КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471204 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219763
Пользователей - 102130

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Последний вечер в "Блистательном" (ЛП) (fb2)

- Последний вечер в "Блистательном" (ЛП) (пер. Сергей Павлович Широхов) (а.с. Кайафас Каин ) 214 Кб, 17с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сэнди Митчелл

Настройки текста:



Кайафас Каин: Последний вечер в «Блистательном»



В начале своей долгой и окутанной легендами карьеры комиссар Кайафас Каин наслаждался (по большей части) лёгкой службой на планете Кеффия. Восстание генокрадов было подавлено, и Каин окунулся в рутину – но неприятности вновь нашли его! Будучи приглашённым на представление в местном мюзик-холле, носящем столь неподходящее название «Блистательный», комиссар попадает в центр событий и тёмных подвалов, где выжившие члены культа жаждут мести герою, расстроившему их планы.


Перевод: Широхов С. П.


Редактура: Глушенко К. В.


Версия: 1.01.


Поскольку большую часть своей жизни я мотался по галактике и провёл куда больше времени, чем хотелось бы, подвергаясь смертельной опасности, трясясь в ужасе, или подвергаясь смертельной опасности и трясясь в ужасе одновременно, с годами редкие спокойные мгновения стали ярче откладываться в памяти. Самыми тихими были несколько лет на Кеффии, что выпали мне в начале карьеры. Я не хочу сказать, что тогда совсем ничего не случалось. Взять хотя бы тот раз, когда я столкнулся нос к носу с ордой генокрадов в компании всего лишь своего ординарца Юргена, пары местных констеблей да горстки похмельных гвардейцев, за спинами которых можно было спрятаться[1]. Но в целом это были довольно спокойные времена, которые я вспоминаю с ностальгией.

Если вам доводилось читать мои воспоминания о службе с 12-м полком полевой артиллерии, куда я попал, получив в Схоле Прогениум новенький алый кушак и напутственный пинок, сопровождаемый вздохами облегчения большинства моих наставников, вы не удивитесь, узнав, что в одном из самых нежеланно волнительных переживаний тех лет был виноват Дивас. Торен Дивас был молодым лейтенантом в батарее, и поскольку наши обязанности (а в случае Диваса они включали любую управленческую ерунду, которой не желал заниматься полковник Мострю – особенно если она подразумевала общение со мной) сводили нас вместе почти каждый день, он стал мне другом – насколько гвардеец может быть другом тому, кто должен заботиться о дисциплине и боевом духе гвардейца. Дивас переоценивал свои таланты, когда дело касалось таро – а это было настоящим даром Императора всякий раз, когда у меня заканчивались деньги – и потому я находил общество Торена достаточно приятным, если не считать его привычки калечить моё имя, которая чудовищно меня раздражала. Дивас настолько искренне не мог этого понять, что я бросил даже пытаться переучить его.

– Кай! Ты-то мне и нужен. – Он ворвался в мой кабинет и пронёсся мимо Юргена, будто не замечая попытки моего ординарца остановить его. Чтобы мне не пришлось потом успокаивать помощника – а надо заметить, что для него любое нарушение церемониала было сродни плевку на аквилу – я поймал взгляд Юргена и кивком позволил ему вернуться за свой стол и дальше читать забитый эротикой планшет, время от времени бросая сердитые взгляды на ничего не подозревающую спину моего посетителя. – Занят сегодня вечером?

– Зависит от наших артиллеристов, – ответил я, бросив быстрый взгляд на список увольнительных. Все записные бузотёры оставались в казармах, так что моё присутствие не так уж необходимо; скорее всего, всё, что мне придётся сделать – это завтра нанести утренний визит в столь знакомый участок стражей, чтобы забрать ночных гуляк. Когда на дежурстве старший сержант Винета Пью, это очень приятная обязанность – но увы сейчас она была в столице Кеффии, где докладывала местным Арбитрес об охоте на так и не пойманного патриарха выводка, с которым мы столкнулись в тот раз, а это означало, что её не будет ещё по меньшей мере неделю.

– Что ты задумал?

– У меня есть билеты в мюзик-холл, – объявил Дивас и жестом фокусника, показывающего свой лучший трюк, извлёк их из кармана. – Я взял два, думая, что ты составишь мне компанию.

