КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471202 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219763
Пользователей - 102130

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Девочка с острова драконов (fb2)

- Девочка с острова драконов (а.с. Девочка с острова драконов -1) 746 Кб, 171с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Даша Семенкова

Настройки текста:



Даша Семенкова Девочка с острова драконов. 1. Девочка с острова драконов

О том, как на Острове Драконов поселилась Абигаэл

Ранним утром на убывающей луне месяца каилу дракон Наго пролетал над бескрайними водами океана, возвращаясь из долгого и весьма утомительного путешествия. Заскучав в одиночестве на своем острове, он совершал прогулку в дальние земли. Заодно навестил в юго-западном море старшую сестрицу, Бору Санианг. И теперь, завершив все необходимые дела, направлялся домой, на восток. Он вовсе не искал новых встреч, а уж тем более не собирался кого-то спасать – просто решил замедлить свой полет, чтобы полюбоваться рассветом над океаном. А может быть, могущественные чужие боги направили его в тот день на помощь человеческому детенышу, которого они оберегали, и Наго повиновался, сам того не ведая. Ведь никому из смертных, даже дракону, не дано знать наверняка, которым из своих деяний он исполняет волю богов.

Как бы то ни было, дракон летел не быстро и не высоко, а потому смог заметить странную лодку. Она дрейфовала, уносимая течением, и люди на борту не подавали признаков жизни. Приблизившись, Наго понял, что хрупкое суденышко попало в отбушевавший на днях шторм: парус был сорван, от мачты остался лишь обломок, а плыли в нем мертвецы.

Омраченный столь печальным зрелищем, дракон хотел отдалиться, дабы не осквернять себя прикосновением к смерти, как вдруг почуял слабое, но явно различимое дыхание жизни, исходившее от одного из тел. Он задержался, присматриваясь. Девочка с белой кожей и светлыми волосами, хорошенькая, словно кукла, еще не умерла, пусть и была очень слаба и на вид не отличалась от мертвой. Наго знал – такие люди приплывают с далеких западных земель, и их появление не предвещает ничего хорошего.

– Ты принадлежишь Бору Санианг, – строго сказал он девочке, которая не могла услышать. – Как все, что забирает шторм. Ты предназначена в дар сестре и в пищу ее рыбам.

Однако девочка была все еще жива, и оставить ее здесь было равносильно убийству. Озадаченный Наго скользнул, как с горы, в набежавшую волну, нырнул, пронесся в толще голубой воды под бликами солнца. Взлетел, стряхивая брызги, засиял золотом и белизной, заложил круг над лодкой. И тут волна качнула борт, солнечный луч упал на лицо девочки и обрамлявшие его локоны, отчего те вспыхнули, будто угли, раскаленные добела. Наго залюбовался чудной, нездешней красотой ребенка – мертвенная бледность лишь подчеркивала ее, делая малышку похожей на призрака или искусной работы статую.

«Как хрупка и мимолетна жизнь, – подумал Наго. – Всего-то один удар сердца, один только вдох отделяют живое существо от смерти и разложения… Возможно, для этого дитя настало время завершить земной путь, и мне не следует сожалеть о ней, тем более мешать».

Вдруг капли воды слетели с тела дракона и упали на щеку девочки, похожие на слезы. Она попыталась издать стон, но лишь еле слышный вздох сорвался с губ последней мольбой о помощи. Сердце Наго дрогнуло. Дракон с досадой ударил по воздуху хвостом, мысленно обругал себя за чрезмерное любопытство, приведшее в ловушку, подхватил маленькое тельце и взмыл ввысь, прочь от плавучей могилы. Он нес девочку, чувствуя, что сил в ней осталось совсем немного, и вряд ли она доживет до заката, если ей не помочь. Будучи волшебным существом, Наго мог исцелить ее, но что ему делать с ней после? Ведь она пришлая, чужая. Людей ее племени убило море – даже вернуть девчонку некому.

 Тогда Наго решил не загадывать так далеко наперед. Что толку теперь сокрушаться, ведь он взял на себя ответственность за спасенную жизнь и должен нести эту ношу с достоинством, покуда не сможет найти повод от нее избавиться. Поднявшись к облакам, он сверкнул на прощание золотым гребнем и растворился в воздухе, чтобы в следующее мгновение возникнуть рядом с островом, где был его дом.

На острове дракон соорудил для маленькой гостьи уютный шалаш из банановых листьев и ложе из самой мягкой, душистой травы. Силой своей магии он укрепил дух девочки, и она ожила: на щеки вернулся румянец, дыхание стало ровным и спокойным, с новой силой забилось сердце. Наго послал суетливых обезьян принести самых спелых плодов и самых красивых цветов, чтобы, проснувшись, девочка насладилась ароматами и утолила голод.

Покончив с хлопотами, Наго оставил гостью и отправился на вершину горы Саталибо, выше которой не было на всем острове. Он любил приходить сюда подумать о разном, нежась в лучах палящего солнца. Ни одно живое существо не смело нарушить уединение хозяина или прервать его размышления. Даже цикады, казалось, пели здесь тише. Наго частенько пользовался спокойствием этого места, чтобы всласть вздремнуть. 

Лишь одна сущность не обращала на запрет никакого внимания и могла заявиться в убежище дракона, когда заблагорассудится.  Это был не кто иной, как Раджа Онтонг, божество удачи, приносивший случайное счастье или нежданную беду, свободно бродивший в верхнем и нижнем мирах. Боги ли, демоны – все принимали его за своего. Имея характер жизнелюбивый и легкий, Наго охотно участвовал в проделках Онтонга, а Раджа Онтонг частенько наведывался на Остров Драконов, чтобы насладиться покоем и провести время в беседах с драконом, издавна слывшим мудрецом в срединном мире.

Сегодня Онтонг имел вид прекрасной девы с длинными волосами и глазами черными, как небо безлунной ночью. Одеяние девы было соткано из лепестков лотоса и крыльев стрекоз. Будто почуяв, что на Острове Драконов что-то изменилось, он явился, как всегда, без приглашения и сразу заметил неладное.

– Откуда здесь человек? – спросил Онтонг, склонился и втянул носом воздух над Наго. – От тебя несет человеком. Неужели его принесли тебе в жертву?

– Нет, – ответил Наго, жмурясь на солнце. – Я принес его... ее сам.

И рассказал, как все случилось. Бог удачи слушал и не верил своим ушам — причина такого поступка была ему непонятна. Людям позволено ступать на землю Драконьего Острова изредка и с опаской, дабы засвидетельствовать почтение и принести дары. Драконы с древних времен являлись воочию лишь самым достойным из людского племени, оставаясь равнодушными к жизни и смерти остальных. И вот Наго приволок сюда человека? Немыслимо!

– Для чего тебе человеческий детеныш, да еще отнятый у моря?

– Мне она вовсе ни к чему. Отправлю к людям, как только к ней вернутся силы.

– То есть ты подобрал ее и притащил на остров, чтобы потом отдать? Ничего за это не получив?  – воскликнул Онтонг, подумал немного и просиял, обрадованный удачной идеей. – А может, съедим? Должно быть, люди с запада особенно сладки…

Тонкие черты его исказились в улыбке-оскале, зубы вытянулись, превращаясь в тесный ряд острых, как иглы, клыков. В одно мгновение красавица обратилась в демона с жуткой гримасой на морде и безумием в глазах.

– Нет под луной такой сладости, что способна заглушить горечь нечистой совести, – изрек Наго, равнодушно глядя на метаморфозы, происходившие с другом. – Я не ем людей, ты ведь знаешь. Да и ты давно оставил эту склонность, Онтонг.

– Вовсе нет, – божество втянуло зубы, село, сложив руки на коленях, и вновь превратилось в прелестную юную деву с невинной улыбкой на милом личике. – Если бы мне принесли в жертву человека, я бы с радостью им закусил. Ты ведь тоже не был так снисходителен к людям до тех пор, как тот старый пройдоха заморочил тебе голову, Наго. Впрочем, ты хозяин этого детеныша и тебе решать, как им распорядиться. Может быть, покажешь свою находку?

Желая уйти от продолжения давно начатого спора о природе добра и зла и об истинности учения, которое много лет назад ему передал один странствующий монах, Наго поспешил согласиться, взяв с Онтонга обещание не являться перед девочкой, дабы не напугать ее до потери рассудка. Безумное человеческое дитя ему уж точно было совершенно не нужно.

Тем временем Аби проснулась и сразу почувствовала, что все вокруг изменилось. Вместо качавшегося жесткого дна лодки и шума волн – мягкое ложе и щебетание птиц. Солнце больше не жгло сквозь закрытые веки, будто девочка очутилась в тени деревьев. Пахло незнакомыми цветами и фруктами. Ей не было плохо и больно, как раньше, разве что немного хотелось пить.

«Я умерла и попала в рай», – догадалась Аби. Она попыталась вспомнить, испытывают ли жажду в раю, но то ли падре ничего об этом не рассказывал, то ли она недостаточно прилежно слушала урок, и в памяти ничего о жажде не нашлось. Аби оставила попытки и решилась наконец открыть глаза.

Она обнаружила, что лежит в хижине, крытой огромными листьями какого-то диковинного растения, рядом расстелена циновка, на ней цветы и плоды, большинство из которых Аби ни разу в жизни не видела. Наверняка из райского сада! Решив отведать небесную пищу, девочка робко потянулась было к грозди маленьких ярко-желтых бананов, как вдруг заметила краем глаза движение. Обернувшись, она увидела обезьянку размером с кошку, сидевшую на краю циновки и уплетавшую оранжевую мякоть какого-то плода. Аби вспомнила, что это папайя – матросы покупали такие. По вкусу напоминает тыкву, только слаще.

Аби вспомнила матросов, шторм, крушение, долгое плаванье на лодке с мертвецами, похожее на кошмарный сон, отца, который остался на тонущем корабле, и загрустила. Пробовать фрукты сразу расхотелось. Обезьяна, настороженно наблюдавшая за Аби, убедилась, что та не собирается ее прогонять, и вернулась к своему лакомству. Аби шмыгнула носом, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Она умерла и лежит сейчас в той лодке. Никогда ей не вернуться домой, не увидеть маму…

– Очнулась? – раздался незнакомый голос. Красивый, чистый, звучный – именно такими голосами и должны говорить ангелы. Передумав плакать, Аби оглянулась в предвкушении, но увиденное заставило ее закричать от ужаса.

Ибо в хижину заглядывал вовсе не ангел, а жуткое чудовище. Оно походило на огромного змея с мордой льва или тигра и мощными лапами с острыми когтями. Тело его словно покрывала тончайшая кольчуга снежно-белого цвета, а гребень на спине сиял золотом. Золотой была и корона, венчавшая голову чудища. Таких существ не могло водиться в райских кущах, скорее оно напоминало демона из преисподней.

– Зачем так вопить? – сказал Наго и поморщился. За спиной раздался смешок невидимого и неслышимого для девочки Онтонга. – У меня уши заложило от твоего визга.

– Ты… – Аби еле могла говорить от страха, – ты пришел забрать меня в ад?

– Это мой остров ты назвала адом? – воскликнул Наго обиженно. – Воистину, человеческая неблагодарность не имеет границ! Находясь в гостях, могла бы и скрыть недовольство, тем более что не успела осмотреть все как следует. Ты даже сада моего не видела!

– Сада? – переспросила вконец растерянная Аби. Ее губы задрожали, на глазах выступили первые слезы.

– Нет-нет-нет! Даже не вздумай плакать, – Наго попятился, убирая голову из хижины. Впервые человек вел себя подобным образом: обычно люди выражали радость и почтение, ведь встреча с драконом сулила большую удачу. Оказавшись целиком снаружи, он взмахнул хвостом и растворился в воздухе, продолжая при этом говорить. – Наверное, вы совсем невежественны у себя на Западе, раз мой истинный облик так тебя пугает.

В тот же миг на месте, где только что был дракон, возник худенький юноша с белыми, как снег, волосами. Голос его звучал теперь тоже по-мальчишески.

– Здешние люди находят меня величественным, – закончил он, зашел в хижину и сел напротив Аби, скрестив ноги.

Они немного посидели, глядя друг на друга настороженно: Абигаэл, единственная выжившая в кораблекрушении пассажирка так и не доплывшей до Индии каракки, и Наго, дракон с острова, о существовании которого на родине Абигаэл никто и не слыхивал. Аби пугало, что хоть он и принял человеческий облик, но в самом деле не человек вовсе, да и теперь странный – никогда она не видела людей с такими белыми волосами и глазами цвета золота с узкими лезвиями змеиных зрачков. А Наго помнил, что пришельцы с Запада были чужаками, поклонялись чужим богам и слыли алчными, лживыми и жестокими. Пусть сейчас перед ним всего лишь беззащитный ребенок, но дети растут.

– Как твое имя? – спросил, наконец, Наго.

– Аби… Абигаэл, – ответила Аби, немного осмелев. – А твое?

– Наго, – сказал дракон и запустил бананом в прятавшуюся за травяным ложем обезьянку. Обезьяна бросилась вон, вереща. Банан она, однако, прихватила с собой. Девочка украдкой хихикнула.

– А почему у тебя корона? Ты что, король? – она окинула его взглядом. Из одежды на странном мальчике был лишь кусок узорчатой блестящей ткани, обернутый вокруг бедер на манер юбки. – Король дикарей?

– Вот невежа, – фыркнул Наго, оправляя складку на роскошном саронге, в незапамятные времена присланном ему одной из дочерей самого великого министра Гаджи Мады. – Я дракон. Ты же сама видела.

На лице девочки снова появилась испуганное выражение. Наго протянул ей банан, чтобы немного отвлечь. Аби осторожно взяла из его рук угощение, но есть не стала – повертела и положила рядом с собой. «Наверное, она не любит бананы, – подумал Наго, – вот и кормит ими обезьяну. Но ей нужно поесть». Он взял плод салака и предложил гостье. Та посмотрела с опаской. Наго догадался, что чужестранка ни разу салак не видела, очистил фрукт, съел одну дольку и дал остальные девочке.

– Ешь. Это вкусно.

– Я не голодна, – она помялась и добавила: – я пить хочу.

Наго понял, что забыл принести воду. Тогда он взял молодой кокос, пробил в нем отверстие, вставил в него полый стебель тростника и предложил Аби.

– Я дал тебе своих жизненных сил, но их надолго не хватит. Ты должна есть, чтобы восстановить свою силу.

Аби послушно взяла похожие на чеснок дольки странного плода. Понюхала – чесноком не пахло. Откусила немного. На вкус он оказался вовсе не едким, а сладким, и Аби поняла, что и вправду голодна. Она съела пару этих фруктов, заботливо очищенных для нее от кожуры, похожей на змеиную шкуру, и банан, и кусочек оранжевой папайи. Существо, назвавшееся драконом, наблюдало за ней с довольным видом.

– Разве драконы такие? – пробормотала она, в свою очередь задумчиво его разглядывая. – У драконов крылья. И они дышат огнем. И летают.

– Дышать огнем? Я же не демон какой-нибудь! А для того, чтобы летать, дракону крылья не нужны.

– Без крыльев летать невозможно, – сказала Аби недоверчиво. Наго нахмурился. Еще никто из смертных не говорил с ним так непочтительно, тем более не смел упрекнуть во лжи.

– Как же, по-твоему, ты попала сюда, дерзкая девчонка? Я нашел тебя в море, умирающую, и принес на свой остров.  

– Значит, я не умерла, – сказала Аби. Внезапная догадка посетила ее, заставив отшатнуться. Глаза округлились от страха. – Ты собираешься съесть меня, да?

– Хотел бы – давно бы съел, а не слушал твою болтовню, глупая девчонка! – воскликнул Наго, с досадой хлопнув ладонью по колену. – Когда снова будешь здорова, я отнесу тебя к людям. А пока ты моя гостья. Благодарности, похоже, я не дождусь, так постарайся, по крайней мере, не доставлять лишних хлопот. 

Сказав это, дракон вышел из хижины. Аби поняла, что обидела его, и ей стало горько, ведь странное существо в самом деле было добрым к ней: спасло от смерти, привело в свой дом. А она повела себя так невежливо. Что сказала бы матушка, узнав об этом? Наверняка огорчилась бы, а то и наказала. Следовало немедля попросить прощения.

Аби выглянула наружу и застыла на месте, позабыв обо всем. Перед ней возник сказочно прекрасный сад. На поляне, залитой солнечным светом, росли цветущие деревья, источавшие дивный аромат. Под ногами стелилась шелковистая трава, радовавшая глаз сочной изумрудной зеленью, а на тех деревьях, что не цвели, висели гроздья странных плодов – Аби раньше никогда таких не видела. Неподалеку бил источник чистейшей воды, прозрачным ручьем убегавшей в лес. Огромные разноцветные бабочки медленно кружились среди листвы.

– Куда это ты собралась? – Наго спрыгнул откуда-то сверху, приземлившись прямо перед девочкой. От неожиданности она вскрикнула. Наго поморщился, и в ярком свете Аби заметила на его носу и щеках россыпь крохотных веснушек, сверкнувших в лучах солнца, как золотой песок. Остатки страха перед оборотнем тут же развеялись: разве может быть страшным тот, у кого нос в веснушках? – Только не начинай снова визжать, у меня до сих пор в ушах звенит от твоих криков. Вернись и ляг, силы могут в любой момент покинуть тебя.

– Я просто хотела принести извинения, – вежливо пропищала Аби, пятясь ко входу в хижину. – И поблагодарить тебя за то, что мне помогаешь.

– А я и не чаял услышать этого, – ответил Наго, прищелкнув языком. – Все же ты не безнадежна, человеческое дитя. Я принимаю извинения и не сержусь на тебя. А теперь вернись в свой дом и не разгуливай по острову, пока я не разрешу!

Голос его прозвучал так строго, что Аби послушно юркнула в хижину и устроилась на своем ложе. Человек-змей оказался прав – она почувствовала себя очень усталой. Вздохнув, Аби принялась разглядывать узор на циновке. Доброе чудище обещало отвести ее к людям, когда будет здорова. Неужели она вернется домой? Нужно скорее поправляться, ведь мама наверняка с ума сойдет от беспокойства, не дождавшись ее в срок. В хижину скользнула обезьянка, увидела Аби и замерла у порога. Аби взяла самый желтый и спелый на вид банан и протянула зверьку.

– Не бойся, обезьянка, я тебя не обижу! – та бочком приблизилась, выхватила банан из рук девочки, ловко почистила его и тут же съела. Потом вдруг запрыгнула на плечо Аби и принялась искать у нее в голове. Аби засмеялась. – Ты будешь моим другом, да?

Обезьяна прочирикала что-то и подергала Аби за ухо. Девочка решила, что это означает согласие и осторожно погладила пушистый бок.

– У одного марсового с корабля, на котором я приплыла, тоже была обезьянка. Ее звали Куло. Наверное, это хорошее имя для обезьяны. Я тебя тоже буду звать Куло. Тебе нравится?

Зверек закричал и спрыгнул на колени девочки, тряся в воздухе передними лапами. Аби подумала, что так Куло выражает радость от того, что у него теперь есть имя.

А в саду неподалеку Наго хмуро выслушивал насмешки Онтонга. Бога удачи весьма позабавило дерзкое обращение девчонки с драконом и то, что величественный Наго оказался в роли няньки.

– Даже я не смог бы сыграть с тобой столь веселую шутку, – говорил Онтонг, смеясь. – Ты пытаешься угодить ей, словно принцессе, а она к обезьяне проявляет больше почтения!

– Она всего лишь неразумное дитя невежественных западных дикарей, – высокомерно отозвался Наго, – но это не повод отказывать ей в милосердии. К тому же болезнь ее несерьезна, и скоро Абигаэл покинет мой остров.

– Для здешних дикарей она чужая, и они ее не примут. Да ты и сам вскоре не сможешь ее отдать, – сказал Онтонг с улыбкой. – Человеческие отродья коварны и хитры. Притворяясь трогательно невинными, они умеют располагать к себе, иначе как бы таким жалким созданиям удавалось выживать в жестоком мире. О, не пройдет и двух лун, как она завладеет твоим сердцем, дракон Наго, потому что ты позволил себе слабость, оставив ее в живых.

Наго, все еще остававшийся в человеческом обличье, сузил золотые глаза. Слова Онтонга задели его и встревожили – пусть он не хотел себе в этом признаться, в них была доля правды. Он и сам думал о том, сможет ли выжить чужестранка среди людей с островов, и сомневался по этому поводу. Придав лицу выражение полнейшего безразличия, он холодно возразил богу удачи:

– Она всего лишь живое существо, к которому я волей случая проявил сострадание. Ни один из людей не значит для дракона больше, чем рыба в море или червь в земле. На Острове Драконов людям не место.

– Тогда, может быть, все же разрешишь мне отведать маленький кусочек этой рыбки? – Онтонг вытянул перед собой изящные ладони. – Например, палец. У людей их и так много, прекрасно проживет, если подарит мне один.

– Что с тобой, Онтонг? – воскликнул Наго. – Разве мало люди воздают тебе почестей? Или недостаточно ты получаешь молитв и подношений? С чего вдруг столь жесток покровитель удачи к ни в чем не повинному ребенку?

В ответ Онтонг лишь рассмеялся. Затем простился с другом, сославшись на дела в другом месте, и обещал навестить в первый же подходящий день с тем, чтобы убедиться в правоте своих слов. Дракон же заверил, что вряд ли Абигаэл все еще будет здесь.

– У меня нет никаких сомнений в том, что я застану ее на острове, – ответил Онтонг. – Рыб и червей ты не называешь по именам, Наго.

С этими словами он удалился, а Наго остался в полном замешательстве. Решив доказать, что Онтонг ошибается, он не обращал больше внимания на девочку и занялся обыденными делами, как если бы ее здесь и не было, но мысли против воли к ней возвращались. Достаточно ли удобно она устроилась? Не нуждается ли в чем-нибудь? А вдруг не послушалась, ушла бродить по острову, и с ней приключилось несчастье? Наго то и дело украдкой проведывал гостью и заставал ее спящей, или играющей с обезьянкой, или перебирающей яркие камешки и цветы.

«Я просто не имею привычки за кем-то присматривать, – говорил себе Наго. – Только и всего».

Он и вправду не обладал подобным опытом. В незапамятные времена Наго был самым младшим и рос, окруженный заботой и лаской старших братьев и сестер. Было это так давно, что о той поре он сохранил лишь обрывки воспоминаний, сладких, как сок тростника, но сквозь туман минувших лет казавшихся теперь нереальными, словно сны. Слишком долго он жил в одиночестве, оставшись последним драконом на острове. Разумным драконом – меньших собратьев, не сильно отличавшихся от прочих населяющих остров зверей, здесь по-прежнему было полным-полно.

А сейчас рядом появилось существо, наделенное рассудком, обладающее волей и живым характером. И это приводило Наго в смятение, но вместе с тем вызывало любопытство: он никак не мог избавиться от мыслей о девочке.

Один раз, когда солнце завершило бег по небосводу и почти скрылось за горизонтом, Аби позвала его. В тот момент Наго снова заглядывал в сад якобы полакомиться фруктами, но на самом деле присмотреть за девчонкой.

– Наго, ты тут? – крикнула Аби, озираясь. – Где ты, Наго?

Опасаясь быть замеченным, Наго сделался неразличимым для людских глаз, хоть и скрывался за деревьями, где Аби его видеть не могла. Он не собирался бежать на ее зов. Должна же дерзкая девчонка понять: дракон – не ручная обезьяна!

– Наверное, он все же на меня обиделся, – задумчиво произнесла Аби и крикнула еще раз: – Наго, я всего лишь хотела пожелать тебе доброй ночи!

Она немного подождала ответа, затем встала на колени, сложила ладошки, склонила голову и начала что-то бормотать. Наго прислушался и догадался, что она произносит молитвы. Ни одного из имен богов Аби не назвала, лишь имена каких-то людей – наверное, просила о помощи души предков. Закончив, Аби вернулась в свою хижину и затихла.

Позже, когда ночь опустилась на остров, Наго не удержался и пришел к Аби еще раз. Она уже уснула, свернувшись на своем ложе. Приняв облик человека, Наго сел рядом и долго смотрел на мирно спящего ребенка. «Надо бы соорудить ей постель получше, – думал он. – И вообще обустроить. Наверняка среди даров, что мне оставляли люди, найдется подходящая одежда. Гребень, чтобы она смогла расчесывать свои волосы…»

А потом одергивал себя, коря за подобные мысли. К чему все это? Он не собирается оставлять ее. Ему прекрасно живется одному, а от девчонки сплошное беспокойство. Но вместо того, чтобы укрепиться в своем решении, Наго начинал думать о том, что Аби теперь так же одинока, как он сам, только в ее сердце еще сильна боль разлуки, которую он успел со временем позабыть.

– Как странно, – тихо сказал Наго. – Оказывается, люди и драконы кое в чем похожи.

Аби спала и не слышала его. Ее прекрасные светлые волосы веером разметались вокруг головы, под щеку она подложила ладони. Выражение лица девочки было мирным и спокойным, губы чуть тронула улыбка, словно мыслей ее ничто не омрачало, и она находилась сейчас дома, в уюте и безопасности.

– Пусть век наш намного дольше, мы тоже смертны, как и вы, – продолжал Наго. – Вот только вам часто не хватает мудрости помнить об этом…

Аби заворочалась, подтянула к себе колени. Боясь ее разбудить, Наго метнулся к выходу, потом взглянул на нее еще раз, почесал затылок, вздохнул, снял с себя драгоценный саронг, подаренный дочерью давным-давно умершего министра, накрыл им девочку и бесшумно выскользнул прочь.

День, когда море примет тебя

День обещал быть особенно хлопотным и шумным – сегодня должна прийти роа-роа. Так сказал дукун, а дукун их секахи никогда не ошибается. Уже давно починены и готовы к ловле неводы-гиобы, а ребятня разделилась на галдящие стайки, набилась в лодки так, что те едва не черпали воду бортами. Женщины, начищавшие до блеска котлы, в которых вечером будут варить сегодняшний улов, то и дело прикрикивали на озорников.

Хиджу держался в стороне от детских игр, молчаливый и серьезный. Еще бы — сегодня ему доверили по-настоящему взрослое дело. Старик Кахайя, джуру селам – ныряльщик, что чует рыбу на расстоянии, берет его с собой на поиски косяков роа-роа. Хиджу знал, что однажды это случится, ведь кого еще брать в ученики, как не его, быстрого, ловкого. Давно уже он плавает лучше всех, даже тех, что родились много лун раньше, и ныряет долго-долго, почти как мужчина, так долго, что не раз пугал мать и сестер, не появляясь из-под воды, пока они не начинали метаться вдоль борта, высматривая его в глубине. Лишь одно печалило Хиджу, не давало покоя.

Хоть он давно носил взрослую одежду и был умелым ныряльщиком, море все еще его не принимало. Как ни старался Хиджу, стремясь вниз, туда, где холодно, сумрачно и тихо, до тех пор, пока удушье не разрывало легкие, а голова не наполнялась режущим гулом – все было тщетно. Он поднимался, оглушенный, жадно глотал воздух, но оставался прежним. Море не принимало его, вновь и вновь не пускало на глубину, прогоняло наверх резкой болью.

Его ловили за попытками, и был он за своеволие не раз наказан: старейшины решали, когда приходило время, а Хиджу, по их мнению, нужного возраста не достиг. Море было с ними заодно. Но мальчик знал – они не правы, ведь он даже ростом выше всех своих сверстников. Он давно готов охотиться в море наравне с мужчинами. Управлять лодкой. Добывать жемчуг и трепангов.

И вот сегодня джуру селам выбрал его помощником. Кахайя говорил, что напрасно Хиджу спорит с морем. Море не соперник, которого нужно одолеть, а строгий, но мудрый отец, заботящийся о своих чадах. Но если хочешь получить его дары, ты должен доказать, что достоин их.

Еще Кахайя говорил, что пока море не приняло Хиджу, он может пользоваться остротой своего слуха. Это не заменит опыт, но все же будет проще. Хиджу послушно внимал наставнику, понимая: тот всего лишь пытается его утешить. К чему острый слух там, в глубине? Где исчезают почти все звуки, кроме пульсации крови в висках? Ведь Кахайя был тугим на ухо, как почти все мужчины его возраста, но это не мешало ему чуять издалека движение косяков рыбы, приближение мантов, китов или акул.

Да и на поверхности – что было слушать? Только крики чаек да шум ветра. А для разговоров или песен чуткое ухо не нужно. Этот дар необходим людям с берегов, а не оранг-лаутам, ступающим на сушу лишь для того, чтобы сделать новые лодки, на которых они тут же уплывут прочь. Здесь, на бескрайних просторах и бездонных глубинах, гораздо важнее зоркие глаза.

Хиджу прищурился, глядя вдаль. Там, где кромка моря растворялась в лиловой дымке, виднелись очертания острова. Дукун говорил, это Остров Драконов, край чудовищ, запретная земля. К счастью, до него далеко, можно ловить роа-роа, не боясь побеспокоить тамошних духов и хранителей. А сами драконы, говорят, в воду не заходят.

– Пора, Хиджу, – раздался голос Кахайи, осипший, точно его горло разъела соль.

Хиджу коротко кивнул и ловко прыгнул в лодку. Кахайя украдкой любовался его движениями, упругими, легкими, наполненными бьющей через край жизненной силой. Сам старик на поверхности передвигался медленно, осторожно, как старый кот, будто чувствовал, что сил в нем осталось не так уж на много лун и расходовал их скупо, стараясь растянуть запас на подольше. Он уселся и замер, подобрав под себя ноги, глядя, как мальчишка сноровисто управляется с веслами и парусом, ставит лодку на курс.

Вот уже жилые лодки лепа-лепа превратились в крохотные фигурки вдали. Кахайя дал знак, и Хиджу остановился. Идущие следом цепью ловцы тоже застыли на некотором расстоянии, стараясь не мешать джуру селаму посторонним шумом и суетой – даже неугомонные мальчишки притихли. Кахайя выпрямился, вдыхая еще по-утреннему свежий воздух – солнце поднялось совсем невысоко в пронзительно-ясном, чистом небе. Прислушался. С годами звуки окружающего мира стали доноситься до него как сквозь толщу воды, словно в ушах он всегда носил море с собой. Такова была плата, отданная Кахайей за пропуск в холодную синюю бездну. И он расплатился дешево, в отличие от других, кому повезло меньше…

Джуру селам встретился взглядом с Хиджу. В темно-зеленых глазах читалось нетерпение. Плохо. Кахайе нравился этот шустрый, сообразительный, развитый не по годам мальчик с глазами необычного цвета речной воды, но его нетерпеливость отличалась от непоседливости его ровесников. Вряд ли он ее перерастет, скорее всего, характер Хиджу так и останется горячим и несдержанным. А значит, натворит этот парнишка в свое время кучу бед, если не поумнеет и не научится владеть собой.

Наконец, Кахайя подал знак и нырнул. Хиджу немедленно последовал за ним, как всегда испытав какое-то особенное чувство, когда тело погрузилось в воду. Это было похоже на удовольствие от возвращения туда, где все знакомо и любимо всем сердцем, и предвкушение приключения, и азарт перед охотой. Каждый день Хиджу подолгу нырял, исключая редкие дни запрета, или болезни, или сильных штормов, и каждый день он ощущал это чувство, эту радость, искреннюю, не сравнимую ни с чем. Просыпаясь утром, он думал о том, что сегодня его ждет море, а вечером засыпал в счастливом ожидании нового дня, с пониманием, что так будет долго-долго. Всегда.

Море приняло Хиджу в свои объятья, сомкнулось над ним, скользнув по коже теплым шелком. Всплеск потревоженной воды, шум пузырьков воздуха, щекотно пробежавших по телу, а потом гулкая, вязкая тишина, и те звуки, которые нарушали ее, таинственные и странные, казалось, ощущались не только слухом, но всей кожей.

Кахайя плыл чуть впереди и сбоку, медленно, будто отдыхая. В море он преобразился, словно вместо медлительного старика Хиджу вдруг увидел перед собой водяного духа, попавшего в родную стихию. Он передвигался в толще воды без видимых усилий, подобно рыбам. Казалось, ему не нужно даже выныривать и дышать. Но Хиджу было нужно, и, как бы он не старался продержаться наравне с Кахайей, пришлось всплыть и сделать вдох. Джуру селам сделал это еще нескоро, восхитив Хиджу. Мальчик дал себе зарок: он сможет так же, а то и лучше.

Следя за Кахайей, Хиджу слушал море. Он слышал шум подводных струй и течений. Шорох убегающего воздуха, прихваченного на поверхности и сорвавшегося с волос. Мягкое, еле уловимое движение – это совсем близко прошла крупная рыба. Больше ничего, только обычное звучание глубин, ровное, спокойное, едва отличимое от тишины. Хиджу посмотрел на Кахайю. Тот дрейфовал в толще воды, влекомый одному ему понятными ориентирами. Горло сжалось от невыносимой жажды, в висках застучало. Еще один вдох, мгновения отдыха и вниз, туда, где джуру селам уже выбрал четкое направление и быстро продвигался вперед.

Хиджу провел ладонями по волосам, стряхивая воздух, и поспешил следом, напряженно вслушиваясь. Но косяк роа-роа он увидел прежде, чем уловил его звучание. Серебристое облако подрагивало впереди, и было оно немалым. По знаку джуру селама Хиджу начал огибать стаю по дуге, стараясь при этом не подходить слишком близко, чтобы не спугнуть. Уже хотелось вдохнуть, но он терпел и не вынырнул прежде, чем наметил ее край. Тогда Хиджу поднялся на поверхность и подал знак лодкам. Ловля началась.

До самого заката Хиджу трудился, не отвлекаясь даже на еду: помогал Кахайе забрасывать гиоб и вытаскивать его, наполненный уловом. Выслеживал роа-роа. И снова тянул тяжелый гиоб и перекладывал рыбу в корзины… На закате мускулы болели от усталости, кожа горела, обожженная солнцем – времени посыпать себя порошком бурака у Хиджу не было, да и не отвлекались рыбаки на такие мелочи. Беречь себя от солнца пристало женщинам и нежным детям. Стараясь скрыть зевоту, усталый и голодный, он разбирал снасти рядом с Кахайей. Завтра снова будет ловля роа-роа.

– Из тебя может выйти хороший джуру селам, – проскрипел старик своим просоленным голосом.

– Я так ничего и не услышал, – ответил Хиджу и нахмурился. Он был разочарован и недоволен собой.

– Удача любит тебя, – старик забрал сеть из рук мальчика. – Иди и отдыхай. Завтра я снова тебя возьму.

– Я не устал, – Хиджу едва сдержал досаду. Почему он не мог скрыть свою слабость? Ведь все друзья и сестры исподтишка сейчас за ним наблюдают, оценивают, осилил ли дело не по годам. Да что там, казалось, вся секахи слышит их разговор. Видит, что Хиджу слаб. Что слишком мал для мужской работы.

– Не перечь, Хиджу. Тебе нужно много сил на завтра. Женщины уже приготовили еду, ступай, сядь с остальными.

Хиджу мгновенно успокоился. Ему предложили есть вместе с мужчинами секахи, как взрослому. Впервые в жизни. От волнения он чуть не забыл, что не должен садиться за трапезу прежде наставника, вернулся было, но Кахайя отпустил его. Старик не хотел шумных разговоров, в последнее время они утомляли. Женщины принесут ему пищу прямо сюда.

Робея, Хиджу подошел к расстеленным циновкам с едой, вокруг которых уже расселись мужчины. Смех, громкий разговор, довольные лица – сегодня море было к ним щедрым. Хиджу заметили, подвинулись, давая место, хлопали по плечу, приветствовали, как равного. Отец, сидевший недалеко от старейшин, бросил лишь один короткий взгляд в его сторону, но Хиджу понял, что не разочаровал его.

Насытившись, мальчик не стал докучать старшим и удалился. Он хотел пойти спать, но Гунтур, его друг, перехватил Хиджу. Гунтуру не терпелось узнать, каково это – быть учеником. Справился ли Хиджу. Как вообще Кахайя ищет рыбу под водой.

– Ты теперь будешь джуру селамом? – спросил Гунтур, когда друг закончил свой рассказ. В голосе его слышалась зависть.

– Не знаю, – честно ответил Хиджу, потому что хотел вовсе не этого. Он мечтал нырять за жемчугом и кораллами, охотиться за акулами в темной глубине, куда не каждому смельчаку удается проникнуть. Но сказать вслух о подобных мечтах значило похваляться тем, чего и близко не достиг. – Я пока не понял, каково это.

– Кахайя хвалил тебя. Я слышал, как он говорил с твоим отцом.

– Он сказал, что сегодня на моей стороне была удача, вот и все.

– Эй, Хиджу! – раздался тихий нежный голос. Друзья обернулись, заранее зная, кого увидят. Мелати, их неугомонная подружка, подкралась, по обыкновенной своей привычке, бесшумно как кошка.

Эта тоненькая смуглая девчонка всюду хвостиком ходила за Хиджу и Гунтуром, предпочитая шумные мальчишеские забавы спокойным играм с другими девочками. Когда началась их дружба, Хиджу и не помнил – казалось, с тех пор как он научился ходить, Мелати ковыляла рядом. Всюду они были вместе, все делили на троих, и мало в чем подруга им уступала, а иногда даже брала верх из-за обезьяньей ловкости и хитрости. Добрая, смешливая Мелати! Сегодня друзья в первый раз на целый день оставили ее одну.

– Вот, возьми, – протянула она Хиджу едва теплый сверток, усаживаясь между мальчиками. – Это сладкая лепешка. Я сама ее испекла для тебя.

– Спасибо, Мелати, – ответил Хиджу, смутившись. Ему было неловко от такого внимания с ее стороны, от того, что не смог взять ее с собой в море, и от того, что до сего момента ни разу даже и не вспомнил о ней.

«Я достану со дна самую большую жемчужину и подарю ее Мелати», – решил он. От этой мысли сразу полегчало. Представив, как она обрадуется и станет хвастаться перед подружками, он довольно улыбнулся.

– А для меня? – Гунтур ткнул подругу локтем в бок. – Моя лепешка где?

– Это подарок, – отрезала Мелати. – Когда тебя возьмут в море наравне с мужчинами, я и тебе что-нибудь подарю.

– Я тоже работал со всеми, – пробурчал Гунтур обиженно.

– А я-то? Думаешь, сложа руки сидела?

– Мелати! – раздался женский голос, будто в подтверждение ее слов. Девочка вскочила и поспешила на зов. Для женщин работа была еще не закончена: нужно разобрать улов, пересыпать рыбу солью, разложить по корзинам и приготовить для засушки, чтобы не пропала. Прибрать посуду после того, как все поедят. Да и к завтрашнему дню все переделать.

Хиджу разломил надвое еще теплую внутри ароматную лепешку и протянул половину другу. Они принялись жевать, глядя на отражение огней в смолянисто-черной воде. Разговаривать не хотелось – Хиджу слишком устал, а Гунтуру было обидно и в то же время стыдно за то, что дуется, как несмышленыш. Пора вырасти из детских обид. Хиджу ведь вправду плавает быстрее и ныряет лучше, а его, Гунтура, тоже скоро возьмут в море на равных со всеми. Но почему-то хотелось, чтобы для него Мелати пекла лепешки, а не для Хиджу, которому все равно. Гунтур покосился на друга, с задумчивой улыбкой смотревшего на черную воду за бортом. В чем-то он так и не взрослеет, глупый. Ничего не замечает, кроме своих рыб.

– Я пойду, завтра снова вставать до рассвета, – сказал Гунтур, поднимаясь.

Распрощавшись, они разошлись и скоро заснули спокойным сном людей, не отягощенных заботами и бедами. Гунтур, как всегда, спал крепко, без сновидений – даже небесный гром, который дал ему имя, не разбудит. А Хиджу во сне видел море, прозрачную голубую толщу воды, стайки ярких рыб, снующих в коралловых рифах. В своих грезах он мог дышать под водой, не нужно было подниматься, мучаясь от нехватки воздуха, и он плыл, свободный, долго и далеко, туда, где живут неведомые чудовища и духи, еще немного – и покажется сказочный дворец хозяйки моря, Бору Санианг…

Три дня шла роа-роа в этих водах, и добрым было море к их секахи, одарив богатым уловом. До поздней ночи женщины варили пинданг, на каждой лепа-лепа все свободное место было занято под гере – вялящуюся на солнце рыбу. Теперь, когда пищи хватит надолго, и даже останутся излишки на обмен, старейшины решили отправиться к берегам острова Нуса Нипа, ловить жемчуг и заодно пополнить запасы того, что можно достать лишь на суше. Дукун посчитал лунные дни, проследил за знаками, которые видел в полете птиц и внутренностях рыбы, и одобрил затею. Время было подходящим.

