КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471548 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 219866
Пользователей - 102204

Впечатления

Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Приграничное владение 3 (СИ) (fb2)

- Приграничное владение 3 (СИ) (а.с. Приграничное владение -3) 1.71 Мб, 514с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Артем Юрьевич Матюшенко

Настройки текста:



Матюшенко Артем Приграничное владение 3

Часть 1. Большая любовь

Глава 1


* * *

Саша проснулся внезапно, будто и не спал вовсе, а просто прилег вечером и закрыл глаза всего на пять минут. Что-то его разбудило, но вот что? На улице еще темно. Бывало, засидится за компом, зачитается, еще и чаю себе подливая, а потом просыпается утром еще затемно и бежит в уличный туалет, благо дорожку освещал фонарь, висящий над входом в баню. Но сейчас по нужде совсем не хотелось. Может, просто он уже выспался? Последнее время он перед сном немного разгоняет в организме циркуляцию магической энергии и ему за глаза хватает трех-четырех часов сна. Встает всегда бодрым и полным сил, энергия бурлит в жилах и выплескивается через край, будто проспал часов девять и ему все еще не больше двадцати.

Даже неудобно порой бывает перед тем же Сергеем, что у него есть магический дар. Ведь, судя по словам Клима, он еще и проживет, как минимум, вдвое дольше своих ровесников. Не чудо ли? А может наоборот, это такое проклятие свалилось на его голову. Ведь не только своих ровесников переживет, но и любимую женщину, если она будет не вдвое младше его самого. Хотя, тот же Клим объяснял, что с помощью магических амулетов, наполненных магией, можно вливать жизненную энергию и в людей, совершенно не обладающих таким даром, также даря им здоровье и существенно продляя жизнь. Так что, не все так плохо, на первый взгляд. Надо не забыть поговорить с ним насчет этих амулетов, да, если возможно, заказать хоть десяток или хотя бы полдюжины для самых близких.

Он потянулся за телефоном, хм… время всего четыре часа, а лег он почти в три, снова зачитавшись на одном из книжных сайтов. Странно, раньше шести обычно он не просыпался. И тут он понял, что его удивило- абсолютная темнота за окном. Раньше горели два фонаря: один у него во дворе, второй на столбе за оградой освещал улицу, даже приходилось плотно закрывать жалюзи, чтобы свет фонарей не мешал спать, а теперь темнота полная, даже луна была скрыта осенними тучами. В общем, как говорят — «будто у негра в заднице».

Саша, откинув одеяло, сел на диване. Клавиша сетевого фильтра не подсвечивается, значит, света нет и в самом вагончике. Вот же… зараза! Всю улицу, наверное, обесточили. Авария, что ли, какая в поселке случилась. Если часа через три не включат, то утром нужно будет вытирать лужу, натекшую из разморозившегося холодильника.

А вот чего он спрашивается проснулся в такую рань? Чай не вскипятить, да и книжку по нету не почитать, значит, остается одно- в лучшем случае спать, в худшем — лежать на диване, гоняя разные мысли в голове. Блин… если везде в поселке отключили? В кафе же полно продуктов в холодильниках. И чего тогда делать? Да и у Кирилла рыба на рынке в морозильниках. Не хотелось бы, чтобы все, что на рынке, тоже пропало, не слабо тогда на деньги влетим. Только надеяться, что включат быстро.

Ладно, пока чего панику поднимать? Бывало не раз, что электричество в поселке отключали на несколько часов, если уж к утру не дадут, тогда всех буду обзванивать. — Решил он.

На столе стояла большая кружка с остатками давно остывшего кофе, взял в руку, поболтал, принюхался. Пить хотелось, но остатки холодного растворимого напитка не соблазнили его, он поморщился и отодвинул кружку.

Прошлепал босыми ногами по холодному линолеуму в тамбур к стоявшему на тумбочке чайнику, глотнул прямо из носика кипяченой водички, потом расправил сбившуюся простыню и собрался поудобнее расположиться и проспать еще пару часиков, как его насторожил еле слышный звук скрежещущего железа, донесшийся со двора. Что там еще может быть? Саша прислушался, прошло несколько секунд — вроде тишина. Но потом все же поднялся с дивана и выглянул в полураскрытые жалюзи. Если бы не его новая способность- ночное зрение, которую он приобрел после встречи с личем, ему бы вряд ли удалось в полной темноте разглядеть человека у ворот в подвал дома, где был и сам переход.

Саша на мгновение замер. — Какого! Кто это и чего ему тут нужно? Он увидел, как незнакомец, одетый в темные брюки карго и темную же куртку, скинул рюкзак с торчащими из него на полметра какими-то рукоятями.

— Скорее всего, скрипнула калитка, а вернее, железный засов, когда этот… незнакомец его вскрыл, это меня и разбудило. — Подумал Саша. — А чего я, тормоз, думаю?

Он метнулся от окна, но прежде успел увидеть, как незнакомец извлек из рюкзака кусачки с длинными ручками. Саша быстро натянул свой приготовленный к утренней пробежке непромокаемый спортивный костюм и кроссовки, и выскочил из вагончика. Незнакомец к этому времени уже успел перекусить дужки навесного замка. Увидев Сашу, он отбросил свой большой инструмент и вытащил что-то черное из кармана. Вначале у Александра мелькнула мысль, — Неужели воришка пришел с пистолетом? Вообще, зачем он здесь, икру воровать? Но потом Саша разглядел, что развернувшийся к нему злоумышленник держит в руке шокер.

Ни слова не говоря, вор сделал два длинных прыжка и ткнул Сашу электрошокером в область шеи… вернее, попытался ткнуть. Рука с шокером прошла в сантиметре от Александра. Разогнанное в ускорении тело, немного прогнувшись, ушло влево, правда, Саша чуть не поскользнулся на мокрой после вечернего дождика земле. Он успел восстановить равновесие и сделать еще один шаг за спину нападавшему, прежде чем удивленный незнакомец развернулся к нему. Теперь они поменялись местами, Саша стоял спиной к воротам гаража-подвала, а незнакомец с шокером на против него вновь готовился к нападению. Чего ему от меня надо? — Вновь успел подумать Саша, прежде чем вор оценивающе глянув, вновь кинулся на него.

Теперь его движения напоминали движения борца вольника в начале схватки. Нападающий чуть присел, согнул руки в локтях и резкими ломанными движениями попытался сблизиться с хозяином участка. Саша, наблюдая за его руками, в одной из которых был все так же зажат большой шокер, пропустил молниеносный пинок чуть пониже колена. Ребристая подошва высокого ботинка прошла чуть вскользь, но Саша все же зашипел сквозь зубы, успев отпрыгнуть от пролетевшего у самого лица электрошокера.

Ах ты… редиска! Думал, ты борец, а ты гад, еще и лягаться, как конь удумал. Точно, кожу до крови содрал мне на голени, так жжет… падла. Ну, сам виноват, не плакай потом! — Разозлился Саша. Если до этого момента он, скорее, был удивлен нападением этого странного грабителя и действовал вполсилы, то теперь, разозлившись, начал разгонять тело, переходя в боевой режим. Он шагнул к напавшему на него и резким ударом руки выбил у того шокер.

Вторым ударом, нанесенным открытой ладонью, он заехал мужчине по уху. Голова нападавшего после такого шлепка мотнулась. От его сильной пощечины, нанесенной под ускорением, черная кепи незнакомца, вращаясь, улетела в сторону. У Саши даже сложилось такое впечатление, что незнакомец на долю секунды выпал из реальности от его удара, но потом тряхнул головой, приходя в себя, и стрельнул прищуренными глазами в сторону своего противника.

За эти пару секунд, растянутых его ускорением, он успел хорошо разглядеть незнакомца. Чуть рыжеватые, коротко стриженные волосы, небольшая аккуратная бородка и цепкий взгляд серо-стальных глаз. Серьезное и интеллигентное лицо противника настолько не вязалась с воровством красной икры из подвала частного дома, что Саша завис еще на пару секунд, внимательно разглядывая незнакомца и не стремясь свалить его новыми ударами. Он уже потом понял свою ошибку, когда противник за эти секунды подобрался и, заведя обе руки себе за спину примерно на уровне пояса, вытащил два небольших черненых клинка.

Ни хрена себе, ты чего, дядя, за икру привалить меня решил? Мало того, что на его руках были надеты тактические перчатки с жесткими пластиковыми накладками, сейчас он обратным хватом держал зажатые в руках ножи. Не до шуток уже! Саша краем взгляда увидел так и лежащие на земле массивные кусачки с метровыми ручками. Он прыгнул назад и, прежде чем незнакомец успел напасть, схватил обеими руками брошенный инструмент.

— Давай! — Успел выкрикнуть Макаров, когда незнакомец молнией метнулся к нему. Может, для кого-то и молнией, но сейчас разогнанное сознание воспринимало рывок незнакомца, словно на замедленной видеозаписи. Он чуть повел тело влево, а затем, резко сменив направление, попытался поднырнуть Александру под правую руку, одновременно целя лезвием одного из ножей в бедро противника.

Саша отклонился, чуть отведя ногу от укола ножом, и нанес нападающему жесткий удар тяжелым инструментом по левому плечу, сбивая того с ног. Грабитель, вскрикнув от боли, кувыркнулся по мокрой земле, а затем неуклюже вскочил. Нужно отдать ему должное, он не выронил ножи, но левая его рука повисла плетью.

Так, шутки кончились. Саша отчетливо слышал хруст ломающейся кости, когда отоварил мужика его же здоровенными кусачками. У него вон рюкзак за спиной, мало ли чего он еще оттуда достанет. Саша не удивился бы, если следующим оружием в руках нападающего стал бы пистолет с глушителем. Очень уж вор напоминал наемника профи. А вот от пуль Александр при всем своем ускорении вряд ли увернется. Так что, не тормозить!

Не давая тому времени на раздумья, Саша прыгнул вперед и ткнул икорного грабителя инструментом куда-то в грудь, вновь сбивая его с ног и отбрасывая на пару метров. Потом заскользил кроссовками по грязи и сам не удержался и тупо завалился на бок, впрочем, тут же вскочив на одно колено, занося для отражения атаки свои кусачки-дубину.

Мужик перекатом ушел вбок. Тихо застонал, видимо, потревожив сломанное плечо, почти резко вскочил, опираясь только на одну руку и прижимая вторую, покалеченную, к телу и, даже не обернувшись, на Сашу, бросился бежать.

— Блин, что это было? — Мотнув головой, подумал опешивший Александр, когда за нападающим захлопнулась калитка. В грязи валялся один из оброненных нападающим ножей. Саша оглядел двор, — Ага, а вот и шокер лежит. — А чего я тормознул-то? Дурак, нужно было догонять этого резвого грабителя. Поймать, да поспрошать вдумчиво, кто он и чего ему тут надо? Ну не верил Саша, что такой резкий да подготовленный к нему за икоркой пожаловал. А зачем тогда? Неужели переход? — Ожгла его мысль. А если проследили или тот же Михалыч инфу слил? Вот жеж…

Саша все же кинулся к воротам и, нырнув за калитку, лишь увидел горящие красным фонари быстро свернувшей к трассе машины. А он еще и на машине. И, скорее всего, не один. Это, судя по тому, что машина рванула через несколько секунд, после того, как за этим иностранцем хлопнула калитка.

— Стоп? Почему иностранец? Так ведь Саша отчетливо слышал, что нападавший, когда он сломал ему что-то в плече, матюгнулся не по нашему. Что-то типа… «Оу щет!» Не уверен, что именно это, но что-то типа того, прям как в фильмах голливудских. Да и одет он как-то совсем не по нашему, что ли. Все страньше и страньше. Этому-то что тут нужно? Ни в жизнь не поверю, что икра! Значит, сам переход в иномирье? Кто и почему? Как говаривал наш советский штандартенфюрер- информация к размышлению!

— Ты точно думаешь, что иностранец? — Спросил его Климент, когда они утром, сидя втроем в вагончике, обсуждали ночное происшествие.

— Да кто его знает? — Пожал плечами Саша. — Как тут точно скажешь? Ну, вроде похож. Да и выругался по ихнему.

— А больше ничего не говорил? — Спросил его уже Сергей. — Все молча нападал и с шокером и с ножами?

— В том-то и дело. — Покачал головой Саша. — Действия такие выверенные, как… ну как наемник в кино. Или наемный убийца. Но этот, видно, убивать не хотел, в подвал лез, а я помешал. Да и потом, то шокером ткнуть хотел, то ножом в ногу. Вроде как просто вырубить, чтобы не мешали ему дело свое сделать. Да и электричество не просто так вырубили. Слишком все подготовлено как-то, продуманно…

— Странно, чего ему нужно-то? К переходу магическому рвался? — Задумался Клим. — Если только маг, то тогда к нам перейти мог, а простой человек переходом сразу не воспользуется. Ты не заметил, может, маг?

— Нее, точно не маг! — Замотал головой Саша. — Никакого зеленоватого свечения от рук, ускорения не было, хотя сам по себе резкий и подготовленный. Если бы не ускорение, раскатал бы меня как бог черепаху. Да и амулетов никаких я у него не заметил.

Серый покрутил лежащий на столе нож, заметил: — А ножичек-то фирменный. Точно не барахольный Китай. Говоришь, у него два таких было?

Саша кивнул, — Нож тактический, дорогой, ручка удобная карбоновая с выемками под пальцы и лезвие черненое, чтобы не давало блики в темноте Я наподобие такого в нете нашел, и шокер тоже иностранный, и не дешевка китайская, что у нас на барахолке купить можно, а в Европе сделан. Кепка вон, и та фирменная.

Он взял со стола темно-серое кепи, с длинным козырьком и вышитым на ней стилизованным черепом, и вывернул ее, показывая ярлык, — Во, все по-английски и фирма эта одежду для наемников шьет, сайт их тоже в нете есть. Кепи новенькая совсем и довольно дорогая. Впрочем, как и нож, как и шокер тоже. Не нарик же какой решил икоркой разжиться и так прикинулся для дела? Шокер, ножи, те же кусачки для замка, дужки-то он перекусил легко, да и одежда. — Саша на несколько секунд задумался, вспоминая, — точно, у него ботинки высокие, штаны темного цвета с карманами накладными и накладками на коленях и куртка… а скорее, толстовка с капюшоном и тоже с жесткими накладками на локтях. Наши воровайки, даже в фильмах, одетыми так на дело не ходят.

— Братцы, а может, это тех братков и судьи знакомый? — Спросил Сергей, крутя в руках оброненный незнакомцем нож. — Не одни же они, друзья там, подельники, может, остались? Что мы про них знаем, может, там вообще целая банда серьезная? Вот и ищут своих.

Саша задумался, в словах друга был резон, тем более их машину они в подвал перегнали, где распилили ее и перетащили в иномирье всего несколько дней назад.

— Думаешь, за домом следить могли? Видели, как машину в подвал загоняем? Да нее, бред! Да не, этот все одно, на братка не похож. Те, если бы расклад знали, то как минимум несколько человек приехало. И меня бы сразу вырубили и в оборот взяли, а не подвал побежали вскрывать.

— Ну, а какие у нас еще версии есть? — Пожал плечами Дубровин. — Если это спецслужбы какие узнали о переходе, то тоже совсем иначе бы действовали. Не одиночка бы пришел- к бабке не ходи! Да и читал, что дорогие машины маячками оборудуют, противоугонными. Значит, реально могли проследить их путь до твоего дома.

— Резонно! — Поддержал Дубровина Клим. — Подытожим, основные версии? Или подельник тех троих, или кто-то узнал про переход в наш мир, вроде все? Не густо у нас с информацией, прямо скажем, но обе версии напрягают.

— Михалыч туда-сюда по делам шастает. Если бы от него инфа ушла… хотя, смысла не вижу. — Замотал головой Макаров. — Ведь ему легче человека самому туда провести. А этот наобум лез, не маг точно, значит, и перейти сам не смог бы. По крайней мере, пока его кто-то с даром пару раз туда-сюда не переведет.

— Меня раз пять туда переводили, и чего? Я вот сам и сейчас не перейду. — Напомнил о своем полном отсутствии такой способности Сергей.

— Ты, Серый, уникум. У тебя мана в организме отрицательный потенциал имеет. — Хмыкнул Саша.

— Одно понятно- караул нужно усиливать. А то у нас один ветеран в подземном коридоре сидит. Сегодня же скажу, чтобы три человека, как минимум, дежурило. Вооруженных. Если насчет перехода кто лез, так лишним точно не будет. Еще и Лаэрту скажу, чтобы, когда не срочный рейд, в резиденции ночевал, с парой своих разведчиков. На всякий случай. — Принял решение лэр. — У кого еще какие предложения будут?

— Замок в двери хотели врезной сделать. — Напомнил Саша. — Клим, а у вас амулета какого нет, чтобы, как тревожная кнопка срабатывал?

— Во, точняк! — Закивал Дубровин. — Нажал тут в кармане тревожку и вы там уже предупреждены, и сюда выдвинулись сразу.

— Да откуда такое? Еще и чтобы в другом мире активировал амулет, а у нас тревога сработала. Был бы Кастор жив, может, чего такого и выдумал, изобрел какой артефакт. Нет у нас ничего такого. — Вздохнул Клим. — Тут бы тоже караул выставить не мешало.

— А кого? Не твоих же гвардейцев с мечами во дворе садить? Тут про переход только мы вдвоем и знаем, — ткнул Саша пальцем сначала себе в грудь, потом указал на Сергея, — если еще кому рассказать, то по секрету- всему свету, точно так получится. Мы Ромке-то говорить не хотим, не потому, что не доверяем. Просто… зачем парню лишние головняки? Он и про судью не в курсе, как и мой брат. А если наших парней тут посадить, вот, например, в этом же вагончике, когда в дом перееду, опять же только себе проблемы. Как ты им объяснишь, откуда каждое утро в подвале продукты появляются? Лишние вопросы только. — Саша отмахнулся. — Нет, не вариант совсем, если только подземный ход из подвала в кафе не прокопать. Ты, Клим, только у себя караул усиль, а тут пока волну гнать не будем.

— Да если надо будет и прокопаем. — Криво усмехнулся Сергей. — Лучше уж так, чем все потерять.

— Ну какой еще ход, Серый? По делу говори.

— Все же главный вопрос- кто это был? — Все еще разглядывая оброненные ночным визитером предметы, спросил Дубровин. — Поймать бы его, да поспрашивать вдумчиво.

— Ну упустил, уж простите. — Виновато развел руками Саша.

— Да, ты че, Сань, к тебе какие претензии? Я вообще не уверен, что от такого резкого да подготовленного отбился бы! — Замотал головой Серый. — Ты поосторожнее в следующий раз, ладно?

— Ну спасибо, и когда мне следующего нападения ждать? — Хмыкнул Саша. — Может, простую сигнализацию на ворота в подвал установить? Так сказать, на всякий пожарный. Чтобы снова ночью гость какой не пожаловал?

— Ну, хоть так. — Поддержал идею Клим. — Только автономную надо, на батарейках, электричество-то он заранее вырубил. Не побоялся, полез в трансформаторную будку. Это опять же в пользу его подготовленности говорит.

— Да уж, типок мутный. — Закивал Серый.

— С вашей охраной варианты бы проработать. — Продолжил Саша. — Чтобы хоть им как-то сигнал подать, если снова в подвал полезут.

— Подумаем. — Кивнул Саша. — Ромке скажу, что ночью подвал вскрыть пытались, пусть тоже подумает. Он у нас охраной ведает, он и людей распределяет по постам. Там той же икры на сотню, как минимум, стоит.

— Сигналку тоже нужно на ворота установить. Сегодня с ним и порешаем. Может, тебе, Сань, оружие сюда какое? — Обернулся Дубровин к Саше.

— Какое? — Удивился Саша. — Не пистолет же Никишкиной с собой таскать? Не хватало еще с оружием загреметь под статью. А если на травмат или охотничье разрешение делать, то это месяца полтора наверно. Смысл? Если только свой арбалет из баула достать и на стену повесить? — Кивнул он на стенку над диваном.

— А у тебя где кольчуга и шпага? — Спросил Климент.

— Все в подвале лежит. Только шпагу я сюда брать не буду. Все-таки оружие боевое. К вам ее лучше унесу, в резиденцию. Надо будет, там и возьму, когда надо.

— Сань, ну арбалет и кольчугу тогда обязательно сюда перетащи. — Не отстал от него Клим. — За арбалет-то, вроде, статьи нет у вас? Продаются же свободно.

* * *
Сегодня Ро Акула проснулся рано. Даже слишком рано, за несколько часов до рассвета. Он прислушался- во всем доме еще царила мертвая тишина, даже кухарка еще не гремела посудой на кухне. Хотя она всегда вставала затемно, чтобы сготовить завтрак на всю кодлу, а это как минимум дюжина человек, проживающих в особняке, помимо самого Акулы и его телохранителя Молчуна Гуго. Хотя нет, тишина была не абсолютной, из комнаты напротив как раз раздавалось чуть слышное подхрапывание Молчуна.

Раньше, когда Ро был молод, бессонница никогда его не беспокоила. Нет, он, конечно, не всегда спал в собственной постели, особенно будучи молодым. Частенько просыпаясь от холода и вздрагивая от каждого шороха и цоканья крысиных лапок по подземельям Руденбурга. Но уже к двадцати пяти, когда судьба свела его с Гуго, близнецами и другими подельниками, он всегда мог позволить себе мягкий тюфяк со свежим сеном и теплую комнату с горящим очагом в одной из ночлежек города. Позже, еще через пару лет, они всей шайкой обосновались в районе бывших доков, в старом кабаке Энсо, крышуя и сам кабак и пару притонов-борделей поблизости. В те годы, если выпадала спокойная ночка, Ро отрубался до самого утра, пока солнечные лучи не пробивались в щели ставень.

Теперь же он все чаще начинал клевать носом прямо за столом, когда просматривал записи или читая книгу в удобном кресле. Когда перебирался сам, а бывало, и Гуго переносил его спящего в кровать. Но и все чаще Ро внезапно просыпался после двух-трех часов сна, задолго до рассвета. Вот и сейчас он лежал в темноте, а сна уже не было ни в одном глазу. Сколько я проспал и сколько времени сейчас? — Минут пять размышлял Ро, пока, вздохнув, не привстал с мягкой перины. Он рукой нащупал лежащее на прикроватной тумбе огниво и зажег стоявшую тут же свечу. Потом при мерцающем свете одинокого огонька натянул рубашку и сунул костлявые ноги в мягкие тапки с длинными и сильно загнутыми носами- дань сегодняшней моде. Взяв свечу, он обошел всю комнату, зажигая еще полдюжины свечей в стоявших на комоде и каминной полке подсвечниках, затем подумал и зажег большую керосиновую лампу, освещавшую массивный письменный стол. Он уже по достоинству оценил этот источник света, купленный у гильдейских купцов, только вот топливо стоило довольно дорого, так как привозили его из самого Трехгорья.

Ро плеснул себе в оловянный стакан сильно разбавленного вина, чтобы промочить горло и, сделав несколько больших глотков, прошаркал к другому углу довольно большой комнаты, которая служила ему и спальней и рабочим кабинетом. В углу стояли большие песочные часы. Старинные, еще эльфийской выделки, с огромными колбами, выполненными из толстого стекла, где тоненькой струйкой тек белый песок. Если новые они были рассчитаны на половину суток, то теперь спешили как минимум на пару часов. Как пояснил мастер- песок со временем повредил и увеличил отверстие канала между колбами. Сейчас песка наверху оставалось намного больше, чем в нижнем отделение, — Ро вздохнул, — гребаная бессонница! Спал он сегодня явно меньше трех часов.

Он прислушался к своему организму- может, все же снова прилечь и попытаться заснуть? Спать не хотелось совершенно, а это значило, что до позднего осеннего рассвета ему еще часов пять сидеть при свете свечей и керосинки.

Кстати, свечи-то прогорят через пару часов, а будить Гуго или самому искать новые на замену Ро совершенно не хотелось и он их погасил, оставшись только при свете лампы. Разжигать давно прогоревший камин тоже не хотелось и он, вытащив из комода длинные вязанные носки, натянул их на ноги, затем, сняв с вешалки, надел теплый стеганный халат.

Раз спать не хочется, можно и поработать — вздохнул Ро, что еще остается старику? Хорошо хоть Молчун уже вечером наполнил кувшины, один, как всегда, родниковой водой, другой красным вином. Ро теперь редко пил чистое вино, сильно разбавляя его водой. Вот и сейчас он вновь наполнил стакан, плеснув в него сначала из одного, затем из другого кувшина, но поставил его на стол, не притронувшись. Вынул из стола и положил в освещенный лампой круг свою рабочую тетрадь, большую и тяжелую, словно гримуар чернокнижника.

Сколько таких он уже исписал за последние годы? — Много, он даже не считал, но, если учесть, что такой тетради, особенно в последние несколько лет, ему хватало максимум на полгода, выходит, не менее двух десятков. Первую он завел, когда он со своими ребятами решил попробовать себя в ростовщичестве. А потом регулярно стал записывать в свою тетрадь уже и все остальное, превратив ее больше в ежедневник, чем в обычный гроссбух торговца.

Нацепив на нос пенсне в медной оправе, он достал из стола письменный набор, но пока отодвинул его в сторону, взяв в руку свинцовый карандаш. Углубившись в чтение, он стал делать пометки на полях книги и выписки на отдельный лист плотной желтоватой бумаги. За несколько часов напряженной работы он встал из-за стола лишь однажды, чтобы справить малую нужду, воспользовавшись ночной вазой. Ну, в самом деле, не идти же старому человеку в темноте и холоде до выгребной ямы. Хотя, как он слышал, в городе стали оборудовать дома новомодными ватерклозетами, но слишком дорого- трубы-то там все медные и бачок тоже. Дорого, но удобно, не нужно бегать на двор, особенно в ветряные зимние месяцы, когда ночами вода в дождевом бочонке подергивается тонкой корочкой льда. Удобно ведь! Да и медных труб не так уж много, наливная бочка, на которую помпа устанавливается, та обычная- деревянная, а на слив уже трубы из обожженной глины идут.

Вон, говорят, уже целая очередь из горожан, желающих приобщиться к удобствам возникла. Что тогда жалеть эти несколько золотых монет? Тоже ведь с собой на тот свет ничего не унесет. Решено, на днях нужно послать своего человечка цеховикам, да надавить своим авторитетом, пусть подсуетятся и в его доме сделают побыстрее.

Через некоторое время он увидел пробивающийся сквозь ставни свет и услышал, как загремела посудой кухарка. Еще через несколько минут в дверь поскребся Гуго и, осторожно приоткрыв ее, просунул в щель бритую голову и, поприветствовав, спросил:

— Доброго утречка старшой! Рано ты сегодня. Ночью не спалось? Может чего принесть? — Потом вздохнул и продолжил, — Я вот тоже сегодня плохо спал.

— Слышал я, как ты плохо спал, — усмехнулся Ро, — Если Кирста травяной чай заварила, то принеси кружку. И меда добавь, ну знаешь, как я люблю.

Гуго Молчун серьезно кивнул, скрылся за дверью, но через секунду заглянул вновь, — Она оладьи уже начала печь. Захватить для вас тарелочку?

— Давай, — кивнул Ро, — тогда и медок в миску налей, чтоб макнуть, — потом поманил Гуго пальцем и кивнул на окно. — Тогда вначале ставню приоткрой, а то от такого света уже в глазах рябит. И это… горшок вынеси.

Когда Гуго, прихватив его горшок, вышел за дверь, в коридоре послышался шум и множество тяжелых твердых шагов.

— Ну что там еще? — Воскликнул старик, отложив в раздражении карандаш.

Филенчатая дверь распахнулась от мощного пинка и в комнату зашли, позвякивая кольчугами, три дюжих гвардейца, за ними сэр Урбан и темный эльф.

— Старик, с тобой хотят поговорить! — Произнес оскалившийся дроу знакомую фразу. — Встань!

Акула привстал и непроизвольно потрогал почти сошедший синяк под глазом, затем зажмурился, ожидая, когда ему набросят мешок на голову.

— Та-дам! Можешь открыть глаза, Акула, я уже здесь — Услышал он знакомый голос. — Сюрпри-из.

Ро приоткрыл сначала один глаз, затем второй и увидел лэра Климента собственной персоной.

«Опять? — Он тяжело вздохнул. Неужели снова что-то случилось, и на этот раз все? На этот раз точно повесят»

Лихорадочно метались панические мысли в его голове, словно услышав их, владетель махнул рукой:

— Да поживешь еще, старый, не мандражи. Вот честно скажу, — Продолжил лэр, усаживаясь на мягкий диванчик, куда после его кивка присел и сэр Урбан, темный эльф же остался стоять рядом с Ро, а гвардейцы, оглядев комнату, дружно вышли за дверь, — не думал, что с тобой встречусь так скоро, да и не горел особо желанием. Но бывает, что обстоятельства выше нашего хотения. — Развел Климент руками. — Поговорим?

Ро закивал головой и запоздало поприветствовал лэра регента:

— Доброго здоровьица, ваша светлость.

Когтистая рука темного тут же легла ему на плечо, а Климент отмахнулся:

— Сиди уж! — Он несколько секунд задумчиво разглядывал обстановку в комнате старого вора. — А ты хорошо устроился, Ро, со вкусом. Ты стар, Акула, но, я думаю, далеко не дурак, раз дожил до преклонного возраста с твоим-то ремеслом. То, что я сейчас скажу тебе, не для многих ушей, а тем более языков. Понимаешь?

И когда вор кивнул, лэр продолжил:

— Помнишь, человек сэра Урбана спрашивал тебя о пропаже девушек? Нашли их и твои люди немного помогли, сказали, что их на лодках перевозили через Руд. Но суть не в этом. — Он снова помолчал несколько секунд, словно решая сказать или нет и потом, тряхнув головой, решился:

— Знаешь модный салон леди Клариссы, где купцы гильдейские и господа благородные отдыхают?

— Как не знать. — Кивнул Ро. — Для белой публики заведение, мои люди туда не лезут.

— Концепция поменялась. — И лэр, хохотнув, пояснил, — анекдот на эту тему вспомнил, да не суть. — В общем, Акула, твоим людям нужно жестко наехать на этот салон. Очень жестко.

— На леди Клариссу? — Не поверил своим ушам Ро. — Но ведь она из благородных! У нее и компаньон… это, господин…

— Бертран? — Подсказал с улыбкой Клим. — Нет его. Убили.

— Это не мы! Мы к господам не лезем. — Испуганно замотал головой Ро.

— Да знаю, знаю. — Успокоил его лэр регент. — Ты, Акула, дослушай, потом уже спрашивать, да перебивать меня будешь.

— Звиняйте, ваша светлость. — Акула приготовился слушать, выпрямив спину и сложив руки на столе, являя собой образец смиренной заинтересованности.

— Так вот, эти самые господа и были причастны к пропаже девушек. Бертрана вместе с тремя эльфами убили в стычке в Волчьем распадке. Скорее всего, они для них девушек и воровали.

— Вот же пид… ну туда ему и дорога, этому членолюбу. — Не сдержался Ро, но тут же показательно прикрыл рот рукой.

— Ты это про что, Ро? Что, Бертран? — Удивленно посмотрел на вора лэр.

— Ну да, мальчиков любил. — Закивал головой Акула. — Эт точно, мне про него на ушко давно шепнули.

— Хм… вот оно как. — Озадаченно посмотрел Клим на главу тайной канцелярии. — Потеснее надо общаться вам, глядишь, и еще чего интересного выяснится. Вот и выходит, Ро, что они агенты эльфаров, а салон как прикрытие… хотя, я думаю, он и деньги хорошие приносит, публика там богатенькая любит отдохнуть, порой золотом с хозяйкой расплачиваются.

— Ваша светлость, мои люди пару дней назад там явного переодетого редоранца видели, но задерживать не стали, как вы и велели. — Вставил фразу глава тайной канцелярии.

— Вот, — кивнул лэр, — может, они еще и на редоранцев работают. Гнездо скверны, короче, еще, думаю, из Клариссы такая же леди, как из тебя маркиз, Ро. Понимаешь к чему веду?

— Не совсем понял, — кхекнул Ро, — жестко наехать, как вы выразились, ваша светлость, это разгромить салон моим людям, чтобы он закрылся?

— Вовсе нет, Ро, нужно послать несколько твоих ребят, чтобы объяснили этой леди Клариссе, что теперь она будет работать под твоей крышей.

— Дворянке? — Удивился вор.

— Случай особый, поэтому тут я тебе добро даю. Дать понять ей, что если платить не будет, скажем шесть десятков ливров в месяц, то попросту ее прирежете.

— Это ведь полторы кроны! Большая сумма. — Немного удивился Ро. — А вдруг как к стражникам пойдет или сразу, вот к сэру Урбану в канцелярию. — Ро демонстративно потрогал рукой шею. — Да и своя охрана у нее есть.

— На все деньги роток не разевай, нужно и нашему человеку для оперативных трат средства оставить, так что твоим парням только половина с этой суммы. А про стражу… ну как пойдет, так и обратно вернется, круглосуточную охрану ее драгоценной тушке никто не предоставит. А наемников полдюжины нанять- дороже выйдет. Да и не пойдет никуда она- рыло в пуху. Есть у нее деньги, салон хорошую прибыль приносит и ей светиться не зачем. Своя охрана, говоришь… кто, много? — Повернулся лэр к главе тайной канцелярии.

— Два амбала. Но даже не бывшие военные, так увальни, меч в руке не держали, разве что кулаками да дубинкой могут. Как правило, днем дежурят по двое во дворе. Один на воротах, другой возле дверей дома или в комнатке на первом этаже, если ночью. — Пояснил Урбан.

— Вот для начала уберите этих самых охранников. Но! — Вскинул лэр руку. — Убивать никого не нужно, достаточно вывихнуть ногу или сломать пару пальцев на руке и объяснить болезным, что больше им тут ловить нечего. Пусть ищут в другом месте себе приработок. Это ясно? — Дождавшись, когда Ро кивнул, он продолжил. — Тут твой человек, Акула, подкатит и объяснит этой самой леди, кто в городе как бы хозяин. Данью обложит, но, — Клим поднял палец вверх, — но и предложит помощь. Всякую помощь. Понимаешь? Она женщина и сейчас одна, да и охранников вы ее уберете, так что помощь ей не помешает. Тут мы и внедрим к ней в салон своего человечка. Он, я думаю, с одинокой женщиной быстро общий язык найдет, ну и пара твоих ребят дежурить будет. Но ты всем эту информацию не озвучивай. Для всех версия одна- ты, Ро, заматерел, подмял под себя весь город, вот и решил подоить это прибыльное местечко. Понял расклад? Есть у тебя человек толковый, не из болтливых, кому это все объяснить и поручить можно? Я ведь так понимаю, сам ты с хозяйкой салона разговаривать не пойдешь?

— Есть. — Кивнул Ро. — Рука.

— Какая еще рука? — Не понял лэр.

— Фарли Рука, — пояснил вор, — этот в лепеху расшибется, но сделает. Да и не болтлив. Вы его, ваша милость видели, он вам тогда кув… ту вещицу, утерянную доставил. — Посмотрел он на начальника тайной стражи.

— А этот… — Усмехнулся рыцарь и кивнул лэру. — Действительно не болтлив, его тогда, ну того… несколько раз хорошо приложили, — показал Урбан сжатый кулак, — а он только зубы сжал, кровь сплевывает и сопит.

— Ну, вот и хорошо! Найди его, поговори и до начала второй стражи пусть в пивную, что на углу улицы Жестянщиков подходит. Там и до салона недалеко, там его ждать будут. С ним парочку человек еще, но в курс дела всех вводить не нужно. В пивной его узнают, проводят в кабинет для белой публики, это чтобы в ратуше ему не светиться. Пора! — Хлопнул лэр себя, вставая с дивана, по коленкам, — тем более, вы Урбан, его уже знаете. Вот и проведете подробный инструктаж. Ну, не будем злоупотреблять гостеприимством хозяина сего дома, нам пора. — Но перед дверью из комнаты лэр остановился и посмотрел вору в глаза. — Акула, если без моего ведома решишь провернуть что-либо подобное с другими дворянами в тот же день будешь висеть у Западных ворот. Это я тебе точно говорю!

Следом за лэром регентом из комнаты вышел и сэр Урбан, а вот дроу немного задержался, он изобразил затягивающуюся на шее петлю, закатил глаза, высунув свой язык из клыкастой пасти и потряс головой изображая повешенного, но потом рассмеялся и похлопал притихшего вора рукой по плечу.

Когда шум в коридоре стих, Ро громко позвал своего слугу, но вместо него в приоткрытую дверь просунулась белобрысая голова одного из парней охранников.

— Хляба, Молчун где?

— Так это… — Заржал парень. — В баню пошел.

— Какую еще баню? Нашел время! — Недовольно сказал старый вор.

— Так ему снова от гвардейцев досталось, — все еще посмеиваясь, ответил парень, — горшок на него опрокинули.

— Какой еще гор… — начал Ро, но потом дошло, что это была его ночная ваза и он вызверился на заглянувшего, — а ты че зубоскалишь, Хляба? Быром, до таверны старого Рорика метнулся. Знаешь, где Фарли сейчас обитает? Найти его сможешь?

— Ага! — закивал парень, — он точно или у себя в нумере или на рынке где склады гильдейские, там не далеко. — А это лэр регент, что ли был?

— Не твоего ума дело! Мухой туда, скажи, что он мне нужен. Срочно! — И крикнул уже вдогонку. — И рот свой на замке держи, дурень!

Акула вздохнул, действительно, стар он уже для таких волнений, вот и сердечко опять заныло. — Помассировал он левую часть груди. — Надо к лекарю съездить, пусть подлечит немного. Говорят, в столице империи можно оздоравливающий амулет купить. Дорого? Ерунда, свое здоровье важнее, да и есть у него деньги. Обидно будет всю жизнь собирать, а потом помереть, не истратя даже сантима из скопленного. Так и не воспользовавшись деньгами, нет это, конечно, общак, но часть-то, Ро может забрать с чистой совестью- благодаря ему они столько и заработали за последние годы.

Он никогда не отделял свою долю от общих средств, вновь и вновь прокручивая деньги на займах, а порой и вкладывая в проекты гильдейских купцов. Никто и слова не скажет, если, конечно, силой не сместят, ушлые всегда найдутся. Вот и нужно поплотнее заняться приемником, да и в деревню к Пальцу на днях съездить и там домик себе заранее выкупить. Приготовиться к тихой, спокойной старости.

Через какое-то время дверь комнаты отворилась и в нее осторожно заглянул Гуго.

— Там к тебе Рука пожаловал, пока с парнями трет во дворе, запустить? Пришел не один сегодня, с ним Кот. Это тот, что с Резаным знался, по мелким поручениям шустрил.

— Это я за ним посылал, конечно, впусти его и жду. — И поинтересовался у уже собирающегося идти здоровяка. — Отмылся после гостей?

Молчун, немного обиженно глянув, засопел, — Снова они к нам заявились. Теперь так всегда будет, Ро?

— Надеюсь, что нет. Вот, Фарли с новым главой тайной канцелярии и будет встречаться, а мы как бы в стороне. Зови, только одного его.

Рука вошел, держа под мышкой толстую тетрадь, но все же уступающей по объему ежедневнику Ро.

— Искал, старшой? Я почти со всем разобрался, но не со всеми на рынке за долю перетереть успел, подтвердить договоренности Резаного и свои, так сказать, полномочия. — Похлопал он ладонью по тетрадке. — Завтра же к тебе собирался, с отчетом, значится.

— Со всем разобрался? Проблемы есть? — Внимательно оглядел вошедшего Ро. Сегодня тот был в новом кожаном колете, с бронзовыми застежками и пышными наплечниками с разрезами, застежка на груди была расстегнута и виднелась висевшая на шее золотая цепочка двойного плетения. — Смотрю, приоделся, цацками рыженькими сверкаешь?

Фарли только махнул рукой. — По мне так в старой одежке удобнее было, но теперь все с торговцами, да купеческими поверенными разговоры разговаривать приходится, вот и надо соответствовать. Они первым делом на твой вид смотрят, одежду оценивают. Чуть не соответствуешь, так рожу кривят, будто сами благородных кровей, а не продажей живут на обществе наживаясь. Барыги, чего там. А проблемы… Он немного задумался и потеребил бородку, — не все горят желанием платить. Да и несколько новых торговцев на рынке появилось, надобно и их данью обложить, растолковать, что по чем в наших краях. Дать понять, что Сельский рынок весь давно уже под нами и для всех условия одинаковы.

— Палку не перегни, да и плату пока не поднимай, пусть лучше по маленькой, но все- это ты правильно сказал. Смотри, у кого какой оборот, не ломи по наглости да сверх меры, чтобы к наемникам не пошли или к страже. Чтобы с нами, стало быть, и работать выгоднее им было.

— Так наемник всяко поболе восьми ливров в месяц обойдется, а стражникам, что у рынка дежурят, сами по нескольку медяков на кувшинчик пива подкидываем.

— Одному- не выгодно, согласен. — Кивнул Акула. — А ежели с десяток торговцев объединятся, да наймут нескольких матерых головорезов? Сейчас их много по тавернам сидит. Говорят в Гавани целые шайки из бывалых да опытных сбиваются, там и дезертиры и наемники, контракт оттарабанившие, да за лучшей долей в места поспокойнее отправившиеся, от войны, стало быть, подальше. С такими нам воевать накладно выйдет, кровушка с обеих сторон не малая польется. Как тогда быть прикажешь?

— Ну да, — всей пятерней поскреб затылок Фарли, — в складчину нанять могут, об этом я как-то не подумал. Шибко наседать не буду и Коту скажу, чтобы не борзел.

— Бывших подручных Резаного подтянул? — Поинтересовался Акула.

— Кот сам пришел, предложил вместе работать, а Рыжий к Хромому Арвидасу подался, теперь охранником-вышибалой при его притоне шустрит, в основном ночами за игорным залом присматривает. Ну я держать не стал, Кот говорит его Хромой давно звал и платить, может, обещал побольше, чем Резаный подкидывал, за то не ведаю, а вот что харч и проживание, то да.

— Сколько он своим парням монет отсыпал? — Отхлебнул Ро разведенного вина. — Резаный-то?

— Немного совсем, он же их разово привлекал, так и подкидывал только на выпивку, пару фартингов, ну от силы ливр в неделю, так что не густо совсем.

Акула поморщился. — Старый дурак! Зачем только жлобился, с собой в могилу все одно не заберешь. У меня парни из кодлы, что дом охраняют, и то поболе на карман имеют. Два полных ливра в неделю на расходы выдаю, хотя столуются тут задарма и живут тут же. Но с того одежу хорошую имеют и оружие справное. Не голодранцы давно уж. Вот и ты Кота на довольствие поставь, да на зарплату. Я думаю, те же два ливра в неделю, ни тебе ни мне погоды не сделают, а парень при деньгах будет и тебе благодарен, а через то и верен.

Еще тебе парочку парней своих надобно, чтобы постоянно с тобой кто-то был, наподобие свиты, что у титулованной особы бывает. Чтобы все видели, что ты не прощелыга какой, не одиночка, а со своими верными ребятками, да и не сам по себе монету собираешь, а подо мной опять же ходишь. Чтобы в мыслях тебя подвинуть с хлебного места ни у кого из ушлых, да залетных даже не возникло. Разумеешь суть?

Посели их рядом, в том же трактире. Я Рорика упрежу, чтобы еще одну комнату, да побольше для парней выделил и за жрачку денег с них не просил. Чай, два- три человека трактир не объедят. Он сделает, он мне по гроб должен, так что тут без проблем. Да и ему спокойнее на самом-то деле, никто из залетных нахрапом не ограбит с такой-то охраной. Все будут знать, что у него ты с ребятками на постоянку обитаешь. Шалмана да беспредела в кабаке меньше будет. Понял меня, Рука?

— Понял, старшой. За науку благодарствую! Как ты сказал, так все и сделаю. Я думаю и Рыжий, как про то прознает, так обратно прибежит в команду проситься. Кто же от бесплатного жилья и харча откажется. Если еще и деньги хорошие монетой получать будет? Прибежит, точно говорю.

— Ну тут, как сам решишь, так и поступай. Если доверие вызывает, то бери в обратку. Тебе давно пора своими ребятками обзаводиться. Есть еще кто на примете? Может, из моей кодлы с кем в хороших? Говори, я отпущу, не всех конечно, — усмехнулся Ро, — но парочку забирай, есть кто на примете?

— С Кариком Гымзой мы давно корешимся, так что если его ко мне отпустишь, то ваще нормалек будет. Ему доверяю, не подводил меня, да и прикрыл пару раз и человек рукастый- замочек, ежели надо аккуратно вскроет, а потом и в обратку закроет, словно и не было ничего, это сам в деле с ним проверял. Да с понятием он сам, прежде всегда думает потом уже делает. Полезен нам будет. А еще… — Рука задумался на несколько секунд, — пошлю Кота с Рыжим поговорить, его если че, обратно возьму. Только пусть сразу решает, не тянет с ответом.

— А если не пойдет? — Хитро прищурился Ро. — Есть еще кто не примете?

— Сомневаюсь, что не пойдет. — Замотал головой Фарли. — Так-то Хромой тоже щедротами не блещет, поди, бесплатным жильем да харчами бугая завлек. А коли я им деньгу пообещаю, так вернется.

— Бери приятеля! — Махнул рукой Акула и показал на кожаный диванчик напротив своего стола, где всего час назад сидел лэр регент. — А теперь присядь, Фарли, разговор к тебе серьезный будет. А если с Рыжим не срастется чего, то я тебе присоветую кого, или у приятеля своего Гымзы поспрашиваешь человека надежного, кого лучше в команду подтянуть. Я тоже препятствий чинить не буду, отпущу.

Ага. Это… Благодарствую за Гымзу, но тут, Ро, вот еще какое дело. — Шагнул он к столу и, вытащив из кармана, положил на стол увесистый кожаный кошель.

— Ого! — Взвесил его Ро в руке. — Эт чего? Вроде еще не конец месяца, чтобы мне долю с рынка заносить.

— Нее, — замотал головой Фарли, — это у Резаного с записями в шкафу лежало. Видать, его личные деньги.

— И сколько здесь? — Посмотрел на своего ставленника Ро, потрогав кошель. — Больно увесистый.

— Почти пятьдесят ливров медью. Увесистый, — согласился новый смотрящий, — чуть штаны не оттянул, пока до тебя дошел. Пожалел, что в карман сунул, котомку не взял. Но это еще не все, старшой. Я стеночки-то и пол простучал и не зря — тайничок под половицей. Вот еще. — Выложил он на стол из другого кармана связанный в узелок белый платок.

— А там, чего? — Заинтересовался Ро.

— Так чего — деньги, тоже.

— Ну ясен перец, что не табак для трубки. Сколь… А, давай развязывай, сам гляну. — Кивнул Ро на узелок.

На белом платке лежало пять монет в пол имперской золотой кроны.

— Вот видишь, Рука! Еще сотня ливров как с куста. Что и говорил я тебе, — Презрительно хмыкнул старый вор, — с собой Резаный ничего не забрал, хотя, видишь, подкапливал, не все, значит, на девок, да на вино с травкой изводил. А ты молодец, Фарли, мог бы и утаить.

— Не, старшой. Я так думаю- сегодня слабину дашь, эти деньги утаишь, завтра общаковское скрысишь. Зачем тебе такой смотрящий на рынке нужон? Должно человеку ставленному верить.

Акула удовлетворенно кивнул. Все-таки он не ошибся, когда отдал Фарли столь хлебное место, правильный человек, при понятии. Хоть сам из черни, а вишь свои думки о чести и морали имеет.

Он выдвинул ящик в тумбе своего стола и сгреб туда платок с золотом, а увесистый кошель с медью придвинул Фарли, — Это тебе на всякие непредвиденные расходы и обустройство. Парням своим можешь по нескольку ливров выдать, пусть прочувствуют, с чьей руки кормиться будут, кто, стало быть, для них господин тепереча, а не ровня вовсе, чьи они теперь слуги. — Акула глянул на своего подручного и рассмеялся, — Придется тебе обратно в кармане кошель тащить, смотри штаны не потеряй.

— Своя ноша не тянет. — Отмахнулся прописной истиной новый смотрящий. — Да и парням сейчас по пять ливров выдам, типа подъемных, все уже легче будет. Еще раз благодарствую, Ро. Сегодня прямо праздник какой-то- прям день Светлого Воздаяния — одни подарки.

— Подарки подарками, а теперь давай и о деле потолкуем. — Стал серьезным Акула. — Возьми стакан из буфета и набулькай себе вина. Давай-давай, промочи горло, тем более оно водой в половину разведено, не охмелеешь и садись, послушай меня. — Акула покхекал, прочищая горло, отхлебнул из своего оловянного стакана и, дождавшись пока Рука усядется в кресло, начал разговор:

— Знаешь заведение леди Клариссы, девочки и карты для благородных, да состоятельных? Возьмешь своих парней и еще двух из моих людей покрепше, для подстраховки. Да и расскажут они потом мне, как у вас прошло. Чтобы тебе по нескольку раз на дню ко мне не бегать. Твое сегодняшнее положение суеты не терпит, для того подручные есть- считай, слуги твои. Но в глаза такого братве не сказывай, то для них зазорно, но сами все понимать должны, что не ровня. Так вот, салон этот под нашу руку брать будем. Надо с ней жестко поговорить, объяснить все, припугнуть, как следует.

Ро посмотрел на внимательно слушающего его подручного. Не перебивает, не отнекивается, не вскакивает со словами- Это же дворяне! Значит, доверяет. И это правильно. В очередной раз похвалил себя за верный выбор смотрящего Акула. — Но, там все не так просто, Фарли. Для всех вокруг и даже для твоих парней- мы подмяли и стали крышевать салон благородной дамочки. Но, как сказал уже — там все не просто так. Они там шпионством промышляют, да и не благородная она, скорее всего, а как есть засланная от длинноухих эльфаров.

— Да ты что?! — Даже привстал со своего места Фарли. — Во дела!

— В общем, возьмешь людей и пойдешь в пивную на улице жестянщиков, где цеховики бронники после работы посидеть любят. Это как раз в двух шагах от того модного салона. Ты парней в пивную не заводи, пусть снаружи покрутятся, да за домом Клариссы чутка попасут, но не отсвечивая. А сам в кабак зайди, там у тебя встреча будет с сэром Урбаном и его человечком, он тебе все дальше и пояснит. Но повторяю- никому ни слова, ни про шпионов, ни про дела с Урбаном. Даже подручным своим не проболтайся. Понял меня, Рука?

— Понял, старшой. Я ж могила!

— Тьфу ты, язык твой без костей, не накаркай дурень! — Акула в сердцах хлопнул ладонью по столу, потом помолчал немного и, вздохнув, разоткровенничался, — Ну, а что тут сделаешь? Или у Западных ворот, как раз напротив твоего рынка, нам с тобой висеть или исполнять вот такие настоятельные просьбы власть имущих. Выбор у нас с тобой не велик, Фарли. Мы теперь в одну упряжку впряглись, ее и тянуть по жизни. Да и шпионов не грех гвардейцам сдать, то не нашей масти люди, не воровской. От понятий наших мы ни на йоту не отступаем. Они враги всем добрым людям владения, а значит и нам тоже, и в их поимке помощь оказать — дело хорошее, правильное, не стремайся этого.


Глава 2


— Наш новый механик немного поколдовал с каретой лэров и теперь Эр-Риз просит так же доработать и его экипаж, за деньги разумеется. — Усмехнулся Петр Иванович. — А ведь Михалыч просто оббил деревянные колеса резиной от разрезанных автомобильных покрышек и установил новые рессоры. Стальные вместо подвески на кожаных ремнях. По мне так хорошо сделал, что закрыл их кожухом. Тут за одни только стальные амортизаторы ограбить могут, лучше не искушать судьбу.

Мы сейчас думаем, чем добротную сталь заменить можно. Надо будет к тебе сходить и вместе с Михалычем в интернете вашем покопаться. Хотя, я помню, что деревянные делали раньше, наподобие двух выгнутых деревянных брусков. В общем, экспериментировать нужно, а то стальные совсем не экономно ставить, дорога тут сталь. Так-то у нас есть мысля, чтобы при нашем опытном производстве каретную мастерскую запустить. Сделаем простейший деревообрабатывающий станок на гидротяге и будем колеса для телег и всяких повозок выделывать, на поток дело это поставим. И дело крайне прибыльное. Корпуса, опять же, будем не из толстых досок делать, а из фанеры, ну и еще задумки есть, как вес кареты уменьшить и удобнее сделать.

— Из фанеры? — Удивился Макаров, так это вам ее оттуда таскать надо? Неудобно же?

— Ну, не полностью из фанеры, только двери и крышу- самые широкие детали экипажа. — Пояснил главный механик. — Да и карет не так много будем выделывать, может, пару в месяц, а то и того меньше. Да нет, даже меньше, — махнул он рукой, — кареты в основном титулованные особы жалуют, а остальные господа легкие двуколки предпочитают. Их тоже делать будем, а если к ним складывающуюся крышу добавить, то от заказов отбоя не будет. Хотя и тут качество во главе угла поставим- пусть дорого, но зато удобно и надежно. С гарантией, так сказать. — Потряс Петр Иванович указательным пальцем.

— Ну, смотрите сами, — пожал плечами Саша. Да, он же хотел поинтересоваться, где сам Михалыч. Не появлялся ли с этой стороны перехода? Хотя сам Саша не верил, что Михалыч как-то вообще связан с напавшим на него ночью странным типом. Но как говориться, решил расставить точки над ё, вот и спросил о том у главного механика, — А помощник ваш где? То по нескольку раз за день туда-сюда бегал, а сегодня не видно.

— Эт да, Михалыч мужик дюже деятельный. Но это он сам попросил его просто по отчеству звать, мне-то не привычно, но ему так больше нравится, говорит, привык, да и не так официально звучит. Мы тут с ним как-то поздним вечером почаевничали крепким купчиком, разговорились, так, оказывается, много общего есть, — подмигнул он Саше, — правда, на лесоповале он, как враг народа не бывал, но тоже тюрьмой да сумой учен. Да и механик знатный, это мне у него поучиться не грех. В общем, отличного помощника вы мне подыскали, спасибо. — Поблагодарил он Сашу.

— Так я и говорю, мужик деятельный, а сегодня не видать? — Снова задал интересующий его вопрос Макаров.

— Так и вчера тоже у вас не бегал, — усмехнулся Петр Иванович и пояснил, — Сегодня, еще на зорьке, с почтовой каретой в Тихую гавань убыл.

— В Гавань, так далеко? — Удивился Саша. — А Клим в курсе, разрешил?

— Так, можно сказать, по приказу лэра Климента и поехал. Порт там перестраивают и доки, вот и поехал на пару дней советом грамотным помочь. А вообще рисовал перед этим целый день, говорит, можно один паровой кран поставить для тяжелых грузов, а вообще у него идея несколько козловых кранов-рам у причалов поставить, с ручными механическими редукторами. Говорит, сами рамы можно из бруса сделать, а редукторы и тросы он у вас закупит, но зато разгрузка и погрузка в несколько раз быстрее пойдет, это как минимум, да и удобно, не на себе каждый мешок и ящик тащить. Тут все подсчитывал, но все одно, на месте надо смотреть, по размерам чтоб. Вот его лэр и попросил туда на пару дней скататься. Так что я без помощника еще неделю, как минимум. Да и броды посчитает да своими глазами посмотрит. Все одно нам и строительство мостов на тракте курировать и сам тракт мостить. Сейчас-то только несколько участков камнем вымощено, а работы — конь не валялся. С божьей помощью за пару лет и это осилим. — Уверенно кивнул механик, махнув рукой.

— Понятно, — кивнул и Саша.

«Ну, что и требовалось доказать- механик тут ваще никаким боком. Значит, дружки вымогателей? Так и тут бездоказательно все. — Он вздохнул, — Да уж… упустил ты его, Санек, сейчас бы допросили его тут в подвале и все сразу ясно стало. И сам же себе с сарказмом возразил- одних уже тут в подвале подержали. А тот чувак вообще резкий, как Джеймс Бонд, только такого тут еще не хватало, если только связанного держать и под усиленной охраной.»

Саша попрощался с главным механиком. Ему еще в кафе надо успеть заскочить. Сергей просил, говорит, еще одну смену поваров набрали, вроде как посмотреть, может, какие вопросы возникнут.

«Ну, какие вопросы у него к поварам могут быть? Есть у них шеф-повар, так он их и отбирал. А Саша, вообще в этом деле профан полный. Так только, себя показать, вроде обозначить, что они с Сергеем тут главные и вроде как последнее слово за ними. Ну да, надо чтобы в лицо знали, а то он часто забегает на утренний омлет и чашечку кофе перед открытием, так не хотелось, чтобы повара по незнанке куда подальше послали. Ладно, схожу на семь минут, побеседую. Только переодеться надо в костюм, чтобы посолиднее выглядеть.»

После собеседования с новой сменной бригадой поваров Саша удивленно остановился напротив своей калитки. В нескольких метрах от заезда на его участок стояла серебристая ауди. Новенький хэтчбэк, с иностранными номерами.

«Хм… чья это может быть?» Свеженькая, да не из дешевых. Саша подошел ближе и заинтересованно оглядел машину.

— Здравствуйте! — Звонкий голос за спиной, заставил его чуть вздрогнуть.

Он развернулся. Рядом с машиной стояла женщина… девушка… в общем, весьма симпатичная особа. Стройная брюнетка, улыбаясь, указала на машину, — Ничего, что тут поставила? Не помешаю вам?

— Нет-нет, все нормально, — замотал головой Саша, — просто думал, что кто-то ко мне приехал.

— А, так вы теперь мой сосед? — Еще сильнее заулыбалась девушка и протянула руку. — давайте знакомиться? Меня Ирма зовут, ну или можно Ирина… как нравится.

— А-александр, — немного растерялся Саша и аккуратно пожал протянутую девушкой руку. — Почему, сосед? Вы у Зинаиды Семеновны дом, что ли купили?

— Мы? — Засмеялась черноволосая девушка, обнажив ровные белые зубы, — мы не купили, только комнату сняли. Хотя я одна сняла, можно на ты. Но к ее забору не припаркуешься, пришлось тут машину поставить.

Напротив небольшого домика старушки-одуванчика росли три высоких сосны, кусты акации и сирени. У нее и заезда-то во двор не было. Неудобно конечно, тот же уголь или дрова выгружают прямо перед калиткой и таскай потом через весь двор в сараюшку. Хотя, привозили в конце лета газель колотых, так у нее сын и зять приезжали, все дрова за пару часов перетаскали.

Он с ног до головы оглядел приветливую незнакомку. Хм… а ничего, симпатичная. Очень даже! Ростом почти с него, если он сто семьдесят восемь, то она на только чуточку ниже. Стройная, подтянутая, как спортсменка. Загорелая, но не с перебором, как некоторые дамочки из соляриев. Только немного бронзы в оттенке кожи.

Черные волосы и выразительные черные глаза. Саше даже показалось, что он ее уже где-то видел, ну или кого-то она ему напомнила. Хотя может просто так кажется, бывает такое- кажется, видел уже человека, а где видел, вспомнить не можешь.

Одета незнакомка… хотя почему незнакомка? Они же только что познакомились. Одета Ирма в легкое светлое платье, немного развевающееся на ветру и короткую, не застегнутую кожаную курточку-жакет. Были последние дни сентября, но погода стояла еще теплая. По крайней мере днем воздух прогревался выше двадцати, только ветерок носил по земле кругами желтые листья, напоминая, что уже осень. В ушах у девушки блестели светлые камушки в небольших сережках гвоздиках, а на одном из пальцев было тоненькое колечко с таким же небольшим переливающимся камешком. И что-то подсказывало Саше, что это не фианиты, впрочем, он в драгоценных камнях разбирался так же, как в кулинарии.

Пауза немного затянулась и Саша, ткнув рукой на свой дом, сказал, — А я тут живу. Ну не в самом доме, вон в вагончике. — И тут же покраснел. «Вот дурак, решил произвести впечатление и показал на строительный вагончик. Этак тебя за сторожа примут.»

— Охраняешь? — Тут же спросила девушка.

«Ну вот, за что боролись на то и напоролись! Что и требовалось доказать! — взъелся на себя Макаров. — Хорошо хоть костюм надел, а то сейчас в спортивном костюме бы рассекал, а он еще от ночной драки весь в земле извазюкан. Вообще бы за местного алкаша приняли.»

— Дом еще не достроили полностью, отделку внутри ведут. Так что пока в вагончике живу. — Решил все же немного реабилитировать себя Саша.

— Красивый у тебя дом. — Оглядев его, кивнула Ирма. — А я в ваш университет приехала, по обмену опытом, на стажировку. Знакомые порекомендовали у этой бабушки комнату снять, я же на машине, мне добираться быстро — пятнадцать минут. Да и нравится мне тут- озеро, сосны на берегу. Прибалтику напоминает. Красиво!

— А у вас… у тебя красивая машина. — Решил сделать комплемент Саша и тут же обругал сам себя. «Дебил! Она сама красивая, а ты ей про машину.»

Но девушка, улыбаясь, кивнула, — Нравится? Мне тоже. Это отец полгода назад подарил, балует меня.

Только сейчас до Саши дошло, что разговаривает девушка с явным акцентом. Ну да, он это как должное и воспринял- Ирма, значит прибалтийка. А может, и нет?

— А ты из-за границы приехала? — Решил все же поинтересоваться Саша. — Откуда, наверное, Прибалтика?

— Я родилась там, в Риге. Потому и назвали так. — Кивнула девушка. — Потом с родителями в Данию переехали, мне тогда уже лет семнадцать было, потом я уехала учиться в Нидерланды, а теперь в Антверпене живу, уже в другой стране. Хотя мне и в Голландии нравилось, но я филолог, мне методом погружения языки легче изучать. Вот видите, теперь у вас это делать буду. — Снова улыбнулась она.

— Так ты и так прекрасно говоришь по-русски, — развел руками Саша, — что там закреплять? — А сам подумал- Антверпен, разве это не Голландия? Из всего, что он слышал про этот город, он помнил только про зимние олимпийские игры. Да и то, в каком году они там проходили?

— Ха, ну ты и льстец, — шутливо погрозила она Саше пальчиком и сменила тему. — Я, наверное, слишком навязчива, но хочу спросить — нет ли у тебя знакомых, кто хочет в языках попрактиковаться? Я в университете буду вести несколько семинаров, но там совсем мало получается. Знаете, у отца деньги просить не хочется, он и так мне помогает, поэтому немного подработать репетиторством я вовсе не против. — Она выжидающе посмотрела на Александра и вдруг рассмеялась. — Ох, простите, я же не назвала языки. Кроме русского и прибалтийских, — начала она загибать пальцы, — Английский, немецкий, датский, голландский, испанский и, раз уж я живу в Бельгийском королевстве, то разговорный французский, он ведь там один из государственных.

— Ничего себе, вы… ты эта… полиглотка! — Изумленно покачал головой Саша и покраснел. Как-то это слово не совсем комплиментом звучит, блин, все у меня сегодня в разговоре не так выходит. И неожиданно сам для себя предложил, — со мной не хочешь позаниматься? Я бы английский подтянул. Я так-то, почти каждый день могу.

Надо сказать, после того, как Саша поселился рядом с каналом и потоки энергии из иномирья полностью вылечили его больную ногу и улучшили общее состояние организма, память у него тоже улучшилась. Он и общеимперский изучил очень быстро, просто проговаривая про себя услышанные слова и этим запоминая их железно. Так и с английским языком- многое он вспомнил еще со школы и техникума, да и сейчас, увидев или услышав слово в песне, в интернете или по телевизору, запоминал его произношение, или написание. Но, а коли уж запомнил, то лез потом в интернет, узнать перевод и значение данного слова. Поэтому, можно сказать, он за последнее время, сам себя хорошо подтянул в иностранном.

— Правда? Ты не шутишь? — Немного удивилась Ирма, — Я за занятие по среднему беру, ничего?

— Деньги ерунда, найду! — Отмахнулся Саша. — Позанимаешься? Хочу потом, куда-нибудь за границу съездить, а сам ни в зуб ногой.

— Как-как? — Заинтересовалась Ирма. — Выражение такое… новое для меня, надо запомнить. Тогда когда начнем? Я сегодня уже свободна.

— Так и я… — Удивленно сказал Саша, поражаясь, как быстро развиваются события. — Тебе во сколько удобно? — Указал он рукой на строительный вагончик.

Ирма снова засмеялась, обнажив белые зубки. — В вагончиках я еще уроков не проводила. Могу через час, могу через два, как сам готов будешь. Ручка, тетрадка есть? Хорошо бы си-ди плеер был. У меня есть уроки на дисках и ноутбук для флеш драйв. Э… флеш-ка по вашему.

— Тогда через час, у меня. — Сказал Саша и махнул рукой. — Все есть: и магнитофон для дисков, и комп.

Он посмотрел, как Ирма вошла в калитку соседского дома и чуть не в припрыжку бросился в свое холостяцкое жилище. Привести в порядок, разгрести на столе и убрать простыню с одеялом с дивана. У него же сегодня свидание с такой очаровательной девушкой… ну почти свидание. Ночное нападение? — Да ну, пустое, отмахнулся он от мелькнувшей мысли. Вот новая встреча с Ирмой, это да! Эта мысль сейчас будоражила его кровь.

От вина Ирма отказалась, а вот заваренного с душистыми листиками чаю выпила с удовольствием. Саша старательно повторял слова и целые предложения, запоминая их звучание и перевод. В конце концов Ирма даже немного рассердилась, не поверя своему новому ученику, что он раньше совсем не знал этих слов и не разговаривал на английском.

— Да не, правда! Говорю же, раньше все как обычно было, а потом память стала намного лучше. Я просто хоть одно слово, хоть сто, если надо, запоминаю. Мне услышать, как правильно произносится, потом проговорить самому, раз и все- запомнил железно. Правда, я сто не пробовал, но несколько десятков запоминал уже. — Сознался Саша.

— Феноменан! — Несколько раз удивленно воскликнула девушка, прежде чем Саша понял, что это она его называет феноменом и хохотнул, не сдержавшись — вспомнил старый анекдот про феномена и мудозвона, но озвучивать свои мысли, конечно, не стал, а просто, пожав плечами, ответил:

— Да я чего? Оно само как-то. — Ну не рассказывать же малознакомой девушке про канал, магическую энергию и произошедшие с ним изменения.

— Так не честно! — Притворно надула губки его гостья. — Так ты язык за несколько занятий выучишь, а мне снова ученика искать?

— Да ну! — Махнул рукой Саша, — даже если за неделю весь словарик выучу, одни слова мало знать. Надо же уметь все в предложения грамотно составить, написать и вообще… Разговорная практика там, все такое. Еще заниматься и заниматься.

— Ну, тогда ладно, успокоил. — Заулыбалась Ирма. — Тогда я тебе диск оставлю с занятиями, но ты не один урок, а два прослушай и запомни. Ускорим процесс обучения, раз ты такой… э, как ты сказал произносится по-русски- феномен? Вот видишь, и мне тоже польза от занятий.

После занятия и общения с красивой иностранкой Саша еще долго лежал на диване, вспоминая ее заразительный смех и чувственные розовые губы с небольшими морщинками по бокам рта. Сама стройненькая, а грудь не меньше третьего размера.

— Да, Санек, ты, по ходу, не слабо втюрился в эту прибалтийскую штучку! Блин, вот как теперь быть? Как у них там в европах к девушкам подкатывают? Да и вообще, может, он ей не понравился совсем, может, она со всеми так улыбается, толерантность же. К тому же она преподаватель в универе, вот и привыкла с улыбкой со всеми студентами, да коллегами общаться.

Может, в кафе ее пригласить? Не, ну в кафе само собой, а дальше? Просто спросить? Предложить встречаться? А вдруг это, по ихнему сексуальные домогательства? Обидится, а то и в суд подаст. Ага, только международного скандала, тебе, Санек, тут не хватало. Ну, а чего? После истории с судьей можно и на международный уровень выходить. Влететь, так по крупному! Мысли о Никишкиной немного испортили настроение, но уже через пару минут он вновь с улыбкой вспоминал свое общение с понравившейся девушкой.

А ведь общаться с ней так легко, они после самого часа занятий еще полчаса обо всем болтали и чай пили. Да и родилась она в Риге, тогда еще советской, детство там провела, может не совсем эта… европейка? Как быть? Ну пока позанимаемся, а там видно будет. Хотя, что он вообще о ней знает? Даже сколько ей лет не знает. Не спросишь же напрямую? Неудобно у девушки такое спрашивать. Хотя какая девушка! Молодая женщина, да. Уж всяко за тридцать ей.

Порой при общении с ней Саше казалось, что она однозначно старше его. — Да не, если и постарше, то года на два-три максимум, а скорее, ровесница. Сорока ей точно нет! Просто у нее манера общения такая, как учитель с учеником, сама улыбается, а глаза строгие, вот и кажется, что постарше. Да не, смешно строить какие-то планы, он ее один день знает. Может, у нее вообще жених есть, в этом самом Антверпене? Завтра попытаться закинуть удочку, прозондировать почву на этот момент.

А может, она вообще, не той ориентации? Может, сама девушек любит? Говорят, у них это в гейропах, сейчас сильно распространено. Да ну… не может быть, не такая она. Блин… вот же задача.

Прежде чем Саша решился пригласить Ирму в свое кафе, они успели позаниматься еще три раза. Ну, в смысле позаниматься английским языком. Вчера Ирма приехала сразу после универа, где проводила свои семинары. Была в деловом костюмчике темно-бордового цвета, но приталенный пиджачок и юбка до колен подчеркивали ее фигуру и шли ей неимоверно.

В руках у нее была вместительная кожаная сумочка, куда она периодически заглядывала, вытаскивая то записную книжку, то телефон, а один раз, извинившись, даже вышла покурить во двор. В общем Ирма была явно чем-то озадачена или обеспокоена. Да и занятие прошло как-то скомкано, а сразу после она засобиралась домой.

— Александр, извини, устала что-то сегодня. А мне еще с руководством своего университета нужно по скайпу пообщаться, отчет подготовить.

Ну, что поделать? Бывает. Только хотел девушку в кафе пригласить, а она с работы уставшая. Ну ладно, завтра попробую, — немного расстроился Саша.