– Вполне возможно, – согласился я. – А как же та девушка, за которой ты волочился?

Дивас тогда уже несколько недель бродил вокруг одной барышни из десятинной конторы, набираясь смелости, чтобы поговорить с ней о чём-то более интересном, чем поставки кормёжки в батарею, а мюзик-холл был отличной возможностью узнать её получше. Тут мой мозг, наконец, перестал отставать ото рта, и я придал лицу подобающе сочувственное выражение.

– О. Отказала тебе?

Дивас чуть порозовел.

– Не совсем, – сказал он. – Она попала под чистку. Оказалась гибридом из того выводка, что ты накрыл.

– О, – повторил я, неожиданно для себя растерявшись. – Мне жаль. – Тут меня захватила более тревожная мысль. – А вы не... Ты знаешь, не целовались или…? – Тот выводок распространил свою заразу на ничего не подозревающих гвардейцев, извратив их гены и включив в свой коллективный разум. То, что заражённые солдаты стали нам врагами, обнаруживалось лишь, когда они без предупреждения обращали оружие против былых товарищей.

Дивас покраснел.

– У меня не было и шанса, – ответил он к моему громадному облегчению. – Я надеялся, что если приглашу её… – Он пожал плечами. – В общем, у меня уже есть билеты, и будет досадно, если они пропадут…

– Конечно, – согласился я со всем энтузиазмом, который смог изобразить. Певицы и акробаты мне не по вкусу, так же как многим – танна[2], но сейчас в городе не было ни Винеты, ни открытых баров и игорных домов, куда я обычно ходил – нынче в них бывают только нервные гвардейцы с лазганами, разыскивающие недобитых гибридов – так что доступные мне способы отдыха были довольно скудны. Кроме того, Дивас совсем раскис, а я, в некотором роде, был причиной тому. Конечно, я не убивал его возможную подругу своими руками, а просто спасал свою шею от выводка, но чувствовал, что должен позаботиться о том, чтобы у Диваса выдался запоминающийся вечер.

Так и вышло, хотя совсем не так, как нам бы хотелось.


Мюзик-холл располагался в не самой благообразной части города – впрочем, куда более благообразной, чем те, куда я обычно ходил в поисках развлечений – он стоял на широкой улице, полной гражданских, что глазели на меня, стоило мне пройти мимо, и гвардейцев, которые внезапно обнаруживали что-то очень интересное на противоположной стороне, едва завидев мой мундир. Почти в каждом окрестном здании продавали либо закуски, чуть более съедобные, чем обычные гвардейские пайки, либо те безделки, которые обычные солдаты считают способными покорить сердце (или иную часть тела) тех, кто им приглянулся.

– Местечко весьма оживлённое, – весело проговорил Дивас, огибая торговца хрящами, жареными по фритюре, и не замечая, как я ткнул навершием цепного меча в грудь какого-то проходимца, якобы расчищавшего проход моему спутнику и под этим предлогом водившего своими руками слишком близко от его карманов.

– Это точно, – согласился я, вежливо кивая стайке уличных девиц, с интересом следивших за нами из ближайшего переулка. Они немедленно захихикали. Несчастному влюблённому Дивасу не стоит их замечать, так что я немного ускорил шаг и постарался смешать нас с толпой посетителей. Я кивнул на название, светящими яркими буквами выведенное над входом.

– «Блистательный». Как скромно.

– Звучит как название корабля, – ответил Дивас. Что ж, даже на заре своей карьеры я бывал на судах с очень странными названиями, так что просто кивнул, и мы, оставив позади двери из отполированного дерева, зашли в вестибюль.

Я уверен, вы и сами бывали в похожих местах, так что избавлю вас от пространных описаний – таких мюзик-холлов полно в каждом достаточно крупном имперском городке, разница только в том, из чего они построены и насколько там липкие ковры. «Блистательный» оказался выстроен из тяжёлого тёмного дерева – вполне естественно для агромира – а его пол был покрыт красно-зелёным узором, один вид которого вызывал головную боль. К счастью, пола было почти не видно из-за теснящихся посетителей и целого ассортимента пятен, о происхождении которых я предпочёл не гадать. Толпа расступалась перед нами в самой почтительной манере – не знаю, было тому причиной уважение к нашей форме или носимому оружию, но уже скоро мы с Дивасом стояли у потёртого и обшарпанного прилавка, над которым располагалось маленькое окошко – из него на нас рассеянно глядел тощий юнец с торчащими передними зубами и длинными сальными волосами.

