КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 480047 томов
Объем библиотеки - 713 Гб.
Всего авторов - 223059
Пользователей - 103643

Впечатления

Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! (Самиздат, сетевая литература)

Перед вами - Мозг Нации
И Мастер Слова!
Stribog - реинкарнация
Сан Саныча Иванова!

Читайте пародии
И наслаждайтесь,
А когда стану в моде я -
Не удивляйтесь!

Я много работаю -
За работу ручаюсь!
А главное - скромностью
Я отличаюсь :)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Валерий Тузов про Дмитраковский: Паша-Конфискат 1 (Альтернативная история)

Муть дошкольника. Язык убогий, рояли сломаны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Иванов: Императрица Фике (Историческая проза)

Недавно просматривая сайт очередного «блошиного магазинчика» обнаружил (по мимо прочего) и данную книгу. Ну а поскольку до заказа (что бы набрать «как следует» вес) пару книг не хватало — я решил взять и это произведение (благо когда-то «совсем давно» я читал что-то из данной серии — кажется «Распутина»).

И хотя я отнюдь не являюсь ярым сторонником исторического романа (прочно ассоциируемого мной со всякими «книгами про Лубоффь» с полуобнаженными красотками на обложке), под влиянием «ностальгии», да и (признаюсь)) частично просмотренного мной (от скуки и на работе)) сериала «Екатерина» (с М.Александровой в гл.роли), решил взять именно ее.

Сериал сериалом — однако было интересно сравнить «показания», да и … в целом (просто) было желание все это перечитать. Купив же книгу, я обнаружил что в ней не один, а несколько вариантов «истории», в которых главный персонаж выглядит совсем не так, как «у соседа» (по сборнику))

Плюс, неожиданно при начале чтения я чуть «не нарвался», на «огромный спойлер», представленный в виде небольшой статьи из энциклопедии)) Вы серьезно! Это же «какой облом» мог бы выйти)) Но я мигом просек «сию каверзу» и … просто тупо (ее) не читал)) А что? В виде послесловия — это я еще могу понять)) Но так... сразу? Нет товарищи — это не дело!))

Что же касается самой (комментирумой) повести «Императрица Фике», то в ней (вдумчивый читатель) найдет «первые впечатления» Екатерины от приезда в Россию и … то что я бы назвал «первой частью сезона» (искомого сериала). Однако если период «акклиматизации» передан ярко и подробно, последующие (после смерти Елизаветы) события переданы весьма скупо... и завершают данную повесть на моменте коронации (данного персонажа).

Помимо жизни самой ГГ, автор очень неплохо показал и других соперсонажей (тетку, мужа и прочих «сановников»), единственно — сама Екатерина (по автору) получилась совсем не такой «наивной дурочкой» (как в сериале), а особой весьма хитро... продуманной прям в стиле (небезызвестной ныне характеристики) «иностранный агент» (в данном случае Пруссии), который терпеливо «ждет и дожидается своего часа»))

Плюс — помимо жизни самой героини, (как не странно) немалая часть отдана «политической обстановке» того времени (в виде вполне обоснованных претензий к немцам, которые начиная от Ломоносова, немало «гадили в меру своего влияния». Что ж — учитывая время написания повести (1967 год) в этом нет ничего удивительного)) И не смотря на кажущийся «агитпроп», считаю что он вполне обоснован. А если учесть (что оказывается) русские брали Берлин в 1945-м «отнюдь не впервые», то так и вообще)) Вполне патриотично — если (конечно) не считать, чем все (при смене «главнокомандующего») тогда в итоге «обернулось»...

А так... что сказать... конечно «первый вариант» не «вышел комом» и (как оказалось) вполне удачно смотрится на фоне второго романа (написанного как оказалось гораздо лучше версии первой), поскольку именно здесь (в части первой) так ярко и образно были раскрыты переживания «первоначального этапа» долгой дороги по «обретению трона и 3-х корон»))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Лукьяненко: Застава (Боевая фантастика)

Вообще-то начиная с «Ночных дозоров» мой интерес к автору как-то поугас... И дело вовсе не в том что «дозоры» были плохим СИ)) Просто очень разрекламированным (в свое время). Поэтому и... (как ни странно), данный факт сработал (лично для меня) в совсем обратную сторону... Но «все течет и все меняется», и вот я наконец-то (!!!) спустя ...надцать лет, все же открыл новую книгу автора (случайно купленную мной, как и всегда по уценке)).

Что сказать? С одной стороны — данный мир практически калька с мира «Земли лишних», правда все эти «порталы» и прыжки «туда и обратно» поначалу сперва несколько напрягали... но все же «этот фактор» (на мой субъективный взгляд) все же не обесценил СИ (как я вначале боялся). В остальном же (если не считать полное отсутствие магии, и наличие некоторого вида «нелюдей») данный мир очень напоминает Перумовский «Не время для дракона»! Блин...!!! Он жен и написан совместно с Лукьяненко)) Вот жешь... Ну будем считать (тогда) что эта не вторая, а третья книга автора, которую я прочел за последнее десятилетие))

В остальном читается легко, хотя по факту здесь всего одна (почти детективная) развязка и «долгий, долгий путь к финалу»... Как я понял, данная СИ представлена довольно таки в обширном виде, однако (все же отчего-то) я пока сделаю (в ней) «перерыв» и не буду «просить добавки»)) Хотя со временем — при наличии бумажного «носителя» , почему бы и нет?))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Ищенко: Черный альпинист (Боевик)

Давным давно ещё в школе, зайдя к знакомому домой — увидел «стройные ряды» книг серии «Черная кошка» и «иже с ними»)) Разумеется, что заценив такую шикарную коллекцию, я просто не мог не выпросить кое что «на почитать» (поскольку денег все это покупать у меня тогда естественно не было, а «хотелки» никуда не делись). В итоге (помню) что я много что перечитал тогда — хотя что именно сейчас и не вспомню (хоть убей)) Единственно (как ни странно) в памяти всплыло именно это произведение. Не помню чем конкретно оно меня тогда «так зацепило», но увидев «знакомое название» я не смог пройти мимо и взял книгу чисто что бы «воскресить былые впечатления»...

Итог повторного чтения через ...надцать лет получился не таким уж и плохим. С одной стороны вначале ГГ не особо и впечатлил (будучи своего рода «удачливым неудачником»)) Уже после попав «в обстоятельства» ГГ начинает преображаться и «вызывать сочувствие»... А вначале — это все казалось лишь несколько нудной историей про очередного «хитро...сделанного индивида» (нерусской национальности). К финалу же стало видно что все его хитрости и (без кавычек) справедливая борьба обернулась большим разочарованием и провалом. И вот — избежав одной проблемы, ГГ невольно «влипает в другую»... И начинает «волей-неволей» разгребать «завалы своего прошлого». Финал же «данной пьесы» заставит покраснеть от зависти любого «Скалолаза» (со Сталлоне тех времен) будь он экранизирован...

А если же убрать всю «прочую шелуху», это роман о том как сильно может измениться человек и о том как все его «хотелки» (желания, принципы и пр) могут резко измениться под давлением обстоятельств... Плюс что ещё понравилось — это раскрытие «восточного калорита», где под маской улыбчивых дядьев скрываются местами «хитрые и уродливые карлики» (мечтающие всеми вокруг помыкать).

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Михеев: Гильдия наемников. Курьер (Фэнтези: прочее)

да, эта книга получше первых написана

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Мяхар: Ведьма на задании (Юмористическая фантастика)

Что означает (скачать исправленную)???
НЕ Уважаемый "автор", Вы бы хоть грамматические ошибки исправили!!!
Стыдно! Мне стыдно читать Ваш безграмотный "опус". Таких ошибок не делают даже 5-тиклассники.
Word подчёркивает ошибки. Или Вы не знаете КАК их исправлять?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Web of the past (СИ) [ Antique_devil] (fb2) читать онлайн

- Web of the past (СИ) 1.62 Мб, 435с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Antique_devil)

Настройки текста:



========== Часть 1 ==========

***

Кай озадаченно осмотрелась вокруг и не могла понять, куда конкретно она попала. Вроде, выглядит как Нью-Йорк, но чуйка говорила совсем другое. А внутренний симбионт только залумчиво мычал, на удивление, даже не острил и не вел себя, как эгоист. Собравшись с мыслями, она проверила часы — связи по прежнему нет, но как же так? Она ведь здесь или нет?..

— Да уж, дело дерьмовое, —отметила девушка и уселась на корточки у края здания. Мысли сошлись на том, что это другая реальность, куда выкинул ее Джек Лайгерсс. Пусть попадется этот нахал ей ещё раз — бошку снесет и не посмотрит, что помогал им и команде Паука. Кстати о паучке. Интересно, в этой реальности он тоже есть? В таком случае, он мог бы помочь.

«Че раскисла? Собирайся, будем веселиться» —бодро ответил Клинтарец. —»Я голоден, давай сожрем что-нибудь, пусть во-он ту старушку».

Она перевела взгляд на женщину, что была с седыми волосами, но на бабушку уж точно не похожа. Та помотала головой, отказываясь от этой затеи так ещё напоминая о том, что они не едят мирных жителей. Но стоило приглядеться к этой «старушке», так Холланд узнала в ней Тётю Мэй. Отлично! Вот так судьба встормошила эту встречу.

— Если мы с помощью Тёти Мэй найдем Паркера, то у нас есть шанс найти выход из этой вселенной, —сказала юная героиня и уже приготовилась прыгать. — Ты со мной, Токсин?

«А перекусить? Не забывай обо мне и о том, что я зверею, если не ем» —хмыкнул на плече пришелец. —»И увеличиваюсь в масштабные размеры, из-за чего тебя могут посчитать здесь злодеем, что разносит Нью-Йорк»

— Хватит мне ультиматумы ставить, это мерзко, —шикает на него Кайлор и закатывает глаза. — Да покормлю я тебя, что ты как эгоист? Нам нужно выбраться отсюда, хрен знает, какие тут злодеи.

«Я-тысячный Симбионт» —смеётся лукаво паразит. —»Здесь мне по силе равен только АнтиВеном или же наш создатель, их я уважаю, чем других. Остальные для меня — закуска. Ты должна была уже давно это понять, разве нет?»

Но в ответ молчок только поступил. Да уж, оказаться снова в каком-то паршивом мире — ее больная тема, ведь однажды из-за этого у нее пробилась жажда мстить. А это не было хорошо, если со стороны смотреть. С последними событиями там, на своей Земле, хотелось толькт голову себе просверлить. И зачем только девчонка полезла в квартиру Лайгерсса и натыкала на портал? Вот кому взбредет такое в голову? Собственно, сейчас было не это главное. Тейлор бы сейчас явно отчитала ее за такой детских проступок, но мадам-всея-контроль и теперь серьёзность просто выбешивали ее. Нет, тот факт, что она живёт теперь с Озборном это, конечно, круто. Но а как же время на посиделки с сестрой? Порой этот Гарольд сильно раздражал ее, что начала ревновать ее к нему.

Стиснув зубы, Холланд сжала под руками металлическую трубу, которая от силы сжалась, как пластилин, и выдала внезапно, махая руками:

— Но только эта дура ушла с поста героя! Подумаешь, беременность. Да кому какое дело, когда в городе опасность на каждом шагу! Она ведь герой города, люди нуждаются в ней.

«Да какая раница? Мы мочим плохих парней, тебе этого недостаточно? По-моему, все круто. Я кстати ухватил тебе сэндвич» —и длинная, склизкая рука протянула ей упаковку с бутербродом. —»Ты же любишь курицу с овощами. Вот, не благодари»

— Ты опять украл?! —вскинула бровь героиня.

«Да что сразу украл-то?» —возмутился Токсин. —»Временно одолжил у того мужика для всеобщей безопасности»

— Ну, пиздец, если тебя видели люди — нас воспримут как за-

— Злодея, —голос позади заставил Токсина обратиться в форму и повернуться назад. — Веном? Странно, ты же был черный. Или это летняя окраска?

«Говнюк» —думает Симбионт и встал на ноги.

Холланд ожидала прихода кого-то вроде него, и на душе стало как-то грустно и пусто. Столько воспоминаний пролетели мимолетно, от которых воротило за метр. Героиня размяла свои массивные плечи и глядела на героя Нью-Йорка. Он казался ей таким же, обычным, родным и до жути бесячим.

— Здравствуй, —для начала говорят ОНИ. — Не угадал, подумаешь ещё или дать подсказку?

— Ты не АнтиВеном, ни Веном, так кто? Октавиус опять стал эксперименты проводить с Симбионтами?! — Паук тяжело вздыхает, закидывая ноги на журнальный столик, что был там. — Но выглядишь опасным, или ты просто не поел?

— Ты не-. знаешь? — девушка вопросительно приподнимает бровь якобв, — Неожиданно, что в этой Вселенной ты не знаком со мной.

— Не, это перебор, я с Симбионтами не лажу, — неохотно признаётся герой, пряча улыбку. — Ты сказал… сказала. Ты же девушка?

— Кем хочешь, тем и буду, — гибрид шепчет это прямо на ухо, обматывая своими руками шею парня. Тот заметно напрягается, когда девушка приобнимает за плечи, когда прижимается своим виском к его, но всё равно складывает руки на груди в знак недовольства. Чёрт возьми. Но та быстро отстраняется и лукаво смеётся. — Я шучу, Спайди. Я — Токсин.

— Паучок! — внезапно появились ещё двое подобных. Человек-Паук отскочил назад, к своим товарищам и указывает на Симбионта. — Чего? Как это возможно?

— Йо, братан, вообще не круто, — Агент Веном скрестил руки на груди и знатно выразился. — Ещё с одним Симбионтом сражаться.

«Сражаться?!» —Кай переспрашивает саму себя, а Токсу в радость. Сейчас будет махыч, в котором они явно ему в подметки не годятся. Клинтарец скрестил руки на груди и с любопытством глянул на героев этой реальности. Жестом руки помахал им, приветствуя с издевкой. Паук задумчиво смотрел на врага, а потом на Железного Паука, который анализировал объект.

— Кем бы ты ни был, ни была, ты наводишь панику среди горожан, —сказал Паркер и встал в боевую позу.

— Эй, ходячее паукобразное семейство недоумков, я с миром, ясно? —Клинтарец поднял ладони перед собой, заставив тех пасть в ступор. — Что глаза вылупили? Я вообще-то мирный и пушистый, пока не выбесите.

— Чувак, дело плохо, — говорит Флэш. — Веном говорит, что это отродье того Кровавого Симбионта, а также тысячный паразит на их планете.

— Значит, ты теперь контролируешь Венома? Жалко смотреть на это, —Токсин разочарован, что его дедушкой манипулиркет какой-то подросток, от которого уже, если честно тошнило. Как только Железный Паук попытался атаковать своими металлическими лапами врага, черно-красный пришелец одной рукой схватил его и сжал с силой. — Паучок, не стоит злить меня.

Амадей отскочил назад, не понимая смысловой логики в действиях Клинтарца. Он отметил, что физическая сила данного парня куда сильнее, нежели тех, с кем они раньше встречались. Человек-Паук остановил ребят и дружелюбно поднял руки, когда заметил, что у Токсина стали отрастать когти и сам увеличиваться в размерах.

— Стой! Стой! Стой! —говорит Питер, махая руками. — Ладно, я верю тебе, дружище. Вот, вот так. Хорошо. Не злись, прости их, они немного… напугались.

— Да как же! —возмутился Железный. — Этот тип мой костюм повредил, какой он добрый — то?!

— Урод, ты сам полез, —навис на Питером, но смотрел прямо на Амадея. Он перевел усталый взгляд на Паркера, который был гораздо ниже, чем ОНА в форме пришельца. — Серьёзно, давай сожрём его? Бесит. Ладно, не жрем, так не жрем. Женщина, хватит орать на меня, у меня уши и нервы не стальные. Да кто бы говорил!

Агент Веном и Железный Паук переглянулись и посмотрели на время, наблюдали за тем, как Паркер пытался усмирить зверя и его вспыльчивость. Один из паукообразных отметил, что у Симбионта очень странное отношение с носителем.

— Эй, ты сказал, что с миром, так? —уточнил Пит. — Что случилось, Токсин?

Паук был спокоен и тревен одновременно, однако мысли никто не отменял. Кайлор слышала всех троих мыслей и только вздохнула и объяснила им всю ситуацию. После длительного рассказа, Паркер схватился за голову и истерично заявил о том, что это категорически невозможно и все очень, очень плохо.

— Ребят, —Флэш указал на горящее здание и на Доктора Октавиуса, который оказался врагом спайди. Тысячный Симбионт мирно ждал, пока те наговорятся, наспорятся и упомянут Мстителей. Да уж, ситуация реально стремная, когда узнаешь, что этот бноша в трико стал членом команды Мстителей и примером для юных героев. Холланд не оценила это и только отвернулась, нкмериваясь спрыгнуть со здания и порешать делами с этих ученым.

— Эй, я не закончил, —Паркер остановился и схватил того за плечо, разворачивая к себе. — Ты же не думаешь, что просто так уйдёшь?

— Я застрял в вашем мире, ты тупой что-ли? —цедит паразит и спрыгивает, покидая зону общения. Паркер бешено выпустил с ноздрей пар и только выругался. Амадей согнулся пополам и сказал, что пришелец дело говорит. Чо, конечно, тот ещё высокомерный идиот, но не глупый, умнее чуть даже Питера. И это никому не секрет. Как только они спустились с здания, то застали такую жутко знакомую картину, которую Паркер до жути ненавидел: битва Симбионта. Токсин ловко припечатался к стене, точно герой-паук и тут же увернулся от Атаки врага, который пустил ракетницу в него. Ловко оказавшись на земле и перед оппонентом, пришелец нанес удар по нему и тут же, за спиной, образовались алые ворсинки, что сформировались в одно большое оружие, которое напоминает косу. Вытащил ее из себя и тут же замахнулся, прыгнув на злодея.

***«Куда же ты? Я хочу повеселиться» —злобно говорит Токс.

— Токсин, прекрати! —на пути появился Паук. — Этот парень-наемник, нужно узнать, на кого он работает. А не убивать.

— Именно это мы и пытаемся сделать, Спайди, —рычит ему в ответ инопланетянин. — Прочь с дороги, пока он не убил ещё пару жителей города.

— Да, но калечит людей только ты, —Паук показал на людей рядом, которых забирала скорая помощь. Токсин никак не отреагировал и только закатил глаза, ожидая то, как начнут его отчитывать за мелочь. — Токсин, я верю, что ты хороший Симбионт, по крайней мере только я. Пожалуйста, нельзя убивать всех, даже плохих.

— Убивать некого потом не будет и ты перестанешь быть героем? —усмехнулся ало-черный паразит. Герой просто был удивлён, что этот данный представитель планеты Клинтара умеет только великолепно говорить как с так и без участия носителя. Возможно, он недооценил этого пришельца, а это куда пугающе.

— Это не так, —не согласился Пит и увернулся от атаки, пуская паутину на глаза врагу. — Агент Веном, Железный Паук, задержите его.

— Без проблем, братан, —Флэш тут же ринулся в бой.

— Токсин, —Человек-паук перевел взгляд на Симбионта. — Давай работать сообща, если мы узнаем информацию о нем, тогда у тебя есть большие шансы, что мы поможем.

— Ты в своем репертуаре, Паркер, тошнит, —и воин Клинтар присоединился к бою. Тело передвигалось ловко, на свежем адреналине, отвлекая от любых, даже необходимых для жизни действий. Это восхищало всех троих паучков, которые ранее не встречали такое идентичное тело Симбионта, без каких-либо внешних деффектов. Бежал так быстро, что не успевал злодей дышать. Боль Токс не чувствует совсем, но по боку поняла Кайлор — задели сильно, но клетки тут же восстановили ранение. Регенерация быстрее и качественнее Венома.

«Сделаем наш фирменный удар, Токси?» —Холланд спрашивает.

— О, да! —ликует радостно он. Паразит и не думал прикрыть рану, не возмущается за то, как получила её. Клинтарец схватил врага за шиворот и прицепил на острые колья к стене так, что тот не смог двинуться дальше. — На кого работаешь?

— Не скажу, —хрипло проговорил.

— А если подумать тщательно? —Токсин приложил острые пальцы к вискам соперника, а тот начал кричать, умолять, чтобы не лпзил у него в голове. Но человек опустил голову и острые колья растворились, благодаря чему, данный объект пал на бок, на пол.

— Что ты с ним сделал?! —спросил Агент Веном.

— Он бы не сказал, поэтому я залез в голову, —пояснил и заметил недовольное лицо Спайди и, почему-то, лукаво заулыбался, показывая все клыки. — Да жив он, чего глазеешь? Обычная реакция тех, у кого пытаются покопаться в голове. Однако теперь точно известно, на кого работает этот злодей.

— Симбионты способны на это?! —Амадей удивился и перевёл взгляд на Флэша. — Удивительно.

— Нет, они не способны, —подозрительно проговорил Паук. — И именно об этом я хочу поговорить.

Но именно паучье чутье сейчас отвлекло, как только Спайди обернулся назад, то перед его лицом остановилась стрела, которую ухватил грубой силой Токсин. Герой затаил на секунду дыхание, а потом удивлённо проговорил о том, что это очень ловко. Очень. Оставшиеся пауки восхитились тоже, но они куда сильнее удивились, когда они все узнали о том, что Токс знает их личности уже как 50 минут, поэтому могут уже не скрываться от нее. Питер недоверчиво приподнял бровь и сказал о том, чтобы Симбионт первый снял с себя «маску». По просьбе Кай, пришелец исчез и ушёл под слои кожи. Слипшиеся от пота пряди волос, окровавленное лицо, дырявый костюм тёмного синего цвета. Парни последовали примеру и вскрылись.

— Ты?! —Питер удивился. — Да ты!..

— Ты что, дар речи потерял или у тебя словарный запас опустел? —смеётся Холланд и тут же с ее мордочки спадает улыбка, падает на колени и шипит сквозь зубы. В голове сейчас ужаснейшая путаница. Пит присел на корточки перед ней и начал трясти осторожно.

— Эй, эй, все хорошо? —спрашивает.

— Конечно нет, придурок, —сквозь боль скалится та. — Кажется этот тип вколол мне эту чертовщину, и… узнала эту штуку. Такое раньше было.

— Странная жидкость, —Амадей изучающе осмотрел фиолетовую слизь. — И в чем ее функция?

— Не дает трансформироваться Симбионту, —печально заявляет. — И от него конечности ноет сильно, ауч.

Удар пришёлся по ноге — неудачно увернулась и теряется сознание. И лишь на ранеее, чертовое утро пришлось очнутся, что вокруг нее оказались как минимум трое Пауков и ещё пару друзей, над котором написаны неоном их данные. Способность развивается сама по себе и это куда страшнее. Горячая ванна и душ не спасают от тяжёлых мыслей. Кай подскочила с дивана, как среди парней показалась Тётя Мэй, и первое, что спрашивает Холланд это:

— Тётя Мэй? Давно не виделись…

— Ты знакома с тётей Мэй? —удивились герои. Пришлось объяснить всем, включая женщине о том, что в той реальности она с ней знакома была куда ближе, из-за того, что была близка к Питеру и приходилось помогать по дому. Холла завернулась в плед, прежде чем встать. Неловко было вообще смотреть на них всех, ибо много народа — мало кислорода.

— Может, не будете на меня так пялиться? Я же не животное в зоопарке, —и та подняла руки вперёд, заметив только сейчас странные, киберформированные наручники. У той аж глаза округлились. — Какого хрена? Я вам чертову жизнь спасла, где Паркер?!

— Кай, прости, но пока тебе лучше побыть так, —Питер вежливо начал говорить. — Мы не знаем, что эта штука делает с Симбионтом, и очень было рискованно тебя пускать сюда.

— Ты двинутый? — грубо с ее стороны, но боль не унимается, заставляя высвобождать свои мучения через агрессию по отношению к окружающим. — То есть тебя не смущает это все, да? И этт ваша благодарность? Люди реально глупеют.

Но он, кажется, не обращает внимания ни на тон, ни на внешний вид.

— Эй, поаккуратнее со словами, —Белая Тигрица отметила. — Ты валялась без сознания, могла сказать спасибо, что они не оставили тебя там валяться.

— О, как мило с вашей стороны, сейчас в ноги упаду и стану повиноваться. — слова подбираются с трудом. С этими попытками героизма стала очень рассеянной в реальной жизни. Нова скрестил руки на груди и только дернул бровями, прошипев:

— Неблагодарный, гребанный Симбионт. А я говорил, что это была ужасная идея.

— Ты самый смелый или только язык? —с вызовом подскакивает Кай и улыбается ему в лицо. Опускаться до такого сейчас было бы неприятно. Ноющая боль в голове и едва держащийся за счёт силы. Пытается Сэм выдавить улыбку, чтобы убить впечатление о начале разговора.

— Хочешь проверить? —язвит он, нисколько не смущаясь.

— С удовольствием, —яростно отмечает носительница и, мимолетно оказалась позади Александра, начала душить тем самым его наручниками, не давая кислороду до конца поступить. Брюнет шипел и только ухватилсяза ее запястья да с силой перекинул через себя, уложив леди на пол. Та и не издала звука ни малейшего, только увернулась от удара и пнула ему в колени, заставив его пасть на них перед ней. Поднял голову, как ее лицо оказалась перед ним и встормошила волосы.

— Маловато практики, но есть с чем работать, —говорит и поднимает руки. — Все, все. Сдаюсь, Пит, не сердись.

— Питер, мы можем поговорить? —Мэй взволнованно проговорила, глядя украдкой на хозяйку Токсина. Ну, конечно, так только глядеть может испуганный котенок, что боится людей. Только здесь тетя ее бывшего псевдо-парня боится тысячного Симбионта, который нестабилен похуже чем Карнаж. И в этом, может, и проблема. Мысли мисс Паркер не стоило даже читать, чтобы понять, что если эта дама будет у них в доме — значит, беды не ждать. И как бы сама женщина не хотела узнать ее получше, этот факт доминирует. Кайлор понимала ее, и не винила вовсе. Подошла к ним и невинно совсем улыбнулась.

— Мисс Паркер, я уйду, —говорит. — Действие химиката действует 48 часов, я успею покинуть город, если это будет для вас лучше. Я не хочу причинять людям боль и опасность предоставлять. Я знаю, вы боитесь меня. Все. Без исключений, и ты тоже, Питер.

— Что? Я не-…

— Питер, я слышу ваши голоса, не ври мне, это куда хуже, —бунтарка скривилась и зашагала к выходу, совсем забыв о наручниках. Да и, кажется, они не сильно ее держали. Пришлось уйти с дома Паркеров и уместиться на крыше одного из зданий и застать красивое, ночное небо над Нью-Йорком. Не были ни одной мрачной тучи, которые сегодня прогнозировали, только звезды и одна из них стала падать вниз. «падающая звезда» —думает она и затаила дыхание на секунду. В глазах отображался след на небе, оставляя за собой только красоту и необычность на душе. В этот момент не хотелось думать о каких-либо проблемах, хотелось только одного — наблюдать. Синева отдавалась лоскутно на полотне вселенной.

«Скучаешь по дому?» —спрашивает Симбионт, вылезая из карманчика.

— Скучаю, по дому, по команде, которая… осталась, —ковыряя ногтком штукатурку, заявила она. — Тейлор и Гарри в отставке же, а кто там ещё? Харли и Питер? Да поубивают друг друга, если я рядом не буду. А знаешь… ни с тем, ни с другим не сложилось.

Как бы ни хотелост этого признавать, но ни с Кинером, ни с Паркером ничего не вышло толком. Да, были тесные отношения, но больше, чем обычные поцелуи в щеку и в гцбы не доходило. Ей становилось мерзотно от одной мысли, что могла участвовать в половом акте. И, какбы печально это не хотелось признавать, она остранялась от них, прекрасно понимая, что один хотел перейти на более высокий уровень отношений, а другой — хотел сохранить дружбу. Но, каждый раз они да спорили, цапались как кошка собакой. Все пошло под откос и становилось некомфортно с ними. После того случая, когда они вместе праздновали победу изменилось многое: Кинер поступил, куда хотел, связал жизнью с космосом, Питер все также гоняет по Нью-Йорку и ловит преступников. Гарольд и Тейлор открыли общий фонд благотворительности и разрабатывают протезы из Симбионтов, тем самыс пытаясь вывести новые формы. Дирк… Джек? Они как не показывались, так и не показываются до сих пор.

«Ну и что? У тебя есть я» —Симбионт уместился в ладонях девушки и стал глядеть вперёд. —»Нет ничего лучше одиночества, чтобы остаться одним и подумать»

— Я всю жизнь, —начала говорить она, перебирая цепь на шее. — Чувствовала себя одна, я не хочу и сейчас быть одной. Тейлор мне советовала уйти в Мстители, куда присоединился и Паук и Кинер. Харли был рад не рад работать тесно с супергероями. Фьюри ему уж точно не даст филонить. Все равно… устала бороться.

— Пф, тоже мне, борец, —пришедший внезапно на голос Нова заставил ее куда сильнее дёрнуться и схватить за горло, вот только тот ухватился тоже в ответ и стал сжимать. — Дура, ты чего творишь? Чтоб я ещё раз пошёл за тобой, гребанный Фьюри с Паркером вместе.

— Что? —переспросила.— Фьюри?

Чувства вспыхнули как спичка. Гнев старалась отрицать, а вот Сэм свою неприязнь маскировал умело. Возможно он боялся осуждения со стороны общественности. Ведроголовый толькл томно вздохнул и пояснил, что она в розыске у Щ.И.Т.

Кайлор мотала головой, говорила то, что не хочет туда, не желает помогать, она хочет просто домой. Нова было, честно говоря плевать, но от этих слов ему даже самому неуютно стало. Носительница Токсина прижалась к стене и признала к груди ноги.

— Если Щ.И.Т поймает меня, то запрут на исследование, я не хочу, я хочу домой, к команде… хочу к моему дружелюбно у соседу Пауку, хочу просто тёплого поела и тишины. Не хочу все это.

— Да угомонись, —он хлопнул ее грубовато по плечу. — Никто тебя запирать не будет, Фьюри просто возьмёт тебя под безопасную опеку, и все. Найдём способ тебе помочь, уяснила или нет?

— Ты меня за дуру держишь что-ли?! —фиолетовласая звякнула цепью и прошипела. — Пасть прикрой, бесишь меня. Никуда я не пойду и не нужна мне такая помощь, где Паук запирает меня в наручники. Шел нахрен, вместе со всей вашей недо-компашкой новичков.

— А ну пасть прикрой, —указал Сэм на нее. — Мы стажеры, ясно? У нас нет таких сил, как у тебя, и мы не выпендриваемся. Мы-будущие герои, и все. Паучок, конечно, тот идиот, но я не думаю, что он хотел тебя на цепь сажать, хотя намордника не хватает как раз больше всего.

Токсин обратился тут же и вцепился к него, рыча негодующе. Тот брыкался, противился, а когти все острее и острее впиваются в костюм. Под большими белыми глазами виднелось одно, сплошное — ничего. Симбионт не вхлюбил этого парня больше всего, хуже чем Кинер и Паркер одновременно. Возможно, Кай не хотела бы трогать его из-за того, что он товарищ Питера, только паразиту было категорически все равно. Нова прикусил нижнюю губу и старался сопротивляться: согнул ноги в коленях и нависал вперёд.

— Послушай меня, пацан, —говорит своим, привычным тоном существо. — Можешь строить из себя крутого парня сколько влезет в твою задницу, но мы читаем мысли и нам не составит труда сделать нечто подобное, как с тем мужиком аппетитным. Я не собираюсь с вами любезничать, моя цель — портал на другую Землю, но если вы будете стоять на пути. Ты сам знаешь.

— Мне плевать, —говорит так просто, отчего Холланд не по себе. — Ты мне не соперник, и не враг. Пока что. Я помогу Пауку лишл потому, чтобы тебя сбагрить отсюда побыстрее, ты не круто повела себя у тёти Мэй.

— Мне плевать, —улыбается Симбионт. — Можешь отчитывать девку, но сейчас время для Токсина, у нас уговор. Я обещал никого жрать и не причинять ущерб народу, но кто сказал, что я не могу врезать тебе?

— Только попробуй, гребанный склизкий пришелец, —Александр отскочил назад и встал в боевую стойку. — И вылетешь из этой орбиты раз и навсегда.

— Звучит флиртующе, мне нравится, —ржет Токсин. — Может, тогда до Клинтар подкинешь? Ну, как раз по пути.

— Мерзкий ты! Эй, а ну вылезай, девчонка, поговорим как парень с… девушкой. Я не стану бороться с Симбионтом, —Нова снял шлем и провел рукой по темным волосам. — Что? Струсила? Что же, хорошее решение для трусливой.

Голова существа исчезла — осталась только лиловая тыковка от Холланд. Девушка закатила глаза и цокнула, скрестив руки на груди. От нее так и исходил странно-приятный аромат с привкусом вишнёвого пирога и свежести. Мерцающие звёзды над старой крышей придавали ситуации немного… спокойно? Сэм облегчённо выдохнул и напрямую решил ударить словами:

— Короче, не дрейфь и пошли с нами. Щ.И.Т будет беречь вас, иначе найдутся другие, кто вас схватить может. Как я понял, Симбионты не переносят высокочастотные звуки, электрозаряд и огонь. Этой информацией могут воспользоваться. Ну же, девчонка, подумай сама.

— Это старая информация о Симбионтах, точнее о старом поколении, —невпечатленная Кай обвела парня взглядом, все также глядя на него свеоху вниз. Будучи наполовину в форме Токсина, все они выглядели мелкими щенками. — Мы — тысячный Симбионт нового поколения. В моем мире было много пришельцев этой расы. Всё превращается в пыль, совершенство в виде разлагающегося трупа, смерть, как кирпичи в сердце.

— Мне эта информация ничего не дает, говори конкретно, —он, может, и строил себя непоколебимого альфа-самца, но сам внутри тревожился от этой информации. Если на этого инопланетянина не действуют эти явления, то что тогда? Нова вскинул бровь и ждал продолжения.

— Да уж, ты тупее Паркера, —вздохнула она, как услышала от него поток истпричного возмущения и ора на неё, и почему-то это деву вызвала насмешливую улыбку. Засохшая кровь и пролитая вода негармонично смотрелись на ее половине одежды. Тишина сумерек. — В общем, потом объясню, если будет возмо-…

Взрыв огромного здания привлёк внимание героев. Они повернулись к многоэтажному зданию. Холланд фыркнула и подошла к краю, говоря о том, что нужно идти туда. Нова же, надев шлем, заявил о том, что надо предупредить команду и Паучка. Она говорит только «ну, тогда удачи» и прыгает вниз. Недружелюбный сосед Токс ловко держался за стены и перемещался быстрее, чем герой Нью-Йорка. Как только паразит оказался на верхушке здания, к нему подлетел Нова и оповестил о том, что необходимо вытащить невинных людей.

— Вот и займись людьми, —проговорил пренебрежительно Симбионт, как его тело стало покрываться кожей, становясь полностью схожим с полицейским — Патриком Маллиганом. — Отлично, Пэт, надеюсь, несильно будет в ярости.

— Ты?! Мистер Маллиган явно в ярости будет! Как ты это сделал, —Сэм был явно в восхищении. — О, вон и Паучки надвигаются.

Замаскированный Токсин надел наушники, которые висели частенько на Пэте и пошел вниз, доставая из кобуры пистолет. Языки пламени удивительно распространялись медленнее. Музыка в ушах играла любимую песню Hacktivist — «Cold Shoulders». Тяжёлая гитара, перемещивающаяся плавно с ударами по барабанам и все застилает искусно голос солиста. Как только ему удалось добраться до горячей, в самом буквальном смысле, он обнаружил заложников и знакомую до чертиков фигуру.

— Лайгерсс? —выдают от удивления симбиоз. Злодей оборачивается и они замечают шрам на все лицо, оставленный наверняка тайным зверем или врагом.

— О, мистер Маллиган, вы разве не в отставке? —Джек смеётся, замечая пистолет, который ясно наставлен на него. — Впрочем, неважно. Я уже забрал, что хотел.

— Парень, лучше отпусти людей по-хорошему, —твердит бывший полицейский. — Они здесь уж точно не виноваты.

— Люди-то? —Джек осмотрел заложников взглядом, будто впервые их видит. — Я их и не задерживал, точнее не трогал и вовсе. Мне нужен был только регулятор для постройки, их я не привязывал.

— Ну, да, скажи, что это моих рук дело, —смеется Пэт, не веря словам. — Или Доктора Стрэнджа, какие есть отговорки ещё. Ты собираешь межпортальный мост, я угадал?

У Джека лицо в непонимании, ведь об этом никто не мог догадаться, наверно, как месяцев 5, а тут застал врасплох какой-то бывший полицейский. Что-то с ним явно не так, да и Патрик несильно встревал в такие точки. Точно ли этот мужик настоящий? Лайгерсс не испугался, напротив — шагнул к нему и вытащил в руки регулятор.

— Ты не Патрик, —злодей отмечает это уверенно, а тот только виновато улыбнулся, поднимая руки. — Ну? И кто тогда?

— Все кончено, Лайгерсс! —Паук внезапно в поле зрения этих двоих и пускает паутину в него, но тот успевает увернуться, но не смог удержать долго регулятор, который Симбионт украл, отрастив длинную конечность. Спайди прижал липкой паутиной злодея и отряхнул руки. — Ну, вот. Пожар потушен, злодей пойман. Добро победило! Как всегда.

— Паук, —обратился Токсин в себя. — Ничего ещё не закончилось, рано расслабляешься.

Тот, от неожиданности, чуть сжался и удивился, что пот полицейским был огромный Симбионт, что был выше Питера на голову. Красно-черный паразит посмотрел на Джека и задумчиво глянул, понимая, что без этого чувака им с Кай точно не выбраться. Ведь именно по его технологии попали сюда и по нему могут вернуться обратно.

— Его нельзя отдавать Щ.И.Т’у,—поясняет пришелец. — Он нужен.

— Ты соображаешь кто это?! —Спайди указывает на парня. — Он, черт возьми, убил сотню людей, людей из организации мистера Блуда и устроил пожар в многоэтажном здании. Выводит из других измерений существ! Он же злодей похлеще Октавиуса.

— Как мило, —равнодушно говорит Лайгерсс. — Я так популярен для тебя, Паучок. Что делаешь вечером?

— Фу, Господи, замолчи, —шикает герой. — Короче, нельзя его отпускать вообще! Категорически. Он в списке опасных преступников.

— Кто сказал, что я отпущу его? —лукаво заулыбался Токсин и покрутил в руках регулятор. — Важная штука для постройки, я угадал? С помощью нее ты мог отрегулировать любое пространство, увеличия площадь портала. Тем самым мог из разных точек одновременно вызвать существ.

— Погоди что? Откуда ты-…

— В моем мире Джек сделал уже такое, и из-за него я здесь оказался, —Симбионт взял за шкурку Лайгерсса и вздохнул. — Только он стал на путь героя и помогал тебе, Спайди. Слышь, парень, у меня есть предложение на миллион.

— Я не стану тебе помогать, паразит хренов, —Джек мотает головой. — Лучше отправьте под надзор Фьюри, с этим паразитом я не останусь наедине. Он бешеный.

— Да? —паразит невинно похлопал глазами и, точно игрушку, ударил лицо человека от свое, мощное колено до первых капель густой крови на кафеле. Потом ещё раз. И ещё. — Подумай сейчас головой, какой у тебя есть шанс помочь м-н-е, а поверь, я знаю твои уловки и я сильнее тнбя в разы. Или желаешь проверить ещё?

— Токсин! —Человек-Паук ударил Симбионта по плечу. — Прекрати сейчас же! Злодеем кажешься сейчас ты, а не он.

— А, да? Как похрен, —и, создав твердое оружие из своей конечности, ухмыльнулся. — Ты вообще меня в наручники и под Щ.И.Т пустить хотел! Ты обещал помочь и это твоя помощь? Катись отсюда, недо-герой. Я вернусь сам.

Джек не дал сказать и слова Питеру, как вынул руку из заточения и отрезал ту самую бойкую конечность паразита, у которой зажила тут же. Токсин также обладает какой-то способностью к быстрому заживлению, как и его предшественники, поскольку его раны зажили удивительно быстро.

— Токсин, отдай регулятор, по-хорошему… —Питер просил. — Кай, ну ты же слышишь меня? Пожалуйста.

— Нет.

— Я не хочу силой возвращать, не вынуждай, —просит в последний раз он и пошёл в атаку. Когда нога Паучка пришлась на бедро, Симбионт зафиксировал ее левой рукой, а правой — хорошенько оттолкнул. Паразит действовал четко, не выполняя никаких лишних движений. Он тут же перевел пацана в положение «гард», а если проще, то — уронил на спину, сказав:

— Вынуждать? Не смеши меня, ты и рядом с нами не стоишь. Мы-ТОКСИН. Мы-совершенство эволюции Симбионтов.

После того как паучьий противник оказался на земле, зафиксировал пойманную ногу под ахилловым сухожилием и, по желанию нанеся предварительно пару ударов, Клинтарец попытался поднять соперника, используя его ступню как рычаг, а собственную руку как точку опоры. Элементарная физика, казалось бы. Джек по-тихоньку хотел смотаться от этих двинутых на голову, но вот длинные ворчинки сына Карнажа подвесили их в воздух и обмотали с силой руки, чтоб не создавал ничего.

— Итак, сам отступишь или тебе помочь? —говорит, а потом замер, глядя в ступор. —… твои дружки на нулевом этаже, присоединишься к ним или здесь умрешь? Я бы выбрал второе, на твоем месте и дал мне уйти.

— Никогда! —Паучок выпустил из рук паутины и провел по ней ток, направленный на пришельца. Однако статический заряд его не нейтрализовал, а наоборот — разозлил. Он прорычал с недовольством:

— Уйди и никто не узнает о твоей личности.

— Что? Неужели ты мне ставишь такие ультиматумы? — герой растерялся. — Я не уйду! Ты представляешь угрозу. Кай, я обещаю -…

— Хватит, Паучок… —хватка расслабляется несвойственно ей. — Не внушай мне надежду, ты снова это делаешь…

И Холланд отпускает его, отдавай регулятор. В отличие от других, Симбионт отследил давно не только других сородичей, но и хозяев — в пределах всего города Нью-Йорка и чуть больше.

Темно и холодно, как Кайлор любит. Освещает ненадолго комната зажигалкой. Делает глубокий вдох и чувствует, как надежда на лёгкость не оправдывается. День какой-то бешеный выдался.

— Кай, я-…

Лицо носительницы под зелёным светом мимолётных фонарей ещё бледнее, чем обычно. Девушка легко облокачивается на стенку напротив Паука и смотрит спокойным, почти забвенным взглядом.

— Поздно разочаровываться. Именно поэтому я и не встречалась с тобой, ты вечно думаешь о городе, о мертвых близких, но не о тех, кто ещё рядом.

Герой виновато смотрит на людей, а та продолжает пилить взглядом, словно гипнотизирует. Они стоят молча, пока половина спички не выжжена. Без напряжения, оба привыкли к общей уютности в отсутствии слов.

— Так вот почему ты так злилась и смотрела на меня, —почесал затылок. — Мне жаль.

— Да вали ты уже, —отмахнулась. — Но с Лайгерссом я лично разберусь, не обсуждается.

— Это говорит Токсин…

— Это говорит Кай, —и пошёл в сторону Джека. — Вот теперь мы поговорим с тобой. Как парень с парнем. То есть, ну ты понял.

— Да ты даже не парень! —испуганно бормочет Джек. — Симбионты не имеют пола! ПАУЧОК, УБЕРИ ИХ ОТ МЕНЯ. СЕЙЧАС ЖЕ! ОН СОЖРЕТ! СОЖРЕТ МЕНЯ! ПО-МО-ГИ-ТЕ.

— Что это с ним? —наклонила Кай на бок голову. — Хватит истеричку включать, конченный актер, бесит аж.

И тот, будто по щелчку, встал смирно и закатил глаза, процедив о том, что хотел устроить драму. После этого печально вздохнул и стал ожидать чего-то опасного. Человека-Паука давно след простыл и заложников тоже. Кайлор не любила Лайгерсса как и того, так и этого. И пусть, спасал жизни, но для своей выгоды. Токсин же хотел сожрать его, но не позволял себе такого из-за девочки. В отличие от многих других Симбиотов, Токсин совсем не пытался овладеть разумом своего хозяина. Хотя, иногда он заигрывался и мог действительно принудить бунтарку к чему-то рискованному.

— И что мы с ним сделаем? —спрашивает Холланд, наконец обмотав того скотчет и нацепив родные наручники, которые когда-то на нее нацепили. — Не нравится? Мне тоже.

— Ну, что тебе от меня надо, девчонка? —мужчина поднял на нее усталые глаза.

Токс тоже устало фыркнул и мордочкой вынулся вперёд, выглядывая из-под плеча. Симбиот на самом деле размышляет и высказывает свое мнение Кайло.

— На тебя работает тот чувак с ракетницами? —спрашивает Клинтарец. — Или вы оба на кого-то? Зачем тебе регулятор?

— Много вопросов, малыш, —хмыкает человек, отчего получает массовую пощёчину лапой.

— Ты ещё не понял? —паразит чеканит сквозь острые клыки. — Хочешь жить-говори, от этого зависит твоя никчемная жизнь и твоего брата, не думаю, что он проживет без тебя.

— Лучше завали рот, пока я тебе его не пришил, —от сказанных ранее слов, Лайгерсс недобро зыркнул на них обоих. Кай, честно, проклинала в мыслях этого наивного и детского парня внутри себя, ибо говорит много, а думает мало. Хотя, такая же сама, какая ирония. — Не знаю, откуда ты это знаешь, но не смей трогать его, ясно тебе?

— Чего ты так вспылился? —Кай цокнула и нависла над ним. — Он не тронет тебя и его, пока ты не тронешь или не станешь бесполезным. Хотя, честно говоря, ты уже пересекаешь эту тонкую грань. Ты не ответил на вопросы. И рекомендую настоятельно на них ответить.

— Пошли на-хрен, —смеётся отрывисто он и Токсин мертвой хваткой вцепился в его горло и начал сжимать, проводя по бетонной стене. Симбионт очень любит увлекаться насилием и борьбой с преступностью, даже если это мелкое преступление. — Агрх! Да скажу, скажу! Мы помогали доктору Октавиусу. И Но-орману Озборну. Все! Я больше ничего не знаю.

— Отец Гарри, —уточняет Кай. — Он не лжет. И регулятор им тоже нужен? Или это для личных целей?

— Да личные, личные, отпустите… —когда его отпустили, он стал жадно хватать ртом кислород. — Я хотел воссоздать огромный портал, для господина Озборна, чтобы он мог вербовать злодеев и покончить с героями.

— Он говорит правду? —Токсин повернулся к носительнице. Та молча кивает и он отшагивает назад. — Ну, вот. Мог сразу сказать, надо же было все это разводить и обманывать.

Симбионт был, на удивление спокоен, а потому стройный и гладкий, но все еще мускулистый, очень похожий на Карнажа или Человека-паука в костюме паразита. Только, когда он становится расстроенным или чрезмерно агрессивным, превращается в свою гораздо более крупную и сильную форму с клыками и длинными кривыми когтями.

— Ты вообще превратился в Маллигана, который по сути больше не имеет Симбионта, он должен был перейти к Эдди Броку, —Лайгерсс уселся перед ними и потянул руки.

— В моем мире — он мертв, —почти безэмоционально говорит пришелец. — А потому хотел перейти на кого-то более опытного, но меня поймали и запечатали в капсулу, а эта девчонка освободила. Такие вот дела. Значит, сейчас ваш Я у Эдди Брока?

— Не знаю, я с ним не живу, —вскинул бровь он. — Сомневаюсь, но все может быть. Это все, что вам от меня надо, вы отпускаете меня?

— Нет, —говорят оба.

— Ты обязан достроить портал и нас вернуть обратно. Иначе все вы поляжете, вместе с Нью-Йорком, —отмечает Холла. — И лучше поверь, Токсин, когда в ярости, представляет угрозу куда больше, чем городского масштаба. И лучше тебе не испытывать нервы и судьбу.

— Ты точно не злодей? —подозрительно глянул на нее мужчина. — Я могу отправить тебя в твое измерение прямо сейчас. Только выгодно ли мне?

— Невыгодно, ибо масштаб не соблюдаешь и не ориентируешь по координатам, что-то мощнее нужно. Да и ты пространственные линии не контролируешь, говорю же, я знаю тебя, как облупленного, —на этом слове и закончили. Над головой замигали лампы. Кай Холланд вскидывает глаза, но тут же возвращается к созерцанию пейзажа за окном. — Иначе бы давно отправил.

В этом случае она подумала об этом подробнее, рискуя вновь упасть в яму. Джек нечем было угрожать, карты его раскрыты и пришлось подчиниться этой девчонке. Она победила. Когда у входа в здание столпились люди, к ним подошли герои во главе с парнем в трико. Неуязвимый закатил глаза и со всем скептицизмом высказал шутливую мысль о той девчонке. Совсем не желая нырять с головой в омут собственных переживаний, зачастую слишком от того пугающих, Паучок поворачивается сначала к нему, а только потом переводит взгляд на воинов Паутины.

— Ты уверен, что она не использовала тебя? — спрашивает Тигрица. Пит поднимает одну бровь.

— Почему ты так думаешь? —поинтересовался. — Она хорошая, я уверен.

— Сомневаюсь, —ответил Железный Кулак, скрестив руки на груди. — Такой поток негативных эмоций явно признаки недоброжелательности к людям и миру.

— Это признаки того, что вы меня бесите, —внезапное появление Токсина заставили их дрогнуть. Симбионт кинул в руки Паучка флеш-память и добавил, — Держи, здесь список планированных проектов доктора Октавиуса. Может, пригодится.

— Ты отпустил его? —Кулак был в шоке.

— Не сказал бы, —Клинтарец нажал на кнопку, которая дала вибрацию на телефон Кай.

— Не самое мудрое решение, —скрестил руки на груди монах. — Куда лучше было схватить и допросить его, а учесть то, что ты способен проникать в голову…

— Пацан, я знал, на что шел, усек? —тыкнул когтем в грудь зелёно-желтого героя. — Не стоит недооценивать-…

— ЧЕЛОВЕК-ПАУК! —голос Фьюри заставил всех дернуться и повернуться к агентам Щ.И.Т’ а. Темнокожий солдат гневно идет прямо на Спайди, а тот шагает назад, чуть насмехаясь. — Какого черта вы не поймали Лайгерсса?! Это не самая сложная миссия, которую я вам предоставлял.

— Это из-за нее, —Нова указал на превратившуюся Кай. — Из-за этой фиалки.

— Как ребёнок, по мозгам ничем не отличаешься, —шипит негодующе Холланд и замечает перед собой агента Фьюри. — Ну, допустим из-за меня. Что дальше? Арестуете? Или. ум, снимите лицензию? Ах, точно. Я же не в вашей кучке супергеройчиков.

Мужчина прикусывает нижнюю губу и недовольно молвит сквозь зубы о том, что данный объект крайне опасен и может навлечь на Нью-Йорк беду, а потому надо было его поймать. Бунтарка, не дернув и мускулом на лице, спокойно отмечает то, что этот парень буквально на ее слежке и у него нет никакого резона идти против того, кто ещё опаснее. Агент и сам предполагал, что связываться с такими личностями, как Кайлор, не лучший вариант, однако Колсон бы точно заинтересовался ею.

— Это не отменяет того факта, что ты, уважаемая, поступила крайне ужасно, так ещё и применяла насилие не только на враге, но и на моих стажерах, —мужчина стоял и смиренно потер переносицу. — И вообще, представься.

— Кайлор Холланд, —отвечает она и протягивает руку. — Я бы не хотела разводить конфликт на пустом месте. Координаты Лайгерсса уже есть, однако, если он не построит портал, мне не вернуться домой.

— Паучок, доложи ситуацию, —косо глянул на ткача, который коротко и шутливо пояснил ситуацию. — То есть, сейчас в нашем мире есть кое-что ОПАСНЕЕ и оно спокойно среди вас передвигается?! Человек-Паук, это край твоей безответственности.

Чтобы герой сейчас ни говорил, агенту было совсем плевать. А потому Холланд вытягивает руки и равнодушно заявляет о том, что готова носить кандалы и быть в камере, если для этого нужно успокоить тревожующуся душу Фьюри. Юные герои удивились. Неуязвимый спрашивает у своих:

— Я сейчас правильно понял: она по своей воле отдаётся исследованию Щ.И.Т’а?

— Сам в шоке, —говорит Сэм.

— Это ловушка какая-то? — бурчит агент, хрустя пальцами. — Что ты задумала, девочка?

Кайлор даже неинтересно, почему он опять здесь ошивается. На самом деле, ей бы возмутиться, чего это агент не в штабе, но как-то сейчас до лампочки. Девушке нужно прочистить голову. Неплохо было бы, конечно, вообще окунуть её в холодный омут, сразу бы очухаться. Фьюри подзывает к себе солдатов и те нацепляют наручники и за спиной она лишь слышит возмущения Питера Паркера на главного. Холланд тут же оживлённо поворачивается к ним, готовая совать нос во всё непонятное. Девчонка гордо шла за солдатами и только, на прощание, помахала юным героям рукой, сказав:

— Ещё встретимся, геройчики.

Но на секунду остановилась и злобно улыбнулась Нове:

— Я припомню тебе, говнюк малолетний.

— ЭЙ, я всего на год младше! —рыпается он.

— Что это вообще было? — с интонацией наезда уточняет Неуязвимый. — И с чего вдруг она так согласилась на исследование? Сомневаюсь, что Фьюри отпустит ее после допроса. Не ловушка ли точно это?

Паркер только недовольно хмыкает в ответ.

— Да не ловушка это, — он отмахнулся и глянул на флешку. — И не злая она, не знаю, верю я ей почему-то.

— Ага, или просто ткач втрескался в нее, и все! — преграждает дорогу пауку Нова. Ему неинтересно это слушать. Всё равно всё всегда идёт по одному и тому же сценарию. — А что? Разве не так?

— Это не так, ситуация другая совсем, —поясняет он и взглядом просит отойти. Пит опускается на корточки, снимает маску и протирает свое лицо руками. — Я не знаю ее, точнее, знаю ее сестру. Тейлор зовут, вроде хорошая девушка, мирный житель, Кай училась в нашей школе, а потом снова в Германию. По сути мы так и не общались, но сейчас, по рассказу, картинка путается. Мое паучье чутье говорит, что она не лгала.

— Пит, я все понимаю, —Тигрица вздыхает. — Но лучше довериться Щ.И.Т’у. И, если она действительно не угроза нам, то она может помогать нам в миссиях, а мы поможем ей вернуться домой.

Спайди слегка вздрагивает от неожиданности, поворачиваясь. На него с каким-то нездоровым любопытством смотрела сверху вниз девушка.

— А если они ошиблись? А если из-за этого она станет против нас, — тихо спрашивает он, подавившись воздухом и закашляв. Девушка только улыбается шире, насмешливей, не отводя глаз. Но на вопрос не отвечает. — Я видел, на что способны Симбионты. Это ни Веном, ни Карнаж. Токсин сильнее по всем параметрам.

— Вот видишь, ты сам сказал, что он сильнее по всем параметрам, а значит, может нести значительную угрозу. Не морочь себе голову, дружище, —похлопал по спине Неуязвимый и хохотнул. — Нужно возвращаться.

***

Девчонка за спиной Фьюри стоит задумчиво что-то бормочет и на его плечо ложится её ладонь. Он видит краем глаза, какая у девчонки ладонь бледная и худая. Носительница стоит смиренно и говорит, что у них здесь уютненько. Колсон глядит на ту задумчиво, а затем выдаёт по типу: « ты слишком юна для такой ноши». Один из солдатов, с насмешкой говорит, что у нее на губах молоко не обсохло, чему зря вообще произнёс. Холланд берет за шкирку солдата и окунает в раковину. Тот неосознанно глотает вместо воздуха ртом воду, а глаза тут же начинают от неё побаливать. В голове на секунду вспыхивает паническая мысль о том, что он сейчас умрёт, в то время как вокруг что-то словно начинает медленно шевелиться. Даже появляется призрачное ощущение того, что его схватили за ногу. В отличие от этого, за ворот куртки его хватают весьма уверенно, крепко и ощутимо, и тянут наверх. Солдат, отплёвываясь, поднимается на ноги и начинает материться.

— Ну как? — девушка сидит на корточках, довольно улыбаясь в какой-то и правда неадекватной манере. — Все ещё юна для такой ноши? А, мистер Колсон?

— Ты кто такая, — чуть охрипшим от холодной воды голосом бурчит мужик, ёжась от чувства липнущей к телу одежды.

— Кайлор мать его Холланд-носитель Токсина, — улыбается так дружелюбно, что кажется, будто это совсем не та, что его окунула в раковину. Протягивает руку, то ли желая поприветствовать, то ли помочь вылезти. Или откусить. — Что? Впервые видите?

— О, совсем невежливо вышло, — хитро добавляет она, чуть щурясь, и помогает выползти обратно в нормальное состояние. Он косится почти опасливо, отодвигаясь подальше от края. — Не стоило так ранить мои чувства, я легко вососпламеняюсь.

— Именно таких, как ты, нужно и держать под замком, — хрипит, поворачиваясь на спину и всё ещё отфыркиваясь от воды. — Если ты такая вспыльчивая, то тем более опасна с силой Симбионта. Ты всех топишь?!

Девчонка ухмыляется.

— Только тех, кто недооценивает мою способность контролировать Токсина, —говорит. Злиться на неё, как ни странно, даже не хочется. Учитывая, какие тут все больные на голову, она даже, видимо, весёлая.

«Кайлор, ты ведь дочь Майкла Холланда и Малфании Блуд?»

Кай замирает и косится на Колсона с непонятной эмоцией в глазах, похожей на испуг.

— Ну, может быть. А что?

— Кай, — зовёт Фил. Та поворачивается к нему, приподнимая одну бровь. — Я знаю твоего отца и он неплохой человек. Будь добра и честна со мной. Скажи, зачем ты здесь?

— А что не так?

— Никак не пойму, что такая девушка, как ты, забыла в таком же мире, — почти честно бормочет он. Девушка снова усмехается, и Колсону кажется, что она видит ясно все его намерения, его всего видит насквозь. Она отворачивается, но по профилю лица видно, что задумалась. Глаза красивые. И словно услышав чужие мысли, дёргается обратно, глядя на него.

— Какая «такая»? — кривляется девчонка, отклоняя голову, словно бы красуясь. — Да случайно, говорю же. В моем мире Лайгерсс хороший, на стороне Паучка.

— Шутишь? — нервно бормочет Фил. Его собеседница тихо смеётся и по тому, как она смотрит куда-то сквозь него, мужчина понимает, что правда от шутки недалека.

— Я не Питер, который шутит и не затыкается, —по лицам было понятно, что они не знали, что она знает личность. — В моем мире мы с ним в команде, мы… хорошие Друзья, если это назвать можно. Вы ведь не только об этом хотели спросить, верно?

Звенит цепями и нагловато присела на стул, который ей предложили и она уселась. Ее фиолетовые космы торчали небрежно, и придавали ей измученный и угрожающий вид. Она сидела смирно, но по взору было понятно, что здесь мамочка явно не Колсон и эти нвручники не сдержат ее. Однако девушка продолжала в них сидеть. Помещение давило на мозг. Голова, словно набитая свинцом, клонится к правому плечу, а глаза ошалело быстро-быстро моргают, бесцельно петляя между полок. Вытянула руки к потолку, с выцарапанными на выбеленной поверхности звездами, и тихонько рычит от бессилия.

«скажи, как долго в тебе находится симбионт?»

Лепестки сарказма щекочут легкие и обжигают гортань, а вырванные с мясом осколки воспоминаний гвоздями впиваются в предплечья, пуская ручейки крови. И словно неуклюжий уродец, Кай, кажется, неловко танцует у самой пропасти, — ни зацепиться за арматуру, ни удержать равновесие, — и смеется, глотая слезы в перемешку с настойкой из аконита и спирта. Колсон привстал, а та подняла ладонь, говоря, что все в порядке. Над потолком было стекло, за которым скрывались балконы и этажи здания. Где-то там их слушали, наверное. Она должна быть сильной.

«достаточно, мы с ним через многое прошли» —отвечает хрипло.

«привязалась к нему? симбионты обычно контролируют сознание носителей» —Фил был совсем спокоен и это радовало. Токсин где-то там стоит на пороге — самое злое совершенство, и шлет скупые сухие улыбки, деловито поглядывая на часы. Бледная, синюшная кожа сливается с белой стеной, а крылья за спиной напоминают пепел сожженных прошлым дней. Кай иногда уставала от его силы, иногда она не выдерживала и била вдребезги кулаки. Холланд молится своему спасителю, тянет руки к потолку, с выцарапанными на выбеленной поверхности звездами, а в ответ ей — лишь огонек зажженной спички, подпалившей сжатую меж побитых губ сквернословие.

— Он не контролирует, Токсин не такой, как Карнаж, Веном, АнтиВеном, Скорн, Крик, Агония…

— Это… симбионты? Всех, кого ты назвала.

— Да, —сцепила руки в замок. — В моем мире, Карнаж мертв, Веном?.. давно с ним не виделась, не знаю. Жив-ли? Скорн была отличным симбионт, которому просто не повезло. Агония мертва. Крик мертва из-за Гарри. Знаете, мистер Колсон…

Запрокинула голову назад и усмехнулась.

— Давным-давно кровь брызнула на руки в первый раз. Как тогда я должна была спастись? Забралась в костюм, когда улёгся шум, то поняла, что застряла в нём навсегда, —и провела по своим плечами осторожно. — Токсин отличается от других Симбионтов. Он жестокий, опасный. Об этом можно сказать о любом Клинтарце.

«Она знает ещё их расу» —Фьюри стоял у балкона и слушал через стекло.

— Но Токсин никогда не принуждал к насильному контролю, он юн и любопытен, ему интересен мир. Да, он ошибается, ошибался, но он учится на ошибках. Ему не нравится предастельства, как бы токсичным его словечки ни были, переживает за моих друзей.

«нахрен они мне? особенно этих неудачников» —чеканит Паразит.— «что мы здесь ещё делаем? я думал, ты домой свалить хочешь, а не торчать в этом логове темных людей в черном»

Скрип двери заставил их обернуться и увидеть у входа…

— Малфания?! —фиолетовласка аж поднялась с места.

— Кайли? —удивилась светловолосая, прижимая к себе стопку документов теперь ещё сильнее. — Что ты здесь делаешь? Разве ты не должна быть в Германии с отцом?

— Колсон, убери ее отсюда, иначе я взбешусь, —подросток пошатнулась и фыркнула. — Разнесу все к херам собачьим, если эта туша не покинет кабинет.

Малфания, не понимая ничего, прижалась к стене и прикусила нижнюю губу. Девичьий вид завораживает. Тело, извиваясь, подрагивает, живо реагируя на все действия. Мисс Блуд ьегала глазками то по Колсону, то по дочери.

— Малфи, думаю, тебе стоит уйти, —вежливо попросил Фил, а у девочки глаза ещё шире. — Кай, соблюдай субординацию, ты среди взрослых. Попрошу не выражаться.

— Малфи? МАЛФИ, ТЫ ШУТИШЬ? КОЛСОН, ЭТА ПОСЛЕДНЯЯ ДРЯНЬ АГЕНТ Щ.И.Т’А? —растрёпанные волосы, то и дело разлетаются в стороны, когда она мотает головой в тщетных попытках сдержать злость от боли. Холланд стоит и не двигается с места, грозно рычит, скалит зубы. — Эта женщина изменяла моему отцу, всегда уделяла время себе и избивала меня. И это мне здесь субординацию надо соблюдать? Мне, агент Колсон?

— Кайечка, милая, я не понимаю… —Блуд осторожно подходит к ней, а та рычит сильнее. Ее руки, припечатанные к стене девичьей цепкой рукой, то и дело сжимаются в кулаки, царапая коготками штукатурку. Глаза, горящие тёмным пламенем, упрямо смотрящие на нее звериным взглядом, то и дело закатываются, выдавая с головой. Даже в наручниках, имела подросток силу. Колсон подскочил и разнял девушек. — Кай, я всегда любила тебя, что ты такое говоришь?

— Ты… лжешь, даже сейчас, —хватка ослаьевает и она отшвыривает светловолосую женщину в сторону. А по щекам бежали ручьем слезы, от обиды на эту особь. Почему в этом мире ещё жива? Зачем? Она ведь видит ее насквозь! Холланд припечаталась к стене и вцепилась в свои волосы. — Ты враг, враг… ты никогда не любила меня, не любила папу, не любила дядю Зака. В моем мире…

— Хватит, —грубо и жестоко говорит Фил ей. — Ты не в своем мире, Малфания хорошая и является агентом Щ.И.Т

— О чем идет речь? Кай не из нашего мира? —Блуд наклонила голову на бок. — Кай, я не знаю, что в том мире натворила, но знай, что наверняка я не хотела в глубине души этого делать.

Насмешливо закатила подросток глаза в ответ на нелепые попытки белокурой донести информацию. Носительница помотала головой. Ник глянул на сенсор, на котором отображась стабильность юной женской особи. Сенсор стал сигналить, пиликать, выходить из строя. Фьюри прижал к уху радар и приказал Филу и Малфании покинуть комнату сейчас же. Паркер, что наблюдал с далека, от них всех подальше, своим паучьим чутьем обнаружил, как девочка начала кричать. Сэм и Дэнни, нацепив маски, сказали о том, что она психически ненормальная и не надо было ее вообще отпускать изначально. Пит не хотел принимать это.

— Уходите! —приказывает Фьюри и перед ним пролетает сине-красная тень. — Паучок, отступай! Это приказ!

За ним последовали Неуловимый, Железный Кулак и Нова, игнорируя всячески вопли агента. Кайлор тряслась, кричала на себя, винила себя, с одного удара разломила наручники, постепенно покрываясь черно-красной слизью. Колсон приказал Мал уйти, и та, с криками, выбежала в коридор. В комнату пожаловали герои. Внешне она изменилась, Токсин становился больше, злее. Только во взгляде больше не было того озорства и легкой насмешки. Девушке пришлось потерять не только парня, который ей нравился, но и сестру с родителями. Она многое пережила. Ледянной оттенок добавился во взгляд. Когда Симбионт встал в полный рост, он только вяпрямился и сказал:

— Вы точно зря разбудили в ней зверя. Вот вам и пиздец.

— Стой! —Питер оградил собой Фила и обратился к ней. — Кай, нет! Ты обещала! Ты же неплохая! Ты хорошая же…

— Питер? —в симбиотических глазах промелькнули очертание ее пару очей. Монстр замер и прекратил рычание.— Я.почему ты мне веришь? я ведь монстр.

— Это не так, ты же знаешь, Кайлор! —паучок дружелюбно обнял Симбионта. — Ты никакой не монстр, ты просто расстроилась, тебе нужно успокоиться, напугала же ты тут народа. Ну же, выше нос!

Токсин только прикрыл глаза и только усмехнулся.

«твоя на сей раз победа, ткач» —и паразит исчезает, оставляя заплаканную девушку на коленях. Она вспомнила, как Питер смотрел раньше на нее. Хоть его взгляд уже множество раз проходился по ней и по всем вещам, парень так и не смог увидеть что-то знакомое. Холла помнила, как Гарольд хотел их сфотографировать, но снимок вышел странным. Бунтарка тогда так неловко выгнула руку с маленьким, красным полароидом, что объектив смог запечатлеть только их губы и шеи. Мягкий, лёгкий чмок, первое прикосновение, перед тем как она приоткрыла рот, позволяя Питеру углубить поцелуй.

— Простите… —Кай встала и перевела дыхание. — Теперь

вы меня точно запрете, да?

— Нет, Кай, —отвечает Колсон. — Кай, ты одаренный ребёнок, и мы постараемся помочь тебе вернуться домой, но а пока… я хотел бы для тебя назначить Человека-Паука, как опекуна и одним из членов юной команды. Тебе есть чему научить ребят и сама научишься.

— Это же шутка? —Нова кривится. — Она ведь вас чуть с землёй не сравняла, мистер Колсон.

— Он прав, —Кай впервые соглашается с Сэмом. Плавно и совершенно неспешно провела девушка острыми коготками по аккуратным своим плечами, краем глаза отмечая довольный отблеск на дне глаз Новы.

— Она что сказала? Она сказала, что я прав? —у того гордость бьется через край. Ядовитая усмешка вперемешку с рубиновой кровью по линиям вен бежит с удушающей скоростью. — Да, я прав.

Нова видел эту бестию в паучьих объятиях и ему стало слишком тяжело, но фальшивая ухмылка и неизменные колкости создают отличную маску. Было просто тошно глядкть на это. Сладкое «ты ведь не думал, что я так действительно скажу, мальчик? » тонкие запястья режет больнее и с ювелирной точностью, фантомной кровью блики на мраморный пол бросая вновь и вновь. Сэм хмурит брови и разворачивается, толкая плечом Дэнни.

— Дружище, что ты творишь? —спрашивает вежливо монах.

— Да пофиг, мы здесь не нужны, я хочу отдохнуть и залипнуть в игре, Пит, ты идешь? —Александр останавливается и глядит на то, как Паучок обернулся к нему и с энтузиазмом заявил, что его сегодня точно победит. Холланд газеет на Колнсона и переспрашивает о выборе. Но тот настоял. Науязвимый хлопнул чуть по спине носительницы и сказал по типу: «йо! Приветствую. Ты ведь не сожрёшь нас?»

Демонстративно ярко улыбаться симпатичным ребятам вокруг, настойчиво игнорируя тихий шёпот сердца внутри и внимательный взгляд таких родных глаз из другого конца кабинета.

— Если ваш ведроголовый бесить не будет, то буду вообще паинькой, —она это сказала назло, прекрасно зная, что тот слышал это. Нова недовольно фыркает и показал ей средний палец, грубо обозвав чокнутой фиалкой. Та подло скалится и только помотала головой, обращаясь к Дэнни с благодарностью.

— Не обращай на Сэма, он всегда такой, —говорит Дэнни. — Они вечно из-за этого с Питером ругались.

— Звучит как ахуеительная идея, я ему вынесу мозги, если они были, конечно.

— ЭЙ, Я ЕЩЁ НЕ УШЕЛ! —Сэм кричит, а Питер его толкает вперёд. — САМОДОВОЛЬНАЯ ИДИОТКА!

Поздним вечером матч игр завершился и гостю пришлось уйти. Паркер все же уговорил тетю Мэй на то, чтобы Кай осталась жить с ними вместе, под одной крышей, так как он теперь следит за ней, так ещё и временный наставник. Это шокировало больше Фьюри, чем остальных, но куда смешнее было видеть лицо Кай, которая явно готова была выйти с этой планеты уже. Мисс Паркер только с разочарованием вздохнула и сказала уже девушке:

— Итак, юная леди, в моем доме всего два правила для тебя: не сквернословить и не съедать людей и весь запас еды.

«это что за жестокость, мы в тюрьме?» —ворчит Токсин, выглядывая из-под подмышки. —»покормите ребёнка! и меня!»

