КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471200 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219762
Пользователей - 102130

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Охота. Часть 2 (fb2)

- Охота. Часть 2 (а.с. Совершенный -4) 864 Кб, 246с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Всеволод Бобров (Vector)

Настройки текста:



Vector Совершенный: охота. Часть 2

Глава 1


* * *

Лязгнули замки, и решетка отъехала в сторону. Свобода! Вырываюсь из клетки на открытое пространство и жадно вдыхаю воздух, наслаждаясь этим ощущением. Нет стен, нет ограничений, нет хозяев рядом, как и их помощников. Одним словом — свобода!

Страх, гнев, отчаяние. Встряхиваю головой, прогоняя учуянные эмоции, сейчас не время, отвлекают, мешают наслаждаться свободой.

— Ра-а! — недовольно зарычав бросаюсь вперед по открытому пространству к источнику чужих эмоций, перескакивая обломки, попадающиеся на пути. Где-то бегу на двух ногах, а где-то опускаюсь и на четвереньки, так удобней преодолевать препятствия.

Кругом какие-то руины и другого пути не видно. Позади донесся нарастающий рев, а в небо поднялась стальная птица, которая каждый раз переносит меня на новое место. Никогда бы не возвращался на нее, но выбора у меня нет.

— Твоя цель — двухэтажное здание дальше по улице. В живых оставь только людей. — раздался в голове противный голос, отдающий приказы.

Подтверждая приказ, на шее тихо щелкнул ошейник, напоминая о себе. Забудешь про него, как же. Стоит промедлить или ослушаться, как он больно ударит меня, и сила ударов будет нарастать пока не одумаюсь. Цель. Искать.

Заскакиваю на крупный обломок дома и смотрю вперед, ища нужное здание. Вижу. Закрываю глаза и глубоко вдыхаю воздух. Страх, отчаяние. Оттуда так и тянет напуганными людьми. Только десяток, все на втором этаже. Кроме них чую и мерзких тварей, врагов. Уничтожить! Волна ненависти поднялась в глубине меня, толкая вперед.

Срываюсь с места и быстро несусь к дому, все больше и больше ускоряясь. Прыжок, влетаю в окно и оказываюсь посреди тварей. Удар руками, двоим сношу головы. Мерзкие, медленные. Продвигаюсь вперед, разрывая всех попадающихся на пути. Их плоть так и рвется под моими пальцами, стоит лишь сильнее нажать. Слабые. И вот их так боятся люди?

Оторвав очередному врагу руку и голову, оглядываюсь и вдыхаю воздух. На этом этаже больше нет, остались только выше. Нужно спешить, они почти добрались до людей. Выскочить на улицу, набрать разбег, прыжок. Влетаю на второй этаж через пролом в стене и оказываюсь сбоку от ломящихся в двери врагов.

— Ра-а! — зло зарычав и этим привлекая их внимание, налетаю на них.

Удар рукой с согнутыми пальцами и голова, попавшая под него, разлетается на части. Рвусь вперед, уволакивая всех подальше от двери, за которой люди. Схватить противника, стукнуть его об другого, разнести ему голову. Добить второго, уделить внимание остальным, наградив за упертость ударами.

Несколько мгновений, и вокруг меня остались лишь кровавые ошметки. Замираю и прислушиваюсь. Пусто, больше никого. Нужно подать сигнал, не тянуть время. Касаюсь рукой ошейника, нажимая на кнопку.

— Так быстро? Молодец! — прозвучал в голове голос. — Сопроводи их до транспорта. И помоги людям выбраться, у них дверь заклинило.

Отреагировав недовольным рыком на новый приказ иду к закрытой двери. Один удар, и она улетела внутрь. Окидываю взглядом людей. Жалкие, даже с какой-то дверью не могли справиться. Взмахиваю рукой, показывая, чтобы они шли за мной. Кажется, это так делается, не помню точно.

— Кто это? — испуганно спросил кто-то.

— Он свой. — ответили спрашивавшему.

— Что это за урод, вы только посмотрите на него. — произнес кто-то третий.

Не дожидаясь их, выскакиваю через окно на улицу, никак не отреагировав на услышанное. Какое мне дело до того что говорят какие-то слабые люди, не способные справиться самостоятельно с таким ничтожным врагом? Даже дверь им оказалась не по силам.

— Не спеши так, ты должен сопроводить их в целости. — раздался в голове голос, а затем ошейник ударил меня.

— Р-р-р. — вырвался из меня тихий рык в ответ.

Нельзя показывать недовольство, будет только хуже. Разворачиваюсь и заскакиваю обратно. Люди выходят из комнаты и спускаются на первый этаж. Дождавшись, когда все уйдут, опять выпрыгиваю на улицу и уже там дожидаюсь их. Какие же они медленные. Не люблю людей.

— Пять километров до транспорта. Зомби поблизости не замечены.

Никак не реагирую на новую информацию. Лишь вижу, как стальная птица зависла в стороне от меня. Когда люди наконец собрались в одну кучу и вышли на улицу, указываю им нужное направление. Сдерживаю себя, не убегая слишком далеко и находясь постоянно где-то поблизости. Пока они еле плетутся, успеваю порыскать по руинам, проверяя всю округу.

Когда люди уже почти дошли до приземлившегося транспорта, чувствую врага. Сильный, умный. И это называется поблизости зомби нет?

— Ра-а! — громким рыком подгоняю людей, а сам срываюсь в сторону учуянного врага.

Сильный противник, интересный бой! Пробежав по крышам полуразвалившихся зданий, оказываюсь над осторожно крадущимся врагом. Гибкое тело, четыре лапы, жгуты мышц, шевелящиеся при каждом движении. Прыгаю с крыши на него. Мгновения полета, и приземляюсь на его спину.

Сильный, но глухой. Мое приземление вбило его в землю, но он быстро опомнился и извернувшись оказался на лапах. Крепкий, мое приземление никак не сказалось на нем. Отскакиваю в сторону, избегая его яростной атаки. Рывок к нему, удар рукой. В моем кулаке остается кусок вырванного мяса.

— Ты чего там застрял? Быстро на транспорт! — раздался приказ в голове.

Игнорирую его, продолжая бой. Кружим вокруг друг друга, совершая прощупывающие атаки. Очередной рывок, схватить противника за хвост и размахнувшись швырнуть в стену. Тот в полете развернулся и оттолкнулся лапами от стены, выстреливая собой в меня. Взмываю ему навстречу в прыжке и перехватываю его в воздухе, сбивая на землю.

Катаемся, осыпая друг друга ударами и пытаясь загрызть. Вернее, загрызать пытается только он, я же… Не буду я всякую гадость тянуть в рот!

— Живо в транспорт! — прозвучал очередной приказ, а за ним последовал и удар ошейника.

Зарычав, все равно продолжаю сражаться. Свой предел я знаю, время еще есть. Наслаждаюсь схваткой, вырывая из врага кусок за куском мяса. В какой-то момент он уже перестал сопротивляться, безвольно лежа на земле. Слабый. Ударом ноги раздавливаю его голову.

Пора возвращаться, ошейник бьет все сильнее и сильнее, скоро перестану выдерживать его удары. Срываюсь с места и несусь к транспорту. Стоило только начать приближаться к нему, как ошейник успокоился. Заскакиваю в транспорт и залезаю обратно в свою клетку, которая сразу же закрылась. Вот и закончилась моя свобода. Грустно смотрю в небольшой иллюминатор, через который с моего места почти ничего не видно кроме неба.

Кто я? Что я? Не знаю. Помню себя с того момента, когда был уже таким. А вот как давно это было уже не знаю. Откуда-то знаю, что как называется, какие слова что значат, что и как нужно делать, во всяком случае касательно простейших действий, но больше ничего. Ничего не помню до того, как попал к хозяевам, как они сами себя называют. Откуда я взялся? Почему хозяева так возятся со мной?

Первое время помню смутно — лишь непрекращающаяся боль осталась в памяти. Думать, мыслить было тяжело. Позже стало легче, как и улучшилась память. С того времени такой боли больше почти не было. Там уже люди хозяев приходили и делали разные вещи со мной. Брали анализы? Ставили эксперименты? Кажется, так это все называется.

Затем спустя еще какое-то время, на меня надели ошейник и начали выпускать на свободу. Как же мне нравятся такие моменты. Только я, открытое пространство и никаких ограничивающих стен. В первые разы меня не заставляли ни с кем сражаться. Это началось позже, после того как я случайно столкнулся с врагом и убил его. Вначале одиночные противники, затем все больше и сильнее. В конце начал даже спасать людей. И каждый раз на меня одна и та же реакция с их стороны.

Чем больше времени проходит, тем лучше начинаю соображать и тем больше вопросов начинает появляться. Но думать длинными предложениями все равно пока что сложно. Чаще мыслю короткими, простыми, особенно в бою или когда нужно думать быстро.

Почему меня держат взаперти? Кто я такой? Чего от меня хотят? Как я попал сюда? И главный — кем я был до того, как стал таким? То, что кем-то был сомнений нет — подслушал обрывки разговора, после которого большая часть вопросов и появилась. Знаю лишь одно — таким я был не всегда. Кроме разговора, это подтверждает какое-то непонятное ощущение.

Время в полете прошло быстро. Вскоре транспорт приземлился и меня погнали из клетки в камеру. По пути ловлю на себе взгляды спасенных. Благодарностью там и не пахнет, лишь страх. Неспешно иду под надзором солдат и со всех сил вслушиваюсь во все вокруг, надеясь случайно услышать еще раз чей-нибудь разговор, который сможет дать мне хоть какие-то подсказки. Никто даже и не подозревает, что слух мой может становиться очень хорошим по моему желанию, а кому-то сообщать об этом не спешу.

Увы, в этот раз разговаривающих людей по дороге не попадается. Приуныв, захожу в камеру. Дверь за мной мгновенно закрылась, отрезав все звуки. Такие выходы наружу единственный мой шанс хоть что-то узнать. Нужно хорошо себя вести, чтобы больше доверяли и чаще выпускали.

Оглянувшись на дверь, которая осталась прозрачной, вижу за ней какую-то женщину. Не видел ее никогда раньше. Она внимательно смотрит на меня. И в ее взгляде нет страха или отвращения. Там лишь сожаление и грусть? Резкая боль пронзила голову.

Зарычав, начинаю метаться по камере, пытаясь унять ее. Эта женщина, она знакома мне. Кто она? Со всех сил стараюсь вспомнить, но ничего не получается. Знаю, что мы знакомы. Оглянувшись на дверь, никого за ней не вижу.

Падаю на пол, а голову продолжает раздирать боль. И вместе с этой болью начинают просачиваться какие-то картинки, эмоции с ними связанные. Кто она, кто?! Воспоминания настойчиво пытаются прорваться, стараюсь ухватиться за них, но они ускальзывают оставляя после себя только боль. В гневе на себя, что не могу никак вспомнить, начинаю биться в стену не сдерживая силы. На ней от ударов остаются вмятины.

Боль, воспоминания… В камеру забежали охранники и попытались скрутить меня. Разбрасываю их, практически не заметив. Следом добавилась боль и от ошейника. Продолжаю буйствовать, не в силах унять боль в голове, которая многократно хуже всего остального происходящего сейчас.

В какой-то момент ошейник дошел до нужной силы удара и меня пробило. Падаю на пол не в силах двинуться, а все тело содрогается в судорогах. Сверху на меня навалились охранники, пытаясь что-то вколоть.

Я вспомнил? Вспомнил! Озарение совпало как раз с очередным ударом ошейника, отправляющим в беспамятство. Но я вспомнил эту женщину. Не все, только имя — Инна…

* * *
— Что у вас произошло? — требовательно спросил мужчина лет пятидесяти у своего подчиненного, смотря на монитор, на который транслировалась картинка из небольшого круглого помещения, в центре которого без сознания лежал человек. Точнее так его можно было назвать лишь толком не рассмотрев, но если присмотреться, то можно было заметить серьезные отличия.

— Зверь взбесился. — кратко ответил тот.

Подчиненный был мужчиной лет тридцати, невысокого роста и худощавого телосложения. На своего начальника он смотрел спокойно без всякого страха.

— Причина?

— Неизвестна. Мы ничего не обнаружили. Он посмотрел в коридор, а затем взбесился.

— Что было в коридоре?

— Мы проверили записи камер, там ничего не было. Возможно у Зверя произошел какой-то сбой, мы до сих пор толком не знаем, что он такое и как выжил. И тем более не знаем того что происходит в нем, его мозге.

— Вам нужно будет представить его в лучшем свете. Завтра у нас отчет по результатам. Этот Зверь уже четыре месяца здесь, а у нас ничего нет.

— Но почему же? — не согласился со своим начальством мужчина. — Прогресс хороший. Вспомните в каком состоянии он попал к нам — там был непонятно каким образом живой труп. А теперь посмотрите на него. Он показывает поразительные результаты.

— Что вы смогли выяснить про него? Его прошлое? Что с ним произошло? Текущее состояние? — требовательно спросил начальник.

В ответ, подчиненный замялся.

— Не так уж и много. Кто он такой нам неизвестно. Мы не смогли получить никакой информации, все засекречено, а предоставить нам доступ отказываются по непонятным причинам. По своим каналам выяснить ничего не удалось, кто-то хорошо подчистил за ним. По поводу того, что с ним произошло — мы выяснили что он был человеком, но потом подвергся очень сильным мутациями. Когда-то у него даже была нейросеть, но из-за почти полностью разрушенного мозга она оказалась уничтоженной. Как он смог выжить в таком состоянии — нам неизвестно, но он выжил и даже отрастил себе новый мозг. Его состояние зверя, потеря памяти — точно связаны с уничтоженным мозгом. Нам до сих пор непонятно, как он может понимать человеческую речь, причем это было сразу как только он стал вменяемым. Сам он говорить отказывается или не может — точно не удалось выяснить. Текущее состояние на момент прошлого обследования было стабильным — основные восстановительные процессы в его организме завершились. В нем так же постоянно протекают незначительные мутации, но как мы выяснили это норма для него.

— Что мы можем предоставить в качестве результатов?

— Эффективное оружие против зомби? Он прекрасно с ними справляется, а каждое столкновение еще больше изменяет его, превращая во все более совершенного охотника на них. Уже сейчас он может точно отслеживать их на расстоянии, на что он будет способен позже представить сложно, пределы его развития нам неизвестны и спрогнозировать их мы не можем. Так что возможно он и есть то что избавит нас от них.

— А толку от этого оружия, когда он только один? Если бы вы смогли перенести его изменения на других бойцов, тогда да, а так… Он что будет в одиночку бегать по всему материку и гоняться за зомби? Это же смешно.

— Для этого нужно время. Возможно понаблюдав за ним дольше, мы сможем разобраться в том, как он стал таким. А может даже и сможем повторить, создав подобных ему.

— Нет у нас времени. Что еще?

— Тогда новый тип связи и целая куча информации про зомби, которой нигде больше нет.

— Новый тип связи?

— Да, мы назвали ее ментальной. Пока технология весьма сырая, но перспективы ее развития очень хорошие.

— Они лучше нашей обычной?

— Не совсем, здесь другое. Представьте, что будет если, к примеру, обычный отряд соединить ментально в один большой организм, который точно знает, что делает каждая его часть. Каждый член отряда будет чувствовать другого и знать, что происходит с ним, это, не говоря про увеличившуюся реакцию на изменения на поле боя и мысленное общение.

— Готовый образец есть?

— Нет, только тестовый, технология еще не доработана. Устойчивая связь есть только со Зверем, да и то только в виде общения. В экспериментах же с другими людьми результаты пока что не очень, но они есть и представить в выгодном свете можно.

— Это уже что-то. Тогда у проекта может быть и есть шанс на жизнь. Продолжайте, нам нужны результаты как можно скорее.

Когда начальник покинул помещение, его подчиненный облегчено выдохнул.

— Фух, наконец-то он свалили и можно спокойно дальше работать. — прошептал мужчина, смотря за тем что происходит в камере Зверя.

А там все было спокойно — Зверь неподвижно лежал на полу.

* * *
— Инна, о чем ты только думала? — распекал девушку Первый. — Это же надо было додуматься сунуться в лабораторию! Сколько ты там уже работаешь?

— Два месяца я там уже. А что мне еще оставалось? — с вызовом спросила Инна.

— Два месяца?! Ты должна была забыть про него! — отрезал Первый.

— Забыть?! — возмущенно спросила Инна. — Забыть про то что Сергей оказался там по нашей вине? Забыть про то что там с ним творят неизвестно что? Тебя там не было, а я видела многое!

— Нет больше Сергея, нет! Ты сама видела, что с ним стало. Нет больше того человека которого мы знали. Да там вообще больше нет человека. Я не знаю, что он сделал тогда в Париже, но у него разрушился мозг, а личность стерлась. Ты помнишь в каком состоянии он был, когда его доставили сюда? Он был живым трупом, который одним своим фактом существования ставил всех врачей и ученных в тупик.

— И ты его отдал им. — тихо прошептала Инна.

— А что мне еще оставалось? Да и у меня не было особого выбора, если ты не забыла, то мы здесь люди простые, даже и близко не начальники, чтобы что-то решать. Его у нас забрали и передали в лабораторию на изучение.

— Ты мне сказал, что ему помогут. А в итоге его посадили на цепь, словно какого-то зверя и ставят над ним опыты. Это последние месяцы, когда он стал лучше соображать, опыты стали более щадящими, ты бы видел, что было в самом начале. Я видела, хорошо, что в записях, в живую не выдержала бы.

— Мне самому так сказали. — устало ответил Первый, растеряв весь первоначальный запал. — Что ты задумала Инна, ведь не просто так же сунулась туда?

— Я хочу вытащить его. Не могу я так жить, зная, что он там по нашей вине, по моей. В Париже он спас нас всех, если вообще не весь мир, а сейчас с ним поступают вот так. Ведь он мог просто плюнуть и не трогать тот Мозг, думаю он вполне бы смог выжить при любом дальнейшем развитии ситуации, даже если бы весь материк оказался захвачен зомби.

— Ты уверена, что это будет лучший выход? Я же тебе показывал кем он стал, не просто же так его называют Зверем, да и ты сама видела. От знакомого нам человека там только внешность.

— Пусть Зверь, но это не причина держать его на цепи. Ты же видел его ошейник? Стоит ему ослушаться приказа или промедлить с его выполнением, как его начинают бить током с нарастающей мощностью и так пока он не станет слушаться или упадет не выдержав.

— Это сделано не просто так. — возразил ей Первый.

— Да?! — возмущенно спросила Инна. — Я изучила все до чего смогла добраться. Он ни разу не проявлял первым агрессию к людям, только к зомби. Они нацепили на него этот ошейник потому что хотят контролировать, сделать своим оружием. Да они уже делают из него оружие! Ты же был на нескольких его проверках, видел, как его используют. Натаскивают на уничтожение зомби. А что будет дальше, в какой момент они решат, что ему пора начать убивать людей, а не только зомби? Если он потерял память, то он не знает, что хорошо, а что плохо — он вообще ничего не знает! Он был словно чистый лист и сейчас превращается непонятно в кого, как раз в того самого Зверя. Сложись все иначе, подойди те ученые по-другому к нему, то он возможно и не начал бы становиться таким.

— Ладно. Что конкретно ты хочешь сделать?

— Завтра в лабораторию прибудет высокое начальство, будет много шумихи. Я хочу на фоне всего этого освободить его. Путь лучше он будет на свободе где-то бегать, даже зверем. На фоне зомби он многого натворить не должен, тем более что он же наоборот охотится на них, так что будет даже польза. Главное будет доставить его куда-нибудь в Европу, подальше от наших.

— Ты уверена?

— Да. — Твердо произнесла Инна, а затем гораздо неуверенней добавила. — Может мне показалось, но сегодня он меня узнал. Я остановилась напротив двери в его камеру, когда та была прозрачной, и он увидел меня. Его взгляд как-то изменился, а затем он начал метаться по камере, но я уже ушла.

— Тебя кто-то видел?

— Нет, ты что. И на камерах ничего не будет, по ним я была в этот момент в совсем другом месте. Хитрый вирус, который я загрузила в систему, прекрасно работает, а замененный искин во все той же системе видеонаблюдения редактирует видео, создавая мне алиби, никто не сможет подкопаться. А определить где нормальный искин, а где мой почти невозможно, если только они отключат всю систему, но когда такое произойдет искин самоуничтожиться, не оставив никаких следов указывающих на меня.

— Ладно, мы поможем тебе. Тем более что и ребята из раза в раз капают мне на мозг по этому же поводу. Но ты же понимаешь, что будет если мы спалимся? На нас начнут охотиться и дороги обратно уже не будет. Ты уверена, что готова всем пожертвовать ради Сергея?

— Уверена.

— Значит так тому и быть. Давай тогда выкладывай детали плана и что ты хочешь от отряда. Я так понимаю, на нас будет как обычно силовое прикрытие, пути в лабораторию нам все равно нет.

— Тут ты ошибаешься, твой отряд завтра тоже будет в лаборатории. Вы будете задействованы в охране комиссии.

— Вот даже как… — задумчиво протянул Первый.


Глава 2


Ночь прошла тяжело. Стоило только вернуться в сознание, как воспоминания снова начинали лезть, причиняя боль. Вначале упорно пытался ухватить их, раз за разом отключаясь от боли. Но никак не получалось, когда же мне почти удавалось это, особенно сильная боль мешала, вспыхивая как раз в тот момент. Под конец перестал реагировать на них, поняв бесполезность этой затеи. Постепенно боль пропала и мне все же удалось заснуть.

Я вспомнил только имя — Инна. Кто она такая? То, что имя женское сомнений нет. Но почему именно ее вспомнил? Точнее даже не столько ту, кому это имя принадлежит, сколько конкретно имя. Что стало причиной? Я увидел ее? Тогда за дверью была она? Или все это было видением? Откуда знакомому мне человеку взяться здесь, да еще и спустя столько времени? Хотя, что я помню про эту Инна? Ничего.

Устало открываю глаза. Ощущения самые паршивые, как физические, так и моральные. Слабость в мышцах и полнейшая подавленность от того что мне больше ничего не удалось вспомнить. Такой шанс и в итоге ничего. Что толку мне от одного имени?

Во мне что-то изменилось. Стало легче думать, даже не смотря на текущее состояние? Да, мне теперь гораздо проще мыслить длинными предложениями. Это результат ночных мучений?

— Зверь, просыпайся! — Неожиданно дверь в камеру открылась и через нее вошел отряд охранников.

С места отскакиваю от них на противоположный конец комнаты и насторожено смотрю на вошедших. Еще слишком рано, за мной никогда не приходили так рано на следующий день после прогулки на воле.

— Спокойно. — выставил перед собой руки один из охранников старясь казаться как можно дружелюбнее.

Глубоко вдыхаю воздух. Страх, опасение, усталость. Злости или гнева в эмоциях пришедших нет. Что им нужно от меня?

— Сегодня важный день, приказали тебя подготовить. — произнес все тот же охранник. — Идем с нами.

Не меняя настороженного взгляда, подхожу к ним.

— Хорошо, а теперь иди за нами.

Отряд быстро окружил меня и вывел из камеры. Что значит подготовить меня? Никогда такого не было. Опять будут брать анализы? Ставить опыты? Теряясь в догадках, не забываю пользоваться улучшенным слухом, в надежде подслушать что-нибудь интересное.

Еще несколько минут, и меня завели в какое-то помещение. Рассмотрев, что в нем находится, взвыв пытаюсь выскочить назад, но дверь закрылась перед самым носом, а ошейник угрожающе щелкнул. Это не говоря про охранников которые отскочили в разные стороны, но оружия, что странно, на меня не направили.

— Зверь, ничего личного, такой приказ. — произнес один из охранников и в его голосе, как мне показалось, даже проскочило сочувствие.

Разворачиваюсь и послушно залезаю в кресло. Только я в нем оказался, как щелкнули фиксаторы сковав меня по рукам и ногам. Я знаю это место, точнее не это, подобные — тут берут различные анализы и вводят разную дрянь в меня, наблюдая за реакцией. Мерзкое место, в котором мне причиняли только боль.

— Сегодня ничего особенного. — раздался голос одного из ученых. Услышав его у меня возникло нестерпимое желание оторвать голову владельцу этого голоса, слишком уж он знаком мне. — Возьмем несколько анализов и пойдешь дальше.

Злобно смотрю на человека в белом халате. Тот же, не обращая на мои взгляды внимания, ловко взял у меня кровь, срезал кусочек кожи и волос. А затем фиксаторы снова щелкнули, выпуская меня на свободу. Подавляю порыв подскочить к нему и сделать то о чем мечтаю. Нельзя, как бы сильно не хотелось.

— Пошли дальше. — позвал меня охранник.

Неужели это еще не все? Следующей нашей остановкой оказалась душевая. Удивленно разглядываю это… помещение. Еще ни разу не был в таких местах, хотя откуда-то знаю, что это такое и для чего. Хм-м, а почему я не помню, чтобы хоть когда-то мылся? Это вопрос поставил меня в тупик. Я точно помню, что бывал не раз грязным, особенно после боев, но ни разу не мылся. Вот только зачастую, просыпался я на следующий день уже чистым. Меня мыли пока я спал? Но как я этого не чувствовал? Конечно, снотворное…

— Тебе нужно помыться, такой приказ. Мы будем ждать за дверью, когда закончишь стукни легонько в нее. — произнес охранник и весь отряд покинул душевую, оставив меня в одиночестве. Непривычно, я здесь за пределами камеры и один.

Почему сейчас нужно мыться самому? Подхожу к душу и интуитивно открываю воду. Отшатываюсь назад от полившейся струи. Насторожено смотрю на нее, а затем сую палец. Теплая, даже горячая. Чем больше смотрю, тем больше вспоминаю как точно пользоваться всем этим и что нужно делать. Сбрасываю с себя одежду и залезаю под воду, наслаждаясь.

Такое забытое ощущение. На какое-то мгновение, оказавшись под водой, вернулся куда-то назад во время, где я был… Воспоминание кем я был тогда оборвала вспышка боли, не позволив вспомнить. Раздосадовано рыкнув, начинаю мыться, обнаружив и мыло, мочалку и даже в стороне полотенце. Такие привычные и одновременно совершенно не привычные действия. Это ощущение буквально разрывает сознание на части.

Кое-как домывшись, одеваюсь в новую одежду, найденную здесь. Наверно она для меня, для кого же еще? А если и нет, то это не мои проблемы, по размеру же подошла. Размеру? Понятие такое знакомое и одновременно с этим такое далекое. Встряхиваю головой, прогоняя навязчивые мысли, пока не вернулась боль. Сама же одежда состоит только из спортивных штанов и футболки, не считая трусов.

Легонько стучу в дверь, как и было приказано. Она почти мгновенно открылась и меня окинул взглядом охранник.

— Отлично, ты справился и даже переоделся. Тогда идем дальше.

Еще дальше? Да что сегодня происходит, слишком много нового?! Десять минут по коридору, и мы в очередной раз пришли куда-то. Как я ни старался, ничего подслушать так и не удалось по дороге, банально никто не попадался. Странно, обычно здесь как-то побольше людей ходит.

Осматриваю куда меня на этот раз привели. Большое круглое помещение, несколько дверей, через одну мы пришли. Есть второй этаж со стеклянной стеной. На меня хотят посмотреть? Зачем приводить сюда, можно же посмотреть в камере или когда на свободе. Неожиданно меня озарило — нет, не посмотреть, хотят кому-то показать.

Привычно глубоко вдыхаю. Да, на втором этаже есть люди, много людей, человек двадцать. Любопытство, скука, волнение — такие эмоции исходят от них.

— Зверь. — раздался в голове голос. — Пробегись по периметру комнаты.

Недовольно взрыкиваю, не спеша выполнять дурацкий приказ. Еще чего, буду я бегать как собачонка по кругу. Собачонка? Не успеваю удивиться своей последней возмущенной мысли, как ошейник ударил меня. Не сильно, но ощутимо.

Срываюсь с места и бегу по периметру, как и было приказано. Сделав круг, замираю на прежнем месте.

— А теперь подпрыгни.

Выполняю приказ, не демонстрируя недовольства.

— Молодец, а теперь убей их всех. — опять раздался голос в голове, отдав новый приказ.

Кого убить? Получаю ответ на этот вопрос почти сразу — двери открылись и через них сюда вбежали пятеро зомби. Враги, уничтожить! Бросаюсь к ним. Удар рукой, голова одного отделяется от тела. Рывок к двум близко стоящим, схватив одного, использую его в качестве оружия и с его помощью избиваю второго, превращая обоих в кровавый фарш.

Отбрасываю измочаленные остатки и разбираюсь с оставшимися при помощи быстрых ударов. Нечего с ними возиться долго, не тот противник. Закончив сражение, возвращаюсь на исходную позицию. Откуда я знаю такие умные слова? Так, не сейчас. Внимательно смотрю по сторонам, голос в голове почему-то не спешит появляться и отдавать новый приказ.

Замечаю, как открылась одна из дверей и сюда ворвался новый враг. Еще похож на человека, но не такой как прошлые: значительно опаснее, сильнее, быстрее. Встречаю его в прыжке, но сразу же отлетаю назад от мощного удара. Быстрый… Отпрыгиваю в сторону, уклоняясь уже от его атаки. Вижу оставшийся после него след на полу. А еще сильный, или во всяком случае с острыми и прочными когтями.

Не даю ему атаковать и налетаю сам, сковывая его ударами. Кружу вокруг, не позволяя ему куда-то сбежать и постоянно держа под контролем. Сильный, быстрый, но не особо умный, пусть и осторожный. Подловив его во время очередного удара, отрываю ему руку. Все, теперь он мне не противник. Добиваю его за несколько ударов, в конце оторвав ему максимально кроваво голову, почему-то показалось что так будет правильно.

— Молодец, возвращайся обратно. — раздался в голове голос, как только оторванная голова коснулась пола.

Дверь, через которую я сюда попал, открылась и за ней оказались охранники, приведшие меня. Оглянувшись на второй этаж, вдыхаю воздух, чувствуя витающие в нем эмоции. Азарт, волнение, радость, предвкушение, удовлетворение. Набор эмоций значительно изменился с того момента как я оказался здесь.

Напоминая, чтобы я не задерживался, ошейник легонько ударил меня. Быстро выбегаю из помещения и под контролем охранников возвращаюсь обратно в свою камеру. На этот раз мы никуда по пути больше не заворачивали. А я бы не отказался посетить снова душ, но на попытку свернуть к нему охранники пусть и осторожно, но все же вернули меня обратно на нужный путь.

Стоило мне оказался в знакомой камере, как меня начали терзать мысли. Со мной что-то происходит. Причем это что-то сильно ускорилось за эту ночь. Это из-за воспоминаний, которые я никак не могу вспомнить? Какая-то другая причина? Просто так совпало?

Внезапно дверь в камеру открылась. Смотрю на нее, но никто не входит. Что происходит? Подхожу к ней и выглядываю наружу.

— Сергей, скорее идем. — Подскочила ко мне женщина, оказавшись почти вплотную.

Отшатываюсь от нее. Кто она? Что ей нужно? Голова тихо заныла от боли, но вместе с ней пришло и осознание — я эту женщину уже видел вчера, это из-за нее я всю ночь мучился, пытаясь вспомнить, но не в силах это сделать.

— Сергей, быстрее, я выведу тебя отсюда. — поторопила она меня, постоянно оглядываясь на коридор.

Выведет? Откуда? Неужели из лаборатории? Но куда и для чего?

— Пожалуйста, иди за мной. — попросила она.

Неожиданно все вокруг заполнил пронзительный и противный звук. Это сирена тревоги — всплыла нужная ассоциация.

— Скорее! — крикнула женщина и схватив меня за руку потащила за собой. А ведь она молодая, скорее правильнее будет девушка, чем женщина.

Бегу следом за ней, не сопротивляясь. Она так спокойно дотронулась до меня. Не чувствую с ее стороны отвращения или ненависти ко мне. Она назвала меня Сергеем — это мое имя, меня так зовут? Да, ощущаю какой-то отклик внутри себя на это имя.

Вырывая меня из мыслей, Инна вскрикнула и бросилась в сторону, забегая в другой коридор. Вижу дальше по коридору бегущих в нашу сторону охранников. Сзади, пусть и с трудом, различаю приближающийся топот. Нас пытаются окружить.

— Слишком рано заметили. — разбираю шепот Инны, пока мы бежим по коридорам.

Пока больше ничего не происходит, снова погружаюсь в мысли. Зачем я ей? Для чего спасает меня отсюда? Кто она мне или кто я ей? Множество вопросов, с каждым из которых боль в голове стремительно нарастает, но остановить появление новых не в состоянии.

В какой-то момент выпускаю руку девушки и падаю на пол, хватаясь за голову. Опять эта жуткая боль!

— Сергей, пожалуйста, нам нужно бежать! — заметив мою остановку подскочила ко мне Инна и начала просить подняться.

Не могу! Эта боль, она парализует. Пытаюсь что-то ей сказать, но из глотки вырывается лишь рык.

— Стоять! — донесся из-за спины крик, а Инна замерла напугано смотря в ту сторону.

Память, воспоминания… Как же больно! Голову разрывает жуткая боль, она в каждой клетке мозга! Начинаю терять связь с реальностью. Слышу отдаленно раздавшиеся выстрелы. По сознанию ударила паника, но не чья-то чужая, а моя собственная. Нельзя чтобы Инну убили! Эта эмоция словно пробудила меня вернув ясность сознания. Боль, как и все остальное отошло куда-то на задний план.

Вскакиваю на ноги и закрываю девушку собой, которая до сих пор была передо мной и отчаянно пыталась сдвинуть меня с места. Чувствую, как в спину ударяют пули, но кожу им пробить не удается.

— Инна. — выдавливаю из себя слово рычащим голосом.

В ответ ловлю на себе взгляд полный надежды и отчаяния. Да, странное сочетание эмоций.

— Зверь, отойди от нее! — донесся до меня приказ.

Я не Зверь! Мое имя Сергей! Одним движение откидываю Инну вперед по диагонали, так чтобы она оказался за углом, а сам разворачиваюсь к приближающимся охранникам. Всего лишь четверо, а наглости будто сотня.

— Зверь, ты что творишь? — закричал один из них, когда я бросился к ним.

Хватаю говорливого за шею и швыряю со всей силы назад по коридору. Удар кулаком, и другой охранник отлетает в стену, врезаясь в нее и падая на пол без сознания. Оставшиеся двое отчаянно разряжают в меня свое оружие, но урона так и не наносят. Одним ударом сшибаю обоих с ног и впечатываю в стену.

Окинув коридор взглядом и убедившись, что сейчас тут больше никого опасного нет, бегу к Инне. Та, увидев, что все нормально и угрозы нет, покинула укрытие и выбежала мне на встречу.

— Ты узнал меня? — радостно спросила она.

— Инна. — повторяю ее имя все так же с трудом. Почему-то нормальная речь дается мне тяжело. Я знаю, что нужно говорить, даже как это делается, но произнести слова оказывается почти непосильной задачей.

— Узнал. Бежим, здесь немного осталось! — произнесла Инна и снова потянула меня следом за собой.

Однако пробежать мне удалось всего лишь метров десять, а затем ошейник пробудился и ударил меня чуть-ли не в максимальную силу.

— Зверь, сейчас же вернись в свою камеру! — раздался в голове требовательный голос.

— Сергей? — с тревогой спросила Инна, обернувшись ко мне.

Хватаюсь за ошейник и пытаюсь сорвать его с себя. Ничего не получается, слишком прочный. Только напрягаюсь со всех сил, как он ударяет током, мешая освободиться. Улавливаю усиленным слухом приближающиеся шаги.

Подталкиваю Инну перед, показывая, что нужно бежать дальше. Следую за ней, стараясь не обращать внимания на возрастающую силу ударов ошейника. Я смогу, я выдержу! Но если так пойдет и дальше, то мой максимум наступит уже скоро.

Внезапно нам путь перегородил отряд охраны, вынырнувший непонятно откуда. И кроме простых охранников в нем и боец в экзоскелете. Не видел таких раньше, но знаю, как они выглядят.

— Черт! — выругалась Инна и отпрыгнула в сторону уходя с линии огня.

А вот я не успел, промедлив из-за удара током. Миг, и коридор заполнил свинцовый шквал.

— Гра-а! — зарычав, бросаюсь вперед, не обращая ни на что внимания. Сейчас у меня только одна цель — расчистить дорогу дальше. Я не знаю кто такая Инна, но допустить того что она погибнет не могу.

Врываюсь в ряды отряда, нанося удары и разбрасывая людей в стороны. Какие-то мгновения, и на ногах не осталось никого из противников, кроме того, что в экзоскелете. Стоило мне только дернутся к нему, чтобы исправить это упущение, как он встретил меня длинной очередью из пулемета.

С удивлением замечаю, что пули из его оружия пробивают мою кожу. Несколько секунд, и он перестал стрелять. Мое же тело превратилось в решето. Я проиграл? Чувствую каждое место попадания в меня, но странно как-то, будто они быстро исчезают. Вижу, как пулевые отверстия начали стремительно затягиваться, дополнительно покрываясь какой-то стальной пленкой.

— Что ты такое? — удивленно спросил противник, снова открывая огонь.

Прыжок в сторону, рывок вперед. Пробегаюсь по стене и оказываюсь около врага. Удар по ноге. Броня выдержала, а противник устоял на месте. Прыжок, оказываюсь по другую от него сторону. Новый удар, но уже по руке. Тоже ничего. Тогда хватаюсь за пулемет и вырываю из его рук. Хоть что-то получилось. Откидываю оружие подальше. Больше ничего сделать не успеваю, уже сам отлетая в сторону от мощного удара стального кулака.

Короткий полет, вскакиваю тут же на ноги и снова бросаюсь на противника осыпая его ударами. Мое время на исходе, чувствую, что еще немного и ошейник вырубит меня. Мой известный предел давно пройден и сколько еще выдержу непонятно.

Ничего не получается, броня слишком прочная! Зло зарычав продолжаю атаковать. Во время одного из ударов замечаю, как мой кулак изменился, покрывшись металлом и приняв форму клинка. Это что такое? Не отвлекаясь на мысли завершаю удар. Кулак-клинок прекрасно пробил броню, а наградой мне был крик боли человека внутри нее.

Освободить руку, ударом повалить противника на живот, нанести удар в спину, провернуть клинок в месте удара, нанося как можно большие повреждения. Вытащив руку, вижу, как в образовавшейся дыре после удара что-то сильно искрит, а сам экзоскелет замер неподвижной грудой металлолома.

— Бежим! — отвлекла меня Инна от рассматривания последствий своих действий.

Еще сколько-то преодолённых метров и падаю не в состоянии бежать дальше — удар током оказался слишком сильным и тело свело судорогой. Замечаю, что мой кулак стал прежним.

— Ты… бежать. — выдавливаю из себя слова, когда Инна подскочила ко мне, пытаясь поднять.

— Нет, мы уже почти добрались! Я тебя не брошу!

Пытаюсь улыбнуться ей, но кажется получается какой-то оскал. Мало того, что я не помню, как нужно улыбаться, так еще и мышцы работают плохо. Новый удар током и все перед глазами начало плыть. Вот и все, и так выдержал почти в два раза мощнее удары чем раньше мог.

— Инна, быстрей! — слышу мужской голос, а затем меня подхватили и потащили куда-то. А ведь этот голос знаком мне…

Пытаюсь рассмотреть кто пришел на помощь Инне, но вижу лишь расплывчатые силуэты в броне.

— Нужно снять с него ошейник как можно быстрее! — раздался голос Инны.

— Дойдем и займемся этим. — ответил ей какой-то другой мужской голос.

— Держись, Призрак, мы вытащим тебя. — произнес первый голос, а один из силуэтов оглянулся на меня.

Призрак? Это что-то новенькое… Возникшую мысль оборвал удар тока, который выдержать мой измученный организм уже не смог.

* * *
Генерал сидел в кресле и смотрел на то как Сергей Асов рвет на части зомби. Вот только то что сейчас там сражалось сложно было назвать человеком, но тем не менее это был тот самый Асов, сомнений у генерала не было. Когда этого парня доставили к нему в ужасном состоянии, ему ничего не оставалось как отдать его в эту лабораторию. По правде говоря, он и не думал, что парень выживет, поставив на нем уже крест.

Но он выжил, только от Асова Сергея ничего не осталось. Теперь это был Зверь, и наблюдая за ним генерал был полностью согласен с данным тому прозвищем. Не человек, но и не монстр — что-то непонятное, неизвестное. И вот что такое сейчас Асов ученые этой лаборатории и должны были выяснить.

То, что нейросеть уничтожена почти без следа, генералу доложили сразу как обнаружили это. Сказать, что он был тогда расстроен, это ничего не сказать. Все усилия по поиску этого парня оказались напрасным, как и надежды на то что удастся ускорить создание нейросетей подобных той что стояла у него. Но затем, ему доложили обо все остальном касающемся Сергея, и генерал понял, что возможно потеря уникальной нейросети будет не такой уж и катастрофичной. Нейросеть-то можно создать и новую, чем занимается уже ряд ученых и у них даже есть какие-то успехи.

И вот теперь он здесь, изучает то чего добились ученые этой лаборатории за четыре месяца. Сейчас идет показ товара лицом так сказать, затем ему уже будут рассказывать и показывать, что смогли выяснить и изучить.

Когда бой закончился победой Зверя, генерал задумчиво смотрел ему вслед. Парень показал потрясающие физические возможности, в одиночку победив сильного измененного зомби, и это после пятерых обычных. Вот если бы его возможности перенести на других людей, создав армию подобных… Модификации хороши, но все же не настолько, здесь совершенно иной уровень и масштаб изменения.

Отвлекшись от мечтательных мыслей, генерал принялся внимательно слушать, то что рассказывают ученые, сменяя один другого. Каждый освещал какой-то свой аспект исследований. Кроме генерала разумеется здесь было достаточно и других проверяющих, но все знали, что финальное решение будет за ним, а все остальные смогут лишь повлиять на какие-то нюансы, в случае положительного вердикта.

Не сказать, что лаборатории были епархией этого генерала, но как-то так получилось, что за последние полгода под его руку перевели ряд лабораторий, которые пусть и продолжили заниматься своей прежней деятельностью, но теперь подчинялись ему. Почему так получилось, генерал и сам не знал. После того как появились зомби все начало происходить непонятно как.

Внимательно выслушав все сказанное, генерал задумался над тем что делать со Зверем. Обрисованные перспективы были весьма заманчивыми. Чего стоит только ментальное общение между людьми и использование этой возможности в боевых условиях. Одно это требовало продолжения исследований и привлечения новых ресурсов. А еще времени, много времени.

Внезапный вой сирены отвлек генерала от размышлений. Все вокруг не понимали, что происходит, оглядываясь по сторонам. Посмотрев на своего подчиненного, генерал взглядом приказал тому разобраться в ситуации, а сам остался на месте, продолжив раздумывать над судьбой Зверя.

— Зверь пропал. — произнес его подчиненный, вернувшись через полчаса, когда генерал уже собирался сам связаться с ним чтобы разузнать о происходящем. По усиленно скрываемой панике он понял, что произошло что-то серьезное, но словить кого-нибудь и узнать ему не удавалось — те кто находились здесь сами ничего не знали, а новые люди сюда не заходили все это время.

— Пропал? Отсюда?

— Да.

— Как это произошло? Что известно? — требовательно спросил генерал.

— Камера где находился Зверь была открыта неизвестными. Это обнаружили охранники и подняли тревогу. На тот момент Зверя внутри уже не было. Быстро организовали поиски, и судя по найденным трупам охранников им удалось настичь противников.

— По трупам? Как их убили и сколько погибло?

— Все погибли в результате различных полученных травм. Нет ни одного огнестрельного ранения. Первое впечатление, что они наткнулись на кого-то очень сильного и тот не обрадовался этому.

— Зверь?

— Не исключаем такую возможность. Местные умники попытались его вернуть обратно в камеру при помощи ошейника, но неудачно. Так же они пробовали отследить его ошейник, но сигнал пропал. Погибло всего десятеро охранников, один из них был в тяжелом экзоскелете.

— И его тоже убили, применив физическую силу?

— Не совсем. Пока что непонятным нам образом пробили броню и ранили, зацепив артерию, затем обездвижили экзоскелет повредив управляющий узел. Боец оказался заперт в экзоскелете и умер от потери крови.

— И это все? Здесь такая система безопасности и это все что удалось выяснить за все это время?!

— Да. В системе обнаружили вирус. Сейчас она перезагружена и запущена на резервных ресурсах. Сколько там находился этот вирус выяснить не удалось, как и то кто его внедрил. Мы не знаем кто освободил или похитил Зверя. Не знаем сколько их. Мы ничего не знаем о произошедшем, кроме самого факта пропажи Зверя.

— Они еще здесь?

— Скорее всего нет. Система безопасности была парализована, им ничего не мешало незаметно покинуть лабораторию. Сейчас лаборатория, разумеется, заблокирована, но думаю это уже не важно.

— Организуй поиски, проверьте здесь все. Возьми отряд Первого и пусть они займутся нашей защитой, хватит им прохлаждаться, а то приехали как на отдых. Если сюда смогли проникнуть неизвестные, то они могут и организовать на нас нападение. Ведь мы сейчас такая удобная мишень — столько высоких чинов в одном месте.

— Это могли быть и не наши противники, а какие-нибудь частные организации, заинтересованные именно в Звере. А похищение произошло, именно из-за вашего визита, сегодня это можно было сделать легче всего, как бы странно это не звучало.

— Знаю. И все же нельзя сбрасывать со счетов возможность атаки на нас. Через час мы покинем лабораторию, до этого пусть отряд Первого внимательно следит за всем около нас. К прочесыванию лаборатории их не привлекать, их задача наша защита.

— Так точно.

— Еще что-то? — спросил генерал, когда его подчиненный продолжил стоять на месте.

— Да. При осмотре мест столкновений с охранной и тел охранников, у меня сложилось впечатление что их не хотели специально убивать. Просто кто-то не рассчитал точно силу при ударах и бросках, в результате чего они и погибли. А возможно я ошибаюсь, и тот кто убил их всего лишь спешил, не особо задумываясь над тем как убивать, чаще всего просто раскидывая напавших охранников.

— Доказательства?

— Никаких.

— Свободен. Перерой мне здесь все, но я должен узнать кто устроил это!

Проводив подчиненного взглядом, генерал тихо выругался про себя. Вот почему с Асовым всегда какие-то сложности? Только начали появляться результаты работы с ним, как он взял и пропал. Опять.


Глава 3


Открываю глаза и не понимаю где нахожусь. Вокруг непроглядная темень. Это точно не моя камера… Вспомнив, что произошло до того, как я потерял сознание, пытаюсь подняться, но сразу же ударяюсь головой обо что-то. Ощупываю все вокруг себя руками.

Эм-м, я в металлическом ящике? Результаты ощупывания окружающего пространства слегка странные, но все так и есть. Дотрагиваюсь руками до своей шеи. Ошейника нет! Не веря в это, несколько минут ощупываю шею. И все же его больше нет. С трудом принимаю эту мысль, слишком уж я привык к тому что он все время со мной. Сколько себя помню он всегда был на моей шее.

Вдыхаю воздух и пытаюсь ощутить витающие в нем эмоции. Странно, почему мне надо сделать именно так, чтобы почувствовать их? Улавливаю опасение, азарт, волнение и напряжение. Интересный набор. Те кто находятся рядом не убегают и не сражаются, но тем не менее что-то там происходит. Узнать бы еще кто именно рядом. Инна? Неизвестные люди, которые помогли ей и кажется мне тоже?

Подавляю эмоции и стараюсь вспомнить все что было после моего прошлого пробуждения. Душ, сражение, Инна, побег, знакомый мужской голос, потеря сознания из-за ошейника. Пробую вспомнить что-то касательно этого голоса, но боль уже привычно появляется почти сразу. Стараясь игнорировать ее упорно пытаюсь вспомнить хоть что-то.

И все же не получается. Оставляю пока что голос в покое и переключаюсь на Инну. Кто она такая? Что нас связывает? А что-то связывать должно, раз она рискнула освободить меня, а потом отказывалась бросать. Боль в голове начала стремительно нарастать, но и воспоминания в этот раз как никогда оказались близки. Со всех сил держусь, не позволяя им ускользнуть. Только не сейчас.

Картинка-вспышка: подъезд, девушка, поцелуй. Новое воспоминание: встреча уже в каком-то другом месте… Воспоминания мелькают один за другим отрывочными картинками и эмоциями, но это уже хоть что-то. Теперь я помню кто такая Инна и что меня с ней связывает. Наверно. Но главное даже не это, а то что в тех воспоминаниях я был человеком, нормальным, а не зверем, каким помню себя все последнее время.

И все же не выдержав боль, прекращаю попытки вспомнить. Хватит на этот раз, и так вон какой прогресс по сравнению с тем что было раньше. Откидываюсь на металлическую поверхность, не заметил, как успел согнуться, уперевшись головой в крышку, или что это такое. Стоило расслабиться, как боль начала стихать. Пока есть время и больше нечем заняться, прислушиваюсь к окружающему пространству. Ничего, ни один звук не просачивается сквозь этот контейнер. Он герметичен? Но я же откуда-то получаю воздух для дыхания.

Раз так, тогда вообще ничего не делаю и жду что будет дальше, гадая куда меня везут. Гадая? Раньше я таким не занимался, что-то новенькое. Но раньше и мои мысли были значительно проще, да по сути, как и все остальное. Тогда я был больше зверем, полностью соответствуя данному мне прозвищу, но сейчас во мне что-то стремительно изменяется. Может быть я становлюсь человеком?

Спустя сколько-то времени, сложно определить точно, когда вокруг никаких ориентиров, контейнер вздрогнул, будто его подняли и куда-то поставили. А следом за этим его крышка была снята, а по глазам ударил свет. Прикрыв их рукой, жду когда глаза привыкнут.

Отодвинув руку, вижу над собой незнакомого мужика. Подавляю первый порыв схватить его и сломать ему шею. Не нужно спешить, вдруг он союзник Инны, да и в придачу враждебности не проявляет пока что. Увидев, что я смотрю на него, мужик отошел в сторону, пропав из поля зрения.

Хватаюсь за стенки контейнера и вылезаю наружу. Сразу замечаю семерых людей — Инна и еще шестеро незнакомых. Все они внимательно наблюдают за мной, но ничего не предпринимают. Всматриваюсь в их лица. Знакомые, но не помню. Одно радует, раз есть это ощущение, значит и они здесь не посторонние. Главное, чтобы не оказались какими-нибудь давними врагами, вот это будет весело.

Спрыгнув на пол, оглядываюсь по сторонам. Мы в каком-то… гараже или сарае и здесь стоят две машины. Определившись с тем где нахожусь, смотрю на стоящих здесь людей, опасаясь что-либо делать первым. Не хочется, чтобы из-за какой-то ошибки между нами завязался бой, они все же вытащили меня из лаборатории, где со мной ничего хорошего не делали. Туда возвращаться я точно не хочу и в случае чего буду всячески сопротивляться этому.

— Сергей? — осторожно спросила Инна.

Да, этим именем называли меня, помню. Медленно киваю в ответ, будучи сам до конца не уверен. Имеющиеся воспоминания слабо освещают это, в них Инна зовет меня так, но все же… я точно не помню, чтобы это было моим именем. Нужно больше вспомнить. Нужно вспомнить все!

— Ты в порядке?

Пожимаю плечами. Проделав, удивляюсь этому жесту, что-то новенькое.

— Ошейник? — спрашиваю, с трудом выдавив из себя одно единственное слово. Для наглядности указываю пальцем на свою шею.

— Сняли. — ответил вместо Инны мужик со знакомым лицом и голосом.

Вопросительно смотрю на него. Он же вначале не понял, чего хочу от него, но потом все же сообразил.

— Ты не помнишь нас? Я Первый, а это Второй, Третий… Шестой. — представился он сам и всех остальных находящихся здесь.

Первый… Воспоминания снова зашевелились, но боль моментально вспыхнула в ответ. Нет, не сейчас, позже. Стараюсь отделиться от них, не обращая внимания.

— Что ты помнишь? — спросила Инна.

Отрицательно качаю головой, пытаясь показать, что не помню практически ничего.

— Инна. — произношу ее имя и указываю на нее рукой.

— И все, больше ничего?

Снова качаю головой.

— Дело плохо. — произнес Третий. Когда их представили, имена словно врезались в память, теперь точно знаю где кто. А может это потому что я всего лишь вспомнил забытое?

— Сергей, значит так. Из лаборатории мы тебя вытащили, но тебе нужно за стену, здесь не скрыться. Инна тебя вывезет. Нам же нужно возвращаться, долгое отсутствие будет слишком подозрительным. Удачи тебе, Призрак, может еще свидимся как-то.

— Спасибо. — произношу новое для себя слово, смотря на то как шестеро мужчин быстро погрузились в машину и уехали.

Здесь остались только я и Инна.

— Нам нужно тоже ехать. — произнесла она, подходя ко мне.

Стою на месте, не зная, что делать. Инна же, оказавшись вплотную, провела рукой по моей щеке. Незнакомо, непривычно. Отшатываюсь назад. Вижу грусть в ее глазах, но ничего с собой поделать не могу.

— Садись назад, там же лежит одежда, переоденься. — Кивнула она на машину.

Быстро переодеваюсь и сажусь на указанное сиденье. Инна заняла место водителя, и машина тронулась с места. Ловлю себя на том, что многие вещи воспринимаю как-то иначе, сложнее что ли. Смотрю в боковое окно на то что проносится снаружи.

Мир… какой он большой и непривычный. И я совсем не помню его. В короткие периоды времени, когда я все же оказывался на свободе меня обычно окружали разрушенные и заброшенные города и зомби, природы никогда не было. Смотрю на начинающие зеленеть деревья и землю. Красиво, не верится, что это на самом деле. Для меня окружающий мир был серым и мертвым.

— Куда… мы… едем? — спрашиваю, озвучив непривычно длинное предложение. Мне и одиночные слова даются тяжело, а тут аж целых три.

— Нужно переправить тебе через стену. Мы едем к ней. Есть там у меня одна лазейка, окажемся на другой стороне.

— Стена?

— Да, огромная стена из силового поля, разделяющая материк на две части. За ней полно зомби и почти не осталось людей. По той территории пришелся первый и самый мощный удар зомби и именно там они появились впервые.

Силовое поле? Стоило услышать это название, как появилось какое-то неприятное предчувствие, опасение. И оно явно из моей прошлой жизни, сейчас сколько себя помню с силовыми полями не сталкивался или же не обращал на них внимание.

— Зачем… нам туда?

— Только там тебе удастся скрыться. Здесь тебя слишком быстро найдут. Там ты сможешь прийти в себя. Зомби же, не думаю, что будут большой проблемой для тебя, учитывая твои возможности.

Возможности… в памяти проносится, как я сражался с зомби будучи Зверем. Сейчас эта граница, отделяющая меня нынешнего от него, становится все четче. Хотя, казалось бы, Зверем я был еще позавчера или сколько прошло времени с прошлого моего пробуждения.

— Как я… стал таким?

— Ты про что? Про текущее состояние или вообще? — спросила Инна, бросив на меня взгляд через зеркало заднего вида.

— Текущее.

— Это произошло в Париже. Ты пошел уничтожать Мозг, такое название ты дал тому зомби, он был необычным. Все получилось не по плану, ты хотел взорвать его, но не удалось. И тогда ты что-то с ним сделал. Что конкретно я не знаю, никто не знает. Но ты убил его и всех зомби, связанных с ним. Первый нашел тебя почти мертвым около того Мозга. Мы думали, что ты умрешь, но вопреки всему ты выжил. Вот только твой мозг оказался разрушен и из-за этого ты потерял себя. Чудо, что ты смог восстановиться и вообще остался живым. Ты каким-то образом даже отрастил себе мозг заново. Одно только это поставило всех в тупик, ведь это считалось невозможным. Хотя, нет, чудо даже не это, а то что ты вспоминаешь что-то, ведь старого мозга фактически не осталось, как и памяти.

Париж… Мозг… Голова вспыхнула жуткой болью, а воспоминания начали всплывать сами собой, буквально вламываясь в сознание и не реагируя на мои попытки отгородиться от них.

— М-м! — вырвался из меня стон, который не смог сдержать, когда боль заполнила практически все собой, вытеснив все остальные ощущения.

— Сергей, что с тобой? — с тревогой спросила Инна.

— Ничего… страшного. Воспоминания… возвращаются.

В голове будто что-то взорвалось, а воспоминания нахлынули мощным потоком, сметающим любые преграды на своем пути. Откидываюсь на спинку сиденья, запрокинув голову. Париж… штаб ЧВК… Дэвис… Арти… зомби… сражение с Мозгом — одно за другим появляются воспоминания занимая свои места. Теперь я помню…

Арти… моя нейросеть! Если мой мозг был разрушен, то и она скорее всего исчезла.

