КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471202 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219762
Пользователей - 102130

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Добро пожаловать в Маму! Проблемы гарантированы (fb2)

- Добро пожаловать в Маму! Проблемы гарантированы [СИ] 590 Кб, 166с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - (Лунные Зайцы)

Настройки текста:



Глава 1. Попали, так попали

«Везение — мое второе имя. А первое, кстати, Не.»

Терри Пратчетт. Интересные времена

Зима. Снежинки, медленно вальсируя, плавно опускаются на землю. На улице бушует настоящая непогода. Обычно суровые зимние вечера я коротала дома, дочитывая очередной роман.

Книги были моей слабостью. Я часто теряла ход времени, если дело касалось чтения. Не знаю, плохо ли это или хорошо. Но иногда бывало, что не спала всю ночь, и мне было совершенно не важно, что утром придется рано вставать. Я прихожу в себя, лишь тогда, когда произведение окончательно прочитано. Чтение затягивает, лишает воли и полностью подчиняет себе. Я люблю читать. И право, даже не знаю, что сопоставимо с этой любовью. Разве что мой неуемный аппетит. Как истинный книгоман, любую свободную минутку уделяю чтению. И этот воскресный вечер я планировала провести в компании очередного романа. Но мой распорядок дня был нарушен…

Кристина нашла книгу, за которой мы гонялись уже полгода. Но эта, весьма вредная особа, согласилась отдать мне ее только после прогулки. И я решила пойти, а что мне оставалось делать? Как говорится, любишь читать, люби и пятки на улице морозить.

Нет, я, конечно обожаю гулять и, надо отметить, что еще полчаса назад радостно носилась за снежинками, пытаясь поймать их ртом. Но из-за того, что нахожусь на морозе достаточное для того чтобы возненавидеть весь мир время, моим любимым сезоном снова стало лето. Я жду появления подруги уже на протяжении часа, хотя обычно роль опоздавшей достается мне.

Мои тяжкие раздумья прервала веселая трель. От неожиданности телефон выпал из рук и скрылся в снежном покрове. Тяжело вздохнув, начала спецоперацию по спасению, пострадавшего от моей «рукожопости», гаджета. Подняв телефон, быстро ответила на звонок.

На другом конце линии раздалось смачное причмокивание, затем прозвучало:

— Знаю, что опоздала, в знак извинения, приглашаю к себе. Бутерброды ещё остались.

— Крис, когда ты говоришь, что припозднишься, пожалуйста, уточняй на сколько!

— Алиса! Ну, я же извинилась!

— Издеваешься? Все, я иду домой, — завершив разговор, пошла вдоль дороги, но все же в направлении дома с вкусными бутербродами.

А что? Ссора — ссорой, но кушать-то хочется! Тем более там еще и горячего чая нальют, и книгой поделятся. Но, из-за того, что я не сообщила подруге о своем намерение навестить её, риск остаться без еды был крайне велик. Решила поторопиться. Однако, момент для ускорения был выбран крайне неудачный.

Не заметив скрытого под снегом льда, я поскользнулась и стала падать навзничь. Мне оставалось лишь ждать жёсткого соприкосновения моей пятой точки с холодной землей, но его так и не последовало. Под ногами образовалось подобие чёрной дыры, менее крупного размера, в которую меня буквально засосало. От страха закрыла глаза. Но в этом не было необходимости, меня окружало лишь тёмное нескончаемое пространство. Окажись здесь кошка, даже она с её ночным зрением, не увидела бы тут ничего, кроме тьмы…

Прошло минут пятнадцать, а я по-прежнему находилась в невесомости. Ну что же, Алиса, поздравляю, есть вероятность, что придётся куковать здесь вечность! В компании чёрного бездонного пространства. К счастью, а может и к сожалению, мои опасения не оправдались. В конце «туннеля» показался яркий свет. И я была выброшена наружу.

Выход из портала оказался расположен на потолке. Пытаясь спасти свои кости от перелома, я ухватилась руками за люстру, словно та была спасательным кругом. Посмотрела вниз, падать буду долго, а значит придётся ждать, пока меня отсюда снимут… Обидно однако, бутербродов так и не попробую.

Раздосадовано вздохнув, перевела свой взгляд на черную дыру, что по-прежнему зияла в потолке. Дальше последовала яркая вспышка света, и из портала появилась Крис с бутербродом в руке. Она, громко матерясь, упала на стоящего в центе зала парня. Я наклонилась вперед, чтобы посмотреть все ли живы. Но люстра явно была не готова к моим поспешным действиям и поэтому сломалась.

Падения избежать не удалось, и спина ещё долго напоминала мне о том, что люстра — не место для посадки. Немного привстав, подползла к подруге и задала самый волнующий, на тот момент, вопрос:

— Бутерброд цел?

Прибывая в шоковом состоянии, Кристина, недолго думая, засунула бутерброд мне в рот. Кусочек батона с копченной колбаской таял на языке, будоража все рецепторы чувств. Веки невольно закрылись от удовольствия. Но наслаждение от приема пищи прервало чье-то сиплое кряхтение. Тот, кому не повезло встретиться на пути у подруги, летящей из портала, по-прежнему был ею придавлен и сейчас пытался напомнить о себе. Спасать парня пришлось мне:

— Крис, вставай, не на диване сидишь. Бедный мальчик!

— Ладно, уговорила. Но он мягче, чем диван. — Она осторожно встала и помогла подняться парню.

Люди, стоящие вокруг нас, снова оживились и увели парня, видимо, в медпункт. В зале нас осталось трое. Я, подруга и незнакомый старец с чудаковатой шляпой на голове. Его головной убор был украшен множеством перьев, что постоянно меняли свой цвет. Мужчина преклонного возраста пытался что-то сказать, но надо отметить странную особенность, в его предложениях не было ни единой гласной…

Когда же он понял, что мы не понимаем смысла сказанного, его монолог прекратился. И старик зачем-то протянул нам два кольца. Мы непонимающе переглянулись, но украшения взяли. Как только надели кольца, дедушка снова заговорил, но в этот раз нам удалось разобрать произнесенное.

— Добро пожаловать в МАМУ! — Он очертил рукой здание, показывая зал. — Вам посчастливилось стать одними из немногих, кто смог поступить сюда без испытания. И надо отметить, вы первые, кто вышли из одного портала, причем из закрытого.

— З-здорово, — сказала Крис, нервно крутя на пальце кольцо. То ли она от прежнего шока не отошла, то ли новый появился. Так спокойно она еще ни на что не реагировала. — Стоп! Что он сказал? Поступили, да скорее попали, в волшебный мир. Ура-а-а, блин! И что еще за Муму, он о собаке что ли? Лиса, звони-ка ты в скорую, а то кажется, это не я, он с луны свалился!

Я послушно достаю телефон из кармана, но вот незадача, связи нет…

— Кристи, подсади-ка ты меня на уцелевшею люстру.

— Что? И эту сломать решила?

— Да нет, мне сигнал нужен, поэтому повыше забраться хочу, — спокойно оповестила подругу о своем намерении помочь и вызвать врачей, но старец наши старания не оценил и помешал исполнить желаемое. Он прошептал всего одно слово, и мы замерли, не имея возможности двигаться.

— Леди, прошу вас успокоиться и внимательно меня выслушать. Я понимаю ваше замешательство, но все же…

Договорить я ему не дала:

— Конечно, легко говорить, когда не тебя к полу «Моментом» приклеили, — мои причитания поддержала подруга, и мы благополучно забыли о странности всего происходящего вокруг.

— Господи, таких странных у нас еще не было! — Послышался усталый вздох. — Не даром из тринадцатого портала явились! Интересно, если приложить максимум усилий, я смогу отправить их назад? — Размышлял он вслух.

— Извините, многоуважаемый, не знаю как вас зовут. Но здесь произошла какая-то ошибка, мы попали сюда лишь из-за собственной неуклюжести, — и хотя Кристина не видела моего «грандиозного» падения, даже она понимала, как я могла сюда попасть. И что этому поспособствовала моя невезучесть. — Нам бы домой вернуться.

— Ага, — я не могла с ней не согласиться. — Тем более через полчаса начнётся показ новой серии. Так что, я очень спешу!

— Такие странности, юные леди, называют судьбой. Для меня, как и для вас, было полной неожиданностью ваше появление, но, к сожалению, я не могу вернуть вас домой. Понимаете, вот уже множество веков ваш мир считается ограждённым от других измерений. — А затем, немного подумав, произнес. — Поэтому уже то, что вы так свободно прошли через закрытый портал, можно назвать настоящим чудом.

— Закрытый? — Наши голоса слились в унисон, высказывая полную степень нашего негодования.

— Да, он считался нерабочим, до определенного момента. — Последовал краткий и лаконичный ответ. Увидев наши поникшие лица, он незамедлительно продолжил. — Но не переживайте, если вы смогли открыть его раз, откроете и снова. Но для этого вам придется окончить Магическую Академию Межмирового Уровня. — Говорил он, а в голосе слышалась неприкрытая гордость, словно старик делал нам великое одолжение. Меня немного передернуло от его тона, но я решила промолчать. — И так как вы попали сюда крайне странным образом, думаю, академия сможет обеспечить ваше проживание.

— То есть мы будем обучаться здесь магии… — Я не успела договорить предложение, как Крис произнесла:

— При этом нас будет обеспечивать академия, — и ни давая ни минуты, поразмыслить над сложившейся ситуацией, ответила за двоих. — Мы согласны!

— Славно, славно… Думаю, вам следует дождаться старосты здесь. Она и расскажет вам о предстоящем обучении. Но должен вас предупредить, не стоит никому говорить свои настоящие имена. — Старик договорил предложение и исчез, оставив в напоминание о себе лишь ярко алое перо.

— Поднимем? — Спросила Крис.

— Конечно.

Зря тот дедушка оставил нас одних в зале. Путем тщательных стараний, мы добились грандиозных успехов, а именно, пяти разбитых ваз и уже двух сломанных люстр. Но это явно не было нашим пределом. Пытаясь поймать перо, Кристина не заметила как в зал вошел брюнет, его глаза были необычайно красивы, так как они были янтарного оттенка. И пока я пыталась вспомнить, кого же он мне напоминает, подруга решила действовать. Не успев остановится, она врезалась в него. Послышался грохот, и я увидела, как превращается в осколки шестая ваза. Ребята упали, и перо, что так отчаянно мы ловили, плавно пикировало на голову Крис.

До боли знакомая картина предстала перед моими глазами. Крис, сидящая на парне, словно царица на троне. Смех сдержать не удалось, это ведь его тогда подруга сочла удачным местом для посадки, летя из черной дыры. А говорят, снаряд два раза в одно место не попадает, врут, однозначно!

— Опять ты! Все испортил, паршивец! Я ведь его почти поймала. И где мне теперь прикажешь искать то перо? — Так и не дождавшись от парня вразумительного ответа, Крис решила пустить в ход более весомые аргументы, а именно, кулаки. — Ну, чего молчишь?

— Искать это? — Брюнет осторожно взял перо, что покоилось на ее голове, и показал его ей. Я, не скрывая своего отношения к ситуации, заливалась громким хохотом.

— Ага, — подруга рассматривала перышко и не замечала того, что парень начал злится.

— Может ты уже слезешь с меня?

— Не-а, мне и тут хорошо. — Послышался утробный рык, и Крис была сброшена на пол.

— Ты что? Рычал на меня? Не рычи на меня! — Видимо, своим падением моя подруга отбила не только одно мягкое место, но и мозги. Иначе я даже не знаю чем объяснить ее бесстрашие.

— Думаешь, если я подпалю тебя, будет лучше? — Зажигалка в человеческом обличии сделала пас рукой, и на ладони образовалось пламя.

Кажется, пора сваливать, иначе от кого-то останутся лишь пепел и дым. Незаметно показала подруге на дверь и приготовилась к отступлению. Но Кристина проигнорировала меня и продолжила возмущаться, не смотря на очень веские доводы парня. Ну и ладно! Потом найду ее в медпункте, а мне жизнь дорога.

Подхожу к двери, но открыть ее я не успела, это сделал кто-то другой. Хорошо так сделал, что по носу попал! Возмущенно взираю на виновного в моей травме.

Предо мной стоит миниатюрная девушка с оформленной под каре стрижкой, а волосы ее отдают ярко алым оттенком. Она причудливо сморщила нос и горестно обвела нас взглядом. Затем схватила меня за руку и быстро подошла к Крис. Сказав, что ей, как старосте, нужно все нам показать, аловолосая вывела меня и Кристину из зала.

— Стоять! — Брюнет, ударил по стенке кулаком, и люстра упала на пол.

Наша сопровождающая ускорила темп своего движения.

К счастью, тот раздражительный молодой человек не стал нас преследовать.

Мы спешно пытались нагнать старосту, но аловолосый вихрь двигался слишком быстро. Поэтому до женского общежития добрались довольно скоро, но получше рассмотреть саму академию не получилось, коридоры и комнаты, от быстрой ходьбы, слились в одну неразборчивую массу. Достигнув цели своего передвижения, я с подругой жадно глотала воздух, а староста начала разговор с комендантшей:

— Куда их?

Я немного опешила, от неформального обращения, а вот женщина, лет сорока, что сидела за габаритным деревянным столом, полностью заваленным макулатурой, не обратила на это никакого внимания.

— Сели их хоть в спортзале, все равно мест нет! — Раздраженно, оповестила она нас о предстоящей участи.

— А может быть, комната все же найдется? — Не теряя надежды, переспросила аловолосая.

— Мест нет! — Сказала женщина и вышла из-за стола. От увиденного мы оторопели, нижнюю часть ее тела представляли зеленые щупальца. Передвигаясь, она оставляла за собой омерзительную слизь.

— Но вы можете заселиться в мужском отделении.

Я и Кристина замерли на месте, раскрыв рты, пока староста снова не схватила нас за руки и не повела в противоположное от комендантши направление, при этом бурча себе по нос:

— Странность номер три. Заселили, да не туда.

— А что же под номером один и два? — Полюбопытствовали мы.

— Свалились с потолка, умудрились вывести из себя самого уравновешенного абитуриента академии.

— Ты еще забыла прибавить к нашим заслугам шесть разбитых ваз и три люстры.

— Тогда это третья странность, — включилась в обсуждение Кристина. — Как назовешь?

— Думаю, колоссальное количество разбитых вещей за полчаса.

— Но все же, зачем считать?

— Просто интересно, сколько раз вы будете попадать в такие передряги, — сказала она, а мы же, лукаво переглянувшись, ответили:

— Бесполезно, со счета собьешься!

— Ой! Забыла, — неожиданно аловолосая остановилась. — Я Андриэлла Каспер!

— Андрюха, значит… — От моего упрощения имени Кристина громко засмеялась.

— Кто?

— Не кто, а что. Это имя, очень схожее с твоим, — внесла ясность, а затем очень тихо добавила. — Правда, оно мужское.

Дальше последовало коллективное молчание, кто-то пытался перестать смеяться, кто-то переваривал полученную информацию, а я не знала, что еще сказать.

— Что? Мужское? — Прервала тишину Андриэлла, затем, причитая, добавила. — Странность номер пять. А они еще и обзываются! — Аловолосая насупилась и, сказав, что не собирается нас провожать, села на подоконник, или как они его здесь называют.

Горделиво вздернув вверх подбородок, она давала понять, что ждет извинений. Ну вот, пошутила, называется.

Лицо мое было пунцово красным, видимо, от стыда за свой болтливый язык. А может быть ответственной за мой нездоровый цвет была зимняя куртка, которую я почему-то до сих пор не решаюсь снять.

Андрюшка ждала, когда кто-то из нас заговорит, но это так и не свершилось. Дело в том, что Кристина по-прежнему выведена из строя громким смехом. А я была занята куда более важной вещью, решала, снять ли мне куртку или же нет.

— Ну, может вы тоже представитесь? — Меня сильно удивил ее вопрос.

— Э-э-э… Так ты из-за этого обиделась?

— А кто сказал, что я обиделась? Всего лишь отдохнуть присела. — Она невозмутимо пожала плечами. — Так как вас зовут?

Невольно смотрю на подругу, но в ее взгляде прослеживается еще большая потерянность. Да уж, если бы тот старик не предупредил, не задумываясь, представилась Алисой, но теперь… Ну же, мозг, помогай! И что ей ответить? Ладно, буду…

— Аника Алазар, приятно познакомится! — Теперь главное не забыть свое новое имя.

— Яло Алазар! — А подруга оказалась сообразительнее и использовала фамилию, произнесенную мной.

Аловолосая, так как до мужского общежития мы доберемся еще не скоро, предложила рассказать о академии. Любопытство нас не подвело, и мы засыпали старосту кучей бессмысленных, но интересных вопросов. И если в начале она согласилась ответить на все, то теперь сказала, что ограничится лишь самым важным.

В общем, из разговора стало ясно, что в МАМУ выделяется семь факультетов, каждому из которых достается свой определенный цвет и живой талисман. Талисманом называют созданное магическим путем животное.

Форма одежды для всех одна, единственное отличие заключается в цвете галстука у мальчиков, ленты у девочек, так у алхимиков цвет зелёный, смертников-синий, стихийников-черный, боевиков-красный, лекарей-голубой, служащих-оранжевый, артефакторов-желтый.

Смертникам, магам способным общаться с мёртвыми, покровительствует, как выразилась Андрюха, «летающая болтливая голова». Поступают на это подразделение в основном некроманты, но иногда можно встретить и провидцев.

У факультета алхимиков живой талисман появился сравнительно недавно, когда первокурсники при сдаче практикума допустили небольшую ошибку. Как следствие, зачет они не сдали, но в стенах академии поселилось маленького роста зеленое склизкое существо с черными глазами-бусинками. Если бы не услышала «маленькое», подумала бы, что она это о комендантше.

Служащие часто после выпуска становятся судьями, адвокатами, полицейскими. Обычно, это маги, что хороши в теоретической части. Название этого факультета произошло от «служу закону», а покровительствует им Жык, животное из отряда летающих грызунов, вот только цвет шкурки у нее лавандовый.

Талисманом лекарей является чёрная двуглавая змея. Поступают на факультет в основном эльфы, так как у них самая большая расположенность к дару исцеления, и травники. Основы первой помощи проходят на всех факультетах, но если для боевиков главное: «Лишь бы по дороге больной не сдох!», то у лекарей совсем иной подход к работе.

Артефакторы создают различные изобретения и занимаются научно-исследовательскими работами. Талисманом является ожившая фарфоровая кукла. Надеюсь, она не из фильма: «Проклятье Чаки»…

Стихийники отличаются умением работать с «сырой» магией. Факультет базируется на пяти элементах: огне, воде, земле, воздухе и металле. Талисман-хранитель — щенок с акульими зубами, правда, ряда зубов у него всего два. Но совать в его пасть руку, я бы не рискнула.

Боевикам же достался, по-моему мнению, самый лучший хранитель — дракон, но и здесь все не так радужно, как может показаться первоначально. Из-за того, что даже для оживления камня нужно приложить немало усилий, то и создать огромное существо очень сложно. В общем, это маленький красный дракончик.

В МАМУ нет расовых ограничений, поэтому здесь нередко можно увидеть, как высокого статного эльфа, так и коренастого гнома. Чтобы поступить в академию, нужно пройти специальные испытания, где будущие абитуриенты показывают насколько хорошо они владеют магией. Но так же существует и другой способ попасть сюда — найти портал.

Староста объяснила нам, как же так вышло, что мы начали понимать чужой язык. Оказывается, все дело в чудесном колечке. Но действует оно только если у твоего собеседника есть такой же артефакт, исключение составляет общепринятый межмировой язык.

Кольцо работает так, вся речь оппонента переводится на межмировой, а затем на известный человеку язык. То есть независимо от того на каком языке к тебе обращаются, ты слышишь межмировой, а переводиться это, в нашем случае, на русский. Но если у собеседника нет кольца, то понять его будет невозможно, если он общается не на межмировом языке. Со временем действие артефакта прекращается, но к этому моменту абитуриенты уже могут свободно говорить на общепринятом языке.

Увлечённо слушая Андриэллу, мы не сразу заметили, что уже дошли до мужского общежития. И если бы староста не замолчала, то могли бы и вовсе пройти место нашего назначения.

Комендантом оказался мужчина преклонного возраста. Его рабочее место находилось в идеальном порядке, чего нельзя было отметить у заведующей женского крыла. Даже одежда мужчины была тщательно выглажена. А белая, сияющая чистотой, рубашка, была прикрыта сереньким кафтаном.

— Вы, надо полагать, — он задумчиво почесал свою длинную седую бороду, а затем продолжил, — переселенцы из женского крыла? Наслышан о вас, наслышан! Ну что же, могу предложить вам две комнаты на третьем этаже, не переживайте, жить будете одни, на двери стоит специальная защита. Комнаты номер сто пятнадцать и сто семнадцать в вашем распоряжении. — Он лукаво улыбнулся и произнёс. — Так же вам полагается два небольших бонуса.

— Какие? — Тут же полюбопытствовали мы.

— К комнатам выделена собственная уборная и, — Андриэлла завистливо вздохнула, а мужчина выдержал театральную паузу, — конфетки! — Он добродушно предложил нам сладости. — Меня Дарханом звать, будут проблемы с мальчиками, обращайтесь, уж я их…!

Доброжелательный дедушка ласково улыбнулся, а у меня в голове закрались сомнения, не с него ли писали образ старика Хоттабыча.

— И еще, если не хотите что бы узнали, что вы живете здесь, старайтесь выходить из общежития за десять минут до сигнального звонка, либо намного позже него. Потому что парни начинают собираться именно в это время. А вот быть вам здесь надо к десяти вечера.

Поблагодарив за столь важную информацию, мы представились и пошли к лестнице. Андриэлла продолжила свой рассказ:

— Девочки, совсем забыла предупредить! Завтра будет распределение по факультетам, оно проходит рано утром, как раз в том зале, в котором вы так неудачно приземлились. Рассказывать, как будет происходить распределение, я не стану, потому как это лучше увидеть своими глазами. — Высказалась Андриэлла и остановилась. Оказывается, мы уже подошли к комнатам. — Я вас ненадолго покину, но скоро вернусь. — Она развернулась и пошла к лестнице.

Коридор оказался неимоверно узким, и если обычно двери располагаются лишь у одной стены, другую занимают окна, то здесь, и с правой, и с левой стороны, находились лишь двери. Окно было, но находилось оно в самом конце коридора.

— Что будем делать? — Поинтересовалась я.

— Заселяться! — И Яло, подтверждая сказанное, быстро проследовала в свою комнату.

Я же заходить не спешила и гипнотизировала взглядом дверь с номером сто пятнадцать. Деревянная, массивная, она приковывала взгляд сама по себе, но мне было интересно другое. Ближе к полу дверь была изувечена следами чьих-то когтей. Развернулась, посмотреть у всех ли такие двери, или повезло только мне. Напротив стоящие комнаты, под номерами сто шестнадцать и сто восемнадцать, оказались целыми. Разочарованно перевела взгляд обратно, но следов уже не было. Что за?

По телу побежали мурашки.

Не долго думая, надо сказать, вообще не рассуждая, быстро захожу в комнату и громко хлопаю дверью. До какой же степени должно упасть мое зрение, что бы привиделось это? Надо отвлечься и осмотреть комнату!

Стены, покрашенные в нежный голубой цвет, меня успокоили. Множество склянок и колбочек стояло на полках, возле габаритного резного шкафа. Огромный стеклянный графин, наполненный ярко зеленой жидкостью, одиноко покоится на небольшом столике. Все это находилось с левой стороны от меня. Я сняла куртку и аккуратно положила её на деревянный стул, возле стола. У правой стены находилась дверь, ведущая в уборную, но это священное место я решила рассмотреть потом.

Меня больше интересовала кровать, находившееся у окна. На ней лежала моя новая школьная форма. Простенькая белая блузка и, к моему великому огорчению, длинная, почти до пола, юбка. Нет, так ходить я не согласна! Я и дома-то почти всегда надевала штаны, а здесь мне предлагают каждый день надевать юбку? Нет уж, увольте, свои родимые джинсы не променяю ни на что другое!

Спальный гарнитур был скрыт от моего взора бежевым махровым пледом. Окно с одной стороны было занавешено темно синей шторой, и из точно такого же цвета была сделана скатерть на столе. За окном расстилался зеленый лес. Значит здесь либо лето, либо ранняя осень, повезло. В России сейчас суровая снежная зима…

Мои раздумья прервал сильный грохот. Панически обернулась и заметила, что шкаф начал дрожать. Но вскоре все прекратилось, а за резными дверьми кто-то начал скулить. Сердце ушло в пятки, но я все же решилась и подошла к шкафу. Открыла двери, а там… Крис! Подруга вывалилась на пол вместе с досками от задней стенки шкафа, остатками разодранных обоев и кирпичами. Потирая пострадавшее бедро, она произнесла:

— Осмотрела называется шкаф! Стены у них из картона, что ли?

— Да-а, вот что бывает, если кто-то экономит на ремонте, — послышался стук в дверь.

Подруга по-прежнему лежала на полу, а я пошла встречать Андриэллу. В том, что это была она, я не сомневалась. Кроме неё о нашем месте жительства не знает никто.

Открываю дверь и слышу, как староста, громко смеясь, говорит:

— Странность номер шесть. Решили что могут проходить сквозь стены, вместе с кирпичами, — но она быстро замолкла, стоило ей увидеть зеленую микстуру на столе. Глаза ее загорелись алчным блеском и аловолосая продолжила. — Повезло, тебе досталась комната от алхимика. Можно мне это зелье опробовать?

Андриэлла рукой указала на стеклянный графин и прошла в комнату. Я закрыла дверь и произнесла:

— Конечно можно, а что это?

— А это, мой милый друг, восстанавливающее зелье. Оно помогает раскрыть как потерянные, так и скрытые способности. Зелье открывает то, что уже есть или когда-то было. Такое сейчас редко кто умеет делать. Поэтому вам очень крупно повезло! Обычно его используют для востановления

зрения. — Пояснила она, а затем вытащила из кармана своей школьной формы подобие пипетки, налила туда зелье и капнула сначала в правый, а затем в левый глаза.

Я и Кристина внимательно проследили за ее движениями и решили попробовать действие зелья на себе. Но это было очень плохой идей. Глаза жгло до такой степени, что полились слезы. И если подруга смогла стерпеть боль, то у меня это не вышло. Я активно замахала руками, пытаясь отвлечься. Но не учла одного. Графин. Именно он встретился на моем пути.

Зелье пролилось мне на руки. И вот тогда-то и произошло самое странное. Ногти на моих руках начали удлиняться. Я, не найдя ничего другого, что могло бы лучше выразить мой испуг, заорала. Ногти по-прежнему то удлинялись, то приходили в нормальное состояние.

— Визжишь, громче мандрагоры, а это ты ещё глаза своей подруги не видела. — Пытаясь отыскать поддержку, посмотрела на Яло. От удивления совсем забыла о своей проблеме. Глаза подруги были оттенка чистого золота, а зрачки приобрели вертикальную форму.

Яло, не выдержав такого пристального внимания к своей скромной персоне, прямо спросила:

— Что на этот раз?

— Т-твои глаза. Они… — Но окончательно сформулировать предложение у меня не получилось.

— Что, хуже твоего нового маникюра? — В ее словах была слышна явная отсылка к длине моих ногтей.

— Даже и не знаю, — ответила я кратко, зато честно.

— Если что, в любой уборной есть зеркало. — Подсказала староста. А когда мы с Кристиной рванули к двери, добавила. — Странность номер семь. Ну о-очень интересная реакция на обычное зелье.

Цвет моих глаз почти не изменился, только теперь они были оттенка пасмурного неба. А что, очень даже красиво, и с русыми волосами сочетается. Подруга тоже по достоинству оценила произошедшие с ней изменения. Покрутилась возле зеркала, да так, что ее каштановые волосы стали немного взъерошены, и подмигнула своему отражению. Спустя некоторое время мои ногти и вытянутые зрачки Яло пришли в норму. Но вот оттенок глаз подруги по-прежнему отдавал золотом.

Уборная мне понравилась, хотя бы потому, что здесь были знакомые ванна и унитаз. Это было неожиданно. Но я не стала на этом зацикливаться, все же лучше, нежели плескаться в корыте.

— Полюбовались на себя, красавицы? А теперь идем осматривать дыру в стене. — Протестовать мы не стали, самим было до жути интересно. Просмотрев образовавшееся отверстие, пришли к выводу, что между нашими комнатами раньше был проход. — Я, конечно, не сомневаюсь, что Яло очень даже сильная и независимая девушка, но так легко разрушить стену она не могла. К тому же, если присмотреться, видно, что тут раньше был проход. Видите, какие внутри толстые стены? И сколько мало кирпичиков на полу. — В этом она права, в образованном проходе уместился бы целый стол. О, а это идея! — Скорее всего раньше они были смежными.

— Значит его кто-то аккуратно прикрыл. А шкафы поставили с двух сторон, что бы его точно никто не смог увидеть, — размышляла я вслух.

— Именно.

— Девочки, вы же поможете? — Они вопросительно на меня посмотрели. Мне пришлось пояснить.

— Хочу поставить туда столик.

— Зачем? — Недоумевала староста, но Яло поняла мою задумку и все ей разъяснила:

— Вот представь, кто-то проберется в комнату и будет нас искать. А мы спокойно будем чай пить… В шкафу. Нас не найдут, а значит не потревожат. Так?

Я кивнула в ответ.

— Девочки, что не так с вашей логикой? Как вы вообще до такого додумались?

— Все с нашей логикой в порядке, это у тебя образ мышления примитивный. — Насупилась я. Аловолосая не обиделась, назвала нас странными и безудержно засмеялась.

Время пролетело незаметно, яркое солнце, как называют эту звезду здесь я не знала. Поэтому, да, яркое солнце, давно скрылось за горизонтом, наступил вечер. Мы сидели на кровати и общались. Андриэлла говорила о порядках этого мира, а мы рассказывали о Земле.

Так же староста попросила нас никому не рассказывать, что мы одни из тринадцати. Хотя теперь вернее будет сказать четырнадцати. Во избежание ненужных вопросов, об этом знают только некоторые учителя. И староста, ответственная за нашу адаптацию.

С Андрюшкой мы подружились, она оказалась очень весёлой и энергичной девчонкой. Гиперактивная и взвинченная, Андриэлла напоминала ураган, налетит, а ты и не поймешь, что это было. Остатки разрушенной стены мы решили спрятать в шкафу, так как такое незаметно выбросить не получится. А ещё один столик решили выпросить завтра. Нам было лень спускаться вниз, а староста все еще надеялась, что уже завтра мы забудем эту глупую идею. Ха, наивная.

— Девочки, предлагаю продолжить разговор в более удобном месте, заодно и отметим ваше «попадание». Тем более, вы просто обязаны попробовать «Огненное вдохновение».

Предложение было очень заманчивым, но меня смущало лишь одно, неимение в моем кармане каких-либо денежных средств, о чем и пришлось сообщить.

— Мы бы с радостью, да денег нет. Переместились нищими, так сказать. — Даже карманы вывернула.

— В честь знакомства, все за мой счет. — Она заискивающе улыбнулась.

Мы согласно закивали.

— Вот и отлично. Я сейчас быстренько сбегаю за денежками и переоденусь, вы тут будете?

— Понимая, что женщины в любом из миров неизменны, а потому ждать ее придется долго, я и Крис призадумались.

— Думаю, мы будем в библиотеке. Она же здесь есть? — Дождавшись положительного ответа и подробной инструкции по месту нахождения обители знаний, мы вышли из комнаты в поисках приключений…

С Андриэллой мы расстались минут пятнадцать назад и сейчас неприкаянно блуждали в стенах академии. Яло пыталась вспомнить маршрут, а я брела рядом, стараясь не отставать. Первый этаж, второй этаж, третий, … четырнадцатый. Стоп! Почему четырнадцатый этаж так сильно напоминает восьмой? Или засохший фикус перемещается по этажам? Да быть того не может, здесь даже трещина на горшке та же! Все, пора прекращать это бессмысленное движение в никуда и спросить дорогу у абитуриентов. Еще один час ходьбы я не выдержу!

— Извините, как пройти в библиотеку? — Молодой человек, остановленный мною, указал нам в сторону темного коридора и ушел.

— Необщительный он какой-то, — прокомментировала его действия подруга и ускорила шаг.

— Агась, — ответила я и резко остановилась. В нос ударил запах свежеиспеченных булочек. И, то ли аромат был настолько умопомрачителен, то ли взыграло чувство голода, устоять я не смогла. — Яло, давай зайдем в столовую?

— Что-то не хочется, тем более до библиотеки почти рукой подать. Но ты, если хочешь, можешь сходить, я буду ждать тебя с едой в обители знаний. — Подмигнув мне, она пошла дальше. А я, ведомая запахом булочек, оказалась возле стойки для раздачи еды.

Странно, в столовой не было ни поваров, ни рабочего персонала, ни очереди за едой, да и самой еды я не увидела. Но запах по-прежнему витал в воздухе и дразнил желудок. Досадливо оглядевшись, заметила лишь пятерых абитуриентов и маленького человечка с крылышками, летающего возле моего лица.

Я потерла свои глаза, но галлюцинация так и не исчезла. По недоумевающему взгляду стало понятно, феечка в зеленом платьице была удивлена не меньше меня. Решила не обращать на это внимание, мало ли кто здесь учиться? Но как только перевела взгляд, заметила, что фея была не одна. Словно рой ос, маленькие человечки, сновали туда-суда по комнате, но их никто не замечал.

— Дожили, от голода уже и галлюцинации мерещатся! Поесть бы, да только как заказать еду?

Обладательница зеленого платья неожиданно дернула меня за волосы, и я невольно запрокинула назад голову, увидев над стойкой табличку с надписью. Странно, это она так помогла мне? Приглядевшись к словам, я заметила, как незнакомая мне фраза приобрела очертания известных букв. Табличка гласила: «Для того чтобы заказать еду, вам нужно лишь представить это у себя в голове».

В памяти неосознанно всплыли образы: крабового салата, свежеиспечённых булочек и апельсинового сока. Представила, как все это выглядит, и выжидающе посмотрела на стойку. В том, что еда появиться здесь, почему-то не сомневалась. Но время тянулось очень медленно, хотя на самом деле мое ожидание длилось всего минут пять.

Я уже и не чаяла получить свой заказ, может это кто-то решил так неудачно пошутить? А я, поверив, сверлю взглядом белый мрамор на столе. Надеюсь, что это не так, иначе я просто умру от голода, не выдержав жестокой реальности и совсем не смешных шуток! Почему же мне так везет сегодня? Я ведь с самого утра не ела, думала, что погуляем немного, и я пойду с книгой домой, а нет! Меня угораздило в другой мир попасть!

Прошло еще минут семь, и на стойке наконец-то появился поднос с едой, а возле него улыбающиеся феечки. Приветливо улыбнувшись в ответ, я взяла поднос в левую руку, предварительно забрав с него сок. Довольная до нельзя, развернулась, уже представляя как буду вкушать эту пищу Богов. Но все мои планы порушил один наглый и бесцеремонный тип. Он меня толкнул.

В ужасе наблюдала, как долгожданная еда с грохотом упала на пол. А со стороны брюнета не проследовало ни то что извинений, но и ни какой реакции в целом. Он молча прошел к стойке, не обратив на меня никакого внимания. В любой другой ситуации, я бы предпочитала не участвовать в конфликтах. Но тут была задета не только моя гордость, но и обостренное чувство голода.

— Что? Даже не извинишься? — Раздраженно спросила я. В ответ он презрительно хмыкнул. — Если не уважаешь других, мог хотя бы подумать, что кто-то потратил на это свое драгоценное время. — Я до боли сжала стеклянный стакан в руке, пытаясь унять свою злость. Брюнет обернулся и небрежно произнес:

— Приготовить такой ужин — минутное дело. Если ты голодна, встань в очередь.

Да он точно издевается! На этот раз была возмущена не только я, но и феечка в зеленом платье, наблюдавшая за этой сценой. Она с жалостью на меня посмотрела и неодобрительно покачала своей маленькой головой.

— Минутное дело, говоришь? — Переспросила я. — А знаешь ли ты, что за минуту может произойти многое? В том числе и это! — Я подняла свою руку и вылила ему на голову оставшейся апельсиновый сок. Парень зашипел, но с места не сдвинулся. Было, конечно, немного жаль… Нет, не брюнета, сок. Но он пал за благое дело.

Удовлетворенная своей местью, с огорчением посмотрела на пол. Но, к моему удивлению, там ничего не было. Я недоверчиво огляделась по сторонам. Поднос оказался на стойке, полностью заставленный едой. А рядом стоял, наполненный до краев, бокал с апельсиновым соком. И снова рядом дружелюбные феи.

Быстро взяла новую порцию в руки и проследовала к самому дальнему столу, оставив стоять парня одного возле стойки.

— Сейчас я буду кушать, сейчас меня покормят! — Тихо пролепетала я, садясь за стол.

Аккуратно пододвинув тарелку с салатом к себе, взяла в руку ложку и приготовилась к приему пищи. Но не успела я даже поднести ложку к своему рту, как ко мне подсел незнакомый парень. Он с неприкрытым интересом рассматривал меня. Да что же это такое! Мне дадут сегодня поесть или нет?

Сначала решила не обращать на него внимание. Пусть хоть до посинения смотрит, я занята куда более важным делом. Ем! Но его внимание нервировало настолько, что и кусок в горло не лез. Отодвинув поднос в сторону, недовольно посмотрела на него. И принялась сверлить взглядом незваного гостя. А что, ему можно, а мне нет?

Его каштановые волосы были взъерошены так, что я смогла заметить немного заостренные уши. А зеленные глаза сияли, словно драгоценные камни. Большие и длинные пальцы стучали по столу, отбивая только ему известный ритм.

«Гляделки» длились минут пять, пока мне это не надоело. Я отвела взгляд, надеясь, тем самым показать, что мне некомфортно от его цепкого взора. Но это не помогло.

— Что-то не так? — Спросила я, не выдержав такого пристального внимания к своей скромной персоне.

— Нет. Просто пытаюсь понять, глупая ты или безрассудно смелая? — Этот вопрос оказался странным, даже для меня.

— Я как кофе — два в одном. — Но затем, вспомнив, что здесь, возможно, нет этого напитка, быстро пояснила. — Глупа до безрассудства.

Надеясь, что получив ответ, он уйдет, я с особой жадностью начала есть. М-м-м-м… вкусно. Я не любила физический труд. И единственное, пожалуй, чем я хорошо работала, так это ложкой.

Я наслаждалась приемом пищи, быстро поглощая крабовый салат, в промежутках останавливаясь попить сока. Все тяготы сегодняшнего дня отошли на второй план. Но полностью радоваться жизни мне не давал парень, что по-прежнему находился рядом, правда, теперь он не отводил свой взгляд от тарелки. Я начинаю ревновать, кто это ему разрешил так смотреть на мою прелесть? Нет уж, это мое!

— Хочешь? — Шатен недоверчиво посмотрел на меня и нерешительно кивнул. Я же злорадно улыбнулась. — Тогда закажи, как это выглядит ты знаешь!

Он огорчился, словно действительно ожидал, что я его угощу, но все же встал с насиженного места и отправился к стойке. При этом не забыв пару раз укоризненно на меня посмотреть. Я же не удержалась и улыбнулась еще шире. Сам виноват, нечего было портить мне аппетит.

Мне на удивление, парень вернулся быстро, все так же нагло сел напротив и снова посмотрел на меня. Потом в свою тарелку, потом снова на меня и обреченно вздохнул. Оказывается, того, что ты знаешь как выглядит блюдо, мало, с такими познаниями в твоей тарелке появится подгорелое нечто. Ну или только ему так повезло.

— Вкусно? — Дождавшись положительного кивка головой, я не удержалась и съязвила. — Так что же ты не ешь?

Он глухо рыкнул, но на зло мне начал есть. Немного полюбовавшись его силой воли, лично я такое никогда бы не съела, осмотрела помещение, кроме нас и феечек, здесь никого не было. Даже, казалось бы оцепеневший навсегда, наглый тип куда-то ушёл. Странно, и почему я не заметила этого раньше. Видимо, была слишком голодна.