— Тебе б только пожрать, —вздыхает Холланд. — Спасибо, что приютили, но разве это не опаснр для вас?

Мэй немного удивилась такому вопросу, но он был куда четче отмечен и это восхищало. Тетя, конечно, только пожала плечами, но заметила в юной героине искру, хорошую. Она предложила ей помочь разобрать продукты, отчего Симбионт выскочил и стал улюкать о блюдах. Питер неловко улыбался и заметил, как Кай остановилась возле него и сказала:

— Я у тебя в долгу, Питер.

— Брось, для чего ещё нужны друзья? —Паркер широко улыбнулся. — И, мой тебе совет, не буянь в Щ.И.Т’е больше. Фьюри и так несильно рад был этому, ему достаточно одной проблемы на организацию.

— Твой титул мне не заполучить, я в курсе, —усмехнулась и посмотрела по сторонам.

— Ну, с этого дня, я твой опекун, —гордо заявил Питер и уселся напротив нее с чашкой чая. — Тётя Мэй, ну что ты суетишься, давай помогу тебе с посудой.

— Если есть необходимость, мы можем помочь, —подросток встала на ноги и посмотрела на Паркеров. Те переглянулись и первоначально не поняли, почему та говорила о себе во множественном числе, лишь потом юноша понял, что он имел ввиду ещё и Токсина. Холланд прижалась к гарнитуре и помогала вытирать мокрую посуду другу, попутно разговаривая на самых нелепые темы. Герой облоктился на стол и, вытирая последнюю фарфоровую тарелку, спросил о той женщине, из-за которой она взбесилась как черт. Кайлор не горела желанием рассказывать все это, но ей показалось, что ему это нужно знать. Предчувствие какое-то, может, токсичное чутье? Забавно звучит. Малфания для нее никогда не была чем-то близким, чем-то, что можно было оберегать без раздумий. Парень слушал все это и удивлялся, как ещё носительница не стала злодейкой.

— Но, может, в этом мире она хорошая? Звучит странно, и ябы с ума сошёл, если бы сам не путешествовал во времени, —сказал Пит.

— Не думаю, —отвернулась. — Такие люди не меняются, никогда. Когда она была в комнате, ее мысли все были у меня на руках, и Малфания явно непросто так ошивается возле Колсона.

— Кай, —хлопнул той по плечу. — Я верю тебе, давай завтра разведуем это?

— Почему ты веришь мне? —поинтересовалась.

— Ты заслуживаешь второго шанса, я считаю, что у тебя тоже в своем роде ‘паучье чутье’, ты же типо, ну… частично где-то там с моими способностями… Ну, я не знаю, как объяснить, в общем-…

— Я поняла, спасибо, —улыбнулась. — Пойду спать, день тяжёлый вышел. Покойный снов, Паркер.

— Каких снов?

— Какие слышал, —хихикнула и прикрыла дверь за собой, зайдя в гостиную комнату. Она так устала от себя. От того, как на руках высыпали родинки. Ее это бесило, хотелось вырезать. Один взгляд в зеркало — и что-то внутри рушилось, видела не себя, а ту Кай — злую Кай. Девушка не успевала осознать, что щеки становились мокрыми, а плечи сжимались. Это было больно. Любая бы поняла ее, ведь одно дело показать себя дивой в социальных сетях, совершенно другое — мириться с обычным домашним видом. И шрамы по телу, которые были с рождения не исчезали. Наверное, было бы спокойнее, если бы бунтарка жила одна. Сначала пыталась скрывать все эти недостатки: вставала на час раньше, красилась, укладывала в голову, надевала что-то приличное и встречала Паркеров при полном параде. Но подъемы в пять утра уже просто давили на нервную систему.

— Я не понимаю, что здесь происходит… — молил друг рассказать хоть что-то. — Подруга, нам надо идти, Щ.И.Т уже заждался.

— Все нормально, просто гормоны.

— Слушай, —парень потер переносицу. — Кайлор, ты можешь нести эту чепуху сколько хочешь и кому хочешь, но мне ты должна рассказывать правду. Разве не об этом мы договаривались? Всем делимся друг с другом, во всем помогаем, — он присел перед ней на колени.

— Забудь, это просто глупости, —горькая усмешка озарила бунтарку, что нацепила на плечи куртку.

— Нет, я так не считаю, —смело заявил. Он подсел ближе и погладил по волосам. Мир остановился на мгновение. — Я твой друг, ты можешь довериться мне.

— Я боюсь, что стану тем, кем бы не желала становиться. Я даже внешне похожа на мать, ее безумство… оно такое родное, но я стараюсь отвергать ее, все это. С каждым днем начинаю понимать, что мир сходит с ума.

— В каком смысле? —не то чтобы Паук совсем не понимал, о чем говорит, но все-таки решил удостовериться.

— Забудь, опекун, — шепот будто прорезал этот кокон комплексов и проблем. — Мне ещё проходить тестирование.

***

Фьюри стоял перед ней и строго следил за каждым ее буквально движением. Такое ощущение, что она правда в тюрьме. Наручники уже были, что ещё? Ник указал на роботов, которых надо было устранить. И это смутило, такая простая задача от непростого агента. Может, здесь был подвох? Но размышления пришлось отложить в закрома рассудка, когда на нее полетели груды металла. Ее задача была НЕ использовать симбионта.

«круто, чую тебе жопу порвут» —смеется Паразит. —»бей их! юху!»

Танец металла выглядит завораживающе, не будь это тестированием. Кай урвала кусок трубы и начала им размахиваться. Стоило на спор с сожителем отвлечься, как ее прижало к земле. «Губу закатай, ублюдок» — на выдохе отвечает она, отражая удар. Однако в голове протелела самая ужасная мысль, как когда-то. Убить. Девочка с глазами и заливистым смехом. Храбрая защитница и воительница, но такая хрупкая внутри, словно хрусталь. Ник разочарованно мотал головой, когда ей пробили «лося» и онп упала на колени, схаркивая кровь. Агент вздохнул и хотел было уйти, только Кай встала.

— Удивительно, не так ли? —говорит за его спиной женский голос. Звук каблуков выдал Малфанию. По хрусталю идут трещинки с каждым лязгом меча, но Холланд не хочет на этом останавливаться.

— Твоя дочь носит внутри монстра, ты знала об этом? —Фьюри глядит на то, как фиолетовласая провела по волосам и из-под ног ускользнула от роботоа. — Урон наносит городского масштаба. Симбионт пока не придает прихнаки враждебности, но кто знает.

— Николас, не беспокойся, она сильная, —Блуд застала то, как юная героиня спрыгнула с платформы и снесла металлическую голову механоида. — И умная.

— Исходя из того, что я знаю, ты никогда не уделяла времени семье, — задумчиво бросил Фьюри. — Работа и цель было важнее, и оттого она не любит тебя. Она чем-то похожа на вас.

Малфания вздрогнула, замерев над листом бумаги. Она боялась пошевелиться, будто прорезавшийся голос был редкой птичкой, севшей на плечо — пошевелишься и она упорхнёт. Не поворачиваясь и не шевелясь, вперив взгляд в блокнот Мал произнесла полуравнодушно, будто ей никогда и не нужно было выдавить хоть слово:

— К великому сожалению, мне не удалось узнать ее ближе, с ней занимался отец и родственница.

— Просто бездушные слова, Малфания, —раскусил агент. — Для некоторых это не помеха, детям нужно внимание и воспитание. Может, если бы ты уделял ей внимание, она была другой.

— Сытый голодному не товарищ… — задумчиво подытожила мать. — И я не согласна, у Кай натура Холландов, а я их терпеть не могу. Майкл единственный среди них адекватный.

— Любопытно, почему ты так ацентировалась на адеквате?

— Родственники Майкла, скажем так… ненормальные, его отец — сидевший, мать психически нестабильна, —пояснила. — Дедушка был агентом Г.И.Д.Р.А…этого достаточно, чтобы понять, что в ней есть безумие Холландов. Заговорилась я с вами, мне пора. Вас, видимо, ждут уже.

Она намекнула на паучков, которые пришли и схватили Октавиуса. Фьюри был хоть кем-то рад в этой сфере. Амадей глянул через плечо мужчины и спросил о камере упражнений. Агент сухо ответил, что тестирует тело Кайлор и не более. У той в ушах сенсорные наушники, которые больше на ражары напоминали. Ноги у нее стоят так, что незначительно превышали ширину плеч. Пятка задней ноги удерживалась приподнятой, а пальцы ног направились точно в сторону мишени. Девушка согнула колени, удерживая в таком положении. Но тут бёдра моментально двинулись по обратному вектору, торс выкрутился к цели. Очередная голова была снесена, и это вдохновляло куда больше, чем возмущения темнокожего. Выпустив воздух, расслабила мускулатуру за доли секунды до контакта с роботом, который уже направил кулаки в нее. Холланд наклонила голову, прижав подбородок, и выдала:

— Не сегодня.

Механоид не успел отреагировать, как та нанесла удар точно в центр грудины и жестоко вынула руку, намотав на кулак провода. Иммтированная кровь брызнула ей на лицо, запачкав попутно пальцы. Человек-Паук шумно выдохнул.

— Привет, мальчики, —парни вздрогнули, как вдруг Холланд заметила, как агенты пронесли мимо них доктора Октавиуса. Тот зыркнул на нее с усмешкой, с вызовом. — Ты…

«Неплохой образец симбиоза сил Паучка и Симбионта» —из его уст это звучало куда хуже и мрачнее. Токсину это совсем не понравилось. По спине пробежал пугающий холодок. Доктор покинул коридор, а у той осталось чувство, будто он глядит в спину ей.

— Мне не нравится этот тип, —комментирует Кай. — Мистер Фьюри, как тестирование кстати? Я прошла?

— Более чем, —мужчина сомкнул брови к переносице и цыкнул. — Только в задании не было цели «выпотрошить робота и вывернуть наизнанку».

Агент-Веном хохотнул и тут же у него просочилась голова, знакомая голова Флэша, что оценил этот метод как обычный и стандартный вид. А вот Железный Паук не очень оценил данное поведение носительницы Симбионта.

— Вы сказали ‘убить’, —Кай не понимала. — А вот уж как — речи и не шло, так что я сделала своим, старым методом. Я ведь не использовала Токсина.

— Кай, —Паучок наклонился над ее ухом. — Лучше не перечь, проверено горьким опытом. Ты ведь не из этой вселенной, кстати, я рассказывал тебе о том, что находил своих версий, когда за Гоблином гонялся?

— Начало-ось. —Амадей отмахнулся и ушел вместе с Флэшем в лабораторию, исследовать мозг блондина. Паркер рассказал, что встретил таких версий себя, как Человек-Паук 2099, Человек-Паук Нуар, Паук-герл, Паук-Свинья, Паук-Рыцарь и Майлза, помогая им и объединяясь со всеми, чтобы победить Паука-Гоблина и Электро, который подчинил старый Хелликериер и трансформировал его в огромного робота. Также герой отметил, что после победы над врагами, Люди-Пауки вернулись в свои вселенные, а Зелёный Гоблин снова стал Норманом Озборном, который на время забывает воспоминания того, когда он был Зелёным Гоблином.

— Забавно, в нашем мире Зеленым Гоблином был Гарри, но он был на твоей стороне, —добавила.

— Серьёзно? Неожиданно! —проговорил. — Кстати! Кстати! Я рассказывал тебе -…

— Какой ты крутой, бесподобный и очаровательный герой? М, нет, и слышать об этом не хочу, —язвительно проулила бунтарка, а у того маска перекосилась в недовольстве. Та расхохоталась. — Что? Мальчики так любят похвастаться собой…

— Я сейчас начинаю понимать Нову, почему он так косится на тебя, ты же на дух не переносишь парней, —паук отмахнулся и впервые заметил, что согласен с Сэмом.

— Нет, тех парней, которые начинают восхвалять свои силы и существование свое, сразу вмазать хочется, —улыбается и насвистывает себе. — Берите пример с Неуязвимого и Железного Кулака, мирные и спокойные.

— У Дэнни фишка такая, это его натура, —поправил. — Его терпение мало кто может потрепать.

— Нет, ну зачем ты это сказал? Звучит как цель.

— Кай, нет.

— Кай, да!

Вдруг под ногами пол стать шататься. После того, как Человек-Паук, Агент Веном и Железный Паук побеждают Доктора Осьминога, они берут его в тюрьму на Три-Карриере, где Октопус использовал мини робота, чтобы взломать Роя. И тот, к сожалению, преобразовал Три-Карриер в Остров Гидры. Это было частью плана союза Октопуса с недавно освобождённым Арнимом Золой, вместе с армией Гоблинизированых Агентов Гидры. Доктор вдобавок получил обновление своей брони, делающие его более устрашающим. Как только, на крыше острова, Паучок стал сражаться с Доктором, то было обнаружено, что Фьюри совсем нехорошо, ребра, Пит, надеялся целые. Хотя бы пару. Питер, хоть и язвил, как впрочем и всегда, но глубоко в мыслях понимал, что сейчас ситуация крайне суровая и тяжёлая. Рядом никого не было, а они с Кайли разделились.

— Сдавайся, Человек-Паук, —твердит шаблонное враг. —Ты здесь один, тебя некому спасать.

— Ебальник на ноль, тишину словил! —звонкий голос с огромной двери послышался, а вскоре эта же дверь ищ металла пролетела мимо лица злодея. На пороге стояла почти сформированный Токсин с некоторым женским очертанием. Боже, вот что же не сидится ей на месте? Доведет скоро мельтешащей перед глазами копной фиолетовых локонов, до полного безумия доведет, Пит клянется, что медовый запах ее шампуня он слышит за милю. Знакомый, приторный, надоевший. У него картина перед глазами на две части разделена — с одной стороны Кай с ее уставшим взглядом, пишет докумениацию. С другой — само очарование, что спит клубочком, как котенок.

— Помнится, я говорил, что ты интересный экземпляр, —повернулся к ней Док. — Слегка буйный, но усмирить можно.

— Вот это да! Серьёзно? То есть, без шуток? Ах, мне ещё никогда так не было похуй, —оттопырила средний палец и кинула в него свой отрощенный клинок, что впечатался в стену бетона. — Как ты там говорил: «хайль гидра»? Хуяль.

Она с дури вырвала кусок бетона и прижала с размахом пару щупалец Октавиуса. Люди делятся на тех, кто убивает, чтобы выжить, и тех, кто живёт, чтобы убивать. Типы, которым нравится убивать, часто вступают в схватку азартно и ожесточённо, но побеждают обычно те, кто борется за свою и чужую жизнь. Как только пришельца обхватили сильные, механические щупальца вновь, Док злорадно засмеялся и обратился к Паучку, мол, тебя никто, даже она, не спасет. В небе летит ярко-голубая «ракета», которая злодея несильно заинтересовала. Кайлор своей цепкой хваткой, Токсином перегрызла провода и вырвала с механизмами лапу, принеся, точно собака, к Пауку, в зубах. Выплюнув, Клинтарец отметил:

— На вкус, как тухлая курица. Мерзость.

— Послушная какая девочка, а все команды выполняешь? —ухмыляется мужчина, скалясь ей в ответ.

— Да, например, «фас»! —внезапно приземлившийся рядом, проговорил с уверенностью Нова. — Ткач, ты снова встрял во что-то? Неудивительно уже. Я так рад видеть твоего личного телохранителя-симбионта.

— Хах, я то. погоди, это сарказм?! —Паучок не сразу догоняет, о чем речь, пока Токсин рычать на Нову не ругать на своем, непонятном языке. Что он там наговорил, черт знает и не стоит узнавать. Ведроголовый только злорадно заулыбался, когда симбионт уже готов было его порвать на британский флаг.

— Сначала я грохну Октавиуса, а следом и ты, ведроголовый, —рычит Кай, вперемешку с Токсином. Давайте просто признаем, что сейчас Кай — злая сука. Обиженная жизнью, оставшаяся без семьи, биполярная девчонка. В ней, вроде как, нет ничего святого. Она даже не знает, что значит «спокойствие». Так-ли должны себя вести? У Токсина за спиной много убийств и унижений. Он словно чужой для этого мира. Не должен был быть тем, кем является. Симбионт как болезнь для планеты, распространяет свои ДНК и даже не подозревает об этом. Его боятся, ее — нет. Ведь она всего лишь подкидыш для его жизни, ничего не значащий ребёнок. Холла гордится собой.

— Да ну? А кишка не тонка? —с вызовом глядит на нее парень. Тысячный Симбионт чуть не оторвал чудесную головку героя.

— Ты меня провоцируешь? —у нее глаза от злости светятся. Они оба упёрты.

— Как твоей душе угодно, —Сэм усмехается и смотрит не девушку. Некоторые черты и впрямь напоминают Холландов. Они оба знают, что у них не дружеское общение начинается, а целый квест, в конце которого ни что иное как заполученное доверие. Кай, видимо, сумасшедшая. Она за ним идёт, как тень. Сердце чуть не разрывается от прилившей к нему крови. Питер глянул на Фьюри и сказал, что его нужно отнести в больницу. Нова, словив намёк, закинул агента к себе и зыркнул на симбиотскую натуру.

— Ну, ты идёшь? —спрашивает, заминаясь с ответом.

— Но как же… —повернулась она к паучку и Доктору. — Ты уверен, что справишься?

— Конечно, доверься мне, —улыбнулся ей Спайди, как раздался очередной грохот и враг только сильнее засмеялся. — Что такое?

С темной платформы спустилась кошачьей походкой она. Величественно опустив свой презрительный взор прямо на героев. У нее локоны идеально свисают с хрупких плеч. Звуки острой трости, словно лезвием ножа проходили по телу Кайлор, вызывая дрожь. Женщина медленно приближалась, точно хищница. Гоблины, которые встречались ей на пути, побаивались смотреть в глаза. Давящая атмосфера исходила от казалось бы безобидной на первый взгляд девы. Легкой походкой она добралась до нужного места, вальяжно постукивая тростью по стальной холодной стене.

— Как-то ярко вышла сцена, доктор, —говорит.

— Да ну?!.. —Нова смотрит удивлённо.

— Ну, вот ты и показала свое нутро, ма-ма, —почти злорадно говорит Холланд, скалясь.

— Она — твоя мать?! —Нова ещё сильнее вытаращил глаза. — То есть, погодите, заместитель директора Фьюри, Малфания Блуд — твоя мать?!

— Верно мыслишь, красавчик, —кокетливо ответила блондинка. У всех наблюдавших со стороны, возникло ощущение, что она знала и призирала человека, стоящего к ней. Она прошла мимо фиолетовласой и острым, металлическим когтем провела по ее лиловым локонам. — Никогда не любила твое влечение к таким волосам, тебе шел светлый тон.

Она прям духовно говорит сбросить бремя времени и утонуть в пучине дней, потонув на самое дно и делая выводы о незвонившей неделю, задыхается от сковывающей до кончиков пальцев боли. Почти наяву чувствуя, как сладостный яд, проникает под кожу и разъедает всех белых бабочек. Кай длинные ногти свои продемонстрировала, улыбнулась почти плотоядно. Ей даже немного жаль эту женщину.

— А тебе шел вырванный язык, который я приковала к стене, —почти безумно отвечает ей, наклонившись к ней. — Ты знаешь, как мне было легко убить тебя, и сделаю это снова.

— Эй, эй, —ее Сэм оттягивает назад, разрывая напряжение между семейкой. Носительница смотрит на него с раздражением, как у собаки выкрали из-под носа кость. — Остынь, бунтарка. Это всего лишь провокация.

— Тебя это не касается, защищай Фьюри, —она своим телом перегорождает путь Малфании к парню с агентом без сознания. — Не пущу, я знаю, чего ты хочешь.

— Занятно — бой между дочерью и матерью, —смеется Док. — На это стоит посмотреть, шоу обещает быть жарким.

ʜᴇʏ ʙɪᴛᴄʜ, ᴡʜᴀᴛ’s ᴜᴘ?

ʏᴏᴜ ᴋɴᴏᴡ ᴡʜᴀᴛ, ɪ’ᴅ ʀᴇᴀʟʟʏ ʟɪᴋᴇ ᴛᴏ ᴅᴏ ᴛʜᴀᴛ, ʙᴜᴛ ɪ ᴅᴏɴ’ᴛ

ʜᴀᴠᴇ ᴀɴʏ ғᴜᴄᴋɪɴɢ ᴍᴏɴᴇʏ ʟɪᴋᴇ ɪ ᴅᴏɴ’ᴛ ʜᴀᴠᴇ ᴀɴʏ

ғᴜᴄᴋɪɴɢ ᴍᴏɴᴇʏ ᴇʏ ʙɪᴛᴄʜ, ᴅᴏ ʏᴏᴜ ʀᴇᴀʟʟʏ ʀᴇᴀʟʟʏ

ʀᴇᴀʟʟʏ ᴡᴀɴɴᴀ ɢᴏ ʜᴀʀᴅ? ɢᴏ ɪɴ ᴛʜᴇ ᴄʀɪʙ, sᴛᴇᴀʟ ʏᴏᴜʀ

sᴛᴇᴘғᴀᴛʜᴇʀ’s ᴄʀᴇᴅɪᴛ ᴄᴀʀᴅ ᴀɴᴅ ᴛᴀᴋᴇ ᴛʜᴇ ᴄᴀʀ ᴅᴏ ᴄɪʀᴄʟᴇs

ɪɴ ᴛʜᴇ ᴘᴀʀᴋɪɴɢ ʟᴏᴛ sᴄʀᴇᴀᴍ ᴀᴛ ᴛʜᴇ ᴛᴏᴘ ᴏғ ᴏᴜʀ ʟᴜɴɢs ʟɪᴋᴇ

ʟᴀ — ʟᴀ

ᴘʟᴀᴄᴇ ᴛᴏ ɢᴏ ɢɪʀʟ ʀᴜɴ ʏᴏᴜʀ ᴏᴡɴ sʜᴏᴡ, ʙᴜᴛ ᴅᴏɴ’ᴛ ʙᴇ ᴏɴ

sᴏᴍᴇ ʜᴏᴇ sʜɪᴛ ʙᴏᴜɴᴄᴇ ᴡɪᴛʜ sᴏᴍᴇᴛʜɪɴɢ ᴄᴜᴛᴇ ᴏɴ ɪ ᴋɪss

ɪɴᴛᴏ ᴀ ғᴏɢ ᴢᴏɴᴇ ɪ ʙᴇ ʀᴇᴀʟʟʏ ᴏғғ ɪɴ sᴇᴀʀᴄʜɪɴɢ ғᴏʀ sᴏᴍᴇ

ᴡᴀᴛᴇʀ ᴅᴏᴇᴇᴇᴇ ᴡʜᴀᴛ ɪᴛ ᴅᴏ, ʟᴇᴛ ɪᴛ ɢᴏ ᴀɴᴅ ɢᴏ ʜᴀʀᴅ

Ее шаги были уверенными. Никакого страха, словно все идет по его плану, всегда. Малфания сняля свою куртку, слегка поправив прическу обратилась к ней:

— Кого ты защищаешь? Мальчишку или директора?

Кай все так же молча продолжала смотреть в глаза своего гостя в грешную жизнь. Словно злая собака, девушка не опускала из виду взгляд Блуд. Та в свою очередь слегка усмехнулась. Холланд шагнула назад, ещё шире расправив свои тонкие руки.

— Защищаю директора, он мне дал шанс быть героем. Тем, кто сделает этот мир чище и чуть добрее.

Взмахом пальцев, Малфания приказала гоблинам взять девушку. Токсин было бы трансформироваться, но та отказала, сказала ждать и не более. Симбионт удивился, когда тоже самое спросил и Питер. Кай лишь хмыкнула. Ответа не последовало. Девчонка молча смотрела в глаза Блуд, будто пытаясь проклясть ее до девятого колена. Та же с улыбкой принимала молчание девушки, для нее это словно игра, в которой интерес победить приумножается с каждым молчаливым ответом собеседницы.

— Героем? —удивилась. — Ты психически нестабильна, это всем известно. Он просто закрывает глаза, лишь по просьбе Человека-Паука молчит и говорит то, что ты хочешь услышать.

Девушка прикусивает губу и говорит Сэму почти равнодушно, чтобы доставил Фьюри в больницу невредимым. Паучок подбадривающе хлопает ее по спине и ярко улыбается, говоря, чтобы она не велась на это, все совсем не так. Но та стоит, столбом, будто под гипнозом. Героя Нью-Йорка относит в сторону. Носительница стоит также, как Малфания неловко нависла над ней и через ее плечо обратилась к ведроголовосу:

— Я бы на твоем месте уже давно ее убил, что скажешь?

— Агрх! —брюнет схватился за голову. — Не лезьте мне в голову! Нет!

Перед юношей темная комната, в которой он сидел на стуле, закрепленный старыми, ржавыми цепями. Рядом с ним стояла Малфания, надевая медицинские перчатки. Подросток дернулся, хотел было напасть, но не вышло. Перед ними стояла кушетка, с телом. У Александра лицо перекосилось, не очень любил расчленение, каким бы он там смелым ни был. «Ты ведь не любишь вскрытие? Досадно, а это очень занятно» —звучит в голове ласково.

— Пустите! —кричит парень громко. — Мне достаточно одной ненормальной, что лезет в головы!

— Брось, она забавная, —отмахнулась. — Особенно если молчит и захлебывается в крови.

— Вы ужаснее, чем она, —боязно отмечает. А тьма, ужасная сила поглощала разум юноши, обездвиживая. На коже тела линия разреза с ровными без осаднения краями, гладкими раневыми поверхностями. Лишь потом парень заметил, что знает этого трупа. Это он сам. Сэм прикусил губу и отвернулся. Местами обнаружены выемки или лоскуты трех-или четырехугольной неправильной формы. На многих участках тела в местах концов линии разреза имеются одиночные и множественные разрезы и надрезы кожи, кое-где проникающие в мягкие ткани до глубины пяти сантиметров.

— Ты просто не знаешь, на что она способна, —на лице у нее усмешка. — Когда причиняют боль тем, кем дорожит, становится хуже помеси Карнажа. То, что она сейчас демонстрировала — всего лишь попытка держать себя в руках.

— И зачем вы мне это говорите? Она для меня всего лишь проблема, за которой приходится следить и отдуваться, —брюнет старался не смотреть на тело. У него пылкое сердце, которым запросто опалить чьи-то крылья, но он же не даёт кораблям сбиться с пути, освещаешь путь одиноким заплутавшим странникам, она же помогает побороть кошмары всем, кто боится посмотреть в темноту своих страхов. Ее улыбка ослепительнее любого света, и свет очей умеет пробиться даже в кромешной тьме.

— Как скажешь, дитя, —пожала плечами она. Но в ее взгляде читалось куда большее: «… ты можешь этого не видеть, не замечать, можешь отрицать это, ссылаясь на тех, кто ранил тебя, обидел, зацепил своим равнодушием, но поверь мне, можно не смотреть на звёзды на ночном небе, можно о них говорить что угодно и даже отрицать их существование, но невозможно хотя бы разок не вскинуть голову, чтобы полюбоваться этими славными искрами. звёзды сияют, притягивая»

(©взято из поста паблика социальной сети)

Малфания прокрутила в пальцах скальпель и засмеялась, демонстрируя с лукавой ухмылкой надрезы, что имели ровные края, гладкие раневые поверхности, остроугольный конец и постепенно уменьшающуюся к концу глубину. Большая часть этих надрезов — линейной формы, а меньшая часть — дуговидной. Нова, честно говоря, начинало подташнивать. Мышцы и сухожилия разрезаны идеально ровно и гладко без признаков размятия и разрывов. На костях поверхности распила представляют собой почти перпендикулярные к длиннику кости ровные площадки, на одном из краев которых имеется по одному либо выступу, либо углублению с неровной бугристой поверхностью излома. Парень прикрыл глаза и ощутил, как голова начинала раскалываться изнутри, из всех участков мозга.

— Хватит! Прочь! —хрипло выдает Сэм.

— Ты так жалок и хрупок, Сэм Александр, —провела по его густым, темным волосам.

— Говорят, поистине безумно — это перенять безумство от родителей, но при этом искусно делать вид, что ты такой же, как и все, —кто-то сзади вцепился в волосы Малфании и развернул к себе. Мрак исчез и Нова, проморгавшись, обнаружил перед собой мисс Блуд и Кай, которая всем своим весом перняла и пустила кулаком ту в стену, пробивая насквозь. Эта девушка бещумно красива. У неё яркие глаза, тонкий нос и брови, слегка пухлые губы и вытянутая форма лица. Волосы у этой малышки бесяче лиловые цвета, которые от природы слегка вьются. От силы, вложенной в ярость, осталась только дорожка на полу и разрушенные стены. У Холланд бьющая рука покрылась симбиотической слизью.

— Ты посмела взять под контроль моего товарища? Разок позволю, но не более, —хрустнув пальцами, она двинулась решительно на нее. — Знайте свое место, ничтожества.

У Блуд кровь течет изо рта, но никтт не запрещал против боли улыбаться. Холла рычит себе под нос и видит, как Октавиус обхватил щупальцами ее и не дал больше двигаться. Та равнодушно кинула взор на него. У нее очень сложный характер. Она эмоциональна, импульсивна и ранима. Девушка имеет привычку преувеличивать проблемы. Она обычно не скрывает свои эмоции, предпочитая выплёскивать их наружу.

— Кай! —крикнул Паучок и та прошипела, мол, не лезь. Выгнулась в спине и только нанесла лбом удар по роже Октавиуса, откинув от себя. Спайди оказался возле нее и та сказала, что разберётся с Малфанией, а на нем док. Нова, вскинув негодующе бровь, шикнул:

— Да ты бешеная.

— А я го-овори-ила, —лыбилась Малфания. Но та и не успела толком и сказать ничего, как перед ней дочь показалась в облике Токсина, только голова осталась родная, с тем же недовольным лицом.

— Ещё раз тронешь его —убью, —говорит это неистовым тоном и сделала пару резких движений. После чего стали обнажены концы костей Блуд в местах распилов. Такие установлены на верхнем участке левой плечевой кости, на задней ее поверхности в виде желобовидного надпила кости, почти параллельного линии распила. На нижнем участке правой бедренной кости имеются группы поверхностных, почти параллельных линий на надкостнице и кости. Трассы на них расположены беспорядочными группами и перекрещивают друг друга за счет нескольких повторных движений на одном месте со скольжением орудия в сторону, в связи с чем для идентификации орудия они не пригодны. Жидкость фонтаном пачкала все лицо, не оставляя ни единого белого места от кожи.

«ми-имо» —голос Мал заставил развернуться и заметить, что она стояла смирно и целая. Иллюзия. Она попалась под влияние. Черт. Пришлось отскочить от прямой атаки.

— Хочешь раскрою тайну? —женщина присела на корточки и труп, который разделала Кай исчезла. — Читать мысли и внедряться в голову — минимальное, что досталось тебе от меня.

— Что? —у той глаза выкатились от шока.

— Скажем так, —Мал потерла руки и вздохнула. — Я была во многих реальностях, и я даже предлагаю с какой ты. Где я убила Закарию, верно? В том мире ты действительно убила меня, однако в других мирах — жива, а почему? Я умею лежать массовую иллюзию, вникать в сознания нескольких людей. Тебе до этого далеко.

— Мне не нужна твоя сила, —гордо подняла подбородок девочка. — Если из-за нее будут страдать другие, то мне такое не нужно. Ты сеешь хаос, в тебе нет ни капли человечности, мам.

— Как и ты, Кай.

— Я прошу прощения, что отвлекаю, — Холланд прерывает свой диалог с матерью и обращает всё внимание на Паучка, что ухватил ее за шкирку оттащил, — но семейную драму в стиле звёздных воинов устраиваете не здесь.

— Спасибо, Паучок, — девушка отвечает мягко и дружелюбно, первые три секунды смотрит в глаза Питу, а затем быстрым взглядом окидывает всех присутствующих, немо приветствуя гоблинов. Пит тычет пальцем в сторону Новы и насмешливо прыскает, обращаясь к ней, — и что тебе не сиделось? Пошла бы с ним, — вновь возвращает внимание на нее, всем своим видом пытаясь показать, что он здесь главнее и значимее.

— Не могла я не вмазать ей, из-за меня он подвергся контролю, — бунтарка улыбается уголками губ. В полуобороте Пит видит, как у Сэма желваки ходят ходуном во всю. Он напрягает челюсть, сильно сжимая зубы, подходит ближе и сверлит своим взглядом.

— Обойдусь и без твоей помощи, —отвечает.

— Я услышала тебя, —хмыкнула и отвернулась. Девица меняется в лице, но лишь на мгновение, герой видит, что в целях предотвращения конфликта он на автомате делает шаг назад. Теперь все внимание переключилось на доктора, за которым скрылась тень Блуд. Ушла. Глаза Александра загораются пламенем ярости, он больше не в силах контролировать свои позывы к действию. Носительница заметила, как брюнет ухватил агента и улетел в сторону больницы. И тут гоблин ударяет ее под дых, заставляя упасть на колено, придерживая тело рукой.

— Эй, зачем ты ее обижаешь? — вспыхивает Пит, глядя на всю эту стычку. Настигает его в несколько широких шагов и с силой отталкивает существо от нее. Но не успел парень сказать более, как Октавиус обмотал его щупальцем, а тот вырвал с хрустом, но, к несчастью, упал с здания, прямо в воду города.

— Паучок! —та вытянула руку вперед и как бы пыталась поймать друга. Но все безуспешно. Стиснув зубы до скрежета, бная леди обернулась к доктору и фыркнула. Враг потер пренебрежительно руки и заявил, что она совсем не наблюдательна. И вправду, под ней протрещала земля и та полетела кпмнем вниз, точно промчавшись возле моста, прямиком в воду. И благо, Токсин был рядом и с помощью ворсинок, ухватился за железо и перескочил на берег. В данную секунду она застала Человека-Паука и некое его подобие, что спас шкурку героя. Паркео, заметив присутствие носительницы, подбежал к ней и обнял.

— Ты жива, слава богу.

— Чтоб ему меня убить, нужно постараться, а это кто? Твой ещё паучьий помощник? —смотрит на Алого Паука, который представился, как первый Паук. У двух ребят челюсть отвисла от удивления.

— Погоди, погоди, он говорит серьёзно? —ещё не веря в такое заявление, переспрашивает девушка. У нее бегали глпза изучающе по новому Паучку, который выглядел… чуть угрожающе, чем оригинальный Спайди. У того взор ровный, чуть раздражительный. — Видимо, серьёзно.

— Я похож на того, кто шутит? —Алый Паук хмыкнул и перевел свое внимание на Паркера.

— Ну, если я спросила, значит, похож, —заулыбалась она, как почувствовала, что ее запястье схватили и подняли вверх, в воздух. — Ха-ха, какой нервный паучок, дружище, ты никогда не говорил, что у тебя так нервы шалят. Но лучше бы ты руку убрал.

— Возьмёшь свои ничемные слова обратно — отпущу, —Алый Паук только сильнее сжал.

— Так, все, стоять, —Питер разнял их и глянул на Кай. — Кай, что за мания докапываться до героев и издеваться? Давай чуть вежливее, у меня ещё к нему пару вопросов.

С его бы вежливостью, дружелюбием, да в детский садик. Харли не зря говорил ей о том, что его доброта порой выходит через край. Кинер, конечно, знал, что девушке это как по больному, но лучше знать правду. Юноша, с той громадной битвы чуть изменился и это пугало больше его мать, нежели саму деву. Они встречались около месяца, пока…

Пока парень не стал ставить приоритеты, связанные с работой, выше той, которой сердце свое бездумно отдал. Кай замечала это едва с трудом, мысли о спокойной жизни с ним туманило реальность. И, если бы не Токсин, то девчонка бы сейчас ещё больше оплакивала ситуацию и винила только себя. Нет, с Харли ей было хорошо, во всех смыслах, но его пристрастие к космосу, компьютерам уходила ха край реальности. Симбионт сразу заметил это и говорил принудительно-долго хозяйке.

«харли, все хорошо?» —спрашивает она однажды по телефону.

«да, небольшие трудности, но я справляюсь» —отвечает. —«кай, ты сегодня занята? хотел бы поговорить с тобой»

«если ты о том, чтобы расстаться, то я понимаю» —звучало так горько, но спокойно. По той стороне телефона девушка слышала, как тот затаил дыхание и обрывисто горько усмехнулся.

«хотел спросить «откуда знаешь», но потом вспомнил, что ты чёртов телепат с симбионтом внутри» —у него истеричный смешок проскакивает. —«мне жаль, я так некрасиво поступил, увел тебя у питера, а в итоге сам отрекаюсь от себя. получается, ни себе, ни другим»

«все хорошо, харли, в этом нет вины ни твоей, ни моей, просто так вышло»—почти равнодушно отвечает, уперевшись на подоконник. —«я не виню тебя в этом, и… я давно не люблю Паркера»

«а ты его спрашивала? мы хоть и друзья и работаем иногда вместе, но все равно ощущаю себя с ним подонком. все могло быть иначе. прости, кай, я подвел нас»

Алый Паук харизматично убрал руки другого Паука от себя и принялся атаковать нашедших гоблинов. Новый «герой» показал свои способности, от которых Питер был категорически в шоке: жало в руках и органическая паутина. Даже в мыслях представить это мерзко, но, если сравнивать их с Питом, то Алый более серьёзный, маневреннее. Как только один из солдатов Ок’а ударил с тылу серьёзного парня, в него тут же полетела ворсиночная сеть, что обмоталась вокруг тела и уронила врага. Тот посмотрел на Токсина и пошатнулся.

— А ты кто такой? —Алый переспросил более низким тоном и обнажил на него свои острое жало в руках. Но потом до него дошло, кто это мог быть и оружие направилось на других гоблинов, которые нападали на Паркера. — Значит, ты тоже нечто вроде Паука?

— Ну, не совсем, пацан, —отметил Токсин. —… но способности похожие, не отрицаю. Но я не один из вас. Я-Симбионт, пришелец с планеты Клинтар. Токсин.

— Меня не интересует твое имя, —отбиваясь, попутно проговорил Алый Паук.

— Хоть где-то у нас взаимно, зануда, —съязвил Токсин и накинулся на врага. Клинтарец передней частью кулака нанес той частью кулака, которая расположена была чуть выше среднего сустава пальца вплоть до костяшек указательного и среднего. В момент кромешного удара вся сила перешла плавно через предплечье по прямой линии, сконцентрировав в кулаке. Напряг запястье добивался того, чтобы запястье и верх кулака образовывали прямую линию. Когда гоблин пролетел мимого Алого, то тот удивлённо отмечает у Человека-Паука тот факт, что для девчонки она дерётся неплохо. Но только болтун ярко отмечает, что он рад, что она на его стороне, иначе было бы тяжело сражаться с таким противником. После спасения Спайди таинственным Алым Пауком, Кай обращается обратно и проводит рукой по волосам, целеустремлённо направившись к парням.

— Отличная работа, у нам отличная команда! —сказал Пит.

— Я не в вашей команде, —развернулся тот и собрался уйти, как его остановила Холланд и с силой развернула к Паучку.

— Не рыпайся, паучок, кстати…как ты себя называешь?

— Вообще, я называл себя Алым Пауком, —ровно ответил.— Тебе от этой информации стало легче как-то?

— Более чем, благодарю, —убрав руку, призналась она. — Я Кай.

— Я не интересовался твоим именем, мне не до этого, —он ускорил свой шаг ближе к огромной трубе.

— Скарлетт Спайди… —прошептала она и тот остановился, обернувшись. — Буду звать тебя Скарлетт, это ведь означает «алый». Мне нравится, круто звучит.

— Наверное, —и Скарлетт отвернулся.

— Подожди, —окликнул Человек-Паук. — Мы правда хорошо сработались, мы можем помочь друг другу. Гидра окружила город, взяла в плен моих друзей. Я один не справлюсь.

— У тебя есть девчонка, ее будет достаточно, —Алый пнул камешек в трубу, отчего изнутри раздалось эхо. Холланд, конечно, была рада тому, что ее оценивают как хорошего героя, но вот эта мрачная туча ввиде Скарлетта ох как задницу морщило. Девчонка только потерла переносицу и глянула в небо, где летал огромный корабль Гидры.

— Скарлетт, ты ведь не из этого мира, —начала она, подходя к нему. — Я тоже.

— И к чему такая откровенность? —не поворачиваясь, спрашивает. — Это проблему не решит.

— Решит, если мы попытаемся остановить Октавиуса, —согласился с девчонкой Питер. — Алый, ты не монстр, поверь мне. По крайней мере, у нас общие таланты.

— Не в талантах дело, —парень сжал руки в кулаки и ударил одной из них по трубе. — А в том, сколько я натворил ужасного. Октавиус ставил на мне эксперименты, но посчитал неудачным экземпляром. Ещё эта блондинка тупая…

— Малфания?! —Кай удивилась тому, как он назвал ее маму. Даже как-то в горле пересохло.

— Ты ее знаешь?

— Она моя мать, —точно, как дротик, сказала она. — Но в своем мире я ее убила, я думала, что убила ее и здесь, но у нее чрезмерно реальные иллюзии, чем-то напоминают Мистерио.

— Значит, ты можешь знать ее планы вместе с Октавиусом и то, как к ним можно пробраться. Раз ты ее дочь, то вероятно тоже обладаешь этой способностью, — говорит. Ее, конечно, бесило, что почти все парни, на которых она обращала внимание, редко смотрели в сторону и, если уж на то пошло, после расставания о ней не вспоминали, а еще долгие месяцы-года их любила. Но всех сильнее раздражало, что те парни, которые не интересовали ее, в подробностях запоминали все встречи, скучали и считали, что Кай — подлая сука, потому что у нее, якобы, сердца нет. Бунтарка посмотрела на свои руки и сжала их, не ответив так Скарлетт. Она перед глазами вспомнила тот момент, как спасла Сэма:

« — Хватит! Прочь! —хрипло выдает Сэм.

— Ты так жалок и хрупок, Сэм Александр, —провела по его густым, темным волосам.

— Говорят, поистине безумно — это перенять безумство от родителей, но при этом искусно делать вид, что ты такой же, как и все, —кто-то сзади вцепился в волосы Малфании и развернул к себе. Мрак исчез и Нова, проморгавшись, обнаружил перед собой мисс Блуд и Кай, которая всем своим весом перняла и пустила кулаком ту в стену, пробивая насквозь. Эта девушка бещумно красива. У неё яркие глаза, тонкий нос и брови, слегка пухлые губы и вытянутая форма лица. Волосы у этой малышки бесяче лиловые цвета, которые от природы слегка вьются. От силы, вложенной в ярость, осталась только дорожка на полу и разрушенные стены. У Холланд бьющая рука покрылась симбиотической слизью.

— Ты посмела взять под контроль моего товарища? Разок позволю, но не более, —хрустнув пальцами, она двинулась решительно на нее. — Знайте свое место, ничтожества.

У Блуд кровь течет изо рта, но никтт не запрещал против боли улыбаться. Холла рычит себе под нос и видит, как Октавиус обхватил щупальцами ее и не дал больше двигаться. Та равнодушно кинула взор на него. У нее очень сложный характер. Она эмоциональна, импульсивна и ранима. Девушка имеет привычку преувеличивать проблемы. Она обычно не скрывает свои эмоции, предпочитая выплёскивать их наружу»

Кайлор вежливо, почти даже уныло объясняет, что может только проникать в голову и узнавать информацию, иногда сама информация выскакивает перед глазами. Способность развита несильно, а потому превзойти мать — наверняка будет тяжелее за такой короткий срок. Холланд отметила, что когда пыталась спасти Нову, то она была просто в ярости, а потому проникнуть в иллюзию матери ввшло спонтанно.

— Но я узнала кое-что, когда с ней сражалась, —добавила под конец вишенку на торт. — Паучок, ребят держат в капсулах, которые питаются и работают от одного генератора. Разрушим его — освободим всех.

— Отлично, тогда идем? —Пит смотрит на Алого, а тот вхдыхает и идет в трубу, пуская органическую паутину. Как только они добрались до точки, где держали друзей Паука в плену, выяснилось, что просто так подобраться невозможно, из-за армии гоблинов. Тогда Спайди приходит идея посетить Оsсorp, дабы Норман создавал антигоблинсеую сыворотку. Стоило Паукам и «недо-пауку» Токсину (так прозвал его Скарлетт, отчего получил ругань и пару возмущений) нырнуть в канализацию, как им на пути встречается Крейвен-охотник, которому было приказано поймать и убить Человека-Паука. Умудрившись словить парней в неоново-красную сеть, враг смело заявил о том, что очень рад поймать не одного, а целых двух паучков. Стоило это ему сказать, как сверху раздался голос:

— Думаешь, поймал и все? Герой не побеждён, пока его не победят.

Крейвен поднял голову, как тут же стал свидетелем данной картины: Кайлор сложила кулак, но выдвинула вперед средний сустав указательного пальца. Прижав боковую часть указательного пальца, она усилила свой удар. Кулак прошелся по переносице, и тот повалился в канализационную воду. Этим моментом воспользовался Алый и перерезал жалом сеть как и у себя, так и Паучка. «Ты говорил, что я неплохо дерусь для девчонки, так ведь?» —язвительно спросила у Алого Кай, обнажив свое лицо под слоем симбиотического костюма. Тот вздыхает и, наверняка, закатил глаза, соглашаясь со своими словами. Она лишь покорно поднимает подбородок и говорит о том, что девчонки совсем не слабые и могут быть героями. И сама девица может быть героем. А ведь когда-то, Кайлор говорила обратное, отмечая тем, что «я не герой», но все равно шла и спасала людей. Девчонка с пристрастием относилась к такому роду деятельности и жертвовала многим: конечностями, психикой, близкими, своей жизнью. Ей до сих пор снится в кошмарах тот миг, когда Токсин ее чуть не убил. Пару миллиметров и ее здесь не было. Всего лишь пару миллиметров от сердца, так уточенно попасть в безопасный участок и не добить. Сын Карнажа знает толк в этом, куда уж. И сейчас, когда красно-черный паразит снова с ней, то иногда поднимает эту тему разговора с по-своему извиняется. Да, он не любитель говорить нечто милое и человеческое, но по крайней мере говорил искренне. Токсин не такой, как другие Клинтарцы. И где-то в глубине души, Кай знала, что он тоже ребёнок, от которого отказался родитель. Ему просто тоже не хватало маленькой любви, внимания, а потому вырос таким безпризорным и жестоким. Может, пришелец возвращался к этой мелкой девахе не потому что она прекрасный сосуд, а потому что она такая же, как и он. Они идентичны в своем роде, а потому их узы крепче, чем у Венома с Эдди Брокком.

«Ты молодец» —говорит Холланд своему сожителю.

«Молодец? Я ничего не сделал, что за глупости ты говоришь?!» —отвечает устало и с недоумением. —»Лучше следи за этим парнем, не нравится он мне»

«Скарлетт?» —интересуется. —«Брось, он ведь тоже Питер Паркер, только мрачнее и жестче. Он просто подвергся пыткам и экспериментам. я уверена, что Алый такой же добрый, как и этот Питер, как и Питер из моего мира»

«Тебя ничему жизнь не учит? Никому нельзя доверять. Тот чувак темнокожий подпустил твою мамку к себе, к академии. И сейчас что? Ты видишь, что происходит вокруг? Может, мне стоит опять тебе раскрыть глаза, как раскрыл тот момент, что Харли больше не любит тебя?!»

— Хватит! —Кай схватилась за голову и упала на колени. — Хватит мне об этом говорить! Пожалуйста.

— Кай! —Паучок берет ее на руки и откакивает в сторону, спасая от лезвий клинков охотника. — Эй, ты в порядке? Что происходит?

«Ну же! Скажи ему, что ты просто наивная дурочка, которая видит в этой гнусной заднице, по совместительству Скарлетт, нечто доброе и родное, что когда-то любила! А-ну живо! Иначе я сам скажу и добавлю то, что тебе нравится докучать того черненького ведроголового! А я скажу!» —рычал Токсин, дергая ее руками. —»Либо признай то, что я всегда прав!»

— Хорошо, хорошо! —она подняла ладони перед собой. — Я наивная дура, которая видит в гнустной заднице, по совместительству, Скарлетт, нечто доброе и родное, что когда-то любила в Паучке из своего мира. Я сказала это, ты доволен? Эй, симбиотская скотина, вылезай и выходи на честный бой.

— Идиотка, —паразит вынул голову и зевнул. — Могла просто признать, что я прав, хотя по факту, и то и то является правдой. Тоже мне, тебе сложно признать то, что я умнее тебя, а поэтому ты решила выпалить то, что старалась не признавать. Ты тупее, чем все паучки из вселенных.

— Я сейчас ничего не понял, —Скарлетт повернулся к Питеру. — Она паучья подружка из своего мира? Их гиперактивный и импульсный диалог становится запутанее и запутанее.

— Я не признаю то, что ты всегда прав, потому что тогда соглашусь с тем, что ты правильно сделал тогда, когда свалил от меня и чуть не убил. Значит бы я согласилась с тем, что ты чуть не разрушил Нью-Йорк, значит соглашусь с тем, что ты всегда правильно принуждаешь к насилию.

— Вы долго будете болтать попросту?! —Охотник, наточив ножи уже ринулся к ним, как Кай остановила его и сказала, что они ещё не закончили с диалогом. Но тот хмыкнул и замахнулся на нее, отчего у той, на автомате, ввлезает острое, сформированное лезвие и отсекает сталь прочных орудий. Та подняла на него пристальный взгляд и повторила раздельно то, что они ещё не успели договорить. Крей взбесился от злости, а потому замахнулся ногой, желая приметь удар из ближнего боя, но носительница выпустила щупальце, что обхватила того за ноги и откинуло вдаль.

— Итак, на чем мы там закончили? —Кай обернулась к паучкам, но обратилась она-то к пришельцу. — Ах да, мне проще принять то, что эти двое наводят меня на флешбеки и признать то, что докучать Нову это очень смешно, чем признать твою правоту.

— Нет, вы слышали ее? —указал парням Токсин на девушку. — То есть готова позориться лишь бы идти против моих правдивых фактов. Так поступают только психи.

— Нам не привыкать же, верно? —усмехается Кай. — У тебя отец в симбиозе с психом был, геноцид мира хотел устроить. А у меня мать психически больна и все родственники по папиной линии двинутые. У тебя есть ещё вопросы ко мне? Нет? Ну вот и молча помогай мне спасти этот гребанный мир, если мы с тобой свалить отсюда нахрен не можем.

— Я начинаю понимать, почему Октавиус и Малфания хотели первоначально убрать ее, —Алый потирает виски. — Ничего не понимаю, и вправду ненормальная.

— Брось, Алый, с ней весело, —хлопнул по спине того. — Кто-то же должен дополнять хорошую ауру в нашей команде!

— Повторяю, я не в вашем тандеме недо-героев, ясно?!

— Эй, это мои слова, —Кайлор это услышала и поставила руки на талие. — Я вообще в их академии из-за Паучка и под его надзором. Присобачили меня к нему, чувствую себя, как заключенная.

— Да это я чувствую себя как заключённый! —поправил Пит. — Тоже мне, не прибедняйся. То, что я заставил тебя помыть посуду однажды за гостями, не делает меня тираном.

— Но я не смогла дочитать комикс, а он важнее был, —проскулила. — А как же запах нового выпуска? Чувство стекла и предстоящих слез переживаний? Восторга от рисовки и сюжета!

— Вы двое. Когда-нибудь. Молчите вообще? —раздраженно ответил Скар и они смогли добраться до здания Озборнов. Октавиус пытается превратить Нормана Озборна в Зелёного Гоблина, похитив его, но терпит полную неудачу, так как тот иммунизировал себя с новой формулой сыворотки АнтиГоблина, чтобы он больше никогда не превращался в своё злобное альтер-эго. А потому злобный ученый решил сотворить нового Зеленого Гоблина в исполнении Гарри Озборна. Но в этот момент вмешались Паучки и Симбионт.

«Нападаем» —говорит Токсин.

«Что? В этом нет ни капли здравого смысла! Что ты творишь?!»

«Во мне не было его изначально, неужели не помнишь? А я ведь тебя предупреждал».

Он был невозможен, невозможен до трясучки, невозможен до конвульсий и дергающегося глаза, он вырывал с корнем из нее все, за что бы не бралась. Буквально сунулся в эту войну потому, что ему показалось он должен был, потому что душа требовала, чтобы был только там, там, где вершилась истина, там, где они могли поставить на место глупцов. Симбионт вытягивал из девочки всю душу, рвался в самую гущу, словно был создан для этого. Как только Питер кинулся спасать Гарри, перед ней проскочил Скарлетт и сказал грубо «не мешайся». Схватила его за руку, останавливает, но он — эта вся битва. Ее битва. Это злит, разрушает, не дает ни единого шанса на спасение. Быть рядом с таким, как Скар, — кошмар. Однако беда была в том, что быть рядом с ним означало прикрывать спину в этого хаотичного и непредсказуемого.

— Ещё раз скажешь мне о том, чтобы не мешалась и я тебе бошку пробью, —говорит обиженно она, и пробежала по металлической щупальце Доктора, нанеся ему удар в брюхо. Алый усмехается и с вызовом отмечает:

— В следующей жизни, недо-паук.

Получая противоядие, Люди-Пауки и Токсин излечивают Агентов Гидры. Озборны освобождены, но только Гарри заинтересованно глядит на объект под названием Токсин и испуганно поджимается. Кай мирно махает перед ним руками, говорит, что она — не веном и хорошая. Юноша с недоверием глядит на Паука, как бя ожидая подтверждения. Питер понял и кивнул головой. Гар широко улыбнулся и пожал ей руку. Герои прикрепили к запястью прибор с сывороткой, как Скар спрашивает о том, как им пользоваться. Паркер с радостью ему объясняет и они двинулись спасать друзей.

« у меня к тебе что-то такое, что с чем ни к близкому,

я шучу и молчу, мол, вот этого не хочу. но веришь ли ты мне?»

Питер смотрел, как Кай глядела на ребят и грустно понимал, что они вряд-ли ей доверятся, как к нему. Она показала себя с не очень хорошей стороны. Когда, в тот раз, он вместе с Сэмом пошли к нему, залипать в игру. Мэй сразу приготовила оладьи и спокойно ушла в свою комнату. Джойстик напрягался у каждого в игре. Схватка была кромешной и интересной. Брюнет с победой в руках вытягивает руки вверх.

— Сегодня ты глотаешь пыль, Паркер!

— Ладно, но я требую реванш, —говорит Паучок. Комнату мгновенно заполнил аромат сандалового масла и розы, перебивая запах цитрусов. — Только давай потише, тётя Мэй и Кай легли спать.

— КАЙ, МАТЬ ТВОЮ, ЧТО?! —брюнет подскочил с дивана и истерично заверещал. — Ты пустил ее в СВОЙ дом? Бомбу замедленного действия? Нестабильного носителя паразита?! Ты понимаешь, как подвергаешь опасности тетю Мэй!

— Угомонись, Сэм, —опустил джойстик Пит и облокотился на спинку дивана. — Она нормальная, по крайней мере, с ней есть о чем поговорить, да и тётя Мэй нашла с ней одну волну. То, что у вас личная неприязнь друг к другу, не делает ее ужасным.

— Да? —оборванно усмехнулся, закинув ногу на ногу. — Тебе весь список перечислить, почему она опасна для всех или сам догадаешься? Включи здесь свое паучье чутье, или мозг. Хотя ты это и то совмещать не в состоянии.

— Помнишь, что тебе говорил Дэнни? Мозг с языком координируй и, может, люди к тебе начнут тянуться, —рыкну Паучок. — Тебя никто не заставляет общаться с ней, игнорируй, если уж на то пошло. Но я обещал ей помочь, но а пока она под моей опекой.

— Да она… —Сэм Александр не успел сказать, как позади них нависла чья-то тень и милый, тихий голосок проговорил:

«…питер, тетя Мэй попросила передать вам чай»

Парни вздрогнули и не хотели сейчас увидеть объект обсуждения. Холланд выглядела уставшей и немного опечаленной. Осыпшая тушь красовалась под глазами, в сочетании с легкими синяками из-за недосыпа. Девчонка, несмотря на короткую длину волос, умудрилась сделать высокий пучок и поправить лямку майки. Носительница поставила поднос, отхрянула руки и с вызовом посмотрела на Нову.

— И на заметку, лучше скажи мне все в лицо, чем через других людей, или ты недостаточно смел, чтобы сказать правду? Где-то ты смелый, а тут… неважно. Спокойной ночи, Питер, Сэм.

И обошла их грациозно, махнув тонкими локонами, что вывалились с прически.

— Кай, —обратился Пит. — Дай мне знать, если что-то не так. И извини, что так вышло. Сэм, извинись.

— За что? За правду, которую она сама знает? Не вижу смысла, —хмыкнул космический герой. Однако посмотрел на нее неуверенно, совсем уж опасливо, что было той несвойственно. Он набрал воздух в легкие, что также сейчас давалось с трудом, и ждал реакции бунтарки. — Могу извиниться только за то, что не связал тебя раньше.

— Странные у тебя на меня предпочтения, —хохотнула и ушла за угол. Паркер, не сдержавшись, глупо заулыбался. Улыбка, которая отдавала таким теплом.

«ну и придурок ты, Сэм»

— О чём они спорят? — спрашивает Мэй у Холланд, что на второй этаж зашла и встретила ее. — Ох, Сэмми такой громкий, когда начинает волноваться или возмущаться.

Бунтарка прослеживает за её взглядом.

— Да пошел он, надолго, трухло тупое.

Мэй поднимает бровь. Перед глазами мелькает узкое лицо девушки, припухлый нос и поджатые губы. Первое, что в ней запомнилось — кожа цвета сливок. Другой бы не заметил, но мисс Паркер чувствует, как Кайлор напрягается. Она заводит девочку в свою комнату и осторожно прикрывает за собой дверь, просит усесться на край кровати. Та, с приподнятой бровью, послушно выполняет просьбу.

— Каечка, что произошло? —спрашивает.

— Ничего, —коротко и грубо отрезает и чувствуется, как у нее челюсть хрустнула.

— Кай, ты можешь быть передо мной честна, я хочу помочь. Пожалуйста, не отталкивай меня, —с невинной улыбкой заявила женщина. Тётя Мэй всегда относилась к ней с уважением. Что в том, что в этом мире. Наверное, ей лучше знать, что происходит, но она хотела бы просто услышать это от девочки, что сжимала с силой штанины и кусала изнутри щеку от злости.

— Сэм просто конченный ган…

— Кай, —качает головой.

— Глупый дурачок, от которого тошнит за километр, удивительно, что Токсин его ещё не сожрал.

«ты только разреши и я это сделаю за 5 секунд, побью свой рекорд по съеданию людишек!» —Симбионт оживился и ехидно замурлыкал.

— Вместо того, чтобы сказать мне о том, что я ему не нравлюсь, он возмущается на Питера, мол, он поступил глупо — пустить монстра планетарного масштаба в свой дом. Нет, он прав, я не спорю, но мне обидно то, что он винит Пита в том, что он мне доверился. Мне самой неизвестно, как ещё терпит мои заскоки.

— Сэм, конечно, шумный и не знает границ слов, но он не плохой, —женщина хохотнула. — Кай, ты же взрослая девочка, подумай сама, почему он так поступает. Может, ты его поставила перед ребятами в слабом положении? Сэмми не любит проигрывать и старается быть лучше многих. Целеустремлённый мальчик, не глупый.

— Вы как моя сестра, которая мне женихов подгоняла, —усмехнулась Холланд и отвернулась. — Ну, завалила я его при первой встрече перед ребятами, но это же мелочт, и сам нарвался. Назвал меня «неблагодарным, гребанным симбионтом». Говнюк мелкий. Нет, вы вообще слышали как он меня называет? Там список можно составлять. И «бунтарка», «фиалка», «идиотка»!..

Она загибала пальцы и с каждым разом говорила это с надутыми губами.

— Милая, —тетя Мэй засмеялась. — А, может, он так флиртует? Ну, знаешь, если брать в пример моего Питера, то он становится неряшливым шпионом и превращается в стеснительного ботана. А этот, как ты его назвала, говнюк же не такой. Он более уверенный в своих действиях.

— Ага, —махнула подросток рукой. — И не смог сказать девчонке о том, что она здесь лишняя и никто ей не рад. Смелости хоть отбавляй.

— Может, не хотел Сэм тебе это говорить? —женщина стояла на своем, а это куда интереснее. — Они с Питером тоже ругались, и, признаюсь, он редко извиняется, однако бывает у него луна в той фазе и даже прощение просит. Просто попробуй не наживать себе врагов. Однажды один человек сказал: «лучший способ победить врага-сделать своим другом».

— Хотите, чтобы я попробовала понять его и молчала на каждые его оскорбления? Ну, вы явно уже поняли, что я не тот типаж девочек. Если я и была такой раньше, но потом мне надоело молчать и не давать отпор. А с приходом Токсина мне стало как-то легче определять ситуацию и находить истинных врагов. Ладно, посмотрим, —фыркнула и встала на ноги, приближаясь к выходу. Кай остановилась у двери. — Тетя Мэй, если это и так, то у него наизужаснейший флирт. Если меня стошнит, это будет на его совести.

Стоило выйти ей, как она столкнулась об порог и завопила возмущенно:

— ДА ЕБАНЫЙ В РОТ, ЧТОБ Я ЭТОТ ПОРОГ ОТПРАВИЛА В СТРАТОСФЕРУ.

— Кай, что я говорила! —проулюкала тетушка, но тут, на второй этаж встревоженно подбежали парни.

— Простите, тетушка Мэ-эй, —уселась в центре коридора и стала Кай натирать больное место. — Чего уставились, в цирке что-ли?

— Ну, цирк уехал, а клоун остался, —подло улыбнулся Александр.

«спокойно, Кай, все нормально» —твердила себе носительница.

«Может сожрем его, нет?» —с нетерпением произнес Клинатрец.

Стоило Кайлор поднять голову и рассмотреть их, как перед глазами все стало мутнеть. Но, не подав виду, фиолетовласая натянула улыбку и сказала нечто вроде, мол, по себе людей не судят. На этом, пожалуй, соревнование и стоит завершить, иначе это дойдёт до… драки. Питер хотел было помочь гостье, но та встала сама и отряхнулась.

— Да уж, не углядела я как-то нынче порог, —вздохнула. — Извини, Пит, шум только поднимаю.

— Все ещё сомневаешься в моих словах, Паркер? —обвел взглядом друга брюнет. — Видишь, сама признала это.

— Ну, все, ты меня достал, — Кай ткнула пальцем ему в грудь. — Да что я тебе такое сделала, что ты буквально ненавидишь меня, а? Я твоих родителей убила что-ли? Или может печенье последнее забрала? Если я тебе неприятна, да ты, черт, скажи это и не мути воду. Мне не нравится, что ты изначально назвал меня «неблагодарным» симбионтом. Да, я носитель Токсина, но это не значит, что я монстр и меня надо обходить стороной и таким образом побатваться. Знаешь, что я в тебе вижу?..

Стоит на него теми изучающими и яростными глазами зверя, у которого намордник сейчас порвется. Питер очень хотел остановить, даже уже хотел паутину применить, но Мэй остановила его и попросила не вмешиваться.

— Ребёнка, которому просто не уделили внимание родителей, у которого забрали детство и не было времени на то, чтобы постараться воспитать себя, дать себе заметку в черепной коробке, что порой прямолинейность даже таких противных девчонок, как я, может ранить. Я не стану говорить, что я сильная, я не была героем! Я не была им рождена, как и ты. Тебе досталась сила не менее жуткая и не менее ответственная. Так почему ты относишься ко мне, как будто моя сила настолько кошмарная, что меня надо изолировать и на цепь посадить. Мне говорили, что ты хороший человек, но почему я вижу обратное? Тебе так нравится отрываться на мне? Смешно тебе все? А мне — нет, это начинает раздражать. И знай, что если произойдёт срыв моих нервов, то пострадает не только Нью-Йорк, но и Америка, ближайшие страны.

— Именно этого я и хотел избежать, —Паркер устало потер переносицу.

— Питер, все хорошо, они же не дети. —погладила племянника тетя.

—… все сказала? —Сэм только это спросил, настолько спокойным голосом, что даже Мэй удивилась отсутствию вспыльчивости. — До свидания, тетя Мэй, Питер. Ещё увидимся.

— Сэм, —махнула тетя руками.

— Все нормально, —брюнет пулей вышел из дома Паркеров. Кай чувсвовала комок в горле, который свербил стены гортани. Она и не знала, что задела за живое, особенно, про семью.

Сэм Александр жил в Кэфри, Аризоне, вместе с отцом, матерью и младшей сестрой. Его отец-пьяница часто говорил о неком предполагаемой жизни в Центурионе Нова и уклонялся всечески от исполнения обязанностей дворника в школе. Мать Сэма была домохозяйкой латинского происхождения. Когда Сэм пришел однажды домой из школы, обнаружил исчезновение отца, после чего случайно ранил себя и проснулся в больнице. Там, Реактивный Енот и Гамора встретили его и поведали ему, что его отец действительно был членом Корпуса Нова.

— Наговорила лишнего, и от этого легче не стало, —проскулила. Она стояла к Питу спиной, создавая вокруг себя облако из парфюма, слихвой брызгая его в воздухе. — Я ничем не лучше его, да уж. Паршиво вышло.

— Каечка, не стоило так говорить, упоминая родителей, —женщина подошла к ней и взяла за плечи.— Думаю, стоит извиниться.

— Посмотрим.

***

Пауки и Кай смогли освободить друзей, которые были нескончаемо рады освобождению. Особенно Флэш, который оьнял Паучка и засыпал благодарностями. Ему несильно понравился Скарлетт, с которым сложилось неприятное общение. Однако это не помешало им понять, что красный луч нейтрализовал ребят, кроме Пауков и Холланд. Амадей не сразу сообразил, но благодаря Спайди, понял, что из-за паучьего чутья на них не действует это.

— Отлично, раз на то пошло, —тело девушки покрылось костюмом до головы. — Нужно забраться на корабль.

— Окей, есть предложения, как туда попасть? —Алый поинтересовался. Но тут же Флэш показал на Железного Паука, который призвал свою технику, напоминающий тоже корабль. Агент Веном предложил назвать его «паук-джет». И, видимо, Скарлетту понравилось, раз удивлённо спросил у него о том, сам-ли придумал это. Блондин кивнул головой и они сели по местам. Вникнув на остров Гидры, произошла схватка, где двое злодеев стали помехой для героев. Питер подтолкнул команду на одну очень интересную мысль, от которой Чо даже был в шоке. Железный сказал, мол, а ты умнее, чем кажешься.

— Алый, Агент Веном, Токсин, отвлеките их, —приказал Паркер.

— Хорошо, братан, —закивал головой юноша в симбиозе с Веномом. — Эй, Токсин, верно? Как насчёт яркого выступления!

— За любой кипишь, кроме голодовки, пацан, —покорно заявил паразит и, прыгнув ему на ладони, оттолкнулся и, в воздух, подлетел, одновременно выпустил из приборка сыворотку антигоблина. — Отлично, мне начинает нравиться твой стиль.

— Рад слышать, —Агент выпустил ракетницы в настенные оружия. — А ты клевая.

— Засмущаешь, —заключила она, отсекая последнюю металлическую трубу, из которой вылетал стремительно лазер. Только радоваться долго не пришлось, так как люк открыли и теперь всех затягивало наружу, в воздух. Ухватившись кое-как за железный угол, Агент Веном успел ухватить летящего мимо него Токсина. Тот ворсинками зацепился и повторно отблагодарил. Вот только Алый… вылетел наружу вместе с Октавиусом, что ранее нейтрализовал бдительность героев. А так как они не могут получить разум Золы, Железный Паук, он же Амадей, перепрограммировал двигатель Острова Гидры и таким образом, тот был готов к полету на кольца Сатурна. Сигналищация активировалась и Паучок сказал, что нужно уходить. К Острову подлетел Паук-джет, за которым сидел Скарлетт и сказал:

— Ну? Чего ждете, бездельники?

Когда паучья команда залезла в небольшой корабль, то нью-йоркский герой отблагодарил друга и с какой-то тоской проговорил, что Октавиус побеждён, а значит он уйдет. Алый первые секунды молчал, но потом, неуверенно проговорил:

— Ну, мне необязательно сейчас уходить, думаю, задержаться можно, кто-то же должен пацана научить летать. Однако это не мой мир, я здесь чужой.

— Впервые соглашаюсь со Скарлеттом, —уткнувшись в окошко, произнесла Кай.

— Разве это плохо? —поинтересовался он, не отвлекаясь от вождения.

— Учесть то, что я на дух не перношу пауков, то… —сказала это, как на нее все паучки зыркнули неодобрительно, а та расхохоталась, — Что? Я же шучу, вы шуток не понимаете?

— Глупая шутка, —отмечает Амадей.

— Не глупее шуток ткача, —самодовольно улыбнулась, ожидая, что Питер начнет сейчас возмущаться. Так и свершилось. Кай только смеялась над ним, обхватывая себя за живот. Холланд та подруга, которая дружелюбна к своим, но может дать и по ebalьniky, если кто-то обидит. — Ха-ха, брось, ткач, я же не специально.

— Сегодня посуду моешь ты, и окна, —наигранно обиженно заявил он.

— Только если меня с Токсином покормят, а так я не поддамся на бытовуху, —закинув ногу на подлокотник, заявила бунтарка. На это Флэш рассмеялся и хлопнул с силой ей по спине, отчего она его отругала, но на сей раз вежливо. Кайлор сама по себе обожает разноцветные хлопья и сладкий кофе на завтрак.

— Я немного не понял, вы живёте вместе? —Амадей, кажется, выпал из реальности и зажал столь неловкий вопрос.

— Я под паучьей опекой, к сожалению, —пояснила, ковыряя свои длинные чёрные ногти и разрисованные, старым засохшим маркером. — Если бы не его тётя, я с ума сошла от скуки. Кстати…

Кай стала копаться в маленькой дорожной сумочке, которая прикреплена была к талии. Звук молнии за сумке бил по ушам. Девушка достала красную нить, что напоминала браслет и кинула в руки Скарлетта.

— Это твое, ты обронил, когда с охотником сцепились, —на личике у бунтарки проскочила неловкая улыбка. Она умолчала, что обожает украшения из бусинок и фенечки. Алый умолчал и только сжал в руках ниточку, закинув ее под костюм. — Мог бы и ‘спасибо’ сказать, то же мне…

Когда они приземлились на еще ремонтированный остров с академией Щ.И.Т’а, Амадей вместе с Флешом спрыгнули первые, а потом помогли паучьей союзнице спуститься. Она, конечно, и сама могла, но может так немного улучшится общение. Агент Веном снял с себя маску и провел по светлым волосам рукой, попутно проговаривая, что был бы сейчас не против сходить в душ. Чо же вздохнул и глянул на носительницу Токсина, спросив:

— Нынче твой друг молчаливый.

— Че вякнул?! —столь же резко выскочил из-за плеча голова симбионта. Подросток вздрогнул и чуть не снес Паркера от испуга, а пришельцу в смех. Закатился и стал ржать. — Ха, ха, в штаны наложил? Ещё герой называется.

