не любят люди менталистов, но спокойно относятся к остальным магам. — И те, и другие оперируют одной и той же энергией. Единственное существенное отличие — это строение мозга и пропускная способность энергетических каналов конкретного организма. А так, любой маг может раскачться до уровня так называемого «менталиста». — Чуть пожимает плечами. — Да и не только маг, но и обычный человек тоже, только ему не хватит жизни для этого.

— Раскачаться? А как же дар? Ну, внутренний источник магической энергии? — Я кое-чего про магов все же знаю, поэтому пытаюсь уточнить. Во всех книгах, что я читал, упор делался именно на наличие у магов именного этого источника энергии.

— Открою тебе страшный секрет, Марк, никакого такого встроенного источника не существует у магов. Весь «ДАР», это лишь особенности организма. Как бы попроще объяснить… — Он на пару мгновений задумывается. — Возьмем ручей. Обычный такой. В котором течет вода. Они ведь разные бывают. Узкие, широкие, медленные, быстрые. Так и энерговоды в организме «одаренных». У каждого свои особенности. Причем, оперировать этой текущей энергией, «водой», может любой, теоретически. Но на практике, несколько иначе. Заклинание, по сути, это выброс энергии, не важно какой. И маги, они просто способны сделать этакую канавку, чтобы перенаправить энергию во внешний мир, придав ей тот или иной вид.

— Ну, со стихийными магами понятно. Но как быть с теми же некромантами или магами крови? — Слова дяди Славы, для меня звучали откровением, если честно. Никогда с такой трактовкой не сталкивался.

— А что с ними не так? Землекоп же может соединить два ручейка каналом? Так и маг, достаточно опытный и развитый, может соединить две энергетических системы. Это наложение «печати».

— А Маша? Она кто? — Ну, не мог я не спросить про нее… — Некромант? Или маг крови?

Пауза затягивалась. Я ждал ответа, а отшельник ходил по кабинету в раздумьях. Но вот он останавливается, будто что-то решив.

— Марк, я понимаю твои чувства, но… Тебе лучше не думать о Маше. И вообще, забыть о том, что знаешь. Поверь, так надо. Я не смогу стереть тебе память, но просто поверь. Так будет лучше. Для всех.

— Почему?

— Хм… Почему… — Дядя Слава остановился у экрана, уставившись в него. — Маша… Как думаешь, почему она в этой забытой богами дыре, а не на родине?

Интересный он. Откуда же мне знать-то? Поэтому, лишь пожимаю плечами.

— Ее семья погибла во время мятежа. Вся семья. Мне с трудом удалось вывести ее из дворца, который уже был почти занят мятежниками и спрятать здесь. Долгие годы, никто даже не подозревал, что наследница Мидии скрывается тут. — В тоне отшельника проскальзывает боль и тоска. — И поэтому, лучше будет, если ты никогда и никому не скажешь, кто она.

— Всю семью? А как же дядя Мартын? — Честно, в слова отшельника верилось с трудом. — Да и вас она дедушкой называет. Получается, что обманываете меня?

— Да нет. Действительно, вся семья. Мартын… Он не ее отец. Телохранитель. С самого детства к ней приставлен был. Лишь благодаря ему и удалось вывезти Машу из дворца. — Дядя Слава, чуть нахмурился. — А я… Я не совсем дедушка, хоть и действительно родственник. Только очень дальний. Давай просто закроем эту тему, раз и навсегда. В любом случае, как только ситуация немного устаканится, Машу придется увезти в другое место. И вряд ли вы уже встретитесь.»

Как я не пытался перевести тему на Машу, больше дядя Слава мне ничего не рассказывал. Просто игнорируя вопросы и переводя тему. Да и вообще, вскоре я уснул, а с утра было не до бесед. Честно, меня просто разрывает от желания поговорить с девушкой, и в то же время, не хочу. Не знаю. Как-то все, неожиданно. Да и осознание того, что она все это время меня обманывала… Я думал, что дядя Слава прояснит ситуацию, но он лишь ее запутал.

Будь моя воля, я предпочел бы в одиночку выбираться из города. Но, прислушавшись к здравому смыслу, все же решил пока вместе с отрядом ехать. Мне не нравятся недомолвки отшельника, но с другой стороны, если бы он хотел мне навредить давно бы это сделал. Нет, не стоит делать резких движений.

Отец всегда об этом говорил. Не надо рубить с плеча. Если ты чего-то не понимаешь, усиль бдительность и не торопись. Зря я пренебрег его советами… Ой, как зря…

Я запутался… Очень сильно запутался. Нужно разобраться в ситуации. Но одному мне это не по силам. А доверяться кому-то еще… После сегодняшней ночи, когда открылось столько новых обстоятельств о людях, которых, как я думал, неплохо знал, не самая хорошая идея. Тут мне может помочь только один человек — отец. Но до него надо сперва добраться.

По-честному, мне и двигаться с отрядом, не очень хочется. Слишком много мне не сказал отшельник. Например, так и не объяснил, почему он вообще меня притащил в этот мир. Точнее, должны были мы прийти тогда, в другой мир, но я сошел с Перуновой тропы и оказался тут. Причем, не просто ушел от ответа, а проигнорировал вопрос. Общие слова о каком-то там спасении, всего лишь слова, ничем не подкреплённые.

И ведь только сейчас, пока трясся в жестком кавалерийском седле, понемногу мысли в порядок приходить начали. Тяжелые сутки. А решения проблемы так и не видится. К тому же… Не знаю, сидит какая-то обида на Машу внутри. И с родителями…

Раньше, я верил, что однажды найду их, вернусь, а теперь… Сто лет… Столько не живут обычные люди, а моим маме и папе и вовсе на пару-тройку десятилетий больше надо прожить, чтобы дождаться моего возвращения…

Что там отшельник объяснял-то? Вроде как, для того, чтобы вывести кого-то за пределы мира, нужно очень много энергии. Для подпитки пространственного мага, который и будет проводником на Перуновой тропе. И в моем нынешнем виде, энергии не хватит. А ведь в первый раз он как-то провел меня… Значит, либо врет, либо ему кто-то помог.

