КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471031 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219692
Пользователей - 102105

Впечатления

Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Ридерз Дайджест Reader’s Digest: Великие тайны прошлого (История)

без картинок ((( втопку!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Лучик для Тёмного (fb2)

- Лучик для Тёмного (а.с. Ангелы и демоны: Ад, Рай и земные утехи -4) 516 Кб, 148с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александра Сергеевна Ермакова

Настройки текста:



Александра Ермакова Ангелы и демоны: Ад, Рай и земные утехи. 4. Лучик для Тёмного

Аннотация

Ринго – кронпринц демонов. Силён, красив, опасен, беспечно весел, беспутно несерьёзен и невозможно бесшабашен

Лейра – младшая принцесса ангелов. Рыжее пятно семьи и урод, которого если и замечают, то со снисходительной брезгливостью

Они столкнутся случайно... чтобы ломать – себя, других, друг друга, жизнь. В таких играх всегда есть проигравший и победитель, но можно ли считать победителем того, кто, сломав любовь, потеряет себя?..

Можно ли считать победой – уничтожение веры в прекрасное и светлое?

И найдут ли они силы повзрослеть и исправить ошибки?

Найдутся ли силы простить

В романе есть:

Вражда между демонами и ангелами

Беспечные детки могущественных родителей

Нетипичные, даже шокирующие герои

Беременность и любовь через расставание

Глава 1

В семье не без урода…

Лейра

 «Все как у всех, все как всегда…Добро и зло. Белое и черное. И почему нам не жить как раньше? Кому нужны все эти эксперименты? Зачем сталкивать монстров и чистые души? Почему я?» — предаваясь минутному отчаянию, Лейра стремительной походкой выходила из кабинета отца.

Вообще-то Лейра была оптимисткой. А как ей не быть? Попробовали бы вы родиться в семье, где семь старших братьев и все – Ангелы Высшего круга. К таким-то подойти страшно, не то что заговорить.

Все как на подбор: с каменными лицами, вековым льдом в глазах и мужественными губами. И эти губы всегда сурово поджаты... Хотя нет. Когда братья смотрели на нее – скорбно изогнуты, а в глазах вселенская тоска, мол, в семье не без урода.

В те времена, когда Лейра была маленькой, она верила, что возможно растопить айсберги сердец.

Что она только ни делала... Улыбалась сама, веря, что улыбкой отвечают на улыбку. Затем пыталась вызвать смех, показывая разные смешные фокусы, нарочно падая или цитируя смешные истории, но видела лишь нескрываемую жалость и сочувствие братьев.

Откуда пошла эта вера в то, что Лея является «уродом» в семье? История давняя и печальная.

Может быть, если бы тогда выжили ее мать или сестра, все было по-другому. Но, увы... Эту историю ей рассказала няня еще в детстве, считая, что маленький ребенок ничего не поймет, но Лейра запомнила на всю жизнь, и никогда не подходила к отцу или братьям с вопросом о матери, которую никогда не видела.

Семнадцать лет назад, в жаркий летний день на свет решили появиться две девочки. Две!

Тоненький писк разорвал тишину раннего утра, и счастливый отец с трепетом взял на руки крошечное дитя. Девочка была истинной, ангелом во плоти. Светлые волосы искрились на солнце, ярко-синие глаза в обрамлении черных ресниц лучились небесным светом, небольшие, кипельно-белые крылья неуверенно затрепетали на воздухе.

Отец полюбил дочь сразу. Океан нежности затопил его холодное сердце. Правитель вскинул дочь над головой, являя миру. Даже солнце померкло от божественного света ребенка, по венам которого текла чистейшая кровь. Все ангелы признали в ней истинную, рождаемую один раз в пять веков...

Но тут крылья малышки стали сереть, темнеть... обвисли, и душа истинной покинула идеальную оболочку.

Отец даже имя ей дать не успел.

Солнце тотчас набрало силу, будто вновь ощутило своё могущество, и с пущим рвением обрушило свет на мир. Теплый ветерок стремился ворваться в комнату, чтобы разделить счастье Правителя, но на руках отца медленно умирало крошечное чудо.

Синие глаза подернулись пленкой, белоснежные крылышки опали вялой тряпочкой, сияние волос померкло. Ребенок умер, так и не напившись воздуха Высшего мира.

Отчаяние черной волной затмило разум отца. Образ прекрасного ангела все еще стоял перед его глазами, когда мать снова скрутило болью схваток. И через несколько минут на свет появилась новая девочка... Послышался еще один слабый писк.

Отец с надеждой обернулся, веря, что судьба вернула ему его прекрасное создание. Вот только вместо чистокровного ангела на него пялились глазенки непонятного существа... По-другому и назвать-то сложно.

Девочка была очень маленькой, тощенькой и синенькой. Наглые рыжие волосы бросали вызов всем присутствующим, застывшим в немом ужасе.

А крылья!!! Что это были за крылья?..

Лейра вздохнула, вспомнив, как эмоционально описывала этот драматический момент няня.

Нежные пёрышки блестели не небесным холодным светом, а отливали золотом, наполняя комнату теплом и освещая все темные углы. Да, это было непривычно – если бы Лейра родилась в обычной семье Верхнего мира, ее даже посчитали бы чудом. Но Лея родилась в семье Правителя, где все мерилось эталоном и малейшее отхождение от него считалось уродством и браком. Никак не меньше.

Правитель не мог позволить себе ломаного гена. Вот только он был! Прямо сейчас лежал перед мужчиной. Дрыгал ножками и глупо улыбался этому миру. Наивно, открыто и чисто!

А перед глазами отца стоял ангел…

— Что за…? – отец не докончил фразу, но все сразу поняли, что имел в виду Правитель и скорбно отвернулись от младенца, раз и навсегда приклеив ему ярлык «урод».

Мать умерла через неделю. Лейре хотелось думать, что это была самая прекрасная неделя в ее жизни. Мать не выпускала ее из рук, умоляя мужа признать дочь, не отворачиваться, полюбить. Вот только Правитель не мог забыть прекрасную первую дочь, никак не желал смириться с ее смертью, постоянно задавая себе вопрос: «Почему она, а не эта?»

Вот так Лейра осталась в полном одиночестве, не зная ни отцовской любви, ни любви братьев.

Ни один за семнадцать лет ни разу ей не улыбнулся, не погладил по голове, не сказал ласкового слова. Только и слышала девушка «должна, обязана, долг, цели, задачи, результат». Должна хорошо учиться, чтобы выполнить свой долг – выйти замуж за Архангела, и обязана родить никак не меньше семи сыновей... Девочку не обязательно. Хотя сейчас времена изменились, и на вес золота были девочки. Вот только отец признавал мальчиков, считая, что у настоящих мужчин «девки просто не получаются», а если ты способен зачать и родить девочек, то настоящим мужиком и не являешься. «Пусть девок рожают другие, — говорил он, — а у нас в семье должны быть Воины, которые могут постоять за себя и свою семью. Любая захочет замуж за такого, а слабакам жены просто не достанутся».

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Вот именно по этим критериям: чистая кровь, сильный ген высшего ангела, который способен будет победить кровь Лейры, сильный характер, настоящий Воин — и был выбран Лее в мужья Михаил, будущий Архангел. Да и в семье его тоже рождались только мальчики. Девочками этот род «очернен» не был.

Михаил еще Архангелом не стал, но уже сейчас был назначен на пост военачальника всех ангелов. Впрочем, пока что он был лишь обычным кадетом военного корпуса Высшего Легиона, куда мечтали поступить все ангелы не только мужского пола, но и женского. Лейра не мечтала, только у нее не было выбора. Она была вынуждена поступить в этот же Университет на факультет искусств, потому что все девочки из высшего света учились только там, во все века, во все времена.

Да, в университет Высшего Легиона поступали не все, а точнее поступали только избранные, дети Высшего круга. Там они знакомились. Там влюблялись. Там создавали семьи.

Многие приходили, уже зная, кто их пара, и стремились подружиться, чтобы не создавать конфликтов, не расстраивать свои семьи, да и себе не создавать проблем. И у всех всегда все было удачно, до недавнего времени.

Эх! Точно, в семье не без урода!

Лейра вздохнула. Заставить себя полюбить златокудрого Михаила она так и не смогла. Уж очень он напоминал ей собственных братьев. Такой же холодный, отстраненный, равнодушный. Вот не тянуло ее согреться рядом с ним, наоборот, хотелось отойти подальше, как от большого холодного сугроба, который Лейра видела в какой-то книжке. Сугроб был большой, с глазами и ярко-красным ртом. Няня рассказывала малышке, что он холодный и если пробыть рядом с ним очень долго, то даже можно умереть. Вот умереть рядом с Михаилом Лея и боялась.  Душа ее замерзала при виде высокого блондина с холодным взглядом голубых, почти прозрачных глаз, которые взирали на нее безлико и недружелюбно.

Брррр! А ведь с ним еще целоваться придется!

Лейра зябко передернула плечами. Может быть и хорошо, что ей придется уехать в другой Университет, и этот эксперимент с демонами не так уж и плох. Не так страшен черт, как его малюют. Брак с Михаилом страшнее! Правда, там с Михаилом ей придется быть намного чаще. А вдруг   он поймет сам, что не пара они? Сам откажется от нее, возьмет и выберет Эмилию – образец чистейшей породы. А Лейра наконец-то будет принадлежать сама себе, займется, чем мечтала, научится лечить души и уедет на Землю, чтобы помогать людям. Интересно, а люди будут считать ее уродом?

 Лейра посмотрела на свое отражение, которое множилось в зеркальном зале дворца. На нее со всех сторон смотрела невысокая, хрупкая девушка, с копной золотистых волос медового оттенка, изумрудные глаза печально рассматривали каждое отражение.

Девушка нахмурилась и отражения нахмурились вместе с ней. Попыталась втянуть в себя пышные губы, чтобы сделать их поменьше. Хорошо еще нос не подкачал, обычный средний, чуть курносый. А вот веснушки…

Да-а-а, беда-беда, печаль. Веснушки…Лейра послюнявила палец и попыталась стереть противные рыжие росинки. Веснушки померкли на какой-то миг, а потом проявились еще ярче, будто Лейра их не стёрла, а от пыли оттерла.

Так что внешность не удалась, порода вся ушла к братьям, а ей досталось…вот и неизвестно от какой такой родственницы ей вообще достались гены простушки-дурнушки.

Кровь Высшего круга на ней видимо закончилась, поэтому сосуд наполнили тем, чем было, и в результате родилась она — ни внешности, ни ангельского характера. Урод одним словом!

А что делать уродам в Высшем мире? Понятное дело – нечего! Вот и пожертвовали тем, кого не жалко. Лея вспомнила слова отца. Низкий голос до сих пор звучал в ушах:

 — Лейра, дочка, — уже тогда она напряглась, отец называл ее дочкой, когда ему от нее что-то надо было, – что ты знаешь о нашем положении в мире?

Отвечать не хотелось. Отец любил делать замечание по поводу ее невежественности, а потом говорить долго, нудно, непонятно, упиваясь собственным красноречием.

 — Все у нас хорошо, — попыталась отвертеться она общими фразами.

 — А что ты знаешь об отношении ангелов и демонов?

В кабинете повисла такая тишина, что Лейра услышала, как паучок, перебирая мохнатыми лапками,ткёт паутину.

Нужно отвечать! Отец не заговорит, пока не услышит ответа. А выдерживать паузы он мастак.

 — Какие отношения могут быть между Высшими и Падшими ангелами? — буркнула девушка в пол. Демонов она видела только в страшных фильмах, и знакомиться с ними вживую не очень-то хотелось.

 — Ну вот, — обрадовался отец так, как будто Лейра сказала что-то умное, – тебе выпала великая миссия наладить эти отношения!

Лейра подавилась воздухом и с изумлением уставилась на отца. Он ведь шутит? Невесело, но шутит!!!

Только с чувством юмора у отца, как и у всех Высших, было не очень, чтобы очень...

 — Пошутил? — попыталась улыбнуться Лея, вглядываясь в родное лицо, в надежде отыскать в глазах смешинки, ну хотя бы в дрогнувших уголках губ, в морщинках возле глаз. Но отец смотрел холодно и осуждающе.

 — Это твой долг, как дочери правящего семейства. Мы должны показывать образец поведения. Если я отправляю свою дочь, значит и весь Высший круг пошлет своих детей следом за тобой.

 — Куда… — голос пропал и Лейра откашлялась. — Куда пошлет? – прохрипела. Слушать продолжение не хотелось от слова совсем, но язык сам задавал дурацкие вопросы, а мозг судорожно искал выход из создавшегося положения, уже просчитывая варианты, принимая решение.

 — Вот это правильный вопрос, — тон отца на минуту даже потеплел, или просто показалось. – Ты поедешь в межмирье, в город Ангелов. Город только строится, тебе точно понравится! – убеждал так, будто пытался не дочь уверить, а себя оправдать. — Падшие ангелы живут по правую сторону реки, светлые ангелы – по левую. А на реке есть красивый остров, где и расположен университет. Там вы будете общаться друг с другом, учиться находить общий язык, общие интересы, делать ОБЩИЕ проекты…

От слова «общие» начинало коротить.

 — Зачем? – вытаращилась от недоумения Лея.

Всю сознательную жизнь демоны и ангелы враждовали друг с другом. В ней с рождения текла ненависть к черной крови. Она могла бы и убить, если бы точно была уверена, что перед ней демон! А тут…она должна «находить общий язык».

 Отец тяжко вздохнул:

 — Как хорошо было, когда ты была маленькой и не задавала лишних вопросов. – Лейра ни на секунду не сомневалась – отец не рад затянувшемуся разговору и устал от упрямства дочери, которое, по сути, обоснованно! — Перед страшной силой даже враги объединяются. Ангелы и демоны вырождаются. Мужчин и там, и там становится все больше, девочки рождаются редко и ценятся очень дорого, — отец оглядел ее и скорбно вздохнул, — скоро такие как ты будут расхватываться на лету, а еще пятнадцать лет назад мне с трудом удалось тебя сосватать за Высшего. Тебе еще повезло, что ты родилась в правящей семье. – Отец просто констатировал факт, не делая акцент на некрасивости дочери.

Казалось бы, Лейра должна привыкнуть. За столько-то лет и дня не проходило, чтобы кто-то не намекнул, что в семье не без урода, и этот урод – она. А тут снова зацепило. Ощутимо укололо душу. Впрочем, отец как всегда ничего не заметил и продолжил:

— Ученые с обеих сторон твердят, что необходимо смешивать кровь. Понятно, что твою кровь никто смешивать не собирается, мне не нужны ублюдки от демонов. Мне нужны чистокровные внуки, похожие на отца или с моими генами, если повезет, — пошли снова сухие факты, как будто отец программировал ее на потомство с высшей, светлой кровью, без примеси ее генов.

Когда-то отец надеялся, что в Лейре спит чистая кровь и ее возможно пробудить. Что только с ней ни делали, но веснушки никуда не делись. Крылья, как были рыжими, так и остались. Глаза не посинели, а стали еще ярче, приобретя изумрудный оттенок. Учеными был поставлен вердикт – ген ломаный, чтобы его победить, Лейре необходим муж с кровью идеального ангела. Только тогда порода выправится и больше такого позора, как ОНА в их роду не будет никогда! И даже есть вероятность зачать и родить истинного — того, кого ждали все эти века ангелы. Ждали и верили!

Правитель тоже верили, что истинный родится в его семье, как когда-то, и возлагал большие надежды на дочь и Михаила, точнее на Михаила! Лейре веры не было!!!

Лейра силой заставила себя слушать дальше.

—  Но вот других девочек Высшие отдавать не хотят, боятся, что демоны их там… — отец закашлялся, проглотив слова, — поэтому на Высшем совете мы договорились, что в университет поступят почти пять сотен парней и чуть больше трёх сотен девушек. И чтобы подать пример, я пошлю свою дочь одной из первых, — то ли мерещилось, то ли отец и правда был горд. Хотя похоже больше на то, что он рад отослать подальше изгоя, но с благими намерениями. По крайней мере, так душе своей объяснял.

— С тобой поедет Михаил, как твой жених и защитник, поэтому тебе ничего не грозит. Он защитит тебя от демонов, да и вам надо сблизиться уже, а то все как чужие, друг от друга шарахаетесь. Будете учиться так же, как и здесь. Он на боевом факультете. Ты на факультете искусств. Поизучаешь чуть темное  — тебе не помешает. А через годик, когда все устаканится, все привыкнут, мы потихоньку, не афишируя, заберем тебя и Михаила назад. И университет закончите уже здесь, чтобы не портить диплом всякими непонятными заведениями. Если у тебя есть еще вопросы, задавай быстрее, мне некогда, — и отец направился к возвышению, на котором стоял стол, заваленный разными рукописями, вперемешку с документами.

 — Вопросов нет, — убито обронила Лейра, хотя их было столько, что голова разрывалась. — Я пойду? — душу томило.

 — Иди, иди, — снисходительно повелел отец, — вещи собирай. Когда корабль будет готов, сразу же полетите на новое место проживания и обучения.

И правитель тут же забыл о ней, как о благополучно решенном вопросе.

Глава 2

Самый умный, самый красивый, самый лучший…

Ринго

— Я поеду! – Ринго встал, хлопнув по столу руками, словно ставя точку. – Раз все равно кто – мальчик или девочка, поеду я! – повторил он твердо, чтобы отец не мог поставить под сомнения его слова. —  Сестру отдавать ангелам не дам, лучше сюда привезу себе Светлую, смешаем кровь и все дела. В конце концов, брать в жены ангела меня никто не обязывает, родит девочку, и пусть летит в святой светлый мир.

 — Сын! – демон встал, загородив собой тускло льющийся свет из окна. Вечерело. Мрачный трон из красного железа жалобно скрипнул и замолчал, стремясь сделаться невидимым. Казалось, от тона голоса, которым было сказано лишь одно слово, замерли все, даже в зале сразу сделалось мрачно и неуютно. Уже тогда брат с сестрой поняли, что дело «дрянь». – Ты – наследник! – загремел, усиленный сводами, многократным эхом голос Высшего демона. Джоанна втянула голову в плечи и искоса посмотрела на сохранявшего видимое спокойствие брата. — А Джоанна всего лишь девочка из правящей семьи. Я не могу рисковать тобой! Поедет Джоанна – это мое слово!

Джоанна помрачнела и опустила глаза, чтобы не встречаться взглядом  ни с кем из толпы, сочувственно смотрящей на нее. Особенно с ним, с тем, кого любила, кому отдала свое сердце.

 В отличие от Ринго, который больше всех на свете любил себя красивого, умного, смелого, Джоанна любила Кима. Любила до боли в сердце, до дрожи в коленках, до умопомешательства. Поездка, смешение крови со светлыми были для нее сродни самоубийству, и брат знал это. Знал и сейчас защищал ее, как мог!

Ринго, наконец, наклонил голову, якобы выказывая смирение и принятие решения отца. Черные волосы упали на смуглое хищное лицо, закрывая глаза, полыхнувшие злым огнем,  в которых зрел протест против такого выбора. Спорить с Высшим демоном себе дороже, да и не подобало пререкаться с Правителем. Поэтому брат и сестра вышли, отпущенные великодушным кивком отца. Молча дошли до покоев Джоанны, сохраняя невозмутимость на мрачных лицах, и только когда за ними закрылась дверь, сестра всхлипнула:

 — Ринго, что мне делать? – в отчаянии подняла она на брата полные слез глаза, — я не могу со светлым. Я умру…

 — Спокойно, змейка, — усмехнулся Ринго, — сказал, что поеду я, значит – поеду я!

 — Да как? Как поедешь ты? Вопреки воле отца? Как только он все поймет, тебя тут же закроют в покоях! Запрут за решеткой! Ты же главное сокровище Нижних миров. Ринго самый умный. Ринго самый красивый. Ринго самый лучший! — со злостью передразнила она отца.

Ринго понимал её негодование. Джоанна сейчас напомнила ему о недавних годах детства. Да, он родился первым, но спустя две минуты на свет появилась его сестра. Точная его копия, и если бы не гендерные различия, их сегодня было бы не отличить друг от друга. Брат и сестра были похожи как две капли воды.

В детстве…

До сих пор на комоде в спальне у родителей стояла фотография, где запечатлены детские мордахи. Два ребенка, которых нельзя отличить друг от друга. Оба смуглые, с копной черных вьющихся волос до плеч, одинаковые угольные глаза еще с восторгом смотрят на мир. Милые дети, до оборота и не отличишь от других рас.

Сейчас все по-другому. Ринго вырос так, что сестра еле-еле доставала ему до плеча и с благодарностью поминала всех богов, каких знала, что ей не был дан гренадерский рост. Брат же был счастлив, что не стал обладателем нежных девичьих черт. Еще в двенадцать лет обстригся коротко и теперь о черных локонах мог разве что догадываться тот, кто близко знал семью. А вот Джоанна сохранила пышную шевелюру, с любовью ухаживая за длинными смоляными волнами волос, водопадом струящимися до самой талии, еще она гордилась своей тонкой фигуркой и сильным характером. Правда, Ринго был в курсе всех ее слабостей.

— А помнишь, Джо, как тебя приехал сватать твой первый жених?

Джоанна прыснула, вспомнив, как она рвала и метала, узнав, что ее собираются просватать за демона, которому давно за двести, и как на выручку ей пришёл брат. Так же, как и сейчас, они стояли в ее покоях, продуваемых ночными ветрами, потому что огненной сестре было жарко, как никогда, и Джоанна орала в лицо брату, что все мужики сволочи! И она не собирается удовлетворять похотливого старика, готового заплатить за нее нереальную цену только лишь потому, что она молода и невинна.

Тогда-то и случился ее первый оборот, девочки взрослеют рано. Огонь разлился по телу, и Джоанна споткнулась на полуслове, увидев, как глаза брата медленно расширяются от изумления.

 — Что... Что происходит? – раздался ее голос, ставший низким и хриплым.

Ринго смотрел на увеличившуюся сестру снизу вверх и глупо моргал глазами. Джо вытянула вперед руку и с интересом уставилась на выросшие ногти, которыми запросто могла перерезать, казавшуюся в данный миг тонкой, шейку брата.

 — Вот это рога-а-а-а-а, — Ринго задумчиво почесал макушку, — тебе там сверху видно Высший мир или как? Ты, это… люстру не сбей, она вроде как из хрусталя… горного. И жениха не кастрируй, пока ублажать будешь...Острые ощущения ему обеспечены!!!

Джоанна сверкнула глазами и гаркнула на брата, ударив хвостом ровно туда, где стоял подросток. Хорошо еще, что Ринго уже был опытными бойцом и уходить от хвоста умел, поэтому ловко избежал атаки. Демонесса обиженно рыкнула и крутанулась, в поисках брата.

Вот только его нигде не было.

Ринго понял, что если сейчас что-то не предпринять, то сеструха разрушит в своей комнате все, что было ей дорого до этого момента. А виноват будет он. Поэтому, недолго думая, парень проворно вскочил ей на спину и  грубо закрыл  рот ладонью, лишая возможности говорить.

 — Заткнись и успокойся! – уверенный голос прозвучал как приказ. —  Демонессе никогда не победить демона, даже если он еще не умеет оборачиваться, — холодно отрезал брат так, что Джоанне стало не по себе, и весь боевой пыл мигом прошел.

Девушка приняла свою обычную форму и чуть не упала под тяжестью брата. Но он среагировал быстрее и, удержав на весу, придержал за талию.

— Все девки истерички. – Сделал вывод брат. —  Прежде чем орать и оборачиваться, – Ринго было немножко обидно, что первым обернулся не он, —  надо решить, как избежать этой ситуации. Вот что я предлагаю…

Через пятнадцать минут жизнь снова засверкала новыми красками. Джоанна повеселела, мать с отцом не могли нарадоваться на ставшую вдруг послушной дочку, удивляясь ее покладистости. Ринго вообще куда-то пропал. А потом приехал жених…

Демон действительно был в возрасте, так казалось тогда двум подросткам. Он был взрослым, умудренным опытом, и только похотливый блеск в глазах, да влажные губы от частого облизывания, когда он глядел на свою невесту, вызывали отвращение.

Джоанна через силу высидела официальную часть приема, неискренне улыбаясь, еле сдерживая в себе внутренний огонь,  а когда демон спросил разрешения побыть наедине со своей невестой, тихо попросилась выйти припудрить носик.

В туалете ее ждал переодетый брат. В парике, скрывающем за длинными иссиня-черными локонами его лицо и широкие плечи, темно-синем платье, подчеркивающем тонкую талию – он выглядел почти как Джоанна, почти…хищный взгляд угольных глаз выдавал его.

 — Не смей смотреть на него, он все поймет, — прошептала Джоанна, — у тебя взгляд агрессивного парня.

 — Это моя суть, куда я ее запихну? — огрызнулся Ринго, нервно подтягивая корсет. – Как вы все это носите, колется же… — и Ринго задрал юбку, почесывая зудящее бедро.

— Ты что, не надел туфли? – ужаснулась девушка, разглядывая волосатые ноги в огромных кроссовках. — Да ты до двери дойти не успеешь, тебя сразу раскусят. И не чешись!

 — Не раскусят, я подол поднимать не буду, а туфли сама носи, это колодки для пыток, а не нормальная обувь. – Ринго назло сестре усиленно зачесался обеими руками.

Джоанна закатила глаза, всем своим видом показывая, что думает о выходке брата.

 — Вам же нравится, когда мы на высокой шпильке, ножки тоньше и щиколотка изящнее, — съязвила Джо.

 — Спасибо Богам, что я не девушка! А ты носи свои туфли,  вдруг никто замуж больше не возьмет! – пробурчал Ринго, понимая, что сестра не повелась на его поддразнивания, оправил юбки, и направился к двери, нарочно вихляя задом.

В саду в это время уже темнело. Красный диск солнца закатывался за край планеты, давая дорогу ночи, на Нижний мир опускался холод.

 — Не замерзла? – Ринго вздрогнул, когда сзади его обхватил жених. – Хочешь, согрею? – тихий шепот прямо над ухом заставил парня отодвинуться подальше. Но сильные руки нетерпеливо притянули его обратно, давая почувствовать мужское желание. «Хаос! Противно-то как!» —  Ринго думал недолго,  острый локоть парня с силой врезался в солнечное сплетение не готового к такому отпору демона. А так как сила в Ринго сейчас удесятерялась злостью и отвращением, то демон застонал, согнувшись пополам.

 — Ты чего? – не то скулил, не то рычал жених. — Разве девушка может драться? – праведно негодовал он, стремясь вернуть себе нормальное дыхание. — А ну иди сюда! – демон разозлился и, схватив Ринго за руку, дернул на себя. Только кронпринц был в ударе — он дал возможность своему телу пронестись прямо на демона, и в последний момент нарочно головой врезался в подбородок неудачливого жениха. Зубы громко клацнули, демон взвыл, хватаясь за вывернутую челюсть.

 — Извините! — пискнул Ринго, лбом засветив демону ещё и в нос: голова жениха со смачным звуком дернулась вверх. – Ох, что это я?! – снова прогундосил брат, наблюдая, как темная кровь заливает белоснежную рубашку принарядившегося жениха. – Я сейчас все уберу, — тут же засуетился он, —  надо заткнуть нос, чтобы остановить кровь, — и рука железной хваткой ухватилась за поломанный нос.

Демон от жуткой боли стал перевоплощаться в истинного: рубашка повисла рваными краями на увеличившемся в размерах монстре, боевые шипы выросли на локтях и плечах, ногти удлинились, став клинками, и мощный хвост с силой хлестнул Ринго по спине, сдирая парик.

— Ну ты и муд*к! — завизжал демон мерзким голосочком. – Противный! Не выйду за тебя, ты испортил мою причёску!!!

Пока демон стоял в растерянности, Ринго отыгрывал роль:

— Почти оскальпировал! Лишил меня моих чудесных локонов!!!

Жених в неописуемом шоке таращился на волосы в своей лапе, явно не понимая, как умудрился снять скальп с истерично визжавшей невесты.

На вопли сбежались все: повелитель с женой, слуги, подданные, невеста.

Невеста! Невеста? Невеста!?

 — РИНГО! – звучный голос отца разлетелся под сводами замка.

 — Отец! – в долю секунды нашёлся Ринго с оправданием. — Он меня домогался, я защищался, как мог, — и пальцем «тык» в опешившего демона, продолжающего сотрясать волосами. — Кто ж знал, что он мальчиков любит?

Демон изумлённо крякнул. Вернулся в свою форму, с недоумением оглядывая парня в платье и кроссовках гигантского размера.

А глаза отца наоборот налились кровью. И если бы не раздавшийся хохот, то Наследнику было бы точно  не жить.

 — Ха-ха-ха-ха! – раздался громовой хохот жениха. – Деймон, ты вырастил детей с чувством юмора. Я и забыл, что у тебя двойня! Чудесные дети! Поздравляю! Так провести и уделать Высшего демона! Ха! Ха! Давно я так не веселился, давно!

 — Ринго! Джоанна! Марш по комнатам! С вами я разберусь позднее! – отец вроде медленно стал отходить. – Коб, дружище, пойдем выпьем, поговорим! Не дети – демонята просто! От этих проделок страдаю всю их сознательную жизнь. – Голоса стали удаляться, слуги медленно расходились, а Ринго и Джоанна уставились друг на друга.

Впрочем, эта история была из недавнего, а вот совсем в далеком-далеком  детстве они тоже часто переодевались, назывались именами друг друга, радовались, когда удавалось провести гостей и знакомых. Правда тогда Джоанна была уверенней и смелее брата. Все проказы шли от нее, и командиром в их паре всегда была она.

А Ринго… Ринго нравились бабочки.

Он помнил это ощущение чистого восторга. Сколько ему было? Год? Два? Они с мамой тогда гуляли по саду, раскинувшемся по территории замка. Сады были прерогативой только Высших демонов. Не так-то просто поддерживать жизнь в пустыне, где днем стоит жара, а ночью дикий холод.  Ринго помнил, как он лежал на газоне, удивляясь прохладной траве в жаркий день, когда ему на нос села...золотистая бабочка. Такая большая, с красивыми желтыми крыльями, красноватого оттенка.

Кронпринц замер, боясь спугнуть волшебное создание, а бабочка легко взмахнула крыльями и взлетела. Столько удивления и неописуемого восторга плескалось в глазах ребенка. С тех пор все разговоры малыша были о бабочках.

Мама первая поняла, что с этим надо что-то делать, иначе сын, наследник мог вырасти слабаком, трусом и мечтателем, гоняющимся за феями. Как только мать это осознала,  начались каждодневные тренировки в боевом искусстве, в спорте, везде, где настоящий мужчина мог постоять за себя. Но всегда… всегда... перед любым испытанием, перед любым соревнованием, перед любым вызовом мама брала его за руки, вглядывалась в черные глаза сына и уверенно говорила: «Сынок, запомни, ты – самый смелый, самый умный, самый красивый! Что бы ни случилось, ты всегда самый лучший!» Тогда ему казалось, что это волшебные слова, которые помогают  побеждать, и, если хоть однажды мама их не скажет, он – проиграет.

Это был  маленький секрет, о нем знали только двое – он и мама. Как произошло так, что эти слова вслух стали повторять вначале учителя, потом друзья, а сейчас весь Низший мир. Видимо слова действительно были волшебными, а сила маминой любви велика. И сейчас Ринго даже не сомневался, что он – лучший! Лучший во всем! Лучший среди всех! Каждым своим шагом, своим действием он доказывал это, стремясь к идеалу, к той планке, которую устанавливал для самого себя, проверяя себя, испытывая, стремясь выделиться среди всех одаренных, но не таких умных, красивых, смелых…

Наследник, обладающий высоким потенциалом! Кто ж пожертвует таким и отправит туда, где все непредсказуемо и неопределенно.

Все правящие династии сейчас ломали голову, как избежать отправки истинных наследников и одновременно мотивировать своих высочайших подданных отправить собственных детей с чистой кровью, чтобы сохранить свой вид или образовать более идеальный, лучший, а может и не образовать, а может и не лучший.

Никто не знал, что из этого получится, но все были уверены, чтобы сделать шаг навстречу врагам, необходимо сломать сознание, в том числе и своих детей. Что произойдет в межмирье, в странном городе, где будет править свет и тьма вместе? Как размыть четкую границу добра и зла? Никто не знал! Поэтому и отправлялись дети, которыми в данной ситуации можно было «пожертвовать», дети, не наследующие права и обязанности, принцы и принцессы без трона.

***

Ринго усмехнулся и собственническим жестом привлек к себе сестру.

 — Вот что, гидрочка моя! Как я вывернусь — не твоя забота. Это мои проблемы, и не женщинам их решать, поняла? – он приподнял подбородок Джоанны, побуждая заглянуть ему в глаза, добиваясь веры в себя.

 Сестра моргнула и сдалась. Облегчённо выдохнув, она порывисто обняла его.

 — Спасибо, братик, я знала, что на тебя можно положиться, — всхлипнула она снова, но уже не от отчаяния, а от чувства благодарности, переполнявшей ее.

 — Все, хватит мочить мою футболку! — передернул плечами Ринго, отстраняя сестру подальше. – Терпеть не могу слез. Лучше притащи мне сегодня пару платьев твоей подруги, ну той, которая как мужик. Имя у нее еще… — он пощелкал пальцами, пытаясь вспомнить, — ну эта страшила… как ее…

— Перестань немедленно, — возмутилась Джоанна. — Элис моя самая близкая подруга! Мы дружим с колыбели, и не надо делать вид, что ты не помнишь ее имени. Когда ты был маленьким, помнится, ты даже ей восхищался…

 — Ага! Когда она катала меня на своей мощной спине… — заржал Ринго, — а теперь думаю, она хочет прокатиться на мне. Наверное, долг просит отдать за те времена. А я боюсь потерпеть фиаско, если глаза открою и увижу это мощное тело на мне. Стыдно как-то, понимаешь ли… Слухи пойдут… Репутация пострадает…

 — А ты глаза не открывай, с тебя не убудет, — буркнула Джоанна, — и не стыдно издеваться над влюбленной в тебя девушкой?

 — Какой девушкой??? Она – медведь. А демоны и медведи не скрещиваются! Короче, тащи ее платье, как раз мой размерчик, и плащ с капюшоном, чтобы моську прикрыть. Сыграем в интересную игру. Я буду ты, а ты будешь я. Я улечу под покровом ночи в женском платье со своим лучшим другом. Хочу посмотреть, какие будут у него глаза, когда я полезу его домогаться. Уже ржу!

Джоанна, не удержавшись, прыснула, представив лицо Ромула, который в последнее время был мрачен, понимая, что его семья решила им пожертвовать.

– Во мы там оторвемся. Ни родителей, ни охраны! Девки кругом, клубы, кабаки, драки. Все разрешено. Только учись, да трахай светлых! Класс! Ты все поняла, Джо?

 — Я-то все поняла, вот только, как ты будешь объяснять матери и отцу, что их дочь вдруг за день поправилась на 20 кг, вымахала на 30 см, обросла бицепсами и трицепсами, а еще... – задохнулась не то от возмущения, не то негодования сестра. — Короче, козлик мой. Когда мы мелкими были, это срабатывало, а теперь, когда я  — красавица, а ты – так себе. Не прокатит!

— Н-да, — кисло согласился Ринго, вставая перед зеркалом и рывком подгребая к себе сестру. Из зеркала на них смотрела пара: высокий, спортивный парень и небольшого роста, миниатюрная девушка. То, что родственники — видно с первого взгляда: те же черные глаза, тонкие губы, хищный нос, тот же четкий овал лица с высокими скулами.

– Что ж ты какая-то мелкая, нелепая? А я такой неотразимый... Нет, чтобы ноги от ушей, фигура поспортивнее? – диковато пошутил Ринго и наиграно деланно почесал затылок. – Ладно, есть у меня мыслишка... – он нарочно выдержал паузу, заставив сестру понервничать. —  Как насчёт оборотки?

— О-о-о, — скривилась Джоанна. – От неё потом жутко болит живот.