— Арти! — мысленно зову ее, не обращая внимания на продолжающую нарастать боль и новые воспоминания.

В ответ молчание. Нет, я не верю! Я не готов принять то что ее больше нет со мной. Мысленно повторяю ее имя, пытаясь дозваться до нее. Однако от этого ничего не меняется. Мне нужно смириться, ее больше нет…

Неожиданно появились и приковали к себе внимание новые воспоминания о том, как происходило сражение в главном гнезде. Стая… ее тоже больше нет. Она погибла, сдерживая зомби и выигрывая мне время. Нет, нет! Проклятый Париж забрал у меня все! Ненавижу его!

Внутри возникло ощущение, будто от меня оторвали часть и на ее месте ничего не осталось, только пустота и она начинает разрастаться, грозя поглотить меня всего. Пусть со стаей я был и сравнительно не долго, не так как с Арти, но сродниться с ней уже успел. Стая… Арти…

Горькие слезы сами покатились по щекам. Смотрю в окно находясь в прострации. У меня не осталось ничего: ни Арти, ни стаи, ни меня прежнего. Как мне жить дальше? Зачем они вернулись, эти воспоминания?! Без них было так хорошо… Зверем было хорошо — никаких забот, никаких воспоминаний, никаких лишних мыслей, что приказали то и делал, не задумываясь ни о чем.

— Сергей, что случилось? — спросила Инна, заметив мое состояние.

— Я потерял их. — тихо отвечаю ей.

— Кого? — не поняла Инна.

— Стаю, нейросеть.

— Стаю?

— Тех существ что помогали мне.

— А-а… — протянула она, задумавшись и похоже вспоминая про кого я говорю. — Да, Первый говорил про них, там была куча их трупов. Зараза, патруль! Сергей, ложись на сиденья и накройся курткой, они не должны рассмотреть тебя.

— Проблемы?

— Не должно быть, у меня есть все документы. — ответила Инна и сосредоточенно посмотрела вперед, где к нам приближались две военные машины.

Лажусь на сиденья и накрываюсь курткой делая вид спящего. Зачем прятаться, зачем убегать? Смысла нет. Осознание потерь, выбило у меня из-под ног землю. Что мне делать дальше, как жить? Как раньше жил, до всего этого? Не получится, теперь я знаю, что потерял. Как же так вышло… Всего лишь один момент, одно событие, и я потерял все.

Чувствую, что машина остановилась, а рядом раздался голос мужчины.

— Документы. — потребовал он.

Слышу, как Инна передала все требуемое. Слышу шаги вокруг нашей машины. Кто-то остановился напротив задней двери и заглянул внутрь через окно. Напрягаюсь, готовясь атаковать его, а потом перебить вообще всех здесь, разумеется кроме Инны. Всего лишь две машины, эта кучка солдат не проблема. Внутри меня начал просыпаться тот зверь, который был все это время, и он жаждет крови.

— Кто там? — требовательно спросил мужской голос.

— Напарник, не выспался ночью досыпает сейчас. — ответила Инна. — Документы в порядке? Там пропуск на двоих выписан.

— Да, все верно. И все же, кто он? Пусть покажет свое лицо.

— Лейтенант, вы обязаны пропустить нас. Видите, вот это? — произнесла Инна и что-то продемонстрировала разговаривающему с ней.

— Для меня это ничего не значит. Вы в пограничной зоне. Мне нужно взглянуть на вашего напарника.

Давай же, прикажи выйти из машины! И тогда зверь вырвется на свободу и вдоволь прольет крови.

— Лейтенант, мне связаться с Игорем Сергеевичем и сообщить ему что вы создаете нам проблемы? — спросила Инна таким тоном, что даже тупой бы уловил прозвучавшую угрозу.

— Можете проезжать. — недовольно ответил ей лейтенант.

Еще несколько секунд, и наша машина поехала дальше. Поднимаюсь и смотрю в заднее стекло. Там патруль погрузился в свои машины и двинулся по своим делам. Внутри меня возникло сожаление, что бой так и не произошел. Хотелось на ком-то выплеснуть все те эмоции, что собрались во мне. И желательно это сделать в виде кровавой бойни.

Когда я успел стать таким кровожадным? Даже когда был Зверем, такого не было. Хотя тогда мне не было по сути дела не до чего, лишь бы меня не трогали. Неужели на меня так сильно повлияло осознание того что потерял?

— Сколько нам еще ехать? — спрашиваю у Инны и замечаю, что начал говорить почти нормально. Иногда еще сложно подобрать слова, но произношу как обычный человек, а не… как непонятно кто. Неужели на это так влияют появляющиеся воспоминания? Или это совпадение, а причина в чем-то другом? Может просто мозг начинает как-то иначе работать?

— Часа три. Мы уже близко к стене.

— Сколько прошло времени с Парижа?

— Четыре месяца.

— А с того момента как вы меня выкрали из лаборатории?

— Три дня.

Замолкаю, узнав все что интересовало сейчас, и снова погружаюсь в себя. Боль от осознания того что потерял никуда не делась, но будто слегка притупилась, уступая место новым воспоминаниям, которые опять начали появляться.

После Парижа, начал вспоминать все что было раньше. День за днем. Чем больше осознанию, тем больнее становится от потерь. Арти, как же мне будет тебя не хватать. Почему ты не сберегла себя? Столько раз тебе это удавалось и вот сейчас…

А вдруг ей все же удалось это провернуть снова и в какой-то момент она выйдет со мной на связь. Хотелось бы верить, но надежды нет — мозг был разрушен и вместе с ним нейросеть. Раньше у меня хотя бы мозг оставался. Но откуда тогда берутся все эти воспоминания? Непонятно, все слишком фантастично. Вот как можно было отрастить заново мозг? Все дело в моем измененном организме, бактериях в нем? А может меня клонировали? Варианты один другого фантастичнее.

Сколько просидел уставившись в одну точку и осмысливая появляющиеся воспоминания — не знаю, очнулся, когда впереди показалась огромная сияющая стена. Силовой барьер, теперь я знаю, что это такое. Теперь я знаю все, или почти все, что знал раньше — воспоминания вернулись по большей части.

Пусть они еще иногда путаются и зияют провалами, но теперь они есть и со временем они должны будут полностью усвоиться. Да уж, звучит конечно так себе, а на деле все еще гораздо хуже. Помнить то я уже с большего помню, вот только запросто могу перепутать, когда что было и что за чем следует. Или даже неожиданно наткнуться на то что не помню, что было после чего-то, хотя если вспоминать события позже, то там уже все нормально, и такие моменты не единичные. В целом знаю, что со мной происходило, но вот в деталях еще часто теряюсь. И чем старше воспоминания, тем больше таких пустых пятен. Но это уже не так важно на самом деле, главное, что помню, ведь вместе с воспоминаниями вернулся и я сам, моя личность, тот человек, который был раньше. Точнее почти тот, бытие Зверем наложило свой отпечаток.

— Это стена? — спрашиваю у Инны.

— Да.

— И как мы попадем на другую сторону?

— У меня есть лазейка. — с загадочным видом ответила она, так и не раскрыв подробностей.

— Инна, что с моей нейросетью? — задаю вопрос, в надежде вдруг ей известно больше.

— В отчетах было указано что она уничтожена. Остались какие-то обрывки, но она уже не работоспособна. — ответила она, убив промелькнувшую надежду.

Хотя остатки, обрывки… зная Арти, она вполне может и из них восстановиться. Знать бы только еще что это за остатки, а то если какие-то, к примеру, модули памяти, то надежды скорее всего нет. Но узнать это я никак не могу, так что единственное что остается — это ждать и надеется на то что хотя бы Арти сможет вернуться, и я все же ее не потерял окончательно. В отличии от стаи…

Все эмоции резко куда-то пропали и вместо них образовалась пустота. Вот были боль, отчаяние, грусть и вот все бесследно пропало, словно выгорело. Наблюдаю за тем, как мы подъехали вплотную к барьеру, остановившись метрах в десяти от него, и Инна достала какой-то прибор. Что-то понажимав на нем, она повела машину дальше.

Она решила самоубиться? Машина все больше разгоняется, несясь прямо на барьер, а тот остается цельным. Ну убиться так убиться. Когда до стены осталось несколько метров, в ней образовался проход, в который машина моментально проскочила.

Оглянувшись, вижу, как сразу за нами проход бесследно исчез. Задержись машина еще хоть на секунду и нас разрезало бы силовым полем.

— Сколько он времени был?

— Пять секунд. Все, мы на другой стороне. Здесь нас искать вряд ли будут. Из угроз основная — это зомби, людей здесь встретить сложно.

— Куда ты везешь меня?

— Есть у меня одно место, там ты сможешь укрыться на какое-то время. — ответила Инна, ведя машину по грунтовой дороге.

Что меня ждет дальше? Нет, не так. Что я хочу делать дальше и как жить? На этот вопрос мне нужно найти ответ.

* * *
Генерал сидел в своем кабинете и ждал, когда прибудет его подчиненный, который должен сообщить о результатах проведенного расследования. Лабораторию он покинул давно, нападения на комиссию, вопреки его ожиданиям, не произошло. А это значило только одно — основной целью всего произошедшего было похищение Зверя.

Спустя пятнадцать минут раздался стук в дверь, а затем внутрь вошел человек.

— Разрешите? — спросил он.

— Проходи. — ответил генерал и махнул рукой на стул. — Рассказывай.

— Нам не удалось найти следы Зверя или похитителей. Мы перевернули всю лабораторию, но там ничего нет. Проверили спутником прилегающую территорию, ничего подозрительного. Никакого лишнего и незнакомого транспорта не было.

— И какие предположения? В похищении участвовали сотрудники лаборатории?

— Мы тоже так подумали первоначально. Но проверив всех и все, вынуждены были признать ошибочность этой версии. В лаборатории были проверены все помещения и сотрудники. В помещениях не обнаружили ничего в чем мог бы транспортироваться или содержаться Зверь. У всех же сотрудников оказалось алиби.

— И…?

— И мы думаем, что это был кто-то наших. У них была прекрасная возможность незаметно вывести Зверя, когда мы покидали лабораторию. Почти все члены комиссии были со своей охраной. В итоге там была почти сотня человек только охраны. Да, значительная часть осталась с транспортом, но им никто не мешал попасть внутрь лаборатории. И в транспорте можно было запросто спрятать Зверя.

— На кого думаешь?

— Не знаю. Мы установили наблюдение за всеми, кто находился тогда там, даже за членами комиссии. Но там же все надежные люди были. Также осторожно расспрашиваем где кто был, чтобы случайно не спугнуть похитителей, если они все же из наших.

— И какие результаты?

— Пока что ничего. Возможно, что и в этот раз мы ошиблись, и это был кто-то другой. Пока, к сожалению, все указывает на это.

— Что по системе безопасности лаборатории, удалось что-то вытащить из нее?

— Нет, там все стерто и ничего получить не удалось. Потеряны все данные системы безопасности за тот день, когда произошло похищение. Сам вирус тоже стерся, уничтожив всех искинов которые управляли системой. Осталось только резервное дублирование, на там ничего нет. Кто бы не провернул все это, они успели скрыться до того, как система начала снова нормально работать.

— То есть у нас совсем ничего нет?

— Совсем.

— Продолжайте поиски. Предоставь мне досье на всех, кто был тогда в лаборатории, включая и наших. И найдите мне в конце концов кто это сделал и самого Зверя! Зверя живым, остальных не обязательно. Докладывайте мне о любых новых деталях.


Глава 4


— Иди ко мне. — тихо шепчу и транслирую молодой косуле эмоции спокойствия и доверия.

Та осторожно подходит, повернув голову и смотря на меня одним глазом. Не делая резких движений протягиваю руку и глажу ее по шее. Получилось, с каждым разом удается проворачивать подобное все легче и легче. Теплая, живая… Легонько хлопаю по ее туловищу, отгоняя от себя и прекращаю внушать ей нужные мне эмоции. Она будто только этого и ждала, и сразу же ломанулась прочь, ловко маневрируя между деревьями.

Смотрю ей вслед. Пора возвращаться, хватит с меня на сегодня природы. Поворачиваю в нужную сторону и иду к дому. Вокруг же глухой лес и ни одного человека на многие километры, только сплошная природа — со всех сторон слышен птичий щебет и шелест листьев, которые уже выросли почти до нормальных размеров. Пока иду наслаждаюсь лесным воздухом, который каким-то чудом мне до сих пор не смог надоесть. Сильно я изменился, раньше бы здесь не выдержал и недели в отрыве от цивилизации, а сейчас ничего, нормально.

Уже почти месяц торчу в этом доме, в который меня привезла Инна. Почти сразу после этого она уехала и больше я ее так и не видел. В порядке ли все с ней или ее смогли вычислить, и она может быть даже уже мертва? Лучше не задумываться об этом, сделать я ничего не могу к сожалению. Сразу было понятно, что дом не ее. Она откуда-то знала про него, про то что в нем должно быть, но не больше этого. Все подробности пришлось выяснять самому.

Кто-то организовал себе очень комфортный охотничий домик посреди леса: есть водопровод, электричество — короче говоря все удобства. Вода качается из колонки, а электричество добывается с помощью ветряка и солнечных панелей. Кроме всего этого здесь оказался солидный запас одежды, оружия, медикаментов и еды. И почему-то мне кажется, что этот дом был специально подготовлен для какого-то отряда — одежда разных размеров, но в целом однотипная, несколько видов и все: военный камуфляж, спортивная и обычная гражданская. Впечатление словно это чья-то резервная база.

Вот только чья? Натовских военных, территориально дом находится же на их земле? Или может быть российских? Никаких следов, которые могли как-то прояснить этот момент в доме нету, все максимально нейтрально и обезличено. Думал может по оружию или одежде удастся выяснить как-то, но нет. На самом деле, мне и без разницы, так, какие-то размышления и гипотезы, за которыми коротал время, которое тянется удивительно долго без привычного телевидения или интернета.

Первую неделю моего нахождения здесь терзали опасения что вот-вот вернется хозяин всего этого. Но потом они сошли на нет, тем более что Инна перед отъездом сказала, что могу находиться тут сколько угодно, никто меня потревожить из людей не должен. А она навестит меня сразу, как только сможет. И ни разу не смогла, больше ни ее ни отряд Первого не видел. И это вызывает тревожные мысли.

Примерно час по лесу, и я добрался до дома. Зайдя в него, привычно готовлю себе обед, витая мыслями далеко от реальности. Прошло уже столько времени, а Арти никак себя так и не проявила, не подала знак что работает. Все это время упорно пытался разобраться в себе, воспоминаниях, своих возможностях.

И если с последним все в общем неплохо, то с воспоминаниями все печально. Тот прорыв, который случился, когда Инна везла меня сюда, был единственным, а после уже ничего подобного не было и близко. Даже наоборот, заметил, что стал забывать что-то. Вначале это были какие-то мелочи, которые знаю, что точно помнил, но сейчас уже нет. Обычно это происходило неожиданно, иногда после ночи, а порой и прямо посреди дня. Затем начали угасать и все остальные самые старые воспоминания.

И это пугает. В какой момент я опять забуду все? Пока что этот процесс протекает неспешно и далек до того чтобы затронуть память последних нескольких лет. Сколько не пытался, но вспомнить что-то новое или забытое так и не удавалось. Не было ни боли, ни чего-то другого, просто не получается и все, будто в стену какую-то упираюсь. Или в пустоту… Мои надежды на то что со временем я вспомню все явно оказались напрасными.

В остальном же, как ни странно, со мной все в общем-то нормально, даже хорошо. Физическое здоровье отличное. Сейчас я даже сильнее, быстрее и еще много в чем лучше, чем был раньше, судя по воспоминаниям. Точно можно сказать что сильнее себя прошлого на пике возможностей с модификациями нейросети. Будучи Зверем, как оказалось, я использовал от силы половину или две трети своих возможностей, никогда толком не выкладываясь по полной.

А если еще использовать усиление, которое тоже как-то изменилось и которое я толком не проверял, то даже не могу представить на что буду способен. Один раз попробовал его применить, но что-то пошло не так — все тело прострелила боль, и я сразу постарался выйти из этого состояния усиления. Одно лишь успел заметить — я стал еще сильнее, от боли немного сжал руку и смял ствол молодого дерева.

Изменения так же коснулись и ментальных способностей. Раньше я мог их использовать только на зомби или стае, сейчас же ограничений нет. Спокойно могу воздействовать на любых живых существ, только результаты так себе пока что. Правда на зомби не проверял, будучи уже при памяти не встречался с ними здесь, почему-то не забредают они в этот лес. А если вспоминать, когда был Зверем, то я как минимум точно мог чувствовать их, как и раньше.

Не мало времени убил, чтобы хоть немного разобраться с тем что могу. Выяснил, что радара у меня теперь нет или, во всяком случае, не смотря на все мои попытки мне не удалось его активировать и кого-то с его помощью почувствовать. Или же причина может в том, что зомби не попадали в его радиус действия? Не знаю.

В целом, мои ментальные способности сильно изменились, став более… интуитивными, звериными что ли. Возможно они такими стали, потому что долгое время был Зверем. Теперь я могу чувствовать эмоции, внушать их — это то в чем точно разобрался, остальное же пока слишком непонятно.

Вроде как могу вообще ощущать всех живых существ, но когда случайно что-то подобное сделал, голова чуть не лопнула от потока информации. Больше повторить подобное пока что не пытался. Может быть есть еще что-то, но выяснить пока не удалось, все приходиться искать методом проб и ошибок, что отнимает уйму времени и сил, никакого учебника по ментальным способностям нет под рукой. Как и Арти…

Отвлекаюсь от накатившей грусти, переключаясь на другое. Если я сейчас опять начну хандрить, то это будет надолго. Проверил уже. После появления воспоминаний стабильность моего психологического состояния сильно ухудшилась, теперь меня запросто может кидать из крайности в крайность и это никак не предсказать.

Вот все было нормально, а вот мне уже хочется кого-то прибить или самому покончить жизнь самоубийством или еще что-то другое. Единственное что как-то помогает этого избегать — не испытывать вообще никаких сильных эмоций, все должно быть максимально спокойно.

Поднимаю руку и волевым усилием покрываю ее нанороботам. Непонятно как и почему я могу управлять ими, однако это возможно. Сейчас мне доступен весьма внушительный список того, что раньше делалось с помощью нейросети. Улучшенный слух, зрение, управление нанороботами, даже подключение к электронике или генерация электрического импульса. Последнее проверил случайно, когда под эмоциями психанул и ударил электрическим разрядом. Удивился тогда не на шутку, но зато быстро вернулся в нормальное состояние.

Подключение же к электронике вообще прикольно ощущается. Словно у меня появляется еще какая-то конечность, которой я могу управлять. Вот только нужно признать, что это управление ограничивается простейшими действиями вроде выключить или включить, если такое возможно, или же передвинуть куда-то, если это устройство способно на такое.

Никого погружения или слияния, к примеру, с компьютером нет и близко. Я не могу через него к чему-то еще подключиться, к интернету тому же, или с его помощью сделать что-то сложное, как это проворачивала Арти. Никакой речи о том, чтобы с его помощью проанализировать информацию на накопителях или всего лишь просто ознакомиться с ней.

Нанороботы, в отличии от подключения к технике, управляются гораздо лучше. Могу отправлять их на поглощение металла, создавать с их помощью броню или клинки, или затягивать раны, пока регенерация не справится с ними. На удивление, нанороботов оказалось довольно много у меня, хватает почти на целую броню и даже вроде бы получается создавать новые. Когда они успели так размножиться? Они вообще прикольные, управляются мысленными командами, адресованными конкретно им. Почти как общение с нейросетью.

Так может…? Нет, как бы мне не хотелось, но это ничего не значит и тем более не значит, что Арти функционирует. Подобное со мной уже было раньше, тогда мой мозг сам смог каким-то образом управлять нанороботами. Сейчас думаю так же, только значительно лучше.

Возможно он каким-то образом смог скопировать часть возможностей нейросети, когда восстанавливался. А может он вообще поглотил часть нейросети, когда отрастал. О том, как такое вообще могло произойти стараюсь не задумываться, слишком это все… нереально выглядит. Ну да, как и все остальное происходящее со мной. Когда все происходящее начало превращаться в такой сюр? Когда-то раньше моя жизнь была в целом простой и понятной, кажется что это было так давно.

Что-то меня понесло не туда куда нужно, чувствую что вот-вот накроют эмоции. Снова перескакиваю мыслями на другое. Такое состояние для меня сейчас не редкость. Пока домываю посуду после обеда, раздумываю уже над новой темой. Что мне делать дальше? Вечно сидеть в этом доме нельзя, и если по правде, то начинает уже надоедать.

Что бы со мной не произошло, у меня есть еще одно незавершенное дело. Только я пока никак не могу придумать, как с ним разобраться без помощи Арти, ведь от нее зависело очень многое. Как мне теперь получить нужную информацию?

Проанализировать до конца данные, выгруженные с серверов ЧВК нейросеть не успела, соответственно, как и сообщить мне что-нибудь важное. Она говорила, что у нее был еще один след, ведущий в какую-то корпорацию. Но увы, подробностей она мне тогда не сообщила, кроме названия этой корпорации — «New day».

Я не знаю где и что искать. Ничего я не знаю, увы. Раньше нейросеть выполняла всю работу по поискам, а мне нужно было только двигаться дальше. Сейчас же… И вот как мне сдвинуться с места? Знаю точно одно — находясь здесь я точно не продвинусь дальше, хотя бы по той простой причине что тут нет интернета, где я бы мог попробовать каким-то образом поискать информацию.

А что если найти того, кто мне поможет? Дэвис? Как вариант, только где его искать? Как убедить его мне помочь — это уже совсем другой вопрос, который буду решать после того как найду его. Или привлечь Инну, она тоже же копала под того британского лорда, который был связан со всем этим?

Нет, не стоит, они и так рисковала, вытаскивая меня из лаборатории. И тоже непонятно где ее искать сейчас. Если искать ее, то придется возвращаться обратно, где меня скорее всего до сих пор разыскивают. А стоит им найти меня, как моментально запрут обратно в лабораторию, в этом не сомневаюсь. Так что этот вариант точно не подходит.

Тогда остается Дэвис. Где я могу его найти? Долгие минуты перебираю в уме варианты, но в конце концов пониманию что не знаю. У меня есть только одна зацепка — хозяин банка в Таллине, который я ограбил. Он привлекал Дэвиса к моим поискам и должен знать, как его найти. Но как же мне не хочется туда переться.

Может лучше в Париж, порыскаю еще раз по штабу ЧВК? Нет, только не Париж, еще одно его посещение я могу и не пережить, тем более что в городе никого из людей не осталось. С одной стороны, это явный плюс, можно будет спокойно все обыскать, но… это явно не мой город и если сунусь туда опять, то точно же произойдет снова какая-нибудь хрень.

Инна перед отъездом оставила флэшку с краткой информацией по мировой обстановке. Так что в общих чертах я знаю, что там творится. И ничего хорошего в окружающем мире нет. Эстония оказалась за стеной и уцелеть должна была. Так что найти нужного человека есть все шансы. Ага, только переться мне туда аж почти через всю Польшу и придется каким-то образом преодолеть стену. М-да, та еще задачка. А я точно этого хочу?

Понимаю, что да, я не могу больше сидеть на одном месте, любоваться природой и ставить ментальные эксперименты над окружающей фауной. Мне нужно действовать. Тем более, что, как бы неприятно было это признавать, возможно времени у меня остается все меньше и меньше. Кто знает, что со мной произойдет, когда все воспоминания снова исчезнут, а на то что это рано или поздно произойдет все указывает. Снова стану Зверем?

Не хочется, чтобы все то что узнал, пропало зря. Нужно остановить тех, кто пытается играть всем миром, творя с ним что хочет. И ведь происходящее сейчас совсем им не мешает, даже то что половина Европы фактически уничтожена. Кажется, что это им только в радость, иначе как объяснить тот момент что война между НАТО и ОДКБ до сих пор продолжается. Да, из нее вышел ряд европейских стран, но сама она все еще идет и даже бывают военные столкновения, только уже не на материке, а в море или в космосе, или в воздухе. Кому-то она настолько сильно нужна, что поддерживают ее любыми способами.

Приняв окончательное решение, начинаю собираться, без зазрения совести обчищая местные закрома. Одежда, оружие, даже немного медикаментов на всякий случай и еще множество нужных мелочей — снаряжаюсь с запасом, неизвестно, когда мне получится чем-то разжиться. И конечно же еще беру деньги, куда без них. Если человечество сохранилось, то и использование денег тоже, надеюсь. Оружие, к сожалению, приходится брать под распространенный патрон, а не самое мощное или то которое нравится.

Остановился на простеньком автомате и двух пистолетах. Был еще вариант взять карабин, но он под другой, более редкий патрон. Из одежды взял два запасных комплекта военного камуфляжа, один спортивный набор и разумеется легкий бронежилет. Из брони в доме ничего серьезного не оказалось к моему сожалению.

Собрав все то что показалось нужным и полностью забив большой туристический рюкзак, останавливаюсь прямо посреди комнаты, поняв одну вещь — мне нужно оставить после себя какое-то послание для Инны, если она вдруг здесь объявится.

Запустив компьютер и подключив к нему камеру, записываю длинное видео, где вначале просто благодарю ее за помощь, а потом максимально кратко рассказываю все что знаю про того британского лорда, ЧВК, корпорацию, а также некоторые свои догадки и мысли. О том, что собираюсь делать не говорю, мало ли кто увидит это, лишь сообщаю что ухожу, как и не называю Инну или Первого, обращаясь обезличено к смотрящему эту запись.

Вроде бы все сказал, что хотел. Еще несколько секунд смотрю в камеру, прогоняя в голове сказанное. Все. Выключаю камеру и дублирую запись на флэшку. Кладу ее на видное место и пишу записку лишь с одним словом — посмотри. Вторая копия записи осталась на компьютере, вытащил ее на центр рабочего стола, чтобы бросалась в глаза.

Разобравшись с этим, обесточиваю дом, отключая ветряк и солнечные панели. Закидываю здоровенный рюкзак себе на спину и выхожу наружу. Оказавшись на улице оглядываюсь на него. Мне было здесь неплохо, может когда-то и вернусь еще, хотя маловероятно. Почему-то накатила какая-то грусть.

Встряхиваюсь и направляюсь в сторону одной из дорог, на которые натыкался, когда гулял по окрестностям. Мне нужно найти рабочую машину, а то пешком я буду очень долго идти до Эстонии. Нужно преодолеть часть Польши, пройдя почти вдоль нее всей, затем еще Калининградскую область и только потом будет стена. Стена отделила центральную и западную Европу от остальной, начинаясь от побережья Балтийского моря на границе Литвы и заканчиваясь на побережье Черного моря.

Ее строили по прямой, стараясь как можно быстрее завершить. Ну и еще одна причина такого расположения была — почти все территории до нее уже кишели зомби и примерно по этой линии проходил военный фронт, который старались удержать со всех сил и не пропустить зомби дальше.

В каком мне направлении двигаться знаю, а если вдруг собьюсь с пути, мне всегда подскажет куда двигаться компас. Никакой карты у меня с собой к сожалению нет. В этом месте нет ни интернета, ни спутниковой навигации, а в доме не оказалось ни одного телефона или планшета, куда ее можно было бы загрузить. Все это не так уж и важно — главное я начал двигаться дальше и когда-нибудь достигну нужного мне места.

Час проходит за часом. Солнце неспешно клонится к горизонту. Нормальный человек дождался бы утра и тогда только отправился в путь, но мне без разницы. Я могу одинаково хорошо видеть, как днем, так и ночью. А усталость… мои физические возможности гораздо выше чем у обычного человека, так что могу пройти без отдыха очень много.

Продолжаю упорно идти по дороге, неспешно приближаясь к городку, не запомнил его названия. Небольшие поселения и до этого уже встречал, но все они были покинуты и рабочей машиной разжиться так и не удалось. Не забываю смотреть по сторонам и ментально прислушиваться к пространству, стараясь обнаружить хоть кого-то помимо зверей.

Уже в ночи добираюсь до более крупного города. Если и здесь не окажется нормальных машин, то я не знаю что буду делать. Это просто какое-то издевательство — столько попадалось домов, поселений, но все они, чтоб их, без машин на которых можно было бы куда-то уехать. Словно кто-то специально их все позабирал, чтобы мне не достались, оставив только такие, взглянув на которые становится понятно, что ездить они уже точно не смогут больше. Эх, эмоции эмоциями, но так-то понятно куда делись нормальные машины — все пытались убежать на чем только можно.

Оказавшись у первых домов города, улавливаю что город не так пуст, как казался издалека. Глубоко вдыхаю воздух. Зомби, не меньше нескольких сотен. Вот я и встретился с вами будучи уже не Зверем. Пора посмотреть на что я сейчас способен. Кровожадная улыбка сама собой наползла на мое лицо, а я устремился в город, туда где чувствую зомби. Где-то в глубине сознания начал просыпаться Зверь, прося выпустить его на свободу.

* * *
— Вызывали? — спросил мужчина в военной форме зайдя в кабинет генерала.

— Да, проходи садись. — ответил тот. — Расскажи мне какие результаты расследования по Зверю, времени прошло уже не мало.

— Я же вам регулярно предоставлял отчеты, в них отражена вся информация. — ответил мужчина, с легким сомнением в голосе. Он явно не понимал, зачем генерал вызвал его к себе и начал искать подвох.

— Озвучь мне основные результаты и выводы. — потребовал генерал, и было понятно, что он чем-то сильно недоволен.

— Зверя найти не удалось. Тех, кто стоял за его похищением тоже. Продолжаем проверку всех, кто был тогда в лаборатории и постепенно сужаем круг подозреваемых.

— Да? — спросил генерал таким тоном, что даже глухому стал бы понятно, что он в ярости. — Это что за херня?!

Почти прорычав последний вопрос, он повернул к сидящему монитор на котором отображался последний отчет того.

— Я могу все объяснить! — выпалил мужчина, только взглянув на экран монитора. — Это люди, в поведении которых обнаружили подозрительные моменты. Мы не утверждаем, что они замешаны в произошедшем. Просто они остались последними. Остальных пришлось отсеять по тем или иным причинам.

— Подробности.

— Смотрите. Отряд Первого зачем-то встречался несколько раз с человеком под рабочим псевдонимом Азара. Мы выяснили, что они последнее время довольно тесно общались.

— Еще бы, они не раз действовали совместно и прошли через многое. Не вижу ничего удивительного в этом. — прокомментировал генерал.

— Тогда дальше. Мы выяснили что Азара несколько месяцев работала в лаборатории и у нее был доступ ко всей информации по Зверю. Нам это показалось странным, но потом все же ее внедрение туда подтвердилось, она была направлена для контроля за обстановкой изнутри. С этой стороны все чисто, хотя нам до сих пор кажется странным что полевой агент вдруг был внедрен в какую-то лабораторию для такой плевой работы.

— Она вернулась с тяжелого задания и просила отпуск или что-то легкое. Ей пошли навстречу и выдали это задание. Дальше, я пока не слышал ничего, что позволило бы подозревать этих людей в предательстве.

— Азара встречалась с Первым за день до похищения. У нее был доступ ко всему в лаборатории, и она вполне могла загрузить вирус в систему безопасности. Она точно знала, когда что будет проходить, точно знала расписание охраны — у нее были все возможности организовать похищение Зверя. И она обладает необходимым опытом.

— И это все? — спросил генерал, смотря на своего подчиненного таким взглядом, что тот неуютно заерзал на стуле, начиная жалеть, что вообще прицепился к Азаре и отряду Первого, ведь ничего конкретного на них у него не было, лишь какое-то смутное ощущение, которое все его коллеги списали на усталость.

— Отряд Первого мог легко вывести Зверя из лаборатории. И в их алиби есть пустое пятно, когда никто не может сказать где они были. Отряд утверждает, что находился на месте, но… У них было предостаточно времени, чтобы помочь с похищением Зверя и укрыть его где-то. А потом их никто не проверял. Они были заняты вашей охраной, что выводило их на совсем другой уровень доверия.

— Этого недостаточно.

— Через два дня, по удивительному стечению обстоятельств, Азара и отряд Первого уехали в неизвестном направлении. Путь отследить не удалось, мы их потеряли в городе. Отряд Первого вернулся на следующий день, а Азара только спустя три дня. У всех были увольнительные и может показаться что ничего подозрительного нет, но это не так. Слишком много мелких деталей, которые позволяют нам сомневаться в их невиновности, слишком все подозрительно, очень много вроде бы случайных совпадений. Или же, они замешаны в чем-то другом.

— Или ты заработался и хочешь в отпуск. Этого все равно недостаточно, чтобы обвинить этих людей. Что Азара, что отряд Первого хорошо зарекомендовали себя. Зачем им похищать Зверя, тем более что они сами его доставили к нам?

— Может в этом и причина?

— То есть?

— Мы не знаем, аналитики выдвигают кучу версий и выделить какую-то одну пока что не удается.

— Где сейчас Азара и Первый?

— Азара продолжает работать в лаборатории, никто не отзывал ее оттуда. Ничего подозрительного больше не было. Отряд Первого перевелся в патрулирование Стены. Можно было бы отнести это к подозрительному, но об этом переводе они просили уже почти два месяца, устав находиться в тылу. Так что тоже ничего подозрительного.

— Их не трогать. У вас еще месяц, если результатов не будет, то забываете про них и разрабатываете другие версии. Мне нужны веские доказательства их вины, без них я не позволю трогать надежных людей. Свободен!

Стоило подчиненному покинуть кабинет, как генерал открыл тумбочку и достал оттуда бутылку коньяка. Налив немного в стакан, он опрокинул его содержимое в себя. Вся эта ситуация сильно действовала ему на нервы. А вечные проблемы с Сергеем Асовым начали уже бесить его. Иногда он думал, что лучше бы тот умер уже наконец и дело с концом.

Принять то, что проверенные не раз агент и отряд бойцов, могли по какой-то причине пойти на похищения Зверя, он не хотел. После всех проведенных чисток, у него и так осталось слишком мало надежных людей, которым можно доверить важные задания. И к надежным он по-прежнему относил отряд Первого и Азару, которые не раз зарекомендовали себя в таком качестве. Пусть в их карьере не всегда все было идеально, но они всегда выкладывались на полную делая все возможное для выполнения задачи.


Глава 5


Вдавив педаль газа до упора, несусь на машине по дороге, выжимая из нее почти максимальную скорость. Какое же это наслаждение, ехать по пустой трассе, когда на ней больше никого нет. Уверено держусь ее центра, все равно никто не оштрафует. Ну да, это же самое большое мое нарушение, не считая езды без водительского удостоверения.

Подходящую машину в том городе, на который набрел уже ночью, все же удалось найти. И она, на удивление, была даже целой, полностью рабочей и с полным аккумулятором, которого должно хватить на тысячу километров. Как раз, чтобы добраться до нужного места. И это почти настоящее чудо, после всех моих прежних попыток найти транспорт. То как я ее пытался открыть и завести лучше не вспоминать, без нейросети это оказалось весьма непростой задачей, а мои способности управления электроникой оставляют желать лучшего.

Мысли скачут с одного на другое, все равно в дороге больше не чем заняться. Бой с зомби в городе прошел в целом неплохо. Каких-то расстрелял издалека, проверяя свою меткость и навыки владения огнестрельным оружием. С другими разобрался в ближнем бою, проверяя на что способен физически. В основном старался действовать более чисто, орудуя клинками, а не разрывая противников на части. Удивительно, но тех несколько сотен зомби хватило ненадолго, кончились они неожиданно быстро, а ведь только разошелся.

А еще меня пугает Зверь. Во время сражения он рвался наружу, пытаясь перехватить контроль над телом. Что это такое? Раздвоение личности? Разум начинала заполнять безмерная ярость и желание любой ценой разобраться с зомби. Раньше такого не было. Точнее ярость и ненависть к зомби была, но не настолько сильная и заполняющая все собой. Будучи Зверем, я вполне отдавал себе отчет о том, что и как делал. Непонятно и пугающе все это. Мало мне исчезающих воспоминаний, так теперь еще и эта ерунда.

Если не просчитался и не свернул где-то не туда, то большая часть пути должна быть уже позади. Еще может несколько часов, и должен буду увидеть стену и побережье. Как буду пробираться за нее пока не придумал, нужно посмотреть, что и как там. Есть слабая надежда на то, что по воде стена не идет и ее можно будет обогнуть по ней.

Продолжаю думать то об одном, то о другом и слежу за дорогой. Где-то два часа, и я добрался до того места, где стена упирается в море. Странно, но за весь путь ни разу не встретил людей, даже их следов. Неужели эти территории в самом деле настолько вымерли, что за долгие часы пути мне не попался на глаза хоть один человек?

Подъехав к самому берегу рассматриваю опору-генератор силового поля, стоящую прямо в воде на расстоянии метров десяти от берега. Повезло, стена не уходит в море, заканчиваясь на этой опоре, и ее вполне можно обогнуть. Странно это конечно. Неужели зомби не могут пробраться на другую сторону по воде? Они могут утонуть? Почему-то от этой мысли стало смешно — так и представил, как зомби заходят в воду и тонут, суматошно махая руками. Разворачиваю машину и направляюсь вдоль берега выискивая лодку, вплавь я точно не собираюсь.

Еще сколько-то времени, может примерно полчаса, и мне на глаза попалась лодка. Останавливаю машину и сомнением рассматриваю находку. Без мотора, на веслах, но все же лодка. Оглядываюсь назад. В принципе здесь не так уж далеко плыть, так что можно и на этой.

Оставив машину прямо на дороге, только дверки захлопнул и мотор заглушил, загружаюсь в лодку, проверив ее перед этим на прочность и целостность. Повезло, вроде целая, нигде течи не видно. Отталкиваю ее от берега и сам запрыгиваю в нее. Хватаюсь за весла, примеряясь к ним. Я когда-нибудь вообще плавал так? Не помню, но кажется нет. Что ж, погребли.

Долбанный час мне пришлось грести, пока стена наконец оказалась позади. Первым порывом было сразу же причалить и сойти на берег, позабыв эту лодку как страшный сон. Но подумав, решил плыть дальше. Если не ошибаюсь, то относительно скоро должен быть город, а на лодке я доберусь до его быстрее чем пешком. И да, там же могут быть люди, не стоит упускать этот момент, а то что-то я совсем одичал уже и привык что вокруг никого нет.

И люди могут стать проблемой, большой. При построении своих планов, я как-то упустил тот момент, что непонятно как именно они будут реагировать на мою внешность. К сожалению, серая кожа и глаза стального цвета никуда не делись. И если глаза можно спрятать за очками, то что делать с кожей не представляю. Замазать тональным кремом? Так у меня нет его. Ладно, поживем увидим, мне бы вначале до них добраться.

И все же люди здесь есть. Надежды на то что тут никого все же не будет не оправдались. Подплывая к городу, стало понятно, что я не один на многие километры. Быстро сойдя на берег и оставив лодку позади, двинулся дальше уже пешком, внимательно вслушиваясь в окружающий мир и скрываясь в небольшом лесу растущем вдоль побережья. Откуда-то спереди доносится тихий гул, такой какой может издавать только живое поселение.

Еще минут пять, и я увидел его. Город точно переживает свое не самое лучшее время — слишком уж он выглядит обветшалым и чуть-ли вообще не заброшенным. Остановившись на границе лесочка, не спешу покидать его.

Несмотря на первое впечатление, город точно жив и там есть люди. Нужно замаскироваться и спрятать оружие, сомневаюсь, что местные обрадуются, увидев чужака, разгуливающего по улицам с оружием наперевес. Раньше точно сразу бы сдали полиции, а сейчас не знаю. Насколько изменилась их жизнь?

Полиция… с ней могут возникнуть сложности. Никаких документов у меня с собой нет, так что попадаться мне нельзя ни в коем случае. Лучше мне вообще избегать как-то их, не хочется вступать зря в бой. А здесь, по логике, должно быть много военных патрулей или чего-то подобного, кто контролирует стену, и чтобы зомби не прорывались через нее.

Ладно, с этим разберусь позже, пока отсюда никого опасного для меня не видно. Натягиваю на голову капюшон и прячу автомат в рюкзак, оставляя при себе только два пистолета под легкой курткой. Мне бы еще очки, чтобы спрятать глаза, но чего нет того нет. Придется стараться не поднимать голову и не смотреть ни на кого прямо.

Выхожу на дорогу и направляюсь к мосту, который идет через небольшой залив. Если правильно увидел, то другого способа перебраться на другую сторону поблизости нет. Разве что вернуться назад и на лодке сделать крюк, обогнув сушу и заплыв в этот залив, чтобы попасть в город. Внезапно меня осенило — да это же была знаменитая Куршская коса!

Пройдя по мосту, оказался на окраине города. Притормаживаю, пытаясь сообразить куда мне нужно дальше. Вдоль? Точно нет. Тогда вглубь, больше вариантов нет. Настороженно поглядывая по сторонам вхожу в город. Пока это место выглядит почти мертвым, если бы не доносящиеся звуки, то точно бы посчитал таким.

Ментально прощупываю окружающее пространство. По мозгам ударили десятки или даже сотни эмоций, вызывая боль. Слишком много! Стараюсь отгородиться от них. Фух, получилось. Разобраться в эмоциях не удалось, но одно я выяснил точно — люди здесь есть и не сказать, что их мало. Общий же настрой был… обычным, наверно. Точно не было много паники или гнева — такие эмоции хорошо ощущаются и в большом количестве заглушают собой все остальные.

Как бы это не было странно, но всем абсолютно пофиг на меня. Все заняты своими делами и до спокойно идущего человека им нет никакого дела. Некоторые удостаивали меня короткого взгляда, а другие даже и не смотрели игнорируя. Приняли за одного из жителей? Или может беженцы из-за стены не редкость у них? Как-то прояснять этот вопрос, занимаясь расспросами не спешу. Главное, что меня не трогают.

Пошлявшись по городу и послушав, о чем говорят, выяснил, что здесь даже ходит общественный транспорт. Редко, но ходит. И скоро должен быть автобус, идущий вглубь страны. Эта тема довольно популярна здесь и встретил как минимум групп двадцать людей, которые говорили про это. В основном обсуждалось в русле — а не свалить ли отсюда уже, но как ни странно, чаще всего подобное разговоры заканчивались тем что люди решали все равно остаться в городе. На то что каким-то образом сходу понимаю их язык, не обращаю внимания, принимая просто как факт.

Поехать на автобусе? Угнать здесь машину будет сложнее чем в прошлый раз и точно привлечет внимание. Как успел заметить, тут дорожат транспортом. И все же попробую поехать на автобусе. Пусть это будет дольше и рискованнее для меня, но если все получится, то удастся незаметно покинуть это место. Направляюсь к автобусной станции, где должна будет происходить посадка на автобус.

Удивительное дело, но им реально пофиг на странного чувака, скрывающего свое лицо. У тебя здоровенный рюкзак? Ты себя немного странно ведешь, избегая прямых взглядов и скрывая лицо? Да без разницы, держи свой билет и садись в автобус, не задерживай очередь. Куда делось человеческое любопытство и настороженность? Или здесь пережили нечто такое, что отбило все это? Смотрю в окно на удаляющиеся городские дома.

Стоило конечно мне еще заглянуть в магазин и разжиться тональником и очками, но как на зло все, которые попадались, были с покупателями, а долго торчать на месте и ждать, когда они опустеют, не рискнул. Так что пролетел я мимо очков и тонального крема. Но вроде бы и так пока все обошлось.

Чувствую, что проголодался, не ел ведь с прошлого дня. Оглянувшись по сторонам, понимаю, что всем по-прежнему пофиг на происходящее в салоне, все заняты своим делами. Замечаю, что некоторые люди в общем-то одеты весьма похоже на меня и тоже с рюкзаками. Так вот почему такое безразличие — я не выбиваюсь из общей картины. Закончив крутить головой, достаю часть припасенной еды и приступаю к трапезе.

Пять пересадок, почти сутки времени, и я добрался до Таллина. Все прошло на удивление легко и просто. По пути не раз попадались военные и полицейские патрули, но никого из них моя скромная персона не заинтересовала. Да я вообще никого не заинтересовал. Похоже зомби не способны кататься на автобусах и покупать билеты, поэтому на это толком и не обращают внимание, сосредоточившись на патрулировании территорий.

Обычные же люди… несколько раз им удавалось увидеть мое лицо, но кроме секундной оторопи это ничего не вызывало, затем как правило они отводили взгляд и тихо шептали про придурков шляющихся в стремном виде в общественных местах и пугающих нормальных людей. Неожиданная реакция на самом деле, но она значительно облегчила мне жизнь. Никто не был готов предположить, что я не совсем человек и просто относили к разряду фриков, почти сразу же выбрасывая из головы увиденное.

За все время моего небольшого путешествия, людей ни разу не проверяли и не досматривали их багаж. Зачем столько усилий бросили на патрулирование, есть же спутники, через которые гораздо проще контролировать обстановку? Наверно я чего-то не знаю. Впрочем, это сейчас и не важно. До Таллина я добрался, теперь необходимо найти нужного мне человека.

Сориентировавшись в городе, вспоминаю его примерную карту и прямиком иду к банку. Где же мне еще искать его хозяина как не в нем, тем более что сейчас еще рабочее время? Если его там не будет, то попытаюсь узнать где он может быть. Досюда зомби явно не добирались, город сохранился в том виде, в котором я его запомнил. Только людей стало значительно больше.

Подходя к банку, начинаю замечать, что вокруг что-то не так — вдруг резко стало слишком мало людей, а те что попадаются на глаза, будто спешат поскорее уйти отсюда. Ускоряю шаг, готовясь к неприятностям. Рука сама собой залезла под куртку и легла на рукоять пистолета, сняв его с предохранителя.

Дойдя до банка, останавливаюсь, не понимая, что могло напугать людей. На улице все тихо и мирно, даже слишком. Видно несколько пустых машин стоящих у тротуара, но на этом все. Берусь за ручку двери и тяну на себя. Заперто. Не понял, сегодня будний день, рабочее время, и точно не суббота, когда раньше у банка был выходной.

Неожиданно улавливаю приглушенный шум из-за двери. Активирую улучшенный слух и пробую расслышать происходящее там. Стреляют, причем много. Отойдя от двери на пару шагов, с сомнением смотрю на нее. А может мне не надо лезть сейчас внутрь? Ага, а вдруг там сейчас хозяин банка и его совсем случайно во время перестрелки убьют? Кто мне потом поможет с поисками Дэвиса? Как же я не люблю это отсутствие выбора…

Достаю автомат из рюкзака, и крепко схватившись за дверную ручку, со всей силы дергаю ее на себя. Кто крепче — ручка или замок? И все же ручка. Дверь распахнулась, а на асфальт посыпались металлические обломки. Заскакиваю внутрь и бросаюсь в сторону, где должен быть вход в туалет. На месте, никуда не делся за прошедшее время.

Затаившись в дверном проеме, осматриваюсь и пытаюсь разобраться что к чему здесь. Бой ведут две группы людей: одна засела у дверей, ведущих в помещения для персонала и хранилище, а вторая пытается пробиться сквозь них, рассредоточившись по залу и укрываясь за всем чем только можно, включая и поваленные банкоматы. И обе они не заметили моего появления, полностью поглощенные перестрелкой. Кто здесь условно хороший, а кто плохой? Кому помогать? Ничего не понятно. Нападающие в безликом военном снаряжении, а защитники постоянно прячутся за стеной и их толком не рассмотреть. Наверно те кто защищаются хорошие. А если нет, то им же будет хуже.

Оставляю рюкзак в туалете, он мне будет только мешать, и кладу поверх него снятую куртку. Затем создаю броню из нанороботов защищая тело почти до самого низа, только ноги ниже колена остались голыми. Перед тем как ринуться в бой, глубоко вдыхаю воздух, ощущая эмоции. Отчаяние, упорство, ярость, усталость — интересный коктейль получился. Если не ошибся, то защищающиеся вот-вот дрогнут и сдадутся, слишком устали и отчаялись. Мой выход.

Высовываюсь из дверного проема и начинаю стрелять в спины атакующим. Да, не благородно. Но кто говорил про благородство? На каждого трачу по несколько патронов, целясь преимущественно в головы, защищенные шлемами. И главное — падаю же ведь в них. Даже без нейросети я стреляю очень даже неплохо.

Кто-то успел среагировать на мое вмешательство и даже рискнул обернуться. Это зря конечно — защищавшиеся не упустили такого шанса и быстро добили таких смельчаков. Какой-то несчастный десяток секунд, и бой был завершен. Улавливаю эмоции облегчения и даже радости.

Сам радоваться не спешу, еще не понятно, как они отреагируют на меня. Покидаю свою укрытие и иду к охранникам. Сейчас хорошо видно, что они в форме охраны банка. Не ошибся в выборе — это радует. По мере моего приближения, они все с большей опаской смотрят на меня, но пока что ничего не предпринимают.

— Где хозяин банка? — спрашиваю у них, демонстративно держа автомат направленным в сторону. Для меня не проблема их перебить всех, но зачем лишние смерти, тем более что они не противники мне в данный момент?

— Внизу. — ответил один из них.

Значит во втором хранилище. В очередной раз ментально проверив округу, улавливаю новые эмоции, доносящиеся снизу. И набор эмоций весьма однозначный — там сейчас идет жаркий бой и одна сторона проигрывает, собираясь продать свою жизнь подороже. Вот дерьмо! Бросаюсь к лестнице вниз, пронесшись через дверь и сбив одного из охранников, попытавшегося преградить мне дорогу. Не до них сейчас.

Слетев по лестнице, застаю сражение в коридоре: одна фигура мечется между двумя другими, нанося им быстрые удары. Модификанты, причем все трое. И возможно шустрого я знаю, встречались уже при моем прошлом посещении этого места, он явно прокачан на скорость. А вот те двое, похоже, что на силу и возможно бронированность, слишком спокойно выдерживают все удары, и их габариты намекают на то что потрудились над ними на славу, в них роста метра два минимум.

Кроме этих троих вижу примерно десяток трупов в форме охраны и с оружием, разбросанных по всему коридору. Видимо они попытались остановить этих двоих и, судя по тому, что мертвы сейчас, неудачно. И по валяющимся на полу гильзам видно, что пострелять они успели неплохо. Только вопрос по кому стреляли и где трупы тех, в кого стреляли, сильно сомневаюсь, что охрана не смогли никого убить, ведь пострелять они успели немало?

Поднимаю взгляд на дверь хранилища. Хозяин банка там? Больше ему быть негде, если он вообще в банке сейчас. Нужно прорваться туда.

— Эй, ушлепки! — громко кричу, привлекая к себе внимание.

Один из двоих обернулся в мою сторону. Всаживаю в него длинную очередь из автомата, разряжая его. Глухой щелчок, сигнализирующий о закончившихся в магазине патронах, а противник стоит на прежнем месте как ни в чем не бывало. Кажется, я понял почему тут нет трупов нападавших.

Упс… Ничего больше подумать не успеваю — враг резко сократил разделявшее нас расстояние, а затем в меня будто врезалась стальная балка. Выползаю из-под лестницы, куда меня отбросил удар. Стукнул так стукнул, тут наверно и не очень крутой модификант помер бы.

— Эй, ушлепок, ты чего бьешь как девчонка? — кричу в спину уходящему противнику.

Тот быстро обернулся, а на лице промелькнуло неподдельное удивление. Отбрасываю в сторону бесполезный сейчас автомат и иду врагу навстречу. Пять метров между нами. Срываюсь к нему, резко ускорившись. Шаг в сторону, его кулак проносится мимо. А он бьет быстро, значит еще модифицирован на скорость. Не сдерживая силу наношу серию ударов в его бок и голову, которые так удобно раскрылись. Замечаю, что действую как-то слишком быстро, а все вокруг замедлилось. О, это я усиление активировал. И даже не заметил когда. Вроде бы пока что не спешу разваливаться от нагрузок, нужно воспользоваться этим.

Осыпаю врага ударами, пытаясь превратить его в отбивную, но пока что-то эффект не заметен. Уклонившись от очередного удара, бросаюсь ко второму, который наседает на шустрика и буквально выношу его из коридора, пробив им стенку и выбросив в соседнюю комнату.

А вот зря я увлекся вторым противником. Задницей почуяв приближающуюся опасность, начинаю оборачиваться, но опаздываю — мощный удар прилетает в голову, отправляя меня в долгий полет. Торможу об дверь в хранилище. Блин, больно бьет. Замечаю, что ускорение понемногу сходит на нет, а враги начинают двигаться с нормальной скоростью, а не замедленно.

— Да кто ты такой?! — прокричал один из двух бугаев, после того как я снова поднялся на ноги, держась рукой за свою голову. Она хоть и в броне из нанороботов, но удар все равно вышел чувствительным.

Храня молчание, опять кидаюсь к нему, пока второй чего-то застрял в комнате, куда я выбросил его. Проносясь мимо дыры в стене, понимаю почему он там до сих пор — шустрик решил не упускать такую возможность и пытается взять реванш, скача вокруг него и осыпая ударами, используя при этом все что попадется под руку.

Поднырнуть под удар здоровенного кулака, провести серию ударов, разорвать дистанцию. Ты титановый что ли, сволочь? Уже все кулаки отбил об него, а ему хоть бы хны. Похоже пора переходить к более радикальным вариантам.

Мысленное усилие, и броня с нижней части туловища исчезла, превратившись в клинки на руках.

— А как тебе это? — спрашиваю вслух, в очередной раз подскакивая к врагу.

Несколько быстрых ударов, и его одежда окрасилась кровью. Ну хоть что-то его берет. Не успеваю обрадоваться успехам, как меня схватили за плечо и швырнули в стену, пробив ее. Эй, мы так не договаривались, это моя прерогатива кидаться людьми в стены! Шутки шутками, но это было неприятно.

Упорно поднимаюсь на ноги и снова вступаю в бой. А мой враг ускорился: двигается и наносит удары значительно быстрее, чем раньше. Так, пора заканчивать, пока он не преподнес еще какой-то сюрприз. Рискую, и сокращаю дистанцию до минимума. Принимаю несколько его ударов на жесткий блок, стараясь при этом остаться на месте, а не улететь куда-то назад, а затем атакую в ответ. Раскрыться, взмах клинками, и они встретились с его шеей. Зря, зря ты меня так близко подпустил. Еще миг, и его голова отделилась от тела. Наконец-то.

Слышу грохот из комнаты неподалеку. Точно, там же еще один. Ворвавшись туда, застаю картину избиения. Шустрик все же попался и оказался зажат в углу, где вертелся словно уж, пытаясь избежать хотя бы части ударов.

Без зазрения совести пользуюсь ситуацией и атакую противника со спины. Удар по позвоночнику. Клинок ушел в сторону наткнувшись на что-то очень прочное. Удар по шее, и голова отлетела прямо на шустрика. Тот же не удержался на ногах и рухнул на пол, а сверху его придавило упавшее обезглавленное тело. Да вы издеваетесь…

Хватаю тело и оттаскиваю в сторону. А оно тяжелое, сотни две килограмм точно будет, если даже не больше. Кого же я только что завалил? Это точно были очень сильные модификанты. Неожиданно чувствую в себе удовлетворение, вот только оно не мое, а Зверя — он доволен произошедшей схваткой и пролитой кровью. Кстати, в этот раз он особо не мешал, влезая с сильными эмоциями, в отличии от прошлого боя с зомби. Он так реагирует только на них?

Хватаю охранника за руку и поднимаю на ноги, разумеется перед этим убрав клинки, прирезать я его пока не планирую. На нем нет живого места, настолько сильно он избыт, но на ногах как-то стоит и даже пытается сделать вменяемый вид. Правда получается у него это откровенно плохо. Но вот каким-то чудом он все же сосредоточил свой взгляд на мне.

— Где хозяин банка?

— В… хранилище. — ответил он и собирался махнуть рукой в нужную сторону, но силы его покинули, и он упал прямо на месте где и стоял.

Хрен с тобой, не сильно-то ты мне нужен, даже наоборот. А так… живой вроде. Устраиваю его удобнее, привалив спиной к стене. Больше ничего для него сделать сейчас не могу. Выхожу из комнаты, возвращая клинок на одну из рук.

— Я тебя вспомнил… ты ограбил нас… — слышу тихий голос.

Дергаю дверь хранилища на себя. Не открывается. Только не говорите мне что она заперта, у меня нет времени грызть ее нанороботами. На всякий случай толкаю ее от себя, продолжая нажимать на ручку. Она поддалась и бесшумно приоткрылась. Оу… бывает, что тут еще можно сказать.

