КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474947 томов
Объем библиотеки - 700 Гб.
Всего авторов - 221259
Пользователей - 102880

Последние комментарии


Впечатления

Сварщик Сварщиков про Ищенко: Город на передовой. Луганск-2014 (Политика и дипломатия)

какой бред несет эта баба.
и явно, не луганчанка, или писалось со слов, а аффтор, не зная местной специфики употребления слов, воткнул/ла отсебятину.
нечитаемо. и учить историю по этому опусу я бы детям не давал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Бурмистров: Антология фантастики и фэнтези-23. Компиляция. Книги 1-13 (Боевая фантастика)

Спасибо за релизы произведений отличных авторов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

Ежели есть желание, задайте вопрос автору на Литнет)))

https://litnet.com/ru/book/proklyate-starinnogo-kolca-b374998

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

вопрос залившему
где тут альтернативная история?
RE:задайте вопрос автору на Литнет)))

сходил.у автора указано
RE:попаданка в другой мир_приключения_магия приключение фантастика приключения дружба становление героя

попаданцы-да, есть.

альт. история-нет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).
Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Наставник [Сергей Карелин] (fb2) читать онлайн

- Наставник (а.с. Научный маг -2) 824 Кб, 228с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Витальевич Карелин - Валерий Новицкий

Настройки текста:



Валерий Новицкий, Сергей Карелин Научный маг 2. Наставник

Глава 1


* * *

Кулаки мои сжались, и я огромным усилием воли подавил в себе волну негодования. Спокойно, Ирос. Надо взять себя в руки и не дать гневу захватить разум. Ничего хорошего из этого не выйдет. Я закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов. Вроде стало полегче. Открыв их, вновь внимательно посмотрел на мага, сказавшего это. Очень интересные новости. Видимо, кто-то решил притвориться мной. Однако просто сказать, что он Ирос Валленштайн, внук Сильнейшего из Меридиан, было мало, для этого нужны железобетонные доказательства. И у меня была идея, где самозванец взял подтверждение своих слов.

— А откуда такая уверенность, что это действительно внук Сильнейшего из Меридиан? Вдруг он соврал? Выдал себя за другого? — поинтересовался я у мага.

— Говорят, у него была печать Валнара Валленштайна, подтверждающая его происхождение. Это точно внук Сильнейшего из Меридиан! — объяснил тот. — Не думаю, что можно обмануть магов Академии.

Понятно. Именно это я и подозревал. Данная печать была украдена теми же магами, которые убили деда и выкрали брата и сестру. А это значит, что самозванец как-то связан с теми, кого я поклялся заставить страдать. Чего они добиваются? Хотят меня выманить таким способом? Скорее всего. Если и так, то пусть. Сейчас это единственная зацепка по поиску моих брата и сестры. Я ни за что не упущу подвернувшийся шанс. Похоже, мне действительно придётся поучиться в этой Мелековой Академии.

Тем временем из дома вышел командир и приказал своим подчинённым загрузить оборотня на одну из лошадей. Те потушили самокрутки и отправились выполнять приказ. Спустя несколько минут они появились, неся старосту. Его перекинули через круп лошади, а ко мне подошёл Корен.

— Ночевать мы здесь не будем, сразу поскачем в Орден, — продолжил он. — Ещё раз спасибо.

В ответ я смог лишь кивнуть, а потом ещё долго смотрел им вслед уже после того, как они растаяли в ночной темноте.

Что ж, теперь, когда я принял решение, надо будет порадовать Алана. Но это уже завтра. А сейчас я вернулся домой и завалился спать.

* * *
Утром меня разбудил Алан, принеся скромный завтрак.

Ого. Чего это он? Но всё равно приятно. Пока я ел, парень присел рядом…

— Говори уже, — предложил я, — вижу, что сказать хочешь что-то.

— Видел вчера, как Меридианы увозили старосту. Надеюсь, они разберутся. Он был неплохим человеком.

— Разберутся, — успокоил я его, — кстати, Алан, я тоже решил поступить в академию Меридиан. Так что могу отправиться вместе с тобой.

— Это здорово! — радостно воскликнул тот. — И когда мы уходим в академию?

— Да хоть завтра, — хмыкнул я, допивая воду. — Но сначала надо вернуться в город, сдать задание и собрать вещи, хотя у меня их и немного. В городе пока поживёшь у меня. Думаю, послезавтра мы выйдем. Так что прощайся со своими родственниками, и пошли.

— У меня нет родственников. Я сирота, — хмуро признался юноша.

— Извини, — вырвалось у меня.

Я понял, что повёл себя немного нетактично. Нужно было посочувствовать ему или хотя бы сделать печальный вид. Однако я этого не сделал. Но это не удивительно. Боюсь, что на подобные вещи я перестаю реагировать. Я привык быть один, и, к тому же, дед учил, что жалеть себя — последнее дело. Так что кто-то может назвать это чëрствостью и эгоизмом, а я это назову побочным эффектом той задачи, которую себе поставил. Переступая через себя, не думаешь о других.

— Я привык, — пожал плечами мой собеседник, — своих родителей практически не помню. И да, пошли прямо сейчас.

Я забрал свою лошадь, и, покинув моё временное пристанище, мы отправились в маленький домик, в котором жил Алан. Вещей у него оказалось очень мало, и он, быстро собрав небольшую сумку, закинул её за спину и сообщил мне, что готов.

Когда мы шли к выходу из деревни, у меня сложилось впечатление, что провожать нас вышли все жители. Видно было, что парня тут любили, я чувствовал искренность улыбок и пожеланий, звучащих нам вслед. На окраине поселения мы остановились, и из толпы вышел пожилой мужчина с выправкой, выдававшей в нём бывшего воина, и громко произнёс:

— Алан, я не умею говорить красиво, но скажу от всего сердца. Парень, ты настоящая гордость деревни. Уверен, что ты станешь сильным и известным магом. Но прошу, не забывай о нас, своих односельчан. Ты стал в здесь для всех родным. И мы всегда будем рады видеть тебя, и всегда в нашей деревне ты найдёшь кусок хлеба и кров на ночь. Что-то мне подсказывает, что в будущем наша деревня будет на слуху в Аспии, так как здесь родился и вырос ты…

Эти слова потонули в одобрительном гуле толпы. Глаза Алана подозрительно заблестели, и он печально улыбнулся.

— Спасибо, дядя Кернон, я не забуду вашей доброты… — горячо произнёс он. — Вы для меня — семья! А семью не бросают. Обещаю, когда я заработаю денег, ваша жизнь сильно изменится в лучшую сторону. Даю слово! — с чувством проговорил парень, и вновь толпа взорвалась одобрительными криками.

Следом за этим Алана обняла пожилая женщина…

— Спасибо тебе большое, мой мальчик, — всхлипнула она. — Я помню тебя ещё совсем ребёнком. Вечно чумазым и бойким. Я заботилась о тебе как могла, ты для меня стал родным сыном! И вот, теперь ты превратился в статного юношу. Я горжусь тобой!

Я отошёл в сторону, решив не мешать, и наблюдал со стороны весь этот прощальный ритуал. Он занял добрых полчаса, за которые парень, по-моему, обнял каждого жителя и выслушал от него какое-то наставление. Кстати, в толпе я заметил Мари, которая следила за разворачивающимися событиями с обиженно надутыми губками. И она оказалась последней, кто подошёл к Алану. Как ни старалась держаться девочка, она не смогла удержать слёз. А потом вообще вцепилась в парня.

— Зачем вообще тебе уходить? — затараторила она. — Тебе разве здесь плохо? Ты ж знаешь, что тебя все любят. Я же тебя… не бросай меня, пожалуйста…

Растерянному Алану пришлось добрых полчаса гладить её по голове и что-то шептать на ушко, пока наконец она не успокоилась.

— Пошли, — сказал я, подходя к Алану и кладя руку ему на плечо. — Нам пора!

Тот, кивнув, вытер слезы, и мы, выйдя из деревни, неспешно направились в сторону дороги. Я видел по выражению лица Алана, что он хотел обернуться к своим землякам, которые молча смотрели нам вслед, но заставлял себя идти вперёд. Скорее всего парень знал, что если обернётся, то может захотеть вернуться назад. Вскоре мы вышли на дорогу, ведущую в столицу. Я вёл лошадь на поводу, Алан шёл рядом.

— На самом деле я понятия не имею, где находится академия Меридиан — заметил через некоторое время Алан, повернувшись ко мне.

— Зато я знаю. Не переживай, — успокоил я его, — нам предстоит долгий путь. Академия располагается на границе королевства в городе Мерфолк. Надо будет купить повозку, чтобы в дороге даром время не тратить. По очереди медитированием будем заниматься. Думаю, прибудем мы за несколько дней до начала экзаменов. Пока осмотримся в городе, снимем жилье. У тебя деньги есть?

— Я копил… у меня пять кварцевых монет! — с гордостью заявил он.

Я постарался сдержать ухмылку. Для этой деревни такое количество — серьёзная сумма. Это я с заданиями Гильдии, и для меня даже азуритовая монета не являлась таким богатством, как раньше.

— Ладно, разберёмся, — сообщил ему, — побереги их пока. Пригодятся.

Некоторое время мы шли молча, и я размышлял. Понятно, что парень не осознаёт, что он невероятный гений. После увиденного в селе мне стало понятно, что Алан наивный и добрый, что вообще мне редко встречалось. А это значит, что он всегда отвечает добром на добро. Если я сейчас дам ему платиновое искусство из запасов деда, то в будущем получу в своё распоряжение могучего союзника. И не просто союзника, а, можно сказать, друга… А это очень важно для осуществления моих целей. Дед всегда говорил, что если я окружу себя могущественными союзниками, это однажды может спасти мне жизнь.

— Алан, — начал я, — в академии Меридиан есть максимум медные искусства, я же готов предоставить тебе платиновое в знак нашей дружбы, — вдруг огорошил его.

— Предоставить искусство? — пришёл в шок парень. — Но что значит платиновое и медное искусства?

«Вот же деревенщина», — рассмеялся я про себя. — «Даже таких элементарных вещей не знает».

— Магические искусства делятся на шесть рангов. Чем выше искусство по рангу, тем могущественнее будет маг, им обладающий. Всего рангов шесть. Я перечислю их по нарастанию могущества: железо, медь, бронза, серебро, золото, платина.

— То есть ты хочешь сказать, что в академии будут искусства второго по силе ранга, а ты мне дашь шестой по силе ранг. Самое сильное искусство? — с широко открытыми глазами пробормотал Алан.

— Именно! — я мысленно улыбнулся, именно такая реакция от него мне и была нужна.

— Рагнар, если ты это сделаешь, я стану твоим вечным должником! — выпалил Алан.

Вот тут я не смог сдержать улыбки. Слова Алана — это же просто шикарно! Похоже, дело в шляпе. Хотя после этих мыслей совесть меня немного кольнула. Я так внаглую использую парня, в то время как он так искренен. Мне пришло в голову, что это расходится с моральными принципами благородного человека, которым я хотел быть. Однако тут же отогнал эту мысль. В любом случае, я же не собираюсь приносить ему никакого вреда. Мало того, оказываю огромную услугу, так как платиновое искусство он не получил бы никогда в своей жизни. И я в будущем получу его помощь за услугу, что я оказал. Только и всего. Всё по-честному.

— Как скажешь, — принял я серьёзный вид. — Придём в город, и ты получишь своё искусство. Надеюсь, ты не забудешь произнесённые сейчас слова.

— Я всегда держу своё слово! — гордо заявил Алан.

* * *
Родители Алана погибли, когда он был ребёнком. Мальчик рос сиротой. Один, без семьи, но всё равно не одинокий. Ведь односельчане стали его семьёй. Каждый житель деревни считал своим долгом подкормить паренька, пожурить его или поругать. Но при всём этом они относились к нему с добротой и заботой.

Больше всего маленький Алан любил слушать рассказы бабушки Марты. Она в своё время пожила долго в городе и, по её словам, была служанкой у пожилого мага, после смерти которого вышла замуж и в конце концов оказалась в деревне. Марта знала множество историй. Она научила Алана читать и писать.

Он, затаив дыхание, слушал истории о храбрых героях и могучих магах. Рассказы о крепких гномах и сильных орках. Про милосердных эльфов и несчастных духов жизни. Этих историй было много, и они смогли зародить в сердце мальчика мечту стать сильным магом и подняться на вершину могущества.

Однако где бедный селянин мог бы найти даже самое плохое магическое искусство? Где Алан мог раздобыть свитки с даже самыми слабыми плетениями? Ответ на это мальчик не знал. Но сдаваться тоже не собирался. Так что юноша начал развивать свой магический потенциал сам, насколько это было возможно без искусства. Вело его только желание стать сильным магом…

Прогресс шёл очень медленно, однако с горем пополам парень всё же преодолел порог Ученика. Когда же Алан сам пытался развить своё могущество дальше, у него появлялось чувство, словно он упëрся в непреодолимую стену. Он так и не смог сдвинуться с мёртвой точки после преодоления ступени Ученика. Не мог подняться ни на йоту в могуществе. Тогда парень уже было думал, что навсегда останется Учеником. Однако всё равно продолжал тренировать заклинание, которое случайным образом выучил. И пытался создать новые, пусть и безрезультатно. В конце концов парень начал считать, что у него нет хорошего таланта к магии. В то время он не знал, что совершает практически невозможное. Только сейчас, после слов Рагнара, юноша понял, что совершил нечто выходящее за рамки обучения обычных магов.

И вот, в один ничем не примечательный день всё изменилось. Алан, как и обычно, тренировал единственное плетение, которое знал. Это был обычный день, такой же, как многие до него. По крайней мере так казалось сначала. Да, он знал, что Хроппы несколько раз нападали на деревню, и эти нападения хоть и с трудом, но отбили. Когда он вызвался помочь защитить деревню, ему мягко отказали, заявив, что он слишком молод. Он знал, что односельчане дали объявление в гильдию охотников. Но когда воздух огласился разноголосицей звериных рыков и со стороны леса на деревню понеслась толпа свинорылых тварей, желающих уничтожить его дом, его семью, он не смог остаться в стороне и вмешался в бой.

Алан понимал, что вряд ли они смогут победить, слишком много в этот раз было врагов, однако он был твёрд в своём желании стоять до конца. И когда, казалось бы, уже всё было кончено, пришёл он. Могучий маг, выглядевший как обычный мальчишка, который был того же возраста, что и он сам. Тогда Алану казалось, что этот парень очень силён. Однако он понятия не имел, что на самом деле Рагнар был довольно слаб. Всего лишь Адепт, с которым разделается любой взрослый житель Кельтона. Однако в глазах Алана этот парень казался воплощением могущества и силы. Он мог создавать взрывы и выпускать из рук жёлтый луч света. Мог ослеплять врага и окружать огненной стеной. Лучше было спросить, что он делать не мог.

И тогда Алан понял, что этот юноша — единственная надежда на спасение целой деревни. Он постарался, как мог, помочь магу уничтожить Хроппов. Не сказать, что это было просто, но у них вышло! Поговорив с парнем, который представился Рагнаром, Алан отметил, что тот довольно нагл, однако это выглядело даже круто. Что больше всего разозлило парня, так это неверие Рагнара в то, что он без магического искусства смог достичь ступени Ученика.

Рагнар предложил Алану доказать, что тот говорил правду. И в итоге Алану пришлось надевать на голову странный шлем. Но результат стоил того. Он с удовольствием наблюдал за тем, как выражение лица наглого мага становится до крайности удивлëнным. А дальше случилось то, что до ужаса обрадовало и одновременно удивило парня. Рагнар сказал, что он гений. Сказал, что он сможет взойти на вершину могущества. И, глядя на магические возможности этого парня, Алан понимал, что тот явно знает, о чём говорит.

Из-за шока только через минуту до Алана дошло, что, оказывается, его безумные мечты о великом могуществе вовсе не безумны. Он понял, что сможет рано или поздно осуществить все свои детские мечты. И как же сильно это будоражило кровь! Как же сильно возбуждало! Теперь Алан приложит максимум усилий и взойдёт на самую вершину!

И выходом была академия Меридиан. Ведь только недавно проезжающий путешественник сообщил радостную весть. Академия Меридиан открыла набор в ряды своих студентов для простолюдинов. Алан сомневался… но появление Рагнара и последние события заставили его принять окончательно решение.

Он подумал, что Рагнар может пойти с ним. Но с огорчением узнал, что это нового знакомого не интересует. Хотя чего он ждал? Рагнар определённо всё уже умеет. Однако неожиданно случилось что-то странное. Приехавший в деревню маг сказал, что в академию поступил внук легендарного Сильнейшего из Меридиан. Тот самый Валнар Валленштайн, о котором часто рассказывала бабушка Марта как о самом могучем маге Аспии.

Неужели Алан сможет увидеть внука того самого легендарного человека? Парень подумал, что это было бы здорово. Возможно, этот внук Валнара Валленштайна даже сильнее, чем Рагнар. Но юноша отреагировал на это известие очень странно. Алан видел, как парня внезапно охватил гнев.

А затем его новый знакомый внезапно передумал и согласился пойти вместе с Аланом в академию. Всё это было непонятно и загадочно. Реакция Рагнара, его неожиданное согласие… Явно тут какая-то тайна. Может в ней замешан тот самый внук Валленштайна? Но всё это лишь догадки. Об этом можно будет поразмыслить потом. Сейчас главное то, что у него появился спутник и товарищ, и в дороге он не останется в одиночестве, чего втайне боялся.

Но самым сложным оказалось покинуть деревню. Это было действительно тяжело. Он даже не представлял, как привязался к своим односельчанам. И особенно Мари. Смышлëная и развитая не по годам девочка относилась к Алану как к старшему брату. Но только во время прощания он понял, как она ему дорога. Поэтому он не оглядывался, когда уходил. Он не был уверен, что, если оглянëтся, сможет уйти. Мало того… Если бы не помощь Рагнара, ему могло не хватить сил расстаться с деревней. Он это понимал. И дал себе обещание вернуться.


Глава 2


Добрались до города мы уже поздно вечером. Так что, когда оказались в таверне, сил у нас оставалось лишь на то, чтобы поужинать. Также я поменял у хозяина свою комнату на «апартаменты» с двумя кроватями. Спал я этой ночью как убитый, впрочем, как и Алан.

Утром, после завтрака я решил отправиться в Гильдию охотников. Отдав заказ и получив деньги с задания, мы вместе с Аланом сначала отправились к таверне, где забрали лошадь. Затем пошли на рынок, где купили повозку и ещё одну кобылу и сразу запрягли двоих в повозку. Потом закупились провизией и вином. Также приобрели лёгкие кожаные брони и дорожные плащи… в общем, подготовились к путешествию. Закончили все приготовления мы уже вечером.

За ужином Алан осторожно поинтересовался у меня по поводу искусства, на что я ему сказал, что займёмся этим в дороге.

И вот, на следующий день, утром, перекусив, мы наконец выехали через восточные ворота и отправились в город Мепфолк, где располагалась Академия. Первые два часа нам постоянно встречались всадники и повозки, а потом их количество резко уменьшилось, и мы остались практически в одиночестве. Алан был молчаливым, и я решил дождаться привала. Хочет молчать, пусть молчит.

Для того, чтобы начать проверку и выяснить, какое конкретно искусство подойдёт моему спутнику больше всего, мне нужно было отправиться внутрь пространственного кольца. И лучше это было делать не на ходу и не на дороге. Поэтому мы просто ехали, пока не стемнело, и уже тогда решили остановиться на ночлег.

Для этого, съехав с дороги в лес, нашли недалеко от его края небольшую полянку и устроили привал. Кстати, мой спутник не забыл о том, что я пообещал ему.

— Рагнар, ты обещал мне… — напомнил Алан, когда мы поели похлёбки, приготовленной им. Кстати, у моего спутника оказались недурственные кулинарные способности.

— Что ж, давай займёмся этим, — согласился я. — Только сначала нам надо подумать, на чём спать…

— Да, — вдруг опомнился Алан, — мы же не взяли ни спальные мешки, ни…

Зрелище материализовавшихся перед ним палатки и спальных мешков привело Алана в восторг. Ещё бы, ведь на его глазах они появились практически из воздуха.

— А… откуда ты их достал? — заинтригованно поинтересовался он у меня, видя полное отсутствие каких-либо сумок или поклажи.

— У меня есть пространственное кольцо.

— И что это такое? — спросил Алан с интересом.

— Это артефакт в виде кольца, внутри которого находится сжатое с помощью магии пространство. Его используют для хранения вещей, — объяснил я.

После моих слов глаза Алана округлились. Он не мог поверить своим ушам.

— Это невероятно! А ты ещё будешь что-нибудь из него доставать? — с восторгом спросил парень.

В ответ я только усмехнулся и первым делом извлёк из пространственного кольца насадку, сделанную из белого минерала.

— Влей свою магическую энергию в этот артефакт, — попросил я парня.

Тот не стал спорить и сделал ровно то, что я просил. Стоит сказать, что эта вещь была создана с целью упростить подбор нужного искусства. Её наполняли магической энергией, после чего можно было состыковать насадку с боковым камешком на каждом искусстве, проверяя, подходит оно для конкретного мага или нет.

— А теперь, пожалуй, я отойду на некоторое время, — предупредил я парня.

Для того, чтобы подобрать Алану искусство, мне нужно было переместиться внутрь кольца. Однако я не доверял парню настолько, чтобы показывать ему тайные возможности моего самого ценного артефакта. Так что под удивлëнный взгляд Алана я отошёл вглубь леса и уже там переместился в кольцо. Оказавшись внутри артефакта, отправился в сторону стеллажа, в котором лежало множество свитков. Сами свитки были разных цветов, которые зависели от направленности искусств. Мне же нужен был коричневый цвет. Ведь я решил подобрать Алану искусство, ориентированное на магию земли. А у парнишки явно был талант в этой магии. Также на свитке должно было находиться шесть палочек, обозначающих, что это искусство платиновое.

От деда мне досталось настоящее богатство. Порывшись в свитках, я нашёл аж целых пятьдесят шесть платиновых начальных искусств, ориентированных на магию земли. Также на каждом свитке сбоку находился камешек красного цвета. Он был нужен, чтобы стыковать с ним насадку, в которую совсем недавно Алан влил свою магическую энергию. Взяв первый свиток в руки, я вставил насадку на нужное место и увидел совместимость в сорок два процента. Этого было недостаточно. Далее я стыковал свиток за свитком, однако пока что получившаяся совместимость не впечатляла. Время шло. Свитки проверялись один за другим, и где-то на сороковом мне наконец улыбнулась удача. На камешке загорелась цифра, означающая, что совместимость Алана с этим искусством составляет восемьдесят два процента.

Я мог бы на этом закончить. Вряд ли найду что-то лучше. Однако на всякий случай проверил свитки с искусствами до конца. Но, как и ожидалось, не нашёл ничего более подходящего.

Когда я выбрался из пространственного кольца и вернулся к Алану, заметил, что тот нервничал. Я понимал его… первое магическое искусство — это большое событие для любого мага.

— Алан, открой свиток, — сказал, протягивая ему отобранное мной магическое искусство.

Когда парень это сделал, луч коричневого цвета выстрелил из свитка прямо в его лоб. Тот, вскрикнув от неожиданности, скривился от резкой боли и сразу схватился за больное место, после чего возмущённо уставился на меня.

— Что это было?

— В отличие от плетений, каждое искусство содержит в себе сущность магии, — пояснил я, — когда она покидает свиток, тот сразу становится непригодным. Именно благодаря сущности образуется зачаток твоего магического искусства. И да, этот процесс сначала болезненный. Но ради такого стоит потерпеть.

Алан посмотрел на свиток, превратившийся в труху в его руках, и улыбнулся. Боль прошла, и чувствовалось что парень весь в предвкушении… Он, несомненно, понимал, что обретение искусства — это его первый шаг к получению истинного могущества.

Убедившись, что парень в порядке, я достал принесённый вместе со свитками артефакт, который позволял мне попасть во внутренний сад Алана. Я подробно объяснил ему, как и что нужно делать, чтобы материализовать его первое магическое искусство.

Вскоре мы уже находились внутри сознания парня, и пришло время сделать моего знакомого полноценным магом. Когда с помощью артефакта я переместился во внутренний сад Алана, то увидел в середине пространства маленький серый кубик. Это ядро поглощённого им искусства. Теперь всё было в руках хозяина внутреннего сада.

Оказавшись здесь, парень тут же приступил к делу. Воплощая символы и образы, Алан начал создавать основу своего магического искусства. Я внимательно наблюдал за процессом и несколько раз подсказывал, когда он что-то делал неточно. Время планомерно текло вперёд. Прошёл час, два, и вот наконец куб в самой середине внутреннего сада завибрировал и немного увеличился в размерах. Готово.

Когда мы вернулись в реальный мир, Алан был вне себя от радости. Ведь, кроме создания магического искусства, парень ясно ощутил, что его развитие сдвинулось с мёртвой точки. За время воплощения искусства Алан истратил весь свой запас энергии. Так что юноша решил сначала восстановиться во время медитации, как делать которую мне тоже пришлось показывать. И только после этого я решил, что ждать, пока он восстановится, бессмысленно, и залез в спальный мешок.

Проснувшись рано утром, своего путника в палатке я не обнаружил и, выглянув, увидел его медитирующим. Понятно, теперь он получил хороший толчок для усиленного занятия магическим искусством. Я решил подождать, когда он закончит. Пока вновь разжëг костер, пока сообразил какую-то похлебку… так, как у Алана, у меня, конечно, не получилось, но, сняв пробу, я сам для себя решил, что не так уж плохо. Через два часа Алан открыл глаза.

— Давай уже приходи в себя и завтракай, — сообщил ему. — А я пойду посмотрю, каким плетениям тебя надо научить…

— Плетениям? — переспросил он.

Я кивнул. Передо мной стоял вопрос. Учить Алана магическим узорам, а только потом показывать плетения, или сразу обучить его готовым заклинаниям, как это делают маги в Алондаре? Я хорошенько всё обдумал и пришёл к выводу, что учить парня узорам и как они устроены — это лучший вариант, ведь тогда он сам сможет усовершенствовать плетения, а не просто их копировать. Однако на это у нас не было времени. Научить его за тот период, что у нас имелся до поступления в академию, было если и не невозможно, то очень сложно. Так что подумал не рисковать и дать Алану скопировать плетения. Однако я твёрдо решил для себя, что это лишь на время. Думаю, в академии Меридиан у нас будет достаточно возможностей, чтобы заняться фундаментальным изучением создания узоров.

Отойдя от палатки, я вновь очутился внутри кольца. Там взял два свитка с магическими плетениями. Мой выбор пал на контроль земли, практически базовое заклинание, на котором основывалась вся магия земли. Наш гений каким-то чудом освоил это плетение, пусть и криво. Именно благодаря ему парень был способен кидаться булыжниками. Однако его вариация была крайне плохо оптимизирована. Требовала кучу времени на подготовку и тратила огромное количество магической энергии.

Вторым свитком я решил взять дрожь земли, тоже одно из простых заклинаний, но на более высоких уровнях становящееся весьма эффективным. Этакое мини-землетрясение во время схватки может оказаться весьма неожиданным для противника, сбив его с ног.

Подойдя к Алану, я протянул ему два свитка и сказал:

— Здесь нарисованы схемы, как правильно создавать два плетения, которые ты будешь осваивать в ближайшее время. Сейчас я объясню тебе, как тут всё устроено, и для начала ты попробуешь создать плетение контроля земли.

— Контроль земли? Расскажи, пожалуйста, поподробнее, — попросил Алан.

— На этом плетении основывается вся школа магии земли. Оно позволяет контролировать перемещение земли и камней. Его самое простое применение — это бросание булыжниками. Ты это уже делал, но сейчас постарайся забыть то твоё кривое плетение.

— Тогда давай приступим, — кивнул головой Алан.

Следующие полчаса я подробно пояснял Алану, как работает это плетение, объясняя, что показано в свитке. Парень, как я и ожидал, схватывал всё крайне быстро и вскоре уже пытался повторить на практике. Он, конечно, неуклюже сплетал узоры, но желания и настойчивости ему уж точно хватало. Поэтому я был уверен. Если дать ему немного времени, он сможет плести узоры так виртуозно, что даже я не буду ему в этом равным.

Наконец после череды неудач у Алана получилось создать своё первое нормальное плетение. Парень направил руку в сторону камешка, который рывками начал подниматься в воздух, пока не завис прямо перед ним. Дальше Алан начал играться с этим камешком, бросая его из стороны в сторону и заставляя выписывать круги и восьмёрки.

— Молодец. Теперь, когда ты освоил это плетение, нам пора идти. На следующем привале займёмся «дрожью земли». Пока будешь тренироваться по пути.

Мы вернулись на дорогу, и наша телега вновь покатила по ней. Правя лошадью, я краем глаза наблюдал за действиями Алана. И просто поражался. Всего за час его контроль земли вышел на новый уровень. Теперь множество камешков крутилось вокруг него в замысловатом хороводе. Когда я учил его этому, то, конечно, знал, что он талантлив. Но всё равно, видеть своими глазами такую скорость обучения… Это действительно пугало. Я окончательно решил, на следующем привале будем учить второе плетение.

Я не мешал работать своему спутнику. Он лишь прервался на короткую остановку для перекуса и вновь продолжил свои занятия по жонглированию камнями. Когда солнце уже заканчивало свой путь по небу, мы решили остановиться на ночлег. К этому времени количество камней, кружащихся вокруг Алана, существенно увеличилось. Снова съехав с дороги и найдя очередное место для ночёвки, мы поставили палатку, наш повар поколдовал над котелком, и мы хорошо поужинали. После чего я, усевшись на землю и прислонившись к стволу массивного дерева, обратился к парню:

— Пришло время обучить тебя второму плетению из свитка.

— Наконец-то! — радостно воскликнул Алан.

— Итак. Это плетение называется дрожь земли. Благодаря ему ты сможешь создавать небольшое землетрясение. Чем выше будет твоя ступень, тем больше площадь действия заклинания и его сила.

— Я понял, — с нетерпением сказал Алан.

Посмотрев на его горящие от возбуждения глаза, я лишь порадовался желанию этого человека учиться. Так что не стал томить его ожиданиями и сразу же передал ему свиток в руки. Дрожащими пальцами парень открыл свиток и начал вчитываться в его содержимое. Ему понадобилось двадцать минут, чтобы прочесть всё от корки до корки и досконально выучить. И видимо, пришло время попытаться воссоздать плетение.

Направив руки на поляну, Алан сосредоточился и постарался создать нужное заклинание. В итоге земля лишь немного завибрировала, да поднялся небольшой ветер. Безуспешно сделав ещё несколько попыток, Алан нахмурился, однако не стал сдаваться. И вот, наконец у него получилось. Я почувствовал гул и увидел, как в радиусе нескольких метров земля вспучилась. Если бы на этом месте стоял враг, думаю, вряд ли бы он удержался на ногах. Понятно, что подобное не спасло бы от нападения, но ведь это только начало. А в бою сбить противника с ног дорого стоит, ведь он сразу становится практически беззащитным… пусть и на короткое время. И если парень продолжит свои тренировки, то с его скоростью развития, думаю, он уже через неделю сделает дрожь земли серьёзным боевым заклинанием.

— Неплохо получается, — похвалил я парня.

— Этого недостаточно, — пробурчал Алан.

— Ничего страшного, у тебя ещё будет много времени, чтобы отточить оба заклинания.

— Ладно. Тогда я ещё потренируюсь на следующем привале, — сказал юноша, немного успокоившись.

На этом тренировка закончилась, и мы отправились спать. Утром, позавтракав, вновь двинулись вперёд.

По пути Алан тренировал то контроль земли, то дрожь земли. В очередной раз остановившись, парень сконцентрировался и, направив руки в сторону одной из полян, что тянулись вдоль дороги, создал нужное плетение. Земля, перемешанная с травой, буквально вспучилась, превратив некогда ровную площадку в уродливое место, изрытое ямами. Увидев результат, я похвалил Алана. Действительно поразительный талант к магии.

Через полтора часа впереди неожиданно послышался гомон голосов. А ещё через десять минут мы увидели повозку с запряжëнной лошадью. За поводьями сидел нескладный мужчина средних лет с залысиной на голове и пышными усами. Его окружило семеро людей в потасканной броне. Судя по их лицам, это были бандиты. Но, тем не менее, по их аурам я понял, что среди них четверо были магами Начальной ступени, двое Учениками и один Адептом.

— Не трогайте меня, пожалуйста! Я всего лишь бедный купец, — лепетал мужчина.

— Купец, говоришь. Ну, тогда отдавай весь свой товар вместе с лошадью и повозкой, и можешь проваливать, — с мнимым великодушием предложил главарь шайки.

Я посмотрел в сторону Алана. Взгляд парня говорил о многом. Он явно хочет вступиться и помочь несчастному купцу. Ну что же, раз хочет, пусть вступается. Я, собственно, был не против, даже скорее за. Не потому что был таким добросердечным, чтобы помогать каждому встречному-поперечному. Всё дело в возросших магических навыках Алана. Пришло время ему показать, чего он стоит в бою.


Глава 3


Собравшись с духом, Алан окликнул бандитов.

— Оставьте его в покое, или пожалеете, — посоветовал он, но попытка сделать голос угрожающим явно оказалась неудачной.

Взгляды разбойники сразу скрестились на нас. Судя по их скептически-насмешливым лицам, мы их явно не впечатлили. Ну понятно, двое мальчишек против семерых здоровенных мужиков. Но вдруг взгляды превратились из насмешливых в удивлëнные. Видимо, разбойники наконец почувствовали наши с Аланом ауры.

— Такие молодые, и уже на ступени Ученика и Адепта, — нахмурившись, проворчал главарь шайки разбойников, высокий коренастый мужчина с небольшой бородкой, подозрительно разглядывая нас.

— Босс, даже если так, у нас есть вы, Адепт, и два Ученика. К тому же, нас больше. Эти молокососы точно проиграют, — заявил один из разбойников, находящийся на Начальной ступени.

— Ты ничего не понимаешь! — воскликнул главарь. — Если они уже в таком возрасте достигли подобных результатов, то получили они, вероятнее всего, могущественные магические искусства серебряного и золотого рангов. К тому же, обладают гораздо более мощными плетениями, чем мы.

Услышав это заявление, я не сдержал улыбки. Могущественные искусства серебряного и золотого рангов? Бандюга нас сильно недооценивает. Что бы он сказал, узнав, что у обоих из нас платина? Пожалуй, убежал бы, поджав хвост. И дело даже не в том, что наши искусства высоких рангов. Главное преимущество было в высокой совместимости, которая значительно усилила наши искусства.

Благодаря мне мы смогли подобрать Алану подходящее искусство. Моё искусство же вообще создал мой дед специально под меня. Так что оно было идеально. А у этих доходяг разве был большой выбор? Скорее всего каждый из них получил совершенно неподходящее им по совместимости искусство железного или медного ранга. Если у них будет хотя бы сорок процентов, то это уже большая удача. Скорее всего же там была совместимость от двадцати до тридцати процентов.

И если проанализировать все эти факты, а также учесть, что Алан настоящий гений, можно прийти к выводу, что мне вмешиваться в этот бой не понадобится. Даже будучи выше моего спутника на целую ступень, главарь разбойников мало что мог противопоставить нашему гению из села. Однако был ещё один немаловажный момент, который мог всё кардинально поменять. Я не успел обучить Алана базовому щиту Инеаля.

— Я повторяю ещё раз. Оставьте его в покое, или пожалеете! — сказал Алан, вытянув руки вперёд.

— Алан, ты, главное, купца своей магией не задень, — тихо произнёс я.

В ответ тот молча кивнул.

— Ну что же. Ты не оставляешь нам выбора. Мы будем сражаться! — воскликнул главарь.

В этот же момент разбойники отошли от повозки и начали рассредотачиваться, окружая нас полукругом.

— Алан. В этом бою я не буду тебе помогать. Считай, что это твоя персональная тренировка. Покажи, насколько ты стал сильнее за это время, — предупредил я своего спутника спокойным голосом.

Алан лишь кивнул в ответ.

— Ты считаешь нас такими слабаками, что даже не будешь принимать участие в бою? Если так, то ты поплатишься за свою самоуверенность, — заявил главарь бандитов.

На эту фразу я лишь пожал плечами. Я считал ниже своего достоинства что-либо доказывать этим, с позволения сказать, людям.

— Босс. Глупость этого паренька нам на руку. Сначала разберёмся с парнем на ступени Ученика, и уже тогда займёмся Адептом, — сказал находящийся на Начальной ступени разбойник.

— Согласен. Вы слышали его? Вперёд! — крикнул главарь.

Битва началась. Четыре мага Начальной ступени обнажили свои мечи и начали медленно наступать на Алана. Было понятно, что со своими дерьмовыми искусствами и самой слабой ступенью они ещё не были способны нормально использовать даже самые слабые плетения. Когда противники приблизились достаточно близко, Алан, до этого непринуждённо стоящий на месте, сделал пасс рукой, создав плетение. В итоге почва, находящаяся прямо под разбойниками, резко вспучилась, и все четверо покатились по земле. Следом в них полетели камни, быстро вырубив врагов, которые даже не успели поставить щит Инеаля. Скорее всего Алан потратил много энергии на это плетение, однако результат стоил того. Теперь четыре разбойника уже никуда не денутся.

— Неплохо. Хорошо подгадал момент, — во всеуслышание похвалил я Алана.

— Что за ерунда? — выругался главарь. — Да пусть у него искусство, ориентированное на магию земли, пусть даже золотого ранга, но, находясь на ступени Ученика, он всё равно не должен быть способен применять плетения такого масштаба!

После того, как я услышал эти слова, мне захотелось рассмеяться. А что бы он сказал, если бы узнал, что Алан научился использовать это плетение на таком уровне всего лишь за полдня? Наверное, просто бы не поверил моим словам. Тем не менее, ситуация становилась, на мой взгляд, комичной.

Однако Алан не собирался ждать развития событий. Так что, вытянув руки вперёд, парень вновь повторил плетение дрожи земли, но теперь прямо под ногами трех разбойников, двое из которых были Учениками, а один — Адептом. Земля, вздрогнувшая под их ногами, сбила врагов с ног. Мой спутник традиционно добавил атаку камнями, но на этот раз безрезультатно. Судя по всему, в бой вмешался главарь, оказавшийся неплохим магом земли. Он нейтрализовал ещё одно плетение дрожи земли, которое использовал мой спутник, а двое магов быстро поднялись и поставили щиты Инеаля.

Я, улыбнувшись, присвистнул. Это делает тренировку ещё более эффективной. Их главарь был неплохим магом земли, который в своём арсенале имел защиту от дрожи земли.

Так что, пока резерв командира не опустеет, использовать данное плетение бесполезно. Алан это, видимо, тоже понял, так как его выражение лица стало хмурым.

— Против меня твоя дрожь бесполезна! — крикнул главарь и тут же знаком отдал приказ двум оставшимся разбойникам.

Те вытянули руки вперёд и с большой скоростью начали создавать плетения небольших «огненных шаров», которые стремительно полетели в сторону Алана.

Если бы я успел научить парня базовому щиту Инеаля, то эти огненные шары никак бы не смогли навредить ему. Однако я не успел этого сделать, поэтому даже один попавший по юноше огненный шар мог привести к неприятным последствиям. Целительной магией я не владею и не смогу помочь Алану, если будут какие-то проблемы. А значит, если всё закончится травмами, это помешает нам вовремя добраться до академии Меридиан. Взвесив все за и против, я уже было приготовился вмешаться, поставив перед Аланом базовый щит Инеаля, однако парень опять меня удивил.

Множество «огненных шаров» летело в сторону Алана, но вдруг вокруг парня начало вращаться большое количество маленьких камешков. На секунду они остановились, зависнув в воздухе, и в следующее мгновение каждый из них быстро полетел к своему огненному шару. Когда два снаряда сталкивались друг с другом, огненное плетение тут же взрывалось. И так множество раз. Алан с помощью невероятной точности и впечатляющего контроля земли взрывал огненные шары один за другим на большом расстоянии от себя. Двое магов на ступени Ученика всё продолжали создавать заклинания, а Алан без остановки и без единой ошибки их взрывал.

— Да что за чертовщина! Как такое вообще возможно?! — уставившись на парня, находясь в шоке от увиденного, рявкнул командир разбойников. — Ты же обычный ученик!

— Молодец, Алан. Хорошая идея, — я похвалил парня.

— Да ты когда-нибудь заткнëшься?! — яростно крикнул мне в ответ главарь.

Видимо, его бесило моё спокойствие и то, что я постоянно влезал со своими репликами.

Поток огненных шаров постепенно прекратился. Стало понятно, что два Ученика выдохлись. Они потянулись за мечами, но тут уже я покачал головой, встретившись с ними глазами и предупреждающе зажигая в своей руке огонёк…

— Что же. Видимо, пришло время сразиться двум магам земли, — раздражённо заявил главарь разбойников.

И тут же большой камень, лежащий в стороне от дороги, поднялся и взлетел прямо перед главарём. Используя контроль земли, главарь разбойников, находящийся на ступени Адепта, швырнул камень в Алана. Однако, когда тот должен был врезаться в парня, он поднял руку, и каменный снаряд остановился. Пот потëк по лицу мужчины. Однако, как он ни тужился, но сдвинуть камень дальше просто не смог.

— Замечательно, — зааплодировал я.

Что ж, я сейчас увидел впечатляющую демонстрацию показа разницы в контроле одной и той же стихии. Будь то вода, земля, огонь или воздух. Если твой контроль стихии превосходит таковой другого человека, то в бою ты сможешь получить власть над стихийным плетением противника. Вот и Алан подобным способом получил власть над камнем, который в него бросил главарь разбойников.

Собственно говоря, уже можно подвести итоги. Пятеро врагов валялись оглушëнными. Двое учеников полностью израсходовали всю магическую энергию из средоточия. И самый сильный маг шайки, находящийся на ступени Адепта, больше ничего не мог сделать Алану. Это был конец. Я это понимал, Алан это понимал, бандит это понимал, и маги это понимали.

— Я готов сдаться и уйти, — прохрипел главарь.

В ответ я лишь громко рассмеялся.

— Что тут смешного? — спросил мужчина, нервно сглотнув.

— Смешно здесь то, что ты наивно полагаешь, будто мы отпустим тебя, — ответил я, показав наивному разбойнику дьявольскую улыбку.

— Пощади нас! — воскликнул один из магов.

По его словам я понял, что до них наконец начало доходить, что всё действительно может закончиться печально.

— Рагнар, а что мы с ними делать будем? Надеюсь ты их… не убить хочешь? — осторожно спросил Алан, как-то странно глядя на меня. Наверное, вид у меня был весьма кровожадный.

— Да зачем их убивать? Это слишком лёгкий путь для них, — покачал я головой. — я вызову Меридиан. Это самый правильный выбор. Ведь если мы отпустим этот мусор, они продолжат грабить и убивать беззащитных мирных жителей Аспии.

— По крайней мере наша совесть будет чиста! — кивнул с жаром Алан.

— Я больше никогда не буду этого делать! Клянусь! — взмолился второй маг.

— Да, я тоже клянусь бросить это занятие. Только пощади! — вторил его соратник. — Не отдавай нас Меридианам. Отпусти, и мы исчезнем…

Стоит сказать, что репутация Меридиан среди преступников была настолько суровой, что я не удивился подобной реакции.

— Рагнар, а может действительно просто отпустим их? — вдруг предложил Алан.

— Какой ты всё-таки наивный. Как только мы уйдём, они тут же осознают, что скорее всего мы больше никогда не встретимся. И тогда этот мусор опять начнёт грабить и убивать. Единственный способ избавиться от этой заразы — пресечь на корню. В данном случае это значит просто отдать их тем, кто по своей должности должен заниматься подобным сбродом.

Поняв, что участь их решена, два ученика попытались сбежать, но созданное мной плетение «огненной стены» окружило разбойников полукругом, преградив пути к бегству. Теперь они были загнаны в угол.

— Алан, — повернулся я к парню. — Если ты хочешь когда-нибудь стать силой, с которой будут считаться, то ты должен быть готовым принимать жёсткие решения. Даже убивать, если это потребуется. Чем раньше ты сможешь перебороть свою доброту, тем лучше. Магия — это суровая наука. Мой тебе совет. Относись с добром к тем, кто этого заслуживает. К врагам же у тебя должно быть совсем другое отношение. Никакой пощады, никакого милосердия. Часто бывает, что либо ты — либо они.

После моих слов Алан вздрогнул.

— Пожалуйста! Просто отпусти нас, клянёмся, мы никогда больше не будем заниматься разбоем… — взмолился один из магов-учеников.

Так вот что он задумал. Решил воспользоваться эмоциональностью парня.

— Я подумаю над тем, чтобы тебя отпустить, если скажешь, где находится ваш лагерь, сколько там разбойников и какие у каждого искусства, — дал я надежду бандиту.

— Не смей говорить это! — прорычал главарь, прожигая потенциального предателя ненавидящим взглядом.

Главарь уже, судя по всему, собирался убить своего подчинённого, вытянув руку вперёд и начиная создавать плетение. Однако я его тут же остановил мощным воздушным кулаком, который прилетел тому прямо в живот. Из-за чего он согнулся от боли.

— Наш лагерь находится в пещере, что в получасе пути на северо-востоке отсюда. Кроме нас, там двадцать шесть человек. Пять магов молнии, десять магов огня, шесть магов земли, пять магов ветра. Из них двенадцать на Начальной ступени, девять Учеников и пять Адептов, — сдал всех своих товарищей разбойник.

Сильный отряд. С ними нам двоим точно не справиться.

— Дурак! Они же наши товарищи! Что ты, Мелек тебя подери, творишь? — возмутился главарь, пришедший в себя после моего удара.

Но трусливому разбойнику было плевать.

— А ещё в пещере находится пленённая нами девушка! — вдруг добавил разбойник.

— Какая девушка? — вскинул я бровь от удивления.

— Нам хорошо заплатили, чтобы мы убили охрану и схватили её, — объяснил мне разбойник. После чего он с надеждой посмотрел на меня и спросил. — Теперь же ты меня не отдашь Меридианам? Ты же выполнишь обещание?

— Я обещал тебе, что подумаю над этим, — сделав театральную паузу, я добавил, — и, подумав, решил всё равно отдать тебя Меридианам. Извини, но я не верю твоим словам. Такие, как ты, не могут остановиться.

Свои слова я закрепил дьявольской улыбкой.

Алан промолчал, видимо, соглашаясь со мной. А разбойники уставились на меня как кролики на удава.

И через несколько секунд вновь начали молить о пощаде, но я быстро запечатал их рты, и мы с Аланом спеленали всех противников. В результате рядом с дорогой оказалось выложено в ряд семь беспомощных связанных тел. Когда дело было сделано, я впервые за всё это время взглянул на купца, из-за которого вся эта заварушка и началась.

Этот мужичок с усами, торчащими в разные стороны, с опаской смотрел на меня. Ну вот, как всегда. Между прочим, мы ему только что жизнь спасли!

— Господин купец, вы в порядке? — задал я вопрос.

По купцу было видно, что он пытается мне ответить, но, видимо, перенервничал. Он издавал скорее мычание, чем внятную речь. Так что я решил его успокоить.

— Не бойтесь. Мы вас не тронем. Вы же не разбойник. Вы честный человек, который не сделал ничего плохого, — объяснил я.

— Да, конечно. Я не делал ничего плохого! — наконец ответил купец, активно закивав головой.

— Раз так, то вам нечего бояться, — сказал я, выдав свою самую доброжелательную улыбку.

И это сработало. Купец начал потихоньку успокаиваться.

— Господин маг, большое спасибо вам за моё спасение. Теперь я ваш должник! Если вам что-то от меня надо, вы только скажите, — залепетал купец.

— Что ж, особо мне от вас ничего не надо. Так что решите сами, чем сможете отблагодарить меня. Наше путешествие долгое… — я вопросительно посмотрел на него.

Интересно, догадается?

Купец догадался. Нам был презентован увесистый мешочек с деньгами. И, помимо его, счастливый спасённый выделил нам продуктов и два кувшина с вином.

На этом мы расстались. Повозка купца поехала дальше, а мы остались на дороге.

Далее я связался с жрецом, который, по-моему, уже даже не удивился моему рассказу и просьбе прислать Меридиан. Узнав точное местонахождение пещеры и разбойников около дороги, он пообещал, что сейчас же свяжется с Меридианами и отправит туда отряд.

Теперь осталось отправиться к пещере и разобраться с остальными разбойниками. Пришло время использовать ещё одно научное плетение.


Глава 4


Повозку мы спрятали недалеко от дороги в небольшом овраге. Путь до пещеры по лесу занял полчаса, как и сказал разбойник. Так что вскоре мы с Аланом стояли перед входом в неё. Похоже, эти головорезы были настолько уверены в своих силах, что даже не стали выставлять охрану у входа в пещеру. Ну что же, это их проблемы.

Итак. Внутри пещеры несколько десятков разбойников, и мы вдвоём с Аланом им не соперники. Тогда что же я задумал? И суть была в том, что для того, чтобы победить разбойников, нам не обязательно спускаться в пещеру. Ведь это замкнутое пространство, а значит, самым эффективным решением будет отравить разбойников каким-то газом. В обычной ситуации я бы использовал угарный газ. Он не имеет запаха и цвета, так что разбойники не смогли бы его обнаружить. Также он крайне токсичен. Отравление этим газом приводит к разрушительным последствиям для организма вплоть до смертельного исхода. Однако было одно важное «но». Вместе с разбойниками в пещере находилась пленённая ими девушка. И она могла пострадать. Да и травить до смерти самих разбойников я не собирался. Пусть Меридианы разбираются.

Так что я решил выбрать другой, менее вредный для организма газ. И мой выбор пал на углекислый. Он так же, как и угарный, не имеет запаха и цвета. И при его высокой концентрации люди теряют сознание. Но сам по себе он гораздо менее вреден, чем угарный, и я понимал — это то, что нужно. Однако вопрос состоял в другом. Хватит ли мне моего магического резерва, чтобы поднять в пещере содержание углекислого газа до нужного порога? Это ещё предстояло узнать. А всё дело в том, что плетение, создававшее его, очень затратное по энергии.

Встав перед входом в пещеру, я вытянул руки вперёд и начал создавать плетение. Вскоре поток невидимого для человеческого глаза газа устремился внутрь пещеры. Время шло, концентрация углекислого газа в пещере росла, а вместе с ней и пустел мой магический резерв. Вскоре я остался практически без магической энергии. Я чувствовал сильную слабость, и мне очень хотелось просто сесть на землю, закрыть глаза и расслабиться. Однако сейчас надо было вытерпеть и закончить начатое.

— Алан. Разбойники должны были уже потерять сознание. Так что я пойду, а ты жди меня здесь.

— Нет, Рагнар. Я одного тебя не отпущу! — возмутился парень.

— Если я говорю, что пойду один, значит, так надо, — сказал я, неодобрительно фыркнув.

Для того, чтобы можно было нормально дышать на последние крохи магической энергии, я создал вокруг своей головы шар с воздухом. Так что Алану пришлось согласиться с моими доводами.

Я медленно шёл, постепенно углубляясь в пещеру, пока проход не начал расширяться. Осторожно пробравшись дальше, я наконец расслабился. Передо мной открылась весьма впечатляющая картина. Большая пещера, в которой прямо на камнях стояли палатки и спальные мешки. Но самое главное, что меня порадовало — это сами разбойники, лежавшие по всей пещере в самых разнообразных позах. Что ж, газ оказался весьма эффективной штукой.

Теперь надо было заняться делом. Использовав верёвки, которые приготовил заранее, я начал методично связывать бессознательных разбойников. Когда я закончил со всеми бандитами, обездвижив их тела, то, оглядевшись, увидел в конце пещеры небольшое углубление, где в ряд стояло несколько клеток. Вот, похоже, что мне было нужно. Подойдя к ним, увидел в одной из них узника. Точнее, узницу, о который говорил тот разбойник.

С помощью луча света я выжег замок на дверце и, зайдя в клетку, внимательно осмотрел пленницу, лежавшую без сознания на каменном полу, усыпанном сухой соломой. Да, судя по внешнему виду девушки, хозяева пещеры не считали нужным заботиться о ней.

Хотя, даже исхудавшая и в рваной одежде, она была красива… Девчонка лет пятнадцати невысокого роста. Бывшие когда-то золотистыми волосы потеряли свой цвет, став грязными и сальными. Но даже рваная одежда, которая была на девчонке, не могла скрыть точёной фигурки и стройных ножек. А лицо, пусть и чумазое, было, несомненно, красивым.

На всякий случай я так же создал возле её головы пузырь, добавив в него кислорода, после чего лицо девушки порозовело… Я взял её на руки, — казалось, что она весит не больше пушинки, — и понёс её к выходу из пещеры. По пути случайно заметил явно женские вещи, валявшиеся кучей у одной из палаток, и, покачав головой, отправил их в пространственное кольцо. Думаю, в этих тряпках девчонке явно будет не по себе.

Признаюсь, до выхода из пещеры я еле дошёл. Похоже, не рассчитал свои силы. Когда наконец вывалился из пещеры на белый свет и передал Алану свой груз, который тот аккуратно опустил на траву, сам в изнеможении рухнул на неё. Посмотрев на своего спутника, невольно хмыкнул.

Тот смотрел на лежавшую перед ним девушку таким взглядом, что было понятно — она явно понравилась парню. К тому же, тряпки на её теле, как я уже говорил, не очень-то скрывали девичьи прелести.

— С ней всё будет в порядке? — спросил Алан. Его голос дрожал.