— Выбирай – частое посещение уборной на один день или учёба в смешанном универе на год и спаривание со светлым?

— Туалет. Однозначно туалет!.. – быстро закивала сестра.

Глава 3

Женское счастье – страшные подруги!

Лейра

Ветер швырял в лицо ледяные капли дождя. Родная планета будто выгоняла Лейру из дома навсегда, убивая желание остаться хоть на миг в этом сыром и промозглом мире. Надо отдать должное, такая погода была очень редка в высших мирах, где обычно светило яркое солнце, безоблачное синее небо навевало лирическое настроение, а теплый ветерок ласкал тело, касаясь нежными поцелуями.

Лея запахнула плотнее светлый плащ и огляделась по сторонам, разыскивая самую близкую подругу и первую красавицу университета. Эмилия стояла там, где и договорились. Только ленивый не обернулся на красавицу, стоящую с гордо поднятой головой и делающей вид, что ей все равно на мужское внимание. Но подруга явно волновалась, хоть и старалась это скрыть: она хмурила идеальные брови, изящной ножкой в ажурном чулочке нетерпеливо постукивала по полу, длинными тонкими пальчиками с розовыми ноготками чуть нервно поправляла идеальную прическу. Казалось бы, что может быть идеального в длинных распущенных волосах? Вот только Эмилия – как раз тот случай, который  доказывал — может! Волоски лежали,  плотно прижавшись друг к другу, несмотря на бушующую за окном непогоду,  идеальный, почти военный порядок: ни одной выбившейся из стройного ряда прядки, непорочно чистейший, белоснежный цвет. Абсолютный, морозный, девственно нежный. Волосы обрамляли идеальный овал лица. Казалось, девушка светилась изнутри божественным светом, который дается только истинным ангелам.

Эмилия была красива! Красивая той красотой, в которой звучит порода.

Элита!

Она всем своим видом взывала к мужским инстинктам.

Завоюй меня! Добейся меня! Брось мне вызов! Мужские гормоны закипали – самцы рвались в бой, но мужской разум благоразумно нашептывал, что не время, не место и прочие отговорки...

Наконец, увидев то, что искала, Эмилия недовольно сверкнула фиалковыми глазами, еще сильнее нахмурившись и изогнув губы в капризной улыбке. Лейра постаралась упредить недовольный выпад подруги:

 — Эми! – девушка едва не налетела на подругу, споткнувшись о миленький розовый чемоданчик. – Давно ждешь?

Эмилия посмотрела на Лею с высоты своего роста и чуть брезгливо отодвинулась. Лейра уже привыкла к такой реакции подруги и просто не обращала внимания на ее жеманные жесты.

 — О, Боги! – закатила прекрасные глаза первая красавица университета. – Лея, ты во что вырядилась? Кто же едет покорять межмирье в джинсах и рубашке? Ты в зеркало смотрелась перед тем, как выйти из дома?

 — Так, эм... Ведь холодно же, — смутилась Лейра. – Да и в платье не очень удобно. Потом всегда можно переодеться, — совсем сникла она под насмешливым взглядом лучшей подруги.

 — Да ходи, как хочешь! – обречённо вздохнув,  отмахнулась Эмилия.— Я устала тебе говорить одно и то же. К тому же с твоими волосами все равно ничего не сделаешь. – На красивом лице мелькнула уже знакомая гримаса брезгливого сочувствия. И Лейре захотелось поправить выбившиеся из прически пряди.  – Да и вырасти ты – не вырастешь,  и рот тебе не ушьют. В общем, ты права — тут платьем, даже миллион раз совершенным и бесподобно красивым, все равно дело не исправить!

— Спасибо! – непонятно зачем выдавила улыбку Лейра, запретив себе расстраиваться. Не слезами же умываться?! Любите меня такую, какая есть!

— Как думаешь, там будет много демонов? – напрочь забыв, что только что едва не поливала подругу грязью, Эмилия затрещала на своей волне. — Вот посмотри, какие они красавчики! — и ткнула Лейре перед носом планшет, с которого смотрело хищное лицо демона.

Демоны, по сути, были все как на подбор. Опасные, враждебные, агрессивные, наглые, темные. Высокие, крепкие: с рельефными, мощными телами. Угольными глазами, смоляными волосами...

И у Лейры не вызывали чувства восхищения, скорее огромнейшее чувство опасности и желания быстрее скрыться от их пронзительных взоров.

 — Какие-то они все... на одно лицо, — отдавая планшет Эми, обронила Лея. — Как мы их отличать-то будем? Да и потом, не очень бы хотелось пересекаться. Они по свою сторону реки, мы по свою.

Эмилия распахнула еще шире и без того огромные глаза. Даже пышные черные ресницы задрожали от возмущения.

 — Лейра??? Наша задача обольстить демона! Сделать так, чтобы он влюбился в тебя! Бегал за тобой, как… как… как… — подруга тщетно пыталась подобрать слова.

 — Влюбленный олень? – пришла на помощь Лейра. Эми задохнулась от негодования и быстро замотала головой. – Влюбленный дурак? – перебирала безобидные варианты Лейра. Эми поперхнулась и закашлялась. – Аа-а-а, — счастливо засияла Лейра, — влюбленный идиот!!!

 — Сама ты дура! — наконец очухалась Эмилия. – Влюбился так, чтобы захотел уехать с тобой в Верхние миры, а иначе прозябать тебе в Нижних в качестве сто двадцать пятой жены, для обновления рода!

 — Мне не прозябать, я уже просватана и замужество с демоном мне не грозит! — Лея впервые обрадовалась, что жених у нее есть. Пусть бесчувственный, непрошибаемо серьёзный ангел, зато не демон. Уж лучше знать, чего ожидать, чем жить с неизвестностью.

 — Лейра! Эмилия! – болтовню нарушил холодный голос Михаила. Высокий парень размеренным шагом поравнялся с девушками, безликим кивком приветствуя обеих.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍  — Михаил? И ты с нами? – Эмилия засияла так, что не улыбнуться в ответ было бы невозможно. Даже Лея растянула рот в улыбке, любуясь подругой. Только Михаил остался глух или слеп к красотам девушки.

 — Да! Я лечу со своей невестой! – архангел даже не повернул головы в ее сторону, как будто невеста бродила где-то за пределами космопорта.

 Эмилия нежно рассмеялась.

 — Думаешь, хоть один демон позарится на это? – не задумываясь как обидно прозвучало, подруга обожгла быстрым взглядом Лейру. Да так, что захотелось тут же подтянуть штаны повыше и шмыгнуть носом от глубочайшего разочарования в себе.

 — Какая бы она ни была, она моя невеста! – прозвучала не менее обидная сухость от Михаила. – И я  не позволю говорить о Лейре в таком тоне, Эмилия! – Теперь в голосе тихо вибрировало предупреждение,  Эми торопливо замахала руками:

 — Что ты, что ты, Михаил! – Сама невинность и чистота помысла! — Это же моя лучшая подруга! – Даже в сердце потеплело от искренности  слов. — Я люблю ее больше всех и знаю, что за этой оболочкой скрывается красивая душа!  — секундная заминка, и скрипящий мыслительный процесс в голове Эмили, где явно одно никак не состыковалось с другим. Поэтому она всё же сморщила носик: — Просто жалко, что такую душу запрятали в это! – и брезгливо пальчик уткнулся в Лейру.

 — Может хватит обо мне? – Лейра переступила с ноги на ногу. — Пойдемте лучше посмотрим, сейчас драконы прилетят со своего острова. Говорят, у них дети не оборачиваются в людей до шестилетнего возраста. Вдруг удастся увидеть живого дракончика! – не теряя оптимизма, она направилась к огромному окну, с которого открывался вид на весь космопорт.

Площадь была поистине огромной. Сверху она напоминала небольшой город со своим центром, разветвленными улицами, реками, парками и скверами, магазинами и центрами развлечений.

Стеклянная крыша пропускала свет, который струился миллиардами частиц, попадая и отражаясь от светящихся поверхностей. Казалось, частицы света жили самостоятельной жизнью, поднимаясь или опускаясь вверх и вниз. Складывалось ощущение, что ты идешь под солнечным дождем и на тебя нисходит благодать.

 — Правда здорово, Михаил? — попыталась наладить связь со своим женихом Лейра. – Посмотри, как прекрасна эта счастливая, разноцветная толпа, — переполненная эмоциями и красками космопорта, чуть не задохнулась от восторга Лейра. — Все они приехали отдыхать! Все жаждут приключений и хорошего отдыха! Это так заразительно, — едва удержалась, чтобы не крутануться, словно в танце. — Представляешь, как нам повезло, что мы живем здесь, и можем видеть все это тогда, когда захотим.– Позитив бил через край, но Лейра ничего не могла с собой поделать.

Мир был создан дарить счастье, удовольствие и радость. Почему же все такие... скучные и зажатые в свои унылые коконы? Почему только она видит, что можно и нужно жить по-другому?

– Мы можем купаться в море в любое время суток. Можем радоваться аромату цветущих деревьев! Греться под лучами ласкового солнца. А сейчас нас всего этого лишают… — азарт немного поутих. Лейра виновато посмотрела на архангела, — Интересно, там вообще тепло? – резкая смена настроения не произвела на Михаила никакого впечатления. Он как стоял, осматривая с высоты равнодушным взглядом до боли знакомый вид, так и остался стоять. Лишь пожал плечами, молча отвечая на вопрос Лейры.

Глава 4

Репетиция перед главным выходом...

Ринго

— Это что за розовое убожество? – скривился Ринго, покрутив перед собой кружево стрингов, которое сестра в комплекте с бюстгальтером принесла в его комнату со словами: «В этом ты поедешь! Ни разу не одевала! А так как я — законодательница моды...» Вот тут как раз и случилось, то самое пресловутое... «Это что за розовое...»

— Сам ты убожество! — надулась от возмущения Джоанна. — Это же «Джо Сикрет».

— Секрет? — выпучил глаза Ринго, растянув нитки на максимальную ширину. — Вот честное слово, это не может быть секретом! Потому что этот секрет ни черта не удержать-то не сможет. Наоборот... — Оценивающе глянул на задницу сестры, прищурил один глаз, словно мысленно взвешивал все «за» и «против». — Когда найду достойную идею по применению этих трусов, обязательно тебе скажу.

— Дурак неисправимый! — закатила глаза Джо.

— Буа-га-га, — гоготнул Рин, — Стрелялки – трусы-в-попе-застревалки!

— Трусы бабы носят! – возмутилась усмешке брата. — А это, — выдрала из его рук стринги, бережно разглаживая нежное кружево, — дорогое нижнее бельё, предназначенное соблазнять, притягивать взгляд и... и... – запнулась, сама толком не находя чего-то весомого для окончательного аргумента, — и сулит неслыханное удовольствие. 

— Это ты сейчас о трусах? — вытаращился Ринго. – Трусы и удовольствие, — промурчал задумчиво, — фетишь такой? – изогнул одну бровь, с подозрением глядя на сестру. — Дрочить на трусы? – перебирал отвратительные варианты из арсенала своего больного, развратного и совершенно развязного воображения. —  Собирать, коллекционировать, нюхать, облизывать, примерять... – всё больше и шире растягивались в похабной улыбке губы.

— Ммм, — взвыла сквозь сжатые зубы Джоанна, вновь закатив глаза. — Не знаю, зачем я тебя терплю?

— Затем, — не без тонны самолюбования принялся запихивать в свою сумку вещи из шкафа Ринго: джинсы, футболки, брюки, рубашки, носки, плавки и боксеры, — что я собираюсь выручить твою тощую задницу, взяв удар на себя. И ЭТО! — опять перехватил стринги и добавил к кучке женских вещей на краю постели. – Хорс меня задери! Всё розовое! — скривился, оценивая небольшую стопку одежды сестры, предназначенную ему. 

— Это не розовый, это цвет фуксии! – сумничала Джо.

— Один х**! — нахмурил брови Ринго, запихивая тряпки к остальным в сумку. — Всё равно до отрыжки розово-приторно-сладкие...

— Джо! – под стук в дверь раздался голос мамы, — ты тут? 

Сестра тотчас помрачнела:

— Да... – дрогнули её губы.

Правильно, не стоило хорониться от родителей. Особенно от отца. Весь дворец перероет, из-под земли достанет.

— Милая, — заглянула мама в комнату. Но не вошла, так и осталась стоять на пороге, волнительно заламывая руки. — Тебе лучше собираться и выходить, — голос мягкий и виноватый. Мама окинула детей добрым взглядом, а Ринго успел ногой задвинуть за постель свою сумку, и с непринуждённой улыбкой сделать вид, что «не при делах».

— Любимая, — мама на миг замялась, бросая полный нежности взгляд на дочь, — я понимаю, как трудно... Вы с братом так близки, а тут... — уронила слезу, явно не разделяя отцовского распоряжения. — Но тебе придётся! – выровняла свой голос. Утерла идеальное лицо изящным жестом: — Так что, бери вещи, и мы тебя ждем внизу!

***

В машине правящая семья ехала молча. Брат с сестрой боялись неуместно заржать, глядя на скорбные лица родителей, поэтому прятали глаза и только подрагивающие руки выдавали их настрой.

 — Джоанна, — мама обратилась к Ринго, смахивая слезу. – Запомни, если тебе не захочется, ну, то есть, я хотела сказать, не понравится светлый, то ты не обязана всего этого делать. Дождись того, кто хоть на миг вызовет твою симпатию... — голос мамы прервался, и она отвернулась к окну.

 — Хорошо, — неопределённо качнула головой Джо, покосившись на трясущегося от проглоченного смеха брата, и тотчас отвернулась к окну, еле сдерживая свой.

 — Джоанна, — отец был настроен серьезно, — ты должна понять, что интересы Нижнего мира на первом месте. Мы – правящая семья. Надеюсь, ты помнишь, кого представляешь, — ровный тон чуть скребнул по совести, рубанул по нервам, — так что... – папа запнулся. Джо пристыженно покосилась на брата. Ринго в своей идиотской манере широко улыбнулся, демонстрируя белоснежные зубы, легкомысленно подмигнул:

— Никакого траханья с учителями! – опошлил трепетный момент, — только с пернатыми!

Джо мгновенно ощерилась и пнула его по ноге:

— Дурак!

— Ауч, пап, мам, — дурашливо взвыл Ринго, — она уже плохо себя ведёт! Как демона с таким воспитанием можно отправлять в новый мир? Да что о нас подумают ангелы?

Джоанна от возмущения задрожала. Это уже было слишком... разглагольствовать на тему «что подумают те, чьё мнение категорически и абсолютно не имело никакого значения».

— Не паясничай! — строго шикнула на брата мать. — Джо умная и красивая, — встала на защиту дочери.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Угу, — поддакнул брат. — И озабоченная розовым! — вновь затрясся от смеха Ринго. – А нет. Этим… цветом фуксии! – изобразил испуг, покосившись на пыхтевшую от злости сестру.

— Джо, — повелительное сокращение имени Джоанны, словно смычок по натянутым струнам, — а почему у тебя сумка брата? — кустистые брови отца съехались к переносице. Глаза налились опасливо багровым. Скулы рельефно натянули кожу.

Брат с сестрой обменялись испуганными взглядами. И если Ринго торопливо выдумывал очередную пошлую шутку, то Джоанна выпалила:

— Мой чемодан сломался! – развела руками, винясь за оплошность.

Отец продолжал пилить подозрительным взглядом детей, а мать удивилась.

— Милая, а почему ты раньше не сказала? Мы бы новый купили. Или я бы свой тебе отдала...

Джоанна замялась, покраснела.

— Зачем? — легкомысленно дёрнула хрупким плечом, — Тебе нужнее. Ты с отцом по делам и командировкам часто выезжаешь. А я,  — отмахнулась беспечно. – Ринго свою одолжил. Спасибо ему! – приторно улыбнулась брату, хотя больше на желчность смахивало. — Мне этого вполне хватило.

Отец совсем помрачнел – вот-вот дым из ушей и носа повалит:

— И меня это напрягает, — поделился мыслью с женой. Она ответила ему недоумением. — Где это видано, — чётко и медленно пояснил папа, — чтобы девушка возраста Джоанны, уезжая на неопределённый срок, взяла с собой всего одну... Одну! — повторил с нажимом. — Одну сумку! Причём, мужскую!!! – звенящая пауза. — Это точно весь твой багаж? — вперил испытующий взгляд в дочь.

Джоанна нервно сглотнула. Отец расстрельно посмотрел на сына:

— Вы мне точно ничего не хотите сказать? – припечатал словом.

Брат с сестрой одновременно мотнули головами.

— Последний раз спрашиваю: «Ничего не хотите сказать?» — сощурил багровые глаза. Но когда молчание стало затягиваться, ловко из полурасстёгнутого бокового кармашка сумки выхватил пластиковую карточку, которую Ринго, едва не забыв на столе в комнате, впопыхах впихнул, куда попадя. Её никогда не брал на вечеринки и гулянки, потому что всегда хватало средств на других карточках и наличных. Тем более – это был презент отца на совершеннолетие. К этому времени на счету должна уже была скопиться приличная сумма. Рассудив, что в новом мире, при долгом обучении, она может пригодиться... Ринго решил и её взять... на всякий.

И вот теперь... карточка оказалась жуткой подставой!

Рин с Джоанной обменялись обречёнными взглядами, и брат виновато выдохнул:

— Прости, пап, это всё я! – скорбно склонил голову.

Джо сдавленно всхлипнула, часто заморгала, словно пыталась не позволить пролиться слезам из-за вселенской несправедливости.

— Я отдал свою карточку «наследника» Джо. В подарок! Раз не могу быть там вместо неё... Она почти взяла на себя мою обязанность, и будет прозябать лучшие года своей жизни в межмирье среди пернатых... и под ними...

На лице Джо эмоции сменяли одна другую, да с нахлыстом по мере словоблудия брата – от любви до ненависти, от обожания до желания убить. И, как обычно водилось, после очередного пошленького замечания дёрнулась, чтобы огреть Ринго, но он состроил такую гримасу вины и принятия своей участи, что Джо лишь засопела негодующе.

— А мне придётся прозябать здесь, в мире демонов. Со своими друзьями, бары, клубы, универ... Раз она будет у всех на виду там, отдуваться за всех... Я решил. Да, мне это сложно далось. В общем, я убедил её, что новый гардероб по приезду в межмирье станет ей хорошей анестезией  после такого нездорового потрясения.

Джоанна расплылась в идиотской улыбке, больше смахивающей на «упс, всё так – ни слова не выкинуть!»

Родители несколько секунд анализировали услышанное, но сердце едва не ухнуло в живот, когда отец кивнул на сумку:

— Открывай!

Джоанна замялась, на лице отразилась паника, в глазах отчаяние.

— Открывай! – прорычал отец и сестра поспешила выполнить приказ. Правда её рука дрогнула, когда уже было собачку потянула.

Ринго терпеливо ждал. Общий грозный настрой не портил его чудесного – так оно веселей и эпичней, потому внимательно следил за мытарством и сомнениями Джо. Сеструха заслужила небольшого урока – пусть получит массу эмоционального удовольствия!

Отец не выдержал долгих движений дочери, тем более, аэромобиль уже остановился перед зданием космопорта и рывком к себе сумку дёрнул.

Джоанна так натянулась, что появилось безбашенное желание ткнуть в неё пальцем: «Бу». Она бы точно взвизгнула, но Ринго сдержался. Тем более, он был в роли, посему преданно уставился на батю.

Созерцание ошарашенного демона достойно паблика в самом популярном журнале, ну или сэлфи на его фоне и обязательной заливкой в массовых соцсетях. Рекордное количество лайков было бы обеспечено.

Верзила под два метра, шириной чуть меньше... держал в массивных пальцах тонкое кружево розовых стрингов. Недоумение плавно перетекало в откровенный шок:

— Это что? – качнул трусами батя, хотя очевидность была очевидна.

— Милый, — сдавленно ойкнула мать, смущённо краснея, но не решаясь забрать предмет одежды.

— Стринги, — обронила Джо с явным облегчением и метнула на брата благодарно-уничижительный взгляд. Мол, спасибо, но всё равно тебя убью!

Семейка идиотов — не меньше!

От еле сдерживаемого смеха Ринго стало потряхивать.

— Стрингилялки, — подтвердил очевидное. — Трусы-в-попе-застревалки!

Очень нужные в трудный момент,

Лучшего оружия просто нет!

Рогатку заменят, в бёдрах не жмут, 

И демона и пернатого до стояка доведут!

Незаменимые нитки-трусы

Тонкие, как у гусара усы!» — отрифмовал стишок, напоследок оформив нелепый жест – оскал от уха до уха и сжатый кулак большим пальцем вверх «Круто!»

Сестра придурочно хрюкнула и с наигранным возмущением махом вырвала трусы из пальцев родителя:

— Пап, это так неприлично копаться в нижнем белье молодой девушки! – нашлась быстро.

— А почему они на самом верху? – отмер от шока отец и виновато покосился на опешившую от всего происходящего жену.

— На всякий... – выдавила Джо, растеряв запал нападать, чтобы защититься. Тем более, вразумительного ответить-то нечего.

Батя не так прост, как могло показаться, и потому вновь нырнул рукой в сумку.

— Па! – взывала Джоанна, едва не завалившись, пока выдирала из кулака отца кружевной лифчик того же убогого розового цвета.

— Ладно, всё! – коротко отрезал батя, вручая сумку почему-то Ринго. — Спрячьте это непотребство, — смутился демон. – Нам пора. Уже скоро отправление, — быстро взял себя в руки. – Так, натягиваем улыбки, — скомандовал чуть волнительно. – Первый отлет в межмирье освещается всеми ведущими телеканалами, радио и средствами массовой информации, поэтому мы обязаны быть на высоте. Всё понятно? – грозно обвёл семейку взглядом.

— Так точно! – рапортовал Рин, и пока сеструха кивала, незаметно стащил из сумки стринги.

— Да, папа, — послушно кивнула Джоанна — вжикнула молнией, даже не убедившись, всё ли на месте. И пока семейка покидала машину под звучное клацанье фотовспышек и шквала обрушившихся вопросов и гомона, Ринго запихнул кружево в верхний карман куртки на манер сложенного платка, только совершенно неорганизованно.

Глава 5

Оскар мне, уважаемые!

Ринго

— Как настроение?

— Страшно ли?

— Есть ли желание?..

— О светлом подумываете или всё же строго с демоном?..

Вопросы толпы сыпались как из рога изобилия.

Джоанна с надменным лицом шуровала к входу в космопорт, влача сумку на плече. Ринго наслаждался зрелищем, купался во внимании, благодушно отмахивался, расточал поцелуи и снисходительно пояснял:

— Лучше не бывает!

— Пусть нас боятся!

— Желание всегда каменное...

— Предпочитаю страстную и с богатым воображением...

Понятно, что вопросы были не ему, но коль сестра не умела себя вести – почему бы не взять столь приятный удар на себя?

— Ринго! – сквозь милый оскал шикнула мать, — заканчивай паясничать! – приобняла сына и в показательном семейном ракурсе изящно махнула очередным вспышкам.

— Домой приедем, я тебя... накажу! – отец с непрошибаемо воспитанной улыбкой на публику и королевским достоинством гарцевал рядом.

— О, — деланно испугался Ринго. – Прошу, только аэробайк не забирай! Без колёс я жизни не представляю.

Буа-га-га, уже желчно представил, как Джо останется без аэробайка. Любимая гидрочка имела жуткую привычку кататься на «железном коне» брата, даже если он не разрешал. Поэтому Ринго, можно сказать, убил двух зайцев разом! И обезопасил свой транспорт от покушения на него сестрой, ну и Джо какое-то время будет как многие – на машине.

Телевидение и корреспонденты внутри здания тоже гудели. Родители отвлеклись, давая кому-то более красочные описания ощущений и мыслей. Но это их игра – их работа... Они общественные демоны. Высоко летали, поэтому были обязаны отрабатывать.

Ринго показуха не надоедала никогда, но сегодня был тот редкий случай. На самом деле, больше горел в нетерпении быстрее принять зелья и уже покинуть родной мир — оказаться в новом... где можно оторваться на полную.

Так что гул и суматоха порядком надоели, к тому же Ринго стало жаль сеструху. Нагнав, отобрал сумку:

— Дальше сам! – великодушно шепнул на ухо, но вместо благодарности получил привычный пинок:

— Ты мерзкий, и тебя уберегает от расправы только то, что ты мой брат! – шипела не хуже змеи сестрёнка.

— Ну и то, – не преминул кольнуть Ринго, — что если я буду мёртв, тебе придётся катить в межмирье и спариваться с пернатым! — собственническим жестом водрузил руку на хрупкие плечи сестры. Мол, братские объятия... Терпи, ну или тащи! Не смог себе отказать в мелкой проказе и чуть навалился на Джо.

— Я не буду скучать! – поняла шутку сеструха и потому, обвив за торс, ощутимо вонзила когти. – Даже звонить и писать не буду! – проигнорировала сдавленный стон брата.

— Я ведь и передумать могу! – напомнил сквозь сжатые зубы Ринго.

— Не сможешь! – ядовито улыбнулась сестра, высвобождаясь из-под тяжести. – Ты хочешь попасть в этот идиотский универ больше, чем я не желаю там оказаться, — на раз просчитала ситуацию Джо. Обманчиво ласково потрепала Ринго за щёку и тут её глаза тормознули на груди брата. Она сокрушенно покачала головой, выдернула стринги из верхнего кармана куртки и запихнула в сумку: – Ну что, пойдём прощаться с друзьями?

— Ты страшная бестия, ненасытная моя гидрочка! – с нежностью чмокнул в нос любимую сеструху Ринго.

— Мы идеальны! – озвучила неоспоримое Джо и вместе с братом двинулась к знакомым.

Они подошли к небольшой компании демонов: парней и девчат. Их родителей. Кого-то провожали, кто-то улетал.

 — Ого! – присвистнул Ринго и, всучив сумку обратно опешившей сеструхе, направился прямиком к красавице, стоявшей чуть поодаль и с тоской глядящей в окно, на родную пустыню.

 — Привет, милашка! – Рин остановился рядом, источая самую мощную из своего арсенала улыбку.

— Привет! – с лёгким недоумением девушка похлопала длиннющими ресничками.

— Такая красавица, и решила грустить? – облил сладким обаянием.

— Я… — замялась девушка. Глаза стали совсем слезливые. — Просто мне грустно...

Фу, вот чего не хватало, так это бабских слёз. Ринго чуть в голос не выдал своё отвращение. Но спасать ситуацию было необходимо, поэтому он нашёл силы продолжить обольщение:

— Давай, ты не будешь мокрить своё прекрасное лицо и изумительное платье, — ловким жестом поддел аккуратный носик девчонки. И пока она таращилась от удивления и простоты Ринго, придержал её за подбородок: — Улыбнешься, чтобы моё сердце окончательно растаяло...  – гипнотизировал взглядом, отлично зная, что действовал на девиц, точно удав на кроликов.

Вот и сейчас незнакомка была уже во власти Ринго – внимала его словам, ловила его дыхание, трепетала в предвкушении. Её растерянный и затуманенный афрозадиаком рассудок медленно, но верно прощался с хозяйкой, а взгляд жадно порхал по лицу Ринго, всё чаще касаясь губ. О да! Ринго знал о своём даре вмиг завладевать помыслами девиц. Умел в секунду становиться для них центром вселенной. И пользовался этим. Какой бы идиот не пользовался?! 

— И я тебе обещаю, — бархатным шепотом проникал глубже в разум жертвы, – мы подружимся! – подмигнув, пристрелил жертву на раз.

— А ты тоже летишь в межмирье? – распахнула просохшие глаза незнакомка.

— Угу, — значимый кивок. Мазнув взглядом по толпе, — смотрел ли кто, но убедившись, что все заняты прощаниями и обниманиями, шепнул, будто вселенскую тайну решил поведать: — Только, чшш — никому! – прошелестел на интимной частоте. — Я тоже улетаю в межмирье!

— Это так... хорошо, — засияла незнакомка. Ринго едва усмирил порыв девчонку на плечо закинуть и куда-нибудь в тихое место уволочь. Вроде не время и не место для взыгравшего либидо. Потому продолжал расточать флюиды обольщения:

— Я – Ринго, — поиграл бровями.

— Тот самый Ринго? – в изумлении шарахнулась к окну девчонка, чем вызвала неописуемый приступ смеха. И Ринго поржал. Чуть откинул голову и поржал. Чисто, открыто и так громко, чтобы все видели, как ему охренительно хорошо! Что его компания самая крутая... И офигительней Рин собеседника не бывает. Да! Он есмь бог!

— Да, детка, это я! – широкий жест – руки в стороны, дабы все видели кто их король. — И пока я весь твой!

— Мило, — не то икнула, не то заулыбалась незнакомка. — А я Карина и я не против дружить!

— Дружить, — попробовал на вкус слово Ринго, отчётливо понимая, как именно он имел дружить с красивыми девчонками. И как ему особенно нравилось... А картинки не заставили себя ждать.

— Ринго! – повелительный голос отца, всегда, когда звучал неожиданно и за спиной вызывал вспышку страха. Вот и сейчас Ринго чуть тряхнуло. Не то, чтобы обмочиться хотелось или в угол забиться – просто жутко неприятно, когда рычат, отрывая от важного.

— Да! – нехотя повернулся Рин, всем видом показывая, как недоволен, раздосадован некрасивым, бестактным поведением отца.

— Заканчивай заниматься посторонним. У тебя сестра уезжает. Будь добр, удели ей немного своего столь дорого времени! – нужно отдать должное, при толпе батя умел свой гнев обратить в нечто... очень внушительное и легко понятливое. Такое объёмное, что Ринго от гордости раздувался и ощущал свою значимость как никогда.

В такие моменты семейка идиотов резко становилась благородным родом демонов высшего уровня, голубых кровей и апец! каких королевских.

— Как скажете, отец! – с показательным послушанием чинно склонил голову Ринго. Но, прежде чем двинуться за великосветской особой, — а батя уже отвернулся и шагал к толпе, где Джоанна стояла в объятиях Кима, — кронпринц шутливо подмигнул Карине: — До встречи, подруга.

Красотка зарделась, как пламени цвет, но на прощание махнула – изящно так, легко, ладошку подняла и пальчиками порхнула.

Ринго расцветал. Ему однозначно уже нравилось быть будущим учеником задрипанного универа, в хрен знает где, с фиг ведает какой миссией, но во благо демонов.

Очешуительно! И если таких красоток, как Карина, там будет хотя бы пару сотен... Обучение обещает стать многообещающим и продуктивным!

— Привет, Ким, — Рин со всего размаха хлопнул парня сестры по плечу. Да с такой силой, что тот покачнулся, едва не завалив Джо. – Как дела, дружище? – вскинул проказливо брови. – Уже попрощался с моей сеструхой? Если да, я могу тебе по дружбе дать пару номеров своих подружек. Они ни-ни... никому не расскажут, как ты будешь скучать по Джо. Чес слово, — жестом «зуб даю». И, уворачиваясь от зло пыхтящей сестры, которой явно надоело выслушивать глумление, и которая решила попинать обидчика, добавил: — Только к ним не чаще раза в день, а то ухайдакаешь, с кем мне развлекаться?!

Терпение Джо лопнуло окончательно:

— Ненавижу тебя! – вспыхнула огнём на потеху папарацци, которые её во всей несдержанной красе фоткать принялись. Ринго, не будь дураком, бутылку с шипучей газировкой у соседки выхватил, да на сеструху вылил.

— Ринго! – ахнула мать.

— Ринго! – вторил с угрозой отец.

— Ринго! – взвыла сестра, тотчас перестав сиять точно бестолковый факел в солнечный день.

— Упс, — театрально досадовал кронпринц. – Прости, нечаянно опрокинул, — без вины рассматривая, как на бледно-розовом платье расползается тёмная жидкость.

— Ну всё! – выдохнула Джоанна опустошенно. – Я больше не могу!

— И я, гидрочка! – кивнул бодро Рин, намекая, что уже до чёртиков устал и желал быстрее поменяться местами.

Подхватил сумку, которую сестра на пол бросила, пока нежилась в объятиях своего парня.

— Мы сейчас! – взял Джо под локоть и потащил прочь: — Переодену эту неуклюжую и рукожопую... и верну. – Рапортовал с улыбкой, пока камеры наводили объективы и фиксировали кадры. — В целости и сохранности! Как новенькую! – пальцем в толпу, отыгрывая его высокое великолепие на полную катушку. – Точнее – обновлённую от и до!

— Ты – невыносим! – с визгом истерично пританцовывала Джо в женской уборной, перед этим проверив все кабинки на свободность и зафиксировав общую дверь на замок. – Ненавижу!!!

— И я тебя люблю, — самодовольно улыбался Ринго, торопливо вытаскивая из сумки бабские вещи, которые собирался надеть, и, покопавшись внизу сумки, не отказал себе в удовольствии разыграть сестру:

— Хаос тебя дери, Джо, а зелье ты взяла? – вытаращился в деланном испуге.

— Что? – перестала биться в припадке сеструха. – Ты ещё и оборотку  забыл? – задрожали полные губы, огромные, полные ужаса глаза моментально наводнились слезами.

— Шутка! – чтобы не добивать Джоанну сильнее, чем она уже... вот-вот удар сердечный хватит, нервишки лопнут, и пиши пропала задумка, вытащил бутылочку со снадобьем. – Вот оно!..

И тут «упс» случился – бутылочка выскользнула из пальцев...

Никогда Ринго не видел такой реакции у сеструхи. Она почти нырнула за зельем... Ну, не почти – нырнула, как заправский игрок в регби. Проскользила по полу в падении и успела поймать бутылёк в последний миг, растянувшись как змея, которую за хвост тащат из норы.

— Да ты звезда, змеесвятейшество! – хохотнул дурашливо Ринго.

— Да хватит уже клоуна из себя строить! – гневно рыкнула сестра, на ноги поднимаясь, да подол платья одёргивая. – Ты сегодня уже переиграл себя! – звучно поставила снадобье на мойку. — Уже грань, Ринго! – серьёзно глаза в глаза. — Всё! Тормози! – попыталась достучаться до здравомыслия, и вроде получилось. Ринго виновато почесал затылок:

— Ты это, прости, но я тоже волнуюсь. Вот и несёт меня...

Джоанна секунду помедлила и простительно кивнула:

— Я люблю тебя, каким бы идиотом ты ни был. И благодарна за твою помощь. Но если ты и дальше так будешь дурачиться, план провалится.

— Да ладно, понял я, — скривился Ринго. Еще не хватало, чтобы тыкали в какие-то недостатки и на совесть давили. – Времени мало, пьём — и переодеваемся!

Глава 6

Неописуемо красив, непревзойдённо отчаян: Я —  ваш, леди и джентльмены – развратные демонессы и чопорные ангелы! Раздвигайте ваши крылышки!!!

Ринго

Ринго стоял перед обзорным зеркалом в женской уборной, стараясь держать себя в руках и не согнуться от хохота. Джоанна, уже переодетая в его джинсы, футболку и куртку, вальяжно сидела на туалетном столике-мойке, икая от смеха.

 — Блин, Рин, да ты – красавица! И почему у меня нет сестры? – чуть ли не похрюкивая от хохота, подметила Джо, утирая слёзы.

Почему-то трансформация не спешила действовать, но чтобы не тратить время за зря, брат и сестра решили облачиться, как есть. Зато, когда грянет метаморфоза – не придётся голышом скакать и вновь облачаться.

Ринго, добивая сестру своим шикарным видом, сложил губки уточкой и подмигнул:

— Отныне называйте меня «Острая штучка»! – прозвучало совсем по-идиотски, да и голос – мерзкий.

— Да-да, — кивнула сеструха, впадая в экстаз от проказы брата. — На язык – перчинка, на лицо – блядинка! – хохот перешел в откровенный ржач. Джо едва со столешницы не упала, пытаясь остановить истеричный смех.