Приоткрываю ее шире и заглядываю внутрь. В целом хранилище не сильно изменилось, если не учитывать тот момент, что в нем все разбросано. Никого не увидев и ничего не услышав, кроме тяжелого дыхания, распахиваю дверь полностью. Сразу замечаю двух людей. Один знаком мне, видимо тот самый хозяин банка, а вот второй нет. И хозяин избитый стоит на коленях, а незнакомый мне человек держит у его головы пистолет. Надеюсь я успел.

Перешагиваю порог. Под ногой что-то предательский хрустнуло, а вооружённый человек развернулся ко мне и не раздумывая выстрелил.

— А если бы убил? — задаю глупый вопрос, а сам быстро приближаюсь к нему.

Он пятится и продолжает стрелять, но пистолетные пули не пробивают броню из нанороботов. Еще шаг, удар по руке с пистолетом, и отрубленная кисть отлетает в сторону. Очередной удар, и следом за кистью отправляется голова.

А не поторопился ли я, вдруг он нужен был живым хозяину банка? Что уж теперь… поздно. Убираю клинки, перегоняя их в броню и поднимаю хозяина банка с пола, где он до сих пор валялся, упав сразу как я ворвался сюда.

— Ты еще кто такой? — спросил он, посмотрев на меня поразительно трезвым взглядом. — Стоп, я тебя узнаю, это же ты…

— Ограбил тебя когда-то. — заканчиваю за него фразу.

— Тебя здесь только не хватало. И какого дьявола тебе нужно от меня?

— Всего лишь одна небольшая услуга. — отвечаю ему, усмехнувшись про себя.

— Хорошо, я должен тебе. — ответил он. — Это может подождать немного? Мне надо решить несколько вопросов и избавиться от мусора. И ты не видел моего охранника?

— Видел, отдыхает в соседней комнате. Сильно побит, но жив.

Успеваю заметить промелькнувшее облегчение на его лице, которое быстро сменилось обычным выражением.

— Это все были? — спрашиваю, кивнув на труп.

— Да. — раздалось в ответ, а сам хозяин банка уже обыскивал труп что-то выискивая в его карманах.

Убираю броню из нанороботов, экономя энергию, а то уже появился легкий голод, и непонятно, когда я смогу нормально поесть, так что стоит по экономить.

— Ебать! — вырвалось из хозяина банка знакомое ругательство, когда он посмотрел на меня без брони. — Ты что за херня такая?

Стараюсь не засмеяться, слишком уж красноречивое выражение лица у него. Он так усердно держал покерфейс все это время и сейчас его прорвало.

— Не ссы, не зомби я. — отвечаю на русском, раз он перешел на него. Не ожидал, конечно, что хозяин банка будет русским, или во всяком случае достаточно хорошо знать русский, матерится он на нем очень неплохо.


Глава 6


Стою у окна гостиничного номера и наблюдаю за входом в гостиницу, вид на который открывается отсюда. Совсем скоро должен подъехать хозяин банка и наконец-то поделиться тем что ему удалось узнать. Он настоял на личных встречах, опасаясь передавать такую информацию по телефону или интернету.

Город полный людей. Как же отвык от такого. Одичал, по-другому и не сказать. Одно дело, когда я был в пути, и совсем другое, когда на одном месте долгое время. Кругом кипит жизнь: ездят машины, ходят и говорят люди. Постоянно куча звуков доносится отовсюду. Усиленный слух лучше не активировать без особой надобности, а то он стал у меня какой-то слишком нежный. Врубил уже разок. Или как-то перестарался или еще что-то, но чуть не оглох. А ведь при обычном слухе казалось, что вокруг тихо.

Кроме слуха не стоит особенно увлекаться и ментальными способностями. Всего лишь чуть больший радиус охвата и головная боль обеспечена. Да у меня голова даже начинала болеть от обычной попытки почувствовать эмоции. Слишком уж много их тут, начинаю зашкаливать, иначе и не сказать. Так что все время, проведенное здесь, тренировался, стараясь приспособиться под новые условия и понять, что могу. Тем более, что в этом плане, место было очень удачным — гостиница как никак, и в ней много народа, на котором можно пробовать свои силы.

Бросаю взгляд на часы. Время еще есть, он сказал, что будет к двенадцати часам дня, сейчас же еще только половина двенадцатого. Быстрее бы уже, а то достало сидеть взаперти. Уже три дня терпеливо нахожусь тут, почти никуда не выходя, хорошо, что хоть интернет есть. Так что коротаю время свободное от тренировок, рыская по сети в поисках как нужной мне информации, так и просто изучая обстановку. И как бы это не было обидно, но ничего важного или интересного по главному вопросу выяснить не удалось. Эх, мне бы сюда Арти…

После нашей первой встречи хозяин банка, который так и не назвал свое имя, поселил меня в гостинице и попросил дать ему время решить свои проблемы и заняться моим вопросом, который я ему озвучил сразу же не откладывая на потом. Вначале все ждал подвоха, что он или кинет меня, или натравит кого-то. Но как не странно, похоже он решил выполнить договор и отплатить за свое спасение.

За это время он один раз навещал меня сам и раз присылал своего охранника, уточняя некоторые детали. Во время визита удалось немного разговорить его и узнать, что за ерунда была тогда в банке. И ответ оказался прост и связан со второй деятельностью банка в роли хранилища для разных вещей и не всегда законных. Точнее даже почти всегда незаконных. Кто-то решил ограбить это теневое хранилище и этот кто-то хорошо подготовился.

Если бы не мое вмешательство, то у них все бы получилось. В тот момент, когда я вошел в хранилище, главный среди грабителей пытался что-то узнать от хозяина банка. Что именно, тот не рассказал, осветив все в общих чертах и не вдаваясь в подробности.

Он вообще оказался весьма скрытным человеком, выдавая возможный минимум информации. Будь она про него лично или же про что-то другое. Хотя это применительно только к информации, касающейся его, если же спросить что-то нейтральное, то мог поведать и подробности. Правда много времени пообщаться у нас не было.

Но нужно признать, в ответ от меня он не требовал ничего и не просил рассказать что-нибудь о себе или что-то в этом духе. Все вопросы были исключительно по делу. Хотя уверен, что ему очень бы хотелось расспросить меня о том кто я такой, о моих возможностях. Это прям сквозило в его эмоциях, но он сдерживался.

Как бы не было странно, но он совсем не злился на меня, если так можно сказать, что я раньше ограбил разок хранилище. Как понял, не малую роль в этом сыграло то что я все вернул и в итоге он смог выйти сухим из воды. Меня после этого все равно искали, но уже вяло, тем более что прошло слишком много времени и почти все заказы на меня были уже отозваны. А недавнее спасение все перевесило на мою сторону, так что про то ограбление все старательно забыли. Во всяком случае так утверждают мои ментальные способности и просто интуиция.

Переключаюсь с воспоминаний на реальность, заметив, что ко входу в гостиницу подъехала машина. Вижу, как из нее вышел хозяин банка в сопровождении своего неизменного охранника, который поразительно быстро оклемался после заданной ему трепки, уже на следующий день оказавшись на ногах.

Еще три минуты, и в дверь моего номера постучали. Вот этот момент и настал, сейчас узнаю получилось ли что-то выяснить хозяину банка или нет и весь мой путь и ожидание были напрасными.

— Открыто. — громко говорю, на всякий случай смещаясь за кресло и берясь за пистолет. Лучше быть готовым ко всему.

Дверь открылась и через нее вошел хозяин банка, охранник же остался снаружи.

— Вот. — с ходу произнес он и бросил на стол какой-то пакет. Затем прошел дальше и сел в кресло, не обращая внимания на меня.

— Что там?

— Документы с твоей рожей. Не весть что, но большую часть вопросов смогут снять. Твой же внешний вид в них указан как результат неудачной модификации. — ответил он, обращаясь ко мне на «ты». Мы вообще как-то сразу перешли на «ты», может сыграло свою роль то что оба говорим на русском или может что-то другое. Мне было без разницы как к нему обращаться, ему видимо тоже.

— Спасибо. — благодарю его. Ведь про документы я не просил, это была его инициатива, когда он узнал, что я тут полностью нелегально и у меня ничего нет. — Что по моей просьбе, ты смог найти его?

— Это было непросто. Человек, которого ты ищешь оказался весьма скрытным, да еще в придачу и востребованным специалистом. Ты знал, что он официально работает на армию НАТО?

— Знал. А ты нет? Ты же сам его нанимал для моих поисков.

— Этим занимался не я сам, просил знакомых из армии, а где они его нашли меня тогда не интересовало, другим знаешь ли был озабочен.

— Ладно, проехали. Давай дальше, так что ты выяснил?

— Последнее известное место его нахождения — это Варшава.

— Что он там забыл, она же за стеной на территории зомби?

— Заказ у него там был. Если мне правильно сообщили, он должен был кого-то там найти. В городе долго держали оборону местные, выстроив вполне эффективную защиту. Так что, когда он туда отправлялся там еще были живые люди.

— Что сейчас там происходит?

— Не знаю. — ответил он и пожал плечами. — Город перестал выходить на связь неделю назад. Причины этого неизвестны, по последним сеансам связи у них все было нормально.

— А когда Дэвис туда отправился?

— Месяц назад.

— Что-то долго он там…

— Я смог выяснить только это. Больше он не появлялся, и никто его не видел. Заказ он не закрывал.

— Есть еще какая-то информация?

— Нет. Разве что… он отбыл в Варшаву в одиночку, но хорошо снарядившись, даже легкий экзоскелет был у него.

— А ты немало узнал.

— Хорошо иметь нужных людей в должниках. Мы с тобой в расчете?

— Полностью. Надеюсь ты не сдашь меня прямо сейчас, и я смогу покинуть город?

— Конечно. Хотя идея заманчивая, пока искал нужного тебе человека, наткнулся и на тех, кто ищет тебя. Ты что сделал что за тобой гоняется вся разведка ОДКБ? Правда ищут тебя в основном на своей территории, к нам пока не заглядывают, разместив лишь информацию о вознаграждении за тебя или сведения о тебе.

— Оказался не в том месте и не в то время.

— Классика. Ладно, я пошел. Удачи тебе, ты вроде мужик не плохой, не смотря на наше первое знакомство. Надеюсь тебя больше не увижу.

— И тебе удачи. — произношу, смотря ему в спину.

Когда дверь за ним закрылась, выхожу из-за кресла и сажусь в него, кладя пистолет себе на колени. И вот спрашивается нахрена я перся так далеко сюда? Знал бы, сразу пошел в Варшаву, тем более что это было относительно близко, ближе чем до Таллина и точно ближе чем до Таллина и обратно. Ладно, что-то я скатился в пустое брюзжание. Не приехал бы сюда, то и не узнал бы где искать Дэвиса.

Мне нужно в Варшаву. Придется опять проходить за стену. И лучше я проверну это уже известным мне способом. Так что возвращаюсь обратно, тут меня больше ничего не держит. Быстро собираю свои вещи. Только в рюкзак они теперь не влезают, пришлось достать баул и в него тоже упаковывать.

Раз я оказался в цивилизации и была возможность докупить нужное, то я не стал ее упускать, затарившись через хозяина банка, который был совсем не против помочь мне с этим. С деньгами же проблем не было, взятый с собой сполна хватило и еще остались.

Прикупил комплект брони по серьезнее, чем имеющийся бронежилет. Я же не могу постоянно держать в активном состоянии броню из нанороботов, а пули имеют свойство прилетать внезапно. Так что лучше таскать на себе дополнительный вес, который в случае чего даст мне нужное время. Так же взял планшет с подробной картой и еще кое-каких мелочей, в виде патронов или более лучшего оружия, пусть и все под тот же распространенный патрон. От старого избавляться не стал, частично разобрав его и распихав в баул и рюкзак.

Собравшись, оглядываю номер, у меня не так много всего, чтобы случайно что-то оставлять. Кто знает, вдруг конкретно это мне понадобиться потом. Ничего не забыл. Выхожу на улицу.

Чуть не сталкиваюсь с охранником хозяина банка на выходе из гостиницы. Успеваю среагировать и обхожу его, двигаясь дальше. Сомневаюсь, что он ко мне спешит, мы же с его боссом все вопросы уже решили.

— Подождите. — донеслось мне в спину.

Оборачиваюсь к нему, вопросительно смотря. Что ему надо, неужели шел все же ко мне?

— У босса к вам предложение. Вам же нужно за стену перебраться? Он предлагает вам прыгнуть с самолета. Тот будет пролетать за стеной, до вашей цели не долетит, ну за стеной окажетесь.

— Что он хочет в ответ?

— Ничего. Если согласны, садитесь в машину. — ответил он и кивнул на машину.

Ловушка? Как-то подозрительно это все. Глубоко вдыхаю воздух и стараюсь максимально сузить радиус действия ментальных возможностей, чтобы уловить эмоции только охранника и его начальника, сидящего в машине.

Хм-м, ничего подозрительного, нет волнения или еще какой-нибудь эмоции, которая могла бы указать на то что здесь что-то не чисто. Раз так, то почему бы и не принять предложение, тем более что это сэкономит мне время и избавит от части возможных проблем, которые могут возникнуть при прежнем плане преодоления стены?

— Хорошо. — говорю охраннику и открываю дверцу машины, залезая внутрь.

— Рад что вы приняли мое предложение. — произнес хозяин банка, перейдя вдруг с чего-то на официальный тон, когда машина тронулась с места. — Сейчас мы едем к аэродрому. Самолет вылетит в ближайшее время.

— В чем подвох? Зачем вам ради меня гонять самолет?

— Не ради тебя. Самолет полетит по своему маршруту, но ему ничего не мешает взять пассажира и сделать небольшой крюк. Подвоха нет. Я просто сопоставил то что ты скорее всего двинешься в Варшаву, раз нужный тебе человек последний раз засветился там, и то что я могу помочь тебе. Вот только про самолет напомнили мне поздно, когда уже сел в машину и отъехал отсюда.

— И все же, не верю, что ты сделал это просто так.

— Ну, скажем так, это мелочь, но возможно когда-то и ты мне снова сможешь помочь, кто знает, как жизнь повернется, сейчас ни в чем нельзя быть уверенным. Я, к примеру, никогда не подумал бы что еще раз увижу тебя, и ты мне спасешь жизнь.

— Сделаю вид что поверил. — отвечаю, усмехнувшись и принимая его объяснения.

Может он конечно говорит и правду, но почему-то слабо верится. Явно же что-то задумал, но раз по исходящим от него эмоциям это ничего плохого для меня, то и заморачиваться пока не буду. А может я себе зря накручиваю, и он на самом деле по озвученной причине решил помочь? Сижу в удобном кресле и смотрю на проносящийся за окном город.

Дорога до аэродрома заняла час. Когда мы вырулили ко взлетной полосе, увидел на ней небольшой винтовой самолет. Выглядит вполне современно, не какой-то разваливающийся кукурузник, на котором бы было страшно летать с первого взгляда. Машина затормозила около него, и хозяин банка вышел наружу. Вылезаю следом за ним.

— Сделаешь крюк и сбросишь его вот здесь. — сказал он пилоту, показывая какое-то место на карте.

— Понял, без проблем. — ответил ему пилот и полез в самолет. — Пассажир, грузись давай, взлетаем через две минуты.

— Он тебя сбросит за стеной недалеко от Варшавы, тебе останется километров сто, может немного больше. Еще глубже он завернуть не сможет.

— Без проблем. Спасибо. — благодарю хозяина банка, пожимая протянутую руку.

Попрощавшись гружусь в самолет. Внутри он переделан под полу грузовой — есть только три пассажирских кресла, а остальное место отведено под грузы.

— Закрой дверь, взлетаем! — крикнул мне пилот.

Выполняю указанное и сажусь в одно из кресел. Двигатель сильнее загудел и самолет тронулся с места набирая разгон. Мне же стало как-то неуютно. Весь мой опыт полетов на самолетах весьма скуден и не сказать, что положительный. В первый раз мне пришлось прыгать из него без парашюта, пусть и в тяжелом экзоскелете. Во второй раз его вообще взорвали.

Надо было уточнить момент до погрузки на этот самолет, а ту вдруг опять парашют для меня не предусмотрен. Как-то я не уверен, что смогу пережить падение с него, а проверять очень не хочется. Прошлая такая проверка закончилась не совсем благоприятно, пусть я и выжил.

Когда самолет оторвался от земли и набрал высоту, отстегиваю ремни безопасности и иду к пилоту.

— Сколько нам лететь? — спрашиваю, войдя в кабину.

— Полтора часа, может немного больше, летим не по прямой, поэтому дольше. Я тебе сообщу, когда будем на месте. — отозвался пилот.

— Как мне прыгать?

— Да так и прыгай, чего спрашиваешь. Моя задача тебя доставить до нужного места, а что и как дальше делать — это уже твои заботы

— Парашют есть?

— Неа. — беззаботно ответил пилот.

Вот блин, попал так попал… Пытаюсь сообразить, что мне делать. Прыгать я точно не хочу.

— Да расслабься, есть парашют. Мне босс сказал, я взял для тебя. Правда он не гражданский, а армейский. Взял какой был. Ты пользоваться умеешь им?

— Теоретически. — отвечаю, быстро пытаясь вспомнить что нам давали в учебке про это и очень сильно надеясь, что именно это не окажется забытым.

— Он там лежит, можешь посмотреть пока время есть. — произнес пилот, махнув рукой в сторону грузового отсека. — Все, вали, не мешай мне. Если будут вопросы бери наушники, они висят около кресел.

Отставляю пилота в покое, возвращаясь обратно и ища там парашют. Найдя, внимательно рассматриваю его. Выглядит знакомо. Про такие нам точно давали теорию, в небо нас тогда никто не пустил опробовать их на практике. Главное, чтобы он раскрылся, остальное как-нибудь переживу.

Через гарнитуру связи прошу пилота предупредить меня минут за десять до подлета к нужному месту и усаживаюсь в кресле, смотря в иллюминатор на проносящуюся внизу землю. Ни о чем не думаю, погрузившись в странное состояние — сижу и просто смотрю наружу.

— Пассажир, скоро подлетим. — раздался в наушниках голос пилота.

Отлипаю от иллюминатора. Кажется, я умудрился задремать. Раскрываю баул и начинаю облачаться в броню, состоящую из бронежилета, шлема, налокотников, переходящих в наручи и наколенников, переходящих в поножи. Солидная короче броня такая, с ней справится даже не каждый человек, скорее нужно быть модификантом на силу как минимум чтобы спокойно носить ее. Следом надеваю разгрузку, вооружаюсь и распихиваю запасные магазины и гранаты по карманам, освобождая баул. Снарядившись по полной и прибрав за собой, надеваю рюкзак себе на живот и парашют на спину. М-да, я уже себя чувствую неуютно, а что будет дальше?

— Время. — донесся крик пилота.

Подхожу к двери и открываю ее. Глянув вниз, делаю шаг назад. Мне страшно. Земля отсюда такая далекая, мне лететь и лететь до нее. Вижу вдалеке большой город, наверно это нужная мне Варшава. Активирую броню из нанороботов покрывая ею ноги, руки и лицо, без защиты осталась только грудь, но там толстый бронежилет. Решаюсь и делаю шаг вперед, выпрыгивая из самолета.

Адреналин гуляет по крови. Земная поверхность все ближе и ближе. А мне нравится — это чувство свободного падения, воздух бьющий в лицо, который ощущается, не смотря на броню. Собираюсь с мыслями, перестав страдать ерундой, а то пропущу нужный момент и размажусь тонким слоем по земле.

Раскрыть парашют. Убедиться, что купол полностью раскрылся. Медленно спланировать на землю. Пилот не обманул, он и в самом деле оказался армейским, как он только оказался у него. Касание ногами твердой поверхности. В кувырок не ухожу из-за рюкзака спереди. Зараза, не удержался. Падаю на землю и сбрасываю с себя парашют. Фух, вроде бы все, приземлился. Теперь можно убрать броню из нанороботов.

Поднимаюсь на ноги и надеваю рюкзак на спину. Парашют оставляю валяться прямо тут, все равно он мне не нужен больше. А мне все же охренеть как повезло, приземлись я метрах в ста позади и угодил бы на деревья, а так попал на поле. Долбанный ветер, который начал сносить меня к лесу.

Осмотревшись по сторонам, разворачиваюсь в ту сторону где видел крупный город и иду туда. Не знаю Варшаву я видел из самолета или нет, но мне надо в том направлении. Путь не близкий, но за сегодня дойти должен даже если не буду спешить. Располагаю автомат удобнее, так что бы можно было быстро начать стрелять из него, и начинаю прощупывать окрестности ментально. Людей здесь много не должно быть, так что справлюсь.

Встречающиеся на пути населенные пункты обхожу стороной, даже не смотря что в них. Идея разжиться машиной неплоха, но лучше не буду привлекать внимание к себе, а одинокая машина на дороге точно его привлечет. А вот путник, идущий еще и напрямик по полям привлечет значительно меньше. К чему такая скрытность? Так непонятно что происходит в Варшаве, лучше перестраховаться, тем более что время у меня в целом есть, десять часов особой роли не сыграют, надеюсь.

Странное дело, сколько иду, а это уже часов пять, но не обнаружил ни зомби ни людей, все вокруг будто вымерло, даже в поселениях. Ладно еще люди, но зомби? Впечатление, словно кто-то зачистил их. В ментальном плане стоит полнейшая тишина.

Еще шесть часов быстрого шага и впереди наконец показалась Варшава, если верить указателю на дороге. Наконец я дошел, а то уже начал даже жалеть, что решил обойтись без машины. Пробегаюсь взглядом по ближайшим домам. Вокруг полнейшая темень, но мне это не сильно мешает, даже наоборот в данном случае помогает — легче будет заметить жилые территории по горящему там свету. Если не ошибаюсь, это еще не совсем Варшава, а один из ее сателлитов, пройду через него и тогда будет уже сам город. И отсюда это место выглядит нежилым.

Добраться то я добрался, а вот как найти нужного мне человека? Ну, для начала было бы неплохо вообще найти живых людей, а потом уже посмотрю по ситуации. Продолжаю идти дальше, расширяя радиус ментального охвата в надежде наткнуться на кого-нибудь.

* * *
В богато обставленном кабинете находилось пятеро мужчин: его хозяин сидел за столом, а остальные расположились в креслах.

— Что у нас с проектом? — спросил сидящий за столом.

— Отстаем от плана. Зомби сильно изменили ситуацию.

— Что с ними, решение проблемы найдено?

— Нет. Идет их уничтожение, распространение остановлено стеной из силового поля и укрепленными блокпостами на участках где это возможно. Какого-то другого решения пока что не найдено, идет разработка биологического и химического оружия, но они показывают низкую эффективность, зомби слишком быстро адаптируются к ним.

— Проект вышел на финальную стадию? Началось тестирование на гражданских?

— Нет. Из-за угрозы зомби они хуже подвергаются воздействию. Если только перейти к жестким мерам для быстрого результата, но тогда все всем станет понятно.

— Хорошо, продолжайте постепенно обрабатывать их. В армии все по плану?

— Да, после проведенной корректировки проект работает нормально, сбоев, как в Новом Пскове, больше не было. Даже стрессовая обстановка из-за зомби никак не повлияла на проведенное внушение. Мы немного изменили задаваемые параметры, сделав внушение менее заметным пока что, при необходимости можно будет скорректировать. Русские что-то узнали и начали рыть в этом направлении.

— Что с кстати с ними, удалось развернуть проект на их территорию?

— Нет, влияние минимально. Они тщательно блокируют все подозрительное, то же самое применительно и к их союзникам. Такая же проблема возникла с Китаем.

— Плохо. Тогда что с войной, нам нужно ускорить ее протекание? Времени остается все меньше.

— На материке она остановилась, мы потеряли всех союзников, они заняли нейтральную позицию. В космосе, в воздухе и на воде столкновения продолжаются. Но общий темп боевых действий значительно снизился.

— Нужно ускорить. Заставьте наши европейских союзников поддержать нас.

— Не получится, они сильно пострадали от зомби. Если только на полную мощность использовать проект, но тогда его влияние будет очевидным, а этого мы пока что хотим избежать.

— Ваши предложения?

— Подождать. Нужно продолжить разработки в рамках проекта и искать решение проблемы с зомби. Когда их не станет, то можно будет не так заметно надавить на наших союзников в Европе, принудив их к участию в войне.

— Хорошо. Но у нас максимум полгода, дальше затягивать нельзя будет. — согласился с говорившим хозяин кабинета.

— Есть еще кое-что. — произнес один из присутствующих.

— Что такое?

— Ваш парень.

— Мой парень? — не понял сидящий за столом про кого идет речь.

— Да, Асов Сергей, тот которого вы сильно хотели устранить. Он еще пропал в Париже, а потом его следы окончательно затерялись, после всего произошедшего в том городе.

— И что с ним?

— Он жив. Его ищет вся разведка русских и их союзники. За что именно — это неизвестно, но видимо он чем-то сильно зацепил их.

— Где он?

— Неизвестно.

— Вот же живучий гаденыш. Пока никого не посылайте на его поиски, но внимательно следите за всем касательно него. Назначьте вознаграждение за информацию о нем. Подождем пока он где-то объявится, сейчас же искать его бесполезно. — произнес хозяин кабинета, подавив навязчивое желание послать на поиски парня всех, кого только можно.

Эта мания, зацикленность уже начали пугать его самого. Ну подумаешь, крайне живучий и похоже везучий парень, который узнал то что не следовало. Но дальше же он не продвинулся, вообще пропав непонятно куда на многие месяцы после Парижа.

Что произошло в том городе до сих пор остается загадкой для всех. Есть отчеты и доклады руководству военных и ученых располагавшихся там, но из них не составить целостной картины и есть подозрение что докладывали они далеко не все. Точнее даже не подозрение, а уверенность, особенно насчет последних нескольких дней, когда в городе явно что-то происходило, но от располагавшихся там людей приходили лишь общие отчеты без каких-либо подробностей, которые могли бы пролить свет на ситуацию.

Выживших же, которых можно было допросить и прояснить ситуацию, не осталось — все, кто хоть что-то знал погибли в непонятной атаке в метро. В живых остались только те, кто толком ничего не знал, в основном гражданские и немного военных которых оставили для их охраны.

Чем была вызвана эта атака? Что заставило людей пойти на это самоубийственное дело? Расследование продолжается до сих пор, но ответов оно очевидно уже не найдет. Почти все следы были уничтожены зомби, которые нагрянули в город извне.

Удалось только выяснить, что зомби, которые были в городе, по непонятной причине погибли. Что находилось в метро и что пытались уничтожить военные — осталось неизвестным. В метро прибывшим группам почти не удалось углубиться, по неизвестной причине что-то там привлекало к себе зомби какое-то время. А когда все же попали внутрь, то там почти ничего не осталось.


Глава 7


Людей в Варшаве найти получилось довольно быстро. Стоило только немного зайти в сам город, как сразу же обнаружил их ментально. Это не было какое-то убежище или временный лагерь. Нет, кто-то организовал наблюдательный пост, который контролировал одну из крупных дорог ведущую в город.

И если бы не ментальные способности, то и я бы возможно попался им на глаза. Для чего он организован? Хороший вопрос, на который я пока что ответ не нашел. Решил не выходить к ним, а обойти и получше разобраться в происходящем, ведь этот пост организован больше против людей чем зомби. Зомби зачастую по дорогам не ходят, они предпочитают поля и леса. И это вызывает некоторые сомнения.

Обойдя тот пост, углубился в город, осторожно крадясь по нему и внимательно проверяя округу ментально и визуально. Первое время натыкался только на наблюдательные посты, густо разбросанные по окраине города. И интересный момент — все они организованы так, что с улицы их практически незаметно, если не знать что они там есть и целенаправленно не искать их, то обнаружить почти невозможно.

Чем глубже заходил в город, тем больше начало попадаться небольших убежищ. Несколько дней потратил только на то чтобы с большего обойти город и составить карту постов и убежищ. Странно здесь все как-то. Эти посты постоянные, причем часть из них следит за угрозой снаружи города, а вот другая направлена на контроль обстановки внутри города. Опасаются появление зомби в черте города? Но как они там окажутся, если подходы уже контролируются? Тогда напрашивается только один вариант — они не хотят, чтобы кто-то вырвался из города.

И все бы ничего, это можно было бы списать на местные особенности, если бы не складывалось стойкое впечатление, что все это направлено против людей, а не зомби. Что же здесь происходит? Пока ходил, ничего совсем уж такого странного заметить не удалось.

Люди как люди, живут своей немного странной жизнью, но на фоне того что было в Париже все выглядит не так уж и ненормально, просто зомби оставили свой след в распорядке дня местных. А в целом, быт у них вроде бы поставлен неплохо: город постоянно патрулируется, наведываются в магазины, в которых еще что-то осталось, и выносят оттуда все, каких-то конфликтов не видел ни разу.

Так ничего не обнаружив, засел около одного из небольших убежищ и начал внимательно следить за ним: кто живет, как живут, распорядок дня, эмоции — в общем за все чем только мог. Еще одна странность — в городе куча небольших убежищ, но особенно крупных, централизованных нет, как было в том же Париже. А такие по логике должны быть, ведь их проще оборонять от зомби. И с зомби связана еще одна непонятность — их здесь попросту нет, сколько ходил ни разу не наткнулся на них. Так и хочется спросить — какого же хрена здесь происходит?

С одной стороны, люди здесь как люди, если бы не одно, но — кое-что в них меня насторожило при более внимательном изучении. Если точнее, то их эмоции в ментальном плане — какие-то они не такие, слишком блеклые что ли и это сложно заметить, когда они не по одиночке. Я поэтому вначале и не обратил внимания на эту особенность, ведь обнаруживал их в основном в составе групп и тогда мне было главным просто заметить их, а не разбираться сколько их там и так далее.

Как бы это не звучало, но даже зомби иногда ощущаются ярче, чем люди здесь. Если они поодиночке, то могу даже случайно ментально не заметить. А так не должно быть, люди всегда ощущались гораздо ярче, сильнее. Пришлось серьезно перестраиваться, чтобы никого не пропустить.

Кто-то приходит, кто-то уходит — ничего интересного, посижу еще несколько часов и буду перемещаться к другому убежищу, может там удастся что-нибудь высмотреть. Если же и там будет глухо, тогда пойду на контакт и что будет то будет. Провожаю взглядом группу людей, вышедших из убежища и направившихся в сторону центра города.

Стоп. Присматриваюсь к ним внимательнее. Эта группа отличается от тех что видел раньше, здесь будто конвоируют кого-то. Пять безоружных человек идут в окружении десятерых вооруженных. Попыток сбежать не предпринимают, послушно двигаются куда указывают. Может показалось?

Проверяю ментально их. О-па, а вот это интересно. В ментальном плане от этой группы идут более яркие эмоции. Сосредотачиваюсь и стараюсь выделить от кого конкретно идут нормальные эмоции. Занятно, если не ошибся, то от тех, кого конвоируют. Срочно снимаюсь с места и выбегаю на улицу, следуя за этим отрядом. Нужно проследить куда они идут, здесь точно происходит что-то интересное.

Полчаса слежки, и они подошли к одному из более крупных убежищ, разместившихся в бывшем муниципальном здании. Остаюсь на улице, на расстоянии ментально стараясь отследить происходящее там. Подходить ближе нельзя, могут засечь, а удобных позиций для наблюдения как на зло нет.

Активирую дополнительно улучшенный слух. Вот прибывшая группа зашла внутрь — слышны тихие переговоры и скрип двери. Больше расслышать ничего не удается. Чтобы не торчать прямо посреди дороги, укрываюсь в одном из зданий, стоящих неподалеку.

Еще полтора часа ожиданий, и группа вышла из убежища. Чуть не пропустил ее — яркие эмоции пропали, став блеклыми у всех. Все интереснее и интереснее. Покидаю дом и иду следом за вышедшими, стараясь подобрать удобное место, чтобы посмотреть на них. Пока что у меня два варианта — или тех с яркими эмоциями оставили в убежище или же с ними что-то сделали.

Найдя подходящее место, забираюсь в дом и смотрю на мимо проходящую группу. Тот же состав, и это значит второй вариант — с ними что-то сделали, как-то заглушили эмоции. Накачали какой-то наркотой? Внимательно всматриваюсь в них.

Идут нормально, все теперь при оружии. Ничего не понимаю, на обдолбанных в сопли они не похожи, а иначе эмоции вряд ли бы смогли так заглушить. Глубоко вдыхаю воздух, стараясь как можно четче ощутить эмоции мимо проходящих.

Обычные эмоции, только сильно приглушенные. Не похоже, что они испугались произошедшего или как-то переживают по этому поводу. Мне нужно больше информации, тут происходит явно что-то необычное. Провожаю этот отряд до их убежища и убедившись, что они вернулись в него, направляюсь к тому куда водили людей с яркими эмоциями.

Почти сутки наблюдений. За прошедшее время в это убежище приходило около двадцати групп людей с яркими эмоциями, которые выходили оттуда уже приглушенными. Как и почему это происходит понять не удалось, как бы я не старался. Несколько раз даже неотрывно вел парочку людей с нормальными эмоциями, тщательно отслеживая все изменения.

Не было никакого страха, паники или удивления. Вообще ничего не было выходящего за рамки их обычных эмоций. Просто в один момент они теряли свою яркость и становились еле ощутимыми. И так со всеми без исключений. Разобраться с тем как гасят эмоции не удалось. И как прояснить этот вопрос пока не представляю, разве что ворваться туда, но с этим лучше не буду спешить.

Раз не вышло с этим, то нужно теперь пойти от обратного и попробовать понять, как и почему у людей эмоции становятся яркими. Блин, мне нужно искать Дэвиса, а я какой-то ерундой страдаю ни на шаг не приблизившись к нему. Вот только что-то мне не хочется к местным выходить пока не разберусь в происходящем здесь хоть немного. И за кем мне следить, у кого эмоции становятся яркими? Это случайные люди или есть какие-то определенные критерии? М-да уж, без понятия.

Так и не приняв окончательное решение насчет дальнейших планов, двинулся к убежищу, за которым наблюдал раньше. Заняв удобную позицию, принялся терпеливо ждать, полностью сосредоточившись на своих ментальных способностях.

Разделил все эмоции по владельцам, нашел отличительные признаки — проделал титаническую работу, чтобы можно было быстро понять кто именно стал ярким, как я обозвал людей с нормальными эмоциями. Пока возился со всем этим открыл новые грани своих возможностей. Раньше я и не подозревал, что смогу так разделять эмоции из общего потока, да еще каким-то образом отличать их владельцев. У каждого человека оказались свои уникальные черты эмоций. Сложно это объяснить даже самому себе, все на уровне интуиции, но главное что работает же.

Два дня ожидания, одна вылазка в ближайший еще до конца не разграбленный магазин за чем-нибудь съедобным, и мое терпение было вознаграждено. Посреди ночи в убежище неожиданно появилось аж десятеро ярких. Слежу за их эмоциями, реакцией. И ничего, никаких изменений в этом плане. Ни страха или удивления, абсолютно ничего. Может только появилась у одного из них эмоция грусти, но она была настолько мимолетной, что утверждать точно не могу.

На утро их всех отвели под охраной на процедуру гашения эмоций, откуда они потом вернулись обратно уже блеклыми. Посмотрев, как они зашли в свое убежище, разворачиваюсь и сваливаю подальше, и так слишком долго крутился здесь, удивительно как еще меня не заметили. Я конечно благодаря ментальным способностям всех избегаю, но все же… Еще что опять странно — я тут уже не один день, а столкновений с зомби в городе не замечал, как и самих зомби. А ведь они стягиваются к людям, даже если местные перебили всех в округе, должны были прийти новые из других мест.

Так, что я узнал? А ничего, время только впустую потерял. Выяснить, как и почему люди из блеклых становятся яркими так и не удалось. Почему их делают опять блеклыми тоже, как и технологию самого этого процесса. Вот угораздило же меня в очередной раз вляпаться в какое-то дерьмо, по-другому и не сказать. Почему здесь просто не могло оказаться дохрена зомби и погибающих людей которых нужно спасти? Все было бы настолько проще…

Петляя по городу, замечаю, что за мной кто-то упорно следует. Можно было бы списать на совпадение, мало ли куда нужно местному, но я несколько раз резко сменил свой маршрут, а он продолжил неотрывно двигаться следом. Засек его только благодаря менталу, преследователь держится на большом расстоянии и обнаружить его сложно другими способами. Только не понятно, как он знает где я нахожусь, ментальных способностей то у него нет. Небо осмотрел, дронов там нет. На мне маячков тоже не должно быть, свои вещи я нигде не оставлял, нося с собой, сам ни с кем не встречался вблизи.

Разворачиваюсь и двигаюсь навстречу преследователю, раз не получается оторваться от него, то посмотрим что за он. Покрываю тело броней из нанороботов, готовясь к бою. Будет дополнительный сюрприз нападающим, если это какая-то засада — броня практически незаметна со стороны из-за всего надетого на меня, даже голова полностью скрыта шлемом и маской. Следовавший за мной остановился на месте прямо по среди улицы, как только я направился в его сторону. И вот откуда он узнал? Выхожу к нему, держа автомат наготове. Он один, никого больше поблизости не чувствую и не слышу.

Прощупываю его эмоции. Блеклый. Страха, злости или паники не ощущаю, только слабое волнение улавливаю. Держа его на прицеле, подхожу ближе. Стоит опустив руки, сам одет в военную одежду, вооружен карабином, но он висит на спине. Не похоже, что он собирается в меня прямо сейчас стрелять.

Когда между нами осталось метров пять, останавливаюсь и продолжаю изучать мужика, не забывая про ментал. А то что это не женщина — точно.

— Я хочу поговорить. — первым подал он голос.

— Говори. — отвечаю ему.

— Не здесь, скоро патруль будет. Нужно уйти отсюда.

— Нет.

После моего ответа, волнение в его эмоциях усилилось и вместе с ним появилось нарастающее отчаяние.

— Это важно, пожалуйста. — попросил он.

— Хорошо, веди. — поколебавшись, все же соглашаюсь.

Ему что-то очень сильно нужно от меня. Ну а мне интересно как он меня выследил, я же вроде нигде не наследил и избегал всех людей, обходя их на расстоянии. И как бы плотно не ходили тут патрули и не были расставлены посты, людей осталось слишком мало для полного контроля такого города.

Мужик кивнул и развернувшись побежал в сторону ближайшего дома. Двигаюсь следом за ним, не выпуская его из виду. Перед входом в подъезд, он сбавил скорость и оглянулся на меня. Затем медленно вошел внутрь, оставаясь постоянно на виду. Поднявшись на третий этаж, он вломился в одну из квартир. Захожу следом за ним, не спеша убирать броню из нанороботов, вдруг там будет засада, а так скорее всего смогу гарантированно пережить неожиданную атаку и перебить там всех. Вот только ментал упорно молчит, больше никого не засекая…

— Спасибо, что пошел за мной. — поблагодарил он меня, устроившись на кухне квартиры и поглядывая в окно.

— Что тебе нужно? — спрашиваю у него, не спеша опускать автомат.

К местным у меня очень настороженное отношение. Вот были бы они нормальными людьми в ментальном плане, тогда вопросов бы было гораздо меньше. Но пока что конкретно этот человек никакой враждебности не проявляет, да и квартира оказалась пустой, не смотря на мои опасения.

— Твоя помощь.

Вопросительно смотрю на него, ожидая продолжения.

— Ты же не местный, пришлый?

— Да.

— Сколько ты здесь?

— Несколько дней.

— Ого, неплохо. — произнес он с непонятным набором эмоций. Там было и восхищение что ли и удивление. Неужели эти эмоции вызваны тем что я незамеченным пробыл здесь какое-то время? Все указывает на это. Непонятно.

— Что это значит?

— Ты удивительно долго шастал по городу, не попавшись ни одному патрулю или посту.

— Но ты же меня как-то обнаружил

— Случайность, и не совсем я.

— А кто? — спрашиваю, а ментально улавливаю какую-то неправильность в нем. От него будто ушел ментальный импульс куда-то во вне, словно он отдал кому-то команду.

Стоп, я же похожим образом воздействовал на зомби! Врубаю ментал на полную, расширяя радиус охвата как можно больше. Кроме эмоций пытаюсь почувствовать вообще всех живых существ. Того что переклинит не сильно боюсь, в местных условиях для этого нужно слишком много людей или других живых существ, а ни тех ни других в больших количествах я здесь не видел. Кого-то засек, быстро приближается к нам, был неподалеку. Не человек, эмоции уловить не могу. Он уже около дома.

Отхожу в сторону, становясь в угол кухни и держа на прицеле и непонятного мужика и двери. Двадцать секунд, и сюда забежала собака. А вот сейчас не понял, она не ощущается как зверь, скорее, как зомби… странный зомби, которого смог почувствовать только почти в упор. Но собака зомби? Она выглядит как обычная живая собака, может крупная порода или смесок, но ничего особенного.

— И что это такое?

— Он тебя обнаружил, унюхал. — ответил мужик, гладя собаку, а та радостно виляет хвостом и ластится к нему.

— Допустим. Для чего это все?

— Мне нужно твоя помощь. Ты вообще знаешь, что здесь происходит?

— Без понятия.

— Я так и думал. Никто снаружи не знает, он хорошо все обставил, все у него под контролем.

Смотрю на мужика, совершенно не понимая про что он говорит.

— Видишь это? — спросил он и закатал рукав, показывая свою руку.

На ней видны следы уколов и потемневшая кожа вокруг них. И что мне это должно сказать?

— Он колит нас своей дрянью, чтобы мы подчинялись ему.

— Кто он? Что за дрянь? И что ты хочешь от меня? К чему этот разговор?

— Я хочу, чтобы ты помог мне, всем нам. Ты не под этой дрянью, а значит сможешь убить его.

— Кого его? — продолжаю задавать вопросы. Со стороны это наверно выглядит как разговор двух полудурков.

— Он был ученым до появления зомби, биологом каким-то, если не ошибаюсь. Когда же появились зомби, он начал изучать их и в итоге создал свою дрянь. Тогда было тяжелое время, мы пытались выжить любыми способами, а он дал нам дополнительный шанс. Его дрянь дала нам силу, выносливость, лучшую регенерацию и главное — нас перестали чувствовать зомби. Мы быстро зачистили город и округу, организовали оборону. А когда настало спокойное время, то проявились побочные и неизвестные нам до этого свойства его дряни.

— Какие?

— Во-первых она как наркотик, нужно регулярно колоться, иначе потом становится плохо, те кто давно используют ее и попытаются вдруг соскочить могут умереть. Во всяком случае так нам сказал он, никто на себе проверять не захотел, дожидаясь максимум первых признаков ломки. Во-вторых, оно сделало из нас рабов, полностью подчиненных ему. Не знаю как, но из-за нее мы не можем нанести ему какой-либо вред. Выяснилось это случайно, когда несколько человек решили убить его, а в итоге умерли сами, так ничего и не сделав. И в-третьих, почти все слушаются его, не думая даже о сопротивлении, эта гадость сделала что-то с ними, подавила волю что ли.

— Имя у этого ученого есть?

— Да, Лех Войчик.

— Ты сказал, что то, что вам колют, подавляет волю. А нет ли среди вас тех, на ком это не совсем срабатывает и их регулярно отводят на получение новой дозы? — спрашиваю у него, сопоставив то что выяснил сам и его рассказ. Если совпадет, то будет очень интересно.

— Да, только их и водят регулярно. Остальные получают дозу гораздо реже. Как он говорит, у них отторжение его препарата и поэтому нужно часто делать новые инъекции.

— А не проще убить таких?

— Он бы с радостью сделал так, но тогда даже покорные ему могут взбунтоваться, а свою власть терять он не хочет. Убить его они не смогут, но осложнить жизнь очень даже.

— И какой толк будет от того что я убью этого Леха Войчика? Я еще не согласился, это гипотетический вопрос.

— Не будет больше этой дряни. Только он знает, как ее изготавливать, никому не доверяя этот секрет. Умрет он и мы станем свободны. Возможно кто-то погибнет, но остальные станут нормальными людьми и смогут наконец-то уйти отсюда.

— Допустим соглашусь. Я так понимаю у тебя есть план, раз ты ко мне вышел. Это кстати еще один вопрос — как ты это провернул. Собака — это прекрасно, но ты же не хочешь сказать, что общаешься с ней? Я точно знаю, что никто близко ко мне не подходил, а значит ты как-то узнал от нее где я и кто я.

— План есть. Мы давно все продумали, но выполнить не можем, нужен тот в ком нет этой дряни. А насчет собаки… Это одна из редких побочек препарата Войчика — я связан с ней и могу общаться мысленно, образами. Сама она результат еще одного эксперимента Войчика.

— Только с ней можешь так общаться?

— Да.

— Интересно…

Похоже их безумный ученый смог искусственно развить в этом мужике ментальные способности, пусть сильно урезанные и ограниченные только этой собакой, если это существо можно еще так назвать. Зато теперь понятно, почему она так странно ощущается. Кстати, возможно он и в себе их развил, это бы объяснило полное подчинение ему многих. А вот у подобных этому мужику, видимо какой-то иммунитет или возможно собственные природные ментальные способности, благодаря которым они не попали под полное влияние Войчика.

С чего я взял, что этот мужик из таких? Так, если верить его рассказу, полностью подчиненные не нашли бы меня, не пошли на контакт и точно бы не стали пытаться уговорить на убийство этого ученого. Зачем им это? Если только… это все не одна большая ловушка. Но для чего такие сложности, когда проще было бы устроить банальную засаду на меня, а не городить вот все это? Пока буду считать, что он из сопротивляющихся, тех кто судя по всему периодически становятся яркими.

— А куда делись все зомби? Я нигде не видел даже их трупы.

— Все идет в его лаборатории, живые или мертвые.

— Кстати, а как мне тебя звать, и кто ты такой, явно же не простой местный житель?

— Вацлав. А кто я такой… это не важно сейчас, главное, что я хочу избавиться от Войчика.

— А фамилия?

— Это не важно. А тебя как?

— Призрак. — говорю ему прозвище данное натовцами мне.

— Тебе подходит. — ответил он, усмехнувшись.

— Мне будет нужна от тебя ответная помощь, если договоримся и я помогу.

— Что нужно?

— К вам в город, примерно месяц назад, должен был прибыть один человек, он тут кого-то искал.

— Месяц назад? За это время много кто приходил. Есть какие-то подробности?

— Да, он был в легком экзоскелете, военный, одиночка. Ты сказал, что много кто приходил, куда они делись?

— Не помню такого. Я могу поспрашивать у своих, возможно кто-то про него слышал. А про пришлых — обычно их хватают, колют дрянь и оставляют здесь. Кого-то отпускают, делая видимость того что у нас здесь все отлично. Кто-то же успевает что-то понять или почувствовать и пытается оказать сопротивление — таких убивают.

— Сколько тебе нужно времени?

— Хотя бы день.

— Тогда завтра в это же время на этом же месте. Я пока обдумаю твое предложение, а ты поищи нужную мне информацию. Выбора у тебя все равно особого нет, я нужен тебе.

— Идет. — сразу же согласился Вацлав, даже не задумавшись. Неужели я ему настолько сильно нужен? На что я в очередной раз подписался?

Попрощавшись, расходимся в разные стороны. Иду к убежищу, около которого еще толком не был, обнаружив его мимоходом. Пока есть время понаблюдаю за ним, заодно пережду какое-то время в доме, располагающемся неподалеку от него, мне же не обязательно визуально наблюдать, хватит и ментала.

Надеюсь Дэвис окажется не среди тех, кого убили и Вацлав сможет меня вывести на его след. Ну а то что придется убить Леха Войчика… что тут поделаешь, бывает, я почему-то к этому уже стал относится спокойнее, особенно если все рассказанное мне правда.

Хотя стоп, планы слегка меняются. До того, как встречусь завтра с Вацлавам, надо попробовать найти подтверждение или опровержение его словам. И только ментальным наблюдением я тут явно не обойдусь, придется действовать более грубо и заметно.


Глава 8


Сутки пролетели катастрофически быстро. Казалось я только-только распрощался с Вацлавам, как пришло время идти опять на встречу. Эти сутки потратил с пользой, стараясь проверить то что он сообщил мне. Не сказать, что это было просто, пришлось пойти на риск и ряд экспериментов, но оно стоило того.

Вначале, как и хотел, немного понаблюдал за очередным убежищем, но ничего нового так и не узнал. Зато понял, что я ничего не добьюсь за короткие сроки, если буду продолжать в таком духе — наблюдениями ничего нового не получится выяснить, все что можно было рассмотреть на расстоянии я уже увидел. Пришлось переходить к другому более рискованному плану. Начал целенаправленно рыскать по городу в поиске одиночек или хотя бы небольших отрядов в несколько человек, но не больше.

И мне даже повезло, довольно быстро наткнулся на одинокого мужика, который шел куда-то по своим делам. Тогда-то передо мной и встала новая проблема — как мне узнать то что нужно, при этом не засветившись по полной перед ним? Или же не париться, допросить, а потом прикончить, спрятав где-то труп? Оставлять в живых, если он запомнит мое лицо, как бы мне не хотелось, нельзя. А он запомнит, еще бы. Скрыть лицо? Нет, все равно сам факт допроса он запомнит и сообщит кому не надо. Вырубить и оставить где-то? Опасно, могут найти.

После размышлений все же отбросил этот вариант, я же не ограничусь только одним этим мужиком, мне нужно несколько источников информации. И ладно если пропадет кто-то один, а когда уже несколько человек… то это точно вызовет подозрения, а я по-прежнему хочу, чтобы все было тихо до тех пор, пока мне не придется раскрыться. Нужно придумать что-то другое.

Возникшую проблему получилось решить с помощью ментальных способностей. Я же могу внушать эмоции? Так почему бы и в этот раз не провернуть что-то подобное, запугав мужика до такой степени, что он не будет почти ничего соображать и видеть? К сожалению, подменить то что он видит на нужное пока не в моих силах, как и порыться в его воспоминаниях, а было бы неплохо. Но и такой вариант в теории должен неплохо сработать. А вот как на практике…

Придумано, сделано. Ударил по мужику сильной эмоцией страха, которая буквально парализовала его. Потом вышел к нему и начал задавать вопросы. Не знаю кого или что он видел вместо меня, но он успел обмочиться и обгадиться, пока отвечал дрожащим голосом и делал все что я прикажу. В процессе допроса продолжал на него ментально давить, вытесняя все другие эмоции страхом и пресекая любые попытки сопротивления или сбежать.

Узнав все что получилось, отправился дальше, оставив мужика в покое и перестав мучить его. Стоило прекратить внушать ему страх, как он тут же упал на землю, закрыв руками голову. Пришлось вернуться и проверить его. Был живым, пусть и в странном состоянии. Кажется, я случайно свел его с ума.

От осознания сделанного кольнуло что-то в глубине души, но я быстро отогнал возникшее чувство вины. Да, получилось нехорошо, но зато это вряд ли вызовет подозрения — он же живой, а может еще даже и придет в себя. А определить почему он тронулся умом никто не сможет, как и связать это со мной. М-да, как-то я зачерствел, слишком спокойно начал относится к подобному.

Еще пятнадцать отловленных одиночек в разных частях города. Каждый раз действовал по одной и той же схеме: ударить сильной эмоцией, затем допросить. Кого-то страх парализовывал, кто-то начинал убегать, но это все равно не помогало ему, кто-то даже пытался пристрелить меня. Но так или иначе я добивался своего и узнавал нужное. Не все сходили с ума, но многие, внушаемый страх был слишком сильным, но слабее нельзя было, проверял, тогда они еще могли воспринимать реальность трезво. Другие эмоции тоже нельзя было использовать, эффект не тот получался.

Так сутки и пролетели: пока найдешь, пока обработаешь, пока допросишь. И в итоге все рассказанное Вацлавам подтвердилось. Конечно, всплыли новые подробности, но общая картина оказалась именно такой, как он обрисовал.

Ученый Войчик, его препарат, регулярные уколы, захват власти и так далее. Новые детали касались в основном разных не особо важных мелочей, вроде объема инъекций, их регулярность, побочек и так далее. Каждый человек, как ни странно, знал что-то новое и с превеликой радостью делился этим со мной лишь бы я оставил его в покое и исчез. Занятно, что Войчик многое и не скрывал, полностью уверенный в своем контроле над людьми.

С одной стороны, это радует — Вацлав рассказал мне правду, не обманул, я реально ему сильно нужен, но вот с другой… сама ситуация в городе пугает. Какой-то ученый, его препарат, контроль над людьми, их усиление препаратом и к этому всему нужно добавить еще опыты над зомби. С чем же мне придется столкнуться, когда я соглашусь? А я соглашусь, мне нужна информация о Дэвисе, а допрошенные конкретно про него ничего не знали, но самого факта прихода новых людей в город не отрицали, как и того что с ними происходило потом.

Так что насколько сильно я необходим Вацлаву, настолько же сильно похоже он нужен мне. Пока что я сталкивался только с гражданскими, избегая патрули и посты. Местные же военные должны быть другими, значительно опаснее, исходя из полученной информации. Вот только все это больше похоже на обычные байки, слишком нереально выглядит, а конкретного ничего выяснить не удалось. Но тем не менее отмахиваться от этого нельзя, может оказаться очень неприятным сюрпризом.

Эх, отловить бы такого одного военного и хорошенько расспросить, но увы, в отличии от обычных жителей они по какой-то причине перемещаются только отрядами. Хотя казалось бы — они на своей территории и должны быть более расслабленными и неосторожными. Напасть же на целый отряд — это значит во всеуслышание заявить о себе и своих враждебных намерениях. Ну или я просто не наткнулся на таких одиночек, несмотря на тщательность поисков, город все же большой и охватить его целиком ментально я не могу. Да я даже и не пытался, опасаясь последствий.

Перестаю по кругу обдумывать все что узнал и сомневаться в принятом решении — время сомнений прошло, я уже почти дошел до нужного места. Увеличиваю радиус ментального охвата, улавливая эмоции. Где-то в стороне засекаю патруль, но он не сюда движется. Обнаруживаю и одного живого человека на том месте где должна состояться встреча.

И что-то не нравится мне в этом человеке. Определить Вацлав это или нет не могу, при прошлой встрече не разбирался тщательно в его эмоциях и не выделял их уникальные черты. Почему-то в эмоциях человека сквозит волнение и опасение. Он будто боится чего-то. Отрезаю эмоции, стараясь ощутить живых существ. Больше никого не засекаю там, даже его собаки. Активирую броню из нанороботов и морально собравшись быстро дохожу до нужного дома и поднимаюсь в квартиру.

Внутри все как и было при прошлом посещении. Вацлава обнаруживаю на кухне, это оказался все же он.

— У меня мало времени. — произнес он, как только я вошел.

— Что-то случилось?

— Да, но это сейчас не важно. Я узнал про того человека, которым ты интересовался. Был здесь такой.

— Был? — спрашиваю, похолодев внутри. Неужели все это было зря и мне придется прибегнуть к помощи Инны?

— Можно и так сказать. Его забрали в лабораторию Войчика, оттуда он не выходил. Жив он или мертв, тоже не знаю.

— Где эта лаборатория и для чего его забрали?

— Вот это я тебе скажу потом. Сначала помоги, а только после этого я сообщу тебе все остальное.

Смотрю на Вацлава, борясь с желанием ударить по нему эмоцией страха и вытянуть все что нужно, а если понадобиться, то применить дополнительно и обычные пытки. Кем бы он ни был, такое он скорее всего не выдержит. А то что он кто-то непростой — не сомневаюсь. Но, есть одно, но — я хочу попробовать помочь местным жителям, так что ментальные и физические пытки Вацлава пока что откладываются.

— Я согласен. Что нужно делать?

— У тебя есть карта города?

— Да. — достаю и протягиваю ему планшет с картой.

— Тебе нужно сюда, там тебя встретят мои друзья и сообщат все остальное. — произнес он, поставив метку на карте и вернув мне планшет.

— Почему ты сам не можешь этого сделать?

— У меня нет времени. — быстро сказал он, выбегая из квартиры.

Смотрю ему вслед. Это что за спешка такая? Проверяю ментально округу. Все спокойно, никого нет, только Вацлав убегает. Именно убегает, а не быстро уходит. Подозрительно это все. Не задерживаясь на этом месте, выпрыгиваю прямо через окно на улицу и припускаю в противоположную сторону, стараясь как можно быстрее оказаться подальше.

Мало ли, кто знает местных, вдруг они, к примеру, ударят ракетой по тому дому. Бредовая конечно мысль, откуда у местных ракета, но суть верная. А так как я слабо себе представляю их возможности, стоит ожидать всего чего угодно, вплоть до той самой ракеты.

Отбежав в соседний квартал, заскакиваю в первый попавшийся дом и укрываюсь в нем, следя за округой и пытаясь понять причину такой спешки Вацлава. Чтобы там не должно было произойти, меня теперь не зацепит сразу и если что успею сбежать. Если только это не будет что-то, что разнесет несколько кварталов. Но применять подобное в городе? Нет, вряд ли.