Зато из прошлых бесед понял, что сейчас у нее никого нет. Вроде как встречалась с кем-то, вроде бы даже каким-то научным деятелем, что на конференции познакомилась. И вроде как расстались пару месяцев назад, но потом махнула рукой, мол, ничего серьезного, сразу было понятно, что расстанемся- он вообще женатый оказался. Так что сильно Саша не переживал, ну устала, бывает, разгребет по работе, отдохнет и завтра он точно пригласит ее в кафе посидеть. Ну, а там уж как получится.

С утра, как обычно, Саша мотался с Сергеем, докупая все в открытое неделю назад кафе.

— Слушай, Сань, а может, баннер заказать в рекламном агенстве или лучше два? На въезде и на выезде из поселка над дорогой вывесить. Да и в газетку коммерческую рекламу можно пустить или даже по телеку, в бегущей строке. Ты как?

— Да что, я не против. — Пожал плечами Макаров. — Совсем маленькая посещаемость? Я тут английским занялся, с репетитором по вечерам, так что три вечера к вам не заглядывал.

— Ого! Ну, ты выдал! Не, ну молоток! — Одобрительно покивал Сергей. — А я все хочу немного позаниматься, так и не получается. Надо тоже Светланке предложить на какие нибудь занятия походить. А то поедем в Турцию отдыхать, а я вообще в инглише ноль, внатуре. — Хохотнул он. — Светка еще учила в институте, а у нас в деревне даже англичанки не было, вместо уроков иностранного языка территорию ходили убирать. Да и потом, в шараге, какой нафиг иностранный? А ты вот сам решился, молодец.

— Так что там у нас по кафешке, вообще глухо? — Напомнил ему Саша про свой вопрос.

— На первом этаже всегда люди, ну в буфете. И дальнобои хавать заезжают и дачники, даже наши поселковые приходят пару кружечек пива выпить. Там уже все отбивается и прибыль идет, а вот на втором этаже, в большом зале, пока не многолюдно. Официанты говорят, вчера за весь вечер человек пять зашло. Ну, местные в основном, просто посмотреть, обстановку оценить, меню почитать. Ну может, еще по паре кружек пивасика хлопнуть, хотя пиво можно и в баре попить. В общем, присматриваются пока. Надо рекламой раскачивать, чтобы из города люди на спецобслуживание снимали. Цены у нас вообще демократичные, а зал на уровне ресторана сделан. Да и продукты высший класс!

— Надо. — Согласился с ним Александр. — Займетесь со Светой? Она же в рекламе и интернете понимает?

— Уже. В смысле занимаемся. — Кивнул Серега. — А кафешка наша всем, кто был, нравится.

Ну еще бы, зал они с дизайнером украшали. Из иномирья полдюжины щитов старых разноцветных притащили и по стенам развесили. И арбалет большой крепостной, очень в тему пришелся. Стены опять же в зале на втором этаже, тканевыми обоями отделаны, с рисунками, под старинные гобелены. Специально такие заказывали. Картины на холстах, с изображением рыцарей и замков разных, ну и, конечно, большая картина Вардисом Саше подаренная со сценой охоты на матерого вепря. Все под старину. Недаром же их заведение «Княжий двор» называется.

Даже столы и стулья им в иномирье делали. Они изначально не думали и не собирались там заказывать, а потом как-то в разговоре с Климом сказали, сколько мебель для банкетного зала стоит. Вот Клим и посоветовал сделать фото или распечатку из интернета, а он с гильдейской артельными столярами поговорит, если, мол цеховики возьмутся, так сам и оплатит. Вроде как его подарок для кафе будет. Показал- без всяких оговорок взялись, еще и радовались, говорит, такому большому заказу. Думали, лэр Вардис в замке мебель обновляет.

Теперь у них в банкетном зале и столы и стулья из натурального дерева стоят. Красивые столы — массивные дубовые, а стулья с высокой спинкой и подлокотниками из орехового дерева, очень удобные. Заказали дюжину столов и стульев сотню- с запасом взяли, два десятка пока в кладовой поставили. Только на мебели, наверное, несколько сотен сэкономили. Вардис вроде и себе в замок пару дюжин стульев взял, большим заказом дешевле вышло.

На первом этаже буфет на две дюжины посадочных мест и еще небольшой бар с грилем доделываем, туда тоже пару столов заказали, но не стулья, а лавки деревянные и табуреты у барной стойки. Да и сама барная стойка из мореного дуба сделана, очень хорошо со стенами из красного кирпича сочетается, антураж и впрямь такой, если и не средневековый, то позапрошлого века, как минимум. Ирландский паб старинный напоминает.

Бар, это так, если кто забежит пивка выпить или стаканчик- другой чего покрепче, шашлык или стейк попробовать. Если честно, кафе у них по первому разряду вышло, такое не стыдно и в центре города открыть- весьма достойно. Главное, цены заоблачные они не ломят, не стыдно посетителям в глаза смотреть. Хорошо, вкусно, уютно. Приходи, отдохни душой и телом.

Саша усмехнулся- прям слоган какой-то вышел.

Теперь только посетителей прикормить, чтобы везде, во всех залах, народ был, и можно вздохнуть спокойно, а то суеты с открытием слишком много было. Да и денег очень порядочно вбухали, хотелось бы и отдачу иметь.

— Тогда я Ромке поручу в рекламное завтра сгонять насчет баннера? — Возобновил тему про раскрутку кафе Сергей. — Там уже по ценам посмотрит и сам сориентируется. Ну, а мы со Светланкой сайтом займемся.

— Давай, — легко согласился Саша, — слушай, Серый, хочу девушку одну в кафе пригласить вечером. Ничего?

— А я-то чего? — Удивился такому вопросу его друг и тут же заинтересовался. — Ого, тут уже с девушкой познакомился? Молодая?

— Ну скорее, молодую женщину, — пожал плечами Саша, — моего возраста, очень симпатичная.

— Заинтриговал, братан. Покажешь?

— Вот если согласится в кафе со мной сходить, там и посмотришь. Только к нам не подсаживаться, хочу ей романтический вечер устроить.

— Да понял, я понял, без базара! — Вскинул ладони его друг. — Приводи, охмуряй. Может помочь чем надо, только скажи.

— Ага, еще чего… сам справлюсь буркнул Саша.

— Да я в хорошем смысле. — Посмотрел на него его друг. — Купить там чего, ты же моей Светланке букет покупал, помнишь? Когда я у тебя избитый отлеживался.

Саша задумался. А чего, букет роз не плохо совсем, у них и вазы есть в кафе, для торжественных случаев. Не согласится Ирма в кафе с ним пойти, так дома ей цветы подарит, когда репетиторствовать придет.

— Слушай, Серый, с цветами это ты хорошо мне напомнил. Купи, если не трудно. Ну там цветочков пять или семь, чтобы на стол поставить.

— Розы? Да без проблем, все равно мне еще раз в город надо смотаться, а к вечеру привезу.

В кафе Саша пришел заранее, часа за полтора до назначенного свидания. Ирма согласилась сразу, правда, как показалось Саше, немного удивилась, ну это сначала. А потом звонко рассмеялась в трубку и спросила:

— Это у нас свидание, что ли? Ну ладно, приду.

Блин, легко так с ней общаться. Такое впечатление, что она старше Саши как минимум лет на десять, много знает и все сходу понимает и шутки его понимает, хоть и за границей росла. Хотя почему за границей? Родилась-то в Риге, а значит, тоже хорошо Союз помнит. Даже перед звонком ей Саша как-то волновался- а вдруг не пойдет? Скажет например, что у нас сугубо деловые отношения, но нет- легко согласилась. Свидание? Да пошли! Хотя, может, она Сашу в друзья записала, не более? Ну не хотелось бы чисто в друзья, нравилась она ему. Хотя сказать по правде, положа руку на сердце, и как друг она внесла в его жизнь новые ощущения. Да, они больше болтали на занятиях о том о сем, чем занимались. Хотя Саша быстро усваивал материал, удивляя этим Ирму, а потом просто разговаривали, а после позавчерашнего занятия она сама предложила посмотреть новый фильм. Правда, включила без перевода, на английском и во многих местах сама переводила Саше, заставляя его запоминать новые слова. А он больше наслаждался ее обществом, чем фильмом, сидя рядом с красивой женщиной и искоса наблюдая как она смешно отхлебывает чай из бокала.

А еще она удивилась, что Саша по утрам бегает вокруг озера и попросилась на будущее бегать вместе. Прощай убыстрения. — Подумал тогда Саша, а потом мысленно махнул рукой. — Он их может и в подвале отрабатывать в своем спортивном уголке, где повесил турник, боксерский мешок и баскетбольное кольцо. Пусть просто с утра будем вместе бегать, хорошо и это. Значит, ей со мной тоже интересно и приятно время проводить. По крайней мере, хотелось бы так думать.

Роскошный букет из одиннадцати алых роз, Саша поставил в новую вазу и водрузил на стол. Для предстоящего свидания с Ирмой он занял одну из отгороженных кабинок-секций. Всего таких отдельных кабинетов было три- два рассчитаны на четверых и третий покрупнее- на восьмерых гостей. Удобно как раз своей компанией посидеть или вот как он уединиться с девушкой. Да и вместо деревянных стульев удобные диванчики. Правда, двери в таком кабинете не было, широкая арка входа выходила на небольшую сцену-помост, где поставили колонки и микрофон для ведущего. Так что удобно проводить корпоративы и юбилеи. Как раз над этим помостом они повесили большую картину от Вардиса со сценой, так называемой, княжеской охоты.

Помимо отдельных кабинетиков в сумме на шестнадцать человек, зал был рассчитан еще на семь десятков гостей. Дюжина деревянных столов легко сдвигались и трансформировались в один длинный в виде буквы П, правда, с коротенькими ножками и длинной верхней перекладиной. Но при желании ножки буквы П можно было чуть удлинить, приставив к ним еще по одному столу. И при проведении торжеств число гостей, задействовав и отдельные кабинеты, можно было с легкостью увеличить до сотни и даже чуть больше.

Пока в зале было всего два занятых столика. Ну, так и время еще четыре часа дня, как говорится- еще не вечер! За одним столиком сидела пожилая пара, скорее всего местные с поселка. А вот за другим компания молодежи, шесть человек, лет двадцать пять- двадцать семь. Может, старшему от силы тридцатник. Причем явно три сложившиеся пары, всего три парня и соответственно три девушки. Смеялись, немного шумно переговаривались и пили пиво.

Саша еще раз придирчиво оглядел сервированный столик, цветы и, взяв чашку кофе, присел на диван. Еще минут сорок- глянул он на часы. После того, как он подарил свои часы маленькому гоблину, с тех пор не надевал. А тут вроде как надо приукраситься, да и с костюмом хорошо смотрятся. Взял из оставленных лэром еще одни- Тиссот на черном кожаном ремешке. Или как там правильно- Тиссо? Где сейчас тот зеленый засранец, чем занимается? Сидит, наверное, в пещере у озера, под той большой елкой и смотрит на волшебный браслет. — Усмехнулся Макаров.

— Сань, занят? — Отвлек его Сергей.

— Да пока нет. — Снова демонстративно посмотрел он на часы. — Полчаса точно свободен.

— Отлично просто! Слушай, Ромка уехал, Марина инвентаризацию на третьем проводит в номерах, а мне как раз мясо шашлычникам надо отдать и икру на рынок Кирюхе закинуть, поможешь?

Надо сказать, так как Саша почти каждый день переходил в иномирье и решал вопросы с поставками серебра и нужными Климу вещами, он вроде как был освобожден от суеты по кафе. Да и продуктами занимался Серый, а Саша большую часть времени был предоставлен самому себе, что давало ему время и на занятия спортом и тренировкой магических навыков и урокам английского с Ирмой. — Даже неудобно как-то перед парнями, за все время только с Маратом встретился по паспорту решил для Петра Ивановича и филоню. — Подумал Саша. Поэтому, пожав плечами, сказал, — Ну в чем вопрос, Серый, надо, так помогу. Чего там надо сделать? — Встал он с диванчика, отодвинув чашку с кофе.

— Да сиди, сиди! — Замахал руками его друг. — Тут в общем-вот! Человека прослушать надо. — Выдвинул он откуда-то сбоку высокого мужчину, лет под пятьдесят с волосами до плеч, в синем джинсовом костюме и дымчатых затемненных очках.

— Э-э, так я не умею же! — Растерялся Александр.

— А чего там уметь? Послушай, да и все. Потом скажешь- понравилось или нет.

Дубровин за руку потащил мужика к помосту с колонками. Потом развернулся, притормозив, и кинул через плечо:

— Это Геннадий. А это Александр Сергеевич, ну я тебе говорил. — Снова потащил он длинноволосого к сцене.

Вот значит как! — Удивился Саша. Я, значит, Александр Сергеевич, видишь ли, а мужику явно уже за пятьдесят, так просто- Геннадий! — Подумал Саша, продолжая смотреть, как Серега за ручку, словно ребенка тащит джинсового мужика. Перед сценой тот как-то растерялся и неуклюже поднял ногу, пробуя помост. — Блин, так он же слепой! — Дошло до Саши и ему стало немного стыдно. Он сам даже не понял от чего. Ну вроде как становится немного стыдно и неловко, когда сталкиваешься на улице с одноногим или человеком в инвалидной коляске.

Геннадий как-то неловко потоптался на месте, ощупывая руками стоящий перед ним микрофон. Потом Сергей принес ему разборную подставку и длинный пластиковый кейс, из которого извлек синтезатор. Помог подключить и усадил Геннадия на стул, опустив микрофон.

— В общем, договорились с ним, споет три- четыре песни, а ты оценишь как оно. Нам в выходные живая музыка не помешает. — Объяснил ему вернувшийся друг. — Вообще за копейки договорились.

— Слушай, неудобно как-то за копейки. Человек инвалид.

— Да норм! — Махнул рукой Сергей. — Он сам так просил, мол, приходит к восьми, поет три- четыре песни, а потом, если людям понравится, так сами ему заказывать будут. Пацаны с охраны говорят он еще в восьмидесятых в кабаках лабал, только тогда еще зрячий был.

— А сейчас вообще ничего? — Помотал Саша у себя перед глазами раскрытой ладонью.

— Немного видит, даже говорит, если надо песни новые разучит. Я у него другие очки видал, там линзы в палец в толщину. Но все равно видит только рядом чего, если читает, то вот так, — поднес он ладонь почти к носу. Но у него и так репертуар закачаешься, говорит, около ста песен может петь. Синтезатор припер и гитару в чехле тоже.

— А гитару зачем? Тоже под нее поет?

— Ага, если, говорит, душевные или романтику. Ну ладно, Сань, полетел я, а то допоздна сегодня крутиться не хочется. — Хлопнул его друг по плечу и сорвался к выходу.

— Стой! — Окликнул его Саша, ты-то его откуда знаешь?

— Так местный! Говорю, пацаны из охраны за него попросили.

Еще пару минут Геннадий тыкал в клавиши, что-то подкручивая в своем синтезаторе, потом кашлянул и объявил:

— Городские цветы.

Когда он поздоровался, Саше показался его голос каким-то неприятно-гнусавым, а вот нет- очень даже приятный баритон. Да и исполнил профессионально. А ну, Серый же сказал, что Гена еще в восьмидесятые в кабаках пел. Да и похож он со своей прической и в джинсовом костюме на рокера из восьмидесятых, Стас Намин там, Машина времени. Разве что постаревшего немного, с сединою на висках. После небольшой паузы Геннадий спел- На белом покрывале января, а потом, видимо, воодушевленный аплодисментами и подбадривающими выкриками компании красноярской молодежи, неожиданно для Александра запел по-английски, что-то из Бони М, но очень даже знакомое.

Саша заулыбался, вспомнив, как они с друзьями, будучи еще небольшими пацанами, дурачась, подпевали, слушая эту песню на магнитофоне: — Варвара-а жари-ит ку-ур!

Ему стало легко и весело- свое кафе, приятная атмосфера, будто небольшой праздник, он слушает знакомую с детства песню и ждет на свидание красивую девушку. Что там Серый говорил про гитару? Может, попросить Геннадия, чтобы для них что-нибудь романтическое под гитару спел, чем плоха мысль?

Геннадий согласился на удивление легко спеть для него и девушки пару песен просто под гитару и Саша помог ему дойти до стола, не раскладывая свою складную трость для слепых. Сказал официантке принести певцу кофе и пирожное. Пока Гена отдыхал, официантка включила запись дискотеки восьмидесятых. Тут к Александру подошел один из компании.

— Слушай, братан, тут официантка сказала к тебе подойти спросить. — Начал говорить по виду тридцатилетний парень, самый старший из троицы. По его раскрасневшемуся лицу было понятно, что он уже хорошо выпил. Да и не он один, Саша увидел, что на их столе стоят две бутылки коньяка и девушки слишком уж громко смеются шуткам кавалеров. — Мы тут по работе в ваш город приехали, из Красноярска. Ну в общем, к чему говорю, так-то мы всегда в городе в отеле останавливаемся, а тут к вам заехали. У вас три номера нельзя на несколько дней снять?

— Да не совсем они готовы. — Пожал плечами Саша. — Там холодильники только в двух номерах поставили, а телевизоры только завтра привезут и установят.

— Фигня вопрос, братан! Нафига нам телек? Мы сегодня тут вечер просидим, потанцуем вон с коллегами, а потом найдем чем заняться. — Подмигнул он Саше. — Кровати же есть? А завтра к обеду в город свалим и потом будем только к вечеру приезжать. Так как?

— Ну, сами смотрите, так-то без проблем. — Кивнул Саша. — Кровати есть и душ с туалетом работают. Я скажу вам три двухместных приготовят и ключи Марина Алексеевна, администратор наш, сюда принесет.

— Уважил, братан! — Пожал ему руку рослый парень и, обернувшись к своим, махнул рукой. — Вася, разливай, тут гуляем! — Он уже сделал пару шагов к своему столику, но, вспомнив что-то, снова обернулся к Александру. — Меня Паша зовут, мы там свой микроавтобус справа от входа поставили, ничего? Не мешает, если до завтра постоит?

— Нормально все, — успокоил его Саша, — никому не мешает. У нас там все под камерами и охранник всю ночь сидит, так что присмотрит.

— Ну, ваще класс! — Заулыбался парень. — Хорошее место, закусь во! — Показал он большой палец. — Грузди хрустящие, будто моя бабка солила.

— Блины с икрой возьмите. — Посоветовал Саша. — Икра реально свежая и не дорого у нас. Шашлык тоже рекомендую, его на гриле прямо в баре жарят, на первом этаже и мясо сами маринуем. Там еще и стейки делают на гриле.

— Ну, класс! — Повторил, тряся головой, довольный парень. — Попробуем обязательно. А по ценам уже посмотрели- вполне демократично! — Он развернулся и, пританцовывая в такт музыке, направился к своей компании.

Саша посмотрел вслед. Да не, не блатные какие, да и девяностые давно кончились с мордобоем и стрельбой в кабацких разборках. Просто командировочные отрываются. Интересно, а их девушки это тоже коллеги или просто подруг с собой прихватили? Проблем с этой компанией быть не должно, парень скорее попросил тут остановиться, без наезда совершенно попросил. Он оглядел зал. Помимо пожилой пары и веселой компании, народу прибавилось и в зале заняли еще два столика. — Хм… а народ-то заходит, а ведь совсем недавно открылись, может, и будет место популярным для отдыха.

Он спустился вниз, и с удовольствием увидел, что и в баре сидит разношерстная компания молодежи, потягивающая пиво с чипсами и еще взявшая пару порций шашлыка на всех. Ну, так понятно, эти скорее еще учатся, откуда у них деньги. Надо Володю, охранника на видеонаблюдении спросить, есть этим по восемнадцать, а то проблем за малолеток поиметь не хотелось бы. Он сам местный, всех в поселке знает. Оказалось, всем уже по восемнадцать и парням и девушкам, двое даже отслужить в армии успели- успокоил его парень охранник.

Саша увидел, как в мониторе показалась идущая бодрой походкой Ирма. Машину уже возле дома поставила, значит, не должна от алкоголя отказываться. — Подумал Саша и, хлопнув по плечу Володю, — Бди тут, — вышел встречать почти свою девушку, ну, или просто приятеля- тут как повезет.

Ирма была в приталенном легком деловом костюмчике цвета морской волны, выгодно оттеняющем все ее прелести. Не в том, что вчера, но казалось бы, сидящем на ее подтянутой фигуре еще лучше. Хотя, куда уж, казалось бы, лучше? На высоких шпильках она была даже чуть повыше Александра. — Привет! — Поцеловал он ее в щеку, что девушка восприняла совершенно спокойно. Я там место… ну в общем пошли. — Потянул он ее по лестнице взяв под ручку.

— Оу, полегче парниша! А носик припудрить? — Показала она на одинокую туалетную дверь. — Я ведь машину у ворот бросила и даже в дом не зашла, сразу к тебе на крыльях любви. — Засмеялась девушка.

— Да это для бара туалет. — Растерялся Саша. — Наверху тоже есть, там побольше и поспокойнее. Для женщин и для мужчин.

— Да? Ну тогда веди. — Кивнула Ирма. — Я тут и не была ни разу.

Но, прежде чем зайти в дамскую комнату, Ирма прошла к их столу и небрежно кинула сумочку на диванчик. — Вау, у нас полный романтИк? Приятно. — Понюхала она букет из алых цветов.

Когда Ирма вернулась, Саша усадил ее за столик и присел рядом. Вот вроде что такого, как присесть- рядом или напротив, а Сашу мучили сомнения целый час, пока не приехала Ирма. Решился в последний момент.

Блин, олень ты, Саня, обозвал он сам себя. Ведь понятно, что влюбился, а ничего поделать с собой не может, только ведет себя, как баран. Теряется и менжуется там, где надо быть решительным. Девушки любят решительных мужчин! — Напомнил он сам себе.

Когда делали заказ, Ирма еще раз удивила его, сказав что будет пить водку.

— Ну, а что? Да и в конце-то концов я в Россию приехала или нет? Водка, икра, балалайка! — Загнула три пальца девушка и засмеялась своей шутке.

— Точно, балалайка! — Хлопнул себя по лбу Макаров. — Я сейчас. — Метнулся он к Геннадию.

— Ну, а что петь-то?

— Ну что-нибудь под гитару, романтическое.

— Дым сигарет с ментолом? Ностальгическая, ее все дамы любят. Но только ее под синтезатор лучше.

— Да она у меня иностранка. — Помотал головой Саша, она, поди, этот дым и не слышала и, предвидя следующий вопрос от певца, заверил его. — Но по-русски хорошо говорит- филолог все-таки. Пару песен, о кей?

— Могу Бессаме мучо спеть, душевно и под гитару как раз. А вторую какую? Если для души, то могу Высоцкого, она как к Владимиру Семеновичу относится?

— Да блин, знать бы! Сейчас спрошу. — Саша остановился перед аркой отдельного кабинетика и спросил. — Ирма, ты Высоцкого любишь?

— Кого? — Растерялась девушка.

— Ну тут вот… нам Геннадий сейчас споет пару песен, так спрашивает можно одну Высоцкого? Бард наш русский был.

— Ты певца пригласил? — Реально растерялась и удивилась девушка. — Конечно, послушаю с удовольствием. — Закивала она. — Никогда бы не подумала, что ты такой… ну, романтик. Цветы, певец. Даже, что он слепой и то как-то сегодня романтично, что ли. Если бы мы с тобой прожили пару лет, то подумала бы, что ты мне колечко решил подарить перед помолвкой.

— Почему пару лет? — Почему-то удивился Саша.

— Это еще мало, сейчас все долго без свадьбы живут, вроде как чувства проверяют. А женятся только, хорошо к тридцати пяти.

— А у тебя жених есть? — Вдруг неожиданно сам для себя спросил Саша. — Или там бойфренд, как у вас?

— Сейчас нет. — Пожала плечами Ирма. — С одним актером из молодежного театра встречались месяц, в Антверпене, а он женатый. Это потом уже выяснилось. Ка-азел оказался, вот! — Выдала девушка и рассмеялась. — Это я сегодня с коллегами пообщалась, они мне много новых слов сказали, я даже записывала. Заметил, парниша?

— Заметил, заметил, — теперь рассмеялся и Саша, — надо нам фильм Двенадцать стульев с тобой посмотреть, много почерпнешь. А лучше книгу почитай.

— Для Александра и Ирмы! — Прозвучало со сцены и Геннадий запел международный романс всех влюбленных.

— Ух ты, классно! — Ирма от избытка чувств прижалась к Саше и одобрительно прошептала на ухо. — А очень хорошо поет.

После песни аплодировал Гене весь зал и Ирма тоже хлопала, не жалея ладошек. Потом он запел про канатоходца:

Посмотрите — вот он

без страховки идет.

Чуть правее наклон —

упадет, пропадет!

Чуть левее наклон —

все равно не спасти!

Но должно быть, ему очень нужно пройти

четыре четверти пути.

Гена пел, выкладываясь по полной. Так надрывно, словно играл Гамлета в бессмертной пьесе Вильяма, нашего Шекспира и это была роль всей его жизни. Его артистичность и голос завораживали. Ирма даже, приоткрыв рот, не могла отвести взгляд от слепого исполнителя. После песни ему так хлопали, будто в зале присутствовало не два десятка человек, а полный зал.

— Класс! Просто фантастика. Спасибо, Саша! — Поцеловала его Ирма в щечку и вздохнула. — Спасибо, вот как будто моей душе этого именно и не хватало.

— Сейчас. — Кивнул ей Саша и направился к певцу, чтобы помочь ему и проводить его со сцены.

— Слушай, братан, — Подлетел тут же командировочный Паша, — не уводи музыку. Можно он для нас еще попоет?

— Ну это как договоритесь. — Пожал плечами Александр и демонстративно сунул в нагрудный карман Гене тысячную купюру.

— Без базара, мы музыканта не обидим! — Закивал Павлик.

— Споешь людям? — Повернулся он к Геннадию.

— Конечно! — Широко улыбнулся певец. — За тем и пришел.

— Ну, тогда сами договаривайтесь. — Пошел Макаров к своему столику.

В это время официантка принесла закуски и запотевший графин с прозрачным сорокаградусным напитком.

— Саша, ты что, и правда икру заказал? — Посмотрела на него Ирма.

— Ага, с блинами. Ты же хотела? И красную и черную.

— Да мало ли чего я хотела… ну дорого же! Видела я у вас цены на икру и про зарплаты здешние с коллегами в институте общалась.

— Да брось ты! — Отмахнулся Саша. — Сегодня мы отдыхаем, давай лучше выпьем! Я так рад, что ты согласилась со мной встретиться.

— А ты тут часто бываешь? Я даже не знала, что тут в поселке, такое кафе есть. Все мимо на машине проезжала. В городе обедала.

— Бываю. — Кивнул Саша. — Утром прихожу завтракать и кофе попить. Друг у меня тут директором. Да тут у нас не сильно дорого и мне со скидкой все. Так что, угощайся, пробуй все, пользуйся моим блатом. — Обвел он заставленный закусками стол.

— Блатом? Что так называют?

— Кхм… да, потом тебе объясню, — махнул он рукой, — ты ведь с работы. Я, кстати, нам шашлык с зеленью заказал, это мясо такое на вертеле, — пояснил он, — и нарезку овощную, если ты салат какой хочешь или горячее ты скажи, не стесняйся. Тут солянка вкусная, можно взять под водочку.

Ирма посмотрела на него, потом на десяток тарелок с грибами, рыбной и разнообразной мясной закуской и отчаянно замотала головой. — Нее, куда еще! Тут даже без мяса наешься. Я хоть и голодная, но лопну, если все это съем.

Ну еще бы! Та же мясная и рыбная нарезка- не просвечивающиеся пластики, как в некоторых кафешках, а хорошие такие ломти мяса и рыбы. Могут себе позволить, потому как продукты им дешево достаются. Да еще и коптят там все, натуральное на натуральном. При летней резиденции Клим целый цех организовал- пищевое производство. Рабочие в нем не только мариновали несколько десятков килограмм мяса в день, но и делали из рубленного мяса колбаски для гриля или вот этот самый паштет.

Саша сам видел- довольно большое производство и объемы хорошие, это сказывалась разница во времени. Получается, рабочие пищевого цеха в день должны были сделать на четыре с половиной дня в нашем мире. Это при том, что мясо для того же шашлыка помимо их брал еще Абрамыч для своего кафе и братья армяне, которые жарили шашлык на той стороне трассы. У рынка им оборудовали специальное место с небольшим павильоном и столиками. Они там еще и пивом бутылочным теперь приторговывали и народ постоянно заглядывал. Ну, место хорошее, проходное и от трассы не далеко, машины подъезжают и у рынка всегда многолюдно и со станции люди идут. Скорее всего, и водочку наливали желающим, но так… из-под полы, втихую.

Но Саша был уверен, у них в кафе будет шашлыка больше уходить. Тут и уютнее посидеть, особенно когда на улице ветер, дождь моросит и зимние морозы не за горами. Да и сама атмосфера, музыка. Пусть на первом этаже просто запись играет, а тут вон Гена поет и довольно хорошо поет, душевно! Так что будет у них народ, в этом Саша уверен. Самому тут нравится.

— Паштет из говяжьей печени попробуй. — Показал он на тарелку. — Это там… э, так вкусно.

Саша, расслабившись от выпитой первой рюмки и приятной атмосферы, чуть не проговорился где делают этот паштет, но вовремя прикусил язык.

Они посидели в кафе не очень долго. Съели шашлык, выпили по три рюмки водки- Саша выпил бы еще, но Ирма отказалась, сказала, смеясь, что пьяная она неадекватная и делает глупости. Поэтому Саша тоже не стал, напиться он не боялся, но не хотел выпивать один. Если честно, боялся произвести этим нехорошее впечатление на Ирму. Послушали еще, как поет Геннадий, а народ в зале, которого еще прибавилось к вечеру, начал танцевать. Основной костяк танцующих составляли три пары из Красноярска. Саша, хоть сам не любил танцевать, но из вежливости поинтересовался у Ирмы, не хочет ли она. Хотя представить ее отплясывающей в толпе пьяных командировочных было трудно.

— Только не сегодня. Устала, да и на каблуках не люблю. — Мотнула головой девушка.

Потом Ирма положила ладонь на Сашино плечо. — Может, пойдем погуляем? Покажешь мне, где бегаешь по утрам. Да и подышать хочется.

— Пошли, только переодеться надо, грязно там сейчас. — Кивнул он на ее туфли на шпильке.

— Да не проблема! — Улыбнулась Ирма, отчего у нее на уголках рта появились очень сексуальные морщинки. — И букет твой в дом занесу.

Ирма зашла в дамскую комнату, а Саша, подойдя к певцу, в перерыве между песнями поинтересовался:

— Геннадий, ты не устал? Если надо, я скажу- тебя проводят.

— Нет, Александр Сергеевич, спасибо. Мы договорились еще на три песни, а потом меня сын встретит. У меня еще такой вопрос- я тут хорошо заработал, — вынул он из кармана несколько тысячных купюр, — так наверное часть надо отдать.

— Кому? — Не понял Саша.

— Ну вам, Александр Сергеевич, или администратору. Я не знаю, — пожал он плечами, — всегда так. А когда корпоративы или торжества, там сумму сразу обговаривают и репертуар, так там фифити-фифити делится.

— Э… Геннадий, давай или друг друга по имени отчеству звать или просто- Александр. Разница у нас не очень большая и, тем более, ты постарше будешь. — Поморщился Саша. — Я вот честно, не в курсе насчет того, что и кому отдавать. Давай так договоримся, все, что сегодня заработал — твое. А на потом, если торжества или корпоративы, вы уже с администратором обговорите или с Сергеем.

— Так мне завтра приходить? Завтра ведь суббота. — Уточнил музыкант. — Вам, Александр, понравилось?

— Очень понравилось и девушке моей тоже, — искренне улыбнулся и покивал Саша, — конечно, приходи.

— Если на торжества, я могу еще с женщиной петь. Есть знакомая, вместе работали не раз, очень хорошо поет. Если юбилей, она не откажется подработать. И репертуар новый, посовременнее можем подготовить, если для молодежи. А пожилым на юбилеи- дискотека восьмидесятых, самое то!

— Договорились. — Кратко ответил Саша и пожал музыканту руку.


Глава 3


Новоиспеченный маг артефактор Рудеос, уже полчаса трясся в крестьянской телеге, запряженной каурой кобылкой. Хоть от дома его родителей в пригороде Вилборга, до самого Руденбурга было не более пяти миль, да по вымощенному камнем тракту, очень уж размеренным шагом шла лошадка. Хозяин не подгонял медлительное животное, а сам подремывал в передней части телеги. Руди сидел позади, свесив ноги и осматривая окрестности тракта, изредка придерживая свой потертый саквояж. Между ним и крестьянином лежало несколько мешков с углем, да полдюжины связок толстых, уже просушенных, поленьев.

Как понял Руди, сосед его родителей подвизался доставлять два раза в месяц, немного каменного угля для печей и дрова для камина одному обеспеченному горожанину. Да какой крестьянин от приработка откажется? Денюшка к денюшке, так говаривал его отец, готовый с радостью ухватиться за любую предложенную работу. Но все одно, родители Рудеоса жили очень не богато. Доход его семьи, состоял из сумм от проданного урожая капусты, которую отец сам, два раза в год, отвозил на Сельский рынок, да за масло. Молоко от двух коровок они в ручных сбивалках превращали в желтое, вкусное масло и каждую неделю сдавали торгашам перекупам.

Руди помнил, как он до четырнадцати лет помогал отцу отправляясь с ним в Заречье на сенокос, заготавливать сено для кормящих их семью буренок. Правда пять лет назад коров было три, но одна состарилась и ее пришлось забить на мясо. А так как ртов в семье стало меньше, впрочем как и работников для заготовки сена, сам Руди тогда уже жил в столице империи и обучался в магической академии, то семья решила ограничиться двумя оставшимися животинками. Родителям и его младшей сестренке хватало и этого.

Настоящими, деревенскими крестьянами его родители не были, так как жили в слободке под Вилборгом. Даже считали себя городскими жителями, но имели небольшой участок земли под огородик. Впрочем если быть объективным, пусть семья его родителей и не купалась в роскоши, но никогда не голодала. Помимо двух дающих молоко коров, родители еще для собственных нужд держали поросенка, которого откармливали лето и кололи в начале зимы, а так же два десятка кур несушек.

Руди вспомнил, с какой радостью и любовью встретили его родители и сестренка и у него на глаза навернулись слезы. Сказать по правде, сам соскучился страсть как! Он бы с удовольствием погостил в отчем доме еще несколько дней, прежде чем отправляться на новое место своей службы, но в приказе выданном ему в имперской канцелярии стояло число когда он выехал из Руденбурга, как и в подорожной грамоте деканата академии, что выписал ему их секретарь.

Юноша тяжело вздохнул, — обидно же до слез, в своих мечтах, уже лет через десять, он видел себя магом артефактором в одном из столичных банков, а то и в самом имперском секретариате, там бы он точно получил потомственное дворянство. Лет через сорок безупречной службы — железно!

А то и раньше, женившись на девушке благородного сословия и став наследником ее папеньки. Ну, а что? Многие дворяне не против усилить свой родовой дар взяв в зятья выпускника академии. Правда в основном, эти мелкие дворяне сами были из обнищавших родов и сами желали поправить свое материальное положение с помощью зятя магика.

Но все одно, столица империи — это столица империи. Какие там красивые каменные дома и мосты через Рону и каналы, мощенные улицы освещаемые ночью фонарями, зеленые парки с клумбами для цветов и модные салоны. Даже есть новомодная кофейня, где с черным ароматным напитком подают сладкие пирожки и бублики, сам он туда не ходил, а вот приятели из благородных рассказывали. Первое время, когда его только привезли в академию и он с куратором курса выходил за стены заведения и от четырех, а то и пяти этажных строений у него буквально захватывало дух. А какое чудо дворец императора, где он мечтал служить артефактором при секретариате. Только по окончании академии получил патент и лицензию мага и на тебе, вдруг- Вэллор!

Конечно, он и тут надеется зарабатывать достаточно, чтобы помогать своей семье, но деньги он мог высылать с почтовой каретой и из Ронгарда. Но почему? С чего такое странное назначение. По правде сказать он конечно надеялся остаться в столице, но был бы не удивлен получи назначение в один из городов империи, но Вэллор? А с другой стороны, он очень хотел снова побывать в родном доме, проведать родителей и сестренку. Вот и сбылось — он дома. Почему ему тогда, так не спокойно?

А потому, что неизвестность. Сам себе ответил паренек. В империи он знал, что его ждет, а тут? Как он слыхал, он вообще первый маг артефактор направленный сюда из академии. Да черт побери, он вообще единственный тут маг артефактор. Не запрет ли его лэр владетель в подземелье и не заставит день за днем изготавливать и заряжать энергией самые простые амулеты для торговли ими в местной лавке, поправляя свое материальное положение с помощью направленного сюда паренька? В академии ходили именно такие страшилки, поэтому за студентами с курса артифакторики был особый пригляд. Конечно, по правилам выпускник должен отработать несколько лет там, куда его направили при распределении, но кто мешает владетелю запереть его, приставив охрану и заставить работать на себя в течении десятков лет? Этого Руди немного опасался, все же давно он не был в родных краях, да и с владетелем лэрства никогда лично знаком не был. Хоть отец, всегда отзывался о правителе очень хорошо.

Рудеосконечно не блистал талантами, был твердым середнячком в своем ремесле, но знал- даже если не возьмут на постоянную службу, по по прошествии пяти лет отработки за обучение, он мог устроиться в одну из лавок продающих и заряжающих амулеты. Артефакторы получали и там не плохие деньги. Хоть с мечтами о собственном дворянстве тогда можно было распрощаться, но со временем он мог накопить денег на свой дом в столице и даже купить экипаж с парой лошадей и нанять несколько слуг. Хотя мог разбогатеть и прославиться, создав свой амулет или поступив на службу к щедрому титулованному господину, например к какому нибудь графу или даже герцогу.

А еще в имперской столице у него осталась зазноба. Мэри Энн- дочка писаря с торговых складов. Познакомился он с ней месяца три назад, когда их распределили на практические работы в филиалы столичных банков. Денег им конечно не платили, их собирала академия, зато это давало им возможность попрактиковаться в заряжании магической метки на золотых и даже серебряных монетах доставленных с имперского монетного двора или монетного двора Трехгорья.

Несколько часов работы в хранилище банка, а потом они могли до самого позднего вечера прогуливаться по улицам Ронгарда и сидеть в беседках городского парка.

На его курсе было всего полтора десятка парней, большая часть из которых дворяне с родовым магическим даром. Нет, девушки в академии тоже обучались, но их было очень мало, в основном на курсе лекарей. Проживали они в отдельном корпусе, вход в который парням студентам был категорически запрещен. Да и дворянские семейства не стремились отдавать своих дочерей в академию, считая, что женщинам благородного сословия совершенно не нужно думать о службе и карьере.

По-началу благородные держались обособленно, ведь они даже могли не оставаться на ночь в общежитии академии, по крайней мере те у кого был свой дом в столице. Но годы совместной учебы сдружили ребят и часто богатенькие дворянские дети покупали вино и закуску для всей студенческой компании. Поэтому частенько, особенно в последние месяцы когда практическая работа оставляла им массу свободного времени, они пили вино расположившись в парковой беседке на берегу реки.

Там он и познакомился с Мэри Энн. Ей было уже двадцать, на год постарше его и вначале совершенно не обратила внимания на стеснительного паренька. Но потом заинтересовалась синей форменной курточкой и беретом с кокардой ученика магической академии, а после и вовсе пригласила прогуляться вместе когда узнала, что он с самого престижного курса академии- курса артефакторов.

Конечно, ее немного разочаровало то, что у Рудеоса совершенно не было наличных денег, питались и одевались ученики за счет академии, но потом она даже сама угостила его купленным у торговки сладким пирожком. Пару раз они встречались в городском парке на берегу Роны где целовались, скрываясь от посторонних глаз, а потом она привела его домой.

Мать девушки умерла от моровой горячки лет семь назад и жила она с папенькой, который каждый день до темна пропадал в своей торговой конторе ведя подсчет разных товаров. Еще, к ним на пару часов в день приходила служанка, которая убирала комнаты и готовила еду. Остальное время Мэри Энн скучала дома, иногда выбираясь прогуляться в ближайший парк. Вот последние месяцы, молодой парень студент и развлекал девушку как мог, пока его не направили для дальнейшей службы в родное владение.

Нет конечно, пока жениться на Мэри Энн Руди не собирался, хоть девушка была довольно симпатична на личико и фигурку. «В самом соку», как любил повторять один его сокурсник разглядывая гуляющих в парке городских девушек. Надо сказать сама девушка была не против получить в мужья мага артефактора, но пока Руди надеялся на большее, мечтая о дворянстве. Хотя с другой стороны Мэри Энн была единственным ребенком в семье и унаследовала бы от отца квартиру в три комнаты с кухней, в одном из трехэтажных каменных домов столицы империи. Надо сказать у квартиры был собственный выход на торце здания, что значительно увеличивало ее стоимость и очень облегчало визиты студента к одинокой девушке.

В общем тогда Руди о свадьбе не думал, но и не отвергал такое развитие событий в его судьбе. Судьба сама все устроила, направив его по приказу из имперской канцелярии домой, так далеко от главного имперского города. В деканате не церемонясь, выдали ему на руки приказ, заверенную подорожную, три фартинга для оплаты ночевки и питания в придорожных трактирах и незамедлительно выставили за ворота академии. Даже стало немного обидно.

Еще и Мэри Энн, в этот же день добавила ему расстройства. Когда он в сметенных чувствах пришел прощаться с объектом своих воздыханий, девушка обозвала его бездарным ничтожеством и обвинила в том, что потратила на него время отдав ему свою нежность и любовь, он же — неблагодарная скотина, просто не захотел на ней жениться.

Размазывая слезы и выкрикивая проклятия в его адрес, она сразу побежала жаловаться папеньке в контору. К облегчению Руди, его уже ждала почтовая карета, на которой он как служебное лицо имевшее подорожную грамоту и отбыл домой, что несомненно уберегло его от общения с отцом разъярившейся девицы.

— Тпру-у! Стоять деревня! — Внезапно раздался громкий голос, от которого Руди вздрогнул и оглянулся.

Задумавшись, он даже не заметил как они доехали до Западных ворот Руденбурга. Крестьянскую лошадку за оглоблю придерживал дюжий стражник в стеганной куртке и шапочке-шлеме из жесткой дубленой кожи.

— Кто таков, куда надать? Крестьяне обязаны при въезде в город уплатить подать в два медяка с каждой телеги. — Процитировал стражник строку из уложения о тарифах. — А вообще дядя сельский рынок вон он. — Указал он рукой на три десятка стоящих телег и множество покупателей не смотря на еще ранний час.

— Я эйру Бирхофу каждые две седмицы дрова и уголь доставляю. — Показал сосед его родителей на свой груз. — И осмелюсь напомнить, господину стражнику, что тепереча мы не с баронства, теперича мы с земель самого владетеля. Из Вилборга мы, со слободы. Свои мы, свои. — Закивал головой возница с некоторым страхом глядя на вооруженного человека.

— Свои мне, тоже выискались, — недовольно буркнул стражник и махнул рукой, — ладно, проезжай!

Но секундой позже его взгляд упал на пристроившегося на краешке телеги Рудеоса. Он внимательно оглядел паренька одетого в синюю курточку студента академии и вновь ухватил оглоблю.

— А это кто с тобой?

— Так это, моего соседа сынок, из самой империи вчерась возвертался.

— Погодь! Доложу об нем. — Направился стражник в караульную пристройку возле которой у коновязи стояла рыженькая лошадка.

Дядька Кабрус, воспользовавшись заминкой развернулся к Руди и пояснил:

— Раньше-то мы с телеги по два медяка за въезд уплачивали, а теперича не нужно. Вилборг, теперича самому лэру регенту отошел, как приданое за баронской дочкой. Хочь свадьбу токмо на весну назначили, но земли ужо по новой разграничили. Да и бывший барон не обделен остался, на днях графский титул получил и большой кусок земель в Заречье.

Он еще что-то хотел рассказать долго отсутствовавшему в родных землях студенту, но его перебил вернувшийся стражник.

— Так, ты проезжай, — ткнул он пальцем в хозяина возка, — а студеуз со мной идет.

— Господин стражник! — Немного испуганно обратился к нему Руди решивший, что его попросту не пускают в город. — У меня документы соответствующие, подорожная выправлена и приказ из имперской канцелярии. — Стал он вытаскивать свои бумаги из потертого дорожного саквояжа.

— Документы это да. — Уважительно покачал головой страж и указал на вышедшего из караульного помещения мужчину одетого в зеленый костюм военного кроя с синей бандой повязанной на левой руке. — Вона тебя, господин капрал дожидается. Хотя ты же пехом? — Стражник на несколько секунд задумался и со значением глянув на возницу продолжил, — ну, тогда езжай в телеге до самого свертка на замковую дамбу.

— Господин стражник, а как вы узнали, что я утром приеду? — Удивленно спросил его Руди.

— Так почтовая карета вчерась вечером возвернулась, вот сопровождающий и доложился о тебе, сказал что к родителям решил заехать, там заночевать. Вот с утра и ждем. Сэр Урбан велел до полудня нашему капралу тебя туточки дожидаться, а если не приедешь, то самому за тобой в слободку вашу ехать.

Вон оно чего, значит ждут уже. — Подумал Руди. Тогда хорошо, что решил поутру ехать, а то бы совсем неудобно вышло.

Когда у поворота дороги ведущей в замок владетеля Руди спрыгнул с телеги, стражник капрал тоже спешился и пошел рядом с парнем ведя свою рыжую лошадку под уздцы.

— Э… сказали маг артефактор прибудет. Так это… студент или уже отучились? — Немного растеряно, но достаточно вежливо поинтересовался у него капрал когда они шли к воротам замка по насыпной дамбе.

Руди немного покраснел и ответил, стараясь говорить с достоинством:

— Отучился уже, теперь лицензированный маг артефактор. Просто не переоделся еще.

Понятно, что дети зажиточных горожан или, тем более, благородные сразу по получении лицензии облачались в соответствующий статусу плащ мага. Но Руди все еще был одет в куцую серо-синюю студенческую курточку и небольшой беретик с медной кокардой-пуговкой. Ну ничего, подкопит деньжат и через пару месяцев тоже закажет себе настоящий плащ мага артефактора — сиренево-зеленый, с алой окантовкой у ворота, вышитыми на рукаве знаком «зодчий» и руной «созидания».

— Прошу вас, господин маг! Вас уже ждут. — Приоткрыл стражник капрал дверцу-калитку в массивных замковых воротах. Сам он со своей лошадкой остался снаружи.

От этих слов Руди покраснел еще больше. Первый раз в жизни его назвали господином, да и магом, тоже в первый раз. У калитки с той стороны его встретил пожилой седоусый военный.

Руди огляделся. Небольшой мощенный дворик, невысокая надвратная башенка и одна башня донжон, черной тенью нависающая над двором, деревянная пристройка к стене- скорее всего конюшня и трехэтажное каменное здание. Да, не богато, совсем не императорский дворец. — Вздохнул юный маг. — Замок Корвинусов первоначально произвел на него мрачное впечатление, он скорее напоминал небольшое приграничное укрепление, чем родовое гнездо правителя.

Лэр Вардис встретил парня у себя в кабинете, кивнул седоусому, — Спасибо Ковач, — и тут же указал на кресло напротив, — Присаживайся, парень, разговор будет долгим и надеюсь откровенным.

— Рад приветствовать вас, ваша светлость! — Бухнулся Руди на одно колено, склонив голову и спешно представился:

— Лицензированный выпускник факультета артефакторики магической академии Рудеос из Вэллора. — И неожиданно для самого себя добавил, — Можно Руди, меня все так зовут.

Лэр усмехнувшись привстал со своего кресла и приобняв поднял паренька с колена.

— Да будет тебе, парень. Вставай, Руди, не у императора на приеме. Знаю, что ты местный. Я владетель Вэллора, лэр Вардис Корвинус. Так как теперь ты входишь в мою свиту, то можешь звать меня просто милордом. Вина? — Указал владетель на большой графин с рубиновой жидкостью.

— Нет! — Почему-то испуганно воскликнул парень, видимо в тот момент ему показалось верхом кощунства сидеть и выпивать с правителем всего владения.

— Ну как знаешь, — пожал плечами лэр и плеснул себе в массивный стеклянный бокал и сев в свое кресло продолжил, — Постараюсь быть краток и изложить всю суть. Слушай внимательно.

Руди и так сидел напряженно с прямой спиной на самом краешке кресла, а после этих слов еще больше подобрался.

— Слушаю вас, ваша светлость… э, простите, милорд.

— Скажу сразу — ты нам очень важен. После смерти моего друга академика Кастора, во владении нет ни одного мага артефактора. Поэтому дел у тебя будет выше крыши. Будешь работать под охраной, тут же в замке.

Руди обреченно вздохнул. Ну вот, чего он так и боялся, запрут в замке и заставят изготавливать на пределе сил десятки простых амулетов.

— Да не расстраивайся, — успокоил его Вардис, — никто тебя на цепь сажать не станет. Поживешь в замке пока вам выкупленный дом ремонтируют. А чего тебе, плохо? Тут и питание тебе бесплатное и комната отдельная. А потом, уже в дом переедешь. Помимо тебя из империи еще четыре молодых мага должны прибыть — два боевых и два лекаря. Вот мы вам на всех отдельный дом недалеко от городской ратуши выкупили. Дом каменный двухэтажный, выберешь себе лучшую комнату на втором этаже, а для слуги на первом. Потом уже остальных заселим. На втором этаже маги будут жить, на первом слуги, в общем, все удобства для вас. Даже ватерклозеты и душевые оплатили, сейчас монтируют, удобно. Колодец свой во дворе, конюшня есть и даже небольшой садик с беседкой, довольно уютно. — Кивнул лэр. — Сам осматривал. Будет, что-то типа малого корпуса магов у нас во владении, — усмехнулся он своей шутке.

Ну еще бы в империи корпус магов состоял почти из сотни опытных сотрудников, а тут пятеро вчерашних студентов.

— Тебе оттуда и до ратуши недалеко и до банка.

— А у вас, то есть у нас в городе банк есть? — Удивленно спросил парень.

— У нас теперь и банк собственный есть. — Довольно кивнул лэр. — Вернее совместный с гномами, при торговом доме. Вот тут пока и будет твоя главная задача и твоя главная работа. Ты метки на монетах магические активировал, обучали вас этому в академии?

— Активировал, — кивнул парень, — даже работал три месяца в банковском хранилище Трехгорного банка, на практических работах.

— Ого! — Уважительно покачал головой лэр. — По сколько монет делал и сколько гномы платили за активацию?

— Работали в седмицу по шесть дней, по три — четыре часа. Можно и дольше, но тогда к следующему утру восстановить ману не успеваешь. Нет, опытный маг, конечно и дольше может…

— Ну не суть, — перебил его Вардис. — Много делал?

— Более сотни монет выходило. Первую седмицу чуток до сотни не добирал, а потом поднаторел и всегда по сто двадцать полновесных крон заряжал. Ежели по полукроне монеты, то и того больше, там же вес в два раза меньше, потому больше меток активировать можно. Не в два раза конечно, но двести серебряных полукрон точно смогу.

— За день? Однако силен! — Одобрительно улыбнулся лэр. — Это очень хорошо, больше и не нужно, чай не империя.

— За несколько часов так. Но я объяснял, что если более работать…

— Да понял, я, понял. Молодец! Веришь, нет, но я думал на порядок меньше будет выхлоп, а тут прямо красота! — Потер руки лэр владетель. — Мы же за пару недель, без проблем острый дефицит по монетам перекроем, а потом будешь день, иногда два в седмицу монетами заниматься и нормально. В общем так — работать с монетами первые две недели будешь в замке. Я распоряжусь, чтобы тебе люди сэра Урбана или по сто двадцать крон привозили или двести монет в полукронах. Нарабатываем за две недели гандикап, а там уже определим первостепенные задачи. Идет?

— Ганди… чего? — Удивленно смотрел на Вардиса парень.

— Ну, финансовую подушку, чтобы запас в банке был, а… не переживай ты. — Махнул он рукой. — В общем определились — на пару недель выделяем тебе тут комнату под мастерскую и привозим монеты сюда. Потом тебе в новом доме собственную мастерскую организуем и на активацию монет будешь уже ездить в банковское хранилище. Да, ты мне так и не ответил, сколько имперские гномы за активацию монет вам платили?

— Да… — Замялся парень. — Мы-то не получали, мы в банке просто практиковались. А так, с каждой сотни монет, семь монет академия забирала. Только не все себе, две монеты в казну, как налог на магические работы, а пять уже самой академии шло.

— Однако! Семь процентов — это существенно. — Хмыкнул лэр и задумался. — Как я знаю, свои с Трехгорья с гномов двенадцать процентов драли, а эльфары раньше и того больше. Значит нам с гномами можно по нулям разойтись, они нам кроны чеканят, мы… вернее ты, эти кроны, заряжаешь. То есть сотню для нас штампуют, сотню в хранилище совместного торгового дома. Если чисто для себя попросят, то тут уж мы свой профит, обязательно снимем. Нормально! Сегодня готов приступить, посылать людей к гномам за монетами или отдохнешь еще?

— Готов, милорд! — Вскочил с кресла парень.

— Да погоди ты, Руди, не суетись. — Замахал лэр рукой усаживая ретивого юношу обратно в удобное кресло. — Сначала в своей комнате осмотришься, перекусишь чем светлые боги послали, со слугой своим познакомишься.

— С к-каким слугой? — Удивился парень и немного потупившись и покраснев сознался. — Понимаете, милорд, я не настолько богат чтобы сейчас мог содержать слугу.

— Чудак человек! — Хлопнул Вардис себя по коленкам и усмехнулся. — Кто же с тебя деньги требует? Слугу тебе казна будет оплачивать. А если к родителям поедешь или куда за город, то и солдата гвардейца выделят, для твоей безопасности. Я, тебе так, Руди, скажу- считай вытянул ты счастливый билетик. А амулеты какие можешь изготавливать? Я имею ввиду из простых.

— Из простых все могу и заряжу любой. Но если с камнем, то там дольше, можно и несколько дней большой амулет с камнем заряжать. А так, и кольца на силу, и знаки здоровья наложу, и руны вырежу, да и боевые руны на оружие могу. Но там работа не в пример кропотливее, так что пару дней повозиться придется. Стальной доспех, ну амулет, у меня вообще лучше всех в классе выходил. — Похвастался парень, а лэр все больше расплывался в улыбке. — Защитные амулеты лучше получаются, прям на отлично всегда. А еще семилучевую звезду септеру изготовить могу. Септера вообще очень сильный амулет, а моя сигула самая сильная из наших учеников была. Ее вырезать умеючи надо и чтобы не отрывая руки рисунок делать, а у меня получается.

— Молодец, молодец. — Снова похвалил паренька лэр и вдруг спросил глядя в глаза. — Скажи, чего ты хочешь, Руди?

— Тигель для плавки серебра нужен и ювелирный инструмент бы мне, чтобы амулеты изготавливать и руны вырезать. Но его наверное лучше в империи заказывать, дорогой он, а денег я еще не скопил таких. — Снова густо покраснел юный маг. — А то как без тонкого инструмента с артефактами работать?

— Да будет тебе инструмент. И деньги никакие копить не нужно. Считай мой тебе подарок будет и закажем не в Вардоссе, а напрямую у гномов, те ювелиры знатные.

— Так гномий ваще бешеных денег стоит. — Не веря выдохнул парень.

— Вот и будет тебе лучший. — Махнул рукой лэр. — Я не про то. Я спрашиваю, чего тебе, парень, для полного счастья нужно?

— Чего? — Не понял Руди.

— Ну вот ты учился в академии, была какая-то цель в жизни, мечта?

— Ну, хотел в имперскую канцелярию попасть, на печати государственные и документы магические метки накладывать и знаки активировать, чтобы дворянство потомственное заработать. — Вздохнув рассказал юный маг.

— Десять лет, — показал лэр растопыренные пальцы на обеих руках, — десять лет службы, Руди и я тебе присвою потомственное дворянство.

— Правда? — тихо спросил парень, не веря своим ушам.

— Угум, — кивнул лэр, — через двадцать лет службы выделю собственное поместье с наделом земли и пару деревень хороших, в окормление. Будешь, как сыр в масле кататься, только не подведи меня, делай все усердно, что узнал или увидел при дворе, не рассказывай никому. Помалкивай больше и будет тебе счастье. Получать на содержание будешь по десять ливров в неделю. Станешь дворянином, удвою тебе жалованье и жену тебе из благородных и с даром подыщем, не сомневайся. Светлые боги дадут, так дети сильнее тебя магический дар получат. Будешь Рудеос артефактор — основатель дворянской династии. — Потряс рукой, перед пораженным парнем Вардис. — Нравятся такие перспективы?

— А то! Ага! — Закивал парень.

— Ну вот и славно, — встал лэр со своего места и приоткрыв дверь крикнул, — Ковач, ты здесь?

— Тута я, милорд! Жду-пожду, как вы и приказали. — Появился в проеме седоусый ветеран.

— Отведи нашего мага в его комнату пусть осмотрится, потом найди Калеба и отправь к нашему новому магу артефактору, пусть представится ему, позже пусть покажет ему все в замке, в верхнюю обеденную залу сводит, перекусить чего, кофею выпить. Для обеда еще рановасто, а червячка заморить можно, а часа через два, как гвардейцы серебро привезут, так в мастерскую нашего мага отведет. Хотя… пусть Калеб сначала ко мне зайдет. — И повернувшись к Руди он потрепал парня по плечу. — Поработаешь хорошо до шестого дня седмицы, потом на пару дней к родителям отпущу. Погостишь в родном доме, отдохнешь. Знаю же, что соскучился за пять-то лет. Получишь жалованье за неделю, подарки родителям и сестренке купишь. Ну идите.

Когда вышли в коридор, седоусый обратился к пареньку:

— Извиняюсь за вопрос, эйр Рудеос, если конечно не секрет, сколько вам наш лэр жалованья положил?

— Десять ливров выходит. — Ответил паренек. — Это чистой монетой и харч за счет казны и проживание.

— Не густо конечно, но на первых порах достаточно. Простые солдаты и стража городская, те по девять ливров в месяц имеют, а гвардейцы- те уже двенадцать. Сержанты гвардейские конечно и того поболе, но десять в месяц тоже не плохо.

— Так то в седмицу. В месяц выходит сорок, — поправился парень, — полновесная крона.

— Фью! Однако! — Присвистнул седоусый и остановившись почесал затылок, а потом покачал головой. — Полновесная крона однако. Уважает вас лэр Вардис, очень значица ценит. У нас столько господа лейтенанты получают, если рыцарский титул еще не получили. То-то я смотрю, вам в услужение целого гвардейского сержанта ветерана определили, да и в верхней обеденной зале у нас господа лейтенанты, да рыцари министериалы обедают. Сильно уважает, однако. Проходите сюда… — он немного замешкался открывая дверь комнаты, потом все же еще раз оценивающе оглядел паренька и закончил, — господин магик. Вот ваша комнатка, значица.

Комната была довольно просторна, с высоким беленым потолком и двумя большими окнами выходящими на озерную гладь. В общежитии академии он тоже жил примерно в такой же комнате, но не один, там вместе с ним проживало еще два студента. А тут вся комната в его распоряжении! Рудеос пару минут постоял любуясь видом из окна, послушал крики чаек, посмотрел как внизу небольшие волны накатывают на черные камни и восхищенно покачал головой. — Красиво!

Он обернулся и оглядел резной шкаф, удобный стул у письменного стола, два кресла с небольшим резным столиком и наконец широкая деревянная кровать. У окна стоял широкий письменный стол с тумбами, на котором уже стояла чернильница, деревянная рукописка со стальным эльфийским пером и дюжина листов плотной желтоватой бумаги. Он погладил ладонью бумагу, бережно взял со стола рукописку и не удержался от вздоха, — Целое богатство! — Он вспомнил слова ветерана про то, что его ценит и уважает лэр Вардис и его рот непроизвольно растянулся в улыбке, — Еще как ценит! Дворянство через десять лет. Всего десять лет! А жалованье? Да секретарь имперской канцелярии скорее всего получает в два раза меньше. А как удивится его отец, когда он дома озвучит свое жалованье. Родителям такое деньги и не снились. В лучший месяц за проданный на рынке урожай овощей и изготовленное масло семья выручала ливров пятнадцать, а в обычные месяцы- шесть ливров, не больше. Для его родителей, это была привычная сумма заработка.

Руди подошел к кровати, — настоящая перина и белая простыня! Дома и в академии он спал на набитом соломой тюфяке, а тут настоящая перина и отдельная подушка для головы- невиданная роскошь. Руди раскинув руки упал на мягкую кровать, — Большое жалование, собственный слуга, дворянство через десять лет! Как там сказал, лэр Вардис? Ты, парень, вытянул счастливый билетик. А то! Еще какой счастливый! Получу первые десять ливров и закажу в пошивочном салоне себе настоящий магический плащ, лицензия есть- имею право, не один портной не откажет. Интересно, сколько стоит пошить настоящий плащ магика, с атласной алой окантовкой? Ливров пять? Шесть? Да какая разница, с такими деньгами я себе к зиме закажу теплый плащ подбитый мехом. Волчьим мехом, а не простой овчиной.

Видел он как-то в столице империи господина рыцаря выходящего из императорского дворца. Видно был на приеме у командора, а может и у самого императора Конрада. В темно-синем зимнем плаще, расшитом золотыми имперскими львами и подбитым волчьим мехом. Тогда даже дворянские дети завистливо смотрели на начищенные доспехи, золотые парадные шпоры и стальной шлем, что он держал в руке- с полумаской, украшенный выкрашенным в красный цвет конским хвостом. Просто какой-то герой, сошедший со страниц древних книг с легендами про рыцарей и драконов.

С тех пор Руди мечтал иметь такой меховой плащ. Хотя он мечтал иметь вообще плащ магика, ну и такой, где-то в очень далеких мечтах. А теперь, оказывается, он может себе позволить. Он немного подумал, — Хотя нет, с первых денег к портному за плащом не пойду, куплю и впрямь, подарки сестре и родителям. Интересно, сколько они уже отложили сестре на приданое? Через несколько месяцев, на ее день рождения, он пожалуй тоже подарит ей полновесную крону. А если, монета будет серебряная, то просто чудесная сказка! Руди представил реакцию на такой подарок родителей и самой сестры и растянул губы в глупой, но счастливой улыбке.

Да он вообще, сможет уже через полгода может купить родителям большой новый дом с хорошим участком земли или еще пару-тройку коров, чтобы наемный работник приходил помогать сбивать масло, тогда и они начнут зарабатывать в несколько раз больше. А можно… да много чего можно с такими-то деньгами! Мало того, как сказал лэр Вардис- я теперь в его свите.

В свите самого лэра владетеля! Да я и живу в его замке! Даже обедать буду с господами рыцарями, как настоящий сильный и уважаемый маг! А чего, он уже сейчас магические метки на сто двадцати серебряных кронах за день активирует, а если будет стараться, то через месяц, много два, до ста пятидесяти число монет доведет. Нет, стараться он будет, еще как. Да он из кожи вон вылезет, но через десять лет дворянство получит! Эх, вот свезло… а он-то дурак, еще так расстраивался возвращаясь в родные земли.

Вардис отпил из бокала красного вина с виноградников южной долины и довольно хмыкнул, — Теперь парень будет стараться, ну еще бы я нарисовал перед ним такие перспективы. А он во время тут появился, если бы император за нападение храмовников на Вардиса не явил милость послав в Вэллор молодого артефактора и еще четверых магов, то пришлось бы заманивать кого из империи. Сейчас, когда они создали совместный торговый дом и банк при нем, без артефактора было не обойтись. А если ставить магическую метку по схеме гномов, приглашая светлых эльфов, то на этом они теряли бы существенно. Да и не нужно посвящать эльфов в то, что гномы станут штамповать для Вэллора такое количество серебряной монеты.

Да он не задумываясь дал бы парню дворянский знак и жалование в две кроны серебром, как придворным рыцарям, но сейчас это просто лишнее для паренька. Может наступить перенасыщение. Пустота, когда внезапно сбывается твоя самая заветная мечта, а так будет куда стремиться, есть цель к которой стоит идти. Десять лет не такой большой срок. В империи, если быть объективным, он бы вообще вряд ли получил дворянство. На сколько знал Вардис такого там добивались единицы, самые одаренные и сильные из выпускников академии и то лет после сорока- пятидесяти службы именно императору. Да не жалко. Те же простые амулеты для гвардии и самих лэров дорогого стоят. А активация магического знака на серебряных монетах?

Если на серебре нет магического знака подтверждающего, что монета настоящая и действительно изготовлена из чистого магического металла, кто ее возьмет? Нет, в самом лэрстве конечно проблем не будет, а вот для расчета в империи и в других государствах она уже не сгодится. А теперь открываются невиданные перспективы для роста экономики Вэллора.

Даже крестьяне рады- государственных закупок, с поставкой товара в иномирье и земли гномов, стало в два раза больше. Народ выращенные овощи и выращенный скот охотно сдает государственным скупщикам. Деньги появляются у простого народа, а значит и товарооборот в стране увеличивается. Поэтому не только крестьяне в плюсе и ремесленники тоже, у них больше товара покупать стали. Да и военным и гвардейцам чуть жалование увеличили, тоже жаловаться грех- сровняли жалованье с имперским. Пока все хорошо срастается, даже немного страшно- когда все очень хорошо, жди какого подвоха или грядущих неприятностей.

Да ну! — Тряхнул он головой и сделал добрый глоток вина из бокала, — Суеверия это все! Просто в кои это веки все у нас в государстве хорошо, все налаживается и с гномами и у Петровича с его помощником, да вообще все пока хорошо. Лишь бы серебро не перестало поступать из иномирья, считай обмениваем волшебный металл на икру, рыбу, мясо и вино и им выгодно и нам даже очень. Вроде пока все довольны, уж я точно! — Улыбнулся лэр и покачал головой. — Надо сыну сказать насчет артефактора, пусть принца своего гномьего порадует, когда по его приглашению в гномий город приедет.

Он подумал глядя прищуренным взглядом куда-то в даль. А ведь по хорошему, нужно в Селинор будет экспедицию готовить. С серебром, в конце концов, может все всплыть. Не вечно же императора обманывать, да и гномы могут быть в курсе, что никуда мы не ездили и серебро из Селинора не доставляем. Вопросы все одно неудобные возникнут, а не хотелось бы оправдываться перед императором. Выходит надо ехать, это однозначно! А кто возглавит? Ну тут или он сам или Климент, больше такое ответственное дело государственной важности он никому не поручит. Не сейчас конечно, сейчас осень, скоро перевалы в горах снегом завалит. По весне отряд выйдет. Ну зато будет время подготовиться, все продумать. Запастись теме же магическими амулетами. Простое серебряное колечко- амулет на силу, может только артефактор изготовить, а вещь крайне полезная. Попробуй в полном кольчужном комплекте и с кирасой на надетой, помаши длинным кавалерийским мечом или боевым топором, при том что в левой руке у тебя большой щит.

В дверь кабинета пару раз стукнули и в комнату вошел высокий подтянутый, хоть и седоволосый мужчина. — Разрешите, ваша светлость? Вы просили сначала к вам заглянуть.

— Заходи, Калеб. Присаживайся. — Махнул ему рукой Вардис. — Уж ты наедине, мог бы меня просто по имени звать. Сколько вместе в юности пива да вина выпито, сколько девок перещупано. — Усмехнулся лэр. — Как твое плечо?

— Спасибо, побаливает. — Усмехнулся в ответ бывший гвардейский сержант присаживаясь в кресло, где недавно сидел юный маг артефактор.

— Ну так, сходи на прием к мастеру Мураду, отдашь пару фартингов зато полегче будет. На днях еще два магика врачевателя из империи прибудут, те после академии, лицензированные, может вообще излечат.

— Старые раны, бесследно не проходят. Да и привык уже. Насчет молодого мага звал? Что-то еще сказать?

— Насчет его. — Кивнул Вардис. — Мы с тобой уже все обговорили, но добавлю- он сейчас для меня, да для всего нашего владения, ценнее сундука с серебром, так как сам эти самые серебряные монеты активирует и ликвидными делает. Ты ему не просто слуга, ты ему тут папа и мама будешь. Даже тут присматривай, в замке имею ввиду. Захочет в лавку какую сходить или на рынок, не на шаг не отходишь. Если за город, я например в выходной обещал его к родителям отпустить, так вот, если поедет, берешь в замковой конюшне вторую карету, без гербов которая и везешь. Ну вернее не сам, на козлах как обычно кучер, а ты с ним внутри и пару конных гвардейцев в обязательном порядке. Пусть сопроводят. Меч кавалерийский у тебя дома?

— Дома. — Кивнул ветеран.

— Дозволяю носить постоянно и кинжал тоже, даже у меня в замке- ты теперь вновь на службе. Сам знаешь, что из ветеранов гвардейцев отряд стражи сформирован, подчиняются лично мне и полномочия как у гвардии. Формально, ты к этому отряду приписан, но жить естественно будешь не в летней резиденции, а тут, в замке. Через две-три недели дом для магиков полностью отремонтируют, туда с парнем переедете. В казармы к своим заедь сегодня же, пусть кольчугу тебе выдадут и шлем стальной, по моему распоряжению. И сюрко с плащом тоже новые получи, пусть все видят сразу, что ты у меня на службе.

— Ого! Паренек и впрямь не так прост? Как барона какого или даже графа охранять. — Удивился старый вояка.

— Я не шутил, Калеб, когда сказал что парень очень ценен для всего нашего владения. Так, что как барона или даже графа и охраняйте. Когда ремонт в новом доме предназначенном для магов сделают, ты сам будешь отбирать и истопника и садовника и конюха, лучше если они будут все из ветеранов, кто еще не забыл как меч держать и стрелу кидать. Понял меня? Да и если другие магики слуг личных захотят завести, порекомендуешь кого из верных людей или вместе с сэром Урбаном им слуг подберете.

— Понял, милорд. — Встал с кресла ветеран. — Пойду познакомлюсь с господином юным дарованием.

— Иди, мой друг, как я уже сказал, ты теперь снова на службе. Не просто слуга, а страж из особого отряда ветеранов.

Уже выходя из кабинета, бывший гвардейский сержант чуть задержался и обернувшись сказал лэру:

— Спасибо, Вардис, что не забыл старого друга и твоего солдата, да и от всех наших стариков тебе спасибо. Разговаривал, с ребятами в летней резиденции, все службой довольны. Старину Борка только жаль, светлых ему чертогов в ином мире. — Осенил себя ветеран знаком святого круга.