— А ну цыц, —хлопнула по затылку Кайлор своего сожителя. — Если хочешь, чтобы ты поел, то лучше молчи. Либо предупреждай, когда хочешь припугнуть паучков. А то без меня делаешь, веселишься один.

Паучки разошлись по комнатам, а Питер с Кай остались в главном зале, уселись за огромный стол и пили кофе. Перед этим Паркер оповестил ее, что сегодня они будут находится в академии, так будет лучше. Холланд уже как-то все равно, где быть, лишь бы не мозолили глаза и могла почитать книжку. Здесь, в этой огромной комнате герои могли жить обычной жизнью, ходить в обычной одежде. Бунтарка нацепила на себя мягкую рубашка в тонкую полоску из «zara», которую не хотелось снимать. Покачиваясь на стуле, листала осторожно комикс, который носила с собой и так не успела дочитать. И да, если раньше читала до посинения про паучка, то сейчас перешла на нечто более интересное. Русская классика, обожала переводить и окунаться в произведения Булгакова или Достоевского. После того, как отца не стало, Кай ухватила у него дома русскую литературу, что так прятал. Наслаждаясь пьянящим ощущением полета, бегала глазами по строчкам.

— Все ещё читаешь? —она обернулась и увидела Питера с ещё одной кружкой кофе. Он куда-то уходил? Сколько времени прошло? Кажется, опять выпала из реального времени.

— Да, переводить оказалось куда забавнее, —призналась честно. — Раньше я читала комиксы о тебе, пучок, да и сейчас бы у себя читала.

— Серьёзно? —тот заулыбался. — Ты знакома лично с Паучком, но читаешь о нем? Там половина неправда наверное же.

— Конечно, но там сюжет интересный делают, так что мне это не мешает, —отмахнулась фиолетовая. — Иногда просто ощущаю себя таким образом простым человеком, который не знает личность Паучка. Когда-то я ей была…

И от этого вздохнула только. И это уже не о боли, а о перманентно-постоянной безразличности. Пустая улыбка, уставшее сердце, так много смеха и чуточку больше надломленности. Паркер смотрел на нее с таким взглядом. Так смотрят всегда, когда молчат о важном и слишком долго. Так, черт, смотрят, когда хотят оказаться в другом месте, в другой жизни, в другом времени, чтобы не было так, чтобы не было совсем никак, чтобы по-настоящему, чтобы ярко, открыто, честно.

— Скучаешь по дому? —спрашивает, наверное не раз.

— Честно говоря, —затаила дыхание. — Не очень, Питер моего мира со Мстителями, я отказалась с ними быть.

— Это же Мстители, как так? —юноша выпучил глаза. — Это авторитет и могут многому обучить.

— Я привыкла к старой команде, в которой осталась только я, увы. Мне не нужна никакая другая, я предана той и мне было комфортно с ребятами… —она отложила книгу и потерла переносицу. — Я скучаю по старым временам, когда мы бились насмерть, но были вместе.

— Эй, —парень вытянул руку ей. — Все хорошо, я не настаиваю, но ты можешь здесь подзадержаться, с Лайгерссом прка ведь суматоха, нигде не найти и, кажется, датчики подвели тебя. Но мы придумаем, что сделать.

Та не осмелилась дать ему руку, старые раны расштопаются, и поэтому лучше уж закатить глаза и вздохнуть.

— Забудь, —юная леди встала из-за стола и направилась к выходу. — Фьюри заходил сюда, сказал, чтобы ты через 10 минут к нему зашел, я, пожалуй, прогуляюсь. Ты ведь доверишь мне такое?

— Ты вообще старше меня, но я рад, что ты спокойно относишься к тому, что я твой надзиратель, —герой закинул ноги на стол и покорно поднял подбородок. — Круто, что ты мой друг… я ведь тебе ещё друг?

— Несомненно, общалась бы я чаще со своим Питером, он теперь там кроме Старка вообще никого не видит, аж грустно. Спасибо, что составил поддержку и. доверяешь, мне этогоне хватает.

Холланд вышла в длинный коридор и иногда поглядывала в книгу. Сюжет становился пикантным и интересным, а потому героиня потеряла бдительность и не заметила, как столкнулась с Дэнни (он же Железный кулак). Книга выпала сама из рук, закрылась и показала всему пространству обложку «Мастер и Маргарита». Юный герой осторожно взял ценную вещь в руки и протянул ей, говоря:

— Очень интересная книга, русская литература несильно одобряется нашей страной. Но, говорят, интересное произведение.

— Не знала, что ты увлекаешься книгами, —язвительность явно была ни к месту, а потом та неловко отвернулась. — Извини, для меня это неожиданно. Не думала даже, что у вас тут время есть на книги и мне стоило было быть внимательнее.

Железный кулак помотал головой и только дружелюбно пояснил, что не стлило за это извиняться, ведь она этого не знала вовсе. Да и добавил, шутливо чуть, что не все, как Нова, не читают книги. Стоило его упомянуть, как зубы скрежетом отдались. Одно его упоминание выводило уже. И, кажется, юноша это заметил и только с тонкой издевкой спросил:

— Что? Все настолько плохо?

— Если сравнивать ситуацию с Фьюри, который от меня требует больше всех, то да, — рвано хохотнула. — Серьёзно, Мистер Фьюри заставляет меня бегать, как ненормальную, зная прекрасно, что, как носитель, я выносливая. Зверь просто.

«Подумаешь, ты могла больше!» —Токсин публично отметил это, вылезая из плеча. Дэнни даже не дернулся, наверное, привык уже к таким странностям. — Тьфу, ты и спорт могли работать вместе, но тебе же не до этого.

— Бла-бла, пустые слова, —вздохнула.

— Мне кажется, твой друг инопланетный прав, ты могла большее, но не хочешь, по какой причине? —блондин говорил спокойно, ровно. Словно сейчас была медитация и он так убаюкивал своими речами. С ним не надо было трепать нервы и орать, срывая голос. А нервы сдают, рвутся, лопаются нитями до предела натянутыми.

— Зачем? Чтобы меня вы ненавидели ещё сильнее? —смеется. — Хочу быть хоть немного с вами наравне, Дэнни, брось, я не слепая, а способность мысли считывать — мучение для меня, вдобавок слышать голоса в голове. Я чувствую себя шизофреником. Я знаю, что вы тоже не одобряете мое присутствие. Вы же тоже считаете меня монстром?

— Кайлор, все совсем не так, первичное мнение чаще всего ошибочное. Людям свойственно ошибаться, и тебе тоже. Пусть ты и не создала хорошее впечатление, но твой внутренний огонь пылает добром. Вот, что я считаю.

Расслышался треск, с которым за лобной костью случается атомный взрыв. Девчонка нервно смеётся и отказывается от таких слов, но только противный голос впереди заставил ее ещё сильнее сморщиться:

— Ее внутренний огонь как бы не подпалил бы все, нам достаточного одного ткача, который все разносит.

— Будто ты не такой, —улыбается Железный.

— Я решаю это в бою, иной вариант не вижу, —пожал плечами парень, что пришел.

— Была бы воля, его подпалила первого, —указала Кайлор на Сэмюэля. Эти слова ошпаривают ему руки до едкой боли, до судорожных вздохов и проклятий сквозь стиснутые зубы. — Но Фюри меня закопает, если узнает, что я такого святого мальчика, как ты, снова обижаю. Или тебе все мало?

— Успокойтесь, этим не решить проблему, лучший способ победить ссору между вами, это…

— Да-да, это стать друзьями, —синхронно сказали оба ворчащих и с презрением переглянулись.

— Видите? Уже неплохо, —оптимистично говорил парень. Брюнет ввсокомерно усмехнулся и только закатил глаза. Глянул краем глаза на то, что в руках держала девчонка.

— Ещё и зануда, кто сейчас вообще книги читает? Все а электронном виде есть, —отметил Нова.

— Ты знаешь, что такое слово ‘книга’? Вот это познания для твоего узкого спектра знаний, —развернулась юная леди к нему и оскалилась. Сэм нахмурил брови и категорически игнорировал то, что говорил на фоне товарищ, он был полностью переключен на то, как поставить эту засранку на место. Но Александр только едко улыбается и пожимает плечами, отмечая то, что все это пустая трата времени, если не можешь спасти мир. Холланд шикнула себе под нос и отвернулась от парней, желая удалиться отсюда. Свет здесь начал мигать, а к этому было плохое предчувствие. Лампочка бахнула и осколки разлетелись в разные стороны. Стекло разлетается по черноте плитки, рассыпается, кое-где дробится в крошку. Почти звездное небо с разводами американо. Стекло всё ещё тёплое, когда Кай принимается собирать голыми руками, забывая и о мальчишках. Стеклянные звёзды вгрызаются в ладонь, рассекают кожу. Больно. очень больно. Она одерживает руку на интуитиве, как вдруг видит возле себя Сэма, что только высмеял глупую попытку исправить ситуацию. Носительница не плачет, рычит с надрывом, да кровоточащей рукой пережимает запястье парня. Тот, одергивая ее, спокойно вынял мелкие осколки и сказал, что на ней, как на собаке заживёт.

—…И за это я должна тебе в ноги упасть что-ли? Обойдёшься.

Истерика раздирает просто форменная.

— Мне и не нужна твоя благодарность, —собрав с парнем осколки, отметил он. Дэнни только разочарованно вздохнул и сказал, что оповестит об этом Ника Фьюри. Кай просила остаться его, но блондин специально, мирно игнорировал, оставив этих с недовольными лицами. Как только Александр встал на ноги и направился вперёд, та огласила его:

— Стой, ты что, оставишь меня так?

— Ты же Симбионт, для тебя это просто мелочь, —отвечает.

— Все непросто так, как раз малейшие царапины он не лечит, благодаря им я ощущаю себя живой, —она печально проговорила. — Все ещё считаешь, что я безчувственная тварь?

— Да мне до лампочки, хотя, ты и ее своим огоньком внутренним уничтожила, что довольно забавно и пугающе, —пока Нова стоял, хотя бы о минуемой боли забыть можно. — Какое мне дело до тебя, я всего лишь ребёнок, вроде так ты сказала.

Признавать собственную поехавшую психику легко, когда наизусть чужую биографию читать можешь, когда засыпаешь с именем трижды проклятым на губах.

— Я погорячилась, признаю, —напротив боли встала и хмыкнула. Тот повернулся и удивлённо глянул. — Да-да, конечно, думай сейчас, что хочешь, но я прошу прощения, однако ты меня выбесил, я на грани своего рассудка стояла и я очень рада, что ты тогда свалил. Однако если б не ты, этого всего не было.

— И снова виноват я, как же ещё, —махнул рукой зеленоглазый. — Это все? Ради этого ты тратишь мое время?

— Боже, да пошёл ты нахрен, индюк самодовольный, —оттопырила средний палец и прошлв мимо него, оставляя каплм крови за собой. — Нет и нет, больше извиняться не стану, единоразовая акция, но ты даже это просрал, как и свое воспитание.

— Ты бы свое воспитание нашла, бунтарка, —у него на лице довольная улыбка, а сам стоит и пытается сделать смех от такой недовольной Кай. А та стоит гордо и сверлит глазами, книга валяется где-то у места стекол и уже забыта. Еова поднял ее с места, пошёл к девчонке и протянул. — Книгу хоть бы пожалела, совсем о ней забыла.

— Руки в крови, —холодно бурчит та и парень, без спроса, расстегивает сумку и кладёт книгу туда. Застегнув, отходит назад и скрещивает руки на груди. У той глаза из орбит чуть не выкатились. — Э. спасибо?

— Ага, книгу жалко было б, —у него взгляд стал неловкий, он от ащил его, лишь бы с ней не пересечься. — Ну, типо извини, я, может, тоже перегнул палку.

— Стоп, стоп, Сэм Александр извинился? —боль как с руки сняло, та хлопнула его своим локтем и начала подшучивать. — Ждите потепления глобального, начнётся жара. Хв-хв, серьёзно.

— Да замолчи уже, —шикает, точно кошка. — Много говоришь. Когда-нибудь вообще молчишь или ты как ткач? Понятно, почему вы друзья.

Паркер и Холланд тот тип друзей, у которых шило в одном месте, не могут сидеть просто. Хотя, если девушка занята чтением, то ее ничто и никто не отвлечет. Парень же хотел бы побольше поспать и прогуливать уроки физкультуры. Ну, не нравится ему она, одной из причин которой была — Флэш Томпсон. Юная леди только пожала плечами и сказала о том, что у нее с ним много общего и это точно не сожительство под одной крышей. Александр криво улыбнулся и только махнул рукой.

— Ну, да, —с его-то интонацией было понятно, что думал он иначе. — Кое-кто-о влю-юбился-я…

И швы расштопались в миг. Привкус железа ко рту приступил и невозможно стало сглотнуть и слюну. Зачем он такое говорит, он ведь знает, что все совсем не так, но с зелеными глазами становилось не по себе. Они смотрели прямо в душу ей, изучая с головы до ног. Она взмахнула своими фиолетовыми локонами и указала на него.

— Что ты несёшь вообще? —задаёт. — Он мой друг, по крайне мере, единственный, кто здесь меня не докучает и не следит за каждым шагом. Сталкерство никто не любит.

— Поглядите-ка, —распахнул лапки в стороны. — Не любит она, меньше разносила здание и создавала суету — было бы иначе. Ты уж прости, но мне надо на тренировку. В отличие от тебя, мне необходимо заниматься.

Смотрит на него растерянно, с печалью на ресницах. Стояла в самом начале коридора, но будто видела его впервые. Стены, кажется, пузырятся и дышат. Руки липкие от пота, отвратительно. Всего лишь вышла погулять, а теперь не уверена, что сможет найти дорогу обратно. Очень тревожно и грустно. Кай смотрела в тень коридора ещё несколько секунд, ожидая, что что-то изменится. Вреемя такое вязкое и тянется дольше, чем возможно. Как только Нова зашагал в сторону тренировочного зала, то услышал шумных вздох.

— Хорошей тренировки, —говорит умеренно и уходит в противоположную сторону.

— Да что с тобой? Перегрелась на жаре? —хохотнул и ушел за угол. Пришлось вернуться обратно, в зал, где болтали пауки, но на сей раз без главного шумного. Флэш, конечно, легко справляется с задачей Питера, но этт все равно не то, может, Кай просто привыкла? Слишком много Паркера в ее жизни стало вдруг. Все эти мысли улетучились, когда ей в руки попал металлический шар. Цепко ухватила и прижала к себе, не отпуская. Она смотрит озадаченно на коллег и понять не может, для чего это было предназначено. Томпсон расхохотался и похвалил девушку, сказав, что реакция хорошая.

— Ты так и коллег убить можешь, —отметил Амадей.

— Не убью, у нее же паучье чутье! —указал на гостью.

— Да не Паук я, —со вздохом проговорила Холланд. Алый же поправил ее, отмечая тот факт, что проект Веном был изначально выведен Октавиусом из ДНК Паучка, как самые негативные эмоции и все плохое в нем. Железный добавил, что Карнаж тоже был выведен из этого, а получается, что симбионт Токсин имеет что-то родное с Спайди. Это, конечно, все научно, для их мира. Бунтарка уселась на диван к ним и закинула ноги на Флэша, объясняя:

— Все совсем не так, симбионты — это пришельцы с далекой планеты Клинтар, они были вынуждены находиться в телах существ, чтобы жить. Первоначально они не брали под контроль ращум носителя, лишь погодя из них стали смертоносными. В моем мире, Веном был симбионтом одного хорошего человека, которому…не повезло, если так сказать. Веном не имел пола, а значит мог прекрасно оставить после себя, назовем это «отпрыск». Так получился Карнаж, который вступил в симбиоз с психопатом-маньяком Клентусом Кэссиди. А тот, будучи «беременным» категорически не желал выводить на свет Токсина. Узнав об этом, Веном хотел забрать моего соседа по телу, но компания Нормана Озборна опередила и заточила его в капсулу, где мы с ним и встретились по случайности.

— Кру-уть, —Томпсон был явно под впечатлением.

— Совсем нет, Карнаж устраивал геноцид, как рассказывал мне Веном! — пожала плечами. Алый, вскинув бровью, холодно отметил:

— Вместо того, чтобы говорить о себе, лучше бы занялась тренировками, халтурщица.

— Да я же вам информацию сливаю, —слегка толкнула Скарлетта от себя. — И я не о себе, а об этих малышах прожорливых.

Эти щекотливые взмахи крылышек бабочек в животе заставляют чувствовать себя живым как никогда. Скарлетт раздражительно фыркнул и своими глазищами осмотрел возмущённую девушку, которая сверлила его взором bitch girl. У него дерзкая усмешка скакнуло внезапно. Токсин фырчал на Алого, сам утыкаясь мордочкой в ладони носительницы.

— Кай, не против, если я изучу вас с Токсином в лаборатории? —поинтересовался Чо.

— Думаю, я найду тебе занятие по круче, —Холланд кинула ему крошечную пулю в руки, а тотпринялся прокручивать в руках. — Узнаешь это?

— Это пуля, —не понимает.

— Кого пристрела? —хохочет Флэш.

— Твое чувство юмора, —язвит. — Это не просто пуля, а та, что выкачивает способности из мутанта, или же таких, как мы. Лишает героя или злодея летать, превращаться, лазать по стенам.

— ЧТО?! —парни, а именно Чо и Флэш, перекричали друг друга.

— Она дезактивна, —поясняет. — У нее метод поглощения, как у пылесоса. Всасывает и сохраняет в себе.

— ТЫ ЗАЧЕМ ЭТУ ШТУКУ ПРИНЕСЛА, ТИРАНША! —подскочил Флэш.

— Она же сказала, что она дезактивна, —Амадей ударил самого себя. — Флэш, успокойся. Дыши ровно. Кай, я потом осмотрю вещь, сейчас надо усмирить этого громилу.

— Это не я, а если и я, то я не специально, —подняла ладони. — Наверное, возможно.

— Как дети, —прокомментировал Алый.

***

По приказу Гидры, Док объединился с Бароном Мордо, чтобы использовать Гибельное Седалище, переместив иного Зелёного Гоблина из мира Майлза, в свой мир, чтобы присоединился к Зловещей Шестёрке. Паучок, сразу просекнув, пытался сразиться с врагами, но в одиночку ему не удалось. И это не ещё большая проблема. Куда опаснее то, что Гоблин оказался намного безумнее (и, к сожалению, умнее), поэтому он отбрал Седалище и начал разрушать реальность. Мордо, который вроде барон, а вроде нет, оказался уничтожен артефактом от рук Нормана. Майлз же телепортировался сюда, в мир Паркера, с помощью Доктора Стренджа, чтобы победить дикого зверя. Человек-Паук вступает в повторную схватку вместе со своим товарищем, но и это выходит с трудом. Согнув пальцы вверх и используя подушечку ступни, Спайди нанес удар ногой в грудь злодея и отскочил на приличное расстояние, пошутив над тем, что нужно соблюдать личное пространство. Юноша приподнял руку, отобразив коммуникатор.

— Нам бы пригодилась помощь Кай, она сравняет силу.

— Кай? —Майлз наклонил голову на бок. — Это твоя подружка?

— Близкая подруга, —поправляет герой. —. и кстати, она тоже не местная, из другого мира.

— Ещё один паук? —смеется.

«Кай!» —попытался связаться с ней Спайди. —«Паук вызывает Кай! Токсин?»

— Кажется, твоя подмога не любит, когда ее беспокоит шумный сосед, —в шутку сказал мальчишка. Как Гоблин замахнулся на него, а тень, что промелькнула перед ним ответила ударом: спаситель удерживал свое тело, поднял свое колено на высоту брюха и приполнял ступню ближе к бедрам. У того, кто защитил собой Майлза, нога была так, что бедро и голень были параллельными полу и находились на одной высоте. Двинул коленом и согнул полностью так, что пятка немного касалась бедренной части. Совершенный Гоблин не успел за долю секунды отреагировать и полетел в стену, сбивая, как кегли, Барона и Октавиуса. Луна светила ярче и, словно прожектором, показал на свету сформированное тело Токсина. Ворсинки, торчащие из шеи, как капюшон, удлинились и заострились.

— И из-за этих ничтожеств я приостановила спор со Скарлеттом? На вас жалко смотреть. Эй, Док, как насчёт того, чтобы вновь вырвать тебе конечность? О, или начнём с головы?

— Что за демона вы призвали? —спросил Стрэндж.

— Я не демон, кое-что покруче, —встал в боевую стойку и заострил когти в лапах. — Я — Токсин. Прости, Паучок, мчалась сюда сломя голову и не ответила. Оу, ещё паучок? Темный Спайди?

— Я Майлз, —вырвавшись из лап Ока, проговорил темнокожий юноша. — Ты тоже Паук?

— Ну… если тебе так проще будет, то да, —отбивая кулаками атаки Гоблина, произнесла дева. Но даже такой сильный симбионт смог впечататься в огромное здание и простонать. Зверь схватил паразита за череп и стал сдавливать. У того голова отпущена, на все его колкости было молчание. Уже понадеявшись на смерть, замахнулся на него, и тот лукаво оскалился.

— Ку-пил-ся!

Клинтарец стал больше и, наведя внутренней стороной ладони в виде черпачка, добавил внешней стороной ладони и тецуи. Для этого изолировал плечевой сустав и по возможности локтевой, с помощью фиксации, веревкой рук к корпусу. Пришелец прыгнул вместе с зелёным на крышу здания, оставляя от него дорогу разрушения. Монстр, что покрылся алой и черной окраской, зарычал и проговорил:

— Не двигайся, гоблин.

Только Гибельное Седалище разрушается и Совершенный Зелёный Гоблин с Майлзом оказываются в ловушке в этой вселенной. Мальчишка успевает только через пространственное зеркало попрощаться с мамой и прикусить губу. Сняв костюм, Кай подошла к парням и скрестила руки на груди. Ей было неуютно, что парень рисковал собой и остался здесь, на какой срок — неизвестно. Он, может, и не показывает эмоций, но Холланд чувствовала, что молодой человек разочарован, но на то участь героев. Любовь и привязанность крайне разрушительны, так как могут ослепить и заставить служить интересам тех, кого менее всего подозревают в участии в играх власти. В последнее время девочка так думала.

— Сегодня маленький герой спас мир, —с улыбкой заявила бунтарка и похлопала того по плечу.— Спасибо, Майлз.

— Так бы сделал Человек-Паук, круто ты отметелила этих троих, у тебя такой сильный Симбионт! Токсин зовут? Он типо токсичностью плюется или что? —юный паучок засыпал даму вопросами, из-за которых она растерялась. Клинтарец покрыл половину лица Кай своим обликом и низким тоном произнес, обнажая зубы:

— Да-а, я плюсуюсь токсичными словами, от которых у врагов происходит оттржения своего эго и я им бошки откручиваю. В одну кучу тела, в другую-головы.

Никто не в силах подавить гнев или любовь или заставить себя не испытывать их — не стоит и пытаться. Следует проявлять осторожность, контролируя их проявления, и, что особенно важно, они никак не должны влиять на планы и замыслы. Но после столь тяжёлой ситуации, Питер уговорил Майлза вступить в команду Воинов Паутины. Таким образом юные герои оказались в штабе Щ.И.Т’ а, который ещё ремонтируется. Паучок познакомил других спайдеров в тренировочном зале и оповестил, что Моралес теперь один из них. Агент Веном был рад маленькому брату, ему будет чему поучиться, Амадей, закончив с ботом, мирно поприветствовал темнокожего и принялся возиться с капсулой Кай. Алый поначалу остро отреагировал на появление черного Паука и даже немного сцепился с ним, до тех пор, пока Пит и Кайлор не остановили их. А фиалка напомнила, что спор ещё не закончен и она не сдасться. Скарлетт скрестил руки на груди и поднял подбородок, говоря:

— Неужели? И ты будешь спорить без своего товарища по телу?

— О, ты хочешь, чтобы он тебя поглотил? Знаешь, не самое приятное ощущение, десять звёзд бы не поставила, —самоирония прошлась по ней с лезвием. — К тому же, давай признаем то, что я в выигрыше, так как я не употребила нецензурную брань и тренировалась. Я честно победила.

— Чувствую, здесь весело, —Моралес широко улыбался.

— Ты ещё не видел, как она собачится с тем пацаном, у которого ведро на голове! —Флэш как вспомнит, так согнулся в три погибели и как загогочет. — Это схватка бесконечная, получше чем с Алым.

— У меня нет желания ругаться с такой, как она, —спокойно отметил он. — Это же просто глупо.

— Глупо — это твои попытки вразумить этих парней, что они все хаотично выполняют работу и совсем безответно подходят к планам, —указывает ладонью на команду. — А также твои попытки спорить со мной, меня здесь даже Фьюри не оспорит, я для него геморрой.

— Это я уже заметил, —проговорил это и закинул голову назад, лишь бы не слышать, как та пискляво возмущается на него. Ни бьет, ни ругает, стоит и надеется, что мини версия лабрадора покинет территорию и не придётся пускать в ход руки. Агент Веном не стал ничего говорить, а только погладил по голове фиолетовую и бодро сказал, что у нее в следующий раз получится, когда чуть подрастёт. А у той пукан разгорелся.

— Да как же! Я как была 163 сантиметров ростом, так и не выросла! —завопила так шумно, что Алый просто прикрыл руками рот ей. — Опуфти фвои руфки, Фкарфлетт!

— У тебя голос громкий, на три тона ниже говори, —отмечает и отпускает. — Веном пожалуй прав, хоть в чем-то. Чтобы я тебя услышал, вырасти хотя бы до моего уровня.

— Ну хватит вам, —Питер всех милой аурой разбавил. — Нормальный рост у нее, Кай, не слушай их, они просто издеваются.

Та хрустнула громко шеей и только с вызовом смотрела то на Венома, то на Алого. Она не выдёргивает руки — та повисает в чужой безвольной плетью. Пальцы Питера на предплечье кажутся обжигающими, когда он легко пробегается ими по свежим ссадинам.

— Тебе не обязательно прибегать к насилию, реши все словами, —ответил. Холланд поклясться готова, что несмотря на лёд в голосе, Паркер — Улыбается. Сколько раз она видела эту улыбку, до костей неискреннюю, на журнальных вырезках, на телепрограммах, ею до дыр засмотренных? Ей сейчас и головы поворачивать не нужно — справляется воображение — но она поворачивает, и попадается в ловушку.

— Они половина слов не поймут, а если начну на русском говорить или на греческом, то упадут здесь от передоза знаний.

— Знаешь греческий? —Амадей, что до этого не подавал знаки активности, отвлёкся и посмотрел на нее.

— Ну, половину уж точно, как и русский, благодаря переводу, —честно поясняет. Ох, как же Токсин не любит, когда та увлекается полиглотством. Ненавидит так сильно, что внутри от отвращения в сплошной пульсирующий ком всё сжимается. Спокойствие Алого всё ещё бьёт под дых и ей от себя так противно, что хочется лишь зажмуриться и сбежать. Но она смотрит внимательно, остро — как смотрела на серый камень, выискивая каждый скол за идеальными чертами лица.

— Полиглот? Не похоже, чтобы ты была тем, кто увлекается другими языками, — Скарлетт роняет слова мягко и осторожно, едва к ней наклоняясь.

— Я вообще-то учусь на космического инженера, хотя бы математику подтянула, а языки — это хобби, — пепел путаются в ее волосах, остаются черным на длинных ресницах. Глаза дамы кажутся светлыми-светлыми, пронзительно холодными. Красиво.

— Инженер? Тогда ты могла сама возиться с этой капсулой, — Чо нахмурился.

— Могла, но тебе же нравятся такие штучки? Ну и вот, на этом и все, —отмахнулась. — Я не знаю, как меня оттуда ещё не выгнали, повержена, но не сломлена.

И впервые бунтарка слышит глухой смешок от Скарлетта. Флэш, кажется, тоже слышал, но старался не лезть, а дальше — тренировался. Кай, у которой в каждой заднице затычка, начала говорить о том, что этот тип смеется, он умеет смеяться! У того сразу же поступило отрицание, раздражение.

— Ты ещё хуже, чем этот болтливый, ты ещё болтливее.

— Да-да, я тоже вас всех люблю, так и ваши паучьи лапы и во фритюре, м-м, как деликатес. Углеводов много, но обмен веществ позволяет, —уселась на диван и распласталась звездой. — Майлз, тебе здесь понравится.

— Тут просторно и уютно, спасибо за поддержку, Кай, —кивнул головой.

» Будь готов к предательству любого из своих близких, но особенно того, кому ты доверяешь больше всех » —с интонацией прочла Холланд не так громко, но юноши явно с недопониманием зыркнули.

— Что? Русская литература мрачная, Алый, тебе бы понравилось.

— Я не мрачный, ясно?

— Тучка ты, —смеется и утыкается в подушку.

Оставив юную героиню в большом зале досыпать, Питер и Паучки вышли оттуда, бурно обсуждая Майлза. Алый, каким бы ни был, немного был восхищен таким мальчуганом. Моралес ещё долго переговаривался с новыми коллегами, пока Агент Веном и Железный Паук не ушли в комнаты. Скарлетт хотел было выспаться перед тем, как отдать себя в лапы тренировок, а потому вежливо покинул кпуг общительных пауков. Пит и Майлз долго гуляли по коридорам, обсуждая пустые и довольно спокойные темы.

— Хорошая у тебя команда, —кивает головой мальчик.

— Да, с вами мы сможем победить много кого, я верю в это! —закинул руки за голову. — Только бы Скарлетт с Кай не спорили, цены им не было. Надо же было ей прикапываться к нему, будто Новы недостаточно.

— Хах, ну, —призадумался черный Паучок. — Может, нравится он ей, Алый выглядит хорошим парнем.

— О, на эту участь уже уместился Нова, ты бы видел, как эти двое… ругаются и орут друг друга, —смеется. — Сколько бы я с Железным Кулаком ни пытался их сдружить, становилось хуже. Я даже рад немного, что они сейчас не пересекаются.

========== Часть 2 ==========

— О, на эту участь уже уместился Нова, ты бы видел, как эти двое… ругаются и орут друг друга, —смеется. — Сколько бы я с Железным Кулаком ни пытался их сдружить, становилось хуже. Я даже рад немного, что они сейчас не пересекаются.

— Минус на минус — дает плюс, тут и высшей математики не нужно, я считаю, —ответил.

— Работало бы так всегда, —со вздохом заявил он.

Со временем адаптируясь к миру Пита, Майлз утром встал и встретился с командой, попутно пытаясь придумать себе кличку. Амадей пришел чуть позже, но с довольным настроением, так как смог разобраться с капсулой, спрашивая после чего где находится «эта девчонка с панковскими браслетами».

— Может, заболела? Она себя неважно чувствовала, —пожал плечами Агент Веном.

— Нормально я себя чувствую, —столь же резко появилась из-за угла сонная Холланд, перекручивая на голове небрежный пучок. — Напомните мне на ночь не читать, особенно фанфики или комиксы. Крышу сносит.

— Было бы что сносить, —ответил Скарлетт.

— По себе людей не судят, —язвительно выплеснула из уст она.

— Найди здесь человека. Перед собой я не вижу человека, если ты понимаешь, к чему я клоню, —он может и говорил спокойно, но тон становился ниже. — Люди не поедают людей, и не отрывают им головы.

— Было один раз и то неправда, —поставила руки на боки. — Однако, я искренне рада, что ты начал общаться с командой и со мной, у тебя явный прогресс.

Поскольку имя Человека-Паука уже занято Питером Паркером, Майлз решил временно назвать себя «спутанная паутина». Это вызвало у девушки смешок и такое выражение как «пацан, подумай ещё, это нелепо». Серьёзно. Тут даже Токсин стал ржать от такой глупости, отмечая то, что крайне «трепещит» от этого имени. Пит и Майлз совсем случайно натыкаются на Доктора Октопуса и бронированного Стервятника. А ведь парни просто хотели развлечься, играя с Гарри в видеоигры. Моралесу понравился друг Питера, выглядел мирным. Однако крылатый враг свершил набег на Оскорп для того, чтобы получить доступ к компьютерам и вспомнить о себе. Паркер мог бы позвать на помощь своих, но времени все никак не было. А потому Человек-Паук и Майлз Моралес помогают Норману Озборну в костюме Железного Патриота победить их. Изначально паучки должны были уйти в безопасное место, но в итоге оставили Гарри одного в камере-сейфе. Чтобы выручить своего отца, Гарольд одевает один из других броне-костюмов отца и побеждает на какое-то время. Доктор обманул своего помощника, и тот напал на него, прислушиваясь к Паучку, который говорил, что тот лжет и в Оскорпе не было базы данных о нем. Однако Стервятника не удается спасти, так как злобный учёный-доктор полностью подчиняет его своим ботам и тот становится машиной для убийства, но перед этим, будучи ещё в сознании, мужчина говорит, что у Дока есть шпион в Щ.И.Т’е.

— Кто? Кто он, —спрашивает.

— Па-а…ук…— и улетает стремительно.

***

Томпсон решил прогнать по полной Амадея и Кай, которые сами по себе были в стороне и пытались разобраться с составом жидкости внутри капсулы. Девочка и парень оббежали огромного парня вокруг и кинулись к выходу. Чо отметил, что таким образом он им точно не даст спокойно разобраться, мёртвого достанет. Они в коридор выбежали, запыхавшись.

— Я сейчас сдохну, —задыхавшись, ответила девчонка.— Ненавижу физкультуру. Предпочитаю бег от проблем.

— Не самое логичное решение, —ответил гений. — Предлагаю стратегическое отступление.

— Продолжать бежать или сразиться? Фьюри от нас и мокрого места не оставит, —рвано пошутила. — Предлагаю его вырубить.

— Он наш товарищ! Так нельзя.

— Пока копов нет-все можно, или нет свидетелей, —сказала так, будто опытная преступница она. — Шучу, предлагаю спаринг, на тренировочной площадке. Он же хотел этого — пусть получит.

— Глупо, но другого выбора, видимо, нет.

— Ама-адей, Ка-ай! —позвал Флэш.— Бросьте, выходите, хватит убегать от физических упражнений. Кто-то же должен.

Двое ребят вышли из-за угла в щитках. Холланд подняла руки, а-ля сдается, и сказала, что предлагает спаринг без участия костюмов и симбионтов. У того в глазах азарт разыгрался и он согласился. Амадей, что стоял позади бунтарки, шепотом проговорил:

— У нас нет шансов.

— Не боись, у меня все схвачено! —указала на себя фиалка.

— Да в этом-то и основная проблема, —печально выдохнул Чо.

В тренировочном зале, где были уже расположены стены и платформы, их поджидал Алый, очевидно поняв, что те в край с ума сошли, если пошли тягаться с громилой и спортсменом школы. Двое мелких «шил в заднице» против одного туголома. Но это непростой спаринг, а включающий в себя захватывание территории и побеждение противника. Флэш уж очень был уверен в себе, но нежданно к ним решил присоединиться Скарлетт.

— Ты же не хотел, —удивился Агент Веном.

— Уже успел обрадоваться? Не хотел расстраивать, да жаль, что мне все равно, —разминая руки, говорил Алый, смотря на низкорослых ребят. — Может, все-таки изменим команду? Вы ведь, как минимум, будете высчитывать тректорию.

— А ну-ка цыц, —ткнула ногтем ему в грудь Кай. — У нас спаринг без костюмов, а ты, увы, дресс-код не проходишь.

— Я буду не на полную биться и не использовать свои острые штучки, —поднял перед собой ладони и убрал жала. — Дресс-код? Ты серьёзно убьёшь врага скучными словечками из книг.

— Тебя же ещё не убила, —расплылась в улыбке и вниз надела более жесткие щитки (такие, как те, что обычно прикрывают голень футболистов), а поверх щитки, защищающие голень. Такая конструкция позволяет надежно защитить руки.

— Тебе скучно будет без меня, —и ушёл гордо с Флэшем вперёд.

— А как же! Погоди, он что, только что улыбнулся? —Холланд серьёзная, задаёт вопрос так, будто бы проверяет его на знания математики: сколько будет два плюс два? квадратный корень из двадцати пяти? Чо качает головой и съедает последнюю яблочную дольку из контейнера. — Ау! Я слышала, как ты усмехнулся, а значит улыбнулся! Ты умеешь это делать?

— А я думал ты ничего кроме себя и своего юмора не видишь, —развел руками и прыгнул на стену.

— Он ещё думать умеет, невероятно! —завершила штукой диалог.

— Хорош залипать, что делать? —напомнил о себе Амадей.

— Что делать? — задумчиво тянет и смотрит на потолок, — что делать… — повторяет и переводит взгляд на Чо. — Разнесем их тем, чем умеем.

— что?

— Ты все слышал, — кивает Кай и откидывается на стену. — Мы с тобой умные, умнее их. Как насчет закона преломления и отражения? Зеркала установить проще, включим свет. Условия шикарны и есть шанс. На одном из зеркал сенсор, можно установить копию тебя, как отражение, а сам ты захватишь территорию, я выиграю время для тебя.

— Это…? гениально! —Чо подпрыгнул. — Погоди, я? Ты быстрее меня бегаешь.

— А ты умнее, давай, левой и правой булкой шевели, —подтолкнула его и встала перед сенсорным управлением. Притянула к себе микрофон с азартом озвучила, — Ну что, парни? Сыграем? Город засыпает — просыпаются паучки.

Свет отключается и на стенах отображаются зеркала. Амадей заметил сразу сенсор и установил на нем себя, запрограммировав пару движений. Мальчишка с помощью мыслей связался с ней и они побежали навстречу территории парней. Кайлор знала, что парню по стенам лезть — не вариант, а на территории явно будет стоять кто-то из них. Значит, надо выманить на себя, опередив при этом в захвате. Железному Пауку придётся пройти под стенами. Да, именно под. Холланд зря время не теряла и от Питера узнала, что там есть тайные ходы.

«о-окей…навалила она на меня задачу тяжёлую» —смиренно подумал мальчик и двинулся вперёд.

Носительница Токсина зашагала вперёд, под ногами хрустел кафель в крошку. Впервые за это время она чувствует себя азартно, полностью уверенной в своем напарнике. Они, конечно, не были близкими друзьями, но все меняется. Сейчас ее задача — сделать все возможное. Флэша было слышно за километр, а если он неподалёку, значит, там Алый. Да уж, как чувствовала, что этот засранец будет.

«Попалась!» —из неоткуда, со стены спрыгнул на нее Томпсон. Юноша принялс атаковать кулаком, но юная леди попыталась отбить его предплечье, когда как он приблизился к ней достаточно близко. Сейчас нужно было нанести удар в живот. Ну, нев промежность же, верно? Всё-таки друг, на котором она ноги свешивала. Фиолетовая красотка нанесла атаку подушечкой ступни.

— А где твой дружок? Струсил? —усмехнулась и успела вырваться вперёд, схитрив со стенами. Она перепрограммировала стены в лабиринт и установила на одном из них, на сенсоре, свою копию, которая отображалась при преломлении.

«времени мало, он скоро догадается» —сказала Кай, как с ней по мыслям связался Чо. Видимо, был рядом, раз смогла захватить диапазон.

«Как обстановка? Я слышал Агента Венома, Алый Паук, наверное, на территории» —проговорил. —«С ним будут трудности»

«У меня с ним никаких проблем не будет, у меня есть ужасная идея, должна сработать. Я дам тебе знак, когда тебе вылезать, запрограммируй так, чтобы Агент Веном был чуть-чуть подольше»

Дальнейший диалог прервался, когда чутье, если так можно было назвать, заподозрила над собой и возле себя что-то нехорошее. Подняла голову и заметила сетчатую ловушку. Интуитивно отскочила назад, но тут же была сзади схвачена грубыми руками и прижата к стене.

— Вот ты и договорилась, недо-паук. Ты с ума сошла, раз пошла прямо на меня, —острые жала торчали у ее нежной шеи, от которой пахло очень приятно и до жути страной.

— Ну, так арестуй меня, я сегодня была плохой девочкой-пауком, —смеется ему в лицо она, вовсе не противясь его грубой силе, которая одновременно заломила ей руки. У того глаза удивлённо приподнялись, и дева неосознанно услышала тихое, недовольное ворчание. — И ты обещал, что жала не используешь. Жульничаешь!

— Ты невыносима, в курсе? —Алый убрал жала, но руки так и оставил в такос положении, пока Холланд не откинула ногами его от себя. Они смотрят друг другу в глаза и думают в унисон: нужно победить. Дважды в жизни так не везёт никому.

— В курсе, но а как иначе? Кто же виноват, что у всех пауков на меня странное влечение, —самодовольно улыбнулась, напоминая кота, который спер сосиску и даже не стеснялся этого. — Паучьим феромонам дорогу не перейдёшь. Если ты и первый паук, то должен это понимать как никто другой. Да и к тому же, ты уже проиграл мне.

— Что? —Алый глянул на верхнюю платформу, на которую забирался Амадей, кряхтя. Скарлетт мгновенно отпустил ее и направился стремглав на него, но девушка не дала ему идти дальше. Обхватила сзади, и скрепила руками в замок. — Агрх, ты не сможешь держать меня долго, не так силовая категория.

— Ты что, до сих пор во мне сомневаешься? —у той голос запищал и та, с криком, перекинула парня через себя, как тем временем Чо доле до территории и нажал на сенсор. Раздался звук победы и озвучили: «победа команде Амадея Чо и Кайлор Холланд». Бунтарка выпустила парня и подпрыгнула, выговаривая:

«Чо! Мы смогли! Хв-ха-ха! Я говорила же, что ты просто чудо!»

Мальчик спрыгнул и неловко заулыбался, когда стены исчезли, а среди них плутал Агент Веном. Он не сразу понял, что игра окончена, а потому спросил Алого, мол, его что, только что на прогиб взяла девчонка?! У Скарлетта зубы скрипели, но жти двое выиграли честно, а потому встал и почесал больной затылок.

— Ладно, вы правда молодцы, —признал.

— Теперь мы можем спокойно разобраться с капсулой, отлично! —Чо выдохнул от облегчения. — И я, кажется, понял, как работает она.

— Это же хорошо, —поясняет бунтарка. — Мы отличная команда, Чо. Почаще бы с тобой работать.

— Ты уже и до детей добралась, со всеми нафлиртовала, —критично глянул на нее Алый. — Когда только успеваешь?

— Да не умею я флиртовать, а если бы и умела, явно бы не с паучками это делала, с вами мороки много, в особенности, с тобой, —бодро предъявила Холла. — Ты меня чуть не убил.

— Очень жаль, что чуть, может, в команде тише бы стало, —развел руки юноша. — Ты трещишь и шумишь без остановки.

— Ой, какой ты у нас нежный и ревнивый, меня сейчас стошнит, —захихикала и стала убегать от его злобного шага. Её ум является складом сумашедших эмоций. Видит, как работает мозг, как он функционирует, подавая мысли, и отгоняя образы. И отчаянно прячу то, что мешает. Сосредотачиваясь лишь на том, что должно быть сделано: основные компоненты выживания и бесчисленные вещи, которыми должна управлять в течение дня. Игра окончилась, а к этому времени пришли Питер с Майлзом, рассказывая попутно, что с ними случилось. А Флэш, как на духу, рассказал о игре. Майлз рассмеялся и сказал:

— То есть, вас только что, двух сильных Пауков, натянули сумасшедшая девчонка с симбионтом внутри и пацан без брони. Ха-ха, ну вы и конечно облажались!

— Я сумасшедшая? Иногда просто необходимо сойти с ума, чтобы привести в порядок чувства, —поясняет. — Кто же виноват, что один из них безумно рвется в бой, а другой слишком зануда и не внимателен?

— А ты сам попробуй и ощутишь на вкус кафель, —возмутился Алый. — Пацан, раз такой умный, иди на нее один, а я посмотрю. Вот посмеюсь.

— Да не кипятись, Скарли, —хлопнула того с силой по спине, и тот ушёл чуть вперёд и сжался. — На прогибания тебя у меня всегда найдётся время.

***

Выискивая шпиона в Щ.И.Т’е, команда воинов паутины решили пройтись по другим членам команд, может, среди них и есть тот самый или самая. Холланд не горела желанием участвовать в поединках с ними, а потому решилась пройти по камерам заключённых, проведать пойманную Малфанию, которую который раз допрашивают, а она молчит, как партизан. Коридоры длинные, слабо освещённые, выглядело жутко на самом деле. Тишина окутывала каждый сектор, обволакивая в некую зону. И вот, за толстым слоем камеры, сидела за столом спокойной Мал, в наручниках. Дочь стояла и смотрела сквозь нее. Та, заметив её, поняла голову и широко улыбнулась.

— Любимую мамочку решила навести? —токсично издевается женщина.

— Конечно, проверить, не померла здесь ещё от скуки, —не робея, ответила. — Здесь стремно.

— Со временем привыкаешь, —пожала Блуд плечами. — Так, с какой реальной целью пришла?

— Ты работала с Док Оком, ты знала о его шпионе? Он в Щ.И.Т’е, —говорит прямо.

— У Гидры много шпионов, насколько я помню, —пожимает плечами. — Октавиус тот ещё фрукт, откуда мнн знать, кто у него здесь в шпионах. Не знаю.

— Врешь, у меня твоя способность, —ответила. — Говори, и, может, ты останешься жива.

— И что ты мне сделаешь? —смеется над ней. — Милая, то, что ты носитель симбионта не делает тебя всесильной. Моя способность, может, и в тебе, но я могу разрушить не только тебя, но и твоего друга, он так боится трупов.

— Токсин не боится трупов, он их поедает.

— Я говорила не о Токсине, —светлая голова наклонилась и глянула через плечо дочери, смотря на кого-то. Бунтарка повернулась и заметила стоящего у стены Нову. Он смотрел на заключённую с раздражением, но молчал, — А о нем.

— Что ты здесь делаешь? Я думала, у тебя миссия, —у нее шок, кажется. Дар речи потерян уж точно.

— Она была, там не так сложно оказалось, вернулся раньше предполагаемого времени, —пояснил. — Ткач стал волноваться за тебя, поэтому и здесь.

— Это очень мило, конечно, но тебе лучше уйти, —развернула парня и стала выталкивать.

— Нехорошо врать, малыш Сэмми, —мурчаще проговаривает каждую букву злодейка. Тот остановился и не дал дальше толкать Кай, развернулся и с ярой эмоцией рыкнул:

— Да что вы ко мне пристали? Хватит докапываться до меня со своей дочерью ненормальной на пару. Ничего я не врал, оставьте меня в покое.

У него перед глазами трупные пятна кажутся, миражами проступают на коже, в очередной раз вынуждая нажать на больные воспоминания. Александр может и кажется бесстрашным и прямолинейным, но рядом с ним Кай чувствовала тоску по дому и страх животный. У него дыхание учащалось с каждой секундой. Холланд хотела бы возразить, но почему-то не стала этого делать. Отчасти был прав. Мириады потерянных мыслей, обрывки чужих фраз бинтами ложатся на призрачный перелом.

— Знаешь, кто твой злейший враг, Сэм Александр? —задает столь интересный вопрос. — Ты-ы, и то-олько ты-ы. Это сделал ты. Так и не понял, почему все забыть не можешь кошмарный транс с вскрытием твоего тела?

— Не слушай ее, чтобы ни говорила, —бунтарка перегородила матери взор от Новы. — Она манипулятор, и всегда такой была.

— Сэм Александр, только ты враг своей жизни, —смеется Малфания с захлебыванием. У нее безумный взгляд, будто говорит, мол, ему ничего не поможем. А он стоит, как вкопанный, ни усмешки отвергнувших. Только сжал уголки губ. Кай чувствует как у него в голове все путается, ему нельзя здесь долго оставаться. Об этом уже даже нынче молчаливый симбионт сказал.

— По себе других не суди, паршивая сука, —она стоит впереди парня и сзади рукой ухватилась за предплечье парня, подталкивая к выходу. — Иди, иди уже, чего стоишь и глазеешь, как баран на новые ворота.

Говорила это так тихо, будто секрет.

— Ты кого бараном называла?! —заворчал Сэм. — Ты теплая что-ли? С какой кстати меня защищаешь?

— Я и трезвая никогда не была.

— Что?

— Что?

— Вы такие милые, когда идиотов включаете, —перебила их Мал. — А он получше, чем Паучок, меня от него всегда тошнило.

— Ха, видишь? Даже она признала, что я лучше т-… не понял, погоди, —стал мотать головой Сэм, округляч глаза. — Э-э, нет, нет, я что-то не понял. Я с этой идиоткой, нет, фу. Тошнит от нее.

Сейчас сам убивал себя. По доле мгновения, медленно, заглушая сердечный стук. Ядовитые узоры от Александра по венам оплетают страхом Кай, сжимая в чаще беспомощности. Дорогу назад не найти. А ее душевный крик в пустоту возвращается эхом, что ранит больнее острых игл, впивающихся в сознание.

— Ну и иди ты нахер, —оттопырила средний палец и фурией умчалась вперёд. На лице у хлодейки застыла улыбка. Это всего лишь конвульсия. Некая фикция, омрачающая существование. Брюнет сам отвергает протянутую руку. Просто потому что знает, что недостоин.

— Са-анта Ба-арбара-а, —тянет слова и смеется женщина и умещает стул перед окном. — Ха-ха, а косячишь ты хуже Паука. Что сказать, теперь у тебя не будет надёжной защиты, а она бы тебе сейчас пригодилась.

— Мне не нужна ее защита, да и к тому же, от чего мне защищаться? —задал Нова этот вопрос и услышал крик знакомый в самом конце коридора. — Кай?

— Бу-ум, вот теперь можете веселиться, посмотрим, как ты будешь выглядеть теперь в ее глазах. Она ж моя дочь, а мы зло-опамятны, а если учесть то, что я вижу тебя вдоль и поперек, то могу сказать только то… что для человека, который неправильно дышит с тем, кого терпеть не может, ты поступаешь мерзко. Почти меня догоняешь.

— Не вам меня учить, —и умчался вперёд, за голосом. Коридор кишил… ящерами?! Нова не мог понять, что происходит, но не стал заморачиваться и только поднялся в воздух, обволакивая свои кулаки энергией.

— Сегодня у нас в меню жареная ящерина! —как только он хотел в них метнуть, на него накинулаясь красно-оранжевая тень и прижала к полу, недовольно рыча. Нова попытался скинуть с себя паразита, крича о том, что он/а больной/ая на голову.

«Это наши товарищ-щи, ведроголовый» —говорит Токсин, сжимая под собой уверенные плечи парня. Тот ещё сильнее вытаращил глаза и симбионт схватил его за шкирку и рванулся вперёд, оббегая их, попутно рассказывая что случилось. И в этот же момент по коммуникатору связался Питер.

— Кай! Господи, ты жива, Нова с тобой? —спросил Паучок.

— Да с ней, с ней, говори проще, пацан, —Симбионт говорил, закатив немного глаза. Оказалось, что Коннорс снова превратился в Ящера. Только вот у него есть вирусный укус, который превращает любого, кого он укусил, всебя подобного.

— Ткач, а ты мог сказать это ещё тогда, когда я б откинулся?! —раздражённо отметил Сэм. — Окей, и что нам делать?

— Мы в лаборатории. Нова, там должны быть другие студенты, оповести их, пока Железный Паук занят этим. Кай, ты нам нужна, —Паркер отключился. Токсин спустил Нову с плеча и размял их, попутно задумываясь над тем, чтобы такого сказать. Александр хотел было уже улететь, как остановился в воздухе и повернулся к Симбионту, спрашивая:

— Они не укусили тебя?

— Укусили, —говорит, обнажая свое лицо.— Но Токсин успел апгрейднуться, у него в жилах токсический яд, которым сам заражает других, и кажется, вирус Ящера не действует на него.

— Круто, —сухо ответил и отвернулся. — И. Кай.

— Ну чего ещё? —подняла свои усталые глаза на него.

— Не такая уж ты и идиотка, я погорячился, когда говорил, я был больше взбешен на твою мамку, —пояснил.

— Приму это как за извинения, и они приняты, —и голова покрылась маской. — Не подкачай, Нова.

— Хах, они не знают, с кем связались, —улыбнулся на секунду и рванулся вперёд. Той оставалось совсем чуть-чуть до лаборатории, но оттуда пулей вылетел Майлз и простонал.

— Воу, Майлз, выглядишь ужасно, —смехом ответила она и помогла ему подняться и дойти до лаборатории, где уже полным ходом намеривался атаковать Ящер. Как только Пит крикнул «в рассыпную», все Паучки отскочили, а Холланд наоборот — ринулась на него, отчего они начала куборем катиться к склянкам и из-за этого разбили половину техники. Симбионт недовольно издал крик, чем-то напоминающий ультразвук, от которого Коннорс сморщился.

— Что, не нравится быть снизу? —язвит Паразит и отлетает назад, к Паучкам и встаёт на ноги. — Какой недружелюбный.

— Наконец-то я могу что-то покромсать, —Алый вытащил жала, а сын Карнажа посмеялся, говоря, что этими шампурами только ящеров и кромсать. — Ты точно договоришься.

Парни попытались задержать монстра, обхватив за конечности. Скарлетт попросил Железного подержать хвост и таким образом они его прилепили к паутине. Отряхнув руки якобы от пыли, багровый сказал, что это проще простого. Холланд закатила глаза и отскочила назад, когда Пит сказал «осторожно» и ящер укусил за ногу Майлза и вместе с Алым откинул его в стену.

— Укус все-таки мутирует. Невероятно! В исследовании не было такого, —удивился Амадей.

— Пора обновить исследование, Чо, —проговорил товарищ и с разбега направился на Токсина. — А-ну, подкинь меня у нему, паразит.

— Ты совсем в край ахренел?! —Симбионт наклонился к нему и прорычал прямо в нос. — Рот свой завали, паршивый кусок паутины.

Скарлетт пустил в воздухе, в лицо Моралесу паутину и оказался рядом. Кай раскрыла лицо и огромной рукой перекинула мутированного парня через стол, попутно надув губы.

— Какая ты обидчивая, —мягко приземлился прямо на край стола жалоносный паук, издеваясь. — Ой, да брось, я же его назвал, а не тебя. Ты-то что дуешься?

— Да ну тебя, —фыркнула. — Ты его сильно обидел, а промывать мозги будет мне.

Она снесла на своих плечах много грустных моментов. Ее реальность грубее и твёрже, в ней нет места сомнению, нет места полутонам. Они наверняка думают о том, что Кай с симбионтом жестокие и бешеные. Это так, и всё же умеют быть ласковыми, умеют любить.

— Пригнись! —предупредил спокойно, своим сформированным мужским голосом Алый и накинулся на нее, увернув от укуса ящера. Та головой ударилась об пол и заметила, как возле нее сидел на колене товарищ и защищался жалом, пока его один из врагов не схватил, а Майлз не укусил.

— О, черт, —выдала она, как ее оттащил от животных Паркер.

— Мы будем в меньшестве через полторы секунды, —оповестил Чо.

— Как не люблю я это выражение, —отметил Человек-Паук. — Ты в порядке? Он тебя не ранил?

— Он спас меня, ты о чем вообще? Точно снег выпадет, раз Скарлетт своей жизнью ради девчонки пожертвовал.

Логика сложная, дается не всем. У нее удивление и в какой-то степени радость напевом разлилось по венам. Они выбежали в коридор очередной. Их здесь столько же много, сколько волос на ногах Фьюри. Встретив других членов команды, Питер сообщил, что туда лезть не стоит. Стоило это вообще сказать, как огромная дверь вылетела с ручек и откинула героев назад. Трое ящеров выбежали прямо на них.

— Напоминаю, что укус заразный, старайтесь остерегаться их зубов, —напомнила носительница.

— Мы что, дети что-ли? И так поняли, —Тигрица фыркнула.

— Именно в этом и проблема, что вы дети, —стоило это сказать, как Белая Тигрица стала укоризненно глядеть на нее. — Попозже возмутишься на меня, а сейчас надо… Бежать!

Многие разделились, охранять выходы, чтобы остановить распространение. С помощью офиса Ника Фьюри, Железный Паук и Спайди вылезают оттуда с натыкаются на ещё одного зараженного, которого стеной прижало от удара Неуязвимого, за которым, точно утенок вылезла Холланд, вытаскивая с волос паутину.

— Парни, вы раскидали повсюду паутину, а она в итоге на мне, —прокомментировала. Неуязвимого отправил Паук защищать оборону, а эти трое продолжили бежать от зелёных зубастыз, пока внизу, в решетке не показались лица Фитца и Симмонса. Благодаря им Человек и Железный Паук с Кай стали разрабатывать антидот, чтобы всех излечить. Но все закрутилось-завертелось и двое ученых стали зараженными тоже, а потому Чо пришлось истратить всю энергию костюма и стать тоже жертвой, чтобы парень и девушка что-то придумали.

«Я верю в то, что ты что-то придумаешь, Человек-Паук, у тебя ещё есть она» —с улыбкой говорит Амадей и за долю секунды глянул на носительницу, позже превратившись. К великому счастью, мозг Паркера додумался присоелинить распылитель в вентиляцию и пустить ампулу. Как только зелёные газы стали распространяться везде, Холланд облегчённо выдохнула и скрыла за собой костюм, заметив, что у нее все спортивные штаны порваны вместе с чёрным спортивным топом, который, благо, скрывал выступающие части.

— Ну, все, кто куда, а я, как все уляжется, грохнусь дрыхнуть, —проулюкала она. Холланд краем глаза посмотрела на Коннорса, который мало того, что был без руки, так ещё и без верхней одежды. Сказать честно, для своего возраста у него тело, приврекательное.

— Воу, мистер Коннорс, для своих лет вы великолепно сохранились, —сделала комплимент бунтарка.

— Спасибо, —расплылся в улыбке.

«ФУ, ЗАБУДЬ ДАЖЕ. ВОТ ЖРАТЬ МНЕ НЕ ДАЕШЬ, А Я НЕ ДАМ ТЕБЕ ДУМАТЬ ОБ ЭТОМ!» —Симбионт заверещал, как потерпевший. Над ними показался Нова и осмотрелся вокруг, усмехаясь над Паркером.

— Ткач, Фьюри убьет тебя, порвет на британский флаг, отвечаю, —шуткой отмечает. — Кстати говоря, Кай…

— Не нравится, когда ты меня называешь по имени, обычно после этого случается что-то ужасное, —у нее истеричный смешок пронесся, а у того брови удивлённо поднялись.

— Мать твоя сбежала, —признался в этом ведроголовый. — Я почти смог ее задержать, но там этот газ и она исчезла. Она оказалась шустрой для своих старых лет.

— Ничего, далеко уйти не могла, —положила свою руку ему на плечо и кивнула. — Спасибо, Нова. Мистер Коннорс, как ваше самочувствие?

Агент провел по волосам и попытался сформулировать и сообразить, что было и как.

— В любом случае, вам нужно отдохнуть, —Кайлор ответила. — О, я знаю один рецепт чая для сн-на-а…

На раздумие времени не хватило, так как пришли Майлз и Алый, в разорванном виде, демонстрируя частично свои тренированные участки тела. И Холланд забыла про самочувствие агента, когда увидела этих двоих. Нова помог ей вернуть опустившуюся челюсть в рабочее положение и ядовито ответил, чтобы подобрала ее.

— Ну вы ещё все здесь разденьтесь, давайте, добейте меня, —истерит с улыбкой на лице. — Флешмоб что ж такой-то?!

— Так вышло, а ещё мы поняли, что симбиоз паука и ящера — это ужас, —заключил Моралес. — Да ладно тебе, Кай, свои же, чего стесняться?

— Вот именно, сказала та, которая до душа гоняла в… —не успел договорить Алый, как та ему зарядила кулаком, чтоб замолчал. А тот издевается, смеётся. Ведроголовый снял шлем и встормошил темные волосы, попутно закатывая глаза.

— Даже спрашивать не желаю, что она снова учинила, —Чо помотал головой.

— Да он придурок, который рано встаёт, —хлестанула его по затылку. — Ну сбегала я в душ в открытой пижаме, что ты прикопался? Всю оставшуюся жизнь вспоминать будешь. Пингвины на пижаме понравились?

— Конечно, —саркастично ответил Скарлетт, нависая над ней. — А кому пингвины не нравятся?

— Мне, —грубо ответил Нова, с вызовом глядя на Алого, рядом, с другой стороны, нависая над девушкой. — И такие парни, как ты, которые допрашивают всех о предательстве дотошно.

— Что-то не нравится, Ведроголовый?

У Кай взгляд измученного щенка. Глядит на других пауков, в просьбе убрать этих двоих, что доминирующе нависают на ней. А улыбка других, заставила нахмуриться. Девичьи, слабые веснушки, словно солнечные поцелуи, рассыпавшиеся по щекам так сейчас виделись на багровевшем лице. Кровь прилилась к хомячьим щечкам (так говорил Агент-Веном).

— Так, все, брысь от меня оба, —раскинула обоих в стороны. — Дышать не даете.

Махнула узкими запястьями, украшенные многочисленными браслетами. Алый отмахнула и позабыл об этом вовсе, они уже привыкли к таким стебам и бессмысленным шуткам, а Сэм с вызовом принял. Как только Питер представил, как же ему влелит от Ника, то у того яркие искры смеха, блестящие в невероятно глубоких, зелёных, как весенняя трава, глазах. После того, как все излечились, Человек-Паук видит у разрушенного бока острова, как Носорог и Октавиус похитили Агента Венома. Вот только мимо них успела пробежать Малфания и спрыгнула спиной вниз, с обрыва. Попрощалась, отсалютовав и ее тут же поймал Носорог. Холланд фыркнула и толькл сказала, что та нисколько не меняется. Чо отцепил с ее плеча металлическую штуку и протянул ей, отмечая, что похоже на микрофлеш-память. Странно. До этого не было ее. И та глянула украдкой на улетающую мать, который с грустной улыбкой помахала ей и ушла. Ее сердце разрывалось на части каждый раз. И в глазах вскипали жгучие слёзы. В какой-то момент совсем перестала себя контролировать и рыдала ночами напролёт. Уродливо и противно становилось в комнате, свет от лампочки казался все тускнее и тускнее. Это точно учинила Малфания. Девушка подсоединила к коммуникатору и ахнула.

— Координаты Доктора Октавиуса…

— Это наверняка ловушка, с чего она такая добрая? —вскинул бровью Нова. Иногда скорбь бывает так близка, и в этот момент ты ломаешься. И никто не можетпомочь. Кай кажется, что сердце сжимает ледяная рука и старается изо всех сил его уничтожить. Она над этой рукой совсем не властна. Впрочем, перестаёт чувствовать абсолютно все, ведь эта мерзостная рука с сердцем вырвала и все чувства.

— Проверить стоит, но и сидеть сложа руки нельзя, —бодро и решительно заявил Спайди. — Мы слишком долго ползали по стенам и пора дать отпор. Будем биться до последнего, пока не вернём Агента Венома.

***

Амадей ушел в лабораторию, к агентам Фитц Симмонс, которым рассказал о данной капсуле. Перед этим Чо оповестил девушку о том, что данная жидкость, в капсуле, содержит в себе токсичные элементы: свинец, кадмий и та самая фиолетовая жидкость, из-за которой носитель и пришелец не могли взаимодействовать. Блокировал центральную нервную систему и не давал трансформироваться. Эти элементы способны накапливаться в организме и вызывать побочные эффекты, которые проявляются постепенно, без ярко выраженных симптомов. Кай до последнего торчала в главном зале, за большим столом и пыталась что-то найти на компьютере, который, что очень удивительно, отдал Чо, пока развлекается у себя там. Это на него не похоже, но, может, ей все-таки поаезет найти что-то помимо координатов от Малфании? Ей сейчас не хватало той самой доброй поддержки Харли, по типу: «хэй, герой, не переживай! все будет нормально, словишь апгрейд». Он любил что-то на геймерском говорить, это даже привлекало в нем. Она хотела б повернуть время вспять: услышать его и выбрать правильный путь, не отрицая своего естества, не пытаясь быть той, кем по природе своей не являлась. Экран горел тускло, требовал заряда, а у той уже глаза болели, из-за чего постоянно натирала их бунтарка. Координаты вечно менялись и ей приходилось записывать до тех пор, пока дверь в комнату автоматически не открылась и в нее не зашёл Алый с Майлзом. Они явно не ожидали увидеть ее здесь, да и в таком виде. Сидела на стуле, согнув ноги в позу лотоса, на голове малюсенкий пучок, а за кхом красовался карандаш.

— Ты чего так поздно находишься? Да ещё с ноутбуком Чо, —спросил Кид Арахнид.

— Пытаюсь понять смысловую логику точек-координат, которые были на этом устройстве, показывает хаотичные движения, —Кай отодвинулась от рабочего места и закинула голову назад. — Для чего им Агент Веном?

— Армия таких же Веномом? —предложил Майлз.

— Это, конечно, возможно, но все-таки что-то не так, —фиолетовласая потрепала свои волосы, корни которых чуть отросли и там виднелись светлые пряди. — Я перебрала сотни вариантов и ни один из них не заканчивается нормально.

— Тебе не кажется, что ты сильно накручиваешь себя на поздний час? —Скарлетт поднял голову и кажется фыркнул. — Покп мы ничего сделать не можем, просто надо надеяться, что этот парень жив.

Слова, сказанные им сейчас, — он будто аккуратно вырезал острым ножиком витиеватые буквы, оставляя след в истории, — навсегда отпечатались в душе. Было больно. А тот улыбался и резал правдой, совершенно не задумываясь о ее эмоциях. Хулиганка подскочила с места и, босыми ногами подошла к нему и указательным пальцем ткнула в него и сказала:

— Да как ты можешь так говорить? Флэш наш друг, он часть команды, паучьей команды. Нужно делать все возможное, пока есть малейший шанс. Я не хочу терять ещё одного друга и носителя Венома. Мне тяжело свыкаться со смертью близких.

— Эй, я не сказал, что мне на него плевать, —хмуро заявил. — Он, конечно, раздражает своим поведением, но я бы не желал ему смерти, так ещё и такой, в которой есть Октавиус.

— Алый имеет ввиду, —Майлз встрял в диалог и вежливо разлучил их. — Что тоже переживает, но лучше сейчас придумать всем план, а не накручивать себя и превращаться в параноика. И, вы как хотите, но я предпочту набраться сил. Спокойной ночи.

Моралес тут же отсалютовал и покинул комнату. Кай надеялась, что Алый уйдет с ним, но остался почему-то. Он стоял у края стола и мрачно смотрел в стену, угрюмо молчав. Холланд, подняв тревожно глаза с ноута на него, спросила:

— Ты ещё здесь?

— Я не могу здесь находиться? —его это то-ли взбесило, что он так хамовато ответил, или голос такой. Тон приятный, но когда начинает грубить — по ушам режет. Звук Алого разливался мёдом по кровоточащей ране и не давал ей затянуться. — Хочу стою, хочу — нет, чего надо?

— Твоё присутствие меня настораживает, ты обычно со всеми, по крайней мере я замечаю, —пожала плечами онп. — И я хотела сказать «спасибо», что спас от ящера, своей ценой.

— Это было глупостью, о которой я жалею, —сказал это и у нее глаза от удивления округлились. — Я знал, что яд не действует на тебя, и себя подставил. Мог выиграть подольше время, и так глупо попался им под зубы.

— Это не глупость, а человеческий фактор, —прикрыв экран, ответила. — Если память не подводит, то я говорила, что ты не монстр. В тебе нет ничего чудовищного.

— Ты не знаешь меня, как и я тебя, —у него багровые глаза перевелись на нее, изучая также медленно и пугающе. — Нас обоих считают тут монстрами, если ты ещё не заметила. Хотя, монстры не носят пижамы с пингвинами.

— Да ты достал, лучше бы не видел этого, —улыбаясь в пространство, захохотала Кай. — Даю слово, что подарю ее тебе, я вижу, тебе она понравилась. Или я в ней.

— Очень смешно, —цокнул он. — От силы, что в тебе нравится это стиль боя и злые шутки. А, ну и музыкальный вкус.

— Тебе нравятся мои шутки? —у той улыбка шире и шире. — Серьёзно? Тебе что-то нравится? Ущипните меня. А ты эволюционируешь, Скарлетт.

— Да пошла ты, —отмахнулся и ушёл из комнаты.

Девушка хотела быть такой, как все. Какое ужасное желание, не правда ли? Столько лет мечтала слиться с толпой и быть одной из, пока предательство самого близкого существа не открыло глаза. Она всегда знала, что особенная, но отчаянно отказывалась принять это факт. Кай даже до сих пор чувствует на себе взгляд невинного мальчишки с колледжа, убитого там. Слышит по ночам его крик, чувствует его боль. Токсин говорил, что надо это забыть и двигаться дальше. Да сколько пар глаз смотрит на него? Сколько голосов в унисон проклинают его? Этот вопрос, скорее, нужно было задать Малфании. В ней с дочкой течёт одна кровь. И если она — монстр… Она тоже. И этого больше всего боится в себе. Сколько-то времени проходит, а глаза начинали слипаться. Все записи валялись по краям, на лмсточках уже сонные каракули плыли. Та уткнулась в, сложенные на стол, руки и томно вздохнула.

— Держи, — протягивает кто-то кружку с горячим напитком, поглядывая в огромное окно, за которым уже как часа два висит ночная темнота.

— М? — Кай потирает глаза и с подозрением морщит нос, заглядывая в кружку, но всё же принимает её из рук Сэма.

— Нормальный чай, — присаживается рядом, закидывая ноги на стол. Холла ничуть не удивлена его выражениями, поэтому по-доброму цокает языком и улыбается. — А то весь кофе уже выпила, на меня Неуязвимый потом возмущался с утра. И вообще, через 2 часа все встанут, обычно ты спишь дольше всех, как Питер говорил.

— Погоди, погоди. Ты почему мне чай принес? — невзначай интересуется, — Я что, блять, сплю? Так, не нравится мне все это. Либо я укуренная, либо вы поехали головой.

Нова тихо хмыкает себе под нос. Героическая гордость так и щемит грудную клетку, но юноша старается этого не показывать.

— Вообще-то, я хотел себе этот чай оставить и позависать в игре, но оказалась здесь ты и пришлось как-то ускорить процесс, чтоб ты свалила отсюда, —подло улыбается зеленоглазый, из-за чего на него обрушился разочарованный взгляд обиженной девушки. — Ну, а что? Ты весь вечер просидела, я тоже хочу отдохнуть.

— Тоже мне, герой уработанный, и вообще, ты все идёшь нахер, —как и сказала Малфания-действительно злопамятная. — Чтоб я ещё раз твою задницу спасала, да не надо мне оно, только лишний раз убеждаюсь в том, что я правильно сделала, что-…

— Да я же извинился, маразматичка! —хлопнул по столу и с психу встал из-за стола, махая к выходу руками. — Боже, да что с тобой не так? Ты правда какая-то ненормальная и провалы в памяти.

— На этой ноте ты сейчас по ебалу получишь, —кинула в него ручку, а тот ловко увернулся, издеваясь. Как только та поднялась и подняла за собой стол, Нова быстро юркнул в дверь и послал ее куда подальше. А у той смех это вызвало, говоря о том, что он будет ещё по ней скучать, когда ей придётся уйти тз их мира. Сэм скрестил ноги и прижался к стене у входа. Он ничего не ответил, только устало потер переносицу, прокручивая гребанные слова матери Кай. Ощущая ещё присутствие парня, девушка встала из-за стола и выглянула из-за двери, спросив:

— Что-то тревожит?