Прождав час, так ничего и не замечаю. Никаких людей, подходящих к тому дому, никаких взрывов или еще чего-нибудь странного или настораживающего. Да даже никто рядом не проходил, только патруль разок по соседней улице, но это не считается. И теперь вопрос — а в чем собственно была причина спешки Вацлава? Он просто куда-то торопился? И пока все указывает на это, как бы странно не было. Настолько торопился, что не смог уделить мне еще минут пять и хоть что-то объяснить? А ведь я пришел вовремя, как и договаривались, он должен был рассчитать время, если ему еще куда-то нужно.

Тщательно вспоминаю все что видел и чувствовал, пытаясь найти хоть какой-то намек на причину такого поведения Вацлава. Единственное на что сейчас обратил внимание, хотя первоначально упустил — это яркость эмоций Вацлава, они уже не были совсем блеклыми, но еще и не стали яркими, какой-то промежуточный вариант. Никогда с таким не сталкивался. Может он поэтому так спешил, его должны были отвести на процедуру гашения? Но почему его эмоции были в таком состоянии, а не стали сразу яркими, как у тех, кого видел раньше? Он чем-то отличается от них?

Поняв, что ничего здесь не произойдет, достаю планшет и ищу на нем отмеченное Вацлавам место. Идти туда или не стоит? Как же все это начинает нехорошо выглядеть — странное поведение Вацлава, отправление меня якобы к его друзьям… Хотя если так подумать, то что они смогут мне сделать, если буду в броне из нанороботов, да еще и под усилением? Разнесу там всех и вырвусь. Значит решено — схожу туда, посмотрю, что приготовили. Покидаю дом и иду к отмеченному месту, не забывая смотреть по сторонам.

Странно как-то, никаких засад или иных неожиданность — город живет своей жизнью, ничего в его распорядке не поменялось, даже патрули ходят, как и раньше. Может я зря себя накручиваю и никакой западни на меня нет? Или же она будет на месте встречи? Но почему меня тогда не перехватят раньше, к примеру, сразу после встречи с Вацлавам или даже во время нее? Хотят гарантированно поймать, с поличным? Так, стоп, нужно перестать параноить, что будет то будет, все равно решил же что пойду, а то этими поисками подвоха только зря накручиваю себя и выдумываю разные безумные варианты.

Разглядываю издалека дом, в котором должен встретиться с друзьями Вацлава. Сам в это время укрылся в одном из магазинов, очень удачно выходящем своими окнами в нужную мне сторону. У входа в него никого не видно. Ментально чувствую только трех людей внутри, вокруг же как минимум на километр никого.

Сосредотачиваюсь и разбираю эмоции, исходящие от людей — волнение, легкое опасение, нетерпение. Не похоже это на ловушку, слишком мало людей. По эмоциям же определить невозможно, в целом такие могут быть и у тех, кто сидит в засаде и у тех, кто просто ждет кого-то. Покидаю магазин и подхожу к нужному дому, продолжая быть настороже и ожидая нападения в любой момент.

Оказавшись около входной двери, активирую броню из нанороботов и переключаю автомат на автоматический огонь. Трое внутри здания начали перемещаться, явно обнаружив меня. Пройдя внутрь, натыкаюсь на одного из них, стоящего напротив входа и направляющего на меня автомат.

— Призрак? — спросил он.

— Да. — отвечаю ему, отслеживая перемещения остальных.

Один зачем-то поднялся на второй этаж, второй же находится где-то сбоку на этом этаже. Подняв взгляд, вижу в потолке пролом, рядом с которым ощущается только что остановившийся человек. Вопрос зачем второй поднялся туда снят, он сможет неожиданно расстрелять меня сверху. Точнее попытается, они же не знают, что со мной не все так просто и их уловка не сработает как должна в данном случае. Это, конечно, если я правильно догадался.

— Дитрих сказал зачем ты здесь? — спросил все тот же мужик, назвав незнакомое имя.

— Дитрих? Не знаю такого.

— А кого ты знаешь? Кто тебя послал сюда?

Он не знает или это проверка? Ну, извини Вацлав, если сдам тебя, хотя ты сам отправил меня сюда.

— Вацлав. — отвечаю, следя за эмоциями находящихся рядом людей. И там промелькнуло облегчение. Значит это все же была проверка и я ее прошел. К чему такие предосторожности, у них же здесь официально никто даже не помышляет о восстании или свержении власти и соответственно не должно быть слежки? Или все же Войчик подозревает что-то, и эти недоделанные заговорщики, которые сами не могут довести дело до конца, опасаются чего-то?

— Хорошо, иди за мной. — позвал меня мужик и опустил автомат.

Следую за ним. Он же повел меня в соседнее помещение, где все это время находился человек. Второй, который был этажом выше, начал спускаться.

— Вацлав сказал для чего ты нужен нам? — спросил мужик, который разговаривал со мной до этого, когда все трое собрались тут. И в его эмоциях появилось какое-то непонятное напряжение, словно он специально что-то с ними пытается сделать, исказить как-то. Это направлено против меня? Так никто же не знает о моих возможностях. С таким я тоже до сих пор не сталкивался. Это прям город сюрпризов и открытий.

— В общих чертах. Сказал, что нужно убить ученого, Леха Войчика.

— Для чего сказал?

— Он изобрел какой-то препарат, из-за которого вы фактически находитесь в рабстве.

— Да, все так и есть.

— И он сказал, что у вас уже есть план, как это сделать.

— Все верно. Мы давно разработали его, проверили каждую мелочь, оставалось лишь найти того, кто сможет воплотить его в реальность.

— Я вас внимательно слушаю.

— Раз в неделю Войчик проводит день в одной из своих лабораторий, создавая там новые дозы препарата. Там-то до него и можно добраться.

— А остальное время где он? — перебиваю мужика.

— В своей главной лаборатории, но туда не пробраться. Если только прорываться с боем, но это самоубийство, слишком много вооруженной охраны. В этой же лаборатории, где он бывает раз в неделю, есть ход, о котором он не знает, его случайно обнаружили и скрыли. По нему ты сможешь попасть внутрь, минуя основную охрану.

— Хорошо, но почему он покидает свою такую защищенную лабораторию и посещает эту? Он что, не может там заниматься препаратом?

— Не может. Как он говорит, создание препарата чем-то опасно, поэтому он отвел под это отдельное здание. Да и он же считает его безопасным, и так-то он прав, никто в городе из жителей не может причинить ему вреда, а все чужаки быстро попадаются патрулям или постам.

— Вацлав говорил, что вы не можете нанести Войчику прямой вред. А допустим взорвать что-то в результате чего он погибнет? Не обязательно же действовать прямолинейно, можно придумать что-то косвенное.

— Не получится. Только мы начнем прорабатывать этот вариант, как умрем, проверяли уже.

— Но сейчас же…

— Мы не думаем о том, что это приведет к его гибели. Мы всего лишь укажем тебе путь в лабораторию, а что там произойдет мы не знаем. Ты не представляешь, чего все это нам стоит. — перебил меня мужик.

Как-то все озвученное не очень внушает мне доверие. Их сомнительный план, причина по которой они сами не могут избавиться от ученого. Все выглядит со стороны шитым белыми нитками и если бы не полученная информация от местных жителей, то сходу бы послал их далеко и надолго. И сейчас хочется сделать это, что-то во всем этом мне упорно не нравится.

— А то что вы признали, что я должен убить Войчика — это ничего?

Все трое дернулись словно от пощечины и поморщились.

— Не говори об этом больше. Хватит того что один раз мы смогли обмануть самих себя, словно, не расслышав сказанное тобой.

— А как вы это делаете? — удивленно спрашиваю.

— Долгие тренировки. Лучше вообще ничего не говори, а только слушай. Значит так… — произнес мужик и расстелил на столе карту города. — Лаборатория находится здесь. Запасной ход идет под землей, вход в подвале вот этого дома, дверь будет открыта. Войчик завтра с самого утра будет в лаборатории, где тебе его там искать сам разберешься, тут ничего сообщить не можем. Основная охрана останется снаружи, в самом здании если и будет, то минимум. Твоя задача войти и сделать, что должен. Выйдешь тем же путем. Пользоваться другим выходом даже и не думай. Все понятно?

Выслушав и запомнив все что он мне сказал, утвердительно киваю. План выглядит неплохо, даже слишком хорошо, они в самом деле подготовились. Но есть еще кое-какие вопросы у меня.

— Когда и где я встречусь с Вацлавам и получу от него интересующую меня информацию?

— На вашем месте на следующий день в то же время что и сегодня. Тогда он с тобой рассчитается. Вопросы?

— Я так понимаю, поддержки от вас никакой не будет, если вдруг что-то пойдет не так?

— Не будет.

— Почему я не могу уйти другим путем, зачем обязательно тем же ходом?

— Так ты не встретишься с охраной.

— И в чем проблема?

— Охрана должна пострадать минимально. — ответил мужик, так ничего внятно и не объяснив.

Вот чувствую, что здесь что-то не так, не все он мне рассказывает. Какое ему дело до охраны? По эмоциям же не понятно, прежнее напряжение ушло, оставив после себя обычные эмоции. Никакого страха, волнения или раздражения. Он сейчас вообще будто робот какой-то. Его спутники тоже не сильно отличаются от него, но эмоций у них все же побольше.

— Ладно, хорошо. Можете описать как именно препарат усиливает людей? Мне нужно знать с чем столкнусь, если столкновения с охраной избежать не удастся.

— Он делает людей сильнее, быстрее. При долгом приеме, он начинает менять тело. А принимаем мы все его уже долго, так что изменения у охраны точно будут. А они получают еще и усиленную дозу, что приводит к еще большим изменениям. И это значит, что они еще сильнее и быстрее, чем остальные. У них ускоренная реакция, метаболизм, регенерация. Они находятся на уровне неплохих модификантов, как минимум.

— Сколько точно будет охраны?

— Неизвестно, каждый раз по-разному. Но большая часть останется снаружи, внутрь вместе с Войчиком зайдет максимум пятеро, больше он никогда не берет с собой.

— Чего мне ожидать от Войчика, какие у него возможности? Он же тоже принимает свой препарат?

— Неизвестно, может принимает, а может и нет. Никто ни разу не видел, чтобы он колол себе его, внешне же определить сложно — он носит свободную одежду с длинными рукавами, скрывая почти все тело.

— А что с его возможностями?

— Тоже неизвестно. В случае возникновения проблем его охрана все решала, он себя никак не проявлял. На что он способен мы не знаем, свои возможности он не перед кем не демонстрировал.

— Но вы же говорили, что он может вас контролировать? Значит он тоже принимает свой препарат.

— Это не совсем то, в нас будто заложено подчинение и сопротивляться ему очень трудно. Как именно это происходит никому неизвестно, кроме самого Войчика. Про препарат мы знаем только то что можем обнаружить или выяснить сами, а это не многое — в основном влияние на тело, что происходит с мозгом и тому подобное более сложное мы практически никак не можем изучить самостоятельно. Может ли он сам на нас как-то влиять неизвестно, он весьма скрытный человек.

— И еще один вопрос. Как я узнаю его?

— Не перепутаешь, он будет один там чем-то заниматься. Охрана обычно остается у входа изнутри.

— И все же? — продолжаю настаивать на своем.

На мгновение задумавшись, мужик достал из кармана телефон и шустро потыкав в его экран пальцем, развернул ко мне.

— Войчик стоит в центре. — произнес он.

На телефоне была открыта фотография, на которой было трое человек: двое в военной форме, а один в обычном спортивном костюме, как раз тот что по центру. Внимательно рассматриваю его, старясь запомнить любые мелочи. В целом неприметный мужчина лет сорока-пятидесяти, не больше. Довольно высокий, крепко сложенный, на фотографии гладко выбрит и коротко стрижен. Ничего особо приметного в нем нет, такого встретишь в толпе и сразу же забудешь. В целом запомнил как он выглядит, перепутать не должен.

— В какое время он прибудет на место?

— До полудня должен.

— А можно мне какой-то план здания, где мне искать этого вашего ученого?

— Нет. Тебе это не поможет, он может оказаться где угодно в пределах лаборатории. — ответил мужик, с таким видом, словно я его уже задолбал. Но ведь это надо даже не мне, а им!

— Тогда вопросов больше нет. — говорю ему, поняв, что видимо больше ничего важного узнать от мужика не получится.

— Расходимся.

Покидаю дом. Выйдя на улицу, достаю свой планшет с картой и делаю в нем нужные пометки. И так, у меня есть еще довольно много времени, которое неплохо было бы потратить на что-то нужное. Продолжить допросы местных? Нет, не стоит, уже достаточно засветился и насторожил всех. Да и вряд ли от обычных жителей узнаю что-то важное, нужен более информированный источник, то есть кто-то из местных военных или даже ученых, помощников Войчика, а такие по идее должны быть, не делает же он все самостоятельно. Но это точно насторожит всех. Тогда чем заняться?

Пожалуй, понаблюдаю-ка я за лабораторией, где завтра будет все происходить и внимательно изучу прилегающую к ней территорию, здание где должен быть потайной ход, на случай если придется срочно отходить. Проверяю в очередной раз окружающее пространство ментально, заодно следя за моими недавними собеседниками.

Трое людей с которыми встречался дружно идут в одну сторону, отдаляясь от меня. Никакой спешки незаметно, эмоции спокойные. Разительные отличия от Вацлава. Наверно мои догадки на его счет верны — из-за эмоций, становящихся яркими, у него было катастрофически мало времени.

Никого подозрительно так и не заметив, иду в нужном направлении. Завтра у меня будет насыщенный день, и почему-то мне кажется, что-нибудь точно пойдет не по плану. А разве может быть иначе? У меня даже когда все распланировано может пойти наперекосяк, а про завтра даже и говорить не стоит, там столько неизвестных факторов…

Будет смешно, если это все в итоге окажется одной большой ловушкой. Вот только вопрос — для чего такие сложности, пока остается открытым и сильно уменьшает вероятность такого варианта событий. Разве что это чья-то интрига, игра с непонятной для меня целью. Что ж, завтра я узнаю так это или нет.

Если все пройдет, как и должно — значит все происходящее правда, если же посыплются проблемы одна за другой, то тогда станет понятно, что тут точно что-то нечисто. И в таком случае перейду к силовому варианту решения вопросов, любыми способами добывая нужную мне информацию — играть в чьи-то игры у меня нет никакого желания, да еще и в роли пешки.


Глава 9


Наконец-то! Провожаю взглядом пронесшуюся мимо здания, в котором я засел, колонну из пяти машин. Уже почти полдень, думал, что не приедут. Это конечно не полночь, но учитывая, что на этой позиции я торчу с самого рассвета, то подзадолбался уже конкретно.

Поднимаюсь на ноги и шустро перебегаю на другую сторону помещения, из окон которого открывается прекрасный вид на лабораторию. Ею оказалось неприметное приземистое одноэтажное здание. Старое оно или новострой, понять со стороны сложно. Единственное что — выглядит оно довольно монументально.

Да, это они. Вижу, как машины затормозили и из них начали выходить люди. Первыми показались охранники, взявшие небольшой двор в кольцо и перекрыв все входы в него. Выглядят солидно: комплекты брони, шлемы, автоматы, разгрузки. Против бойцов в экзоскелетах или крутых модификантов не потянут, но обычным бойцам думаю проблем доставить смогут. Держатся уверенно, двигаются легко, к весу снаряжения привычны — не похожи на зеленых новичков, которых нарядили в броню, дали оружие и сказали охранять. Однако и особого рвения не заметно, все обыденно и лениво что ли.

Затем показался и сам ученый, наверно. Отсюда детали не рассмотреть, но вроде похож, даже одет в спортивный костюм по типу того что был на фотографии. Вот он, взяв с собой аж целых десятерых охранников, скрылся в здании. Ну здравствуйте первые сюрпризы, и где же — «берет с собой максимум пятерых охранников»?

Спустя несколько секунд ушедшие охранники вернулись и открыв машины начали таскать какие-то ящики в лабораторию. Продолжаю наблюдать за происходящим, не спеша начинать действовать. Охрана, которая осталась снаружи, не помогает своим товарищам, усердно делая вид что наблюдает за округой. Почему вид? Так эмоции их выдают — одна сплошная скука там. Еще есть ожидание чего-то, причем довольно сильное. У тех же что заняты делом эмоции не сильно отличаются от товарищей, разве что там только скука, без ожидания. Вывод — что-то должно произойти у тех, кто остается снаружи. И это что-то они сильно ждут.

Пока разбирался в эмоциях, разделяя их по людям на всякий случай, охранники закончили таскать ящики и пятеро из них остались на улице, а остальные пятеро зашли обратно в лабораторию. Хм-м, выходит внутри будет все же только пятеро охранников. Ладно, не обманули меня пока что.

Стоило входной двери закрыться, как охранники быстро стянулись к машинам и начали что-то там делать. Эмоции скуки и ожидания сменились азартом, задором… и еще целым набором быстро сменяющихся эмоций. Чем именно они там занимаются увидеть не получается, закрывают обзор собой, но это явно не охрана территории.

Прождав еще десять минут, убеждаюсь, что похоже их занятие надолго. И похоже оно уже отработано не раз — из машин постепенно извлекаются бутылки, содержимое распивается, все делается обыденно, без нервотрепки и оглядок на двери лаборатории. Иногда там вспыхивают шуточные перепалки заметные даже с моей позиции, но ничего серьезного.

Странно это выглядит — они в наглую бухают на службе. Если это конечно алкоголь в бутылках, но что еще можно пить с таким азартом, да и вид бутылок весьма характерный. Хотя… если они здесь надолго, а метаболизм у них ускоренный, то вполне возможно к моменту выхода ученого, они уже банально успеют протрезветь.

Снимаюсь с насиженной позиции и осторожно покидаю здание, направляясь к тому в котором находится подземный ход. Свободное время, что было до начала всего этого, потратил, как и планировал, на то чтобы проверить здесь все, включая и здание с проходом.

Ох, сколько же у меня было матов на этих заговорщиков, когда оказавшись в подвале не обнаружил прохода. Я-то искал что-то похожее на обычную дверь… Замаскировали они его на славу, наткнулся совершенно случайно, когда начал тупо проверять все в подряд, спустя наверно полчаса шатания по подвалу. Эти гады мало того, что прикрыли дверь стеллажом заваленным каким-то хламом, так еще и саму дверь замаскировали под стену, с нескольких метров не отличить. Одно хорошо — она оказалась открытой, как мне и сказали.

С остальным никаких проблем не возникло. Прошелся по узкому туннелю, который был прокопан явно давно, может быть не в этом десятилетии, а то даже и столетии. Точно определить сложно, да и я не эксперт. В лабораторию не заходил, опасаясь сигнализации, мало ли, не стоило зря рисковать.

Разобравшись с этим, прогулялся по району, присматривая удобные проходы и огневые точки. Место оказалось удивительно безлюдным, даже ни одного поста, не говоря про патрули, которые по какой-то причине обходят его стороной. Причина в лаборатории Войчика? Как бы то ни было, мне же лучше, спокойнее.

Быстро добравшись до нужного здания и спустившись в подвал, оставляю рюкзак под стеной, завалив хламом и замаскировав. К сожалению, он мне будет мешать, придется обойтись без него. Быстро проверяю все ли при мне. Оружие на месте, запасные магазины тоже, как и гранаты. Самое важное при мне, а если забыл что-то из мелочей, то не так уж и критично. Что ж, пора.

Ныряю в темноту туннеля, прикрывая за собой дверь. Иду по нему подсвечивая себе дорогу фонариком. К сожалению, одно только ночное зрение не справляется при полном отсутствии внешних источников света. А вот при такой комбинации вижу почти как днем.

Около двух сотен метров по туннелю, и я уперся в металлическую дверь, перекрывающую выход. Снимаю автомат с предохранителя и активирую броню из нанороботов. Она уже покрывает почти все тело, голыми остаются только ступни ног. Ведь все это время, что торчу в Варшаве, не забывал и про нанороботов, регулярно подъедая металл и постоянно отдавая им мысленный приказ на создание новых. Не знаю, это срабатывает или они автоматически, однако результат есть. Эх, как же было проще с рабочей нейросетью. Так, не время для воспоминаний и хандры.

Легонько толкаю дверь от себя, прислушиваясь к ощущениям. Занятно, кто-то хорошо смазал ее петли. Толкаю сильнее, полностью открывая. Моему взгляду открылся небольшой закуток из стеллажей, полностью скрывающий дверь и меня от остальной комнаты. Замираю, вслушиваясь. Тихо, никого не слышно, можно двигаться дальше.

Выбравшись из туннеля, прикрываю за собой дверь и обследую место где оказался. Это небольшое помещение, освещенное тусклыми лампами и заставленное какими-то стеллажами и коробками. Больше всего напоминает самую обыкновенную подсобку. Подойдя к двери, ведущей из комнаты, прислушиваюсь к происходящему за ней.

Ничего не слышу, все спокойно. Внутрь я попал, теперь надо найти ученого и желательно не встретиться с охраной. Открываю дверь, которая тоже оказалась незапертой и выхожу в коридор. Ну, тут особого выбора куда идти нет — коридор ведет только в одну сторону. Хорошо, что тут хотя бы освещение есть. А вот отсутствие представления куда мне нужно двигаться печалит.

Держа палец на спусковом крючке автомата иду дальше, заглядывая во все попадающиеся по пути двери. И пока что ничего и никого. Позади девять проверенных комнат. Какие-то были полностью пустыми, какие-то отведены под разный хлам, но явно ничего важного там нет.

Дойдя до конца коридора и допроверяв все комнаты, выхожу в небольшой холл. И сразу же тихо возвращаюсь назад, укрываясь за стеной. Там находится вход в здание и около него торчат все пятеро охранников. Я конечно знал, что они где-то здесь, но не думал, что будут в самом деле прямо около входа торчать. И не думал, что мне понадобиться каким-то образом пробираться мимо них. А мне придется. Чтобы попасть во вторую часть коридора, нужно пройти этот холл.

Сосредотачиваюсь и пытаюсь почувствовать их эмоции. Скука, усталость, тоска. Заметить меня не успели. Только сейчас понял, как же я затупил. Я же мог сразу использовать эту свою возможностью, чтобы попробовать нащупать Войчика, а не как дебил шариться по всем комнатам, попадающимся на пути. Н-да, косячок. Но пока ничего непоправимого не произошло и этот промах можно исправить.

Снова активирую свои ментальные способности, ощупывая окружающее пространство на эмоции. Это охранники, не то. Расширяю радиус охвата. Есть кто-то новый, находится ниже и примерно в противоположном от меня конце здания. Скука, усталость, отвращение. Странный набор эмоций для того, кто захватил власть в городе и поработил всех его жителей. Кроме этого одного и пятерых охранников, больше в здании никого не чувствую.

Ученого нашел, осталось теперь попасть к нему. Напасть на этих охранников и перебить их? Подкрадываюсь к углу и выглядываю из-за него, рассматривая их. А вот сейчас не понял. Среди них вижу одно очень знакомое лицо. Это один из тех трех мужиков к которым отправил меня Вацлав. Может обознался?

Еще раз смотрю из-за угла. Нет, это точно он. Интересно… Войчика хочет убить его же охрана? Теперь становится понятна их осведомленность о его охране и распорядке дня. Интересно, остальные, кто тогда был на встрече, тоже охранники или кто-то другие? Что ж, вариант перебить их всех откладывается на самый крайний случай, придется придумать другой.

А чего я ломаю голову? У меня же есть мои прекрасные ментальные способности. Вот только я такого еще никогда не делал, а обойтись обычным внушением эмоции не получится. Придется проводить очередной эксперимент. Держа автомат наготове, сосредотачиваюсь и стараюсь внушить всем пятерым охранникам, что снаружи произошло что-то и им требуется проверить происходящее.

Трудно, с эмоциями работать гораздо проще. Здесь же… даже не знаю, как сформулировать для самого себя, будто создаешь целую картину, образ и пытаешься внедрить это им, держа при этом ее в себе и не упуская ни одной детали. Стоит только хоть на миг ослабить контроль, как весь образ, конструкция рассыпается.

В данном случае это сильная эмоция тревоги, ощущение раздавшихся выстрелов и криков. Именно ощущение, не сами звуки выстрелов или крики. Вложить это в их память пока что мне не по силам. А то что я пытаюсь провернуть, ближе к внушению эмоции, только не простой, как я делал раньше, а более сложной, многосоставной. Мне срочно нужен учебник по ментальным способностям, а то действовать интуитивно, руководствуясь непонятно чем откровенно достало. Эх, если бы такие были…

Голову пронзила сильная боль, а перед глазами все потемнело. Блин, мне только не хватает для полного счастья отрубиться сейчас здесь. Опираюсь на стену, стараясь не упасть. Чувствую, как в носу защипало, сейчас еще и кровь пойдет. А на мне броня из нанороботов, шлем…

Не могу больше, слишком тяжело. Прекращаю ментальное давление на охранников. Не получилось и хрен с ними. Лучше вдарю по ним страхом, а затем разберусь в рукопашной — и никого не должен убить и не останусь в их памяти.

Неожиданно слышу, как входная дверь открылась. Выглядываю из-за угла и вижу, что все пятеро выскочили наружу. Неужели получилось? Не теряя времени, перебегаю через холл, успевая укрыться за стеной до того, как охранники вернутся.

— Это что была за ерунда? — спросил один из них.

— Не знаю, странное что-то. Может Войчик что-то сделал? — ответил ему другой.

— Разговоры. Продолжаем торчать здесь и делать серьёзный вид. — раздался третий голос.

— А может лучше к мужикам?

— И спалиться всем вместе, что занимаемся непонятно чем, когда должны охранять? Ты же знаешь, он не любит этого. Я не хочу лишится своей дозы и потом дождаться ломки — это точно не то, о чем можно мечтать.

— Ладно, я только предложил, скукочища же… Каждый раз одно и тоже. Вот кто на него нападет, чего он опасается постоянно?

Выяснив, что они не восприняли произошедшее всерьез и не собираются идти докладывать ученому, отдаляюсь от них, идя по коридору и ища спуск вниз. Первым наткнулся на рабочий лифт, но воспользоваться им не рискнул — может привлечь ненужное внимание, как охраны, так и ученого. И только спустя еще несколько минут продвижения по коридору, обнаружил в самом конце лестницу, ведущую вниз. Это уже получается будет минус второй этаж? Тот на котором я сейчас, тоже находится под землей. Интересное здание. Спустившись по лестнице оказался в огромном помещении.

Охренеть. Смотрю по сторонам. Здесь одно большое помещение, и оно разгорожено на несколько секций при помощи шкафов. С моего места почти ничего не видно, только шкафы и кусок голой стены. Прохожу вперед и выглядываю из-за шкафа.

Вначале смотрю в ту сторону, где ощущается ученый. Не понял, я его почему-то там не вижу. Я вообще никого там не вижу. Поворачиваю голову в другую сторону. Там тоже никого. Смотрю снова в прежнем направлении. А где ученый, я четко чувствую эмоции, идущие с той стороны, может там дальше еще что-то есть?

Внимательно рассматриваю все что попадается на глаза. Какие-то разнообразные установки, столы с оборудованием и стеклянной посудой, шкафы чем-то заполненные. Чего здесь только нет, замечаю даже что-то похожее на регенерационную капсулу. Я не биолог и не химик, все это для меня выглядит по большей части незнакомо.

И все же, где Войчик? Как ни стараюсь его обнаружить, ничего не получается — ни ментально, ни на слух. Ничего не остается, кроме как идти дальше, мне же в любом случае нужно убить его, если что пристрелю и все дела.

Иду в ту сторону, где чувствую чьи-то эмоции. Внимательно разглядываю все что попадается на пути. Замечаю и контейнеры, которые заносили охранники. Сейчас они вскрыты и их содержимое уже извлекли. Что там было непонятно, но это что-то весьма сильно перемазало тару в которой находилось.

Дойдя до конца помещения, растеряно останавливаюсь перед столом, рядом с которым стоит что-то очень похожее на регенерационную капсулу. А где источник эмоций? Они точно идут откуда-то отсюда. Обхожу стол и подхожу к капсуле, заглядывая через прозрачную крышку внутрь нее.

Твою ж… отшатываюсь назад от неожиданности. Оттуда на меня посмотрел живой человек без кожи. То, что он живой сомнений нет — он моргнул и глаза у него двигались. И в том, что без кожи тоже не сомневаюсь — видны волокна мышц, сосуды. Что это за хрень?! Еще раз смотрю в капсулу.

Это мужчина, молодой или старый — определить невозможно, как и вообще еще хоть что-то. Разве что он неплохо сложен. Как он еще жив? Капсула поддерживает его жизнь? Одно ясно точно — он источник эмоций, которые я улавливал и сейчас в них произошли изменения. Там промелькнула надежда и узнавание. Стоп, узнавание? Я знаю этого мужчину или он меня? Внимательно рассматриваю его, а он в ответ меня. На задворках сознания появилась одна несмелая мысль, но отгоняю ее со всех сил, отказываясь принимать. Только один человек здесь может меня знать… Если только из заговорщиков кто-то не попался, но тогда почему один из них все еще находится в охране?

— А вот и дорогой гость. Как тебя мой подопытный? Правда же красавец. Удивительно живучий и сильный экземпляр, давно мне такие не попадались. — донесся из-за спины мужской голос.

Оборачиваюсь и вижу неспешно идущего ко мне Войчика. Это он, ну или тот, кто заходил в эту лабораторию. В целом, похож на человека с фотографии которую мне показывали. Прощупываю в очередной раз пространство на эмоции. Я не чувствую его, он будто пустое место!

— Лех Войчик? — спрашиваю, рассматривая его.

— Да. — кивнул он. — А вы?

— Призрак. — отвечаю, продолжая искать в нем что-нибудь необычное, отличное от нормальных людей.

Лицо вполне человеческое, никаких радикальных отличий не вижу. Фигура, походка, кисти — все нормальное. Остальное тело скрыто под одеждой. Тогда какого хрена я не чувствую его?

— Как вам? — спросил он и обвел руками помещение, остановившись в метрах пяти от меня.

— Впечатляет. Можно вопрос?

— Конечно.

— Зачем это все?

— Что все? Я ученый, это мой проект, моя цель, моя жизнь, мой шанс.

— А они в чем виноваты?

— Они? Ни в чем, жертва во благо. А ты интересный экземпляр, такого у меня еще не было.

Улавливаю какие-то изменения в нем, в его позе, он словно хищник подобрался перед броском.

— Откуда ты узнал про меня?

— Они глупые, думают смогли обхитрить меня. Я знаю все что с ними происходит, все что они делают. Ты показался мне необычным: твои возможности, твоя внешность. Решил посмотреть, как далеко тебе удастся зайти.

Чуть заметный перенос веса на одну из ног. Он сейчас бросится на меня. Опережаю его и нажимаю на спусковой крючок, разряжая в него весь магазин автомата. А вот к этому я готов не был. После всаженной практический в упор длинной очереди он остался живым. Дырки в одежде остались, значит попал. Только крови почему-то не видно.

— Удивлен? — спросил он, а затем рванул на меня.

Успеваю лишь выставить автомат, закрываясь им. Сильный удар, полет, удар об стену. Оказавшись на полу, отпрыгиваю в сторону, пропуская мимо себя противника. Швыряю в него погнутый автомат и достаю пистолет, сразу же начиная стрелять во врага.

Несколько пуль в грудь, две в голову, оставшиеся куда получится. Никакого эффекта. Пули, которые попали в голову, пробили кожу и все. У него что, металлические кости? Оставшиеся же от пуль дырки заросли прямо на глазах. Что-то я к такому готов не был. И как мне его убить?

— Меня нельзя убить, я бессмертен! — закричал Лех Войчик и бросился ко мне.

Встречаю его ударом пистолета в лоб, в результате чего оружие деформируется. Зашибись, его череп прочнее пистолета. Шаг в сторону. Не успел, слишком быстрый он. Удар мне в бок. Очередной полет. Торможу об стол, снеся с него все. Сильный, быстрый и живучий гад. Хватаю стол и со всей дури бью им несущегося ко мне ученого.

Хорошо пошло, от моего удара того аж отшвырнуло в назад, правда и стол в щепки. Достаю последний пистолет и прицельно вгоняю пулю за пулей в голову противника, не забывая убегать от него. И что? А ничего. Эта тварь по-прежнему жива и горит желанием добраться до меня. Он сука такая даже не споткнулся, когда стрелял ему в голову. Что ж, остается только рукопашная.

Вызываю усиление. Мир вокруг притормозил. Пора и мне показать на что способен. Рывок к врагу, который так медленно приближается ко мне. Тело аж приятно ноет от нагрузки на него. А броня из нанороботов неплохо компенсирует нагрузки внешней среды, нужно будет больше поэкспериментировать над этим сочетанием. Удар со всей силы ему в голову. Схватить за руку, дернуть на себя, ударить по локтю, выбивая его.

Больше сделать ничего не успеваю, мир вокруг резко ускорился, а мою голову пронзила боль. Отскакиваю от противника, а все вокруг начинает расплываться и накладываться друг на друга. Сволочь, он меня ментально ударил!

Возвращаю себе нормальное состояние как раз в тот момент, когда враг приблизился, думая, что я беспомощен, и собирался добить. Перехватываю его руку, занесенную для удара, а второй пробиваю ему в живот со всей силы. Его аж отшвырнуло словно пушинку. Я уже стал забывать какого это сражаться в полную силу. А он крепкий, снова поднимается на ноги. Бросаюсь к нему, не давая времени оклематься.

Обмен ударами. Как физическими, так и ментальными. Он пытается ментально задавить меня, а я его. И полный паритет. Мне не хватает опыта, ему же ментальной силы. Постепенно в этом помещении остается все меньше и меньше чего-то целого, каким-то чудом все это минуло регенерационную капсулу, хотя стол рядом с ней мы уже разнесли. Один пропущенный удар, и кто-то из нас отправляется в полет, разнося что-нибудь. Еще один удар у шкафа или стены и там появляются новые дырки и проломы. Сколько длиться наш бой сказать сложно, время течет по-своему.

— Кто ты… такой? — спросил Войчик, поднимаясь после очередного полета. — Ты слишком силен для человека. А твои возможности…

— Это совершенно не важно. — отвечаю, снова подскакивая к нему и проводя серию атак.

Так ничего не выйдет, слишком крепкий. Тут или сражаться пока кто-то из нас не упадет без сил или нужно придумать что-то другое. Забить до смерти друг друга у нас похоже не выйдет, оба слишком прочные. И ладно я, у меня бронежилет, броня из нанороботов и еще усиление, но он…

Что он сделал с собой, как стал таким? Это все его препарат? А еще его ментальные способности. Это поразительно, я думал, что один такой. Он занимался зомби, скорее всего препарат получен тоже из них, больше не из чего, слишком он фантастичен по своим возможностям. И у зомби есть ментальные способности.

Подлавливаю врага и пробив хорошенько в голову, хватаю за ногу и со всей дури вбиваю в стенку. Просто бить толку мало. Продырявить подручными предметами тоже не очень вышло — он их при первой возможности извлекал, а раны быстро зарастали, какого-то ощутимого эффекта это не приносило. Надо что-то радикальное. И у меня есть одна идея, но придется рискнуть.

Пока ученый приходит в себя после встречи со стеной, отбегаю от него в дальний конец помещения. Отзываю всех нанороботов и создаю из них два клинка, по одному в каждой руке. Если пропущу хотя бы один удар, то чувствую, будет мне очень неприятно. Пора начинать, тем более он уже пришел в себя и жаждет взять реванш.

Рывок ему навстречу. Максимально ускоряюсь, выжимая максимум из своего уже уставшего тела. Кажется, я в этот раз даже преодолел свой прошлый предел ускорения. Шаг в сторону, удар со всей силы клинком по руке. Он проходит сквозь нее как через масло. Отрубленная рука еще только летит на пол, а я уже оказываюсь позади противника. Еще один удар, и следом за первой отправляется вторая рука.

Тело пронзила боль. Нужно выдержать еще немного. Приседаю и одним ударом отрубаю сразу две ноги. Больше сделать ничего не успеваю, очередная вспышка боли и я падаю на пол, не в состоянии пошевелиться, тело словно разрывается на части. Рядом с мной рухнуло и тело Войчика, лишенное конечностей.

— Неожиданно. Недооценил я тебя. — произнес он, смотря на меня.

Пытаюсь поднять руку с клинком, чтобы отрубить ему голову, а то как-то он слишком спокойно перенес отрубание рук и ног.

— Тебе это не поможет, из города ты не выберешься. — прошептал он и закрыл глаза.

Даже толком не активировав свои ментальные способности, чувствую, как от него разошлась очень сильная ментальная волна. Сука! Каким-то чудом найдя в себе силы, поднимаю руку и бью клинком по шее, отрубая его долбаную голову. Нужно было сразу начать с нее. Но нет, хотел же задать несколько вопросов…

Фух, получилось. Расслабленно растягиваюсь на полу, убирая клинки и возвращая нанороботов внутрь тела. Не знаю, что это была за хрень только что, но больше надеюсь он ничего не сможет сделать. Свою часть договора я выполнил, надо разобраться с тем, кто в капсуле, а потом искать Вацлава.

Слышу приближающийся топот. А вот и охранники, может хоть помогут разобраться с тем что здесь находится. Пристрелить не должны меня, среди них же тот из заговорщиков. С трудом поднимаюсь на ноги, боль понемногу стихает, сменяясь слабостью.

А не слабо мы тут все разнесли, ничего целого от мебели не осталось, вообще, прошлись по каждому шкафу и столу, будто специально целились. Еще и мебель оказалось хрупкой — почти вся деревянная или пластиковая. Смотрю в ту сторону где лестница. Оттуда выбежало пятеро охранников, те что были у входа в здание.

— Я выполнил… — начинаю говорить, но фразу прерывает автоматная очередь.

Больно! Особых сил куда-то прятаться нет. Да и некуда здесь прятаться. Единственное что делаю — это активирую броню из нанороботов. Пули впиваются в бронежилет, а меня мотает из стороны в сторону. Эти гады всадили в меня по магазину каждый!

— Это же я, Призрак! — кричу, когда они стали перезаряжаться.

Вот только никакой реакции не добиваюсь этим. Что за ерунда? У них какие-то странные взгляды, не живые словно. Ментально прощупываю их. Эмоций нет, вообще, та же картина что была у Войчика. Стоп, ученый… В памяти всплыла его последняя фраза перед тем как он ударил ментальной волной. Неужели…

Собрав все остатки сил, бросаюсь к пятерым охранникам, не обращая внимания на их выстрелы. Те попадают в броню из нанороботов, не причиняя мне вреда. Дерьмо, сюда начали забегать новые охранники, видимо те что была на улице у машин.

Как же вас много. И все они стреляют в меня. Не будь на мне брони из нанороботов, то не спас бы меня ни бронежилет ни возможно усиление, слишком много пуль, как никак около двадцати автоматов стреляют в меня. Тут и на ногах сложно устоять. Подскочить к ближайшему, вырвать автомат, ударить прикладом по голове. Бестолку, он почти сразу же поднялся на ноги и ринулся на меня. И при все этом от них ни одного звука.

Ударом ноги отбрасываю его и всаживаю несколько автоматных пуль в его голову. О, у этого голова не бронированная. Разворачиваюсь к другому и без прелюдий стреляю ему в голову. Найдя эффективный способ их убийства, разбираюсь со всеми остальными, кроме того мужика из заговорщиков. Его пока что оставляю в живых, обезоружив и прижав к полу. Он рвется со всех сил. Что же Войчик сделал с ними?

— Ты слышишь меня? Понимаешь? — кричу ему почти на ухо, одновременно с этим отслеживая его в ментальном плане.

И ничего. Как пытался вырваться, так и пытается, а в ментале как было пустое место, так и осталось. Он меня не слышит, не реагирует. Теперь это не человек. Он больше похож на зомби, у которого только одна цель — убить меня.

— Сука! — зло бросаю вслух и приставив автомат к его затылку, разряжаю до конца магазин.

Неужели в городе теперь все такие? И они теперь знают где я. Нужно быстро убираться отсюда! Но вначале еще одно дело. Оставляю автомат при себе, как раз имеющиеся у меня патроны подходят к нему, надо только набрать запасных магазинов. Мои же что пистолет, что автомат больше не работоспособны.

Это все делаю по пути к капсуле. Оказавшись около нее, проверяю находящегося внутри. Живой вроде.

— Ты слышишь меня, понимаешь? Если да, то моргни два раза.

И он моргнул.

— Я сейчас тебя вытащу. — говорю ему. Хотя сам сильно сомневаюсь в адекватности этой идеи, он же без кожи. Непонятно как еще не истек кровью, но как раз крови и не видно в капсуле, не смотря на голое мясо.

В ответ получаю снова два моргания подряд. Перебрав кнопки на капсуле, все же открываю ее.

— Сергей. — раздался из нее хриплый голос.

Сергей. Мое имя может знать здесь только один человек, и это…

— Дэвис? — спрашиваю, надеясь, что ошибся.

— Да. — прозвучало в ответ, разбив все мои надежды.

— Дерьмо, как ты допустил это? Я сейчас вытащу тебя. Не волнуйся, выберемся отсюда, отдадим тебя хорошим врачам, подлатают. — быстро говорю, подхватывая тело и извлекая его из капсулы.

— Нет. — тихо произнес он.

— Что нет? Даже не думай помирать здесь!

В ответ он слабо улыбнулся.

— Я не жилец. Он делал со мной страшные вещи. Тебе нужно уходить, скоро все жители города будут здесь. Они хотят тебя убить, он так запрограммировал их. Это больше не люди — роботы, зомби, бездушные машины.

— Я не оставлю тебя. — твердо произношу, пытаясь разобраться в переплетении трубок, уходящих из капсулы в спину Дэвиса. Что этот урод с ним делал?

— У тебя нет выбора. Без нее я не выживу, а тащить еще и капсулу ты не сможешь.

— Я что-нибудь обязательно придумаю!

— Нет времени на это. — остановил он меня, когда я начал подниматься, чтобы получше рассмотреть капсулу. — Я прошу тебя только об одном — убей меня, прекрати мои мучения, хватит уже.

Нет, я не могу. Беспомощно смотрю на Дэвиса. Я так искал его. Нашел. И что теперь?

— Пожалуйста. Я не смогу сам. Я с трудом говорю, выстрелить не хватит сил, не говоря про то чтобы удержать оружие. Быстрее, они уже близко!

— Черт Дэвис, ну как же так? — спрашиваю у него, поднявшись на ноги и став перед ним.

Из глаз сами собой покатились горькие слезы. Еще одна потеря. Не сказать, что он мне так близок или дорог, но мы немало пережили вместе, и вот так все закончить… Когда у тебя ничего не остается, начинаешь цепляться даже за такое.

— Пожалуйста. — снова попросил он. — Удачи тебе Призрак.

— Прощай Дэвис. — тихо шепчу.

А затем оглушительно громкий выстрел разорвал тишину помещения. Смотрю на круглую дырку во лбу Дэвиса. У него такое расслабленное лицо. А это застывшая улыбка…

Внутри меня что-то в очередной раз надломилось. Казалось, я отошел от потери стаи и Арти, вернулся в нормальное состояние. Но только что произошедшее событие доломало то что я с таким трудом восстанавливал. Оно оказалось тем маленьким камешком, который вызвал обвал.

Где-то в глубине меня пробудился Зверь, рвясь наружу. Не сопротивляюсь ему, позволяя вырваться. А зачем сдерживать его, для чего? Пусть сполна напьется крови.

— Дэвис, прости меня, что я так поздно пришел.


Глава 10


Кровь, одна сплошная кровь, ну еще и смерть. Без каких-либо эмоций наблюдаю за тем что творит Зверь. Получив контроль над телом, он вышел на охоту. Хотя нет, даже не так. На Охоту, именно с большой буквы. А он неплохо освоился и явно поумнел с прошлых раз, начал использовать оружие, а не только возможности тела. Он все больше превращается в идеальную машину для убийств и этот прогресс даже как-то ускоряется, если мне не показалось. Страшно представить на что он способен в сражении с нормальными существами у которых есть эмоции и которых он может обнаруживать заранее.

Выйдя из лаборатории, Зверь столкнулся с первыми людьми. Как и сказал Дэвис, они сразу же атаковали. Никаких криков, попыток остановить меня или узнать что-то. Нет, только молчаливая атака в тишине, которую нарушали лишь звуки выстрелов и падающих тел, они даже не кричали от боли получая раны. Теперь это были даже не люди, а роботы, зомби, как и те охранники, которые сейчас валяются трупами рядом с долбанным Войчиком. Безумный ученый, сотворивший полнейшее безумие.

Разобравшись без каких-то проблем с напавшими, Зверь подобрал их оружие и двинулся дальше к одному удобному месту, которое я присмотрел раньше. А затем началась бойня — люди шли сюда, а Зверь истреблял их, иначе и не сказать. Сотни, а может даже и тысячи людей, казалось они никогда не закончатся. Он расстреливал их, убивал в ближнем бою — отрывался во всю, пытаясь заглушить таким способом мои эмоции, достающиеся и ему. Я чувствовал его злость, растерянность, отчаяние… Хотя кого обманываю, это все мои эмоции, единые для нас двоих.

Чем больше становилось убитых, тем сильнее я выпадал из реальности, погружаясь в странное состояние и фрагментарно воспринимая происходящее вокруг. В такие моменты Зверь продолжал действовать, только я нормальный куда-то девался. Это смерть? Разрушение личности? Ну да, мне ли говорить про разрушение личности, когда во мне уже две личности существуют. Зверя наверно можно уже назвать полноценной личностью. Другая, не такая как я, более жестокая, животная, заточенная на выживание и убийство, но личность. Которая в придачу способна развиваться.

Вначале выпадал на какие-то секунды, затем на минуты, потом на часы и так до тех пор, пока не отключился полностью, оставив Зверя в одиночестве. И в этом состоянии, когда ничего нет и ничто не тревожит, хорошо, спокойно. Может остаться тут навсегда? Ну его этот реальный мир с его проблемами и болью. Я слишком устал. Как бы я не храбрился, не прятался за каким-то целями и не обманывал самого себя, я в глубине души остался до сих пор тем самым парнем, который недавно закончил университет и шел домой, чтобы обрадовать маму. И все произошедшее слишком тяжело для него. Для меня.

Я откуда-то точно знаю, что если захочу, смогу создать здесь, внутри сознания, свою реальность, в которой ничего произошедшего не было. Мама жива, войны нет. Ничего этого нет, есть только обычная жизнь со своими небольшими радостями и печалями. Сколько я так проживу? Да всю жизнь, тут время ничего не будет значить — за одно мгновение в реальности, я проживу здесь всю свою жизнь, ту жизнь которую придумаю себе. Ту, которую захочу… Беда только в том, что я уже ничего не хочу. Так и не начав создавать вымышленную реальность, несмотря на всю заманчивость этой идеи, остаюсь в этой темноте, просто растворяясь в ней. Сознание понемногу угасает, рассыпаясь на множество частей.

— Сергей! Сергей, приди в себя! — донесся до меня откуда-то издалека женский голос. Чего он хочет от меня? — Сергей, размазня ты такая, вернись в себя!

Вернуться? Зачем? Мне и тут хорошо. Кто это вообще говорит? Медленно возвращаюсь к реальности, собирая сознание воедино, чтобы разобраться с этим надоедливым голосом и вернуться обратно сюда.

— Сергей, ну же! — продолжил доноситься настойчивый голос, причем возникает он прямо в моем мозге. От всех органов чувств тела я отключился, так что чисто физически не могу кого-то услышать. И этот голос мне кажется знакомым, где-то я слышал его раньше и возможно даже не один раз. Но по какой-то причине не могу сходу вспомнить его.

— Кто тут? — мысленно спрашиваю, более-менее придя в себя.

— Ура, наконец-то! — раздался в ответ все тот же голос, только с радостными нотками.

— Что наконец-то? Ты кто вообще?

— Это же я, Арти. — прозвучало в ответ с явными нотками недоумения.

— Арти? Арти больше нет, она умерла, разрушилась, когда мой мозг был уничтожен. Сгинь глюк.

Начинаю обратно погружаться в прежнее состояние. А может я и до сих пор в нем, а это все одна сплошная фантазия? Не знаю. Да и не хочу знать, я хочу обратно туда где ничего не было.

— Стоять! — раздался требовательный голос. — А ну вернись обратно.

— Сгинь.

— Асов, ты совсем охренел? — возмущенно спросил голос. — Я тут прикладывала все силы чтобы выйти с ним на связь, а он творит с собой неизвестно что!

Хм-м, если это моя фантазия, то весьма реалистичная и наглая. Даже если и фантазия, то почему бы не насладиться ею, ведь Арти получается, что жива? Напрягаюсь и стараюсь полностью вернуться в сознание. Сразу контроль над телом не перехватываю, изучая для начала, что творится вокруг.

А ничего, я сижу в какой-то комнате, наблюдая за улицей. Поблизости никого опасного не видно. Раз все спокойно, забираю у Зверя контроль над телом и загоняю его опять обратно в глубины своего сознания. Он даже не сопротивляется, как бы это не было странно, но он устал и с радостью передал управление мне. Это же скольких он перебил, что аж устал?

Получив свое тело себе назад, поднимаюсь на ноги и прохожусь по комнате, привыкая к ощущениям. В первые мгновения тело показалось чужим, но быстро привык. Разглядываю себя. Я весь покрыт чьей-то кровью, причем она начала уже засыхать. Надеюсь не моя, никаких ран не чувствую, как и боли. Оглядываюсь по сторонам и нахожу свой рюкзак. Здесь, Зверь его забрал, а еще он чистый, и это радует.

Осталось понять, что творится вокруг. Выглядываю в окно, в которое до этого смотрел Зверь. Никого не видно. Тогда ментально пощупываю округу, понемногу увеличивая радиус охвата, ищу любых живых существ, а не только улавливаю эмоции. Эмоций у тех, в кого превратились жители этого города нет.

Никого не засекаю. Странно. Еще больше увеличиваю охват. Даже животных нет, не говоря про людей, вообще никаких живых существ. Что тут произошло, пока я отсутствовал? Хотя стоп, это же моя фантазия… Или все же нет, насколько помню, я так и не приступил к созданию выдуманной реальности? Как проверить? Последний вопрос поставил меня в тупик.

Щипаю себя. Боль есть. Однако сомневаюсь, что это показатель. Как еще могу проверить? А никак. Буду считать, что это все же реальность, раз есть боль.

— Эй, фантазия, ты тут? — мысленно обращаюсь к обладателю женского голоса в своей голове. Параллельно достаю из рюкзака чистую одежду и воду. Нужно хоть слегка отмыться и переодеться. По-хорошему найти бы душ, но чего нет того нет.

— Сам ты фантазия. — раздалось в ответ.

— Извини меня, конечно, но я не верю, что ты моя Арти, нейросеть, стоявшая в моем мозге.

— А это я. — прозвучало в ответ сердитым и обиженным голосом. И голос мне этот очень знаком, чтобы я тут себе не думал. И принадлежал он как раз моей Арти. Хочется верить, что это она, но…

— А как докажешь?

— Сейчас вскипячу твой мозг, тогда и поверишь.

— Ладно-ладно, не надо, верю. Но как? Как ты умудрилась уцелеть и почему только сейчас вышла на связь?

— Если серьезно, то как ты думаешь, откуда у тебя появились воспоминания? Ты в самом деле считаешь, что они взялись непонятно откуда сами по себе?

— Ну-у, да? — неуверенно отвечаю, ведь у меня не было и нет каких-то внятных вариантов по этому поводу.

— Я успела сохранить твои воспоминания, когда мозг начал разрушаться. Потом, когда он восстановился, внедрила их обратно. Отсюда и твои проблемы с памятью, процесс прошел не совсем идеально и твой мозг отторгает их.

— Стоп. Все это очень интересно, только есть одно маленькое, но — вместе с мозгом была уничтожена и ты. Это подтвердили ученые, которые исследовали меня. Так что все что ты мне сейчас рассказываешь, хоть и звучит правдоподобно, но не вызывает доверия.

— И да и нет. Я в твоем мозге была уничтожена вместе с ним, но перед этим я успела переписать большую часть себя в нанороботов и нанофабрики. Они-то как раз в большей мере уцелели. Я давно просчитывала подобный вариант, только не предполагала, что он наступит так скоро и все придется делать настолько быстро.

Хм-м, Арти могла на такое пойти, это было вполне в ее стиле. Тогда получается, что это она в самом деле? Трудно поверить в такое, когда полностью принял то что ее больше нет с тобой. Оставалась отчаянная надежда, но это была именно что надежда, ничего больше. И сейчас эта надежда вдруг чудесным образом стала реальностью. И все же трудно в такое поверить.

— Арти? — неуверенно спрашиваю, признавая этим то что это она в самом деле.

— Ну наконец-то! Да, это я. Ты вообще, как довел себя до такого состояния? Ты что творишь? Еще немного и твоя основная личность могла на всегда остаться запертой в глубине сознания.

— Я знаю, Арти. Знаю. Как довел себя? Да просто, я потерял тебя, стаю. А сейчас вон Дэвиса. Одно за другое, вот и…

— Не ожидала от тебя такого.

— Арти, хватит врать. Вот кто-кто, а ты знаешь меня чуть ли не лучше, чем я сам. Расскажи-ка ты мне лучше про свое состояние. Почему только сейчас смогла со мной связаться? Почему не тогда, когда у меня появились воспоминания, раз ты уже работала к тому времени?

— Это будет непросто.

— Так я никуда видимо уже не спешу. — отвечаю ей, закончив одеваться и закинув рюкзак себе на спину.

Грязную одежду бросил здесь, все равно ее не отстирать. Броню пока что не надеваю, связав ее в одну связку. Надо найти побольше воды и попробовать хоть немного отмыть, жалко же выбрасывать. Хотя… в нее столько раз попадали. Присматриваюсь внимательнее к ней. Да, в бронежилете застряла куча пуль, места на нем целого нет уже.

Кроме того, что я помню, видимо и по Зверю успели немало пострелять и некоторые пули достигали своей цели. И некоторые пули — это совсем не значит, что их несколько, тут их не меньше сотни, а то и гораздо больше. Так что брошу тоже, толку от нее будет немного, возись только. Оставляю при себе только оружие, которое набрал Зверь. Неплохой у него вкус — два автомата, три пистолета, все под нужный мне патрон, явно же знал, что брать. Умнеет, что тут сказать, раньше на оружие он внимание толком не обращал, а сейчас вон как грамотно подобрал.

— Арти, я все еще жду рассказ. — напоминаю нейросети, выходя из здания и направляясь к окраине города. По пути надо заглянуть в магазин и пополнить запасы.

— Моя структура была уничтожена вместе с твоим мозгом. Как это произошло я до сих пор не понимаю, ведь она была неорганической и разрушится могла только от физического воздействия. Я переписала себя в нанороботов и нанофабрики, как уже говорила. Затем почти два месяца осваивалась со своими новыми возможностями, бытие в таком виде сильно отличалось от моего прошлого и было сопряжено с огромным количество ограничений. Потом проникла в твой восстановившийся мозг и обнаружила что он полностью поглотил нейросеть, то есть меня, сохранив при этом по большей части исходную структуру нейросети. Я начала понемногу изучать произошедшее и заодно переносить себя на новую основу. Находиться в нанороботах мне откровенно говоря надоело, мои возможности даже после всего проведенного в таком состоянии времени были сильно ограничены. Переписала себя туда, внедрила тебе обратно твои воспоминания. Вот только твой мозг по какой-то причине воспринял их негативно, отторгая. Вначале вообще не хотел усваивать, но в какой-то момент процесс все же пошел. Затем был странный скачек, когда он усвоил чуть-ли не все. Однако отторгать их он не перестал. Странная ситуация — он вроде бы их усвоил, но в то же время и отторгает. Из-за этого ты и забываешь что-то.

— Это можно остановить или обратить?

— Я не знаю. Пока что не получается.

— Заново записать воспоминания?

— Нет. Я пробовала. Боюсь это был один единственный удачный раз.

— Сколько у меня времени пока я не забуду все?

— Возможно годы, а возможно и дни. Пока что отторжение происходит медленно, но оно может ускориться в любой момент и что послужит этому причиной непонятно. Твой мозг после восстановления еще больше усложнил свою структуру и значительную часть процессов, протекающих в нем, я не могу понять пока что.

— Ясно. Тогда дальше рассказывай, почему ты только сейчас начала общаться со мной, в адекватном состоянии я уже давно?