— Погиб на посту. — Вздохнул лэр и мотнул головой. — Если тебе интересно, то знай- его убийцы уже мертвы. Нет, не я и не мои люди. — Помотал головой лэр отвечая на не высказанный вопрос ветерана. — Свои же подельники зарезали через несколько дней, так что каждому по делам его, как и говорил святой Альвертис о воздаянии по заслугам.

— Скажу ребятам, те порадуются. Борка уже не вернуть, но вот месть праведная свершилась. — Его старый приятель улыбнувшись лишь уголками губ вышел из кабинета лэра владетеля.


Глава 4


Ирма переоделась быстро. Саша сам только переобул обувь и, накинув ветровку, вышел, как через пару минут появилась и Ирма. Она была одета в обтягивающий спортивный костюм темного цвета и модную кожаную жилетку отороченную мехом.

— Ну, веди прогулять свою даму — Засмеялась она.

— Можно вокруг озера сходить, если хочешь. — Пожал Саша плечами. — Так-то темно уже, но там дорожка натоптана и луна светит сегодня.

— Ну, пошли, раз луна светит, — усмехнулась девушка.

— Только там большой круг, километра два, а то и поболе выйдет.

— Пойдем- пойдем! — Смеясь, она взяла его под руку. — Гулять, так гулять.

Натоптанная тропка вела вокруг озера. Была полная луна и серебристый свет заливал округу. Они шли, не спеша, разговаривая и вдыхая полной грудью свежий ночной воздух. Саше нравилась природа около поселка — круглое озеро и высокие сосны по берегу, а на той стороне так вообще небольшой сосновый лес. Еще там находился старый пионерский лагерь, Саша как-то из интереса пробежал до ворот и осмотрел все. Сами ворота были деревянные, на двух кирпичных, выбеленных известью столбах. Над столбами крепился щит, где было написано: «Пионерлагерь Костер». И хотя слово пионерлагерь было забелено, но буквы проступали сквозь побелку и это можно было без труда прочесть.

Теперь, когда они дошли до дощатого забора, он с видом знатока сказал, что там находится старый пионерский лагерь.

— А что это? — Удивилась Ирма.

— Ну, типа бойскаутов ваших. Летний лагерь. Погоди, ты же в Риге жила, у вас что там пионеров не было? — Удивился теперь уже Александр.

— Были, конечно. Просто в лагерь я не ездила. — Пожала плечами девушка. — Да и уехали мы из Латвии, когда я еще небольшая была, лет может семь или восемь. Пойдем, посмотрим?

— Ну пойдем. — Саша еще раз осмотрел закрытые ворота и, увидев дыру в заборе, потянул за собой девушку.

Территория лагеря была довольно большой, с краю стояло несколько каменных одноэтажных, скорее всего хозяйственных, строений. По другую сторону виднелись осевшие деревянные домики-корпуса, а в конце главной аллеи стояло уже два больших кирпичных двухэтажных корпуса. Правда, окна и двери в корпусах отсутствовали и зияли черными щербинами на фоне белого силикатного кирпича.

Между корпусами находился небольшой квадратный плац с покосившимся флагштоком и одинокая статуя пионера барабанщика на квадратном постаменте. На другой стороне от плаца тоже находился каменный куб, но самой статуи давно не было, остались только белые ботиночки на постаменте и торчавшие из них огрызины арматуры. Кто там стоял раньше- его товарищ, второй барабанщик или трубящий горнист, а может, там стояла девочка пионерка, вскинувшая руку в пионерском салюте, его подруга? Кто теперь знает?

Но оставшийся гипсовый паренек был на страже, словно понимая- враги не дремлют! Они давно разбили второго сигнальщика и ждут момента, чтобы кинуться из темноты, теперь вся надежда только на него. Только он стоит на страже под полной луной, освещающей плац, сосредоточенно вглядываясь в сгустившуюся тьму. Он остался единственным бессменным часовым в этом мире. И пусть вместо ног у него торчат две черные арматурины, да и барабанные палочки давно отломаны недругами, но пионер через года все так же строго смотрит исподлобья, сжимая кулачки. Казалось, он высматривает коварного врага и при его появлении прямо сжатыми кулаками начнет неистово бить в свой барабан, подавая сигнал тревоги.

— Странно тут как все, нереально, загадочно. Будто все совсем другое. — Сказала шепотом Ирма. — Словно время тут стоит.

— Другое. Осколки другой страны, другого строя, другой эпохи. — Согласно кивнул Александр. Он посмотрел на девушку и залюбовался- ветерок перебирал ее черные волосы, а диск луны отражался в глазах. Он вдруг неожиданно сам для себя спросил: — Можно я тебя поцелую?

— Давай! — Ирма кивнула и растянула губы в улыбке. — По-дурацки, конечно, спросил, но тут все загадочно и не так, поэтому нормально. После долгого поцелуя она отстранилась и, сделавшись очень серьезной, сказала: — Саша, только ты сильно в меня не влюбляйся, я ведь не надолго у вас. Скоро уеду и это, наверное, навсегда.

— Сильно не влюбляться? — Удивился Саша. — А если не сильно, то можно?

— Если не сильно, то нужно! — Снова заулыбалась Ирма.

Высокие сосны чуть шатались от ночного ветерка и, перебирая разлапистыми ветвями, тянулись к полной луне.

Справа от квадратного плаца, у куста акации они увидели лавочку с разломанной спинкой. Саша достал платок и вытер доски, и они с Ирмой уселись, продолжая обниматься.

— Расскажи мне, что ты скрываешь, Саша? — Вдруг глянула ему в глаза девушка.

— Я!? — Очень удивился Макаров. — Почему скрываю? Да нечего мне скрывать.

— Совсем нечего? Я думаю, любому взрослому человеку есть, что скрывать. А тебе и нечего?

— Да что скрывать-то? — Пожал плечами Саша. — Не знаю, о чем ты. — А сам думал- ну не переход же в иномирье она имеет ввиду? И сам спросил у нее. — А тебе есть, что скрывать?

— Может есть, а может, и нет. — Смеялась, глядя на него, девушка.

— Вы чего тут делаете? — Прозвучал прокуренный голос у них за спиной, прервав непонятный для Саши разговор.

Блин, вот ведь напугал! Саша посмотрел на плюгавого дедка в майке-алкоголичке и наброшенном на плечи ватнике. Во рту у него была беломорина, а в руках деревянная палка- то ли дубинка, то ли посох. Скорее всего, второе, не грабить же он их при луне собрался.

— Да мы просто гуляем. Что, нельзя? — Вскинулся Саша.

— Чего нельзя-то? — Как бы удивился дед. — Дело молодое. Вышел покурить, смотрю, лазит ктой-то, вот и пошел глянуть по старой памяти.

— А вы тут сторож?

— Был сторожем, девять лет назад. А как лагерь совсем прикрыли, так и я на пенсию вышел. Да и чего тут сторожить? Все до нас покрали, одни стены вот стоят. Администрации и так бросить жлоба давит, и продать уже стока лет никому не могут. Вот и обрушается все по малеху. — Он махнул рукой в сторону двухэтажного корпуса. — Вона, там даже все чугунные батареи поспилили. Постой, а я же тебя знаю, ты же тот самый бегунок!

— Какой еще бегунок? — Удивленно глянул Саша на Ирму, будто ища ее поддержки.

— Ты по утрам вокруг озера бегаешь. Точно, ты. Шустро так, молодец! — И дедок тоже посмотрел на Ирму. — Хороший парень — спортсмен.

— Ну да, бегаю. — Согласился Саша, подумав, что нужно завязывать с его ускорениями, ведь думал, никто не видит, а оказывается, везде глаза есть. — А вы тут живете, в лагере?

— Не, — затянулся папироской дедок и показал рукой в сторону, — я вона где, там забор помельче, там мой домишка. Меня Митричем зовут. Дай, думаю, по старой памяти гляну, кто тут бродит, а тута вы. Ну ладно, гуляйте, спать пойду. — Кивнул он и, бросив на землю окурок беломорины, затоптал его, притоптывая ногой в калоше. — Тока Володьку не троньте, я к нему привык. Сам иногда тута посижу, покурю, да с ним парой слов перекинусь.

— Кого? — Удивился Саша.

— Да вона, Володька. — Ткнул Митрич пальцем в белый силуэт стоящего пионера.

— А почему Володька?

— Да это я его так прозвал. Ну не Альберт же? А Володька ему подходит. — Засмеялся Митрич, обнажив редкие, желто-коричневые зубы. — Ладно, ваше дело молодое, пошел я спать.

Когда бывший сторож ушел, Ирма спросила: — А почему не Альберт?

Саша пожал плечами, потом посмотрел на напряженное лицо юного пионера. — Да ну, какой это Альберт? Пусть уж действительно Володька. — Он снова приобнял Ирму, поцеловав и, в этот раз осмелившись, прикоснулся рукой к ее роскошной упругой груди и предложил: — Пойдем ко мне?

* * *
Климент был приглашен кронпринцем Телхаром посетить его вотчину, наземный город гномов Абадон. Нужно было принять приглашение принца, исходя из политического аспекта, да и ради общего дела надо, все-таки они с гномами большую общую кашу заварили. Хотя и самому Климу эта поездка была очень интересна. Ну еще бы, ведь фактически он первый человек, кто своими глазами, а не на картинках из книг эльфаров, увидит наземный город и побывает в землях гномов. Уже второй караван с металлом пришел в Руденбург. Первый караван привез только железо в слитках, которое за пару дней было раскуплено представителями цехов и казны. Во втором же, помимо восьми возов доброго железа, еще несколько возов со слитками гномьей оружейной стали, меди и олова так же пользующихся большим спросом, а также несколько возов чугунной утвари, что обходилась покупателям даже дешевле изделий из меди или бронзы. Знаменитая сталь гномьей выплавки была в течение дня раскуплена казенными мастерскими и представителями оружейных цехов.

Правда, помимо металла в слитках и изделий из чугуна были еще возы с десятком добрых бочек красного гномьего пива, по четыре бушеля каждая, и возок с высокими бортами, забитый ящиками, в которых были стеклянные бутыли в две кварты объемом дорогой гномьей грибовки. Но первая партия и красного пива, что пользовалось у горожан большим спросом, и даже грибовки вся полностью в течение суток осела на складах трактиров и харчевень Руденбурга.

Еще, как неожиданно оказалось, с гномами было выгодно торговать различными тканями: и шерстяными, и льняными, и даже перекупленными у южных купцов хлопковыми, так как сами гномы по причине малой наземной территории ткани не изготовляли, а закупали ранее через своих ушлых родственничков из Трехгорья дравших с них по три цены за любой отрез. Еще малую часть дорогих шелковых тканей они покупали у эльфаров, но и тут люди лэра могли перекупать ткани, приходящие в столицу империи караванами из Красного султаната или независимых Шейханатов, и продавать гномам. И тем, и другим это было выгодно. Этому очень радовался Эр-Риз, имевший большую ткацкую мануфактуру в Вилборге и давно торговавший тканями не только в Вэллоре, но и отвозивший товар в империю. Лен его мастеров ткачей даже в султанат охотно покупали, а он и торговал охотно. Ну, естественно, не сам, а через своих поверенных и торговых представителей. Да чего греха таить, казне это было тоже чрезвычайно выгодно, при любом раскладе десятипроцентная накрутка все одно шла в казну. Да и готовые вещи из кожи — вышитые жилетки, куртки да меховые плащи и даже сапоги с башмаками гномьи эмиссары скупали с превеликой радостью.

Первый контакт с гномами торговцами прошел отлично, сами они скупали много товаров на сельском рынке, помимо приготовленных уже для них на складах продуктов и товаров, купленных через госзакуп. Купцы торговцы Руденбурга были довольны, что гномы покупают товар с охотой и, почти не торгуясь, выкладывали за большие партии золотую и даже серебряную монету. За день, проведенный закупщиками гномов в Руденбурге, цена на некоторые товары повысилась на четверть, а то и на треть.

Но Клим только усмехался, глядя, как перекупщики торговцы, подсчитывая барыши, потирают свои пухлые холеные ручки. Резвитесь, резвитесь сегодня, — Думал он. Ну еще бы, после подписания всех договоров все товары для гномов будут уже идти через госзакупки и совместный торговый дом, покупая их по фиксированным, а не рыночным ценам, а значит, и прибыль от десятипроцентной накрутки на товар будет оседать в казне лэрства, а не в кошелях местных купцов перекупов. Да и заключать договора о поставке товаров люди лэров будут на прямую с гильдейскими цехами производителей, а вовсе не с рыночными торговцами. Об том даже разговор у него с мастером Варрином был.

Посмотрели гномы, что люди лэра их обманывать не собираются, что через государственный закуп даже дешевле рыночной цены выходит, и согласились по спискам предварительным работать. А уж люди в Руденбурге весь товар по спискам бы находили и заранее скупали. Всем так выгоднее.

Следующий, уже третий, караван от гномов должен был прибыть в Руденбург через пять дней, то есть не дожидаясь возвращения предыдущего. Но там большая часть будет загружена дорогим оружием и броней гномьей выделки. Этот товар уже перегрузится на телеги людей, представляющих совместный торговый дом и отправится прямиком в столицу Вардосской империи, где все будет продано хоть и оптом, но по очень выгодной цене, принеся немалую прибыль не только самим гномам, но и казне Вэллора.

Представитель торгового дома выехал в Ронгард еще неделю тому назад и накануне прислал ворона с письмом, в коем подтверждал торговые договоренности с имперской купеческой гильдией и казенными комиссарами закупщиками. А у Климента уже были готовы три десятка крепких телег с лошадьми и возницами, а также две дюжины конных воинов для сопровождения и охраны торгового каравана.

Так они решили с Телхаром, что от Абадона до Руденбурга товар везут гномы на своих возах. В каждый такой возок было впряжено по два крепких тяжеловозных пони. Расстояние от гномьих гор до столицы Вэллора торговый караван проходил ровно за два дня с одной ночевкой на берегу Облачного озера. В Руденбурге же товар перегружается и гномий караван, груженый зерном и всякой домашней живностью, уже через сутки выходит обратно. Еще через несколько дней из гномьих земель в Руденбург должен выйти отдельный караван с облицовочным красным гранитом, дюжина мастеров зодчих и полсотни рабочих камнетесов. И это только первые ласточки. Эти начнут ремонт и облицовку набережной, дамбы и каменного моста через Руд, а следом приедут еще мастера и рабочие для строительства столичного храма семи светлых богов.

Даже первая партия рабочих гномов не поместится в выкупленном под банк доме, тем более там тоже сейчас идет ремонт, поэтому муниципалитет выделил им участок земли недалеко от западных ворот, почти напротив сельского рынка. Небольшой, размером всего сто на двести пятьдесят шагов, но достаточный для строительства деревянных бараков в два этажа, а также нескольких хозяйственных построек. Будет гномий постоялый двор.

Сейчас позади делегации Климента, состоящей из кареты с гербами в сопровождении сорока человек конных гвардейцев, ехало три дюжины возков с зерном, овощами, свиньями в мешках и курами в плетеных из ивняка клетях, сопровождаемых тремя эмиссарами закупщиками гномов. Впрочем, за караваном еще своим ходом шло стадо коров почти в четыре десятка голов и отара овец в шесть с половиной десятков. Одетые в кольчуги бородатые гномы на пони не чурались сами выступать в роли погонщиков, наоборот, довольно скалились, перешучиваясь между собой и покрикивая, подгоняя откормленных за лето рогатых тычками своих длинных копий.

Климент пока ехал впереди каравана, но уже через несколько часов он с гвардейцами оставит их и поедет вперед. Караван с живностью будет ехать до Абадона уже не два дня, а как минимум три, а то и того дольше, так как всю скотину нужно пасти по дороге, давать ей роздых и гонять на водопой.

Клим в гости к гномам хотел взять Сашу, но тот отказался, ссылаясь на занятость, видно, его друг еще не отошел от своего долгого рейда в Заречье, и Клим отнесся к этому с пониманием, не стал настаивать. Ехал он с министром двора, своим будущим тестем, Гридо Эр-Ризом, как и в прошлый раз, когда они ездили к гномам в Трехгорье и еще с ним ехал командир гвардейцев сэр Умберт, но теперь уже не просто рыцарь, а новоиспеченный барон Заречья.

В оббитом железными полосами небольшом сундуке, что находился в карете, они везли пять серебряных слитков по фунту каждый, которые они у гномов обменяют на блестящие, только что отчеканенные кроны, еще вез подарки для пригласившего их кронпринца. Но обратно им предстояло везти в два раза больше серебра. Это с учетом доли гномов в новый банк при совместном торговом доме. Шутка ли — тысячу полновесных серебряных крон обратно повезут. Да за такое любой лиходей и головорез на крайний риск пойдет, оттого и охрана с ним такая. Четыре десятка конных гвардейцев и два возницы при арбалетах и тоже кольчужных. Да и вряд ли принц с такой суммой просто так их отпустит, скорее всего, тоже отряд своих бородатых гномов верхом на малорослых лошадках для сопровождения выделит, перестрахуется.

При всей кажущейся своей простоте и наивности принц Телхар был мужчина серьезный и часто по нескольку минут думал, теребя свою красно-рыжую бороду, прежде чем дать ответ на тот или иной вопрос в разговоре с Климентом, но, ударивши по рукам, не отступал от своих слов. По крайне мере, пока за ним такого не водилось.

Как известно, у гномов нет магов, не могут они создавать даже простейшие магические амулеты и напитывать их магической энергией. Токмо оружие заговаривать могут их лучшие мастера и броню. Потому они не могут ставить магические метки и на отчеканенные монеты, как понял из разговора с принцем Клим, раньше они обращались для этого к эльфарам, кои драли с гномов просто неимоверно огромный процент, больше, чем маги академии с гномов Трехгорья. Сейчас же в Вэллоре появился свой маг артефактор, что еще придало весомости лэрам в торговом договоре с гномами, да и выгода по деньгам хорошая выходит.

Заночевали они не там, где останавливались караванщики. Так как шли налегке, а не с гружеными возами, то вышло намного ближе к гномьим горам. В небольшом сосновом леске на берегу Облачного озера. Хотя какой уж лесок? Перелесок, всего шагов сто в ширину и пару сотен в длину.

Но место для бивуака совершенно подходящее и дюже удобное. И тень от сосен, солнце не жарит и озеро рядом, можно воды набрать, да коней на водопой сводить, да и господам обмыться от пыли хорошо после целого дня пути. По дороге им попалось несколько хижин, выстроенных прямо на берегу озера с небольшими причалами для лодок. Своеобразные домики-базы заготовителей, охотников на горных харкаров и простых рыбаков.

Солдаты сразу натаскали с берега крупных окатышей и выложили большое кострище, да притащили пару сухих поваленных стволов, чтобы и сидеть удобно было, и рубить толстые сучья да в костер ночью подкидывать. Климент с будущим своим тестем ночевали в поставленном гвардейцами крепком шатре, а сам рыцарь, их командир, ночевал, закрывшись в карете, не отходя от окованного сундука. За ужином регент и министр для улучшения сна и аппетита позволили себе по две стопки крепкой грибовки под жаркое из барашка, а командир Умберт кушал отдельно, у костра вместе со своими гвардейцами, был он совершенно трезв и одолеваем только мыслями об охране богатства, доверенного ему. Не далее двух недель тому назад он был одарен лэром владетелем титулом барона с прилагающимися обширными землями в Заречье. Он готовил к сдаче дела и командование гвардией новому рыцарю и командиру, потому как не позднее последнего осеннего месяца отбывал для обустройства в свое баронство со своими слугами в недавно выстроенный для него большой двухэтажный сруб. Напоследок не хотел нерадивостью своей прогневить ни доброго своего сюзерена, ни его сына регента Климента и нес службу бдительно и со всем прилежанием.

Выехали после ночевки в сосняке еще на рассвете и доехали до гномьих гор уже к полудню. Проехали первую заставу крепостицу гномов, что была вырублена прямо в широком тоннеле недалеко от входа. Клима поразил прорубленный тоннель в горе, по которому могла спокойно ехать карета с четверкой лошадей и всадник, не пригибаясь, а еще и держа поднятым длинное копие. Да в иных местах тоннель был так широк, что и три кареты в ряд проедут, и даже своды его терялись в темноте. Ехали с горящими факелами у первых двух всадников и фонарями на крыше кареты. Но иной раз тоннель освещался проломами в сводах, а еще у стен были высажены светящиеся грибы, да даже и пеший, идущий без огня мог бы ориентироваться в слабом свете этих растений. Сопровождал их присоединившийся еще у первой заставы богато одетый гном в тюрбане, разукрашенном перьями фазана и жемчугом, и двое его слуг, все как заведено у гномов — верхом на длинногривых пони, у которых гривы были заплетены в косицы и украшены цветными лентами, словно волосы у сельских девиц в праздник урожая. Вельможа, как оказалось, уже вторые сутки дожидался гостей по приказу его высочества принца Телхара.

Еще Клима поразили три заставы, встретившиеся на пути в Абадон, вырубленные прямо в каменном тоннеле. В каждой такой заставе были стены с искусно вырезанными бойницами и ворота из крепкого, окованного железом дуба. В каждой такой небольшой заставе находилось стражей гномов не менее двух десятков, в доброй броне каждый. Всего они проехали три таких заставы, находящиеся на перекрестках тоннелей. Уж куда вели те, вырубленные в скальных породах отнорки, только сами гномы и ведали. Тоннель же, судя по времени и ощущениям едущих по нему людей, был никак не меньше лиги длиной, а скорее, даже поболе.

Первое, что бросилось в глаза выехавшим из тоннеля людям — это крепкие каменные дома гномьего города, все трехэтажные, а иные и в четыре этажа, но выглядели они даже при такой высоте приземисто и массивно, словно не сложенные из каменного теса, а вырубленные из скального массива. Забранный в красный гранит дворец кронпринца был пяти полных этажей с массивными башнями с зубцами по краям и крытым медью большим куполом на главном здании. Монументальное здание. Гостям пришлось признать, что даже дворец императора был размерами поскромнее. А еще Климу подумалось, что подземных уровней у этого дворца может быть даже больше, чем наземных этажей. Все же гномы, в подавляющем большинстве своем, подземная раса.

В нише под куполом виднелся большой бронзовый колокол, коим отбивался каждый час, а наступивший полдень отбивался тремя ударами. Как потом с гордостью рассказал ему принц Телхар, колокол сей был полностью механический и был установлен еще до его рождения, при правлении его прадеда Водара четвертого, более полутора сотен лет назад. Окна все и даже широкие, те, что в галереях, были забраны в стекло. Раньше его покупали у эльфаров, но уже более ста лет изготовляют сами. Также гномы умеют изготавливать большие зеркала, которыми тоже очень выгодно торговать в империи.

Дворец наместника был полностью обнесен высоким кованным забором из узорчатой решетки. По меркам людей — непозволительное расточительство столь дорогого металла. Клим и его спутники были просто поражены количеством железа, пошедшего на ограду дворца. Большой мощеный двор с каменными же казармами и конюшнями и большой сад с яблонями, вишнями и другими плодовыми деревьями и обширным прудом, в котором плавали разные многочисленные утки и даже несколько крупных черных лебедей.

Клим поначалу удивился, он представлял себе город гномов без всякой живности, а тут и утки, и лебеди, и даже яблоневый сад. Не ожидал видеть такое роскошество и изобилие, потому как сами жители жили впроголодь, но потом понял- то, что он видит у кронпринца во дворце- это совершенно не как в городе у простых гномов.

По поводу приезда лэра регента Вэллора была выстроена дворцовая стража. Всего более трех сотен гномов, построенных в две шеренги по обеим сторонам от главного проезда, все в длинных кольчужных рубахах, черненых кованных кирасах, латной броне на руках и ногах. Латные перчатки, стальные шлемы и даже на груди и шее у каждого толстый кованный горжет, а чаще бувигер.

Сюрко и плащи же у стражей все были коричнево-зеленых цветов как и штандарты у лейтенантов. Все солдаты кронпринца наместника были вооружены короткими широкими мечами, широкими кинжалами и все, кроме двух лейтенантов сотников, сжимали длинные алебарды. Еще у каждого гнома на плече висел небольшой стальной щит, называемый беклер. Такой часто использовали наемники мечники из Хишпани и южных княжеств. Климент поразился сколько доброго железа ушло на каждого воина стражи, точно не меньше полутора квортеров, если вместе со щитами и алебардами.

Когда карета регента и сопровождавшие его гвардейцы заехали через высокую арку на задний двор, он сам и Эр-Риз вышли из кареты, а его солдаты стали спешиваться, вся гномья стража выстроилась в колонну по четверо и прошла маршем в ногу, отсалютовав гостям. Клим был впечатлен справной броней стражников принца и этим небольшим парадом в честь его прибытия, где все гномы шли в ногу, больше напоминая железных роботов из иномирья, чем простых солдат.

Разместили Климента в правом крыле дворца, выделив ему и его людям целый этаж и два десятка больших гостевых комнат, что даже превышало потребности их небольшого посольства. Клим осмотрел комнаты и выбрал две с богатой обстановкой, кои соединялись между собой дверью. В одной расположился он сам, а в смежной комнате приказал размещаться министру и барону. Солдат же расположил в восьми комнатах рядом и напротив своих покоев ибо поостерегся расселять их по всему этажу. Таким образом, они заняли только половину выделенных им комнат, зато расположились компактно, перекрыв пол-этажа выставленными караулами.

Да еще подумал, что негоже простым солдатам, хоть и гвардейцам, словно господам спать на мягких перинах, да по двое в просторных, богато обставленных комнатах, они к казармам более привычны и жестким топчанам, да и расслабляться не стоит, все же они далеко от дома и на чужой территории. Вот пусть не нежатся в мягких кроватях да креслах, а посты выставляют и службу бдительно несут.

Вечером в большом зале с цветными витражами в высоких окнах, на которых изображались гномы кузнецы и рудокопы, а под потолком на цепях висели огромные бронзовые люстры, наверное, на полсотни больших свечей каждая, был накрыт стол на три дюжины персон. С одной стороны длинного стола сидел лэр Климент, справа от него министр двора, по другую руку — новоиспеченный барон. На другом конце стола расположился кронпринц Телхар Меднобородый.

На званом ужине присутствовали и довольно молодые гномы, у которых борода была совсем небольшая и аккуратно стрижена и старшие, уже седобородые с бородой до пояса, но все богато одетые в бархат, меха и с драгоценными кольцами на пальцах.

Тут же Клим, да и его сопровождающие впервые увидели гномьих дам. Гном было трое, все приземистые, плотно сбитые женщины, с короткими шеями и толстыми короткими ручками. Довольно широкоплечие, совершенно не напоминающие фигурами имперских титулованных особ женского пола, но все были в богато украшенных шелковых и атласных нарядах, отороченных соболями и горностаями. Хотя, сказать по правде, если бы Клим встретил такую женщину в простой крестьянской одежде, то просто принял бы за обычную селянку. Мало их там приземистых да низкорослых встречается. Впрочем, на лица дамы были довольно миловидны и с интересом посматривали на Климента и других гостей людей.

Стол был обилен, слуги каждые четверть часа приносили новое блюдо. Посуда на столе была почти вся золотая или позолоченная, и блюда, и тарелки, и кубки, даже ложки и вилки. Прислуживали им два десятка мальчиков гномов, совсем безбородых, но уже по-гномьи коренастых и обстоятельных. Присматривал за ними седобородый мажордом в вышитой золотом зеленой ливрее и высокой зеленой шапочке, напоминавшей традиционный колпак рудокопа.

Первым поднял свой золотой, украшенный самоцветами кубок кронпринц, он сказал тост на гномьем языке, а стоявший поодаль слуга в богатой бархатной ливрее и шапочке со свисающей кисточкой, громко перевел его содержание для людей.

Выпив вина, Клим с удивлением понял, что это черное эльфийское. Он такое пробовал только дважды в жизни. Было оно не то, что дорого, а просто неприлично дорого, а еще, чтобы его купить нужно было делать предварительный заказ и предоплату в представительстве эльфаров, находящемся в столице империи.

Тут же кубки наполнили вновь и все посмотрели на Климента, ожидая от него ответного слова. Он поднял свой кубок и сказал ответный тост, практически повторяя слова Телхара, мол, как он рад посетить земли гномов и быть гостем в этом дворце и безмерно рад начавшемуся сотрудничеству людей и гномов. Клим с удивлением увидел, что черное эльфийское наливают только ему со спутниками и самому кронпринцу с парой самых богато одетых и важных гномов, остальным же наливают обычное красное вино. Даже скорее всего, то самое, что гномы стали покупать у них во владении и привезли первым караваном.

После здравицы в честь принца и его гостей людей звучали каждые пять минут и Клим просто стал пригубливать кубок, делая совсем небольшой глоток, ибо, как он понял, все присутствующие за столом гномы хотели поднять свой кубок и произнести тост. Как не хорошо и вкусно было эльфийское вино, но так и накидаться не долго, если каждые десять минут по кубку доброго вина без меры выхлестывать, о чем он также сказал и своим спутникам, чтобы те не усердствовали. Пока все присутствующие гномьи вельможи, кроме дам, высказались и подняли кубки, прошло как раз не менее трех часов и Клим уже стал уставать от такого застолья, все же чувствовал он тут себя совершенно не в своей тарелке. Сложно расслабиться когда за тобой, словно за диковинным зверьком, наблюдают десятки пар глаз.

Примерно на середине застолья был объявлен небольшой перерыв и всех пригласили подышать на широкую открытую галерею, но, как понял Клим, сделан перерыв был, чтобы все гости успели посетить уборные с устроенными там ватерклозетами. Но надо сказать, как только последним поднял свой кубок самый младший из гномов и все пригубили свои кубки, тут же встал Телхар и начали вскакивать все сидящие за столом гномы и, раскланиваясь, покидать залу.

Телхар после, совершенно по простому подошел к Клименту и, положив тому руку на плечо, сказал:

— Ну наконец-то, торжественное застолье окончено, правила этикета соблюдены, все нобили Абадона на вас посмотрели и себя показали, теперь можно закругляться. Не желаете, мой друг, перейти в более уютные покои и выпить со мной травяного взвара с медом? Там и поговорим. Хотя, если вы устали, то можем перенести наш разговор на завтра.

— Наедине побеседуем? — Уточнил Клим. — Не устал, хотя, может, совсем немного от многочисленного общества.

— Да почему же? Можете пригласить своих спутников, если им интересны торговые вопросы нашего сотрудничества. Мой советник будет так же присутствовать. — Указал принц на уже знакомого Клименту старого гнома мастера Варрина с седой бородой, с которым они уже несколько раз встречались в Руденбурге и обговаривали торговые дела. Клим пригласил с собой Эр-Риза, отослав барона в гостевые покои. Впрочем, он и сам порывался вернуться к вверенному ему сундуку с серебром, которое в свое отсутствие оставил охранять сразу полдюжины гвардейцев во главе с мастер-сержантом.

Комната, где они сели пить травяной чай, была и впрямь уютна- широкие кресла с мягкими подушками, горящий камин, приглушенный свет нескольких свечей очень расслаблял. На столе стоял большой чайник с ароматным травяным чаем, в вазочках было варенье, маленькое печенье, сушеные кусочки яблок в меду и орешки. Все для приятной и неспешной беседы. Да и выпитое отличное вино под всяческие деликатесы настраивали на приятные мысли и умиротворение. Но как ни хорошо было Климу, ожидая серьезного разговора, он пару минут погонял магическую энергию по организму, трезвея и приходя в норму. Впрочем, он увидел, что и Эр-Риз поступил так же и теперь сидел совершенно трезвый и даже достал и положил на столик свою толстую записную книжку и карандаш. А вот сам принц не сказать чтобы был пьян, но явно навеселе. Ну еще бы, быстро протрезветь, как Клим или Гридо он не мог в связи с полным отсутствием у гномов магического дара. Но вот его советник мастер Варрин смотрел совершенно трезвым взглядом.

А может, и к лучшему, по крайней мере, раз сам принц выпивши, значит не было у них мысли напоить людей и устроить какую каверзу, обговаривая сейчас дела. Он, конечно, вначале немного волновался перед разговором, но оказалось совершенно зря. В основном они подтвердили уже обговоренные моменты и свое согласие завтра подписать уже до этого устно заключенные договора.

Еще Клим с удивлением узнал, что эти три присутствовавших на пиру особы женского пола не кто иные, как родные сестры кронпринца Телхара.

— Так они принцессы? — Удивился Климент. — Я и не знал, дорогой друг, что у вас есть сестры.

— Э… титул принцев, у гномов и дворфов, носят только отпрыски мужеского пола, а дщери моего царственного батюшки зовутся леди. Вообще, у меня их семеро. Трое живут в моем замке, еще четверо сестер живут в Агарте с батюшкой, в главном дворце короля-под-горой. Сказать по правде, у батюшки делать девочек выходило чаще, чем сыновей. Впрочем я этому только благодарен, так как женщины у нас не претендуют на титулы и государственные должности, а вот будь у меня еще семь братьев… ничем хорошим это бы не закончилось после смерти короля. — Он вздохнул и, приложив руку к сердцу, произнес: — Да продлят духи земли и гор годы жизни его.

— Да продлят годы жизни его! — Тут же вторил ему его советник, а Клим и Гридо чуть склонили головы в знак согласия.

— Так что, с сестрами легче, все что требуется — большой кошель серебра в приданое за невестой, ну может, потом немного повысить в должности ее муженька. И все. Хотя если тебе понравилась одна из моих сестер, я готов дать в несколько раз большую сумму. — Он посмотрел на ошеломленного таким заявлением Клима и, не выдержав, расхохотался. — Ну я же шучу, Климент! Впрочем, все трое, что ты сегодня видел, уже помолвлены. Но это не важно, брак попросту не возможен, — развел он руками, — у гномов не рождается полукровок.

— Да? — Удивился Клим. — Даже не задумывался над этим.

— Не бывает, точно тебе говорю. Многие из гномов кичатся этим, считая нас избранной богом-создателем расой. В отличии от эльфов и темных и светлых, кои могут плодить полукровок, они считают себя чистой и непорочной расой. А я думаю, дураки они. — Махнул рукой Телхар. — У орков вон тоже полукровок не бывает и что, эти дикари гномоеды стоят на одной ступени с нами? Тоже непорочная и богом избранная раса? Глупости, говорю же, все от невеликого и праздного ума выдуманные. Я вам больше скажу, находятся и такие гномы, что и сейчас не очень-то рады сотрудничеству с людьми. Но таких дураков мало и сидят помалкивают, потому когда от голода брюхо подведет, трудно своим происхождением кичиться. Такие вкусно кушать и сладко пить хотят в первую очередь, рассуждения о своей богоизбранности, непоколебимые убеждения, и принципы их ложной морали сразу на второй план уходят.

Вошедший мальчик слуга принес новый чайник, наполненный кипятком и с поклоном удалился.

— Мастер Варрин доложил мне, что вы готовы ввести нашу монету в статус государственных денег? — Вдруг сменил он тему разговора. — Он не ошибся? То есть наша крона будет иметь свободное хождение по всему Вэллору, во всех его городах и поселениях?

— Совершенно верно. — Покивал Клим. — Она же такого же веса, как и имперские деньги. Я думаю, так нам будет легче вести совместные дела. Мы будем менять серебро на вашу монету.

— Но почему? Почему вам не чеканить свою?

— А зачем? — Пожал плечами лэр. — Нас устраивает обмен по весу под три процента. Ведь чеканить имперские кроны, что имеют хождение у нас в данный момент, мы не можем, это деньги Вардосса. А если создать новую, то есть свою монету, то это фактически опять же ввести в оборот новые деньги, к которым наши подданные будут привыкать не один год. Как говорится, те же яйца, только в профиль- что ваша монета, что наша новая. Все одно новшество для населения.

Принц снова захохотал. — Как вы сказали, мой друг? Те же яйца, только в профиль? Смешное, но надо признать емкое выражение и не требует разъяснений. И по монетам я с вами согласен. Так будет проще, да и нам удобно, с расчетами и обменом денег не заморачиваться.

Эр-Риз с мастером Варрином вначале молчали и прислушивались к беседе своих титулованных господ и сюзеренов, а потом отсели и стали что-то оживленно обсуждать. Да и пусть, нужно обговорить все нюансы и чем раньше, тем меньше будет потом проблем.

— Варрин сказал мне, что вы хотите создать совместный цех по выделке паровиков? Неужели вам так много их нужно? Ведь у наших мастеров, пара-тройка наверняка есть уже готовых и могли бы просто обменять у нас на товар.

— Пару-тройку? — Клим отхлебнул чай и поставил на столик фарфоровую чашку и стал загибать пальцы. — Кузницы, не один десяток востребовано будет, столько же, а может и того боле для мельниц. Камнедробилки и силовые краны-подъемники в порты столицы и Гавани, хотим несколько барж грузовых и пароходов по Руду пустить, а то и от Гавани в Кайру имперскую. Да и еще задумки есть, но там лучше с нашим механиком пообщаться, мастером Петером. И это только нам надо, а ведь можно паровыми машинами и с империей торговать и с княжествами, да хоть в колонии продавать, я думаю спрос не малый будет. Да даже уверен в этом. Думаю, следующее время, что грядет, как раз временем железа и пара можно назвать. А можно и самим корабли для продажи на верфях в Гавани делать и паровыми машинами оснащать сразу, еще выгоднее получится.

— Вы думаете, лэр Климент? Грядет время железа и пара, хм… — Задумался принц. — Возможно, вы правы. Просто от новых перспектив голова кругом. Теперь думаю, как мы все это время жили так замкнуто, не торгуя с вами. Торговали понемногу с эльфарами, с дроу совсем маленько, да с Трехгорьем и с империей, но через них же, но все не то. С вами истинный кураж поймали, перспективы. Скажу по секрету, мой батюшка весьма скептически настроен был. Но это поначалу, а потом, как от вас товар пошел, да я ему все наши планы обрисовал… Он гном, надо сказать, весьма и весьма консервативный, но тут согласился и признал выгоду. Мы, гномы, вообще народ весьма консервативный.

— С дроу? — Удивленно посмотрел на принца Клим. — Вы сказали, что с дроу немного торгуете? Я думал, вы с ними на ножах.

— На ножах. — Кивнул Телхар, но немного все одно торгуем. Официальной войны ведь нет, поэтому иногда их торговых представителей принимаем. Но торгуем совершенно по мелочи с нашими планами и близко не стоит. А чудит в основном их молодежь, удаль свою и резвость показывая. Мы ведь с их землями на юго-востоке граничим. Вернее горы отделяют, но два перевала есть и там наши заставы мощные. Но как уже сказал, иногда группы темных проходят. То хуторян ограбят, то на торговую лавку нападут. Не часто, но бывает. Для них, молодых дроу, это как самоутвердиться, что-то у нас учудить, в основном по мелочи. Хотя несколько раз на моей памяти и до смертоубийства доходило. Опять же вешали пойманных пару раз, но в основном, если у нас изловят, то меняют с компенсацией причиненного ущерба и даже с лихвой. Виру по суду берут. А вообще, конечно, торгуем, если сами к нам едут с торговой миссией, а так к ним стараемся не ходить. Грабят наших купцов там и убивают. Странный народ, если договор заключили, то выполнят все по букве. Но там кланов много разных, они и сами друг с другом воюют, поэтому с одним кланом торговать начнешь, а другие, их же соседи, купцов пограбят и своих же темных.

— Но все равно, общаетесь иногда, значит? А я Лаэрта с собой брать не стал, есть при дворе моего батюшки один дроу на службе. Давно уже у нас и весьма предан.

— Наслышан. Знаете, первый раз слышал чтобы темный эльф в наемники подался. Можно было и взять, если вы за него поручитесь, с нашей стороны проблем бы не было. Хотя… наверное, хорошо, что не взяли, во дворце бы ему, конечно, ничего не угрожало, для нас он ваш подданный и гость. А вот простой народ бы не понял, слухи бы все одно пошли. Для них все дроу обманщики подлые и головорезы отъявленные. Душегубы, одно слово. Опасались бы, побаивались и не доверяли вам.

— Да правильно, что не взял, — махнул рукой лэр регент, — у нас его тоже все побаиваются. Чего уж от ваших подданных любви требовать.

Кронпринц с лэром регентом проговорили еще больше часа, обсудив и чеканку монет и вклад в общий банк и строительные подряды. Особое радостное впечатление на кронпринца произвело известие, что в Руденбурге при дворе владетеля есть маг артефактор и проблем с активацией магической метки на отчеканенное серебро не будет вовсе. Клим даже обещал поинтересоваться у отца ценой на услуги придворного мага при подзарядке магических амулетов и прочих артефактов. Разошлись они по своим комнатам уже ближе к полуночи, запланировав на завтра выезд в город и осмотр долины. Телхар подмигнул Климу и сказал:

— Вечером, мой друг, мы посетим знаменитые большие термы Абадона.

— Бани, что ли?

— Это намного больше чем бани, лэр Климент! Полдюжины больших залов с массажистами и разнообразными бассейнами. Обещаю. Вам непременно понравится.

Провели они в гостях у гномов три дня и возвращались большим вооруженным отрядом. Как и предполагал Клим, в сопровождении еще и трех дюжин гномов. От посещения большой долины гномов и их наземного города у них остались яркие впечатления- большой дворец с огромными застекленными окнами, мощная неприступная крепость в предгорьях, там где проходит граница с темными эльфами.

Еще Климу запомнились большие термы, с парящими купелями, иногда наполненными минеральными водами и негромкой музыкой, что услаждали слух посетителям музыканты, гномы играя на свирелях, пока тех разминали и натирали маслами мускулистые массажисты. Клим был доволен, что принял приглашение кронпринца и первым из людей решил посетить гномий город. Сам город был чрезвычайно компактным и ухоженным, мало того что жителей было почти в два раза меньше чем в Руденбурге, еще и проживали все они весьма компактно, в высоких каменных домах. Долина гномов была огромна, но все же не настолько, чтобы прокормить весь подгорный народец. Ведь три четверти всех территорий занимали высокие заснеженные горы, в недрах которых и проживала основная часть населения.

Посетили находящиеся к северу от города, уже в предгорьях, кузни, металлоплавильные цеха и оружейные мануфактуры. Дым из их высоких труб было видно и из дворца кронпринца. Клим поразился огромным печам и, можно сказать, конвейерному процессу выделки брони и оружия. Телхар только махнул рукой, но было видно, что ему приятны слова Клима. Он сказал тогда, что в Агарте печи есть крупнее, где выплавляют серебряную сталь- так гномы называют мифрил. И даже в древнейшие времена выплавляли адамантий. По легенде его выплавил гном кузнец Тарвурон, который единственный в совершенстве постиг магию металла. Почти девять тысяч лет назад он выковал из адамантия корону подгорного короля. И сам стал первым и легендарным королем Агарты.

— Может, конечно это легенда. — Пожал тогда плечами принц Телхар. — Но корона из адамантия до сих пор передается от одного короля к другому, от отца к сыну. Хотя не всегда, мы уже третья династия за девять тысяч лет и род свой ведем от Азагхала первого, прозванного Железноруким. Но важно то, что никто сейчас не знает из чего и как выплавляется сей металл. Впрочем, как и лунное серебро, из которого изготовлены артефакты древних троров, его мы тоже ни плавить, ни ковать так и не научились.

Поразился и восхитился тогда Климент и хорошим оружием и доброй броней, что выделывали мастера гномы в этих больших цехах. Броню и оружие Телхар ему дарить не стал, сказав, что это не совсем добрая примета, дарить другу и союзнику вещи, предназначенные для войны. Но зато на руке лэра регента красовался серебряный перстень с крупным чистейшим алмазом- подарок кронпринца. Стоил такой перстень как минимум целое состояние. Не амулет, а просто украшение, которое с помощью мага артефактора он надеялся превратить в сильную магическую вещь. Он, правда, только перед отъездом, совсем мельком, видел окончившего имперскую академию паренька, но отец видел того в деле и заверил сына, что тот хороший маг.

Лэру Вардису кронпринц в подарок передал искусно вырезанный из камня шахматный набор. Одни фигуры были вырезаны из белоснежного мрамора, а другие из темно-зеленого нефрита. Доска же была изготовлена из кусочков темного и светлого оникса. Климент же отдарился, вручив Телхару два десятка отрезов дорогой ткани, колет, вышитый золотом и жемчугом, и плащ, подбитый волчьим мехом с красивой золотой застежкой фибулой. Они были тут только по приглашению третьего наследника короля под горой. Полуофициально, можно сказать, но, как понял Клим, этот дорогой плащ принц отвезет своему отцу. И ткани и меха в гномьих землях были чрезвычайно дороги и востребованы.

Министр двора и с недавних пор первый граф Вэллора, тоже ехал чрезвычайно довольный. Помимо решенных государственных дел, он договорился о покупке пони тягловых пород. Дюжины кобылок и двух крепких жеребчиков. С недавних пор он занялся коневодством в своих обширных землях и теперь, насмотревшись на маленьких тяжеловозов, решил прикупить их для своего конезавода. Настоящих коней у гномов было мало. Но в конюшнях Телхара была отличная полудюжина коней, четверка для кареты и двух он использовал для верховой езды, ведь он был дворфом и довольно высоким для гнома. Простые гномы все делали с помощью пони. И пахали землю и запрягали их в грузовые повозки и телеги, да и верхом ездили. Правда гномы побогаче предпочитали тяжеловозам дорогих пони веленской породы.

Еще Клима поразило обилие каменных статуй в городе гномов. На площади перед дворцом стояла статуя мощного гнома, вернее дворфа. Первого короля из нынешнего правящего рода- Азагхала Железнорука. Верхом на коне, одетый в кольчугу и шлем, он держал большой и широкий меч. Возле терм было несколько статуй артистов с музыкальными инструментами, а при въезде на территорию, где располагались рудоплавильные цеха и оружейные мануфактуры, стояло две статуи, примерно в два человеческих роста высотой, по обе стороны дороги. Одна изображала рудокопа с киркой, вторая кузнеца у наковальни и с молотом в руках.

Еще было много статуй животных, например, лося с широкими рогами, сидящей собаки, харкара с мощными витыми рогами и других, которые находились в городском парке и саду при дворце кронпринца. Гномы были мастера по резке камня, потому и лэр владетель загорелся установить статую своего отца — основателя Вэллора, на главной площади Руденбурга, прямо напротив городской ратуши.

В целом путь домой прошел без каких либо приключений, разве что в первый день своей обратной дороги Клим в бинокль разглядел большой конный отряд редоранцев.

— Копий двадцать будет, — сказал он вглядывающимся в даль друзьям, — не меньше.

— Ваша светлость, не нападут? — Заволновался барон. — Объявить тревогу?

— Слишком мало для нападения и слишком много для передового отряда разведчиков. — Мотнул головой Клим и передал бинокль командиру конвоя. — Посмотрите сами, господин барон.

— Да, не больше двух дюжин. Чего они тут забыли? Видать, ватажки заготовителей, да охотников высматривают. Да и хижины их пограбить могут, отнять уже готовые шкуры, а тем только по воде уходить. — Кивнул барон Умберт на мгновение оторвав от глаз бинокль. — Я все же на ночь удвою караул.

— Хорошо, — согласился лэр. — Вы говорите, что они тут забыли? Но формально эти земли до сих пор ничейная территория. Вдали за горами Редоран, позади гномьи горы, а чуть левее Развалины Белого замка, за которыми территории темных эльфов. А эти заготовителей, конечно, грабят, что еще? Но такой большой отряд и на караван напасть может, надо гномам сказать, чтобы охрану увеличили, да и свои разъезды конные хорошо бы по дороге пустить. Вот если бы нам удалось со временем восстановить Белый замок Селинора, то и пути к озеру огнепоклонникам мы бы перекрыли, контролировали бы перевалы.

— Чертовы огнепоклонники, только и рыскают, ищут чем поживиться. — Пробурчал Умберт.

— Пойдет торговля с гномами, будут деньги и тогда с помощью светлых богов можно и старый замок в Селиноре отстроить. — Сказал Эр-Риз.

— Можно. Можно и гномов привлечь или хотя бы готовый тес у них брать. А пока надо по пути караванов пару фортов поставить, чтобы дорогу обезопасить. Такой форпост не долго ставить- небольшая башня, двор за стеной и казармы человек на двадцать солдат. Правда, хорошо бы еще конюшню на полдюжины коней, для конного разъезда. Как думаете, граф, уже продадите казне лошадок со своего конезавода?

— Шутите? Помилуйте, ваша светлость, это дело не быстрое. Мало того, что коня вырастить надо, так еще и объездить, чтобы он к седлу попривык. Как минимум, еще года два продавать некого. А и рад бы. — Развел он руками. — Только первые жеребята пошли.

— Ладно, как нибудь перетопчемся, может, еще три-четыре десятка удастся в империи прикупить. А вообще для разъезда патруля можно и пони у гномов купить. — Вдруг пришла лэру интересная мысль и он, хмыкнув, глянул на Эр-Риза.

— Наши воины верхом на пони? — Удивился граф. — Не солидно как-то.

— Ну не обязательно же верхом, чтобы дорогу патрулировать. Можно ведь небольшие возки сделать, на рессорах, легкие и впрягать туда по паре малоросликов, а то и по две пары в такой возок и садить несколько человек. Чем не разъезд? Пару таких повозок и вперед. Все быстрее, чем пешком топать.

— Непривычно как-то. — Пожал плечами граф, чуть скривив губы, но потом, видимо, решил что много себе позволил и энергично закивал. — Хотя идея несомненно стоящая, ваша светлость, весьма стоящая.

— Ладно, это так… мысли вслух, обсудим еще. — Махнул рукой Клим. — Но охотники нам за такие разъезды, да и за форпосты, благодарны будут. Только вот лес и камень нам возить далеко.

— Так, лэр Климент, бревна можно и из Заречья по озеру сплавить, а насчет камня наших новых друзей гномов просить. Все же это наш совместный проект и им это так же нужно, для безопасности караванов. В две руки-то мы быстро пару крепостиц на пути возведем.

— Хм, соображаете, Гридо. Ведь верно, вместе с гномами мы крепостицы быстрее поставим. С нас лес с них каменный тес и за пару месяцев небольшое укрепление-заставу рабочие возведут, а к весне следующего года уже и по паре башен в фортах возведем. Надо с отцом обговорить этот вопрос. Мне место нравится, где мы ночевали в леске на берегу. Только нужно перед строительством запретить эти сосны рубить. А уголь и дрова из Руденбурга им возить, хотя ты прав, можно и по реке. По реке затрат меньше.

— Уходят. К горам поскакали. — Отдал барон бинокль лэру.

— Хорошо, Умберт, но, думаю, они нас тоже хорошо разглядели, так что караулы на ночевке все-же удвойте. — Кивнул ему Клим.


Глава 5


Утром Ирма по-быстрому пригубила кофе и побежала переодеваться, заявив, что ей нужно в институт ехать.

— Надеюсь, старушка не выселит меня после нашего ночного загула?

— Ты про Зинаиду Семеновну? Да не должна. А хоть и выселит, так у меня поживешь.

— У тебя баню топить долго, а у бабушки ванная комната есть, душ можно по-быстренькому принять. — Усмехнулась девушка.

— Так и у меня в доме есть и ванна и кабинка душевая. Даже две. Только там еще не обставлено, мебели никакой, но уж душ-то принять без проблем.

— Да? — Удивленно повернулась к нему Ирма. — А ты мне дом не показывал.

— Так я не знал, что тебе интересно. — Смущенно пожал плечами Саша. — Хочешь, так сходим, посмотришь все. Но там еще отмывать все надо, пыльно везде. Хорошо, что мусор строители сами вымели.

— Не сейчас, вечером приеду и покажешь свой дворец. — Она быстро поцеловала Сашу и выбежала из вагончика.

Александр доел бутер и решил провести зарядку в подвале. Он не выспался совершенно, ну еще бы- гуляли до полуночи, а затем и уснули только под утро. Но все же спать он больше не стал, решив взбодрить свой организм тренировкой и разгоном магической энергии.

Побегал по кругу в подвале, даже умудрившись пару раз перейти в режим ускорения, Саша поотжимался, потом поподтягивался на турнике в углу и сделал пару подходов жима штанги лежа. Он установил там пару тренажеров, повесил турник и баскетбольное кольцо, в которое с удовольствием бросал мяч, иной раз один, а иной раз вместе со своими друзьями на счет.

Потом Саша полчаса пытался двигать предметы энергией своей маны. Тяжелые, конечно, не поддавались, а вот носок отлетал со стеллажа на несколько метров и даже баскетбольный мячик удавалось катать по полу, дотягиваясь до него зеленым энергетическим щупальцем. Потом он вспомнил про доставшийся от эльфарского рейдера трофей.

После стычки с эльфарами в Волчьем распадке прошло уже достаточно времени, чтобы Александр вдоволь поэкспериментировал с плащом-невидимкой рейдера. Сам плащ был довольно широк и представлял из себя безразмерную накидку с глубоким капюшоном. Для удобства бега, например, по лесу, полы плаща сцеплялись чем-то типа кнопок, образуя нижнюю часть комбинезона.

Тонкая серебряная нить шла по всей плотной ткани, поэтому плащ представлял из себя цельный магический амулет. Как понял Саша, такие плащи изготавливались для разведчиков эльфов, которые все поголовно обладали магическим даром и могли активировать эту накидку в режим полной невидимости. Но если плащ надевал кто-то не обладающий даром, то тот работал в режиме хамелеона, сам подстраивая свой камуфляж под окружающую местность.

Если же плащ надевал магик и активировал, понемногу подпитывая его из своей маны, то плащ становился настоящей невидимкой, полностью скрывая носителя от любопытных глаз. Причем это было не какое-то там наваждение или морок, а самая натуральная невидимость. Саша снимал сам себя на телефон чтобы проверить это, потом просматривая видео- однозначно не видно! И однозначно этот плащ — волшебная вундервафля для нашего мира, да и для того вещица крайне редкая и дорогая. Лаэрт почти уверен, что сейчас эльфары уже такие плащи делать не могут. Это тоже что-то из наследия древних. Поэтому и встречаются крайне редко у старшего из тройки рейдеров, и то не всегда.

Троры вообще своих слуг эльфаров хорошо возвысили. То плащи неведимки у них, то даже боевой дирижабль был. Как понял Саша, древние троры вообще какая-то технически развитая цивилизация. Ну правда, не чистая техника как на земле, а как раз адаптированная под магический эфир. Те же телепорты и амулеты левитации с помощью которой, как рассказывал Лаэрт, троры могли перелетать на довольно большие расстояния.

Но вот как-то не очень их много было в иномирье, может, несколько десятков замков, большая часть из которых была расположена в землях светлых. Правда, и Белый замок в Селиноре и развалины на Бесовой сковороде это уже не в землях светляков. Рядом, но не там. Вроде еще на Ригене развалины замка троров есть. Это на острове, что к западу от Тихой гавани, недалеко совсем. Они когда с Лаэртом на грузовой лодке поморян в Гавань плыли, этот остров вдали видели.

Хотя, может, замки древних и еще где были. Вон на том же южном континенте, где сейчас Империя за колонии воюет. Может, там тоже древние обитали. Кто знает? Даже Лаэрт только плечами пожимает. А уж люди вообще в иномирье только через сотни, если не тысячи лет после исхода троров появились. Может, это вообще инопланетная раса какая-то была и в иномирье у них что-то типа колонии было. Может, просто использовали тех же эльфаров или гномов, как грубую рабочую силу, чтобы какие-то полезные ископаемые добывать или эксперименты над ними ставили. Кто знает? Прилетели, побыли немного, построили местных, заставив на себя работать, а потом просто домой вернулись.

Он даже терялся в догадках- сколько такой плащ может стоить там? Ха! А сколько тут? Да любые государственные спецслужбы за такую вещь несколько миллионов, а то и десятков миллионов гринов выложат, жаль только заберут вместе с головой того, кто им это продаст. А кладя руку на сердце- продавать жалко, такая штука самому нужна, она в нашем мире в единственном экземпляре. Да и если нужда вынудит продать плащ, желающие и в иномирье найдутся. Больше чем уверен, тот же лэр владетель золота пару килограмм за этот артефакт отсыплет. Нет, пока продавать не буду- самому надо. Пока, правда, не придумал зачем, не банк же в самом деле в нем грабить? Но пусть будет- пригодится. Забирать супер-плащ просто так Клим отказался наотрез, сказав, что это только Сашин трофей, а у побратима такой уже есть. Тоже повезло, Лаэрт его лет пять назад с командира эльфарских рейдеров трофеем взял.

Магическая энергия в активированном плаще тратилась в довольно существенных количествах. Саша специально провел несколько экспериментов- вечером активировал плащ и при полной невидимости занимался у себя в вагончике своими делами- жарил яйца на ужин, пил чай, лазил в нете, смотрел кино или просто лежал и слушал музыку, его мана разряжалась практически в ноль чуть более чем за полчаса. Ну полчаса- не две минуты. Если точнее- тридцать шесть минут чистой невидимости. Этого времени должно хватить, если захочешь зайти куда-либо не замеченным или наоборот- скрыться, уйти от кого-то. Если бы Саша не был отягощен жесткими моральными рамками, однозначно подался бы в киллеры. С такой игрушкой, наверное, любого замочить можно.

После жесткой физическо-магической тренировки он умылся, переоделся и собрался пойти в кафе, где его ждал Сергей. Мясо, рыбу, икру и вино им теперь перетаскивали раз в два-три дня. Разделочный цех при летней резиденции лэров и так работал в две смены, но все же разница во времени давала о себе знать, не могли они доставлять партии товара по четыре раза на дню. Да и так нормально, что соленая рыба, что икра и вино продукт не скоропортящийся, а мясом они перед этим забили два больших холодильника в подвале кафе. Так что всего хватало, можно и раз в четверо суток продукты получать, Серому возни меньше.

Переходить в иномирье Саша не стал, его побратим снова в рейдах, а Клим к гномам подался, его еще несколько дней не будет. С собой Сашу звал, но он отбоярился, сказал кафе заниматься надо и дом стоит только построенный. Но на самом деле больше из-за Ирмы остался, не будь ее, может быть, и поехал посмотрел бы как гномы живут, да и самих гномов Саша еще не видел.

В общем собрался уже в кафе идти, тут целая делегация к нему в калитку. Серый, Ромка, парень какой-то из охраны, как его зовут Саша не помнил, но видел его дежурившим на рынке, а с ними два мужика местных- Неописуемо и его приятель.

— Беспредел полный, Саня, ты прикинь! — Сразу начал его друг, еще когда между ними было с десяток шагов. — Грузанули мужиков по полной программе, прикинь!

— Стоп, стоп! — Выставил руки Саша. — Давайте спокойно. Что случилось?

— Мужики минизайм взяли, так теперь их на такое бабло грузят!

— Паспорт у бати отобрали! — Поддержал Сергея охранник с рынка.

— Вот пришли посоветоваться. — Кивнул Ромка.

— Мы же не для себя, для семьи. Думали через пару недель отдадим. А тут совершенно неописуемая ситуация. — Добавил Михалыч Неописуемо и тяжело вздохнул, а его приятель, как понял Саша, отец охранника, только мелко затряс головой.

— Так вы половину пропили, а говоришь в семью! — Вставил свое и сам охранник.

— Так, стоп! — Повторился Саша. — У тебя дела в кафе есть? — Обратился он к Серому.

— Ну есть. — Буркнул его друг.

— А я вообще на дежурстве. — Добавил охранник, когда Саша посмотрел на него.

— Вы накосячили чего? — Обратился он к мужикам приятелям. — Идем, расскажете. Остальные пока свободны.

— А потом? В кафе подойдешь? — Спросил Серый. — Чего хоть порешаете.

— Приду, приду. — И Саша развернулся и повел местных алкашей приятелей в вагончик.

Как оказалось, дело было банальней некуда. Недалеко от их рынка месяц назад поставили павильон Чудо-деньги, вот приятели по своей наивной тупости и повелись на рекламные щиты. Пошли и взяли по пять тысяч, половину часть, конечно, на пропой, но и женам отдали по пару тысяч, да и продуктов кое-каких купили. А теперь крепкие парни на иномарках второй день их ищут по поселку и даже изловили отца парня охранника и, буцкнув того пару раз, отобрали у него паспорт и теперь он, опустив голову и вздыхая каждую минуту, рассказывал свою историю:

— Ну вот, они паспорт и отобрали. Припугнули, конечно, что хату спалят и дали пару раз под дых, чтобы деньги быстрее искал. — Снова вздохнул мужик.

— Так в чем проблема? — Удивленно посмотрел на приятелей Саша. — Ну отдайте. Сколько там брали, по пять тысяч?

— Так они много требуют. — Снова тяжело вздохнул мужик. — Кеша, сын мой, как узнал, что меня эти ударили, хотел друзей своих собрать да на разборки идти, еле остановил. Те залетные возьмут и вправду дом спалят, что тогда делать?

— Так, а сколько просят-то? Какие условия кредитования были?

— Три процента в день. — Вставил Неописуемо. — Мы же все подсчитали, думали сейчас у них на десять дней перехватим, а потом отдадим шесть с половиной. Мы же крышу покрывали на том конце поселка, балки ложили. Так что нам по десять целковых за работу вынь и положь, значица. Беркутов Толик нас подряжал, по знакомству значица.

— И чего, кинул вас Толик знакомый с оплатой? — Хмыкнул Саша.

— Нее, рассчитался, все до копеечки отдал. — Вздохнул его приятель. — Но мы там провозились чуть дольше, да и он рассчитался на третий день только как все закончили, как зарплату ему дали, так сразу и отдал. Вот и задержка вышла у нас. А потом уже прятаться стали, раз денег значица нет. Ну не то, чтобы прятаться, ну, типа того…

— Понятно все. Хотя, не пойму, как денег нет? С вами же за работу рассчитались, деньги вы получили? Как я понял, по десять тысяч получили за работу, правильно все, или путаю чего?

— Все правильно, Александр… Сергеевич. — Закивал Неописуемо. — Только там сумма больше набежала. Мы хотели отдать, но там уже больше было, чем мы на стройке заработали.

— Как больше, сколько времени-то прошло? — Удивился Саша.

— Мы им теперь стали больше двадцати должны, хотя еще трех недель не прошло. Ну а потом эти бандюганы заявились, застали меня дома одного. Хотя, может, и к лучшему, Кеша бы вступился и не понятно, чем бы закончилось. Их-то трое приезжало. Паспорт у меня забрали, сказали, чтобы мы по двадцать пять тысяч готовили, это с учетом их суеты. Ну, то, что искали нас.

— Вот же блин блинский, угораздило вас! Ладно сходим с Романом поговорим, он все-таки юрист, может, чего посоветует. Хотя, без вас они с нами разговаривать наверняка не станут, тоже пойдете. А когда эти приехать за деньгами обещали?

Приятели переглянулись, потом пожали плечами. — Наверное, мы им в павильон ихний должны занести. Ну да, так ихний старшой и сказал, мол, не принесете, то в следующий раз дом к херам спалим. — Закивал Кешин отец.

— Ладно, пошли в ваш павильон. Все одно туда сначала надо, все по вашему долгу выяснить. — Махнул рукой Саша.

Павильон с броским названием Чудо-деньги находился недалеко от трассы, на площадке перед их рынком. От силы метрах в пятидесяти. Внутри было чистенько и просторно- стояло только два небольших стола, на одном из которых стоял монитор, на втором ноутбук, шкаф в углу и пара стульев для посетителей, вся мебель в серых офисных тонах. Пухлая девушка в белой блузке и с яркой помадой на губах сидела за столом с компьютером, а парень в кожаной куртке бил по клавишам и двигал мышкой, видно, был увлечен игрой на ноутбуке. Девица оглядела всех равнодушным взглядом:

— Если кредитоваться, то по одному. Остальные выходим. — Не терпящим возражений тоном произнесла она.

— Так мы совсем наоборот, деньги пришли вернуть. — Выступил вперед Саша.

— Тоже по одному. — Она вновь посмотрела четверых вошедших. — Выходим говорю!

— Девушка, понимаете, какая ситуация, — начал объяснять Александр ситуацию, — я директор фирмы, это наш юрист, — кивнул он на Романа, — а это наши сотрудники. Они взяли у вас две недели назад деньги всего по пять тысяч…

— Чуть больше. — Зашептал Неописуемо.

— Вы же говорили по пять тысяч взяли всего? — Удивленно глянул на него Саша.

— Да по пять, по пять. — Закивал Михалыч. — Чуть больше двух недель, говорю, прошло- две с половиной.

— А, — кивнул Саша и продолжил, — так вот, две с половиной недели назад они взяли у вас миникредит по пять тысяч рублей. А теперь ваши люди их преследуют и вымогают деньги.

— Какие претензии?! Кто их преследует, внатуре! — Вскинулся ноутбучный игорек. — Сколько должны, столько и пусть вернут. И ваще, че тут столпились, сказали же, пусть по одному заходят и отдают че должны.

— Этот тоже был, когда паспорт забирали. — Прошептал Кешин отец на ухо.

— Будете тут ругаться и кричать, я полицию вызову! — Добавила девица.

Грубость работницы и быковатость, как понял Саша, парня охранника, не на шутку разозлила его, но он сдержался и, вздохнув пару раз, чтобы успокоиться, продолжил:

— Девушка, никто на вас не кричит. Я просто хочу узнать, сколько должны мои сотрудники. Понимаете? Вы отобрали у него паспорт, — кивнул он на приятеля Неописуемо, — поэтому, во-первых, верните ему паспорт, а во-вторых, сделайте распечатку, сколько они должны. Если мы сейчас не придем к какому-либо решению, то это уже нам придется обратиться в полицию.

— Че за наезды?! Не надо пугать. Все равно, че должны отдадите. — Опять начал кожаный охранник на повышенных тонах. Он привстал со стула и захлопнул свой ноут, при этом Саша заметил татуировку у него на тыльной стороне ладони- оскалившийся череп и какая-то надпись.

Поди, еще и сидевший, ясно, что за публика тут. — Подумал Александр.

— Послушайте, уважаемый, — холодным тоном перебил он быковатого парня, — как я уже говорил, прежде чем отдать деньги, я должен знать сумму долга. И верните паспорт моему сотруднику, иначе будете общаться как раз с полицейскими- на каком основании били его и отобрали паспорт.

— Да кто его бил?! Че ты лепишь? — Бычился кожанокурточный.

— Паспорт здесь? — Снова прервал его Саша.

— Ну. — Буркнул охранник. — Может, и здесь.

— Паспорт верните. И будьте любезны распечатку долга. — Обратился Саша уже к хамоватой девице.

Работники кредитной организации переглянулись и наступила затянувшаяся пауза.

— Если вы не хотите отдать паспорт, то мы будем вынуждены обратиться в полицию, а потом и подготовить заявление в прокуратуру. Вы же все сами слышали, Роман Александрович? Вам оно надо? — Снова повернулся Саша к быковатым и хамоватым сотрудникам офиса-павильона.

— Паспорт отдам, деньги вернете и претензий не будет? — Зыркнул исподлобья парень.

— Я вам об этом уже давно толкую. — Кивнул Саша. — Но хотелось бы узнать отчего набежала такая непомерно-большая сумма?

— Ладно, — кивнула девица своему коллеге и охраннику, — сделаю вам распечатку. Напомните ваши данные… Ага, вот, общая сумма- шестнадцать тысяч восемьсот пятьдесят девять рублей, тридцать две копейки. Копейки можно не оплачивать.

Нажала кнопку факса девица, а тем временем парень распахнул офисный шкаф в который был встроен небольшой сейф, отпер его, вынув ключ из кармана, и достал паспорт, но отдал его не побитому заемщику, а положил на стол перед девицей, буркнув:

— Как деньги отдадите, так и получите, а то бегай потом за вами.

— Сколько, шестнадцать тысяч восемьсот пятьдесят девять? — Уточнил Саша. — Это за обоих?

— С чего это за обоих? За одного, естественно, и с другого, такая же сумма. — Фыркнула пухлая девица.

— Сколько? — Удивился Макаров. — Брали по пять, две недели назад, а должны по шестнадцать с половиной каждый? Это как так?

— Не две недели назад, а сегодня уже двадцатый день. — Заявила девица. — Им на руки давали распечатанную копию договора, там все прописано. — Она протянула руку к распечатанному листу и потрясла им перед удивленными посетителями. Минизайм был сроком на десять дней. Так? — Спросила она должников-приятелей, те в ответ только закивали. — На десять дней, под три процента в день, то есть всего сто пятьдесят рублей за день пользования кредитом. В срок сумма займа и проценты возвращены не были. То есть договор был нарушен вашими сотрудниками, которые не вернули заем вовремя, а на просрочку у нас идет десять процентов в день с ежедневной капитализацией.

— Охренеть! — Только и вымолвил пораженный такими процентами Александр, помотав головой. — Так кто вам такие условия разрешил-то?

— Ну раз договора составляем, значит разрешили. Значит, имеем право. Что вы тут дурацкие вопросы задаете? Долг оплачивать будете? — Посмотрела на него девица своими голубыми глазами, в которых не отражалось никаких эмоций, лишь сплошное равнодушие к очередным неудачникам. А охранник развалился на своем стуле и только усмехался, глядя на его удивление.

Саша очень внимательно посмотрел на притихших должников приятелей, а Роман взялся читать протянутый девицей распечатанный договор. — Ну да, условия такие, драконовские, конечно.

— Драконовские?! Да просто грабеж какой-то!

— Читать надо договор, когда берете, а не потом, а если отдавать нечем, то и брать мини-займы незачем. — Фыркнула пухлая девица. — Умные все такие.

Саша промолчал, только скрипнул зубами и вынул бумажник. Он отсчитал назначенную сумму долга, кинул на стол девице. Развернулся выходить, но потом обернулся:

— Роман Александрович, сдачу заберите, всю до рубля и справку пусть выдадут, что долг погашен и претензий к нашим сотрудникам нет. И паспорт не забудьте.

Совершенно не вовремя тренькнул сотовый. Звонил Сергей и Саша раздраженно нажал кнопку отбоя, совершенно не желая объяснять, что-то тому в трубку.

«Чего по телефону отвечать, если через несколько минут сам в кафе зайду, там и поговорим.» Решил он.

За ним следом из павильона выскочили два приятеля, Михалыч Неописуемо и его приятель, Владимир Ильич, по кличке Ленин, что в общем предсказуемо с таким именем-отчеством.

— Спасибо вам, Александр Сергеевич! — Затряс головой Ильич. — Мы вернем.