Для Хиджу такая новость значила радость и одновременно беспокойство. То, что старик Кахайя брал его в помощники, вселяло надежду. Быть может, его признают взрослым, пусть даже раньше, чем других. Но пока море не примет его, никто не позволит нырять за жемчугом, а за самовольные попытки он вновь будет наказан. Представив, как его отправят играть с детьми вместо того, чтобы заниматься делом, подобающим мужчине, Хиджу почувствовал, как на глазах выступают слезы от злой обиды. Раньше он любил веселые игры в рифах Нуса Нипа, но не теперь.

Конечно, худшие опасения подтвердились. Хиджу запретили не только нырять за жемчугом, но вообще надолго отдаляться от старших. Как малое дитя, отправили под присмотр женщин и стариков! Казалось, даже солнце смеялось над ним в тот момент. Гунтур и Мелати пытались утешить друга, как могли, но ни плаванье наперегонки в прекрасных коралловых рифах среди разноцветных рыб, ни охота на черепаху, замеченную Гунтуром возле скал, ни добыча перламутра для нового ожерелья Мелати не соблазняли его. Все старания друзей его развлечь лишь еще больше злили и огорчали Хиджу, потому что он видел в них жалость. А Хиджу не хотел, чтобы его жалели.

Утром он поднялся, когда солнце едва-едва выглянуло из-за моря, окрасив его нежно-розовым и золотым. Легкий ветер дышал свежестью, заставляя кожу покрываться мурашками. Все вокруг еще спали. Тихо, чтобы не потревожить их сон, Хиджу отвязал маленькую лодку и, стараясь не плеснуть веслом, отплыл в сторону рифов подальше, к манящей глубине, где ловцы ныряли за жемчугом.

Он добудет большую жемчужину и на глазах у всех вручит ее Мелати. Пусть раньше не получалось, но за последние луны он окреп. Сегодня он сможет. Уложив весло, Хиджу вошел в воду, как в масло, не подняв брызг. Бездна распахнулась перед глазами манящей синью, бросая вызов. Стайка полосатых рыб-бабочек метнулась в сторону, мелькнула серебряно-желтыми пятнами на голубом. Хиджу погрузился до самого дна, шедшего под уклон, и спускался вдоль него, пока не закружилась голова от нехватки воздуха.

Всплыл на поверхность, отдышался и нырнул, теперь уже глубже. Пока ему это давалось легко, но раковин-жемчужниц здесь не было. Еще бы, на такой пустяковой глубине их выловили бы даже неумелые люди с земли. Хиджу осторожно продолжал спуск. Склон становился все круче. Снова наверх – на этот раз аккуратно, медленно, чтобы не получить судорогу, страшную болезнь, убивающую неопытных ныряльщиков. Теперь отдыхать. Лежа на спине, Хиджу расслаблял тело, дышал спокойно, ровно, пока не унялась дрожь нервов. Смотрел, как огненный круг солнца выныривает из моря целиком, вспыхивает сиянием, выкупанный, юный, свежий, ослепительными бликами покрывает поверхность воды до горизонта. Хиджу закрыл глаза, позволяя солнечным лучам касаться лица теплыми ладонями. Пора.

Он перевернулся и дельфиненком ушел под воду. Вниз, туда, где свет растворяется в вечном полумраке. Где мелькают загадочные ультрамариновые тени. Глаза постепенно привыкли, и Хиджу всматривался вперед и вдаль. Так глубоко он никогда не нырял раньше; вода давила на грудь, в ушах появилась тянущая боль. Он замедлил движение, но не собирался сдаваться, и, наконец, увидел ее, свою жемчужницу. Она прилепилась к расщелине в камне, еле различимая в тени, потому не найденная никем до него. Повезло. Хиджу устремился вперед. Резкая боль в ушах – и мир вокруг словно перевернулся. Оглушенный, растерянный, Хиджу все же сумел схватить раковину. Наверх. Не понимая направления, он нашел глазами свет и поплыл к нему, осознавая, что сил не хватает. Быстро. Слишком быстро. Неужели это страх? Разве есть что-то, чего он боится в море?

Внезапно он почувствовал приближение кого-то большого. Понимая, что от акулы ему сейчас не уйти, Хиджу обернулся и увидел очертания человека. Гунтур? Друг подхватил его, помогая всплыть осторожно и медленно, не тратя сил, сберегая дыхание. Они вынырнули, шумно и тяжело дыша, забирались в лодку и повалились на дно. Хиджу стиснул зубы от боли. Перед глазами все плыло.

– Хиджу, что с тобой? – Гунтур коснулся его шеи возле уха, и Хиджу увидел кровь на его пальцах. Улыбнулся.

– Море приняло меня, – собственный голос доносился будто издалека. Гунтур нахмурился.

– Что ты вытворяешь, глупец! – воскликнул он. – Старейшины накажут тебя, и будут правы. Я сам расскажу им обо всем.

Хиджу сунул руку в набедренную повязку, достал раковину. Попросил у Гунтура нож. Тут же прекратив ругаться, тот с восхищением смотрел, как Хиджу вскрывает створки и извлекает гладкую, почти идеально круглую ярко-белую жемчужину. Такие высоко ценились на всех островах.

– Возьми, Гунтур. Я дарю тебе ее в знак своей дружбы.

– Я не могу ее взять, – отшатнулся Гунтур. – Она слишком ценная. Оставь, подаришь потом своей невесте.

– У меня нет никакой невесты, – расхохотался Хиджу, – а когда появится, я не буду любить ее больше тебя. Не возьмешь – брошу обратно в море.

И он сунул драгоценность в ладонь Гунтура. Тот полюбовался на жемчужину и бережно спрятал ее, думая, какой все-таки Хиджу еще несмышленый ребенок. А Хиджу думал, что Гунтур сегодня его спас, а на такое не каждый способен, и уж точно не какая-то невеста, которой у него нет и неизвестно, когда еще будет. Для чего ему все эти девчонки, когда теперь у него есть целое море? Новый приступ боли напомнил, что сначала придется вытерпеть болезнь. На этот раз Хиджу не скривился, а улыбнулся. Пустяки. На нем всегда все быстро заживало. Он выдержит и болезнь, и наказание. Он будет лучшим ныряльщиком секахи, а остальное теперь Хиджу совершенно не беспокоило. Он потянулся было к веслу.

– Сиди уж, – пробурчал Гунтур, мягко отталкивая друга. В несколько мощных гребков он разогнал лодку, поворачивая к лепа-лепа.

Хиджу догадался, что Гунтур хочет успеть вернуться, пока не все в секахи проснулись. К чему такая спешка, ведь сделанного теперь все равно не скрыть! Приподнявшись над бортом, он присмотрелся и увидел одинокую фигуру, встречавшую их.

«Интересно, от кого первого влетит?» – подумал Хиджу, и мысль эта наполняла не страхом, а гордостью. Но оказалось, это была всего лишь Мелати, словно почуявшая, что с ее друзьями творится неладное. Хиджу вспомнил, как хотел выловить жемчужину именно для нее, и немного устыдился, но потом решил, что скоро сможет подарить ей целые бусы, успокоился и улыбнулся ей, сверкая белыми зубами на дочерна загоревшем за время ловли роа-роа лице. Мелати смотрела на эту гордую улыбку, на его шею, перепачканную кровью, и в глазах ее мелькнуло какое-то новое, особое восхищение, которое Хиджу принял за должное, не обратив внимания. Но Гунтур заметил этот ее взгляд и вспоминал его потом еще долго-долго, нося в сердце, будто занозу. Впервые многолетняя дружба была омрачена.

Запрети ей молиться

Неделю Абигаэл прожила на острове, и силы почти полностью вернулись к ней. Ее можно было бы отправить на все четыре стороны, но Наго не спешил. Все присматривался к девочке и находил ее слишком хрупкой и слабой. Да еще о мире вокруг она совсем ничего не знала: на что бы ни упал ее взгляд, все оказывалось новым, будь то обычные цветы или деревья, насекомые или птицы. Не понимая, которые из них в самом деле таят угрозу, к яркому она тянулась, а излишне вычурного, неприятного или жутковатого на вид пугалась. Без присмотра она и шагу не ступит, не попав в неприятности.

«Выгнать девчонку сейчас будет ненамного лучшим поступком, чем если бы я бросил ее там, в лодке», – решил Наго и оставил ее еще на неделю. За это время Аби окончательно поправилась и обнаружила жизнерадостный и покладистый нрав. Она почти не доставляла Наго хлопот, целыми днями играя в саду, охотясь за бабочками или купаясь неподалеку в маленьком озере с чистой холодной водой. Воспитанная в строгости, Абигаэл не привыкла докучать старшим, потому с радостью говорила с Наго, когда он сам хотел провести с ней время, но не требовала к себе внимания, стараясь быть самостоятельной, послушной и кроткой.

На самом деле Аби все еще относилась к Наго настороженно, с опаской, хоть и не показывала этого, боясь обидеть недоверием. Она никак не могла понять, кто он все же такой: не человек, но и не зверь, и уж точно не чудовище, ведь он добр, умен, заботится о ней. Благодаря ему Аби ни в чем не нуждалась, ей даже нравилось здесь, на острове, но девочка тосковала по семье, ни на день не забывая об обещании Наго отвезти ее к людям. Однако больше он ни разу об этом не говорил, а напомнить Аби стеснялась. И вот однажды ей представился случай, когда Наго спросил, всем ли она довольна и не нужно ли ей что-нибудь.

– Твой сад прекрасен, – ответила Аби, теребя край тонкого пестренького саронга, который Наго подарил ей взамен платья, чтобы было не так жарко. – И фрукты все очень вкусные. И за подарки спасибо, мне они, правда, очень-очень нравятся! Но...

– Говори, не бойся, – видя ее растерянность, Наго старался, чтобы голос его звучал мягко. – Что ты хочешь?

– Ты обещал отнести меня к людям, – пряча глаза, сказала Аби еле слышно. – Мне здесь тоже хорошо, но я соскучилась по дому...

– Разве я обещал, что доставлю тебя домой? На Запад? – удивился Наго. – Это немыслимо! Вспомни, сколько дней ты плыла сюда!

– Но... как же так? – губы девочки задрожали. – Куда же ты тогда собирался меня отправить?

Наго понял, что сам не знает, что ей ответить. Он посмотрел на Аби. Еще немного, и она расплачется. Нет уж, сейчас точно не стоит говорить об этом, ведь она покидает остров не сегодня и даже не завтра. К чему лишний раз волновать девчушку?

– Сама подумай, стоит ли рисковать и пускаться в такое длинное путешествие? Кто ждет тебя там, на Западе? Твоя семья вся была на том корабле?

– Нет, – воскликнула Аби, улыбнувшись. – Матушка не поехала с нами. Она обещала прибыть позже, другим кораблем, и разыскать нас.

– Тогда тебе просто нужно подождать. Когда она приедет, будет искать тебя. И однажды мы непременно об этом узнаем, – ответил Наго с облегчением.

Теперь ему не нужно было выпроваживать девочку или выдумывать причину, чтобы оставить ее на острове. Все разрешилось само собой. Увы, Наго не мог знать, что мать Абигаэл не собиралась ни на какой корабль, она говорила это, чтобы не огорчать дочь. Ее ждал трибунал инквизиции по обвинению в ереси, поэтому отец взял крошку Аби, младшую дочь и любимицу семьи, на корабль, отплывающий в далекую экспедицию, в попытке уберечь ее, если мать признают виновной. Не знала этого и Аби — ее не посвящали во взрослые дела.

Потому Наго с легким сердцем решил оставить все как есть и постараться сделать все возможное, чтобы время, пока Аби будет оставаться на его острове, они провели весело и беззаботно. Видя, как девочка загрустила, вспоминая о семье, он сказал:

– Помнишь, ты не верила, что я могу летать без крыльев? – отошел на шаг и принял облик дракона. Аби не удержалась, испуганно отшатнулась. – Подойди. Смелее.

Абигаэл сделала пару робких шажков и остановилась на расстоянии вытянутой руки от дракона. Белая-белая, как свежевыпавший снег в лучах солнца, его шкура походила на змеиную, а когти, казалось, были сделаны из настоящего золота и отполированы до блеска.

– Я покажу тебе остров с высоты птичьего полета. Забирайся мне на спину.

Немного посомневавшись, Аби собралась с духом и забралась верхом на дракона, улегшегося на брюхо, чтобы ей было удобней это сделать. На ощупь его чешуя оказалась сухой, теплой и похожей на кожу самой лучшей выделки, только более нежной, бархатной. Усевшись, Аби не удержалась и провела по его спине ладонью, отчего дракон замер, обернулся и вопросительно на нее посмотрел. Вопреки кажущейся грубости, шкура его оказалась столь же чувствительна, как кожа человека.

Велев держаться крепче, Наго поднялся на ноги, сделал несколько шагов, оттолкнулся — едва заметно, лишь мышцы напряглись под руками Аби, и оторвался от земли. Медленно, чтобы не напугать девочку, он начал набирать высоту, чувствуя, как она сначала вцепилась в пластины его гребня изо всех сил, а потом, когда они поднялись над кронами деревьев, восторженно ахнула и ослабила хватку.

Перед глазами Аби открылся вид захватывающей красоты. Обширный сад был окружен склонами лесистых гор и холмов, поросших густой травой. Впереди длинный спуск полого убегал вдаль, где сливался с широкой полосой песчаного пляжа, а за нею распахивался ослепительный, сверкающий на солнце простор голубого моря. Дракон поднимался все выше, линия берега разворачивалась перед глазами: полукруг бухты с обеих сторон упирался в черные обрывы скал – море придало им неровную, причудливую форму. Выше – и за скалами показались крутые зеленые берега, а за ними – извилистые очертания края острова, яркие светлые пятна песчаных отмелей, рифы, торчащие из воды.

– Так вот как видят мир птицы, – прошептала Аби с восхищением. Наго услышал и остался доволен тем, какое впечатление произвел на нее полет.

– Держись крепче, – сказал он, набирая скорость. Вопреки ожиданиям, девочка не испугалась, не завизжала, как обычно. Наверное, увиденное так ее поразило, что даже страх позабылся.

Когда они приблизились к берегу, Аби заметила странных существ. Отдаленно похожие на ящериц, но очень большие, даже с высоты, они грелись на солнце или не спеша передвигались по песку. Аби не то что не видела – никогда и не слыхивала о подобных тварях.

– Кто это там, внизу?

– Мои младшие братья, – ответил Наго и сделал над ними круг. – Драконы острова. Позже я познакомлю вас поближе, чтобы они тебя признали.

– Они тоже умеют летать? – спросила Аби с некоторой опаской.

– Нет. Они не летают, не говорят, не наделены разумом как я или ты. В сущности, они мало чем отличаются от зверей.

– А сколько здесь настоящих драконов? – сама того не желая, Аби задала вопрос, до сих пор вызывавший у Наго тоску. – Таких как ты?

Наго промолчал, плавно развернулся и полетел прочь от лежбища гигантских ящеров. Некоторые из них подняли головы, провожая его взглядами. Аби вдруг поняла, что, если бы у Наго была семья, вряд ли ей удалось бы прожить здесь столько времени, не познакомившись с ними. «Наверное, он лишился своих родителей, – с грустью подумала она, – так же, как я». От этой мысли слезы потекли так быстро, что она даже не успела их утереть, и несколько слезинок капнули на шкуру дракона. Наго повернул голову и посмотрел на девочку. Аби заметила — хоть его глаза сейчас были гораздо больше, а морда дракона все еще казалась ей свирепой и пугающей, взгляд не отличался от взгляда Наго в обличье человека.

– Я последний, – ответил он. – Здесь наверняка, да и на других островах никто давно уже таких, как я, не встречал. Но, прошу тебя, не вздумай реветь. Только представь, как сильно тебе повезло меня встретить! Должно быть, в прошлых жизнях ты совершила какой-то очень хороший поступок... эй, что ты делаешь?

 Абигаэл прильнула к драконьей спине, обхватила руками, прижалась щекой и расплакалась. Ей было жаль Наго, последнего дракона на всем белом свете. Жаль себя, покинутую на острове, затерянном в океане. Своих родителей. Да и просто настало время, наконец, вдоволь поплакать после всех пережитых волнений, ведь несмотря на смелость, она была всего лишь ребенком.

– Прекрати немедленно! Разве тебе не нравится мой остров? Посмотри, сейчас мы полетим к вулкану. А потом я хотел показать тебе пляжи с розовыми песками. Но к чему все это, если ты все одно ни на что не смотришь, только ревешь?

Но, конечно же, своими речами он не в силах был ее утешить. Слезы лились нескончаемым потоком, и Аби ничто больше не радовало и не развлекало. Уткнувшись носом в спину Наго, она рыдала и никак не могла остановиться. Наго вздохнул. Слезы девочки тронули его до глубины души, но слова Онтонга не шли из головы, грызли червем сомнения. «Человеческие отродья лишь притворяются милыми и невинными, – говорил Онтонг, скаля в улыбке клыки, – чтобы выжить в жестоком мире. А на самом деле они коварны и хитры».

Чувствуя, как маленькие теплые руки обнимают его, а тело доверчиво прижавшейся девочки сотрясается от рыданий – слез, вызванных сожалением и о его судьбе, Наго решительно отогнал видение. «Она слишком мала, чтобы быть коварной, – мысленно ответил он воображаемому собеседнику. – Дети как податливая глина, прежде чем она затвердеет в камень под палящим солнцем, от чего будет зависеть форма, которую она примет? Не от того ли, что приложит большую силу?»  Наго думал о том, как изменится Абигаэл, оставшись с ним на острове навсегда, какой она может стать, когда повзрослеет. Он больше не видел в ней чужака, напротив – чем больше дней они проводили вместе, тем ближе она казалась ему.

Не имея понятия, как обращаться с детьми, Наго, сам того не зная, сделал лучшее, что мог: он просто позволил Абигаэл выплакаться, не жалея ее и не упрекая. Медленно и плавно он летел, пока ее рыдания не превратились в редкие всхлипы, а потом и вовсе не утихли. Уставшая от плача, овеваемая прохладным встречным ветерком, убаюканная мерным покачиванием полета, Аби уснула. Почувствовав, как обмякло ее тело, Наго обернулся.

– Вот как, – озадаченно пробормотал он. – Что же.

Осторожно, чтобы ее не потревожить, он развернулся и направился обратно. Бесшумно приземлился в саду, позволив Аби соскользнуть в мягкую траву. Она пробормотала что-то, но не проснулась. Тогда Наго превратился в человека — за последние дни ему приходилось делать это чаще, чем за предыдущую сотню лет, взял Аби на руки и уложил в хижине.

После этого случая Абигаэл успокоилась. Она понемногу осваивалась на острове, привыкая жить как дикарка, в лачуге из банановых листьев в саду, где никогда не бывает холодов, даже дожди, хоть и лили стеной, были теплыми. Наго она совсем перестала бояться, ведь кроме него у нее никого больше не осталось.

Наго же перестал сомневаться по ее поводу. Он позволил себе подружиться с забавным человеческим детенышем и с удовольствием возился с ней, знакомил с окружающим миром. Оказалось, это вовсе не так уж плохо, когда нарушают твое одиночество. Вскоре Наго стало казаться, что Аби – такая же часть его мира, как море, дождь или драконы, будто она была всегда, и здесь ей самое место.

Так прошли недели, наступил следующий месяц, касанга, когда дожди идут по-прежнему часто, остров покрыт сочной зеленью и цветами, а ночи дышат свежестью и прохладой.

В один из дней растущей луны Онтонг заглянул проведать друга, как и обещал. Задолго он почуял человеческого детеныша и решил посмотреть, что происходит в саду. Он застал Абигаэл одну — Наго пропадал где-то на острове. Солнце уже коснулось горизонта, и девочка, не замечая невидимого для нее бога удачи, спокойно завершала свои дневные дела. Она прибрала место вокруг хижины, проверила, не появились ли за день прорехи в покрывавших ее банановых листьях, отдала кусок папайи наблюдавшей с дерева обезьянке, а затем устроилась на коленях и сложила ладони, чтобы помолиться.

Онтонг прислушался. Боги западных людей были ему незнакомы, и он с любопытством внимал каждому слову, пока она не закончила. Суть молитвы оказалась все той же, какая была во всех молитвах на свете — девочка восхваляла своих богов в их величии, и, улестив, просила дать ей пропитание, простить за совершенные проступки, защитить, позаботиться о родственниках. Но кому она молилась, одному богу или разным, и что это были за боги, Онтонг так и не понял. Решив разузнать, кого чужестранка призывает в его земли, он придумал неплохую затею. Скрывшись за деревьями, Онтонг принял человеческий облик Наго, став почти от него неотличим. Разве что глаза выдавали его – не золотыми они были, а бледными, почти белыми. Изобразить священное существо совсем без отличий было не под силу младшим богам.

Затем Онтонг покинул свое укрытие и негромко окликнул девочку. Она обернулась и приветствовала его с улыбкой. Онтонг отметил, что она совсем освоилась здесь, к тому же Наго встречает, как доброго друга, и усмехнулся про себя, поняв, что выиграл спор. Приблизившись, он сел так, чтобы тень дерева падала на лицо, и заговорил тихо, дабы не выдать себя голосом:

– Расскажи-ка мне, маленькая Абигаэл, что это такое ты сейчас делала?

– Я молилась перед сном, – ответила ничего не подозревавшая Аби. Она пыталась поймать взгляд Наго-Онтонга, но он почему-то избегал встречаться с ней глазами.

– К кому же из богов ты обращалась в своих молитвах?

– К Господу нашему Иисусу, – удивленно ответила девочка. – Молитвы бывают еще и святым, но Бог один.

 – Что за глупости! – воскликнул было Онтонг, но взял себя в руки и продолжил прежним голосом, тихим и мягким: – Прости, но я ничего не знаю о богах Запада. Может быть, ты расскажешь немного о нем?

– О Боге? 

Аби замялась. Раньше ей не доводилось встречаться с людьми, не исповедовавшими ее веру, хотя ей рассказывали, что такие бывают. Иноверцы. Еретики. Безбожники. Враги веры, Господа и Святой Церкви, творящие мерзости и погрязшие в грехе. Аби испугалась, что и Наго могут к ним причислить, а ведь он не виноват, просто некому было донести до него Слово Божие! Потому она собралась с духом и начала говорить о боге, как умела, от всего сердца желая спасти душу друга от мук ада, в который он непременно попадет, если не образумится.

– Бог создал звёздное небо, землю и моря, растения, всех животных и птиц, – начала она. – И человека по образу своему и подобию.

– Люди! – презрительно хмыкнул Онтонг. – Вы думаете, что ваш облик совершенен, и божества непременно должны быть на вас похожи! Но не бери в голову, девочка, продолжай.

– А еще рай, и ангелов, но и ад тоже, в который попадают грешники. Богу нет равного никого и нигде, ни на земле, ни на небе. И этот мир, что Он сотворил, Бог отдал человеку, который должен им владеть и соблюдать заповеди.

– Какое поразительное самомнение! Почему ваш всемогущий бог не сбил с вас эту спесь? Или вы приносите ему настолько щедрые жертвы?

– Жертвы? Но Он не требует жертв, какие язычники приносили своим идолам. Бог есть любовь. Он милостив и справедлив, даже отдал своего сына, чтобы искупить наши грехи, – что-то в облике собеседника настораживало Аби, словно Наго изменился, но она никак не могла понять, что. Рядом сидел обычный Наго-человек, худенький юноша с белыми волосами. Только голос его звучал как-то глухо, и он все старался не смотреть ей в глаза.

– Какой странный бог, – промолвил Онтонг задумчиво. – Получается, за ваши преступления он наказывает самого себя?

– Нет, это не так!

И тут Аби рассказала о божьих карах. О великом потопе. О казнях египетских. Когда она начала говорить о Содоме и Гоморре, Онтонг не выдержал:

– Но это чудовищно жестоко! Ты не должна больше поклоняться такому злобному богу. Давай я научу тебя воздавать почести другим богам, и от твоих молитв будет куда больше толка!

– Нет! – взвилась Аби. Ужас в ее голосе настолько изумил Онтонга, что тот забылся, взглянул на девочку, и она увидела его страшные белые глаза. – Ты не Наго!

Она вскочила с места и испуганно попятилась. Раз обман раскрылся, Онтонг перестал притворяться, выпрямился и улыбнулся. Он не собирался пугать девочку, но вышло забавно.

– Кто ты такой? Демон?

– Вовсе нет, – отвечал Онтонг, вставая и направляясь в ее сторону. – Тебя обманули, есть и другие боги кроме вашего, западного. Например, я.

В ответ на это Аби развернулась и, оглушительно визжа, кинулась прочь, не разбирая дороги. Вслед донесся хохот Онтонга – судя по звуку, он двигался за ней.

– Стой, глупая девчонка! Неужели тебе не интересно узнать о богах мира, где ты очутилась?

Но Аби лишь прибавила скорость. Она миновала сад и побежала вниз по склону холма, неуклюже спотыкаясь на камнях и кочках. Склон становился все круче, и вот нога Аби неловко подвернулась, девочка упала и покатилась вниз кувырком. Внезапно белая молния сорвалась с небес – это Наго пришел на помощь своей подопечной. Стремительно пронесшись над землей, он подхватил Аби и бережно перенес на траву неподалеку. Посмеиваясь, Онтонг наблюдал, как всхлипывающая девочка рассказывает что-то его другу, а тот, обвив ее ноги хвостом, слушает, не прерывая. Как голова грозного дракона склоняется к лицу Аби, а та без всякого страха обхватывает ее руками.

– Пока жизнь не покинет ее тело, девчонка не покинет остров, как я и предполагал, – усмехнулся Онтонг и растаял в воздухе.

Позже, когда черным покрывалом на мир опустилась ночь, улыбаясь с неба тонким молодым месяцем, и Абигаэл давно успокоилась и заснула, выпустив из рук кончик хвоста утешавшего ее дракона, Наго с Онтонгом сидели на своем излюбленном месте у вершины горы Саталибо. Любуясь звездами, слушая тишину, нарушаемую лишь едва различимым шорохом пальмовых листьев на ветру, издалека похожим на шепот моря, они все говорили о новой обитательнице острова.

– Запрети ей молиться, – сказал Онтонг. Наго взглянул на него удивленно. – Что ты знаешь об их боге?

– Ничего, – беззаботно ответил Наго. – Да и к чему мне это знание? Пусть молится, кому пожелает, раз молитвы утешают ее.

Кипя негодованием, Онтонг рассказал все, что узнал от Аби, дополнив своими мыслями по поводу услышанного. Наго внимал с равнодушным спокойствием. Привыкший к множеству богов и духов, почитаемых на островах – а у каждого из племен мог быть собственный пантеон, – он не вникал в человеческие верования, оставляя людей самих разбираться со своими капризными божествами.

– Этот их Иисус жесток, воинственен, нетерпим, ревнив, а если девчонка не врет, еще и очень могущественен, – закончил Онтонг свой рассказ. – Зачем призывать его в наши земли? Пусть и дальше остается там, на Западе!

– Онтонг, неужели ты думаешь, что такой могущественный бог откликнется на призыв одной маленькой девчушки?

– Боги сильны, когда сильна в них вера! – воскликнул Онтонг. – Кто знает, куда вдруг захочется Иисусу обратить свой взор? Быть может, в девочке живет дух могущественного дукуна, не проявивший пока свою истинную силу? Говорю тебе, ты должен ей запретить призывать своего бога! А не то мне придется сделать это.

– Не обижай больше Абигаэл, если не хочешь ссоры со мной, – резко возразил Наго. – А молитвы… Со временем она забудет свой Запад и своих богов. Возможно, насмотревшись на здешние чудеса, и вовсе поверит во что-то другое. Разве можно уничтожить веру силой? Только еще больше укрепить.

– Пожалуй, я зря ругал твоего монаха с его учением, – проворчал Онтонг. – Оно чудное, конечно, но хотя бы не наносит вреда, разве что тем, кто его исповедует. Надеюсь, твой дух не настолько податлив, чтобы на сей раз ты принял веру людей Запада.

Наго рассмеялся. Хотя он понимал, что от поклонения людей зависит благополучие богов, и бог удачи Раджа Онтонг не исключение, ревность друга веселила его. Как будто мало людей на свете и не плодятся они тем быстрее, чем сытнее живется. Молитв и подношений хватит на всех, к чему из-за них ссориться?

– Нет, мой друг. Богов я знаю столько, что одной жизни не хватит, реши я поклоняться каждому из вас. А если помнить, что миров столько, сколько песчинок на дне океана…

– Довольно, – перебил Онтонг. – От этих твоих рассуждений у меня начинает кружиться голова. Даже если миров и вправду бесконечное множество, какое мне до них дело? Мы живем здесь, в этих трех мирах, и должны заботиться об их процветании.

– Пока я вижу, что ты заботишься лишь о процветании Раджи Онтонга, – заметил Наго.

– Верно. Не станет меня – кто будет отвечать за удачу?

Долго еще они спорили, пока небо не затянули тучи, а запах влаги в воздухе не возвестил о приближении ливня. Онтонг так и не добился от Наго своего и затаил обиду. Он не испытывал к людям ненависти, как, впрочем, и особой любви, но по-прежнему полагал, что Абигаэл здесь не место. Мало того, что человек, еще и пришлая, чужачка. Согласившись для вида с Наго, Онтонг задумал при случае непременно проучить ее. Зла девочке он не желал, но подшутить над ней считал теперь делом чести.

Волны, ветер и полоса невезения

Надвигался шторм. Люди бросили свои обычные занятия и готовились встречать его. На каждой лепа-лепа собрались все ее обитатели, никто не плавал в море. Суетились, пряча свои пожитки, чтобы ничего не оставалось на палубе, где сильная волна могла смыть за борт. Женщины запирали в клети кур и кошек, и те квохтали, мяукали, недовольные пленом. Вот уже лодки были подняты и накрепко привязаны, детей загнали внутрь, в жилища, откуда они то и дело выглядывали, с любопытством наблюдая за всей этой кутерьмой. Матери прикрикивали на них, пугая Рату Роро Кидул, красивой королевой с юга, что придет со штормом и заберет самых любопытных в свое морское войско, но слабо помогали их угрозы: сорванцы лишь еще сильнее стремились выбраться из укрытия, чтобы увидеть легендарную королеву первыми.

Ветер крепчал, поднимая волны, воздух наполнился солеными брызгами. Мужчины украдкой поворачивались в сторону надвигавшегося ненастья и приспускали саронги, чтобы, увидев столь непристойное зрелище, буря устыдилась и повернула в сторону. Возможно, в самом деле им удалось смутить бурю: она проходила мимо, лишь краем задев, но море штормило, и нелегко пришлось людям в борьбе со стихией.

Лодки дрейфовали со спущенным парусом, выбросив плавучие якоря, не выбирая курса, только держась по волне. Умелые моряки, мужчины секахи предпочитали не спорить со штормом, позволяя ему нести лодку в направлении волн и ветра, ведь для оранг-лаутов море было домом, поэтому невозможно было сбить их с пути. Если унесет слишком далеко от привычных вод, они смогут вернуться потом, когда буря утихнет.

Хиджу, еще не успевшего полностью оправиться от затянувшейся болезни, шторм мучил больше, чем остальных. Неровный ход лепа-лепа, то взбиравшейся на гребень большой волны, то резко срывавшейся вниз, отдавался в голове ударами глухой боли. Шум терзал уши, словно какое-то колючее насекомое забралось внутрь и грызло острыми жвалами. Хиджу с тоской смотрел на массу воды, вздымавшуюся за бортом покрытыми пеной валами, и жалел, что не может сейчас уйти под эти волны, в глубину, туда, где тихо, где вода не кипит яростно, не бьет в борта, рассыпаясь в воздухе зябкой моросью, а лишь колышется плавно, укачивая, как мать свое дитя.

Привалившись к резной деревянной стене, он прикрыл глаза, пытаясь представить, что сейчас происходит там, внизу, в таинственном и прекрасном мире под дном его лепа-лепа. Жалея, что уши нельзя тоже закрыть, защититься от шума волн, дождя и ветра, грохота грома вдали, криков мужчин, управлявших лодкой, гомона голосов за стеной, где женщины и дети разговаривали, пытаясь перекричать шторм. Он старался не замечать назойливых, мучительных звуков, слышать лишь мерный плеск воды. Отсчитывать ритм моря. Вот первая волна прошла под ними, плавно качнулись борта. Вторая, такая же короткая, за нею тут же третья. И вот нахлынула четвертая, большая, вздыбилась пенным гребнем, подняла лодку и пронесла на себе, а потом швырнула вниз, так, что дыхание оборвалось где-то под небом. А потом все повторилось снова, и опять, не давая расслабиться, грозясь развернуть и опрокинуть.

Вскоре Хиджу сбился и потерял счет большим волнам, да и малышам за стеной надоело взвизгивать всякий раз, когда лодка обрушивалась с валов. Дождь почти прекратился, и, приоткрыв глаза, Хиджу увидел, как светлеет небо, и буря проходит стороной, так же быстро, как налетела. Постепенно море затихало, качка становилась плавнее. Он выбрался из-под навеса на палубу, чтобы осмотреться.

Все лепа-лепа оставались рядом, шторм не разбросал их. Впереди виднелись горы – Хиджу пригляделся и понял, что их принесло к Острову Драконов. Самих драконов отсюда разглядеть не удавалось, и он даже немного пожалел, что все закончилось: если бы они приблизились еще немного, скорее всего, дукун велел бы причалить и оставить подношения местным духам. Шанс попасть на эту землю выпадал редко, потому она манила загадочностью и недоступностью.

Неожиданно на борту началась суета. Выбирали наспех якорь, поднимали парус. Хиджу обернулся, ища источник угрозы, и увидел ее. Там, за спиной, пока еще далеко, но приближаясь с огромной скоростью, шла особая, неправильная волна, вздымаясь над остальными подобно горе. Прогнав замешательство, Хиджу бросился на помощь. Он тянул толстую, отяжелевшую от воды веревку якоря, глядя, как стена воды неумолимо вырастает над горизонтом. Наконец, длинный канат целиком оказался на борту, лодка будто стряхнула оцепенение, прибавила скорость, заскользила вперед и вбок, пытаясь увернуться.

Порыв ветра донес обрывки голосов, в которых даже издалека слышалось отчаяние: соседняя лодка оказывалась прямо по ходу волны, и как ни старались ее обитатели, свернуть с курса они не успевали. Разглядев, какой именно из плавучих домов безуспешно боролся сейчас с морем, Хиджу бросился к борту. Гунтур, его любимый друг, был там.

Чьи-то руки вцепились в бока, потащили прочь. Хиджу дернулся вперед, сопротивляясь – ведь там же Гунтур, а он не может прийти на помощь, лишь смотреть, но не смотреть нельзя, невыносимо, страшно.

– В укрытие! Быстро! – рявкнул над ухом командный голос.

Хиджу будто очнулся. Нужно слушаться, нельзя им мешать сейчас. Повинуясь, он нырнул под навес, вцепился в столб. Отсюда иногда удавалось разглядеть соседнюю лодку, которая то появлялась, то скрывалась из виду, заставляя сердце сжиматься от страха.

Волна догнала, швырнула в сторону и вверх, и вздыбившаяся масса воды заслонила все вокруг. Лодка угрожающе накренилась, застонала жалобно, набирая скорость, пошла лагом, словно скатываясь с горы. Волна прокатилась под ними краем, сбросила с себя и понеслась дальше, чтобы обрушиться на берег Драконьего Острова всей своей яростной мощью.

Лодку развернуло, и встречный вал ударил в борт, качнул, подставил под набегающий гребень. Вода захлестнула палубу и схлынула, унося с собой все, что смогла захватить. К счастью, люди были готовы, держались крепко. Выровняли курс, удержавшись на плаву. Угроза миновала, и Хиджу снова бросился к борту, высматривая друга. Они выстояли. Лепа-лепа, громоздкая, неуклюжая, крутилась, подхватываемая волнами, лежала на боку, потрепанная и перекошенная, но все же не сдавалась, ведомая умелыми руками своих мужчин.

Как только смогли, остальные устремились на помощь. Лодка Хиджу успела первой, и он увидел друга, взволнованного, но, к счастью, невредимого. Никто из людей не пострадал, хотя судну порядочно досталось: часть построек на борту оказалась переломана, да и корпус не выдержал удара, дал течь, не сильную, но долго лодка в беспокойном море не продержится. Как можно скорее надо выбраться на берег для ремонта, иначе секахи лишится одного из своих домов.

Ближайшая земля – Остров Драконов. Вот он, совсем рядом, так, что можно разглядеть деревья на обрывистом берегу. Как ни боялись старейшины побеспокоить местных сущностей, но другие острова были слишком далеко, с пробоиной в борту не добраться. И вот дукун подготовил все, что нужно, чтобы задобрить духов, лодки обогнули каменистый утес и остановились перед узкой полосой пляжа, за которой начинались заросли пальм и кустарника. Лишь одна из них причалила, та, что была повреждена. Лишним людям, не занятым работой, не позволено было ступать на запретную землю, дабы не причинять беспокойства больше необходимого.

До захода солнца чинили лепа-лепа, но к ночи все же не успели. Оставили на берегу до утра, разместив ее жителей по другим домам, отошли на почтительное расстояние — никому не хотелось знакомиться с местными духами ночью. Завершив повседневные дела, люди секахи устроились на ночлег, и вскоре закончили свою работу женщины, затихли голоса детей, а после и взрослые разговоры. Секахи умолкала, погружаясь в сон.

Но Хиджу и Гунтур, ночевавшие сегодня вместе, все не могли угомониться. Втроем с Мелати они задумали дерзкий поступок: до восхода солнца, пока все будут спать, совершить вылазку на остров. Потом, в дневной суете, когда лодки подойдут к берегу, можно будет незаметно вернуться. Боясь прозевать рассвет, Хиджу все ворочался, но постепенно сон сморил и его.

– Хиджу! – толчок кулаком под ребра, щекотный шепот прямо в ухо. Хиджу очнулся от забытья, не понимая, что от него хотят.

Увидев над собой лицо Гунтура, едва различимое в предрассветном сумраке, он вспомнил и вскочил, стараясь двигаться без звука. Кивнул другу. Они замерли на несколько мгновений, озираясь — вокруг все крепко спали. Словно тени скользнули наружу, на пустую палубу. Небо из черного стало серым, но солнце даже краем не показалось из-за кромки воды. Море успокоилось, шелестело невысокими, слабыми волнами. Гунтур достал кусок светлой ткани и помахал над собой.

В ответ от силуэта соседней лодки отделилась тоненькая фигурка, беззвучно нырнула и быстро, в несколько сильных гребков, подплыла к ним.

– Я уж думала, вы испугались и не выйдете, – шепнула Мелати, блестя глазами в темноте. Тень от борта почти скрывала ее.

– Вот еще, – ответил Гунтур, задетый ее словами.

– Тихо вы, – Хиджу рыбкой спрыгнул в воду, почти бесшумно. Поговорить можно будет после, на острове.

Наперегонки они поплыли к берегу, стараясь не поднимать брызг. Вместе с набегавшей волной вышли на холодный песок. Осмотрелись – пляж пуст, ни драконов, ни духов, ни демонов, лишь крошечные крабы разбегались в стороны и прятались в свои норы. На первый взгляд остров мало чем отличался от множества других островов. Тот же пляж с кокосовыми пальмами за ним. Те же горы вдалеке. Но друзья не теряли надежды встретиться здесь с чем-то особенным, с невиданным ранее чудом. Держась рядом, плечом к плечу, они двинулись вперед, к зарослям, за которыми начинался пологий горный склон.

В это время навстречу им вышла другая девочка. Абигаэл, маленькая обитательница Острова Драконов, проснулась затемно, взволнованная вчерашним прибытием сюда людей. Накануне она наблюдала за ними, пока ночь не скрыла лодки, и Наго не велел ей возвращаться в сад. Он не оставлял ее одну ни на миг и не позволял подойти к пляжу слишком близко. Но сейчас, ранним утром, он еще не явился, и Аби, обычно послушная во всем, решила украдкой пробраться туда, к пляжу, пока странные люди не закончили возиться со своим необычным кораблем и не уплыли прочь.

Снедаемая любопытством, она кралась в тени деревьев, чтобы не заметили с берега. По пути ей встретился один из драконов – Наго уже познакомил их с девочкой, и Аби не испугалась, зная, что ни одно из этих жутких с виду существ не причинит ей вреда. Дракон проводил ее взглядом, а потом увязался следом. Аби подумала, что ему тоже было интересно посмотреть на людей, и не стала пытаться его прогнать. Пусть провожает, с ним даже лучше – не так страшно.

Забравшись на небольшой каменный уступ, с которого открывался прекрасный вид на пляж, Аби смотрела на море, где стояли корабли загадочного племени. Оттуда не доносилось ни звука – похоже, пришельцы спали, ведь еще только начало светать. Вдруг прямо под собой, на протоптанной животными тропе, вьющейся среди зарослей, она заметила какое-то движение. Замерев, Аби присмотрелась внимательней.