— А то, — братец изобразил танец, дрыгая неприлично задом. Выглядело не то чтобы смешно, скорее жутко и до неприличия пошло. — Смотреть разрешено, трогать — грешно! Надеяться – простительно, а в омут страсти окунуться – для жизни опасно-охренительно! Так что, милый, прежде чем меня коснуться, подумай, — клацнул зубами с вмиг отросшими клыками. Длинным языком медленно облизал палец, который заскользил по шее, груди и остановился на паху, как раз на развилке между ног. Джо замерла, с интересом наблюдая, что дальше собирается вытворит братец. А Рин ноги сомкнул, не дав ладони прорваться к сокровенному. – Дорогой, тебе правда не нужны твои руки и мозги?

— А-а-а, я твоя навеки!!! – сползла по мойке на пол, и выглядывая оттуда, рыдала от смеха Джо. – Молю, оставайся сестрой!!! Я тобой ещё больше гордиться буду, чем братом.

Ринго недовольно скривил моську. Поправил бретельку на мощном плече:

 — Джо, — просюсюкал он, имитируя женскую интонацию, —  милая, тебе не кажется, что мне чуть-чуть не хватает вот здесь? — Он оттянул корсет и заглянул внутрь. – Подруга, — с видом «что за на...», — я плоска, как доска! – и столько негодования по этому поводу, что Джоанна вновь упала на пол, дрыгая ногами, желая остановить смех. Живот болел от ржача, а брат видимо только начал. — Как мне жить дальше? – продолжал отыгрывать драматическую роль. — Пойду сброшусь с обрыва! Ни один нормальный демон... Да какой демон?! Даже светлый пернатый и тот не оценит мои отсутствующие прелести. Если только... Ау, — воззвал в никуда, — есть кто-нибудь, кому нужна гладильная доска? Нет?.. Джо! – брат решительно и серьезно старался заглянуть за спину, голос дрожал от вырывающегося смеха, — а ну глянь на спине... может сиськи туда перекочевали?

 — Ринго, перестань! — простонала Джоанна. — Я сейчас умру от смеха! – её голос исказился и дал знатного басовитого петуха. Джоанна встрепенулась. Перестала ржать. Задумчиво прислушалась к ощущениям. Рин тоже с интересом уставился на себя в зеркало. Покрутился и так и сяк, почесал затылок, плечо, грудь, живот, хозяйство...

Но трансформация не приключалась.

— Может, плащ ввести в моду? – обронила виновато сестра, опять пшикнув смехом. – Он хоть скроет, что ты… что ты… плоский и страшный!! И здоровый! И идиот!.. – вот теперь точно похрюкивания раздались. — А-а-а, мне стыдно! – уткнулась лицом в ладони, стоя на коленках. — Ведь ты  — это я! Я не могу быть таким чудовищем!

— У каждого свои недостатки, — легкомысленно отмахнулся Ринго, задрав подол платья!

— Нет! – истошно взвизгнула Джо, не в силах смотреть на этот беспредельный разврат. — Убери это! Скрой... – плющило её ржача.

— Куда? – возмутился Ринго. – Самоеблей не занимаюсь, да и не уверен, что дотянется, да если возбудить и растянуть...

— Блинааааааа, — сотрясалась Джоанна. – Уже посадку объявили на космолёт, а мы... – голос вновь перешёл в рычание. — Может все-таки чуть-чуть напудрим тебе носик? Рин, ну, пожалуйста, дай мне сделать из тебя красавицу!!! — Сестра сдавленно охнула, и в следующий миг раздался треск костей и болезненное стенание уже мужского голоса.

— Э, милая, как тебя корчит, — поморщился Ринго, наблюдая за конвульсиями и агонией сестры, быстро принимающей его облик. — Ещё и штукатурку на рожу? – нахмурился, критически рассматривая себя в зеркало. — Я и так – само совершенство, — ничуть не лукавил.

Спазм скрутил кишки, боль прострелила всё тело. Ринго ухнул на колени.

— Некрасивых женщин же не бывает…  — раздался рядом скрипучий мужской голос. Ринго замычал сквозь сжатые зубы, проглатывая стон и язвительное: «Я не могу говорить таким идиотским голосом. Мой красивый, глубокий, мужской, баритон!»

— А ты… ты… — вот теперь грубая подделка Ринго вновь сорвалась  на смех. — Хорошо, что ты родился все-таки мужчиной! Платье — не твое, — сестру накрыло очередной волной – она хрипела от смеха, держась за живот. Колики неумолимо дали о себе знать, но Джо уже не могла остановиться. Лишь нетерпеливый стук в дверь заставил брата и сестру  заткнуться.

 — Вы там долго? – материнскому возмущению не было предела. – Космолёт вот–вот отправится!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Сейчас, — отозвался новоиспечённый Ринго и обречённо уставился на настоящего, болезненно корчащегося на полу.

— Джо немного... не в себе, — пояснил причину задержки. – Перенервничала, — добавил после заминки. — Ты же понимаешь... Она так не хотела...

Мысль улетучилась, слова оборвались...

Новоявленная Джоанна, морщась и чертыхаясь самым грязным образом, подползла на карачках к зеркалу.

— Хаос тебя отымей! – обронила чуть хрипловатым голосом, рукой по зеркалу шваркая, будто так могла себя ощупать. – Я готов!

— Но готов ли мир к тебе? – выдохнула тяжко настоящая Джоанна.

— Джо! – теперь за дверью раздался возмущенный голос Кима. – Милая, тебе очень плохо? – послышались волнительные нотки.

— Мне? – поднялся на ноги Ринго, одёргивая подол платья. Похабненько порадовался наличию сисек, матерно досадовал пропаже мужского хозяйства. – Лучше не бывает, — громко, чтобы «парень» перестал беспокоиться зазря. — Хуже не придумаешь, — тихо и скептически себя изучая.

— Не переусердствуй! – со спины подошла Джоанна, с могучего роста возвышаясь над миниатюрным Ринго в облике сестры.

— А ты поддай жару! – парировал в своей манере.

— Я тебя люблю!

— Я тоже, змейка, — чмокнул в нос, но перед этим встав на цыпочки, а демона за голову притянув к себе. – Люблю... себя!

— Невыносимый, — закатила глаза Джоанна и что-то было нелепое в этом жесте. Бугай демон с девичьими замашками.

— А теперь, прочь! Не мешай развлекаться!  — протаранила новоявленная Джо громилу-братца.

— И неисправим! – покачал он головой.

— А кому это нужно? Я себя устраиваю... Лады, счастливого занудства, гидрочка! – вспомнив, как девицы часто от самолюбования следили за своим внешним видом, смахнул длинные волосы на спину, подхватил сумку и зашагал к выходу.

— Рин, — непривычно слышать сокращённое имя, которое всегда использовала сестра не её голосом. Псевдо-Джоанна недовольно оглянулась, уже держась за дверную ручку, — будь с Кимом нежнее, пожалуйста, очень тебя прошу.

Заявление повергло в искреннее недоумение:

— Нежнее насколько? – прищурилась лже-Джо, — только не говори  — целоваться! – жуткая мысль чуть не ослепила. Ринго ошарашенно проморгался, словно это могло вывести из ступора. — Ты с ним уже того или еще нет? – и тотчас, не дав и рта открыть: — Нет! Не отвечай! – грозным жестом заткнул. — Просто скажи, что нет! О, хаос, — простонал, глядя на смутившегося лже-Ринго, — ни за что и никогда! Потом сама с ним разберешься, а сейчас дай я, наконец, покину женский сортир! – категорично отмахнулся, как отрезал.

***

— Вы почему так долго?! – пыхал от ярости отец, но как демон высокого положения, тушил гнев в себе. Получалось неплохо, если не считать периодически вылетающего дыма изо рта, носа и ушей. Мать закатывала обречённо глаза, и всеми силами пыталась сгладить ситуацию. Рукой разгоняла пар и успокоительным жестом поглаживала мужа по плечу.

Отец с подозрением уставился на Джоанну в теле Ринго, виновато мнущегося за спиной сестры. Мощные брови бати угрожающе съехались к переносице. Ринго уже видел сомнение родителя и желание устроить проверку на оборотность детей. Потому, чтобы предотвратить какие-либо расспросы и убить сомнения на корню, скривил лицо:

— Меня рвало! – а потом, будто ища поддержки и сострадания, бросился к бате на шею: – Папочка мне там будет плохо! Прошу, прошу, — даже шмыгнул носом, как получалось, изображая готовые вот-вот прорваться слёзы, — не отправляй... к этим жутким... извращенцам... туда...

— А ну хватит! – перестал яриться отец, обескураженный реакцией дочери. Неловко приобнял за хрупкие плечи, неумеючи огладил: — Ты взрослая девушка. Понимаешь важность...

— Заканчивается посадка на рейс Ад-Межмирье! – механический женский голос пророкотал на всё здание космопорта. – Просьба всех отправляющихся занять свои места и пристегнуться.

— Ну и ладно! – торопливо отлепился Ринго от отца и с непринуждённой улыбкой отмахнулся: — На нет, и суда нет! Я буду очень хорошим... девочкой! – добавил с обворожительной улыбкой и без намёка на слёзы. – Поцелуи пропустим! — отступил от родственников и сестры, закатившей к потолку глаза. — Я же взрослая девочка! – криво усмехнулся, уже всеми помыслами давно в космолете.

— Джо, — Ким подступил, протягивая руки, будто желая заключить в объятия. В глазах демона мелькнуло нечто такое, что жутко испугало Ринго.

— Э-э-э, без телячьих нежностей! – зашипел кронпринц. – Мы с тобой ещё не настолько близки, — пригрозил пальцем опешившему Киму. – Я надеюсь, — тотчас поправил себя. – А если нет, вон, — благосклонно махнул на Джоанну, которая теперь осуждающе мотала головой, всем видом выражая «что ты делаешь?»  – Погорюй о моём отлете с братом. Он знаешь, как по мне скучать будет. Ух, как... Вы споетесь! Всем счастливо оставаться! – небрежно попрощался, купаясь в последних вспышках фотокамер и объективов камер, и перекинув сумку через плечо, размашисто зашагал к работнице космопорта, поглядывающей на наручные часы в ожидании последних минут посадки.

— Привет, красотка, — Ринго протянул билет, который сестра вместе с карточкой-паспортом успела ещё в туалете впихнуть в широкий карман.

Девушка шаблонно улыбнулась, но по мере того, как её нагло и совершенно не невинно разглядывали, начала тушеваться:

— Приятного полёта, — вернула посадочный билет. Теперь улыбка напоминала натянутую струну, а взгляд был затравленным и обескураженным.

— Я, Джоанна, детка, — подмигнул работнице космопорта кронпринц, — но для тебя просто — Ринго...

***

 — Ой, Ромул, дружище! — Ринго хлопнул по плечу своего близкого друга, который на проходной к посадочному карману топтался, да глазами по толпе водил, будто кого-то высматривал.

 — Джо, у тебя все хорошо? – чуть шарахнулся демон, с недоумением уставившись на Ринго.

 — Ромул, Ромул, — вжился в роль кронпринц, решив разыграть друга по полной, — представляешь, мы полетим вместе! И там будем жить вместе!

Вот так! Многозначительно!..

Пусть глаза у другана из орбит вылезут... во-во... вот как сейчас.

— Правда здорово! – не дал и секунды очухаться. — А я тебе нравлюсь? – развязно подмигнул обалдевшему Ромулу.

— Джо, тебе совсем хреново? – проблеял друг. – Брательник твой где? – вновь в толпу уставился. – Вроде приехал, но даже ко мне не подошёл... Попрощаться...

— Ты что, гей?

— Что?

— Ну так и чего с тобой прощаться? Подумаешь, чуть побудете в разлуке...

— Это понятно, просто, друг ведь, — нахмурился Ромул.

— Не кручинься, дружище, — Ринго опять подбадривающе хлопнул друга по мощному плечу. – У тебя буду я!

— Это и пугает... – мрачно брякнул демон, метнув последний взгляд на толпу провожающих.

— Эх, Ромул, — досадливо вздохнул Ринго, цокнув языком. – Мы ведь будем на чужбине. Средь пернатых врагов. Поэтому обязаны держаться вместе. Рядом... Спариваться не обещаю, но буйную вечеринку закатим обязательно. И девчонок побольше... – вручил сумку опешившему другу: — Не застывай, приятель. Нас ждут великие дела!

По жилам побежала кровь с ускорением, сердце уже долбило энергичный ритм в предчувствии незабываемого времяпрепровождения.

Ринго в эйфории шагнул в карман:

— Встречайте меня, развратные демонессы и чопорные ангелы! Раздвигайте ваши крылышки! И да пребудет с вами... Я!

Глава 7

Новый мир – новые устои – старый-добрый Ринго

Ринго

Межмирье. Загадочное пространство между Нижним и Верхним мирами, которое придется освоить ради будущей жизни.

Межмирье. Война между ангелами и демонами должна завершиться здесь. В месте, где бывает сезон жары, сезон дождей и сезон холода.

Этот мир ждал детей обоих миров: ангелов, привыкших к ласковому теплу; и демонов, умеющих согревать себя в холодные ночи пустынь, и получавших удовольствие от жаркого дня.

Один-единственный город пока что был построен здесь. И назывался он Централия. Во-первых, находился в самом центре Межмирья. Во-вторых, был точкой пересечения двух рас, которых объединить до сегодняшнего момента не представлялось возможным.  В скором будущем он должен был стать символом чего-то нового, необычного…

Город еще не жил полноценной жизнью. Только обслуживающий персонал наводил порядок в ожидании приезда детей с чистой кровью. Но в один прекрасный день межсезонья, ну или не совсем прекрасный, но однозначно, судьбоносный, все изменилось. Город наводнился шумом: шквалом голосов, гулом транспорта, смехом, музыкой.

В Централию ворвались демоны!

 — Ну ни хрена себе! – присвистнул Ринго, рассматривая высокую черную башню, пикой теряющуюся в тяжёлых, мясистых небесах, словно пронизывая толстое дымчатое пузо. – И мы здесь будем жить? – с восхищением качнул головой.

Не один кронпринц был под впечатлением. Весь рассадник демонической группы таращился на чудо, бурно переговариваясь и уже обсуждая дальнейшее времяпрепровождение.

— Слышь, Ромул, а тебе уже сказали на каком ты будешь этаже? – плечом толкнул друга Ринго. Правда, вышло опять по-идиотски, с высоты лилипутского роста сеструхи получился тык в бок.

— Эм-м-м, — из оцепенения Ромул не выходил всю посадку, дорогу до межмирья и недолгое пребывание в городе. Ринго начинал уставать от тугодумия приятеля и шараханья, если кронпринц к нему обращался или шутил в своей манере. Можно было бы раскрыть тайну, но, хаос задери, зная Ромула, он бы так заорал от счастья и удивления, что космолет бы развернули в ту же секунду. А пока тащили сумки до нового места обитания, как-то не подвернулось момента.

— Забей на цифры, — легкомысленно отмахнулся Ринго, — давай поступать, как делают демоны всегда – тупо завоюем последний  этаж! – Нервно почесал отсутствующее хозяйство – почему-то там начало зудеть первее всего. Видимо, мужской стержень силён, потому и мечтал вернуться на законное место раньше всего остального. В животе подозрительно и очень жалобно булькнуло.

Наткнувшись на брезгливо-шокированный взгляд Ромула, Ринго кивнул:

— Ты как, брат?

Так как друг не отмирал, даже вроде ему становилось всё хуже, Рин не выдержал и развёл руками:

— Да чё не так?

— Всё, — выдавил друг, поправив лямку сумки Ринго, которую, пользуясь моментом, кронпринц всучил другану, как главному извозчику. — Я, конечно, не против пожить с тобой, — на лице отразилась гамма эмоций и мыслей, от откровенных до кровавых, где, по всей вероятности, Ринго с ним расправлялся, узнав, что друг посмел интимно коснуться его сестры. Потом взгляд стал задумчивым – даже озвучивать не нужно было – всё читалось, как если бы он чёрным по белому написал «Хм, а если Рин не узнает?» Следом поспешил плотоядный взгляд, прогулявшийся по хрупкой фигурке сеструхи. Но, как следовало ожидать, развратная и быстро возбудимая натура демона переборола здравомыслие со здоровым чувством самосохранения — Ромул хозяйски хлопнул Ринго по тощей, но при этом не менее аппетитной заднице. Правда, тут же схлопотал в глаз, не успев отшатнуться от молниеносно прилетевшего кулака:

— Ау-у-у, — взвыл, припечатав ладонь к ушибу. – Бл*, не понимаю я тебя, — рыкнул обиженно.

— Я же сказал – дружить! – остервенело почесал развилку между ног и с большим наслаждением грудь, чем опять Ромула в ступор ввёл. На лице демона всё чётче разгоралось желание вперемешку со страхом и полнейшим недоумением. Что можно, а что нельзя.

Мотнув головой, — идиота и могила не исправит, — Ринго развернул друга к входу в башню и подтолкнул:

— Шуруй, Ромео, иначе умрёшь!

Ближе к башне пришлось ускориться, на лестнице потолкаться, а затем в дверном проёме даже локтями поработать, чтобы первее других оказаться внутри здания. Вслед летели угрозы, ругань и шипение, кто-то огрел сумочкой: «Сучка крашеная, заловлю, космы повыдираю!», но Ринго было плевать. Он целенаправленно двигался к каморке коменданта общаги, — а по совместительству распределителя, — и вахтерше, которая уже в боевом обличье, не давала пройти толпе галдящих демонов.

Как бы Рин ни вёл разговор: уговоры, угрозы, подкуп... Демон-распределитель ни в какую не желал ему подчиняться:

— Строго указанных мест! – рявкнул, едва огнём шевелюру не подпалив, и всучил ключ от многоместного номера на вопиюще смехотворном сто седьмом уровне, при том, что этажей было чуть за двести.

Нетерпеливо дождавшись друга, оценив вселенскую несправедливость, — а Ромулу была выделена комната на двоих и на сто девяносто третьем уровне, — Ринго лихорадочно чесанул задницу:

— Вот засада! Ну ни чё, я с тобой, а там разберёмся. Вытряхнем кого не нужно, втряхнём, куда получится...

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ И уже входя в лифт, вытолкнул удивлённую парочку незнакомых демонов, оставшись с другом наедине. Кто-то сделал попытку остановить смыкающиеся створки, за что едва не огреб от злющего Рин.

Ромул выглядел хреново. Под глазом расползался синяк, а ужас на лице и нервный тик, когда Ринго к нему приближался, обижали до глубины души.

Кронпринц нетерпеливо постукивал о пол ногой, а пальцами отбивал незатейливый мотивчик о стенку кабинки, время от времени поглядывая на забившегося в угол приятеля, не сводившего с него испуганных глаз.

Кабинка ехала медленно, так медленно, что начавшаяся трансформация обещала окончиться ещё до вознесения демонов к нужному этажу.

 — Джо, ты что делаешь? – вылупился ещё сильнее Ромул. Хотя, куда уж сильнее?!

— Раздеваюсь, — пробурчал недовольно Ринго, выискивая потайную молнию на спине гребаного платья.

– Я точно знаю, что в лифте не очень удобно.

— Это смотря как стараться и с кем стараться, — рассудил Рин.

— Я точно не тот, кто... – запнулся Ромул виновато. – Д-давай хотя бы продержимся до комнаты...

Ринго застыл, только сейчас поняв, о чём думал друг.

— Да ты совсем что ли?  — развёл руками. — Лучше помоги, придурь, — голос вильнул, успев зацепить верха и упасть до баритона. Просипев нечто нечленораздельное, но неоспоримо матюгальное, кронпринц принялся лихорадочно стаскивать так и не расстёгнутое платье через голову. Задрал подол...

Трансформация ускорилась.

Платье треснуло по шву и осело к мощным, обнажённым и чертовски привлекательно-волосатым ногам Ринго.

 — Что за хрень? – взвыл Ромул, непонимающе таращась на полуголого друга, пока не уткнулся в кружевные стринги, из которых выпирало мужское достоинство.

Заплывший глаз нервно задёргался, Ромул икнул... Поднял взгляд и уткнулся в лицо друга, всё ещё не веря увиденному:

– Ринго?

— Нет, бл*, Джоанна, и сейчас я тебе буду делать обрезание!

О, хаос, наконец, друган ожил. Кривая улыбка поползла по счастливой моське демона. Видать, шутки из уст Ринго чем-то отличались от шуток, которые говорил Рин, только в теле Джо.

— Тебе как? – хмыкнул Ромул. — Удобно? – кивнул на розовое белье, и на не соразмерно трусов большой причиндал друга. — Не жмёт? – сошло бы за сочувствие, если бы не так откровенно отливало сарказмом.

— Спереди более мене, есть пути для маневров, а вот в ж... – молчаливая пауза сказанула всё куда ярче и красочней, чем это бы попытался сделать Ринго. Словно подтверждая недовольство, кронпринц скривился и, подцепив пальцем нитку, которая до жути натирала кожу, попытался хоть немного облегчить ощущение. Вот только получилось неказисто, и потому кружево выскользнуло из пальцев и мерзко шлёпнуло по развилке между ягодиц. – Твою ж... пернатость!

 —  Изврат ты, Рин, — согнулся пополам Ромул, наполняя тесную кабинку низким гоготом. — Демоняка хренов!

 — Все! Хватит! Хватит! – не в силах больше терпеть зуд в причинном месте, Ринго махом сорвал с себя розовые нитки, и с облегчением выдохнул, оставшись в чем мать родила: – Фу! Как девчонки это носят? Видимо с такими извращёнными предпочтениями нужно родиться! – размял плечи, похрустел суставами, покрутил головой, подёргал конечностями, проверяя здравость своей формы. – Слышь, Ромул, — шмыгнул носом и кивнул, — посмотри, у меня там сиськи на спине не остались?

Друзья грохнули в унисон. Да, что ни говори, а жизнь вдалеке от родителей прекрасна и удивительна!

Лейра

Михаил поставил тяжелые чемоданы у одной из дверей в длинном коридоре. Внутри было куда просторней, чем могло показаться, глядя снизу вверх на здание. Хотя на этаже было не больше десятка комнат. Шесть по длинной дуге – внешней, четыре – по внутренней. Интересно, а куда выходят окна вторых? Имеет ли здание в центре пустоту? Должно, ведь тогда окнам будет некуда выходить!

— Отдыхай, — сухо и официально распорядился Михаил. — Завтра пойдем смотреть город, — и Архангел скрылся за дверью комнаты напротив.

Лейра шумно выдохнула и открыла свою. Уютный холл, переходящий в огромный зал. Только пока было мрачно и темно. Всё дело портили тяжёлые шторы, не позволяющие свету врываться в комнату. Лейра отдёрнула ткань, и от счастья аж дух захватило – она была права! Теперь гораздо лучше! Помещение тотчас заиграло, пуская свет в огромные панорамные окна, вид из которых ошеломлял.

Широкая река, плавно несущая свои воды вдаль, где виляла в сторону. В одном месте она особливо была раскидиста, и именно там, посередине, зеленел остров в софитах тысячами огней. Огромное сферическое здание манило. Зеркальная поверхность, треугольные окна...

И если бы не темная пика позади университетского корпуса, Лейра бы ещё долго рассматривала будущее место обучения. Но взгляд то и дело цеплялся за высокую башню по другую сторону реки.

Она была один в один, как их жилище ангелов. Только цвет насыщенно черный, будто поглощающий свет. В окнах комнаты напротив горел свет. За задёрнутыми портьерами двигались причудливые тени. Миг – и шторы распахнулись. На фоне огромного окна высветился мужской силуэт.

Потрясающая картина! Её можно было бы нарисовать.

Лейра задумчиво изучала тени и блики солнца. Не сводила глаз с черного здания... окна, залитого светом и черный силуэт... демона.

Символично!

Интересно, кто это? Какая у него была жизнь? О чём сейчас думает? Кого любит?..

Мысль отвалилась сама собой.

К парню со спины подошла девушка. Обняла за торс, а когда демон обернулся, они слились в поцелуе.

Лейра вздохнула.

Отошла от окна и с грустью опустилась на диван. Глаза пробежались по светлым обоям с золотым дождиком, задержались на картине с видом на Верхний мир. Небольшой журнальный столик… Лейра пригляделась внимательно, не веря своим глазам. В центре столика играл, резвился жаркий огонек. Он танцевал за стеклом, просясь выпустить его наружу и был настолько весел и смел, что девушке захотелось улыбнуться, но, вспомнив свои мысли, она снова впала в тоску и бездействие. В душе разливалось опустошение: как жить дальше?

Правда, предаться унынию не позволил громкий стук в дверь.

 — Лейра! – звонкий голос Эмилии наполнил этаж. Лейра поморщилась – ещё не хватало оказаться на доске «почёта» коменданта здания, как злостная нарушительница тишины и порядка! Но отворить не успела – в дверь снова стали долбиться...  по всей видимости, ногой. – Открывай! Открывай! Открывай!

 — Эмилия, угомонись, — холодный голос Михаила остановил Лейру у двери, когда она уже держалась за ручку. – Она спит. Нечего ее будить!

Забота жениха, конечно, похвальна, но...

Лейра, затаив дыхание, припала к глазку.

 — Кто ты такой, чтобы мне указывать? – озадаченно брякнула Эми, одной рукой обнимая бутылку. — Хочу и бужу! — покачнувшись на высокой шпильке, ткнула себе в грудь: — Это моя подруга! – опять повело, но в этот раз она плечом упёрлась в дверь комнаты Лейры.

Было комично наблюдать перебранку двух ангелов. Невозмутимого жениха и чуть вздорной подруги – высокого и хрупкой.

Михаил нахмурился:

 — Эмилия, да ты пьяна!

— Трезва как... – ляпнула подруга, взмахнув бутылкой.

Архангел шагнул к ней. Но Лея торопливо открыла дверь, и подруга чуть не ввалилась в прихожую.

— Уже не сплю! – одарила ошарашенного Михаила лучезарной улыбкой Лейра и быстро захлопнула дверь прямо перед его носом, дважды повернув ключ в замке.

 — Фуу! – хмельно покачиваясь, обернулась Эми. — Твой жених ужасен... – тряхнула копной белоснежных волос. — То есть, конечно, прекрасен, — поправилась спешно, — но ужасен, — наморщила носик. – Давай выпьем за наш новый дом! – вновь принялась взбалтывать несчастную бутылку с вином, только теперь перед лицом Лейры.

Глава 8

Если с утра хреново, значит вчера было здорово

Лейра

Утро было неласковым. От слов «совершенно» и «категорически». А ещё можно было бы окрасить эпитетами «злое» и «безрадостное». Хотя за окном светило солнце, и свежий воздух врывался в приоткрытое окно.

Лейра застонала и повернулась на бок, чуть приоткрывая опухшие после хмельного сна глаза. Эмилия дрыхла на другой половине огромной кровати.

Интересно, чем она укладывает волосы, что даже во время сна прическа, как после посещения салона?

Лея с кряхтением поднялась и подошла к зеркалу.

Увиденное заставило скривиться, будто лимон в рот попал.

Есть высшие демоны – они прекрасны физически и внешне, но темны душой. А есть черти – щуплые, лохматые, чумазые – помощники демонов.

Как бы это ни было прискорбно, но сейчас она напоминала именно одного из них. Помятая, недовольная моська. Волосы – дыбом, и непослушные рыжие кудри никак не хотели укладываться, сколько их ни приглаживай. Благо яблоки глаз не чернели, были изумрудно-зелеными.

А ещё раздражала россыпь веснушек. Так мечтала, что с возрастом они смоются, но... они лишь сгустились и ярче стали.

Ростом тоже не в свой род – не дотянув до метра шестидесяти, так и застопорила на нём.

Осталось длинный рыжий хвостик отрастить, рожки, и все – чертик готов!

Точно в ее роду давным-давно согрешила родственница с каким-то чертом, потому что увиденное в зеркале расстраивало и пугало.

Лейра отвернулась от зеркала и поплелась в ванную, вспоминая вчерашний вечер.

Михаил ее точно убьет!

Вроде и выпили всего ничего, но было так весело! Эмилия врубила музыку. Они танцевали до упаду, хохоча и представляя, что находятся в клубе у демонов. А потом в дверь позвонили, и жених потребовал немедленно его впустить! Девчонки только рассмеялись заливистей, дурачась перед панорамными незашторенными окнами... Ведь цветные огни ночной Централии были под стать великолепным софитам роскошного клуба.

Эх, плохо она знает своего жениха!

Когда мрачный Михаил появился на балконе, Лейра и Эмилия застыли мумиями, пялясь на невесть откуда взявшегося полуголого архангела. На него хотелось смотреть, как на скульптуру Бога в музее. Более идеального тела Лейра не видела никогда. Гладкий, без единого волоска торс, рельефный пресс, способный свести с ума не одну девушку. Ярко очерченные формы мышц.

Лея очнулась, и толкнула точно так же пялящуюся на Архангела Эми. Не ее жених!!!

Хотя, не жалко, пусть смотрит.

Михаил в это время подошёл к аудиостене  и  зло выключил музыку.  Зло – тут решающее слово. Оно хоть как-то окрасило по обычаю невозмутимого жениха. Ну, хоть какое-то проявление эмоций. Правда, его голос остался таким же холодным и равнодушным:

 — Обе спать! – Прозвучало приказом – не меньше! Тут же захотелось вытянуться по струнке, робко спросить разрешения удалиться и тихо ретироваться подальше от леденючих глаз.

Эмилия хитро спряталась за нее – прикрылась, как щитом, и отгораживаясь от морозной ауры могучего архангела. Мда, хоть какая-то польза от родства с великим родом Лейры – ее защиту пробить было крайне сложно и редкому существу под силу. Напугать принцессу – на раз, но именно в такие моменты почему-то защитный купол становился крайне сильным и крепким.

 — Ты ж его невеста, — шептала подруга за спиной. – Давай, скажи ему, чтобы убрался прочь! – науськивала пьяно и похихикивая. — Тебе ничего не будет, точно!

 — Михаил! – голос дрогнул, но Лейра быстро взяла себя в руки. – Будь так добр, покинь покои принцессы! – и она величественно махнула на выход. По крайне мере старалась выдавить именно такой жест... Королевский, лёгкий, и непременно категоричный. Хорошо Эми успела поймать за руку, иначе бы завалились обе.

 — Да! – тут же поддакнула Эмилия, рьяно мотнув белоснежной головой и ровные пряди качнулись в такт движению, будто соглашаясь с хозяйкой. – Покинь наши покои, — да так расхрабрилась, что тоже указала пальцем на выход. – Тьфу ты, — наморщила идеальный носик. — Принцессы то есть!

Сильно и картинно получилось. Прям до мурашек... ну и до смеха. Вот девчонки и прыснули. Но дальше случилось невообразимое.

По лицу Михаила словно молния прогулялась. Он гневно шагнул к девушкам. Они одновременно взвизгнули и бросились врассыпную.

Вот если рассудить по чести – Эмили больше возникала и наглела... Но архангел для наказания выбрал свою непутевую невесту.

И как он умудрялся так быстро перемещаться?

Схватил поперек талии цепкими «клешнями» и, не обращая внимания на отчаянно дрыгающую ногами Лейру, молча открыл дверь в ванную комнату...

О-о-о! Точно! Душ!!!

Понятно теперь, почему волосы неуправляемо точат!

От холодной воды сначала взбунтовался рассудок, а потом наступило протрезвление-окоченение.

Но садист-жених не отпустил, пока сам не решил, что достаточно. Ну или Лейра до такой силы задубела, что уже и шевелиться не могла, лишь обхватила себя руками за плечи, да клацала зубами.

Михаил всё в том же молчании, игнорируя истеричный стук в дверь, которую предусмотрительно закрыл, чтобы буйная подруга не помешала вершить казнь, подал Лее полотенце и вышел из ванной, тем самым оборвав вопли Эмили, от ужаса перед архангелом вновь отскочившую подальше. От греха подальше!

И только Михаил вышел, хлопнув дверью, бросилась к подруге.

Помогла выйти...

А потом пьяная рыдала, вылив наружу свой страх перед будущим – как она будет жить с демоном??? Да и с архангелом под стать Михаилу – была бы не жизнь, а каторга! Вечная, скучная, однообразная...

Лейра тоже призналась, что не представляла, каков будет брак с ним!

Потом девчонки всплакнули по ушедшим развесёлым временам. И с горечью решили – жизнь закончилась, так и не успев начаться!

Заснули они уже под утро...

Ринго

Ринго проснулся как всегда рано. Покосился на Карину, которая оплела его руками и ногами, словно он являлся ее личным плюшевым медвежонком.

Ничего так... Горячая штучка.

Улыбнулся своим мыслям, вспомнив прошедшую ночь – можно повторить.

Аккуратно избавился от мешающихся конечностей девчонки, прикрыл ее одеялом и направился в ванную комнату.

Пока принимал душ, намурлыкивал бодрый мотивчик, крутящийся ещё с вечера. А перед глазами, как наяву, вчерашнее эротическое шоу, которое созерцал из своего окна в окне напротив...

Карина уснула после первого ударного заряда потрахаться, а Ринго встал, чтобы отлить... но так и застыл перед окном, не в силах оторваться от зрелища.

 Темные силуэты в  башне светлых, аккурат напротив его окон и на таком же этаже. Прямо из горла бутылки, которую тягали друг у друга, пили, при этом извиваясь в довольно откровенном, порой даже парном танце...

И от этого вида сердце принялось в груди колотиться глухо и часто, словно подхватывая их ритм.

Смешно и охренительно возбуждающе! Особенно цепляла не светленькая, плоть от плоти – ангел, а вторая...

А может свет издевается над своим детищем, затемняя его образ. Потому что мало походила на ангела – какая-то мелкая, явно кудрявая или просто лохматая. Забавная и приковывающая взгляд. С вызывающе яркими волосами... Но девчонка точно!

Она ещё вечером на него бессовестно таращилась.

Хаос подери, а может это все-таки Купидон со стрелой? Стоял, задумчиво высматривая очередную жертву и рассчитывая расстояние. Целился из маленького лука... А на деле стрела – развратный танец, покоряющий в самое либидо! И ведь угодила!!!

Ринго дурашливо хмыкнул. Какая только хрень на ум не придёт возбуждённому демону под прохладными струями воды?

Стоп, а почему возбуждён?

Теперь мысль ворочалась куда медленней, подливая адского пламени в и без того разгоряченное сознание.

Хрупкий силуэт, плавные движения, взрыв пламени на голове...

От одного этого воспоминания уже хозяйство сводило и лихорадило от желания добраться до лакомого объекта.

Как и тогда, стоя возле окна. Не мог отойти, да и не хотел...

А потом случилось нечто из разряда «таким обычно промышлял Ринго, и никто другой!!!» На балконе соблазнительниц, не пойми откуда, появился ангел. Точно ангел, потому что его белоснежные пакли немилосердно трепал ветер. Причём, этот муд* был полуобнажён!

Вопиюще безнравственно. Что за... развратные игрища богомольных существ в стиле демонов?

Почему кто-то другой опередил беспредел, который был обязан исходить от кронпринца демонов?

Вот! Вопрос, грянувший мощнее молнии посреди ясного неба.

Ринго даже в окно лбом воткнулся, пока зло рассматривал манёвры белобрысого пернатого. Этот бледнокожий полз по выпуклому балкону явно по души «девчонок в отрыве». И когда распахнул их балконную дверь, они оцепенели...

Ринго тоже дыхание затаил. Как хищник перед прыжком, и плевать, что в данный момент он был далеко за... а возле жертв другой.

А потом началась реально ролевая брачная игра.

Твою ж хаос задери!!!

От собственного разочарования Рин зубами заскрипел, да кулаками по стеклу врезал.

Он тут!!! Со спящей Кариной, которой и пары раз хватило, а там... по другую сторону реки, в башне «порока и разврата» ангелы залихвацкую групповуху затеяли!!!

И что самое обидное – без него. Без Ринго!!!

Вселенская несправедливость, адская агония...

И ведь Ангел первым делом «огниво» схватил и поволок... куда-то в уголок... А за ними и вторая... нырнула... И не было их долго... Видать там вообще отрыв по полной...

Рин уже подмывало забыть обо всём и сделать дружеский жест – к ним в гости с бутылкой какой-нибудь хрени наведаться. Мол, мимо проходил... давайте знакомиться, дружиться, любиться... плодиться...