Саша был раздражен состоявшимся разговором и даже более. Очень ему не понравилась хамоватая сотрудница и нагло скалящийся охранник. И он обернулся к приятелям с таким злым лицом, что они непроизвольно сделали шаг назад:

— Отдадите! Все до копейки отработаете! — Сквозь зубы сказал он приятелям и зашагал вначале к рынку, потом резко развернулся и пошел к переходу на трассе, намереваясь зайти к Сергею в кафе.

Он шел через площадку перед их кафе и думал: — Это же просто грабеж народа какой-то! Мля, рыночная экономика, это не рыночная, это экономика воров и грабителей какая-то! А еще этот стенд с рекламной надписью:

«День рождения у вашей девушки или любимого внука, а у вас нет денег на подарок? А может, захотели купить новый холодильник или большой телевизор, но зарплата только через пару недель?

Не беда! Компания Чудо-деньги всегда придет на выручку!

Мы ждем вас и предоставим минизайм до зарплаты или пенсии на выгодных условиях. Займы от пяти тысяч под один документ, удостоверяющий личность.

Заходите в компанию Чудо-деньги, не откладывайте хорошие дела на потом!»

— Да уж, уже пришла ваша компания на выручку парочке оленей не пуганных, — пробурчал вполголоса Саша.

Какая-то бабка с бидоном и старой хозяйственной сумкой внимательно читала плакат стоя перед павильоном, видно намереваясь повторить незавидный подвиг своих поселковых соотечественников.

Саша чуть покривился, окинув ее взглядом. — Мля, ща еще эта старая дура зайдет денег перехватить, любимому внучку на игрушку для приставки. Зашибись, сука, устроились!

Ирма еще билеты купила в академический театр, на какой-то греб… гм, классический русский балет. А он обещал сходить с ней, только не хватало в таком состоянии идти. Так, Саша, надо успокоиться, — дал он себе установку.

Он остановился и несколько минут глубоко дышал стараясь, не думать о посещении павильона Чудо-деньги и о разговоре с его сотрудниками. А может, грабануть их? — Пришла неожиданная мысль. — Глядишь, и сами тут лавочку прикроют.

Эта вроде бы криминальная мысль как-то сразу успокоила Сашу. — Все брать не буду, по пять тысяч-то их, пусть подавятся, а вот свою двадцатку, что сверху- заберу однозначно! И не в деньгах совсем дело. Просто не понравились они Макарову, очень не понравились.

А как? Внушение здесь не прокатит. У него вообще фокус с бумажкой только с Серым прошел. А остальные воспринимали бумажку, как бумажку, а не как банковский билет. Даже Ромка. Ну у того глаза темно карие, как еще в детстве слышал Саша, что люди с темными глазами плохо поддаются гипнозу, даже наоборот- сами могут им обладать. Как цыгане например. Может, конечно, просто байка такая.

Надо бы с Лаэртом насчет этого поговорить, уточнить пару моментов. Но афера с внушением отпадает, хотя было бы заманчиво прийти в этот павильон и взять займ тысяч на сорок, показав вместо паспорта левый листок. Но до этого Макарову далеко, может, когда-нибудь он будет владеть таким сильным гипнозом, как его побратим, а может, и нет.

А может, самого Лаэрта попросить? Хотя нет, не получится. — Сам себе дал ответ Александр, — Там же две камеры. Одна под потолком в углу и вторая у компа, на столе у девицы, на длинной гнущейся ножке. Что тогда можно предпринять? Так у меня же эльфийский плащ есть! — Вспомнил он. — Вот и проведем полевые испытания этой вундервафли. Сегодня же вечером, после балета? А чего тянуть, нужно только Ирму домой сплавить. Попросить Серого или Ромку ему вечером звякнуть на телефон, мол, срочное дело и проводить девушку. А там уже сам решу как быть. А вообще до которого часу этот пункт выдачи кредитов работает? Не круглосуточно же? Как я туда вечером попаду, пусть и в плаще? Так что, сегодня, наверное, не получится.

Ладно, будем считать полевые испытания плаща эльфаров отложили на день. Сегодня театр. А вообще мне театра и в жизни хватает! — Махнул рукой Саша. Но, когда принял решение отомстить нехорошим ростовщикам, так сказать, представителям современного жидовства, он совершенно успокоился. Как говорится- хорошо смеется тот, кто смеется последним. — Кивнул сам себе Саша и уже с легким сердцем, не отягощенным ни злостью, ни раздражением, зашел в кафе.

Сергей встретил его в дверях большого зала на втором этаже.

— Ну чего, разрулили?

— Разрулили. — Буркнул Макаров, не вдаваясь в подробности и не желая снова вспоминать про эту кредитную организацию и ее сотрудников. — С Ирмой договорился в театр вечером съездить, возьму из кассы тысяч пять?

— Да без проблем. Я смотрю, у вас все серьезно? Эти дни вы с ней прям не разлей вода? Большая любовь? — Заулыбался Дубровин.

— Ну… — неопределенно пожал плечами Саша. — Нравится мне девушка. А что, есть возражения?

— Да какие возражения? — Удивился Серый. — Она любой фору в сто очков даст- фигуристая.

— Тогда завидуйте молча. — Саша развернулся, чтобы зайти в кабинет к администраторше Марине Алексеевне за деньгами.

— Да погоди, Сань. Тебя тут Семен Абрамыч дожидается. Минут двадцать уже, я когда пришел они уже здесь были.

— А чего не позвонил? — Спросил Саша и вспомнил как он сбросил вызов приятеля, махнул рукой. — Ну да, видел твой звонок. Как раз по долгу этих гавриков решали.

— И чего порешали?

— А чего? Отработают, чего еще. — Удивился Александр. — Мы в альтруисты не записывались. А чего Абрамыч приехал, не спрашивал?

— С Сережей партизаном прилетели, но тот подождал минут десять и свалил, а Абрамыч тебя ждет. Елозит, как на иголках, уже три чашки кофе выдул, видно, волнуется. Наверное, проблемы. — Пожал плечами Дубровин.

— Вот не было печали… весело денек начался, нечего сказать. — Вздохнул Саша и направился к дальнему столику, за которым только теперь разглядел своего пожилого компаньона по бизнесу.

— Здгавствуйте, здгавствуйте, Саша! — Долго, вскочив, тряс старый еврей Сашину руку. — Очень мне у вас нгавится, просто великолепно, уютно так.

— Что-то случилось, Семен Абрамович?

— Ну почему вы так сгазу гешили, Саша, неужели я не могу пгосто съездить в гости к своему дгугу?

— Семен Абрамович, можете конечно. — Засмеялся Саша. — Значит, у вас все впорядке? И в кафе и на нашем рынке?

Абрамыч еле заметно поморщился. — Ничего от вас не скроешь. Есть некоторые проблемы. А связи знаете уже не те, что тридцать лет назад, вот и заехал узнать. Э… не можете ли вы порешать некоторые вопросы, Саша? Знаете, вам любой скажет, что Семен Абрамович совсем не жадный еврей, он может быть благодарным. А тем, кого он считает своим другом, он поможет всегда. А вас я считаю своим другом, Саша. И Сережа Партизан тоже считает вас своим другом. А ведь друзья помогают друг другу?

— Мне очень приятно, что я ваш друг, Семен Абрамович, но просто расскажите, что у вас случилось? Кстати, чего Сергей уехал?

— У Сережи маму вчера на скорой увезли- давление. Вот она позвонила из больницы и попросила какие-то лекарства. Он и полетел. Поверьте, Саша, он вас очень уважает и непременно бы дождался, но тут видите как- мама. Мама это святое.

— Святое. — Согласился Саша. — Так, может, деньги нужны на лекарства?

— Я вас умоляю, Саша, деньги есть. Уж на это найдем. Если бы все проблемы решались деньгами, то это были бы не проблемы, а просто траты.

— А в чем ваша проблема?

— Вы будете смеяться, Саша, но наша проблема как раз в деньгах. Но в очень больших деньгах, которые мы должны платить. — Тяжело вздохнул старик. Для друзей мне денег не жалко, но почему я должен платить людям совершенно мне не знакомым? Вот Сереже надо было, я ему всегда давал денег.

— Семен Абрамович, — Уже взмолился Саша. — Расскажите вы все по порядку!

— Три года назад в ста метрах от моего кафе построили новый пост Гаи, ну теперь Гибдд называется. Так вот, поначалу все было мирно-спокойно. Бывало, брали пирожки ночью, но Семен Абрамыч угощал. Семен Абрамович не обеднеет от дюжины пирожков. Но потом появился у них один командир- майор. Сказал, что мы должны взять в долю их человека и платить каждый месяц хорошую сумму. А теперь и с рынка хотят тоже деньги иметь. Вы понимаете, Саша, те люди, которые должны нас охранять от бандитов, сами действуют, как бандиты.

— И сколько они хотят? — Посмотрел на него Саша.

— Треть со всего. И с рынка и с кафе.

— Сколько?! — Чуть не выкрикнул Саша.

— Я узнавал, там этот майор не главный, есть там и постарше его. Но весь зехер в том, что желание получать долю идет как раз от высшего начальства. Так что жаловаться бесполезно. Сами понимаете, что судиться с представителями власти себе дороже.

— А если заснять все, при передаче денег и в фсб, например, заявление написать или в прокуратуру?

— Я боюсь, Саша. Это страшные и серьезные люди. Мне намекнули, намекнули старые приятели, что такие люди могут решить этот вопрос радикально.

— Это как?

— Это так, Саша, напишу я заявление о вымогательстве и найдут старого еврея в проломленной головой на пороге своего дома. Скажут, какой-то наркоман прибил за пару тысяч, что в кошельке были.

— Вы думаете? Вот прям так резко? — Удивился Саша. — Думаете, на такое пойдут? На дворе не восемьдесят девятый год, слава богу, а две тысячи девятый.

— Да какая разница, какой год? Методы воздействия не меняются, а если и не пойдут, то мы вряд ли что докажем — рука руку моет. И я узнавал и Сережа у своих тоже интересовался, только за последние годы было несколько громких дел по заказным убийствам, где фигурировали чины из силовых структур. За недоказанностью дела прикрыли, зато люди в погонах чудесным образом стали владельцами прибыльного бизнеса. Видите, методы всегда те же, Саша. А в Фсб обращаться? Ну арестуют, скажем, этого майора, а скорее всего, какого-нибудь сержанта, который за деньгами придет. Да и зачем им куда-то ходить? Скажут номер счета какой-нибудь благотворительной организации, фонда погибшим милиционерам и докажи потом, что они что-то с нас требовали. Еще и за клевету в суд привлекут. Да и те же фсб-шники если дело выгорит, то, скорее всего, долю попросят.

— Ну, а если не платить? Ну побольше охраны посадим. Чтобы не спалили ночью ваше кафе или рынок?

— Да даже не в этом дело, Саша. Кафе уже три дня, как закрыто. После того, как я сразу не дал свое согласие отдавать треть, сразу же пошли проблемы. Машину, что возит продукты в кафе и на рынок, оштрафовали уже три раза. Начали штрафовать наших посетителей. Мотивируя тем, что перед кафе нет официальной стоянки и это пешеходная зона. Пара гаишников написала заявление, что почувствовали себя плохо, пообедав в нашем заведении и тут же пришла проверка из санэпидемстанции, в общем, травля со всех сторон. Даже пожарники с проверкой приехали.

— Ну вы же давно работаете, Семен Абрамович, неужели они не прикормлены у вас.

— Отношения с инспектором у нас естественно хорошие, но он, помявшись, поведал, что он тут не причем, а приказ был сверху и приказ однозначный- нас прессовать. Пришлось вот закрыться, будем пока в кафе ремонт делать. — Еврей вздохнул. — А если ничего не решим, придется этим оборотням долю отстегивать. Да и рынок закрывать тоже придется.

— Отдавать треть со всего? — Выдохнул сквозь зубы Саша. — Не подавятся?

— А что нам делать? Если у вас, Саша, есть такие связи, то порешайте. Я тут бессилен. Вон, Сережа тоже психует, боюсь, как бы хуже не сделал. Он человек крайне не сдержанный, а сядет — кому хорошо будет? Еще и вообще все заберут.

— Вот жеж… — Мотнул головой Саша. Как сговорились… день сегодня какой-то, нервный что ли, прямо с утра.

— Что, тоже проблемы? — Посмотрел на Сашу старый еврей.

— Так, рабочие моменты скорее, как вы сказали? Просто небольшие траты. А тут у вас неприятности еще. Ладно, подумаем. Вы, Семен Абрамович, скажите Сереже, пусть пока ничего с психу не предпринимает, а то и впрямь всем хуже сделает, а я подумаю, переговорю с серьезными людьми, может, удастся нам с вами от этих оборотней отбиться, свой бизнес отстоять.

— Вы только, Саша, не затягивайте, а то придется и рынок закрывать, сейчас уже продукты в объезд возим, через поселок. А ведь какие планы были, вы не поверите. Думал, расторгуемся, с прибыли сделаем охраняемую парковку для дальномеров грузовых, конечно, с вами вместе в доле. Очень прибыльное дело, я же все уже просчитал и пустырь мне глава поселка отдает за сущие копейки и тут такая неприятность.

— Порешаю, Семен Абрамович.

— Вы уж порешайте, Саша, а коли другого выхода не будет, так может, поторгуемся. Будем к примеру четверть этим упырям со всего отдавать или еще лучше- двадцать процентов. Но не бросать же бизнес прибыльный? — Придержал его за локоть старик и вздохнул. — Только у таких людей аппетит с едой приходит, им палец дадим откусить, а они нас и проглотят.

— Да не расстраивайтесь вы раньше времени. Порешаем. — Уверенно кивнул Саша.

Когда Абрамыч ушел, Саша задумался: Легко сказать- не волнуйтесь, порешаем. А как решить? Снова через Марата? А ему надо раз за разом Саше и его друзьям просто так помогать, тоже долю в конце-концов попросят. Да и не факт, что у Марата с полковниками, да генералами все заточено и они его слушать будут. Кто он для них, простой бандит, который тоже свою долю пирога откусить хочет? Можно сказать конкурент. Ладно думать будем. Он пока ничего не стал говорить ни Серому, ни Ромке, решил подумать сам, а если уж ничего не придет на ум, то собрать совет капитанов вечером… хотя нет, блин, сегодня же вечер русского балета. Тогда завтра с утра вместе порешаем, Кирюху тоже позвать надо, а пока сам подумаю.

Как ни странно, осенило Сашу как раз во время посещения театра и он, было приунывший поначалу, радостно вскинулся и растянул рот в улыбке.

— Ты чего? — Удивленно и подозрительно посмотрела на него Ирма.

— Так это… здорово отплясывают. Хорошо, что ты меня на балет сводила.

— Да? — Казалось, что подозрительности во взгляде девушки только прибавилось. — Я думала, тебе не нравится, молчал сидел, думал о чем-то своем, а тут глаза загорелись.

— Да почему не нравилось? Просто вникал в процесс. — Пожал плечами Саша. — А теперь понял, что хорошо мне, нравится. Вот прям наслаждение получаю от просмотра.

— Да? Ну ладно. — Уже озадаченно глянула на него девушка и вновь отвернулась к сцене с крутящимся и прыгающим на сцене балероном в ярком костюме комедианта.

А ведь точно! — Думал Саша. — Сегодня же перейду в летнюю резиденцию. Клим еще точно от гномов не вернулся, а вот Лаэрт уже там должен быть. Вот и поговорю со своим побратимом, обговорю этот момент, может, поможет нам. Да и плащи у нас есть и у меня и у него есть эльфарский камуфляж, может, вместе чего и предпримем. Точно, сегодня же Лаэрта пойду искать! Балет кончится без четверти семь, доехать нам до поселка на машине- двадцать минут, не больше. Сейчас уже пробок не должно быть, темнеть рано начинает и люди еще не привыкли, что день быстро заканчивается. Вечером, как темнеть начинает, в основном дома уже. Приеду и сразу же сошлюсь на дела и рвану по переходу. — Подытожил довольный выработанным планом Саша.

— Значит, говоришь, брат, что стражники вымогают деньги с торговца? Ну это не ново под лунами. Сплошь и рядом такое бывает. — Оскалил клыки дроу.

Саше повезло, мало того, что командир разведчиков уже вернулся из Заречья, так еще и оказался в Летней резиденции.

— Ну не совсем стражники, скорее… ну в общем да, вымогают. — Согласился с выводом темного Макаров. — Только там не простые стражники, а командиры их замешаны, скорее всего, может, и самый главный командир. — Ткнул Саша пальцем куда-то вверх.

— Ну это как принято, кто же сам по себе такое делает, не дураки же простые солдаты. Значит, говоришь, думаешь устроить им кошмар с воздействием? — Снова хмыкнул дроу.

— Ну а чего? Плащ эльфарского рейдера и у тебя есть, и у меня.

— Можно попробовать. — Кивнул Лаэрт. — Помогу тебе, брат. Поразвлечемся.

— Вот спасибо, брат! — Искренне обрадовался Саша. — Вместе точно справимся. Слушай, Лаэрт, а у тебя мана большая. Ну то есть… как бы сформулировать-то? Ну вот ты предметы можешь двигать?

— Мелкие и ненамного. — Кивнул дроу. — Он вытащил из ножен небольшой кинжал и положил перед собой. Затем сосредоточился, занеся ладонь над кинжалом сантиметрах в пятнадцати. — Вот так могу.

Саша увидел как зеленые сполохи, словно маленькие разряды молнии, устремились от ладони темного эльфа к клинку и потом он, словно под действием магнита метнулся в ладонь.

— Ну может, чуть дальше, но и энергии уходит намного больше. Предметы двигать вообще тяжело, это не всякий может. Например, Вардис и Климент, те в половину меньшее расстояние осилят и все. — Кивнул он на кинжал. — Да и тяжелый для них этот нож, им бы полегче. Стрелу можно в воздухе от себя отвести, но такое мало кому удается, только если в боевом режиме, под ускорением как ты называешь, да и то реакция хорошая должна быть, а вообще легче от стрелы увернуться просто, чем ее полет менять. Понимаешь? А еще лучше, чтобы у тебя амулет стального доспеха был или драконьей чешуи. — Он вытянул из-за ворота медальон и продемонстрировал его Саше. — Такие у нас на родине только делают. Сильная вещь.

— А плащ? Сколько ты плащ можешь в режиме невидимости держать, через какое время мана у тебя кончится?

— Ну, примерно час смогу. — Уверенно кивнул его побратим. — А ты?

— Круто! — Восхитился Саша. — А я полчаса всего.

Вообще со временем в их мирах была неразбериха. Мало того, что время в мире Лаэрта шло в четыре с половиной раза медленнее, так еще и сутки были дольше. По земному если считать, то двадцать пять часов как раз. Вернее часов-то в сутках у них было столько же- двенадцать днем и двенадцать ночью, но за сутки по земным часам набегало как раз двадцать пять часов. Выходит час в иномирье был не намного, всего на две с половиной минуты, но дольше. В принципе можно и земными часами пользоваться, только не забывать каждые сутки, например в полночь переводить стрелки на час назад или например на полчаса, но уже в полдень и в полночь.

Одно время Саша даже загорелся купить механические часы, например, напольные с большим маятником и попросить какого-нибудь часовых дел мастера отрегулировать ход так, чтобы часы просто отставали в сутки на час и все, считай, проблема решена. А то, насколько Саша знал, в иномирье еще не изготавливали механических часов, хотя и были сложные конструкции, наполненные песком или водой, не говоря уже о простых солнечных.

— Ты, брат, все равно сильный магик с большим даром. Ты совершенно не обучен магии, и то сейчас превосходишь лэра Климента, ты примерно с лэром владетелем на одном уровне, разве, что у него аркан родовой есть, а у тебя нет. Хотя кто знает, может, со временем проявится что. — Пожал он плечами.

— Что за аркан? — Заинтересовался Макаров. — Я не слышал еще про это.

— Аркан? Аркан это скрытая возможность, передающаяся по наследству. Родовая способность, дар крови. Вот у Вардиса есть, а у Климента уже нету. Потому как у него мать была без дара. — Пояснил Лаэрт. — Это нам легче, у нас и мужчины и женщины илитиири, все магическим даром обладают, у вас, людей, с этим все не просто.

— А у тебя какой аркан? Тоже есть? — Спросил Саша своего побратима.

— Есть, конечно, я же тебе его с кровью передал. — Посмотрел Лаэрт на него, как на неразумное дите. — Дар иллюзии и внушения.

— А, блин, точно! — Хлопнул Саша себя легонько по лбу. — А у Вардиса тогда какой? Если не секрет, конечно.

— Вообще-то родовой дар все стараются в секрете держать, но я уверен, что если ты у владетеля спросишь, то он тебе расскажет. Впрочем, от меня он это никогда не скрывал. Как он из вашего мира сбежал от людей, что его держали? Рассказывал?

— Ну в общих чертах, больше Клим рассказывал мне потом.

— Вот с помощью своего аркана и сбежал. Сделал боевой жезл. Раньше у него не получалось, когда его Кастор обучал, но тут от массы задействованного магического материала многое зависит. Кто кусок серебра для обучения парню выделит? А в плену удалось создать небольшой боевой жезл и влить в него боевое огненное заклинание. Тебя бы тоже попрактиковать в заклинаниях, глядишь, и тоже какой аркан проявится. — Посмотрел на него внимательно Лаэрт. — ты бы выделил время, да перешел к нам на пяток дней, может, чего бы и получилось.

— Лаэрт, ну не сейчас. Дел завались и проблемы вот еще нужно разгрести. А потом, может, и потренируем меня. — Пообещал Саша, а сам подумал грустно:

«Когда Ирма уедет, тогда может. А сейчас он не хотел с ней расставаться даже на день. А может, не уедет? Что ей там делать? Может, останется с ним?»

От таких мыслей у него даже сердце защемило. И он снова заговорил с Лаэртом о магии скорее, чтобы забыться и не думать о предстоящем расставании. Ведь не сейчас еще, она говорила еще пару месяцев тут по обмену опытом побудет.

— Слушай, брат, давно хотел у Клима спросить, да все как-то из головы вылетало. У меня возле самого перехода стеллаж стоит в подвале, да ты видел. Вот у меня там кофта старая лежала, а потом стала как новая, даже прорехи сами собой затянулись. Волшебство какое-то. А теперь я туда старые носки, майки и трусы кладу, так тоже за несколько дней новыми становятся. Даже ботинки пробовал.

— Да? — Удивленно поглядел на него Лаэрт. — Странно. Есть такое заклинание у магов, восстанавливающее, но его редко кто использует. По крайней мере не для трусов, да старых ботинок. Какой маг, пусть даже очень сильный ради старых трусов будет свое время и талант тратить? Зачем ему магическую энергию, накопленную, на починку старых вещей тратить, если новые купить гораздо дешевле выйдет, чем ману тратить и несколько дней, а то и недель свои ботинки обновлять?

Понимаешь? Ну если только вещь эта очень дорогая, например, колет, расшитый золотом и жемчугом, такую вещь для богатого господина, конечно, за хорошую плату, маг возьмется, конечно, обновить или парадный герцогский плащ, подбитый соболем и горностаем. Ну или например меч старый, что от отца к сыну передается, из гномьей стали выкован и для самого владельца как семейная реликвия ценен. А тут трусы. Даже не знаю. — Лаэрт задумался на несколько минут и Саша не отвлекал его, потом он покачал головой и сказал:

— Возможно, у перехода концентрируется большое количество магической энергии, эфира, что проникает через переход из нашего мира в ваш, вот и имеет место такой эффект. Ты же говорил, канал вылечил тебя без всяких лекарей и заклинаний? Хотя странно… про места силы знают все маги, а вот про то, чтобы в местах силы сами собой срабатывали магические заклинания- о таком я не слышал.

— Да. — Кивнул Саша. — Даже зубы все новые выросли. А что за места силы? Я о них не слышал.

— Значит, тебе сильно повезло- это я про здоровье. — Вновь кивнул дроу. — Пользуйся, пока наш мир делится с тобой своей энергией и являет свою благосклонность. Места силы? Говорят, что все поселения древних магов или как их еще называют- троров, стояли на местах силы. Правда, кто-то говорит, что они могли их видеть и безошибочно определять, а кто-то, что они сами создавали источники силы. Ведь не спроста архимаг Кастор стал растить свой канал в подземельях летней резиденции. Там же тоже стоял древний замок. Когда люди заняли эти земли, вытеснив отсюда орочьи кланы, замок был полностью разрушен, а вот подземелье и фундамент башен замка остался. Ну не пропадать же? Вот отец Вардиса и поставил тут первое свое укрепление, свою резиденцию, а потом, уже в нескольких милях отсюда, заложил город Руденбург и стал строить родовой замок на скалистом островке Облачного озера.

— Очень интересно, я этого не знал. Как же Кастор смог обнаружить место силы древних?

— Не знаю, Саша, я с ним совсем мало общался. Но говорят, он был больше теоретик магии, чем практик. Он все свои опыты рассчитывал математическим путем, утверждал что можно просчитать весь мир и тем более все заклинания можно выразить формулами. Говорят даже в столичной академии его считали безумцем, но теперь результат говорит сам за себя. Он ведь сначала просчитал все, доказал в теории, что такой переход возникает не спонтанно. Вернее не только спонтанно, но его можно создать самим. — Потом вдруг посмотрел на Александра и сменил тему. — Кстати, насчет восстановления вещей очень интересная мысль. Если я тебе свою старую кожаную броню принесу?

— Да мне-то что, Лаэрт, хоть всю одежду неси. Не я же восстанавливаю, сам канал, выходит, это делает. Это как воздух из шарика магическая энергия от вас в наш мир утекает?

Лаэрт снова на пару минут задумался. — Нет, думаю, совсем не так! Не вытекает, а влияет, причем недалеко от самого перехода. Но насчет моей кожаной брони договорились, она мне тоже, как память о роде дорога, там ведь знаки моего рода и моего клана- клана Черной луны, которого больше не существует.

Вернулся Саша из иномирья уже когда начало темнеть, ну так осень- темнеет вообще рано, так-то наверное, еще и девяти часов нет. А может, сгонять до площадки, глянуть на павильон? Да нет, смысл? Наверное, уже час как закрылись. Ну а вдруг? — Свербила мысль. — Он метнулся к своему вагончику, схватил в охапку лежащий в шкафу эльфарский плащ, потом, подумав, сунул в карман складной ножик и быстрым шагом уверенно двигающегося в темноте человека направился к павильону.

Единственное окно павильона светилось слабым светом, жалюзи были прикрыты наглухо и такое впечатление, что внутри горел не общий свет, а только небольшая настольная лампа, освещая лишь небольшую часть помещения. Может, у них сторож остается? Надо подойти и дверь подергать, вдруг открыто еще? Саша еще раз окинул взглядом павильон и, выдохнув, похвалил себя, что не сразу подошел к самому павильону. Он только сейчас увидел прикрепленную снаружи, под самой крышей, камеру. Видно, ночью тоже пишет, так как фонаря рядом нет и дверь находится в тени, камера купольного типа с затемненным стеклом, может и на движение реагировать. Хорошо, что сразу не бросился к двери. Он отошел подальше к кустам, оглянулся по сторонам, проверив, нет ли случайных наблюдателей, и стал натягивать плащ эльфарских рейдеров.


Глава 6


Дверь павильона была закрыта, но внутри явно кто-то был, Саша слышал доносившийся изнутри приглушенный разговор, да и недалеко от входа была припаркована небольшая малолитражная машина.

«Скорее всего, пухлая хамка на ней и ездит.»

Саша подошел к окну, которое было чуть приоткрыто и прислушался, напрягая свой слух и даже задействуя магическую энергию. Но разговор прекратился. Саша постоял еще пару минут, прислушиваясь, и наконец изнутри раздались томные вздохи и заскрипел стул.

Тьфу ты! Саша сплюнул. Еще магическую энергию на вас тратить, плащ подпитывая. За этим, что ли, остались? Еще и лампу настольную только включили, интим себе создавая. Он обогнул павильон и, встав за угол, где его не захватывала видеокамера, деактивировал плащ разведчика.

«А вообще, какой у меня план действия? — Задумался Саша и хмыкнул: — Да никакого! Нет сегодня плана у мистера Фикса, просто спонтанное какое-то решение прийти сюда. Посмотрю по ситуации, что можно сделать. То есть, если уж по чесноку, то просто подгадить решил? Подгадить мелко, прячась в тени и под плащом-невидимкой. Не стремно, Саня? Вроде как под дверь соседу навалить, обидевшись, что он долг вовремя не отдает или за то, что свою машину на твое место поставил слово матерное на ней гвоздем выцарапать. Типа того выходит? Мужики сами дурни, не читали договор займа внимательно, а ты теперь денег пожалел? Вроде сначала помог людям, богатеньким барином выступив, сделал широкий жест, а потом жлоба заела и мстить пошел? Ну, ведь сам понимаешь, то, что немного нахамили тебе, это не повод на воровство идти. Пошел гадость какую им сделать и денежки свои вернуть? Ведь так, Санек?»

Саша несколько минут совестил себя и изводил мыслями о не достойном поведении. «Ага, типа полевые испытания плаща провести решил, сам себе-то не ври, Санек!»

Он уже собрался махнуть рукой на свою подленькую, как ему стало казаться, задумку и уйти домой, но тут с трассы свернула машина и осветила павильон фарами.

«Вроде Инфинити, черная и тонированная. — Пригляделся Саша. — Может, хозяин фирмы пожаловал?»

Большая черная машина остановилась напротив дверей и из машины вышли двое. Оба выше среднего роста, но совершенно разные. Саша вновь активировал плащ и сделал пару шагов им навстречу, разглядывая приехавших парней. Обоим под тридцать, но один широкоплечий, с бычьей шеей и совершенно лысый, другой худой, скуластый, с черными волосами до плеч. Лысый был одет в черную короткую кожаную куртку, а волосатый в легкий плащ поверх костюма и держал в руках портфель.

Ну точно, скорее всего хозяин приехал деньги забрать. Он и портфель в руке держит и впереди идет, а второй, что из-за руля вылез, его водитель-охранник?

Не доходя нескольких шагов до дверей лысый окликнул худого:

— Слышь, Вождь, сигу дай, у меня закончились.

Волосатый приятель, действительно чем-то похожий на киношного индейца, молча остановился, вынул из кармана пачку мальборо, сначала тряхнув пачку, ухватил губами показавшуюся сигарету сам, потом уже протянул пачку лысому. Лысый, не спеша, вытащил сигарету, щелкнул зажигалкой, давая прикурить худому и затем, прикурив сам, смачно затянулся.

— Зашибись, последняя точка и домой. — Сказал он, выпустив дым вверх. — Или к телкам рванем? Хата есть, зависнем до завтра.

— Это те колхозницы, что квартиру возле рынка снимают? — Спросил его приятель. — Так себе, — он скривился, — ниже среднего они какие-то. Нет в них изящества, вроде как женственности не хватает. Сразу видно, с рынка торговки.

— Зря ты так, сисяндры у обеих хорошие, не наговаривай. А ты женственность! — Мотнул головой лысый. — Надо моделей, езжай в ночной клуб и снимай. Там еще и бабла немеряно на них зарядишь. Вперед, если такой богатый, а тут пивка бутылочного возьмем и на хате отдохнем. У них и пожрать всегда есть.

— Ладно, поехали. — Пожал плечами худой Вождь. — Че, я против что ли? Мы завтра все равно до обеда свободны.

Они еще пару минут постояли докурив, а потом худой сделал пару быстрых шагов к дверям павильона «Чудо-деньги» и дернул ручку. Дверь была заперта. И он нетерпеливо и сильно пару раз пнул по ней ногой.

— Катька, Батон, открывайте!

Внутри явно послышалась возня и что-то упало, видимо, скрипевший до этого стул.

— Хуле закрытые сидите, трахались, поди? — Спросил худой и длинноволосый Вождь у открывшего дверь охранника. А его друг весело засмеялся, поддерживая шутку:

— Точно трахались, вон штаны только натянул, даже рубаху не заправил. — Выступил он из-за худого и вроде как в шутку, но довольно сильно пробил охраннику двоечку по корпусу.

— Вадя, блин, больно же. — Закашлялся, согнувшись охранник. Он был тоже коренастый и очень коротко стриженный, норостом ниже приехавшего Вадика почти на голову, да и в плечах заметно уступал ему. — Ну, чего ты всегда.

— Чтобы не расслаблялся. — Усмехнулся худой, отпихнул державшегося за живот парня и, шагнув в павильон, продолжил дурачиться:

— Катюха, ты трусы уже натянула? Зря! Мы же с Вадяном тоже к тебе приехали. — Последним вошел здоровый Вадя и потянул за собой дверь.

Нее, это не хозяин с охранником, это скорее люди хозяина, что деньги с пунктов микрозаймов собирают. Саша скорее инстинктивно, чем осознанно, быстро прыгнул к двери, как только она закрылась и потянул ее на себя.

Все четверо стояли уже у стола и обернулись, когда Саша открыл дверь и шагнул в павильон. Они смотрели на него и Саше стало очень не уютно, он уже подумал, что по каким-то причинам плащ не скрыл его и теперь его разглядывают в четыре пары глаз. Было сильное желание нервно засмеяться, развести руки и сказать какую-нибудь глупость, типа- не скажете как пройти в библиотеку?

— Ты чего дверь не закрыл? — Отмер худой и укоризненно посмотрел на большого Вадика, который буркнул что-то в свое оправдание. Вождь поставил портфель на стол и, шагнув к двери, при этом чуть не задев плечом Сашу, прикрыл и запер двери на внутренний замок.

Саша, стараясь не шуметь, выдохнул и стер выступившую испарину со лба. Тем временем худой и волосатый Вождь вернулся к столу и, открыв портфель, выложил два белых пакета.

— Тут хмурого кило. Каждый ровно по пятьсот грамм. Завтра утром за одним Ежик заедет, за другим Ляля или один из ее сыновей.

— Во сколько? — Спросила Катюха. — И как мы узнаем, что это ее сын приехал?

— Сказали же, что Ежик утром, а от Ляли к обеду. У Ежика глаза на выкате, да чего я вам… вы же его знаете в лицо. А за вторым пакетом морики приедут. Ну цыгане, кто еще? Если что подозрительным покажется, то скажите, чтобы Лялю набрали вам по трубе. Конечно, если она сама не приедет. Голос-то вы ее знаете, пусть подтведит, что от нее. — Пояснил с усмешкой, словно детям, Вождь индеец.

— А по деньгам, что? Сколько должны отдать за порошок?

— Да это вообще не ваша забота, они заинтересованы на постоянку товар брать, так что все по безналу проплачено. Поняли? С ними уже все обговорено. Тут есть кому думать, вам не надо голову напрягать. Вам товар дали, вы передали — все! На этом ваша миссия окончена, для того вас тут и посадили. Главное, не облажайтесь, голубки. Уяснили?

— Ну уяснили. — Пробурчал Батон.

— Че, Катюха, народ кредиты-то оформляет?

— Оформляют. — Кивнула деваха. — Стабильно каждый день уже по нескольку человек берут, не то, что в первые дни. Эти, что с паспортом, еще утром все вернули.

— Ну вот, как паспорт отобрали, так и подсуетились. — Довольно осклабился Вадя. — Ладно, как обычно в конце недели отчитаешься, мы с бухгалтером заедем. Ну все? — Повернулся он к длинноволосому.

— Тогда погнали, хуле виснуть. — Волосатый развернулся и шагнул к двери, потом обернулся и, смеясь, спросил: — Катюха, или ты с нами? Пивка возьмем и в сауну?

Пухлая деваха смолчала и только смотрела на приехавших исподлобья.

— А хочет ведь! — Поддержал товарища лысый Вадик. — Наверное, Батона стесняется.

Когда за привезшими наркотики закрылась дверь, а через несколько минут с улицы раздался рык отъезжающего автомобиля, Катерина недовольно помахала рукой:

— Блин, шутники тоже мне, дебилы какие-то.

— Ага, Вадик отморозок еще тот, все время исподтишка ударить старается, дождется как нибудь, психану и отоварю чем тяжелым. — Поддержал ее парень охранник.

— Нее, Вадик еще ладно, а вот Вождь точно отмороженный на всю голову. Он меня как-то за грудь так схватил, что синяки от пальцев остались. Боялась, что муж увидит.

— А он у тебя где?

— Ну тогда дома был, а сейчас снова на севере. У него по два месяца вахта, еще только половину отработал.

— А как он там? Ну, так долго без этого… ну без тебя, короче? — Усмехнулся охранник. — Может, повариху какую шпилит? Не ревнуешь?

— Да какая повариха? У них там на точке мужики одни.

— А как тогда? — Удивился парень. — Неужели не хочется?

— Ага, не хочется ему. — Лукаво улыбнулась девица и закатила глаза, видно вспомнив что-то свое. — Как-как? Да постоянно просит фотки скинуть. То в белье эротическом в чулочках, то вообще… ну всяко короче. — Чуть покраснела она.

— И чего скидываешь? Мне такие не показывала.

— Ой, а то ты не видел. — Отмахнулась девица.

— Ну твои-то не видел, покажь? Ты прям голая на них?

— Да у меня на телефоне нет, на компе дома только.

— Ну поехали к тебе и покажешь?

— Че, совсем дурак? Фотки, что ли, мои смотреть поедем, больше делать мне нечего?

— А чего? Да и не только фотки. — Он шагнул к девушке и приобнял ее за плечи. — А то помешали нам, рано приехали.

— Да уж, рано. Торчи тут из-за них до ночи, хорошо муж на вахте, а то бы точно скандалить начал — ревнивый он.

— Пивка возьмем и меня не завозить тебе. А утром, пораньше, сюда вместе поедем.

— Андрей, я вообще-то домой, когда мужа нет, никого не вожу. Да и соседи могут увидеть. — Она помолчала несколько секунд и уже согласно предложила: — Тогда уж заедем, вина красного купим и сыра. Мне маасдам нравится и еще такой с прожилками… забыла как называется.

— Да без базара! — Обрадовался охранник Андрей.

— А это, это тут бросим? — Кивнула она на лежащие на столе пакеты. Кстати, двери за ними не закрыл?

Андрей быстро метнулся к двери и закрыл внутренний замок на два оборота.

А тайно присутствующий Саша отметил про себя:

«И дверь изнутри открывается и, в крайнем случае, в окно вылезу и уйду, если там еще какой замок есть, так что не зря я сюда зашел.»

— Ну не с собой же возить! Нафиг такое счастье, остановят мусора еще! Вон в сейф положи и поехали, не в первый же раз.

— А раньше мы это на ночь не оставляли. — Возразила ему пухленькая Катя. — Да и сейф он к стене не прикручен, а я же говорила начальству, что надо присверлить на большие болты, а так его с собой любой унесет, если тут открыть не сумеет.

— Да ну, видеокамеры везде. — Как-то неуверенно возразил ей Андрей. — А там много денег?

— Тысяч пятьдесят, может, чуть больше, — пожала плечами Катерина. — А камеры местные, они только на этот комп пишут. Толку, если еще и его сопрут?

— Ну так ты деньги с собой возьми, а хмурый, вон под тумбочку сунем. Даже если какой отморозок двери взломает, то пусть пустой сейф с собой тащит.

— Думаешь? Ну давай. — Она сначала спрятала оба белых пакета под тумбочку, стоящую в углу офиса, потом отперла сейф и вытащила из него пухлый конверт и еще отдельно несколько купюр.

— Вот, Ромео, это нам на вино и вкусняшки, чтобы ты не тратился. — Довольно потрясла она несколькими купюрами.

— Откуда? — Удивился Андрей.

— Да эти лошки, что с утра целой кучей сюда скандалить заявились, долг же вернули. До обеда же вернули, а я им сегодняшним днем включительно посчитала, а в компе вчерашним числом закрыла, так как полные сутки не прошли. За один день проценты наши. И вина пару бутылок возьмем, и пиццу еще.

— Круто, Катюха. Молодец, голова варит! — Похвалил ее любовник-коллега. — Ну, поехали тогда? А то можем и тут еще разок сообразить?

Саша напрягся, а ну как опять тут шуры-муры разведут, служебный роман, мля, что тогда делать? Время-то идет, а больше получаса оставаться невидимым Саша не может. Как они отреагируют, если вдруг замок ни с того, ни с сего откроется и дверь распахнется? Было бы помещение чуть больше можно было спрятаться, а тут где?

— Да ну нафиг, поехали уж домой, там расслабимся. Выпить охота и хоть в душ сходить.

У Саши отлегло от сердца. А это я удачно зашел! Чуть не хлопнул он в ладоши. Лошки, значит? И денег с таких лошков больше взяли? Ну-ну! Как говорится — хорошо смеется тот, кто смеется последним. Ответите сегодня за лошков и плевать мне, что за эту наркоту вам самим головы пооткручивают ваши подельники. Вот плевать! Кстати, хмурый это ведь героин? Вроде да. И сколько кило героина стоить может? Да, наверное, дохрена, может и миллион! А куда мне его? Не торговать же? Пусть даже оптом, нафиг надо. Не, все же есть вещи, которыми Саша не стал бы заниматься, даже при сильной нужде. Даже если бы пообещали миллионы.

Конечно, можно всегда найти оправдание своим действиям и поступкам, даже если торгуешь героином. Например, так — если не я продам, то другие все равно продадут. Или — кто не хочет колоться, никогда не будет, а эти сами себя гробят. Не будет героина, так будут синтетический крокодил варить или еще какой гадостью убалбешиваться, от которой организм за год сгниет изнутри. Чего тогда таких жалеть? В общем, не зря говорят — оправдание- как дырка в заднице, есть у каждого. Один раз чуть отодвинешь свои принципы, раздвинешь моральные рамки под действием таких оправданий и все, ты человек без принципов. Готовый на любую гадость и низость, можешь и наркотой торговать, и убивать за бабло.

«Нет, — твердо решил он, — торговать не буду, перенесу этот героин в иномирье и там сожжем нафиг. Да и теперь уже не в пухлой шалаве Катерине дело и тем более не в Андрейке — охраннике. Зачем им тут это наркота? Чтобы этот Ежик ей барыжил или цыгане?»

Еще свежи в памяти девяностые, когда из его и параллельного школьного класса от наркоты загнулось несколько парней. И несколько присаженных на герыч девочек из классов чуть младше, что проживали в его и соседнем доме, потом отсидели за продажу. Наркотики — зло и это не надо обмусоливать, ища оправдание, чтобы самому продать эти пакеты. А почти полтора кило герыча, это сколько новых шагов к могиле или сколько новых душ, посаженных барыгами на иглу? Он их уничтожит. Однозначно!

Саша дождался, когда машина работников мини-офиса уедет и, не зажигая свет — он и так хорошо видел даже в полной темноте — достал из-под тумбочки пакеты в черном целлофановом мешке и сунул их за пазуху. Подумал еще- Может, и вправду сейф утащить, он маленький, всего килограмм двадцать весит, не больше. Хотя зачем? Уж Саша-то знал, что в сейфе нет денег.

Переходя дорогу, Саша с удивлением увидел, что Серегин сарай еще припаркован у входа в кафе. Он вытащил из кармана мобильник и набрал его номер, отметив про себя, что совсем забыл про сотовый телефон в кармане. А вдруг бы кто позвонил ему там, в офисе «чудо-денег»? Надо отключать такие вещи. Серега, как оказалось, уже собирался ехать домой, но Саша попросил его зайти сначала к нему.

— Так подходи, тут кофе выпьем да побазарим? Марина отчет по гостинице подготовила, посмотришь. — Предложил Дубровин. — Тут сегодня Геныч опять лабает, в ударе прям. Весело, да и зал почти полный, посидим, посмотрим, как девки пьяные отжигают.

— Сань, вообще не в кайф, да и разговор серьезный, без лишних глаз.

— Ну, окей! Минут через пять буду. — Не стал препираться Серый.

Пока подъехал его друг, Саша уже успел переодеться в спортивный костюм и заварить свежий чай с добавлением листиков малины и смородины.

— О, как знал, что чай сделаешь. — Кивнул Серега и выложил на стол бумажный пакет с четвертинкой шоколадного торта. — Давай блюдца, ща на кусочки порежу.

Саша отхлебнул из кружки ароматного напитка, немного подумал и спросил:

— Серый, тебе домой срочно?

— Да нет, наверное, Светланка же знает, что я сегодня в кафе допоздна. А чего, случилось что?

— Разговор долгий, а потом еще до Ключей смотаться хотел, но не один, вместе с Лаэртом нас свозишь?

— Да без бэ, только расскажи, чего случилось-то? — Напрягся и как-то подобрался Сергей.

Саша сначала рассказал про утренний поход в компанию «Чудо-деньги», про разговор с Абрамычем, потом, выслушав очередные возмущенные реплики своего друга, поведал про договоренность с темным эльфом. Перед тем, как рассказать про вечернюю вылазку в павильон, выложил на стол два пакета с наркотой.

— Героин, по пятьсот грамм развеска.

— Оба-на, а… — немного завис Дубровин, — продавать, что-ли будем?

— Совсем ку-ку! — Покрутил Саша пальцем у виска. — Сожжем нахрен, сейчас расскажу откуда.

И он рассказал Сергею про только что совершенную диверсию в режиме невидимости.

Дубровин даже как-то надулся:

— Вечно все без меня происходит! Нет, чтобы меня позвать, так сам пошел.

— И что бы ты там делал? В дальних кустах с биноклем сидел? Я же в рейдерском плаще был, под скрытом.

— Да хоть и с биноклем, а все одно подстраховал бы тебя. Мало ли, всякое случиться могло, а ты даже не позвал.

— Ну извини, братан! — Искренне покаялся Саша. — Вот сейчас же позвал, давай герыч туда отнесем и Лаэрта заберем? Сгоняем, потом, до поста гаишного, чего тянуть?

— Поехали! — Поддержал задумку Дубровин. — Сейчас Светке отзвонюсь, что задержусь на пару часиков и пойдем.

Операция «Серебряная пуля», как назвал ее Дубровин с прямым намеком на оборотней в погонах, прошла даже легче, чем думалось. Подъехали прямо к выстроенному год назад стационарному посту, своим дизайном напоминавшему скорее модный коттедж, чем пост дорожной милиции. Двухэтажное здание, с островерхими башенками и крышей крытой красным ондулином. На втором этаже располагался сам пост, а на первом два больших бокса с автоматическими воротами. Пост стоял примерно в семидесяти метрах от кафе Семена Абрамовича, как раз напротив пустыря, где ключевские хотели сделать большую стоянку.

И Саша и Лаэрт были в эльфарских плащах, на случай того, если придется самим подниматься на пост, но им повезло, на улице возле служебной машины стоял сержант. Серый, подъехав к нему, спросил:

— Товарищ постовой, у меня там пассажиры сидят вроде иностранцы, попросили подвезти, а я не пойму, в какой поселок им надо. Поговорите с ними?

— У вас номер грязный, нечитаемый, — сходу заявил сержант уверенным тоном, — придется составить протокол.

— Конечно, товарищ сержант, мы все оплатим, как скажете. Вы только выясните, куда им ехать надо. — Добродушно растянул рот в улыбке Дубровин.

Когда открылась дверь в салон, сержант подозрительно оглядел сначала Сашу, потом сидящего с надвинутым капюшоном Лаэрта. Начал Саша, достав из кармана какой-то листок и пробуя прочитать записанный там адрес, а затем подключился Лаэрт. Вначале он произнес несколько непонятных слов, но, как потом сказал Саше, это было заклинание, усиливающее гипнотическое воздействие, а потом, глядя сержанту в глаза, стал плавно водить рукой вправо-влево. Саша напряженно ждал, боялся, что сержант отпрянет от непонятного пассажира с горящими красноватым светом глазами и поднимет тревогу, но взгляд постового быстро стал пустым. Остекленевшими глазами он продолжал смотреть на Лаэрта, а тот чуть ткнул Сашу локтем и прошептал:

— Ну, чего ждешь, говори, чего внушить хотел, я же по вашему не умею.

Несколько минут Саша говорил постовому, а тот только кивал головой. Под конец он вообще спросил у него, кто находится на посту. Оказалось, что старший отъехал на пару часов, а на посту только он и его напарник — старшина Журавлев.

— Ну, так иди и позови старшину, скажи, что интересная информация для него есть. — Когда сержант развернулся, добавил: — А сам наверху оставайся, пиши все, как договорились. — Сержант моргнул пару раз, продолжая смотреть куда-то мимо друзей своим остекленевшим взглядом, потом кивнул и, развернувшись, размеренно, словно робот побрел к строению.

Вся операция заняла от силы минут двадцать, но волновался и Саша, и тем более Сергей. Только дроу, казалось, был уверен в себе, хотя Саша подозревал, что в случае неудачи с первым сержантом раньше, чем тот поднял бы тревогу, темный, не задумываясь, всадил бы ему в грудь стрелу из небольшого арбалета, что прихватил с собой, а потом, активировав эльфарский плащ, чтобы его не записала камера видеонаблюдения, поднялся наверх и перерезал бы горло его напарнику. Вот такие они затейники, эти темные эльфы.

Хорошо, что все прошло, как они и задумывали, только второй раз придется действительно самим подниматься на пост, ну или выманивать милиционеров оттуда по одному, больше светить машину Серого нельзя, хоть номер и замазали грязью, но все равно могут вычислить по видеозаписи. Ладно, продумаем, как лучше, главное первый блин совсем не комом вышел. Да и с наркоторговцами сегодня неплохо вышло. В общем Сашин день, однозначно, удался, хоть и начался с плохих известий. Хотя почему только Сашин? Всех. И его, и Серого, и даже Лаэрта, ведь задумали операцию и провели. Все они молодцы!

Только дальше что? Саша подумал, что можно еще пару раз подъехать к посту и по мере возможности провести акцию гипноза-воздействия. А потом? Что там Абрамыч говорил, майор к нему приходил разговаривать, вроде как даже телефон оставил? Ну вот пусть потом звонит этому майору и вызывает на встречу. Тот наверняка один явится, тут его мы с Лаэртом и подловим. Приблизительный план ясен, надо только детали продумать, и вперед.

* * *
Старший лейтенант Мирошников сегодня был на дежурстве. И отлучился на время, хоть и запрещено покидать пост, тем более на личном транспорте, но начальство смотрело на это сквозь пальцы, лишь бы происшествия какого не случилось в его отсутствие. А тут, видно, случилось, он и отсутствовал час с небольшим, а вот подиж ты! Сначала он не понял, что произошло, как обычно припарковал свой новенький кроссовер за зданием поста и поднялся наверх.

Сидят его подчиненные и что-то пишут. Ну пишут и пишут, может, в морской бой от скуки решили сыграть или еще в какую игру? Но минут через пять его стала напрягать гнетущая тишина на посту и он попытался выяснить, что происходит. Сначала подумал, что просто решили поприкалываться над ним, но уже через несколько минут волосы у него буквально зашевелились на голове. Он первый раз испытал такое — когда волосы натурально поднимаются и встают дыбом. Мирошников схватил мобильник и, выскочив на улицу, в панике стал звонить майору.

— Мирошников, совсем очумел, время одиннадцать часов, а ты мне домой звонишь! Дежурному доложить не можешь! Что там у тебя случилось? — Послышался недовольный голос майора.

— Тут такое! В общем чп у нас, Дмитрий Иванович! Журавлев и Паршин заявления в прокуратуру пишут и хотят еще в службу собственной безопасности продублировать, копию под роспись сдать! Чего делать, Дмитрий Иванович?

— Так, стоп! Какое заявление? Что у вас там случилось? По порядку рассказывай.

— Да ничего не случилось, — он сглотнул, подумал, что камера не захватила, как он отлучался на своей машине, и выдохнул, — я никуда не отлучался, а на них вдруг накатило ни с того, ни с сего. Я покурить вышел, захожу, а они заявления пишут в прокуратуру. Оба пишут!

— Да чего пишут-то? — Заорал в трубку майор. — Что случилось?

— Так пишут, сколько себе брали и сколько мне и вам… ну то есть, туда, наверх отдавали. И про машину, что в прошлом году продали и деньги поделили и про кафешку. И про все другое в общем. Как помутнение у них какое, все пишут, про все что только вспомнят…

— Ты чего несешь?! — Перебил его майор, потом резко замолчал и через несколько секунд дал распоряжения своему подчиненному: — Так, бегом на пост, смотри, чтобы никуда не ушли. Я сейчас подъеду. Понял меня, Мирошников? Главное смотри, старлей, чтобы писульки эти никуда не делись! Меня жди.

* * *
Саша проводил своего побратима, сердечно поблагодарив его за помощь, на что тот ответил:

— Пустое, брат, если мне понадобится твоя помощь, разве ты не поможешь?

Потом уехал возбужденный и довольный Сергей. Он вообще как-то последнее время, как показалось Саше, завидовал ему. Вернее, его приключениям, будто у его друга жизнь насыщеннее и интереснее, да еще природа его даром обделила, вот и дулся немного, а тут доволен, что поучаствовал.

Да и у Саши было отличное настроение, и он понял, что хочет видеть Ирму. Разделить с ней свое отличное настроение и свой успех в проведенных операциях. Нет, рассказывать он ей ничего, конечно, не будет, просто скажет, что в бизнесе все выгорело, что дела порешал и теперь все хорошо и он, не смотря на позднее время, вытащил мобильник и набрал ее номер.

— Ты чего? Случилось чего? — Как показалось Саше очень взволнованно сказала девушка.

— Нет, наоборот, дела порешал и все в порядке. Соскучился просто.

— Так несколько часов назад же виделись? — удивилась она.

— Все равно, соскучился, приходи. Балет обсудим и вина выпьем, хорошего, домашнего, у меня есть. Встречу тебя?

Ирма помолчала немного, потом все же согласилась:

— Ну ладно, я минут через десять выйду потихоньку, ты во двор не заходи, а то еще хозяйку разбудишь, она и так на меня косо смотрит, жди.

Они выпили вина с твердым овечьим сыром, потом поговорили про театр, обсудив некоторые сцены, а потом сами перешли к сценам постельным. Даже сбегали потом в дом и приняли совместный душ.

— А ты чего мебель в дом не покупаешь и не переселяешься? — Спросила его Ирма.

— Да хотел как раз хоть одну комнату обставить. Всю сантехнику мне дизайнер сразу установил, как и встроенную кухню, так что можно хоть одну комнату обставить, чтобы спать было где и переселяться. Все хотел в магазин съездить, даже по нету уже присмотрел примерную, но все равно хотел сам на нее глянуть, да все времени не было, последние дни как-то замотался.

— Хочешь, вместе съездим тебе кровать купим? Мне завтра в институт не нужно ехать, так что свободна. — Предложила Ирма. — И в спальню мебель подберем.

— Конечно хочу, — обнял ее Саша и улыбнулся, — надо купить и опробовать обязательно.

Потом они выпили еще немного вина и довольные лежали и смотрели на мониторе компа какую-то мелодраму. Хорошо! Думал Саша. Любимая девушка, верные друзья, да и в бизнесе все пока отлично идет, бабло капает. Да даже уже течет ручейком, раньше ему такие деньги и не снились, а сейчас может спокойно дорогую мебель поехать и купить. Все, что понравится.

А все же главное — Ирма рядом, он сам себе не признавался, но ведь устал от одиночества. Всегда хотелось, чтобы была девушка, которая тебя любит, а главное понимает. Блин, жаль, что уедет. А может, не уедет, а останется с Сашей в России? Деньги у него есть, голодать не будут. Могут и в Европу периодически летать, к ее семье в гости. Что там она говорила? Сестра и отец у нее, вроде да.

Может, и правда останется? Ведь ему с ней очень интересно, может, и ей с ним тоже? Какие она к нему чувства испытывает? А то, может, он для нее просто развлекательное приключение в далекой северной стране. Как побывать в России и не попробовать русского мужика? Ну типа водки и блинов экзотика. Да нет, Ирма не такая! Сам себе возразил Саша. Ему с ней общаться легко, хоть и иностранка, а вот находят общий язык.

Она вовсе не меркантильная и прагматичная, как представляют нам европейцев по зомбоящику. Чувственная и понимающая молодая женщина. И все же, как она к нему относится? Вот вопрос который его мучает. Иной раз Саше казалось, что она терзается тем же вопросом. Кидает на него взгляды, но сразу отводит глаза и кусает иногда губы. Спросить у нее? Нет, только не сейчас, не хочется нагнетать обстановку и выяснять отношения, тем более сейчас, когда оба расслабились и кайфуют. Да и вообще, чего-то он расчувствовался сам, как девочка, мужик должен испытывать минимум эмоций. Нравится сильно? Ну так вот она, рядом с тобой, получай удовольствие от общения. По крайней мере, не горит, она еще несколько месяцев тут будет на стажировке своей. Все вопросы потом… как-нибудь потом.

С гайцами, дежурившими на стационарном посту, они с темным развлекались еще три раза, по прикидкам Саши охватив все дежурившие там экипажи. Только один раз немного пошло не по плану, да и то не сказать, что результат не был достигнут. Саша под скрытом подошел к стоявшей за постом легковушке и пару раз попинал колеса, заставив сработать сигнализацию припаркованного авто. А после того, как к ней выбежал лейтенант, они привычно стали его обрабатывать. Но уже под самый конец воздействия позади послышался голос напарника, вывернувшего из-за угла:

— Кто такие? А ну стоять! — Через мгновение появившийся дежурный потянулся к белой кобуре на поясе, а Саша и Лаэрт, не сговариваясь, активировали плащи и прыснули в разные стороны.

Очумевший от такого прапорщик на полминуты завис, водя взглядом по сторонам, а потом, перекрестившись несколько раз и что-то бормоча себе под нос, подхватил своего углубившегося в раздумья напарника и бросился обратно на пост.

После этого случая Саша решил сделать перерыв на пару дней и впредь быть осторожнее. Зато эти несколько воздействий, проведенные по большей части Лаэртом, стали для Саши хорошей практической тренировкой. У него даже появилась уверенность, что останься он наедине с одним из постовых, то тоже провел бы полноценный сеанс гипноза-воздействия. Правда, ему понадобилось бы в несколько раз больше времени на это, чем его побратиму.

Они втроем обсудили ситуацию и сочли, что первый этап операции «Серебряная пуля» успешно завершен.

— К Абрамычу же майор приезжал с предложением, вернее, с наездом. Телефон ему оставил и время дал несколько дней на подумать, вот пусть и вызывает этого майора на встречу. Я думаю, он разговаривать один приедет, ну к Абрамычу в кабинет точно один разговаривать пойдет, а там мы его и обработаем с Лаэртом. — Предложил Саша.

— Да даже если и не один, Абрамыч попросит поговорить наедине, я думаю, они не откажут. Даже если кого старшего привезет разговаривать, то старшего и обработаете. — Предложил дополнение в план Серый. — Вам даже в кабинете с ним работать удобнее будет, а дед выйдет куда-нибудь и без проблем.

— Проблемы, конечно, могут и на пустом месте возникнуть, — вздохнул Саша, — но пока план нравится. Он перевел все сказанное Лаэрту и тот довольно покачал головой в знак согласия. На том и порешили. За эти дни вернулся Клим и Саша рассказал ему все: и про наркоту из павильона Чудо-деньги, и про наезд гайцов на компаньона по бизнесу, и про их с Лаэртом ответные акции.

Клим же, к удивлению Саши, предложил не сжигать пакеты с наркотиками, а отдать их ему.

— А тебе-то герыч зачем? — Удивился Макаров.

— Ну пока не придумал, но вдруг понадобится. — Пожал плечами лэр регент. — Да, может, и тебе понадобится, пусть у меня под замком на хранении будет. Не бойся, я сам употреблять не собираюсь.

— А мне зачем?

— Да вот даже отвлеченно… например, зайдет у вас затык с этими гайцами с поста, пойдешь под невидимостью и засунешь им этот героин. А потом звони куда следует, ну в фсб там или их службу безопасности, что милиция на посту наркотиками банчит. Чем не вариант на крайний случай? Как там у вас в старину говорили- цель оправдывает средства? Ведь это они на вас наехали, чего с ними миндальничать? Пусть лежит, вдруг еще для чего пригодится.

— Ну ты иезуит, внатуре, где только нахватался. Ладно, пусть тут лежит, — легко согласился Саша, — забирай, он сейчас у Петра Ивановича в кабинете. Пусть у тебя будет. Как к гномам съездил, хорошо все? — Сменил тему Макаров.

— Даже больше чем хорошо, не сглазить бы только. — Резко выдохнул и потряс головой Климент. — Такая каша с коротышками заваривается… просто ух! Скоро весь гномий товар в империю через нас пойдет и на серебро гномье будет наш артефактор метки ставить. Большой бизнес проект и очень выгодный. А еще продукты им продавать будем, объемы в десятки раз больше, чем мы вам поставляем, представляешь? И мясо, и рыбу, и хлеб, и овощи разные. Даже ткани на постоянной основе им из Вилборга будем возить. Если все будет как задумали- золотое дно, даже серебряное.

— Так у вас тут прибыль большая пойдет и вам наше серебро не нужно станет? — Растерянно посмотрел на друга Саша.

— Шутишь? Серебро лишним не бывает. — Успокоил его лэр. — Мы с вами в одной лодке, так что на этот счет не волнуйтесь. На один только укрепленный замок как минимум тысячу серебряных крон нужно, а нам надо несколько в Заречье возвести, чтобы навсегда там закрепиться. Серебро всегда будет нужно и наш договор в силе. Ты мне другое скажи, помнишь, ты для моего отца подзорную трубу покупал? Ну такую, под старинную стилизованную, с медными кольцами по корпусу и в коже?

— Ну помню. — Кивнул Саша. Такая в коробке деревянной, подарочный вариант.

— Сможешь таких еще несколько взять или даже больше- с дюжину например, или сколько получится?

— Так они дорогие. — Удивленно посмотрел на друга Александр. — Монокуляров китайских лучше набрать, там дешевле в несколько раз выйдет.

— Да принцу гномьему подарок отца очень понравился, ему хочу эти трубы продать. Современные светить не надо, а тут все, как эльфары делают, только они с гномов цену вообще непомерную дерут и продают по одной, еще и на поклон к ним ходить, выпрашивать надо. А тут даже качество лучше. Поэтому нам все равно выгода будет, да и расчет в золоте возьмем, ты можешь через ювелирку опять сотню крон продать. Представляешь навар? Сколько бы у вас не стоили тебе втройне окупится.

— Да без базара, Клим, завтра же с Серегой в тот магазин съезжу, поговорю.

— Сань, еще такое дело… Клим немного помолчал, подбирая слова, — помнишь, я тебе про владение Селинор рассказывал и про Белый замок?

— Ну да, припоминаю. — Чуть напрягся Саша. — И чего?

— Отец туда экспедицию будет отправлять, хочет, чтобы и ты поехал. Нам эта территория очень важна. Понимаешь, если мы в замке закрепимся, то границу с дроу и с редоранцами перекрываем. Так что экспедицию собирать — рано или поздно, но придется.

— Надолго? Это если у вас даже пару недель, то у нас два с лишним месяца пройдет! — Саша сразу подумал про Ирму, но и идти в категорический отказ тоже не хотел. И Клим обидится, и его отец не поймет, еще и отношения испортить не хватало, тогда точно ничем хорошим не кончится.

— Ну как минимум дней на десять, сам замок исследовать и по возможности земли вокруг. Но не сейчас, как сбор урожая пройдет и налоги в казну поступят. Просто там и я и все бароны до зимы этим связаны. Через месяца два где-то, или даже чуть дольше, чтобы снег с Редораном перевалы закрыл. Тогда подвоха с их стороны можно не ожидать. Это я тебя заранее просто предупредил. Я, ты, Лаэрт с командой разведчиков, пару рыцарей возьмем, может из баронов кого и солдат сотню. Во всеоружии поедем.

— Так это еще не скоро. — Саша прикинул время до похода и пожал плечами. — Месяцев девять по нашему, еще столько воды утечет.

— Ну не завтра. — Согласился лэр. — Но все равно, заранее предупредил и вижу, не отказываешься сразу, это хорошо. — Он положил руку на сашино плечо. — Не отказывайся, отец к тебе очень хорошо относится, порадуется, что ты поедешь.

— Да толку-то от меня? — Удивился Саша. — И боец никакой и маг так себе, новичок еще.

— Не скажи, Александр, — стал серьезным Клим, — ты тогда Лаэрта на себе вытянул и с рейдером справился.

— Так повезло просто. — Махнул рукой Саша.

— Ха, повезло! Тебе любой воин скажет, что удача не последний фактор в схватке. При удаче и новичок может опытного воина победить. Удача с тобой рядом идет. Любого воина спроси- своего собрата удачливого они очень уважают. Это важно. И не прибедняйся, ты под своим ускорением почти любого опытного мечника победить способен. Да и нам с Лаэртом будет с кем вечерами поговорить. Не отказывайся.

— Ага, — засмеялся Саша, ты уже раз говорил мне: не отказывайся, будет интересно.

— Ну скучно точно не будет. — Поддержал его смех лэр.

— Да ладно, я и не отказываюсь. — Махнул рукой Саша, — Но про удачу, это вы сами себе надумали. Просто повезло тогда.

— Так я и говорю, что повезло. — Усмехнулся лэр и похлопал его по плечу.

Саша удивился таким рассуждениям, но сам подумал: Я уже попадал в переплет, так теперь подготовлюсь хорошо. И одежду возьму теплую, раз зимой идем, хоть Клим и говорил, что у них ниже нуля температура зимой редкость, и спальник возьму теплый. Да и времени все обдумать и подготовиться еще вагон и маленькая тележка. Серого подготовлю, что буду снова в иномирье в походе, пусть готовится снова сам всем рулить. Вот вроде хлебнул тогда в Серебряном бору полной мерой, когда Лаэрта несколько дней раненого тащил, а все равно Сашу тянуло в мир магии, хоть сам себе в этом не признавался. Даже в глубине души посетовал, что не скоро еще новый поход. Подумал- хорошо бы когда Ирма уедет, так в иномирье на пару недель и свалить из этого мира, чтобы о ней меньше думать. А может, все же с ним останется? Вот жеж…


Глава 7


Земли Вардосской империи, феод в трех лигах к востоку от графства Фольк.

Солнце садилось, но в его розовых лучах отчетливо виднелась башня архимага. Да, именно башня, полноценным замком это назвать трудно. Каменная четырехуровневая башня и несколько хозяйственных построек вокруг, обнесенных тонкой каменной стеной всего в полтора человеческих роста, без галерей, башен и бойниц. И даже намека на ров вокруг поместья архимага не было. Да что там ров, не было даже надвратной башенки или домика для стражи рядом с воротами. Так ведь поместье находится не в приграничном районе, а в центре Вардосской империи, да и кому придет в голову нападать на жилище одного из опытнейших магов академии?

— Сейчас там полдюжины слуг и трое стражей, по большей мере старых развалин, служивших нашему магу еще в академии. Двух псов, что выпускают из псарни на ночь, наш человек потравит. Думаю, проблем с захватом этого бумажного замка не возникнет. — Усмехнулся герцог и передал подзорную трубу лысому толстяку, — наши люди перелезут через стену и вырежут охрану, а ваши будут ждать у ворот.

— Всего девять человек внутри? — Чуть удивился Югор.

— Да, момент самый подходящий, его ученик отбыл в столицу, а с ним возница, два охранника и форейтор. Так что молодой маг далеко, а его учитель, если и не выжил из ума, то уже очень стар, чтобы оказать достойное сопротивление.

— И все же вы решились на захват замка только после того, как я вам рассказал о своем артефакторе и его изобретении, Делиш.

— А зачем рисковать несколькими десятками своих людей, Югор, да и кто знает, что за козырь припрятан у старика в рукаве? Даже с очень старым архимагом лучше перебдеть, чем недобдеть. Понимаете, о чем я? Не хотелось бы, чтобы эта развалина просто спалила всех нас посмертным проклятием. Тут и нужен ваш человек со своим изобретением.

Отряд храмовников, хоть и с боем но все же прорвался сквозь имперский кордон. Погибло почти три десятка человек, но слава светлым богам, Ларс остался невредим. Мало того, он наконец преподнес бывшему магистру свое изобретение, тот артефакт, над которым он трудился последние годы.

«Подавитель» — так они назвали этот бесценный амулет. Югор не помнил, чтобы кто-то упоминал о чем-то подобном. Небольшой кубик из магического металла, исчерченный знаками печатей-сигул и с гранями, покрытыми активированными рунами, да небольшой камушек кровавого рубина в навершии, где для удобства был прикреплен простой кожаный шнурок.

Серебряный амулет, способный полностью лишать магов их магических навыков и делающий беспомощными другие амулеты в радиусе дюжины метров. Правда, действие его было не вечным, всего с десяток минут, при полной зарядке. Но сколько можно успеть за эти минуты, лишив могущественного мага его силы? Истинно гениальное изобретение Ларса, не даром Югор позволял ему заниматься научной деятельностью и почти не ограничивал изобретателя в средствах. Игра несомненно стоила свеч.

Заносчивый старик герцог чуть не ссал кипятком, когда узнал что у Югора есть такой артефакт. Теперь из просто нахлебника, скрывающегося в его неприступной цитадели от гнева императора, Югор превратился в желанного гостя и даже более- в собрата и идейного союзника, с кем герцог готов был разделить свою удачу.

Как оказалось, Кранк уже несколько лет бредит легендарной тайной книгой бога Альвертиса, которая называется: «Кодекс артефакторум». Книга, в которой описаны способы создания самых сложных и редких артефактов. Югор всегда считал, что это просто красивая легенда про светлого бога-воина, обладающего магическим сверхдаром и про написанную им книгу. Хотя в древние годы войны людей и коренных народов Альвертис был воином-магом. Он последним вошел в сонм светлых богов, став седьмым лучом звезды-септеры.

Но оказалось, что эта легенда имеет реальную основу. Кранк выяснил, что хранителем бесценного кодекса является архимаг Тиксор, бывший магистр столичной академии. Тот самый архимаг, что словно бездомную собачонку выкинул тогда Югора на улицу. Он не знает в каких трущобах ему приходилось ночевать первое время и какими способами добывать себе черствый хлеб на обед. Ничего, сегодня он последний раз посмотрит в глаза старику. Посмотрит с улыбкой и превосходством в глазах.

Может, еще и по этой причине, глава ордена рассказал герцогу про артефакт Ларса, потому как сам хотел реванша над стариком архимагом? Как говорится- месть то блюдо, что лучше подавать холодным. Сегодня он заглянет в глаза старику и, возможно, собственноручно перережет ему горло. Хотя Кранк сказал, что, если книга спрятана где нибудь в тайнике, то старика придется везти в застенки цитадели и пытать уже там. Долго, размеренно и вдумчиво, как умеют люди герцога, чему сам Югор был не раз свидетелем.