Сомневаюсь, что в тот момент, десять лет назад, я мог аккумулировать больше энергии, чем сейчас. Да уж… Голова кругом идет просто.

— Марк, в общем, дело такое. — Ерофей остановился, когда мы оказываемся в авангарде отряда. Остальные бойцы, быстро спешивались, расходясь в стороны и будто готовясь к отражению атаки. — Дальше пойдем втроем. — Указывает на того самого разведчика. — мы с тобой впереди, а Парс прикроет, на всякий случай. Святослав Игоревич, сказал, что в случае чего, ты сможешь проверить наличие живых… — Оп-па, а Ерофей то боится отшельника. При упоминании его имени, легкая тень страха мелькает в его эмоциях, но тут же исчезает. Интересно то как. Кстати, а ведь я и не знал, что отшельника именно Святослав Игоревич зовут. Прям, как Святослава Великого, основателя Великорусского союза. — На каком расстоянии твой дар работает?

— Метров на тридцать, но лучше поближе. — Немного задерживаюсь с ответом, прикидывая сколько до пары бойцов, выдвинувшихся по дороге в сторону города и занявших позиции на обочинах, почти слившись со снегом в своих маскхалатах. Если б не отголоски эмоций, и не заметил бы. — Как можно ближе.

— Хорошо. Понял. Двинули. — Получив ответ, Ерофей уже было сделал первый шаг по направлению к посту, перекрывающему северный выезд из города.

— Ерофей, мне бы это… Маскхалат. — Отмечаю факт, что в отличии от него и Парса, я в своей форме, буду весьма и весьма заметен на снегу.

— Хм… — Ерофей оглянулся, потом задумался. — Парс, метнись, принеси мальцу одежу. — Отдает короткий приказ разведчику.

Тот, не произнесся ни слова, быстро возвращается к возку и ныряет внутрь. Появляется так же быстро, уже неся в руках сверток ткани и, подойдя протягивает его мне. Залезть в маскхалат из обычной выбеленной конопляной ткани, дело минуты.

— Я Готов. — Перепоясавшись ремнем, с висящими на нем ножнами, оповещаю Ерофея.

***

— Ну что? — Чуть повернув голову в мою сторону, шепотом интересуется Ерофей.

Мы лежим, метрах в двадцати от пустого блокпоста пограничников, зарывшись в снег чуть ли не с головой. На первый взгляд, никого. Никого не чувствую. Кроме Парса и Ерофея, занявшего позицию чуть сбоку и сзади от нас. Ну да, на случай неожиданностей, он со своим фаерметом, придется как нельзя кстати.

Наличие грозного оружия, в руках разведчика, меня уже даже не удивляет. Если уж у наемников герцога они были, то почему бы у этих воинов, промышляющих не совсем законными делами, а по сути являющихся бойцами «Бессмертных», как я понимаю, такой штуковине не иметься. В отряде все поголовно вооружены, как Парс. Клинок, файермет.

Кроме меня и Ерофея. Что там у Маши в возке, тоже не знаю, поэтому гадать не стану.

— И?

— Не знаю… — Задумчиво тяну ответ. — Вроде никого нет, но… Опасно там. Не понимаю почему, но опасно. — Моя интуиция и правда беспокоится. А в последнее время, предпочитаю ей доверять. — Людей точно нет, но что-то есть.

— Хм… — Теперь задумался Ерофей. — Давай потихоньку вперед. Мне тоже тут не особо нравится, но другой дороги нет, нужно проверять. Ползи за мной. — Чуть приподнявшись, он змеей заскользил вперед, будто и не мешает ему сугроб. Я так не умею.

Тем не менее, начинаю движения, зарываясь в снег почти с головой. Уже и так промок почти до нитки, а тут еще и неудачно в заметенную ямку. Лицо обжигает острыми снежинками, глаза залеплены, что не откроешь. Тьфу, черт…

Барахтаюсь, стараясь выбраться и продолжить ползти, но внезапно, будто какую границу пересек, на меня накатывает предчувствие. Опасно. Просто, нельзя дальше, и все тут. Тело немеет, отказываясь подчиняться. Нет, не так, как под действием заклинания, а просто инстинктивно хочется оказаться как можно дальше.

— Ерофей… — Чуть хрипя и отплевываясь от снега, зову уползшего уже вперед командира отряда. — Ерофей…

— Что? — Услышал, останавливается и поворачивает голову в мою сторону.

— Нельзя туда. Там… — заминаюсь. — Там смерть.

Какое-то короткое время, он молчит, раздумывая, но потом медленно, так же ползком, начинает пятиться обратно. Интересно, даже ведь не спорит и не расспрашивает. Как-то это… Непривычно.

А для меня это ведь впервые… ну, вот такая вылазка. Разведка, все такое. Много раз представлял, читая книжки, как на лихом коне, несусь в атаку на строй копейщиков, или пробираюсь в ставку противника, чтобы выкрасть жутко секретные документы, а то и главного воеводу, или там латинянского генерала какого.

И вот она! Моя первая вылазка. Только… Где описанные в книгах эмоции? Предвкушение от причастности к чему-то важному, значимому не только для меня, но и для целого отряда, в котором, еще и настоящая принцесса имеется. Прямо, как в лучших традициях всяких там приключенческих романов.

Нет ничего такого. Чувство опасности, да. Сосредоточенность — тоже имеется. Но в остальном… Сначала шли пешком, потом поползли. И вот сейчас, в прямой видимости места, где могут быть враги, командир! Опытный и бывалый вояка, без лишних вопросов, руководствуясь лишь моими невнятными ощущениями, отступает, вместо того, чтобы вскочить во весь рост и бросится в атаку, с палашом наголо.