Это были люди, точнее, дети примерно ее возраста. Осторожно, то и дело озираясь, они брели друг за дружкой, что-то ища в лесу. Аби удивилась – вчера днем она не видела, чтобы кто-то из детей высаживался на остров, тем более разгуливал по нему. «Неужели они тоже сбежали без разрешения?» – подумала Аби, и эта мысль заставила ее хихикнуть, к счастью, не громко, дети внизу не услышали и продолжали свой путь. Скоро они подошли совсем близко, так что Аби различила тихие голоса и застыла, почти не дыша, боясь выдать себя.

Но не только Абигаэл наблюдала за ними. Онтонг, невидимый для человеческих глаз, сидел на дереве возле тропы. Он прибыл сюда вслед за оранг-лаутами. Богу удачи нравились люди этого племени, не имевшие обыкновения спорить с судьбой и больше других полагавшиеся на волю случая. И случай в лице Онтонга часто бывал к ним благосклонен. А сейчас он смотрел на троих сорванцов, отважно исследовавших запретный берег, на Аби, следившую за ними, затаив дыхание, и в мыслях его возникла забавная шутка.

«Раз Наго так нравятся человеческие детеныши, почему бы не подбросить ему еще одного, – подумал Онтонг, поглаживая по голове свернувшуюся у него на коленях желто-черную полосатую змею. – Быть может, ему наконец все это надоест, и он избавится от обоих разом. Прости, дружок, придется немного потерпеть. Дракон не даст тебе погибнуть, не бойся». Разозлив как следует змею – смертоносного крайта, Онтонг сбросил ее вниз, на проходящих мимо детей.

 Хиджу, шедший первым, услышал, как вскрикнула Мелати, обернулся и увидел, что она стряхнула с себя змею. Та упала и тут же устремилась обратно к девочке с явным намерением напасть. У Хиджу сердце заколотилось от страха за подругу: он знал, что яд этой змеи убьет ее еще до того, как солнце целиком выкатится из-за моря. Не задумываясь ни на мгновение, он кинулся к Мелати, оттолкнул в сторону, встал на пути змеи. Увернуться от ее броска он уже не успел. Резкая боль пронзила щиколотку.

– Хиджу, нет! – Мелати вскочила на ноги и подбежала к нему, опустилась на корточки, глядя, как расползается красное пятно вокруг крошечных дырочек от укуса. – Бежим, нужно срочно вернуться и найти дукуна!

– Дукун не поможет, – хмуро сказал Гунтур. – Ему ничего не поможет. Если только… ты помнишь Вахью? Его удалось спасти.

– Нет, – Хиджу оттолкнул друга, отпрянул, попятился. Вахью когда-то давно укусил крайт, но ему удалось выжить. Потому что один из бывших тогда рядом мужчин отрубил ему кисть. – Не смей. Лучше умереть.

Глядя, как Гунтур достает остро заточенный паранг, Хиджу пятился по тропе, готовый в любой момент уходить прочь, через лес, возможно, кишащий такими же крайтами, но ему уже нечего было их бояться. Гораздо больше пугала решимость, с которой лучший друг шел на него с ножом.

– Мелати, держи его, – сказал, вернее, приказал Гунтур. Голос его дрожал, но звучал непреклонно. Мелати робко шагнула в сторону Хиджу.

– Вы сошли с ума! Оба, – воскликнул Хиджу. – Я не позволю сделать такое со мной!

– Мы не дадим тебе умереть. Образумься, Хиджу! – по лицу Мелати текли слезы.

Внезапно друзья отшатнулись. Глаза Мелати стали круглыми от испуга, Гунтур едва не выронил паранг. В тот же миг Хиджу схватили за руку. Обернувшись, он потерял дар речи от удивления. Рядом с ним стояла девочка. Но не обычная – ни разу он не встречал людей с такой белой кожей, а длинные ее волосы были светлыми, вились золотистыми локонами. Она потянула его за собой, закричала на Гунтура на неизвестном языке.

Абигаэл видела из своего укрытия, как одного из мальчиков сначала укусила ядовитая змея, а потом второй начал угрожать ему ножом. Она так испугалась за незнакомца, что не смогла усидеть на месте и бросилась ему на помощь.

– Пойдем со мной, – говорила она, крепко сжимая его ладонь. – Я отведу тебя к Наго, он спас меня от смерти. И тебе он обязательно поможет!

Оторопев, Хиджу послушно поплелся за странной девочкой, не понимая, откуда она взялась на необитаемом острове. Да и человек ли она вообще? Разве бывают у людей такие светлые, почти белые волосы? С ужасом Хиджу понял, что это один из духов запретного острова пришел, чтобы забрать тех, кто посмел нарушить запрет и побеспокоить его. Но тут Мелати словно очнулась.

– Это дракон, – сказала она испуганно. – Дракон острова. Я слышала, они умеют превращаться в людей…

Хиджу медленно перевел взгляд с Мелати обратно на девочку. Та снова затараторила на непонятном языке, увлекая за собой, заставляя идти быстрее.

– Что тебе от меня нужно? – пробормотал Хиджу. – И кто ты такая?

– Я тебя не понимаю, – ответила Аби. – Идем, скорее!

Растерянный Хиджу сопротивляться не посмел. Обернулся, посмотрел на друзей, и они, переглянувшись, поспешили было следом, но из зарослей выполз крупный дракон и преградил им дорогу. Мелати ахнула, Гунтур выставил перед собой нож, заслоняя ее от угрозы.

– Не бойтесь, он не тронет вас! – крикнула Аби, хотя в глубине души не была в этом уверена. Но все равно ее слов никто не разобрал.

Огромный ящер стоял неподвижно и смотрел на застывших на месте Гунтура и Мелати. Он пока не нападал, но пройти мимо, чтобы догнать Хиджу, дети не решались. Все знали, что драконы острова опасны: их зубы остры, словно ножи, а укус ядовит. Говорили даже, что они могут напасть на человека, видя в нем добычу. Кусают, а потом ждут, когда жертва умрет от отравления, чтобы съесть ее мясо.

Незнакомка увела Хиджу куда-то в заросли. Если они сейчас же не пойдут следом, то потеряют друга на этом острове. Гунтур отстранил Мелати и решительно направился вперед, пытаясь обойти дракона. Ящер дернулся в его сторону, принял угрожающую стойку.

– Гунтур, назад! – крикнула Мелати.

Гунтур попятился. Дракон проследил за ним, а потом медленно двинулся в сторону детей. Схватив за руку Мелати, Гунтур побежал обратно, к пляжу. Оглянулся – дракон все так же неспешно полз следом.

– Куда ты! Там же Хиджу! Мы не должны его бросать!

– Его уже не спасти, – ответил Гунтур, не останавливаясь. Он не мог потерять еще одного друга на этом проклятом острове.

Выбежав на пляж, дети увидели, что возле пострадавшей лепа-лепа уже вовсю кипит работа. Заметив их, бледных, запыхавшихся, перепуганных, люди бросили дела и окружили друзей. Мелати плакала, да и Гунтур едва сдерживал слезы. Один из старейшин подошел к нему, посмотрел в глаза вопросительно.

– Что случилось? И почему вас двое?

– Хиджу… он… – голос Гунтура предательски задрожал. – Его укусил крайт, а потом пришли драконы и забрали его.

Люди загомонили, Мелати заплакала в голос, а Гунтура словно погрузили в воду. Слова доносились до него мешаниной звуков, не достигая сознания. Перед глазами все расплывалось, сливалось за пеленой подступивших слез. Лишь одно лицо промелькнуло четко – бледное, со стиснутыми зубами. Лицо отца Хиджу.

– Где это случилось? – коротко спросил он.

Гунтур указал направление, рассказал про тропу и дракона, наверняка все еще караулившего там. Их с Мелати отправили на лодки. Группа мужчин, вооружившись парангами и сумпитанами с ядовитыми дротиками, выдвинулась на поиски пропавшего мальчика. Они прочесали ближайшие заросли, но не нашли его следов – тропу в сад дракона охраняло заклятье, не пускавшее в него чужаков. Можно было кружить рядом сколько угодно, но так и не найти дорогу.

Тем временем дукун выслушал подробный рассказ детей и понял, что поиски эти бесполезны. Взял ли хозяин острова Хиджу в качестве платы за гостеприимство или в самом деле хотел спасти – не важно. Мальчик вернется, если только остров сам отпустит его. Потому дукун велел отряду прекратить поиски, а остальной секахи – заканчивать чинить лепа-лепа и покинуть берег без промедления. Вскоре все было готово, и, оставив щедрые подношения, оранг-лауты уплыли прочь.

Странная девочка привела Хиджу в сад с цветущими деревьями и наконец-то отпустила его руку, остановилась. Хиджу огляделся. «Красивое место, – подумал он. Голова кружилась, трудно было удержать на чем-то взгляд. Яд разошелся по телу и начал свое действие. – Но умирать здесь не хочется». С тоской Хиджу вспоминал о море и не мог поверить, что больше никогда его не увидит. Не вернется на свою лепа-лепа, не увидит семью и друзей… Девочка металась, кричала что-то на непонятном языке, кажется, звала кого-то.

– Ну зачем ты меня сюда притащила? – с досадой спросил Хиджу, когда она подошла ближе.

В ответ она заговорила, быстро, взволнованно, но он, конечно, ни слова не понимал. Живот скрутило спазмом, Хиджу отвернулся, и его стошнило. По телу разлилась слабость, ноги подогнулись, он рухнул на четвереньки. Девочка пыталась помочь встать, но мир вокруг качался, расплывался, и Хиджу сдался, улегся на землю. Трава под ним была мягкой и прохладной, и он представил, что лежит на волнах, которые уносят его в море, далеко-далеко, туда, где край земли встречается с небом.

– Что ты натворила? – раздался чей-то голос. – Зачем привела его сюда?

Голос девочки в ответ. По-прежнему не понять ни слова. Почему тогда ее собеседник говорит на нормальном языке?

– Людям свойственно умирать. С чего бы мне спасать их всех? – девочка что-то возразила, и собеседник вздохнул. Он был совсем рядом. – Змея, говоришь? А что у него с ушами? Ну надо же, Аби! Зачем мне такие хлопоты? 

Хиджу хотел было сказать, чтобы его уши оставили в покое, но получилось лишь неразборчивое мычание. С трудом он разлепил веки и увидел над собой желтые глаза с вертикальными зрачками. «Бред, – подумал Хиджу. – Яд понемногу сводит меня с ума».

– Бред, бред, – охотно согласился желтоглазый. Прохладная ладонь опустилась на лицо, погрузила мир в темноту. – Спи.

Сознание покинуло Хиджу.

49 неспокойных дней

Хоть появление мальчика на острове и вызвало у Наго сильное недовольство, он не смог отказать в помощи. Выгнал яд из тела, вычистил гноившееся ухо, исцелил воспаление. Это заняло у него совсем немного времени, и если бы люди не уплыли, вечером мальчик благополучно вернулся бы, совершенно невредимый. Но суеверные оранг-лауты бежали в спешке, несмотря на то, что никто их с острова не гнал.

– И что мне с ним теперь делать? – спросил Наго, строго глядя на Аби. – Может, ты подскажешь, раз привела его сюда?

– Его семья живет здесь, рядом, – ответила она, рассматривая лицо мальчика. – Ты сможешь отнести его домой.

Ресницы спящего чуть дрогнули, будто он услышал разговор. Наго покосился настороженно и понизил голос почти до шепота.

– Мог бы. Но тогда мне придется показаться не только ему, но и всему его племени. А это неправильно. Я не должен являться кому попало без веских на то причин.

– Но разве спасение чьей-то жизни не веская причина? – пылко спросила Аби. Мальчик вздохнул и заворочался.

– Нет, – ответил Наго, поднимаясь. – Да и жизни его больше ничего не угрожает. Что ж, я подумаю и решу, как поступить. А пока он здесь, он на твоем попечении. Надеюсь, ты присмотришь за ним, и мне не придется вмешиваться.

– Но я же… – Наго удалился, не дослушав. Аби растерянно посмотрела ему вслед. – Я ведь не разбираю ни слова из того, что он говорит. Ничегошеньки не понимаю…

Но Наго был непреклонен. Выходка Аби явно разозлила его, но девочка не жалела о своем поступке. Не могла она оставить человека в беде, пусть Наго хоть десять раз на нее разгневается. Она перевела взгляд на мальчика. Странный он все-таки: кажется, мальчишка как мальчишка, такой же, как и его ровесники в местах, откуда Аби родом. И в то же время совсем другой. Слишком смуглый, слишком поджарый. Да еще из одежды на нем лишь кусок грубой ткани, намотанный вокруг бедер.

Непривычная к наготе Аби стыдливо отвернулась было, но любопытство пересилило, и она продолжила разглядывать мальчика. Выступающие дуги ребер над впалым животом. Бледные ниточки тонких шрамов на боку – интересно, что их оставило? Корочка запекшейся ссадины на узкой коленке. Развитые мускулы и худощавость говорили о силе и ловкости. По сравнению с этим дикарем ребята, с которыми Аби дружила дома, казались хрупкими и изнеженными, словно левретки по сравнению со степным волчонком. 

Внезапно Аби заметила, что он открыл глаза, болотно-зеленые, яркие на смуглом широкоскулом лице, и в свой черед настороженно рассматривает ее. Смутившись, Аби потупилась, отпрянула, чувствуя, как кровь приливает к щекам. Хотела что-то сказать, но вспомнила, что он ее не понимает, так же, как и она его, окончательно растерялась и сидела молча, теребя краешек саронга.

Хиджу так же растерянно смотрел на девочку, ожидая, как она себя поведет. Глядя на ее маленькие мягкие ладони, на волосы цвета солнечных лучей, крупными локонами струившиеся по спине, на румянец, сделавший ее светлое лицо еще красивее, он не мог поверить в то, что она дракон, демон или еще какое чудовище. К тому же, выглядела она даже более смущенной и испуганной, чем он сам.

Медленно, чтобы не спугнуть ее резким движением, Хиджу сел, опираясь на руку. Кем бы ни была странная незнакомка, кажется, она спасла ему жизнь. Он чувствовал себя совсем здоровым, разве что небольшая слабость и легкое головокружение напоминали об отравлении смертельным ядом. Девочка подняла ресницы, искоса наблюдая. Глаза у нее оказались голубыми, словно море, каких и не бывает на свете. Хиджу аж застыл, любуясь ее глазами, но она застеснялась, отвела взгляд – будто ясное небо скрылось за тучами.

– Кто ты? – спросил Хиджу несмело. 

– Тебе лучше? – спросила Аби.

Разумеется, друг друга они не поняли, и от этого смутились еще больше. «Ну почему Наго не хочет помочь! Все равно мальчик его заметил, он ведь открыл глаза, когда Наго над ним склонился, я сама видела», – с досадой подумала Аби. Но обидами дракона не разжалобить, придется как-то справляться самой, ведь выходит, мальчик ее гость здесь, и она должна о нем заботиться. Эта мысль придала ей смелости.

– Абигаэл, – сказала она, коснувшись своей груди. Потом протянула руку, дотронулась до мальчика, глядя вопросительно.

– Хиджу, – ответил он и улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами. Аби непроизвольно улыбнулась в ответ. Потом вспомнила, что гостям положено предлагать угощение.

– Ты хочешь есть или пить? – в ответ он лишь посмотрел на нее вопросительно. Аби повторила, изображая жестами, что имеет в виду.

– Есть, – сказал Хиджу на своем языке, повторяя ее жест. – Пить.

Аби повторила за ним слова, наверное, не очень правильно, потому что в ответ он усмехнулся. Повторила еще раз, стараясь, чтобы звучало четко, и он снова заулыбался, закивал. Обрадованная Аби вскочила и побежала к хижине, взяла там несколько салаков и чашу из скорлупы кокоса, наполненную водой.  

Хиджу следом за нею подошел к лачуге из банановых листьев и остановился у входа, разглядывая жилище новой знакомой. «Неужели она сама сделала себе дом? И живет здесь совсем одна? Но ведь она такая слабая и беззащитная, как ей удается выживать на этом острове?» Девочка вышла, неся в руках фрукты и чашу с водой. Замерла было, едва не столкнувшись с Хиджу, потом протянула салак:

– Есть, – Хиджу не чувствовал голода, но взял угощение. Аби дала ему чашу: – Пить.

– Спасибо, – сказал Хиджу, слегка ей поклонившись. Утолив жажду, вернул чашку и начал чистить салак, боясь обидеть отказом.

– Спа-си-бо, – повторила Аби старательно. Хиджу заметил, что губы у нее самого нежного из оттенков розового. Такой можно увидеть внутри большой причудливой раковины, выловленной умелыми ныряльщиками на глубине, пока ему недоступной.

– Это твой дом? – спросил он, указал на хижину и повторил: – Дом?

– Дом, – согласилась Аби и спохватилась: – Заходи, пока ты здесь живешь, это и твой дом тоже.

Хиджу, конечно, слов ее не понял, но последовал за девочкой внутрь. Убранство хижины поразило его. Здесь не было самых обычных и необходимых вещей: орудий для работы, посуды для приготовления пищи, снастей для ловли рыбы или охоты, даже ни одного ножа. Не было предметов обстановки – лишь простая лежанка, покрытая травой, да плетеная циновка, на которой красовались аккуратно разложенные фрукты, кокосовые плошки с орехами и кувшин из засушенной тыквы. Но при этом у стены стоял искусной работы резной ларец, тут и там поблескивали небрежно разбросанные ценные украшения и безделушки, а лежанка была застлана покрывалами, расшитыми шелком.

– Откуда у тебя все это? – удивленно спросил Хиджу, поднимая с земли золотое ожерелье с разноцветными камнями. Он даже не представлял, сколько мер риса оно могло бы стоить.

 – Нравится? Я бы подарила его тебе, но оно не мое. Но пока ты здесь, оно твое, а потом я попрошу Наго, и он наверняка разрешит отдать тебе все, что захочешь, насовсем.

Она забрала драгоценность из рук Хиджу, и он хотел было извиниться за то, что взял ее вещь, но Аби придвинулась ближе и надела ожерелье ему на шею. На мгновение он ощутил касание ее тоненьких пальцев и пряди золотистых волос, щекотно скользнувшей по руке, почувствовал исходящий от ее тела запах, легкий, непохожий на привычные запахи других людей, одновременно свежий и теплый. Она тут же отстранилась, но кожа сохранила ощущение ее прикосновения, как послевкусие спелого фрукта.

До сего момента Хиджу почти не обращал внимания на девочек, за исключением, разве что, своей подружки Мелати, но между ней и Гунтуром он не делал особых различий. Другие девчонки были для него чем-то привычным, но совершенно не интересным, такой же частью секахи, как старики, младенцы или кошки, да и с кошками, пожалуй, ему гораздо больше нравилось возиться. Опережая сверстников в ловкости и сообразительности, Хиджу был настолько увлечен своими мечтами и стремлениями, что интерес к другому полу еще не просыпался в нем, хотя остальные мальчики уже начинали посматривать на вчерашних подружек иначе, ощущая пока необъяснимую, но явную и притягательную их непохожесть на себя и друзей.

Но сейчас, пережив странные и пугающие события, оставшись брошенным на запретном острове, он вдруг увидел совсем особенную, не такую, как другие, девочку. Она нравилась ему, но это не было похоже на дружескую симпатию, которую он испытывал к Мелати, или родственную любовь к сестрам. Абигаэл, пусть и не выглядела намного младше, казалась ему уязвимой и хрупкой, как цветок. Но в то же время рядом с ней он испытывал странную робость, хотя не боялся ни демонов, ни драконов.

– Теперь ты похож на туземного принца, – сказала Аби, довольно глядя на украшенного массивным ожерельем Хиджу.

Ей было интересно с Наго, она успела его полюбить за это время, но все же он был взрослым и оставался им, даже принимая облик юноши. Когда рядом оказался Хиджу, Аби неосознанно потянуло к нему. Она соскучилась по разговорам с другими детьми, играм с ними, дружбе, не такой, как с Наго, а на равных. К тому же необычность Хиджу будоражила любопытство – ей хотелось узнать о нем хоть что-нибудь, а невозможность понять друг друга лишь усиливала это стремление.

Остаток дня Аби провела, знакомя Хиджу со своим нехитрым бытом. Она показала ему все свои сокровища, и, хотя мальчика не интересовали побрякушки, ему нравилось слушать, как она что-то рассказывает, пытаться угадать, о чем она говорит. Когда ему удавалось, он объяснял это на своем языке, и Аби старалась запоминать слова, повторяя и смешно коверкая. Она показала сад и дорогу к пляжу, съедобные плоды и те, пробовать которые не следует, не догадываясь, что Хиджу знает об окружавшем их мире гораздо больше нее самой. Ей хотелось, чтобы ему было здесь хорошо, чтобы в его глазах больше не появлялась та тоска, с которой он смотрел на безлюдный пляж и море, пустое до самого горизонта.

– Ты обязательно вернешься домой, – говорила она, стараясь не думать при этом о своем далеком доме. – Наго что-нибудь придумает. Потерпи немножко.

Хиджу догадывался по ласковой интонации, что говорит она что-то очень хорошее, и улыбался в ответ.

Наго явился, когда настала ночь, и дети крепко уснули, утомленные волнениями прошедшего дня. Приняв человеческое обличье, он сидел в хижине и задумчиво разглядывал их. Аби спала на обычном месте, подложив ладони под щеку. Хиджу завернулся в одно из покрывал и устроился рядом на полу. Наго посмотрел на него с неприязнью. Мальчишке было здесь не место, он не внушал и десятой доли того трепетного отношения, какое Наго испытывал к Абигаэл. Разве мог этот сорванец сравниться с очаровательной и послушной девчушкой? Выражение его лица оставалось дерзким, будто он и во сне замышлял очередную глупую выходку. Даже пахло от него по-другому: от белокурых локонов Аби исходил нежный, приятный запах, словно они всегда были нагреты солнцем, даже когда стояло ненастье. Мальчишка же насквозь пропах водорослями и солью, казалось, что в венах его вместо крови течет морская вода.

«Тебе же будет лучше, если твои сородичи окажутся не слишком трусливы и придут совершить по тебе молитвы», – думал Наго, глядя на безмятежно сопевшего Хиджу. Дракон знал, что у людей приняты поминальные обряды на сорок девятый день после смерти, и рассчитывал, что родные Хиджу вернутся на остров. Будь его воля, Наго ни дня не позволил бы мальчику задержаться на своей земле, но сердце его было не настолько жестоко, чтобы велить выгнать ребенка вникуда.

– Ладно, раз уж так вышло, оставайся, – тихо произнес Наго. – Ровно сорок девять дней и ни днем больше. Если своему племени ты окажешься не нужен, то мне тем более.

И Хиджу остался на острове, ничего не подозревая ни о драконе, ни об отведенном им сроке. Уже на следующий день он не смог усидеть на месте – как ни прекрасен был сад, хотелось что-то делать. Исследовать остров. Быть может, придумать, как построить нечто вроде лодки и вернуться домой. Но больше всего его тянуло на берег, к морю. Вся его жизнь проходила на воде, и находиться столько времени на суше было неуютно и странно.

Аби сначала пыталась удержать Хиджу, помня – Наго не любит, когда она уходит далеко от дома без разрешения. Но ей и самой очень хотелось побродить по острову вместе с Хиджу. Она знала, что ни одно из живущих здесь существ не угрожает ей – казалось, весь остров послушен своему хозяину и по его велению заботится о гостье. К тому же Аби чувствовала: этот мальчишка сумеет постоять и за себя, и за нее. Да и Наго не появлялся, если повезет, он и не узнает.

Она сопротивлялась недолго и позволила себя увести на берег, где спокойное море невысокими волнами набегало на белоснежный песок, и так приятно было любоваться им, сидя в тени пальм. Аби подумала, что надо бы сводить гостя на дальний пляж, туда, где песок красивого розового цвета. Наверняка ему понравится! 

Но Хиджу вовсе не желал сидеть под пальмами. Он немедленно направился в воду, зовя Аби за собой. Девочка тоже была не прочь искупаться, но раздеваться перед ним, конечно, нельзя. И вместо того, чтобы броситься в волны с разбега, резвясь и разбрасывая брызги, она аккуратно зашла, не снимая саронга, который промок и сковывал движения. Хиджу удивился — он не привык стесняться наготы. Проводя в море большую часть дня, люди племени частенько ограничивались набедренной повязкой — не нырять же в одежде. Даже взрослые женщины могли свободно ходить с неприкрытой грудью. А эта девочка мало того, что заворачивалась до самых плеч в слишком большой для нее саронг, так еще и в воду в нем полезла.

Он подумал и решил, что так она пытается спасти от палящего солнца свою нежную белую кожу. Ведь у нее даже не было бурака, чтобы посыпать им тело. Хиджу пожалел, что не знает, как сделать для Аби бурак. Оставалось только прятаться в тени или нырять быстрее в море — под водой солнечные лучи не смогут обжечь девочку. Но каково было его изумление, когда он увидел, что Аби плавает хуже, чем малое дитя! Она барахталась на поверхности, словно упавший за борт котенок, а как нужно нырять, казалось, и вовсе не знала.

В свою очередь, Аби с восхищением наблюдала за Хиджу, украдкой любуясь его ловкими, по-звериному изящными движениями. Никогда раньше она не видела человека, способного так подолгу находиться под водой; казалось, ему, подобно рыбе, и вовсе не нужен воздух, чтобы дышать. Сама она плескалась, не заходя в глубину, опасалась утопить саронг и плавала осторожно, понемножку. 

Глядя на это, Хиджу придумал непременно научить новую подружку плавать и нырять. В благодарность за то, что она спасла его, он откроет для девочки целый мир, удивительный и прекрасный. Хиджу ни капли не сомневался, что она полюбит море, потому что не представлял, как можно его не полюбить.

На другой день они снова отправились на берег, и на третий день тоже. Наго ни разу не появлялся с тех пор, как Хиджу пришел в себя, и Аби решила, что он не против их прогулок. Она не знала, что дракон целыми днями наблюдал за ними, не доверяя мальчишке и скучая по ней. Но гордость не позволяла Наго соперничать с человеком и искать встреч с Абигаэл, потому он терпеливо ждал, когда отпущенный срок пройдет, мальчик покинет остров, и все станет как прежде.

Хиджу учил Аби держаться на воде и не бояться погружаться в нее. Нырять с открытыми глазами – сначала соленая вода жгла их, но постепенно Аби привыкала. Понемногу она переставала смущаться, когда мальчик поддерживал ее, но плавала в саронге, хоть он сильно сковывал движения. Однажды волны были сильнее обычного, Аби забылась, и с нее сорвало одежду. Хиджу поймал саронг, вывел сопротивлявшуюся девочку на берег и закрутил кусок ткани вокруг ее тела по-своему. Теперь он едва прикрывал бедра, но завернут был плотно и больше не мешал.

Аби видела, что Хиджу совершенно не стесняется ее, и собственный стыд немного унялся. Она все еще не готова была бегать по острову в одной только набедренной повязке, но в коротеньком саронге оказалось намного удобнее, и постепенно она перестала думать о том, что выглядит недостаточно пристойно.

 А когда она научилась задерживать дыхание и плавать под водой, то и вовсе забывала обо всем на свете. Море изнутри оказалось чарующим, волшебным, не виданным ранее чудом. Она увидела разноцветные кораллы и морские звезды. Похожих на чертополох морских ежей. Пятнистую мурену, извивавшуюся, как червь. И множество рыб самых невероятных форм и расцветок, сновавших по одиночке и робкими стайками, игравших, кормившихся в рифах, танцующих парами и даже целующихся. Хиджу не ошибся – море привело девочку в восторг.

Когда Абигаэл уставала, они сидели в тени пальм, пили кокосовый сок и говорили, почти не понимая друг друга. Девочке оказалось интересно узнавать новые слова на языке Хиджу, запоминать их значение. Постепенно в его речи она начинала различать отдельные фразы, улавливать смысл, и это было здорово, словно разгадывать загадки, с каждым разом все более сложные.

А Хиджу просто нравилось, когда она была рядом. Он слушал ее голос, хоть и не разбирал, о чем она говорила. Смотрел, как высыхают ее длинные волосы, и мокрые пряди становятся пушистыми, золотятся на солнце. Ему нравилось, как забавно звучат в ее устах привычные слова. Ее смех, беззаботный и звонкий. Хиджу мог смотреть на нее целый день, и ему не надоедало.  

Дни сменялись один другим, похожие и одновременно разные. Лишь одно огорчало Аби –Наго больше ей не показывался. Он приходил, когда они спали, Аби узнавала об этом, видя принесенные им свежие фрукты и орехи, но ни разу не явился днем, когда Хиджу мог увидеть его. А девочке хотелось похвастаться своими успехами, ведь она теперь умела плавать, выучила так много слов на местном языке. Она хотела получше познакомить Наго со своим новым другом, чтобы он понял, какой Хиджу на самом деле замечательный. Но дракон все не приходил, и Аби, погрустив немного, утешалась надеждой, что однажды ему станет скучно, и он перестанет прятаться.

Но вскоре Наго все же пришлось явить себя, правда, причиной тому стало вовсе не желание поиграть с детьми. В тот день на море поднялось волнение, Абигаэл робела, ни в какую не соглашаясь заходить в воду. Хиджу сначала огорчился, но быстро придумал другое развлечение: в их распоряжении был целый остров, так почему бы не исследовать его. Взяв с собой воду, вооружившись парангом, он повел Аби вглубь острова, чтобы забраться на вершину ближайшей горы и оттуда посмотреть на окрестности.

 Они удалились далеко от дома, но за разговорами Аби не заметила, как долго они шли. По небу медленно плыли облака, даря прохладную тень, и солнце не изнуряло детей беспощадным жаром. Заросли давно сменились поросшим травой и кустарником склоном, идти по которому было легко и приятно. Так, болтая и смеясь, они добрались до подножья горы и остановились, ища удобный путь к вершине. Привыкшие к тому, что на острове нет никаких опасностей, дети расслабились и заметили угрозу, когда было слишком поздно.

Она выскочила из-за каменного выступа, огромная, косматая, страшная. Похожая на женщину, но слишком крупная – Хиджу никогда не видел таких высоких людей. Лицо ее выглядело почти как человеческое, но взгляд – злобный, безумный, жуткий, превращал его в морду демона. А самым странным было, что ее груди были просто огромными, ей даже пришлось перекинуть их за спину, чтобы не мешали бежать. Возможно, это казалось бы смешным, если бы не было так страшно.

В пару прыжков она приблизилась к окаменевшим от ужаса детям, схватила Хиджу и кинулась прочь. Аби закричала, беспомощно глядя, как чудовище быстро удаляется, унося ее друга. Она побежала было следом, но поняла, что ей ни за что не догнать демоницу – один ее шаг был равен десяти шагам девочки.

Внезапно откуда-то с горы донеслись удары гонга. Чудовище замерло. Прислушалось. Бросило Хиджу и пустилось в пляс. Хиджу вернулся к Аби, испуганный, но целый и невредимый. Взявшись за руки, они растерянно смотрели, как демоническая женщина танцует, нелепо выбрасывая мощные ноги с большими ступнями, и ее длинные толстые груди болтаются в такт, закручиваясь вокруг пояса.

– Думаете, я устраиваю для вас представление? – раздался знакомый голос. – Бегите отсюда, я не собираюсь развлекать вас весь день!

Аби посмотрела наверх и увидела на склоне горы Наго-человека. Он сидел, скрестив ноги, и ритмично бил в маленький блестящий гонг. Хиджу тоже заметил беловолосого юношу. Встретился с ним взглядом – золотые глаза с узкими зрачками смотрели недовольно и холодно. «Значит, мне не почудилось, – подумал мальчик. – Но неужели это…»

– Хиджу, пойдем! – Аби потянула его за руку, и Хиджу стряхнул оцепенение.

Она не боится желтоглазого, значит, кем бы он ни был, он добрый. «Наверное, это он заботится о ней», – догадался Хиджу. Аби настойчиво звала за собой, и как бы ни хотелось узнать, что за таинственное существо спасло его, пришлось подчиниться. Бросив последний взгляд на отплясывающее чудовище, мальчик поспешил обратно к дому.

Волшебный напиток бога удачи

– Раз вышло так, что я был вынужден вмешаться, не лишним будет разговор о подобающем поведении у меня в гостях.

Наго вышел на поляну, где сидели Аби и Хиджу. Он все еще оставался в облике человека, а в руках держал гонг. Лицо его было хмурым, но Абигаэл так обрадовалась появлению друга, что бросилась навстречу.

– Наго, я так скучала! – воскликнула она, беря его руку в свои ладони. – Прости нас, мы не знали, что может случиться такое. Я думала, все живущие здесь существа добрые… А кто это был? И почему я раньше ее не видела?

– Ханту Тетек. Демон. Демоны добрыми не бывают, – как бы ни старался дракон выглядеть рассерженным и строгим, злиться на Аби всерьез не получалось. – Меня она боится и близко сюда не подходит, потому ты с ней не встречалась. Сегодня же она вообще не должна была бродить по острову – слишком часто солнце выглядывает из-за облаков, а Ханту Тетек любит пасмурную погоду. Но вы зачем-то подобрались почти к самому ее логову.

– Но для чего ей понадобился Хиджу? И почему ты не прогонишь ее насовсем, ведь она такая уродливая и злая!

– Она часть этого мира, как я и ты. И так же заслуживает снисхождения. К тому же на тебя она вряд ли напала бы – это существо предпочитает охотиться на мальчиков. Утаскивает к себе в жилище и душит своими огромными грудями, – Наго взглянул на Хиджу с неприязнью.

Тот потупился, боясь показаться дерзким. Он не знал, кто перед ним, но догадывался – Наго вовсе не человек. Его странная внешность и то, что его слова понимал и Хиджу, и говорившая на другом языке Абигаэл… Это явно было какое-то волшебное существо. «Он сказал, я у него в гостях, – думал Хиджу. – Неужели он и есть один из драконов, хозяев острова?»

– Здесь ей редко удается полакомиться человечиной, – со мстительным удовольствием продолжал Наго. – Люди на острове нечастые гости, а если и попадают сюда, держатся настороже, вот и приходится ловить обезьян. А тут добыча сама пришла к Ханту Тетек, могла ли она удержаться!

– Я благодарю тебя за помощь, – сказал Хиджу, украдкой глядя на загадочного собеседника. Ему вовсе не хотелось злить друга Аби и хозяина здешних мест. – И прошу прощения за то, что причинил беспокойство.

– Беспокойство началось с того мгновения, когда ты ступил на берег, – Наго смерил мальчика высокомерным взглядом. – Я не смог отказать Абигаэл и помог тебе, но это вовсе не означает, что ты можешь творить здесь все, что взбредет в голову.

– Но Хиджу… – вступилась было Аби, но дракон посмотрел на нее строго, и девочка умолкла.

– Мне нет никакого дела ни до тебя, ни до любых других людей, – продолжил он, обращаясь к Хиджу. – В этот раз я тебя спас, но больше не рассчитывай на мое вмешательство. Твой срок на этом острове – ровно сорок девять дней с того дня, как ты здесь оказался, и за это время ты не должен больше меня беспокоить. Это место не для человека, потому не вздумай продолжать разгуливать всюду, где пожелаешь. Иначе сам же будешь виноват, если случится беда.

– А что будет через сорок девять дней? – робко спросила Аби, невольно хватая мальчика за руку.

– Его семья вернется и заберет его, – с непреклонным видом ответил Наго. – Если же нет – отправлю к ближайшим людям. Здесь он не останется, и слышать об этом не желаю. А сейчас я ухожу, ваше глупое поведение утомительно.

– Наго, – тихонько пробормотала Аби ему вслед. – Прости…

Дракон конечно же слышал ее слова, и ему вдруг стало горько. Захотелось вернуться, успокоить ее, но он не мог позволить, чтобы мальчишка увидел проявление заботы, пусть даже и не о нем самом. «Ничего, осталось недолго, – утешал себя Наго. – Минуло больше половины отпущенного срока, и скоро все станет как прежде».

Когда Наго скрылся за деревьями, Аби печально вздохнула. Она не могла понять, почему он так невзлюбил Хиджу и не хочет подружиться с ним. Они могли бы так весело проводить время все вместе!

– Кто это был? – прервал Хиджу ее размышления.

Аби догадалась, о чем он спрашивает, и попыталась объяснить, но Хиджу так и не разобрал ее слов. Он тоже немного пожалел, что загадочное существо не захотело с ними оставаться: было бы гораздо проще, ведь оно могло понимать их обоих. Но, поразмыслив, Хиджу решил, что вдвоем с Аби намного лучше. Вместе им интересно и без разговоров, а самое важное можно понять без слов.

Однако с того дня он ни на миг не забывал о Наго, словно чувствуя кожей, что тот следит за ними. Считал дни, которые им с Аби осталось провести вместе. Конечно, он скучал по друзьям и семье, но расставаться тоже не хотелось. И теперь, зная о скорой разлуке, Хиджу все сильнее привязывался к Абигаэл. Мысль о том, что он может никогда больше ее не увидеть, даже в голову прийти не могла.

Боясь гнева Наго и нападения еще каких-нибудь злобных жителей острова, дети больше не уходили далеко от дома. Впрочем, им вполне хватало пляжей и сада, в тени которого так здорово было играть в полуденный зной. А когда солнце уходило за горизонт, и остров погружался в темноту, они ловили светлячков на лугу неподалеку: в это время года они большими стаями зеленых огоньков кружили над травой и деревьями. Наловив побольше, выпускали в хижине и засыпали, наблюдая за их полетом.

Но все однажды кончается, и сорок девять дней, отпущенных Хиджу, прошли. Наго не ошибся — незадолго до полудня последнего, сорок девятого, дня на горизонте показались силуэты лодок. Оранг-лауты не забыли о своем исчезнувшем соплеменнике. Будучи уверенными в том, что мальчик погиб, они вернулись проводить в последний путь душу, завершившую посмертные скитания в этом мире, и совершить обряды, чтобы путь этот был легким.

Стоя на берегу плечом к плечу, Хиджу и Аби смотрели, как приближались лепа-лепа. Как пара маленьких лодок отделилась от них и подходила к берегу. Как менялись лица сидевших в них людей — грусть сменилась удивлением, а потом радостью, и белозубые улыбки засверкали на фоне дочерна загорелой кожи. Они причалили, Хиджу бросился туда, с разбега угодив в объятья одного из мужчин. Аби, оставшаяся наблюдать в сторонке, догадалась, что это его отец.

С подступавшей к сердцу тоской смотрела она, как люди окружают Хиджу. До нее доносился счастливый смех, обрывки разговоров, из которых она понимала лишь редкие отдельные слова. Наконец, и на нее обратили внимание. Притихли, глядя с недоверием и опаской. Один из них что-то тихо спросил у Хиджу, и мальчик заговорил в ответ, взволнованно, будто пытаясь в чем-то убедить.

Но оранг-лауты лишь на пару шагов приблизились, поклонились, оставили на песке небольшую корзину и вернулись к лодкам. Хиджу направился было к Аби, но его осадили, указали на море. Аби поняла: сейчас они уплывут, не прощаясь. Наверное, она никогда не увидит Хиджу вновь. Не с кем будет ей теперь плавать в море. Не зазвучат больше на острове его голос и смех.

Лодки отчалили, а Хиджу все смотрел на одинокую фигурку на пляже. Никто не поверил в то, что Аби не дух, дракон или демон, а всего лишь девочка, пусть и непохожая на других. Внезапно он решительно встал с места и прыгнул в воду, не обращая внимания на возмущенный окрик отца. Быстро доплыв до берега, он подошел к Абигаэл и посмотрел в ее глаза цвета моря.

– Пойдем со мной, – сказал он дрогнувшим голосом. Аби знала эти слова и застыла, растерянная.

В это время Наго, наблюдавший за ними украдкой, вскинулся было, порываясь немедленно явиться и прогнать наглеца прочь, но вдруг понял, что не может так поступить. Если она хочет вернуться к другим людям, то, удержав силой, он лишь огорчит ее и испугает. Из гостьи она станет пленницей, и постепенно в девочке проснется ненависть к пленившему ее. С неожиданной для него самого обидой Наго ждал ответа Аби. И с надеждой ждал ее слов Хиджу.

– Не могу, – сказала, наконец, она на своем и чужом языках вперемешку. – Я очень тебя люблю, но... не могу я отсюда уехать.

Хиджу почувствовал досаду и неведомую ему ранее ревность. Неужели ей настолько дорог этот остров? А может быть, она боится разозлить дракона, который не хочет ее отпускать? Подумав немного, Хиджу решил, что если уведет сейчас Аби, то навлечет гнев Наго не только на себя. Он обернулся, поглядел на лодку, снова ткнувшуюся носом в берег, на людей, смотревших на него с тревогой, и выпустил ладонь девочки из своей руки.

– Я за тобой вернусь, – пообещал он, – когда построю свою лодку. Хоть это будет и не очень скоро, я обязательно приеду за тобой.