— Проблема во все том же мозге. Я теперь почти одно целое с ним. Он поглотил меня, причем я сейчас не про то что он сожрал мою прошлую структуру, а про текущее состояние. Я не могу объяснить, как это произошло и почему. Однако это есть и это факт. По какой-то причине, я оказалась заперта в твоем мозге и не могла с тобой связаться. Я даже оказалась отрезана от нанороботов и нанофабрик, ты управлял ими напрямую минуя меня. Это сложно все. Я уже почти ничего не понимаю в происходящем с тобой. Что-то пробую предпринимать и это или получается, или же твой мозг всячески сопротивляется, блокируя мои попытки. У него словно появился какой-то новый механизм самозащиты или саморегулирования. Вот вроде бы и все, если кратко и просто.

— Я рад тому что ты вернулась. — говорю ей, когда она завершила свой рассказ. Сил удивляться озвученному нет. Ну подумаешь мой мозг ее запер, подумаешь он что-то там сам может делать, реагировать на нейросеть… Слишком много за этот год было удивительного и чем дальше, тем сил на удивление остается все меньше.

— Не заметно. — тихо пробурчала Арти в ответ.

— И все же это так. Просто вначале я не поверил, растерялся.

— Что уж теперь.

— Твои возможности при тебе?

— Да. Только теперь они часть твоего мозга.

— Странно, как это не заметили ученые, когда исследовали меня.

— Тут такое дело… — произнесла Арти и замялась.

— Что такое?

— Они сейчас практически полностью биологические. Как собственно теперь и я, после того как переписалась сюда.

— Это как? — спрашиваю, не совсем понимая. Мало того, что мой мозг поглотил нейросеть, так он еще получается перестроил ее в органику? Ну или полностью скопировал ее структуру, вырастил в себе аналог, а исходник бесследно уничтожил. В целом, после того что Арти уже рассказала это не звучит так уж совсем дико.

— Спроси что-нибудь полегче.

— Хорошо, оставим пока этот вопрос, но продолжай изучение. Нанороботов ты уже контролируешь?

— Да, в тот момент, когда связалась с тобой, появился контроль и над ними. Я будто пробила какой-то барьер, который ограждал меня от окружающего пространства.

Никак не комментирую это, находясь в полнейшем удивлении, мягко говоря. И ведь по сторонам не поглазеть, чтобы отвлечься от мыслей. Туда сейчас лучше вообще не смотреть. Зверь оторвался по полной и все вокруг усыпано мертвыми телами. Люди стремились к нему, а он их убивал. Иногда попадают даже целые кучи из трупов. Увиденное еще раз подтверждает то что это больше не люди, нормальные живые существа не стали бы так упорно пытаться добраться до меня, не взирая ни на что. В крайнем случае, они бы обступили, затаились и попробовали еще позже. Нужно пройти еще несколько кварталов и надеюсь станет почище. Бр-р.

— Что делать будем дальше? — спрашиваю у нейросети, хотя не знаю можно ли ее теперь так называть. Она же теперь непонятно что? Часть меня? Третья моя личность?

— Тебе видней, ты же оператор из нас двоих.

— Что-то я уже в этом не уверен. — тихо шепчу себе под нос. — У тебя сохранились все данные?

— Да, что нужно?

— В Париже мы скачали данные с серверов ЧВК, нужно разобраться с ними до конца уже.

— Мне необходимо подключение к интернету. Здесь его нет. Или ищи возможность подключения в этом городе или выбирайся на обжитые территории.

— Опять переться за стену?

— Да.

— Ты знаешь все что со мной происходило?

— Да. Только твои ментальные способности до сих пор не до конца понимаю, впрочем, я их не понимаю с самого начала, так что ничего нового.

Останавливаюсь на месте как вкопанный.

— Что случилось? — спросила Арти.

— Дэвис.

— Что Дэвис?

— Нужно нормально похоронить его, а не бросать вот так. Спешить мне сейчас некуда, так что надо вернуться.

— Согласна. — неожиданно поддержала она меня. Я почему-то думал, что она будет наоборот настаивать на том чтобы я быстрее убрался отсюда.

Осматриваюсь по сторонам, ища ориентиры. Кажется, понял, где нахожусь. Поворачиваюсь в нужную сторону и направляюсь к лаборатории, с которой началось все это кровавое безумие. Трупы и еще раз трупы, ими завалены улицы и чем ближе к нужному мне месту, тем их больше. Добравшись до лаборатории облегченно перевожу дыхание. Я понимаю, что все эти люди были запрограммированы убить меня, но зрелище все равно не для слабонервных. Такое обычно можно увидеть только в каких-нибудь ужасах или боевиках, но никак не в реальности.

Спустившись в подвал, обнаруживаю все трупы на тех же местах где и оставил. Подхожу к телу Дэвиса и приседаю около него. К сожалению дырка во лбу тоже на прежнем месте и никуда не исчезла. Он не ожил, а была слабая надежда. Кто знает, что Войчик с ним творил.

Сейчас жалею, что послушал Дэвиса и выстрелил. Нужно было выйти, разобраться со всеми снаружи, а потом вернуться за ним и вытащить отсюда. Чего бы мне не стоило, надо было его дотащить до ученых, уверен, что они смогли бы ему помочь, ну или хотя бы попытались. А я даже не попытался…

Тяжело вздохнув, обрываю шланги, идущие от капсулы к телу и поднимаю Дэвиса на руки. Сделанного не исправить, как бы сильно мне не хотелось. Хотя… смотрю на него и со всех сил стараюсь представить, что он жив, если это все выдуманная мной реальность, то она должна подчиниться моему желанию. Пусть он откроет сейчас глаза, обложит меня матом, но будет живым.

Увы, реальность не отреагировала на мои попытки ее прогнуть под себя. Чуда не произошло. Видимо это все же не моя фантазия. Выношу тело Дэвиса наружу. Далеко не иду, завернув в ближайший двор с голой землей, останавливаюсь там.

— Вырой могилу. — прошу нейросеть.

— Ты издеваешься, как я тебе это сделаю?

— Нанороботами.

— Ты…

— Сделай это.

Ничего больше не говоря Арти приступила к выполнению моей просьбы. От меня отделилось облако нанороботов и вгрызлось в землю. Постепенно начала образовываться яма и рядом с ней куча земли. Долгие минуты ожидания, и могила была готова. Спрыгиваю в нее и опускаю тело, которое все это время держал на руках.

— Прощай Дэвис. — произношу и начинаю засыпать могилу вручную.

Закончив и утрамбовав землю, кладу один из автоматов на могилу. Следом беру небольшой бетонный обломок, найденный неподалеку, и с помощью нанороботов наношу на него имя и фамилию Дэвиса, которые сообщила мне Арти. Устанавливаю получившееся на землю. Не супер, но хоть что-то. Бросив последний взгляд на получившуюся могилу, разворачиваюсь и ухожу.

— Что дальше будем делать? — спросила Арти. — Уходим отсюда?

— Нет, посетим несколько мест, которые я приметил пока торчал здесь. Возможно удастся выяснить что-нибудь интересное, раз ты теперь со мной и полноценно работаешь. Заодно поищем возможность подключения к интернету для тебя.

— Но… я как бы не проверяла свои возможности. — тихо пролепетала Арти.

Чуть не сбился с шага от услышанного. Это было слишком не похоже на нее. Мне кажется, или она стала какой-то слишком эмоциональной? Эмоции не сильные, как бывало у нее раньше, но они почти всегда теперь проскакивают в ее голосе и почему-то ощущаются живыми, не искусственными. Думаю, это не последнее открытие и впереди меня ждет еще много чего связанного с ней, ведь перенесшись на органическую основу и став частью меня в прямом смысле, она тоже должна была измениться.

— Вот и проверишь. Лучше сейчас, чем в самый неподходящий момент выясниться что ты не можешь к чему-то подключиться или еще какая-нибудь хрень.

* * *
— Разрешите? — постучал в двери кабинета генерала российской армии военный в звании капитана.

— Да. Что случилось? — спросил генерал, переводя взгляд от монитора на посетителя.

— У нас появилась информация о возможном местонахождении Зверя.

— Источник?

— Анонимный. Сработало одно из объявлений о вознаграждении за любую информацию об Асове.

— Проверили информацию?

— Это невозможно. Источник утверждает, что Асов находится в Варшаве. Выплата вознаграждения будет осуществлена только после подтверждения сообщенных данных, источник согласился с таким условием.

— Выяснили хотя бы откуда этот источник выходил на связь?

— Так точно, из Варшавы.

— Что там происходит? Это же территория за стеной.

— Да. По последним данным в Варшаве находится крупное объединение людей. Они держат эффективную оборону против зомби. Есть некоторые странности с ними, но ничего особенного. Сейчас что только не творится за стеной.

— Какие странности?

— Прибывающие в город люди часто не возвращаются оттуда. Причины их пропажи неизвестны. Учитывая обстановку за стеной, то причиной этому могут быть как зомби, так и люди.

— Что требуется от меня?

— Разрешение на заброску группы в Варшаву.

— Разрешаю, приказ будет в течении часа. Еще что-то?

— Да, кого отправить? Может быть группу Первого?

— Нет, их не трогай. Пошли кого-то другого. Их цель разведка и сбор информации, но не захват Зверя. К нему пусть и не думают приближаться, только наблюдение на расстоянии, если будет возможность.

— Есть.

— Свободен. — произнес генерал, поняв, что у его подчиненного все.

Когда тот вышел, генерал задумчиво посмотрел на экран перед ним, но мыслями он был совсем не здесь. Он не знал радоваться ли тому что наконец-то появился возможный след, который приведет к Сергею Асову или наоборот печалиться. Он не знал, каким стал Асов и это его напрягало.

А еще его напрягало то что расследование похищения Зверя ни к чему не пришло. Часть следов указывала на отряд Первого и Азару, но ничего конкретного не было на них, одни лишь ощущения следователей и притянутые за уши факты, которые при всем желании нельзя было воспринимать всерьез.

Подозреваемые же вели обычную жизнь, никак не выдавая того что могут быть причастны к похищению. Вот стали бы они слишком идеальными — это было бы подозрительно, но нет, они все по-прежнему в меру косячили. Короче говоря, вели себя, как и всегда.

Однако не смотря на все это, генерал решил не рисковать лишний раз и не посылать Первого с отрядом в Варшаву. Сомневался ли он в них? И да и нет. Генерал для самого себя не мог толком определиться. Внутри него засело какое-то чувство подозрительности от которого он не мог избавиться, несмотря ни на что. Он вроде бы и защищал и защищает их и одновременно с этим подозревает. Странная ситуация.

Встряхнув головой и отогнав тяжелые мысли, он открыл тумбочку и достал оттуда бутылку коньяка. Посмотрев на нее, он понял, что последнее время он стал как-то слишком часто выпивать. Грустно усмехнувшись последней мысли, он открыл бутылку и наполнил стакан.


Глава 11


Посещение намеченных зданий прошло спокойно — все кто могли оказать сопротивление уже были мертвы и никаких проблем не создавали. Похоже Зверь перебил вообще всех, кто жил в этом городе. А если и нет, то выжившие каким-то образом пересилили воздействие Войчика и забились как можно глубже, не попадаясь мне на глаза.

Дали ли эти посещения какой-то результат? С одной стороны, да — одно из зданий оказалось лабораторией Войчика и там были компьютеры с данными по его исследованиям. Арти все скопировала себе и изучает, пытаясь разобраться в том, что творил здесь этот псих и можно ли из этого вынести пользу для нас. А вот с другой стороны все это было бесполезно — подключение к интернету не удалось найти хоть в каком-то виде. Ни кабельного, ни спутникового, никакого. И это даже странно немного, вот не верю, что здесь не было никакой связи с внешним миром. Видимо она находится в каком-то другом месте, а прочесывать весь город ради этого у меня не было ни малейшего желания.

Закончив с обследованиями зданий, которые оказались в основном небольшими базами, направился прочь из города в сторону стены. В принципе можно было и не тратить время, только настроение себя испортил, посмотрев на эксперименты Войчка, которых было предостаточно в посещенной лаборатории. Он ставил опыты над всеми начиная от зомби и заканчивая животными и людьми. Некоторые даже были живыми на тот момент, когда я там оказался, если так можно сказать про них. Пришлось добить и прекратить их мучения.

Увиденное хочется забыть, как страшный сон, слишком уж это было мерзко. А как иначе, когда этот псих пытался соединить к примеру зомби, и человека, заменяя у последнего части тела? В итоге получался страшный кадавр, который существовал только из-за системы, поддерживающей жизнь в нем. И ведь какая-то часть его зверств заканчивалась успехом, стоит только вспомнить Вацлава и его собаку. Скольких же этот безумец успел погубить?

Путь до стены в целом прошел спокойно. Отмылся в водоеме, встреченным по дороге. Обнес пару магазинов, пополнив свои запасы, а то за время нахождения в городе они сильно уменьшились. Разок столкнулся с зомби, но быстро разобрался с ними, даже не прибегнув к Зверю, который как-то подозрительно забился в глубины моего сознания и совсем не рвался наружу.

И вот, спустя долгие часы пути, наконец оказался у стены. Двигался без остановок на отдых, хотя следовало бы, сражение в Варшаве не прошло бесследно и сильно вымотало меня. Чем дальше, тем слабость ярче давала у себе знать. Постепенно к ней прибавилась ломота в мышцах и костях. Но хотел как можно быстрее убраться подальше от Варшавы, несмотря ни на что, так что отдых пока что постоянно откладывался на когда-нибудь потом. Меня гнало прочь какое-то непонятное чувство. Не страх, что-то другое… Возможно это выверт моего сознания после того что я там пережил. Не знаю.

Вплотную к стене не подхожу, смотря на нее издалека. Теперь нужно решить куда мне двигаться дальше. Попробовать пройти в том же самом месте где и прошлый раз или же усложнить себе жизнь и пойти по более длинному пути и двинуться в противоположную сторону стены к Черному морю?

Прикидываю в уме где я сейчас нахожусь и куда мне придётся переться. Не, нафиг, погорячился, это раза в три дальше будет, если не во все пять. А учитывая прекрасную ситуацию с рабочим транспортом на этой стороне стены, то я буду туда добираться очень долго. Так что лучше воспользуюсь уже разведанным маршрутом. А вот куда потом дальше это пока что под вопросом. В Таллин мне не нужно, да и не стоит лишний раз там светиться, хватит того что риск будет уже только от того что дважды пройду по одному и тому же пути. Даже и не знаю… В любом случае для начала мне нужно попасть за стену, а уже потом решу.

Приняв решение, разворачиваюсь и иду назад в сторону дороги. До этого двигался фактически напрямик к стене, не выбирая особо путь, будь то поле или лес — шел прямо. И это была глупость, разумнее было бы сразу двигаться в нужном направлении, а не переться непонятно зачем к стене, но что есть то есть. Почему-то тогда мне показалось это хорошей идеей. Сейчас же удобнее будет передвигаться по нормальным дорогам, заодно буду искать рабочий транспорт. Ну а еще, пора уже наконец-то найти подходящее место и устроить привал, а то усталость начинает брать верх.

Добравшись до дороги, иду по ней в нужную мне сторону. Километр за километром, час за часом. Мыслей особых нет, Арти молчит и говорить о чем-то не горит желанием. Еще и ни одной рабочей машины как на зло. Сколько-то населенных пунктов обошел стороной, пока не начал совсем валиться с ног. Тогда забрел в первый попавшийся дом и забаррикадировавшись там отрубился тяжелым сном. Перед этим лишь по привычке проверил ментально округу и никого не обнаружил.

Пробуждение не сказать, чтобы было приятным — все тело по-прежнему болело, даже регенерация по какой-то причине не спасала. А еще хотелось сильно есть. Непонятные какие-то ощущения. Пришлось подниматься, не смотря на желание поспать еще этак часиков двадцать.

Уже закончив завтрак, заметил одну странность — снаружи дома начинался рассвет, хотя когда я лег спать еще была ночь и вряд ли проспал всего лишь несколько часов. Ощущения твердят как минимум часах о двенадцати, если не больше. Какие-то смутные подозрения начинают закрадываться.

— Арти, сколько я проспал?

— Пятьдесят четыре часа двадцать восемь минут.

— Сколько?! — вырвалось удивление из меня. — Можешь не отвечать.

Неплохо я так передохнул. Двое суток с небольшим проспал. Это… это охренеть, нет слов просто.

— Арти, почему я так долго спал? — спрашиваю у нее, оставив завтрак и срочно проверяя округу на зомби или кого-то другого. Следовало сделать это еще сразу после пробуждения, но был в каком-то тормознутом состоянии.

Пусто, никого нет. А мне повезло, сильно повезло. Я настолько крепко спал, не уверен, что нейросети удалось бы меня разбудить случись что. Скорее всего так и умер во сне, ворвись в дом зомби или кто-то другой с целью убить меня. Слегка уняв тревогу, доедаю завтрак и начинаю срочно собираться в дальнейший путь, и так слишком много времени потерял.

— Арти, я все еще жду ответа. — напоминаю ей о своем вопросе.

— Совокупность нескольких факторов — физическое истощение, перестройка организма с учетом новых нагрузок. А так же твои психологические проблемы — твое сознание ушло в защиту. Для всего этого потребовался длительный сон. Сейчас изменения организма практически завершились, а сознание находится в стабильном состоянии. Есть только одна небольшая проблема.

— Какая? — спрашиваю у нейросети, выходя из дома и оглядываясь по сторонам. А то весьма смутно помню, как я здесь оказался, дошел уже почти ничего не соображая и еле переставляя ноги.

— Твоя память.

— Что моя память? — подозрительно спрашиваю у Арти, заметив при этом машину, стоящую неподалеку от меня около одного из домов. И на вид она выглядит неплохо. Шансы того что она окажется рабочей весьма велики. Неужели мне наконец-то повезет с транспортом, а то в этот раз что-то совсем глухо было?

— Процесс отторжения воспоминаний ускорился по непонятной причине.

— Какого хера?! — только и могу ответить ей, растеряв всю радость от обнаружения возможно рабочей машины.

И что я забыл? Срочно перебираю свои воспоминания. Себя помню, последние события тоже. А вот дойдя до университета понимаю, что там появились провалы. Я совсем не помню, что было на двух первых годах обучения! Точнее не совсем так, в общих чертах знаю, но вот детали… их нет, словно мне кто-то в двух словах рассказал и все. Преподаватели, изучаемые предметы, одногруппники? Что-то было, но вот конкретно что и кто — этого не помню.

Школа? Это еще помню с большего, но тоже есть пробелы. А ведь когда раньше проверял воспоминания это все помнил гораздо лучше, особенно время в университете.

— Отторжение идет до сих пор?

— Да. Скорость не уменьшилась.

— Какой твой прогноз?

— У тебя не больше месяца с текущей скорость. Потом ты забудешь все.

Месяц… Что ж, значит мне нужно успеть сделать все задуманное за этот срок. Надеюсь успею. Не жизнь, а гонка какая-то. Усмехнувшись пришедшей ассоциации, отгоняю грусть. Я пока что при памяти с большего и жив — этого достаточно. Но прохлаждаться больше нельзя, стоит поспешить.

Подойдя к машине, собираюсь ее вскрывать, но обнаруживаю что она не заперта. Заглянув внутрь, вижу ключи, валяющиеся на сиденье. Подозрительно это как-то. Осматриваю ее со всех сторон. Машина как машина, ничего такого. Бензиновая, довольно старая модель, но оснащена электроникой. Бак заполнен больше чем на половину. Непонятно почему ее бросили. Закидываю в нее рюкзак и сам сажусь на водительское место. Будет глупо отказываться от такого подарка судьбы.

Дальнейший путь прошел значительно комфортнее и быстрее. Еще полдня, и я добрался до того места, где в прошлый раз перебирался за стену. Бензина в баке хватило почти впритык. Моей прежней машины на месте ожидаемо не оказалось, кто-то приделал ей ноги. Ха, смешно звучит. И лодок как на зло что-то не видно на побережье. Покатушки вдоль берега прекратились резко и по банальной причине — закончился бензин. Пришлось переходить на пеший ход и топать так до стены.

К сожалению, ни одной лодки на глаза так и не попалось, так что придется перебираться вплавь, как бы мне этого не хотелось. Можно конечно, было вернуться назад и поискать в поселениях на берегу, которые видел, когда ехал сюда, но без машины это растянется на очень долго. Лучше я искупаюсь, но наконец окажусь по другую сторону стены. А там уже и до нормальной цивилизации рукой подать.

Дойдя до того места, где стена уходит в море, замечаю огибающие ее три лодки. Первым порывом было броситься в лесок, растущий вдоль всего берега, и укрыться там, чтобы затем или атаковать неизвестных, или незаметно спереть у них лодку, но потом решил действовать иначе. Зачем мне создавать себе лишние сложности, когда возможно все получится решить тихо, мирно и в свою пользу? Так что иду туда куда должны причалить лодки, не скрываясь и держа руки на виду. Оружие не прячу, это будет точно слишком подозрительно, так что автомат висит на своем месте, как и кобуры с пистолетами. Единственное что предпринимаю — это создаю под одеждой броню из нанороботов, если будут стрелять, то скорее всего в грудь. Хотелось бы конечно целиком защититься, но странная броня точно вызовет подозрения, хватит моей не совсем обычной внешности.

— Тебе что нужно? — спросил мужик на ближайшей лодке, когда она оказалась около берега. Остальные находящиеся на лодках держат меня на прицеле, не спеша окончательно приближаться. Заметили они меня давно, но не реагировали пока не стало понятно, что я иду именно к ним. Присмотревшись, вижу, что там похоже только одни мужики, женщин нет.

— Не переправите на ту сторону?

— Ты кто такой, я тебя здесь раньше не видел?

— Путник. Хочу заметить, что и я тебя здесь раньше не видел, хотя уже бывал тут.

В ответ получаю внимательный взгляд, проходящийся по мне и рассматривающий каждую складку на моей одежде. Дольше всего он задержался на моем лице, которое ничем не скрывается теперь, шлем-то я оставил в Варшаве вместе со всей остальной броней. И как он отреагирует? В отличии от живущих по ту сторону стены, эти должны быть более подозрительными и настороженными. Главное, чтобы не настолько как военные в Париже, те в большинстве случаев предпочитали сначала стрелять во все непонятное, а потом только разбираться что это такое было.

— Ты как-то слишком легко одет для прогулки по этим местам. — нейтрально заметил мужик, пока никак не среагировав на мою внешность.

— Поизносился.

— Что с кожей и глазами?

— Побочка от модификации.

— Не слышал я про подобное.

— Все бывает. В любом случае я не зомби. Или ты видел, чтобы они спокойно стояли и разговаривали? Так что с моим вопросом? Сможете переправить на ту сторону?

Мужик оглянулся на своих. Те в ответ пожали плечами, продолжая направлять на меня оружие.

— Переправим, а то я смотрю ты вплавь собрался. — ответил он после недолгих раздумий и переглядываний с людьми на остальных лодках.

Стоило ему озвучить свое решение, как меня сразу же перестали держать на прицеле, а все три лодки быстро причалили к берегу.

— Садись в эту, сейчас тебя быстро переправим. — сказал мужик, сойдя на берег и махнув рукой в сторону лодки на которой он плыл. Все остальные ее пассажиры остались на месте.

Сажусь в нее. Ближайший парень к мотору тут же завел его, а мужик разговаривавшийся со мной оттолкнул лодку от берега.

— Откуда путь держишь? — спросил одни из рядом сидящих, пока лодка разворачивалась и набирала скорость.

— Из Варшавы. — честно отвечаю.

— И как там? Про город ходит много слухов, но мы туда не совались.

— Уже никак. Там была бойня. Я как увидел горы трупов там сразу свалил оттуда подальше. Хотел передохнуть, а оно вон как вышло. — рассказываю почти правду.

— Горы трупов?

— Да. Не знаю, что там случилось, но это было страшно. Да я испугался, когда только увидел эти трупы, представить не могу что там творилось.

— Может зомби?

— Нет, какие зомби. Они по-другому убивают. Хотя может и зомби, кто знает. — отвечаю ему.

— И что, ты спокойно оттуда ушел?

— Да. Никого не встретил. Но я и не задерживался там. Как вошел в город, так почти сразу же и ушел, я не псих оставаться в таком месте. Как и шляться там, рискуя нарваться на то что сделало это все.

На этом наш разговор подошел к концу — лодка уже обогнула опору стены и стремительно приближалась к берегу. Хорошо все-таки когда есть мотор, а не на веслах как я в прошлый раз. Еще бы меня подбросили до города… но ладно и так спасибо что не послали и не пришлось устраивать себе купания.

— Спасибо. — благодарю и выпрыгиваю на берег.

Обернувшись, вижу, как лодка уходит обратно в море. Что ж, через стену я перебрался, теперь надо решить куда дальше. Как и в прошлый раз в город что тут неподалеку, а уже из него поеду куда-нибудь? Да, так и сделаю. Спорым шагом иду вдоль берега, убрав броню из нанороботов, которая была активна все это время.

Дальнейший путь прошел спокойно: никаких зомби, никаких угроз — просто наслаждение, особенно если сравнивать с моим последним днем Варшаве. Добравшись до города, уже зная куда идти, двинулся к месту остановки автобусов. Арти же, стоило только появиться доступному интернету, тут же подключилась к нему, изучая последние новости и ища наиболее подходящий город, в котором можно временно укрыться, и маршрут к нему. Как же все-таки хорошо с ней, сразу снялась часть забот.

И вот на вокзале меня неожиданно настигли неприятности. Хотя все шло неплохо, внимания особого к себе не привлекал, уже даже купил билет на нужный автобус, когда туда вошла группа людей. С первого взгляда на них было понятно, что это не обычные мирные гражданские, скорее какие-то отморозки, непонятно что забывшие в этом городке. Но и не военные или полиция, как и не бандиты, скорее какие-то наемники, причем не особо высокого пошиба, ощущается в них что-то такое. Вот не тянули они как-то на элитных наемников. Да и оружие, демонстративно выставленное напоказ прямо указывало на это. От таких с первого взгляда ожидаешь одни только проблемы.

Но вот то что эти проблемы коснутся меня я даже и предположить не мог, ведь до моего отъезда оставались считанные минуты, а я уже направлялся к выходу собираясь покинуть здание. Да и я тот второй раз в жизни, откуда проблемам взяться?

Увидев вошедших, какой-то непонятной чуйкой уловил что они тут не спроста — такие не катаются на автобусах, да еще и с оружием наперевес. Проверив их эмоции лишь убедился в этом. Азарт, предвкушение, нетерпение — набор такой, будто они на какой-то охоте.

Войдя внутрь и перекрыв выход, они осмотрелись по сторонам, проходясь взглядами по каждому присутствующему тут. И осмотрев все помещение их взгляды остановились на мне. Не к добру это.

— Эй, парень, подойди ко мне! — крикнул один из них, продолжая смотреть на меня. Остальные его товарищи начали расходиться в стороны, охватывая полудугой помещение и всех находящихся тут людей.

Вот что им нужно, а? В этом городе вроде бы никому никакое зло не делал. И оружие все спрятано в рюкзак, быстро вытащить не получится, я же блин в мирный город заходил.

— Я вас не знаю. — кричу в ответ, внимательно рассматривая их и пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. И что-то кроме того, как атаковать первым, воспользовавшись внезапностью, ничего в голову не приходит. Они явно прицепились ко мне не для того чтобы спросить дорогу или узнать, как у меня дела. Ограбить? Это смешно, у них самих снаряжения гораздо больше чем у меня. Чем-то очень ценным я точно не владею.

Прикидываю кого первым атаковать и как вообще действовать. Какого-то особенно мощного оружия у них незаметно, только обычные автоматы, значит броня из нанороботов должно выдержать.

— Подойди сюда! — настойчиво повторил мужик, положив руку на автомат.

Активирую броню из нанороботов, покрывая все тело под одеждой, голые части тела оставляю пока что без нее, чтобы не насторожить противников раньше времени. А в том, что они противники уже не сомневаюсь. Медленно шагаю к мужику, продолжая глазеть по сторонам и вызывая усиление, оно точно не будет лишним.

Остальные члены его отряда стали по бокам от него, люди же, находящиеся здесь, забились под стены, стараясь привлекать как можно меньше внимания. Будь их воля они бы давно сбежали, но единственный выход перекрыт. И так, что я имею? Их семеро, все вооружены, в бронежилетах.

— Стой, посмотри прямо на меня и сними капюшон. — приказал мужик, когда между нами осталось несколько метров.

Выполняют требуемое.

— Это точно он. — произнес стоящий рядом с главарем этой шайки.

Тот внимательно смотрит на меня и словно сомневается. И все же он решил, улавливаю как его рука потянула автомат, собираясь направить его на меня. Они сами не оставили мне выбора. Отдаю приказ броне из нанороботов покрыть все тело. Рывок вперед, влетаю в главаря. Бью со всей силы ему в грудь, отбрасывая на стену. Шаг в сторону, удар кулаком в лицо стоящему там. Не позволяю ему упасть, схватив его автомат и направив на находящихся в другой стороне противников. Срывать с него оружие времени нет, ремень за что-то зацепился и только потрачу драгоценное время, так что жму на спусковой крючок выпуская одну длинную очередь, проходящую по четырем врагам. Выпускаю из рук автомат и бросаюсь к оставшемуся нетронутым противнику.

Опоздал слегка. Меня встречает очередь в упор, которая разбивается об броню из нанороботов. Вижу, как у противника удивленно округляются глаза, когда я продолжаю приближаться к нему, не смотря не на что. Он поразительно тупит и продолжает стрелять в меня, ничего больше не предпринимая, его словно парализовало от удивления. Или страха.

Сильный удар, и он отлетел сломанной куклой. Короткий полет, и он приземлился головой об стену. Весьма неудачно для него. Он точно больше не противник. Разворачиваюсь к оставшимся. Главарь жив и уже на ногах. Остальные в той или иной мере ранены, моя очередь хоть и прошла на уровне защищенного бронежилетом туловища, но зацепил почти у всех руки. Ну кроме того из автомата которого я стрелял, он валяется без сознания на полу и не похоже, что планирует приходить в себя в обозримом будущем. Время, нужно заканчивать, после начавшейся стрельбы кто-нибудь точно вызвал полицию, сомневаюсь, что выстрелы не слышны снаружи.

Наконец-то сбрасываю со спины рюкзак, который так мешал мне все это время. Главарь или остальные? Главарь. Подскакиваю к нему, принимая на броню несколько выстрелов из пистолета. Удар по оружию и то летит на пол. Затем провожу серию ударов по корпусу врага и неожиданно понимаю, что того уже нет на прежнем месте. Он явно модификант. Чувствую, как мне в голову прилетел удар. Причем модификант на скорость, не на силу.

Разворот, сокращаю дистанцию и начинаю осыпать его ударами взвинчивая темп, я тоже могу быть быстрым когда нужно. Какое-то время он вертелся, уклоняясь от ударов, но потом все же допустил ошибку. Всего лишь один удар, и он лег. Не оставляю его просто так и несколько раз хорошенько бью в его голову, гарантированно отправляя в беспамятство. Этот тоже готов. Можно было бы и убить, но не стоит создавать лишние трупы, тем более на обжитых территориях — это чревато нехорошими последствиями. Правда совсем не факт, что таким образом я не наживу себе другие проблемы, но колебаться в сомнениях нет времени.

Поднимаюсь и смотрю на оставшихся четверых бойцов. Те растеряли весь свой запал и напугано смотрят на меня. Нужно вырубить их. Рывок к ним. Меня встречает почти синхронная очередь из четырех автоматов. Сильно, но не так как было в Варшаве. Подскакиваю к ним, не обращая внимания на бьющие по броне пули, и вырубаю одного за другим. После первого упавшего, двое попытались сбежать и только один стойко остался на прежнем месте, продолжая стрелять в меня. Однако это им не помогло, и спустя десяток секунд они все валялись на полу. Вот и все.

Разобравшись с последним, окидываю взглядом помещение. Гражданские ведут себя тихо-тихо, стараясь даже дышать через раз и смотрят куда угодно, но только не на меня. Пора мне уматывать отсюда, поездка на автобусе явно отменяется. Весь бой занял от силы где-то минуту, так что время до прибытия полиции у меня еще должно быть.

Быстро обшариваю тела в поисках ключей от машины, не пешком же они сюда пришли. Нахожу искомое у главаря. Подхватываю свой рюкзак и выскакиваю из вокзала. Около входа сразу же замечаю две стоящие машины. А чья вторая? Хотя их же семеро, в одно вряд ли влезли бы. Но тогда почему не нашел вторые ключи? Не важно. Подскакиваю к ближайшей и пытаюсь открыть ее. Не подходит ключ. Тогда следующая. А вот это открылась. Заскакиваю в салон, завожу машину и уматываю отсюда подальше.

Не смотря на всю хреновость ситуации, я разжался транспортом, пусть его и придется бросить. Сейчас главное оказаться как можно дальше отсюда. Опускаю взгляд на себя. Блин, одежда в лохмотья, такими темпами я не напасусь на себя запасных комплектов одежды. Перескакиваю мыслями со своего внешнего вида на кое-что другое. А что собственно только что произошло? С какого хрена эти семеро попытались меня убить? И что значит — «это точно он»?

На ум приходит только одно — хозяин банка, когда я был в Таллине, говорил, что за меня объявлена хорошая награда. И вот эти ребята, видимо знали про нее. А все остальное — предполагаю банальное стечение обстоятельств. Ну не могли же они меня выслеживать от Варшавы? Вряд-ли. А вот с того момента как я вошел в этот город или даже пересек стену — вполне.

М-да, еще одна проблема теперь. Придется внимательно следить за окружением, эти могут быть не единственными кто заинтересовались мной, точнее наградой за меня. Хотя есть еще и другая проблема — полиция, на вокзале были камеры, и я на них засветился, так что искать точно будут. Блин, что ж мне так в этот раз не повезло-то?

И вообще, почему эти наемники хотели меня убить? Если правильно помню, то награда за информацию обо мне, а не за мой труп. Как-то не вяжется. Или мои сведения устарели или есть еще что-то. Нужно разобраться.

* * *
— Разрешите? — в кабинет генерал постучался подчиненный.

— Да.

— Пришли сведения от группы в Варшаве.

— И что?

— Зверь не обнаружен.

— Информация была ложной? Нашли источник?

— Источник не найден. А по поводу информации… там не все очевидно. Когда группа прибыла в город, там уже все были мертвы.

— Что значит мертвы и что значит все?

— То и значит. Там произошло самое настоящее побоище. Местные пытались кого-то убить, а тот или те убили их. Мертвы все, кто был в городе, выживших найти не удалось. Группа обнаружила много чего другого интересного, но это к делу не относится и все найденное уже передано соответствующим отделам.

— Есть что-то указывающее на то что Зверь все же был там?

— Если принять что всех убил кто-то один, то это было бы очень похоже на Зверя. Использовалось как стрелковое оружие, так и чистая физическая сила. Убивший их действовал максимально эффективно и беспощадно. Причины произошедшего нам неизвестны.

— То есть, след Асова все равно потерян?

— На текущий момент да. В Варшаве тупик.

— Ладно. Продолжайте поиски. Что обнаружила группа в городе?

— Если кратко, то безумный ученый, который получил возможность проводить свой эксперименты без ограничений. Зомби, люди, звери. Проще сказать над кем он не ставил опыты. Обнаружено множество материалов и образцов. Кстати, интересный момент — часть из ранее бывших живыми подопытных были относительно недавно убиты. Предполагаемое время — тогда же когда произошла бойня. Еще одна странность связана с самой бойней — местные упорно стремились куда-то, даже не помышляя о бегстве. Они погибали, но двигались дальше и пытались кого-то убить. И это выглядит очень странно, нормальные люди не действовали бы так.

— Тот, кто устроил бойню, вернулся в лаборатории или где это все находилось и добил находившихся там подопытных?

— Возможно. Или вначале добил, а потом была бойня. Точно время установить невозможно, только примерный срок — и он указывает на приблизительно одно и то же время всех смертей.

— Понятно. Сколько погибло в городе?

— По приблизительным подсчетам — около двух тысяч людей. Полный отчет вам отправлен по сети пять минут назад.

— Сколько? — удивленно переспросил генерал. — Я понял, работайте дальше, свободны.

Военный отдал честь и покинул кабинет начальства. Генерал же в прострации смотрел перед собой.

— Две тысячи человек… Асов, в кого ты превращаешься? — тихо прошептал он. Вопреки обыкновению, в этот раз за бутылкой коньяка он не полез.

Конечно, прямых доказательств того что это сделал Асов у него не было. Но почему-то его не отпускало упорное ощущение, что это был именно он. Его потрясло не то что Асов перебил сколько-то там человек, а конкретно их количество. Это ведь невообразимая цифра для одного человека. Да его должны были тупо забросать телами.


Глава 12


— Ваши документы. — произнесла администратор, протягивая мне обратно паспорт и продолжая что-то набирать в компьютере.

Беру его, внимательно следя за ее лицом, точнее эмоциями, проскакивающими там. Пока проблем вроде бы нет — документы никаких у нее подозрений не вызвали, все нормально, как и должно быть у обычных, ничем не подозрительных людей. Главное, чтобы не вызвала полицию, на остальное как-то пофиг, пусть думает себе, что хочет. А судя по первым взглядам, которые она на меня бросила, когда я только подошел к ней — моя внешность незамеченной не осталась. Но не смотря на любопытство девушка быстро взяла себя в руки и сейчас ничем не показывает своего интереса.

— Номер сорок восемь. Ваш ключ. — произнесла она, протягивая на этот раз небольшую ключ-карту и украдкой рассматривая мое лицо. Все же разглядывать меня прямо будет слишком нагло, и она об этом знает.

— Спасибо. — благодарю ее, забирая ключ и слегка улыбаясь в ответ на ее очередной взгляд.

Не задерживаясь, направляюсь в честно снятый номер, намереваясь наконец отдохнуть. Последние сутки были выматывающими. Удрав из городка у стены под названием Клайпеда, после стычки с непонятными наемниками, долго еще путал следы, опасаясь преследования. Проехал на угнанной машине в одну сторону дальше вдоль побережья, бросил ее, пешком двинулся совсем в другую сторону в глубь страны, идя по большей части не по дорогам, а по лесам и полям чтобы было сложнее отследить, затем все же вышел на трассу и поймал попутку, доехал до какого-то городка, там уже сел на автобус и добрался до этого города, где решил все же остановиться на какое-то время. И так меня уже занесло почти на другой конец страны.

Если кто-то будет меня искать им придется неслабо по петлять по стране, надеюсь следы я запутал неплохо. Место моей временной остановки называется Каунас. Одно название лучше другого — что город у стены называется, что этот… Хотя для местных все нормально, это меня чего-то цепляют, вот не звучат они, хоть убейте меня. Нет, стоп, вот о последнем точно не стоит думать, даже шуточно — опасно, учитывая непонятную ситуацию, складывающуюся вокруг меня, точнее охоты за мной. Если раньше я в целом представлял кто и за что, то сейчас…

Поднявшись по лестнице на второй этаж, нахожу свой номер и захожу внутрь. Однокомнатный, простенький, уютный. Бросив рюкзак у кровати, иду первым делом в душ. Что делать дальше не знаю, планов пока что никаких — все будет зависеть от того что Арти нароет.

— Арти, ты подключилась к интернету? — спрашиваю у нее мысленно, нежась под струями горячей воды. Какой же это все-таки кайф.

— Да. Анализирую обстановку, работаю с данными из Парижа.

— Сколько тебе нужно еще времени?

— Как минимум сутки.

— Хорошо, работай. Тут сильная защита у городской системы видеонаблюдения? Если нет, тогда возьми ее под свой контроль, лишним не будет.

— Поняла, посмотрю.

У меня есть целые сутки свободного времени. На что его потратить? Для начала отдохнуть, а потом стоит пройтись и закупиться, наличные деньги еще были, а на крайний случай у меня же теперь есть Арти и электронные кошельки. Значит решено. Осталось только случайно не столкнуться здесь с еще какими-нибудь охотниками за моей головой.

Приняв решение, выбираюсь из душа. Вытираясь, бросаю взгляд на свое отражение в зеркале. Я стал каким-то другим. Когда я последний раз так на себя смотрел? Не вспомню даже сейчас. Давно, очень давно, с тех пор много чего произошло. Откладываю полотенце в сторону и внимательно разглядываю себя.

Взгляд моих глаз завораживает — белки стального цвета, а зрачок странно мерцает. Все это я уже видел раньше и знал, но вот так при нормальном свете и зеркале вижу впервые. Прищуриваюсь. Зрачок стал мерцать сильнее, а цвет белка стал более насыщенным, начав словно сиять изнутри. Кажется, я понимаю теперь, что значит — у меня сияют глаза.

Продолжаю рассматривать себя дальше, не зацикливаясь только на одних глазах. Черты лица остались прежними и вполне узнаваемыми, только кожа другая — иной структуры даже на вид и стального оттенка, но не такого светлого как глаза, а более темно-серого. Волосы же, что странно, остались внешне прежними. Интересно почему?

Отхожу немного назад и рассматриваю торс целиком. Откуда-то появились хорошо различимые жгуты мышц, которых раньше точно не было, не после всего пережитого, когда я был постоянно на грани полного истощения. Не сказать, что они совсем огромные, но выделяются. Тело у меня сейчас сухое с малым процентом подкожного жира, так что вид очень даже, хоть сейчас иди на пляж клей девчонок.

Странно только что жира такой малый процент, видны даже волокна мышц, а ведь мой организм постоянно пытается делать запасы на случай кризиса, заставляя меня кушать очень хорошо, не безумно жрать как было одно время раньше, но тоже не мало. Последние дни не сказать, что питался нормально, но и не голодал, зная о своей такой особенности, да и для брони из нанороботов нужно поддерживать постоянный запас энергии. Ладно, чего я прицепился к этому жиру?

Интересно это так благоприятно на меня повлияло время, проведенное в доме посреди леса? Тишина, спокойствие, регулярный хороший сон, питание… Но точно не когда был в лаборатории. Хоть тогда контроль был у Зверя, состояние тела помню неплохо — не совсем хреновое, но где-то на грани, никто не рисковал почему-то меня откармливать. Наверно опасались, ведь даже в том состоянии я был опасен.

И откуда все это счастье, я же даже толком не давал физические нагрузки, способные привести тело к такому состоянию? Мозг сам нарастил их? Теоретически возможно, все же упирается в него — если он считает, что мне нужны мышцы, то и будет их наращивать. Учитывая все происходящее со мной — скорее всего так и есть, других причин откуда появилось все это не вижу. Да уж, какие-нибудь бодибилдеры за такое отдали бы и душу и все что угодно в придачу.

Отвожу взгляд от своего отражения. Если встречусь с кем-нибудь из старой жизни, то меня вряд ли узнают. Да даже если с кем-то из тех, кого видел несколько месяцев назад. Не знаю радоваться или грустить мне. С одной стороны, это же круто, а с другой… от меня прежнего остается все меньше и меньше. А может просто принять как факт и не париться, а то что-то я начал уделять внимание какой-то ерунде, когда есть более важные проблемы? Оказался в безопасности вот и расслабился.

Вспоминаю еще кое о чем, раз все равно время свободное есть. Смотрю как бы в угол поля зрения и нахожу там нужную иконку. Интересно, какие у меня будут параметры по мнению Арти, и будут ли они вообще? Помню, что при прошлом просмотре там уже была часть значений в виде вопросиков и нейросеть не могла точно выставить их. Жму на иконку, вызывая окошко интерфейса.

Работает, это радует, хотя толку мне от этого все равно не много. Посмотрев на выведенный перед глазами текст, не удерживаюсь от грустного вздоха. Цифр там теперь вообще никаких нет, хотя бы приблизительных.

— Арти, почему в моих параметрах нет значений?

— А как я тебе их выведу?

— А в чем проблема, раньше же высчитывала как-то?

— Проблема в тебе. Твои параметры сильно изменяются в зависимости от твоего состояния. Сейчас, в совершенно спокойном состоянии, они у тебя одни. Стоит тебе активировать усиление — они станут другими. Если наверх на это наложить еще полную броню из нанороботов, то они еще больше подрастут. Это уже как минимум три состояния, а еще есть, когда без усиления, но с броней.

— Ну вывела бы для четырех этих.

— А у тебя есть еще промежуточные состояния. Ты же можешь активировать усиление не полностью, совсем на немного, хотя сам может этого даже не заметишь, проделав совершенно подсознательно. Это дает тебе небольшое усиление или увеличение выносливости. Во многих ситуациях ты сам того не подозревая зачастую активируешь усиление.

— Да? — удивленно спрашиваю у нее, переваривая новую информацию.

И меня удивила не куча возможных вариантов моих параметров, а то что усиление могу активировать совсем слегка и даже этого не замечать. Мне казалось, что у этого состояния есть только два режима — активировано и нет, гормон выработан или нет.

— Да.

— Ты уверена в этом? Ты же говорила, что мое усиление связано с выработкой какого-то гормона?

— Уверена. Усиление еще завязано на объем выброшенного гормона. И твое подсознание научилось неплохо дозировать его. Не забывай, ты постоянно мутируешь, приспосабливаясь к новым условиям. Первоначально да, у тебя было только два состояния — гормон выработан и усиление произошло или же нет, но сейчас все иначе.

Ну да, забудешь про мутации, как же. Выхожу из ванной и иду прямиком к кровати, сейчас спать, а все остальное потом. Стоило только коснуться головой подушки, как сразу отрубаюсь, настолько сильно устал, все же почти сутки носиться по стране пытаясь запутать следы не так уж и просто.

Проснулся, когда на улице во всю светило солнце. Затем был сытный завтрак и поход по магазинам. Не сказать, что много чего купил себе. Не зная, что ждет дальше сложно предполагать, что может понадобиться. Поэтому обошелся несколькими комплектами сменной одежды, которая у меня последнее время очень быстро приходит в негодность, и комплектом обычной гражданской одежды, в которой можно ходить по городу, не привлекая к себе внимания. Последнюю сразу и надел. В остальном это были разные мелочи — вроде ножа или патронов для оружия, которые как ни странно теперь можно вполне официально купить. Короче говоря, купил все то что нужно для жизни в отрыве от цивилизации. Не скажу, что мне хочется опять к этому прибегать, но такой вариант вполне возможен, учитывая все происходящее.

— Сергей, я кое-что нарыла. — сказала Арти, когда я нагруженный покупками возвращался обратно в гостиницу.

— По какой теме?

— Почему на тебя напали.

— И почему же? — спрашиваю не на шутку заинтересовавшись.

— На тебя размещен еще один заказ.

— Еще один?

— Да, есть тот, про который тебе рассказывал хозяин банка, там награда за информацию о тебе. А есть другой, более свежий — там награда за твой труп.

— Интересно, а можно узнать кто разместил их?

— Про первый все известно. Как и сказал тебе хозяин банка — заказ разместила русская разведка. А вот по второму все сложнее, там лицо частное. Разумеется, это только посредник. Я попробовала проследить всю цепочку, но до конца на данный момент дойти не смогла. Могу только сказать, что это кто-то весьма могущественный и при деньгах — только за размещение заказ таким образом они потратили денег чуть-ли не больше чем указанно в вознаграждении.

— И кому я мог перейти настолько дорогу? — спрашиваю, теряясь в догадках. У меня кажется нет настолько могущественных противников.

— Не знаю. Думай, вспоминай.

— Ладно… — отвечаю ей, пытаясь сообразить кто же это может быть.

— Есть еще кое-что. В первом заказе, который от разведки, имеется твое словесное описание, без фото. Чтобы получить фото, нужно выйти на связь с заказчиками и если информация будет важной, то дальше уже возможно получение твоего фото для более точного опознания. Во втором же случае твоя фотография присутствует сразу в заказе, причем вполне актуальная — там ты уже с измененной кожей и глазами.

— И откуда они могли взять ее? У разведки понятно откуда, но у других?

— Не знаю. — ответила Арти фразой, которая в этом разговоре уже начинает меня раздражать.

И вот кому я так помешал? Владельцы ЧВК? Те кто стоит за ЧВК и тем британским лордом? Ну, это вообще-то вроде одно и то же лицо, или почти. Они заказали меня? Вполне возможно. Но почему сейчас, откуда узнали, что я жив? Заказ разведки их пробудил? Откуда у них мое свежее фото? Блин, вопросов много, а ответов как обычно нет. Можно у меня хоть раз сначала появятся ответы, а только потом будут вопросы? Эх…

— А ты не можешь что-нибудь взломать и узнать что-то касательно этого вопроса? — спрашиваю у Арти.

— Для этого нужно знать, что взламывать. В данный момент я завершаю расшифровку данных из Парижа, затем еще час займет их анализ.

— Хорошо, тогда не отвлекаю. Хотя, еще одни вопрос — ты систему видеонаблюдения города взломала?

— Да, там никакой серьезной защиты. Доступ к системе у меня теперь есть, в нее саму не влезала пока, не было нужды.

Молча дохожу до своего номера и сгрузив покупки, спускаюсь обратно, планируя зайти в ресторанчик напротив, а то пока гулял и закупался успел нагулять себе аппетит. На выходе из отеля сталкиваюсь с каким-то мужиком. Он появился непонятно откуда, будто специально бросился в дверь, когда я там показался.

— Извиняюсь. — произнес мужик.

— Прошу прощения. — говорю ему в ответ, пропуская его и выходя наружу. Все же не совсем понятно кто виноват, так что лучше извиниться, с меня не убудет.

Правда с некоторым трудом удалось подавить порыв стукнуть его кулаком, а бессознательное тело затащить внутрь. Дичаю, что тут сказать, нужно заканчивать с похождениями по безлюдным территориям и начинать нормально жить в обществе. Ну да, у меня же это так получится…

Чувствую взгляд, направленный мне в спину. Оглядываюсь. Мужик, с которым только что столкнулся стоит у дверей и смотрит мне вслед. Чего он, я же извинился? Осматриваюсь по сторонам. На улице пусто, никого больше не видно. Посмотрев снова на мужика, вижу, что он развернулся и пошел дальше. Пожимаю про себя плечами, выбрасывая из головы случившееся.

— Арти, на меня только что не прицепили никаких следящих устройств? — на всякий случай спрашиваю у нейросети, поддавшись своей паранойе. Все же подозрительно все это как-то. А может я себя только накручиваю и того мужика привлекла моя внешность, вот он и смотрел мне вслед. Объяснение звучит так себе, учитывая, что я не девушка, чтобы привлекать кого-то своей внешностью, но учитывая цвет моей кожи и глаз… понятно, что за такое мимо воли цепляется взгляд.

— Нет, ты чист. Я ничего не обнаруживаю. — успокоила меня нейросеть.

Слегка уняв возникшую тревогу, сажусь за столик у окна, продолжая иногда поглядывать на вход в гостиницу. Я уже почти доел, когда мужик вышел из гостиницы и остановившись у ее входа стал оглядываться. Посмотрев по сторонам, он направил свой взгляд прямо на меня. Как-то не уютно чувствую я себя под ним. Чего ему нужно?

Посверлив меня взглядом еще несколько секунд, он пошел в мою сторону. Напрягаюсь, готовясь к чему-то явно нехорошему. Пока он идет, осматриваю улицу. Там никого подозрительного по-прежнему не видно. Может он не ко мне?

— Арти, подключайся к видеонаблюдению, проверь округу. Не нравится мне этот мужик.

— На улице перед рестораном ничего подозрительного, расширяю радиус поиска и продолжаю наблюдение. — отчиталась нейросеть, когда мужик быстро пересек улицу и подошел ко входу в ресторан.

— Я присяду? — спросил он на английском, подойдя ко мне и остановившись у столика. Надежды что он не ко мне разбились в дребезги.

— Да. — отвечаю ему, внимательно разглядывая его.

Высокий, крепко сложен, короткая стрижка. Если и модификант, то не похоже, что с перекосом на силу — те выглядят иначе. А вот если модифицирован по нескольким направлениям… тогда определить со стороны по внешнему виду сложно. Одет без особого шика — одежда неброская, но вроде бы хорошего качества. Я не очень хорошо разбираюсь в этом и оценить точно не могу. Садится легко, явно занимается спортом. Или модификант.

Заняв место напротив меня, он начал в свою очередь рассматривать меня. Активирую броню из нанороботов, покрывая все тело под одеждой. Пока ничего не происходит продолжаю разглядывать сидящего напротив, пытаясь еще что-нибудь выяснить про него таким образом.

Ничего больше не заметив в нем, прощупываю его ментально. Никаких особенных эмоций — интерес, легкая усталость. Или он не собирается меня убивать и его привело ко мне что-то другое, или же он лютый профессионал, у которого не возникает по этому поводу никаких лишних эмоций.

— Вот ты какой… — протянул он, спустя несколько минут взаимных разглядываний.

— Какой?

— Интересный. — ответил он, откидываясь на спинку стула.

— И чем же я интересен? Чем собственно обязан такому интересу к своей скромной персоне?

— О, ты даже не представляешь на сколько ты интересен. А чем обязан… Хотел посмотреть вживую на человека за труп которого дают столько денег.

Эм, а вот размер вознаграждения я у Арти-то не уточнил. Интересно, во сколько оценили мой труп?

— И много дают?

— Много. — ответил он, чему-то усмехнувшись.

— Арти? — мысленно зову ту. — Сколько за меня дают? И что по обстановке?

— Один миллиард долларов за тебя дают. По обстановке — пока ничего подозрительного не обнаружила. Возможно этот человек работает в одиночку или же его прикрытие хорошо замаскировалось.

Сколько за меня дают?! От услышанной цифры захотелось аж вскочить. В горле сразу как-то пересохло. Это что же я должен был такое сделать, что за мой труп дают такие деньги, безумная же сумма? Даже теряюсь в догадках…

— Арти, а сколько русские дают за информацию обо мне?

— Один миллион долларов.

Вот, нормальная, адекватная сумма. Ну, так-то она тоже огромная, но на фоне прошлой выглядит очень скромно. Со всех сил пытаюсь переварить то во сколько оценили мою голову, тратя на это драгоценные секунды. Секунд шесть ушло на весь разговор с Арти, еще десять секунд пытаюсь все это осмыслить. Пауза явно затянулась.

— И что дальше? — спрашиваю у мужика. — Будешь убивать меня?

— А у меня есть варианты?

— Да, можешь уйти отсюда и забыть про меня.

— Смешно шутишь. За те деньги тебя будут искать все. Кто-то очень расщедрился чтобы достать тебя.

— Если не секрет, как ты меня так быстро нашел?

— Технологии. — непонятно ответил он, снова усмехнувшись.

Смотрю на него ожидая продолжения.

— Твои документы. Когда ты снял номер в гостинице, они засветились в системе. Дальше дело техники. У нас есть твое лицо, найти совпадение по базе было делом пусть и не совсем легким, но выполнимым. Получить доступ к базам было отдельной историей, но если у тебя есть деньги и связи, то не такая уж и невозможная вещь. Так и вышел на твои текущие документы, а потом нужно было лишь следить за ними, когда они в очередной раз промелькнут. Документы кстати хорошего качества, настоящие.

М-да, все оказалось просто и неинтересно. Я-то думал, может он меня выслеживал долго и упорно, а тут… Сам виноват, нужно было подумать о таком варианте. Правда, нужно признать, я не совсем представлял себе масштаб развернувшейся охоты и того на что пойдут охотники. Вот только почему Арти не просчитала такой вариант? Эх, что уж теперь… Жалко, что с документами придется распрощаться, нашел один меня таким образом найдут и другие.

— Думаешь справишься со мной? — задаю в целом риторический вопрос. Понятно, что раз он пришел сюда, то ответ очевиден.

— Не попробую не узнаю. Ты лучше не дергайся, все будет быстро и не больно.

Вопреки его пожеланию дергаюсь в сторону, стараясь уйти с возможной линии огня. Не успел. Что-то сильно ударило в бок, обжигая болью и отшвыривая назад. Слетев со стула, оказываюсь на полу. Держусь за бок из которого хлещет кровь.

Сука, его выстрел пробил броню из нанороботов словно той не было! Хотя, похоже если бы той не было, то у меня из бока вырвало бы целый кусок мяса, если бы вообще не снесло весь бок. Из чего он в меня выстрелил? Слышу раздающиеся вокруг испуганные крики. Ну да, мы же с ним тут не одни, хватает и других посетителей, это помимо персонала.

— Говорил же, не дергайся. — произнес охотник, поднимаясь со своего стула. В руках у него странного вида оружие, больше похожее на небольшую пушку, чем на нормальный пистолет. И сейчас он ее перезаряжает, вставляя новый патрон. Ага, значит оно однозарядное, нужно воспользоваться этим.

Активирую усиление на полную. Очередной рывок в сторону. На этот раз успел — выстрел прогремел, но в меня ничего не попало. Так, я еще живой и могу двигаться. Бок болит, но терпимо — регенерация работает во всю, а сама дырка в теле затянулась слоем из нанороботов. Броня из нанороботов тем временем заращивает пробоину и закрывает все остальное тело. Под выстрелы лучше не попадать, а то хоть небольшой запас нанороботов и образовался за все это время, но чувствую уйдет он тогда очень быстро, это не говоря про новые дырки в теле.