— Так, Марк… — Ерофей вжимается в снег рядом со мной. — Чего ты там чувствуешь? — Шепотом спрашивает он, не переставая наблюдать за пустым пограничным пунктом.

— Ну… Вроде и пусто. Нет никого и ничего, но в то же время, опасность. — Так же шепотом, пытаюсь передать свои ощущения. — Чуйка, что туда нельзя идти и все тут… Хоть убейте.

— Подробнее никак? — Без особой надежды в голосе, интересуется Ерофей.

— Не… Не могу понять. — Отрицательно машу головой.

— Жаль… Ладно. — Ерофей на пару мгновений задумывается, после чего ложится на спину и поднимает руку, жестом подзывая Парса.

Через минуту, боец, прикрывавший нас со спины, осторожно и практически бесшумно, подполз к нам. Я все это врем лежал, пытаясь прочувствовать как можно больше. Хотя бы определить, что же там за опасность такая. Но вот толку, никакого почти. Единственно, вроде получилось точку обнаружить, где эта самая опасность находится. Либо внутри наспех срубленного помещения для караула, либо сразу за ней, на той стороне строения, которую не видно. Точнее определить не получается. И чего мы все еще валяемся в снегу? Интуиция прямо орет, что нам лучше всего «делать ноги». Как можно быстрее…

— Марк, ты умеешь этой штуковиной пользоваться? — Пока наблюдал и пытался понять, что же за опасность нас ждет, Ерофей оказывается уже обезоружил своего подчиненного и теперь тыкает меня в бок фаерметом.

— Ну… — Неуверенно отвечаю. Вроде принцип действия знаю, но все равно. Практики взаимодействия никакой. — В меня из такого стреляли. — Почти никакой, конечно, но, думаю, то что меня чуть не поджарили, сейчас вообще никак не пригодится.

— Промахнулись? — легкое удивление в эмоциях Ерофея.

— Да нет… Попали.

— Врешь. Как ты тогда выжил? — Нашел он время поболтать конечно. С осуждением смотрю на собеседника. — Хотя… Ты ж маг… Ладно. В общем, ничего сложного тут нет… — Ерофей, мотнув головой, отгоняя любопытство, кладет оружием на снег между мною и им. — Арбалетом пользовался? — Киваю в ответ. — Целиться точно так же, а чтобы выстрелить нужно нажать вот на этот планку. Все. Понятно?

— Угу. — Бормочу в ответ, не спеша брать оружие в руки. — А почему Парс не стреляет? — Я, конечно, в себе всегда уверен, но все же, строго говоря, довольно странное решение вручить фаермет мне. Я ж им не пользовался никогда.

— Куда? — Вопросом на вопрос отвечает Ерофей.

Хочу было возразить, но вовремя затыкаюсь. Не хочу показаться дураком в глазах бывалого воина. Действительно, я то хоть примерно чувствую откуда исходит опасность, несмотря на то, что пост выглядит абсолютно пустым. К тому же, я уже более-менее смог локализовать точку, где находится угроза. Пока болтаю с Ерофеем, не перестаю мониторить пространство своими способностями.

— Да и… — Ерофей чуть склоняет голову. — Мы ж не знаем, кто там засел. Ты уверен, что лучше меня пользуешься палашом? Или лучше Парса? А если дело дойдет до рукопашной? Эх, молодо-зелено… — И покачивание такое. Но не с осуждением, а будто с легким оттенком ностальгии. — А тут любой справится. Давай, готовься. Холодно становится, да и ждут нас.

Аргумент. И все равно, почему-то мне не очень хочется брать фаермет. Непроизвольно рукой касаюсь щеки, которая начинает покалывать, при воспоминании о предыдущем опыте контакта с этой чудо-штуковиной.

В общем-то, оружие мне взять так и не удается, потому что область, откуда исходит опасность, начала стремительно менять свое местоположение.

Что-то большое, мне показалось, что размером чуть ли не с караулку, в клубах снежных хлопьев, вдруг взметнулось из-за строения и, мелькнув черным отблеском, уверено приземлилось всего в десятке метров от нас.

Глава 16

Ужас, бушующей волной накрывает меня, заставляя волосы встать дыбом и полностью парализовав тело. Я так и замираю, подтягивая фаермет к себе не в силах отвести взгляда от двух горящих багровым огнем глаз чудовища, застывшего прямо перед нашей троицей. Над заснеженным лесом повисает звенящая смертью тишина.

Не могу даже голову повернуть, чтобы посмотреть на своих спутников. Только багровое пламя в глазах зверя. Он реально огромный. В холке, не меньше двух метров, а в длину и того больше, но кажется короче, из-за позы, в которой застыл.

Задние ноги подогнуты, под кожей даже несмотря на густую серую шерсть, топорщащуюся во все стороны, бугрятся жгуты мышц. Кажется, совсем немного, и чудовище, отдаленно похожее на помесь медведя и волка, с клыками, способные перекусить меня за один раз, взовьется в прыжке, чтобы в следующий миг, решить все наши проблемы самым радикальным способом. Путем прерывания жизненного пути.

Но почему же он медлит? Время растягивается, как будто назло. Ожидание чего-то, пусть самого плохого и неприятного, всегда хуже события. Предплечье, там, где закреплен стилет в ножнах, начинает невыносимо жечь, будто металл плавится. Если бы я был в состоянии двигаться, уже катался бы от боли и орал, во все горло. Только не могу…

Лишь разум покрывается пеленой, едва удерживаясь на гранях реальности, которая сужается для меня до двух багровых точек, горящих в кромешной тьме.