– Это же вы, да? – требовательно переспросил он, будто не веря своим глазам. – Тот самый комиссар Крейн, что накрыл гнездо жуков?

– Вроде того, – подтвердил я, едва обратив внимания на вопрос. Это был далеко не первый раз, когда меня узнавал кто-то из местных, хотя, учитывая, что комиссаров в окрестностях Пагус Парвы не так много, это не так уж удивительно.

– Х'рошо, – он осмотрел билеты, что протянул Дивас, так небрежно, что мой спутник мог вовсе не вынимать их из кармана, и взял со стойки за прилавком кулёк орехов каба. – Эт’ вам. За счёт заведения.

– Спасибо, – поблагодарил я, осознав, как много внимания мы с Дивасом теперь привлекаем, и начиная играть на публику в той манере, что уже тогда понемногу становилась моей второй натурой. – Хотя мы всего лишь исполняли свой долг перед Императором.

– Вы тоже были там? – челюсть юнца ещё больше отвисла, он поглядел на Диваса ещё миг, а потом протянул второй кулёк кабы. – Меньшее, что мы можем сделать для героев.

– Очень любезно с вашей стороны, – сказал я, быстро передавая добычу Дивасу, прежде чем он успел объясниться, и окидывая взглядом вестибюль в поисках дверей в зрительный зал.

– И я думаю, что мы можем выразить свою благодарность не только пригоршней орешков. – Прямо за моим левым плечом раздался новый голос.

Я повернулся и упёрся взглядом в чью-то лысеющую и чуть припорошенную перхотью макушку, что венчала несоразмерно крупную голову с толстыми щеками, будто вырывавшимися из парадной мантии, что явно знала (но уже едва помнила) лучшие дни. Из складок одеяния вынырнула кисть и повисела в воздухе до тех пор, пока её хозяин не понял, что я не собираюсь пожимать её, после чего вслед за кистью появилась остальная рука, взмахнув которой, незнакомец ответил мне витиеватый театральный поклон.

– Эразм Деновера, владелец и распорядитель этого славного заведения.

– Я видел не так много мюзик-холлов, что могли бы сравниться с ним, – сказал я, почти не соврав.

– Вы слишком любезны, – отозвался Деновера, явно подавив желание отвесить ещё поклон. Он махнул рукой в сторону портьеры у себя за спиной. – Быть может вы, господа, желаете воспользоваться моей собственной ложей? Она намного удобнее обычных мест.

– Мы не хотели бы… – начал Дивас.

– С огромным удовольствием, – быстро перебил его я. В вестибюле мы видели столько людей, что в зрительном зале будет плойну негде упасть – к тому же львиная доля гостей останавливалась, чтобы поглазеть на нас. Было ясно, что половина продолжит пялиться и во время представления – хотя я никогда не возражаю быть в центре внимания, если только речь не о вражеском огне, у меня не было никакого желания через силу беседовать с гражданскими весь вечер.

– Это удовольствие для нас всех, – заверил распорядитель и приподнял портьеру, позволяя нам пройти. Мы проскользнули внутрь, и я отметил, что наше исчезновение ознаменовалось приглушённым ропотом посетителей – впрочем, это мог урчать желудок Диваса, который опять забыл поесть, будучи целиком поглощён перекладыванием бумажек. – Сюда, прошу вас.

Когда портьера опустилась за нами, я огляделся и обнаружил, что мы попали в широкий коридор – слева поднималась одна лестница, справа уходила вниз другая, в воздухе висел отчётливый запах несвежей еды, влажных ковров, а также слабый аромат скончавшегося, но так и не найденного грызуна. Рядом с портьерой стояло несколько коробок с орехами и другими закусками, если верить этикеткам, а почти все остальное пространство коридора было захвачено всевозможным хламом, так что теперь здесь едва ли мог протиснуться один человек.