— Ничего, забудь, —отмахнулся брюнет.

— Брось, ты конечно, терпеть меня не можешь, но ты можешь со мной поговорить…—но тот все равно молчал, однако не двигался и это уже радовало. — Сэм, я не люблю лезть в головы своих товарищей, но ты сам буквально для меня прокручиваешь стычку с моей ебнутой матерью. Чем она так задела тебя?

Герой был непоколебимым, он только выпрямил спину и смотрел на ту долго и пусто. Именно это и тревожило все больше и больше. Спать она вряд-ли уже ляжет, но может хотя бы поможет морально ему. Хотя, с чего бы ей вообще этому идиоту помогать? Он ведь считает ее монстром, ненормальной и будет прав. Наперекор его стереотипам, хотелось доказать Нове то, что даже соперник может стать близким другом. В горле что-то назойливо булькает: всеми «любимая» горечь или кровь — сложно понять и понять это, как и слабость. Холланд встала напротив него и вздохнула, чуть посмеявшись.

— Она умеет гордость задеть, но, как я говорила ранее, не стоит слушать ее, —начала говорить.

— Не в словах дело, —чеканит Александр.

— Тогда поясни мне, раз я неправа, —бурчит также спокойно как и он. — Ты, конечно, тот ещё противный придурок, но не заслуживаешь того, что творила с тобой она. Я тебе это говорю, как человек, который ничего не получал от нее, кроме как боль и разочарование. И отцом она манипулировала до самого конца…

У него внутри чувство до того чужеродное, омерзительное в одном своём названии — Александр ранее никогда не ощущал подобного. Ему было просто отвратно слышать это оотдлчери монстра, которая точно такая же, но почему-то… одновременно не такая.

— Мы можем быть друзьями, Сэм, —говорит, как заключение. — Если ты доверишься мне. Мы уже неплохо работали в команде, если не учитывать маленькие стычки. Я не хочу, чтобы ты нес этот груз из-за нее, ты просто мальчик, который попал ей под руку и надавила на больное. Ты боишься трупов, ведь так?..

— Не то чтобы боюсь… —замялся с ответом юноша. — Просто с этим не самые приятные воспоминания. Мой отец… скажем так, был пьяницей и вечно убегал от работы. Частенько говорил за столом о своей предполагаемой жизни в Центурионе Нова. Нам порой даже денег на хлеб было трудно найти из-за него. Однажды он исчез исчезновение, а потом я попал в больницу. Там, Реактивный Енот, мой нынешний наставник, и Гамора рассказали мне правду о том, что мой отец действительно был членом Корпуса Нова. У меня было жуткое предчувствие, что папа мертв, и до сих пор меня совесть гложит, что я никак не мог понять и не смог обнять на прощание. Сколько бы раз ни пытался найти его… Вечно был таким… на своей волне.

— Сэм. —у той язык, кажется прикусился. Мальчишка смотрел прямо и говорил это с какой-то слабой улыбкой. Ему не было привыкать к суровой жизни. Даже в детстве, запертый в тщедушном теле ребёнка. Только мама его ласково поглаживала и говорила о том, что все будет хорошо.

— Твоя мама показала в голове мой труп и говорила о том, что это все моя вина. Во всех моих плохих моментах виноват только я. Даже с тобой.

— Эй, эй, эй, прекращай, ты себя накручива-. —и толькл сейчас поняла Кайлор, что Сэмюэль точно такой же любитель обвинить себя, как и она. У нее глаза застывают на нем.

— Если бы я умел молчать, а я это вообще не умею, то, может быть, мы были друзьями, я виноват, ясно? —на этом слове парень поднимает голову и смотрит ей в упор.

— Вообще-то, ты и правда молчать не умеешь, —смеется в кулак. — Но это не значит, что нельзя ничего исправить.

Но вот она: растерзывает ему сильное сердце изнутри, пока самолюбие давит на душу. Всего лишь душа, но почему же он не может сдвинуться? Холланд улыбается шире и не может смотреть ему в глаза, ощущение такое, что этим взором ее сожрет.

— Твоя ненависть к матери, наверное, единственное, что я понимаю в тебе, —говорит сухо, ненадежно. — Но все же, сейчас не понимаю, почему ты стоишь и слушаешь меня, мои слабости. Ты хочешь об этом напоминать, да? Ты добилась своего.

— Мне это нахрен не нужно, —сказала Кай. — Если оно и надо было, то давно залезла в голову, не будь дураком. Я устала просто враждовать с кем-то под одной крышей. И устала слышать одно да потому, что не надо наживать врагов бла-бла. Ты мудак, и это у тебя в природе, как я понимаю, но… в этом нет твоей вины. По крайней мере, я так считаю.

— Ну уж спасибо, —слегка усмехнулся. — И все же, ты ненормальная. И что делать будешь, когда найдёшь мать?

— Заставлю ее понять, что никакое зло не сломит ни меня и моих друзей, —глаза застилает алый гнев— сплошь ярость да жажда крови, когда носительница поднимает голову, — Она пожалеет о том, что делает. И найду Агента Венома.

У носителей Симбионтов уж слишком жаркие сердца, а разум должен быть высечен из стали, не людям понять: слабым, легко поддающимся низменным желаниям. Но от чего же девочке так больно, так горестно, так сдавливает не в груди, а в спине. Нова смотрит и молчит, его слабая улыбка не исчезает.

— Я был неправ, —признается парень. — Что? Я признал это, большее и не скажу. Хватит с меня нытья, терпеть не могу. Ты и так много наслушалась, все. Лавочка закрыта.

— Ну и зараза же ты, —закатывает глаза фиолетовласая. — Тоже мне, герой номер один. Да я те-

«Эй, успокойся» — Голос Токсина так и похож на громовы раскаты. Паразит давит мысленно девочке на хребет, потому что горячка ее чувств всё ещё слишком раскалённая, потерями рас-па-лён-ная. Юной леди порой хочется сломать ногу этому пришельцу, хочется на кости разобрать, потому что откуда ему понять чувство, схожее с выдранным из собственной плоти куском? Бунтарка выдыхает. Она помнит, что должна была быть благодарна, что жива, что Симбионт не такой, как Карнаж — убивал своих же сородичей и людей. Молодой Клинатрец, не хотя признавать, надеялся, что с ней не произойдёт ничего ужасного, как с Маллиганом.

Очень надеялся.

Он сильно привязался к ней.

Токс отдал бы ей верность, отдал бы ей все — этой маленькой и буйной девочке, и принёс в дар поля, полные пепла её врагов, даже не попроси она об этом. Куда бы ни пошел, на кого бы ни переселился, паразит чувствовал себя неприятно. С ней же не так. С ней всегда что-то да не так! В носу всё ещё свербит запахом её крови; кожу жжёт угасающим теплом, он не должен был чувствовать, но почувствовал всей своей шкурой. Не хочнт помнить, как миллиметром отступил от ее сердца и чуть не лишился лучшей, молодой носительницы.

— Это больно, — говорит однажды Клинатрец, и его голос подобен острым клыкам, прогрызающим путь к разуму Кайлор. А той всё тяжелее оставаться в человеческом теле с человеческим рассудком: то, звериное и необузданное, требует разрушений. Она помнит, кае сестра умерла. Помнит, как тосковала по ней. Всё это помнит и пытается отбелить, как пятно на одежде.

— Это всегда больно, Сэм, — она присаживается рядом; глаза у нее — сплошь небо; то немногое, что намекает на истинную суть. — Такое часто бывает.

Кажется, он спрашивает это вслух, а после добавляет:

— Тебе было так же больно, как понимаю, или есть что-то похуже? — Нова подаётся к ней, ощущая, как безумие просачивается в его жилы, в его кожу, оно говорит его губами. Девушка сжимает его плечи. Чудится, как когти впиваются кожу. Пламя к пламени взывает агонией и ожогами. Но тут же одергивает себя. — Ты ведь все ещё не в своем мире, наверняка это стремное чувство?

— На самом деле мне здесь комфортно, — она встаёт. В горле больше не булькает. Токсин мог его бы пополам переломить за слова этакие. Стоит принять этот факт и становиться сильнее, поступившись гордостью. — Здесь я не живу прошлым, не ношу тот крест, и не вижу тех, с кем я ранее была очень близка. Паркер, конечно, исключение. Иногда мне все же тоскливо глядеть на то, как он с улыбкой говорит о Мэри Джейн. Но это его выбор, и стоит это уважать.

— Точно, ты ведь его, в своём мире, а-ля бывшая, —говорит это так облегчённо брюнет и с издевкой скалится. — И каково это было? Быть девушкой столь популярного супергероя Нью-Йорка?

— Ху. —не успела ответить, как тот засмеялся.

— Я понял, можешь не продолжать, —поднял руку а знак остановки. — Я верю. И все же, он отчаянный.

— Это из-за того, что я на голову двинутая? Да, он мне это и ни раз говорил, —смеётся девушка, вытащив с пучка карандаш. — Наверное, стоит это принять, как некую черту. Как говорил один призрак из книги: «мир не так уж безумен, когда начинаешь принимать себя».

«скука смертная, кончай трепаться и пошли жрать» —напомнил о себе Токсин. Попрощавшись, Кай решила навестить Амадея в лаборатории, но вместо этого встретила незнакомую ей девушку в юбке и в классической рубашке, с документами в руках. Чуть не выронив их, бунтарка успела ухватить листочки и отдать юной растяпе.

— Ой, я такая растяпа, прости пожалуйста, —ответила ласковым голоском незнакомка. — Спасибо тебе огромное, иначе бы Фьюри очень сильно ругался.

— Ты вообще кто? —поинтересовалась.

— Я Корра Симмонс, —протянула ей руку. — Стажер-медик. А ты? Вау, какие у тебя волосы яркие! Красиво. А как тебя зовут?

— Э, спасибо, —не ответив на рукопожатие, ответила Кай. — Кайлор Холланд. Симмонс? Знакомая фамилия.

— Я родственница Джеммы Симмонс, —хихикнула. — Может, потому и знакомо. У тебя очень красивое имя, Кай. Ты здесь как агент Щ.И.Т’а? Супергерой?

— Что-то между тем и тем, —пожала плечиками. — Корра, скажи, ты же медик, верно? А насколько ядовиты свинец и ртуть? Это для моих личных интересов.

— Ну, они самые токсичные и из периодической таблицы, насколько помню, а в чем проблема? — наклонила голову в сторону светловолосая. — Боюсь даже представить, для чего тебе такая информация.

— Не столь важно, мне нужно в лабораторию к Амадею, —она прошла мимо, даже не попрощавшись толком. Багряные пятна крови заметила у той девчонки. Токсин состроил кривой оскал, порождаемый зудящим под кожей желанием лишить жизни осмелившихся.

***

Октавиус настраивал сенсорное управление, держа у себя в заложниках Флэша Томпсона и Симбионта. Ему необходимо было это существо внутри парня, оно очень сильное и могло сыграть ему на руку. Малфания, постукивая каблуками, зашла в кабинет и, поправив очки, спросила:

— Как прогресс, доктор?

— Все в процессе, необходимо навести правильную частоту и тогда Симбионт сможет стать сильнее и мы сможем вышвырнуть этого паразита, —хриплым тоном ответил Ок, параллельно печатая что-то. — Вижу, у тебя глаза загорелись. Ты что-то приготовила?

— Несомненно, Октавиус, —она поставила на стол чемодан и, распечатав его, достала стеклянные капсулы с жидкостью. — Я все ещё горю желанием заполучить Токсина, он великолепен. Вы ведь тоже восхищаетесь своим Симбионтом. Стоит втереться в доверие дочери и тогда все будет намного легче. Переманив на нашу сторону двух существ, Гидра станет непобедимой.

— Мне нравится ваш энтузиазм, мисс Блуд, —отметил мужчина.

Женщина покрутила в руках склянку с фиолетовой субстанцией и крепко-накрепко сжала ее с силой. У нее глаза карим потемнели от злости и неприязни к этому цвету. Сразу вспоминает, как брала этот оттенок в руки и причиняла боль. Ненавидела этот оттенок на своей дочери до скрежета зубов, до потери пульса. Ей хотелось сжечь, сбрить патлы лишь бы не видеть. Малфания с презрением вспоминала тот день, из-за которого пошло категорически не так, и этот невинный цвет навсегда отпечатался в коре мозга: одинокие стены молчаливо давили на женщину в одинокой палате Во рту так и оставался привкус крови. Шаги ленивых медиков, единственный звук, который не давал сойти с ума, от ужасно давящей тишины. Даже имена вроде их запомнила — Фрэнк и Майли часто посещали пациентку. Единственное, что ее здесь сдерживало — живот с ребенком. Запах лечебных препаратов настолько пах противно, что к горлу рвота подступала. Палата аккуратно открылась, по ту сторону двери стоял мужчина инадменно произнес:

— Мисс Блуд, просыпайтесь.

— Я не сплю, —говорит она и приподнимается. — Угораздило же мне попасть сюда. Где Агент Колсон? Где агент Холланд?

— Они доставили вас сюда, мисс. У вас тяжёлое состояние, кто же работает с ребёнком-то? —покачал головой. Никакой реакции. Малфания спокойно сидела на кровати, слегка хрустя пальчиками. — Ни себя не жалеете, ни дитя. И кстати говоря, помните наш уговор?

— Помню, мистер Обзорн, отдать ребёнка, когда только рожу и тогда никто не пострадает, —холодно ответила, заметив на Нормане лиловый галстук. — Зачем она вам?

Подобная наглость возмутила его немного. Норман подошел к заключенной, возвышаясь прямо перед ней. С его рта то и дело летели отвратительные слова.

— Вас это не касается, мисс Блуд, — удивительно громко вскрикнул Норман, демонстрируя свою власть. — Ваши способности определенно должны заложиться в этой девочке и тогда она будет очень пригодна Оскорпу.

Малфания глядела гимнотизирующе на лиловый галстук и попутно говорила:

— Забрали бы меня, на кой черт вам еще не родившееся отродье?

— Вам не нужен ребёнок, насколько я помню, —Обзорн хмыкнул. — Так зачем задаете такие нелепые вопросы? Для вас, мисс Блуд, другая миссия будет. Ваши силы ещё нужны, такой дар терять — категорический грех. Мошенник умеет пустить пыль в глаза, сбить с толку обоняние совершенной гармоничностью запаха, волк в овечьей шкуре классического искусства, вот кто вы, — словом, чудовище с талантом. а это хуже, чем какой-нибудь бездарный неумеха, не осознающий своего невежества.

— Что, если я вам не отдам ребёнка? —криво усмехнулась агент.

— Вечные Рыцари падут вместе с вами и тогда я самолично убью Закарию Блуд, —ответил он. — Думаете, совершите подвиг? Смешно. Все великие подвиги духа отбрасывают не только свет, но и тени и приносят человечеству наряду с благодеяниями и горести и печали.

— Я не отдам вам ребёнка, если вы будете ходить в этом стремном фиолетовом галстуке. Мерзость, —сплюнув слюну в металлический лоток. Норман сморщился, но не подал злости виду, только спокойно рассказал, что фиолетовый цвет в психологии означает двойственность, борьбу противоположностей. Мол, из-за того, что образующие его красный и синий имеют разное значение. Красный — жизнь, эмоциональность, бодрость. Синий — спокойствие. И добавил в заключение то, что цвет призван скрывать, приглушать чувства, бушующие страсти. Именно поэтому на него обращают внимание женщины во время беременности.

— Да катитесь нахер, ненавижу фиолетовый, —шикнула Мал, но Озборн аккуратно положил на стол ей книгу об жтом цвете в психологии. — Уберите ее. Живо.

— Почитайте, интересно будет, до скорой встречи, Мальфи.

Когда дверь захлопнулась, женщина косо глянула на книгу и осторожно взяла ее в руки, бережно осматривая обложку. Открыв новую книгу, от нее сразу стал веять аромат новой покупки. Это тот самый особенный запах, который не поддается логике, но пахнет прекрасно.

»… фиолетовый цвет означает неуравновешенность, немотивированный гнев и агрессию. Если у женщины любимым является сиреневый оттенок этого спектра, ее можно считать романтической натурой, которая постоянно погружена в себя. Если даме нравится пурпурный, она — роковая дама, которая безжалостно разбивает сердца своих кавалеров».

— Если ты вдруг полюбишь фиолетовый, я сама тебя придушу в утробе, —усмехнулась Малфания, поглаживая живот. — Мне жаль, Кай, однажды тебе придётся выбрать сторону: со мной или против меня. Я надеюсь, что ты выберешь правильный путь.

Прошло с того момента достаточно много времени. Ребёнка она все-таки не смогла отдать, агент Колсон придумал, как можно было избежать Нормана и его странных влечений на новорожденных. Узнав об этом, Майкл чуть с ума не сошел, уже начал было дергаться и казнить себя, что такое вообще произошло. Мистер Холланд носит безупречно-выглаженные белые рубашки и черные костюмы, которые чертовски не идут его, но неплохо так подчеркивают льдистый безжалостный взгляд. Вдобавок отлично скрывают два свежих пулевых: одно — на пару дюймов ниже сердца, другое — чуть левее.

— То есть, Норман хотел сделать из нее машину? —Колсон глядит на ребёнка, который сладко спал на руках Майкла. Фьюри ожесточенно грызет кончик карандаша, который, в общем-то, ни в чем не виноват, и бесстыдно поглядывает сквозь Фила.

— Мистер Озборн… не принуждал, —отвернулась. — Я не хотела Кай, но и отдавать этому тирану не желаю. Никто не заслуживает такого, даже она.

— Малфания, что ты такое говоришь? Кай вырастет хорошей девочкой, —Мистер Холланд нахмурил брови. — Если в ней действительно есть нечто твое, то тогда и героем станет.

— Я не герой, я просто хочу избавиться от злодеев, —поясняет сухо. — Если ему так важна девочка, то лучше избавиться от нее. Лишь бы не попала в лапы фиолетовому. Ни за что.

— Сколько пальцев я показываю? —Колсон щелкает пепед ее носом и показывает свои пальчики. Та одернула его конечность и рыкнула:

— Колсон, нормально я себя чувствую!

У нее глаза безумные и сожженные до мяса пальцы на левой руке. И во всем этом, не исключая ни одного из трех пунктов, виноваты товарищи, которые, если честно, ни хрена не смыслят в подстраховке. Ник нервно постукивает карандашом по столу.

— Не думаю, — говорит муж. — Угробить собственного ребёнка из-за одного психа, что промыл тебе мозг!

Малфания хмыкает и идет ва-банк.

— Угомонись, — пояснениях оба не нуждаются. Рука Майкла замирает в воздухе.— Иначе…

— Ну? — застывает у него на губах. И идиоту понятно, что речь не о милых историях, а о том, что потом в кровавых красках описывают в смерть ребёнка. «я сама ее к херам прикончу», — так и читается по губам. Маль добросовестно старается не ухмыляться.

— Может, стоит проверить ее у Фитц Симмонс?

— Конечно, — кивает она. — Конечно, нет.

***

«И похоть рвётся наружу из больной души, я твой могильный ворон, пощады не жди! Голоса из прошлого читают псалмы, был ли здесь выбор? Прочь из головы!» —ликует симбионт. Токсин заставил проснуться, так как вырубиться на корабле — самая тупая идея. А нечего было торчать за компом, а потом болтать то с одним классным парнем, а потомс другим. Сама виновата.

— Просыпайся, соня, все спасение проспишь, —говорит умеренно Алый. Его все такой же бархатистый голос, точно терпкий кофе — бодрит.

— Кай, ты вообще спала? —поинтересовался Человек-Паук.

— Как сказать, —она посмотрела в спину Скарлетту и готова была поклясться, что тот, в отражении сенсора, ухмыльнулься. — Просто не спалось, а здесь так тепло и уютно.

— Меньше в ноутбуке торчать надо, —подливать бензин в огонь и та, естественно, вспыхнула.

— Я тебе язык откушу, я пыталась как-то найти взаимосвязь между координатами. Но ты сейчас мне подкинул идею, —бунтарка встала из-за кресла и подошла к паучкам, всматриваясь в экран. Девушка тыкнула наточку, — вот. Это была их конечная точка.

— Уверена? —спросил Питер. — Там ведь твоя мать, точно-ли хочешь туда лететь? Я понимаю, ты тоже спасти Флэша хочешь.

— Боже, мы что, из-за него только летим? Пустая трата времени, —скептично прокомментировал Паук. Та слегка ему зарядила подзатыльник, говоря о том, что он много болтает. Никогда не знаешь, чего ожидать от неё, а тем более от Малфании. Она та ещё мастерица плутовства и обмана. Даже если ты думаешь, что ты её знаешь… ты её не знаешь.

— Он наш друг, и это один из пунктов дружбы, —вежливо пояснил Паучок.

— Дружба, —фыркнул. — Друзья часто бросают, когда нужно идти на рожон. Что-то не вижу, чтобы Чо и Майлз были с нами, вообще не полетели.

— Потому что проверяют другую часть, —ответил Пит. — Да ладно, в дружбе нет ничегр такого плохого? Что же тебе такого сделали в прошлом, что ты не веришь в дружбу?

— Мы сейчас будем откровенничать или полетим прямо по координату? —и тот двинул газу на пауко-джете. У нее нет ответов на вопросы, и это не потому что она юлит, просто кто-то тупой. Если честно, то носительница Токсина поначалу тоже такой же, и это наверное нормально. Хотя, она и нормально? Ну, как бы сказать… несвойственно.

Девушке надоело, что люди ассоциируют то, что кто-то хороший человек, с тем, как сильно готов/а молча страдать за других людей? Серьёзно, человек может быть добрым и все равно говорить: «нет, у меня нет времени или энергии, чтобы помочь тебе». Можно быть добрым человеком и все равно говорить: «мне некомфортно, пожалуйста, прекращай». Может быть добрым человеком и все равно сказать: «я не соглас/на, и вот почему». Может быть добр/ой и все равно сказать: «меня это не устраивает». Быть добр/ой — значит относиться к людям с добротой и уважением, а не быть человеческим эквивалентом коврика у двери!

После побега Октавиуса и Носорога из трикси (триксиллеон, это краткое название, которое придумал Токсин) с Агентом Веномом, Человек-Паук, Токсин и Алый Паук отслеживали их к вернувшимся Острову Гидры. Доктор и Арним Зола все ещё работают над тем, как отделить симбиота Венома от Флэша Томпсона. Тот, периодически страдая, пытается противиться, но ничего не выходит. Но вот только импомешало прибытие Крейвена, который ну уж был готов на все, чтобы принести доку Паука и стать одним из Зловещей Шестерки.

— Я убью тебя, Человек-Паук, —сказал охотник и метнул в них свои ножи.

— Нет, нет, стоп! —остановилась Кай. — А мы что, шутка для тебя? То есть, мы тут вообще что-ли призраки? Алый, пошли отсюда, нас не уважают.

— А я говорил, что надо было его грохнуть, как только можно было, —обнажив жало, проговорил он.

— Было бы странно, если ты сюда б пришел не с целью убить меня, у злодеев странная мания на меня! Мне аж тревожно стало, —уворачиваясь от атак, заметил Спайди.

— Агрх, —приземлился на потолок Алый. — Если и ножи, то точно твои шутки доконают меня.

Крейвен остановился и связался с кем-то по наушнику, немного нахмурился, выругался, а потом запрокинул голову назад, выдыхая сгусток пара.

— Планы немного изменились, —ответил брюнет и швернул электрическую сеть прямо на Кай, которая не успела отпрыгнуть, как тут жк попалась на эту никчмную ловушку. Да кто вообще попадается на такое? Пожалуй, стоит промолчать. — Ты…

— Я? —передразнивает Холланд, улыбаясь. Ее током дернуло, отчего улыбка чкть скривилась.

— Ты точная ее копия, завораживает, —усмехнулся охотник, прокрутив в руках нож. — Ты моя тоже добыча.

— Спасибо конечно, но передай маме, что я сегодня к ужину не успею, —язвит наперекор неприятной боли по телу. У охотнтка нож перешел из руки в руку без смены ориентации клинка, а потом развернул на 180.

— Эй, Крейвен, быстро же ты теряешь ко мне интерес! —отвлекая на себя, воскликнул Паучок. Использовав такой шанс, Скарлетт приземлился у Кай и одним взмахом перерезал сеть.

— Видишь, ты спасаешь меня не в первый раз, это уже что-то дружеское, —улыбнулась ему девчонка.

— Если тебя не спасти, ты тогда мёртвого достанешь, так что себе дороже, —отмахнулся Алый и застал то, как враг обнажил длинную палку, которая ток пускает. Нехорошо. Скарлетт с шагом левой ногой вперед влево, захватил рукой конец палки и, резко развернувшись на месте вправо, потянул ее мимо себя, заставив противника потерять равновесие. Одновременно извлек правой рукой жало. Разворачиваясь на месте влево и отводя палку через верх влево от себя, Алый Паук использовал ее для управления. Нанес режущий удар жалом по кисти его правой руки, чтобы он выпустил из нее палку. После чего атаковал колющим ударом острием сверху. Хотел было быстрым шагом правой ногой назад нанести тому режущий удар по кисти левой руки, как тот увернулся и пустил в него оружие.

«Этот ублюдок строит из себя хренового павлина, давай ему перья выщипаем?» —едко подмечает Токсин. —«Дерьма кусок, ни себе, ни симбионтам. Такую грушу для подколов травмирует»

— Окей, давай покажем ему класс, —лицо Кай обволокло слоем слизи и на место пришел тысячный Клинатрец. — Только без пожираний, он нужен живым.

«Да не ссы, все в лучшем виде сделаю. Я тут глянул, как тот чувак делает со странной банданой на роже прием, зацени»

Ток, подпрыгнув высоко вверх, ударил ногой по цели в высшей точке прыжка. Первая атака состояла из двух быстрых последовательных ударов ногами вперед в одном прыжке. Первый ногой, направленный в живот, являлся коротким и резким, а второй, направленный в голову — больше по амплитуде и более разрушительный. Симбионт подпрыгнул высоко и нанес толчковый удар ребром ступни под углом вниз. Контратака направилась в какую-либо точку вдоль бока противника в любом месте, начиная от головы и дальше вниз.

— Ты где такому научилась, бунтарка? —спросил Алый.

— А ты где научился водить корабли? —не ответив, задала ему тоже, хихикнув.

Человек-Паук предложил уйти отсюда, понадеявшись, что злодей не заминировал весь город. И стоило им перемещаться по мосту с нижней части, как оттуда полетели сети с грузилом. Стараясь уворачиваться от всех препятствий, Алый все же попался в одну из низ, и отцепить ее не так просто. Холланд с Паркером пытались помочь другу, а тот, ядовито пустил саркастичную цитату, по типу, ну, что? друзья сбегают тут же, когда задницу прижарит. Хотелось ему влепить пощечину за такое, да вот на секунду отвлеклась — тут де оказалась по соседству с ним в сети.

— Ты что-то говорила вроде, про то, что эти сети для детей, —язвит тот.

— Не начинай, Скарлетт, —цокнула языком она, как Паркера тоже скрутили и он полетел вниз, в воду. — Человек-Паук!

«Дело дрянь» —предупреждает ее Паразит. Тот словно накаркал. Охотник схватил Кай и Алого в пауко-джет и направился на остров Гидры. Сознание терялось и почему-то ничего рядом не оказалось, как железный пол и стены. Оказавшись в наручниках, Кайлор даже не смогла превратиться, что очень огорчало ее. Алый закатил глаза и сказал:

— Отлично, вот, до чего дружба доводит.

— Хватит ворчать, —проулила она, глянув на Крейвена. — Ну и куда летим, капитан? Хоть бы пристегнули нас.

— Успеешь нашутиться, девчонка, —усмехнулся тот и сел напротив нее. — Нашутишься так, что лишишься не только симбионта, но и жизни. Человека-Паука поймать не смог, зато поймал другого паука и отродье симбионта.

Охотник схватил того за подбородок и осмотрел. Та прикусила нижнюю губу и ударила лбом ему по переносице, вычеканивая каждую букву:

— Руки убрал от моего друга, загрызу нахуй.

— Мне говорили, что ты буйная среди них, —потирая кровоточащее место, отметил мужчина и носком сапога резко ударил ей в живот, впечатывая с силой в стену корабля. — Поэтому церемониться с тобой ненужно.

Взмах руки и та теряет сознание. Алый только фыркнул и отвернулся, лишь бы не видеть, как у той с губы течет немного кровь. Грудная клетка сжалась от злобы. Вот дура, зачем спровоцировала? Как только охотник сказал, что паучок придет за ним и за этой девкой, то парень тут же холодно ответил, что за ним никто не придет. И для спайди он — ничто. Связавшись с Мал, Крейвен раздраженно рыкнул:

— Да, твоя дочь у меня вместе с пауком. Ага. Ты не говорила о том, что она заводится с пол тычка.

— О, она тебе не все ещё таланты продемонстрировала, —хмыкнул Алый. — Я бы на твоеп месте не советовал злить ее.

— Замолчи, Паук.

Спайди все это время был на корабле, решив проследить за охотником и куда летит с друзьями. Пауки и симбионт пробрались через Крейвена и Агентов Гидры на остров, что находился в космосе. Приземлившись, Крейвен отдал тело Кай ждущей Мал и проследовал с Алым и солдатами вперёд, но тут вмешался Питер и перевел весь триумф на себя, помогая освободиться другу из заточения. Скарлетт не ждал помощи от него, отчего сильно удивился. Как только удалось убежать от всея этой толпы гидровской, Паркер спросил у парня о местонахождении девушки.

— Не знаю, он передал её какой-то женщине, как понял, она ее мать. Я в шоке оттого, как Кай не стала злодейкой, раз ее мать на стороне этого индивидума, —отметил Алый.

— Нам нужно ее найти и спасти Агента Венома, —говорит Паучок, перемещаясь по путине.

— Это займёт черт знает сколько времени, —отмечает.

— Алый, они и твои друзья, —напомнил. — Кай за тебя тоже заступалась в бою, и я уверен, что и Веном тоже так бы сделал. Они доверяют тебе.

— Не люблю привязываться, и дружбу, это всегда болезненно, —залез в трубу, проговорил. — Я не просил Кай защищать меня, она сама Крейвену втащила в переносицу, за то что он прикоснулся ко мне.

— Она что?..

— Ты все слышал, мощно втащила лбом ему в переносицу, отчего, дура, получила удар и потеряла сознание. Зачем было так выпендриваться?..

— Она тебя защищала, Алый, —говорил герой. — Как бы ты ни старался не привязываться, с ней куда комфортнее и безопаснее. В этом вся Кай, мне порой кажется, что я знаю ее вечность.

— Может, это как-то связано с тем, что вы в ее мире близкие друзья, оттого и чувство дежавю.

***

Запах аммиака врезался в носовые рецепторы, благодаря чему ей удалось открыть глаза и застать такую странную картину, как она прикована к наручникам, на шее иновационный ошейник, совсем не как у собаки. Смотрит на сторонам, пытается вырваться — сил не хватает, а переодический звук в ушах заставлял шипеть и ее, и его. Вибрация носилась стремительно по ушному проходу, отдавая по стенкам и заставляя издавать глухие крики. А свет иак и зверски жжется больно, до красных укусов на бледной коже. Она так и ищет глазами источник. Опустив голову, Холлад заметила, как волосы начали свисать впереди, но не это привлекло ее внимание. Прежние фиолетовые волосы были удалены и выжжены светлым оттенком, близко к жемчужному. И героиня была готова поклястья, что это точно не эксперименты.

— Как самочувствие? —пришедшая Малфания разрядила эту нагнетающую обстановку. Ответ не поступил, а та и не ждала его и вовсе. Потерла свои бледные ладони друг об друга и вздохнула.

— Прекрати! — пищит Холланд в ответ, низко-низко наклоняя голову. Дочь знает, что лицо у нее залито алым до самых корней светлых волос, по телу. И это вовсе не из-за жары. Все мучения должны закончиться сейчас, иначе…

Девочке так хочется назад, к ребятам, к какой-никакой цивилизации, вентилятору под боком и хоть самому ничтожному, но все равно отдыху от этого, который все затягивает, затягивает, затягивает, вихрем унося в бездонную черную дыру. До сбившегося дыхания, боли в груди, усталых ног и стертых подушечек пальцев на руках.

— Прекратить что? —у той глаза наполнились непониманием. — Твое исцеление? Милая, ты погрязла в мире этих геройчиков. Ты была рождена не для этого. Ты можешь сильнее, ты нечто.

Отцепляет ее от наручников, совсем беззаботно. Кай, сплюнув черные, жгучие сгустки, только оскалилась. Ощущая холодный кафель босыми ногами, девчонка замахнулась на нее, но та спокойно отбила. Отскочила назад и фыркнула.

— Я хочу помочь, —говорит шепотом Мал. — Ты можешь стать куда сильнее, сильнее чем Веном, сильнее всех на планете Земля. Ты можешь разрушать планеты, поглощая. Ваш симбиоз с Токсином превосходит предыдущих образцов симбионтов.

— После всего, что ты сделала, —схватилась за свои светлые патлы и чуть одернула клок волос. — ПОСЛЕ ВСЕГО, ЧТО ТЫ СДЕЛАЛА, Я ДОЛЖНА ВЕРИТЬ ТЕБЕ? Я НИКОГДА НЕ ПОВЕРЮ В ТО, ЧТО ТЫ БЫЛА ХОРОШАЯ. Ты-… Ты… Ненавидела меня всегда. Тихо, молча.

— Я ненавидела не тебя, —мать неловко отводит взгляд. — А ситуацию с тобой. Норман хотел сделать из тебя носителя куда раньше, а меня он поймал и поставил на условия, когда я работала в Щите. Я была беременна тобой, и, если я ему не рожу тебя — то было бы все куда плачевнее. Ты была запланирована изначально для Симбионтов. В тебя вкладывала я все самое лучшее, чтобы была здоровой, умной.

Дочка от неожиданности чуть было не клюет носом в широкую грудь Малфании, отстраняется и, бормоча невнятные слова, вперемешку со слезами. Да, они самые. Уверенность и хладнокровие дают трещину. Свет греет голову, припекает, грозя возможным ударом. По шее тонкой струйкой скользит пот. Мать осторожно гладит ее по спине и вздыхает.

— Я ужасная, я это поняла, как только согласилась на это, —у той самой голос хрипит, перемешивается с отчаянием. У Мал худые острые плечи, блудные, но все равно чуть обгоревшие, выжженные солнцем. И это еще заметнее теперь, когда она с закатанными рукавами рубашки торчит тут совсем рядом, в такой невыносимой близости, что чувствуется. Дочь очень хорошо помнит, что говорила когда-то, будто доброта матери— та еще глупость. Отстойная штука, не имеющая смысла. Светловолосая неловко краснеет. Тоже не от жары — это ясно любому идиоту.

— Мама… —сжимает свои плечи. — За что?

— Это за мои грехи, — цыкает она. — Прости…хотя, этого недостаточно. Я просто хочу тебе помочь стать сильнее и отомстить Оку, Норману. Всем им. Они считают, что мужчины умнее, что женщины не могут быть слабее. Говорят, что за успешным мужчиной всегда стоит женщина.

— Не знаю, я никогда не стояла за мужчиной, —самым бесцветным, самым пустым голосом говорит. Ее определенно не волнуют нежности и розовые сопли, не должны волновать. Малфания поднимает уставнее лицо дочери, на котором были порезы, синяки на скуле и едва засохшей кровью. Мисс Блуд очень, очень, очень хочется сжать покрепче тонкое запястье — так, чтобы та прикусила губу и заплакала. У той глаза голубеют неестественно, пугающе, оттого и завораживать мать. У нее пробежала улыбка.

— Вы сильнее, чем думаете. Прошу, Кайлор, —гладит по светлым волосам. Женский голос звучит довольно твердо, от чего каждется, что воздух в комнате начинает сгущатся, становится необъяснимо вязким и крайне противным. Она оглядывает помещение, цокает языком. Сил не хватает сопротивляться и та опускает голову. Мать осторожно обнимает девочку и оипускает в камеру вновь, прижав к кандалам и усилив частоту. У нее тело начинает дрожать, изменяться, порой покрываться Токсином. Изо рта так и лезет омерзительный рев Симбионта, выплевыкая слова, точно дракон магму. Материнские пальцы касаются края пустой кружки, в которой парой минут ранее был коньяк. В помещении царит противная, тянущаяся тишина, которой не видать ни конца, ни края.

«То-о-окси-ин» —ласково зовет. Маль зовет снова и только после этого в помещение заходит мужчина, волоча на плечах провода.

— Я принес, —кидает охотник провода.

— Благодарю, —отвечает она. — Можешь идти.

— Зачем тебе столько проводов?!

Женщина хмурит брови, но уже в другой момент прыскает смехом, прикрывая уставшее лицо ладонью.

— Всего лишь исцеление. И принятие нового Симбионта. Совершенный Токсин.

Она знает, что сейчас Ок занят отделением симбиота от Флеша. Но только снова суматоха, стрельба и грохот заставил закатить глаза женщину. Крейвен молча удалился, направляясь к источникам звука. Проведя по сенсору пальцем, белокурая женщина прикусывает губу и говорит:

— Пора избавиться от них.

Человек-Паук и Алый Паук чудом смогли спасти Флэша, но стала кромешной проблемой то, что Крейвен, в результате которого он слился с Веномом, стал похожим на льва. Парни старались отступить и взорвались в новую комнату через вентиляцию, давая Томпсону отдохнуть. Блондин не был в форме и в состоянии здраво мыслить. Спайди напомнил, что им ещё спасти надо Кай, только Алый тыкает того в плечо и указывает на темный угол, в котром виднелось очертание стула. Казалось, обычный стул в темноте. Но вдруг, из мрака показалась повисшая голова светлой патлатой бунтарки. Пит, затаив дыхание, хотел шагнуть, но паучье чутье у обоих сработало внезапно. Осмотрелись-никого.

— Как так? Паучье чутье говорило…

— Когда игра заканчивается, король и пешка падают в одну и ту же коробку, —голос тихий, такой спокойный. Звуки цепей заставили всмотреться в мрак, из которого вышло бледное тело, что было ныне Кайлор. Такая светлая, точно одуванчик, а глаза злые, как у испуганной шавки, в которую камнями кидали. Напряжённое молчание повисло в комнате. Питер ждал. Минуту, две, пять. Он молчал, лишь глала бегали из стороны в сторону. Холланд только с лёгкостью сломала об колено наручники и потрепала свои лохмотья на голове, завязав в небрежный хвост.

— Кай? —спрашивают Флэш и Питер.

— У меня предчувствие, что это что-то похуже Венома, —отоходя назад, говорит Алый. — Человек-Паук, бери его и уходим.

— Ты так и не понял? Мы заберём Кай! —говорит Паркер, отчего слышит ворчание и шипение.

— Заебал уже горланить, пацан, —говорит Кайлор низким голосом, склонный Токсину. У нее спортивный топ весь истерзанный, как и душа. Держит за лямках и на резинке, что обвтвает ребра. — Вы выбрали неудачное место, чтобы передохнуть. Но могу вам обеспечить тоже самое, только ударение на «о».

Лишь красный свет фонарей разрезает полотно ночи. Слезы обжигают холодные щеки. В душе у паутинного героя ужасно тоскливо ещё и Алый навевает свою атмосферу. В голове единственный вопрос «Почему? «. В памяти невольно всплывают общие моменты. Питер шагает смело вперёд, говоря:

— Кай, что с тобой сделали?

— Где ты здесь видишь Кай? —смотрит по сторонам она. И в этот момент врывается на локацию КрейВеном. Приземлился на задние лапы и начал реветь на них. Носительница начинает громко смеяться и переминаться на месте. Существо рычало, глахело то на Пауков, то на Токсина. Черный Симбиот одним кулаком образовал трещины на полу, от которых у всех ноги ходуном начали идти.

— Можешь буянить сколько угодно, но по итогу, ты сла-аб, —кривится в зверском оскале Кай и покрывается черно-красным Симбионтом, который стал в три раза больше своего деда. Тот поглядел на него и, так отчаянно метнулся на него. Тот, разинув пасть, вцепился зубами в тело Венома и прижал к стене, пробивая все слови базы вперёд. Откинул и выпнул из комнаты, точно тряпку. Он — стихийное бедствие. Кай всегда делала отчаянные попытки побороть то, что намного сильнее нее. А плящущие языки пламени, способные поглотить всё, что дорого сердцу, не волновали больше. Ворсинки так и извивались в воздухе, образуя методичное нечто острое. Токсин жадно улыбался, пускал ядовитую слюну на пол.

— Мерзость, —Алый сморщился. — Ей походу мозги последние промыли, я все ещё удивлён, что они у нее есть.

— Алый, черт возьми, —Флэш хмыкнул. Веном, которого ждать не пришлось, тут же появился, сбивая новую стену. Он хотел играть с огнём, не побоявшись обжечься. У него рваные раны от зубов на спине туго заживать стали.

— Ты сла-аб, де-еду-уля… —смеётся над ним и лезвтем сносит ему к чертям львиную голову ко всем чертям. По полу фонтаном расплескалась черная кровь и раздался рев. — Ничтожесто. Пусты-ышка.

— Кай! —кричит Питер. — Кай, остановись!

— Замолчи, —Симбионт лапой отмахнулся от Паучка, кинув в собратьев его. — Тошнит от вас.

— Пора сваливать, —Алый твердит одно да потому. — Человек-Паук, ты вообще понимаешь, что происходит? Ее не вернуть? Надо уходить.

— Нельзя, я так не поступлю, —Паучок осторожно встаёт и пускает паутину в потолок, полнимаясь в прыжке. Токсин забавится с черным симбионтом, не оставляя ни елиного шанса шевельнуться. Но мерзкий голос Октавиуса и Золо застрелили его поднять голову: «Малфания, какого черта твой монстр бьет Венома?!».

в моей голове — звери,

⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀они бы тебя съели, если бы я разрешил;

⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀

Малфания осторожно выходит вперёд и смотрит на Токсина, с невинной улыбкой, говорит:

— Моя дочь превосходит ваш проект, Октавиус. Она совершенна. Ты умница, милая.

«мама…» —рычит тоскливо существо и наклоняется к ней. Паркер поверить глазам не может, как и Алый, хоть и не мог этого так нагло показать.

— Простите, что отвлекаю вас, мэм, но вы ответите за то, что сделали с ней! —спайди пускает в нее сгустки паутины, но ту откровенно защитил лапой Токсин, негодующе рыча. Мисс Блуд хлопает в ладони и гладит ту по руке.

— Вперёд, разрушай все, и убей Венома.

— Ты что творишь, Малфания?! —кричит доктор, нападая, но Симбиот ему перегрызает все щупальца и бросает в своего телевизионного товарища. Его тело мутировало, менялось. Он скрючился и ударил кулаки по кафелю, превращаясь постепенно в человека. Упав на колени, Кай выблевала воду из себя и начала задыхаться от нехватки воздуха. Любовь пожирает ее изнутри — перекатами и переливами, самыми сложными рифмами и изощренными пытками, голодными адскими псами, живущими в хрупкой клетке из моих рёбер, отделяющими плоть от белёсых костей.

— Эй, верни ее обратно, —указал жалом на Мал, а потом на Кай. — Ты изуродовала ее, какая ты после этого мать.

— Нет фиолетового, она очищена, она приняла себя… Она совершеннее всех пауков. Она — идеальное будущее этой планеты.

Холланд сидит на коленях, точно послушная служанка. На ней ошейник с мигающим значком, который похоже регулировал ее состояние эмоций. Мал погладила ее по голове, говоря о том, что хорошая девочка сделала хорошее дело. Кай осторожно поднимается и боком глядит на Алого, скалясь.

— И это ты говоришь, что монстр, парень? —от этого у Скарлетта ноги поджались, зубы стиснулись до скрежета. Тем не менее, Флэш принуждает своего симбиота вновь вернутся к нему, так как они понимают друг друга. В результате повторного слияния, Агент Веном получил новый облик. А Паучков новая цель — остаться в живых и вернуть девушку.

— Знаешь, она тут права, я даже в подметки не стою, —нервно усмехнулся Алый.

— Веном немного усилил свою регенерацию, —говорит Агент. — Мы сможем противостоять.

— Тобой движет слабоумие и отвага? —шикает. — Она. Нас. Убьет. Покромсает. Сожрет. Истерзает. Вырежет. Поглотит. Измучает. Изрежет. Вскроет. Подвесит. Да что, черт, угодно!

У нее взор такой, будто вцепиться в шею хочет перманентно, пересчитывая каждую жилу и вену в совокупности, зверея от того, как в глазах плещется превосходство от каждого его больного и извращённого действия, направленного против нее, потому что эффект всегда идёт от обратного, каким бы нездоровым прикосновением он не пытался наградить. Агент Веном приготовился атаковать, но та распахнула руки в стороны и сказала:

— Тебя ничему жизнь не учит? Я поглошу тебя.

— Кай, борись. Ты сильная. Давай же! —говорит Паучок.

— Она больше не Кай, это Кайлор — совершенное дитя, —Малфания стоит рядом с ней и восхищается творением. — Наилучшее оружие любого поколения.

— Мама… —тихо говорит и та ее заключает в объятия. — Я…

— Ты умница, —целует осторожно в лоб. — Милая моя, добей этот дилетантов.

Но та только сплевывает повторно черноту, вместе с кровью и, сжав ее запястья, заломила руки. Каково ей там, на самом дне преисподней? Холланд пускает из себя острия из разных участков тела и протякает насквозь плечи, бедра матери. Та, замирая на месте, раскрывает шире глаза и чувствует привкус железа. Маофания видит в ее глазках надломленность и одновременно усмешку— нечто непостижимое, обречённое на сорок ножевых в виде острой, как лезвие заточенного скальпеля, правды, когда плоть нанизывают на раскалённые прутья, взывая к высшей степени правосудия.

— Ты дура, в курсе? —лыбится ей нагло и щелкает по носу. У той застывает в венах ужас. — Ты проиграла ещё тогда, когда только выпустила меня. Это была твоей большой ошибкой. Кажется, существует теория, что страдания облагораживают людей, делают их сильнее и, чтобы шагнуть вперед, мы должны пройти искус огнем.

— Ты. Ты должна была подчиниться воле Токсину! —кричит.

«Она и так моя, идиотина» —Лицо Симбионта показалось над головой крупным планом. —»Ты не подавишь нашу связь из-за своего «хочу» и своей поехавшей крыши»

— Это невозможно, я бы почувствовала, я проштудировала весь твой мозг, вдоль и поперек.

— Сколько же есть на свете людей, которые мучаются оттого, что они не в силах выбраться из-под опутавшей их паутины своих страхов, и в своей безрассудной слепоте возводят перед собой огромную стену, которая заслоняет правду. Я не твое личное оружие против твоих страхов. Я-и есть твой страх. И ты меня не приручишь.

Вытянутая рука захватила женское горло: большой палец с одной стороны, остальные — с другой. Кайлор отбросила ту в толпу солдатов и перерезала у выхода провода, вызвав сбой системы. От этого образовался небольшой взрыв и огонь усилил ситуацию. Девушка повернулась к героям и подняла руки, усмехнувшись.

— Вы бы видели свои рожи сейчас, ахренеть да? Я та ещё сучья актриса, —протерла глаз от имитированной слезы. — Флэш, черт, ты живой.

— Так, это точно ты? —прищурил глаза Агент Веном.

— Флэш Томпсон носит трусы с щенятами, —улыбается чисто и искренне. А тот, смеясь, хлопнул Паркера и Алого по спинам, говоря, что это точно она. Алый немного выдохнул и смог спилотировать один из самолетов Гидры, так как пауко-джет сломан в хлам и он предупредил Паука, что спалит его Амадею на тот случай. Когда удалось вылететь из острова гидры, Пауки немного отвлеклись от тишины и Пит спросил:

— Как она не поняла, что ты имитировала безумное состояние?

— Ну, частично я все ещё сходила с ума, Токсин мне подкинул идею и я немного поработала над своим мозгом, проецируя то, что желала она. Она хотела безумного монстра? Он и был. Но все же, все тело болит, как будто я была на концерте Skillet, или Ghostmane.

— Знаешь, а тебе даже идет со светлыми волосами, почему она их высветлила? —спросил Томпсон.

— Она до смерти ненавидит фиолетовый, а мне он наоборот — нравится, у нее с этого и крыша поехала, —спокойно ответила она, глядя в сплошное отражение окна. — Хм, давно я не видела свои родные волосы.

— Я обычно в таких диалогах не участвую, но я соглашусь с Веномом, —не отвлекаясь от пилотирования, заявил Алый.

— Ну, засмущали меня, —утыкается в спинку сиденья Питера. — Простите, парни, за суету. Если б попыталась предупредить, она просекла. Я рада, что вы целые, и конечности не потеряли, а то Токсин уже на них планировал спать и танцевать макарену.

— Тц, —Пит дернулся. — Я свои кости не отдам симбиоту!

— Пх-ха-ха, —та хохотнула в кулак. — Спасибо, парни. Что не оставили.

Алый сжал руль крепче. Ему показалось, что сейчас совесть внутри сожрет его сильнее, чем обычно. Да что же такое? Обязательно такое говорить? Вот как чувствует. Скарлетт фыркает себе под нос и решил честно признаться:

— Вообще-то, я хотел, потому что ты выглядела куда опаснее и внушительнее. И, типо…я виновен.

— Я знаю, но спасибо за честность, поэтому ты и хороший, — прикрыла глаза она и не ощутила, как ноги стали ватными и утянули на ближайшее сиденье, падая в обморок. Флэш похватил девчонку и аккуратно усадил ближе к окну, говоря, что она всего лишь измоталась. Хоть на Скарлетта и обиду не держали, легче ему в груди не стало. Из-за своего недоверия все внутри перемалывается, как в мясорубке. Питер видел, как тот, хоть и молча, ненавидит себя. Но честь — это совесть, но совесть болезненно чуткая. Человек-Паук лишь сказал, что совесть в основном — это уважение к самому себе и к достоинству собственной жизни. Или же, честь — это внешняя совесть, а совесть — это внутренняя честь. Чуть не осторожно приземлившись на площадку академии, их тепло встретили друзья. Паучки вылезли с корабля, а Флэш помог вытащить на руках Кай, она все ещё спала.

— Эй, Паучок, куда тело тащить? —смеется.

— О, вы где ее так измотали? —спрашивает Неуязвимый. — До парикмахерской?

— Брат, там такое случилось, я вам все расскажу, —болтливый Флэш вернулся.

— Эй, громила, что с ней? —среди толпы левитировал Нова, что подлетел к нему.

— Все нормально, Нова, она просто устала, —похлопал по плечу Люк. Нова стоял напротив него и смотрел как-то спокойно, но Агент был точно уверен, что он переживал. Глаза зажмурились у нее и та резко подняла, с чилой сталктваясь лбом со шлемом Новы. Тот, схватившись за лоб и прошипел:

— Ауч! Ты своей головой пробьёшь мой шлем, Кай!

Холланд спустилась осторожно и не сразу поняла, что у нее ссадина на лбу от шлема Сэма. У нее светлая челка выпала из ряда и прилипла к лбу, а светлые чётко очерченные брови придавали какой-то перфекционизм. Толпа последовала за Агентом Веномом, а на корабле остались Паук и Скарлетт, о чем-то бормоча.

— Эх, спасла команду по итогу я, а герой только Флэш, —вздохнула она и усмехнулась. — Но, зато у него апгрейд, пусть повеселится.

— Ага, а у тебя новая прическа, и когда ты на миссии успела покраситься? —усмехнулся в ответ на иронию Сэм.

— О, ты заметил? Это называется прическа «попади в лапы матери, которая ненавидит фиолетоввй цвет до шизы и высчетлила меня и сделала из меня машину против венома и гидры». Послений писк моды. Да, я тут самое саркастичное животное.

Нова засмеялся и закинул руку ей на плечо.

— Обожаю твою самоиронию, —говорит.

У той губы сыграли с кривой ухмылке. Прикусив чуть их, она почувствовала, как половина коричнево-малинового оттенка помады стерлось. Зеленоглазый косо глядит и с издевкой лыбится.

— А я обожаю, когда ты молчишь. Аж расцеловать готова.

— Кишка тонка, гордость не переступишь. Чтобы дойти до такого уровня, вам нужно обновить и повысить уровень сил.

— По ебалету получишь, отвечаю.

— Я имел ввиду, что ты устала и не в себе, иди спать, —толкает ту вперед, махая паукам на прощание. — Все, тащись вперёд.

Неосознанно тянуться к нему ещё с момента первого столкновения со столь неожиданным в своей гармонии эмоциональном диапазоне, предвкушая встречу с фантомным идиотом.

— Да не хочу я, отцепись! Эй, ты глухой? —смеётся девчонка и уворачивается от его рук, что так крепко держали плечи. Вывернула ему руки так, что покрутился и оказался перед дверью выхода. У Кайлор насмешливый взгляд лукавых глаз. Нова противится, а та сжимает руки сильнее, пристроила подборрдок ему на плечо и говорит:

— Ты же не хочешь потанцевать на нервах, провоцируя меня? Ибо у тебя это хорошо получается.

— Нова не боится девчонок со светлой бошкой и странными предпочтениями к кофейным напиткам! И кто виноват, что у меня талант — бесить тебя. Может, я тебе просто нравлюсь и тебе что не повод так подгореть.

— Планку снизь, не вырос ещё, —щёлкнула ему по носу и развернулась, подмигивая ему. — Может, когда-нибудь через мой труп и понравишься мне ты. И то сомнительно.

— И это мне говорит карлик, что на пять сантиметров ниже, —загнулся пополам от смеха, а та стала дубасить его по плечу, что-то крича.Ему не то чтобы больно, это даже немного щекотно. Стоило переждать бы бурю, как нормальный мальчик, но кто сказал, что он нормальный? Александр только облокотился на стену и продолжил смеяться. — Пх-ха-ха, ну ты, ты представь! Такой злой хомячок! Ха-ха.

— Такой ну, с щёчками? —надувает щеки и глупо улыбается. А тот кивает и сильнее истерит в смехе. — Хэй, ха-ха, ладно, может быть и похожа. Ха-ха-ха!

«Вы двое, задолбали ржать» —Токсин двум зарядил ворсинкой по затылкам и прошипел. —»Шумите больше всех, дайте поспать»

— Завались, паразит! —одновременно сказали Сэм и Кай. Холланд, выпучив глаза, прикрыла рот.

—У меня предчувствие, что нам хана, —говорит бунтарка.

— Ой, да расслабься уже, — протянул Сэмюэль, глядя на то, как та лихорадочно стала перебирать руки. Токсин, нависая тихо над ними, сверлил взглядом до тех пор, пока те не подняли голову и не завизжали, как две конченные истерички. Симбиот заржал на весь коридор.

«Видели бы вы свои рожи»

Блонди пискнула и потянула руку к Токсину, но он поймал ее ладонь и притянул к своей пасти, шепча:

— И ещё одна попытка и я тебя укушу, — словно в подтверждение своих слов паразит несильно куснул ее за пальчик и улыбнулся, наблюдая за нахмуренным лицои. — За паразита вы у меня оба на фарш будете пущены.

— Ауч, ты сегодня не в себе, тебе мало было сожрать лапы Док Ока и расштопать мою мать на британский флаг? —потирает больное место девочка.

«Я хочу спать, и тебе бы советовал. Все эти рожи меня нервируют»

Нельзя было назвать его настойчивым; скорее, подобные диалоги складывались спонтанно и приносили обоим приподнятое настроение. Конечно, Токсин хотел добиться своего, но с каждым разом чувство, будто он просто шутит, становилось сильнее. Стоит послушать своего товаоища по телу и направиться в сторону комнаты, попрощавшись с Новой.

— Ты разве не устал? —спрашивает.

— Нет, что за глупости? —Сэм закинул руки за голову и пошел в противоположную сторону. — Я зарублюсь в игры, пока есть настрой и невыпитая кола.

Теперь, когда он ловил себя на проблеске желания согласиться и повеселиться наедине с собой, здравый смысл напоминал о том, насколько происходящее бессмысленно. И только бодрое появление Железного Кулака и Не уязвимого заставили его уйти от мыслей и поднять руку в знак приветствия. Те двое слушали похождение Агента Венома и воинов Паутины. Сейчас бы Паркер точно обиделся, ведь это он возглавляет эту команду. Нова несильно впечатлен Агентом Веномом и его носителем, даже несмотря на то, что Флэш изменился. Да, он тот ещё проказник и вечно обижал Питера, что вызывало у него смех и издевку, но сам факт. С Веномом у него воспоминания не самые хорошие. Поэтому Сэм старается не контактировать с такими тварями, но сам ещё не понял, что привязался к одному из таких тварей. И нет, Александр только сейчас признал то, что бунтарка не такая уж плохая и действительно может развеять обстановку. И от этого становится в душе не по себе.

— Ты сегодня задумчивый, друг мой, —методично проговорил Дэнни.

— Да, если Нова думает, то это к апокалипсису, —смеётся Люк. — Я шучу, чувак. Не обижайся.

— Подумаешь, и похуже словечки слышал, от того же Паутиныча и той гиперактивной девки с тварью внутри, —усмешка на лице ведроголового заставило Кулака немного выдохнуть. Огрызание и некое хамоватое поведение Сэма так родное, успеваешь привыкнуть. Хотя, после столького времени, он уже изменился и стал сильнне, на каплю сдержанее.

— Кстати о них, —Люк скрестил руки на груди и нахмурился. — Ты слышал, что говорил Агент Веном?

— Я его не слушаю, —отмахнулся Нова.

— Было бы удивительно, если ты начал слушать тех, кто имеет симбиотов, ты же их на дух не переносишь, как и арахис, —отметил Неуязвимый. — В бою, Кай обезумела и могла ранить своих товарищей, как сказал Агент Веном, это из-за стычки Октавиуса, Золо и матери Кай, что была в Щ.И.Т’е… Она вырвала все шупальца Ока и расчетвертовала свою мать.

— Ненависть поглотит ее светлую душу, —поддержал Кулак. — И это больше не из-за существа внутри, а в ней.

— Ну, и зачем мне это знать? Я хотел заняться прохождением уровней, а не снова слушать о ней, скоро голова ей так будет забита, —отмнулся он и пошел своей дорогой. Люк остановил своего друга и развернул к себе.

— Это к тому, что Человек-Паук не всегда сможет сдерживать ее, из-за того, что она ему близка как друг и их души схожи по ситуациям, —сказал Люк. — Ткач, скажем, мягко относится к ней, закрывает глаза на многие ее нарушения. А ты, скажем… можешь сказать ему все по факту, кинкть правду.

— Друг, мы не это хотели же сказать… —Железный хотел разбавить ситуацию, а Нову это начало заводить и подкипать изнутри.

— Вы просто ссыте, —чеканит Сэм и снимает шлем. — Чувак, мы же не были там, ткач или этот Алый знают больше, уточняй у них. А меня оставьте в покое, я устал уже от нее.

— Ты доверяешь ей, —с невинной улыбкой заявляет Дэн. — Мы можем узнать почему? Хотя, она нам тоже вреда не причиняла, но мы ее не знаем так, как знаете вы с Пауком.

Люк усмехнулся, замечая у Новы в глазах жгучую ненависть, кипящая внутри. Искры в зеленых глазах, наполненных гневом и холодным презрением. Не к ним, к ситуации. Сэм фыркнул и только отвернулся, не отвечая на данный вопрос, а вот Неуязвимый, зная этого парня лучше, так как напарник, прямо заявил:

— Тебе нравится она. Дружище, вот уж от кого, но не от такого придурка, как ты, не ожидал.

Ой, как же Александр сейчас кипел внутри. Оскорбления, вертящиеся на кончике языка так и рвались наружу. Атаив дыхание, парень обнаружил острую нехватку кислорода в момент, когда взгляды пересекаются у них. Брюнет вздернул бровь и криво усмехнулся.

— Ты же вроде умнее меня, а сказал какую-то глупость.

— Пожалуй, вам есть о чем поговорить, не шумите только, —Кулак снял с себя маску и прошёл вперёд, по корпусу с комнатами. В самом конце комнат был общий зал, в котором был длинный диван. И на нем лениво располагалась Холла, с пледом вокруг себя. Спала лицом в подушку, словно убитая. Это уже почти как привычка — вспомнить солнце, так вот и оно. Так едва уловимый, ускользающий сквозь пальцы прохладный ветер ранним одиноким утром. Да, уж точно Кайли — такая свободная, не обременённая обязательствами, ничья. Наверное, таким живётся проще. Монах стал идти мимо дивана на цыпочках, не будить «злого зверя», но голос резкий, точно нож, врезается в спину:

— Выход в другой стороне.

Голова девочки поднимается и смотрит на него с усталостью и осыпшей тушью на щеках. Дэнни морщится, когда солнце озаряет линию горизонта и бьёт в лицо, ослепляя.

— Я хотел взять почитать, не хотел будить, —отчитывается перед ней, как будто она как Фьюри. Холланд пробежалась глазами по полке с книгами и, ухватив алой ворсинкой обычную книгу, с обычной обложкой, сказала:

— Мне эта понравилась, думаю, тебе такое зайдёт.

— Не думал, что тебе нравятся произведения Харуки Мураками, —блондин подошёл осторожно и спокойно. Не хотелось пугать и воссоздавать конфликт. — У тебя хороший вкус, благодарю тебя.

— Я обычно читаю комиксы, но иногда мне нравится что-то зарубежное читать, —пожимает плечами она и уместилась, точно Спайди, на спинке дивана. Присела на корточки и держится аккуратно. — Ты хочешь поговорить?

— Что? Не-е то что-… ах, да. Мысли. Ты же слышишь их. Прости.

— Да все хорошо, —отмахнулась и спрыгнула с дивана. — О чем хочешь поговорить?

Прохлада была единственным спутником ему в эту минуту. Вопросы вечно повисают в воздухе, так и не озвученные, но Кай никогда не отвечает, ведь, пожалуй, она ничего никому не должна. Она так схожа со стихией — столь же неукротима, столь же необузданна, до невыносимости безжалостна, вольна и непредсказуема. Девчонка никогда не принадлежала никому, и так жилось проще. Словно дикая кошка, блуждающая по свету, лишь изредкадаёт себя погладить, но никого не назовёт хозяином, ни в чьём доме не задержится.

— Что случилось на корабле Гидры? Я не хочу слышать слухи, мне лучше услышать правду.

— Они боятся меня, да? —девчонка обняла себя и глупо улыбнулась. — И ты тоже боишься, как они.

— Я хочу принять тебя такой, какая есть, но прежде всего, хочу узнать правду, —честно отвечает монах. — В тебе есть дух воина, ты бы могла обучаться, в моем родном крае и стать сильнее, сдержанее.

— Тогда я потеряю себя, —закатила глаза блондинка. — Это будет кто-то другой, но не Кай. Кай становится сильнее иначе, сдерживается только тогда, когда действительно необходимо.

Ее это устраивало, она молчаливо перебирала свои мягкие волосы. Прошла одна, угрюмая тишина и тогда героиня рассказала все, в ярких, жутких красках. Это мучительно, тягуче, чертовски несправедливо, но приходится принимать правила, потому что лишь так он не разлучится с целью, лишь так удержит ее, что разрывает любые путы в два счёта. Только сейчас Кайлор честна. Перед собой и Железным кулаком.

—… я боялась, честно признаться, —прокомментировала напоследок. — Нет хуже врага, чем ты сам.

— Ты никогда не говорила о том, что тебе страшно, —он уселся рядом с ней и спокойно глянул на ее оставший чай. — Порой искренность помогает человеку двигаться дальше.

— А никто не спрашивал, кому какое дело до монстра не из вашего мира? —смеется над иронией и залпом выпивает чай, даже не опробовав на вкус. — Вечно приходится терпеть себя, двигаться дальше, не останавливаться. И меня бесит то, что я привязалась к вам, к вашему миру. В этом мире уже есть Кай, и здесь я лишняя. В этом мире она даже не знакома с Токсином, наверняка, сейчас ходит в музыкалку. Тошнило от нее.

— Не суди так о себе, —положил руку на плечо монах. — Ты хороший человек, и никакой ты не монстр. Если начнёшь накручивать себя, то потеряешь себя. И это куда хуже, чем потерять смысл.

— Не хочу расстраивать тебя, солнышко, но мне нечего терять, и некого, —героиня встала с дивана и направилась к окну корабля. Прижалась лбом к окну.— Если же тебе есть кого оберегать, и тебе есть кто тебя оберегает. То. У меня. Такого. Нет. По сути, я ничего не имею, кроме Паука, который приютил меня и внушил вам то, что я не опасна. Он слишком добрый, это его погубит когда-то.

— Он сделал это, потому что считает тебя другом, в этом весь Человек-Паук, —пожал плечами воин. — И, я думаю, что он не ошибся, ты слишком себя критикуешь, из-за проблемы в семьи, верно? Тебе кажется, что из-за тебя родители не поладили?

— Хах, —улыбнулась. — А ты проштудировал мою инфу, аж неловко.

— Пришлось, ничего личного, —ответил. — Так я прав? Из-за них ты так себя ведёшь?

— Из-за них, ты раскусил, —подняла руки та. — Жить среди таких людей становится психически невозможно, особенно, когда узнаешь, что один из них поехал из-за цвета, а другоц умер в моем мире из-за жены, а в этом мире вообще без вести. Я не знаю, как ты к такому относишься, но…

Та встала спиной и начала плавно снимать с себя футболку. Тот, округлив глаза, вытянул руку, вежливо попросив остановиться, но удивился, когда на ее спине был огромный шрам, который почему-то не зарос симбионтом. Он выглядел как некая случайность, но это была меткой, напоминанием, что она никогда не будет человеком. На спине жуткий шрам перекрыли рассыпчато родинки, как будто карта неба на ней.

— Это оставил Токсин, буду без моего контроля. Он почти добил меня, я почти умерла. Во второй раз. И если бы не товарищ, я даже сейчас этого не показала, —накинула верхнюю одежду и повернулась к нему. Девушка почувствовала на нем неловкость, вперемешку с удивлением. — Я, так понимаю, монахи не привыкли видеть спины шрамированных девушке?

— Не смешно, —спокойно хмыкает тот и отвернулся. — Кто ж так внезапно делает?

— Я делаю, —смеется. — Да ладно тебе, ничего там запретного не было, я доверяю тебе свою спину. Как в бою, так и сейчас. Думаю, это можно назвать дружбой?

— Я благодарен тому, что ты была честная со мной, Кай, —поклонился аккуратно. — Твоя жизнь тоже была суровой и ты оттачивала себя, проходя все в одиночку. Но знай, что пока ты в нашем мире, мы поможем тебе.

— Железный прав, —зашли в комнату Люк и вечно недовольный Сэм. — Если Паучок верит тебе, то так тому и быть.

— Ага, —оторвал из себя раздражительно и фурией Александр прошёл мимо них, забрать телефон. Девушка поправила прекрасные светлыми локоны. Она бы периодически отрезала чёлку и меняла длину. И с виду можно было бы сказать, что имеет красивую фигуру, хотя не уделяет ей особое внимание.

— Ведроголовый, и даже не шутканешь в мой адрес? —уж терпеливо ждала носительница. — Как жаль, а я к этому начала привыкать.

— В следующий раз, —махнул и уткнулся бесяче в сенсор.

— Ты какой-то нервный, с Пауком вновь поцапался или домашку не успел сделать? Или уровень не прошёл?

— Отстань, —шипит он.

— Сэм, сегодня, просто познал многое, что-то кроме себя и своего нетерпения и вечной суеты и соревнованием с Пауком, —говорит Железный.

— Вы что ко мне прицепились? Я ж играю, а обсуждаете, будто что-то сделал, —оскалился, тыкая пальцами в телефон. — Мне осталось пройти финального босса.

— Он так всю жизнь пропустит, —указала большим пальцем на него девушка.

— Ты мне что, мама? Занудствуешь, хуже ее, —цокнул юноша, отчего Люк засмеялся. — До сих пор удивляюсь, как ты редко переключаешься с безумной, гиперактивной шизички в спокойную, тревожную и скучную зануду. У тебя там есть кнопка «вкл» и «выкл»?

— Это у тебя с мозгами так: то включаешь, то выключаешь, но обычно они работают в оффлайн-режиме, —закинув ногу на ногу, ответила она и подложила под подбородок ладонь, что уперлась в подлокотник. Тот прооигрывает в схватке с боссом и метает с силой телефон в нее, а та схватила его и подняла руку, в знак спокойствия. — Эй, постороннее, ты правда нервный. Мы же не виделись минут 30, а уже весь на иголках.

— Действительно, чего это я? —и пошёл к выходу. — Займусь лучше треенировками.

И хлопнул громко дверью, ту аж подкинуло.

— Да что с ним?

— А он правду не любит, — Люк улыбнулся.

— Правду? А кто ж ее любит?.. —хихикнула кокетливо она. — А если серьёзно? Он, конечно, всегда раздражителен и бесит регулярно, но все же.

— Да нравится ему девчонка, вот и все, — отмахнулся Люк.

— Сочувствую ей, —равноушно зевнула и в этот же момент пришел, видимо с миссии, Паучок с телефоном. Спросил, мол, где Сэм, ибо его Мэри Джейн к сотовому позвала. — А, так вот какая девчонка…

Закивала головой и грубовато прикусила нижнюю губу. Эм Джей — помнит она псевдо Тейлор, так представилась перед Тейлор. Интересно, в этом мире какая она? В голове перекатывается металлический шарик: от одной черепной стенки к другой, и так по всей коробке. От каждого столкновения в переносице взрывается сверхновая, кофе или граната без чеки. Уже это имя заставляет ее рвотные рефлексы работать на высшем уровне.

— Он, вроде тренироваться пошёл, —сказала Кай. — Видно, не судьба.

— До-оброе утро-о! —внезапно влетает Корра с бумагами в руках. — Сегодня у вас будет осмотр, не забудьте посетить медицинский отдел, друзья.

— Мы благодарны тебе, Корра, —сказал Дэн. —С твоими золотыми руками быстро осмотр пройдем.

— Да пожалуйста! —кивает и подбегает к Холланд. — Каечка, здравствуй. Ты-то мне и нужна!

— Всем что-то от меня и надо, —фыркнула. — Ну что?

— Мы обнаружили одну особу, которая носит ту же фамилию, что и твоя мать, она управляет кровью, может…

— Тейлор? —девушка подскочила. — Здесь? Ох, черт.

— Мы бы хотели взять анализ крови и твою кровь, может, ты имеешь. —на Корру смотрят пара злобных глаз. — Ну вдруг, способности?

— Идем, —схватила ее за шкирку и потащила за собой. Тварь. Именно так себя ощущает Кай. Нестабильной, грозящей вот-вот превратится в месиво осколков. Или это от вибрации телефона? Но тот молчит уже как пару часов, не шевелясь в кармане. Коора улюкала что-то ей в след, скуля. В конце концов, она не нянька. С сестрой все нормально. Холлад остановилась и задумалась.

— В чем дело?

— Она ж не знает, что я не из этого мира, ей не нужно знать обо мне, —пояснила.