Уйдя в преклонном возрасте с поста магистра магической академии, старик выкупил себе феод- этот карточный замок с прилегающими землями и небольшой деревушкой на них. Говорят, он нашел себе в ученики очень способного молодого мага, который сегодня отбыл в Ронгард.

Тиксор сам занимался обучением способного паренька, проча того в свои приемники. Так что, как думал Югор, под воздействием созданного Ларсом амулета, захватить старика не будет чем-то сверхъестественным.

— Пора! — Махнул рукой герцог и в сгущающихся сумерках три десятка головорезов, чуть пригибаясь, побежали к противоположной от ворот стене. Сам Югор с Ларсом и еще полудюжиной своих людей, не спеша верхом поехал к воротам замка. Уже огибая стену, Югор видел, как слаженно взметнулось несколько кошек и люди герцога полезли по веревкам во внутренний двор замка.

Пока не было артефакта, созданного Ларсом, сам Кранк не рисковал нападать на дом старика мага, но сейчас был лучший момент. Уже через несколько минут брякнул вынутый из крюков держателей брусок и, скрипнув, отворилась створка дубовых ворот. Югор въехал во двор, наблюдая, как тут и там лежат убитые стражи и слуги архимага, а люди герцога вытирают клинки. Все было сделано очень профессионально и быстро.

— Несколько моих людей пойдут вперед, убирая оставшихся слуг, чтобы те не подняли крик. Но в комнату старика вы войдете вдвоем с вашим артефактором и я не завидую вам, Югор, если ваш амулет не сработает. — Положил руку ему на плечо Кранк.

— Вы же сами были свидетелем проводимых экспериментов, подавитель всегда срабатывал. — Мотнул головой Югор, но герцог подтолкнул главного храмовника внутрь и добавил:

— Как я понял, у вас будет несколько минут, чтобы сдерживать магию старика. Нужно крепко связать его и лишить всех амулетов. Но главное, чтобы он остался жив.

Старик архимаг сидел в широком мягком кресле у почти прогоревшего камина. Он поднял на Югора свои выцветшие глаза и сказал, вроде даже не удивившись:

— А, это ты, Рыба, проходи. Скажи, мои слуги мертвы?

— Да, Тискор, мы перебили всех! — Криво усмехнулся толстяк.

— Ну что же, от тебя я иного и не ожидал. — В руках Югора была веревка и старик, кивнув на нее, продолжил, — Я смотрю, ты решил повеситься прямо в моей башне? Что, не пережил презрения своего отца или тебе души сожженных на кострах не дают покоя?

— Что? — Вскрикнул Югор. — Это веревка для тебя! Понял, старый дурак, она для тебя! Наверное, ты не ожидал увидеть меня? — Усмехнулся он снисходительной ухмылкой. — Не думал, что я приду поквитаться?

— Почему же? — Спокойно посмотрел на него маг. — Такая свинья, как ты, всегда будет в грязи и крови, найдет их где бы то ни было. Смотрю, твой человек придумал что-то новенькое?

— Да! Это «подавитель», он полностью блокирует твои возможности. Теперь ты словно простой оборванец, незнакомый с искусством магии. — Показал магистр серебряный кубик с вставленным в него красным рубином.

— Как и ты, Югор, как и ты. — Кивнул архимаг. — Только я лишен дара лишь мгновенье, а ты был таким всю жизнь.

— Врешь, старая развалина, у меня есть талант и если бы его смогли тогда разглядеть, то я давно был бы в магистрате академии.

Старый маг прикрыл свои глаза и покачал головой. — Какой же ты непроходимый дурак, Югор. Жалкий дурак! Да если бы я знал, кем ты станешь, я бы приказал сгноить тебя в темнице, а не давать еды и денег.

— Денег?! Еды? Да тех жалких медяков мне не хватило и на пару дней! Ты просто не знаешь, как мне приходилось выживать! — Завелся Югор. — Он подошел вплотную к сидящему на кресле старику и ухватил того за ворот халата и начал трепать словно взбесившаяся шавка. — Мразь, какая же ты напыщенная мразь. Все вы маги такие, но теперь мое время. Я отомщу!

— Ты бездарность, маленький Югор, мне тебя просто жалко. Ты полный ноль. Никчемность, зря появившаяся на свет.

Шамкал старик своими морщинистыми губами и глядя водянистыми выцветшими глазами и от этого Югору стало нестерпимо обидно, он думал, что получит полную власть, застав врасплох старого мага. А тот, даже став беспомощным без своей магии, только насмехается над ним. Сволочь! Мразота!

Он думал, что старик обделается со страха и будет умолять оставить его в живых, а он, как и много лет назад, снова называет Югора бездарностью.

— На, на! Старая, напыщенная мразь! — В его руке словно сам собой появился выхваченный кинжал и прежде чем опомнился, он нанес в грудь архимагу несколько сильных ударов.

— Я же говорил, что ты дурак и бездарность, маленький Югор. — Казалось улыбка светилась в самих глазах старика, пока его насмешливый взгляд совсем не угас.

— Зачем?! Что ты наделал! — Ворвался в комнату герцог Кранк в сопровождении своего секретаря. — Он же специально провоцировал тебя, чтобы уйти легко. Ты дурак, Рыба!

— Что? Я не позволю обращаться со мной в таком… — Секретарь Кранка, сэр Арвис, подойдя сзади, обхватил Югора своими сильными руками, а в комнату старого мага вошло еще несколько головорезов Кранка.

— Что там со слугами мага и людьми этого болвана? — Чуть обернувшись, спросил у вошедших герцог.

— Всех. — Кивнув, кратко ответил человек с окровавленным мечом в руке.

— Тогда этого свяжите и чтобы ни один волос не упал с его головы. Ясно? — Кивнул Кранк на замершего Ларса, так и державшего в руке серебряный кубик-амулет.

Когда за уведшими артефактора людьми герцога закрылась дверь, он повернулся к сдавленному железной хваткой молодого рыцаря, Югору.

— Ты сделал непростительную ошибку, Рыба. Ты убил мага, а он нужен был мне живым, понимаешь, живым? Я должен был выпытать у него, где спрятан кодекс. Он был умен и хитер, книга может быть спрятана как в его замке, так и за сотни миль отсюда. Понимаешь ты это или нет, тупица? — Заорал он внезапно на толстяка магистра и отвесил тому звонкую оплеуху, потом, будто успокоившись, принялся говорить дальше:

— Узнать, где книга, а уже потом забрать себе, хоть и совсем малую жизненную энергию Тискора. Ты все испортил, Югор, ты действительно полный ноль! Держи его крепче, мой мальчик, — кивнул он своему секретарю.

Югор попытался было вырваться, но руки рыцаря только сильнее сдавили ему грудь и он непроизвольно застонал.

— Мои люди, — прохрипел он, — три сотни моих воинов храмовников, они не будут тебе подчиняться. Они отомстят!

— Да? Не будут? Ты так думаешь, Югор? После того, как ты погиб от руки старого архимага? А куда им еще идти? Нет, Югор, ты давно проиграл императору и даже не понял этого. — Усмехнулся Кранк. — Я дам твоим людям приют в моих землях. Все они будут моими новыми солдатами, которых я рано или поздно пошлю на смерть, но они, глупцы, будут только благодарить меня, так как я дам кров их семьям и кусок хлеба их детям. Они не будут знать, как ты умрешь, да если бы и знали… мстить, за тебя? Да кому ты нужен, глупый толстяк? А когда тушки ваших братьев-храмовников останутся на поле боя, не важно где и как они погибнут, то на меня будут работать их жены и их дети. Стадом всегда нужно управлять стальной дланью!

Югор еще что-то попытался сказать, но из груди вырвался лишь хрип.

— Ни слова больше, мой дорогой недалекий магистр, пришло время умирать, отдайте свою душу отцу хаоса. Забавно, не правда ли? Вы всю жизнь жгли деревенских простушек, обвиняя их в колдовстве и били себя в грудь, что стоите на рубеже света и тьмы, не давая хаосу пустить ростки в душах людей. И ведь это были лишь пустые слова. Пустые слова, — покачал головой Кранк, — но в конце концов, вы сами послужите и отдадите свои души повелителю хаоса. Как говорится, за что боролись…

Кранк не спеша снял с головы начищенный до блеска стальной шлем, потом запустил пальцы за вырез кольчуги и выудил на сет серебряный амулет в виде крупного паука. Он осторожно погладил спинку паучка, где был вделан кроваво-красный камень, словно это был вовсе не амулет, а живой питомец. Потом прошептал короткое заклинание и ножки паука зашевелились.

Напуганный Югор еще раз безрезультатно дернулся в объятиях молодого мага, но только застонал, теперь уже от ужаса, потому что Кранк держа ожившее насекомое перед собой, приблизился к бывшему магистру.

— Выпей его досуха, мой маленький дружок. — Он разорвал ворот рубахи храмовника и прислонил паучка к толстому телу. Паук сразу же воткнул свои острые ножки в грудь Югора и кровавый камень стал равномерно вспыхивать по мере того, как жизнь бывшего магистра некогда могущественного ордена, утекала из тела. Наконец некогда пухлое лицо Югора превратилось в иссушенную, морщинистую маску дряхлого старика.

— Ну вот, с одним нашим «другом» покончено навсегда. Брось его тут, мой мальчик, нам он больше не нужен. Кстати, что с его людьми?

— Все убиты, как мы и планировали, милорд. — Кивнул молодой рыцарь.

— Если бы этот идиот все не испортил, то тогда все было бы согласно нашему плану. Мы бы выяснили, где книга, а тут оставили лишь трупы людей архимага и магистра, да и их самих, убивших друг друга в последней смертельной схватке. Но, книга не найдена. Будет чертовски обидно упустить из-за этого напыщенного болвана то, что мы искали несколько лет. — Вздохнул Кранк. — Ничего, у нас есть время до рассвета, прикажи все здесь перерыть, мой мальчик, может, удача будет сопутствовать нам в поисках. Ищите тайники и записи старика.

— А если в тайнике будут ловушки?

— Ну, одного-двух человек потерять не страшно. Я бы всех их принес в жертву отцу хаоса, если бы демоны открыли мне тайник, где спрятана книга, но это только наша война и наша задача. Так что ищите, ищите книгу, Арвис, только не оставляйте тут трупы наших людей, если будут ловушки со смертельными заклинаниями. У всех должно создаться впечатление, что Югор, загнанный императором в угол, пришел ограбить, а потом и поквитаться со своим давним обидчиком.

* * *
Саша был доволен, у них все получилось. Семен Абрамович назначил встречу уже приезжавшему к нему майору и они смогли организовать сеанс гипноза-воздействия на этого человека. Саша даже в шутку заявил, что они готовы выкупить за половину стоимости этот стационарный пост. Очень полезный родовой дар у его побратима, но Саше в этом еще тренироваться и тренироваться.

Сергей на своем сарае-ласточке уехал в город по делам, а Саша, проводив своего темного побратима, ждал приезда Ирмы. Он сидел во дворе и наслаждался созерцанием своего нового дома. Сегодня они с Ирмой договорились покопаться в интернете и прикинуть, какую мебель купить для нового дома. Большой зеркальный шкаф у Саши уже был, сантехника в туалеты и душевые уже установлена, осталось еще купить большой угловой диван в гостиную и мебель в спальню.

Хотя еще много чего нужно, как начинаешь думать, так только пальцы загибай- письменный стол надо? Надо. А компьютерный? А тумбу под телевизор? Впрочем, как и сам телевизор. Пару кресел можно кожаных и журнальный столик, такой, со стеклянной столешницей. Много еще чего нужно в новый дом, все-таки гостиная и четыре комнаты, если не считать большую кухню и столовую- туда же тоже мебель нужно, а то на кухне только плитка и чайник, что для рабочих покупали, еще был сколоченный из досок стол, но его уже разобрали. Много мебели нужно. Хотя какие проблемы? Деньги есть, только выбрать, самим съездить посмотреть, оплатить, да ждать, когда привезут и все установят. Главное найти и выбрать, чтобы все сочеталось и нравилось. Вот этим они сегодня с Ирмой и планировали заняться.

По улице проехала лада девятка и Саше показалось, что он уже видел эту машину. Хотя, видел и видел, что такого? Тут в поселке у каждого второго русская машина не первой свежести. Многие еще и на старых москвичах ездят, и на копейках с тройками. Он созвонился с Ирмой. Выяснилось, что она только собирается выезжать из института через пятнадцать минут. Саша прикинул, что девушка приедет домой не раньше, чем через полчаса, а скорее всего минут через сорок-сорок пять.

Саша подумал: «А давно я в подвале мяч не кидал, последние дни все с Сергеем в кафе были, делами занимались и вместе с Лаэртом вылазки делали к гаишному посту, а вечера он проводил с Ирмой. Пойду проведу тренировочку под ускорением, поподтягиваюсь, побегаю, да и мяч в кольцо покидаю. Хоть время с пользой проведу, что просто так сидеть?»

Следующие полчаса он потратил с пользой для дела и для тела. Сегодня он выложился на все сто, не только устав физически, но и почти полностью опустошив ману. Но не страшно, в подвале, рядом с бившей из перехода энергией магическая энергия восполнялась буквально за час с небольшим, в вагончике в считанные часы, а вот если он уходил дальше или уезжал из поселка, то очень медленно. Не сказать, что она не восполнялась совсем, наверное, один процент в час, если прикинуть математически, а то и еще меньше.

Лаэрт предлагал нанести ему татуировки руницы темных эльфов. Как утверждал его побратим — это бы ускорило восполнение маны в его организме минимум в два раза, но Саша пока отмахивался, слишком трудоемкий это процесс. Там ведь каждую руну нужно не просто нанести на тело, но еще и заговорить ее, дня три все это эльфийское художество займет. Так это три дня там, а тут две недели вылетит- не меньше! Не до того пока. Хотя у Вардиса и Клима такие татуировки тоже были нанесены. В общем штука хорошая, хочется такую же, но времени столько убивать жалко. Да и живет он почти на месте силы древних, где Кастор свой переход создал, так что пока с восполнением маны проблем не было. Потренировался, потом постоял немного у самого перехода и красота!

— Здравствуй, Саша! — В подвал заглянула Ирма.

— О, Ирма, привет! Ты быстро приехала. — Обрадовался Макаров. — А я тут потренироваться решил, пойду быстренько душ приму и переоденусь.

— Подожди. Хорошо, что ты здесь. Нам сюда и надо было. — Посмотрела Ирма на него грустными глазами. — И прости меня за все.

— Куда сюда? — Не понял он. — За что простить?

Ирма хотела еще что-то сказать, но ее толкнули внутрь.

— Хватит с ним лясы точить! Наговоритесь еще. — Внутрь подвала вошел Славик. Тот самый Славик, что приезжал требовать доли с их рынка и потом дрался с Александром. Он прикрыл за собой железные двери, защелкнул замком, запирая подвал и, криво усмехнувшись, спросил:

— Что, не ожидал?

— Тебе тут чего надо? — Шагнул к нему Саша, но парень вытащил из под полы расстегнутой куртки двуствольный обрез и направил его на Сашу.

— Отойди подальше, не то пальну. Шутить не буду. — Покачал он стволами обреза, направляя его Александру в грудь.

Саша отошел вглубь подвала, туда, где у стены стояли пластиковые ящики с икрой и пару небольших бочонков с домашним вином из Вэллора.

— Ирма, что происходит? Объясни мне. — Повернулся он к опустившей голову девушке.

— Саша, прости… ты не поймешь… может, потом. — Она вскинула голову и посмотрела на него полными слез глазами. — Так надо, я должна была так поступить! Это ради моего отца и сестры. Моя сестра очень больна…

— Но как вы тут? Откуда ты его знаешь? — Кивнул Саша на бывшего подручного Партизана.

— Саша, нам нужен этот артефакт. Очень нужен, ты не понимаешь, от этого зависит жизнь моей сестры, да и моя тоже. Сначала к тебе отправился Джейсон, но ты ночью увидел его и сломал ему ключицу. Что мне оставалось? Я познакомилась с тобой, а потом увидела его. — Она кивнула головой на стоявшего Славика. — Он за тобой уже несколько дней следил.

Саша вдруг вспомнил, что та самая его девятка несколько раз стояла в конце улицы, а Саша просто не обращал на нее внимания. Вот как! Значит, за ним давно следили и она, выходит, втерлась в доверие? Он понятно зачем — отомстить хотел, а она? Она зачем с ним? — Сглотнул он тягучую слюну. Грудь сильно сдавило, но он, превозмогая боль, тяжело выдохнув спросил:

— Выходит ты с ним? А я думал…

— Нет. Нет, Саша! Я не с ним, вовсе не с ним. Я с тобой. Но я должна, а он просто подвернулся. Одна бы я не справилась, вот и попросила его о помощи.

— Нашла у кого помощи просить…

— Хватит лирики! — Перебил его бандит. — А ты цацки сымай.

— Что?! — Опешила девушка. — Мы же с вами договорились!

— Да мне похеру. Снимай свои серьги с брюликами и колечко. — Дернул Славик стволами уже в ее сторону.

— Я заплатила вам семь тысяч евро и мы договорились. — Помотала головой Ирма.

— А ты, сука иностранная, думала, что я за твои хрусты на цырлах перед тобой скакать начну? Думала, купила меня с потрохами, за бумажки вонючие? Подвернулся под руку, словно песик и купила? Наняла богатая дамочка себе служить за косточку? Ха-ха-ха. — Громко расхохотался Славик. — Мне ваще похеру на ваши дела, у меня к нему свои счеты. Или я вас обоих тут грохну, рядышком и лежать будете голубки. Снимай все!

Ирма поставила кожаный саквояж, что держала в руке, на пол и сняла сначала кольцо с бриллиантом, потом серьги. Саше показалось, что он уже видел этот саквояж. Но где?

— Цепочку снимай и из портфеля все сюда вытряхивай. — Приказал Славик, показав на поставленные друг на дружку пластиковые ящики. — И без глупостей! Если дергаться не будешь, то его, — кивнул он на Сашу, — привалю. Тебя ваще не трону, а дернетесь, завалю обоих.

Саша был уверен, оставлять в живых свидетеля расправы над ним Славик точно не будет. Если уж решил его убить, то и Ирму тоже застрелит. Надо что-то делать. Мана потихоньку восполняется, уже примерно пятую часть энергии организм успел восстановить за это время. Мало, конечно, но на несколько минут боя под ускорением ему хватит. Только вот Славик стоит в трех метрах от него и палец держит на спусковом крючке обреза. Успеет Саша, даже под ускорением, добежать до него? Вряд ли. Да и Ирма… Она сейчас тоже под ударом, так рисковать нельзя.

Тем временем Ирма стала выкладывать вещи из саквояжа.

«Знакомый саквояж… Кошелек, косметичка, ключи от машины, сотовый телефон, небольшой планшет, какие-то бумаги- наверное из института. Хотя она вообще та, за кого себя выдает? Может, она вообще не в какой институт не ездила? Что Саша про нее знает? Звать Ирма, иностранка? А она точно Ирма? Он ведь даже не видел ее паспорт. Что там еще у нее в саквояже?»

Словно услышав его мысли, Славик тоже спросил:

— Что там еще у тебя? Все, говорю, выкладывай!

Ирма несколько секунд постояла, потом, вздохнув, открыла другое отделение и вынула красный тряпошный сверток. Развернув шелковый платок, она положила все это на импровизированный стол из пластиковых ящиков. На красной тряпице лежал металлический нож. Полностью металлический и сам клинок и рукоять. Размером, наверное, около тридцати сантиметров.

Выглядел он словно медь или бронза, много лет пролежавшая в воде — весь зеленого цвета, и его можно было принять за очень старинную вещицу, если бы по всему ножу не бегали зеленые искорки. По тонким каналам, похожим на дорожки на электронном плато, были прочерчены пути для зеленых огоньков. Весь внешний вид этого ножа был какой-то чужой, словно из фантастического фильма про хищника и чужого. Мало того, эта вещица еще очень сильно вибрировала.

— Чего это? — Удивленно спросил Слава.

— «Варго эгварадос». -Односложно ответила Ирма и Славик снова спросил:

— Чего, говорю, это такое?

— Такой артефакт. Наша семья владела им больше семи сотен лет. И есть предание, что этот артефакт укажет на другой магический артефакт, который откроет нам врата домой.

— Какой артефакт? Какие врата? Че ты, дура, лепишь? — Не сдержавшись, закричал Славик, все же не отрывая взгляда от вибрирующего предмета. — Какого хрена он дергается?

— Он так срабатывает на тебя, Саша. — Пояснила Ирма. — Еще в Минске, в музее мой отец случайно встретил тебя и нож точно так же повел себя.

И тут Саша вспомнил, где он уже видел этот дорогой кожаный саквояж и вспомнил, чей взгляд напомнили ему черные решительные глаза девушки.

— Генрих Конрадович? — Пораженно посмотрел он на девушку.

— Да, это мой отец. — Кивнула она. — Отдай артефакт Саша. Если ты отдашь мне артефакт, то я уведу отсюда этого… — Она кивнула на Славика.

— Чего?! Мне пофиг на ваши дела и я сказал — его завалю. — Набычился бандит.

— А если я предложу тебе еще десять тысяч евро? Или лучше двадцать? За двадцать тысяч ты уйдешь, не тронув его? — Усмехнулась Ирма. — И это к тем деньгам, что ты уже получил от меня.

— Давай трид… нет, сорок и разбежимся. — Забегали глаза у напрягшегося бандита. — Мне он нахрен не уперся. Давай бабло и тогда его не трону.

— Дело за малым, нужно, чтобы он отдал нам артефакт. — Просяще посмотрела девушка на Сашу.

— Отдай, а? — Как-то по-детски и тоже с просящей интонацией сказал ему Слава. — И тогда все по-хорошему краями разойдемся.

— Какой еще артефакт? — Засмеялся он, ему показалось комичным все это — и старик антиквар, похожий на бывалого пирата из Тортуги, и Ирма, приехавшая в Россию со своей полукриминальной миссией, и даже удивленное лицо Славика, который держал их под стволами обреза и теперь тоже просил у него какой-то неведомый артефакт. — У меня, нет никакого артефакта.

— Но нож же указывает на тебя? — Посмотрела растеряно Ирма. — А наше предание…

— Да не слышал я вашего предания. А нож, скорее всего, срабатывает на магическую энергию. Потому и на меня там сработал. А он тут стал сильнее… ну срабатывать, что ли?

— Сильнее. И вибрация усилилась и свечение небольшое появилось. — Посмотрела на нож Ирма. — Он, наверное, на артефакт так реагирует.

— Нет никакого арте… — Начал снова говорить им Саша, но потом ему пришла в голову новая идея.

«А если сказать, что артефакт спрятан в стене? Он подойдет к каналу и сто процентов, спокойно успеет уйти в иномирье. А что тогда будет с Ирмой? Славик все равно заберет у нее все украшения, оставит ли он ее потом в живых? Ну и пусть, она же предала его!

Предала? Она сговорилась с этим уродом от безысходности, этого Джейсона-то Саша поломал в драке. Что ей еще оставалось делать? Они одержимы каким-то артефактом. Что за артефакт? Какое еще предание? Бред какой-то! Хотя расскажи ему про канал, тоже бы воспринял, как бред больного воображения. А вот он канал, действует, переносит людей в иномирье. Надо на что-то решаться. Слава этот, не совсем лошина, как только он поймет, что у Саши нет никакого артефакта и дополнительных денег он не получит, скорее всего, выстрелит. И тогда застрелит обоих, зачем ему свидетели?»

Саша сделал небольшой шажок в сторону стены с переходом.

— Стоять! — Тут же отреагировал бандит.

— Вы хотели артефакт? — Повернулся к нему Саша. — Тогда мне нужно пройти туда.

Славик чуть переместился в сторону противоположной стены и осмотрел все. — Зачем еще? Тут ничего нет.

— Мне нужно почувствовать энергетические потоки, чтобы понять, где артефакт. — Помотал упрямо головой Саша.

— Что ты мне горбатого лепишь, придурок? — Рыкнул на него парень.

— Тебе деньги не нужны? Тогда ладно. — Пожал плечами Саша.

— Пусти его, пусть ищет. — У Ирмы загорелись глаза. — Я знала, верила, что артефакт есть! Мы все верили в это.

— Ладно. — Качнул стволами Слава и сделал пару шагов назад, чтобы контролировать обоих. — Только не дури, стреляю сразу.

Саша уже смелее сделал пару шагов к порталу перехода и встал, чуть прикрыв глаза и раскинув руки в стороны, словно Искупитель на горе Корковадо. Его мана уже восстановилась на треть.

«Что же делать, шагнуть в портал? Нет, я не могу бросить тут Ирму.»

Но Саша все же своей энергией активировал портал. В метре от переливающегося зеленым светом окна перехода стоял стеллаж с разными вещами. На нем лежали и инструменты и Сашины старые вещи, которые он с помощью энергии иномирья решил омолодить.

Он сосредоточился и нащупал старый носок, выпущенным энергетическим отростком. Захватил его этим щупальцем и швырнул в активированный портал. Теперь еще один. Вот, черт, как на это тратится энергия! С десяток таких носок и его мана будет снова на нуле. А если он будет опустошен, то можно напрочь забыть про режим ускорения. Но Саша все же швырнул в переход еще один носок, а потом катнул лежащий неподалеку баскетбольный мяч.

— Ты чего делаешь?! — Раздался вскрик бывшего рэкетира. — А ну отойди!

Видно Славик увидел, как покатившийся ни с того ни с сего мяч, скрылся в стене. Саша послушно сделал пару шагов назад, приблизившись к пластиковым ящикам, где лежали вещи Ирмы и тот самый Варго, нож-артефакт.

— Ну что? — Уколол его взглядом Славик. — Где твой гребаный артефакт?

— Подожди, сейчас уловлю энергетические линии. — Стал тянуть время Саша, надеясь, что его носки и баскетбольный мяч, сами собой вылетевшие с той стороны перехода привлекут внимание дежурного стража. Лишь бы тот не отвлекся и не задремал в этот момент. Лишь бы увидел. И тогда он вызовет офицера, начальника караула, а тот оповестит Лаэрта или Клима. Это все при условии, что или дроу или его друг лэр будут в данное время в летней резиденции Корвинусов.

А если нет? Кто еще может пользоваться переходом самостоятельно? У Петра Ивановича не получается, а вот его помощник, механик Михалыч, бегает туда-сюда, только пыль стоит. И еще Гюнтер может, он всегда руководит переносом к нам замаринованного мяса и икры. Да даже если Михалыч тут внезапно появится, все отвлечет Славика, и у Саши будет возможность попытаться схватить обрез. Ох, блин! Он совсем забыл про разницу в ходе времени. Сколько им там времени понадобится, чтобы среагировать на вылетевшие носки? Чтобы дежурный доложил офицеру, и тот уже сбегал на доклад к кому-то из его друзей, сколько? Минут пять или семь? А сколько времени пройдет в этом подвале? Минут тридцать? Нет столько он не протянет, тогда чего вообще ждать! И Саша сделал еще один шаг к ящикам с вещами Ирмы и вибрирующим ножом.

— Стоять, я сказал! — Сказал Славик и Саше не понравилось как он это сказал. Спокойно, будто уже все решил для себя. Он медленно взвел курки на оружии.

— Мне нужно взять нож. — Показал Саша рукой на чуть мигающий зелеными огоньками и вздрагивающий артефакт. — Так мне легче будет найти то, что вы хотите.

— А я-то ничего не хочу. — Усмехнулся бандит. — Мне этот артефакт никуда не уперся. Я сейчас вас обоих привалю и буду рад.

— Подожди, дай ему то, что он хочет. — Вмешалась Ирма.

— Ага, нож ему дать? — Хмыкнул Слава.

— Да что тебе нож? У тебя же ружье? — Удивилась девушка. — Или ты его боишься?

— Чего? — Скривился парень. — Заткнись, падла!

— Подожди. — Замотала головой девушка. — Пусть возьмет, я тебе дам пятьдесят. Пятьдесят тысяч евро, они у меня с собой на карте, только в банк заехать и отец переведет еще столько же. Он богат, очень богат. А эта вещь нужна нам, очень нужна. Поэтому дай ему шанс найти то, что он ищет. Ты молодой, отец сделает тебе документы и поможет уехать в Европу. Начнешь там новую жизнь, с деньгами.

— Не верю я вам. — Славик задумался, продолжая сверлить и Ирму и Сашу ледяным ненавидящим взглядом, потом все же решился. — Пять минут. Через пять минут не будет результата, продырявлю обоих. Бери.

Просить Сашу не нужно было дважды, он резво цапнул лежащий на ящиках нож и вздрогнул. Ему показалось, что он не только ощутил теплую рукоять магического предмета, но и получил электрический укол прямо в мозг. По телу даже прошла волна энергии, от затылка по позвоночнику и до самых пяток. Хм, не простой ножик и впрямь магический. Саша поудобнее ухватил нож и чуть сместился вправо закрывая Ирму от траектории выстрела, разгоняя свое тело и сознание в боевом ускорении.

«Что ждать? Надо действовать!»

Энергии в его организме осталось совсем немного, хорошо если десятая часть. Мана почти пуста, но тянуть смерти подобно. Хотя, может, и не подобно, а на самом деле будет смерть от выстрела из обреза. Знать бы, чем у него заряжено оружие, если пулей, то будет чуть проще. Шанс уклониться от пули побольше, чем от картечи, вылетающей из ствола и сметающим все на своем пути смертельным роем.

«Все, пора!»

Он, крутанувшись словно заведенный волчок, ухватил Ирму за руку и помогая себе центробежной силой, швырнул ее в дальний угол, ближе к двери. Туда где стоял сверлильный станок Михалыча, надеясь, что за ним она укроется от выстрела. Затем, не прекращая движения, присев, метнулся к бандиту.

Ударил по ушам, разорвав тишину какой-то тягучий, но все равно громкий звук выстрела. Картечь обожгла спину и левое плечо. Второй выстрел грохнул уже, когда Саша был вплотную к стрелявшему парню. Он смог левой рукой чуть отбить короткий ствол обреза, но все же как в замедленном кино увидел яркую вспышку перед глазами и черные горошины картечин, вылетающих из второго ствола. Боль ожгла теперь левое ухо и что-то горячее заструилось по шее, сбегая за ворот спортивной толстовки.

Саша, продолжая движение, ударил ножом в обтянутую светлой футболкой грудь, вогнав лезвие полностью, по рукоять. Под ускорением все удары были сильнее, а тут Саша даже не сдерживал себя, наверное, если бы в руке был меч, то и он бы вошел в грудь бандита по самую рукоять, проткнув насквозь словно жука булавкой. Конечно, если бы тот не был вооружен и Саша мог действовать разумнее, выбирая место удара он нанес бы ему удар ножом в ногу или вообще просто оглушил стрелявшего, не дав возможность перезарядить обрез или ударить им, как дубиной, наотмашь. Но выбирать не приходилось, он направил удар ножа, когда выстрелы еще не прозвучали.

Лицо Славика стало по-детски удивленным, он даже стал наклонять голову, разглядывая торчащую из груди металлическую рукоять и при этом медленно заваливаясь назад. Сашу обдало горячей волной. Он вначале даже не понял, что это было, а потом накатило то мощное чувство всесилия. Как там, на площадке перед рынком. Его трясло и в то же время поднимало куда-то вверх. Его взгляд заметался по подвалу, а затем словно расфокусировался и стал всеобъемлющим. Он видел одновременно и бетонный пол и беленый потолок, одновременно смотрел и на освещенные лампами участки и на все темные дальние углы подвала. И даже видел себя в данный момент.

Саша видел все, как бы со стороны. Он видел, как зеленые энергетические обручи протуберанцы бегают вдоль его тела, словно он попал под воздействие высокого электрического напряжения. Как поднимается с ободранных и кровоточащих колен и удивленно смотрит на все это Ирма.

«А ведь она видит магическую энергию! — Вдруг понимает Саша. — Значит, у нее тоже есть дар?»

Но он не успевает додумать пришедшую в голову мысль, его мозги словно вскипают под действием магической энергии, а все тело искрит. Кажется, от этой мощнейшей вспышки энергии лопнули его глаза, но он продолжает все видеть словно со стороны.

Он видит, как тело Славика завалилось на спину, а из груди торчит рукоять мерцающего ножа и как уже из этой рукояти начинают бить изумрудные всполохи магической энергии. Саша видит, как медленно из окна портала в подвал входит Лаэрт, затем Клим и Гюнтер, а с ним еще несколько вооруженных и облаченных в кольчуги воинов, значит, сработал его посыл с заброшенными в иномирье вещами. Все они удивленно и растерянно смотрят на него.

Наконец он сам смотрит на себя, его тело висит примерно в метре над бетонным полом гаража-полуподвала. Тело искрится, по нему бегают мерцающие обручи и вспыхивают протуберанцы. Он, словно какая-то шутиха, новогодняя елка, на которую повесили больше чем нужно гирлянд. Он бы даже засмеялся от такой мысли, если бы мог разжать стиснутые до боли судорогой зубы. Он видит, как одна за другой лопаются люминесцентные лампы под потолком, но в большом помещении полуподвала не становится темно, оно освещается зеленым светом исходящей из него энергии. Напряженное, словно струна, тело ломает и скручивает, словно пружину. Саше даже показалось, что он слышит хруст своих выкручиваемых суставов и рвущихся сухожилий, и наконец сознание покидает его разум и он проваливается в мягкую и ласковую тьму, поймавшую его, падающего, на свои ладони.

* * *
P. S.

В мягком кожаном кресле, стоящем в одном из кабинетов главка, сидел майор. Его усы как-то уныло свисали и сам он качал головой, находясь в состоянии полного душевного раскаяния.

— Дмитрий Иванович, на-ка попей водички, дорогой. — Протянул ему стакан стоявший перед ним высокий полковник с сединой на висках.

— Спасибо, товарищ полковник. — Механически кивнув, взял он из руки полковника стакан и, чуть отпив, вернул обратно.

— Иваныч, ты чего? Ты меня сколько лет знаешь? Какой я тебе, товарищ полковник? Ну, что ты, родной? Отпустило тебя?

— Нет. — Помотал тот головой и полными слез глазами посмотрел сначала на стоявшего перед ним полковника, а потом и на его зама, сидевшего на стуле. — Дайте мне бумагу и ручку, я рапорт напишу. Не достоин я быть в рядах, понимаете, не достоин, мы должны служить народу, защищать его. Поступать ро закону, а мы…

— Ну как же так, что происходит, Мироныч? — Повернулся полковник к своему заму.

— Не знаю я! — Развел руками сидящий на стуле подполковник. — У них неделю уже так на посту. Во всех сменах случаи были. Мы не всех перехватить успели, двое все-таки к генералу на прием записались, а трое прямиком в прокуратуру пошли, инициирована прокурорская проверка и несколько человек уже внутренним распоряжением генерала отстранены от службы. Пока временно.

— Да знаю я про проверку. — Дернулся полковник. — Вот она у меня где сидит! — Похлопал он себя по шее. — Еще и служба собственной безопасности засуетилась.

— Отпустите меня, я рапорт завтра напишу. — Жалобно попросил сидевший в кресле майор.

— Конечно, завтра, Иваныч, езжай домой, приляг, отдохни. Я тебя отпускаю. А завтра или послезавтра приедешь ко мне и поговорим.

— Нее, — замотал головой майор, — я сейчас в прокуратуру, а потом дачу оформлять.

— Какую дачу? — Удивился полковник.

— Я решил все неправедно нажитое имущество на детский дом оформить. — Доверительно прошептал ему сидящий подчиненный.

— Господи, да что же это! — Схватившись за голову ужаснулся полковник. — Что это, Мироныч?

— Надеюсь, что временное помешательство. Первые уже отошли, теперь говорят, что оговорили себя и начальство в невменяемом состоянии, скорее всего, под действием психотропных веществ. Только вот, — развел он руками, анализы ничего не показали. Врачи склонны считать, что это временное помутнение рассудка.

— То, что временное, нам от этого не легче! Под нас уже жестко копают и хорошо, если погон не лишимся. Хотя, заключение у врачей обязательно откопируй. Значит, говоришь, это все те, кто на посту в Ключах дежурили? Может, место там такое? — Повертел он раскрытой пятерней у виска. — Может, нам от этого здания избавиться?

— Все, кто туда на службу заступал, потом вот так… — Кивнул подполковник на приунывшего майора.

— Они сказали, что согласны купить пост. — Вдруг заявил тот. — Ну эти… из кафе в ключах.

— Кто? — Удивленно спросил полковник у майора.

— Ну эти… — Он на минуту задумался. — Маги, наверное, с клыками или нет, не помню я. И еще тот еврей там сначала был, хозяин кафе. Я про это тоже должен написать, как мы с него деньги вымогали. — Вскинулся майор. — Дайте мне бумагу, я все напишу.

— Зачем вы вообще в это кафе полезли? — Повернулся полковник к своему заму. — Других дел мало?

— Так удобно же, с постом рядом. — Пожал тот виновато плечами. — Думал, хоть и небольшие деньги, а лишними не будут.

— Идиоты, — буркнул полковник вроде как в пустоту, но его зам насупился и сжал обиженно губы. — да нечего мне тут обиженного строить! — Махнул рукой полковник. — Вот она ваша инициатива вылазит где. — Ткнул он пальцем в сидящего перед ним майора. — У нас доли в трех торговых центрах и в двух хороших ресторанах, с вещевого рынка доля идет, по заводу керамических изделий вопрос решается. Тут ставка в сотни раз больше. Скажи мне, зачем нам это занюханная забегаловка на задворках? Идиоты! — Вновь мотнул он головой. — Нам эти несколько тысяч в месяц в тюрьме не помогут и то, что последние несколько лет создавали, все потеряем тогда! Забудьте про эту кафешку, гребаную. И здание поста продавать к едрене фене. Все равно туда на дежурство никого посылать нельзя.

— В полцены? Так тоже соответствующие структуры заинтересуются. — Опешил Мироныч.

— Ну ты же знаешь, что мы смету в два раза завысили. Сколько у нас реально денег и материалов на строительство ушло? Три ляма, три с половиной?

— Вот, и об этом тоже нужно обязательно написать. — Вдруг вставил майор. В прокуратуру, про смету.

— Че-е-ерт! — Схватился за голову полковник. — Мироныч, ты говоришь, это временно? Тогда к себе на дачу его вези, рядом сиди, но не отпускай, пока все не пройдет.

— Хорошо, хорошо! — Закивал подполковник.

— Дмитрий Иванович, ты задание можешь выполнить? Нет, даже личную мою к тебе просьбу? Как к старому другу. Помоги Миронычу на даче, водички там в баньку натаскать, ну и другое там… Так как, поможешь? А я твою супругу предупрежу, что ты занят. Поможешь?

— Помогу. — Кивнул майор. — Только вы мне, товарищ полковник с собой бумагу дайте, я там все напишу.

— Конечно, конечно. — Закивал тот головой и приобнял вставшего из кресла майора. — Родной ты мой Иваныч, ехайте, ехайте давайте. Там, все там. — И повернувшись к заму, показал тому кулак и прошипел: — Головой за него отвечаешь, чтобы три дня, ну или пока не отойдет там были.

— А с постом ключевским что делать-то? — Спросил, вскакивая, подполковник.

— Пока пошли людей, чтобы опечатали его нахрен, а потом продавайте к едрене фене! Сколько дадут, за столько и продавай. Потом все бумаги оформим о нерентабельности, ну и так далее. Понял меня? Все, ехайте давайте.

P. S. S.

В большом зале Летней резиденции Корвинусов, помимо стоявших у дверей четверых гвардейцев, находилось еще пять человек. Три человека были сынами этого мира, а двое пришли через переход из иномирья. Хотя все же называть людьми их было не совсем корректно, людьми было только трое.

На кресле с высокой спинкой, напоминающей трон, восседал лэр Вардис. Одет он был в парадную церемониальную одежду темно-синего цвета, а на голове его была золотая, украшенная чистыми изумрудами и рубинами, семилепестковая корона лэра владетеля. Рядом с ним, по правую руку от трона, стоял его сын Климент и слева темный эльф, правда они были не в парадных одеждах, а в легких кожаных доспехах. Напротив стоял антиквар Генрих Конрадович и его подручный, Джейсон. Рука Джейсона была еще загипсована и прижата бинтами к туловищу, поэтому спортивная куртка была просто накинута на его плечи.

— Это ведь темный эльф? — Удивленно спросил антиквар у владетеля. — Я не ошибаюсь?

— Да, это дроу. — Подтвердил лэр. — Попрошу обращаться ко мне согласно титулу. Я лэр владетель Вэллора и для вас- Ваша светлость.

Старик антиквар чуть заметно поморщился и кивнул, — Не хотел вас оскорбить, Ваша светлость. Просто мы давно живем в мире, где почти во всех странах упразднены сословия и титулы.

— Слава светлым богам, у нас этого не произошло. — Усмехнулся Вардис и продолжил, разглядывая пришедших. — Вы добивались моей аудиенции, и я пошел вам на встречу, о чем вы хотите просить меня?

Антиквар поморщился уже сильнее, он не привык выступать в роли просителя, но сейчас обстоятельства того требовали. — Ваша светлость, по недоразумению, моя дочь сейчас находится у вас. Я хотел бы знать, все ли с ней в порядке?

— Вампир, вы забываетесь! — Чуть повысил голос Вардис. — Вы не в том положении, чтобы чего-то хотеть! Я согласился говорить с вами, лишь по проявленному милосердию и лишь поэтому ваша дочь еще жива. Будь вы здешними вампирами, а не пришельцами из иномирья, вас бы казнили сразу, не задумываясь. Ваша раса объявлена вне закона на землях всех разумных рас. Вы понимаете? Вы враги всех: и эльфаров, и босмеров, и гномов, и дроу, и, конечно, людей. Даже орки сразу казнили бы вас.

— Еще раз простите меня, Ваша светлость, — склонил голову Генрих, — я никогда не был в этом мире. И хоть он несомненно родной для нас, я родился уже там, в том мире, на Земле. Я второе поколение из нашего клана, рожденных уже на Земле. А мои дочери уже третье поколение. Мы жили не по законам клана, а по законам простых людей, по-крайней мере последние сто пятьдесят лет. Я вам клянусь, что обе мои дочери никогда не принимали участия в кровавой охоте и не причинили вред ни одному человеку. Мы уже сто пятьдесят лет не практикуем ритуал дикой охоты на людей и отвергаем насилие, живя по человеческим законам.

— А вот мой друг и мой поданный, сэр Александр, находится сейчас в коме. Это так вы отвергаете насилие?

— Уверяю вас, Ваша светлость, что тут произошла трагическая ошибка и ничего более. — Горячо заговорил старик, я бы никогда не стал подвергать опасности жизнь моей дочери и наносить хоть какой-нибудь вред вашим друзьям и вашим поданным. Умоляю, скажите, что с моей дочерью?

— Ей не причинили вреда, — посмотрел внимательно лэр владетель на антиквара, — но пока она останется нашей гостьей, по крайней мере, пока не прояснится состояние сэра Александра. Если он умрет, то вы и ваша дочь будете казнены. Это мое последнее слово.

Стоявший рядом с Генрихом Джейсон резко дернулся вперед, попытавшись что-то сказать, но фигура темного эльфа, казалось, размылась в воздухе и появилась рядом с помощником антиквара. Лаэрт держал короткий меч у его шеи.

— О, простите моего помощника. Он просто очень привязан ко мне и моим дочерям, поэтому так отреагировал на ваши слова, Ваша светлость. Прошу не убивайте его, даже в самом худшем варианте не убивайте, он лишь был верен мне и исполнял мои приказы.

— Тогда он будет рад разделить судьбу своего господина, разве нет? — Приподняв бровь, спросил Вардис и, немного помолчав, продолжил: — А вообще, какого беса, вам понадобилось у моего человека?

— Я начну с самого начала, но буду краток. По крайней мере, буду стараться. — Склонил голову Генрих. — Мои родители попали на Землю еще в те времена, когда кланы вампиров воевали с эльфами, причем воевали со всеми эльфами — и с темными, и со светлыми, так рассказывал мне отец…

— Ваш отец явно приукрасил положение дел. — Усмехнувшись, перебил его Вардис. — Война вампиров и эльфов закончилась более тысячи лет назад. Это по нашим временным меркам, у вас же на Земле, прошло почти пять тысяч лет. Остатки вашего клана были почти полностью истреблены… — Вардис что-то спросил у темного эльфа, так и державшего меч у горла Джейсона, на непонятном для пришлых языке и тот ему ответил. — Да именно, я уточнил у своего воина и он подтвердил… так вот, остатки вашего клана выкрали у эльфаров священный артефакт, который принадлежал еще древним. С его помощью они смогли активировать всплеск магической энергии и оказались на Земле. — После этого он махнул Лаэрту, снова что-то произнеся не непонятном для землян языке и дроу, опустив меч, вернулся к трону правителя.

— Я позволю вам, вампир, продолжить свою историю. Говорите.

Генрих Конрадович тяжело вздохнул и покорно продолжил:

— Я родился чуть более трехсот лет назад, а мои родители и брат отца умерли примерно сто пятьдесят лет назад. У моего дяди была дочь, моя кузина, она и стала моей женой. А что было делать? — Пожал он плечами. — От союза с людьми у нас не рождается детей. Мои родители прожили около шестисот лет, а мне чуть больше трехсот и я уже старик, а моя жена не прожила и этих лет. — Он тяжело вздохнул и покачал головой. — Поначалу попавшие на Землю вампиры были рады. Ведь там отсутствовали и эльфары и дроу, преследовавшие их. Но радость оказалась недолгой, земная атмосфера оказала на нас негативное воздействие. От отсутствия на Земле магического фона мы лишились магического дара, а вместе с тем здоровья и долголетия, присущего моей расе. Мои дочери больны… вернее, пока одна из них, моя старшая девочка, у нее лейкоз и помочь ей не в моих силах. Но было предание, касающееся этого артефакта.

Все это время мы хранили нож древних и помнили пророчество, что он поможет нам отыскать другой артефакт, открывающий двери в наш родной мир. И вот совершенно неожиданно Варго эгварадос или как называл его мой отец — «Пожиратель душ», сработал на Александра. Я был взволнован, да в тот момент я был просто шокирован! Значит пророчество действительно имеет место быть! В пророчестве было сказано, что человек, на которого укажет нож древних, приведет нас к артефакту, отворяющему врата. Так говорил мой отец.

Я просто хотел, чтобы мои девочки жили долго и чтобы не были больны. Если вы не сможете простить меня, Ваша светлость, то умоляю, помилуйте мою дочь. — Одинокая слеза скатилась по шраму на щеке старика. Я клянусь вам, с тех пор, как умерли мои родители, мы ни разу не устраивали охоту на людей. Если нужно было провести ритуал крови, мы просто покупали человеческую кровь в центрах переливания.

— Насколько мне известно, — посмотрел на него владетель, — в книгах описывается совсем другой облик. Скажу по-правде, сам я, да и мои люди ни разу вживую не сталкивались с вампирами.

— Нет ничего проще, — горько усмехнулся старик антиквар, — при современном уровне пластической хирургии и стоматологии. Мне удалили клыки еще в детстве, потом привели в порядок уши. Более мы внешне ничем не отличались от живущих на земле людей. — Он расстегнул пуговицу на рубашке и выудил из-за ворота маленький золотой знак. — Видите, это саентологический символ, я давно отказался от кровавых обычаев и ритуалов моих предков, читал «Дорогу к счастью» и даже время от времени посещал собрания саентологов.

Я богат и влиятелен на Земле, конечно, не как вы здесь, я не правитель, не премьер министр и не президент, но мое состояние с недвижимостью и картинами насчитывает более десяти миллионов евро и я готов отдать большую часть своего состояния, если вы помилуете одну мою дочь и вылечите другую, ведь им нет и ста лет, они еще так молоды.

— Я не отступлюсь от своего слова, вампир, и не пытайтесь меня купить! — Посмотрел на него Вардис. — Пока не прояснится судьба моего друга и моего верноподданного, вы побудете у нас в качестве гостей, и это не обсуждается.

— То есть в качестве пленников? Вы вот так просто лишаете нас свободы? — Горько вздохнул Генрих. — Что же, моя дочь и теперь я в вашей полной власти.

— Расценивайте это как хотите, но вы правы, сейчас вы полностью в моей власти. И напомню- Я не просто лишаю вас свободы, а задерживаю до суда за все ваши деяния. Не мы к вам пришли, это вы и ваша дочь организовали нападение на моего друга, чуть не погубив его.

Генрих Конрадович чуть поморщился от таких слов, но все же покорно склонил голову, понимая- начни он сейчас перечить владетелю выйдет только хуже для всех. — Тогда позвольте мне быть рядом с моей дочерью, если нам будет суждено умереть в скором времени, то хоть последние дни мы проведем вместе. Прошу Вас, Ваша светлость, не откажите старику в последней просьбе!

— Хорошо, вампир, я удовлетворю вашу просьбу, вы будете содержаться все вместе, — склонил голову лэр владетель, — и даже дам бесплатный совет: истово молитесь своему богу или во что там верят ваши саентологи, чтобы Александр выжил!


Часть 2. Остров мечты

Глава 1


Когда Саша приходил в себя, все, что он видел, это толстые, грубо отесанные, дубовые перекладины и настеленный поверх потолок цвета меда из оструганных и широких досок, который начинал вращаться, если Саша фокусировал на нем свой взгляд и он вновь прикрывал глаза, проваливаясь в спасительную темноту. Еще видел квадратное приоткрытое окошко с частой рамой, застекленное небольшими мутными кругляшами стекла чуть больше ладони размером. Слышал доносившиеся из окна крики чаек, которые в забытье мерещились ему зубастыми летающими чудовищами с горящими красным глазами и большими клювами, полными острых зубов. Иногда он слышал разные голоса. То голос своего друга Климента, то лэра Вардиса или побратима Лаэрта, а то и какие-то незнакомые, еле слышные, то визгливые, хихикающие, то шепчущие что-то или подвывающие. Они раздавались из темных углов комнаты, когда Саша находился в каком-то оцепенении, между клубившимся тьмой беспамятством и светом реальности.

Наконец он открыл глаза и несколько минут неотрывно смотрел на потолок, пытаясь наконец-то привести мысли в порядок, отгоняя туманные отголоски призрачных голосов, еще звучащих у него в ушах. Сегодня головокружения не было, только сильная слабость и жжение в горле и груди словно внутри прошлись наждачкой.

Сквозь мутное оконце пробивался лучик света, высвечивающий кружащиеся в воздухе пылинки и все так же слышались крики чаек, но теперь они совсем не казались ему какими-то летающими монстрами. Чайки и чайки. Виденья и бред забытья теперь были где-то очень далеко. Луч подсвечивал массивный дощатый шкаф, стоящий у противоположной стены, чуть розовым светом, и Саша понял, что это последний луч заходящего солнца — на улице вечер.

Послышался звук отодвигаемого стула и чьи-то шаркающие шаги, и через минуту над ним склонился пожилой седобородый мужчина в зеленом балахоне лекаря.

— Ну, что пришел в себя? Заставил ты нас поволноваться. — Он вздохнул и усмехнулся одними только глазами, вокруг которых тут же собралось множество трещинок-морщинок. — Меня зовут мастер Мурад, я главный городской лекарь и по совместительству лекарь наших лэров.

Саша вспомнил, что будучи в гостях у Клима и на торжественном присвоении титулов графов, баронов и рыцарей и на последующем пиру, он уже видел этого бородатого старичка. Хотел ответить, но из груди вырвался только протяжный тяжелый хрип.

— Так, не напрягайся. Связки надорвешь или легкие болеть начнут, лежи тихо. Кризис давно миновал, тебе сейчас только силенок набраться и тогда совсем молодцом будешь. — Похлопал его лекарь по плечу и напоил из небольшого глиняного чайничка теплой и чуть сладковатой фруктовой водой.

Скрипнула дверь, и у постели появился сам лэр владетель.

— Ну как ты? — Склонился над ним Вардис и Саша медленно прикрыл глаза и чуть кивнул. — Вот и славно. — Вардис спросил, повернувшись к Мураду: — Ему «Белый лекарь» еще нужен, а то говорят гильдейские из империи сегодня привезли несколько фиалов?

— Нет, довольно, милорд, кризис давно миновал. — Замотал головой лекарь. — И так два ему в рот закапали и один прямо в жилы ввели. Может, благодаря снадобью только и выкарабкался с того света. Теперь только отлежаться надо. Думаю, еще недельку и встанет, хотя, может, и раньше — все-таки маг.

— С даром все нормально? Последствий негативных не будет?

— Нет, — мотнул головой старик, — скорее наоборот.

— То есть? — Удивленно посмотрел на него владетель.

— Верхнего предела теперь нет. Можно сказать, маг вне уровней. Это со всеми так, кто смертельный откат ловит на пустую ману, вот только таких единицы. Наверное, из сотни кто на грани смерти побывал, так и троих таких не найдется, в основной массе или мрут или совсем дара лишаются, тоже считай калека по жизни. А сэру Александру повезло, архимаг тепереча он.

— Архимаг?! Он? — Даже присвистнул Вардис. — Как Кастор?

— Скажешь тоже, как Кастор! — Криво усмехнулся седобородый лекарь. — Ему до архимага уровня Кастора, как мне до… ну в общем не важно. Главное он сейчас типа новика в академии имперской, потенциал большой присутствует, а сам из себя ноль совершенный.

— Ну не скажи, ноль! — Не согласился лэр. — Наш рыцарь себя везде с хорошей стороны показал: и в рейде свой дар использовал, и в схватке с эльфаром, и вот теперь выжил. Хотя согласен, Мурад, самоучка он, да еще и иномирец, ты теперь тоже в курсе.

Саше надоело, что о нем, хоть и лежащем без сил на кровати, говорят в третьем лице, будто его тут нет, и он покряхтел, прочищая горло.

— Это Климент предложил «белый лекарь» тебе внутривенно ввести, — закивал владетель посмотрев на Сашу, — и ты знаешь, намного эффективнее восстановление твоего организма пошло.

Саша хотел усмехнуться, оказывается, он еще тут и подопытной крысой побыл, но, увидев оскал на сером изможденном лице Вардис истолковал это по своему.

— Все, Александр, отдыхай, сил набирайся, слаб ты еще, Мурад за тобой присмотрит.

Саша дернулся, желая остановить своего сюзерена, слишком много вопросов роилось в его гудящей голове и вообще, и про Ирму в частности. Жива она осталась? Ведь Славик стрелял картечью. Может, он Сашу только чуть зацепил, а попал в Ирму?

— Потом, все потом, — остановил его Вардис и поправил одеяло. — Поспи, а завтра мой сын придет и все тебе расскажет, если будешь хорошо себя чувствовать. Пойду обрадую его, что ты пришел в себя. Но сегодня его не жди, скажу, что ты отдыхаешь, а завтра обязательно придет тебя навестить.

Саша полежал еще несколько минут в одиночестве, прислушиваясь к своему хрипло-свистящему дыханию, а потом провалился в такую знакомую, мягкую и ласковую темноту.

Утром он проснулся поздно, скорее всего и не утро было уже, а день в полном разгаре. В комнате светло, а не так, как вчера- лишь тусклый розовый луч из окна и сумрак по углам. Сейчас хорошо, и окно приоткрыто, так и дышать легче, вроде и в груди почти не болит. Из окна были слышны звуки накатывающих на гранит волн и снова чайки- куда уж без них. Хоть и не море за окном, но озеро Лингорн большое, на нем и шторма бывают и противоположного северного берега не видно, одна озерная гладь уходящая вдаль.

Здесь это озеро больше Облачным называют, потому как облака над ним почти всегда. Хотя горы вдали, если на восток смотреть, снежными шапками белеют, гномьи горы, значит, в той стороне и есть берег восточный. Но это в другой стороне, сейчас Саше гор не видно, его окно на запад выходит, потому только часть озера видно, немного Руд и большой каменный мост через него. Еще видно кусок пристани, что недавно гномы в красный гранит забрали. Ничего так, облагораживается город потихоньку, а то захолустное средневековье было уж совсем какое. Или правильнее сказать средневековое захолустье? Клим говорил они, гномы то есть, на центральной площади главный городской храм всех семи светлых богов строить будут и памятник его деду- основателю владения и города — в два человеческих роста высотой на массивном гранитном постаменте. Так, глядишь, со временем и столица Вэллора приобретет достойный вид.

Через некоторое время его посетил лекарь, а чуть позже прибежал его друг Климент. Радостный, улыбается во весь рот, сразу видно, что искренне рад Сашиному выздоровлению. Снова попоили его из чайничка. Думал снова хрипы одни будут, но сейчас удалось задать Климу несколько вопросов. Больше всего интересовало сколько времени он тут провалялся и конечно же, что там с Ирмой случилось, жива она вообще? Так-то вроде предала его, Славика привела. Но что там намешано, Саша до сих пор не разобрался и нож магический зелеными огнями светящийся и пророчество какое-то в веках сохраненное, полный дурдом короче. Только избранного-переизбранного не хватает.

— Ты лежи, не волнуйся. — Придержал его за плечи Клим. — С тобой уже все хорошо, правда, и пролежал ты довольно долго. Первую неделю в коме был, между жизнью и смертью аккурат посередке. Переживали мы за тебя очень. Но еще три недели назад Мурад сказал, что уже все, кризис миновал. Теперь тебе только сил набраться. Но почти все время в забытье провел. Пробой маны это серьезно! Вся энергетика к черту. Повезло тебе, можно сказать легко отделался.

— С Ирмой что? — Прошептал Саша. Потом до него дошли слова друга. — Три недели? Я тут что, три недели пролежал?

— Ну пролежал ты немного дольше. — Покхекал лэр регент в кулак. — Месяц провалялся, первую неделю в полной отключке был, говорю же. Сильно тебя откатом накрыло и мана полностью пуста, после такого и подготовленные боевые маги умирают, не все, конечно, большая часть совсем магии лишается. У боевых магов во время битвы это «пережог» называется. Я про это в книгах читал, да и лекарь подтвердил. А ты вытянул, возможно потому, что возле самого перехода находился, типа место силы. Вот тебя еще и тряхануло под конец, я такое сам первый раз видел, чтобы в потоке энергии человек прямо в воздухе зависал. Ну да хорошо все, что хорошо кончается. Мурад говорит, даже в насыщенной магической энергией среде у тебя не более одного шанса из дюжины было. Понял? И ты им воспользовался, выжил и дар сохранил. Везунчик ты, Саша!

— Ага, прям любимец местных богов.

— Ты зря ерничаешь и не богохульствуй, тут такого не любят. Простые люди не поймут совсем…

— Сколько всего лежал? — Перебил его Саша. — И дома как?

— Говорю, брат, четыре недели ты влежку, месяц уже к концу идет. А дома у вас все нормально. Торговля идет, Сергей очень волновался за тебя. Ну, так он один в курсе был, что с тобой случилось, другим сказали, что за границу срочно уехал. Сергей сказал, что мы с тобой в командировку улетели, куда-то далеко и телефон, мол, только спутниковый там берет. Не знаю, поверили-нет, но пока молчат. Серый пока разруливает ситуацию.

— А Ирма? Как она, жива?

— Ирма? — Клим отвел глаза и поморщился. — Сань, ты только без эмоций, тебе волноваться нельзя. Она жива и вообще очень даже теперь здорова, но там не все так просто. Может, потом расскажу? Как пободрее будешь. Сейчас тебе до того?

— Рассказывай! — Мотнув головой, упрямо потребовал Макаров.

— В общем, Ирма жива, — вздохнув, продолжил лэр, — Генрих Конрадович, это ее отец. Ты, наверное, и сам уже понял?

Саша подтверждающе опустил веки и выжидающе стал смотреть на друга.

— Вот жеж, не хотел сейчас рассказывать, — крякнул тот недовольно, — фиг с тобой, золотая рыбка — слушай, только постарайся принять, как факт. Не волнуйся, в общем. И Ирма и ее отец, они вампиры.

— Какие еще… — вскинулся Саша, но закашлялся и Клименту пришлось поить его сладковатой водой.

— Ты или слушай все, не перебивая или я потом расскажу.

— Давай, говори. — Прохрипел Саша.

— Они вампиры. Но в вашем мире вампиры, это мистические мертвецы, типа вурдалаков или упырей. Тут же вампиры — просто другая раса. Правда, почти другая. Говорят, что они были генетически выведены еще древними. Но есть и другая версия, что используя наработки своих ушедших хозяев, их вывели эльфары для борьбы с дроу, своими извечными врагами. Поначалу это принесло свои плоды. Чаша весов в противостоянии светлых и темных явственно перевесила на сторону светляков. Сотни сильных и кровожадных вампиров хорошо проредили ряды темных. Но потом вампиры еще расплодились, создали свои рода и кланы. Теперь их были уже тысячи, если эльфары в своих хрониках не привирают. И мужчины, и женщины — все сильные воины и все обладающие даром магии. Ну в общем- машина для убийства, их для этого и создавали. Почувствовав свою силу, им надоело быть вечными прислужниками у заносчивых эльфов и они вышли из повиновения у светляков, взбунтовавшись.

По силе и уму они не уступали эльфам, да и похожи были на них. Светлокожие, как эльфары, но имели клыки, как у темных, в общем, генетическая помесь. Опять же сильным магическим даром все обладали. Боевые маги и воины, созданные и обученные для убийств- гремучая смесь. Сильные, ловкие, в темноте видят, как дроу, а еще могут с помощью крови моментально восполнять опустошенную ману. Вот представь себе, идет битва, выдохшемуся вампиру достаточно разорвать горло своему врагу и восполнить запасы магической энергии через выпитую кровь. Причем, как говорят маги, магическая энергия концентрируется в крови у всех существ и у обладающих магией и у простого крестьянина тоже.

Недаром говорят, что кровь, это начальная составляющая души. Несколько глотков крови и снова вампир полон сил и с восстановленной маной готов использовать боевую магию. Поэтому и эльфарам такой генетический эксперимент боком вышел. Сильно боком.

Эльфары, как всегда, попытались жестко подавить восстание бывших слуг. Заставить вампиров сложить оружие, они попытались утопить их в крови. Как я слышал, примерно треть вампиров тогда была уничтожена, но для эльфаров это пирровой победой обернулось. Говорят, десятки тысяч убитых у них. Вампиры все тогда под себя рассчитали- выступили все, как один, в разных концах эльфарской столицы одновременно начали, да еще и ночью, они-то в темноте как днем видят. После такого удара влияние светлых эльфов на спад и пошло. Восставшим вампирам даже белую башню на время захватить удалось, там они «собиратель душ» и забрали. Это нож тот самый, артефакт священный, еще от троров, их прежних хозяев, оставшийся.

Видя непонимающий взгляд своего друга, лэр регент пояснил:

— Ну нож тот, которым ты Славика… ну в общем, тебе потом отец все подробно про него расскажет.

Так вот, продолжу- основная часть вампиров, захватив несколько кораблей, через северный проход ушла за Срединное море, а потом и дальше на запад. Но и на нашем берегу оставалось несколько родов. Потому как стычки за прошедшие столетия и с людьми были, и с дроу, да и светляки еще не раз от бывших своих слуг огребали.

Весело в общем им их генетические эксперименты по созданию супер-воинов откатили. В эльфийские хроники эта ночная битва как «ночь кровавых клыков» вошла. Но я только переводы с эльфарских книг читал, так там все эльфары бесстрашные герои, все, как один, не моргнув глазом, на смерть ради своей страны шедшие, а вампиры наоборот, мерзкие трусливые твари, что только ночью и нападают. Но, судя по потерям светляков, не такие и трусливые. Там вроде как потери сторон чуть ли не один к десяти вышли. Но если учесть, что это с перерезанным мирным населением эльфаров, а вампы все, как один с малых лет на убийство натаскивались… — Он пожал плечами, — дело ясное, что дело темное, предания старины глубокой. Теперь ты хоть немного представляешь, что такое эти вампиры и кем была твоя Ирма. Еще говорят у них по два сердца и в любую стужу они могут чуть не в неглиже разгуливать, но точно не скажу — может, байки уже простым народом выдуманные. Но магией они точно все владеют- это к бабке не ходи! Все с даром сильным, впрочем, как и эльфары все поголовно маги, как и дроу.

— А Ирма? Совсем она на машину для убийств не похожа и клыков нет. Обычная девушка.

— Я вот удивляюсь и понять одного не могу, как ты ее не разглядел? У вампов аура совершенно другая. Ты ее хоть раз в истинном зрении разглядывал? Ее же любой, самый завалящий магик сразу опознает.

— Нет. Да я как-то об этом и не подумал. — Виновато скосил взгляд Саша. — Не смотрел я на ауру.

— Вот, то-то и оно, что не подумал. Учиться тебе надо. Хоть основы магического искусства познать. А клыки, говоришь? Так выродились они в вашем мире, а уши и клыки, как ты понимаешь, не проблема подправить. Больше-то они от простых людей внешне ничем не отличаются. Но им же постоянно ману восполнять нужно, а в вашем мире это проблема.

Третье поколение у вас рожденное. Они и жить намного меньше стали, и магии ноль. Сестра у нее старшая белокровием болеет, да и Ирме твоей сейчас больше семидесяти лет и дай боги еще столько протянуть… Ой, Сань извини, не подумал, может, не продолжать? — Смутился он, но, дождавшись Сашиного кивка, вздохнув, продолжил: — Так-то они как эльфы живут, лет по семьсот влет, а там у них проблемы с этим начались. С долголетием, со здоровьем, да и с потомством тоже. Ведь и темные, и светлые могут с людьми скрещиваться, потомство- полукровки.

Полукровки чуть сильнее людей, хотя это уже спорный факт, но вот к магии более способны. Это да. Все дар имеют, не мастера, конечно, скорее, так середнячки, но зато все с даром поголовно. Хотя живут уже втрое меньше, чем чистокровные эльфы. А вампиры с людьми потомства иметь не могут, только вампир с вампиром потомство дает. Вот и вырождались они у вас.

От всего клана остался только отец с двумя дочерьми, да и те больные. У Ирмы тоже оказывается проблемы со здоровьем уже были. Стой, стой, не волнуйся! — Замахал он руками, видя, что Саша попытался приподняться на локте и что-то спросить. — Теперь все хорошо. Точно тебе говорю. Мой отец с ними договорился. Ну, психанул вначале за тебя, хотел головы поотрубать, как и положено поступать с пойманными вампирами. Они же сейчас вне закона у всех рас. Хотя говорят на западе, в Великих княжествах живут кланы и на севере тоже вроде есть, в горах. Может, слухи, а может, и правда, кто знает? — Пожал он плечами. — Но дыма без огня не бывает.

В общем, вылечили и Ирму твою, и сестру ее, достаточно было по паре белых лекарей внутривенно вколоть, остальное уже местный магический фон доделал.

— И где они? Вардис их отпустил? — Удивился Саша и недоверчиво посмотрел на своего друга.

— Отпустил, — кивнул Клим, — Да точно тебе говорю! Без магической энергии они стали безобиднее простолюдина, Мурад говорит, что магами нормальными они уже никогда не станут. Только проживут подольше, чем у вас, да найдут себе, возможно, мужей для продолжения рода. А отец им помог на запад отбыть. Ну не бесплатно конечно, но Генрих сам предложил за исцеление дочерей и возможность перейти обратно в наш мир очень щедрую плату. Половину отдал всего, что было. Отец подумал и отказываться не стал. Так что, Саша, есть и отличная новость- ты теперь официальный миллионер, вернее, трижды миллионер. Отец сказал все деньги с тобой поровну поделить. Генриху повезло, удалось за эти месяцы все быстро распродать. За излечение дочерей и переселение отдал более семи миллионов евро.

Видя помрачневшее лицо друга, Клим, как бы извиняясь, продолжил:

— Да ладно тебе, он сам половину отдавал за это, никто вымогательством не занимался, паяльник горячий ему в зад не совал. Отец через своих людей им феод с небольшим замком в Северных королевствах помог выкупить, будут там жить и оставшейся половины средств им более, чем достаточно. Отец клятву, магией заверенную, с них взял, что на восточном берегу Срединного моря они больше не появятся и про переход молчать будут, потом уже отпустил. Так что они теперь все здоровы, феодалы в одном из северных королевств и при деньгах хороших.

— Замок свой купил? — Удивился Саша.

— Да, как сказать, замок? Скорее, развалюха старая. Там у мелких феодалов башенка в два этажа, больше на курятник похожая, чем на военное сооружение, еще триста лет назад прадедом построенная, к ней конюшня деревянная пристроена- так уже родовой замок. Да пустое, — махнул Клим рукой, — у Генриха деньги есть, так что отремонтирует.

— А можно и земли купить?

— Ну, чего ты как маленький? За серебро все можно купить и земли, и титул. Будто у вас там не так? Купили земельный надел с парой деревушек в окормление, теперь и феодалы значит.

— А как они там феодалами будут, если ты говоришь вампира по ауре любой магик опознает? — недоверчиво посмотрел на него Саша.

— В северных королевствах академий нет, магия не сильно развита, это во-первых. А во-вторых, отец их человека в дворянское достоинство возвел, о чем бумагу соответствующую выдал. Между прочим, печатью с магической меткой заверенную нашим артефактором. Такой документ в любой стране не малый вес имеет. На него и покупку феода с замком оформляли. Этот… Джейсон, точно! С которым ты тогда ночью у себя во дворе дрался. Генрих сказал, что всецело ему доверяет. Вот Джейсон этот теперь феодом тамошним и владеет, а они уже вроде как его родственники. Родной дядя с двумя дочерьми. Так что, если сильно отсвечивать не будут, никто сроду не догадается, что вампиры.

Денег у них хватит, чтобы обустроиться и жить безбедно, ни в чем себе всю жизнь не отказывая. И замок отремонтируют, и феод в порядок приведут, там вроде как и несколько довольно крупных деревень с народом есть. Да с такими деньгами они себе хорошее поместье и новый замок отстроить могут, дружину воинов наймут для охраны, а потом и себе титул барона может купить. Отец разрешил деньги в золото и серебро Генриху перевести, только серебра ограниченное количество, чтобы подозрений не вызывать. Говорю, все у них хорошо сложилось.

— Прям распрекрасно, — буркнул Саша еле слышно.

— Да ладно тебе кукситься. Главное, Саня, что ты сам живой. — Я тебе правду скажу, Саша, отец бы их в живых не оставил, если бы с тобой… ну, ты понял меня. И деньги бы Генриху никакие не помогли. Так что, действительно, все и для них, и для тебя хорошо закончилось.

