КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471204 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219764
Пользователей - 102131

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

НЕЗНАКОМКА (СИ) (fb2)

- НЕЗНАКОМКА (СИ) 1.33 Мб, 349с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Ann-Christine)

Настройки текста:




========== Пролог ==========


Эрик Хант


Традиционный прием, который устраивает мэр Вашингтона, снова претендует на звание самого ожидаемого события года. Особенно для тех, кто здесь впервые. Для меня это сборище с каждым разом становится все скучнее и однообразнее. Но Хизер, Фокс, мой личный ассистент, говорит, что мое присутствие обязательно. Учитывая мой новый статус.


— Добрый вечер, конгрессмен. Примите мои поздравления, — приветствует меня Курт Джейкобс — помощник одного из сенаторов. Он вечно носится за ним как собачонка. Со стороны это выглядит так нелепо.


Сдержанно киваю в знак приветствия, безразлично посмотрев куда-то вдаль. Вижу, как сквозь толпу пробирается Хизер, которую я узнаю даже в маске. Черт, она достанет меня из-под земли! Впрочем, нужно отдать ей должное — ее упорству можно позавидовать. Если бы не ее напористость и стальная выдержка, не уверен, что смог бы пробиться в нижнюю палату Конгресса. Только Хизер удается держать меня в ежовых рукавицах.


— С вами желает поговорить господин мэр, — сообщает она коротко. Это звучит скорее как приказ, нежели обычная просьба.

— Прямо сейчас? — Она удивленно выгибает бровь в ответ на мой вопрос. Ясно. Я все понял.

— Разумеется, — бесцеремонно говорит женщина, посмотрев на меня как на идиота. — Кстати, надеюсь, вы не забыли, что на следующей неделе у вас состоится несколько встреч с избирателями?

— Нет, Хизер, я не забыл.

— Отлично, — кивает она. — Тогда, не буду вас задерживать. Не будем заставлять мэра ждать.


После небольшого диалога с мэром, снова отправляюсь в другую часть зала, попутно беседуя с некоторыми гостями. Надеюсь, через час Хизер даст меня зеленый свет, и я смогу уйти. Тем более завтра я уже должен быть в другом штате. После недавнего избрания в Конгресс дел стало еще больше, чем во время предвыборной компании.


— Скучаешь? — Майлз подкрадывается сзади в своей привычной манере. Когда-то мы вместе учились в университете, а теперь уже играем по правилам взрослой жизни, но это не мешает нам оставаться лучшими друзьями.

— Я думал, тебя здесь не будет. — Друг протягивает мне бокал шампанского, и я неохотно его беру. Все-таки завтра я не должен чувствовать себя паршиво, иначе Хизер меня убьет.

— Решил составить тебе компанию. Вижу, тебе здесь очень весело. Неужели, тебе не нравится элемент маскарада в этом году? По-моему, это круто. Маски, загадочность, мистика и таинственность, — наигранно говорит Майлз. — Что скажешь, конгрессмен?


Похоже, меня уже ничем нельзя удивить после огромного количества приемов, на которых я успел побывать.


— Честно? Этот вечер просто катастрофа. Одни и те же люди, бессмысленная болтовня, которая никому неинтересна. Ты же знаешь, я здесь не по своей воле.

— Ну, конечно, — ехидничает Майлз. — Хизер тебя заставила. Ты боишься ее.


Что?


— Еще чего! — Мой друг хихикает, оглядываясь по сторонам. — Куда ты там уставился?


Молчаливая пауза затягивается между нами, и я снова повторяю свой вопрос.


— Похоже, мы с тобой кому-то приглянулись, — говорит парень, продолжая смотреть куда-то вдаль. — Не хочешь взглянуть?

— Нет. — И это правда. Наверняка, чьи-то высокомерные дочери, которых хотят выгодно отдать замуж. Мне это совсем неинтересно. — Советую и тебе не смотреть туда, иначе это плохо кончится.

— Ты зануда, Хант. Нужно сказать Хизер, чтобы поработала над твоим характером. Ее ведь ты всегда слушаешь.


Толкаю его слегка в бок, чтобы он угомонился. Держу пари, он бы и дня не продержался с Хизер, но я рад, что она возглавила мою команду. В ней есть все, что я искал в человеке, который будет вести меня в нужном направлении. Она отдает работе дни и ночи, хотя ей всего тридцать, как и мне. Порой, я удивляюсь, откуда в ней столько сил и энергии, но Хизер Фокс вряд ли когда-нибудь расскажет мне об этом.


Устремляю взгляд в ту же сторону, что и Майлз. Честно говоря, мне самому уже стало любопытно, на кого он так засмотрелся. Кажется, теперь понимаю.


Я замечаю ЕЕ практически сразу. Элегантное черное платье в пол облегает стройную фигуру. Черная маска скрывает от меня ее лицо, обнажая лишь кончик носа и алые губы. Несколько прядей волос волнами спадают на плечи, очерчивая контуры лица. Девушка смущенно улыбается мне, прячет взгляд, который я уже успел заметить.


— Кажется, ей все-таки приглянулся ты, — с досадой говорит Майлз, отвлекая меня от внимания девушки. — Так всегда. И чем ты их цепляешь?