– Я тебя каждый день буду ждать, – отозвалась Аби. Всех его слов она не разобрала, но поняла самое главное. Он не уйдет навсегда, а значит, они обязательно встретятся.

Долго стояла она, провожая взглядом лодки, пока те не скрылись из вида. И даже после она продолжала всматриваться в горизонт, но все начало расплываться перед глазами. Аби размазала по щекам слезы и заметила корзину, оставленную на песке. Печаль не в силах была одолеть любопытство, и девочка подошла поближе, заглянула внутрь.

В корзине оказалось много интересного — у местных племен был обычай оставлять подношения богам, духам и волшебным существам. Драконов почитали, потому не скупились. Все, чем были богаты морские бродяги, принесли они в подарок: несколько чудесных крупных жемчужин, красивые вещицы, отделанные перламутром или вырезанные из костей неведомых зверей, изумительно тонкой работы резной светильник, предусмотрительно заправленный китовым жиром, и даже свежие, еще теплые лепешки.

«Так вот откуда у Наго столько всего, – подумала Аби, разламывая лепешку. – Ему, наверное, часто что-то дарят». Но как бы ни были хороши дары, разве могли они заменить друга! Слезы снова навернулись на глаза. Аби шмыгнула носом и растерла их кулаком.

– Не стоит грустить, Абигаэл, – Наго приблизился незаметно, и девочка вздрогнула от неожиданности. – Он все равно не смог бы надолго здесь остаться. Да и ты правильно сделала, что не приняла его приглашение. Слишком уж вы разные.

– Хиджу вернется! – воскликнула Аби взволнованно. – Он обещал. И если ты его снова прогонишь, я никогда...

– Довольно, – перебил ее дракон, не желая слышать обидных слов, пусть и брошенных сгоряча. – Я не прогоню его, обещаю. Но не стоит слишком сильно надеяться. У него своя, иная жизнь. Он вернулся к ней и вряд ли сможет измениться. Вам никогда не понять друг друга.

– Но ты ведь понимаешь нас обоих! Быть может, научишь и меня языку Хиджу?

– Не стоит тратить времени и сил. Коль скоро он и в самом деле вернется за тобой, его языку ты всегда успеешь научиться.

На самом деле Наго побоялся, что если Аби обретет способность говорить с местными людьми, то непременно уйдет к ним. Пусть лучше они останутся для нее непонятными и странными дикарями. Аби, конечно же, огорчил его отказ, но спорить с Наго она не решилась, надеясь, что однажды, когда он будет в лучшем настроении, сможет его уговорить.

Остаток дня Наго не покидал девочку, стараясь отвлечь от грустных мыслей. Он отнес ее на пляж с розовым песком, но море без Хиджу не радовало Аби, только опечалило еще больше. Полет на драконе развлек лишь ненадолго. Вместе они разобрали корзину с подношениями, и Наго рассказал, для чего служат незнакомые Аби вещицы. Она поела лепешек, похвалила их — Наго обещал ее научить печь хлеб. Он не сомневался, что долго грустить девочка не сможет и постепенно забудет бестолкового мальчишку. «Просто люди всегда тянутся друг к другу, – рассуждал он. – Сколько бы их не оказалось в одном месте – непременно соберутся гуртом. Совершенно не выносят одиночества».

Рассвет Наго созерцал на вершине горы в компании Раджи Онтонга. Небо над морем исполосовали тонкие слоистые облака – день обещал быть дождливым. Красный диск солнца медленно карабкался на небеса, то выглядывая между розовато-серыми полотнами, то стыдливо пытаясь за них спрятаться.

– И все же зря ты не отправил ее с бродягами, – лениво сказал Онтонг, любуясь морем. – Она забавная игрушка, не спорю, но как долго ты намерен ее здесь держать?

– Я не удерживал ее, – ответил Наго, стараясь не показывать, что этот вопрос волнует его. – Но и гнать прочь не намерен. Что ей делать среди дикарей, которые к тому же и человеком-то ее не считают? А мне она вовсе не мешает, так пусть живет, сколько захочет.

– Она все равно уйдет однажды, ты и сам знаешь. Так почему бы не послать ее прочь сейчас, не дожидаясь дня, когда она тебя предаст?

– Зачем ты судишь обо всех людях столь предвзято? – Наго посмотрел на бога удачи, прищурившись. – Бывают и среди них достойные. Тем более, рано говорить о том, какой человек Абигаэл, ведь она еще совсем дитя. Кто знает, быть может ей суждено стать благороднейшим из существ.

– Хотел бы я заключить с тобою спор, – сказал в ответ Онтонг, улыбаясь, – да слишком он будет несправедливым, ведь мне заведомо известно о твоем поражении.

– Посмотрим. До того дня, когда она станет взрослой, не так уж много лет. Возможно, придется тебе признать, что был неправ.

Онтонг лишь рассмеялся. Сомнений в своей правоте у него не было, ведь он тоже тайком наблюдал, как прощалась Абигаэл с Хиджу. Пусть в этот раз она и не отважилась сбежать с мальчишкой, но бог удачи знал наверняка: она его не забудет. Но все же ему стало интересно, почему она осталась. Ведь Наго в самом деле не удерживал ее. В искренность чувств девчонки к дракону он не верил, считая, что любить люди способны если не себя самих, то лишь себе подобных, да и среди них только пару-тройку самых близких. Ничего не говоря Наго, он остался ненадолго, дабы понаблюдать за ней.

Бог удачи застал девочку сидящей на берегу под пальмами. Вид у нее был серьезный и сосредоточенный. Подкравшись ближе, Онтонг услышал, как она повторяет слова на языке оранг-лаутов, не всегда правильно, коверкая, путаясь. «Ах вот оно что! – обрадовался Онтонг. – Она все же готовится к бегству, иначе к чему ей запоминать чужую речь? Однако в знаниях сила, я просто обязан помочь малышке!» Приняв образ Наго, он выскользнул из-за деревьев и медленно подошел к девочке, стараясь не пугать ее раньше времени.

– Чем ты занимаешься, крошка Абигаэл? – промурлыкал он, садясь на колени напротив нее. Аби запнулась, щеки ее зарделись румянцем.

– Я... вспоминала слова, которым Хиджу меня научил, – призналась она. – Не хочу их забывать, не ругай меня, Наго!

– Я не Наго. Просто в таком обличье ты меньше будешь меня бояться, – вопреки этим словам Аби немедленно вскочила и попятилась, с ужасом глядя на Онтонга. – Перестань! Как можно быть такой трусихой! Ты же знаешь, что дракон тебя оберегает, и если бы я намеревался причинить тебе зло, он мигом бы сюда примчался. А я пришел вовсе не со злыми намерениями. Присядь-ка.

– Но что тебе нужно?

– Твоя тоска по другу тронула мое сердце, – в словах бога удачи слышалось такое искреннее сочувствие, что Аби, пустившаяся было наутек, осталась на месте. – Я бы мог помочь. Не многим, конечно, но все же. Ты хочешь понимать его речь, не правда ли?

– Да, я хотела бы, – робко проговорила Аби, присаживаясь чуть поодаль. – Но Наго отказал мне в этом.

– Но ведь это так просто! – Онтонг скрыл улыбку, глядя, как она сидит. Напряженная, словно услыхавший шорох олененок, готовый в любой момент сорваться с места и скрыться в спасительных джунглях. – Я тебе помогу. Вот, выпей эликсир, и сможешь говорить на любом языке, который загадаешь.

Он извлек откуда-то из складок саронга крошечный флакончик и бросил его Аби. Но она не отважилась брать у Онтонга что-либо, поэтому флакончик, сверкнув на лету стеклянным боком, упал на песок перед нею.

– Ну же! Бери, он тебя не ужалит.

Аби осторожно взяла склянку в руки и посмотрела на просвет.  В самом деле, этот предмет опасным вовсе не выглядел. Обычный флакончик темно-зеленого стекла, внутри которого плескалась прозрачная жидкость.

– Выпей, и сможешь понимать своего друга, – вкрадчиво произнес Онтонг. Аби покосилась на него с недоверием.

Она была не настолько глупа, чтобы пить или есть то, что предлагают подозрительные незнакомцы, но соблазн оказался слишком велик. «В конце концов, если внутри окажется яд, Наго придет и спасет меня», – подумала она, но мысль эта не успокоила, а лишь добавила сомнений.

– Наго, – сказала она вслух. – Он ведь запретил. Если я узнаю язык вопреки его воле, он разгневается на меня.

– Но ведь это такой пустяк, – возразил Онтонг мягко. – Дракон всегда был великодушным, разве он будет сильно гневаться из-за подобных мелочей! К тому же, мы можем не говорить ему. Пусть это останется нашим маленьким секретом.

– Я не хочу секретов от Наго, – отозвалась Аби. И все же открыла флакон, понюхала. Ничем не пахло, будто внутри была простая вода. – Но ты, наверное, прав. Он вряд ли сильно рассердится.

Под одобрение Онтонга Аби задержала дыхание и залпом выпила содержимое до дна. Поморщилась, закашлялась:

– Слишком солоно! На вкус – обычная вода из моря. Разве я смогу чему-то научиться, выпив морской воды?

– А ты попробуй. Вдруг я тебя не обманул, – усмехнулся Онтонг. С удивлением Аби обнаружила, что говорит он вовсе не на ее языке, но она понимает каждое слово.

– Я и говорить могу? – спросила она неуверенно. – Ой, и правда... Но как такое возможно? Это чудо?

– Не забывай, что я бог, – сказал Онтонг, вставая с места. – А боги любят творить чудеса. Но мне пора, я и так задержался.

Не сходя с места, он исчез прямо на глазах у изумленной Аби, как в воздухе растворился. Она даже протянула руку туда, где он только что стоял, но там и в самом деле было пусто.

– Он и вправду творит чудеса, – сказала девочка задумчиво. – Но ведь и Наго тоже, даже летать без крыльев умеет. Однако Наго не смеет называть себя богом, да и кто в здравом рассудке посмел бы? Разве что... демон?

От осознания того, что она приняла дьявольские дары, Аби бросило в дрожь. Рухнув на колени, она принялась читать молитвы, все, какие знала, одну за одной, в промежутках прося Господа о прощении. В очередной раз бормоча просьбу избавить от лукавого, девочка невольно задумалась. Ведь она молилась об этом каждый день. Она слаба, брошена вдали от дома на затерянном в океане острове, и нет никого, кто разъяснил бы ей, где истина, а где ложь.

Так почему же всемогущий бог не услышал молитв? Зачем ввел ее в искушение? Может быть, он и не знает, что творится здесь, вдалеке? Может, бога в самом деле нет в этих краях?

Аби вдруг поняла, что эти ее мысли – не что иное, как ересь. Внутри все сковало холодом. Непослушными губами она вновь забормотала молитвы. Нельзя даже думать о сомнениях, не то что допускать их! Ересь — самый опасный грех, самый грязный порок, заслуживающий жестоких наказаний, да и тех будет мало. Ад продлит мучения и после смерти.

– Аби, почему ты так напугана? – Наго. Он стоял перед ней, улыбаясь ласково и безмятежно, и солнце играло в его белоснежных волосах. – Ну же, расскажи, что случилось?

Она подняла на него взгляд, полный отчаяния, но промолчала. Наго погладил девочку по волосам, успокаивая. Он говорил ей, что не нужно ничего бояться на его земле. Что любого, кто ее обидит, ждет наказание, стоит Аби лишь намекнуть. Что он обязательно поможет, и нет такой беды, с которой они вместе не справятся. Наконец, ему удалось успокоить девочку, и она рассказала о подарке загадочного незнакомца и о том, как посмела усомниться в божьем промысле.

К безмерному ее удивлению, Наго отреагировал вовсе не так, как она могла ожидать. Вместо того, чтобы браниться или пытаться развеять ее сомнения, он вздохнул с явным облегчением.

– Не бойся. Если твой бог в самом деле мудр и милосерден, он простит тебя. А если нет, то здесь, на священном острове, я не дам тебя в обиду, да еще какому-то чужому богу. Здесь и своим не протолкнуться.

Хотя слова Наго были странными, Аби утешилась. Она поверила, что ее поступок не так ужасен, как казалось, а перед богом она со временем сможет себя отмолить. Видя, как страх покидает ее глаза, как бледность милого личика сменяется румянцем, дракон улыбнулся и обнял Аби за плечи.

– Вернемся в сад. Солнце подходит к зениту, и вскоре здесь станет слишком жарко для тебя. Да и что хорошего на этом пляже? Если надумаешь искупаться в море, я отнесу тебя в места намного красивее.

Абигаэл послушно направилась в сад, но пляж, где Хиджу учил ее плавать, оставался для девочки самым прекрасным на острове. Каждый день ее тянуло сюда. Если море было спокойным, Аби плавала и ныряла, наблюдая за рыбами. Теперь она без труда могла бы рассказать Хиджу обо всем, что видит, расспросить его о море, но его больше не было рядом.

Чувствуя за собой вину перед Наго за то, что ослушалась его, она никогда больше не упоминала при нем о Хиджу. Не подавала вида, что тоскует по нему. И уж точно ни за что на свете не призналась бы, что ждет его возвращения. А Наго перестали тревожить ее ежедневные прогулки, и постепенно он поверил в проснувшуюся в девочке любовь к морю. В конце концов, в этом он прекрасно ее понимал. Но в словах ее была лишь половина правды.

Абигаэл ждала Хиджу день за днем, луна за луною. Постепенно тоска по нему утихла, сделалась не такой пронзительной, не скребла больше по сердцу холодными коготками. Ожидание Хиджу вошло в привычку, как когда-то в раннем детстве стали привычны молитвы или умывание по утрам. Иногда Аби ходила к морю и подолгу плавала, отчего ее тело постепенно становилось выносливым и ловким. Порой она садилась на свое излюбленное место за каменным выступом на склоне и смотрела на далекий горизонт, погруженная в размышления и мечты. Она привыкла ждать с моря новостей.

Привык и дракон. Постепенно он успокоился, ведь девочка не проявляла больше интереса к людям местных племен. Изредка к острову причаливали лодки, и тогда Аби с любопытством наблюдала за ними, но всегда издалека. К тому же Наго чувствовал, что Аби искренне к нему привязана, и перестал бояться ее потерять.

Так прошел год, за ним другой пролетел незаметно, следом и третий. Аби взрослела. Наго многому ее научил; все больше она узнавала об острове и о мире, окружающем его. Время текло, как полноводная река по равнине — спокойно и размеренно. В череде мирных, наполненных нежной заботой и яркими красками дней, обласканная лучами жаркого солнца, дарящего лето круглый год, Абигаэл постепенно теряла счет времени, живя в ритмах природы. Воспоминания о родных краях, где зимой снег укрывал землю, а море становилось холодным и серым, где жизнь порою была слишком страшной и трудной, а строгие правила не позволяли шага ступить, не испросив чьего-либо позволения, казались уже почти нереальными, будто сны.  

Час, в который одному не согреться

Старый Кахайя умер на закате. Вот уже несколько дней он почти не вставал с постели, а дукун не пытался больше его исцелить. «Старость нельзя вылечить, – говорил он. – Боги каждому отмеряют свой срок, и человек не в силах продлить его». Хиджу, целыми днями сидевший возле наставника, еле удержался, чтобы не выразить свое возмущение вслух. Пусть Кахайя стар, но он крепок, как мореное дерево. Совсем недавно они вместе охотились за трепангами, и джуру селам нырял на глубину, недоступную Хиджу.

– Ты скоро будешь здоров, – говорил мальчик, когда дукун отошел. – У тебя еще много сил и много лун впереди.

Кахайя улыбался в ответ, смотрел на Хиджу ласково и устало, и тот нехотя заметил, что лицо старика потемнело и заострилось, а глаза под отяжелевшими веками уже не такие ясные, будто подернулись дымкой. Смерть отметила его и теперь приближалась, невидимая и неумолимая, словно крадущийся в джунглях тигр.

– Сегодня солнце в последний раз отразится в моих глазах, Хиджу. Но ты не печалься. Я проделал долгий путь под луной и стал слишком старым и усталым, чтобы продолжать его. Настало время уходить в другой мир. 

– Я не хочу, чтобы ты уходил! Кто тогда будет учить меня слушать море?

– Я научил тебя всему, чему мог, – голос Кахайи был слабым, как шелест листьев. – Дальше море будет твоим учителем. А теперь помоги мне лечь так, чтобы я видел закат.

С трудом сдерживая слезы, Хиджу исполнил его просьбу. Сегодня небо было ясным, и оранжевый солнечный диск медленно уходил за горизонт, протягивая к лодкам сверкающую дорожку, чуть дрожащую на подернутой рябью воде. Последний закат Кахайи выдался тихим и безмятежным, и люди секахи видели в этом добрый знак.

Последний солнечный луч, последний вздох умирающего, и Хиджу увидел, как лежащее рядом тело вдруг перестало быть Кахайей, а стало неживым предметом, трупом, который покинула душа. Оно как будто съежилось, уменьшилось, лишившись силы, что дает только жизнь. Выражение лица трупа было умиротворенным, даже едва заметная улыбка застыла на устах: смерть была легкой и принесла духу Кахайи покой.

Но Хиджу будто нож воткнули в сердце. Наставник, такой мудрый и добрый, покинул его навсегда. Не выйдут они больше в море. Не осадит его старик за горячность и несдержанность. Не похвалит за успехи, вскользь, скупясь, как всегда, на слова. Каких бы восхитительных легенд не рассказывали про верхний мир, куда уходят чистые души, Хиджу не мог себя заставить радоваться за ушедшего туда Кахайю, чувствуя лишь тяжелую горечь утраты. Словно внутри появилась пустота, которую ничто никогда не сможет заполнить, ибо это место принадлежало Кахайе и никому кроме.

Ни к чему теперь было здесь оставаться: мертвому компания не нужна. Уже подошли ближе дукун и те, кто поможет ему совершить подготовку к погребению. Мелати, приходившаяся внучкой брату Кахайи, присела рядом, утирая слезы. Хиджу не чувствовал в себе сил утешать ее, и смотреть, как тело наставника будут вертеть так и эдак, словно куклу, одевать, приглаживать, умащивать притирками и зельями, он не хотел. Мальчик встал и пошел прочь, не оглядываясь. Разминулся с Гунтуром – тот собирался что-то сказать, но увидев выражение лица друга передумал и отправился утешать плачущую Мелати.

 Ранним утром, когда поверхность спокойного моря еще переливалась нежно-розовым и сиреневым в заре восхода, лодки оранг-лаутов подошли к берегу, где тот, что многие луны был джуру селамом, обретет свой последний приют. Жизнь эти люди проводили в открытом море, но после смерти возвращались на землю, откуда их предки в незапамятные времена решили отчалить навсегда. Море слишком чтили, чтобы осквернять его покойниками.

 Сегодня на берег выйдут все без исключения, но пока лодки оставались в некотором отдалении, причалили лишь те, кто отправился готовить место захоронения. Хиджу вызвался помочь, и ему позволили, ведь мальчик был учеником умершего. Они удалились от берега настолько, чтобы даже во время сильного шторма волны не потревожили могилу. Нашли место, свободное от поросли. Вскоре все было готово.

После всех необходимых церемоний тело было предано земле. Хиджу не стал задерживаться рядом, не желая слушать плач по усопшему и леденящие сердце ритуальные песнопения. Зная, что три дня секахи будет оставаться здесь, он побрел вдоль полосы прибоя. Он не хотел никого видеть и ни с кем говорить.

Хиджу шел и думал о смерти. О ней все знали, но каждый раз она приходила незваной гостьей, забирая кого-то навсегда. Свой черед настанет для каждого из тех, с кем Хиджу был знаком, кого любил. Все они превратятся однажды в неживые предметы, а потом отправятся в яму в земле. Со временем их мясо съедят черви, корни растений прорастут сквозь то, что останется, а потом придет день, когда и память о них навсегда исчезнет из мира людей.

Погруженный в невеселые мысли, он не заметил, как ушел далеко, и давно скрылись с глаз приставшие к берегу лепа-лепа. Никто не догнал, не окликнул, не помешал горевать. Но вот он отвлекся от раздумий, увидев впереди длинную отмель. На крае ее, выдающемся в море, девушка выбирала сети. Заметив Хиджу, она выпрямилась и застыла, настороженно его разглядывая.

Девушка жила в деревне неподалеку, и звали ее Дуйюн. И была она проклята богами. Большую часть своей жизни проводила она в одиночестве. Не потому, что обладала злым характером, просто ей не нравились взгляды, которые Дуйюн научилась чувствовать, не встречаясь глазами, словно они жгли кожу.

Когда Дуйюн родилась, все тело ее было покрыто странной пленкой, снять которую не получалось, словно это был второй слой кожи. Потом пленка затвердела, став похожа на рыбью чешую. Жители деревни решили: ребенок был проклят в утробе матери за то, что та показала пальцем на радугу, хотя все знали — делать этого нельзя, а беременной женщине и вовсе не стоит на радугу даже смотреть. Опасаясь, как бы разгневанный дукун не велел умертвить дитя, дабы скверна не навредила всему племени, мать Дуйюн скрылась с малышкой в джунглях. Долго искал ее муж, звал, обещая защитить девочку, но то ли жена не верила его словам, то ли ушла чересчур далеко, но найти ее не удалось.

В конце концов, все подумали, что ослабленная родами женщина с младенцем на руках просто-напросто погибла. Каково же было их удивление, когда однажды она вернулась сама, неся ребенка с гладкой нежной кожей, как у всех других детей. Чешуя облетела с тела девочки, оставив лишь пятнышко на внутренней стороне бедра, но мать клятвенно заверяла, что и оно тоже пропадет со временем. Дукун совершил ауспиции и увидел добрый знак в том, что произошло. Девочку назвали Дуйюн, русалкой, в память о ее появлении на свет, и позволили жить в деревне на равных с остальными.

Но настороженность так и не исчезла, как не исчезало пятно на ее бедре. Никто не обижал и не притеснял  Дуйюн и ее семью, а после того, как мать благополучно разрешилась вторым ребенком, совершенно обыкновенным, крепким и голосистым мальчуганом, жители деревни почувствовали облегчение и с чистым сердцем праздновали его рождение, как если бы это было рождение первенца. Да и сама Дуйюн не осознавала, что отличается от других — дети ее не боялись, не насмехались, даже подслушанная ими от взрослых история ее появления на свет не влияла на дружбу.

Поняла она все лишь когда выросла и приблизилась к поре своего расцвета. Повзрослевшие ровесники, теперь уже юноши и девушки, по-иному смотрели друг на друга. Когда другие девушки только и говорили о любви и связанных с ней намеках, взглядах и тайных знаках, а юноши добивались их внимания, становясь порой врагами из вчерашних друзей, Дуйюн с обидой замечала, что осталась в стороне. Она вдруг поняла, почему частенько ловила на себе те странные взгляды старших, сочувствующие, но изучающие, настороженные, будто ждали от нее подвоха или какой-то беды.

Вчерашние дети тоже все поняли о ее проклятии. Хоть она не превратилась в изгоя, но и ровней уже не была. Дуйюн начала стыдиться своей отметины, указывавшей, что она не такая, как все. Ей тоже хотелось, чтобы за ней бегали воздыхатели: пусть Дуйюн не ходила в красавицах, но дурнушкой ее никто не смел бы назвать. Но вчерашние друзья и подруги, проведя день вместе с нею в обычных заботах, вечером прощались с улыбками и разбредались по парочкам. Все чаще ее оставляли одну, и сейчас, отметив шестнадцатую весну, Дуйюн и сама в ответ все больше дичилась, постепенно становясь нелюдимой и замкнутой, как старуха.

Вот и сегодня с самого утра отправилась она снимать сети на дальнюю отмель, как всегда, в одиночестве. Увидев незнакомца, Дуйюн насторожилась. Ближайшая из соседних деревень находилась далеко, да и зачем кому-то приходить на этот пустынный пляж. Даже люди из ее селения предпочитали рыбачить ближе к дому. Но когда путник приблизился, она отметила, что он и вовсе чужак, ни одеждой, ни лицом не походивший на аборигенов ее острова. Еще она заметила, как опущены его плечи, как бредет он, понурый, задумчивый. Вся его фигура выражала печаль, и Дуйюн перестала опасаться чужака, невольно проникаясь сочувствием.

Поравнявшись, он остановился, наблюдая за Дуйюн. Девушка смутилась, отвернулась и продолжила выбирать тяжелые сети, чувствуя спиной, как он смотрит. Через некоторое время она услышала шаги. Незнакомец подошел и молча стал помогать. Искоса Дуйюн посматривала на его. Она отметила, что он совсем юн, просто высок ростом и широк в груди, поэтому издалека казался взрослее. Скользнула глазами по его профилю – красивый, хоть и загорелый дочерна. Внезапно он обернулся, поймал ее взгляд, улыбнулся едва заметно. Глаза его были удивительного зеленого цвета, и Дуйюн, забывшись, замерла с сетью в руках, но тут же одернула себя и принялась за работу с удвоенным старанием. Такие ребята не для нее, нечего и засматриваться. Она подумала о пятне рыбьей чешуи на своем бедре. Пусть он чужой и не знает, что она проклята, мерзкой отметины все равно не скрыть.

 Сеть вытащили на берег. Улов оказался небогат, даже одна корзина не наполнилась доверху. Хиджу ожидал подобного: слишком крупным было плетение снасти для ловли на такой глубине, и время неподходящее, мимо этой отмели рыба пойдет лишь через пару лун. Но с хорошим уловом девушка в одиночку и не управилась бы. Он украдкой рассматривал ее. Не высокая, но и не малявка, с сильными, загорелыми руками, она выглядела здоровой и крепкой. Наверняка ей приходилось выполнять много работы, быть может, даже мужской.

– Откуда ты? – спросил, наконец, Хиджу. – И почему ставишь сеть в одиночку?

– Я из деревни неподалеку, – ответила Дуйюн. Голос ее оказался грубоватым для такой молоденькой девушки, но приятным. – А ты нездешний, правда?

– Я из оранг-лаутов. Мы причалили сюда, чтобы… – он запнулся и помрачнел на миг. – Мы здесь ненадолго. Мое имя Хиджу, а твое?

– Дуйюн, – она отвела взгляд. Даже собственное имя постоянно напоминало, кто она есть.

– Какое странное имя для человека с берега! – удивленно воскликнул Хиджу.

Робко подняв глаза, Дуйюн увидела его улыбку. На фоне темного от загара лица зубы казалась ослепительно белыми, девушка аж зажмурилась невольно. «Не смотри на него, глупая, – одернула она себя. – Ты своим-то не нужна, какое до тебя дело морскому бродяге!»

Внезапно она подумала, что это все очередная насмешка богов: ну кого еще могла встретить девушка с рыбьей кожей, как не юношу из племени ныряльщиков! Горько усмехнувшись, Дуйюн взяла было корзину, намереваясь уйти, но Хиджу подхватил ее ношу.

– Позволь, я тебе помогу.

– Никак, у тебя своей работы нет, Хиджу из оранг-лаутов? – насмешливо спросила она, но корзину отдала. – Зачем вы приплыли на дикий берег? Торговать там не с кем. Или вы пришли, чтобы набрать воды?

– Мы пришли хоронить умершего, – отозвался Хиджу, снова помрачнев.

– Да пребудет в мире его душа, – пробормотала Дуйюн, укоряя себя за грубость. – Прости меня.

– Ничего. Но у меня и в самом деле нет сегодня работы.

Девушка кивнула в ответ, не зная, что сказать. Она шла рядом, опустив ресницы, смущаясь Хиджу, но в то же время боясь, что он в любой момент уйдет и скорее всего никогда сюда не вернется. Почему-то он ей нравился, и то, что он был чужаком, лишь сильнее разжигало ее интерес. А еще больше ей нравилось, как идет она бок о бок с красивым юношей, и он несет ее корзину. Жаль, девушки из деревни ее сейчас не видят, ну да и пусть, главное, сама она чувствовала себя нормальной, такой, как все. И Дуйюн потихоньку замедляла шаг, стараясь продлить эту прогулку, чтобы потом вспоминать ее в мгновения, когда отчаяние переполнит сердце, а одиночество сделается невыносимым.

– Идти еще долго, а корзина тяжелая, – решилась, наконец, Дуйюн. – Может, отдохнешь немного? У меня есть вода и еда с собой.

Хиджу не устал и не был голоден, но подумал, что девушка утомилась, вытягивая тяжелую от воды сеть, и согласился устроить привал. Тем более, неподалеку обнаружилась уютная лужайка, окруженная цветущим кустарником: тень от пальм укрывала ее, а сочная мягкая трава так и манила присесть. Устроившись на отдых, они постепенно разговорились, и Хиджу немного позабыл о своей печали. Вновь на лице его появилась улыбка, а плечи расправились, будто с них сняли на время тяжелую ношу.

Словно завороженная, слушала Дуйюн его рассказы о том, где и когда нужно ставить снасти, чтобы получить хороший улов, и какая рыба пройдет в этих водах в ближайшие луны. Все больше девушка проникалась симпатией к Хиджу: он казался ей честным и открытым, не способным ни на подлость, ни на злобу. Он держал себя так, будто весь мир принадлежит ему, а значит, нет причины завидовать кому-то или ненавидеть. «Наверное, потому что он морской бродяга, – думала она. – А им и вправду ничего не нужно, им море все дает. А чего в море нет, то они у нас купить могут, все, что захотят, за жемчуг да перламутр...»

– Все же почему тебе дали такое имя? – прервал ее раздумья вопрос, прозвучавший для Дуйюн пощечиной. Она подняла ресницы и утонула в его глазах, словно в таинственном лесном озере.

Дуйюн могла бы сочинить что-нибудь красивое или забавное, ведь этот юноша ничего о ней не знает и вряд ли узнает когда-то, но почему-то не смогла себя заставить солгать ему. Не отводя взгляда, она приподняла подол своего иката, обнажая бедро и пятно на нем.

– Вот почему. На мне проклятье. Потому я и ставлю сеть в одиночестве.

Сказав это, Дуйюн поникла, ожидая, что он разозлится и немедленно уйдет прочь. Но он не ушел. Протянул руку, коснулся было чешуи, посмотрел вопросительно. Дуйюн кивнула, опешив. Даже родная мать старалась не дотрагиваться до этого места на ее теле, другие же не то что не касались, но и смотреть не желали, отворачивались, шепча заговоры-обереги.

– Проклятье? – Хиджу улыбнулся. – Тебя море отметило. Я уверен, это добрый знак.

– Ты правда так думаешь? – грустное лицо Дуйюн словно озарилось светом изнутри и стало вдруг почти красивым.

Хиджу кивнул в ответ. Осторожно, бережно он коснулся пятна. На ощупь оно и впрямь напоминало чешую большой рыбы, выловленной из воды, высохшей на солнце. Он провел по ней кончиками пальцев. Там, где пятно кончалось, кожа девушки казалась по сравнению с ним особенно гладкой и нежной. Дуйюн вздрогнула и напряглась, и Хиджу залюбовался было ее мускулами, неожиданно твердыми под мягкой кожей, но понял, что смущает ее и нехотя убрал руку. Он ждал, что она тут же отстранится, одернет икат, но она не одернула. Подняв глаза, он встретился с ее взглядом и прочитал в нем то, о чем она не решалась говорить.

– Я скоро уплыву, – сказал Хиджу, чувствуя, как кровь пульсирует в жилах, густая и жаркая. – И не вернусь сюда больше.

– Я знаю, – шепнула она в ответ и подалась навстречу.

Его волосы пахли морем, а кожа была соленой и темной от солнца. Дыхание его было горячим, как сухой ветер с востока. Дуйюн казалось, что он не человек вовсе, а один из демонов среднего мира. Пришел, обманул ее, чтобы забрать что-то очень важное, какую-то часть души, и потом унестись обратно в раскаленное летнее небо, но ей было все равно. Пусть она никогда не увидит его вновь, но сейчас он рядом, так близко, как только возможно, как никто никогда не был и скорее всего не будет.

Хиджу ушел, когда стало темно, и полная луна взошла над морем, огромная, оранжевая, будто пыталась притвориться солнцем, но получалось худо — слишком бледен и холоден был ее свет. Дуйюн нехотя забрала у Хиджу корзину, жалея, что путь до деревни оказался не таким уж долгим.

– Придешь завтра? – спросил он, прощаясь. Она кивнула. – Я буду ждать на отмели, утром, когда взойдет солнце.

Он развернулся и пошел прочь, а Дуйюн все смотрела ему вслед, загадав, что если оглянется — вернется за ней. Но он так и не оглянулся.

Никто в секахи не сделал Хиджу замечания, не спросил, почему он целый день бесцельно бродил по острову и вернулся ночью. Только в глазах матери промелькнула тревога, но и та исчезла, стоило ей понять, что с сыном ничего не случилось. Напротив, он будто бы смирился со своим горем, переболел им, и тяжесть больше не лежала на его душе. Ни о чем не спрашивая, она дала ему припрятанный заранее ужин и отправилась спать.

Но когда на следующий день Хиджу с самого утра вновь собрался уходить, его друзья, Гунтур и Мелати, остались недовольны тем, что он пропадает неизвестно где. И если Гунтуру просто было неуютно столько времени оставаться на берегу, и он не хотел в придачу ко всему проводить это время без друга, то Мелати прекрасно видела, как Хиджу изменился, пусть едва уловимо, но она чувствовала наверняка. Любопытство и тревога грызли ее, не давали покоя, а расспросы ни к чему не привели — Хиджу сказал только, что хочет побыть один. Но чутье говорило Мелати, что это не так.

В конце концов она солгала Гунтуру, будто мать поручила ей много дел, и незаметно ускользнула следом за Хиджу. Бесшумная и ловкая, она быстро продвигалась в зарослях вдоль берега, и вскоре догнала друга. Он брел вдоль полосы прибоя, не торопясь, но явно не прогуливаясь бесцельно. Мелати кралась напротив, наблюдая, как время от времени по лицу Хиджу пробегала легкая рассеянная улыбка.

«Непохоже чтобы он ушел горевать о Кахайе, – подумала Мелати, чувствуя необъяснимую злость. – Ну и глупый же у него вид!» 

Они все шли и шли — крадущаяся, как воришка, Мелати, и Хиджу, ни от кого не таясь и никуда не торопясь. Мелати начала было верить, что друг в самом деле ничего от них не скрывал, и укоряла себя за излишнюю подозрительность, но вот за поворотом показалась длинная песчаная отмель. На ней виднелся силуэт, и, несмотря на то, что взошедшее солнце светило прямо в глаза, Мелати различила, что это девушка. Хиджу ускорил шаг, а незнакомка устремилась ему навстречу.

Мелати наблюдала из своего укрытия, как они встретились. Как пошли дальше вместе, едва не соприкасаясь плечами, и хоть она не могла разобрать, о чем они говорили, но она прекрасно видела взгляд, которым девушка смотрела на Хиджу. На случайных знакомых так не смотрят. А он... он улыбался в ответ.

Сердце Мелати сжалось от обиды. Несмотря на робкие намеки и всякие девичьи уловки, для Хиджу она оставалась всего лишь подругой детства. А ведь она давно выросла, стала настоящей красавицей, и все вокруг это замечают, кроме него. Утешало ее лишь то, что на других он тоже не заглядывался, хотя многим был по нраву высокий, ладный, широкоплечий Хиджу, не одну Мелати лишили покоя его зеленые глаза. И она лелеяла надежду: в один прекрасный день в нем проснется интерес к чему-то кроме моря, вот тогда-то он и посмотрит на нее по-другому. Поймет, что давно уже для нее он не просто друг.

Но сейчас он смотрел на другую и улыбался ей, а не Мелати. С отчаянием она всматривалась в соперницу, пытаясь понять, чем же та лучше. И не находила ответа. Та, другая, вовсе и не красавица даже. Правда, ростом повыше, но зато в ней нет и малой доли изящества и грациозности, присущих Мелати, одной из лучших танцовщиц среди всех ближайших секахи. Лицо ее можно назвать миловидным, но разве могла бы она соперничать с Мелати, на чьи высокие скулы, губы сочные и яркие, будто спелая гуава, черные миндалевидные глаза с длинными стрелами ресниц засматривались даже старики и несмышленые мальчишки?  

Разве что волосы незнакомки притягивали взгляд. Густые, блестящие, шелковым покрывалом опускались они почти до колен. Наверняка она знала об этом своем достоинстве, потому не стала укладывать косы в узел, распустила, чтобы понравиться Хиджу. Мелати невольно подергала выбившуюся из прически прядку, словно виня ее в случившемся. У женщин оранг-лаутов принято было обрезать волосы, иногда совсем коротко, но теперь Мелати отрастит их до пояса, даже длиннее, пусть метут землю за нею следом, раз ему так они нравятся.

Тем временем Хиджу и его спутница свернули с полосы прибоя и направились в сторону прибрежных зарослей. Мелати остановилась. Ее не покидала крохотная надежда, будто опасения напрасны, и если она продолжит следить, то убедится в этом. Но в то же время она боялась увидеть то, что развеет сомнения окончательно, да и не хотела бы она это видеть. Щеки девушки запылали. «Завтра мы уйдем отсюда, – с мрачным мстительным удовольствием подумала она, разворачиваясь обратно. – А выйдя в море, Хиджу тут же о тебе забудет, чужачка с берега. Уж я-то его знаю. Он просто заскучал, а тут ты подвернулась». Развивая эту мысль, Мелати старалась успокоить себя, но не выходило. Как ни крути, Хиджу ушел от нее искать общества другой, а скука ли была тому причиной или иное — не имело никакого значения.

Весь день до заката не находила она себе места, и все валилось из рук. Она сожгла хлеб, огрызнулась на замечание матери, за что схлопотала пару хороших оплеух. Поссорилась с Гунтуром, со скуки донимавшим ее своей болтовней. Задумав починить что-нибудь из одежды, дабы подластиться к матери, вогнала иглу под ноготь. Лицо Хиджу, улыбавшегося другой, маячило перед глазами, не давая думать о чем-то кроме. Никогда еще он не был для нее таким притягательным и желанным, как сегодня, в день, когда вдруг стал недоступен. В конце концов, она отправилась его встречать на берег, подальше от тяготивших ее людей, и просидела там до самой ночи, пока Хиджу не возник из темноты.

Хиджу не ожидал увидеть здесь Мелати, да еще в одиночестве. Ему и в голову не пришло, что она может встречать его, поэтому он забеспокоился о подруге. Он подошел и сел рядом.

– Что ты делаешь тут одна в такой час? Что-то случилось? – спросил Хиджу, взволнованно всматриваясь в ее лицо. Ответом ему был взгляд, заставивший отшатнуться. В нем читались с трудом сдерживаемая ярость и обида.

– А ты? Почему возвращаешься только сейчас? Где пропадал весь день?

– Да так. Нигде. Бродил по острову. Почему ты злишься? Тебе нужна была моя помощь?

– Просто бродил? С рассвета и до самой ночи? Один?

Хиджу посмотрел в ее глаза серьезно и пристально. Скулы его обозначились резче.

– Мелати, – голос его зазвучал глухо, – ты что же... следила за мной?

Мелати настолько разозлилась, что даже не чувствовала стыда, будучи пойманной на таком недостойном поступке. Хиджу потупился и кивнул. Выглядел он смущенным, и это вызвало злорадство у Мелати, пусть в самом деле она не успела застать его ни за чем постыдным.

– Все-таки следила. Но зачем? Разве у меня есть от тебя секреты? Могла бы просто спросить.

– И ты бы ответил правду? Рассказал, как ты... что ты весь день... провел с той девицей с берега?

– Ну... если бы знал, что тебе это так интересно, сказал бы, чтоб тебе не пришлось идти в такую даль. Но почему ты так рассердилась?

– Неужели до сих пор не догадываешься, – бросила она зло и поднялась было, чтобы уйти, но Хиджу поймал ее за руку. Обида придала смелости, и Мелати спросила тихо, не поднимая ресниц: – Чем же я тебе не хороша, Хиджу?

– Разве мало тебе, что все вокруг в тебя влюблены? – мягко сказал он в ответ. – Да и как я могу засматриваться на невесту друга?

– Все шутишь, – Мелати вырвала руку.

– Вовсе нет. Ты же знаешь, как Гунтур любит тебя, еще с тех пор, как мы были детьми. Разве есть на свете кто-то достойней его? Вся секахи знает, что он выбрал тебя в невесты и ждет лишь подходящего возраста...

– А что, разве мой выбор никому не важен? – сверкнув черными глазищами, она развернулась и скрылась в ночи, не откликаясь больше на его зов.

Хиджу грустно смотрел ей вслед. Он был не настолько бесчувственным или наивным, чтобы не замечать, как Мелати к нему переменилась. Конечно, он все понимал. Но не сомневался, что это временная блажь, которая пройдет так же, как появилась, и Мелати забудет об этом к тому дню, когда достигнет возраста невесты. Невесты его лучшего друга, любившего ее всем сердцем.