– Прямо сюда, господа, – Деновера указал на лестницу, ведущую вверх..Дивас последовал на ним, бросив любопытный взгляд на ступени, ведущие вниз.

– А куда ведёт та лестница? – поинтересовался он.

– В подвалы, – пожал плечами наш проводник. – Мы храним там то, что не нужно для представлений, а ещё это удобный и короткий путь к служебному выходу.

– Они, должны быть, битком набиты, – оценил я, бросив взгляд на реквизит, усеивавший пол коридора позади нас.

– Вовсе нет, – отозвался Деновера, когда мы оказались в другом, менее заваленном барахлом коридоре, похоже, проходившем прямо над первым. – Театр был здесь веками, и у подвалов несколько ярусов. Хотя должен признать, в самые нижние уже десятилетия не ступала нога человека.

Это было обычным делом в имперских поселениях, где новые улицы строят поверх старых – я видел заброшенные городские недра, что были настоящими ульями, хотя, конечно, до таких размеров им приходилось расти не веками, а тысячелетиями.

– Кроме поисковых отрядов, – вставил я, и Деновера кивнул.

– Кроме них, конечно.

Арбитры, планетарное ополчение и Имперская Гвардия переворачивали вверх дном весь город, то и дело мешая друг другу, и я был счастлив, что не участвую в охоте на гибридов и их вечно ускользающего повелителя.

– Я не сопровождал поисковые отряды сам, но они вернулись вполне удовлетворёнными. – Распорядитель остановился в середине коридора. – Нам сюда.

Он стоял перед двумя дверьми, расположенными напротив друг друга – одна была открыла, и за ней виднелся неожиданно чистый кабинет. Деновера открыл вторую, явно ведущую в ложу, отчего в коридор ворвался целый шквал звуков зрительного зала, и посторонился, пропуская нас с Дивасом.

– А вы не присоединитесь к нам? – спросил Дивас, и Деновера покачал головой, посыпая плечи перхотью.

– Боюсь, у меня очень много дел, – он бросил на стоявший в кабинете стол взгляд, как будто полный искреннего сожаления. – Наслаждайтесь представлением и чувствуйте себя как дома. В шкафу есть напитки, а если что-то потребуется, Оррис услышит вас через разговорную трубу, – с этими словами он скрылся в своём святилище и притворил за собой дверь.


Мы с Дивасом заняли свои места, что и правда оказались куда лучше тех, которые сулили нам билеты. Одолеваемый лёгким любопытством, я потратил несколько мгновений, окидывая зрительный зал взглядом и разыскивая наши места, но быстро бросил это занятие, особенно когда осознал, что наклоняясь через перила, я открываюсь взорам посетителей, которые уже начали толкать друг друга и тыкать пальцами в нашу сторону.

– Что ж, тут удобно, – подытожил Дивас, и я был с ним согласен. В личной ложе Деноверы было всего около дюжины мягких кресел, расположенных в два ряда, каждое из которых было снабжено столиком, что изо всех сил, старался выглядеть старинным, но терпел в этой роли неотвратимое фиаско. Деновера явно использовал эту ложу не только для себя, и я почувствовал прилив тёплых чувств к нашему неожиданному хозяину – особенно когда, поймав его на слове, исследовал содержимое резного деревянного шкафа, что стоял рядом с дверью. Там нашлась стойка с бокалами и целый арсенал графинов, продегустировать содержимое коих было моим долгом, исполнив который, я остановился на хорошо выдержанном местном амасеке.

– Именно так, – согласился я, наливая Дивасу щедрую порцию, а себе – по-настоящему филантропическую. – Что у нас первым в программе?

– Ни малейшего представления, – весело отозвался Дивас, когда я вернулся на своё место, и пожал плечами. – Я думал взять программку по пути сюда. Но думаю, мы и так всё поймём.

– Не сомневаюсь, – сказал я, и мои слова подтвердились. Перед нами выступали певицы, фокусники, акробаты, одна юная леди, которая наверняка мерзла в своём скудном одеянии, что никак не умаляло её мастерства, и комик, чьи шутки о людях, местах и обычаях Кеффии ничего не говорили мне, но заставляли зал содрогаться от смеха. Быть может, виной тому славный амасек и орехи каба, что не могли сгладить его действие, но вскоре я ощутил, что провожу время намного лучше, чем ожидал.