— Не бойся, — успокоил его, движением руки развеяв наши с ней пузыри, — скоро действие моей магии закончится, и она проснётся.

«Надеюсь, что она не пострадает», — подумал уже про себя. Всё-таки до этого я не пользовался этим плетением в таких масштабах, так что, можно сказать, это был эксперимент. Но Алану знать о подобном не стоило.

— А разбойники… ты их…

— Да, они схвачены, — равнодушно пожал я плечами, — на некоторое время эта местность станет безопасной для путников.

Прошло полчаса. Я уже более-менее пришёл в себя и наблюдал за Аланом, который, казалось, всё это время не отводил взгляда от спасённой. И вот наконец девушка открыла глаза и, посмотрев на Алана, неожиданно вцепилась в него, обхватив руками и уткнувшись ему в шею, а потом зарыдала.

Растерянный покрасневший парень замер. Я решил дать девчонке выплакаться. После того, что я увидел в пещере, ей это явно было нужно. Наконец она перестала лить слёзы, но не отрывала руки от смущённого Алана, устроившись практически у него на коленях.

Тем временем я уже поднялся на ноги и чувствовал себя вполне сносно.

— Можешь говорить? — поинтересовался я у девушки.

Та кивнула.

— Как тебя зовут?

— Я Келия. Можешь звать меня просто Кели, — ответила она.

Надо же. Выплакавшись, девушка явно пришла в себя и держалась на удивление стойко. Думаю, у многих на её месте на это ушло бы несколько дней.

— Расскажи, что случилось, — попросил я.

— Вместе с кучером и двумя охранниками я ехала в карете, направляясь в академию Меридиан. Но на нас напали разбойники, убив всех моих спутников. Вот так я и попала в плен.

Келия помрачнела, видимо, вспомнив пещеру.

— В паре часов ходьбы отсюда находится наша повозка. Ты хочешь, чтобы всё это время тебя тащил мой друг? — изогнув бровь, скептически поинтересовался я.

После моих слов слегка покрасневшая девушка сразу поднялась с колен Алана.

— Конечно, я пойду сама… — и тут она, видимо, поняла, что на ней надето, и залилась краской. — А у тебя… у вас… есть одежда?.. — пролепетала она, обхватив себя руками.

— Ты думаешь, что мы с собой носим женские наряды? — осведомился я, решив подшутить, но, увидев обречённый взгляд, вздохнул и достал из пространственного кольца подобранную в пещере одежду. Как я и думал, это были её наряды. Недавняя пленница, схватив весь ворох одежды, метнулась в лес. Кстати, судя по журчанию воды, на которое я сначала не обратил внимания, рядом был ручей. Так что наша спасённая скорее всего устремилась туда.

— Понравилась? — поинтересовался я у Алана.

— Да, — признался тот, — она такая… такая…

Я вздохнул. Всё с ним ясно. Но главное, чтобы эта симпатия не выбила у парня из головы разум. Хотя, судя по всему, девчонка явно не простая, и скорее всего Алан ей просто не пара… По крайней мере пока что.

Спустя десять минут умытая девушка появилась перед нашими глазами. Походный костюм её состоял из штанов, жилетки и куртки из тонкой кожи, но сразу было видно, что это дорогая вещь. На ногах кожаные сапожки. Кстати, сидела эта одежда на девушке великолепно, даже несмотря на её немного исхудавшее тело… словно шили на заказ. Алан восхищённо смотрел на неё.

— Спасибо вам, господа, за моё спасение, — церемонно поблагодарила девушка, смерив нас с Аланом изучающим взглядом, — но вы так и не рассказали, как оказались здесь.

— Вот этот товарищ по имени Алан победил всех разбойников и спас тебя, — показал я пальцем на Алана и подмигнул ему. И еле сдержал смех, так как лицо моего спутника приняло ошарашенное выражение. Такое же было у девушки, которая неверяще уставилась на него. На её лице было написано сомнение в правдивости моих слов.

— На самом деле спас вас и вынес из пещеры Рагнар! — возмущённо заявил Алан. — А я да, сражался с разбойниками, но теми, что напали на нас на дороге. В пещеру же заходил он!

Да… честность и прямота, конечно, хорошее качество, но я бы на месте своего спутника слукавил.

Теперь выражение лица Келии изменилось на озадаченное.

— Вы мне что-то недоговариваете. Как Ученик и Адепт смогли победить такое количество магов?

— Всё потому, что мы сильнее, чем может показаться на первый взгляд… — я многозначительно улыбнулся. — Мы идём к повозке? Там, думаю, поговорим.

— Да, конечно, — поспешно ответила девушка.

Пока мы шли, Алан бросал робкие и заинтересованные взгляды на Келию, но заговорить не пытался. Как, в принципе, и я. Видя, что её спутники неразговорчивы, молчала и сама девушка.

И вот мы наконец добрались до нашего средства передвижения. Вытащили её на дорогу. Я, как обычно, взял вожжи, девушка с Аланом уселись за моей спиной.

— Ну что, — уточнил у Келии, — я правильно понял, что вы направлялись в Академию?

— Да, я живу в городе, рядом с котором находится Академия, — ответила она и, серьёзно посмотрев на меня, произнесла твёрдым голосом. — Мы ехали из Столицы. Там живёт мой дядя. И я гостила у него полгода. Позвольте ещё раз поблагодарить вас за моё спасение, господин Рагнар. Если бы не вы, то… — и тут девушка запнулась, потупив взгляд.

— Без проблем. Я сделал то, что должен был, — пожал плечами.

— Не лукавьте. Мало кто бы стал спасать незнакомого человека, рискуя погибнуть… — упрямо заявила девушка.

Риска, на мой взгляд, не было для меня никакого, но пусть так думает. Разубеждать не буду.

— И вам спасибо, господин Алан, — повернулась она к моему спутнику.

Тот, слегка покраснев, кивнул.

— Вы же тоже едете в Мерфолк? В Академию? — в свою очередь спросила девушка.

— Едем, — не стал спорить я с очевидным фактом.

— Я хотела бы попросить вас взять меня с собой! Моя семья обязательно вознаградит таких достойных и храбрых людей!

— Конечно, — поспешно ответил я, останавливая взглядом явно возмущённого предложением награды Алана.

— Ваши имена Алан и Рагнар, а фамилии? — обратилась ко мне Келия.

— Нет фамилий… — сообщил ей я.

— То есть совсем нет? — спросила Келия, сощурив глаза.

— Всё именно так, — ответил я.

И дело было в том, что мало кто в этом королевстве имел собственную фамилию. В основном на это имела право только знать Аспии. Стоит сказать, что знать эта довольно условная. Древние рода являются истинной аристократией. Знать же Аспии — это не более чем подражание древним родам. Желание быть лучше обычных людей, при этом ничем не подкрепляя своё превосходство. У меня, например, фамилия была, но я её предпочитал не озвучивать. К тому же, интерес Келии к фамилиям явно не просто так… Судя по всему, она сама принадлежит к аристократии… Я решил проверить свою догадку.

— А у тебя разве есть фамилия?

И надо же, догадка оказалась верной. Смешно вздёрнув носик, Келия ответила:

— Я графиня Келия Ламберт.

И девушка явно была неприятно удивлена, когда на меня её титул не произвёл никакого впечатления. А Алан… Он, по-моему, ничего не слышал, а просто преданными глазами смотрел на нашу новую спутницу.

— Ну что же, графиня Келия Ламберт, — улыбнулся я. — Будем знакомы. Есть хочешь?

Конечно же, она хотела. Судя по всему, разбойники не озадачивались нормальной кормёжкой своих пленников.

— Кстати, Алан, ты должен заниматься поглощением энергии и развитием магического искусства. За то время, что у нас есть до приезда в академию Меридиан, ты обязан постараться стать как можно сильнее. Так что не теряй время зря, — сказал я парню.

В ответ Алан кивнул. И, в последний раз покосившись на Келию, сел в позу лотоса и, по-видимому, погрузился во внутренний сад, начав тренировать своё начальное магическое искусство. По ауре парня я ощущал, что он уже приблизился к середине ступени Ученика. Его скорость развития поражала. Пройдёт не так много времени, прежде чем он станет Адептом. И это, прошу заметить, без каких-либо зелий. Если же в будущем Алан получит достаточное количество ресурсов для развития, тогда его могущество достигнет невиданных границ.

Однако если Алан мог вполне себе быстро развиваться со своим магическим искусством средней скорости развития, то такой, как я, обладающий одним из самых медленно развивающихся искусств в мире, не мог обойтись без большого количества ресурсов. Так что, конечно, я пообещал себе, что, когда достигну пятой ступени Духа, точно выберу гораздо более быстрое по скорости развития искусство.

Убедившись, что мой друг начал медитацию, я тронул повозку. Тем временем, спустя полчаса пути в молчании девушке это, видимо, надоело, и она, покосившись на медитирующего Алана, подвинулась ближе к моей спине.

— А ваша семья, господин Рагнар, осталась в Столице? — нарушила она наконец тишину.

— Давайте по-простому, — неожиданно предложил я, — меня вот эти «господины» всегда раздражали. Нас здесь всего трое. Так почему бы отбросить до прибытия в Мерфолк все титулы и вообще перейти на «ты»?

— Я согласна, — кивнула девушка, причём без малейшего сомнения, чем заработала в моих глазах ещё несколько очков.

— Отлично, — улыбнулся я, — на самом деле у меня нет семьи. Я сирота и живу самостоятельно… А дом… так на то есть таверна.

— А деньги? Ведь надо на что-то жить?

— Гильдия охотников.

— Ты состоишь в гильдии охотников? — удивленно переспросила девушка.

— Да, — ответил я. — А что такого странного?

— Нет, ничего, — немного смутилась она, — но ты ещё…

— Мне шестнадцать почти, — пожал плечами, — да и не важно, сколько тебе лет, важно — насколько ты сильный.

— А ты сильный? — в голосе девушке явно звучало не просто любопытство.

— Мой друг Алан потенциально гораздо сильнее меня, — сообщил я ей, после чего она бросила задумчивый взгляд на медитирующего парня.

— Так и не скажешь… ты Адепт в шестнадцать лет, а он — Ученик, — возразила она.

Я промолчал, лишь пожав плечами. Что-то кому-то доказывать я не собирался.

— А он откуда?

— Думаю, проще тебе самой спросить у него, — предложил я.

На этом более-менее полезный разговор закончился, и девушка, видимо, начинающая отходить от всех недавних событий, вдруг принялась рассказывать о себе, своих подругах, о… да не знаю, о чём она там ещё болтала, я всё пропустил мимо ушей, погрузившись в свои собственные мысли.

Вскоре начало смеркаться, и я свернул в лес. Алан наконец очнулся, и мы, найдя удобную полянку, установили палатку… Затем он уже по установившейся привычке взялся за готовку. Я хотел было тоже заняться медитацией, но заметил, что девушка растерянно смотрела то на палатку, то на нас.

— Что-то случилось? — поинтересовался я.

— А у вас нет ещё одной палатки? — тихо поинтересовалась Келия.

Я было вновь хотел пошутить над притихшей аристократкой, но, встретившись с ней взглядом, передумал. В конце концов, она перенесла достаточно много… хватит с неё. Поэтому я достал ещё одну палатку из пространственного кольца.

Тем временем, еда оказалась готовой, и, быстро поужинав, Келия пожелала нам спокойной ночи и забралась в свою палатку. Алан тоже, зевая, забрался в нашу.

Я решил, что и мне не стоит забрасывать тренировку магического искусства. В первую очередь нужно было восстановить энергию. Сев в позу лотоса, я сконцентрировался и ощутил магическую энергию вокруг себя. Моё средоточие начало тянуть эту энергию, постепенно поглощая её. В итоге всего через два часа моё средоточие вновь было заполнено.

После этого я со спокойной душой тоже отправился спать.

Утром, рано проснувшись, я увидел, что Алана уже нет в палатке. Выглянув из неё, увидел своего друга, который уже приготовил, судя по всему, завтрак и на пару с Келией его уничтожал. И они, кстати, весьма мило общались. Судя по всему, Алан пришёл в себя и даже разговорился. А вот девушка продолжала удивлять. Ела его стряпню и не морщилась. Хотя после пещеры разбойников любая еда вкусной покажется. Но, тем не менее, не было в девушке какого-то превосходства над другими, да и общалась она очень просто, что не могло не импонировать.

— Мне-то оставили? Или всё съели? — ехидно осведомился я у «голубков.

Алан, как всегда, покраснел, а Келия как-то странно посмотрела на меня.

— Конечно, Рагнар, — вскочил парень, — проходи, я тебе оставил похлёбки.

Я уселся рядом с ними и взял котелок, протянутый мне нашим поваром.

Насытившись, я перевёл свой взгляд на Алана. Надо было продолжать его обучение. Правда, сейчас с нами была Келия, но я надеюсь, что она не будет мешать. Кстати.

— Келия, а ты у нас на чём специализируешься?

— Я целитель! — гордо заявила девушка.

— Понятно. Я хотел бы попросить, чтобы ты ничему не удивлялась и не мешала нам. Просто у Алана, несмотря на весь его талант, есть проблемы с элементарными плетениями.

— Да, я понимаю, — серьёзно ответила девушка, бросив взгляд на вновь смутившегося парня.

— Отлично. Алан, я ещё не успел тебя обучить очень важному плетению, которое называется базовый щит Инеаля. Если бы ты владел этим заклинанием, то победить разбойников стало бы намного проще. Ведь как бы они ни старались, в любом случае всё равно не смогли бы тебя задеть своими огненными шарами. Так как в таком случае базовый щит принял бы весь урон на себя.

Сказав это, я достал из-за пазухи заранее приготовленный свиток с плетением базового щита. Ну что же, пора приступать.


Глава 5


Келия хотела что-то сказать, но я покачал головой, и она кивнула. Однако было понятно её удивление незнанием Алана базового щита. Его учат самым первым заклинанием любого мага.

Я наблюдал за тем, как Алан внимательно изучает свиток с плетением базового щита Инеаля. Парень с интересом всматривался в схему узоров. Ранее я уже успел объяснить ему, как изучать плетения из свитка. Так что вряд ли мне придётся многое объяснять.

— Сейчас я тебе расскажу немного про это плетение, — начал я. — Базовый щит Инеаля основывается на самой сути магической энергии. Этот щит не принадлежит ни к одной стихии. Для него не нужно иметь какое-то определённое искусство. Так что его могут использовать все маги любой специализации. Также это плетение крайне эффективно и затрачивает минимум магической энергии. К тому же, данное заклинание очень просто в освоении, что делает его изучение идеальным для низких ступеней. Однако стоит заметить, что на более высоких ступенях есть гораздо более могущественные и затратные щиты. Но до тех пор, пока ты не достиг большего могущества, базовый щит Инеаля станет твоей лучшей защитой, — объяснил я всё парню.

— Тогда я попытаюсь выучить это плетение, — сказал Алан, посмотрев на меня.

— Не пытайся, делай, — хмыкнул я.

— При всём уважении, пусть это не самое сложное плетение, но быстро оно не учится, — не удержалась от замечания Келия.

— Ты сильно недооцениваешь Алана, — перевёл я взгляд на девушку.

В ответ она лишь скептически фыркнула.

Следующий час мы с Аланом разбирали создание этого плетения. Из свитка юноша понял многое, но не всё. Так что мне приходилось показывать ему на практике некоторые узоры. Когда мы закончили и Алан уверил меня, что всё запомнил, он начал попытки воссоздать базовый щит. Первое время у него ничего не выходило, и плетение то и дело развоплощалось. В свою очередь, Келия, всё это время наблюдавшая за неудачными попытками, всем своим видом показывала, что она была права… Однако вскоре перед Аланом появилась тонкая прозрачная плёнка. Плетение всё ещё было нестабильным, и щит то и дело подрагивал, но начало было положено.

— Да как такое возможно? — Келия даже открыла рот от удивления. — Рагнар, ты же меня разыграл? Он и до этого знал это плетение. Ведь так?

— Я же предупреждал, что Алан настоящий гений. Уверяю тебя, до последнего времени он и не подозревал о существовании подобного плетения.

После этих слов Келия что-то пробурчала себе под нос и посмотрела на Алана заинтересованным взглядом. По-моему, он её уже действительно заинтересовал.

— Ладно, нам пора ехать, — сообщил я. — Алан, ты тренируйся, на привале в полдень проверим тебя.

Мы вновь выбрались на дорогу и продолжили наш путь. Всё время пути, пока солнце не поднялось в зенит, Алан беспрестанно тренировался. Я периодически оглядывался на него и не мог не заметить интерес Келии к нему.

Но вот мы наконец съехали с дороги и остановились. Перекусив вялеными мясом и запив его водой, мы решили полчаса передохнуть, а я тем временем направился к парню, чтобы устроить ему небольшой экзамен.

Алан не знал, как работают базовые узоры, поэтому просто копировал плетения. Так что его скорость изучения была если и не поразительной, то точно превосходной. И я был абсолютно уверен, что сейчас он будет создавать щит Инеаля без особых проблем.

— Ну что же. Давай проверим твой щит в действии, — предложил я.

В ответ Алан молча кивнул и быстро создал перед собой плетение.

Келия с любопытством наблюдала за нами.

— Запомни, — предупредил я его, — чем сильнее атака, направленная на тебя, тем больше энергии ты должен влить в базовый щит.

Подождал, когда Алан создаст перед собой базовый щит, и, вытянув руку вперёд, создал плетение небольшого огненного шара. Это огненное заклинание было гораздо менее эффективным, чем мой огненный взрыв. Так что я практически его не использовал. Однако в данном случае это был идеальный вариант для проверки. Маленький огненный шарик полетел в сторону парня и, ударившись об прозрачную плёнку, взорвался. Щит, созданный Аланом, едва дрогнул.

Далее я начал создавать всё более мощные огненные шары и отправлять их в полёт в сторону Алана. Каждый раз базовый щит Инеаля дрожал, но так как парень вливал достаточно энергии, плетение выдерживало атаку за атакой. Осознав, что огненный шар уже слишком слаб для проверки, я решил перейти на заклинания помощнее.

— Алан, сейчас я буду использовать плетение огненного взрыва. Чтобы тебя точно не задело, ты должен вливать большое количество энергии. Я не хочу, чтобы ты пострадал, — повысил я голос.

— Я понял, — кивнул головой Алан.

Услышав это, вытянул руку вперёд и начал создавать плетение огненного взрыва. Сгусток красного пламени, воплотившись, сразу же полетел в сторону парня. Когда моё огненное заклинание встретилось с базовым щитом Алана, прозвучал громкий взрыв, и жаркое пламя залило щит. В этот момент я осознал, что ненароком перестарался. Взрыв получился слишком мощный.

Огонь начал утихать, и я с тревогой смотрел в сторону Алана, надеясь, что щит парня выдержал. Так же, только с каким-то страхам, смотрела на него и девушка, судя по всему, готовая сорваться с места, чтобы помочь. Понятно… целитель. Интересно, что она умеет? Надо бы спросить. Когда огонь окончательно исчез, я смог разглядеть тяжело дышащего парня с блестевшим от пота лицом. Базовый щит Инеаля дрожал, и в нём практически не осталось магической энергии. Однако самое главное было то, что Алан справился и не получил никаких повреждений. Я облегчённо выдохнул и поднял вверх большой палец. Келия тоже заулыбалась.

— На этом давай закончим проверку твоего щита. Теперь ты полноценно владеешь этим плетением и сможешь себя защитить при надобности.

В ответ Алан кивнул. Мы вновь забрались на повозку и выехали на дорогу.

* * *
Так неспешно прошла ещё неделя путешествия. На ночь мы разбивали палатки, как обычно, на полянах недалеко от дороги. Несколько раз останавливались в небольших городках и деревнях, где пополняли свои запасы еды. Кстати, у Келии денег не было, но я ещё в пещере позаимствовал несколько кошельков разбойников, которые выглядели потолще. Так что взятые с собой в дорогу деньги, как и награду купца, я пока не тратил.

В этой части Аспии не было больших городов, они находились чуть в стороне. И сворачивать к ним не имело никакого смысла, только время терять. Каждую свободную минуту путешествия мы с Аланом старались потратить на поглощение магической энергии и тренировку наших искусств. Кстати, в медитации к нам присоединялась и Келия. Увы, мне приходилось постоянно управлять повозкой, поэтому я занимался гораздо меньше своих спутников.

Но вот, как раз через две недели на дневном привале во время медитации я почувствовал колебания ауры Алана. Открыв глаза и прервав свои дела, посмотрел в сторону парня. Алан сидел на повозке в позе лотоса, и по его ауре было понятно, что он вскоре прорвётся на следующую ступень. Я с интересом наблюдал за ним, и вот, наконец произошла кульминация. Аура Алана взорвалась разноцветным фейерверком, заметным только в магическом зрении. Парень открыл глаза и счастливо улыбнулся. Я же осознал, что у меня больше нет преимущества в могуществе. Теперь Алан на той же ступени, что и я. Причём он смог этого добиться за рекордный срок и без каких-либо ресурсов для развития.

— Алан, поздравляю тебя с продвижением на ступень Адепта, — искренне поздравил я своего друга.

— Всё это лишь благодаря тебе, — улыбнулся парень.

— Алан, ты действительно поразительный, — вздохнула Келия, восхищённо смотря на парня, от чего тот, по-моему, был на седьмом небе от счастья и получал от взгляда девушки удовольствие не меньшее, чем от поднятия уровня силы.

А вечером я подошёл к нему и произнёс:

— Раз ты теперь находишься на ступени Адепта, то пришло время научить тебя очень важному плетению.

Сказав это, достал ранее припрятанный свиток. Протянул его парню, и Алан сразу начал изучать схему нового плетения.

— Важная проблема магов земли состоит в том, что не везде есть камни. Существует много мест, где ты сможешь найти лишь землю. Однако что делать, если тебе нужен именно камень? Есть несколько способов добыть нужный материал. Ты можешь воплотить камень с помощью магии, но это будет стоить огромных затрат энергии. Однако существует гораздо более эффективный и малозатратный способ добыть камень. И сделать это можно с помощью трансмутации. Стоит помнить, что чем ближе по строению материал, который ты хочешь получить из вещества, из которого происходит трансмутация, тем меньше расход энергии. Так что преобразование земли в камень будет самой эффективным способом.

— Ты хочешь научить меня создавать камень из земли? — спросил Алан с интересом.

— Именно, — кивнул головой я. — Однако это плетение сложнее, чем ты думаешь, и оно состоит из двух частей. Мало просто трансмутировать землю в камень. Нужно при этом придать камню нужную форму. Хотя сначала ты должен просто научиться трансмутации. Придание формы мы оставим на потом.

Следующие полчаса Алан с интересом всматривался в схемы плетения, зарисованные на свитке. Однако в этот раз заклинание, которое он должен изучить, было намного сложнее предыдущих. В нём было больше сложных узоров, и было понятно, что обучение этому плетению займёт больше времени, чем обычно.

Изучение свитка затянулось. Алан понял, как воплотить некоторые части схемы из свитка. Но отнюдь не все. Так что, когда мы останавливались на привал, я многое показывал ему на практике.

Тем не менее, Алан долго изучал плетение трансмутации земли в камень. До конца выучить его он смог только к концу четвёртого дня. И тогда пришло время попыток воплотить плетение.

Пока повозка спокойно катила по не слишком-то и ровной дороге, Алан притянул к себе кусок земли размером с кулак из-под её колес с помощью контроля земли. Земляной шар парил прямо перед парнем. Теперь Алан должен был попробовать применить плетение и трансмутировать землю в камень.

Он начал создавать плетение. Земля задрожала, однако в итоге ничего не произошло. Осознав, что он делает что-то не так, ещё раз сверился со свитком и, следуя инструкции, подправил плетение. В итоге лишь четыре часа неудачных попыток Алан получил первый результат. Земля под его контролем превратилась в каменную крошку. Однако задачей Алана было создать полноценный камень, а не каменный песок.

Время планомерно шло вперёд, пока Алан без устали практиковался в этом плетении. У парня то и дело вместо камня получалась каменная крошка, и только через два дня перед Аланом наконец сформировался кусок каменной породы. Это был самый настоящий камень. Единственное его отличие от булыжника, что лежал на земле, состояло в том, что этот камень имел неоднородную форму. Однако Алан не стал на этом останавливаться. Вместо этого он продолжил тренировку трансмутации земли в камень, пока это не начало получаться у него на автоматизме.

Вскоре в повозке уже лежало множество камней разнообразных форм и размеров. Не знаю, на кой Мелек нам сдались эти булыжники. Но мне кажется, Алан подсознательно просто не хотел выкидывать результат своей кропотливой работы. Келия подшучивала над новой страстью Алана, но тот не реагировал на шутки. Хотя к самой девушке он относился очень позитивно. Даже чересчур. И мне казалось, что чувства, возникшие у Алана, были взаимными.

— Отлично. У тебя наконец получилось трансмутировать землю в камень. Теперь ты должен научиться при трансмутации создавать камень определённой формы, — объяснил я парню.

— Какую форму мне выбрать? — задал вопрос Алан.

— Подумай сам, какая форма будет самой эффективной в бою.

Я подумал, что не стоит решать всё за парня. Пусть делает, как знает.

— Наверное, нужно создавать длинные, тонкие и острые каменные копья. Я смогу легко пронзать ими тело врага, — предположил Алан.

— Хороший вариант. Позже можно комбинировать каменные копья с земляной ямой. В таком случае, проваливаясь под землю, враг будет нанизан на острые каменные копья, созданные на дне ямы. Заклинание земляной ямы мы позже изучим, сначала отработай это.

— Отличная идея, — кивнул Алан.

После нашего короткого диалога Алан начал изучать вторую часть свитка с плетением. Разобрав, как правильно придавать форму трансмутированному камню, он приступил к практике. Вновь несколько дней с помощью контроля земли парень поднимал куски земли сбоку от дороги и, когда земляная масса зависала перед ним, начинал трансмутацию. Прямо перед своими глазами я наблюдал, как постепенно земля преобразовывается в камень, который принимает продолговатую форму. Вскоре перед Аланом парили толстые куски продолговатого гранита, которые лишь отдалённо напоминали копья. На деле на конце он был лишь немного уже, но ни о какой остроте наконечника речи не шло.

Однако это были всего лишь первые попытки. Осознав, в чём допустил ошибку, Алан выбросил куски продолговатого камня и, подняв ещё земли из-под обочины, начал новую трансмутацию.

Но и в этот раз конечный итог лишь отдалённо напоминал копьё. И в этом не было ничего удивительного. Насколько я знаю, придавать форму огню, чем я занимался ранее, было намного проще, чем делать то же самое с камнем.

Так раз за разом Алан создавал новые каменные копья. И с каждой попыткой у него получалось всё лучше и лучше. Копья становились более тонкими. Наконечники — более острыми. И сама структура камня было всё более однородной и монолитной. Через три дня постоянных попыток у Алана наконец получился удовлетворительный результат, которым были довольны и я, и он. Перед парнем парило тонкое прочное монолитное копьё с острым наконечником.

В этот момент мы как раз остановились на ночлег в лесу и, разбив палатки, занимались магией.

Келия, кстати, оказалась прекрасным зрителем. Она не лезла со своими вопросами, а просто наблюдала за нашим обучением. Казалось, что ей это никогда не надоест. И да, с Аланом они общались очень много. Точнее, девушка нашла себе идеального слушателя, который смотрел на неё влюблёнными глазами, не возражал и со всем соглашался. Я на эту роль точно не подходил.

— Алан, попробуй выстрелить этим копьём по стволу вон того дерева. Нужно проверить, насколько эффективным оно будет в бою, — предложил я.


Глава 6


Алан не стал спорить и направил наконечник каменного копья в сторону дерева. Снаряд на огромной скорости устремился к стволу дерева и пробил его насквозь. Но он вовсе не остановился на этом, а продолжил свой полёт и закончил его, только пробив ещё одно дерево и застряв в нём.

— Отлично. Теперь каменные копья станут твоим грозным оружием, — похвалил я парня.

— Это всё благодаря тебе, Рагнар. Если бы не ты, я бы так и остался ни на что не способным селянином, — сказал Алан, нахмурившись. — Я тебе очень благодарен, и поверь, ты можешь положиться на меня во всём, я тебе всегда помогу… Мой долг перед тобой только растёт.

— Ничего, ещё сочтёмся, — я похлопал парня по плечу.

И едва Алан отошёл от меня, как попал в объятия девушки.

С криком «Ты лучший!» она просто повисла на нём. Да уж, ещё одной особенностью её характера была непосредственность, которая совсем не подходила для девушки-аристократки. В общем, мне оставалось только поражаться поведению Келии. Ну и, конечно, Алану всё это страшно нравилось.

На следующий день парень начал учиться создавать несколько каменных копий одновременно. Однако это было непростой задачей. Для подобного нужно было иметь более развитую концентрацию. Однако, несмотря на это, я был уверен, что вскоре Алан сможет создавать очень много копий за мгновение. Вообще, не уставал поражаться фанатизму своего друга. Нам с Келией приходилось буквально заставлять его делать перерывы.

Прошло ещё два дня, и количество одновременно созданных Аланом копий достигло четырёх. Однако давалось это парню не просто, так как для подобного требовалось быть очень сосредоточенным. Наблюдая за Аланом, я стал замечать, что постоянные тренировки плетений вымотали его. У парня был уставший вид. И тогда я уже не выдержал. Фанатизм, конечно, хорошо, но нужно уметь вовремя остановиться.

— Алан, ты отлично потрудился, — сообщил я ему утром, когда он вновь собирался погрузиться в занятия магией. — Нет, правда, ты выложился на полную. Однако нужно уметь и отдыхать. Иначе ты просто выгоришь… В связи с этим, пожалуйста, два дня не создавай никаких плетений.

— Хорошо, — неохотно ответил тот, но подчинился.

Кстати, в этот же день к полудню на нашем пути выросла небольшая деревенька, имевшая, как обычно было во всех этих придорожных населённых пунктах, таверну. Так что обедали мы в ней. Здесь я узнал у толстенького низкорослого кудрявого хозяина, что до Мерфолка осталось три дня. То есть в любом случае мы успевали. Даже должны были приехать раньше. Поэтому этот день мы решили отдохнуть. Сходили в местную баню, где по очереди наконец нормально отмыли дорожную грязь, отдали в стирку свои вещи. Потом был обильный ужин, который прошёл на удивление весело, всё-таки Келия всё больше и больше удивляла меня практически отсутствием заносчивости… нет, в самом начале нашего путешествие она нет-нет, да и задирала свой симпатичный носик, но сейчас мы уже притёрлись друг к другу. А ночью я наконец с удовольствием выспался на нормальной кровати. Всё-таки разница по сравнению с нашими походными спальными мешками была разительной.

Утром выехали часов в десять, перед этим закупившись продуктами в дорогу. Полдня, как я ему и посоветовал, Алан лежал на повозке без дела, общаясь с Келией, которая то и дело хихикала от его слов. И куда делся скромный краснеющий деревенский парень? Вот что женщины с мужчинами делают!

Вечером этого дня отдохнувший Алан под моим присмотром вновь начал тренировки. Теперь я решил научить его плетению «земляной ямы». В комбинировании с копьями получалась убойная боевая магия, на более высоких ступенях становившаяся могучей силой.

— Пришло время обучить тебя второму плетению из свитка, — сообщил я ему.

— Наконец-то! — радостно воскликнул Алан.

— Итак. Это плетение называется «земляная яма». Благодаря ему ты сможешь создавать ямы в земле, куда будут проваливаться твои противники. Чем выше будет твоя ступень, тем более глубокую и широкую яму ты сможешь создать. И, когда освоишь это заклинание, его можно будет применять вместе с твоими копьями.

— Я понял, — с нетерпением сказал Алан.

Посмотрев на горящие от возбуждения глаза, я осознал, как сильно Алан хочет обучиться этому плетению. Так что я не стал томить его ожиданиями и сразу же передал ему свиток в руки. Дрожащими пальцами парень открыл свиток и начал вчитываться в его содержимое. Ему понадобилось двадцать минут, чтобы прочесть всё от корки до корки и досконально выучить. И он решил сразу попробовать применить его.

Направив руки на край поляны, Алан сосредоточился и попытался создать нужное плетение. В итоге земля завибрировала, однако яма так и не образовалась. Безуспешно сделав ещё несколько попыток, Алан нахмурился, однако не стал сдаваться. И вот наконец у парня получилось. В месте, на которое было направлено плетение, образовалось углубление глубиной в метр. Такой ямой Алан вряд ли победит противника, однако и я, и он отлично понимали, что это только начало. Так что парень продолжил свою попытки и вскоре смог создать яму шириной в несколько метров и глубиной в полтора.

— Неплохо, — похвалил я парня.

— Этого недостаточно, — пробурчал Алан.

— Ничего страшного, у тебя ещё будет время, чтобы научиться создавать земляные ямы в совершенстве, — похлопал я парня по плечу.

— Ладно. Тогда я ещё потренируюсь во время поездки, — сказал Алан, немного успокоившись.

После этих слов мы продолжили свой путь.

Алан под внимательным наблюдением Келии беспрестанно тренировал создание земляных ям по дороге в академию. А когда начало темнеть, и я уже думал свернуть с дороги, парень сконцентрировался и, направив руки в сторону поляны неподалёку, создал нужное плетение, после чего поляна с треском провалилась, и на её месте образовалась земляная яма три метра в ширину и два метра в глубину. Келия издала торжествующий крик. Похоже, она переживала за Алана больше, чем он сам.

Я же, увидев результат, похвалил своего друга. В который раз он подтвердил свой поразительный талант к магии. А перед сном он уже начал комбинировать земляную яму с каменными копьями. В результате его тренировки в метрах десяти от нас образовалась яма, внизу которой были созданы каменные копья. Если в такую ловушку попадёт враг, то быть ему нанизанным на тонкие монолитные колья.

Я уже хотел было предложить Алану идти спать, как сработали сигнальные заклинания, поставленные мной рядом с местом нашей стоянки. А следом на нас обрушился нечеловеческий визг и рычание. Этот звук был пугающим и одновременно порождал в голове какие-то панические мысли. От него хотелось забиться в самый дальний угол и сидеть, не высовываясь. Похоже, тут не обошлось без магии.

Вскоре появились те, кто его издавал. Из лесной чащи начали появляться десятки человекоподобных монстров. Большинство из них находились на ступени ученика. Они представляли собой пародию на человека. Их кожа телесного цвета была сморщенной и покрытой густой щетиной. На тонких конечностях виднелись острые когти. Уродливые лысые головы, обтянутые кожей, украшал ряд острых длинных зубов и маленькие горящие злобным багровым огнём глазки. Пожалуй, более уродливых тварей я ещё не встречал.

— Мельтас нас храни! — вырвалось у Келии. Она сразу спряталась за нашими спинами и, как я заметил, судя по всему, уже подготовила целительные заклинания. Молодец девочка. Не растерялась.

Мы же с Аланом вышли чуть вперёд и переглянулись. Я отметил, что Алан стал жёстче и более увереннее в своих силах. В его глазах я не увидел страха. Там была лишь решимость идти до конца и сражаться до последнего. И мне казалось, что причиной такого поведения моего друга скорее всего является девушка, стоящая сейчас за нами.

Увидев нас, твари на миг остановились, и я почувствовал, как их взгляды прожигают меня. На мгновение над поляной повисла мёртвая тишина, а после этого, вновь издав уже знакомые звуки, монстры ринулись на нас. Битва началась.

Толпа монстров приближалась к нам. Решив не медлить, я вытянул руки вперёд и создал плетение огненной стены. Вскоре на пути тварей появилась преграда в виде стены огня. Однако они не намеревались останавливаться. Увидев добычу, они словно потеряли разум. Не обращая внимания на ревущий огонь и ожоги, они на скорости проскакивали стену. Часть из них сгорела, но большое количество прорвалось, и, обожжённые, они направились к нам с ещё большим энтузиазмом.

Теперь пришёл черёд Алана показать, чего он стоит. Я поддержал его, сообщив, чтобы он выложился полностью, показав то, чему научился.

Парень вытянул руки вперёд, и земля начала уходить из-под ног монстров. Твари провалились под почву, а там их тела проткнули тонкие и острые каменные копья. Уродливые монстры оказывались нанизаны на копья, как на шампур. Один за другим твари погибали. Однако те, кто выжили, быстро смекнули, чем чревато попадание для них в яму, и начали стараться перепрыгивать их.

В это же время вокруг Алана парило множество трансмутированных из земли каменных копий. Их насчитывалось уже больше десятка, а парень всё продолжал их создавать. Когда твари смогли преодолеть земляные ямы, Алан сделал жест рукой, и все каменные копья на огромной скорости сорвались с места и устремились к приближавшимся противникам. Каждое копьё было нацелено на определённую тварь. И поле перед нами покрылось трупами убитых врагов. Да, Алан явно стал гораздо сильнее, и теперь я бы сам наверно хорошо подумал, прежде чем вступить с ним в схватку. Покосившись на Келию, я увидел, что девушка, стоявшая за нашими спинами, с горящими глазами наблюдает за избиением тварей, которое устроил Алан. Что ж, мой друг в очередной раз произвёл на неё сильное впечатление.

Он, конечно, отлично справлялся, однако я тоже хотел принять участие в убийстве тварей. Огненный взрыв, думаю, прекрасно подойдёт для уничтожения монстров. Так что я решил применить это плетение из моего арсенала. Протянув руку вперёд, я создал заклинание, и вскоре огненный взрыв уничтожил тело ещё одного уродливого монстра. Далее я начал повторять то же самое с остальными, выцеливая тварей по одной. В это же самое время Алан убивал монстров своими каменными копьями одного за другим. Поток уродцев становился всё меньше, и вскоре последняя тварь пала в неравном бою.

Вздохнув с облегчением, я вытер пота с лба.

— Ну, ребята, вы самые лучшие! — восхищённо заявила девушка, смотря то на корчившихся в предсмертных муках монстров, то на нас. — Как вы лихо с ними расправились! И это два Адепта. Мне иногда кажется, что вы находитесь не на своих ступенях развития!

— К сожалению, это не так, — пожал я печами, — но, тем не менее, спасибо.

А Алан просто обнял девушку.

Тем временем, пока наши влюблённые обнимались, я прошёлся по полю боя и выжег огнем все трупы. Затем оторвал Алана от Келии, и тот засыпал сгоревшие останки землёй.

— Ну вот теперь можно спать, — сообщил я своим спутникам.

— А ничего, что здесь такая бойня была? — слегка вздрогнув, спросила у меня девушка. — Может стоит переместиться на другое место?

— Уже темно, — возразил я, — просто не успеем. Да и, к тому же, мы их присыпали. Ветер унесёт запах, некромантов тут нет. Так что спи спокойно!

Мои слова явно не успокоили Келию, но деваться ей было некуда. Правда, Алан сразу продолжил попытки успокоить девушку. Я решил, что с меня на сегодня хватит, и отправился спать.

Утром, как всегда, уничтожив завтрак, приготовленный заботливым Аланом, мы вновь загрузились на повозку и продолжили наш путь. Кстати, через несколько часов на нашем пути появилась деревня. Заглянув в местную таверну, выяснили, что до Мерфолка осталось всего ничего. Завтра мы уже скорее всего будем в Академии. В любом случае, мы успевали.

В деревне оставаться мы не стали и отправились дальше. По пути Алан продолжал портить поляны, тянувшиеся вдоль дороги, отрабатывая свои заклинания. Слава Мельтасу, происшествий больше не произошло. Переночевав, на следующий день уже к полудню мы увидели стены Мерфолка. Да и вокруг нас на дороге становилось оживлённо. Повозки, люди, всадники… не так, конечно, как в столице, но уже чувствовалась жизнь.

— Ребята, — Келия заставила меня остановиться и повернулась к нам. Голос её зазвучал торжественно, — я ещё раз хочу поблагодарить вас за своё спасение. Предлагаю отправиться к моему дому в городе. Я не могу не рассказать своим родителям о том, кому обязана жизнью и свободой! И не хочу быть неблагодарной…

Алан хотел что-то возразить, но она остановила его и вопросительно посмотрела на меня. Понятно, кого она считает главным.

— Поехали, — пожал я плечами, — всё равно, как я понимаю, мы прибыли раньше!

— Как минимум на неделю! — выпалила обрадованная девчонка. — Кстати, сама Академия находится не в городе, а за ним. Она сама представляет из себя отдельный город-крепость. Отсюда её не видно, но мы сегодня же наведаемся туда! А сейчас поехали быстрее…

Что ж, я не против. Повинуясь моим движениям, повозка вновь покатилась к открытым городским воротам. Посмотрим, насколько велика будет благодарность семьи Ламберт!

* * *
Алан смотрел на приближающиеся городские ворота, и его одолевали разные мысли. Путешествие с Рагнаром оказалось настолько необычным, что он даже не мог выразить своему другу, — а он уже начал считать этого парня другом, — всё своё восхищение. Но Алану казалось, что тот прекрасно понимал…

Когда Рагнар предложил подобрать ему платиновое искусство, он сначала даже не поверил. И это при том, что даже члены королевской семьи Аспии не было способны подобное себе позволить. А его друг сдержал своё слово, и теперь получается, что он, вчерашний заурядный крестьянин, стал обладателем того, за что многие готовы убить.

Когда Рагнар подобрал парню искусство с лучшей совместимостью и Алан использовал его, он почувствовал, что барьера, мешающего ему развиваться, больше нет. Теперь точно известно, что он не останется Учеником на всю жизнь. И ради этого стоило преодолевать любые препятствия.

Парень был безумно благодарен своему другу. Долг перед ним был уже неприлично большим, но он умеет платить добром за добро. Когда-нибудь Алан обязательно вернёт этот долг!

И, когда после выбора искусства началось обучение, Алан рвал жилы, чтобы показать как можно более лучшие результаты. Парень не хотел разочаровать Рагнара. Контроль земли, земляная яма, каменные копья. Все эти плетения после усердных тренировок стали как будто частью Алана.

Также он не забывал развивать своё магическое искусство и поглощать магическую энергию в своё средоточие. Но все это было лишь тренировкой. По-настоящему он почувствовал свою силу в бою с разбойниками. Тем более, ему пришлось сражаться с ними в одиночку, ведь Рагнар захотел проверить его возросшие навыки.

Алан до последнего сомневался, что справится с семью магами в одиночку. Однако каково было его удивление, когда он понял, что даже вместе они ему не соперники. Самой удачной частью боя был момент, когда Алан перехватил управление камнем, который бросил в него враг.

А потом настал тот день, которого так ждал Алан. Он чувствовал, что очень близок к прорыву. И вскоре это случилось — он стал полноценным Адептом.

Алан чувствовал эйфорию, когда думал о своих будущих перспективах. И долго не мог успокоиться.

А когда они уже вместе с Рагнаром отбивались от нападения монстров, Алан начал понимать, что за такой короткий срок он смог сравняться по силе со своим другом. Конечно, в плане опыта и знания плетений тот превосходил Алана на голову, но у него всё впереди… Тем более, их ждёт обучение в академии Меридиан!

И самое главное — в его жизни появилась Келия. Девушка, которая пленила его сердце. Алан не мог до конца понять те чувства, которые она в нём вызывает, но знал, что без неё ему уже будет плохо. Да, правильно говорил Рагнар на одном из привалов, отведя его в сторону, что она аристократка и чтобы он не рассчитывал особо на то, что она ответит взаимностью… он это понимал, но, тем не менее, в глубине души надеялся.


Глава 7


Через ворота мы проехали совершенно свободно. Нет, стражники там, конечно, стояли, но никто даже не попытался взять с нас какую бы то ни было плату за проезд. Ну, этому можно было только порадоваться. Дальше направляла наш путь Келия. Спустя полчаса мы уже подъезжали к её дому. Он располагался на окраине города среди таких же, чем-то похожих друг на друга особняков, буквально утопавших в зелени.

Особняк Ламбертов представлял собой трёхэтажный красивый огромный дом с балкончиками и большим цветастым садом с аккуратными дорожками, вдоль которых тянулись кустарники и аккуратно подстриженные деревья, окружённые высокой металлической оградой.

Мы проехали через ворота, которые распахнул нам невысокий пожилой слуга, радостно заулыбавшийся, увидев Келию.

— Молодая госпожа! Вы прибыли! Ваши родители уже начали волноваться…

— Мне надо с ними поговорить, Старбен.

— Они сейчас в доме, прошу вас. А вы не представите ваших спутников?

— Алан и Рагнар, — ответила девушка, — они спасли меня…

— Спасли? — удивлённо переспросил слуга. — Что случилось?

— Потом, Старбен.

Мы оставили повозку и отправились к дому. Пройдя через большие двустворчатые двери, мы поднялись по широкой лестнице и оказались в небольшом зале, где Келия сразу попала в объятия красивой и пышно одетой женщины, которая была похожа на свою дочь.

А рядом с ней стоял граф Ламберт. Признаюсь, он мне сразу не понравился. Внешне он выглядел весьма представительно. Этакий утончённый и холёный аристократ с длинными кудрявыми чёрными волосами, одетый с иголочки, даже, можно сказать, красивый и стройный, но вот только бегающие глаза и застывшая презрительная ухмылка на его лице отталкивали.

Он тоже обнял свою дочь, после чего внимательно посмотрел на нас. Взгляд был холодным и словно пронизывающим до костей. И оценивающим. Ну да, мы явно не были одеты по моде, да и слегка потрёпаны… так мы и не на приёме были. Лес да разбойники с монстрами… так себе развлечения.

— Мама, папа, — тем временем торжественно заявила девушка, освободившись от отцовских объятий, — позвольте представить вам Рагнара и Алана. Эти молодые люди спасли меня из лап разбойников, которые меня похитили. Они ехали поступать в Академию и случайно наткнулись на разбойников.

— Из чьих лап? — нахмурился граф.

— Ты что-то знаешь, Мокел? — вырвалось у графини, которая испуганно посмотрела на дочку.

— Так, — ещё сильнее нахмурился Мокел Ламберт, для которого, судя по всему, известие о похищении стало огромным сюрпризом, — пойдём в гостиную. Там всё расскажете, — распорядился он.

Гостиная оказалась просторной. В ней присутствовало три больших кожаных дивана и несколько кресел в тон им. В углу камин с бронзовой решёткой. И несколько низеньких столиков.

— Садитесь, господа, — предложил хозяин дома, — хотите чая?

Я переглянулся с Аланом.

— Да, если можно…

После того, как служанка принесла нам по большой чашке с чаем и поставила перед нами вазочку с печеньем, граф внимательно посмотрел на дочь и произнёс приказным тоном:

— Рассказывай.

Келия начала свой рассказ, который Алан слушал внимательно, а я краем уха, периодически попивая чай и закусывая его печеньем. Что-то я реально проголодался. Несколько раз во время рассказа замечал на себе изучающие взгляды графа и графини, но, честно говоря, мне на это было наплевать…

Кстати, надо отдать должное девушке. Язык у нее был подвешен хорошо. Наши подвиги она описывала ярко и даже, на мой взгляд, чересчур ярко. Но под конец, когда чай, как и печенье, закончились, я даже заслушался. Кстати, печенье умял я один. Алан очень внимательно слушал рассказ девушки и не обращал на яства никакого внимания.

Но вот Келия закончила свой рассказ, и в гостиной наступила тишина, которую нарушил граф. Перед этим, кстати, бледная графиня, напоследок обняв дочку, ушла.

— Что ж, — произнёс он, посмотрев на нас, — я могу лишь от своего лица и от всей семьи Ламберт поблагодарить вас, молодые люди, за спасение моей единственной дочери. Вы поступили как настоящие герои!

Я вопросительно посмотрел на Келию. У меня сложилось такое впечатление, что он решил поблагодарить нас только на словах… хм…

— Папа, — видимо, девушка правильно поняла мой взгляд, — я обещала этим достойным молодым людям, что мы их отблагодарим…

— Ах, да! Конечно же. Я сейчас вернусь, — ответил граф Ламберт.

Он поднялся и вышел из гостиной.

* * *
— Итак, ещё раз благодарю вас, — это вернулся граф и с холодным выражением на лице протянул нам два худеньких мешочка, в которых позвякивали монеты.

— Спасибо, — кивнул я, убирая свой мешочек. Алан поступил так же.

— Тогда, думаю, мы с вами попрощаемся, — поднялся я и сделал знак Алану, — нам ещё надо до таверны добраться.

— Вы же в Академию собрались поступать, как сказала моя дочь, — заметил он, — приём начнётся через три дня.

— Папа, я пригласила их погостить у нас в доме несколько дней. Ведь только благодаря им я сейчас стою перед тобой.

По лицу графа пробежала недовольство, но, тем не менее, он улыбнулся.

— Конечно, дочка, — кивнул он. — Я сейчас размещу этих достойных людей… ты иди приводи себя в порядок… представляю, сколько ты пережила. Мама тебе поможет.

— Да, конечно, папа, — кивнула девушка, — ребята, я не прощаюсь… — это уже нам.

После того, как она ушла, граф посмотрел на нас.

— Что ж, семья Ламберт никогда не была неблагодарной, — заметил он, — пойдёмте, я покажу вам ваши комнаты…

Он поднялся, и мы отправились за ним. К моему удивлению, мы вышли из особняка и отправились в обход его к небольшому деревянному флигелю. Тот представлял собой приземистое деревянное здание с узкими окнами и пятью дверьми. Похоже, он был рассчитан на пять комнат.

Когда мы подошли к нему, граф толкнул одну из дверей.

— Проходите, — предложил он.

Мы зашли комнату… хотя нет, комнатку. Вдвоём мы еле могли в ней развернуться. Из мебели двое деревянных нар без какого-либо намёка на матрасы или что-то в этом роде. М-да. Я даже растерялся. Алан тоже, видимо, был неприятно удивлён.

— Удобство во дворе, — сообщил тем временем граф, — вы понимаете, я не могу вас разместить в доме, да и комнат в нём сейчас для вас нет. Это же флигель для слуг, так что переночуете здесь. На завтрак приходите на кухню, она с правой части особняка, — он показал на небольшую каменную пристройку с распахнутыми дверьми. Из трубы над ней валил дым. — Ещё раз спасибо вам. Если что будет надо, спросите дворецкого.

Мы с Аланом вышли из комнаты, и граф собирался уже уйти, но я не выдержал.

— Извините…

— Да? — внимательно посмотрел на меня граф.

— Думаю, мы не сможем воспользоваться вашим щедрым предложением, — в свои слова я вложил столько сарказма, что графа явно пробрало. Он с удивлением уставился на меня, словно увидел какое-то неизвестное ему животное, — в этой, извините, конуре спать не удобно… сочувствую вашим слугам. Думаю, мы устроимся в таверне. Не переживайте, деньги у нас есть.

Пока уважаемый Мокел Ламберт хлопал глазами, пытаясь сообразить, что тут ему сейчас сказал какой-то наглый мальчишка, я поклонился и, схватив Алана за руку, потащил к выходу из дома. Я был зол. Да кто такой этот графишка, скорее всего просто купивший свой титул? Засунуть нас в этот клоповник, и это после слов дочери…

Мы прошли мимо проводившего нас взглядом слуги на воротах, и, когда оказались на улице, я достал мешочек, что дал нам с Аланом граф. Так-с… кто бы сомневался. Пять кварцевых монет!

— Вот во что этот скряга оценил свою дочь! — зло заявил я, обращаясь к смущённому Алану.

— Да нет! Просто, наверное, мы чего-то не поняли! Келия не знала об этом! — горячо заявил тот, явно защищая девушку, хотя я видел, что и его всё произошедшее задело.

— Ладно, — махнул я рукой, — пошли в таверну. Теперь ты сам знаешь, что с аристократами лучше не связываться.

А таверна оказалась в двух кварталах от дома Ламбертов. И кстати, неплохая, на мой взгляд. По крайней мере народу в ней оказалось немного, и хозяин, невысокий мужчина, сдал нам номер на три дня за шесть кварцевых монет. Причём в эту сумму входили обеды, за ужин надо было платить отдельно.

Бросив вещи в нашей комнате, которая оказалась в три раза больше конуры, в которую нас хотел поселить отец Келии, и, к тому же, в ней имелась бочка с водой. А в таверне, оказывается, ещё существовала и небольшая баня. Так что за ещё за две кварцевые монеты мы с Аланом выпарились и спустя три часа чистые и переодевшиеся сидели в обеденном зале таверны и уминали вкусный ужин.

— Всё-таки ты не прав, Рагнар, — вновь завёл свою песню Алан, когда мы, закончив с трапезой, потягивали вино из небольших кружек. Я решил сегодня немного расслабится, да и Алану это было явно необходимо. Правда, вино на него подействовало не так, как я рассчитывал. Он, видимо, не мог успокоится после посещения дома Келии, и его потянуло пообщаться на эту тему. — У такой девушки не могут быть плохие родители. Наверное, мы что-то не так поняли…

— Послушай, Алан, — спокойно произнёс я, — мы всё правильно поняли. Вот ты сейчас помылся, наелся, ночью будешь спать на нормальных кроватях. Это плохо? То есть ты ради девушки, которую, между прочим, мы спасли, в благодарность готов спать в конуре на голых досках, умываться из колодца и питаться не кухне? Не знаю, как ты, а у меня есть пока гордость. И такие подачки мне не нужны!

Алан ничего не мог мне возразить на эти слова. Он, конечно, пытался как-то оправдать эту семейку, но в душе понимал, что я прав. Так что после ужина мы отправились в нашу комнату, где унылый Алан сразу уснул. Я же долго лежал, смотря в потолок и размышляя о том, что мне предстоит в будущем. Академия меня нисколько не пугала, а вот самозванец, выдававший себя за Ироса Валленштайна, сильно удивил. Что ж, скоро всё выяснится.