Но тут Карина отвлекла.

Кронпринц досадливо глаза закрыл, прислушиваясь к возбуждённому голосу тела и к шорохам в комнате.

— Ринго, — томно прошептала Карина.

Вот тогда он пошёл на второй заход. Ничего, даже усыпающая после очередного марафона секса, Карина тоже была удобной и манёвренной. Крути, верти... пользуй.

Вот и сейчас мысль укрепилась, да и хозяйство радостно дернулось, соглашаясь с внутренним голосом.

Пора бы Карину будить!

Рин торопливо выключил воду, обернул полотенце вокруг бёдер и поспешил к любовнице.

Лейра

Надо бы извиниться перед Михаилом!

Сама себе кивнула Лейра и тут же прогнала мысль прочь. Успеется ещё, да и... ничего такого вроде вопиюще развратного не делала. Чуть выпила и только...

Натянула на себя спортивную одежду, боязливо выглянув в коридор и убедившись, пусто, рванула на пробежку.

Город встретил удивительной тишиной. Лейра даже на миг притормозила... Есть ли здесь жизнь или вымерло всё...

Покрутилась. Ветерок освежал, облака медленно и тягуче плыли по небосводу, солнышко набирало силу.

 Вроде есть! И улыбнувшись новому дню, воткнув в уши наушники, Лея побежала, разглядывая незнакомый пейзаж.

В парке еле слышно шумели листьями редкие толстоствольные деревья, мирно скрипел под ногами гравий, птицы распевались на все лады, приветствуя утро.

Что ж, природа как природа, деревья как деревья, да и трава... привычно зеленая. Так и не скажешь, что находишься в другом мире.

 — Доброе утро, Лейра, — спокойный голос Михаила возник, будто из ниоткуда, и в то же время внизу. Лея сбилась с ритма бега, вернувшись из рассудительных мыслей.

Боже! От испуга чуть не наступила на жениха, который на асфальте отжимался на кулаках. И откуда он только появился? Ведь ещё несколько секунд назад... мир и покой был! Одиночество!

Дыхание архангела было ровным, а взгляд так же невозмутимо упирался в Лейру.

Полуголый торс влажно поблескивал от выступившего пота. Михаил легко поднялся. Лея чуть отступила под нависшей мощью жениха, а перед глазами уже второй раз возникли литые мышцы груди и стального пресса. Ей бы отвернуться, но она, не в силах противиться магнетизму красоты, продолжала пялиться на натренированное тело архангела. Нельзя не согласиться, у него поистине восхитительно-идеальные формы.

 — Доброе утро, Михаил, — нашла в себе такта ответить жениху и всё же стыдливо отвела взгляд. – Прости... за вчерашнее. – Слов больше не было, да и что говорить дальше Лейра не знала.

Рядом с архангелом так было всегда. Когда сталкивалась с женихом, все умные мысли из головы вылетали, и оставалась одна звонкая пустота.

 Михаил натянул футболку, которая облепила его тело, и Лейре пришлось снова разглядывать местные красоты, лишь бы не пялиться на красавчика.

 — Сегодня мы пройдёмся до университета. Посмотрим, где находится ваш корпус. Куда вам с Эмилией завтра идти, ну и заодно прогуляемся по городу. К двенадцати будьте готовы. Ты в жилой корпус?

Лея отчаянно замотала головой. Возвращаться с Михаилом не хотелось совсем. Она последние пять минут еле выдерживала, а тут до комнаты вместе идти.

 — Я еще позанимаюсь, — промямлила смущённо куда-то в асфальт, — а ты иди, — торопливо добавила, словами подталкивая жениха оставить её одну.

Михаил смерил Лейру внимательным взглядом, но ничего не сказал. Перекинул через плечо полотенце и пружинящей походкой направился в сторону светлой башни.

Уф! Мысленно выдохнула Лея и напряжение стало спадать.

И почему с ним не получалось разговаривать так же легко и просто, как это делали другие? Такое чувство, что он специально давил своей энергетикой, превращая в дуру!

Лейра встряхнула тяжкое наваждение после встречи с женихом и пробежала еще пару кругов, успокаивая мысли.

В комнату вернулась бодрой и посвежевшей.

Ринго

 Ринго ни на минуту не сомневался, что их всех ждет тяжелый год. Не мог себе представить, как демоны и ангелы смогут ужиться на одной территории – учиться в одном университете, на одном факультете. Общаться, дружить, веселиться...

Ладно еще девушки! Они красотой меряются и прелестями. Тут любой парень готов закрыть глаза на принадлежность к вражеской расе, но вот как быть им, парням??? Демонам и ангелам, привыкшим убивать друг друга? Объединиться... Теперь сражаться против общего врага, да и кто тот враг?!

Рин выбежал на крышу, подставляя тело прохладному ветру. Здесь был оборудован небольшой спортзал и кронпринц начал традиционную тренировку.

Разминка, короткий бой с тенью, упражнение с мечами.

Спарринг...

Э-э-э! Ринго недоумённо покрутился на месте.

Где носит Ромула? Давно пора быть тут!

От разочарования Рин попинал маты, а потом завалился на них, уставившись в высокое небо.

Хорошо-то как!

Год без опеки родителей!

Год без политики!

Правил!

Ограничений!

Может быть последний год свободы!..

Горькая мысль оборвалась ровно в тот момент, как в ухо прилетел кулак друга:

 — Что разлегся?  — удар пришёлся метко. Ринго хоть и среагировал на инстинктах, успев откатиться в сторону – друг несильно, но всё же зацепил. – Повоюем? – Ромул с усмешкой разминал кисти и похрустывал косточками.

— Ты за это ответишь, — без злобы криво оскалился Ринго.

Друзья были чем-то похожи. Та же смуглая кожа, хищные носы, вот только глаза у Ромула были светло-карие с чёрными точечками в глубине зрачка. Чтобы заставить их полыхать алым, надо было очень постараться. Никто не мог вывести из себя Ромула, и друг гордился своей железной выдержкой.

А Рин напротив – с тёмными, как крепкий кофе глазами. И вспыхивали адским пламенем стремительно, грозя разрухой и пепелищем.

И сейчас друзья просто тренировались. Для них всегда существовала разница – спарринг и бои.

Бой мог запросто уничтожить, а спарринг оттачивал навыки! Спарринг не показывал силу противника, он больше раскрывал слабые места, которые было необходимо устранить.

Спарринг – не бой! Он не определял победителя!

 — Бл*, Ринго, мог бы взять темп пониже и удары послабже, что ли, — стонал Ромул спустя некоторое время.

 — Не будь хлюпастым нытиком, Ром, — лениво отозвался Ринго, — я дал тебе возможность подраться, как мужику, и с сильным соперником. А ты не ценишь, — глумился, с блаженством потягивая налитое тягучей болью тело. Хорошо!!

 — Знаешь, — ворчливо скривился Ромул, поднимаясь после очередного падения, — приберег бы ты свои трюки и нокаутирующие удары для светлых…

 — Думаешь, у нас будет возможность попробовать все, чему мы научились? – оживился Рин, быстро станцевав вокруг друга и прописав по воздуху серию быстрых ударов кулаками.

 — А как иначе, брат?  — Ромул злорадно усмехнулся. – Нас послали сюда не только трахать их баб, но и оттачивать свое мастерство. Впервые мы столкнемся с реальным противником!

Парни задумчиво переглянулись.

А ведь реально, никто не говорил, что им нужно пытаться подружиться с ангелами мужского пола! Указания были только по девушкам...

Жизнь становилась все интереснее и интереснее.

Ахах, можно было бы подчинить себе пернатых! Заставить работать на себя, трахая белоснежных «куриц» на их глазах.

О, да-а-а-а! Темные души демонов встрепенулись.

Цель была найдена!

Осталось врага повергнуть!

Глава 9

У человека, влюбленного в себя, есть одно преимущество. У него мало соперников!

Лейра

Лейра с Эмили озирались, даже забывая обмениваться впечатлениями. Дома из розового камня. Белоснежные колонны, стремящиеся ввысь. Фонтаны, весело поющие разноцветными струями. Все это было, с одной стороны, обычно, и напоминало Верхний мир. А вот с другой – то ли воздух более густой, то ли зелень деревьев насыщенней, с бурым оттенком, то ли багровое солнце указывали, что мир чужой.

Это напрягало. Централия напоминала коварную ловушку. Заманивала яркостью. Пленяла, точно паутина, необычностью. Притупляла бдительность красотами. Побуждала новых жителей доверять себе, при этом спрятав за пазухой нож.

Порой было до жути неприязненно – будто тысячи глаз наблюдали из переулков, куда не попадал солнечный свет, из-под толщи воды в глубоких фонтах, из-за толстоствольных деревьев…

О чём Лейра и поведала шёпотом подруге.

— Михаил, — Эми кокетливо поправила бретельку, ненароком упавшую с ее округлого плечика. – Ты тоже это чувствуешь? Ты же сможешь защитить нас, если что…

Неслыханная наглость, усомниться в силе Архангела!  Лейра прыснула про себя, покосившись на каменное лицо жениха. Ничто не выдало его недовольство, вот разве только желваки стали чуть четче обычного и губы сжались плотнее. Он промолчал, сделав вид, что не услышал Эми.

 — Ну, Михаил, — капризно захлопала длинными ресницами подруга.

Поразительно! Как ей удавалось при всей нелепой игре выглядеть настоящей – естественно куксить губы и хмурить брови.

Эми, непринуждённо виляя бёдрами, подошла к Архангелу и взяла того под руку.

— Ты ведь знаешь, что не отцеплюсь, пока не заверишь нас в безопасности!

Вот это была пара! Идеальны во всем! Они смотрелись настолько гармонично, что хоть картину маслом с них пиши.

Эми чуть ниже Михаила. Мужественная фигура Михаила и тонкая, женственная – у Эмили.

Одинаковый цвет волос – приложи прядь волос Эми Михаилу, то и не отличишь, где чья.

Стальной цвет глаз у Михаила и бирюзово-теплый у Эмили.

Лейра даже засмотрелась, любуясь красивыми людьми.

Архангел аккуратно вытянул свою руку из крепкого хвата девушки, буравя недовольными глазами.

 — Мир обычный! Опасности никакой! – четко отозвался. – Иди вперед! – взглядом послал Эми к Лее.

 — Ну он у тебя и ледышка. Сочувствую, — тихо прошептала Эмили, косо посматривая на Михаила. – Попробуй растопить такого, поди и в постели любовью занимается, как работу делает.

Лейра плечами пожала – думать о том, какой Михаил в постели, совершенно не хотелось.

 — Мы по мосту пойдем до универа или прокатимся на летомобиле, чтобы осмотреть вид сверху? – сменила она тему.

 — Конечно прокатимся! — тут же застонала Эми. — Это ты в кроссовках. Все пацана из себя изображаешь! А я девушка – не могу больше идти! Ты туфли мои видела? В них не ходят, в них сидят! А вы меня уже через весь город протащили! – подруга уверенной походкой от бедра направилась к стоянке аэромобилей.

Лейра хмуро рассматривала Эми.

Что-то не видно, что туфли неудобные.

Вид сверху впечатлял.

Факультет искусств переливался радужными цветами.

 — Ну, мимо мы точно не пройдем, — прокомментировала Эмилия, — да и ты, Михаил, не ошибешься. Спорим, вон то мрачное здание и есть ваша казарма? Как-то она больше для демонов сделана, не находишь? – тараторила безостановочно подруга. — Им точно будет там уютнее, чем вам. А ты будешь драться с демонами, или вы как-то начнете дружить? Как там у них общаются? Привет, брат, я Мих! – спародировала низким голосом и тоном гопника. – Пойдем, напьемся? Не смотри, что я заточен тебя убивать! Я как-нибудь погашу этот огонь и открою свое сердце навстречу тебе, друг! – она явно издевалась, желая взять реванш за холодность Михаила к ней.

Лейра хихикнула, несмотря на холодность жениха – ведь смешно получилось. У Эми талант!

К тому же, ну не привыкла подруга, что мужчины открыто не восхищаются ее красотой!

Архангел выдержал щекотливую паузу, поглядывая то на одну, то на другую. Лея перестала улыбаться, да и Эми притихла – подруги начали ощущать себя непробиваемыми дурами.

— Буду действовать по обстоятельствам. – Просто и кратко заявил Михаил. – Спускаемся, — тут же приказал, и аэромобиль плавно опустился на площадку.

Ринго

— Ух ты, какая! – Ромул ткнул на девушку-ангела, которая прижималась к высокому, явно недовольному архангелу.

Демоны стояли в тени переулка, разглядывая улицы, оформленные специально под светлый мир. На их половине все было по-другому. Улицы копировали родной мир до самых мельчайших деталей. Вообще-то Рин и Ромул решили выбраться на разведку, чтобы разобраться, где они будут сражаться, а главное – увидеть противника в лицо. И сейчас самый главный противник шел прямо на них.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Ринго с первого взгляда не понравился Архангел. Была в нем сила, равная его. Пернатый тоже почувствовал опасность – потому что он обернулся, точно поймав на прицел Рин. Они схлестнулись взглядами. Ни один мускул не дрогнул на лице светлого. Он был холоден, бесстрастен, и даже что-то говорил свой красавице... Правда,  руки от девичьего захвата освободил.

Темная волна огня поднялась в душе демона. Незримо столкнулась с льдом светлого.

Ринго прозрел.

Вот для чего он здесь!

Вот тот, кто должен подчиниться демону или умереть!

И плевать, что весь вид пернатого говорил об обратном.

Противники уже точно знали: в этом городе, на этой планете двум лидерам не бывать!!!

Этот мир пробрел сразу двух королей, претендующих на один трон. И один из них либо подчинится, либо умрет!

— Эта будет моей! — самонадеянно заявил Ринго. — Раз она так дорога пернатому, красоткой займусь сам! Ладно, — тут же смилостивился, увидев расстроенный взгляд друга. — Ты – второй!..

Лишь на миг Рин чуть глаза не подслепил, когда взглядом по крыше мазнул – солнце уже было ядовитым и тощая девчонка в его лучах стояла.

Лейра

— Итак, главная изюминка всего кампуса – это факультет искусств, — Лейра, изображая экскурсовода, пятилась, рассказывая друзьям все, что видела перед собой. Михаил изредка безэмоционально взирал на увлеченную невесту, подстраховывая или направляя по верному пути.

Эми смотрела насмешливо, но выговориться давала, с интересом разглядывая учебное заведение, в котором теперь будут учиться.

— Идеологи этого строения постарались на славу, им действительно удалось стереть грани природы. Крыша факультета искусств представляет собой ни что иное, как зеленый травяной газон. – Лейра с легкостью запрыгнула на низкую крышу, покато спускающуюся до самой земли.

— Ага, — Эми последовала за ней, перенимая игру, — а стены факультета полностью прозрачны, что говорит… что говорит, — задумчиво вторила подруга, таращась в немом удивлении за Михаила.

Лейра успела отбежать достаточно далеко, поэтому оглянулась в  поиске Эмили, но замерла, уставляясь на двух высоких парней.  Одетых во все черное.

Демоны? Лея впервые видела врагов настолько близко.

Вальяжная походка, агрессивная аура, самодовольные лица.

Принцесса опасливо покосилась на Михаила – архангел выглядел расслабленным. Продолжал спокойно стоять, правда бросив предупреждающий взгляд на Лейру  — стой, где стоишь, и не высовывайся!

Лея была на значительном удалении. Тем паче, на возвышенности крыши, и худенький силуэт облизывали ослепительные лучи немилосердного солнца. Если и обратит кто внимание, то вскользь, чтобы глаза поберечь. Да и со стороны могло показаться, что она одна... а не в их компании.

— Привет! – низкий голос демона был отчётливо слышен. Лейра поежилась, хотя тон не был враждебен.

Эмили испуганно смотрела на Михаила, словно в поиске поддержки. Так близко они видели демонов впервые!

— Здравствуйте! – был вежлив Михаил сразу с обоими, но руки не протянул.

— Разрешишь познакомиться с красоткой? – усмехнулся тот, кто начал беседу. Парень был чуть повыше второго, смуглее кожей, черноволосый, с угольными глазами и насмешливым взглядом. Чуть позади, засунув руки в карманы, переминался с ноги на ногу второй. Его взгляд был такой же цепкий, но карие глаза смотрели чуть более дружелюбнее, губы приподнимались то ли в усмешке, то ли стремясь окончательно расплыться в улыбку.

— Попробуй, — бесстрастно дозволил Михаил.

Только наглец не спешил знакомиться с Эми – буравил взглядом Архангела. А тот не сдавался: не отводил холодных глаз, так и не сменивших выражение на более заинтересованное.

— Факультет боевиков! – не спрашивал, а утверждал демон. Михаил слегка кивнул. – Что ж, будем… — черноглазый усмехнулся так, что мурашки по коже от страха побежали – стало очень страшно за жениха. — …будем соперниками! – наконец подобрал слово. – Твоя? – едва заметно мотнул головой на Эмилию.

 — Не похоже? – вопросом на вопрос отозвался Михаил.

— Значит и тут посоперничаем, — заключил с кривой улыбкой черноглазый, усмехаясь уже в открытую. Вот теперь и Михаил себе позволил приподнять уголок рта.

Демон протянул руку Эмилии, предлагая спуститься:

— Меня зовут Ринго, а тебя? – смотрел в упор.

Лейра дыхание затаила, ожидая реакции Эми. Подруга неожиданно зарделась — краска смущения залила щеки.

Если бы не знала Эмили так хорошо, то подумала бы, что она действительно смутилась: она казалась нежнейшим ангелом – скромным, хрупким, с открытой душой и невинными помыслами.

— Эмилия, —  голос подруги лился ручейком, глаза стыдливо опустились долу, избегая откровенного взгляда демона.

Ничего ж себе!

Едва не прыснула от смеха и недоумения Лейра, с восхищением наблюдая, как тот, что выше ростом бережно держал изящную руку подруги в своей.

Нужно взять мастер-класс у Эми. Журчащий голосок, окрашивание щёк, как по команде...

— Встретимся как-нибудь, — низкий голос внушал доверие, черные глаза гипнотизировали, мужественные губы обещали...

Эмилия только и смогла – не то кивнуть, не то растерянно мотнуть головой. Рин самодовольно подмигнул, словно припечатывал результат своей выходки, и пошел прочь, даже не глянув на Михаила, но коротко кивнув своему сопровождающему, предлагая следовать за собой.

Демоны еще не успели далеко отойти, когда тихий визг раздался на площадке. Эмилия, наплевав на нежно-розовое платье, осела на траву, счастливо рассмеявшись:

— Вы хоть знаете, кто меня заметил? Вы хоть знаете, кто он? – восторгалась она, сверкая глазами. – Он… Он… самый чудесный из чудеснейших, прекрасный из прекраснейших женихов на свете. Это кронпринц Ринго! – выдала так, будто Лейра всех принцев наперечет была обязана знать.

— Аа-а-а-а, — озадаченно протянула принцесса, не понимая радости Эмилии. От таких бежать надо, а она, как дурочка, сидит и радуется.

— Что а-а-а? – передразнила подруга. – Михаил, ну хоть ты скажи! Ведь Ринго прекрасен!

— Лее незачем знать, кто кем здесь является. Ей следует держаться подальше от всех парней этого мира, – сухо отрезал архангел.

— Кому? Лейре? – расхохоталась Эмилия. – Да на нее ни один нормальный демон внимания не обратит! Ей даже подальше держаться не надо! – без злобы, скорее легкомысленно заявила подруга. — Хорошо, если ее просто не заметят, а ведь и побрезговать могут... Это, наверное, так неприятно-о-о-о-о, — скривила красиво личико.

Обидеться бы, да уже не цепляло. Лейра давно смирилась с тем, что подруга болтала, не задумываясь, как это нетактично звучало.

Зато Михаил принял слова Эми в штыки. Нахмурил идеальные брови.

— Я просил тебя, Эмилия, не говорить о моей невесте гадости. Не тебе решать, кто здесь чего стоит.

— И что ты в ней нашел? – поинтересовалась с искренним недоумением Эми, как будто Лейры здесь вообще не было.

— Эй, подруга! — не выдержала принцесса, подступая ближе. — Хватит уже мне косточки перемалывать – про принца своего дальше болтай, получалось гораздо лучше.

— Ринго, Ринго, Ринго, — тут же запела Эми, крутанувшись в танце. – Вот тот, кого я ждала! Он будет валяться у моих ног!

Тихий смех заставил девчонок обернуться.

Они впервые слышали, как архангел смеется.

— Веселая шутка, — умолк, когда в него упёрлись недоуменные взгляды подруг.

Ринго

— Белые курицы ничем не отличаются от наших, — констатировал Ринго. – Такая же дура, — скривился, вспоминая вытаращенные с обожанием голубые глаза ангела. — Как ее пернатый терпит?

 — А может, ты своим мега-обаянием демона так влияешь на девиц, что они курицами становятся, а только отвернешься, сразу прежними становятся? Умными, разговорчивыми, знающими про вселенную много всего... И не только про вселенную! – с хохотком парировал Ромул.

 — Думаешь? — Рин озадаченно почесал макушку. – Тогда не такой уж я и везунчик. Как считаешь, пернатого задело, что я подкатил к его несушке? – вновь озадаченно покопошился в памяти: вспомнил безэмоциональную морду архангела – ни намёка на гнев, обиду. Мог бы для устрашения перья от ревности повыдирать... либо у себя, либо у своей красотки, чтобы другие не засматривались. — Что-то не очень он выглядел расстроенным!

 — Угу, — согласился Ромул. – Можешь хоть ссать кипятком, но, по-моему, блондинчику было похрену. Он непрошибаем на чувства. Ледышка. Хотя, — задумчиво поморщился друг, — может, это пока мы рядом, он был весь из себя... А потом... – глаза полыхнули огнём. — Надо было остаться и посмотреть, стал он ей мозги вправлять или нет. – Секундой позже и уже куда спокойнее: — А ты реально с ней замутить хочешь?

 — А что? – Ринго с ухмылкой представил пернатую рядом. Причём, голую, чуть растрёпанную и помятую после секса. — Образец породы идеальный! – подытожил собственные мысли. — Мы ж сюда для этого приехали, ну и пернатого позлить. Кстати, я его узнал. – Не без толики уважения. — Видел как-то на соревнованиях. Жалко, столкнуться не получилось. Мы в разных группах были. А здесь, — я уже по базе пробил его портфолио, — он с невестой. Причём из высшего рода. Так что блондин тут за своей присматривает. А её, как понимаю, сослали, чтобы, следуя её примеру, в межмирье ринулись толпы белых куриц.

 — Ты думаешь, что Эми – принцесса? – ужаснулся Ромул.

 — А то! – зевнул Ринго. – Очень даже похожа. Чистую кровь видно сразу. Вот и попортим девчонку, а заодно и пернатому насолим. Интересная жизнь начинается, — мечтательно протянул. Но мысль запнулась: назойливо другая свербела – где-то он пернатого ещё видел. А где, вспомнить так и не получалось...

Глава 10

Жизнь покажет, кто под кого ляжет

Михаил

Кронпринц демонов обратил внимание на Эмилию. Молодец девчонка, не подвела! Значит, все рассчитано правильно: и от Лейры чужие глаза отведены, и Эмилия пристроена к нужному объекту. Еще бы влюбился Ринго в пустозвонку – и было бы совсем идеально!

Лишь одно «но» портило картину в целом – слишком просто... Всё вышло слишком просто. Это и настораживало.

Хотя… Самовлюбленный болван падок только на такой типаж, как Эмилия. Лейру, скорее всего, и не заметил бы, а если бы заметил, то морду свою демонячью скривил. Все придурки однобокие! Никто не понимает ценности принцессы. А когда поймут, поздно будет.

Михаил скупо улыбнулся.

Уже его станет! И не будет дороги назад ни у ее папаши, ни у ее братьев, ни у кого другого.

Ладно, надо вставать, одеваться и идти в университет.

Денек сегодня будет интересный. Наконец-то настоящий соперник! Равный по силе! Проверим собственную подготовку! Испытаем противника! За этим и приехал, как чувствовал, что кронпринц здесь будет!

Значит судьба!

Михаил стукнул в дверь Лейры, и тут же в щель выглянула рыжая барабашка.

Тонны нежности затопили, словно ударная волна цунами. Архангел едва удержал каменность лица, чтобы не выдать своих истинных чувств. Не хватало еще, чтобы девчонка помыкать начала, да верёвки вить. Знал, только Огонёк почувствуют свою власть, случится метаморфоза – девчонка будет ныть, да ездить по нервам. Мать всегда так отцом управляет. Смотреть противно, как сильный мужик стелется перед слабой женщиной.

— Лейра, собирайся! Выходим через пять минут! – Михаил красноречиво посмотрел на часы.

— Угу, — сонно кивнул Огонёк. И – хлоп – дверью перед носом. В комнате раздался торопливый топот, скрип мебели, шорох ткани...

Интересно, уложится в пять минут? По ней видно, что недавно встала – даже умыться не успела.

Михаил приготовился к долгому ожиданию – плечом подпер стену возле двери невесты. Идти в свою комнату не хотелось, поэтому стоял и продумывал стратегию поведения с демоном.

Ведь понятно – цепляться будет! Дразнить, шутить, задирать, на эмоции пытаться вывести.

Интересно, а что его выводит из себя? Где слабое место?

Было бы здорово сразу выбить почву из-под ног, пусть поймет, что Темноте Свет не победить! Никогда! И ни за что!

Ровно через пять минут дверь распахнулась, и на пороге застыла улыбающаяся всему миру Огонек. Смерил ее взглядом сверху-вниз и остался доволен.

Удивительное чувство бесшабашного пофигизма к собственному облику.

Клетчатая рубашка на выпуск и джинсы. Эмилия опять ледоколом пройдется по виду подруги. Впрочем, раз Лейра не сменила стиль до сих пор, то ей наплевать на слова и мнение других. И правильно!

ТАКИЕ бывают лишь в единичном экземпляре. И пусть вокруг все будут слепы... Дурные. Они слепы из-за её силы, света, чистоты...

  Волосы старалась пригладить, но они до сих пор мокрые, а уже подсушенные пряди вились спиралями и выбивались из туго затянутого хвоста на затылке.

Аж руки зачесались. Всегда хотелось за него дернуть!

Не накрашенная, а выглядит так... Словно и есть солнышко лучезарное! Дитя другого света. Истинного и могущественного. Дочь первородного. И нет никого милее...

А еще веснушки эти... по лицу разбросаны. Глаз невозможно оторвать. Как идиот уже каждую изучил. Вот бы ещё их поцеловать... Все, до единой!

Принцесса! По сердцу патока разливалась, да гоняла по венам, отравляя рассудок. Никогда бы не подумал, что это так томительно больно. Подыхать от любви... и таиться, чтобы не выдать себя.

Лейра... Огонёчек. Огнивушка!!!

Красивее всех этих идеальных клонов с чистой кровью.

Да и сама не знает, насколько её кровь дороже и чище всех нас.

Наш сын будет самым совершенным образцом из всех доселе живущих во всех мирах и пространствах.

А дочь… О!.. За дочь поборются самые сильнейшие. Она станет той, кто даст начало новой расе! Расе всемогущих!

Михаил скептически поджал губы, чтобы не выдать бури чувств, бушующей девятым валом.

И его кровь, простого архангела, пусть и высшего рода, тут точно ни при чем! Но об этом лучше даже и не думать! Хватит и того, что об этом знали двое – он и отец!

Отец-то как раз несколько лет тому назад подменил результаты анализов Лейры, спрятав настоящие так надежно, как только смог.

Отец же и намекнул Правителю, что только кровь его старшего отпрыска, Михаила, сможет справиться с ломаным геном Лейры. А затем посвятил в свой план и сына.

Вначале Михаил ощерился, но потом... Проникся глубиной отцовской задумки. И тогда пришла мысль сначала девчонку изучить. Издалека... чтобы не спугнуть внезапным порывом. осчастливить. Потом подбирался все ближе и ближе... пока не заметил, что влюбился!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Влюбиться влюбился, а как приручить девчонку, так и не понял.

До сих пор шарахалась, как черт от ладана! Вздрагивала при каждом прикосновении. Что сделать, чтобы она начала доверять?

Без понятия...

Хоть зубами до крошева скрежещи.

Все девчонки девчонками – сами на шею вешались, да выпрашивали внимания. С ними все просто и ясно! А Огонек – лишний раз боится быть замеченной. Вздыхает с облегчением, если мимо проходил.

Неприятно, но факт!

Хотелось бы верить, что в межмирье все изменится. Здесь он – ее единственный защитник! Надежда и опора!

Взгляд с Огонька перетек на Эмили, которая недовольно скрежетала ключом, закрывая свою комнату. Бурчание и недовольство девушки слышалось издалека. Ясное дело, красотке и часа  было не просто катастрофически мало, ей его априори не хватило, чтобы СИЕ великолепие от постели отлепить, что уж говорить об «умыться, одеться, причесаться, накраситься». Даже смех вызывало. Как столь разные создания могли дружить!?

 О-о-о!   Михаил едва сдержался, чтобы не скривиться. Вот она – первая красавица межмирья! Разоделась, будто на бал собралась, а не на учебу. Ничего так платьице, будит воображение!

Хотелось бы верить, что демона заинтересует!

Формы идеальны! Личико идеально! Ножки идеальны! Что еще для счастья надо? Подумаешь, мозгов нет, так ей думать незачем! За нее кронпринц демонов подумает!

Молодец, Эми! Так держать!

— Доброе утро, Эмилия! – сухо поздоровался, прекрасно осознавая, что девушка ждала комплиментов. Еще не хватало в присутствии невесты распинаться в лести перед другой.

 — Ох, Эми, ты такая… — восхитилась моя дурёха. Наивная, чистая, открытая... Простота бесхитростная!

 — Какая «такая»? – разулыбалась Эмилия, переключив очарование на того, кто на неё среагировал.

 — Вау! – без капли сарказма, прижав кулачки к груди, мотнула головой Лейра, выражая восторг. – Потрясающая красавица! Тебе так идет это платье! И волосы необычно уложила, — расточала комплименты принцесса.

Михаил терпеливо слушал бред.

Во сколько надо было встать, чтобы так приготовиться? Собраться: умыться, уложиться, накраситься, надушиться.

 — Да, я старалась! – отмахнулась легкомысленно Эмили, продолжая зубоскалить. — Ведь могу встретить Ринго! А ты… — улыбка чуть потухла, на лице скользнуло недоумение и жалость. — Ну, ты как всегда! – разочарованно тряхнула идеальными волосами, да так, что ни одна прядка не выбилась из причёски. — Не боишься гадким утенком выглядеть?

После этих слов захотелось сжать белую лебединую ИДЕАЛЬНУЮ шею красотки и сдавить посильнее. А Огонек ничего – проглотила, только разок моргнула растерянно, и чуть поникнув.

Вот же выдержка. Вот же сила духа!!!

— Мне все равно! – заверила, хлопнув рыжими ресничками. Оглянулась на Михаила, будто искала поддержки.

И это придало сил. Раз оглядывается, значит не безразличен. Бурной реакции выдавать не стоит, поэтому чуть дёрнул уголок губ, мол, молодец, достойно ответила.

– Потом как-нибудь, — замялась Лейра, взгляд потупив. — Не очень хочется привлекать внимание демонов. Они ужасны!

 — Ужасны? – казалось, глаза Эмилии не могли стать больше.

Даже заинтересовало – до каких размеров они в состоянии расшириться, и могут ли занять хотя бы половину лица?

— Они прекрасны! – с подвыванием закатила глаза красотка. — Ты видела его взгляд? Взгляд собственника! Взгляд повелителя! Ты видела эти губы? М-м-м, — словно продегустировав вкуснейшее лакомство, простонала девчонка. — А это тело!!! Оно божественно...  — Эмилия сдулась и махнула рукой. – Впрочем, кому я это говорю! Тебе еще с Михаилом повезло… — одарила архангела косым сочувствующим взглядом. — Пойдемте, а то опоздаем! — и уверенно зашагала вперед, виляя задом.

И кто сказал, что парням нравится это созерцать?

Хотя демонам, наверное, нравится...

Хм. Отлично! Вот пусть и любуются – не жалко!

Михаил молча проводил девчонок до их корпуса. Всю дорогу они болтали о какой-то чепухе. Как можно так долго обсуждать какого-то певца или идиотскую песню?

Уши чуть в трубочку не свернулись. Хорошо, мнения не спрашивали. Уже привыкли, что немногословен. Поэтому не приставали с вопросами.

Только девчонки скрылись в учебном корпусе, Михаил направился к черному – он станет вторым домом на ближайший год. Команда уже ждала на крыльце!

Тошно. Безрукие все какие-то. Ни черта не могут без командира!

Скупо кивнул и безмолвно прошел к высоким тяжелым дверям.

Ого! На миг сбился с шага и оценивающе окинул взглядом просторный холл. Он шикарен! Располагал к сражениям и спаррингам, легко трансформируясь в арену.

Здесь тоже решили соблюдать нейтралитет.

Одна стена – оружия демонов, другая – ангелов. Но если бы ему доверили организацию пространства, никогда бы не разделил черное и белое. Тем более, задача – сплотить, а не наоборот.

Вот бы объединили и перемешали оружие. А так все понятно – кто, где, зачем и почему!

 — Нам на третий, — любезно озвучил ангел, стоящий по правую руку. Михаил напряг память, чтобы вспомнить имя.

Эмануил, кажется.

Не проронив ни слова, поднялся по лестнице. Команда, шелестя подошвами и глухо переговариваясь, спешила следом.

Отсутствие демонов и тишина напрягали. Михаил остановился на нужном этаже и задумчиво посмотрел в одну сторону – длинный коридор с множеством дверей, и в другой сторону – та же картина.

Ангелы раздражали шелестом и недоумёнными перешептываниями. А ещё ожиданием, что кто-то вместо них решит свалившуюся дилемму.

Михаил чуть подумал и двинулся в левое крыло. Интуитивно шагал, рассматривая стены, потолок, пол... А пройдя несколько аудиторий, тормознул возле двери с табличкой «666».

Символично.

Или специально подстроено. Проверить, струханут ли ангелы?

— Это шутка? – кто-то из толпы за спиной подал тихий недовольный голос.

— А мы сейчас проверим, — холодно отозвался Михаил. – И посмеемся, если будет над чем.

Но перед тем, как открыть, сделал своим знак «молчать!» и прислушался. Тишина была вязкой и тягучей. Душу скребло предчувствие подлости от тёмных.

Архангел взялся за ручки двухстворчатых высоких дверей и рывком потянул. 

Демоны там с ночи что ли?

Так и есть! Демоны!

Ангелы застыли на пороге аудитории, а тёмные – оккупировав все задние места, молча таращились на вошедших.

Михаил не стал дольше тормозить у двери – быстро оценил обстановку, тут же направившись к первому ряду.

Всегда был первым, и тут будет!

Команда среагировала на его действия и тоже не медлила.

 — Не спеши, пернатый! – Кронпринц спрыгнул с последнего яруса прямо передо Михаилом, вынуждая остановиться. – Свое место надо заслужить! – бросил насмешливо.

 — Да? – искренне удивился архангел, даже одну бровь поднял. – И какими подвигами свое место заслужил ты? – руки зазудели, предчувствуя хорошую драку.

— Хочешь узнать? – темное лицо приблизилось впритык – черные глаза зло буравили, стремясь уловить хоть одну эмоцию. Крылья хищного носа яростно трепетали, а губы изогнулись в презрительной ухмылке-оскале.

Михаил ответил прямым взглядом – надменно хмыкнул и коротко кивнул. И уже в следующий миг кулак демона резко, без замаха, взвился в воздух рядом с лицом архангела.

Танец белого и черного начался.

Восприятие окружающего мира тут же изменилось.

Михаил так увлёкся, что уже не задумывался над происходящим. Перед лицом мелькали мрачные и светлые блики – и даже противника почти не видел. Действовал на инстинктах, хотя бил по наглой харе.