Чертова боль… Вроде только-только меня подлатали, и снова она приходит. Сколько ж можно… Неужели она теперь будет со мной всегда? Не хочу…

«нашел… я тебя нашел…верни… сына верни… и будешь жить… сам…сам верни…»

То ли галлюцинации, то ли уже сошел с ума, но там во тьме, я слышу шепот. Тихий, едва разборчивый шепот. Все, похоже это конец.

«— Верни… Верни сына… Или умрешь…»

Чуть более разборчиво и громко, но… Какого, к чертям собачьим, сына и кому вернуть? Бред какой-то? Или это то самое сумасшествие менталиста, которое все боятся? А чего бояться, если я даже пошевелиться не в состоянии?

— Верни…

Вот опять. Только уже не шепотом, а нормальным голосом. Чуть хриплый, слегка лязгающий, будто не живой.

— да кого? — хм, неожиданно, я смог говорить. — Кого тебе вернуть? Забирай. — Скептически хмыкнув, щедрой даю добро просящему. Все, это точно сумасшествие…

Кто-то чужой, непонятный, будто вторгается в мои мысли, касается души холодными щупальцами, и начинает перетряхивать ее, будто пустой пыльный кошелек. Бр-р-р… Ощущения, скажем честно, мерзкие… этот неизвестный, продолжает ковыряться своими ледяными паклями, что-то разыскивая в моих воспоминаниях.

Картинки, всплывающие перед глазами, мутные, едва различимые на фоне багровых огней, но без труда понимаю, что именно вижу. Или просто знаю, что чуждое, именно чуждое, существо ковыряется в моей памяти. Интересно, что оно там ищет?

Слой за слоем, день за днем, мою память препарируют, будто хирург скальпелем делает надрез. Хотя, по ощущениям больше похоже на пыточных делах мастера, заживо снимающего кожу. Кажется, что я состою из боли, но почему-то, не чувствую ее. Точнее, я знаю, что мне больно, но лишь слегка мутнеет сознание и путаются мысли, но самой боли не чувствую. Наверное, у сумасшедших так и должно быть.

Темнота моргнула, и…

Воспоминание, точно такое, как совсем недавно в городе. Темная тропа, посреди заснеженного леса, в руках стилет, а передо мной зверюга, с оскаленной пастью, готовая порвать на клочки. Точно! Вот почему мне чудовище показалось таким знакомым!

Зверь передо мной, как две капли то чудовище, только, немного побольше. Или мне так кажется, потому что я вновь маленький пятилетний мальчик от горшка два вершка? Тяжелое дыхание волкомедведя, память пятнадцатилетнего меня, подсказывет, что правильно он называется — волкодлак. Читал про них. Правда, они вроде как, не переносят холод, и непонятно откуда он здесь взялся. Нашел, о чем думать…

Я знаю, что будет дальше. Волкодлак прыгнет и нарвется на стилет, который так и останется в его глазу, а я сойду с тропы, и буду идти, пока меня не найдет замерзающего Аким и отец… Хм…

В этот раз, ситуация другая. Зверь не прыгает, а будто застывает, как комар в янтаре. Кручу головой. Как-то многолюдно на тропе. Ах, ну да… Это же просто галлюцинация, наложившаяся на воспоминание.

Позади волкодлака, возвышается еще один, только больше. Видимо, тот самый, что выскочил на нас у поста. Стоит и смотрит на меня, будто чего-то ждет. Глаза уже не горят огнем, да и пасть не скалит. Просто смотрит, с легкой печалью…

Но и он, это еще не все. За моей спиной люди. Непроизвольно дергаюсь, заметив того самого убийцу, которого проткнула клинком Маша, но потом понимаю, что он так же застыл, как и атакующий волкодлак. На шее, в районе кадыка, кровоточащая рана. Капельки крови, застыли, не успев скатиться. А за ним…

Пал Егорович, такой, каким я его видел в последний раз в кабинете. В своем извечном костюме, с легкой улыбкой на губах и серьезными глазами, смотрящими в пустоту. Чуть по бокам от него, застыли воины, с четко различимыми эмблемами на форме. Наемники герцога.

Кажется… Я начинаю понимать, что тут происходит. Стилет, все дело в нем… Как там дядя Слава его обозвал? Хранитель душ, вроде. Или что-то подобное.

А все те, кто вокруг меня, это люди и нелюди, чьи души выпил клинок. Странно, почему на всех, кроме Пал Егорыча, даже у волкодлака, видны раны, оборвавшие жизнь? Застывшие струйки крови, так и не успевшие стечь, непонимание в глазах, потрепанный вид, а он, будто только что пришел на занятия…

— Человек… — Чужая мысль-образ, пришедшая в мой мозг, прерывает размышления. — Ты обещал…

Поднимаю глаза на второго волкодлака, выжидающе смотрящего на меня. Мда, а он ведь разумный получается, хоть и с виду и не скажешь. Скорее уж обделаешься, чем додумаешься найти общий язык.

— Забирай. — Пожимаю плечами, не особо понимаю, чего еще чудовищу от меня нужно.

— Освободи… — Как-то односложно зверь со мной общается. Короткими фразами. Лучше объяснил бы, как выполнить его просьбу.

Или, по его мнению, я только и делаю, что заключаю души в клинок, а после освобождаю их. По пять раз за день, после еды.

— Как? — Странно, но страх ушел, несмотря на всю бредовость ситуации.

Оно и понятно, смысл чего-то бояться, если уже сошел с ума. Если боги хотят кого-то наказать, они первым делом лишают его разума. Где ж я так богов разгневал-то… Непонятно.

— Освободи…

Нет, ну чего он заладил. Освободил бы, если б знал каким макаром это делается. Ну, ладно… Сейчас что-нибудь придумаю.