— Приятного аппетита, — сказала и, захватив с собой булочки, вышла из столовой. Так, теперь бы вспомнить откуда я пришла.

Я шла на запах и совершенно не обращала внимание куда. Поэтому глупо сейчас надеется, что вспомню дорогу. Не с моим топографическим кретинизмом. И куда мне теперь двигаться? Будем рассуждать логически, если мальчики вечно ходят налево, значит мне надо направо. Или я что-то напутала? Да какая разница, других идей все равно нет!

Я отправилась к лестнице, спустилась вниз, но снова оказалась у входа в столовую. Значит все же налево. Обернулась и отправилась в противоположную сторону. Однако, снова вернулась обратно. Да что же это такое! Покрутилась вокруг своей оси и целенаправленно, чеканя каждый шаг, пошла вперед, там меня еще не было.

— Что ты делаешь? — Спросил зеленоглазый шатен, когда я уже раз пятый проходила мимо столовой.

— Пытаюсь отсюда уйти. Пока не получилось, — ответила я. Затем резво обернулась и, с мольбой в глазах, посмотрела на парня.

— Хорошо, куда тебя проводить? — Правильно понял он мой намек.

После того, как я сообщила ему о том, куда мне нужно добраться, мы проследовали к лестнице. Осторожно ступая по ступенькам, опустились вниз. Но снова вышли на верхний этаж.

— Не понял. — Кажется, он и сам запутался.

— Скажи правду, ты и сам не знаешь, как отсюда уйти? — Попросила я, потому как уже не была уверена, что он сможет меня отсюда вывести.

— Знаю! — Он решительно посмотрел на каменные ступеньки и пошел вниз.

Я же осталась стоять на месте, проделывать этот путь еще раз мне не хотелось. Да и был ли в этом смысл? Если все равно окажемся возле столовой. Поэтому я осталась стоять на месте, ожидая его скорейшего возвращения.

Не прошло и десяти минут, как парень показался из-за поворота. Удивленно на меня посмотрел и оглянулся назад.

— Что-то потерял? — Уточнила я.

— Как ты оказалась здесь раньше меня? — Спросил он, а затем пояснил. — Ты же шла за мной, при этом заметно отставая.

— Очень просто. Я никуда и не уходила…

— Издеваешься! Слушай, как ты до столовой тогда добралась, не зная дороги? — Мне бы и самой хотелось знать ответ на этот вопрос.

— Не знаю, я тогда очень голодна была. На запах шла. — Пояснила я и неопределенно пожала плечами. — Ни о чем, кроме еды, думать не могла.

— Что ты сказала? О еде думала? — Парень радостно улыбнулся, словно и не он давился подгорелым салатом.

Я утвердительно закивала головой, не понимая, чему он так обрадовался.

— Хорошо! Постарайся и сейчас думать о том, куда тебе нужно добраться, это должно сработать.

— То есть ты признаешь, что не знал, как туда добраться?

— Я этого не говорил. — Да здесь и без слов все понятно, но озвучить ему эту мысль я не успела. — Так что, ты идешь?

— А у меня есть выбор? — Уточнила я, потому как не особо верила, что это может сработать.

— Да. Ты можешь состариться здесь. — Сказал он и сразу двинулся в путь.

— Эй, подожди меня!

Я думала о библиотеке, какой она окажется. Может быть, это маленькая комната, в которую никто почти и не заходит. А может, это просторный зал, с рядами огромных стеллажей, наполненных книгами, в которых сокрыты все тайны мира. Я не знала, какой она окажется, но кое-что мне все же было известно. Там ждет меня очень злая и голодная подруга. Думаю, от ее праведного гнева меня теперь и сдобные булочки не спасут.

Я пыталась не отвлекаться, думать лишь о библиотеке. И, в какой-то момент, мне даже показалось, что я начинаю чувствовать запах старинных книг. Пред глазами возникает образ, пожелтевшей от времени, бумаги, которая тихо шуршит под чьими-то руками. Я старалась не упустить каждую деталь. Быть может, этот странный абитуриент прав, следует только представить, и дорога выстроится сама. Эх, вот бы сработало! Мне не хочется вечно бродить в этих стенах. Тем более с тем, кто ужинает подгорелым салатом.

Так, снова не о том думаю. Книги, книги, книги, книги и еще раз книги — это все, что сейчас должно быть в моей голове. И, о чудо! Лестница кончилась, и моему взору предстали огромные, доходящие до потолка, двери.

— Я же говорил, что знаю куда идти. Ну, бывай! — Незнакомец развернулся и ушел.

Вот зараза, даже не представился! А я его еще и поблагодарить хотела. Ха, не дождется теперь, баран упертый, так и не сознался, что не знал дороги!

Не знаю, как ещё я бы его охарактеризовала, если бы Яло не схватила меня за ухо.

— Ах ты, паршивка! Чего так долго ходишь, я даже проголодаться успела, — возмутилась она.

— Ай-ай-ай. Отпусти, больно! — Обратилась к ней я, жалостливо всхлипывая. — Я тебе булочек принесла!

— Булочки, где? — Она быстро отпустила ухо и, выхватив пакет из моих рук, направилась обратно в библиотеку.

Я же потерла пострадавшую часть тела и поспешила за ней, причитая о том, что насилие не решит проблем. Яло тихо цыкнула, но ухо пообещала больше не трогать, по крайне мере сегодня. Ну…это все же лучше, чем ничего. Правда?

Библиотека оправдала все мои ожидания. Кроме как с лабиринтом её и сравнить больше не с чем. Посмотрели на лево — стеллажи, взглянули на право и увидели — стеллажи, устремили свой взор прямо и снова наткнулись на стеллажи с книгами. Здесь и захочешь, но назад дороги не найдешь.

— Впечатляет, правда? — Обратилась ко мне подруга, которая уже сидела за столиком и дочитывала какую-то книгу. И как только написанное понимает?

— Не удивлюсь, если и на потолке книги увижу, а что? — Уточнила я, когда подруга предсказуемо покрутила пальцем возле своего виска. — Я бы разместила… В целях экономии места, так сказать.

— Я в тебе и не сомневалась. Эй! Верни книгу на место! Я ее первая нашла, в очередь! — Прокричала Яло, когда я взяла в руки одну из книг, лежавших в огромной стопке на столе.

Показала подруге язык и, гордо выпрямив плечи, открыла старинную книгу. Даже не знаю сколько ей лет, но пыли на страницах на целый век хватит. Осторожно дунула на нее и закашлялась. Люблю запах книг, но не пыли.

— Так тебе и надо! — Сказала она, а радости в голосе было столько, словно миллион только что выиграла.

— Андрюшки еще не было? — Поинтересовалась я и громко чихнула.

— Нет, ешь ты все-таки быстрее, чем она собирается. Будь здорова. Но все-таки, почему ты так припозднилась? Тебя час не было! — Яло укоризненно на меня посмотрела, а я опустила взгляд в книгу. Ну не говорить же ей, что я потерялась! Стыдно…

— Да так…

От позора меня спас аловолосый вихрь в длинном голубом платье. Андриэлла вбежала в библиотеку, но на этот раз она была не одна.

Староста, тяжело дыша, нависла над нашим столом, облокотившись на оного руками. Пока она переводила дух, мы успели рассмотреть ее компаньонку. Как же таких в книгах описывают, ах да! Девушка с осиной талией. Очень стройная и красивая леди, которая даже в простеньком старинном черном платье, выглядела бесподобно. Незнакомка была где-то на голову выше Андриэллы. А с белизной её волос сравнится может, наверное, только снег. На такую не обратить внимание невозможно. Если не волосы, то цвет ее глаз точно не оставит никого равнодушным. Фиалковые…

Да что же это такое! Я ещё от аловолосой бестии толком не отошла. Ну не бывает такого ярко-красного цвета в природе! Теперь ещё одна красотка нарисовалась. Интересно… Какой краской они пользуются? Надо будет потом уточнить.

— Девочки, вы не поверите, что я узнала! — Наконец-то перевела дух староста и заговорила.

— Одетта, расскажи!

Так значит, прекрасную незнакомку зовут Одетта?

— Элла! Ничего особенного не случилось, всего лишь…

— «Ничего особенного», «всего лишь»? Действительно, что это я… У нас же каждый день главу боевиков апельсиновым соком обливают! — Андриэлла сурово посмотрела на свою знакомую.

А я захотела провалится сквозь землю. А где-то рядом тлела надежда, что это все же не про меня…

— Глава, это что-то вроде предводителя? — Уточнила Яло, не сводя с меня взгляда.

Еще бы, я чуть ли не с головой в книгу зарылась.

— Да, — ну все, можно начинать рыть себе могилу. Жизнь знай, ты была мной горячо любима, хотя и не всегда! Я не удержалась и шумно взглотнула. — Даже представить не могу, кто решил так свести счеты с жизнью.

— Зато я, кажется, догадываюсь, — сказала Яло и направила свой красноречивый взгляд на меня.

А я что? Я ничего… Все так же пряталась под пыльной книгой.

— Да нет, быть того не может! — Староста недоверчиво посмотрела в мою сторону, но сомнений стало больше. — Только не говори, что это была ты! — Я не ответила.

— Почему молчишь? — Спросила Одетта.

— Сами же просили не говорить. — Сказала я и устало вздохнула.

И наступила давящая, по крайне мере на меня, тишина. И я почувствовала себя персонажем какого-то сериала. Ну правда, только звуков сверчков не хватает.

— За что он получил? — Не скрывая своего интереса, уточнила Яло, решив нарушить минуту молчания.

— За отсутствие манер. — Сказала я и довольно разлеглась по столу, вспомнив ошарашенное лицо парня. О содеянном я не жалела, наглый тип заслуживал куда большего наказания. За такое и умереть не страшно. Хотя нет, страшно… Ну почему я сначала делаю, потом думаю! — Можешь приплюсовать апельсиновый душ к странностям, так уж и быть. — Я благосклонно кивнула своей головой, а Андриэлла все так же неверующе посмотрела на меня. Кажется, она только сейчас осознала, о ком ей поручили заботится.

— Полагаю, теперь уже ничего не изменить, пойдемте в город! — Посоветовала Одетта, и, подтолкнув Андриэллу, двинулась к выходу.

Я тоже немного привстала, но была схвачена за руку Кристиной, подруга, как истинный заговорщик, шепнула на ухо, что ждет подробностей, и ушла. Кажется, сегодня мне придется многое ей рассказать.

У Андриэллы при нахождении правильной дороги проблем не возникло, в отличии от меня. До сих пор с содроганием вспоминаю ту лестницу, что вела в столовую. Путь из учебного крыла мы преодолели в два счета. Единственным препятствием для нас оказалась огромная каменная стена, через которую нам предлагалось перелезть. И это при условии того, что для меня все, что выше двух метров уже высоко неимоверно. Отказываюсь! Эта стена почти до небес.

— Почему мы должны лезть по стене, когда в паре шагов от нас находится нормальный выход?

— Недоумевала я.

— Потому что уже десять часов, по приказу директора после этого времени никого не выпускают и не впускают. И если мы пройдем там, нас тут же засекут и отправят обратно. Поэтому не возмущайся и лезь! — Ответила староста, но уверенности мне это не придало.

— Отказываюсь! — Запротестовала я и сложила руки на груди. Не хватало мне еще кости переломать.

— Ну чего ты боишься? Мы же не первый раз так делаем. И тебя там поймаем! — Настаивала Одетта, словно меня это спасёт.

— Да я вас раздавлю! — Пыталась достучатся я до их разума, но меня проигнорировали. Грубо схватили за руки и потащили к стене. — Может подкоп сделаем? — Предложила я, когда поняла, что этого избежать мне не удастся.

Первой одолела стену, мне на удивление, хрупкая Одетта. Девушка ловко вскарабкалась на стену, остановившись ненадолго на самом верху. Чтобы свесить ноги и плавно спикировать вниз. Затем это повторила староста, и настала моя очередь.

Я лезла по стене с особым изяществом дикого животного… Большой и неуклюжей панды. Постоянно оступаясь и наровясь упасть вниз. А рядом, ненамного меня опережая, карабкалась Кристина. На верх мы забрались почти одновременно, с небольшой лишь разницей. Когда я только перекидывала ногу через стену, она уже летела вниз, при этом явно не замечая активно машущих ей подруг. Не знаю, о чем они хотели её так предупредить, но было уже поздно. Яло летела вниз. Вот только местом посадки она выбрала не аккуратный и красивый куст сирени, а брюнета, одиноко стоящего возле стены.

Я была насколько шокирована происходящим, что и не осознала, как решилась прыгнуть вниз. Это было поспешным решением. Которое в дальнейшем повлекло за собой череду неприятных для меня последствий, отбитый копчик в их числе. К моему огорчению, куст сирени, хотя я сомневаюсь, что это все же был он, оказался не таким мягким на ощупь, коим он выглядел с высоты.

Но тогда мне было это совершенно не важно, я спешила на помощь подруге. Невзирая на собственные боль и страдания. И представьте мое удивление, когда я, подобравшись к несчастным поближе, заметила очень милую сцену чьего-то поцелуя. Ну вот, зря переживала! Подруга освоилась в новом мире быстрее меня, уже и личной жизнью успела заняться.

Полюбоваться этой сценой подольше мне не дала, пришедшая в себя, Яло. Громко визгнув, подруга отскочила от парня на безопасное, для ее губ, расстояние. Он же все так же лежал на земле, отрешенно смотря в небо.

— Т-ы-ы, озабоченный! — Прокричала моя подруга, нервно проводя пальцем по своим губам.

Парень не ответил, потому как, кажется, был где-то далеко в своих думах. Его рука медленно поднялась к губам, потом он резко поднялся, открыл рот, но так ничего и не сказал.

Эк как его прибило! Еще бы, третий раз за день сбивают! Оно и не мудрено, дар речи потерять-то. Но постепенно к нему пришло осознание произошедшего, парень густо покраснел и ринулся бежать прочь. Ну что за мужики нынче пошли! Сделал дело и в кусты!

— Ну что, довольна? Спугнула парня своими амбициями! Ну кто же сразу лезет целоваться? Даже не дождавшись первого свидания? — Парировала я, вгоняя Яло в краску.

— Ты сейчас у меня договоришься. — Пока спокойно сказала подруга, но за тем, на более высоких тонах, продолжила. — И я тебя с этой стены скину, повторно!

И я уже хотела было спросить, понравился ли ей поцелуй, но подруга, словно мысли мои прочитав, грозно сказала:

— Вот только попробуй!

— Молчу, — но потом это все же припомню. Это же надо, первый поцелуй! Да еще и с желтоглазым красавчиком! Да еще и так, что у обоих губы прокусаны до крови!

— Ребят, пойдемте уже в трактир, — перебила череду моих мыслей Андриэлла.

Яло быстро ретировалась к старосте, надеясь тем самым спастись от мои комментариев. Ладно, пусть пока живет. Она от меня никуда не денется, как выяснилось, мы даже в другой мир вместе попадем. Какая солидарность!

И снова мы пошли не там, где следовало. Не по ровной и аккуратной дороге, а по лесной, узкой и сильно заросшей тропинке. Но путь длился недолго, всего-то минут тридцать! За это время я успела собрать на свои джинсы весь репей, встреченный на моем пути.

Несправедливо, мне значит репей? А женихи, судя по поцелуям, все Кристине! Но дорога кончилась, и приставучий сорняк, к моей радости, тоже. Перед нами предстали двери таверны.

И только войдя в помещение мы поняли, как сильно отличаемся своим внешним видом. Все леди, окружавшие нас, были одеты в старинные, но совсем не пышные платья. И мы такие красивые: в джинсах и свитере, в лосинах и майке, идеально… Как не посмотри.

Заметив свободный столик, мы проследовали к нему. Как только все определились с местами, к нам подоспел худощавый официант. Андриэлла заказала что-то для себя и беловолосой, а затем спросила у нас, чего бы нам хотелось.

Какой легкий вопрос, мы же каждый день питаемся в трактирах в неизвестном мире, и всегда знаем, что заказать! Категорично подумала я, а вот Яло уже определилась с выбором.

— Водки! — Решительно заявила подруга. Видимо, поцелуй был незабываемым…

— Ты уверена? — Пыталась отговорить ее Одетта, но, наткнувшись на полный злости взгляд, резко передумала. — Ну… водка, так водка!

Неожиданно, в другом мире есть этот напиток. А что бы заказать мне?

— Ты что-то говорила про «Огненное вдохновение», — напомнила я. — Думаю, можно попробовать, и этой тоже закажи, пожалуйста, — я ткнула пальцем в особу, развалившуюся на столе, которая сейчас обреченно вздыхала и бубнила что-то невнятное себе под нос. — Должна же она чем-то закусывать!

Официант как-то странно на нас посмотрел, но заказ принял.

В ожидании, я решила осмотреть помещение. И неожиданно для самой себя, за соседним столом заметила пожирателя подгорелых салатов. Вот так встреча! Он снова отбивал пальцеми неизвестный мне ритм. А рядом с ним сидел похититель первых поцелуев…

Главное, что бы подруга его не заметила, а то останутся от парня лишь рожки, да ножки. Хотя, с ее места видно только небольшое окошко. И то хорошо, казнь отменяется, не знаю, правда, на долго ли? Надеюсь, парень выживет. Но не будем о грустном.

Наступил долгий разговор. И мы постепенно узнали много нового о наши знакомых.

Оказалось, что белокурая девушка зачислена на факультет смертников, а так же имеет определенные способности в предвидении. Она находится уже на третьем курсе и делает большие успехи в этой области.

Староста оказалась фанатичным алхимиком. Которая еще до поступления сумела создать очень востребованную микстуру и запатентовать ее. Что это за микстура, и чем она полезна, мы так и не поняли. Зато стало ясно, что наши новые друзья-очень интересные личности.

— На какой цвет будешь делать ставку? — Неожиданно спросила Андрюшка. А вот это уже интересно, азартные игры в академии… Увидев мои горящие глаза, староста пояснила. — Абитуриенты делают ставки, на какой факультет будет зачислен последний, проходящий распределение, ученик. Процент выигрыша очень невысок, потому как неизвестно даже то, кто окажется последним.

— Если хотите, мы можем занять вам немного денег для участия. Сумма может быть незначительной, но принесет неожиданно большой доход! — Высказалась Одетта, а затем добавила, ели слышно. — Мой вам совет, ставьте все на белый!

— Белый, — повторила я, — но, если мне не изменяет память, этот цвет ни за кем не закреплен.

— Я знаю, но чувствую, что так будет правильно.

Я хотела напомнить об абсурдности этого предложения, но затем задумалась. Она ведь предсказатель, может оказаться, что такой факультет и появится.

— Если так говорит видящая, пожалуй, и я поставлю на белый. — Высказалась Андриэлла.

Все согласно закивали. Яло в обсуждении не участвовала, прибывая в глубочайшей депрессии.

Разговор нарушил, подоспевший с подносом официант.

— Ваш заказ, — оповестил нас он. Андрюшка поблагодарила его за доставку и сразу же распластались. Оказалось, девочки заказали обычную похлебку. А вот наше блюдо действительно было необычным. В тарелке находилось, неспокойно колышущееся вверх и вниз, пламя. Это меня очень сильно удивило, а Яло даже вывело из депрессии, но ненадолго.

— Это точно можно употреблять в пищу? — Недоверчиво поинтересовалась я, огонь мне есть еще не доводилось.

— Конечно! — Подтвердила Одетта.

Но есть мне это почему-то не хотелось, поэтому пока я занималась рассмотрением сего творения.

Яло решила, что закусывать этим она не будет, и, стащив одну из похлебок, принялась запивать горе водкой.

Я только покачала головой, не одобряя ее действий. Но кто же меня послушает, поэтому решив не нарываться на неприятности хотя бы сейчас, молча смотрела на это безобразие.

Так мы и сидели, кто-то вертел в руках тарелку с огнем, кто-то ужинал, а кто-то выпивал уже n-ную рюмку подряд. Но идиллия продлилась недолго, когда девочки отлучились в туалет, благоразумно решив оставить Яло под моим присмотром, а я все же решила попробовать огонь.

Вкус у этого блюда был незабываемый, хотя бы потому, что напоминал смесь васаби, соуса Табаско, горчицы и тертого хрена! На глазах проступили слезы, это безобразие нужно срочно чем-то запить. Вот только не водкой же, черт!

Осмотрела помещение в поисках спасительной влаги, таковая обнаружилась в вазе. Лишать цветов воды мне было жаль, но выбора не было. Я поспешила к вазе. Выпив всю воду одним махом, я поняла, что это не помогло.

Подруга откровенно потешалась надо мной, следя за моими жалкими попытками потушить «огонь» внутри, при этом громко грохоча. К ней вскоре присоединились и все посетители таверны, попавшие на бесплатное представление.

Но мне было все равно, во рту горело так, словно мне пришлось целую неделю питаться одним красным перцем. И тут я заметила графин, стоящий на соседнем столе.

Резво схватив его в руки, я открутила пробку и жадно припала губами к графину. Все замолкли, ожидая чего-то. Я быстро опустошила стеклянный сосуд. Как говорится, око за око, зуб за зуб. Сегодня один шатен не дал мне спокойно поесть, я же лишила его этого напитка. Все честно.

Спасительная влага разлилась по моему телу, и разум начал тускнеть. Что же находилось в том графине? Хотя… теперь это не важно, содержимого ведь уже нет. Я осторожно поставила пустой сосуд на место и заметила, что Яло все-таки увидела похитителя поцелуев.

Подруга, чуть покачиваясь, видно, из-за алкоголя в крови, подошла к нему. Все, парень — не жилец, резюмировала я. Но, к моему удивлению, она лишь звонко попросила:

— Покатай меня, большая черепаха! — И, пока парень находился в шоковом состоянии, быстро запрыгнула ему на спину.

Янтарноглазый, не ожидая от девушки такой прыти, резко вскочил из-за стола. И запрыгал по помещению, решив так скинуть с себя эту тяжкую ношу. Но Яло не была бы собой, если бы не вцепилась в него мертвой хваткой. Все, занавес!

— Что за припадочная женщина, — констатировал пожиратель горелых блюд.

И уже было собрался пойти выручать своего друга, как услышал:

— Сам то не лучше, баран упертый! — Высказалась я, защищая подругу. Сама не понимая, что и, самое главное, зачем я сказала.

— Что? — Возмутился он.

— У-у-у, так у тебя и со слухом проблемы. А я то думала только характер дрянной!

— Лучше замолчи сейчас, пока есть возможность! — Посоветовал он мне.

— Лучше прекрати орать, пока еще говорить можешь! — Настоятельно порекомендовала я.

А посетители не знали куда лучше направить свой взор, то и дело переводя взгляд с одной парочки на другую. Потому как и Яло тоже оборотов сдавать не собиралась. Я зло оскалилась, а, проезжавшая мимо меня на чужом горбу, не заметив наколенную до предела обстановку, подруга пропела:

— Янтарноглазое такси, не тормози, не тормози! — Легонько пнув ногой, импровизированную машину. И я невольно отвлеклась на это зрелище.

— Да ты… — Решил продолжить наш спор мой оппонент, но нужное слово так и не нашел.

— Умная и красивая, — подсказала ему я.

— Да! То есть нет! Чокнутая!

— Да-а-а, над оскорблением нужно будет еще поработать. — Парень в ответ глухо рыкнул.

— Ну точно животное! — Я обернулась посмотреть, жива ли моя наездница.

Подруга все так же каталась на парне.

— Сколько за час берешь? — В тишине слишком громко прозвучал ее вопрос.

Так, кажется, пора прекращать этот балаган! Я направилась к Яло, но была остановлена, не принявшим свое поражение, парнем. Он резко дернул меня за руку назад. Да так, что я покачнулась и стала падать.

Видимо, пожиратель подгорелых салатов этого тоже не ожидал, потому как вместе со мной завалился на стул. Перед глазами все поплыло. Кажется, в графине было спиртное. А я и капли не оставила… А все он! Зачем на видное место поставил, споить хотел, однозначно! Сделала я совершенно абсурдное умозаключение. Ну и что? Я пьяненькая, мне можно…

Я приземлилась парню прямо на колени. И сейчас, чтобы было удобно сидеть, немного поерзав, перебросила через него одну ногу. А затем, решив, что во всех смертных грехах виноват он, с вызовом посмотрела ему прямо в глаза.

Но увидела то, что заставило меня оторопеть и разом потерять всю свою решимость. Я боязливо отшатнулась назад и чуть не упала. Но парень вовремя придержал меня за талию. Вот только такое объятие меня совершенно не упокоило.

Стало страшно. Его зрачки были вертикальной формы, а глаза, словно налились кровью. По телу пробежались мурашки. Цвет его глаз был кроваво-красным…

Глава 2. Утро добрым не бывает

— Ты алкоголик?

— Ты базар-то фильтруй! Алкоголизм — это зависимость, а я человек независимый. Хочу — похмеляюсь, хочу — терплю.

Свой человек. Сергей Николаевич Морозов и Володя «Клавишник»

Это был очень странный сон, в котором я оказалась в другом мире. Мои сновидения всегда отличались особой оригинальностью. Взять хотя бы розового единорога, который постоянно преследовал меня, с целью оттяпать добротный кусок от моей ноги. Но этот отличался от остальных своей правдоподобностью. Словно это был и не сон вовсе. Все было слишком реалистично. Особенно поцелуй…

Вой сирены наполнил комнату. Как давно я не слышала этот звук. Ровно с тех самых пор, когда брат решил, что приучить меня к военному порядку и к раннему подъёму было не самой лучшей идеей. Я уже успела забыть, какого это, просыпаться в шесть часов утра, под аккомпанемент жуткого воя. Я то забыла, но тело помнило. И, держа спину ровно, неожиданно даже для самой себя, я резво встала возле кровати. Приложив руку к голове, отдала честь, лишь бы от брата не получить. При этом сонно бормоча:

— Встаю я, встаю! Выключи уже свою шарманку! — Но, ощутив резкую головную боль, повалилась обратно на кровать. Ох, кажется, вчера я очень сильно перебрала! Стоп! Но я же, крепче чая, ничего и не пила. По крайне мере с утра. О том, что происходило вечером моя память умалчивала. Странно…

Пришлось открыть глаза и сильно удивиться. Я находилась не в своей комнате и даже не в гостях у Алисы. Это помещение я видела впервые. Окинула взглядом комнату и заметила еще одну кровать напротив. А возле нее, на полу, обнимаясь с ковром, спала миниатюрная аловолосая девушка. Как две капли воды похожая на леди из моего сна…

Да где я, черт возьми, оказалась? Я устало опустила голову на подушку. Но мне тут же пришлось сесть обратно. Сирена зазвонила повторно. Поискала глазами источник этих резких звуков, но не нашла. Зато наткнулась на белокурую красавицу. Что лежала в позе морской звезды подле меня. Ну, она точно должна знать, что я здесь забыла! Наверное…

— Эй, ты — кто? И что я здесь делаю? — Решительно потрясла девушку за плечо, ожидая ответа.

Она открыла свои веки и, даже не посмотрев на меня, небрежно бросила:

— Яло, отстань, дай поспать хотя бы ещё минут пять!

— А Яло… это кто? — Уточнила я. — Да и ты, собственно, кто? И что я здесь забыла? — Все не унималась я, задавая очередной вопрос.

— Кто, кто… ты! Что с тобой? Я Одетта, твоя подруга, — как маленькой растолковала мне все девушка. Но от этого вопросы не убавились. — И ты здесь спишь! Так как до твоей комнаты пришлось бы пиликать и пиликать. А я грузчиком не нанималась. Ты, знаешь ли, не пушинка!

Так мне все ясно, что ничего не ясно. Я все ещё сплю? Решив удостоверится в реальности происходящего, я ущипнула руку, но не свою.

— Ай, за что? — Вскрикнула Одетта.

— Прости, решила проверить сплю я или нет.

— А причем здесь я?

— Себя щипать жалко… — Резюмировала я.

И вновь раздался вой сирены. Громкость звука нарастала с каждым разом все сильнее. Закрыв уши руками, я подскочила с кровати. Двигаясь спиной вперед, пыталась отыскать то место, откуда исходит вой. Но споткнулась об аловолосую и упала на нее, немного придавив девушку. Чем ее, конечно, и разбудила.

— Ох, как голова-то болит! Одетта, принеси мне зелье от похмелья. — Подала голос пострадавшая и застонала. — Господи, Яло, слезь с меня. Ты такая тяжелая!

Но не успела я возмутится и сказать, что мой вес вполне умеренный, как меня столкнули на пол.

Почему-то, лёжа на спине, меня не покидало стойкое чувство дежавю. Словно все это уже происходило, и падать мне не впервой. Что же мне такого снилось сегодня? Нет, это точно был не сон!

В моей голове стал собираться в одну картину пазл происходящего. История началась с таинственной книги…

На просторах Интернета, неожиданно для всех, появилась книга, с характерным названием: «Тринадцать». Сначала она распространилась по разным сайтам. Потом о ней стали говорить и на улицах. Даже прохожие цитировали ее, но при этом никто не мог найти полноценный вариант. Люди знали о ней лишь по слухам. Все поиски сводились к маленьким отрывкам в Интернете. Но вскоре исчезли и они.

И вот, однажды, дожидаясь приезда нужного автобуса, я стояла на остановке. Хотя следует заметить, что сначала ждала я не только его, а так же и лучшую подругу-Алису. Но та, по каким-то странным причинам, не пришла. Спасибо, что хотя бы сообщение отправила.

Я растерянно ходила вдоль остановки. Странно, где же автобус? Обычно в это время, он если не подъезжает, то хотя бы уже выглядывает из-за угла.

Но сегодня, видимо, весь город решил разом вымереть, иначе я не знаю, как объяснить задержку автобуса и отсутствие людей на остановке. Ну Алису я еще могу хоть как-то оправдать. Она, коли не выспалась, даже если война нечаянно в ее дом нагрянет, из теплой постельки и носа не высунет. Но почему же в утро понедельника никто не спешит на работу? Странно…

Еще раз поискав глазами нужную машину, я решила больше не страдать, а сесть на лавочку. Но как только я развернулась в сторону остановки, заметила небольшую книгу. Она лежала почти на краю лавочки, но рядом совершенно никого не было.

Не сумев сдержать свое любопытство, я подошла поближе. Но как только я разобрала название на обложке, то не смогла сдержать удивленного возгласа. Передо мной лежала книга, на которую я с Алисой охотилась полгода. Книга-призрак, с характерным названием «Тринадцать»…

Интересно, кто же хозяин данного счастья? Но не успела я даже подумать над эти вопросом, как услышала звук подъезжающего транспорта. Обернувшись, я увидела свой автобус. Неосознанно я быстро подхватила книгу и забежала внутрь.

Тогда я не придала этому никакого значения, ни пустой улице, ни книге. А лишь радостно печатала сообщение Лисе, приглашая её завтра погулять. Мне не было совестно за прихваченную книгу, если бы она была кому-то нужна, её бы не оставили на остановке зимой.

Уверив себя в собственной невиновности, я села на свободное место, к слову, сегодня автобус, за исключением меня и водителя, был полностью пуст. Всю дорогу я смотрела в окно, крепко держа книгу в руках…

И уже вечером, добравшись наконец домой, только чудо помогло мне держать себя в руках. Соблазн открыть книгу был велик, но этого я так и не сделала. Меня сдерживало обещание, данное подруге, что мы прочитаем книгу вместе. А потому, решив не искушать судьбу, я сразу легла спать.

На следующее утро я созвонилась с Алисой, и мы договорились встретиться в назначенном месте, в назначенное время. Но что-то пошло не так.

Еще с самого утра у меня все валилось из рук, я ничего не успевала. И неожиданно для самой себя поняла, я опоздала… на час. А за окном постепенно набирала мощь метель. Нет, на улицу я не хочу! Решив отменить все к чертям, я начала делать бутерброды и параллельно звонить Лисе. На ходу придумывая извинения. Но как только я услышала злой голос подруги, все забыла. Пришлось использовать контр-аргумент — приглашение на чаек:

— Знаю, что опоздала, в знак извинения, приглашаю к себе. Бутерброды ещё остались, — оповестила ее я.

— Крис, когда ты говоришь, что, припозднишься, пожалуйста, уточняй на сколько!

— Алиса! Ну, я же извинилась!

— Издеваешься? Все, я иду домой! — И подруга отключилась.

Ха, она думала, что я такая наивная, но на самом деле, прекрасно понимаю, что Лиса идёт ко мне.

Взяв в руки очередной бутерброд, я двинулась в направлении окна, посмотреть не идёт ли там моя подруга. Но не тут то было. Я споткнулась об кота и начала падать в непонятное, чёрное марево. Ну, Васька, ну удружил! Шаурма недоделанная… Откуда ты вообще здесь взялся? Сама же, личным пинком под мохнатый зад, на улицу отправила. А нечего было колбасу таскать!

Черная дыра буквально образовалась из воздуха и засосала мой бокал с чаем. Пытаясь спастись от падения в бездну, я схватилась одной рукой за край стола, другая была занята, бутерброд спасала. Еще одной потери я не переживу! Но чем дольше я сопротивлялась, тем сильнее меня притягивало. Силы были на исходе, но, видимо, только у меня. Черная дыра набирала обороты, становясь все больше и больше. Поглощая в себя крошки со стола, отлично! Убираться не придется.

Бутерброд из второй руки я так и не выкинула, не хватало ещё едой разбрасываться! Моя хватка постепенно слабла. И я поняла, что нахожусь одной ногой хотя и не в могиле, но тоже не очень-то приятном месте. Рука соскользнула, но я вновь попыталась за что-то ухватиться. И, уже падая в бездну, поняла, что я захватила с собой жгучий красный перец…

Пустота. Ничего не видно. Я ничего не чувствую. Только тьма вокруг. Перец, чтобы не потерялся в этой бездне, не люблю переводить продукты, засунула в карман футболки, к телефону.

Ну все, видимо, настал конец моей бренной жизни! Но я хотя бы бутербродик попробую. Что же зря его делала? Но только я открыла рот, чтобы подпортить его целостность, как темнота стремительно начала сменятся светом.

И тут, я уже лечу из потолка. Да что ж за день-то сегодня такой?! О своей печали я рассказала и людям, стоящим в низу. Ну и что, что посредством мата? Меня тогда не особо интересовала своя репутация, выжить бы…

В надежде спастись, тяну руку к люстре, но… Место уже занято. Не поняла, как это Алиса здесь раньше меня оказалась? Ладно, потом выясню.

Меня сейчас больше волновало то, как бы от такого полета ноги не переломать да живой остаться. Но, к моей радости, приземлилась я на что-то мягкое. Не знаю, что я придавила, но это что-то спасло мне жизнь.

Я устало вздохнула и перевела взгляд на черную дыру. Надеюсь, никто не подумает, что это я сделала? Мне за дыры в потолке платить нечем!

Тогда я считала, что все происходящие — очередной странный сон. Поэтому действовала без всякого колебания и страха. Но сегодняшнее утро полностью перевернуло мою жизнь. Герои из сна не исчезли, так же как и новый мир…

— Яло, о чем задумалась? — Вывел меня из раздумий голос старосты. — Иди прополоскай рот, и мы выходим. А то не хватало нам еще на распределение опоздать!

Меня направили в ванную. По дороге я сумела заметить маленький хрустальный шарик, он летал над головой Одетты и издавал те самые раздражающие звуки. Но рассмотреть его получше у меня не получилось, перед моим носом захлопнули дверь.

Зайдя в помещение, я заметила на раковине небольшую бутылочку с зеленоватой жидкостью. Видимо, это здешнее подобие зубной пасты. Открыв пузырек, я принюхалась и никаких отвратительных запахов не почувствовала. Пахло, вроде бы, ментолом… После того как я прополоскала рот, поняла, там были еще какие-то травы, неизвестного мне происхождения. Прикольно…

Я уже собиралась выходить, но заметила свое отражение в зеркале. Так, а это еще что? На мне была татуировка. Большая и… красивая. Это был цветок, немного похожий на розу. Татуировка начиналась от уха и переходила на шею, опускаясь все ниже. Заканчивалась она на груди, как-будто продолжая расти вниз. Сам бутон цветка находился на ключице. Нет, татуировка, конечно, красивая… Вот только откуда она у меня? Может, я чего еще не знаю о вчерашнем вечере?

Действительно, мои вспоминания обрывались на событиях таверне…

— Яло, ты скоро? — Кажется, пора выходить, с проблемами разберусь позже.

Надеюсь, с Алисой все хорошо. Точно, Алиса!

Я резко открыла дверь и сразу же спросила:

— Где Аника? — Сердце колотилось, словно башенное. Еще и то, что я не помню происходящего в таверне добавляло масла в огонь.

— Сейчас уже в главном зале, наверное, — ответила Одетта и протиснулась в ванную комнату.

— Эй! Куда без очереди? — Возмутилась Андри, стучась в закрытую дверь, и затем обратилась уже ко мне. — Все с ней в порядке. Сами, лично, вас до комнат довели. Ты мне лучше вот что скажи. Зачем ты вчера новую форму надела и пошла по академии блуждать?

— Не знаю, честно. Вот вообще ничего не помню. — Я виновато опустила глаза вниз, заодно и форму новую рассмотрела. Ничего так, правда юбка слишком длинная. Надо это исправить.

Нет, зачем надела форму я предположить могу. Скорее всего, хотела покрасоваться в ней перед зеркалом. Но вот почему я ушла ночью бродить по академии? Надеюсь, провал в памяти скоро восстановиться, а пока я попробую решить другую проблему.

— Андри, у тебя есть ножницы?

— Да, посмотри в правом ящике стола. — Ответила Одетта из-за дверей.

Медленно подойдя к столу, я достала ножницы и начала своё дело.

Я решила укоротить юбку, приоткрывая ноги, а что? Они у меня неплохие, спасибо маме за то, что она отдала меня на танцы. Длинна юбки теперь была чуть выше колен. Вот когда я доберусь до нитки с иголкой, тогда можно и шлейф сделать. А так, пока и этого будет достаточно. Не люблю я длинные юбки, не моё это. Ещё не хватало, чтобы я носом с полом целовалась.

— Ты что это делаешь? — Негодовала Андриэлла, видимо, короткие юбки тут мало кто носит.

Ну ничего, буду первооткрывательницей. Мне не сложно!

— Диктую новую моду!

Подойдя к зеркалу, что бы посмотреть на свое творение, я сильно огорчилась. Нет, с длинной все в порядке, просто я подзабыла, что спала в новой форме словно в пижаме, и она помялась.

За дверьми возмущалась староста, она опять не смогла попасть в уборную. Ну что я могу сказать? Расторопнее надо быть, расторопнее.

Я вернулась в комнату в расстроенных чувствах.

— Яло, что случилось? Почему ты такая грустная? — Спросила меня Одетта.

— Да, просто у меня форма мятая. Я же не могу идти так. — Тяжело вздохнув, я бросила на нее печальный взгляд.

— Да это же — раз плюнуть! — Девушка провела рукой над моей формой, и тут же исчезли все складки. Ого, надеюсь, я тоже так когда-нибудь научусь делать. — Ну вот и готово, пошлите уже. Скоро все должно начаться.

Подпрыгнув вверх от радости, я поняла, что лучше бы этого не делала. Вчерашний вечер, решил напомнить о себе. Господи, и кто меня за язык тянул, заказать столько выпивки? Боже! Я уже собиралась подходить к дверям, но меня остановил звучный голос из уборной:

— Эй, вы же меня подождете? — Кажется, староста все же попала к зеркалу.

Когда сбор был окончен, мы двинулись в путь.

Плетясь где-то сзади, я все пыталась вспомнить, что же вчера происходило. Но у меня так ничего и не получилось. Зато я пришла к другому выводу. Хоть наш мир, хоть другой, а похмелье везде одинаковое. Голова моя словно раскалывалась на части, не давая мыслить. Зато я отчетливо могла чувствовать ужасную боль в затылке. Если честно, то ничего кроме нее у меня чувствовать и не получалось.