* * *
Граф Мокел Ламберт сидел в своём кабинете и, потягивая дорогое вино из последней партии, присланной ему братом, задумчиво смотрел на тлеющие угли в камине. Темноту в кабинете разгоняли два массивных канделябра с десятком свечей. Появление его дочери и история, рассказанная ей, уязвили графа. Хоть он всегда хотел мальчика, Первобытные дали ему девочку. Но он любил Келию. Рассказ дочери он принял близко к сердцу. Действительно повезло, что рядом оказались эти парни. Без них он даже не мог представить, какие проблемы бы обрушились на семейство Ламбертов. И не только связанные с выкупом, о котором рассказывала Келия.

Девочка не знала причину похищения, и это очень хорошо. А если бы её узнала жена, то их семейный союз скорее всего затрещал бы по швам. Граф надеялся, что она это никогда не узнает. А ведь ему намекали, а он ещё и не верил, что они на это способны, а вот как оказалось… выходит, они были готовы на все. Но с этим он разберётся чуть позднее.

Вот сами парни оказались на удивление неблагодарными! Он наградил их, выдав по пять кварцевых монет, для таких бедняков, как они, хорошие деньги. Предложил переночевать, а эти неблагодарные мало того, что нос наморщили, так ещё и обозвали комнату конурой! Что ж, разве можно ждать благодарности от немытой деревенщины. В который раз он убеждался что этим нищебродам лучше вообще не давать никаких поблажек. Они просто не ценят заботу! Да ещё и Келия… он поморщился, вспоминая вечерний разговор с девушкой. Она посчитала, что он неблагодарно отнёсся к этим проходимцам! Она высказала это в глаза отцу! Его добрую и ласковую дочь словно подменили. Она на полном серьёзе считала, что он должен был разместить их в особняке, выделить по комнате и пригласить к столу! Надо же такое придумать! И главное — высказав всё это, просто убежала.

Он, конечно, поговорил после этого с Амалией. Его жена прекрасно понимала своего мужа, как это и должно быть в нормальных семьях. К тому же, она успокоила его, обещав поговорить с дочерью, и списала всё это на нервы. Всё-таки девочку похитили. Она полностью поддержала его, согласившись с тем, что этим оборванцам нечего делать в особняке. К тому же, ей показалось, что дочь как-то заинтересовано посматривает на парня с деревенской физиономией… жуть! Но права Амалия. Отойдёт его любимая девочка и успокоится. А насчёт Академии… да разве это мужичьё туда поступит? Хотя в этом году ректор зачем-то решил набрать простолюдинов. Граф долго спорил с ним на банкете у мэра, но этот упёртый баран заявил, что всё уже решил.

— Милый, ты долго будешь сидеть? — в кабинет заглянула Амалия.

— Уже иду, дорогая, — ответил граф и, встав из-за стола, уже хотел отправиться за своей женой в спальню, но тут почувствовал, как завибрировал в его кармане переговорный артефакт. И по нему его мог вызывать только один человек. Что ж, он, конечно, хотел связаться с ним позже, но раз ему есть что сказать…

Граф закрыл дверь на засов и, вернувшись назад, сел за стол и активировал переговорный артефакт.

— Здравствуй, Мокел, — раздался хриплый голос.

— Здравствуй, Феррос, — ответил тот, — что, решил со мной связаться? Наверное, решил поинтересоваться, где моя дочь? Чего молчишь?

— Да… — после паузы ответил его собеседник. — Где твоя дочь?

— Моя дочь дома. Не ожидал, что вы способны на такое. И ваши угрозы теперь не имеют никакого смысла. А вот меня вы таким шагом сильно разозлили. Вы думали, что похищение позволит вам заставить меня работать бесплатно? Вы просчитались!

— Да, — явно через силу произнёс его собеседник, — мы ошиблись. Что вы хотите?

— Я? — злорадно переспросил Мокел Ламберт. — Я много чего хочу. И вам придётся постараться, чтобы компенсировать мне моральный ущерб.

— Мы внимательно выслушаем ваши условия.

— Вы не просто их выслушаете, вы их примете! Иначе…

— Подождите, Мокел, — поспешно остановил его собеседник. — Вы правы, мы погорячились. Но вы тоже нас поймите. У нас должна быть страховка… Сейчас мы готовы выслушать все ваши требования!


Глава 8


И вот настал день приёма в Академию. Мы вместе с Аланом вышли через северные ворота и направились к стоявшей в нескольких километрах от города крепости. Когда мы подошли ближе, я смог как следует разглядеть место, в котором мне предстояло учиться.

Массивный каменный форт, окружённый высокими стенами, на мой взгляд, даже более солидными, чем стены Мерфолка, и круглыми башнями, расположенными по периметру стен. В центре возвышалась прямоугольная цитадель с двумя смотровыми башнями. Рядом с крепостью располагался широкий тренировочный плац, окружённый трибунами. А за ним тянулись какие-то приземистые деревянные здания. Вот и академия Меридиан.

Мы вошли в гостеприимно распахнутые ворота и оказались во внешнем дворе крепости. Надо сказать, что он был очень просторным. Он весь был выложен разноцветной плиткой. В восточной части его расположилось длинное четырёхэтажное белокаменное здание. В западной ещё одно, только более монументальное. Немного в стороне его расположилось приземистое одноэтажное здание, похоже, это была столовая, если судить по запахам, доносившимся до меня.

На площади перед входом в Цитадель собралась целая толпа подростков, которые так же, как и мы, хотели поступить в Академию. Судя по их одежде, было понятно, что все они простолюдины. Однако меня насторожило, что большинство из них, судя по ауре, не обладало начальным магическим искусством.

Ждать нам пришлось почти час, пока во дворе не появился старик, одетый в серую мантию корпуса Меридиан, и громким голосом объявил:

— Приём в академию Меридиан среди простолюдинов официально открыт. Следуйте за мной во внутренний двор.

Старый маг корпуса Меридиан развернулся и направился через Арку в цитадель крепости. Все люди, пришедшие на отбор вместе с нами, последовали за ним. Во внутреннем дворе мы прошли мимо казарм и склада и остановились в его центре. Здесь стояла деревянная повозка, охраняемая четвёркой магов. На ней лежала целая гора свитков. Когда все оказались во внутреннем дворе, маг, который привёл нас сюда, вновь заговорил:

— Многие из вас ещё не получили начальное магическое искусство. В расположении академии Меридиан есть сто пятьдесят магических искусств медного и бронзового рангов. Если у вас будет более трети совместимости с одним из искусств, то вы получите свиток с искусством бесплатно при условии службы корпусу Меридиан после выпуска из академии в течение пяти лет.

После слов мага из корпуса Меридиан ропот прошёл по рядам пришедших на отбор. Вообще, с искусствами в Аспии всё довольно туго. Даже низкоранговые искусства стоят немало.

И именно на желании получить искусство и стать полноценным магом сыграла академия Меридиан. Ведь чтобы привлечь в свой корпус людей, они решили зачислить тех, у кого не было средств даже на самое дешёвое искусство.

— Те же, у кого уже есть искусство, должны продемонстрировать преподавателю по практике одно плетение атаки и одно защиты. Тогда при сдаче экзамена вы сразу будете зачислены на второй курс, — поведал нам старик, одетый в мантию Меридиан.

И, осмотрев внутренний двор, добавил:

— По-видимому, преподаватель по практике ещё не пришёл. Так что тем, у кого уже есть искусство, не остаётся ничего, кроме как подождать его. А те, у кого искусства нет, уже могут по очереди начать выходить вперёд. Мы проверим каждого из вас.

Первый желающий сделал шаг из толпы. Тогда старик достал из кармана мантии насадку из белого минерала.

— Тебе нужно напитать этот артефакт своей магической энергией, — дружелюбно улыбнулся он.

Тогда парень протянул руку вперёд и, коснувшись поверхности белого минерала, напитал его энергией.

После того, как кандидат на вступление сделал то, что нужно, старик подошёл к повозке, наполненной магическими искусствами, и взял в руки первый свиток. Сбоку каждого свитка с искусством находился камешек, с которым насадка из белого минерала идеально стыковалась. Когда старик вставил артефакт из белого минерала в свиток, он тут же покачал головой, сказав при этом:

— Это искусство не подходит.

Далее старик стыковал насадку с каждым новым свистком, пока не опробовал все. Это заняло немало времени, большую часть из которого парень в крестьянской одежде стоял, дрожа всем телом. Ведь сейчас решалась его судьба. Станет он магом или вернётся в свою деревню.

Когда свитки закончились, старый маг корпуса Меридиан с печалью вздохнул, сказав:

— К сожалению, ни один свиток не подошёл.

— Как же так? — крестьянин сжал кулаки в отчаянии. — Я потратил все деньги, что у меня были, на дорогу сюда. И теперь я не смогу получить искусство?

— Очень непросто найти искусство, которое хорошо подойдёт. Надеюсь, остальным желающим вступить в академию повезёт больше, — вздохнул старик.

После его слов настроение среди желающих вступить в академию заметно упало.

Следующие два претендента так же ушли ни с чем. И только четвёртому с начала отбора посчастливилось получить заветное искусство.

— Тебе подошло бронзовое искусство, ориентированное на магию огня. Это большая удача. Поздравляю! — заявил старик в мантии.

Парень, которому повезло, засветился от счастья.

— Он так радуется бронзовому искусству, когда ты подарил мне платиновое. Я только сейчас по-настоящему понял, насколько невероятный подарок ты мне сделал, — шёпотом сказал мне Алан на ухо.

— Я рад, что ты это ценишь, — ответил я.

Далее претенденты на вступление шли один за другим, а я вместе с Аланом всё ждали, когда придёт этот Мелеков преподаватель по практике. И вот он наконец появился. Парень, который внешне выглядел на лет двадцать пять. С волосами соломенного цвета и какой-то сумасбродной улыбкой на лице. Когда он проходил мимо меня, я сразу ощутил от него запах алкоголя. Также стоит сказать, что он находился на пятой ступени Духа.

— Есть ли среди претендентов на вступление в академию те, у кого уже есть искусства? — спросил преподаватель по практике во всеуслышание.

После его слов вперёд вышли мы с Аланом, а также ещё несколько десятков юношей и девушек. Кто-то из них был одет в потасканную кожаную броню с множеством заплаток. Были те, кто носил более дорогую одежду. Но в основном все были одеты в холщовые штаны и рубахи или такие же платья.

Смерив нас хитрым взглядом, мужчина представился.

— Моё имя Рэн. В академии Меридиан я преподаю магическую практику. На начальном этапе существуют два курса. На первом курсе учатся, как разбирать свитки с плетениями, как правильно развивать магическое искусство и как создавать свои первые плетения. На втором курсе же обучаются использовать боевую магию. Под моим руководством проводят дуэли и спарринги. На этом курсе вы также можете выучить новые свитки с плетениями, — объяснил преподаватель по практике. — Итак, если вы сможете продемонстрировать мне одно плетение атаки и одно защиты, то я зачислю вас сразу на второй курс.

Сказав это, Рэн отошёл чуть поодаль и активировал базовый щит Инеаля.

— Атакуйте по очереди, — дал призыв к действию он.

Дальше желающие поступить в академию пошли один за другим. Кто-то использовал слабенькие молнии. Кто-то — миниатюрные огненные шары. Были те, кто кидал камни с помощью контроля земли. Ну и куда же без слабых воздушных кулаков. И вот наконец пришла наша с Аланом очередь.

Сделав шаг вперёд, я сплёл воздушный кулак, который полетел в сторону щита преподавателя практики.

На самом деле я мог выбрать лишь одну стихию. Так как если кто-то узнает, что моё искусство ориентировано на множество видов боевой магии, то возникнет много вопросов. Я не хотел привлекать внимание самозванца до поры до времени. Ведь насколько я понимаю, его цель — выманить меня. А это означает, что в академии есть его сторонники, которые только и ждут отмашки, чтобы меня изловить.

После того, как воздушный кулак попал по щиту Инеаля преподавателя по практике, я создал свой собственный, в который чуть погодя, как и в прошлые разы, полетел огненный шар моего оппонента. Я без проблем выдержал эту атаку.

— Ты принят, — кивнул Рэн.

Далее остался только Алан. Парень тоже сдал экзамен без проблем. Он использовал контроль земли, чтобы кинуть булыжник в щит Рэна, а потом выдержал атаку в ответ.

Когда экзамен был закончен, Рэн улыбнулся и сказал:

— Поздравляю, вы все приняты на второй курс. Надеюсь, после окончания обучения вы пополните ряды Меридиан. Смотрите. Во внешних казармах живут студенты первого курса. В то время как студенты второго курса живут в самой цитадели. Нижние этажи для простолюдинов. Верхние — для аристократов. У самых знатных апартаменты располагаются на верхних этажах, в башнях. В этом же здании находится столовая. Идите в замок, на втором этаже будет сидеть комендант. Он распределит вас по комнатам, — объяснил нам Рэн. — Сегодня в семь часов вечера торжественный ужин, посвящённый началу занятий. Завтра, после завтрака, когда услышите звон колокола, идите на плац, который находится рядом с фортом. Первым у вас будем урок физической подготовки. Там вас встретит преподаватель этого предмета.

Услышав всё, что требовалось, мы направились к входу в помещения цитадели. Войдя внутрь, я оказался в большом зале и сразу обратил внимание на высокие потолки и винтовые лестницы по краям зала, ведущие наверх. Мраморный пол зала был натёрт до блеска, со сводчатых потолков свисали магические люстры, испускающие матово-белый свет.

Тут же в этом великолепии находился бурлящий водоворот из студентов, куда-то спешащих с деловитым видом. На одной из стен висела длинная доска объявлений, но сейчас она была абсолютно пустой. Кстати, из толпы сразу выделялись студенты в дорогой и вычурной одежде и с высокомерным выражением на лицах. И вокруг них всегда вилось несколько человек. Понятно — дворяне. Со слугами и подпевалами. Я вспомнил, что преподаватель по практике говорил, что для того, чтобы заселиться, нужно найти коменданта на втором этаже. И в таком случае нам нужно было подняться выше. Так что вместе с Аланом мы направились к винтовой лестнице. Однако по пути я случайно задел плечом проходящего мимо дворянина.

— Извините, — сказал я и продолжил свой путь, но был грубо остановлен рукой, положенной мне на плечо.

— Ты куда прёшь? — возмутился дворянин, которого я задел. Я остановился и, развернувшись, внимательно осмотрел того с ног до головы. Невысокий парень с чёрными зализанными волосами и какими-то странными чертами лица, напомнившими мне крысу. За ним стояло двое здоровенных парней с простоватыми лицами. То ли слуги, то ли телохранители. Хотя, наверное, и то, и другое.

— Я вообще иду на второй этаж и случайно задел тебя.

— Ты извинись нормально, — сообщил мне тот, — как положено извиняться простолюдину перед дворянином. Я, Балфур Бриголд, чтобы ты знал, не потерплю к себе такого отношения!

— Вот интересно… ну, я счастлив узнать твоё имя, но видишь ли, в чём проблема, не умею я правильно извиняться, — протянул я, — может покажешь, как это? Научишь, так сказать, непонимающего простолюдина. Как только покажешь, сразу извинюсь.

— Чего? — не понял тот.

— Покажи, как извиняться, говорю, — фыркнул я, стараясь вложить в свои слова как можно больше сарказма. — Чего непонятного-то? Или ты глухой?

— Ты так издеваешься надо мной, смерд?! — мой оппонент аж покраснел.

— Смерд? Кто здесь смерд? — улыбнулся я. — Если увидишь, скажи мне!

— Ах ты…

— Ты только это… не лопни… а то надулся весь, покраснел, — заботливо заметил я.

— Да как ты! — лицо Балфура уже стало пунцово-красным. — Я тебя на дуэль вызову!

— Простолюдина? — рассмеялся я. — А это не будет твоим позором, а?

Двое телохранителей моего собеседника выступили вперёд, а я тем временем приготовился выпустить уже подготовленное мной плетение.

— Хватит! — вдруг послышался знакомый голос.

Повернув голову к источнику этих слов, я увидел своего старого знакомого. Передо мной стоял повзрослевший Анаким. Парень стал выше и на удивление красивее. Казалось бы, куда дальше, но нет. Этот парень, по-видимому, решил становиться краше с каждым годом. Посмотрев на нас с дворянином хмурым взглядом и небрежным жестом поправив золотистую чёлку, Анаким произнёс суровым тоном.

— Немедленно прекратите эту ссору. Вы находитесь в стенах академии.

— Ваше высочество, — поклонился Балфур. — Я просто показал зазнавшемуся простолюдину, где его место. Только и всего.

— Меня не интересуют твои оправдания, — Анаким смерил дворянина презрительным взглядом. — В нашей академии все дворяне и простолюдины учатся на равных правах. Так что я не хочу слышать подобных слов.

— Как скажете, ваше высочество, — дворянин вновь поклонился, — позвольте покинуть вас.

— Иди!

Бросив на меня злобный взгляд, Балфур шустро удалился.

— Рагнар, только поступив в академию, ты уже умудрился влезть в ссору, — покачал головой Анаким. — Кстати, удивлён видеть тебя в этих стенах. Насколько помню, ты не собирался сюда поступать? Что это вдруг заставило тебя изменить решение?

— И я рад тебя видеть, — хмыкнул я. — Но не всяких уродов, решивших, что они могут творить всё что угодно, только потому, что они являются дворянами. А насчёт того, что заставило… здесь слишком много народа для разговора об этом.

— Как бы то ни было, нам нужно поговорить, — неожиданно нахмурился Анаким, — и сделать это лучше в моих покоях.

— Хорошо, — кивнул я.

— Алан, знакомься, это мой товарищ и по совместительству третий принц Аспии, Анаким Аспийский, — представил я парня.

Когда Алан услышал, с кем имеет дело, он нервно сглотнул.

— Рад встрече, — кивнул Анаким.

— И я, — запинаясь, ответил мой друг явно растерянно.

— Алан. Ты пока что иди заселяйся. Я же должен отлучиться, но скоро приду.

Сказав это, я оставил Алана одного и вместе с принцем отправился на верхние этажи цитадели. Насколько я понял: чем выше этаж, тем более богатые апартаменты на нём находятся. И, понятное дело, третий принц был на одном из самых высоких этажей. Кстати, тут на входе сидели аж двое магов-адептов, судя по всему, выполнявших роль охранников.

— Он со мной, — произнёс принц, и они лишь проводили нас взглядом. Да, так просто на этот этаж точно не попасть!

Вскоре мы оказались перед резной дверью. Тогда принц достал из кармана позолоченный ключ и открыл дверь. Когда мы зашли внутрь, я увидел просторные апартаменты. В углу расположилась широкая кровать с пышным балдахином и белоснежными перинами. В другом углу просторный кожаный диван с несколькими креслами. У окна стоял массивный письменный стол. На полу лежал пушистый ковер, а на резной деревянной тумбочке ваза с изящным фиолетовым цветком. Завершал эту великолепную картину небольшой камин.

— Ну что же. Здесь нас никто не услышит, — заметил Анаким, опускаясь на диван. Я сел рядом с ним. — Я, конечно, догадываюсь о причине твоего внезапного поступления, — он внимательно посмотрел на меня, — в академию поступил некто, кто выдаёт себя за Ироса Валленштайна.

— И ты даже не предполагаешь, что вдруг я на самом деле самозванец? А тот, кто прибыл в академию, настоящий Ирос Валленштайн? — вздёрнул я бровь.

— Даже если бы я тебе не доверял и не считал своим другом, ты в любом случае настоящий внук Сильнейшего из Меридиан, так как владеешь чёрным огнём, — вздохнул принц. — Главный вопрос — кто этот самозванец и зачем он сюда прибыл?

— Хорошо, я тебе расскажу, но это должно остаться между нами… — я строго посмотрел на принца. В конце концов, мне будут нужны союзники, и третий принц Аспии был лучшим вариантом. Да и, честно говоря, нравился он мне.

— Конечно! — возмущённо посмотрел он на меня.

— Моего деда убили, а брата с сестрой похитили. Если бы эти ублюдки знали, кто я такой, то похитили бы и меня. Так что я предполагаю, что задача самозванца — выманить меня, чтобы схватить.

— Зачем? Зачем ты им нужен?

— Честно говоря, я вообще не имею понятия. Как и не знаю, зачем похитили моего брата и сестру, — пожал я плечами. — Это надо выяснить в первую очередь.

— Да уж… ты пришёл сюда за этим.

— Самозванец — моя единственная зацепка, — признался я. — Нет сомнений, что его послали те, кто сделал это с моей семьёй, и я обязан попробовать узнать максимум информации.

— И что же конкретно ты намерен делать?

— Пока думаю. Мне надо сначала увидеть самозванца… да и делать резкие движения без вдумчивой подготовки будет неправильно.

Анаким на минуту задумался и повернулся ко мне.

— Я с тобой, Ирос… то есть Рагнар! Это самое малое, что я могу для тебя сделать после неудавшегося покушения на нас с сестрой. Слушай, а почему ты не хочешь поговорить с ректором? Грейд Дир — уважаемый член Ордена Меридиан. И я думаю, он поможет тебе. С ним гораздо легче будет захватить и допросить самозванца!

— Не торопись, Анаким, — улыбнулся я, — давай пока немного осмотримся. Но идея хорошая. Так что пару-тройку дней подождём. Тебя, кстати, на второй курс зачислили?

— Да, — гордо заявил мой собеседник.

— Вот и хорошо.

— К слову, Мелиан тоже приехала. Она в женском корпусе. Думаю, она будет рада узнать, что ты тоже поступил.

Я лишь пожал плечами в ответ на эти слова.

Мы ещё немного пообщались, и я ушёл. Через час должен был начаться ужин, надо было подготовиться.

На втором этаже я нашёл коменданта. Был он пожилым мужчиной с доброй улыбкой и каким-то бархатным обволакивающим голосом. Странно, обычно на такие должности ставят каких-нибудь отставных вояк, которые могут навести порядок и построить всю эту студенческую братию… ну или я что-то не знаю, и за этой улыбкой кроется что-то подобное.

Комендант сообщил мне номер нашей с Аланом комнаты. Простолюдины, как оказалось, жили по двое. Когда я прошёл по узкому коридору, по обе стороны от которого тянулись двери, и зашёл в нашу с номером «115», то увидел Алана, сидевшего на кровати.

— Рагнар, наконец-то ты пришёл! — обрадовался мой друг. — Я уже хотел тебя искать…

— И куда бы ты пошёл? — улыбнулся я. — На этаж, где принц? Вряд ли тебя туда пустили бы.

Я осмотрелся. Комната была небольшой. Две кровати, две тумбочки, которые, по идее, можно использовать вместо письменного стола, два табурета, шкаф для одежды, и, в общем-то, всё. Тут я вдруг заметил, что Алан одет в какой-то странный наряд из однотонной серой рубашки и брюк такого же серого цвета. И такой же наряд лежал на противоположной, то есть моей, кровати.

— Что это? — удивился я.

— Это форму выделили, — сообщил мой друг. — Теперь в ней надо всегда в академии ходить. Сказали, когда станет грязной, принести на замену к коменданту. Тот новую выдаст… и так постоянно.

Я хмыкнул. Думаю, что такие вещи дворян не касаются… Однако я оказался неправ. Когда мы пришли на ужин, то я увидел, что абсолютно все ученики одеты в подобную одежду. У девушек только вместо брюк была длинная юбка.

Кстати, столовой оказался просторный зал, уставленный длинными деревянными столами и такими же деревянными лавками. Несмотря на одинаковую одежду, я сразу обратил внимание на кучку парней и девушек, сидевших за отдельным столом с застывшим на их лицах невозмутимо-холодным выражением. Кто бы сомневался, что это аристократы. К слову, я увидел Анакима с Мелиан. Надо сказать, что принцесса выглядела даже в этом сером платье очень эффектно… Она встретилась со мной глазами и, улыбнувшись краешком губ, кивнула. Я тоже слегка кивнул.

Тем временем шум, который стоял вокруг, честно говоря, начал меня раздражать. Слава Мельтасу, он стих, когда появился ректор. Высокий представительный мужчина с длинными уже тронутыми сединой чёрными волосами, спадающими на плечи, и небольшой аккуратной бородкой. Ничем не примечательное лицо… если бы не глаза какого-то серо-стального цвета, просвечивающие насквозь. И аура… Уровень Мастера. Для Аспии это очень даже…

Вместе с ректором вошли Рэн и ещё двое неизвестных мне мужчин в длинных чёрных мантиях, чем-то похожих на ректора. И оба на Продвинутой стадии.

— Итак, уважаемые студенты Академии, — начал свою речь ректор, — добро пожаловать в Академию Меридиан. Вы здесь для того, чтобы стать сильными магами, развить своё искусство и, если будет нужно, встать на защиту нашего родного королевства Аспия. Все вы здесь учитесь по разному… Кто-то получает искусство и заключает договор с корпусом Меридиан на пять лет службы. Кто-то-то сам платит за учёбу, и в этом году мы впервые набрали лучших учеников из простых людей. Чем больше сильных магов, тем сильнее наше королевство, не забывайте это! Хотел бы отдельно заметить насчёт приёма в этом году простолюдинов. Мы первый раз принимаем их в таком количестве. И хочу напомнить, что в стенах Академии все равны! — из аристократического угла донеслись возмущённые голоса, но как только ректор посмотрел в их сторону, вновь наступила тишина, — да, ещё раз повторюсь… В академии все равны! И если кто-то решит, что его статус, титул или деньги дают ему какое-то преимущество, спешу вас разочаровать. Преимущества никакого нет. Запомните это раз и навсегда. И вылететь из академии может любой. Советую внимательно прочитать правила, — он помолчал и вдруг широко улыбнулся. — Сегодня у нас всех праздник! С завтрашнего дня начнутся занятия. Так что отдыхайте…

На этом, как я понял, официальная часть закончилась, и между столами засуетились разносчицы, одетые в такую же, как и у учеников, серую форму. Ужин оказался не слишком разнообразным, но очень сытным и вкусным. Отлично прожаренное мясо, свежий хлеб и овощи. И да… лёгкий сидр. Мы с Аланом быстро расправились со своей порцией, и я предложил ему по-тихому слинять к себе в комнаты. Честно говоря, мне хотелось перед первым днём хорошенько выспаться. Мой друг не стал возражать, и мы тихо вылезли из-за стола. Наши соседи не обратили на это никакого внимания, слишком занятые ужином. Да и, по-моему, пока никто из новичков никого не знал… все были сами по себе.

Но когда мы оказались на улице, перед нами вновь появился Балфур. На этот раз с ним было ещё двое дворян. Судя по стойкому запаху, исходящему от них, они пригубили не только сидр, но и что-то покрепче.

— Ты! — выпалил Балфур, показывая на меня рукой. — Жалкий выкормыш Мелека, надеюсь, сейчас ты не будешь прятаться за спину принца, а сможешь сам ответить за свои слова. Или убежишь, как собачонка?

— Рагнар, не надо… — прошептал мне Алан, но я упрямо покачал головой и шагнул навстречу наглому дворянчику, подготавливая плетение.


Глава 9


— Ты мне ещё не показал, как извиняться, — сообщил я пьяному аристократу, активируя перед собой щит Инеаля.

— Балфур, они оба адепты, — настороженно заметил один из дворян. — Ты уверен?

— Да из них адепты… — пьяно заметил тот. — Такие же, как из меня мастер! Значит, ты не будешь извиняться? — произнёс он, вопросительно посмотрев на меня.

— Нет…

И в следующий миг меня атаковали все трое. Честно говоря, я не ожидал такой слаженной атаки от нетрезвых магов, но три огненных шара есть три огненных шара, особенно с достаточно близкого расстояния. Мой щит сдержал атаку, растёкшуюся красным пламенем по его поверхности, но второй раз я бы выдержать её не смог. Следом я атаковал главного задиру воздушным кулаком, и тот, так и не поставивший щит, — наверное, всё-таки вино хорошо так затуманило его разум, — отлетел метров на десять и оказался на земле. Одновременно с этим помог ещё и Алан. Под двумя оставшимися дворянами вдруг исчезла земля, и они дружно рухнули в двухметровые ямы, созданные моим другом.

Даже учитывая, что они были более трезвыми, чем их друг, выбраться из ям было непросто. Алан отправил в такую же яму лежащего Балфура, и мы спокойно ушли. А вслед нам неслась пьяная ругань униженных магов.

Добрались до своей комнаты мы без проблем и сразу завалились спать. Честно говоря, я, в отличие от Алана, нисколько не переживал по поводу нашей ночной драки. А вот мой друг считал, что из-за этого у нас могут быть проблемы. Пришлось успокаивать его. Приложив всё своё старание, я наконец добился успеха в этом непростом деле, и мы заснули. С утра приведя себя в порядок, мы отправились на завтрак.

Войдя в столовую, я осмотрелся. Ага, вон вроде свободные места с краю одного из столов. Я показал это Алану, и мы направились к присмотренному мной месту. Алан уже устроился за столом, а мне вдруг показалось что на меня кто-то пристально смотрит. Повернувшись, я увидел Келию, которая стояла на входе в столовую. Она сделала приглашающий жест рукой. Я покосился на своего друга. Тот не заметил девушку и о чём-то задумался. Хм.

— Алан, я сейчас приду, — сказал ему, и тот, бросив на меня рассеянный взгляд, кивнул, снова погрузившись в свои мысли.

С Келией мы встретились на улице у входа в столовую. Девушка была одета в ту же серую форму, как и все ученики, но даже она аппетитно смотрелась на её ладной фигурке.

— Привет! Наконец-то я вас нашла! А куда вы делись? Почему вы убежали из нашего дома? — с места в карьер атаковала девушка. — Папа предложил вам переночевать… Это некрасиво, они ждали вас, чтобы поблагодарить…

— Стоп, — я остановил явно желающую высказать своё негодование девушку, — а с чего ты взяла, что мы убежали?

— В смысле? — Келия с удивлением посмотрела на меня. — А как это ещё называется?

— А ты сама вообще видела место, в котором у вас спят слуги? — спокойно поинтересовался я.

— Нет, — непонимающе ответила она, — а зачем мне на него смотреть?

— А затем, — нахмурился я, — надо знать, что происходит вокруг тебя, и не закрывать на это глаза. Но так и быть, я объясню тебе, какую награду нам выдал твой отец. По поводу ночлега, посмотри, как живут слуги в твоём доме. Именно их комнату нам хотел выделить господин Мокел Ламберт. Как по мне, даже в таверне гораздо удобнее, даже в самых дешёвых комнатах. И там я себе закажу что хочу на ужин, а учитывая жильё слуг в особняке Ламбертов, даже не хочу думать, чем там слуг кормят. А насчёт награды, ты, конечно, извини, но мне эта подачка особо не нужна. Хотя, наверное, за сам факт того, что её нам предложили стоит сказать спасибо. Передай мою благодарность своему отцу.

— Да… — Келия, красная от возмущения, смотрела на меня.

— Сначала всё выясни и потом возмущайся.

На этом я повернулся и удалился, оставив девушку явно в расстроенных чувствах. Ну и хорошо. Может хоть задумается о том, что у неё в доме происходит.

Вернувшись, я устроился рядом с Аланом. Тот посмотрел на меня.

— А ты где был?

— Да так… мелочи всякие, — махнул я рукой, и в этот момент разносчица поставила перед нами тарелку с кашей. К ней прилагался кусок хлеба и кружка с чаем. И кстати, каша оказалась на удивление вкусной. Однако оторвала меня от процесса наслаждения пищей внезапно наступившая в столовой тишина.

Я увидел, как в неё зашёл невысокий крепко сбитый парень. Внешне ничего особенного, чёрные длинные волосы, спадающие на плечи, простоватое лицо, на котором слегка надменное выражение, на мой взгляд, смотрелось как-то неестественно. Какие-то бесцветные светло-голубые глаза. В общем, если такой персонаж пройдёт мимо меня, я его и не замечу. Однако появление незнакомца не просто заметили, а у меня создалось впечатление, что тут наследный принц появился. Лишь шёпот, пробежавший по столовой: «Смотрите, Ирос…Ирос Валленштайн… да, внук того самого…», всё сразу объяснил мне.

Я увидел, как навстречу самозванцу поднялся Анаким и жестом пригласил за стол, где сидели королевские отпрыски и аристократы. Кстати, там же я увидел Балфура, который ехидно посмотрел на меня. И какое-то мстительно-торжествующее выражение в его глазах мне очень не понравилось. Тем временем самозванец сел рядом с принцем и принцессой, и столовая вновь ожила.

— Это Ирос Валленштайн… — тихо произнёс, обратившись ко мне, Алан. — Он…

— Что он, — не удержался я от грубоватого тона, — внук сильнейшего мага Аспии? Потенциально могучий маг? Я это знаю, Алан. Не надо мне это повторять…

Не знаю, что подумал мой друг после такого ответа, но разговор на тему самозванца, к моей радости, был закончен. Я же, попытавшись взять себя в руки, доел похлёбку.

После завтрака мы вышли на улицу, и тут нас встретил служитель Академии, который объявил, чтобы все второкурсники следовали за ним, так как аудитория в помещении, к сожалению, временно не готова, и занятие сегодня пройдёт на малой тренировочной Арене. Насколько я помнил, первый предмет у нас назывался «Общей Магией».

Так что все второкурсники отправились большой толпой за служителем. Наш путь лежал за Цитадель, где за высокими деревьями к стенам примыкала небольшая арена, окружённая деревянными трибунами и усыпанная мелким песком. Добравшись до деревянной скамьи, я опустился на неё и жестом показал Алану, чтобы он садился рядом. Когда все остальные студенты расселись, я невольно отметил аристократический отряд во главе с принцем, который устроился на небольшом отдалении от всех. Спустя пять минут на арене появился тот же старик, одетый в мантию корпуса Меридиан, который подбирал искусства для простолюдинов на отборе.

Когда все расселись, старик внимательно осмотрел сидящих и произнёс:

— Приветствую вас, уважаемые студенты. Моё имя Нейр Мерили, и я буду вести у вас предмет под названием — Общая Магия. Начнём. Уверен, все вы знаете о Первобытных магах, которые достигли максимально высокой ступени могущества во всём Алондаре. Однако далеко не все в курсе, что происходило до того, как Первобытные стали теми, о ком говорят с содроганием и которым построили Храмы и возносят молитвы. Давным-давно, много тысяч лет назад, разумные расы не были способны использовать магию. Главная разница между монстрами и магами заключается в том, что магическим сердцем монстров является ядро, в то время как у разумных рас эту задачу выполняет средоточие. Монстрам не нужно практиковать магические искусства для поднятия могущества. Им достаточно просто поглощать магическую энергию в ядро. В то же время разумные расы с их средоточиями были на это неспособны. Им всё время мешала какая-то преграда, или, правильнее сказать, барьер, не дающий прорваться вперёд. Из-за столь сильного неравенства в силе в то время Алондар кишел от монстров. Именно они чувствовали себя хозяевами нашего мира, а разумные расы лишь пытались выжить.

Он откашлялся и, с удовлетворением оглядев внимательно слушавших его студентов, продолжил:

— Однако однажды явились десять непревзойдённых уникальных личностей, которых можно назвать первыми настоящими магами нашего мира. Они были теми, кому в будущем стали поклоняться миллионы представителей разумных рас всего Алондара. Первобытные… Именно эти десять магов создали первые магические искусства и придумали устройство магических плетений. Появление этих невероятных талантов стало началом эпохи расцвета Алондара. Они же создали систему ступеней развития, известную сейчас, и которая используется уже многие тысячи лет. Именно они принесли в наш мир искусства и научили создавать их. Поэтому можно сказать, что сейчас мы с вами учимся использовать магию лишь благодаря им!

Когда старик завершил свою вступительную речь, все взгляды были сосредоточены лишь на нём. Вот что значит талант оратора! Даже я, уже слышавший всё, что рассказывал старик, из уст деда, был впечатлён таким кратким экскурсом в историю магии Алондара.

Ну а дальше преподаватель продолжил рассказ, но на этот раз это было подробное объяснение ступеней и начальные сведения о создании плетений. В общем, в последующей речи я не узнал для себя чего-то принципиально нового. Тем не менее, внимание слушателей не ослабевало до конца урока. И вот, когда он закончился и студенты начали подниматься с лавок, Нейр Мерил неожиданно обратился ко мне.

— Вас, молодой человек, зовут, я полагаю, Рагнар?

— Да, — немного удивлённо ответил я. Чем это я привлёк внимание учителя в первый же день?

— Вас вызывает к себе ректор.

А вот это оказалось неожиданно. С одной стороны, я всё равно собирался поговорить с ректором. Но, помня совет Анакима, не хотел так быстро идти к нему. А тут появилась возможность сделать это без лишних подозрений. Но важна была причина моего вызова. Я догадывался, что возможной причиной является один наглый дворянчик по имени Балфур. Недаром он на меня так смотрел на завтраке. Злорадно. Вот кто точно мог пойти наябедничать за вчерашнюю взбучку. Впрочем, скоро я сам всё узнаю.

* * *
Кабинет ректора находился на самом верху цитадели. Добравшись до него, я оказался перед толстой деревянной дверью с металлическими заклёпками, на которой была прибита металлическая табличка с надписью «Ректор Академии». Вежливо постучав в неё, услышал:

— Войдите!

Открыв дверь, я последовал приглашению. В просторном кабинете за широким деревянным столом сидел уже знакомый мне Грейд Дир. На нём была надета серая мантия, сразу напомнившая мне униформу членов корпуса Меридиан. Аура находилась на ступени Мастера. Кроме него, за столом сидел никто иной, как Балфур.

Балфур бросил на меня презрительный взгляд и тут же демонстративно отвернулся.

— Садись, — махнул мне рукой ректор, и я опустился на стул рядом с аристократом.

Внимательно посмотрев на нас, ректор тяжело вздохнул и спросил:

— Студент Рагнар, студент Балфур, надеюсь, вы догадываетесь, почему вас сюда позвали?

В ответ мы с Балфуром молча кивнули.

— Поединки вне арены строго запрещены по уставу академии. Вы же устроили представление прямо внутри крепости. Это недопустимо. Что скажете в своё оправдание?

— Этот простолюдин слишком нагл. Кто-то должен был научить его следить за своим трёпом, — хмыкнул Балфур.

— То есть вы, студент Балфур, возомнили себя учителем. Ну что же. А что вы, студент Рагнар, скажете в своё оправдание?

— Господин ректор, студент Балфур обещал научить меня, как простолюдин должен вести себя перед аристократом. Я попросил его показать пример. Но он отказался, — я пожал плечами, — я честно пытался убедить его объяснить мне это. Но уважаемый Балфур решил поговорить со мной с позиции силы, видимо, посчитав, что только так он может научить глупого простолюдина. Но, к его разочарованию, не все простолюдины настолько глупы!

— Хм, — мне показалось, что ректор усмехнулся в бороду, — тогда мне всё ясно. Вы, уважаемый Балфур, внимательно слушали речь на ужине?

— Да, но…

— Тогда вы должны были обратить внимание на то, что студенты Академии в её стенах равны, несмотря на их происхождение. Исходя из имеющихся у меня сведений, я не считаю студента Рагнара виновным. А вас, уважаемый Балфур, предупреждаю, что в следующий раз вы будете отчислены. И ваш отец вам не поможет!

Балфур изумлённо уставился на ректора, но тот был невозмутим.

— Вам ясно?

— Да, — кивнул аристократ, с большим трудом взяв себя в руки. А жаль. Мне казалось, что он сейчас вступит с ректором в дискуссию. Тогда он бы точно оказался за пределами учебного заведения.

— Всё, я вас не задерживаю.

Вышли из кабинета мы вместе, и Балфур, бросив на меня взгляд, полной ненависти, и процедив сквозь зубы, что не оставит это оскорбление без ответа, гордо удалился.

Проводив его глазами, я вздохнул, вновь открыл дверь кабинета и зашёл внутрь. Ректор академии всё так же сидел за столом. Смерив меня взглядом своих серых глаз, Грейл Дир спросил:

— Мы вроде бы всё уже обсудили. Что вам нужно, студент Рагнар?

— Мне не обязательно что-то говорить. Достаточно кое-что показать, и вы сразу всё поймёте, — сказал я, протягивая руку вперёд, в которой тут же зажёгся чёрный огонь.

После этого глаза ректора сощурились от удивления. Он откинулся в кресле и задумчиво посмотрел на меня. Лицо его вновь стало спокойным.

— Вот, значит, как. Интересно… — заметил он. — Тот студент мне почему-то сразу показался каким-то подозрительным. Итак, очевидно, этот Ирос Валленштайн самозванец.

— Именно. Я настоящий Ирос Валленштайн.

— Но зачем самозванцу это надо? И главное, у него была печать Валнара Валленштайна.

— Два года назад я жил с дедом, братом и сестрой. И однажды к нам приплыли наёмные маги. Они убили деда, похитили брата с сестрой и, забрав всё, что было в нашем доме, включая печать, уплыли в неизвестном направлении. Только благодаря деду наёмники не узнали, что я его внук, — объяснил я.

— Получается, кому-то очень нужны родственники Валнара Валленштайна, — нахмурившись, предположил ректор. — Кому именно, вы, конечно, не знаете?

— Конечно же нет. Если бы знал, я бы не учился в Академии, пытаясь найти зацепку. Сейчас, как вы уже поняли, скорее всего самозванец был отправлен в эту академию, чтобы выманить меня, — сделал я глубокий вздох.

— Я, конечно, ценю вашу откровенность. И что же вы хотите от меня, раз поведали столь важную информацию? — спросил ректор, нервно барабаня пальцами по деревянному столу.

— Больше всего я хочу узнать, где находятся мои брат и сестра и кто их похитил. Так что я бы хотел, чтобы самозванца схватили и допросили в моём присутствии.

— Я подумаю, как вам помочь, — нахмурившись, сказал ректор.

— Разве тут есть о чём думать? Просто захватываем самозванца и устраиваем допрос. Только и всего, — изогнул я бровь.

— Не спешите, молодой человек. Часто подобная спешка выходит людям боком, — сказал ректор, чуть погодя добавив. — Когда у меня будет новая информация и я что-то решу, вас позовут в мой кабинет. Настоятельно рекомендую вам не предпринимать никаких действий до того, как мы вновь поговорим. Просто займитесь учёбой как обыкновенный студент. Поверьте, спешка в этом деле может только навредить. К тому же, вы говорите, что ваши родственники находятся в заложниках. А сейчас вы можете идти.

* * *
На следующий день с самого утра мы с Аланом, как обычно, пошли на завтрак.

И основным блюдом опять была каша. Кстати, аристократический стол питался совершенно по-другому. Мясо, деликатесы, рыба… Видимо, только наше ущербное сословие довольствовалось постной кашей. Вспомнились слова ректора о том, что «здесь все равны». Ага, конечно. И здесь лицемерие. Как всегда, в этой жизни деньги уравнивали любые правила. Перекинувшись взглядом с принцессой Мелиан, которая то и дело кидала в мою сторону многозначительные взгляды, я как ни в чём не бывало продолжил завтрак, решив игнорировать её.

Я уже заканчивал трапезу, когда появилась она. Статная осанка. Длинные стройные ноги. Узкая талия, делающая её фигуру похожей на песочные часы. Одета она была вроде в ту же самую одежду, что и все студенты, только она смотрелась на ней великолепно. Всё было подогнано и идеально облегало стройную фигуру. У девушки были пухлые губы алого цвета, изящная шея и выразительные серые глаза. Эти самые глаза в данный момент смерили находившихся в столовой студентов каким-то холодным взглядом.

А вот я невольно залюбовался красотой этой девушки. Её волосы огненно-красного цвета были закреплены в хвост. И, осмотревшись, красноволосая красавица взяла миску той самой каши, уселась за один из столов и начала в одиночестве есть с видом, словно она была королевой Анаераса.


Глава 10


Все взгляды в столовой были сосредоточены на ней. Но девушка совершенно не обращала на это внимания. Её выражение лица было холодно-надменным. Мне вдруг показалось, что она считает всех нас недостойными своего внимания. Но самое главное, что, несмотря на свой юный возраст, она находилась на Продвинутой ступени. Это означало, что её могущество было выше, чем у любого другого студента.

Среди дворян поднялся ропот. Ещё бы. Вроде девушка знатной крови, но почему-то не пошла к их столу. Дворяне перешёптывались, и тогда из-за стола поднялся Балфур. Вот чего этого кретина вечно куда-то несёт? Мне кажется, сейчас он опять попадёт в крайне неприятную ситуацию. И я оказался прав. Подойдя ближе к девушке, Балфур во всеуслышание произнёс:

— Леди, как понимаю, вы дворянка. Раз так, то я осмелюсь пригласить вас за наш стол. Вы взяли еду, предназначенную для челяди. Не пристало такой невероятно привлекательной девушке есть эти помои.

После слов Балфура по рядам простолюдинов прошёлся возмущённый ропот. Кстати, вежливый тон аристократа настолько не вязался с обычным его поведением, что я невольно презрительно хмыкнул.

Однако на красноволосую красавицу обаяние Балфура не подействовало. Так что, посмотрев на него взглядом, способным заморозить воду, она произнесла лишь одно ёмкое слово:

— Отвянь!

И тут же вернулась обратно к своей тарелке.

В столовой повисла мёртвая тишина. После этого выражение лица Балфура начало меняться раз за разом в зависимости от эмоций, которые дворянин испытывал в данный момент. Наконец придя в себя, Балфур возмутился:

— Я граф Балфур Ареон. Как ты смеешь так со мной разговаривать?!

— А я Алия Сарендар. Представитель одного из самых древних родов империи Кельтон. И для меня ты и вся ваша дворянская братия лишь ряженые клоуны, — негромко процедила девушка, но все в столовой слышали эти слова.

И тут я чуть не подавился кашей. Алия Сарендар? Как же я сразу не догадался. Волосы такого же цвета были у Ланса. Видимо, у них там все красноволосые. Получается, передо мной сестрёнка погибшего парня. А что это значит? Это значит, что я могу попробовать добраться до рун её рода.

Лицо Балфура покраснело от возмущения, однако он ничего не мог сделать. Так что парень с зализанными волосами вернулся за свой стол.

— Надо же, боевая девчонка, — заметил Алан с интересом.

— Спорить не буду, — фыркнул я, продолжая наблюдать за Алией. Надо сказать, что этим занимался не только я. Выходка девушки привлекла к ней внимание практически всех присутствующих в столовой. Однако вскоре зазвенел колокол, означающий, что завтрак закончен и пришло время для первых занятий.

Так что все студенты начали постепенно выходить из столовой, направляясь в аудитории. Вскоре и мы добрались до учебного корпуса, где нас ждало помещение на втором этаже. В нём полукругом расположились скамьи, спускаясь к деревянной кафедре, за которой стоял тучный мужичок в серой мантии корпуса Меридиан. Когда все расселись по местам, преподаватель заговорил:

— Меня зовут Морес, и я буду вести у вас географию. Сегодняшний урок будет посвящён общей географии Алондара. Всего в нашем мире существует три континента: Ребрус, Зиалис и Форос. Окружает их Великий Океан. На последующих занятиях мы разберём их подробно, а сейчас, пожалуй, остановимся на одном. Наше королевство находится на самом маленьком континенте под названием Форос. На его территории существует пять государств. К сожалению, наш континент беден на ресурсы, и во многом из-за этого наше королевство в рамках мира считается довольно слабым и бедным. Но если сравнивать с нашими соседями по континенту, мы не хуже их…

Я мысленно хмыкнул. Довольно слабым? По-видимому, этот маг слишком оптимистичен или специально не говорит о реальном положении вещей. В рамках всего мира Аспия была очень слабым королевством. Хотя прав он в одном. То же самое можно было сказать про любое другое государство на нашем континенте. Единственное, что ставило Аспию выше других в Форосе, так это то, что у нас обосновался древний род, изгнанный из Империи Кельтон. Но Гелдон, конечно же, не стал говорить об этом, а просто продолжил свой рассказ.

— Монстры, обитающие в Аспии, очень слабы. Найти монстра даже всего лишь Продвинутой ступени — очень сложная задача. Из-за этого мы не способны создавать сильные зелья, а соответственно, в связи с этим значительно страдает уровень могущества наших магов. Конечно, мы могли бы покупать ресурсы для развития могущества у других государств из материков, где водятся сильные монстры. Однако проблема в том, что у нас постоянно не хватало средств для этого. Как вы все знаете, деньги делают из таких минералов, как Кварц, Азурит и Малахит. Так вот, на нашем материке очень мало этих месторождений. И это ещё одна причина плачевного положения королевств нашего континента. Однако я хочу сообщить вам то, о чём пока знают немногие! Ситуация в нашем королевстве постепенно меняется к лучшему, ведь на территории Аспии не так давно была найдена кварцевая жила.

Когда преподаватель сказал об этом, по аудитории пробежался удивленный шёпот. Но только среди простолюдинов. Видимо, лишь они одни были не в курсе этой новости. В том числе и я. Кстати, преподаватель прав. Это действительно замечательное событие для всего королевства. Такая кварцевая жила могла вытащить Аспию из той ямы, где она застряла.

— Но насколько сильнее монстры на других континентах? — спросила одна из студенток. — И сколько же тогда там этих жил?

— О-о-о, там кварцевые и азуритовые жилы присутствуют в очень больших количествах. И монстры во много раз сильнее тех, что в Аспии. Как я уже говорил, из ингредиентов, добытых из монстров высоких ступеней, можно создавать более мощные зелья. На Ребрусе и Зиалисе встречаются места, где не редкостью будет встретить монстров даже ступени Владыки.

Морис действительно любил свой предмет и, что самое главное, умел заинтересовать своим рассказом студентов.

Когда этот урок закончился, пришло время практикума по боевой магии. Так что весь второй курс последовал на арену, и там нас уже ждал тот самый преподаватель по боевой магии по имени Рэн, который принимал у нас экзамен, а также Нейр Мерили, который вёл у нас общую магию и подбирал искусство для простолюдинов при зачислении.

Когда толпа студентов, вливаясь медленным потоком, заполнила деревянные трибуны на арене, Рэн заявил:

— Студенты. Сейчас мы проведём первое занятие по боевой магии. И в этом нам поможет уважаемый Нейр Мерили.

Когда Рэн это сказал, старик устало вздохнул. После чего вышел на середину арены. Сел на корточки и создал плетение, благодаря которому по всей арене из земли начали вырастать каменные бруски.

— Благодаря нашему уважаемому преподавателю по общей магии мы имеем возможность на постоянной основе использовать мишени из камня.

И тут я понял, в чём дело. Мерили был магом земли, и, судя по всему, его обязанностью было создавать мишени. Что же, сочувствую старику.

— А теперь вы можете рассредоточиться по площадке и начать использовать свои боевые плетения на мишенях, — громогласно заявил Рэн.

Собственно говоря, так все и сделали. Рассредоточившись, студенты начали обстреливать мишени заклинаниями. Множество огненных шаров, воздушных лезвий и кулаков, камней и молний полетело в сторону мишеней. Подавляющее большинство этих плетений были довольно слабыми. Однако не стоит забывать, что практически все студенты находились на ступени Ученика и лишь немногие на ступени Адепта.

Пока остальные студенты уничтожали мишени, я присматривался, как выполняют это задание интересующие меня личности. Анаким и Мелиан метали молнии, и, на мой взгляд, сила их с момента той памятной схватки, когда мне довелось их спасти, увеличилась. Самозванец создавал средние по силе огненные шары, ничего особенного, но по крайней мере моё имя он пока не позорил. А вот Алия Сарендар… тут я по-настоящему удивился. Девушка вместо огненных плетений использовала воздушные лезвия. Это что получается? Наследница древнего рода, специализирующегося на магии огня, владеет начальным магическим искусством, ориентированным на магию воздуха? Тут явно что-то не чисто. И я, безусловно, собирался в этом разобраться. И одновременно провернуть уже придуманный мной план…

Честно говоря, монотонное уничтожение мишеней продолжалось долго. Когда они все рассыпались на части от постоянных атак, Нейр Мерили тяжко вздыхал и создавал их заново. Да уж, не жалеют они старика. Всё это безобразие продолжалось до середины дня, и меня это уже начало бесить, но вдруг урок закончился. Преподаватель Рэн отпустил радостных студентов на отдых, и все отправились в сторону крепости. Все, кроме Алии Сарендар и Алана, который ждал меня. Но тут я отправил его одного, сказав, чтобы он меня в столовой не ждал и что я приду позже…

Парень покосился на оставшуюся одну на арене Алию, затем многозначительно посмотрел на меня и, улыбнувшись, ушёл, махнув мне на прощание рукой. Хм, представляю, что он подумал…

Ладно, с этим потом разберёмся, а сейчас надо приступать к выполнению своего плана. Я направился к девушке. Вместо того, чтобы идти отдыхать, она продолжила практиковать воздушные плетения. И когда на арене остались только мы вдвоём, я решился наконец подойти к ней и начать исполнение моего коварного плана. Конечно, он был достаточно авантюрным, но, судя по характеру девушки, который она продемонстрировала сегодня в столовой, должен был сработать.

Шаг за шагом я приближался к Алии, и, когда расстояние между нами стало менее пяти метров, девушка наконец повернула голову, презрительно посмотрев на меня.

— Чего тебе? Не видишь, я тренируюсь? — спросила девушка таким голосом, словно разговаривала с кем-то страшно неприятным и раздражающим.

— Почему представитель рода Сарендар использует магию воздуха вместо огня? — задал я главный вопрос, игнорируя её отношение.

— Тебе какое дело? — огрызнулась девушка, вновь окатив меня холодным презрением.