Реагировал лишь на движение – этот рефлекс вырабатывался с детства. Думать – противопоказано. Терялись драгоценные доли секунды, а это было чревато. Потому лучше бить, иначе можно сразу проиграть бой!

— Прекратить! – приказ, как ушат холодной воды.

Михаил и Ринго: и демон, и ангел,  тотчас застыли, приученные к подчинению старшему по званию. А то, что это был Старший, даже сомневаться не приходилось.

— По местам! – рокот прокатился по аудитории, и всех адептов разнесло мощной силой в разные стороны.

Мир стал четче, цвета вернулись.

Глотнув жадно воздуха, Михаил оценил первый ряд, центральный стол, где остановился, — метнул взгляд на Ринго, ответившего ему насмешливым с верхнего.

— Это только начало, — еле слышно прошептали губы темного.

Михаил, принимая вызов, кивнул.

— Вы здесь для того, — начал нравоучение Старший, жестом веля всем сесть по местам. Аудитория на секунду наполнилась шелестом и скрипом, пока адепты рассаживались. — Чтобы научиться договариваться. А что я вижу?

— Это обряд... такой – с крайнего среднего ряда кто-то из тёмных выкрикнул.

— Угу, — кто-то из ангелов ближайшего ряда. – Договаривались.

Едкие смешки полетели по аудитории, наполняя и щекоча нервы.

— Буа-га-га, — издевательский гогот ближайшего к кронпринцу демона: — Подписывали...

— Кровью скрепляли... – тихо брякнул Михаил под нос, но вышло оглушающе громко.

Аудитория наполнилась дружным смехом адептов. Причём и демонов и ангелов. Оказывается... чувство юмора пересекалось.

— Встать! – рявкнул Старший.

Теперь помещение утонуло в скрипе отодвигаемой скамьи.

— Ты! – преподаватель ткнул наугад пальцем– Первый, кто будет учиться договариваться! Как зовут?

— Ромул! – недовольно проворчал демон.

— Так вот, Ромул! – решительно и категорично. — Ты назначаешься руководителем проекта под названием «Перемирие». – Тоном командира, отдающего распоряжение непосредственному помощнику. — Твоя задача — организовать совместную командную работу боевиков обеих сторон друг с другом. Прийти к цели вы сможете только сообща. Команда проиграет, если не сумеет договориться, и к финишу придет в разрозненном состоянии.

— И чё конкретно надо делать-то? – ленивое недоумение звучало в голосе демона.

— Сейчас я вас отправлю на одну интересную планету. В Межмирье она появилась недавно. Населена варварским народом, предлагающим всем желающим попробовать свои силы в сражении с ними. Игра делится на три этапа: индивидуальная, парная, командная. Не обязательно выигрывать всем. Необходимо в первом этапе набрать 200 белых фишек. Во втором – не менее 200 белых и 300 зеленых. На третий допускается команда, сумевшая набрать полный комплект. На поле сойдутся сильнейшие. Те, кто точно добудет победу для команды. И только тогда вся команда выпускается на финишный этап для покорения главной вершины. Проиграете хоть на одном из этапов, на следующий не попадете – вылетите с позором из турнира! Ну что, — строгим взглядом окинул адептов Старший, — сможете подтвердить, что вы лучшие, как это написано в ваших портфолио? – Верхние ряды аудитории негодующе загудели. — Впрочем, позор тоже надо уметь переживать, — насмешливо бросил вызов препод.

Демоны возмущенно шумели, ангелы хранили гордое молчание.

— Итак, Ромул, тебе управлять! – едва заметным щелчком пальцев Старший открыл портал прямо в аудитории – на том месте, где Михаил и Ринго сходились в рукопашном бою.

Впервые архангел опешил.

Как? Без подготовки? Без притирки друг к другу?

Откуда кому знать, какие у кого сильные стороны?

Как разработать стратегию?

За суматошными мыслями Михаил упустил момент – Ринго первым оказался возле портала. Вызывающе ткнув пальцем в сторону архангела, бросил презрительный взгляд и шагнул в прозрачное марево.

Уже в следующий миг Михаил был у портала. Без учтивости, но лишней поспешности, пихнул плечом Ромула, чтобы не позволить ещё кому-то опередить.

Ступил в неизвестность...

А за спиной началась куча-мала.

Каждый стремился поспеть за своим лидером.

Михаил и Ринго по другую сторону мрачно наблюдали за нелепой толкотнёй свояков. Архангел с неудовольствием ощущал, как душу заполняет стыд и смущение... Да, было не по себе из-за такого позорного обмена любезностями. Но когда покосился на кронпринца, с облегчением заметил, что он чувствовал себя не лучше.

Лица лидеров в этот раз выражали одинаковые эмоции.

Глава 11

Статус «Команда»

Ринго

Пернатый бесит!

Только вошел в аудиторию – ауры столкнулись: огненная и ледяная. Никто не хотел уступать, пришлось взять инициативу на себя. По сути, не пытался убить – лишь выискивал, что могло вывести на эмоции ледышку. Поведется ли на провокацию? Будет ли реагировать?

Проверка на вшивость, которую пернатый с честью прошел.

А к окончанию мы уже поняли, что в простой драке на кулаках ни одному из нас не победить, но попробовать стоило.

Все-таки придётся отбить невесту у ангела.

Первый в истории прецедент! Ха-ха-ха! Демон отбил у ангела ангела!

Принцессочка, конечно, так себе, но какая разница, если через неё можно попробовать достать ангела... Почему бы не переступить через собственные принципы?

И почему у него такой вкус?

Или у них все курицы глупые и в розовых нарядах?

Тут же в голове всплыли розовые стринги сестры.

Хм! Розовый влияет на женский мозг? Никогда не задумывался над этим вопросом. Видимо, зря... Может, если поменять цвет шмоток, то мозг раз – и появится! Надо попробовать, совет дать и поэкспериментировать!

Ринго поморщился. Планы были грандиозные и долгоиграющие, а сейчас... стоял по другую сторону от портала, в проёме которого толкались демоны и ангелы, — и с досадой смотрел на нелицеприятное зрелище позора непримиримых врагов. С этого ракурса не так уж они разительно различались. По крайне мере, были удивительно однообразны в смехотворном упорстве не позволить соперникам опередить себя. И если демоны были эмоциональны и порывисты, то ангелы делали идентичное, только с холодными взглядами и непроницаемыми лицами.

Рин покосился на Михаила – пернатый не дурак, тоже видел нелепость ребят и их потуги оставить за спиной противников. Ангел был недоволен. И если ликом оставался непрошибаем, то желваки выдавали его истинный настрой.

Когда наконец толпа оказалась по обратную сторону портала, тотчас разделилась на две: белую и черную.

Ринго скептически окинул всех взглядом, тормознув на стороне пернатых. Как они в белых одеждах грязи избегают? Или к ангелам гов* не липнет?

Когда молчание достало, кронпринц не выдержал:

— Давай, Ром, командуй, — великодушно дозволил приятелю попробовать себя на месте командира. А что? Даже интересно, как события развиваться будут.

Ромул чуть растерянно кивнул и вышел на середину.

— Значит так, — он почесал голову, огляделся, — двигаемся вон туда, — кивнул в сторону заброшенной деревни, а может и плохо спрятанного лагеря. – Если встретим местных, расспросим, где здесь игры проходят.

И если демоны заворчали и зашевелились, то стайка пернатых лишь перевела холодные взгляды голубых глаз на своего предводителя.

Надменный ангел едва заметно кивнул.

Светлые не бросились выполнять приказ, но, в отличие от разнузданной толпы демонов, организованным строем начали спуск с горы вслед за главным пернатым, который шагал на значительном расстоянии от Ромула.

Благо далеко идти не пришлось – место встречи оказалось уже у подножия. Вроде обычные люди: не низкие, не высокие. Магией от них и не пахло. Да и деревенька, куда нас сопроводили, показалась бедненькой. Или это и не деревушка вовсе, а лагерь какой...

Домов как таковых не было. Палки, воткнутые в землю, сверху кожа, внутри темно. Свет попадал только в отверстие в потолке, да и дым от костра выветривался туда же. Небольшое кафе с барной стойкой, смотровая площадка, позволяющая окинуть взглядом местные просторы, вот вроде и все. А так – лес кругом, река где-то шумит, да птицы поют.

— Добро пожаловать на Землю, — вперед вышел невысокого роста дядька. – Условия игры вам объяснили? – Мы дружно кивнули.  – С вами будет соревноваться команда землян. Как вы знаете, магии у нас нет, впрочем, и у вас тоже, — позволил усмешку, а я рискнул хотя бы расправить крылья.

Ни черта не получилось! Вот это поворот!

– Так вот, мы вроде разные, а проблемы у нас одни! Работать в команде не так легко, как кажется! Первое задание индивидуальное: вам необходимо набрать двести белых фишек, пройдя ряд заданий физических, интеллектуальных, здесь каждый сам за себя. У вас есть шестьдесят минут земного времени. Время пошло. Удачи!

Это нормально?

И что?

Делать-то что?

Хаос задери недоговорки и ребусы! Ринго обшарил округу глазами, странный лагерь – бревна вокруг костровища, кафе и тут взгляд зацепился за несколько рядов луков, висящих на перекладине-стойке. Обычные огромные луки.

Сдерживая шаг, неторопливо подошёл и взял один. Покрутил, проверил тетиву.

— Что делать? – поинтересовался у женщины, безмятежно  протянувшей стрелы.

— Попасть три раза в цель, — улыбнулась она, кивнув в сторону деревьев. Мишень нашлась на одном из дальних.

Ринго натянул тетиву и поочередно выпустил три стрелы. Получил одну фишку, направился к скалодрому. Там уже стояла очередь из землян, ангелов и демонов. Прошел в начало толпы, заставляя всех расступиться. Сверху спрыгнул, завершив испытание, Михаил.

Рин проигнорировал ледяной вызов в морозном облике пернатого и подошёл к отвесной скале.

— Страховку, — за спиной суетилась еще одна дамочка. Они тут у каждого дерева, что ли? Оглянулся. Ничего, хорошенькая. Подмигнул привычной манерой, заставляя смутиться.

Ещё оценил высоту скалы и полез. Наверху ударил ладонью по контрольной точке-камню и спрыгнул обратно к толпе.

Еще одна фишка в обойме.

Со скептическим недовольством посмотрел на все испытательные точки и снаряды – ерунда какая-то. Смехотворные ГТО проходил в трёхлетнем возрасте.

В итоге, демоны и ангелы в считанные минуты набрали нужное количество фишек, а потом молча наблюдали, как пыхтят земляне: на дрожащие руки, натягивающие тетиву, на тощие ножки, пытающиеся удержать тело на весу.

Странная раса. Слабаки. Впечатление, что земные мужчины не обучены ничему военному. Как им бабы дают, если хлюпики даже на скалу забраться не могут?

Глазами зацепился за Пышечку, старающуюся натянуть на толстого дядьку страховку. Выдернул из мягких рук металлический крюк и вручил мужику – пусть сам облачается. Ему бы хоть с этой задачей справиться, а до скалы, может, и дело не дойдёт.

— Милая, у меня для тебя более важное задание, — подхватил красотку на руки и в лес понёс.

С землянками до сего момента не трахался. А Пышечка не сопротивлялась. Грудей оказалось две – поэтому ничего выдающегося не обнаружил. Всё, как у других представительниц женского пола. Ну, может, где-то чуть больше, где-то чуть меньше, гуще и т.д.

В остальном – такая же податливая, мягкая, нежная.

Огонька маловато. Смелости, инициативы – никакой.

Стояла, прижатая к стволу дерева, и моргала карими глазами с прямыми ресницами.

В общем, никакого особого удовольствия не получил – так, слегонца напряжение выплеснул и за то спасибо. Оставил одну поправлять одежду и вернулся к своим, встретив осуждающий взгляд Михаила.

— Что? – Ринго развёл руками в притворном недоумении. – Я контакт налаживаю... Накладываю, — поправил сам себя, — вкладываю, вставляю... Эх, — отмахнулся, — как-то так. Это ведь важно! Кто-то должен уметь контактировать.

Михаил с неудовольствием мотнул головой, но даже слова не сказал.

— Мда, правильный до тошноты! – Рин усмехнулся: — Или завидуешь? Так иди, утешь после меня! Лично мне не претит мысль трахнуть телку после тебя. Например, твою невесту... — В душе вспыхнула надежда, что задеть Михаила, оттрахав Эмили будет легко, а дальше дело времени! Они же все белые и пушистые! Невестам своим не изменяют, спят только с одной женщиной, даже если с другими хочется. — Я не собственник и не моногамен.

Но Михаил, петух непрошибаемый, не повёлся на провокацию. Отвернулся и ушёл в сторону, безлико наблюдая за прохождением этапа другими участниками.

Рин зло скрипнул зубами.

Скукотища!

Еле дожил до второго этапа!

Разбились на пары – демон с демоном, ангел с ангелом.

Все то же самое, только теперь в паре, плюс спарринг «пара на пару».

Во-о-от тут-то мы порезвились!

Жалко, мечи были, как у детей, деревянные. Зато драка вышла по-настоящему зрелищной. Земляне окружили нас, открыв рты, а мы сражались, забыв о цели, и в отчаянной жажде победить друг друга.

В итоге, никому фишек за спарринг не досталась. Оказывается, мы должны были договориться, а не мечи ломать... Кто ж знал-то?

Хотя очень сомневаюсь, узнай мы об этом условии, всё же смогли бы договориться! Пришлось блистать умом – разгадывать дурацкие загадки. Правда, этот этап едва не завалили. Земляне щёлкали нас как детей – и это раздражало. В общем, еле набрали допустимое количество фишек – и то, считали уже на пару со светлыми, выслушивая недовольные реплики землян.

А на третьем этапе – пришлось туго.

Демоны и ангелы постоянно забывали о цели, стремясь что-то доказать друг другу, по сути, соревнуясь меж собой, пока земляне дружно прыгали: трое на платформе, один – тянет.

Светлые и тёмные же пытались с платформы столкнуть друг друга. Демонам уж очень нравилось смотреть, как противники в момент утраты под ногами тверди менялись в лице... Холодные, непрошибаемые – прям ржака. Глаза вытаращивались, рты искажались в крике. Буа-га-га... Крыльев-то нет!!!

Правда и демонам не сладко было – ангелы не слабее. Потому некоторые братья на себе испытали сладкие ощущения – падение с приличной высоты без привычной магической силы – смягчить удар об землю или вовремя взмыть...

А когда Ринго, столкнув очередного пернатого, притормозил оценить соотношение, застыл. Вот же ж хаос подери! Время походило к концу, а фишек не было от слова «вообще»!!! Людишки на платформе дружно скачут. Один жирдяй под равномерный счет рывком платформу дергает. Раз! На платформе подпрыгнули, жирдяй рывком дёрнул, заставляя огромную доску передвинуться на метр вперед. Два! Снова земляне подпрыгнули, жирдяй дёрнул, так и доволок всю платформу с кучей людей до конца поляны, а Рин стоял, открыв рот, только сейчас понимая стратегию игры.

— Стоп! – грозно взвился голос кронпринца над площадкой и платформой. – Михаил, поговорить надо! – и приглашающий кивок в сторону.

Пернатый с неудовольствием последовал за Ринго. Руки на грудь, надменность во взгляде, но в льдинках глаз ещё свирепствует азарт игры.

— Вот что, пернатый, — глухо и без желания уколоть, — продуем землянам, от позора не отмоемся.

Михаил непонимающе оглянулся. По лицу скользнула тень удивления и волнения.

— Согласен, — кивнул понятливо.

— Нужно действовать совместно, — было диковато слышать такое от себя, но... — Сейчас пойдем, встанем плечом к плечу и будем сражаться за общий приз! – угрюмо глянул на пернатого, проверяя реакцию.

Михаил снова кивнул. Немногословный какой, видимо за него его невеста тараторит.

— Времени в обрез! – напомнил Ринго.

— Справимся! – чуть качнул головой ангел.

Разошлись по своим краям, объясняя общую тактику. Скрипя зубами, все согласились.

Куда деваться. Репутация – наше все!

Скучковались, уверенные, что сражаться будут с землянами, и уже предвкушая быструю победу.

Только на спарринг вышли…

Ха! У землян тоже есть боевики!

Спецназ... Такой вид вооруженных войск. А отряд назывался «Беркут». Неплохие мордовороты. И лица у всех – любой ангел позавидует непрошибаемости.

Так вот зачем все эти игры с другими расами!!!

Свое мастерство оттачивают на случай нападения!

Умно, ничего не скажешь!

И завязался бой не шуточный. Обучают их неплохо. А ангелы и демоны слишком привыкли полагаться на магию!..

Круговая тренировка, так назвали этот метод борьбы земляне. Прием, переход, прием, переход. Выбыл один, ряды смыкаются и все заново! Прием, переход! Прием, переход!

Нас все меньше, землян все меньше! На последних минутах остались самые сильнейшие!

Мы с пернатым спиной к спине, и шесть спецназовцев, окруживших нас и не спешащих подходить.

Не сводя с нас взгляда, только один пальцами какие-то жесты делал.

Ринго жадно всматривался, стараясь предугадать маневр – не идиот, понимал, что мужик тактику жестикулировал. Михаил был по обычаю спокоен – с бесстрастностью ждал атаки.

Кронпринц тоже не торопил землян. Усмехаясь уголком рта, при этом не упуская из виду никого по свою часть круга.

Спецназ атаковал одновременно.

Рин и Михаил сражались молча, прикрывая спины друг друга.

Кронпринц испытывал удовольствие от происходящего.

Классные парни! Классно сражаются!

Но и сплочённая сила ангела и демона не подвела – фишки на команду заработали и рванули на финишную прямую.

Последний этап – дойти должны все. Предстоял марш-бросок в определённом темпе – для нашей команды, которая точно не медленнее спецназа.

Когда очередная милашка-рефери ткнула на бумажный план-маршрут, в котором сам чёрт ногу сломит, а потом в виднеющуюся пику горы, Ринго даже улыбнулся – недалеко. Справятся на раз!

Но ошибочность мысли уже нагнала в первый час залихвацкой пробежки-продирания сквозь густые колючие деревья бестолковой местности, где из-за каждого куста с шипением бросались клыкастые змеи.

Потом утвердилась, когда, перескакивая через бугристые корни, прошивающие землю огромными стволами, команда наткнулась на стадо диких кабанов, решивших, что стадо двуногих покушается на их...

Затем – семейка пятнистых кошек, ловко скачущих по деревьям, вознамерилась проредить неорганизованную толпу демонов и ангелов...

Ад по сравнению с дебрями землян – детская песочница! А ведь еще есть застарелая вражда! Эмоции страшнее препятствий, их так быстро не перепрыгнешь!

И если Ринго с Михаилом со своими чувствами уже совладали, сражались против землян спиной к спине, то для их команд все началось с отправной точки.

Если кто-то падал, его надо было быстро поднять, несмотря на то, ангел это был или демон, потому что земной спецназ слаженно уходил вперед. Они были одним организмом, духом, силой... Работали дружно, понимали друг друга с одного жеста, взгляда. Им даже задумываться не надо, все было заранее просчитано – кто, кому помогает.

Рин задавал темп, а Михаил держался в хвосте, не позволяя никому из команды отстать от строя.

Это был настоящий марш-бросок на неопределённой местности. Демоны и ангелы сплотились, лица стали сосредоточеннее, шутки в толпе затихли. Каждый прикрывал спину соседа, внимательно следя за дикой природой враждебного мира.

— Время! – Ринго следил за темпом и временем, нет-нет, да и озвучивая для всех, что вновь придётся притопить. Толпа слышала и одновременно ускорялась: продираясь сквозь чащобу, кувырком с гор, бегом по воде, а где-то вплавь...

Ринго толкнул Ромула вперёд:

— За главного! И, хаос тебя убереги от моего гнева, если темп снизишь! — пригрозил мрачно другу, а сам метнулся в хвост, где Михаил всеми силами старался уберечь толпу от потерь.

Ух, правильный до мозга костей! Только время теряет! Волшебный пинок – вот это действенно, ускорение придает сразу на два-три метра!

Когда время уже стало нескончаемой резиной, пот заливал глаза, и лёгкие чиркали рёбра... мечта о вершине казалась чем-то несбыточно-мифическим. Ринго до спазмов в кишках понимал, что оказать помощь пернатым выше его демонических сил – проще добить, чтобы не мучились!!! Свояки считали так же, но пыхтели, тащили... Впрочем, кронпринц больше делал зарубку в памяти тех, кого на себе перли Светлые, и на лицах их не было зла, одно вселенское понимание. Тьфу! Ад Раем покажется в ближайшее время.

Ринго запоминал всех!

Слабость не прощал никому и никогда!

Как оказались на пике злосчастной горы – помнится с трудом. Все силы ушли на сдерживание эмоций, а что бесило до невероятности – у главного пернатого на лице застыло всё тоже равнодушие.

Гордым соколом стоял на вершине, любуясь дикой и столь не приветливой к чужакам природой. В глазах живейший мороз, а белые волосы трепал ветер.

Мечтатель, твою ж мать! Романтик!

Лес как лес! Природа как природа! Только кусучая, злючая, хреновопроходимая!!!

Портал открылся ровно посреди вершины – на пустующем пятачке горы. Рин и Михаил шагнули внутрь одновременно. Такими же ровными рядами, несмотря на расовую принадлежность – ангел, демон, — за ними последовали команды.

Ничто не напоминало давку с утра, когда каждый мечтал доказать собственное превосходство!

 — Совсем другое дело! – потер руки Старший, довольный своими подопечными. – На следующем уроке закрепим полученные навыки! А сейчас в душ и на теорию магии.

Глава 12

Если я не в твоём вкусе, значит у тебя хреновый вкус!!

Эмилия

И что? Нарядилась, как на свадьбу. Полночи образ продумывала! И что?

Эмилия цепким взглядом обшаривала округу.

Где демон? Почему не мчится завоевывать? Почему не ищет в толпе? Настроение стремительно портилось.

— Эми, демонессы-то особенно от нас не отличаются, — тихий шепот Лейры вывел из задумчивости.

Эмили тотчас глянула на представительниц вражеской расы, которые сидели на подоконнике очередного окна первого этажа учебного корпуса. Как раз мимо них с подругой проходила. Демонессы тоже уставились на соперниц. Наглые ухмылки, колючие взгляды... Но наряды у них, нужно отдать должное, очень даже модные... Да и выглядят привлекающе. Не так, как ангелы, по-другому, но черные блестящие густотой волосы, странные глаза цвета хорошего выдержанного темного вина, гладкая смуглая кожа. И похожи друг на друга, и в то же время отличаются. Вон у той нос с горбинкой, а другая, вот та, которая лениво покачивала стройной ножкой, губы как два вареника, а еще одна, видимо такая же, как Лейра, отличница, две туго заплетенные толстые косы, умный внимательный взгляд, платье… да ладно?...платье с белым воротничком и манжетами. Вот кого надо с принцессой познакомить, они точно друг друга поймут, общаясь о высоком.

— А ты что ожидала? – все-таки ответила зло, понимая, что демонессы ничем не хуже нас. – Что они тут в истинном обличии будут расхаживать? Вон смотри, как принарядились. Наверное, лучшие наряды на себя напялили. Одна ты тут из массы выделяешься!

— И ничего не выделяюсь, — проворчала Лейра, тряхнув огненно-рыжими волосами.

Эми едва удержалась, чтобы глаза не закатить.

Да одни только волосы чего стоили!

Представительницы женского пола в межмирье либо брюнетки, либо блондинки, и одна! ОДНА! Рыжая! Да еще и в джинсах!

Не выделяется она!

Впрочем, особо внимание никто не обращал. Исподтишка присматривались друг к другу, шептались.

Эмили нацепила маску надменности на лицо.

Плевать, кто окружает! Плевать на Лейру и её...

Где демон? Где Ринго? Где???

Уже сидя в аудитории, Эми чуть в окно не вывалилась, обшаривая глазами территорию учебного заведения. А вдруг Ринго стоит внизу и смотрит в надежде, что она выглянет, но только зеленый газон приветливо манил своей ровной зеленью.

Райские пущи ему не видать!

Думала об этом дне. Надеялась! Мечтала!

А в итоге?!

Всю первую пару представляла себе, как за дверью ждет Темный. Ничего не слышала... Лейра строчила вслед за профессором, грызя кончик карандаша.

Эми, наморщив носик, глянула в свою девственно чистую тетрадку – ни одной записи не сделано.

Ладно, потом спишет у подруги. Она поймет, Лейра добрая.

Вот везет ей. Не надо влюбляться, вышла замуж за Архангела, и как за каменной стеной! Правильно говорят, не родись красивой, а родись счастливой.

Эми тяжко вздохнула, вновь представив красавчика Ринго. Она-то нашла мужчину своей мечты, только он куда-то запропастился.

Интересно, а он когда-нибудь влюблялся?

И как у них будет?

Куда позовет?

Когда поцелует?

Эми вспомнила ощущение его горячей ладони, когда он держал за руку. Это было так… так… мурашки по коже. Хотелось кинуться ему на шею и остаться там навсегда. А ещё лучше прикинуться без чувств, чтобы на руки подхватил... И пусть бы даже носил и не отпускал.

Профессор попрощался. Лейра не дождалась подругу – уже ускакала, сославшись, что очень какой-то сад хотела посмотреть. Кустарники и растительность совершенно не волновали, поэтому Эми отмахнулась: «Иди куда желаешь, только меня не торопи!»

А сама нарочно медленно собирала тетради и учебники, заставляя себя не смотреть на дверь.

 Голос Ринго услышала сразу – и тотчас воспряла духом, подняв голову, прислушиваясь.

Дыхание замерло – как же он красив!

А демон стоял, облокотившись о косяк, и рассматривал девчонок факультета искусств. С жадным интересом и самодовольной усмешкой существа, знающего, какое производит впечатление на окружающих. 

Эми затаилась, а внутри все кричало: «Я здесь! Вот она я!» Она даже на цыпочки привстала, чтобы виднее быть, шею вытянула, плечи расправила.

И тут их взгляды пересеклись. Его чувственные губы расплылись в белозубой улыбке. Эмилия едва не запрыгала на месте от счастья, как из-за спины раздался противный визг:

— Рин, где ты был? – верещала демонесса, сбегая вниз и быстро одолевая ступени аудитории. — Я ТАК соскучилась! – прыгнула ему в объятия.

Эми опешила, внутри от ревности всё заледенело.

— Карина, детка, — услышала, как сквозь вату, — рад тебя видеть! Ты все такая же зажигалочка! – бархатно мурчал Ринго, не спуская все понимающих глаз с Эми.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Это удар под дых! Больнее, чем думала...

Эмилия молча встала и, ничего не ощущая вокруг, направилась на выход. Она – снежная королева! Ей абсолютно не интересен это демон! Ей вообще на него плевать!

С гордым видом, надменным лицом, отточенной походкой...

Почти прошла мимо обнимающейся и воркующей парочки.

Ринго – пустое место!!!

Пинала себя прочь. Не смотреть, не замечать...

Чуть-чуть и боль отпустит. Ещё пару шагов – и дыхание восстановится, но главное пройти мимо!

И ведь почти удалось. Почти вздохнула от облегчения, как тяжёлая ладонь тормознула за плечо. Даже через ткань чувствовался пожар демонического существа.

— Эми, принцесса моя! – интимно прошуршал на ушко, опаляя жаром дыхания и тела.

 Не смотреть на него! Не смотреть! Твердила, как мантру, но в следующий миг оказалась под гипнозом темных, смеющихся глаз Ринго. Как окунулась в бездну, так и пропала на веки вечные во мраке ночи. Демон как ни в чём не бывало улыбался от уха до уха.

– Карин, детка, прости, — подмигнул легкомысленно демонессе, рядом переминающейся с ноги на ногу и явно непонимающей происходящего. – Я к своей девушке заглянул, — и таким тоном, что толстая корка льда на сердце треснула и стала таять.

Эми мысленно пробежалась по своему внешнему виду, вроде все хорошо. Ощутила на себе взгляд, полный ненависти. Пусть соперница зеленеет, чернеет от зависти. Тут есть за что возненавидеть!

Мерзкая демонюшина недовольно фыркнула, покидая аудиторию в окружении своих подружек, которые её ждали в дверях и пристально следили за сценой.

Эми всеми силами старалась удержаться от ревностного припадка, а когда демон обласкал взглядом её губы и проказливо вздёрнул брови, сдалась окончательно. Это выше её ангельских сил. Злиться на Ринго... Он демон Высший и сильнейший! Вот он – персональный ад!

— Я как раз за тобой! – притянул к себе, хозяйским манером огладил не только спину, но и ягодицы.

— Зачем? – голос охрип от волнения. Для приличия Эми даже чуть дёрнулась, давая понять, что не позволит так с собой обращаться. Только как вырваться из рук, которые не думали разжиматься, да и самой не особо хотелось на свободу. Тем более... Голос чарующий, взгляд раздевающий, руки исследующие:

– Искал... и нашёл! – двусмысленности не скрывал, ещё и сжав округлости.

— Рин, — ойкнула Эми, покраснев от столь красноречивого проявления желания, и метнув испуганный взгляд по сторонам, не видел ли кто вольности демона. А когда стало понятно, что видели, уже обсуждали... хотела возмутиться. Но женское эго и желание всем показать, что Ринго ЕЁ принц, да и сам Ринго – не позволил:

— Прогуляемся? – вернул разговору прилежности и, скользнув рукой по руке Эми, переплел пальцы. — Только ты и я! Сейчас! – загадочно сверкнул глазами и сразу же двинулся прочь из аудитории.

Эми хотела было возразить, но вместо благоразумности послушно следовала за демоном, едва поспевая на высоких каблуках за его быстрым шагом.

— Здесь есть чудесный сад! Вам экскурсию проводили? – разговаривал как с ребенком, а смотрел так, будто знал наперед, что будет.

Экскурсию-то проводили, только в это время Эмилия витала в мечтах, поэтому ничего и не запомнила, понадеявшись на Лейру.

Демон молчал, выжидательно поглядывал с неприятным безразличием.

Эми стало неудобно. А вдруг он решит, что она пустая и неинтересная?

— Проводили, — выдавила улыбку, — только я дороги не запомнила, здесь так много всего, — ветрено мотнула головой, изображая растерянность.

— Вот и отлично, — тотчас преобразился демон, вновь став обольстительным наглецом. — Я покажу еще раз. Доверишься мне? – провокационно шепнул, так развязно облизал чернющими глазами каждый миллиметр трепещущего девичьего тела, что Эмилия лишь удушливо кивнула. Это конец! Из таких сетей соблазна точно не выбраться.

— Принцесса моя, скажи, а у вас как ухаживают за девушками? – низкий голос вызывал кучу непонятных эмоций: уже в саду, на небольшом пятачке возле раскидистого Райского дерева с крупными яблоками. Словно в сказании про змия, искушающего невинную деву, Ринго сорвал красный плод и вонзил в его сочность зубы: — Угощают сладким? – и столько подтекста, что Эми невольно сглотнула. Кровь кипела, сердечко неистово билось, и бедная голова шла кругом. Ничего разумного, лишь розовые облака, сахарная ерунда...

Эми с досадой поняла – всегда вертела парнями как хотела, а тут впервые... встретился тот, кто переворачивает нутро наизнанку. Как же это странно – ощущать себя не хищником, а жертвой. Быть не ведущей, а ведомой... Безропотно ждать, надеяться и млеть в ожидании слова, взгляда, жеста.

— Ухаживают? – едва вынырнула из омута дурмана новых чувств. — Как везде, — почти не узнавала свой голос. – Цветы дарят, на свидания приглашают...

— А на первом свидании принято целоваться?

Вкрадчиво, лаконично и однозначно.

Эми запнулась, а когда ошарашенно подняла глаза и встретилась с адской бездной Ринго, тотчас беспробудно утонула. Его взгляд обещал многое... И немедля.

Парень откинул огрызок, даже не глянув, куда, непростительно вольно прогулявшись взглядом по лицу ангела и стопорнув на губах. Эми непроизвольно посмотрела на мужские. Четко очерченные, полные, манящие... которые были растянуты в понимающей, триумфальной улыбке.

Вопроса больше не последовало, а Эми так и не смогла найти верный ответ – чувственные губы накрыли её, и ангел забыла, как дышать.

Это был её мужчина!

Её!!!

Весь до последней косточки!

Ринго

Эх! Думал все будет сложнее! Принцесса принцессе рознь! Стоило взять за руку и улыбнуться, и все – она готова. Делай, что хочешь!

Скучно! Шел к девчонке и мечтал, как даст отворот поворот, вот тут-то разойдусь. Покажу всю силу обольщения демона... Ангел ее взбесится, что соперник нечестно завоевывает неприступную крепость.

Хаос подери пернатую братию! Они же все правильные!

Где хвалёная правильность у курицы? Почему у пернатого невеста неправильная???

Где?..

Где верность жениху?

Где любовь до гроба???

Прям переодетая демонесса какая-то!

Наверное, и белье у неё розовое! Или, как его там... цвета фуксия!

 — На тебе стринги? – скользнул по спине, обхватывая крепкие ягодицы. Ничего, приятные наощупь, ещё в аудитории оценил по достоинству. – Они розовые? – не то чтобы вопрос интересовал больше всего на свете, но так... проверить мыслишку захотелось.

Ринго самодовольно хмыкнул – в отличие от демонесс, на ангелах хорошо сразу видно их смущение. Даже на щеки смотреть не надо – красная кожа просвечивала сквозь волосы.

Жесть!!!

 — Не розовые! – мотнула белобрысая головой, по идиотски хлопнув ресничками. — Нет такого цвета! – в голосе появились капризные нотки. – Этот цвет называется…

Ринго чуть не скривился:

— ...цвет фуксия, — в унисон завершили фразу.

— А ты откуда знаешь? – ещё сильнее поморгала.

— Не ты первая, — разочарованно хлопнул ангела по упругому заду.

— Ну знаешь ли... – взвилась, сразу же надув обиженно губы. Но уходить не торопилась. Нахохлилась, как воробей, и сопела...

Ого! Ждет извинений.

Конечно! Сейчас!

Заправил ей за ухо белоснежный локон, крутанул к себе лицом и чмокнул в нос:

— Ну, извини, — без каких-либо угрызений совести и желания прогнуться, — не девственник. Так случилось... Немного опыта набрался, но если бы знал, что встречу здесь такую красотку!.. – Ангел млела и таяла. Ринго от скуки решил поглумиться: — обязательно бы себя сохранил непорочным и чистым. – Главное от смеха не согнуться и изображать саму серьезность. — Для тебя... – глаза в глаза, губами в нескольких миллиметрах от её полных. — Знаешь, как хочется, чтобы ты была у меня первой?.. – ржать хотелось нестерпимо, но держался, выдавливая из себя солидность. – Ты бы меня учила разным премудростям, — руками узоры выводил по прямой спине, подбираясь к аппетитной заднице. — Развращала... Соблазняла... учила...

Эмилия закрыла глаза, помутневшие от словоблудия демона, на цыпочках поднялась, явно ожидая поцелуя.

Хаос сотвори мир с нуля! Какие же все бабы легко читаемые. Не было желания её целовать от слова «совсем»! Скучно! Но зато надо выходить на свет белый, предъявлять свои права на принцессу перед Светлым. Пусть побесится!

— Пойдём! Покажем всему миру нашу любовь! – вместо ласк и сопливых обниманий, схватил ангела за руку и потащил прочь из сада. Эми послушной коровой цокала следом.

Мда! Вот такие нынче бабы. Послушала демона, уши развесила, и тотчас забыла своего Михаила! Быстро же она сдалась на милость победителя!

Было бы желание – и трахнул бы прямо в саду. На любой лужайке, возле любого дерева, в любых кустах... даже ядовитых. Не пискнула бы... если только от оргазма! Даже если посмертного...

Хотелось верить, что пернатый ее любит по-настоящему! Взбесится... а то зачем было затевать весь этот спектакль?

Таких, как Эмилия – пруд пруди!