Но не только Гунтур был причиной его холодности. Клятва, данная много лун назад на драконьем острове, не была забыта. Хиджу поставил перед собой цель, и с тех пор делал все, чтобы ее достичь. Ловил жемчуг, пока не падал без сил на дно лодки. Учился управлять лепа-лепа. Добивался признания среди секахи наравне со старшими. Он никому не рассказывал, и Мелати тоже не знала, что для Хиджу существует лишь одна девушка на свете, давным-давно навсегда поселившаяся в его снах. Белокурая чужестранка с глазами цвета моря. «Интересно, какая она сейчас, – думал Хиджу, вновь вспомнив об Абигаэл. – Она ведь тоже повзрослела. Наверняка стала красавицей. Помнит ли она обо мне?» Он смотрел на небо, усыпанное звездами, думал о том, что, быть может, она в этот миг тоже смотрит на те же звезды у себя на острове, и она будто снова оказывалась рядом. В такие минуты Хиджу иногда рассказывал ей о том, как проходят его дни, и то, что она в самом деле его не слышит, не имело значения — все равно Аби не поняла бы почти ни слова на его языке.

Белолицые люди приносят беду

Дождь лил стеной. Лупил по жестким банановым листьям, размывал землю в потоки жидкой грязи, разбивался о камни в водяную пыль. Шум его струй время от времени перекрывали раскаты грома, словно бог-громовержец Ньаро, развлекаясь, проносился по небу в повозке, запряженной покоренными им демонами. Все обитатели острова попрятались кто куда.

Наго с Абигаэл тоже нашли укрытие и пережидали ненастье в просторном гроте среди прибрежных скал. Аби расчесывала перламутровым гребнем волосы, распушившиеся от влажности, Наго устроился рядом, обвив лапы хвостом, положив голову на колени девушки, и, сонно жмуря веки, смотрел на море, едва различимое за завесой дождя. Вдруг он встрепенулся, приподнялся, будто прислушиваясь к чему-то. Аби замерла, но не услышала ничего, кроме перестука капель и равномерных ударов волн о скалы.

- Что случилось, Наго? – спросила она, пряча гребень. – Что насторожило тебя?

- Кто-то ступил на наш берег. Чужак.

Девушка в которой раз поразилась тому, как тонко чувствует дракон свой остров и происходящее на нем. Казалось, даже мышь не проскользнула бы незамеченной. Если, конечно, это не местная мышь.

- Быть может, какой-то зверь приплыл с соседних островов? – с надеждой предположила она. Покидать убежище и искать нарушителя покоя не хотелось: саронг почти высох, а дождь прекращаться не собирался. – Кому бы могло прийти в голову путешествовать в такое ненастье?

- Нет, это не зверь. Это человек, я чую его, - Наго встал, выгнул спину полукольцом, потягиваясь, взглянул на Аби вскользь. - Быть может, ты лучше останешься здесь? К чему снова мокнуть. Я постараюсь сделать так, чтобы незваные гости скорее покинули остров, и сразу же вернусь.

Он сказал это равнодушно, но на самом деле не хотел чтобы Абигаэл пошла с ним, и причиной тому был вовсе не дождь. Дракон не запрещал ей выходить к приплывавшим сюда людям, однако ему были не по нраву ее встречи с ними. Девушка не проявляла ни малейшего желания уехать и жить с другими людьми, ей просто было любопытно, но Наго в глубине души боялся этого. Каждый раз, когда пришельцы возвращались к своим лодкам, оставив дары, он с замиранием сердца ждал, что Аби последует за ними и покинет его навсегда.

А гости на Острове Драконов в последнее время появлялись все чаще, и причиной тому стала именно Абигаэл. С той поры, как она научилась говорить на местном наречии и начала показываться людям, весть о загадочной девочке с запретного острова быстро разнеслась по соседним, а затем дальним землям. Чего только не было в этих слухах! Одни говорили, будто Аби демон, в обличье красавицы заманивающий путников. Другие утверждали, что она и есть один из драконов. Те, кому повезло своими глазами увидеть Абигаэл и беседовать с ней, возражали, что она жрица драконов и духов, могущественный дукун, но зла никому не причиняет, напротив, встреча с ней сулит удачу. 

Лишь в одном они сходились: все рассказчики упоминали о необычной, сказочной красоте девушки. Говорили, что она прекрасней, чем самая искусно написанная картина. Что глаза ее как небо, волосы цвета солнца, а от лица исходит сияние. Рассказывали, будто один из паломников видел, как сквозь горло ее просвечивал алый сок бетеля, который она глотала, и от такой красоты он малость тронулся рассудком и с тех пор не может забыть чудесную жрицу (на самом деле, Аби действительно подносили бетель, но жевать его она не смогла даже из вежливости, настолько отвратительным показался вкус).

Наго собирал эти слухи, сперва немало его забавлявшие, но однажды Онтонг пошутил, что не за горами тот день, когда какой-нибудь богатый и знатный юноша явится забрать легендарную красавицу в жены. С тех пор каждый раз, когда на горизонте появлялась лодка, Наго все больше мрачнел и спешил незаметно спровадить гостей, пугая их плохими знаками или отгоняя самых стойких с помощью нескольких крупных драконов. И старался, чтобы Аби как можно реже замечала, как люди высаживались на берег.

- Если меня не будет рядом, ты снова прогонишь их, до полусмерти напугав, - с укором сказала Аби, нехотя поднимаясь и убирая волосы в узел. – Да и не пришли бы они в такой ливень без причины. Я пойду с тобой и поговорю с ними, быть может, им нужна помощь.

 - Ну хорошо, - ответил Наго недовольно. – И не лень тебе идти туда сейчас, в эдакую непогоду…

Словно в подтверждение его слов прогремел очередной раскат грома. «Глупости, - возражал сам себе Наго. - Никто из людей не посмеет ее забрать. Да и до женихов ли ей, совсем ведь ребенок!»

Он украдкой посмотрел на девушку. Стоя вполоборота, она пыталась прибрать непослушные, тяжелые волосы, открыв взору дракона узкую спину с выступающими позвонками. Глядя на еще по-детски хрупкую фигурку, тонкую шею, худенькие плечи, он не мог не замечать, что Аби давно уже не та малышка, которую он выловил в море несколько лет назад. Ее тело изменялось, понемногу обретая взрослые, женские черты, движения становились плавными и грациозными. Еще чуть-чуть, и из угловатого подростка превратится она в красивую стройную девушку. Возможно, прав был Онтонг: однажды приедет тот, кто завладеет ее сердцем и мыслями, и увезет Абигаэл навсегда.

 Аби, наконец, справилась с волосами и обернулась, посмотрела на Наго вопросительно. Сдержав вздох, он перекинулся в человека. Его облик не менялся со временем, и если раньше Аби была ростом ненамного выше его пояса, то теперь доставала до плеча, обещая вскоре и вовсе сравняться.

- Что же, пойдем. Закончим с этим поскорее.

Когда они добрались до места, где ждал возмутитель спокойствия, дождь прекратился. Различив вытащенную на берег лодку, Наго сделался невидимкой. Аби таиться не захотела, напротив, старалась сделать так, чтобы ее приближение было видно издалека. Но хозяин лодки навстречу не вышел, она заметила его, только когда поравнялась.

Это был молодой мужчина, невысокий, неказистый, тощий, одетый в самый скромный саронг, выцветший от долгой носки. Он сидел под пальмой, где ранее тщетно пытался укрыться от ливня. Увидев девушку, человек поднялся и поклонился ей, здороваясь. Аби ответила на приветствие, рассматривая незваного гостя. Лицо его, не красивое, но и не уродливое, совершенно не притягивало взгляд – такие лица забываются через несколько мгновений после того, как от них отвернешься. Но выражение его было приветливым, даже добрым.

- Хорошего дня тебе, путник, - сказала Аби. – Что привело тебя на мой остров в столь ненастный день? Если ищешь помощи, скажи.

- Приветствую тебя, прекрасная дева! – отвечал незнакомец. Негромкий его голос звучал глухо, мягко и как-то приниженно.  – Я просто вышел в море добыть немного рыбы для своих детей, да вот с погодой ошибся. Понадеялся на себя, не спросил у дукуна, когда время подходящее, вот и попал впросак. Прошу, смилуйся надо мной, разреши переждать, пока море успокоится! Моя лодка старая и утлая, боюсь, утонет по такой волне.

 - Ты можешь ждать, сколько потребуется, - мужчина выглядел настолько растерянным и жалким, что Аби прониклась сочувствием.

«Побуду с ним, - решила она, усаживаясь на камень. – А не то Наго наверняка выгонит его прочь, бедолагу».

- Благодарю, о чудесная жрица! Воистину, не врут слухи, будто встретить тебя к добру, - он чуть заметно улыбнулся, бросив на ее лицо взгляд, полный искреннего восхищения. – Как не врут они о твоей неземной красоте, уж прости за столь дерзкие речи.

Аби смущенно опустила ресницы. К восторгу, в который впадали чужаки увидев ее, она все никак не могла привыкнуть. Да и к почтительному обращению тоже, особенно со стороны тех, кто был намного старше.

Чтобы побороть неловкость, она расспрашивала гостя о его семье и о причине, заставившей выйти в море несмотря на опасность. Оказалось, он был счастливым отцом аж пятерых ребятишек, мал мала меньше, и еще жена в скором времени должна разродиться шестым. Хоть такая плодовитость считалась в его краях величайшим благословением, да и сам мужчина явно гордился отпрысками, приходилось трудиться от восхода до заката, не присев, дабы прокормить свое немалое семейство. Как назло, жена его который день просила рыбы, говоря, будто нерожденное дитя требует именно этой пищи и не дает ей покоя. А он не больно-то умелый рыбак, и от моря их деревня неблизко...

Слушая его рассказ, Аби все больше проникалась симпатией к этому невзрачному человеку. «Надо же, - думала она, - с виду такой заморыш, нелепый и даже какой-то жалкий, а ведь нашлась та, что его полюбила. Наверняка они счастливы в своей большой и дружной семье». Но в какой-то миг собеседник замялся, будто вспомнил что-то, посмотрел на нее виновато.

- Я ведь не принес никаких подношений, - сказал он. – Не думал, что попаду сюда. А от того, что ты так добра, мне еще больше стыдно становится.

- Не важно, - ответила Аби поспешно. – Здешние духи не обидят тебя, а море понемногу успокаивается, еще чуть-чуть, и вернешься домой.

- Так не годится! – он порылся в своем мешке и достал небольшой аппетитно пахнувший сверток. – Жена дала мне еды с собой, прошу, раздели со мной ее. Здесь всего лишь хлеб и жареные бананы, но жена умудряется готовить их очень вкусно.

Боясь обидеть отказом, Аби поблагодарила путника и взяла было один из румяных ломтиков, так и манивших их отведать, как вдруг ее словно кто-то толкнул под руку. Девушка охнула и выронила банан, озираясь. Рядом по-прежнему никого не было. Она потянулась за новым кусочком, но вдруг совсем близко раздался голос Наго, все так же невидимого:

- Не трогай! Этот человек явился вовсе не с добром!

Перепуганный мужчина вскочил и медленно попятился в сторону лодки, ища глазами говорившего. От добродушного простака не осталось и следа: лицо его исказилось от страха и досады.

- Прочь, демон! На мне защита сильного дукуна, - он коснулся висящего на шее амулета. – Ты не посмеешь коснуться меня!

- Наго! – воскликнула Аби. – Зачем ты пугаешь его? И почему говоришь, не являя себя?

- Этот подлый лжец недостоин меня видеть. Не двигайся с места, сын собаки, а не то драконы не оставят от тебя ни кусочка.

Обернувшись, Аби увидела трех крупных ящеров, выбегающих на пляж. Чужак тоже их заметил и застыл, с ненавистью глядя на девушку. Она не могла понять, что происходит, ведь мгновение назад он был так благодарен и почтителен, так восхищался ее красотой…

- Если хочешь избежать долгой и мучительной смерти, говори, зачем явился? – голос Наго в пустоте звучал грозно и беспощадно. Никогда еще Аби не слышала таких интонаций в его голосе. – Почему пытался отравить Абигаэл?

- Отравить? – переспросила девушка растерянно. Глаза чужака забегали, глядя то на нее, то на драконов, то тщетно пытаясь найти источник голоса. Мужчина устремился было в сторону моря, но один из драконов тут же метнулся в его сторону, едва не ухватил за ногу.

- Ну давай, убей меня, демон, - сказал он наконец. – Другие придут и завершат то, что я не успел.

- Но за что? – впервые за годы, прожитые здесь, Аби видела от кого-то угрозу. – Разве я сделала что-то плохое?

- Отвечай! – рявкнул Наго так, что она вздрогнула. На мужчину это тоже произвело впечатление: глядя в сторону, где мог находиться Наго, он заговорил.

- Я хотел спасти свой народ от беды. Великий дукун, живущий на вулкане, напророчил ее. Люди с белыми лицами идут и несут горе и разрушения. Гневят богов. Проливают кровь. Отбирают земли и волю. Мне не жаль своей жизни, пусть я умру, но кто-то другой, узнав об этом, придет защитить…

- Невежественный дурак! – прервал его Наго. – Думаешь, убив мою Аби, ты кого-то спасешь? Разве она единственный человек с Запада? Боги наделили твоего дукуна способностью видеть сокрытое, но забыли дать ему хоть немного ума, чтобы понимать увиденное! Не важно. Больше он никого сюда не пришлет, я позабочусь об этом. А сейчас молись своим богам, даю тебе время.

- Умоляю, Наго, будь милосердным, - вмешалась Аби. – У этого человека пятеро детишек, а скоро будет шестой.

- Я не собираюсь причинять вред его детям. Они не виноваты, что отец их злобен и глуп. А ты уходи, незачем на это смотреть.

Девушка мотнула головой и не двинулась с места. На глазах ее выступили слезы. Ведь по ее вине Наго собирается убить человека! Прояви она послушание и останься ждать в гроте, ничего бы не случилось. А теперь пятеро малышей будут ждать с моря отца, да так и не дождутся…

Наго, все это время стоявший в шаге от нее, растерялся. Он не мог спокойно видеть, как она плачет, а она так давно не делала этого. И ведь не уйдет, если только заставить силой. Дракон понимал, что не сможет убить на ее глазах, но и прощать мерзавца нельзя — вернется, выждет момент, придумает подлость. Слишком уж фанатичным был его взгляд, такие не отступаются. Но тут Наго пришла в голову превосходная идея.

- Хорошо. Я отнесу человека на его остров, - сказал он тихо. - Но я не смогу сделать этого, зная, что ты здесь одна бродишь по берегу. Уходи и жди меня в саду.

- А ты не убьешь его, стоит мне отвернуться?

- Нет. Здесь с ним ничего не случится, даю тебе слово. Теперь ступай, я хочу поскорее избавиться от него.

Аби послушно отправилась в сторону дома, то и дело оборачиваясь, пока не скрылась за холмом. Проводив ее взглядом, Наго подошел к чужаку, не предупреждая и не церемонясь подхватил его за плечи и взмыл в воздух. Тот закричал в ужасе, но незримый дракон невозмутимо набирал высоту.

- Тебе не нравится полет? - спросил он, когда человек замолчал, отчаявшись. - Он не будет долгим, если ты покажешь дорогу к тому дукуну, что послал тебя. Я все равно найду его рано или поздно, но для тебя лучше, если все-таки рано.

- Он не посылал меня, - в голосе чужака слышался животный ужас. - Он только рассказал пророчество. Я сам все решил.

- Правда? Значит, мне не нужно сводить с ним счеты, достаточно всего лишь выбросить тебя в море где-нибудь подальше от берега и вернуться домой?

- Нет! Умоляю, я покажу дорогу!

- Пфф! Ну и куда подевались твое бахвальство и смелость? - сказал Наго с насмешкой. - Что же, позволить тебе вернуть кармический долг перед смертью будет великодушным поступком.

Нисколько не заботясь о своей ноше, Наго полетел быстро, так, что чужак едва не задыхался, а сердце его грозило разорваться от страха. Лишь добравшись до самой середины острова Нуса Нипа дракон замедлился, позволяя мужчине указать направление. Наконец, они достигли цели, и Наго швырнул чужака на землю прямо перед хижиной отшельника дукуна.

На шум открылась дверь, скрипнула рассохшаяся половица. Щурясь от появившегося из-за туч солнца, наружу выглянул старик, скользнул равнодушным взглядом по скорчившемуся на траве мужчине, на миг замер, принюхался. Шагнул на поросшую мхом ступеньку, затем на землю, поклонился низко, метнув по траве концами длинных седых волос.

- Приветствую тебя, могущественный дух, - сказал он, глядя в сторону Наго. Для чего ты явился ко мне?

Старик и вправду был силен, Наго чувствовал это. И не мог поверить в то, что при такой своей силе дукун не наделен мудростью, ибо только глупцу мог прийти в голову столь жестокий и бессмысленный поступок.

- Я пришел узнать, зачем ты подослал на мой остров убийцу! Разве такой умелый дукун, как ты, не способен верно растолковывать свои же пророчества?

Дукун задумался, пристально глядя на своего перепуганного соплеменника. Тот избегал встречаться с ним глазами, потупился виновато. Немного погодя старика осенила догадка.

- Так вот в чем дело! Неужели сам дракон одарил меня своим посещением? Но в чем причина? Неужели этот неразумный увалень посмел угрожать обитателям Драконьего Острова?

После его слов Наго, которому успело надоесть быть невидимкой, наконец явил себя во всем великолепии. Увидев возникшего из ниоткуда дракона, ослепительного в солнечных лучах, принесенный им чужак коснулся лбом земли в поклоне, да так и застыл, не смея шевельнуться.

- Ты еще имеешь наглость спрашивать?! - воскликнул Наго, в ярости вспарывая мокрую землю когтями. - Не ты ли сам задурил голову этому ничтожеству? Не с твоего ли допущения явился он в мои земли, чтобы убить мою воспитанницу? Я разорву вас обоих на длинные ленты и украшу ими твою хижину, дукун. В назидание другим глупцам.

- Что ты натворил, Агунг! - закричал старик на окончательно растерявшегося убийцу-неудачника. - Как смел опозорить меня перед драконом, да еще пытаться нанести ему вред! О, великолепный и могучий Наго, я не достоин молить тебя о прощении, но поверь, мне бы и в голову не пришло совершить столь ужасное злодеяние. Хоть я и виновен в том, что не уследил за этим пустоголовым.

Наго сузил змеиные глаза в золотистые щелки. Казалось, он видел людей насквозь, до каждой жилки, каждой затаенной мысли. Согнувшись в легком поклоне, дукун уставился на землю под ногами, из уважения к волшебному существу не глядя прямо на него. Насмотревшись вдоволь и с удовлетворением чувствуя волны страха, исходившие от обоих людей, дракон грациозно уселся, втянув когти так, что они стали едва видны.

- Если пришел покарать оскорбившего тебя, - продолжил дукун, - убей меня. Я все одно зажился на этом свете, многое видел, познал едва ли не все радости, какие возможны в срединном мире. Агунг же хоть и глуп, но семья нуждается даже в таком муже. Тяжко придется его жене одной, да и ему самому не будет покоя на том свете, ведь он оставит детей расти без отцовских наставлений и защиты. О твоей мудрости и милосердии слагают легенды, о Наго. Смягчи свое сердце, возьми мою жизнь вместо его, ведь вина лежит на нас обоих.

- Я не буду наказывать глупца за то, что он глупец, - отвечал Наго, успокаиваясь. Он знал, что теперь самый сильный дукун острова позаботится о том, чтобы никто не посмел беспокоить дракона и его жрицу. - Но тебе впредь советую держать язык за зубами. К чему болтаешь о таких видениях с каждым, кому не лень тебя слушать?

- Прости меня, Наго. Но могу ли я о них умолчать? Белолицые люди ступят на нашу землю, и правильный ход времен будет нарушен навсегда. Быть может, если все заранее узнают об этом, мы сможем одолеть напасть...

- Не сможете, - перебил его Наго голосом, не допускающим возражений. - Ваше время истекает, как уходит вода из обмелевшего русла. Как ушли в непроходимую глухомань оставшиеся в живых эбу-гого, которых вы прогнали с насиженных мест. Сколько лун существуете вы, люди, столько же льется кровь. Сражайтесь, и быть может вам удастся железом удержать свое время. Или покоритесь, чтобы сохранить жизни своим потомкам. Мне все равно.

 Сказав это, Наго встал, отвернулся от старика, давая понять, что разговор окончен, поднялся в воздух и исчез для человеческих глаз, но напоследок услышал слова дукуна.

- Твое время уйдет вместе с нашим, - произнес старик тихо и устало. - Как и время наших богов.

- Так берегите своих богов! - воскликнул Наго, удаляясь. - Должно ведь в трех мирах быть хоть что-то, что вы не станете предавать.

Самое главное счастье

Равномерные глухие удары большого барабана отдавались пульсацией в жилах, заставляя сердце биться в такт. Ему вторил гамбанг, будто капли дождя рассыпались по бамбуковым сосудам. Флейты выводили затейливую трель, собирая все звуки в праздничную мелодию. В круге яркого света танцоры подхватывали ее и двигались плавно, четко, словно связанные невидимыми нитями. Полосы светлой ткани в руках девушек плыли по воздуху, изображая морские волны. Волосы их венчали украшения, похожие на крошечные лодки.

Мелати танцевала в самом центре, притягивая к себе взгляды. Движения ее гибкого тела завораживали грациозностью и точностью. Когда девушка замирала на мгновение, она походила на искусно сделанную статуэтку, настолько изящными были изгиб ее стана, поворот головы, гордо посаженной на длинной шее, и вся она, от пяток до тоненьких пальцев, казалась в этот миг воплощенным совершенством. Никто не мог сравниться с Мелати, и она об этом знала, двигаясь с легкостью и наигранным равнодушием, свойственным красавицам, осознающим свою красоту.

Но Хиджу лишь скользнул по ней рассеянным взглядом, отметив только, что и в этот раз подруга, как всегда, на голову превосходит остальных девчонок. Покосился на сидевшего рядом Гутнура, с восторгом и нескрываемой гордостью наблюдавшего за своей возлюбленной. Усмехнулся про себя и вновь уставился на пару, в честь которой сегодня устроили праздник здесь, на берегу, ибо всех собравшихся не вместила бы ни одна лодка.

Его сестру, самую младшую и любимую, выдавали замуж за чужака из секахи, живущей так далеко, что плыть сюда пришлось много дней без остановки. Редко доводилось Хиджу бывать в этих краях, только в дни большой торговли, когда скапливалось в сундуках так много жемчуга и других ценных вещей, что старейшины решали от них разом избавиться. Но и в такие дни невелик будет шанс вновь увидеть сестру, ведь торговали на берегу, а где в то время будет ее новая секахи – неведомо, скорее всего, разминутся они в море, чтобы встретиться неизвестно когда.

Музыка прекращалась, словно дождь, оставляя лишь перестук ритма на гамбанге, понемногу меняющийся, начиная следующую мелодию. Танец закончился, танцоры замерли в грациозном полупоклоне, потом развернулись и неторопливо ушли прочь, скрывшись в темноте.

- Сегодня она особенно прекрасна, - с восторгом сказал Гунтур.

- Правда? – рассеянно переспросил Хиджу, не отводя глаз от сестры. Она сидела по левую руку от своего теперь уже мужа, наряженная в праздничные одежды, увешанная драгоценностями, смущенно опустив ресницы. – Ну, прекрасна, да. Только вот будь она дурнушкой, глядишь, и не увезли бы в такую даль.

- Что? – Гунтур проследил за взглядом друга и вздохнул. – Я про Мелати, бестолковый! Ну чего ты сидишь мрачный, как туча? Хочешь огорчить сестру? Мог хотя бы для вида порадоваться за нее, если в самом деле не способен.

- Радоваться? Чему? Что я ее теряю? Что она остается с чужими в чужом краю?

- Что у нее теперь есть муж, - ответил Гунтур, удивляясь нечуткости друга в который раз. – Семья. Это же самое главное счастье для каждой девушки, когда тот, кто ей по сердцу, берёт ее в жены.

С этими словами он с любовью посмотрел туда, куда только что ушла Мелати. Хиджу хотел было снова возразить, но заметил, как жених что-то говорит его сестре, а та, по-прежнему не поднимая глаз, чуть заметно улыбается в ответ, и сквозь смущение на лице ее проступает счастье, подобно пробившимся сквозь облака солнечным лучам. «Семья? Но ведь у нее есть семья, мы, – думал Хиджу. – Неужели он и вправду ей так дорог? Настолько, что она бросает все ради него и даже не сожалеет?»

- Да еще Мелати огорчил, - не унимался Гунтур. - Она так старалась, танцевала просто восхитительно, а ты даже не смотрел.

- Да смотрел я, - отмахнулся Хиджу с досадой.

Но это было неправдой. Мелати знала, как хороша она сегодня в ярком наряде, окуренном благовониями с дальних островов, с украшениями - богатое ожерелье ослепительно сверкало в свете огня, с губами, окрашенными в алый цвет, с жемчужинами в отросших волосах, уложенных в высокую прическу. Когда она танцевала, все смотрели на нее одну. Кроме Хиджу. Она ловила его взгляд до последнего мгновения, но он даже не замечал.

Зато от внимания матери ничего не укрылось. Когда девушка вместе с подругами отдалилась от празднующих, спеша привести себя в должный вид для второго танца, мать перехватила ее и отвела в сторонку.

- Что это ты смотришь на него весь вечер, бесстыжая? – сказала она сердито. – Или забыла, что я говорила тебе?

- Я помню все, что ты говоришь, матушка, - Мелати с трудом сдерживала досаду. – И стараюсь быть послушной во всем. Но разве не дозволено мне даже смотреть туда, куда пожелаю? Не для того ли боги дали мне глаза, чтобы ими смотреть?

- Прекрати дерзить, непослушная девчонка! Дождешься у меня, выдам замуж в самую дальнюю секахи, глядишь, кто и позарится на смазливое лицо и не заметит дурного нрава. Видать, сильно прогневила я богов, раз они наказали меня непочтительной дочерью.

От таких слов Мелати почувствовала горечь. Ей стало обидно, что мать не хочет понять ее, и страшно, что та исполнит свои угрозы. Жизнь с чужими, в разлуке с семьей и друзьями, девушка даже представить себе не могла. Заметив, как дочь изменилась в лице – вот-вот расплачется, - мать смягчилась.

- Я ведь добра тебе желаю, глупая. Ты еще молода, сама не знаешь, что для тебя лучше. Понимаю, почему тебе Хиджу люб, я ведь не слепая. Ни слова не сказала бы, если б ты просто с ним ходила, на то она и молодость. Но взгляни на себя, ты же как одержимая! Гунтур твой это видит, а ну как раздумает брать тебя в жены?

- Разве я обещала стать его женой? – вскинулась Мелати.

- А какого тебе нужно мужа? Хиджу? Послушай мать, я жизнь-то пожила. Он хороший мальчик, сильный, смелый. Да только в мужья его я не пожелаю даже самой глупой и вздорной девице. Сидеть целыми днями одной и ждать, вспомнит ли - такая у его жены будет доля. И норов у него, как у дикого буйвола, горячий и упрямый, - она ухмыльнулась. – К тому же, лучше уж есть простой хлеб самой и досыта, чем делить спелое манго с другими, довольствуясь тем, что останется.

- О чем ты, матушка? – Мелати вспыхнула и вспомнила, как когда-то Хиджу уходил, чтобы провести день со случайно встреченной им девушкой с острова.

- Не притворяйся еще глупее, чем есть. Ступай, некогда мне. И хорошенько подумай над моими словами!

Мелати направилась к остальным танцовщицам, чьи тени мелькали в свете лампы за полотнищем, прикрывавшим их от гостей. Приблизившись, она услышала их голоса и смех и поспешила придать лицу беззаботное выражение. Никто не должен видеть ее досады. «Она не права, Хиджу вовсе не такой, каким может показаться, - думала девушка, ловко опоясывая тонкий стан узорчатым икатом. - Просто она не знает его так, как я. А на самом деле он лучше всех, и мужем тоже будет лучшим, всем на зависть». Но тут она поймала себя на том, что никогда не думала, каково быть его женой, да и вообще чьей-либо. Она стремилась завоевать любовь Хиджу, а дальнейшее ее совершенно не интересовало.

- Мелати, ну что ты застыла? - вывел ее из раздумий голос одной из подруг. - Пойдем, еще успеем стащить что-нибудь вкусненькое перед танцем!

Встряхнув головой, словно прогоняя неприятные мысли, Мелати поспешила за другими. Она решила не мучить себя такими размышлениями больше — придет время, тогда и узнает, как оно будет. А пока надо веселиться, пусть все видят, какая она красивая, не зря же столько времени совершенствовалась в умении танцевать.

Второй танец закончился, завершив ритуальную часть празднования, и танцоры наконец освободились от стеснявших их нарядов и украшений, присоединились к праздничному угощению и беседам. На этот раз Хиджу смотрел на Мелати, чтобы не обидеть ее и Гунтура, а потом от грустных мыслей о разлуке с сестрой его отвлек разговор о важных событиях, случившихся в здешних местах и там, откуда приплыли его сородичи.

Местные рассказывали, будто появились в окрестностях люди с Запада, да не просто наездами, якобы некоторые из них обосновались насовсем, строят свои дома, налаживают торговые дела. А правители тех земель и не противятся, принимают, как долгожданных друзей. Гости дивились слухам: на дальних берегах пришельцев с Запада встречали давно, но того, что они так быстро доберутся сюда, в края, которые на Острове риса считали дикими, никто не ожидал.

Говорили о нездешних, чудных кораблях, таких огромных, что закрывали собою солнце. О смертоносном оружии, извергающем огонь и гром, способном разрушать города. О чудесах и диковинках, которыми белолицые владели в избытке. Спорили, к добру они явились или к худу. Здешняя секахи убеждала, что к добру, ибо торговать с пришлыми можно гораздо выгодней, а зла от них оранг-лауты не видели. Пусть делят земли и богатства с сухопутными, людям моря до того дела нет, ведь море щедрое, даров его хватит на всех, а если даже придется покинуть эти края – не беда, всегда найдется место у новых берегов.

Хиджу слушал разговоры, из почтения к старшим не встревая. Но когда всем наскучило обсуждать новости о людях с Запада. и настал черед его товарищам поделиться занимательными историями, кто-то спросил, не врут ли слухи о загадочной деве, появившейся на Острове Драконов. Один из старейшин отвечал, что это правда, и рассказал, как много лун назад детям из секахи довелось с ней встретиться и как она им помогла.

Гунтур украдкой толкнул Хиджу локтем в бок. Встретившись с ним взглядом, Хиджу увидел в глазах друга предвкушение того, как расскажут они удивительную историю и поразят всех вокруг. Но Хиджу чуть заметно отрицательно качнул головой. Почему-то ему очень не хотелось говорить об Абигаэл, словно это значило делиться чем-то важным, чем-то, что принадлежало ему одному.

Он слушал небылицы о ней, одну невероятней другой, а перед внутренним взором возникала милая девчушка с глазами цвета моря, забавно барахтавшаяся в волнах. Он думал, как давно все это было, а ему до сих пор некуда ее привести: не заслужил он уважения, позволявшего совершить такой дерзкий поступок, не построил свой плавучий дом, и казалось, не приблизился к своей цели ни на шаг, как бы ни старался. Хиджу не мог не понимать, что раз он сам изменился с той поры, Аби тоже не могла остаться прежней. И сейчас она вовсе не маленькая девочка, готовая дружить с каждым, кто повстречался на пути, а красавица, слухи о которой достигли дальних земель. Реши она покинуть Драконий Остров, разве не найдется множество достойных, богатых и знатных, кто пожелает забрать ее?

«Для всех них она лишь драгоценный трофей, - думал Хиджу. – А мне кроме нее никто не нужен, и я ведь обещал вернуться». И он дал себе слово в скором будущем непременно посетить Драконий Остров, хоть на миг встретиться с Аби, увидеть, какой она стала.

Отвлекшись от размышлений, он вновь взглянул на сестру. Теперь, когда все вокруг были заняты разговорами и пиршеством и внимание к жениху и невесте ослабло, она уже не была смущенной и скованной. Почти не таясь, она улыбалась своему мужу, а он смотрел на нее с обожанием, и выглядели они так, будто кроме них двоих никого больше нет вокруг.

Хиджу вдруг почувствовал усталость от этого праздника, толпы, сплетен, шума и земли под ногами. Он казался сам себе чужим здесь, где все веселились и радовались. Мучительно захотелось в одиночестве уйти на лодке в море, дальше, так, чтобы огни берега скрылись за горизонтом и наступили тишина и темнота. Слушать, как плещут волны о борта, мерно покачивая лодку. Смотреть, как молодой месяц улыбается с небес, а звезды мерцают, отражаясь в черной воде.

Прикрыв веки, Хиджу пытался различить шорох прибоя сквозь мешанину голосов, и даже начало получаться, но тут ударили гонги, заиграла музыка. Вздохнув украдкой, он открыл глаза и огляделся. Все были увлечены праздником, никто не обращал на него внимания. Тогда он шепнул Гунтуру, что устал и хочет немного пройтись в одиночестве, поднялся и, стараясь быть незаметным, покинул освещенную кострами и факелами поляну. Сидя на берегу, он слушал доносившиеся звуки праздника, равномерный перестук гамбанга, сливавшийся с шелестом волн, пока сон не сморил его.

Пробыв несколько дней возле острова, где провели свадьбу, секахи отправилась домой. Семья Хиджу простилась с младшей дочерью, отчего в путь они вышли в печали, но самого юношу омрачало не только это. Как ни мечтал он, чтобы ему позволили управлять лепа-лепа, как ни намекал, что готов к этому, старейшины не доверили ему столь ответственного дела. Зато Гунтур сегодня вел свою лодку, и горькая зависть разъедала сердце Хиджу впервые за всю жизнь.

Он так привык всегда и во всем быть первым, что считал такое положение вещей само собой разумеющимся. И только сейчас понял – в то время, как он покорял глубину, забыв обо всем на свете, не вникая в дела секахи, Гунтур вникал. Учился править лодкой, прокладывать курс, рассчитывать его на много дней вперед, принимать важные решения. Тем самым добиваясь того уважения и доверия, о которых грезил Хиджу, не понимавший, что мудрость, рассудительность и умение договориться зачастую ценятся выше ловкости и силы. Он всегда интересовался морем больше, чем людьми вокруг, и люди отплатили ему недоверием.

За спиной послышались шаги. Отец Хиджу подошел, встал рядом, прислонившись к борту. Проследил за взглядом сына и усмехнулся.

- Так вот почему ты такой мрачный, - сказал он. – Завидуешь успехам друга? Злишься, что на этот раз не удалось его превзойти?

- Вовсе нет, - отозвался Хиджу, стараясь, чтобы раздражение не звучало в голосе. – Гунтур заслужил это. И я за него рад.

- Вижу, как рад, едва зубами не скрипишь от обиды. Хоть обижаться и не на что. Беда твоя в том, что до сих пор сам не знаешь, что тебе нужно. Желание во всем и всегда быть первым хорошо, когда ты ребенок, Хиджу. Но пора взрослеть. Понимать, где твое место и в чем ты можешь достичь успеха, а не хвататься за все, что притянуло взгляд. Твой наставник был уважаемым человеком, лучшим в своем деле. Вот на кого тебе бы стоило равняться.

«Но еще он был одиноким, - мысленно возразил Хиджу. – И ничего-то у него не было, кроме моря. А когда выходил на поверхность, о нем все тут же забывали, пока не понадобится снова выслеживать рыбу». Он любил море не меньше покойного джуру селама, но мечтал вовсе не о такой жизни.

- Благодарю за наставления, отец, - отводя глаза, сказал он вслух. – Я буду стараться не опозорить тебя и Кахайю.

- Ты плохо притворяешься, сын. Что бы ты не говорил, а злость твою даже со спины видно. Ничего, это будет для тебя хорошим уроком. Быть может, научишься принимать поражение достойно.

Глядя на упрямое выражение, против воли появившееся на лице юноши, он едва сдержал улыбку. Втайне он гордился сыном, его упорством, стремлением быть лучшим во всем. Его успехам он радовался, а неудачи переживал намного горьше, чем свои. Но никогда не показывал этого, боясь, что мальчик расслабится и возомнит о себе невесть что.

- Но я не… - Хиджу поднял глаза и замолк на полуслове, уставившись вдаль.

Там, откуда-то из-за края острова, как мираж возник невиданный корабль. Возвышаясь над волнами, он сиял каскадами парусов, наполненных ветром, ослепительно-белых на фоне синего неба. Казалось, он шел прямо на них, приближаясь невероятно быстро.

- Что это? – еле слышно прошептал Хиджу.

- Это они, - так же тихо ответил отец. – Люди с Запада. Неужели идут в наши края?

Бросив быстрый взгляд на странное судно, он отошел от сына и направился в сторону взволнованных голосов – остальные тоже заметили приближение чужаков и решали, надо ли что-то предпринимать по этому поводу. Несмотря на рассказ здешних оранг-лаутов о том, что с чужаками вполне можно поладить, проверять это в открытом море не хотелось. Все понимали – против такой мощи лепа-лепа не выстоять.

Хиджу не вникал в то, что они говорили. Завороженный, он смотрел, как корабль приближается, словно гора вырастая из воды. Он был огромным, гораздо выше любого дома с побережья, казалось, вот-вот – и мачты проткнут небеса, но при этом шел со скоростью, недостижимой для самой быстроходной лодки. Он проплыл мимо, неблизко – голоса людей, сновавших по палубе, не донеслись до Хиджу, но он смог разглядеть, что нос корабля украшен искусно вырезанной из дерева огромной фигурой женщины-русалки, устремившейся вперед, навстречу ветру, словно указывая путь.

Будто не заметив замершие неподалеку лепа-лепа, корабль миновал их и проследовал дальше, не сбавляя скорости и не меняя курса. Хиджу все смотрел ему вслед, пока белое пятно парусов не исчезло вдали. «Кто же они такие, люди с Запада? – думал он, глядя на пустой горизонт. – Кому вообще под силу строить такие корабли? И плыть на них из столь дальних земель, что о них даже не знает никто!»

Он попытался представить, где мог находится этот загадочный Запад, но дальше Острова риса, на котором сам он и не был никогда, воображение его не заводило. Честно говоря, до сего дня Хиджу вообще мало интересовали земли, лежавшие за островами, возле которых он охотился за жемчугом. Как и вообще почти все, что находилось над поверхностью моря. Любой берег для него был местом, где набирали пресную воду, меняли у местных рыбу и жемчуг на всякие полезные вещи да хоронили своих мертвецов. Чем при этом один остров отличался от другого, он почти не замечал.

Тем временем люди в лепа-лепа, словно очнувшись, решили побыстрее уходить отсюда и двигаться дальше: вдруг появятся другие корабли, и чужаки все же решат напасть. Кто знает, чего ждать от пришельцев с Запада! Лодка набрала ход и понеслась вперед, рассекая волны, а Хиджу все стоял возле борта, подставляя лицо под летящие брызги, которые тут же высушивались ветром и солнцем, оставляя на коже соленый след.

Они плыли и плыли, и вот уже солнце склонилось к закату, перестало душить знойной тяжестью, вынуждая искать прибежище в тени. А потом, когда оно скрылось за краем земли, сумерки принесли долгожданную прохладу, и люди оживились. Дети выбрались поиграть на палубе, засуетились женщины, готовя ужин, мужчины расселись полукругом, завели беседу – случилось много того, что стоило бы обсудить.

Даже когда стемнело, и все разошлись после ужина, Хиджу все бродил по палубе, не желая уходить под крышу и тем более ложиться спать. События последних дней будоражили его, порождая множество тревожных мыслей, назойливых и злых, будто кусачие мухи. Хиджу знал, что не избавится от них пока не вернется снова в море. Там, в бескрайней толще воды, в тишине и полумраке, все снова станет незначительным и далеким. Но впереди еще долгий путь, лепа-лепа будет идти без остановки днем и ночью, а Хиджу – маяться от безделья и думать, думать…

Вот Гунтуру маяться некогда: почти весь день он правил лодкой, а сейчас наверняка спит безмятежным сном. А о чем ему беспокоиться? Повеселился на празднике, теперь с легким сердцем возвращается домой. Не его любимая сестра навсегда осталась на чужбине, о чем грустить? Его любимая тоже никуда не делась, кстати. Что еще нужно для счастья.

«Счастье для любой девушки – когда ее берет в жены тот, кто ей по сердцу», - сказал он на берегу. Хиджу подумал об Абигаэл, превратившейся в красивую девушку там, на далеком отсюда острове. Неужели и для нее счастье в этом? И она тоже готова бросить все и уехать на край света?

«А со мной не уехала», - с горечью произнес Хиджу. И сразу почувствовал себя никчемным и ни на что не годным. Что бы ни говорил отец, смиряться с поражением он не умел и не желал учиться.