— Какого…? — начал спрашивать он, удивленно смотря на мои передвижения. Противник явно не ожидал, что я буду так резво шевелиться после попадания из его оружия.

Резко сокращаю разделявшее нас расстояние, не позволяя выстрелить третий раз. Хватаюсь рукой за его оружие и буквально сминаю его. Не церемонясь бью со всего размаха своей головой противнику в нос, второй рукой заблокировав его руку. Ох, хорошо пошло, от удара врага аж отшвырнуло назад. А вот его оружие осталось в моей руке. Окончательно доламываю его и отбрасываю в сторону.

— Теперь понятно за что такие деньги. — произнес мужик, поднимаясь на ноги.

Успеваю заметить, как он дернулся, а затем осознаю себя летящим через весь ресторан. Это что такое было? Приземляюсь на столик, разламывая его. Рывком поднимаюсь на ноги, готовясь встретить противника. Тот же не спешит снова атаковать. Как бы это не было странно, но он ждет, когда отсюда выбегут все посторонние.

— Арти, что скажешь?

— Вокруг все по-прежнему спокойно, если так можно сказать. Подозрительных личностей не обнаружила. Сигналы в полицию глушить или как?

— Глуши, только их тут не хватает для полного счастья. Ему полиция вряд ли помешает, так что они точно будут лишними здесь. Мне же ничем не помогут.

— Поняла.

Уловив рывок противника ко мне, хватаю ближайший столик и швыряю навстречу ему. Попал. Правда эффект нулевой — тот пронесся прямо сквозь него, не изменив траектории своего движения. Очередной удар, и я отправился в новый полет. На этот раз торможу об стенку. Блин, как-то не задался бой.

Шаг в сторону. Удар кулака противника проходит мимо меня прямо в стену. В этот раз я успел среагировать. Пользуясь секундной заминкой, пробую атаковать в ответ, нанося несколько ударов со всей силы по нему. Ощущение будто в стенку ударил, хотя нет, там и то эффект был бы больший. Сделать же еще что-то не успеваю — секунда закончилась, кулак врага оказался на свободе и незамедлительно обрушился на меня.

Еще раз пролетев по ресторану, оказываюсь на ногах. Уверенность мужика становится понятна — он тот еще монстр. И самое хреновое то, что он скорее всего не единственный такой, кого привлечет высокая цена за мой труп. Так, размышления потом, сейчас бы выжить.

Стараюсь еще больше разогнать скорость своего восприятия, чтобы наконец перестать пропускать удары противника. Чувствую, что подошел к пределу усиления, а возможно даже слегка перешагнул за него, заставляя организм работать на износ. Но сейчас никак иначе нельзя, противник слишком силен и опасен.

У меня даже начало что-то получаться. Замечаю, что противник стал двигаться значительно медленнее для меня, не так как вначале размытым силуэтом в моменты ударов. А вот теперь можно и подраться. Стараюсь избегать его ударов, уже проверив на себе их силу. Кружу вокруг него, изредка атакуя его в ответ.

Это какой-то дешевый боевик, а не сражение за жизнь — то я, то он летаем по ресторану от пропущенных ударов. Правда чаще я, чем противник и не от каждого удара конечно, но… И обоим нифига. Сильные, быстрые, бронированные, живучие и еще много какие. Как бы это не было неприятно, но он возможно даже круче меня по всем эти критериям. М-да, добро пожаловать с небес на землю, а то зазвездился я.

Перегнать броню в клинки? Так я тогда лягу от одного случайно пропущенного удара. Сейчас только броня позволяет мне продолжать сражаться дальше, равномерно распределяя силу получаемых ударов по всей своей площади и этим спасая меня от получения травм не совместимых с жизнью. Но даже так мне достается неслабо.

Что у меня есть еще? Разряд электричества? Можно попробовать, все равно других идей нет, а чем дольше сражаемся, тем больше устаю. Уже недалек тот момент, когда сил не останется. Как там дела у противника — непонятно, он как атаковал, так и атакует, пытаясь всеми способами прибить меня. Хорошо, что хоть оружия у него больше никакого нет, осталось только собственное тело.

Во время очередной атаки, уклоняюсь от нее, но вместо того чтобы ударить в ответ, как было все время до этого, просто хватаюсь за противника, одновременно с этим выпуская разряд тока максимальной мощности. Бахнуло так бахнуло, меня тоже зацепило, в глазах стоят светящиеся пятна и ничего не видно.

Проморгавшись и придя в себя, смотрю по сторонам, выискивая противника. Нашел, валяется на полу и пытается подняться на ноги, только вот как-то не очень у него это получается. Неужели я обнаружил его слабое место? Надо воспользоваться такой возможностью. Подскакиваю к нему и начинаю осыпать ударами со всей силы, вбивая его в пол. Причем это не в переносном смысле, а в самом что ни есть прямом получается.

Живучий гад, никак не помрет. В полу уже самая настоящая дыра, а мужик все дергается и пытается отмахнуться от меня и подняться на ноги. Правда уже более вяло чем в самом начале, видно, что ему не очень хорошо, но тем не менее. У него блин кожа непробиваемая, какими только подручными предметами не пытался продырявить ее. Единственный мой успех — это его разбитый нос, и все, больше никаких видимых травм. Пробовал ударить чем-то в глаз, так этот гад сразу начал дергаться что хрен попадешь, а если в голову рядом, то толку никакого.

Что-то везет мне последнее время на подобных неубиваемых монстров. Что ученый Войчик, которого с таким трудом убил, что вот этот… И если с ученым в целом понятно было откуда у него такие возможности, то этот же мужик обыкновенный модификант. Ладно, не совсем обыкновенный, но все же модификант. Это пугает.

А ведь еще он, в отличии от того ученого, хорошо обучен и прекрасно знает, что нужно сделать чтобы убить человека. Меня пока что спасает только броня из нанороботов и физические параметры не сильно уступающие его. По опыту же и мастерству я ему значительно проигрываю. Так нужно заканчивать, пока он не оклемался и не выкинул что-нибудь смертельно опасное.

Убираю часть брони из нанороботов и создаю клинок на одной из рук. Пробьет или нет? Со всего размаха бью по шее противника. Мгновение, и голова врага отделилась от туловища. Наконец-то, победил. Облегченно падаю на пол рядом с телом. Что ж, клинок меня пока ни разу не подвел.

Утоляя любопытство, смотрю на место среза, ожидая увидеть там сплошной металл, ничем другим не объяснить его возможности. Но нет, там кровь, мышцы, кожа, позвоночник… С одной стороны, все, как и у всех нормальных людей. А с другой нет — все это сильно отличается от того что у нормальных людей как по внешнему виду, так и по структуре. Да уж, не знаю, можно ли его называть человеком? Впрочем, как и меня.

— Сергей, нет времени отдыхать, сюда быстро приближается подозрительный микроавтобус. Тебе нужно уходить.

— Что полиция?

— Я заблокировала все вызовы, там пока что не знают о произошедшем.

— Сколько длился бой?

— Десять минут.

А мне показалось что час минимум. С трудом поднимаюсь с пола и иду к выходу из ресторана. Хотя от самого ресторана теперь мало чего осталось, разнесли мы тут все капитально. Удивительно что за его пределы не вышли. С каждым новым шагом, чувствую, как силы стремительно покидают меня, а их сменяет боль чуть-ли не в каждой клетке тела. А вот и расплата за усиление и долгое сражение. Хоть это были лишь десять минут, но каких минут…

— Арти, что со мной? — спрашиваю, остановившись в дверях чтобы переждать боль. Ощущения, будто тело разваливается прямо на ходу, еще не много и что-нибудь начнет отказывать. Например, ноги.

— Твое тело получило множество травм как в результате произошедшего боя, так и из-за усиления. Ты перестарался и слишком перегрузил его, оно не было готово к такому. Вызванное тобой усиление было слишком сильным и от нагрузок ткани твоего тела начали разрушаться, особенно это касается мышц. Тебе сейчас нужен отдых, скоро твое тело перестроиться и в следующий раз должно будет быть легче.

Отдых, как же… Собравшись с силами, иду дальше. Колени подгибаются, перед глазами темнеет. Зашибись просто! Все же не выдержав падаю на асфальт примерно посередине дороги. Блин, а до гостиницы осталось не так уж и далеко, почти дошел. Наивный, как будто я смогу там остаться.

Оказавшись по асфальте, понимаю, что рухнул прямо под колеса какого-то резко затормозившего микроавтобуса. Спасибо хоть на том, что не переехали.

— Арти, только не говори мне что это тот самый…

— Да, это он.

Вижу, как из машины выскочили какие-то люди и бросились ко мне. Все, отбегался, сейчас я не способен справиться даже с обыкновенным человеком. Да уж, нелегко дался мне этот бой. Выстрел из какого-то странного оружия в меня, тело содрогнулось от особенно сильной вспышки боли и сознание покинуло меня.

* * *
— Разрешите? — спросил военный и сразу же вошел в кабинет генерала, не дождавшись ответа.

— Что случилось? — спросил генерал, недобро смотря на подчиненного.

— Срочная информация. Мы обнаружили второй заказ на Асова. Он размещен относительно недавно. Если точнее, то три дня назад.

— Что за заказ?

— На убийство Асова.

— Кто заказчик?

— Неизвестно, там длинная цепочка посредников.

— Размер награды?

— Один миллиард.

От озвученной цифры генерал даже подавился слюной. Он смотрел на своего подчиненного, не зная, как среагировать на сказанное. Единственная эмоция, которая у него сейчас была — это огромное удивление. Удивление тому что за убийство Сергея Асова кто-то платит такие огромные деньги.

— Что по нашему заказу, есть новая информация?

— Нет, больше никто не выходил на связь. Мы потеряли Асова после Варшавы.

— Плохо. Увеличьте награду в десять раз. — приказал генерал, про себя поморщившись. Десять миллионов — это была максимальная сумма, которую ему разрешили выделить на это дело. Вначале он надеялся обойтись только миллионом, ведь это тоже очень крупная сумма, которая должна была заинтересовать многих. Но в свете новых данных… Теперь главное успеть найти Асова первым. И желательно живым.

После долгих совещаний, две недели назад Асов был признан ценным, поэтому на поиски и выделили такие ресурсы. Помимо размещенного заказа, военные трясут всю агентурную сеть и вообще всех, до кого могут добраться, в поисках любой свежей информации по Асову. К поискам подключили всех, кого только можно. Но пока никаких результатов, не смотря на приложенные усилия.

— Будет выполнено. — ответил подчиненный на отданный ему приказ. — Что делать с заказчиками убийства, продолжать искать?

— Да. Любую новую информацию докладывать мне лично. И подготовьте несколько групп, раз все так закрутилось, то им возможно придется поработать.

— Группу Первого тоже готовить? — спросил военный, зная отношение генерала в последнее время к этому отряду.

— Да. Еще что-то?

— Нет.

— Тогда свободен. — отпустил генерал подчиненного.

Когда же тот вышел, он сразу потянулся за бутылкой с коньяком. Да, он старался последнее время пить меньше, осознавая пагубность новой привычки, но… Только что узнанное обескуражило его. Это насколько должен быть могущественным заказчик, что готов потратить столько денег на убийство одного человека. Во что же влез Асов Сергей и не обернется ли это новыми проблемами для целой страны, которая ищет его, ведь заказчик, как и его возможности неизвестны? Если это какое-то частное лицо — то это одно дело, а вот если нет…

Но приказ есть приказ и поиски будут продолжены, хотя в первые мгновения у генерала было стойкое желание приказать все активные действия свернуть и оставить только пассивный сбор информации. Повезет, узнают что-то — хорошо, а если нет, то нет.

* * *
По улицам города несся микроавтобус. Внутри него сидело шестеро вооруженных человек в безликом, но качественном военном снаряжении, а на полу лежало бессознательное тело молодого парня с серой кожей.

— Чисто? — спросил один из сидящих.

— Да, преследователей нет. Нас никто не засек, сработали быстро. — ответил ему сидящий рядом с водителем. — Что с парнем, живой?

— Живой пока, но оценить состояние невозможно. Он без сознания, а медицинского оборудования для диагностики у нас нет. — ответил уже третий мужичина.

— Судя по тому, с кем он схлестнулся и то что упал к нам под колеса, то вряд ли в нормальном состоянии. Нужно сообщить чтобы готовили медиков. На месте будем через пять минут, пусть готовят транспорт. — приказал сидящий около водителя. Этот мужчина командовал этим небольшим отрядом.

— Понял, сейчас выйду на связь. — ответил говоривший ранее и в машине установилась тишина, на сколько это было возможно, учитывая, что та ехала с большой скоростью, иногда с трудом вписываясь в повороты.

Задачей этого отряда было эвакуировать парня, в данный момент лежащего без сознания в их машине. И да, именно эвакуировать, а не убить или захватить в плен. Он должен был пойти с ними добровольно, для этого у командира отряда был планшет с информацией, которую он должен был предоставить для ознакомления парню.

Вот только не смотря на всю спешку, они немного опоздали. Первоначально планировалось перехватить того раньше, чем это сделает наемник, о котором начальству отряда было хорошо известно. Но они все же успели прибыть на точку в нужный момент и обнаружить там их цель, которая рухнула им прямо под колеса.

Кто он, зачем эвакуировать — все это было неизвестно отряду, как и то почему того хотели устранить. Им сообщили только то что необходимо для выполнения миссии и текущую обстановку вокруг объекта. По поводу обстановки у командира этого отряда и были самые большие опасения — они не были готовы к вмешательству в сражение модификантов такого уровня и с высокой вероятности погибли бы все. Так что он был даже рад, что они опоздали и приехали, когда все уже закончилось.


Глава 13


Сознание возвращается неохотно. Первым появилось ощущение самого тела — то что оно цело и занимает горизонтальное положение. Затем пришли чувства окружающего пространства в виде слуха и чувствительности кожи. Так узнал, что вокруг тихо, а я лежу на чем-то гладком и теплом.

Но все это не совсем обычным образом — я чувствую, но как бы со стороны, не приходя до конца в себя. Словно между моим телом и сознанием находится какая-то прослойка. Удивительно, но у меня ничего не болит. И это странно, так как я прекрасно помню все последние события и то в каком состоянии рухнул под колеса машины. Тогда как такое возможно? Меня кто-то подлечил или дал достаточно времени чтобы организм сам восстановился?

Эх, как бы мне не хотелось подольше остаться в этом состоянии безмятежности, но нужно окончательно брать тело под полный контроль и разбираться что происходит вокруг и со мной. Словно ныряю сознанием навстречу своему телу, ощущениям что идут от него, и спустя мгновение полностью сливаюсь с ним.

Открываю глаза и осматриваюсь по сторонам. Вокруг стены и потолок обшитые чем-то светлым. Похоже на какой-то пластик, но не уверен. Поворачиваю голову и продолжаю осмотр. Пол покрыт каким-то другим материалом, внешне выглядящим мягким. И все, больше тут ничего нет. Не считая закрытой двери в одной из стен. Никаких шкафов или приборов.

Разобравшись с окружением, переключаюсь на себя. Я ничем не связан и ни к чему не прикован — это безусловно радует. Лежу на кровати по центру этого помещения. Само оно примерно метров пять на четыре. Кровать сильно напоминает медицинскую, но не обычную койку, которую можно много где встретить, а ее дорогой и комфортный вариант. А еще я совершенно голый, но накрыт одеялом.

Пробую пошевелить рукой и приподнять одеяло, чтобы убедиться, что точно голый полностью, а то ощущения не совсем понятные. Как ни странно, но тело слушается нормально. Подняв одеяло, убеждаюсь в своих ощущениях. И так, кто-то меня похитил, раздел, поместил непонятно куда, но при все этом вылечил. Проверяя эту догадку, сдвигаю одеяло целиком в сторону и проверяю себя.

Никаких видимых повреждений и неприятных ощущений. Я и в самом деле полностью здоров. Накрываюсь обратно, не спеша покидать кровать.

— Арти, ты тут?

— Да.

— Как у нас дела?

— Все хорошо. Ты полностью восстановился.

— Ты можешь сказать где мы находимся и что произошло после того как я потерял сознание?

— Только примерно. Мы находимся не в том городе где были. Тебя куда-то вначале везли, а потом судя по всему еще и летели. Где точно находишься сказать не могу — нет доступных источников информации, в этом помещении нет никакого оборудования с подключением к сети. Теперь по поводу того, что с тобой произошло. Тебя вырубили не до конца понятным способом, окончательно перегрузив твою нервную систему. После того как привезли куда-то, тобой явно занялись медики — начали поступать питательные вещества и лекарства в организм. Возможно ты был помещен в какой-то вариант портативной регенерационной капсулы, не могу точно утверждать, все поступало через обычные капельницы, но вокруг тела изменился воздух, став стерильным. Это кстати отдельная история как тебе их ставили. Все это происходило пока совершался перелет. После приземления, тебя точно поместили в регенерационную капсулу так как изменился способ доставки лекарств и веществ, где ты и пробыл сутки. Извлекли тебя из нее десять часов назад, когда основные восстановительные процессы завершились. После этого с тобой больше ничего не делали.

— Ясно… А тебе не кажется, что я как-то слишком долго восстанавливался?

— Претензии не ко мне, а к твоему организму, я в этот процесс не вмешивалась. Могу только сообщить, что он по полной воспользовался такой удачной возможностью и избытком питательных веществ и серьезно в очередной раз изменился. Оценку этих изменений до сих пор провожу. Пока могу сказать, что для чего-то произошли изменения на клеточном уровне. Так же были в очередной перестроены все твои мышцы и мягкие ткани, еще изменения затронули внутренние органы. По первым оценкам, они усилились и упрочнились где-то на десять процентов. Это из очевидного и легко обнаруживаемого, есть же еще множество изменений, которые я пока что не в состоянии адекватно оценить. Нужно больше времени для анализа.

— Хорошо, с этим в целом понятно, ничего нового. Но я не поверю, что пока мы куда-то летели, ты не смогла что-нибудь взломать и хоть что-то узнать. Ты же нормально функционировала?

— Да, я была в полностью рабочем состоянии, что немного странно, учитывая то что я теперь часть твоего мозга. Но тем не менее, мне оставались доступны все имеющиеся возможности. Так же я могла получать информацию от твоих органов чувств — отсюда узнала, что тебя везли на машине, а затем транспортировали на самолете.

— Так, если ты полностью работала, тогда почему не можешь сказать где я сейчас? Тебе же было доступно подключение к устройствам — это вообще твоя возможность слабо зависящая от меня.

— А потому что кроме твоих органов чувств мне больше неоткуда было получать информацию. Все оборудование и техника были с физической защитой от подключения, и я их не видела. Предполагаю, что те, кто тебя забрали, знали про наши возможности и специально подготовились. Точно сообщить могу лишь одно — ты сейчас находишься довольно далеко от того города, возможно даже на другом материке, если исходить из примерного времени полета.

— Или они просто перестраховщики. — отвечаю, раздумывая над сказанным. Как-то с трудом вериться, что кто-то специально так готовился ради меня. Хотя… кто знает, я уже ни в чем не уверен.

— Такой вариант тоже возможен. — отреагировала Арти, не став отрицать предложенную мной версию.

Как воспринимать тех, кто меня доставил сюда? Как врагов? Так они ничего плохого мне пока что не сделали, даже наоборот подлечили и возможно спасли жизнь. Сколько я протянул, если остался бы в городе? До прихода новых охотников? И вполне возможно, что они нагрянули бы очень быстро, не дав мне восстановиться хоть немного. Тогда как друзей? И тоже нет, хоть этот вариант и напрашивается, но будет слишком опасно так поступить — я же ничего не знаю про их цели. Может это очередные охотники за моей головой, только очень странные? Тогда по-другому, подожду и посмотрю, что будет дальше, но пока буду относиться нейтрально-доброжелательно, не проявляя агрессии первым.

Нужно больше информации. Сажусь на кровати, закутываясь в одеяло. Расхаживать голышом меня как-то не прельщает, учитывая, что тут точно должны быть камеры. Нефиг им смотреть на мой голый зад и не только. Еще раз осматриваюсь по сторонам, но на этот раз стараясь рассмотреть какую-нибудь скрытую аппаратуру. Ну вот не верю я что тут ничего нет.

— Арти, что можешь сказать про это помещение?

— Оно полностью без электроники, я ничего не обнаруживаю.

— Да не может быть такого. — недоверчиво говорю ей и активирую электромагнитное зрение.

И в самом деле, тут нет никакой электроники. Даже больше — сюда не проникают никакие сигналы извне. Интересно… В наше время трудно встретить подобное. Похоже Арти была права — те кто похитил меня знали про мои возможности и подготовились. Но вот упорно не верю, что они оставили меня без наблюдения. Выходит они используют экранированную технику. С таким мне еще не доводилось сталкиваться.

Поднимаюсь с кровати и не спеша прохожусь по комнате, внимательно всматриваясь в стены, надеясь все же хоть что-то засечь. И все же нет, глухо, ничего не вижу.

— Арти, ты тоже ничего не обнаружила?

— Нет.

Закончив обход комнаты, останавливаюсь у дверей и рассматриваю их. Петель не видно. Или отъезжают в сторону или петли спрятаны. Прикладываю руку к двери, стараясь ощутить электронику, как делал, когда нейросеть была недоступна. Нет, не чувствую ничего. Для меня это самая обыкновенная дверь без грамма электроники.

— Сергей, я проверила здесь все по нескольку раз, и дверь тоже, тут нет доступной для нас электроники.

— Проверить стоило, вдруг вблизи все было бы иначе. — говорю нейросети, отходя от двери.

И что мне делать? Ждать? Или попробовать вырваться? Нет, последнее точно не стоит пока делать. Зачем зря враждебно настраивать неизвестных к себе. Так что ничего больше не остается кроме того, как ждать. Что и делаю, вернувшись к кровати и улегшись на нее. Успею подремать или скоро придут? Если наблюдают за мной, то тогда должны скоро прийти, увидели же что я пришел в себя.

Прошло каких-то несколько минут, как дверь открылась и сюда вошли двое — девушка и мужчина. А вот и подтверждение тому что за мной все-таки наблюдают. Что ж, радует, что не ошибся, пусть и не смог обнаружить как именно они это делают. Девушка держит в руках стопку одежды, а мужчина без ничего. Моментально спрыгиваю на пол и внимательно смотрю на них. Они остановились у дверей, не рискуя проходить дальше.

— Все хорошо, мы не враги вам. Переоденьтесь. — произнес мужчина, кивнув на одежду в руках девушки. Стоп, а на каком языке он говорит? Понять-то я его понял, но… Я его еще нигде не разу не слышал в живую. Откуда-то приходит осознание что это немецкий. Это какая-то проверка или что? А если бы я не понял, что он сказал?

Девушка, пока я пытался понять какой язык только что прозвучал, осторожно подошла к кровати и положила на нее одежду. Сразу после этого она развернулась и вышла отсюда, не задержавшись ни на секунду. В итоге тут остался только мужчина, неотрывно смотрящий на меня и не спешащий отправляться следом за девушкой. Несколько секунд сверлю его взглядом, ожидая что он или выйдет, или отвернется, позволяя мне спокойно одеться, но он никак не реагирует.

Ладно, хрен с ним. Скидываю одеяло и одеваюсь, рассмотрев уже из чего состоит стопка одежды. Оказавшись в одежде, понимаю, что это один из тех комплектов, что я купил совсем недавно. Как я это понял? Так он оказался мне по размеру и точно такой же как я покупал. Возможно, конечно, это совпадение, но… Получается они еще и мои вещи прихватили сюда?

— Прошу за мной. — произнес мужчина все так же на немецком, когда я оделся и закончил рассматривать себя.

Несколько секунд смотрю на него с сомнением. Может сделать вид что я его не понял? Вот откуда я могу знать немецкий? Я обычный человек, который в лучшем случае знает английский, кроме своего родного языка. Но подтверждая свои слова, мужчина открыл дверь и вышел, став около нее и весьма красноречиво ожидая меня. Тут все и без слов понятно. Так что понял я что он сказал или нет, чего он хочет от меня понятно в любом случае.

— Арти, ищи возможность подключиться к чему-нибудь. — мысленно говорю той, выходя из комнаты следом за мужиком.

Снаружи оказался небольшой коридор с еще несколькими дверями. Пройдя по нему, мы уперлись в лестницу. Затем был подъем по ней на несколько этажей, два коридора, одно проходное помещение, и наконец мы дошли до конечной точки, которой оказался небольшой и уютный кабинет.

— Оставайтесь здесь, скоро к вам придут. — произнес мужчина, заведя меня внутрь кабинета, а затем вышел, оставив в одиночестве.

— Арти, есть что-нибудь? — спрашиваю, любопытно смотря по сторонам.

Этот кабинет используют, видно по множеству мелочей. Тут даже есть компьютер, телевизор и еще много чего. Переключаюсь на электромагнитное зрение. Да, все рабочее, излучение есть. Как есть и излучение, приходящее извне. Эх, жаль, что в наглую потрогать нельзя, за мной скорее всего наблюдают, иначе не оставили бы тут одного. Это проверка? Странная она какая-то. Сажусь в кресло, стоящее в углу и снова терпеливо жду. Пока враждебности ко мне не демонстрируют, даже наоборот. И это обнадеживает.

Чтобы убить время, пока никого нет и нейросеть не спешит отвечать мне, рассматриваю внимательно этот кабинет, пытаясь что-нибудь понять про его владельца. Пол и стены и потолок обшиты деревом. Он явно принадлежит какому-то любителю дерева, ничем другим такой дизайн не объяснить. И что это значит? А фиг его знает.

Так же тут есть довольно большой стол, тоже деревянный, с креслом за ним. И еще одно кресло на котором сижу я. Дальше за столом у стены, стоят шкафы, заполненные какими-то книгами и бумагами. В целом, ничего бросающегося в глаза, кабинет как кабинет. Нельзя сказать, что хозяин этого кабинета повернут на антиквариате или древности — довольно старинный интерьер соседствует с вполне современной техникой и мебелью в виде кресел.

— Да, есть что-то. — наконец подала голос Арти, отвлекая меня от рассматривания того что находится на столе.

— А подробнее?

— Когда ты вышел за пределы комнаты, где очнулся, то стала доступна беспроводная сеть. Я к ней подключилась и попала во внутреннюю сеть этого здания.

— И что, так просто, там не было никакой защиты?

— Была, но скорее, как заглушка от любопытных, чем защита против кого-то серьезного.

— Есть интересное что?

— В процессе анализа. Хочу предупредить. У меня складывается впечатление, что нормальную защиту сняли специально, обнаруживаю остаточные следы того, что раньше за нее отвечал искин.

— Сняли говоришь… И ты все равно туда влезла, вполне понимая что тут что-то не чисто?

— А что мне оставалось делать, информация нам все равно нужна?

— И что в этой сети находится?

— Много всего. В основном мне доступны различные базы данных. И мне опять кажется, что их специально подсовывают. Я практически уверена, что хозяева всего этого осведомлены обо мне и моих возможностях, слишком все удачно и легко.

— Я понял тебя. — отвечаю ей, не зная, что еще сказать. Чтобы она срочно отключалась от сети? Нет, если там есть информация, то она нужна нам, Арти права и такую возможность упускать нельзя. Даже если нам сольют фальшивку, то нейросеть сможет ее проанализировать и возможно выделит что-то правдивое и нужное для нас. Обычно ложь маскируют правдой, чтобы она выглядела достовернее. Надеюсь ничего непоправимого не произойдет. — Прошу, будь осторожна. Если вдруг это какая-то ловушка…

— Я приняла необходимые меры предосторожности. Самое страшное что может случиться — они получат подтверждение моих возможностей и отследят какой информацией я интересовалась. Сделать что-то со мной они не смогут. — перебила меня Арти, не дав закончить.

Отвлекая от нашего разговора, дверь кабинета открылась и сюда зашел мужчина лет пятидесяти. Не задерживаясь, он прошел мимо меня прямиком к столу и сел на хозяйское место. Похоже, появился кто-то, кто сможет дать мне ответы что собственно здесь происходит и каким боком я ко всему этому отношусь.

— Вот ты какой… — произнес мужчина на английском, любопытно рассматривая меня.

— Какой?

— Молодой. — ответил он. — Я конечно знал сколько тебе лет, но увидеть в живую было совсем иначе.

— Это проблема? — спрашиваю, не понимая, чего ожидать от этого мужика. Какое ему дело до того что я молодой?

— Нет, совсем нет. С чего бы начать?

— Может с того, кто вы такие и зачем я вам?

— О-о, это и будет почти весь запланированный разговор. Так, начнем, пожалуй, с этого… Нам нужны твои возможности.

— Мои возможности?

— Да, уникальная нейросеть в твоей голове и именно твои возможности, твоего измененного тела. Ты же знаешь, что уникален? И нет, не самый сильный или умный, или еще какой-то. Именно уникальный.

— Догадываюсь. Но откуда вы про это знаете?

— Мы долго и тщательно собирали о тебе информацию.

— Ладно, допустим. Но для чего вам мои возможности? Чего вы хотите? Да и как сами сказали, я не самый-самый, так зачем я вам, не проще ли найти такого для своих целей?

— Мы хотим, чтобы ты завершил начатое, довел свое расследование до конца.

— Расследование? — спрашиваю, не совсем понимая про что он. Какое еще расследование?

— Да. Можешь не притворяться. По тебе работала огромная группа первоклассных аналитиков, это не считая искинов. А сбором информации занималось еще больше людей. Про деньги и усилия, потраченные на это дело лучше даже не вспоминать. Была проделана огромная работа.

— Но я все равно не совсем понимаю про что вы.

— Лондон, Париж… — начал перечислят он города и до меня дошло про что он. Неужели его интересуют те, кто стоят за теми психологическими экспериментами над людьми? Получается, что так, больше я ничем не интересовался, что можно было бы подвести под понятие расследования.

— Понял про что вы. Но чего конкретно вы хотите? Узнать кто они такие?

— Это мы и так знаем. — отмахнулся собеседник, удивив меня своим ответом.

— Знаете?

— Да. Мы хотим, чтобы ты устранил их главного. Можно также и вообще всю их верхушку, но главный — приоритетная цель. Это все равно произойдет, после того как ты узнаешь все.

— Почему я?

— У тебя должно получиться. Ты неизвестный игрок, от которого они не знают, как защищаться, но и не ждут ничего особо серьезного. Они не ожидают твоего удара, не воспринимают всерьез. И это тебе на руку.

— И кто они такие?

В ответ мужик улыбнулся и отрицательно покачал головой.

— Ты должен сам узнать это.

— Зачем? — спрашиваю, искренне не понимая. Если они знают, то почему не сообщить мне и этим облегчить всем жизнь? Хотя… это если смотреть с их точки зрения. С моей же все это выглядит как какая-то подстава. Хм-м, а ведь похоже именно для этого я и должен сам все выяснить, чтобы уверенно действовать. Вот же хитрые… и умные.

— Просто должен. Все должно быть естественно. Да и возможно ты наткнешься на что-то чего мы не знаем, мало ли, нельзя исключать и такое. Все же мы не всемогущи.

— Допустим. Но кто вы такие?

— Твоя же нейросеть сейчас копается в нашей сети? Вот от нее потом и узнаешь больше подробностей. Кстати, там же есть и кое-какие зацепки для тебя в твоих поисках. А если вкратце — мы противостоим тем, кого ты ищешь. Наше противостояние длится давно, и мы проигрываем. Сейчас действовать открыто у нас возможности практически нет, стоит нам только начать как очень быстро будем окончательно уничтожены.

— Да уж, все так сразу стало понятно.

— Больше говорить смысла нет. Данные о нас есть на одном из серверов в сети, сам все узнаешь.

— Кстати, с чего вы взяли что моя нейросеть роется в вашей сети? Нейросети не заточены на подобное, они же могут только выполнять команды оператора. А если и способны, то это надо составлять сложный алгоритм для нее, чтобы она могла все нормально проанализировать. Я же на подобное вряд ли способен, не тот уровень знаний. Да и от вас так прозвучало, будто она самостоятельно это делает.

В ответ мужчина лишь улыбнулся.

— Наши аналитики и другие специалисты хорошо поработали, можешь в этом не сомневаться. Мы наверно больше кого-либо другого знаем про тебя и твою нейросеть. Ты старался оставлять как можно меньше следов, но… они все же оставались. Проект по созданию твоей нейросети был весьма амбициозным и даже успешным. Жаль, что создатель такого чуда пропал. Понятно, что на ее текущее состояние повлияло множество факторов и повторить в точности это просто невозможно, но все же основа была вполне конкретной и похожего результата вполне можно было бы добиться. Ладно, что-то увлекся я.

— И давно вы мной интересуетесь?

— Да с самого начала, как только ты оказался в проекте и тебе установили нейросеть. Первоначально это было скорее любопытство, чем все закончиться. А потом все как-то закрутилось. Одно время мы даже потеряли тебя из виду, но потом ты опять попал нам на глаза, и мы еще больше заинтересовались тобой.

— Кх-м, понятно. Вы сотрудничаете с русской разведкой?

— Сотрудничаем в некоторых вопросах. Не волнуйся, мы тебя не собираемся выдавать кому-либо, не для того доставляли сюда. Ни русским, ни охотникам за твоей головой, даже учитывая размер вознаграждения.

— Хорошо, что дальше?

— А дальше ничего. Можешь находиться тут сколько тебе угодно, пока не покинешь нас. Потом вернуться назад нельзя будет. Тебе доступна наша сеть, а также выход в глобальный интернет. Так же у тебя будет доступ к нашему арсеналу, полигону и еще много чему. По сути вся база будет для тебя открыта. К тебе будет приставлен человек, все вопросы решай с ним. Готовься, отдыхай, прорабатывай планы и начинай действовать. А мы будем продолжать наблюдать. Сейчас тебя проводят в комнату, где ты будешь жить. Там уже находятся твои вещи, которые мы забрали из гостиницы. Нам пришлось их проверить на следящие устройства, так что извини, покопались в них.

Когда хозяин кабинета закончил говорить, дверь открылась и сюда вошла незнакомая девушка. Встаю с кресла собираясь направиться на выход, но останавливаюсь.

— А как к вам обращаться? — спрашиваю у мужчины.

— Это не важно. Лучше без имен. Иди, она тебя проводит. — ответил он и кивнул на девушку. — Удачи Сергей Асов.

Хитрый, он-то про меня все знает, или многое, я же про него пока что ничего.

— Можно еще вопрос?

— Давай позже. Изучи все что есть в сети, а потом если останутся вопросы еще раз встретимся. А сейчас извини, но у меня дела.

Киваю в ответ, показывая, что все понял, и иду за девушкой.

— Арти, что там у тебя?

— Тебе сказали все верно — тут куча информации. Я в процессе первичного анализа и выделения потенциально важного. Информация хоть уже и разбита по разделам, но ее все равно очень много. Кроме этого занимаюсь ее проверкой через интернет, что получается. Мне предоставили широкий канал подключения. Минут через десять смогу предоставить первую порцию выжимки.

Примерно пять минут следования за девушкой по базе, и я оказался в небольшой квартире. Иначе и не назвать это. Тут есть и ванная с туалетом и кухня и еще две комнаты, а все это отделено от внешних помещений стенами и дверью. Ну вот как самая настоящая квартира. А вообще странная планировка у этой базы. Впечатление, будто вначале был построен какой-то центр, а затем по мере надобности вокруг него наращивали все остальное, не сильно заботясь общей структурой. И мне до сих пор непонятно наземная она или подземная.

— Я буду заниматься вами. Все возникающие вопросы и просьбы адресуйте мне. Вот телефон для связи, мой номер уже записан. — сказала девушка, когда я закончил бегло осматривать квартиру и вернулся ко входу, и протянула мне самый обычный мобильный телефон. — Осваивайтесь, не буду мешать.

Отдав мне телефон, девушка быстро покинула квартиру, оставив меня одного. Еще раз оглядываюсь по сторонам. На полу гостиной лежат мои вещи, что были со мной в гостинице. И в самом деле их доставили сюда. Еще один небольшой плюсик неизвестным. Ведь на данный момент они неизвестны для меня, я совсем ничего про них не знаю.

Что ж, жизнь подбросила очередную неожиданность, посмотрим к чему все это приведет.

* * *
Когда Асов Сергей, он же Призрак, он же Зверь, покинул кабинет, хозяин этого помещения поднялся со своего кресла и неторопливо начал мерять шагами расстояние от стола до двери о чем-то крепко задумавшись. Походив так несколько минут, он достал мобильный телефон и набрал номер.

— Как все прошло? — раздался из телефона мужской голос, спустя несколько секунд гудков.

— Все нормально, он согласился на данном этапе.

— Никаких проблем с ним не возникло?

— Нет, все как и планировалось. Мы предоставили ему доступ к информации и создали благоприятные условия. Выкладки аналитиков оказались верными.

— Хорошо, внимательно следите за ним. Помни, на нас ничто не должно указывать, он все должен сделать самостоятельно.

— Я помню. — немного раздраженно ответил хозяин кабинета.

— И все же, ставки слишком велики. Мы и так находимся в тяжелом положении. Если что-то всплывет, то нас бесследно уничтожат. Они стали слишком сильными.

— Для этого мы и вытащили Асова. Не переживай, все будет в лучшем виде. Парень повел себя адекватно, от своих целей не отказался. Он хочет найти их, так что мы просто поможем друг другу. Сейчас его нейросеть активно роется в наших серверах. Понятно, что конкретный ответ прямо сейчас он не дал, но я уверен, что все будет нормально.

— Проблем с наемниками не будет? Все же за его голову назначена слишком большая награда.

— Нет. Ушли чисто, следов не оставили. На базе же минимальное количество персонала и все проверенные люди. К его делу вообще были привлечены исключительно надежные специалисты. Риск утечки минимален. На крайний случай, есть договоренности с русскими, они хоть и ищут его, но убивать не хотят. Сольем информацию об его местонахождении им, они быстро примчаться.

— Хорошо, я тебя понял. Контролируй ситуацию, мы слишком многим рискуем. Когда ожидаешь первые результаты?

— Сложно сказать, все зависит только от парня.

— Понял тебя. Не торопи его зря, но и постарайся чтобы все это слишком не затянулось.

— Постараюсь. — ответил хозяин кабинета и завершил вызов.

Закончи разговаривать по телефону, он вернулся обратно за стол и запустил компьютер, подключаясь к камерам и наблюдая за тем что делает Призрак.

— Не подведи, парень. — прошептал он себе под нос.


Глава 14


Проснувшись, не спешу подниматься, да и вообще двигаться. Вместо этого поворачиваю голову и с улыбкой смотрю на спящую на моей руке девушку. Ту самую, которая мой куратор на все то время пока я нахожусь на этой базе. Когда она заявилась на второй день моего нахождения здесь со вполне конкретными намерениями, сказать, что я удивился это ничего не сказать. Как-то привык уже, что в основном вызываю у людей негативные эмоции. А тут мало того, что дружелюбие так еще и такой интерес ко мне.

Не поверив в искренность, проверил ее ментально. И результат был удивительным — я ей был в самом деле интересен и никакого отвращения или страха не вызывал у нее. Был дан ей такой приказ или нет — это на самом деле для меня не так уж и важно, главное это ее эмоции, которые я продолжал проверять время от времени еще двое суток пока не убедился в их искренности. Ведь если бы все это было игрой, то негатив волей не волей проскочил бы, но ничего подобного не было. Там даже наоборот, начала нарастать эмоция, которую я бы описал как влюбленность. Или страсть, желание. В эмоциях такого плана я пока что не очень хорошо разбираюсь и отличаю друг от друга. И это немного пугает, как-то я не готов к такому.

Понятное дело, что отказывать ей я не стал, когда еще выпадет такая возможность, а я как-никак мужчина и мой организм вполне определенно отреагировал на все это. А если быть до конца откровенным, захотелось почувствовать себя самым обычным парнем, а не непонятно кем. Парнем, на которого еще могу посмотреть девушки и у которого с ними может что-то получиться. Ведь после такого как я окончательно изменился, став вот таким какой сейчас, ни с кем не был. Понятно, что как-то и не было возможности и обстановка не располагала, но все равно.

Так что ночи провожу вместе с ней. Да и дни на самом-то деле тоже. Единственное время, когда я предоставлен самому себе — это когда нахожусь в этой квартире, да и то далеко не всегда. Правда, нужно заметить, что девушка мне совсем не мешает, если я чем-то занят, то она не трогает меня и никак не отвлекает, пока не покажу что освободился.

Не знаю, что и как сложится дальше. Одно понятно — когда я покину эту базу, наше тесное общение прекратиться. Возможно мы даже встретимся как враги, кто знает. Хотелось бы этого конечно избежать, но… Сейчас же находиться вместе с ней одно наслаждение — никаких лишних вопросов, что мне нужно понимает с полуслова.

Если ей дали задание вытянуть из меня какую-то информацию, то она похоже провалила его. Хотя, если честно, то сомневаюсь в этом, слишком много про меня знают хозяева этой базы. Единственный вариант, если все же какой-то умысел есть, кроме того, как создать мне максимально комфортные условия и оставить после себя хорошее впечатление — они хотят таким образом меня зачем-то привязать к себе. Вот только зачем?

— Арти, что нового за ночь? — мысленно спрашиваю у нейросети, переводя взгляд с девушки на потолок.

Неделя на базе пролетела практически незаметно. Нейросеть занималась информацией, любезно предоставленной нам, и проверяла на достоверность что могла. Я же отдыхал, тренировался. Неделя… сколько времени потеряно, ведь мог бы уже носиться где-то и что-нибудь делать, активно искать, идти по цепочке, стараясь успеть до того, как окончательно стану бесполезным, если так можно будет сказать про меня после того как потеряю все воспоминания.

Это было бы так, если бы не одно, но — как оказалось после моего пробуждения на этой базе, потеря воспоминаний замедлилась, что и дало мне возможность спокойно потратить столько времени. Возможно уже завтра или даже сегодня этот процесс опять ускориться, но сейчас вот так. Почему это происходит Арти так и не смогла выяснить до сих пор, как и найти какой-нибудь способ влиять на это. Непонятно, после потери памяти буду ли это вообще еще я или уже кто-то другой. Пока склоняюсь ко второму варианту, снова стану кем-то вроде Зверя, а возможно он вообще выйдет на главную роль, оттеснив мою текущую личность.

— Закончила повторный анализ данных. Никаких новых выводов я тебе не дам. Решай, вся доступная мне информация у тебя уже есть.

Решай, легко сказать. Каждый день, Арти выдавала сухую выжимку по части информации из сети этой базы. А было там много всего и что самое удивительное — правдивое, во всяком случае то что нейросеть смогла так или иначе проверить. Начиная от истории этой… организации, и ее целей, заканчивая мировыми событиями. Понятное дело, что касательно самой организации информация была подобрана специальным образом. Но нужно отметить, что и грязи там хватало, так что выставить себя исключительно в хорошем свете составители не хотели. А кроме как организацией назвать сейчас это объединение не получается.

Когда-то еще относительно недавно это была крупная транснациональная корпорация. Влияние, деньги… проще перечислить чего у нее не было. Не сказать, что она была хорошая, но и не плохая. Обычная корпорация, которая достигала своих целей. Совсем уж чернухи на нее накопать не удалось в интернете. Но потом она не сошлась интересами с некой другой структурой и у нее начались крупные проблемы. Что за структура информации не было, но судя по всему это та самая которую я ищу и с подачи которой происходят все последние мировые события.

Всего лишь за десяток лет корпорация потеряла почти все что имела. Арти долго рылась в интернете и в конце концов подтвердила эту информацию. Что странно, ей так и не удалось выяснить виновников падения корпорации. Со стороны все выглядит как череда неприятностей с совершенно разных направлений. Но если знать причину, то тогда четко прослеживается вполне конкретный чей-то замысел.

И замысел этот заключался в том, чтобы убрать крупного игрока с мировой арены. Формально, все компании продолжают свою деятельность, вот только владельцы у них новые. Для обычных людей, наверно, почти ничего не поменялось, но вот на самом деле…

Кроме довольно развернутой истории корпорации, зияющей дырами, когда речь заходила про виновников ее проблем, было много и другой информации. Там и анализ мировой обстановки, рынков, технологий… Было даже по тем психологическим экспериментам, с которых все началось для меня. Наверно, там была собрана информация вообще по всему чему только можно.

И все это предоставили мне. Будь на моем месте обычный человек без нейросети, то он бы свихнулся от такого объема. Тут по-хорошему куча работы для огромной команды аналитиков и не на один день, а то и неделю. Страшно представить, чего стоило это все собрать, ведь первоначальный объем информации должен был быть во много раз больше.

И все вот все это добро нейросеть проанализировала и выделила самое важное на ее взгляд. Что-то она озвучила мне, что-то оставила при себе, как не критичное в данный момент. Все обработанные данные, то есть готовя выжимка, которая сообщалась мне, оседали в ее памяти и можно будет потом еще раз ознакомиться с ними.

И все бы было хорошо, просто прекрасно, если бы среди всего этого разнообразия оказалось все же хоть что-то, что вывело бы меня на мою цель. Но нет. Было только несколько косвенных зацепок, но ничего конкретного, как мне сразу и сказали в самый первый день.

И все же я не жалею, что задержался тут. Мне нужно было передохнуть, восстановиться, расслабиться. Но главное — тут есть стабильный интернет, что крайне важно для поисков с помощью Арти. И поиски эти не прекращались ни на секунду.

Данные из Парижа, к моему огромному сожалению оказались пустышкой, в них не было ничего, что указало бы куда двигаться дальше. А у меня были на них большие надежды. Пришлось вернуться к другому направлению поисков — корпорации, люди которой переводили деньги британскому лорду. Тут уже все оказалось более радостно — среди зацепок предоставленными мне владельцами этой базы были касающиеся и этой корпорации. Кроме всего этого, эта корпорация участвовала в уничтожении организации которая меня приютила сейчас.

Хорошенько поискав, Арти нашла еще кое-какие следы. Что-то взломала, что-то обнаружила в открытом доступе. По отдельности ничего особенно подозрительно, но вот все вместе… Раз не получается сразу выяснить все, буду продолжать дальше потиху разматывать этот клубок загадок.

Дальше корпорации «New day» продвинуться не получилось, все сходилось на ней, но стало очевидным, что мне нужно наведаться к ним в гости, извне получить нужную мне информацию не удастся. Даже не столько к ним, сколько в место где размещаются их центральные сервера. И где находится одно из таких мест Арти выяснила.

К моей удачи оно оказалось на территории подконтрольной зомби. Конечно, само здание продолжают охранять и хорошо охранять, но попасть туда будет значительно проще, да и помощь случись что не прибудет так быстро к ним. Так что все складывается вполне неплохо. Мне же нужно решить двинусь ли я туда, или останусь здесь на еще непонятно сколько времени, пока Арти не найдет еще что-нибудь. Неясно, будет ли новая зацепка или нет. Как и неясно, смогу ли что-нибудь выяснить если пойду. Одна сплошная неясность блин!

Что радует во всем этом — мне даже не придется далеко переться. База где я сейчас торчу располагается около Мюнхена. А нужно мне в Нюрнберг. И это не так уж далеко отсюда, каких-то полторы сотни километров. Пешком дойду за день, а если на машине так вообще быстро.

— Пора уходить отсюда. — мысленно говорю нейросети, осторожно вытягивая свою руку из-под головы девушки и начиная подниматься. Забавно, спим вместе, а имени я ее так и не знаю. Не говорит, зараза такая. Но красивая зараза, нужно признать это.

— Что-то случилось? — спросила девушка, проснувшись от моих движений.

— Сообщи своим, я ухожу.

— Куда? — Не сразу сообразила она спросонья.

— С базы.

— Уже? — спросила она, и столько растерянности и грусти в ее голосе.

— Уже. Спасибо. — говорю ей и целую в губы.

Меня моментально обхватили руки и вернули обратно в постель. А что было потом… Окончательно я поднялся примерно через час. Первой из-под одеяла выскочила мой куратор и скрылась в душе. Откуда выбежала уже через пять минут и окончательно покинула меня. После этого я тоже зашевелился и начал приводить себя в порядок.

Позавтракав, а готовить мне приходиться в основном самому себе — как оказалось не просто так в этой квартире есть кухня. Спасибо что хоть продукты поставляют, не пришлось самому за ними ходить. Представив себе это, как я рыскал по территории с зомби и искал бы себе продукты, чтобы потом притащить их сюда и приготовить из них себе еду, стало смешно. Не сдержавшись, усмехаюсь. Столовая на базе есть, только меня там кормить почему-то не хотят. Как и не хотят, чтобы я лишний раз пересекался с кем-то еще из персонала.

Ладно, смех-смехом, но нужно собираться дальше. А я точно хочу это самое дальше? Задумавшись, понимаю, что да, хочу. Даже не столько хочу, сколько понимаю, что надо. А раз так, начинаю быстро упаковывать в рюкзак свои вещи. Но для начала нужно переодеться в походную одежду, раз я ухожу.

С момента моего появления здесь вещей у меня стало ощутимо больше. Приходится что-то оставлять, беря лишь самое необходимое, а то я так нагружусь, что это будет выглядеть даже со стороны смешно. В итоге упаковываю по сути тот же самый набор вещей, что был у меня раньше. Только большинство его элементов поменялись, заменившись более качественными или удобными. Даже сам рюкзак теперь другой, более удобный и вместительный, не говоря про прочность. Как мне и сказали сразу — меня снабжали всем запрошенным. Поняв это, я особо и не скромничал, заказывая лучшее и обновляя состав своих походных запасов. Так там завелась более качественная одежда и еще много чего. Ну а что, мне же нужно это? Нужно и глупо не воспользоваться такой возможностью.

— С тобой хотят поговорить. — раздался голос куратора со стороны входной двери.

Оглядываюсь на нее. Стоит и смотрит на меня грустным взглядом. Прощупываю ее ментально. Удивительно, но она и в самом деле грустит. Неужели она не понимала, что все это рано или поздно закончится? Ловлю себя на том, что мне тоже грустно с ней расставаться.

— Хорошо. Прямо сейчас?

— Да, иди за мной. Рюкзак оставь здесь, еще вернешься за ним.

— Хорошо. — отвечаю, идя за ней.

Уже знакомый маршрут по базе и меня привели к кабинету, в котором я уже бывал. После того разговора в первый день, я тут больше не был и не общался с его владельцем. Вопросов к нему у меня как-то не возникло, а ему со мной встречаться тоже видимо особой необходимости не было.

— Он ждет. — произнесла девушка, остановившись у двери и кивнув мне на нее.

Ничего не говоря, захожу внутрь. Сразу же замечаю знакомого мне мужчину, сидящего за столом. Закрыв за собой дверь, останавливаюсь по середине помещения.

— Садись. — Кивнул мужчина на кресло.

— Что вы хотели? — спрашиваю, заняв предложенное место.

— Поговорить. Мне доложили, что ты покидаешь нас.

— Да, все так и есть.

— Хорошо. Значит ты определился с тем что будешь делать дальше. Какие у тебя планы?

Задумчиво смотрю на него, не зная озвучивать задуманное или нет. С одной стороны, они мне помогают и открыто сказали, что я им нужен. А с другой как-то не хочется раскрывать куда именно я собрался. А ладно, чего я тут ломаюсь после всего?

— Хочу посетить место где находятся сервера одной крупной корпорации.

— Какой?

— New day.

В ответ мужчина задумчиво закивал.

— В Нюрнберге?

— Да.

— Хорошо. Могу сказать, что ты на верном пути. Удачи. Надеюсь мы больше никогда не встретимся.

— И это все? — удивленно спрашиваю у него. Я настроился на более длинный разговор.

— А что ты хочешь? У тебя есть ко мне какие-то вопросы?

— Нет. — отвечаю ему, понимая, что он прав.

— Тогда прощай. Надеюсь у тебя все получиться. Машину тебе предоставят, возвращать не нужно. Как раньше и говорил, можешь забирать все нужное из арсенала или того что тебе доставили по заказу.

— Спасибо. Куратор еще со мной?

— Да. До тех пор, пока ты физически не покинешь эту базу, она закреплена за тобой. — ответил он, слегка усмехнувшись.

— Тогда еще раз спасибо и прощайте. — говорю ему, выходя из кабинета.

За дверью наталкиваюсь на куратора, которая терпеливо ждет меня.

— За рюкзаком, потом в арсенал.

— Все же уходишь. — произнесла она голосом полным грусти.

Обнимаю ее за плечи и иду в выделенную мне квартиру. Интересная эта база. При строительстве расчет был на гораздо большее население, чем сейчас. Пошляться мне по ней просто так особо не давали, так или иначе пресекая подобное. Но из того что успел увидеть и понять — она огромная, тут спокойно поместиться несколько тысяч людей, если даже не больше. В основном ходил в арсенал, тренажерный зал и подземный полигон, посещая лишь малую часть этой базы.

Стоило мне зайти в квартиру и дойти до кровати, чтобы взять рядом стоящий рюкзак, как меня удивительно сильно толкнули и я рухнул вперед. Успеваю перевернуться и поймать запрыгнувшую сверху девушку. Вот же ж…

— Что ты… творишь? — умудряюсь выдавить из себя в перерывах между жаркими поцелуями и срыванием одежды.

В ответ получаю очередной поцелуй. А потом становится не до вопросов. Уже не первый день, а страсть только все больше нарастает.

— Не уходи. — попросила девушка, лежа рядом и гладя меня по щеке.

— Не могу. — отвечаю ей, отводя взгляд. — Мне надо уйти, у меня остались еще незаконченные дела, которые нужно успеть завершить.

— Успеть завершить? — переспросила она, зацепившись за конец моей фразы и насторожившись.

— Не бери в голову. — отмахиваюсь от ее подозрений и делаю беззаботный вид. Если честно признаться самому себе, то я был бы совсем не против провести с ней время до самого конца. Никто посторонний не знает про мои внутренние проблемы, и так должно остаться дальше.

— Меня зовут Леа. — тихо прошептала она мне на ухо.

Удивленно смотрю на нее. Неужели она решила сказать мне свое имя?

— Сергей. — шепчу в ответ и целую ее. Сомневаюсь, что она не знает, как меня зовут, но все же… Мы ни разу не называли друг друга по именам.

С сожалением поднимаюсь и в очередной раз за этот день иду в душ, а затем одеваюсь. Пока одевался, Леа успела привести себя в порядок и когда я был готов, она уже тоже. Подхватив рюкзак, иду в арсенал, прекрасно зная дорогу. Там мне нужно будет забрать оружие и патроны к нему. Осталось окончательно решить, что именно брать с собой.

Долгий путь по коридорам базы, и мы добрались до арсенала. Зайдя внутрь, привычно подхожу к стойкам с оружием. Все что тут есть я успел перепробовать на полигоне. Пройдясь взглядом по разложенному оружию, останавливаюсь на двух автоматах и нескольких пистолетах. Автоматы под один патрон, но разные модели, пистолеты под другой. Все модели современные, но патрон распространенный, особых проблем с поиском боезапаса не должно возникнуть.

Отбираю все нужное, заодно оснащая оружие всем необходимым вроде подствольного гранатомета на один из автоматов или глушителя на пистолет. Устанавливать прицелы будь то оптика или коллиматорные мне нужды нет — благодаря Арти стреляю прекрасно и так. Без нее кстати тоже отлично уже стреляю. Да и привык уже. Предполагаемая же дистанция стрельбы не очень большая, вот если бы брал снайперскую винтовку, вот там да, без нормального оптического прицела не обойтись.

Один автомат складываю и прячу в рюкзак, туда же идет часть запасных уже снаряженных магазинов и патроны. Подумав, засовываю туда же и запасной пистолет, лишним не будет. Вот теперь все, в рюкзак точно больше ничего не влезет.

Следующее на очереди — броня. Нет, не бронежилет, а именно броня, слишком уж комплексная защита. И с ней у меня некоторые затруднения. Перевожу взгляд с легкого экзоскелета на обычную броню. Хотя назвать эту броню обычно очень сложно. Внешне она чем-то скорее напоминает самый настоящий средневековый доспех. Только материал другой, как и технологии изготовления, но тем не менее некое внешнее сходство все же есть. А про ее вес даже не стоит упоминать, носить ее могут только модификанты на силу. Ну и я, причем даже не применяя усиление.

Что выбрать? За все это время я так и не смог решить. Экзоскелет хочется больше, но как бы он не сломался от нагрузок, и в нем больше элементов, которые могут выйти из строя. Что я в таком случае буду с ним делать? Грустно вздохнув, снимаю обычную броню со стоек.

Нет, она ни в коем случае не плохая. Современная, качественная, удобная, прочная, но… обычная. Надеваю ее, полностью упаковываясь. Открытой осталась только голова, но это исправит шлем. Саму это броню, как и экзоскелет уже примеривал и даже испытывал на полигоне. Так что в этом плане все с ними нормально — надежность и удобность проверены. Обычную автоматную пулю она спокойно держит практически в упор, это если в нагрудник. Остальные элементы послабее.