Делаю пару мелких шагов, черт, непривычно быть маленьким. Там где мне пятнадцатилетнему хватило бы пары шагов, в теле пятилетки, приходится делать еще три, чтоб остановиться рядом с мордой застывшего волкодлака. А ведь у него, как и у остальных, рана имеется. Правый глаз проколот и видна глазница. Хм… Не, так вот прямо перед оскаленной пастью стоять… Я не настолько храбрый.

Чуть смещаюсь вбок, но так, чтобы дотягиваться рукой до головы монстра. И все это под пристальным взглядом второго волкодлака.

— Свободен! — Протягиваю руку и щелкаю пальцами по уху одноглазого зверя. Больше в голову ничего не пришло. Если не сработает, буду ду…

Сработало. Черная тень мелькает рядом со мной, зацепив по ходу движения боком и откинув в сторону на пару метров. Тьфу, черт… Наглотался снега… Странно, что он в моем воображении, галлюцинация это ж вроде выдумка, точно такой же, как и в реальности. Холодный и шершавый.

Хорошо все же, что я сбоку стоял… Страшно представить, что со мной могло произойти, окажись я на пути снова получившего возможность двигаться зверя… Надеюсь, теперь чудовище довольно, раздраженно размышляю, пытаясь подняться на ноги.

Э… Мы так не договаривались…

Едва я утвердился вертикальном положении, как снова захотел упасть, а лучше вообще вернуться в реальность. Получивший свободу волкодлак, уже развернулся, и теперь готовится вцепиться в меня своими острыми клыками. Вот сволочь…

Рык, раздавшийся над моей головой, кажется сбил снег с ближайших деревьев. Я аж присел. И не только я. Освобождённый мной волкодлак, тоже присел на задние лапы, одним прыжком развернувшись в сторону более габаритного собрата, надвигающегося на нашу пару, как корабль на пирс.

Я врос в снег, стараясь не обращать на себя внимание. Только сейчас вдруг понял, что я совершенно безоружен, а еще… Вспомнил, где-то прочитанную мысль, что если человек умирает в галлюцинации, то и в реальности тоже. Или это под гипнозом? Черт, точно не вспомню, но проверять не очень хочется.

А два волкодлака, застыли друг напротив друга, тихо перерыкиваясь. Разговаривают… Эта странная беседа длится недолго. Тот, который требовал с меня, чтоб я освободил сына, разворачивается и начинает медленно уходить по тропе. Более мелкий, чуть замешкавшись и бросив напоследок полный ненависти взгляд единственного уцелевшего глаза, в два прыжка догоняет родителя и пристраивается рядом с ним.

Два огромных чудовища, удаляются, постепенно растворяясь в наступающей тьме и оставляя меня в окружении застывших фигур на лесной тропе. Э… А я? И вообще, хоть бы спасибо сказали…

«— Спасибо, человек… — Почти уже растворившийся во тьме волкодлак, будто прочитав мои мысли, остановился и повернул голову в мою сторону. — Не ходи на север…»

Порыв ледяного ветра, развеял остатки силуэтов, а я вдруг понял, что лежу на подтаявшем снегу, крепко сжимая так и не пригодившийся фаермет, а рядом, во всю мочь своего голоса, демонстрирует познания в обесцененной лексике, Ерофей… Я аж заслушался… И не сразу заметил, что волкодлак, выскочивший на нас, исчез.

Нет, ну силен… Силен «бессмертный». Уже две минуты на одном вдохе выводит семиэтажные матерные конструкции. Вон, и Парс, выглядящий так, будто только что вернулся из ада, бледный весь, и тот лишь кивает в такт словам командира, полностью соглашаясь с его авторитетным мнением.

Я бы может, тоже согласился, если б понял, чего они такие взбудораженные. Но радует уже тот факт, что видимо, я все же не сошел с ума. Как минимум, зверя видели все присутствующие… А чувство опасности, остановившее меня на подходе к посту, как будто растворилось вместе с волкодлаком.

— Да… Дела… — Ерофей все же прекратил материться, и повернулся ко мне. — Ты как, Марк? — Удивительно, но в его эмоциях четко прослеживается искреннее беспокойство.

— Н-нормально… — А говорить оказывается тяжелее, чем думать. Да и задубел я изрядно, лежа на снегу-то. Зубы на зуб не попадает. — Что это было… — Оперевшись на фаермет, как на трость поднимаюсь на ноги.

— Шульганкорт. — Вопреки ожиданием, отвечает Парс, а не Ерофей.

— Чего?

— Кто?

Похоже, наш старшой, тоже не понял, что такое сказал разведчик.

— Волк Шульгана. Ну, это местные аборигены так его называют. — По-прежнему видя непонимание в наших глазах.

— Парс, я, конечно, могу ошибаться, но на мой взгляд это обычный волкодлак. Не совсем обычный, точнее, а очень крупный, но точно не этот твой Шульганкерт.

— Шульганкорт. — Парс лишь пожимает плечами. — Командир, волкодлаки не водятся на севере. Нет… Это точно не волкодлак, хоть и в обличье таком. Да и не ушел бы волкодлак просто так… — он вновь пожал руками и натянул на лицо привычное невозмутимое выражение.

— А чем отличается этот ваш шульганкорт от волкодлака? — Влезаю с вопросом, одновременно озираясь по сторонам.

Не дает мне покоя видение той тропы, по которой я малым еще попал в этот мир. Не знаю, почему-то, именно сейчас, я вдруг поверил словам отшельника. Ну, про межмировые переходы и всякое прочее… До этого — брехней казалось может…

— Волкодлак, он же кто? — В эмоциях Парса промелькнул энтузиазм, да и тон стал этаким назидательным. Видно сразу, тема ему очень даже интересна. — Зверь обыкновенный.

— такой уж и обыкновенный? — Снова скептически хмыкает Ерофей. Какая-то нервозность в его эмоциях проскакивает странная и, надо сказать, меня это немного настораживает.