Найдя укромный темный уголок на корме, Хиджу пристроился на сложенных сетях. Идти спать по-прежнему не хотелось, и вообще ничего не хотелось. Он улегся и стал смотреть в ночное небо, казавшееся сегодня бездонным, словно океан, на изгиб месяца, похожий на глумливую ухмылку, на яркие пятнышки звезд. Повезло, что ночь выдалась ясной – звезды помогали не сбиться с пути в темноте. Хиджу без труда мог определить по ним курс, но толку от этого умения, если негде его применить…

Он подумал о словах отца. О том, что должен понять, где его место. Но отцу легко рассуждать, у него есть своя лепа-лепа, на которой его слово – закон, и даже старейшины уважают его и прислушиваются к его мнению. «Как же найти его, свое место, если мне не дают возможности показать, на что я способен? – рассуждал Хиджу. – Неужели за меня давно все решили, и выбора нет?»

Верить в это он не желал. Упрямое выражение вновь вернулось на лицо Хиджу, хоть сам он этого и не заметил. Все эти условности не имели большого значения. Море – вот что по-настоящему важно. Оно было их домом. Оно кормило и одаривало богатством. А там, на глубине, мало кто мог сравниться с Хиджу даже сейчас, а со временем не будет в секахи ныряльщика лучше. Море никогда не покинет его, оно было рядом с рождения и будет всегда, до последнего дня. Нужно просто слушать его, ведь только его и стоит слушать, а остальное исчезнет само собой, достаточно лишь погрузиться под воду.

Если ты меня ждешь, я вернусь

Он появился на горизонте одиноким белым пятном на пронзительной синеве ясного неба. Маленький парус – под такими не ходят на дальние расстояния, разве что порыбачить вдоль берега или переправиться на остров по соседству. Но этот показался со стороны, где соседние острова были слишком далеко. Аби, которая в это время плавала в море, замерла, держась за спину вынырнувшего рядом дракона, и ждала, появятся ли другие корабли. Но парус по-прежнему был один, и он понемногу приближался.

- Кажется, они плывут сюда, - сказала она задумчиво. Наго сузил глаза.

- Не сомневаюсь. Давай-ка выбираться на берег, пока нас не заметили.

На берегу Наго перекинулся в человека, дождался, пока Аби замотается в саронг, и увлек ее в тень пальм салака, где их не будет видно с моря.

- Что им здесь может понадобиться? – ворчал он, наблюдая, как силуэт лодки то появляется, то пропадает за волнами. – Идут и идут, как будто я золото им раздаю, совсем покоя не стало.

- Не сердись, Наго, - улыбнулась Аби в ответ. – Не так уж часто приезжают к нам гости. А эти люди путешествуют на такой маленькой лодке неспроста, наверняка у них что-то произошло. Быть может, кончилась вода, и они всего лишь хотят набрать ее поблизости. Прошу тебя, не прогоняй их сразу же, как сойдут на берег.

- Гости? Я никого не приглашал. К тому же ты помнишь, к чему твоя просьба о милосердии привела в прошлый раз. 

- Я буду осторожна, и ничего не случится, обещаю.

- Конечно, не случится, ведь ты не приблизишься к ним ни на шаг. Вернее, к нему, - уточнил Наго, приглядевшись. Аби попробовала различить пассажира, но ее зрение было не таким острым, как у дракона. – Неужели ты и вправду думаешь, что кто-то оказался здесь в одиночестве на крохотной лодчонке случайно? Нет, он направляется именно на мой остров, и у него наверняка…

 Наго замолчал на полуслове. Он узнал того, кто сидел в лодке — его он хотел видеть меньше всего, да и не ожидал уже, что он вернется. «Увести ее с берега, - лихорадочно размышлял дракон, глядя на Аби так, что она растерялась. - Обманом, силой — не имеет значения. Спрятать в саду, запутать дорогу, чтобы сколько не искал, не нашел бы, и даже голос его чтобы ветер не донес!»

- Что-то случилось? - спросила Аби обеспокоенно. - Почему ты смотришь на меня так странно?

В ответ он промолчал, отвел глаза, вновь принявшись наблюдать за приближением нежеланного гостя. «Но ведь она мне верит. Ни разу ни к чему не принуждал я ее, да и можно ли силой и обманом заставить любить? Разве только ненавидеть...»

- Наго, прошу, не молчи! Ты пугаешь меня! - некоторое время она пристально его рассматривала. - Дело в этой лодке, да? Хочешь — уйдем отсюда, спрячемся, как ты предлагал. Только перестань тревожиться. Разве может кто-то угрожать нам на твоем острове?

Наго улыбнулся печально и шагнул назад, прямо в колючие заросли. Скользнул сквозь них, не оцарапавшись, как будто не жесткие листья его окружали, а тончайшие луговые травы. Скрылся из виду, поглощенный массой зелени, лишь мелькнули на прощание его белые волосы.

- Ты никогда не простишь мне, если заставлю уйти, - сказал он перед тем, как исчезнуть.

- Разве я могу тебя не простить! Почему ты говоришь такое? - но он не ответил. Аби вдруг почувствовала себя виноватой, хоть ничего плохого и не совершила. - Я больше всего на свете боюсь тебя огорчить…

Она устремилась было следом, но оглянулась туда, где лодка с пассажиром, все еще неразличимым для глаз, плыла к острову, покачиваясь на волнах, и осталась на месте. Аби подумала, что неспроста Наго оставил ее здесь одну, значит, он хочет, чтобы она встретила загадочного гостя, пусть и огорчен его появлением. Это было странно, ведь с тех пор, как дракон увидел от человека угрозу, он ни на шаг не подпускал ее к людям, тем более в одиночку.

Не покидая своего укрытия, девушка терпеливо ждала, а лодка подходила все ближе, и вот уже можно было увидеть силуэт человека на борту – он и в самом деле путешествовал один. Солнце, стоявшее почти в зените, не слепило ее, напротив, ярко освещало путника, помогая отчетливо разглядеть его издалека. Темно-зеленый саронг, обнаженный торс, бронзовый от загара. Еще немного – и Аби смогла различить, как ветер треплет черные пряди его волос, и он убирает их с лица, смотрит на берег из-под ладони. Ближе – и она узнала его, хоть он изменился за это время.

- Хиджу! – воскликнула она, боясь, что глаза ее обманывают. Аби так долго ждала его возвращения, что почти перестала в него верить.

Почти бегом она бросилась навстречу, остановилась на самой кромке прибоя. Хиджу заметил ее, выпрямился и замер, отчего лодку развернуло, качнуло волной, едва не сбив с курса. Он спохватился, выровнял ход, не отводя взгляда от девушки на берегу.

Это был тот самый пляж, где много лун назад он учил ее плавать. Казалось, здесь все осталось прежним: то же небо, те же пальмы и горы вдали. Все так же волны набегали на белый песок, касаясь ног стоявшей там Аби. Но сама она стала совсем другой.    

Лодка подошла к берегу, Хиджу не думая, привычным движением убрал парус. Пора было сойти на берег, но он замешкался, глядя на прекрасную девушку, в которую превратилась его подружка. Она была высокой и стройной, а чудесные волосы, слегка влажные – наверное, только что плавала в море, волнами спадали ниже пояса. Порыв ветра подхватил края ее саронга, и тонкая ткань облепила тело, очертив маленькие округлости грудей и изгиб бедра.

Хиджу растерялся. Он, конечно, ожидал, что она повзрослела, и знал наверняка, что она будет красива. Он так сильно хотел ее увидеть, даже рискнул приплыть сюда, нарушив волю старших своего племени. Но сейчас, видя ее перед собой, он не знал, как вести себя с такой Абигаэл, и слова не шли на ум.

Набежавшая волна едва не вышвырнула лодку на песок. Придя в себя, Хиджу выпрыгнул из нее, выволок на сушу, спиной ощущая, как Аби подходит ближе.

- Хиджу, это правда ты? – ее голос уже не был детским. Он обернулся и увидел ее близко, можно было протянуть руку и коснуться. 

- Аби! Ты все еще помнишь… - он хотел было сказать «меня», но прикусил язык: глупо, видно же, что помнит, - слова, которым я тебя учил?

Она улыбнулась в ответ, искренне, радостно, и Хиджу на миг увидел прежнюю Аби, с которой легко и весело, будто расстались они только вчера.

- Не просто помню, я теперь знаю все слова на твоем языке!

- Неужели драконы научили тебя?

- Мне помогло одно божество, - рассмеялась Аби. – Наверняка ты знаешь его. Его зовут Онтонг.

Конечно, Хиджу знал об этом боге с переменчивым и своевольным нравом, как у моря, от которого зависела их жизнь. Множество молитв и подношений доставалось ему от людей секахи, частенько возлагавших надежды на счастливый случай. Почему-то Хиджу вовсе не удивило, что сама удача заботится об Абигаэл; он был непоколебимо уверен - все должны любить ее, даже боги.

- Пойдем, - она вложила свою ладонь в его. – Посидим в тени и поговорим. Мне так хотелось поговорить с тобой еще тогда, когда я не умела!

Бережно сжав ее узкую мягкую кисть, Хиджу повел девушку в то самое место под пальмами, где они любили сидеть раньше. Место это словно тоже ждало его, не зарастало кустарником и колючей травой. Устроившись рядом с Аби, он хотел было сказать ей все, о чем столько раз говорил с нею в своем воображении, но слова вдруг куда-то исчезли, мысли разбежались, и он никак не мог придумать, с чего начать. Все казалось неважным, глупым, неуместным и грубым. Да и нечего было о себе, в сущности, рассказывать. Ничего он еще не достиг, а если достиг бы, все одно не стоило бы этим хвалиться.

- Я не раз слышал о тебе за последние луны, - сказал он наконец.

- Неужели? – Аби взглянула на него искоса, и глаза ее улыбались. Сегодня они будто отражали небо, голубые, почти синие. – Наверняка всякие небылицы. Что я дух или какой-нибудь демон. Ты тоже думаешь, что я демон?

«Мне не важно, пусть даже так, - мысленно ответил Хиджу. – Прекраснее тебя нет никого в срединном мире, вот что я думаю».

- А это правда? – сказал он вслух. – Но я ведь ничего плохого не сделал тебе, могучий демон. Ты уж меня пощади.

- Перестань! – она вскинулась было, чтобы пихнуть его кулаком в бок, но смутилась и потупилась. – Ты единственный, кто обращался со мной, как с обычным человеком.

«И я так ждала тебя, - добавила она про себя. – Я все это время тебя ждала, а приезжал не ты».

- Я просто шучу, не сердись, - он посмотрел виновато.

Он вообще вел себя как-то скованно, отчужденно, все приглядывался исподтишка. Аби захотела растормошить его, сказать, что это она, Аби, его друг, и она ни капельки не изменилась, но почему-то застеснялась и не сказала. Хиджу стал совсем взрослым, от него теперь исходило ощущение скрытой силы, оно подавляло, привлекало и вместе с тем настораживало, не позволяя держаться с ним запросто, как раньше. 

- Расскажи мне о себе, - попросила Аби, чтобы прогнать эту странную, неясно откуда возникшую неловкость между ними. – Я ведь раньше почти ничего, что ты говорил, не понимала.

- О чем ты хочешь, чтобы я рассказал?

Она пожала плечами и посмотрела на море. Хиджу обвел взглядом ее профиль, желая, чтобы он отпечатался в памяти до мельчайших подробностей, чтобы всякий раз, когда захочет, увидеть его хотя бы мысленно.

- Обо всем, - сказала она, не оборачиваясь. – Где твой дом, какой он. Кто научил тебя плавать как рыба. О местах, в которых побывал. О твоих друзьях.

И Хиджу рассказал. Он говорил о плавучих домах, о берегах, где ему доводилось сойти на сушу, о ловле рыбы и охоте за жемчугом. Все это было для него обыденным и привычным, но Аби оказалось интересно, любая подробность занимала и удивляла ее. Он говорил о море. О тишине на рассвете и пылающих небесным огнем облаках на закате, о звездах, отражавшихся в темной воде во время штиля и о штормах, когда огромные валы обрушиваются с яростной мощью, грозясь разбить лодку в щепки.

А она слушала, глядя на него во все глаза, будто ребенок, которому рассказывают сказки. Казалось, иногда даже дышать забывала, так увлекали ее истории. Обычно не склонный к болтовне Хиджу был готов говорить с ней целый день, лишь бы она смотрела на него с таким интересом и внимала с неподдельной жадностью. Но все же ему хотелось узнать что-нибудь и о ней. И пусть он не признавался себе в этом, но не терпелось понять, как она относится к нему, дорожит ли его дружбой или просто скучает одна на острове и будет так же рада любому, кто ее развлечет.

- Ну а ты? – спросил Хиджу, прервавшись. – Откуда ты на самом деле родом? И как очутилась на Острове Драконов, куда людям ходить запрещено?

- Я приплыла очень издалека, - ответила Аби, задумчиво глядя куда-то за горизонт. – Наго говорит, что с Запада. На большом корабле, здесь таких и не бывает, наверное.

- Так вот почему ты ни на кого не похожа! – воскликнул Хиджу. – Расскажи, что там, на Западе.

Аби вспоминала о своей жизни множество лун назад, на далекой родине. О городах с домами из камня, многолюдных, шумных. О поместье, куда наезжали они летом, окруженном садом и бескрайними полями созревающей пшеницы, и как ветер гнал по ней золотые волны. Она хотела рассказать, как зимой завывает метель, и все вокруг становится белым от снега, но поняла, что для многого в языке Хиджу нет названий. Пытаясь объяснить ему то, чего в этих краях никогда не видели, она горячилась, порою даже вскакивала с места, жестами стараясь выразить мысль.

- Снег идет с неба зимой, когда очень холодно, - говорила она. – Так холодно, что вода превращается в лед.

- Как же люди живут там, где так холодно? - Хиджу пытался вообразить себе все это, но не выходило. К тому же он постоянно отвлекался, рассматривая Аби.

Ее волосы высохли и окутывали плечи, как покрывало, блестели в пробивавшихся сквозь листья солнечных лучах, и непослушная прядь то и дело падала на лицо. От волнения на щеках выступил румянец, и от того, что Хиджу никак не мог понять ее, девушка порой забавно хмурилась. Он с трудом сдерживал желание коснуться ее: убрать с лица надоедливую прядку, узнав наконец, какие ее волосы на ощупь. Кончиками пальцев погладить щеку, скользнуть по шее вниз, к ямке над выступающими ключицами.

- Мы топим печи. И носим теплую одежду, - Аби проследила за его взглядом и впервые за много времени осознала, что одета в один лишь легкий саронг, просвечивающий на солнце и ничего толком не скрывающий.

А Хиджу смотрел сейчас на ее голые руки и плечи, на грудь, натянувшую тонкую ткань, и казалось, что взгляд его чувствовался кожей. От этого чувства что-то сжималось внутри, разливалось теплом, заставляя щеки пылать от стыда и незнакомого ранее волнения. Аби замерла, боясь поднять ресницы, замолчала растерянно, а он придвинулся ближе и вдруг коснулся ее волос, сперва несмело, потом запустил в них пальцы, перебирая пряди.

 Аби посмотрела на его лицо, робко, исподлобья, избегая встречаться глазами, увидела, как губы изогнулись в полукружии едва заметной улыбки, и ей захотелось поцеловать его, не так, как целуют друзей или братьев, а по-взрослому, как видела она когда-то давно, случайно подсмотрев за старшей сестрой. Сердце Аби заколотилось так сильно, что казалось, его удары слышны были на всем берегу, выдавая постыдные мысли. Нужно немедленно бежать, спрятаться, пока Хиджу не догадался, о чем думает она на самом деле, но тело не слушалось, оставалось на месте.

  Пальцы Хиджу зарылись в ее волосы и скользнули по плечу вниз, вдоль лопатки. От прикосновения к обнаженной коже Аби словно обожгло, она оттолкнула его, отпрянула, закрыв лицо ладонями.

Хиджу опешил. Он был уверен, что она тоже испытывает влечение, явное желание дотронуться, обнять, и не понимал, почему Аби внезапно разозлилась и расстроилась. Он совершенно точно осознал, что любит ее всем сердцем, лишь ее одну, и это знание наполняло его счастьем. Хотелось выразить свои чувства словами, прикосновениями, взглядом, но Аби в ответ даже смотреть на него отказывалась.

- Аби, я тебя обидел? - спросил он, пытаясь заглянуть в ее лицо, но она не убирала рук.

«Она же принадлежит дракону! - осенило его. - Как я мог забыть! Наверняка он стережет ее, не просто так ведь оставил на своем острове».

- Аби, не злись. Я больше не буду так делать, обещаю. Ну скажи что-нибудь, пожалуйста!

- Я… Так нельзя, Хиджу, - ее глаза блеснули между пальцев. – Это нехорошо…

- Да понял я! – к счастью, Хиджу вспомнил кое-что, о чем еще может ей рассказать. – Знаешь, а ведь несколько лун назад я видел корабль, похожий на те, о которых ты говорила.

- Правда? – Аби вскинулась, убрав, наконец, от лица ладони. – Где? Когда?

Обрадовавшись, что удалось снова завладеть ее вниманием, Хиджу поведал все, о чем рассказали ему на далеком берегу, возле которого навсегда осталась сестра. Он украдкой разглядывал Аби, разволновавшуюся пуще прежнего. Казалось, она готова была в сей же миг отправиться на поиски людей с Запада. Людей ее племени. Неужели найдет их и уедет обратно, в неведомые земли, где от холода становится твердой вода?

- Думаешь, на этих кораблях приплыл кто-то, кого ты знаешь? – осторожно спросил он. Аби вздохнула.

- Вряд ли. На Западе много стран, и в каждой множество людей. Но может быть все же я смогу узнать хоть что-нибудь о своей семье...

Хиджу видел, как печалят ее воспоминания, и ему тоже стало грустно от жалости к ней. Если б мог, он сам отыскал бы ее родных, лишь бы снова она улыбалась.

- Обязательно узнаешь, - сказал он как можно убедительнее. – Я что-нибудь придумаю, и мы найдем твоих родных.

 Аби встретилась с ним глазами и почувствовала досаду. Так много дней ждала она этой встречи, а сейчас, когда Хиджу вернулся, все испортила: сначала злилась, потом и вовсе впала в уныние. Кому такое понравится? Разве за этим он приехал сюда?

- Не волнуйся, я расскажу Наго, он наверняка поможет мне встретиться с ними. Я так рада, что ты здесь! Не хочу говорить о грустном.

- Я больше не покину тебя надолго, - пообещал Хиджу, стараясь не задумываться о том, как будет выполнять это обещание.

- Ты останешься хоть на немного? – спросила она с надеждой.

Хиджу замялся. По-хорошему пора было возвращаться, пока никто не заподозрил его в нарушении запрета, но, взглянув в ее глаза, он понял, что не может уехать прямо сейчас. «Что-нибудь придумаю, - решил он. – В конце концов, ничего страшного не произойдет. Ну, пристыдят перед всеми. Даже если накажут. Переживу».

- Прости, что только на немного, - ответил он. – Но до завтрашнего утра останусь.

Сказав это, он выкинул из головы все наставления старейшин и отца, беззаботно наслаждаясь прекрасным днем. Они бродили в тени деревьев, пережидая зной, плавали в море на закате. И говорили обо всем на свете. Хиджу снова было легко с ней рядом, постепенно стало казаться, будто они и не расставались никогда. А потом настал вечер, взошла луна, огромная, рыжая, почти круглая.

Лежа рядом с Аби на песке, еще не остывшем после жаркого дня, Хиджу рассказывал ей о горбатом старике, который сидит на луне под бадьяном и плетет веревку, чтобы ею ловить людей на земле. Как удастся старику выловить всех до единого, так и придет срединному миру конец. Но белая мышь, живущая под корнями дерева, все подгрызает веревку, мешая закончить работу, потому конец мира никогда не настанет.

Ночь пронеслась как мгновение, вот уже небо стало светлеть на востоке. Аби мысленно уговаривала солнце подождать еще хоть немного, но утро неумолимо приближалось, чтобы забрать Хиджу с собой.

- Аби, - тихо сказал он. – Давай уедем.

- Куда? – отозвалась она, глядя в его глаза, в сумерках казавшиеся темными до черноты.

Он пожал плечами.

- В мире тысяча островов. Хоть на одном найдется и для нас место.

Ей захотелось немедленно согласиться, уплыть на его лодке туда, куда увезет, ведь иначе он уедет сейчас один, и неизвестно, когда вернется и вернется ли. Но это значило бросить Наго, подлостью ответить на все добро, что он для нее сделал. Предать того, кто стал для нее самым близким существом на свете. А он мог быть сейчас рядом, невидимый, слышать этот разговор и видеть, как она медлит с ответом.

- Я не могу, - сказала Аби, отводя взгляд. – Прости.

- Ты права, - ответил Хиджу чуть погодя. – Это глупо. У меня ведь нет ничего, кроме той лодки.

- А мне ничего и не нужно. Просто не могу вот так. Но… ты еще придешь? Не покинешь меня навсегда?

- Если ты будешь ждать, я обязательно вернусь. Мне очень важно верить, что ты ждешь.

Его лодка отчалила, едва солнечный диск оторвался от горизонта, отразившись в море ослепительно-яркой полосой. Это от ее яркости выступили слезы, слишком долго Аби смотрела вслед уходящему парусу. Услышав скрип песка от шагов, она вытерла глаза – чтобы Наго не заметил и не подумал, что ей грустно с ним оставаться.

- Не огорчайся, - сказал Наго мягко. – Он вернется. А если не вернется, то и вовсе не стоит того, чтобы ты печалилась о нем. 

- Ты на меня не злишься?

- За что мне на тебя злиться? Пойдем, ты ведь всю ночь не спала, не так ли? Наверняка проголодалась и устала.

Аби послушно побрела за ним следом. Ей незачем больше было оставаться на опустевшем пляже. Молча они вернулись в сад, который без Хиджу показался ей слишком тихим и тоже пустым. Наго расколол для нее молодой кокос, чтобы девушка утолила жажду. Глядя на ее лицо, чуть осунувшееся от бессонной ночи, он ясно понял – пусть сегодня она осталась, но однажды придет день, когда ей захочется уйти, и удерживать он не станет.

- Наго, я хочу попросить тебя кое о чем, - словно в ответ на его мысли сказала Аби. – Люди с Запада появились неподалеку. Ты поможешь мне встретиться с ними?

«Нет! Не смей даже думать об этом!» - возразил он мысленно. Проклятый мальчишка не забрал у него Аби, но вселил надежду в ее сердце. Если к чужакам она уйти не стремилась, то захочет ли по-прежнему остаться на Острове Драконов, встретив людей своего племени?

Наго знал о появлении кораблей с Запада уже давно, и конечно же собирался рассказать о них Аби. Позже. Как только представиться подходящий случай. Но все откладывал разговор, боясь, что она немедленно захочет к ним уехать. И вот она узнала сама, вопреки его воле, вынуждая принять решение.

- Если ты так сильно желаешь этого, я помогу, - наконец ответил он.

- Правда? – просияла Аби, не замечая, как тяжело было ему это говорить. – Мы отправимся искать их сегодня?

 - Не торопись, все не так просто, как кажется. Сначала я один разыщу их, разведаю, что происходит в тех местах, где они обосновались. Узнаю, какие они – не могут ведь Запад населять только хорошие люди, ты и сама должна знать. А после, когда смогу убедиться в том, что тебе не грозит опасность, я отведу тебя к ним, - увидев, как ее улыбка сменилась разочарованной гримасой, он поспешно добавил: - в любой момент, как пожелаешь. Не обижайся, я не могу поступить иначе.

- Что ты, Наго, - Аби старалась скрыть нетерпение и разочарование. – Я так рада, что ты согласился помочь! Делай все, что считаешь нужным, конечно же. Просто… мне бы знать, когда я смогу их увидеть. Чтобы не так трудно было ждать.

- Скоро, дорогая, - ответил дракон ласково. – Раз тебе настолько не терпится, увидишь их до новой луны, обещаю.

Наго и сам не хотел больше медлить. Раз решение принято, лучше закончить быстрее и не томиться в раздумьях и ожидании. Если настало время Абигаэл уйти, то так тому и быть, а ему придется принять ее выбор. «Рано или поздно она все равно покинет меня, так или иначе, - думал Наго. - Как когда-то, в далеком прошлом, покинули этот остров все, кроме меня. Потому что ничего вечного нет под луной, и, в сущности, жизнь есть не что иное, как череда потерь и расставаний».

Знаки и предчувствия

- Скр-р-р-ра-а-а-а-а! - дребезжащий скрежет вонзился сквозь уши внутрь головы, распадаясь колючими стружками.

Хиджу проснулся, еле сдерживая недовольный стон. Опять она, большая цикада, которую всей лепа-лепа вот уже третий день пытались изловить, чтобы прекратить ее отвратительное пение. А сегодня вдруг и ночью расшумелась, не иначе, кто-то потревожил случайно, и разбуженное насекомое застрекотало, казалось, во много раз громче, чем при свете солнца.

Спавшие рядом мужчины немедленно встали, сложили свои постели и отправились искать место потише — поймать надоедливое существо в темноте никто и пытаться не собирался. Ни один из них не сказал ни слова Хиджу, даже не взглянул на него, но чувство вины всколыхнулось в сердце. Ибо цикада появилась на лепа-лепа после того, как нарушив волю старейшин побывал он на Драконьем Острове. Пришла вместе с ним, словно нарочно, чтобы всем поведать о проступке.

Юноша так никому не рассказал, где был на самом деле, кроме дукуна: когда цикада начала свои трели, тот увидел в этом нехороший знак, а удивительная неуловимость ее дукуну и вовсе не понравилось. И он расспрашивал Хиджу, то мягко, понимающе, то со скрытой угрозой, пока не выпытал все, даже признание в любви к жрице с острова и намерение забрать ее себе в жены.

Дукун тоже никому ничего не рассказал. Он взял эту неприятность под свое ведение и дал понять сорви-голове, что глаз с него не спустит. Строго-настрого запретил он мальчишке даже смотреть в сторону Острова Драконов, ибо гнев его обитателей падет не только на самого нарушителя, но и на всю секахи.

Хиджу смиренно выслушал наставления, в глубине души не то что не отказавшись от своего решения, а еще больше укрепившись в нем. Но чувство вины никак не оставляло, напоминая о себе всякий раз, когда проклятая цикада заводила свою песню. Вот и сейчас...

Трель смолкла так же внезапно, как и началась. Хиджу замер, боясь вновь растревожить гадкое создание. Затихла. Теперь до утра, когда появится на небе солнце. Хиджу ворочался до рассвета, то проваливаясь в беспокойный, неглубокий сон, то просыпаясь. Непривычное одиночество тревожило, наполняло тоской. Он остро чувствовал, как своими поступками идет наперекор воле секахи, противопоставляет себя всем. Видел в сегодняшней ночи предвестие грядущей отверженности.

Хиджу этого не хотел и боялся, он любил людей своего племени и всегда был его частью, не умел жить без этого чувства принадлежности к целому. Но, разрывая душу надвое, перед внутренним взором возникало лицо Абигаэл. «Ты ведь вернешься? Не покинешь меня навсегда?» - спрашивала она, глядя с надеждой и печалью синими, как небо, глазами. И тогда он понимал, что не может обидеть ее, нарушить обещание.

Кое-как забылся он сном, чтобы вскоре вновь быть без жалости выдернутым из него все тем же мерзким звуком. Хиджу приподнял веки, щурясь от солнечного света, сочившегося сквозь щели заслоняющей окно циновки. Голова была тяжелой, мысли громоздкими камнями ворочались неуклюже. Краем глаза он заметил движение. Тунец, крупный кот серебристого цвета с пятнами на боках, которого он подобрал когда-то давно котенком, бесшумно крался вдоль стены. Кто-то выпустил его вчера из клети, а посадить обратно забыл.

- Что, Тунец, пришел выпросить еды?

Кот мурлыкнул в ответ и свернул было к хозяину, но внезапно замер, подобрался и бросился куда-то в угол. Спасаясь от него, большая цикада, которую до этого ни разу не удавалось увидеть, вылетела оттуда и плюхнулась прямо у Хиджу перед носом. В два прыжка Тунец настиг добычу, мягкие белые лапки накрыли ее, прижав к полу.

- Молодец, хороший котик! - Хиджу протянул руку и почесал с хрустом поедавшего цикаду Тунца за ухом.

Настроение немного улучшилось. Хиджу поднялся и вышел наружу, где на палубе уже давно суетились люди, занятые обычными делами. Он влился в эту суету, отвлекаясь от размышлений, терзавших всю ночь. Наскоро закончив работу, которая требовала его внимания на поверхности, он с нетерпением готовился выйти в море, чтобы вернуть душевное равновесие. Обрести покой и ощущение полноты и правильности существования, которые всегда находил в манящей глубине.

Но внезапно налетевшие порывы ветра известили о скором приближении ненастья. А потом и небо вдали затянуло серой дымкой – надвигался дождь, возможно даже гроза. Море забеспокоилось, вспенилось беспорядочными волнами, пока невысокими, но старшие никому не позволяли покидать лепа-лепа. На всякий случай готовились к шторму.

Он накрыл стремительно, хлестнув зябкой, колкой моросью, вздыбив пенные гребни, спрятав горизонт за туманной завесой. Валы были невысоки, но коротки и хаотичны, непредсказуемо били то в один, то в другой борт, не давая расслабиться. Стоило чуть замешкаться – и лодка неприятно кренилась или волна захлестывала палубу.

В один из таких неудачных моментов Хиджу услышал встревоженные голоса и заметил, как в воде мелькнул какой-то предмет. Подбежав ближе, он увидел, что это была плетеная клеть, внутри которой трепыхалось что-то живое.

- Тунец! – воскликнул он, ругая себя за то, что недоглядел за любимцем. А ведь не далее, как этим утром, кот выручил его, поймав проклятую цикаду!

Не раздумывая, не обращая внимание на предостерегающие окрики, Хиджу бросился в море. Волна тут же подхватила, швырнула в сторону от быстро удалявшейся клети. Кот, в панике вцепившись лапами в прутья, пытался удержаться над водой, то и дело погружаясь. Хиджу поднырнул под вал, гребя изо всех сил, и почувствовал, как его подхватило течением.

Наконец он оказался прямо под клетью, вынырнул и поймал ее, держа на поверхности. Услышал крики, почему-то донесшиеся издалека, обернулся и увидел, как течение уносит его с опасной скоростью. Хиджу поплыл назад и вбок, стараясь уйти из потока, но клеть, которую приходилось поднимать над водой, мешала, и выходило медленно. Да еще перепуганный кот, толстый, тяжелый, то и дело дергался, и приходилось затрачивать куда больше сил, чтобы нести его.

Пока лепа-лепа ловила течение, пускаясь вдогонку, Хиджу успел потерять много сил, борясь с волнами. В одиночку он легко мог бы плыть даже по такому морю и давно бы выбрался, но с неудобной ношей долго бы не продержался. Волны швыряли из стороны в сторону, захлестывали с головой, пытались подмять под себя и унести еще дальше. Рука, которой он поднимал клеть, дрожала от усталости.

- Брось кота, дурень! – донеслись крики с лепа-лепа. – Бросай, пока море не забрало вас обоих!

«Ну уж нет, - мысленно ответил Хиджу. Сил, чтобы прокричать это вслух, не осталось. – Я продержусь. Еще немного. Чуть-чуть».

Он сменил руку и прекратил попытки справиться с потоком, выгребая от него в сторону. Лодка догонит, главное продержаться. Стало легче, но ненамного. Казалось, что еще миг – и все, не сможет больше, сдастся. Захлебываясь, уйдет под воду, на этот раз навсегда. «Погибнуть, утонув в море? Спасая кота?» - сама мысль о таком казалась настолько глупой и нелепой, что в душе разгорелся мрачный огонь упрямства. Вот уж нет, не для того он столько лун проводил в этих водах, пока не стал одним из лучших ныряльщиков! Злость прибавила сил, и Хиджу повернул навстречу лодке, стиснув зубы, собрав всю свою волю.

Наконец его догнали, бросили веревку, в четыре руки втащили на борт. В изнеможении упав на палубу, Хиджу смотрел на клеть, где трясся мокрый жалкий Тунец, в немом ужасе пучил зеленые глазищи. Вокруг собрались люди, что-то говорили наперебой злыми голосами, но Хиджу пропускал их брань мимо ушей, едва заметно улыбаясь.

- Что за глупые выходки? – голос отца всегда пробивался сквозь тщательно выстроенный кокон отчуждения и самую рассеянную задумчивость, заставляя обратить на себя внимание и вернуться к реальности. – Зачем ты рисковал собой и заставил нас свернуть с курса? Ради кота? Думаешь, это поступок, достойный взрослого мужчины?

- Он поймал ту цикаду, - пробормотал Хиджу в ответ. На несколько мгновений отец растерялся, но быстро взял себя в руки.

- Ты вновь разочаровал меня, сын, - сказал он с горечью и отошел. Хиджу перекатился на спину и закрыл глаза.

«Пусть думает, что хочет, - устало подумал он. – Пусть все думают, что хотят».

Шторм затих так же скоро, как и налетел. Море успокоилось – легкая рябь и не напоминала о недавних злых волнах. Небо расчистилось, радуя яркой синевой. День вернулся в обычную колею.

Но поступок Хиджу не остался незамеченным. Дукун узнал о случившемся и крепко задумался. Шторм, едва не погубивший мальчишку, налетел со стороны Острова Драконов, словно месть за убитую цикаду, терзавшую семью Хиджу с тех пор, как он нарушил запрет. Да и течение уносило его в направлении, противоположном острову, как бы указывая, что духи гневаются и гонят нарушителя прочь. Не замечать столь явные знаки было бы опасным легкомыслием, коего дукун позволить себе не мог.

Решение было принято еще до заката. Секахи уходила к дальним берегам, откуда перекочевала в эти места когда-то. Грядущий сезон обещал быть удачным: в тех краях хорошо ловился тунец и трепанги, мясо которых высоко ценилось жителями суши. Ничто не держало оранг-лаутов, потому лодки тут же после выбора курса отправились в путь.

Хиджу готов был на все, чтобы заставить старейшин передумать, но знал, что никто его и слушать не станет. Сбежать? Но куда? Если дукун прав, а сомневаться в его словах не было причин, то могущественные обитатели Острова Драконов не желают видеть Хиджу возле своих земель. Не навредит ли он своим упрямством еще и Аби, ведь гнев духов может пасть и на нее? Да и не представлял он, как это – остаться одному.

- Может, все и к лучшему. Я приношу одни несчастья, зачем я ей? – тихо говорил он, в одиночестве стоя на корме лодки. – Прости, Аби, что не смог сдержать слово, и забудь обо мне и обо всем, что я говорил. Не надо меня ждать, лучше дождись кого-то достойного. Кто увезет тебя в большой город, жить во дворце…

Вечерело, небо потемнело, но утром оно опять станет голубым, как ее глаза, чтобы напоминать о ней снова и снова. Еще немного, и пропадут из вида очертания знакомых берегов, среди которых Хиджу родился и вырос. Никто не сказал, на какой срок они уезжают. Быть может, на новом месте окажется лучше, и они останутся там навсегда.

Путь был долгим – Хиджу потерял дням счет. Вынужденный много времени проводить без дела, не имея возможности уйти от людей, он часто замыкался в себе, погружаясь в хитросплетения размышлений, догадок о будущем, сожалений и надежд. Что бы ни случилось, впереди ждала жизнь, такая как есть, и нужно было к ней приспосабливаться, осваиваться в новых условиях и двигаться дальше.

Так совпало, что на новое место секахи прибыла накануне дня появления палоло. Это было добрым знаком, предвещавшим изобилие и удачу. Еще до рассвета все, от стариков до детей, проснулись и вышли на ловлю. Вооружившись сетями, сачками, а то и просто корзинами, все собирали палоло, покрывшего всю поверхность моря так, что казалось, будто вода вдруг вскипела.

Женщины принимали наполненные снасти, высыпая зеленоватую массу на заранее расстеленные полотнища, где ей предстояло сушиться впрок. Вокруг царило веселье, дети шалили, бросаясь друг в друга пригоршнями своего улова, стоило взрослым отвернуться. Но никто сегодня не посмел тревожить море. Оно принадлежало существам, зародившимся в глубине, в темных расщелинах, и поднявшимся лишь на одно утро с одной только целью - дать новые жизни. Большинство из них станут пищей для других обитателей вод и берега, а уцелевшие лопнут, переполнившись соком, будто спелые ягоды. Окрасят море в белесый цвет молока, засеют своими семенами. И зародится из них молодь, чтобы уйти на дно, а через год повторить изобильный нерест.

Примета не обманула: здешние рифы и впрямь оказались изобильны и щедры. На некоторое время Хиджу позабыл все свои печали, дни напролет проводя в море, знакомясь с новым местом. Он искал колонии трепангов и норы морских черепах. Изучал изгибы и впадины дна, заросли кораллов и причудливые лабиринты скал. Покорял недостижимые раньше глубины.

Возвращаясь затемно, едва держась на ногах от усталости, он обычно не имел ни желания, ни сил на долгие разговоры. Даже с Гунтуром и Мелати он редко проводил время, понемногу отдаляясь от них. Сам того не замечая, Хиджу становился молчаливым и отчужденным, все больше похожим на своего наставника.

Место в его сердце, которое когда-то занимала любовь к Абигаэл, а после горечь от совершенного предательства разъела холодной пустотой, постепенно заполняло море. Соленой водой пропитывало оно все его существо, вбирая в свой бесконечный простор, смывая и горе, и радость. Делая дни неотличимыми один от другого.

Сперва семья Хиджу радовалась тому, что он выбросил наконец блажь из головы и занялся нужным для всех делом. Но полнолуние сменялось новой луной, месяцы складывались в годы, а он так и не становился прежним, напротив, с каждым днем дела племени все меньше заботили его. Казалось, море поглотило его душу, сделало отчужденным. Его ровесники выбирали невест, соперничали друг с другом, выторговывали на берегу оружие и красивую одежду. Заводили собственные семьи. Хиджу взирал на эту суету с равнодушием древнего старца, ел, спал и уходил на встречу с синей бездной, словно все, что нужно ему на поверхности — редкий глоток воздуха перед погружением в толщу воды.

Его мать начала беспокоиться за сына. Не раз она начинала с мужем разговор о том, что поведение Хиджу не свойственно юношам его возраста. Как ни отмахивался от нее супруг, но, подобно ручью, понемногу пробивающему себе русло, слова ее зародили и в его мыслях сомнения. В душе отец возлагал на Хиджу большие надежды, видя в нем будущего главу семейства, который позаботится о своих стариках-родителях.

Наконец, выбрав ненастный день, когда из-за сильных волн сын остался на борту, он решился на разговор. Хиджу сидел, как обычно, в одиночестве и чинил сеть. Несколько мгновений отец молча смотрел на него.

«А ведь мальчик стал совсем взрослым, - думал он. - Я и не заметил, когда он успел повзрослеть. Мать права, не годится ему тратить самые лучшие годы лишь на ловлю трепангов».

- Здравствуй, отец, - Хиджу заметил его и отложил сеть в сторону. - Как твоя спина? Надеюсь, мазь, которую дал дукун, помогла унять боли?

- Как видишь. Если б не волны, я бы тебе показал как нужно плавать, - он присел напротив и достал бетельницу, давая понять, что разговор будет долгим. Хиджу, как всегда, от бетеля отказался - от него закладывало нос на глубине. - Но я пришел не для того, чтобы болтать о моей пояснице.

- О чем же ты хочешь поговорить?

- Ты сам видишь, мои годы уже не те. Сил становится меньше, кости ломят перед дождем, да и покой мне давно кажется слаще, чем все радости мира. Не далек тот день, когда лепа-лепа поведет другой, а я буду пользоваться его заботой, ворчать по-стариковски да вспоминать свою славную молодость...

- Ты вовсе не стар и еще полон сил, - возразил Хиджу. Ему вовсе не хотелось, чтобы вместо мудрого и справедливого отца семью возглавил Путра, муж старшей сестры, самовлюбленный и жестокий. - Благодаря тебе семья процветает, не оставляй нас без своего попечения!

- Полно, сын. Лесть не ко времени. Наша семья уже такая большая, что того и гляди люди начнут падать от тесноты за борт. Пора бы отделить ее часть, - он посмотрел в глаза Хиджу так, словно видел его насквозь, но сын выдержал тяжелый взгляд. - Я хочу, чтобы ты стал хозяином новой лепа-лепа. Оставим твоей сестрице и ее мужу место, чтобы заселить его детьми, у них это ловко выходит. А мы с матерью перейдем в твой дом, коли не откажешься принять.

- Что ты такое говоришь! Величайшая радость для меня жить с тобой в одном доме, - сказал Хиджу после недолгого молчания. Желание отца оказалось для него неожиданностью. - Но я не знаю, смогу ли быть достойным...

- Я знаю. И мог бы прямо завтра начать строить для тебя самую большую и богатую лепа-лепа, какую здесь только видывали. Но ты не можешь встать во главе того, чего у тебя нет. Тебе пора выбрать жену, мой мальчик.

