КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471457 томов
Объем библиотеки - 690 Гб.
Всего авторов - 219856
Пользователей - 102178

Впечатления

каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Ещё одно зло во благо (СИ) (fb2)

- Ещё одно зло во благо (СИ) 512 Кб, 90с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Ungoliant)

Настройки текста:




========== 1. ==========

С каждым толчком крови жизнь покидала солдата — Лир почувствовала поток через связующие нити и снова воззвала к Всевышнему. Слабое свечение окутало ладони, а затем устремилось к ранам. Кровь не останавливалась: расползалась по белой рубахе и капала с койки на её сапоги.

Способностей Лир хватало лишь на мелкие раны — лёгкие порезы, укусы да царапины, — но сейчас, пока город осаждали, помощь каждого целителя ценилась на вес золота. Настоящие жрицы ушли к защитникам, поддержать их в бою, а Лир оставили в тылу — наедине со смертью. Далеко не сразу стало ясно, что клинки убийц отравлены, и те, кто вышел из битвы почти невредимым, через пару часов падали замертво.

Второй солдат на соседней койке словно сгорал заживо, и Лир ничем не могла помочь ему — только оттягивать неизбежный конец, выбиваясь из сил. Пока она разрывалась между двоими, за ширмой ожидали помощи другие — хотя бы в сознании, чтобы позвать на помощь. Прислуга и крестьянские жёны, успевшие укрыться в городе, промывали раны и меняли повязки; зелья лечения кончились в первый же день, а осада длилась почти неделю.

Лир срезала пропитанную кровью рубаху и осмотрела раны: следов яда она не обнаружила, но кожа стремительно бледнела, что говорило о критической кровопотере. Грудь солдата была страшно изувечена, некоторые раны успели затянуться, но самые страшные, от алебарды, углублялись до костей и чернели от извергающейся крови. Лир словно перетягивала канат, в центре которого теплилась жизнь, и потратила слишком много сил, чтобы бросить свой конец и сдаться смерти.

Воззвание к Всевышнему слетало с пересохших губ бессознательно; Лир почти бредила без сна и отдыха, но хотя бы еды на всех пока хватало. Портовый город потому и стал лакомым кусочком для бандитов. Кто-то шепнул, что на простой разбой не похоже — скорее на работу наёмников, — но Лир было всё равно, кто их убьёт. Её меч всегда лежал рядом — на случай, если ловкий лазутчик ворвётся в лазарет добить раненых и лекарей. В этом было преимущество и недостаток образования аристократа: Лир знала многое из разных областей, но без должной глубины.

Сонный разум мгновенно пробудился, когда она подумала о Великой Имперской библиотеке в столице, где почти всю жизнь работала — конкретно о старых книгах по целительству времён императора Демосфена. Тогда некоторые утверждения показались странными, но сейчас Лир не приходилось выбирать.

Убедившись, что её навыков исцеления не хватает даже на двоих, Лир взглянула на умирающего от яда солдата, закусив нижнюю губу: он всё равно обречён — и тянет за собой того, кого ещё можно спасти. Лир уверяла себя, что это простой прагматизм; сердце настолько устало страдать, что никак не отреагировало на решение фактически убить кого-то.

Нет — спасти.

Нити магии Жизни окутывали тело, удерживая в нём душу. Лир чувствовала через поток, как яд забирал своё по капле, с каждым биением сердца, распределяющим кровь по органам — и потянула обратно. Однако ничего не произошло. Лир безрезультатно пробовала снова и снова, чередуя попытку убийства с лечением, чтобы не потерять обоих солдат раньше времени. Щёки горели, а сердце билось так, что становилось больно; она осматривалась как преступница, чтобы никто не поднял крик. Их жёны сейчас наверняка перевязывали других солдат, не зная, что происходит в паре шагах за ширмой.

Лир перестала тянуть и прислушалась к ощущениям — к потоку и пронизывающим нитям, пока не услышала слабый стук измученного сердца. Сначала звук показался обманом измождённого рассудка, но он равномерно повторялся — и Лир снова потянула: медленно, на одном дыхании.

Жизнь полилась к ней по рукам, но свечение оказалось как кровь красным. Лир оцепенела на миг, а затем — больше от страха, пытаясь сбросить что-то чуждое, — потянулась ко второму солдату. Её тело стало мостом для потока между двумя душами; точно морская волна в шторм, ощущение власти над жизнью захлестнуло и бросило на камни, выбивая из груди воздух. Лир согнулась, но не разжала хватку — не могла: поток хлынул бесконтрольно, едва не высушив её саму. Энергия живого тела в сотни раз превосходила целительские умения.

Смерть оборвала этот удушающий кошмар — словно ножницами нити обрезала, — и Лир смогла отнять руки. Солдат, которому досталась вся магия, дышал ровно, его щёки порозовели, а раны затянулись — только шрамы остались. Выходить его будет просто.

Лир перевела взгляд налево и подавила крик, закрыв рот ладонью. Второй солдат умер в агонии: его широко распахнутые глаза закатились точно в припадке, перекошенный рот замер в немом крике, по губам медленно растекалась кровавая пена; кожа посерела, избороздилась глубокими морщинами; в светлых всклокоченных волосах серебрились седые пряди. Лир смотрела на него, не в силах отвести взгляд, пока не