Когда его друг ушел, тяжелые мысли еще долго метались в его голове. «Какие вампиры? И Ирма? Ей что, правда, семьдесят лет?» Все казалось совершенно неуместной шуткой, каким-то коварным и в то же время глупым розыгрышем.

Хотелось крикнуть- фигня это какая-то, не правда ваша! Бред полный! И в то же время он понимал, что все так и есть, просто иногда все сложнее, чем кажется на первый взгляд. Только потом, постепенно, глаза открываются на некоторые вещи. Он вздохнул. Выходит, если бы он умер, то и Ирме с отцом головы отрубили? Хорошо тогда, что он живой. Ну да, кто бы спорил- конечно хорошо! Еще обещал зайти Вардис, но Саша, утомленный долгим разговором с Климом, уснул, не дождавшись владетеля.

Утро началось с посещения его Лаэртом. Тот приблизил к Саше свое пепельное лицо и оскалился, растянув рот в улыбке, глядя на него аметистовыми глазами, в которых, как всегда, плескались опасные огоньки, словно отблески от костра на жертвеннике его кровавой богини. Хотя, наверное, это была улыбка, но Александр вспомнил, как вчера слушал про кровавые клыки и разорванные глотки, и непроизвольно вздрогнул. Оскаленный дроу с горящими малиновыми угольками глазами — жутковатое зрелище.

— Здорова, чертяка! — Потеребил его дроу радостно за плечо. — Ну, как тебе, разница чувствуется?

— Какая разница? — Не понял его Саша.

— Ну вот, я с Мурадом сначала переругался, а потом почти неделю старался, над тобой потел, а ты даже разницу не почувствовал.

— Чего ты со мной делал? — Как-то напрягшись, спросил Макаров. — Зачем потел?

— Да я же тебе магические руны наносил. Вот, смотри сюда! — Откинув одеяло и приподняв рукав широкой рубашки, показал он Сашино предплечье. — Над каждой руной по нескольку часов сидел. Сначала мелкими штришками кожу надрежь, потом краску специальную вотри, а потом наговоры еще столько же надо говорить, чтобы руна силой напиталась. Работа адская, я тебе скажу, хорошо, у меня уже опыт не малый, потому быстрее вышло. Я же такие руны и нашему владетелю уже наносил, а потом и лэру Клименту. И на руках, и на ногах, и на груди сильное восстанавливающее заклинание написано и магия наша вплетена. Как сказал лэр регент- замкнутый магический контур.

— Ну да, мля… контур. — Только и промямлил ошарашенный больной.

— Чего, ну да! Хоть бы спасибо сказал своему побратиму. — Деланно вздохнул темный эльф. — Старался, подарок тебе делал.

— Спасибо. — Все же выдавил из себя Саша, а сам подумал:

«Прощай навсегда пляж, досвидос маечки и шортики, ходи теперь в любую жару в штанах и рубашке с длинным рукавом. Да уж, хорош подарочек от темного эльфа…»

— Для тебя, брат! — Опять расплылся дроу в улыбке-оскале. — У тебя моя кровь в жилах есть, поэтому мои руны для тебя намного сильнее будут работать, чем у лэров. Все же темная магия для существ с темной кровью сильнее. Хотя и они довольны. Но у тебя мана как минимум в два раза быстрее, чем у лэров восстанавливаться будет, точно тебе говорю. Ты, брат, молодец! В схватке с вампирами и их приспешниками выжил и победителем вышел. — Сменил тему Лаэрт. — Я бы их за это всех казнил, а еще с большей радостью дочери хаоса на жертвенный алтарь принес. Лосс бы меня за такую жертву знатно одарила. Но ты выжил и Вардис вампирам жизнь обещал. — Он чуть склонился к лежащему побратиму и, потерев указательный о большой палец с намеком на полученные деньги, понизив голос, сказал:

— Да и так неплохо получилось, ты теперь, как я слышал, очень богат. В курсе уже? Вардис от старика вампира виру и плату хорошую поимел.

— В курсе. — Вздохнул Саша и отвел глаза. Как-то не в радость ему эти деньги после всего произошедшего. Он бы их без сожаления все обратно отдал, только окажись Ирма простой девушкой. А тут в одну минуту все с ног на голову перевернулось. Разрыв шаблона какой-то.

— Ты вообще как себя чувствуешь? — Отвлек его Лаэрт от накативших грустных мыслей.

— Да слабость еще сильная, — прислушался к своим ощущениям Саша, — голова пустая совершенно, и звон в ушах, и ману не ощущаю, будто пусто там.

— Это нормально, я с нашим лекарем разговаривал, с «пережогом» у магиков всегда так. Главное, сам живой, а дар через некоторое время восстановится и даже сильнее будет. — Уверенно кивнул дроу. — Зря я, что ли руны наносил? Конечно и мана восстановится, ты главное выздоравливай поскорее.

— Что вообще нового? Как сам? — Больше из вежливости спросил Саша, чтобы заполнить неловкую паузу.

— Через несколько дней большой рейд в Заречье запланирован. Все мои разведчики идут и еще двумя дюжинами солдат из военного лагеря, группы усиливаются. Всего шесть групп, в каждой четверо моих и четыре солдат, из опытных, и по одному охотнику из местных, до кучи. Пара групп к дальнему хутору пойдет, а остальные Серебряный бор будут прочесывать. В общем весело будет, думаю, недели на две, а то и дольше, рейд затянется.

— А чего так? Ищите кого? — Удивился Саша.

— Да клыкастые вконец обнаглели. — Фыркнул Лаэрт и, когда Саша непроизвольно глянул на его клыки, пояснил:

— Ну, орков имею ввиду. Опять они на дальний хутор напали, но в этот раз там отбились. Вардис после нашего рейда велел туда десяток солдат поселить, не зря, выходит. И амулеты тоже пригодились, потому как снова с шаманом пришли. Не спокойно нынче в Серебряном, орки шастать чаще стали. Уже несколько случаев было, что заготовителей и лесорубов убивали. Владетель приказал, все стройки в новых землях, что в Заречье, солдатами усилить. И свои земли и новые баронства. Вот такие, брат, дела. — Вздохнул эльф. — Жаль, что ты болеешь, так бы вместе в рейд сходили, кому мне доверять, если не побратиму, которому жизнью обязан? — Положил Лаэрт ему когтистую руку на плечо. — Выздоравливай, Саша.

— Слушай, Лаэрт, может, поможешь до уборной дойти? Есть тут или хоть ведро какое, а то с утра терплю. — Сознался Саша.

— Ха, есть конечно! Не зря Клим старался. Сам тебе эту штуку смастерил.

Лаэрт помог Саше сначала сесть на кровати, а потом поддержал его, когда тот неуверенно встал на ноги.

«Лишь бы не упасть, ноги, как ватные» — Думал Саша, когда темный тянул его к ширме-загородке в углу комнаты. За ширмой находился широкий стул с подлокотниками, в сидении которого было вырезано круглое отверстие и под этим отверстием закреплено небольшое деревянное ведерко.

— Вот, садись. — Подвел его эльф к стулу-туалету.

— Клим сам делал? — Недоверчиво посмотрел Саша на сопровождающего.

— Ага. — Довольно кивнул тот. — Не стул, конечно, дырку выпилил и ведерко закрепил, но сам. Для друга, говорил, сам сделаю.

Саше защемило, прям до слез. Может, зря он тут в унынии лежит, да о несбывшейся любви убивается? Вон и Лаэрт ради него старался, неделю говорит над магической вязью корпел и даже сам лэр регент ему переносной туалет сделал, лучшим другом его считая. Разве не настоящие это друзья? Самые настоящие!

Когда Лаэрт помог дойти ему обратно, то внезапно рассмеялся, и Саша удивленно посмотрел на него:

— Чего?

— Да так, — махнул когтистой рукой дроу, но потом все же пояснил, — тебя когда принесли, у тебя ухо одно на коже болталось, я думал, не прирастет. Думал, будет у меня брат тоже одноухим, как и я, — снова засмеялся эльф. — Так нет, Мурад поколдовал и приросло, только шрам небольшой. Ну так на тебя три фиала белого лекаря извели, все бы приросло.

Саша непроизвольно потрогал почти отстреленное Славиком ухо. Нет, на месте и даже не болит ничего. А то еще не хватало, звали бы их с Лаэртом одноухие братья. И он тоже растянул рот в улыбке, глядя в аметистовые глаза побратима, подумав при этом: «Я начинаю понимать черный юмор этого головореза, неужели травма так сказалась?»

Мастер Мурад порадовался, что Саша начал вставать, и принес ему наваристого бульона с добрым ломтем ржаного хлеба. Только глубоко, до головокружения, вдохнув чудный запах бульона, Саша понял, как он голоден. После еды он попробовал нащупать магическую энергию внутри. И ему удалось ощутить небольшое количество энергии, наверное, десятую часть его маны, а может, и того меньше. Но ухватить эту самую энергию и тем более погонять ее по организму не вышло.

Сильная слабость уже прошла, он даже пару раз, опираясь на руки, присел на кровати, но встать на ноги самостоятельно не решился. Позже он полежал, раздумывая над данной ситуацией, пару раз даже отрубился на короткое время, а потом окончательно проснулся и изнывал от бездель. Сидел, глядя в открытое окно на гранитную набережную, по которой ходили люди и периодически сновали гномы в фартуках и с разным инструментом.

В животе предательски заурчало, и Саша понял, что снова проголодался. Видно, организм на поправку пошел, раз аппетит проснулся, интересно, через сколько времени обед принесут? Он самостоятельно дотянулся до чайничка с фруктовой водой и, попив, только вернул его на прикроватный столик, как дверь в комнату распахнулась.

— Вот он наш герой! Здравствуй, Александр! — В комнату вошел лэр Вардис и раскинул руки в знак радушия.

«Ну прямо день посещений какой-то, а ведь день только начинается.» — Подумал Саша, поздоровавшись со своим сюзереном.

— Да какой герой. Вечно в неприятные ситуации влипаю. — Пробурчал он.

— Влипаешь. — Не стал спорить с ним владетель. — Только ты на ситуацию по-другому взгляни — выходишь из всех таких ситуаций живой и с прибытком. Заметил такое? Любит тебя удача, вот и не ропщи, а то спугнешь. Про деньги от антиквара рассказали?

— Угу. — Саша кивнул.

— Тебе я выделил, а не кому-то еще, поэтому эти миллионы твои личные.

— Да все равно на общее пойдут. — Мотнул головой Макаров.

— Поступай, как сочтешь нужным, — не стал его уговаривать владетель, — ты человек взрослый, мало того, маг и рыцарь. Пока они у меня лежат, как домой соберешься, так заберешь. И по остальным деньгам можно тоже подумать, что им у нас мертвым грузом лежать. — Лэр снова заулыбался и подмигнул. — А у меня для тебя еще подарки.

— Что еще? — Как-то напряженно, почти испуганно спросил Александр.

— Да нормально все, не переживай. — Успокоил его Вардис и, повернувшись к входу, чуть повысил голос:

— Ковач, неси пиво и закуску!

В комнату вошел чуть прихрамывающий возница, которого Саша уже видел в свои прошлые посещения замка правителя Вэллора. В одной руке он держал плетеную корзинку, в другой- небольшой сверток из черного бархата перевязанный алым шнурком. Вардис сначала взял у него корзинку и, отодвинув чайничек, поставил ее на стол, а завязанный шнурком сверток и вовсе сунул в обширный карман своего камзола. Саша увидел, что в корзинке лежит бутыль темного стекла, литра на два, не меньше, пара стеклянных стаканчиков, которые он сам покупал для лэров и несколько видов рыбной и мясной нарезки в небольших деревянных мисочках.

— Я так подумал, что у выздоравливающего молодого мужчины аппетит должен быть просто зверский, так что пока обед не принесли погрызешь мясца вяленого, а это красное гномье пиво. Полностью натурпродукт, не то что у вас в супермаркетах продают, да и вкусное. Рекомендую в общем.

Он поставил на стол высокие стаканчики и налил в них пива из бутыли. Оно и впрямь имело чуть красноватый оттенок. По комнате разлился аромат ячменя и хмеля.

— Ну, вздрогнем, рыцарь, за твое выздоровление!

— А мне можно? Я же лечусь. — Неуверенно посмотрел на ароматный напиток с густой шапкой пены Саша.

— Не от алкоголизма же лечишься, значит, можно. — Уверенно протянул он Саше стакан.

Саша приподнялся на локте и, поправив подушку, почти сел на кровати. Пиво, красивое на цвет, и на вкус оказалось великолепным. Саша с удовольствием отпил прохладный напиток.

— Хорошо! — Крякнул лэр, опорожнив свой стакан в несколько глотков. — С ледника, ох, холодненькое.

Он поставил опустевший стакан на столик и кивнул на бутыль: — Если понравится, скажешь Мураду, он еще принесет. И без ложной скромности давай, я пару бочонков у гномов взял, по полбушеля каждый. Так что, пей в удовольствие, сколько хочешь. Сейчас тебе только на пользу пойдет, и организм быстрее восстановится.

— Ходят уже караваны? Торгуете с гномами?

— Торгуем, — довольно покивал лэр, — даже скажу честно- сам не ожидал, что такая выгода будет. Ну да когда монета в казне водится, всегда выгодно расторговаться можно. Мы не просто перекупщиками гномьего товара выступаем, а полноценными партнерами. Цена на железо и медь на рынке в два раза по цене упала.

— Так это разве хорошо? — Удивился Макаров. — Навара же меньше?

— Навар мы и так возьмем, а простой народ радуется. Кузнецы-то тоже цену на товар снизили, раз железо подешевело. Крестьяне вереницей в город потянулись за инструментом, а то и плуг в складчину железный заказывают.

У нас оборот в несколько раз увеличился и с имперскими цехами уже договора на поставку подписали. Но это у нас только упала, а в империю по старой цене возим. И сразу много не везем, чтобы цену не сбить.

Их жадные родственнички из Трехгорья на все в несколько раз цену накручивали, себе все в карман. Но то нам сейчас на руку, что цена завышена и мы и гномы с каждого каравана огромную прибыль получаем. Так что, всем архивыгодно. Даже гномы вдвое больше прибыли имеют, если товар через нас идет, а не через Трехгорье. А еще мы с гномами совместный банк открыли и торговый дом с общим капиталом.

— Так вам и серебра теперь меньше нужно будет? Вам и так с торговли хорошая прибыль пойдет.

— Хех! — Усмехнулся Вардис. — Серебра много не бывает. А с нашими оборотами-то как бы не больше нужно стало. Твоя заслуга, Саша, что серебро регулярно для нас покупаете. Не будь у нас серебра кому бы мы в партнеры нужны были? Стали бы нас гномы нас как полноценных и равных партнеров принимать?

Саша хотел возразить, что это не только его заслуга, но лэр остановил его, выставив ладонь.

— Не скромничай. А серебро, пока возможно, нужно от вас таскать. Это только кажется килограммы и сотни серебряных монет, а этого десятка слитков, что сейчас в хранилище, даже на пару лет не хватит.

Для международных закупок только серебро идет, да и традиционно дворянам на службе серебром платят. А у нас только рыцарей министериалов на сегодняшний момент полдюжины на службе. По две серебряных кроны каждому в месяц, а в год просто огромное состояние. А ведь еще лейтенанты из дворян- им тоже серебром платим. — Вардис махнул рукой. — А ведь Кастор говорил, что магический канал с иномирьем будет только в первые месяцы стабилен, а там кто знает, как повернется? Поэтому, покуда есть возможность, то серебро берите для нас. Будет возможность — берите сразу много, деньги для того есть.

— То есть переход может попросту исчезнуть в любой момент? — Не на шутку заволновался Саша.

— Да нет, моментом он не схлопнется, постепенно. Пока никаких предпосылок к его закрытию нет, не волнуйся. Да и Кастор говорил, что, если прицепить канал к месту силы, чтобы его магической энергией подпитывать, то надолго хватит. А вот на сколько точно, не знает никто. — Вардис сменил тему. — Вот посмотри, для тебя наш молодой артефактор сделал, потом поблагодаришь его. — Достал он из кармана серебряный браслетик с круглой висюлькой величиной с двухрублевую монету. Вырезанная семиконечная звезда-септера заключенная в круг.

— Амулет?

— Сигула — лучший защитный оберег. Символизирует сонм семи светлых богов в святом круге. Рудеос сделал и магией залил. Ювелирная работа, не каждый артефактор делать может. Парень хоть и молод, но талантами не обделен. Носи! — Протянул он амулет Саше. — Можно на руке носить, как браслет, можно на цепочку повесить, вот как у меня. — Вытащил он из-за ворота такую же серебряную звезду, только висящую на его груди на тонкой цепочке.

Вардис помог застегнуть Саше на левом запястье серебряный браслет с оберегом.

— Реально, один из сильнейших светлых артефактов, сам потом оценишь. — Похлопал он Сашу по плечу. — Ну, а теперь перейдем к более серьезным и важным вещам.

Саша от таких слов чуть не поперхнулся, допивая свое пиво.

— Ну, чего ты такой нервный стал. Просто про нож хотел поговорить с тобой. — Протянул Вардис Саше бархатный сверток. — Твой он теперь.

— Да зачем он мне? — Саша понял, что речь идет о ноже из зеленоватого металла, которым он Славика…

— Так твой трофей боевой, — уверенно кивнул лэр, — да и ты его активировал, выходит.

— Как это?

— Так, разверни для начала.

Саша развязал шнурок и развернул тряпицу, в которую был в несколько слоев замотан старинный клинок. Осмотрел его с обеих сторон и сжал рукоять. Нож вначале робко, а потом все сильнее замерцал светящимися изумрудными дорожками и вспыхивающими искрами.

— Вот, что я говорил. — Вардис сам во все глаза смотрел за мерцающим зелеными огоньками ножом. — А у меня не зажегся. Ни у кого из магов не зажигался, а у тебя горит. Мало того, я когда его в руку беру, жуткий дискомфорт испытываю и энергия из маны, словно в прореху утекает. Силы из меня этот нож сосет. А ты что-нибудь чувствуешь?

Нож тем временем, постепенно затухая, погас вовсе.

Саша прислушался к своим ощущениям сжимая нож. Нет, совершенно ничего. Удобно вроде в руке держать. Вот, теперь и у меня не горит. — Хмыкнул Саша.

— А чего ему светиться все время, словно елке новогодней? Он тебя опознал и погас. Хех, у нас, кто пробовал, мана словно в дыру утекать начинала. У тебя, кстати, как сейчас, не хуже тебе? — Заволновался владетель. — Точно все хорошо?

— Да нет, норм все. Маны как было немного в организме, так и есть. — Прислушался к своим ощущениям Саша.

— Ну вот видишь, а мы больше нескольких секунд его держать не могли- сразу негативное влияние ощущали. И я, и Климент, и Лаэрт. Даже Руди подержать его предлагали и та же история — всем плохо становилось. Словно ножик этот и магическую энергию и жизненные силы выкачивает. Но ты не бойся- в книгах про то и написано, что никто кроме владельца его брать не может. Значит, и впрямь ты его активировал, тебя он, вроде как, и выбрал. — Удовлетворенно покачал головой лэр. — Ну значит, тебе им и владеть.

— Да зачем он мне? — Все еще удивлялся Саша.

— Как зачем? Это же «варго эгвардос», в переводе со староэльфийского — собиратель душ. Легендарный артефакт древних, если уж тебе бесполезен будет продать можно, за него и эльфары и маги из академии, столько серебра отвалят, что на всю жизнь тут хватит. Только продавать его я бы тебе не советовал. Раз уж нож тебя выбрал, значит, зачем-то? Ты, Саша, как сил наберешься, так поноси его с собой, попривыкни и вроде как пообщайся, может, тебе какие его возможности и откроются. Понимаешь, о чем я?

— Понимаю. Только зачем он мне дома? Я уже вставать могу, так что мне бы домой перейти. Там, поди, переполох? Пропал снова на несколько месяцев.

— Там Сергею все объяснили, не переживай. — Махнул рукой лэр и, вздохнув, помотал головой. — Но сейчас тебе домой никак нельзя.

— Это почему еще? Как нельзя? — Заволновался Саша.

— Да не нервничай, говорю. У магов такое бывает, особенно у боевых, когда они ману в ноль сливают и потом откат жесткий ловят. Это состояние еще «пережогом» называют. Вроде как перегорел маг от напряжения сильного, пережог сам себя. Бывает, что умирают от такого, но чаще бывает, что полностью дар теряют — для мага такое смерти подобно. Но бывает и восстанавливаются потом и даже сильнее намного становятся. Так что, ты теперь по академической классификации архимаг, то есть маг вне уровней, с огромнейшим потенциалом. Понимаешь? Только тебе учиться надо, иначе весь дар коту под хвост. Архимаг это серьезная ступень. Такой силы маг, он навроде универсала — можешь и ритуальную магию изучить, лекарские приемы освоить, а можешь боевую или даже артефакты начать делать.

— И чего, мне теперь домой нельзя поэтому? — Посмурнел Макаров.

— Да не поэтому вовсе. Думаешь, это я тебя решил не выпускать, чтобы сильного мага к рукам прибрать? — Усмехнулся Вардис. — Так тебе до сильно мага… только начать и окончить обучение. Да и по ту сторону канала ты нам нужнее, чтобы поставки серебра контролировать.

— А чего тогда?

Вардис вздохнул и принялся объяснять:

— Если в двух словах все сформулировать, то у тебя сейчас с обоими мирами большая разность потенциалов и для твоего организма это может иметь самые негативные последствия. Там тебя просто разорвет, как мага. Энергетику твою, астральное тело — называй как хочешь, или ауру твою порвет в клочья. И тогда ты не просто дара лишишься, но и сам инвалидом можешь стать. Понимаешь? Мастер Мурад тебе бы лучше все объяснил, лекарь все-же.

— И чего теперь? Мне домой совсем нельзя?

— Да почему? Просто твоя мана должна сама потенциал выровнять. Сама энергией магической наполниться, без всяких амулетов. Восстановить свой магический потенциал ты сам должен. Поживешь у меня в замке, пока полностью в себя придешь.

— Говорите амулеты нельзя, а этот дали? — Показал он семилучевую звезду на своем браслете.

— Это просто оберег, с него магическую энергию в организм качать нельзя, впрочем, его и энергией подпитывать тоже нельзя. Он сам ее возьмет, сколько потребуется. А вообще сигула это ритуально-магический амулет, чтобы светлые боги к тебе ближе были, слышали и помогали.

— Бред какой-то религиозный. — Поморщился Саша.

— Не скажи. — Помотал Вардис головой. — Это у вас там магии нет, вот вы и перестали в мистическую составляющую верить, а стало быть, и в чудо. Атеистами почти все стали, даже если в церковь иногда ходите, все одно маловерные, а тут все это присутствует и темное и светлое рядом с тобой. Тут без веры никак нельзя, понимаешь?

— И долго мне свою ману восстанавливать, не говорил вам лекарь? — Спросил Саша, чтобы переменить скользкую тему.

— Я думаю, пару недель тут побудешь и восстановишься, а может и того быстрее.

— Блин, я уж думал совсем все плохо. — С облегчением вздохнул Саша. — Напугали меня.

— Да ладно, я же не хотел. — Потеребил его по плечу лэр владетель. — А ты сам-то как себя чувствуешь? Ну в плане внутренней энергетики? Пробовал энергию по организму гонять?

— Пробовал, но пока глухо, как в танке. Да и самой энергии кот наплакал, если десятая часть от полного потенциала есть, то хорошо. Но думаю, даже меньше. Говорите, недельки две? — Недоверчиво взглянул на лэра парень.

— Даже меньше, думаю, быстро должен организм восстановиться, он у тебя сильный. А теперь ты вообще- маг без границ. Да и Лаэрт зря старался, что ли? С его татуировкой ты как минимум в два раза быстрее восстановиться должен. И заметь- эту татуировку твой организм за амулет не воспринимает, эльфийская вязь теперь с твоим организмом это одно целое. Лаэрт вообще за тебя очень переживал, так что цени. Ладно, — хлопнул лэр ладонями по ляжкам, — засиделся, а дела не ждут! Пора мне, а ты выздоравливай, Александр, сил набирайся. Береги себя. — Уже в дверях он обернулся. — Радует одно- у архимагов пережогов не бывает. Как говорят в вашем мире- снаряд в одну воронку дважды не падает, так что нет худа без добра. Если выжил, то второй раз тебе такое не грозит.

— Что нас не убивает, делает сильнее? — Вздохнул Саша с горькой усмешкой.

Саша лежал после ухода Вардиса и снова обдумывал сложившуюся ситуацию. Потом вздохнул, завернул нож древних в бархатную тряпицу и спрятал его под подушку.

«Может, две недели, а может, и того меньше. Не так уж все плохо. По крайней мере, жив сам. Да и с Серегой пока можно тут пообщаться, уж сюда его пустят.»


Глава 2


Александр уже спокойно сам одевался и ходил по нужде, он даже вчера два раза выходил во двор замка и дышал воздухом на каменной площадке, выходившей на озеро. Там стояло небольшое парусное суденышко и две лодки, на которых слуги ходили рыбачить, доставляя свежую рыбу к столу лэров, да и себя тоже не обделяя. Парусный кораблик лэров был метров восьми в длину, имел одну мачту и каюту-надстройку на корме. Не огромный, больше семи-восьми человек не взял бы на борт. Надо будет привести пару удочек да порыбачить с Климом на их баркасе, а то местные в основном неводом рыбалят. Никакого спортивного интереса у них. Или спиннинг с блесной и на щуку, но чуть дальше по берегу. Клим говорил, ее в прибрежных камышах много.

Впрочем, как убедился Саша, в Вэллоре и всякая рыба была дешева, да и икра не считалась деликатесом. А щучья как бы не дороже стоила, чем осетровая. Покупай в небольших бочонках хоть красную, хоть осетровых рыб, все сравнительно дешево. Но зачем покупать на рынке, если родовой замок Корвинов стоит на небольшом полуостровке и можно за пару часов наловить рыбы на обед и ужин для всех обитателей замка. Вот слуги лэров, пока не избалованные деньгами, знали им счет и сами охотно рыбачили для себя и своих господ, доставляя свежую рыбу к столу.

Саше даже сейчас, глядя на озеро, очень хотелось порыбачить на небольшой невод-подъемник, который рыбаки забрасывали с лодок, но голова немного кружилась и он не решился проситься с ними, наблюдая за их рыбалкой с каменной пристани. Не хватало еще в воду плюхнуться, тогда точно больше из комнаты не выпустят и скажут лежать еще неделю.

Саша еще утром придирчиво осмотрел в зеркало свою заросшую физиономию, но решил пока не бриться, тут восемь из десяти мужчин щеголяли с бородами, а у пары оставшихся все одно были усы.

Правда, он себе и помимо бороды не нравился — впалые щеки, бледный, а главное ввалившиеся глаза с черными, как у панды, кругами. Не рыцарь, а крепыш Бухенвальда какой-то. Он и похудел сильно, пока в коме лежал, наверное, килограмм десять скинул, а то и все пятнадцать. Домой вернется — взвесится, там у него в подвале весы стоят. Потом он выкупался в большой деревянной лохани, смывая с себя застарелый пот и, позавтракав, вышел на каменную пристань, где стояла небольшая лавочка, стал любоваться зеленовато-голубой водой озера и белыми парусами вертких рыбацких яликов.

Саша вздохнул, — Да, выглядит он, конечно, не очень, иных краше в гроб кладут. Ну хоть жив остался, да и дар не потерял. Как говорят, он теперь типа архимаг стал, то есть маг без всяких границ и специализаций. Так что главное — выздороветь до конца, выровнять эти самые магические потенциалы, и домой, а там он себе скучать не позволит, не даром же он в подвале и турник установил и лавку со штангой для жима лежа. Да и по утреннему своему бегу уже соскучился. Нет, восстановит физическую форму он быстро, в этом он не сомневался. А уж что да как с его магическим потенциалом будет- поживем, увидим.

Саша и тогда магом себя не воспринимал, как и сейчас не чувствует себя архимагом. Что уж греха таить, он знает намного меньше, чем например, Клим, а уж с Лаэртом ему вообще не тягаться. А Руди? Совсем молодой паренек, а окончил имперскую академию. Это тот самый, что для Саши защитный амулет изготовил. Так он, в сто раз больше Саши знает и умеет. Пообщался Саша с ним утром во дворе замка, парень хоть и робел перед господином рыцарем, то бишь перед ним, но за пять минут рассказал и показал много такого, до чего Саша дай бог через пару лет бы додумался. Какой к чертовой бабушки архимаг из него? Так, неуч по сравнению с тем же Руди артефактором!

Эх, сейчас бы выкупаться в теплой водичке. Нырнуть с причала, да поплавать вдоволь. Но куда ему сейчас, голова периодически кружится и слабость еще сильная. Не до купаний, тем более на открытой озерной глади, где даже в тихую погоду небольшая волна идет.

— О, вот ты где! — Из калитки в замковой стене, на каменную пристань вышел Лаэрт. Саша удивился — сегодня его побратим был одет не как всегда в свои традиционные кожаные доспехи, а в черный бархатный костюм с белым шелковым воротником и черным беретом свисающим почти до плеча. Вместо его парных мечей у пояса красовался только длинный кинжал с позолоченной рукоятью в дорогих ножнах.

— Ты это откуда такой нарядный или куда? — Разглядывая его спросил Макаров.

— Да мы через три дня в долгий рейд по Серебряному бору уходим, ну я тебе уже говорил. Должны были завтра утром выходить, но перенесли, лэр Вардис решил наши группы еще арбалетчиками армейскими усилить и лучниками. К каждой группе по паре лучников и по три арбалетчика еще прикреплены будут. Ну может, и к лучшему, прочешем лес, словно частым гребешком, а то орочьи ухорезы стали там часто шастать. Надо показать наше присутствие, чтобы знали кто в лесу хозяин. — Оскалился его побратим.

— Ясно, а чего сегодня принарядился-то?

— А вот и решил сегодня променад совершить. Пойду для начала в трактир к караванщику, а потом в какой-нибудь салон для дворян… ну в общем там видно будет, — немного смутился дроу.

— К Густаву пойдешь, в трактир у рыночных ворот?

— Ну да! — закивал Лаэрт. — Посижу напоследок перед рейдом, промочу горло. Вроде два наших лейтенанта подойти обещали, может, в картишки или кости перекинемся. Да и Руперт со своим дружком может, подтянется, составит компанию. Ты как, после того случая на него не осерчал?

— Нее, — Саша махнул рукой, — на него-то за что? Тем более, он извинился на следующий день. Да мало того, они же мне с Эр-Ризом коня подарили. Вроде как поздравили с присвоением рыцарского титула.

— Да? Хм… не знал, а где сейчас конь-то?

— В конюшне, при летней резиденции стоит.

— Ну хорошо. Думаю, не плох конь. Эр-Риз же сейчас взялся лошадьми заниматься, да и сынок помогает ему. Да плохого они моему брату бы не подарили. — Оскалил дроу клыки. — А то пойдем вместе, посидим, пообщаемся.

— Да куда мне такому? — Всплеснул руками Саша.

— И чего? — Фыркнул темный эльф. — Ранения у служилого сословия не редкость и чего все это время в комнате сидеть? И так совсем закис? Пойдем, и даже не отнекивайся, с народом служивым пообщаешься, а подустанешь, так я тебя обратно сам отвезу.

— Да у меня и одежды тут нет. — Задумался над предложением Лаэрта Саша. — Да и тащиться я туда с час своим ходом буду, периодически отдыхая.

— Все ерунда, — отмахнулся от его слов Лаэрт, — вещи твои в сундуке лежат, одеться не проблема. Да и пехом чего нам переть, хоть тут и мили не будет, но понимаю- тяжело тебе ходить далеко, слабость. Так мы вторую карету возьмем, там Руди уже из банка вернулся, так что можно.

— А Клим против не будет, может, ему куда ехать надо? — Сделал еще одну попытку остаться Саша.

— Да не будет он против. Тем более он просил потом за ним в летнюю резиденцию карету послать, вот по пути и нас подвезут, а потом Клим за тобой заедет. Не бойся, одного не бросят и не забудут, я возницу предупрежу. Пошли давай.

Саша деланно вздохнул для вида и пошел с дроу в замок, переодеваться. Про себя думая: — Хорошо утром ванну принял, а то пришлось бы обмываться по-быстрому, не вонять же своим потом на весь зал для благородных мужей.

Во дворе замка им снова встретился молодой маг, он робко поинтересовался у них, куда они направляются. Потом он покраснел и робко попросился с ними, испуганно глядя то на Лаэрта, то на Сашу.

Лаэрт лишь пожал плечами, а Саша кивнул, разрешая парню ехать с ними.

— Спасибо, спасибо господин рыцарь! — Глянул на Сашу молодой артефактор, потом посмотрел на Лаэрта и немного смущенно поблагодарил и его: — Спасибо господин темный рыцарь.

Вместе с Руди с ними отправился и его охранник- бывший гвардейский сержант Калеб.

— Ну вот видишь, неплохая компашка собирается. — Подмигнул Саше его побратим.

Когда они вчетвером приехали в трактир «Одинокий караванщик» там уже собралась веселая компания. Сын Эр-Риза Руперт со своим другом и пара гвардейских сержантов. Хоть и из совсем обедневших дворян, но на гонорар гвардейских сержантов могли себе позволить посетить зал для благородных и проиграть несколько медных монет в карты. Тем более проставлялся один из сержантов, получив предложение стать лейтенантом в одном из воинских подразделений. Хоть и не гвардия, но по деньгам он выигрывал почти вдвое, да и получение титула рыцаря там уже было в прямой видимости, через год, много два.

Все четверо были изрядно навеселе и играли в местную разновидность преферанса. По крайней мере, Саше так показалось, хотя сам он не умел играть в земной преферанс, здесь же в картах присутствовали вместо четырех шесть мастей- мечи, щиты, вода, огонь, лес и маги, еще и самих картинок было больше. Конечно, необычное сочетание мастей, но для местных это привычно.

Саше совершенно не хотелось сейчас запоминать правила игры, но следить за эмоциями игроков было интересно. Кучка меди лежала рядом с Рупертом, который на листке плотной желтоватой бумаги огрызком свинцового карандаша записывал результаты партий.

Он решил просто посмотреть за азартной игрой, впрочем, как и юный маг артефактор, а вот Калеб и Лаэрт начали выгребать медь из карманов, решив незамедлительно присоединиться к играющим. Значит все же не как преферанс, там же только четверо вроде играют? — Решил Саша.

Впрочем он не чувствовал себя отдаленным от компании, почти каждый пожелал ему скорейшего полного восстановления маны и перекинулся с ним парой фраз, а когда хозяин принес большой кувшин своего лучшего вина, бесплатно выставив угощение на стол в честь сашиного выздоровления, все встретили это одобрительным гулом и похлопыванием по плечу.

Примерно через полчаса приехал Клим. Он отказался принять участие в игре и попойке и попросил разрешения у присутствующих дворян (хотя юный маг не был еще дворянином) забрать у них Сашу.

— Поехали до резиденции доедем, там и поговорим.

— А что случилось-то? — Насторожился Макаров.

— Там тебя твой друг ждет, хочет пообщаться. Или ты не хочешь?

— Серый, что ли, ждет? А чего сюда его не привез?

— А зачем, чтобы его другие видели? — Удивился лэр регент. — Да и одет он не по нашим модам совсем.

— Да, чего-то тупанул. Поехали. — Сразу согласился Саша.

Сергей Дубровин был рад видеть Сашу, хотя и привез тревожные новости.

— Ну, что маг-недоучка, когда домой вернешься? А бледный какой! — Покачал головой Серый. — И глаза в черных кругах, что твой панда.

— Да я хоть сейчас, вроде уже нормально себя чувствую, а то совсем пластом лежал, но, говорят, нужно, чтобы мана восстановилась полностью. Сейчас нельзя. — Вздохнул Саша.

— Да в курсе, Клим рассказал. — Кивнул Дубровин. — В общем, искали тебя.

— Кто? — Удивился Саша.

— Опера городские. Ксивы показали. Серьезные и вроде как из главка. Старший точно майор, я запомнил. Майор Гусельников. Я так думаю, по поводу судьи искали. Вроде больше косяков за нами не было. Приезжали, про тебя расспрашивали и повестку вручили.

— А Славик? Ни хрена себе — «не было». -Цыкнул Макаров.

Ему польстило, что друг сказал за нами, а не сгрузил проблемы с судьей и убийство Славика только на Сашу.

— Да кому он нужен, Славик сам в розыске за вооруженный грабеж был.

— Ну вот, может, потому и искали?

— Нее, — помотал Дубровин головой. — Не того полета птица, чтобы из главка по нему в поселок приезжали. Точно тебе говорю, из-за судьи. Но от славиковой машины надо тоже избавляться. Она же у нас в металлическом гараже стоит, в том что у озера в конце улицы.

— А хозяин гаража не спрашивал ничего?

— Нее, — снова помотал Серый головой. — Радостный ходит, что свою развалюху в аренду нам отдал. Наоборот продать хотел, ну в смысле нам же. Ему гараж вообще без надобности. Может, попилить эту машину и сюда кусками? Михалыч заберет, он постоянно за всякой фигней через переход мотается.

— Ладно, неделя роли не сыграет, а я как приду, так с Партизаном пообщаюсь, может, он эту машину заберет.

— Ну смотри сам, но я бы перестраховался. — Не стал спорить Сергей. — Когда планируешь домой, что там ваш лекарь говорит?

— Говорит, нормально все, максимум дней пять и вернусь.

— Ну это тут пять, а у нас считай три недели. — Вздохнул его друг. — Неудобные вопросы задают.

— Кто? Ромка с Кириллом?

— Киря больше. — Серый потупился и виновато произнес: — Я Ромке кое-что рассказал. Ну в кратце. Так-то он парень нормальный. А Киря думает, что ты за границей где-то.

— Про переход Ромке рассказал?

Серый кивнул и виновато засопел.

— Ну, а чего? Ты сам-то как бы оправдывался? Он-то почти во всех наших делах в курсе, ну по бизнесу. Как ему объяснить куда ты на полгода пропал? Да и дежурили мы с ним по очереди, ночь через ночь у тебя в вагончике ночевали.

— Ладно, сказал и сказал. И как он все воспринял?

— Ну так… сначала не поверил, пришлось показать переход и попросить, чтобы его Михалыч и Петр Иванович пару раз туда-обратно провели. Впечатлился!

— Впечатлился! — Передразнил его Саша. — Главное, чтобы не проболтался.

— Да ну. Ему зачем? Он тоже долю с нашего бизнеса имеет. Просто понял все и меньше вопросов стало, откуда мясо и икра берется. Да и твоему брату вдвоем легче врать. А то у меня впечатление сложилось, что хоть вслух не говорили, но во всех тяжких уже меня подозревали. — Хмыкнул Серый. — А так все понятно стало. Да и за тебя он сильно беспокоился. Привет передавал.

— А ты тем ментам, что, кстати, сказал?

— Ну то же, что и твоему Кире, что ты в Казахстане где-то. У друзей в горах, потому и не звонишь часто.

— Подумают еще, что наркоту оттуда тягаем. Хотя нет, Киря же видит, что с икры очень хорошо по деньгам получается. — Пожал плечами Саша. — Вот менты могут заинтересоваться, чего это я в горном ауле полгода делал?

— А чего говорить-то, что в Испании или штатах живешь? Так пробьют, что не выезжал. Раз врем, значит, скрываем что-то, а тут не проверишь и загранпаспорта не надо. А, да… — вскинулся Серый и стукнул себя по лбу, — ведь чуть не забыл. Партизан твой говорит, что менты предлагают пост их купить, говорит, мойку там сделаем, очень выгодно. А на втором этаже офис и охрану посадим. Спрашивал про деньги, а вообще… он конечно, с тобой хотел встретиться. И он, и Абрамыч. Дать денег? Говорят, очень выгодное предложение.

— Дать, конечно! Зря, что ли, все это с постом затевали. Тем более, что деньги есть и много, нужно их в дело пускать. Пусть покупают.

— Сань, еще вопрос, тебе же дом полностью достроили?

— Достроили, тогда еще, — посмотрел на него Саша, даже кое-что из мебели в дом покупал. Знаешь же, зачем спрашиваешь?

— Так может, мы вагончик заберем? Помнишь, где тот павильон по выдаче займов стоял, сожгли еще который?

— Чудо деньги? Помню, конечно.

— Мы там стоянку сделали, получается как раз рядом с рынком и напротив кафе. Вагончик твой туда перенесем и охрану посадим, пацанам удобно будет.

— Да забирайте, конечно, раз для дела надо.

После беседы они тепло попрощались друг с другом.

— Сань, ты Климу своему сам про Ромку скажи. И если че, то можно я в следующий раз с ним перейду?

— Ладно, скажу, и Ромку приводи. Только поговори с ним еще, объясни все, чтобы молчал насчет перехода.

— Да без бэ. — Согласился Сергей. — Давай выздоравливай. — Махнул он на прощание рукой и пошел к посту ветеранов, чтобы перевели его домой.

«А сам-то так и не научился переходить. Может, не у всех получается? — Подумал Саша. — Хотя Петр Иванович и Михалыч никаким магическим даром не обладают, а туда-сюда носятся только стукаток стоит. А про переход уже много человек знает, какой-то секрет Полишинеля получается. Не проболтались бы»

Вошел Клим. — Ушел твой друган? Поговорили? Что там, проблемы какие нарисовались?

— Да норм все. — Не стал вдаваться в подробности Саша. — Волнуются просто за меня.

Про Ромку он решил пока не говорить Климу. Потом… завтра, как говорится — «на свежую голову».

— Ну хорошо, что не забывают. — Кивнул лэр.

— Слушай Клим, а ты сам мне стульчак на горшке вырезал? — Смутил он вопросом сына владетеля.

— Гм… ну вырезал. Лаэрт меня сдал? Чертов клыкастый негроид, только он видел.

— Да нее… — Помотал головой Саша. — Он совсем в другом смысле… ну в смысле уважительно.

— Уважительно? — Хмыкнул лэр. — Ты сильно об этом не распространяйся, типа обезличка выходит, как у вас братва в девяностых выражалась. Да и инструмент, что ты подогнал, испробовать хотел. — Сказал он, смущаясь.

— Спасибо. — Поблагодарил его Саша, на что лэр регент только сдержанно кивнул. Но, помолчав, добавил:

— Хороший инструмент, наши столяры в полном восторге, будут кое-что в замке переделывать. Да уже делают. Я Михалычу сказал, чтобы бэушный инструмент на развалах покупал, топоры там и прочее. У вас старые молотки и топоры копейки стоят, а у нас пока железо не из дешевых. Хотя с гномьими поставками дешевле стало.

— У лекаря в комнате, где я лежу, до сих пор рамы свинцовые с кругляшами вместо стекол.

— Да знаю. — Махнул он рукой. — Сейчас у моего отца окна меняют, через неделю-другую и у Мурада новые поставим. Михалыч по нашей просьбе стекла несколько ящиков сюда перетащил, а рамы наши столяра сами изготовят. Так что проблем никаких. Скоро все окна в замке, как в твоем новом доме будут, не хуже.

* * *
Остров Риген, в двенадцати милях к северо-западу от Тихой Гавани.

Два дня назад, прямо в полдень, внезапно разразилась сильная гроза и разыгралась не шуточная буря на море. Все вдруг потемнело, дождь стал хлестать тугими косыми струями и море стало сильно штормить. Утонул один рыбак из деревни.

Тогда порывами ветра даже сорвало часть крыши на крытой галерее в каменном форте.

Гуннар недовольно поморщился: — И так эти крестьянские морды не слишком охотно переселяются на его остров, а тут еще и здоровый мужик утоп в море — недобрый знак. Не верят эти оборванцы, что он тут обосновался надолго, вот и не спешат переезжать со своих скалистых берегов на эту плодородную землю. Всего четыре дюжины фралов признали его господином и пошли в зависимость за выделенный кусок земли. Восемь отдельных семей.

Хотя нет, уже семь семей! Рыбака Акке со старой матерью за отдельную семью тогда посчитали. А теперь, всего семь семей — небольшая деревушка, где переселенцы выстроили два больших общинных дома из каменного теса, что натаскали из развалин возле Русалочьей бухты и сосновых бревен. Он великодушно позволил срубить крестьянам три десятка высоких деревьев, растущих на побережье. Еще и разрешил собирать сухостой и валежник для очагов.

А теперь у него осталось всего семь семей. У любого захудалого ярла с Нординга крестьян в несколько раз больше. Посмотрим еще, какой урожай они вырастят до зимы. Им ведь нужно будет четверть урожая отвезти в форт, ему и его славным воинам. Ну а как еще? Скажете, что четверть это много? А вот сам Гуннар так не считает. Не задарма же он позволил этим беднякам, прежде не имевшим и ярда своей земли, поселиться на его теплом, благодатном острове. Он дал им большой надел земли, но не на каждую семью, а на всю общину. Пусть староста сам распределит каждой семье по силам. А ведь их конунг, ну то бишь он сам, еще будет охранять их деревушку и самих людишек от набегов пришлых морских ярлов, даруя им и их детям покой и мирный сон.

А теперь осталось всего семь семей! Да и что за семья такая была — всего два человека: великовозрастный сынок, да его дряхлая мать. Благо остальные семьи были большие, в среднем по полдюжины голов. Хотя большую часть этих голов составляли никчемные дети.

Ну еще бы, кто еще согласится ехать в полнейшую неизвестность ради лучшей доли и куска хлеба, как не полная нищета, что не могла прокормить своих детей? Вот самые бедняки и поплыли первой партией. Ну ничего, эти обживутся, так другие проситься начнут. А там Гуннар уже не будет просто раздавать свою землю, он ее будет продавать желающим переселиться на его остров. Конунг он или нет? А монеты в кошеле никогда не помешают, да и помимо оброка и барщины, крестьяне будут иметь еще и крупный долг перед своим господином.

— А-а-а-а! — Визгливый, противный голос старухи отвлек Гуннара от размышлений.

— Ну что там еще? — Недовольно спросил он своего подручного- Харальда Кабана, наблюдая, как старая женщина катается с воем по земле и бьется головой о выловленную в море долбленку ее сына.

— Старуха Будика переживает смерть своего единственного сына. Кричит, спрашивает всех, как теперь жить будет. — Криво усмехнулся Кабан. — Кто ее и впрямь теперь кормить будет? Сказать, чтобы с этим разобрался староста Сигурд? Взял струю женщину на попечение общины?

— Седоусый пусть людей для работ пришлет в форт, там крышу частями сорвало бурей. Пусть эту проблему решает, а эта старуха уже достала своим воем. Это ее единственный сын?

— Да они вдвоем с Акке приплыли. Да и Акке уже больше пяти десятков было, а ей и вовсе все восемь.

— Дурень, занимался бы выращиванием кроликов или кур на берегу разводил, в море поперся на своей убогой долбленке, чертов рыболов. — Сплюнул Гуннар. — Говоришь, тело ее сына не нашли после бури?

— Да где там? После такой бури даже если и всплыл, то течением уже далеко на север унесло. К острову тело уже не прибьет, ни почем не прибьет, остров же течением с юга омывается.

— Зачем тогда эта старуха в моей деревне, какая от нее польза? Только лишний рот, да проблемы всей общине. Скажи нашим людям, пусть перережут старухе глотку и сожгут тело. А прах развеют над морем, чем так убиваться, пусть встретится со своим Акке в чертогах морского бога и сыну радость будет. — Хищно улыбнулся Гуннар, обнажив крупные желтые зубы.

Прежде чем старуха поняла, что происходит, ее держало уже двое крепких скалящих кривые зубы бородачей. В самый последний момент она стала вырываться, но Болли ловким и отточенным движением чиркнул ей по горлу острой кромкой своего топора, рассекая гортань и жилы. Крестьянам может и пришлось не по нраву решение их короля, но они молча стояли, склонив головы.

Все верно, король я или не король? — Подумал Гуннар. — Если бы кто сказал хоть слово против, то тоже отправился с перерезанной глоткой к богу морей. Он еще раз оглядел молчавшую толпу черни, задержал взгляд на седоусом старосте, но Сигурд тоже предпочитал не встречаться с ним взглядом и, потянув уздечку, развернул своего жеребца к дороге, ведущей в каменный форт, где обосновался он сам и его дружина.

Позади ехало три его капитана и Харальд Кабан, его правая рука и телохранитель. Еще пеший десяток своих воинов он оставил в деревне, чтобы они проконтролировали его приказ и принесение жертвы морскому богу, которого так почитают морские ярлы.

«Нужно Сигурду сказать, чтобы деревянного идола морского бога на берегу установили. А потом, как обживемся, так каменотесы большого каменного сделают, поставят уже на века и рунами выбьют мое имя. Чтобы и потомки знали, кто для них завоевал эти земли.»

Морскому богу жертва в самый раз придется. Недавно они ограбили большой транспортный кнорр, идущий из княжеств к восточному побережью Срединного моря. Взяли богатый груз, может, потому и Акке морской бог забрал? Хотя не жалко, кабы за каждого крестьянина зависимого такой откуп товаром брать, он бы их всех к морскому богу в услужение отправил. Одного за другим.

Помимо грузов, на грузовом кнорре находилась устроенная прямо на палубе загородка с полудюжиной отличных и уже объезженных скакунов, которых купец вез в Кайру на продажу. Товар шерсти и олова они продали торговцам с Солнечных островов, как и троих самых молодых членов команды. Вернее, двое из них были моряками с кнорра, а самый молодой паренек был сыном того купца. Поначалу Гуннар не думал, что людьми торговать так же выгодно, как и захваченным товаром. Первые свои жертвы они, не задумываясь оставляли на палубе с перерезанной глоткой. А само судно поджигали, споро перекидав тюки с товаром на свои корабли. А бывало, что и часть не вошедшего к ним товара пропадала в трюмах сгоревшего корабля.

Но не в этот раз. Честно сказать, Гуннару стало жалко пускать на тот свет великолепных коней. Потому он и оставил в живых трех человек, да и сам кнорр они привели в Русалочью бухту, где в старом каменном форе находилась его берлога.

Хотя берлогой его обиталище можно было назвать тогда, когда он с командой и на одном лишь корабле обосновался на этом острове. Сейчас это скорее обустроенная резиденция предводителя еще нескольких морских ярлов. И теперь он, как настоящий конунг, ехал верхом на великолепном жеребце в сопровождении своих рыцарей-капитанов.

Остров, где он обосновался, был просто огромен, от северных ветров его закрывала каменная гряда с высокой горой в середине. Помимо перевезенных с родного полуострова крестьян, на острове жили еще люди- простые рыбаки и крестьяне. Но деревни тех, были намного больше недавно основанной выходцами с Нординга.

Гуннар даже не поверил вначале, что старосты двух больших и богатых деревень не платят оброка феодалу. Да и сеньора на острове не было, формально Риген принадлежал императору Вардосса. Но где тот император и где этот остров? Как ему сказали крестьяне из этих деревень, еще три года назад в каменном форте находился отряд в сотню имперских воинов. Но потом гарнизон сняли, форт стоял пустой и местные крестьяне стали предоставлены сами себе.

А ведь поселения довольно большие, без сеньора и уплаты положенных податей крестьяне совсем зажирели. Жили, словно благородные, в светлых застекленных настоящим стеклом домах. Такие окна не у каждого ярла на Нординге имелись. Почти в каждом дворе была коровка, а то и пара. Да что там коровки и овцы с козами, лошадей в каждой деревне с десяток Гуннар насчитал. Пару раз они совершили набеги в опустевшие деревни, пограбя их и взяв силой несколько не успевших сбежать в леса женщин, а потом убив троих схватившихся за топоры и вилы мужиков. Но женщин убивать не стали, отпустили, немного позабавившись. После сожгли показательно всего по одному дому в этих богатых поселениях, хотя могли бы разорить оба поселения подчистую, перерезав всех поселенцев.

Сожгли демонстративно, дав понять, что в следующий раз спалят все, а головы убитых крестьян они отрубили и насадили на высокие колья в назидание другим поселенцам. После этого селяне поняли его правильно, старосты обеих деревень приехали к нему на поклон. Приехали с богатыми дарами, привели годовалого бычка и трех откормленных свинок и два воза, полных продовольствия, и даже двух рабочих лошадок. Лошадей потом Гуннар передал поселенцам с Нординга. Пусть помнят его доброту. Все одно, ходить под седлом эта животина была не обучена.

Гуннар велел мужчинам рыбакам прилюдно, в знак покорности и смирения, целовать его топор, а потом, сделав каждому надрез на ладони правой руки, оставить кровавый отпечаток на парусе его корабля, закрепив кровью клятву верности. Так поселения рыбаков признали его своим сеньором и обязались каждую неделю поставлять свежую рыбу, мясо, масло, клубни картофеля и испеченные хлеба.

Это было почти полгода назад, когда сам Гуннар был морским ярлом с одним небольшим кораблем и дружиной в две дюжины отъявленных головорезов. Теперь у него целых четыре корабля, большая дружина и сам он настоящий конунг острова. Недаром на старом наречии его народа Ригене означает королевский. Сейчас к двум старым поселениям рыбаков прибавилась небольшая деревушка выходцев с каменистого Нординга. Пока немного, менее полусотни голов, половина из которых малые дети, но не беда. Обживутся эти, приплывут еще. Места тут отличные и земля плодородна.

Помимо трех деревень и его резиденции- каменного форта, на острове были развалины какого-то древнего храма и темнела башня замка, на утесе, недалеко от Русалочьей бухты. Он хотел обосноваться в замке, но уж больно много там нужно перестраивать. И в крыше зияют дыры, и половина замковых строений превратилась в развалины, да и все деревянные балки и лестницы давно сгнили и превратились в труху. Каменный форт по сравнению с опустевшим замком, где гуляли сквозняки выглядел обжитым и пригодным к жизни. Он ведь сравнительно недавно был оставлен имперским гарнизоном. Правда, пришлось кое-что подлатать, выковать железные петли к новым воротам, но не сам же он этим занимался. В рыбацких деревнях и кузницы есть, и людей два десятка старосты прислали на барщину, вот и подновили его форт. Его, его, чей же еще?

Когда Гуннар и его люди отъехали от деревни фралов на сотню шагов, он снял закрытый шлем. Не привык он к такому, шлемы нордов были открытые и представляли собой склепанный из четырех половинок железный колпак с приклепанным наносником и изредка ниспадающей на плечи и защищающей шею бармицей.

Впрочем, сами морские ярлы и их дружинники вообще предпочитали кожаные шлемы и кожаные доспехи, не такие тяжелые по сравнению с железной броней. В железе попробуй выплыви, сразу на дно пойдешь.

Но этот шлем был стальной, полностью закрытый, с Т-образной прорезью, совсем не в традициях нордов изготовлен. Но был он очень хорош, как и широкий и длинный стальной меч, он был украшен золочением, узорами и изображением крылатых людей и гравировкой на эльфийской рунице. Видно, принадлежал не самому простому длинноухому воину. По правде сказать, мечу Гуннар предпочитал остро наточенный топорик на длинной рукояти, да и такой меч в битве только с амулетом силы крутить. Слишком большой и тяжелый для простого человека, эльфары-то все как один колдуны, это всем известно. Да, большой и тяжелый, но Гуннар все же повесил его себе за спину и носил как знак благородного происхождения. А вот шлем ему без прикрас нравился, очень дельная и практичная вещица.

Настоящий шлем и меч конунга и Гуннар, не задумываясь, забрал трофей себе, хоть не он лично зарубил начальника стражи на большом кнорре из северной Остии. Но кому носить такое богатство, как не конунгу? Впрочем, серебряное кольцо амулет он тоже забрал и нацепил себе на палец, хоть налезло оно только на мизинец. Правда, сам, не обладая даром, совершенно не видел заряжено ли оно.

Еще он взял себе дорогой багряный плащ, подбитый мехом лисицы с костяной резной фибулой, что принадлежал уже самому купцу. Взял его расшитую золотом меховую шапку в цвет с плащом и украшенную мелким жемчугом, в которой последние дни восседал за общим столом, когда бражничал с воинами дружины.

Все же богатые трофеи они взяли, хоть и последний бой дался им трудно, на большом кнорре была охрана из двух десятков опытных остейских воинов, а корабль рыжебородого Болли как назло отнесло немного мористее и его воины, выгребая из последних сил, поспели уже к концу адской резни, что разыгралась тогда на палубе торговой лохани.

Ну ничего, теперь он выслуживается перед конунгом, вон как старухе кинулся горло резать. — Усмехнулся Гуннар. — Но все равно было два десятка профессиональных воинов и пятеро матросов, вооруженных копьями, против шести десятков его морских дьяволов с двух снеккаров. Абордаж от силы десяток минут длился, пока последнему стражнику кишки не выпустили. Тогда хорошо пригодились трофейные самострелы, которые на раз пробивали стальные кольчуги стражи.

В той драке они, хоть и сами потеряли семерых воинов убитыми и Хогги козлобородый помер через день от раны в брюхо, все одно хорошо сходили в налет- добыча была просто шикарная. Мало того, что ларец с серебром и золотом у купчика взяли, так и его сына продали работорговцам на архипелаге солнечных островов. Продали выгодно, как и сам корабль торгаша. Конечно, корабль стоил намного больше, чем смазливый мальчонка лет десяти, но монеты лишними не бывают. Толстый работорговец за него, не торгуясь, шесть золотых монет отсыпал. Будут деньги, будет и большая дружина.

Теперь Гуннар зазря не будет резать всем глотки, но разве самым матерым стражникам, что предпочитают получить сталь в брюхо, но не бросить меч и сдаться на милость победителю. А если сдадутся, то убивать не будут, потом, как и того пацаненка, продадут работорговцам. Дорожка-то к рабовладельцам Солнечного архипелага уже протоптана. Теперь его там примут с распростертыми объятиями, только вози народ.

Да и сами корабли можно не топить больше, а тоже продавать работорговцам и плантаторам Солнечных островов. Даже самому можно туда не ходить, а посылать Кабана, тот не обманет и не убежит. Да и куда ему бежать, если тут он имеет доход, равный капитану снеккара и все скопленные Кабаном деньги, а также дорогой кинжал и пара позолоченных кубков лежат у Гуннара в сундуках.

До Солнечных островов четыре дня ходу, зато прибыль больше втрое, а оттуда плыть и того меньше, так как течение южное, а коли не зима, то и ветра южные преобладают. Получается, седмица и товар выгодно продан. — Гуннар довольно растянул рот в зловещей улыбке и покачал головой. — Решено- с этих пор людей почем зря резать не нужно, лучше продавать их как товар.

Первое время, когда он обосновался на острове и к нему примкнул первый из морских ярлов- Альрик, они нападали на прибрежные деревушки, не брезговали и лодками рыбаков, если они возвращались с уловом. Но потом для Гуннара, который провозгласил себя конунгом острова, это стало мелко. Они на двух кораблях совершили налет на прибрежный форт, где вырезали два десятка солдат и хотя при том взяли хорошие трофеи- железные мечи, луки, две стальных кольчуги и даже четыре больших самострела, но и потеряли тогда восемнадцать человек совместного отряда из команд двух кораблей. Слишком большие потери для одного боя. Еще с десяток морских воинов долго залечивали свои раны, сидя в каменном форте на берегу. Теперь бы Гуннар не пошел на такую глупость. Да и зачем им теперь нападать на береговые форты Вэллора и деревушки простых рыбаков, если можно грабить богатые корабли, идущие к восточному побережью. Теперь Гуннар стал умнее, потерь меньше, а выгода в несколько раз больше.

Теперь же у него целых четыре корабля. Правда, этот сосунок Олаф не хочет быть морским грабителем. Гуннар заманил его на остров, пообещав собственную деревню, где тот будет уже не просто морским ярлом, болтающимся на своем корабле и днем и ночью по волнам, а полноправным сеньором земель и ярлом переселенцев из Нординга. Пообещал ему не только земли, но и право торговать разными товарами с разрешением перевозить их через узкое море и пролив, отделяющий остров от восточных земель.

Потому тот и согласился плыть с ним и даже привез с собой эти семьи крестьян фралов. Как подозревал Гуннар, его папаша- старый ярл Кнудд, выделил младшему сынку не только новый снеккар на восемь пар весел, но и увесистый мешочек с монетами для начала торговли. Только невдомек сосунку, что появись он со своими воинами в Тихой гавани или в имперской Кайре, так никто разбираться не будет- вздернут щенка на городских воротах. Не любят местные морских ярлов, да и Гуннар за последние пару месяцев подлил масла в огонь этой ненависти. Как есть — вздернут дурачка. Тоже мне торговец выискался! Мужское дело грабить и убивать!

Ну ничего, Гуннар что-нибудь придумает. А если молодой ярл заартачится, то всегда есть кем его заменить. Морские разбойники, узнав, что Гуннар обосновался на острове и целой флотилией удачно грабит корабли, с радостью пойдут в команды кораблей, заменяя своих, не столь удачливых сородичей, что были убиты ранее, стоит показать кучку монет и пообещать сытую и вольную жизнь. Да уже идут. Сейчас у него под рукой восемь десятков опытных морских головорезов и это не считая самого сосунка и его небольшой команды в два десятка человек.

Еще Гуннар знал, что с западного побережья через узкое море каждые две седмицы ходит караван из двух- трех больших грузовых кнорров. Теперь, когда у него четыре корабля и сотня воинов, можно замахнуться и на такую крупную добычу, пусть даже на каждом из этих кнорров будет по дюжине стражников. Правда, корабли ходили ни у самого острова, а огибали остров южнее, так как шли не в Тихую Гавань, а в более богатую имперскую Кайру. Если он со своими пиратами возьмет эту добрую добычу, то можно обосноваться на острове. Закрепиться тут основательно. Все считаются только с сильным и богатым господином. Тогда денег хватит отремонтировать и старый замок на горе, и заказать умельцам новый большой корабль. Пожалуй, даже не просто морского змея им заказать, но и на дракона замахнуться. Чтобы не меньше, чем на десять пар гребцов был. А лучше на дюжину. Конунг он или нет!

Морской дракон — большой боевой корабль на две дюжины гребцов — был только у самого богатого конунга побережья Нординга. Да и людей у конунга Эрика Сурового было много. Недаром он объединил полтора десятка ярлов с их землями. Ну ничего, дайте срок и у Гуннара тоже будет такой драккар, команда в полсотни человек и на берегу отряд не меньше, чем у Эрика Хардрада.

Он даже наймет зодчих и военных мастеров, чтобы заново отстроили замок на горе, укрепили его мощными стенами и еще парой башен и тогда его даже имперские солдаты не выбьют отсюда. Если у него будет гарнизон в две сотни солдат и шесть-семь военных кораблей с командами. А он еще ополчение из крестьян набирать станет, кто тогда посмеет на него напасть? Это же целая армия, да с такой армией он и с Эриком посоперничать может.

Может, придет время и его побережье он пограбит. У Эрика есть, что взять. — Мечтательно растянул Гуннар рот в улыбке. — У него только жен четыре и все, как говорят, красавицы и это не считая десятка наложниц. Как поговаривают, только из его сыновей от наложниц можно собрать команду небольшого снеккара. И посуда, говорят, в его замке вся золоченная, а то и из чистого золота, не из простых оловянных кубков пьет он и его родичи.

Тут, на этом благословенном острове, будет его дом и его крепость, его неприступная цитадель. Да кто тогда посмеет бросить вызов Гуннару, император? Императору этот остров до одного места, иначе он бы не убрал отсюда военный гарнизон. Да и империя ведет несколько войн на юге и в новых колониях. Не до острова императору, а вот Гуннару этот остров ой как нужен.

И будет он королем острова, настоящим феодалом и правителем. Даже конунги Нординга не сравнятся с ним, так как земля тут плодородная, а климат мягкий и теплый. Многие вольные земледельцы захотят переселиться на его остров с каменистых берегов родного Нординга. Если он им позволит. Можно на одной торговле хорошо подняться, если брать с них положенную десятину урожаем. Да и денег немного за защиту. И земель у него достаточно, может быть, у нескольких конунгов Нординга земли обширнее его нынешнего владения. Народу у них сейчас больше, это да. Хотя народ — дело наживное, если выделять тем же нордам землю под посевы, так действительно сотни переселятся.

Будет править этой землей наравне с князьями или владетелем Вэллора, тем более если он перестанет грабить. Ну не совсем, конечно, перестанет, ведь можно обложить данью торговые корабли. Да тех же поморян, что частенько возят вдоль берега на своих грузовых плоскодонках товары в Тихую Гавань. Гуннар был уверен, что торговцы будут платить хороший откуп, под угрозой потерять весь товар и весь доход. Лучше отдавать самим часть прибыли, чем терять все, включая свои жизни. А поморянам с их каботажным плаваньем проход перекрыть вообще раз плюнуть! Да и не грабеж это, а налог за защиту и охрану их грузов.

Тогда он перевезет с родного полуострова еще несколько сотен крестьян, еще на несколько деревень и будет богатым феодалом с настоящей армией, военным флотом и несколькими сотнями зависимых крестьян. Только бы провернуть дело с богатым караваном с Западного берега. А с кем еще торговать Северным королевствам? С опустошенными войной и обнищавшими Великими княжествами? Конечно, они возят свой товар в Вардосскую империю. Тут их и нужно поджидать, когда узкое море пересекают.

Замечтавшись, он не заметил, как они подъехали к самым воротам каменного форта.

Навстречу ему вышел молодой ярл в сопровождении четырех своих воинов.

Гуннар поморщился, — чертов сосунок, только вспомнишь и вот он, вылез. На шее безбородого девятнадцатилетнего парня поблескивала золотая гривна, словно напоминая всем, что он не просто морской ярл, а сын ярла и внук ярла из одного не самого бедного поселения. У самого Гуннара гривна на шее была бронзовая. Впрочем, как и у всех остальных воинов. «Видно, любит сынка старый ярл Кнудд, хоть он и не старший его сын. Точно ведь, помимо нового снеккара еще и довольно монет в наследство выделил». -Завистливо посмотрел он на золотую гривну паренька.

— Доброго здоровья тебе конунг, Гуннар! — Поприветствовал его парень. — Я, Олаф Кнуддсон, хотел бы знать, когда ты, как обещал, выделишь мне земли, чтобы я мог привести своих людей и основать свое поселение?

Трое его людей были в полном кожаном доспехе с заткнутыми за пояс топорами, а сам Олаф, как и его телохранитель, с мечом на поясе и в справной стальной кольчуге и стальном же шлеме, поэтому сейчас затевать с парнем ссору Гуннару было совершенно не с руки.

— Погоди, юный Олаф, будет тебе феод на моем острове.

— Но когда? Я тут уже вторую седмицу и мои люди спрашивают когда мы отправимся домой за поселенцами.

— А чем ты заплатишь мне за землю? Отдашь свой новый снеккар? — Усмехнулся Гуннар.

— Я не могу этого сделать. Морской змей — дар моего отца и он нужен мне для перевозки на остров людей и морской торговли. — Смутился парень. — Но разве, Гуннар, ты не обещал мне и моему отцу, что выделишь мне землю? Про деньги совсем не было уговора.

— Обещал, обещал, — кивнул Гуннар. — Никто не скажет, что Гуннар Ормарсон, по прозвищу Волосатые руки, не держит своего слова.

Гуннар ухмыльнулся, про себя добавив:

«Если кто и мог бы такое сказать, тот валяется обглоданный рыбами на дне моря, а его душа давно прислуживает суровому морскому богу».

Он и его люди не спешились и теперь он разговаривал с молодым ярлом из седла своего дорогого скакуна, что было ему только на руку, потому как парень словно простолюдин стоял перед ним, задрав голову, хотя Олаф был младшим сыном настоящего ярла, имевшего во владении обширные земли и несколько крупных поселений, а сам Гуннар был всего лишь морским ярлом, имевшим только корабль и три десятка человек команды. Но теперь-то он настоящий конунг и парень, получив землю, присягнет ему клятвой крови.

— Я выделю тебе земли под поселение и тогда ты будешь настоящим ярлом, Олаф Кнуддсон, как я и обещал, — кивнул снова Гуннар и растянул рот в подобии улыбки, — но ты же не откажешь в небольшой просьбе своему будущему сюзерену? Иначе как я буду уверен, что ты будешь предан мне? Ничего серьезного, просто подсобишь мне в одном маленьком дельце…


Глава 3


Саша, сидя в своем кабинете, просматривал новости по интернету и попивал горячий кофе с рассыпчатыми печеньками. Неделя в иномирье пролетела быстро и вот он снова у себя дома. Первые дни реально всех пугал своим видом- худобой, выпирающими скулами и черными кругами вокруг глаз, но с полным восстановлением маны и здоровье восстановилось буквально за несколько дней. А Саша к ежедневным прогоном по организму магической энергии добавил привычные уже физические нагрузки. Так, что теперь чувствовал себя полностью восстановившимся. Хотя с увеличением маны и переходом на уровень архимага, он скорее чувствовал себя сверхчеловеком со сверх-возможностями.

Несмотря на то, что к нему уже пару раз присылали повестки с вызовом в отделение милиции, он все же решил пожить в своем новом доме. Если приедут оперативники, он надеялся на свои магические способности. Да и со второго этажа, где находилась его комната и рабочий кабинет, он мог по боковой лестнице спуститься в подвал и спокойно уйти по переходу. Ну не беглый же он зек, чтобы на него засады делать и дом неожиданно, ночью штурмом брать?

Саша открыл ежедневник. — Точно! Послезавтра у этого, как его… у Аркадора, суд. Вардис просил про него узнать и если возможность будет, то привести его к ним. Посоветовавшись с Сергеем, они решили ехать.

— Ну, а вдруг его освободят? Потом где искать? Да и ехать на машине часов десять-одиннадцать. Сгоняем, глянем, что за гусь такой. Хоть на морду лица знать будем. — Приводил веские аргументы Сергей. — А вообще, он тебе нафиг сдался?

— Серый, мне он как раз нафиг не сдался. Вардис просил найти. Говорю же, он типа помощника у его мейстера архимага был. — И видя непонимающий взгляд друга, пояснил. — Ну который Вернардский, маг академик, этот самый канал который смог создать. Так вот все думали, что этот самый Аркадор погиб, а он оказывается сюда провалился. При первых экспериментах еще, вроде как выброс магической энергии сильный случился. Вот и думали, что он сгорел весь целиком, а он здесь выходит объявился. Хотя нет, мейстер это вроде как раз Аркадор, а академик, тот магистр. Тьфу ты! Хрен их там разберешь. В общем, батя Климов просил мужика найти и мы найдем. — Подытожил Саша тоном не терпящим возражений.