Хиджу вскинулся было, но отец одним лишь взглядом осадил его пыл, не позволив возражать.

- Неужели и вправду никого себе не присмотрел? - Хиджу лишь покачал головой в ответ. - Значит, самое время сделать это. Выбери себе красивую, сильную девушку, способную родить много здоровых детей, и как только она станет твоей женой, я построю для вас отдельный дом. Почему у тебя такой скорбный вид? Или мое решение не радует тебя?

- Как может не радовать такое! Просто я немного растерялся от неожиданности и боюсь оказаться недостойным твоего доверия. Да еще жена... я как-то и не думал...

- А ты подумай. Даю тебе на это восемь лун, - с этими словами он поднялся, собираясь уходить.

- Но почему именно этот срок? - спросил вконец смущенный Хиджу. - Что случится через восемь лун?

- Мы слишком долго пробыли здесь. Улов тут хороший, торговля плохая. Да и жемчуга мало, вы, ныряльщики, поди заскучали совсем. Совет решил вернуться к Нуса Нипа после сезона дождей.

«Вот в чем дело. Наверняка старейшины испугались, что еще пара лет — и все забудут, кто хозяин вод вокруг Нуса Нипа. Тогда другая секахи может обосноваться там, - думал Хиджу, снова берясь за починку сети. - Не потому ли отец так торопит меня с женитьбой? Помнит, из-за чего пришлось уехать сюда, боится, как бы снова я не навлек гнев богов. Даже лодку мне дает во владение».

Он вдруг осознал, что сам-то давно не вспоминает, как из-за его проступка община перебралась в новое место. Воспоминания вдруг нахлынули, словно накопившись за все это время, как прорвавшая запруду река.

Тогда он и вправду верил, что однажды сможет забрать с Острова Драконов девочку с золотыми волосами. Стоит лишь стать взрослым и обзавестись собственным домом, как можно будет делать все, что в голову взбредет. Или сбежать и жить вдвоем на каком-нибудь затерянном острове. Сейчас эти мечты казались глупостью и ребячеством.

Но почему тогда так ноет в груди? И лицо Абигаэл возникает перед глазами так ясно, будто расстались они вчера, а не много лун назад?

«Она наверняка меня забыла, - убеждал себя Хиджу. - Да и Остров Драконов покинула, ушла к своим, к людям с Запада. Может быть и вовсе вернулась туда, где родилась. Уплыла на одном из кораблей, заслоняющих солнце парусами».

Эти мысли, хоть и были разумными, не утешали. Только заставляли снова и снова вспоминать ее, понимая, что ни одна девушка не привлекала его так сильно, как Аби когда-то. Все связи с ними сводились к ночи-другой, проведенным вместе, а после он уходил, не оборачиваясь, и возвращался в море. Девушкам не по душе было такое оскорбительное отношение, и они начали избегать Хиджу, стараясь не видеть, что он этого будто и не замечает.

Все изменилось, когда отец Хиджу объявил совету старейшин о своем намерении. Старые обиды были мигом забыты — каждой хотелось утереть нос подругам, женив на себе своенравного гордеца. Доказать, что она оказалась хороша настолько, что даже он не устоял, предпочтя всем другим, своим и чужачкам, и в придачу сразу стать женой главы семейства, хозяина лепа-лепа. Девушки вились вокруг, как пчелы возле сахарной пальмы. Их позабытые поклонники злились, только и ожидая повода проучить выскочку. Хиджу нервничал и пропадал где-то целыми днями в одиночестве.

Ко всему этому лучший друг ошарашил Хиджу, предложив ему свою невесту.

- Я понял. Ты решил надо мной пошутить, - сказал на это Хиджу, когда обрел наконец дар речи. - Прости, но я не в том расположении духа, чтобы оценить такие шутки по достоинству.

- Нет, друг, я не шучу, - ответил Гунтур. Как ни старался он скрыть грусть, она звучала в его голосе, отзываясь в душе друга жалостью и тоской. - Хватит притворяться. Мелати любит тебя и...

- У нее это пройдет.

- Но до сих пор не проходит. Сколько лун должно еще миновать, чтобы ты понял уже, что она в самом деле...

- Пусть даже так, - пробурчал Хиджу с раздражением. - Я вижу, как ты к ней относишься, давно ведь мечтаешь, чтоб она стала твоей женой. Я никогда не пойду на такое. Да как тебе вообще в голову пришло!

Гунтур потупился, сник, и Хиджу пожалел о своей грубости. Друг только что предложил самое ценное для него в этом мире, а в ответ получил пренебрежение и насмешку. А ведь в последнее время он почти не виделся с Гунтуром. Не разговаривал с ним обо всем на свете, как раньше. Не знал, что творилось у него на душе. «Неужели Мелати ответила ему отказом? Упрямая девчонка!»

- Хиджу, я ведь не просто так тебе докучаю, - сказал Гунтур. - Сегодня мы отправляемся домой. Тебе придется сделать выбор прежде, чем ступить на берег Нуса Нипа. А лучше Мелати ни здесь, ни в дальних краях никого не найти. Я боюсь, как бы с тобой не случилась беда!

- Когда впредь будешь говорить об этом с Мелати, - процедил Хиджу сквозь зубы, - передай, что я скорее выброшу ее за борт, чем возьму в жены. А за меня не бойся. Все образуется как-нибудь.

- Как знаешь, - покачал головой Гунтур. - Но зря ты так с Мелати.

После этого разговора Хиджу сдался и решил разом пресечь неинтересную ему суету и глупые ссоры, тем более, предстояло много дней провести в пути, во время которого скрыться в одиночестве будет негде. Он попросил отца и мать выбрать для него невесту, которую они сочтут подходящей. Отец удивился, но возражать не стал. Мать взволновала такая просьба. То, что сын до сих пор не увлекся ни одной женщиной, огорчало ее и настораживало. Она просила Хиджу одуматься, сделать выбор самому, но он неизменно отвечал, что полагается на мудрость старших, и уходил от дальнейших расспросов.

Возвращаясь домой, секахи остановилась на одном из соседних островов, набрать воды и обменять у местного племени рыбу на рис и саго. Люди пребывали в веселом возбуждении: еще бы, такой долгий путь позади, и они преодолели его без несчастных случаев и других неприятностей. А уже завтра они вернутся в места, где провели большую часть своей жизни и по которым соскучились у дальних берегов.

На закате лодки отчалили, чтобы заночевать в море, увозя с собой запасы риса, куски свинины, жаренные на костре, и лихорадку, которой незаметно для себя заразились от островитян. Но болезнь эта проявляла себя не сразу, потому все радовались возвращению домой, ни о чем не беспокоясь.

Гора живых и мертвых

Наго выполнил обещание и свозил Абигаэл туда, где обосновались люди с Запада. Люди эти оказались выходцами из незнакомой страны, языка которой она не знала, столь же для нее чуждыми, как и жители здешних деревень. Даже больше, ведь благодаря Онтонгу Аби понимала речь некоторых местных племен.

Она побоялась выйти к ним, лишь наблюдала со стороны из укрытия. Знакомые с детства вещи, одежда, какие-то жесты привлекали, будили почти забытые воспоминания. С той поры девушка иногда уговаривала дракона посетить соседние острова. Понемногу интерес к чужеземцам остыл, но Аби нравилось бывать в новых местах, смотреть, как живут другие люди.

Наго давно уже не испытывал к жителям окрестных мест ничего, кроме безразличия, ибо за долгие годы своего существования успел многое повидать и знал почти все обо всех обитателях архипелага. Однако он понимал, что для Аби это интересно и ново, потому, немного поворчав для виду, изредка брал ее куда-нибудь развеяться, если видел, как она начинала скучать.

К тому же ее рассказы о жизни на Западе занимали его. Многое из быта чужеземцев было для дракона непонятным, странным, и он с удовольствием расспрашивал Аби о некоторых вещах, ритуалах и привычках пришельцев из далеких земель. Но постепенно он понял, что несмотря на кажущиеся различия, в основном все люди похожи друг на друга, где бы они не жили и каким богам не поклонялись, и утратил к ним интерес. Ему просто нравилось проводить время с Аби и беседовать с ней.

Они починили старую лодку, оставленную когда-то давно человеком, пытавшимся отравить Аби. «Наверное, этот ненамеренный подарок зачтется, хоть немного искупив его вину», - говорил Наго, довольно оглядывая новую обшивку лодки. Аби уже и думать забыла о том случае, тем более не держала на бедолагу зла, но Наго ничего не сказала, опасаясь вызвать в нем новый всплеск подозрительности и недоверия к людям.

Впрочем, недоверия этого он никогда и не утрачивал, потому во время своих редких путешествий они лишь наблюдали украдкой, стараясь не попадаться никому на глаза. Уж больно приметной была внешность Аби, а Наго и вовсе можно было принять за человека лишь издалека.

После нескольких самых первых таких вылазок Наго осторожно попытался разузнать, не возникло ли у Абигаэл желание покинуть Остров Драконов и жить с другими людьми. Она лишь рассмеялась в ответ, уверяя, что здесь лучшее место на свете и кроме Наго ей никто больше не нужен. Правда, когда девушка думала, что дракон не видит, в глазах ее на мгновение промелькнула едва уловимая печаль.

Наго понял: не только привязанность к нему удерживает ее. Она помнила о том мальчишке, которого ждала много лун, а он так и не вернулся. Быть может, из-за его предательства она не верила больше людям, или по своей наивности все еще надеялась, что он приедет за ней. Как бы то ни было, Аби не хотела уходить, и это вполне устраивало Наго. А обиды забудутся со временем, и она вновь обретет мир в душе.

Однажды в разгар засушливого сезона, когда зной особенно сильно докучал Аби, нагоняя лень и скуку, Наго решил вновь развлечь ее и показать одно интересное место на Нуса Нипа. Они отправились туда затемно, по прохладе, отказавшись от долгого утомительного плавания на лодке. Дракон прилетел на остров, неся девушку на своей спине, в час, когда даже те редкие жители, что не спали, не могли их нечаянно заметить в небесах.

Рассвет они встречали на вершине горы, и когда взошло солнце, взору Аби открылось столь удивительное зрелище, что она ахнула от восторга. Они стояли на вершине гребня, вокруг горные склоны терялись в облаках, край неба над которыми восход окрасил золотом. Прямо перед собой Аби увидела небольшое озеро бледно-зеленого, белесого цвета, а за ним, отделенное узким каменным краем, еще одно – вода в нем была пронзительно голубая.

- Обернись, - тихо сказал Наго.

За спиной, в стороне от других, лежало третье озеро. Круглое, с высокими отвесными берегами, непроницаемо-черное, будто небо безлунной ночью, оно казалось входом в саму преисподнюю.

- Какая удивительная красота! – произнесла Аби, не в силах отвести взгляда от пугающего и в то же время манящего омута. – Но что это за место? И почему вода такая странная?

- Местные говорят, что в этих озерах покоятся души мертвых, - ответил Наго. Пока девушка рассматривала окрестности, он успел перекинуться в человека. – В самом ближнем, Тиву-Нуа-Мури-Коох-Таи, обитают души погибших молодыми. Рядом Тиву-Ата-Поло, озеро злых духов. Те, кто совершил в своей жизни множество греховных деяний, находят в нем приют. Видишь, как тонка граница между озерами? Чтобы помнили, что от добродетели до зла всего несколько шагов, лишь хрупкая преграда отделяет их друг от друга.

- А кто живет в третьем озере? Оно такое… жуткое.

- Души тех, кто прожил долгую достойную жизнь и умер в преклонных годах. Тиву-Ата-Мбупу, обитель стариков. Но цвет его не всегда такой, как и у других озер. Время от времени каждое из них меняет окраску. Дукуны, что имеют право приходить сюда, видят в этом предвестие грядущих перемен и в мире вокруг. Или знак того, что духи разгневаны.

- Имеют право? 

- Это запретное место, людям нельзя просто так являться сюда и тревожить духов. Но не пугайся, с нами ничего не случится. Обычные суеверия, не более. Правда, надолго здесь оставаться все же не стоит: воздух над озерами плохой, ты можешь заболеть.

- Можно я еще немного полюбуюсь на них? – спросила Аби. В голосе ее звучал искренний восторг, почти как в детстве, и Наго не смог сдержать улыбку.

- Конечно. На рассвете они особенно красивы, любуйся, пока не опустился зной.

Некоторое время Аби молчала, созерцая удивительный, сказочный пейзаж. Глядя на него, легко было поверить в легенды и приметы, в духов, демонов и другие чудеса, потому что место это само по себе казалось чудом. Но вот золотой рассвет потускнел, небо стало равномерно голубым, солнце поднялось над облаками, понемногу разгоняя их. Пора было уходить вниз, скрываться в джунглях от дыхания зноя и любопытных глаз случайных путников.

- Неужели духи не живут там в самом деле? – спросила Аби, когда спуск стал пологим, а камни и кустарник сменились редкими деревьями, дававшими хоть немного тени.

- Все возможно, - ответил Наго и протянул ей флягу из сушеной тыквы, наполненную еще прохладной водой. – В срединном мире обитает множество сущностей кроме вас, людей. Почему бы некоторым из них и не жить в озерах на вершине вулкана, где их почти никто не тревожит.

Аби хотела было возразить, что души умерших попадают в рай или ад, как ее когда-то учили, но призадумалась. Здесь все оказалось иначе, не так, как на ее родине, где никто даже не слыхивал ни о драконах, умеющих превращаться в людей, ни о коварных божках, раздающих волшебные дары. Возможно, в этих краях и души уходили в другие, незнакомые ей места. Но подобные мысли настолько противоречили всем ее представлениям о мире, что Аби становилось жутко, и она предпочла больше не спрашивать Наго ни о чем.

Впрочем, заметив ее молчаливую задумчивость, Наго заговорил сам.

- В мире есть немало вещей и явлений, которые ты и вообразить не можешь. Даже мне многое неведомо, хоть и живу неисчислимое количество лун на этом свете. А если представить, что миров бесконечное множество… Ни моей, ни тем более твоей жизни не хватит, чтобы постичь все их тайны.

- Там, откуда я родом, все было как-то проще, - ответила Аби. – Все знали, что есть бог, этот мир, единственный, который он создал. Ну может быть еще ангелы с небес и демоны из преисподней. И закон, данный человеку. Достаточно было соблюдать его заповеди и знать священное писание, в нем надлежало искать ответы на все вопросы. А тут все так странно, так запутанно. Я уже и не пойму, где истина, а где ложь.

- Для того, чтобы найти ответы, тебе дан разум, Аби. А способность отличить добро от зла есть в сердце каждого из людей. Как и возможность выбирать свой путь. В этом великое благо родиться человеком. Не позволяй запугать и обмануть себя, сомневайся, размышляй, слушай голос своего сердца. Оставь богам судить о божественном промысле, ты все равно не в силах его понять.

- Но если все время сомневаться, можно лишиться всего, во что веришь. Если представить, что бог не направляет и не заботится о нас, становится так… одиноко. Так пусто.

- Каждый из нас в самом деле одинок, - сказал Наго. Поймав растерянный взгляд Аби, он улыбнулся. – Страшно? Ничего, новое всегда пугает. Со временем ты все поймешь, обретешь силу и мудрость, и не останется ничего, что сможет напугать тебя в этом мире. Тебе в самом деле не нужны все те оковы, которыми ты сейчас так дорожишь. Быть свободной гораздо лучше, пусть и трудней. 

- Прости, наверное, мне сложно понять тебя, - сказала Аби жалобно. – Я бы не хотела сейчас думать обо всем этом. Слишком не по себе. Может быть, отправимся к людям? Посмотрим, что изменилось в деревне, ведь мы так давно там не бывали.

- В этот раз я хотел показать тебе другое место. К тому же, здесь недалеко. У подножья священной горы есть небольшая деревушка, жители ее не похожи на тех, кого ты видела ранее. А в хижине в горах обитает один из немногих людей, кто достоин говорить со мной. Это очень могущественный дукун, самый сильный на ближних островах. Думаю, пришло время его навестить.   

Такое предложение привело Аби в восторг, заставив отвлечься от тревожных размышлений об устройстве мироздания. Ей нравилось наблюдать за повседневной жизнью местных поселений, а возможность поговорить с кем-то из их обитателей и вовсе выпадала очень редко.

Деревня не разочаровала Аби. Она и впрямь оказалась крошечной: вокруг округлой площади выстроились не многим больше десятка домов, среди которых один выделялся особо. Он был заметно выше и шире остальных, как бы собирая их вокруг себя.

- Дом старейшины, - объяснил Наго. – Видишь, вокруг него собрались люди? Наверняка сегодня у них произошло особое событие. Тебе повезло, сейчас мы увидим один из их ритуалов.

Девушка и дракон устроились на толстой ветви высокого дерева, росшего так близко к деревне, что были слышны обрывки разговоров. Густая листва, игра света и тени надежно укрывали наблюдателей, зато они видели все превосходно.

Спустя какое-то время из большого дома вышла вереница пожилых женщин.

- Самые уважаемые жители деревни, - прокомментировал Наго вполголоса. – Старшие женщины в семье. В этом племени, в отличие от многих других, последнее слово принадлежит женщине.  

Те, что сидели снаружи, поднялись на ноги и устремились следом. Возглавлял процессию мужчина в ярких одеждах, полностью седой, но для старика слишком крепкий и статный на вид. В руках он нес связку каких-то прутьев, от которых вился слабый дымок, и живую курицу со связанными ногами.

Поравнявшись с местом, где прятались Наго и Абигаэл, он поднял голову и уставился, казалось, прямо на них. Всего на мгновение, но Аби почувствовала, что ее обнаружили, и закрыла рот ладонью, едва не вскрикнув.

- Вот он, дукун, о котором я говорил, - шепнул Наго.

- Он нас увидел? – спросила Аби тоже шепотом.

- Скорее, почувствовал. Но ты сможешь его самого об этом спросить, позже. А сейчас давай понаблюдаем за церемонией, она наверняка будет тебе интересна.

Тем временем процессия вернулась на площадь и разделилась. Большая часть ее осталась на площади, рассредоточившись вокруг резного столба в центре, под которым дукун ловким движением перерезал курице горло и окропил столб ее кровью. До слуха Аби донеслось пение.

Несколько женщин тем временем вывели свиней, связали им ноги и разложили кругом, голова к голове, возле одного из домов. Дом этот выглядел новым: древесина его стен еще не потемнела, а крыша зияла непокрытыми дырами. Но скоро принесли вязанки соломы, уложили ее, закончили крыть крышу. Круг расширился, расступился, пропуская мужчин, вооруженных парангами. Аби догадалась, что сейчас будет, и отвернулась.

- Не хочу смотреть, как они режут свиней. Прошу, дай знать, когда все будет кончено, - попросила она Наго.

Визг животных донесся до ее ушей, и девушка поморщилась. Она не привыкла к таким зрелищам, да и вообще много лет питалась лишь растительной пищей вместе с Наго, не убивавшим ради еды. Дракон пощадил ее чувства и ждал, пока свиньям отрубали головы – позже черепа повесят у порога нового жилища, свежевали и разделывали туши. К счастью, умелые жители деревни справились с этим быстро, убрали все, присыпали следы крови черным вулканическим песком. Аби вновь смогла наблюдать за церемонией без опасения увидеть нечто, вызывающее отвращение или жалость.

- Зачем им сразу столько мяса? – спросила она. – На такое маленькое племя с лихвой хватило бы одной или двух свиней!

- Чем больше животных принесут в жертву, тем спокойней и богаче будет жизнь в новом доме. В непраздничные дни мясо почти не едят, так что сегодня в деревне настоящий пир.

- Какая жестокость!

- Таковы местные обычаи. Жертвоприношения здесь приняты, никто не считает их жестокостью, - Наго не стал упоминать о некоторых племенах с других островов, приносящих в жертву не только скот, но и людей, чтобы не огорчать впечатлительную Абигаэл еще сильнее. 

После того, как спели еще пару песен, дукун окурил хижину своими дымящимися прутьями, а за домом разожгли огонь в большой жаровне, Наго предложил прогуляться к морю и освежиться немного, чтобы вернуться к хижине дукуна, когда тот придет домой после окончания трапезы. Они нашли уединенную бухту, закрытую со всех сторон крутыми скалистыми берегами, и вдоволь наплавались в чистой спокойной воде. Дракон насобирал в лесу неподалеку спелых плодов рамбутана, бананов, молодых кокосов. Расположившись на белом песке в тени кокосовой пальмы, Аби и Наго утолили голод и жажду. Лишь ближе к вечеру они покинули пляж и направились обратно к вулкану – церемония должна была завершиться к этому времени.

Хижина дукуна пряталась среди деревьев на небольшой поляне, чтобы попасть на которую нужно было подняться по крутой горной тропе. Запыхавшаяся Аби удивлялась странному выбору места для жилища, ведь обитатель его был немолод. Неужели ему не тяжело всякий раз преодолевать столь утомительный путь? Или колдуны здесь и в самом деле наделены особой силой?

Дукуна они застали сидящим под деревом, скрестив ноги. Глаза его были прикрыты, словно старик дремал, и выглядел он обычным усталым немолодым человеком. Если он и был наделен какой-либо силой, внешне она никоим образом себя не проявляла.

Стоило Наго ступить на поляну с тропы, как дукун очнулся от дремоты. Поднялся, не медлив, но и без спешки, поклонился с достоинством. Аби ответила легким поклоном, Наго просто едва заметно кивнул и подошел ближе, так, чтобы тень от дерева падала и на него. Дукун молчал, ожидая, пока дракон заговорит первым. Аби увидела, что левый глаз колдуна будто затянут пленкой - сплошь белый, без радужки и зрачка.

- Мир твоему дому, - сказал наконец Наго, садясь на мягкую траву. Аби с удовольствием устроилась рядом: подъем в гору на солнцепеке немного ее утомил.

- Приветствую тебя, великий Наго, и твою юную спутницу, - отозвался старик, садясь напротив. – Знаки предвещали счастливый день, и они не солгали, предсказав твой визит сюда.

- Я давно не навещал тебя. Рад видеть, что ты в здравии и достатке. Как обстоят дела в этих краях? Не случилось ли за время, минувшее с последней нашей встречи, что-нибудь необычное? 

По лицу дукуна словно пробежала еле уловимая тень. Это означало крайнюю озабоченность, ведь обычно он всегда сохранял спокойствие и безмятежность.

- Говори же, - мягко сказал Наго. – Быть может, я смогу помочь твоей беде, не делом, так хотя бы советом.

- Не прошло и луны с тех пор, как воды священных озер сменили цвет, - ответил наконец старик. – Впервые увидел я, чтобы меняли цвет два озера в один год. Кроваво-красными были воды Тиву-Ата-Поло, а стали ярко-голубыми. А Тиву-Ата-Мбупу теперь черное, как ночь. Грядут большие перемены, но недобрые – потому возрадовались злые и горюют праведники, оплакивая своих потомков.

- Два сразу? – удивился Наго. – Такое на моей памяти случалось всего лишь однажды. Редкое явление. Но оно никак не связано с судьбами живущих здесь людей. Ты ведь по-настоящему мудр, неужели сам в это веришь?

- Черные птицы с юга, пожравшие мой дух и заново сложившие его по кускам, чтобы сделать дукуном, забрали мой глаз. Но взамен я обрел способность видеть то, что скрыто от других. В своих видениях я узнал о том, что было, когда два озера меняли цвет. Не стоит лукавить, Наго, ты же помнишь о беде, пришедшей следом.

Наго помнил то время, хоть и желал бы забыть. Когда люди вели войну, заливая землю кровью. Когда последняя из его сестер-драконов не вернулась, оставив его в одиночестве. Но говорить об этом не собирался, тем более при Абигаэл.

- Духи предков дают нам знак, - продолжал дукун. – Говорят о том, что мы разгневали их или можем разгневать в будущем. Посылают вести о грядущих переменах, которые им не по нраву. Смотри внимательно, Наго. Будь осторожен. Наш мир изменится, и случится это совсем скоро.

Внезапно он скосил незрячий глаз в сторону Аби, и она готова была поклясться, что он видит ее, видит больше, чем другие, не только лицо, но и мысли, желания, саму ее душу. Опешив, она смотрела на колдуна, не в силах отвести взгляда. Его губы подрагивали, как будто он и вправду говорил с незримыми духами.

- Человек, не принадлежащий никому из богов, - пробормотал он вслух. – Женщина без судьбы, чужая для любого племени…

- Оскорбляя мою жрицу, ты наносишь оскорбление мне, не забывай, - глухо произнес Наго.

- Человек не дракон, нельзя ходить под небом срединного мира без покровительства богов. Духи предков ждут почтения, они не должны быть преданы. Где живут духи твоих предков, девушка? Кто воздает им почести и приносит жертвы?

Аби потупилась. Несмотря на то, что жертвы духам она считала лишь странными местными обычаями, все ее родные и впрямь остались далеко. А она с каждым годом все реже о них вспоминала, привыкнув к жизни вдвоем с драконом на райском острове, где обезьянки подносят очищенные свежие плоды, круглый год распускаются цветы и ни о чем не нужно беспокоиться.

- Он прав, Наго, - сказала она. – Я здесь чужая. И не могу окружить своих родителей должным почтением, даже если… если хоть один из них… жив.

- Довольно! – прервал ее Наго, поднимаясь с места. – Я запомню твои слова, дукун, и отнесусь к ним с вниманием. Ибо знаю, что ты мудр, да и о силе, коей наделили тебя духи, молва идет далеко за пределами этого острова. Но сейчас я ухожу. Наш разговор пугает мою жрицу, а на самого меня нагоняет тоску. В знак уважения даю слово, что не оставлю тебя и твой народ без помощи, если и впрямь вас постигнет беда. Теперь прощай.  

Не дожидаясь, когда дукун что-то ответит или хотя бы раскланяется на прощание, Наго схватил Аби за руку и повел обратно на тропу, так быстро, что она еле за ним успевала.

- Старый дурак, - ворчал он сквозь зубы. – Вечно с этими людьми так. Все превращают в какую-то глупую, утомительную…

- Но я ведь тоже человек! – перебила Аби. Наго сбавил скорость, отчего она облегченно вздохнула. Бежать вниз по горной тропе было не очень-то удобно. – А он всего-то хотел тебя предупредить.

- Меня?! О том, что он увидел, надышавшись парами над озером? Пф!

- Но он-то в это верит. Мне кажется, он обиделся.

- Переживет, - Наго взглянул на запад, где сквозь листву пробивались рыжеватые лучи вечернего солнца. – Скоро закат. Давай отправимся на берег.

- Как скажешь. Только можно не так быстро? Я кажется ногу подвернула.

Прохладными тонким пальцами Наго слегка помял ее щиколотку. Отошел в сторонку и превратился в дракона.

- Забирайся. Я тебя отнесу.

- Спасибо, но я бы и сама… - смутилась Аби. Ей не хотелось беспокоить Наго по пустякам.

- Ты устала. Садись. Здесь недалеко.

Девушка послушно забралась верхом на дракона, удобно устроившись ниже его лопаток. Он взлетел невысоко и медленно поплыл вниз, огибая стволы деревьев.

- Наго, все эти знаки, о которых он говорил, - спросила Аби несмело, – все эти беды… Ты правда знаешь, что ничего не случится?

- Я не могу знать наверняка, - немного помолчав ответил дракон. – Мир не стоит на месте, рано или поздно всегда что-нибудь случается. Но я бы не хотел всю жизнь прожить в ожидании, следя за знаками и пытаясь умилостивить духов, богов и всех, кто существует на свете.

Аби хихикнула. Наго напряженно ждал следующих вопросов, но она промолчала. Быть может позже они вернутся к этому разговору, но сейчас у дракона не было настроения его продолжать.

«Женщина без судьбы, надо же, - думал он сердито. – Как будто это плохо, даже будь оно правдой. Нет, все же от людей никакого толка, даже от самых разумных из них».

Никто не увидит

В один из обычных дней, когда по всем приметам не должно было случиться ничего особенного, Хиджу неожиданно для себя самого отправился на Остров Драконов, никому об этом не сказав. 

После долгого пути секахи высадилась на знакомый берег уединенной бухты, широкий, ровный и пустынный, с хорошим лесом неподалеку. Это место часто использовали для ремонта лодок или постройки новых, здесь было все необходимое для таких дел. Вот и сейчас лепа-лепа нужно осмотреть, починить если что-то сломалось, перебрать инструменты и утварь, избавиться от всего, что пришло в негодность.  

Соскучившись по родным берегам, люди шутили, смеялись, гомон радостных голосов разносился по округе. Хиджу, как всегда замкнутый и молчаливый, справился со своей работой скоро, не отвлекаясь на болтовню, и решил сплавать за мыс понырять возле рифа. Местные воды были ему особенно дороги, ведь именно здесь начиналась его дружба с морем. Первые попытки покорить глубину, самые рискованные и трудные. Первая добытая со дна жемчужина. 

Хиджу улыбнулся. Рифы манили, будто давно покинутый, но по-прежнему любимый дом. Любимый всем существом, до сладостной боли под сердцем, знакомый каждым камнем, расщелиной, причудливым изгибом яркого коралла. Хиджу предупредил мать, сел в лодку и мощными гребками вывел ее из бухты. 

Поставил парус. Вскоре скрылись за поворотом люди на берегу, а после и голоса их смешались с шумом волн, растворились в нем без остатка. Горячий ветер налетал порывами, пытаясь отогнать лодку от берега, словно шалил и дразнил Хиджу. Волны торопили, звали в путь. Солнце отражалось в воде яркими бликами, подсвечивало голубую толщу воды, и хотелось немедленно в нее прыгнуть, шумно, с размаха, поднимая брызги, нырнуть, ощутить кожей ее прохладную упругость. 

Но Хиджу не спешил. Он плыл по воле ветра, лишь немного выправляя курс, смотрел на очертания знакомых гор вдали и наслаждался ни с чем не сравнимым уютным чувством возвращения домой. Вспоминал время, проведенное здесь, ловлю жемчуга, своего наставника. И девочку с глазами цвета неба, жившую когда-то на запретной земле. 

Вдруг он понял, что должен непременно проведать Аби на том острове. Хотя бы попытаться узнать о ее судьбе, осталась ли она там по сей день или уехала. И если встретит, попросить у нее прощения за то, что не сдержал обещание, облегчить тяжкую ношу, давившую на совесть все это время. Он оглянулся, посмотрел туда, где остались люди его секахи, подумал немного и развернул лодку в сторону Острова Драконов. 

Хиджу уверенно правил вперед, стиснув зубы, хмуря брови в выражении упрямой решительности. Вот и остров показался впереди четкими линиями гор на фоне ясного неба. В последний раз, когда Хиджу посещал этот берег, духи сделали недвусмысленное предупреждение ему и всей секахи. Забыли ли они о нем за столько лун? Усмирило ли время их гнев? Сомнения закрались в сердце, но лишь на миг - Хиджу прогнал их прочь. Он не станет злить духов, только попробует найти Аби, увидеть ее хотя бы издали. Убедиться, что с нею не случилось ничего дурного. А после навсегда покинет остров, никого не побеспокоив. Вернется к своим, возьмет в жены девушку, которую для него присмотрели. С покладистым нравом и темными глазами, черноволосую, как все люди в здешних краях.

Скоро стал различим пляж, где встречались они с Аби когда-то. Хиджу причалил, вытащил лодку на песок и огляделся. Вокруг было пустынно, казалось, никто из людей никогда не ступал на эту землю. Мелкие полупрозрачные крабы разбегались из-под ног, а волна тут же слизывала их следы и следы Хиджу, будто не желая оставлять здесь даже память о нем. Не слышно ничего, кроме прибоя и ветра, шуршавшего в пальмовых листьях. 

Пройдя вдоль всего пляжа и не отыскав ни единого признака того, что Аби здесь бывает, Хиджу решил найти сад, где жили они в хижине из банановых листьев. Тропу, ведущую туда, он нашел быстро: она не заросла травой и молодыми деревьями, и это вселяло надежду, что девушка все еще здесь, на острове, приходит на берег. Конечно, тропу могли протоптать и звери, но Хиджу не хотел верить в это. 

Но он не знал, что Наго наложил заклятье на свой сад, и найти его невозможно, пока сам дракон или Абигаэл не покажут дорогу. Хиджу бродил кругами, чувствуя, будто вот-вот окажется в нужном месте, но снова и снова сбивался с пути. Он понял, дело нечисто - сад ведь точно где-то совсем рядом, до пляжа от него было рукой подать. Отчаявшись, Хиджу начал звать Аби, сперва робко, не надеясь услышать ответ, потом громче, злясь на проклятую тропу. 

Первым его зов услышал Наго. Он почуял появление на острове чужака, как только тот ступил на берег, и направился навстречу в сопровождении Абигаэл. Наго торопился: его весьма удивило, что человек бродит вокруг его сада, ведь об этом месте не знает почти никто из людей. Услышав голос, он сразу понял, кто вторгся в его владения, и сказал Аби об этом. 

Девушка оживилась, прибавила шаг, но тут же остановилась нерешительно, взглянула на Наго, безмолвно спрашивая о чем-то. Нахмурилась чуть заметно, словно легкая тень пробежала по прекрасному лицу. 

- Хочешь, я прогоню его прочь? - предложил Наго.  

- Нет, - ответила она неуверенно. - Не надо. Ведь он все же вернулся, пусть через столько лет. Было бы крайне неучтиво с моей стороны даже не поприветствовать его. 

- Ты не обязана оказывать ему почести, ведь он пришел в твой дом незваным гостем. Если не желаешь с ним говорить, то не нужно. 

Аби опустила ресницы. С того дня, как Хиджу ее оставил, пообещав вернуться вскоре, она ждала его. Много лун все ходила на берег, высматривая маленький белый парус на горизонте, все никак не хотела верить, что Хиджу позабыл ее, обманул, бросил и никогда не придет. Но дни превращались в недели, луна прибывала и снова таяла, месяцы складывались в годы, и Аби понемногу теряла надежду.  

В конце концов настал день, когда она поняла: Хиджу стал взрослым, у него теперь своя жизнь, в которой нет места глупым мечтам и детской дружбе. Так же как однажды догадалась, что ее родные, оставшиеся в живых, живут себе далеко на Западе, считают ее погибшей и никогда сюда не приедут, даже не подумают ее искать. Аби осознала себя одинокой, чужой для всех вокруг. Никому не было до нее дела, кроме Наго. Только ему она по-прежнему могла верить и давно перестала надеяться сблизиться с кем-то еще. 

И вдруг Хиджу приехал. Аби почувствовала, как в сердце вскипает досада и злость на него. Ведь он солгал ей, бросил, как надоевшую игру, зачем же сейчас явился?  

- Все же я поговорю, - сказала она решительно. - Раз он посмел прийти, наверняка есть важная причина, иначе не стал бы растрачивать свое время на пустяки. Не беспокойся, ничего дурного со мной не случится. Я спрошу, что ему нужно, и велю уходить, вот и все. 

- Я пойду следом, - предупредил Наго. - Я не доверяю никому из людей. 

- Наверное, в этом ты прав. Но мне и нечего скрывать от тебя, напротив, я буду спокойна, если ты будешь рядом. 

“Ты ошибаешься. Или лжешь себе, что в общем то же самое, - думал Наго, глядя на прямую спину идущей перед ним Аби. Спина выражала непреклонность, но шаг был слишком поспешным для встречи с тем, видеть кого девушка не желала. - Солнце еще не достигнет зенита, как ты захочешь остаться с этим мальчишкой наедине. А когда оно скроется за горизонтом, ты уже будешь мечтать остаться с ним навсегда. И что тогда я тебе отвечу?” 

Если бы он сказал это вслух, Аби непременно разозлилась бы. Стала возражать, что все не так, что она ни минуты лишней рядом с Хиджу не пробудет и не скажет ему ни словом больше, чем требуют законы гостеприимства. Ее сердце жгла обида, разъедала горечь пережитого предательства. Рассерженная, она повернула на голос, вдруг раздавшийся совсем близко, не выбирая дороги, прямо сквозь заросли, ломая жесткие листья, резавшие кожу предплечий. 

И почти столкнулась с Хиджу, услышавшим ее и повернувшим навстречу. Он замер, глядя на нее широко распахнутыми глазами, почти такими же зелеными, как листва на ветке, которую он так и не отвел от лица. Он был по-прежнему загорелым и стройным, только теперь стал совсем взрослым, грубее чертами, мощнее сложением. Аби остановилась, от растерянности все слова, что она хотела сказать, разом испарились из памяти.  

Она смотрела на него, пытаясь разглядеть в этом человеке своего друга детства, но перед нею был совсем другой Хиджу: широкий в плечах, с суровым лицом и резкими скулами, холодным упрямством, затаившимся в глубине глаз. Ей стало рядом с ним неловко, будто с чужим, и Аби опустила ресницы, так и не решившись заговорить. 

- Абигаэл... - его голос звучал глухо, незнакомо. - Неужели ты и вправду все еще здесь? 

Девушка почувствовала досаду из-за того, что не может держаться рядом с ним достойно, и что он пришел, как ни в чем не бывало, вскинулась, схлестнулась с ним взглядами. 

- А где мне еще быть? - произнесла она как можно равнодушнее. - Здесь мой дом. Но для чего ты сюда явился? Неужели настолько стало скучно, что... 

- Прошу, не сердись! Я сильно виноват, знаю, и даже не буду просить о прощении. Не заслуживаю. Я просто очень хотел тебя увидеть. И не найдя ни тебя, ни твоего дома, испугался, что случилась беда, поэтому звал, - он шагнул в ее сторону, и Аби отступила назад. Хиджу тут же замер на месте, потупился. -  Обещаю, я больше не потревожу тебя и духов острова. Но хочу, чтобы ты знала: все это время не было ни одного дня, в который я не думал бы о тебе. 

“Не то, все не то, - злился на себя Хиджу. - Я только зря тревожу ее. А она сердится. И хорошо, пусть лучше сердится. Ну зачем я ей? В самом деле, для чего пришел?” 

- Прости, - сказал он еле слышно, развернулся и побрел обратно к оставленной на берегу лодке. 

- Ты говорил, очень важно было знать, что я тебя жду, - донесся вслед ее голос. Чистый, звонкий от обиды, отозвавшийся нервной дрожью вдоль позвоночника. - Так я ждала. Долго. Совсем недавно перестала. Пусть это уже и не нужно, просто хочу, чтобы ты знал. 

Хиджу остановился. Если он останется, то рискует потерять все, что имеет, навлечь на себя проклятье. Вызвать гнев богов, демонов и драконов, а на что они способны в гневе, никому из смертных не дано и предположить. В том, что старейшины секахи жестоко накажут его, если кто-то узнает, Хиджу и вовсе не сомневался. Но если уйдет, то больше никогда не увидит Аби, на этот раз она не простит. А ведь ей обидно, больно, он слышал эту боль в ее голосе, видел во взгляде, как ни пыталась Аби ее скрыть. 

Гулкие удары крови в висках отсчитывали ускользавшее время, торопили, не позволяя больше раздумывать. Если сейчас обернуться, то невозможно будет себя заставить уйти. “Она всего лишь женщина, одна из многих, разве что волосы другого цвета. Почему я не могу перестать думать о ней?” - с тоской подумал Хиджу, понимая, что нет, не перестанет. Обернулся, поймал взгляд небесно-голубых глаз, в несколько уверенных шагов приблизился к Аби и взял ее за руку. 

- Мне нельзя здесь находиться, но я должен тебе все рассказать. Можешь ненадолго выплыть со мной в море? 

- Если только недалеко, - неуверенно ответила Аби, оглядываясь. 

“Зачем я соглашаюсь? Ведь должна прогнать его, - подумала она. - Да и Наго будет беспокоиться... Ох, он наверное слышит все это! Видит, что во мне нет ни капли достоинства!”

Вырвать бы ладонь из его хватки - как можно было вообще позволить себя коснуться! - оттолкнуть, остановиться. Но Аби послушно шла следом, пытаясь приноровиться к его быстрому шагу, позволила увести себя на берег, где столько времени провела, вглядываясь в пустой горизонт. И вот дождалась, но не радость почувствовала, а страх от осознания, что пойдет покорно за Хиджу, куда бы ни повел, вовсе не желая сопротивляться. 

- Ты боишься, что дракон накажет тебя? - спросил Хиджу, видя, как она не решается сесть в лодку. Аби помотала головой. - Ты что же, меня боишься? 

- Нет, с чего мне бояться тебя, - ответила она, глядя исподлобья. Хиджу улыбнулся, в первый раз с тех пор, как уехал, и Аби вновь ощутила отголосок той нежной привязанности, которую испытывала к нему когда-то. 

Она забралась в лодку, и Хиджу оттолкнулся от берега, разворачиваясь. Аби молчала, слушая равномерный плеск весла, глядя, как перекатываются напряженные мускулы под смуглой кожей. В движениях Хиджу видна была расслабленная ловкость умелого моряка, и девушка против воли незаметно любовалась им. Вскоре берег остался далеко, так, что невозможно было разглядеть отдельные деревья в массе зелени. Хиджу отложил весло и сел напротив Аби. Лодка остановилась, покачиваясь на волнах.