Хотя… Можно отцу доложить, что над главной миссией поездки его сын, кронпринц демонов, трудится, не покладая ни рук, ни ног, ни чресл. Выполняет вверенное задание с особым усердием и пылом. Не жалея и не желая... Но упорно и с размахом! Вон, даже принцессу охмурил.

Или еще получше кого поискать…

Бл*! Точно! Отец! Ринго будто ледяной водой облили, он даже руку курицы выпустил. Интересно, сестра-то там жива? Впрочем, если до сих пор не было никаких известий…Тоже странно, почему Джо ничего не написала.

— Кури… Принцессочка моя, вспомнил одно важное дело. Я найду тебя! До вечера, любовь моя! – закидал воздушными поцелуями, которые девчонка ловила не только глазами, но и губами. Вот же дрессированная зверушка!!!

Эмилия хлопала огромными синими глазами, ничего не понимая, а Ринго уже спешил домой – проверить на входящие телефон, который специально оставлял в комнате. Если там уже шквал неотвеченных – придётся ответить. Поговорить с отцом, объясниться в конце концов. Ну не убьет же он! Просто потому что не дотянется! Буа-га-га!

Мобильный оказался на удивление чист. Набрав сестру и не получив ответа, Ринго отложил аппарат на место с мыслью, что чуть позже обязательно со всеми поговорит. А пока – дела!!!

Глава 13

Нет несовместимых характеров, есть разные жизненные пути

Михаил

Интересно, чем занимается принцесса? Учится, поди, изо всех сил, старается!

Как только свои пары закончились, Михаил прямиком направился в корпус, где проходили теоретические занятия девушек.

И чуть притормозил, увидев, как легкой походкой взлетел по ступенькам демон. Тоже торопился... Архангел скупо улыбнулся. К своей принцессе. Пусть! Хорошо, если бы у них с Эми сложилось, а девчонке хватило ума удержать этого монстра.

Дождался выхода Ринго из здания, с удовлетворением отметив, что не ошибся. Демон приходил по душу Эми, и сейчас парочка мелькнула за угол учебного корпуса.

Вновь ухмыльнулся. Давай, демон, дерзай! Главное на истинное сокровище не зарься!

— Михаил, — приятный голос Лейры вырвал из мыслей. Робко коснулась руки, желая привлечь внимание. Архангел перехватил хрупкую ладонь, не позволяя вырваться из плена.

— Рад тебя видеть! – скользнул глазами по бледному личику.

— Он Эми утащил куда-то! Что делать? – Огонёк нервничала за подругу.

Какая же она... чистая душа. Ничему жизнь не научила!

Михаил переплёл пальцы:

— Пойдем домой, — потянул к выходу, но Лейра уперлась всеми конечностями.

— Без Эми никуда! – категорично мотнула головой, выдергивая руку из плена Архангела, и вся рыжая копна непослушных волос языками пламени колыхнулась в такт.

Михаил тяжко вздохнул. Захотелось присесть на корточки и потрепать по голове, как маленькую.

Вот что за вредина! Ни черта не смыслит в отношениях!

—  А ты уверена, что она этого хочет? – надменно вздёрнул брови.

Боевой настрой Лейры мигом испарился.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты же прекрасно видела, ей интересен Демон. Она о нем мечтала! Мечта сбылась! – сдержанно разложил по полочкам, а перед глазами видел будущую дочку, которой подробно объяснил, как с такими мерзкими демонами поступать – куда, каким образом, в какую даль и глубину их посылать.

— Ты ничего не понимаешь, Михаил! – вместо послушания разозлилась Огнивушка, топнув ногой. – Не может такой урод нравиться Эми! Он – страшный! От него так и веет агрессией! Да и он никогда не влюбится в Эми! Значит подругу надо спасать! – её логическая цепочка умиляла и восхищала. Ведь верно Лейра думала. Умница, но в данный момент её разумность была не на руку.

Хотел возразить, вот только не успел. С торца учебного корпуса показалась влюбленная пара.

Глаза Эми светились небесным светом!

Михаил ощутил опасность, даже холодок по спине пробежал. Надавил на плечи Лейры, усаживая в тень высокого борта лестницы, ведущей в здание универа:

— Милая, прошу, дай мне самому разобраться. Посиди, и не высовывайся!

Наставительно порекомендовал Лейре и как раз вовремя, — Эми и Ринго уже приблизилась довольно близко. Михаил равнодушно уставился на пару.

Порыв демона был считан верно – демон спешил похвалиться своим уловом. Тотчас упёр насмешливый взгляд в Михаила. Архангел скупо ответил ухмылкой.

Дерзай, демон!

Понятно, что правильнее бы было сделать вид, что расстроился, но это выше сил ангела Высшего уровня – притворяться.

Это противоречит сути светлого!

— Извини, Михаил, ничего личного, но теперь это моя девушка! – Ринго с показной виной развел руками, мол, не виноватая я, она сама пришла!!!

Архангел холодно кивнул, буравя осуждающим взглядом Эми. Могла бы посопротивляться для видимости! Дура!

Демон расценил укор по-своему.

— Нечего в гляделки играть! – бахвалился ролью хозяина положения. — Ты пугаешь ее. Иди сюда, моя птичка!  — собственническим жестом привлек к себе тающую от происходящего Эмилию, и с триумфальным вызовом на лице снова уставился на соперника.

Может на дуэль его вызвать, чтобы эффект закрепить?

Лейра встрепенулась. Попыталась встать из укрытия, но Михаил метнул на неё грозный взгляд, припечатав к месту – я сам!

Огонёк насупилась, зелёные глаза переливались решительным светом.

— Эмилия, — красноречиво протянул имя знакомой, уперев руку в борт лестницы, — можно тебя на пару слов?

— Зачем? – капризно надула губы девушка, вжимаясь в героя своих грёз. – Мне и здесь хорошо! – прилипла к демону так, что не отлепишь.

Михаил не выдержал нелепой строптивости девчонки, молча шагнул на встречу и рванул на себя. Странно, Ринго не пытался удержать. Если только так... для вида, и взглядом одарил – радующимся, что смог вывести ангела на эмоции.

Как же они глупы! Оба! Неисправимые эгоисты и самовлюблённые нарциссы. Прямо два сапога – пара!

Пара придурков!

Даже смех вызывают. Никогда бы не подумал, но ангел и демон – возможна совместимость. По крайней мере, ЭТИ двое. Они стоят друг друга!

— Ринго, ничего личного, — повторил его же слова, — но мне обмолвиться всего парой слов с... – сделал паузу, отслеживая реакцию демона — …подругой. Эми!.. – стиснул хрупкую руку и утянул за лестницу.

Михаил едва сдерживал брезгливую злость.

До чего же ненавистны дуры, кто бы знал?!

Краем глаза успел отследить порыв Лейры вскочить со ступени. Вовремя прислонил Эми к боку борта лестницы – если невеста вскочит, подруга станет её живым щитом:

— Эми, ты что творишь? – дуэтом шикнули Архангел и Лейра.

Эмилия ощерилась и заняла глухую оборону, скрестив руки на груди:

— А что? Вам завидно, да? У нас любовь с первого взгляда! Не ожидали? Да?.. – совсем потерялась в реальности Эмилия. Мда, бабы тупели от любовного дурмана. — А он, между прочим, кронпринц!

— Эми! — возмутилась Лейра шепотом, — да он же ужасен! Как ты можешь? С ним? – задыхалась от негодования. — Скажи, что он тебе не нравится! — потребовала на полном серьёзе. Даже Михаил на неё покосился, как на дуру.

— Нравится! Нравится!! Нравится!!! — тараторила Эми, зло сверкая глазами.

— Эмилия, — одёрнул зарвавшуюся девчонку грозным тоном Михаил. Она тотчас присмирела, но всё равно была решительно настроена:

— Это ты любить не умеешь! – буркнула, бросив косой взгляд на Лейру. — А я... – сжала кулаки, — влюбилась с первого взгляда! Кто виноват, — это уже обиженным шиком, — что у вас с Михаилом все так сложно?

Огонёк чуть отшатнулась, метнула виноватый взгляд, словно просила прощения.

— Заткнулись обе, — прервал архангел подруг. – Эмилия, ты ведешь себя недостойно роду ангелов! – тихо, вкрадчиво, для ушей знакомой. — Где твоя гордость? Зачем вешаешься ему на шею?

— Поучи меня еще! — совсем разозлилась Эми. — Ты со своей гордостью много добился? Собственную невесту в постель уложить не можешь, все вьёшься вокруг да около, не знаешь, с какого бока подступиться!

— Эми, — предостерегающе протянул, и девушка ойкнула, таращась с испугом. Даже ладошкой рот прикрыла: – Простите, Архангел, забылась! — тут же извинилась, опустив глаза.

— Это было дружеское предупреждение! – сдержанно пояснил суть разговора. – Мужчины – воины. Любят завоевывать, а все, что достается даром – быстро выбрасывается. А теперь – свободна! – кивком послал Эми прочь.

Эмилия облегченно вздохнула и рванула к своему демону.

Дура!

Михаил нехотя покосился на удаляющуюся спину девчонки,  наткнулся на победный оскал Ринго.

Мда, одним разбитым сердцем скоро будет больше!

Ринго дал отмашку «пока», посылом больше смахивающую на неприличный жест «соси». И. обняв «свою девушку», зашагал прочь.

— Зачем ты так с ней, Михаил? – обиделась за подругу Лейра.

Михаил шумно втянул воздух, обращая внимание на нахохлившуюся невесту.

— А теперь ты! – мрачно припечатал словом. Лейра вжала голову в плечи, запоздало поняв, что нарвалась на непростой разговор. – Хватит бегать! Отныне ты везде ходишь со мной. Привыкаешь ко мне! К моему распорядку! К моей жизни! Никакого свободного времяпрепровождения! – с каждой новой репликой Лейра вздрагивала, но не от страха и повиновения, а наоборот, будто от разрядов жалящего тока, наполняющего её силой и уверенностью в себе. — Никаких подруг и гулянок! – Лейра поднялась в полный рост, сверкая зеленью глаз. — Все свои действия согласовываешь со мной! И если я позволю, то…

— Что? – с вызовом и упрямым неповиновением упёрла руки в боки и тараном пошла, высоко задирая голову.

Михаил подзавис на миг. Ржачно. Еле сдержался. Правда испуганный вид изобразить не смог – просто стоял и ждал, что дальше будет. А дальше Лейра бахнула по мощной грудной клетке Архангела обеими ладошками:

– Да кто ты такой, чтобы мне приказывать? – зашипела не хуже змеи. — Да кто ты такой, — поперхнулась новой волной негодования, — чтобы мне позволять? Да я тебя! – бах опять по мужской груди. — Да знаешь, что я?..

И тут Михаил потерялся в бушующих чувствах – рывком притянул невесту к себе и закрыл рот жадным поцелуем.

Глотнул через неё кислорода, но тотчас скрипнул зубами от боли. Во рту ощутил привкус металла.

Укусила! До крови!

Стерва!

Утонул в вихре первобытных чувств Михаил. Смаковал с таким усердием, что позволил вырваться заразе из объятий. Лишь рассеянным взглядом проводил – Лейра, быстро одолевая ступени, бросилась обратно в корпус.

Лейра

Лейра в туалете вымыла губы с мылом, посмотрела на себя в зеркало. Бледная, испуганная, с оттенком отвращения в глазах.

Боги!!! Её поцеловал Михаил! Фу! Фу-фу-у-у!

Еще раз прополоскала рот.

Жесть! Как с лягушкой поцеловалась!

Хотя, слышала сказку про поцелуй с лягушкой. Там зелёное, склизкое создание обратилось человеком. Василисой Прекрасной. Может и Михаил станет более приятным и милым? Лейра осторожно подошла к окну второго этажа учебного корпуса женской уборной и едва ли выглянула на улицу. Нет. Архангел на месте. Всё такой же. Безэмоциональный и неприступно морозный.

Блин, может поцелуи только на женский пол действуют? Ещё раз глянула. Михаил, подперев задом борт лестницы, продолжал стоять с невозмутимым видом.

Эх, видимо все! Счастливое время закончилось, и жених решил пойти в атаку.

Ну почему именно сейчас?

Сейчас некогда! Эми надо спасать, а не отбиваться от Михаила, решившего под ногами путаться!

Эмилия тоже хороша! Все лекции витала в облаках, а потом свалила со своим кронпринцем!

Фу! Как можно с демоном-то?.. Предать свою сущность на раз-два-три! И почему их друг от друга магия не откидывает?

Наверное, тут воздух другой или правда любовь?

Всё равно не понятно... Как можно влюбиться в монстра, которого в фильмах ужасов показывают? Ведь вылитый! Глазищи – черные! Волосы – черные! Одежда – черная! Душа – черная! Брррр! Аж передёрнуло от отвращения.

Ни за что и никогда не согласилась бы с таким встречаться! Какое встречаться? Рядом стоять! За ручку держаться... Целоваться... Фу-у-у. Уж лучше Михаил со своими ледяными губами и противными поцелуями.

Тотчас новая волна отвращения пробежала от макушки до пальцев ног – вспомнился поцелуй жениха. Блин! А может дело привычки? Стерпится – прицелуется...

Убеждай, внушай, но легче не становилось.

А может не обязательно целоваться?

Эта мысль приятно согрела, но холодочек собственного тщедушия быстро остудил мечту.

Надо было за братьями наблюдать, когда они своих девушек знакомиться приводили: целовались они или нет? И как теперь на Михаила смотреть? Разговаривать с ним как? У-у-у-у! Ну почему он не мог не трогать? Какая муха его укусила?

Лейра опять выглянула в окно и вздохнула. Михаил все так же ждал на крыльце. Выходившие девчонки с интересом посматривали на него. Правда, как только натыкались на ледяной взгляд, тут же отворачивались, а демонессы так вообще стороной обходили.

Скорее всего, его энергетика диссонировала с их. С ним рядом своим стоять тяжело, не то что демонам!

Вздохнула тяжко и обречённо направилась на «эшафот», рано или поздно это должно случиться.

Вышла на крыльцо, встала рядом, подняла глаза на невозмутимое лицо. Стоит, молчит, как будто ничего не случилось.

Так же молча снял с плеча Лейры рюкзак, повесил на своё – свободное и свысока кивнул – «за мной».

Поплелась следом, куда ж деваться? Жених все-таки, чтоб его!

Интересно, а в межмирье выход на Землю есть?

— Мы сегодня на Земле были, — нарушил затянувшееся молчание Михаил, завладев вниманием невесты. Лейра испуганно уставилась на его широкую спину – он что, читает мысли? Это уже совсем ни в какие ворота...

— И как там? – робко отозвалась, голос предательски дрогнул.

Михаил притормозил, позволив с ним поравняться. Даже шагать стал медленнее. Его один – против трёх Лейры.

— Так же, как и здесь. Только магии нет!

— А люди? Они какие? – живой интерес затопил осторожность.

— Обычные, — сухо брякнул Михаил с таким видом, будто устал от общения.

Лейра прикусила губу. Вот и поговорили. Хотя Михаил за сегодня и так много слов произнёс – наверное, за день сильно вымотался или перетрудился.

Зато теперь известно, что выход в мир людей есть. Осталось понять, как его найти! А потом придумать, как по-тихому свалить от жениха, от папы, от враждующих миров.

Земля... Подумаешь, магии нет. И не надо! И без неё можно обойтись! Люди же как-то живут... Может, там найдётся местечко для изгоя? Может, там будет полезней. Нужней. Хоть кому-то...

Глава 14

Безграничная сила Поцелуя

Эмилия

Эмилия, ещё толком не проснувшись, лежала в постели и медленно потягивалась, настраиваясь на новый день.

Никогда не думала, что можно потерять голову от любви с первого взгляда. Обычно все влюблялись в неё, и она смеялась над их чувствами. Со стороны это казалось смешно... когда олухи смотрят восторженными глазами, стремятся сделать все, что хочешь, исполнить любое желание, дабы угодить. Смешно и… надоедливо.

Немного взгрустнулось.

Ведь сейчас не лучше назойливых поклонников – готова сделать, что угодно для кронпринца. Стелиться у его ног, лишь бы вызвать фантастическую улыбку, которой обладает только ОН. Выполнить любую прихоть, лишь бы заслужить одобрительный кивок. Готова на все – лишь бы быть с ним рядом.

И такая одержимость сродни маниакальности, а она, как известно, к добру не приводит. Эмилия уставилась в потолок и поджала губы.

Больше всего на свете страшилась стать надоедливой!

— Доброе утро, — Эмилия чуть улыбнулась своему парню. Уже неделю встречались с Ринго под каким-то нереально красивым деревом с красными листьями. – Ты завтракал? – поинтересовалась как бы между прочим, чтобы не выглядеть идиоткой, тупо глазеющей на красавчика.

— Привет, птичка моя, — Рин всегда был в хорошем настроении, и это привлекало всех без исключения. Как свет, манящий бабочек... Эмилия против воли начинала поддаваться лучезарному магнетизму демона, хотя с утра себя наставляла на путь истинный. Сдержанность, немногословность,  нейтральность. – Пойдем, с меня завтрак, — чмокнул в нос, словно нарочно проигнорировав губы. Эми так надеялась на поцелуй, что едва не набросилась самой. — Ты, как вижу, голодна? – блеснули адским пламенем нереальные глаза. Как разряд тока. Как молния, шарахнувшая в одинокое дерево. Эмилия сдавленно сглотнула – внутри зарождался другой голод. В животе разгорался пожар, ноги становились ватными, голова плыла... Всё сильнее хотелось поцелуев, объятий и божественного тела демона. Потому Эми отбросила предрассудки и всё же потянулась за утренним поцелуем.

Ринго окинул понимающим взглядом, склонился, искушающе улыбаясь. Эми, в предвкушении упоительного момента, закрыла глаза, купаясь в накатившей нежности, но вместо утопического поцелуя ощутила очередной чмок в нос:

— Михаил на завтраке будет? – заставило вздрогнуть, как от легкой пощёчины. Эми непонимающе проморгалась – Ринго часто спрашивал о Михаиле. Это странно... Но если демона интересует подобная мелочь, ведь ничего страшного нет в такой цене за любовь?

— Конечно, Михаил со своей командой всегда завтракает в это время! – отозвалась Эми, в который раз поразившись, как вспыхнули победно чёрные глаза демона.

Сомнения вновь стали глодать душу, но перед входом в столовую Ринго отмел их прочь незначительным, но столь ярким жестом – легко подхватил на руки:

— Принцесс нужно носить на руках!

Эми вскрикнула от неожиданности и тотчас обвила мощную шею, тая и млея от джентельменского поступка. Как же здорово быть в объятиях сильного мужчины! Шаг – чёткий и ровный, на лице ни тени усталости. Ринго нес, словно пушинку.

И конечно, весь зал обратил внимание. Демоны, ангелы – все обернулись посмотреть на самую красивую пару межмирья!

Эми поймала недовольный взгляд Михаила и звонко рассмеялась – пусть завидует, пусть психует! Она счастлива, это главное!

А потом чуть не умерла от восторга – Ринго впился жадным поцелуем, вырывая их из этого мира.

Боги! Спасибо вам за него!!!

— Эми, — холодный голос Михаила выдернул из блаженства, — вы нарушаете общественный порядок!

Возразить архангелу – себе дороже. Все-таки он приставлен, чтобы смотреть за всеми представителями расы ангелов.

— Извини, — обронила без вины, уткнувшись в грудь Ринго и желая укрыться недовольства  жениха Лейры.

— Пернатый, — насмешливо бросил Рин, бархатом голоса вызвав кучу мурашек по всему телу, — давай ты не будешь указывать, что делать мне с моей девушкой!

— Что делаешь ты, мне абсолютно все равно, — равнодушие Михаила морозило, а взгляд льдистых глаз вводил в оцепенение. – А вот, что делает подданная Верхних миров… — угроза в голосе стала явной, нутро ангела пересиливало женскую сущность довериться любимому и нестерпимо захотелось освободиться от крепких объятий.

Ринго не противился – аккуратно поставил на пол, но не позволил уйти – отодвинул в сторону. Глупая влюблённая часть трепетала от восторга!

Оу! Сейчас будут драться два самых сильных мужчины в этом мире. И из-за кого? Да! Из-за самой красивой девчонки межмирья! Эмилии!!!

— Что делать моей девушке, буду решать сам, — демон двинулся на архангела, но Михаил ни на шаг не отступил.

— Я не буду с тобой драться из-за... девушки, — в холодных глазах мелькнула пренебрежительная насмешка и тут же пропала. – Это ниже моего достоинства. Эми выбрала тебя – забирай!

Эмилия от гордости и честолюбия едва нос не вздёрнула, но заслуженное зазнайство отравляло странное недоумение, разрастающееся в груди. Ангел задумчиво переводила взгляд с Ринго на Михаила.

О чем они говорят? Кого выбрала?

Но от верных мыслей отвлек тихий скрип открывающейся двери столовой. Никто даже не покосился на звук, зато Эми обернулась – на пороге застыла Лейра, щурясь от яркого солнца, пробивающегося сквозь дверной проём и ближайшие окна трапезной и дерзко играющего в огненных волосах подруги.

— Встретимся на поле, — гробовое молчание нарушил безликий голос Михаила. Архангел стремительно зашагал прочь из столовой, но проходя мимо демона, чуть протаранил соперника плечом. Его статная фигура и широкая спина занимали большую часть проёма между длинными рядами столов. Минуя Эми, Михаил обжог ледяным взглядом, да так, что она отступила, покорно склонив голову.

Ругаться с сильным не хотелось. Тем более, делить было нечего. У него невеста есть... Если только...

Эми скосила глаза вслед уходящему архангелу, выталкивающему хрупкую Лейру на улицу. Он не имел виды на другую. Мысль показалась дичайше смехотворной. Михаил никогда не проявлял каких-либо знаков внимания. Скорее уж пренебрежение и снисходительность.

Нет, не мог он запасть на другую. Для него свет в оконце – Лейра. Жаль, он не её светило. Вот теперь на губах заиграла насмешка. Долго же ему придётся бегать за своей ненаглядной льдинкой. Они друг друга стоят. Кто кого переморозит.

Странная пара!

Коль уже Михаила нет, вызов брошен, никто более не решал подать голос возражения, Эми уселась завтракать с Ринго и его приятелями. Это было так... необычно. Мурашково и несказанно приятно. Все смотрели, шептались – как же это сладко ощущать себя центром внимания!

Ничего, пусть завидуют! Им, кстати, тоже долг выполнять перед родиной. Демоны – классные, веселые, шумные, разговорчивые! Легко с ними!

Хотя, может быть она в душе демон?

Эх, знали бы родители, как преуспела их ненаглядная дочурка!

Ринго и его лучший друг Ромул, постоянно смущающий пристальным и чуть виноватым взглядом, от которого тоже хотелось спрятаться, проводили до учебного корпуса.

 — Птичка моя, — Рин оперся рукой о перила, мускулы бугрились под смоляной футболкой, подчеркивая замысловатую татуировку. Приковывали взгляд... Эми не выдержала, провела пальчиком по линии рисунка. – Птичка моя, — усмехнулся демон, позволяя себя изучать, — встретимся сегодня вечером? – его голос спустился на интимную частоту, обволакивая мягкостью и бархатом. — Только ты и я? 

На последнем слове парня Эми вскинула глаза, утонув в беспробудном омуте глаз демона.

— Только ты и я? – вторила точно под гипнозом, не в силах оторваться от бездны, сулящей так много... – А что мы будем делать? – мямлила идиоткой, прекрасно читая в развратном мраке дитя ада, что он собирается делать и как.

— Ммм, — задумчиво-искушающе протянул Ринго. – Ума не приложу, чем могут заниматься парень и девушка наедине. – Бровями дурашливо поиграл: — Есть какие-нибудь варианты?

Эмилия чуть бесстыдно не выдала махом все... как бы хотела.

Рин это понял. Улыбнулся лукаво, подмигнул:

— У меня? У тебя?

— Ты что? – ойкнула Эми, — У меня нельзя. Там близко Михаил.

Даже лучше не думать, что случится, если Архангел обнаружит в светлой башне темного!!!

— Значит, у тебя! – словно не услышал страха, просто заключил Ринго. – Ужин приготовишь? – вновь очаровывая проникновенностью голоса.

— Кто? Я? – Эми вытаращилась, устыдившись за свой кулинарный талант. Точнее, его полное отсутствие. Чего-чего, а готовить не обучена, да вообще терпеть не могла возиться с едой. Это же убивало маникюр, кожу на руках!

— Понял! Закажу в ресторане, — хмыкнул понимающе демон.

Эми расплылась в улыбке. Ринго не пристыдил, не отвернулся. Он готов принимать такой, какая есть! Боже! Он – сокровище!

Интересно, а какие у него недостатки?

Чуть озадачилась, в жажде уравнять позиции в отношениях уровня «твой плюс – мой» «мой минус – твой».

Сколько еще друг о друге не знали! Ничего, всё впереди.

Жизнь! Успеется...

Ринго пальцем подцепил кончик носа Эми:

— Пока, — уже было повернулся, как Эмилия, сама не ожидая от себя, обняла его, вынуждая остановиться. Положила голову на широкую грудь:

— Рин, пожалуйста, — прошептала с мольбой, — только не надо приходить так, чтобы все об этом знали. Прошу тебя! У меня будут неприятности. Мне бы не хотелось…

 — Птичка моя, все будет хорошо, — Ринго разомкнул объятия, но даже не приободрил поцелуем или нежным взглядом. Кивнул другу, ожидающему возле одинокого дерева близь учебного корпуса по теоретическим знаниям, и были таковы.

Эмили с тоской в душе проводила их глазами и бросилась искать подругу.

***

Разыскала Лейру, хохотавшую с ангелами-девчонками. Они явно рассказывали что-то смешное. Как только Эми подошла, шум голосов смолк – толпа уставилась осуждающе.

 — Что? – высокомерно оглядела их. – Забыли, зачем вы здесь? – голос был пропитан ядом обиды. Дуры завидовали. Им-то не удалось закадрить такого представителя в свои сети. — Что за взгляды? – окатила знакомых надменностью. — Лейра, пойдем. – Повелительно тряхнула копной белых волос и, не оглядываясь, пошла по коридору. Все, кто попадался на пути, расступались, и оттого шаг ангела казался идеально ровным и плавным. Как и стоило ожидать, подруга нагнала быстро, правда, маневрируя между студентами, кто и не думал ей уступать дорогу.

 — Ты вся светишься, Эми! – восторженно улыбалась принцесса, еле поспевая. Время от времени подтягивала лямку рюкзака, который так и норовил соскользнуть с худенького плеча. Что было на вес золота, Лейра никогда не лгала, не пыталась быть кем-то другим. Говорила, как есть, и умела радоваться от чистого сердца задругих, не замечая в этом ничего странного или зазорного. Поэтому дружба между девчонками и была. Тем более, рыжеволосой тощей крохе не соперничать в красоте с идеальной Эмили.

— Ты что, вправду влюбилась в этого? – обогнала подругу и стопорнула перед ней, вынуждая тоже остановиться.

 — Угу, — кивнула, чуть помедлив, и тотчас расплылась в триумфальной улыбке. Выговориться было просто необходимо! – Ты не представляешь себе, — тоном «сейчас ТАКОЕ поведаю!!!» — Он такой… Такой, — частила, не в силах найти подходящих эпитетов, чтобы в полной мере выразить всю гамму эмоций, которые рождал Ринго. — В жизни ничего подобного не испытывала! Я себя забываю, когда рядом. – Закрыла глаза и всем существом потянулась вверх, словно воспаряя к облакам, где воздушные замки, розовые мечты и герой... всего этого безобразия. Хотя, если по чести, он должен быть в нижнем мире...

Протрезвление далось тяжко. Эми мотнула головой, прогоняя назойливые и что важнее – неуместные мысли прочь.

— Я все готова отдать, чтобы быть с ним! – категорично, ещё и пальцем в грудь Лейры ткнув. — И…он сегодня ночью придет ко мне.

 — Ты что? – глаза принцессы расширились от ужаса. – Ты с ума сошла? Так быстро? Вы же неделю знакомы! Ты?.. Ты?.. – теперь частила подруга.

 — Да! Я! И я с ним сегодня пересплю! – гордо заключила Эми, а у самой от предвкушения ноги задрожали.

Лейра умолкла, прикусив губу.

Эмилия торжественно вскинула голову и зашагала дальше – к аудитории, где вот-вот должна была начаться пара. Нужно приготовиться к приходу Ринго.

Глава 15

Обратная сторона силы Поцелуя

Лейра

Лейра с грустью смотрела в спину удаляющейся подруги.

Везет Эми, влюбилась.

Понуро пошла следом, а когда устроилась на среднем ряду возле окна, бросила мимолётный взгляд на корпус боевиков, где парни оттачивали военное мастерство, и перед глазами тотчас нарисовался образ жениха.

Как бы влюбиться в Михаила?

Что сделать, чтобы светиться так же, как Эмилия?

Как себя заставить радоваться его появлению, а не бороться с желанием спрятаться или сидеть в надежде, вдруг не заметит?

 Неделя Ада!!!

На пробежку – вместе. До универа – вместе. После универа – вместе. Хорошо еще гулять не заставлял, а то и вечера проводить вместе придется.

Впрочем, сегодняшний вечер не сулил ничего хорошего.

Михаил велел явиться в зимний сад!

Зачем? Опять целоваться заставит? Ужас...

Пара уже началась. Лейра сидела и вместо того, чтобы слушать препода, набрасывала список тем, на которые можно поговорить с женихом.

Кто б узнал, упал со смеху.

А что остается делать, если, оставаясь наедине, в голову ничего дельного не приходило?

Итак, тема первая – светлое искусство. Вторая – музыка. Третья – эмм... Лейра зависла. Толкнула в бок Эми:

— О чем можно с мужчинами разговаривать? – шепнула в надежде на достойный совет подруги. Эмилия поперхнулась и недоуменно посмотрела, с трудом выплывая из своих грёз. Эх, она тоже сидит и не слушает... По озадаченному лицу видно, что её мысли где-то далеко витают.

— Ну-у-у... – скрипела шероховато подруга, — о чем... – наморщила задумчиво носик. – Хм... – скривила губы, бровь изогнула, — хм, так они вроде сами разговаривают – повела плечиком. – Если честно, как-то не думала, — отмахнулась легкомысленно. — А ты как думаешь? — тут же соскочила с темы на свою: – розовое или красное?

— Что розовое? – теперь настало очередь Лейры озадачиться, не понимая логической состыковки «разговоры» и «цвет».

— Белье нижнее мне какое сегодня надеть? – заговорщически пояснила тихим голосом Эми. — Розовое или красное?

Лейра пожевала губу. У неё никогда не было розового белья. Парадно-выходное кружево – белое. А под цвет платьев – жутко неудобно. Предпочитала, что попроще.

Папа в белье не копался, с братьями за интимными покупками не ходила. Вот и были в обиходе – обычные трусики и удобные бюстики.

— Я не знаю, — замялась Лейра виновато. — Откуда мне знать предпочтения демонов? Но по фильмам, — нашлась секундой позже, — помнишь развратную сцену в фильме «Демоны тебя съедят», там девушка была в чулках и ярко-розовом белье, — кивнула, радуясь, что смогла помочь хоть в такой мелочи. Правда, сразу же нахмурилась. Подобный цвет больше раздражал, чем привлекал. Но это её раздражал... Она не демон и не мужчина. Хотя… Ни ради демона, ни даже ради ангела ни за что бы не натянула такое белье.

— Да-да-да, — часто-часто закивала Эми, уже опять витая где на своих облаках. — Розовое мне идет больше, — задумчиво протянула, — оно нежное, подходит под мою светлую кожу. Оттеняет ее. А красный… — умолкала ненадолго, — нет! Красный точно – нет!

Эмилия с восхищением смотрела на подругу.

Везет же... Она быстро решила вопрос.

Настроение чуть снизилось – её проблема так и осталась. Других тем для обсуждения с Михаилом не дописано.

Хм, а может с боевиками надо говорить об оружии? О приемчиках всяких!

Эх, ну как найти общие точки соприкосновения?

Почему это так тяжело – быть обручённой?

Хотя по Михаилу не скажешь, что обременяет себя таким – учится и даже не заморачивается над тем, о чем будет говорить с невестой.

Эми так и не досидела до конца пар, умчалась готовиться к вечеру, причем посетовала, что времени не хватит!

Очуметь!

Если к каждой ночи с парнем так готовиться, сколько ж времени от всей жизни на это уйдёт?! Как-то бездарно потрачено будет... Разве можно драгоценное время тратить на подобную ерунду?

***

Лейра вышла из учебного корпуса, вдохнула свежий воздух, проследила за падающим листом. Красота! В Верхних мирах – сплошное лето! А здесь есть и осень, и зима, которой она боялась страшно, и весна, и лето.

Практически как на Земле! Это хорошо! Акклиматизируется здесь, а на Земле не придется долго привыкать!

Чуть натянуто огляделась.

Михаила нигде не было!

Настроение сразу же поднялось на несколько отметок вверх.

Ура! Свободна!

Сбегая по лестнице, Лейра задыхалась радостью свободы.

Можно думать, о чем угодно! Делать, что душа пожелает!

Рассмеялась вслух, подхватила ворох жухлых листьев и подбросила, кружась под ними с расставленными руками!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Я люблю тебя, жизнь!!! – хмелела от свежести и нежных объятий ветерка.

— Ты какого роду-племени, крошка?

Лейра чуть не грохнулась от неожиданности, когда насмешливый голос громыхнул откуда-то сверху.

— Ого, — кто-то присвистнул.

— Хренась! – ещё один голос поддакнул.

Замерла, стряхивая с волос и одежды листья. Демоны!!! Сверкая черными глазами, следили с верхней ступени лестницы учебного корпуса. Пристально, с любопытством и усмешкой.

Ужас!!! Один из них был Ринго! И именно он вызывал вселенский ужас.

Лейра крутанулась на пятках и припустила в парк.

Вслед несся дружный хохот демонов:

— Видали это нечто?

— Барабашка...

— Они существуют?

Только в комнате смогла отдышаться, и то, после того, как простояла, прижавшись спиной к двери, будто страшилась, что её сейчас будут вышибать.

Боги!!! Какая же дура!

Зачем неслась, как угорелая? Надо было с достоинством принцессы Верхнего мира удалиться – молча и гордо, а не пятками сверкать.

Позор. Принцесса называется!

Ни и ладно! Подумаешь?..

Поплелась в комнату. Бросила рюкзак возле стола, а сама упала на постель.

— Надеюсь, больше с ними не пересекусь! – тщедушно успокоила себя.

Чуть повалалясь, а когда в душе вновь поселилась гармония и счастье, открыла шкаф – и, подражая Эми, стала выбирать, что надеть на свое первое свидание с женихом.

Юбку с кофтой?

Платье?

Штаны?

Перемерила все, что было... И решила идти, как есть – в джинсах, футболке и рубашке!

Уже стоя возле зеркала, попыталась пригладить непослушные волосы. Сначала руками и водой. Гиблое дело!

Пока влажные – стянула в высокий хвост, да так, что глаза к вискам подтянулись. Или всё же распустить? Покрутилась, скептически на себя глядя и в итоге заплела хвост в косу!

Нормально, сойдет!

Оставшееся время провела в думах.

Что же делать на свидании?

Вытащила из сумки помятый список из двух пунктов.

Искусство, музыка... Ага, оружие, в котором ничего не понимала. Фильмы? Путешествия?

Боже! Скривилась досадливо. Пусть этот вечер уже закончится!

Ровно в назначенное время в дверь постучали.

Лейра с ужасом ждала отправной точки, но всё равно вздрогнула, как от грома. Какой пунктуальный!

Ни секундой раньше, ни секундой позже.

Делать нечего! Поплелась открывать дверь.

Только створка оголила проём, его тотчас заполонил букет из белоснежных роз. Кажется, он был больше Михаила.

 — Это тебе! – сухо. – Поставь в воду и пойдем.

Лея попыталась обхватить огромный букет. Но с какой стороны к нему безопасней подходить и удобней, так и не решила.