— А-а, вон чего. Ну, так-то да, надо найти. Тогда значит тем более надо на суд ехать, а то выпустят и ищи-свищи потом ветра в поле.

— А если не выпустят? Зря смотаемся?

— Почему зря? Не выпустят, так хоть на него посмотрим на суде, сколько дали будем знать. У адвоката телефон возьмем и будем знать куда его срок мотать отправят. — Продолжал гнуть свое Дубровин. — Потом и лэру Вардису будет, что доложить.

— Логично. — Согласился Саша. — Только, чего машину гонять, может я сам, на поезде съезжу? Один?

— Ага! Мало ли чего? Ты вообще не свети свой паспорт, а то самого за судью слотошат и тогда тебя еще потом ищи и из тюряги вытягивай. Ты вон сам, то в лесу неделю блуждаешь, то при смерти месяц лежишь. И это, если только по ихнему времени считать, а у нас уже вон снег стаял. Отпускай тебя одного!

— А чего вытянул бы? — Усмехнулся Саша. — Ну из тюрьмы, имею ввиду.

— Сплюнь! Один бы нет. — На полном серьезе ответил Сергей. — А вот с Климом и эльфом твоим темным, думаю вытащили бы. Да ты и сам уже хорошо магичишь, вон ментов на посту как кошмарил. Ну так едем? А то мне Свету предупредить надо, отпроситься заранее, чтобы не подумала чего.

Саша кивнул и подумал. Когда это Лаэрт, которого Сергей откровенно побаивался, моим стал? Хотя чей еще? Он же мне побратим. И подвел итог спору:

— Ну, едем значит. На твоей ласточке едем. Я узнавал суд в первой половине дня, так что выезжать надо заранее. Чтобы ночь всю не гнать. Лучше перед городом в мотеле отдохнем и выспавшиеся подъедем. Так, что отпрашивайся у жены на пару дней, завтра с утра и выезжаем. Кстати, про ментов напомнил. Что у тебя по оформлению поста?

В связи с фиктивным переездом Александра в теплые средне-азиатские страны, все дела официально вел Дубровин. Стационарный пост ДПС тоже решили оформлять на него. И вообще, Саша сам предложил другу на время переехать в его новый дом. А квартиру пусть хоть сдают, деньги-то за нее они уже выплатили и Саше и его брату. А тут все под боком, живи и радуйся в новом доме, до работы два шага. Да и пригляд за домом будет, не бросать же. А главное за самим каналом пригляд постоянный будет. По крайней мере, на год спокойно могут в дом перебраться. А там видно будет, как там с розыском судьи дальше будет. Федеральный судья, это тебе не Славик отморозок, его по-любому искать упорно будут.

В общем Саша переманивал своего друга перебраться в поселок. И как видел, Сергей не сильно-то и отказывался, да и Светлана у него была бухгалтером и могла работать тут же по своей специальности.

Работы выше крыши стало- три мини-рынка, кафе с небольшой гостиницей в мансардном этаже, кафе Абрамыча и вот теперь автомойка добавится. Чем со стороны кого-то брать, лучше своего главбуха привлечь. А что кто-то будет подворовывать деньги Саша не верил, да и при разговоре, с недавних пор он мог по изменению ауры понять, врет ему человек или нет. Поэтому сам уже несколько раз намекал на привлечение его жены в затеянный ими бизнес.

Ромка кстати решил возобновить свое обучение в вузе. Ну, а что? Закончит и свой юрист будет. Ему Саша тоже доверял. Даже про переход ему Серый рассказал. Как он повинился, после того как Саша пропал, в общих чертах ввел общего друга в курс дела. Но самое смешное после того как Саша пролежал больше двух недель в коме, не Сергей, не Ромка не горели желанием вообще близко подходить к каналу. Скорее всего опасаясь, что потусторонняя энергия как-то тоже может на них воздействовать. Да и еще не понятно, в каких красках он все Ромке описал, но парень реально сторонился подвала. Продукты как и раньше переносили в подвал ветераны, но теперь уже переносил Гюнтер с двумя новыми помощниками.

Саша заметил, что даже если человек совершенно не обладал даром и в упор не видел переход, стоило его пару раз провести туда-обратно и он уже сам с легкостью перемещался между мирами. Вроде как канал ставил на таком человеке метку свой-чужой, разрешая ему самостоятельные переходы. Теперь и бывший лифтер с серьезным видом, по нескольку раз в день бегал туда-обратно. Впрочем как и для Петра Ивановича переход через канал не составлял никаких трудностей.

Как бы не утекла информация по каналу в чужие руки. Хотя… — Саша задумался. — Все кто связан с каналом с той стороны, живут обособленно в летней резиденции. Соблюдая режим секретности. На сколько Саша знал, им было запрещено покидать саму резиденцию и тем более рассказывать кому-то про канал. Там это Лаэрт курирует, с ним не забалуешь.

Тут тоже кроме нанятого по контракту бывшего лифтера, которому они нагнали жути при первой встречи и потом взяли подписку о неразглашении, про канал знали только трое- сам Саша, Серый и теперь вот Ромка. Все имели свою долю в бизнесе и рассказывать про иной мир, подвергая краху все что создали за это время было совершенно не в их интересах. Одни только продукты и тем более икра, приносили им сверхприбыль. Да и деньги с того же серебра друзья по-большей мере пускали в общее дело. Так, что может и не станет переход в его подвале, секретом Полишинеля.

В крайнем случае у них конечно оставались рынки и кафе, да и миллионы валюты переданные бывшим антикваром грели душу и отгоняли дурные мысли. Саша задумался. — А смог бы он все променять на деньги? Вернее деньги и бизнес в обмен на новый мир и открывшийся в нем дар? Блинн, как сложно! Скорее даже не мир, дар и деньги стояли во главе, а его друзья. Тут верный Серега и новый друг Ромка, его родной брат Кирилл, опять же деловые партнеры Марат и старый еврей Абрамыч. Там лэр Вардис, Клим и его побратим хитрый лис Лаэрт, пожилой страж Гюнтар и хозяин трактира Густав, опять же. Кого выбрать? Какой мир лучше, какие друзья вернее? Он вспомнил Ирму, но усилием воли прогнал из головы думы о нравившейся ему девушке. Хех! Девушка. Эта девушка, как оказалось еще до войны родилась. Да… бывают выверты судьбы. И он быстро глянул на возившегося с машиной Сергея, словно боясь, что тот услышит его мысли. Интересно как она там? Может еще свидимся? Хотя нужно ли это ему и тем более ей?

Постоял собирая свои разбежавшиеся мысли в кучу.

— Нее! — Замотал внезапно головой удивив этим жестом Сергея. Потом махнул рукой успокаивая того. Мол это я так, о своем, о девичьем. И подумал. — Ну его нафиг! Переход наше все. Если будет действовать переход, то и не надо делать выбор с кем ему оставаться и кто из друзей ближе, да лучше.

Городской суд одного небольшого, районного центра представлял собой совершенно не презентабельное зрелище. Двухэтажный дом, больше напоминающий барак, построенный из шлакоболоков с облупившейся штукатуркой на фасаде и серым полопавшимся шифером на крыше. На стене у входа, под порывами холодного весеннего ветра приплясывал не первой свежести триколор. Весь нижний этаж этого здания и занимало оное учреждение. Саша подумал, что скорее всего районов в этом городке нет, а значит нет и райнонных судов. Есть только один, гордо именующийся городским.

— Ну чего? Время без десяти, пойду поприсутствую.

— Серый, может вместе пойдем? — С надеждой в голосе спросил Саша.

— Не-не-не! Вон охрана периодически покурить выходит и паспорта у всех проверяют. А вдруг ты уже в розыске? А? Смешно выйдет.

— Ага, обхохочешься. — Буркнул недовольно Макаров. — И это судебные приставы.

— Чего? — Не понял друг.

— Судебные приставы говорю стоят, а не охрана. Видишь при погонах.

— Ну тем более. Сиди в машине. — Отрезал все пререкания Дубровин, выбравшись он проверил паспорт, а затем выложил из кармана массивный складишок.

— Это зачем с собой таскаешь? — Удивился Саша взвесив нож на ладони.

— Ага, ты еще спрашиваешь? За последние полгода столько всего произошло, так скажем неприятного и неожиданного. В особенности с тобой. Так, что пусть всегда будет в кармане, чем его не окажется в нужный момент.

Александр хмыкнул, но его друг на полном серьезе продолжил.

— Больше скажу, если бы у нас пистолеты таскать разрешили, я бы со стволом не расставался.

— Купи травмат, его же таскать можно.

— Совсем ку-ку. — Постучал Сергей пальцем по виску. — Представь ситуевину — вытаскиваешь ты травмат, а твой оппонент тоже вытаскивает ствол. Ты думаешь — ну его нафиг! У него поди настоящий, а у меня игрушка с резинками. И не будешь стрелять, побоишься. И тот, думает- оп-па у этого кренделя тоже реальная волына, надо стрелять первым, чтобы его опередить пока он во мне дырок не наделал. И закатывает тебе маслину промеж глаз. Так, что от травмата только вред один. Понял, Саня, ход моей мысли?

— Иди давай философ. Время цигель-цигель! — Постучал Саша пальцами по запястью левой руки. — Опоздаешь, в зал не пустят.

— Ох, е! — И Дубровин почти бегом на полусогнутых ногах устремился в здание суда.

Отсутствовал он почти пару часов и за это время Саша искрутился сидя в микроавтобусе. Побаловался серегиным ножом чуть не уронив лезвием вниз, себе на ногу. От греха подальше убрал нож в бардачок. Проверил бардачок, решив про себя если будут сигареты, то выйдет покурить чтобы хоть как-то убить время. Сигарет не оказалось.

— Странно, а ведь раньше Серый дымил как минимум каждый час, а тут он не вспомнил когда последний раз видел того с сигаретой. Может тоже бросил? Ну оно и к лучшему, здоровее целее будет. Кстати надо посмотреть его в магическом свете, как тогда с Лаэртом. Правда это мало помогло, но темное, пульсирующие пятно в ноге дроу, он тогда отчетливо видел. Мало ли, может он и тут обнаружит какую болячку на ранней стадии. Да и потренируется заодно.

Несколько раз приложился к полторашке с минералкой, опорожнив бутылку на две трети, а потом в результате этих действий сбегал облегчиться за ряд старых железных гаражей. В общем искрутился убивая время. Внезапно его внимание привлек парень лет двадцати пяти, краснощекий, не маленьких габаритов с колышущемся солидным брюшком, которое выпирало из расстегнутой черной ветровки. Он вышел из дверей суда и начал озираться, затем увидев появившегося из-за соседнего дома мужика направился к нему. Второму на вид было лет сорок- сорок пять, седой на висках и чуть выше, худой и бледный с выпирающими скулами в темной кепке восьмиклинке сдвинутой на затылок. Седой нервно оглядывался по сторонам, кутался в куцее пальтишко и смолил беломорину. Они о чем-то переговорили с брюхатым и остались стоять поглядывая на двери суда.

Вот кстати и магическое зрение подключить можно, а то сам переживал, что тренироваться не на ком, — подумал Саша разглядывая странную парочку, — Вардис вообще говорил, что магик солидного уровня должен постоянно видеть магическим зрением наравне с обычным. Ну, тем более надо тренироваться, а то такое для него было пока недостижимо.

Оглядев парочку магическим взглядом, он пригляделся к их аурам. Ничего примечательного, разве что у худого промелькивают всполохи раздражения и злобы. Если отсечь прорывающиеся в ауру эмоции, то можно идентифицировать любого человека. Вроде как ауры у всех разные и индивидуальные. Так по-крайней мере говорил ему Вардис. Даже есть специальные маги, которых как по отпечаткам пальцев, по цвету ауры натаскивают опознавать человека. В академии империи такому учат. Это какая память нужна или они их как-то по своему фотографируют или скорее зарисовывают?

— Наверное или самих судить будут или кого из знакомых. — Еще раз глянув на стоящих сделал вывод Александр. — От того и злость с раздражением. Хотя толстопуз вроде как больше испуган, чем раздражен.

— Интересно, а сколько может быть лет этому Аркадору? — Подумал Саша. — В глаза его не видели, как выглядит совершенно не знаем. Вардис сам не помнит, а Клим вообще сказал, что не слышал про такого. Хм… ну если Вардис сказал, что пропал тот несколько лет назад, а время тут идет не равномерно, по-логике как минимум постарше меня должен быть. — Сделал вывод Макаров.

Через несколько минут показался Сергей. Стоящие поодаль пузан с худым проводили его до машины, цепким взглядом.

Сергей был возбужден и уже набрал в легкие воздуха, чтобы что-то прокричать, но Саша приложил палец к губам и показал взглядом за спину друга. Серый оглянулся на парочку, залез в машину и только захлопнув за собой двери сообщил. — Освободить из зала суда!

— Оп-па! Неожиданно, значит не зря скатались. — Удивленно потер Саша подбородок. — Что хоть за тип и за что судили? Видел же его?

— Ну конечно видел. Сидел в клетке, как тать распоследняя. Дедок лет шестидесяти… а точно- шестьдесят один, вроде, судья его возраст сказала.

— За что судили-то? — Опять поинтересовался Макаров.

— Мошенничество, часть первая. Отсидел в сизо четыре месяца, засчитали как шесть отбытия срока. Вот значит, теперь выпускают.

— Вот, блин нам еще мошенника для полного счастья не хватало. Откуда только у владетеля такие знакомые?

— Да он вроде карточку какую-то нашел и деньги с нее снял. Доказанный эпизод, на камеру сняли и квартиру снял по чужому паспорту. — Лоханулся короче дедок. — И паспорт тоже нашел, вместе с картой банковской.

— Да? И паспорт и карту с деньгами? Это где такое валяется?

— Ну он паспорт где-то светанул, а там возраст не бьет совершенно. Вот и задержали с чужим паспортом на кармане, а потом уже выяснили, что он и деньги раз со счета у этого кренделя снимал.

— А пинкод откуда узнал? На бумажке записан был и прямо в паспорт с пластиковой картой вложен?

— Ты не поверишь, но уверял, что именно так все и было. — Закивал Серый.

— В общем дело ясное, что дело темное. — Опять усмехнулся Саша. — Что-то я такого не слышал раньше.

— Во! Этот, что вышел. Пошли перехватим, а то ща свалит куда. — Показал Сергей пальцем на вышедшего из дверей суда пожилого, коренастого и стриженого почти под ноль мужчину. Среднего роста, плотного телосложения, в коричневой демисезонной куртке довольно древнего пошива с вызывающе поднятым воротом. В руках он держал объемный черный баул. Вышедший поежился от порыва холодного весеннего ветра и шагнул на мокрый от таявшего снега асфальт, навстречу обретенной свободе.

Сергей уже открыв двери вылез из машины, но его за рукав куртки придержал Саша. — Смотри. — Кивнул он в сторону коротко-стриженного.

Опережая друзей их цель перехватили двое стоявших. Они оглядываясь на двери суда почти под руки провели вышедшего с два десятка шагов, прежде чем тот уперся и дернув руками освободился от неожиданного захвата.

— Все чудесатее и чудесатее. Пойдем поближе посмотрим, чего это там происходит. — Предложил Саша и они направились к о чем-то оживленно беседующим людям.

— Ты пургу не гони, Павлик. Деньги давай. Я знаю, что они у тебя на карте. Я же твои не прошу. Мои снимем и чуток сверху. — Доказывал что-то худощавый стоя напротив Аркадора и рьяно размахивая длинными руками, на которых виднелись синие колотые перстни. Они с Сергеем приближались медленно, но будучи всего в десятке шагов, ясно слышали разговор.

— Твои, мил-человек? А ты не прибурел часом? — Развел руками вышедший из суда мужичок.

— За базаром следи, дядя! — Буркнул стоящий поодаль краснощекий пузан. — Мы же и по плохому спросить можем.

Пожилой ничего на это не ответил, лишь презрительно глянул и сплюнул сквозь зубы, затем опять повернувшись к худому сказал. — Солома, ты деньги в карты проиграл? Проиграл. Какие еще предъявы? Если за такое братва узнает, тебя первого на пику посадят. Всему твоему авторитету кердык полный.

У худого забегали глаза, но он через секунду продолжил. — Так я не те, что проиграл с тебя прошу, просто делиться надо! Ты выиграл много, в общаг долю давай, братве грев будет.

— Что-то я не слыхал, чтобы тебя, болезный, кто смотрящим ставил. Может по-хорошему свалите, не омрачая мне радостный день свободы?

Краснощекий парень подшагнул к мужику. — А если ща по репе заряжу? Ты давай не быкуй тут, хоть на пивас реальным пацанам денег дай. Тебя же уважаемые люди просят. — Он протянул внушительных размеров ладонь, пытаясь взять мужика за отворот куртки. Но Аркадор легонько хлопнул того по пузу ладошкой, благо оно было сомой близкой точкой тела, не учитывая протянутую руку.

— Ты че, падла? Рамсы попутал? — Покраснев еще больше взревел толстый. И вдруг ойкнув совершенно по-бабьи, присел и развернувшись на полусогнутых кинулся к железным гаражам.

Худой испуганно отпрыгнул от пожилого. — Опять твои штучки, пенсионер?! Ты завязывай такое, понял!

— Ты давай за дружком беги, вдруг там бумажки подтереться не будет. Поищешь для него. И вообще Солома, не правильный ты человек. Разочаровал ты меня сильно. Разочаровал и огорчил донельзя. Из-за таких как ты и веру в человечество потерять можно. Проиграл так держи фасон, не кабенься, не серьезно это. Делом каким лучше займись, чем с протянутой рукой честных сидельцев встречать. Свои прознают про твои выкрутасы, так под шконкой в следующий раз жить будешь.

— Ты! Павлик совсем… — Начал говорить худой зло сузив глаза, но осекся увидев подошедших почти вплотную к ним парней. — Чего надо?! — Раздраженно выдал он уже глядя на Сергея с Саней.

— Шоколада! — Усмехнулся глядя ему в глаза Серый, и демонстративно посмотрел на свою швейцарскую Омегу, которую так и прихватизировал «покрасоваться» из общих вещей. — Некогда нам тут разговоры разговаривать.

Макаров увидел как поначалу приоткрылся рот и удивленно расширились глаза пожилого, когда он вперил на несколько секунд свой взгляд в Сашу. Будто очень удивился увидев кого-то из старых знакомых, но потом быстро совладал с собой.

Худой быстро глянул на гаражи, за которыми так стремительно скрылся его приятель и оглядел подошедших. Перед ним стояли два молодых человека в темных костюмах, только поверх на одном была надета добротная кожаная куртка, а на втором новое кашемировое пальто, до колен. Оба как минимум в хорошей физической форме, только один чуть ниже его, второй с ним вровень, но оба пошире в плечах будут. Да и вышли из тонированного вместительного микроавтобуса, так что сколько внутри еще человек, не ясно.

Увиденное видно впечатлило Солому и он решил не переть буром и не отвечать. Сунув обе руки в карманы своего поюзанного пальто, он исподлобья наблюдал за дальнейшим развитием ситуации. А чего встревать, да нарываться? Может эти двое тоже за небезызвестным пенсионером прибыли. Все-таки тот за мошенничество сидел, так что вполне реально мог им денег задолжать. Может братки, а может мусора, в любом случае на рожон неча лезть, даже с пером в кармане.

— Ну чего, поехали? — Спросил Саня у молчавшего короткостриженного мужчины. — Или у вас дела какие? — Кивнул он на притихшего худого.

— Делов у нас никаких нет. — Мотнул головой тот, которого худой называл, то Павликом, то пенсионером. — Только не совсем разумею по какой надобности мне с вами и куда ехать надо? Вы хоть для начала обзовитесь, чьих будете? — Было видно, что появление двух неизвестных персонажей напрягло его гораздо сильнее предъявлявшего за деньги Соломы. И он тоже исподлобья буравил ребят своими серыми глазами больше уделяя внимания Александру.

— Да не напрягайся, дядя. Во-первых мы тут по твоей же просьбе. Во-вторых мы не чьих. Я Александр, а это Сергей. — Саша сделал паузу и видя все еще ничего не понимающего стриженого, пояснил. — Ты письмо Генриху Конрадовичу писал? Вот мы и приехали с тобой пообщаться. Тебе от лэра Вардиса привет кстати, Аркадор. — Выделил он интонацией последнее имя.

После этих слов висящее между ними и пожилым напряжение совершенно сошло на нет. Аркадор облегченно выдохнул. И совершенно по-дружески хлопнув Сашу по плечу, кивнул и сказал. — Ну тадать, едем парни.

Развернувшись он бодро зашагал к их машине, но на полпути будто вспомнив, развернулся к так и молчавшему Соломе. — А бумажку для приятеля все ж таки поищи, а то совсем нехорошо получится. — И развернувшись, продолжил движение к машине.

— Ладно, земля круглая, еще свидимся. — Буркнул худой. Но как-то вполголоса, скорее для проформы, чтобы за ним осталось последнее слово и поковылял в противоположную сторону. Но сделав несколько шагов и стрельнув глазами на садящихся в машину людей, все же изменил направление и пошел к металлическим гаражам высматривая за ними своего пузатого корешка.

— Ну чего, познакомимся заново? — Весело спросил их стриженый с заднего сиденья. — Я Аркадор. Ну это вы и сами знаете. Как бишь вас? Саша и…

— Сергей. — Напомнил ему Дубровин свое имя и спросил сам. — А чего тебя доходяга этот то Павликом, то пенсионером называл. Кто это такой кстати?

— Хех, а доходяга и есть. — Усмехнулся стриженый. Помолчал несколько секунд и пояснил. — Шалупонь всякая местная, возомнили себя авторитетами. А сами… — Махнул он рукой в сердцах.

— А от тебя чего хотели? — Не отстал Серый.

— Денег Солома в карты проиграл, вот и пришел нахрапом свое стребовать. Еще и бычка-переростка с собой привел.

— Ну ваще беспредел какой-то! — Покачал головой Сергей. — Карточный долг — долг чести, если уж проиграл, чего возбухать? Не умеешь — не садись. Сколько этот Солома вам проиграл, интересно знать.

— Золотые слова, Сережа! У картишек, нет братишек. — Аркадор неуловимым движением достал самодельную колоду. — Может в двадцать одно раскинем, пока едем?

— Ух, ты! Стиры! — Восхитился Серый. — Настоящие тюремные? Я в детстве о таких мечтал.

— Так попытай удачу и может так стать, что буквально через минуту твоя детская мечта наконец сбудется. Вот они какие. Смотри. Почти новенькие — муха не сидела.

— Нее, не умеешь, не берись. — Отмахнулся Сергей. — Да и не везет мне, на деньги если.

— Жаль. — И Аркадор выжидающе посмотрел на Сашу, но тот только отрицательно помотал головой.

— Очень жаль. — Повторил он. — Подарить не могу, так как оная колода дорога мне как память о днях проведенных в неволе, да и выиграл я ее. А может махнем не глядя? Вот, скажем на ваши часы, молодой человек? Должна же сбыться мечта детства.

Саня с Сергеем одновременно засмеялись.

— Ха! А у вас, губа не дура! Эти часы стоят как две таких машины. — Похлопал Саша по панели. — В карты играть мы с вами не будем. Вы кстати, так и не ответили. Почему, то Павлик, то пенсионер и сколько вы умудрились выиграть у Соломы? И как он вам вообще деньги отдал, вы же в это время в следственном изоляторе находились?

— С такими играть особой мудрости не надо, так что сподобился выиграть. А карточный долг — будь любезен, отдай в трехдневный срок. Сообщи друзьям, родственникам, займи если у самого таких денег нет. И кинь на карточку какую укажут. Из Сизо позвонить не проблема, были бы деньги. Поэтому насчет долгов там строго. — Аркадор ткнул пальцем себе за спину. — Вот Солома и пролетел как фанера над Парижем, заторчал сорокет. Там понятно рассчитался, а тут вон как его жаба придавила болезного, за такие-то деньги. — И пояснил. — Это же не город, тут это крупная сумма.

— Фью-ю. — Присвистнул Сергей. — Хороший выигрыш. И я думаю не у него одного выиграли? А сколько всего колобашек набили?

— Не у одного. — Согласно кивнул пожилой мужчина. — А сколько всего, вопрос не корректный. Но отвечу, так: если скромно жить, то на полгода вполне хватит. А если вас, молодой человек, одолевает зависть, предлагаю все же сыграть, попытать удачу. Вдруг повезет? А? — Подмигнул он Сергею. — Было нашим, станет вашим.

— Ну кому-то и сорока, на полгода хватит. — Не сдался Серый. — Вон пенсионеры и на меньшее живут. Но играть мы с вами не будем.

— Так я и есть пенсионер. По возрасту уж точно. — Усмехнулся стриженый.

— Нам вас как звать? — Вступил в разговор Саша.

— Я же представился. — Удивился мужчина. — Так и зовите- Аркадор. А Павел Дмитриевич, это я по документу. — Извлек он из кармана потертое свидетельство о рождении. — Хотя можете и мастером звать, если по имени не хотите.

— Гм, так может, нам вас и звать Павел Дмитриевич, если в свидетельстве так? А если Аркадор, то как по отчеству?

— Давайте, ребятки вы сами про себя расскажите? Кто вы, да откуда? Откуда про Генриха узнали и откуда про Вардиса? И кто из них вас за мной послал? А я уж решу, как вам меня потом звать и далеко ли мы с вами поедем.

— Не доверяете значит? — Сделал вывод Саша. — Вы же сами антиквару писали, по сети нашли его.

— Писал. — Согласился Аркадор. — Только я вас не знаю и что, вас связывает с Генрихом тоже не знаю. И тем более какое вы имеете отношение к Вардису, тоже не знаю. Может вы меня ограбить хотите. Прознали, что я в карты в Сизо порядочно поднял и хотите выпытать все мои пароли к кредиткам и все мои денежки себе присвоить.

Серый хмыкнул. — Больно надо.

А Саша подумав пару минут озвучил. — Хорошо, давайте раскроем карты.

— Вот про карты больше не надо, да? — Покривился его друг. — Не верит нам, ну так пусть катится на все четыре стороны- скатертью дорога.

— Да погоди ты, Серый! Все правильно, человек имеет право знать кто и куда его везет.

— Во! Золотые слова. — Поднял указательный палец мужчина. — Учись студент, а то сразу- скатертью дорога. Огорчился так, что даже в карты со мной не сыграл.

— Да хватит вам уже, тут ваньку валять. — Грубо прервал его Саша. — Обрисую все вкратце, но без всяких обиняков. А потом ваша очередь раскрыть свои кар… — Он покосился на друга. — Раскрыть нам свои планы на ближайшее будущее и рассказать кто вы и как тут оказались. Нам кстати от вас, действительно, ничего не нужно. Так что, действительно, мы вас не держим.

— А, что на это скажет лэр Вардис?

— А лэру Вардису мы скажем, что вы отказались с нами ехать. Силой вас доставить указаний не было. Мне кажется это вам от нас, что-то нужно, а не наоборот.

— Хех, уели старика. Если вы от Вардиса, то сами должны знать кто я и как тут оказался. — Потер Аркадор стриженую макушку. — Но вы так и не ответили мне, кто вы и куда меня везете?

— Лэр Вардис, вас не помнит. Ну кроме вашего имени. Как он сказал очутились вы тут скорее всего несколько лет назад. Но дома вас посчитали погибшим. Мы друзья лэра и его сына Климента и в случае вашего согласия, можем вас переправить домой.

— Значит создал академик свой канал? Как бишь его зовут? Запамятовал.

Саша усмехнулся. — Академик и архимаг вернардский, а звали его Кастор. Что, проверка пройдена?

— Пройдена. — Кивнул Аркадор. — А почему звали? Неужели умер старина Кастор?

— Умер. — Подтвердил Саша. — Но переход успел создать.

— Эх, жаль его. Но человек- во был! — Погрустнел Аркадор, а потом показал большой палец. — Голова. Не чета нам с вами. — И продолжил. — Ладно минут пять у нас еще есть, расскажу вкратце.

Саша хотел спросить почему есть только пять минут, но их новый знакомый только отмахнулся и продолжил рассказ.

— Был я действительно у Кастора в помощниках. Магик я конечно послабее академика. Головы, даже, на две. — И добавил. — Тогда был. Оказался я тут в результате неудачного эксперимента. Хотя это как посмотреть. Пробой пространства все же случился, правда я тут с начисто выгоревшей маной появился. — И пояснил. — Года полтора по крупицам восстанавливался. Думал все, кончился как маг напрочь. Нет, потом восстановился и даже более того. Ну так вот, было это тридцать семь лет назад, аккурат в семисят втором.

— Как в семьдесят втором? Это же при Советском Союзе еще? — Перебил его пораженный Сергей и повернувшись по новому глянул на сидящего в машине экспериментатора. — Правда, что ли при Брежневе, что ли сюда попал?

— Ну ясно, что не при Екатерине второй! На дорогу давай смотри. — Осадил его Аркадор. — Да, в Союзе и оказался. Без документов, без связей, один, стало быть, в чужом, напрочь, мире. Даже жилья нет, приткнуться совершенно некуда. Побичевал я тогда по северам страны советов. Золотишко помыл, как еще жив остался? В общем, сам удивляюсь! Видать пожалела меня тогда фортуна болезного. Не повернулась задницей, а свела с нужными людьми, через которых я себе документы новые и выправил. Золотишком тогда, намытым и рассчитался. Ну выглядел-то я тогда почти так же, поэтому в семисят пятом годе уже на пенсии был.

— Это как так? Ну выглядел так же? — Опять заинтересовался Сергей. — Сорок лет назад?

— Да не перебивай ты! Все вопросы потом. Так вот, значица, поработал я еще для проформы, деньжат подкопил и потом уже полностью научной деятельности себя посвятил. Ну опять эксперименты там разные, с магией, с плетением заклинаний, наложением знаков и созданием амулетов. Серебра-то здесь завались, но вот фон почти отсутствует, это да. Самый простой артефакт в десятки раз дольше заряжать приходится. Так, что и плюсы и минусы свои присутствуют. Ну вот, а полгода назад я написал письмо по электронке Генриху свет Конрадовичу. Вот так я думаю вы на меня и вышли.

— Погодите, но как вы на вампира вышли? — Удивился Саша.

— Кто вампир? — В свою очередь еще больше удивился рассказчик отвечая вопросом на вопрос. — Кто?

— Так, вы не знали? Генрих Конрадович глава клана вампиров. Он тут тоже почти как попаданец оказался. Вернее не он, а его далекие предки несколько сотен лет назад, а он уже тут родился.

— Ни хрена себе, чуть не встрял в жир ногами! — Утер выступившие капельки пота со лба Аркадор. — А вы точно, от Вардиса? Не хватало из тюрьмы да в пасть к вампирам попасть.

— Точно от Вардиса. — Успокоил его Саша. — Да и какой там клан, вампиры и те не настоящие. Выродились они тут без магического фона. Никакой магией не владеют. Даже пластику себе сделали. Уши там, зубы подкорректировали и кровь не пьют. Видел я этого Генриха, очень харизматичный тип. Антиквариатом пробавлялся, совсем не бедствовал в своей Европе. А весь клан его, на сегодняшний день — он и две дочери.

— О как? Интересный сюжет однако. — Поскреб Аркадор черную щетину и тяжело вздохнув выдал:

— Да… хорошо кончается, все что хорошо кончается. И тут, значица, свезло мне, своего встретить и в то же время к вампирам на ужин не попасть. А вышел я на него совершенно случайно, через статью об одном артефакте, но не суть. Сам такой, ну поменьше чем он в этом мире нахожусь, но тоже периодически с места на место переезжал чтобы с возрастом не засветиться. А Генрих и постарше меня будет. Я думал, что он просто человек из нашего мира. Такой же попаданец как и я. А он вампир значит.

— А как в тюрьме-то оказались? — Сменил тему руливший Сергей.

— По дурости своей и по жадности. — Усмехнулся Аркадор. — Впрочем как и абсолютное большинство других людей, что там оказывается. Но об этом я вам попозже расскажу. Давай-ка, Сережа, как с моста съедем и перекресток проедем, так влево свернем.

— С чего это? — Спросил водитель и посмотрел на Сашу.

— Ну мне же надо свои вещи забрать или вы планируете через несколько дней сюда вернуться? — Пояснил Аркадор.

— Ладно. Давай, Серый, рули куда он показывает. — Разрешил Макаров. — Заедем за вещами, раз надо.

Городок на две части, делила небольшая речушка. Поэтому до моста дорога была одна. А после, они свернули и минут через семь оказались на окраине, где преобладал частный сектор, но и рядком стояло три двухэтажных бревенчатых дома-барака. Они подрулили к одному из них. Сергей остался в машине, а Саша вызвался пойти вместе с Аркадором, хоть тот по-началу и был против. Потом махнул рукой. — Ладно, пошли вместе. Поможешь мне вещи донести, шоб хоть польза какая была.

Он начал стучать в дверь на первом этаже. Несколько минут никто не открывал, но потом дверь распахнулась и на пороге показалась бабуля божий одуванчик.

— Здрасьте, Ольга Михайловна. — С кривой усмешкой поприветствовал ее мастер. — Не ожидали так скоро-то?

Бабка попыталась захлопнуть дверь, но Аркадор ловко вставил в просвет свой массивный ботинок.

— Э, нет! Погодьте, Олечка Михална, дайте вещички свои забрать. — И он потеснив бабулю прошел в комнату бросив при этом Саше. — Держи эту ведьму, это она меня мусорам сдала.

Аркадор вошел в комнату и через секунду выскочил оттуда с ревом. — Где ноутбук мой, кошелка старая?! — И повернувшись к Саше добавил. — Хоть и небольшой, но новый купил, сразу как сюда переехал. — Продала? Ну? Говори, старая. Продала? — Навис он над седой и маленькой женщиной.

— Продала. — Обреченно созналась она, кивнув седой головкой. Потом посмотрела на мага, совершенно обезоруживающим взглядом. — Не сердчай, Гриша, я не со зла, просто деньги нужны были.

— Еще, что продала? — Тяжело вздохнул бывший ее постоялец. — Скажи лучше сама, обещаю, ничего не сделаю.

Бабуля помялась для вида, потом все же призналась во всех своих проступках. — Ботиночки новые на толкучку снесла и музыку твою тоже, думала тебе уже не понадобится ничего, не пригодятся.

— Ральфы? — Опять взревел бывший квартиросъемщик. — Новые, Саша, совсем новые. Ну ладно, старый музыкальный центр, но новые кожаные ботинки! — Он повернулся к бабке и покачал головой, передразнив ее, — Не пригодя-атся! Ты чего, старая, думала я из тюрьмы не выйду уже, думала меня там сразу к стенке, как врага народа поставят? Слава богу не тридцать седьмой год на дворе.

Он снова скрылся в комнате, минут десять оттуда раздавалось его громкое недовольное бурчание периодически разбавляемое выкриками. — Новые ральфы, мля! Ноут новый и стереосистему!

Вышел он из комнаты с небольшим пошарканным коричневым чемоданом. Такой своеобразный привет еще из Советского Союза, старый, еще оббитый медными уголками и с кожаной ручкой. А также с объемным старым рюкзаком песочного цвета. Зло спросил у бабки. — Где от сарайки ключ?

— В комод прибрала, а зачем тебе? — Удивилась седая старушка. — Пусто там. Я все бутылки твои тоже в прием снесла.

— А горелки спиртовые и подставку медную? А штатив с увеличилкой, лампу и надфилей набор?

— Все снесла. Не сердчай, Гриша, знаешь как на пензию трудно прожить. Вот и продала все что смогла, пусто там. Зачем тебе ключ?

— Надо значит, старая! Давай говорю ключ. — Остался непреклонен обнесенный жилец.

Оставив старушку в квартире они с Сашей вышли к машине и сложили в салон собранные квартирантом вещи. Аркадор махнул Сергею. — Подгоняй за дом. Погрузим еще кой-чего.

В распахнутые двери старого сарая проникало совсем немного света и Аркадор двигал старые тумбочки, стулья и столик в полутьме, изредка подсвечивая себе зажигалкой. Саша же в темноте видел хорошо, но во-первых не знал чего дедок ищет, а во-вторых совсем не спешил раскрывать свои магические перки перед незнакомым человеком.

— Может посветить? Там у Серого фонарик вроде был. — Предложил Саша.

Аркадор только отмахнулся, но потом усмехнувшись создал яркого светлячка, которого подвесил над потолком сараюшки:

— Все не могу из режима секретности выйти, почти сорок лет как-ни-как свои способности скрывал. От всех скрывал. — Поднял он указательный палец. — Понял как это трудно? Когда ни другу лепшему, ни даме сердца ни гу-гу, ни словечка от греха подальше.

Он уже освободил один из дальних углов вместительного сарая и подняв прислонил к стене широкий лист фанеры.

— Поди сюда. — Поманил он рукой Сашу. — Одному мне не сподручно.

Через пару минут они вытащили и погрузили в микроавтобус довольно объемный ящик военного образца, окрашенный соответственно в хаки.

— Надеюсь не оружие и гранаты? — Вроде как пошутил Серый и выжидательно посмотрел на нового знакомого.

Тот молча отстегнул металлические защелки и сначала извлек пару холщовых мешков. Взвесив в руке тот, что потяжелее, сказал. — Тут серебро для опытов и про запас малехо. В основном лом, но и монеток разных серебряных пара дюжин есть. Думаю, всего, килограмм пять будет, может чуть больше. — Посмотрел на друзей и пояснил. — Не с голым же задом мне домой вертаться. Надо и старость обеспечить. Да и для работы мне оно надо, артефакты создавать.

Сергей глянул на Макарова, но тот лишь пожал плечами. Мол, наше дело доставить, а там пусть с ним другие разбираются.

— Тут, амулеты и заготовки. — Показал Аркадор мешок поменьше, который тоже убрал в ящик. — А вот за это, любой уважающий себя магик, левую руку себе отгрызет и отдаст розовым бантиком перевязав.

— Зачем бантиком? — Не к месту высказал удивление Серый.

— Тут, братцы, труд всей моей тутошней жизни. — Извлек мастер солидную стопку исписанных и разлохмаченных общих тетрадей, перевязанных простой бечевкой. Как знал, в тайнике все хранил. — Покивал он удовлетворенно. — А то старая могла и печку растопить, с нее станется. Угораздило же меня, в такой наивняк вляпаться. И что ей сделаешь? Ведь, явно не в себе бабуля.

Убрав все обратно в ящик, Аркадор уселся в машину. — Дело сделано, мосты сожжены. Можно возвращаться из дальнего похода. — Пафосно объявил он. — Поехали, друзья мои.

Дубровин только пожал плечами и начал выезжать со двора двухэтажного барака.

Неожиданно к машине выбежала старушка божий одуванчик. Она замахала руками и затрясла седой головой. — Гриша, а деньги? Ты же за несколько месяцев не заплатил мне за комнату, а я больше никому ее не сдавала.

Сергей вдавил педаль тормоза и резко остановил автобус.

— О, святая простота! — Схватился горе-попаданец за голову и тяжело вздохнул. Не спеша опустив стекло он поманил старушку пальцем и когда та подалась вперед смешно вытянув свою морщинистую шею, раздельно и громко произнес.

— Иди. В жопу. Дура. Старая. — Затем положив руку на плечо водителю добавил. — Вот теперь газуй, а то с нее станется, опять ментам позвонит. Больная на голову старая женщина. — И добавил через минуту. — Стыдно конечно так с дамой, но достала ее простота, отвечаю! Да, и сильно не разгоняйся, через пару остановок тормозни, еще в одно место заедем.

— Извозчика, что ли надыбал?! — Сквозь зубы, зло прошипел Дубровин. — То сюда его вези, то туда.

— Не кипятись, Сережа. Минут на десять всего заедем и двинем. Должон же я людей отблагодарить, что мне кабанчиков в сизо подгоняли и кому деньги выигранные на карту переводили. Я все же в этом мире очень долго прожил и может сюда вовсе больше не вернусь. Всяко ведь бывает.

— Деньги значит забрать хотите свои? — По своему понял его откровения Дубровин.

— На кой они мне там сдались, Сережа? Попрощаться хотел и скорее наоборот, хорошим людям тут немного оставить. А дома я думаю бедствовать не буду, есть мысли. Да и труды мои и изыскания не на одну сотню монет серебром тянут. — Он положил руку на плечо Сергею. — Во, на следующем повороте сверни и рули к желтой пятиэтажке.

Он попросил остановить машину у торца дома. Потом взяв у Саши сотовый, вышел из машины и о чем-то несколько минут с кем-то беседовал.

— Мутный он какой-то. Заведет нас в блудное. — Прошептал ему Серый наблюдая за коротко стриженным дедком через тонированное окно.

— Да ладно, Серый, пусть попрощается. Уладит тут все и двинем. Все одно, ночевать в мотеле, а ехать только с утра, так что нам поровну сейчас.

Еще через пару минут к нему подошел худощавый седой мужчина с выправкой бывшего военного и приобняв похлопал по спине. Аркадор что-то несколько минут объяснял подошедшему, и достав из кармана ручку, что-то писал на половинке тетрадного листа, но потом махнув рукой скомкал записку и отбросил в пожухлую траву.

— Григорий, ты точно все решил? — Спросил его седой, когда Аркадор вернулся к машине друзей.

— Точно, Степан, точно. Я все раньше сказал и все объяснил. Бог даст, так попьем еще пивка, а нет… так на нет и суда нет. — Мотнул он головой.

— А Инга? Она ведь тебя ждала, ты же знаешь?

— Степа не трави душу. Ну не могу я тут остаться. Да и вот племяш издалека приехал. Деньги с карты снимите сегодня-завтра, там вам на долго хватит. Инге цветов купи, ну как бы от меня, скажи прощения просил. Да все, я тебе уже обсказал. — Махнул он рукой и полез в машину.

— Куда хоть уезжаешь?

— В одну солнечную страну, Степа. Будет возможность, как обустроюсь, так отпишу. Ну бывай! — И когда Сергей развернул микроавтобус процедил сквозь зубы. — Вот жеж, сука жизнь! Эх… Ладно будет возможность, навещу еще старых друзей, а нет так нет.

Когда они уже выехали на трассу Сергей нарушил затянувшееся молчание. — Я так и не понял. Аркадор, Гриша, Павлик, Пенсионер? Как правильно и откуда столько имен? — И добавил усмехнувшись. — Кто ты, дядя?

Павел Дмитриевич, я по свидетельству о рождении. Григорий Иванович- по первым документам. Пенсионером в Сизо прозвали. А зовут Аркадор. Хотя это скорее псевдоним. Полное имя Акакий Трангладор сон Урбис. И услышав как хмыкнул водитель добавил. — Вот только Акакием Акакиевичем меня звать не нужно- обижусь на полном серьезе. Почему и подписался тогда Аркадором, потому как во владении известен был под этим именем.

— Не скромный вопрос. Судя по имени, ты выходит из благородных? — Поинтересовался Саша.

— Есть такое. — Кивнул помощник академика. — Как говорится в таких случаях- из древнего но обедневшего рода. Ну-с, молодые люди, какие у нас дальнейшие планы?

— Часа два по трассе проедем, потом на ночевку остановимся. — Просветил его Саша. — Мотель хороший, мы там сегодня ночевали.

— Душ есть? А то помыться не мешало бы. Почесал Аркадор всей пятерней грудь. — И пивка кружечку. А можно и водочки. Компанию составите?

— Нее, я за рулем. — Замотал головой Сергей. — Вон может Саня жахнет.

— А чего без этого дела никак? — Хлопнул себя щелчком по горлу Саша и недовольно посмотрел на откинувшегося из тюрьмы аристократа. — Тебя за что посадили, за мошенничество? Что-то не совсем, с голубыми да благородными кровями такое вяжется.

— Ну во-первых, Саша, кровь у всех людей одинаковая- красная. — Ухмыльнулся мастер. — Благородство если и есть в человеке, то скорее в голове. А во-вторых возьмем водочки, я вам все расскажу и как, и за что, и почему я в Сизо оказался. Договорились? — И не дождавшись ответа продолжил. — Я ведь этого момента почти сорок лет ждал. Порой почти теряя надежду, но потом находил в себе силы и продолжал ждать и искать. Верил, что у Кастора все получится, вернее заставлял себя верить. Первые два года был морально раздавлен. Да и физически меня переброс рубанул, уже говорил вам — еле выжил, тогда. Думал инвалидом всю оставшуюся жизнь буду. А потом ничего, оклемался. Ману восстановил года через два, даже со временем научился ее пополнять и даже понемногу расширять. Хотя здесь это на порядок тяжелее чем в нашем мире. Так, что ребятки повод выпить есть. Да и желание таковое присутствует. Четыре месяца в Сизо это конечно не огроменный срок, но и не маленький, я вам скажу. Пива хотелось, не поверите как! И шашлыка. Так, что вы мне скажите, есть в этом мотеле магазин или кафе, где пивка взять можно?

— Есть. Все там есть и магазин и кафешка. — Заверил его Саша. — И душ в каждом номере.

— Тогда стол с меня. Угощаю! — Расплылся в улыбке Аркадор. — Гуляй рванина от рубля и выше! Напоследок в этом мире, попируем. Как же я этого долго ждал, парни, вы просто не представляете. Знать, что есть твой дом, твои друзья. Где-то там, а ты тут один и к ним не моги возвернуться. Эх!


Глава 4


Двери номера распахнулись и туда ввалился бывший арестант с двумя объемными пакетами. — А удобно. Супермаркет прямо у мотеля, так что я затарился по-полной. — Он начал выкладывать и выставлять из пакетов свои покупки.

— Привык к одноразовым, прикупил. На первое время мне там хватит. — Показал он несколько упаковок одноразовых лезвий. — Я пивка только себе взял, вы же отказались. — Выставил он пару бутылок. — Одну сейчас, вторую на утро. А это для нас с Саньком. — Подмигнул он Макарову и выставил на стол две бутылки по ноль пять.

— Куда столько? — Тяжело вздохнул Саша. — Я чисто символически. Стописят и спать пойду.

— Ага, ага. Ну как знаешь. — Не стал спорить магик. Продолжая опустошать пакеты. — Огурчики, хлебушка бородинский, нарезочка мясная, грудинка, сок, салатики, яблочки, рыбка красная, сметанка.

— Ну ты брюхо набить горазд! Куда столько? — Притворно восхитился Сергей. — Сметана-то тебе зачем, с пивом ее рубать будешь?

— Люблю повеселиться, особенно пожрать. — Смеясь закивал Аркадор. — В кафе на первом этаже пельмени можно заказать, если надо принесут прямо в номер. А со сметанкой, самое то, люблю так. — Облизнулся он и свернув пробку с бутылки пива запрокинул ее и ополовинил, смешно дергая кадыком. — Хорошо! Жить хорошо!

— А хорошо жить- еще лучше! — Поддержал его шутку Саша.

— Точно! — Поднял прокуренный палец Аркадор. — Но об этом мы поговорим завтра. Я взял на себя смелость и заказал всем по двойной порции самолепных кафешных пельмешек. Через четверть часа, обещали доставить в номер. А я пока подымлю выйду и потом по-бырому в душ. — Он достал из кармана трубку и принялся ее набивать табаком из цветастой упаковки. Уловив на себе заинтересованные взгляды пожал плечами и словно оправдываясь сказал. — Привык я еще там к трубочке, сигареты это совсем не то. Вонючие палочки какие-то. Толи дело трубочку раскурить, в военном походе, у шающего угольками костерка. А в сизо приходилось только сигаретами довольствоваться.

— А, что вы в и военные походы хаживали, мастер? — Не удержался от подколки Сергей.

— А то! Всяко бывало. У меня паря жизнь на два периода сейчас поделена там и тут. Так вот тут я прожил почти сорок лет, а там… — Махнул он рукой с трубкой себе за спину. — Больше семи десятков. Так, что всякого и тут и там бывало, поверьте мне на слово, други ралюбезные. И в походы хаживал и в стычках участие принимал. Да и тут хлебнул столько, что не каждому за жизнь изведать дано. И я очень надеюсь, что в ближайшее время у меня начнется третий период, долгой, радостной и благополучной жизни.

— Ни хрена себе! — Присвистнул Сергей когда Аркадор наконец набил трубку и вышел на улицу. — Не простой дедок. Это сколько ему ваще лет? Да столько не живут, Саня. Развод какой-то? Он че, гонит?

— Живут, Серый, живут. Клим говорил, дворяне с даром, по сто пятьдесят влет, а маги и того больше.

— Между первой и второй, перерывчик не большой. Ну, желаю, чтобы все! — Произнес Аркадор тост Шарикова и подняв свою стопку чокнулся с Саней. Сергей поддержал их вишневым соком. Выпив, мастер громко крякнул и закусил заранее наколотым на вилку пельмешком. — Ну теперь хоть вкратце обрисуйте чего там нового за сорок лет произошло. Надеюсь Вардосская империя, чтоб ей пусто было, не развалилась? Кто у руля, какие войны были? Все, что знаете рассказывайте. Я конечно вижу, что вы тутошние хлопцы, но хоть в целом положение обрисовать сможете? Не хотелось бы из огня да в полымя по своей дурости и незнанию влететь.

— Да, что там нового? Все наверное как было. — Пожал плечами Саша. — Владетель лэр Вардис, сын его Климент. Император… этот как его… вылетело из головы в общем. Клим вроде упоминал. И почему ты говоришь за сорок? Там всего восемь лет прошло как ты пропал. Так по-крайней мере Вардис сказал.

— Как-как? — Привстал со стула Аркадор. — Почему восемь? Я же тридцать семь лет назад тут очутился. Это я точно помню, тут меня с панталыку не собьешь. Я как Робинзон Крузо дневник вел, дни и недели в календарях зачеркивал. Какие восемь?

Саша вздохнул и принялся словно ребенку объяснять. — Тут и там время идет совсем не равномерно. Тут прошло тридцать семь лет, а там всего восемь. Понимаешь теперь?

— А вы меня не разыгрываете? — Недоверчиво переводил он взгляд с одного парня на другого. — Всего восемь лет?

— Ну да, так и есть. Точнее не бывает. Завтра сам убедишься. — Успокоил его Саша.

Аркадор вскочил со стула и стал приплясывать. — Зашибись! Как все, зашибись! Это же в корне меняет дело! Я то думал там тоже почти сорок лет прошло. А оказывается всего восемь! Как, зашибись!

Через пару часов от начала посиделок Сергей засобирался в свой номер. — Ладно, я спать, а вы продолжайте если хотите. Но тоже не засиживайтесь, завтра рано встанем. Хотя… — Махнул он рукой. — Вам-то что. Усядитесь сзади и будете дрыхнуть.

— Ну, Серый, чего ты начинаешь? Я же предлагал вдвоем рулить? Ты отказался… Моя ласточка, моя прелесть, сам рулить буду. — Передразнил он друга.

— Да шучу я. Там порулить часов шесть и дома. Во-сколько встаем? В шесть? В семь значит выезжаем. — Уже в дверях он остановился и чуть наклонившись к его уху прошептал:

— Ты, Сань, с этим магом арестантом поаккуратней тут, ушлый он какой-то. И такое впечатление, что того… не в себе чутка, — покрутил Дубровин пальцем у виска.

Саша кивнул и прикрыв двери номера вернулся в комнату, где поспешно накрыл ладонью свою рюмку. — Не-не-не! Пропущу. — Он конечно мог, после обильных возлияний задействовать скопленную в организме магическую энергию и протрезветь, но было откровенно лень напрягаться. Смысл тогда вовсе пить? А так выпил свои двести грамм под закуску и норма.

— Слушай, Аркадор, а ты же протрезветь можешь? Ну магически?

— К-как два пальца! — Пьяно кивнул его собутыльник. И дословно повторил Сашины мысли. — Только смысл тогда пить? На хрена?

Он уже выпил как минимум вдвое больше Саши и критическим взглядом смерил оставшиеся полбутылки. — Надо было три брать. А вообще, Сань, я очень редко пью. Честно скажу мне от этого радости никакой. Никогда не понимал людей, что каждый день в распивочную за своей нормой бегут. Променяли радости жизни на вот это… — Дзинькнул он ногтем указательного пальца по ополовиненной бутылке. Просто въелся видать менталитет русский, если горе какое то напиться надо, если радость то тем более стопарик хлопнуть. А я Саша этого дня тридцать семь лет ждал! Так, что повод у меня железный, даже- железобетонный!

— А я больше не буду. — Заявил Саша. — А тебе полбутылки хватит еще посидеть. Чайку заварю. — Он наполнил и включил электрический чайник. — Как ты там без электричества жить будешь, привык же тут?

— Нормально буду. — Отмахнулся Аркадор. — Там другие плюсы. Если я тут из ничего научился магическую энергию выделять пополняя ману, то там… — Он мечтательно закатил глаза. — Я ведь Саша первые годы тут, как кутенок слепой тыкался, а потом даже свою теорию вывел и с годами практически ее подтвердил. Вон у меня все в дневниках изложено. — Ткнул он пальцем в перевязанную стопку тетрадей, которую наотрез отказался оставлять в машине. — Вернусь домой, научный трактат напишу.

— Осчастливишь всех своим открытием? — Усмехнулся Саша.

— Во им всем! — Скрутил маг фигу и сунул почему-то себе под нос. — Нет, со временем может инфа и просочится, а может кто еще до нее практически дойдет. Но это не скоро я думаю. А пока я все труды ордену передам. Вот орденских магов поднатаскаю, базара нет. И тебе скажу, а другим шиш с маслом!

Сашу развеселило заявление мастера. — А мне за что такая честь выпала?

— Ты не смейся. Выпала значит. Лучше запоминай, потом спасибо скажешь. Только слово дай, что больше никому. Как я уже говорил, я этого дня долго… Ну в общем ты понял. Так, что тебе и выпала.

— Ну я то тут не причем, меня просто попросили съездить за тобой. Послали гонцом.

— Хех, гонцом. — Мотнул головой Аркадор. — А когда в древние века гонец дурную весть приносил, за что его казнили? А если добрую, то совсем наоборот. Одаривали. Вот и тебе значит награда будет, за добрую весть. Я ведь когда тебя увидел, сразу понял- по мою душу прибыли.

— Это как ты понял? — Не понял Саша.

— Так ты светишься весь как новогодняя елка. Вернее аура твоя. Тебя же там… Он ткнул опять пальцем себе за спину. — Любой маг, что светлый, что темный за версту увидит. Ты для всяких шаманов, ведьм, да некромантов как мишень ходячая. Как приз, подарок ленточкой красной перевязанный. Любой вампир если тебя увидит, то потом удавится если кровь твою всю до капли не выцедит.

— Чего ты жути нагоняешь? — Отшатнулся от него Саша. — Как теперь быть? Мне к вам теперь дорога заказана?

— Не боись, паря, я тебя научу как ауру прятать. Всякий боевой маг окончивший имперскую академию этим приемом владеет в совершенстве.

— Так мы академий не кончали. — Развел руками Саша.

— Вы нет, а мы кончали. — Ткнул себя прокуренным пальцем в грудь Аркадор. — Или ты думал, что лучший маг империи себе в помощники неуча возьмет, лепилу сельского или мага самоучку? — Захихикал он. — Нееет, Саня. Я на всем потоке лучшим был. Ты понял? Лучшим среди всех выделенных и отобранных, удостоенных чести обучаться в имперской академии магических наук. А сколько я тут опытов провел и идей теоретических вывел? Я, Саша, вовсе не сидел сложа руки. — Он налил в стакан вишневого сока и выпив махнул рукой. — Эх, жаль Кастора уже нет. Мы бы с ним многого там добились. Могучий был человек, как тут говорят — человечище! — Он сел подперев голову рукой и взгляд его затуманился.

— Так, что там с аурой? Как прятать ее? — Напомнил о себе Саша.

— Хех! Санек, ты реально думаешь, что за пять минут по пьяной лавочке я тебе тут секреты мастерства передам? Этому учиться надо, и тренироваться потом долго. Вот перейдем туда, я думаю у меня неделька-другая будет до того как я орденских найду, вот тогда и позанимаемся. Погоди! — Вдруг глянул он на Сашу. — А ты-то туда перейдешь или ты тут завязан?

— Ну и тут конечно дел много, но перейду. У меня сейчас тоже ситуация такая, что в вашем мире надо как минимум полгода перекантоваться.

— Тогда тем более, туда перейдем и займусь твоим обучением, что успею, то расскажу и покажу. Может чего из дневников почитать дам.

— Почитать. — Криво усмехнулся Саша. — Кто бы меня читать научил еще. Ну по-вашему.

— На общеимперском не могешь? — Уточнил Аркадор. — А с памятью как? У всех магов память хорошая.

— С памятью хорошо. — Кивнул Саня. — Слово иностранное с первого раза запоминаю. Потому и разговоры понимать быстро на вашем стал. А вот письму не сподобился, лэр Климент все обещает учителя найти.

— Ерунда. — Отмахнулся Аркадор. — С твоей памятью я тебя за несколько дней читать научу. Не переживай. Раз тебе Вардис доверяет, то и я помогу без сомнения.

— Слушай, Аркадор, ты о каком ордене все вспоминаешь? Просто Клим упоминал про какой-то орден, так негативно как-то.

— Поди орден «Храма святого очищения» поминал, будь им пусто?

— Ага. Их. Точно их. — Закивал Саша.

— Есть такой в империи. На вашу инквизицию средневековую чем-то смахивает. Борются с несанкционированными проявлениями магии и вообще все, что чуждо людям искореняют. Не одобряют привнесенные от гномов и эльфов знания. В общем мракобесы и ретрограды. Жгут на кострах одаренных людей почем зря. От них в свое время и Кастор во владение из Империи сбежал. Ну на самого его, кишкой слабы были батон крошить, но там попаданец какой-то был замешан. Петр… Петр…

— Петр Иванович? — Подсказал Саша.

— Точно, он! Его Кастор из Империи и выдернул, почти из лап ордена очищения. Вот они и взбеленились. Живой еще?

— Живой. Он теперь во владении главным мастером механиком поставлен. И переходом пользуется, к нам приходит.

— В доверии значит у лэров? Ну хорошо. Хотелось бы увидеть, пообщаться. Да… отвлекся. Вот как раз орден «Храма очищения» противостоял нашему ордену «Искателей истины». Ну вернее наоборот. Ты понял. Так вот и Вардис и я тесно с орденом искателей общались. А я помимо общения, в оном ордене несколько лет состоял. Все друзья у меня там и связи через них. Но перед самым экспериментом с пробоем межмирья, что-то у них совсем туго стало. Они куда-то лыжи навострили. Как бы не в Новый свет. Точно не скажу, но мне их, кровь-из-носу, быстро отыскать надо.

— И как ты их искать собираешься? Если они в колонии, на другой материк убыли? — Удивился Саша. — Тем более быстро?

— Эх, молодой! — Потрепал он парня по плечу. — Расслабились вы тут. А такое понятие как подполье, пароли и явки вам ничего не говорит? Или все подполье с дедушкой Лениным тута кончилось? Есть у ордена доверенные люди. И в лэрстве и в империи. Я думаю за восемь лет не много воды утекло? Да и в крайнем случае есть магические амулеты, телепорт опять же магический.

— Да? А мне вроде Клим говорил, что в колонии телепортом не прыгнешь. Далеко, мол очень.

— Далеко. — Согласился с ним дедок. — Но за несколько прыжков на южной границе империи будешь, а там уже кораблем. Дорого. Тоже согласен. Но думаю привязки у людей ордена остались, так что с моими способностями и серебром я за несколько дней в столице империи буду, а там через гномий банк можно. Гномы такую услугу через филиалы своего банка предоставляют, а еще маги академии. Дорого конечно, но пара прыжков и я в южном порту. А там кораблем до южной колонии, примерно неделю пути.

— Круто. Это хоть куда так упрыгать можно, с помощью амулетов-то?

— Нее, хоть куда не получится. Только где телепорты есть. А это в нескольких самых крупных имперских городах только, через гномов или магов, как уже сказал.

— Понял. Не все так просто. — Озадаченно поскреб Саша подбородок. — А далеко прыгать можно?

— Километров на сто и можно, а то и чуть больше. В общем та же байда- чем сильнее маг, тем больше человек и на большее расстояние он сможет перетащить. Открыть магическое окно и дольше держать телепорт открытым. Нам главное туда перейти и там уже с помощью магического фона амулеты заряжать. Я их тут изготовил давно, тренируясь в сложных плетениях, но не заряжал совсем. Тут они не нужны. Телепорт тут не работает, так как магического фона вокруг нет. Вернее есть, но в сто раз меньше, чем в нашем мире. Поэтому тут не все магические штучки прокатывают. Понял меня? Хотя я хоть и могу артефакторикой заниматься, но амулет телепорта не смогу сам изготовить. Сложно очень считается, да и в тайне его держат и гномы и академики имперские.

— Жаль, что здесь не действует. — Вздохнул Макаров. — Так бы создал цепочку телепортов и прыгал куда к теплому морю на отдых. Хоть за границу и визы никакой не нужно.

Хороший ты парень, Саня, да еще и маг. — Отсмеявшись сказал Аркадор. — А мне же здесь и поговорить о магии не с кем было. В те времена, я сразу бы в психушку загремел. Это потом уже экстрасенсы в моде стали, так можно было отбояриться, под одного из них закосить. Впрочем так несколько раз и отмазывался, даже одно время не плохо зарабатывал на этом. Да вот хоть, что с операми, что сегодня с бычком Соломинским. Прикоснулся к пузу, активировал плетение заранее приготовленное и тот рванул резвенько так, за гаражи, место себе искать. Ну ты видел. Простейший в общем-то фокус. Но можно сказать он мне здоровье сохранил.

— Это как? Расскажешь? — Попросил Саша.

— Полностью мое изобретение. Но тебя тоже научу. — Кивнул Аркадор. — Коль вы мне помогаете и вообще считай мы с тобой в одной лодке сейчас. Вардис как я понял вам доверяет, а я ему вроде как обязан. Поэтому, Саша, я тебя многому могу научить было бы время.

— Хорошо. Так, что там с операми-то? — Напомнил ему Макаров. — Говоришь этим фокусом здоровье себе сохранил.

Аркадор посидел с минуту молча, вздохнул. Потом налил себе и Саше водки. Выпил не дожидаясь сотрапезника и продолжил. — Я же рассказал, что пенсию себе в семьдесят пятом еще оформил? Рассказывал. — Сам себе кивнул он. — Ну так вот сколько мне сейчас должно было быть?

Саша задумался.

— Не парься студент! — Ткнул его в плечо маг. — Сейчас значит девяносто пять уже стукнуло. А я тяну на девяносто пятилетнего старикана?

— Да ну. Ну в смысле- нет конечно. Лет на шестьдесят и выглядишь. — Помотал головой Саша.

— То-то и оно! — Поднял Аркадор вверх указательный палец. — А пенсия капает исправно. Правда я с десять лет назад ходил новый паспорт получать, когда меняли, так целый спектакль разыграл. С седыми волосами, трясущимися руками и тросточкой. Так еще и очки надел со стеклами в палец толщиной. Но норм все, прокатило как по маслу. Получил паспорт и пенсия стало быть на карту мне капает. Я правда снимал ее редко, в несколько месяцев раз. Другие способы заработать, в общем, были. Ну пожадничал короче. Пенсия хорошая. Чего думаю отказываться? Деньги ведь они никогда лишними не бывают. А хозяйка, ну ты ее видел. У которой я последнюю квартиру снимал нашла паспорт, грымза старая и мусорам цинканула, мол не тот он за кого себя выдает. Сам младше меня мол, а по паспорту намного старше выходит. В паспорте, мол даже фото человека, который намного старше. Прикинь?

— И чего, арестовали за это? Потому и мошенничество пришили? — Заинтересовался Саша.

— Мошенничество. — Передразнил его мастер. — Поначалу убийство вешали.

— Чье? — Не понял Макаров.

— Ну выходит меня самого же. — Усмехнулся Аркадор. — Только мне тогда не до смеха было. Отметелили пару раз так, что несколько дней кровью ссал. Вот тогда и пришлось режим экстрасенса включать. Все им говорил, что ведун- экстрасенс в третьем поколении.

— И, что поверили? — Посмотрел на него Саша. — Погоди, так ты выходит не за хрен собачий уселся. Выходит не то, что сам себя не убивал, но и мошенничества как такового не было? Так ведь? Твои же по идее документы, карта твоя и деньги?

— Мои. — Согласился Аркадор. — Только мне, в каком-нибудь закрытом институте, подохнуть совсем неохота. Как я им объясню, что мне столько лет, а выгляжу я на шестьдесят? Даже если отпустят, то возьмут на карандаш, потом от пристального внимания никуда не денешься, наблюдать будут. А мне, что потом смерть свою разыгрывать? Я и так старался нигде подолгу не задерживаться. Поживу в одном городе лет пять и переезжаю. А убийство мне шить перестали, когда пол отдела оперского жестко исходить кровяным поносом начали. Диарея, мать ее, повальная у всего отдела. Эпидемия, можно сказать, дизентерии в милиции началась. Сначала быковали конечно, грозились совсем до смерти забить, а потом вообще трогать поостереглись, еще и прощение кое-кто заходил просить.

— И чего? Ну с операми?

— А чего с ними? Поискали владельца паспорта- не нашли, прописка-то там еще иногородняя. Ну мало ли куда он делся, может тоже куда нибудь в Казахстан жить уехал. Меня трогать уже поостереглись. Вот и приляпали мне мошенничество. Что, по найденным документам жил и деньги чужие снимал. Я про себя сказал, что бомжевал несколько лет. Документы, мол не мои. Нашел сумку на вокзале, в ней паспорт и карточка банковская, а на бумажке пин записан. Ну знаешь, так бывает старые люди делают, чтобы код этот не забыть. Да и снял тут двадцать тысяч, только один раз за четыре месяца. Вот потому и отделался четырьмя месяцами в сизо, я то старый не в розыске. Тьфу ты, прям путаница какая-то! Я старый, я новый. — Усмехнулся Аркадор. — Повезло еще, как задницей чуял, несколько лет назад у бомжа одного свидетельство о рождении купил, на имя Павла Дмитриевича Булыгина. По этому свидетельству, кстати, мне как раз шестьдесят один год. Вот на основании этого документа мне судья личность установила и приговор вынесла. Хорошая кстати тетка, даже посоветовала мне паспорт восстановить через центр соцзащиты, потом и пенсию свою оформить.

Потом Аркадор еще немного рассказал о себе. О том как трудно было ему с выжженной маной восстанавливаться. И как он понял, что полностью обнуленная мана спровоцировала повышение его магического потенциала. А Саша рассказал, как у него несколько тоже повышался магический уровень и последний раз прыгнул сразу через несколько уровней, хотя чуть не умер от перенапряжения. Примерно так же как и у Аркадора мана выгорела, но он быстрее восстановился. Так и лекарь присматривал и фон магический там сильный, так что чуть больше месяца провалялся и теперь совсем отошел.

— Вот, то-то и оно! Все как в моем случае, — закивал Аркадор, и как раз в мою теорию укладывается. Оно ведь как бывает, Саша? Любой магик с чуть не с пеленок знает, что расходовать ману под ноль никак нельзя, ибо потом такой откат словишь, что можно и не выжить. Оттого в нашем мире очень редки случаи перехода магом на уровень выше. Даже в массах такое мнение бытует, что с каким даром родился такой и дальше по-жизни будет. Мол, не разовьешь ты его. Только ерунда это все. Выходит и магический дар и саму ману можно развивать и увеличивать. Как скажем мозг ты тренируешь или мышцы. Только через боль и напряжение. У нас с тобой я думаю ситуация похожая вышла, только тебя при магическом фоне и опытный лекарь за несколько недель из комы вывел. А я, почти инвалидом пару лет тут прожил, восстанавливался сам. И потом еще почти год ману тут восполнял, пока кое-какие хитрости постиг. Но в конечном итоге, то что нас не убило, Саша, то и сделало нас намного сильнее в магическом плане. Понимаешь, друг? — Пьяно икнув приобнял его за плечо мастер.

— Понимаю. — Кивнул парень. — Ты вот скажи. Как так выходит, что вещи что у канала оставляю, через несколько дней как новые становятся? Я же никому не говорил об этом пока. Хотел у Клима спросить, да он по-делам там уехал. Там так же бывает?

— Есть такое. — Кивнул маг. — Не сложное в общем-то магическое плетение, но много маны расходует. Поэтому даже маг несколько раз подумает прежде восстанавливать скажем себе старые башмаки с помощью такого расхода энергии или просто купить их в ближайшей сапожной лавке. Хотя например академики поддерживают свою одежду именно так. Но не зараз, а каждый день понемногу черпая из своей маны.

— Ну я то, ничего не магичил? Почему так вышло? Я вообще такого заклинания не знаю. — Сознался Макаров.

— Повезло тебе выходит. Судя по тому, что ты мне рассказал, там знатное место силы и излишки магической энергии просто перебрасывает через канал в наш мир. Вот и выходят разные метаморфозы. То зубы у тебя новые выросли, то вещи как новые стали. — Аркадор засмеялся. — Благоволит выходит тебе канал, за своего принял. Показался ты ему выходит, Санек. Тебе развивать свой потенциал надо. Судя по ауре, мы с тобой почти равны уровнем. Но это только на первый взгляд. Я опытнее, обладаю в десятки раз большим багажом магических плетений и заклинаний и мана у меня превосходит твою как минимум вдвое. Понимаешь, что это значит?

— Что я тебе не соперник в боевом плане? — Посмотрел на него Саша.

— Ну, да. — Кивнул Аркадор и произнес подняв указательный палец. — Выходит, что во всех планах я сейчас сильнее тебя. Но ключевое слово- сейчас! Понимаешь? Если тебя тренировать усиленно, то через полгода ты будешь знать то же, что и я.

— Прям через полгода? — Не поверил Саша.

— Ну хорошо, пусть через год. Но что есть год, для сильного мага, Саша? Ты с твоим потенциалом и систематическим оздоровлением можешь еще лет двести жить. И это не предел, для магов нашего уровня.

— Хринассе! Двести! С одной стороны хорошо конечно. Но выходит все мои друзья раньше меня умрут?

— Есть такое. — Вздохнул Аркадор. — Это одновременно и наш дар и наше проклятие.

— А как ты меня год обучать собрался если говоришь, что тебе срочняком надо своих искать? Ну орден ваш?