Продвигаясь все дальше, я услышала какой-то шум. Мы вошли в зал, где было очень много людей. Слишком много, я бы сказала. Зато теперь понятно, зачем нужен такой огромный зал. В другом адепты не поместились бы…

В помещении было слишком душно и жарко. Как же хорошо, что я укоротила юбку.

— Помнишь этот зал? — Неожиданно задала вопрос Андри.

— Нет. Хотя… Точно, мы же здесь грандиозное падение устроили! — Сказала я, и тут, до моего больного и восполненного от похмелья мозга дошла одна простая истина. — Ты тоже видела мой полет, да?

— Конечно, а ты меня не запомнила?

— Знаешь, когда летишь из потолка, как-то нет времени рассматривать присутствующих.

— Это да…

Диалог закончился, и я начала оглядываться по сторонам. Люди что-то бурно обсуждали, словно издеваясь над моей больной головой. А некоторые умные личности, что бы не толпиться среди адептов, левитировали у потолка. Хотя нет, умная личность была всего одна. Это был молодой парень, с черными волосами и ехидной улыбочкой на лице.

Вскоре суматоха прекратилась, стоило только показаться чудному старичку в большой шляпе с разноцветными перьями. Точно, это же директор, его шляпу я узнаю из тысячи!

Он что-то прошептал, и адепты разом расступились, а хитрый парнишка неожиданно потерял управление над полетом и упал на пол. Да, кажется, не мы первые здесь опробовали пол на прочность.

— Здравствуйте, дорогие адепты. Сегодня знаменательный день — день вашего поступления. Магическая Академия Межмирового Уровня уже много столетий открывает свои двери для юных дарований. И я, Воланд мор Терен, являюсь ее директором. У нас есть много направлений, поэтому не стоит удивляться, если встретите эльфийку на факультете некромантии, это обычное дело. — Монотонно произнес он, оглядывая поступивших.

Что говорил он дальше, каюсь, не слушала. Речь его была слишком длинной и скучной. Не знаю, что еще он произносил, но в моей голове уложилось лишь это:

— Желаю вам поступить туда, куда вы желаете. Да прибудет с вами леди Удача!

Директор выудил из рукава мантии длинный список и произнес:

— Сайшесс ти Рекс!

Пока парень пробирался сквозь толпу, Воланд мор Терен снял свою шляпу и начал в ней что-то искать. Спустя какое-то время на свет Божий показался большой хрустальный шар. Эй, это он шар постоянно с собой носит? И как только голова не отвалилась от такой тяжести! Я, наверное, если бы одела такую шляпку, упала и больше не встала бы. Сильный оказывается у нас директор. Так, а вот и первый подошел…

В центр зала вышел Сайшесс, кажется? Адепт забрал у директора шар. А Вот это уже интересно! Что же произойдет дальше, взрыв? Но, к моему огорчению, шар, всего-навсего, окрасился в зеленый.

— Факультет алхимиков!

Точно так же происходило распределение и других адептов. Ученика подзывали, давали в руки шар и называли факультет, короче, ничего интересного.

Не знаю, как составлялись эти списки, но угадать, кто окажется следующим было невозможно. Даже если ты знаешь всех поступивших в лицо.

Наблюдать за происходящим было скучно, и я начала разглядывать поступивших. Но Анику среди них так и не нашла. Странно, а вдруг с ней что-то случилось? И как назло, в моей памяти всплыли те самые ярко-красные глаза. Меня начало трясти. Увидев мое состояние, Одетта быстро подбежала ко мне и спросила, что случилось.

— Аника, ее надо срочно найти!

— Да не надо ее искать. Она где-то здесь, в зале.

— Нет, ты не понимаешь. Она может быть в опасности, пожалуйста, помоги мне.

— Хорошо, хорошо. Пошли ее поищем. Откуда начнем?

— Не знаю, пошли уже куда-нибудь, а там потом разберемся.

Мы поспешно вышли из зала. Одетта пыталась меня упокоить, но я не могла не думать о тех кроваво-красных глазах…

Да, я все вспомнила и ужаснулась. Моя подруга препиралась в таверне с неким странным субъектом! И хорошо еще, что девочки быстро вернулись и увели нас в общежитие. Вот только, что ему могло помешать найти ее и здесь? Вот чувствует моя многострадальная пятая точка, а она мне никогда не врала, этот вечерний посетитель таверны не так-то прост. Нужно срочно ее найти!

Мы проверили все коридоры, все аудитории, какие только были. Даже на подвал и то просмотрели, но ее нигде не было. Меня всю трясло. Только бы с подругой ничего не случилось!

— Все, я сдаюсь! Ее нигде нет, пора бить тревогу!

— Яло, подожди! Это может звучать глупо… Но есть еще одно место, где мы ее не искали. Конечно, не факт, что она там и…

— Где?! — Резко перебила ее я, потеряв всякое терпение.

— В мужском корпусе общежития, в ее комнате. — Выпалила она, на одном дыхании.

— Точно, бежим! — И я стартанула с места.

Похоже, никогда в жизни я так бегала, как сегодня. Ну Алиса, ты у меня получишь пряников, когда я тебя найду!

Расстояние до мужского общежития я преодолела очень быстро. И, кажется, до чертиков напугала нашего коменданта. Чего это он такой нервный? Я же всего лишь поздоровалась. А он, бедный, даже чаем поперхнулся. Интересно, кто это ему на рабочем месте чаи гонять разрешил?

Видимо, не привыкли здесь к стремительно несущемся особам. Или может ему моя юбка не понравилась? Так и знала, нужно было ее еще покороче сделать!

Добежав до нужного места, я дернула дверь, но она оказалась заперта. Ждать пока Одетта с Андриэллой поднимутся я не стала, а тут же вбежала в свою комнату, продвигаясь к шкафу. Пройдя через него внутрь комнаты подруги, моему взору предстала странная картина. На кровати, свернувшись калачиком, спала Аника. Господи, нашлась!

Со спокойной душой пошла открывать дверь подругам, они как раз только поднимались по ступенькам. Справившись с дверью, я развернулась к Анике.

Ну, зар-р-раза, перепугала меня до смерти! Стремительно подойдя кровати, я сорвала с нее одеяло. Но подруга на это никак не отреагировала, разве что недовольно перевернулась на другой бок.

Опа, пяточки! Сейчас ты у меня быстро встанешь.

— Вставай, соня! — Сказала я и принялась ее щекотать.

Подруга пару раз пнула меня в лицо. Вот же кобыла недоделанная! Так и синяк получить можно.

— Отстань! Не видишь что ли, я сплю! — Проворчала она, а я начала стаскивать ее на пол. Подруга кубарем скатилась с кровати. — Ну чего тебе? Сначала какой-то комар над ухом жужжал, теперь ты одеяло отбираешь!

— Какой еще комар? — Спросила Одетта, которая только что зашла в комнату.

— Может ты о летающем и вопящем шаре? — Поинтересовалась я.

— Может и о нем, — сказала Аника, снова засыпая, но уже на полу.

— Не понимаю, как тебя не разбудил этот жуткий вой? — Спросила я, при этом снова отбирая одеяло.

— Так это меня и разбудило, но потом я снова завалилась спать, — подруга сонно зевнула и села возле кровати.

И вот тогда то мы и заметили, что летающий шарик был полностью разбит, а его остатки лежали у стены.

— Как ты его разбить смогла? На нем же такая сильная защита от любого магического воздействия стоит! — Удивилась Андриэлла, рассматривая осколки.

— Как, как… Так же как и очередной будильник, всего лишь в стенку швырнула, — проворчала моя лучшая подруга. Да, к такому здешние маги явно не были готовы!

— Аника, ты знаешь, что распределение уже как полчаса идет? — Спросила я, надеясь, что это хоть как-то растормошит соню.

— Как это полчаса? Вы почему меня раньше не разбудили?

Нормально, я еще и виновата! Подруга, словно ужаленная роем «добрых» ос, подскочила с места и, захватив с собой форму, рванула в уборную…

Алиса была готова уже минут через пятнадцать. И даже в другом мире она решила не изменять себе. Вернее, своим любимым джинсам. Откуда только их взяла? Точно, она же в них и прибыла.

Рассмотрев друг друга получше, мы одобрительно хмыкнули и отправились на распределение.

— Сумасшедшие! И чем вам школьная форма не угодила? — Бурчала Одетта, но не получив ответа, задала другой, но не менее щепетильный, вопрос. — А теперь объясните мне, что произошло в таверне пока нас не было?

Я покорно молчала, понимая, что об этом Аника должна рассказать сама. Не знаю, о чем она думала в тот момент, но заговорить Алиса не решалась ещё долго.

— Ты тоже его видела? — Обратилась она ко мне, и я осторожно кивнула. Наши новые подруги молчали, смиренно ожидая, когда Аника начнет свой рассказ. — Сначала все было нормально, но потом я решила отведать «Огненное вдохновение»! Скажу честно, ничего острее в своей жизни ещё не пробовала.

— Ещё бы, таверна Олафа не зря является такой популярной! Но при чем здесь это?

— А при том! Пытаясь утолить жажду, она забрала с соседнего столика графин. Видимо, этим сильно разозлив того, кому он изначально предназначался, — пояснила я, но подруга как-то зло на меня посмотрела. Чего это она? Я же ей душу излить помогаю…

— Вообще-то, это ты виновата! — Запротестовала Аника, а я непонимающе на нее посмотрела. — Неужели не помнишь как каталась на чужом горбу? — Но, увидев мои округлившиеся глаза, тут же проложила, — он назвал тебя припадочной… А я заступилась.

— И что в этом такого? Зная твой характер, стычка была вполне ожидаема, — произнесла староста.

— Возможно, не следовало предавать этому такое большое значение. Но его глаза были кроваво-красными… — Произнесла я, а Аника ускорила шаг.

— Красные? — Переспросила Андриэлла и неожиданно схватила Алису за руку. Увидев утвердительный кивок головой, она продолжила. — Это плохо! Это очень плохо!

Я переглянулась с подругой ничего непонимающим взглядом, и мы одновременно спросили:

— Почему?

— Красные глаза — отличительная черта лишь одной рассы. Рассы Демонов…

Подруга обреченно вздохнула и взвыла, словно раненый зверь.

— Ну за что мне это? Почему опять я?

— А зачем ты его злила? — Спросила Одетта.

— Не знаю, он напомнил мне кое-кого. А тот человек был мне должен, так как испортил ужин. — Проговорила Аника и тихо всхлипнула. — Кто же знал, что это не он!

— Теперь молись, чтобы он не оказался адептом нашей академии. Демоны-народ злопамятный! — Произнесла Андриэлла. — До сих пор не понимаю, как тебе удалось его так легко вывести из себя? Они обычно немногословны, а тут, даже в спор вступил.

— Угу, — ответила подруга и всхлипнула. Именно на этой веселой ноте мы зашли в зал.

И, надо сказать, очень вовремя, ведь настала очередь Андриэллы подходить к шару.

Староста первого курса оказалась прирожденным алхимиком. Кто бы сомневался! Она даже во сне с пробирками и колбочками не расстается, по крайне мере сегодня Андриэлла оказалась на полу именно из-за них. А где ещё спать, если всю кровать занимает инвентарь?

Следить за тем, как проходят распределение другие было скучно и неинтересно.

Девочки ушли делать ставку, а Алиса все смотрела по сторонам, словно пытаясь найти кого-то в толпе. Странно, неужели успела с кем-то познакомиться?

— Кого-то потеряла? — Поинтересовалась я, совсем не ожидая получить в ответ утвердительный кивок. — Как? С кем-то познакомилась? И без меня?

— Яло, не тупи! Ты и сама прекрасно знаешь.

— Чувство самосохранения? — Спросила я, но, наткнувшись на угрюмый взгляд, быстро произнесла. — А что? Тебе бы не помешало…

— Демона я ищу! Но его тут нет, а значит можно расслабится. — Она сонно зевнула и облокотилась на мое плечо.

— Не выспалась? — Поинтересовалась я.

— Всю ночь кошмары мучили, уснула только под утро. А потом эта вопящая хрень и ты… — Проворчала она и устало закрыла глаза.

В зале был шумно, кто-то разговаривал, кто-то смеялся, а я откровенно не понимала, что интересного в этом распределении! Было так скучно, что хотелось выть. Аника уже давно мирно посапывала, облокотившись на моё плечо, чем очень сильно меня удивила.

Такого ещё никогда не было. Как бы сильно подруга не уставала, но она никогда не засыпала стоя. Видимо, «интересное» распределение утомило и ее.

Господи, как же скучно! Время тянулось слишком медленно.

— Ну что же, рад сообщить, осталось лишь два адепта, что ещё не прошли распределение. — По залу пронёсся одобрительный гул.

А я, неожиданно для самой себя, поняла, что остались только мы. Кто же будет первым? Я или Аника? Я или Аника? Я или…

— Аника Алазар, прошу!

Подруга даже не пошевелись. Я потрясла её за плечо и произнесла:

— Да проснись же ты! Сейчас твоя очередь, Аника!

Она разлепила свои сонные глазки и сказала:

— Я Лиса, так что дай поспать… — Но, наткнувшись на мой злой взгляд, все же вышла вперёд. — Ладно-ладно, не кипятись!

Подруга сонно зевнула и прошла вперед.

Девочки уже вернулись и сейчас стояли рядом со мной. Вот чувствую своей пятой точкой, а она мне никогда не врала, что сейчас будет что-то интересное. Наконец-то, долой скуку! Веселье начинается…

Подруга, подходя к директору, споткнулась об какого-то адепта, но не упала. Сказав ему пару ласковых, она, как ни в чем не бывало, продолжила свой путь.

К счастью, дальше происшествий не было. Но, дойдя до шара, она остановилась и, мило улыбаясь, произнесла:

— А что делать-то?

Так и знала, она же все проспала! Вот теперь голову и ломает, зачем ей этот шар суют… Тихо смеясь, я продолжила наблюдать за представлением.

— Возьми в свои руки священный артефакт, ребенок! — Проговорил директор, но затем, немного подумав, произнес. — Цвет, в который окрасится многовековой шар, покажет твой факультет.

— Хорошо, — согласилась Аника, но шар в руки так и не взяла. — Только вы мне краски с кистями дайте, иначе чем я его красить буду? — Подруга закончила предложение, и я, не выдержав, расхохоталась в голос, но не одна. Меня поддержали адепты.

— Алазар, уверяю вас, краски не понадобятся, — сказал Директор, протягивая шар. Подруга скептически на него посмотрела, но реликвию в свои руки взяла. Сначала ничего не происходило. Зато потом…

Аника, неожиданно для всех и даже для себя, подкинула шар вверх.

— Жжется, — проговорила она и, поняв, что сейчас натворила, попыталась поймать реликвию. И ей это удалось! Но, как только шар оказался у нее в руках, снова началась игра в «горячую картошку».

— Ловите его! — Прокричал директор, хватаясь за сердце.

И тут я решила действовать, тем более, что шар так удачно летел в мою сторону. И, словно в замедленной съемке, он приближался к моей руке, вытянутой вверх. Но поймать его попыталась не только я одна. Аника, не выдержав груза ответственности, выбежала мне на встречу. Предпринимать что-либо уже поздно… В конечном счете мы сталкиваемся лбами и падаем.

Реликвия оказывается зажата в наших руках. Шар мы поймали одновременно. Директор вздохнул с облегчением, но это было зря. Магический артефакт засветился ярким белым светом, режущим глаза, и… Расплавился в наших руках.

Послышался душераздирающий крик директора. И мы, даже не сговариваясь, решили скрыться с места происшествия. Ну и что, что нас видели? Отсрочка наказания, тоже хорошо!

— Распределение завершено, всем покинуть помещение! — произнес он и, хватая нас за шкирку, словно нашкодивших котят, сказал. — А вот вас, я попрошу остаться!

— А мы что? Мы ничего… Он сам! — Загалдела я с подругой в унисон.

Воланд мор Терен неодобрительно покачал своей головой и уже хотел было начать говорить, но почему-то передумал. Приложив указательный палец к своим губам, тем самым говоря нам быть тише, он подошёл к закрытым дверям и резко их открыл.

Послышался глухой звук удара, и парень, что левитировал у потолка в начале распределения, поцеловался с полом. Потирая ушибленное место, он улыбнулся, но, встретив угрюмый взгляд директора, сказал:

— Понял, не дурак, — он встал и вышел из зала, предварительно закрыв за собой дверь.

Вернувшись к нам, директор снова схватил нас за шкирку.

— Лучше бы нам поговорить в другом месте. — Сказал он, а мы и не заметили, как оказались у него в кабинете.

Раз… и уже на месте. Круто. Я тоже так хочу!

Сидя на диване, мы, с умным видом, выслушивали все его тирады. Ну как слушали. Аника сонно кивала своей головой, а я осматривала кабинет и пыталась оттереть странную жидкость, что осталась от шара на руке. Подруга, видя тщетность моих стараний, даже и пытаться не стала.

А я упорно продолжала тереть руку. Эта вязкая жидкость чем-то напоминала расплавленное серебро и никак не хотела исчезать. Но, постепенно, сдалась под моим напором. Вот только то, что скрывало серебряное покрытие сильно меня озадачило. На моей руке, а именно в районе запястья, красовалась небольшое, аккуратное тату, в виде цветка.

Он чем-то напоминал розу на моей ключице, но так же был на неё и вовсе не похож. А если рассредоточить зрение, то можно заметить схожесть с драконьей головой. Интересно, а у Аники оно тоже есть?

Думая об этом, я продолжала осматривать кабинет директора. Деревянная резная мебель, массивный стол, заваленный кучей разной макулатуры. Все это заслуживало внимания, особенно небольшой удобный диванчик, на котором сидела я и Аника. Но мой взгляд остановился на зеркале, что занимало всю стену. Надо же, какой директор, однако, самолюбивый человек! Интересно, а размера поменьше не нашлось?

— Леди, вы меня слушаете? — Проговорил Воланд мор Терен, пытаясь уличить нас в бессовестности. Но это сделать не так уж и легко. Тем более, что мы даже в школе как-то умудрялись заниматься своими делами. Но стоило учителю нас в этом упрекнуть, мы тут же повторяли то, что он просил рассказать. Так что… бесполезно! Я повторила его последнюю фразу, и даже Лиса что-то пробормотала.

— Директор, простите, что прерываю. Но мне хотелось бы узнать, что с нами теперь будет? — Задала я вопрос, пытаясь уйти от разговора о нашей безалаберности. Но поняв, что Воланд мор Терен меня не понял, пояснила. — Ну… Цвет нашего факультета, на сколько мне известно, он ни за кем не закреплен. Нас что отчислили, еще даже не приняв?

— Ах, вот вы о чем! Ваша информация немного не верна. Этого факультета теперь нет, точнее не было до вашего поступления. — Именно с этих слов началась история многовековой давности, которую нам поведал директор. — Раньше, когда иномиряне еще не понимали, что им не стоит конфликтовать между собой, когда ведьм было больше магов, когда каждая раса ставила превыше всех свой народ… Тогда МАМУ только набирала силы, находясь под руководствам Первой.

— Первой? — Переспросила я, и даже Аника переборола сонливость, слушая историю образования МАМУ.

— Да, теперь так называют основательницу академии. Мало кто помнит ее настоящее имя, слишком давно все это было. Лишь единицы знают, что основательница была ведьмой. Именно при Первой и существовал белый факультет. Теперь его называют факультетом-призраком. Когда создательница пропала, факультет начал себя изживать, постепенно сходя на нет. Белый факультет сплачивал остальные, образовывая свою команду, показывая, что мы все похожи, неважно боевик ты, смертник. На факультет попадали те, кто не мог выбрать между чем-то одним. Но со временем таких людей становилось все меньше, пока однажды их не стало совсем. Универсалов не осталось. — Директор замолчал, обдумывая что-то в своей голове, а затем снова продолжил. — Поэтому вам предстоит нелегкая задача. Вы должны возродить факультет-призрак.

— Разве это нормально, что на него зачислено всего два человека? — Спросила Аника, сонно зевая.

— Думаю, вам придется выбрать факультет из представленных. Он и будет являться основным, — сказал директор и достал из рукава своей мантии листок.

Я осторожно взяла список в свои руки. И зачем нужно было бумагу переводить? Названия факультетов мы узнали еще вчера, поэтому сейчас, даже не сговариваясь, быстро ответили:

— Факультет боевой магии!

— Что же, вполне ожидаемо. — Проговорил директор забирая листок. — Все предметы данного факультета обязательны к изучению, так же вы можете посещать дополнительные лекции других факультетов.

Теперь в наших руках оказались два листка и красная и синяя перьевые ручки. Посмотрев на внушительный список предметов и немного посовещавшись меж собой, мы начали отмечать интересовавшие нас занятия.

Подруга исключила все, что связанно с землей и растениями, разве что предметы смертников, поразмыслив, отметила. Хотя долго негодовала о том, почему нельзя было выбрать место немного живее кладбища. Я же ничего против ботаники не имела, поэтому отметила и ее.

Мое мнение не всегда совпадало с рассуждениями Аники, а потому иногда мы отмечали разные предметы, но это происходило очень редко.

— Извините, а как подписывать листы? Сомневаюсь, что вы сможете понять русский язык, — проговорила я, когда наконец-то отметила нужное.

— Я подпишу их сам, — сказал он, забирая у меня и Аники списки.

— Теперь мы можем идти? — Спросила я, надеясь, что больше от нас ничего не требуется. Но мои ожидания не оправдались.

В кабинете директора мы провели еще полчаса, заключая договор. И вот тогда я поняла, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Стипендия, которую нам обещали, оказалась и не такой уж заманчивой. По истечению срока обучения мы должны были отработать все те деньги, что потратила на нас академия. Вот тебе и бесплатное обучение!

Правда, был ещё один вариант — платная отработка. Мы должны будем помогать учителям или рабочему персоналу. Нет, обучение было бесплатным, хотя количество бюджетных мест и было ограниченно. Плата бралась за то, что мы бесплатно получили место общежитии, форму, инвентарь и прочую мелочь, которую нам выделила академия. Так же академия покрывала все убытки за нанесенный ущерб в процессе нашего обучения. Да и стипендия была порядком выше, нежели у других. Так же нам обещали сделать некое подобие паспорта. Поэтому тщательно взвесив все за и против, единогласно был выбран вариант с отработкой. Ибо, становиться учителями ни я, ни Аника не хотели.

— Ну, теперь все улажено. Можете идти, — произнес директор.

Но как только мы встали с дивана, он проговорил:

— А что это на вас надето?

— Школьная форма, — ответила я, мило улыбаясь.

— Что-то не припоминаю, что бы у нас была такая форма. — Задумчиво произнес он, — ладно, укороченную юбку я еще могу понять. Но почему твоя подруга в штанах?

Я промолчала, да и Аника тоже. Поняв, что ответа от нас придется ждать очень долго, директор продолжил говорить:

— Ладно, я пойду вам на встречу и закажу, единственные в своем роде, женские школьные брюки. Только не надевай это безобразие!

— Спасибо большое, — ответила подруга и поклонилась.

— А можно и мне парочку? — Поинтересовалась я.

— Боже, первый раз в жизни слышу, что бы девушки отказывались от юбок! Некоторые леди даже верхом ездят исключительно в пышных платьях! Ибо красота превыше всего! А у вас же все наоборот, — говорил он подходя к небольшой тумбочке у окна. — Будут вам брюки, только идите уже! Сейчас должна начаться вводная лекция.

И уже выходя из кабинета, я заметила, что директор вытащил из тумбочки стеклянный шар. Осторожно протирая его своей мантией он приговаривал:

— Надо же, пригодился!

Оказавшись у лестницы, я поняла, что нас ждет очередная проблема, ибо куда идти, я не знала.

— Аника, а ты не знаешь, куда нам теперь направляться?

— Понятия не имею, — кратко и честно ответила мне подруга. — Пойдем прямо. Куда-нибудь да выйдем!

Думаю, что на вводную лекцию мы все же опоздаем…

Но к моему удивлению, пришли мы вовремя. А затем радостные и счастливые приземлились на последнюю парту, возле второго выхода. Сомнения не покидали меня, ну не может быть все столь прекрасно! И я оказалась права. Все мои опасения подтвердились, когда я заметила Одетту, которая должна быть на третьем курсе с смертниками. Черт! Лекция, может быть и вводная, да только курс не тот!

Решив не прерывать лекцию, которая уже началась, я тихо сообщила подруге о том, что мы попали не туда. И приняв срочное решение отсюда уходить, мы без лишних слов присели и гуськом поползли к двери. Благо, выход находился недалеко от нас. Но нас все же заметили.

— Ага! Кто разрешал покидать лекцию, без моего на то разрешения? — Проговорила молодая учительница, грозно взирая на нас сверху вниз.

— А мы, это… — Промямлила я, пытаясь оправдать свои действия, да только ничего путного в голову так и не пришло.

— Полы протираем, — сказала Аника, пока мы продвигались к приоткрытой двери.

— Может вам тряпочку или швабру дать? — Сказала учительница, не без интереса ожидая нашего ответа.

— Не стоит, мы уже закончили и сейчас идем в другой кабинет, — произнесла подруга и, обтряхивая джинсы, встала с колен.

— Ну-ну, если что, вводная лекция для первокурсников проходит в соседнем кабинете, — произнесла учительница и, взмахнув своими черными густыми волосами, направилась к столу. — И почему всем так нравиться протирать здесь полы?

Попросив прощение за устроенное представление, мы вышли в коридор и направились к нужной нам аудитории. На ходу придумывая, как будем извиняться за опоздание. Но это оказалось лишним, учителя еще не было. Зато были все первокурсники, которые как-то косо на нас посмотрели. Видимо, заметили видоизменения в форме. И сейчас негодовали о том, почему директор не заставил нас переодеться.

Заметив среди адептов Андриэллу, которая приветливо машет нам рукой, мы не смогли сдержать улыбки. Обидно, но все места рядом с ней были заняты. Зато был целый свободный ряд, который занимал только один шатен. Странно… Почему люди чуть-ли друг другу на головы не садятся, но игнорируют свободные места?

И пока я рассуждала на эту тему, подруга уже подсела к парню. Недоумевающих лиц стало больше. Я посмотрела на шатена, пытаясь понять, почему никто к нему не подходит и… Боже! Это же демон из таверны…

Не знаю, что он думал о таком соседстве, понять его эмоции было сложно, но вот я была точно против!

— Аника, давай пересядем? — Попросила я, надеясь на ее благоразумие.

— Нет уж! Я уже села, — произнесла она, и я поняла, что подруга еще не знает кто находится с ней рядом.

Начались долгие уговоры, но убедить ее сесть на другое место мне не удалось. И даже когда подруга заметила своего соседа, она не сказала ничего, кроме, привет.

— Аника, это же демон, — шепотом произнесла я, пытаясь достучаться до ее чувства самосохранения.

— Яло, уверяю тебя, это не он. Присмотрись внимательнее, — как можно тише проговорила она, чтобы парень нас не услышал.

И действительно. В отличии от посетителя таверны, цвет его глаз был зеленым. Но это меня не успокоило. Да, я видела той ночью лишь силуэт и не могу с полной уверенностью сказать, что этот парень — демон. Но чувство тревоги не покидало меня. А вдруг он в линзах?

Что бы не оставлять Анику наедине с шатеном, я со вздохом опустилась на свободное место. То и дело с опаской поглядывая на парня. И чуть не набросилась на него, когда он неожиданно наклонился к подруге, прошептав:

— Не боишься? — Слишком тихо произнес он, и я еле разобрала сказанное. Видимо, разговор не предназначался для чужих ушей.

— А должна? — Вопросом на вопрос ответила Алиса, поворачиваясь к собеседнику лицом.

Они находились непростительно близко друг к другу. Все, теперь я точно в этом убедилась. Моя подруга сумасшедшая! Неужели ей совсем не страшно, и только я замечаю сходство между демоном и шатеном?

Пытаясь привлечь подругу, сильно сжала ее руку, заставив обернуться. Я зло на нее посмотрела, высказывая свое недовольство. Но она, махнув на меня рукой, продолжила разговор с парнем.

Обиженно засопев, я отвернулась в другую сторону, но все еще незаметно следила за ними.

— Больше не теряешься? — Спросил он, заинтересованно склонив голову на бок.

Надо же, так они знакомы!

— Ну… — Многозначительно ответила подруга.

За их диалогом следили все первокурсники. Но стоило парню бросить суровый взгляд в их сторону, все тут же находили занятие поинтересней. И что самое странное, в начале он общался настороженно, словно боялся чего-то. Вот только чего?

— Кстати, как тебя зовут? — Поинтересовался шатен.

— Как Анику, — сказала подруга.

— Как какую Анику? — Переспросил он, не поняв ее ответа.

— Как любую другую Анику. — Ответила она, мило улыбаясь. Мне это не нравиться. Не хватало нам в друзьях демона! И плевать, что его расу еще узнать надо! Все равно демон… — А как зовут тебя?

Но услышать ответ мне было не суждено, меня отвлек молодой парень, что слишком громко приземлился рядом. Я возмущенно на него посмотрела, но весь мой словарный запас улетучился, как только я увидела его лицо. Черт! Точнее демон всему виной. Не сиди он здесь, я бы не встретилась с парнем, которого использовала как бесплатное транспортно средство.

Боже, как стыдно! Я со стоном опустила голову на стол. Аника, заметив мои действия, спросила шепотом, что случилось, на что я ей ответила:

— Янтарноглазое такси!

Аника захихикала, а вот брюнет, прищурив глаза, едко сказал:

— Вчера ты выкрикивала это по-другому.

— Ну извините, нечего было под горячую руку пьяной девушке попадаться.

— Слушай ты, пьяная девушка. У меня спина теперь болит. Отъела, блин, пятую точку!

Нет, ну нормально? Он меня толстой что ли обозвал? Ну знаешь…

— Нормальная она у меня, зря что ли спортом занималась?

— Не знаю, чем ты там занималась, но ты тяжелая!

— Это не я тяжелая, а ты какой-то хиленький! Мало каши в детстве ел, поди в армии еще не служил, там бы тебя уму — разуму научили!

— Да вы достали с этой армией, больше сказать нечего? — Гневно проговорил он. А я чего? Я ни чего…

Ноги моей больше рядом с ним не будет! Желание поскорее отсесть отсюда резко увеличилось. И если Аника хочет, то пусть сидит с этими идиотами одна!

Но моим желаниям не суждено было сбыться. В аудиторию зашел учитель.

Решив отложить план побега на более удачное время, я снова села за парту, внимательно наблюдая, как учитель продвигается к столу. Это был мужчина средних лет. Одет он был в черные брюки и фрак.

— Ну что же, думаю, мы можем начать нашу лекцию. Меня зовут Миокард ти Диоваль, и я буду преподавать у первокурсников, не зависимо от того на какой факультет вы попали, медитацию и основы самоконтроля. Прежде чем преступить к практическому занятию, я расскажу вам о запретах и правилах академии. Так как МАМУ — довольно большое здание, вам следует, прежде чем куда-то выдвигаться, представить четкий образ в своей голове, куда бы вы хотели направиться. Иначе вы так и будете блуждать по территории академии. — Говорил учитель монотонно, постоянно жестикулируя руками. — Так же вам следует учесть, что после десяти часов вечера в силу вступает комендантский час. И все, кто окажется в это время за пределами академии, смогут попасть на ее территорию только утром. Ученикам особо не рекомендуется, — сказал он, но затем, немного поразмыслив, исправил сам себя.

— Запрещается находиться в лесу, на территории запретной зоны.

Предупреждений было очень много, но он каждый раз акцентировал своё внимание на запретной зоне. Однако, учитель так и не объяснил, почему там не стоит появляться. Вот тогда-то я и поняла, что просто обязана там побывать. Интересно же!

Лекцию о правилах поведения мы слушали на протяжении часа, все это время я чувствовала себя как на иголках. Постоянно украдкой посматривая в сторону подруги. Проверяя, не случилось ли чего? Шатен мне точно не внушал никакого доверия. Боже, у меня так скоро нервный тик начнется!

И когда я услышала громкий звук, видимо, от удара по батареи, ну или железной трубе, то чуть не упала на пол. Учитель прервал свою лекцию и, приказав нам быть тише воды, ушел.

Брюнет быстро слинял куда-то, как только женская часть поступивших решила с ним познакомиться. А к нам тут же подоспела Андри, пытаясь убедить нас пересесть. И хотя у старосты наверняка были свои причины для такого отношения к шатену, но я была с ней полностью согласна. Я… но не Аника. Подруга все еще не понимала, почему она не может здесь сидеть.

— Аника, голубушка, пойдем отсюда, — пролепетала староста.

— Нет, спасибо, я здесь уже место себе нагрела, — последовал незамедлительный ответ.

— Пойдем, тебе говорят! — Сказала я и потянула Анику за руку, но подругу с места так просто и не сдвинешь.

— Почему я должна уходить? Ряд что, кем-то куплен? — проговорила она и озадаченно на нас посмотрела.

И староста наконец-то назвала причину…

— Этот абитуриент, проходя испытание, подрался с учителем, — сказано это было настолько тихо, что больше походило на мышиный писк, нежели на членораздельную речь. Ведь обсуждаемый нами человек находился совсем близко. Но Алису эта новость не поколебала.

— А это противозаконно? — Спросила подруга и, услышав слово «нет», сказала. — Вот и все!

— Аника, ты не понимаешь! Учитель в лазарете, а на нем ни царапинки!

Но подруга не придала этому никакого значения, все так же настаивая на своем. Вот упрямая ослица! Что мы только не говорили, как только не пытались с ней договориться. Но все без толку, подруга так и осталась сидеть на своем месте. Тогда мы начали тянуть ее за руку. Ученики с интересом наблюдали за представлением, гадая, кто же сдастся первым. Да только своим шумом мы сильно разозлили шатена, который, не выдержав, резко встал.

— Да сядь ты уже! — Он рывком притянул Алису к себе, заставляя сесть обратно, и сам пристроился рядом.

Вот так номер! От злости и непонимания я начала жадно хватать ртом воздух. Подруга же находилась в явной прострации. И только я решила возмутиться, как меня тут же перебили.

— Учитель идет! — Крикнул, не пойми откуда взявшийся, янтарноглазый брюнет.

И, словно по команде, в класс зашел Миокард ти Диоваль, счастливо улыбаясь, он проследовал к своему месту. Довольно посмотрев на нас, он начал говорить, и речь его стала более развязной что ли?

— Думаю, теперь мы можем перейти к практическому занятию. — Учитель взмахнул правой рукой и все парты и скамейки исчезли, адепты, не ожидавшие такого поворота, упали на пол, но не все. Были и индивидуумы, которые смогли этого избежать. Потирая пострадавшее бедро, я пораженно начала наблюдать, как появляются небольшие коврики для медитации, когда учитель взмахнул левой рукой. — Расслабьтесь и почувствуйте, теперь вам не надо думать. Все, что вам нужно, это устроиться поудобнее, — абитуриенты начали выполнять его указания, внимательно вслушиваясь в его слова. — Так мы сможем узнать насколько сильно вы чувствуете магию. Закройте глаза и постарайтесь всмотреться в пустоту. Почувствуйте силу вокруг вас. Не стоит искать ее, просто чувствуйте. Свяжите ваши нити с источником, они будут проводником.

Я сделала все так, как мне говорили, но ничего не происходило. И тогда я решила посмотреть, как продвигаются дела у Аники. Подруга поняла все по своему и, кажется, заснула. Но это, кроме меня, никто и не заметил.

Может тоже поспать? Все равно не понимаю, что надо делать… Решено! Если сейчас ничего не выйдет, действую по примеру подруги. Глубокий вдох, слова учителя всплывают в моей памяти, и я закрываю глаза.

Я всматривалась в темноту, упорно отгоняя непрошеные мысли. И спустя время, перестала слышать и людей, окружавших меня. Дыхание становится глубже, ровнее. Тело почти не ощущается, зато я замечаю нити.

Они были похожи на световые лучи и занимали все пространство вокруг меня. Нити переплетались меж собой, и каждая имела свой цвет. От них исходило слабое свечение, и им не было конца и края. Красный, золотой, зеленый, синий… Интересно, откуда они берут свое начало?

До чего красиво, особенно ярко-фиолетовый луч. Нить эта была намного темнее остальных, очень сильно хотелось до нее дотронуться. И я мысленно тянусь к нити, ощущая даже наяву то, как она обволакивает все мое тело, и я чувствую запах фиалок.

Очень тонкий и нежный аромат кружит голову, но его перебивает запах гори. И я понимаю, что такого быть явно не должно, и открываю глаза.

Но увидеть что-либо было очень сложно, а все из-за дыма, заполнившего аудиторию. Но стоило только посмотреть сквозь него, как мне стали заметны обгорелые стены. На полу оказалось множество обломков, к счастью, ими никого не придавило.

Все смотрели на меня с нескрываемым ужасом, кроме Алисы. Она все так же мирно спала. А ещё в кабинете был дождь, из абитуриентов. Которые начали падать, видимо, когда разрушился потолок. Не поняла, что здесь случилось?

Гадая, что могло произойти, я чувствовала какой-то дискомфорт, моя голова стала неимоверно тяжелой. Оказалось, волосы, что всегда были немного ниже плеч, теперь водопадом опускались до моих ягодиц. А подняв один локон до уровня моих глаз, я поняла, что поменялась не только их длина, но и цвет. Волосы стали на несколько тонов темнее и отливали фиолетовым.

Преподаватель, пока еще не понявший произошедшего, стоял возле остатков своего стола, нервно хватая ртом воздух. Стараясь не делать резких движений, я поспешила к подруге, шепотом сообщая ей о том, что у нас проблемы. Подруга, сонно зевнула и, приоткрыв один глаз, скептически посмотрела на меня, потом же перевела свой взгляд на бедлам, творящийся вокруг.

А затем, глубоко вздохнув, она сказала:

— Раз пол цел, значит можно ещё поспать.

И знаете что? Она и вправду уснула.

Когда же началась гневная тирада преподавателя, уже и я всерьез начала задумываться, а не притвориться ли мне спящей? Но эта идея резко покинула мою дурную голову, когда подругу разбудили самым бесцеремонным образом, шатен нагло и очень сильно потряс ее за плечи.

Слава Богу, что учитель не стал требовать с нас компенсации за порчу имущества. Как оказалось, в случившимся был частично виноват и он. Ведь кто же знал, что я являлась неинициированным магом? Сила, что была запечатана во мне, соприкоснулась с источником, и произошел взрыв. И из-за этого теперь занятий по медитации у нас не будет еще долго…

Тирада подошла к концу лишь тогда, когда прозвенел звонок на перемену. И моей радости не было придела. Теперь можно сходить в столовую.

Обсуждая с подругой, что бы нам заказать, мы переступили порог разрушенного кабинета. Если честно, туда направлялись почти все, даже янтарноглазое такси.

Но стоило нам завернуть за угол, как меня неожиданно схватили за шкирку, приподнимая над полом. Затем те же махинации провернули и над желтоглазым брюнетом.

— А теперь, дружно объяснили мне, откуда у вас парные тату? — Прозвучал сверху грозный голос того, кто довел преподавателя до больничной койки.

Я посмотрела непонимающим взглядом на своего собрата по несчастью, но и ответь он мне не смог. Подруга же, поняв, что пора уходить, быстро протараторила: «Ну… вы общайтесь, а я, наверное, пойду!», и быстро скрылась за очередным поворотом. Предательница! Но придумать план мести мне не дал еще один вопрос шатена, который лишил меня дара речи.

— Надеюсь, вы понимаете, что заключили помолвку? — Сказал он, тряся нами, словно мокрыми вещами— Хотя откуда! Тебе же незачем знать историю своего рода, да?

Брюнет улыбнулся, не найдя оправдания своей глупости. Да… И это мой жених? Стоп! Жених? Я негодующе посмотрела на парня, пытаясь вспомнить, когда, почему и как это произошло, но мои мысли прервало обреченное:

— Идиоты!