Растерянно похлопала ресницами, уже прикидывая, сколько места займёт этот подарище. Блин, вот зачем столько? Где он их вообще взял?

Кое-как перехватила, но из-за размаха ничего не видела перед собой. Шаг, второй... пальцы обожгло болью и уже в следующий миг Лейра, всхлипнув, ухнула на пол вместе с цветами, правда, утонула прямо в их море.

— Прости, — вскинула испуганно глаза на Михаила.

Но он не злился, наоборот, в его взгляде промелькнуло нечто, от чего голо пересохло.

— Ничего страшного, — ступил в комнату и затворил за собой дверь. — Я помогу...

Сопротивляться было бесполезно. Тем более, Михаил уже подхватив ворох цветов, скрылся в ванной комнате.

— Где ты их взял? – соскребая себя с пола, уточнила Лейра, чтобы хоть как-то вывести на разговор жениха и попытаться смягчить ситуацию. Михаил периодически появлялся в комнате, забирал охапку цветов и вновь уходил в ванную, где складировал разлетевшийся букет. – В Верхний мир что ли летал? – спрашивала наугад... потому что наедине с архангелом молчание пугало.

— Это неважно, — отмахнулся Михаил, помогая подбирать оставшиеся цветы. Лея подняла последнюю розу. Покрутила в пальцах, только сейчас заметив, что по ладони текла тонкая струйка крови. А когда рядом оказался Михаил и опалил морозным взглядом, даже пискнуть не успела – парень перехватил руку, подул на рану. Удивительно, но пульсирующая рана тотчас остыла, кровь на глазах обратилась корочкой.

 — Плюнь на них, пойдем, — Михаил отбросил розы, крепко пленил раненную кисть и повёл Лейру прочь – из квартиры. Принцесса всё ещё не верила своим глазам – он и правда ледяной! Студит...

Жених закрыл дверь на ключ, а она так и стояла – пребывая в странном мире оцепенения и страха. Как с Михаилом жить? Какое будущее ждало? Это же... странно. Пусть его жест был внимательным и нежным, но ей никогда не нравился холод. А получается, до конца жизни придётся прозябать в его объятиях – в мире холодных слов, взглядов и прикосновений.

Нет!

Может, Михаил и хороший, но не для неё! Так не хотелось...

Лейра уже отсчитывала минуты свидания, мечтая, чтобы все это закончилось побыстрее.

В полном молчании прошли по коридору. Поднялись по лестнице и вышли на крышу, на которой раскинулся зимний сад под куполом звездного неба. Прошли до скамейки и так же молча уселись, не зная, о чем говорить.

 — Михаил, ты любишь искусство или музыку? – вопрос был запасён. Лея его мысленно прокручивала несколько долгих томительных минут в голове.

 — Мне некогда об этом думать! – отозвался сухо Михаил. – Ты должна понимать, за кого выходишь замуж. В будущем за мной будет стоять вся армия Высшего света. Я не могу быть слабым! – Архангел смотрел глаза в глаза и ни тени улыбки ни на миг не мелькнуло на его лице. — Любить искусство или музыку – смешно и глупо! Это ненужная блажь... Я могу любить только свое дело и… — парень сделал маленькую паузу, заморозив пристальным, многоговорящий взглядом, — ТЕБЯ!

Лейра замерла, не смея поверить в то, что слышала.

Нет! Не надо ей никакой любви! ТАКОЙ Любви!

 — Поэтому, с сегодняшнего дня ты привыкаешь ко мне!

Категоричность заявления окатила волной ледяного ужаса.

— Я узнаю тебя, ты меня... Как мужчина женщину и как женщина мужчину!

— Что-о-о? – Лея подскочила со скамейки, мечтая удрать, куда подальше, но Архангел был быстрее и проворней:

 — Сядь! – грубо дернул назад, и принцесса кулем ухнула на скамью.

 — Сейчас ты будешь учиться целоваться, — очередное грозно-обещающее заявление, от которого сердце чуть из груди не выскочило. — Со мной! – добавил значимо. Принцесса нервно сглотнула. — Хочешь ты этого или нет – не важно! – добивал жуткой правдой. — Иди сюда! – рывком пересадил невесту к себе на колени. Лейра попыталась вырваться, но он лишь шикнул: — Лучше не рыпайся, знаешь ведь. Я сильнее. Быстрее... И могу перестать быть терпеливым.

— Ты же... – промямлила испуганно Лейра, ещё толком не решив, что конкретно хотела уточнить.

— Будешь брыкаться, — холодно-рассудительно, – завтра же поженимся!

— Нет, — отчаянно мотнула головой принцесса.

Вселенская несправедливость!!! Если Архангелу приспичит, он и правда может настоять на браке. Её родители с радостью – и руками, и ногами  за... Давно бы уже выдали, наплевав на ранний возраст и прочие отговорки. Только благодаря терпению Михаила Лейра ещё ходила в статусе невесты. Она это отрицала, но втайне от всех благодарила парня за то, что давал время.

Что ж... он прав! Его терпение тоже не безгранично! Нельзя быть такой... неблагодарной.

Лейра утихомирилась. Внимательно смотрела на морозную красоту жениха. Он старается, и она должна... попробовать. Зажмурилась, не веря в происходящее. Сердце ударной дробью гнало прочь, а разум тормозил – это надо сделать. Михаил – жених. С ним жить всю жизнь! Нужно начинать привыкать. С малого... Шажками...

– Тебе всего лишь надо коснуться своими губами моих, — мягко звучало наставление архангела. Он явно старался не спугнуть. Поэтому понизил голос до проникновенного шёпота. — Я не буду тебя трогать, не дрожи, — и правда, стальные оковы, до сего момента пленяющие, разомкнулись. Лея сидела на коленках Михаила без поддержки и это было – не то чтобы неудобно, а очень неудобно. Мускулистые, твердые – ненадежно как-то. Приоткрыла один глаз – женское любопытство и только. Жених был такой же невозмутимый, как и обычно, только руки закинул на спинку скамейки. Замерла, глядя в ледяные глаза, потом медленно перевела взгляд на плотно сжатые губы.

— Просто расслабь губы и прикоснись к моим, — посоветовал, так и не дождавшись решительного действа.

Ага! Как же... расслабь!

Лейра облизала губы и снова уставилась на Михаила. Он не торопил, позволяя себя разглядывать, только чуть дернувшийся кадык выдавал волнение парня.

— Закрой глаза, — взмолилась смущенно. Может так будет легче. Но Михаил не дал этого послабления – покачал головой. Пришлось закрыть свои и потянуться наугад.

Когда коснулась прохлады, замерла, не зная, что делать дальше, но тут на выручку пришёл архангел – приоткрыл свои плотно сжатые губы, мягко встречаясь с моими. Робко двинулась ближе, не совсем понимая, как должна ответить. Осторожно глотнула ртом воздуха – Михаил был терпелив, лишь его руки чуть дернулись в желании обнять.

Ещё глоток – неспешный и стыдливый. Жених напрягся, задышал шумнее и жаднее, вновь шелохнувшись, но сдержавшись.

Мда, не восхититься невозможно! Кремень!!!

Лейра окончательно растерялась. Так и застыла – губами в губы Михаила.

Ну-у-у. Едва не заскулила от расстройства. Что делать дальше? Может уже поцеловались и хватит?

Секунды тянулись, силы покидали...

Губы жениха шевельнулись, чего-то требуя, Лейра напряглась и отпрянула, чуть не свалившись с колен.

— Неплохое начало, — голос Михаила слегка охрип и взгляд изменился. Помутнел, как снежный лёд. – Продолжим. – забыв, что обещал не касаться, качнулся к невесте.

— А сколько по времени мы должны этим заниматься? – истерично всхлипнула Лейра, тормозя парня ладонями в грудь

Жизненно необходимо было знать!

Взгляд Михаила снова заледенел. Жених шарахнулся обратно к спинке скамьи, как от пощечины, и процедил:

— Пока ты не научишься целоваться так, как хочется мне!

Оу! Обречённо сглотнула горечь Лейра.

Товарищи, кто-нибудь подскажет, где дверь на Землю?

Глава 16

Любовь до первого раза

Эмилия

Эмилия металась по комнате, не в силах усидеть на месте. Во сколько же он придет? Сказал — вечером. А вечер это когда?

В очередной раз подошла к высокому зеркалу и критически осмотрела себя.

Вроде для дома, а вроде и нарядно. Тончайший, нежный на ощупь халат, больше похожий на платье, струился в пол, при движении в разрезах оголяя небольшие части тела, давая волю воображению. То чулки с высокими ажурными резинками плотно обхватавшими стройные ножки. То кружевное белье, скрывающее... а если по чести, едва скрывающее, аппетитные холмики.

Волосы были высоко зачесаны, открывая длинную изящную шею. Губы переливались розовым, призывая к греховным поцелуям. Глаза сверкали турмалинами.

Такой эффектной, ошеломляюще сексуальной Эмили себя не помнила никогда.

Небрежный стук в дверь заставил вздрогнуть.

Сердечко так нервно ударилось, что Эми едва не лишилась чувств. Дыхание оборвалось...

Очередной, более нетерпеливый стук вынудил отмереть.

Эмилия еще раз окинула себя придирчивым взглядом. Победно улыбнулась. Провела тонкой палочкой духов по жилке на шее, завершая образ... и открыла дверь.

Улыбка тотчас сошла на нет. На пороге не скрывая шока и изумления, замер дядька в спецформе курьера:

— Доставка из ресторана, — словно в дурмане рапортовал, с идиотской улыбкой, не отрывая глаз от Эми. Бездну зрачка заволокла поволока разыгрывающегося желания.

— Ну и? – нетерпеливо мотнула головой Эмилия и ножкой притопнула. А мужик так и продолжал стоять и таращиться. — Не дам ни копейки! – решила пригрозить.

– Все оплачено, — масленно скалился курьер, чем раздражал неимоверно.

— И чае... – зло зашипела.

— И чаевые не нужны. – Совсем забылся в бесстыдном созерцании прекрасного курьер.

Эмилия обречённо пихнула мужика в грудь с порога, несколькими маневрами перетащила пакеты в комнату и зло хлопнула дверью. Отсекая божественную себя и грязного, мерзкого демона низшего уровня, посмевшего её так похабно рассматривать. От мгновенной расправы его уберегло лишь то, что он по достоинству оценил красоту! За прекрасный вкус и мужскую реакцию наказывать смешно и грешно.

Но место должен знать!

Пока все добро разобрала. Пока накрыла стол, на дворе стемнело, а Ринго все не было.

Эми с резко упавшим настроением вышла на балкон и вдохнула свежий осенний воздух. В этот самый момент двор перед башней заполнился светом фар и шумом аэробайков. Большая часть жилого корпуса Светлых выглянула в окна, в жажде понять, что происходит.

— Эмили!!! Птичка моя!!! – низкий мужской вопль разорвал мир и покой улицы. Эмилия натянулась, как струна, не веря происходящему, и обречённо закатила глаза.

Мамочки родные! Взбучки от Михаила точно не избежать, да и осуждение друзей теперь только усилится.

– Это все для тебя!!! – истошные клаксоны аэробойков заполонили межмирье, а лихачи принялись выделывать различные трюки, демонстрируя свои умения.

Эмилия выдавила улыбку, потому что сейчас большая часть народа тыкала в неё, кивала, уже обмусоливая косточки... Какой ужас! Даже преподы и те будут знать, что кронпринц этой ночью вытворил и у кого был!

А затем он расправил свои крылья.

Черные, огромные, мощные!

Один взмах — и он уже на балконе перед Эмилией. Чуть покачнулся, складывая крылья за спиной, усмехнулся криво. Она попятилась, впервые столкнувшись с демоном в чуть изменённом состоянии. Но Ринго быстро принял свою более человеческую сущность.

Зря. Ей понравился его мрачный вид – и крылья ему шли, делали более взрослым, мужественным и очень красивым!

— Зачем ты это сделал? – нашла силы укорить парня. И не за крылья, а за показуху на улице.

— Куриц... рочка моя пернатая, птичка моя блондиношевелюрная, — путаясь в словах, явно в приподнятом, то есть выпившем состоянии, шагнул впритык Рин и, не давая опомниться, припечатал к стене: — Мне нечего скрывать! – с жаром и чувством. — Я так погряз в тебе, моя белоснежность, что просто обязан дать всем понять, что ты – моя! Что я в тебе... И ты на мне! Ну и другими разными способами... – пьяная бравада пугала, но решительность и напор покоряли. Какое-то разумное возмущение хотело было сорваться с губ, но демон больше не расточал словоблудие. Он применил руко-ротоблудие — смял в порыве страсти нежные губы, прямо на балконе сдирая халат с девчонки. А Эми было уже все равно: что подумают о ней, что скажут, были только она и он.

Демон за ягодицы рывком усадил её на себя. Она обвила его ногами за торс, руками за шею, уже ощущая его возбуждение, предвкушая неземную любовь.

Дверь за парой НЕ закрылась.

На благоразумное Эми:

— Но Рин...

— Пусть межмирье оглохнет от нашей страсти, — шептал рот в рот Ринго, шагая в комнату и оставляя сквозняк гулять в  помещении.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Но опустив на постель, чуть отстранился, насилу разрывая объятия Эми и скептически изогнул бровь:

— Реально? – глазами шарил от груди в розовом кружеве до трусиков... по ногам с ажуром, обтягивающим ляжки.

Странный вопрос чуть сбил бешеный порыв ощутить в себе демона. Его руки, губы, язык, ну и другое... что вероятно очень крупное и большое, а ещё горячее.

Эмилия несколько секунд пыталась выбросить из головы рождённые картинки непристойностей, которыми они УЖЕ должны были заниматься, и принялась лихорадочно соображать, что ответить на столь размытое слово.

Рину нравится? Он восхищён? Ошеломлён? Так возбудился, что опешил?

Уже было рот открыла, промучать нечто эротичное, по типу: ««Мур»няшка для тебя старалась, р-р-р», как демон перевёл взгляд на накрытый стол и уже в следующий миг оседлал стул.

 — Еда – это прекрасно! – взгромоздил на тарелку огромный кусок слабо поджаренного мяса. – Присоединишься? – несколькими прожёванными кусочками позже, поинтересовался у Эмилии, смачно почавкивая и пальцы облизывая. Она была в прострации от происходящего, поэтому лишь сморгнула непонимающе.

Ринго глазами обвёл комнату:

— Ничего тут у тебя! – но на лице гуляла скука. — А почему ты живёшь не в центральных апартаментах?

Эмилия всё же нашла силы подняться с постели. Покачивая бедрами, прошлёпала к балконной двери, где в проёме валялся халатик. Она была растеряна, подавлена и, мягко говоря, обескуражена поведением демона.

— Там Михаил и... – подняла струящуюся ткань.

— Михаил? – перебил Ринго с куском во рту. — А чем он занят сейчас? – отложил остаток мяса на тарелку, будто аппетит пропал.

— Ты пришел сюда из-за Михаила? – набросила на себя халат Эми, крепко завязав поясок и с раздражением глянув на демона.

Ринго тут же оказался рядом, при этом, вытирая руки о полотенце, которое несколько секунд назад ещё висело в ванной комнате:

— Ну что ты, дуро... курочка моя! – махом отбросил его и рывком привлек Эми к себе. — Конечно же из-за тебя! – в демонических глазах полыхнуло пламя. Обиженный порыв оттолкнуть парня как-то сразу утих, да и ноги слабо держали. Эмилия борясь между жаждой поругаться, поставив Ринго на место, и желанием прильнуть к нему, чтобы наконец получить долгожданный секс, одной рукой комкала футболку на груди демона, а другой, точно удав, петляющий жертву, за шею. Как бы не обижал, уже было понятно – она проигрывала ему бой в холостую и бесповоротно.

— Как ты могла подумать такую чушь, — умасливал слух бархатом голоса и нежно провёл пальцами по волосам, убирая прядку за ухо. Огладил самыми кончиками, чуть ощутимей ущипнул за мочку, вызывая в теле суматошное метание бабочек, а на коже невообразимое стало мурашиков.

Ловко развязал поясок и распахнул полы халатика.

— Никогда не тра…, — мотнул головой, — у меня не было ангела, — сглотнул, взглядом мазнув по стройному, трепещущему телу Эми.

Возмущение вновь забурлило, хотелось ударить наглеца, но его беззастенчивый поцелуй, выветрил всё здравое из головы. Жадный, сочный, с привкусом мяса и алкоголя...

– Ну что ж, — криво усмехнулся, подхватывая на руки Эми и шагая обратно к постели: — Надеюсь, ты готова к сексу с демоном, моя пташка... — Она уже смутно понимала, что говорил парень – плыла в дурмане предстоящей бурной ночи. Откинула голову назад и подставила под горячие губы беззащитную шею.

***

Все кончается, и эти волшебные моменты закончились невообразимо быстро. Эми даже ещё не пришла в себя от водоворота, в который Ринго бесцеремонно и лихо утащил. А потом после несколько разового использования, нагло оставил. И теперь ей приходилось собирать ошмётки чувств и ощущений, чтоб хоть как-то достойно повести себя после этого полового бесчинства, беспредела и вопиющего невежества по отношению к женскому существу!

При всём накале и шквале эмоций, что рождал демон, Эми не покидало сомнение в его неискренности. И глядя, как он впрыгнул в штаны и застегнул ширинку, в этом всё больше убеждалась.

Самое скверное, ей нравились его поцелуи, ласки и даже сам процесс занятия сексом – не зря же она стонала так, что чуть сама не оглохла, — но только одно «но» убивало всё хорошее в воспоминаниях. Как стремительно и ярко он подводил, так же бесцеремонно... кончал сам, не задумываясь, какого партнёрше!

Эми была на грани. Она уже кусала губы и содрогались от первых разрядов экстаза. Вонзала когти в спину демона преддверие очумелого оргазма, но Ринго не щадя нервов и психики, покидал изнывающее лоно и извергался на идеальную кожу плоского, белоснежного животика Эмилии.

— Упс, чуть маху не дал, — проказливо улыбаясь. – Жаль резинки на сегодня закончились...

И так несколько раз кряду.

Сумасшествие и только!

Она уже была готова вцепиться в густую копну чёрных волос и истерично проорать в голос, чтобы он дал ей, мать его, кончить... Потому что от недополучения, становилась бесноватой и неуравновешенной демонессой.

И так бы случилось. Она уже дрожала, на грани обращения в истинный Ангельский лик, как Ринго, словно прочитав её агонию, расщедрился на короткий, смазанный оргазмик. На деле, он-то его сам и смазал, кончив в очередной раз сам! За пределами «обетованны Райского наслаждения».

— Ну ты прям огонь, курятинка моя, — барски шмякнул по объезженным ягодицам, перед этим измазав семенем. – Давненько такой покорности и услужливости не видал, — сверкнул голым задом, скрываясь в ванной комнате. И уже через несколько минут... лихо одевался.

Эми хватило только на то чтобы распластаться на постели после стойки на карачках, в которую, к слову, не шибко стремилась, но кронпринца сей отказ не устроил, поэтому вертел и крутил по своему усмотрению. На самом деле, умелый любовник, знающий разное и всякое – это замечательно, и мужская харизма демона не обсуждалась. Просто... обоюдность получения удовольствия – это ведь правильно... Разве нет?..

Из коматоза ощущений и мыслей, вывела вжикающая молния – она резанула по нервам:

— Ты не останешься? — Эми едва сдерживала слезы.

— Принцессочка моя, дела! – легкомысленно цыкнул. – К тому же, — уже у порога двери в комнату, — я никогда не остаюсь ни у одной из своих женщин, — проказливо ухмыльнулся.

— Ринго, — подала неживой голос, метнув взгляд на балкон. – Туда...

— О нет, моё святейшество! Ты меня так вымотала, что крылья не расправляю. Да и остального уже никому не вставляю, поэтому я лучше своими ногами. Не гордый, — бесшабашно помотал головой. – Как-нибудь увидимся, — подмигнул, распахнув дверь. — А теперь, прости, важные государственные дела! – да так хлопнул, покидая комнату, что Эмилия вздрогнула.

Слёзы брызнули минутами позже, когда далеко внизу послышался многоголосый смех демонов, а следом рыкнули моторы аэробайков...

Михаил

Михаил стоял на берегу реки и пристально смотрел в небо. Нет, не любовался звездами, не искал рисунки и знаки зодиака. Никакой подобной романтической чепухи. Просто смотрел. В тёмное. Небо.

Возвращаться в башню не было ни желания, ни сил... И сна ни в одном глазу!

Отношения с Лейрой... не такие, как у всех.

Ничего не получается! Ничего не выходит!

Может дать ей еще время повзрослеть? Должна же она влюбиться когда-нибудь!

В него! Он – лучший! Лучше него никого нет!

Михаил перевёл взгляд на вялотекущую воду, в которой размазывалось отражённое небо.

Поцелуй принцессы разбудил все чувства, жившие в глубине души архангела. Те чувства, о которых даже не подозревал!

И эмоции!..

Всю свою жизнь он учился сдерживать их, а сейчас было плевать на выдержку — хотелось распахнуть дверь, с ноги открыть её... Прижать невесту к себе, и объяснить подробно, в мелочах и стонах, что такое любить. Любить сердцем, душой, телом... Так, когда крышу рвет. Так, когда хочется смотреть и прикасаться постоянно. Так, когда хочется сжечь за собой мосты.

Михаил застонал, вспоминая поцелуй: такой робкий, нежный, невинный.

Ну зачем он все испортил? Кто его за язык тянул?

Или ее?

Обидно. Никто никогда не говорил ему таких слов. Он вообще считал себя знатоком девичьих сердец, а тут… какая-то неправильная девчонка. И что ей надо, спрашивается?

Любовь...

Одна вон, уж долюбилась – неделю таскается с демоном везде. То на шее виснет, то за руку цепляется и в глаза ему заглядывает. Фу!

Придушил бы собственными руками. За измену! Себе! Принципам! Народу! Верхнему миру! Раз уж совести и ума к красоте не причиталось, могла бы хоть по тихому любовные игрища устраивать. А она... Единственная причина, почему не нарушил их развратные гулянки – Ринго. Кронпринца нужно отвлекать. Пусть придётся под него уложить всех девчонок верхнего мира, лишь бы Лейру не тронул.

Михаил пнул камушек в реку – он гулко булькнул, скрываясь в недрах воды.

— Михаил! – сверху, но дороге парковой зоны, стояли парни из команды. Мануэл, Идаль, Лукас. Принаряженные, улыбчивые.

— Пойдёшь с нами в клуб? Сегодня там обещают шикарное шоу!

Идти не хотелось, но возвращаться в жилой корпус – тем более. От мысли, что напротив в комнате Леи, кровь в жилах начинала бурлить. Нет уж, невеста невестой, но иногда требуется разрядка и веселье на стороне!

— Конечно! – кивнул Михаил и поспешил к знакомым. Аэромобиль уже ждал неподалёку.

Лейра

Лейре тоже не спалось. Она выключила свет и подошла к огромному окну, вглядываясь в башню напротив. Нечто таинственное и душетрепещущее в ней было. До мурашек. Она пугала и манила. Отвращала и восхищала.

Острая пика. Одинокая, тёмная и сейчас большей степенью окна зияли мрачными пробелами, точно зловещие очи монстров. Как и квартира напротив. Хозяина не было дома.. или уже спал...

От мысли как именно он может спать, даже щеки загорелись. Лейра стыдливо приложила руки к лицу, а потом упёрлась лбом в прохладную поверхность стекла, не сводя глаз окон таинственного незнакомца.

Мысли утягивали в мир грёз о будущей жизни, где не надо притворяться, где можно жить спокойно, занимаясь тем, чем тебе нравится.

Тихий стук в дверь разрушил причудливые картинки, рождённые воображением.

Мечты пошатнулись, исказились и тотчас растворились в серой реальности этого мира.

 — Кто? – Лейра прислушалась к тишине за дверью. Уж очень страшилась, что Михаил пришёл. Опять поговорить. Поцеловаться. Бр-р-р!

Опять стук, чуть громче и тихий всхлип Эми:

— Это я... пусти.

Аж сердце замерло, как жалобно прозвучал голос подруги.

Лея поспешила её впустить. Только дверь открылась, Эми упала на руки принцессы и громко разрыдалась.

 — Лея, я была такой дурой! – заходилось дыхание красотки, а всхлипы казались на грани застрять поперек горла. — Ведь Михаил предупреждал меня! Ринго... он больше не придет!

 — Что случилось, Эми? – Лейра увлекла подругу в комнату. Усадила на постель и позволила рыдать в жилетку, обнимая за плечи.

 — Он больше не придет никогда! – Эмилия нечленораздельно простучала зубами о край стакана, за которым через некоторое время сходила Лея. – Понимаешь, он был... Никак все. То обаятельный на язык, то мягкий и тягучий как мёд. Порой так нежен, порой колюч. То ласков, то отстранён. Он манил, интриговал. Я жаждала заполучить его в свои сети... Была уверенна, что покорю его! Не знаю, где оступилась… — опять потекли слёзы из глаза. Удивительно, даже они были идеальными. Крупными, переливающимися, как брильянты. — Потом он кончил... и все…он ушел!

— Что? – Лейра сама не поняла чему поразилась больше. Откровенности про «кончил» или тому что «ушёл». – Устал, — предположила несмело, смущённо отведя взгляд. — Пошёл спать... Поздно же уже! – один вариант звучал смехотворнее другого, но принцесса не сдавалась. — Завтра рано вставать... – Недоумение на лице Эмилии дало исчерпывающий ответ – ни одно слово не попало в цель. Подруга вот-вот опять впадёт в безудержные рыдания. — Да мало ли зачем он ушел? – сдаваясь, отмахнулась Лея.

— Ты ничего не понимаешь! – давясь слезами, уткнулась в подушку Эми. — Он ушел сразу! Сразу после секса!!!

На некоторое время в комнате царили лишь всхлипы и подвывания безутешной Эмилии. Лейра не знала, что сказать, как подбодрить, чем помочь. Молча поглаживала по голове и кусала губу. Несмотря ни на что – ей было жаль подругу.

— А это так важно, да? – нарушила затянувшееся молчание, когда Эми перестала быть слишком эмоциональной. – Ну кто, когда уходит...

— Конечно, — шмыгнула носом Эмилия и изящным жестом смахнула одинокую слезинку с подбородка. Выпрямила спину, оправила волосы: —  Даже не полежал. Не пообнимался, понимаешь?

— Неа, — искренне мотнула головой Лейра.

Эми закатила глаза:

— Встал и ушел! – кивнула в такт словам Эмилия, пристально смотря на подругу.

 — Может вернётся скоро? — неуверенно брякнула Лейра, хотя в голову не приходило ни одной здравой мысли, зачем темному возвращаться в светлую башню.

— Если бы я ему была действительно дорога. Он бы остался. Пусть не на всю ночь, но хотя бы поговорил...

— Эм, а если дела у него важные...

— Государственные, — задумчиво протянула подруга, скосив глаза в сторону. – Мда! – на лице образовалась уже знакомая маска высокомерия и цинизма. – Я ему покажу, государство! Я его проучу!

— Ты меня пугаешь, — икнула испуганно Лейра.

— О нет, милая, пусть меня бояться те государственные дела, которыми сейчас занят Ринго! Нужен он мне или нет, но я его никому не отдам! – вздёрнула подбородок, решительно сверкнув топазами глаз. – Он – мой! Собирайся, пойдем в клуб! – слёз как не бывало, от размазни Эмилии не осталось и следа. Она вновь была собой. Гордой, заносчивой, дерзкой. – Я не их тех, кого задвигают в угол. Я сама кого хочешь сломаю и растопчу! — Хозяйски распахнула гардеробную, скептически перебирая вешалки с нарядами Лейры.

Глава 17

Мстя моя будет ужасна

Лейра

Девушки тихо шли по безлюдному проспекту. С реки дул холодный ветер, заставляя их кутаться в тонкие плащи, пальто. Эмилия умудрилась собрать небольшую толпу для похода в клуб. Только избранные...

 — Эми, может вернемся домой, — оглянулась Лейра, жалея, что с ними нет Михаила. Эмилия настаивала на срочном отходе, но принцесса не рискнула уйти, не предупредив жениха. Кто его знал, какое он мог учудить наказание. Опять заставит целоваться. Фу! Лучше уж предупреждать! Вот Лейра и стукнула в его дверь. Только Михаила не оказалось дома. Об этом сообщил мимо проходящий Эмануил. Он-то и взялся толпу девчат отвести в клуб. Правда, шагая уже длительное время, надежда, что они скоро доберутся, таяла на глазах. Улицы были такие же пустые, тёмные и опасные. Но Эмануилу было нипочём – парень уверенной походкой шел вперед.

— Нет, — сухо отрезала Эми. Такой целенаправленной Лейра видела подругу впервые. Блондинка шагала, сурово поджав губы. – Я ему докажу и покажу, какие мы ангелы бываем. Я бываю! – поправила сама себя. — Есть! – решительно и чётко. — И что со мной нельзя поступать так, как поступил он! — В глазах сверкал вызов. А странные телодвижения, точнее время от времени рассекающие воздух кулачки, будто пыталась вмазать по... наглой, смуглой морде, заставляли усомниться в адекватности подруги.

Лейра затравленно покосилась на других девчат. Они испуганно жались друг к другу, таращились огромными глазами, изредка издавая звуки, отдалённо напоминающие слезливые просьбы вернуться, а ещё больше – похожие на блеянье. В общем, напоминали стадо жалких овец. Но белоснежных и ухоженных.

— Эми, ты себя слышишь? Что докажешь демону? – Лейра взывала к разуму подруги, едва за ней поспевая. —  Он ДЕМОН! Всем известно, что у них нет души! – мотнула головой, недоумевая и соглашаясь с собственными мыслями. — Они не умеют любить! Берут то, что им нравится! Берут и ломают!!!

Испуганно ладошками рот закрыла и оглянулась, нет свидетелей её наглого заявления. Кроме девчат на улице никого не было, и только Эмануил, бодро шагающий впереди, вселял надежду, что девчонки не заблудились. Парень одарил беглым, но бесстрастным взглядом.

— Он не такой! – разозлилась Эми. — Он любит меня! Просто… просто...  — запнулась ещё раз, — не понимает этого… — опять заминка, — пока.

— Ты с ума сошла, — пробурчала Лейра, сдаваясь. Подруга не желала ни видеть, ни слышать очевидного.

— Я никогда тебя ни о чем не просила, — мрачно отчеканила Эмилия, — поэтому хоть сейчас, пожалуйста, просто иди рядом.

— А в клубе мне что делать?

— Ничего особенного. Посидишь и уйдешь! – равнодушно тряхнула белоснежной гривой подруга. — Найдешь своего Михаила. Убедишься, что все мужики одинаковые.

— Это ты о чём? – недопоняла Лея, покосившись на подругу.

— Да так, — отмахнулась легкомысленно Эми. — Он тебя проводит. Ему деваться некуда, он же официальный жених! – надменно цыкнула и тотчас гаденько хихикнула: — Вот для него сюрпризом будет твое появление.

Девчата странно проблеяли, явно оценив шутку «королевы», а Лейра ничего смешного в этом не видела. Она уже представляла степень недовольства архангела, и заранее готовилась к взбучке.

Свет в конце туннеля забрюзжал несколькими минутами позже. Когда Лея уже хотела поинтересоваться, а точно ли Эмануил их вёл?

Пустая и мрачная улица вмиг преобразилась в пестрящую и яркую. Огни широкого трёхэтажного здания били по глазам, вывески мелькали и переливались, из-за дверей вырывалась громкая музыка. Аэробайки демонов и ангелов перемешались на стоянке. Шум, гам... на улице отдельными кучками стояли демоны с одной стороны, ангелы с другой от парадного входа и в клуб.

Парни и девчата вперемешку. Болтали компаниями, поглядывали на соседей.

При появлении девчонок с Эмануилом обе компании оживились. И если ангелы приветствовали, то демоны в своей развязной манере свистели и улюлюкали:

— У-у-у, какие малышки, — протягивал один.

— Курочки-и-и-и, цып-цып-цып, — подпевал другой.

Девчонки-демоны цинично посмеивались.

— А рыжая точно ангел? – кто-то из толпы тёмных. Следом полетели смешки, фырканье и подробное изыскание на тему её принадлежности к той или иной расе.

Лейра тотчас вжала голову в плечи. Понятно, стоило бы себя гордо нести и плевать на гнусные реплики и свист, но не привыкла, чтобы вот так нагло и неуважительно. Поэтому заторопилась в клуб.

Она никогда не была в подобных заведениях. Она-то и на торжественных церемониях не бывала. Семья просила держаться в стороне. Сначала принцесса не понимала почему, а с возрастом... Обидно было вначале, но со временем Лея привыкла – она же посмешище рода, изгой. Вот почему была известна лишь в узких кругах. А значит, не мелькать на приёмах и вечерах, пока Михаил не очистит её кровь...

Лейра замерла в недоумении и восхищении. Отец запрещал ей «шляться по ночам», да и дружбу с Эми не очень одобрял, считая подругу — «тупоголовой пустышкой». И сейчас принцесса чувствовала себя страшно самостоятельной. Сама ситуация, драйв музыки, шквал звуков и танцующая толпа – рождали новое и дикое. Тянуло в мир взрослых приключений, а еще появлялось чувство ожидания чего-то странного, необычного, чудесного. Лёгкая дрожь пробежала по телу, будто заряды тока, пробуждающие ото сна.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Я чуть-чуть посижу и уйду, — буркнула под нос, ежась не от холода, а от неизведанных ощущений. Приятных, покалывающих и щекотливых. Не успела сообразить, куда идти и что делать, подруга взяла за руку и уверенно потянула в полутемный зал. Цветные фонари то тут, то там выдергивали из толпы лица танцующих. Народу крутилось так много, что Лейра застыла, оглядываясь и впитывая в себя чудный мир, которого раньше была лишена. Разглядывала клуб широко раскрытыми глазами. От восторга сердце колотилось как сумасшедшее, а общий настрой толпы передавался как особо опасный вирус – стремительно и ударно. Лейра поймала себя на том, что уже под гипнозом танцующих, сама немного начала двигаться.

 — Что ты топчешься? — скривила идеальное личико Эми и окатила таким недоумённым презрением, что настрой веселиться резко сдулся. – Пойдём, — дёрнула за запястье, увлекая к барной стойке. — Посидим здесь, — пристроилась на высоком барном стуле, вызывающе закинув ногу на ногу, и оголяя белоснежное бедро.

Стадо овечек, то есть «свита королевы вечеринок» последовали примеру Эмилии, все как одна повторив соблазнительную позу. Длинные ноги в ряд... сразу же привлекли взгляды парней.

Лейра кое-как тоже примостилась на стуле, но ноги задвинула поглубже – под стойку, чтобы не попадались на глаза. Вдруг вздумается кому сравнить длинные и идеальные ноги Эми и коротенькие – ее? Хотя кому могла понадобиться Лея, она пока еще не придумала, но так, на всякий случай…

Принцесса вполоборота с интересом оглядела зал. А ведь могла бы спокойно спать и даже не представлять, что где-то есть ночной, шумный, яркий мир.

 — Что будем пить, девочки? – бармен неопределённого рода остановился прямо напротив них.

 — Земную водку, — бросила Эми великодушно, ещё и ладошкой дозволила начинать готовить заказ.

 — Сок, — просипела Лейра – от волнения  голос не слушался.

Бармен задумчиво прищурился, пытаясь разглядеть её лицо. Принцесса смутилась.

 — И водку… — брякнула, чуть помедлив. — Сок и водку, — уже увереннее поправила себя под одобрительный взгляд подруги.

 — Сок и-и-и-и... — вторил бармен и поставил высокий запотевший стакан и небольшую стопку рядом с Эми. – Водка, — громыхнул аккурат с глухим стуком такого же набора о столешницу, только перед Лейрой.

Эми, не глядя, залпом выпила водку.

 — Эми! – ахнула принцесса. — Как я тебя домой потащу?

 — Пей! – отмахнулась подруга, принимая вторую стопку и чокаясь с подругой. — Давай оторвемся, как мы умеем! Твой-то тоже здесь, развлекается без тебя.