«Ой, брось, она же в Щ.И.Т’е, поверит и в такое!» —отвечает Спайди, что следовал за ними тихо, по потолку. А Кай иногда нужен перерыв. Иногда — каждый месяц, каждые два, каждые три недели, каждую неделю.

— Нет, —мотает головой. — Она работает одна, вероятно. Или, может, к Мстителям перебралась. Просто не надо, кровь возьмете у меня позже.

«Ссыкло!» —смеётся Токсин. Как только Паук начинает чувствовать, что шурупы держат не крепко, расшатались под гнётом посттравматического расстройства, она исчезает.

— Не похоже, чтоб она была дружелюбная, —говорит Корра, когда она останавливается у кабинета, в коротком сидела Тейлор напротив Колсона и сверлила глазами. — Или не рада этому месту.

«Вмешаемся?» —интересуется симбионт.

«Хотелось бы, но как? Не хочу, чтобы узнала меня, я ведь старше выгляжу»

«Боже! Мозг включи, переоденься, накрасься. Все эти шуры-муры. Давай, жопой шевели»

— Не поддаётся разговору, —вышел из кабинета Колсон. — И кровь не взять.

— Я возьму, — шагнула бунтарка. — Колсон, мне надо переодеться, ей не нужно знать меня.

— Родственница? —улыбнулся.

— Дочь моего дяди по маминой линии, сестра, —она накинул на себя кофту. — Только не знает, что я не из этого мира, тут я младше. Колсон, прошу.

Возможно, ей нужен психолог. По ним всем он плачет, хотя на месте всякого специалиста следует подумать дважды, чем пытаться вести беседы с Тейлор Блуд — той, кто наполовину всегда за гранью; чем пытаться вытащить демонов из-под кожи наподобие Симбионтов. Ей стоило только накраситься темно и уже будет неузнаваема. Нацепила на себя форму агента щита и вышла к товарищам в коридор. Корра схватилась за сердце и засияла от счастья, говоря:

— Кайли-и, ты шикарна!

— Благодарю, за дело, —зайдя в комнату, она закрыла за собой дверь. Тейлор молчаливо сидела и ковыряла ногтем стол, тосно вздыхая. Пускай она не знает многое, и о прошлом напоминает только моменты, от тени этого прошлого не так просто избавиться.

— Я ничего не знаю, —отвечает Тейя. — Оставьте меня, пожалуйста, в покое. Я хочу домой.

— Да я не за кровью, уймись, —отмахнулась та. — Я всего лишь хочу спросить, как ты тут очутилась? Колсон пока отошёл, и я бы хотела помочь, как-нибудь.

— Помочь? И как же ты планируешь остановить мою силу, если даже не знаешь, что происходит? —вздыхает Блуд. — Я всего лишь искала следи своего отца, он пропал, неделю назад. Я с ума схожу, и наткнулась по совершенной случайности с каким-то парнем-птицей, на которого напали два паука. Железный и оригинальный. Честно, хотела помочь, но меня сочли за врага и я оказалась здесь.

— Я не собираюсь останавливать твою силу, Тейлор, —скрестив руки в замок, она положила их на стол и навалилась на них. — Наоборот, хочу развить ее. Мне всего лишь необходимо знать, какую базу ты освоила.

— Ты знаешь о моих способностях?

— Нет, блять, пошутила, —в прошлом следовало бы покаяться за своё сквернословие да рот с мылом вымыть.

В настоящем Кай зальёт зыбкую почву своих мыслей матом и правдой. В будущем, может быть, обнимется не с парнем в танцующей, потной толпе, а с белым (нет, ни черта) другом. — Более чем знакома, можно сказать, я изучала твое дело. Звучит по-старкерски, да?

— Более чем, —блондинка сузила глаза. — Ну, могу взять под контроль чужую кровь, выпускать ее из себя.

— А формировать из крови оружие?

— Оружие? —Блуд выглядела чуть моложе своей той версии, в ее мире. Наверное, ровестница Питера и Гарри. Лет семнадцать, не более. Она ведь юная, пугливая. Девушка всегда опасалась своих сил. — Я даже вернуть ее обратно через раз могу, о чем вообще речь.

— Позволь? —она взяла осторожно ее руку и посмотрела на ту. Тейя осторожно убрала сначала руку, но потом вернула назад. — Выпусти кровь из ладони, и попробуй ее поднять в воздух, в мыслях представляя некое оружие, которое пришло первое в голову. Сконцентрируйся на течении эритроцитов, других форменных элементов, ощути, как кровь тесет по твоим сосудам и ищмени ее агрегатное состояние.

— Да кто ты… —Тей отряпнула и прижалась спиной к стулу.

— Отвечу на это, когда доверишься мне и попробуешь сделать. Смелее, Тейлор, ты ведь смелее, чем думаешь. Давай.

Нет, Тейлор Блуд пошла по кривой-косой дорожке, но не настолько. Нет. Почти. Но, если считать, что в её теле жила кровожадная способность, чиня хаос и раздор, то, наверное, настолько. И всё же чужое тепло рядом напоминает о жизни. Рядом с этой девушкой дышится проще и глубже, но она всё равно задыхается. Воспоминания о смерти не проходит бесследно. Оно вообще не проходит. Та неуверенно кладет руку на стол, разрезав немного ладонь свою. Когда первые капли начали проступать, то блондинка прикрыла глаза и попыталась сконцентрироваться.

— Эй, народ, чего столпились? —внезапно спросил Нова, что шел с зала и заметил, как Корра, Спайди и Колсон стояли и смотрели через стекло.

— Что она творит? Это ведь не та задача, которая необходима, —рассуждает Корра.

— Вы о чем? —не понял Александр.

— Я думаю, она таким образом хочет помочь ей и тем самым вступить в доверительные отношения с Тейлор, Амадей перепугался и чуть не грохнул ее, когда мы Стервятника ловили, —пояснил Паук. Нова, глянув на то, что смотрели ребята, только скучно зевнул громко и отвернулся, говорив, что это скука смертная. Опять что-то шаманит и все в удивлении. Ну, кроме Колсона, он просто стоял и наблюдал.

— Мистер Александр, попрошу вас отставить саркастические гутки в сторону нашей подопечной, —проговорил Фил. — Кайлор Холланд пытается установить контакт со своей двоюродной сестрой.

— Сестра? У нее что, вся семейка в Щ.И.Т’е? —вытаращил глаза Сэм.

— Нет, только родители, —говорит Питер. — Нова, не шуми.

В глазах у Блуд плывёт, а шарик всё так же в голове катается. Гусиая кровь начала течь быстрее, пачкая стол своим оттенком. Но вдруг жидкость стала подниматься вверх, нарушая все законы гравитации. Капли красного сиала литать над ладонями. Тейя открыла глаза и ахнула, она контролирует! Девушка сияет ярче Солнца от радости такой и смеётся задорно.

— Сожми плавно пальцы и представь острый клинок, —умеренно поясняет Кай, приподнимая той руку. Та послушно сжимает методично фаланги пальцев, делая их жёстче. Первые секунды ничего не происходило и Блуд уже теряла надежду на такой экспресс-урок, если бы острые наконечники стремительно не появились и не припечатали к стене Кайло. Попав в руки и бедра, носительница только профырчала, а блонди подскочила и стара паниковать, извиняясь.

— ПРОСТИ, ПРОСТИ, ПРОСТИ, БОЖЕ. Я НЕ ХОТЕЛА!

Капюшон спадает и вперёд слетели локоны светлых волос. Холланд поднимает голову и одергивает грубо колья, что исчезли сами по себе, оставив кровь на руках. У Тейлор глаза чуть не выкатились от шока.

— Твою мать, что ж меня так дырявить любят, я что, мишень для дарца, —усмехнулась та над своей иронией. — Не кипишуй, заживет, как на собаке. Все нормально.

— Ох, я уж подумала, —она осторожно дотронулась до нее и замерла. —… погоди. У меня получилось! Благодаря тебе, у меня получилось и я поняла, как это работает. Невероятно, как? Как ты…

— Все просто, —подняла ладони перед собой Кай и улыбнулась. — Мы с тобой связаны, а потому ты понимаешь меня лучше, чем кого-либо. Все детство убивала время со мной, разве нет?

— Кай…? —не верит глазам. — Врешь, ты не можешь быть ей.

— О, поверь, более чем могу быть ей, просто не из этой вселенной, —рвано смеётся, скалясь. У Тейи брови нахмурились, а кулаки напряглись.

— Она сейчас ее же прибьет! —начала бояться Корра, ходя вокруг директора.

— Директор Колсон, я могу остановить? —поднявшись над землей, сказал Сэм.

— Ждите.

— Ты не Кай, —тревожно говорит Тейлор.— Ты логически не можешь быть ей, Кай маленькая девочка, что не любит общество, социально дезориентирована.

— То, что я была удалена от общества не моя вина, а Малфании, —сопротивляясь ее давлению, отвечала та. Кай хочет сделать это сам, но ее ноги искусно начали резаттся, образовать раны, в пяти местах и малейшее движение отзывается острой болью. Не имеющий возможности сбежать она оставленс в углу, как кукла, с которой надоело играться.

— Ты все время манипулировала мной, чтобы заполучить мою кровь. Ты лгунья, а Кай не врет, —голос Тейи становиться обиженным. Голова такая ватная, мысли путаются. Не нужно быть гением, чтобы констатировать очевидное: Токсин собирался пробить пол ее черепом. Симбиот не мог долго стоять в стороне, а потому только успевал регенерировать раны.

— Ты такой нытик, Тейлор, аж тошнит, —сплевывая кровь на пол, смеется та ей в лицо. — Все время только ноешь, ноешь, но даже головой не можешь представить, на что ты способна. Давай же, попытайся ранить того, кто непробиваем. Но не смей называть меня лгуньей, пожалеешь.

Борьба осталась позади, отпечатавшись ссадинами на костяшках и частицами чужой кожи под ногтевыми пластинами. Теперь сражаться больше некому да и не за чем. Блуд стоит и не можешь даже руку поднять, у нее губы дрожат от правды. Холланд коварно лыбится и встаёт перед ней. Носительница понимает, что времени у него осталось немного. «Тик-так, время… УСТРОИТЬ МЕСИВО! » — назойливо тарабанят настенные часы, сливаясь с шумом в ушах и превращаясь в какофонию.

— Давай же, развесели нас, —говорит злобно она, обнажая наполовину лицо Токсина. Та вскрикивает и прижимается к стене, как испуганное животное. — А я предупреждала, что пожалеешь.

— Что… ты такое? —прикрыв рот руками, произнесла.

— Мы-Токсин, —губы юной леди кривятся то-ли в улыбке, то-ли в приступе боли. От бессилия хочется Донор заплакать, но сил не осталось. Но Симбиот исчезает и та поднимает руки перед собой. — Но я стала такой, когда вернулась с Германии в Нью-Йорк, в том мире. Тейлор, я действительно Кай, но не из этого мира.

— Неправда.

Кайлор не позволяет ей отвернуться, крепко хватает за подбородок и заставляет смотреть в глаза. Резкость движения возбуждает нервные окончания: боль простреливает от затылка до пяток. Тогда Тейлор крепко сжимает зубы, чтобы не закричать.

— Ты так и будешь играть в игру «верю, не верю»? — пальцы зарываются в слипшиеся от крови волосы, заботливо стирают подсохшие дорожки слез, только бы она продолжала на нее смотреть. — Помнишь, когда ты говорила в детстве, что хотела быть черным пришельцев с дале-екой планеты? А потом ты познакомишься в моем мире с Веномом, он хороший, он такой же, как Токсин. Они оба хорошие. А помнишь, как мы сбегали с дома в дождь и вызывали солнце с бубнами? А помнишь те черновы носки с единорогами, которые я продырявила и спрятала от взора мамы? Ты меня тогда прикрывала. Тейлор, я реальна.

—… Кайлор… — сестра склоняется к лицу девочки, выискивая в голубых глазах правду. — 56. Помнишь?

— Автобус? Конечно, я тогда так испугалась, когда без тебя поехала, на уши весь салон поставила, —смеётся. У Тейи слезы наворачиваются от обиды, от боли в груди. Она обнимает сестру крепко-крепко, не хотя отпускать. Корра уткнулась в бумаги и тихо умилялась.

— Ты настоящая… —бормочет Блуд.

— Конечно, много изменилось в моем мире, извини, что так вышло. Однако… ты можешь остаться в Щите, здесь тебя научат быть героем, быть сильной. Такой, какой должна стать.

— Не могу, папу хочу найти, это мой путь, —мотает головой. — Прости.

— В таком случае, —Паук внезапно влез. — Двери Щита всегда тебе открыты, Тей.

— Спасибо вам, —кивает головой и агенты сопроводили ее. Колсон подошёл к Кай, что выдыхала клубки пара. Директор первые минуты сурово глазел на нее, а потом восхищенно заулыбался.

— Неплохая работа, Кай, —отмечает. А та утыкается в собственные руки головой. Волосы, всё такие же светлые, как жемчуг, или перламутровое шампанское, рассыпаются по обе стороны; лезут в нос, щекочут. Корра осторожно взяла с рук кровь Тей и тихонько убежала в лабораторию, попрощавшись. Нова стоял в стороне и смотрел куда-то в стену.

— Я не могла оставить ее в таком виде… она… она вытащила меня со дна, я не могу не поступить иначе, —Кай иногда до слёз хочется быть обычной девчонкой, которая напьётся и натанцуется до дрожащих ног, чтобы наутро просто мучаться с похмельем. Или просто той самой сестрой, той самой дочерью. Но ни той, ни другой ей уже не стать.

— Ты молодец, —хвалит ее Питер и тут опять раздаётся звонок. — Сэм, ответь уже Мэри Джейн, до тебя дозвониться…

— А, секунду, —перенастроил и достал сотовый, отвечая, — Привет, Мэри Джейн. А? Да, конечно.

— Фу блять, сейчас стошнит, —закатила глаза Холланд. — Такой милый и пушистый мгновенно. И кто ещё из нас ненормальный.

— Ты чего так распсиховалась? — Пит интересуется уж слишком как сволочь. — Она с нами в одной школе училась, и хороший журналист, немного оригами увлекается.

— Да-да, мастерица на все руки, мне это не интересно, —отмахнулась, не желая дальше слушать. Но Питти понимает. По крайней мере, не чувствует на себе тот самый взгляд, обещающий страдания всех миров за то, что кто-то тронул или оскорбил того, второго. — Все? Тебе смешно? А мне несмешно, я устала, хочу есть и спать.

— Вообще-то, мисс Уотсон хорошая ученица, старательная и целеустремлённая юная особа, —влез в разговор Директор. Холла зубоскалит. Благо, не теми клыками, которыми может вскрывать глотки. Она всматривается в его глаза. Нет, всё те же.

— Пустая инфа, я могу идти? —разворачивается и, махнув волосами пепед ними, фурией умчалась в коридор с силой ударив в плечо Нову, с какой-то детской обидой в душе. Да что ж ей так не нравится эта Мэри? Вроде, не знакомы. Когда Александр отводит трубку в сторону, он оборачивается и глядит в спину умчащейся носительницы зверского пришельца. Сэму и без того хватает груза вины, чтобы думать ещё не о прошедших минутах на той стороне, а о двух месяцах? годах?

— Кажется, я понял! —пришла идея Пауку и тут же поморщился. — Фу, Кай, тут столько парней, а ты серьёзно? Мд-а, вкусом ты тут промахнулась конечно.

— Что, прошёл через свою шкуру? — Директор умеет отбивать удары, а ещё неплохо их наносит. Спайди закатывает глаза. Характерно: так только он умеет. Оттенками. — Паук, это уже не наше дело, лишь бы это не ушло куда-то к конфликтам.

***

Она умчалась вперёд, пытаясь сбавить хоть немного гнева. Не получается. А Токсин ещё сильнее смеётся, ему это в забаву лицезреть. Девочка такая сейчас уязвимая, такая беззащитная. Симбиот ей твердил много раз об этом, что ни один гребанный парень недостоин ее слез. Девчонка сидела в комнате и заедала сендвичами поток злобы. Жадно вырывая кусок хлеба со стейком, не прожевывая, проглотила. Вот угораздило же ее просто возгореться от какой-то рыжей и разнести себе в мозг на разные экваторы? Снимает с себя охотно костюм Щ.И.Т’а и кидает его в угол, с психу, выдавая:

— Блядкие эмоции.

«Ну? Может, все-таки, отомстим парню? Я даже знаю как» —улыбается паразит. —»Скажем, воспользуемся тем, что у него аллергия на арахис»

Она переводит взгляд ему за спину, и тот знает, что устоять от мести не может. Симбиот лыбится так довольно, ожидая ответа. Он действительно думает, что заслуживает своего мнения и того, чтобы прислушались к нему. Однако его зачастую мучает чувство, что он должен заслужить все, что получает.

— Нет, —мотает головой. — Это неправильно, он ведь ничего не сделал. Это просто разговор сл знакомой, и ничего более. К чему мне накручивать себя?

«М-да, тебя и гроб не исправит» —печально рявкнул он. —»Ты же не думаешь, что ты просто расстроилась и устала? Бери круче, тебе не нравится, когда он уделяет внимание не тебе. Ты настолько привыкла к любому вниманию парня, что тебе нужна доза. Ты как наркоман»

— По голове получить не хочешь? Варежку прикрой, умнее кажешься.

«Я вообще-то помочь тебе хочу, боль утихомирить, а ты — неблагодарная тварина. Знаешь, вы не походите друг другу с этим кретином. А почему? Потому что он по гороскопу — Стрелец, а ты конченная сука»

— Заебись, как мне плевать, —отмахнулась и уткнулась носом в подушку. Иметь огромные проблемы с самоконтролем для Кай уже является главным минусом. Любит поддаваться внезапным вспышкам ярости и чарующему аромату еды. Отпив немного крепкого настоя валерианы, та поморщилась и прокляла Корру тысячу раз вдоль и поперек. Постепенно ощущая опьяняющее чувство вседозволенности, Холланд закинула ноги на железку кровати, куда вешает одежду, наслаждаясь своей новообретенной властью.

«Мд-а, жалкая ты. Хоть бы разнесла что-то, вынесла Паркеру мозг, ты же это любишь» —утверждает Симбионт.

— Не хочу, —глядя в дно верхней кровати, ответила бунтарка, глупо улыбаяясь. — Ничего не хочу, просто хочу тишины в душе. А мне этого не дано. Этот мир ебанутый.

«И что? Все люди ебанутые, ты тоже ебанутая, потому что в твоей ебанутой голове сидит ебанутый Я» —говорит он, заметив то, как той становится нехорошо, побледнела.—»Эй, ты не можешь заболеть, что происходит?»

А девчонке плевать, она уже не слушает Симбионта. Включила тихонько песню из альбома своего любимого исполнителя, подложила рядышком телефон и уткнулась в подушку, сжимая ее под своими когтями. Почувствовала юная особа себя одинокой впервые за долгое время, осознав, что случайные знакомства, шумные вечеринки не приносят былого удовольствия.

«Ау! Ты совсем в край оборзела?!» —привлекая внимание девчонки, махал лапой перед ней, а у той глаза не моргают, словно остекленели. —«Кай? Кай! Эй, тупорылая недо-фричка! Подъем!»

У той рука опустилась с края кровати. Паразит кричал, кусал и угрожал, но ничего не выходило. Мозг и ее мысли блокировал и его, и все вокруг. Мрак пелёной обволок ее глаза и разум. Пустота разрывает изнутри, сжимает сердце в тисках так по-жестокому. Кайло дышит через силу, сбито. Холланд осматривается вокруг — и снова та темная комната. Не любит ее, с ней ужасные воспоминания. Еле волочит ноги, идя на голос. Голос мужской, грубый, чёткий.

— Кай? —оборачивается силуэт впереди и на нее смотрит отец. Мысли в голове липкие, вязкие — скорбь и отчаяние, да и только.

— Папа? Что происходит?.. —не понимая как, задаёт этот вопрос. — Как ты связа-…

— Неважно, —Майкл присел на корточки перед ней и смотрит испуганно. — Закария и Тей в опасности, Малфания направила свои лапы на брата, а это не к добру. Тейлор рассказала мне ситуацию, я попытался связаться с Фьюри, но не вышло.

Папочка возвращается в памяти пыльными руинами, фантомной болью за клеткой рёбер. Девушка смотрит с опаской, недоверчиво.

— Она должна была помереть от кровопотери, —поясняет.

— Именно поэтому Тейлор в опасности, она… необычная девушка, куда более необычнее, чеп кажется.

— Я знаю, что она управляет кровью как и своей, так и чужой, отец, —уселась себе смирно перед ним и не колеблется. — Погоди, то есть ты хочешь сказать…

— Мал возьмет ее под контроль, и брата, —Майкл упал на колени и стал сжимать рану. — Агрх, Кай, прошу. Сделай одолжение — убеди свою мать, что она поступает неправильно. Я верю, верю в то, что не хотела всего это делать. Мама твоя хорошая, пусть и не показывает этого.

И черт с ним, если б страдала только дочь, а так ещё родственников. Она ведь не одна пострадала — мир яро пылал в огне, тонул в крови. Дочке на ум приходит нечто странное — навязчивое желание поговорить. Оправдание этой жужжащей в подкорке мысли — желание услышать того, кто понимает; увидеть осевшую в узоре радужки саковианскую пыль, холод арктических льдов, бездну страдания, знакомую тоску по родному дому.

— Манипулирует тобой, вот и все, —почти холодно заявляет.

— Кай, что ты такое говоришь? Говоришь, как псих.

— Псих-понятие двоякое. Это не я продолжаю работать на женщину, которая пустила тебя на растерзание злодеям. Ну? Кто из нас псих — я или ты, мистер стокгольмский синдром?

— Прошу, спаси их и Маль.

— Зачем? — смотрит будто насквозь, пытается заглянуть в душу. Майкла это совершенно не пугает таков взор. — Не вижу в этом смысла — спасать того, кто причиняя вред млим друзьям и близким.

— Друзья? У тебя есть друзья?.. как же я рад, —мужчина почесал щетину. Жесты мужчины почти по-кошачьи грациозные, а бархатистый голос кажется девушке неожиданно приятным. Мужчина склоняет голову набок и девочка с удивлением обнаруживает, что непроизвольно повторяет движение. Папа это замечает.

— Сама в шоке, но в том мире у меня их немного, но есть, они всегда помогают мне, — признаётся девушка, —. я люблю их, несмотря на то, что пришлось разойтись. Оказавшись здесь, я каждую секунду понимаю, что мне здесь лучше.

— Нарушать пространственный баланс весьма опасно, как бы ни хотелось. Я понимаю, тебе стоило через многое пройти, я тоже многое терял. Тому пример, родителей, любимого кота.

— Выходит, мы оба потеряли всё, что имели. Жаль, что мы с тобой так часто не разговариваем, ты вечно в работе, —у девочки печальный вздох, а тот гладит ту по голове.

— Не переживай, все наладится. И ещё… —он потрогал ее волосы. — Мне нравились твои фиолетовые волосы. Я люблю тебя, Кай.

***

Резко открыв глаза, Кай подскочила и с испугу чуть не вывернула руки Александру, который поднял перед собой руки и удивлённо смотрел. Рядом с тумбочкой стояла тарелка с шаурмой. Все слишком непонятно, и с чего ради ее так с валерьянки унесло? Потрогав себя по лицу, она посмотрела по сторонам и отпустила запястье парня, что интуитивно схватила.

— Ну ты, конечно, даёшь, —говорит он, потирая больное место. — Ты чего? Все хорошо? Если хотела помереть, так попросила бы. Но сначала попробуй это.

— Обожаю шаву, —потирает виски она. — И с чего ради такая чрезмерная забота? Разве ты не разговаривал по телефону с ЭмДжей?

— Да, она спрашивала, какой размер примерный у меня футболки, чтобы подарить Питеру с принтом Звёздных Воинов, мы примерно одинаковый размер носим, насколько помню. Вот и все, да и, Симбионт орал чтоб его покормили, поэтому вот.

— А, ясно, —говорит она и заливает в глотку воду и оставляет на кромке стекла смачный след от помады, хищно поглядывая сверкающими на парня глазами. — Мне не нужна твоя забота, спасибо.

— Эй, мы же друзья вроде бы, чего ты буянишь? —фыркнул брюнет. — Не знаю, что у тебя творится в голове, и знать не хочу, но я хотел как лучше вообще-то.

В кулаке судорожно сжата бумажка, уже порядком измятая. Ее костяшки сбиты в кровь и, кажется, даже не думают заживать, — только сдирая с них струп из раза в раз, она способна держать беснующуюся тьму внутри, которой так боится. Протягивает Сэм ей лаваш и сам откусывает у себя. Та с подозрением осматривает, обнюхивает, вдруг отравил. Но вроде Сэмми не такой и не додумался бы. Невзначай съев половину в один присест, леди, жуя, кивает головой.

— М, свежая, недавно мяукала?

Брюнет, поперхнувшись со смеха, слегка кулачком ударил ту в плечо и продолжает подхихикивать. Девчонка смеётся громко-громко. Так, как смеются в отчаянии. Взывая к чему угодно, к кому угодно. На данный момент кажется, когда широкая улыбка сверкнет на бледном лице взрывом сверхновой, что ей это нравится. Всё это движение, опасность, боль, горечь, радость, удовольствие.

— Фпафибо, —не прожевывая, говорит. — Я и не фнала, фто ты умеешь готовить.

— Хах, —он гордо поднимает подбородок и ухмыльнулся. — Ну, я много времени провел за плитой. Когда с командой жили у Тети Мэй, я вечно зависал на кухни. Это круто, я считаю.

— Это, наверное, интересно, —пожала плечиками, доев. — Очень вкусно, идеальная прожаристая корочка лаваша, сочная курица и свежие овощи, перемешанные в соусе, с горчинкой. Пожалуй, стоит признать, что вкуснее шаурмы я не ела.

И хоть у него была наглая ухмылка, он в глубине души почему-то радовался, как последний глупый мальчишка, истерично дергая ногами на кровати. Зеленые глаза постарались не пересекаться с ее ясными, пронзительными очами, что умеют сверлить без разбора. Александр скрестил по привычке руки и облокотился на стену, глянув тоже на дно второго яруса кровати.

— Дай угадаю, тебе близкие никогда не готовили и ты тоже не особо любишь готовить? —вопрос простой и без подвоха.

— У меня на лице все написано? —махнула руками, сдаваясь. — Тейлор мне любила готовить завтраки, но я толком не принаровилась сама делать, помимо тыквеного печенья по бабушкиному рецепту. Это единственное, что мне под силу. Но… я уже толком и забыла, когда ела до этого, вечнг не до этого.

— У меня мама… —закинул ноги на кровать и положил руки на согнутые колени. — Делала вкусные сендвичи по утрам, когда я еще в школу ходил малым. У нее они получались по-особенному, но потом я понял, что она просто делала это с любовью.

Его глаза, оттенком оливы, сверкнувшие неистовым пламенем в наступающих сумерках говорили о чем-то другом ещё. Парень чуть сжал фаланги и напряг кисти, отчего на руках чуть проступили вены.

— Я решил, что если научусь готовить, то смогу стать лучше, и смогу дарить частицу себя для тех, кто заслуживает. Но, этого недостаточно, видимо… —рвано усмехнулся и провел по своим волосам небрежно. — Мама всегда говорила, что нужно относиться ко всем проще и с улыбкой. И это единственное, что держит меня ещё.

— Не люблю такое говорить, но я завидую тебе, —глядя вперёд, заявила. — Ты не паришься в общении и лоялен почти ко всем, ты не зацикливаешься на словах и тебя не волнует, что подумают другие.

— Это на тебя так вещество действует? Да сколько же ты дозировку приняла, —успевал ещё издеваться над ней. Словил грозный взгляд, и заулыбался. — Шучу, просто непривычно видеть тебя… уязвимой? Честно, я бы воспользовался этим случаем и мог тебе насолить, ибо есть за что, но думаю, что ты не виновата с этом. И я рад, что ты поделилась. Только… почему ты так завелась?

«Скажешь или как всегда?» —Токсин поинтересовался.

— Просто вы так с Питером и Колсоном расхваливали ее, что мне стало обидно оттого, что я не могу достичь такого, как ЭмДжей. Я не знаю, но меня стало сильнее бесить, как ты с ней спокойно и весело общаешься, когда мы собачимся 25 на 8 и меиаем друг в друга обидные фразочки.

— Оу, —ощущая на его лице пот и неловкое смущение, юноша встал с кровати и почесал затылок. Быстро допив холодную матчу, дополненную изысканными нотками кокосового молока, Александр хотел почему-то сейчас удалиться отсюда. Стоило только сделать шаг, как ногу обволокла красная слизь. Тот оборачивается и испуганно смотрит.

— Сматываешься? Ну и отлично, тарелку не забудь с кружкой, —одергивает руку и фыркает.

— Ты грубая, —признает. — И дело не в пришельце, а в тебе. Как я говорил ранее: «сделай лицо попроще и тогда люди к тебе потянутся».

— Грубая? Говорит человек, которому я душу излила, а тот отвечает только «оу» и пытается сбежать. Вот это грубость, а то, я говорю — ответный удар и способ самозащиты. Иди уже, я не держу же тебя возле себя. Если необходимо, можешь уходить.

— Я просто удивлён, я не знаю, что сказать, —ответил парень. — Я лучше промолчу, чем скажу что-то неискренее. Я действительно хотел бы поддержать, но… в общем, не обижайся. Просто мне лучше с тобой поговорить честно и без лжи, чем со многими из окружения.

— Хах, хочешь сказать, что тебе хочется быть честным со мной? Даже не волнует, что я могу прочесть голову твою? —слегка смущенная улыбка, промелькнувшая на практически безэмоциональном лице так украшает ее. — Нова, кто из нас пил успокоительное? Я или ты? Потому что ты ебнулся, если такое говоришь.

В ответ поступает только нервный смешок, а затем затаенное дыхание, потому что девушка импульсивно встала с кровати и обняла его крепко-крепко, как родного человека. Она готова сейчас была расплакаться, но только непокорно утыкается в плечо и выдаёт:

— Спасибо тебе.

— Да ладно тебе, —ошущая на лопатках его неуверенно прикосновение подушечек пальцев, он неловко приподнял уголки рта. — Кто, если не великий Нова, должен был умихомирить межгалактический симбиотский гнев?

— Ха-а, самоуверенности у тебя хоть отбавляй, — криво хмыкнула та. Шокированно смотря на Холлу, которая, казалось, убить его готова сейчас, причём неизвестно за что, Александр натянуто улыбается, надеясь расслабить обстановку.

— А то, я же все-таки Галактику спасаю, —расставив руки по бокам, хихикнул брюнет.

— Красиво?

— Что? —приподнял бровь.

— Ну, Галактика? Какая она?.. я ведь. Не была ни разу в космосе, —пояснила. Вопрос такой необычный и не знаешь как толком правильно ответить, особенно такой любопытной Кайлор.

— Это не описать, как в твоих скучных книгах. Ведь вживую глядеть куда круче, —отстранившись, проговорил Сэм показывая все с эмоциями и руками. — В ней можно утонуть и просто смотреть часами. Она нереально красивая. О, идея!

Надев шлем, костюм мгновенно образовался и он подлетел в воздух. Сейчас данные действия пугали ее куда сильнее, чем прежде. Все мы можем понять друг друга, но объяснить можем каждый только самого себя.

— Как насчёт слететь туда и обратно? Паутиныча с собой позовём, он тащится от таких приключений.

— Ты просто свалишь на него все, если пойдёт что-то не так, верно?

— Пх, конечно, —развел руки, как ни в чем не бывало.

— Я бы тоже так сделала, —согласилась. И ненависть к этому юноше пропала без следа. И правда, когда мы ненавидим кого-то, мы ненавидим в его образе то, что сидит в нас самих. то, чего нет в нас самих, нас не трогает. Какой парадокс, оказывается. Совсем недавно готова была подчиниться Токсину и всучить парню арахис. Но стоило к человеку достаточно внимательно присмотреться, и она о нем узнала больше, чем он сам. — Погоди, ты не шутишь?

«Не думаю, что он клоун, как Питер или Харли!»

— Будет весело, обещаю, —пролетел вокруг нее, оставляя за собой дорожку голубого света. — Ну? Не ломайся, это же круто.

— И на чем ты собираешься… О, нет, ты с ума сошёл? Какой идиот вообще на это пойдёт?

— Ты пойдешь, ответ прост, —широко улыбается и бодро говорит герой.

— Чёрт, подловил, ладно, —нажал на приспособление на ключице, пр телу костюм собрался в космический, специально для таких случаев. Они, может, и ненадолго, но безопасность выше. Зафиксировав шлем, она глянула растерянно на зеленоглазого.— Ты уверен?

— Конечно я в себе уверен, ты просто удивишься, какие там планеты! Жаль, конечно, это не космическая миссия с Читаури и со Стражами Галактики, но все же. Давай, шевелись! Марафеться или что там девчонки делают.

— Вот ещё, мне и так все нравится, ну что, пошли за Паутинычем? —широко заулыбалась она. В ответ поступил глубокий взгляд глаз, брошенный из-под чёрного шлема. Сейчас, перед отлётом, захотелось выпить свежезаваренный крепкий чёрный кофе, наполняющий своим ароматом мраморную прохладу комнаты. Выбежав в коридор, они двинулись в сторону коридора. Всю дорогу они молчали, пока не увидели парня в трико, что получал очередной выговор от Фьюри.

— Паутины-ыч! —схватил за шкирку Нова и потащил его в сторону. — На пару слов.

— Простите его пожалуйста, —попутно извинилась перед Ником и послеловала за ним. Когда трое столпились в кругу, как сектанты перед ритуалом, Нова с довольной улыбкой кота начал импульсивно похлопывать его по плечу.

— Ты сейчас выпадешь от шока! —говорит Сэм. — Полетели с нами с Космос, туда обратно и назад! Надо же Кай и этому паразиту Галактику! Давай, давай.

— Вы с ума сошли?! —Паук вытаращил глаза. — Конечно, когда отлетаем?

«А я думал у него все в голове дома, искренне надеялся, что только вы с ведроголовым поехавшие» —проговорил Токсин. —«Надежда на адекват ткача умирает последней»

— Прямо сейчас! —Нова суетится как волчок по кругу. — Давай, Паутиныч, не дрейфь.

— Стоять, —ухватила за шиворот его пальцами, на которых были тонкие золотые кольца. — А если что-то случится? Нужно средство связи, на случай, если поймёт что-то не так.

— Вообще-то, она права, —поддержал Пит. — Что крайне удивительно.

У Сэма просочилась мимолетная улыбка, вызванная собственными мыслями. Кай готова была ему по затылку зарядить, но передумала внезапно. Наверное, это не к месту. Пришлось на время одолжить самолет щита, и рвануть прямиком в космос. Парни взялись за ручное управление, параллельно настраивая локализацию и скорость полета. Паркер внимательно проводил манипуляции, параллельно споря с Новой. Когда корабль оповестил о том, что они пересекли зону стратосферы и вошли в открытый космос, Паучок выдохнул и с задорным настроем глянул на носительницу.

— Ну, вот, проще некуда! —Сэм победно усмехнулся. Токсин за минуту выпалил всё, что хотел, не стесняясь никаких подробностей. И всем сразу стало ясно, что симбионт хотел просто поспать и пожрать. Команде было необходимо понять, как избавиться от того, чтобы тот не упоминал это каждые 40 секунд. Холла приклеилась к окну корабля носом и стала рассматривать пейзаж вне орбиты Земли. Все это ей напоминало книги, истории, а у Токса какую-то неприязнь, которую пояснять так и не стал.

— Это волшебно, согласись, Токсин? —лыбаясь, точно идиот, говорит она.

«Мне не нравится» —фырчит. —»Плохое предчувствие»

— Обычно я вечно чем-то недовольна, что на тебя нашло? —спросила, а Паразит только фыркнул и отвернулся. Нова приобнял ту за плечо и постукал по своему шлему, хвастаясь тем, что каждый из поколений Нова имеет невероятную информацию о все всея, и все это хранится в шлеме. Даже не постыдился и упомянул Ракету, который сказал о том, что шлем знает больше, чем он, а тот знает немало. Паучок поднял голову и тут раздался грохот и корабль стал наклоняться на бок, потянув в свою сторону Сэма и Кай. Девушка прижалась к стене и хотела было вытянуть руку, чтобы ухватиться за что-то, но не вышло.

«Вот как чувствовал, говорил же! ГОВОРИЛ!» —свистел пришелец. И, к сожалению, пришлось понести потери, так как чужаки напали на корабль щита, обстреливая лазером и пытаясь проникнуть внутрь. Можно было обрадоваться, не так ли? Сразиться можно, только Читаури оказались крайне агрессивными. Корабль терял контроль, и кому-то нужно было попытаться исправит это, а кому-то спину прикрывать.

— Паутиныч, ты за управлением! —Нова поднялся в воздух и приготовился атаковать.

— Я?! —истерично предъявил. — Да ты издеваешься.

— Если только немного, —ответил и принялся защищать корабль, выпуская лучи энергии с рук. — Эй, уроды, выкусите!

Нова расправился с половиной в два счета, даже не заморачиваясь толком. Но вдруг на него наставили оружие, а тот наигранно поднял ладони перед собой. Сэм, на счет «раз», захватил своей левой рукой вооруженную руку снизу с наружной стороны, одновременно отведя руку вправо. Два. Юноша тут же навел удар сжатым кулаком своей правой, руки по тыльной стороне вооруженной руки. Три— сделал дожим кисти с хрустом и крутанул одного, сбивая им других. Когда на Паучка стали двигаться последние партии, фурией Токсин их смел своей широкой пастью и острыми зубами, перекусывая их как наггетсы. Закончив с этими, Нова хмыкнул и заметил дыру в корабле, которую Паутиныч залотал паутиной.

— Кто это был? —спросил Симбиот.

— Старые знакомые, —пояснил Паук. — Я думал, ты от них избавился, Нова, ты даже их не смог добить?

— Эй, я был тоже уверен, что они теперь не проблема, ясно? —фыркнул Александр. — А? Ты в норме?

— Да, но предполагаю, что на нас ещё нападут, —и глядит с опаской на запаутиненную дыру. — И помощи не жди, как всегда.

«Я бы не был так уверен» —голос с панели выдал себя и на сенсоре высветилось изображение Звездного Лорда. —«Давно не виделись»

— Звёздный Лорд! —радостно воскликнул Нова. — Вы как раз вовремя. Нам бы, помощь пригодилась.

«Уже эвакуируем вас!» —параллельный голос Ракеты заставил Кай сморщиться и понять, что летающий аппарат куда-то тянет назад. Когда они вылезли со своего потрепанного джет-щита, то обнаружили, что находятся на корабле крупнее, чем их. Носительница вскинула бровью, замечая какую-то легкую помощь и совпадение. Мягкое прикосновение Паука помогли опомниться от темных мыслей. Он утверждал, что Стражи Галактики хорошие ребята и, когда Лорд вышел к ним с командой, то они с Новой ей представили бойцов.

— Ваша напарница? —спрашивает Звёздный.

— Я есть Грут! —воскликнуло живое дерево.

— Да-да, мы знаем, Грут, что нужно тепло принимать всех товарищей Новы, —отмахнулся Ракета и стремительно осмотрел девушку, успев залезть на ее спину и осмотреться вокруг. Уж довольно ревнивый Токсин не сдержался и максимально резко выскочил и клацнул зубами перед ним, скалясь. «Я тебе конечности вырву, енот» —обнажает паразит. Ракета шипит недовольно, наставления на него ствоо, но перед ним метнулся Сэм и сказал, что он его друг.

— Клинтарец? —Гамора немного удивилась. — Откуда? Погодите, то есть, мы спасли опаснейшего пришельца в Галактике, что поражает живности планет?

— Токсин, у вас ужасная репутация, сделай с этим что-нибудь, —подняла Кай перед собой руки и виновато улыбнулась. — Если они меня пристрелят, то я тебя утащу за собой, ибо нехрен.

— Да вы издеваетесь что-ли… —сын Карнажа закатил глаза. — Я не такой, как многие мои собратья и сестры, тебе понятно все, зеленая баба?

— КАК ТЫ МЕНЯ НАЗВАЛ?! —острые клинки звякнули в руках у инопланетянки.

— Своей бритвой махайся с другими, меня это не берет, —харизматично прокомментировал Токс.

— Ты замолчишь сегодня? Ворчишь весь день, батончик будешь? Лишь бы заткнулся.

Она кинула в воздух батончик, а тот с обёрткой подловил в воздухе и сожрал даже не прожевав. Пришелец муркнул и исчез, а у той поселилось теперь чувство стыда за этого конченного. Гамора презрительно глазела на нее, а та на всех. Дракс скрестил руки на груди и сказал о том, что такие пассажиры потенциально опасные, но верит в выбор Новы. Сэм немного почеспл затылок, как Паук вмешался и все спокойно, чуть на веселе объяснил, что Кайлор хорошая и может прикрыть любому спину.

— Скорее, сожрет спину, —отметил Ракета. — Это же мерзко.

— Сказал радиоактивный, растрепанный енот, —съязвила та и заметила возмущение парня на нее, мол, нельзя так разговаривать с его наставником. Та вообще выпала от такой новости — енот является учителем Новы? Да уж, день представляет много интересного. Та прикрыла рот и чуть прохихикала, отчего Александр стал ругаться сильнее:

— Чего ржешь?! Он, между прочим, прекрасный наставник.

— Представься пожалуйста, юная леди, —методично поинтересовался Лорд.

— Кай, а вы?

— Звёздный Лорд.

— О, так мы выпендриваемся? Тогда, я — носитель тысячного Симбионта с планеты Клинтар, что является сыном Карнажа и внуком Венома — Токсин.

— Юноша, —Ракета уселся на плече у Новы и указал на Холланд. — Девка с гонором, позволь я исправлю это старым методом?

— Наставник, я бы не советовал, ее и могила не исправит, —усмехнулся. Но Ракету наверняка это не волновало, а потому он шмыгнл носом и внезапного выстрелил лазером в нее. Та, на интуитиве, наклонила голову в сторону и в стене образовалась от удара дыра. Сэм остолбенел от шока, как и Паук.

— Неплохая реакция, —перезарядил енот пушку. — Будешь не такой бесполезной.

— Мне интересно, сколько стоит в галактическом рынке шкура радиоактивного енота? —паразит шикает на него, но не нападает, только угрожает. — Наверняка как целая планета, а у меня бесплатный шанс.

— Держи свои зубы при себе, паразит.

— Я НЕ ПАРАЗИТ.

— Вы замочите оба? —внезапно заявляет Кай и сосед по телу исчезает под кожу. — Голова болит из-за твоих возмущений, мы хотели же расслабиться, а ты себе врагов наживаешь. И что, что тебе не нравятся они? Рот свой замолчи, тебя никто не тянул язык, ясно? Нет, не волнует.

Облизнула плавно подушечку пальца и поставила напротив ветерка, завершая:

— По моим прогнозам, я могу сказать, что мне похуй. Лежи и спи.

— Она что, сейчас послала и его укротила? —Дракс выгнул бровь. — То есть берет, посылает, вертит на болту и вот все, да?

— Я есть Грут.

«Че ты орешь на меня, женщина? Я хотел просто помочь тебе, ты вечно в какой-то жопе торчишь, а вытаскиваю я»

— Да ИЗ-ЗА ТЕБЯ как раз я и встреваю в жопу! — крича, что есть силы, девушка подняла голову к потолку, словно умоляя небеса дать ответ. И, кажется, сегодня они решили ответить ей, ведь сбоку раздаётся голос, знакомый настолько, что кости ломить начинает от вновь вспыхнувшей боли.

— Я даже боюсь уточнять, в чью, —Лорд смеётся и косится к двух парней с какой-то усмешкой. Токсин отрастил острую ворсинку и указал на брюнета, спалив всю контору. — Святые Галактики, Нова, как ты докатился?

— Эй, эй! Никто в мою задницу не встревал! —громко, едва не крича отвечает Александр.— Что ты свои странные мысли перебрасываешь на меня, Кай?

— ЧТО? ДА Я ВООБЩЕ МОЛЧАЛА, — всплеснув руками, она нервно засмеялась, чувствуя, что в шаге от срыва. И Сэм тоже видел, что она на грани истерики, но придумать что-то адекватное не выходило. И лишь симбионту было в забаву глядеть на этих идиотов, которые оправдывались перед друг другом. Гамора, сразу было видно, несильно влюбилась нового пассажира их корабля. Дракс был солидарен с неземной воительницей, так как держать зверя у себя рядом — не самое разумное, хоть Нова и был для негг младшим братом и близким напарником. Сэм ни раз помогал им, и сколько раз ещё поможет. Он ушёл от них, чтобы остаться на Земле и помогать Щ.И.Т’ у, и в этом никто его не осуждал. Никто и не будет. Это личный выбор парня, он ещё молод, пусть выплеснет свою энергию куда-нибудь в стоящее дело. Ракета был крайне удивлён, что такой Клинтарец ещё держится, не контролирует сознание девчонки, и никого не сожрал. По крайней мере, здесь. Брюнет стоял у сенсорной панели до тех пор, пока Звездный Лорд не сообщил, что их старый враг, Титус, выжил и сбежал. Цель такая же — шлем Новы. Услышав об этом, бунтарка усмехнулась и спросила:

— То есть ему нужно голова этого? Сочувствую его выбору, получше выбрать не мог?

— Эй! —легконько хлопнул ту по лопаткам. — Я вообще-то здесь! К тому же, не голова, а сам шлем.

— По-моему, это просто железяка, —пожала плечами она.

— Это не просто железяка, —подмечает Паук. — В нем хранится огромное количество знаний, невероятное количество.

— Ага, а использует Сэм от нее 0,001%, —загнулась пополам от смеха она. Брюнет стиснул зубы и оказался над ней, левитируя. Поставил руки на боки и наклонил голову, свердя взглядом. — Ой, я задела твою гордость? Прошу прощения.

— Ты со своим длинным языком когда-нибудь договоришься, —указал на нее и присоединился к Квиллу за управление.

— Откуда ты знаешь, что он у меня длинный? Пробовал? —осознав то, какую глупость сказала, носительница прикрыла свой рот, отвернулась и залилась истеричным смехом. Подобный убогий флирт дошёл до него, а потому он выпрямился и шлемом ударился от руль, выговаривая нечто подобное: «почему я тебя ещё не выкинул в космос?». Кай находилась в другой части корабля, с Паркером и Грутом, у которого интересы были куда круче, так подметил Токсин. Звездный краем глаза глянул на них и слегка улыбнулся, спрашивая у Александра: «они твои близкие друзья?». Сэм согласился на Паутиныча, но уж никак не на Кайлор. Какой же с нее близкий друг? Даже не знает, что у него аллергия на арахис. Нет, она об этом знает, но он не знает, что она знает.

— А, подруга? —уточняет Лорд.

— Нет, нет, нет, да это же билет в один конец, никогда, —мотает головой юноша. Ракета сидел на крае кресла своего ученика и внимательно слушал. — Наставник, ну вы скажите, что это абсурдное бвло бы решение даже для меня.

— Я не заморачиваюсь по этому поводу, Сэм, —отмахнулся енот. — Для нас сейчас главное — поймать Титуса. И, если уж Квиллу это интересно, то я бы тоже так подумал. Не подумай, ученик, это видно лучше всего со стороны. А Кай было как-то все равно, она не слушала их болтовню, было не до этого. Токсин переговаривал с Грутом, абсолютно понимая древовидное существо. И Пауку было в забаву это видеть. Симбионт покорно выразил свое восхищение перед Грутом, на сей раз без насмешки. А то помнит она случай:

Стояла у колледжа Холланд, ждала Харли, который опаздывал точно как Паркер, а это бесило ещё сильнее. Уже, наверное, все студенты ушли, а он один, как кретин, пересдает. У выхода стояла ещё одна шайка баскетболистов. От них пахло дешевой травкой и пивом. И почему-то все они говорили какой-то бред, в который девушка вообще не хотела вслушиваться. И как вдруг, будто назло, началось обсуждение разных людей, всяких ботаников, да и просто тихих и спокойных ребят. Холла не любил это, поэтому забила болт, не стала вливаться в это дерьмо. Но один из них упомянул Кинера, и это раскрыло в ней старые раны. Так легко стал говорить про ее близкого человека. Даже не успела осознать этого, как в ее бывшего парня полетело куча грязи и говна.

— Пиздец…читать комиксы и смотреть сериалы? Торчать в гараже и строить этих… хрени! Ебать, что за жизнь у этого. а. э. Хар.?

— Харли.

— Да похуй, чел чисто ребенок, у которого нет жизни, лол, —он повернулся к Кай. — Кайли, как ты, блять, дружишь с этим отбросом? Он типа задрот? Или мамкин подсос?

Ох, как же сейчас хотелось девушке одной рукой раздавить телефон и вынести ему его блядский мозг. Симбионт почувствовал это и не мог не воспользоваться.

«Давай ему покажем, как он посмел этого клоуна обижать! ДАВАЙ ДАВАЙ ВМЕСТЕ! АХА-ХА-ХА. ДА, ПОДЧИНИСЬ ЯРОСТИ, ТЫ МОЖЕШЬ ВСЕ!» —смеется яростно Токсин. Девушка откинула рюкзак и подошла впритык к парню.

— Эй, мудло, что ты нахуй сказал? Вот какой нахуй ребенок? Чтобы быть ‘крутым’ надо ебашить травку в школьном толчке, проебывать уроки и катать мяч целый день? На скейте гонять? Да какие трюки ты, блять, знаешь вообще, лжец недоебаный? Фрэнк, ты что из себя представляешь? Что из себя представляет твоя шайка отбросов? Просто ссыкуны, которые срут всех непохожих на школьников-нариков. Вы — никто. Общаться с вами — уничтожить свое время. Боже, я вас, блять, ненавижу.

Стоило Кинеру выйти со здания, как Кай разбила тому, не побоюсь этого слова, еблище. Ну никто не посмеет говорить такое про ее товарища. Он единственный и настоящий. Да, они разные, и любит его всем сердцем и не позволит сравнивать его с дерьмом. Держит девушка того за воротник, говорит:

— Не смей своим лукавым языком говорить о нем плохое, он хороший человек. Никто вам право не давал осквернять других. Ник-то. Ни. Кто. Куча паршивого дерьма.

— Эй, эй! —Кинер оттащил ее назад, у той из ноздрей пар выходил импульсивно. У парней кровь бежала из носов, а это куда было приятно видеть. Успев извиниться, Харли быстро оттащил за границы колледжа себя и ее. Оказавшись на перекрёстке, отдернул руки и потёр переносицу.

— Что ты вытворяешь?! —спрашивает. Та, прикусив внутреннюю сторону щеки, молчала. — Я тебя спрашиваю и твоего Симбиота. Вы идиоты?! Зачем было им носы разбивать прямо у колледжа! Ребята, вы головой дружите?!

Секундное молчание и Харли добавляет:

—…надо было их вынести сразу до госпиталя. Теряешь хватку, Токсин.

========== Часть 3 ==========

— Что ты вытворяешь?! —спрашивает. Та, прикусив внутреннюю сторону щеки, молчала. — Я тебя спрашиваю и твоего Симбиота. Вы идиоты?! Зачем было им носы разбивать прямо у колледжа! Ребята, вы головой дружите?!

Секундное молчание и Харли добавляет:

—…надо было их вынести сразу до госпиталя. Теряешь хватку, Токсин.

«Вот говнюк малолетний! Давай ему хоть руку откусим?»

Кинер передал Холланд конспекты и уже хотел было пойти в сторону своего дома, как остановился и обернулся к девушке, со словами о том, что она делает завтра вечером. А она как-то не планировала толком, ей бы до дома дойти, да сессию закрыть уже. А то ведь устаешь и ещё мир спасаешь, так ещё симбиота прокормить надо. И все на ее женские плечи. Парень получил уведомление от Старка на специальных часах и вдогонку ей сказал, чтобы завтра не планировала ничего. И снова он с этим Старком возится, они что, с Паркером околдлваны им?! Это уже за рамки выходит. Надев наушники и под песню ‘le tigre — deceptacon’ поехал юноша на скейте. Ему казалось, что у этой песни все же атмосфера немного не его, наверное, больше девчонкам подходит, но как-то плевать на это. Он представляет оторв, которые ночью, сломя голову, бегут на дискотеку, предположим, какие-то 80-е. А ведь были забавные случаи с этим скейтом у Кинера. Парень снова сваливает от охраны. У него вечный вопрос висел в голове, мол, начерта этот усатый мужик бежит за ним, просто позаимствовал пару энергетиков, газировку и чипсы. И ему повезло, что скейт невероятно быстрый, поэтому никто его не догонал. Светловолосый на всей скорости влетает в здание Мстителей и, черт, кажется сломал ручку двери в кабинет общего сбора. Получив от Капитана очередной выговор, он покивал головой и уселся напротив Паркера со скрещенными руками в замок.

— Чувак, дело тут есть личного характера, по поводу Джека и Кай, —говорит.

— Странное уже сочетание, —отвлекшись от чертежей, проговорил Паркер. — В чем дело?

— Да короче, она походу ему помогает в постройке какой-то огромной хрени для перемещения, —машет руками, пытаясь отдышаться. — Я сейчас сдохну, мчался сюда, как идиот.

— Почему как? —улыбается он. — Шучу, шучу. Ну, и что здесь такого?

— Да этот телепортарщик ведет себя в последнее время странно, биполярный какой-то. А вдруг с ней что-то случится, вот и говорю, вдруг есть совет и ты поможешь.

— Харли, —взяв отвёртку в руки, он стал ремонтировать свой прибор для паутины. — Она же не маленькая, что с ней может случится? Если было бы и что подозрительное, то Дирк бы нам рассказал. Ты сообщал Тейлор или Гарри?

— Да нет ты чего! —откинулся на спинку дивана. — Я вот с ней переговорил, а она у колледжа расхреначила моего сокурсника, мне теперь опять на неделю надо шататься от него. Она ж на нем и на его друганов и живого места не оставила.

— В своем репертуаре, —с какой-то легкой улыбкой проговорил Паук. — Ты с ней говорил, ну. насчет… вас с ней?

— Да, —отвёл взгляд куда-то вдаль. — Я удивлён, что она это легко переняла и спокойно отреагировала. Я был уже готов вас вызывать, чтобы Токсина угомонить. Меня и пугает.

***

Осматривая изнутри корабли Стражей, девушка попутно выслушивает Питера, который рассказывал, как они в тот раз с этой командой отделали Титуса. По его словам, это было нечто зрелищное и клевое. Осторожно коснувшись некой кнопки, стена тут же распахнулась и продемонстрировала оружиейный шкаф с различными бластерами. Очуметь! Тут даже лазерный меч как в Звёздных Воинах.

— Ого! А меч Экскалибур тут есть? —шутливо спрашивает Паркер.

— Ха-ха, здорово, я бы за него все деньги отдала. Бросьте! Он же классный, —подловив волну, сказала девчонка и достала с полки короткий меч с инопланетными иегроглифами. — Это что? Эльфийский, енохианский, персидский или клинатрцкий?

— Нет, это писал медик, —сказал Нова, усмехнувшись.

— Ага, то есть ты в душе всегда был медиком? —съязвил Паучок. — Ты, мало того, что на уроках ничего не писал, так еще, если и писал, что удивительно, то всегда НЕПОНЯТНО. Именно поэтому Ава никогда не пыталась прочесть что-то у тебя.

— Ну и что? Говорят же, что те, кто коряво пишут, у них мозг работает быстрее чем руки!

— У тебя язык работает быстрее, чем руки и мозг, —от шутки Кайлор выпал в истеричный смех даже Грут, Паучок уже где-то валялся и захлебывался гоготом. И, ей богу, если ьы Токсин не сказал, что это звучит крайне двусмысленно, то не стала бы глупо скалиться и чувствовать, как багряность к щекам подступает. Сэм тут же, с импульсивностью, прокрутился на стуле и с такой же ухмылкой, с какой подобное говорила про язык Холланд, сказал:

— А что, проверяла?

— Ах ты гад, это моя шутка! —и благо оказался Паук рядом и остановил ее, иначе бы замесила парня со шлемом вместе. — Нет, Паук, ты слышал?! Да ты сволочь, Сэм Александр, терпеть тебя не возможно!

Полет был, эти пару минут, мирным, но всему есть предел. Стоило только Звёздному Лорду упомянуть, что на них надвигается стремительно что-то, как в них врезается небольшой корабль и толкает вниз, на Землю. И вместе с ним, точно метеорит, приземлился на окраине города, где обычно заводы строят. Посадка была, скажем, менее мягкой, и то, если бы не Ракета с Квиллом, то тут уже бы все полегли. Стоило подметить, что корабль крутился в воздухе приличное количество раз, в потому герои бортыхались по своему летающему транспорту, как остатки овощей в консерве. Паучок потер голову и попытался понять, что произошло. Нова, что был с ним рядом, пожал плечами, и лишь потом осознал, что оба парня были буквально в руках почти трансформировавшейся Кайли.

— Вы что, кирпичи носите с собой? —чокает она.

— Нет, это просто мои шутки так тяжело весят, но Нова со своим костюмом все равно тяжелее! —Паутиныч шутливо захохотал и услышал от Сэма, что ему ещё об этом напомнит. — Да брось, одна броня половина тебя весит!

— В стороны! —приказала Гамора, как все распрыгались в разные стены, ибо с входа пронесся взрыв и звук выстрелов. И если не учитывать там рык некого кошачьего, то все это было мелочью. Холланд вскинула бровью и спросила, мол, если это кошка, то она ее на шаверму пустит. Дракс, защищая собой их, сказал, что это не их бой, задача юных — настроить корабль Титуса на окраину Галактики.

— Погодите, но как мы-.

Слишком много слов недосказанных было, как ее взяли на руки и подняли в воздух. Да, летать на руках она уж точно не любила, чувствовала себя какой-то, беспомощной. Особенно, если летать в руках ведроголового, который успевал ещё издеваться. И сейчас хотелось как можно скорее отдать Титусу шлем Сэма и заштопатт ему рот, но если б не законы и не Питер…

С трудом тройка героев оказалась на крыше, но и там их поджидали пришельцы, которых Сэм терпеть не мог. Раскидал парочку, со своей стороны, энергетическими зарядами и уже был готов на себя корону надеть, ибо посчитал, что это было легче некуда. Но что-то не так, и это чувствовали оба паукоподобных. Стоило вообще об этом только подумать, как над ними навис ещё один мини-корабль со знакомой деве рожей. И нет, не лицом, а именно ро-жей. Альбедо. Ну кто же ещё? Тоже пришелец, тоже не любит героев и дикая мания выкачивать из симбиотрв все. Ему зачем вообще Нова?!

— Да твою ж мать, —выругалась Кай. — Его здесь не хватало для антуража.

— Ты его знаешь? —интересуется Сэм. — А впрочем, ему не выдержит от моей силы.

Как только парень хотел сигануть вперёд, Токсин и Кай вытянули на длину конечность и притянули на пол его, со словами о том, что это крайне сложно и небезопасно, учесть то, что именно он и создал изначально ту жидкость, из-за которой Токс не трансформировался. Он выкачивает и впитывает. Нове это совсем не понравилось. Совсем.

— Нас же раздавят, как букашек, ну, Паутиныча буквально, —уточняет. — И что делать?

— Есть план, — говорит Питер. — Надо заманить его на корабль, дождаться прихода Титуса со Стражами на этот корабль и отправить их далеко, включив режим самоуничтожения.

— Сделать большой взрыв? Ха-ха, круто, я в деле, —с ахартом глянул Александр. — И кто приманит этого? Он не очень любит видимо парней с классной силой и стильным шлемом на голове.

— Да еб твою, вечно мне за вас отдуваться, —встав с пола и поглотив оружие Читаури, Холланд вытянула модернизированную руку и перезарядила средство защиты. — Я затащу Альбедо, на вас панель управления. Чего стоите? Давайте, шуруйте.

Токсин терпеть не мог этого парня, ведь из-за него Тейлор страдала, и нет ничего ужаснее, чем увидеть, как родной человек носителя мучается. Ему тяжело чувствовать нечто человеческое, считает это весьма непонятным процессом, в котором неизвестен итог. Симбиот достаточно гнева, чтобы разобраться с проблемами. Сожрал и дело с концом, называется. Но Кай же — эталон всей всея эмоций: может использовать за минуту весь спектр и ещё заставить обидчика поглотиться в своей совести. Таков был дар, наверное, к нее. Сколько знает эту девушку, ни разу не видел, чтобы была без эмоций. Ей будто движат только ОНИ, будто источник жизни.

Когда парни собрались и попали внутрь вражеского корабля сверху, с эвакуационного выхода, то паразит спросил у нее о том, почему она так поступила. Ответ ему дали простой: «А кто же с ним ещё справится, если не мы? Мы, по крайней мере, знаем его приемы». И, по сути, бунтарка была права, ведь парни этого мира ещё с ним не сражались. Альбинос громко приземлился на железную крышу ее локации и с надменной усмешкой задал вопрос:

— Какой интересный у тебя Симбиот.

— Я знаю, но он интереснее в бою, Аль-бе-до, —отрастив руку с оружием читаури, Кайлор направила ее на парня, от которого за километр пахло сандалом. Аромат приятный, а вот сам хозяин парфюма — не очень.

— Мы знакомы? —полюбопытствовал он, все шире и шире улыбаясь. — Любопытно, не думал, что я среди землянок популярен. Ты очень красивый экземпляр. Твоя сила пропадёт не зря.

— Можно попытаться решить всё разговором, но кто ж я такая, чтобы решать все гребанными словечками? —активировав «маску», Клинатрец громко стукнул лапами, откидывая в сторону пришельцев. — Идти можешь?

— Странный вопрос, предположим, что да.

— Ну так и иди отсюда нахрен и никогда не возвращайся, —проревел паразит и метнул в него лазер. Альбедо сделал сальто назад и плавно приземлился на носочки. В нем так и читалась та самая усмешка, которую так ненавидит девчонка.

— Ты так боишься разочаровать своих друзей? Щит? Боишься, что даже они отвернутся от тебя? Милая носительница, мир твоего прошлого никак не связан с тем, кем ты являешься сейчас.

Его шаг заставил Симбиота замереть. Что-то не давало ему и шага, и лишь потом поняв, что он контролирует его тень, выматерился про себя. Альбедо ни издевался, ему это не нужно было. Парень подошёл к нему и вздохнул, отмечая то, что он не наблюдает за мелочами. Недолго думая, пришелец отрастил огромную лапу и вырвал с корнем слой Токсина. Последние ворсинки не хотели отпускать тело Холланд, и она кричала ему, чтобы нн отпускал и не оставлял одну. Красно-синяя слизь засосалась в небольшую капсулу и Аль проговорил:

— Неправильно ты соперника выбрала, красавица.

— Ты отобрал у меня Токсина? Удачи тебе, —съязвила она и заметила, как на нее стал лететь нож сбоку. Холла постаралась захватить левой рукой за кисть правой руки нападающего изнутри. И с одновременной блокировкой вооруженной руки, своей правой рукой — предплечьем заблокировала, затем захватила за одежду у локтя сверху и нанесла удар кулаком по дых. Атака прошла сквозь него и, сиав жидким, парень уплыл куда-то в вентиляцию корабля Титуса. Стражи сражались с белым тигром, в костюме частичного Новы и надвигались прямо на них. «Черт, я должна помочь ребятам и вернуть Токсина» —подумала. Спрыгнув в вентиляцию, девушка стала ползти по ним тихо, не создавая лишний шум. Стенки были грязные, пыльные. А у нее иногда бывает аллергия на пыл, и это не самое удачное место, где можно чихнуть. Боковая затворка показывала комнату сверху, где блуждали с оружием читаури. Она словно стеклянная. Свет сквозь нее проходит и проявляет преждевременную скорбь. Она видна любому взгляду, даже невнимательному. Одна лишь Кайли не смотрит на неё — оберегаетеё, не признавая существование. И вот, заметив среди бойцов Альбедо с капсулой, услышала, чтобы они шли на капитанский мостик, а он заберёт прибор с высокой частотой.

«О, нет, он же не знает, что ему высокая частота не поможет. Токсин звереет без меня!» —единственная мысль заставила ее пойти на рожон и выждать, когда альбинос уйдет. Ещё пару секунд и та тихонько открыла люк, выползла. Ощущение, будто заново родился. Как только пару пришельцев Читуари обернулись на ее шорох, Кайлор махнула удлинённой палкой в них, вонзив наконечник и пустив электрический заряд. Те, кто были впереди, стали стрелять в нее. А в ней— его воля к жизни, его силы подниматься и идти дальше. А она будто — хрупкий сосуд со сложным узором, заполнена всем, что держит его на ногах. Если бы могла, разлила бы на его раненое тело все свои непрожитые долгие годы, не раздумывая. Двое врагов стали идти на нее с рубящими ударами. Для защиты девочка, вспомнив последние тренировки и замечаяния Фьюри, провела скользящее парирование удара предплечьем с максимальным сближением с ними.

— С дороги, вы мешаетесь мне, —холодно заявила и всем телом перепрыгнула их и ударила с тыла. Когда на пути, впереди дверь вылетела со всех петель, какие там были, из пыли вылетел Нова со словами о том, что им пора бы здесь уборку провести.

— Никогда бы не подумала, что скажу это, но я рада тебя видеть, —с каким-то облегчением она закинула оружие за спину, которое автоматически сложилось. Сэм вытащил глаза, споашивая:

— А этот где? Ну, со стремной прической.

— Ну, где-то в корабле, лаборатория здесь далеко? —спросила.

— Да не особо, насколько помню, —задумчиво ответил. — Что ты задумала опять?

— Ну, тут та-акое де-ело… —перебирая пальцы, она рассказала ему, что использовала вместе с Токсином рискованный прием, где он отобрал симбионта и попал сюда, и теперь бы Токса вернуть. У Новы с каждым предложением глаза выкатывались из орбит по новой.

— То есть, ты сейчас без симбионта и не можешь мне врезать? Никогда не думал, что скажу это, но я рад этому, —победного поднялся Александр над землёй. — Паутиныч, ты заканчиваешь?

«Ещё немного, это не так просто»

— Я иду в лабораторию, —развернулась в левую сторону и шагнула вперёд, как Сэм перегородил ей путь, вытянув ладонь в знак того, чтобы остановилась и никуда не шла. — Что такое?

— Ты же не думаешь, что вот так возьмёшь и пойдёшь туда, к какому-то парню, что победил тебя и симбионта? Это будет край твоего идиотизма, в курсе? —он вроде говорил спокойно, но почему-то Кай была готова почувствовать, что ему не нравился ее настрой. А что здесь такого криминального? Скрестила руки на груди и вздернула нос.

— Вот возьму и пойду туда. Да и там симпатичный парень, договорюсь уж как-нибудь, —пожала плечами. — Я без своего друга не уйду с корабля, уж лучше помереть здесь в поисках его, чем умереть, ничего не сделав.

Ей нужно быть осторожно, иначе пойдёт трещинами или разобьётся. Но мир вокруг полыхает, в этом пламени ей не сложно прочесть, что жизнь во время войны не будет осторожной ни с кем. Брюнет фыркнул и ткнул ей в средину ключицы, говоря о том, что это билет в один конец.

— Эй, спасибо, что переживаешь, —потрепала его по плечу. — Но мне действительно нужно забрать Токсина. Он-моя семья, я не могу без него. Он бросал меня однажды, но потом спас, и спасал до этого. Я не могу не помочь ему.

— Я иду с тобой, —мотнул шлемом. — По крайней мере у тебя будут шансы спасти этого паразита.

— Ну уж нет, Титус здесь за твоим шлемом, ты наведёшь его ещё на меня, это ещё больше проблем навлечет. Будь с Паучком здесь, —обойдя парня осторожно, он успел ухватить ее за талие и оттащить снова назад, где стояла до этого. — Окей, ладно, ладно. Сдаюсь. И что дальше?

Невинно улыбнувшись, она подняла голову, чтобы глянуть на него. Кай до безумства умерла искусно играть роль жертвы, у которой все пошло через задницу. Но в них тут же полетели огнестрельные пули и Сэм, по инерции, всем телом прикрыл тело девушки, у которой спина припечаталась к двери. И все было бы нормально, да дверь автоматически сработала и блондинка полетела назад. Брюнет успел поймать ее и широко улыбнуться, отмечая то, что кто-то сегодня явно неуклюжий.

— Спасибо, Нова, чтобы я без тебя делала, —подловато-кокетливо ухмыльнулась Холланд, обняв осторожно парня и внимательно следя за его реакцией. Кажется, излишни комплимент пробудил в нем самоуверенного героя, который любит красоваться своей силой. А это и нужно было. Приблизившись к нему, она уткнулась носом ему в шлем и резко прокрутила его вокруг себя и оттолкнула в эту комнату. Быстро выбежав в коридор, Кайли подмигнула и сказала:

— Прости, но ты стоял у меня на пути. Не злись, ведроголовый.

Проморгавшись, Нова не успел выбежать, как двери за ней хакпылись и он только смог выкинуть:

— Эй, так нечестно. Ты зараза последняя на планете, а ну вернись!

Убегая от новой партии пришельцев, девушка только успевала подавлять смех и такую наивность от парня. Но ему бы бояться не за нее, а за бесконечную вереницу кошмаров, мелькающая перед внутренним взором. Первая попавшаясь дверь оказалась, на удачу, лабораторией. Но, впившаяся в густые волосы когтистая рука, заставила дрогнуть обернуться. Только успела заметить красные глаза и весь затылок онемел и перед ней все поплыло. Успев выдавить из себя только гортанный рык некого голодного волка, упала прямо ему в руки. Сквозь шум и взрыв где-то вдали ее разбудили холодные подушечки пальцев. Распахнула свои глаза и тут стало жадно глотать воздух.

— Ну-ну, выпей воды, —ей протянули воду и она ее залпом выпила. Только потом осознала, что перед ней стоял тот же Альбедо.

— Зачем ты это делаешь? —хрипло провопила. — Даже не привязал меня, странно.

— Да что ты, у меня нет фетиша на это, да и, было бы низко мне убивать тебя без сознания, —спокойно ответил.— Ты ведь за паразитом? Ты готова поставить на кон свою жизнь, лишь бы вернуть его? Ты настолько дорожишь им?!

В ответ поступает молчание, а пришельца бесит, когда ему не отвечают. Альбедо резко замахнулся на нее, а та остановила удара противника подставлением плеча. Глянула на нее снизу и криво улыбнулась. А ее гложит, скребущийся о ребра изнутри, скрываемый в тени грудной клетки монстр.

— А ты безумнее, чем я, —говорит.— Ты даже готова жертвовать друзьями? А они тобой? Тебе плевать, что они все с тобой сюда на дно пойдут?

— Я никого никогда не тащу за собой, —прошептала едва она, ставя блок. — Потому что идти за мной — билет в один конец.

Альбедо вытер с ее губы кровь и опробовал на вкус.

— Твоя кровь прекрасна, где же ты раньше была? Твоя кровь идентична моему сосуду. Мне. Нужна. Твоя. Кровь. Прекрасная, прекрасная.

— Эй, руки убери свои паршивые! — ему тут же полетел встречный удар, который нанесся во время удара противника и останановил развитие его атаки. Вытащила со спину палку, она встала в боевую стойку и приготовилась защищаться. Тот поднял ладони перед собой и заулыбался. — Чего?