В принципе, то что мы тут стоим во весь рост и болтаем, неосмотрительно, но… Во-первых, старший все же Ерофей, с него и спрос. А во-вторых, опасности я не чувствую. Поблизости ни одной дивой души, да и не живой тоже, не считая тех, которые в моем стилете заключены. Сам клинок уже остыл и не причиняет мне боли, но после вот этого видения, я его как-то иначе ощущаю. Вроде все та же сталь, но… Будто он уже и не кусок металла, а часть моего тела. Навроде уха, или там носа…

Интермедия

Снег сыпал не останавливаясь, скрывая цепочку следов, тянущихся через лес от брошенного поста пограничников на выезде из Белецка. Лес замер в ожидании чего-то. Даже ветер прекратился. Лишь снежинки медленно кружась, укрывали саванном останки воинов, лежащих чуть поодаль от поста. Но тишина продолжалась недолго. Где-то в стороне хрустнула под чьей-то ногой сухая ветка, незамеченная под снегом. А вот еще в другом месте, на миг мелькнув, и тут же растворившись в белом мареве, силуэт…

Не дождавшись возвращения Ерофея с разведчиками, было принято отправить еще людей. Проверить, что же случилось с командиром и одним из лучших разведчиков «бессмертных». Вот, куча снега, застывшая у подножия вековой сосны в десятке метров, вдруг пришла в движение. Со стороны это кажется чем-то нереалистичным. Сугроб, размером с большой муравейник, движется сам по себе… не иначе элементаль какой балует, или вовсе дух места развлекается.

Тем временем, снежная куча, не останавливая движения, уже оказывается у останков разорванного надвое Ерофея. Чуть задержавшись, снова приходит в движение, слегка подправив направление.

Эпилог

Свежий воздух, солнце, лес. Где-то стучит дятел, пытаясь достать себе короеда. Настроение, несмотря на все произошедшее за предыдущие дни, прекрасное. Легкая усталость во всем теле, но это мелочи. Не зря все же, я принял решение пробираться домой.

Конечно, не все так радужно прошло, как кажется сейчас, когда до поместья остается чуть меньше версты. Пока добрался до более-менее накатанного по лесу зимника, выведшего меня на Великокняжеский тракт, проклял все на свете. Поначалу, пока наст на окраинах леса был твердый, идти было одно удовольствие, а вот когда пару раз пришлось выбираться из ям, невидимых под покровом снега, было сильно не до веселья.

Да и ночевка посреди зимнего леса… Так себе удовольствие. Можно сказать, что и не спал, так, проваливался в дрему, рядом с костром, обняв фаермет. Особой усталости не было, но ночью идти не рискнул. До селения добраться какого-нибудь, тоже не получилось. Хоть и помню карту наизусть, но все же, на бумаге одно, а на местности совсем другое. Как еще не заблудился в горах. Повезло наверно.

Ночлег, уже в сумерках, оборудовал в каком-то распадке. Нарубил палашом лапника, соорудил шалаш, костерок разжег, на котором заодно поджарил попавшего по пути невзначай зайца. Точнее, его и жарить-то, после попадания из файермета, было совсем необязательно. Так, чуть подкоптил, можно сказать. Без соли, жаренное на костре мясо, так себе еда, но другой у меня не имелось, пришлось обходиться тем, что есть.

Было непривычно. Предоставленный только самому себе, я просто шел по лесу. Наслаждаясь пьянящим морозным воздухом свободы. Удивительное дело, но страх перед холодом, хоть и не исчез совсем, но уже не ввергал меня в панику. Я знал, что смогу согреться в любую стужу, смогу добыть пропитание и отбиться от хищников. Уверенность в своих силах.

Даже когда по пути попался какой-то хутор, с дымящимися трубами печей в доме и хлеву, я просто обошел его. Не знаю почему, но вот так захотелось. Последние события, довольно серьезно пошатнули мое желание общаться с кем бы то ни было. Я просто устал от людей, и сейчас отдыхал душой, оставшись наедине с лесом.

Я, конечно, пытался выкинуть из головы все мысли о произошедшем со мной, но это не реально. И вот так, раздумывая, я вдруг понял, что мое решение, покинуть отряд, оставив погибших на брошенном посту, самое верное решение. Было ли мне жаль Ерофея и Парса? Не знаю, не уверен.

Они, как и многие до этого, хотели меня убить. Даже не объяснив за что. Если бы не этот зверь… Кстати, никаких следов мне в окрестностях поста не попалось. В общем, я и не искал. Так вот, при здравом размышлении, возвращение в поместье, самое здравое, что могло прийти в мою голову. Да, конечно, в караване осталась Маша, но…. Но за ней есть кому присмотреть и без меня.

Никаких особых выводов сделать я, само собой не сделал. Просто, полет фантазии, на тему, а что, если бы вот в этот момент, или вот в этот, я бы поступил иначе. Но даже таких размышлений хватило, чтобы понять, что, если можно сделать что-то не так, и усугубить и так не простое положение, я именно это и сделаю.

Ладно, осталось совсем немного. Надеюсь, отец не будет сильно ругаться. И нотаций читать. В любом случае, идти мне больше некуда со своими проблемами. Только домой…

Вот, уже и Чертова падь позади осталась. А ведь где-то в этих местах, меня и нашли на дороге отец с Акимом. Интересно, а когда отец меня забирал к себе, он думал, о том, что я стану одной ходячей проблемой? Чего уж, признаюсь, я не самый послушный ребенок и, думаю, из-за моего поведения, у отца седых волос точно прибавилось. Хоть он мне и не родной, но я уверен, что он меня любит. Да и… Я его тоже.