Принцесса испуганно оглянулась, словно уже оказалась подловленной на месте преступления и её вот-вот ожидала порка, но, не найдя Михаила в толпе, чуть расслабилась.

— И хорошо, — кивнула зажато, повертев в руках бокал с соком. – Пусть гуляет, — ни на секунду не лукавила. Сама мысль, что архангел с кем-то, а не с ней, уже была приятной.

— Но ничего! – будто не слыша подруги, сделала добрый глоток алкогольного напитка Эми, — мы им покажем! – злобно скользнули острые коготки по бокалу с соком, заставив Лею поморщиться от мерзкого звука, прорезавшегося даже через грохот музыки.

—  Мы им докажем! – нагнетала воинственности Эмилия, стискивая несчастный, скрипящий бокал. — Надо только их найти, — задумчиво поднесла к губам стопку, смотря в никуда, но точно видя заветную цель, — чтобы все видели! Чтобы рыдали! Понимая, кого потеряли!.. Мы – гордые, за «так» не даем! – чокнулась с бокалом Лейры: — Давай!– кивком дала указание пить вместе с ней и сама сделала жадный глоток.

Лея сомневалась несколько секунд, но когда получила укоризненный а вернее угрожающий прищур от Эми, махом осушила свою стопку. Ядреная жидкость опалила рот, губы, язык, горло. Принцесса от ужаса и горечи замахала руками, точно птичка на взлёте, не зная, как остудить пожар. На помощь пришла подруга, мотнув укоризненно головой, насильно впихнула бокал с соком. Лейра жадно припала к краю. И пила долго... пока жжение не прошло, а дышать стало легче.

Удивительно, но сразу стало так... тепло, в голове поплыли мягкие образы, звуки уже не казались такими громкими и грохочущими. Тело будто увязало в нежной вате. Хотелось улыбаться, смеяться... и зажигательно танцевать.

Но Эмилия была настроена продолжать сидеть. Оформила очередной заказ. Девчонки в этот раз выпили одновременно. Лейра отхлебнула сока и снова осмотрелась. Огни стали ярче, лица дружелюбнее. Подруги уже на танцполе, двигались очень изящно и плавно в своей аккуратной группе, не мешая демонам и не присоединяясь к ангелам.

— Спокойно, — пьяненько качнулась Эми на барном стуле, —  я почти его нашла! – прозвучало размыто. — Кстати, вон и твой женишок развлекается, — подруга мотнула куда-то головой. Лейра попыталась проследить за телодвижением, но как бы ни ломала глаза – Михаила так и не высмотрела. Да и не нужна его компания. Так хорошо без тотального надсмотра и вечных «это можно, это нет».

— Ну! Что я говорила! – ту же злорадно протянула она. Лейра понимала, что в чём-то подруга права, только мысль не получалось ухватить за хвост, но она всё время утекала, ускользала, да и представив Михаила с другой... Лейра дурашливо хихикнула:

— Может лёд тронется? – сама себе и уже местами о прекрасной и свободной жизни, — То есть... растопится... и мерзкая сосулька станет тёплой лужицей?

Эми хмельно покосилась на подругу.

— Ау! – воззвала к разуму принцессы. – Ты от ревности спятила?

— Нет, — уверенно мотнула головой Лейра, и тут же с сомнением: – А должна?

— Он твой жених! А развлекается с другой!

— Это плохо, — кивнула Лея, а в душе пели птички, в животе тепло расползалось. – Так плохо, — поморщилась, представив, как бы он сейчас лез с поцелуями. – Фу!

— Вот-вот, — поддакнула Эми, но явно на своей волне. — Такая же сволочь, как демон! Все! – дважды стукнула пустой стопкой о барную стойку, требуя продолжения. – Отныне ты – свободная женщина! Раз этот кобель может позволить себе развлекаться на стороне, то и ты можешь легко! – крутанулась лицом к залу, облокотилась на стойку, нетрезвым взглядом гуляя по разношёрстной толпе. — Сейчас мы найдем тебе поклонников, — прозвучало многообещающе, пугающе... и смешно. Лейра хихикнула, а Эмилия продолжала сканировать народ: — Много поклонников…

Лейре тут же перехотелось веселиться, лучше уже залезть под высокий стул. Стать невидимой...

И даже в сторону Михаила не посмотрела – не дай Бог привлечь к себе его внимание. Нет уж! Пусть не замечает! Пусть будет увлечен кем угодно. Не жалко... Правда-правда. Совсем-совсем не жалко!

— Да где же он? — недовольно бормотала Эми. — Лейра, давай, помоги мне. Найди Ринго! – бабахнула зло, сканируя помещение острым взглядом. — Он точно должен быть здесь. Я это чувствую...

— Может, не стоит, — попыталась вновь образумить Лейра.

— А вот как только мы его найдем… — подруга упорно не слышала принцессу, так и не договорив, мстительно замолчала.

Лейра вздохнула и стала разглядывать зал, потягивая вкуснющий коктейль, всунутый кем-то в руки. Куда делась стопка с водкой она уже и не помнила. С каждым глотком становилось все веселее и веселее, тело требовало танца, душа рвалась наружу.

Глава 18

Правильно разыгранная партия... почти выигранная битва

Ринго

Ринго сидел на втором этаже на мягком диване в обнимку с Кариной, откровенно привирая, что курицы тоже страстные штучки. Демоны посмеивались, шутили и с жадностью слушали хвастовство кронпринца.

— Кстати, Ромул, ты же хотел попробовать, — будто только вспомнив, обратился к другу, — дарю! – снисходительно хмыкнул Ринго. Окружение заржало откровенней.

Может это и выход. Если пернатый побрезгует девчонкой, а она из породы липучек, было правильно просчитать отходные пути. Ромул... очень достойный вариант! Тем более, если не изменяет память, он первый на неё запал!

— Спасибо, — язвительно раскланялся друг, даже театрально встав из-за стола. Чуть покачнулся в хмельном угаре, — очень благодарен. – На миг показалось, что в тоне друга скользнуло неудовольствие, а то и обида. — Только после Вас, мой кронпринц.

— Карина, детка, прогуляйся, — вытолкал Ринго подругу, шлёпнув по аппетитному заду. – Станцуй для меня. Только внизу. На танцполе... – пояснил, потому что девчонка услужливо на стол глянула, разделяющий два длинных мягких кресла, почти под завязку занятых демонами ближнего окружения кронпринца.

Карина улыбнулась по-идиотски белоснежно, будто ей предложение сделали, и упорхнула выполнять поручение.

— Харе ядом плеваться, — только девчонка скрылась из вида, Ринго поморщился. – Курица очень неплоха, особенно, когда много не кудахчет. Лишь по делу и от удовольствия, — добавил значимо, обводя приятелей взглядом. Демоны опять гоготнули нестройным рядом.

Ромул сел на место и, пригубив бокал с пивом, зыркнул с укором.

— Вам лучше знать, — сделал жадный глоток. — Стало быть, вы с ней уже закончили?

Ринго прищурился. Друг и правда себя странно вёл.

— Мы, — кивнул, взвешивая слова, — Ринго Первый, кронпринц Тёмных, закончили с...

— Так хороша, что нет желания продолжить? – уличил поганец, несмотря на довольно подвыпившее состояние.

Рин умолк на секунду. Злость прокатилась по венам.

— Хорошо! – жест «закрыли тему». — Скучно, — теперь уже честно отрезал, припечатывая взглядом всех и никого конкретно. – Ничем от наших не отличается. Одно сплошное разочарование в жизни! Единственное, что хоть как-то греет отсутствующую душу — я трахнул светлую принцессу, — хмыкнул победно и пальцем вверх указал. — Буду внукам рассказывать. Но знаешь, что самое скверное? – Ринго доверительно подался вперёд, словно говорил только с другом, уже не обращая внимания на остальных. — Самое скверное то, — качнул головой в сторону, где за соседнем вип-столиком сидели ангелы. – Что Пернатому словно плевать, что я трахал его невесту!

Окружение загудело. Ромул выглядел пьяно-отстранённым.

— То ли я что-то не догоняю, — продолжал изливать наболевшее Ринго, — то ли светлому не донесли, что я побывал у его ненаглядной в комнате!

— И что? – тупил друг, осушая бокал с пивом.

— А то, что я не добился желаемого эффекта! — раздосадованно откинулся на спинку дивана Рин и в задумчивости пожевал губу. —  И это меня убивает больше, чем греет то, что трахнул!

— Странно, — почесал затылок Люциус, — мы вроде звучали громко, — лениво глотнул кровавой Мери.

— Ага...

— Угу...

— А то...

Поддакивали остальные.

— Гудели, свистели, орали, светили, — с забитым ртом ковырялся в памяти Голиаф, сидящий напротив и уминающий огромную порцию мяса. Он был вечно голоден, сколько бы ни съел.

— Ага...

— Угу...

— Вот-вот...

Вновь кивала дружно толпа подпевал.

— Может, — скривился Люциус, — пернатый импотент?

Демоны застыли, устремив пристальные взгляды на парня. Он пожал плечами:

— А что? Петух не может, так и рад, что есть другой... кто может курицу потоптать, — огорошил железобетонной логикой. Но Демонам она пришлась по вкусу – они грохнули смехом, да так, что официант, маневрирующий по верхнему залу с подносом, едва не упал.

— Одно дело позволять, а другое никак не выказывать эмоций, — не разделял общего настроя Ринго. Разгадка маячила на поверхности, вот-вот и можно её схватить за хвост, но почему-то всё время ускользала.

— Или ему реально плевать! – шибанул нелицеприятным Ромул, надираясь пивом всё сильнее. Ребята перестали потешаться и ржать. Молча продолжили пить и жевать.

— И это настораживает, — как бы ни была неприятна данная версия, она... состоятельна. — Хаос задери всю братию пернатых! – плюнул в сердцах Рин, окидывая вип-зал задумчивым взглядом, пока на глаза не попался Михаил. Точнее белый луч выхватил проходившего мимо архангела. Светлый размеренным шагом двигался к своему столику. Как всегда невозмутимый, бесстрастный, бледный, гордо-величественный.

Ринго аж заёрзал на месте – невыносимо наблюдать за непрошибаемым пернатым. Так хотелось его встряхнуть и посмотреть, как тот из себя выходит.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Сейчас проверим! Э-э-э, Михаил, — дружеским жестом развёл руки Рин, будто готов обниматься с врагом. Архангел притормозил. В недоумении оглянулся, проверяя, верно ли считывал порыв демона. Когда убедился, что поблизости нет никакого другого Михаила, а кронпринц зубоскалил, глядя в упор на него, в глазах светлого сверкнула вековая льдина непонимания. – Как дела? – кивнул Ринго, изображая саму любезность.

Михаил теперь вообще застыл, точно снежное изваяние. Терпение кронпринца стремительно улетучивалось, а к заветной цели не приблизился ни на йоту.

— Мы же, того, вроде... дружиться должны! – нашёлся с причиной своего ненормального поведения. Демоны давно в шоке притихли. Да и ангелы за своим столиком умолкли, таращась белоснежными мордами на коллапс капитанов.

— Ничего подобного, — холодно отозвался Михаил, чуть вздёрнув светлую бровь. – Мы должны научиться не убивать друг друга сразу при встрече. И как понимаю, эту миссию мы уже выполнили, — с равнодушием шагнул дальше к своим.

— Не правда! – возмутился наигранно Ринго. – У нас миссия глубже и шире. Породниться, сплотиться... И я, между прочим, стараюсь, в отличие от тебя, — переигрывал, как пить дать, но кровь из носу хотелось зацепить побольнее пернатого. – Трахаю твою невесту... Тьфу ты, — деланно мотнул головой, будто оговорился. – Свою невесту, а ты...

На миг во взгляде Михаила скользнула снежная буря, но тотчас утихомирилась:

— Надеюсь, вам будет хорошо. И ваша пара станет эталоном сплочённости враждующих рас, — добил ответ Светлого. Ринго аж дёрнулся его тормознуть:

— Стой, пер... Светлый! – как давнейшему приятелю. — А посидеть? Отметить праздник?

Все переглянулись. Ринго тотчас пояснил:

— Великий день траходелия, — по диванам пролетели смешки. Но непрошибаемый пернатый так и оставался невозмутимым. Как и лица остальных светлых – непоколебимо спокойными. Только устремлённых на своего предводителя.

Тупорылые... Хаос их всоси по самые...

— К сожалению, в нашем календаре праздников такой не значится, — до тошны учтиво отозвался Михаил, уголок рта надменно приподнялся в циничной полуухмылке. – Вам всего...

— Да ладно, посиди с нами. Отдохни, как нормальный, а не стайка пернатых индюков! – не выдержал равнодушия Ринго, кивнув в сторону ангелов. Предложение прозвучало скорее как крик отчаянья и гнева. И угрозы, тайной...

— Обсудим, все ли ваши пташки столь деревянные в постели, как принцесса?

Михаил уже собирался уйти, даже уже шагнул прочь, но в следующий миг подступил к дивану демонов, где пустовало место.

— Это темы, недостойные мужчин, но если у вас принято... – безлико качнул головой, тем самым говоря куда больше, чем язвительность и реплики до конца. – Тем более в такой день, — значимо кивнул, не скрывая яда презрения. – Я с тобой выпью, если желаешь, — ни на кого другого даже не глянул – всё внимание лишь Ринго. — Выслушаю любую помойку из твоих уст. А когда ты устанешь словоблудить и поймёшь, что мне нет до тебя дела, тогда, возможно, у нас и правда будет взаимопонимание, — короткий взмах длани, и уже через несколько секунд около него переминался с ноги на ногу официант.

 Первый порыв принять боевую форму и вызвать Светлого на бой Ринго потушил до странности простой мыслью, что впервые... за всё время колыхнулось нечто под названием «уважение». Единственное – неприемлемое, ведь относилось к врагу.

Демоны не уважают ангелов! Это противоестественно.

— Супер! Значит, перетрём милые моему сердцу темы, а потом поговорим на твои... – ухватился за сомнительное кронпринц. – Согласен? – с надеждой, больше отдающей вызовом.

И только Михаилу официант принёс бокал... с водой, Ринго в своей манере, принялся разглагольствовать на тему однообразия женского индивида.

— Может не то ищешь? – нарушил молчание Михаил так скучающе и тихо, что кронпринц заткнулся, чтобы понять, померещилось или нет? Тем более, был шанс зацепиться со Светлым в споре, а там глядишь...

А то уже битых полчаса изливал мысли... почти о сокровенном, и однозначно, наболевшем. Никто из своих возразить не смел – лишь бездумно кивали, чавкали в такт, да спиртное потягивали. Даже Ромул, и тот, предатель! Методично напивался, в разговоре участия не принимал, вот и приходилось самому... на эмоции стараться пробить пернатого.

Сильный парень, ничего не скажешь. Непрошибаем!

— В смысле не то? – всё же решил уточнить.

— Если все однообразные, в постели без огня и бури гормонов, тогда может не тех трахаешь? – без толики уважения, смущения или интереса пояснил Михаил и сделал глоток воды из своего бокала.

— Да вроде лучшее из лучших, — задумчиво протянул Ринго, хлопнув стопку водки. — Красивейшее и наипринцеснейшее выбрал, — очередная попытка уколоть.

И если до сего момента Михаил был отстранённым, то теперь весь обратился в слух.

— Значит так! — поспешил заверить. – И, к сожалению, предел достигнут. Хотя, — добавил секундой позже, — можно ещё на Земле поискать. Ты вроде, неплохо там контакт налаживать умеешь...

Ринго поморщился. Пернатый в который раз уколол, ткнув в половую несдержанность. Но это нормально для демона. Хотеть и брать. Было бы отказано...

— Это природное обаяние, не то, что у вас, — снисходительно отмахнулся Рин. Но и эта фраза ни чуть не оскорбила Михаила. Да что же с ним такое?! Уже клокотала ярость. Почему его нихера не трогало?! Не задевало?! Мелькала шальная мысль вызвать Эмилию и трахнуть прям на глазах честной публики и самого Архангела! — Нет ни одной особи женского пола, кто бы мне отказал, — не без толики самолюбования и, продолжая ждать реакции врага. Битва пристальными взглядами. Выискивание слабостей соперника.

— Вот! – вклинился с неуместной репликой Ромул. Ринго с недоумением покосился на пьяного друга. Ему-то что нужно? Вроде только-только начался диалог с противником. Пусть молчаливый и перекрёстный, но ведь начинался. А теперь благодаря датому другану, очарование борьбы схлынуло! — Скажи, — пьяно поинтересовался Ромул, — а ты смог бы, ну, не с красоткой, а с девчонкой... так себе, замутить.

— Зачем? – опешил Рин.

— А вдруг она умная и с ней будет, о чем поговорить, а не только трахаться!

Теперь всё внимание демонов и даже ангела переключилось на Ромула. И что странно, в глазах бесчувственной ледышки мелькнуло... уважение? Недоумение? Ринго чуть с дивана не упал, рассматривая чудо, но только Михаил заметил интерес, тотчас стал надменным и равнодушным.

— А что с ними разговаривать? – огрызнулся Ринго. – Они пусты, как пробки!

— Рин, ну как? – к столику торопливо бежала Карина. Лицо раскрасневшееся, в глазах адский блеск.

— Что как? – не догнал Ринго. Голова начинала пухнуть от нелепостей и количества лишнего.

— Ты меня станцевать попросил, — напомнила смущённо, переминаясь с ноги на ногу возле дивана и с недоумением косясь на ангела.

— Да! – хлопнул себя по лбу кронпринц. – Ты была, как всегда, самая... – не находя точно эпитета, перевёл разговор в нужную тему: — Карин, ты умная или красивая?

— Чего? – вытаращилась девушка, мазнув взглядом по парням, застывшим в ожидании ответа. На лице чётко читалась жажда найти, как выкрутиться из щекотливой ситуации.

— Того! – дружно громыхнули гоготом демоны. Ангел так и остался невозмутимым. Он так разительно отличался от тёмных, как белая моль на чёрном покрывале, а что бесило всё сильнее – выглядел достойно!

От злости на неуместные мысли Ринго взял бутылку и налил себе водки.

— Вот и ответ! – мотнул головой, хлопая очередную стопку. Жидкость обожгла горло, разгоняя кровь до адской скорости. Кронпринц выдохнул в сторону, небольшую канапешку с центрального блюда закинул в рот: — В этом все девчата! Проще слушать их стоны, чем что-то более... глупое.

— Но трахаешь-то ты... только красатусек, — опять влез с замечанием Ромул. Встал, шатаясь, пьяным взглядом окинул сидящих за столом. – Ни разу не видел, чтобы ты заинтересовался кем-то нестандартным. Только эталон: — Изобразил большую грудь, тонкую талия, пышные бедра и пальчиков овал очертил возле лица. – Смазливые и... — по голове постучал, потом по деревянному столу, ответившему характерным звучанием: — непробиваемо пустых.

— Не только такие, — неуверенно пробурчал Ринго: задумчиво копошился в памяти, но не находил хотя бы одной девчонки, кто бы смог опровергнуть упрёк друга.

— А знаешь почему? – упёр ладони в столешницу Ромул, нависнув над столом.

Ринго был весь во внимании. Неожиданно интересно узнать, что думал приятель на самом деле.

— Потому что ты – кронпринц! – выстрел неприятной истиной... Подлый выстрел. – И смазлив! – пальцем неопределённо поводил туда-сюда. – Девчонки на такое ведутся. Вон, — хмельно не то кивнул, не то головой мотнул на застывшую Карину. Дура так и не понимала, что дальше делать. В слёзы удариться, гордо удалиться, устроить истерику или посмеяться. Улыбчивым всё прощается, даже дурость. – Гляньте... Чё стоишь? – наехал на Карину. – Мало трахал и унижал? — и тут её прорвало. Глаза наводнились слезами, губы задрожали... Порывисто отвернулась, да так, что длинные волосы водопадом колыхнулись по плечам и заструились по спине... быстро удаляющейся.

— Зря ты так, — укорил Ринго. – Она бы мне ещё раз... два пригодилась, — кисло проводил глазами Карину.

— Спорим, — не унимался друг. – Что и на тебя найдётся такая, которая отбреет!

Даже ржачно стало. И Рин посмеялся. От души! Его поддержали демоны – раскатисто и дружно, а Ромул так и остался стоять, да покачиваться, удерживая на друге рассеянный взгляд. Ну и Ангел, как-то сразу подсобрался:

— Думаю, не стоит, — скрипнул в его руке бокал с водой. — Лично я убедился, что Ринго...

Кронпринц уставился на ангела в искреннем недоумении. Словно под дых получил. Ладно друган вызывал на спор, но оказаться в зоне понимания Ангела?! Ни в какие ворота не катило!!! Ни на йоту не поверил непринуждённости врага. Что-то тут не чисто! Либо не верил и потом убеждал в обратном, либо... остальное уже было неважно. Демону высшего порядка первого было достаточно с лихвой.

— Спорим!

— Любая-любая? – тут же засомневался Ромул с кривенькой ухмылкой.

— Естественно, — Ринго сделал себе пометку навалять приятелю, когда тот протрезвеет, но при этом беспечно цыкнул, оглядывая ржущие лица друзей. – Эм! – одёргивающе махнул дланью, — только помни, она должна быть не ниже уровня «у меня на неё встанет», — поправился доверительно, — иначе с ручника как-то не то... – даже поморщился, представляя уродинку и свои попытки её поиметь, — не хотелось бы заводиться. И не заднеприводный я... – на этом демоны едва под стол не укатились, не в силах сдержать смех. — Так что давай так, — пальцем неопределённо поводил, указывая на всех сразу, — выбираете любую. Голосованием! За какую большее количество – ту и сниму. И пусть твои тоже участвуют! – ткнул в Ангела, будто пригвоздил.

На лицо бледнокожего туча набежала, глаза сверкнули гневном, желваки яростно заходили вверх-вниз, но парень быстро взял себя в руки:

— Бессмысленный спор, но если это всё, на что у вас хватает фантазии.

— Да ты не ссы, мы и по-вашему погуляем. Щас с глупым спором разберёмся, а потом ты нам покажешь, как оттягиваются Светлые! – заверил с чувством Ринго, уже предвкушая, как будет отрываться и принижать всю пернатую братию.

Архангел надменно вскинул бровь, будто взвешивая за и против, и чуть подняв бокал, кивнул:

— Тогда начинайте...

— Михаил, — к столику демонов приближался ещё один пернатый. Белобрысая шевелюра, лицо каменное, но по тому, как размашисто шагал, было что-то важное для Архангела. – Ты почему тут сидишь? – взгляд парня скользнул по лицам демонов, столу, бокалу Михаила.

— Это всё, что тебя интересует? – бесстрастно уточнил пернатый.

— Нет, — задумался подошедший. – Там это, — кивнул неопределённо. Замялся... И склонился к уху Михаила.

— Чего сидим? – нетерпеливо развёл руками Ринго, адресуя посыл своим. Очень хотелось быстрее расправиться с нелепыми наездами. Решить дело и нагадить в светлые души пернатых. – Вперёд, — качнул головой на балкон, с которого открывался шикарный вид на первый этаж и танцующих. – Ищите мне пару для спаривания...

Толпа в главе с Ромулом засуетилась. Радостно потирая руки в предчувствии развлечения, ринулась на поиски жертвы. Облюбовали широкий балкон, склоняясь и разглядывая народ внизу.

— Ух ты... – присвистнул Люциус.

— Нихрена себе, — гоготнул Зерар.

— Это кто? – ошарашенно гыгыкнул Голиаф.

Реплики парней определённо заставляли коситься на балкон. Даже интересно становилось, кого они там увидели.

— Что? – громыхнул голос пернатого. Ринго, забыв о своих, тотчас уставился на противника, который перешёптывался со свояком.

— Ага, — на губах второго прогулялась скромная улыбка. – Они к тебе стучались, а тебя нет. Ну вот я и привёл, — преисполненный гордостью.

Только лицо пернатого выражало отнюдь не радость или благодарность, скорее злость и отчаяние.

— Хренась чупакабра...

— Да она огонь...

— Так это же та, которая кружилась в листьях...

— Ага! Рыжуха неопределённого вида!

Обрывчатые фразы долетали, заставляя метаться в желании подслушать, о чём шепчутся ангелы, и при этом понять, чему так радуются демоны.

— Сам разберусь, — отрезал Михаил, хлопнув бокалом по столу. – Прошу меня простить, но дела... — поднялся аккурат с криком Ромула:

— Вон эту и на другую я не согласен!

Глава 19

Игры богов: НАЧАЛО

Лейра

— Он тут! – от счастья взвизгнула Эми. – Не смотри вверх! – одёрнула пьяненькую Лейру, возжелавшую глянуть, куда смотрела подруга. — Не смотри! – встряхнула за плечи. Лейра даже зубами клацнула от неожиданности. – Они меня видят. Все. Их там много... Заметили! Но там не только Рин, — повинилась Эмилия и дурашливо хихикнула. — Там еще и Михаил!

На этих словах принцессе захотелось стать невидимкой, но при этом точно обернуться и посмотреть... на ангела рядом с демонами! Невиданное дело!

А вот другая часть, новорожденная от принятия горячительного, наоборот, желала немедля поговорить с женихом. Расставить точки над «и» и сообщить, что впредь никаких поцелуев без её согласия. Желательно письменного и нотариально заверенного!!! И не чаще чем раз в год...

— Не стой столбом, — щипнула Эми, продолжая эротично извиваться, словно обольщая всех сразу.

— Ауч, — шикнула Лейра, но подругу послушалась.

— Они все на МЕНЯ смотрят, — прям разошлась не на шутку в жажде быть в центре внимания Эмилия.

— Думаешь, Михаил не очень будет злиться? – витала на своей волне Лея.

— Не будь дурой, — прошипела сквозь очаровательный оскал Эмилия. – Этот гнус обнимался с другой недавно! – Плавно извиваясь, напомнила не без насмешки. — Так ему и скажи, – потёрлась задом о бедро Лейры. — Я свободна! Делаю, что хочу!

— Да! – кивнула довольная планом действия принцесса, подхватывая совершенно не невинный танец подруги. На самом деле, у них был великолепный тандем. Ещё с вечеринки в комнате, когда зажигали возле окна, Лейра отметила, что чувство ритма и такта с подругой совпадало. Что двигаться, как Эми – не сложно, и что внутри пробегала волна неописуемого счастья. Ну а алкоголь расширял рамки «приемлемого» до уровня «вседозволенного». Да и вообще хорошо было. Внутри... а на остальных плевать!

Музыка громыхала, тяжёлым ритмом стучала в сердце! Знакомая мелодия, масса извивающихся потных тел, все в экстазе ночи, драйва и алкоголя. Лея тоже была в угаре... Но когда ноги устали с непривычки от каблуков, принцесса скинула туфли, и, как была босиком, так и продолжила двигаться в ритме зажигательного танца. Импровизация, спонтанность, творчество – причудливый коктейль, из которого состоял ее характер, сейчас отразился полностью. Принцесса танцевала самозабвенно, упиваясь моментом и не замечая ничего вокруг.

Михаил

— Рин, — категорично и решительно, протянул друг кронпринца. Вроде его Ромул зовут. — Снимай рыжую! – точно припечатал вердикт, точнее вынес приговор.

— Да, — неприятно заржал рядом стоящий демон. — Трахни огненную коротышку!

— Её!

— Рыжуху!

Поддакивали отрывисто, но нахально. Едкие реплики вспарывали грудную клетку наживую. Но Михаил сдержанно слушал мерзких тварей. Никчёмных, низких, подлых... Кто сейчас по своей недалёкости тыкал в самое чудесное создание из всех рождённых когда-либо, где-либо. И то, что говорили о Лейре – знал наверняка. Лишь одна девушка из всех, кто обитал на верхнем и нижнем мире, носила этот дивный цвет волос. Лишь принцесса была хрупкой и миниатюрной, как фарфоровая статуэтка, которую порой страшно коснуться – вдруг сломается, и тогда себе не простишь такого кощунства.

И сейчас порочные Тёмные твари смотрели не неё, оскверняя божественность своим невежеством, грязью мыслей и слов.

Михаил поравнялся со стадом тупых демонов и окинул первый этаж холодным взглядом. Заветная цель нашлась на танцполе. Кто бы сомневался, в кругу идиоток и особенно одарённой по пустоте души и головы – Эмилей. Белобрысая выдавливала из себя мисс-эротику, излучая победную усмешку. Ничего не скажешь, она хороша, и даже понятно, почему на неё реагировали другие, но никто не сравнится с меднокудрой принцессой.

Она танцевала, не задумываясь, как выглядела со стороны, и при этом была безнадежно мила и очаровательна.

Божественный свет её окутай! Лейра... пьяна?

Ух, зараза непокорная! Михаил уже прикидывал, какое учудит наказание. И зацелует её потом. После того, как отшлепает.

Так погрузился в мысли, что даже не заметил возмущенного скрипа перегородки балкона, в которую упёрся руками.

Ринго

Ринго пристально смотрел вниз на танцпол и неспешно потягивал из стакана Хеннесси. Она! Он видел её... Это была она!!! В окне напротив. А светленькая получается... взгляд мимолётно мазнул Эмилию – была принцесса? Огненная девчонка подруга Эми? Ничего более дикого себе не мог представить. Но глаз не отводил. Рыжая была... слишком необычной. Приковывала к себе. Манила... И если бы не долбанные демоническое устои – презирать всех ангелов, Ринго бы признался, что девчонка заставляет улыбаться, сердце биться чаще и гулче. И это отнюдь не из-за неприязни.

Она была невообразимо очаровательная хрупкой фигуркой и плавностью движений.

— Белокурая принцесска, понятно, — хмыкнул Люциус, толкнув по приятельски плечом Ринго, — на такую у всех встанет, а ты с мелкой замути.

Кронпринц жадно рассматривал чудо чудесное, пока не заметил, что толпу танцующих разрезает, словно ледокол, Михаил. Целенаправленно шагая к... девчонкам! ЭТО БЫЛ ОН!!! Тогда на башне, полуголый ангел, который вломился к девчатам!

Рин метнул взгляд на рыжую. Опять на Михаила. На Эмилию... И в тот момент, когда ангел схватил мелкую за руку, случилось озарение сродни увесистому подзатыльнику. Именно огненная девчонка что-то значит для пернатого!!! Он даже не отреагировал на появление принцессы, на её присутствие рядом, но только заговорили о рыжей, тотчас сбежал! И сейчас пытается уволочь...

— Мне плевать на других. Я её заполучу! – и без деликатности и рассуждений спрыгнул. Внизу ждало поистине важное дело!

Высшие

Под куполом клуба судьбу двоих связывали Боги...

— Они станут прекрасной парой, — проворковала ОНА, откидывая на спину снежные волосы. Взгляд лучистых светлых глаз был прикован к танцполу, где разворачивались не шуточные страсти.

— Можешь меня осуждать, но парня мне уже жалко.

— Пф, — высокомерно фыркнула ОНА. – Можно подумать, он ангел!

— Вот и я о том, — проворчал ОН. – Ему будет сложнее ломаться. И как представлю, сколько ему придется пережить... – так и не договорив, тяжко вздохнул темноволосый, с жалостью глядя на происходящее.

— Тогда, —  ОНА вперила острый взгляд в НЕГО.

— Надо бы ускориться, — прошептали оба, хитро улыбаясь своей общей, гениальной задумке.

Лейра

Схватили – тискают, дёргают. Принцесса, точно несмышлёный болванчик в перетягивании, кто сильнее. И если вначале были две стороны: злобный Михаил, возомнивший, что он бог и повелитель. Раз сказал: «Уходим!» — и Лейра за ним побежит. А на другой стороне от хмеля отважная Эмилия, решившая за подругу высказать всё наболевшее НЕ СВОЕМУ жениху. То вскоре оказалась ещё и третья сторона.

Только сейчас принцесса осознала, что толпа на площадке взяла в кольцо зачинающуюся ссору, и теперь, как и мечтала Эмилия, она была в центре внимания. Правда, не только она... И это пугало.

Быть посреди перекрёстного огня – не самое приятное действо, поэтому, улучив секунду свободы, — когда парочка вот-вот вцепится друг другу в глотку, — Лея по-тихому ступила прочь. Ретироваться с места сражения может и недостойно принцессы, но, по крайней мере, оттягивало момент расплаты за вольное поведение. Если... точнее, когда Михаил заловит и будет требовать повиновения и расплаты...

Лейра отступила – шаг... второй... третий... Даже дышать боялась. Вдруг привлечёт внимание, и тогда мнимый шанс на спасение развеется, но уже четвертый шаг упёрся в кого-то.

— Привет, рыжая, — затылок опалил жар дыхания. То ли хмель голову дурил, то ли тембр был и правда низкий и бархатный. Щекотал кожу, прогонял тепло от макушки до ног. Сердечко предательски трепыхнулось.

Лея заторможенно оглянулась.

Ринго! Мерзкий! Подлый! Низкий!

Волна отвращения ударила в голову.

— Демон, – зло шикнула Лейра.

 — Точно, демон, — легко согласился Ринго, усмехаясь. Принцесса на миг подвисла на такой простой, очаровательной, в то же время искушающей улыбке.

 — Тёмный, — мотнула головой, прогоняя морок.

 — И тут попала в цель, — еще приветливее улыбнулся парень и даже на жест разорился «бинго!».

 — Его темнейшество… — задохнулась от негодования. Стиснула кулачки, желая демона на кусочки покромсать за его любезность, обаяние и непринуждённость. И это наравне с холодным безразличием к той, с кем совсем недавно переспал!

Рин склонился в шутливом полупоклоне:

 — И тут Вы абсолютно правы – кронпринц Низших миров! Меня зовут Ринго, а тебя?

 — Да какой ты кронпринц! – Лейра скривилась от возмущения. — Ты не достоин носить этого звания! Впрочем, как и звания мужчина!

Ой-ой, остановиться уже не могла, алкоголь действительно обострял чувства, притуплял бдительность и давал немеренное количество храбрости. Особенно перед лицом врага!

Некогда приветливое лицо исказилось гневом. Лучистые глаза стали пронзительно колючими, с беснующимся адским племенем в зрачках, губы надменно изогнулись в ухмылке.

— Не разговаривай с ним, — со спины подступил Михаил. Мягко, но весомо положил руку на плечо: — Он не достоин твоего внимания, — спокойно обронил, но Лея ощущала в показной безликости подступающую ярость. Раздражать жениха сильнее, чем уже, не собиралась, но раз подвернулся в такой момент, когда бравада била фонтаном...

Ринго

— Не тебе решать, кто достоин моего внимания, а кто нет! – дёрнула плечом девчонка, скидывая руку пернатого. Ринго прищурился. Заинтересованным взглядом прогулялся по всем виновникам ситуации и даже Эмилии, которая переминалась с ноги на ногу: то улыбалась, готовая вот-вот броситься к нему на шею, то недоумённо моргая. На миловидном личике отображалась бурная работа мозга. Она явно начинала догонять, что причина сборища отнюдь не её скромная персона.

И это именно так! Принцесса больше не интересовала, даже будь дочерью самой важной персоны всех миров. Рин до трясучки хотел понять, почему пернатый хватался за рыжую? Почему??? И хаос его задери, Светлого от драки спасало только то, что девчонка чётко дала понять – его слово для неё ничего не значило!

Кронпринц вновь уставился на Лейру.

— Ты кто? – не любил повторять, но это был тот случай, когда стоило сделать поблажку без ущемления собственного достоинства.

За спиной огненной девчонки стояли Михаил и Эми, а за ними на небольшом удалении ещё несколько пернатых. Они всем своим видом показывали, что в обиду рыжуху не дадут.

Позади Ринго уже собралась вся его братва и ближе всех – Ромул с Кариной.

Высшие

— Пора! – решили Боги, устав наблюдать за извечной борьбой темных и светлых.

Белый свет залил зал, толпу на танцплощадке клуба затянуло в воронку межпространственного портала.

КОНЕЦ 1 ЧАСТИ 


Оглавление

  • Аннотация
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19