— Ты его настолько любишь? Чем же тебе так дорог мерзкий Симбиот?

— Если это любовь, то я предпочитаю смотреть телевизор, он более образовательный и менее притяжательный. Однако это не значит, что я не могу не спасти своего собрата по телу. Он единственный знает мои недостатки, мои страхи и тайны. Я не могу потерять того, кому доверяю. Поэтому будто биться за него насмерть.

— Вот как, —хмыкнул. — Тогда ты здесь умрешь.

Но корабль стал идти на бок и те прокатились назад. Холланд ухватилась за подоконник и пыталась дотянуться до капсулы. Пару сантиметров не хватает, чтобы спасти друга. «Ну же! Токсин! Давай, помогай» —читалась по глазам у нее. Ещё немного, ну совсем. Ей бы пальцы подлинеее, да и все. Капсула стала наклоняться, но ее тут же перехватил Альбедо и приземлился на стену, усмехнувшись.

«Ты же не думала, что вот так легко получишь?» —говорит цинично альбинос, как из его рук падает капсула из-за потока в него энергии. Стеклянный сосуд разбился громко на осколки и из него стремительно выполз паразит, направляясь точно к Кайли. Отчаянный удар в спину Альбедо заставил ее замереть и обернуться назад. Хруст ребер застал в ушах, внутри что-то металлически прокручивалось.

— КАЙ! —кричит хором кто-то позади. Огромное, острой лезвие альбинос засадил ей сзади, протякая, точно игольницу, насквозь наконечником. У той глаза застыли в одну точку, глядя с какой-то пустотой на Паркера и Александра. Рана имела прямолинейную форму длиной 2,5 см. Края такие ровные, без осаднения и кровоподтеков, будто пришелец хотел аккуратно убить. И, емли было бы можно вскрыть бунтарку, то можно было заметить на задней поверхности нижней доли левого лёгкого, от её верхнего края, горизонтально расположено повреждение щелевидной формы. Девушка упала на колени и дрожащими губами выдавила усмешку, обращаясь к Альбедо:

— Я всё равно ни о чём не жалею — хотя бы потому, что это бессмысленно.

И упала лицом на пол, оставив после снбя странное ощущение в комнате. Человек-Паук стиснул зубы и выпустил паутину во врага, намериваясь атаковать, но тот лезвием перерезал паутину, издеваясь:

— Хотите закончить так же, как и ваша подруга? Милости просим.

— Урод, — грозно проревел Нова, сжимая руки в кулаки. — Я тебе позвоночник в глотку запихаю.

А тот только с вызовом глянул на него, посчитав, что вувства людей гораздо интереснее их мыслей. Ненависть заставляла его отключать мозг и пускать без раздумий большой поток скопленной в шары энергии. Паук остановил его, сказав, что нужен план.

— Ткач, КАКОЙ ПЛАН? ОН УБИЛ ЕЕ.

Наверное, стоило отметить, что самый огромный грех по отношению к ближнему — не ненависть, а равнодушие. Она куда сильнее действует на людей. А если хочешь, чтоб люди сочли тебя психом — скажи правду, тоже неплохое оружие против остальных.

— Не грози, если не можешь исполнить — это демонстрация слабости, —проговорил альбиносный пришелец и тут его начало разрывать изнутри. Острые шипы стали прорезаться с разных мест тела, выпуская поток артериальной крови наружу. Склеры покраснели, заполняясь алой жидкостью. Злодей обернулся и обнаружил женскую особь симбиота, внешне напоминающего Токсина.

— Если что-то и стоит делать, так только то, что принято считать невозможным, —сказал Клинатрец.

— Нет! Н-невоз-…

Токсин стал в разы огромнее и с одного удара вынес стену корабля и вышвырнул туда Альбедо, разорвпв провода на его руках в клочья. Он, точно животное, заревел на всю комнату и разнес здесь все, что было. Пришедшие Стражи Галактики застали картину, в которой посчитали, что симбиот сошел с ума и стал атаковать своих. Гамора и Дракс наставили огнестрельное оружие и со словами «в сторону» выстрелили в него. Но сын Карнажа уклонился от удара движением вниз без изменения места, при котором голова защищающегося находилась ниже траектории пуль.

— Нет, погодите, она за нас! Не стреляйте! —кричит Спайди им. — Енот, скажи им! Она защищала нас!

— Симбиоты не защищают, нужно уходить отсюда, корабль активировал режим самоуничтожения, —заявил с какой-то нервозностью радиоактивный енот.

— Наставник, не стреляйте! —на повышенном тоне перегородил в воздухе путь Нова.

— Ма-альчи-иш-шка, —прошипел совсем тихо пришелец и встал рядом с ним. — С-спас-сибо.

Стражи убрали оружие, лишь послушав Нову. Токсин исчез вновь под кожу и оставил Кай словестно разбираться с этими. В переговорщики он не нанимался, за это не платят. Голова все ещё болела, как и место раны, которая, к счастью, заросла. Вот только привкус крови не исчез, так и остался на губах.

— Кай, ты жива! —Человек-Паук подскочил и обнял ее. — Господи, ты что творишь?

— Задушишь… —смеётся. — Да все пучком, так и было задумано. Да, Токсин?

— Ты ещё дольше мёртвой прикидывалась — у них бы инфаркт прихватил, во поржал б с них!—заржал громко Клинатрец. — Что? Это же смешно. Вы видели вообще свои рожи? Я бы лучше их не видел.

— Я что-то не уловил суть, Сэм, доложи ситуацию, —Ракета посмотрел на юношу, а того от злости и эмоций разносит изнутри. Девчонка положила руку на плечо Александра, пытаясь успокоить его внутреннюю борьбу. Вот же знала, что ненавидит такое, и все равно на нервах поиграла. Старалась сдержать сколько могла, но брюнет не из тех, кто будет прислушиваться к кому-то. Вот хотела же сказать она, что ей жаль, только появление Титуса оказалось внезапной.

«Отдай мне шлем, мальчишка!»

— ВЫКУСИ, КОМОК ШЕРСТИ, —Паучок тут же откинул ножным ударом врага в коридор. — У него что, больше фраз нет? Хоть бы придумал что-то новое.

— Может, у него фантазия, ну, кончилась? —предположила та. — А вдруг он забыл слова?

Но яростный тигр поднялся и стал ещё злее, чем обычно.

— Нова, у меня есть бешеный план, —толкнула его локтем.

— Что-то мне это не нравится, —отметил Лорд.

— Если он уже бешеный, то мне нравится, выкладывай, —лукаво оскалился герой и наклонился к ней, чтобы прослушать ее план, а потом он залился смехом, — Черт, давай попробуем.

«Отправление за Плутон будет активировано через 5 минут»

Когда тигр откинул паука от себя подальше, Нова шутливо подметил, что членистоногий выбыл из флэшмоба. Девчонка попалась зверю на глаза и та, воспользавшись этим, стала сильнее махать руками. Привлечь внимание — самое мелкое, что могла сделать она. Но вот, когда животное стало надвигаться на нее, в его грудь посветили красную точку. Сэм, указывая пальцем, на конце которого сиял красный лазер, стал шевелить точкой.

— Ха-ха, вот умора. Это надо в интернет опубликовать! —восхищенно говорит. — Кис-кис-кис!

— Он же несерьёзно…? —Гамора удивлённо интересуется. Ракета прикрыл глаза и отрывисто посмеялся, отмечая тот факт, что это, видимо, в их дуэтном стиле.

— Звёздный Лорд, —обратился Человек-Паук, — Покидайте корабль, я вас догоним.

— Не подкачайте, — на этом слове команда галактических героев покинула поле боя.

Девчонка неосознанно вздрагивает, когда друг в красно-синем трико появляется почти из ниоткуда, вырывая металлический блок паутиной и приземляясь на платформу в довольно эпичной позе. Он кидает паутиной этот кумок металла в Титуса, и его добивает большим сгустком ярко-голубой энергии Нова. Блондинка только вскидывает брови и растягивает тонкие темные губы в усмешке, когда парень начинает трепетно восхвалять себя.

— А теперь ВАЛИМ, ВАЛИМ! —Паучок схватил носительницу и помчался к выходу, а за ним и парень-ракета.

— Погодите! —Кай выскочила из рук героя и замерла у сенсорного активатора двери. — Заблокирую дверь.

Пару ловкий движений пальцев и было все готово. Но только вот радостное начало омрачается последующей битвой. Все начинает дрожать и рушиться, а ещё где-то рядом голос молил о помощи. Такой непонятный, то-ли мужской, то-ли женский. Девушка с легкостью откинула в сторону трубу, и только успела увидеть знакомую сущность. У той лицо в паническом удивлении.

— Скорн?! —издают одновременно Токсин и Кай, но моргнуть не успевают, как со всей скорости несется к крылу корабля, и ничего не могут с этим сделать. Вдруг что-то резко дергает ее в противоположную сторону, заставляя сдавленно ойкнуть из-за неожиданности.

— Паучок, погоди, ей нужна помощь! — говорит она, когда ловкий паучок пролетает мимо, отцепляя паутину с ее руки.

— Ты уверена, ловкачка?

— Боже, Питер, не называй меня так, — усмехается она.

— Я знаю, мой косяк, — неловкость в интонации пронеслась у него. Он все же отпустил ее, чему Нова был не очень рад.

— Паутиныч, ты головой поехал что-ли?! А если она враг?

— Доверься ее паучьему чутью, —сказал он. Парни в унисон усмехаются, уворачиваясь от вражеских пришельцев. — Точнее симбионтскому, ну, ты понял.

Холланд тащила тело Скорн с трудом.

— Скорн, ну же, вставай! Давай, я ж знаю, ты можешь! Давай, дружище, —таскает, как кошка сало, хрупкая деваха.

«Может, оставим? Я ее несильно любил!»—в ответ поступает рычание недовольное и тот, вынужденно, частично обратил ее в себя, помогая закинуть ту на спину и рвануться к парням.

***

Питер валяется на полу корабля Стражей Галактики, пытаясь перевести дух и успокоиться. Девчонка садится рядом и треплет свои патлы, тяжело вздыхая от боли во всем теле. Паук недоуменно поднимает взгляд на нее, приподнимаясь на локтях и наблюдая за знакомым лицом, на котором кровь выделяется неприятными пятнами.

— Хорошая работа, парни, —со слабой улыбкой выдает юная особа, снисходительно опуская на них глаза. — Но выглядите, как будто вам рвали задница на британский флаг.

— Да, только что это такое? —Гамора критично указывает на Скорн, что еле-еле двигалась. — Кого ты притащила на наш корабль, девчонка?

— Это не «что», а «кто»! —поправила ее. — Скорн является собратом Токсина, который способен вступать в симбиоз с оружиями, предметами. Изначально его придумали для создания нового, технологичного протеза военным, но, видимо, Альбедо решил этим первее воспользоваться.

— Так значит это был тот Галванец, терпеть его не могу, —хмыкает Дракс. — Он собирает симбионтов?

— Не просто собирает, а выкачивает их, подчиняет и убивает, забирая их способности, —пояснила Кай. — Я уже сталкивалась с ним, только вот не помню, чтобы у него было фанатическое влечение на кровь. Он хотел наверняка тоже воспользоваться Скорн, но она этого не заслуживает.

— Я бы хотела уточнения, почему бы нам ее не выкинуть с корабля? —задал вопрос Гамора.

— Гамора, остынь, —погладил по плечу Звёздный, — Она все объяснит, надеюсь.

— Позвольте, —без разрешение вынула у Ракеты ручку, что пишет в воздухе и простраивает 3D модели. Теперь, объясняя каждую мелочь о Симбионтах, она вырисовывала рисунки, генетическое дерево происхождения, состав их ворсинок, способности, уязвимые места. И все это писала молниеносно. Руки писали быстрее, чем говорила сама.

«…и вот, Скорн, будучи тоже отпрыском одного из вам известных Симбионтов, является самым мирным по отношению к людям и героям. Она также, как и Токсин, не принуждала своих прошлых носителей подчинению. Именно поэтому ее нужно оставить!» —заключила Кайли, показывая рисунки и схемы на весь корабль. Он был буквально исписан. Гамора и Дракс чуть свои челюсти не оставили на полу, а у Ракеты стал дергаться непроизвольно глаз.

— Я есть Грут! —добавило дерево.

— Итак, кто-нибудь что-то понял? —спросил Лорд, осматриваясь на товарищей.

— Ну, я все понял, только меня одно интересует, —енот шагнул к девчонке, а потом прыгнул на ее плечо, стуча ее по темечку, — Как в такой маленькой голове умещается такая информация? По твоим действиям, мог бы смело сказать, что умом ты не блещешь.

— О, нет, это по части Новы, —бодро ответила юная леди, зарядив подзатыльник Сэму, который уснул стоя от большого потока умных слов и информации. Он тут же оживился после удара и почесал больное место. — Да, Нова?

— А? Что? Ты столько занудских, скучных слов говорила, меня аж в сон уклонило, —зевая, признался герой. — Серьёзно, Тигрица бы точно уснула тоже. Я на сто процентов уверен.

— По-моему, все понятно, —Паучок прикрыл глазенки и заметил, как корабль приземлился у здания и был готов их высадить. — О, вы нас уже выгоняете?

— Мы не гостеприимны слишком, —шутит Ракета и выталкивает подростков с корабля. — Ещё увидимся, детишки.

Как только Стражи покинули орбиту Земли, ребята выдохнули и заметили, что на дворе уже поздний вечер и пора бы уже спокойно поспать. Но Спацди сильнее напрягается, когда холод длинных пальцев импульсами проходит по щеке и выше. Неопознанная туша, по имени Скорн, вертит его голову, выявляя повреждения и совсем не обращая внимания на свои.

— Объект установлен, Человек-Паук. Личность идентифицирована. Питер Бенджамин Паркер, —читает его, как открытую книгу. Фиолетовый Симбионт, с женсеим очертанием, качает головой, постукивая пальцами в области чуть ниже глаза. — Сильные повреждения экзоскелета и эндоскелета.

— А-А, ОНО ЖИВОЕ, —Нова истерично завопил, подскочив в руки Кай. — УБЕРИ ЭТУ ХОДЯЧУЮ!

— Личность установлена. Нова — Сэм Александр, —наклонила головой в сторону, а потом потрясла ей же. — Ты спасла меня, носительница моего брата. Я жизнью тебе обязана. От всего Клинтара, отныне я-…

— Э, стоп, стоп, Скорн, —скинув Нову с себя, она подошла к ней и взяла за руки, — Ты никому ничего не обязана, лучше расскажи, как ты оказалась на корабле Титуса? Тебя ранили?

— Вот в этом я не уверен, —бормочет Сэм, опуская взгляд под тихий смех Кай. Музыкальный, растекающийся по венам поддержкой и заботой. — Ты видела ее пушку вместо руки?

— Нова, тебе говорили когда-нибудь, —девушка проводит пальцами по подбородку, следом убирая руку и запечатывая ему рот красной ворсинкой, —. Что ты просто чудо, когда, сука молчишь.

— ПАУТИНЫЧ, НЕТ, ТЫ ВИДЕЛ? ОНА ЭТО ПРОВОРАЧИВАЕТ УЖЕ ДВАЖДЫ! Ловкий флирт, —Нова рвано выдыхает.

— А ты тупо ведешься, —поддержал Спайди свою подругу и залился юношеским хохотом.

— ДА НЕ ВЕДУСЬ, Я БЫЛ СБИТ С ТОЛКУ, МНГЮ ВОСПОЛЬЗОВАЛИСЬ.

Кай захлебывается озорным смехом, смеется и тупо легла на асфальт, пока помятый костюм симбиота ворсинками складывается, превращаясь в маленького склизкого пришельца на груди. Он мурчал и шипел на Нову. Девушка блаженно прикрывает глаза, потягиваясь и чувствуя, как хрустит каждый сустав. Она нежным взглядом и легким похлопыванием руки приглашает Скорн лечь рядом. Та вскинула бровь.

— Нелогично.

— ХАРЕ ЛОМАТЬСЯ, СЕСТРА, ЛОЖИСЬ, —Токсин вновь возмущается, вызывая у носительницы мимолетную улыбку. Невероятный друг. Новый Симбионт удивился и лег, рассказав им то, что изначально была создана для протезов, но ее выкрал тот странный пришелец с планеты Галван и хотел модернизировать явно не в хорошую сторону. Ей удалось сбежать из лап Титуса, но ее измучали звуковыми волновами и прибили трубой.

— Значит, —та подскочила, — Ты не атаковала? Ты просто бежала? Ты ведь мощный симбионт.

— Не сильнее Крик, Фага или же тебя, брат Токсин.

Ее внутренний зверь — хороший защитник, друг, но вот брат — рычит, пытаясь отогнать зло и холод подальше. Но оно все ближе к сердцу, к душе. Токсин протяжно, оглушающе воет, заставляя темную гущу рассеяться и немного отодвинуться назад. Танис, носительница Скорн, показалась им и неловко обняла себя за плечи.

— Спасибо большое тебе, Кай, но мне нужно идти, —говорит женщина, наматывая темный локон волос.

— Погоди, —блондинка взяла ее за локоть, — И куда же ты?

— Домой, мы устали участвовать в этой войне добро против зла, это утомляет, —поясняет Ньевес, поглаживая свой необычный протез, который, видимо служил ей как Скорн. — Не пойми меня неправильно, я не горю желанием подвергаться изучению, никто не любит, чтобы кто-то был лабораторной крысой.

— Я понимаю, Танис, — имя узнала благодаря теоепатическому общению Токсина и Скорн, поэтому спокойно обратилась так к ней. Привыкшие к этому. — И все же, ты могла стать героем.

— Да, спасать город, —согласился Спайди. — Брось, тебе понравится у нас, в Щ.И.Т’е.

— Не спорю, но пожалуй воздержусь, мое предназначение не в этом. Другие симбиоты ещё на свободе и некоторые из них пытаются создать проблемы Земле. Поэтому я должна отказаться, —Танис отвернулась и покрылась фиолетовым костюмом. — Береги себя, брат, надеюсь, ещё встретимся.

Спрыгнув в крыши, след Скорни простыл. Сын Карнажа рычит, готовясь наброситься и растерзать на шорох. Нова криво усмехается.

— Да уж, не так я представлял космическое путешествие, —коротко посмеялся Сэм. — Прости, Кайлор, что так вышло.

— Шутишь? Это же самое классное путешествие в космос в моей жизни, —у той глаза загорелись огоньком.

«Если опустить тот факт, что ты померла» —ледяной голос Симбионта вводит ту в ступор, но через секунду она выпускает когти, готовясь броситься вперед, в здания. Голова начинает раскалываться, а сердце бьется быстрее, но девушка не в состоянии даже шевельнуться.

— Ау, Земля вызывает Кай, как слышно? —тёплое прикосновение Сэма заставило пробудиться от мыслей. Ах, как же хорошо, что он не видит, как Токсин утробно рычит, накидываясь на него мысленно. Он бьет его лапами, ревнует.

— А? Да, все нормально, —девушка глянула в дорогу, куда ушла Танис, — Просто вся эта суета с Симбионтами навеивает мне тёмный период жизни, когда они все были мертвы. Сейчас это все спокойно чувствуется, но кто знает… насколько же симбионтическая связь крепкая?

— Расслабься, ты сегодня достаточно много думала, над головой уже дым, — насмешливый голос Александра окончательно вывел паразита из себя и глаза его обрели кроваво-красный цвет. Наугад он кинулся вперед, ударил лапой по воздуху. — Эй! Дружище, ты чего?

— Моя.

— Да твоя, твоя, чего такой нервный? —ворчит брюнет.

— Видно не судьба, Нова, ха-ха, —Паучок не мог не взять и не пошутить над другом. — Ревнивый Токсин и тебя похлеще.

— Что?

— А? Что?

Попал. Паучок лежал на полу, схватившись за плечи, Кай закинула его на плечо и прорычала себе под нос, мол, они двое идут кормить ее иначе обглодает их самих. И если Паркер ещё противился, пытался договориться, то Сэм снял шлем и его костюм исчез, даже не старался противиться. Когда Пит, Сэм и Кай ворвались тихо домой, к тети Мэй, то та их тепло встретила и спросила о том, как у них день сегодня прошёл. Трое переглянулись и заметили, как Холланд упала лицом в подушку на диван.

— Ну, вот примерно так, тетя, —указал Питер на подругу. — Спасали Землю и космос заодно.

— Да, но я делал большую за вас работу, —напомнил Сэм.

— Я сейчас по твоей роже бульдозером проеду, —пробурчала в подушку девушка. — Врет как дышит.

— Да как же, свалила значит, а я помочь тебе хотел. Вот и помогай после твоих цыганских трюков, —состроив наигранную обиду, он отвернулся и фыркнул, а та ему указала дверь в выход из дома, со словами о том, нахрен это туда. Ей не до этого сейчас, прокручивает последние фрагменты с Альбедо. Из его и так невозможно противного лица текла густая, алая кровь. Галванец сощурился, ходя кругами вокруг врага. Та подскакивает с дивана в холодном поту. Сердцебиение приходит в норму, юная Холланд чувствует себя в безопаснотсти. Брюнет успевает ее поймать за руку, чтобы та не рухнулась с чуть на веселе спросил:

— Эй, ну ты чего? Не думал, что при виде меня падать в обморок начинаешь.

— Дайте мне что-нибудь тяжёлое или зашейте ему рот, —тихо говорит она и закидывает голову назад.

— Да я ж шучу, не заводись с пол тычка, —отвечает ей, как Мэй помогла девушке сесть на стул и та присела перед ней, спрашивая про самочувствие. А ведь по сути ничего такого не произошло, что ж такое заставило почувствовать плохо? Паркер принёс ей воды и та осторожно выпила ее, не задумываясь. У нее стоит перед глазами эта картина: альбинос расплывается в кривой усмешке, поднимаясь с пола. Кай внимательно следит за каждым его движением, готовая в любой момент накинуться вновь.

— Милая, как ты? —спросила Мэй, гладя ее по щеке.

— Все нормально, от полета отхожу, не каждый день приходится летать в космос, укачало кажется, —предположила. Каждая клеточка тела девушки горела огнем последние две минуты. — Я бы не отказалась сейчас…

— СОЖРАТЬ СЛОНА И КАБАНА! —Токсин выскочил и широко улыбнулся в свои несколько рядов зубов. Кажется, сейчас придётся откачивать тетю Мэй от испуга. Пмтер отчитал симбиота, что так делать нельзя и невежливо по отношению к тете. Токс виновато проскулил и юркнул под кожу.

— Как насчёт оладьи по рецепту тетушки Мэй? —предложил Сэм.

— Ой, Сэм делает отличные оладья, Питер за обе щеки уплетал! —закивала женщина.

— Если ты думаешь, что этим прокормишь моего прожорливого Симбиота, то он быстрее тебя сожрет, в сырую, —подло отмечает она, замечая как он морщится от мыслей своих. — Да шутканула я, не боись. Максимум, что он может с тобой сделать, это бошку снести. Но это и я без него могу.

— Ха-ха, я б посмотрел на это, —Пит улыбнулся, — Чегт стоим, Сэм? Кухня в твоем распоряжении.

— Она всегда в моем распоряжений, —заявил брюнет и исчез в комнате.

— Ну, а пока Сэмюэль химичит на кухне, Питер уберётся у себя в комнате, а я покажу тебе, Кай, что нашла у себя в шкафу. Хочу, чтобы ты померила одежду, —не спрашивая, Мэй потащила ту на второй этаж, а та вцепилась в перилла лестницы и скулит, глядя на Питера и Сэма, который через открытую стойку готов и скалился. «Это тебе месть» —читается по зелёным глазам. «Я тебе ещё это припомню, скотина» —читалось по ее.

— Может, отложим это дело? —вежливо интересуется.

— Ни в коем случае, тебе понравится, хоть что-то, но должно, —они зашли в ее комнату и тут же бл распахнут шкаф и половина шмоток на кровати было вывалено.

— Хах сомневаюсь, что. —не смогла договорить, как нашла среди кучи черную футболку с рок-группой отцовской молодости, — Да ну, вы были фанаткой этой группы?

— Не скажешь по мне, верно? —тепло хихикнула мисс Паркер.

Мисс Паркер была удивительной, разносторонней женщиной, с которой действительно было куда комфортнее, чем с другими. Она напоминала ей маму, о которой всю жизнью мечтала. Такая заботливая, нежная, смелая и дружелюбная. Тетя Мэй всегда найдёт для тебя минуту, чтобы послушать твои проблемы и попытается дать совет. Таких людей немного, от слова совсем. И Кай непременно повезло вновь с ней встретиться. В своем же мире, больше не видела ее. И нет, жива и здорова, но очень редко заходит к ней на чай. И это не потому что дел много или учеба, а просто не хочет лезть в жизнь Питера и его маленькой семьи. Однажды влезла и чем все это обернулось? Трагедией. Пока женщина возилась со шкафом, девочка застала старую фотографию, на которой был юный Питер, тетя Мэй и, по логике, дядя Бэн. Близкий по душе человек для парня, самый Близкий на всей этой планете. Рамка уже давала трещину, от старости, но это придавало ей лишь винтажный стиль и чувство ностальгии. На заднем плане стоял тот самый дом, в котором находятся они сейчас. Наверное, приятно Вовозврαщαться в тот сαмый домик, с которым связαны сαмые светлые воспоминαния детствα, нюхαть книги дяди Бэна, провожαть крαсивые зαкαты, шуршαть выцветшими шторαми.

— Скажи, Кай, —прервада тишину тетя, — В твоем мире… странно это звучит, я ещё не привыкла, но… Питер. Он там тоже герой? В твоем мире мы с тобой ещё общаемся?

— Да, —с какой-то печалью заявила девушка и провела пальцами по фотографии, — Там дядя Бэн выжил… не верил Пит, конечно, но выжил. Наш последний бой оказался плачевным и Питер перешёл к Мстителям. Наша, как бы сказать, неудачная команда распалась… и… я не хочу туда возвращаться.

— Но разве тот мир не такой, как этот?

— Внешне — такой же, но события совсем другие, здесь…гораздо спокойнее, —присела на край дивана, — В том мире, мы с вами общались, когда я эм-… «встречалась» с Питером, но потом все как-то усложнилось и сейчас я иногда захожу к вам, просто посидеть, чай попить, но до прихода племянника. У нас… ничего не сложилось из-за меня и моей больной головы. Да, мы сейчас лучшие друзья, проводим время иногда весело, но в основном он спасает мир со Мстителями, а я их терпеть не могу.

— И правда, сложно, —покачала головой тетя, — Но у тебя сейчас нет такого чувства — старой привязанности к нему?

— Уже-нет, и хорошо, иначе бы не смогла с вами под одной крышей жить, —подмечает. — И я даже рада, что в этом мире у него есть человек, который ему нравится. Питер действительно лучший друг, о котором можно мечтать и я благодарна событиям, что он поймал меня и убедил не разрушать Щ.И.Т.

Виртуозно переворачивая оладья, Александр напевал себе под нос непонятную мелодию, до тех пор, пока из-под его носа не украли со сковороды одну вкусняшку паутиной. Брюнет резко развернулся и, с нахмуренными бровями, проговорил:

— Дождаться не мог?

— Я ж одну, жалко что-ли? —с улыбкой спрашивает Пит, — М, все такие же великолепные, впечатляет!

— Ещё бы, я ж делаю, —самодовольно подметил Сэм, убавив напор огня, — И кстати, ты же тусуешься с девчонками, верно?

— Мэри Джейн только, и Ава, ты же несерьёзно? Меня настораживает твой вопрос, —одернулся герой, сузив глазенки свои.

— Расслабься, я просто спросил, —поднял руку и тут же опустил, — Я вот тут подумал, если… ей придётся скоро уходить отсюда, с нашего мира, может…

— Ого, наш непокорный и упрямый баран Сэм Александр заботится о ком-то кроме себя и своего эго? —пустил на лицо чеширскую ухмылку Паркер, — Ты имеешь ввиду, сводить куда-нибудь? Вперёд, действуй.

— Э-э, не, не, —развернулся и стал махать руками, выпучив свои зелёные глаза на друга. — Ты что, меня там сожрут и выпотрошат, с вами она хоть сдерживается. Я ж что-нибудь ляпну.

— Вот именно, что ты что-то да ляпнешь, —согласился Питер, обходя друга вокруг и сев за столик прямо перед ним, перед плитой. Подложил подбородок под ладонь и ухмыльнулся, — Ну, же! Сэм, включи свой этот шарм невинного и позитивного мальчика, которым всем девчонкам нравится и спроси ее сам.

Забавно, кажется, Сэмми тот ещё робкий и неловкий. Он мог этого не показывать, пытаться казаться плейбоем и крутым парнем — натуру все равно никуда не спрячешь. И то, что Питер Паркер случайно узнал об этом, делало жизнь Новы тяжелее. Вообще этот весёлый идиот в принципе делал из его жизни ЧТО-ТО ЖУТКОЕ, но после произошедшего даже не думал оставлять друга в покое.

— Ты моей смерти желаешь? —цыкнул брюнет, — Если да, то я сейчас тебя сковородкой тети Мэй прибью и здесь закопаю. Скажу, умер как герой, будем помнить его всегда бла-бла.

Но Пит только хихикнул в кулак и выдохнул, заметив то, как начала спускаться тетя одна, а потому спросил, где она оставила Кай. Тетя только пожала плечами, как ни в чем не бывало, и попросила стеснявшуюся Холланд уже наконец спуститься. Пару минут носительница точно ломалась, пока Питер не облегчил задачу, сказав, что в этом нет ничего постыдного. Конечно, если ты мальчик и тебя не заставляли насильно, в детстве, носить тошнотворные платья, мол, ТЫ ЖЕ ДЕВОЧКА. У Кай рвотный рефлекс подступал, когда видела короткие юбки или коктельные платья, серьёзно, разве это нормально вообще? А как же винтажные платья того времени? Наверное, единственное, чтобы на себя напялила буянка. Цокая каблуками по деревянным доскам лестницы, стали видны ее тонкие, спортивные ноги, а там и ткань платья. Гламур, вычурность и легкомыслие в образе — это не про нее.

— Чего уставились?! —гаркнула Кай.

Первое, что бросилось на глаза — это мягкий золотистый блонд. У неё само по себе не слишком длинные волосы, убраннные шёлковым платком в низкий хвост, с аккуратной небольшой чёлкой, которую слегка подкручена, убирая от лица. Кажется, она вышла из 60-х, и это было по-своему шикарно. На плечах смелой героини был яркий и динамичный стиль в, подстать эпохе того времени. Тетя Мэй упомянула, что вдохновило ее на создание милой Кай — Брижит Бардо. На ней элегантно сиделось это бежевое платье силуэта трапеция. На тонкой шее, которая осыпана родинками, сияла жемчужная подвеска. Когда паркеровский взгляд упал на туфли на блочном каблуке с ремешком на пятке и острым носом, парень, с широкой улыбкой, хотел сказать нечто приятное, как Холланд перебила:

— Только попробуйте заржа-…

И она тоже не успевает договорить, как Сэм, благо до этого отключив плиту, начинает заливаться смехом на всю квпртиру, падает на пол и берется за живот. Его до жути противный, но такой искренний смех заставил блондинку ещё сильнее омрачниться.

— Скотина, чтоб ты своими оладьями… —угрожающе двинулась на него, нелепо перебираясь у стены на каблуках. Она как них не умела ходить, так и не пыталась. Это выглядит, как будто корова вышла на лёд, покататься.

— ПХ-ХА-ХА-ХА, ТЁТЯ МЭЙ, ВЫ СДЕЛАЛИ МОЙ ДЕНЬ! ХА-ХА-ХА, —не переставая смеяться, брюнет успел сделать фотографию на телефон, просмотреть и ещё раз поржать, — Нет, ну каблуки — огонь, а ты на них ещё круче, ха-ха.

— Да не слушай его, тебе идет, —Пит так же восхищенно смотрел на нее, — Хотя, насчёт каблуков, он прав.

— АГРХ, ДА ЧТОБ Я ЕЩЁ РАЗ СОГЛАСИЛАСЬ ПЛАТЬЕ НАДЕТЬ, —со психом вспылила та, фурией сняв каблуки и убежав босиком в комнату. Тетя хотела догнать ее, но Паркер предложил не лезть к ней, остынет. Сэм, сбавляя свой смех с каждым тоном. Пара глаз Паркеров заставила подняться его и вытереть глаза от проступившихся слез.

— Ну чего вы? —не понимая, спрашивает зеленоглазый.

— Это невежливо вышло, Сэмми, —поясняет женщина, — Я ее с трудом уговорила на примерку, теперь ее вообще не уговоришь.

— Разве это такая проблема? —вскинул бровью юноша.

— Понимаешь, у каждой девочки должно быть в гардеробе любимое платье, и я пыталась найти для нее. Видимо, ее очень задело твоя насмешка.

— Да не насмехался я над ней, не сказал же, что оно ей не идет. Наоборот даже, просто непривычно видеть пацанку, которая обычно в штанах, джинсах гоняет, —поясняет. — Да не хотел обидеть ее, честно. Ну, пока не старался.

— Иногда мы все идиоты, но некоторые люди воспринимают это как образ жизни. Ты, например, Сэм, —едко и четко комментирует Кайлор, вошедшая в той одежде, в которой ей удобно, да и что нашла в гардеробе Мэй: темно серые джинсы–скинни на кожаном ремне; пурпурный топ на толстых лямках, поверх которой прекрасно сидела черная джинсовка с разноцветными нашивками; тонкий, и пожалуй единение миниатюрное, чокер. Атрибуты в виде браслетов с металлическими цепочками были у нее всегда, как и несколько колец на пальцах. Закинув первые три пальца в карманы джинс, она подняла гордо подбородок и криво улыбнулась ему удивлённому взору.

— Челюсть подбери, оладьи все последние подпалишь, —злобно, токсично выплевывает из уст голубоглазая, — Как насчёт перекусить? А то примерка прекрасного платья утомляет, не так ли, маль-чи-ки?!

— Да брось, я не хотел тебя обидеть, —начал отмазываться брюнет, — Ну серьёзно, я ведь не сказал, что оно на тебе ужасно. Ну прости, я не сдержался.

— Плевать, ты очередное, живое доказательство, что парни живут без мозгов, — схватив два мусорных мешка, девушка направилась к выходу, обходя аккуратно тетушку, не тревожа. — Ну и, очередное доказательство того, что я терпеть тебя не могу.

Хлопнув дверью, она пошла в сторону урн, чтобы выкинуть мусор. Ох, как же на ее глазенках читалось желание выкинуть парня, а не мешки с отходами. Жестоко затромбовать в железный бак и прикрыть крышкой, чтобы никто никогда не нашёл. В последний раз надевала платье — в том мире, и то, когда у нее с Питером что-то намечалось. Он первые секунды смотрел также, как Сэм на нее — задорно, с каким-то блядским (не побоюсь этого слова) огоньком. Только Александр заржал, как идиот, а Пит сделал комплимент. Да и этот Паркер сделал такое же, как тот. Закинув мешки в баки, она глянула на ночное небо и выпустила клочок пара.

«Эй, как ты?» —спрашивает Симбионт.—»Забей на него, он тебя не стоит, ты мой сладкий персик. Ты бесценна. Ты как.ну, как для симбионтов еда — необходима и идеальна!»

— Спасибо, Токси, —эта нелепица от сожителя заставило ее немного улыбнуться. Вдохнув немного своего приторного запаха шанель номер 5, отметила то, что не стоило так со злости перебарщивать с парфюмом. У нее снова возгорелась острая отчужденность, позволяющая разбивать сердца без зазрения совести. Ещё раз напомнила себе, что каблуки отныне — это не ее. Отчётливо помнит мамины туфли на высоких шпильках, стук которых раздается по мраморной плитке с мраком. Малфания любила все такое серое и черное, и женственное. У нее был определённо целый склад блестящих обтягивающих платьев, вынимаемые оттуда каждый вечер. А ещё помнила поцелуи, оставленные красной помадой на блестящей глади зеркала. Возвращаться туда не хотелось, поэтому присела на лестницу и, сорвав тонкую травинку, закусила ее во рту, задумчиво вытянув ноги вперёд, и стала поглядывать на тучи, за которыми ярко сияла одинокая Луна.

«Слушай, может, проведаем Лайгерсса? Спросим, хэй, как дела? А мы тут пришли по твою тушу и если ты не сделаешь прибор качественно, вымотаем твои органы и органы твоему младшему брату!»

Ну, уж хватит с кишков. Последний раз так точно было, когда она взбесилась на Харли и Питером и искала любые способы их просто встретить и привлечь внимание. Даже хулиганила, оставляла от злодеев органы разбросанные по Нью-Йорку. А последний злодей, Жук, как помнится, заставил попотеть. У Клинтарца в глазах безумие, неохотно сжимает челюсть — еще одно слово Кинера, который оказался внезапно с Пауком, и точно ударит. Но только разрешает себе выпрямить спину и перевести взгляд на Жука, чье состояние давно уже находится за пределами отметки «удовлетворительное». Жалкое, уродливое создание. «Ты хоть понимаешь, что пересекаешь черту «герой», делая переборы!» —отчитывает Спайди.

— У нас разные взгляды на переборы, Человек-Паук, —говорит Токсин и замечает, как злодей цепляется пальцами за руку пришельца, что в другой держит пистолет, прижатый прямо к его виску. По логике, у негг в процентах шанс выжить — сорок процентов.

— Отпусти, им займется полиция, —говорит Харли.

— Вообще не держу, — существо все равно поднимает пустые ладони, показывая свою безоружность. Жук ускальзывает, — Мне он был не нужен.

— Тогда зачем ты это делаешь?! Это нелогично, —говорит Кинер.

— Да потому что вас никак иначе не встретить, может, хотя бы так я с вами увижусь и поговорю?! Тоже мне, друзья, —обиженно заключает девушка.

— Держите паразита! — Старк повышает голос. У девушки стресс вырастает. И, проходит мгновение, за которое девушка оказывается в руках Токсина, что поглотил тут же, и начинает произвольно убегать. «За паразита этот Железный ответит ещё!». Пульс медленно возвращается в норму, из неразборчивого шума рождается тихое сотое «спасибо», на что Пришельцу ничего не остается, как слегка приподнять уголки губ. Им удаётся сбежать от героев, но оба парня знают, что девчонка вернётся и даст о себе знать. И что-то в ее словах было правдиво-обидное. Да, так бы точно, наверное, друзья не поступили. Сбегать ни Кай, ни Токсин не любили, но сейчас это было мудрым решением, потому что разнести из-за злобы опять город — неинтересно. Она ведь вроде хорошая девчонка, так?

***

— Как ты? Все ещё сердишься? —твёрдая рука поверх ее плеч, такая горячая, такая правильная. И то, как он отстукивает по ней подушечками пальцев мелодию из заставки, вышибая из нее сонмы мурашек, тоже правильно. А в ответ поступает глухое рычание, но руку не убирает. — Ну прости, кто ж знал, что тетя Мэй напялит тебя в 60-е…

Он осторожно поставил тарелку с оладьями возле нее.

— Засунь их себе в задницу, —говорит. Он опасно близко. В лёгких тесно. Кажется, у бунтарки там стая ласточек, а ещё завывают киты. Ему легче: своих он травит подлыми шутками… Чувство смутное, неясное. Это становится невыносимым.

— Эй, я уже извинился, —Сэмми сел рядом с ней. — Всю жизнь припоминать будешь что-ли? Даже когда свалишь отсюда и оставишь меня с этими скучными задницами?!

— Что. —ей же показалось, верно? Ей тупо кажется, у нее паранойя, глюк. Определенно. Перед глазами все плывёт, голова кружится. Она смотрит на него с испугом, а тот только хмурит свой свой нос и смущенно надувает щеки, отворачиваясь. Его рукава кирпично-красного джемпера закатаны до локтей. Рука была точно крепкая, тяжёлая — на девичьем плече.

— Не включай дуру, —фыркает, — Ты наверняка свалить отсюда хочешь, по одной, по крайней мере, из причин, потому что я здесь.

— Я не… почему ты вообще так подумал? —у нее и злоба как-то исчезла, только непонимание на лице, — То есть да, ты раздражаешь меня больше всех, но я не хочу возвращаться в свой мир, потому что меня там ничего не держит. Мне и здесь нравится, даже если одна из проблем являешься Ты.

— Хах, ну и славно, а то я думал, что мне придётся опять перебирать извинения, чтобы ты так не смотрела на меня, как будто я съел твой кусок вафельного торта.

— Если б ты это сделал, я бы тебя сожрала вместе с ним, —злобно улыбается и насаживает на острый коготь оладушек, откусывая немного, — М-м, интересный вкус, отруби?

— Угадала, — кивает, широко улыбаясь, — Нравится?

— Да, фпафибо, —не прожевывая, замечает, как Симбионт быстро опрокинул тарелку, сожрав все остальные оладья за один хрум! Он только успевал чавкать и облизывать довольную свою морду от еды, отмечая то, что туда не хватает ещё больше сахара. Ему только успевают говорить о том, что жопа слипнется, а тот отчаянно мотает бошкой. Свет. Слишком много света фонарей. Электрический, яркий, он бьёт по глазам, ослепляя так, что первые секунды непонятно было, где они.

— Мир? —протягивает мизинец пацан, — Мы вроде даже круто сработались на корабле. Брось, ты не сможешь долго злиться на меня, взгляни на меня! Я же лапочка.

— О, лапочка, значит? —недобро глядит и скалить улыбку. Тело отзывается само, тянется к нему навстречу, горит. Она нагловато берет его подбородок и поворачивает к себе, не осиавляя и малейшего шанса убрать взгляд. Ее кончик носа соприкасается с его, но оба ничего не делают. Ах, как же Токсин сейчас беснуется оттого, что эти кретины ничего не делают.

— Э-эй, ты опять это делаешь, —у него неловкая, глупая улыбка вылезает наружу, — Ну уж нет, на это я не куплюсь, чтобы ты ни придумала.

— А зря, у меня почти вышло, —отдаляется от него и скучно зевает, бортыхая ножками.— Поиграла бы твоими нервишками, как ты моими.

— Ой, больно надо, и без тебя забот хватает, —махнул руками он, вставая на ноги. Девчонка подскочила и щелкнула его по носу, издав неловкое хихиканье. У Новы глаза все больше и больше стали, но виду старался не подавать. Сэм подходит к Кай. а вот обойти её и пробраться к входу не получается. И он идёт простым путём: тянется к дверной ручке, оставаясь перед Холланд, почти впечатываясь в девушку подтянутым телом. Он поворачивает ручку и вновь останавливаясь перед ней, замечает её бесовскую улыбку и взгляд, который она несмело переводит с него на улицу и обратно. Александр нахмурился и резко юркнул в дом, ничего не говоря ей, а только Паркерам:

— Тетя Мэй! У вас остались мои гантели? Как насчёт бодрого, ночного захода на упражнения?

— Ох, Сэмми, ну давай! —та рада за край, берет под локоть юношу и тащит в коридор. Холланд заходит с победной улыбкой, и Паркер спрашивает:

— Поела, если такая довольная.

Остаётся только улыбаться, кивнув головой. Пит мягко смотрит, неожиданно сам для себя проводит по предплечью ее, пока Токсин не возвращает к реальности острыми когтями.

— Ай, собака!

— Я ТЕБЕ ЩАС КАК СОБАКА! ОСЛЕП ЧТО-ЛИ! —шипит Клинтарец.

— Не слушай его, Токсин, — успокаивает буянка, гладя друга за местом, где могло быть ухо. Тот мурчит тихо, осторожно. И все же, каким бы злым и чертстым Токси ни был, любит ласку в первую очередь. Парень ушёл сразу спать, так как у него завтра есть планы, а девушка осталась в гостиной и играть в приставку. Да, она не такой злорадный геймер, как те двое, но джойстиком управлять в состоянии. Игру пришлось приостановить, так как телефон завибрировал и пришлось ответить на видеозвонок.

— Корра? —удивилась. — Даже знать не хочу, как ты мой номер нашла, что случилось?

— Привет! —помахала ей Симмонс, — Я по поводу той капсулы, ну, с которой Чо возился. Есть теория того, что та токсичная жидкость очень спецэфично реагирует на симбионтов. Она не только останавливает трансформацию и может выкачать ее, но и мутировать симбиота! В зависимости оттого, насколько силен пришелец. Чем сильнее симбионт, тем сложнее может пройти мутация.

«Зашибись, мы снова в жопе» —разочарованно рыкнул Токсин, но Корра продолжила:

— Поэтому я звоню тебе, никаких изменений не чувствуешь случаем? Может, излишняя агрессия, или жар, или странное влечение?

— Влечение? —изогнула бровь героиня, — Звучит стремно, и что оно значит?

«Тебе доступным языком объяснить, или ты сама поймёшь?!» —хохотнул. —»По-моему, ты и сама знаешь, что она имела ввиду»

— Оу, ну, знаешь, стала чувствовать непонятные эмоции в сторону какого-нибудь человека, которого терпеть раньше не могла, или наоборот, очень сильно любила. Ну, как у животных в брачны-…

— Я тебя сейчас найду и рот пришью, я поняла, к чему ты клонишь, —потерла переносицу и истощно простонала. Симмонс, хихикнув, поправила чёрную бархатную блуза с воротником из кружева и блестящими пуговицами и сказала ласково:

— Излишняя агрессия.

— Она у меня и до вас была, проехали. Какие ещё симптомы есть, помимо тех, что ты перечислила? Я бы не хотела накручивать себя и других, но знать хочется, —блондинка встала на ноги и показала ей доску с большими цифрами, элементами из химии. Корра зауетилась, маячившись в своих черных брюках с высокой талией и зауженные к низу. Столько всяких слов на биологическом наговорила, что у той все в голове перемешалось. У нее по биологии натянутая 3 была, и особо не волновало даже. После длительного нравоучения, Кай подытожила:

— Итак, что мы имеем: нестабильные панические атаки, галлюцинации у носителя и симбионта, лихорадка, агрессия, недосып, возможная демонстрация звериного голода, влечение. На этом все? Или ещё чем-то удивишь?

— Пока ничего большее, но я бы хотела продиагностировать тебя завтра, точнее сегодня, уже ведь 12 ночи, хи-хи, —Симмонс прикрыла рот и хохотнула. — Чо не особо был рад таким результатам, но решил, что об этом должен знать Фьюри.

— Исключено, —отказалась, — Он тогда будет следить за мной каждую секунду, как будто я действительно реальная проблема среди всех. Излишняя популярность в Щ.И.Т’е мне не нравится. Но на диагностику приду, об этом, кроме Чо, никому не слова, хорошо?

Симмонс согласилась хотя бы на такое. Корру Кай особо не знает, да и как-то не интересовалась шипко, но по манере речи поняла то, что у той бывает непреодолимое желание быть первой всегда и во всем, не бояться злоупотреблять разными аферами, которые вполне могут обернуться плохо для других, но никак не для неё. Сама не зная как так вышло, но чистокровная блондинка вывела ее на обычную, бытовую болтовню. Она рассказала, что у неё раньше была жгучая натура, которая предпочитала обжигать ‘плохих’ парней. От этой информации у бандитки зевание поступило, и Симмо (так в мыслях называла ее героиня) сказала:

— Настолько скучная тема?

— Настолько, что спать потянуло, —от такой очевидности у Холланд улыбка проскочила. — Но поняла, что ты у нас любишь горячих, конечно, этой информацией я не воспользуюсь.

— Знаешь, чем ты мне нравишься? —Корра пододвинула телефон и широко заулыбалась той в камеру, — Своей честностью, таких же сейчас нет. Твоя отстраненность и едкие шутки притягивают наоборот к себе людей. Ты сама того не замечая заставляешь сердца некоторых пылать от такого азарта.

А вот такие словечки Кай бы попросила оставить при себе, Корре ведь есть чем ещё заняться, помимо изучения той фиолетовой хрени, ведь правда? Хотелось бы верить в это. Симмонс запомнилась носительнице как легкий шлейф любимого парфюма, который протягивается по коридору, причём духи у девушки особенные, больше таких нет ни у кого; девушка предпочитает, чтобы её аромат был исключительно её, чтобы его всегда ассоциировали с ней. Есть у Симмонсов такпя черта, как предусмотрительность — знать все темы наперёд; всегда идеально готова к ним.

— Наверное, меня это не интересует, —отмахнулась, как будто знает об этом первее всех. — И как тебе живется на корабле Щита среди тех, кто имеет способности? Неужели, не хотела себе там: учеть летать, лазеры пускать или… ну.скажем, быть супер сильной?

— Моя сила-в мозгах, не забывай, —легонько постукала по вискам Корра, — Порой мозг решает многое, чем какие-то суперсилы. Это, конечно, круто, но мне нормально живется и без них. Скажем, чувствуешь себя живее всех.

— Ладно, убедила, тут ты права более чем, —подняла ладонь, якобы сдаётся, — Ладно, спасибо за информацию, утром приду. Доброй ночи, чудачка.

— Хороших сновидений тебе и твоему симбиоту!

***

Питер Паркер ушел рано утром, успев заметить, что девушка уснула на диване и ее кто-то прикрыл пледом. Небрежно, но, наверное, с заботой. Холланд горячая девчонка, а потому особо никогда не накидывает одеяло. У юноши проскочила улыбка на лице, когда тетя Мэй пригласила его позавтракать. Женщина хотела разбудить Холланд, но тот сказал, мол, пусть спит дальше. У него сегодня день с Флэшом, а значит будет веселье и нечто потрясное определённо. Зевнув, племянник спросил у тетушки:

— А во сколько Сэм ушёл?

— Ну, я пошла убирать вещи на складе, часов в пол первого, он ушёл через гостиную, —ответила та и отпила со своей фарфоровой кружки зелёный чай. — Кай вроде уснула.

«А, маленький пазл вот и сложился» —подумал про себя Питти, с лёгкой усмешкой на секунду. —«Кто бы подумал, что минус на минус дает плюс, хах, математика!»

Ему не нужна была никакая высшая арифметика, чтобы понять, что эти двое начинают находить общий язык. И, благодаря своему паучьей гордости, не мог не отметить то, что это все благодаря самому себе. Паркер нацепил маску, подошёл к окну и мысленно попрощался со спящей красавицей, отсалютовав, и ушел. Сегодня день с Флэшом должен пройти прекрасно, порой ему не верится, что он подружился настолько близко с Томпсоном. А ведь в школе они ненавидели друг друга. Многое меняется. Встретились парни на корабле под традиционный ор Ника, который отчитывал паучка за то, что он вновь опоздал. Ну что поделать? Мужчина недолго покричал на него и отправил Агента Венома с ним на разведку. Пусть делом займутся эти двое неугомонных.

— Где Симбионт? —спрашивает вдогонку мужчина у Питти.

— Вы о Кай? —остановился, — Она отсыпается дома.

— Оставляешь потенциально опасного монстра с женщиной? —ядовито пустил из своих уст агент.

— Кай-не монстр, Фьюри! —сказал, сузив свои глаза, — Она ведь вам уже доказала, что вполне адаптируема и может контактировать как со студентами, так и с членами Щ.И.Т’а. Кайлор хорошая девчонка, дайте ей шанс.

И двое пауков ушли. Спайди и Веном остановить успели нескольктх злодеев: Жук, Шокер, мишка-Гризли, Шрика. Заподозрилили их кандидатуре в Зловещую Шестёрку. У черного симбионта определено поселилось стойкое ощущение использованности. А Веном не любит остаться в дураках. У его носителя не в первый раз было сломленное тело, оседающее мешком на поле боя, а потому нужно выкладываться на полную. Однажды Флэш уже лишился Венома, обессиленно склонив голову, лишь бы не видеть торжествующего безумного лица Октавиуса. А тем временем злобный Зола нанял в Гидру Майкла Морбиуса (да-да, того самого), чтобы начать работу над новым симбиотом. Морбиус, стоя позади доктора Осьминога, пытался уговорить того в сотрудничество, говоря о том, что ознакомлен с данными Малфании Блуд, которая погибла. Осьминог безумно улыбнулся и повернулся к нему, говоря:

— Глупец, такие твари, как она, живут дольше всех.

— И вы абсолютно правы, доктор, —женский голос в углу заставил их обернуться и заметить на лабораторном столе сидящую мисс Блуд, что закинула ногу на другую, кокетливо привкусив нижнюю губу. — Мистер Морбиус, говорите, ознакомлены с моими делами? Великолепно. Золи понадеялся, что я сдохла, какая ирония.

— Но… разве вы не ужасно ранены вашей дочерью?! —испуганно отошёл назад Майкл. — Боюсь даже представить, что она сделала с вами.

— Да, вы правы, —показала свои оставшиеся на руках и ключице шрамы, и на скуле. — Но убить — не убила, даже удивительно для нее, обычно она кровожаднее. Итак, доктор Октавиус, вы хотите получить это?

И показала в руках маленькую капсулу с кровью. Капсула содержала клетки форменных элементов вперемешку с клетками Симбионта Токсина. А это куда интереснее! Октавиус с интересом ждал того момента, когда Малфания станет ставить условия, но этого не сделала — только кинула ему в щупальца и сказала:

— Я просто желаю смерти Токсину, и этому отродью, не более. Мне невыгодно с вами воевать, напротив. Тот случай, лишь был приманкой для их обоих, но пошло видимо не так, как хотелось.

Малфания пересмотрела свои взгляды, видимо. И куда ни шагнёшь, все дороги приведут в личный ад дочери. Женщина провела пальцами по своей ране на лице и молчала, что дорого обходилось всегда. У нее пустой взгляд, буравящий непробиваемую стену равнодушия. Октавиус глянул на этих двоих и махнул рукой, сказав, что вклад будет от его имени. Мал все равно, ей лишь бы убить Токсина и Кайлор. Эти двое несут планетарный ущерб. У нее губы искусаны в кровь, обслхшие и истерзанные в попытке заглушить мольбу.

Когда Человек-Паук, Агент Веном встретили мини-версию Патриота, тобишь Гарольда, то очень удивились тому, как ловко справился с Жуком и прекрасно справлялся с железным костюмом. Питер был под впечатлением, что готов был даже принять парня в академию, чему очень не рад был Веном. Потому что он. Единственный. Его. Лучший. Друг. Парни направляются в Академию, чтобы разобрать шифр, скаченный у врага и разобраться с Гидрой раз и навсегда. А Кай же вовремя пришла на сеанс Корры, даже не опоздав. У нее, в отличие от парней, нет такой привычки дурной. Всегда любила приходить вовремя. Всегда. Она оказалась в лаборатории Коннорса, который тепло встретил ее вместе с Фитцом и Симмонсом. Слишком уж много народа для одной ее, верно? Тут засада что-ли или да?!

— Корра, почему здесь собрались все они? —шикает носительница.

— Не беспокойся, —шепчет ей, — Мы возьмём всего лишь препараты и поймём в твой любимый кабинет. Как раз покажу тебе технологию, которую соорудил Чо!

— Надеюсь, это не какой-нибудь генератор, который выявдет взаимоотношения между товарищами и работниками? Или уровень агрессии к другим людям…

— Вообще-то…

— Блять, Корра, нет, —та прижалась к стене, — Скажи, что это шутка? Я НЕ УМЕЮ ПРЕДУГАДЫВАТЬ.

— Это не шутка, это психологический тренинг, с помощью которого мы выявим причину твоих вспышок агрессии, потому что она у тебя бывала неоднократно! —поясняет Симмонс. — Либо выявим человека и попытаемся это устранить. Но, это же диагностика, а значит, мы, помимо этого, рассмотрим и другие симптомы.

— Нихрена не поняла, но мне не нравится на то, что я подписалась, —ворчит блондинка, которую выталкивала вторая блонди с препаратами в руках. Как говорится: ” это не твоя вина, но шторм заденет и тебя». Отлично, что может быть хуже? А нет, бывает. По пути в кабинет, она услышала знакомый голос Паркера и Томпсона, а потому выглянула из-за угла и заметила с ними ещё третьего парня, и окликнула:

— РАССТРЕЛ!

И парни произвольно присели и прикрыли головы, а та захохотала громко, выходя из-за угла. Паркер хмуро зыркнул на нее, шикая, мол, уйди отсюда, что ты здесь делаешь?! Гарри не должен был видеть ее. Но. Увидел. Обзорн остолбенел и сказал:

— Кай? Что ты здесь делаешь?

— Ум, к родителям приехала, жду их, —соврала отчасти Кай, закинув руки назад, — Ого, броня как у Старка, крутая.

— Э, спасибо… —Гарольд смущённо улыбнулся и отвернулся. — Значит, твои родители — агенты? А ты…

— Я? А я балду пинаю, прогуливаю колледж, ха-ха, —закинула руки в карманы и уверенно врала. Спайди немного с облегчением выдохнул, отчитав ту немного за попытку напугать, — Паучок, я же любя. Чего ты!

— Кай, —шикает Корра, — Пс-с, идем, пока Фьюри нас не поймал раньше времени.

— Да погоди ты, — она глянула на сенсор, на котором было выявлено много информации и гидре, о координатах.— Гидра? Отлично, вы собираетесь ее расхерачить?

— Не сегодня, сестрица, —сказал Агент Веном, — Это разведка, а не разрушение, что опечаливает конечно. А ты, кстати, разве не должна быть. Эм… Ну, там. Ну с Коррой? Она там тебя уже ругает на своем, на биологическом.

— Да-да, иду, —схватила голову Паука под подмышку и шепнула, — Паук, если что-то пойдёт не так, то дай знать, усек?

— Понял, —и та тихонько ушла с диалога, как королева драмы.

И все было бы прекрасно, если не встретить Белую Тигрицу, что не особо любила девушек с симбионтом внутри. Ава глянула на нее не добро и остановила, схватив за плечо и задав вопрос о том, где сейчас находится Паук и почему он за ней не присматривает. Конфликтовать Кай умела, и умела это искусно, но сейчас желания было совсеи никакого. И чудо, рядом был Дэниэл, который остудил ее пыл. Спасибо ему, что уж.

— Ему же не вечно нянчиться со мной, да и почему бы тебе не остыть уже, кошечка? —а у кошечки зубы острый и когти, которые внезапно остановились на шее у Холланд. Над ними повисла нагнетающая тишина. Корра попыталась влезть и утащить оттуда Кайли, но Кулак остащил ее, сказав, что такой робкой девушке лучше не лезть. Бунтарка стояла перед ней и сверлила взглядом, ничего не говоря.

— Ты думаешь, здесь такая крутая, раз паразита имеешь внутри?! —шипит белая.

— Да остынь ты, ничего я не думаю, мне думать нечем, ха-ха, —самоирония была не к стати, но кому какок дело? Холла закатила глаза и дернула своим проколотым носом. — Серьёзно, кошечка, я не хочу конфликтовать с тобой, ты вроде хороший друг Паучка, тае что я тебе доверяю.

— А я тебе-нет, ты даже не представляешь, насколько ты разрушима! Из-за тебя вечно тренировочная площалка в хлам раздроблена!

— На что и площадка для тренировки, чтобы тренироваться и херачить ее, нет? —спокойствие удивляло и ее саму, но надо было держать себя в руках, иначе привлечёт внимание Фьюри, — Послушай, я не знаю, почему ты так бесишься на меня, но, наверное, мне стоит извиниться. Давай, эм, начнём все заново?..

— Пошла ты! Тоже мне, ты как твоя мамаша-двуличная! —прошла мимо нее и ощутила на своих руках тяжёлые, слизкие узлы, что развернули ее к Кай, у которой со спины нависали несколько огромных щупальцев. — Ты думаешь, я не смогу перерезать твои ручонки, пришелец?!

— Тигрица, остынь! —встал между ними Кулак, — Кай действительно ничего не делала плохого тебе, почему ты несешь злобу на нее, даже не объяснив? Прошу, раскрой свои чакры и придите к общему примирению.

Корре и оставалось наблюдать за тем, как всё вокруг нее рушится, не понимая причины. Послышался звук перезаряженого оружия. Кайло заметила в руках Симмонс холодный металл пистолета, нервно сжатого в слабеющих руках. Ещё секунда и девушка отстреливает ворсинки и те исчезают в воздухе, отпуская Белую кошку. Больно не было, но это заставило удивиться такой, как носительнице Клинтарца.

— Ого, у тебя, оказывается, стальные орехи! —хлопнула по спине Кай Корры, — У тебя всегда пистолет?

— Задай что-то полегче, —неловко улыбнулась Симмонс и глянула на Тигрицу. — Белая Тигрица, Железный прав, вам стоит остыть и придти к примирению. Это будет самым логичным решением.

— Да о ней вся академия только и говорит! Аж тошно, —размахивая руками, заявила носительница амулета тигра. — Что в тебе такого особенного? Ты просто панк-девчонка, у которой пафоса больше мозга.

— Ауч, задела мое сердце, —рвано рассмеялась блондинка и тут де поменялась в лице, став куда более грозной, — Ах, если б только оно у меня было. И так, ты сказала, что у меня пафоса больше, чем мозга? Давай решим это на площадке. Прямо. Сейчас.

— Кай, у нас диагностика, —оттаскивает старательно Корра. — Ау! Кай, не смей идти на рожон. Не поддавайся гневу, все хорошо.

— Ты же отличница, Ава? Так вот, мисс синдром отличницы и любительница внимания, катись-ка ты нахуй. Берешь свой шерстяной зад и тащишь на площадку, и я тебе покажу, что значит быть двуличным монстром, без мозгов и сердца. Или что, кошечка боится запачкать в крови свои когти? Видит Бог, хотела по-хорошему, но теперь я тебя разъебу либо сейчас, либо там.

«ВОУ-ВОУ, НУ ВСЕ, ТУТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАЧИНАЕТСЯ ВЕСЕЛЬЕ! ХА-ХА, ДАВАЙ, РАЗНЕСИ ЕЕ!» —вопит Токсин. Железный и Симмонс, видимо, были лишние, а потому так и не получили ответов. Кажется, найдут их, спрятанные в трупе Тигрицы. Холланд сейчас тонуса в гневе, и если тонуть, то не имея возможности выплыть. Глаза у носительницы бегали по героине, и тот хаос, что разъедает душу у нее, манил все сильнее.

— Идет, —лукаво улыбнулась Тигрица и те обе пошли в сторону тренировочной площадки. Неуязвимый вместе с Новой, которые шли им навстречу, помахали им рукой, но те обе обошли их сторону и сказали только грубо в унисон: «с дороги» и пошли вперёд. Дэнни и Корра бежали за ними до тех пор, пока не встретили этих двоих и не рассказали ситуацию.

— Вы шутите? Да что нашло вдруг так на нашу тигрицу? —Люк был удивлён такой агрессии подруги, — У нее уже было такое однажды…

— Да, к весне у всех кошек обострение, —глупо пошутил Нова, отчего получил лёгкий подзатыльник от громадного друга, — Ауч, да что?

— Во-первых, сейчас не весна, а, во-вторых, ты же чаще всего общаешься с Кайлор? Верно? —после этого вопроса у брюнета появилось нехорошее предчувствие, что его заставят что-то да делать.

— Да кто вам такую чушь сказанул вообще? —скрестил руки на груди Александр, — Я вообще удивлён, что начала цапаться не мисс-я поглощаю-людей-еду-и мои мозги. Обычно она начинает ругань первая, видимо, на нее погода так влияет.

— Все шутки шутишь, Нова? —риторически спрашивает младшая Симмонс, — Между прочим, я видела, как ты на нее пялишься, но это дело уже твое личное. Сейчас нам надо остановить их обеих, а учесть то, что Кай и Токсин церемониться не будут, то ваша кошечка попала в передрягу. Большую. Огромную. Гигантскую.

— Да никак я не пялюсь на нее, —начал отчитываться зеленоглазый, но его уже никто не слушал. Что уж что, но Кор была права, товарищ явно не знает, насколько опасна разъяренная Кай с Симбионтом на пару. Больные на голову.

***

Пальцы подло подрагивают. И лучше бы от холода, думала Тигрица в площадке. Но в огромной комнате натоплено так, что воздух, смешиваясь с горячим паром, обжигает лёгкие, краску в лицо бросает без всякой жалости. Кайлор настроила ботов, чтобы было куда сложнее сражаться. И, когда пошла к ней, на расстояние вытянутой руки, все ещё спросила ее тем самым злым тоном:

— У тебя есть ещё шанс образумиться и извиниться.

— Не собираюсь я извиняться за правду. Ты только подтверждаешь мои слова в том, что ты-монстр, —Тигрица обнажила свои острые когти и зарычала, — Ненавижу, когда такие девчонки, как ты, ничего не добившись, начинают светиться у взрослых, аля они верят в то, что такие, как ты, спасение. Я всю жизнь пашу, учусь лучше всех, убиваю время на тренировки, учусь контролировать свою звериную натуру, а тут приходишь ты и вот! Любуйтесь мной!

— М-да, —почесала затылок та. — Иногда я думаю о том, кто попадет тебе в руки, и я не знаю, смеяться или чувствовать сострадание.

— Я больше сочувствую этим идиотам, как Питер и Сэм, которые верят в то, что ты не представляешь угрозу, — на этом слове и бой начался. Тигрица попрыгнула в воздух и, увернувшись от атаки острого предмета, что отрастил Токсин, она накинулась на него и со всей силой ударила локтем, проехавшись по его челюсти. Вовремя успевшие герои только могли застать кровожадную картину. Корра прикрыла рот руками, лишь бы лишнего не сказать. Когда Симбионт попытался атаковать девушку прямым ударом кулака, Тигри отбила его предплечье в то время как Токс приблизился к ней. Он ничего не успел сказать, как его контратаковали в живот. Белая героиня совершила удар подушечкой ступни.

— И ты ещё считаешься сильным противником?! —усмехнулась кошка, когда Кай упала на землю, но смогла обезвредить остросшими клинками ботов, что намеривались выстрелить в ее соперницу.

— Я не понял, она обрезала ботов, чтобы не попали в ту, с кем дерется? —рассуждает Неуязвимый. — Либо она хочет ее сама добить, либо она не хочет с ней драться.

— Я верю во второй вариант, —подала тоненький голос Корра.

— Знал бы, хоть попкорн захватил, —ляпнул брюнет, на которого серьёзно глянул все, начиная с кулака. — Ну что? Я серьёзно, сырный попкорн вкусный.

— Хоть бы побеспокоился за подружку свою, —обиженно отметила Симмонс, — Дурак ты, Сэм Александр.

— Я переживаю больше за кошечку нашу, потому что ЭТА ее рас-…

— Мы поняли, не продолжай, —прикрыл ему рот Кулак, — Ты уже начинаешь говорить, как она. Я, конечно, не мастеп в этом, но даже в целемудренных книгах повествлвалось о том, что человек перенимает привычки того, кто ему симпатичен.

— Начало-ось… Я сюда пришёл не тебя и твои нотации слушать, а посмотреть жёсткий и крутой бой! —Нова шагнул вперёд и, усевшись на ящик, подпер к подбородку ладонь и закинул ногу на другую. — А тут ставки ставить можно?

Сплюнув со рта кровь, Холланд повернулась к ребятам и отвлеклась, благодаря чему Белая отправила ее в стену, припечатав. Блондинка подняла голову и глянула на ту, которая, точно хищник, шла на нее.

— Ты даже не стараешься! Ты даже ни разу не атаковала меня, ты же мне тут недавно говорила!. —не договорила она, как острые концы ворсинок симбионта метнулись позади соперницы и разрезали мчащиеся на ту лезвия клинков. Клинтарец выпал со стены и поднялся на ноги, встав в полный рост. — Ты… спасла мне спину…

— Да, идиотка, я весь чертов бой это делаю, ты так зациклилась на мне, что элементарного не видела, —ответила Холланд и встала в боевую стойку. Оттолкнувшись ногой о пол, Кай прыгнула вверх. Когда поднялась в воздух, то она своей ногой и подтянула пятку вверх ближе к внутренней части бедра. Одновременно толкнув левую ногу наружу и вниз в сторону, нанеся удар по Тигри ребром ступни. «Мне надоело играть в детские и бессмысленные игры, я передумала» —читалось на лице. Отдернула левую ногу, опустила бунтарка правую ступню вниз к полу и приземлилась на пол. Девушка, с которой был спаринг, упала на пол и попыталась перевести дыхание.

— Вставай, —протянула ей руку Кай, перетрансформировавшись. — Я не желаю с тобой.

— Агрх, не надо со мной разговаривать, как с ребёнком! —одернула руку та и отскочила назад.

— Почему как? —улыбается та, успевая пускать язвительные шутки. — Брось, я уже устала тратить время на то, чтобы доказывать тебе то, что я хорошая и вас не трону. Да, ты обидела меня, сравнив с мамой, но…

Когда Тигрица нанесла ей острые и глубокие ранения с плеча до самого края рукава, то Кайли схватила ее за ту проклятую лапу и заломила ее за спину до первого хруста костей.

— Но ты даже не знаешь мою маму, ты не знаешь, насколько она ужаснее меня. Вон ваш дружок Сэм почувствовал на своей шкуре это, не ласт соврать, что мы с ней — очень разные. Так что попрошу больше не говорить мне о том, что я такая же, как она, —отпустила ее руку и вздохнула, обезвредив последнего бота, — Послушай, кошечка, я действительно не хотела таким образом создавать о себе такое впечатление, ты действительно хороший человек и я хотела бы с тобой общаться.

— Гх, —Ава сняла маску и мотнула волосами, — Если это действительно так, то скажи, почему ты тогда чуть на Колсона не напала?

— Потому что с ним была рядом моя мать, и я нападала не на него, а на нее, она — шпион, а вы мне не верили всей организацией. А когда лоханулись, то было уже поздно и они превратили ваш корабль в остров Гидры. Ави, я читаю мысли и слышу ваши голоса, не так ловко, как мама может, и умею проникать в сознание, и поэтому я узнала о том, что замышляет мать. Она знала, что мне никто не поверит, поэтому воспользовалась случаем. Я не хотела причинять вред директору, честно.

— Ладно, ты действительно не врешь, —слегка улыбнулась темнокожая, —… иначе бы я почувствовала. Извини за этот разгром мой, у меня какая-то обида и даже зависть была, что на тебе все внимание.

— Честно, не люблю это внимание, я люблю больше в тени, в таких случаях, быть. Но ситуации просто не дают этого, так что мой просчет, что я не попыталась понять тебя, —протянув вновь руку, соперница ее пожимает и чуть покачивает, прикрывая извинениями. Корра облегчённо вядохнула и обрадовалась такому прогрессу.

— А я думал вы порвете друг друга, —отметил Нова и заметил, как ему прилетел мощный щелбан по лбу шлема и он откинулся назад, совсем позабыв, что умеет летать. Начиная импульсивно махать руками, Сэма схватывают за руку и ставят на ноги.

— Что-то земля тебя совсем не держит, ведроголовый, —насмешливо говорит Кай. — Бедняжка, ставки свои профукал?

— ПОГОДИ, откуда ты знала о ста-. —Железный удивился.