В этом мире, самый близкий мне человек… Мда… Надо будет повиниться, за все свои проделки и это… Ага… Пообещать, что больше так не буду. И вообще… Вот, на пасеке жить буду. За пчелами ухаживать…

За размышлениями о том, как я изменю свое поведение, не заметил, как дошел до поворота дороги, за которым лес заканчивался, переходя в поле, в центре которого раскинулось наше поместье. Еще немного и я буду дома. Шаг, сам собой, начинает удлиняться. Мне уже не терпится ворваться в дом, поздороваться с отцом и плюхнуться в ванну. Те-е-еплую!

Хоть и понравилась мне прогулка, и мозги вроде прочистились, но все же по уюту родного дома соскучился. И по теплу. Еще немного, еще чуть-чуть… Вот уже до ворот остается метров сто, не больше…

Благостное расположение духа, как-то одномоментно меняется на беспокойство. Что-то не так. Я все еще продолжаю идти, но уже медленнее. Будто легкое дуновение ветерка, на самой границе восприятия, заставляет меня озираться по сторонам, в поисках неизвестной опасности. Что-то не так… Неправильно. Но вот что…

Не дойдя метров семьдесят до дома, останавливаюсь, пытаясь понять, чего так настойчиво стучит по мозгам пробудившаяся интуиция. Примерно так же я себя чувствовал там, на посту, перед тем, как на нас выпрыгнул волкодлак. Или как его? Шульганкорт.

Хм… Осматриваюсь вокруг. Да нет, вроде все, как и должно быть. Сугробы, дорога, засыпанная снегом без каких-либо посторонних следов, крыша дома с торчащей трубой. Да нет, наверно, просто гонюсь. Непроизвольно трогаю стилет, все так же находящийся в ножнах на левом предплечье. На месте… Нет, все же накрутил себе я что-то…

Уже собираюсь продолжить путь, когда на меня будто озарение находит. Дорога! На ровном слое снега, покрывающем полотно, нет ни одного следа. Вообще ни одного. Ни от саней, ни обуви, ни даже собачьих. А снег в эти дни не шел. Ни вчера, ни сегодня.

Это что, получается, отец с Акимом даже из дома не выходили? Такого быть не может. Аким за день, раз пять мотается в Прохоровку. Зазноба у него там. Да и так, собаки бегают обычно. Кстати, а почему ни одна из собак не выбежали меня встречать? Обычно еще только от леса появишься, а они всей сворой уже тут, как тут… Что-то мне все это не нравится…

Пытаюсь задействовать свои способности, проверяя окрестности и одновременно проверяя, как легко выходит палаш из ножен, и перехватывая файермет, чтобы иметь возможность сразу начать стрелять.

Внешне ничего не меняется, никого не видно, ничего не слышно. Но вот не дает мне моя интуиция идти вперед и все тут. Ни в какую. Ногу не могу поднять… И ведь не ощущаю я ничьего присутствия! Чертов ментальный щуп, не хочет работать, когда мне это необходимо!

По левой руке прокатывается волна тепла, начинаясь там, где стилет. Она проходит по всему телу, добираясь до лица и головы. Меня резко бросает в жар, несмотря на уличный холод.

Чужие… Дар, до этого отказывавшийся работать, вдруг включается. Чужие. В поместье нет отца, или Акима. На самой границе восприятия, чувствую чужие эмоции. Предвкушение, ожидание, злость… Засада. В поместье засада! И, судя по легким оттенкам злорадства и удовлетворения, ждут меня… Черт! Черт! Черт!

Что с отцом? Почему в поместье чужаки? Неужели отец… Нет, не хочется даже об этом думать. Черт, надо бы проверить, но вот так в лоб… Это самоубийство. Даже я это понимаю. Что же делать?

Понемногу, размышляя, что предпринять, начинаю пятиться, вскинув фаермет и держа под прицелом чердак дома, где я чувствую чужие мысли. Там не один человек. Несколько. Не торопиться, спокойно…

Главное, дойти до поворота, а там нырну в лес, и в Прохоровку, за помощью. Селяне, вряд ли в курсе, что я в розыске… Помогут. Хотя… Черт…

Похоже, мои телодвижения заметили, потому что один из сгустков эмоций, вдруг приходит в движение. Судя по всему, идет, причем довольно быстро, к воротам. А вот второй, остается на месте. Надо ускориться! До леса всего ничего остается.

Ударившее по нервам чувство опасности, заставляет меня резко упасть на землю, разворачиваясь в сторону новой угрозы, и краем глаза успеть зафиксировать фаербол, пролетевший над моим распластавшимся телом. Чуть припозднись я с падением, и превратился бы хороший такой кусок зажаренного мяса.

Твою ж налево! Прошляпил трех человек, сидевших на самом краю поляны. Не иначе, они под скрытом были. Новый шар летит в меня, и я перекатываюсь, уворачиваясь от снаряда. Теперь, когда они раскрылись, хоть и не наблюдаю визуально, но чувствую, где именно находится троица, атаковавшая меня со спины.

Извернувшись, умудряюсь направить ствол фаермета в нужном направлении и активировать его, выпуская один за другим, несколько шаров. Не знаю, попал или нет, тут же разворачиваюсь и стреляю в сторону поместья. Вот тут, точно попадание, хоть и не целился вообще. Легкая волна боли и злобы с той стороны лучшее тому подтверждение. Жаль, не смертельно. Но на какое-то время вывел из строя.

Воспользовавшись тем, что файерболы из леса прилетать перестали, и, кстати, я снова перестал чувствовать эту тройку бойцов, вскакиваю и что есть мочи несусь прямо через поле, к лесу. впопыхах, вместо того, чтобы бежать в сторону Прохоровки, выбираю неверное направление. Наоборот направляясь в к горам.

Время от времени, прямо на бегу, рискуя споткнуться и упасть, оборачиваюсь, чтобы выстрелить. Попаданий, конечно, в таких условиях нет, но хотя бы задерживаю погоню.