— Насколько мне известно, главная способность рода Сарендар — владение магией огня. Вот мне и непонятно, почему девушка из этого рода не владеет данной магией. Нет, не спорю, воздушные плетения тоже достойная замена. Но не ожидал, что девушка из столь древнего рода будет иметь настолько слабые магические способности…

— Что значит слабые? — возмущённо спросила Алия. — С чего ты так решил, идиот?

— Во-первых, уважаемая леди Сарендар, я вам не хамил, и если у некоторых представителей древних родов в моде вести себя грубо и невежливо по отношению к обычным магам, то мне жаль, что манеры у них опустились до такого уровня.

Девушка покраснела… надо же. Не ожидал. Видимо, мои слова упали на благодатную почву, а значит, она может критически мыслить.

— Какое ты право имеешь говорить о моей слабости? Откуда ты это знаешь… что ты вообще можешь знать?

— Я ни в коем случае не претендую на абсолютное знание, — спокойно улыбнулся я, наблюдая, как моя собеседница пытается скрыть своё раздражение и сдержать явно нелицеприятные слова в мой адрес. — Мои выводы основаны на наблюдении за тобой. Я всё-таки в состоянии оценить, например, свои возможности, сравнив их с твоими… и сейчас вижу, что даже я сильнее тебя в боевой магии. А ведь ты на ступень выше меня! Это учитывая, что у меня нет за спиной древнего рода с тысячелетней историей, да и вообще я не аристократ… Я уж не говорю, что моя магическая сила даже на этой ступени сильнее, чем у отпрыска рода Сарендар.

— Да… — девушка задохнулась от возмущения, но внезапно взяла себя в руки. Теперь меня осмотрели изучающе-оценивающим взглядом.

— То есть ты хочешь сказать, что сильнее меня в магии? — на удивление спокойно уточнила она.

— Не просто сильнее, а гораздо сильнее, — подтвердил я.

— А ты только и годен, чтобы языком болтать, или может сам рискнёшь проверить мою силу?

— А чего мне её просто так проверять-то? — усмехнулся я. — За просто так никто и не повернётся. Мне какая с того выгода?

— Выгода? Какая ещё тебе выгода? Я тебя отделаю, как отбивную!

— А если я тебя отделаю? — поинтересовался я.

— Да никогда такого не случится!

— Ну тогда чего ты боишься?

— Так я не понимаю, чего ты хочешь.

— Ну, например, если я выиграю, то ты ответишь мне на вопросы о тебе.

— Чего? — вот сейчас я реально девушку удивил. — Тебе это зачем вообще?

— Ну, как бы это моё дело… так ты согласна?

— Согласна, — она прищурилась.

Именно это я и задумал. Разозлить девчонку, спровоцировать её на спор и, победив, узнать всю нужную информацию.

— А если я выиграю, то что? — спросила девушка.

— А что ты хочешь? — поинтересовался я безмятежным тоном.

— Хм, — она ехидно посмотрела на меня, — тогда ты будешь моим слугой целый месяц!

— Интересно… — теперь девушка удивила уже меня, но я постарался не показывать своё удивление. Тем более, что лично я был уверен в своём превосходстве над этой самонадеянной девчонкой. Хотя… всё-таки она была выше ступенью и оставался шанс, что я ошибусь. Но тут стоило рискнуть. Хотя перед этим…

— Что ты вкладываешь в понятие слуга? — осведомился я. — Унижаться я перед тобой точно не собираюсь…

— Ну, будешь делать в свободное от учёбы время то, что делают слуги, — пожала плечами девушка. — Стирать, убирать, готовить. Так ты согласен? — уставилась она на меня.

— Согласен.

— Что ж, — она немного растерянно посмотрела на меня. Такое впечатление, что она до последнего не верила, что я соглашусь. — Тогда начнём. В течение ближайшего часа на арене точно никого не будет. Это время как раз подходит… Начнём?

— Начнём…

— Значит, правила такие, — Алия внимательно посмотрела на меня, — надо постараться обойтись без серьёзных травм. Мне не улыбается получать взыскание за несанкционированную дуэль.

— Я постараюсь, — пообещал ей.

Мы разошлись в разные стороны, и дуэль началась. Перед нами появились щиты Инеаля. Причём свой я специально усилил дополнительно. На всякий случай. И надо же было случиться тому, что именно это меня и спасло.

Не успел я создать первое плетение, как в меня ударил воздушный кулак огромной силы. Честно говоря, я невольно вздрогнул. Щит устоял только потому, что я заранее его на всякий случай усилил. Надо же. Откуда такая сила? Не ожидал… Хотя раньше я сражался с магами, у которых были слабые по рангу искусства и низкая совместимость. По-видимому, в этот раз мне попался намного более сильный противник. Что неудивительно, ведь передо мной представитель древнего рода. Что же, походу, я оказался слишком самонадеянным. Победить будет сложнее, чем представлялось. Но раз уж подписался под подобную дуэль, то деваться некуда.

Ответил я так же воздушным кулаком, который моя противница легко отбила. А в следующий миг в меня ударил полуметровый смерч. Несмотря на щит, который принял на себя основной удар, силой инерции меня отбросило метров на пять, и, резко поднявшись на ноги, я в следующую минуту атаковал вновь. На этот раз не стал жалеть своего противника. Воздушные лезвия, врезавшиеся в защиту девушки, заставили её отступить. Её щит исчез, но она умудрилась восстановить его и вдобавок вновь атаковать меня. На этот раз воздушный кулак пробил мой щит, и я покатился по песку Арены. Вскочив, успел вновь поставить щит, который принял на себя следующий воздушный кулак, оказавшийся, на моё счастье, слабее первого. И он разлетелся. Третьими были воздушные лезвия, и если бы я не отпрыгнул в сторону, то меня бы располовинило. Эта дура не поняла, что у меня исчез щит? Или она специально?

Я увидел, как Алия вновь вскинула руки и поспешно поставил щит заново. И вновь он исчез под мощным воздушным кулаком. А за ним последовал следующий. И следующий. Я прыгал по арене, как козёл, уворачиваясь от ударов и еле успевая ставить щиты.

М-да. Похоже, всё может закончиться печально. Теперь разговор шёл не о победе, а о моём выживании. Злость охватила меня, и я перестал сдерживаться. В очередной раз увернувшись от заклинания, я создал плетение огненного шара, следом за ним молнии и последним завершающим аккордом отправил вдогонку воздушный кулак и тот же самый «воздушный смерч». Алия явно не была готова к использованию мной сразу трёх стихий. В результате её щит исчез. А смерч отшвырнул практически на границу Арены. Судя по всему, схватка была закончена. Я тяжело выдохнул и направился к пытающейся подняться девушке. Когда добрался до неё, она уже села и пыталась привести себя в форму, тряся головой.

— Давай помогу, — протянул я ей руку. И в этот раз вместо презрительного взгляда девушка смотрела на меня с удивлением и даже, можно сказать, интересом. Так что, схватившись за мою руку, вскоре она стояла на ногах.

— Ты была хороша, — сообщил я ей, — но надеюсь, ты согласна, что я выиграл?

— Ты выиграл, — Алия спокойно признала поражение и посмотрела на меня странным взглядом, в котором сейчас были растерянность и жгучее любопытство. — Но как ты использовал сразу три стихии? Как это возможно?

— Вообще-то сейчас моя очередь задавать вопросы, — улыбнулся я. — Так что давай оставим разговоры обо мне и поговорим о тебе.

— Хорошо, и что ты хочешь узнать?

— Давай обсудим всё в моей комнате. Тут не место для разговоров, — предложил я.

— Пошли уж лучше ко мне, — фыркнула девушка, — не хватало мне ещё на мужскую половину ходить. К тому же, это слишком двусмысленно звучит. Тебе не кажется? — она внимательно посмотрела на меня.

Я лишь пожал плечами, решив не отвечать на этот вопрос. Логика, конечно, на мой взгляд, странная. А водить к себе мужчин нормально? Но, как я уже понял, характер у девушки был весьма своеобразный и так же презрительно она относилась к правилам.

В общем, мы направились в её апартаменты. Они находились на самом высоком этаже, так же, как и у Анакима. Мало того, у них был отдельный вход со своей лестницей, так что встретить по пути свидетелей не получилось бы при всём желании. Кстати, комнаты, в которых я оказался, были один в один как те, в которых я был у Анакима.

И вот мы сейчас сидели друг напротив друга на диване. Девушка приняла величавую позу, положив руки на колени. Я невольно залюбовался ей. Красноволосая красавица была изящна, стройна и имела сногсшибательную для пятнадцатилетней фигуру. Но сейчас я старался не рассматривать её как девушку или, тем более, женщину. Хотя это давалось мне непросто. Она была ценным ресурсом, который я хотел использовать для получения рун рода Сарендар, тем самым ключиком, который я так долго искал. И теперь пришло время задать девушке нужные вопросы.


Глава 11


— Алия, скажи. Почему у тебя искусство, ориентированное на магию воздуха, в то время как весь твой род специализируется на магии огня? — задал я первый вопрос.

— Дело в том, что по совместимости мне не подошло ни одно искусство магии огня из тех, что были у моего рода. Пришлось брать искусство с магией воздуха, — хмуро ответила девушка после небольшой паузы.

— Теперь второй вопрос. Во время наблюдений за тобой мне показалось, что ты жаждешь силы. Это просто желание стать могущественнее или есть более веская причина?

После моего вопроса губы Алии сжались, и девушка мрачно посмотрела на меня.

— Когда мой род был изгнан из Империи Кельтон, было поставлено условие, при выполнении которого мы смогли бы вернуться обратно. Для этого один из молодых представителей нашего рода должен достигнуть ступени Повелителя до двадцати пяти лет. Однако при изгнании у нас отняли большинство ресурсов, без которых сделать это стало очень сложно. Также только те, кому ещё нет двадцати пяти, могут уйти из этого отсталого континента. Если в империи Кельтон узнают о том, что кто-то старше двадцати пяти лет находится на двух более развитых континентах, то наш род истребят. Так что я обязана стать как можно сильнее и вернуть свой род на историческую родину!

— Понимаю, — кивнул я. — И насколько тебе нужно искусство, ориентированное на магию огня?

— Очень сильно нужно. Без него я не могу использовать родовые артефакты и татуировку. Не могу раскрыть свой истинный потенциал. Ведь я должна быть как можно сильнее, чтобы достичь своей цели, — вздохнула Алия, — но, к сожалению, это практически невозможно.

Когда я услышал слова Алии, моё сердце затрепетало. Ей нужно искусство? У меня таких целая куча!

Достав насадку, сделанную из белого минерала, я протянул её Алии. Этот артефакт был создан для проверки совместимости искусств. Такой же использовали Меридианы, проверяя совместимость простолюдинов на поступлении в академию.

— У тебя есть пространственное кольцо? — повела бровью Алия.

— Да. А теперь влей свою магическую энергию в этот артефакт.

— Но зачем? Даже если у тебя есть какое-то низкоранговое искусство, оно мне не подойдёт, — хмыкнула Алия.

— Хватит испытывать моё терпение. Вливай магическую энергию, — закатил я глаза.

— Ладно, — пожала плечами Алия.

Взяв артефакт, девушка влила в него свою магическую энергию.

Тогда я вернул себе в руки насадку, сказав при этом:

— Подожди меня здесь немного. Я сбегаю за кое-чем к себе, — ответом мне был удивлённый взгляд Алии.

Так что, выйдя из апартаментов девушки, я направился в нашу с Аланом комнату. Кстати, к моему удивлению, Алана там не оказалось. Интересно, где он? Но это было очень кстати. Я переместился внутрь кольца. Вновь передо мной предстали длинные стеллажи с научными книгами и свитками. В этот раз я направился в сторону стеллажа, на котором пылились средние искусства, ориентированные на огонь. Их было немногим больше сотни. Взяв первый свиток в руки, я вставил артефакт-насадку на камешек сбоку и увидел, что совместимость составляет тридцать два процента. Далее раз за разом я проверял совместимость, однако каждый раз она была слишком низкой.

Это было странно. Что с этой Алией не так? Ведь когда я проверил все свитки, максимальная совместимость составляла сорок семь процентов. Складывалось такое ощущение, что у Алии несовместимость с магией огня. Мой план прямо на глазах шёл по швам. Однако, подняв голову, я увидел небольшой отсек, в котором лежали свитки со средними искусствами, ориентированными на магию огня. Однако кое-что было в них особенное. А именно то, что их создал мой дед. Если учитывать, какое искусство он создал для меня, то можно сказать, что он был гением в этой области.

Так что была не была. Если один из свитков, созданных дедом, подойдёт, то я отдам его Алии в обмен на руны её рода. Взяв первый свиток, я приложил к нему насадку. И сразу увидел совместимость в шестьдесят процентов, что меня безусловно порадовало. Однако нужно было проверить все искусства. Второе искусство показало немного меньший процент. И вот, наконец, после седьмой проверки моё сердце затрепетало. Ведь совместимость искусства там составляла семьдесят шесть процентов.

Сказать, что я был рад, это ничего не сказать. Таким образом я ещё ближе подобрался к рунам рода Сарендар. На всякий случай проверил оставшиеся свитки, однако ничего более подходящего там не нашёл. Так что, положив нужный свиток в холщовый мешок, я вышел из кольца и, не скрывая улыбки, вернулся в комнату Алии. Зайдя внутрь, увидел, что девушка всё так же сидела на диване. Такое впечатление, что она даже позу не поменяла. Смерив меня хмурым взглядом, красноволосая красавица спросила:

— И куда ты бегал? Или ты думаешь, что я тебя тут весь день ждать буду? Ещё вопросы есть? Если нет, то я предпочла бы остаться одна.

— У меня к тебе больше нет вопросов. Но есть кое-что другое.

Сказав это, я достал свиток, который подготовил для неё, и дал его девушке. Когда она увидела, что оказалось у неё в руках, глаза Алии округлились от удивления.

— Среднее искусство платинового ранга, ориентированное на магию огня. Откуда у тебя этот свиток?

— Это не важно. Ты лучше проверь свою совместимость с этим свитком, — хмыкнул я.

Недоверчиво и как-то растерянно посмотрев на меня, Алия влила магическую энергию в камешек на свитке. После того, как она увидела значение, её губы задрожали.

— Не может быть! Невозможно! — запинаясь, заговорила Алия.

Прошло ещё несколько десятков секунд, прежде чем девушка привела свои эмоции в порядок. И тогда она задала самый главный вопрос.

— Я понимаю, что ты не просто так принёс этот свиток. Что ты хочешь получить взамен за него?

— Мне нужны знания о рунах твоего рода, — спокойно ответил я.

После моих слов Алия нахмурилась.

— Я не могу принимать такие важные решения, — расстроенно сообщила она, пожирая глазами вожделенный свиток. — Но обязательно передам твои требования главе моего рода.

— Хорошо. Буду с нетерпением ждать ответа, — кивнул я, забирая свиток у девушки.

Было видно, что Алия не хочет выпускать его из своих рук.

— Ладно, пора в столовую, — сообщил ей я. На самом деле действительно проголодался, и думаю, что даже каша сейчас показалась бы мне невероятно вкусной.

— А пойдём вместе! — вдруг предложила она.

Я удивлённо посмотрел на девушку.

— Пошли, — пожал плечами. Хотел было поинтересоваться, как это она будет сидеть в компании простолюдина, но потом вспомнил её поведение в столовой и разговор с Балфуром и решил не спрашивать.

Мы молча дошли до столовой. Я погрузился в свои мысли, а девушка, видимо, тоже не горела желанием начинать разговор. В самом начале она ещё раз поинтересовалась, откуда у меня такие способности, но я, как и в первый раз, ничего не ответил.

После обеда мы расстались, но задумчиво-изучающие взгляды девушки, которая вдруг резко поменяла свой стиль поведения, меня немного насторожили. Хотя, если подумать, не каждый раз тебе предлагают искусство платинового ранга.

После обеда я направился в нашу с Аланом комнату, где застал своего друга медитирующим.

Странно, он даже ничего не спросил о моём времяпрепровождении с девушкой. Хотя видно, что ему очень хотелось узнать…

А через двадцать минут у нас был ещё один урок. Тоже на арене, но назывался он весьма замысловато. «Телесное воспитание».

Преподавателем оказался высокий и громадный мужчина с бугрящимися мускулами руками. Честно говоря, смотрелся он внушительно и монументально. И голос был под стать фигуре. Громкий бас, который, наверное, слышали на другом конце академии, даже если он пытался говорить тихо.

Некоторые из аристократов, — кстати, как обычно, отличился Балфур, — попытались заявить, что, дескать, всё это для простолюдинов… но практически сразу убедились, что спорить с Оросом, — а именно так представился преподаватель, — бессмысленно. Вообще, полтора часа этот громила только и делал, что жестоко издевался над нами. Бесчисленные отжимания, приседания, бег… а потом ещё то же самое, только с небольшими, но тяжёлыми металлическими шариками. Правда, ими пользовалась только мужская половина нашей группы. Сначала я с удовольствием наблюдал за Принцессой и Алией. Но если красноволосую девушку я уже видел в деле во время нашей дуэли и разговора, и она оказалась весьма гибкой, то тот факт, что принцесса легко делала все упражнения, для меня был удивительным. Но вскоре мне стало не до наблюдения за девушками, так как мы ещё раз перешли к занятиям с отягощением. И в результате к концу урока я был как выжатый лимон. Единственное, что мне хотелось — это поесть и завалиться спать.

* * *
После занятий, проигнорировав явно многозначительный взгляд принцессы, я с невозмутимым видом отправился вместе с Аланом в душевые комнаты, которые располагались за учебным корпусом. Они представляли собой две отдельные приземистые одноэтажные постройки. Одна для девушек, другая для юношей. Вдобавок эти здания были отделены достаточно высокой каменной стеной. Что ни говори, а к нравственности в академии относились серьёзно.

Как следует всполоснувшись и смыв с себя пот и грязь, мы чистые и расслабленные отправились на ужин.

Он прошел без каких-либо событий. Если не считать, что Алия пришла практически одновременно с нами и, к моему удивлению, устроилась за столом рядом со мной. И кстати, совершенно не спросив разрешения… Хотя Алия и разрешение — это вещи, по-моему, противоположные. В общем, я так и не понял… то ли она показывала, что она с нами, то ли нет. Но по крайней мере вид у неё был, как обычно, независимый. Это при том, что я несколько раз ловил на себе её задумчивые взгляды. Вот как искусство действует! Кстати, она так и не проронила ни слова до конца ужина. Да и я просто перестал обращать на неё внимание, негромко переговариваясь с Аланом, который периодически косился на красноволосую девушку.

Кстати, несколько раз ловил взгляд принцессы с их аристократического стола. Но, честно говоря, усталость брала своё, и я старался не замечать её внимания. Спать хочу, вот и всё!

Закончив с ужином, я кивнул всё ещё терзающей свою кашу девушке и, получив в ответ кивок, отправился вместе с Аланом в нашу комнату. И надо сказать, что, добравшись, даже не смог помедитировать на сон грядущий. У меня просто закрылись глаза, и я сразу погрузился в крепкий сон без сновидений.

* * *
На следующее утро мы отправились на завтрак, на котором к нам вновь примкнула Алия, всё так же молчаливо поглощавшая кашу и посматривавшая в мою сторону. Интересно… она что, думает, что я убегу из академии? У меня создалось впечатление, что за мной просто следят. И когда после завтрака мы с Аланом направились в учебный корпус, в котором у нас должен был быть урок «Зельеварение», девушка шла за нами на расстоянии метров десяти, но я спиной чувствовал её взгляд. И мой друг не выдержал.

— Слушай, Рагнар, — тихо спросил он, — а чего эта красноволосая за нами ходит как привязанная? Это после того, как ты с ней на арене остался. Там что-то было?

— Что было? — улыбнулся я. — Просто поговорили.

— Видимо, ты был очень убедительным… — саркастически заметил Алан.

Я удивлённо посмотрел на него. Ого, деревенский парень быстро поменялся.

— Как мог, — ответил ему. — Алан, не беспокойся. Всё нормально. Я потом тебе расскажу. Когда всё сам выясню. Ты узнаешь первым…

— Хорошо, — рассмеялся Алан, — ловлю тебя на слове…

Зельеварение вела маленькая худенькая пожилая женщина, которую, как я понял, за глаза звали ведьмой. Нет, имя её было Бейла, но её внешний вид, на мой взгляд, полностью соответствовал прозвищу. Крючковатый нос, седые немытые волосы, морщинистая кожа и пронзительный взгляд зелёных глаз.

— Итак, студенты, — произнесла она, внимательно оглядев присутствующих в аудитории, — зельеварение — очень важный предмет, без которого ни один уважающий себя маг не может развиваться. Как вы все, думаю, знаете, основой всех зелий являются магические ингредиенты с монстров, уровень которых, к сожалению, на нашем континенте слишком невысок. Но даже из имеющихся в наличии можно сделать очень полезные зелья.

Я невольно вспомнил зелья, присланные королём Анаераса. Интересно, что бы сказала эта старушка, узнав, какие зелья я пил…

— Мы займёмся простыми рецептами… перед вами лежат книги. Это собственность академии, так что не вздумайте их потерять!

Я только сейчас заметил, что перед каждым студентом действительно лежала толстая книга. Открыв её и полистав, понял, что это книга рецептов. И судя по названиям, весьма разнообразных.

— В этой книге, — продолжила старушка, — подборка не сложных, но нужных рецептов. С их помощью можно временно увеличить силу, подавить боль от раны, повысить своё мастерство… в общем, много чего сделать. Начнём мы с вами с самых простых. Откройте первую страницу. Это рецепт сонного зелья, позволяющего погрузить мага в более глубокую медитацию.

М-да. Пролистав рецепт, я понял, что он мне знаком. Но дед не рекомендовал мне пользоваться подобными зельями, предупредив о том, что если постоянно злоупотреблять ими, то ты просто привыкнешь к ним, как к наркотику. Пролистнув ещё раз первые страницы, я обнаружил ещё пару известных мне рецептов. Но это я сам вычитал в книгах у деда. Сам же дед считал, что можно использовать только зелья, повышающие искусство. Хотя сейчас я подумал, что то же самое зелье подавление боли достаточно полезная штука. В общем, здесь есть чему поучиться.

— Ваша задача — выучить первые два рецепта. Я сейчас более подробно расскажу об ингредиентах, использующихся в них. На следующем занятии мы уже попробуем их сварить. Надеюсь, все умеют обращаться с перегонными кубами?

Реакция среди простолюдинов была неоднозначная. Насколько я понял, половина из них даже не слышала подобного названия. Для преподавательницы это явно не стало сюрпризом, так как она заверила аудиторию, что те, кто не знают о том, как выглядит перегонный куб, на следующем занятии с ним познакомятся. Дальше последовал монотонный рассказ об ингредиентах, большую часть которых я знал. Но всё равно было интересно.

После зельеварения, которое, к моему удивлению, шло практически три часа, был короткий урок истории, который вёл молодой преподаватель явно не старше двадцати лет. Честно признаюсь, слушать о датах каких-то древних битв и магах давно ушедших эпох мне нравилось. Но этот преподаватель умудрился рассказывать это настолько скучно, что я даже задремал. Впрочем, этим занималось, наверное, половина аудитории.

Но наконец звук колокола объявил о конце урока, и мы отправились на обед. На этот раз я чуть отстал от Алана и, когда уже хотел войти в столовую, натолкнулся на замершего друга, который с оцепенением на кого-то смотрел.

— Рагнар, — раздался знакомый голос.


Глава 12


Повернувшись, я увидел третьего принца Аспии собственной персоной. Его аристократической свиты поблизости не было. Даже странно.

— Мне надо с тобой поговорить, Рагнар, — сообщил мне принц, кивнув Алану и пристально посмотрев на меня.

— Раз надо, поговорим, — пожал я плечами. — Но только не сейчас, наверное. Если честно, я банально хочу есть. Да и после обеда ещё урок. Давай тогда после него.

— Хорошо, — кивнул Анаким, — давай задержимся после урока.

Дождавшись от меня подтверждения, он удалился.

Алан бросил на нас заинтересованный взгляд. Похоже, сегодня мне обычными отговорками не отделаться. Две встречи подряд с принцем Аспии возбудили, судя по всему, в моём друге нешуточное любопытство. Но это понятно. Всё-таки Алан вырос в деревне, и для него королевская семья — это что-то невообразимо далёкое и недоступное. А тут вот запросто общается…

Но пока он держался. Мы отправились на обед. И вновь рядом с нами оказалась Алия. Тут уже не удержался я.

— Слушай, скажи, пожалуйста, а почему ты со своим кругом не общаешься? — поинтересовался я у красноволосой, едва она приступила к обеду. — Мы вроде простолюдины и тебе не чета.

Краем глаза я увидел, как напрягся Алан, явно прислушиваясь к нашему разговору.

— Мне наплевать на тех, что ты называешь моим кругом, — презрительно ответила девушка, — мне с ними не интересно. Я не привыкла заставлять себя что-то делать. Среди них, конечно, есть достойные люди, но из тех, которых я видела в академии, пока мне такие не встречались… а вы мне нравитесь. Поэтому я оставляю за собой право быть с теми, кто мне нравится.

— Интересно… — протянул я. — Забавная у тебя логика. А если, допустим, ты не нравишься тем, кто тебе симпатичен?

— Ну пусть это скажет! — спокойно ответила она. — А я тогда уже решу…

— Знаешь, — улыбнулся я, стараясь вложить в данное действие максимум холодности и безразличия, — в данном случае, если взять, например, меня, я сам буду решать, кто мне нравится, а кто нет.

Но, к моему удивлению, мои слова, видимо, никак не тронули девушку, которая лишь, пожав плечами, вернулась к еде. М-да. Вот что тут скажешь.

Я повернулся к Алану. Тот просто улыбался.

— Ты чего смеёшься? — подозрительно поинтересовался я.

— Ничего… — принял серьёзный вид мой друг и с деланным старанием вернулся к поглощению каши.

Вот, блин, сговорились… После обеда мы отправились на очередной новый урок. И вновь на арену. На этот раз он назывался “основы боя”.

Бой оказался именно боем с обычным оружием. Честно говоря, вот тут я явно растерялся. Учитывая, что преподаватель этого предмета оказался женщиной. Да, женщиной. Но эта, с позволения сказать, особа, представившаяся Кией и заявившая, чтобы её называли учителем, лишь отдалённо напоминала женщину в моём представлении. Скорее мужика. Начиная с фигуры и заканчивая голосом. Она находилась на ступени мастера, что уже само по себе внушало уважение.

— Вам надо выбрать ваше оружие, с которым вы будете заниматься на моих уроках. Вот, — она показала на длинную выставленную посередине арены деревянную стойку, всю буквально усыпанную оружием.

И вот тут начались проблемы. Легче всего было аристократам. Они быстро разобрали оружие. Ну понятно, наверное, с детства с ним тренировались. Практически все мужчины предпочли мечи, а девушки — арбалеты. Алия выбрала себе копьё. А вот простолюдины… толпа просто обступила стойку. И преподаватель не мешала, а просто стояла и спокойно наблюдала за происходящим.

Я тоже задумался. Дед дал мне очень много, но вот работе с оружием не учил. Нет, я, конечно, знал названия разного оружия, даже примерно предполагал, как им пользоваться, так как читал больше того, чем давал мне Валнар Валленштейн, но практики у меня не было практически никакой. Однако мне всегда нравилось одно оружие… и я его увидел. Длинное древко, изогнутое, двойное обоюдоострое хищное железное лезвие. Насколько я помнил, это оружие называлось секирой. И я выбрал именно его. Остальные же ещё минут десять пытались что-то выбрать, пока Кия на них не рявкнула, и тогда они быстро разобрали оружия. В основном это оказались обычные мечи. Алан, в свою очередь, выбрал молот, так как, по словам преподавателя, это лучшее оружие для магов земли. Лишь всего пара человек, кроме Алии, выбрали копья. И получилось, что секиру выбрал только я один. Кстати, как я отметил, самозванец выбрал обычный меч.

— Теперь все выстроились в шеренгу! — вновь рявкнул наш преподаватель, и перед ней выстроился неровный ряд студентов с оружием. И тут взгляд нашего учителя остановился на мне.

— Как тебя зовут? — спросила она, подойдя ко мне.

— Рагнар.

— Скажи мне, Рагнар, — с любопытством поинтересовалась женщина, — почему ты выбрал такое оружие? Ты им уже пользовался?

— Нет, не пользовался, — честно признался я, — но оно мне очень нравится. И, в принципе, технику я в книгах видел.

— Технику в книгах, — саркастически хмыкнула учитель, — ты уверен в своём выборе?

— Да!

— Тогда поздравляю, — осклабилась она, — это моё любимое оружие. Ты первый человек, кто выбрал секиру, за последние три года. И тебе повезло, парень, я лично буду смотреть за твоими тренировками.

— Э… — я почувствовал себя не очень хорошо, — уважаемая госпожа Кия.

— Учитель Кия, — перебила она меня.

— Учитель Кия, — поспешно поправился я, — я всё-таки маг… и не планировал серьёзно заниматься такими вещами… мне…

— Ты много разговариваешь, студент! — рявкнул этот “мужик в юбке”.

Это называется попал. Я тяжело вздохнул. Одно радовало: этот урок был лишь раз в неделю.

А дальше мне показалось, что занятие началось только для меня. По крайней мере, остальных Кия выстроила напротив человеческих манекенов, сделанных из какого-то странного незнакомого мне материала, и, показав несколько приёмов мечом, заставила оттачивать их. Такая же участь не миновала и аристократов, и кстати, даже Балфур не стал возражать. Девушкам с арбалетами выделили несколько мишеней и просто приказали показать своё мастерство. Тем, кто был с копьями, учитель показала упражнения отдельно, а потом вернулась ко мне.

— Я лично займусь тобой, сынок, — ободряюще заявила она, беря ещё одну секиру из стойки, — в своё время я немало работала с секирой. И меня радует, что кто-то из магов-задохликов выбрал это оружие. Сейчас я тебе покажу пару приёмов. И мы с тобой проведём спарринг. Но сначала ты должен кое-что узнать об этом прекрасном оружии. Оно состоит из обуха… — она хлопнула рукой по железному древку. — И самого лезвия. Удары им бывают нескольких видов. Колющие удары, называемые тычками. Круговые удары — крючки. Цепляющие удары называют зацепами. Удары снизу-вверх — подрубы, и сверху-вниз — зарубы. Удары обухом — глухари. Мы будем всё изучать постепенно. Начнём с ударов сверху и снизу…

Она сплела плетение, и лезвия наших секир внезапно окутались мягкой зелёной плёнкой.

— Это для того, чтобы не нанести травм. Если пропустишь удар, всё равно будет больно, но так, как будто тебя огрели деревянной палкой. Так что потерпишь. А теперь… — она показала мне серию этих самых зарубов и подрубов. — Повтори.

Честно признаюсь, я пожалел, что выбрал чёртову секиру. Лишь через двадцать минут моего махания, когда я уже начал уставать, учитель хмуро заметила:

— Плохо… но на первый раз сойдёт. А теперь нападай на меня. И делай всё так же, как когда тренировал удары.

Я тяжело вздохнул и подчинился приказу. Естественно, все мои удары Кия ловко отбивала и ещё умудрялась добавлять едкие ехидные словечки, которыми описывала мои боевые способности. Несколько раз отброшенное секирой, моё оружие прилетало мне же по разным частям тела. Да, было терпимо, но всё равно больно. Но всему приходит конец, прозвучал колокол, и моё избиение закончилось. Я увидел, что практически все взгляды одногруппников сосредоточены на мне. Аристократы смотрели с презрением, кроме королевских отпрысков и Алии, а простолюдины с сочувствием.

— Урок закончен, — объявила Кия всем давно понятную вещь. — Все ставим оружие на стойку, и свободны. Ты в какой комнате живёшь? — вдруг остановила она меня, когда все, вернув орудия убийства, устремились к выходу.

— В десятой вроде…

— Я пришлю тебе книгу, там разные приёмы боя с секирами и топорами. Постарайся внимательно прочитать хотя бы первые десять страниц. На следующем уроке буду проверять лично! — с этими словами женщина покинула арену, отправившись следом за учениками.

— Вот попал… — пожаловался я Алану.

— А зачем секиру-то выбрал? — хмыкнул он.

— Да сам не ожидал, — пожал я плечами, — ладно, что сделано, уже не воротишь. Пошли. Я мокрый и потный. Эта ведьма меня загоняла…

— Пошли.

После уже привычных водных процедур мы отправились к себе в комнату, но перед жилым корпусом меня встретил принц. Вот, Мелек меня забери, совсем забыл о нашем утреннем разговоре. А он терпеливый. Я отправил Алана в комнату, пообещав, что скоро приду, но если задержусь, мы встретимся на ужине, и повернулся к Анакиму.

— О чём хотел поговорить?

— Приглашаю тебя к себе, — немного помявшись, предложил тот, — нам пообщаться надо. Лучше с глазу на глаз. А ещё с тобой хочет так же и Мелиан встретиться, — поспешно добавил он. — Она очень просила. Она как-то весьма нервно отреагировала на появление твоего самозванца и тебя самого в Академии. Самой, понимаешь, ей подходить к тебе не совсем удобно…

Задумчиво посмотрел на собеседника. Мелиан. Принцесса… что ж, почему бы и не поговорить.

— Да я разве против? Пойдём поговорим, — ответил ему, и мы отправились в направлении жилого корпуса. Поднявшись к принцу в комнату, я в который раз полюбовался на то, как живут аристократы.

Я опустился на диван, перед которым стоял небольшой столик с фруктами, кувшином и тремя стаканами. Принц присел на стул напротив меня.

— Угощайся, — предложил он, разливая из кувшина прозрачный напиток, который оказался сидром.

Просить меня два раза не пришлось. Я пригубил сладковатый слабохмельной напиток и закусил яблоком.

— Так о чём разговор?

— Давай сначала дождёмся сестры. Ты пока угощайся.

И вот она появилась. Да… по-прежнему красива. Золотые волосы, довольно короткое платье, облегающее всё тело и открывающее чуть выше колен стройные ноги. И, кстати, это явно не студенческая униформа. Но, наверное, принцессе такое можно.

— Привет! — улыбнулась она и опустилась рядом со мной на диван. Я невольно вдохнул запах её духов. Приятный запах.

— Привет, — ответил я, — хорошо выглядишь.

— Спасибо — вновь улыбнулась она, — наконец-то мы с тобой встретились.

— Ну так о чём вы хотели со мной поговорить? — поинтересовался я.

— Мы знаем, кто ты на самом деле, Ирос, — начал Анаким, — и уже общались с самозванцем.

— Этот козёл, — проворчала принцесса, — он посмел даже оказывать мне знаки внимания! Честно признаюсь, мне потребовалось много терпения, чтобы не оскорбить его… Зато тот самый Балфур со своими шестёрками прямо лучшими друзьями с ним стал.

— Но мы с ним не разговариваем, — поддержал её принц, — Тебя, кстати, к ректору вызывали, — сменил он тему, — чего там было-то? Хотя, в принципе, я знаю причину, мне этот Балфур всё рассказал.

— Интересно, что он тебе рассказал? — поинтересовался я.

— Что ты… извини, жалкий простолюдин, который посмел возражать ему.

— И я объяснила этому выскочке, как себя надо вести! — вставила принцесса. — Он просто позорит свою семью!

— Ладно, Мелиан, — улыбнулся Анаким, положив руку на плечо разгорячившейся девушки, — успокойся. Балфур до сих пор на тебя с опаской смотрит. И кстати, — он посмотрел на меня, — я думаю, ты не только об этой стычке говорил с ректором…

— Да, — кивнул я, бросив взгляд на внимательно слушавшую принцессу, — раз такой случай подвернулся.

— И как он отреагировал? Поверил?

— Поверил, — кивнул я, — и посоветовал подождать. Сам меня вызовет.

— Но мы можем чем-то помочь? — спросил Анаким.

— Да, мы хотели помочь… — поддержала его девушка.

Я задумчиво посмотрел на них. А ведь они действительно могли мне помочь. Учитывая, что самозванец сейчас так или иначе крутится в их компании…

— Думаю, вы действительно можете помочь, — наконец сообщил им, — но для этого вам надо всё-таки приблизить к себе самозванца. Чем больше о нём будет известно, тем лучше. А насколько я понял из ваших слов, он изо всех сил пытается сделать именно это.

Принц с принцессой переглянулись.

— Что ж, можно и потерпеть его ради такого, — заметила Мелиан.

— Только вот я всё равно не совсем понимаю, зачем тебе это? — уточнил Анаким.

— Вы единственные, кто знает, что я это я, — объяснил ему, — не знаю, что там затевает ректор, но в любом случае мне будут нужны помощники, если он будет долго тянуть с этим. Думаю, кого-то лучше третьего принца и принцессы Аспии найти будет тяжело.

— Ты можешь на нас положиться, — горячо заверила меня принцесса, как-то странно глядя на меня.

— Я сейчас приду, — вдруг сообщил мне Анаким и вышел из комнаты, оставив нас вдвоём.

Так. Что-то это всё как-то странно…

— Ирос, — повернулась тем временем ко мне принцесса, придвинувшись ближе, — я хотела спросить тебя…

Она вдруг взяла меня за руку, и я невольно вздрогнул. Глаза её пристально изучали меня, словно стараясь найти что-то. Честно говоря, я даже забыл о том, что рядом со мной принцесса. Это была просто девушка, смотревшая на меня так… да чего там говорить, влюблёнными глазами!

— Спрашивай, — тихо ответил я.

— Я тебе нравлюсь?

И что тут ответишь? Только правду.

— Нравишься, но ты принц… — договорить мне девушка не дала, а просто поцеловала. Её жар передался мне, и наш поцелуй затянулся. Я обнял её, и руки мои скользнули по фигурке девушки. Оторвались мы друг от друга с большим трудом. Раскрасневшаяся явно довольная принцесса улыбнулась мне и выскользнула из комнаты.

Я только покачал головой. Это что сейчас было?

Тут в комнате вновь появился Анаким, хитро смотревший на меня. Тоже мне сводник…

— Ладно, мне, наверное, пора. Там Алан меня явно заждался, — сообщил ему, поднимаясь с дивана.

— Хорошо, — кивнул принц. — И не переживай. Мы тебе поможем!

— Я ценю это.

На этой оптимистичной фразе мы расстались. Как оказалось уже настало время ужина, и я направился сразу в столовую. И первое, что увидел, войдя в неё — это сидящих вместе Алана с Келией. Судя по душевному разговору, у моего друга произошло примирение с девушкой. Хотя он с ней и не поссорился бы, если бы не я. Рядом с моим другом пустовало место, судя по всему, предназначенное для меня, а чуть поодаль, как обычно в последнее время, сидела Алия. Интересно…

Я опустился на своё место за столом и сразу наткнулся на два взгляда. Один упрямый — Келии, и виноватый Алана. Ну и, как обычно, любопытный Алии, который та пыталась изо всех сил скрыть.

— Привет! — внимательно посмотрел я на них.

— Привет, — спокойно ответила Келия, видимо, ждущая от меня ехидных замечаний, но я её разочаровал. Понятно, что дочь явно отличалась от своего папаши.

— Рагнар, я… — начал было Алан, но девушка его перебила.

— Рагнар, приношу свои извинения за отца. Я не знала, что он так несправедливо поступил с вами!

Ого. Услышать такое от графини… это дорогого стоит. Что ж, ну, может так оно и к лучшему. Только за Аланом надо внимательно следить. Сдаётся мне, что папа не будет доволен, если узнает, с кем встречается его дочурка.

— Всё в порядке, — поспешил успокоить я девушку. — Я понимаю!

Ух ты, как мало кому-то нужно для счастья. Мой друг разве что не расцвёл от этих слов. Так что в таком вот мире и спокойствии мы приступили к ужину. Лишь Алия вносила какой-то небольшой диссонанс в нашу, можно сказать, вечернюю идиллию. В общем, вечер завершился спокойно, и, попрощавшись с Келией и кивнув Алии, мы отправились к себе.

* * *
Утром на завтраке мы уже оказались вчетвером. Алан с Келией и я вроде как с Алией. Хотя девушка по-прежнему не проявляла никакой инициативы и просто присутствовала. А на вопросы, задаваемые ей, отвечала односложно. Странная, доложу вам, у нас получалась компания. Там же за завтраком я стал свидетелем, как принцесса начала выполнять наши с ней вчерашние договорённости. Она на удивление мило разговаривала с самозванцем, и судя по его немного растерянно-удивлённому виду, тот такого явно не ожидал.

После завтрака мы отправились на новый урок. Кстати, я выяснил, что Келия, как целительница, занималась отдельно. Так как оказалось, что целители достаточно редкая специализация с отдельной учебной программой и к ним были отдельно прикреплены наставники. Как оказалось, мы совершенно не пересекались с целителями.

Урок проходил в новой аудитории, которая, в отличие от предыдущих, показалось мне какой-то маленькой. Когда мы расселись, появился высокий и болезненно худой маг… Смерив нас строгим взглядом, он заговорил:

— Уважаемые студенты, сегодня я проведу вам урок по монстрологии. Предмет очень важный, так как Меридианы должны знать своих потенциальных врагов. А монстры — это именно враги. И рано или поздно вы с ними столкнётесь. Когда это произойдёт, вы должны знать их особенности и повадки. Тактику нападения тварей, а поверьте, среди них встречаются весьма умные и хитрые создания. Конечно, в первую очередь мы обсудим тех монстров, которые водятся в Аспии.

Что же. Конечно, это был интересный предмет. И не спорю, очень важный. Но не для меня. Мало того, что я уже имел опыт как охотник, и вряд ли этот учитель расскажет мне что-то принципиально новое, так ещё и практически наизусть знал Большой Бестиарий Алондара, который меня буквально заставил вызубрить дед. В результате я просто продремал с открытыми глазами большую часть урока. Но Алан слушал преподавателя, чуть ли не открыв рот.

После этого снова был урок “телесного воспитания”. На этот раз я, конечно, тоже вымотался, но упражнения дались мне на удивление легче, чем в первый раз. После этого, приняв душ, мы отправились на обед в своём ставшим уже традиционным составе. Кстати, судя по общению Алана и Келии, отношения между ними теплели не по дням, а по часам.

После обеда, насколько я понял, должна быть История, но едва мы подошли к аудитории, как перед нами появился невысокий служитель академии. Это, кстати, были практически незаметные люди, но именно они, как я понял, обеспечивали быт. Убирались, готовили, да и вообще, занимались обслуживанием студентов. Абсолютно незаметные, какие-то невзрачные люди.

— Студент Рагнар, — обратился ко мне служитель. — Ректор вызывает вас к себе в кабинет.

Поклонившись, он ушёл, видимо, не сомневаясь что я сам доберусь до нужного кабинета. Ого. Неужели ректор наконец решил поговорить насчёт самозванца? Успокоил, как мог, насторожившегося Алана и отправил его на урок. А сам отправился в действительно уже знакомый мне кабинет ректора. Путь до него не занял много времени. Постучав в деревянную дверь кабинета, я услышал мужской голос.

— Войдите.

Открыв дверь, я увидел, как за ректорским столом сидит мужчина с красными волосами, завязанными в хвост, подозрительно напоминающий мою красноволосую знакомую. Рядом с ним с невозмутимым лицом сидела Алия, уперев руки в подбородок. Взгляд её, встретивший меня, был каким-то растерянным. Самого ректора не было. Похоже, какая-то шишка приехала. Как же Сарендары…

— Вот ты какой… — протянул красноволосый незнакомец, бесцеремонно оглядев меня с ног до головы. — Вроде обычный парнишка. Расскажешь, откуда ты взял свиток? Как у тебя это получилось? Может ты с другого континента? Кто за тобой стоит?

Ничего себе наезд. Но не на того нарвался.

— На ваши вопросы отвечать не намерен, — ответил, спокойно встретив его тяжёлый взгляд. — И кстати, я с вами на “ты” не переходил. Это честный обмен. Я вам свиток, вы мне руны. Почему я должен что-то рассказывать о себе?

— Потому что руны — это наше наследие. Мы не можем отдать знания о них непонятно кому, — презрительно хмыкнул представитель. — Я Аррен Сарендар. А вот кто такой Рагнар, мне неизвестно.

— Это ваши проблемы, — вновь спокойно ответил я, заставив мужчину поморщиться. Но он сразу перевёл тему.

— Ладно. Покажи мне свиток, о котором говорила Алия.

Я достал свиток из пространственного кольца и протянул его красноволосому мужчине. Тот взял вещь и начал внимательно её рассматривать. Далее, насколько я понимаю, представитель коснулся сущности свитка, чтобы понять, что это не подделка.

— Да, действительно. Без сомнений. Это свиток среднего искусства платинового ранга, — с удивлением пробормотал он.

Он передал свиток Алии и приказал:

— Девочка, влей магическую энергию в камень на свитке.

Алия выполнила приказ, и когда мужчина из рода Сарендар увидел совместимость девушки с искусством, на его лице появилась широкая улыбка.

— Отлично, — взяв в руки свиток с искусством, Аррен повернулся ко мне. — Я хочу выразить вам благодарность за помощь роду Сарендар, — холодно произнёс он. — Конечно, эта помощь не стоит рун нашего рода, но мы всё равно вас достойно вознаградим. Чуть позже.

— Мне не нужно другое вознаграждение, кроме рун, — отрезал я. — Так что верните мне мой свиток!

— Исключено. Я ни в коем случае не могу отдать этот свиток, — он ехидно улыбнулся. — Тем более, неизвестно, как он попал в руки обычному простолюдину. Думаю, ты должен радоваться, что помог древнему роду.

— Дядя, но это же неправильно, — возмутилась Алия. — Ты совершаешь большую ошибку…

— Девочка, не вмешивайся, — отмахнулся представитель.

М-да. Такой наглости я, честно говоря, не ожидал. Вести себя так нагло, беспринципно и при этом интеллигентно нужно ещё уметь. Алия, кстати, выглядела смущённой и бросала на меня виноватые взгляды. Однако у меня были контрмеры на такой случай.


Глава 13


Неожиданно камешек на свитке искусства в руках Аррена начал мигать чёрным светом.

— Что это за мигание? — нахмурил брови мужчина.

— Это означает, что искусство скоро взорвётся, — предупредил я, с вызовом глядя на красноволосого.

— То есть? — глаза моего собеседника округлились.

— Я поставил на искусство детонацию, которая сработает через минуту сразу после проверки совместимости.

Услышав это, представитель швырнул свиток на стол передо мной и крикнул:

— Отмени детонацию сейчас же!

После его слов я неспеша взял свиток в руки и, отменив детонацию, тут же спрятал его в своё пространственное кольцо.

— Зачем ты это сделал? — злобно осведомился Сарендар, сверля меня взглядом, полным ненависти. Взгляд же Алии представлял собой смесь восторга и ужаса одновременно.

— Я сделал это на тот случай, если вы, уважаемый, попытаетесь меня обмануть. Это было моей страховкой на крайний случай, ведь я был уверен, что представитель такого древнего рода, как Сарендар, не будет вести себя бесчестно. Однако, к сожалению, я ошибся, — нагло ухмыльнулся я.

— Да как ты смеешь? Сопляк! — вскочил из-за стола мужчина. — Быстро отдавай свиток, иначе я!

— Дядя! — вырвалось у Алии, но Аррен, не обратив никакого внимания на её слова, шагнул ко мне, сжав кулаки.

Однако он не успел договорить, так как у меня на руке загорелась золотом метка Мельтаса. Когда это произошло, глаза мужчины и Алии округлились от шока.

— Что ты? Нападёшь на последователя Мельтаса? Неужели род Сарендар падёт так низко? — улыбнулся я уголком рта.

Представитель рода Сарендар рухнул обратно на кресло.

— Значит так, — произнёс я самым холодным тоном, на который только был способен. — Конкретно с вами, уважаемый Аррен Сарендар, я больше никаких дел иметь не буду. Однако мне ясно, что если один представитель рода Сарендар кретин, то это не значит, что все остальные будут такими же. Так что жду в гости следующего вашего представителя. Надеюсь, он будет поумнее и повежливее, — хмыкнул я и, повернувшись, вышел из кабинета.

После чего, решив, что идти на Историю было уже поздно, отправился в нашу комнату, где занялся медитацией. Отвлёк меня от неё Алан.

— А тебя почему не было на уроке? — едва появившись, выпалил он. — И что там у ректора? Почему тебя вызывали? Всё нормально?

— Как много вопросов, — улыбнулся я, — всё нормально. Не переживай. А на урок просто не пошёл. Там что-то интересное было?

— Да! — сразу отвлёкся мой друг, начав с жаром пересказывать мне его содержание.

Да… Действительно, ничего такого, что бы я не знал. Но, тем не менее, я выслушал Алана до конца. Его энтузиазм меня радовал. Не хотелось разочаровать столь увлечённого студента.

После подробного пересказа, кстати, показавшего прекрасную память рассказчика, мы отправились на ужин. Там нас, как всегда, ждала Келия. А вот Алия появилась чуть позже и, опустившись рядом со мной, на этот раз действительно рядом, произнесла:

— Я хочу извиниться за своего дядю, — голос девушки был тихим, — он неправ. И я надеюсь, что ты не передумаешь… — на последних словах её голос дрогнул.

— Нет, не передумаю, — ответил ей, — я понимаю, что один идиот не может отвечать за весь род.

— Хорошо, — улыбнулась она, и мне показалось, что в её глазах что-то промелькнуло… какое-то предвкушение, что ли.

На этом мир был восстановлен. Мне было совершенно ясно, что Сарендары не успокоятся и по мою душу прибудет кто-то авторитетнее этого хама.

Мы спокойно закончили ужин, после чего вновь расстались. Как я заметил, Келия делала это с большой неохотой. И самое странное, похоже, что Алия испытывала подобные чувства. Она вообще во время ужина была непохожей на себя. Какой-то задумчивой. И я периодически чувствовал на себе её взгляды. Опыт общения с девушками у меня весьма небольшой, но я просто чувствовал, что отношение Алии ко мне изменилось… Списав всё это на метку Мельтаса, которую она увидела во время разговора с её дядей, я решил, что пока об этом даже думать не стоит.

В субботу с утра у нас занятия были до обеда. И это вновь была боевая практика с учителем Рэном.

— На этот раз мы посмотрим на вас в деле! — заявил он, когда мы все собрались на арене. — Так как вы прошли соответствующие тесты и находитесь на втором курсе, вы знаете как минимум одно плетение, но надеюсь, что больше. Сейчас мы с вами проведём разминку… после чего приступим к кое-чему более интересному.

По толпе студентов пробежал возбуждённый шепоток. А после учитель стал подробно рассказывать, как создать плетение, прочитав свиток, и активировать его. Странно, неужели кто-то не мог это делать? Без этого нельзя создать ни одного плетения, нельзя его запомнить, а ведь все, кто сейчас находится рядом со мной, проходили тесты. Но Рэн, тем не менее, предпочёл долго и нудно поведать всем очевидные вещи.

После того, как вступительная часть закончилась, началась разминка. Вновь появился Мерили и занялся мишенями. А затем, как и на первом уроке, мы все обстреливали их. Но на этот раз это продолжалось недолго. Рэн остановил нас и заявил:

— Достопочтенный Мерили. Могли бы вы убрать каменные мишени?

Несколькими жестами, коснувшись земли, он убрал мишени и, что-то бурча себе под нос, удалился.

— Что же, — улыбнулся Рэн, проводив его глазами, и после этого вновь повернулся к нам. — Теперь вам предстоят спарринги между собой. Надо посмотреть, что вы умеете в настоящем бою. Сейчас нам нужно дождаться, когда придут целители, и тогда мы начнём.

Ждать пришлось пятнадцать минут, прежде чем на арене появились двое. Невысокий мужчина средних лет с какой-то всклокоченной причёской и бегающими глазами и… Келия. Надо сказать, что студенты встретили её весьма пристальными взглядами. Даже в униформе девушка выглядела весьма соблазнительно. Кстати, в руках она несла складные носилки.

— Целитель Кирин и его ученица Келия, — представил их Рэн. — Они проследят, чтобы вы не слишком сильно повредили друг другу.

По аурному восприятию я понял, что этот целитель находится на ступени Мастера. Для Аспии это был впечатляющий результат.

Однако Кирин не стал ничего говорить в ответ на представление. Вместо этого он уселся на скамью и демонстративно достал жестяную флягу, открыл её и сделал несколько глотков. По арене потянулся резкий сивушный аромат дешёвой бормотухи. Келия села рядом со своим учителем и начала искать глазами кого-то среди студентов. Ну, понятно кого. Вот они встретились с Аланом взглядами и улыбнулись друг другу.

Тем временем, отхлебнув ещё раз из фляги, Кирин довольно потянулся и наконец произнёс первую фразу своим хриплым голосом.

— Ну начинайте уже. А то какого Мелека вы меня вызывали?

Рэн недовольно покачал головой, но ничего не сказал и, повернувшись к нам, произнёс:

— Итак. Выбирайте себе пары. Будем отрабатывать атакующие плетения по щиту Инеаля. Сначала один из пары использует щит, по которому бьёт атакующей магией второй. Потом меняетесь.

После слов Рэна все начали расходиться и выбирать себе пары. Как и предполагалось, дворяне становились к дворянам, простолюдины с простолюдинами. Я, конечно же, выбрал себе в соперники Алана.

Когда Рэн дал отмашку, я, как и остальные студенты, создал перед собой щит. Увидев это, Алан поднял кусок земли с арены и бросил его в меня. Когда я принял атаку парня на щит, мы поменялись ролями. В этот раз Алан создал базовый щит, а я сплёл слабенький воздушный кулак, отправив его в полёт. На арене сверкали молнии и, шипя, взрывались огненные шары. Со стороны, наверное, это походило на настоящую битву, но на самом деле это был просто обмен ударами.