Долго думал, нужна ли мне вообще броня, но решил, что лишней не будет, я ведь до сих пор не могу постоянно удерживать броню из нанороботов или полное усиление, а только в таком состоянии меня не получится пристрелить сразу. Следом за броней идет разгрузка, на броне хоть и предусмотрены свои карманы, но их мало. Затем очередь доходит до распахивания по карманам всего нужного в виде гранат, ножа и запасных магазинов к оружию.

— Веди к машине. — говорю своему куратору, закидывая рюкзак за спину и пристраивая удобней автомат. Обернувшись к ней, ловлю на себе ее взгляд. Грусть там все еще есть, но теперь примешивается новая эмоция. Восхищение? Нет, это будет уже слишком. Ментально в этот раз проверять не решаюсь, не желая точно знать, что это за эмоция. Почему-то хочется оставить это неизвестным для себя. Посмотрев на меня так несколько мгновений, Леа развернулась и вышла из арсенала.

— Вот твоя машина. — произнесла она, указывая на обыкновенный внедорожник, когда мы пришли в гараж. — Ключи внутри. Батарея полная, хватит на тысячу километров. В бардачке найдешь планшет с картой.

Забрасываю внутрь рюкзак с автоматом и возвращаюсь к Леа, крепко целуя ее.

— Останься живым, пожалуйста. Если все будет хорошо, найди меня. Я верю, ты сможешь.

В ответ грустно улыбаюсь ничего не говоря. Зачем давать напрасную надежду?

— Езжай. — оторвалась она от меня и оттолкнула, правильно истолковав мою улыбку.

Еще раз поцеловав ее, сажусь в машину и выезжаю с территории базы. Отсюда ведет только одна дорога, так что ошибиться куда ехать сложно. Так и хочется обернуться назад, чтобы проверить стоит там Леа или нет. Зацепила меня чем-то она. А может я просто истосковался по женскому вниманию, вот и реагирую так.

Километр проносится за километром. Сделав небольшой крюк, выехал на шоссе и втопил по полной. Когда позади осталась примерно сотня километров и до конечной точки моего маршрута осталось не так уж и много, появилось непонятное ощущение. Сбрасываю скорость, пытаясь понять с чем оно связано.

Это что-то ментальное… Осознав, вообще торможу и полностью сосредотачиваюсь на ментале, прощупывая округу и пробуя понять, чем вызвано это непонятное чувство. Зомби поблизости не улавливаю, людей тоже. Животные есть, но далеко. Ничего подозрительного. Но тогда что?

Постепенно увеличиваю радиус охвата. Но неужели меня что-то насторожило на таком большом расстоянии? Когда уже собираюсь сворачивать поиски и продолжить прерванную поездку, натыкаюсь на кого-то непонятного. Знакомые ощущения идут от него…

Стоп, это же… Еще сам до конца не приняв свою догадку, ментально тянусь к этому существу и почти в тот же момент получаю ответ. Эмоция радости и счастья буквально затопила меня, вытесняя все остальное из сознания. Не может быть, но это моя стая! Та стая, которая как я думал вся погибла в Париже защищая меня во время атаки на Мозг! Но как, откуда? Невольно адресую этот вопрос стае.

И ответ прост. Во время моей самой первой атаки на одно из гнезд, которое было на подземной парковке, ранило десяток особей стаи. Я тогда отправил их выздоравливать и вместе с ними еще и других «котят» сколько требовалось. Вот они все и выжили. Всего лишь три десятка, но… они выжили, и стая жива пока живы хотя бы несколько ее особей.

От радости по щекам катятся слезы. Завожу машину и несусь навстречу стае, которая тоже сорвалась ко мне в полном составе, все тридцать «котят» живы и сейчас где-то рядом. Меня наполняет какая-то непонятная безумная радость. Так приятно, когда те, кого ты считал погибшими все же оказываются живыми. Пусть лишь малая часть стаи, но все же.

Поездка в Нюрнберг откладывается на некоторое время, появилось дело поважнее.

* * *
Когда Асов Сергей покинул кабинет, его хозяин, да и вообще главный на базе, где находился Призрак последнюю неделю, сразу же достал телефон и набрал чей-то номер.

— Как все прошло? — раздался мужской голос из динамика телефона.

— Все нормально. Парень встал на правильный след. Если не оплошает, то уже скоро выйдет на наших врагов.

— Ты уверен в этом?

— Да, он мне сам сказал куда собирается. А его нейросеть перерыла все данные что мы дали. Это, не говоря про то, что, судя по объему проходящего траффика, она еще и половину всего интернета просеяла.

— Как он проявил себя?

— Да никак. Отдыхал, тренировался. Агрессии не проявлял. Особо не наглел. Все в пределах ожидаемого и допустимого. Разве что затрахал куратора, хотя она сама не лучше.

— В каком смысле? — раздался вопрос немного удивленным голосом из телефона.

— В прямом. Он приглянулся девушке, которую я поставил куратором над ним на время пока он здесь. Она пришла к нему на второй день и понеслось. Сергей не стал отказывать ей. В целом, она не нарушила ничего, ведь я не отдавал приказа не иметь никаких личных контактов с ним. По мнению аналитиков, так возможно даже лучше вышло.

— Проблемы ожидаешь?

— Не думаю.

— Слежку организовали за парнем?

— Нет, слишком рискованно, может обнаружить. Не смотря на нашу осведомленность об его возможностях, мы знаем далеко не все. Да и сами можем засветиться перед теми, кому не следует знать про наш интерес к нему. Не стоит рисковать зря. Будем отслеживать его успехи по действиям наших противников. Эту базу консервируем, персонал перебросим на другие объекты. Тут оставим только часть арсенала на случай если Асова совсем прижмет, и он вдруг вернется.

— Хорошо, приступай.

* * *
В богато обставленном кабинете находился его хозяин и еще один человек. Он был частым посетителем этого места и играл не малую роль в принимаемых решениях в этом месте.

— Что вы хотели мне сообщить? — спросил хозяин кабинета, смотря на посетителя.

— Это касается Асова Сергея.

— Слушаю.

— Его потеряли.

— В смысле? Неужели никто не может найти и убить этого придурка за такие деньги?! Я выделил на это миллиард! Нужно было всего лишь решить этот вопрос до того, как мы перейдем к следующему этапу проекта.

— Его нашли. Это был один из элитных наемников одиночек, модификант высочайшего уровня. Он вступил в бой с Асовым. Асов выиграл, а затем его похитили неизвестные. Больше его никому так и не удалось обнаружить.

— Кто это был?

— Мы не знаем, они не оставили следов, сработали очень чисто.

— Русские?

— Нет, те все еще продолжают свои поиски. Все указывает на то что это кто-то третий.

— Есть догадки с какой целью его похитили?

— Никаких.

— Плохо. Дьявол бы вас побрал! Подключайте наши ресурсы. Парень должен умереть в ближайшее время и это не обсуждается!

— Разрешите вопрос?

— Да.

— Чем он вам так не угодил? Я понимаю, он влез в один из наших проектов, что-то знает и поэтому представляет опасность. Но он один, и не так уж много знает. Для чего привлекать такие ресурсы? Так явно охотясь за ним, мы провоцируем его на активные ответные действия и привлекаем лишнее внимание ко всему этому, а это уже может быть опасно.

— Предчувствие. Я отдал приказ, вы выполняете, никаких лишних вопросов. Это не то что можно обсуждать. Есть еще какие-то новости?

— Нет. Все остальное в порядке. Проект продолжает реализовываться, готовим применение на гражданских. Первыми будут жители США и Канады, затем Западная Европа. Китай и ОДКБ пока что недоступны для проекта. Специалисты настаивают, чтобы первичная обработка была минимально заметной, без сильных изменений в поведении. Мы получим полный контроль и сможем в любой момент внести нужные изменения. Так же готовим переход войны в активную фазу, будет ряд провокаций и диверсий на территории России и наших европейских союзников.

— Что с зомби?

— Вопрос до сих пор не решен. Возможно удастся решить проблему, так сказать, естественным путем — по последним данным их количество сокращается, живых людей им почти не попадается, а самих их активно уничтожают. Поиски средства их быстрого уничтожения продолжаются, значительных успехов по-прежнему нет.

— Хорошо. Если у тебя все, то можешь идти.


Глава 15


— Как же я по вам скучал! — тихо говорю, крепко обнимая голову одного из «котят» и чеша ему под бородой.

Ответом мне служит громкое мурчание. Причем не только того которого чешу, но и вообще всей стаи. Остальные «котята» лежат рядом, стараясь быть как можно ближе ко мне. В итоге получился этакий клубок переплетенных тел и в его центре я.

Поднимаю взгляд и оглядываюсь, отходя от первых эмоций от встречи в живую с этими мордами. Ладно, когда только собственная радость, но когда поверх этого накладываются еще чьи-то эмоции… и эмоции эти идут не от одного источника.

Мы все так же около дороги, по которой я ехал в город и на которой сейчас видна оставленная мной машина. Когда увидел несущуюся ко мне стаю, затормозил, выскочил наружу и побежал к ним навстречу не разбирая дороги. Как встретились здесь, так до сих пор и торчим на этом месте, не сдвинувшись ни на метр.

Будь тут сторонний наблюдатель, то он бы очень сильно удивился увиденному — дорога, машина, я и вокруг куча этих морд, которые ведут сейчас как самые настоящие котята, всячески ластясь ко мне и показывая свою радость. По ним и не скажешь, что они могут быть этакими машинами смерти, истребляющими все живое вокруг себя.

Хватаю другого «котенка» и начинаю его чесать, как и предыдущего. Нужно же каждому уделить внимание. Параллельно со всем этим в ментальном плане у нас идет оживленная беседа. Хотя я бы это беседой не назвал — вот не знаю, как назвать, когда тридцать морд перебивая друг друга пытаются рассказать, что с ними было. И это удивительно, раньше подобного за ними не замечал — они же всегда вначале решали между собой, а потом кто-то один доносил до меня нужное. Неужели они настолько соскучились? Пока все указывает на это.

Узнаю, как они отлеживались, приходили в себя, потом как почувствовали гибель остальной стаи, мою смерть. А для них я умер тогда, они перестали чувствовать меня. Остатки стаи тогда хотели броситься ко мне, оставив раненных одних, но отданный мной ранее приказал перевесил, и они все же остались с ними.

А дальше не было ничего интересного. Через несколько дней раненные особи окончательно восстановились, и стая сунулась в подземку, пытаясь найти меня, ведь именно там я для них погиб. Но особо углубиться у них сразу не получилось — мешали зомби, стекающиеся в город извне, и прибывшие люди. Судя по образам и эмоциям стаи, зомби сходились в Париж чуть-ли не со всей страны, так много их было. Что же их так привлекало там? Смерть Мозга? Что-то другое? Ведь наибольшая концентрация их была именно в туннелях метро.

Около недели остатки стаи пытались пробраться к месту гибели остальной стаи. Раз за разом они натыкались на препятствия и отступали не в силах преодолеть их. Но все же в конце концов стая смогла пробраться туда. И ничего не нашла кроме трупов других особей стаи. Моего тела там не было. Это я сейчас знаю, что меня вынесли оттуда почти сразу после уничтожения Мозга, а вот они не знали и надеялись найти.

Сколько-то времени у них ушло на то чтобы уничтожить оставшиеся тела своих сородичей, зомби их почему-то не тронули. Они вообще обходили то место стороной где погибла стая и где был Мозг. Слегка странная ситуация — зомби одновременно и тянулись к тому месту, но и боялись почему-то его.

Зачем стая это сделала я понимаю, как человек — чтобы уничтожить следы. Но вот как они до этого додумались — это очень хороший вопрос, ответ на который даже сами «котята» не смогли дать. Они просто почувствовали, что так будет правильно. Как конкретно они уничтожали тела я не спрашивал, а сама стая не особо сильно хотела рассказывать про это, чувствовалось что это воспоминание им очень неприятно.

После этого значительно уменьшившаяся в своем количестве стая покинула Париж и начала бродить по Европе без особой цели. Добывали себе пропитание, выживали, уничтожали попадавшихся на их пути зомби и избегали людей. Так было до тех пор, пока они не почувствовали меня. Вначале они тоже не поверили, но когда я сам к ним ментально потянулся… О-о, тот шквал радости что ударил по мне был лишь слабыми отголосками того что творилось внутри них.

— И вот что мне с вами делать? — задумчиво спрашиваю вслух, когда их рассказ подошел к концу и сменился транслированием непрерывной эмоции радости.

Я безмерно рад им, но… они не вписываются в мои планы. Использовать в запланированной атаке в Нюрнберге? Нет, не хочу рисковать ими. Я не готов только что найдя их, снова потерять. Пусть дальше живут тут за стеной. Скрываться от людей они научились неплохо. А многолюдно здесь станет еще не скоро, как мне кажется.

Впервые пожалел, что на Земле не осталось совсем безлюдных мест. Ведь в вымершую сейчас западную Европу рано или поздно начнут возвращаться люди. В Арктику или Антарктиду их отправить? Эх, не смешно, прекрасно же понимаю, что это не выход.

Почесывая очередного «котенка» замечаю, что он отличается от тех кто был до него. Круглее что ли как-то? Убрав руки, внимательно разглядываю его. И в самом деле круглее. Словно он… Да нет, бред же. Пробегаюсь взглядом по всем остальным, обращая внимание на вполне конкретную вещь.

Не может быть… Десятеро из «котят» ощутимо круглее остальных. Это еще не сильно бросается в глаза, но уже заметно. И круглее они вполне определенно — словно беременные. Как? Они же искусственные существа, это невозможно?!

Адресую этот вопрос им. Ответ же шокирует — моя догадка оказалась верной. Как такое стало возможно они сами не знают. Они сразу различались, пусть отличия и были незначительными. Но чем дольше они жили, тем более индивидуальными становились. А два месяца назад случилось это…

Круглыми от удивления глазами смотрю перед собой, переваривая подробности полового созревания стаи, которые та поведала мне. Не уверен, что хотел бы это знать, но выбора мне уже не оставили. Теперь они не бесполые или обоеполые, не знаю точно какими были первоначально, а самки и самцы. Смешно, у моих «котят» будут котята. Да уж, и что мне со всем этим теперь делать?

Кстати, два месяца назад… а не стало ли причиной всего этого, то что остальная стая погибла? Их осталось мало, вот и сработал какой-то механизм, заложенный в них и направленный на выживание вида. Кто знает, чего наворотили ученые создавая их. Теперь точно нельзя брать стаю с собой даже в Нюрнберг. Не говоря про то чтобы тащить их куда-то дальше.

Окончательно решив, начинаю доносить до них свою точку зрения. «Котята» в ответ сопротивляются и утверждают, что куда я туда и они. После десяти минут уговоров все же удается прийти к компромиссу — они никуда не лезут и берегут себя, но я в случае крайней необходимости позову их. Прекрасно понимаю, что раз так, то они будут теперь стараться всегда находиться где-то неподалеку. Но пусть лучше так, чем они будут неотрывно следовать за мной и зря рисковать. Они конечно созданы для убийства и делают это отлично, но все же смертны.

Стоило решить этот вопрос, как на душе стало сразу легче. Еще несколько минут разговариваем о разном. В основном я стараюсь настроить их на то чтобы не показывались людям ни в коем случае, если только совсем критическая ситуация будет. Предсказать первую реакцию на встречу со стаей несложно. И будет это отнюдь не восторг или радость.

Все же нахожу в себе силы и поднимаюсь, выбираясь из-под обвивших меня тел. Почесав всех напоследок, иду к машине и сажусь в нее. Эмоция радости от стаи сменилась легкой грустью от того что нам нужно расстаться. Но только легкой, ведь я жив, и они это знают. Никогда бы не подумал, что так привяжусь к ним, а они ко мне. Завожу машину и еду дальше.

— Они милые. — раздался в голове голос Арти.

— И не говори. Интересно, какие у них будут детеныши. — отвечаю ей с легкой улыбкой на лице.

Смотрю через зеркало заднего вида на стаю, которая поднялась на лапы и побежала прочь, постепенно активируя свою маскировку и бесследно растворяясь в воздухе. Чувствую, что моя ментальная связь с ними почему-то не ослабевает, не смотря на увеличивающееся расстояние между нами. Раньше же чем дальше, тем слабее ощущал их. Может расстояние еще не сильно большое? Или эта связь как-то изменилась.

Примерно еще десять минут, и впереди показалась окраина города. Теперь нужно или свернуть к нему или ехать дальше мимо. Торможу и достаю планшет с картой из бардачка. Забиваю туда координаты нужного мне здания. И нужно мне аж на противоположный конец города. Прикидываю маршрут. Можно как вокруг объехать, так и почти напрямик через город. Вокруг спокойней, но заметней и дольше. В городе же опасней, но проще затеряться и гораздо быстрей. Решено, поеду через город.

Сворачиваю в сторону города. Через него проношусь на машине почти не сбавляя скорости, лишь постоянно проверяю округу ментально на наличие людей. Их нет, и это странно. Город-то немаленький в целом, не верится, что все погибли или сбежали. Хотя, кто знает, может и так, а может я просто не наткнулся на них, все же не проверял город целиком, а только вокруг себя на несколько километров, чтобы уж наверняка. Подобное мне удается все легче и легче, а раньше не смог бы, особенно за рулем машины и в движении.

Оставляю машину за два квартала до нужного мне здания в одном из дворов и дальше иду пешком, подстраховываясь на всякий случай. Машина звуков при езде почти не издает, не бензиновая же, а электрокары шумят значительно меньше, но рисковать зря не стоит. С собой взял все, включая и рюкзак. Не знаю, получится ли вернуться в машину.

Ментально прощупав то место, где должно находиться нужное мне здание, чувствую там живых людей. Довольно много, около сотни, что сильно выбивается на фоне окружающей пустоты. Но с другой стороны не так уж и много, как я ожидал, думал будет больше. Ведь там не все вооруженная охрана, должен быть еще и обслуживающий персонал.

Каких-то патрулей или наблюдательных постов не засекаю. Пока иду, продолжаю ментально наблюдать за людьми. Эмоции обычные, странностей никаких. Наученный горьким опытом, уже рассматриваю их эмоции и так, и сяк, на предмет чего-нибудь хоть немного подозрительного и отличающегося от нормы. Но ничего подобного в этот раз не вижу.

Дойдя, не спешу сходу ломиться к ним. Вместо этого захожу в один из рядом стоящих домов и найдя удобное место, визуально изучаю видимую отсюда часть здания. Двухэтажное, все окна закрыты стальными жалюзи, двери металлические. Все подходы просматриваются через камеры, висящие на стенах. Незаметно подойти будет сложно, даже на первый взгляд понятно, что тот, кто проектировал эту систему постарался сделать так чтобы слепых зон не было.

— Арти, дай примерные зоны обзора видимых мне камер.

Реальность перед глазами изменилась, дополнительно раскрашиваясь. Да, я был прав, тут даже идет двойное, а то и тройное перекрытие. Надежно сделали. Тогда в голову пока что приходит только один вариант действий — нужно прорваться быстро и решительно, чтобы те, кто находится внутри не успели сообразить, что происходит.

Кроме всего этого видны следы множества боев, кто-то не раз пытался проникнуть внутрь. Больше всего похоже, что это были зомби. И все, больше ничего интересного, даже людей не видно, все внутри находятся. И судя по их расположению, там есть минимум два подземных этажа, если даже не три или четыре, непонятна высота этих этажей. Если стандартная, то четыре этажа, а вот если нет… Еще нужно учитывать, что могут быть и этажи без людей, но туда они могут побежать после моей атаки.

Покидаю удобную позицию и обхожу здание по кругу, стараясь не попасться на камеры. Из-за этого приходится идти на большом расстоянии и скрываться за зданиями. И так, что в итоге? Один вход, все окна закрыты стальными жалюзи, камеры по всему периметру здания. Попасть на его крышу с соседнего здания практически нереально, слишком большое расстояние. Я конечно могу попробовать… но это будет тот еще провал, если не долечу и рухну прямо под камеры.

— Арти, есть идеи как мне попасть туда? — спрашиваю у нейросети, вернувшись на свою самую первую позицию и снова там засев. Все равно отсюда самый лучший обзор на вход. — Может сможешь подключиться и отрубить камеры?

— Пока идей нет. К камерам подключиться не удастся, не фиксирую их. Скорее всего там подключение по кабелю. Тоже самое касается и обычного интернета.

— Плохо. — задумчиво отвечаю ей, пытаясь найти способ проникнуть, внутрь, не подняв раньше времени тревогу.

Камеры на стенах мне мешают больше всего. Сбить их? Подозрительно. Но если бы не они, то можно было бы спокойно добраться до окна второго этажа и попробовать выломать жалюзи и через него попасть внутрь. Входная дверь выглядит надежнее чем они, и скорее всего потребуется больше времени чтобы разобраться с ней.

— Слушай, а помнишь, ты как-то активировала маскировку против камер? Когда мы еще банк шли грабить. Может ее попробовать, тогда она неплохо сработала?

— Было такое. — не стала отрицать нейросеть. — Но тебе она сейчас вряд ли поможет, слишком долго будешь под камерами. И если за ними наблюдает живой оператор, то он сразу заметит тебя. Эта маскировка неплохо работает против искинов, но живые люди сразу заподозрят что что-то не так. Разве что это можно использовать для того чтобы открылась дверь и наружу вышли те, кого пошлют проверить. Но в таком случае тревогу точно поднимут.

— А мне и не придется долго быть под камерами. Если лезть через второй этаж, как и думал, то нужно всего лишь быстро проскочить просматриваемую территорию. Насколько вижу, стены второго этажа камеры не контролируют.

Прогоняю в уме план несколько раз, пытаясь найти существенные изъяны. Вроде бы нет таких, самый слабый момент с маскировкой — если что-то пойдет не так, то меня обнаружат и поднимут тревогу, а мне бы этого хотелось избежать хотя бы до того момента пока не окажусь внутри.

— Так и сделаем.

— Ты уверен?

— Да. — отвечаю Арти и оставляю тут рюкзак. Надеюсь все пройдет нормально и смогу вернуться за ним. Но тащить сейчас его с собой нельзя, будет сильно мешать. — Начинай.

Отдав приказ Арти, выхожу на улицу.

— Нанороботов будет впритык. Малейшая пробоина в образованной броне и вся маскировка спадет. — оповестила меня нейросеть, когда все тело вместе с надетым покрылось тонким слоем нанороботов. — Активировала маскировку. Потребление энергии в норме, хватит на десять минут без особых последствий.

Активирую усиление и срываюсь с места, несясь к нужному зданию. Выжимаю из себя максимальную скорость, стараясь как можно быстрее преодолеть пространство, просматриваемое камерами. Толчок ногами, оказываюсь в воздухе. Короткий полет, и я встретился со стеной. Вбиваю пальцы рук в стену, пробивая кирпич, из которого сложено здание, и начинаю подниматься к ближайшему окну.

Самый опасный момент первого этапа плана позади. Вырубаю усиление, экономя силы. С подъемом по стене я справлюсь и так. Прислушиваюсь, напрягая слух, но из здания никаких громких звуков не доносится. Или там очень хорошая звукоизоляция или у меня все получилось и мой забег остался незамеченным. Ментал подтверждает вторую версию — внутри все спокойно, исходящие эмоции сильно не изменились.

— Отзывай броню кроме одной руки и проделай проход мне. — прошу Арти, приложив руку к стальным жалюзи для лучшего контакта. Второй же держусь за стену чтобы не сорваться вниз.

Нанороботы из брони послушно стекли на жалюзи и начали прогрызать их. Несколько долгих минут, и путь дальше оказался свободен. Жалюзи были толще чем я думал, но нанороботы справились. Аккуратно подхватив выпавшие наружу остатки жалюзи и затем поставив их на пол, залезаю внутрь. Нанороботы в это время вернулись обратно в броню, только на этот раз она идет не по одежде, а по телу, как и обычно. Убирать броню из нанороботов полностью не рискнул, слишком опасно, кругом как-никак полно противников.

— Арти, есть сеть?

— Нет, все глухо, ничего не улавливаю.

— Плохо. — отвечаю ей, осматриваясь по сторонам.

Я влез в здание в небольшом помещении. Чего-то интересного тут не видно, я бы сказал обычная комната отдыха. Беру автомат удобнее и снимаю его с предохранителя. Судя по менталу на этом этаже в данный момент никого нет. Хотя, когда лез по стене и грыз жалюзи было десять человек, но были они на другом конце здания. Не задерживаясь выхожу из комнаты в коридор и ищу спуск вниз. Тут сквозной коридор с дверями по обеим сторонам. Нужные мне сервера скорее всего будут где-то на подземных этажах, так что мне туда, не стоит тратить зря время на проверку всех помещений если никого не чувствую там.

Пройдя здание насквозь уперся в лестницу и начал спускаться вниз, прощупывая там все ментально. Двадцать человек, находятся в разных местах первого этажа. Кто-то точно успеет поднять тревогу после первых выстрелов. Надо попробовать сделать все тихо. Сменяю автомат на пистолет с глушителем. Нападения они не ждут, так что надеюсь будут без шлемов. Еще бы без бронежилетов… но вот это как раз маловероятно.

Спустившись на этаж, резко поворачиваюсь в сторону и направляю пистолет на человека, который неожиданно вышел из комнаты в коридор и пошел в мою сторону. Его внимание приковано к планшету в руках и меня он пока что не заметил. Шаг назад, чтобы скрыться за стеной, и терпеливо дожидаюсь, когда он подойдет ближе. Пока есть время, внимательно всматриваюсь в стены переключившись на электромагнитное зрение и пытаясь рассмотреть камеры. Не видно. Неужели они не поставили их внутри на этаже?

Вот наконец из-за угла стены показался человек, все так же смотрящий в планшет и ничего незамечающий вокруг. В последний момент он все же что-то почувствовал или заметил и начал поворачивать голову в мою сторону, но было уже поздно. И в этот же последний момент я передумал убивать его, и ударил рукоятью пистолета ему по голове, вместо того чтобы всадить пулю. Миг, и его тело начало падать. Подхватываю его и оттаскиваю на второй этаж.

Спрятав и связав тело возвращаюсь на первый этаж и начинаю обходить его. Пока иду до ближайшего помещения, в котором есть люди, терзаюсь сомнениями. Может это и ошибка постараться обойтись без лишних трупов, но они же мне ничего не сделали, а перебить их всех будет слишком жестоко. Да, они могут поднять тревогу и придется все же кого-то из них убить, кого не смогу вырубить сходу. Или надежнее перебить всех? Нет, тем, кто подставиться все же сохраню жизни, сомневаюсь, что они быстро очнутся, а к тому времени надеюсь меня тут уже не будет. Опознать же меня будет затруднительно, ведь все что только можно скрывает обычная броня, а шлем лицо.

Приняв для себя такое решение, уверено подхожу к двери и врываюсь внутрь. Там пятеро, все вооружены. Вырубить их не получится. Все эти мысли пронеслись в голове за мгновение, а рука с пистолетом в это время уже наводила оружие на ближайшего противника. Выстрел, навестись на другого. Они еще только начинают реагировать и оборачиваться в мою сторону. Слишком медленные, расслабились, не ждали что кто-то может напасть на них.

Успеваю убить еще двоих. Оставшиеся двое заскочили за укрытия и достали пистолеты. Прыжок к одному из них, удар ногой, и выбитое оружие отправилось в полет. Совершенно автоматически навожу на него свой пистолет и жму на спусковой крючок. Только потом осознаю, что мог его просто вырубить, не убивать. Но поздно, тело сработало быстрее сознания.

— Не надо, не убивай! — раздался в стороне от меня мужской голос.

Оборачиваюсь на него и вижу молодого парня, последнего их этих пятерых. Он отбросил пистолет в сторону и сидит на полу с поднятыми руками. Рывок к нему, удар по голове, и он падает на пол без сознания. Связываю его ремнем, вытащенным из его же брюк, а в качестве кляпа использую полотенце, найденное неподалеку. Все, здесь закончил. Осталось еще четырнадцать противников на этом этаже. Перезарядив пистолет, продолжаю зачистку этажа, нельзя никого оставить за спиной, слишком опасно.

Кого-то получилось вырубить, но таких на самом деле было мало, остальных же пришлось убить. В основном тут были вооруженные охранники, обслуживающего персонала почти не оказалось. Было всего лишь двое, и они сразу сдались, даже не попытавшись оказать сопротивление.

Больше на этом этаже мне так не повезло, как в самом начале — все люди были максимум втроем, так что пришлось повозиться, причем иногда они находились в соседних помещениях, что создавало свои трудности, ведь громкий шум мог привлечь ненужное мне внимание.

И такое несколько раз произошло, но повезло что никто не мог даже и подумать о нападении и просто заходили узнать, что случилось. Ну а я, зная благодаря ментальным способностям о таких гостях, встречал их. Но все же я справился, и никто даже не успел поднять тревогу.

— Что у тебя? — мысленно спрашиваю нейросеть, сидя в комнате переоборудованной под пост наблюдения и оснащенной соответствующей техникой.

Удивительно, но тут и в самом деле видеокамеры установлены только снаружи здания. Обойдя весь этаж я их так и не заметил, как ни старался. Да и тут, на посту, выводится изображение лишь со внешних камер. И это странно. Систему видеонаблюдения явно проектировал толковый человек и сильно сомневаюсь, что он бы оставил первый этаж без наблюдения. Что-то тут не так.

— Взломала, но толку будет не много. Тут только доступ к камерам снаружи. Нет ни подключения к сети здания, ни к чему-то еще. Это полностью обособленная небольшая сеть. Информации полезной в ней тоже нет. Я на всякий случай уничтожали все записи и убила всю систему, работать она больше не сможет.

— Жалко, что ничего нет. — отвечаю, поднимаясь со стула и направляясь к лестнице, ведущей вниз. Пришло время продолжить спуск. Пока мне удалось остаться незамеченным, если судить по эмоциям находящихся там людей.

Спустившись по лестнице, упираюсь в металлическую дверь преграждающую путь дальше. Что дверь, что стена выглядят солидно, такие сходу проломить на удастся. И мои предположения насчет нестандартности высоты подземных этажей оправдались — спускаться вниз мне пришлось дальше чем на высоту обычного этажа.

— Взломаешь? — спрашиваю у Арти, приложив руку к кодовой панели.

— Взломаю. — уверенно раздалось в ответ. — Подожди немного.

Терпеливо жду, ментально наблюдая за людьми, находящимися за дверью. На этом этаже сейчас сорок два человека, остальные где-то ниже. И все они похоже продолжают заниматься своими делами, произошедшее этажом выше осталось для них незамеченным. Примерно полминуты, и дверь гостеприимно пискнула и приоткрылась.

— Сделано.

— Спасибо. — благодарю нейросеть, открывая дверь шире и заглядывая внутрь. И первое на что натыкается мой взгляд — это видеокамера, направленная в мою сторону. Вот же ж…

— Арти, отследи куда идут провода от камеры! — мысленно почти кричу, заскакивая внутри и сменяя пистолет на автомат. Чувствую пришел конец моему незаметному проникновению. За одного из охранников меня вряд ли примут. А активировать маскировку поздно уже.

— Нашла! — сообщила Арти, а на реальность наложилась ее метка, указывающая нужное мне помещение.

Несусь со всей скоростью в нужную сторону, ментально отслеживая происходящее вокруг. Эмоции меняются только в одном месте — как раз в том которое указала Арти. Вначале это было недоумение, теперь удивление, которое сменяется осознанием и легкой паникой. Блин, не успеваю!

Врываюсь в помещение, понимая, что уже опоздал — рев тревоги разнесся по коридору за секунду до этого. Встречает меня выстрел из дробовика почти в упор, заставляя сбиться с шага и пошатнуться. На мгновение теряюсь, не осознавая полностью откуда прилетел выстрел — в помещении шестеро вооруженных человек и кто конкретно стрелял не совсем понятно. Но затем перестаю тормозить и начинаю действовать.

Тело двигается практически само по себе, управляемое рефлексами и подсознанием. Вскинуть автомат, всадить короткую очередь в противника стоящего напротив. Рывок в бок, влететь в другого врага, сбив его на пол. Навести на него автомат и всадить несколько пуль в незащищенную голову. Чувствую, как в броню попадают пули, но не пробивают ее и даже не доходят до брони из нанороботов. Рывок в сторону, разворот, прицелиться в нового врага…

Секунд десять мне понадобилось чтобы зачистить помещение, оставив в нем только трупы. Ментально чувствую, как все люди в этом здании пришли в движение — большая часть из них стягивается ко мне, блокируя коридор, а меньшая часть забилась на этаж ниже, и видимо это гражданские специалисты. Скоро на этом этаже будет человек под шестьдесят, если не больше. Что ж, со скрытностью покончено, значит остается только бойня. А с таким количеством врагов ничего другого и не получится.

Отслеживая обстановку снаружи помещения с помощью ментала, подхожу к пульту управления системой видеонаблюдения и касаюсь его рукой.

— Арти, займись. Мне нужно все до чего дотянешься.

— Поняла, работаю. Подержи руку так секунд двенадцать. — попросила она.

Вместо ответа, вскидываю автомат и всаживаю очередь в сторону дверного проема, где появился первый противник. За ним показался второй, третий… После пятого трупа в ход пошли гранаты, но не боевые, а свето-шумовые. Хитрые какие, оборудование не хотят повредить. Мне все это особого ущерба не нанесло — в нужный момент банально отключил слух и зрение, продолжая отлеживать происходящее ментально. Как я раньше жил без своих ментальных способностей, это же просто какое-то чудо?

— Можешь убирать руку, устойчивое подключение есть.

— Дистанция?

— Да хоть по всему этому зданию ходи, я включила беспроводную точку доступа.

— Отлично, тогда работай, а я пойду немного повоюю. — говорю нейросети, перезаряжая автомат.

Подойдя в двери, швыряю в коридор по две гранаты на каждую сторону. Дождавшись взрывов, выхожу наружу и начинаю стрелять. Параллельно с этим бью по всем людям вокруг эмоцией страха. На удивление, в этот раз это не дало нужного результата — никто от страха не упал и не оцепенел, не говоря про то чтобы умереть. Даже наоборот, по мне в ответ начали еще активнее стрелять.

В отличии от моих противников, мне не обязательно прятаться за укрытия. Я конечно могу воевать и как обычный человек, но все это тогда займет значительно больше времени, а я спешу, и значит буду по полной использовать свои возможности.

Короткими очередями выбиваю врагов, не переставая давить на них страхом. Однако это не дает почему-то нужного эффекта. Хм-м, может у них хорошая подготовка в этом плане? Не знаю, а разбираться нет ни желания, ни времени. Только сейчас понял, что у меня снова перед глазами прицел от Арти, который так сильно облегчал мне жизнь раньше. Сейчас же хоть могу стрелять и без него, но с ним все равно гораздо проще, можно почти не прицеливаться, нейросеть сама все просчитает.

Поморщившись от очередных пуль, ударивших в спину, зло бью со всей силы концентрированным страхом по оставшимся людям. Достали. Враги разбежались и окопались по всему этажу, стоило мне только начать убивать их одного за другим. Выкуривай каждого теперь, так они же еще и не сидят просто так — то один то другой высунется и выстрелит в меня, а то и гранату швырнет.

И быстро пристрелить таких шустрых не получается, все же в броне и шлемах, и чтобы пробить лицевой щиток нужно всадить в него как минимум несколько пуль. Кто-то где-то вскрикнул, отвлекая меня от построения планов по особенно жестокому истреблению оставшихся противников, которые так надоели уже. Неужели наконец-то пробрало кого-то? Кровожадно улыбнувшись, продолжаю планомерную зачистку этажа.

— Я взломала. — сообщила Арти, а ревущая тревога отключилась, сменившись такой приятной тишиной.

— Что там? — спрашиваю, заходя в очередное помещение с окопавшимися противниками. Меня сразу же попытались изрешетить пулями. Вот ничему не учатся, сколько уже всадили в меня безрезультатно, но все равно продолжают. Лучше бы сдались и спасли себе жизнь.

— Это опять изолированная сеть. Видеокамеры на этом этаже и ниже. На этаже ниже располагается серверная — именно то что нам нужно. Так что заканчивай тут и спускайся вниз.

— И это все? Не знаешь, они успели послать сигнал тревоги куда-то во вне?

— Не успели. Это нужно было делать вручную, автоматическая отсылка сигнала была отключена. — обрадовала меня нейросеть.

— Значит времени у нас будет достаточно. — довольно говорю, закончив разбираться с противниками.

Ментальное сканирование округи. Живые люди только на этаже ниже и все они напуганы до безумия. Идя к лестнице, замечаю, как по моей броне скользит темный дымок, растворяющий застрявшие пули и заделывающий образовавшиеся дырки.

— А ты так можешь? — немного удивленно спрашиваю у нейросети. Так-то такая возможность напрашивалась сама собой, но почему-то не думал никогда в таком направлении.

— Могу. Это не восстановит броню до первоначального состояния, но позволит прослужить дольше.

Спокойно спустившись на последний подземный этаж, оглядываюсь по сторонам. Та же самая планировка что и на этажах выше, только дверей значительно меньше. Вокруг все удивительно спокойно. Надо разобраться вначале с людьми, и только потом приступать к серверам. Иду по помещениям, вырубая всех, кто там находится. Они и не думают оказывать сопротивление, встречая меня с поднятыми руками. Не знаю, что на них так повлияло — то что я все же добрался сюда, пройдя через всю их охрану, моя броня, выглядящая весьма странно или же легкое ментальное давление.

Обойдя весь этаж, останавливаюсь напротив дверей в серверную, там никто не прятался, так что там я еще не был. Не тратя время впустую, тяну их на себя и прохожу внутрь. Куда не посмотреть, везде видны работающие сервера.

Краем глаза и каким-то звериным чутьем улавливаю опасность справа. Отпрыгиваю назад, а то место где я только что был пронзают пулеметные очереди. Не понял, там никого не было, я же ментально проверил не один раз! Снова проверяю серверную, но результат прежний — там никого живого нет. Стоп… живого! Вот я идиот, совсем забыл про дроидов!

Отбегаю подальше от двери, держа ее на прицеле и дожидаясь пока там покажется тот, кто в меня стрелял. И он не заставил себя долго ждать. Пара секунд, и вынеся двери в коридор вышел дроид. Ну как дроид… он совсем не похож на те, с которыми доводилось мне встречаться. Два метра в высоту, метр в ширину, руки ему заменяют два пулемета. И в придачу ко всему этому толщенная броня, полностью скрывающая его начинку. Это будет непростой противник.

Срываюсь с места и прячусь за угол, убегая от шквала пуль, которым дроид залил коридор пытаясь попасть в меня. Дождавшись затишья, высовываюсь и стреляю из автомата проверяя возможные уязвимые места. Как и ожидалось ничего. Спрятавшись обратно, перезаряжаю автомат. Гранаты тратить смысла скорее всего тоже нет.

— Арти, есть идеи как его сломать? Ты не можешь к нему подключиться?

— Нет, я не вижу его. Он автономный, без дистанционного управления. Можно попробовать вблизи, но гарантий что получится никаких.

Выглянув из-за угла, вижу что противник прошел уже половину разделяющего нас расстоянии. Двигается он не очень быстро, но при его огневой мощи и бронированности это не так уж и важно. Снимаю автомат и оставляю его прислоненным к стене, сейчас он мне будет только мешать.

Вдох, выдох, вызываю усиление и выскакиваю в коридор, несясь на встречу дроиду. Пространство вокруг замедлилось, как и всегда под усилением. Вижу, как пулеметы врага дрогнули, нацеливаясь точно на меня. Прыгаю вперед, стараясь пропустить под собой длинную очередь, попадать под нее мне что-то не хочется. Не проскочу. Изворачиваюсь и отталкиваюсь от стены, подправляя направление своего полета и заодно придавая ему новую силу.

Приземлиться за спиной противника, дотронуться до него рукой, устанавливая прямой контакт и позволяя Арти подключиться напрямую, если такая возможность вообще существует. Какая-то секунда, и дроид уже почти развернулся. Стараюсь держаться за его спиной, пока что успевая реагировать на его движения.

Во время очередной разворота, враг как-то дернулся и оказался повернут ко мне. Миг, и в его груди открылось отверстие. Мгновение, и в меня врезалась небольшая ракета, отправляя в полет.

— Удалось что-нибудь? — спрашиваю у нейросети, поднимаясь на ноги и смотря на свою грудь. Броне хана — в нагруднике зияет огромная дыра, в которой видна броня из нанороботов покрывающая мое тело. И второй броне тоже досталось, запоздало чувствую боль в своей груди. Основной удар пришелся в нее, но и все вокруг тоже пострадало. Да уж, лучше мне под подобные выстрелы больше не подставляться.

— Нет, он полностью изолирован. Ломай его.

— Как? — спрашиваю, отскакивая в сторону и избегая встречи с новой ракетой.

Где-то позади громыхнуло, а я уже бегу к врагу, не обращая внимания на пулеметные очереди. Неприятно, но жить можно, до жизненно важных органов пули не добираются. Они если и пробивают броню из нанороботов, то останавливаются кожей, которая пусть и с болью в местах попаданий, но держится. Удар по его руке-пулемету со всей силы. Осталась вмятина на броне, но это ничего не дало. Проскочив ему за спину, наношу несколько ударов в разные места, надеясь проломить его броню. Ничего.

Дроид решетит все из пулеметов, пытаясь достать меня, я же кружусь вокруг него, пытаясь найти место где броня слабее. И не нахожу. Значит придется рискнуть и создать клинки из нанороботов, других вариантов у меня нет. Хотя… Коснувшись противника руками, выдаю максимальный электрический заряд.

Нифига. Перебрасываю всех нанороботов на клинки, создавая по одному на каждой руке. Рывок к врагу, удар по пулемету. Отрезанная часть падает на пол. Удар по второму, и дроид остается без своего основного оружия. Частично обезопасив его, приступаю к самому нему, ковыряя его броню клинками. С первого раза они не хотят пробивать ее, приходится наносить удары со всей силы в одно и то же место по несколько раз. Порой казалось, что клинки не выдержат и после нового удара рассыплются.

Вначале дроид лишился ног, затем очередь дошла до головы. Но даже этого оказалось мало — он продолжал дергаться. Хотелось бросить его так, но опасно — у него в уцелевшей груди как раз располагается гранатомет и ничто по идее не мешает ему начать стрелять из него снова. Тогда пришлось вскрывать его грудь, надеясь, что хотя бы это доломает его до конца.

Сдох он окончательно только после того как я его в прямом смысле разобрал на запчасти. Не знаю кто создал его, но запас прочности в него заложили чудовищный. Закончив с противником, устало оглядываюсь по сторонам. Коридор разнесен капитально — все стены покрыты следами от попавших пуль, а кое-где вообще проломы от попаданий гранатомета. Вымотал он меня неслабо.

— В серверную? — спросила Арти.

— Ага. — отвечаю ей, но иду вначале за оставленным автоматом и только потом туда куда сказала нейросеть.

Заглядываю в помещение с опаской и готовясь моментально отскочить назад. Вдруг тут еще один такой дроид есть? Засунув голову и осмотревшись, но ничего подозрительно не заметив, более уверено захожу внутрь. Повезло, один такой оказался. Смог бы я сейчас справиться со вторым таким даже и не знаю. Наверно смог бы, как действовать знаю, правда времени это заняло бы еще больше чем в первый раз, сил-то у меня сейчас меньше. Обойдя серверную, убеждаюсь что больше дроидов тут нет. Получается он был последней линией обороны. И должен признать, что в большинстве случаев его бы хватило чтобы разобраться с атаковавшими.

— Что нужно делать?

— Как обычно — подойди к любому серверу и коснись его рукой.

— Хорошо. — отвечаю ей, и дотрагиваюсь до ближайшего сервера.

— А тут много всего, мне потребуется время. — произнесла Арти, спустя минуту молчания.

— Потребуется так потребуется. Сколько примерно?

— Час минимум.

— Хорошо. — отвечаю и сажусь на пол рядом с сервером, не отнимая от него руки.

Отрешаюсь от реальности, сосредотачиваясь на ментале и проваливаясь в полудрему. Вроде бы и сплю, а вроде проверяю округу на наличие гостей.

— Я нашла. — вернул меня в реально голос нейросети спустя хрен знает сколько времени.

Пытаюсь подняться, но понимаю, что тело затекло.

— Сколько прошло времени и что ты нашла?

— Три часа прошло. А нашла я куда нам нужно дальше.

— И куда?

— В Австралию.

— Куда? — удивленно переспрашиваю. Вот куда-куда, а вот в Австралию я не мог подумать, что нужно будет переться.

— В Австралию. А если конкретнее, то в Сидней.

— И зачем нам туда?

— Там находятся нужные сервера корпорации. Часть необходимой информации я нашла, но остальное должно находиться там. Получить к ним доступ отсюда я не могу. Осталось только придумать как тебе добраться до Австралии. Общественными авиалиниями тебе пользоваться нельзя, сразу обнаружат и подготовят теплый прием по прилету. Можно попробовать использовать поддельные документы, но это все равно риск.

— А что тут думать? По тревоге сюда должен кто-то прибыть. Скорее всего прилетят. Помощь должна добраться сюда быстро, а по земле это сделать очень сложно, особенно с текущей обстановкой. Вот и позаимствуем их транспорт. А дальше посмотрим. — отвечаю ей, усмехнувшись. Ловлю себя на том, что как-то странно отношусь к тому что ради этого придется убить сколько-то человек. Да и вообще странно чувствовал себя, когда зачищал этаж от охраны недавно. Мне будто это даже нравилось… Неужели это на меня так влияет Зверь, не сам же по себе я становлюсь таким кровожадным? — Отправляй сигнал тревоги и рассказывай, что накопала.

— Секунду, сформирую нужный сигнал.

Пока нейросеть занята, поднимаюсь на ноги и иду наверх — нужно забрать оставленный рюкзак и подготовить теплую встречу гостям.


Глава 16


— Арти, скажи, что это ничего страшного и ты сейчас все быстро исправишь. — прошу нейросеть, растеряно смотря на тревожно мигающую приборную панель.

Еще бы я хоть что-нибудь понимал из выдаваемых сигналов. Но зато понимаю кое-что другое, а именно то что мы падаем, причем весьма быстро. И если в ближайшие несколько минут ничего не изменится, то итог будет печальным. До Австралии осталось всего ничего как эта скотина под названием самолет решила вдруг сломаться, и ведь все же было нормально, можно даже сказать, что на удивление хорошо.

Заимствование транспорта прошло не совсем легко, но и без особых сюрпризов. Арти послала сигнал тревоги, подождали минут сорок пока прибудет вызванная помощь, устроили им горячий прием, перебив всех и распугав тех, кто еще вдруг оставался в городе. Произошедший бой не услышал бы только глухой. Как и устроенный салют из гранатометов не заметил бы только слепой.

Отряд по тревоге прибыл хорошо вооруженный и подготовленный, возможно даже слишком. Так что пришлось слегка пошуметь и повозиться с ними. Но в итоге я все равно победил и захватил их транспорт, который оказался чем-то совершенно незнакомым мне. В первый момент даже растерялся, отказываясь верить, что вот это может летать, слишком уж его внешний вид отличался от привычного мне. Я-то ожидал увидеть какой-нибудь вертолет или на крайний случай обычный самолет. Транспорт же оказался непонятным гибридом самолета и хрен знает чего.

Уже позже, когда оказался внутри него и Арти взяла его под свой контроль, узнал, что такой странный внешний вид обусловлен тем что он способен летать в космосе. Это оказался самый настоящий космический десантный челнок. Я видел подобные раньше, но это была совсем незнакомая мне модель.

И факт прибытия именно такого транспорта породил новые вопросы. Один из них — это же насколько могущественна корпорация что может по тревоге задействовать вот такое. Раньше я думал, что космос в основном прерогатива государств, а тут какая-то корпорация. Нет, я безусловно знал, что она крупная и богатая, но чтобы настолько… Увиденное и сделанные выводы на мгновение вдруг пошатнули мою уверенность что мне нужно лезть дальше, но всего лишь на мгновение, слишком уж далеко я зашел, чтобы бросить все.

Все остальное проходило практически без моего участия — от меня потребовалось только загрузиться в транспорт и не мешать Арти, которая пыталась разобраться с возможностями челнока. К моему счастью, у него оказалось возможным программное управление, а не только ручное, потому что я вообще не представлял, как им управлять. Я недавно машину научился водить, а тут такое. Не факт что получилось бы взлетать, а если бы и взлетели то уверен что не надолго.

Кроме управления транспортом, Арти получила доступ еще и к сети, с которой у челнока оказалось постоянное подключение. И вот там нейросеть развернулась по полной, потому что защиты на ней толковой не стояло. Точнее не так, она стояла, но не изнутри, не со стороны челнока. Откуда-то извне взломать ее, по словам Арти, очень сложно, но вот так как получилось у нас…

И из этой сети был доступ много куда. Например, во что-то вроде диспетчерской системы, где транспорт регистрировал свои перемещения и получал разрешения. Или доступ к системе опознания, согласования перелетов над территориями стран. И на этом список не заканчивался даже и близко. Когда нейросеть перечислила к чему она смогла подключиться, я как-то слегка растерялся, слишком уж много всего было. А когда она озвучила что может со всем этим добром делать… Я был в восторге и это слишком мягко сказано.

В итоге Арти сделала наш челнок невидимым для всех систем — мы вроде бы и есть, но искины игнорируют нас, а так как почти все подобные системы обнаружения и регистрации давно держатся на искинах… Дело оставалось за малым — долететь до Австралии, что по всем расчетам должно было получиться. К сожалению, ключевое — должно было. Дальность лета челнока и имеющийся запас топлива позволяли это совершить, но проблема возникла неожиданно, когда мы оказались уже над океаном и летели к Австралии.

Смотрю на стремительно приближающуюся водную гладь. Куда не посмотреть кругом вода. Арти построила маршрут так, чтобы хватило топлива челнока, но и пришлось лететь как можно над меньшим количеством стран, так что где-то сбоку по моим подсчетам должна быть Индонезия. Если до Австралии не дотянем, то нужно постараться упасть хотя бы не в открытый океан, а долететь до какого-нибудь острова.

Челнок неожиданно тряхнуло, и он замедлил свое падение, выравнивая траекторию полета и постепенно переходя в горизонтальную плоскость.

— Тебе честно сказать или соврать? — наконец-то подала голос Арти, после долгих секунд молчания. У меня перед глазами за это время успели промелькнуть все события после отлета, а она все думала. Или подбирала ответ. И если последнее, то это пугает, как впрочем, и заданный ею вопрос.

— А тебе как хочется? — слегка нервно спрашиваю, продолжая переводить взгляд с уже не так быстро приближающейся поверхности океана на приборную панель и обратно. Что-то нет у меня желания проверять переживу ли я это падение, есть уже такой опыт и он мне не понравился.

— Тогда правда. Все плохо. В транспорте был дублирующий независимый контур управления. С его помощью отключили двигатели челнока. Те кто это сделал вначале пытались влезть в основную систему управления, но я ее полностью контролировала и заблокировала все попытки вмешательства. После этого они пытались помешать нашему полету через косвенные системы регистрации и контроля, чтобы нас определили, как врага и уничтожили. Я тоже помешала им. После этого, видимо, как отчаянный ход, они задействовали дублирующий контур.

— А почему они не сделали это сразу, когда поняли, что челнок полностью под твоим контролем? — спрашиваю, уловив паузу в рассказе Арти.

— Не знаю.

— Твои предложения? — спрашиваю у нее, собрав силу воли и перестав смотреть на тревожно мигающую панель управления как кролик на удава, все равно от этого ничего не изменится. Вместо этого покидаю кресло пилота и подбираю свой рюкзак, затем начинаю рыскать по салону в поисках парашюта или чего-то подобного, не верю, что тут нет такого.

— Я не знаю. Все что смогла сделать это замедлить падение челнока, выдвинув на максимум крылья и переведя его в состояние планирования. Доступа к дублирующему контуру управления у меня нет, из основного активировать двигатели не удается.

— К чему у тебя есть доступ?

— Ко всему кроме двигателей.

— Тогда меняй наш курс — нам нужно рухнуть как можно ближе к Индонезии, уже оттуда будем добираться до Австралии. Если не ошибаюсь, то оттуда не так уж и далеко.

— Не дотянем до туда, максимум до острова Ява.

— Да без разницы, лишь бы остров был, я в географии не особо силен, знаю, что где-то неподалеку должна быть Малайзия, Индонезия и еще что-то. Но первое как мне кажется мы уже пролетели.

— Я тебя поняла, корректирую курс. По моим расчетам мы должны долететь.

Пока говорили, продолжал упорно искать парашют. И результаты поисков были отрицательными — тут нет ничего похожего, уже все перерыл.

— Арти, у тебя есть схема этого челнока, на ней указано где размещен дублирующий контур управления? — спрашиваю у нейросети, вернувшись в кабину пилота.

— Есть такое. — раздался ответ спустя несколько секунд.

— Где он? Мы можем добраться до него и отключить его физически, тогда есть вероятность, что полный доступ снова перейдет к тебе.

— Он скрыт, к нему не подобраться.

— Ищи где до него проще всего добраться.

— Нашла.

Перед глазами появилась метка, указывающая на пол рядом со мной. Падаю на колени и прикладываю руку, выпуская нанороботов.

— Что ты задумал?

— Арти, не тупи. Доберемся до контура с помощью нанороботов. — отвечаю ей, лично контролируя нанороботов. Почему она сама не предложила этот вариант? Странно, она же всегда перебирала подобные альтернативы и направляла меня, а не наоборот. Полностью сосредоточилась на программном поиске решения проблемы?

Прогрызя небольшой ход, нанороботы попали в управляющий контур челнока, где управление над ними уже перехватила Арти. Десяток секунд, и освещение в кабине мигнуло. Посмотрев на приборную панель, вижу, что она перезагружается.

— У нас получилось? — с надеждой спрашиваю вслух.

— Пока не знаю.

Дождавшись, когда все нанороботы вернутся ко мне, сажусь в кресло пилота и наблюдаю за загрузкой всех приборов и программ. Все происходит так медленно, будто специально издеваясь над моим терпением. Но вот загрузка завершилась. И… пока ничего тревожного не высвечивается, все на первый взгляд так же как и было сразу после взлета. Это же хорошо?

— Арти?

— Есть доступ. — ответила она, а челнок вздрогнул и начал набирать высоту. — Получилось, двигатели снова под моим контролем. Летим в Сидней?

— Да. — отвечаю ей, облегченно откидываясь на спинку кресла. Это было волнительно…

— Сергей, у нас новые проблемы. — раздался у меня в голове голос Арти, спустя сколько-то минут.

Открываю глаза и осматриваюсь, а то незаметно для себя умудрился задремать.

— Что случилось, и сколько нам еще до Австралии?

— До материка около двухсот километров. А проблема в то что нам на перехват вылетели четыре истребителя. Кто-то очень не хочет, чтобы мы добрались до цели. Они без опознавательных знаков, но в системе контроля зарегистрированы и помечены как свои. Кроме этого они точно местные, но конкретную принадлежность к армии или другой структуре, как и место их базирования выяснить не удается.

— Далеко они?

— Настигнут нас через две минуты, летят прямо навстречу.

— Предложения? Мы можем что-то противопоставить им, челнок вооружен?

— Нет, подходящего вооружения на этом транспорте нет. Мое предложение — форсировать двигатели и за кратчайшее время добраться до материка и там приземлиться. До Сиднея больше трех тысяч километров, но на этой стороне у побережья есть несколько городков с аэродромами. Или угонишь самолет или купишь билет как обычный человек. Прорваться на этом челноке шансов нет.

— Делай.

Челнок резко дернулся и аж загудел от нагрузки, а меня вдавило в кресло. Ощущение, что он сейчас развалится прямо в воздухе.

— Арти, все идет нормально?

— Даю двукратную нагрузку на двигатели, они работают на пределе возможностей, так же корпус челнока не рассчитан на такие длительные полеты в атмосфере с такой скоростью. Прогнозирую начало разрушения через тридцать секунд. Будь готов, возможно тебе придется полетать.

— Блин. — только это и могу сказать.

Активирую броню из нанороботов и надеваю шлем от обычной брони себе на голову. Думал избавиться от этой брони, но нейросеть подлатала ее и сказала, что она еще послужит. Правда вид у нее стал весьма интересным — где-то нормальная броня, а где-то заплатки стального цвета от Арти. Зато теперь точно никто не догадается что она из себя представляет.

— Начинаю снижение. Фиксирую вражеские ракеты. Маневр уклонения невозможен, на такой скорости корпус не выдержит. Столкновение через десять секунд. Сергей, беги в хвост челнока. Там у тебя будет шанс пережить первое попадание без особых травм — челнок все же не обычный самолет и в него заложен хороший запас прочности.