Глава 3. Спорт — залог сохранности жизни

И почему я оттачивала своё остроумие, а не занималась спортом? Сейчас бы мои физические навыки ой как пригодились бы. Но нет! Я же всегда считала, что перо намного острее меча. Но не учла одного, мой длинный язык — это и есть залог будущих неприятностей. Мамочка, ну почему мне всегда так везёт?

Очередной поворот, ноги еле передвигаются, но стоит мне услышать чей-то топот, как тут же открывается второе дыхание. Рывок, и я бегу уже вниз по лестнице, стараясь не слушать притворно сладкое обещание меня не трогать.

В боку кололо, ноги словно одеревенели, и даже мозги перестали работать. Снова поворот, и я бегу по знакомому коридору. А впереди маячит фигура моей лучшей подруги. Резко хватают её за руку, не забыв при этом произнести:

— Извините, это срочно!

Теперь я бежала не одна. Но подруга, не знавшая о том, что нас скоро настигает расправа, существенно замедляла движение. Но так было ровно до того момента, пока из-за угла не послышалось:

— Стой, ведьма!

И в этот момент, Яло прибавив скорости, оказалась впереди. Теперь уже она тянула меня за руку. А дальше все пошло как по маслу, в прямом смысле этого выражения. Когда мы, решив срезать путь, запрыгнули на перила, то ощутили, что те были чем-то смазаны. Скользили мы с небывалой до этого скорость. И нас все устраивало, почти все.

Да, скорость мы развили чрезвычайную, да, преследователь нас теперь не догонит, но… Врезаться в стену, причём на полном ходу, нам не хотелось. Однако, нас никто и не спрашивал.

Стена, на которой зачем-то была нарисована дверь, очень быстро приближалась. И я закрыла глаза, ожидая удара.

— Как же там говорилось? — Проговорила подруга, до боли сжав мою руку. — Сезам, откройся?

— Пожалуйста! — Дополнила я, надеясь, что это волшебное слово хоть как-то поможет.

Глаза я так и не раскрыла, боясь столкновения. Но ожидаемого удара так и не последовало. Зато я услышала:

— Не поверишь, но мы, кажется, только что сквозь стену прошли! — И в сказанном слышались столько детской радости, что я невольно подняла закрытые веки.

Мы оказались в небольшом коридорчике. Но больше всего меня удивило то, что стена, сквозь которую мы прошли, стала до того прозрачной, что мы без труда различали все то, что находилось за ней.

Отсюда было прекрасно видно, как адепт, преследовавший меня, раздраженно смотря по сторонам, бежал вниз по лестнице. А потом остановился возле стены, и вот тогда я почувствовала настоящий страх. Если он меня заметит — прощай жизнь!

Но парень, ругнувшись сквозь зубы, лишь продолжил бежать вниз.

— И что это, мать твою, было? Почему он гнался за нами?

Ну… гнался он за мной, но подруге об этом сказать я не рискнула. Да Яло и сама все поняла, стоило мне лишь сказать:

— Это был глава боевиков. А почему гнался? Не знаю… Может за мои комплименты в свой адрес поблагодарить хотел…

— Боже! А без неприятностей не как? — Сказала подруга и двинулась исследовать коридор. Но чем дальше мы продвигались, тем ниже становился потолок. Да и коридор постепенно сужался.

И если подруга легко могла здесь идти, то я упиралась головой в потолок. А будь я хотя бы немного выше, точно бы застряла где-то на полпути.

Но, к счастью, шли мы не долго. И вот, за следующим поворотом, мы столкнулись с чем-то необычным.

В коридоре находились маленькие человечки. И все бы ничего, подумаешь карлики, вот только эти граждане были практически прозрачными и парили над полом.

— Ну, и долго мне ждать? Вот придут сюда люди, а у вас грязь кругом! — Говорил коренастый старичок, указывая рукой на наиболее загрязнённые места в коридоре.

— Да как же они сюда придут? Дверь же зачарована, без волшебного слова не откроется! Постоянно нас этим пугаете, а на самом деле — байки все это и только, — проворчал маленький человечек, но послушно начал оттирать грязь.

— Вот-вот, — вторил ему другой голос, но седовласый старичок лишь задумчиво почесал свою бороду, не обращая внимания на их слова.

Ого, да это же домовые! Зуб даю… Хотя и сама не понимаю откуда такая уверенность. По крайне мере я их себе так и представляла. Маленькие, коренастые и, надо сказать, с волосами которые больше походили на солому. Особенно у молодых домовят, что сейчас оттирали пол с особым усилием.

Вот только домовята вскоре перестали работать, стоило им заметить нас. И тогда началась настоящая паника… Ибо маленький будущий домовой резко подскочил на месте и ударил лбом своего собрата. Тот отлетел в сторону и столкнул вазу, стоящую на резном столике. Ваза покачнулась и разбилась об пол. Старичок явно не любил эту вазу, так как не лестно прокомментировал:

— Ну наконец-то, хоть кто-то её уже разбил.

От этих слов, Яло хихикнула. Но его явно не поддержал тот, чей притворно сладкий голос сказал:

— Дорогой, надеюсь, это не та ваза, что нам на свадьбу моя мама подарила, разбилась?

Дорогой же, резво оттолкнув мальчишек, принялся очень быстро заметать следы.

Детишки засуетились и всячески пытались ему помешать, все так же указывая на нас руками. А старик никак не отрывался от своего дела. Его руки тряслись, но он упорно собирал осколки. Выпрямившись, он посмотрел по сторонам, а затем, собрав осколки, кинул их в горшок с цветком. И с довольным лицом вытер руки.

Теперь, когда о вазе можно было не волноваться, домовой обратил внимание на ребят.

— Ну чего вам, окаянные?

— Дедушка Сидор, — заголосил один из них, указывая в нашу сторону.

Да, уйти незамеченными явно не получиться. Потому как на весь коридор раздалось пронзительное:

— Батюшки родные! Вы кто? Как сюда попали? Неужели земляне? — Мы попытались ответить, но нас тут же перебили, задавая очередной вопрос. — Нет… Или все же да? Нет, точно нет! Хотя…

Череда нескончаемых вопросов все нарастала и, постепенно, из-за громкого голоса Сидора, из своих комнат вышли другие домовые.

— Что же ты, несносный, бедных деток вопросами замучил?

— Скажите волшебное слово! — Требовательно сказал он, проигнорировав заданный вопрос.

— Чуфырь, чуфырь, — неожиданно для самой себя сказала я, но потом опомнилась. — Тьфу ты! Пожалуйста!

— Земля-я-яне! Боже! Как же я давно не видел земляков. Земля-я-яне! Боже! Как же я давно не видел земляков.

Сидор запрыгал от радости, а из-за его спины показалась полная женщина в голубой косынке и начала глаголить:

— Ой, что же это мы? Надо же на стол накрыть! Какая радость! Наши! Наши здесь!

Все домовые засуетились, разбежались по своим комнатам, а некоторые из домовят принесли столы. Потом стали появляться разные вкусности, а от прекрасного запаха наши с Яло животы, жалобно заурчали.

Хотя оно и не мудрено! Я даже не завтракала, а когда все же добралась до еды, мне пришлось в срочном порядке спасать свою жизнь от одного неуравновешенного абитуриента.

Я попыталась что-то сказать, дабы остановить бешено несущихся домовых, но мой рот заткнули вкусной жаренной картошечкой.

— Ой, что это я! — Взмахнула руками домовиха. — Про квас то я совсем забыла, — и она умчалась прямо по коридору, а Сидор тем временем достал из-под стола огромную бутыль с мутной жидкостью.

— Ну что? Может бахнем по рюмочке?

— А женушки своей не боишься? — Спросил его домовой, насмешливо крутя на пальце свой длинный ус. — Она, ежели узнает, что ты деток спаиваешь, от тебя и мокрого места не оставит!

— Что-о-о? Что бы баба, да на мужика руку поднимала? Да я ей сам… — Не успел он договорить, как получил половником по голове.

— Ты пошто детей спаиваешь, недоумок?

— Ну Муся, так за знакомство ведь! — Но стоило ему только увидеть занесенную для повторного удара руку, как он тут же исправился. — Понял, не дурак!

Злополучная бутыль была снова спрятана.

И домовиха с довольным видом поставила на стол банку с квасом.

— А окрошечки не хотите? Ой, да что же я спрашиваю, конечно же хотите! Сейчас принесу.

Да, кажется, уйдем мы отсюда не скоро…

Душевный разговор длился часа два, как бы не больше. Мы познакомились со всеми домовыми и представились сами. Если честно, запомнить имена было не так уж и сложно. Но вот вспомнить кому они принадлежат…

Еда на столе все не заканчивалась, а наоборот, увеличивалась в объемах. Причем вся еда была нам хорошо знакома. Пельмени, вареники, жаренная картошка, окрошка и много другой пищи. Нас расспрашивали о Земле. И мы, не тая, рассказывали все в мельчайших подробностях. А затем слушали их рассказы.

Но чем больше мы сближались, тем чаще я вспоминала о доме. Интересно, как там мама? Не плачет ли она? Никто даже не знает, что я жива, со мной все хорошо, никто этого не знает… Как же сильно я скучаю!

Настроение резко ухудшилось, казалось, что еще немного, и я заплачу. Нет, нельзя! Если заплачу я, заплачет и Яло.

Но резкую смену моего настроения подруга все же заметила.

— Ты чего?

Тогда-то мы и решились заговорить о том, как попали сюда и что нам делать дальше.

Изливая друг другу душу, мы не сразу заметили то, как вокруг нас снова собрались все домовые.

Образовав довольно большой и плотный круг, они внимательно слушали нашу сбивчивую речь. А некоторые, особо впечатлительные, даже утирали слезы. Видимо многие вспомнили о том, как сами попали сюда и как давно это было. Понимая, что вероятность вернуться очень мала.

— Господи, бедные дети! Кузя, неси вино!

— Дядя Сидор, а как же традиция? Чем мы поступивших угощать будем?

— Так они же первокурсники! А то, что раньше времени… так ничего! Муся, ты же не против? — Дедушка Сидор посмотрел на свою жену и, дождавшись положительного кивка головой, радостно поставил на стол графин с вином. Интересно, сколько выпивки умещается в его рубашке? И, главное, как?

Мы с подругой обреченно вздохнули, пить нам совершенно не хотелось, к тому же после устроенного представления в таверне. И, возможно, напиток бы мы и попробовали, если бы преждевременно не услышали из чего оно состоит. Вино, обладающее целебными свойствами, что так любят первокурсники сделано из… Даже не знаю, как это сказать. Короче, вино оказалось фекальным. И только нам была раскрыта эта тайна, домовые решили, что землянам можно об этом рассказать. И вот тогда-то я и поняла всю прелесть того, что я родилась на Земле, иначе бы тоже отведала этого вина…

— Ну что вы, не стоит нарушать традицию! Мы подождем вечера! — Сказала Яло, а я, уже мысленно, добавила: «Конечно, а заодно придумаем как нам этого избежать».

— Ну что же, дело ваше, — Сказал Сидор, убирая вино, но потом, воодушевившись, снова заговорил. — Может тогда нектар, настоянный на пыльце фей?

— Ну… думаю. можно, — сказала подруга, а затем, печально вздохнув, произнесла, — заодно и замужество мое отметим.

— В смысле? — Удивленно спросила я.

— К сожалению, в прямом!

Я молча смотрела на подругу, надеясь, что она мне все объяснит. Но ответ меня немного ошарашил, своей нелогичностью…

— Больше никогда пить не буду!

— Только не говори, что ты из-за алкоголя с кем-то обручилась? — Я удивленно на нее посмотрела, надеясь, что сейчас мне сообщат о том, что это была неудачная шутка. Но Крис молчала… — Ты хотя бы имя мужа своего знаешь?

Подруга мрачно на меня посмотрела и, опустив голову на стол, сообщила:

— Это тот недоумок, на котором я в трактире разъезжала.

— Зеленоглазое такси?

— В точку.

Да, и везет же некоторым… Поцелуй был, свадьба была, только брачной ночи не хватает! Чувствую себя такой одинокой!

— И когда только успела? Обещала же, что я свидетелем буду! — Сказала я, не сумев удержаться от колкости.

— Ну извините, я не виновата, что когда пьяна, ничего не соображаю и не помню.

— А вот и не извиню! Страдающая склерозом алкоголичка.

Мы обиженно хмыкнули, отворачиваясь друг от друга. Окончательно рассорится нам не дал Сидор, что торжественно заголосил:

— Девочки, успокойтесь! Давайте лучше выпьем?

Да… Кажется, Сидор все же нашел веский повод, что бы выпить! Надеясь, что в этот раз дело замужеством не закончится. Мы взяли протянутые нам бокалы с нектаром.

Слегка пригубив напиток, я почувствовала необычный и приятный вкус. Сладкая жидкость растекалась во рту и таяла, оставляя после себя вкус ванили.

Посидев еще полчаса, мы попрощались с домовыми и отправились в общежитие. А придя в мою комнату так разговорились, что очнулись только от настойчивого стука в дверь. На улице уже стемнело. Мы с подругой нервно сглотнули, все же не хотелось, что бы парни знали, кто здесь живет.

Пытаясь незаметно разузнать кто же решил нас навестить в столь поздний час, я и Яло тихо подошли к двери. Используя вместо дверного глазка замочную скважину, мы, толкая друг друга, рассматривали ноги незваных гостей, ибо больше нам не было видно ни-че-го.

— Блин, — я огорченно вздохнула и в очередной раз пихнула подругу своей пятой точкой, но неожиданно чуть не упала сама.

— Сама ты блин, — начала спор Кристина, видимо, уже и позабыв почему мы толпимся у двери.

— Причем горелый…

— Я не блин! Я оладушек, — гордо проговорила я.

— А я значит блин?

— Нет, — я попыталась прояснить ситуацию, но только сильнее усугубила ее. — Блин!

— Ты опять? — Подруга возмущенно на меня посмотрела.

— Да нет! — Быстро ответила я.

— Так да? Или нет?

Но стоило только нам понять абсурдность нашего разговора, как в комнате прозвучало:

— Блин, — теперь это слово было сказано в унисон.

И тут за дверью послышалось:

— Эй, блин и оладушек, вы собираетесь открывать, или как?

— Или как, — И снова в унисон. И даже не открывая двери, мы опять вместе спросили. — А что хотели то?

— Блин. — Немного раздраженно ответил знакомый женский голос. Кажется, это была Одетта? И тут Яло, все же открывая дверь, произнесла:

— А у нас только оладушек. — При этом подруга красноречиво посмотрела на меня.

— Да блин!

На этом разговор о блинах все же закончился. Девушки зашли в комнату, громко звеня бархатным мешочком. Видимо, в нем находилась наша часть денег. Радостно взвизгнув, мы забрали свой выигрыш. Андриэла рассказала:

— Радуйтесь, этих денег вам надолго хватит! А теперь собирайтесь, мы идем праздновать поступление.

— Только давайте обойдемся без известного всем первокурсникам вина. — Не удержалась от комментария я.

Девчонки, недоумевая, переглянулись и Одетта спросила:

— А откуда вы о нем знаете?

— Скажем так, неважно откуда поступила эта информация, ибо вино это лучше никому не пробовать. — Сказала Кристина, ответом ей послужил удивленный взгляд. И подруге пришлось пояснить. — Ингредиенты для этого вина весьма… специфичны.

— Ну ладно… — Ответили девчонки, но по их выражениям лиц, стало ясно, что нам они не поверили. Но это было не так важно, так как свое дело мы сделали. Так что к нам никаких претензий.

Дальше речь зашла о предстоящем празднике и нужных нарядах. И представьте наше удивление, когда на девушках, вместо бальных платьев, мы заметили кожаные штаны и свободную рубашку на шнуровке. Но еще больше нас поразила другая новость — праздник поступления был придуман лишь для отвода глаз… На самом деле студенты отправлялись на нелегальные игры. И многие в них даже принимали активное участие. Домовые же, об этом знали, но ничего никому не говорили, так как продавали студентам свои напитки. Самогон поставляли…

В этот раз перелазить через высокую стену нам не пришлось. Сегодня всем разрешалось задержаться в городе. Мы весело общались, а затем остановились возле трибун. Дальше разговор смолк, все устремили свой взор на игроков.

Но чем больше я смотрела на арену, тем сильнее понимала сходство между этой игрой и гладиаторскими боями. Следить за сражением было интересно, но стоило только заметить возле трибун Кузю, что услужливо предлагал всем злосчастное вино, я и Яло решили по-тихому ретироваться. Сказав, что мы вернемся к началу последнего испытания — прохождению лабиринта, мы попытались незаметно пройти сквозь очередь за вином.

Но кто-то нас толкнул, и мы упали на парней, стоящих рядом, выбив у них из рук вино. Послышался возмущенный голос, который был мне знаком.

— Вы хотя бы знаете сколько мы в очереди стояли? — Раздраженно ответил Орион, что еще утром делил со мной целый ряд.

— Ты потом мне за это еще и спасибо скажешь. Поверь!

— О, — слишком воодушевленно произнесла подруга, чем и привлекла мое внимание. — Зеленоглазое такси!

— У меня, вообще-то имя есть! — Возмущенно сказал брюнет.

— Так что же не представился, муженек?

— Я тебе не муженек! Я…

— Гей. — Сказала я. Хотя и сама не ожидала, что это слово вырвется наружу.

Хотя это не удивительно. Как говорится, что на уме, то и на языке.

— Это еще почему? — брюнет удивленно на нас посмотрел.

А я решила спрятаться за Орионом, надеясь, что своего друга он бить не станет.

И уже из-за широкой спины парня проговорила:

— А что ты от такой женушки отказываешься?

Орион тихо засмеялся и, вытащив меня из-за своей широкой спины, подвел к брюнету и произнес:

— Это Анверд.

Я не растерялась и поступила так же:

— Это Яло…

Довольные тем, что молодожены наконец-то познакомились, мы решили дать им пообщаться, уже без нас.

Но только друзья нашей помощи не оценили и начали снова ругаться.

— Да, а это только первый день после свадьбы…

— И не говори… — согласился со мной Орион, но разнимать новобрачных пока не спешил. И зря… Подруга откуда-то достала горшок с геранью, коим и решила прибить нелюбимого мужа. Но тот не растерялся, перехватив руки подруги, он вывернул ее так, что Яло оказалась прижата спиной к Аверду.

— Эй, пусти меня. Я тебе еще не все высказала.

— Успокойся.

— Вот когда тебя о стенку головой приложу, тогда и успокоюсь.

— Нет, Орион, ты это слышал? Не жена, а… — Но охарактеризовать подругу он не успел, ибо Яло все же умудрилась его ударить. Послышался оглушающий звук, бедный горшок теперь придется кому-то собирать по частям.

Этот звук и привлек внимание домового к нашей компании. Испугавшись, что нас могут напоить вином, я схватила подругу за руку и стартанула с места. Но пожалев бедных парней, в очередной раз их предупредила:

— Вино не берите, то, из чего оно сделано, вам не понравиться!

Посмотреть на реакцию парней я не успела, подруга уже сама тянула меня за руку. Я даже не понимала, куда бежим, перед глазами мелькали разные повороты да лестницы. Но бег закончился, стоило нам попасть в помещение, скрытое за резной дверью.

Мы оказались в небольшом саду, среди множества деревьев. Но больше всего мое внимание привлек красивый фонтан. Он был сделан из мрамора, а в окружении воды была расположена статуя феи, что буквально повисла в воздухе.

Мерцающие и прозрачные крылья, легкая улыбка, статуя словно была живой. И только белый мрамор напоминал, что это лишь очередная красивая работа скульптора.

Около фонтана стояли две девушки, что были похожи друг на друга, как две капли воды. Именно они и заметили наше появление.

— Дожили, китайцы и другой мир заполонили! — Удивленно произнесла Яло, рассматривая брюнеток.

Подруга снова открыла рот, готовясь произнести очередную колкость, но неожиданно замолчала. Послышалась чья-то красивая песнь, нежный голос убаюкивал, хотелось спать. Ноги невольно шли вперёд, симфония звуков завораживала. Постепенно я смогла различить, что голос разделялся на двое. Один был тверже камня, другой — слаще мёда. Но каждый молил об одном — двигаться вперёд.

Но чем дольше я слушала чужую песнь, тем быстрее проходило наваждение. А в последний момент меня словно холодной водой окатили. Русалки…

Откуда пришло это понимание, я не знала. Да и объяснить другим это не смогу. Просто чувствовала, что не стоит идти на зов. А потому, как только ко мне вернулся рассудок, я сразу же толкнула их в фонтан.

Теперь от наваждения избавилась и подруга. Русалки же усилено били своим хвостом по водной глади. Миллионы капель закружились в воздухе от их резких движений. Чешуя словно была отлита из чистого золота и серебра. Поразительно…

— Опять? — Сказал кто-то удивленно, и я поняла, что вода, поднятая падение русалок в фонтан, попала на прохожего. И я невольно обернулась на источник столь резких звуков. Чтобы встретиться глазами с главой боевиков и нервно сглотнуть. Парень снова принял душ, без своего на то желания…

— Привет, — тихо пробормотала я. — И пока!

Я быстро развернулась и побежала, не забыв захватить с собой подругу. Господи, и почему я не занималась спортом? А ведь только за сегодня я пробежала такое расстояние, что о завтрашнем дне и подумать страшно. Мама, забери меня обратно! Я буду послушной, честно. Даже бегать по утрам начну, только бы больше в неприятности не попадать.

— Стой! Я же догоню, хуже будет, — прохрипел брюнет, а я подивилась, как эта кара небесная нас еще не настигла? Но, видимо, когда что-то угрожает моей жизни, я могу мчаться и быстрее гепарда. Ладно… Я была больше похожа на зайца. Трусливого… Но быстрого!

Однако, сколько не храбрись, силы постепенно иссякли, стоило брюнету вспомнить, что он, какой-никакой, а маг! Заклинание он пока не применял, но о своем намеренье предупредил. Именно в тот момент было принято решение разделиться. Так хотя бы одна из нас выживет, надеюсь…

Кивнув друг другу, мы разделились, теперь каждая сама по себе. Я, каюсь, надеялась, что боевик выберет Яло, ибо она ещё может остаться живой. Но парень был не умолим и все с тем же усилием следовал за мной по пятам. То и дело говоря мне в след заклинания. Или это был аналог нашего мата?

Вправо, поворот, потом влево, что бы открыть первую попавшуюся дверь и понять — лучше бы я добровольно сдалась брюнету! Передо мной стояло животное, доселе мною не виданное. Поистине исполинских размеров, напоминающее не то бизона, не то мамонта. Рога вывернутые в разные стороны, странный цвет шкуры — светло голубой с розовыми пятнами, и гигантский размер. Присвистнув от увиденного, я выбежала обратно, теперь уже подгоняемая этим чудищем. Мамочка, за что? Ладно русалки, ладно разъярённый боевик — как-нибудь переживу. Но это!

Я выбежала из-за угла и врезалась в чью-то грудь. Ага, помяни черта, так он к тебе через окно!

— Попалась, — прошипел боевик, с силой сжимая мою руку.

— Ага, — только и смогла проговорить я. — Потом порадуешься.

Я попыталась вырваться, но ничего не вышло — хватка стала сильнее. Услышав за своей спиной рев и поняв, что отпускать меня не собираются, я заголосила:

— Пусти, окаянный! Я жить хочу!

Парень хотел сказать что-то в ответ, но, видимо, обратил внимание на чудище, что с невероятной скоростью неслось прямо на нас. Глаза его округлились, и боевик поддержал моё желание продолжить бег.

— Ведьма, — проговорил брюнет, когда существо стало почти дышать нам в спину. — Ты где его откопала?

— А я при чем? Я его не звала! — Проговорила я, пытаясь поспеть за брюнетом.

И ведь не звала, всего лишь услужливо дверь открыла…

— Ты же мужчина, сделай что-нибудь! — Заголосила я, когда не то буйвол, не то мамонт угрожающе наставил на нас свои корявые рога.

— Я и так делаю! — Ответил мне боевик, почти таща меня за собой. — Выбираю направление!

Что б тебя… Этот буйвол первым забодал! И это глава третьего курса боевых магов? За бедной мной гонятся он может, а животинку усмирить — нет?

Хочу на Землю, домой, под одеяло! Там монстры только под кроватью были. И те выдуманные!

Ноги уже еле двигаются, тело постепенно деревенеет, в боку жжёт. Очередной поворот, и мы заметили дверь, к счастью, та оказалась открытой.

Трясущимися руками боевик закрыл дверь на замок, а затем, не сговариваясь, мы дружно выдохнули. Надеюсь, Яло повезло больше…

Отойдя от двери я посмотрела на то место, в котором мы оказались. Черт, арена…

Это арена! Та самая, на которой устраивались бои! На нас, удивленно взирали зрители. А я, нервно улыбнувшись, подергала за рукав боевика. Парень от меня отмахнулся, мол — дай дух перевести. Послышался сильный грохот. А затем дверь пошатнулась, пропуская чудище, что просто-напросто снесло преграду.

Догонялки продолжились, радуя очередным представлением толпу. Видимо, никто так и не понял, что мероприятие вышло из-под контроля. Я бежала из последних сил, пока не споткнулась о что-то. Телефон выпал из кармана, и я поняла — пора прощаться с жизнью. А дальше… Всё будто в замедленной съёмке. Доносившаяся музыка из телефона, что была включена из-за удара о землю, несущейся мне на помощь боевик и само чудище.

Секунда, две, десять… Но ничего не происходит. Я нерешительно открываю веки и вижу — не то буйвола, не то мамонта, что замер возле моего телефона, словно собака обнюхивая его. А затем животное, радостно замычав, начало кивать головой в такт музыки.

Осторожно подняв телефон, я прибавила громкость. Вот никогда бы не подумала, что мой музыкальный вкус меня спасет! Выкусите все те, кому мой плейлист был не по душе!

И я тоже начала танцевать. От радости, что жива осталась! Животное с интересом на меня посмотрело, а потом начало повторять за мной движения, какие были ему по силам.

— Ну точно ведьма! — В сердцах сказал брюнет и расхохотался, заметив, что животинка начала подставлять свой бок, прося погладить. Послышался воодушевлённый гул, а затем нас вывели с арены. Два здоровых бугая потащили нас куда-то и, оставив в чьём-то кабинете, скрылись за дверью.

— Константий, — сказал брюнет и, задорно блеснув своими голубыми глазами, протянул мне руку.

— Аника, — ответила я.

— Ты, это, — начал говорить парень, — извини. Меня за драку директор наказал — почти всей магии лишил. — Парень закатал рукава рубашки, показывая браслет, что видимо сдерживал силу. — Вот я и…

— И ты меня, — покаялась я. — За душ… двойной.

Теперь, когда мы познакомились, я решила осмотреться. Кабинет был устроен так же, как и на Земле: стол из тёмного дерева и два кресла, стоящие подле него. На столе я заприметила стеклянный шар. Он стоял на подставке. Подойдя поближе, я поняла, что это аналог нашего телевизора. Только в нем показывали прямую трансляцию проходящих испытаний. Как я поняла, что это не повтор? Все просто — среди участниц была Яло.

— Ой, а это не твоя подруга? — Спросил Костя, указывая на девушку, что уныло брела по лабиринту.

И я надеялась, что не она, но… Как бы сильно я не хлопала ресницами, силуэт подруги все так же блуждал меж каменных стен.

— И вот в самый разгар битвы, — донёсся голос комментатора из шара. — Появляется новый участник? Что это? Неожиданный ход организаторов? Оплошность охраны?

Да, знал бы комментатор на сколько оказался прав с предположениями…

Подруга же устало прислонилась лбом к стене.

— Вот это интуиция, она хочет услышать гул трибун? Да, это несомненно поможет узнать, где же находится выход. — Голос из шара казался воодушевленным до предела.

— Ага, скорее лбом стену пробить, — насмешливо сказала я.

И именно в этот момент подруга решила исполнить мои указания.

Видимо, Яло решила, ударив лбом стену, заставить мозги работать. Но не рассчитала силы. Послышался сильный грохот. Все стены лабиринта рухнули, сложившись точно кости домино.

Да, теперь так просто мы отсюда не уйдем. Глава боевиков нервно вздрогнул, а комментатор смолк, находясь в глубочайшем шоке. Решив, что более подходящего момента для побега и быть не может, Яло, пройдя через финишную прямую, направилась к выходу. Но там ее поймали два здоровых бугая, уже нам знакомых.

Сев на диван, стоящий у стены, я молчаливо ждала подругу. Потому что догадывалась, ее приведут именно сюда. И мои догадки оказались верными, когда за дверью послышались крики:

— Меня так просто не возьмешь! Волки позорные, сейчас гранату кину! Русские не сдаются и напрочь лишены самосохранения!

Дверь со скрипом отворилась, и я увидела Яло, которую пытались затащить в кабинет два охранника. Но подруга всячески этому сопротивлялась.

— Эх, за Русь-матушку! — Прокричала подруга, прежде чем укусить одного из амбалов за руку.

— Яло! — Громко воскликнула я, пытаясь отвлечь девушку.

Громко отплевываясь, она посмотрела в мою сторону и пробормотала:

— А, что я? Я ничего! Они меня толстой назвали, сказали, что вешу много, вот стены и рухнули!

Я возмущенно ахнула и посоветовала:

— За сосок кусай, так больнее!

— Ненормальные! — Воскликнул один охранник.

— Психи! — Поддакнул другой.

— Женщины… — С грустью заметил Константий, с этим не согласится мы не могли.

— Пусть боссы сами с ними разбираются, — заголосил один из амбалов, прежде чем скинуть Яло на диван.

— Удачи! — Насмешливо проговорил второй и улыбнулся так, что мне сразу стало не по себе.

А дальше время тянулось нарочно медленно…

А дальше время тянулось нарочно медленно…

Мы разрушили слишком много вещей, а такое не каждый сможет простить. Что же с нами теперь будет? И сколько денег придется отдать? Я думала об этом, а перед глазами все представали образы предполагаемых боссов. И они были омерзительно пугающими. То я видела лысых и немощных стариков, то здоровенных детин, с рядом неровных золотых зубов. Образы сменяли друг друга, пока дверь снова не открылась. И в кабинет вошли…

Одетта и Андриэлла. Это шутка? Да нет, быть такого не может! Но девушки никуда не исчезли, как бы сильно я не моргала.

— Ах ты, поганка бледная! — Закричала Одетта, наступая на Константия, парень же попытался слиться с диваном.

Мы попытались все объяснить, но девушки так яростно кричали, что нас и не слышали. Видимо, они подумали, что это боевик втянул нас в эти неприятности. Что же, приятно, когда за тебя заступаются. Вот только… Паренька жалко, его же под первой сосной закопать обещали!

— Девочки, успокойтесь! Он ни в чем не виноват!

— Да, да! Я здесь, между прочим, жертва! Мало того, что с ног до головы облили! Так еще и на корм зуру чуть не отправили! И вдобавок, еще и виноват?

Андриэлла и Одетта замолчали, видимо, до них все же дошли наши слова.

— Это правда? — Спросила Одетта, посмотрев на нас.

Яло согласно закивала, затем, понурив голову, произнесла:

— Мы же не виноваты, что к нам постоянно какие-то "приключения" липнут.

— Сами, знаете ли, не в восторге, — поддакнула я, понимая, что уж слишком часто мы стали вляпываться в различные истории.

А после нашего раскаянья, будущими пострадавшими обещали сделать уже нас. Однако так было ровно до того момента, пока до меня кое-что не дошло…

— Подождите-ка, а как вы боссами оказались?

— Ну, тут такое дело, это длинная история…

— А мы никуда не спешим. — С этими словами, я удобно расположилась на диване и вопросительно посмотрела на подруг.

И тут Андриэлла заговорила. Из ее монолога нам стало ясно, что подруги, насытившись обыденной школьной жизнью, решили создать свою подпольную игру. Тогда они еще не знали, что это выльется в нечто, такого огромного масштаба.

Разговор несколько затянулся, и потому в академию мы вернулись далеко за полночь. Константий проводил нас до женского общежития и ушел.

Сегодня мы ночевали у девочек, слушая их рассказы о жизни в этом мире.

Глава 4. Воспаление хитрости и прочие неприятности

С лицом измученным и серым,

На белой смятой простыне,

Как жертва бешеной холеры,

Лежишь коленками к стене.

Протяжно стонешь, как при родах,

Трясется градусник в руках.

Вся скорбь еврейского народа

Застыла в суженных зрачках.

По волевому подбородку

Струится пенная слюна.

Ты шепчешь жалобно и робко:

«Как ты с детьми теперь одна?..»

В квартире стихли разговоры,

Ночник горит едва-едва.

Темно… Опущены все шторы…

У мужа — тридцать семь и два.

Автор: Мария Рубина

Дождь. Слякоть. И мы идем под сломанным зонтом, что постоянно раскрывается и закрывается. Вы не понимаете, почему прилежные студентки академии МАМУ оказались на улице в такую пасмурною погоду, вместо того что бы спешить на занятия? Вот и мы не понимаем. Но Завхоз убедительно попросил нас отнести посылку на почту, а мы не смогли ему отказать. Даже зонтик для этого выделил, хотя что с ним, что без — разницы нет.

В чужом мире мы находились уже два месяца. А о доме нам напоминали лишь незначительные вещи, случайно взятые с собой. Оказывается, что в карманах подруги было много всякого барахла: фонарик, телефон, наушники, жвачка, резинка для волос и куча невидимок. Еще и маленькая лупа! Да… Я думала, что такой бардак только в женских сумочках бывает. Ведь в моем кармане можно найти только монетки, да и те не всегда.

Поначалу мы думали, что телефоны бесполезны в этом мире. Но оказалось, что это не так. Показав Андриэлле и Одетте бесполезные предметы, мы спросили, не могут ли они нам помочь. Но девушки были далеки от нашей техники, зато нам помог друг Андриэллы — Джексон. Он вставил в телефон какие-то пластины, заменявшие земной аккумулятор. Работать будут пол года, потом придется менять. Но зато сохранились все фотографии и музыка, что самое главное. Так же мы по-прежнему могли звонить и писать сообщения друг другу, так как пластины были связаны между собой. Со временем Джексон сделал прототип и для Андрюшки с Татой.

— Я не понимаю, почему накосячила ты, а стипендию приходится тратить и мою? — Прервал череду моих мыслей голос Аники.

— Эм… ну… как бы… — я все никак не находила нужных слов для ответа подруге. — А как же бедные охранники? Сколько штанов поменяли они, пока запирали того зура?

К сожалению, хотя и за разрушенные стены лабиринта мы расплатились, впереди нас ждало много новых неприятностей. И если вляпывались мы в них вместе, то крушила все почему-то только я. Точно на мне проклятье, и все, к чему я не прикоснусь, тут же рушится.

Раздумывая о прошедших неприятностях, я не заметила, как мы дошли до академии. Но из-за злосчастной посылки мы немного опоздали. Поэтому, открыв дверь, мы сразу начали извинятся.

— Боже, опять вы, надеюсь, в этот раз мой кабинет уцелеет! Неужели нельзя не опаздывать хоть раз?

Прошло уже два месяца, а Миокард ти Диоволь никак не мог нам простить того спонтанного выброса магии.

— Простите! — Проговорила я с Аникой вместе, направляясь к своей парте.

— Куда это вы собрались?

— Как куда? На место.

— Отставить. Адептка мор Алазар, к доске.

— Какая из? — С усмешкой приговорила Аника. — Нас тут две.

— Вот вы и пойдете.

С сожалением посмотрев на подругу, я направилась к пустующему ряду. Сегодня Анверда и Ориона не было, но сюда все так же никто не хотел садится.

— Итак… — проговорил учитель, извлекая из стола стеклянный шар, внутри которого находилось множество шестеренок. — Учитывая, что в прошлый раз был разрушен мой кабинет. — Миокард красноречиво посмотрел в мою сторону, а затем передал подруге шар. — Теперь такого шанса я вам не дам. Данный артефакт является бездонным, поэтому мощного выброса ждать не придется. Шар поглотит всю магию.

— А если он упадет, — спросила Аника, держа в руках шар.

— Если такое произойдет, то разобьется само стекло, магия к тому моменту будет рассеяна.

Подруга скептически посмотрела на хрупкое стекло, ей слова профессора не внушали доверия.

— Не верите? — Спросил ее Миокард ти Диоволь. — Очень жаль, но именно вам предстоит влить туда магию.

Я обреченно вздохнула, ведь именно такие попытки приводили к плачевным результатом. С момента нашего появления у подруги ни разу не получилось призвать свою магию.

— Закройте глаза и тяните магию из нитей, перенаправляя ее в шар.

Подруга послушалась, но ничего так и не произошло. Поняв, что это надолго, я обратила свое внимание на другую вещь — зонт. Вернее сказать, на кнопку, что сейчас немного провалилась внутрь. Отчаянно пытаясь исправить эту оплошность, я нажала на нее. И зонт тут же раскрылся. А когда я его убрала, решив не привлекать внимание, то обомлела…

Весь кабинет стал ярко розовым. Краска заляпала даже учителя, чистыми были только некоторые ученики, что вовремя забрались под парту.

— К директору! — Громогласно закричал Миокард ти Диоволь, пытаясь убрать розовую краску с своего лица.

Кому предназначался этот крик я догадывалась, а вот где может находиться этот человек не знала. Ведь в центре аудитории был лишь злой учитель и стеклянные осколки. Миокар ти Диоваль обреченно осматривал себя и свой кабинет. Но стоило ему заметить мой, теперь уже розовый, зонтик, как учитель снова заголосил:

— К директору, обе!

Я сорвалась с места, а вместе со мной, попытку к бегству предприняла и Аника, вылезая из-под учительского стола.

Постучав в дверь и получив короткое войдите, мы предстали перед директором вместе с учителем.

Он смотрел то на нас, то на Миокарда ти Диоваля и, похоже, не понимал происходящего.

— Что у вас случилось? Магистр, вы можете объяснить, что с вами произошло?

— Они со мной произошли. — Проговорил учитель, показывая рукой на нас. — Эти стихийные бедствия снова разгромили мой класс. Адептка Аника мор Алазар, взорвала в кабинете краску.

Выслушав магистра, директор перевел взгляд на Анику:

— А я че? Я ниче! Другие вон че, и не че, а я чуть че, и сразу вон че! — Проговорила Аника, я же не понимала, почему сюда направили и меня.

Директор неодобрительно закачал головой, заставляя множество разноцветных перьев на своей шляпе прейти в движение.

— Ложь и провокация! — Проговорил Миокард ти Диоволь, раздраженно жестикулирую руками. — Все было подстроено!

— Право, как можно? — Удивленно воскликнула я, вставая на защиту подруги.

— Они… они… — начал свою гневную речь магистр. — Исчадия ада! Я не могу так работать! Моя психика не выдерживает! Решили в гроб меня свести, да? А вот не выйдет! Я на вас в суд подам! Это же покушение на мою жизнь! Стоило им узнать, что шар магией не разбить, так они его краской наполнили! А эта, — магистр указал своей дрожащей рукой на меня, — ещё и зонтиком прикрыться успела. Откуда она могла его взять, если это не было подстроено?

Директор пытался успокоить учителя, но тот ничего не желал слушать и, хватаясь за сердце, вышел за дверь.

— С вами, — произнес директор, переступая порог, — поговорим позже!

Дверь закрылась. И мы быстро подошли к ней, пытаясь услышать, что о нас говорят. Но, как на зло, звукоизоляция в кабинете была отменная, все, что происходило за стенами, нам было не слышно.

Поняв всю тщетность наших попыток, я обратилась к подруге:

— Как ты умудрилась шар разбить?

Аника почесала свой нос и, горестно вздохнув, выдала:

— Не виновата я! Он сам!

Я недоверчиво на нее посмотрела.

— Ага, конечно! Самоубийство!

— Может и самоубийство, — пробурчала она под мой горестный вздох.

— Ладно, расскажи мне, что ты делала? Может так поймем, что пошло не так.

— Что делала, что делала… — повторила она мои слова. — Злилась! Сама прекрасна знаешь, что я эти нити не вижу! Вот стояла в центре кабинета, не имея возможности уйти, и только молила, что бы он заполнился хотя бы чем-то!