Тем не менее, тренировка была довольно муторным делом и неслабо выматывала. Ведь ты постоянно используешь магию, на отдых времени очень мало. К тому же, между рядами ходил Рэн, окружённый щитом, и присматривался к ученикам. Если кто-то решил остановиться, чтобы передохнуть, он сразу был тут как тут и не давал бойцам бездельничать. К тому же, для меня, как и для более-менее опытных магов-дворян, она практически бесполезна, но для многих студентов — нужная и полезная практика.

Время шло, казалось бы, тренировка проходит без происшествий. А с другой стороны, откуда они? Никто не пользовался сильными заклинаниями, а щит Инеаля прекрасно сдерживал слабые плетения студентов. Но я сглазил… вдруг на плацу прозвучал крик боли. Оглядевшись, я увидел парнишку-простолюдина, валяющегося на земле. На его животе расползлось огромное чёрное пятно ожога.

— Щит не выдержал, — понял я.

Подбежав к раненому, учитель повернулся к спокойно сидевшему лекарю, который наслаждался выпивкой, и крикнул:

— Господин Кирин. Срочно нужна ваша помощь!

Кстати, надо заметить, что Келия, видимо, раньше этого пьяницы увидела то, что случилось, так как она явно пыталась вскочить, но рука Кирина останавливала её порывы.

— Сиди спокойно, девчонка, — проворчал он, — куда лезешь?

После этих слов, тяжело вздохнув, целитель поднялся на ноги и медленно поковылял в сторону раненого, сильно пошатываясь.

— Держись за мной и смотри, что я делаю, — бросил он девушке, которая поспешно вскочила, схватив носилки.

— Господин Кирин. Если вы не поторопитесь, то студент умрет, — зло заметил Рэн, которому явно не нравилось поведение своего коллеги.

— Да иду я, иду! — огрызнулся Кирин.

Когда целитель доковылял до раненого, тот скулил, валяясь на земле и схватившись за раненый живот. К этому времени его уже обступили все студенты, несмотря на грозные предупреждения Рэна не мешаться под ногами.

— Убери свои ручонки. Дай мне доступ к ране, — рявкнул Кирин.

После того, как раненый выполнил требование, целитель присел на корточки и, протянув руки к ране, начал создавать плетение. Вскоре его ладони засветились зелёным светом, и вместе с этим всхлипы раненого студента прекратились. Через пять минут целительского процесса Кирин встал на ноги, покачиваясь, и сказал:

— Перенесите его в Лазарет. Спросите Веррана, отдадите это тело ему… Я обезболил ожог и запустил процесс восстановления. Однако мне ещё будет нужно его подлатать. Потом им займусь.

Рэн ткнул пальцем в четырёх студентов, и те, выполняя его приказ, положили раненого на носилки и направились в сторону цитадели.

— Девчонка, ты внимательно смотрела, как я работал? — обратился Кирин к Келии.

— Да, учитель, — кивнув, ответила девушка.

— Тогда следующего раненого, если вдруг он появится, будешь лечить ты. А я буду наблюдать и давать советы.

— Но учитель, я ещё слишком неопытна. И будет плохо, если раненый пострадает из-за этого, — растерянно ответила Келия.

— Если один бездарь пострадает и взамен ты получишь опыт как целитель, то пусть будет так. Запомни, на поле боя один умелый целитель стоит десятка опытных боевых магов, — сказал Кирин, оскалившись.

— Я поняла, учитель, — покорно кивнула Келия.

— Так, — тем временем рявкнул Рэн, — продолжаем!

И вновь мы продолжили обмениваться ударами. А учитель ходил между рядами и теперь уже что-то записывал в небольшой блокнот.

Но в конце концов урок закончился. И, как я понял, он оказался достаточно длинным, так как, когда мы вернулись в академию, уже начало смеркаться.

Смыв с себя пот и грязь, мы с Аланом отправились на ужин. В этот раз Келия задержалась. Она появилась последней, когда мы с Аланом и примкнувшая к нам Алия уже приступили к еде. Кстати, когда она поздоровалась со мной, то улыбнулась. И первый раз я увидел, что эта улыбка адресована только мне. Вот умеют женщины это делать. Мало того, со мной сами попытались завести разговор! И не просто разговор, а, так сказать, ни о чём… как там они могут… о погоде, каких-то незначительных вещах и так далее. Я был по-настоящему удивлён, но, естественно, не подал вида.

Тем более, нарушило нашу беседу странное событие. В этот раз появление Келии произвело какое-то странное впечатление на аристократический стол. У меня было лишь одно предположение. После сегодняшнего урока они её наконец разглядели… До этого на неё и внимания не обращали. Пока я размышлял об этом, Келия, кивнув мне, привычно села рядом с Аланом.

Наши юные влюблённые переглянулись и начали о чём-то шептаться.

И тут перед нашим столом появился он… Высок и статен. Одет в дорогую одежду. И не просто привлекательный, а смазливый до неприличия. И конечно, проделал путь до нашего стола от компании аристократов. Бросив на Алана презрительный взгляд, он сказал:

— Добрый вечер, графиня. Разрешите сказать вам, что не стоит сидеть с этими отбросами. Вы этим только компрометируете себя. Приглашаю вас за наш стол.

— Виконт Майер. Я буду сидеть там, где считаю нужным. И думаю, оскорбление людей не делает вам честь! — раздражённо ответила девушка.

— Ну что вы, — ослепительно улыбнулся тот. — Такой обворожительной девушке не место в этом гадюшнике. Тем более, граф Ламберт просил меня присмотреть за его дочерью.

Сказав это, он попытался взять растерявшуюся от такой наглости Келию за руку, намереваясь потянуть её за собой. Я хотел уже вмешаться, но Алан был быстрее меня. Быстрый и сильный толчок отправил виконта на каменный пол.

— Да как ты смеешь, чернь! — почти сразу вскочил красный от гнева виконт, а в столовой повисла мёртвая тишина.

— Не трогай её, — чеканя каждое слово, сказал Алан.

Никогда ранее я не видел такую уверенность и решимость в его глазах. Нет, я знал о его талантах, но характер моего друга, как я считал, был достаточно мягкий, и таким жёстким, полным решимости бороться за девушку, которая ему не безразлична, он мне нравился больше.

— Видимо, ты своими лживыми речами соблазнил графиню Келию. Раз так, я вызываю тебя на дуэль. Если ты победишь, я даю слово, что ни один дворянин не помешает вашему общению. Однако если я выйду победителем, то ты перестанешь иметь какие-либо отношения с графиней Келией.


Глава 14


Келия порывалась что-то сказать, но Алан посмотрел на неё так, что она сразу передумала и опустила глаза. Нет, положительно такой Алан мне очень нравится.

По ауре я понял, что этот виконт находится на ступени Адепта. Учитывая таланты моего друга и превосходство его искусства — виконт ему не противник.

— Какой-то неравноценный обмен, — вклинился я в разговор.

— Что ты имеешь в виду, чернь? — презрительно спросил виконт.

— Если не хочешь схватиться со мной в дуэли, подбирай выражения, — холодно произнёс я, — но перед этим спроси некого Балфура и его дружков. На тот случай, если не передумаешь, я всегда готов…

Было заметно, что дворянин слегка побледнел.

— Теперь о твоей ставке на дуэль, — продолжил я. — Твоё слово о том, что дворяне будут их трогать — это пустой звук. И какой вообще смысл Алану добровольно соглашаться перестать общаться с Келией?

— То есть вы отказываетесь? — презрительно спросил Майер.

— Ну почему же. Если за победу Алана ты помимо всего, что сейчас сказал, добавишь двадцать азуритовых монет, то мы согласны.

Когда я произнёс эти слова, то Алан и Келия изумлённо на меня посмотрели. Да и Алия как-то странно разглядывала меня, словно какое-то редкое животное. Тем временем виконт, видимо, вспомнил мои угрозы, выпучил глаза и начал возмущаться:

— Ты… простолюдин, даже понятия не имеешь насколько это большая сумма!

— То есть целый виконт оказался нищим простаком неспособным заплатить даже двадцать азуритовых монет, — присвистнул я.

— Да что ты понимаешь! — процедил виконт.

Было понятно, что я основательно вывел его из себя.

— Хорошо. В любом случае я выйду победителем, — сказал виконт с отвращением на лице, — мы проведём дуэль завтра на арене после завтрака. Тем более что завтра занятий нет. Завтра я тебя размажу, — он сжал кулаки до хруста и удалился с гордо поднятой головой.

— Я не собираюсь выполнять условия этой глупой дуэли! — зло выпалила Келия. — Алан, ты не должен драться… это же глупо…

— Тебя оскорбили, — спокойно произнёс мой друг, — значит, оскорбили меня!

— Не волнуйся, — успокоил я девушку, — ты сама лучше, чем кто-либо другой знаешь, на что он способен. Виконт ему не соперник.

Сказав это, перевёл взгляд на Алана.

— Ты же понимаешь, что надо преподать ему урок. Иначе он от вас не отстанет…

— Хорошо, — кивнул тот в ответ, — он его получит!

Я покосился на Алию. Но та сделала вид, что её очень интересует содержимое её тарелки.

— Это всё равно неправильно, — пробормотала Келия…

— Всё будет хорошо! — заверил её Алан.

Но судя по всему, девушку не убедил. Закончили мы обед в полной тишине. После чего, как обычно, расстались, но ушла лишь Алия. Келия же буквально силой утащила Алана из столовой, и, видимо, ему предстояло выслушать всё, что думает графиня о дуэли. Я же, едва выйдя на улицу, столкнулся с Анакимом.

— Привет, — поздоровался тот, и мы отошли в сторону.

— Зря твой друг ввязался в это, — сообщил мне принц.

— Ты знаешь, какой магией он владеет и насколько силён? — уточнил я, не обращая внимания на его слова.

— Он маг огня, Адепт, — нахмурился Анаким, — и довольно опасен. Также он жестокий человек и опытный дуэлянт. Надеюсь, твой Алан достаточно силён для этой схватки.

— Не переживай, — улыбнулся я, — он справится.

— Слушай, — принц внимательно посмотрел на меня, мы тут сумели познакомиться с самозванцем немного поближе. Он явно к Мелиан неровно дышит, — ехидно усмехнулся Анаким.

— И как? Чего-нибудь удалось узнать.

— Ну, пока не особо. На все вопросы, так или иначе связанные со своим прошлым, он отвечает уклончиво, уходя от ответа. Но Мелиан, если надо любого препарирует…

Анаким улыбнулся, словно вспомнил что-то ещё.

— Кстати, хочу тут небольшую революцию совершить… — заговорщицки посмотрел он на меня.

— Это как? — не понял я.

— Увидишь… — рассмеялся довольный принц, потирая руки. — В понедельник будь готов к сюрпризу!

— Ну ладно… — я подозрительно посмотрел на своего собеседника.

— До завтра тогда, — хлопнул меня по плечу Анаким. На дуэли я обязательно буду присутствовать. Такое событие! Кстати, — он подмигнул мне, — Мелиан вновь ищет возможности встречи с тобой. Так что в это воскресенье не планируй дел на вечер!

И он удалился, заставив меня задуматься над его последней фразой. Нет, принцесса мне, конечно, нравилась, но я прекрасно понимал разницу между нами. Максимум, что я мог себе позволить — лёгкий флирт. А то Меридианы уже за мной будут охотиться. Я ещё не настолько силён.

Я отправился в нашу с Аланом комнату. Своего друга я там не застал, значит, Келия продолжает обрабатывать его. А тот оказался неробкого десятка. Вот тебе и тихоня. Я, решив заняться делом, устроился на кровати и погрузился в медитацию. Когда открыл глаза, то за окном уже стояла ночь, а на меня смотрел смущённый Алан.

— Ну, чего ещё? Что случилось? — ворчливо осведомился я, — сделаешь ты это виконта, не сомневайся.

— Да Келия… всё возмущалась. Вот никак не понимает она, что я не должен стерпеть такое оскорбление, — пожаловался он мне.

— Девушки — они такие. Забей на всё и спать ложись. Завтра у тебя голова должна быть чистой. Слава Мельтасу Алан послушал моего совета и тоже завалился спать.

Утром на завтраке Келия была хмурой и молчаливой. Но безапелляционно заявила, что сама будет присутствовать на дуэли и лично подготовилась к любым неожиданностям. Если судить по большой сумке через плечо набитой какими-то склянками, я охотно этому верил.

Алия, кстати, тоже присутствовала. И снова радовала меня загадочными улыбками и даже теперь не отводила глаза, когда мы встречались взглядами. М-да. Теперь я уже прекрасно видел интерес, проснувшийся в девушке. Мне она нравилась, здесь ничего не поделаешь, но вот интерес мог быть не ко мне, а к, допустим, тому же самому Мельтасу. А это, знаете ли, не совсем мне нравилось. Хотя что мне себе врать? Не будь я Иросом Валленштайном с меткой Первобытного на руке, на меня скорей всего даже бы и не взглянули. Чего-то меня опять начали странные мысли одолевать. Вот же…

Кстати порция внимания красноволосой девушки досталась и моему другу. Она с каким-то любопытством, явно заинтриговано, поглядывала на Алана, который, к моему удивлению, казался абсолютно спокойным. Надо же…

Когда мы подошли к арене, я еле сдержался от того, чтобы не открыть рот от удивления. На скамьях, окружающих полукругом арену, собралось немало зрителей. И не только наша группа. Мало того, я увидел учителя Келии. Кирин явно удивился, увидев свою ученицу. Как, впрочем, и та.

— А ты что тут делаешь? — поинтересовался он.

— Хотела помочь, если что-то случится, учитель, — смущённо ответила девушка.

— Расслабься. Я лично прослежу, чтобы ничего не случилось, — хмуро ответил, кстати, совершенно трезвый целитель.

Может поэтому он был хмурым? Мы разместились на ближайших к арене лавках и к нам подсели принц с принцессой. Я невольно покосился на остальных аристократов, которые явно не одобряли подобных перемещений. Кстати, на этот раз вместе с принцессой пересел и самозванец. Мы даже поздоровались с Лже-Иросом. Анаким лично представил нас. Я заслужил изучающий взгляд самозванца. Ну, изучай, изучай. Недолго, надеюсь, тебе осталось изучать…

— Ну что, ты готов размазать эту наглую дворянскую рожу? — повернулся я к Алану, который был погружен в свои мысли и не обращал никакого внимания на щебетание Келии рядом.

— Ему конец, — оторвался он от своих мыслей и повернулся ко мне.

— Вот, отличный настрой, — похвалил я парня.

— Надеюсь, вы знаете что делаете, — покачал головой принц. Принцесса лишь кивнула.

По-видимому, королевские отпрыски сомневались в способностях Алана накостылять виконту. Что же, тогда наш сельский друг изрядно их удивит.

— Ты только не прибей его случайно, — добавил я.

— Ну, это как пойдёт, — зло ухмыльнулся парень.

Эх. Видимо, сильно его задел виконт. Я раньше не замечал за Аланом такой злости.

Пока мы разговаривали, в центр арены вышел высокий человек в униформе корпуса Меридиан. Голос этого мага явно был усилен особым плетением. Благодаря этому, его слышали во всех концах плаца.

— Я член корпуса Мердииан, наблюдатель за проведением официальных дуэлей в академии. Прошу выйти виконта Майера и охотника Алана. В этой дуэли победит тот, кто после её окончания всё ещё будет стоять на ногах. Убивать оппонента запрещается. Если оппонент сдался, нападать на него запрещается.

— Давай, покажи чего стоишь, — похлопал я своего друга по плечу.

Алан встал и перебрался на Арену, провожаемый нашими взглядами. Келия пододвинулась ко мне поближе.

— Ты уверен, что всё будет хорошо? — подёргав меня за рукав, спросила она, нервно накручивая волосы на палец.

На её лице была нешуточная тревога.

— Не бойся, Алан его размажет, — успокоил я девушку.

На что та кивнула и, сжав кулачки посильнее, продолжила наблюдать за происходящим.

Тем временем невдалеке от нас, поднялся со своего места виконт и тоже вышел на арену. Когда они оба подошли к магу корпуса Меридиан, тот заявил:

— Расстояние на момент начала дуэли составляет тридцать метров. Разойдитесь и ждите команды.

— Тебе конец. Я не только заставлю тебя оставить в покое Келию, но ещё и покалечу, — ухмыльнувшись, громко заявил виконт, явно играя на публику.

На плацу стояла гробовая тишина, именно поэтому все услышали его слова. Келия побагровела от злости. А сейчас я понял, что наблюдатель из корпуса Меридиан явно подкуплен. Ведь отлично известно, что Алан — маг земли. Основное же плетение магов земли — это «земляная яма». Однако маги низких ступеней неспособны создавать это плетение на большом расстоянии от себя. Так что я был уверен, что такое расстояние было выбрано не просто так. По мнению виконта, на таком расстоянии Алан максимум что сможет, так это забросать его землёй. Уверен, он и подумать не мог, что мой товарищ способен трансмутировать землю в камень и создавать из камня копья.

Когда противники разошлись на требуемое расстояние, наблюдатель подал знак, и дуэль началась. Перед виконтом появился щит Инеаля. Алан не стал сразу же использовать свою сильнейшую атаку. Вместо этого, он поманил пальцем виконта, как будто предлагая тому напасть. Издевается над противником, засранец. Даже с этого расстояния было заметно, как виконт позеленел от злости. Протянув руку вперёд, он начал создавать плетение. Вскоре в стороны Алана на немалой скорости полетело пять небольших огненных шаров.

— Почему он не ставит щит! — воскликнул Келия.

— Да он что, ненормальный? — добавил Анаким

— Увидите, — негромко ответил я.

Как и в битве с разбойниками Алан не стал ставить щит Инеаля. Заместо этого вокруг него закружились множество небольших камешков, которых было много на земляной арене. Когда Алан искусно отправил камешки в полёт, каждый из камешков полетел в сторону своего огненного шарика. В итоге все пять огненных шариков взорвались от контакта с этими камешками.

Анаким изумлённо смотрел на это, а Келия, по-моему, еле сдержалась от того, чтобы не захлопать в ладоши.

Виконт же, увидев подобное, изрядно помрачнел. Он вновь вытянул руку вперёд, и из неё вылетело уже десять огненных шариков. И опять вокруг Алана закружились камешки, которые уничтожили огненные шары при попадании в них. И насколько я могу судить, Майер, наконец, понял: что-то здесь не так. Он рассчитывал на лёгкую победу в бою со слабым противником, а в итоге получил непонятной силы противника с необычной магией. Тем не менее явно взяв себя в руки, виконт пошёл в наступление. Он создал перед собой огненный шар размером с кулак и отправил его в полёт в сторону Алана. Вместе с этим виконт начал сокращать дистанцию.

В это время Алан понял, что сейчас камешки не помогут. Так что он создал щит Инеаля прямо перед собой. Когда огненный шар врезался в него, прогремел взрыв. Щит просел, однако выдержал. И тут же по щиту ударила огненная плеть. В обеих руках его противника появились длинные огненные кнуты. И он остервенело начал стегать ими по щиту Алана. Но тот успел расширить щит Инеаля по бокам, не давая тем самым извивающимся огненным плетям попасть по нему.

Хорошая тактика. Мой друг грамотно защищался, и противник не мог ничего ему сделать. Но тут я невольно похолодел. Движения моего друга вдруг стали какими-то замедленными. Лицо стало бледным…

— Что происходит? — схватила меня за руку Келия, но я не смог ответить ей, а пристально наблюдал за схваткой…

Тем временем щит Алана просел и только чудом тот несколько раз увернулся от плети своего противника, который явно почуял победу. А с очередным ударом щит Инеаля у Алана исчез. Я буквально почувствовал распирающее виконта торжество, когда он заносил плеть. Келия вцепилась в мою руку. Я ничего не понимал. Что случилось с моим другом. Виконт не был ему равноценным соперником, уж это было мне прекрасно известно.

Алан откатившись в сторону, чудом умудрился уйти от удара плети, вспоровшей огненной полосой землю. А вслед за этим он просто бросился в ноги не ожидавшего такого поворота виконта. Майер покатился по земле. Тяжело поднявшись и пошатываясь, явно растерянный Алан смотрел на своего противника…и, к моему изумлению, выглядел невероятно усталым. Тем не менее он начал создавать плетение, но всё это происходило настолько медленно, словно он показывал всем, как его надо создавать. Виконт же тем временем поднялся. Падение на землю тоже не прошло для него бесследно. Но торжество из глаз никуда не делось.

Полетевший в него камень, он легко отразил вновь появившимся перед ним щитом Инеаля, а сам, создав новую огненную плеть, медленно направился к отчаянно пытающемуся создать плетение Алану.

— Сегодня ты проиграешь, оборванец, — прошипел виконт так, что его услышали все на арене.

— Но как же, — я встретился взглядом с глазами Келии, в них были слёзы, — ты же говорил! — обвиняюще смотрела на меня девушка.

— Говорил, — с горечью признался я, — и сам не понимаю… Но, бой незакончен!

Тем временем на Арене, Алан уворачивался от огненной плети и, не переставая, создавал какое-то плетение. А виконт к тому же добавил к своей плети ещё и огненные шары. Пусть они не получались сильными, но уже пару раз достали Алана как бы тот не пытался от них уклониться. Как минимум несколько серьёзных ожогов мой друг уже заработал, тем не менее закусив до крови губу, продолжал настойчиво готовить заклинание.

— Ну, давай же, — прошипел я сквозь зубы.

Но вот он неуклюже споткнулся и оказался на земле, плеть хлестнула его по плечу и Алан вскрикнул. Следом последовал огненный шар, но скорее шарик, так как у виконта, судя по всему, силы тоже были не бесконечны. Вот этому шарику мой друг уже ничего противопоставить не смог. Его плечо обуглилось, и он громко застонал. Я почувствовал, как дрожит рядом Келия.

Но Алан показал свой характер. Он, наконец, сумел сложить заклинание. Это произошло одновременно с ещё один ударом плети, которая глубоко врезалась во второе плечо. Не удержавшись, он закричал от боли. Даже с трибун я почувствовал запах горелого мяса, и в следующий момент его плетение сработало. Земля под явно не ожидавшим такой подлянки виконтом ухнула вниз, и он покатился по земле сбитый с ног.

Алан, шатаясь, поднялся. Виду у него был страшным. Одежда превратилась в лохмотья, на плечах чернели большие пятна ожогов, бледное лицо было покрыто потом. Я вообще не понимал, как он держался на ногах, а затем, из покрывающей арену земли, перемешанной с песком, начало подниматься, на ходу трансмутируясь в камень, одно-единственное каменное копьё.

Поднявшийся с земли виконт изумлённо смотрел на происходящее.

— Да как такое возможно, — вырвалось у него, — я же…

Удивлён был не только он. Многие зрители, сидящие на скамьях арены, смотрели на это с изумлёнными лицами. И я их понимал. Трансмутация земли в камень — это не то, на что обычно способен маг ступени Адепта. Однако кто сказал, что Алан обычный маг низкой ступени? Он гений, с которым мало кто может сравниться. Однако было одно "но". Алан, которого я знал, был способен создавать несколько десятков копий. А тут всего одно. С моим другом было явно что-то не так, и я обязательно узнаю, в чём тут дело.


Глава 15


В следующий момент Алан махнул рукой. Виконт усилил «щит Инеаля», но это ему не помогло. Копьё на большой скорости врезалось в щит, и легко пройдя его, проткнуло насквозь плечо виконта, отчего тот, взвыв от боли, завалился на спину. И сразу после этого, сам создатель копья рухнул на землю, судя по всему, потеряв сознание.

М-да. Надо разобраться, какого Мелека тут творится! Келия порывалась броситься к своему кавалеру, но я остановил её… Тем временем виконт затих и лишь жалобно стонал.

На арену выскочил секундант и бросился сначала к нему. Осмотрев его, он направился к Алану. После чего повернулся к зрителям.

— В схватке никто не победил. Я объявляю ничью! При желании соперники могут повторить её через месяц… Просим целителя как можно скорее оказать помощь пострадавшим, — громогласно объявил секундант, который, судя по его виду, явно не рассчитывал на подобный исход дуэли.

После этих слов на арену выбежал Кирин и, матерясь почём зря, бросился к виконту. Он резко выдернул копьё из тела виконта, заставив того ещё раз заорать от боли, и вознёс над ним ладони, с которых начал литься на тело раненого зелёный свет.

В это же время мы с Келией были у тела Алана. Хмурая девушка повторила действия своего учителя. Зелёный свет полился на тело парня. Через несколько минут её пациент заворочался.

К нам подошли несколько студентов.

— Берите его, только осторожно, — распорядилась Келия, — и несите в лазарет. Я даже не узнал девушку. Паника, ещё недавно плескающаяся в её глазах, сменилась какой-то жёсткостью. Но, по крайней мере, я понимал, что Алан в надёжных руках.

— Как только будет ясно по его состоянию, я сообщу, — предвосхитила она мой вопрос и удалилась следом за студентами, уносящими Алана. Через пару минут за ней отправился и Керин в такой же компании студентов, которые несли виконта. Я, вздохнув, пошёл к выходу с Арены, где меня ждали принц с принцессой.

Аристократический кружок, обычно собиравшийся около королевских отпрысков, явно не дождался своих лидеров и отправился без них.

— Твой друг силён, — уважительно произнёс Анаким, — не ожидал. Жаль, что так вышло.

— Надо ещё разобраться, почему так вышло, — проворчал я.

— А в чём дело? — удивился принц.

— Тут явно что-то не так — признался я ему, — Алан должен был разделать виконта ещё в самом начале. Он ему не соперник, поверь.

— Ну, возможно, — осторожно ответил принц, — но…

— Я выясню это, не сомневайся, — многообещающе заявил я, — пойдём уже…

На душе было немного неспокойно за Алана, хотя я знал, что все эти раны прекрасно лечатся и боевой маг без ран, это не маг. Увы, маги и боль очень часто ходят вместе и надо учиться её терпеть. Этому меня учил дед и сейчас я понимал, насколько он был прав. Отбросив эти мысли, я решил, что после занятий навещу друга…

Мы втроём вышли с арены. Хотя нет, вчетвером. Я заметил, что Алия с немного обалдевшим видом шла за нами. Видимо, дуэль произвела впечатление на красноволосую девушку. Хотя, думаю, не только её удивила демонстрация способностей Алана.

По пути я заметил какие-то странные плотоядные взгляды, что бросала на меня принцесса. Хм. Похоже, я становлюсь популярными. Чего там они с принцем сегодня удумали? Так и головы лишиться можно за оскорбление Её Высочества. Хотя вряд ли. Убежать, надеюсь, смогу… Вот какие-то глупые мысли в голову лезут.

Кстати, я и не заметил, как принц отстал, и я оказался с принцессой вдвоём.

— Приходи после ужина к Анакиму, — шепнула мне она, загадочно глядя в глаза, — надо поговорить.

— А… — но уточнить я не успел, так как мы вошли в ворота академии, и Мелиан сразу замолчала, приняв вид этакой Снежной Королевы. А спустя несколько минут они, величаво кивнув нам, удалились. Я невольно заметил, что Алия проводила её неприязненным взглядом. Ого, с чего бы это? Хотя от этой девушки можно было ожидать чего угодно.

Договорившись встретиться на обеде, я расстался со своими спутниками..

Подозреваю, что это из-за отношения принцессы ко мне, но я только пожал плечами. Даже если и так это её проблемы. А вот предстоящая встреча будила во мне какие-то двойственные чувства. Одна часть меня хотела и жаждала встречи, а вторая настойчиво убеждала, что ну его к Мелеку. Можно заработать серьёзную головную боль, с которой потом непонятно что делать… Устав от этой внутренней борьбы между двумя половинками своего «Я», отправился в свою комнату. Надо разобраться немного в себе и просто подумать.

Обед прошёл в спокойной, мирной обстановке. Никто не пытался к нам подойти, никто не пытался затеять ссору… хотя несколько раз подходили какие-то незнакомые студенты, спрашивая о состоянии Алана. Я спокойно отвечал, что, мол, всё хорошо…

Алия же сегодня вообще превзошла себя. Я не узнавал девушку. Создавалось впечатление, что она начала копировать поведение Келии. Куда делась холодная и отстранённая наследница древнего рода Сарендар? Её сменила нормальная девчонка, с которой было приятно общаться. И это меня порадовало. Хотя иногда в её голосе проскальзывали прежние нотки, чем немного портили общую картину.

После обеда мы расстались. У Алии, как она заявила, тоже были какие-то дела, затем сообщила, что на ужине её не будет и, подарив мне на прощание многообещающую (в хорошем смысле этого слова) улыбку, удалилась. Я невольно вздохнул. Что-то много женщин вдруг вокруг меня появилось. Не привык я к этому.

Время до ужина пролетело в занятиях, после которых я заглянул в лазарет, где, к моему удивлению, Алан лежал в отдельной палате, как и виконт. Точно тут без Келии не обошлось. Успокоившаяся и невероятно серьёзная девушка сидела у постели спящего Алана. Она заверила меня, что с моим другом будет всё хорошо, и завтра, скорее всего, он будет уже в порядке, после чего настойчиво выпроводила меня, предупредив, чтобы не тревожил больного и приходил завтра.

На ужине без девушек было как-то неуютно, что ли. И вот что странно. Я мог понять Алана, но вот сам вдруг почувствовал, что мне не хватает сидящей рядом Алии. Да уж! Но надо было идти к Анакиму. Поэтому после ужина, отправился к учебному корпусу. Мне пришлось подождать, пока пройдут студенты, которые шли с ужина, и когда площадь перед ним опустела, появился Анаким. Вновь тем же путём мы поднялись к нему. Принцессы не было, принц заявил, что она чуть позже придёт, а ему, мол, надо со мной поговорить. Заинтриговал…

Мы выпили по бокалу сидра и закусили фруктами, после чего обсудили дуэль и здоровье моего друга, а также его личного врача, под присмотром которого не выздороветь просто невозможно. А потом он, вздохнув, спросил.

— Рагнар… Ирос… — он немного замялся и продолжил, — пока нет Мелиан, хотел спросить. Скажи честно, как ты относишься к моей сестре?

Вот это вопрос… Я с удивлением уставился на своего собеседника, который ждал ответа.

— В каком смысле? — я решил включить непонимающего дурачка, но не прошло. Принц лишь усмехнулся на мою неуклюжую попытку.

— Ты знаешь в каком смысле, — добавил он.

Вот тут я уже задумался. А действительно, как я отношусь к принцессе? Она красивая девушка — несомненно. И конечно, мне нравится. Но вот насчёт чувств… здесь я не уверен. Дед учил меня всё постоянно анализировать и делать правильные выводы. Ко всему подходить с холодным расчётом и трезвой головой. Но здесь этот подход не работал. А опыта, признаться честно, у меня и не было толком. Но сейчас я постараюсь быть с принцем максимально откровенным. Мне вдруг вспомнился последний поцелуй принцессы. Всё-таки Мелиан относилась к этому более серьёзно, чем я.

— Она мне нравится, не буду этого скрывать, если ты об этом. Но к чему такие вопросы?

— Понимаешь, — вновь замялся принц, — учитывая, что наше королевство достаточно слабое, найти ей мужа не так просто. К тому же у наших соседей только три отпрыска мужского пола на оставшиеся четыре королевства на нашем континенте, и они уже помолвлены. Лично моё мнение, что брак с Иросом Валленштайном был бы очень удачным вариантом. Да я даже уверен, что король бы этому был просто рад! Ты же не вечно собираешься скрываться. И Рагнар всё-таки станет Иросом?

— Так, стоп! — возмутился я. Чего-то мне совершенно не понравилось направление данного разговора: — Мне ещё даже шестнадцати не исполнилось. И вообще, говорить о браке очень рано. Проще говоря, к этому я совершенно не готов! Мало того, если ты помнишь, у меня семью похитили… В любом случае пока я не найду её и не накажу похитителей, ты об этом можешь даже не говорить…

— Так я и не говорю про сейчас… — поспешно начал успокаивать меня Анаким, — в шестнадцать помолвка, а дальше уже…

— Это тебе Мелиан посоветовала со мной на эту тему поговорить? — прервал его я, нахмурившись.

— Нет, конечно! — возмущённо замахал руками принц. — Я, наоборот, прошу тебя ничего ей не говорить. Просто я забочусь о сестре. Вижу, как она к тебе относится… Я хочу, чтобы она была счастлива…

Неприятный лично для меня разговор прервало появление принцессы. На ней было красивое голубое платье, длиной немного выше колен… С золотистыми волосами этот наряд смотрелся просто убийственно. Принц с усмешкой посмотрел на меня, явно гордясь сестрой.

— Привет! — тем временем одарила она нас ослепительной улыбкой и грациозно опустилась на диван рядом со мной. — Я так рада тебя видеть. Эти дурацкие правила… Мне даже подойти к тебе неприлично, пока ты считаешься простолюдином… ой, — она прикрыла рот ладошкой.

— Так я и есть простолюдин, — улыбнулся ей я, — насколько мне известно, у моего деда предки исключительно крестьяне.

— Ладно, давайте выпьем, — вмешался в разговор Анаким и мы выпили. Холодный сидр освежал и делал тело на удивление лёгким. Да, наверное, хорошо быть принцем.

— С Аланом… — начала была принцесса, но мы её заверили, что с ним всё нормально.

— Как у вас дела продвигаются. Как там мой тёзка? — поинтересовался я у Мелиан.

— Пф-ф-ф, — презрительно фыркнула она, — таскается за мной как привязанный. Еле научила его не повторять каждые пять минут «Ваше Высочество». А то постоянно: «Ваше Высочество, будьте осторожны… Ваше Высочество, аккуратнее… Ваше Высочество, как ваше самочувствие?..» Уже надоело!

— Ну, влюбился в тебя парень, — рассмеялся Анаким, — что тут странного?

— Кстати, несколько раз я всё-таки заставила его рассказать о себе, правда, актёр из него плохой. Рассказывал он, словно текст хорошо выученный пересказывал. Честно говоря, даже странно, что его принимают за тебя, — она посмотрела на меня своими голубыми глазами, и я невольно поддался обаянию этой девушки: — Он же ничего толком не может. У него достаточно средние способности.

Если бы не эта печать… Кстати, как он ни пытается со всеми поддерживать ровные отношения, у него это не очень получается. Только имя-то и спасает. И чужое имя…

— Не волнуйся, — улыбнулся я, глядя на возмущённую девушку, — придётся потерпеть. Надеюсь, ректор не будет затягивать…

— Если на следующей неделе не вызовет, сходи к нему ещё раз, — посоветовал Анаким.

— Хорошая идея, — согласился я.

После этого разговор перешёл на отвлечённые темы. Принцесса начала делиться своими впечатлениями от учёбы. Интересно было послушать женскую точку зрения. Но, как и ожидалось, все преподаватели были раскритикованы. Больше всего досталось преподавательнице «Основ боя». Видимо, её внешний вид был слишком необычен. А менее всего негатива вызывал преподаватель по практике. К моему удивлению, Рэн оказался самым привлекательным для женской части группы. Вот всё-таки женщина — это загадка. По мне, этого неопрятного парня, от которого, по-моему, всегда несло спиртным, никак нельзя было назвать привлекательным.

Когда принцесса закончила свой монолог, надо сказать весьма остроумный и точный, принц вдруг вспомнил, что у него есть какое-то дело и оставил нас вдвоём. Я невольно напрягся. После слов, сказанных им сегодня, как-то всё это смотрелось подозрительно. Не готов я связывать себя узами брака. Ведь я прямо сказал об этом принцу. В первую очередь для меня главным было найти свою семью. А там уже будет видно. Тем временем принцесса подвинулась ко мне ближе, и вновь я не смог удержаться. Попробуй остановись, когда такая девушка рядом с тобой сидит… В общем, наши губы вновь слились в поцелуе и в этот раз мои руки просто начали хаотическое путешествие по телу девушки, особенно задержавшись на уже полностью сформировавшейся груди. Думаю, что если бы я захотел пойти дальше, чем просто поцелуй, наверное, моя партнёрша была к этому готова. Но у меня всё-таки осталось немного разума в голове. Тем не менее оторвались мы друг от друга с большим трудом. Некоторое время приходили в себя, поправляя сбившуюся одежду. Мелиан хотела что-то сказать, но тут в дверь постучали. На пороге появился Анаким, который внимательно окинул нас взглядом и улыбнулся.

— Наверное, уже пора, — поднялся я с дивана. — Пока Мелиан.

— Пока, Рагнар, — как ни в чём не бывало спокойно ответила девушка, уже принявшая свой обычный вид, по которому никак не скажешь, что она страстно целовалась десять минут назад.

— Я провожу, — предложил принц.

Мы с Анакимом спустились на улицу. Действительно, была уже глубокая ночь. Темнота густой пеленой окутала академию, единственным источником освещения были небольшие шары магического света, парящие вдоль дорожек.

Мы расстались молча. Принц явно хотел что-то у меня спросить, но увидев мое задумчивое лицо, похоже не стал. И я отправился в свою комнату, размышляя о непредсказуемой женской душе.

Утром перед завтраком первым делом отправился в лазарет. И на этот раз в палате я опять застал Келию вместе с Аланом, но только в этот раз, похоже, помешал какому-то их разговору. По крайней мере, увидев меня, Келия сказала, что поговорят они позже. Кстати, мой друг уже выглядел совершенно здоровым…

— Он здоров, — ответила на мой безмолвный вопрос девушка. — Ожоги ещё некоторое время останутся, но я постараюсь, чтобы через пару дней они совсем исчезли.

— Отлично, — кивнул я и сел на табуретку около кровати.

— Нам надо выяснить один вопрос, и ты, Келия, тут можешь помочь.

Девушка заинтересованно уставилась на меня, ожидая продолжения.

— Ты вот расскажи мне, что произошло? — я внимательно посмотрел на Алана, — Ты должен был разобраться с этим ушлёпком ещё в самом начале…

— Не знаю Рагнар, — нахмурился тот, — всё нормально вроде было… но потом какая-то слабость накатила…

— А ты ничего не заметила странного? — повернулся я к внимательно слушающей наш разговор девушке. У меня появилась очень неприятное предположение о причине слабости моего друга во время дуэли.

— В смысле? — не поняла она.

— Ну, ты сканировала Алана.

— Да…

— Ничего особенного не увидела? Чужеродного?

— Ты думаешь… — вырвалось у неё, и она тотчас уставилась на растерянного Алана. — Так ложись и лежи несколько минут неподвижно, — приказала она. Тот послушно вытянулся на кровати. Девушка провела руками над его телом и закрыла глаза. Длилось это всё минут десять, после чего она, открыв глаза, посмотрела на меня, и я невольно вздрогнул, увидев в них ярость.

— Его отравили! — безапелляционно заявила Келия, — я вижу остаточные явления какого-то зелья. Оно почти вышло из организма, и в первый раз я просто не обратила на это внимание…

— То есть… — начал Алан

— Тебя отравили, — продолжил я его речь, — скорее всего, какое-то ослабляющее зелье с отложенным эффектом… — задумчиво добавил, почесав затылок, — тебя спасло лишь то, что ты мог создавать плетения без Искусства. Об этом никто не знал, и для виконта это оказалось печальным сюрпризом!

— Но как же… надо ему отомстить… — прошипела Келия, вдруг напомнившая мне разъярённую кошку. — Может, рассказать ректору…

— Надо, с этим не спорю. Обязательно отомстим, — согласился с ней я, стараясь говорить спокойно, хотя, признаюсь, и меня взбесила эта выходка противника Алана. В том, что это его инициатива, не было никакого сомнения: — Но месть — то блюдо, которое подаётся холодным. Сейчас мы не можем ничего доказать… вот Алан, — посмотрел я на него, — вспомни, что-то необычное было вчера? Ну, может, кто-то тебе что-то передавал или…

— Точно! — вдруг выпалил мой друг и помрачнел. — Сразу после завтрака ко мне подошёл какой-то незнакомый студент из простолюдинов и передал склянку с каким-то зельем. Сказал, что это даётся всем студентам второго курса для ускорения развития. Что, мол, все уже получили кроме меня. Я тогда ещё удивился, хотел спросить у тебя: выпил ли ты своё и почему не предупредил меня… Но ты разговаривал с Алией, а потом я просто забыл. Да и Келия в тот момент куда-то отошла. Я даже не мог представить себе, что этот Майерс опустится до подобной подлости…

— Теперь всё ясно, — кивнул я. — Что ж, думаю, мы не забудем об этом поступке и достаточно скоро придумаем, как ответить. Ты права, Келия, прощать такое нельзя. Но повторюсь, сейчас ничего не докажешь. Нет, конечно, мы можем найти этого простолюдина, но сдаётся мне, что его уже нет в академии. Виконт не похож на идиота и студент, судя по всему, подставной!

Келия, посмотрев на меня, кивнула и предпочла промолчать, согласившись со мной.

На завтрак мы отправились вдвоём с Аланом, Келия отговорилась тем, что у неё какие-то дела дома. Кстати, почему-то не было и Алии. Но я не расстроился от этого факта, а спокойно в одиночестве насладился кашей, по-прежнему ловя на себя взгляды принцессы.

Но едва мы вышли из столовой, ко мне подошёл местный служитель и сообщил, что меня вызывает ректор. Так что пришлось Алану отправиться на урок, а мне — к ректору. Я уж решил, что он хочет поговорить со мной по поводу самозванца, но когда открыл дверь — за деревянным столом в кресле увидел старика с длинными красными волосами и красной бородой. Его аура внушала уважение. Самая сильная аура виденная мной. Восьмая ступень. Магистр.

Сбоку от него на том же месте, что и в прошлый раз, сидела Алия. Девушка закусила губу, явно нервничая, тем не менее попыталась улыбнуться мне.

— Здравствуй. Присаживайся, — добродушным тоном предложил мне старик.

Однако в его дружелюбие я не верил. Общались уже с представителями этого «славного» рода. Но приглашение присесть принял, устроившись напротив него.

— Хотел сразу же принести извинения за Аррена, — начал мой собеседник, внимательно изучая моё лицо. — Моё имя Люциус Сарендар. Я глава рода Сарендар.

Ого! А это уже интересно. Сарендары не стали размениваться на мелочи. Сам глава прибыл. Видимо, свиток произвёл достойное впечатление…

— А моё имя Рагнар.

— Просто Рагнар? Без фамилии какого-то древнего рода? — прищурил глаза Люциус.

— Да, просто Рагнар, — кивнул головой, — так, знаете ли, бывает. Не всем с фамилиями ходить.

Сказал и сам же себя одёрнул. Повежливее надо быть с таким человеком. Это вам не предыдущий хам. Но старик не обратил на мои слова никакого внимания.

— Может, ты прибыл из другого континента и относишься к какой-то могущественной фракции? — поинтересовался он.

— Нет. Ничего подобного, — улыбнулся я в ответ, — это мой родной континент. И нет за мной никакой могущественной фракции. Я сам по себе.

— Тогда я не понимаю, откуда у тебя взялось это высокоранговое искусство. А главное, что за счастливая случайность, что это искусство настолько идеально подошло Алии.

— Разное в мире случается, — пожал я плечами. — Мир большой. Считайте, что вам просто повезло.

— Не хочешь говорить — дело твоё, — вздохнул старик. — А теперь дай мне посмотреть на свиток.

Тогда я достал свиток из пространственного кольца и передал его Люциусу. Тот с интересом осмотрел его и, по-видимому, начал изучать сущность внутри свитка. А следом произошло то, чего я точно не ожидал. Старик громко рассмеялся. Мы вместе с Алией непонимающе смотрели на Люциуса. Отсмеявшись, он весело посмотрел на меня.

— Надо же… я голову сломал, размышляя о твоём происхождении, но то, что ты внук Сильнейшего из Меридиан, даже предположить не мог…

— Что? Ты о чём, дедушка. Но ведь это не он внук Сильнейшего из Меридиан. Он Рагнар… — непонимающе уставилась на него Алия.

— Нет, девочка, — покачал тот головой. — Я видел сегодня того сопляка, что выдаёт себя за Ироса Валленштайна. Он точно не является настоящим внуком Сильнейшего из Меридиан.

После этих слов я невольно вздрогнул от горящего взгляда красноволосой бестии, который, казалось, пытался просверлить меня насквозь.

— Как понимаю, вы поняли по свитку, что его создал мой дед? — обречённо вздохнул я, поняв, что очередной человек узнал мою тайну.

— Именно. Сущность, созданную твоим дедом, я ни с чем не спутаю. Мы с ним сражались плечом к плечу во время Великой Войны за Господство.

— У меня к вам просьба: не рассказывать никому о моей истинной личности.

— Как скажешь, — хмыкнул Люциус. — Думаю, ты сам разберёшься с самозванцем и если до сих пор не предпринял никаких действий, то у тебя, скорее всего, есть план…

— Возможно.

— Не сомневаюсь в этом. Но давай вернёмся к Алии. Итак, что мы имеем. Могущественное искусство, очень хорошо подходящее моей внучке, взамен на знания о рунах, которые совершенствовались на протяжении не одной тысячи лет. Ты не думаешь, что это неравноценный обмен? — сощурил глаза глава рода Сарендар.

— То есть вы не хотите меняться? Ну, как знаете. Дело ваше, — пожал я плечами.

— Нет. Ты не так понял. Я не говорю, что не хочу меняться. Я веду к тому, что для равноценного обмена нам нужно дополнительное условие.

— И какое же условие вы предлагаете?

Когда я задал этот вопрос, Люциус хитро прищурился и ответил:

— Ты научишь Алию тайной магии семьи Валленштайн.


Глава 16


После слов старика Алия встрепенулась. Девушка неверяще смотрела то на меня, то на своего деда. Я буквально почувствовал нетерпеливую дрожь охватившую её. Все переживания были написаны на её лице. Вот это мне ближе и понятнее. Теперь она не скрывает своих чувств, сразу став какой-то более живой и перестав изображать из себя неприступную крепость.

— С чего вы взяли, что у семьи Валленштайн есть какая-то тайная магия? — пожал я плечами, стараясь казаться невозмутимым.

— Мальчишка, — ухмыльнулся Люциус, — ты забываешь, что я воевал с твоим дедом на одной стороне. Я своими глазами видел ту невероятную и непостижимую взрывную магию огня, которую он применял. Эта огненная магия превосходила то, на что был способен мой или чей-либо другой род. Однако сколько раз я бы не просил его поделиться знаниями, он неизменно отказывался.

— Дед говорил, что эти знания не должны попасть в плохие руки. И он запрещал кому-то открывать секреты этой магии.

— Понимаю, — с печалью вздохнул Люциус.

— Если вы понимаете это, то должны понять, почему я не могу передать эти знания вашему роду.

— Не нужно передавать эти знания всему роду. Научи одну Алию. Она наша надежда на возвращение.

— Вы думаете, я поверю, что вы потом не прикажете ей поделиться со всем родом Сарендар секретами этой магии?

— В данном случае есть решение. Алия даст клятву. Если моя внучка когда-нибудь попытается рассказать о секретах твоей магии, то она тут же умрёт, — предложил Люциус.

Когда он это сказал, девушка слегка побледнела, однако больше никак не показала своё недовольство подобным предложением. Немного поразмыслив над этим предложением, я посмотрел прямо ей в глаза, отчего она, ещё несколько минут назад сверлившая меня взглядом, смущённо отвела его.

— Ну что же Алия. Я готов пойти на эту сделку. Ты получаешь замечательно подходящее тебе высокоранговое искусство, ориентированное на огонь. Плюс к этому тайную магию семьи Валленштайн. А я полный доступ к родовым рунам и обучение им. Всё правильно? — посмотрел я на старика.

— Именно.

— Надеюсь, ты сможешь осуществить мечту рода Сарендар, — посмотрел я на раскрасневшуюся девушку. — Вернёшь свою семью в Кельтон.

— Спасибо… — тихо ответила Алия, вытирая выступившие слезы.

Люциус улыбнулся.

— Ну что же, отлично. Тогда как поступим? Я вижу несколько вариантов. Ты можешь прямо сейчас дать мне свиток и отправиться в крепость рода Сарендар изучать руны. После твоего возвращения приступаешь к тренировкам Алии. Однако если ты не доверяешь нам, то я доверюсь тебе и сначала научу тебя рунам, а только потом потребую свиток и соответственно, обучение. Ну, или сначала ты обучишь Алию магии семьи Валленштайн, а только потом изучишь руны.

— Скорее, последнее, — немного подумав, ответил я. — Сначала обучу Алию магии рода Валленштайн, находясь в академии, и только потом отправлюсь в вашу крепость, где вы обучите меня рунам. Там и отдам свиток с искусством.

— Отлично! — обрадованно заявил старик, — тогда мы сейчас прямо здесь заключим требуемую клятву.

Он достал из своего пространственного кольца небольшой металлический куб и, положив его на стол, сказал:

— Внучка, положи руки на этот артефакт и повторяй за мной.

«Отныне и навеки я клянусь никому не рассказывать о магии семьи Валленштайн. Да будет смерть мне наказанием, если я нарушу клятву».

Положив руки на куб, Алия повторила эти слова, и из куба вылетел луч красного света. Коснувшись лба девушки, он исчез.

— Что же. Клятва произнесена. Теперь ты доволен? — спросил Люциус, нахмурив кустистые брови.

— Да. Я готов начать обучение. Но есть несколько проблем. Я не хочу, чтобы кто-то подслушал, о чём мы будем с Алией говорить или увидел магию, которую мы будем применять. Так что встаёт вопрос, где будут проходить наши занятия, — заметил я.

— Что ж. Этот вопрос я уже решил. Рядом с академией у подножья гор имеется одно укромное место, которое прекрасно подойдёт для тренировок. О нём никто не знает, да и я выделю пару магов нашего рода, которые проследят за тем, чтобы вам никто не мешал и обеспечат охрану. Так что вам точно никто не помешает. И я уже предупредил ректора о том, чтобы он не задумывался над тем, что вы будете исчезать на некоторое время из академии. Правда, хотелось бы, чтобы это вы делали во второй половине дня, чтобы избежать лишних вопросов.

— Разговоры всё равно пойдут… — заметил я.

— Пусть говорят, — вставила Алия, задрав нос, — Сарендары выше этого! ИНо после тяжёлого взгляда деда вся её спесь сразу слетела.

— Алия…

— Да, дедушка

— Хорошо, — кивнул я, — и хотел бы сказать вам пару слов наедине…

Старик хмыкнул и бросил повелительный взгляд на девушку. Та, кивнув, вышла из кабинета.

— Что ты хотел мне сказать?

— То, что, к сожалению, у вашей внучки очень своеобразный характер. Сразу хотел предупредить, что она должна слушаться меня. Потому что, если этого не будет, я снимаю с себя ответственность за её обучение.

— Я понимаю тебя, Ирос, — с серьёзным видом кивнул Люциус, — поверь, с ней проблем не будет. Можешь на меня положиться.

— Тогда всё хорошо. Я пойду…

— А если не секрет, когда ты планируешь приступить к обучению? — поинтересовался тот, — и сколько времени на это нужно? Мне не хотелось бы затягивать с этим.

— Все зависит от её таланта, — ответил я, — а насчёт, когда… да хоть сегодня после обеда можно начать. В моих интересах сделать так, чтобы обучение прошло как можно быстрее. И ещё один вопрос… со мной будет заниматься мой друг…

— Алан, так ведь? — неожиданно показал свою осведомлённость Люциус.

— Да, — немного удивлённо ответил я, — а вы…

— Я стараюсь иметь под рукой всю информацию, — сообщил мне старик, — и то, что парень талантлив я уже понял. Я распоряжусь насчёт него. Итак, мы договорились, — старик поднялся из-за стола.

Мы вышли из кабинета вместе. Похоже, у меня становится традицией выгонять ректора из своего кабинета. Подхватив подозрительно смотревшую на нас красноволосую девчонку под руку и кивнув ещё раз мне на прощание, старик удалился.

Я же направился на урок. Если верить расписанию, была География. Толстячок Морис, на моё появление отреагировал безразлично, лишь махнул рукой, чтобы я садился и занял своё место рядом с Аланом. Он шёпотом поинтересовался всё ли в порядке, на что я ему ответил, что расскажу потом.

После Географии нам предстояло опять «телесное воспитание» под присмотром Ороса… На нём появилась и Алия, которая теперь просто не сводила с меня глаз. М-да. И по-моему, это явно не укрылось от принцессы… хотя, наверное, я себя просто накручиваю? Но, как и на первом уроке этого самого «телесного воспитания» скоро все мои мысли уже вращались только вокруг одной. Не упасть бы. Не знаю, зачем этот самый громила-учитель нас гонял. Смысл всего этого? Но от такого учителя так просто не отделаешься. У него все аристократы занимались беспрекословно. В общем, погонял он нас знатно. Кстати, сегодня несколько неприятных комментариев перепало самозванцу, который выбился из сил раньше меня. Да что там меня, наверное, первый и выбился, заработав несколько нелицеприятных взглядов, даже от своих товарищей аристократов.

Но, как и всё в этом мире, урок закончился, и мы отправились в душ. По пути я рассказал Алану о предстоящем сегодня обучении плетениям, чем привёл моего друга в совершеннейший восторг. После водных процедур мы отправились на обед. И вот тут случился сюрприз. Тот самый, о котором предупреждал Анаким в воскресенье.