— Да его слышно за километр, я что, противный голос от ваших не отличу? —издевается она и замечает, как Нова полетел к ней и с вызовом ткнул ей лоб, поговаривая то, что у него нормальный голос, просто у кого-то дерьмовый вкус. — Вкус на твой противный голос? Я чего-то о себе не знаю? Ибо, какого…

Но Корра устала уже ждать и утащила ее, сказав о том, что они потом поворкуют между собой и потащила в кабинет. Ава, рассмеявшись над лицом Сэма и нал парнями, спросила, кажется в пустоту:

— Окей, это все очень ловко. Итак, какой самый быстрый путь к сердцу мальчишки?

— Да через четвёртое и пятое ребро, —выкрикнула Кайлор, отчего все парни сморщились и отошли как можно дальше назад.

— Именно поэтому я с ней и никогда, вы поняли? —указал на уходящую буянку Сэм и выдохнул. — Она пустит меня на корм своего симбионта, и кто вас спасать будет?

— Не пущу на корм, если ты будешь милым и послушным мальчиком, —где-то в конце коридора разнесся голос Холлы, —.ну, или не таким придурком, каким хочешь казаться.

— Коза, —шепчет он себе под нос.

— Я ВСЕ СЛЫШУ! —ответил голос, а тот от страха дернулся и сморщился в лице, замечая то, как его друзья от чистого сердца посмеялись над этой ситуацией.

— А она классная, —проговорил Неуязвимый.

— Ну так женись на ней, —ворчит брюнет, снимая с себя шлем Новы, — Брось, чувак, ты сам же сказал, что она классная.

— Ну уж нет, ты к такой участи больше готов, да и в общении ты с ней более адаптирован, —задорно подмечает черный друг. — Либо вы просто оба придурка, которые дополняют друг друга. Эх, была б тут Корра, она бы согласилась со мной.

***

Как только паучки и патриот внедряются в логово Осьминога, они даже представить себе не могли, что произойдёт далее. Злейший враг Человека-Паука освободил новейшую, выведенную версию симбиота — АнтиВеном. Казалось, ещё один паразит, который по силе не уступает первоначальной версии. Смешно! Потому что уступает и не такой, как Веном. У него нет никаких слабостей, как у обычных представителей Клинатара. В схватке с Агентом Веномом, белый Веном показал свои феноменальные регенеративные способности и прекрасно уничтожает других симбиотов за считанные минуты. Когда на Флэша напал этот огромный симбионт, то он стал его кожные покровы как бы «выжигать», на что Осьминог подметил, что он так «очищает». В отличие от своего черного собрата (да, именно собрат, а не дите, он искусно был выведен из клеток Венома), этот паразит куда сильнее и может даже очень составить конкуренцию Токсину. Паучок, понимая, насколько ситуация сложная, попытался связаться с Кайлор и перекинуть ей координаты. Неизвестно — получит смс или нет, но нужно было что-то придумать. Спайди перепрыгивает на паутине врага и ухватывает своего раненого от этого белокожного. Гарольд, с испугу, не мог и пошевелиться, не мог помочь Питеру. Он был напуган этим монстром, потому что помнит с ним плохие моменты. И вот, какая ирония, когда в юного патриота вселяется АнтиВеном и начинает все разрушать.

— Гх! —издал паук, отлетая в железные ящики, — Кай!

Коммуникатор был разбит, но мог ещё слабо функционировать.

— Человек-Паук вызывает Кай! —повторяет, — Кай, пх-х, Кай, мне нужна твоя очень-очень помощь, у нас тут ну… проблема, как всегда. Я знаю, что ты скажешь, что «Я ЖЕ ГОВОРИЛА», но пожалуйста. Я был бы рад увидеть тебя и Токсина прямо сейчас!

Повернув предплечье внутрь на четверть оборота, двидушийся кулак белого гибрида находился в вертикальном положении при соприкосновении с мишенью. Герой успел только имя девушки произнести, как кулак врага прошелся по его солнечному сплетению и заставил согнуться пополам и скатиться на пол. «Сла-абое существо» —послышался металлический голос врага. Октавиус подметил восторженно, что АнтиВеном управляет своей материей намного лучше, чем Веном. Он способен в любой момент увеличить массу собственного тела и использовать её в различных целях.

— Октавиус, —приземлилась рядом с Оком Малфания, — Ваш симбионт полностью противоположен Веному, невероятно.

— Несомненно, мисс Блуд, вы как всегда наблюдательны, —согласился мужчина и покорно глянул на свое творение, которое начало создавать огромные кулаки, подобные кувалдам, и удлинял свои ногти, превращая их в веревки. Паучок все ещё продолжал сражаться с Гарри, пытаясь вразумить его, но паразит на последнем слове прижал его к земле и нанес сокрушительный урон по черепной коробке членистоного. «Глупое, наивное существо» —проговаривает монотонно АнтиВеном. Этот проект чист своей силой, — стерильно чист, отдавая белизной как в одиночной комнате психушки и звенящей пустотой. В нем не читалось сострадание или человеческой праведной жалости — ужасное безразличие к тем, кто защищал его. Симбионт готов вновь вступить в бой. Проект Октавиуса запрограммирован на подчинение, он не знает свободы выбора, в этом он так идеален и безлик, что глаза слепит. Он хотел добить паука, но замер. Поднял голову и сморщился в выражении лица, отчего Доктор спросил у того, почему ему бы не добить героя.

— Кажется, ваш симбионт почувствовал кого-то, —Мал предположила.

«С-с-симбионт» —АнтиВеном почувствовать посторонние вещество в теле человека, включая симбиотов. Паркер, поднявшись на ноги, хрипло усмехнулся и поднял голову, застав напавшего другого Симбионта на этого. Он выскочил из неоткуда и пустил свои острые шипы прямо на того. Тот отскочил назад и широко заоскалился.

— А это что за хмырь белый? Октавиус, ты теперь у нас расист, иначе какого хера тебя не устраивал Веном? —токсично задел сын Карнажа.

— Ты как раз вовремя, —говорит Паук, — Прости, стоило тебя с собой взять.

— Ты не виноват, меня задержали на диагностике, —проговорил Пришелец, — Введи в курс дела, что этот большой и клыкастый умеет?

— Он сильно травмирует симбионтов, Агент Веном в нелучшем состоянии, —пояснил ткач.

— Хм, и каковы шансы того, что он меня грохнет?

— 60 на 40.

— Надеюсь, 60 в мою пользу? —истерично заулыбался любитель сожрать что-то но, заметив разочарованный взгляд паучка, простонал, — Ладно, вечно ты меня в какую-то жопу втягиваешь, ткач. Я тебе это припомню.

«Мое имя АнтиВеном, дитя» —шагнул белый.

— Ей богу, хоть я и не верующий, но мне похеру, —прижал лапы к груди Токсин и посмеялся над попыткой запугать его. Позабыв о реальности, АнтиВеном повернуь предплечье на четверть оборота наружу от вертикального положения. Сжав когти в кулак, он направил атаку прямо и немного вверх, откинув пришельца в ящики. Он прошёл сквозь первый, второй… третий? Он проломил собой десяток таких! Его эмоции заперты в клетке ещё в зародыше и давно не бьются в ней беспокойными птицами, крылья которых то и дело застревают в прутьях тесной тюрьмы. Эмоции Анти-Веному ни к чему, когда есть командир. Свобода — лишь сказка, что так необходима тем, кто бесцельно проживает свой век, скитаясь по миру.

«Ты глупый ребёнок, но не беспокойся. Я очищу тебя» —ответил новый симбионт, уверенно стоя в густоте пыли. —«Карнаж не смог тебя воспитать нормально, считает тебя деффектвным. И знаешь, он прав»

— Не смей говорить мне об этом выродке! —тёмный силуэт показался сбоку и нанес ответный удар по брюху врага. — Ты ничего не знаешь о Карнаже. Среди нас деффектвный только ТЫ. ИСКУСТВЕННИК.

Токсин, в сравнении с ним, сосредоточие различных эмоций, жизни. Но почему-то мерзкий, жестокий. Грязь под сиянием нравоучений Анти. И от этого только растёт желание запятнать чистоту, опорочить, впаять в себя — сделать белое серым, вогнать в смятение. Сын Резни разве свои лапища в стороны и с безумством на лице, зыркнул на Октавиуса, на Малфанию. Снова она.

— Октавиус, убери своего ебанутого, пока я добрый! —утверждает Токсин.

— И с чего бы мне делать? Он поглотит тебя.

— Прекрасно, у тебя два варианта: еще поспорить и сделать, что я сказал, или сделать, что я сказал, — пригрозил ему когтем и встал в переднюю стойку. — Ткач, делай, что хотел. Я поиграю пока тут.

— Буду должен, —и исчез. Токсин проводил его взглядом и перевёл взгляд на Анти-Венома. Когда на него стал целеустремлённо бежать, Токс осторожно перенес вес тела на левую ногу и также аккуратно поднял правое колено высоко вверх впереди тела. Выждав момент, наклонил свое туловище немного вперед, тем же движением выпрямил ногу в колене и нанес толчковый удар ступней по белому симбмонту, находящейся позади него. Отряхнув руки, он обратился к Кай: «Знаешь, сюда бы твоего ведроголового, он по этой части лучше разбирается»

— Если я когда-нибудь скажу, что жду помощи от Новы, бей сразу по печени, —усмехнулась Холланд и заметила недовольно рычание соперника, — Оу, нравится? Если что, выходы есть на всех этажах.

«Агрх, ведёшь себя, как ребёнок» —звякнул острыми когтями белый Веном, —«Никчемные дети, да вы созданы просто в качестве сатанистского будильника»

— Предпочитаю верить в свою удачу, —накпучивая свои усики на кулак, проговорил Токси. Он подбирается ближе, хватает за плечи, впиваясь ноготками чуть выше ключиц и шипит что-то в напряженную шею. Им совсем некуда спешить. Ено спокойный голос, красивые, а главное — имеющие долю рассудка, слова елеем стекают с пасти, терновником впиваются в жгуты мышц, антидотом растворяются в крови у Холланд, очищая от симбионта. Чувствуется неестественный жар, ей становится плохо. А белая тьма так и хамовато давит, горячий воздух обжигает легкие и забивает собой гортань, кожа мерзко покрывается испариной и руки скользят по чужой лапе, загоняя его острые шипы все глубже.

«Бедный ребёнок, ты оскверняешь ее, Токсин» —сильнее обжигая, говорит белый, отчетливо слыша то, как начинала Холланд вопить на всю боевую территорию, заставляя неловко морщится симбионтов от громкости. Децибеллы вышли из чата, как говорится. — «Посмотри, дитя, она страдает из-за тебя»

В голове колоколами гремит ледяной командный голос искусственного Венома и требует отставить ее в покое. Красно-синяя слизь плавно сжималась, убегала от горячих участков девушки, забиваясь в угол, как испуганный щенок. Холланд продолжала отчаянно вопить, до тех пор, как резко не в цепилась своими тоненькими ногтями в виски Анти-Венома и не сказала:

— Каким бы буйным не был бык, на банке все равно пишется тушенка.

У нее ногтевая пластина вонзилась прямо в нужную кожу симбионта. По пальцам начала течь белая жидкость, напоминающая кровь, только состоящая из… лейкоцитов? Чистая фантазия, но для сравнения. Проникая в сознание паразита, где-то там, она увидела Гарри. Озборн? Так значит… отвратительно. Как Октавиус допустил такое?! Мальчику боязно. Ему страшно, страшно, страшно.

«Гарри!» —крикнула Холланд. —«Гарри, ты слышишь меня?»

Парниша забился в угол и пытался вырвать с корнем себе волосы, ему было настолько страшно. Он не слышал ее, но чувствовал. Неизвестность бездонной пропастью булыжниками осыпается перед ногами и глядит ощерившейся злобной тварью от туда, снизу. У юного Озборна такое дикое желание забиться в угол, спрятавшись за спутанным оперением сломанных крыл бьёт под дых, а он обнимает его за талие и притягивает к себе, заливаясь смехом.

«Гарри, ты сильнее его!» —говорит.

— Но.это не так, я боюсь его, —обнимает себя за плечи, — Я не хочу быть с ним, не хочу, не хочу. Мне страшно. Я боюсь его. Боюсь. Боюсь. Я ненавижу. Человек-Паук не смог спасти меня. Не смог! Думаешь, ты сможешь?

Страх хтоническим злом трансформируется в ярость. Выпав в реальность, АнтиВеном заревел, как ненормальный на нее, пуская капли слюней на лицо.

— Ха-ха, сдавайся, Кайлор, он тебе не по зубам, —возмутился док.

— Хера с два, —оттопырив средний палец, она одернула ногой с силой лапу белого Венома. И, витая пару секунд в воздухе, обратилась тут же в Токсина и нанесла «скидыщь» (ну прикольно же звучит?) одновременно двумя руками. В момент соприкосновения с врагом, руки находились у нее параллельно друг другу в горизонтальной плоскости. Тот отлетел в сторону своего создателя. Он встал вновь и, оказавшись перед внуком, проломил ему грудь, а тот, срываясь на рык, стал рвать плоть на худых запястьях. Куски белой, бархатистой кожи истерзанного искуственника спутались с отростками, растёкшимися по бетону словно нефть.

— Не уйдёшь, агрх… —шикает сын Резни и, глянув через его плечо, заметил важного человека и только оскалился, — А знаешь, ты плохо танцуешь, тебе лучше поспать.

«Ты глупец, Токсин. И всегда им будешь»

— О, разве? Пришло время и тебя познакомить с моей религией, дядя АнтиВеном,—приблизился к нему, игнорируя категорически боль.

«Хм? И какой же?» —спросил.

— Г-е-н-о-ц-и-д, —с безумной улыбкой на морде толкнул белого назад, к Пауку.

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ и кто-то там кричит:

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ«пожалуйста, хватит, вы меня пугаете!»

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤо, нет, я во власти этой ужасной энергии…

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤну, все правильно, черт возьми,

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤты должен бояться меня,

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤу кого сейчас власть?

— Токс, в сторону! —крикнул ему Человек-Паук. Тот отскочил в сторону, как в Анти-Венома полетел электрический заряд положительных ионов со стороны Железного Патриота и самого Паука. Тот, начиная биться в конвульсиях, успевает сказать своему сородичу, что он ничем не лучше своего отца и падает вперёд лицом, окунаясь в безсознание. Вернулась Кай в свое прежнее положение и заметила, что половина тела в ссадинах и белых, горячих пятнах, к которым прикоснуться труднее всего.

«Ты как?» —в мыслях спросил паразит.

— Не очень, голова болит и по телу жар, —признается Холланд. — Паук, надолго он в такой отключке будет?

— Ну, сказать точно не могу, но его надо вместе с Агентом Веномом на лечение, как можно срочно. И ты тоже, ты еле держишься. Прошу, только не падай, ага?

— Да я тебе что падалка какая-то?

«Падалка? Это курица?»

— Нет, это хавается, —съязвила она и тут же криво посмеялась, — Простите, флешбекнуло немного.

После всего этого, герои отвели в лабораторию раненных Коннорсу. Агент Веном получил много травм, но дальше сражаться сможет, а Гарри пал в нестабильную кому. Когда Флэш спросил о том, где же сейчас находится Кайлор с Токсином, то Пит ответил, что она на осмотре у Корры и на повторной диагностики.

***

Придя в себя, она обнаружила, что вся ее грудная клетка перебинтована, а все руки были наклеены асептическими пластырями. Знакомая комната, знакомое пиликанье кардиографа. И жутко родной запах свежесваренного кофе ранним утром или вечером. Какое время суток сейчас? Фруктово — коричный аромат глинтвейна дополнительно, которого витает в воздухе. Странно, вот это паранойя сыграла, раз ей показалось, что алкоголем запахло. Кай подскочила и старалась импульсивно искать одежду, что прикрыться, но голос Симмонс заставил ее дрогнуть:

— Не пытайся даже искать ее, она вся в клочья разорвана.

— Ну, низ же в норме, —не поняла Холланд.

— Ну, ты же не низом дралась, герой, ты чего? — хихикнула. — Как самочувствие у спасительницы?

— Ху…

— Я поняла, не продолжай, —отмахнулась, — Однако, могу сказать, что тело у тебя классное, бегунья?

— Да, от проблем убегала и от полицейских, —хрипло усмехнулась, — Это типо комплимент? Эм, спасибо что-ли.

У Кай действительно стройное подтянутое тело. Это и неудивительно, ведь девушка бывшая гимнастка, да и образ жизни не даёт расслабляться. Не думается, что та стала бы ограничивать себя в чём-то или садиться на диету. Потому что все жрет и пожирает сосед по телу.

— Я принесу тебе что-то из своего гардероба, —Корра тут же удалилась, чтобы помочь своей пациентки.

Наверное, стоило бы отблагодарить такую заботу от Корры, все-таки на ноги подняла. Ощущая все ещё боль на затылке, она поправила ремень, чуть отстегнув его и заметила то, как в дверь, даже не постучавшись, вломилась спиной знакомая черная бошка, попутно что-то рассказывая Железному кулаку о миссии. Дэнни, замерев на секунду, быстро одернул друга к себе, замечая недовольный взгляд Кайлор, что уже застегнула ремень и скрестила руки на груди.

— Да че ты меня все дёргаешь!.. Я воо-… —Александр резко развернулся и тут же повернулся к другу, прикрывая свои глаза руками.

— Насмотрелись? —руки в боки поставила блондинка. Боги, как ей повезло, что эти бинты крепко держатся на ней и ничего не смущает. Дернула носом, — И че ты сразу отвернулся, заскромничал?

— Оу, я не думал, что у вас… —Кулаку не дали договорить, как его тут же осадили эти двое громким вскриком: «Замолчи!»

— Я же сказал, я ничего не видел, это все Дэнни! —толкает его. Они сейчас похожи на пушистых котяток, играющих с клубком в своей уютной подстилке.

— Для монаха это грешно, —спокойно твердит он.

— Мальчики, камон, я все ещё жду свою верхнюю одежду и тут нет ничего такого криминального, вы просто вломились и не постучались. Совесть имейте. Хотя бы ты, Дэнни. У этого ни мозгов, ни совести.

— ДА ТЫ КАК ЖЕ ТЫ… —топнул ногой и вздернул ноздрями Александр, развернувшись вновь к ней. — Да что ты пристаешь ко мне вечно со своими тупыми подколами? Есть у меня совесть!

— А на мозги ты не согласился, что уж, —улыбается, — Да не психуй, я же шучу. Лучше скажите, как там Гарри и Флэш?

— Лучше у Паутиныча спроси, —подмечает Дэн, — Тебя Фьюри притащил, отчитал Питера. Сказал, если он ещё раз приведёт тебя в таком состоянии, то пусть пиняет на себя.

— Обожаю заботу Ника Фьюри, —хихикнула. Сэм краем глаза глянул на нее и тут же отвёл свой злобно-смущенный взгляд, но в этом самом взгляде — бесконечное тепло и летнее солнце. Честно, от него пахнет домом, уютом, сладкими конфетами и совсем каплю — какой-то взрослой, осознанной, мудрой терпкостью. Хотя, кажется, дурь из него не выходит никогда. Вот вроде бы здоровый лось, которому давно пора дать по лбу ложкой промеж глаз, а всё равно как ребёнок дурачится и скачет, неизменно заставляя её смеяться до колик в животе и слёз в уголках его любимых глаз. Зеленоглазый подсуетился и, достав телефон, решил показать ей, где на сейчас раз успел побывать, в каком уголку космоса. Продемонстрировал много фотографий, за которыми была каждая, мелкая история. Ей нравилось слушать, как он эмоционально с телодвижениями рассказывал.

— Значит, это Скаар? Круто, —кивает головой Кай, — А ты знаешь, где родная планета Симбионтов? Вдруг, в твоем шлеме есть координаты до Клинатара? Сводил бы хоть когда-то.

— Эй?! —отпрыгнул назад, — Я твоего-то друга побаиваюсь, а других-то тем более! Я не сумасшедший!

— Ты с собаками разговаривал, стоит мне в это усомнится.

— ЭТО КОСМО. ОН НЕ ПРОСТО ПЕС!

— Он пес, а ты-чудик с каплей параноика, —бодро заявила бунтарка и похлопала его по плечу. Дэнни тихонько шагал все назад и назад, к выходу. Он так заинтересован своими рассказами, что и позабыл о споре. Ну и хорошо. Блондину показалось, что Сэм от неё он сходит с ума. И, как бы сам ни хотел признавать юноша, она ассоциировалась у него с домашней выпечкой, тёплой постелью и тихими вечерами с присиавкой у камина. Кайлор умела быть разной: тихой, взрывной, строгой, мягкой, уступчивой, непреклонной и настойчивой. Ее характер гранями переливался на свету, как огранённый алмаз, и ему никогда не надоедало наблюдать за ней, даже когда просто ругалась или шутила в его сторону или, как сейчас, причёсывала свои непослушные волосы, которые он хотел как-нибудь гладить.

— О, а ещё -…

— Ты мне когда метеорит привезёшь, параноик? —как бы в шутя говорит. — Ну, камушек хоть. Или тот клевый золотой, радиоактивный? Ха-ха.

—… Ты серьёзно? —вытаращил глаза Нова.

— Я похоже на клоуна, что шутит?

— Ты похожа на клоуна, —ухмыляется он, подняв на нее взгляд и заметив, что опять находится рядом и снова может попасть в ловушку. — Я шучу, а если серьёзно, он ведь радиоактивен. Мало ли что будет.

— Ну, красивый какой-нибудь, ты каждый день в космосе тусуешься, —объясняет, — Неужели, там не было никаких красивых камней или других великолепных хреней?

— Среди великолепных хреней знаю только тебя, —залился смехом он и тут же получил подзатыльник, — Ауч! Это был типо, ай. Я ж любя.

— Не сомневаюсь, —подмигнула ему и кивнула в сторону Корры, которая недовольно ворчит на мальчишку. Тот, подняв лапы, прижался к стене и тут же тихонько возле нее стао перебираться к выходу, — Время болтовни твоей вышло. Тащи зад свой отсюда, параноик.

— Поправляйся, чудила, —и закрыл за собой дверь, как Симмонс рассмеялась.

— Ничего не говори, я сама все додумаю! —говорит, — Ха-ха, ну все. Теперь ты от меня не отвяжешься.

— Корра, иди спать и дай мне уже одежду.

И они снова засидятся допоздна, потому что будут пить самый вкусный, купленный в магазине за углом чай и есть шоколадку, одну на двоих. Под пледом с звнздочками чертовски уютно. Кайлор впервые признает поражение и признает Корру своей подругой, после сестры. Им придётся завтра снова выйти против всего мира. И снова проблемы, снова заботы, снова испытания коварной судьбы-злодейки, случайно стянувшей их вдвоём нервущейся алой нитью. Но это всё будет лишь завтра. А сегодня они будут просто маленькими котятами, ищущими утешения в тёплых объятиях. К утру только Симмонс ушла спать, оставив одежду. Все так чертовски запутано и туманно. А ведь ей никто не говорил, не предупреждал, что взросление — это чертовски тяжело, буквально всё пытается сломать.

«И куда намылилась?» —спросил паразит и заметил, как та вытащила крохотную капсулу. —»Ты же не.»

— Да, Токсин, оно самое, —сжала в руках стекляшку, — И мне бы пригодилась та штуковина радиоактивная, которая, с еее взаимодействием, будет нейтрализовать. Есть одно вещество, в котором присутствуют положительные ионы.

Сказала это и нацепила укороченные чёрные джинсы-skinny с высокой посадкой.

«Ага, и где искать собираешься?» —смеется. —«В горах или в космосе?»

Он помог ей нацепить на нее свободную футболку с потёртостями и принтом рок-группы. Надела любимые массивные браслеты и пояс с цепями. Пришлось пойти в общий зал, где были компьютеры и можно было найти хоть какую-то информацию, однако осталось не попасться таким особам, как Чо и Фьюри. Они ее убьют. И только уселась, начала печатать что-то на сенсорной клавиатуре, как дверь открылась и в нее зашла Тигрица.

— Ого, рано ты выписалась, тебе можно вставать?

— Раны незначительные, как у Венома. И тебе кстати привет, уже с утра тренируетесь? —интересуется. Она знает ответ. Давно знает. Но всё равно дёргает за эту нить.

— Ну, да, только Сэма сегодня приспичило лететь к семье своей, мол, у него там срочное дело, —пожала плечами.

— Соскучился по маме? — Кай спрашивает так, что усомниться бы в собственном разуме. Она действительно верит в свою мораль. — ПОГОДИ, напомни, а где его семья живёт? Ну, мама с сестрой.

— Да прям точно не помню. Вроде, в Кэрфри, Аризона. А что? —Тигрица заметила, как та ударила кулаком по столу, выпугалась вдоль и поперек, закрыла сайт и подскочила на месте.— Эй, все хорошо?

— Да, —потерла переносицу, — Просто поверить не могу, судьба просто издевается надо мной. В общем, мне нужен минерал для одного изучения, а он, черт, находится именно там. Ненавижу свою натуру и свою манию к удаче.

— Это меня и пугает, — признание вылетает прежде, чем удаётся его поймать. — Тогда тебе стоит поймать его, но перед этим отчитаться перед Фьюри.

Кай вдруг улыбается. Слишком печально, и это режет, разламывает, кромсает на куски.

— И даже не пошутишь, мол, шерочка с машерочкой?

Ава в ответ жёстко усмехается.

— Зачем? Ты же не настолько отчаянная, чтобы влюбиться в этого раздолбая, у которого в голове солома и видеоигры.

— Впервые это говорю, но я обожаю тебя, — и умчалась вперёд.

Неуязвимый встретил ее по дороге и та, не заметив, впечаталась в него. А он, как мишка, осторожно обнял ее и спросил, мол, куда так спешишь, суета? А девчонка подняла голову, потерла нос, который стал болеть от прочности Люка и сказала о том, что ей нужно говорящее ведро.

— Говорящее ведро? —у Люка глаза выкатились, — У тебя нет темпе… А! Ты о Сэме!

— Молодец, 100 очков Гриффиндору.

— Я больше по Пуффендую, ничего личного, —отмахнулся. — И так, тебе нужен Сэм?

— Давай без этой лыбы, он может мне своей тушей помочь. По крайней мере, надеюсь на это искренне, —пояснила Кайлор и заметила, как тот еле еле сдерживал свою улыбку до ушей. — Где это ведро?

— Если память не подводит, то на капитанском мости-…

Но та, перескочив агентом щита, отсалютовала ему и поблагодарила. Корабль открывал свой огромный люк, чтобы выпустить стажёра, но он пока переговаривал с Колсоном, который заметил странное явление со стороны коридора. Как только от туда вылетела Кайло и своей задницей прошеркала пол, тем самым подкатив прямо к ним, Фил отчаянно вздохнул.

— Стоять, без резкий движений, —указала на Нову, у которого чуть шлем из рук не выпал. Эта чудачка себе пятую точку не повредила? У брюнета глаза бегают с директора на нее. — Фух, приспичило же тебя в самое начало корабля переться, я как будто марафон пробежала.

— Доброе утро, мисс Холланд, —хмуро ответил Фил.

— Доброе утро, мистер Колсон, —кивает, как китайский болванчик, она. — Фил, то есть, директор, я закончила ваше задание, которое вы мне дали вчера, в качестве наказания, что я не предупредила вас о том, что провожу диагностику и ускакала помогать Человеку-Пауку.

Вытащила из своей маленькой, дорожной сумки небольшие датчики и миниботов в металличечкой коробке. Фил с удивлением и восхищением смотрит на все это, а та добавила:

— У них я немного улучшила диапазон видимости и заменила блок питания, теперь они работают автономно и могут выполнять свою функцию. Раз я сделала дело вовремя, можете меня на какое-то время пустить с Сэмом на одно дело, мне нужно для изобретения.

— Э? Со мной?! —у того истерика и паника на глазах поступила, — Дело в том что, чудачка, я-…

— В твоих окраинах, где живёт твоя семья, есть та руда, которая мне нужна. Если я смогу немного добыть ее, то смогу понять механизм действия субстанции, —ответила блондинка и берет его под локоть, уводя к выходу.

— А, погоди, погоди, —увернулся, — Ты чего такая шустрая сегодня? Кофе бахнула?

— Лучше, меня посетила гениальная мысль!

— Мне кранты, —опустил руки Александр и проскулил, — Когда тебя посещает мысль, вечно получаю я. Окей, но ты безбилетник! А значит, уважай мои традиции и привычки мои окружности.

— Ко-олсо-он, —запрокинула голову девчонка, — можно?

— Мы могли тебя сами доставить, но раз ты так хочешь с Сэмом, то пожалуйста.

«Черт, да вы все сговорились что-ли? Когда-нибудь я точно сойду с ума тут, ненавижу это чувство»

Сэм, надев свой шлем, чуть подлетел в воздух и тут же оказался перед носом (буквально) девушки, говоря ей, что придётся лететь крайне быстро, а значит, обычная одежда ей не пойдёт. Кайлор сообразила и нажала на кнопку у себя сбоку, благодаря чему ее тело покрылось костюмом щита. Никогда бы Холланд не подумала, что будет работать на Щ.И.Т. На скалах ветер ревет сильнее. Один неверный шаг и, поскользнувшись на влажных камнях, легко можно полететь головой вниз. И если Нова пустит ее, то сильно об этом пожалеет. В пацане хорошего немного, да и Кай ничем не лучше. От такого бежать бы на другой конец света или вскрыть консервным ножом глотку. И блондинка пыталась по очередности применять и тот и другой метод, но судьба оказалась сильнее. Когда парень приземлил ее на верхушку песчаной горы, то та поинтересовалась, почему именно здесь. Нова перед ней приземлился и скрестил руки на груди, выжидая чего-то.

— И что это было? —спрашивает.

— Чего? —дернула бровью юная леди.

— На корабле, что тебя так внезапно приспичило? Если попытаешься избавиться от меня, то это не самое милое местечко, выбери получше. Серьёзно, эпично-нелепо появилась перед нами, опозорила чуть себя, сдала наказание, тут же уволокла и уговорила меня взять тебя с собой. Какого хрена?

— Я же сказала, мне нужна руда, — Холла идет вперед спиной, и улыбка на ее губах настолько же широкая, насколько неискренняя. — Я не лгала.

— Это удивляет, —фыркнул и глянул вдаль, — Не надо со мной ходить вокруг да около, расскажи, что твоя светлая бошка удумала, чтобы понять, к какой заднице мне готовиться.

Неудачно он подобрал слова, хотя для нее «наудачно» — это любить кого-то так, до ненависти. На вершине немного холодно. Кай не знала, с какой вероятностью он начнет орать и возмущаться на нее, но знала точно, это занимало более 60 процентов, а это больше половины. Ну, разве будет что-то хуже? Девушка поднимает ладонь перед собой и рвано усмехается, говоря:

— Окей, подловил. Ты же в курсе, в каком состоянии Гарри?

— Не говори, что ты как-то связана с этим парнем, —морщится, — или с тем, что внутри его. Да нет… ты же шутишь? Только не говори, что ты нашла какую-то хрень против этой твари.

Глаза девчонки горят, но мерцание это — холодное, мертвое. Он подходит ближе, и в темных провалах зрачков брюнет видит притихшую в ожидании бездну. Нова выдыхает ей в лицо и потирает переносицу в нервном вздохе.

— Нашла, значит.

Сэм хочет рассмеяться. Ему не смешно. У него внутренний сбой где-то на грани истерики.

— Анти-Венома не убить, но можно сдерживать с помощью положительных ионов. Та руда, что находится в твоем крае, содержит ее в твёрдом виде. Если ее включить в стабилизатор и пустить капсулу с симбионтом в нее, то он не сможет противиться и будет как в камере. До него можно достучаться.

— Ты с ума сошла? У Симбионтов нет мозгов! —машет руками. Но Токсин выскочил внезапно и шлепнул ему пощёчину, раздражительно прорычав нечто подобное: «сам ты без мозгов, больной ублюдок!». Паразиту бы сейчас успокоиться, но разве это по его части? Сомнительно. Александр почти прав, но знать об этом ему совсем не обязательно.

— Ещё раз выкинешь такое, я тебе ногу обкусаю, —гневно рыкает Клинтарец, — тоже мне, герой. Вообще-то, я тоже ей говорил, что до него достучаться — невозможно, он под контролем. И слушать не станет.

— Станет, —говорит и наматывает на свою руку бинт, — иначе силой выбью эту дурь. Я верю в то, что он может быть хорошим. Он не виноват в том, что творил с ним Октавиус. Он всего лишь был…

— Ясно, —пинает камушек Нова, — Ты защищаешь сородича своего друга? Это, конечно, мило, но ты видела себя и то, что он на тебе оставил? Правильно — ожоги. Я, конечно, не такой гений, как Ткач, или Чо, или ты, но даже я вижу здесь безумие.

«это не безумие, ты ничего не знаешь о безумии»

«ты против этого, я знаю, но ты единственный, кто поворчит и поможет»

«или я ошиблась?»

Дыхание беспорядочно, смешено напополам и все равно не хватает. Взмокшие пряди неприятно липнут ко лбу и шее, пот течет по вискам. Ей хотелось бы возмутиться, но вместо этого замолкает и обнимает себя за плечи. Нечего сказать, весь словарный запас исчерпан. Он прав, это действительно безумие.

— Эй, —осторожно кладёт на ее плечо свою руку, — это безумие, слышишь? Но это не значит, что я не помогу. Ты, конечно, та заноза в заднице, но мы уже на пол пути, некруто будет — бросить все.

«серьёзно?» —одновременно спрашивают носитель и симбионт. Хаос в голове Холлы, наконец, утихает, и страх рассеивается. Она подрывается с силой обнимает его, благодаря импульсивно-бесконечно. Токсин, придавленный бременем ответственности, всего лишь хотел заглушить голос девчонки. Разбираться в чувствах сложнее, чем в математике, и, может, поэтому Сэм не смог сразу соизмерить потребность радости в этой неловкой паузе. Его угрюмое лицо расплавилось под теплыми ладошками девочки, что утыкалась ему в плечо.

— Да ладно, я бы, конечно, так не поступил, —осторожно обнимет ее спину, говоря это, — Но это же ты. Я, конечно, не знаю тебя так долго, но ты вроде делаешь все во благо и поступаешь, как герой. Да и… потом слушать от тебя вечно подколы и обидные словечки.

[Кэрфри, Аризона]

— Сэм, ты вернулся! —встретила его мать с теплой улыбкой на лице. Она раскинула руки в сторону и крепко-крепко обняла своего сына. Младшая сестра, шмыгнув носом, обняла брата и заметила, как за забором стояла с наиянутой улыбкой блондинка. Угораздило же ее заметить носителя монстра? Она вроде была не заметна. Девочка указала на Холланд и спросила у братика, кто же это.

Когда-то с ней все пошло не так. Даже не помнит, в какой момент вся земля стремительно канула вниз, забирая с собой гравитацию. Оставаться в пустоте, наверное, странно…

— Кай, заходи, —махнул рукой Сэм, — мам, Кайлинн, это Кай — мой товарищ по команде.

«хах, а когда-то я любила знакомиться с родителями своих друзей, да уж… сейчас такое стремное чувство» —подумала и зашла, помахав для приветствия. У нее был близкий человек. Ну, первая любовь, не иначе. И были, как обычно, абсолютно разные, неизвестно, что нас связало вместе. Их могла разлучить только тварь — его самая близкая подруга. Первая любовь оказывается не такой, как ее представляют девочки-подростки из соседнего дома. После разлуки, все пошло по… , столько нервов и боли.

— Значит, ты подруга Сэма? —женщина расплылась в улыбке, — О, Сэм, она же не с космоса?! Помнишь, что я говорила тебе, не ошиваться с девушками из космоса.

—… забавно, но у меня симбионт из космоса, —подмечает Холланд, а брюнет машет рукой, чтоб замолчала, — Я как будто приехала знакомиться с. о, вы… вы же не подумали?.. Вышло недопонимание.

— О чем ты? —спрашивает.

— Я здесь по другой цели, приятно было познакомиться, но мне нужно отучиться за город, —проверив коммуникатор, она ушла в сторону и попыталась настроить сервер. Мама подошла к сыну, наклонилась и спросила о том, что точно ли они друзья? Сэм закатил глаза и кивнул головой. Придётся попотеть, чтобы она привыкла к этой среде. Когда к девушке побежала девочка и обняла за ноги, та поняла руки и чуть панически не заверещала от испуга. Опустила глаза — а это всего лишь мелкое дитя.

— А сколько тебе лет? А ты не обижаешь моего братика? А вы спасаете людей? А какая у тебя способность?

— Кайлинн, ты запугаешь нашу гостью вопросами, —нежно погладила ту по голове мать, — Кай, не стесняйся, побудь с нами в качестве гостя.

Девушка, кажется, совсем не ожидала такой отповеди и искренне растерялась.

—…э? Ну, если я вам не помешаю, так уж и быть. Благодарю, что приняли так тепло, —кивнула ей и они зашли в дом. Жили они не богато, честно сказать, но от этого и дышать было легче. Холланд устала жить в отцовствских хоромах, в сестринской роскошной квартире. Хотелось чего-то такого вот простого, чтобы было к чему стремиться. Здесь так было тихо, и лишь бодрый гул Кайлинн заставил расплыться в невольной улыбке юную героиню. Усевшись за стол, мама Сэма предложила им отведать рагу. В процессе трапезы, женщина спросила у той, кто она и как так вышло, что они здесь оба.

— Ну… —неловко замялась с ответом та.

— Она тут по камням, —сказал коротко Сэм и доел последний кусок говядины.

— Это не просто камень, идиот, —указала на него вилкой, — это целый минерал, неуч.

— Все равно камень, какая разница?

— Камнем не остановить Клинтарца, а минералом, заряженный полодительными ионами — остановить можно. Сечешь разницу?

— Я извиняюсь, но о чем вы толкнуете? В наших окраинах нет никаких минералов, и кого вы пытаетесь остановить? —интересуется мама. — У нас тут горы песчаные и немного трава. Город маленький, тут бы все знали о минералах.

Стоило вытащить коммуникатор, как он в воздухе показал экоан, на котором высветились приблизительные координаты среди этих самых песчаных гор. Девушка сумбурно печатала на клавиатуре и указала на горящую точку, опровергая суждение мамы Сэма. «Выпендриваешься» —говорит Токсин. Холланд злилась, порой даже срывалась на него, но тут же извинялась. Стоило Александру сказать нечто подобное «занудствуешь», как та начала дергать глазом. Тот же во время таких срывов смотрел растерянно, не повышая голос в ответ. И спор начал разрастаться в ссору, дошло до того, что эти два гиперактивных придурка првыкаливают себе вилками глаза.

— Ты мне по горлу уже стоишь, —рычит блондинка и встаёт из-за стола, резко вынув из сумки капсулу с маленькой, движущийся частицей белого Венома. Нова подскочил и указал на нее, вопя о том, что она конченная сумашедшая, раз притащила с собой эту тварь.

— Сэмюэль, не в моем доме. Успокойтесь оба, —твердит женщина, хмурясь, — Сэм. Живо извинись за свои слова.

— Я согласился на твою идиотскую идею лишь из-за тебя, а ты притащила Симбионта в мой дом, который не стабилен и может напасть на тебя и начать очищать все на своем пути? Молодец! Только ты так умеешь!..

У нее подгорала задница уже на полной мощи. А все началось с обычного минерала и закончилось тем, что они сейчас смотрят друг на друга и уже хотели в глотки вонзиться и вырвать с корнем гланды. Она взяла с собой мини Анти-Венома для дальнейшего эксперимента, кто-то же должен это сделать. А у него на руках вены набухли, а зубы скрежечут от злобы. Да кто ж так эгоистично поступает?! Мама встала между ними и попыталась угомонить их, пока малышка Кайлинн не начала захлебываться слезами и носительница не замерла. Она напомнила ей ту картину, когда малышка Кай плакала от ругани родителей.

«О, черт возьми» —Холланд упала на колени и взяла ту за плечики. — Кайлинн, я не хотела, прости меня…если б не твой глупый и упертый брат, этого не произошло.

— То есть я виноват?! Зашибись, —махнул рукой, — Отлично, и на кой черт я согласился с тобой возиться?..

— Возиться со мной? —блондинка встала, выпрямила спину и надменно глянула на него сверху вниз. Хотя, в данном случае так не вышло бы, ибо он на 5 сантиметров выше нее. — Я не просила возиться со мной, я просила помочь. А знаешь, пошел ты. Не нужна мне твоя никчемная помощь.

Направилась к выходу, гневно закидывая на ноги обувь.

— Ну и чудно, а то уже тошнит от этой всей всея твоей персоны, строишь из себя умную и храбрую девчонку, —вдогонку ей крикнул, а затем услышал истеричный крик в свой адрес, мол, его теперь ненавидят. Когда дверь с силой захлопнулась, то она вынеслась с петель и чуть не упала на Сэма. Когда в доме стало неизменно тихо, зеленоглазый запрокинул голову и выдохнул с печалью.

— Я починю, мам, —произносится устало и вымотанно. Ему бы стоило ее просто обнять, но знает, что та бы вдруг дёрнулась, вставав в стойку — потому что она, как зашуганный солдат, подумала, что он захотел её скрутить и выставить из комнаты. «Сэм, нам нужно поговорить» —пятном впечатываются мамины слова. У парня по спине пробежались мурашки от этого настроя. Когда юноша развернулся к ней, то встретил печальный, непонимаемый взгляд матери. Она сидела на диване и смотрела на него, будто это он ее обидел, а не его.

— Мам?

— Сэм, тебе стоило извиниться, она же девушка, —говорит.

— Девушка?! —цедит Сэм. — Это не девушка! Это все, что угодно, но только не девушка. Все. Что. Угодно. Это носитель пришельца, который опасен настолько, что даже мне он не под силу. И она привела в капсуле точно такого же, только ещё сильнее и опасного в НАШ дом, даже не сказав об этом! Как вообще после этого доверять можно такой, как она? Просто неуправляемая и упертая. Вот пусть ищет где угодно и как угодно. Мне плевать.

— Сэм. Я не прошу. Я настаиваю. Ей нужна твоя помощь.

— Все равно, она ненавидит меня, ты видела ее глаза? А я видел, —отмахнулся парень и провел рукой по тёмным волосам.

— Откуда ты знаешь, что она ненавидит?!

— Она сама это проорала в нашем дворе, она из меня отбивную сделает, — и глянул на шлем. У него такой разъяренный взгляд был, от которого ужас поступил в виде холодного пота. Это не было вовсе похоже на взрыв сверхновой. Это ужасное чувство, завязанное на ненависти и злости, со временем проросшая крепкой привязанностью.

— Ох, нет, Сэм! —покачала головой едина и прикрыл рот, — это значит, что она влюбилась в тебя.

— Да? —он обернулся к своей любимой матери и широко заулыбался. Вот черт, теперь он выглядит как идиот. Ничем не лучше. — ну…кажется, я влип.

«Уж по полной влип» —читалось по глазам мисс Александр. И это ощущение пробралось по его спине, наполнило сердце, частично заклеило трещины. Светлое солнце и руки в шрамах. Они оба были кем-то искалечены. И если его мама научила его любви хотя бы отчасти, то она оставалась полой внутри.

«Да какого блять хера?!» —прорычала она себе под нос после ещё одного такого скандала на пустом месте. А перед глазами стояли эти удивлённые, почти по-детски невинные зеленые глаза. Холланд забралась на самое высокое здание и следовала координатам. Пару милль и можно уйти в те горы. Для более быстрого передвижения, она уместилась на крыше поезда и начала ехать против потока ветра.

— Смотрю, кому-то нужна помощь, —вылез Симбионт. — вообще-то, ты и сама знаешь, что он прав. Ведёшь себя, как дите.

Холланд облегчённо рассмеялась, поняв, что выплывшая из-за поворота фигура принадлежит Токсин. Он предложил поболтать, вкрадчиво улыбаясь. Девушка заподозрила неладное, но отказывать не стала: поговорить с кем-то по душам давно хотелось, так почему бы не с ним? Часом позднее они дощевывали последнюю станцию. Нейтральные темы к этому моменту закончились и пошли более личные. Сын Карнажа не пытался навеять свое мнение, но поставил перед фактом того, что косяк за ней, и выломанная дверь. Некрасиво вышло. Она свои эмоции смешивала вместе с ненавистью, растила ее мертвым гербарием. Токс напомнил ей, что он всегда рядом. Ах, его привязанность почти собачья: такая же преданная, но больная. Симбионт цепляется за тонкие руки в веснушках, оставляя на теле борозды и шрамы, потому что, кроме него, ее некому больше спасать.

— Ты только скажи, и daddy Токсин все решит! —смеётся.

«Ты где такими словами кидаться научил? «, — усмехнулась мысленно девушка. — «Даже спрашивать боюсь»

— А вот и конечка.

Когда девушка спрыгнула с поезда, коммуникатор с координатами указал перед ней огромную гору, в которой была большая дырень. Пошутив в голове про это, она искренне надеялась, что ей не придётся идти внутрь. Кромешную тьму не любит. Технологии, к сожалению, говорили об обратном. Да уж, дело дерьмовое, когда приходится слиться с тьмой. Токсин подколол ее тем, чем она до истерики боялась темноты, а та криво усмехнулась.

Вдох. Выдох.

Да черт, вдох и сдох.

С ее бурной фантазией идти наперекор своему страху — сплошная гибель. В самом начале, на спуске в пещеру, юной «любительнице пещер» друделюбно открылось огромное помещение в форме трубы, длиной около восемнадцати метров. От красоты даже сам Симбионт вылез и умемтился на светлой голове, рассматривая и говоря:

— Давненько мы с тобой не путешествовали. Если что от копов в конец города.

— По твоей вине, —следя за сенсором, говорила Кай, — я полчаса уговаривала шерифов, что я с не убила того чувака, а вырубила.

— Подумаешь, не сдох же, —пожал плечиками существо, — меньше народа-больше кислорода.

Из трещин в своде свисали почти прозрачные сталактиты и сталагмиты, завораживая ее внимание. И как странно, страх исчез. Была бы девчонка перфекционистом, то оценила, что тоннель имел идеально ровные стены, уходящие в горную глубь под уклоном к загадочному водоему. Стены, на ощупь, прекрасно сохранились: не имели никаких следов эрозии от вод, так ещё при этом не существовал и карстовых каверн, являющихся следствием растворения известняка.

— И не страшно уже? —издевается ещё.

— Мне нужен этот минерал, он где-то рядом, я уверена. Где-то же здесь он должен быть!

— Ну да, ты же у нас геолог на все руки. Кай, ты из-за этой хрени поцапалась с ведроголовым. Неужели, этот симбионт важнее общения с парнем, который тебе помогал и поддерживал, хреново но пусть. Неужели все эти старания так важнее его?

—… ты что, на его стороне?! Даже знать не хочу, с чего ты вдруг начал мне нотации читать. Мне нужен этот минерал.

— Значит, минерал важнее?

— Да, доволен ответом?..

В ответ молчание. Они шлм вперёд, и только потом дева поняла, что все это — часть тоннеля, ведущее в никуда. Буквально. Очаровательно! Этот гребанный поиск будет бесконечен. Вслед за сиянием водоема на стенах ускользнуть, улететь, отправиться вслед за целью. И, когда она обошла небольшой водоём, заметила завораживающую картину: передними лабиринт из ещё одних пещер цвета бирюзы, ультрамарина. На самом деле стены удивительного лабиринта, промытого в скалах бросившего вызов водам, вовсе не из мрамора — скалы полуострова известковые. Однако в гамме цветов сводов глубоких и сквозных гротов преобладает белый и голубоватый оттенки, весьма эффектно смотрящийся на фоне бирюзовой воды. Коммуникатор загорелся яркой кнопкой и юная леди остановилась, почувствовав что-то неладное. «Чтобы достать перлоний, тебе придётся отгадать загадку» —из воды вылез огромный морской змей, с ярко-зелеными глазами, которые, кажется, бы ночь осветили своей ясностью.

— Я что, в Египте, иначе какого черта мне отгадывать? Я вообще в загадка профан, —развела руки в сторону.

«Не выпендривайся, тебе же нужен этот хренов минерал? Похоже, он страж. Давай, подключай свой конченный мозг и разгадай» —шипит ей в ухо Токсин. Змей наклонился к ней и пустил пар из ноздрей прямо в нее. Та ни на шаг не сдвинулась.

— Какая самая острая вещь в мире? —задает вопрос существо.

«Етить твою единорога… И че мне с этой загадкой делать? Так, надо думать логически. Что может быть острее?» —ощутилось внезапное невесомое прикосновение к тайне. А точнее, наоборот, неприкосновение. Тут какой-то подвох? Только в чем? Чарующий миг забвения.

— Острая вещь? Тут какой-то акцент, да? —смотрит на него, — а, змеюка?

— Моё имя совсем иное, Кайлор Холланд, —говорит умеренно монстр, — Имя мне — Οφινός.

— Змееносец, ясно, уловила фишку, —прикрыла на секунду глаза и почувствовала на себе испепеляющий взгляд пару лаймовых глаз. — И ты типо знаешь все, все все и про меня и все про всех, да? Как банально, я как будто в каком-то фильме.

— Я бы на твоем месте не язвил, точно гадюка, а размышлял над загадкой. Я не отдам тебе перлоний, пока не усвоишь урок.

— Ха, я косячница года, тебе весь мой список развернуть? Пещеры не хватит, —отмахнулась и рассмотрела пещеру. Как вдруг все вокруг начало идти ходуном и трястись. — Ауч! Это что такое?

Что-то рушится, а жаль. Тут такая хрупкая гармония с миром, противоречивым настолько, насколько противоречива людская душа.

— Вредитель внеземный.

— Ай, —камушек упал прямо на голову, — Вредитель? И что за вредитель?

Когда толстую стену пещеры проломил космический корабль и поднял пыль, впереди показался силуэт, который не желала бы видеть в такое скорое время. Раздражает. За кораблём — лишь бескрайний простор, радушно встречающий затерянную, мечтательную душу.

— А я надеялся не встретить твою тушу в такой дыре, —едко комментирует Альбедо.

— Ну здравствуй, херов паразит в теле моего двоюродного брата. Давно ты ошиваешься здесь? Хоть бы глянул в гости.

— Все шутишь? Сразу видно — напарница Человека-Паука. Но мне нужен перлоний, не ты.

— Ах-ха-ха, ну давай, —саркастично говорит, — Только через мой труп. Перлоний тебе не вещь для злодеяний. Таким тварям, как ты, он не достанется.

— По себе людей не суди.

— Юная Кайлор, помни мою загадку, ключ к разгадке в тебе и в твоем усте.

У Кай так зазывно отстукивало в груди пылающее, хрупкое сердце. Да черт, тут ещё этот придурок-брат, и загадка. Тут ьы сообразить что-то, а он со своей отгадкой! Договорить девчонка помешал грохот распахнувшейся и ударившейся о стену пещер корабль. Да уж, Змей за обсыпавшуюся штукатурку, шутка, сталактиды, по головке не погладит, это само собой, но сейчас большей проблемой казался злой Нова в своём шлеме. Блонд на мгновение позволила себе залюбоваться, но быстро собралась — таким злым Сэма она видела довольно редко, и впервые эта злость была направлена не на кого-то чужого, а на неё саму. Или у нее косоглазие?

— Пиздец твоему кораблю, брат, —издевается Кай. — Нова рушит все не глядя. Так что собери свой зад и лучше уходи.

— О, милая, мальчик по твою душу, так что бояться тебе, —улыбается Галванец и показал, что глаза у Новы загорелись ярким красным цветом.

— Етить, —опустила руки та и начала смеяться, задыхаясь. — Ты его мол взял под контроль? Не хочу разочаровывать, но этого парня я терпеть не могу, так что я с радостью выбью из него дурь.

— Оу, что ты, мне ваши страсти не интересны, —заберу камень, а затем его шлем. Мальчишка под моим контролем, так легко со злости поддался, я даже удивлён. У тебя талант — насолить людям.

— Кайлор, — произнёс Змееносец, а девушка невольно сжалась под этим взглядом. Совсем не так он на неё смотрел. — Помни мою загадку, прошу, сбереги то, что я храню и это место.

«Да что вы от меня все вечно требуете, губу закатайте…» — из-за легкомымленной идеи, пропустила через себя удар, который наносился парнем с более низкого уровня вверх. Он прошёлся по подбородку передней части кулака, а именно две первые костяшки. Резко и точно направил атаку по дуге от бедра к девчонке.

— Признавайся, —говорит грубо.

— Что? —носительница откровенно опешила, силясь сказать что-то, но вместо этого лишь бестолково открывая и закрывая рот.

— Признавайся, Кайлор Холланд.

«Эй, сражайся! Ты чего как истукан стоишь?!» —напомнил о себе сын Резни. Нова сделал шаг по направлению к девушке, и та отступила. Да как же, идти против своего товарища, у которого настрой явно недобрый, раз он начал пускать шаровидные сгустки энергии прямо в нее. Ловко проделав кувврок по земле, та чуть не попала под раздачу.

— Да в чем? В том, что ты придурок? Это все знают.

Парень и так был совсем близко, в зоне риска, но останавливаться явно не желал, заставляя девчонку пятиться. Та, подняв лапки перед собой, сказала, что не горит желанием ему ограны переворачивать и выворачивать наизнанку. Но, когда он встал в боевую позицию, согнуть ноги, он стал собирать энергию от всего. У ног стала образовываться вихрь и Нова, сконцентрировавшись, пустил из себя яркий поток энергии, который проломил девушкой большой камень и заставил упасть сталактиды прямо в воду. Запнувшись о камушки, она уперлась об осколки, бестолково уставившись на Александра, который спустился на землю и фыркнул. Да уж, а потом энергии поволок за собой звуковую волну вдобавок, пошатнул нервишки и ей и симбионту. Выставила перед собой руки, когда Сэм наклонился к её лицу. Вид у него был совсем недружелюбный, да и что вообще хотел– не ясно.

— Сейчас же, — отчеканил галактический голос.

— Ладно, ладно, это моя вина, что ты попал в ловушку. Это моя вина, что я такая упертая и потащила за собой Анти-Венома. Из-за своего эгоизма и вечного идеала быть кому-то нужной я могла подвергнуть тебя и твоих родных опасности. Это моя вина, что ты тогда страдал аллергией на арахис, потому что я была зла на тебя и я все-таки добавила в сендвич арахисовую пасту. Это моя вина, что ты тогда завизжал в туалете, потому что там были белые кролики. Ты же их не переносишь. Я действительно виновата, и не хотела этого признавать, потому что ненавижу, когда ты прав. А ты часто прав и это раздражает. Мои конченные идеалы, что я всех умнее и круче зашли в тупик, дешевые понты лишь отголоски помощи из-за прошлого. Мне жаль, что ты так поддался влиянию, и мне жаль, что я не стала для тебя хорошим другом. Для меня был так важен этот минерал, что даже я была уверена, что ты мне нахрен не нужен, но это не так. Сэм, ты нужен мне.

Александр замер. И Холланд замерла. Даже время и то, кажется, приостановилось, чтобы узнать, что дальше будет. Жизнь наверняка припаслась попкорном и желает отснять этот эпизод подольше, не останавливаясь. Девчонка подняла перед собой снова руки и, с нахмуренными бровями, говорит:

— Если ты хочешь мне врезать, то сделай это лучше сейчас, потому что другого шанса у тебя не будет вовсе.

— Агрх…погоди, — растерянный Нова выпрямился, но не отступил от места, — то есть ты признаешь… что. черт, что я здесь делаю? что я наделал. Погоди, так это ты кроликов и арахис подсунула?!

Секунда тишины и…

— Серьёзно? —закричала, подскакивая на ноги и хватая за ворот, — Да, черт возьми. Я! Я такая тварь и злопамятная идиотка. Когда до твоего отмороженного мозга дойдёт, что… Да черт, ненавижу те-…

Он снял шлем и посмотрел на нее с упором. Она гневно ругалась на него, до тех пор, пока Сэм не потянулся к ней и не поцеловал в нижнюю губу. Вязко, долго. Она подвисает, тормозит (причем очень наглядно), не отталкивает. Кай издаёт изнутри какой-то тревожный писк, вперемешку с истерией. У нее глаза все больше и больше, а злобная улыбка не даёт опомниться.

— Я тоже виноват, в общем-то.

— Ах-ха-ХА-ХА-ХА-ХА, —залилась громким, ненормальным смешком она. Вцепилась себе в голову и так глупо начала смотреть то на потолок, то на него, — какая же я ду-ура…

— Воу, я не думал, что ты так отреагируешь… —он, наверное, даже немного испугался. Она действительно двинулась. Его пальцы, до боли сжавшие плечи, — не в счёт. Блондинка замечает, как Змей защищает их и себя от Альбедо, и пора бы включиться в бой.

— Я бы с радостью описала, как в фанфиках о том, как ты классно целуешься, но сейчас надо отпиздить моего двоюродного брата, иначе нам хана, —закатав рукава, она поволокла Нову за собой.

— Погоди, я класс-… ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?

А та, подбежав в самый яркий эпицентр боя, где Альбедо уже пустил пушку в ход в Змееносца, девушка отрастила лапы симбмонта и тем самым остановила пули, не почувствовав их в своем теле, так как клетки регенерировались. Девчонка развернулась к Змею и крикнула:

— Змееносец! Я поняла! Самая острая вещь в мире — это человеческий язык. Потому что с его помощью можно легко уязвить человека, задеть его, ранить его сердце и чувства! Вот разгадка!

Под кожей плещется небо закатами, горячими, огненными. Его взор жаркий, горький. Альбедо сморщился и прицелился в голову Змея, как та обратилась в Токсина и встала впереди монстра, издав молниеносный рык на всю пещеру. Ее ведёт. Даже почти отчётливо слышит, как тумблер внутри головы переключает скорости. Сердце бьётся куда-то в затылок.

— Опусти оружие, Дейн, Альбедо.

— Спятила? —кричит Нова, когда девчонка обращается в себя и идет без оружия навстречу.

— Дейн, опусти оружие, —методично, плавно приказывает ему, проникая в сознание. «Послушай же! Я не могу! Не могу. Прекрати!». Он резко отстраняется, дёргается в сторону и встряхивает ее за плечи. Галванец смотрит странно, ищучающе.

— Дейн, я знаю, ты брат Тейлор, я знаю, что ты первый родился. Она переняла твои силы. Дейн, она хотела бы видеть тебя. Сражайся против Альбедо.

«Не могу!»

— Можешь, ты ведь и мой брат, в той реальности ты смог. И в этой сможешь, Дейн, я верю в тебя, мы ведь семья…

«Прости» —вот и сказал. Слова — израненные, недоношенные, окровавленные, — корчатся на полу, задыхаются, так и не сделав свой первый вдох. Инопланетянин встает. Костяшки его пальцев со всей силы и так бессильно встречаются с косяком пещеры. Он сбегает, так подло. Все начинается рушится, трястись. Девочка смотрит на Змееносца и говорит:

— Нужно уходить! Ты идёшь с нами! Змееносец!..

— Нет, юная Кайлор, —у него такой нежный взгляд, — Ты умное дитя, ты особенная, среди всех странников, кого я знаю. Может, повезёт, я встречусь с тобой вновь, человек.

Он хвост свой протягивает скрученный, а в нем небольшой камень, сияет ярко-синим, аж зажмуриться хочется.

— Ты дурак? Тебя здесь завалит, ауч, ты что? Да ты же мне помог! —тянет его за хвост отчаянно, а ее Нова. — Пусти! Мы должны ему помочь. ЗМЕЕНОСЕЦ! ПОЖАЛУЙСТА! Я не хочу и тебя терять!

А он засмеялся так по-старчески, взглядом глянул на парня и кивнул головой своей массивной к выходу. Он молчал, но мысли его слышны были: «Что самое далекое от нас? Хм… ты знаешь…самая далекая вещь в мире — это прошлое. Где бы мы ни были, какими бы богатыми мы ни были, мы не можем вернуться в прошлое. Поэтому мы должны наслаждаться тем, что есть сегодня и будет завтра».

Ей казалось, эта война никогда не закончится. В свои восемнадцать чувствовала себя паршиво: ещё не готовой к чужой смерти, но уже разучившаяся жить. И порой ее охватывала такая всепоглощающая тоска по временам, когда была ребёнком, что приходилось в спешке зажимать ладонями рот. Девочке было страшно, хотелось кричать. Но она ведь герой, не ребёнок: ее сердце из камня, и ничего не болит. Сжимая в своих потных ладошках камень, парень подхватывает ее за руки и вылетает вместе с ней из пещеры молниеносно. Через секунду от пещеры остаются только руины. У нее на лице такая наигранная усмешка.

— А я успела к нему привязаться, старая змеюка, чтоб его… —говорит, едва-едва заплачет, — Дурак.

— Я, конечно, не философ, как он, но кажется, что это все было специально, —говорит.

— Думаешь?

— Ну, типо, научиться принимать смерть, потери. Однако, ты добилась своего, минерал у тебя, —и поставил ее на землю.

— Да, но какой ценой?.. —сжала минерал, — Оно того не стоило. Не стоило смерти Змееносца и побега Дейна.

ㅤㅤ

— У меня такое чувство, что он бы сейчас сказал, по типу: «что ближе к нам? ответ прост — смерть. Потому что смерть реально и она может прийти в любую секунду»

— Не знаю, чего пугаться, тебя как философа или того, что если ты не вернешься к ужину, то мать тебя грохнет? —она начала смеяться, когда тот сделал глаза больше и вспомнил об этом. И послышалось: «вот черт!». — И вообще, спросить хотела. Ты нахрена за мной поперся?

— Ответ ты сама знаешь, даже отвечать не стану. Я устал за сегодняшний движ, ты меня умотала. Я хочу рубануть в скайрим и спокойно поспать, без приколов паутиныча и твоего вечного ворчания на пару с Алым Пауком.

Телефонный звонок раздался и девушка искренне удивилась тому, как ещё его не потеряла в перещере. Неизвестный номер. Переглянувшись с брюнетом, она ответила на звонок и сказала «слушаю?». Пришлось поставить на громкую связь, чтобы они оба услышали голос Альбедо, который, думали, сбежит и пока не даст о себе знать. Видимо, ошиблись. Он сказал, что в этом мире Кайлор Холланд мертва, не смогла долететь до Германии. Сердце в пятки убежало прочь. Галванец добавил, мол, умрёт ужасной смертью в любых мирах, в каком бы ни была. Смерть настигнет ее и покарает.

— У меня в заложниках девчонка и мать твоего друга. Предлагаю ему настоятельно отдать свой шлем и тогда они останутся живы. Ну же, Кай, вразуми своего «дру-у-уга» и скажи, что я не тот, кто будет шутить шутки с таким, —говорит на конце трубки парень.

«Ублюдка кусок, шантажом брать — низко даже для злодея» —подумал Симбионт. —»Это же тупая классика, фильмов пересмотрел?»

— Придурок, только тронь мою семью, и я тебе… —огрызнулся Нова.

— И ты мне что? Парень, ты не в том положении, чтобы мне угрожать, что за детский сад? Мне нужен шлем и камень, люди… лбди никогда не имели для меня какой-то ценности. Они расходный материал: завтра есть, послезавтра — нет. Даю фору вам 20 минут, на размышление. Хорошего дня, ге-ро-и.

Холодок стал кусать парня за спину и замершие пальцы почти не гнутся, но мальчику несмешно. Сэм входит в кураж, он агрессивен, но не хочет сдаваться. Ему нравится чувствовать себя причастным к чьей-то истории, делить моменты с кем-то, кому не все равно. Но никогда, никогда не посмеет кому-то дать тронуть свою мать и сестру. Он уже потерял так отца, и черт знает, где тот сейчас. Звонок прервался, а Сэмюэль со злости ударил по обвалившимся камням.

— Эй, очнись, он провоцирует тебя, —поясняет Кай.

— Знаю, от этого не легче, —недовольно ворчит парень, перебирая свои тонкие, темные волосы пальцами, — зачем ему вообще шлем и перлоний? А впрочем, неважно. Идем.

— Твой метод «придти и разнести все» не сработает на нем, надо подумать, —признается честно Холланд и вытаскивает капсулу с Анти-Веномом. Столько сейчас идей и нет ни одного нормального, который бы мог помочь. — Скажем…он же не знает все детали шлема Новы? А что, если… сними-ка шлем.

— Для чего? —спрашивает, но все равно снял, с непониманием глядя на нее. Та подходит к нему и осторожно берет его за руки, отчего у того уши начали гореть красным-красно и из головы вылетать дым. — Э-эй, ты серьёзно?

Блондинка изогнула бровь и, когда в ее ладонях оказалост знакомое оружие, вы виде металлической палки, он ещё сильнее на нее, как на идиота, посмотрел. Девушка ощупала весь шлем и потом сжала у себя, в ладонях палку, которая стала метаморфозироваться в идентичную копию шлема Новы.

— ВТОРОЙ ШЛЕМ НОВЫ? —у него началась одышка.

— Нет, муляж, идиот, —вертит в руке, как баскетбольный мяч, — хорошее устройство, да? Мы с Чо разработали, конечно, по большей части он, но я помогла тестировать. Оно материализует любое оружие, предмет. Но не будет функционировать, как твой настоящий шлем. Дальше цепочку продолжишь?

— И ты типо хочешь ему всучить копию, чтоб он отвлекся, а мы спасем мою маму с сестрой и дадим взбучку? —у Сэма глаза азартом загорелись. — Круто, ну, и кто теперь тут умный, придурок с конечностями, как у Чужого?

— Не зазнавайся, —щелкнула его по лбу, — в вашем доме есть запасной выход?

— Окно подойдёт? —лыбится, — я долгие речи толкать не умею, это больше по твоей части. Болтать вы с паутинычем на пару мастера, ко мне это никак не относится. У нас план: один болтает, задерживает, другой — спасает.

— Да, и ты тот, кто болтает. Ну же, Сэмми, включи свой шарм придурка, даже я в него верю, — развернулась и настроила шлем, чтоб он немного светился.— Поболтай с ним, сбей с толку, не знаю. О погоде поговори.

— Когда это закончится, напомни мне тебя пригласить на свидание, ибо ты только могла это придумать, — надев шлем, они взлетели в воздух и помчались в сторону дома Александров. Холланд только скривилась в чеширской улыбке и сказала, что воздержится от этой участи —идти куда-то с ним. Добавила, что может это будет в следующей жизни или в других вселенных. Александр даже не расстроился, только сильнее осознал, что у этой вредины свои тараканы в голове. Вредные привычки, от которых нет абсолютно никакого желания избавляться у нее. Высветленные пряди волос, накручиваемые на тонкий палец стали ещё одной привычкой девушки, когда на нее пристально смотрит пара зелёных глаз. Спрятавшись за забором, двое героев сняли костюмы и повторили ещё раз план.

— Запомнил? Отдаёшь муляжи перлония и шлема Новы. Я спрячу оригиналы в другом месте. Болтай с ним, обговори, пусть даже покалечит. Я подстрахую, слышишь? Командная работа. Мы сейчас, команда, — щелкает перед ним пальцами и тот проморгался, отлекаясь от просмотра россыпь веснушек, появившиеся на изящном носу с первыми лучами летнего солнца у нее.

— Понял, —кивает.

— Вперёд, у тебя получится играть придурка, —и подтолкнула его.

— Я всю жизнь его играю, людям нравится, и тебе тоже, —с ехидной улыбкой проводил ее и ушёл.

«Да ну? Надо было на диктофон записать, вот дура» —пробежала хитрая улыбка, никогда не покидающая порочные губы. —«Итак, дружище, погнали. У нас есть максимум 5 минут, чтобы все разрулить. Токс, ты в деле?»

«Ну, допустим. Давай, я знаю, что у тебя куча тупых идей, выкладывай»

***

Сэм зашёл в дом, ощущая ту самую напряжённую тишину. В руках он сильно держал шлем и камень и шел целеустремлённо в гостинную, в которой властно сидел на стуле Альбедо и тщательно не спускал с глаз женщину с ребёнком, прикованные к сенсорным наручникам. Галванец широко улыбнулся, когда увидел в пороге брюнета с мрачным лицом. Альбинос глянул на руку, на которой якобы были «часы» и подметил, что он что-то рано прибыл.

— Я отдам шлем и камень, только не трогай мою семью, —присел на колени и заметил, как Бедо наставил пушку на висок матери, — что ты творишь?!

— Кайлор, пусть здесь будет она. Вы кого пытаетесь перехитрить, умники? —усмехается над печальной попыткой спасти и быть в выигрыше, — если через секунду ее здесь не будет, пуля останется в виске у твоей матери.

Не прошло и секунды, как за спиной показался силуэт, давно напоминающий носительницу Токсина. Она подошла к Сэму и также подняла руки, наивно проговаривая, что немного просчиталась. Голос был ровный, как будто ПРЕДВИДЕЛА такое. Альбедо изучающе осмотрел шлем и камень и сказал девчонке, чтоб принесла. Холланд послушно пнула ему в ноги шлем и камень, рвано пропечатывая: «забирай и сваливай».

— Вы меня за идиота держите? —поднялся с места он, ощущая все превосходство над своей сестрой. Парень схватил ее за воротник и прорычал, — твоя идея? Только ты могла придумать сделать муляж, вся в Тейлор. Где НАСТОЯЩИЙ ШЛЕМ НОВЫ И КАМЕНЬ?!

— СЕЙЧАС! —подала знак девушка и с силой выбила из руки парня пистолет, поглотив его и сделав теперь из этого симбионтическое оружие. Левая рука покрыл ась по плечевой сустав материей Клинатрца и выстрелила ему прямо в плечо. Тот, схватившись, чуть согнулся и когтями вытащил пулю, от которой на теле осталась лишь маленькая царапина. Альбинос только успел застать решимость на миловидном личике. Александр перескочил через диван и прокрутился по полу, чтобы добраться до мамы и сестры. Нажав на кнопки, наркчники спали и женщина обняла бережно своих детей, но тут же спросила про шлем Новы. Так как план поменялся, парню осталось гадать, куда она спрятала его шлем.

— ГДЕ ШЛЕМ? —орет Галванец, постепенно обретая свою истинную форму.

— Там, где покоятся и другие шлемы Новы, —и смотрит на маму Сэма, которая, по глазам, явно сообразила, что девчонка имела в виду. Мать схватила детей и увела за собой, но брюнет обернулся и глянул растерянно на Кай.

— Эй, а как же-…

— БЕГИ! —сцепившись в схватку, проревела она, до крови сдирая слой тёмной вишнёвой помады на губах.

— Не уйдёшь! —отрастив конечность ещё, Бедо направил атаку прямо на Сэма, но острый клинок, что отрастил сын Резни, перерезал препятствие с корнем. У носительницы ласковая улыбка, но дьявольский огонек в глазах. — Тварина.

— Можно просто Кай, —хихикает она и вышвыривает монстра из окна, — Эй, ну куда ты, братишка? А как же поиграть с двоюродной сестрой?

Не дожидаясь никакого ответа от него, девушка выпрыгнула из окна, мягко приземлившись на свои стопы. Под ногами чувствалась мягкая и зелёная трава, которую бы давно состроичь газонокосилкой, но не суть. Героиня закатала рукава и вызовом поглядела на него сверху вниз. Альбедо криво заулыбался, вытирая тыльной стороной руки сгустки крови из ноздри. Она ничего не знает о Дейне, совсем ничего. Была полностью уверена, что Тейлор — единственный ребёнок в семье Блуд. Дейн выглядел значительно старше, или так сигареты делают людей старее? Жизнь его наверняка измотала.