— Чем-то? — переспросила я.

— Ага. Краской, например! — Зло проговорила она, подходя к зеркалу. — Кто же знал, что мое желание исполнится?

Я тихо присвистнула. Что же получается? Она действительно заполнила краской артефакт? Подруга же в этот момент несильно ударила лбом зеркало, поняв, что натворила.

— Заберите меня домой! — Сказала она. — Пожалуйста!

Я положила руку ей на плечо, успокаивая, и в этот момент зеркало пошло рябью. И мы провалились сквозь него…

Зеркало оказалось небольшой дверью, ведущей в другую комнату.

— Да! А я деду говорил, "пожалуйста" — не то слово, которое как пароль использовать надо. Его же теперь каждый третий знает! — Домовенок Кузя горестно вздохнул и попытался поднять нас с пола. Но у него ничего так и не вышло.

— И тебе привет, — отозвалась Аника, скидывая меня с себя.

Я, громко охая, поднялась. И тогда заметила, что с этой стороны зеркало превратилось в стекло. Рядом присвистнула подруга, оценив работу домовых. В том, что это их очередная потайная комната, мы не сомневались. За тот маленький промежуток времени, что мы учимся здесь, нами было обнаружено пять из них, эта шестая. И в момент моего рассуждения в кабинет вошел директор, громко приговорив:

— Надо же! Сбежали. И как только умудрились?

Тут слово взял Свэн ти Кор, он преподавал у нас боевые искусства, а так же занимался нашей физической подготовкой. Но мы, по старому обычаю, именовали его физруком:

— Ну, не знаю, Воланд! А мне они нравятся, смышленые девчонки! Столько интересных испытаний для выпускников придумать помогли.

Некоторых учителей передернуло.

— Мы заметили. — Произнес Волонд Мор Терен.

— Боже! Кто пострадал на этот раз? — Спросила Катерина мор Фауст, у которой на уроке мы съели фрукты, предназначенные для натюрморта.

Тут слово взял Миокард ти Диаволь:

— В этот раз пострадал я.

— И что же натворили адептки мор Алазар? — Спросила леди Катерина.

— Они взорвали в моем кабинете краску! — Проговорил преподаватель и по-детски скрестил руки на груди.

— Ну, вас хотя бы острым перцем не угощали, — произнес Нил альтер Сент, потомок королевской крови.

Сначала нам было сложно понять к какому классу относиться тот или иной человек. Но позже мы узнали как расшифровываются слова перед фамилией. Альтер — к особам королевской крови; мор — высшая знать, так как буквы три; ти — к менее богатым аристократам, поэтому две буквы; э — разоренные дворяне, ну или люди не из высшего круга. Но некоторые умалчивают о своем происхождении, говоря только имя и фамилию.

Припоминаемые учителями шалости невольно появлялись у нас перед глазами. То мы предлагаем нашим "любимым" однокурсникам красный перец, который неожиданно отбирают учителя… То мы поспорили с учителем на годовой запас зелья, избавляющего нас от усталости после физических нагрузок. К слову сказать это зелье мы потом продавали всей академии.

— Cвэн, перестань их защищать, — проговорила леди Катерина. До сих пор не примерившаяся с тем, что мы немного видоизменили многовековую форму академии. — Ты что забыл, как они разбирали склад возле спортзала?

Учитель задумчиво почесал нос и проговорил:

— Я помню только туман…

Это воспоминание тоже всплыло в моей памяти. Случилось так, что я, нестабильная после активации волшебной силы, чихнула на свою подругу, а потом ее ветром откинуло к стене. Коробка, которую она держала в руках, упала, и повалил туман. Дальше было ничего не видно. Подругу я нашла по песне:

— Я как айсберг в океане,

Всё плывёт в сплошном тумане.

Ничего вокруг не вижу.

Белый свет как белый снег.

Ну а кто-то бродит рядом,

Смотрит в спину жадным взлядом.

Кто же он на самом деле -

Хищник или человек?

Но я не унываю

Я сам себя спасаю.

Ничто на белом свете

Не сбудется само. — В этот момент я вижу свет от фонарика. Первый раз в жизни барахло из ее сумки помогло.

Пока я вспоминала песню, учителя разобрали происшествие с розовой краской. Оказалось, что виновником была не Аника. А выпускники, оставившие после себя небольшой подарок "любимому" учителю. Подруга не могла разбить этот шар, так как превращение магии в материальные предметы проходят на последнем курсе. И то, это умение не каждому дано.

Тут опять слово решила взять леди Катерина:

— Вы собрали нас здесь только из-за адепток Алазар?

— И да и нет.

— Это как? — Возмущалась леди, нервно размахивая веером.

— Дело в том, что к нам приезжают студенты по обмену из другой академии. И те ученики будут похуже девочек, намного хуже! Надо решить вопрос, о безопасности нашей академии. А то до конца выпуска, я думаю, она не доживет…

И только теперь я заметила, что в кабинете собрались все учителя. Вот только стало немного обидно. Ведь наш авторитет немного подорван.

— Есть на кого равняться, — многозначительно проговорила Аника.

— Точно! Мы станем лучше! — Я почти выкрикнула эти слова.

— Как же хорошо, что здесь отменная звукоизоляция… — проворчал домовенок. — Иначе услышали бы учителя, и вам не поздоровалось.

— Ну раз они не услышали, то все в порядке. И можно отсюда уже уходить. — Сказала подруга, а потом добавила. — Я есть хочу.

Я согласно кивнула, и мы двинулись в путь. И не зря! Ведь благодаря тому, что мы оказались самыми первыми в столовой, у нас на тарелках лежали бутерброды с колбасой. В отличии от нашего мира, здесь это лакомство было трудно достать. Я уплетала их за обе щеки, успевая напевать песенку:

— А я за колбасой хоть на край света,

Моя любовь к ней жарче чем лето.

И пусть говорят, что любовь глупа,

Эх, колбаса — ты моя, ты моя.

Но наш праздный обед прервал Джексон. Парень, весело переступая с ноги на ногу, подошел к нам.

— Девушки, у меня для вас две новости.

— Какие? — Поинтересовалась Аника, отодвигая тарелку с едой.

— Так как у вас есть небольшие проблемы с магией, я решил вам помочь с самообороной. — Он засунул руки в карман и вытащил оттуда два черных браслета. — Эти браслеты содержат в себе электрический ток, который способен отправить с сон даже дракона…

Джексон не успел ничего договорить, как Аника уже забрала один браслет и спросила:

— А вторая новость?

Парень зарделся и, потрепав свои волосы, сказал:

— Мы с Андриэллой начали встречаться…

Я и подруга на секунду зависли, но потом слова полились сами собой:

— Что? Как? Когда? — проговорили мы в унисон.

А дальше, он поведал нам о своем оригинальном признании в любви.

Предполагался романтический ужин при свечах на смотровой башне. Все шло как по маслу. Он завязал ей глаза, привел на место встречи. Сняв повязку признался в любви, а посмотрев на стол, оба застыли. Дело в том, что пока наш Ромео ходил за Джульетой, праздничный ужин был оккупирован голубями. И эти нахальные птицы еще долго не хотели отдавать свою территорию.

Эту интереснейшую историю с нами слушали и феечки. Вот только странное дело, кроме меня и Аники их никто не видит, мы спрашивали. Просто так получилось, что одна из них врезалась мне в лоб. В шоке были обе. С тех пор я и Аника часто бываем в столовой и с ними общаемся. Они хоть и не разговаривают, зато понимают и отвечают жестами. А ещё феечки очень любят сплетни. Сначала мы думали, что у нас коллективная шизофрения. Но когда домовые рассказали нам, что феечки в академии все же работают, и эти две рассы не очень то любят друг друга, мы немного успокоились. А потом даже появилось предположение, почему мы можем их видеть. Скорее всего, это из-за того зелья, что Андриэлла закапала нам в глаза. И оно не только улучшило наше зрение, но и помогло разглядеть то, что находиться за мороком. Вероятнее, это побочный эффект, как и изменение цвета наших глаз. Поэтому мы так часто находим тайные комнаты домовых.

Ещё немного поболтав с другом, мы отправились в город, успев заскочить в комнаты и переодеться. Дело в том, что не крушить и не ломать у нас не получалось. И часть стипендии всегда уходила на уплату наших долгов, благо, другая была в нашем полном распоряжении. Но оставшихся денег было мало, поэтому мы подрабатывали на выходных в трактире, где Аника наткнулась на демона. И как бы нас не пугали этой расой, их злопамятностью и плохим характером, больше мы его не встречали. Кстати, к Ориону я уже привыкла, хотя иногда он меня пугал. Но видя, как он дружен с Аникой, я немного успокоилась.

Также, мы узнали, что хозяин трактира, Олаф, является оборотнем, а его племянник учится в боевой академии имени Алькара мор Либена. И именно эта академия решила отправить своих адептов к нам.

Дойдя до магазина, мы уже хотели было зайти внутрь, как нас окликнули. Развернувшись я увидела Орина и Анверда. Вот кого-кого, а его я видеть совершенно не желала.

— Привет. Что вы тут делаете? — Спросил Анверд.

— Тебе какое дело? Какие мы все любопытные… — Съязвила я в ответ.

— Я просто спросил, а что? Нельзя?

— Нет. Идите туда, куда вы там шли, и не мешайте.

— Как дети малые, — проворчал Орион, наблюдая за нашим конфликтом.

— Кто бы говорил, — ответила ему Аника. — Сам то почему с Костей ссоришься?

Кстати, да… Уж слишком часто они ругаются. Даже подрались несколько раз.

— А что он меня бесит?

Вот это аргумент…

— Яло, — грустно протянул Анверд, и я обратила своё внимание на него. — Как бы сильно мне хотелось этого не говорить! Но мне нужна твоя помощь…

— Выкладывай.

Жопой чувствую, есть какой-то подвох.

— Что выкладывать. Куда выкладывать?

— Да нет же, я имею ввиду, говори, что случилось.

— А-а-а, сразу нельзя было так сказать? А я то думаю, что выкладывать, — протянул он.

А я с удивлением обнаружила, что вовремя нашего разговора Анику увел Орион. Блин! Оставили меня одну, да еще и наедине с ним…

— Стань моей девушкой!

— Что? — Удивлённо завопила я.

Да как у него язык повернулся такое сказать!

— Пожалуйста, всего на один день!

Я шумно вздохнула и произнесла:

— Боже, объясни нормально! Что случилось!

Анверд немного смутился и невнятно что-то пробормотал.

— Что?

В ответ послышались все тоже бормотание. И я попросила его повторить сказанное.

— Девушка меня преследует!

Я быстро отвернулась от него и категорично произнесла:

— Нет!

— Что? Почему?

— Я занята. Мне ещё надо сходить за покупками… — Отнекивалась я.

— Не вопрос, я все оплачу, только помоги!

Секунду призадумавшись, я быстро достала телефон, и незаметно написала подруге, чтобы она скупала все. А затем с неохотой произнесла:

— Ладно… Помогу, что делать надо?

— Ничего особенного, — проговорил он направляясь в сторону таверны Олафа. — Всего лишь осадить одну девчонку.

Эх, знала бы я тогда, что эта "девчонка" потреплет мне все нервы, ни за что бы не согласилась…

Не успели мы и порог переступить, как на шею к моему "парню" кинулось визжащее существо. Иначе назвать эту девушку было нельзя.

Светло-русые волосы, белая кожа, вот только видно, что такой цвет лица ей подарила далеко не природа. Да, в этом мире тоже есть различные косметические средства. Правда, эта девушка ими пользоваться совершенно не умеет! Только посмотришь на нее, уже страшно становиться! Особенно пугали ее кроваво-красные глаза…

Боже, это что? Линзы?! Иногда из-за совмещения изобретений разных веков, в моей голове происходил настоящий резонанс. Хотя, чего еще ожидать от межмирового города? Здесь магия жила плечом к плечу с технологией.

Отодвинув девушку от моего "парня", я проговорила:

— Без рук, без рук!

Теперь она заметила и меня.

— А это что еще за серая мышь?

— А ты сама то давно в зеркало смотрела?

Таких девушек пруд пруди. Они все были похожи друг на друга, словно куклы из магазина. Не хватало только бирки!

— Да как ты смеешь! — Возмущенно проговорила она, постепенно переходя на визг.

— О-у-у-у. — Произнес Анверд, но как только увидел наш гневный взгляд, тут же закрыл руками свой рот.

— Зачем ты вообще привел эту психованную? — Произнесла девушка.

И пока я глотала от возмущения ртом воздух, Анверд ответил:

— Познакомься, это моя невеста — Яло…

А затем он посмотрел в мою сторону, и в его глазах я прочитала немой вопрос: " Что там было дальше?"

Я тут же среагировала и дополнила:

— Яло мор Алазар. — Затем протянула руку и ехидно оскалилась, показывая свое превосходство.

— Котик, это какая то шутка?

Я чуть не прыснула от смеха, но в реальности произнесла:

— Что ты, разве котик может тебе врать?

Я хотела сказать что-то еще, но Анверд резко схватил меня за руку и привлек к себе, зло прошипев:

— Яло… — Однако он тут же опомнился, и затем ласково произнес. — Как приятно звучит это слово из твоих уст!

— Раз тебе это нравится, то в стенах академии я буду называть тебя именно так! — В его глазах появилась обреченность, а я довольно улыбнулась.

— Конечно, пупсик.

Его обращение выбило меня из колеи. И тут началась словесная перепалка. Мы так разгорячились, что забыли о невольной свидетельнице нашей ссоры. Зато она о нас не забывала и на секунду.

— А вы точно встречаетесь?

Наступило неловкое молчание. Видимо, актер из меня никудышный.

— А ты думаешь, что у пар всегда идеальные отношения? — Проговорил Анверд, обнимая меня за талию.

Я немного покраснела от такого близкого контакта, но не отстранилась.

— Анверд, как ты мог променять меня на нее? Она же явно мне проигрывает!

— Серьезно? И это говорит мне человек, который забыл представиться?

Девушка зарделась, а мы проследовали к свободному столику, оставив ее в одиночестве. Пусть разбирается со своими тараканами сама!

Но девушка оказалась не из робких и, быстро придя в себя, села за наш стол. И наконец-то представилась:

— Рябит ти Бак.

Согласна… От нее действительно "рябит" в глазах.

Стараясь не замечать девушку, мы мило беседовали. Но на самом деле я напоминала Аверду о том, что он пообещал оплатить все мои покупки.

— Милый, а закажи мне чего-нибудь вкусненького. — Отвлекла нас от разговора Рябит.

— Траву пожуй, — зло проговорила я.

— Котик, сделай что-нибудь! — Обиженно пролепетала Рябит, не зная, что мне ответить.

От такого обращения он скривился и произнес:

— Конюшня через дорогу…

Но его замечание, в отличии от моего, она пропустила мимо ушей.

— Милый, сегодня нам помешали. — Она зло посмотрела в мою сторону и продолжила. — Давай встретимся завтра, в более уединенной обстановке.

От такого хамского отношения я разозлилась уже по-настоящему. Ударив руками по столу, я проговорила:

— А тебя не смущает мое присутствие? Я, на минуточку, его невеста!

— Ну… Невеста — это еще не жена.

— А наличие мозгов не означает, что ты ими пользуешься. — Проговорила я, еле сохраняя спокойствие. — Но я же об этом не говорю.

Хотя это от того, что тут и так все понятно.

Мои слова Рябит проигнорировала, опять доставая Анверда. Я попыталась осадить девушку, но в ответ услышала:

— Вам все равно не быть вместе.

Тут неожиданно заговорил Анверд:

— Это еще почему?

— Ты же знаешь, родители не допустят смешения рас. Ведь знак истинной пары может появиться только у драконов.

Тут мое любопытство взяло вверх:

— А как этот знак выглядит?

Посмотрев на меня презренным взглядом, девушка сначала хотела промолчать. Но, резко передумав, все же пояснила, что данный знак выглядит как обычная татуировка.

— Это что-ли? — Спросила я, приоткрыв шею. — А я то думаю, почему она не стирается!

— Это невозможно! — Заверещала девушка, привлекая к нам ненужное внимание посетителей.

Однако реакция Анверда была куда оригинальнее. Парень просто беззвучно открывал и закрывал рот.

Пока ребята изображали рыб, мне на телефон пришло смс от Аники. Оно гласило: "Мы на кассе, платить чем?"

— Анверд, нам пора! — Проговорила я и взяла парня за руку, тем самым заставляя его встать из-за стола.

В какой именно магазин отправилась Аника, мне угадать было не сложно. Эта блондинка душу за книги продать готова.

— Куда мы идем? — Спросил Анверд и нервно сглотнул, видимо, догадывался, что предстоит прощаться с накопленными сбережениями.

— Готовь деньги, — лаконично ответила я.

До книжного магазина мы дошли довольно быстро. Видимо, меня подгоняла мысль о том, что оплачивать покупки придется не мне.

Открывая дверь в нужный магазин, я сразу же услышала саркастическое замечание Ориона:

— А я и не знал, что блондинки читать умеют…

Милый друг, ты еще и не такое о блондинках узнаешь.

— Договоришься, — зло проговорила Аника. Видимо, это замечание было не первым. Ведь разозлить подругу довольно сложно. — И я использую эту книгу не по назначению.

А затем Аника приподняла довольно увесистую книгу, решая куда ударить обидчика.

Однако парень эту угрозу всерьез не воспринял.

— Я хомячков не боюсь, — Орион улыбнулся и потрепал Анику по голове.

— Ой, дурак! — Только и успела сказать я, перед тем как подруга размахнулась для удара.

Звук был хороший, то ли томик в твердом переплете, то ли голова у Ориона деревянная. Но парню это не понравилось. Поэтому я решила вмешаться:

— Аника, кошелек пришел!

"Кошелек" же обреченно вздохнул и подошел к кассе. Продавец мило улыбнулся и сообщил:

— У нас сейчас акция. За тридцать купленных книг получаете подарок, возьмите. — И положил на стол два свертка.

— Но их же два. — Сообщил Анверд.

— Так вы же больше шестидесяти книг купили. Все по правилам, получаете целых два подарка. — Ответил продавец. — Спасибо за покупку, приходите еще.

— Обязательно! — Проворчал Анверд, рассматривая свой пустой кошелек.

Кассир же довольно пересчитывал выручку.

Наши просьбы помочь парни активно проигнорировали, поэтому покупки пришлось нести самим. Правда, только до первого поворота. Через пару метров, мальчики все же соизволили забрать наши пакеты. То ли совесть замучила, то ли наше нытье. Непонятно.

— Кстати, я спросить хотела. — Неожиданно задала вопрос Аника.

— Какой?

— Что между тобой и Анвердом произошло?

— С чего ты это взяла? — Спросила я, хотя в душе не понимала, как она догадалась?

— Помнишь день нашего прибытия сюда?

Я согласно кивнула, не понимая, при чем тут это…

— Тогда у тебя впервые сузились зрачки, помнишь?

— Ты это к чему? — Поторопила я подругу. А то разговорится и потом не заткнешь.

— Короче, поздравляю! Когда ты зашла в магазин, твои зрачки были именно такими!

— Все еще не могу поверить, что ты — дракон.. — Задумчиво проговорил Анверд, вклиниваясь в наш разговор.

— А ты думал, кролик? — Ехидно заметил Орион.

— Так ты знал? И ничего мне не сказал? — Удивленно воскликнул Анверд.

— Да, — Лаконично ответил Орион. — Нечего уроки прогуливать! А так… Просто было интересно, когда ты догадаешься.

Тут уже не удержалась от комментария я:

— Он бы и не догадался, если бы одна особа не подсказала.

— Ну ты и тугодум. — Видно Орион ну никак не мог удержаться от комментария.

Наша непринужденная беседа продолжалась вплоть до самого общежития. Подруга, новости не удивилась, сказав, что во мне всегда было что-то змеиное. Я не обиделась, для нас такие шутки в порядке вещей. Поэтому, ни я ни она теперь не обращаем на это внимание. Поблагодарив мальчиков за их помощь, мы забрали свои покупки. Пакеты были довольно тяжелыми, но эта ноша приятно грела душу.

— А… — Анверд хотел что-то сказать, но я не дала ему это сделать.

— Мы вам ужасно благодарны.

— Нет, я… — Опять заговорил Анверд. Что ему ещё надо?

— Да, конечно, мы этого не забудем. — Проговорила Аника, подталкивая меня к двери.

— Но… — Теперь уже заговорил Орион.

— Да, ваша помощь просто неоценима. — В который раз произнесла Аника.

Но когда Анверд в очередной раз открыл рот для того, чтобы что-то сказать, я не выдержала и прокричала:

— Да, что тебе ещё надо? Зараза приставучая!

Затем я громко хлопнула дверью.

И тут, меня как обухом по голове ударили. Как мы могли забыть, что наше проживание в мужском общежитии — секрет? Поняв, что сейчас произошло, я посмотрела на Анику. В ее взгляде читалась та же обреченность.

— Блин… — Приговорили мы в унисон.

Но наше синхронное завывание прервал настойчивый стук. Подруга, не забыв обреченно вздохнуть, проследовала к двери.

В коридоре все так же стояли парни, которые удивленно взирали на нас.

Поняв, что отпираться теперь бесполезно подруга, опередив Ориона, ответила на уже предсказуемый вопрос:

— Что? Живем мы здесь.

А затем Аника громко хлопнула дверью. Блин, бедная моя дверца! Своей она почему-то так не хлопает!

Некоторое время мы разбирали покупки, вернее — делили. И за этим занятием у нас пролетел не один час. Но остановиться все же пришлось. Подруга задала риторический вопрос:

— Может… в столовую сходим? Я есть хочу…

Кушать я хотела всегда и везде, впрочем, как и подруга. Поэтому от ее предложения я не отказалась.

К несчастью, питались мы своей любимой едой только в первые дни обучения. После того, как мы прошли медкомиссию, приходилось есть то, что дают. Врачи проверили состояние нашего здоровья и физической подготовки. И как только выяснилось на какие продукты у нас аллергия, кормить нас тем, чем мы захотим, перестали. Но феечки иногда баловали нас различными вкусностями.

Вот и сегодняшний день не прошел без этого. Феечки оставили для нас холодное лакомство — мороженое. Но съесть его я не успела. Мороженое наглым образом отобрали, не дав даже ложечку попробовать.

— Анверд, не надо. — Проговорила Аника, смотря как парень

уплетает МОЕ мороженое за обе щеки. — Мозги отморозишь…

После слов подруги, лицо Анверда исказилось, видимо, предсказание подруги начало сбываться.

— Круто! — Радостно проговорил он, снова набирая мороженое на ложку.

— Заболеет же… — Проговорил Аника, но мороженое отобрать не решилась.

Когда же от холодного лакомства осталось одно воспоминание, Анверд решил начать говорить.

— Слушай, я тут подумал…

— Не думай, — пробурчала в ответ я. — У тебя это все равно не получается.

— Действительно, — шутливо поддержал меня Орион. — Ну не твоё это…

Проигнорировав и меня, и Ориона, Анверд продолжил:

— Мне опять нужна твоя помощь.

— Что на этот раз?

— Ты можешь сделать так, чтобы девушки от меня отстали? Мне опять прохода не дают!

— Да без проблем. Я могу сказать и сделать все, что угодно? — Решила спросить я.

А то мало ли, что я могу ляпнуть… Так хоть буду уверена, что мне за это голову не оторвут!

— Делай и говори все, что хочешь, лишь бы от меня отстали!

— А я в этом помогу, — решила поддержать меня Аника.

На что Орион ответил:

— Не думаю, что блондинки могут придумать что-то стоящее.

— О! Не переживай, — произнесла Аника, ехидно улыбаясь. — На это у меня мозгов хватит.

От её интонации мне стало страшно.

Подруга же гордо прошествовала к выходу из столовой.

— Что твоя извращенная фантазия придумала в этот раз? — Поинтересовалась я, когда догнала Анику.

— Ничего особенного… — начала говорить она. — Просто сделаем из низ геев!

— Что? — Воскликнула я и прикрыла рот рукой, так как это у меня получилось уж слишком громко. — Но почему?

— Это месть за блондинку… — Ехидно проговорила она.

Да… Как же мне с подругой повезло! Даже представить боюсь, что бы она предприняла, окажись мы врагами… Жуть!

— Хорошо, — быстро согласилась я. — Но как ты собралась распространить эту дезинформацию?

Подруга ухмыльнулась в ответ, видимо, ожидая, что я пойму ее без слов.

— Андриэлла!

— В точку. — Проговорила Аника и достала из кармана телефон.

К нашей радости, Джексон и девчонкам сделал похожие устройства. И уже через несколько минут наш слух распространился по всей академии. Эх, жаль парней… Но нечего было мое морожено уплетать!

Довольные проделанной работай, мы направились к общежитию.

В этот раз мы пришли в комнату к Анике. Расположившись на кровати, мы разговорились.

— Алис… — Не знаю почему, но мне захотелось назвать подругу настоящим именем. — Я не понимаю, что со мной происходит. Мне очень страшно… То стена из-за меня упадет, то вообще в животное превращаться начинаю. Что мне делать?

— Боже, подруга! — Взволнованно проговорила она, обнимая меня. — Не грусти, думаю, наши родители огорчаться, увидев, нас такими….

Родители… Я по ним очень сильно скучаю. Если бы не Алиса, не знаю, как бы я тут смогла выжить. Спасибо большое, что она есть.

— А как у тебя с бессонницей? — решила перевести тему я.

— Все так же. Одни кошмары…

Не знаю почему, но как только мы попали сюда, подруге каждую ночь начали сниться кошмары. Из-за них она даже некоторое время вообще не спала.

Вскоре наш разговор подошел к концу, и я отправилась в свою комнату. Переодевшись, я устало легла в кровать. Надеюсь, следующий день будет не таким утомительным. Как же я ошибалась…

Разбудил меня настойчивый стук в дверь. Сначала я хотела проигнорировать непрошенного гостя, но резко передумала. Так как часы показывали ровно пять часов утра… Какого? Интересно, кто же этот бессмертный? Какая тварь решила разбудить меня в такое раннее время?

Поняв, что под аккомпанемент настойчивых стуков в дверь, я не усну, мне пришлось нехотя встать с кровати. К двери я направилась с огромным желанием убивать!

Резко открыв дверь, я узрела злого и сонного… Ориона.

— Ты его накормила холодным угощением, вот теперь иди и лечи!

— Что? — переспросила я.

— Иди лечи мужа! — настойчиво проговорил Орион, а затем пробубнил. — Там просто невозможно спать! То воды ему принеси, то яблоко….

— Сам виноват, это морожено не ему предназначалось! — После сказанного я зло улыбнулась.

Парень на секунду замолчал, что-то обдумывая, а затем произнес:

— Ладно. Значит я сплю в твоей комнате, ты ведь уже выспалась?

— Ага, выспалась! — зло проговорила я, но парень моей иронии не понял.

— Вот и прекрасно!

— Что? Стой!

Но ответить Орион не успел, так как из шкафа появилась Аника.

— Шампунь есть? А если найду?

Подруга, видимо, собиралась искупаться, так как предстала она перед нами босоногой, в коротком шелковом халате, с полотенцем в руках. Думаю, Аника не ожидала, что в столь ранний час я буду с кем-то разговаривать. Подруга тихо ойкнула и быстро спряталась в шкафу.

Попытки пробраться в мою комнату на секунду прекратились, видимо, его впечатлил вид Аники в коротком голубом халате.

— Пожалуй, я переночую у соседки!

Не успела я и слово сказать, как меня тут же выставили за дверь. Из моей же комнаты! Я возмущенно дернула ручку, но дверь не открылась. Он что, стулом дверь подпер? От негодования я дернула ручку еще раз. Результат все тот же. А затем я услышала сильный грохот и женский визг.

В порыве злости я дернула ручку двери сильнее. Результат оказался необычным. Нет, вход в комнату снова стал мне доступен, вот только дверь оказалась у меня в руках.

Аккуратно поставив пострадавшую к стене, я забежала в комнату, приметив и несчастную щеколду, которая из-за моих действий одиноко валялась на полу. Осмотрев комнату, я заметила торчащие из шкафа мужские ноги. Я подошла ближе, но тут же пожалела об этом решении. Сердце ушло в пятки. Парень раздавил стол, который с таким трудом мы установили… Не зря он мне не нравился с самого начала!

— Бедный стол, — с грустью в голосе проговорила подруга, поправляя халат.

— И не говори… — сказала я и тяжко вздохнула. Эх, жалко!

— А я значит не бедный? — Прохрипел Орион.

— Нет. Ты плохой, — обиженно проговорила я, скрещивая руки на груди. — Я из-за тебя дверь сломала.

— Ну нифига себе! — проворчал Орион. Интересно, давно ли он наши фразочки использовать стал.? — Я, значит, всю ночь не спал, потому что кто-то кое-кого накормил мороженным, и тот всю ночь мне спать не давал! — Парень поднялся на ноги и стал надвигаться на подругу, эмоционально жестикулируя руками. — Из-за другой я чуть все ребра не переломал. Тебе не стыдно? А я всего лишь хотел поспать!

Ха, и он думает, что кто-то ему поверит? Тоже мне актер!

— Прости… — С сожалением проговорила Аника.

В смысле? А, точно, сонная солидарность! Аника уже какой месяц с кошмарами борется…

— Как же ты меня бесишь! — проговорила я, наблюдая за тем, как парень оккупирует кровать моей подруги. — С тебя новая дверь и стол!

Последний раз посмотрев на эту "сладкую" парочку, я направилась к Анверду. Интересно, он там коньки еще не отбросил? Если нет, то я сейчас помогу! И настрой у меня как раз подобающий…

Осторожно постучав в дверь я не услышала ответа. Тогда я прибавила сил, но меня все так же никто не ответил. И я уже начала барабанить в дверь, да только не единого звука. Это меня начинает напрягать. Он там не окочурился часом?

И мне ничего не оставалось делать, как открыть дверь с ноги. К счастью, та оказалась не заперта. А там… гусеница. Большая такая, на полу, из огромного количества одеял. Как только я увидела данную картину, моя злость тут же ушла.

— Орион, это ты? — произнес больной своим хриплым голосом.

Надеюсь, у него не ангина.

— Нет, это смерть с косой.

Парень замолк. А спустя несколько секунд кокон из одеял пришел в движение, пытаясь спрятаться под кроватью.

— Да шучу я! — проговорила я, пытаясь его остановить. — Я это, я!

Гусеница замерла, а затем спросила:

— Орион?

Придурок! Кажется, мы вернулись к началу…

— Да нет же, жена твоя.

— Уж лучше смерть. — И он опять попытался скрыться под кроватью, но я не дала ему это сделать, потянув за одеяла.

— Эй, холодно, — проворчал парень, но попыток к бегству больше не принимал.

Устало вздохнув, я уложила этого великовозрастного ребенка в кровать.

— Ты мерил температуру?

— Да.

— И какая она у тебя?

— Большая, — прохрипел он, не забыв шмыгнуть носом. — Тридцать семь.

Засомневавшись в его словах, я подошла поближе, чтобы убедиться в этом самой.

Осторожно убрав рукой челку, я коснулась губами его лба. Хм, странно… Температуры нет. Так почему он ведет себя, точно умирающий лебедь?

— Что ты делаешь? — Удивленно спросил он, густо покраснев.

— Температуру мерю, а что?

Парень пробормотал в ответ что-то невнятное и скрылся за одеялами. Я что, его смутила?

— Эх, мужчины! Ясно все с тобой! — Произнесла я, направляясь к двери. — Я, это, ушла короче.

— Подожди! — Прохрипела гусеница, заставляя меня приостановиться. — Мне кажется, я умираю.

— Я с тобой весь день сидеть не собираюсь. — Проворчала я, но все же подошла к нему.

— Хорошо, тогда возьми это. — Из тумбочки он вытащил два браслета, один надел сам, другой отдал мне. — Это браслеты связи. Так я смогу тебя позвать, когда мне будет плохо. Ты же придешь?

Я театрально закатила глаза… Господи, обычная простуда! Он бы еще завещание написал! Но в ответ я все же сказала:

— Хорошо, приду.

Я обречённо вздохнула и отправилась в комнату. Но не в свою, а к подруге.

Пройдя несчастные остатки поломанного стола, я оказалась внутри её комнаты.

Подруга мирно спала в кроватке. И вроде бы ничего особенного в этом нет, да только спала она в обнимку с Орионом. Надо же, а говорила, что уснуть не может! Эх, тоже мне, нашлись два одиночества! Я направилась к ним, решив разбудить эту сладкую парочку. Но не успела я подойти к кровати, как браслет вновь заработал.

Пришлось вернуться к Анверду.

— Ну что тебе опять от меня нужно?

— Поправь мне подушечку!

— А сам ты поправить не можешь? Ты простужен, а не парализован.

Однако парень проигнорировал моё замечание, все так же выжидающе смотря на меня. Пришлось поправить подушку.

— Еще раз позовешь меня из-за какого-то пустяка, я сама тебя добью. Чтобы простуда не мучила!

Гордо выйдя из его комнаты, я отправилась к подруге.

Хотя мне и не хотелось портить сонную идилию, витавшую в комнате Аники, но все же пришлось это сделать.

— Эй, вставайте! Мне нужна ваша помощь, — проговорила я, понимая, что с мужем одна не справлюсь.

— Угу, — сонно ответили мне друзья, но даже пальцем не пошевелили. Ладно, не хотите по-хорошему, будет по-плохому!

— Ребята, потолок падает! — Аника все же удосужилась открыть свои веки. Но посмотрев, что все на месте, она вернулась к своему излюбленному делу — сну.

— Я не шучу! Он действительно падает!

— Второй раз я на это не поведусь. — Пробурчала Аника.

Ладно, я предупреждала… И в этот момент увесистый томик падет прямо на чье-то лицо. Этот кто-то завопил так, будто его расчленить решили, и чуть не зарядил Анике по носу. Благо, у подруги была хорошая реакция. Я тихо радовалась этой картине, пока ребята меня не заметили. Они лукаво переглянулись и направились в мою сторону. И тогда браслет вновь заработал. Но в этот раз я была этому рада, как никогда. Счастливо хлопнув дверцей шкафа, я направилась к Анверду.

— Ну что тебе опять? — Спросила я, не успев переступить порог.

— Завари мне чай. — Я начала потихоньку раздражаться.

— Пожалуйста, — Проговорил Анверд, грустно взглянув на меня.

Глубоко вздохнув, я все же заварила ему чай.

— Спасибо. А расскажи мне сказку?

Что? Вот этого я никак не ожидала.

— Хорошо, — зло проговорила проговорила я. Сам напросился! — Жил на свете один мальчик, и очень сильно любил он других людей донимать. Давал он людям поручения разные. То подушку поправить, то одеяло подать, то носки снять. А еще уж очень сильно он любил больным притворяться, — парень настороженно на меня посмотрел и нервно сглотнул. — И вот однажды, когда он в очередной раз попросил подушку поправить, его той самой подушкой и придушили. Конец! — И со злой ухмылкой я направилась к двери.

Но выйти я не успела, так как с кровати послышались всхлипы.

— Эй, ты чего? Плачешь что ли? Вот блин, мне еще ревущего дракона не хватало!

Подойдя поближе, я и моргнуть не успела, как оказалась на кровати, придавленная драконом. И что самое неожиданное, он начал наклоняться к моему лицу, приговаривая:

— Ты такая красивая!

— А ты такой урод. Ты что с ума сошел? — Но меня наглым образом проигнорировали и все равно продолжили свое дело.

Но я не сдалась, зарядила ему между ног и накинула на голову одеяло. Почти добежав до двери, я повернулась посмотреть, что делает Анверд, но вместо парня узрела дракона.

Реального дракона! Он одним прыжком сократил расстояние между нами. Кажется, зря я его между ног ударила, да и уродом назвала… Дракон рыкнул и набросился на меня. Я даже моргнуть не успела, как оказалась прижата к полу. Веки зажмурились сами собой. Я ожидала жестокой расправы, но… Меня начали облизывать!

Затем неожиданно открылась дверь. Шум, вызванный сумасшедшим драконом, привлек моих друзей. Благо, эту дверь никто ломать не стал. Аника и Орион быстро вбежали в комнату. Но как только дракон их заприметил, тут же начал рычать. Парень быстро среагировал и, потянув Анику к себе, закрыл дверь.

— А как же я? — Прохрипела, пытаясь встать. Но я тут же была прижата драконьей лапой обратно к полу, несильно, но ощутимо.

— Пусти, — решительно проговорила Аника за дверью.

— Стой! Ей уже не поможешь!

— Нормально! Я, вообще-то, все слышу!

Предупреждения мою подругу не остановили, и она все же протиснулась в комнату, следом зашел Орион.

Дракон решил совершить нападение без предупреждения. Но, к счастью, я успела схватить его за хвост. Ящерица-переросток заскулила, но вырываться не стала. Видимо, побоялся без хвоста остаться.

— Ты чем думала, когда дракона злила? — Гневно спросил Орион, пряча Анику за своей спиной.

— Я злила? Да это он меня бесил! — Дракон неодобрительно рыкнул. — Ладно-ладно, немного нервировал… Как его теперь назад вернуть?

Я рассчитывала на разумный ответ, но услышала:

— Без понятия, — Парень демонстративно пожал плечами. — Это его первое обращение.

— Хорошо, — проговорила я, пытаясь взглядом испепелить Ориона за столь радостную новость. — А сколько это продлится?

Парень задумчиво почесал подбородок и произнес:

— Если бы кто-то не выводил его, — Орион пальцем указал на дракона, что сейчас нервно стучал хвостом по полу. — То обошлось бы одним днем. Видишь ли, было два возможных варианта…

— Подожди, — перебила его подруга. — Так ты знал, что это не простуда?

Что? Да я его в порошок сотру!

— Догадывался… Но нужно было проверить.

— И как? Проверил? А если бы он меня убил!

Дракон обиженно отвернулся. А я медленно закипала от злости.

— Исключено, ты его супруга. К тому же мы не нападаем на девушек и детей. Если честно, я думал, что твое присутствие поможет заглушить драконьи инстинкты. Тогда все обошлось одним днем. Но ты стала катализатором, — Парень загадочно улыбнулся, а я сразу кое-что поняла. Он явно о чем-то не договаривает!

Зло скрипнув зубами я произнесла:

— Сколько?

— Три дня, — проговорил Орион.

Я тихо ужаснулась, ведь что-то подсказывало — сидеть с ним заставят меня. А вот дракону на это было плевать. Он, бросая злые взгляды на Ориона, все так же сидел рядом.

— А может ты за ним проследишь?

Парень ухмыльнулся и сделал шаг вперед, Дракон зарычал.

— Сидеть! — Неожиданно даже для самой себя прикрикнула я. И Анверд меня послушался. Да еще и хвостом обнял, для сохранности.

Орион даже не дрогнул, точно видел перед собой не дракона, а милую карманную собачку. Я обреченно вздохнула и направилась к кровати. Мне нужно срочно присесть! Дракон послушно семенил за мной. А затем меня огорошили еще больше:

— Кстати, об этом никто не должен знать…

— Час от часу не легче, — прокомментировала подруга.

А я громко завыла. Не хочу с ним сидеть! Подруга, видимо, вспомнив, что драконы на детей и женщин не нападают, направилась ко мне.

Анверд заинтересованно на нее посмотрел, но с места не сдвинулся, зато сдвинулся Орион. Из-за приближения парня Анверд зарычал. И, что удивительно, получил ответ. Орион глухо рыкнул, потянув Анику на себя. Боже, одни животные кругом! Дракон смолк, будто поняв, что означал этот рык.

— Пойдем, — властно сказал Орион, утягивая Анику за собой к двери. — Мое присутствие его нервирует.

— Но… — подруга попыталась ответить, вот только ее даже не стали слушать. Парень упрямо шел к выходу.

Дверь захлопнулась. И что это было? Сцена ревности?

Эх, а может он меня отпустит? Я перевела взгляд на дракона, который сейчас пытался сделать из одеял гнездо. Отлично, это мой шанс! Но, как только я пыталась подобраться к двери, наглая рожа хватала меня хвостом за талию и возвращала обратно. Пришлось смирится, сегодня я ночую здесь…

Ребята, немного соврали, сообщив преподавателям, что я и Анверд заболели. Так что наше отсутствие ни у кого не вызовет подозрений.