Сначала всё шло как обычно… Когда мы вошли в столовую, девушки уже сидели за одним из столов. Как я уже говорил, Алия сильно изменилась. Теперь она сама начинала разговор и оказалась весьма разносторонней и остроумной собеседницей, да и вообще я чувствовал, что начинаю попадать под обаяние этой девушки. И ведь как умело она всё это скрывала под маской этакой жёсткой и грубой девчонки. И да, как она ни старалась, не могла скрыть волнения от предстоящего обучения.

Келия же была невесёлой и задумчивой, чем сильно озадачила моего друга, который пытался безуспешно её расшевелить. Но спокойно пообедать нам не дали. Перед нашим столом неожиданно появились Анаким и Мелиан. И честно говоря, я был шокирован, как и сидевшие со мной девушки. Принц и принцесса держали подносы, содержание которых сильно отличалось от того, что стояло перед нами. Но это не главное. Главным было то, что они просто сели за наш стол, напротив меня с Алией.

Всё это действо происходило в повисшей в столовой мёртвой тишине. Аристократический стол вообще круглыми глазами следил за своими лидерами.

— Ну как, — заговорщицки подмигнул мне тем временем Анаким, — здорово мы?

— Моя идея, между прочим! — заявила принцесса.

— И вы думаете, это сработает? — скептически заметила Алия.

— А посмотрим, — ответил ей Анаким. — Могу поспорить, что сейчас начнётся миграция из-за нашего стола. И точно…первыми поднялись трое аристократов, а вместе с ними и самозванец. Подхватив подносы, они отправились к нашему столу.

— Я, вообще-то, не разрешал всем садиться за этот стол, — рассмеялся я.

— Да ладно тебе, — улыбнулась в ответ принцесса, — здесь много места. Да и весело, разве нет?

Я только покачал головой. Тем временем к уже идущим к нам дворянам, присоединились ещё пятеро, и вскоре наш стол оказался заполнен народом. А за старым столом остался один Балфур с тремя своими друзьями и виконт. Да уж, это были реально стойкие и принципиальные противники простолюдинов. Ну что ж. Главное, они остались в меньшинстве. Правда, с другой стороны, наш тихий стол превратился в какой-то галдящий муравейник. Революция — это, конечно, хорошо, но когда она происходит вдали от тебя.

В общем, фокус Анакима оказался весьма оригинальным. Правда, зачем ему всё это было нужно, я так и не понял. Наверное, моё влияние, усмехнулся я про себя.

После обеда мы решили пойти в свою комнату, чтобы не светиться перед студентами, предварительно договорившись с Алией, встретится через полчаса у выхода из академии. Получается, что пропускали «Историю», чему, естественно, сильно не расстроился… Кстати, я постарался сделать так, чтобы наш уход остался незамеченным, но, по-моему, самозванец, который сейчас внезапно стал наблюдать за нами с Аланом, заметил наше исчезновение… Ну да и ладно. Мало ли куда мы ходим…

Но до комнаты я добрался один, так как Келия внезапно куда-то утащила моего друга. Я еле успел ему напомнить, что у него минут пятнадцать, не больше. А так же я заметил, что, Анаким с Мелиан, к моей радости, тоже как-то быстро исчезли. По пути я вдруг вспомнил, что Алан не знает, кто я на самом деле…ох как плохо. Если он будет учиться вместе с Алией, то ему придётся рассказать, кто я…и другого выхода я не видел. Размышляя об этом, зашёл в комнату и сел на кровать, и тут появился Алан. Я невольно вздрогнул. Вид у него — был краше только в гроб кладут… он опустился на кровать и как-то обречённо посмотрел на меня.

— Что случилось? — вырвалось у меня

— Меня Келия бросила…

— Чего? — уставился на него. — Почему?

— Я сейчас с ней разговаривал. Этот козёл виконт, — прорычал мой друг, — рассказал отцу Келии о дуэли и вообще, о наших… отношениях.

— Вот как? — нахмурился я. — И что сделал граф Ламберт?

— Что он мог сделать? — помрачнел мой собеседник, — поговорил жёстко со своей дочерью, приказав, чтобы она перестала, мол, «маяться дурью».

— Что-то мне с трудом верится, что эту девчонку могут убедить какие-то там угрозы, даже со стороны отца.

— Ну, он пригрозил, что приложит все свои усилия, и если наши отношения не прекратятся, он сделает так, чтобы меня выгнали из академии. После этого она заявила, что между нами ничего быть не может и она не хочет ломать мою судьбу… всё для себя решила… выпалила всё и убежала!

— Вот как, — покачал я головой и с усмешкой посмотрел на друга, — думаю, граф переоценивает свои возможности.

— Да не переоценивает он их, — совсем повесил голову Алан. — Он граф, а я кто? Обычный простолюдин.

— Нет, друг, — ободряюще хлопнул я его по плечу, внезапно приняв решение, — я постараюсь, чтобы у него ничего не получилось.

— Постараешься? — прищурившись, посмотрел на меня Алан. — Кто ты, Рагнар? Кто ты на самом деле? Ты не похож на обычного человека…

Я задумчиво смотрел на него. Вот и разрешился вопрос рассказывать ему правду или нет. Занятия с Алией, предстоящие разборки с самозванцем — всё равно пришлось бы рано или поздно рассказать Алану о том, кто я на самом деле, а помощь такого союзника может оказаться очень кстати.

— Алан, я хочу тебе что-то рассказать.

Он с любопытством смотрел на меня.

— Но для этого ты должен дать клятву о том что никому не расскажешь, то что сейчас узнаешь. И так же дать клятву что никто не узнает, то чему я тебя как и обещал буду учить.

— Учить? — удивленно посмотрел он на меня.

— Да, я же тебе обещал. Ты против?

— Конечно нет.

— Знай, что нарушив эту клятву ты умрёшь. Ты готов пойти на такой шаг?

— Готов, — без колебаний ответил мой друг.

— Что ж, — я достал из пространственного кольца артефакт напоминавший тот на котором клялась Алия. Тогда я не стал проявлять инициативу и воспользовался артефактом Люциуса. Теперь вот придется использовать свой.

Спустя десять минут, принесший клятву Алан уже сидел и с огромным любопытством ждал от меня объяснений.

— Я Ирос Валленштайн.

— Кто? — с изумлением уставился он на меня. — Но Ирос же…

— Он самозванец. Послушай, ты же знаешь, кем был мой дед.

Тот кивнул головой.

— В общем, воспользовавшись тем, что он ослаб после отравления ядом, враги убили его и похитили моих родственников. Сейчас похитители ищут меня. А я, в свою очередь, ищу их. И самозванец — посланец похитителей.

Я сразу понял по взгляду своего друга, что тот поверил мне безоговорочно.

— Сочувствую, — расстроено произнёс тот, — поэтому ты поступил в академию?

— Да.

— И кто об этом ещё знает? — поинтересовался тот после небольшой паузы.

— Ректор, Алия и ты… А, ещё принц и принцесса.

— Но почему ты…

— Почему я тебе рассказал?

Он кивнул.

— Потому что мне будет нужна твоя помощь. Ты же поможешь?

— Сделаю всё, что в моих силах! — с жаром заявил парень.

— Хорошо. Только Келии ничего не говори. Хорошо? Вообще никто не должен знать!

И так это известно слишком многим.

— Конечно, не скажу… но вот как с Келией. Она же будет спрашивать.

— Я сам поговорю с ней. Не переживай.

У меня был аргумент, который я в принципе мог показать девушке. Знак Мельтаса… Думаю, это убедит её в моих возможностях. И также был уверен, что ректор скорее прислушается ко мне. Особенно с этой меткой.

— Спасибо тебе! Буду нем как рыба! Но как ты поможешь нам…

— Насколько я знаю, академия не подчиняется графу Мокелу Ламберту. Исключить тебя может только ректор, а он этого, надеюсь, не сделает. Точнее, я поспособствую, чтобы не сделал. Так что за свою учёбу не переживай. А вот насчёт девушки… тут не знаю. Посмотрим, как Келия будет держаться, после атак своей родни…

Алан нахмурился, и я сразу пожалел об этих словах. Как-то слишком резко реагировал он на подобное. Пришлось успокаивать своего друга. Несмотря на свой талант, в душе Алан пока оставался таким же бесхитростным деревенским парнем. Надеюсь, что Келия не играет с ним. Иначе мне придется вмешаться.

Мы опоздали минут на десять, и к моему изумлению, красноволосая промолчала, хотя я буквально чувствовал, как ей хочется съязвить на этот счёт. За стенами академии нас встретили два мага в скромной походной одежде. Надо же, два мастера. Красный цвет волос говорил о том, что они принадлежат к роду Сарендар.

Старик явно расщедрился. Но, в принципе, понятно. Дело-то важное…

Тайное место, о котором говорил Люциус, действительно оказалось не так далеко. Через полчаса активной ходьбы мы были на месте. Кстати, за время пути наши сопровождающие не произнесли ни слова. Алия вообще приветствовала их только кивком головы.

И вот перед нами лежала достаточно просторная площадка, защищённая со всех сторон от ветра огромными камнями. На неё мы поднялись, проскользнув через узкий проход в скале и поднявшись ещё метров пятьсот по узкой и извилистой горной тропе. Сопровождающие нас маги даже не стали подходить к проходу, а уже за километр просто указали на него и один из них коротко сообщил, что они будут нас ждать и если что-то случится, Алия знает, как с ними связаться. Я пожал плечами. Знает и знает.

Сейчас я внимательно оглядел нашу тренировочную площадку. В целом, весьма удачная. Есть нормальная земля, то есть не сплошной камень. Соответственно есть, где развернуться Алану.

Мои спутники встали рядом со мной.

— Ну что. Теперь ты научишь нас тайной магии Валнара Валленштайна? Я вся в предвкушении, — сказала Алия, улыбнувшись уголком рта и покосившись на меня. Нетрудно было понять, что она сарказмом пытается скрыть волнение. Ну, мне как-то ни холодно, ни жарко от её переживаний. У нас сделка.

— Ты права, именно этим я и займусь, — спокойно ответил я и тут же добавил, — но скажу сразу: то, чему я вас научу — лишь крупица того потенциала, который содержит все те знания, что передал мой дед. Вы узнаете только то, что связано с вашими стихиями.

— Мы так не договаривались, — резко заявила Алия, нахмурившись, — крупиц мне хватит, чтобы осуществить мою цель?

— А вот это уже моё дело, — ухмыльнулся я, наблюдая за вдруг ставшей колючей девчонкой. Ты просто понятия не имеешь, насколько огромный потенциал имеют эти знания в плане магии.

— Хватит хорохориться. Показывай уже эти хвалебные знания, — фыркнула девушка.

Я же подумал о том, что прошло не так много времени, прежде чем уважение по отношению ко мне от Алии сошло на нет и она вновь стала той дерзкой девчонкой, которую я до этого знал. И Мелек его дери, это качество мне в ней нравилась. Но пусть она свой характер не здесь показывает. Здесь один учитель — я.

— Знаешь ты или нет, — заметил я, — у нас был разговор с твоим дедом. И он обещал, что ты будешь адекватной и обойдёшься без своего привычного поведения? Он бы не прав?

— Я… — Алия смутилась и как-то обиженно посмотрела на меня, — он прав, — наконец ответила она, — я постараюсь.

— Хорошо, — удовлетворённо кивнув, я начал урок. — Вы знаете, что все плетения создаются из узоров. Узоры же создаются из энергетических нитей. Но это не главное. В плетении каждый узор, каждая нить отвечает за какой-то процесс, элемент или преобразование вещества. Также есть великое множество вариаций одних и тех же плетений. Одно и то же плетение можно создать бесчисленным количеством способов, изменяя и переставляя узоры в зависимости от целей мага. Таким образом, магия даёт абсолютную свободу в использовании. Однако, увы, очень многие маги Алондара не пользуются этими безграничными возможностями. Вместо этого они просто заучивают плетения и используют их снова и снова ничего в них не меняя. Так обучают в нашей отсталой академии. Такова реальность вещей.

— Мой род знает как устроены плетения, — хмыкнула Алия. — и мы тоже усиливали их. И наши родовые плетения гораздо сильнее обычных… но это происходило на протяжении веков. Как можно изменять плетения, переставляя просто так узоры?

Ну да, какое-то понимание огненных плетений у них есть. Но, как бы то ни было, даже Сарендары очень многого не знают и не умеют. Тем не менее девушка смотрела на меня с превосходством. Ну-ну. Вот Алан смотрел, широко открыв глаза.

— Хорошо. Тогда приступим. Для начала я научу вас изменению параметров в плетениях. Плотность, давление. Всё это можно менять по своему усмотрению, благодаря корректировке требуемых узоров. Например, твоя магия воздуха, Алия. Ты можешь повысить плотность воздуха в воздушном кулаке, и тогда воздух в этом плетении сильнее сожмётся, вследствие чего воздушный кулак станет тяжелее и нанесёт больше урона. Ты можешь повысить давление при создании ветряного лезвия, отчего это плетение станет мощнее. Алан, ты можешь также увеличивать плотность земли, делая её твёрже. Под давлением можно выстреливать снарядами с большей скоростью.

— Погоди, — непонимающе замотала головой Алия, — что такое параметры? Что за плотность? Что за давление?

— Да, Ирос. Я тоже ничего не понимаю, — поддержал её Алан.

Услышав эти вопросы, я вздохнул. Всё-таки маги этого мира не понимали очень многих, очевидных для меня вещей. Это я, взращённый на знаниях далёкого мира под названием Земля, мог свободно оперировать научными понятиями.

— Алия, Алан. По ходу обучения вы будете слышать неизвестные вам слова и термины. Я буду стараться объяснять вам, что они означают. Вам надо постараться это понять, так как без знания этого ничего не получится. Для начала объясню, что такое плотность вещества. Когда плотность тела увеличивается, то вещество сжимается, уменьшаясь в объёме. Так вещество становится более твёрдым и сжатым при той же массе.

— А что такое масса? — спросила Алия.

— Если говорить грубым языком, то масса — это вес вещества, — объяснил я.

— Ну а теперь ты, Алия, используй при мне лезвие ветра, нацелившись на горную породу, — показал я пальцем на отвесную скалу.

Алию не надо было просить два раза, она вытянула руку, из которой тут же вылетело лезвие из воздуха. Послышался характерный звук, и на горной породе появилась зазубрина десять сантиметров глубиной.

— Что же, неплохо, — хмыкнул я, — ну а теперь изменим узор, который я тебе покажу и повторим удар, используя при этом то же количество энергии. Причём ты это должна сделать сама.

Сказав это, я сделал так, чтобы Алия увидела энергетические нити моего плетения. Затем коротко объяснил ей и Алану как надо оперировать энергетическими нитями. Ну слава Мельтасу, после моего шестого повтора они поняли как это делается. Девушка, по всей видимости, была в совершеннейшем восторге. Да-а-а, если этому радуется наследница Сарендаров, то что тут говорить об обычных магах Аспии.

Итак, дальше я медленно изменил узор, отвечающий за давление, существенно увеличив этот показатель. Потом внимательно проследил, чтобы моя ученица запомнила это.

Теперь девушка, внимательно посмотрев на то, что я ей показывал, создала своё плетение и изменила нужный узор, кстати, надо отдать ей должное, сделала она это довольно ловко. И вот из её руки вылетело ещё одно воздушное лезвие, которое в этот раз оставило зазубрину глубиной в пятнадцать сантиметров.

Увидев это, Алия пришла в замешательство. На этот раз её взгляд мне понравился больше. И куда всё превосходство делось? Наоборот, теперь меня пожирали лихорадочным взглядом.

— Но как же так? Я же не вливала больше магической энергии. Разве такое возможно?

Как видишь — да, — я улыбнулся, — а это не всегда нужно. Изменение позволяет дать лучший контроль над стихией.

— Ирос, научи и меня так усилять плетение, — с загоревшимися от предвкушения глазами попросил Алан.

Я не стал разочаровывать парня и научил изменять скорость полёта его каменных копий с помощью давления. С простым контролем земли его копья уже летали на впечатляющих скоростях. А теперь скорость стала ещё быстрее.

— А можешь показать ещё какой-нибудь усиливающий узор? — буквально вцепилась в меня Алия.


— Это позже, — сообщил ей я, — есть несколько самых важных узоров, изменение которых может серьёзно увеличить мощь плетений. Но сначала занимайтесь с узором давления. Поэкспериментируй на других воздушных заклинаниях. Выучи как следует этот урок, прежде чем переходить к другому.


Научив ребят как использовать параметр давления, уселся на траве и начал наблюдать за Алией и Аланом. Они учились использовать и менять параметр давления, чтобы более гибко управлять своей магией в бою. Так что Алан трансмутировал и кидал копья в горную гряду, в то время как Алия изрезала камень скалы с помощью воздушных лезвий. Так продолжалось несколько часов, прежде чем Алан и Алия не выдохлись и их средоточия не опустели.

— Наверное, на сегодня всё, — сказал я, посмотрев на уставшие лица ребят.

— Спасибо за урок, Ирос. Я безумно рад, что удостоился чести стать твоим учеником, — кивнул головой Алан.

— Это было интересно, но на знания, дающие всемогущую силу, как-то не тянет, — ехидно хмыкнула Алия. — Что-то слабовато для великого Валленштайна.


Глава 17


— Слабовато? — я чуть не задохнулся от негодования, но сразу взял себя в руки. Ну вот что ты будешь делать. Никак не успокоится. Ладно…сама напросилась… вот же колючка…

— Ну, тогда на этом наши занятия заканчиваются, — спокойно ответил я и увидел два окаменевших изваяния, которые отмерли лишь через пять минут…

— Ты… как… — наконец выдавила из себя побледневшая Алия, — у нас же договор…

— Договор, — кивнул я, — и подтверждаю это. Только вот сегодня я учил вас магии моего деда. Валлара Валленштайна. Учил? Учил. То есть со своей стороны я уговор выполнил. В конце концов количество занятий не оговаривалось. Так что смело можешь передать Люциусу, что я показал тебе магию Валленштайна, а ты поняла что тебе всё это не нужно, так как ты уже всё это знаешь, и вообще как ты там сказала? Слабовато…

— Но…

— Ты, Алан, не переживай, — сообщил я своему другу, — ты ведь не считаешь, что тебе это не нужно?

— Нет, конечно! — возмущённо заявил он.

— Отлично, значит, будем с тобой заниматься. Ну, нам пора.

Я направился к выходу с площадки, но, не успев сделать несколько шагов, был остановлен вцепившейся в меня девчонкой, уже поменявшей цвет лица с бледного на красный.

— Подожди…Ирос… — видно было, что говорит красноволосая через силу, — ты… извини… я иногда не слежу за своими словами… я была неправа.

Посмотрев ей в глаза, я показательно тяжело вздохнул:

— Ладно, принимается. В следующий раз просто подумай, прежде чем говорить. И чтобы ты понимала, сегодня это было только начало.

Таким образом, мир восстановился, и мы втроём спустились с площадки. По пути я ещё раз предупредил своего друга, что никто не должен знать о наших занятиях. А так же сообщил Алии, что нам ничего не мешает заниматься и завтра. Она кивнула. Внизу нас встретили маги и проводили до академии. Когда мы подошли к столовой, уже начало смеркаться, но ужин, похоже, только начался. Келии не было, поэтому Алан сидел расстроенный и унылый. Надо поговорить с девчонкой. Узнав у своего друга, что она всегда бывает с утра в лазарете, я обнадёжил его тем, что завтра схожу и пообщаюсь с девушкой.

А потом появились наши аристократы во главе с королевскими отпрысками. Едва Мелиан опустилась на скамью с левой стороны (с правой сидела Алия), сразу внимательно посмотрела на меня и спросила подозрительно холодным голосом:

— Что-то вас не было на последнем уроке, — она посмотрела сначала на Алана, потом на Алию, и вновь вернула свой взгляд на меня. — А где вы вообще были?

— Хм, потом расскажу, — попытался отговориться я, но не тут-то было. Мелиан явно почувствовала что-то в моих словах…

— А сейчас рассказать не можешь?

— Давай потом. Ничего серьёзного.

Блин, об этом-то я не подумал. Похоже, тут пахнет ревностью. Вот, Ирос, не надо принцессам голову морочить. Хотя Алия… она мне, конечно, нравилась. Но её нестандартное поведение одновременно привлекало и отталкивало. Судя по всему, я начал запутываться в своих отношениях с двумя девушкам и это мне категорически не нравилось. Тем более принцесса бросала явно недобрые взгляды на Алию, которая, в свою очередь, не обращала никакого внимания на это, с аппетитом уничтожая кашу.

А когда мы уходили из столовой, я почувствовал, как в мой карман что-то положили. Вздрогнув, я увидел принцессу, удаляющуюся от меня быстрым шагом. Сунув руку в карман, нащупал там записку. Попрощавшись с Алией и отправив Алана я, свернув к жилому корпусу и скрывшись от посторонних глаз, вынул записку.

М-да… пробежав её глазами, я задумался. И крепко задумался. Принцесса пригласила меня прогуляться вечером по академии. После отбоя. Да, в академии были поистине военные порядки: отбой в десять часов вечера, как и подъём в восемь утра. Но если подъём никак не контролировался, то вечером академия патрулировалась тройками магов-меридиан. Однако, по всей видимости, Мелиан это не пугало. Меня, в принципе, тоже нет, тем более спрятаться от такого патруля было не так уж и сложно. Да и к тому же надеюсь, сама принцесса это учитывала.

Тут вставал опять вопрос, а надо ли мне это? С одной стороны: чем дальше, тем сильнее Мелиан, которая явно влюбилась в меня, будет погружаться в это чувство. А я? Вряд ли я смогу ответить взаимностью. Но, с другой стороны, обижать девушку, да вдобавок ещё и принцессу не хотелось. И несмотря ни на что, как женщина, она мне нравилась. Вот, блин, попал… Я отправился в нашу с другом обитель, размышляя по дороге. После чего ещё два часа ломал голову, до появления довольного жизнью Алана, но всё-таки решился. По крайней мере, надо будет намекнуть Мелиан, что пока я не разберусь со своими проблемами, ни о чём серьёзном разговор идти не может. А потом, надеюсь, перегорит. Хотя больше напрягали слова Анакима. Ну, с братцем, я думаю, тоже договоримся. Успокоив себя таким образом, я сообщил Алану, что через часок вернусь и выскользнул из комнаты провожаемый удивлённым взглядом своего соседа по комнате.

Встречу принцесса назначила у столовой. Видимо, я чего-то не знал, так как когда осторожно подобрался к ней, то увидел Мелиан, спокойно стоявшую под небольшим магическим фонарём у входа в столовую.

Увидев меня, девушка заулыбалась и шагнула навстречу.

— Я рада, что ты пришёл… Ирос

— Во-первых, я Рагнар, — поправил я её, — во-вторых, ты не слишком рискуешь? Тут, вообще-то, патрули ходят…

— Нам они не страшны, — фыркнула Мелиан. — А ты боишься? — ехидно прищурилась она.

— Боюсь, — искренне признался я, чем изрядно смутил девушку, явно не ожидавшую от меня подобного ответа, — у меня папы короля нет. И мне пока нельзя из академии вылетать.

— Извини, — потупилась Мелиан, — я просто предупредила, чтобы сегодня патрули в этом районе до полуночи не ходили. Точнее не я, а брат.

— Вот так просто? — искренне удивился я

— Как ты говоришь, когда папа король — это помогает…

— Один-один, — улыбнулся я, — и что мы будем…

Договорить мне не дали, а просто затащили в тёмный уголок под раскидистыми тополями, которые росли вдоль столовой.

— Ты мне так и не сказал, куда вы исчезли, — спросила девушка, не отводя от меня своих глаз.

— Да у ректора были…

— Зачем? — удивилась она

— Да так, не обращай внимания, ты точно об этом хочешь поговорить? Это не моя тайна.

К моему удивлению, это сработало. И, по-моему, Мелиан успокоилась.

Ну а после… я же не железный. Когда тебя целует такая девушка… В общем, добрых полчаса мы изучали друг друга, начав с губ и заканчивая другими интересными частями тела. И опять я с трудом смог остановится… Полураздетые и разгорячённые, в тесных объятиях и тяжело дыша, мы смотрели друг на друга. Меня уже почти раздели, да и я не отставал от принцессы… Да что ж такое…

— Надо остановиться, — выдохнул я, — думаю, не стоит переходить границу…

— Да ты прав, — кивнула принцесса, тоже тяжело дыша, но совершенно не обращая внимания на свой полуобнажённый вид.

Судя по всему, я даже расстроил её. Ну не может же Мелиан быть такой безбашенной. Хотя, что я знаю о любви? Так читал книги да и то большей частью научные… В общем, химия, но сейчас я эту химию ощущал на себе.

Но мы постепенно успокоились. Постояв ещё минут десять в объятиях, с трудом оторвались друг от друга и, приведя себя в порядок, вышли на свет.

— Пока, Ирос, — улыбнулась принцесса, — не провожай меня. И быстро удалилась, стуча каблучками,

Я, оставшись один, только покачал головой. До комнаты добрался без проблем, не встретив по пути никаких патрулей. Мой сосед уже вовсю сопел, так что я тихо разделся и юркнул в кровать. В голову лезли не совсем приятные мысли. Проанализировав своё поведение, я решил, что хожу практически по краю. Если у нас с Мелиан дойдёт до постели, то мне тогда останется либо жениться, либо покинуть Аспию. Сомневаюсь, что её папа будет спокойно наблюдать, как его дочку обламывают с женитьбой. А то, что он возжелает привязать к себе внука Валлара Валленштайна, я после разговора с Анакимом, не сомневался. Надо взять себя в руки Ирос, хотя Мелек его возьми, как это сложно. С мыслью о том, что пора всё это заканчивать, я, наконец, погрузился в сон.

* * *
Алия сидела на кровати и задумчиво смотрела в окно. За последние дни в её жизни произошло столько событий, что она пребывала в каком-то странном состоянии. Когда десять лет назад выяснилось, что ей невозможно подобрать искусство магии огня из-за плохой совместимости, мечты о том, что она вернёт свой род в империю Кельтон, потерпели крах. Несмотря на то что ей тогда было всего пять лет, она очень остро отреагировала на эту новость. И ей пришлось изучать искусство, связанное с воздухом. Но в глубине души она не теряла надежды на обретения второго искусства…

И когда появился этот странный Рагнар, она на него не обратила никакого внимания. Обычный, ничем не примечательный парень заинтересовал её после дуэли. Не просто заинтересовал, а даже заинтриговал.

А когда выяснилось с искусством, которое ей подошло… и мечта из недостижимой вдруг стала такой близкой, она растерялась. А потом закрутилось. Сначала визит дяди, который чуть не испортил всё, за что до сих пор расплачивается. А потом появление в академии её деда. Договор о том, что её будут учить тайной магии Валленштайнов. Магическая клятва. Всё произошло настолько быстро, что она до сих пор не могла прийти в себя.

И вот сегодня было первое занятие… она с ужасом вспомнила, что чуть всё не испортила. Хотя вполне возможно, что Ирос говорил всё это несерьёзно, но проверять его слова совершенно не хотелось. И она понимала, что сама виновата, но прекрасно знала, что иногда её язык живёт отдельно от разума. На самом деле она была благодарна внуку Валленштайна за то, что он практически исполнил её мечту. Вдобавок он оказался талантливым магом, хорошим учителем и очень интересным собеседником. Да чего там говорить — рядом с ним ей впервые хотелось просто слушать, а его улыбка вызывала у девушки трепет и какие-то незнакомые ранее чувства. Хотелось обнять, прижаться к нему и просто закрыть глаза, зачем скрывать от себя самой то, что он ей нравится.

Но она должна быть сильной. Сейчас важны не её желания. Всё пройдёт… все эти симпатии и чувства, всё несерьёзно. Главное — это будущее рода Сарендар. Ради этого стоит жить. Какие бы чувства ни вызывал этот парень, у неё есть задача. Можно сказать — цель всей жизни! И теперь она точно уверена, что достигнет её с помощью Ироса, то есть Рагнара. А какая необычная магия у него. Он, кстати, сказал, что завтра будет ещё один урок. Интересно, что на этот раз он будет объяснять?

Алия со вздохом разделась и забралась под одеяло.

* * *
На следующий день перед завтраком я, вспомнив об обещании Алану, отправился к Келии в лазарет, предупредив своего друга, что мы встретимся на завтраке. Девушку я застал сидящей в просторной комнате, которая была чем-то вроде приёмного отделения. Она печально смотрела в окно.

— Привет, Рагнар, — повернулась она ко мне, — что-то случилось?

— Да, случилось, — кивнул я в ответ и уселся на стул напротив неё. — С Аланом случилось…

— Не начинай, пожалуйста, — поморщилась она, — мы с ним поговорили. Единственный выход — расстаться, чтобы не ломать ему жизнь.

— Вот здесь ты заблуждаешься, — позволил я себе улыбнуться.

— Что значит, заблуждаюсь? — уставилась она на меня.

— Я уже объяснил Алану, теперь пришёл к тебе. Не надо делать резких движений. Я вам помогу. И граф Мокел Ламберт не сможет исключить Алана.

— Ты не знаешь моего отца, если он сказал, то сделает это…

— Тогда позволь тебе показать кое-что, — я вытянул правую руку и, открыв ладонь, продемонстрировал ошеломлённой девушке знак Мельтаса.

— Думаю, этого будет достаточно для разговора с ректором, — сообщил ей, — хотя мне кажется, что даже без этого он бы не выгнал Алана. По-моему, не такой он человек.

— Но откуда… как у тебя… — пробормотала растерянная пассия моего друга.

— Это неважно, — успокоил я её, — ты на завтрак идёшь?

— Ты точно нам поможешь? — переспросила она и на этот раз в её глазах горела надежда.

— Сказал, помогу, значит, помогу!

В общем, на завтрак мы отправились вдвоём. Алан аж просиял, увидев свою ненаглядную. Судя по их оживлённой тихой беседе, голубкам явно было, что сказать друг другу. Кстати, на завтраке, единственным изменением по сравнению с ужином было то, что всё-таки к нам присоединился Балфур. Вёл он себя достаточно тихо.

Я же сегодня оказался между двух, так сказать, огней. Во-первых, к моему изумлению, ко мне подсел самозванец, тем самым опередив немного расстроившуюся принцессу. С другой стороны сидела Алия. Во-вторых, Лже-Ирос, соизволил вступить со мной в беседу.

— Я видел, как твой друг сражался на дуэли, — произнёс он, — впечатляюще.

— Правда? — не удержался я от ехидного замечания. — Спорить не буду. Но почему ты мне это говоришь? Вот он сидит, так скажи ему сам…

— Обязательно, — кивнул тот, — но просто мне кажется, что здесь не обошлось без твоей помощи.

— Почему ты так решил? — удивился я.

— Считай это просто догадкой…

— Ты не прав. Алан талантливый маг и сам развивается. Мне за ним не угнаться…

— Ну да, ну да, — скептически заметил тот и, как-то странно посмотрев, вернулся к еде.

Сейчас я чего-то не понял. Что за глупый вопрос? И тут меня осенило, а не подозревает ли этот Лже-Ирос о том, что я настоящий Валленштайн? Ведь его как раз отправили сюда для того, чтобы найти настоящего. Или, может, он подозревает, что это Алан? Интересно, надо будет подумать на этот счёт. Мы, в принципе, на общем фоне выделяемся, особенно Алан. Хотя вряд ли деревенский говор и поведение может быть свойственно Иросу, то есть мне. И, кстати, почему ректор до сих пор меня не вызвал? Если на этой неделе этого не случится, придётся самому идти.

После завтрака мы дружно отправились на занятия. И я заметил, что самозванец теперь как-то пытался держаться поближе ко мне.

— Сегодня очередной урок, — шепнул я Алии.

Та кивнула и заулыбалась. И вновь я наткнулся на очень подозрительный взгляд принцессы.

Урок общей магия занял всё время до обеда. Ничего нового… Пока все общие слова… Но для Алана и простолюдинов это был интересный урок. Так что я, как и аристократы, на нём просто скучал.

На обеде я избежал расспросов самозванца только потому, что он не успел сесть рядом со мной. Его опередили девушки. Я, честно говоря, напрягся. С одной стороны принцесса, с другой Алия… Ладно бы Алия вела себя как обычно, но нет, теперь она само очарование, что естественно не укрылось от Мелиан. Но слава Мельтасу, пока она выражала своё недовольство лишь взглядом.

После обеда вся группа отправилась на урок Монстрологии, мы же вновь разделились и встретились за пределами академии.

Всё повторилось, как и в первый день. В сопровождении магов мы добрались до гор, а там поднялись на уже знакомую площадку.

— Итак. Начнём наше сегодняшнее занятие, — вздохнул я, посмотрев на Алию и Алана.

Было видно, что парень и девушка с нетерпением ждали, чему новому я их научу. Достав свиток с плетением школы земли, я протянул его Алану.

— Ты пока изучай свитки. И попробуй создать плетение, только осторожно. Я чуть позже проверю. А с тобой, Алия, мы займёмся совершенно новым для тебя способом использования магии воздуха.


Глава 18


— А меня совершенно новому способу использования магии земли научить не можешь? — спросил немного поникший Алан.

Видимо, его расстраивало, что я буду лично заниматься с Алией, пока он будет изучать свиток самостоятельно.

— К сожалению, на твоей ступени не получится сделать с магией земли что-то кардинально новое. Но зато этот свиток научит тебя мощной магии школы земли, — я ободряюще похлопал парня по плечу. — Ты сможешь выучить каменный гроб.

— Расскажешь, что это за плетение? — приободрился Алан.

— С помощью этого плетения ты сможешь заключить противника в коробку из прочного камня, которая не даст ему выбраться наружу.

— Ладно, тогда пошёл разбираться в нём, — кивнул явно обрадованный Алан, отойдя в сторону, чтобы не мешать тренировкам Алии.

— И какому совершенно новому методу использования магии воздуха ты меня научишь? — с интересом спросила девушка. Кстати, я отметил, что она была абсолютно серьёзной. Её обычное ехидство исчезло. Наверное, вчерашний урок оказался полезным.

— Для начала я должен рассказать тебе о том, из чего состоит воздух, — начал я

— Как это из чего состоит воздух? — непонимающе спросила девушка. — Разве он вообще из чего-то состоит? Воздух он и есть воздух.

— Не буду спорить, — улыбнулся я, — но, тем не менее он состоит из газов.

— Каких ещё газов? — сощурила глаза Алия.

— Чтобы тебе было легче понять, можно привести такой пример, — вновь улыбнулся я, уж больно удивлённый вид был у девушки. — Когда воду кипятят на костре, в воздух поднимается пар. Газы, о которых пойдёт речь, также имеют похожие свойства. Однако газы, из которых состоит воздух, не имеют ни запаха, ни цвета.

— То, что ты рассказываешь, звучит очень странно, — пробормотала Алия.

— Но именно правильное изъятие нужного газа из воздуха сделает тебя намного сильнее. Преобразовывать магическую энергию в нужный газ слишком затратно. Гораздо проще и выгоднее изъять нужный газ из воздуха в округе.

— И на что эти газы способны? — хмыкнула девушка.

— На многое, — хитро улыбнулся я, — для начала давай расскажу тебе, какие газы вообще существуют и как они называются. Итак. Три четверти воздуха занимает азот, одну четверть кислород, одну сотую углекислый газ и одну сотую аргон. Так как азота в воздухе больше всего, то для тренировки первым изымать из воздуха ты будешь именно его.

Когда я показал девушке как работает нужное плетение, пришло время практики. Красноволосая начала тренировку каждый раз повторяя нужное заклинание.

В это время Алан уже разобрался с изучением свитка и в данный момент активно осваивал каменный гроб. Когда Алан касался земли, перед ним появлялась дорожка из созданного камня, и в конце неё появлялся небольших размеров прямоугольный каменный гроб. Пока что Алан мог применять это плетение лишь на небольших расстояниях. Его каменный гроб был не слишком прочный. Однако думаю, со временем, когда он освоит это плетение в совершенстве оно станет отличным способом для сдерживания противника.

— Наверное, на сегодня всё, — сказал я, обращаясь к Алану и Алии. Учитывая, что мои ученики выглядели измученными, никто возражать не стал. В академию мы вернулись за час до ужина, поэтому сначала отправились в свою комнату, где некоторое время медитировали, восстанавливая свои силы.

* * *
Честно говоря, на ужине я чувствовал себя усталым. Начало недели выдалось невероятно насыщенным. Я вообще никогда не вращался среди такого количества людей, поэтому привыкать было непросто.

А тут ещё на меня буквально набросилась принцесса при полном молчании Алии.

— Рагнар, — посмотрела она на меня и, склонившись к моему уху, спросила шёпотом, — куда ты опять сегодня с этой красноволосой ходил?

— Тебе так интересно? — тоже шёпотом ответил я, лихорадочно пытаясь что-то придумать в ответ.

— Да, — коротко ответила принцесса.

— Учу я её!

А что? Надо говорить правду… её говорить лично мне всегда приятно, жаль, что не всегда возможно. Но я уже неоднократно сталкивался с тем, что люди больше верят в ложь, чем в правду. В чём и убедился сейчас. Понятно, что Мелиан не поверила ни одному моему слову. Но, видимо, что-то в моём взгляде было такое, из-за чего она явно сдержала своё возмущение. Тем более, вряд ли она хотела привлекать к себе внимание. Кстати, я обратил внимание, что самозванец о чём-то разговаривает с Аланом. Ну надо же! И до него добрался!

— И чему же ты её учишь? — не отставала от меня принцесса.

— Ну так, всему понемногу, — ляпнул я, — деньги зарабатываю. Род-то богатый! Или ты считаешь, что я не способен кого-то научить?

Принцесса подозрительно посмотрела на меня, потом на спокойную Алию, которую, судя по всему, интересовала только еда.

— А чего ты вообще спросила-то? — решил расставить все точки над i.

— Нам надо с тобой серьёзно поговорить… Рагнар — голос у Мелиан дрогнул, и она направила свой взгляд на стол, стараясь не встречаться им со мной..

— Давай, поговорим, — пожал я плечами, понимая, что разговор, видимо, будет не очень приятный. В принципе, я понимаю о чём. Но как уже я говорил принцу, связывать себя брачными узами не планировал в ближайшие годы. — Но не здесь же.

— Нет, конечно, — прошептала она тихо, — я тогда передам записку.

На эти слова я лишь кивнул, а сама Мелиан вдруг стала какой-то тихой и до конца ужина не приставала ко мне с вопросами. Зато оживилась Алия, которая очень хотела провести завтра ещё один урок. Да… девчонка, судя по всему, вошла во вкус. Что ж, как говорилось в одной поговорке с Земли — «раньше сядешь, раньше выйдешь». Дед, кстати, любил использовать крылатые фразы того мира… А следом за ним и я. В общем, обрадовал красноволосую, сказав чтобы завтра была готова.

После ужина мы с Аланом направились домой хотя, судя по взгляду Алии, она явно была недовольна моим уходом. Странно, так как никаких намёков с её стороны на продолжение вечера не было, с чего ей быть недовольной? Хотя может она ждала от меня какой-то инициативы? Но, честно говоря, даже не стал забивать голову себе этими вопросами. Мне вот это сейчас явно не нужно… Принцессы хватает. Хотя, что и говорить — нравилась мне девчонка…

Но, когда мы добрались до своей комнаты, Алан забавно смутившись, сообщил, что он пойдёт, подышит свежим воздухом. Прогуляется, в общем. Я только покачал головой. Мог бы и сказать, что с Келией встречается. Пожелав ему удачи на прогулке, завалился спать. Надо сказать, что я не услышал, как вернулся с прогулки мой друг.

Утром на завтраке никаких событий не произошло. Всё как обычно. Хотя нет. Принцесса и Алия стали общаться друг с другом. Правда, делали это как-то странно. Со стороны это смотрелось как настоящее соперничество. Вроде того, кто из них умнее и кто остроумнее. Да… я, наверное, должен был испытывать гордость, так как явно являлся причиной такого поведения девушек. Хотя, к своему стыду, мне было просто смешно. Кстати, надо признать, что в этой словесной дуэли принцесса явно проигрывала. Ну, то, что красноволосой палец в рот не клади, это я знал.

Занятия до обеда пролетели быстро. Общая магия и зельеварение. Оба урока я продремал с открытыми глазами. Простолюдины слушали, открыв рты. Аристократы скучали. Попутно замечу, что Алия теперь решила сидеть рядом со мной и на уроках. В общем-то, я и не возражал. К тому же чего скрывать — общество красноволосой девушки мне нравилось. Вряд ли это искренние чувства: не будь я тем самым Валленштайном, на меня бы ни Алия ни принцесса и не взглянули бы. Но этот вопрос меня не слишком волновал. Смею надеяться, что дед воспитал во мне здоровый цинизм. Да и вообще задумываться об этом я не любил.

После обеда уже традиционно мы улизнули из академии и направились на своё место для тренировок.

Когда мы оказались на площадке, я отправил Алана тренироваться отдельно, наказав совершенствовать уже имеющиеся плетения, а сам остался с Алией, которая с энтузиазмом смотрела на меня.

— Сегодня мы рассмотрим кислород, — начал я. — Когда ты вдыхаешь воздух, то дышишь именно за счёт этого газа. Воздух на четверть состоит из кислорода и если убрать даже маленькую его долю, то человек и любое другое живое существо начнёт задыхаться.

— Это, конечно, очень занимательно, но откуда у тебя и твоего деда такая информация? Откуда взялись эти знания, о которых неизвестно даже самым могущественным магам? — задала резонный вопрос Алия.

— Меньше знаешь — крепче спишь, — хмыкнул я.

— Ладно, не хочешь говорить — твоё право, — вздохнула девушка, — давай заниматься дальше.

Я не стал с ней спорить и продолжил урок.

— А теперь ты, наверное, задаёшься вопросом, как можно использовать кислород в бою?

— Я думаю, что можно вытянуть кислород из воздуха вокруг врага отчего тот задохнётся, — предположила Алия.

— Можно. Но только в замкнутом помещении, так как на открытом пространстве изъятый кислород будет сразу же замещаться из окружающего воздуха.

— Тогда я не знаю как ещё, — пожала плечами Алия.

— Что же. Я зайду немного издалека. Ты знаешь, как работает магия огня?

— Магическая энергия преобразуется в огонь, — уверенно ответила Алия

— Это ложь, — сказал я, нагло ухмыльнувшись

— Да хватит мне заливать. Как ещё это можно объяснить? — возмутилась Алия.

Я же, решив ещё больше удивить девушку, заявил.

— На самом деле магию огня создаёт не огонь, а газ.

— Но как такое возможно? Газ же не имеет цвета и запаха, — широко раскрыв глаза, сказала Алия.

— Газы имеют различные свойства. Например, есть горючие газы, которые горят при контакте с кислородом.

— То есть ты хочешь сказать, что маги всего Алондара понятия не имеют, что вместо огня создают газ, который воспламеняется, — осознала Алия.

— Именно так, — сказал я, злорадно ухмыляясь.

— Также стоит сказать, что обычно горючий газ воспламеняется при контакте с воздухом. Если же изъять кислород из воздуха и сделать так, чтобы он вступил в реакцию с горючим газом, то мощь огня значительно возрастёт.

— Получается то, что огонь Валнара Валленштайна был на порядок мощнее огня противника из-за того, что твой дед изымал кислород из воздуха? — сделала предположение Алия.

— Частично да. Но основная причина в другом. Существует немало горючих газов. Различные школы магии огня используют разные горючие газы. Однако много лет назад мой дед понял, как создавать горючий газ под названием метан, который до него никто не умел использовать. При горении этот газ выделяет больше тепла, отчего огонь получается мощнее. Также преобразование магической энергии в метан будет требовать меньше затрат, чем если превращать её в другие горючие газы, как это делает большинство. При совокупности всех этих факторов, магия огня у тебя будет намного мощнее, чем у твоих противников.

— Это невероятно, — вздохнула Алия, находясь под впечатлением от моей речи, — но как тогда устроены искусства, основанные на огне?

— Все огненные искусства в Алондаре усиливают магию огня и уменьшают расход магической энергии при её преобразовании в горючие газы и жидкости.

Услышав мои слова, глаза Алии загорелись от предвкушения.

— Жду не дождусь, когда смогу пользоваться этой магией, — вздохнула Алия.

— Используя другие газы в качестве горючего вещества, ты сможешь создать огненную искру, не имея при этом искусства, ориентированного на огонь. Именно поэтому ты пока что и не имела возможности изучать магию огня. Однако с метаном и изъятием кислорода из воздуха, ты получаешь значительное усиление созданного тобою огня и можешь частично обучиться этой магии. Да, конечно, огненный торнадо ты создать не сможешь, однако небольшой огненный шар вполне сможешь осилить.

— Спасибо тебе за всё Ирос. Если бы не ты, не знаю, чтобы я делала, — искренне улыбнулась Алия.

Я немного опешил от такой реакции. Так что мне понадобилось несколько секунд, чтобы придумать, что сказать в ответ.

— Для начала ты научишься изымать кислород из воздуха. Когда сможешь без проблем это делать, я научу тебя как преобразовывать магическую энергию в метан. Тогда мы приступим к изучению магии огня.

— Хорошо, — улыбнувшись, кивнула Алия.

И мы перешли к практике. Алия на удивления оказалась очень способной ученицей. Уже через пару часов она научилась вытягивать кислород из воздуха. Когда же у неё всё получалось идеально, я понял, что пришло время научить девушку преобразованию магической энергии в метан. Сначала я показал ей нужное плетение и как в нём устроены узоры. Когда красноволосая девушка запомнила, как оно устроено, пришло время практики.

— Создай огонь над своей ладонью, — потребовал я, стоя перед Алией.

— Хорошо, — неуверенно кивнула девушка.

Сказав это, Алия вытянула руку вперёд, зажмурилась и начала делать нужное плетение. В результате над её ладонью появился полноценный огонь.

— Получилось! Без искусства! — тяжело дыша от возбуждения, выпалила Алия.

— Да. Ты молодец, — похвалил я девушку.

— А я молодец? — послышался голос слева от меня, и он принадлежал Алану.

Парень всё это время тренировал дальность применения и прочность каменного гроба, не забывая про отработку каменных копий и ямы.

— Ты тоже молодец, — сделал я добрую улыбку.

— Тогда почему ты не занимаешься со мной лично, как с Алией? — нахмурив брови, спросил Алан.

— Я уже говорил, что на твоей ступени могущества я мало чему могу тебя обучить из магии семьи Валленштайн.

— Жаль, — засопел парень.

И в этот момент взгляд у него был столь удрученный, что мне захотелось его утешить.

— Но не бойся. Тебя ждёт большое будущее. К тому же если я учу Алию, то это не значит, что я не наблюдаю за твоей тренировкой.

— Я тебя понял, — вымученно улыбнулся парень.

— Я не хочу прерывать твоё нытьё Алан, но Ирос сейчас должен учить меня магии огня. — раздражённо заметила Алия.

— А я и не ною, — огрызнулся парень, — ноешь как раз ты…

Алия даже не нашлась, что ответить на эти слова, а я с уважением посмотрел на своего друга. Интересно, это общение с Келией на него так влияет?

— Ладно, — поспешил я успокоить назревающий конфликт, так как увидел в глазах Алии разгорающееся пламя, — вернёмся к учёбе. Ты готова? — посмотрел я на неё.

— Да, — выдохнула девушка, бросив на Алана многообещающий взгляд, который тот, по-моему, не заметил.

— Теперь, когда ты способна создавать метан и использовать силу огня, — продолжил тем временем я, — я дам тебе свитки с плетениями школы огня, которые создал мой дед.

Сказав это, я вытянул сразу три свитка. Первый учил использовать огненный шар на метане, второй — огненную плеть, и третий — на огненную стену.

— В твоём пространственном кольце столько свитков. Такое ощущение, что их у тебя не одна сотня, — прищурилась девушка.

Эх, Алия, если бы ты знала, как сильно ошибаешься. Ведь таких свитков у меня было десятки тысяч.

— Алия. Изучи плетения по этим свиткам и тогда мы увидим, на что способен огонь семьи Валленштайн даже без подходящего искусства.

Девушка задумчиво кивнула. На этом наш урок был закончен, и мы вернулись в академию.

Кстати, на ужин мы опоздали. Столовая встретила нас тёмными окнами.

— Эх, — вздохнул Алан, с надеждой посмотрев на меня, — что будем делать?

— И не надо на меня так смотреть, — невесело усмехнулся я, — я, знаешь ли, еду не храню.

— Не переживайте, — вдруг проговорила Алия, заговорщицки подмигнув мне, — идите к себе… Я всё устрою.

— В смысле? — удивился я.

— Идите, — повторила девушка и исчезла в темноте.

* * *
Граф Мокел Ламберт был зол. Не просто зол. Он рвал и метал. Надо же. Его дочь просто проигнорировала прямой приказ отца. Честно говоря, он не ожидал такого сопротивления. И жена не смогла помочь, а только развела руки, проблеяв что-то вроде «влюбилась девочка». Что ж, придётся тогда использовать другие способы. Сейчас, сидя напротив ректора академии, он, несмотря на бушующую в нём злобу и раздражение, принял безмятежный вид. Перед собеседниками на столе стояла бутыль из потемневшего от времени стекла и два стакана. Граф давно знал ректора и хоть не считал его лучшим другом, но, по крайней мере, они давно были на «ты» и даже несколько раз проворачивали весьма прибыльные для Ордена и графа торговые дела.

— Я не совсем понял, — Грейд Дир удивлённо смотрел на гостя, — что ты просишь?

— Я прошу уволить одного из студентов академии, который перешёл черту… он нагло домогался моей единственной дочери Келии. Вы знаете, что она учится у вас.

— Да, конечно. Подающий надежды целитель, — задумчиво кивнул ректор.

— Так вот Грейд, этот Алан ей проходу не даёт. С каких пор простолюдины стали столь наглыми? Вы же понимаете, — понизил он голос, — что я переживаю за судьбу своей дочери. Чтобы она выучилась и вышла замуж за достойного человека. А кто может поручиться, что этот прощелыга не обесчестит её и они не сбегут?

— Ну, ты не сгущай краски… — покачал головой ректор, — дело молодое. Сегодня любят, завтра нет. Твоя Келия, насколько я помню, вполне здравомыслящая девушка. Она сама может принять решение…

— Да какое решение, Грейд? — спокойствие начало постепенно спадать с разгорячившегося графа, — этот простолюдин уже имеет на неё влияние больше, чем родители!

— И на каком я основании отчислю этого студента? — прищурился его собеседник.

— Ну ты же придумаешь, — голос графа вдруг стал тихим, — а за мной не заржавеет. Ты же знаешь меня, Грейд. — к тому же он устроил пусть и официальную, но дуэль с виконтом Майером, вступившимся за честь моей дочери. Простолюдин с аристократом. И лишь подлость и хитрость помешали виконту наказать наглеца!

— Алан… Алан… дуэль…что-то я слышал об этом… — задумчиво пробормотал ректор, — подожди, — он уставился на графа, это тот, который с парнем по имени Рагнар ходит. И они вроде спасли твою дочь?

— Именно, — вздохнул Ламберт.

— И вместо благодарности ты хочешь исключить его.

— Я же объяснил почему…

— Я подумаю, Мокел, — неопределённо ответил ректор. — Кстати, дуэль проведена по всем правилам и жалоб от виконта не поступало.

— То есть? — нахмурился граф, — Ты мне отказываешь?

— Кто сказал, что отказываю, — искренне удивился его собеседник, — я же сказал, что подумаю.

— Да чего тут думать! — повысил голос Ламберт, — Что, сложно убрать этого сопляка… я…

— Мокел! — в кабинете вдруг похолодало, и граф, прервавшись на середине фразы, со страхом посмотрел на ректора.

— Я подумаю, — медленно отчеканил тот, — и сообщу тебе своё решение.

— Хорошо, — встал граф, — надеюсь, ты выполнишь мою просьбу.

И не дожидаясь ответа, поспешил покинуть кабинет.

Ректор, оставшись один, задумчиво побарабанил пальцами по столу.

— Что ж, наверно, это как раз кстати. Ирос, пришло время нам поговорить…


Глава 19


Когда мы с Аланом добрались до нашей комнаты и едва успели привести себя в порядок, как раздался тихий стук в дверь. Открыв её, я увидел Алию с объёмистым рюкзаком. С победоносным видом она подошла к маленькому столику и начала выкладывать на него еду. Я только покачал головой. Чего тут только не было. Вяленое мясо, копчёная рыба, колбаса, сыр, хлеб и завершал это гастрономическое изобилие кувшин с какой-то шипучей жидкостью.

— Ого! — только и смог произнести Алан.

— Откуда такое богатство? — поинтересовался я, доставая кружки и разливая оказавшийся в кувшине сидр.

— Неважно, — улыбнулась девушка, — я угощаю.

Ну, от угощения я никогда не отказывался, к тому же изрядно проголодался. В общем, мы втроём набросились на еду.

— Спасибо, красавица, — поблагодарил я довольную Алию, когда трапеза была закончена.

— Ага, спасибо, — поддержал меня Алан, — очень вкусно.

— Пожалуйста… Завтра продолжим занятия? — спросила меня девчонка.

— Давай завтра сделаем перерыв, — предложил я, — заодно улягутся у тебя новые знания, да и отдохнуть надо. Тем более ты и так делаешь огромные успехи.

— Но я не устала и…

К моему изумлению, девушка вдруг прервала фразу и, посмотрев на меня, кивнула.

— Тогда послезавтра?

— Давай послезавтра, — кивнул я. Надо же. Совсем другим человеком стала.

Мы ещё немного поболтали, допив кувшин, после чего Алия нас покинула, а мы завалились спать.