- О чем же ты хотел рассказать мне? – нарушила молчание Аби. Хиджу некоторое время смотрел на нее, будто раздумывая.

- Неважно. Мои слова прозвучат как оправдание, а я не хочу оправдываться.

- Вот как?

- Аби… у меня по-прежнему нет ничего, кроме вот этой лодки. Вернее, ничего не останется, если я уйду из секахи. Наверное, я покажусь тебе самоуверенным глупцом, если предложу пойти со мной, но если не сделаю этого, то никогда не смогу себя простить. 

 Аби почувствовала, как кровь приливает к лицу. Не в силах смотреть в глаза Хиджу, она опустила ресницы. Уйти? Но куда? Что ее ждет там, за пределами Драконьего Острова? И как она оставит Наго, как скажет ему об этом? Ей хотелось заставить Хиджу молчать, заговорить о чем-то другом, о пустяках, как раньше, но она понимала – он ждет ответа, сегодня, сейчас.

- Я не знаю, что нас ждет, и даже не могу обещать защитить тебя от гнева драконов острова, - словно в ответ на ее мысли продолжал Хиджу. 

- Наго не будет гневаться, - перебила Аби. – Он огорчится, но зла мне не причинит.

«Тогда почему она не позволяет прикасаться к себе? – подумал Хиджу, растерявшись. – Кого боится?» 

Девушка разглядывала свои руки, нервно сминавшие саронг на коленях. Хиджу заметил свежие царапины на ее предплечьях и непроизвольно провел кончиками пальцев вдоль самой глубокой из них. Аби нервно потерла это место. «Должна ли я снова оттолкнуть его? Есть ли хоть кому-то дело до моей добродетели здесь, в богом забытых краях! Даже если он снова уйдет…»

 - Я не хочу тебя терять, Хиджу, - тихо сказала она, не поднимая глаз. – Все это время я жила ожиданием нашей встречи, а если буду знать, что ты никогда не придешь, ни в чем не останется смысла.

Сердце Хиджу сжалось от нежности и жалости к ней. Он протянул руку и ласково коснулся лица девушки, погладил по волосам. Она не отпрянула, лишь вздохнула прерывисто.

- Мне не по себе здесь, - произнесла чуть слышно. – Слишком пусто, открыто. Кажется, будто тысяча глаз смотрит на меня за спиной.

Хиджу, которому море виделось полным жизни и добрым, как мать, понял ее слова по-своему. Остров Драконов со всеми его мстительными демонами был близко, Аби боялась, что они увидят ее и рассердятся. Хиджу поставил парус и направился к одному из крохотных островков неподалеку. Провел лодку вдоль крутого берега, ища место, где можно причалить, пока не увидел грот, уходящий глубоко под скалистые своды. Заплыл в него, туда, где было сумрачно, прохладно и тихо, и стена неровного, изъеденного морем камня отступала от воды, оставляя узкую полосу песка.

- Здесь тебя никто не увидит. Этот остров так мал, что даже духи здесь не живут. Только птицы.

- Красиво, - отозвалась Аби, озираясь. 

Эхо подхватило звук ее голоса и разметало под каменным сводом. Аби выбралась на песок, приятно прохладный под босыми ногами. Подошла к краю, где за скальным выступом сгущалась темнота.

- Как далеко уходит эта пещера? – спросила она, не оглядываясь.

- Не знаю, - голос Хиджу раздался совсем рядом. – Я никогда здесь не бывал.

Отражаясь от стен, голоса их смешивались с плеском воды, превращаясь в причудливый шум, похожий то ли на жужжание насекомых, то ли на топот и крики далекой толпы. Пахло влажным камнем и водорослями. Аби обернулась и оказалась лицом к лицу с Хиджу. «Ну же, сделай что-нибудь, - мысленно сказала она, чувствуя, как перехватило дыхание. – Только не молчи. Не смотри на меня так».

Хиджу казалось, будто он посягает на драгоценное сокровище, на которое не имеет право. Чувствуя себя вором, он коснулся плеча девушки, провел ладонью по мягкой, гладкой коже, вверх, к изгибу тонкой шеи. Зарылся пальцами в шелковые пряди на затылке. Нащупал под выступающими позвонками узел саронга, замешкался на мгновение и развязал его. Руки Аби дрогнули, но тут же замерли, позволяя легкой ткани скользнуть вниз и упасть на землю.

Она стояла, опустив ресницы, почти не дыша. Хиджу взял ее руку и прижал маленькую теплую ладонь к себе, туда, где перепуганной птицей билось сердце. Аби подняла глаза, огромные, темные из-за расширившихся зрачков, и он утонул в этом омуте, забыв про запреты, долг, теряя рассудок. Слишком долго он думал о ней, взращивал в себе желание ею обладать вопреки недозволенности, и теперь чувства обострились до предела, затмевая все вокруг.   

Ее тело, нежное и хрупкое. Кожа там, где обычно ее скрывала одежда, такая белая, что, казалось, светится в темноте. Запах ее волос. Все эти годы Хиджу пытался себя обмануть – она вовсе не одна из множества женщин, а особенная, самая прекрасная на свете. Которая ждала его много лет. Ради которой можно все отдать, и все равно будет мало. И он отдал ей, не жалея, единственное, чем обладал – себя самого, и тело и душу, легкомысленно выкинув из головы беспокойство о дальнейшей судьбе.

Лежа на груди Хиджу, все еще вздымавшейся от частого дыхания, Аби прислушивалась к себе, пытаясь понять, что изменилось. Небо не упало на землю, черти не уволокли ее в ад за совершенный грех. Напротив, в объятьях Хиджу она чувствовала себя защищенной, а быстрый стук его сердца под ладонью и дыхание, щекотавшее макушку, вызывали в ней неведомую ранее нежность.

- Останься со мной сегодня, - сказал наконец Хиджу.

- Сегодня… - повторила Аби, приподнялась на локте и заглянула в его глаза. – А потом? Ты снова уедешь?

- Ненадолго. Я больше ни на день тебя не оставлю. Просто не хочу вот так, сбегать тайком.

Аби нахмурилась. Ведь она так и не придумала, как скажет Наго обо всем случившемся. Хиджу провел по ее лбу, словно пытаясь его разгладить и прогнать плохие мысли.

- Если боишься возвращаться на остров, я возьму тебя с собой.

- Нет, не боюсь, - ответила Аби, ловя его ладонь и прижимая к щеке. – Не думай об этом, делай, что должен. Я столько дней ждала, подожду еще немного.

До самого заката они почти не размыкали объятий, словно боясь вновь потерять друг друга, стоит только выпустить из рук. Хиджу не смог заставить себя уйти в этот день, больше не желая расставаться с Аби ни на миг и, если признаться, побаиваясь возвращаться к отцу лишь для того, чтобы заявить о своем уходе из племени. Он зарывался лицом в золотые волосы Абигаэл, прячась от тяжелых мыслей. Он сделает как должно, бежать и лгать не станет, но не теперь, чуть позже. А пока пусть будет еще один день, наполненный ею, и остальной мир на время перестанет существовать.

Миновала ночь, наступил рассвет. В лодке нашлось достаточно свежей воды и даже немного хлеба - им хватило на двоих, и вновь Хиджу не ушел до заката. На третий день он наконец решился - пора было покончить с неопределенностью, ведь назад дороги нет, надо только явиться в секахи, получить презрительный взгляд отца и проклятие старейшин, а потом забрать Аби уже навсегда, как свою жену. Начать новую жизнь, какой бы ей ни предстояло быть.

 Медленно, нехотя они вернулись на Остров Драконов. Хиджу высадил Аби на берег после долгих заверений и клятв в том, что местные обитатели не причинят ей вреда. Лодка отчалила, и Аби провожала ее взглядом, пока белое пятнышко паруса не скрылось вдали.

Оставшись в одиночестве, она внезапно разом ощутила все страхи и сомнения, которые рядом с Хиджу отступали, казались незначительными, как и вообще все на свете. Чувство вины тяжелым камнем навалилось, склоняя голову, заставляя поникнуть плечи. Подчиняясь внезапной слабости в ногах, Аби уселась на колени, закрыв лицо ладонями. Такой ее застал Наго, вышедший на берег встретить свою подопечную. 

- Аби, милая, что случилось? - на плечо девушки опустилась его рука, заставив вздрогнуть и зажмуриться. - Этот мальчишка обидел тебя?

Она помотала головой, сгорая от стыда. Наго, самое близкое существо в этом мире, сидел рядом и жалел ее. Ее, предательницу, вернувшуюся лишь затем, чтобы сказать о том, что она его покидает! Голос его звучал так ласково, что Аби становилось еще горше.

- Неужели он снова тебя оставил?

- Нет, - ответила Аби, шмыгнув носом. - Он вернется. Я... Мы... 

Не выдержав, она залилась слезами. Наго вздохнул, поглаживая ее по спине, от чего рыдания лишь усилились.

- Ты просто повзрослела, - приговаривал он. - Рано или поздно это должно было произойти. Нет повода для слез, ты должна быть счастлива...

- Ты не можешь так со мной говорить! - воскликнула Аби, поднимая на него отчаянные, припухшие от плача глаза. - Ты даже не подозреваешь, какая я на самом деле подлая, ведь я собралась тебя бро-оси-и-ть!    

- Знаю, - Наго притянул ее к себе, как ребенка покачивая в объятьях. - Я все знаю, с того момента, как услышал его голос неподалеку. 

- Неужели ты совсем не злишься?

Наго, не раз за время ее отсутствия взлетавший в небо с намерением отыскать и убить Хиджу, но возвращавшийся обратно, усмиряя гнев, лишь усмехнулся. К счастью для Аби, у него было достаточно времени, чтобы справиться с собой и рассуждать спокойно и мудро.

- Могу ли я злиться на то, что ты поступаешь согласно своей природе? Я не хочу, чтобы мой остров стал для тебя тюрьмой, а я - надсмотрщиком. Лишь одно меня по-настоящему тревожит. Сможет ли человек с ветром в голове позаботиться, чтобы ты ни в чем не нуждалась?

- Не говори так о Хиджу, прошу! - всхлипнула Аби, понемногу успокаиваясь.

- Я хотел бы, чтобы твоим избранником стал самый достойный. Мудрый, сильный, почитаемый людьми. Чтобы окружил тебя любовью, уважением и роскошью, поселил во дворце. Но в том, что произошло, лишь моя вина. Ведь если бы я давал тебе больше возможности встречаться с людьми, тебе было бы из кого выбирать. Разве я вправе теперь винить тебя?

- Неужели нельзя остаться здесь, вместе? Чем Хиджу заслужил такую ненависть?

"Тем, что отнял тебя у меня", - с тоской подумал Наго, пожалев, что все же не убил наглеца. Чувствуя, что жалеет об этом не в последний раз.

- Я не испытываю к нему ненависти, - сказал он вслух. - Но остаться нельзя. Тебе пора возвращаться к людям. Жить, как полагается твоим сородичам. Вместе с другими. Ты ведь уже приняла решение, значит, ни к чему раздумывать и сожалеть. Оставь колебания позади и ступай на выбранный путь, иначе так и будешь вечность топтаться на месте.

- А как же ты? - тихо спросила Аби.

- У меня своя дорога. Ведь я дракон, не забыла? Нам чуждо все человеческое, - солгал Наго, и Аби, чтобы не огорчать его еще сильнее, сделала вид, будто верит.

И будет он господствовать над тобою

Развернув парус навстречу попутному ветру, Хиджу быстро шел туда, где остались люди его племени, и с каждым мгновением все больше укреплялся в своем решении. От этого страх рассеивался, как туман в лучах утреннего солнца, все вдруг становилось ясным и очевидным, даже удивительно, какие раньше могли быть сомнения. Море будто помогало своему ученику, подгоняя ровным, свежим ветром, ни единой волной не сбив с курса.

Вскоре Хиджу достиг места, где секахи собиралась находиться в эти дни, но, к своему удивлению, никого не обнаружил. Встревоженный, он подплыл ближе к берегу, высматривая силуэты лодок на горизонте. Но повернув за знакомый мыс он нашел лепа-лепа причалившими. Часть людей что-то делала на суше, другие просто оставались на борту, странно притихшие, словно забросив все обычные занятия. Ощущение чего-то нехорошего холодом сковало грудь, а когда он приблизился, приветствуя издалека, и никто даже не махнул рукой в ответ, оно переросло в уверенность.

Предчувствие не обмануло: в те три дня, что Хиджу провел не с ними, его соплеменников настигла беда. Она подкараулила на острове, том, самом первом, что посетили они после долгого странствия. Подобралась незаметно с жителями прибрежной деревни, вручившими ее вместе со своими товарами, ничего не подозревая. Выжидала своего часа, притаившись, усыпляла бдительность. Чуть тронула сперва самых слабых, детей и стариков, проявив себя поначалу лишь странной внезапной усталостью, а после взялась за других.

Лихорадка. Неведомая ранее болезнь, сжигавшая своих жертв ничем не исцеляемым жаром, иссушавшая бредовым полузабытьем. Выпивающая силы, душащая кашлем, надсадным, долгим, до боли в груди. В утро, когда Хиджу сбежал, первые подхватившие заразу почувствовали легкое недомогание. Ночью у них начался жар. В день, когда Хиджу вернулся, болезнь убила двоих. Их-то и готовилась хоронить секахи: старуху и младенца, не далее как на прошлой луне впервые вставшего на ножки. Мудрость прошлого и надежду будущего забрали духи, наполнив сердца людей страхом и отчаяньем.

Хиджу вернулся на свою лепа-лепа, где встревоженная мать, едва не задушив его в объятьях и не утопив в слезах, рассказала о случившемся. Чувство вины навалилось, придавив невыносимым весом, едва не разорвав сердце на куски. Неужели дукун прав, и это гнев духов, возмездие за дерзость? Глупо было надеяться, что обитатели Драконьего Острова простят. Пусть они и отпустили Хиджу безнаказанным, но взамен их жертвами стали другие, виновные лишь в том, что жили с ним в одном племени. 

Ребенок, которого готовились хоронить, был младшим братом Гунтура. Потешный толстощекий карапуз, дар богов родителям, отрада их приближавшейся старости. Хиджу вновь отвязал лодку, не взирая на уговоры матери, и причалил к опустевшему берегу, чтобы дождаться тех, кто ушел готовить могилы, признаться им во всем, что натворил. Вскоре они вернулись - Гунтур, бледный, осунувшийся то ли от горя, то ли от болезни, другие родственники умерших, дукун с каменным, ничего не выражавшим лицом, отец Хиджу, встретивший сына коротким взглядом, пригвоздившим к месту. Процессия молча прошла мимо, некоторые из людей мельком смотрели на Хиджу и поспешно отводили глаза. Только Гунтур свернул в его сторону.

- Слава богам, ты невредим! - сказал он, приблизившись. - Мы уже думали, заболел где-то в море и сгинул, не имея сил вернуться. Я искал тебя, и Мелати тоже, только вот...

Друг виновато развел руками, и у Хиджу перехватило дыхание от жалости. Он коротко рассказал о своем поступке, ожидая в ответ гнева, презрения, да даже если Гунтур решит ударить, Хиджу не заслонит лица. Но тот лишь вздохул и улыбнулся грустно.

- Это был смелый поступок. Хоть и глупый, - сказал Гунтур, когда Хиджу закончил свою исповедь.

- Но разве таких слов я заслуживаю? Ох, Гунтур, если бы я мог повернуть время вспять...

- Ты не мог предугадать, к чему все приведет. Да и не верю я в твою вину. Но даже если дукун прав... Сегодня я уже лишился брата, не хотелось бы потерять еще одного, - Гунтур замолчал и посмотрел в сторону моря. Проследив за его взглядом, Хиджу увидел троих крепких молодых мужчин, направлявшихся в их сторону. - Зря ты вернулся.

- Я не собираюсь бежать. И готов принять любое наказание. 

- Кому нужно сейчас твое геройство! Пойми, если расскажешь другим то же, что мне, тебя не просто пристыдят перед всеми. Еще есть время хотя бы попробовать скрыться в глубине острова. Вряд ли тебя будут долго искать. Я постараюсь задержать их немного.

- Спасибо, Гунтур. И прости. Ты тоже всегда был братом для меня, единственным, пусть не по крови.

Хиджу отвернулся, не в силах видеть на лице друга отражение боли, которую сам же причинял, и пошел навстречу воле секахи. Те трое, каждого из которых он знал с рождения, с кем частенько ставил сети и охотился на глубине, делил пищу и шутил на отдыхе, окружили его, молча, не встречаясь взглядами, будто не узнавая. Избегая касаться.

На лепа-лапа - чужой, на свою ему вряд ли еще хоть раз доведется вернуться - его привязали спиной к мачте. Никто не заговорил с Хиджу, все отводили глаза, старались не приближаться. Нарушив запрет, он сам стал запретом, осквернявшим любого, кто попытается помочь или просто дотронется. 

Спустя какое-то время, показавшееся ему вечностью, дукун пришел и сел напротив. Когда молчание начало тяготить Хиджу, он поднял глаза. Дукун сидел, полуприкрыв веки, будто размышляя о чем-то. Почувствовав, что Хиджу смотрит, он наконец обратил на него внимание. Выражение лица дукуна стало сочувственным, по-отечески снисходительным, словно не связанный пленник сидел перед ним, а юноша, пришедший за наставлением.

- Ты же не будешь отрицать, что вновь нарушил запреты? - спросил он почти ласково. - Тревожил демонов и духов, навлек проклятье?

- Я вернулся, чтобы во всем сознаться, - отвечал Хиджу. Собственная судьба его вовсе не тревожила, лишь сожаления о друзьях и девушке, которая ждет его сейчас и опять не дождется, терзали душу.

- Тогда расскажи, мой мальчик, не утаивай ничего. Чем ты так прогневал духов? Быть может, я смогу придумать, как помочь секахи в беде.

Не отводя взгляда, Хиджу рассказал о своей любви к жрице Драконьего Острова, о намерении покинуть секахи и увезти Абигаэл с собою. Дукун молча слушал, глядя на Хиджу все суровей с каждым его словом. Когда рассказ был окончен, дукун кивнул, будто услышанное удовлетворило его, достал бетельницу, неспеша разжевал порцию и только потом заговорил сам.

- Что же, ты и сам понимаешь, насколько скверно поступил. И каким суровым должно стать наказание за такое. Мне жаль тебя, ты подавал большие надежды. Но коли сделал этот выбор, найди силы и на то, чтобы достойно принять свою судьбу.

Дукун встал и удалился. Больше никто не подходил к Хиджу до наступления ночи: все были заняты погребением умерших и уходом за больными, да и на лепа-лепа, где поместили пленника, никого не пускали. Хиджу так и просидел остаток дня в одиночестве, глядя на море - к вечеру ветер стих, водная гладь лишь слегка колебалась, слепя золотыми бликами уходящего солнца. Сидел Хиджу долго, так, что затекли связанные руки, но он едва это замечал, занятый своими мыслями.

Конечно, он корил себя за навлеченную на секахи беду, но привык быть честным перед собой. И понимал, что больше всего гнетет его сожаление о разлуке с Аби, о разочаровании, которое ей вновь придется пережить. Невольно перед внутренним взором снова и снова возникало ее лицо, голубые глаза смотрели доверчиво и кротко. Узнает ли она, отчего он не вернулся? Простит ли?

Похоронные ритуалы закончились. Голоса, доносившиеся за спиной, возвестили о возвращении людей с берега. Хиджу заворочался, пытаясь увидеть, что происходит, но тщетно - веревки лишь больно стянули онемевшие запястья. 

Спустя немного времени вернулся дукун. На сей раз он не присел рядом, не взглянул сочувственно. Мимоходом, остановившись всего на несколько мгновений, он сообщил Хиджу о его участи, равнодушно и холодно, будто чужаку. 

Завтра утром его принесут в жертву разгневанным духам Драконьего Острова, а после секахи отречется от памяти о нем так, как если бы человек по имени Хиджу никогда не существовал. 

Объявив о решении старейшин, дукун удалился, оставив Хиджу в одиночестве думать над своей несчастливой судьбой. Человеческих жертв оранг-лауты не приносили много поколений, видимо, болезнь в самом деле была тяжелой и могла убить их всех, раз старейшины решились на такое. Но как ни странно, узнав о том, что его ждет, Хиджу ощутил спокойствие. Больше не нужно бояться неизвестности, принимать тяжелые решения. Только собраться с духом и уйти достойно.

Ночь казалась долгой, будто время замедлило ход. Понемногу стихли голоса и привычный шум, создаваемый обыденными делами секахи. Тишину нарушали лишь плеск воды да изредка доносившиеся негромкие стоны - на соседней лепа-лепа мучился в лихорадке больной. Хиджу то проваливался в тревожное, недолгое забытье, то просыпался, тщетно пытаясь расшевелить одеревеневшее тело, и погружался в раздумья, не менее тягостные.

Внезапно его разбудило чье-то прикосновение. С трудом сдержав удивленный возглас, он открыл глаза и увидел Мелати, на миг выглянувшую из тени, чтобы он смог различить ее лицо в ярком лунном свете.

- Зачем ты тут? - шепнул он едва слышно. - Ко мне нельзя приближаться, накажут, если поймают.

- Не поймают, - так же тихо возразила она. - Я пришла помочь тебе сбежать. Сиди тихо, я разрежу веревки.

- Но я бежать не собираюсь! Тем более с твоей помощью, ведь об этом непременно узнают и вместо меня накажут тебя. Не трогай меня. Уходи.

Ее лицо вновь возникло из темноты. Широко распахнутые глаза, огромные, черные, влажно поблескивающие, оказались совсем рядом. Выражение их не понравилось Хиджу.

- Я уйду с тобой, - выдохнула она. Хиджу покачал головой, и Мелати коснулась его губ пальцем, не позволяя возразить. - Я люблю тебя, Хиджу. Ради тебя все сделаю. Пусть меня проклянут, пусть духи прогневаются - никого я не боюсь.

- А если дукун прав, и из-за нас духи продолжат наказывать всю секахи? Будут умирать люди? - после недолгого молчания спросил Хиджу. Глаза Мелати сузились.

- Значит, такова судьба. Я не дам им тебя убить! Пусть хоть воды подземного мира поглотят землю!

Она смотрела на него, умоляюще, страстно, но в ответном взгляде видела лишь сожаление. Даже перед лицом смерти он вновь отвергал ее, не желая принять ее чувства хотя бы из благодарности.

- Прости, Мелати, - сказал он, но она едва сдерживалась, чтобы не закрыть его рот рукой, заставить молчать. - Ты всегда была для меня как сестра. Но я не смогу сделать тебя счастливой. Жить в изгнании, проклятой своей секахи, вечно бежать от возмездия - такой судьбы ты желаешь? Да и не смог бы я быть тебе хорошим мужем.

Рука девушки стиснула нож. Не веревку ей хотелось перерезать сейчас, но воткнуть острое лезвие в сердце Хиджу. Она догадывалась, что он скажет, и обида вскипала в груди.

- Я люблю другую. Много лун не в силах забыть ее. Уходи, Мелати. Я не стою твоих слез.

Она вскинулась, стерла с щеки предательскую мокрую дорожку, поднялась на ноги, отступила назад, яростно на него глядя. Мотнула головой:

- Врешь. Никого ты не любишь, в твоих жилах не кровь, а вода, - отвернулась, бросив через плечо: - будь ты проклят!

- Я уже проклят, - донеслось вслед. 

Она скрылась в темноте, не обернувшись, и едва различимый плеск воды возвестил о том, что Мелати, любимая подруга детства, навсегда покинула Хиджу, напоследок затаив обиду. "Почему я все всегда порчу? - думал Хиджу с отчаяньем. - Одно только горе принес я всем, кто мне дорог. Не духи острова прокляли меня, а боги при рождении. Прав дукун, меня нужно вернуть богам. Я сам и есть проклятье".

После ухода Мелати настала тишина. Лишь раз один из мужчин, приставленных охранять Хиджу, нарушил его одиночество, проверяя пленника. Мелати была права: разрежь она веревки, и Хиджу без труда удалось бы сбежать, но он не сожалел об упущенной возможности. 

Наконец, свет забрезжил на востоке, и лепа-лепа дукуна, на которой держали пленника, ожила. Вскоре она вышла в море, отделившись от других. Лишним людям было не место возле Драконьего Острова, да еще после того, как его обитателям нанесли оскорбление. К тому же дукун не хотел, чтобы те, кто не были вынуждены принимать участие в ритуале, стали его свидетелями. Он старался удерживать свою секахи от зла и жестокости, даже той, что была необходима. 

Они достигли Острова Драконов быстро, желая скорее покончить с неприятной обязанностью. Хиджу отвели на берег, связали по рукам и ногам, и после того, как дукун провел ритуал и вознес молитвы, оставили. Дукун не стал убивать пленника - пусть те, кому его отдали, сами решат, что с ним делать.

Глядя вслед уплывающей лепа-лепа, Хиджу не мог поверить, что никогда больше не увидит людей своего племени. Даже если судьба сведет их вновь, все - и отец, и мать, отвернутся от него, как от незнакомца. Почему-то мысли о смерти не тревожили его. Сейчас он был жив, и где-то на этом острове ждала Аби, вероятно, на их любимом пляже, а отсюда до него недалеко. Нужно лишь придумать, как освободиться от веревок.

Хиджу сел, подогнув под себя ноги. Краем глаза заметил движение, обернулся и увидел крупного дракона, застывшего на месте, наблюдая за связанным человеком. Чуть поодаль обнаружился еще один, он неторопливо подбирался ближе. Драконы пока не решили, будет ли этот человек легкой добычей, но Хиджу знал, что скоро они поймут, насколько он беспомощен, и тогда не откажутся полакомиться его мясом. Представляя, как острые зубы будут отрывать от тела кусок за куском, Хиджу закричал на ящеров, тщетно пытаясь отпугнуть. Замерший было дракон посмотрел на него, словно раздумывая, и уверенно направился в его сторону.

В это время неподалеку разгорелся спор между теми, кто был скрыт от человеческого взора. Раджа Онтонг, сегодня явившийся в облике прекрасного юноши в шелковых одеждах, взирал на дракона Наго с укором.

- Нам так давно не приносили в жертву человека в этих краях, - говорил он голосом чистым и нежным, совершенно не подходящим к его словам. - Раз он тебе не нужен, отдай его мне!

Тонкие ноздри затрепетали, на щеках вспыхнул румянец цвета лепестков чемпаки. Онтонг в предвкушении втянул воздух и улыбнулся.

- Нет, я не позволю тебе никого убивать на моем острове, - прикрикнул Наго, и бог удачи закрыл лицо вышитым рукавом в притворном испуге. - Я вообще не понимаю, ты вроде бы всегда благоволил к оранг-лаутам. Почему вдруг столь жесток к этому мальчишке, насылаешь на него все новые беды?

- Я ничего не насылал! - надул губы Онтонг. - Просто совпало. Если бы я не благоволил к нему, его давно в живых бы не было, с такой-то любовью лезть, куда не просят. Но тебе он порядочно насолил. Разве не хочешь, чтобы он больше никогда здесь не появлялся? Люди сами тебе его подарили, к чему сомнения? Убей его и забудь, как о надоедливом насекомом.

Наго промолчал и перевел взгляд в сторону пленника. Один из драконов уже подобрался совсем близко, и Хиджу сгруппировался, насколько позволяли веревки, готовясь ногами отбиваться от хищника. Наго издал команду, неслышную человеку, но понятную дракону, который резко остановился, отошел чуть в сторону и замер, не сводя при этом с жертвы немигающих глаз.

- Убей его, - промурлыкал Онтонг, в один длинный прыжок приблизившись к Хиджу, жадно принюхиваясь, щуря глаза. - Убей, убей, убей! И твоя ненаглядная принцесса останется с тобой.

- Эй, дракон Наго! Ты ведь где-то рядом? - внезапно выкрикнул Хиджу, заставив Онтонга отпрянуть. - Это ведь ты приказал своим драконам меня не трогать?

Наго переглянулся с Онтонгом. Бог удачи молча провел ногтем большого пальца по своей шее, красноречиво показывая, что мнения не изменил.

- Я виноват перед тобой и заслуживаю наказания, - продолжал Хиджу. - Но люди моего племени не виновны. Говорят, ты мудр и справедлив. Прояви же свою мудрость, перестань наказывать всех без разбору. Я в твоей власти, так вымести свой гнев на том, кто его вызвал!

- Он прав, - насмешливо проговорил Онтонг, пробегаясь кончиками белых до прозрачности пальцев по щеке Хиджу, отчего тот дернулся, отпрянул, изумленно озираясь. - Ну же, прекрати терзать нашу жертву неопределенностью. Покончим с этим.

- Покончим, - эхом отозвался Наго, подошел и перерезал веревки.

Онтонг по-птичьи наклонил голову, всем своим видом выражая любопытство. Почувствовав свободу, Хиджу неловко встал на колени и коснулся лбом песка в поклоне. По затекшим рукам побежали колючие мурашки, колени щелкнули и заныли, но он замер, не обращая на это внимания.

- Я не уйду... - произнес он, так и не должавшись каких-то действий от невидимой сущности, освободившей его. - Я никуда не уйду без нее.

- Родное племя прокляло тебя, отвергло без права на возвращение, - раздался голос из ниоткуда. - У тебя ничего нет, и даже саму твою жизнь я, как нищему подаяние, оставляю тебе из милосердия. Так с чего вдруг ты решил, что вправе прийти и забрать ее?

- Потому что она ждет, - отвечал Хиджу, не поднимая головы. - Моя жизнь в твоих руках, но если ты не убьешь меня, я буду искать Абигаэл.  

- Какая наглость! - восклинул Онтонг с некоторым восхищением. - Он еще ставит тебе условия? Неужели ты стерпишь подобное?

Наго перевел взгляд на море, туда, где за крохотным скалистым островом, увитым бахромой лиан, раскинулся залитый солнцем горизонт. Начинался отлив, и набегавшие волны постепенно отсупали, обнажая поросшие водорослями верхушки камней. Воздух был прозрачным, видимость превосходной - шли последние дни тангаала месяца деста, сухой сезон вступил в свои права.

- Уходи, - велел он Хиджу. - Ступай в деревню на Нуса Нипа, они тебя примут. Строй дом. Возделывай землю. И никогда не возвращайся - этот остров больше не позволит тебе высадиться на берег.

С этими словами он отправился прочь, не обращая внимания на разочарованное восклицание Онтонга. Наго хотел проститься с Аби, и у него на это было совсем немного времени.

Он нашел ее там, где и ожидал: на все том же пляже, вновь высматривающую своего избранника в пустынном море. Приняв вид человека, Наго приблизился и сел рядом. Она встретила его улыбкой, виноватой и грустной.

- Вот и все, - сказал Наго, беря ее ладонь в свои руки. - Пора. 

- Но ведь он за мной так и не вернулся, - ответила Аби дрогнувшим голосом. Внезапно она поняла, что боится, не может, не хочет уходить.

- Подожди немного, он придет. Возьми лодку, одному мне она без надобности, и иди туда, куда он тебя поведет. С того мгновения, как вы отчалите, твоя жизнь будет принадлежать ему. Подумай в последний раз, хочешь ли ты этого?

Аби чуть было не ответила, что передумала и остается, но одернула себя. Если она сейчас откажется уйти с Хиджу, горизонт опустеет навсегда.

- Прости, Наго, - тихо сказала она, - мне тяжело покидать тебя, но я не смогу без него жить.

- Будет трудно. Придется много работать, самой справляться со всеми напастями. Терпеть болезни. Познать обиды и разочарование. Готова ли ты к этому?

- Разве не это и есть взрослая жизнь? - усмехнулась она. - Я никогда не буду готова, но если бояться трудностей, то и счастья не узнаешь.

Дракон вздохнул. Он знал, что весь этот мир соткан из страданий, лишь мимолетная радость дразнит его обитателей, чтобы, уходя, добавить еще и муки сожаления. Здесь, на своем острове, он пытался создать для Абигаэл особое место, где нечего бояться, где нет места злу. Но каждый должен пройти свой путь, а счастье невозможно без свободы.

- Я оставлю свой знак, - сказал он, проводя пальцами по ее ладони. - Чтобы жители окрестных островов, где имя мое известно, приняли тебя с уважением. Мне пора. Иди. И не жалей ни о чем.

- Наго, подожди! - воскликнула Аби, пытаясь удержать его руку, но дракон без труда освободился, улыбнулся и медленно растаял в воздухе.

- Аби! - донесся издалека знакомый голос.Обернувшись на него, она увидела Хиджу, быстро, едва не бегом идущего к ней по кромке прибоя. Аби встала, расправила саронг, кончиками пальцев смахнула с ресниц выступившие было слезы и устремилась навстречу, не оглядываясь.

Наго и Раджа Онтонг сидели на берегу и смотрели вслед уплывающей лодке. 

- Все же я никак не могу понять, - сказал Онтонг. - Ты был так к ней привязан, но просто взял и отдал первому, кто за ней явился. Хоть бы устроил ему какие-нибудь трудности, пусть прошел бы испытания. Мы бы здорово повеселились.

- Мне от всего этого совсем не весело, - меланхолично отозвался Наго.

- Не горюй. Белые люди идут. Они уже рядом и скоро будут повсюду. Множество таких, как она, - Онтонг внезапно стал  серьезным. - Я раньше уговаривал тебя избавиться от девчонки, но времена изменились. Быть может, она смогла бы помочь...

- Ты прав. Возможно, Абигаэл, рожденная на Западе и живущая среди местных племен, станет посредником между теми и другими. И однажды ее слово остановит занесенную для удара руку.

- Какое тебе дело до людских междоусобиц? - с раздражением произнес бог удачи. - Не лучше ли, чтобы она остановила руки, готовые потехи ради перебить твоих драконов?

Наго посмотрел на него, покачал головой и улыбнулся.

- В мире слишком много зла, и любое деяние, способное уменьшить это зло - великая заслуга. А мои драконы всего лишь обычные звери.

Примечания и словарик

Дорогие друзья!

Эта глава не является продолжением книги, здесь я буду по мере сил размещать словарик к тексту и обновлять его по необходимости. Признаюсь честно: сие занятие меня ужасно пугает, даже больше, чем выкладка новой главы, ведь это не фэнтези писать, а давать определение вполне реально существующим вещам. Делать копипаст из Википедии было бы проще, но как-то некрасиво, да и читать будет скучновато. Поэтому поступлю, как в школе – кратко перескажу своими словами. Надеюсь, разговорный стиль вы мне простите. Слова будут даваться в алфавитном порядке, сноски, дабы не перегружать текст, делать не планирую.

Если вы не нашли здесь объяснения интересующего вас слова – напишите, и словарь будет дополнен!

Календарь

Даже в современной Индонезии используется несколько календарей, а если рассматривать разные острова, да еще в разные исторические периоды – там неподготовленный человек без бутылки не разберется. Пользуясь тем, что мало кто сечет в теме (да и вообще сюда заглянет), я решила не париться и взять довольно простой для понимания и одновременно прелестный в своей восточной экзотичности индо-балийский календарь сака. Месяцы по календарю сака:

1 – каса, 2 – каро, 3 – катига, 4 – капат, 5 – калима, 6 – канем, 7 – капиту, 8 – каилу, 9 – касанга, 10 – кадаса, 11 – деста, 12 – сада

Начало года – появление нового серпа луны в кадасе, что обычно соответствует первой половине марта и совпадает с окончанием сезона дождей.

Каждый месяц делится на две половины: светлая половина месяца (тангаал) – от новолуния до полнолуния (пурнама), темная (панглонг) – от полнолуния до ущербного месяца. Недели состоят из привычных семи дней.

Что касается оранг-лаутов, то у них календаря как такового нет. Они не придают значения ходу времени и живут ритмами моря и циклами луны. Даже возраст в годах эти счастливые люди не отсчитывают. Конечно, к современным баджао это не относится, но я все же фэнтези пишу.

А теперь, собственно, словарь.

Бетель (Piper betle) – растение, листья которого при жевании дают тонизирующий и легкий наркотический эффект, а также жвачка из листьев этого растения, ореха арековой пальмы (в сочетании с прочими ингридиентами вызывающего чувство эйфории) и дополнительных ингридиентов - извести, специй и т.п. При жевании эта смесь окрашивает слюну в ярко-красный, кровавый цвет. Родиной бетеля является Юго-Восточная Азия, откуда он распространился в Индию и некоторые страны Африки.  

Бору Санианг Нага – водяная змея, женское божество, относящееся к нижнему (подземному) миру, который представляет собой водную стихию. Однако в отличие от повелителя нижнего мира (Нага Падоха), Бору Санианг обитает в земных морях и больших озерах.

Бурак – порошок из смеси риса и специй, которым покрывали лицо для защиты от солнца.

Гаджа Мада (ок. 1290—1300 — ок. 1364, древнеяванское имя-прозвище от санскр. gajah - слон и mada - бешеный, разгневанный) – национальный герой Индонезии, великий воин и политический деятель. С его именем связан расцвет доколониального государства Маджапахит, объединившего ранее разрозненные острова в территорию, которая составила значительную часть современной Индонезии. Гаджа Мада, будучи военачальником и первым министром, а также верховным судьей, фактически сосредоточил власть в своих руках, определяя политику государства. При нем укрепилась централизованная власть, был принят свод законов. Основной религией становится смесь индуизма с буддизмом, во главе пантеона - божество Шива-Будда. На Бали эта религия исповедуется до сих пор. На отдаленных островах при этом оставались местные верования.

Гамбанг - бамбуковый ксилофон.

Дукун – шаман, колдун.

Икат – ткань, изготовленная методом узелкового окрашивания. Особенность ее в том, что сначала нити окрашиваются в определенный узор, а затем, не нарушая порядка, из них ткут полотно.

Куло (Culo) – в переводе с испанского «задница» (извините).

Лепа-лепа – лодка и одновременно жилище оранг-лаутов. В длину может достигать 40 метров, на борту есть все необходимое: места для ночлега, запасы воды и еды, утварь для приготовления пищи и прочее, что должно быть в нормальном доме. Включая мелкую живность.

Нуса Нипа – местное название о. Флорес, одного из Малых Зондских островов. Соседствует с о. Комодо, на котором и происходят события книги. В описываемый период остров открыли португальцы и дали ему современное название. И там в самом деле есть пляжи с розовым песком. И драконы. И ископаемые хоббиты.

Оранг-лауты – «люди моря», общее название для кочевых народностей, живущих на лодках и плотах и занимающихся рыболовством, добычей жемчуга и прочих морских ресурсов, ранее пиратством. Их отличительной особенностью является то, что всю жизнь они проводят в море, приставая к берегу лишь временно, изредка строят временные свайные дома в прибрежной полосе.

Палоло (Eunice viridis) – морской червь, традиционно употребляемый в пищу в некоторых районах Индонезии. Живет в коралловых рифах, в период размножения (последняя четверть луны, октябрь - ноябрь) отделяет хвостовую часть тела, наполненную половыми продуктами. Эти части всплывают в больших количествах на поверхность, где их и собирают местные жители. Употребляется как в сыром, так и в приготовленном виде.

Паранг – холодное оружие, тесак, рубящее и режущее. Схож по функционалу с мачете. Используется для рубки растений – лозы и тростника, заменяя топор, а также для бытовых нужд и в качестве оружия. Имеет длинное, расширяющееся к окончанию лезвие, обычно лопатообразной формы.

Пинданг – способ приготовления рыбы. Ее складывают в корзины и варят в рассоле, потом остужают и варят еще раз. Приготовленная таким образом рыба может храниться дольше месяца.

Роа-роа – небольшая промысловая рыбка, если кому интересны подробности - семейство Полурыловых (лат. Hemiramphidae) отряда сарганообразных (Beloniformes). Собирается очень крупными косяками, используется в приготовлении различных традиционных блюд.

Секахи – община оранг-лаутов, состоящая из нескольких семей (родов), каждый из которых возглавляет старейшина. Сообща эти старейшины управляют жизнью общины в вопросах, не связанных с религией и прочей духовностью. Последними ведает дукун.

Сумпитан – оружие даяков, знаменитых охотников за головами. Духовое ружье для стрельбы отравленными стрелами. Имеет металлический наконечник, благодаря чему может использоваться как копье.


Оглавление

  • О том, как на Острове Драконов поселилась Абигаэл
  • День, когда море примет тебя
  • Запрети ей молиться
  • Волны, ветер и полоса невезения
  • 49 неспокойных дней
  • Волшебный напиток бога удачи
  • Час, в который одному не согреться
  • Белолицые люди приносят беду
  • Самое главное счастье
  • Если ты меня ждешь, я вернусь
  • Знаки и предчувствия
  • Гора живых и мертвых
  • Никто не увидит
  • И будет он господствовать над тобою
  • Примечания и словарик