По крайней мере до тех пор, пока представление не закончилось и на сцене не появилась уже знакомая фигура.

– Я благодарен всем, кто пришёл сегодня, – заговорил Деновера, озаряемый светом софитов. – Ваше присутствие – честь для нас, – по залу пронеслась волна самодовольных аплодисментов. – Но особенная честь – это присутствие здесь героя, что рисковал жизнью, дабы уберечь нас от врага внутреннего.

– Вставай, Торен, – сказал я, поднимаясь и сам. – Мы уходим.

– Уходим? – Дивас опустошил третий или четвёртый бокал и последовал моему примеру, слегка покачиваясь.

– Дамы и господа, я представляю вам знаменитого комиссара Каина!

По моим глазам ударил свет софитов, а по ушам – цунами аплодисментов.

– Да, уходим, – твёрдо сказал я, помахав рукой куда-то в сторону шума, который от этого только усилился. Всё ещё моргая, я повёл Диваса к выходу из ложи и вышел за дверь. Мне стоило ожидать чего-то в таком духе, но я все равно был немного раздосадован. Один Император знает, как мы теперь вернёмся в батарею – вестибюль, не говоря уже об окрестных улицах, будет забит гражданскими, что хотят хоть краешком глаза увидеть нового героя, а прокладывать себе путь цепным мечом – плохой вариант. Я постучал по вокс-бусине в ухе.

– Юрген. Ты можешь подъехать на «Саламандре» и ждать нас у выхода из мюзик-холла на улице Пяти бушелей?

– Бу’у там до того, как вы подой’оте. – Мой ординарец прожевал и проглотил что-то и продолжил уже более внятно. – Уже выезжаю.

– Мы будем ждать, – подтвердил я, закрывая дверь в ложу и отрезая нас от шума и ослепительного света. Я схватил Диваса за рукав – отчасти, чтобы поторопить его, отчасти, чтобы удержать на ногах. – Пошли. Может быть, мы успеем выйти, пока в вестибюле не так много народа.

Однако нам пришлось расстаться с этой надеждой, едва мы оказались внизу. Из-за портьеры, что вела в вестибюль, доносился жуткий гомон, а одного осторожного взгляда хватило для того, чтобы подтвердились мои худшие опасения. Людей там было столько, что места не хватило бы и ратлингу, не говоря уже о двух офицерах Имперской Гвардии.

– Что теперь? – спросил Дивас, и я покачал головой в замешательстве; но спустя миг мне на глаза попалась лестница, ведущая вниз, а в голове всплыли слова, мимоходом брошенные Деноверой пару часов назад.

– Пошли вниз, – сказал я, дернув Диваса за руку и зашагав к лестнице так быстро и тихо, как мог – хотя толпа так шумела, что не было смысла таиться. Я снова включил вокс-бусину.

– Юрген. Подъезжай к служебному входу, если сможешь.

– Буду там, сэр. – Заверил он меня, гул мотора заглушил его последние слова. – Через десять минут или пять, если дороги окажутся свободны.

– Не спеши, – быстро добавил я, помня, как водит мой ординарец и не желая возиться с горой бумаг, посвящённых случайным жертвам среди гражданского населения. Я зашагал вниз по лестнице, ковёр приглушал мои шаги, Дивас ступал за мной. Он шагал не слишком твёрдо, но посмотрев на него, я уверился, что мой друг не потеряет равновесие и не упадёт на меня, после чего мы полетим по лестнице уже оба, после чего обратил взгляд на то, что ждало нас внизу.

Внизу, конечно, был ещё один коридор – на этот раз выложенный кирпичом, без ковра, но такой же загромождённый. В дальнем конце виднелась ещё одна лестница, спускавшаяся вниз.

– Куда теперь? – спросил Дивас.

– Один Трон знает, – отозвался я.