Утро встретило нас хмурым небом затянутым тучами. Дождя не было, но думаю, что за этим дело не станет. Настроение у меня соответствовала погоде, да к тому же на завтраке принцесса вновь начала меня пытать, где я был. Вот почему Келия ни слова Алану не говорит, и наши голубки просто мирно шепчутся?

— Я же говорил, что учу Алию, — ещё раз напомнил я ей наш вчерашний разговор.

— То есть ты… серьёзно? — на меня смотрели удивлённые голубые глаза.

— А ты подумала, что я тебя обманываю? — улыбнулся я. — А мне это зачем?

— Нам надо поговорить, — вновь произнесла девушка. — Сегодня!

— Давай поговорим.

— После ужина у Анакима.

— Хорошо.

На этом Мелиан успокоилась и я хотел уже заняться едой, но тут в дело включилась Алия, которая, по-моему, специально провоцировала принцессу… Честно признаюсь, мне вся эта ситуация начала надоедать. Действительно, пора поговорить сначала с Мелиан, а потом с красноволосой. Приняв это решение, я закончил завтрак, игнорируя эту возню вокруг своей персоны. Когда мы всей толпой вышли из столовой, ко мне подошёл местный служитель и сообщил, что меня вызывают к ректору. Что же, отлично. Если это и не по поводу самозванца, я точно подниму этот вопрос.

Предупредив друзей, я отправился за служителем.

Открыв дверь в кабинет, я, к своей радости, увидел ректора, а не ещё одного представителя рода Сарендар. А то в последнее время красноволосые как будто бы оккупировали кабинет бедного ректора, то и дело выгоняя бедолагу на улицу.

Увидев меня, Грейд Дир нахмурился и указал пальцем на стул, приглашая меня на него сесть. Собственно так я и поступил.

— Так вы, наконец, решили допросить самозванца? — задал я интересующий меня вопрос.

— Мы поговорим об этом, но сначала я хотел прояснить один вопрос. Он касается твоего друга Алана, — ректор внимательно посмотрел на меня.

— Да, конечно, — кивнул я.

— Ко мне приходил граф Мокел Ламберт. Знаешь такого?

— Да, как же не знать, — фыркнул я.

— Вы спасли его дочь Келию? — уточнил ректор.

— Ага, — нахмурился я, — а в благодарность он предложил нам переночевать в каком-то свинарнике и дал денег как нищим попрошайкам.

— Ну, не удивительно, — улыбнулся ректор. — Я знаю Мокела давно. Он не любит тратить деньги. А что по поводу Алана? Граф заявил, что твой друг домогается Келию, проходу не даёт.

— Ему просто не нравится, что девушка общается с Аланом, — пояснил я, — он же простолюдин. Но поверьте, там чувство взаимно.

— Ясно, — кивнул тот, явно что-то для себя решив, — твой друг может быть спокоен. Я ещё раз поговорю с графом.

— Благодарю вас.

— А теперь перейдём к самозванцу. Ты просишь задержать его и допросить. Мы можем это сделать. Однако только в том случае если ты поможешь нам в ответ.

— Кому «вам» и что вы от меня хотите? — уточнил я.

— Я говорю про весь корпус Меридиан.

— И чем же может вам помочь бедный студент? — хмыкнул я.

— Не скромничай Рагнар, — строго произнёс ректор. — Дело в том, что твой самозванец явно действует не один. У меня и моих коллег есть подозрение, что в академии Меридиан действуют шпионы. Самозванцу, скорее всего, кто-то помогает. И эти кто-то, вероятнее всего, члены корпуса Меридиан.

— Это печально, — не стал спорить с ним я, — но, что вы от меня хотите в данной ситуации?

— Ты, Ирос, должен сделать так, чтобы самозванец подумал, что ты настоящий Ирос Валленштайн. — ректор улыбнулся краем рта.

А вот мне было не до смеха. Этот старик что, вообще из ума выжил? Я, по его мнению, должен сдаться похитителям моей семьи просто так? Моей целью было узнать, где находятся брат и сестра при этом, не выдав своей личности. А тут мне предлагают совершить самоубийство? Ну, уж нет!

— Я не буду этого делать. С какой стати вообще мне выдавать себя. Не понимаю, зачем вам это нужно.

— Когда ты сделаешь, как я сказал, вероятнее всего, шпионы среди Меридидан попытаются тебя схватить. Вот тогда мы их и прихлопнем.

— Но они в любом случае успеют сообщить своему начальству кто такой настоящий Ирос Валленштайн. Так что этот план мне не подходит, — категорично заметил я.

— А что, если я скажу, что после выполнения нашего плана и захвата самозванца те, кто похитили твою сестру и брата будут уверены в том, что ты не являешься Иросом Валленштайном? — посмотрел на меня ректор, расплываясь в улыбке.

— Это каким таким образом так произойдёт? — пришёл я в недоумение. — Чего-то я совсем запутался.

— Смотри, — ректор вновь улыбнулся. — Дело в том, что не так давно погиб маг являющийся членом корпуса Меридидан. Он был примерно твоего возраста, находился на ступени Адепта и владел искусством, ориентированным на магию воздуха. Задачей этого мага было совершение диверсий. Мы же обставим всё так, что это ты станешь тем погибшим. Как будто твою смерть сфабриковали для выполнения секретной миссии по захвату шпионов. Ну а когда мы схватим шпионов и самозванца, то устроим им допрос с пристрастием и вызнаем, где твои родственники.

Сказать, что я был удивлён, это ничего не сказать. План был хорош. Во-первых, я узнаю, где моя семья. Во-вторых, сразу отпадают подозрения на мой счёт. Что тут сказать. Ректор меня смог удивить.

— Хорошо, я согласен, — кивнул я головой, — и что конкретно от меня требуется?

— Скоро состоится традиционная вечеринка, посвящённая началу учебного года. Твоя задача — сделать вид, что ты выпил лишнего и сделать так, чтобы самозванец посчитал, что ты настоящий Ирос Валленштайн.

Х-м-м. Нужно было ещё подумать, что рассказывать этому лже-Иросу. Однако суть я уловил.

— Я вас понял. Когда будет вечеринка?

— Через пять дней. Она будет проходить в столовой и присутствие на ней обязательно для всех учеников.

— Понял.

— Тогда, раз мы все обсудили, ты можешь идти, — улыбнулся мне ректор. — После вечеринки сразу сообщи мне… да и вообще, если что-то почувствуешь — сообщай. За тобой будут приглядывать, но мы не вездесущи, сам понимаешь. Так что будь осторожен.

Я кивнул и, попрощавшись с ректором, покинул кабинет.

На первый урок я слегка опоздал, но учитывая, что это была география, я незаметно проскользнул в аудиторию. Морис Гелдон меня и не заметил, увлечённо, рассказывая о реках нашего материка.

— Ну как? — поинтересовался у меня шёпотом Алан

— Всё нормально, — успокоил я его, — потом расскажу.

Но рассказать я ему не успел, так как следующий урок был по боевой магии. Как и обычно мы пришли на арену, где нас уже ждал Рэн. Но когда наш преподаватель заговорил, нас ждал большой сюрприз.

— Сегодня у нас будет особенное занятие. Мы будем практиковаться в убийстве монстров, — вдруг заявил он.

Над ареной повисла тишина. На этот раз не только простолюдины были удивлены. На учителя все смотрели с изумлением.

— Он серьёзно? — прошептала стоящая рядом со мной Алия.

— Извините учитель, — ого, это Балфур, — а разве так можно? У нас всего вторая неделя учёбы?

— И разве подобное не слишком опасно? — поддержала его черноволосая девушка, явно из аристократов.

— Эти монстры крайне слабы. Так что вам ничего не угрожает, — заверил нас Рэн. — Если что, я буду с вами. А практика с реальными противниками — это важнейшая часть обучения.

Я мысленно хмыкнул. С ним, конечно, не поспоришь, но тащить такую толпу едва умеющих создавать по два-три плетения на монстров? Это реально странно. Но учитель есть учитель. Тут, как говорится, возражать бесполезно.

— Ещё вопросы будут? — усмехнулся маг, оглядев притихшую толпу студентов. — Отлично. Тогда идите за мной.

После этих слов Рэн повёл всех нас к выходу из крепости. У ворот я увидел охрану. Трое. Все на Продвинутой степени. Они явно напряглись, увидев толпу, идущую к ним, но разглядев Рэна и перекинувшись с ним парой фраз, успокоились и просто проводили нас взглядами.

Наш отряд повернул налево в сторону виднеющегося леса. Я не заметил, как рядом со мной оказались Анаким и Мелиан.

— Мне кажется, он не прав, — заметил принц, покосившись на явно чем-то недовольную принцессу, — он настолько уверен в своих силах? Аристократы, может, и справятся, но тут простолюдины, большинство из которых не так давно начали нормально изучать магию.

— Чего же ты ему этого не сказал? Этому Рэну? — заметила принцесса. — И меня зачем остановил?

— Учитель есть учитель, — поддержал я Анакима, — ты с ним спорить собиралась? Не уверен, что это правильно.

— А это, по-твоему, правильно? — махнула рукой Мелиан на идущих вместе с нами студентов.

— Не переживайте Ваше Высочество, — ехидно заметила Алия, — мы поможем, если что-то у вас пойдёт не так. Это долг любого жителя Аспии.

— Это что может у меня пойти не так? — подозрительно осведомилась у неё принцесса.

— Не знаю, — пожала плечами красноволосая, — вот дойдём там и посмотрим…

Анаким слегка растерянно посмотрел на меня, на что я лишь пожал плечами. А что? Пусть пикируются. В дороге так веселее…

— А ты что думаешь, Рагнар? — внезапно спросила Алия, и я почувствовал, как все взгляды остановились на мне.

— Я думаю, что это не совсем правильно, — честно ответил я, — по мне так не оправданный риск. Тут я согласен с Анакимом.

— Ты что, боишься? — удивленно осведомилась наследница рода Сарендар.

— Не бояться только глупцы, — сообщил я ей прописную истину, — человек, не ведающий страха, никогда не сможет здраво оценить обстановку перед боем и свои силы. Странно, что ты этого не знаешь.

— П-ф-ф, — фыркнула Алия, которая, похоже, опять начала входить в образ «ехидной стервы». Ничего, пусть развлекается.

— Ну, ты точно их одной левой положишь, — вставила Мелиан, вызывающе глядя на неё.

Ой зря, ой зря ты, принцесса — не знаешь с кем связываешься.

В общем, весь остальной путь прошёл в словесной дуэли между Алией и Мелиан. И надо признать, что принцесса весьма бойко отвечала на подколки моей ученицы, чем приятно удивила. Анаким же и Алан с видимым удовольствием наблюдали за развернувшимся перед ними представлением.

Развлекаясь подобным образом, мы вошли в лес и, некоторое время попетляв между деревьев, которые постепенно всё теснее и теснее смыкали свои ряды, оказались на большой поляне, где расположилось несколько больших каменистых холмов с круглыми неровными дырами, служившими входом.

— Ребята, — произнёс Рэн, когда мы остановились, — выстраиваемся в шеренгу так, чтобы вы не мешали друг другу. Ставим перед собой «щиты Инеаля». Если видите, что ваш сосед зазевался, то помогите ему. Мы все должны работать вместе. Сейчас я выманю ваших будущих противников. Приготовьтесь. И помните, я — с вами. Все эти монстры вполне вам по силам. Если что, на всякий случай с нами два лекаря.

Он кивнул в сторону двух неприметных мужчин, которые стояли за спинами студентов в тени деревьев. Надо же, а я даже их не заметил. Ну, хоть это наш учитель предусмотрел.

Мы выстроились в неровную шеренгу. Я мысленно улыбнулся. Рядом со мной оказался не только Алан, и, естественно, Алия, но и принц с принцессой. Соответственно и остальные аристократы решили расположиться рядом с королевскими отпрысками. Но тут уже вмешался учитель. Я его понимал. Более опытных учеников нужно было распределить по всей шеренге равномерно. Но к моему удивлению, Анакиму, его сестре и красноволосой он не сказал ни слова. Самозванца, который вновь заинтересованно следил за мной, он поставил недалеко от нас, а всех остальных аристократов распределил по всей шеренге. Кстати, мы оказались практически с краю. На левом фланге.

— Жаль, что Келии нет, — вздохнул Алан, я лишь покачал головой, решив оставить эти слова без внимания.

Тем временем Рэн, осведомившись у студентов, готовы ли они, и получив в ответ неуверенный хор подтверждающих это голосов, создал огненный шар и метнул в один из входов. Раздался глухой взрыв, и следом за этим я чуть не оглох от пронзительного возмущённого визга, после чего из дыры начали появляться наши противники.

Невысокие человекоподобные зубастые монстры с уродливыми лысыми головами и какими-то карикатурно тонкими конечностями скапливались перед входом. Я чувствовал на себе их взгляды, которые буквально обжигали, столько злобы и жажды крови было в них. Да это же уже знакомые мне твари. Я узнал их. Именно они напали на нас, когда мы подъезжали к Мерфолку. Ничего особенного они собой не представляли, но если их будет много, то это может стать серьёзной проблемой. Но пока Рэн был прав. На первый взгляд, из пещеры выбралось пара десятков особей. В основном все на начальной стадии. Несколько на стадии Ученика.

И вот твари устремились к нам. Перед учениками появились «щиты Инеаля», и по команде учителя, который сам расположился в центре шеренги недалеко от нас, внимательно наблюдая за происходящим, в атакующих полетели плетения.

Я тоже присоединился ко всем, начав отправлять воздушные кулаки в приближающихся монстров. Вот один из нападавших провалился в землю, а следом в него ударила молния Мелиан. Вот Анаким опалил ноги монстра и тот, визжа, покатился по траве, чтобы попасть под воздушный кулак уже Алии. В общем, мы расстреливали нападающих как в тире. Просто избиение. Ни один из монстров не подобрался даже хотя бы на десяток метров к нам. Что ж, пока учитель оказался прав.

Вскоре все нападавшие были мертвы.

— Отлично, — заявил довольный Рэн. — Сейчас мы вызовем ещё одну волну монстров, и можно будет заканчивать урок.

Но он не успел повторить свой трюк с огненным шаром. Внезапно раздался визг и на этот раз он шёл явно не из одной и не из десяти глоток. А следом за этим сразу из трёх круглых дыр-входов начали высыпать монстры.

Я увидел, как учитель побледнел. Присмотревшись, я почувствовал, что меня начинает охватывать страх. Перед пещерами уже набралась как минимум сотня тварей, среди которых я видел даже адептов.


Глава 20


Шеренга студентов зашевелилась, покосившись на стоявших рядом со мной спутников, я заметил, как побледнели принц с принцессой. Алан нервно сжал кулаки. И лишь Алия выглядела так, словно ничего не случилось. Даже улыбнулась и подмигнула мне. Вот же бесшабашная девчонка.

— Спокойно! Всем спокойно! — рявкнул Рэн. — Прекратить панику. Всем держать строй. Я связался с академией. К нам идёт помощь. Нам надо продержаться. Это — тупые и глупые твари, и вы все способны от них отбиться. Повторяю, соблюдаем дисциплину и поддерживаем друг друга. Мы справимся.

Я лишь покачал головой. Кто будет поддерживать друг друга: аристократ простолюдина или простолюдин аристократа? Народ только пару недель в академии, толком даже никто никого и не знает. Какая к Мелеку дисциплина? Порой я поражался наивности опытных, на первый взгляд, магов. Хотя какой Рэн опытный? Мальчишка. Но надо собраться, в конце концов, я всё-таки планировал выйти из этой передряги живым.

— Так, — произнёс я шёпотом, чтобы меня услышали стоявшие рядом со мной. Я постараюсь спасти своих друзей. Как это ни печально звучит, помочь всем я, увы, не смогу. Вот дед, может, и справился бы, но мне до него ещё очень далеко. — Мы с Аланом берём на себя первые удары — будем расшвыривать тварей. Мелиан и Анаким прикрывайте меня с боков. Алия, твоя задача смотреть, чтобы нас не обошли и не напали сзади. Пока этого не происходит, помогай нам. Учитывая их, — я кивнул на стоявших недалеко от нас четверых испуганных простолюдинов окруживших самозванца, — большая вероятность, что монстры прорвутся. Кстати, надо отдать должное лже-Иросу. На его лице было полное спокойствие. Не знаю, боялся он или нет, но выглядел очень уверенно.

— Всё, мы выдержим, — тем временем рявкнул Рэн и твари, которых, по-моему, стало ещё больше, ринулись в атаку.

Навстречу им поднялась ревущая стена огня, сотворённая учителем. Часть тварей не успели затормозить и врезались в неё, чтобы потом превратиться горящие факелы. Но бо́льшая часть просто обогнула стену. И тут на врагов посыпались уже плетения студентов. Пусть они были слабыми, но и противник силой не отличался. Обожжённые и изуродованные твари, визжа, покатились по траве, но на место упавших приходили новые. Тем временем я и мой отряд включились в бой и наблюдать за происходящим у меня уже не было времени.

На нас неслось по меньшей мере два десятка тварей, возглавляемые двумя адептами. Я глубоко вдохнул и первое плетение воздушных лезвий понеслось навстречу врагам. Затем практически сразу последовал воздушный кулак и несколько смерчей. Вдогонку просвистело два каменных копья Алана, к которым добавились молнии королевских отпрысков и в завершение ещё одни воздушные лезвия, на этот раз сотворённые Алией.

Эффект от подобной атаки был поистине впечатляющим. Первые двое монстров попали под мои лезвия и изуродованными мёртвыми телами покатились по земле. Ещё двое отлетели в сторону от воздушного кулака, где их достали молнии. Следом смерчи разбросали ещё пятерых, часть из которых пригвоздили к земле копья Алана. И вновь нестройную толпу приближающихся врагов достиг очередной удар — воздушные лезвия Алии. И я атаковал снова.

— Не останавливаемся, — рявкнул я, — постоянно атакуем.

Спустя пару минут было всё закончено. Первые два десятка так и не добрались до нас. Но со стороны пещер приближалась очередная партия. Кстати, до меня только сейчас дошло, что окружавшие меня друзья, да, наверное, я могу называть их этим словом, не возражали против моего командования. Даже Алия, хотя все они знали кто я.

Я быстро бросил взгляд на поле боя. Пока студенты держали оборону и, похоже, первый натиск удалось отбить. Рэн находился на правом от нас фланге, судя по всему, он решил, что там самое слабое место. Недалеко от него расположился Балфур с виконтом.

— Держим строй, — прокатился над поляной голос учителя, и на нас устремилась вторая волна врагов. Их было на порядок больше. А за ней из холмов появлялись всё новые и новые твари.

— Да сколько же их, — пробормотал Анаким, посмотрев на меня как-то затравленно. Я покосился на его сестру. Вот у кого хладнокровию поучится-то. Понятно, что нервничает, но старается вида не показывать.

— Всё нормально будет Ваше Высочество, — ободряюще хлопнул я принца по плечу. — Готовимся! — это уже было адресовано всем. — И постоянно атакуем. Не жалейте силы! Помощь близко!

Надеюсь, Рэн всё сделал правильно, и помощь действительно спешит к нам. В противном случае — я ещё раз оценил прибывающих тварей — нам придётся туго. И чтобы выжить, возможно, мне придётся раскрыться, чего категорически делать не хотелось.

Тем временем мы вновь повторили атаку на приближающихся врагов, но на этот раз всё было сложнее. Мне пришлось перейти на повышенный темп схватки, так как создаваемые мной плетения слишком медленно достигали цели. Помог Алан, который умудрился сформировать аж шесть каменных копий, и каждое из них достигло цели. Нам повезло, что твари не пользуются магией и оружием. Только внушительными когтями и зубами. И да, они ещё плевались какой-то ядовито-зелёной слюной, но это только в ближнем бою. Кстати, я применил воздушную сеть — плетение, которое не очень любили владеющие искусством магии воздуха, потому что оно требовало много времени, но у меня всё получилось быстро. Плотно спрессованный воздух, окруживший тварей прозрачной пеленой, сильно задержал их продвижение.

С трудом, но мы отбили и вторую волну, последняя тварь упала буквально перед моими ногами, рассечённая воздушными лезвиями Алии. Переведя дух, я оглядел поле боя и похолодел. Первое что я увидел, это окровавленный самозванец, еле стоявший на ногах. Но присмотревшись я с облегчением понял что кровь, скорее всего, не его… Вот не нужна была мне его смерть сейчас. Он нужен мне живым. Кстати, четверо простолюдинов около него лежали изломанными куклами. Никто из них не пережил вторую атаку. Меньше всего потерь было там, где находился Рэн. Кстати, я не увидел учителя. И не увидел Балфура. Только виконта. И вокруг него тоже лежали человеческие тела.

На удивление левый фланг пострадал меньше всего. Мы находились близко к краю шеренги, и, видимо, твари сосредоточили весь свой натиск на нас.

— Это какой-то кошмар, — побледневшая принцесса смотрела на меня, и в её глазах плескался ужас.

Не лучше выглядел и Анаким. Да что там говорить. Если даже меня, привыкшего считать себя готовым ко всему мутило, то, что испытывают мои друзья, первый раз увидев кровавую изнанку боя…

— Ирос, — крикнул я самозванцу, — давай быстро к нам. Вместе проще выстоять.

Тот не заставил себя долго ждать и, благодарно кивнув, присоединился к нашей группе.

— Спасибо, — поблагодарил он.

Знал бы ты причину, по которой я тебя позвал, вряд ли благодарил бы, усмехнулся я про себя.

— Третья волна станет, скорее всего, последней… — добавил он.

— Если помощь сейчас не придёт, то это так и будет, — пробормотала Алия. Покосившись на девушку, я понял, что даже наша стойкая наследница рода Сарендар, видимо, что есть силы сдерживает рвотные позывы.

— Может, попробовать убежать? — осторожно поинтересовался Алан.

— Ты не убежишь, — сообщил я ему, — вон видишь их сколько. Ты думаешь, ты быстрее этих тварей бегаешь? Они тебя вмиг порвут в клочья.

— Да я…

Договорить он не успел. К нам понеслась третья волна нападавших, и я отчётливо понял, что это конец. На нас накатывало уже какое-то серое море тварей. Справиться с таким количеством мы просто не сможем. Что ж… Жаль, конечно, но придётся показать всё, на что я способен. Если меня убьют, то я никак не смогу спасти своих родственников. А так появляется призрачный шанс на выживание.

— Собрались, — спокойно произнёс я, — мы справимся.

К моему удивлению, эти слова, видимо, действительно успокоили изрядно перепуганных ребят. Судя по всему, авторитет я себе уже заработал. Я, было, приготовился атаковать самыми убойными заклинаниями разных стихий, выбрав массовый огненный взрыв и цепь молний, и начал вкачивать в плетения энергию, как вдруг над поляной пронёсся резкий порыв ветра. И я увидел, как из-за верхушек деревьев, левитируя, появился ректор собственной персоной. Одет мужчина была в какой-то серый балахон, полы которого развивались на ветру.

Я открыл от удивления рот, не поверив своим глазам. Ректор находился на ступени Эксперта. Но как? Я же помню, что он был просто мастером. Как можно вот так повысить ступень? Надо будет как-нибудь попробовать это выяснить. Но сейчас нам повезло. И самое главное мне не придётся раскрывать свои способности.

— Так ребят, помощь пришла, — сообщил я своим боевым соратникам очевидный факт, — поэтому действуем как обычно, — сам же с огромной осторожностью развеял уже готовые к атаке мощные плетения. Теперь смысла в них не было.

И в следующий миг в бой вступил ректор. Он поднял руки над собой, и вокруг них закрутилось, насколько я понял, плетение молнии. Но учитывая ступень, на которой оно создавалось, это было что-то страшное. Матовый чёрный шар, по которому пробегали вспышки электрических разрядов и от которого фонило запредельной мощью. А через мгновение с этого шара по атакующим тварям с шипением начали бить молнии, чёрными изломанными росчерками пронзая воздух.

Приближающуюся третью волну тварей накрыло множество взрывов. В воздухе запахло горелым мясом, и над поляной прокатился протяжный обиженный визг уничтожаемых монстров.

— Атакуем, — приказал я, — всё что есть, не жалейте сил.

Так же как и мы действовали остальные уцелевшие группы и к молниям, обрушиваемым ректором, добавился вал заклинаний. И твари не выдержали. Последняя атака захлебнулась и монстры, позабыв обо всём, бросились назад, надеясь скрыться в своих пещерах. Но до спасительных дыр добежали немногие. Спустя пять минут над поляной повисла тишина, нарушаемая стонами раненных. Вся поляна представляла собой огромное пепелище, покрытое плотным ковром из частей тел монстров. Ректор тем временем развеял чёрный шар, опустился на землю и, покачиваясь, подошёл к нам, перед этим мрачно обозрев поле боя. Кстати, из-за деревьев появился десяток лекарей в сопровождении людей с носилками, которые сразу принялись осматривать раненных и убитых.

Атака, судя по всему, отняла у него много сил.

— Рагнар, — кивнул он мне, — принц, принцесса. Ваши королевские Высочества, приношу свои извинения за произошедшее сегодня, — он нахмурился. — К сожалению, я был не в курсе похода, запланированного учителем Рэном. Мы разберёмся с этим. Сейчас предлагаю вам покинуть это место. Только сначала вас осмотрят лекари, а потом маги из корпуса Меридиан проводят до академии. Думаю, что, несмотря на произошедшее, вы не будете делать поспешных выводов и уведомлять короля до того, когда мы во всём разберёмся, — он вопросительно посмотрел на Анакима.

— Вы правы, — ответил тот после небольшой паузы, — думаю, не будем торопиться. Но если отец узнает об этом…

— Он не узнает, — строго ответил ректор, который, судя по всему, вздохнул с облегчением, услышав ответ Анакима. — Я за этим прослежу.

Ещё бы не переживать. Могу себе представить, что было бы, если в результате халатности погибли бы принц и принцесса? Пусть Анаким только третий принц, но они дети короля!

В общем, на этом наш оказавшийся смертельно опасным урок закончился. Ректор ушёл. Появившиеся после этого два лекаря осмотрели нас и, убедившись в том, что кроме ссадин и порезов, ран у нас нет, вернулись к действительно тяжелораненым. Кстати, как я и предполагал, самозванцу повезло. Он оказался целёхоньким, и кровь на нём была кровью монстров.

Вскоре к нам присоединились ещё студенты. Всего, на мой взгляд, набралось меньше половины от той группы, которой мы пришли сюда. Интересно, Рэн выжил? Если выжил, то я ему не завидую…

В общем, добрались мы до академии в сопровождении сразу шестерых магов Меридиан. После чего нас отвели в столовую, и после ужина все разошлись по домам. Надо сказать, что на нём все были на удивление тихие, Алия и принцесса отмалчивались. Да и у меня желания разговаривать не было. В результате в столовой всё время пока мы ели, стояла тяжёлая давящая тишина. Едва мы добрались до нашей комнаты и устало опустились на кровати, в комнату ворвалась Келия и повисла на шее растерявшегося от такой бурной реакции Алана.

— Ты… ты… Жив! Рассказывай! Ты знаешь, как я переживала, а меня не взяли, только опытных лекарей отправили и сам ректор полетел, а вы все вернулись?

— Жив, — улыбнулся Алан, гладя её по голове, — успокойся.

— Ладно, вы тут поговорите, я пойду прогуляюсь, — сообщил нашим голубкам, — ужин скоро. Там встретимся.

Гулял я полчаса и когда вернулся, Келия уже ушла, а Алан, к моему удивлению, спал. Так что я поспешил последовать его примеру. Тем более, день сегодня был тяжёлый. И всё-таки интересно, что с Рэном? Вот какого Мелека он потащил необученных студентов на бой с монстрами. Хотя можно было предположить, что он просто не знал о том, с чем столкнётся.

Утром на завтраке собралась наша уже достаточно дружная компания. В столовой, как вчера, стояла тяжёлая атмосфера. Почему — стало ясно после рассказа принца. Ему, оказавшемуся самым информированным, пришлось рассказывать нам об итогах вчерашнего боя. Мы узнали, что погибла практически половина нашей группы. Ну и, конечно, в основном простолюдины. Хотя среди них было несколько аристократов, в том числе и Балфур. И, кстати, выяснилось, что сам учитель выжил, и сейчас его забрали Меридианы для расследования. Как оказалось, Келия с утра была в Лазарете и сейчас сообщила, что практически все раненые идут на поправку.

— А на самом деле я слышал, — закончил свой рассказ принц, — что он взял задание в Гильдии Охотников и решил совместить урок с его выполнением. И просто использовал студентов!

— Это подло, — горячо заявила принцесса, — таким вообще не место в академии.

— Тут я с тобой полностью согласен, — вставил самозванец. Кстати, он как-то ненавязчиво вписался в нашу компанию. Что-что, а талант втираться в доверие у него присутствовал. Правда, он не знал, что в нашей компании на самом деле все знают, что он самозванец…

Я хотел уже ответить, как вдруг по залу столовой пробежал шепоток, так как перед студентами появился ректор собственной персоной. Когда я увидел ректора и почувствовал его ауру, пришёл в недоумение. Ведь в данный момент ректор находился на ступени Мастера притом, что во время сражения он был Экспертом. Это каким таким образом он так легко перескакивает со ступени на ступень. Что же, у меня ещё будет время об этом спросить.

— Уважаемые студенты, — громко произнёс Грейд Дир, — хочу сделать объявление, пользуясь тем, что практически все студенты находятся здесь. Вчера произошло из ряда вон выходящее событие. Один из учителей совершил страшный поступок. Он решил использовать студентов в боевой обстановке, совершенно не подумав о риске. В результате хочу с прискорбием сообщить, что погибло семнадцать студентов. Ещё десять в лазарете, но с ними через пару дней всё будет в порядке. Учитель, допустивший это, сейчас арестован и его допрашивают. Я хотел бы вас предупредить, что, несмотря на это событие, никто уроки и занятия отменять не собирается. Вы будущие маги и как бы это кощунственно ни звучало, вы должны привыкнуть к тому, что рядом с вами будут гибнуть люди. Вы должны научиться трезво оценивать ситуацию и быть хладнокровными. Всё ясно?

Ответом ему был нестройный хор голосов.

— Произошедшее событие не отменяет обязательный праздничный вечер, посвящённый началу учёбы. Он состоится через пять дней. Не стоит оплакивать погибших, как я уже говорил, путь мага смертельно опасен. Надеюсь, вы меня поняли, — коротко ответил он и покинул столовую.

После его ухода сразу поднялся шум.

— Как-то это неправильно, — неуверенно произнесла принцесса, — надо бы похоронить всех. И этот праздничный вечер! Словно ничего не произошло.

— А чего хоронить? Всё правильно он сказал, — возразила Алия. — Аристократы сожгут трупы своих детей сами, а простолюдинов похоронят в общей могиле. Родителям сообщат. Так что предлагаю не обращать внимания на всё это, а продолжать учёбу. И почему что-то надо отменять?

— Как ты так говорить можешь! — возмущённо заявила принцесса.

— А как ещё говорить? — огрызнулась Алия. — Тебе ректор всё доступно объяснил, я с ним совершенно согласна. Стезя мага такова. На ней надо быть готовым к смерти. Ты же не крестиком вышиваешь, а смертельными плетениями швыряешься.

— Просто не надо быть такой бессердечной и надменной! — нахмурилась принцесса. — Или это у Сарендаров в крови?

— Это мне говорит принцесса? А ты что у нас, бессребреница? Простолюдинка? И при чём тут мой род?

Я покосился на сидевших рядом. Все до одного с интересом наблюдали за словесной дуэлью, разворачивающейся между девушками. Слава Мельтасу, что они ругались шёпотом. Я заметил удивлённое лицо самозванца, который, видимо, в первый раз наблюдал подобное представление.

— Девушки, прекращайте друг на друга рычать, — заметил я, — вы обе в чём-то правы. Но давайте мы поговорим об этом не в столовой. Вам нужны лишние уши? — я удостоился двух удивлённых взглядов, но тем не менее спор прекратился.

В конце завтрака я шепнул красноволосой, что мы сегодня занимаемся, на что она заверила, что всё будет к нужному времени готово.

После завтрака у нас был урок по Основам Боя. Вот какой бы я пропустил точно, но, увы. Я не избежал общения с боевой преподавательницей по имени Кия Лангвал. Она, похоже, хорошо запомнила меня и, раздав остальным оружие и выдав ценные указания по тренировке, вернулась ко мне.

— Ну что, Рагнар, — я невольно вздрогнул от её многообещающего взгляда, — ты прочитал то, что я советовала тебе?

— Прочитал, — кивнул я.

— Отлично. Сейчас мы с тобой закрепим твои знания. Надеюсь, они у тебя остались в голове после прочтения.

М-да. Я, честно говоря, уже жалел, что выбрал секиру. Последующие полчаса напоминали мне избиение младенца. Нет, я честно пытался защищаться и даже несколько раз перешёл в атаку, но безуспешно.

— Ты пока отдохни, — внезапно прервала наш бой Кия и пошла заниматься с остальными студентами, которые, видя, что на них не обращают внимания, весьма халатно отнеслись к тренировке. В результате после раздачи персональных наказаний, моя мучительница вернулась, и мы минут двадцать тренировали новые стойки и приёмы. После чего опять последовал бой.

В общем, после урока я буквально пополз к душу. Алан, кстати, выглядел куда как бодрее. Вот чего ко мне эта бой-баба пристала. Секиру я выбрал, может, попробовать поменять оружие? Сказать, что типа не моё это — здоровенным топором махать.

На обеде, честно говоря, даже не обращал внимания на очередную пикировку между Алией и принцессой. Анакиму, судя по всему, это начинало надоедать, так как взгляды, которые он бросал на сестру, были весьма недвусмысленные.

А после него мы уже по старой схеме отправились на нашу секретную тренировку. Принцесса явно хотела проследить за нами, но ту ей помешал Анаким, который буквально утащил с собой сопротивляющуюся девушку.

Добрались мы до нашей тренировочной площадки без проблем. Я отправил Алана снова тренировать плетения, а сам занялся с девушкой.

На этот раз Алия сумела меня удивить. Я всё-таки недооценил её. Она изучила все огненные плетения, которые я ей дал, за рекордный срок — два дня! Может, причиной такой скорости было то, что её, скорее всего, уже обучали в роде Сарендар. Уверен, что несмотря на то, что её род не смог подобрать нужное искусство, они всё равно нашли способ показать ей, как работают огненные плетения. В данный же момент Алия могла создавать небольшие огненные шарики. Что она и продемонстрировала, метая их в скалы. Взрывы, конечно, от них были слабенькими, и да, могло показаться, что это не впечатляет. Однако если вспомнить, что делала это Алия без искусства, ориентированного на огонь, для любого мага подобное — настоящее чудо. Но мой дед — не любой маг. Он Валнар Валленштайн. И я его внук. И скажем так, тоже не любой…

Но вот, налюбовавшись на то, как Алия издевается над камнями, я крикнул ей, чтобы она прекратила это занятие, и подошла ко мне. Пришло время заключительного урока.


Глава 21


— Сегодня я научу тебя очень мощному плетению, которое не раз спасало мне жизнь. Оно называется «Огненный взрыв». Можно сказать, что это гораздо более продвинутая версия огненного шара.

После моих слов глаза девушки засветились от предвкушения. М-да, в энтузиазме ей не откажешь. Да я и сам на её месте, наверное, сгорал бы от нетерпения.

Огненный взрыв работал по принципу боеприпасов объёмного взрыва. Как эти боеприпасы работают? Это довольно интересно. Горючую жидкость распыляют в воздухе и тогда подрывают получившееся газовое облако. При этом данное плетение представляет собой огненный шар, внутри которого находится горючая жидкость. Его взрыв распыляет горючую жидкость и тогда происходит детонация. В общем, оно было крайне эффективно и к тому же доступно даже на самых низких ступенях развития. Так что неудивительно, что оно стало моей визитной карточкой.

Я достал из пространственного кольца свиток с плетением и передал его Алии. Девушка бережно взяла свиток в руки и, раскрыв, начала изучать содержимое.

Теперь можно было заняться Аланом. Но мой друг и без меня прекрасно справлялся. По крайней мере, его «каменный гроб» уже представлял собой большой каменный саркофаг два метра в высоту, четыре в длину. Да… мне даже не по себе становится, когда представляю, кем будет этот «монстр» через пять лет.

Тем временем Алия тоже начала тренироваться, но понятно, что с первого раза у неё ничего не получилось. Но как я уже говорил, терпения этой девушке не занимать. Она периодически смотрела в свиток и всё пыталась изобразить плетение.

Так что целый час до конца нашего урока я просто медитировал, иногда отрываясь от этого занятия, чтобы проконтролировать тренирующихся учеников.

— Ладно, заканчиваем, сообщил я наконец, увидев, что Алан уже выдохся, да и Алия тоже выглядела уставшей.

— Так, тебе придётся вернуть свиток, — сообщил я ей, — к сожалению, дать тебе его с собой не могу. Это…

— Не надо, — улыбнулась девушка, — я его выучила.

— В смысле выучила? — не понял я.

— В том самом, могу продемонстрировать, — предложила она

— Давай, — скептически произнёс я.

Вытянув руку вперёд, Алия создала плетение, и из её руки вылетел сгусток огня, который на большой скорости полетел в сторону скалы и вскоре раздался громкий взрыв. Я присвистнул. Скажем так, у многих из тех, кто владел искусством магии огня, получалось хуже, чем сейчас у девчонки, вообще не владеющий им. В который раз я поразился гениальности своего деда.

Тем временем Алия, открыв рот от изумления, смотрела на дело рук своих.

— Но как такое возможно? — в шоке вырвалось у неё.

— Это магия семьи Валленштайн. С нами шутки плохи, — хмыкнул я, — а ты молодец! Кстати, на этом твоё обучение, можно сказать, закончено. И ты сама можешь развить потом свои способности, изучив искусство магии огня. Своё обязательство я выполнил, теперь осталось отдать тебе свиток и Сарендарам выполнить свою часть договора.

— Спасибо тебе, Ирос, — девушка посмотрела на меня таким взглядом, что я невольно вздрогнул. — И мой род выполнит своё обещание.

— Пошли, что ли, — заметил я, попробовав скрыть смущение. Вот что-то принцесса меня в подобное состояние не вгоняет. Странно всё это.

Как обычно мы вернулись к ужину. И вновь попали под пристальное внимание принцессы. Но на этот раз мне нужно было поговорить с Анакимом, который опередил меня, остановив перед столовой.

— Рагнар, как ты смотришь на то, чтобы встретиться сегодня у меня.

— Я сам хотел тебе предложить это, — усмехнулся я

— Да? — вопросительно посмотрел он на меня.

— Я недавно разговаривал с ректором. По поводу… ну, ты понимаешь по какому!

— Ого, неужели…

— Да, поэтому появился план.

— Отлично, через полчаса после ужина встречаемся у входа к нам в апартаменты.

На этом и решили. Сам ужин прошёл мирно, даже Алия с принцессой не особо и ругались, так, перекинулись парой колкостей. Правда, в этот раз Алия вела себя как-то на удивление тихо. И вновь, когда мы вышли после ужина, у меня создалось впечатление, что она не хотела уходить. Тем более, Алана снова утащила Келия. Алия же, несмотря на свою показательную наглость, на самом деле как-то замялась и явно хотела мне что-то сказать. Но её слов я так и не дождался и, помня, что сегодня у меня назначена встреча, кивнув ей на прощанье, удалился. Я так и не решил для себя, кто мне больше нравится Алия или Мелиан. Хотя, если положить руку на сердце, всё-таки красноволосая была мне более понятна. Мелиан, конечно, красивая девушка, но её статус меня просто отпугивал.

Размышляя таким образом, я сделал большой крюк и вернулся к жилому корпусу.

Там меня уже ждал принц, и мы поднялись в его апартаменты.

— Что там ректор? — нетерпеливо поинтересовался Анаким.

— В общем, он предложил план. Если говорить грубо, я выступаю в качестве наживки для самозванца.

— То есть он должен понять, что ты Ирос?

— Да. А потом просто объявят, что я выдавал себя за него. В общем, шпионом был и всех врагов обманул.

— Интерее-е-есно, — протянул Анаким, — и как мы можем помочь?

— Вот насчёт помощи я и хотел попросить. На вечеринке я планирую открыться нашему лже-Иросу. Признаюсь в том, что я — это я. И посмотрим, что будет дальше. Скорее всего, он организует моё похищение.

— Ты так спокойно об этом говоришь?

— А чего переживать-то. Ну да, я выступлю приманкой. Но думаю, об меня они просто зубы обломают. Тем более, меня же Меридианы с ректором страховать будут. А то, что творил Грейд Дир в том бою… это впечатляет.

— Да уж, — кивнул Анаким, — не ожидал.

Тем временем появилась принцесса. На этот раз на ней было короткое белое платье с синим поясом. В который раз я залюбовался девушкой.

— Прекрасно выглядишь, — не удержался я от комплимента.

— Спасибо, — улыбнулась она, опускаясь на диван рядом со мной, — о чём разговариваете?

— Да тут Рагнар, то есть Ирос, — принц вопросительно посмотрел на меня, как бы спрашивая, можно рассказывать или нет, на что я кивнул, — хочет самозванца вывести на чистую воду.

— Давно пора, — нахмурилась Мелиан, — он меня всё больше и больше раздражает.

— Ведёт он себя нормально, — не согласился с ней я, — держится, по крайней мере, неплохо. Но после вечеринки я выведу его на «чистую воду», с помощью ректора, а вы мне в этом поможете!

— Конечно, поможем, подожди, — подозрительно посмотрела на меня принцесса, — а как ты его вывести попытаешься на эту самую «чистую воду»?

Я коротко поведал ей то же, что и принцу. Но только в отличие от Анакима девушке явно всё это не понравилось.

— Ты сильно рискуешь, — хмуро заявила она, — неизвестно какой ступени эти шпионы.

— С чего это я рискую? — удивился я, — меня же подстраховывать будут. Да и не справятся они со мной.

— Всё-таки ты слишком легкомысленно к этому относишься, — покачала головой Мелиан.

— Скорее, трезво оцениваю свои шансы, — возразил я, — и поверь, о недооценке речь точно не идёт.

В общем, поболтали мы ещё минут десять, после чего Анаким традиционно удалился.

— Скажи, — девушка прижалась ко мне и тихо спросила, — как ты относишься к Алии?

— Нормально отношусь, — спокойно ответил я, — а что?

— Она тебе нравится?

Вот Мелек его дери, что ответить? Придётся прикинуться честным и недалёким. Самая, на мой взгляд, правильная стратегия поведения в этом случае.

— Ну, она красивая. Конечно, нравится. Мне, как нормальному мужчине, вообще красивые женщины нравятся. От моих слов принцесса явно подвисла.

— Просто ты стал ей уделять очень много времени, — заметила она, внимательно изучая моё лицо, — и мне это не очень нравится.

— Ты ревнуешь? — улыбнулся я.

— А есть повод? — бровки девушки начали хмуриться. И я просто поцеловал её, прервав этот явно нервирующий меня разговор.

И после этого, что я могу сказать. Я вновь подвергся атакам со стороны одной красивой девушки. И, как всегда, сдался. Целовались мы долго и, как и тогда, около столовой, практически раздели друг друга. Возбуждение принцессы передалось мне, в этот раз Мелиан, как я понял, готова была пойти дальше, чем просто поцелуи, но я вновь сумел остановиться на самом краю. Хотя далось мне это с большим трудом. А что вы хотели? Я же не железный.

И кстати, понимаю, что так продолжаться долго не может. В конце концов, я могу не устоять. Но мне оно надо? Наверное, лишь это мысль удержала меня в этот раз от того, чтобы сделать принцессу женщиной. И ей это явно не понравилось. Судя по всему, в этой прелестной женской головке уже сложился план по охмурению парня по имени Ирос. М-да…

В общем, вернулся к себе в комнату я уже поздно. Алан спал, поэтому я разделся и скользнул в кровать. Долго не мог заснуть. Не знаю почему, но вся эта история с Алией и Мелиан немного выбила меня из равновесия. Я привык трезво оценивать свои поступки и чего там уж говорить привык к одиночеству. Поставив перед собой цель мести и спасения родных, я шёл к ней, и всё остальное было неважно. И вот сейчас появились отвлекающие факторы. Влюблён ли я в принцессу? Думаю, что нет. В который раз поймал себя на мысли, что больше мне нравится Алия. Но к чувствам нельзя подходить рационально. Дед всегда учил меня анализу и оценке, но тут они явно не работали. Эх… Решив, что на сегодня хватит, я постарался уснуть. И у меня это хоть и не сразу, но получилось.

На следующий день всё вернулось на круги своя. Занятия с Алией закончились, так что я теперь мог вернуться к учёбе. Хотя эта самая учёба пока казалась мне совершенно бесполезной. Ну, может, исключением являлись основы боя, на которых меня пусть и гоняла суровая женщина-преподаватель, но я понимал, что это может пригодиться.

А так день пролетел как обычно. Алия с принцессой продолжали цепляться друг к другу, но народ уже как-то к этому привык. А вот самозванец явно стал проявлять ко мне повышенный интерес. Что ж, я не против.

На ужин принц немного опоздал. Зато, благодаря ему, мы узнали последние новости.

— Рэна в резиденцию Меридианов увезли, — сообщил он всем сидевшим за столом, — так что его в академии не будет точно! А вместо него, говорят, новый учитель прибыл. Я его, правда, не видел, но говорят, что опытный маг. На продвинутой ступени находится.

«Ну да, можно сказать “опытный”», — хмыкнул я про себя. Хотя продвинутая ступень — это неплохо для Аспии. И если у него действительно есть боевой опыт, а не то, что у этого юноши Рэна, то это, конечно, лучше. Сила силой, ступени ступенями, но дед мне в своё время хорошо объяснил разницу между неопытным новичком на более высокой ступени и опытным магом, пусть находящемся на ступень ниже. Любой бой между ними, скорее всего, закончится поражением первого. Кто бы что ни говорил, опыт, а особенно боевой, это серьёзно.

— Туда ему и дорога, — тем временем зло заметила принцесса и на удивление, красноволосая в данный момент согласилась со своей оппоненткой.

— А следователи-то из Меридиан уехали? — поинтересовался лже-Ирос.

— Так они и увезли учителя, — объяснил Анаким, — следствие закончено, так что теперь будет суд. Учитывая строгость устава Ордена Меридиан, нетрудно понять, каким будет приговор.

Честно говоря, здесь я был согласен с Мелиан. Рэн переступил черту и должен ответить за свой поступок. Кстати, в конце ужина Алия мне шепнула, чтобы я задержался. Мол, разговор есть.

После ужина, Алан как обычно в последние дни удалился вместе с Келией, а принцесса со своим братом. Я буквально чувствовал её зависть к подруге Алана, но что позволено Келии, не позволено принцессе. И надо сказать, я тому был даже рад. Мы вышли с Алией на улицу, уже стемнело. Немного пройдя по дорожке, мы спрятались в тени раскидистого дерева.

— Я говорила с дедушкой, — сообщила девушка, — он просил передать, что готов принять тебя в нашем замке, надо лишь заранее предупредить.

— Хорошо, — кивнул я.

— И… — Алия замялась, — я так понимаю, у тебя есть какой-то план по поводу самозванца?

— Да, в ваш замок отправлюсь, когда разберусь с этой проблемой.

— Ты смотри, — девушка вдруг оказалась стоящей почти вплотную ко мне, — если что, я тебе всегда помогу. Можешь на меня рассчитывать.

— Спасибо, конечно, — поблагодарил я её, — но думаю, сам справлюсь…

Глаза девушки слов магнит притягивали меня и последовавший поцелуй, был естественным завершением этого противостояния взглядов. Я обнял Алию. От запаха её волос у меня вдруг даже закружилась голова. Хм, подобного чувства с Мелиан я не испытывал. Да и поцелуй был другим — мне не хотелось прекращать его. Мои руки опустились ниже, ну не смог я их контролировать, на что девушка лишь теснее прижалась ко мне. Да я готов был целоваться так вечность, но всё когда-нибудь кончается. Когда мы оторвались друг от друга, раскрасневшаяся и тяжело дышащая Алия вопросительно смотрела на меня, явно ожидая от меня какой-то реакции. Но признаюсь, сказать в данный момент мне было нечего. Поэтому я сделал шаг к ней и просто её обнял, прижав к себе.

Возвращался в свою комнату я в странном состоянии. Оказаться между двух женщин, да ещё каких женщин — это сильно. Да меня теперь эти две фурии съедят. Вот во что ты влез, Ирос? Может вообще игнорировать обоих? Не вариант. Да и не хотел я никого обижать. Ладно, разберёмся с самозванцем, и после я всё равно из академии уеду. Тогда все проблемы сами собой и решатся. Успокоив себя подобным образом, я постарался выбросить все эти мысли из головы.

Следующие несколько дней до вечеринки пронеслись как-то незаметно. Тем более, девушки были заняты больше вопросом, что надеть на себя и, соответственно, их внимание ко мне изрядно поутихло. Хотя теперь не только принцесса косилась на Алию, но и Алия на принцессу. В общем, как говорилось в одной пословице из земного мира — «суши вёсла»! Хорошо ещё, что, к моему удивлению, кроме принца, который, видимо, не знал как на данный женский беспредел реагировать, никто больше этого не замечал. Алан вообще не обращал внимания на других девушек, моему другу хватало Келии. Которая, кстати, оказалась, на мой взгляд, весьма хитрой и умной.

А вот самозванец… он вообще стал уделять мне очень много времени и надо отдать ему должное, талантами его природа не обделила. Как-то незаметно он находился постоянно рядом и вот если бы я не знал кто он такой, то, возможно, мы с ним даже могли стать если и не друзьями, то хорошими знакомыми. Ну, в принципе, всё это играло мне на руку. Я понимал, что подозрения лже-Ироса по поводу меня растут с каждым днём.

Накануне вечеринки, наши девушки, в том числе и Келия, не пришли на ужин. Но это как раз понятно. Женщины — всегда женщины. Кстати, в этот день после занятий и мы с Аланом отправились в город. Всё-таки надо было что-то купить из одежды. Я не девушка и спокойно отношусь к своим нарядам, но тем не менее выделяться не хотелось. Надо было найти какой-нибудь приличный костюм для себя и для Алана. Кстати, принц предлагал подобрать что-то из его гардероба, но я отказался. Этого ещё не хватало. Что-что, а деньги у меня были. Но вот консультантом принц оказался просто идеальным. К тому же он умел торговаться, это, кстати, то, что у меня обычно никогда не получалось. Так что, благодаря ему, мы приобрели одежду с пятидесятипроцентной скидкой. Мне, кстати, понравилось, как я выглядел в тёмно-синем камзоле, к которому прилагались такого же цвета штаны и ботинки. Алана одели тоже в камзол, только чёрный с серебром. И признаюсь, что смотрелся в нём мой друг не хуже местных аристократов. Да, надо заметить, что обошлось нам всё это удовольствие не так дорого. Хотя несмотря на протесты Алана, я настоял на том, чтобы именно я заплатил за его костюм. Ну а что? Ему ещё в академии учиться, я-то всё равно уеду… Анаким, естественно, не стал ничего покупать, как и самозванец. После успешного похода по магазинам на обратном пути зашли в таверну, где и поужинали.

Когда добрались до академии, самозванец отправился к себе, а Анаким придержал меня.

— Ирос, надо поговорить…

— Алан, иди тогда, я позже приду, — обратился я к своему другу, который уже привык к общению с принцем и вёл себя с ним достаточно раскованно.

Мой друг кивнул и, забрав все наши покупки, удалился.

— Так о чём ты хотел со мной поговорить? — повернулся я к принцу. Мы отошли в сторону от дорожки.

— Я хочу поговорить о Мелиан. Мне не очень нравится, что сейчас происходит.


Глава 22


— А что происходит?

— Ну, с Алией и Мелиан. Они постоянно ругаются. И по-моему, это всё из-за тебя!

— А с чего ты так решил? — изобразил я на своём лице непонимание.

— Ирос, я знаю, о чём говорю. Пожалуйста, не прикидывайся недалёким…

— Что ты от меня хочешь? — тяжело вздохнул я. — Я ничего не обещал ни тебе, ни принцессе, ни Алии. Я уже говорил, Анаким, что у меня есть цель. И эта цель для меня главное.

— Но моя сестра… она влюблена в тебя!

— Ещё раз повторюсь, — посмотрел я на него, — сейчас мне не до этого. Главное, найти и освободить свою семью. Всё остальное потом.

— Тогда объясни, как ты относишься к Алии Сарендар?

— Анаким, — нахмурился я, — скажи мне, пожалуйста, почему я должен отчитываться перед тобой? И снова повторю — я ничего не забываю и всё помню. Но никаких обещаний я принцессе не давал. И не мог. Насчёт Алии, это тоже не совсем твоё дело, но я скажу. Отношусь я к ней хорошо. И позволь мне самому выбирать как к кому относится.

Принц слегка растерялся, видимо, не ожидал от меня подобного ответа.

— Ты ещё что-то мне сказать хочешь? — поинтересовался я у него.

— Извини, Ирос, — наконец заговорил он, — я всё понимаю, но не хочу, чтобы обидели мою сестру.

— И я тебя понимаю, — обнадёжил я его, — и поверь, обижать твою сестру точно не буду. Но всё-таки позволь мне самому решать подобные вопросы. Я ничего никому не обещал. Или ты считаешь по-другому?

— Не обещал, — неохотно согласился принц, — но ведь хорошая идея жениться на Мелиан.

— Анаким, — вздохнул я, — мы уже говорили на этот счёт с тобой. Зачем повторять одно и то же. И да, если ты против наших встреч с сестрой — скажи. Я не буду этого делать.