Друзья приносили мне в комнату завтрак, но досталась мне лишь пара яблок, так как Анверд съел всю мою порцию. Вот зараза!

После обеда Аника и Орион опять ко мне заглянули и застали меня в странном положении. Дракон свернулся вокруг меня калачиком, а я не могла пошевелиться, так как каждое мое движение сопровождалось поцелуем в щеку. Ну как поцелуем, облизыванием. Бр-р…

Но самое унизительное то, что меня даже в туалет не отпускали. Эта рептилия шла следом! Видимо, боясь, что я могу сбежать. Ага, в унитазе себя смою…

Если честно, то мне он больше напоминал большую и клыкастую собаку. Даже тапочки приносил. Сначала наблюдать за ним со стороны было смешно. Пока он не выбил дверь в уборную.

Череду моих мыслей прервал стук в дверь. Аника осторожно прошла в комнату.

— Не помешаю? — Поинтересовалась подруга, ставя поднос с горячим чаем и бутербродами на небольшой столик.

— Было бы чему…

И тут я заметила кое-что очень странное. Подруга была одна. Без Ориона. Наконец-то!

— А как ты от хвоста избавилась?

Подруга улыбнулась и ответила:

— Наказание отрабатывает, нечаянно колбы перепутал. Итог — взрыв. Теперь оттирает все.

Я недоверчиво посмотрела на подругу и уточнила:

— Сам перепутал?

— Ну, — Аника призадумалась и подала мне чай. — Ему помогли…

— Вот же лиса! — Восхитилась я.

— Просто мы давно не говорили без посторонних, — проговорила она, радостно улыбаясь.

И в этом она права. Ну ничего сегодня последний день. Мы немного пообщались и подруга вскоре ушла, оставив меня наедине с чаем и с бутербродами. Ну, и с драконом…

Я грустно посмотрела в бокал.

— Эх, жаль, что не с лимоном!.

А на утро меня ждал ожидал сюрприз.

Проснулась в кровати я не одна, а в обнимку с мужчиной… Благо, одетым мужчиной! И как только я смогла выбраться из медвежьих объятий Анверда, так сразу наткнулась на еще одно препятствие. Лимоны. Везде. На полу. На люстре. На шкафу. Повернувшись в сторону кровати, я увидела проснувшегося и явно ничего не понимающего Анверда. От его взгляда у меня по рукам побежали мурашки. А нет, показалось. Это всего лишь от разбитого окна. Разбитого? И, кстати… Что мне теперь с лимонами делать?

Глава 5. Ведьма

«{Если есть шанс куда-то вляпаться, ведьма его всегда использует!»

Катерина Полянская. Пропавший факультет, или Ведьмочки в Академии Боевых Магов}

— Что ты здесь делаешь? — По слогам произнес Орион, зло посмотрев на меня.

А я призадумалась…

Действительно, что я здесь забыла? Эх… А ведь все так хорошо начиналось…

Дни в академии пролетали быстро. Наступила весна. Я и Яло быстро справились с практикой, и директор попросил нас помочь Ориону и Анверду. Ребята не справлялись с заданием. К несчастью, они не смогли сдружится с боевиками…

Мы охотно вызвались им помочь. Вот только тогда еще не знали, что ехать нам предстоит в мужскую академию, поэтому нам с Яло пришлось маскироваться. Мы долго ссорились по этому поводу и в итоге решили все по-взрослому — сыграв в "камень-ножницы-бумагу".

Я проиграла…

— Что ты здесь делаешь? — Вновь повторил Орион, но уже более настойчиво.

— Тебе помогаю, — Проговорила я в ответ, пытаясь вырваться из его стальной хватки.

— У меня все под контролем! — Уверенно сказал Орион.

Я хмыкнула в ответ, ведь бедлам творившийся вокруг сложно назвать "контролем". Большая часть кабинета была разрушена, уцелевшая же была сожжена. Окна выбиты, двери сломаны.

А странная сцена нашей встречи была у всех на ввиду, поэтому вызвала много шума. Поняв, что сейчас нахожусь в образе парня, я оттолкнула Ориона. Ну, как оттолкнула… Попыталась. Парень глухо зарычал, но с места не сдвинулся. Эх, бедный! Совсем нервы ни к черту стали!

— Эй, отодвинься, — проговорила я, вытягивая между нами руку. — Или ты по мальчикам?

В кабинете загалдели парни, видимо, услышав мой комментарий. А Орион, поняв что происходит, отпрыгнул от меня как от чумной.

И я без всяких препятствий проследовала к единственному уцелевшему столу. Отсалютовала Анверду, притаившемуся в углу. Бросила рядом сумку и села на стул, небрежно закинув ноги на парту. Под удивленные взгляды парней я спросила:

— Что?

Рядом кто-то присвистнул. А ко мне подошел парень с розовой шевелюрой. Тихо прыснув от смеха, я стала ожидать дальнейших действий.

— Борзый?

— Крашенный? — Не подумав ляпнула я.

И совсем не ожидала услышать в ответ довольное:

— Ага, — Парень приземлился на соседний стул и протянул руку. — Борис!

— А-а-а… — Начала представляться я, но вовремя остановилась. И что мне ответить? Алиса, Аника… Думай! — Лис!

Я тоже протянула руку, но рукопожатие не состоялось. Мой новый друг оказался лежащим на полу, а за его спиной, с довольной мордой и стулом в руках, стоял Орион.

— Идиот… — Зло прошипела я и направилась помочь пострадавшему.

Протянула руку, помогая встать. Розоволосый благодарно кивнул. А людей возле нас стало больше.

Секунд тридцать стояла гробовая тишина, но неожиданно кто-то выкрикнул:

— Даешь драку!

И тут началось…

Летели столы, стулья, горшки с цветами и… даже люди! Горестно вздохнув, я решила найти безопасное место. Над моей головой пролетел стул. Я попыталась уклонится, но не удержалась на ногах.

Местом приземления для моей пятой точки стал стол, поломанный. Упав на его край, крышка с другой стороны подпрыгнула вверх, зацепив какой-то шар. Я заворожено следила за его полетом, медленно отходя назад.

Чует моя пятая точка, добром это не кончится!

Шар попал прямо в доску, а та, не выдержав такой удар, начала падать. Она то и прибила учеников, стоящих рядом. Вот только шар все продолжал полет… Он сбил все люстры и разбил шкаф. Короче, теперь на полу лежали все.

Затем прозвенел звонок. Я нервно сглотнула и, захватив сумку, тихо покинула помещение. Ну а что? Если выживут, все равно найдут!

Поняв, что на следующие занятия идти еще рано. Я решила отправится на разведку. Так… Начну, пожалуй, со столовой! Желудок радостно заурчал, поддерживая эту идею.

Очередь была маленькой, что очень удивило. Но уже через несколько секунд все резко изменилось. Людей стало в разы больше. Меня, маленькую, даже не замечали. Поэтому очень скоро вытеснили в самый конец очереди. Но, как говориться, маленький да удаленький. Сильно негодуя, я ударила парня ногой по заднице. Что бы неповадно было! Но произошла цепная реакция. Повалившись вперед, он толкнул стоящего впереди парня. И понеслось! Точно кости домино, люди падали друг на друга.

Пока боевики пытались понять, что произошло, я быстро подобралась к началу очереди. Взяла все, что мне нужно и спешно ретировалась. А то еще перепадет!

Тихо радуясь своей маленькой победе, я поднесла ложку ко рту. И тут за мой стол сели два олуха — Орион и Анверд.

Закатив глаза, я спросила:

— Что надо?

— Что ты здесь делаешь? — Спросил Анверд, присаживаясь на соседний стул, рядом сел и Орион.

— Ем. А что?

— Ничего! — Зло прошипел Орион, забирая у меня пирожное, тарелку с супом отобрал Анверд. — Ты нам все испортила…

— Испортил, — поправила его я, отбирая назад еду.

Не зря же людей била!

— И все же, что ты тут делаешь? — Уже более спокойно произнес Орион.

— Директор попросил помочь, — спокойно проговорила я и с упоением продолжила трапезу.

— А мы не просили. — Ответили в унисон ребята.

Отложив пирожное и чай, так как с супом я уже расправилась, спросила:

— А вот сейчас… не понял.

Вот же хитрый жук! А я то думала, почему директор так расстроился, когда увидел, что мы в академию вернулись раньше времени. Зато как плясал, когда мы опять уезжали! Эх, нельзя мужчинам верить!

Эта новость, хотя и расстроила меня, но аппетит не убила. Поэтому, горестно вздохнув, я вернулась к пирожному.

— Послушай, — начал говорить Орион, и я выжидающе на его посмотрела. — Тебе нельзя здесь находится!

Я недовольно хмыкнула, и он туда же. Если я не могу пользоваться магией, это не значит, что не смогу за себя постоять!

— Не переживай, — заверила его я. — Амулет достаточно сильный, морок не спадет!

Зло скрипнув зубами, я направилась к выходу.

— Черт, я не это имел ввиду! — Услышала я голос Ориона, но темп не сбавила.

Так… Теперь бы вспомнить, куда идти. Эх, можно было бы спросить у ребят. Но я же сильная и независимая. И вообще, обиделась, вот!

И тут в толпе я увидела розоволосую макушку.

— Борис!

Парень затормозил и повернулся в мою сторону.

— А куда нам дальше идти? — Сразу же спросила я, догоняя парня.

Розоволосый тихо хмыкнул и продолжил путь. Видимо, это приглашение пойти следом. Ну ладно…

До нужной аудитории мы добрались довольно быстро. К тому же приятная беседа немного заняла меня в пути. А зайдя в аудиторию я увидела знакомого человека, восседавшего на столе. Яло мирно подпиливала ноготки, изредка поднимая свой взгляд и улыбаясь. Мы кивнули друг другу в знак приветствия, и я села за последнюю парту, решив не привлекать лишнего внимания.

Ребята активно пытались вывести из себя Яло и отбрасывали пошлые шуточки. Подруга пока держалась, но взгляд на парней бросала многообещающий.

Я немного задумалась, поэтому на вопросы боевиков отвечала вскользь. Интересно, как он меня угадал? Ведь амулет помог изменить мою внешность. С таким мороком меня даже Андрюшка с Татой не угадали. Задумавшись, я не сразу заметила появления Анверда и Ориона.

— Ты… ты… ты… — Заикнулся Анверд, показывая на Яло.

— Вы, — подсказала ему подруга, наконец-то слезая со стола.

— А что Вы здесь забыли?

— Это нетактичный вопрос, молодой человек. — Яло укоризненно покачала головой. — Но я, пожалуй, отвечу. — Подруга на мгновенье замолчала, а затем обратилась уже к классу. — Я буду преподавать у вас этику. Меня зовут леди Крисс, — неожиданно ее речь прервал звонок. — Прошу занять свои места!

Урок пролетел незаметно. Сначала, парни пытались заигрывать с учительницей. Но после того, как Анверд чуть не сломал одному из ухажеров руку, все поползновения в ее сторону разом прекратились. Поэтому урок прошел в спокойной обстановке. Лишь иногда речь подруги прерывалась шутками Бориса.

— Ну что? — Спросил розоволосый, когда мы собирались уходить. — Пойдем переодеваться на физ-ру?

Где-то рядом чуть не подавился воздухом Орион. Положение спасла подруга.

— Адепты Лис, Орион, Анверд, задержитесь ненадолго!

Розоволосый разочаровано вздохнул.

— Ладно, позже увидимся!

Я согласно кивнула, направляясь к Яло. Анверд закрыл за адептами дверь.

— Ну и какого черта? — Проговорила Яло. — Вы чуть нас не раскрыли! Не могли промолчать?

— Два идиота, — поддакнула я.

Анверд понуро опустил голову, а вот Орион с замечанием был не согласен.

— Может, это вам не следовало соваться в чужие дела?

— Нет, где это видано! Мы пришли им помочь, а они мало того, что даже нас не поблагодарили, так еще и наезжают! — Раздраженно проговорила Яло.

— Спасибо, — ответил Орион. — А теперь можете возвращаться обратно!

— Орион, — попытался успокоить друга Анверд. Но тот лишь зло отмахнулся.

— Будто бы у меня был выбор! — Зло проговорила я. — Не нравится, так сделай вид, что мы незнакомы!

Парень хмыкнул и направился к выходу, не забыв зло хлопнуть дверью на прощанье.

Анверд тихо извинившись, отправился успокаивать Ориона.

Поговорили, блин!

Вспомнив, что скоро прозвенит звонок, я огляделась. Где бы переодеться? К счастью, в кабинете обнаружилась маленькая коморка.

Там я и переоделась.

— Успокоилась? — спросила подруга, когда я вышла из подсобки.

— Нет, — честно ответила я.

Решив, что я Ориону больше и слово не скажу, направилась к двери. Подруга горестно вздохнула, но не остановила. Видимо, понимала, что чревато последствиями.

— Ладно, встретимся после урока!

Подгоняемая злостью, я быстро дошла до полигона, который, кстати, был немного меньше нашего. Это слегка улучшило настроение. Бегать придётся меньше.

И тут, как назло:

— Пять кругов по полигону! — Рявкнул преподаватель, ребята стартанули с места даже не дослушав. — Бегом, марш!

Я бежала, выбрасывая всю злость. Борис пытался мне что-то сказать, но я не слушала. Поглядывала на преподавателя, мысленно желая, чтобы он куда-нибудь свалил. Ну, не люблю я бегать!

И тут, неожиданно, преподаватель, сказав нам, что скоро вернется, направился в сторону двери и скрылся за ней. Все тут же остановились, выдохнули и направились в сторону лавок.

— Что-то ты какой-то грустный. Что, новая учительница наорала?

— Можно сказать и так, — приговорила я, косясь на Ориона. — А все из-за двух идиотов!

— Эй, — обиженно крикнул Анверд, присаживаясь рядом. — Идиот тут только один!

Я ехидно хмыкнула.

— Что? И тебя послал?

Парень ответить не успел, тут влез Борис:

— А что вы натворили то?

— Да так… Помочь решил, а эти свиньи даже не поблагодарили! — Ответила я, все еще злясь на ребят.

— Бить таких нужно! — Проговорил Борис, разминая кулаки.

Я же тихо хмыкнула, разве таких побьешь?

Анверд устало вздохнул и проговорил:

— Не злись! Он не со зла…

— Мне все равно, — ледяным тоном произнесла я. — Больше я с вами общаться не намерен!

Как же бесит!

— Правильно, — проговорил Борис. — Общайся со мной, я лучше. Помощь всегда приму, помогай сколько хочешь, особенно на контрольных!

Услышав такое, я не смогла сдержать улыбки.

— Так и поступлю, — пообещала я, протягивая руку.

Свершилось рукопожатие.

— О чем болтаете? — Вмешался в наш разговор незнакомый мне брюнет.

— О свиньях, — проговорил Борис.

— Довольно интересная тема… — Теперь к нашему разговору присоединился и блондин.

— Это Кельвин и Град, — представил мне парней Борис.

Спустя некоторое время со мной перезнакомился весь класс. Увлеченные такой тепло беседой, мы не заметили как пролетел целый урок. Ребята спрашивали, надолго ли я здесь. И мне пришлось их огорчить, сказав, что здесь всего на две недели. Потом мне вновь придется вернутся в МАМУ.

Огорченные этой новостью, они уговорили меня устроить вечеринку. Я отнекивалась, как могла, но все же проиграла.

— Ты уверена, что это хорошая идея? — Спросила Яло, когда я рассказала ей о предстоящем торжестве.

— Конечно, — ответила я, не понимая причину ее волнения.

— Но там же будут одни мужчины. Ты понимаешь чем это может кончиться? — Все не унималась подруга.

— Да все отлично будет, не переживай. Я же сама теперь в образе парня!

— Ну смотри, если что, телефон держи при себе. Я буду на связи.

Я устало вздохнула и кивнула в ответ. А то же не успокоится!

Вечеринку устроили в холе мужского общежития. Благо, здесь правила были не такими строгими! Это я поняла еще тогда, когда увидела разгромленный кабинет. Находится в компании однокурсников было весело, мы танцевали, разговаривали, обсуждали то, как можно будет подшутить над учителями. Но неожиданно ко мне подошла Яло, по ее грустному выражению лица стало ясно — заставили.

Я удивленно посмотрела на нее.

— Думала, что посплю. Да нет же, приперся Орион. Ты же с ним не разговариваешь! А мне отдуваться! — Подруга горестно вздохнула. — Заставил идти сюда, чтобы ты ничего не учудила…

— Знаешь, после таких слов, — начала говорить я. — Мне как-то резко захотелось что-то учудить! Ну или побить кого-то!

— Я тебе даже в этом помогу. Скажу, где этот гад скрывается, — проворчала Яло, нервно размяв кулаки.

Узнав, где сейчас находится Орион, я отправилась к нему. К несчастью для него, укрытие парень выбрал крайне ненадежное — собственная комната.

Дойдя до места своего назначения, я зло застучала кулаками по двери. Открыли мне не сразу. Видимо, до последнего надеялся, что я скоро сдамся. Ха, наивный!

— Что? — Спросил Орион, открывая дверь.

Я молча зашла в комнату, обходя парня. Не хватало еще, что бы нашу ссору кто-то услышал.

— Тебе не кажется, что это уже слишком? — Спросила я, зло взглянув на Ориона.

— А врываться в мою комнату — не слишком?

— А просить Яло проследить? — Не осталась в долгу я.

Парень зло скрипнул зубами.

— Зачем ты вообще сюда приехала? До тебя все было под контролем, — парень стал приближаться, а вот я резко потеряла весь настрой ссорится. — Ты сводишь меня с ума!

Я отступила еще на несколько шагов назад. Понимая — валить отсюда нужно… Срочно! Но ничего предпринять я так и не успела — оказалась прижата к стене.

Да что происходит? Орион бы никогда так не поступил, в этом я уверена!

Парень глухо рыкнул и сорвал с меня амулет. Морок рассеялся. А я с замедлением все же поняла, что он напоминал мне Анверда, когда тот был обращен в дракона. Вот только тот проявлял агрессию на парней, а этот на меня!

— Спокойно… — тихо проговорила я, пытаясь оттолкнуть Ориона.

— Поздно, — мои руки тут же были перехвачены.

Опять рычание.

Я зажмуриваюсь. По телу бегут мурашки. Парень одну руку опускает на талию и прижимает к себе, не давая возможности отстранится. Вот только ногам значение не придает. Зря! Не теряя времени, я тут же наступаю ему на ногу.

От неожиданности парень ослабил хватку, и я смогла вырваться. Вот только ненадолго… Спустя секунду Орион грубо схватил меня за руку и потянул на себя. Попыталась отмахнутся от него. Не получилось.

Тогда решила закричать, но его рука тут же закрыла мой рот. А затем парень потянул меня в глубь комнаты, роняя на кровать. Орион навис сверху, а я тут же попыталась отползти к изголовью кровати. Даже кинула в него подушку. Но мой снаряд сразу же поймали. А затем подушка превратилась в пепел. Черт! Он невменяемый! Решив, что иного выхода нет, я потянулась к браслету, но не успела. Орион схватил меня за ногу, быстро вернув в исходное положение. Кажется, выбора у меня нет — придется использовать браслет.

Парень зарычал, наклоняясь к шее. Я же перестала вырываться, стараясь незаметно снять браслет. Орион все больше напоминал мне дракона! Даже черты лица стали острее!

Парень довольно рыкнул и провел носом по моей шее. Я нервно сглотнула, когда шатен начал блуждать руками по моему телу. А затем он провел своим языком по шее. Я вздрогнула, а парень глухо рыкнул, кусая меня.

Дрожащей рукой я активирую браслет и быстро прижимаю его к Ориону. А спустя секунду он потерял сознание, придавив меня своей тушей. Кажется, разряд тока его вырубил.

Мысленно поблагодарив Джексона за такое полезное изобретение, я попыталась скинуть Ориона с себя. Безуспешно, проще гору с места сдвинуть. Предприняв еще несколько безрезультатных попыток освободится, я сдалась. А вскоре и вовсе уснула.

Наорать на него я и завтра смогу!

Проснулась я от того, что в комнате было неимоверно жарко, точно возле печи нахожусь. И она все сильнее пыталась меня прижать к себе. Я сонно потерла свои веки. Благо, Орион теперь лежал рядом, а не на мне. И я смогла этим воспользоваться.

Отодвинувшись подальше к стене, я со всей силы толкнула его тушку в сторону края. Послышался грохот и сдавленные ругательства. Орион поднялся на ноги и удивленно посмотрел в мою сторону.

— Что ты здесь делаешь?

— Нормально! Это ты у меня спрашиваешь? — Проворчала в ответ я, сильнее закутываясь в одеяло. — Ты еще скажи, что ничего не помнишь!

Парень перевел настороженный взгляд в мою сторону.

— А что я должен помнить?

Так… А вот это уже совсем не смешно.

— Серьезно? — Удивленно спросила я.

— Перестань говорить загадками и расскажи, что произошло!

— А я знаю? — Не осталась в долгу я. — Это у тебя спрашивать надо! Почему заводишься с пол-оборота, еще и кусаться лезешь!

— Я? — Произнес Орион, а потом неожиданно выругался. — Черт! Это все же произошло…

Не поняла… Он, что… это предвидел? И все равно меня в комнату впустил?

— Что произошло?

Парень сначала говорить не хотел, но потом, глубоко вздохнув, решил все же поставить меня в курс происходящего.

— Дело в том, что у меня помутился рассудок. — Проговорил парень, будто бы я об этом не догадывалась! — Как тогда, у Анверда…

Так… О том, что мой друг может быть драконом, я предполагала. Ведь не просто же так он получил звание самого сильного мага первого курса? А такой резерв может быть только у дракона, но… Но тут кое-что не сходится.

— Подожди, — перебила его я. — Но у Анверда помутился рассудок уже в драконьем обличии.

— Да, — не мог не согласится с моими выводами Орион. — Но я наполовину дракон, поэтому радуйся, что я как Анверд не обернулся.

Так я и радуюсь! Потому что как-то не очень хочется, что бы такая махина меня придавила. Мне Ориона в человеческом облике хватило.

Зато теперь мне стало ясно, почему амулет не помог. Какая бы магия в нем не была заключена, изменить запах он все равно не может. А драконы очень восприимчивы в этом плане. Вот меня и опознали, как бы странно это не звучало, по запаху.

Кстати о драконах…

— То есть моя подруга точно так же будет сходить с ума? — Взволнованно спросила я.

— Нет. — Лаконично ответил Орион и замолчал, решив, что больше я спрашивать не стану.

Но меня такой ответ не устроил.

— Почему? — Надавила я.

— Это особенность рода, — кратко пояснил Орион, а я выжидающе на него посмотрела.

И парень обреченно вздохнул.

— Моя семья довольно сильная в магическом плане, но за все в этой жизни приходится платить. Поэтому раз в год драконьи инстинкты берут контроль над разумом. — Я внимательно слушала, стараясь не упустить ничего важного. А друг вдруг засмущался и нервно провел рукой по волосам.

— Ну? — Поторопила его я.

— Именно этот день хорош для продолжения рода.

Теперь неловко стало и мне…

Решив, что хватит с меня чужих тайн, я попыталась перевести тему.

— Ну… Раз мы все выяснили, я, пожалуй, пойду! — Нервно пробормотала я, стараясь не запутаться в одеяле. — Нужно еще Яло найти!

Я быстро встала с кровати и, не забыв захватить амулет, сразу же его активировав, направилась к выходу. Как же неловко! Я скоропостижно отправилась искать Яло.

Подруга обнаружилось у себя в комнате и не одна. Яло мило посапывала на кровати, а рядом лежал Анверд. Не поняла…

— Изменяешь мне, да?

Если честно, ответ на этот вопрос я и не ожидала услышать.

— А сама то? Где ночевала, не подскажешь? — Не осталась в долгу Яло.

Подруга сонно зевнула, поднимаясь с кровати. Я тоже хотела ей что-то ответить, но мою речь перебил чей-то храп. Эх, я вот думаю! Стоит ли говорить ей о том, что она стала кандидатурой для продолжения рода? Или пусть будет сюрпризом?

Подруга подошла к Анверду и шлепнула его по заднице. Тот от неожиданности упал на пол.

— Ты чего? — Спросил парень, потирая ушибленное место.

— А чего ты разлегся? На уроки пора, выход знаешь где!

Парень пробормотал в ответ что-то невразумительное, но послушно покинул комнату. Хорошо еще, что на нем была форма.

— И давно вы так сблизились? — Поинтересовалась я.

— С сегодняшней ночи, пока кое-кто шлялся неизвестно где, — Яло укоризненно на меня посмотрела. — Я просто пыталась выжить. Спасибо Анверду, он спасал меня во время медленных танцев. И в общем счете, когда ты не пришла, мне пришлось найти Анверда, чтобы тот остался со мной ночью, потому что мне было страшно!

— Страшно? — переспросила я.

Эх, жаль, она не представляет, как мне было страшно!

— Да. Ко мне не раз кто-то стучался, я спрашивала кто там, но мне никто не отвечал. — Проговорила Яло, нервно проводя руками по плечам, на потом все же пришла в себя. — Так, ты мне зубы не заговаривай! Ты была с Орионом или нет?

— Нормально! Значит, ты даже не была уверенна, что я с ним? А искать не пробовала?

— Да кто тебя тронет, — пробурчала в ответ подруга, скептически посмотрев на меня. — Ты же под мороком. — А потом, видно, Яло поняла, что что-то произошло, поэтому произнесла. — А что случилось?

Но видя по моему взгляду, что я не спешила все выкладывать, она продолжила:

— Или ты сейчас мне рассказываешь, или… или…

Я ехидно хмыкнула, понимая, что подруга мне ничего не сделает.

— Пора идти на урок, дорогая учительница этики!

А затем, не дожидаясь ее ответа, тут же вышла в коридор.

Оставшаяся часть дня протекла незаметно, впрочем, как и последующие дни в боевой академии имени Алькара мор Либена. Кстати, свое задание ребята нам все же рассказали. Оказалось, что во многих академиях стали устранять учеников с сильным магическим даром. И все бы ничего, да только главной причиной исключения стало их неконтролируемое и агрессивное поведение. Ребята, к сожалению, не смогли найти провокатора. Но помогли предотвратить исключение из академии многих учеников.

Перед отъездом парни вновь уговорили меня устроить прощальную вечеринку. В этот раз Орион не прятался в своей комнате, но и это не смогло уберечь меня от дальнейших неприятностей. Нет, изначально мы старались вести себя тихо и мирно, однако потом кто-то предложил сходить в близлежащею таверну. Именно там мы и встретили учителей, отмечавших отъезд Яло.

Ученики и учителя где-то минуту смотрели друг на друга, но Яло не выдержала молчания и проговорила:

— Присоединяйтесь!

Скрепя сердцем, ученики подошли к столу, ведь отказывать было невежливо. А то вдруг еще двойку на радости подарят!

А дальше все, как в тумане….

Страстный стриптиз пожилой преподавательницы Катерн ти Лор, последующий обморок большей половины учеников, феерическое выступление Яло с матерными частушками, бурные овации восторженной публики. Борис пытался показать танец, который был очень похож на индийский танец живота. Правда, его пивной животик явно не радовал глаз посетителей.

А после столь бурного праздника я проснулась в таверне… с сеном на голове. Рядом со мной была Яло, которая мирно спала на столе в обнимку с чучелом мамонта. Учеников и преподавателей боевой академии поблизости я не обнаружила.

Пытаясь разбудить Яло, я потолкала подругу в бок. И она со стоном разочарования открыла глаза.

— Чего тебе? Такой сон досмотреть не дала!

— Вот объяснишь, где мы находимся, и я с удовольствием разрешу тебе досмотреть сон!

Яло, глубоко вздохнув, проговорила:

— Мы где-то рядом с МАМУ. Учителя изъявили желание самим отправить нас домой. — Подруга сонно зевнула, слезая со стола. — Правда, Ориона и Анверда они почему-то решили оставить. Больше я ничего не помню. Все?

Да… Но, видимо, они перепутали координаты. Ибо данная таверна явно не находится рядом с нашей академией. Во-первых, у нее нет некоторых стен, во-вторых, кругом пустыня.

— Еще один вопрос.

— Давай.

— Откуда этот мамонт?

— А вот это у тебя надо спрашивать, это ты его притащила…

Я задумчиво почесала затылок и произнесла:

— Чего не помню, того не было.

— О, дамы, вы проснулись! — Я повернула голову в сторону говорящего. К нам с воодушевлением направлялся официант. — Я так рад, вам сейчас все подадут, угощайтесь!

— Простите, но у нас денег. — Тихо проговорила Яло, взглядом показывая мне на выход.

Странный официант ее не слушал, все так же радостно продолжая говорить:

— Это за счет заведения. Если бы не вы… не вы… Нашей таверны бы уже не было.

Я удивленно посмотрела на Яло, пытаясь вспомнить события вчерашнего вечера. Подруга же неопределенно пожала плечами.

Официант ловко схватил нас за руки, ведя опять к столу. Наши жалкие попытки уйти он проигнорировал.

— Вы так храбро сражались с бандитами, так храбро! Я в жизни такой техники боя не видел! Сначала вы им между ног надавали, а потом за уши, потом за голову и об ногу… Вы такие, такие… Смелые!

Решив отметить наши героические подвиги, мы снова напились. Я, конечно, сначала пыталась отказаться. Но официант даже слушать не стал, сразу разревелся. Пришлось еще раз поступиться своими принципами.

— Все! — Резво произнесла я, поднимая бокал с вином. — По приезду в академию, больше — ни-ни!

— Звучит как тост! Так выпьем же!

Вино закончилось быстро. И мы решили, что пора бы и домой идти. Но уйти незамеченными нам не удалось.

К нам, сломя голову, бежал официант. В руках он нес несколько бутылок вина и какой-то мешок. Я резво рванула к выходу, но все равно не успела покинуть помещение. Меня схватили за руку.

— Дамы, вы забыли.

Осмотрев себя и поняв, что ничего не теряли, мы вопросительно посмотрели на официанта.

— Вот. — Он протянул нам небольшой мешочек.

— Это не наше. — Проговорила Яло.

— Да. — Поддакнула я, — не наше…

— Но как же! — Воскликнул официант.

— Стоп, — проговорила Яло, остановив его только начинающуюся истерику. — Может… и наше. Вспомни! Палатка, старик…

И тут я вспомнила, что вчера мы не только побили кого-то, но и забрали у них амулет, позволяющий путешествовать меж мирами. Военный трофей, блин!

Я смущенно улыбнулась, забирая мешочек. А официант, воспользовавшись моментом, вручил нам еще несколько бутылок вина.

Спаивают, гады!

Мы быстро настроили артефакт, ввели координаты, и стали ждать. Минута… Две… Десять… Ничего не происходит.

— Может он сломан? — Поинтересовалась Яло.

— Если так, — уверенно проговорила я. — То сейчас исправим!

Вспомнив безотказный для любой техники метод, я с силой ударила рукой по артефакту. Послышалось шипение, и нас окутал фиолетовый дым.

Конечным пунктом нашего назначения стала таверна Олафа. Обрадовавшись, что нас не расщепило на атомы, мы, пошатываясь, отправились в сторону академии. А затем решили срезать через лес.

Вскоре идти молча нам надоело, и мы решили спеть песенку.

— Я водяной, я водяной…

Подруга тоже решила не оставаться в стороне, и быстро присоединилась:

— Поговорил бы кто со мной!

Но неожиданно наш дуэт кто-то прервал.

— Не стоит, я люблю тишину. Поэтому перестанете выть возле моего озера!

Мы пропустили эти слова мимо ушей, продолжая петь:

— А то мои подружки:

Одни пиявки, да лягушки…

— Вообще-то, ещё и кикимора! — послышалось недовольное замечание.

— Фу, какая гадость!

— Ваше счастье, что она сейчас вас не слышит!

Мы, сделав несколько поворотов, оказались возле озера. И только теперь увидели того, с кем пререкались. Это был водяной.

— Эх, жизнь моя жестянка, — с грустью проговорили мы. Решив все же допеть песню.

— И моя, кстати тоже. Хоть в металлолом сдавай!

— Да ну её в болото!

— Я так-то в озере живу…

Нечисть состояла только из воды и водорослей, и мы, чтобы рассмотреть его получше, подошли ближе к озеру.

— Ой, а ты кто? — Спросила подруга, тыкая в несчастного палкой.

— Понятно дело кто, водяной я! — произнесла нечисть, гордо подняв голову.

Палка в этот момент прошла сквозь его тело. Интересно…

— А имя у многоуважаемого водяного есть? — Не удержалась я и спросила.

Существо хмуро опустило голову, чуть взмахивая водорослями, что заменяли ему волосы.

— Нет, после того, как исчезла последняя ведьма, с нечистью никто не хочет иметь дело. — Он грустно вздохнул. — Домовым в этом плане больше повезло. Их считают одомашненной нечестью, поэтому и имя у них есть! А нам только на ведьм и рассчитывай! Да нет их теперь!

Безымянный водяной смахнул одинокую слезу, пытаясь сдержать эмоции. Не получилось… Он разревелся.

Пытаясь утешить несчастного, мы предложили ему успокоительное — вино. И даже решили помочь ему с именем. Водяной был назван Василием. А после…Он вновь разревелся. Правда, теперь от радости. И добрая половина леса утонула в его слезах.

Мы плавали в соленой воде, пытаясь за что-то зацепиться. Да… Зря мы его напоили. Эх, а водичка хороша! Теплая! Сейчас бы надувной круг. Я немного замечталась, поэтому не заметила дерево, за которое зацепилось одеждой. Ну, хотя бы течением не уносит. Я блаженно улыбнулась, вновь представляя надувной круг.

Эх, мечты!

И тут из воды всплывает надувной круг, почему-то розовый и в форме фламинго. Я удивленно смотрю на ожившую мечту.

— Кто это решил мой лес затопить? Водяной, старый хрыч, опять напился? Вот сейчас вылезу, и ты у меня получишь!

Я завертела головой, пытаясь отыскать говорившего. И нашла. Из дупла дерева вылезло странное рогатое существо. Увидев, что стало с лесом, оно протяжно завыло, выхватывая из моих рук вино.

— А вы, — спросил, видимо, леший, когда с вином было покончено.

— Студентки, — проговорила я, и зачем-то добавила. — Из академии.

— Ах, студентки. А тут что делаете?

— Плаваем. — Спокойно ответила я.

— А зачем водяного споили?

— Мы не спаивали. — Проговорила Яло, подплывая к нам. — Мы имя обмывали!

Подруга гордо подняла голову, цепляясь за надувной круг.

— Какое еще имя? — Проговорил леший удивленно.

— Водяного. Мы ему имя придумали, он у нас теперь Василий! — Проговорила я, блаженно улыбаясь.

— А мне имечко придумаете? — Леший задорно сверкнул глазами.

— Запросто. — Сказала Яло. — Будешь у нас…

— Иванушкой! — Договорила за нее я.

А дальше мы решили обмыть имя лешего. Нечисть достала ликер на основе пыльцы фей. К концу дня в затопленном лесу появились деревья, возросшие до небес.

Когда стало темнеть, Василий и Иванушка решили нас проводить до академии. Нечисть кричала матерные частушки, причем ни разу не повторяясь. Парочку мы даже записали. Уж очень они были интересными!

Иванушка еще приговаривал: "Какие я вам подарочки подготовил, проснетесь, удивитесь!".

Это последнее, что я запомнила. Мы вырубились. Кажется, в комнате Анверда и Ориона. Ну а что? Они все равно еще не приехали!

Сладко потянувшись, я почувствовала чей-то пристальный взгляд. Пришлось открыть глаза, и столкнутся нос к носу с разгневанным директором.

Тихо пискнула, скрываясь под одеялом. Мы уже успели что-то натворить?

— Что бы это ни было, это не мы! — Клятвенно заверила я, но из укрытия не вылезла.

Толкнула подругу ногой, чтобы та проснулась. Сначала она возмущенно замычала, но потом, видимо, увидев директора, тоже забралась под одеяло.

— Правда? — Удивлённо спросил директор. — Значит это не вы вчера выгнали меня из моей же комнаты?

— Нет, — проговорила Яло рядом со мной, высовывая макушку из-под одеяла. — Это все Василий и Иванушка!

— Кто такие?

— Мы не можем вам сказать, это государственная тайна. — Проговорила Яло.

Директор устало вздохнул, но скандал устраивать не стал. Извинившись, за устроенное представление, мы оправились в свои комнаты. А уже ближе к обеду узнали, что там ещё сильно повезло. Ведь директор ещё не видел подарок, оставленный лешим — стадо оленей в нашей столовой.

Пролетела неделя, другая, месяц… Учится становилось все сложнее. Я не понимала, зачем нужны нити, плетения. Почему нельзя колдовать самой энергией? Оценки становились хуже…

У Яло дела обстояли намного лучше, она с легкостью колдовала. И именно из-за этого мы стали реже видеться. Учителя буквально разрывали ее, пытаясь похвалиться перед учениками по обмену, какие у нас талантливые студенты. Только никакого восторга это не вызвало, но преподаватели были уверены, что те завидуют, просто не подают виду. Сначала я стойко это терпела.

Но когда в очередной раз услышала нотации учителей, не сдержалась. Плюнув на все, я решила прогулять оставшиеся уроки. Надоело! От них все равно никакой пользы!

Зайдя в таверну к Олафу, я направилась к любимому месту у окна. Но, к моему удивлению, оно было кем-то занято. Я устало вздохнула, решая, куда бы сесть. И тут чья-то рука коснулась моего плеча. Я вздрогнула и обернулась.

— Ты сегодня рано… — задумчиво произнес Олаф. — А где Яло? — Спросил он и тут же сам ответил. — Опять у учителей… Кстати, ты вовремя!

Я удивленно посмотрела на хозяина таверны. Олаф грустно улыбнулся в ответ.

— Ко мне племянник приехал…

Мужчина указал рукой указал на посетителя, что занял мое место у окна. И только теперь я заметила кучу пустых бутылок, лежавших на столе. Это он один столько выпил? Я тихо присвистнула.

— Что же его так расстроило?

— Девушка бросила… — Многозначительно проговорил Олаф. — Будь другом, помоги мне его развеселить! Сердце разрывается, когда вижу как он страдает!

— Я попробую, но ничего не обещаю.

— Спасибо, — Олаф улыбнулся и дополнил. — Сегодня все за мой счет.

Но моя помощь закончилось тем, что бутылок на столе стало намного больше. Джерард оказался культурным, интеллигентным, образованным, начитанным и веселым парнем. А вот девушка его, та еще су… Сумочка со стразами.

— Дядя, неси еще вы… ик… пить!

— Может уже хватит? — Осторожно поинтересовался Олаф.

— Нет, не хватит, — решительно проговорила я в ответ. — У человека горе!

— Боже! Я просил его развеселить, а не напоить!

— А это разве не одно и тоже? — удивленно спросила я. — Жора, вот ты мне скажи… Тебе весело?

— Очень! — радостно проговорил парень, отбирая у дяди бутылку.

— Вот! Жоре весело, — гордо проговорила я. — Поэтому, будь добр, не мешай! — И, махнув рукой, добавила. — Лучше работать иди!

— Жора? Не мешай? Работать? — Удивленно переспросил Олаф.

— Да, дядя, не мешай! — подержал меня парень.

А дальше… Я решила показать свои вокальные способности. Пошатываясь, встала на стол и, используя пустую бутылку вместо микрофона, запела.

Ну… Я так думала. На самом же деле я проорала:

— Только… Рюмка водки на столе!

Жора удивленно посмотрел на меня. И, видимо, позавидовав моему таланту, тоже решил меня удивить.

И надо сказать, у него это получилось. Я действительно не ожидала, что он решит перевоплотиться в пантеру. Жора сделал это без предупреждения. За что и поплатился… Сильно удивившись, я чуть не запустила в большую кошку стол. Но что-то меня остановило, возможно, то, что я на нем стояла. Зато пустую бутылку я не пожалела. К счастью, промахнулась.