В голове сумбур. Что с отцом? С Акимом? Удастся мне достигнуть густого соснового подлеска, чтобы затеряться и оторваться от преследователей? До леса метров двадцать остается. Останавливаюсь, и, вскинув файермет, щедро выпускаю заряды в сторону начавших приближаться преследователей. Остановились, упав головой в снег. Сейчас я вижу сколько их — пять человек. В привычной уже моему взгляду форме герцогских наемников… Я ее, наверное, и с версты опознаю.

Ага! Злятся! Это хорошо, я тоже злюсь!

Еще одна серия выстрелов и со всех ног к лесу. Пока они там вскакивают, проваливаясь в подтаявшие сугробы, у меня есть возможность нырнуть под сень ветвей. Добрался!

***


Пот заливает глаза, несмотря на усилившийся мороз. Сколько я уже так бегаю по лесу, пытаясь скинуть преследование с хвоста? Не знаю… Может час, может два… Ноги отказываются идти. Усталость. Просто упасть в снег и не двигаться. Догонят, так догонят. Сил нет… Оружия нет… Остается только сдаться…

Файермет потерял, сорвавшись с крутого склона, после того, как подловил преследователей и немного уменьшил их число. На двух человек. Ага… Так хорошо выскочили на линию огня, что двух выстрелов хватило, для уменьшения желающих меня поймать. Жаль, одним из этой парочки, не оказался маг…

Собственно, на этом мои успехи и закончились. Во время подъема на очередной холм, маг меня достал, вызвав лавину. Как я смог выскочить из-под массы снега и льда, начавшей свой сход, до сих пор не пойму. Наверное, чудом…

А вот увернуться от файербола, расплавившего палаш и сжегшего мне правую руку до плеча, уже не получилось. Стилет…

Останавливаюсь у огромной сосны, и уперевшись в ствол головой, пытаюсь отдышаться. И немного осмотреться, чтобы понять, где сейчас нахожусь. Не знаю. Давно потерял ориентиры. Местность вокруг незнакомая.

— Княжич! Хватит бегать! Выходи! Все равно не убежишь! — Раздавшийся метрах в пятидесяти справа голос одного из преследователей, издевательски предлагающего сдаться. В который раз уже… — Мы знаем, что ты где-то тут, мелкий засранец. Я не сделаю тебе больно. — За наигранной веселостью кричащего, чувствуется лютая злоба. — Княжич!

Ага, счас, только валенки перешнурую. Вдох-выдох. Прикинуть следующий рывок и вперед. Снова бежать. Лишь крепко сжимая в руке треснувший и помутневший кристалл.

Все, что осталось от стилета, подаренного Пал Егорычем… Да, если бы не он, в смысле стилет, я бы уже давно превратился в кучку пепла. Не знаю, каким образом, но стилету, а точнее кристаллу, который, оказывается был спрятан внутри полой рукояти, удалось отразить почти все атаки мага. Кроме той, самой первой, оставившей меня без руки…

Сжимая кристалл, бегу изо всех сил, которых осталось не так уж и много. Эх, если б у меня была целая рука и палаш, можно было бы попытать счастья и атаковать единственного из оставшихся преследователей. Остальные давно отстали, а этот… Будто и не устает вообще. Хорошо, что обычный воин, а не маг. Я не совсем уверен, что остатки кристалла, смогут выдержать еще хоть одну атаку…

Тяжелое дыхание за спиной. Преследователь все ближе и ближе. А у меня уже просто нет сил, чтобы ускориться… Ну же, Марк, пытаюсь подбодрить мысленно себя, давай, ты сможешь…

В какой-то момент, лес вдруг заканчивается, и я замираю, стараясь не шевелиться, чтобы не сорваться с высокого отвесного берега реки, текущей далеко внизу. Странно, но несмотря на зиму, она не замерзла. Слышен шум воды, а где-то ниже по течению, еще и слышится грохот водопада. Что-то я не помню рядом с поместьем такой реки… Стараясь не соскользнуть, делаю пару шагов назад, отходя от края.

— Что, княжич, попался? — Разворачиваюсь в сторону злорадно ухмыляющегося воина, остановившегося метрах в трех от меня, играясь, помахивающего тяжелой шпагой, будто тростинкой.

Вид у него такой, будто и не было этой многочасовой беготни по зимней горной тайге. Даже не запыхался, с-сука…

— Ну, что? Сдаешься? — Ухмылка на лице бойца герцога, становится еще шире и противней. — Не бойся, я тебя быстро убью. Чик, и все готово. Даже не заметишь. — Говорит, а сам не торопится бросаться в атаку, внимательно смотрит на меня. Боится, несмотря на мое состояние.

— Ну, Марк, будь умницей, брось свой камешек. — На лице улыбка, а вот глаза холодные и сосредоточенные.

Так вот он чего боится… Кристалла разбитого. Ну да, из меня сейчас боец вообще никакущий. Едва на ногах стою.

— Брошу, если вы дадите слово, что не убьете меня. — С трудом ворочая языком, выдаю свои условия.

— Конечно не убью. Слово! — Воин даже думать не стал, выполняя мое условия. — Ты только брось.

Врет… Стоит мне избавится от кристалла, и все. Это конец. Пока еще не атакует, но думаю, как только сюда доберется маг, камешек, с каждой секундой все сильнее тускнеющий, уже не остановит их. Пат… Отбегался. Поднимаю голову в небо. Надо же, уже звезды видны…

— Марк… — Воин видимо что-то почувствовал, дернувшись в мою сторону, но он опоздал.

— Да пошел ты… — Разворачиваюсь и одним прыжком улетаю с обрыва вниз. Навстречу бьющейся о гальку берега незамерзающей воде…


Конец второй части первого тома.

Послесловие

Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Телеграм каналу Red Polar Fox.


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора подпиской, наградой или лайком.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Отступление 1
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Интермедия
  • Эпилог
  • Послесловие