— Нет-нет-нет, — поспешно возразил мой собеседник, выставив перед собой руки, — ещё не хватало, чтобы она меня в враги записала.

— Ну, тогда, думаю, этот вопрос мы решили.

— Ладно, завтра вечеринка… ты что планируешь делать? Я так понимаю, что начнёшь свой и ректора план в жизнь претворять. И как нам тебе помочь?

— Да особо помощи-то и не надо, — пожал я плечами, — на вечеринке на меня не нападут, это будет позже. Так что просто развлекайтесь.

По-моему, принц что-то ещё хотел сказать, но сдержался. На этом мы расстались. Я отправился к себе, решив не забивать голову этим разговором. Анакима я прекрасно понимал, как и Мелиан, но их планы не пересекались с моими.

На следующий день на завтраке выяснилось, что занятия будут до обеда, после чего состоится та самая вечеринка. Девушки были явно в возбуждённом состоянии и о чудо, принцесса с Алией даже не спорили между собой. До обеда была монстрология и зельеварение — оба предмета, на которых можно было хорошо подремать, что я и сделал. Ну а что мне слушать на тех уроках, по которым я, наверное, и сам мог бы лекции читать? Но прилежанию Алана можно было только позавидовать. Мой друг, как губка, впитывал в себя знания, слушая лекции разве что не с открытым ртом. В общем, я хорошо выспался и после обеда, на котором вновь присутствовали только ученики мужского пола, мы отправились в свою комнату. После двухчасовой медитации лично я был готов. Всё-таки погружение в себя, когда ты отрешён от всех мыслей и чувствуешь лишь свою магию, очень хорошо прочищает мозги.

А вот Алану медитация не особо и помогла — мой друг явно переживал, пришлось его успокоить. Кстати, я предупредил, чтобы он краем глаза поглядывал за мной и самозванцем, с которым я планировал плотно общаться. Вдруг он решит какой-нибудь фокус выкинуть, хотя я и сомневался в этом.

В общем, когда я успокоил друга, настроив его на рабочий лад, уже пора было отправляться в столовую. Быстро оделись. Я придирчиво осмотрел сначала себя, а потом Алана. Ну, на мой взгляд, выглядели мы весьма солидно. Надо сказать, что камзол очень шёл моему другу — прямо-таки красавчиком стал.

По пути к столовой мы периодически встречали небольшие группки празднично одетых студентов, направлявшиеся туда же куда и мы.

Перед входом нас ждала Келия. Одета она была в белое длинное платье с открытыми плечами, на вид совершенно обычное, но смотрелось оно на девушке великолепно. Когда она повернулась, я увидел приличный разрез, из которого выглянула стройная ножка. Алан же от такого зрелища вообще дар речи потерял. Но Келия, подхватив его под руку, заставила моего друга очнуться.

Когда зашли в саму столовую я невольно замер. В ней произошли серьёзные изменения. Во-первых, она поистине блестела чистотой. Во-вторых, убрали стулья, а столы переставили, сделав из них три ряда. Столы были уставлены едой, и на этот раз это была не надоевшая всем каша. От разнообразия блюд глаза разбегались. Интересно, кто это так разорился? Рыба, мясо, салаты, какие-то паштеты, фрукты, овощи, в общем, выбор был на любой вкус и цвет. И расставленные среди этого великолепия кувшины, судя по всему, с вином. В глубине зала расположился небольшой стол, за которым сидели преподаватели.

— Они после официальной части уйдут, как мне сказали, — раздался рядом со мной голос принца, — так, парочку человек оставят за нами приглядывать.

Я повернулся к нему. М-да. Принц и так отличался яркой внешностью, а сейчас и подавно. Наши с Аланом наряды, по сравнению с его идеально сидевшим, тёмно-синим камзолом, казались скромными. Да и держался он как-то властно, что ли. В общем, сразу видно — принц. На меня подобное особо не действовало, а вот Алан на миг напрягся, но после ободряющей улыбки Анакима, сразу расслабился. Тут мой взгляд остановился на стоявшей рядом с ним девушке.

Мелиан была одета в изумрудное платье, которое идеально подчёркивало её фигуру. Её длинные оголённые ножки, казалось, привлекали взгляд всех юношей в этом зале.

В общем, я был сражён. И девушка явно заметила, какое на меня произвела впечатление, поэтому одарила меня ослепительной улыбкой.

— Как я выгляжу? — лукаво осведомилась она.

— Нет слов, — честно признался я.

— Рагнар?

Повернувшись, я увидел Алию

Она была одета в платье красного цвета, которое отлично сочеталось с цветом её волос. Алия шла в нашу сторону с изящностью дикой кошки. Стоит ли говорить, что выглядела она бесподобно.

М-да, девушки явно соревновались между собой, кто лучше выглядит. Но быть в этом споре судьей я не собирался. Я не самоубийца. Слава Мельтасу, к нам тем временем подошли остальные.

— Ослепительно выглядите, девушки! — по-моему, вполне искренне произнёс самозванец, на что был удостоен двух милостивых кивков.

Тем временем столовая заполнялась студентами, занимающими место вдоль столов, и вскоре появился ректор собственной персоной в парадном наряде. Гред Дир внимательно оглядел сразу затихших студентов.

— Уважаемые студенты, — начал свою речь ректор, — сегодня у нас должен был быть праздничный день, но я понимаю, что его омрачили недавние события. Тем не менее вы будущие маги, а жизнь и развитие магов проходит в битвах. Смерть будет идти рядом с вами, и вы должны научиться относиться к ней философски. Поэтому сегодняшний вечер — не просто традиционная вечеринка, которая проходит каждый год в академии. Это наша дань погибшим. И сегодня мы восславим не только павших, но и живых, тех, кто дальше понесёт славное знамя Аспии в боях. А теперь поднимите ваши кубки.

Мы подошли к столам и взяли кубки. Кстати, вновь около меня, как и всегда в последнее время в столовой собрались одни и те же люди.

— Мы пьём за магов! За будущее Аспии! — провозгласил тем временем тост ректор.

И мы выпили. На этом, как я понял, торжественная часть была закончена.

— Отдыхайте, господа! — закончил её ректор, — просьба следить за собой и не устраивать никаких безобразий. За этим проследят наши учителя.

После этого он ушёл и за ним последовали практически все преподаватели, за исключением наблюдавших за студентами. Тут же заиграла группа музыкантов из пяти человек, которую я раньше не заметил. Играли они, надо сказать, неплохо. Что-то такое весёлое и задорное. А я тем временем отдал должное еде, которая была выше всяких похвал. Со мной вместе оказались девушки, чему я собственно не удивился. Справа Алия, слева Мелиан. И конечно, вездесущий самозванец, вставший рядом с принцессой. Остальные разбрелись, но, тем не менее далеко не уходили. Покосившись в сторону, я увидел Алана с Келией, разговаривающего с каким-то невысоким мужиком: то ли учитель, то ли студент. Непонятно. Тем временем стоявшие рядом со мной девушки явно пытались добиться моего внимания. Я в это время высматривал куда-то исчезнувшего самозванца и не заметил, как они вновь схлестнулись между собой.

— Кстати, Алия, — невинно поинтересовалась принцесса, — если не секрет, чем вы занимались с Рагнаром? Постоянно после обеда пропадали.

— Это как раз секрет, — спокойно ответил красноволосая.

— А мне сказали, что ты у него училась? Чему, тоже секрет? — по лицу принцессы проскользнула ехидная улыбка.

— Да, тоже, — отрезала её собеседница.

— А ты не расскажешь, Рагнар? — посмотрела принцесса на меня. — Интересно же…

— К сожалению, не могу, — развёл я руками, — клятву дал.

— Да что у вас там такое? — принцесса явно напряглась.

— О чём это вы? — к нам подошли Анаким и самозванец.

— Да так, — фыркнула Мелиан, — секреты тут у кое-кого.

— У Рагнара, что ли? — усмехнулся принц и незаметно подмигнул мне. — Он у нас полон секретов.

— Да ладно тебе, — я улыбнулся, — я как открытая книга.

— Только открыть тяжело, — добавила Алия, заработав мой удивлённый взгляд.

— Ну, это кому как, — парировал я, — ты вот и не пыталась. И вообще… — поставил кубок и, демонстративно взяв тарелку, я начал себе накладывать вкусности, стоявшие на столе, предоставив нашим красавицам соревноваться друг перед другом в остроумии.

— А можно было попытаться? Оххх… это сглупила. Ну, у меня всё ещё впереди, — многообещающе заявила девушка, — мы только начали.

— Эй, эй, это ты о чём вообще? — сразу заволновалась Мелиан. — Ты о чём это? Если об этой книге, то я первая…

— Это мы ещё посмотрим, — весело ответила красноволосая

— Ну уж нет! — отрезала принцесса. — Нечего тут смотреть!

— Конечно, конечно, — ехидно заметила Алия, не удержавшись и показав своей сопернице язык.

Я мысленно выругался. Нет, может, это и прикольно, но такие вот участившиеся пикировки, героем которых я становился, начинали раздражать.

— Между прочим, кое-кто и меня бы мог спросить, — расправившись с кусочком ароматного сыра, вставил я своё веское слово.

— Вот ещё! — практически хором ответили девушки и посмотрели на меня так, что решил не развивать пока эту тему и сделал вид, что очень интересуюсь едой.

Анаким же весело наблюдал за этой женской пикировкой, в которой я выступал… да и сам не знаю, в какой роли я там выступал, а вот самозванец недоумённо смотрел то на принцессу, то на Алию. М-да, похоже, он никак не может привыкнуть к подобным поворотам в разговоре. Поэтому он как-то незаметно переместился ко мне и тоже стал накладывать себе еду. Что ж, вот хороший момент.

— Как у тебя дела, Ирос? — перешёл я в «атаку» на самозванца.

— Да не жалуюсь, — пожал тот плечами, — кстати, хотел тебя ещё раз поблагодарить за вчерашнее. Ты меня практически спас.

— Да ладно. Что ж мы друг друга бросать будем? — изобразил я на своём лице возмущение. — Всё-таки в одной группе.

— Если бы все так думали, — хмыкнул он, — а ты сам как? К слову сказать, неплохо организовал оборону. По крайней мере, весьма эффективно.

— Наверное, — пожал я плечами, — там главная задача была выжить и продержаться.

— Поверь, далеко не каждый так справится.

— Не буду с тобой спорить, — улыбнулся я.

— Давайте ещё выпьем лучше, — предложил лже-Ирос, — за дружбу.

Он громко произнёс последние слова, прервав продолжавшийся спор, явно увлёкшихся девушек.

Эх. Чешутся у меня руки показать тебе, сволочь, эту самую дружбу. Но приходится улыбаться. Мы выпили, после чего Анаким отвёл в сторону Мелиан и начал ей что-то говорить. Девушка внимательно слушала и кивала, периодически бросая на меня задумчивые взгляды. А ко мне тем временем подошла Алия, воспользовавшись тем, что самозванец куда-то отошёл. Она явно хотела мне что-то сказать, но не успела, так как вернулись наши королевские отпрыски, появился самозванец с несколькими аристократами, которых я видел за нашим столом, но толком не запомнил как их вообще зовут. Присоединились к нам и Келия с Аланом.

Ещё пара тостов и я заметил, как заблестели глаза у наших девушек. К тому же музыканты заиграли громче, веселее и быстрее и часть народа уже перешла к танцам. Ну вот, этой мутью я точно заниматься не собирался. Нет, я понимаю, что аристократам преподавали с детства танцы, этикет, езду на лошади и всё такое прочее, но вот мне это было совершенно не нужно. Насколько я помню, дед считал всё это пустой тратой времени. Хотя этикет мне всё-таки объясняли.

Но Келии хватало Алана, который попытался сопротивляться, однако битва была проиграна окончательно и безоговорочно и девушка утащила свою добычу на танцпол. Оставшиеся же две яркие представительницы женского пола, решили, видимо, устроить на меня охоту. Так что к огромному разочарованию девушек, я отказался от танцев наотрез и заставить меня у них не получилось. По крайней мере, наивные предложения, что мол «мы тебе покажем, и у тебя всё получится», на мне не работали. Словно мне в наказание, они быстро нашли себе кавалеров среди аристократов. Причём Алии достался Анаким, а принцессе какой-то неизвестный мне смазливый мальчишка с гордо задранным носом и каким-то робким взглядом. Некоторое время я наблюдал, как по импровизированной танцплощадке медленно кружились пары. С другой стороны, хорошо, что девушки ушли. Теперь никто мне не мешает заняться делами.

А если точнее, нашим самозванцем. К тому же он сам подошёл ко мне, воспользовавшись тем, что несколько аристократов окружавших его куда-то ушли. Мы с лже-Иросом некоторое время болтали ни о чём, не забывая наполнять наши кубки.

— Кстати, хотел узнать, — немного помявшись спросил мой собеседник, — у тебя с принцессой серьёзно?

От подобного вопроса я даже растерялся. Мелек его дери, он вообще хоть немного манерам обучен? Мы говорим о единственной принцессе Аспии. Да любой другой на моём месте его бы сейчас на место поставил! Да я и сам могу, но он-то мне пока нужен. Поэтому надо сыграть.

— Не-а, — махнул я рукой, — где она, а где я?

— Но я думал… — удивлённо посмотрел на меня тот.

— Не верь женщинам Ирос, — посоветовало ему я, — всё равно обманут. Кстати, а ты чего не танцуешь.

— Не умею, — признался он и задумчиво посмотрел он на кружившуюся в танце Мелиан. — Давай лучше выпьем.

Он, видимо, меня споить собрался. Ну, так сегодня, я за это предложение обеими руками. А после мой собутыльник в очередной раз показал своё красноречие. В который раз я поразился таланту собеседника. В обаянии ему не откажешь. И кстати, выспрашивал он аккуратно и ненавязчиво. Да и сам рассказывал. Вот только его рассказы заставляли меня с трудом сдерживать себя от того, чтобы не размазать его по земле.

— Мой дед — молодец! — развязно заявил этот, с позволения сказать, маг, — лучшего учителя и не найти. Он заменил мне семью и был для меня всем! — тон его стал уже каким-то вообще пафосным. Я нахмурился. Актёр из него никудышный. Как же хотелось врезать этому козлу… Спокойно, Ирос, спокойно, момент представится ещё. — Жалко, что ни отца, ни мать свою я не помню, — продолжил тем временем свою речь тот. — А когда он умер, то я потерял последнего родственника.

Ого, он даже о моих сестре и брате не упомянул. Как интересно. И самое главное смотрит-то как изучающее, словно пытается во мне дырку своим взглядом просверлить. Не знаю, какой он шпион, а вот в словесных баталиях он явно не силён. Это вам не девушкам мозги пудрить и в доверие втираться. Что ж, подыграем.

— А я слышал, что у тебя сестра с братом были? — спокойно спросил я его, наблюдая, как он разливает вино по кубкам. Хм. Сам Ирос типа Валленштайн за мной ухаживает. Со стороны смотрится весьма странно, но он на это явно внимания не обращает.

— И где ты это слышал?

Ну вот, хватит уже взглядом-то меня прожигать. Эххх… я бы на его месте себя сдержанней вёл.

— Земля слухами полнится, — пожал я плечами.

— М-м-м, — замялся мой собеседник, — да, ты прав, были они. Но сейчас остались в доме деда. А я поставил себе задачу выучится и не опорочить фамилию Валленштайн. Пока я ещё, признаюсь, не особо силён…

— А разве он не передал тебе тайную магию Валленштайнов? — аккуратно уточнил я, продолжая свою игру, вон как возбудился-то болезный. — Странно. Если ты его наследник, этому в первую очередь должны были учить.

— Не успел, — сокрушённо заметил тот и вдруг напрягся. — А ты откуда знаешь про тайную магию? — голос его вдруг стал серьёзным.

— Да ладно тебе, — пожал плечами, — чего ты напрягся? Кто же о ней не знает.

— Наверное, так и есть, — ответил он, задумчиво глядя на меня. — А знаешь, Рагнар, ты мне нравишься. Всегда хотел иметь такого друга.

— Взаимно, — отсалютовал я ему кубком. Увидев, как расслабился самозванец, решил, что не переиграл и мои истинные чувства к этой твари на моём лице не отобразились. К тому же тут вернулись наши танцоры. Девушки раскраснелись, что добавило им очарования, хотя куда там его ещё добавлять. Партнёр принцессы по танцу куда-то испарился, да и остальные аристократы разошлись по залу. С нами остались девушки, Анаким и самозванец. Хотя последний вскоре куда-то исчез. Келии с Аланом я не увидел, но насчёт своего друга не переживал. Девушка явно контролировала его, что, с одной стороны, возможно, и было хорошо, но, с другой стороны, мне не нравилось. На парня у меня были свои планы — как бы мне не начать жалеть о том, что я помог им.

— А где Алан, кто-то его видел? — я всё-таки поинтересовался у присутствующих.

— Я его недавно среди танцующих с Келией видела, — сообщил Алия.

Алан? Танцующий? М-да…Не успел я оглянутся, как вновь был зажат с двух сторон двумя разгорячёнными после танцев девушками. Да что ж это такое. Я почувствовал, что меня охватывает вполне естественное мужское желание, а эти коварные искусительницы словно почувствовали… Но тут, слава Мельтасу, сыграло роль их соперничество.

— И всё-таки, тебе надо научиться танцевать! — заявила мне принцесса.

— Я его научу, — согласилась с ней Алия, — не переживай на этот счёт.

— Почему это ты научишь? Чему ты вообще можешь научить? Ругаться и оскорблять всех вокруг? Это да, это ты умеешь.

— А ты? — нахмурилась Алия, набрав в грудь воздуха, явно порываясь ответить своей оппонентке, — ты…

— Так, девушки, извиняюсь… я скоро вернусь.

С этими словами я ускользнул из этой очаровательной ловушки. Хорошо хоть, что скоро всё с этой учёбой решится и я отправлюсь к Сарендарам изучать руны и ко мне уже никто не будет приставать. Хотя судя по поведению Алии, возможно, что я недооцениваю женщин.

Смылся я вовремя, так как девушки после исчезновения меня, судя по всему, сдерживающего фактора, приступили к традиционной в последнее время игре словами. Анаким проводил меня понимающим взглядом и подмигнул.

— Фух, — выдохнул я, оказавшись на улице. Пусть я и старался контролировать выпивку, но сейчас чувствовал опьянение. Очень кстати подышать свежим воздухом и подумать. Я сошёл с крыльца под тень раскидистого дерева и услышал как меня зовут. Развернувшись, я увидел лже-Ироса. Самозванец улыбался.

— Надо же, хотел тебя искать, а потом вижу, ты на выход идёшь, — сообщил он мне.

— Меня искать? Зачем? — постарался искренне удивиться я

— Нам с тобой надо поговорить… — произнёс он

— Думаешь, надо? — ехидно посмотрел я на него.

— Ну, если кого-то его родственники не интересуют, то, наверное, и не надо.

Вот, значит, как… пошёл в открытую. Что ж…

— А если интересуют?

— Если интересуют, то ты прекратишь ломать комедию и отправишься со мной.

— С чего ты это взял? — нахмурился я. — Или ты думаешь, что, взяв чужую фамилию, ты стал сильнее? А если я сейчас пойду и расскажу ректору, кто находится под личностью Ироса Валленштайна.

— И доказательства где? — презрительно фыркнул тот. — Тебе за красивые глаза поверят? Да и не забывай, что твои брат с сестрой у нас. Так что рыпнешься и не увидишь их.

— Ты осторожнее, уважаемый, — чуть усилил я голос и посмотрел в глаза своего собеседника, — ты же не хочешь отправиться к Мелеку? А такие, как ты именно туда и попадают.

— Я… — самозванец хотел было ещё что-то сказать, но, видимо, оценив мой грозный вид, передумал. — Короче, — спокойно ответил он, — завтра после ужина жду тебя на той поляне, где у нас было сражение с тварями. Сейчас там все их логова меридианы выжгли, так что там одно большое пепелище. Не дай бог, кого возьмёшь с собой — с сестрёнкой и братишкой можешь попрощаться. Головы тебе их принесут. Я понятно объяснил? — издевательски добавил он.

— Понятно, — сжав зубы, ответил я

— Ну, вот и отлично. До встречи, Рагнар.

Рассмеявшись, он ушёл. Я тяжело вздохнул и задумался. Честно говоря, никого видеть мне не хотелось. Но надо было сообщить ректору. Тут я вспомнил, что у меня переговорный амулет имеется. Я же его настраивал вроде на ректора….

Грейд Дир ответил сразу.

— Да, — услышал я недовольный голос

— Он ко мне подошёл, — коротко произнёс я. — Всё произойдёт завтра

* * *
Тот, кого считали Иросом Валенштайном, сидел в своей комнате и пытался активировать переговорный амулет. Комната у него была, конечно, скромнее, чем у королевских отпрысков, но тем не менее на порядок шикарнее, чем у того же самого настоящего Ироса и Алана. После восьмой попытки артефакт заработал.

— Да, Белт — прозвучал в комнате хриплый голос.

— Господин, у нас всё получилось. Завтра мы захватим этого щенка.

— Не надо его недооценивать, Белт, — строго произнёс голос, — ошибки тебе не простят. Надеюсь, ты это понимаешь?

— Понимаю, господин, вы не разочаруетесь.

— После захвата действуй по плану. Парень должен быть у нас. Ошейник у тебя?

— Да. Всё как вы сказали.

— Хорошо… мальчишка должен быть в ошейнике до конца. Никогда не снимайте его. Что с меридианами? Они что-то знают о наших шпионах в академии?

— Догадываются, — презрительно фыркнул самозванец, — но куда им разобраться.

— Эх, Белт, — сколько раз тебе про недооценку повторять?

— В этот раз всё спокойно, господин. Никто не будет ничего знать. Тихо скрутим и тихо уйдём.

— Надеюсь, Белт. Очень сильно надеюсь. Удачи.

Связь прервалась.

Лже-Ирос, он же Белт, хмуро посмотрел на лежавший перед ним амулет и вновь активировал его. На этот раз он сработал сразу.

— Да, — прозвучал звонкий голос.

— Бери своих соратников и иди ко мне — сказал самозванец.

— Скоро будем, — раздалось в ответ и Белт, кивнув, закрыл глаза. Завтра всё должно было кончиться. Как же ему надоело изображать из себя мальчишку… Но всё. Теперь конец мучениям. Настоящий Ирос будет скоро схвачен.


Глава 23


— Итак, — голос Грейд Дира, который я слышал из переговорного амулета стал серьёзным, — рассказывай. Он как-то быстро на тебя клюнул. Ты уверен в этом?

— Ну, я его спровоцировал, — невольно пожал я плечами, — несложное дело оказалось. И да, увереннее быть не может.

— И какая же его реакция была после того, как ты его, как говоришь, спровоцировал? — нетерпеливо спросил ректор.

— Сразу возбудился наш самозванец, угрожать стал, шантажировать родственниками, в общем, всё как и ожидалось. Ну и пригласил на встречу завтра после ужина. На том месте, где битва с тварями была, где Рэн решил показательный урок устроить.

Значит так, Ирос. Ты пойдёшь. Уже сегодня ночью мы разместим в пещерах пару десятков Меридиан. У них будут экранирующие амулеты, так что определить, что в пещерах находятся люди, никто не сможет. Ты придёшь, куда тебе сказали. Тебе передадут один небольшой артефакт — он представляет собой камень. Даже если тебя нельзя будет увидеть, сожми его в кармане. И мы будем знать точно, где ты

— А если вдруг меня обыскать захотят? — скептически уточнил я.

— Это щекотливый момент, — признался мой собеседник, — но главное, успеть сжать этот камень и мы будем знать, где ты находишься. Думаю, сделать это можно в любой момент.

— Понял. Что ж, тогда мы всё решили. Пойду я. А то меня мои уже заждались.

— Ты только не вздумай никому рассказывать об этом… — голос ректора стал суровым, — нам лишние свидетели ни к чему. Ни Алии, ни этому твоему Алану. А уж твоим приятелям королевской крови тем более. Ясно?

— Ясно. Чего уж тут неясно, — проворчал я.

С другой стороны, наверное, он был прав. Вряд ли мои друзья смогли бы чем-нибудь тут помочь. Меридианов вполне хватит и лучше студентов действительно не вмешивать.

На этом я закончил разговор и вернулся в столовую. Тут веселье, как оказалось, было в самом разгаре. Едва я появился, как меня сразу подхватили с двух сторон под руки Мелиан и Алия, и потащили к столу, пытаясь что-то рассказать, перебивая друг друга.

— Да что случилось! — вырвалось у меня, когда девушки, наконец, ослабили свою хватку, а мы оказались перед столом, на котором явно уменьшилось количество еды.

Тут мне рассказали, что Алан опять сцепился с виконтом, они вновь решили выяснить кто прав, а кто виноват и в этот момент Келии рядом не было.

Я сразу напрягся.

— А где они сейчас? — вырвалось у меня.

— Ты дослушай сначала, — укоризненно заметил принцесса.

— Всё, всё. Я весь во внимание!

— В общем, они вышли с виконтом и вернулись буквально через десять минут, — продолжила она, — виконт был явно смущён, но мы так и не добились от твоего друга рассказа о том, что произошло. Может, ты у него выяснишь?

— Уж очень интересно, — поддержала её Алия. — вон, кстати, он сам идёт. Келия как раз куда-то делась. А мы пока отойдём, чтобы вам не мешать.

— Попробую…

— А ты где был? — поинтересовался подходя ко мне мой друг, провожая взглядом удаляющихся девушек.

— Да так, потом расскажу, — неопределённо ответил я. — Ты вот лучше скажи мне, ты чего опять с виконтом-то не поделил?

— Да этот козёл вознамерился у меня реванш взять, — презрительно фыркнул Алан, — но только на этот раз я был в полном порядке и никто меня не травил. Поэтому уважаемый Майер с чего-то решил, что сможет меня победить без своих хитрых штучек. Но пришлось ему показать пару фокусов, и он сразу передумал. Даже Келия не успела поволноваться.

— Хм, а где сам виконт?

— Не знаю, — фыркнул тот, — он как-то быстро растворился.

— Что ж, поздравляю, — улыбнулся я, — а то ты наших девушек заинтриговал.

— А чего они на меня напали? Да и неприятно мне как-то рассказывать об этом, ещё решат, что я хвастаюсь. Слушай, пойду я Келию поищу.

Я только покачал головой на эти слова. М-да, Алану пора бы уже взрослеть. Надеюсь, что Келия повлияет на него, только вот надо проследить, чтобы он под каблук не попал.

Едва мой друг отошёл от меня, как сразу подлетели любопытные девчонки. Пришлось им коротко рассказать, что там было, только не могу вот понять, чего это вдруг Алан решил всё это скрыть. Мои слушательницы тоже сильно удивились этому факту, но Алан удостоился несколько восторженных отзывов. Видимо, виконт не нравился не только моему другу, но и вдобавок не пользовался популярностью среди женского пола. В остальном вечеринка продолжилась без каких-либо событий, если не считать момента, когда один из слуг сунул мне в руку дар ректора, небольшой серый камень причудливой формы с зелёными прожилками. А разошлись мы уже поздно вечером.

К этому времени я погрузился в мысли о предстоящей завтра встрече с самозванцем. Надо было признаться себе, что её я всё-таки боялся. Не знаю, чего ожидать от лже-Ироса, но я тоже не бессмертный и не всемогущий. Моё задумчивое настроение явно не укрылось от моих друзей. Все попытки Алии и Мелиан раскрутить меня на романтическую прогулку после вечеринки, были неудачными — не до этого мне было, заодно и никого из них не обидел. Хотя нет, надулись обе девушки. Ладно, вскоре уеду в замок Сарендар и все эти ревнивые пляски вокруг меня закончатся.

Следующий день начался как обычно. Я проснулся раньше своего друга и немного помедитировал, стараясь успокоиться. Странно, во время битв со смертельно опасными созданиями страха не испытывал, а сейчас начал.

День пролетел как в тумане. Занятия сегодня были не особо серьёзные, боевой подготовки и телесного воспитания не было, поэтому не успел оглянуться, как наступил ужин. Кстати, вот всё-таки у женского пола явно развито какое-то внутреннее чутьё на неприятности. Всё время, пока длился ужин, слегка притихшие красавицы даже не поцапались между собой и поглядывали как-то странно на меня — вот не хватало мне сейчас ещё излишнего внимания.

Я умудрился шепнуть Алану, что жду его у входа и ускользнул в самом конце ужина, не сказав никому ни слова. Девушки, по-моему, не ожидали от меня подобного, как и Анаким. Кстати, самозванца не было весь день ни на уроках, ни в столовой.

Когда вышел Алан, я затащил его под дерево.

— Времени мало, так что слушай, — сообщил я насторожившемуся парню, — я сейчас уйду. Скажем всем, что меня вызвали к ректору. Понял?

— Да, — кивнуло тот, подозрительно глядя на меня, — а на самом деле?

— На самом деле тебе пока знать не надо. Не мой секрет. Но будь наготове, я с тобой свяжусь, если мне будет нужна помощь.

— Помощь? — насупился Алан. — Может, тогда я с тобой?

— Извини друг, но нельзя, — вздохнул я. — мне пора, а то сейчас остальные выйдут…

С этими словами я растворился в темноте.

Выбравшись за стены Академии, я огляделся — вокруг меня раскинулась бескрайняя степь. Я с наслаждением вдохнул свежий вечерний воздух; начинало смеркаться, но я уже знал, что здесь ночь наступает быстро. Немного насладившись тёплым вечером, я направился к месту нашей встречи, но когда прошёл половину расстояния, на моём пути вдруг выросла тёмная фигура. Приглядевшись, я узнал самозванца. Его спутник был в серой одежде студента.

— Встретить меня решили? — не удержался я от ехидной фразы и сунул руку в карман, нащупав заветный камень. — Думаете, заблужусь?

— Место встречи изменилось, — недовольно проворчал лже-Ирос, которому судя по всему, тоже не нравились эти изменения.

— В смысле изменилось? — вырвалосьу меня.

— Да не знаю я, — недовольно пробурчал лже-Ирос, — кое-кто в шпионов переиграл, иди за мной.

Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Я лихорадочно думал: связаться с Меридианами я не могу — эта сволочь меня сразу вычислит. Что же делать? Оставалось одно — я зажал в кулаке камень. Надеюсь, меридианы догадаются.

А мы тем временем продолжили свой путь. Шли мы в противоположную сторону от пещер. И спустя пятнадцать минут добрались до небольшой скромной деревянной хижины. Честно говоря, не совсем понял смысл строить хижину в степи. Одну! Особенно, учитывая, что жить здесь проблематично: воды нет, и её не напасёшься, но вот использовать как перевалочный пункт это строение можно.

Перед хижиной стоял ещё один незнакомый мне студент в серой одежде. И вот тут я решил остановиться. Не нравилась мне идея заходить в небольшое помещение — сражаться лучше на открытой местности. По крайней мере, все вражеские сюрпризы можно увидеть.

— Ты чего встал? — подозрительно поинтересовался у меня самозванец. — Пошли в дом.

— Не, не пойду, — покачал я головой, — давай, вызывай своих. И выкладывай, что хотел мне сказать?

— Ты, как я погляжу, за судьбу своих родственников совсем не беспокоишься, — поджал губы мой собеседник.

— Беспокоюсь, но я не идиот, — коротко пояснил ему.

— Что ж…

Самозванец скрылся в доме, оставив меня с двумя студентами, внимательно следящими за мной какими-то безразлично-холодными взглядами. Появился он в сопровождении… да это же Морес Гелдон собственной персоной. Безобидный тучный невысокий мужичок, каким тот казался на уроках, сейчас выглядел совершенно по-другому. Вокруг него как будто распространялся лёгкий ореол властной уверенности… Так вот кто у нас главный шпион.

Тем временем учитель географии вместе с самозванцем подошли ко мне. Кстати, следом за ним вышли двое мужчин в форме Меридиан. Вместе с ещё двумя оставшимися на улице, они окружили меня, отсекая любую возможность побега.

— Ирос Валленштайн, — широко улыбнулся Гелдон, — какая встреча! А как же Рагнар? Кстати, хорошее имя.

— Я рад, что вам понравилось, — заметил я, трезво оценивая свои шансы на бой.

Гелдон у нас на Продвинутой ступени, как и мужчины в форме Меридиан. Самозванец — адепт, ещё двое тоже. На одного меня явно многовато. К тому же я чувствую, что в доме кто-то остался. И этот кто-то точно не ученик или адепт. Но сражаться мне определенно придется. Однако надо потянуть время. Надеюсь, помощь уже в пути.

— Советую не сопротивляться, — ласково произнёс учитель и повинуясь его жесту самозванец вытащил на свет ошейник из полоски тонкого чёрного металла.

Я сразу понял, что это такое. Дед рассказывал про подавители магии, но эти вещи были очень дорогими. И снять ошейник мог только тот, кто его на тебя надел, ну или, если тот передаст особое плетение-ключ.

— Ты должен надеть вот это, — продолжил тем временем Морес, — и тогда ты скоро встретишься со своими родственниками. Правда, надо будет кое-что сделать и, думаю, вас отпустят…

Он меня за идиота держит? Похоже на то.

— Не-а, не буду надевать, — сообщил я предателю, — и не думай. Лучше расскажи мне, где находятся уроды, что моих родственников похитили? И тогда твоя смерть будет лёгкой!

— Ха-ха-ха, — искренне рассмеялся маг, — ты мне угрожаешь? То есть ты действительно считаешь, что можешь отсюда уйти?

— Не просто уйти, а отправив перед этим вас всех к Мелеку!

Присутствующие переглянулись и на их лицах появились улыбки. На учителя же вновь напал приступ смеха.

Повеселил ты меня, Валленштайн! — произнёс он, наконец отсмеявшись. — Ты, конечно, может и силён, но всего лишь адепт. А у нас, как ты заметил, ступени повыше будут. В любом случае мы тебя скрутим и нацепим на твою шею ошейник!

Насколько я понимаю, моя тушка нужна им живой. Значит, ничего убойно-смертельного демонстрировать они не станут. Я же в отличие от них не ограничен в выборе плетений.

— Попробуйте, — проворчал я и создал щит Инеаля.

Одновременно в учителя и его спутников с продвинутой ступени полетели огненные шары. Я решил проверить таким образом своих противников, подготавливая более сильные плетения. Как и ожидались, все шестеро справились с моей атакой и в ответ в меня ударил целый фейерверк воздушных и огненных заклинаний. Но как я и предполагал, все они были слабыми. Атакующие, видимо, планировали уничтожить мой щит, чтобы потом скрутить беспомощную жертву. Но я-то тоже на месте не стоял. Сразу после своей атаки я отпрыгнул в сторону, и вражеский ответ оказался бесполезным.

А я в ответ ударил уже целенаправленно чёрным пламенем, метя в Гелдона. Но оказалось, что попал в стоящего рядом с ним мага. Тот с изумлением увидел, что небольшой сгусток чёрного пламени свободно прошёл через щит. Слава Мельтасу, что практически все считали щит Инеаля универсальным, так что это заблуждение стоили магу жизни. Врезавшись в грудь мага, моё плетение сразу отправило его на тот свет.

Пока не опомнились остальные, я ещё несколько раз запустил чёрным пламенем, но мои враги успели прийти в себя и мои усилия пропали зря, так как Морис Гелдон успел поставить стихийный воздушный щит перед своими соратниками.

— Ты способен использовать разные стихии. Удивительно! — воскликнул Морис Гелдон.

А дальше мне сразу стало невесело. Видимо, враги поняли, что я оказался куда более опасным противником, чем они предполагали и взялись за меня серьёзно. Адепты отошли чуть назад, а мной занялся Гелдон вместе с другим магом Продвинутой ступени. Щит буквально звенел от напора разнообразных заклинаний. Я вдруг понял, что долго не смогу удерживать его. Не переоценил ли я свои силы? А тут вдобавок подключился и самозванец с двумя студентами. Мне ещё повезло, что плетения, направленные против меня, были специально ослаблены, так как противники хотели захватить меня живым. Иначе я бы точно не справился. Я невольно начал отступать. Теперь даже атаковать было проблематично. Но ещё не всё.

Я улучил момент — несколько мгновений между атаками, прыгнул в сторону, покатившись по траве, сразу вскочил на ноги и нанёс ответный удар. На этот раз в магов полетели смерчи, которые заставили их отвлечься на защиту. Воспользовавшись этим, я отпрыгнул ещё раз в сторону, пропуская мимо себя огненные шары и воздушный кулак адептов под управлением самозванца.

Что ж, пора вступить тяжёлой артиллерии в дело. Сначала я создал цепь молний — сверкающие зигзагообразные голубые росчерки обнулили щиты адептов, затем я отправил несколько воздушных кулаков и из адептов на ногах остался лишь самозванец. Но тут, похоже, я слишком увлёкся и не обратил внимания на то, что учитель с своим помощником разобрался со смерчами. В результате в меня врезалась настоящая воздушная стена и щит исчез. Я почувствовал, что лечу. Приземление на землю было достаточно жёстким, но к счастью, сознание я не потерял и сумел откатиться в сторону. В то место, где я только что лежал, ударила хорошо знакомая мне воздушная сеть. Значит, поймать пытаются.

Меня охватило предчувствие опасности, и я вновь откатился в сторону, вскакивая на ноги, чтобы увидеть вторую воздушную сеть, опустившуюся там, где я находился буквально мгновение назад. Отбежав на всякий случай ещё в сторону я наконец смог оценить ситуацию на поле боя.

Самозванец выглядел весьма бледно — насколько я понял, силы у него не бесконечны. А вот Гелдон казался свеженьким как огурчик. И да, в бою наступила пауза. А противники теперь внимательно, даже как показалось с опаской, следили за каждым моим движением. Никому не хотелось попасть под чёрное пламя.

Я прислушался к себе — сил у меня ещё хватало. В который раз мысленно поблагодарил деда за тренировки по увеличению магического резерва, а следом за этим атаковал. Жаль, что мои противники уже были научены горьким опытом своего товарища, поэтому от двух сгустков чёрного пламени они просто увернулись, не пытаясь отбить их щитом. Но от двух последовавших подряд за ними воздушных кулаков они увернуться не успели. Врагов отнесло к хижине и впечатало в деревянную стену, по которой они сползли вниз.

А следом за этим я всё-таки метнул воздушную сеть в лже-Ироса… и попал.

— Эвер! Помоги! — завопил в ужасе самозванец, оказавшийся на земле спеленатый воздушными потоками закручивающимися вокруг него.

После этих слов дверь хижины распахнулась, и из неё вышел высокий худой человек в какой-то странной белой накидке, подпоясанной широким синим поясом. Резкие черты лица и какая-то презрительная гримаса, застывшая на нём. В ней смешалось всё — презрение, злость, удивление.

— Вот что ты орёшь, Белт? — лениво произнёс тот, внимательно рассматривая меня, словно какую-то неведомую зверушку, — с парнишкой справиться не смог? — процедил он, окатив самозванца ледяным взглядом. Затем осмотрелся по сторонам: — Ого, — картинно похлопал он в ладоши, глядя на меня, — а ты неплох, внук Валара Валленштайна, но поиграли и хватит. Не заставляй меня применять к тебе силу.

Я присмотрелся: судя по всему — Мастер.

— Примени, — ответил я, — посмотрим.

В следующий миг я пожалел о своих словах. Невероятной силы воздушный кулак смял мой щит и бросил меня на траву. Я еле успел восстановить щит, потому что следующий воздушный кулак был не менее сильным. И только то, что я догадался перекатиться, спасло меня. С трудом я поднялся на ноги, восстановив щит. В голове гудело. Мой противник презрительно смотрел на меня, а вот я сам почувствовал, как меня охватывает противное липкое чувство страха. М-да… последний раз я испытал его, когда убили деда и мне пришлось бежать. Что же это за монстр передо мной?

Во врага полетели несколько сгустков чёрного пламени, стараясь перекрыть ему все возможные пути отхода. А следом за этим я отправил шаровую молнию, максимально накачав её энергией. Но к моему изумлению, Эвер спокойно ушёл от моей первой атаки, просто бросившись на землю, а молнию отбил огненным щитом, появившимся перед ним. И вновь в меня влетел воздушный кулак. В глазах потемнело от удара о землю, и я вдруг понял, что руки меня стали плохо слушаться. Открыв глаза, увидел, что теперь в меня летит воздушная сеть, от которой я не могу увернуться.

Вновь меня охватил страх; я с отчаянием смотрел на медленно приближающегося ко мне со злорадной улыбкой Эвера. Кстати, он даже не соизволил освободить до сих пор издающего возмущённые крики самозванца, не говоря уже о других пострадавших. В его руке появился уже знакомый мне ошейник.

Ему оставалось до меня всего несколько шагов, как внезапно мощный воздушный кулак унёс его в сторону, заставив покатиться по земле. Следом на него упали сразу три воздушные сети, которые надёжно спеленали моего врага. Я же почувствовал волну свежести, которая смыла воздушную сеть, опутывающую меня. С трудом попытался встать, чьи-то крепкие руки мне помогли. Подняв голову, увидел улыбающегося ректора.

— Заставил ты нас понервничать, Ирос, — произнёс он.

Оглянувшись, я увидел, как Меридианы вяжут оглушённых мной шпионов. Самозванец поняв, что ситуация повернулась явно в неприятную для него сторону, затих и дал себя спокойно связать.

— Как ты? — поинтересовался у меня Грейд Дир. — Идти сможешь?

— Смогу, — кивнул я, — не переживайте. Вы, главное, эту падаль доставьте в целости и сохранности. И я хотел бы на допросы посмотреть.

— Не переживай, у нас профессиональные палачи имеются, — усмехнулся ректор, — всю информацию за пару дней выбьют.

Ну что же. Вскоре я узнаю всё, что мне нужно.


Глава 24


Ректор не обманул. Когда мы вместе с Меридианами доставили пленников в Академию, шпионов сразу увели в подземные казематы. Даже не знал, что в Академии такие имеются. А я направился к себе в комнату, где, к моему удивлению, меня вместе с Аланом ждали Алия и Келия. Девушки явно были взволнованы моей задержкой, но я их успокоил, правда Алия как-то странно смотрела на меня. Ну, это понятно, после сражения вид у меня немного помятый. Но к моему изумлению, меня не сильно пытали на этот счёт. Странно. А когда девушки ушли, я коротко поведал Алану, что произошло. Тот воспринял это как должное. Похоже, мой авторитет в его глазах поднялся на недосягаемую высоту.

Следующие два дня пролетели спокойно. Учёба, учёба и ещё раз учёба. Даже девушки к моему радостному удивлению успокоились и практически не пикировались между собой. Кстати, меня они так и не стали расспрашивать на предмет моего исчезновения, чему я только был рад.

А на третий день меня вызвали к ректору, и там я узнал, что шпионы заговорили. Чтобы расколоть их понадобилось ровно два дня. Мы с ректором направились к какому-то небольшому, весьма неприметному зданию, притаившемуся в углу, около одной из стен Академии. В нём оказалась лестница, ведущая, как выяснилось, в подземелье, которое и являлось местной тюрьмой.

Попетляв по каменным сырым коридорам, мы пришли к двери, у которой дежурили двое Меридиан. Как объяснил ректор, здесь находилась допросная, которая не использовалась давно. Но после захвата шпионов пришлось её расконсервировать. Меридианы пропустили нас и мы, открыв дверь, вошли внутрь, оказавшись на небольшой площадке, освещённой факелами, прикреплёнными к стенам. Я увидел винтовую лестницу ведущую вниз. Спускались мы недолго и вскоре оказались в просторной комнате с каменными стенами и таким же каменным полом. Вдоль стен было расставлено несколько клеток, в одной из них находился самозванец. Руки его были закованы в стальные наручники, на шее красовался ошейник, тот самый, что эти твари хотели надеть на меня. Лже-Ирос сидел на сыром полу нагой и было видно, что его тело истерзано пытками. Множество гематом, кровоподтеков и ссадин виднелось на его коже.

Когда мы подошли к нему, он посмотрел на меня каким-то сломленным, затравленным взглядом. Что ж, пришло время мне задать ему нужные вопросы. То, чего я так долго ждал, вот-вот свершится.

— Где мои брат и сестра?

— Я не знаю, — хрипя, ответил самозванец.

От его слов меня затрясло. Неужели после всего через что я прошёл, я так и не узнаю то, что мне нужно. Или, может, самозванец солгал?

— Но я знаю того, кто знает, — вдруг добавил самозванец, — мой господин — генерал Аревор, военный министр королевства Барлион точно знает, где твои брат и сестра.

И тут я призадумался. Если он называет генерала другого государства господином, то получается вся шпионская сеть, которая за мной охотилась, является частью этого королевства.

— Почему и для чего вы пытались меня схватить?

— Я знаю, что те, кто похитил твоего брата и сестру предложили договор правителю моего королевства. Мы должны были попытаться вычислить Ироса Валленштайна, а взамен они предоставят нам могущественных магов для войны против Аспии.

Вот тут я удивился. Насколько я знал, королевство Барлион граничило с Аспией, но вроде никаких конфликтов раньше не возникало. Зачем королевству Барлион воевать с Аспией? И вскоре я узнал ответ на этот вопрос.

— Всё дело в кварцевой жиле. Моё королевство хочет её захватить, и мы её захватим. Сейчас у вас есть два Магистра, но по договору, те, кто пытались тебя вычислить приведут более могущественных магов.

Да уж. Видимо, действительно, намечается война. И судя по тому, что лишь генерал знает, кто украл моего брата и сестру, мне придётся добраться до этого Аревора любой ценой и узнать у него, где мои родственники, а также придётся участвовать в войне.

— Я всё узнал. Мы можем идти, — обратился я к ректору.

Тот в ответ кивнул, и мы направились в сторону винтовой лестницы.

— Что вы сделали с другими шпионами? — спросил я у ректора.

— Ты успел засветить свои способности использовать разные стихии, так что на всякий случай мы убили всех шпионов, после того как узнали у них всю интересующую нас информацию, разумеется. Благодаря тебе, мы накрыли всю шпионскую сеть, и сейчас идут массовые задержания среди Меридиан. Так что спасибо тебе, Ирос, за содействие. И не беспокойся. Мои люди уже слили информацию о том, что ты диверсант, целью которого было вычислить шпионов. Если учитывать, что вы с погибшим членом Меридиан использовали одну и ту же стихию и находились на той же ступени, то мне кажется, проблем не возникнет и за тобой никто не придёт.

— Надеюсь, — нахмурился я.

— Что планируешь делать? — спросил ректор, приподняв бровь. — Я так понимаю, тебе нужен этот генерал? И в преддверии грядущей войны…

— Да, нужен. И да, я буду участвовать в войне. Раз она скоро начнётся, то у меня мало времени: нужно как можно быстрее отправляться к Сарендарам и начать изучение рун.

— Что же, изучить руны столь древнего рода — огромная удача. Уверен, вскоре ты всех удивишь новыми артефактами.

— Можете в этом даже не сомневаться, — хмыкнул я.

— Кстати, самозванец был в вашей компании. Про шпионов будут знать все, а про него — нет. Для всех он просто уехал. Никто не должен знать, что с ним случилось на самом деле. Надеюсь, ты это понимаешь?

— Понимаю. А война — это секрет? О ней никто не должен знать?

— Это не секрет, — помрачнел ректор. — Завтра я выступлю с речью для студентов, где расскажу о ней. Так что если ты расскажешь об этом своим друзьям раньше, ничего страшного не произойдёт.

Вскоре мы поднялись по лестнице и выбрались на белый свет. Тогда я направился в столовую, где меня должны были ждать друзья. Оказавшись там, я заметил, что за столом уже сидит вся наша дружная компания. Увидев меня, Анаким замахал рукой, предлагая мне подойти. Как только я уселся за стол, ко мне обратилась Мелиан.

— Что-то мы тебя заждались. Почему такой хмурый?

— Извините, ребята, но мне нужно уехать из академии.

— Что случилось? — задала вопрос Алия.

— Шпионов допросили и узнали, что скоро будет война. Мне нужно отправится к Сарендарам, пока всё не началось, — вздохнул я.

— А зачем тебе туда ехать? — сразу спросила принцесса.

— Подожди, какая война. О чём ты? — задал следом вопрос третий принц Аспии.

— Все подробности можешь узнать у ректора. А почему я еду к Сарендарам я, к сожалению, рассказать не могу.

Принцесса насупилась, обиженно глядя на меня, но честно говоря, сейчас мне было совершенно не до женских обид.

— Я поеду с тобой. Дед попросил меня проводить тебя до замка, — вмешалась в диалог Алия.

— Хорошо, — я с облегчением выдохнул. На самом деле, это самый лучший вариант, так как добираться до замка рода Сарендар в одиночку мне не особо хотелось.

Принцесса, фыркнув, встала и горделиво удалилась из столовой, бросив на прощание на меня какой-то странный взгляд. Следом за ней ушла Алия, которая сообщила, что ей нужно собраться, и с которой мы договорились завтра утром отправиться в путь.

После того как Келия вновь утащила Алана, правда, перед этим пожелав мне удачного пути, и чтобы я скорее возвращался, я остался перед столовой с Анакимом. Принц некоторое время смотрел на меня и потом словно решившись, заговорил.

— Не обращай внимания на мою сестру, Рагнар, я понимаю важность того, чем ты собираешься заняться, особенно, в связи с надвигающейся войной, — серьёзным тоном произнёс он, — но она всё-таки девушка. И, наверное, тебе стоило поговорить с ней наедине. Надеюсь, что она тебе небезразлична…

— Анаким, поверь, не до этого мне сейчас.

— Я желаю тебе удачи. Возвращайся! — улыбнулся тот.

— Вернусь, — пообещал я, — надеюсь, до начала войны успею. А если нет, будь осторожнее и пригляди за Мелиан. Тем более с вами будет Алан.

— Не переживай, я тоже кое-что умею, — улыбнулся Анаким.

Расставшись с принцем, я отправился в свою комнату.

* * *
На следующий день через час после завтрака мы, предупредив главу древнего рода по переговорному артефакту, попрощались с друзьями. На этот раз принцесса дала мне понять, что я прощён и поцеловала в щёку, нарушив при этом, думаю, несколько правил этикета. Мы же, собрав все вещи и оседлав лошадей, поскакали в сторону замка Сарендаров. Как оказалось, замок, принадлежащий этому древнему роду, находился не так далеко от академии. Так что на дорогу у нас ушло два дня. Не удивительно, что Сарендары так часто приезжали, чтобы договориться о свитке с искусством для Алии. Кстати, путешествие выдалось приятным: Алия превратилась в обаятельную разговорчивую девушку и вся эта её колючесть и жёсткость куда-то пропали. И это не могло меня не радовать.

Добрались мы до нашей цели ближе к вечеру. Перед нами предстала небольшая крепость. Стены ниже, чем стены Академии, но тоже выглядели достаточно внушительно. Сам же замок Сарендаров выглядел скромно: никаких излишеств и вычурности, строгие черты и узкие вытянутые башни. От него буквально веяло какой-то суровостью. Когда мы въехали в ворота крепости, нас встретил один из Сарендаров. Тот самый красноволосый мужчина, который первым приезжал как представитель по поводу свитка для Алии, и которого мне пришлось немного поучить правилам приличия. Неодобрительно посмотрев на меня, он переключил своё внимание на Алию.

— Здравствуйте, дядя, — сухо приветствовала его моя спутница.

— Приветствую, девочка. Глава приказал мне разместить у нас гостя и сразу же отвести его к нему в кабинет. Прошу следовать за мной, — повернулся он ко мне.

Оставив лошадь на попечение подошедшему ко мне мальчику, оказавшимся конюхом, я направился за мужчиной. Вокруг меня кипела жизнь. Мне встретилось несколько членов рода с характерными для Сарендаров красными волосами, которые провожали нас любопытным взглядом. На небольшом полигоне тренировались использовать магию огня семеро красноволосых детей под присмотром ещё одного Сарендара, и как только детишки увидели Алию, тут же с криком подбежали к нам.

— Алия, ты вернулась! — крикнула чумазая красноволосая девчонка, обнимая сестру.

— Мы скучали! — сказал красноволосый мальчик.

— А кто это рядом с тобой? — спросила ещё одна девочка.

— Ребята. Хочу познакомить вас с Рагнаром.

— Привет, Рагнар! — улыбались детишки.

— Кх-м, — демонстративно прокашлялся сопровождавший меня дядя Алии, давая понять, что ему не хочется ждать меня здесь.

Так что, оставив Алию общаться с детьми, я последовал за мужчиной.

Выделенные апартаменты мне понравились. Широкая кровать с белоснежной периной. Письменный стол и выход на балкон. По сравнению с жилищными условиями в академии, это было поистине королевское жильё.

Мой проводник подождал, когда я положу вещи, и после этого мы по узким коридорам замка добрались до кабинета главы рода. Зайдя внутрь, я увидел широкий стол из красного дерева. На стеллажах находилось множество книг, а около окна, спиной ко мне стоял Люциус Сарендар собственной персоной. Когда я зашёл, он вальяжно повернулся ко мне и произнёс.

— Рад видеть тебя, молодой Валленштайн, в своём замке. Что же, пришло время научить тебя рунам моего рода, выполняя часть нашей сделки, надеюсь, свиток искусства с тобой? Поверь мне, парень, ты не зря так жаждал этих знаний: они, действительно, бесценны. И хотя эти руны, которые передавались в моём роду из поколения в поколение — это лишь песчинка среди магических знаний нашего мира, однако даже этого достаточно, чтобы поразить твоё воображение.





Конец второй книги.




Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24