В академию я решила не возвращаться, все равно моего отсутствия никто не заметит. Мой новый друг меня поддержал. Поэтому мы еще долго разговаривали, пока не уснули.

На улице радостно щебетали птички. По комнате пробежался легкий ветерок, видимо, вчера не закрыла окно. Я удрученно вздохнула, вставать не хотелось, и перевернулась на другой бок. Плотнее подвинулась к источнику тепла, кажется, это бы меховой плед. По крайне мере на ощупь это было что-то похожее. Стоп…

У меня же не было мехового пледа!

Я удивленно приоткрыла один глаз. И сразу же его закрыла. Кажется, белочка пришла…

Иначе я просто не знаю, чем объяснить то, что возле меня лежала огромная пантера. Я неверующе замахала головой и вновь открыла глаза. Но галлюцинация не исчезла. И тогда я, не придумав ничего умнее, громко заверещала.

Пантера приоткрыла свои глаза, недовольно смотря на меня.

Я резко поднялась, отходя как можно дальше от хищника. И только теперь заметила, что нахожусь в лесу. Да… Нужно меньше пить. Хищник как раз собирался встать, когда я заприметила пустую бутылку, лежавшую у моих ног. Отлично! Секунда. И животное обезврежено, а бутылка разбита.

Я облегченно вздыхаю и падаю на землю. А рядом доносится чей-то веселый смех.

— Я же говорил, что она все забудет! Иван, ты проиграл! Гони монеты!

— Тьфу, дурная!

Погодите-ка, знакомые голоса…

— Василий, Иван, а ну-ка быстро выходите!

— Ой, ведьма злится… Не к добру это!

Надо же, опять ведьмой обзывают! Я зло посмотрела на лесную нечисть. Водяной радушно улыбнулся, а леший рассказал о моем вчерашнем приключении. Стало стыдно…

Проверив наличие дыхания у своего друга, я без угрызений совести отправилась в академию. Оставив Жору на попечение водяному и лешему.

К несчастью, мое отсутствие не осталось незамеченным. Поэтому, когда я перелазила через забор, меня поймала Яло.

— Ты где была?

— Гуляла…

— Целые сутки?! — Выкрикнула Яло, сурово посмотрев на меня. — Ты хоть понимаешь, как я волновалась? Могла бы и предупредить!

— Ты была занята, — тихо проговорила я, понимая, что эта отговорка мне не поможет.

Подруга устало вздохнула, видимо, пытаясь успокоиться.

— Какого? Почему от тебя за километр несет котом?

Да… С ее чутким обонянием нужно что-то делать.

— А-а-а… Я себе домашнего питомца выбирала!

— И как?

Я понуро опустила голову и произнесла:

— Почему-то он решил остаться в лесу.

Подруга недоверчиво на меня посмотрела, но, к счастью, приставать с вопросами не стала. Она потянула меня за руку в академию, не забыв упрекнуть тем, что мы сильно опаздываем на первую лекцию. А о том, что я и не собиралась на нее идти, решила умолчать.

Решив, что лекция по управлению магическими нитями мне не нужна, я занялась куда более важными вещами. А что? Нити я все равно не вижу. А вот мои ногти давно пора привести в порядок. Поэтому я без угрызений совести достала пилочку. Но увлекшись своим занятием, я не сразу заметила появление нового ученика.

Поэтому, когда в аудитории раздался громогласный крик: "Аника!", я немного опешила. И даже пилочку выронила.

Я повернула голову в сторону звука и ругнулась. Это был Жора.

— Аника, это кто? — Спросила Яло.

А Орион и Анверд заинтересованно посмотрели на меня, в ожидании ответа. Вот же…

— Питомец… — Проговорила я шепотом. — Только говори тише, пожалуйста.

Но Яло мою просьбу не услышала, а потому прокричала:

— Ты что… решила завести человека? Аника, ты совсем больная? Мы же его не прокормим!

И именно на этой веселой ноте, в класс решил зайти преподаватель:

— А-а-а, адепт Джерард альтер Крат, вы наконец-то решили почтить нас своим присутствием. Что же вас задержало?

— Извините, это личное. — Проговорил Джерард, направляясь к нашему ряду.

Адепты жадно следили за каждым его движением. Еще бы! Кроме него никто так и не решился к нам подсесть. Всех почему-то до дрожи в коленях пугал Орион.

— Аника, ну ты даешь! Самого принца в питомцы записала, это надо же! — Проговорила Яло, а после посмотрела на Джерарда и продолжила. — Нет, если он согласен сам за себя платить, то я, в принципе, не против.

После сказанных слов, Орион и Анверд заскрипели зубами, зло поглядывая на "питомца".

— О чем это она? — Поинтересовался Жора.

— Шутит она так, — проговорила я, наступая подруге на ногу, чтобы та наконец-то замолчала. — Причем весьма неудачно.

И тут ко мне нагнулся Орион и прошептал:

— Может уже хватит меня бить?

— В смысле?

— Ты уже минут пять пинаешь меня по ноге.

— Что? — Заглянув под стол, я поняла, что вместо Яло доставалось Ориону. — Да что за день сегодня такой? Хочу домой!

— Студентка Алазар, я могу продолжить? Или мы так будем слушать ваши причитания? Я, между прочим, тоже хочу домой. Но все еще нахожусь здесь и пытаюсь объяснить материал, по которому у вас скоро состоится экзамен.

— Извините, — тихо пробормотала я.

Лекция все же началась, но ничего интересного мне узнать не удалось. Программа рассчитана на магов, способных видеть нити. Но я, видимо, оказалась немного бракованной волшебницей. И как только сквозь портал прошла? Меня бы расщепило на атомы, не будь у меня большого магического дара. Только созданные волшебниками порталы не причиняют людям вреда, а вот природные…

Эх, кажется пора переходить к служащим, там от меня хотя бы какая-то польза будет. Хотя, если честно, работа с бумажками меня совсем не радует. Поэтому и довожу всех учителей до нервного срыва своим присутствием на каждых лекциях.

Я так и не смогла понять, почему маги используют заклинания, различные формулы и схемы, привязывают к себе нити. Вот зачем все так усложнять? Не проще ли брать силу сразу из источника? Еще мне было неясно отношение некоторых рас к полукровкам. Такие люди часто отвергались обществом, но так было не у всех. В этом плане сильно отличились демоны. У них попахивало расизмом…

Увлекшись своими рассуждениями я не сразу заметила, как подошла к концу последняя лекция. Прозвенел звонок, и я наконец-то вернулась в реальность. Молча сложила свои принадлежности в сумку, встала из-за стола. И… Почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Я панически обернулась. И тут же встретилась взглядом с Яло.

Подруга, немного прищурившись, внимательно смотрела на меня.

— Что?

— Проверяю новую способность, — проговорила подруга, так и не прервав зрительный контакт.

— Решила испепелить меня взглядом?

Подруга устало вздохнула и спросила:

— Опять прослушала лекцию, да?

Я неопределенно пожала плечами, решив, что скрывать столь очевидный факт бесполезно.

— Говорят, что некоторые из драконов могут видеть ауры магов и людей. Вот я и пытаюсь понять, отношусь ли я к их числу.

Я внимательно посмотрела на нее, понимая, что она чего-то не договаривает. Подруга понуро опустила голову и пробормотала:

— У Анверда не получилось… А я очень хочу утереть ему нос!

— И как успехи?

— Не знаю, — честно ответила подруга. — Я смогла увидеть ауры Ориона и Анверда, они, кстати, чем-то похожи, — подметила Яло. Хотя быть иначе и не могло, они же родственники. — У остальных студентов тоже все прошло гладко. У директора вижу что-то, но никак не могу различить.

Я тихо хмыкнула, на нем такая защита стоит, что было бы странно, если бы подруга так легко ее взломала. О том, что наш директор явно не простой человек мы узнали случайно. Когда решили его разыграть. И ни чем хорошим это не закончилось…

— Только…

— Что? — поторопила я подругу.

— Только у тебя ее совсем нет, даже отголоска. — Яло немного призадумалась, но потом продолжила. — Хотя… ты у нас и так особенная, поэтому лучше сменю объект своего эксперимента. А сейчас пошли в столовую, я очень хочу есть.

— С удовольствием, сударыня, — ответила я, сделав шутливый реверанс.

— Я в тебе и не сомневалась.

В столовой нас, как всегда, ожидал приятный сюрприз. Феечки решили порадовать нас и оставили на столе три порции мороженного. Только Анверда обделили, видимо, припомнив, как тот съел несчастное мороженое подруги. Мы с Яло улыбнулись и пригласили к нам за стол "питомца". Он с радостью согласился, не отрывая взгляд от неизвестного лакомства.

— А можно попробовать? — С надеждой в глазах посмотрел на меня оборотень.

— Конечно!

А что? Я сегодня добрая, могу и поделиться. Но… съесть лакомство Жора не успел, Орион оказался проворнее и забрал мою порцию себе. Аргументируя это тем, что вкусы отличаются. Пока я от злости пыталась прожечь на Орионе дырку, Жора пытался уговорить Яло, но та стала отнекиваться. Эх, видимо, очень сильно проголодалась.

Анверд, решил от Ориона не отставать, тоже нацелился на мороженное подруги, но та оказалась вреднее и успела спрятать мороженое во рту. Как только мозги не отморозила?

— Странный запах, — пробормотал Орион, тщательно пробуя на вкус каждое мороженое.

Я зло смотрела на него, наблюдая за тем, как быстро исчезает мое любимое лакомство.

Затем мы направились к таверне Олафа. К счастью, сегодня к подруге с дополнительными занятиями не приставали. Но вскоре нам все же пришлось вернуться в академию.

Яло стало плохо. Обеспокоенные состоянием подруги, мы вернулись в мужское общежитие. И она сразу же ушла к себе.

Проводив подругу, мы с ребятами отправились ко мне. Анверд выглядел сильно обеспокоенным. Он прохаживался из одной стороны комнаты в другую, то и дело поглядывая на шкаф.

— Анверд, — не выдержала я. — Хватит глаза мозолить! Если ты волнуешься за Яло, проверь как она там!

— А ты разве за нее не беспокоишься?

— Беспокоюсь, поэтому тебя и отправляю, — улыбаясь сказала я. — Иди — иди.

Вскоре в комнате я осталась одна. Орион покинул меня почти сразу же, как за дверью шкафа скрылся Анверд. Решив, что постигать азы магии можно и завтра утром, я решила лечь спать. Но моим планам не суждено было сбыться. Как только я опустила голову на подушку, из шкафа стал доноситься ужасающий грохот.

Завернувшись в одеяло, как бабочка в кокон, я встала с кровати. Осторожно открыла дверцу шкафа. И тут же от неожиданности чуть не упала на пол.

— Зеленоглазое такси! Не тормози, не тормози, — напевала подруга, катаясь на чужом горбу.

Где-то я это уже слышала…

Анверд, пытаясь не уронить столь ценный груз, прошел в мою комнату. В его взгляде стойко читалось: "Спаси меня!"

— Яло? — Я внимательно посмотрела на подругу. — Яло, что с тобой?

Подруга недовольно повернулась в мою сторону.

— Ты кто? Хочешь украсть мое такси? — А потом, обняв Анверда, продолжила. — Не отдам! Он мой!

— Да твой я, твой. Только отпусти!

— Не отдам!

— Да никуда я не денусь! Пусти, задушишь!

— А ты не сбежишь? — Спросила Яло, посмотрев на парня так, как кот на валерьянку.

— Не сбегу, — клятвенно заверил ее Анверд.

Подруга недоверчиво посмотрела на него, но все же отпустила.

Я удивленно хлопала ресницами, пытаясь понять, что здесь происходит. И, не придумав ничего лучше, направилась в уборную. Нужно остудить голову.

Посмотрев в зеркало, я еще раз прокрутила у себя в голове происходящее. Это сон? Включила холодную воду, но остудить голову не успела. Сильный грохот, донесшийся из-за двери, заставил меня вздрогнуть. Не думая, быстро вернулась в комнату, чтобы тут же застыть на месте. Так как в моем жилище, раздраженно махая хвостом, сидел дракон. А чуть дальше, забравшись на шкаф, прятался Анверд.

Подруга настойчиво пыталась стянуть его со шкафа, но парень поставил магический щит. И все ее попытки были обречены на провал. Она хищным взглядом смотрела на Анверда и виляла хвостом. И именно из-за хвоста я уже лишилась тумбочки и нескольких полок. Поняв, что скоро от моей комнаты ничего не останется, я раздраженно проговорила:

— Анверд, слезай!

— Не слезу!

— Слезешь, — уверенно начала я. — Иначе ремонт оплачивать придется тебе!

Парень возмущенно открыл рот, но так ничего и не сказал. Ага, Понял, голубчик, куда вляпался!

Когда его ноги коснулись пола, зеленоглазого тут же поймала в свои цепкие лапы моя чешуйчатая подруга. Анверд попытался отстранится, но у него ничего не вышло. Яло обвила хвостом свою добычу и радостно заурчала. Не выдержав, я засмеялась. Анверд попытался показать мне кулак, но это у него не получилось. Оказывается, у Яло отличная хватка.

И тут произошло самое ужасное — подруга увидела клубок ниток.

— Нет! — Прокричала я. — Никаких прыжков! Не хватало, что бы ты еще пол проломила!

Но мой крик остался без внимания, и уже спустя секунду подруга радостно охотилась за клубком ниток. Поняв, что мне ее не остановить, я устало вздохнула и спросила:

— Это нормально?

Парень устало вздохнул, и я услышала:

— Помнишь, мы с Орионом расследовали одно дело?

Я согласно кивнула, пока не понимая, к чему он клонит.

— Так вот… Яло, похоже, стала очередной жертвой.

— Подожди… То есть теперь и у нас стали устранять сильных магов?

Парень утвердительно кивнул.

— Теперь важно не допустить, чтобы учителя узнали о её нестабильном состоянии.

Я перевела взгляд на подругу, решившую собрать всю пыль под моей кроватью, и устало вздохнула.

— Да… Эта задачка не из лёгких!

— Не переживай, новообращённые драконы быстро утомляются. Я прослежу за ней, а ты ложись спать.

Я согласно кивнула, не понимая зачем он вообще приходил. Подруга, радостно виляя хвостом, выбралась из-под кровати и последовала в свою комнату, таща за собой Анверда.

Однако прогнозы парня не оправдались, и я еще долго слышала громкий мат Анверда. Затем, подруга, видимо, решив, что доводить своего мужа слишком банально, выбежала в коридор. Ловили мы неугомонного дракона вдвоем. И как только не разбудили всех — неизвестно!

После Яло решила полазить в моем шкафу. Испортила кучу носков, причем, исключительно белых! Потом, мне на радость, все же ушла к себе.

Поэтому я даже не удивилась, когда услышала поздней ночью стук в дверь. Решив, что Яло опять что-то учудила, встала с кровати и без раздумий открыла дверь. В коридоре обнаружился Орион.

Парень, покачиваясь, переступил порог моей спальни. Я удивленно посмотрела на него, пытаясь понять, что случилось. А Орион, не удержавшись на ногах, начал падать. К счастью, я смогла удержать его.

— Помоги… — прохрипел Орион, опуская голову мне на плечо.

— Орион? — Взволнованно спросила я.

— Помоги, — словно в бреду повторил он, а затем замолк.

Я застыла на месте, придерживая Ориона руками. Время длилось мучительно медленно.

Он отстранился от меня сам.

Я взволновано посмотрела ему прямо в глаза и вздрогнула. Ведь на меня смотрел уже не человек. Его лицо заострилось, прямо у меня на глазах становясь все более хищным. Даже цвет его глаз стал другим. Радужка наполнилась кроваво-красным цветом, а зрачок стал вертикальным.

Так… Мне это не нравится! Я невольно сделала шаг назад. Парень неотрывно следил за моими движениями, как хищник смотрит на добычу. Не долго думая, я тут же ринулась к шкафу. Нужно сообщить Анверду, что жертвой стала не только Яло.

Парень глухо рыкнул и бросился за мной.

Я даже моргнуть не успела, как тут же была прижата к дверце шкафа. Тихо взвыв от боли, я попыталась вырваться. Парень резко развернул меня, заставляя посмотреть прямо в его глаза. И я застыла, не в силах пошевелить даже пальцем.

Убегать больше не хотелось… Я завороженно смотрела в его глаза. Парень усмехнулся, опуская одну руку на мою талию. Затем наклонился к шее, жадно вдыхая воздух. Другой рукой он забрался под майку, водя пальцами по моей спине.

А я молча наблюдала за происходящим, не в силах оттолкнуть эти наглые руки. Но наваждение прошло, стоило только влажному языку прикоснуться к коже на моей шее. Я вздрогнула, с ужасом понимая, что меня самым наглым образом пытались загипнотизировать.

— Пусти, — проговорила я, толкая парня в грудь.

В ответ послышалось утробное рычание, и меня с силой вдавили в шкаф. Парень оторвался от моей шеи и, ухмыльнувшись, посмотрел на меня. А я задрожала, увидев удлиненные клыки.

Стало не по себе. Черт! И почему этот недодракон прилип именно ко мне? Я зажмурилась, чтобы больше не попасться на его уловку.

— Посмотри на меня, — произнес Орион, тоном не терпящим возражений.

Но я все равно упрямо закачала головой.

— Не хочу!

— Посмотри, — повторил он, рукой приподнимая мой подбородок.

А я, не придумав ничего лучше, резко ударила его своим лбом. Парень схватился за нос, поэтому я смогла вырваться из его плена.

Я схватилась за ручку шкафа, резко толкнув ее на себя. Дверь отварилась, но я и шага ступить не успела. Орион пришел в себя слишком быстро.

Меня грубо закинули на плечо, слабо ударив по заднице.

— Эй! — Возмущенно прикрикнула я, снимая с руки браслет.

Удар повторился, а затем меня кинули на кровать. Парень навалился сверху, не давая мне и шанса на побег.

Черт! Неужели опять придется током бить?

Но в этот раз артефакт мне не помог. Парень провел по моему телу взглядом, остановившись на моих руках. А затем Орион зарычал, заметив браслет. Видимо, он помнил действие данного артефакта.

Поняв, что он собирается отнять у меня браслет, я сильнее сжала его руках и проговорила:

— Не отдам!

Но меня никто не слушал. Орион легко вырвал артефакт из моих рук и поджег его. Я вздрогнула, наблюдая за тем, как тлеет моя последняя надежда на спасение.

Парень наклонил голову набок, хищно скалясь.

— Моя! — Прорычал он, наклоняясь к моему лицу.

И затем я ощутила, как магия вырывается из моего тела. Вся комната озаряется ярким белым светом. И Ориона отталкивает силовой волной в сторону.

Парень пытается встать, но чистый магический поток не дает ему это сделать. Я с ужасом наблюдаю за происходящим, понимая, что не могу остановиться. Магия меня не слушается!

— Черт! — выругнулся Орион, все же вставая на ноги.

А затем я замечаю, как чистый магический поток, начинает постепенно исчезать. Орион буквально поглощал выпускаемую мной магию, изменяясь на глазах.

Он превращался в демона…

На его голове стали появляться рога, а за спиной распахнулись два кожаных крыла. Он уверенно шел ко мне, поглощая всю выпущенную наружу магию.

А я будто бы стала проваливаться в другой мир. Это измерение перестало для меня существовать. Был лишь магический источник, пронзающий весь мир. Это была чистая белая энергия, не имеющая ни начала, ни конца. Я легко черпала оттуда магию, не в силах остановиться.

Но кто-то резко схватил меня за талию, заставляя вернуться в реальность. Я выгнулась, приподнимая голову. На меня жадно смотрели кроваво-красные глаза.

— Моя, — ласково прошептал Орион, прижимая меня к себе.

Я удивленно посмотрела на него. А парень, не давая мне времени опомниться, жадно накрыл мои губы своими.

Я вздрогнула и с удивление отметила, что сама ответила на поцелуй.

И магия стала постепенно исчезать. А затем наступила непроглядная и всепоглащающаяя тьма…

Глава 6. Долина драконов

{ "Правильно боятся обидеть дракониц. В лучшем случае придет ее муж, отец или брат, любой из большой семьи, и прибьет обидчика. В худшем — мстить начнет сама обиженная, и тогда лучше самоубийства нет, эти красотки отличаются буйной фантазией и абсолютной безжалостностью."

Светлана Жданова. Алауэн. История одного клана }

Открыв глаза, я обнаружила, что сплю в обнимку с Анвердом. Удивленно моргнула и уже было хотела спросить, какого черта он здесь делает, но не успела…

Перед моими глазами предстало все, что я творила вчера. И мне стало стыдно. Неожиданно Анверд пошевелился, испугавшись, я закрыла глаза.

— Эх, какая же ты все таки милая! Пока не кусаешься и кричишь…

Усмехнувшись про себя, я продолжила притворяться спящей. Интересно, что парень будет делать дальше? А дальше было нечто…

— И как я мог в тебя влюбиться?

И тут моих губ коснулись чужие. От этого невесомого поцелуя в животе закружились бабочки. И я, шокированная признанием и поцелуем, открыла глаза.

Парень тихо икнул, поняв, что был застукан с поличным. Он резко отпрянул от меня и… оказался на полу.

А я не смогла сдержать тихого смешка. Анверд, потирая ушибленное бедро, начал подниматься.

— Чего тут смешного… Ты это, не подумай ничего такого.

— Да я, в принципе, ничего такого и не подумала.

— Яло, ты помнишь что вчера было?

Моих щек коснулся румянец, и я опустила глаза.

— Значит помнишь, — улыбнулся Анверд. — Яло, ты мне нравишься. — Выпалил парень, сам от себя такого не ожидая.

— А как это относится к тому, что было вчера?

— В принципе никак, но…

— А, точно! Мне же еще перед Аникой извиниться надо. — Быстро проговорила я, и, встав с кровати, поспешно отправилась в шкаф.

Почему-то мне хотелось отсрочить этот разговор.

Переступив порог чужой комнаты, я тут же застыла на месте. Ибо в помещении не осталось почти ни одной целой вещи. Какого?

Я провожу взглядом по комнате, пытаясь найти подругу. И тут замечаю на кровати Анику и Ориона. Так… Быстро дойдя до них, я схватила лежавшую на полу подушку. Как бы ударить по-больней?

И только я замахнулась для удара, как Аника открыла глаза:

— Ты чего?

— Я чего? Ты на комнату посмотри! Это я должна вопросы задавать!

Подруга перевела сонный взгляд на комнату, потом посмотрела на Ориона, потом снова на комнату, и снова на Ориона. И тут она, видимо, вспомнила, что вчера произошло. Выхватив у меня подушку, Аника осуществила начатое мной дело, хорошенько отлупив спящего Ориона.

— Ой, Аника, ай, хватит! Перестрань! Ой!

Парень стойчески терпел все удары секунд десять. Но вскоре ему это надоело. Он быстро отобрал у Аники оружие и придавил подругу к кровати.

— Дракон недоделанный! Я тебе покажу, как мою комнату громить! Вовек не забудешь! — Прокричала подруга перед тем, как укусить Ориона за руку.

А когда дракон был изрядно покалечен, она спокойно высвободилась и присела на кровать. Вскоре ее примеру последовал и Орион. Парень тихо присвистнул, обратив внимание на устроенный погром. И было в его взгляде что-то странное…

— Это я?

Подруга утвердительно кивнула. И именно в этот момент в моем мозгу будто бы что-то щелкнуло. Точно, цвет глаз!

Я резво схватила подругу за руку, притягивая ее к себе. А затем громко закричала:

— Изыди, демон!

— Что ты кричишь, дура… Аж в ушах зазвенело. Ну демон я и что? — Скривился Орион. — Я скорее наполовину демон, был бы настоящим изыдил, изыл… Тьфу, язык сломаешь! Вообщем может и ушел! А так, извиняйте, придется вам со мной еще пообщаться.

Я недоверчиво на него посмотрела, затем перевела взгляд на подругу. Аника уверенно кивнула, и я отпустила ее руку.

Она вновь села на кровать, я же перекрестилась.

— А теперь объясните мне, что вчера произошло! — Уверенно произнесла я, но ответа так и не дождалась.

В комнату, подобно тарнадо, ворвался Анверд. Он пару раз споткнулся, но благополучно добрался до кровати и закричал:

— Орин, ситуация 216!

Красноглазый резво вскачил с кровати, начиная нервно оглядываться по сторонам.

— А раньше сказать?

— Сказать о чем? — Уточнила я, пытаясь понять, что же их так напугало.

— К нам едет бабушка!

— Сколько нам осталось жить? — Спросил Орион, нервно сглотнув.

Анверд устало вздохнул и произнес:

— Минут двадцать…

Помолчав где-то минуту, они одновременно стартанули к двери. Мы последовали за ними, но неожиданно перед нашим носом закрыли дверь.

— Не поняла, — воскликнула подруга и попыталась подойти к двери, но ее тут же отбросило немного в сторону.

И тут я испытала чувство дежавю. Потому что вчера меня точно так же отбросило от шкафа, когда я пыталась поймать Анверда.

— Простите, девочки! Но вам с ней лучше не встречаться, — послышался голос Анверда из-за двери.

Мы задумались, что же такого в этой бабушке. Посмотрев с Аникой друг на друга, двинулись к шкафу. Мы попытались выйти через мою дверь, но ничего не получилось, здесь тоже стояла защита. Получив еще один синяк на мягком месте, мы обреченно вздохнули.

Аника не выдержала и произнесла:

— Ты, короче, думай, а я пошла в душ.

Но я уже не слышала подругу, так как склонилась над дверью, пытаясь взломать защиту. Пока Аника занималась утренними процедурами, я ковырялась в магических сплетениях, и раз… дверь открылась.

А когда я дождалась возвращения подруги, мы вмести вышли из комнаты. И, злорадно хихикая, подступили к чужой двери.

Как только мы переступили порог чужой спальни, парни вздрогнули и, резво подбежав к нам, протараторили:

— Бабушка, мы так рады тебя видеть!

— Ой, внучата, я тоже так по вам соскучилась! Так исхудали, повзрослели! — Проговорила я, решив примерить на себя роль бабушки. — А теперь живо рассказывайте, что вчера произошло! Или я за себя не ручаюсь!

Парни замерли на месте, открыв рты. Видимо, они совсем не ожидали нашего прихода.

— А как это? — Проговорил Анверд.

— А так это! — С ухмылкой ответила Аника.

— Но все же… Как это? — Послышался изумленный голос Ориона.

— Не поверишь! А вот так это! — Продолжила я наш обсурдный диалог.

— Девочки, сейчас не время и не место. — Проговорил Орион, нервно поглядывая на дверь. — Давайте мы с вами позже поговорим? К нам бабушка приезжает!

— Да, да! И вам лучше с ней не сталкиваться! — Проговорил Анверд, нервно поглядывая на дверь. — Она — страшная женщина!

Мы изумленно вздохнули, и именно в этот момент дверь отворилась.

— И кто это тут страшная? — Проговорила седовласая женщина, переступая порог.

Парни нервно сглотнули и быстро проговорили:

— Бабушка, мы так рады тебя видеть!

Хм… Где-то я это уже слышала…

— Ой, внучата, я тоже так по вам соскучилась! Так исхудали, повзрослели! — Проговорила бабушка, а парни резко остановились поглядывая то на нас, то на бабушку.

Надо же! А я оказывается угадала ее реплику!

Бабушка подошла к парням, обняла и нежно поцеловала каждого в щечку.

— Ой, а это что за красавицы?

Я немного зарделась от такого лестного сравнения. Но ответить на комплимент не успела.

— А красавицы уже уходят. — Проговорил Орион, подталкивая Анику к выходу.

— Ну почему же, — тут же отреагировала подруга. — Мы, пожалуй, останемся. Я Аника, — и показав в мою сторону, произнесла, — а это моя сестра, Яло.

Бабушка мило улыбнулась и внимательно посмотрела на нас. А затем неожиданно для всех громко охнула и протараторила:

— Боже! Дождалась, внучок женился! Наконец-то!

А затем я оказалась в капкане довольно сильных рук.

Видимо, женщина заметила мою татуировку.

— Ну, чисто теоретически, мы еще не женаты. — Проговорила я, но бабушка лишь махнула на это рукой.

— Ничего, это дело поправимое! — Седовласая женщина мило улыбнулась, а затем снова начала тараторить. — Ой, что же это я! Дура старая! Представится забыла! Девочки, зовите меня бабушка Грейс!

— Очень приятно, — проговорила я, улыбнувшись в ответ.

— Ой, внучек, какую воспитанную невесту себе нашел. Все, решено! Через неделю свадьба.

— Как?! — Проговорили мы с Авердом в унисон.

Я замолчала, пытаясь переварить полученную информацию, а вот женишок продолжил:

— Ни за что! Я на ней не женюсь, — в точку, мне лично тоже не нравится перспектива замужества. — Да ты посмотри на нее, ни кожи, ни рожи. — Та-а-ак, а это мне уже что-то не нравится. — Наши драконессы намного красивее и статнее… — На секунду парень замолчал, а потом продолжил. — Да и похудее будут.

А вот это уже перебор! Так лестно обо мне еще никто не отзывался! И мне от этого так обидно стало…

— Ах, ты… засранец! — Возмущенно воскликнула бабушка, замахиваясь на Анверда сумкой. — Женишок недоделанный! Я тебе покажу, как девок обижать!

— Ба, ты чего? — Обиженно воскликнул дракон, пытаясь руками защитится от нескончаемых ударов.

— Не бабкай! Мало тебя дед в детстве лупил? Так я это исправлю!

Она в очередной раз замахнулась сумкой, но Анверд, увернувшись, быстро выскочил в коридор.

Женщина проводила непутевого внука взглядом, а затем обратилась ко мне:

— Не плачь, деточка! Вернётся, паршивец, и прощение попросит! Все будет хорошо!

Однако меня это совсем не успокоило. Истерика накрыла меня с головой. Хотелось забыться и уснуть, но жестокие слова Анверда каждый раз всплывали в моей памяти, не давая забыться.

И горькие слезы обиды потекли по моим щекам.

— Яло, остановись! — Подруга отчаянно трясла меня за плечо, пытаясь привести в чувство. — Хватит! Ты сейчас всю школу затопишь!

Я тихо всхлипнула, но истерить не прекратила.

— Да, как он мог! — Возмущенно проговорила я, вновь продолжая реветь.

Бабушка удрученно качнула головой, а моя подруга грозно проговорила:

— Если ты сейчас же не успокоишься, то академию будешь отстраивать за свой счет!

Я удивленно посмотрела на подругу. И мои слезы тут же высохли на щеках. Ибо вся комната была заполнена водой.

— Как? Боже, это я?

— Ну не я же?

— А что теперь делать?

— Понятия не имею.

— Очень хороший ответ…

Тут слово решила взять бабушка Грейс:

— Так что же ты мне сразу не сказала, что ты потомок Клэров!

— Кого? — Спросила я, удивленно посмотрев на пожилую женщину.

Грейс устало вздохнула и тихо начала говорить:

— Сила драконов заключена в огне. Но мало кто знает, что эта стихия подвластна нам не с самого рождения. — Бабушка осторожно подошла к кровати, аккуратно присаживаясь на нее. — Только в момент первого обращения устанавливается связь с огнем.

Я внимательно слушала ее рассказ и не могла удержаться от вопроса:

— Значит до этого времени огонь опасен маленьким драконам?

Бабушка утвердительно кивнула и произнесла:

— Именно. Он может даже убить.

— Жутковато, — проговорила подруга и обняла себя за плечи.

Грейс тихо хмыкнула и сказала:

— Ну, разве что иногда. Но так было испокон веков, — я жадно глотала каждое слово, не смея больше перебивать рассказчицу. — Дракон и огонь были неделимы. Пока один род не решил это изменить. Так и возникли водяные драконы. Но вместе с силой изменилась и роль девушек в этом роду. Женщины те обладали невероятной силой. Так и получилось, что огонь сменила вода, а мужчину, женщина. Вот только прервался этот род лет сто назад. И о нем больше никто не слышал, — женщина замолчала, но потом многозначительно добавила. — До сегодняшнего дня.

В комнате воцарилась тишина. И лишь подруга неустанно водила мокрой туфлей по воде. Спустя какое-то время послышался ее усталый вздох:

— Эх, жаль это не лед! Я бы с удовольствием на коньках покаталась!

— То есть вы хотите сказать, что я потомок этого самого рода? — Спросила я, мысленно согласившись с Аникой. Да, на коньках я давно не каталась.

— Дитя, я не хочу сказать, а прямым текстом тебе это говорю. Потому что твоя сила именно это и доказывает. А теперь идите и погуляйте, бабушке нужно отдохнуть!

Попрощавшись с этой приятной женщиной, мы вышли в коридор. Дверь захлопнулась и я сделала первый шаг вперед. Однако мои ноги тут же стали разъезжаться в разные стороны. Секунда, и я поцеловалась со льдом. Что? Лед?

Послышался раскатистый смех подруги, вот уж кто был доволен случившимся. Однако ее счастье не продлилось долго. Когда Лиса упокоилась, она решила помочь мне встать на ноги.

Но очень скользкие туфли резко поменяли все ее планы. Эх, летала она красиво!

А когда полёт прекратился, подруга с восхищением отметила:

— Ничего себе! Льдом даже ступеньки покрылись!

Я тихо присвистнула и решила подойти поближе, чтобы по достоинству оценить масштаб чей-то работы. Но от изумления могла лишь только открывать и закрывать рот. Ибо лестница превратилась в большую горку!

— Кажется, я знаю, чем мы займёмся сегодня! — Приговорила Аника, довольно потирая ручки.

— Только сначала нужно найти то, в чем мы будем кататься. Ибо свою пятую точку мне жалко!

— Есть у меня одна идея! — Произнесла подруга, уверенно спускаясь вниз.

Я нервно сглотнула и поспешила за ней. Так как человека с такой бурной фантазией нельзя оставлять одного.

И в этом я оказалась права. Ибо уже спустя всего пятнадцать минут мы на полном ходу неслись с этой лестницы в металлической ванне.

Прошло полчаса, и вот вместе с нами катаются остальные студенты, нашедшие тазики и большие кастрюли. Однако совсем скоро нам пришлось оттуда по-быстрому ретироваться, ведь наш бесплатный каток нашли учителя.

Грустно вздохнув, мы разбрелись по своим комнатам. Ну, ничего! Вот оторваться на предстоящей ярмарке нам уже никто не запретит! И, надо признать, я оказалась права.

Последний день перед каникулами я действительно запомню надолго. Ярко украшенные улицы в честь ярмарки приятно радовали взор.

Бумажные фонарики, гирлянды и куча необычных угощений, которые я должна была найти на этом празднике жизни, заставили меня ускорить шаг.

И признаюсь честно, сначала я не знала, что именно мне попробовать в первую очередь, пока не увидела прилавок с карамелью. С виду ничего необычного, простые леденцы. Но после поедания этого лакомства на несколько часов изменяется голос. и никто не может предугадать, каким именно он будет.

Решив, что без такого леденца я жить больше не смогу, стремительно направилась к прилавку. И, когда экзотическое лакомство оказалось съедено, я немного выпала из реальности. Поэтому и не смогла сразу заметить Анверда.

— Может мне его побить? — Услужливо предложила Аника.

Но я лишь отрицательно покачала головой, еще успеется…

Я не стала дожидаться того момента. пока парень начнет говорить. Вместо этого я грубым мужским басом послала его на три веселых буквы.

Подруга удивленно присвистнула, а затем решительно произнесла:

— Нет, такой голос тебе точно не подходит!

Я не могла с ней не согласиться. Но зато звучит он авторитетно! Немного посмеявшись над мимикой Анверда, мы отправились исследовать другие палатки, в одной из которых меня и накрасили. Я просто не смогла пройти мимо, когда увидела, как рисуют красками на лицах.

Следующим местом нашего назначения стал тир, где нужно было разноцветными красками попасть в мишени. Мое внимание привлек большой плюшевый волк, и именно из-за него я захотела поиграть. Заплатив за шесть попыток, я приготовилась к стрельбе. Но тут неожиданно вместо мишени появляется голова Анверда:

— Яло, ну давай поговорим.

От неожиданности я нажимаю на курок. Выстрел. И точно в лоб!

Анверд скосил глаза и сглотнул.

Аника посмотрела на парня и проговорила:

— Радуйся, что это ненастоящие пульки.

И тут послышался чей-то задорный смех. Я перевела взгляд и с удивление отметила, что это был парень, следивший за тиром.

— Будем думать, что ты попала в мишень, — проговорил он, утирая слезы.

А затем мне протянули плюшевого волка.

Искренне поблагодарив парня и стараясь не смотреть на Анверда, я развернулась и двинулась в путь.

День подходил к концу, но возвращаться в академию не хотелось. Поэтому мы с подругой решили покататься на Чертовом колесе.

— Может выслушаешь его? — Спросила Аника, когда мы занимали очередь.

— Нет, он пока этого не заслужил.

К сожалению, очередь двигалась очень медленно, поэтому уже спустя полчаса захотелось уйти. Но наше желание покататься на данном аттракционе было сильнее. И вот, когда этот долгожданный момент настал, случилось нечто странное.

Я уверенно открываю дверь кабинки и так же уверенно ее закрываю. Ибо внутри сидел Анверд!

— Какого черта? — удивленно воскликнула я, смотря на кабинку.

— Яло, нам нужно поговорить, — уверено проговорил парень, приоткрыв дверь.

А дальше меня самым наглым образом затолкали внутрь. К сожалению, я не смогла от него отбиться, зато расцарапала ему всю спину.

Пихнув дракона в живот, я прорвалась к двери. Но кабинка покачнулась, и я с ужасом поняла, что опоздала. Нас поднимало к небу, а где-то на земле Аника махала мне белым платочком вслед. Вот зараза!

Мы сидели и смотрели друг другу в глаза. Никто из нас не мог начать разговор.

— Ну? — Раздраженно спросила я. — Ты долго собираешься молчать?

Анверд встрепенулся и начал:

— Яло, ты слышала, что если поцеловаться на Чертовом колесе, то люди навсегда останутся вместе?

Я мысленно заволновалась. Он же не собирается меня целовать? Правильно?

— Ты весь день за мной гонялся, чтобы об этом поговорить?

— А? что? Нет. — Он ненадолго замолкнул, а потом продолжил. — Яло, я хотел перед тобой извиниться. Я сорвался на тебя. Мне не стоило этого делать. Но, когда бабушка начинает разговор о женитьбе, я начинаю заводиться. А наша с тобой неожиданная помолвка только подлила масло в огонь. Извини!

Неловкое молчание повисло в воздухе. Его слова приятно грели душу, но Анверду я в этом признаться не смогла. Смущённо опустив взгляд в пол, я молчала, а парень и не настаивал на разговоре. И все было хорошо, пока я не обнаружила потерянную кем-то монетку. Я протянула руку к полу, решив забрать оставленное здесь сокровище себе.

Но кабинка резко покачнулась, и я, не удержав равновесие, стала падать на Анверда. И именно в этот момент он решил повернуться в мою сторону… Секунда. И наши губы соприкоснулись.

К слову, монетку я захватить успела, но вот поцелуя никак не ожидала. Оторвавшись на миг, Анверд вновь прильнул к моим губам, углубив поцелуй. Я не сопротивлялась, так как не понимала, что мне делать.

Со мной никогда ничего такого в жизни не происходило, в животе запорхали бабочки. Сознание притупилось, а голова закружилась…

И я решила ответить на поцелуй.

— Кхм, кхм. — Оторвавшись друг от друга мы повернулись в сторону дверей, а там на нас смотрели улыбающиеся Орион и Аника.

Соскочив с колен Анверда, я пулей выскочила из кабинки. Мои щеки никогда в жизни так не краснели…

Побороть чувство стыда не получилось, и я сбежала в академию. Мне нужно время, чтобы разобраться в себе.