========== Часть 4 ==========

— Добивай, пока есть возможность, —чуть-ли не приказывает он,— иначе пожалеешь потом об этом, сес-три-ца.

В руках у нее дрожит металл палки, так капризно отрекался от контроля над ним, что это раздражало куда хуже. Только от памяти все равно избавиться не получается. Альбином курит прямо во дворе. Достает пачку из заднего кармана джинсов, усаживается на траву и наконец-то не сдерживает смех. После всего этого отпустить эмоции даже приятно. Если бы еще они не были такими погаными. Звенящая тишина давит прямо на уши, буквально выдавливает что-то в мозгу.

— Курить вредно, разве пришельцы курят? —спрашивает с интересом девушка.

— Единственное, что мне у людей нравится, —проговаривает сухо, будто его она чем-то обидела, —никотин не действует на меня, так что перед тем, как разнесешь мне лицо, дай покурить.

Он в кармане роется, зажимая сигарету губами, и ищет совершенно не то, но натыкается на старую, помятую фотографию. Словно закованные, руки перестали сжиматься в кулаки, а лицо блаженно разгладилось у него. У Дейна жизнь как вечная агония, и приходится напоминать самому себе, для чего она длится.

— Я бы с радостью, но ты угрожал матери и сестре моего друга, так что, ничего личного, но ты сядешь в тюрьму, —подмечает Кайлор.

— Хорошая шутка, потому что ни одна камера меня не удержит, —его слова, точно розы, протыкают шипами тонкую наивность девчонки.— Не смотри на меня так, мне все ещё нужен шлем и минерал. Ты думаешь я забыл?

— Я думала сейчас, как бы круто что-нибудь сожрать, —без возмущениея ответила она. — Однако Щ.И.Т о тебе позаботится.

— Если они о тебе не позаботились, то о чем речь вообще? Они рассказали хоть о твоих родителях? Рассказали о том, как Тейлор получила свои силы? О, может, тебе рассказали, что отец твой ру-…

— Русский? Poshel naher, конечно в курсе, —с издевательской улыбкой заявляет девушка, — Щит доверился моей матери, а она та ещё дрянь, тройная дрянь. Как только отец вышел за нее? Порой до сих пор удивляюсь этому.

Альбедо запрокинул голову назад и усмехнулся. Ком в горле дышать мешает, она тыльной стороной руки пытается вытереть слезы, но они никуда не исчезают. Он сказал одну вещь, от которой кровь в жилах застыла: «русский? ну, это ещё мелочи; тройная дрянь? мелочи. а ты знаешь из-за чего наша мать с тейлор умерла?». Кай была уверена - авария, как помнится. Не должны люди так быстро уходить из жизни. Особенно такие — светлые, искренние и полные диких надежд сделать мир лучше. Ее смущает одно в этом парне - кто из них говорит? Дейн или Альбедо?!

— Ты же в курсе, что Закария - до тошноты зоолог и выращивал тот особый вид пауков? Ну, история Человека-Паука, словила? —говорит, жестикулируя пальцами ловко.

Пепел с кончика сигареты падает на фотографию, альбинос моментально трясет ей. Холланд не понимает смысловой логики, она и о матери Тейлор ничего не знала. Галванец ходил вокруг да около, а это бесило. Некрупные прожженные точки остаются прямо на лице женщины, которое она больше никогда не увидит.

— Тейлор, может, ещё ее внешне помнит, но она тоже думала, что умерла мать из-за аварии. Но это ложь, которой кормил вас Закария, Щ.И.Т, и даже твои родители. Спроси их как-нибудь об этом, ну, вдруг.

Это злит настолько, что она сжимает руку в кулак, подходит к нему и со злобы мнет край фотографии и на мгновение — всего на мгновение — думает о том, чтобы скомкать, порвать и выкинуть. Избавиться от боли. Галванец с вызовом глядит на нее. Ей бы сейчас прекратить думать о прошлом, не слушать его. Перестать жить тем прошлым, в котором вся семья еще жива. «а о родственниках наверняка слышала от Малфании?» —добавляет в рану соль. Их разговор прерывается появлением Новы, который нанес кулачный удар ему по роже и тот прокатился по всему двору, оставляя дорожку. Остудив пыл энергии с кулака, парень скверно рычит:

— Ну и урод же ты!

— Это у нас семейное, да, Кай? —глядит на нее, не противясь наручникам. Сэм бешено смотрит то на него, то на Холланд. — Неожиданно? У нас вся семья состоит из ублюдков, такая у нас природа. Ну же, Кайлор, расскажи своему дружку о нашей все семье. Или о том, что мать Тейлор - бывший кандидат наук, а стала террористом, которого убил твой отец. Как тебе такое?

— Что? —в унисон задают вопрос они.

У девчонки перед глазами проскакнула ложная мысль: женщина заявилась под вечер в камеру в наручниках и в сопровождении пары сержантов, потому что снова не хотела по хорошему исправляться. Сначала это были мелкие пакости, потом научные незаконные вмешательства, а потом терроризм. Может, она хотела заткнуть правительство? Оказалось, что заткнуть и правда можно, но слишком высокой ценой.

— Кайлор, будь я Дейном или же Альбедо - это неважно. Поверь, я тебе не враг. Ты ещё не знаешь истинного значения этого слова. Все, что вы называете “злодеем” или “врагом” - мелочи.

— Ты лжешь, —кричит до хрипоты Холланд и над небом показался Трейкеллер. Как раз вовремя. Агенты со своими работниками быстро сообразили и ликвидировали Бедо, но та успела заметить на нем усмешку.

— Запомни, Кайлор, ты доверяешь явно не тому, кому следует. Обман скрыт в обмане.

Пит потер переносицу и похвалил Нову, Кайлор за поимку галактического преступника - манипулятора. Бунтарка край фотографии расправляет и ноги подтягивает к груди. А потом жестокая реальность в виде уставшего брата усаживается рядом, и разрыдаться уже можно во весь голос. Но это все неправда. Их встречает команда Паука, среди которой Паркер выбежал вперёд с обнял девчонку, что не сразу сообразила, кто и что происходит. «Ты б хоть сказала, что веселиться пошла» —говорит рвано.

— Думаю, это твое, —Александр протягивает минерал Кай и та кивает головой.

— О, Господи, что здесь происходит? —влещает в разговор мама и маленькая девочка, что подбегает к паучкам и начинает докучать вопросами. Мама Сэма начала говорить на другом языке, явно выражая возмущение, но парень сказал:

— Мам, на английский, пожалуйста. Я ничего не понимаю, точнее половину точно не понял. Но ты явно недовольна.

— Разве? Сэм, и когда ты умным стал?

— Заткнись,—грубо фыркнул брюнет.

И это показалось странным для Кай. Он никогда так не грубил, да и во взгляде было что-то другое, чужое.

— Сообразительности в тебе хоть отбавляй, а вот инстинкт самосохранения тебе БОГ НЕ ДАЛ, —женщина закатала рукава и грозно зыркнула на него, отчего Александр поднял руки и тут же сдался, прошептывая то, что ему точно дома хана и пропишут люлей по первое число. Кай, сообразив подкол от матери Сэмюэля, вместе с Паркером на пару стали заливаться смехом, отмечая, что мамка у него - огонь. Майлз, подхватив Кайлинн на руки, дружелюбно добавил то, что они друзья ее сына и вообще супергерои. Вот только след Новы простыл, его нигде не было. И это показалось странным. Девчонка попрощалась с семьей Сэма и услышала только голос: «Кай, заходи почаще к нам, только не без выламываний дверей».

— Ты уже двери выламываешь? —интересуется Моралез. — А говоришь, не злодей.

— Уть, замолчи, —шикает и разворачивается к женщине. — Точно, забыла. Дверь. Вы простите, что так вышло, я была не в себе.

— А ты бываешь в себе? —смеется Чо, шагая к напарнице, — Думаю, можно немного усовершенствовать дверь, что скажешь?

— Читаешь мысли. Ну, так что? Эй, а где Алый или Нова? Ни того, ни другого не видно.

— Алый на корабле, успела соскучится по нему? —язвит Паркер.

— Да, по его вечно недовольной роже.

Починив двери, да и покрутив ещё пару мест, Чо и Кай освободились и получили благодарность от женщины, которая переживала за исчезновение сына. И правда, куда он делся? Ни привет, ни пока. Даже с сестрой не попрощался. Не похоже на него, или он устал? Блондинка, идя к кораблю, прокрутила весь сегодняшний день и тот неловкий момент с поцелуем. Это действительно удивило ее больше всего, Сэм никогда против себя и своей гордыни не пойдёт. Раньше Кай боялась потерять память, но теперь была бы счастлива кое-что забыть. Память — как фреска в чертовой голове. Она так и делает события вечными, но забывчивость дарит умиротворение

Заключённый в кандалы Альбедо уместили в самую прочную камеру, и только она могла проследить взглядом, что тот нисколько не изменился в лице - также пугающе улыбался. И только чужой голос, не Токсина, заставил пошатнуться и запнуться об себя: «а ты уверена, что твой дружок-твой дружок?». Кид Арахнид помог ей встать но та, даже не сказала спасибо, подорвалась с места и метнулась в сторону Альбедо, крикнув:

— ЧТО ТЫ С НИМ СДЕЛАЛ?! УБЛЮДОК.

— Эй, ты чего? —Чо отвел ее за локоть, — с ума сошла?

— Да, что случилось, Кай? —Питер не понимал, — Нова и раньше пропадал, хотя, Фьюри тоже давно нет. И внезапное появление Новы меня тоже смущало вначале, он так мне и не ответил, где Ник.

— Да потому что это был не Нова, —орет на весь коридор она, ударив костяжками по стене, — сука. А я ведь. Я ведь… Он половину знает обо мне! Кем бы ни был этот лже-Нова, у него есть доступ к Трейкеллеру, к моим… воспоминаниям. Черт. Я даже не смела заглянуть в голову, потому что была уверена!…

— Эй! —Майлз схватил ее за плечи и тряхнул, — успокойся, мы найдём и Фьюри, и этого парня. Все будет хорошо, окей? Кем бы ни был этот парень, он ответит за все, что с тобой сделал.

— В том-то и дело, что он ничего не сделал, —обняла себя за плечи, — действительно, Сэм бы никогда не стал… Отвратительно. Ненавижу такую способность, как мимикрия и копирование способностей. Или же… Или же шлем новы был реален. Я запуталась.

В воздухе висит сладкий запах цветущей черемухи и обещание дождя. Пит идёт по краю, Чо и Майлз – за ним. Глупая игра, детская забава, кто мог так сделать? Сосредоточенно ступает по кафелю, будто от этого зависит вся жизнь. Холланд хочется, чтобы эта ночь заканчивалась. Будь на то воля, всю оставшуюся жизнь бы никому не верила. Везде одни… Лгуны. Везде обман. Как и сказал Альбедо. Задумавшись, оступается девчонка и теряет равновесие. Ее сносит с края, и уже мысленно приготовившись встретится с асфальтом, она вдруг попадает прямо в руки мальчишки. Моралез помог встать. Понятия не имеет, как ему удалось так быстро среагировать.

— Все будет нормально, отдохни, —дружелюбно отвечает.

— Меня раздражает тот факт, что меня обвели вокруг пальца и повели на эмоции. Ненавижу получать ножи в спину, —рычит недовольно.

— А я тебе говорил, что нельзя никому доверять. Но ты предпочла идти против и вот что вышло, —раздался голос Алого, который встретил их у порога. Он стоял у стены и скрестил как ноги, так и руки. — Нельзя ни к кому привязываться, эмоции - это слабость.

Как же хотелось сейчас ему рожу сравнять с той стеной, на которую облокачивается. Небось, издевается.

— Я ошиблась, доволен?! —повысила на него голос и, ткнув ему со злости в солнечное сплетение. Но он лишь смотрит на нее своими красными, глазами. У него, кажется, зрачки расширились в бесконечность. Поднимает голову и скалит клыки Токсина. — Рад тому, что оказался прав? Вот и молодец, катись нахер.

Хлопает громко, на всю академию дверью и выкрикивает непонятный рев. Она - буря, сметающая всё на своём пути, не способна задеть одинокую осину, упорно выдерживающую нескончаемые удары жестокого ветра перемен. Как же так? Ее самолюбие, ее вечно “меня никто обмануть не сможет потому что читаю мысли”. Кай доверилась чужому человеку. Кай не знает и не знала настоящего Нову.

— Да, я прав, и ты знала это с самого начала, —он сводит брови у переносицы, удивленно, раздражительно. — Не понимаю, против кого ты идёшь? Против меня? Пытаешься доказать, что есть в этом мире что-то хорошее? Сама убедилась в обратном.

Та выпустила когти и, подняв диван, кинула с психу прямо в Алого, издвая только невнятный рев, сравнимый с животным. Скарлетт ловко прыгнул на потолок и паутиной вернул диван на место. Сейчас было непонятно, что было хуже - ощутить себя наивной дурой в глазах Скарлетта или то, что ей внушили то, что она действительно могла стать хорошей девушкой для Сэма? И то, и то бесило хуже.

да, видно, я и вправду не со всякой

ㅤㅤㅤ любовью знаком. по мне, такая, как твоя,

ㅤㅤㅤ ничем не лучше ненависти.

ㅤㅤㅤ я словно в тёмную яму заглянул.

ㅤㅤ

— Завали ебало, —разворачивается столь же резко, сколько и выпустили они оба свои когти и направили на шеи. За спиной у нее двигались плавно усики симбионта, но они не нападали, однако были на готове, — что тебе надо?

Алый привык, что он вечно разочаровывается, но когда это делает тот человек, что практически всегда был на веселе - жутко и как-то не по себе становится. Ему было проще быть одному, но, где-то в глубине его доброй души гласилось другое - устал от одиночества. Его жизнь не много значит, так что он бы, наверное, хотел просто прожить. Он вырыл могилу — называя ее своим домом, в ней смотрит как проходят дни.

— Мне-ничего, —парень убрал свои шипы и шагнул назад, — просто хотел бы знать, что произошло.

— О, и с чего бы тебе волноваться обо мне? —злится ещё сильнее, так и не убирая когти, — или о том, что произошло. А знаешь, что произошло? Я, блять, поперлась вместе с этим идиотом за минералом, который может замедлить Анти-Венома, я даже потащила за собой клетки этого симбмонта. Я была готова на все. Но знаешь что эта сука сделала?! Он сыграл на моих эмоциях и я ушла одна в поиски минерала. Я нашла этот чертов минерал, разгадала загадку Змееносца, который из-за меня погиб. Этот лже-Нова СЫГРАЛ НА МОИХ ЭМОЦИЯХ И ВЫНУДИЛ ИЗВИНИТЬСЯ. Я БЫЛА УВЕРЕНА, ЧТО Я ВИНОВАТА, НО ОН ПОЦЕЛОВАЛ МЕНЯ. И Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОВЕРИЛА В ТО, ЧТО ДАЖЕ ТАКОЙ, КАК ОН, может ПОМЕНЯТЬСЯ. Я ДУМАЛА, что… Что мы справились… Что Дейн сбежал, но он поймал в заложники маму Сэма и его сестру, он вынудил меня рассказать план. Но это был ВООБЩЕ НЕ НОВА. ЭТО ВСЕ ВРЕМЯ БЫЛ НЕ ОН. С какого момента я начала так тупить?! Я была… да я самый идиотский наивный супергерой. Я даже в герои не гожусь… Всегда же говорила, что “я не герой”. Вот, тому доказательство!

Если сегодня она попросит его уйти — он и слов против не скажет. Есть такое забавное удовольствие — быть вечно одиноким. Она бы сейчас могла постараться изобразить для него искренность, но нет. Лучше бы из-за лояльности ушел.

—…ты это хотел услышать, Скарлетт? —села на колени прямо перед ним и прикрыла своими массивными руками монстра лицо, скрывая жгучие от горя слезы. Она начала рычать, а потом издала немой крик. Бунтарь точно знает, что может придумать достаточно слов, чтобы все объяснить. И он тоже может, но в его стиле - предложить лишь банальную, скучную и простую реальность, где она тоже одинока. Они ни смертельны больны, ни мертвецки пьяны и измучены. Нет, никак! На деле эти двое - лишь апокалиптические ублюдки, что хотят свободы и правды.

— Нет, —говорит немного грустно, ей снова показалось, что голос его дрожал. Он сел на корточки перед ней и положил руку на плечо, что дрожало от всхлипывания. — Я привык к тому, что ты наивная и слишком добрая девчонка. Этим и воспользовались. Но ты перегнула палку в том, что ты “не герой”.

— Я такое часто говорила, а потом сама себе внушила, что могла бы сделать мир лучше, даже с Токсином. Я убедила ЕГО быть хорошим, —она убрала свои руки и показала свое разревевшее личико. — Убедила все вокруг, что может могла быть героем. Это нечестно, почему мир так жесток?

— Мне… жаль, что так вышло, —его рука сильнее сжало плечевой сустав. Токсин готов был напасть, но не стал. Был абсолютно убеждён, что самое холодное место на земле — сердце Алого. Где всякие глаза, лишенные света, окрасились в траур, глядят на серый мир с тоской. Такое бы сердце сломать пополам, чтобы оно больше никогда не остыло, даже если безудержно жаль. Алый Паук не знает, что такое сказать, слова путались и не подходили к смыслу. — Однако я хотел бы попросить тебя не опечаливаться и не ставиться мною.

— Тобою? —Кай подняла голову и посмотрела в зеркальные глаза костюма, —…на тебя не похоже. Хотя…

— Ты ведь уже залезла в мою голову и убедилась, что это я, —скрестил руки снова на груди, — к чему этот глупый вопрос.

— Сегодня все не так, поэтому засомневалась, прости, —отворачивается и глядит в сторону выхода. — Спасибо, Скарлетт.

— Я ничего не сделал, —опять равнодушно стал говорит паук и они оьа встали на ноги. Он расслабляется, и та, пользуясь его секундой слабостью, обнимает с силой. Долго и просто. Под рёбрами отчаянно немеет. — Гх.. пусти, убьёшь же. Гх-ха, Кай, твою ж.

Та ослабляет хватку, но не отпускает Алого Паука, а ему хочется сбежать от этого потока эмоции. Ему неловко. Но вскоре принимает поражение и обнимает в ответ. Симбионт облегчённо выдыхает и покрывает своими лапами их, мурча. «Массовые медвежьи объятья!» —урчит Клинатрец.

— Ты был не прав, когда говорил, что никому нельзя доверять, —и снова на те же грабли. Алый уже хотел пробить ее бестолковую голову, — тебе и Человеку-Пауку я могу верить.

— Отпусти меня, иначе я тебе по бокам бить буду, —шепчет он в волосы. Потом нежно гладит по затылку, откуда его горячие, обжигающие руки спускаются на плечи, скользят по спине, к лопаткам и вниз по позвоночнику, крепко обнимают бёдра, почти до боли. Но Кайлор напротив - прижимается к нему. Дыхание сбивается, едва дышит.

— Спасибо, Скарлетт, мне действительно стало легче, —отстраняется от него и широко улыбается, почти смеется. — Но мы все равно в жопе, как обычно.

— Давненько я это от вас с Пауком не слышал, —говорит немного радостнее, чем обычно. — И я бы хотел уточнить, что ты натворила с Анти-Веномом, потому что мое паучье чутье говорит, что ты задумала что-то опасное.

Раз уж на то пошло, ей пришлось рассказать ему о том, что пришло в ее бредовую голову. Это вышло чуть дольше, чем планировалось, а потому в комнату зашли Кид Арахнид, Амадей Чо и Человек-Паук. И, раз пришли и они - нало бы и им рассказать. Вот только от такой новости Чо и Паркер были в шоке и в панике. Но Железный Паук больше в бешенстве оттого, что сам не догадался о таком подумать.

— То есть тебя не беспокоит, что она таскала с собой мину замедленного действия и он мог в любое время выскочить и напасть на Токсина? —интересуется Паучок. Внерушимом спокойствии, в тишине под ночныс светом, команда Пауков думали над тем, что делать. Как же немного героиня рада, что они рядом с ней. Ведь в тишине и спокойствии, глупец суетится вовсю, затеяв пустяк.

— Неужели кто-то из вас беспокоится о моей шкуре? —появился симбионт и слегка добротно усмехнулся на тревогу Человека-Паука. — Мое самолюбие не знает благодарности.

И пусть тысячный симбионт раздражал некоторых из присутствующих, зато он разбавлял обстановку, немного напоминая о Агенте Веноме. Флэш немного идёт на поправку, но могло быть и лучше. Паучок винит себя, ведь это из-за него Веном пострадал, и тому удивляется, как пришелец Кай ещё в норме. Неужели, сила обоих Симбионтов того поколения не так превосходит, как сила Токса? Питер хотел бы в это верить. Чо, осмотрев минерал и с опаской на капсулу, заявил:

— Предположим, стабилизатор можно соорудить. Но с какой целью ты так рискуешь всем? И нами в том числе, и Академией.

— Звучит уже не так круто, —подмечает Майлз.

— Я хочу попробовать уговорить Анти-Венома, перейти на добрую сторону.

— Ты понимаешь, что это невозможно?!—бьет по столу Чо. — Твои шансы уменьшаются в алгебраической прогрессии. Вероятность меньше 0,00001%, то есть НУЛЬ. Ничего. Дырка от бублика.

— Я же не сказала, что я уверена, я сказала, что хочу попробовать, —повторяет. — Я знаю, что это идиотский план, но у него есть разум, пусть даже и мыслящий иначе. Он же не виноват в том, что Октавиус натравил насильно его на Венома.

— Поздравляю, мисс “защитница Симбионта”, что пожирает других симбионтов”, это полный провал, —возмущается Железный. — он сделает с твоим другом тоже самое, что и с Веномом. Он плохой, понимаешь?

— Я тоже плохой, —заступился Токсин, нависнув над Амадеем, — и Веном тоже. Так можно о всех судить, хотя, соглашусь, я не рад той идее с разговором. Он не станет слушать человека. Однако это не говорит о том, что у него нет своего разума или мнения.

— Не понимаю, на чьей ты стороне? —спросил Чо.

— Ни на чьей, мне ваши скучные игры утомляют с каждым разом, —подмечает. — Я просто говорю, что идея Кай отстойная, но ее рассуждение о симбионтах меня радуют. Вот и все.

Когда дело касается прошлого — Симбионт старается не говорить вообще. У каждого свое прошлое, и чаще всего там, загнанным зверем, бьется осквернённая правда, шепчущая ложь, неотступно преследующая боль. Сын Карнажа проходил через это. Но даже если эта боль и подбирается в глубину темной души, то есть одно маленькое правило — иногда надо умереть изнутри, чтобы позже восстать из собственного пепла, начиная новую жизнь. Восстать, как феникс. И чтобы на месте руин, оставленных свирепой борьбой, сквозь камни пробились цветы — первая живая трещина в новой истории этой удивительной жизни. Это смог пришелец понять только благодаря этой светлой башке - Кайлор.

— Итак, Чо, значит, ты согласен на стабилизатор? Ну, хотя бы на него.

— Только на стабилизатор, на дальнейшее - нет, это опасно, —мотает головой Железный.

— Может, телепатический сеанс перенесем? —предложил Паучок. — И без этого проблем многовато.

— Ладно-ладно, —качаясь на стуле, проговорила блондинка, — нет, так нет. Но все же, признайте, что бы вы без меня делали.

— Тоже самое, что и до этого, пока ты была с лже-ведроголовым, —честно ответил Моралез и от этого получил удар по темечку от Алого, — Ауч!

— Пф, мальчишки… —закатив голубые глаза, произнесла Кай и встала из-за стола, — никогда не признают, что девчонки бывают чаще всего умнее.

— Не видел ни одну девчонку умнее меня, —критично отметил Амадей.

— Я тебя сейчас ударю! —указала на него девушка.

— Почему?

— По ебалу, —отмахнулась и получила заклееный рот паутиной от Паркера.

— Вот так лучше, а то сквернословит много, достаточно много, вообще нормально говорить не может, —словно мамочка, поставил руки на боки Алый, — не смотри на меня, это ты виновата, что ругаешься, как дышишь.

«ты предатель, Скарлетт, я тебе это припомню!»

Вечер темнился. Множество юных героев легли спать и от этого Академия на несколько тонов стала тише. Всей сенсорной панелью руководил пока Алый, сам того не понимая, как вообще оказался здесь. Он регулярно проверял состояние Агента Венома, оно было таким же - средним, но могло быть и лучше. Тишину прервало появление Человека-Паука, который оказался возле него и чуть-чуть пожалился на отственность Фьюри. Алому Пауку, честно говоря, было непонятно, с какой кстати лидер всея академии был этот шумный парень, от которого проблем не меньше, чем от Кай. Иногда юноша вспоминает былые времена. Там было много лживых лиц, что скрывались за коварным сердцем и каждый не одну играл роль. Может быть, то коснулось и его. Разве это неудобно: можно улыбаться и являться подлецом, будто мир — драматический театр в раскаленном пушечном жерле?

— Состояние Венома стоит на месте, —говорит он немного устало, безэмоционально. Эти слова заставили Паучка немного отвести свои глазницы костюма в сторону, — и нам неизвестно, где находится Фьюри.

— Что за негатив? —задал Спайди. — я думал, что ты немного развеселился после душевных разговоров.

— Вы сами отправили меня, я не мастер поддержки, —морщится Паук.

— Ну, она явно бы не стала откровенничать с Чо или Майлзом, ты был хорошим вариантом, к тому же, вспылила же на тебя,—друг облокотился на сенсоры и скрестил ноги между собой. У Алого руки дрогнули по клавиатуре. Желание сбежать разрывало его сердце, тисками сдавливало горло, вырывая что-то, больше напоминающее мучительный хрип, чем голос. «Ты видел как она плачет?» —одновременно спрашивают друг у друга они. И это показалось крайне странным даже для Пауков.

— Видел, значит, —отвечает Паучок. — Она не тот человек, который бы плакал из-за каждой такой ситуации.

— А причину знаешь? —спрашивает с таким тоном, будто пригрозил. —… а я знаю. И не надо говорить так, словно ты бывал в ее шкуре в тот момент.

— В-во-от, видишь, ты уже защищаешь ее. Алый, ты добреешь, —лыбытся шире Человек-Паук, будто добился своего.

Скарлетт чувствовал бесконечный холод среди отморозков, что никогда не понимали его. У него жжение в развалинах собственного сердца, начисто лишенного воображения. И даже если он был сильнее ненависти и более возвышенный, чем презрение, непозволительная роскошь: поступать так, как хочется, посылая к черту всех, кому это не по душе – запирали голод под ребрами.

— Она чем-то напоминает мне одного человека, вот и все, —буркнул герой. — ты слишком много делаешь поспешных выводов, не находишь?

— Вовсе нет, —подмечает Паук. — Я уверен, что она бы согласилась со мной.

— Кстати о ней, слишком тихо на борту, —Алый глянул по камерам - никого. — У меня предчувствие, что она что-то задумала.

— Ой, да брось, —они вышли из комнаты и направились в главный зал, где они собирались с воинами Паутины вместе,— что она может сделать? Она же не заставит Чо с Майлзом делать что-то. Это нужно быть крайне наглым.

Стоило это сказать, как дверь в кабинет сбора героев раскрылась, а за ней и картина показалась довольно-таки забавная: в центре стоит стул, на котором сидела Кай, а возле нее суетились Железный Паук и Кид Арахнид с кисточками для покраски волос. Они осторожно выкрашивали каждый корень в лиловый оттенок. Позади носительницы суетились сумбурно щупальца Токсина, намешивающие краску с оксигеном. Что у Паука, что у Алого глаза бегали из стороны в сторону, падая в шок ещё сильнее.

— Ты что-то там говорил, что она не заставит? —интересуется Алый Паук.

— Вон, видишь, Кай, что для тебя Homo sapiens делает?—смеётся Токсин над Майлзом, который перебирает прядку волос Холланд.

— Хомо кто?— спросил Кид.

— Извини, просто Хомо,—заливается смехом Симбионт.

— Вы что здесь на ночь глядя салон устроили? —спрашивает Питер. — Кай, я даже знать не хочу, каким образом ты заставила это делать Чо.

— Я тоже не знаю, —пожимает плечами Амадей. — я разрабатывал стабилизатор, пришли эти двое и я вот. Нелогично вовсе. Я почти уверен, что дедуктив-…

— Самый умный? Давай, выключай Шерлока Хломса и докрась мне затылок, —перебила Кайлор и заметила в поле зрения Человека-Паука, что смеётся с парней и Клинтарца. — а ты что ржёшь? Тебе все хиханьки, да хахоньки?

— Все-все, молчу, —отмахиваясь, ответил. — Майлз, а ты как очутился тут?

— Она позвала меня сюда, чтобы сыграть в самую смертоносную игру—…

— Только не «Монополия с ножами»,—смеётся Алый саркастично.

— Вообще-то я собиралась сыграть с ним в спаринг и в видеоигру, но теперь мне действительно интересно, что это за гребаная монополия с ножами,—закрутила волосы в чепчик и потерла руки. — Алый, чур ты первый.

— Зачем я вообще сказал это… —запрокинул голову назад Скарлетт.

Он всегда был закрытым. Кай не знала ни его имени, ни то, как он выглядит, ни то, какой он человек на самом деле. Просто какой-то парень, который чем-то привлек, хоть общались они очень мало. Алый не открывался ей. Может, лишь немного, но не полностью. Лишь поверхностно. Это убивало. Делало больно. Но героиня уважала его выбор в этом, не настаивала. Кто-то мог бы сказать, что стоило бы это сделать, но стало бы только хуже. Потеряв бдительность, Алый Паук почувствовал нутром, что опасность находится позади и, не успев развернуться, ощущает, как его заключают в объятия лапы Токсина.

— Пусти, гх-х, ты меня так убить решила?! —кряхтит Алый. — Всю неделю потом кости болят.

— Ничего, семь дней. Семь дней — это не неделя. Это семь дней всего лишь,—сказал Моралез.

— Майлз… —Чо ударил себя по лицу. — Ну как бы…

— Пс-с, не огорчай парня, —прикрыл ему рот Питер, — это как верить в пасхального кролика.

— ОН ЖЕ СУЩЕСТВУЕТ?

— Блять, —Алый и Холланд сказали в унисон и переглянулись. Вывернувшись из лап девчонки, багровый паук только недовольно прорычал и одернул ее тонкие пальцы от себя, напоминая о том, что ей бы пора смыть краску. Та щёлкнула перед собой пальцами и убежала на веселе. Спайди, когда эпицентр суеты убежал, спросил у Амадея о стабилизаторе: «Чо, это действительно возможно - держать в стазисе Анти-Венома?». И маленький гений согласился с этим суждением, тщательно осматривая структурную проекцию состава перлония. Майлз снял маску и выпустил пар, все-таки красить девчонку - очень сложно, как они справляются вообще?! Паук внимательно осмотрел микроскопическое изображение минерала и удивился:

— Ого, значит, не зря все-таки Кай погостила в родных краях Сэма, только без Сэма.

— Да, и ещё парочку незначительных моментов, —токсично прокомментировал Скарлетт. — и совершенно неважно, что злодей на свободе и может скопировать любого героя. И, кажется, воспоминания тоже.

— Таскмастер…? —интересуется Чо, — вдруг усовершенствовался.

— Я взял номер у матери ведроголового, может, она заметила нечто странное, —сказал Майлз. — может, что-то странное брякнул.

— Па-арни, смотрите! —от вздернутой двери паучки немного вздрогнули и направили шутеры прямо на нее, на Кай, что мотала лиловыми волосами, что переливались красиво на свету. — Как красиво у вас получилось, спасибо!

Поставив на стол кружки с чаем, предложила им выпить забавный чёрный чай, собранный Коррой. Холланд обожала чёрный чай с мятой, хоть и мама часто ее ругала, если всякий раз застаёт с кружкой любимого напитка. У Кайли аллергия несильная на мяту, но это не мешало ей пить. Да, высыпали красные пятна на руки ну и что? Не умрет же, верно? Ощутив в напитке вкус корицы, поняла, что обожаю этот аромат, но сам вкус не очень-то долюбливает. Парни поначалу несильно оценили энтузиазм девицы, что опустошила кружку залпом(так и зарождаются алкоголики со стажем). Вечером открыли окошко и оттого девушка замерла, спрашивая у них, мол, кто здесь, черт возьми, такой горячий парень?! Моралез без раздумий указал на Алого, а тот нахмурился и шикнул на него. Токсин, ощущая этот противный холод, вылез из тела девчонки и обратился к Скарли:

— Ты у нас тут настолько горячий что-ли?

— Какие-то проблемы? —столкнувшись с лбами, рыкнул тот на Клинтарца.

— Э-э, есть решение данной проблемы, —ответила девчонка и напялила на себя тёплый, мешковатый свитер тёмного тона. — Ну все, все. Брейк! Скарли, остынь, ты и так без этого горяч.

—…это комплимент? —немного озадачено спросил он.

«А ЕСЛИ Б Я СКАЗАЛ, ЧТО ОН ГОРЯЧЕЕ ТЕХ ЧИМИЧАНГИ С МЕТРО, ТО ПОСЧИТАЛ, ЧТО Я ФЛИРТУЮ. ВОТ ГАДЕНЫШЬ!» —завопил, не стесняясь, симбионт. Алый, с ошарашенным лицом, только смог застатт то, как мрачно позади девочки нависал красно-синий пришелец с далёкой планеты. И неизвестно с чего больше пасть в ступор: с нее или с него?

— А мне интересно, Симбионт имеют пол? —внезапно спросил Майлз. — Я так хоть подкину идеи для Корры, кажется нашёл новый пейринг.

Когда лучи тёплого солнышка припадают к горизонту корабля, то начинается треш. На всю Академию раздаются звуки удара пластмассовых колёсиков скейта об пыльный пол. И Кайлор остаётся лишь наблюдать за юной мед-агентом - Коррой Симмонс. Светловолосая, робко и так краснея, скрыла смущение за ладонями.

— О, ты на зов пришла? —смеётся Кид Арахнид.

— Какой зов? —когда скейт исчез, неловко поинтересовалась она, осматривая паучков. — Кайлор! Ты покрасилась? Тебе о-очень идет.

— Спасибо, парни постарались, —показала на Амадея и Моралеза.

— Так это ты, Корра? —Скарлетт перевёл на нее свое внимание. — Странно, о тебе впервые слышу. Собственно, несильно важно, нам нужно сейчас не расслабляться, а следить за состоянием Венома.

— Ой, а я как раз к нему! —вспомнила неосознанно Симмонс, мысленно отблагодарив героя за напоминание. Обошла стороной всех присутствующих и направилась к выходу, ближе к комнате с Флэшем. — как он? Парень неважно выглядел, страшно за него.

— Не в лучшем виде, —мрачно ответил Скарлетт,— и зачем тебе к нему?

— Но как зачем? —хлопает глазками та, — чтобы поставить витаминизированный препарат. Иммунную систему немного улучшить. Витамины необходимы даже такому здоровяку, как Флэшу.

— Медик, —поясняет Чо, потому что видит этот недовольный взгляд Алого, у которого черт пойми какие мысли. И почему Кай их никогда не читает или не слышит? Хороший вопрос. — она медик, Алый. Успокойся.

—… ясно, —и отвернулся.

— Хуясно, —дразнит Кай, отчего получает звездень от Скарлетта за очередной мат. — Ауч! Голову снесешь!

— Было бы что сносить,—издает смешок он.

— Не согласна с этим суждением, —протестовала Симмонс,— у нее есть что сносить, просто она использует голову не по назначению.

— Ты сука, Корра, —рычит Холланд,— но с тобой соглашусь. Кстати, а что за скейт у тебя ьыл призрачный? Разработка ФитцСиммонс?

— Тестировала, все верно, —кивает, — мне нужна чья-нибудь помощь из присутствующих. Я ростом не вышла, поможете с важным делом.

— Алый, —Спайди и Кайлор подтолкнули своего товарища, который был не очень доволен таким поступком. Симмонс, точно призрак, быстро закрутила у затылка пучок и кивнула Скарлетту головой, выйдя из помещения. Ее потрёпанный рюкзак и волосы так лаконично спадают, когда та спрыгнула с платформы. Спайди объямнил своему товарищу, что он последний, кто следил за состоянием Венома, а потому и должен пойти. Закатив глаза(наверняка он это сделал), паук удалился с места. Методично напевая песню себе под нос, девушка целеустремлённо шла по коридору и ощутила чье-то присутствие на потолке. Подняла голову и широко улыбнулась.

— Я думала, ты не пойдёшь, —говорит.

— Будто у меня был выбор, —сухо и без настроения ответил он и приземлился на пол. Каждый раз сердце у девчонки стучвло, а рука невольно ложиоась на рот, ибо так боялась, что он в один момент кто-то из паучков упадет.

— Не ворчи, тебе понравится, —покрутила пальцем в воздухе она, — ты всегда такой злой или только сегодня? Может, не выспался? Кстати говоря, чаще всего из-за недосыпа люди-…

— Достаточно, —отрезал, точно ножом такие грубые слова и пошёл вперёд.

Симмонс отвела взгляд и тяжело вздохнула. Когда они зашли в комнату, то блондинка ахнула и только после этого ощутила, как упала почва из-под ее ног, ибо много каких капсул было разбито. Благо, капсула с Флэшем была цела. Алый заметил ее, освещённое комнатой, лицо. Кажется, он даже смог разглядеть румянец, вызванный его пристальным взором.

— Ничего не понимаю, что произошло?—мотает головой из стороны в сторону она, — нужно убрать все это.

— Лучше займись Веномом, так пользы будет больше,—присев на корточки, Алый стал рассматривать следы улик, будто сам Шерлок. Только без Ватсона и без дедукции. Корра выпячила нижнюю губу и надула щечки, точно маленькая и обидчивая девчонка с детского сада. Как можно быть таким грубым с девушками? Симмонс поставила на металлический столик чемодан с инструментами и стала распечатывать перчатки, замечая краем глаза, как Скарлетт осторожно убрал осколки. Открыв капсулу, проверила свою маску и состояние пациента - все в норме.

— Воспалениий не обнаружено, практически раны затянулись. Я уверена, что он скоро встанет на ноги и сможет помогать вам, —бодро рассекла тишину Корра, не заметив даже, как провела осторожно инъекцию, согласно инструкции и назначению врача. Завершила небольшую медицинскую помощь, и неловко обернулась к герою, который уже стоял позади нее, в трех-четырех шагах от нее. — Не мог бы ты…достать тот прибор? Вон, там!

И указала. Он как назло находился на самой верхней полки, но Алому было плевать на такую преграду - пустил паутину и прибор точно в руки упал. Парень спокойно и осторожно протянул ей, как оказалось, дезинфектатор. Он своими лучами мог обезвредить любую поверхность, любой предмет.

— Спасибо большое, Алый Паук, —благодарит его кивком, — хочешь настроить сам внутренню среду капсулы Венома?

— Не горю желанием возиться с этим, —и отвернулся.

— Я что-то не так говорю, ибо почему ты так грубо разговариваешь? —Симмонс открыла крышку прибора и сменила картридж. — Я же не враг тебе, Алый.

— Я не разговариваю грубо, я всегда такой,—в его тоне ощутилось лёгкое вздрагивание. Корре не понравилось - Корра будет бить деликатно в лоб. — Да и какая тебе разница? Делай свое дело. Молча.

Стоит ей утереть слёзы с щёк, ощущая под ладонями шершавость высохших дорожек. Как стыдно-то. «Ты ужасный грубиян» — взвыла Симмонс и вылетела с комнаты, оставив даже чемоданчик. Шмыгнула носом, проморгалась перед зеркалом в уборной. Поднялась с трудом с тумбочки, будто не на своих ногах: набитые ватой или, наоборот, негнущиеся и деревянные, как будто коленные суставы перестали выполнять свою функцию. У нее на щеках подтекшая тушь, точно смола, стекала размытой дорожкой по подбородку. Сердце и душа девушки ранимое, любой крик или претензию - не выдерживала. Но делала свое дело тихо, прекрасно. Раздался глухой стук. Оборачиваться и вовсе Корре не хотелось. Стук повторяется. Нетерпеливый, от чего-то злой, что кажется почти чудным: как стук может быть злым? Дверь открыть получается со второй попытки, ухватившись за ручку. Пальцы практически не дрожат. Практически.

— Кайлор?

Голос низкий, осиплый, немного гнусавый даже, потому что от собственной слезливой раздробленности заложило нос, и горло царапает чёткой необходимостью прокашляться, чтобы избавиться от вязкого кома в нём. Стоящая перед ней бунтарка окидывает её взглядом с ног до головы. Да уж, что-то реально случилось, раз Симмонс забежал в уборную зареванная.

— Мать, ты чего ревешь? Птичку жалко? —и это была очередная локальная издевка Холланд, — прости, я шучу. Что случилось?

— Скажи, а твой друг-паук всегда так грубо говорит и наезжает? Или я какая-то дура? —вытирает осторожно ладонями, но в итоге сильнее размазывает по румяным щечкам. Её подруга кажется такой напряжённой, что это почти смешит. Тишина не успевает накинуть свои сети, подобно паутине, потому что Кай открывает рот, но чужой голос, ясный и сильный, полный заиндевевшего безразличия, раздаётся из коридора:

— Я же сказал, это мой нормальный стиль общения.

— Алый, тебе с правой, с левой или, черт, на прогиб? Иначе, какого хрена я узнаю, что ты напугал моего друга? —раставив руки на боки, заявила фиолетовласая. — Хоть бы извинился!

— За ее болтливость? —криво усмехнулся,— и я не говорил, что ты дура или что-то подобное. Что за детские глупости?

Симмонс смогла собраться с мыслями и наскребла спокойствия со всех углов. Иначе ни одного слова связного не получится произнести. Та вздыхает в ответ. Смотрит куда-то в сторону. Наверное, ему кажется, что смущённо, потому что она кожей ощущает, как он смотрит укоризненно на Холланд.

— Я тебе язык откушу когда-нибудь, ясно? Не смей упрекать ее за то, что она болтлива. Корра делает все, что может. Да, ее порой трудно заткнуть, но ей просто грустно бывает на смене. И в этом нет ничего плохого.

Он делает шаг вперёд, к ней. Симмонс извиняется перед ними и убегает прочь. Зараза. Только Скарлетт, точно хищник, шел прямо на носительницу. Кай — шаг назад, сцепляя пальцы перед собой, выламывая их. Но ничего не помогает, так как он вмиг оказывается на расстоянии меньше вытянутой руки. Коридор ужасно сужается. «что-то ещё добавишь или это все?»—через зрачки костюма так и читалось назло.

— А смелости хватит откусить? —и этот вопрос был задан совершенно спокойно и, по интонации, показалось, что с какой-то довольной насмешкой. Будто она не сможет этого сделать. Фиолетовласая покорно поднимает подбородок и издевательски скалится тому в лицо. Касание разжигает пламя уверенности.

— Уж поверь, мне хватит, —ударил локтем его по плечу и ушла вперёд.

Во время засухи, Человек-Паук с Железным Пауком, Майлзом и Алым откликаются на сигнал бедствия, который идёт от заброшенного торгового центра в Квинсе. Кай, зевая, закинула ноги на подлокотники дивана и уткнулась в подушку. Токсин урылся в теплую шею. « тебе никогда не хотелось уехать куда-нибудь на пару дней? просто уехать» —говорит. Может и хотела: взять с собой рюкзак, несколько шоколадок, наушники, камеру и самого близкого человека. Может, хотелось скрыться ото всех глаз этого мира, которые когда-либо на нее смотрели. Отчаянно убежать в неизвестном направлении, оставив за спиной все свои незаконченные действия, вдыхая так жадно запах свободы и умиротворения.

— Ты так и будешь валяться на диване? —едко интересуется Скарлетт.

— Могу пододвинуться, —язвительно поиздевалась та, но, осознав, тут же подскочила и стала отмахиваться от парней! — ладно-ладно, иду уже.

«С твоими-то шутками, ты когда-нибудь точно… » —отвечает паразит.

«Да не боись, это же Паучки, что они сделают?» — по ее флуоресцентным губам и ухмыляется, зная, что вслед за испуганным шёпотом последует хохот. Носительница всегда была бесшабашной - воплощение дерзкой свободы, чёрт так и манит обуздать, подчинить своей воле. «Тебе напомнить?» —с ядовитым смехом спрашивает. Сияющие глаза с хитринкой вдруг наполнились чем-то смиренным, покорным, ласковым.

— Всё нормально? —внезапно спрашивает Майлз у нее, которая позабыл вовсе, что находится на Паук-джете.

— А? Да-да, все нормально, —резко отвернулась, и копна волос вдруг ударила по лицу, вынуждая недовольно рыкнуть. Ненавидит, когда так делается, — просто задумалась.

Эмоции рано или поздно улягутся, а вот чувства вечны. Достает покоцанный телефон и задумывается после непродолжительной войны с ветром, силой удерживаясь от ругательств — им режут слух. Паучок, с заботливой улыбкой, поддержал разговор, отмечая, что ей стоит порой отключить такой кипящий мозг. Ага, смерти хочет? В одном безумном далёком метре, и непослушные пряди развеваются, грозя снова щёлкнуть по носу.

— Если она будет такой же, как ты, нашей команде придёт конец, —отмечает правдиво Амадей.

— Нам одного такого Человека-Паука хватает, а два - ещё хуже, —соглашается Алый. В такт своим мыслям, похоже, ощутив запах масла, возвращаешься на землю и лениво выхватывает из его рук планшет. — Хэй, советую отдать.

— Ты же ждал, когда я выговорюсь и проорусь на тебя? Вот и ещё подождёшь, не поседеешь, —что-то накликала, натыкала и отдала устройство. — М-да, ничего интересного. Ты хоть тайком читал выпуски про щеночков что-ли. Не знаю.

— Ты… нормальная вообще? Какие щеночки?… —не понял Алый Паук.

— Она имела ввиду, что ты настолько скучный, что даже тайных предпочтений на планшете не имеешь, —пояснил Моралез. Они, найдя пустую герметичную комнату с Гидроменом, у которого есть преступное прошлое с Ником Фьюри, обнаруживают, что того, кого искали - нет. Однако, при транспортировке нового человека на Трискелион, Железный Паук просматривает данные о том месте. Спайди же видит, как пассажир дружелюбно разговаривал с Кидом и Алым. Предпочитая держать дистанцию, Холланд сидела в углу с запрокинутыми ногами до того момента, пока мужчина не спросил:

— Ты выглядишь мрачной, что-то случилось?

— Мрачной? А разве это не по части Алого? —смеётся Арахнид,— молчу, все.

— Я не мрачная, просто кто-то поспать не дал.

— Я вообще тебя не трогал, —возмущается Скар.

—…а ты тут причем? Я про Токсина.

— ХА-ХА-ХА, —Майлз согнулся пополам в дикий смех. Вот только хиханькам пришел конец, когда Железный понял, что Гидромен - плохой парень. Внезапная схватка на корабле заставляет сделать вынужденную посадку совсем рядом у дома тёти Мэй. Отпрыгнув вместе с Питером в сторону, симбионт хотел выйти наружу, но та остановила его, сказала то, что он в данном случае бессилен. «Все плохо, очень плохо» — она любит констатировать факты, это так не вяжется с ее сиюминутным образом. Девушке не нравятся такие моменты-быть на грани. Ещё немного, и поток воды лизнёт оголённую кожу. Смыв всех героев потоком воды, Алый брезгливо отметил, что не любит быть мокрым. В голове Симбионт пошутил, сравнив его в котиком.

«Как быстро мы что-то придумаем?» — Спайди разрушает всю атмосферу, а где-то на улице слышится тяжёлый хлепок воды о землю. Токсин сдерживает гнев, не желая поранить девичьи превосходные пальцы. «Током, можем?» — кидается фиолетоволоса в сторону, чётко зная, что Пит последует за ней. Грациозная, дикая кошка. Только на секунду им стоило перевести внимание от врага, как откинуло их к Алому. И Паркер, понимая насколько тётя в угрозе, просит помочь непокорного паука защитить ее.

— Стоп, стоп! Почему не я? —спрашивает Холланд.

— Потому что ты нужна здесь, Алый прекрасно выполнит эту задачу, —поясняет тот,— я знаю, что ты хочешь сильнее защитить ее, я тоже. Но ты нужна нам, здесь.

— Я услышала, —кивнула,— если с нее хоть волосок упадёт…

— Я понял, —и Скарлетт мигом скрылся. Парни и девушка сражаются с Гидроменом, до тех пор, пока Майлза не откидывает в длинную дорогу, прямиком к ногам, внезапно появившиейся ему на помощь, носительницы потомка Резни. И,блокируя очередную атаку врага, она слышит от него, что она крайне грубая и ужасная. Это выводит. Почему же никак не выходит успокоиться? Почему рана, нанесённая ей на друге, оказывается такой глубокой и на ней, раз не перестаёт кровоточить даже сейчас? Почему она не может переждать и не падать в грязь перед этим человеком с прогорклым унижением? У нее очи жестокостью наполняются. Ей обидно. Обидно. Обидно.

— Я не смогу тебе помочь, если не узнаю сути, — произносит Токсин медленно, а после берёт её за лопатки и тянет вперёд, к прямой смерти. В груди предательски ёкает. И воспоминания вовсе не перед глазами мелькают — они разгораются чужих касаний на коже.

— Йо, ты не порви воду, перетрудишься, —ухватывает за плечо ее Кид.

— Тц, слабоумие и отвага - твой конек.

— Парни, у меня есть идея! —Железный сообщил. — И девушка.

— Боже, ну отнес бы к парням. Мелочи жизни, —Кайлор кивает, вновь и вновь сцепляя и расцепляя пальцы в замок. До тех пор, пока Майлз не накрывает их своей рукой со спокойствием. Ощущение от происходящего странное, покалывающее немного: мурашки ползут по коже, похожие на маленькие иголки. Как только Арахнида вместе с Железным выбросили на другую улицу, Паркер пытался пустить на него паутину, отвлекая. И тут же, назло показались Мэй и Алый.

— Вероятно, ты совсем с катушек съехал - раз привёл тётю Мэй сюда?! — горько замечает, отвечая в тон. Скарлетту до сих пор в шоке оттого, что Паучок - племянник Мэй. Ей бы глаза опустить, ведь парню совершенно не стоит видеть, что она в шаге от того, чтобы выплеснуть злобу.

— Ничего я не приводил. Атака прошлась по дому, я оберегаю её. Понятно тебе? — голос героя тих, но каждое слово бьёт вровень удару сердца. — или есть ещё какие-то претензии?

— О, подожди, —она встала на месте, достала с сумки блокном, из которого сложенные бумаги выкатились, точно свиток в мультфильмах,— я ещё не все перечислила. Итак!

Моралез прилетает к Мэй ногам и приветствует ее друделюбно, отчего та удивляется, сколько же здесь Пауков?! Тот, шутя, говорит, что у них в своем роде клуб, в котором есть два агрессивных паука, что не могут найти точку смирения. Намёк был очевиден. Ныне его глаза такие тёмные, беспросветные, совсем не гранатовые— сплошной антрацитовый мрак. Хочется попросту утонуть в них и ни о чём не думать.

— Я все ещё держу на тебя обиду, что ты грубишь 25 на 8.

— Ты, как олень - упираешься. Я же сказал, что это не грубость, я всегда такой. Ты до конца жизни ворчать будешь?

— Эти двое всегда спорят? Кай, милая, ты все не можешь найти смирительную точку с мальчиками? — мисс Паркер едва улыбается. Отблески делают ее лицо гротескнее, черты — чётче, высеченнее резкими линиями. Хочется проследить пальцем тень от скулы.

— Могу, только есть два идивидума,у которых вместо головы - солома.

— Да когда ты затихнешь? — повторяет он. Давление мягкое, но всё же — это давление, пускай состоящее сплошь из уверенности. Алый Паук защищает тётю Мэй, которого она назвала его Беном Рейли. Это был странный и такой душераздирающий момент, когда гидро заморозили на время, а тетушка осторожно попыталась снять маску с лица Скара. Воин паутины осторожно перехватил руку и сказал, что ей может не понравится. «ну что за глупости?». Впервые за это время Кайлор увидела настоящее лицо Алого. Коротко состриженные волосы - элемент того, что тебя не схватят за волосы. Он чем-то ежика напоминал - также фырчит и пыхтит. Его ясные глаза в сочетании с расслабленными бровями складывали картинку того, что Скарли показал свое настояшее нутро - печальное. И как-то Холле стало не по себе. Мэй, назвав его Беном, поворачивается к фиалке и спрашивает:

— Как думаешь?

Она поднимает на него глаза и замечает его растерянный и неловкий взгляд, с такой же улыбкой. Вот черт, и слова спутались. Токсин хотел было врезать ей, да напомнить, но нет. Сама опомнилась.

— У вас прекрасный выбор, тетя Мэй. Тебе нравится? —обращается к парню.

— Может быть, —и приподнимает уголки губ.

После того, как Гидромена побеждают, Человек-Паук получает известие, что Квинджет, в котором перевозили Гидромена, был перехвачен Доктором Октопусом, тем самым получив Гидромена на свою сторону. Как только им пришлось сесть в корабль, Алый вновь натянул маску, но Холланд приостановила.

— Хэй, что не так? Ты всегда в маске, походи без нее.

— Откажусь, спасибо, —и надевает все же ее.

—… как знаешь, —и проходит вперёд,— а ты так мне напоминаешь моего отца, с той улыбкой. Тебе идёт улыбка, «Бен».

«улыбка?»

***

Ему порой кажется, что может сжечь весь мир, и раньше, если Веном говорил о том, что смотреть страху в глаза нелегко, но может помочь…то сейчас - его нет. В их реальности Веном находится в организации Гарольда, под его присмотром и в поисках идеального сосуда. Это дело трудное, когда показатели должны быть на высоте. Токсин жил в полицейском и знает, каково это трудно - найти общий язык с носителем. Пэт был…своеобразным типом, который искренне любил свою семью. Защищая ее, он не смог защитить себя. Скучал-ли симбионт тогда по Маллигану? Да, определённо. Но чувства - это слабость его инопланетного народа, нельзя быть слабым. Либо убьют тебя, либо ты их. Все элементарно просто! Сейчас же, ему остаётся наблюдать за тем, как Кай стучится в крохотную комнату Корры. Ни Джемма, ни Фитц не знали где могла быть эта девочка.

— Корра, —прозвала ее по коридору она.

— Да? —показался сзади голос, из-за чего Холланд испугалась и вздрогнула, — прости, не хотела вовсе пугать.

— Я…эм, да..Слушай, прости за ту стычку. Я знаю, ты берёшь все близко к сердцу и не привыкла к такой манере Алого…

— Все хорошо, он извинился, —неловко улыбнулась, и тут же заметила округленные глаза подруги, — что-то не так?

— Извинился? Он? Ты точно ничего не путаешь?

— Никак нет, —мотает своей светлой головой,— конечно, странно извинился, но сделал это. Не знаю, что на него нашло, но у твоего друга явный прогресс. Ты извини уж, но у меня встреча с кумиром! Ой, я тебе рассказывала-…

Корра, кажется, и вовсе не была заинтригована дальнейшем рассказом Кай о том, как выглядит Алый. Ей показалось, что Симмонс нравится этот парень, но, прочистив голову, выяснилось, что нет вовсе. Даже темные закаулки души не упоминали этого парня. А ей оно зачем? Тут, кажется, она больше парится, нежели та.

Подруга рассказала о том, как потеряла пропуск для входа на мероприятие, которого ждала больше, чем посещение автора книги. Стояла перед входом в здание плакала, наблюдая за тем, как счастливые девушки, получившие автографы и некоторое время для общения, выходили, переполненные эмоциями от того, что видели, слышали, касались того, кем они вдохновляются. А та роняла слёзы на асфальт.

«Да уж, разговорчивая у тебя подруга» —подметил Токсин.

Еще целый час перед зданием, пока не почувствовала чью-то руку на своем плече и не услышала голос, обеспокоенный ее состоянием. Когда услышала и увидела того, кто коснулся Корры, поверила в чудо. Уилл обеспокоенно смотрел на нее, а девчонкп еле выдавливала слова. То-ли от того, что долго плакала, то-ли от неверия в то, что видит его прямо перед собой. В тот день он доверился, в тайне пошел наперекор компании, чтобы дать ей свой личный номер телефона, и попросил взамен ее. Корра там чуть не упала в обморок. Симмонс не заметила, как стала больше общаться, устраивать встречи. А недавно слышала, как он звонил по видеосвязи мемберам в свой выходной и рассказывал раз за разом о том, что не жалеет ни капли, что остановился, пожалел и помог ей.

— Ого, этот Уилл так хорош? —Кайлор наклонила голову на бок, — погоди, ты влюблена в писателя?

— Д-да не влюблена… —эх, если бы Симмонс умела врать, то не спалилась с красными ушами перед подругой, — ну, может немного?… Кай, это же великолепно! Уилл…он честный, миролюбивый, любит слушать долгие лекции о цветах! Представляешь, ему нравится передача про щенят!

«Видишь, не одна ты такая конченная» —подсмеивается Токс.

— А ещё он носит забавный браслет, ну, такой знаешь… как ты плетешь! Удивительно, я такую же веревочку видела на Сэме. Ты ведь ему когда-то плела! Черненькая, с голубыми впадинами.

«А вот это не есть хорошо» —подумали оба, Кайли и Токсин.— «Ебушки-воробушки, а что, если…?о,НЕТ,НЕТ…»

— Корра, тебе нельзя идти, —схватила ту за запястье Кай.

— Чего?! —отцепилась, — что ты несешь?! Я этого всю жизнь ждала, а ты говоришь, что нельзя? Нет, Кай. Так нельзя! Ни себе, ни людям.

— Корра, он может оказаться потенциальным преступником, —трет виски подруга, — тем парнем, что прикинулся Сэмом. Он теперь не только может сюда попасть, но и использовать всю твою медицину, и технику ФитцСиммонс. Корра, прошу, не нужно всегда полагаться на чувства.

— Ты же полагаешься! —обидчиво вспылила, — Уилл - не тот парень, на которого ты повелась! Ты теперь в каждом парне будешь видеть этого идиота? Тогда почему ты в Алом Пауке не видишь?! А?

— Он Бен, —поправляет, — и не может быть тем парнем, только потому что я уже проверила.

— О, теперь ещё и Бен. Отлично! —махнула руками, — что дальше? Уилл окажется мимикриющим преступником, который захочет уничтожить нашу академию и выпустить Альбедо? Гениально.

— Ты не.. это гениально.

— Агрх, нет! Ты ненормальная! Хватит. Я иду с Уиллом, хочешь того или нет.

— Корра!

Но та убежала прочь. Мерзкий привкус во рту. Чувства оказались сильнее любого вируса, болезни и недуга. Эта мертворожденная армия грешных мыслей непобедима, но она не должна сдаваться, даже если проиграет тысячный бой.

— Друзья всегда бросают, теперь убедилась в этом? —спрашивает. Тьма заберет ее когда-нибудь в свои объятья, обволакивая праведным гневом,— я говорил тебе об этом.

— Ты не прав, Бен, —поворачивается к нему, — мы должны ей помочь. Это может быть тот парень, у меня предчувствие. Скверное предчувствие.

— Или у тебя паранойя теперь, везде преследуешь этого парня, потому что доверилась ведроголовому, который, ты думала, неровно дышит к тебе. Давай взглянем на это реально: тебе в глубине луши нравится этот парень, а потому ты не ожидала, что он так поведёт себя с тобой, а в итоге ты винишь себя за то, что не просекла это раньше.

Неистовый ужас, расправив свои черные крылья, расскажет всем, как глубока эта любовь, опоенная ядами страсти. У нее на лице прямо написано : “смотри глубоко в бездну. разве тебе не интересно, как долго придется лететь вниз?”.

— Именно поэтому мы должны проследить, чтобы она потом не винила себя, как я, —сказала, — прошу, помоги мне.

—…ты ведь не успокоишься? —спросил он, — предлагаю всем выдвинуться.

— Спасибо, —уткнулась ему в плечо носом, — ты прекрасный человек, Бен, знай это. И извини, что я так сорвалась на тебе, я была так зла на то, что Корра расстроилась.

— Ничего, все нормально, —одной рукой погладил по спине и отшагнул от нее на несколько шагов назад,— давай поторопимся спасать твою подругу, иначе ты всем уши прожужжишь.

***

Тогда время остановилось значительно. И дряхлые стрелки часов, покрытые легкой россыпью пыли, погрязли в хладном молчании. В стенах здания оно больше не движется, словно крохотные капли воды – замерло, укутываясь пеленой обжигающего мороза. Корра, подняв устало голову, прищюривается, чтобы увидеть что-то новое, что-то, что могла узнать. Все адекватное вокруг исчезает, на прощание касаясь ветхих стен, оставляя за собой разводы одичавшей пустоты. Симмонс отчётливо слышит ее – тишину, что тихо крадется по этому полу кафе, незримая, словно приведение. «я создам с тобой мир, пропитанный холодной смутой, сквозь который не слышен грохот оков, удерживающий меня здесь» —напевает кто-то в ухо. Дьявол собственной персоной, ему нужна девичья душа?! Шутка.

— Что происходит? —смотрит Симмонс и пытается дотянуться до коммуникатора, но руку передавливает массивный ботинок, — больно.

— Согласен, не всегда это приятно, —ласковый голос заставил поднять ей голову,— дам тебе совет, не таскай с собой оружие массового поражения.

— Уилл! —дернулась вперёд, но веревка не дала это сделать,— что ты делаешь? Отпусти пожалуйста. Ты не такой.

— Какой «такой»? —кучерявый парень мотает головой и начинает меняться в своем лице, — злой, вредный? О, нет, жестокий? Так вы ассоциацируете злодеев? Герои…

— Уилл, отпусти пожалуйста и мы спокойно поговорим, —нежно проговаривает, улыбаясь ему. Она – единственное, ради чего стоило бороться, но даже ее Уилл скормил леденящему ужасу надвигающегося пламени. — Чего ты хочешь?

— Мне нужен Альбедо, он на вашем корабле, —отвечает,— такие, как ты, не заслуживаешь познать истинную тьму. Ты заслуживаешь м-…

«Все, чего ты заслуживаешь — это тьма в конце тоннеля, ты исчезнешь там со мной, сдавленный оковами это великой ночи. И если ты хочешь увидеть виновника происходящего — достаточно просто заглянуть в зеркало»— прочитировала она своего кумира, точно помня страницу, помня строчку. Рядом с ней окно вдребезги разбилось на миллион осколков и из нее выскочили команда Паучков, среди которой показалась в поле зрения Уилла Кай. Встав в боевую стойку, скакнула назад и захватила голову врага двумя руками. Нанеся прямой удар левым коленом, она выкрикнула:

— Давайте напрямую - он заслуживает пиндюлей. Вот и все.

— Кай! —позвала Симмонс и заметила, как веревку перед ней жалом перерезал Бен. — Бен? Откуда-…

— У твоей подруги хорошая чуйка, как у собаки, —поясняет Кид.

— Тебе повезло, что она этого не слышала, —напоминает Рейли и подхватывает бережно на руки Симмонс, отчего та интуитивно обхватывает его руками и начинает визжать, когда тот поднялся в высоту. Отпустив ее на землю, то здание начало то взрываться, то выкидывать Паучков. — он что-то говорил тебе или причинял боль?

— Б-больше, никогда… —задыхается, — никогда так не делай, я чуть на латыни ругаться не начала. Насколько я помню, он говорил, что ему Альбедо нужен.

От взрыва рядом, блондинка прикрыла уши и присела на колени, начиная молиться. Корра снова кусает нижнюю губу, глядя на свои ноги, чуть посмеивается нервно. Уилл выходит вальяжно, устало оттуда, наблюдает за ней. Не стоит думать, как вообще происходящее выглядит со стороны, но та всё равно — думает, пускай голова начинает ныть, наливаясь противной, стальной тяжестью.

— Корралейн Симмонс, —отряхиваясь от штукатурки, говорит тот, — ты вроде говорила, что злодеями становятся те, кто сильно любили, но их не признали. Ты так сильно привязалась к этому стереотипу, что даже не поняла, что я для тебя - не злодей.

Ей не становится легче от мысли. Возможно, эта соль от слез осела и на костюме Алого. И совершенно не легче от осознания, что ему пришлось вообще её утешать.

— Злодей — это просто жертва, чью историю не рассказали, — проговорила Корра и поднялась на ноги. На атаку жалом Алого поступила точно такая же сталь. Звякнул металл. Одернув руку, Уилл откинул Бена ближе к перекрестку. Эти стены зданий малы ему в плечах, и от этого осознания в груди что-то стягивается. Когда юноша, лет 20 уж точно, замахнулся на Рейли, у которого маска чуть порвалась, тонкие руки блондинки перегородили ему путь.

— Не трогай его! Он хороший! —говорит.

— Он? —смеется Уилл, будто ему рассказали нелепую шутку, — сомнительно. Пару раз жизнь спасти и он хороший?Забавное у тебя представление о нем. Корралейн, чем ещё насмешишь? Кажется, твоя подруга решила оставить все веселье на вас, интересная такая. Я был готов даже задницу рвать, чтоб под когти не попасться.

— Если для тебя все это было шуткой, то для меня-нет. Ты действительно нравился мне, даже…если скрывался за маской писателя. Я уверена, в тебе ещё осталось что-то хорошее! Уилл, прошу! —острожно прикоснулась к его чуть щетинистому лицу. — ну и урод же ты.

И тем же резким рывком нанесла прямой удар левым коленом. Тот согнулся пополам и она его тут же скрутила, заломив руки и пристегнув на запястья специальные наручники. Распустив столь же пафосно свой низкий пучок, провела Симмонс по своим локонам и присела на корточки, обращаясь к Уиллу:

— Скажи, пока тебя Щ.И.Т не забрал, ты был честен со мной? —интересуется, прижимая руками его часть лица к асфальту.

«Не с тобой» —сплюнул сгусток крови он и тут же прилетели солдаты Трейкеллера, скрутив злодея. Удаляясь, к ним побежали Кид и Кайлор. Холланд заметила довольную насмешку на лице парня и услышала в мыслях: «а с тобой…». У той по спине муражки пробежались от страха. Корра протянула Бену руку и тот спокойно встал.

— А ты не такая уж и тихоня, —говорит Рейли, усмехаясь, — спасибо, Корра.

— Не люблю насилие, но иногда такие глупые мальчики не понимают другого языка, —вздохнула и глянула украдкой на Уилла, — а я чуть ему сердце свое не отдала. Спасибо, что пришли на помощь. Кай…

— Я знаю,—улыбнулась Холланд, — всем свойственно ошибаться. Однако, чаще всего, насилием можно решить такие проблемы.

— Предпочитаю деликатно внушить реальность,—ответила Симмонс, — вот блин, колено теперь долго будет болеть, с непривычки.

— Ну, да, не каждый день же ты бьёшь парня, который тебе понравился. Надо бы потом с ним поболтать, или с Альбедо. А то мне вся эта сцена дешевая не понравилась. Вы же догадались, что он ебанутый и специально попал в Академию?

—…что?—переспросил Кид, — и мы дали ему возможность?!

«Нет, его переведут в последние камеры, под пристальный надзор!» —по коммуникатору сообщил Амадей. —«Не те, что рядом с Альбедо, на другом конце»

— Звучит крайне по-идиотски, —прокомментировал Алый.

— Не думала, что скажу это, но я согласна с Алым Пауком, —подала голос Симмонс, — но допрос необходимо провести.

— Как будто со мной соглашаться - это удивление? —сморщился юноша. Он ворвался чрез запертые двери души блондинки, как острый северный ветер. Как неудержимый порыв, срывающий озябшие листья с нагих ветвей. — Я единственный в команде, кто трезво оценивает ситуацию и мог предложить грохнуть его.

— Беру слова обратно, я не согласна с тобой и ты не трезво оцениваешь ситуацию, —призналась. Через его горячее дыхание она чувствует напряжение. А потому она отвернула голову и не стала смотреть на него. Себе дороже. Почувствовала резвым бегом по воздуху разносится смех Майлза, золотой пеленой перекрывая пасмурные крыши. «Плевать» —произносит с отдышкой он и протягивает ее сумку, с которой никогда не расставалась. С виду обычная, поясная сумка, а сколько с ней истории. Он ничего не говорит, только ждёт, когда та наконец заберёт свою вещь.

— Где ты ее нашёл? Совсем растяпа, оставила где-то, —кивает, точно китайский балванчик, повторяя благоданость раз за разом. У Алого какой-то смешок раздаётся, а у той уши начинают пркрываться краской и смущением. — спасибо, она мне важна.

— Ты прикрыла меня, я нашёл твою вещь. Мы квиты, —и вновь говорит это с холодком. Он точно какая-то машина, хоть его пронзи лезвием проклятого кинжала. Кайлор чуть подтолкнула Бена вперёд, к собеседнице, и уволокла за собой Кида, мол, взрослым надо поговорить. Все дела и бла-бла. Корра поворачивается к Холланд и начинает пищать в панике, у нее во рту появился привкус панической атаки. Что же делать? Вдох. Выдох.

— Я что-то не так снова сказал? —режет словами по сердцу, отчего так становится ещё хуже.

— Что? Нет, нет, нет. Все хорошо, ты нормально говоришь, да и вообще говорил нормально. То есть да, ты нагрубил тогда, но голос у тебя красивый, ну то есть я имею ввиду, что я не люблю твой голос или тебя в общем, а то есть. Боже мой просто не слушай мой бред, я просто хотела сказать, что все в норме.

У нее в голове табун мыслей, от “разрежьте меня и скажите, что внутри” до “объясните, что со мной, потому что я устала гадать”. Как только Рейли шагнул вперёд, ближе к кораблю, та схватила его за локоть и сказала:

— Кай сказала, что тебя зовут Бен. Это так?

—…да,—голос робеет, дрогнул, — а что?

— Нет, ничего, —и осторожно отпустила, — красивое имя, оно означает что-то ” быть добрым и смелым”.

Мертвые символы, стершие все частицы, из которых она состояла— будто в огне пылают пред глазами. И такое чувство, что ее накрывает лавина, и под тяжестью начинает задыхаться. Знает, не было ни единой возможности выбраться, и это единственно возможный вердикт. Алый отворачивается и кратко, отчётливо посмеялся.

— Наверное… —пожал плечами,—ты идёшь, или здесь хочешь остаться, Корралейн?

— Лучше не звать меня так, —робко улыбнулась ему, поравнявшись с ногами и шагом, — оно мне напоминает прошлое, о котором я не хотела бы помнить.

— Какая-нибудь убийца или профессиональный злодей? Или шпион?…

— Что-то между первым и последним, —с такой же улыбкой сказала она и хихикнула над ним, — ты же не напугаешься меня?

— Смешно, ты и мухи не тронешь.

— Правда за тобой, муху не трону.

«Но трону людей, или тебя»

***

— Ого, тебе эта футболка идёт больше, чем мне когда-то, — мягкий женский голос раздаётся прямо за ее спиной. Кай вздрагивает неосознанно и машинально отшатываешься в сторону. Стоит только развернуться к источ