Вскакиваю с кресла и несусь в указанное место, крепко сжимая в руках рюкзак. Остальное все надежно зафиксировано и потеряться не должно, разве что автомат, который болтается на моей шее и откровенно мешает сейчас. Пять секунд, и я забился в самый конец грузового отсека челнока.

— Приготовься к удару. Челнок снизился на сколько успел, до земли примерно триста метров. Удар через две секунды… одну… удар.

С последним словом Арти, челнок вздрогнул, а вся его передняя часть заполнилась пламенем. Меня же вначале швырнуло назад волной воздуха, еще больше вжимая в стенку, а затем попыталось выбросить вперед, прямо в быстро образовывающуюся дыру. Ухватившись за первое попавшееся под руку, остаюсь на прежнем месте, не спеша отправляться в свободный полет. Пара мгновений, и вся кабина челнока развалилась, а следом за ней стал рассыпаться и остальной корпус.

Помимо воли активирую усиление. Реальность вокруг замедлилась, давая мне время чтобы найти способ выжить. В одну из дыр в корпусе вижу пронёсшиеся рядом истребители. А вот это плохо, они заложили петлю и снова заходят на меня. Вижу, как от них отделилось несколько точек. Понимаю, что это ракеты. Хотят гарантировано разнести тут все. Робкая надежда, что все обойдется одним залпом не оправдалась.

— Сергей, тебе надо срочно выбираться отсюда, если ты попадешь под прямой взрыв, то получишь с высокой вероятностью значительные повреждения, которые на некоторое время сильно ограничат твои возможности. Это тебе не пулемет или граната, броня из нанороботов не сможет гарантированно выдержать весь урон.

— Сука! — кричу это, чтобы переборот возникший страх, и выдохнув, отталкиваюсь от стенки, вылетая прямо в дыру перед собой. Кто бы знал, как я начинаю ненавидеть полеты в воздухе. Особенно такие как сейчас, когда приходится лететь без парашюта.

Слышу раздавшийся взрыв позади и чувствую поток воздуха, ударивший в спину и еще больше ускоривший мое падение. Крутанувшись в воздухе, успеваю заметить, что от челнока остались лишь обломки, и истребители, которые улетают прочь, видимо не заметив меня. Сомневаюсь, что они оставили бы меня в живых, а так… Это радует, а вот быстро приближающаяся земля не радует совсем.

И что мне делать? Шмякнуться об нее, как тогда об воду? Нет уж, спасибо, не хочу повторять этот опыт.

— Арти, ты можешь сделать мне крылья?

— Крылья?

— Ну да. — отвечаю ей и представляю, что хочу получить.

Вместо ответа чувствую, как нанороботы потекли по моей коже. Долгие секунды, и у меня между туловищем и руками, а также между ногами образовалась тонкая пленка из нанороботов. Когда-то я видел видео прыжков людей в специальных костюмах с гор и самолетов, они летели, не используя парашюты. Кажется, такие костюмы называются — вингсьют. Так почему бы и мне не попробовать сейчас такое? Эх, почему мне эта идея не пришла в голову в прошлый раз?

Замечаю, что мое падение замедлилось. Стараюсь поймать поток воздуха и перейти окончательно в планирование, а то пока это все же больше похоже на падение, пусть и не такое быстрое как было вначале.

— Сколько они так выдержат?

— Текущая нагрузка меньше ожидаемой, так что по расчётам до самого приземления должны продержаться, если только не будет неизвестных факторов.

А мне на удивление нравится. Это ощущение свободы, воздуха, бьющего в лицо. Теперь, когда появилась возможность контролировать полет, можно сказать, что даже наслаждаюсь. К сожалению, все это продлилось недолго, высота оказалась не такой уж и большой. Все же шмякнувшись об землю, окончательно приземляюсь. Облегченно растягиваюсь на ней, не веря в то что все обошлось. Это был… интересный опыт, но повторять мне его, не смотря на испытанные под конец положительные эмоции, не очень хочется еще когда-нибудь. Впрочем, как будто меня кто-то спросит об этом в следующий раз перед тем как взорвать то на чем я буду лететь.

— Где ближайший аэродром? — спрашиваю у Арти, поднимаясь на ноги и надевая рюкзак. Удивительно, но за время полета я его не потерял.

— На три часа от тебя. — ответила она и на всякий случай указала меткой куда мне нужно.

— Понял.

Разворачиваюсь в нужную сторону и не спеша иду. Вокруг расстилается самая настоящая степь, ну или саванна, не знаю, как правильно называется вот это вот с редкой зеленой растительностью, но не пустыня точно. В чем-то даже наверно повезло, что приземлился именно тут, а не дотянул до пустыни. Может то была и не пустыня, но оранжевый цвет местности в той стороне мне не особо понравился, видел его с челнока.

Меня вроде как считают погибшим, так что можно побыть какое-то время снова мертвым для всех, лишним не будет, заодно и бдительность противников притупиться слегка. До Австралии добрался, теперь осталось еще до Сиднея добраться. И для этого мне нужен самолет или что-то другое летающее, потому что на машине или вообще пешком это займет слишком много времени, особенно если пешком. Тут без малого три тысячи километров нужно преодолеть, это еще не говоря через что конкретно мне придется пройти или проехать. А может лучше дольше? Нет, не хочу, лучше доберусь и залягу на какое-то время, если будет такое желание.

Будь моя воля, то не перся бы в этот Сидней вообще. Мне сразу не понравилась эта идея, слишком далеко. Но нет, там же долбанные сервера. А уж как Арти расписала почему нужно туда попасть… знала, чем зацепить. Там должны быть данные по тем, кто стоит за корпорацией и тем, кто отдает все основные приказы. По тем, по чьей воле сейчас все происходит в мире, а если не все, то очень многое. Тем, кто организовал психологические эксперименты над людьми, тем кто изучал бактерию из Нового Пскова, в результате чего появились зомби. Тем, кто… Это огромные список, который можно продолжать очень долго.

Это страшные люди с огромной властью. И из-за этой власти они растеряли хоть что-то человеческое. На тех серверах в Нюрнберге было много чего, но далеко не все. Такая информация и кто-то хранил ее. Будь я на их месте, то все стер бы, а лучше физически уничтожил носители, слишком она опасная и важная. Опасная для них и важная для меня, для их противников.

Надеюсь в этот раз я смогу дойти до конца, и эта ниточка не закончится ничем. Почему-то кажется, что сейчас я подобрался как никогда близко. Еще несколько шагов, и я окажусь у цели.

* * *
В богато обставленном кабинете находился его хозяин и еще один человек. Этот человек только что буквально ворвался в кабинет и сейчас нетерпеливо ждал, когда хозяин помещения закончит говорить с кем-то по телефону.

— Что случилось? — спросил тот, закончив разговор и требовательно посмотрел на посетителя.

— У нас возникли проблемы.

— И это повод врываться в мой кабинет меня?

— Да. Вы просили докладывать все связанное с Асовым Сергеем.

— Слушаю.

— Сегодня неизвестные атаковали нашу серверную в Нюрнберге. Оттуда был послан сигнал тревоги. Мы отправили туда орбитальную группу реагирования — она могла быстрее всего добраться туда. Прибыв на место, она вступила в бой с неизвестными. Она проиграла, челнок был захвачен и угнан. После того как группа не вышла на связь, мы начали искать челнок, это произошло спустя десять минут. Он пропал для всех систем регистрации. Его нигде не могли обнаружить пока операторы не занялись поиском самостоятельно. Только после этого они смогли обнаружить челнок, но он оставался невидим для контролирующих искинов. Мы попытались сменить его статус, но системы отказывались принимать изменения. Был задействован резервный контур управления челнока и отключены его двигатели. Отключение продлилось три минуты, после этого непонятным образом управление челноком вернулось к захватчикам. Мы приняли решение сбить его. Для этого были задействованы четыре истребителя. Цель была уничтожена.

— И к чему вы мне все это рассказали только что?

— Мы подозреваем что это был Асов Сергей. По оценке экспертов, которые уже прибыли в Нюрнберг, там действовал один человек. Это же подтверждают и слова очевидцев. Напавший не убивал сдававшихся в плен. Они описывают одного и того же человека, но что-то конкретное и важное для нас сообщить не могут. Однако по описанию и оставленным следам получается, что это модификант высочайшего уровня. Если это Асов, то он стал еще сильнее. Но другого противника такого уровня и действующего в одиночку мы не знаем. Многие модификанты подобного уровня находятся под нашим наблюдением, и если бы они посетили Нюрнберг, то мы бы знали.

— Что напавшему потребовалось в серверной?

— Специалисты еще изучают, но они считают, что сами сервера, точнее информация, хранящаяся на них.

— И ему удалось заполучить ее?

— Скорее всего да. Как уже известно, сигнал тревоги был послан значительно позже нападения. Его послал напавший. Все это было ловушкой и как мы считаем цель была заполучить транспорт. Которую он успешно и выполнил.

— Куда он летел?

— Сюда.

— Сюда?

— Да, он летел к Австралии. Истребители сбили его над берегом.

— Он мертв?

— Пилоты отчитались о поражении цели.

— Они видели его мертвым?

— Сомневаюсь, их целью было уничтожить челнок, что они и сделали. Разнеся его, они вернулись на базу. Одно они могут сказать точно — никто с парашютом не выпрыгивал.

— Плохо! Если ваши догадки верны и это Асов, то от него так просто не избавиться. Вышлите туда группу, пусть проверят всю округу, мне нужно его тело! Известно с какой целью он сюда летел?

— Нет. У нас есть два варианта на данный момент. Первый — его целью были сервера, которые располагаются в Сиднее. И второй — его целью были мы.

— Одно не лучше другого. Усильте охрану на объектах. Реагировать на все подозрительное. Так же предупредите власти, пусть будут тоже готовы среагировать.

— Может вам лучше покинуть город? — несмело предложил посетитель.

— Нет, я останусь. — отрезал хозяин кабинета. — Обо всем касающемся этого вопроса докладывать мне сразу же. Свободен.

Посетитель кивнул и быстро вышел из кабинета, оставив его хозяина в одиночестве.

— Как же ты меня достал Асов. — раздраженно тот прошептал, смотря на экран монитора, но мыслями будучи не здесь.

Плохое предчувствие, которое упорно преследовало его многие месяцы резко усилилось, чуть ли не крича о надвигающихся неприятностях. Его разум отказывался принять факты поданные в таком виде, ведь серьезной угрозы он все равно не видел. Да, Асов сильный модификант, но задействованная охрана рассчитана и не на такого противника. Вот только подсознание было неумолимо, заставляя хозяина кабинета нервничать.


Глава 17


Кивком благодарю официантку принесшую десерт и продолжаю смотреть через окно-витрину на вход в небоскреб который стоит на противоположной стороне улицы. Долго ломал голову как мне незаметно понаблюдать за нужным зданием. Просто ходить вокруг да около? Слишком заметно и точно привлеку внимание к себе.

А тут такая удача подвернулась. Упустил, что Сидней крупный город, и если нужное здание находится в его центре, то найти неприметное место для наблюдения будет вполне реально — кафешки и рестораны тут почти на каждом углу, ведь в этих небоскребах что стоят вокруг работает куча людей, которым нужно есть.

Моим местом наблюдения оказалось небольшое кафе. Идеальная маскировка, мало кто заподозрит в неспешно кушающем парне наблюдателя. Ну смотрю я в окно, мало ли, там кроме этого небоскреба много чего еще есть. Подумаешь, ем медленно и не спеша, это же ведь не противозаконно, может я тащусь от удовольствия. А еще, как мне кажется, мало кто будет искать меня вот здесь, прямо под носом у противников, ведь небоскреб, за которым наблюдаю, принадлежит корпорации и именно туда мне необходимо проникнуть. Где-то в его недрах располагаются нужные мне сервера.

И провернуть это будет не просто. За сутки что я добирался до города, они успели хорошо подготовиться. Сколько наблюдаю, никто ни разу не вошел в здание, а значит оно закрыто для посещений. И сделано это явно непросто так, видел, как иногда ко входу подходили люди, пытались войти внутрь и уходили, столкнувшись с запертыми дверями. Они что-то знают и опасаются. Только вопрос — ждут меня или кого-то другого?

В любом случае скорее всего туда нагнали кучу охраны, но с улицы ничего не видно, придется действовать вслепую и ориентировать по ходу. И это плохо, я слабо представляю с чем могу столкнуться внутри. Обычные вооруженные охранники? Модификанты? Дроиды? Список довольной обширный и не факт что я могу предположить все его позиции, а подготовиться вообще ко всему у меня не получится чисто физически — как минимум потому что нужно совсем разное вооружение. Можно конечно ворваться внутрь в броне из нанороботов и крушить всех клинком, но как-то не прельщает меня эта идея. Правда, почему-то мне кажется, что все к этому в итоге все равно сведется. У меня, блин, почти каждый бой к этому так или иначе сводится. Судьба что ли?

Продолжая наблюдать за зданием, возвращаюсь в мыслях к недавнему прошлому. До Сиднея добрался в целом неплохо: добрел до аэродрома, угнал там самолет, долетел до городка неподалеку от Сиднея, приземлился там и дальше уже добирался на машине, чтобы привлечь меньше внимания. На удивление, во время этого пути не столкнулся ни с каким противодействием или преследованием. Про меня словно забыли.

Потом попал в сам город, нашел временное жилье и вышел на разведку. Все проворачивал, не используя документы, чтобы нигде не засветить их, научен уже горьким опытом. Арти, как только появилась возможность, сразу же начала взламывать все до чего может добраться и искать информацию. Вроде бы все, больше ничего и не было. Походил, посмотрел, сейчас вот сижу, ем и дальше смотрю. Не уверен, что остался никем незамеченным, но в открытую ко мне внимание не проявляли.

Еще несколько раз прогоняю воспоминания, пытаясь вспомнить какие-нибудь упущенные детали. Вдруг все же что-то было, но не обратил внимания. Но нет. Не знаю, как на это реагировать, напрашиваются два варианта — меня или считают мертвым и не обратили внимания на мои действия, или же точно знают кто я такой и готовят ловушку чтобы точно захватить или убить. Или же есть еще один вариант — у них проблемы посерьезнее и им сейчас не до меня. Последний вариант мне больше по душе.

— Тебе придется заходить через главный вход. — неожиданно раздался голос Арти, отрывая меня от размышлений. Откашливаюсь, стараясь проглотить кусок пирожного, которым подавился.

— А канализация?

— Не получится, там все надежно перекрыто, если верить найденным мной планам. В часть канализации под небоскребом можно попасть только из него, со стороны города все перекрыто мощными стенами. Проще и быстрее будет зайти через главный вход.

— Но это же чистое самоубийство! Они ждут такое и точно подготовились. Нужен другой план. Я конечно не образец благоразумия, но это слишком.

— Не совсем, я кое-что еще обнаружила. Они используют дроидов. И управление осуществляется дистанционно.

— То есть ты сможешь перехватить над ними управление? — спрашиваю у нейросети, обдумывая предложенное ею по-новому с учетом только что сообщенного.

— Да. — ответила нейросеть и как мне показалось весьма довольно.

Хм-м, с таким раскладом атака через главный вход перестает быть настолько самоубийственной, как изначально. Это все еще рискованно, но если в нужный момент дроиды перейдут на мою сторону, то может все получиться.

— На каком расстоянии можешь перехватить управление?

— Тебе нужно будет оказаться внутри, только тогда.

Недовольно морщусь. Только она меня обнадежила, как сразу за этим обломала. Вот же засранка. Что ж, понятно только одно — радоваться пока что рано, надо узнать все детали.

— Что с системами небоскреба, есть хоть к чему-то доступ?

— Тут все лучше. Здание подключено к городской сети, так что можно получить доступ много к чему. Например, к системе безопасности и системе видеонаблюдения.

— А дроиды?

— Они отдельно и независимо от этого всего. Предполагаю, что там как минимум две или три изолированные друг от друга сети. Основная та к которой могу получить доступ. Функции остальных мне неизвестны.

— Так, хорошо. Ты уже влезла туда?

— В процессе, там стоит хорошая защита, а тревогу поднимать раньше времени нам не нужно. Я нашла один способ быстро и надежно вскрыть их защиту, но они сразу получат сигнал о вторжении. Сейчас пытаюсь провернуть взлом скрытно.

— Откуда информация про дроидов, если ты не внутри?

— Городская сеть и видеокамеры. Дроиды же не телепортировались туда, их доставили обычным образом.

— Есть расклад по предполагаемым вражеским силам внутри?

— Примерно. Там около четырех сотен обычных хорошо вооруженных бойцов, возможно модификанты, но не высокой степени изменения, пятьдесят дроидов. Еще там два десятка бойцов в экзоскелетах. Так же туда заходило четыре подозрительных человека, возможно они сильные модификанты, но точно утверждать не могу. Все эти люди как зашли внутрь, наружу не выходили больше.

Выслушав, удивленно присвистываю не удержавшись. Столько сил… И это все для меня одного? Неужели я умудрился кого-то так напугать? Даже не знаю гордиться или грустить. Как бы ни было, но мне все равно нужно туда.

— У тебя есть план здания?

— Только архитектурный, который нашла в базах города. Высока вероятность что он не совсем актуален, но общее представление дать должен.

— Еще что-то важное есть?

— Да. Полиция переведена в боевую готовность, она предупреждена о возможном нападении на здание и готова прибыть в любой момент. С этой целью она была усилена несколькими военными отрядами.

— Кто должен напасть знают?

— Нет.

— Ты сможешь заблокировать сигнал, идущий к ним?

— Сомневаюсь. Я парализую все доступные мне коммуникации, но не факт, что это поможет.

— Плохо. Что ж, ждать больше не стоит. Ты продолжай заниматься своими делами, а мне пора пройтись и основательно закупиться. У меня хватит денег?

— Да, на счету десять миллионов долларов. Этого должно хватить на все. Список торговцев оружием считающихся надежными сейчас предоставлю. Кроме обычного набора, советую приобрести комплект редких стимуляторов, название дам.

— Зачем они мне?

— По моим предположениям, они могут продлить твое усиление. Возможно даже увеличат его мощность.

— Раз нужно, то куплю.

Оплатив счет за еду, выхожу на улицу, вдыхая воздух полной грудью. Хоть и мегаполис кругом, но он почему-то показался мне удивительно свежим. Прикрыв глаза, чувствую ментальную связь со стаей. Поразительно, но даже на таком расстоянии она все еще есть. Коснувшись ее, улавливаю отклик от стаи. Та сейчас забралась в лес и отдыхает после охоты. У нее все хорошо, ждут и скучают по мне. Легкая улыбка наползла на лицо.

Ловлю такси и отправляюсь по адресам торговцев, выданных мне Арти. Один, другой… постепенно обрастаю огромными сумками с покупками, которые гружу в оплаченное такси. Новое оружие, патроны, броня, гранаты, стимуляторы, про которые говорила Арти и которые влетели в копеечку — в этот раз беру самое лучшее, не рассчитывая на долгое использование. Мне нужно пережить один очень жаркий бой. На случай же если мне придется бежать, у меня есть старое оружие, нужно будет только успеть забрать его.

Вернувшись с шопинга в снятую квартиру, раскладываю свои покупки. Шопинга… да уж, интересное словечко для того что было. Пробегаюсь взглядом по купленному. Тяжелая броня, похожая на прошлую, только еще больше бронированная, но одновременно с этим и вполне гибкая в нужных местах, и с возможностью быстро сбросить ее при необходимости. Ручной гранатомет, крупнокалиберный автомат, два пистолета, патроны, запасные магазины, гранаты как к гранатомету, так и ручные.

Последнее на чем остановился взгляд — это стимуляторы, каждый по сто тысяч долларов. Взял десять штук на всякий случай. Открываю коробочку, в которой они продавались и рассматриваю ближе их. Каждый стимулятор уже идет в шприце из какого-то прочного сплава. Их применение предполагается во время боевых действий, так что упаковка сделана соответствующая. Кроме всего этого добра, купил еще плащ, чтобы скрыть на время надетое, и еще разные мелочи вроде разгрузки или удобных креплений для оружия, комплекта одежды под броню.

Рассмотрев все что хотел, начинаю снаряжаться. Закончив распихивать по карманам запасные магазины и гранаты, заряжаю гранатомет и вешаю его на спину. Автомат тоже вешаю, только под мышку. Вроде бы все. Окидываю взглядом комнату. Ничего не забыл, в углу комнаты только остался мой рюкзак со старым оружием.

Надеваю плащ и выхожу на улицу, там как раз начало темнеть. Мне в принципе без разницы, когда атаковать, но раз так получилось то почему бы не воспользоваться, как никак люди за день должны были подустать? Будет смешно если меня по пути тормознет полиция, просто обхохочешься.

— Готова? — спрашиваю у Арти, когда спустя час неспешной прогулки по городу, добрался до цели. Удивительно, но меня все же никто не остановил. Наоборот, все встреченные обходили стороной, но кажется забывали про меня сразу же как только я пропадал из их поля зрения.

— Готова. Начну, когда окажешься у дверей.

— Есть новые успехи?

— Ничего особенного, разные мелочи. Взломать защиту небоскреба не получилось.

— Значит действуй по жёсткому варианту.

Глубоко вдохнув и собравшись с моральными силами, направляюсь ко входу в здание. Пока иду активирую усиление и броню из нанороботов. Чем ближе оказываюсь у дверей, тем больше ускоряюсь, переходя на бег. Несколько секунд, и я влетел в дверь со всей силы, снося ее с петель. Она оказалась обыкновенной.

— Работаю. — коротко отчиталась Арти.

Разгоняю усиление, заставляя замедлиться окружающий мир. Я выскочил в большом холле, вижу двадцать вооруженных человек, они только-только реагируют на мое появление. Больше тут никого пока не видно. Слегка ослабляю усиление, позволяя скорости восприятия реальности вернуться примерно к норме. Одним движением скидываю с себя плащ и берусь за автомат, поворачиваясь к ближайшему противнику. Реальность дополняется метками и расчётами нейросети.

Громкий выстрел, голова врага дернулась от попавшей пули, а тело начало падать на пол. Не стою на месте и двигаюсь прямо на охранников, стреляя одиночными. Действую скорее, как бездушный механизм, чем как человек, загнав эмоции и все лишнее куда-то подальше. Сейчас я себе больше напоминаю Зверя, чем самого себя. Один выстрел — один труп. Крупные пули спокойно пробивают их шлемы и бронежилеты.

Не больше тридцати секунд и в холле остались только трупы. Не задерживаясь двигаюсь дальше и использую ментальные способности для проверки окружающего пространства. Тут чисто, больше никого нет. Пройдя холл и попав в коридор, засекаю приближающихся противников слева. Без раздумий разворачиваюсь в ту сторону и вижу там лестницу. Сменяю автомат на гранатомет и дождавшись подходящего момента посылаю туда гранату. Громкий взрыв, и люди перестали там ощущаться.

— Я в сети здания. Контролирую видеонаблюдение. Сигнал о нападении успел уйти в полицию. Провела ряд диверсий — в половине города нарушено снабжение электричеством, интернет ресурсы лежат, множество ложных срабатываний сигнализации. На какое-то время это задержит полицию и переключит ее внимание на другое. Городская сеть так же парализована, она полностью под моим контролем, все остальные отключены от нее.

— Дроиды?

— Занимаюсь.

— Где сервера?

— На пятьдесят втором этаже. Придется идти пешком, они заблокировали лифты, у меня нет доступа к ним.

— Понял. Укажи нужную лестницу.

— Подойдет та что перед тобой.

Перестаю стоять на месте и иду туда куда только что выстрелил гранатой. Пятьдесят два этажа — это будет долгий подъем. Сменяю гранатомет обратно на автомат.

— К тебе двигаются противники. Если у них нет дублирующей системы видеонаблюдения, то они тебя больше не видят. На этой лестнице на три этажа выше спускается отряд из десяти человек. Основные вражеские силы распределены по этажам, они пока что не успели среагировать на твое нападение и начать перемещаться.

Ментально прощупываю пространство, проверяя слова Арти. Да, десяток, идут сюда. Кроме них ощущаю на третьем этаже еще человек тридцать. И они начали двигаться в сторону лестницы. Подняв голову, вижу метки указывающие на всех обнаруженных нейросетью противников. И все они совпадают с тем что засек я.

Быстрый подъем по лестнице, короткая перестрелка со встреченным отрядом, заход на третий этаж, столкновение с врагами, вылившееся в небольшую бойню. Оставив этаж зачищенным продолжаю свой подъем. Вижу, что все остальные противники зашевелились.

— Есть, получила доступ к дроидам. Управление пока что не перехватывала, сделаю это в подходящий момент. Я могу контролировать их во всем здании, благодаря доступу к системам небоскреба. — сообщила Арти, когда я поднялся до седьмого этажа.

— Молодец. — хвалю ее. — Продолжай следить за обстановкой.

Новый этаж — новая перестрелка. Оставляю за собой одни трупы и гильзы. Серьезных противников пока что не было, обычные или почти обычные люди. Когда дошел до пятнадцатого этажа, сверху раздался взрыв, а лестницу заполнило пламя. Я же в этот момент оказался на середине лестничного пролета. Метнувшись в сторону и влетев в стену со всей силы, пробиваю ее и вываливаюсь на этаж. В пролом следом за мной рвануло пламя.

— Что это было? — спрашиваю, отбежав на безопасное расстояние и наблюдая за опадающим пламенем. Слышу, как в другой стороне здания что-то взорвалось.

— Они взорвали лестницу на уровне семнадцатого этажа. Тебе придется пройти этаж насквозь и попасть на другую лестницу. И сделать это тебе придется по шестнадцатому этажу. Только что они взорвали проход на этом этаже и ниже на ту лестницу. Там образовался завал, пройти не получится.

— Засада?

— Да.

— Дроиды будут?

— Да.

— Сколько человек?

— Сто пятнадцать.

Неплохая такая засада… Ничего больше не говоря, выхожу обратно на лестницу и поднимаюсь на следующий этаж. Не заходя на него, смотрю где расположились враги. Они рассыпались по всему этажу, но большая концентрации у входа, около которого я стою.

— Давай! — приказываю Арти и повторяю трюк со стеной, проламывая ее и появляясь немного в стороне от двери.

А дальше начался ад. Одновременно все дроиды на этаже открыли огонь, атакуя моих противников в спину. Не отстаю от них и тоже активно стреляю, сменяя магазин за магазином. Первые такие драгоценные секунды враги потратили на то чтобы понять, что происходит, а потом стало уже поздно. Свой шанс они упустили. Хотя если по правде, то у них его и не было.

Не задерживаясь двигаюсь дальше, только уже не в одиночку, а со своей небольшой армией дроидов. Лично этажи не зачищаю теперь, посылаю туда дроидов и только в случае серьезного сопротивления заглядываю лично. Иногда даже удается пополнить армию новыми дроидами. Проходим этаж за этажом, никого за спиной не оставляя.

— Прибыла полиция. Скоро зайдут в здание. — сообщила Арти, когда я с дроидами оказался на сорок пятом этаже.

— Долго они ехали.

— Я постаралась. Что делать будем?

— Отправляй дроидов вниз, пусть отобьют холл и держат его. Наружу не лезут, и по возможности без лишних жертв со стороны полиции.

— Поняла.

Отхожу в сторону пропуская мимо себя дроидов. С легкой грустью смотрю им вслед — с ними все было так легко и просто, а теперь придется опять самому все делать. Эх, не долгим было счастье. Пропустив последнего дроида продолжаю подниматься дальше.

По моим самым примерным подсчетам тут осталось не так уж много противников. Простых солдат почти всех перебили, дроиды на моей стороне и кажется я уже всех собрал. Осталось только двадцать бойцов в экзоскелетах и четверка неизвестных. Задрав голову рассматриваю метки нейросети.

Почти все правильно посчитал, только еще осталось около тридцати обычных бойцов. Все выжившие находятся выше меня, этак где-то на этаже пятидесятом. Ступая по ступеням, непрерывно ментально сканирую пространство. Пока все совпадает с данными от Арти. На этажи не захожу, все равно они пустые.

Нужно ускориться, чувствую, что усиление начинает подходить к концу, ведь держу его активным в той или иной мере с того момента как зашел в здание. У меня осталось минут десять, не больше. Что там с энергией для нанороботов вообще не понятно, ничего не ощущаю, а нейросеть молчит.

Быстро добежав до пятидесятого этажа, врываюсь в него и первым делом разряжаю гранатомет, стреляя гранатами в те места где должны быть люди. Рассмотреть, что и как там толком не успеваю. Одно замечаю — стен на этаже нет, там одно огромное помещение. Разрядив гранатомет, сразу же выскакиваю обратно на лестницу и перезаряжаю оружие кумулятивными гранатами, ментально отслеживая изменения на этаже.

Кого-то достал, примерно сорок человек перестали ощущаться. Но вот еще десяток вполне жив и сейчас очень зол. В данный момент они приходят в себя и стягиваются ко мне. Загнав последнюю гранату в гнездо, защелкиваю барабан гранатомета и снова заскакиваю на этаж, стреляя из гранатомета. Отстрелявшись, в этот раз не сбегаю на лестницу, а меняю гранатомет на автомат и продолжаю идти вперед.

Ощущаю, что от моей последней атаки погибло еще двое, но остальные восемь вполне живы и даже целы, если судить по улавливаемым эмоциям. Визуально ничего не рассмотреть, все затянуто пылью и дымом. Ориентируясь на ментал иду к ближайшему противнику. Судя по движениям врагов, они тоже ничего не видят.

Когда до выбранного противника осталось метра три, удается его рассмотреть. Одет в средний экзоскелет, вооружен пулеметом. Но экзоскелет хоть и относится к средним, по бронированности думаю не уступит и тяжелому, он всего лишь слегка меньше по размерам и немного другой конструкции. Кто-то очень сильно потратился, снаряжая их. Граната опалила его броню, но похоже рванула немного в стороне от него и основной поток пламени прошел мимо.

Уловив разворот врага, бросаюсь в сторону оставаясь за его спиной. Обогнув его по кругу, выскакиваю к нему и всаживаю длинную очередь в лицевой щиток. После примерно десятой пули тот треснул и следующие пули достигли своей цели. Обычные пули возможно и выдержал бы щиток, но крупный калибр… Этот готов, пора заняться оставшимися.

Бегу к следующему, перезаряжаясь на ходу. Нужно поспешить, дым и пыль начинают оседать. По отработанной тактике разбираюсь со всеми оставшимися противниками в экзоскелетах. Мне сильно помогает ужасная видимость на этом этаже, можно даже сказать, что она мое спасение. Не знаю, что было бы, начни в меня стрелять одновременно несколько пулеметов. Точно ничего хорошего, меня от нескольких случайно попавших пуль чуть не сбило на пол. Под конец еще живые враги принялись палить из пулеметов во все стороны, пытаясь достать меня, но это им не помогло.

Ментальная ошеломляющая атака, меткая очередь в лицо и очередной труп готов. Добив последнего, останавливаюсь перевести дыхание.

— Сергей, оставшиеся четверо спускаются к тебе!

Вот же ж гады, не дают прийти в себя. Оглянувшись по сторонам, замечаю приближающиеся метки. Со всех ног бегу к лестнице и перезаряжаю гранатомет. Враги уже близко. Выскочив на лестницу, кидаю одну за другой пять ручных гранат на пролет выше, и заскакиваю обратно на этаж.

Пять почти одновременных взрывов. И все враги живы. Черт, не успею. Отбегаю подальше от двери и беру ее на прицел гранатомета. Ну же, давайте! Терпеливо жду, когда четверка противников соизволит зайти ко мне. Они же почему-то медлят. Может им так сильно понравился мой подарок в виде гранат?

И все этот момент настал. Вижу, как дверь начала открываться. Отстреливаю все гранаты из гранатомета, посылая их точно в открывшийся проем. Кажется, там кто-то был, но взорвавшиеся гранаты вынесли этого человека обратно на лестницу. Вспышки пламени, грохот — когда бежал, зарядил гранатомет чем попало, так что там были и осколочные гранаты и кумулятивные.

Всего лишь один погибший? Не поверив, перепроверяю, но все именно так. Удалось убить только одного, остальные трое остались живы. А еще они в бешенстве. Не успеваю еще что-либо сделать, как стена в трех местах взорвалась обломками и оттуда выскочили фигуры.

Отбрасываю гранатомет и хватаю автомат, стреляя в одного из врагов. Ему пофиг на попадающие пули. Несколько секунд, и они оказались около меня. Догадываясь что последует за этим, отпрыгиваю назад и успеваю избежать ударов.

Ментально бью по ним, стараясь хоть на мгновение вывести из боя и выиграть себе время. Нулевой эффект, они даже не дрогнули. Неужели мне опять повезло столкнуться с какими-то монстрами, вроде того с которым сражался в кафе?

Бросаюсь в сторону, стараясь увеличить между нами дистанцию. И мне это даже удается, они как-то помедленнее чем мой прошлый знакомый. Петляю из стороны в сторону, прыгаю — делаю все чтобы меня не зажали. Пока бегаю, стараюсь рассмотреть противостоящих мне. Обычные мужики, ничем особенным не выделяются. Прям как тот мужик из кафе… Одеты в слегка странную броню, сильно похожую на резиновую. Все, больше ничего рассмотреть не удается. Перезарядив автомат, оборачиваюсь и стреляю в одного из врагов. Убеждаюсь, что пули не наносят ему ущерба. Вот так попал. Отбрасываю автомат, освобождая руки.

И что мне делать? Вступить в бой? Против троих сразу не потянут, нужно кого-то из них прибить. А вечно бегать не получится все равно поймают. Заметив брошенный гранатомет, бегу к нему и подбираю. Заражаю последними кумулятивными гранатами, не думал, что они мне будут так нужны. Знал бы, взял больше. Эх, что уж теперь жалеть…

Разворот, подождать несколько секунд, выстрелить почти в упор в самого шустрого противника. Не жалею гранат, и расстреливаю весь барабан, лучше перестраховаться. Не дожидаясь результата, сразу же продолжаю бежать. Яркая вспашка за спиной, громкий крик, грохот. Судя по менталу мне удалось убить его. Вот только у меня больше нет гранат и с оставшимися двумя модификантами придется решать вопрос иначе. Смерть товарища взбесила их еще больше, что сразу же отразилось на их скорости — они стали быстрее.

Рывок одного из врагов, и он перехватил меня, обрушив мощный удар. Отлетаю в сторону и приземляюсь об стену. Пытаюсь успеть удрать, но не удается. Другой противник почти моментально оказался рядом и принялся вколачивать меня в пол. Такими темпами мы скоро улетим на этаж ниже.

Первые несколько ударов принимаю на блок, а затем взрываюсь ответной серией, разогнав усиление на максимум. Несколько ударов, и враг отлетел назад. Однако толку от этого не много — другой уже рядом. Опережаю его и атакую первым.

То я их бью, то они меня. Я все же ошибся, они будут слабее того модификанта, который чуть не убил меня. Возможно они примерно на моем уровне, или даже немного слабее. Но относительная слабость сполна компенсируется тем что их двое. Их количество сводит на нет любой мой успех — чего-то добьюсь с одним, как тут же влезает второй, позволяя товарищу прийти в себя. Главное не давать им бить меня вдвоем, тогда это превращается в полную задницу, из которой крайне сложно выбраться. Странно, но они атакуют только кулаками, никакого оружия так и не применили за все время.

Я проигрываю. Мне нужно как-то стать быстрее, сильнее. Перегнать же броню из нанороботов в клинки никак не успеваю. Вырвавшись из очередного обмена ударами, закидываю противников остатками гранат и отбегаю как можно дальше. Получив секунды передышки, лезу под остатки брони и нащупываю стимуляторы. Удивительно, они кажется целы.

Вытаскиваю один и вгоняю иглу себе в руку. По венам словно побежало пламя, а в голове стало поразительно ясно. Чувствую прилив сил. Создаю один клинок из нанороботов, оставив защищённой броней грудь и голову и встречаю подбегающих противников.

Удар клинком в грудь врагу. Удивленно смотрю как он уходит в сторону. Да какого хера?! Повторяю удар, на этот раз атакуя прямо и со всей силы. В последний момент противник успел дернуться и клинок пробил его бок. В этот же момент меня атаковал второй враг и я полетел в сторону, а вместе со мной и клинок, вырвавшись из тела.

Удар клинком. Мимо. Уворот. Удар кулаком, а затем клинком. Сражаемся уже минут десять. Силы быстро покидают меня. Враги же кажется совсем не устали. Им там что ядерные реакторы вживили, откуда столько энергии? Ни я ни они никак не можем друг друга победить. Они быстро поняли опасность моего клинка и стараются больше не подставляться под прямые удары, а по касательной их кожа выдерживает. Странную броню-то пробиваю легко, только толку. Меня прибить им тоже никак не удается, но от моей обычной брони осталось уже не много чего.

Нужно усилиться, иначе проиграю. Обрушиваю шквал ударов на неприятелей, заставляя их отступить от меня. Свободной рукой нащупываю стимуляторы. Вытаскиваю один за другим и вкалываю.

— Сергей, ты что творишь? — заорала Арти, когда я вколол себе пятый подряд стимулятор. — Мы не знаем какими будут последствия!

— Плевать. Сейчас нужно победить, а дальше… — начинаю отвечать ей и замолкаю, вколов себе последний стимулятор.

В голове словно что-то взорвалось, а тело стало легким-легким. Сознание изменилось и стало другим. Чувствую, как сливаюсь со Зверем — он вынырнул из глубин моего сознания, но не перехватил контроль над телом, а будто соединился со мной, дополняя. Сейчас мы одно целое. Мысли проносятся молниеносно. Пора заканчивать этот бой. Бросаюсь навстречу врагам, которые, как мне показалось, почему-то смотрели на меня с легким испугом.

У меня два клинка из нанороботов. Тело работает за привычными пределами возможностей. Двигаюсь настолько быстро, что враг не всегда успевает среагировать. Даже я не всегда успеваю осознать. Но Зверь и подсознание успевают. Только сейчас до конца понимаю на сколько же силен он, я.

Удар в сердце, удар в глаз. Вырвать оружие. Ударом ноги отшвырнуть еще целого противника, который атаковал сбоку, пытаясь помочь своему товарищу. Налететь на него. Два удара в шею, дернуть клинки, и его голова отделилась от тела. Развернуться к раненному. После полученных ран он все еще жив и поднимается на ноги. Монстр, блин. Атакую его и повторяю то что только что сделал с его напарником. Мгновение, и его голова тоже упала на пол отдельно от тела.

Я победил? Я победил! Несусь по лестнице до нужного этажа. Дверь с лестницы просто сношу, не утруждая себя таким действием как открыть ее. Мое тело аж ноет от переполняющей его энергии, а мозг работает как никогда быстро и четко.

Попав на этаж, оказываюсь в огромной серверной занимающей его целиком. Сколько же здесь серверов? Дотрагиваюсь рукой до ближайшего.

— Арти, приступай. — мысленно прошу ее, стараясь унять желание прямо сейчас сорваться с места и куда-нибудь выплеснуть кипящую во мне энергию. Кажется, я все же переборщил со стимуляторами. Чувствую себя как какой-то наркоман под дозой. Хотя если хорошо подумать, то я и есть самый настоящий наркоман сейчас.

— Начинаю.

Пока нейросеть занята, ментально проверяю здание, охватывая его целиком. Сейчас мне это дается как никогда легко. Внизу, примерно на первом этаже идет бой. Это дроиды сражаются против полиции. Расширив еще больше охват, чувствую около здания множество людей. С этим все понятно. Переношу внимание на другое — где-то на самом верху небоскреба есть кто-то живой. Кто там может находится? Какой-то начальник? Но если ждали нападения, то зачем ему быть тут?

— Нашла. Тебе нужен директор, он же владелец этой корпорации. Все основные приказы исходили или от него, или с ним согласовывались. Он должен знать больше того, что есть на серверах. Анализирую и переношу самую важную информацию на сторонние облачные хранилища. Кстати, странно, но моя скорость работы тоже возросла в разы, стимулятор повлиял и на меня.

— Где искать этого директора?

— Должен быть где-то в здании. Он зашел, но не вышел. Во всяком случае на камеры он больше не попадал.

— Тогда я знаю где он может быть. Мне нужно на верхний этаж.

— Лестница приведет тебя туда. Тебе нужно на сотый этаж, он последний жилой, выше только технические. Подключение у меня стабильное на территории всего здания, так что можешь спокойно передвигаться. — ответила мне Арти, когда я уже выбегал из серверной.

— Как дроиды?

— Все нормально, потерь нет, полицейских сдерживают.

— Хорошо.

Этаж мелькает за этажом. Бегу через ступеньку, а то и две. Кажется, что захоти и смогу сейчас взлететь.

— Арти, у тебя есть способ связи с Инной? — спрашиваю, когда поднялся на семидесятый этаж. — Если нет, тогда найди.

— С какой Инной? — сделала Арти вид, что не поняла. А может и в самом деле не поняла, не знаю. С каждой секундой становится сложнее думать и разбирать эмоции.

— С той самой.

— Есть. Тебе для чего?

— Отправь ей все что мы накопали, все выводы и данные.

— Зачем? Ты уверен?

— Не важно зачем, сделай это. — прошу ее, чувствуя, что заемная энергия начинает покидать тело, сменяясь пугающей слабостью. Вместе с энергией, пропадает и единение со Зверем, он снова вернулся в глубины сознания, вполне довольный произошедшим боем.

А кто у меня еще есть? Был бы жив Дэвис, отослал бы еще ему, а так… Надеюсь Инна поступит правильно. Знать бы еще самому как это правильно.

— Сергей, фиксирую критическое падение уровня энергии в твоем организме. У тебя крайнее истощение. Убираю броню из нанороботов. Скоро ты упадешь совсем без сил.

— Нужно протянуть еще немного. Ищи ресурсы. — приказываю нейросети, упорно поднимаясь по этажам. Уже восьмидесятый, осталось не так уж и много. Что буду делать дальше с трудом представляю, сейчас у меня есть цель и мне нужно ее достичь.

— Сергей, у нас новая проблема. — подала голос Арти спустя еще десять этажей.

— Что такое?

— Резко ускорился процесс потери воспоминаний. И его скорость продолжает расти.

— Сколько у меня времени?

— С текущим ускорением где-то час.

Час? Сбиваюсь с шага. Час… не думал, что это наступит так быстро. Еще недавно казалось, что у меня впереди много времени. Беру себя в руки и продолжаю идти дальше. Если мне остался час, то нужно успеть завершить то что начал, чтобы все это было не зря. Не знаю, что будет дальше. Видимо это дальше будет уже без меня.

Добравшись до сотого этажа, достаю пистолет и захожу на него. Дверь не заперта. Пройдя ее, оказываюсь в богато обставленном кабинете. За столом сидит человек и развернувшись ко мне спиной смотрит в окно. Больше никого тут нет.

— Столько денег, людей, усилий и все это не смогло остановить тебя. — произнес он на английском, разворачиваясь.

Держу его на прицеле и ничего не отвечаю. Мужчина, как мужчина, ничего особенного. На сильного модификанта не похож, но как уже убедился в этом вопросе внешности доверять нельзя.

— Ладно обычные бойцы, пусть хорошо обученные и вооруженные. Ладно те кто были в экзоскелетах. Но четыре модификанта высокой степени изменения! Каждый из них обошелся мне не меньше чем в три миллиарда. Ты знаешь сколько таких во всем мире? Мало, крайне мало. И все это зря, ты прошел их всех и сейчас стоишь здесь. Кто ты такой, Асов Сергей?

— Зачем? — вместо того чтобы ответить задаю ему возможно глупый вопрос.

— Что зачем? — не понял он меня.

— Зачем это все? Зачем эксперименты над людьми? Зачем развязывать войну?

В ответ мужчина грустно улыбнулся. Только улыбался он явно не заданным вопросам, а чему-то своему.

— Ты все равно не поймешь. Для тебя я зло. Возможно это так и есть, даже не буду отрицать. Давай уже, делай то зачем пришел.

Удивленно смотрю на него. Он так спешит умереть? Да и не за его смертью я пришел. Или за ней? Не знаю. Хотел получить ответы. Но… да, в итоге я все равно убил бы его.

— Я тебе ничего не скажу. Так что стреляй и закончим все это. — произнес он, смотря прямо на меня.

— Для чего это все? Власть? Деньги? — все равно продолжаю задавать вопросы.

— Как же ты надоел мне. Да стреляй же ты уже! — закричал он и вскочил из-за стола, что-то держа в руке.

Тело сработало быстрее разума. Выстрел из пистолета, и пуля попала ему в грудь. Тело рухнуло назад в кресло. Твою мать! Подскакиваю к нему. Вижу, что в руке он сжимает пистолет. Хорошо, что хоть в этом не ошибся, а то было бы совсем обидно будь там что-то другое. Мужик еще жив. Но ненадолго, пуля попала в какую-то артерию, слишком много крови. Да уж, он явно не модификант.

— Ты… опоздал. Приди ты лет… на двадцать раньше… мог бы еще… все изменить. — прошептал он.

— Что изменить?! — хватаю его за плечи и трясу. — Говори нормально, а не загадками!

— Они… уже… близко. — выдавил он из себя и умер.

— Сука! — раздраженно кричу и замахнувшись кулаком чтобы ударить по столу падаю на пол от слабости.

Что я мог изменить? Кто уже близко? Блять, вместо ответов я получил только новые вопросы. Эмоции бьют через край. Столько усилий и все по сути зря!

— Арти, есть идеи про кого он говорил?

— Нет, без понятия. Может про полицию?

— Сомневаюсь.

— Тут его компьютер, положи на него руку, нужно подключиться к нему. — попросила Арти.

Нахожу себе силы, и сбросив труп с кресла, сам сажусь в него и дотрагиваюсь до компьютера. Время тянется бесконечно медленно. Проверяя воспоминания, натыкаюсь на то как они исчезают. Год за годом, событие за событием. Это страшно. Еще мгновение назад ты что-то помнил, а сейчас уже нет.

— Скопировала все. Надо уходить отсюда. К зданию подтянулись военные, скоро будут штурмовать с применением тяжелого оружия, дроиды долго не продержатся.

— Там есть что-нибудь интересное?

— Не знаю, еще не анализировала.

— Отошли все Инне.

— Уже.

Поднимаюсь и подхожу к окну. Путь наружу у меня только один.

— Сможешь сделать мне крылья, как в прошлый раз?

— Не больше чем на несколько минут и это окончательно исчерпает резервы энергии.

— Пойдет.

Расстреливаю окно из пистолета, разбивая его. Короткий разбег, больше похожий на ковыляние, и я вывалился наружу. Расправляю крылья, ловя поток воздуха. Тот подхватил меня и понес в сторону. Отдалившись немного от небоскреба, прижимаю руки к туловищу и несусь к земле. За десяток метров до нее снова раскрываю крылья и стараюсь успеть перейти в планирование.

Успел, почти. Врезавшись со всего размаха в стену дома на высоте второго этажа, отваливаюсь от нее и падаю на асфальт. Я живой, вроде. Чувствую себя крайне дерьмово, но живым. Поднимаюсь на ноги и иду прочь. Сейчас мне нужно оказаться как можно дальше отсюда. Надо добраться до снятой квартиры и переждать в ней несколько дней.

Квартиры? С ужасом осознаю, что не помню где она находится. Уже, так быстро? Последний день еще частично помню, как и последнюю неделю. Но вот все что было раньше…

— Арти, отправь от меня сообщение для Инны… — прошу нейросеть и диктую что нужно отправить, пока еще помню хоть что-то.

Закончив диктовать, бреду куда получается, не особо разбирая дороги. Мне с каждой секундой становится все хуже и хуже. Надо поесть. Открываю взгляд от дороги и смотрю по сторонам в поисках магазина.

— Сергей, угроза сзади! — истошно закричала Арти.

Обернувшись, успеваю заметить какого-то мужика с монструозным оружием, больше похожим на огромную снайперскую винтовку. Адреналин подскочил в крови, а тело начало вырабатывать гормон вызывающий усиление, пытаясь выжить. Дергаюсь в сторону, но слишком медленно.

Пространство вокруг замедлилось. Замечаю, как палец мужика надавил на спусковой крючок. Его оружие ярко вспыхнуло. И все, больше ничего. Только миг резкой боли в голове и темнота.

— Прощай Сергей. — раздался голос Арти.

— Что происходит? — спрашиваю, ничего не понимая и не чувствуя.

— Ты умираешь. Тот человек выстрелил в тебя, выстрел угодил тебе в голову. Я выдернула тебя в верхние уровни подсознания. Через несколько секунд мы умрем.

— Это же всего лишь пуля…

— Нет. Это взрывчатый заряд, он уже сдетонировал и совсем скоро разнесет твою голову. Время подходит к концу, я не могу сильно растягивать его.

Смерть? Вот она какая. Жалко, что все закончится так. Кто меня убил, за что? Ничего не понимаю.

— Ты передала Инне все что я просил?

— Да. Она даже начала читать присланное. У нас осталось не больше десяти секунд здесь.

— Может у меня получится снова отрастить мозг?

— Сильно сомневаюсь в этом. Стрелявший хотел именно убить тебя, а не захватить в плен или обезвредить на время. В таком случае применяли бы менее опасное для тебя оружие и не целились бы в голову.

— Прощай Арти, я рад что ты была у меня, что мы столько прошли вместе. Жаль, что все так закончится.

— Сергей, я люблю тебя…

Чего?!..

* * *
— Цель поражена. Жду группу зачистки. — тихо произнес мужчина в рацию, опуская оружие и подходя ближе к упавшему на асфальт телу.

Его так долго инструктировали что и как делать, рассказывали насколько опасен этот человек. А все получилось настолько просто и легко, что не верилось, что это тот самый парень. Цель даже ничего не успела понять и сделать. Оказавшись около тела без головы, мужчина окинул его внимательным взглядом. Было видно, что убитый человек прошел тяжелый бой. Это было заметно и по его походке — он был почти без сил и явно чувствовал себя плохо.

Будь воля мужчины, он бы не стал убивать цель вот так. Нет, он предпочитал, чтобы ликвидация была интересной, азартной, чтобы цель чувствовала приближение смерти и старалась избежать ее. Услышав визг автомобильных тормозов рядом с собой, он обернулся, вскидывая свое оружие, но почти сразу опустил его, рассмотрев кто приехал.

Из остановившегося микроавтобуса выскочило трое человек. Быстро засунув обезглавленное тело в герметичный пакет, они все погрузились обратно, включая стрелка, и скрылись в ночном городе.

Почти в это же время, но в совсем другом месте находились двое мужчин. Они стояли около панорамного окна и смотрели с высоты на город, расстилающийся внизу.

— Объект ликвидирован. Его тело забрали, скоро оно будет полностью уничтожено. Угроза устранена. Аналогов его нейросети в мире больше нет и вряд ли будут в ближайшие годы. — произнес один из них, завершая звонок и убирая телефон.

— Это хорошо. Не поделитесь как вам удалось так быстро выйти на него? Он же пропал для всех, никто не мог найти его. А искали многие, уж поверьте.

— Его нейросеть. Когда она что-то взламывала, то оставляла определённый след. Если не подозревать о нем, то найти практически невозможно. Долгое время мы не знали, как парня вообще искать, кроме как обычными средствами. Но потом наши специалисты обнаружили этот весьма специфический след, оставляемый его нейросетью. Именно по этому следу мы и нашли его. Когда нейросеть начала активно действовать в Сиднее, наши специалисты быстро определили его местонахождение, как и предполагаемые цели. Остальное было делом техники — быстро собрать необходимых людей и доставить на место. Как видите, нам это удалось, на этот раз у него не получилось скрыться. Нам повезло, что он объявился именно в Сиднее, неподалеку располагается одна из наших баз.

— Вы прекрасно справились с возложенной на вас миссией. Я сообщу о ваших успехах. Цель превыше всего. — произнес один из двух мужчин и направился к выходу из помещения.

— Цель превыше всего. — ответил ему оставшийся у окна.

* * *
Инна шла домой после тренировки, когда ее телефон начал разрываться от приходящих сообщений на электронную почту.

— Что там еще случилось? — недовольно пробурчала она, доставая телефон. После того как она с отрядом Первого выкрали Сергея из лаборатории, ей пришлось вести себя максимально незаметно, чтобы все возникшие относительно неё подозрения улеглись.

— Это что за ерунда? — прошептала она, пытаясь разобраться в куче пришедших сообщений.

Там были и ссылки на какие-то интернет ресурсы и текстовые документы, архивы — много чего. В первое мгновение ей показалось что это какая-то изощренная спам атака. Только смысла ее Инна не могла понять. А потом в ней верх взял профессионализм, и отложив возникшие вопросы на время, она ускорилась, чтобы оказаться дома как можно быстрее и там уже в спокойной обстановке разобраться со всем.

Добравшись до ноутбука и приняв некоторые меры безопасности, Инна зашла в свою электронную почту и начала внимательно просматривать присланные ей кем-то сообщения. Переходя по ссылкам, она оказывалась на каких-то облачных хранилищах, с кучей информации. Какие-то отчеты, приказы… Инна растеряно смотрела на все это, не понимаю, что ей делать. Передать начальству? Все это выглядит слишком странно. Не особо вникая, она начала просматривать все подряд, пытаясь оценить содержащуюся информацию. Но даже так, все это пугало: эксперименты, заговоры, интриги… Обо всем этом было в присланных материалах.

На одном из сообщений ее взгляд задержался. Не веря до конца, она начала внимательно читать написанное там. С каждой новой строкой, ее глаза все больше наполнялись удивлением. Дочитав до конца краткое описание приключений Асова Сергея, Инна перешла в следующее сообщение, автоматически начав и его читать. Мыслями она еще была в только что прочитанном, пытаясь все осмыслить. Слишком уж нереально оно выглядело. Хотя… вспомнив все что она знала про Сергея, Инна быстро приняла написанное за правду. Уж с кем, а вот с ним все это могло произойти.

Когда же она дочитала последнее присланное сообщение, слезы сами по себе потекли из ее глаз. В нем Сергей прощался с ней, с жизнью, со всем, и просил правильно использовать добытую им информацию. Неожиданно, Инна поняла, что этот парень был дорог ей и то что он написал сильно зацепило ее. Слишком сильно, чтобы она могла контролировать свои эмоции. Возможно это была влюбленность с самой первой встречи, которую она со всех сил старалась игнорировать. А может чувство вины.

Поддавшись эмоциям, Инна переключилась на поисковик и начала искать последние ролики и новости из Сиднея — все, что могло пролить свет на произошедшее там.

— Как же так, Сергей? — прошептала она

То, что совершил Асов быстро стало достоянием общественности. Нет, никто не знал кроме Инны, кто конкретно это сделал. Нападение, жертвы, бой, смерть владельца огромной корпорации — все эти новости Инна пролистывала одну за другой выискивая там лишь одно — упоминание гибели нападавшего.

Уже отчаявшись найти какое-нибудь конкретное упоминание про Сергея, Инна наткнулась на ролик одного парня, который снял на телефон как человек пролетел по воздуху и приземлился около его дома. А затем его убили…

— Нет, нет! — шептала Инна, смотря по кругу на то, как голова Сергея взорвалась от попадания, а затем его тело забрали неизвестные.

Закрыв глаза, она постаралась взять свои эмоции под контроль, не дело ей, профессионалу, давать волю чувствам. Слегка успокоившись, Инна достала простенький мобильный телефон и набрала на нем номер.

— Первый? — спросила она в трубку.

— Инна? — удивленно раздалось в ответ. — Что случилось?

— Сергей Асов скорее всего мертв, мне нужен выход на генерала. Твой отряд же у него в любимчиках. Если ты попросишь встречи с ним, то он вполне может согласиться.

— Ты издеваешься? Нам все еще нельзя рисковать так. Если мы покажем свою связь с Сергеем, то это будет конец для нас.

— Я не издеваюсь. У меня есть важная информация, ее должен получить генерал. Если я передам по цепочке, то не уверена, что она попадет куда нужно. — ответила ему Инна.

На самом деле она не была уверена, что поступает правильно, но и особых вариантов что делать с полученной информацией у нее не было. Воспользоваться ею самой? Так у нее не те ресурсы и возможности. Что она сможет сделать сама? Ничего.

— Откуда она у тебя?

— От Асова.

— Ты уверена в ее важности?

— Нет, но внимания она заслуживает в любом случае. Если она окажется правдивой, то это будет самой настоящей бомбой. Сергей отдал за нее жизнь. — на последней фразе голос Инны предательски дрогнул.

— Хорошо, я сделаю все что смогу. Позвоню тебе через час. — ответил Первый и оборвал звонок.

— Я тоже сделаю все что смогу, Сергей. — прошептала Инна, смотря пустым взглядом на телефон в своей руке.





Конец книги



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17