Деновера сказал, что здесь можно пройти к служебному выходу, но ни я, ни Дивас не имели ни малейшего представления о том, где этот выход находится, а моё умение ориентироваться в незнакомых лабиринтах здесь не слишком помогало. Я уже начал подумывать о том, чтобы вернуться в вестибюль и вызвать отделение гвардейцев, что сопроводили бы нас, но тут услышал шаги – кто-то поднимался по лестнице. Миг спустя перед нами оказался юнец-билетёр, несущий несколько коробок свежих орехов, которыми явно собирался пополнить запасы, разорённые нашими обожателями. Он заморгал, осознав, с кем столкнулся.

– Могу я помочь? – протянул юноша тоном, намекавшим, что предпочёл бы не делать ничего, для чего требуются усилия.

– Как побыстрее выбраться на улицу? – ответил я вопросом на вопрос.

Глаза парня на миг расфокусировались, будто для ответа ему требовалось серьёзно подумать.

– Так через низ, – сказал он, поставив коробки и подойдя к нам. – Там сперва через подвал под сценой, потом через гримёрки… А, лучше я сам покажу. Иначе вы будете бродить тут всю ночь.

Он повернулся и начал спускаться, больше не обронив ни слова.

– Спасибо, – хмыкнул Дивас. – Премного благодарны.

Лестница вела в большой и тускло освещённый подвал, заваленный брошенным реквизитом и декорациями. Потолок поддерживали кирпичные колонны, примерно втрое выше меня и такие широкие, что я едва бы смог обхватить их руками. Мы описали несколько зигзагов, ступая по незахламлённому пространству, и Дивас окончательно перестал понимать, где мы находимся.

– Ты уверен, что мы идём куда нужно? – спросил Торен, и юнец кивнул.

– Конечно, – произнёс он, – я знаю это место как свои пять пальцев. Нам сюда.

Он нырнул под низкую кирпичную арку, мы последовали за ним и оказались на винтовой лестнице, уходившей вниз. Помещение, куда она нас привела, было поменьше и, должно быть, примыкало к какой-то разгрузочной зоне, судя по ящикам, более или менее аккуратно сложенным у колонн, а в одной из стен был виден зев туннеля, достаточно широкого и высокого, чтобы по нему мог ехать грузовик. Туннель вёл наверх.

– Спасибо, – поблагодарил я, сделав несколько шагов по туннелю, но наш проводник покачал головой.

– Не сюда, – сказал он, – там тупик.

Юнец повернулся и надавил на непрочно сидящий кирпич в стене.

– Нам вниз. – Часть стены отъехала в сторону по отлично смазанным направляющим, открывая ещё один коридор, будто ведущий в недра самой земли. Дивас весело зашагал туда, но я уже сомневался. Воздух из туннеля шёл нездоровый, будто вырывался из больных лёгких.

Но прежде чем я успел высказать сомнения, раздался новый голос.

– Оррис! Что ты тут делаешь? – из грузового туннеля появился Деновера, толкающий перед собой тележку, нагруженную коробками с выпивкой. Увидев меня и Диваса, он расплылся в улыбке. – Понравилось ли вам… – его взгляд упал на тайный проход, и челюсть управляющего отвисла. – А это что ещё такое, Варп его побери? – Он осмотрел проход и подозрительно глянул на Орриса. – Ты знал про этот коридор?

– Конечно, он знал, – сказал я, вынимая лазпистолет. Мои подозрения превратились в уверенность, когда я увидел, как спокойно лицо юнца. Его глаза снова смотрели в никуда, но теперь я уже не мог обмануться, приняв это за тупоумие лишённого воображения гражданского. – Он гибрид. И сейчас связывается с разумом выводка и сообщает его остаткам, где мы находимся.

– Он кто? – переспросил Деновера, не желая принять такое развитие событий. Я не думаю, что он вовсе успел его принять – что-то нечеловечески быстрое вырвалось из тайного прохода, третья рука с бритвенной остроты когтями снесла голову владельца «Блистательного» с плеч, окатив всё вокруг фонтаном крови.

Дивас, учитывая, насколько он был пьян, действовал с похвальной скоростью – выхватил лазпистолет и принялся палить в новоявленное жуткое создание, скорее увлечённо, чем прицельно. Несколько лазразрядов попали в цель, оставив на хитиновом панцире гибрида сочащиеся сукровицей отметины и попортив роскошное одеяние. Дивас сумел отвлечь тварь, и я прикончил её точным попаданием в голову.