— Есть такое. — Опять повторил и немного задумался маг. — Да, у меня всего пару дней и будет выходит. За такой срок грамоте не обучишь. Но грамоте тебя любой грамотей у нас научить может, я тебе в другом помогу. Слушай, я тебе покажу основы так для высшего мага нужные — ауру там скрывать, чтобы мог постоянно зрением магическим пользоваться, а остальное ты уже сам будешь изучать.

— Как, сам-то? — Перебил его Саша. — Я же не знаю нифига, ну вернее самое простое только.

— Я когда сюда попал, испугался что лишившись маны начну и магию забывать и вообще все, что помнил. Поэтому первые два года в тетради все что вспоминал то и записывал, начиная с самых простейших плетений. Ну, есть и сложные конечно, но у меня там каждое заклинание помечено по десяти бальной шкале. Так что можно легко разобраться. С теми что номером один-два помечены ты хоть сейчас можешь работать. Оттачивать свои навыки и свое мастерство.

— Ух ты, круто! Навроде букваря или азбуки? Самоучитель? — Воодушевился Саша. — Дай хоть почитаю, посмотрю.

— Саша, ну ты думаешь я это тебе по-русски писал, чтобы меня уж если тут арестуют, то точно в психушку до конца дней моих законопатили? Там же все на общеимперском. Тем более специфические магические слова и выражения есть, даже там, у нас не все поймут — только посвященные. — Ткнул он пальцем куда-то вверх и чуть в сторону, а потом еще и оглянулся будто сверяя направление. Почесал кончик носа и продолжил. — Сначала читать и писать тебя научим, а потом уже дневники будешь изучать. Читать научишься- разберешься. Тем более, я тебе не все свои опыты, да наработки оставлю, а лишь две тетрадочки с общеизвестными заклинаниями.

Часа два еще бывалый маг рассказывал Саше о тонкостях магии, о произошедших с ним здесь и там разных забавных и не очень случаях. Саша слушал, тайком поглядывал на стопку исписанных тетрадей и все больше понимал, что сейчас он просто ничего не знает по сравнению с тем-же Аркадором. Действительно почти любое заклинание имеет свою научную суть, и если ее понять то можно почти каждое заклинание усилить, усовершенствовать и сделать уникальным. Но чтобы познать суть магии надо изучить эти тетради, но и не только. Практика и тренировка. Муторная и ежедневная, вот основа силы любого мага. Ну что же, не убил его канал, а наоборот- выявил в нем дар и сделал магом с сильным потенциалом, теперь главное самому не оплошать. Ох не зря провидение послало ему такого мощного практика как Аркадор. Совсем не зря.

Аркадор прошел по каналу вместе с Сашей. Ради эксперимента, Макаров дал ему попробовать перейти самому, но у того сразу ничего не получилось сколько маг не пытался, даже задействуя виденные им потоки магической энергии. Только когда Саша провел его сквозь земляную стену два раза, на третий маг смог это сделать самостоятельно.

Хм… распознает их как-то канал что ли? Вон Гюнтер и Борк по-началу тоже ничего не могли сделать. У них ведь и дара никакого сроду не было, а вот сводил их Лаэрт, да Климент с продуктами туда- сюда дюжину раз и стали бегать каждое утро сами. Перетаскивая в подвал нового дома небольшие бочонки с икрой, мясом и мешки с рыбой. Почему канал новеньких сразу не пропускает? Будто распознает и запоминает. А как тогда Клим и его отец первый раз перешли?

Саша давно подмечал разные свойства канала и задумывался над ними. Одно только восстановление ветхой одежды чего стоит. Аркадор ему кстати объяснил, что есть такое заклинание. Опытный магик может наложить знак на любую вещь, что она не только приобретет первозданную новизну, но и впредь не будет стареть или даже пачкаться, но это в теории. На практике маг должен столько своей маны влить в этот процесс, что легче купить несколько таких новых вещей. А вот вещи которые Саша оставлял на стеллаже возле прохода сами собой делались новыми, он это уже испытал несколько раз.

Когда они первый раз перешли с Аркадором по каналу, на той стороне их встретил дежуривший ветеран, имя которого Саша не знал, хоть и видел его уже несколько раз. Он явно напрягся при виде незнакомца. Даром, что старик-ветеран, плавно встал со стула и развернулся к появившимся в конце коридора правым боком положив ладонь на навершие короткого меча.

— Расслабься старина. — Выкрикнул Саша. — Это человек, которого приказал отыскать лэр.

Сам переход для него не составлял труда и не доставляло дискомфорта нахождение в другом мире. Неудобство было в рассинхронизации временных потоков. Он как-то заболтался там со стариной Борком, даже болтая, выдул пару кружек ароматного травяного чая. Но когда перешел домой, застал негодующего и матюгающегося Серегу. Тот искал его по срочному делу и уже успел обзвонить Ромку и Кирилла, сообщив им, что Саша куда-то пропал и сотовый не отвечает пятый час. В общем, перенервничали тогда все его друзья, а сам Макаров понял, что перед переходом хотя бы на четверть часа на ту сторону, во избежании неизбежного кипеша нужно в обязательном порядке предупреждать своих.

— Я был помощником у академика Кастора, несколько лет тому назад. Меня зовут, мастер Аркадор. — Представился пришедший с ним маг.

— Извините, мастер, но я вас не помню. Хотя я в столице только семь лет служу. — Остановил их ветеран поднятой ладонью. — Подождите, я вызову сержанта-разводящего. — И он несколько раз с силой потянул за веревку продетую в прикрепленные к стене железные кольца.

— Хм, а правильно у них служба поставлена, — подумал Макаров. — На сколько знаю в этом коридоре несут службу поочередно четверо ветеранов, они поочередно и перетаскивают продукты в его подвал.

Буквально через полминуты по каменной лестнице застучали каблуки и появился сержант с двумя гвардейцами. В отличие от пожилого солдата-ветерана, который сидел в легкой кожаной куртке, прибывшие были в стальных шлемах, длинных кольчугах и наброшенных поверх них синих форменных сюрко- являющимися отличительным знаком гвардии владетеля.

Саша объяснил им ситуацию, а Аркадор представился и козырнул двумя пальцами на манер польских военных.

— Да, лэр Климент предупреждал меня. — Кивнул сержант. — Но он сейчас в столице, должен прибыть в летнюю резиденцию к вечеру. Поэтому, мастер, пропустить вас за ворота не могу. Предлагаю дождаться прибытия его Светлости в гостевых комнатах. Без обид, сэр Александр, но таковы мои инструкции. Вас одного пропущу, а вдвоем- нет.

Саша махнул рукой. — Да я то чего тут буду торчать? Прожду тут пару часов, а у нас день потеряю. — И тут же сам себя укорил за излишнюю болтливость, но сержант не придал его словам особого смысла.

То что в конце коридора был переход в другой мир, на этой стороне знали только посвященные титулованные особы и несколько ветеранов, кому владетели доверяли безоговорочно. Для простых гвардейцев в коридоре был расположен магический телепорт, связывающий владение Вэллор с одним из дальних заморских городов. Хотя, как объяснил ему Аркадор это было практически невозможно. Хотя… длина прыжка по переходу зависела от силы мага и количества потраченной на сам прыжок магической энергии. Поэтому в теории… Ну в общем простым гвардейцам наличие в подвале летней резиденции точки стационарного телепорта, полностью объясняло строгость и секретность службы. Мол, торгуем мы прибыльно с одним из северных королевств, настолько что прибыль даже расходы на телепорт покрывает. Для простого солдата, лишенного магических способностей такого объяснения было более чем достаточно.

— Так, а мне чего тут по гостевым комнатам отираться, лэра дожидаясь? — Спросил Аркадор Сашу по русски. — Я бы по магазинам прошвырнулся, прикупил кое-чего. Вон те же ральфы кожанные куплю и бинокль тоже хотел хороший приобрести.

— Зачем тебе ральфы? — Удивился Саша. — Тут тоже кожаные ботинки шьют.

— Удобные. — Пожал плечами маг. — Да и денег на карте осталось порядком. Сразу купил и всех делов, а тут как минимум пару дней надо, чтобы тебе хороший мастер ботинки стачал. А у меня дел- во! — Чиркнул он себя большим пальцем по горлу. — Времени нет тут на попе ровно сидеть.

Саша заметил, что этот жест мага заставил напрячься стражей. Они переглянулись и взялись за рукояти коротких мечей, скорее всего приняв данный жест за угрозу.

— Да нет, дел говорю много. Нет времени тут сидеть. — Перевел им Аркадор свои слова. — Мы тогда там подождем. — Махнул он рукой в сторону перехода. — А как кто-нибудь из владетелей появится, вы им доложите про меня. Мы пойдем?

— На этот счет, сэр Александр, никаких указаний не было. — Мотнул головой сержант и все же скосил глаза на старого солдата. Ветеран чуть заметно, скорее одними глазами обозначил кивок и сержант расслабившись стал подниматься из подземелья по лестнице вместе с двумя солдатами гвардейцами.

— Слушай, а чего он тебя все сэром называет? — спросил у него Аркадор, когда они вышли в подвале нового дома. — Ты же вроде местный житель или все же рыцарь?

— А, было дело, — отмахнулся Саша, — впарили золотые шпоры, теперь рыцарь.

— Да? А ты не рассказывал. — Удивленно глянул на него маг.

— Та еще прогулочка в дикие земли была. Потом как нибудь расскажу, если будет желание. — Отмахнулся Саша. — Серый в кафе, тут рядом. Пошли, ему позвоним и свозим тебя куда надо по магазинам, сразу закупишься, чтобы тебе потом время не терять, а тут у нас его с запасом. Я же тебе говорил, что там час, а тут четыре с половиной? Ну вот, можем день потратить на поездку по магазинам. Что там ты хотел, говоришь, бинокли и ботинки?

Аркадор на минуту задумался, потом решительно кивнул: — Плащ непромокаемый надо и болотники, потом тетрадок еще прикупить и ручек, белья несколько комплектов, носки опять же. Что поделать- привык, к удобным на резиночке. Там-то и труселя на завязках и чулки, ну разве что носки вязанные шерстяные почти такие же. Потом в спортивный заедем, эспандер себе возьму, такой, чтобы плечевой пояс развивать. — Показал он разведя в стороны прямые руки. — У меня был такой раньше и шахматы еще.

— Шахматы? — Удивился Саша. — А у вас тоже в шахматы играют?

— Ну, а чего? — Пожал маг плечами. — У нас много чего из вашего мира хрен знает как давно попало, вот и шахматы наверное тоже. Хотя вроде у эльфаров они уже давно, так что может это наоборот от нас вам прилетело. — Усмехнулся он. — Так, что у нас тоже в шахматы играют, но в основном благородные. Вот потому они дороги, так как изготавливают их для титулованных особ, в основном под заказ из вырезая из кости или полудрагоценных камней, в крайнем случае из дорогих пород дерева. У вас же дешево и сердито. А у солдат и цеховых ремесленников больше кости распространены.

— Это когда кубики кидать? Тупо как-то. — Скривился Саша. — Чего там интересного? Кинул кубики и смотри сколько выпало, как в «пьяницу» карты перелистывать. Ну детская карточная игра такая. — Пояснил он Аркадору, а тот с кривой усмешкой не отрываясь смотрел на него.

— Чего? — Не понял парень.

— Ты вообще в кости играл, имеешь хоть какое-то представление? Там игры разные и правила разные, комбинаций куча, очки запоминать надо, когда несколько человек собирается, так и вовсе лист бумаги расчерчивают и подсчитывают очки в выпавших комбинациях, ну или как солдаты- палочкой на земле черкают. Еще и разные варианты игры бывают, от простых до очень сложных, с разными тактиками. Немного на нарды смахивает, особенно для стороннего наблюдателя. Наверное тоже думают- а чего там сложного? Ну кинул кубики, ну передвинул фишку. Игра в кости, вообще счет устный хорошо развивает, потому у наемников и у горожан в чести. Ты неграмотного крестьянина с костями видал? Вот, то-то же, — поднял указательный палец мастер, потом хмыкнул, — кстати, если кубики попадутся, то тоже дюжину прикупить не помешает, пригодятся.

— Странно. Выходит в нашем мире в кости совсем не играют? Хотя читал, раньше тоже очень распространенная игра была. Утерянный опыт.

— Почему не играют? Я тебе про северные прииски говорил, так вот сам очевидцем был. Мужики охранники играли и тетрадку расчерчивали и очки в разных комбинациях подсчитывали. Так что ничего не утеряно, просто не так распространенно сейчас стало, это да. Да сейчас вообще настольные игры мало распространены, даже шахматы. Иногда хочется сыграть и ищешь с кем бы? Не говоря уже пулю в преферанс расписать. — Вздохнул Аркадор. — Все меньше общения у людей, даже если соседей взять. Замкнулись, сидят все по своим квартирам.

— Это да. — Поддержал его Саша и спросил у мага: — Аркадор, а ты как в карты сидельцев обыгрывал, ну в сизо, с помощью магии? Карты видел или наперед знал кто выиграет?

— Будущее знать никто не могет. — Уверенно мотнул головой дед. — Если только шаман какой на требухе ритуал проведет, да и то большие сомнения у меня такое гадание вызывает. И карты видеть как, я тебе рентген што ле?

— А как тогда у всех выигрывал? — Заинтересовался Саша.

— Ну положим не у всех и не всегда. Кто бы тогда со мной играть сел, если я всегда выигрываю? А магия?… ну наверное не без этого дела, — пожал плечами Аркадор, — сам знаешь у магов память какая, все карты вышедшие помню, да и по аурам.

— По аурам?

— Ну когда на ауру смотришь, то там все эмоции видно и радость, что карта привалила и кто блефовать пытается, кто жадничает и психует когда проигрывает и остальное тоже. Просто внимательно все за каждым подмечать надо, кто как и на какую карту реагирует. Понял теперь? Тренируйся в истинном зрении все видеть, на пользу точно такая наука пойдет.

— Да это понятно. — Не стал отрицать очевидного Макаров. — Стараюсь.

— Так может потом в шахматы сыграем?

— Так-то я не очень хорошо, да и давно не играл. — Замялся Макаров, потом махнул рукой. — Ладно, как все купим, так если время останется, тогда точно поиграем.


Глава 5


Когда подъехал Партизан, Саша сразу перешел к сути.

— Сергей, твой браток тут объявлялся, потому и тебя приехать попросил. Вернее сейчас уже не ваш, но который раньше с тобой работал, Славик. Не сейчас был, а еще по осени. С обрезом приехал, говорил застрелит. Может пугал, может и впрямь застрелил бы. — Пожал Саша плечами. — Хотя метился и даже стрелял в меня.

Партизан напрягся и посерел лицом. — Что дальше было? И что теперь?

— Ну раз я жив, значит не попал. — Посмотрел ему в глаза Саша. — Вот только дробиной ухо перебило. — Показал он на широкий белый шрам на своей мочке.

— Саня, я клянусь, не в курсе был. Сам порву выродка. Я его с тех пор, как из бригады погнали не видел, внатуре говорю! — Разнервничался Партизан. — Ну так, что теперь?

— Ты имеешь в виду наши дела? — Партизан кивнул. — Все в силе остается, к тебе претензий нет. Тем более ты предупреждал, что он отморозок полный и сам себе на уме.

— Это так, что есть-то есть. Он же грабанул магазин на трассе, менты тогда его недели две в поселке пасли, думали что объявится дома. А он значит вон еще чего учудил, отомстить удумал гаденыш. А чего, сразу мне не позвонил?

— Да сам знаешь, я за границу надолго уезжал, другие дела были. Не по телефону же, такие вопросы решать. Парням сказал, что сам с тобой по этому поводу поговорю. В общем не парься, к тебе как и сказал претензий никаких, работаем вместе.

Оба помолчали и наконец Саша нарушил неловкое и тягостное молчание.

— Даже хорошо, что время прошло, немного забылось, улеглось. Я вот, что хотел спросить. У вас на его машину есть какие-нибудь документы? Да впрочем мне это не интересно. Просто хотел узнать, вы его девятку забирать будете? А то он ее тогда бросил, а мы в гараж загнали. Птс-ку кстати в машине тоже оставил.

— У меня генералка на нее, так что проблем ноль. — Утвердительно закивал Партизан. — Э… ты, просто отдаешь? А сам, что? Ну вернее, мы давай продадим, тогда бабки поровну поколем?

Саша только отмахнулся. — Мне эта машина не нужна и сумма совершенно не интересна. Хочешь продавай машину, хочешь отдай кому — твое дело.

— Он же на ней магазин грабанул, так что могут мусора заинтересоваться. Лучше скинем нафиг сразу, от греха подальше. — Решил Сережа. — Только ты, Сань, аккуратней. Славик тот еще утырок, если злобу затаил то вернется счеты свести- это, к бабке не ходи. Обязательно еще объявится, тем более машину тут бросил. Птс-ку говоришь в машине оставил? Ладно заведем как нибудь и отгоним к нам в поселок.

— Так он, и ключи тоже в машине оставил.

— Ключи и документы? И все бросил? — Усмехнулся Партизан, потом посерьезнел и глянул недоверчиво на Сашу.

Макаров постоял немного в размышляя- говорить или нет? Но все таки решился приоткрыть завесу неизвестного, новому партнеру по бизнесу. Чего, теперь уж? Тогда надо было и машину пилить, да по частям через переход перетаскивать, как с той, на которой Никишкина приехала. А тут, даже если у кого вопросы возникнут, так Славика все равно не найдут. Его, вернее тело его, уже давно кремировали и на городском кладбище Руденбурга захоронили. Да и не жалко урода, единственное от чего в груди ломит, так это, что его родители больше не увидят. Даже знать не будут, жив их сын или нет. Блин, вот зачем о них подумал? Груз вины перед его родителями, вновь стиснул грудь свинцовым обручем.

— Славик же в бегах? — Спросил он у Сергея.

— Ну да. — Подтвердил Партизан. — Вооруженный грабеж со стрельбой, продавцу ногу еще прострелил дебил. Да и от нас свалил, знал, что машину за его косяки отберем. Тем более, она на общие деньги куплена. Хотел видать денег срубить по быстрому и уехать.

— Ну вот. — Кивнул Саша. — Он и скрылся. Убежал короче. Далеко и надолго. Не объявится он тут больше.

Сергей тоже несколько секунд молчал и осмысливал сказанное, затем тяжело сглотнув переспросил. — Очень далеко? И очень надолго?

— Очень далеко и думаю навсегда. — Подтвердил его догадку Саша.

Глаза Партизана забегали. Но постояв еще несколько секунд, он успокоился. — Ну убежал значит и убежал, так оно и к лучшему выходит. Сам себе такое устроил, в бегах конечно никакой жизни нет, только и смотри чтобы мусора не нашли. — Он выжидающе посмотрел на Сашу.

— Исключено. Я конечно не знаю где он, но уверен не найдут. На все сто процентов уверен.

Сергей как-то расслабился после его слов и перевел разговор вновь на брошенную машину. — Так когда забрать можно? И где она?

— В гараже, тут рядом стоит, а чем раньше заберете, тем лучше. А впрочем как заберете, так и заберете.

— Да чего тянуть? Я сейчас Геше звякну, он на электричке подъедет и заберет.

— На электричке? — Удивился Саша. — А чего сам не съездишь за ним, тут же десять минут туда-обратно?

— Ну на электричке или автобусе. Это чтобы не расслаблялись. Блатовать начинают, пальцы веером — сопли пузырями. — Усмехнулся Партизан оскалившись железными зубами. — Пусть знают цену деньгам, как на свою машину наработают, так и будут разъезжать, а пока только проблемы с ними. Молодые еще, дурные. Хотя, конечно, не такие отморозки как Славик, гм… был. Может из этих толк и выйдет.

Они сходили до арендованного гаража и выгнали славикову девятку на улицу.

— Сережа глянул на датчик топлива. — Заправить бы. Хотя до Ключей хватит, а там из канистры зальем. Лучше ее в поселке не светить.

Он заглянул в бардачок и удивленно посмотрел на Сашу. — Тут деньги какие-то лежат.

— Да, я забыл тебя предупредить. — Легонько хлопнул себя ладошкой по лбу Саша. — Там деньги и лежали и патронов штук десять к его обрезу было. Патроны я выкинул. Посмотрел, деньги некоторые в крови и не стал трогать. Он видать грабанул магаз, а потом уже сюда наведался. Оттуда и деньги.

— Видать так. Ну, а чего добру пропадать? — Сергей вынул все деньги и пересчитав объявил: — Сорок шесть тысяч тут. Поколем?

Саша лишь отрицательно мотнул головой.

Партизан вздохнув убрал деньги во внутренний карман кожаного пиджака и как-то виновато посмотрев на Сашу пояснил:

— Ты, Сань, не думай, я эти деньги Абрамычу, тогда отдам и с продажи его машины тоже. Сам же знаешь мы капитальный ремонт в кафе затеяли, так что на общее дело пойдут.

— Да нормально все, я же сказал. — И сменив тему спросил. — Говоришь, у тебя есть кому автомойкой рулить?

— Есть, да. — Кивнул Сергей. — Ты не думай, там Абрамыч все под контролем держать будет, так что все по чесноку. Подворовывать из общего не дадим. И спасибо еще раз, что с ментами нам помог, в наглую же наехали.

— Хорошо, что по чесноку. — Кивнул Макаров. — Да норм все, Сергей, сам же говоришь- общее. Все в доле будем. Я просто, вот по какому поводу спросил. Вы же там еще стоянку для дальнобоев распланировали?

— Не мы, а мы все. Твоя доля там, Саня, тоже железная. Как и договаривались со всего тебе треть. Кроме автомойки, планируем большую охраняемую стоянку для фур, баню и прачечную с душевыми для водил. Наше кафе опять же. Вот и получается целый комплекс, типа авто-кемпинг. Все в целом и одним забором огорожено. Камеры повесим и охрану на въезд посадим. Все по-серьезному, короче. Так что будет большой комплекс и все мы в доле, как договорились и твоя треть со всего, включая и кафе. Мы так с Абрамычем решили, чтобы не городить лишнего не делить — тут только наше, а там уже общее.

— Хорошо. — Опять кивнул Саша. — Так я по рабочим местам хотел попросить. Там если несколько мест лишних на мойке будет или потом на стоянке в охране, нашим парням подгоните? Из поселка.

— Сань, говно-вопрос. Конечно будут места, да и своих лучше поставить чем незнакомых кого. Я вон Гешу с Коляном тоже в охрану на рынок определил. Может старшими смен потом их сделаю, когда авто-комплекс построим, если конечно потянут. Но, ты не думай, я с них и спрашивать не по-детски буду. — Сжал он внушительный кулак. — Никакого панибратства и так распустились при Славике.

— А когда планируете стоянкой заняться?

— Ремонт в кафе закончим, так сразу с прибыли все деньги туда пойдут и с автомойки с нашей доли тоже. Думаем через месяц-полтора начнем площадку ровнять. Может и пораньше чуток. С автомойки уже деньги пошли. Вообще в планах весь комплекс до осени закончить и запустить.

— А чего тянуть-то? — Удивленно посмотрел на него Саша. — Вы же все посчитали уже?

— Посчитали и бизнес-план есть и смета готова. Да как-то неудобно было к тебе опять за деньгами обращаться. Ты и так рынок на свои поставил и на оборудование автомойки выделил.

Саша посмотрел на Партизана. — Дело одно и по деньгам все в доле. Так чего ждать? Пусть Абрамыч, завтра- послезавтра с бумагами подъедет, сколько надо найдем, это не проблема. Если меня не будет, то к Серому, я его предупрежу, он сколько надо выдаст. Кафе отремонтируете и стоянка уже готова будет, сразу все и запустите.

— Да? Ну это вообще в масть, если деньги выделишь. Мы и банно-прачечный комплекс сразу строить начнем и сразу все запустим.

— Деньги не проблема, сколько надо выделим. И меня не теряйте, я на днях снова уеду, далеко и возможно на пару лет.

— А чего так, дело крупное там или случилось что? Хотя были бы большие деньги, может и сам куда рванул, в Чехию там скажем или Испанию.

— Дело крупное и там партнеры ждут, — кивнул Саша, — да и тут некоторые излишний интерес проявлять стали, но пока так, для подстраховки. Немного за границей поживу. У Дубровина все полномочия, он тут директором остается, так что если что, то к нему вопросы. Но и меня не теряйте, часто наведываться буду. Если Абрамыча не увижу, привет ему и попращайся за меня.

Пока они сидели и разговаривали в джипе Партизана, в начале улицы показался приехавший Гена. Он бодро прошагал до машин и остановился рассматривая девятку.

— О, славикова машина. Точняк его. Че, объявился? Где он прятался-то столько?

— Поменьше вопросов задавай, целее язык будет. — Осадил его Партизан. — Тебя со старшими здороваться, в школе, не научили?

— Здорова. Я только до остановки добежал и автобус вот он, быстро вышло. — Протянул долговязый руку сначала Сергею, затем немного покраснев Саше. — Здрасьте, — глянул на сузившиеся глаза Партизана и добавил, — Александр Сергеевич.

— Может когда захочет, только повоспитывать надо. — Усмехнулся Сергей. — Садись в машину и езжай за мной.

Дождавшись, когда его подчиненный сел и завел девятку, попрощался с Макаровым, крепко пожав тому руку:

— Александр, спасибо и за машину и за деньги для строительства и за то, что разгреб все сам со Славиком. В общем, поеду обрадую старого еврея. Уверен он тебе сегодня же перезвонит, а то и сам прилетит с бумагами. Он знаешь последнее время какой деятельный стал? Смотреть любо-дорого, цветет и пахнет, вроде как даже помолодел, в делах весь, суетится. Если бы, говорит не Саша, так и сидели бы в своем болоте. Да и парни молодые все при деле. И это, спасибо тебе, брат, от всех нас.

Саша еще несколько минут смотрел вслед отъезжающим машинам. Вот кто такой, Сережа Партизан? Еще несколько месяцев назад ему было бы плевать на его мнение, а вот подиж ты, как-то тронули его слова благодарности. Может и правда все правильно делаем? — Саша мотнул головой, как бы отгоняя сентиментальные мысли и стал закрывать железный гараж. — Гараж вместительный, даже Серегин сарай без проблем влезет. Хотя он свой хюндай во двор всегда загоняет. Ну тогда парням из охраны можно отдать, чтобы машину ставили, хотя они сами все в частных домах живут, есть куда. Или может Ромке надо? А, — махнул он рукой и положил ключи в карман, — хозяину он пока не нужен, да и деньги вперед уплочены. Разберемся…

Не успел Саша закрыть железный гараж и вернуться в дом, как ему позвонил Сергей. Из его сумбурного разговора Саша понял, что его искал Марат.

— Говоришь несколько раз тебе звонил, встретиться хочет? А когда?

— Да говорил сам подъедет, лишь бы тебе удобно было и ты его дождался. Может в кафе встречу назначить? — Спросил его Сергей.

— Серый, мы же хотели деньгами заняться. Посчитать, да отсчитать Абрамычу на дело. Порешаем. А там видно будет, если Марат приедет, то может и до кафе дойдем, тут два шага.

— Хорошо, сейчас подойду. — Согласился Дубровин.

Саша еще с утра перешел в летнюю резиденцию и забрал свою долю денег от антиквара. Хоть и не по душе ему было получить деньги от отца Ирмы, а отказываться если деньги он уже получены- глупо. В его комнате на втором этаже стояла простая клетчатая сумка напоминающая о челноках девяностых в которой лежало почти три с половиной миллиона евро. Почти, потому что Саша с утра заехал в Сбер и ВТБ, два как он решил самых надежных банка, да отделения этих банков были в самом поселке и в каждом открыл валютный вклад по пятьдесят тысяч евро. Ну запас костей не ломит… или это про жар там? Ну не важно, времена бывают разные да и все яйца в одной корзине хранить нечего.

Так, что сейчас у него в комнате стоял вместительный баул с пачками разноцветных денюшек, общей суммой три миллиона четыреста тысяч, совсем не рублей. Так что их считать, он и так утром посчитал. Просто решил по полста тысяч дать Серому, Ромке и своему брату Кириллу, вот и позвал Серегу для этого. Да и вообще может тему какую подскажет куда вложить или что еще затеять? Чего деньгам просто так лежать.

А ведь еще и у Вардиса такая же сумма и он тоже рад бы ее поменять на что либо более полезное для того мира, например на серебро. Но где купить серебра на три с половиной миллиона евро Саша пока даже не представлял. Сколько это вообще тонн выйдет?! Много короче, да и внимание привлекать такими сделками. Лучше уж как раньше, по три кило в неделю через банки покупать и для иномирья сумма приличная и мы тут свою маржу получим. Ведь если даже не учитывать прибыль с кафе и рынков, то только с серебра капает почти по двести тысяч рублей в неделю. Это сколько Серый денег насобирал за полгода, пока он там в коме был? Туеву хучу и вот куда такие суммы тратить? Даже по примерным прикидкам у них только с серебра уже больше пяти миллионов накопилось. В рублях конечно, но все равно огромные суммы.

Скажи Саше еще год назад, что будет ломать голову куда вложить или как потратить, так только пальцем у виска покрутил бы. А вот как оно бывает.

«А может Серому сто тысяч отдать, евриков? Все же вместе они и поровну все делить договаривались, мало ли что Вардис эти деньги мне подогнал? Да так будет правильней. Значит решено Серому сотню отдам, пусть куда хочет тратит и парням по полста. Один хрен в сумке еще больше трех лямов остается. Вот куда мне их?» — Думал Саша пока шел к дому.

Серый не спеша доставал разноцветные пачки денег из зеленой клетчатой сумки и с довольным видом раскладывал их на столе.

— Круто, Сань. Знаешь, что напоминает? Помнишь год назад Вардис нам мешок оставил и мы тогда так же, из него пачки денег доставали? Я вот думаю, не зря нам его судьба подкинула, всегда деньги от него получаем. Ну вернее ты сейчас получил. — Поправился он.

— Тогда уж не Вардиса, а Клима нам судьба послала, все с него началось. — Хмыкнул Саша. — А деньги все равно вместе будем думать куда вложить и прибыль вся общая пойдет. Чтобы никто не ушел обделенным.

— Не, Сань, даже не спорь, ты пострадал от этих вампиров… ну то есть ты в коме месяц валялся, так что твои деньги. Трать куда сам пожелаешь.

— Куда? Вот подскажи, куда мне три ляма потратить, Сережа?

— Ну там яхту можно купить, парусную и путешествовать или виллу на берегу океана купить, например в Мексике или Аргентине.

— И яхту и виллу больших денег еще содержать стоит, да и зачем мне вилла у океана? Вон по переходу перешел и в теплых странах считай, никуда лететь не нужно. Кстати с яхтой ты мне идею подал, если небольшую купить, чтобы через переход можно было перегнать, то можно и под парусом на современной лодочке там по озеру поплавать. Надо будет с Климом посоветоваться. Ну ладно, об этом позже, — хлопнул Саша по коленкам сидя в кресле, — я с утра до отделений банков тут дошел, положил себе сто тысяч на счет. Ну вернее в Сбере полста тысяч евро положил и в ВТБ так же.

— Ну молодец, перестраховаться тоже надо. Пусть часть в банке на счету лежит. — Согласно кивнул Дубровин.

— В общем подумал, Ромке и Кире по полста тысяч подгоню и ты сотку забирай кивнул Саша на деньги.

— Уверен? Твои это. — Посмотрел на него Сергей.

— Я тебе уже все объяснил. Остальные, будем уже думать куда вложить. И это, Ромке надо как-то объяснить про деньги.

— А чего еще объяснять? Босс долго отсутствовал, босс вернулся с деньгами и сделал подарок. — Усмехнулся Сергей. — Какие еще объяснения надо? Просто подарок как другу, а братану твоему, что объяснять? Скажешь не сделал подарок на новый год, вот теперь ему и семье презент от тебя. Что еще?

— Ну так-то да. — Кивнул Саша. — Отказываться думаю никто не будет, хотя вопросы будут, однозначно.

— Слушай, Сань, я в отпуске год не был, да и Светка… она тоже уже полгода нашу бухгалтерию ведет кафешную. Можно мы с ней в отпуск слетаем? Ну, а че? Я вообще за границей не был ни разу, а если теперь денег вагон, то чего? Ну не на все конечно сразу тратить, десятки думаю нам на все хватит. Пока путевки купим, пока соберемся, через месяцок, нормально? Ну может чуть раньше. Не возражаешь?

— А чего мне возражать? Валяйте. — Махнул рукой Саша и усмехнулся: — Бери колобашки и не в чем себе не отказывай. У вас загранпаспорта хоть есть?

— Обижаешь, шеф! У Светланки давно есть, а я себе месяц назад сделал. Знаешь, наверное слетаем куда-нибудь где поцивильней, с такими бабками-то не проблема? Не в Турцию с Таиландом, а куда в Европу или Мексику. А, как на это смотришь?

Саша усмехнулся и ткнул друга кулаком в плечо, — вообще не со мной решай, а с благоверной своей советуйся. Куда она захочет. А то может у нее мечта есть в Париже побывать, ну или там в Риме. Да куда хочешь лети, только аккуратнее там, обратно вернитесь.

— Ну кто бы говорил. — Засмеялся Сергей. — По лесам с гоблинами и орками как ты, точно бегать не будем. О! Марат звонит! — Протянул он трубку Саше.

— Ну что ты мне суешь, тебе же звонит? Спроси где он встретиться хочет если у нас может сюда и позвать? Тут и поболтаем, в кафе у вас свадьба вроде?

— Ага, точно. — Кивнул Серый и начал общаться с Маратом по телефону, а через минуту объявил:

— Все хорошо, он сам уже приехал, через три минуты говорит у твоих ворот будет. — И добавил про кафе. — Ага, точно свадьба, — повторил Сергей, — откупили верхний зал, уже празднуют на все катушку.

— Ну тем более тут лучше поговорить, чего нам там сидеть и музыку перекрикивать? Тут и пообщаемся, тем более ты мне сюда кофемашину купил. Зачем кстати?

— А чего, пусть будет. В кафе покупали, поставили и в гриль-баре внизу и на втором этаже, а там если три берешь, то вообще скидки дикие, вот и купили.

— А чего домой не забрал?

— Да я тут с утра до вечера, да и Светка тоже. Вместе уезжаем, тут напьемся куда нам еще домой? Ночью что ли кофе пить? А тут Петр Иванович бывает, хвалил, тоже любит натуральный, да и Клим когда переходит бывает себе делает.

— Ну ладно, лишней не будет. Я пойду Марата встречу, а ты деньги пока прибери. — Кивнул Саша на разложенные на столе банковские упаковки.

Марат подъехал быстро. За рулем сидел начальник службы безопасности его фирмы, вроде Павел, как помнил Саша и рядом еще кто-то из его парней, сам Марат сидел на заднем сидении новенького квадратного Инфинити молочно-перламутрового цвета.

— Хорошо живете! — Кивнул Саша на машину. — Новая?

— Второй месяц как с салона взяли. Хотя салон тоже наш, так что без накруток вышло, по-божески. Хотя… — Марат оглянулся придирчиво оглядел свой автомобиль и вздохнул. — Ну если по цене двухкомнатной квартиры это по-божески, то и так можно сказать. А что делать? Статус обязывает, Саша, я теперь помощник депутата и от криминала полностью абстрагируюсь. На стрелы вон или Павлик, наш безопасник ездит или директор чопа со своими архаровцами, а я теперь белый и пушистый. — Развел руками бывший борец и кивнул на своего подчиненного. — Я вас знакомил вроде?

— Знакомил, знакомил. — Сказал Саша и махнул Павлику рукой. — Чего парней в дом не зовешь?

— Да… в машине пусть посидят. — Неопределенно сказал Марат.

Они прошли в дом и поднялись на второй этаж.

— Еще не все комнаты мебелью обставил. — Повинился Саша. — Какой-то вечный переезд.

— Да брось, отличный дом и место у вас хорошее- сосны, озеро, сам бы тут жил.

— Так переезжай? — Усмехнулся Саша. — Раз тут нравится. Рынки поставили, кафе большое, в Ключах авто-мойку открыли и вообще большой авто-комплекс планируем.

— Молодцы! Вагончик-то продали наш старый?

— Напротив кафе стоит, у рынка. Там теперь стоянка для машин и охрана наша сидит. Помнишь как в кафе гуляли? Кажется только вчера было.

— Хорошо тогда погуляли. — Кивнул Марат. — Нормально у вас с ключевскими, больше не дергались?

— Так Сережа там и рулит, сегодня только сюда приезжал, про дальнейшие планы разговаривали.

— Хорошо. — Покивал Марат. — Да уж… ну мир всегда лучше, чем терки тереть.

— Так что, переезжай, если места нравятся. Может все вместе придумаем какой совместный бизнес.

— Саня, вот честно, рад за вас и ваш совместный бизнес, но с переездом пока погожу, дел много каждый день то в мэрию, то в облсовет мотаюсь. Сказал тебе, что в бизнес ушел, а на самом деле больше времени всякие общественные дела съедают.

— Сам-то в депутаты не метишь? — Подмигнул ему Саша и усмехнулся. — В единоросы?

— Ну, а зачем бы все это затевать? — Вернул усмешку Марат и развел руками. — А куда еще? Не в коммунисты же мне идти. Это партия у руля, там и возможностей больше, а нам с нашими аппетитами сейчас свое лобби в городской думе ой как нужно. — И закончил философской фразой. — Не мы такие, жизнь такая. Не пролезем сами в думу, выдавят нахрен из бизнеса, не сейчас, так чуть погодя. Это, в нашей стране как два пальца!

— Присаживайся, Марат, — кивнул Саша на кожаный диван, — натурального кофейку выпьем?

— Я принесу, — подорвался Сергей, когда Марат кивнул.

— Тоже вот кофемашину купили, как у тебя в офисе. Что, по делам встретиться хотел или просто соскучился?

— Хорошо бы если так, просто, имею ввиду — вздохнул Марат, — вообще два вопроса с тобой обсудить хотел. Можно я лучше на стульчик присяду, а не на диван, — сказал Марат и пояснил, — костюм отгладили только и мне потом на встречу ехать. Ну что поделать, — развел он руками как бы извиняясь, — сам люблю с спортивном ходить, а приходится в дорогом костюме. Даже когда в машину залезаю, пиджак снимаю и на вешалку вешаю, чтоб значит не замялся. Вот так, мля, наши новые реалии. Не до адидасов — не поймут серьезные люди.

— Ага, вижу, в дорогом костюме и на дорогой машине. — Поддакнул Саша. — Еще и водитель с охраной.

— Не сыпь соль на рану, брат. Я вообще сам рулить люблю и меня мой старый Паджерик полностью устраивал. — И переменил тему, понизив голос. — Тет-на-тет поговорим или при Сером можно. Я спецом своих в машине оставил, чтобы про наши дела уши не грели и так много знают.

— Да, Серый тут все тянет, ему доверяю и тайн нет. — Пожал плечами Макаров. — Давай при нем.

— Ну смотри сам. — Марат потер подбородок и пристально глянул на Сашу, — что у тебя с судьей Никишкиной?

Саша удивленно посмотрел на бывшего спортсмена. — А что с ней? И почему у меня с ней должно что-то быть?

— Ладно, это ваше дело, мое сторона, — махнул рукой Марат, — у нас подпол… ну в общем не важно… человек один в главке есть на подсосе. Тесно общаемся. Так он вчера мне твои фото показывал.

— Это какие? — Заинтересовался Сергей расставив на столе чашки с кофе.

— Где ты, Саша, рядом с судьей у машины. Около ее подъезда камеры вас засняли. Ты там не один, но главное, что ты тоже присутствуешь. Пропала судья, теперь ищут. А так как, это не слесарь Вася из местного жэка, а целый федеральный судья, то искать будут хорошо. Можно сказать землю будут рыть, так как дело в самой столице на контроле. Тебя повестками вызывали?

— Вызывали. — Кивнул Саша и вроде как опера пару раз приезжали, вон Серый их видел, — глянул он на друга, — но меня в тот момент вообще в стране не было. Ты же в курсе.

— В курсе, в курсе. Только, Саша, ты у них сейчас единственная зацепка. Если по повестке не явился, то могут и в розыск подать. Местный конечно, не федеральный и пока как свидетеля.

— И что теперь? — Посмотрел на бывшего бандита Макаров. — Прятаться или самому сходить куда вызывают? Что посоветуешь?

— Я же ваших дел не знаю, но самому в пасть к ментам идти не советовал бы. Мало ли, что они там нарыли или что на тебя повесить захотят. Меня вон в ментовке не раз били сильно. Но то конечно давно было. Хотя, я так понимаю у них кроме этих фоток, что в машину вместе садитесь ничего и нет. Можешь конечно сходить вместе с адвокатом, — он пожал плечами, — но я бы не пошел. Если есть где отсидеться — лучше так. Первый азарт у них пройдет и уляжется все. Получат пару выговоров и сунут дело в долгий ящик, а там и отмазаться легче будет. Ну мало что ли народа у нас в стране пропадает, да хоть и судья?

— Я вообще не понимаю, Марат, каким меня это боком касается, но за инфу спасибо. Будешь в курсе держать?

— Да без проблем, но говорю могут сегодня-завтра уже в розыск тебя подать, смотри сам. А вообще, я по другому поводу приехал. С просьбой я к тебе. И сразу оговорюсь ты мне за мое предупреждение ничем не обязан и эти два момента совсем не связаны. Если не сможешь помочь, то не обижусь.

— Что за второй момент-то? Заинтриговал. Рассказывай давай.

— Да банально все. Денег занять хотел. Сам понимаешь, кредит взять можно, но там деньги крупные и как минимум пару недель ждать, а мне ответ сегодня дать нужно. Опять же машина дорогая, это да. Но продать ее срочно, даже через наш салон — это время, да и все равно немного в деньгах теряем. Да и нужна машина для статуса, объяснял уже, встречают-то у нас по одежке.

— Ты хоть расскажи, много надо и зачем если не секрет? — Посмотрел на него Саша и допил свой кофе.

— Ладно, расскажу с самого начала. — Согласно кивнул Марат. — Есть один серьезный бизнесмен у нас в городе, строительством занимается. Мы к нему в долю уже пару лет пролезть пытаемся, как впрочем и москвичи. Работали с ним, но так… по мелочи, вроде как субподрядчики.

Он гостиницу строил в городе и не только в нашем городе. А еще пару комплексов жилых. Ну серьезный товарищ и тем более ценно, что не кидок. Очень порядочный дядя, такой — старой закалки. Да и связи у него дай бог, даже в Москве подвязки серьезные, не говорю уже про нашу верхушку. Так вот, он большой проект затеял, аквапарк современный с рестораном на первом этаже и новый спортивный стадион, прямо на берегу реки. Все единым комплексом, в общем. Плюс к этому гостиница, крытая парковка для машин и еще всякое. В общем, европейского уровня комплекс.

Место отличное. Там и мэрия вложилась, как я знаю десять процентов акций городу принадлежать будет. Так и соревнования всякие там в спорткомплексе будут проводить, даже мирового уровня. В общем дело очень прибыльное и все уже согласовано, распланировано и даже начато строительство и даже не на уровне котлована уже, а на уровне фундамента.

— А теперь встало, денег нет?

— Да там нет… Ну этот человек, назовем его Иваныч, почти все строил со своим партнером, во всех объектах их акций было больше половины и тут, на сколько в курсе, доля партнера составляла сорок процентов. Пятьдесят Иваныча и десять, как я уже говорил, доля города. Партнеру то ли шлея под хвост попала, то ли терки какие на самом верху начались, — для убедительности показал Марат пальцем в потолок, — в общем он долю свою везде продает и долю в этом проекте тоже. Как я понимаю, решил вообще из нашей рашки валить.

— И Иваныч предлагает вам выкупить долю партнера? — Подытожил Саша.

— Не всю конечно, — помотал головой Марат, — акции гостиницы он сам забирает и десять процентов акций этого проекта тоже. Еще десять процентов город берет, причем берет с радостью. Остается двадцать процентов, но и это очень большие деньги. Просто, Саша, для нас, для меня и парней это золотое предложение. Другой уровень совсем. Мы же такого два года ждали, а тут случай сам подвернулся. Если наша фирма там акционером выступит, деньги в этот проект вложит, мы с мэром, с губернатором на короткой ноге говорить будем, почти на равных. Понимаешь? Серьезные люди нас за серьезных людей будут принимать. Нам такой шанс упускать нельзя.

— Шанс, он не получка не аванс. — Не к месту пропел Дубровин, но Марат только кивнул.

— Именно — шанс! Москвичи с радостью в этот проект влезут, но Иваныч сам не хочет их в долю брать. Тем только палец дай — руку по плечо отхватят. А меня он уже несколько лет знает, вот в конечном итоге мне и предложил.

— И сколько надо? — Спросил Саша.

— Двадцать процентов акций мы не потянем при любом раскладе, а десять постараемся взять. Да хоть процентов пять или семь, все одно такое упускать нельзя. Можешь сто тысяч — хорошо, займешь двести — еще лучше. За год отдадим все, это я тебе и мамой и папой клянусь, ну самый край через полтора года если сумма больше четырех сотен будет. Даже процент готовы банковский в выплаты включить…

— Да брось ты, какой процент? — перебил его Саша. — Мы же друзья. Марат, а если честно, сколько у вас уже есть? — Спросил Саша. — Ничего, что спрашиваю?

— Что ты, твое право это знать. Почти миллион есть, а надо хотя бы в два раза больше.

— Как понимаю это не рублей? — Уточнил Саша.

— В баксах. — Кивнул Марат. — Если миллион семьсот насобираем, то как раз в десять процентов укладываемся. — Занимаем под залог магазинов и авто-комплекса, но все равно если бы у нас хотя бы месяц был, то без проблем бы набрали всю сумм. Да и больше бы набрали, если честно.

Но стройка идет, там каждый день простоя гигантская сумма неустойки, потому и быстро надо. Потому на все свободные акции и не замахиваемся, за два-три дня хоть на половину бы наскрести. Хотя если займешь полляма, то тогда успеем кредит под залог авто-комплекса взять, тогда пожалуй и процентов двенадцать осилим. Ты, Саш, не бойся, все документы составим, договора на заем и остальное и даже график выплат составим и у нотариуса заверим. Я понимаю, деньги большие, даже можем под залог нашего торгового центра заем оформить, это без проблем. Парни понимают, что это для нас стратегически важное действие. Говорю даже не в деньгах дело, а больше местная политика. С нашей стороны подвоха не жди.

Саша задумался. «Можно и полмиллиона конечно занять, а можно и самим вложиться. Только сегодня думали куда деньги пристроить. Моих… гм, наших- три с половиной, а ведь еще доля Вардиса такая же. Может как раз тоже наш шанс?»

— Марат, дело важное, не против, если мы с Сергеем наедине пару минут переговорим?

— Да о чем, разговор, парни? Конечно, такие дела с кандачка не решаются, да и деньги большие. Но, Сань, повторюсь, поможете нам с деньгами, считай я твой должник. — Марат встал со стула и собрался выйти из комнаты, но Саша остановил его. — Да сиди, сиди, мы просто выйдем, на пять минут, подумаем и кофейку еще сделаем.

— Слушай, Серый, а Марат про деньги мог узнать? Ромка в курсе был про миллионы, что мне Вардис отдал?

Дубровин задумался буквально на несколько секунд, а потом энергично замотал головой. — Нее, Сань, я никому не говорил. Даже Светка, про эти деньги ваще не в курсе. Я сам от тебя тогда узнал, несколько дней назад. Если ты не говорил, то я точно никому.

— Я точно не говорил. — Потер Саша подбородок. — Думаешь совпадение?

— Если бы Марат знал, что у тебя три с половиной есть, он и просил бы много, а так сто — двести. Думаешь дать ему в долг?

— Я думаю вложить наши деньги. Почему нет? Часть займем, часть сами вложим если Марат не против будет. Ну и юридически все правильно оформим. Поедешь сам с этим Иванычем разговаривать.

— Я? Удивился Сергей. — Может только Ромку отправить?

— Я конечно Ромке верю, но Ромка Марату брат, а ты мой лучший друг, поэтому поедете вдвоем. Я бы сам поехал, но светиться не надо.

— Из-за судьи?

— Ну, а из-за кого еще? Вот блин правда придется в случае чего к Климу и его папе под крыло валить. — Вздохнул Саша. — Засада.

— Ладно, не расстраивайся, может само рассосется. Что у них есть? Только фото с подъездной камеры где вы в одну машину садитесь и все? Так, что не гони волну. А вообще это нам Клим твой этого доктора и судью подсуропил. — Недовольно буркнул Серый.

— Да ладно, чего ты, сам знаешь мы все вместе и что там Клим? Он что ли виноват, что так получилось? Сам же драку начал…

— Да я… да это не я вовсе, этот тип сам…

— Так, все стоп! — Вскинул Саша руки. — Об этом уже переговорили, вот почему и говорю, что мы все вместе и проблемы у нас общие. Ты мне лучше скажи свое мнение, как по деньгам решить? Занять просто или самим вложиться?

— Деньги твои. Но сам же хотел вложиться, вот тебе и шанс. — Пожал плечами Сергей. — В крайнем случае не последние. Хотя согласен, деньги большие.

— У нас есть еще деньги? Вообще, ну типа общий фонд? Потому как Партизану с Абрамычем обещал на строительство авто-комплекса выделить.

— Есть конечно, — Хмыкнул Серый, — там за семь месяцев с рынков, и с кафе, и с серебра, и с икры, почти десять лямов набежало.

— Сколько?! — Не поверил Саша. — Че-то, Серый, очень до фига!

— Так это не в баксах, в рублях. Ну если грубо округлить, то почти полмиллиона зелени нарубили за полгода, часть-то денег на пост ментовский ушло. А что ты хочешь? Одна икра ого-го сколько приносит и с рынков все стабильно капает. Мы же на закупщиков иногородних вышли и несколько раз уже оптом черную икру продавали, в другой регион. Реально золотое дно! Только деньги считай.

— Смотрите, чтобы вас икорная мафия не прессанула, а то будет вам золотое дно!

— Перестраховываемся. — Махнул рукой Серый. — Да и охраны у нас человек двадцать пять уже, пора свой чоп создавать. Кстати тоже тема.

— Ладно, Серый, об этом потом поговорим. Ты себе вообще денег не брал, что ли? — Удивился Саша.

— А куда мне столько? — Удивился Сергей. — Зарплата моя, зарплата Светкина, за квартиру мы уже рассчитались. Все остальное на общее откладывал. Так и получается, что это наши с тобой это деньги лежат, Ромке процент и Кириллу сразу отдавали. А я подумал, что пока тебя нет, свою долю забирать не буду. Мне и зарплаты директора за глаза.

— Тогда рискнем, раз не последнее. — Махнул Саша рукой. — Пойдем, а то неудобно, гость заждался.

Когда они вошли в комнату, Марат как-то обреченно вздохнул, развел руками и пояснил:

— Не привык себя в роли просителя чувствовать. А вот ведь бизнес он, сука такой, наступи себе на эмоции и поступай как надо для общего дела. Ну чем порадуете?

— Несколько вопросов пока. Ты уверен в своем Иваныче?

— Как в себе и к тому же, Саша, это мы его два года обхаживали чтобы в долю влезть, а не наоборот. Просто неожиданно его предложение прозвучало и сроки поджимают. Стройку останавливать не в жилу, сами деньги терять от этого будем.

— Тогда второй вопрос- если мы тебе займем до десяти процентов, но и сами вложимся? Вернее, так- согласны тебе занять, но чтобы и самим в деле поучаствовать. Приемлемо?

— Ну в теории да, — задумался Марат, — но там большие деньги фигурируют. Если прямо через пару дней деньги будут, то что-то около трех с половиной миллионов всего получается. Вроде три шестьсот, могу позвонить нашему финансисту, он точную сумму озвучит. А если все серьезно с вашей стороны, то могу его со всеми бумагами прямо сюда вызвать, — он глянул на свои часы, — пару часов до встречи у нас еще есть.

— Да не надо сюда, ты главное скажи не против если мы тоже вложимся?

— Хм… — Марат потеребил подбородок. — Тут два момента- чтобы мы в равных долях вложились, то есть как минимум восемь сотен гринов нам в заем дали и сами нашли за два дня почти полтора ляма и не про рубли речь. И второе — Иваныч человек очень консервативный, к новым людям относится с большим недоверием, поэтому мы как одно целое выступим. Не каждый сам по себе, а мы вместе бизнес ведем и поэтому вместе в равных долях вкладываемся. И, Саша, извини конечно, но прежде чем заверения серьезным людям давать нужно подтверждение вашей платежеспособности. Ничего личного, Сань, но так правильно будет, потому как я за тебя сегодня поручусь.

— Да без проблем. Сергей, принеси пожалуйста деньги.

— Охренеть! — Привстал Марат со стула, когда Сергей стал выкладывать на стол пачки с деньгами. — Вы чего такие бобосы вот так дома храните, в сумке челночной?

— Всяко бывает. — Пожал плечами Саша. — Просто считай повезло тебе, завтра этих денег тут уже бы не было. На другое дело бы пошли.

— Тогда действительно повезло. — Кивнул Марат. — Значит провидение благоволит нам в нашем зачинании.

— Витиевато выражаетесь папаша, — усмехнулся Сергей и повернувшись спросил у Александра. — Сколько отсчитывать?

— Сколько возьмешь? — В свою очередь задал Саша вопрос гостю.

— Э нет, так дела не делаются! — Замахал он руками. — Мы теперь бизнесмены, значит будем поступать юридически грамотно. Сегодня съездим и переговорим с Иванычем, какая сумма требуется срочно, а какие деньги можно потом и частями. Вот, а завтра займемся всеми документами. Я приеду со своими юристами и все оформим и по долям и по займу. Раз уж работать вместе, то все правильно и сделаем. Или вы к нам в офис привезете? Хотя нет, — замотал он головой, — у нас в чопе и автомобиль есть бронированный для инкассации и охрана, сами приедем. Кто из вас сегодня на встречу поедет или оба?

— Он поедет. — Кивнул Саша на Дубровина. — И все документы на него оформлять будете. А то я могу снова по делам далеко уехать.

— Понимаю, — вздохнул Марат, — иногда обстоятельства сильнее нас.

Он встал поправил пиджак светло серого костюма и поочередно, с серьезным видом пожал руки друзьям:

— Всегда можете на меня рассчитывать, теперь мы вообще, братцы, в одной связке. Благодарю, Саша, Сергей, как и обещал — я ваш должник.

— Причем в прямом смысле этого слова, — смеясь разрядил обстановку Саша и кивнул Марату на деньги.

Договорились, что Сергей с Ромкой позже подъедут к Марату в офис и оттуда уже вместе поедут на встречу с его «серьезными людьми». Ну а чего Серому сейчас ехать и сидеть в офисе у Марата битых два часа? Приняли решение, что Саша будет на связи, если возникнут какие-то неотложные и неожиданные вопросы, но перед этим от греха подальше Саша отнес сумку с деньгами в Летнюю резиденцию Корвинусов.

Не то, чтобы он не доверял Марату, но все-же зачем хранить такую сумму в сумке под кроватью? Лучше перестраховаться. Правильно ли они сделали, что ввязались во все это? Так сами думали час назад куда вложить деньги. Не кинет их Марат? Он все-таки из бывших бандитов, хоть сейчас всеми силами изображает из себя добропорядочного бизнесмена. Ну будем надеяться, что Ромка с Серым все бумаги досконально изучат и с людьми его «серьезными» сами пообщаются. Как там говорят- черного кобеля не отмоешь до бела? Хотя люди меняются, может и Марат уже не бандит? Или не совсем бандит? Ага преступность вкупе с правящими инстанциями это и есть мафия, вроде так?

А сам-то Саша такой уж белый и пушистый по сравнению с Маратом? А убитый им Славик, а судья Никишкина и двое тех парней. Ну может не сам он их убил, но все как-то вместе, в одной связке все… ага, мля… не виноватая я, так само вышло. — Саша тяжело вздохнул. — Вот хотел же жить тихо-спокойно, в пригородном поселке в своем новом доме. Ан нет. Тут опять угораздило его в дерьмо вляпаться, еще не хватало чтобы в розыск подали. Так кто он сам? Бандит или бизнесмен? Или человек который с ножом в руках готов отстаивать свои интересы и защищать своих друзей и близких? Орков вон, он тоже убивал и эльфаров, но угрызений совести от этого не испытывает совершенно.

Кстати, — Саша легонько хлопнул себя по лбу, — он же хотел переговорить с Маратом по поводу его ювелирной мастерской и возможности покупать через нее само серебро и заготовки на кольца и другие амулеты. Ну ладно не все дела вместе в одну кучу, — решил он, — сегодня котлеты, завтра мухи… или как там?


Глава 6


Весна в этом году выдалась ранняя, погоды стояли теплые и дождя не было уже несколько дней, поэтому его любимая тропинка для бега почти вся просохла. Саша специально вчера вечером прогулялся вокруг озера и мимо заброшенного пионерлагеря. А сегодня он встал еще затемно и решил возобновить свои пробежки с тренировками ускорений. Да и видел он в темноте хорошо, хоть совсем безлунной ночью бегай.

— Сегодня, как минимум, два полных круга сделаю. — Решил Саша. Энергия так и бурлила в его крови, призывая заняться физическими упражнениями.

Он стараясь не шуметь тихо выскользнул за калитку и поначалу не спеша, но постепенно ускоряясь побежал в сторону озера.

— Э… а ну стоять! — Раздался чуть впереди громкий окрик.

Саша увидел, как из неприметной темной машины одновременно выпрыгнули два крепких типа.

— Макаров Александр Сергеевич? — Спросил тот, что был ближе к нему и сделав быстрый шаг крепко ухватил Сашу за рукав ветровки. — Милиция!

Саша увидел, что другой рукой он полез в карман доставая красные корочки, а вот второй оперативник достал из кармана наручники. Саша инстинктивно дернулся из захвата и рванул руку, с треском вырывая рукав куртки.

— А ну стоять! — Закричал уже второй милиционер. — Вы задержаны…

Договорить он не успел, Саша сильно, скорее от неожиданности, чем преднамеренно, толкнул в грудь высокого, отчего его рука с корочками взметнулась и удостоверение полетело в одну сторону, а сам опер отлетел назад, упал в мокрую от росы траву и проехал на спине еще метра полтора.

— Ах ты ж… — Попытался второй милиционер схватить Сашу. Он был чуть ниже своего товарища, но не уступал, а скорее превосходил того в ширине плеч. — Стоять! — Снова выкрикнул он хватая Александра за плечо и руку.

Наверное, от неожиданности или испуга тело в считанные мгновения, начало двигаться под ускорением, хотя все произошло столь быстро, что уж испугаться Саша точно не успел. Резкий, мощный разворот и левый локоть хорошо, с хрустом, впечатался в лицо нападающего.

— У-у падла… — Ослабил тот хватку.

Саша рванул, что было сил вперед, по еще темной улице. Под ускорением он так разогнался, что буквально через пару секунд пробежав последние два дома выскочил к озеру и понесся по берегу к сосновому лесу.

— Стоять! — Сразу после крика, позади раздался выстрел, но Саша только ускорился, увеличивая разрыв между собой и преследователями. В несколько прыжков достиг перелеска. Метнулся за ближайший толстый ствол, потом резко бросил тело влево и рваными зигзагами, петляя словно заяц путающий следы, понесся к заброшенному лагерю.

«Догнать-то не догонят, но пуля как известно дура! Лучше подстраховаться.» — Думал Саша, сильно забирая вправо. Примерно. через сотню метров он остановил свой забег и стал крадучись пробираться к прибрежным кустам.

Вроде ушел.

Он видел как опера поняли всю безрезультатность погони и пару минут потоптавшись на берегу озера, побежали обратно.

К машине рванули? Вдруг подкрепление вызывать? — Рассуждал Саша отсиживаясь за кустом акации.

Но через несколько минут, изо всех сил напрягая свой слух с помощью магической энергии, он услышал как хлопнули двери, завелся двигатель и машина поехала в сторону трассы.

— Блин, потренировал называется ускорение, пока все спят. В последнем доме, что стоял почти на берегу зажглись окна, да и встревоженные их потасовкой и стрельбой собаки лаяли в доброй половине поселка.

— Ну и чего теперь делать? Вдруг они во дворе дома засаду оставили? — Думал Макаров. — Нет сейчас домой нельзя.

Он все еще пригибаясь от греха подальше, перебежками достиг забора старого пионерлагеря и отогнув болтающуюся на одном гвозде черную доску пробрался на территорию. Вздыхая, обдумывая все произошедшее и свое нынешнее положение, он добрался до лавочки где они полгода назад сидели с Ирмой. Гипсовый Володька как и той ночью стоял на своих тонких арматурных протезах и все так же, тревожно вглядывался в темноту.

«Да уж, Санек, думал все на авось прокатит? Забудут о тебе? Ага, хрен там! Целую засаду устроили опера, теперь дома вообще светиться нельзя. Придется и правда у Клима в ином мире отсиживаться.»

Саша посидел на лавочке совсем недолго и решил через соседнюю улицу идти к рыночной площади, где на стоянке стоял его бывший строительный вагончик. Он же без сотового выбежал, а парни из охраны Серому позвонить могут. Да и тут чего тереться, еще сторож Митрич снова нарисуется. А сейчас, объясняться с ним, у Саши не было никакого желания и он снова огибая чернеющий оконными проемами заброшенный корпус побрел к дыре в заборе.

* * *
Охренеть, он че спортсмен, какой? — Остановился один из оперов на полпути к сосновому перелеску. Он тяжело дышал, одной рукой старался убрать пистолет в кобуру под мышкой, а второй прижимая носовой платок к разбитой губе. — Рванул, сука, как спринтер на олимпиаде.

Через пару секунд, так же тяжело дыша возле него остановился и второй милиционер. Тот, что был повыше ростом и явно постарше годами.

— Я говорю, он спортсмен, что ли какой? А, Петрович? Я ваще ни разу не видал, чтобы так когти рвали. Губу мне, сука, разбил и чуть зуб не выбил. Походу отколол кусок, падла! Пошурудил тот пальцем у себя во рту.

— Не знаю какой он спортсмен, Сеня, а вот ты дурак полный!

— Чего это? — Сразу набычился тот, что поплотнее и помоложе.

— Того! Ты стрелял зачем? Может это и не наш клиент сроду был? Ты вот его хорошо разглядел?

— Так он же из того самого двора вышел, да и стрелял я вверх, чтобы остановился. — Он показал он старшему свою разбитую и уже сильно припухшую губу. — Все в рамках закона, нападение на сотрудника!

— Нападение, — словно ребенок передразнил его Петрович, — теперь неделю отписываться будем. Табельное-то применил? Патрон извел? А на носу проверка прокурорская в отделе. Олух ты, мать твою! — Сплюнул он в сердцах на землю.

— Ну, а чего делать-то? — Уже не так уверенно спросил коренастый, своего старшего товарища.

— Он или не он, хрен теперь знает, никого не задержали. — Развел руками старший. — А за применение оружия тебе все нервы истреплют. Да и начальник тебе выговор влепит, с занесением — к бабке не ходи!

Он быстро оглянулся по сторонам и увидев, что в доме напротив загорелся свет, сказал своему напарнику:

— Короче, так сделаем, сейчас ко мне, там макар свой чистишь по бырому и потом уже в отдел. Скажем ночь продежурили до самого утра, никто подозрительный не появлялся и свет в доме не зажигали. А потом скажем, снова за продуктами из кафе приехали. А самого Макарова не было. Понял меня, раздолбай?

— Понял. Слушай, Петрович, а чего они каждое утро сюда за продуктами ездят, чего в своем кафе не хранят?

— А тебе, Сеня, не поровну? Может тут подвал большой вот и хранят, кафе-то в двух шагах.

— Блин, Петрович, а патрон? Я как разоружаться буду, патрон-то все одно извел?

— Эх, молодой ты еще. — Похлопал его по плечу старший товарищ. — У любого уважающего себя сыскаря, пару патронов всегда в запасе должно быть. Дам я тебе патрон, не бзди!

— Спасибо, Петрович, выручил. — Повеселел коренастый.

— Спасибо, не булькает. Бутылка с тебя и не водки, а коньяку нормального. А патрон потом отдашь, как стрельбы будут, так подрежешь. И лучше парочку.

— Зачем парочку-то?

— Один мне, потому как в долг даю, а второй себе, на такой вот случай. Учись студент, пока я жив. Ну-ка, покажи губенку свою. Эка тебя… что вареник разбарабанило. Ладно, скажем, что сам в темноте на траве мокрой упал.

Залаяла собака и скрипнула дверь в одном из домов.

— Быстрее колымагу свою заводи и валим отсюда. — Шепотом сказал Петрович и его напарник быстро кинулся к стоявшему у самого забора автомобилю.

* * *
— Как они хоть выглядели? — Задал вопрос Дубровин.

— Серый, да я знаю? Все секунды было. — Фыркнул Саша. — Опера и опера. Ну один вроде повыше, а второй такой поприземистее, коренастый на борца похож или качка какого. А может просто показалось.

— А точно менты? — Не отставал Сергей.

— Да откуда я знаю? Вроде, да. Один за удостоверением полез, а у второго наручники были.

— Так бандиты тоже со стволом и наручниками могут быть. А удостоверения ты же не видел.

— Нет, ну мне надо было не убегать, а внимательно их ксивы изучить что ли?

— Блин, теперь тебе еще нападение на ментов присобачат. — Вздохнул Дубровин. — Ваще жопа полная.

— Ага спасибо, братан, подбодрил. Зачем еще друзья нужны?

— Да ладно, думаешь тебя разглядели? — Задал вопрос сидящий на табурете Ромка. — И вообще, ты им говорил, что нибудь? Ну, что ты это ты?

— Не знаю, — мотнул головой Саша, — вроде темно еще было. Да не говорил я ничего. Спросили только, мол, Макаров? И один за ксивой полез, а второй сразу сбоку подошел с наручниками.

— Спросили? — Уточнил Рома.

— Да вроде как. — Снова пожал плечами Саша. — У меня на голове капюшон был надет, может и не разглядели.

— Не докажут, что это ты был, раз задержать не смогли. Было бы хуже, если бы задержали. Сильно ты им врезал?

— Одного толкнул просто, а второму куда-то локтем припечатал. Вроде хорошо попал.

— Ну все равно, если что, то это не ты там был, доказательств у них нет. — Уверенно поучал его Роман. — Да и вообще, для всех ты где-то в горах Казахстана. Так, что не ты и точка!

Снаружи раздался стук и Саша метнулся к воротам гаража, стараясь оглядеть весь двор в совсем тонкую щелку.

— Да это «Неописуемо» со своим корешом мастерские доделывают. — Успокоил его Сергей. — Михалыч уже пришел и руководит.

— Доделывают?

— А ты туда и не заходил? — Усмехнулся Дубровин. — Там же даже под станки фундамент залит. Мало того, что отсюда сверлильный перенесли, так Михалыч в какой-то школе два списанных станка выкупил. Почти мини-завод. Вот и шпыняет своего бывшего приятеля, не дает на попе сидеть.

— А чего их решили привлечь?

— А кого еще? — Удивился в свою очередь его друг. — Долг-то на них так и весит, за займ еще, вот пусть и отрабатывают. Прощать, что ли?

Саша за мгновение до, почувствовал что срабатывает переход. И точно, через секунду по стене пробежала переливающаяся зеленая волна и в подвал шагнул Клим.

— Искали? — Вместо приветствия спросил лэр наследник. — Случилось чего? — Он выразительно посмотрел на Ромку, а потом приподняв бровь глянул на Сашу.

— Ну пришлось рассказать. — Развел тот руками. — Потом об этом поговорим.

— Да я никому… мне же Сергей все объяснил. — Отвечая на взгляд Клима сказал Ромка.

— Что случилось-то, проблемы?

— Проблемы. — Вздохнул Саша. — Опера меня утром ждали. Фотки есть с видеокамеры, где я с судьей в машину сажусь. Я же по повесткам не ездил, вот утром чуть ласты не скрутили, еле отбился.

— Ну, «чуть», не считается. — Отмахнулся Клим. — Деньгами вопрос можно решить? Если, что то отец поможет, половина-то денег антиквара у нас еще.

— Сейчас дело все равно не замнут. Оно у верхов на контроле, все-таки судья пропала. — Помотал головой Роман. — Лучше переждать, а там уже видно будет. Денег всегда успеем дать.

— А сколько ждать-то? — Повернулся к нему Сергей. — Явно не пару месяцев.

— Ну может год или чуть больше. — Дернул Роман плечом. — Но тут время на нашей стороне играет. Чем дольше, тем лучше. Доказательств я так понимаю у них никаких кроме этого фото нет?

— Да какие могут быть доказательства? — Фыркнул Сергей. — Я же тебе вкратце говорил как получилось.

— Ну тогда, чем больше времени переждем, тем думаю лучше будет. А оснований в федеральный розыск тебя подавать, у них нет никаких. — Роман подумав несколько секунд все же добавил: — Наверное.

— Александр, я думаю, парень тут прав. — Задумался Клим. — Ну, а что тебе? С нашим-то разлетом времени? Погостишь у нас полгодика, а тут два пролетит, про тебя и забудут. Резон затаиться есть. Это они по горячим следам землю роют, а пройдет годик-другой, вот тебе и очередной висяк. В архив сдадут и забудут.

— Ага, прям так и забудут? — недоверчиво посмотрел на своего друга Макаров.

— А чего им остается? Ну искали тебя, чтобы допросить, не нашли. Мало ли, переехал человек в среднюю Азию жить. Или попутешествовать решил годик, уединиться от мира в горном ауле или на острове каком. У богатых свои причуды. Ты сейчас, скорее свидетель, чем подозреваемый.

— Да, что я там у вас полгода делать буду? — Раздраженно встал со стула Саша и стал мерить подвал шагами.

— Да найдем дело, не беспокойся. Да и тебе лучше, с Рудеусом позанимаешься или Аркадор вернется тебя и грамоте и магии поднатаскает. Может оно и к лучшему, ну имею ввиду, что у нас поживешь. А так, ты реально свой талант в землю зарываешь. А у нас подучишься, потренируешься. Тот же Лаэрт или мой отец тебя подучить может и я немного потренирую. Поживешь полгода, зато дар свой разовьешь сильнее. — Он снова покосился на Ромку.

— Да рассказывали. — Махнул тот рукой.

— Сережа, а ты больше никому, ничего не рассказывал? А то может мы не все знаем?

— Ты на че, намекаешь? — Вскинулся Сергей. — Думаешь, я кому-то про судью болтнул? Че же ты сам деньги доктору не повез, а Клим? И сковородкой, не я