К счастью, подруга за мной не последовала. Решив остудить чувства холодной водой, я направилась в ванную комнату. Но сегодня удача явно была не на моей стороне. В академии отключили воду…

Для решения проблемы пришлось подключить свой острый ум. Немного поразмышляв, я смогла прийти к выводу, что этот конфуз можно решить обычными слезами. А что? Комнату же у меня затопить получилось! Значит и тазик наполню без труда!

Поняв, что для этого мне нужно конкретно так загрустить, я решила вспомнить фильм "Хатико". Секунда, и я уже рыдаю, сидя в обнимку с тазиком. От экстравагантного макияжа не осталось и следа. Все превратилось в сплошное месиво когда-то ярких красок.

Именно в таком положении меня нашёл Анверд. Опять со своими словами: " Яло, давай поговорим!".

Он ворвался в комнату, не удосужившись постучать. Увидев меня он остолбенел.

— Яло, что с тобой? Это из-за того, что случилось в кабинке? Прости, я не хотел…это само… Чёрт! Я даже не знаю, что сказать. — Но от его слов, я лишь сильнее плачу. — Ну Яло, я не знаю, как успокаивать плачущих девочек. Ну что мне сделать, чтобы ты меня простила?

— Да я не из-за тебя. В академии воду отключи-и-или!

— А это тут причём? — Не понял парень.

— А умываться мне чем прикажешь? — Приговорила я, немного успокоившись. — Вот я и решила смыть косметику слезами.

Анверд замолчал, явно пытаясь переварить полученную информацию. Но это, видимо, оказалось слишком непосильной задачей для его мозгов.

Молчание затянулось…

И лишь спустя какое-то время нас привел в чувство чей-то осторожный стук в дверь. Мы синхронно повернули головы к входу и услышали взволнованный голос бабушки Анверда:

— Яло, мне нужно с тобой поговорить!

Я неохотно поднялась с кровати, чтобы открыть дверь. Анверд же с места не сдвинулся, точно прирос к насиженному месту.

— Яло, я обо всем договорилась! Можешь не переживать! — Протараторила госпожа Грейс, переступая порог.

— А… — Начала говорить я, но мою речь тут же прервали.

— Выезжаем в Драконью долину завтра вечером!

— Но… — И снова мне не дали договорить.

— С директором я договорилась, не переживай!

— А…

— Не волнуйся, жить будешь у нас. А теперь я, пожалуй, пойду. — Бабушка сонно зевнула. — Нужно отдохнуть перед длинной дорогой!

Я удивленно моргнула, наблюдая за тем, как силуэт госпожи Грейс скрывается за соседней дверью. Затем глубоко вздохнула и, повернувшись к Анверду, спросила:

— И что это было?

В ответ раздались не менее усталый вздох и спокойное:

— Бабушка…

И после Анверд ушел, оставив меня наедине со своими мыслями. Нужно еще подруге как-то об отъезде сообщить. К ней что ли сходить?

Но Аника меня опередила. Как только я направилась к шкафу, дверца тут же отварилась, и в комнату вошла Лиса.

— Спишь?

— Еще пока нет. А что?

— У тебя вода есть?

— Нет, — улыбнулась я, вспомнив каким способом мне пришлось умываться.

— Блин! — Разочарованно произнесла подруга. — Ну и что мне теперь делать?

— Поплакать? — Ответила я вопросом на вопрос.

Послышались два обреченных вздоха, а затем мы вместе произнесли:

— Надо поговорить!

Удивленно моргнули, поняв, что сказали это в унисон. А затем произнесли:

— Ты первая!

Да что ж это такое!

— На счет три? — Предложила подруга, и я утвердительно кивнула.

Отчет пошел. Глубокий вдох, и вновь одна фраза на двоих:

— Мне нужно уехать, без тебя!

А дальше мы устроились на моей кровати, немного в отрешенном состоянии. Нам первый раз придется уехать друг от друга. И похоже это надолго. Обнявшись, мы поведали о том, куда разъезжаемся. И так же вместе мы и уснули.

— Не переживай, встретитесь еще! — Успокаивал меня Анверд, после того как я проводила подругу.

— Угу! — Поддакнул Орион, запрыгивая в повозку. — Только я одного не пойму, ба! Зачем ты и меня прихватила? Могла бы и этими голубками ограничится!

Бабушка легким движением отвесила внуку подзатыльник, и ответила:

— Не спорь! Сказала едем все, значит едем все. Ну, а теперь в путь!

Парень разочарованно вздохнул, но благоразумно решил промолчать.

Я отвернулась к окну, решив, что всю дорогу буду рассматривать пейзаж. Но что-то пошло не так. И уже через час я уснула.

— Внученька, просыпайся. Пора вставать, мы приехали!

— А? Что? Уже?

— Конечно, ты всю дорогу проспала, вот времечко и пролетело!

Я довольно потянулась, и аккуратно вылезла из повозки.

К сожалению, вид драконьей долины меня разочаровал. Ибо ожидала чего-то большего, нежели обычный город около гор. Я огорченно вздохнула.

— Что? Ожидания не оправдались? — Ехидно произнес Орион, доставая свои вещи из повозки.

Я еще громче вздохнула и направилась внутрь замка. Эх, хоть не в амбаре жить придется!

Не успела притронуться к двери, как она отворилась сама. Я покачнулась от неожиданности, но все же устояла на ногах. Блин, а день так хорошо начинался! Я даже вздремнуть успела!

И только я подумала о том, чтобы вновь попытаться зайти внутрь, как меня наглым образом туда затолкнули.

— Что встала? Весь проход загородила!

Резко развернувшись, я зло посмотрела на Ориона и с наглой улыбкой произнесла:

— Может это потому, что кто-то потолстел? Вот в дверь и не влазит!

Довольная своим ответом, я с превеликим удовольствием прошла в холл.

Дворецкий услужливо проводил меня в комнату. А уже вечером, я услышала одну интересную новость.

— Как замечательно, что вы согласились приехать! — Радостно прощебетала бабушка Грейс.

И тут в столовой в унисон прозвучали три голоса:

— А у нас разве был выбор?

Она пропустила это мимо ушей. Лишь улыбка стала шире и бабушка продолжила:

— Завтра как раз приезжают родители Анверда. Поэтому состоится бал, на котором мы и объявим о вашей помолвке!

Угрюмо переглянувшись с женихом, мы разошлись по комнатам. Только Анверд отправился к себе, я же до своей комнаты не дошла. На моем пути оказался винный погреб. Мимо пройти я не смогла. К тому же был такой замечательный повод!

События того вечера в моей памяти не сохранись. Зато со мной осталась ужасная головная боль и сухость во рту. Единственное, что я вспомнила, это как заходила в винный погреб. Но, похоже, я отсюда так и не вышла. Рядом обнаружились пустые бутылки.

Тихо застонав, я попыталась приподняться. Но голова закружилась, и с этим действием пришлось повременить. И именно в этот момент раздался протяжный крик:

— Яло-о-о!

Услышав свое имя, я резко встала. И за это поплатилась…

Голова будто бы раскололась на тысячу мелкий осколков.

Доползя до источника этих мерзких звуков, я зло произнесла:

— Что ты орешь?

Анверд, сидя на коленях возле моей кровати, произнес:

— Боже, я все ещё слышу её нежный голосок! Будто она совсем рядом!

— Ты даже не представляешь на сколько… — Проговорила я, окидывая взглядом помещение.

Посередине кровати лежало скомканное одеяло, в которое кто-то воткнул нож. А красное пятно рядом нагнетало обстановку. Казалось, будто в моей комнате произошло убийство.

Фрагмент воспоминаний тут же предстал пред моим взором. Лужа крови оказалась разлитым вином.

А вот ножа в моих воспоминаниях не было…

— И почему я так гадко с ней себя вел! Влюбленный дурак!

— Да… Ромео из-за Джульетты хотя бы яд выпил, а этот только слезы льёт!

— Точно! Яду мне, срочно!

Отвесив Анверду смачный подзатыльник, я раздраженно произнесла:

— Ты дурак или да?

Неожиданно его плечи затряслись, парень обернулся. И я увидела, как побелело его лицо. А уже спустя секунду он упал в обморок.

Ахнув, я быстро вылетела в коридор, где меня встретили заплаканные служанки и поникшая бабушка. Рядом с ней стоял гроб. Мда, оперативно!

— Нашатырь, — только и смогла проговорить я, хватаясь за сердце. Но это, скорее, из-за гроба, а не Анверда. — Срочно!

— Слово призрака-закон! Несите нашатырь!

Получив желаемое, я вернулась к Анверду.

Поднеся нашатырь к лицу суженного, я с облегченной душой заметила, что он начал приходить в себя.

— О, это яд? — Проговорил Анверд, отбирая склянку. И, не дожидаясь моего ответа, тут же добавил. — Спасибо!

И он вновь за это получил по затылку.

На этом мои приключения в замке не закончились. И последующие дни были полны разного рода каверзных ситуаций. Вспомнить только, как познакомилась с родителями Анверда. Да… Запоминающееся получилось знакомство!

Кто же знал, что они решат вернуться именно в тот момент, когда я гонялась за Анвердом с водяной плеткой в руках. Сложно было потом объяснить, что я всего лишь отрабатывала новый магический приём. И полуголым Анверд был только потому, что не хотел потом ходить в мокрой одежде.

А когда неожиданно приехал дедушка, это была ситуация поинтересней. После случившегося покушения ночью, Анверд настоял на том что бы спать в одной комнате. Я долго отнекивалась, но этот упертый баран просто пришел среди ночью и улегся рядом, нагло обняв всеми своими конечностями. А вот проснулись мы весьма весело и неожиданно.

— Рота подъем! — Прокричал грубый голос.

Я по инерции вскочила, встала ровно, выпрямив спину и поднеся руку к голове. Отдав честь, проговорила:

— Есть, сэр. К утренней зарядке готова. — И все эти манипуляции не открывая глаз.

— Ого! Весьма интересно. — Проговорил кто-то грубым, но при этом веселым голосом. Открыв глаза, я увидела весьма габаритного мужчину, с легкой щетиной и большими усами. Он же улыбнулся мне, и посмотрев на Анверда, проговорил. — Понял? Учись, студент. А вы, я так понимаю, Яло.

— Так точно.

Я невольно улыбнулась и вынырнула из воспоминаний. Чем бы мне заняться сегодня, чтобы пополнить эту череду весёлых событий? Думаю, ночная прогулка в горах подойдёт! Только вот как пройти незамеченной мимо Анверда? После своего признания этот дракон стал слишком навязчивым. Хотя признаюсь, его внимание мне льстило.

И тут я вспомнила, как однажды бродила по коридорам и заметила крадущегося Ориона, который открыл потайной ход в сад. Парень надеялся незаметно сбежать к моей подруге. Но был пойман с поличным. В тот день бабушка Грейс там гуляла, и услышав нашу ругань, заметила.

Зато сейчас там никого не оказалось, и я смогла спокойно пробраться на улицу.

Вдохнула ночной воздух и предвкушающе улыбнулась. Давно я не бродила одна. Освещённая звёздами дорога быстро привела меня к горе. Подходя все ближе к ней, я с каждым разом все сильнее ощущала чье-то присутствие. Заприметив тень я завернула за ближайшее дерево, посмотрев кто за мной следит, увидела Анверда. Вот блин! Ну и как мне теперь от него избавиться?

Недолго думая, решила спрятаться в кустах, вот только там уже было занято. И я узрела Ориона, с огромной сумкой на перевес. Видимо, опять сбежать пытался.

Не ожидая увидеть здесь друг друга, мы громко закричали. А я, на свою голову, еще и стала отступать назад. Секунда, и я проваливаюсь под землю. Пытаясь за что то зацепиться, я утаскиваю за собой и Ориона. Первой приземляюсь я, а на меня эта чертова туша.

— А-а-а, слезь с меня! Ты, знаешь ли, не пушинка.

— Да погоди ты, я в сумках запутался! — Пара мгновений и меня уже поставили на ноги.

— Ну и какого ты за мной поперлась? — Первым начал разговор парень.

— Я? Вообще-то, я решила прогуляться, а тут за мной Анверд увязался! Я же не знала, что ты в кустах сидишь.

— И вот где мы теперь?

— А я откуда знаю? — Развернувшись к парню спиной, я застыла.

Перед нами было огромное, прекрасное озеро. На стенах подземной пещеры, отражаясь от воды, светились кристаллы.

Красиво… Я настолько была впечатлена увиденным, что прекратила моргать, а затем и вовсе перестала слышать что-либо. Сейчас для меня существовало только озеро. И оно манило к меня к себе.

Я делаю осторожные шаги к воде, отталкивая схватившего меня за руку друга. Не сейчас….

Зачарованно наблюдаю за тем, как волны плавно окутывают мои ноги. Шаги даются легко. И меня совсем не удивляет, что я иду по воде.

Я чувствую, так и должно быть…

Вода бурлила под моими ногами, но все закончилось на середине пути. Невесомость ушла. Вернулись звуки. И я резко ушла под воду, так и не успев опомнится.

А затем полностью растворилась в воде…

Пробуждение было резким и не самым приятным. В голове гудело и слышался странный шум. Голоса доносились до меня словно из-за толщи воды.

— Девочка моя, все будет хорошо… — ласково проговорил кто-то, целуя меня в лоб.

Затем меня резко качнуло, и я наконец-то разлепила враз отяжелевшие веки. И от увиденного я закричала.

Но вместо крика тишину разрезал детский плачь. Я со страхом поглядывала на свои маленькие ручки.

Не может быть! Я стала ребенком!

Но времени понять, как же это произошло у меня не было. Огненный фаербол пронесся прямо возле моей головы.

— Не боись, маленькая, — успокаивала меня женщина, ускоряя бег.

Женщина стойко бежала к озеру. И не остановилась даже тогда, когда фаербол попал ей в ногу. Она покачнулась, но не взирая на боль продолжила бег.

— Ты ее не получишь, — словно в бреду шептала она.

Это были ее последние слова. А затем женщина бросилась прямо в воду.

В ее глазах застыли слезы. А взгляд полный отчаянья остался в моей памяти на всю жизнь. Затем руки, что так крепко держали в объятьях, с силой толкнули меня от себя.

Женщина прощально улыбнулась и…

Пошла ко дну.

Это была не моя история. Но от чего-то стало грустно. По пещере прокатился драконий крик. И затем меня выбросило из тела новорожденного водного дракона.

— Яло, внученька, открой глазки. — Услышала я нежный голос бабушки Грейс.

Послушно открыв глаза, я увидела всех домочадцев, стоящих возле моей кровати.

— Что со мной произошло?

— Это мы у тебя хотели спросить. — Проговорил Анверд.

— После того, как ты упала в озеро, я прыгнул за тобой. — Начал разговор Орион. — Озеро было кристально чистым, и тебя в нем не было. — После этих слов, парень на секунду замолк, затем продолжил. — Через пару мгновений ты появилась из неоткуда, и вылетела из озера драконом. На берегу ты уже предстала в человеческом облике, правда упала в обморок. Сюда тебя доставил уже я.

Я неловко улыбнулась, понимая, как сильно заставила всех волноваться. А затем попросила оставить меня с бабушкой наедине. Думаю, как самый мудрый член семьи, она должна знать многое. Анверд обижено засопел, но послушно пошел к выходу.

Поведав бабушке все произошедшее со мной, она задумалась, а потом произнесла:

— Знаешь деточка, я в этом мало разбираюсь, так как род твой плохо знаю. Но я подозреваю, что озеро то алтарь ваш. В том месте и рождаются ваши драконы. Есть у меня одна подруга, в лесу проживает, она многое ведает. Должна и про твой род что-то знать.

Я согласно кивнула.

— Отлично, завтра мы ее и навестим, — сказала бабушка Грейс, прежде чем покинуть мою комнату.

Как только дверь за женщиной захлопнулась, я решила наведаться в винный погреб. С такими переживаниями, пару капель вина будут не лишними. Ну… Или не капель. Ну… Или не вина.

Пройдясь по рядам, я выбрала бутылочки на вид вкусного вина. В этот раз я решила распить их в своей комнате. Но сделать мне это помешали.

— Тварь! Ты меня обманула! Умри! — И с этими словами, девушка в темном одеянии двинулась на меня. Единственное что мне пришло в голову, это по инерции замахнуться бутылкой.

Эх, а небось хорошее было вино…

Проверив наличие дыхания у девушки, я решила обдумать дальнейший план действий. Эх, по-хорошему надо бы позвать ребят…. Но так хочется узнать кто уже второй раз на меня так неудачно покушается.

В том, что именно она пыталась убить меня в спальне, я не сомневалась. Ну, просто врагов кроме нее у меня и не было.

Хотя я даже не знаю кто это…

Решено! Сначала саму узнаю кто это, а потом позову на помощь. Но перед этим я, пожалуй, выпью!

Распив достаточно большое количества вина, не забыв при этом выпить за здравие моего недоубийцы, я направилась к девушке. Сняв с нее черную мантию, я ни сколько не удивилась. Это была прилипала Рябит ти Бак.

Именно от этой девушки когда-то меня в кафе Анверд попросил помочь избавиться. Пожалев, что не стукнула ее посильней, я двинулась в строну комнат парней.

Ну, как двинулась, поползла, край стеночки. Голова неимоверно кружилась. Когда вернусь, нужно будет продолжить. Все таки такой стресс!

— Ой, ребята, — радостно проговорила я, окинув Ориона и Анверда взглядом. — Как хорошо, что вы здесь меня ждали!

— Скорее прятались, — проговорил Орион, не забыв при этом хмыкнуть.

— А я как раз вас ищу! — продолжила я свою речь, даже не услышав его замечания.

— Что-то случилось? — Кажется, этот вопрос задал Анверд.

Точно не помню, так как парни слились в один радужный комок.

— Да, убийство! — Произнесла я и блаженно улыбнулась.

Почему-то мои слова никого не удивили. Устало вздохнув друзья лишь спросили:

— И кого ты убила?

— Вино, нервные клетки, чувство самосохранения, — начала перечислять я, попутно загибая пальцы. — Чувство юмора и… А кого еще? А, точно, жабу!

При мысли, что бутылкой я ей приложила хорошо, мое лицо озарила улыбка.

— Кого? — Спросил Анверд. — Жабу?

— Ну эту, как ее. — Я призадумалась, вспоминая имя. — Ну ту, из кафе. Прилипалу твою. От нее еще в глазах рябит.

— Рябит ти Бак?! — Прогремели два голоса в унисон.

— Во, точно! Говорю же рябит! — Но эти слова я проговорила уже в пустоту, так как парни уже выбежали из комнаты.

— Да… — Проговорила я, присаживаясь на кровать. — Может надо было сказать, что сначала меня недоубили? А потом ее недоубила я? — Спросила я, прежде чем провалиться в сон.

Утро следующего дня выдалось, мягко говоря, неудачным. Ибо разбудили меня в шесть утра. К сожалению, бабушка Грейс не забыла о своем обещании проводить меня до дома своей подруги. Поэтому уже в течении часа я блуждаю в лесной чаще, в поисках нужной избушки.

— Все, это выше моих сил! Пожалуйста, давайте сделаем привал, — начала хныкать я, когда поняла, что мы битый час блуждаем по лесу. — Моя голова этого не вынесет!

— Милая, — обратилась ко мне бабушка, и я на секунду подумала, что мы остановимся. Но она безжалостно продолжала. — Надо было меньше пить!

Бабушка повела плечами и энергично пошла вперед.

Обреченно вздохнув, я поплелась следом. Деревья сменяли друг друга, и вскоре переплетавшиеся меж собой тропинки вывели нас к городу.

Обрадовшись концу пути, я не сразу услышала слова бабушки Грейс. Но зато когда до меня дошел смысл, я тихо завыла.

В голове, как приговор, звучало:

"Сейчас этот город пройдем, и, считай, на месте!".

И, пожалуй, этот город я никогда не забуду.

Дома, окрашенные в ядовитые цвета, фонтан, наполненный, кажется… Киселем? Но самое странное… Хор лягушек, играющих на балалайках на центральной площади.

Бедлам. Полный бедлам, который завершала процессия медведей, марширующих по улице.

Кажется, у Аники появился конкурент… И только я на секунду погрузилась в мысли, как меня чуть не сбили. И знаете на чем? На печи! На самой настоящей печи! Водителя я рассмотреть не успела, только вьющиеся белые волосы. Да, Аника бы с удовольствием на нем прокатнулась…

— Яло, ну где ты там? Идем скорее!

— Уже бегу.

И снова этот изнурительный поход, а главное, неизвестно, когда он закончится. Но, как оказалось, переживала я зря. уже через пять минут моему взору предстала деревянная избушка. Не поверите! Это была настоящая избушка на курьях ножках!

На порог вышла женщина лет тридцати.

— А я смотрю, ты ремонт сделала, — сказала бабушка Грейс, без приглашения проходя внутрь.

— Пришлось, — грустно ответила та, окинув взглядом свое жилище.

И посмотреть тут было на что. Например, на отсутствие одной несущей стены.

— А где же твоя печь? Помниться, одно время ты ей так хвалилась!

— Где-где, на скачках! — Ответила женщина, но заметив недоумевающий взгляд, продолжила. — Лучше не спрашивай.

А я вот, кажется, догадываюсь, где эти скачки проходят. Ну, или в том городе на печах вместо машин ездят.

— Так зачем вы пришли?

— Да вопросы хотим задать. — Сказала Грейс и расположилась за столом, взглядом призывая меня сделать то же самое. — Не могла ли ты нам поведать, что случилось с родом водяных драконов?

— А зачем тебе? — Удивилась Яга.

— Эта юная леди, потомок данного рода.

— Ну, а почему именно я?

— А то я не знаю, что именно ты помогала этому роду перебраться на Землю!

Женщина смущенно улыбнулась, понимая, что поймана с поличным.

— Каюсь, было дело. Но ты и сама понимаешь, что обстоятельства обязывали.

— Понимаю, — кивнула Грейс, а я новострила уши, чтобы ничего не пропустить.

— Огонь изначально покровительствовал драконам, он был их защитой и опорой. Новорожденных драконов обязательно купали в огне. — Женщина на мгновенье замолкла, вытянув руку вперед. И я увидела, как на ее ладони образовался огонек, который показывал все, что она говорила. — Этот обряд придавал им силы и ловкости. Но однажды получилось так, что новорожденный оказался в воде. и получилось так, что огонь и вода сменили друг друга. Пытаясь спасти свою жизнь, маленький дракон впитал в себя силу воды. Вот так два противоборствующих начала сменили друг друга. Вода, призванная успокаивать, и огонь, призванный защищать. — В этот момент на ее руках огонь и вода переплелись меж собой, создавая знак инь и янь. — Огонь сменила вода, а женщина сменила мужчину.

На этом история закончилась. А у меня в голове крутился лишь один вопрос. Сколько же лет Яге?

— Ядвиге Петровне, на минуточку! — Неожиданно сказала женщина.

А мое лицо покрылось смущенным румянцем.

— Я это вслух сказала?

— Ничего, я бы тоже не удержалась от такого вопроса, — подбодрила меня бабушка Грейс.

Но ответ на этот вопрос я так и не услышала. Сказав, что спрашивать у женщины ее возраст, это нетактично, нас выпроводили за дверь. К Ядвиге Петровне должна была внучка приехать. Бабушка Грейс проворчала что-то о скрытных подругах, и мы отправились восвояси.

А спустя две недели ко мне в комнату залетел зачарованный бумажный самолетик, который оказался приглашение на чью-то свадьбу. Сказать, что я удивилась. значит — ничего не сказать. Ведь меня пригласили на свадьбу Таты, а на сколько я знаю о планах своей подруги, замуж она точно не собиралась. И уж тем более за демона! Так как у ее семьи с этой рассой отношения были натянутыми.

Не долго думая, ладно, признаюсь, вообще не рассуждая, я сорвалась в академию. попутно пытаясь отвязаться от Ориона с Анвердом. Но эта затея оказалась провальной. Поэтому в академию мы добрались втроем. Попутно я пыталась дозвонится до Аники, но та все время была вне зоны действия сети.

Кое — как уговорив парней не идти со мной в женское общежитие. Ладно, их убедила не, а строгая комендантша, но это не важно. АВаджнее было мое удивление, когда без стука открыв дверь я обнаружила там невесту, которая, судя по приглашению, должна была быть в мире демонов.

— А… — начала было я разговор, но подруги меня опередили.

Как гром среди ясного неба Андрюшей было озвучено:

— Тебя Аника опередила, теперь играет роль счастливой невесты.

— Только Ориону об этом не говори. А то на радостях город спалит, — предупредила меня Тата.

Хах, как будто я и сама этого не понимала! Но отбросив колкие замечания на потом, я перешла сразу к делу:

— А теперь все сначала и, главное, по порядку!

— Помнишь, те странные случаи с подставами сильных учеников в академиях? — Я утвердительно кивнула, пока не понимая, причем здесь это. — Так вот, совсем недавно, благодаря дару предсказания Таты стало известно, что в этом замешаны демоны.

Я удивленно повела бровью.

— Ну, желание мирового господства, все дела, — начала Тата. — И нежелание получить втык от сильных магов. Короче, тихо избавлялись от противников.

Да… Слог у нее, конечно… От меня что ли понабралась? Ну, зато все понятно!

— И сильному правителю, нужна сильная правительница.

— Так, а вот тут не сходится, — резко оборвала Андрюшу я. — Аника даже банку с огурчиками открыть не может.

— Так от и не ее выбрал. — Сказала Андрюша, глазами указав на Тату.

Ну, да… Демона понимаю, девочка красивая, так еще и дар предсказания на руку сыграть сможет.

— Дальше можете не продолжать, — резко перебила их я. — Наш борец за добро и справедливость самопожертвенно решил заменить Тату? Чтобы вселенское зло не поработило мир, правильно понимаю? И явно без плана!

Девушки кивнули, а я констатировала:

— Ой, дура!

Девушки устало вздохнули, соглашаясь со мной. Но я их не винила. Сама понимаю, этого война в матроске точно не остановить.

— И, хотите сказать, ее еще не раскрыли?

— Сами удивлены, — в унисон проговорили девушки.

— И какой гениальный план она вам предложила?

Девушки рассказали, что их задумка строилась на банальной подмене невест. Так как демоны хорошо видят ментальные поля и ауры, то заменить Тату мог только тот, у кого его попросту нет. Ну, или сильный маг, вроде нашего директора. Но боюсь, что тот просто бы не влез в свадебное платье. Поэтому Тату заменила Аника. Так как у той ауры вообще не было, а значит ложная должна была к ней прилипнуть, как своя собственная.

Гвоздем на крышке гроба рассы демонов стал тот факт, что она отправилась к ним прямиком на печи. И тут в моей голове сложился пазл. Теперь стало ясно, кого ждала Ядвига, кто утроил перестройку в ее доме, и почему город рядом был с приветом. Странно, что лягушки лишь на балалайке играли. С ее то фантазий они и гимн России петь.

По мере их рассказа я становила все белее. В голове крутился лишь один вопрос:

— Сколько?

— Две недели.

Все… Теперь точно придется спасать мир! От моей подруги! Да она за это время такого натворить могла!

Глава 7. Свадебный переполох.

«{Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба, пела и плясала,

И крылья эту свадьбу вдаль несли,

Широкой этой свадьбе было места мало,

И неба было мало и земли.}»

Рождественский.

Будущий глава демонов мне не понравился. Хотя бы потому, что он даже не удосужился встретить свою невесту. Но я не огорчилась. Три часа в чужом поместье помогли развеять скуку.

Ох, как я веселилась! Начала, конечно же, с кухни. Война — войной, а обед по расписанию. И уже там от повара узнала, как демон добился власти. Он убил всех, кто стоял на его пути к трону: мать, отца, братьев… И я разозлилась!

А блондинку, между прочим, злить противопоказано. Сначала я пыталась расторгнуть свадьбу по-хорошему. Насколько это смогла позволить моя фантазия. Поэтому, прикинувшись полной дурочкой, я начала видоизменять замок. Некроманты, знаете ли, очень любят розовый цвет. С недавнего времени… Поэтому каменные стены в замке уже спустя пару минут стали ярко розовыми. Эх, как они мне стены академии напомнили, когда я артефакт разбила.

Потом я решила устроить демонстрацию за права и свободу куриц, которых готовили к сегодняшнему ужину. Марш безголовых, к сожалению, быстро свернули.

Жениха почему-то мои шуточки совершенно не волновали. Он пришёл лишь к вечеру. Сверкнув на меня своим злым взглядом, он просканировал мою ауру. И не заметив, подмены, решил откупиться от меня подарком. Сам не понимая, что даёт в руки блондинки бомбу замедленного действия. Из всех сокровищ короны, я выбрала золотую арфу. Вообще игрушка безобидная. Она усиливала звук так, что любая мелодия, сыгранная на ней, раздавалась на много километров вперёд. Только вот, не учли создатели арфы тот факт, что я совсем не умею играть. Игра на нервах, не в счет.

Поэтому уже больше часа все жители замка слышали мои прекрасные песни.

— А я не хочу, не хочу по расчёту! — Кричала я, сидя в башне. А арфа радушно помогала моей песне добиться популярности, распространяя её для всех.

— А я по любви хочу! — Допеть мне не дали. А арфу отобрали спустя час активных боевых действий. Я расстроилась, а потом вспомнила, что голос то всегда со мной, и перешла в активное наступление.

— Свободу, свободу попугаям!

Оно им опять это не понравилось. И со мной поступили самым подлым образом. Меня усыпили. И знаете что? Я всегда любила поспать, но факт того, что очнулась я уже только перед началом церемонии, обескуражил и меня.

Три дня! Я пробыла в забытие три дня!

И вот я уже иду к алтарю. Никогда бы не подумала, что моя свадьба случится так скоро. И все бы ничего, только вот… Жрать охота! А что вы хотели? Я три дня спала!

Поэтому по пути к алтарю, я незаметно пополняла свой подол едой. Только теперь поняв плюс пышных платьев. И все было бы хорошо, но… Яблоко решило спастись бегством. Пытаясь поймать свой будущий ужин, я, плюнув на церемонию, полезла под стол. Но, какой-то наглый гость, его там уже ел. От неожиданности у меня выпала и остальная еда. Потому что под столом сидела Яло, зло вгрызаясь в яблоко.

В голове набатом звучало лишь одно. Пора валить!

— Куда? — Услышала я голос подруги. И желание валить отсюда усилилось.

Но не успела я и шага ступит назад, как услышала громогласное:

— Операция «Ы» начинается! — Махнув рукой, моя лучшая, на минуточку, подруга запустила фейверк. Стол взвыл в небо за считанные секунды.

— Отвлекающий маневр? — Спросила я, приподняв бровь. — Вчера придумала?

— Обижаешь, сегодня!

Улыбнувшись, я повернулась к алтарю, чтобы тут же наткнуться на разгневанный взгляд жениха. Я нервно сглотнула, так как спасательный стол улетел.

Зло откусив яблоко, я сняла морок, многообещающе проговорив:

— Сюрприз, твоя жена ведьма!

— И ее лучшая подруга тоже!

Я недоумевающе посмотрела на Яло.

— Ну… По состоянию души!

И тут стража наконец-то ожила. Стоящие до этого момента истуканами, охранники двинулись в нашу сторону. И тут я поняла, что прежде чем спасать подругу, нужно было придумать план.

— А-а-а-а! — Кричала я, уворачиваясь от магических ударов. — Мое платье! Вы хоть знаете, сколько оно стоит?

И именно в этот момент подол свадебного платья загорелся.

— Понятно, значит, нет! — Крикнула я, прыгая в фонтан с ледяной фигурой.

— Да-а, мужа могла и позаботливей выбрать. — Проворчала Яло, вытаскивая меня из ледяной воды.

Зло стуча зубами, почему-то только сейчас вспомнила, что я, между прочим, ведьма. Сконцентрировавшись на магическом источнике, я подумала о самой необходимой на данный момент вещи. И уже спустя секунду довольно куталась в одеяло.

— Серьезно? Лучше бы о шубе подумала!

Я обескураженно развела руками.

— Вас только это сейчас волнует? У нас тут вообще-то бой! — Разгневанно проговорил кто-то из охранников, блестя лысиной.

За что и получил веником по голове. Я радостно улыбнулась, заприметив наставницу.

— Бабушка Ядвига, ты прилетела!

- Конечно, как же я могла пропустить такой махач! Ух, сто лет никого не била! — Проговорила она, разминая руки.

— А как же те браконьеры, которых ты на прошлой неделе отлупила? — Пролепетала за спиной Яги бабушка Грейс.

— Тю-ю-ю! Скажешь тоже, они даже не сопротивлялись!

— Потому что без сознания были!

Облегченно вздохнув, я подумала о том, как же хорошо, что здесь нет Ориона. Решив оставить стражу на бабушек, я осторожно ступила назад. Но тут же впечаталась в чью-то спину.

Икнув от неожиданности, я подняла голову вверх.

— Дома поговорим! — Многообещающе произнес Орион, кладя свои руки мне на плечи.

Я сглотнула, нервно кивнув головой. Отодвинув меня, на безопасное расстояние, он направился в сторону жениха. Все, был властитель мира, нет властителя! Надо бы ему венок красивый подобрать. Зелено — голубой, под цвет глаз!

Однако, моим мечтам не суждено было сбыться. Жених растворился прямо в воздухе. Ну, тоже неплохо. Если исчез он, конечно, навсегда. Радостно подумала, и только потом заметила, что вместе с ним растворятся начала и я.

— Твою мать! — Проговорила я, вместо прощания.

Мир закружился у меня перед глазами, превращаясь в разноцветные пятна.

— Знаешь, в чем была твоя фатальная ошибка? — Спросило разноцветное пятно прямо у меня под носом.

Я прищурилась, и пятно превратилось вполне знакомого мне демона.

— Я чуть не вышла замуж за козла?

Демон недоуменно приподнял брови вверх, не поняв моего сарказма. Пришлось пояснить:

— Не, а что? Рога то у тебя есть!

И пока мужчина стоял в ступоре от моей вежливости, я наступила ему на ногу пятнадцати сантиметровым каблуком. Затем резко рванула в сторону, намереваясь сбежать, но врезалась в невидимую стену. Не поняла, что за…

— Подарок на свадьбу, — пояснил разноглазый, скалясь. — Видишь ли, еще не одна невеста от меня не сбегала.

— Потому что у тебя их и не было? — Уточнила я. — С таким дрянным характером — это неудивительно.

— Поверь мне, дело далеко не в этом. Просто статуи не умеют бегать, — произнес он, прежде чем в меня полетело заклинание.

Не ожидая от себя такой гибкости, я в одно мгновение увернулась от заклинания, сделав кульбит вбок. Выживу, поставлю памятник Ядвиге Петровне! Но я не учла тот факт, что на мне были каблуки. Кульбит окончился шпагатом.

Вставая, я бросила через плечо:

— Эй, мужик! А звать тебя как?

Не, ну а что? Должна же я знать, что на могиле писать?

Почему-то мой вопрос его сильно разозлил. В меня полетело еще одно заклинание. Желание узнать, какими последствиями это обернется, у меня не было. Поэтому пришлось вновь уворачиваться. Благо, в этот раз без шпагата.

— Мертвецу это знать необязательно!

Так и происходила наша битва. В меня летели заклинания, а я уворачивалась. Ведь переходить в наступление, не зная возможностей своего врага — опасное дело. Да и эмоции в этом деле губительны, так что его злость должна мне помочь. К тому же уйти все равно не получится, ох уж эта невидимая стена!

Но долго это продлиться не могло. Пока он изматывается магически, я теряю свою физическую мощь. А она мне еще пригодится! Ведь мужчина сражался только магией, пренебрегая другими атаками. А значит, что для меня будет удобнее напасть именно с кулаками.

К тому же в отличии от магов, всегда полагающихся на свою силу, я в академии могла совершенствоваться только в физическом плане. На то и был расчет. Но все полетело в тартарары! Ведь мои друзья не могли просто сидеть сложа руки. Их неожиданное появление сбило меня с толку, ибо приготовленное заклинание полетело в Яло. Мой мозг заклинило, и вместо того, чтобы остановить это безобразие магией, я подставила себя. В прямом смысле этого слова. Подругу я додумалась закрыть собой.

В один миг я лишилась возможности двигаться. Магические путы потянули меня к разноглазому жениху. Черт!

— Кажется одного гроба будет мало. — Сказал демон, окинув взглядом моих друзей.

— А как по мне, для тебя и одного много, — произнес Орион, потирая кулаки.

Пока два недодемона сражались, моя подруга поспешила ко мне на помощь.

— Не парься, я разберусь, — поговорила Яло, сконцентрировавшись в плетении чужого заклинания.

— Что ты собираешься делать? — Спросила я, но так и не дождалась ответа.

Зато путы пришли в движение. Неожиданно они решили сменить свою жертву, переползая на Яло.

— Ты дура? — Воскликнула я, когда стала свободной.

— А что мне оставалось делать? Эта штука не развеивается. Но никто не говорил, что нельзя сменить жертву. — Произнесла Яло, подмигнув мне.

Ладно, разберусь с этим позже. Ибо первым делом нужно было избавиться от демона. Поблагодарив подругу, я отправилась на помощь к Ориону.

Но не успела.

Его откинуло в сторону сильным взрывом. Парень больше не встал. Не веря своим глазам, я ринулась к нему. Ведь каждая секунда была на счету. Но меня схватили за волосы, оттягивая назад. Обернувшись, я зло посмотрела недодемону в глаза, крикнув:

— Зачем ты это делаешь?

Я совершенно не ожидала ответа, но разноглазый снизошел до меня.

— Все просто. Я ненавижу этот мир, с его порядками и устоями. Почему я, рожденный наследником, из-за своего происхождения, должен был лишится всего? — Зло выплюнул он, с силой потянув за мои волосы. — Посмотри на это, — он развернулся к моей подруге, чтобы я увидела как ее душат нити, — жалкие чистокровки теперь в моей власти! Весь мир в моей власти! Мои родители прогадали, ведь именно мое происхождение наделило меня такой силой. Я забрал ее у всех, — прошипел он, направив свой взгляд на меня. — И ты не станешь исключением!

— Сила? Ты убил невинных лишь из-за нее?

Он рассмеялся мне прямо в лицо, и меня передернуло от этого. Тварь!

— Тебе нужна моя сила? Так получай ее! — Выкрикнула я, вливая в него всю силу источника.

Поглощая чужую магию, он даже не думал отпускать меня.

Смеялся, упиваясь властью, даже не зная, к чему это приведет. Ни одно живое существо не способно удержать столько магии, потому что она бездонна. Поэтому у ведьм нет своего источника внутри, мы лишь проводники для силы.

И до того, как магия уничтожит его изнутри, мне стоит быть на более безопасном расстоянии. Недолго думая, я раз и навсегда распрощалась со своими волосами, разрезав их магическим потоком. Что ж, давно хотела каре!

Не ожидая, что я все еще могу пользоваться магией, он не успел меня схватить. А потом ему стало не до меня. Мужчина осел на пол, схватившись за голову. Затем его резко подбросило вверх, глаза засветились ярким белым светом. А потом его просто разорвало на части.

Отвернувшись от этого ужасного зрелища, я поспешила к Ориону. За подругу не переживала, ибо со смертью демона заклинание должно было рассеяться. К счастью пульс прощупывался, но как бы я его не тормошила и не звала, он не реагировал. Мозг вырисовывал самые страшные картины, слезы текли по моим щекам.

— Идиот, придурок! Козел недоделанный! — Кричала я, заливаясь слезами. — Или ты сейчас встанешь, Или я… Или я… Тебя поцелую! — Проговорила я, не веря самой себе. — Да!

Ответа все не было.

Яло аккуратно положила руку мне на плечо, отводя взгляд в сторону.

Нет, это не может быть правдой. Вырываясь из ее рук, я наклонилась к парню. Запечатлев на его губах, как думала, последний поцелуй.

Но никак не ожидая, что чьи-то наглые руки притянут меня к себе. Языки сплелись в жарком танце. И похоже, отпускать меня он точно не собирался. По крайне мере пока не закончится воздух.

Где-то сзади послышалось тихое ахонье и слова:

— Отлично, вот и второго пристроили!

По-моему, это была бабушка Грейс…