– Осторожно, Кай! – крикнул Дивас, когда Оррис бросился на меня, распахнув полную жутко изогнутых клыков пасть так, как не под силу человеку. Я дважды выстрелил ему в грудь, отчего юнец упал, испустив пронзительный вопль, услышав который я заскрипел зубами.

– Юрген! Где ты? – воксировал я, пока Дивас включал свою бусину и докладывал в штаб о нештатной ситуации, в которую мы угодили. Да, подкрепление бы не помешало, но учитывая обстоятельства, оно поспеет разве что для того, чтобы забрать наши трупы.

– Пару минут, сэр, – ответил Юрген. – Но я не могу доехать до театра. Улицы полны штафирок.

Какой-то миг я проклинал мёртвого Деноверу, лежащего у моих ног, чья попытка сыграть на моём присутствии привлекла столько зевак. Но тут из прохода, что открыл Оррис, раздался зловещий топот, и я переключился на более насущные проблемы.

– Сюда, – я указал на широкий туннель, из которого вышел Деновера.

– Но там же тупик! – возразил Дивас, но всё равно пошёл за мной – по крайней мере, так мы удалялись от поднимающихся снизу гибридов, и один Трон знает, чего ещё, что рыскает во тьме.

– Он лгал, – сказал я, надеясь, что это так. – Юрген. Здесь должно быть что-то вроде разгрузочной зоны с северной стороны театра. Мы идём туда.

– Понял вас, сэр. – Рёв двигателей «Саламандры» в вокс-бусине стал отчётливее. – В переулках тут посвободнее. Я думаю, что буду вовремя.

– Мы подождём, – отозвался я, надеясь, что будем живы, чтобы ждать. Пол здесь оказался гладким, а склон – пологим, и во мне начал пробуждаться оптимизм. – Крады, конечно, очень быстры, я сам видел, но у нас есть фора.

– Трон Терры! – воскликнул Дивас, оглянувшись и резко прибавил ходу. Сам не знаю, как я решился оглянутся – и немедленно пожалел об этом. В туннеле у нас за спинами виднелся огромный, грозный силуэт, вдвое или втрое больше любого генокрада, что мне доводилось видеть.

– По крайней мере, мы узнали, где прячется глава выводка, – выдохнул я, пуская пару лазразрядов, что повредили толстому панцирю чудовища не сильнее воздушных поцелуев. Дивас опять принялся кричать по вокс-каналу, докладывая о том, что видит, хотя здесь и сейчас нам от этого не было никакого толка. Я взялся за цепной меч – это слегка меня успокоило, хотя идея выйти на бой против живой машины смерти в таких условиях всё равно не радовала.

– Оно приближается! – выкрикнул Дивас, и звучало это совсем не ободряюще. Мы вместе обрушили на чудовище шквал лазерных разрядов, в смутной надежде замедлить его, но только разозлили. Монстр поднял голову, высунул язык и завопил – его крик окатил нас всё равно что ударная волна от взрыва. Древняя кирпичная кладка трескалась и рассыпалась, когда по ней ступали ноги с когтями, длиной с моё предплечье. Огромное чудовище приближалось, его когти жадно загребали воздух.

Я схватил Диваса на воротник и дернул в сторону, спасая от когтей, что сомкнулись на том месте, где секунду назад была его голова, и мы оба покатились, подныривая под лапы чудовища. Я успел рубануть по длинной ручище патриарха – движущиеся зубья меча застонали, вгрызаясь в экзоскелет, а на нас хлынула вонючая сукровица.

Перекатившись, мы вскочили на ноги и прижались спинами к стене – я почувствовал, как древняя кирпичная пыль щекочет шею. Повелитель выводка попятился, осознав, что ему непросто сражаться в тесном пространстве. Тогда я снова рванулся к нему, стремясь заставить тварь отступить. Дивас продолжал выпускать лазразряд за лазразрядом, вырывая у чудовища куски панциря с груди, но не нанося монстру никакого серьёзного ущерба.

Тут раздался оглушительный грохот, эхом разносящийся по всему туннелю, за которым последовал рёв мощного двигателя, вонь прометия, и яркий искусственный свет, что мгновенно ослепил меня.

– Поберегитесь, сэр! – крикнул по воксу Юрген, берясь на тяжёлый болтер, торчавший из корпуса «Саламандры», чей знакомый силуэт почти полностью перекрывал туннель.

Шквал снарядов пробил хитин патриарха, чудовище покачнулось, из его ран сочилась сукровица и выпадали перемолотые потроха. Мы с Дивасом прижилась к стене, и «Саламандра» пролетела в нескольких дюймах от нас. Хитин столкнулся с керамитом, и удар сбил чудовище с ног. Юрген остановил машину.

– Ты очень вовремя, как всегда, – поздравил я всего помощника, взбираясь на пассажирское место. Дивас карабкался вслед за мной. – Но я думал, ты будешь ждать снаружи.

– Там негде встать, сэр, – отозвался Юрген. – А ещё мне показалось, что у вас неприятности.

– Тебе показалось правильно, – согласился я, когда мой ординарец дал заднюю, и «Саламандра» понеслась по туннелю так же быстро, как ворвалась туда.

Не обращая внимания на россыпь искр и кирпичной крошки, окатывающей меня всякий раз, когда машина цепляла стену, я добрался до турели с тяжёлым болтером и открыл огонь по громадной туше патриарха, что явно не собирался становиться прошлым и уходить в прошлое, потому что несся по туннелю за нами, лишь чуть менее прытко чем раньше – очередь, что дал Юрген, явно ранила его, а я стремился довести дело до конца. Дивас, не желая оставаться в стороне, ещё несколько раз выстрелил из лазпистолета. Чудовище упало, когда шквал разрывных снарядов поразил его в голову, но даже это его не прикончило – повелитель выводка пополз к нам, подобно сгустку чистой злобы.

– Настойчивый он, правда, сэр? – заметил Юрген, окатив тварь из тяжёлого огнемёта.

Это добило монстра. Извиваясь в предсмертной агонии, горящий патриарх отступил из туннеля, поджигая всё, что могло гореть. Когда мы вырвались на воздух, пламя уже охватило все подвалы и выжигало это гнездо скверны.

Так я надеялся.


– Что ж, похоже на правду, – подытожил полковник Мострю. Последнее из брёвен, что составляли крышу, рухнуло в глубину горящего здания, рассыпая искры. Льдисто-голубые глаза полковника, как всегда, глядели на меня с едва скрываемым подозрением. – Впрочем, я думаю, мне нужно будет послать кого-то проверить эти туннели, когда сапёры расчистят их.

– Вероятно, нужно, – согласился я, в полной уверенности, кому он собирается поручить эту работу и твёрдо вознамерившись переложить её на кого-нибудь другого ещё до того, как прозвучит предложение. – Я бы пошёл сам, но мне нужно быть в столице ещё до того, как руины остынут достаточно, чтобы начать копаться в них. Сержант связалась с Комиссариатом и очень настаивает на том, чтобы лично услышать мой доклад. – Это значило, что я встречусь с Винетой раньше, чем ожидал, что тоже было приятным преимуществом.

– Понимаю, – протянул Мострю, явно раздражённый тем, что ему не удалось толкнуть меня в сторону опасности, как он это делал при каждой возможности. Полковник не верил в то, что моя растущая репутация заслужена и с удовольствием подвергал меня испытаниям. – Уверен, что подберу кого-нибудь. – Его взгляд остановился на Дивасе, что явно собирался вызваться добровольцем.

Знакомый запах возвестил о появлении моего ординарца, что с глубоким удовлетворением смотрел на пожар и приветственно протягивал мне кружку танны.

– Кстати, сэр, – спросил он через мгновение, – вам понравилось представление?


Больше переводов ищите в группе ВК https://vk.com/darkheresyekb и на Яндекс.Диске: https://yadi.sk/d/pWtmvdh7BYw7ng




notes

Примечания


1


Речь явно о событиях рассказа «Сектор 13».

2


В оригинале Каин говорит «Singers and acrobats weren’t really my cup of tanna» – тут Митчелл по-вальхалльски меняет обычное английское выражение «my cup of tea», то есть «это мне не по душе/не по вкусу».