— Я не болтаю столько, сколько это делаешь ты, Майлз. Все просто, — подшучиваю над ним.


Заметив, что девушка снова посмотрела на нас, снова изучаю ее взглядом. Она что-то говорит своей подруге, и та прячет улыбку. Кажется, с ними все и так понятно. Мой друг кивает им, приподнимая бокал, и девушки хихикают, смущенно отводя от нас взгляды.


— Давай, Эрик, подойди к ней. — Он спятил? — Она этого только и ждет.

— А я нет. Отстань, вечно у тебя появляются дурацкие идеи.

— Эй, Хант, неужели, ты струсил? — Парень похлопывает меня по плечу, пока я безразлично смотрю в противоположную сторону зала. — Посмотри, она обратила на тебя внимание.


— Многие девушки обращают на меня внимание. Я не слепой, Майлз. — Интересно, кто это? Ненавижу маскарады, когда половину лица скрывает дурацкая маска. Я предпочитаю открытость и прямоту. Секретность определенно не мое. Но только в данном случае. Хотя в этом есть нечто притягательное. И сейчас я нашел это в одной незнакомке, которая не сводит с меня глаз.


Я уже давно привык к повышенному вниманию женщин, но для себя научился разграничивать обычное развлечение и нечто большее, чем просто секс. Вот и сейчас, глядя на эту незнакомку в черной маске, я уже понимаю, что наша с ней история закончится ранним утром, когда я буду покидать гостиничный номер, оставляя девушку совсем одну.


— Думаешь, она тебе не по зубам? — хмыкает друг, и я устало вздыхаю, выслушивая его речь. — Ну, же, конгрессмен. Сделай свой скучный вечер чуточку ярче.

— Майлз, уймись. Завтра я должен быть во Флориде. Если Хизер узнает…

— Как насчет пари? — перебивает меня друг, еще больше подначивая меня согласиться на его маленькую игру. Он знает, что я всегда люблю побеждать. Неважно, где и как. — Если ты затащишь ее в постель этой ночью, я исполню одно твое желание — так уж и быть. А если ты потерпишь поражение, то тогда тебе придется выполнить мою прихоть. Ну, дружище? Что скажешь?


В его глазах горит огонек. Он прекрасно знает, что делает.


Делаю глоток шампанского, мысленно все еще обдумывая предложение своего друга. В глубине души я уже давно согласился, но разумная часть меня всегда сопротивляется тому азарту, которого во мне, порой, слишком много. Тем более, последние две недели я ничего не видел, кроме работы, поэтому этот вечер действительно мог бы немного отвлечь меня от дел.


— Ладно, — нехотя соглашаюсь, понимая, что я УЖЕ победитель этого спора. Это было ясно с самого начала, как только я увидел ту самую незнакомку. Отдаю Майлзу бокал шампанского, уже готовясь начать свою хитрую игру. — Готовься исполнить любое мое желание, потому что этой ночью та незнакомка точно будет моей…


========== Глава 1 ==========


Грейс Майер


Самолет приземляется в Вашингтонском аэропорту имени Даллеса. Легкий трепет, который я ощущала на протяжении всего полета где-то в глубине души, сменяется настоящим восторгом. Вашингтон, встречай меня!


Честно говоря, еще вчера я даже и представить не могла, что сегодня окажусь в другом городе, а уже тем более здесь. Надеюсь, эта спонтанная поездка не станет для меня очередным разочарованием. Как это вышло с Билли. При мысли о нем, злость и ярость вновь наполняют душу. Так, стоп. Я должна забыть об этом, хотя бы на пару дней.


— Грейси! Ты все-таки здесь! — Кэсси уже бежит мне навстречу, как только я выхожу в зал прилета.


Мы не виделись почти полгода, и только нам обеим известно, насколько сильно мы соскучились по тем временам, когда засиживались друг у друга допоздна.


Крепко обнимаю свою подругу, чувствуя небывалый прилив сил. Ох, как же мне ее не хватало. Мы дружим с самого детства, и даже несмотря на расстояние, которое разделяет нас уже несколько лет, Кэсси все равно близка мне, как никто другой.


— Билли знает, что ты здесь? — спрашивает подруга, выезжая с территории парковки аэропорта. Впереди меня ожидают три незабываемых дня вдали от дома и Билли. Впрочем, мой парень, возможно, уже перешел в разряд бывших.

— Нет. — Он забрасывал меня сообщениями с извинениями всю ночь, но я еще не готова его простить. А может, и вовсе не прощу. — Если только мама не разболтает ему об этом. Ты же знаешь, она обожает его.


Кэсси хмыкает.


— Поверить не могу, что он клеился к той стерве! — возмущается она, и перед глазами снова вырисовывается картинка прошлого вечера.

— Я бы тоже не поверила, если бы не увидела все это собственными глазами. До сих пор противно! Самое мерзкое, что он все отрицает и продолжает лепетать о своей неземной любви ко мне!

— Билли такой болван, — вздыхает Кэсси, нажимая сильнее на газ. Обожаю большую скорость.


Делаю музыку погромче, начиная подпевать Бруно Марсу под «24k Magic». Кэсси тоже присоединяется ко мне, заполняя салон и своим звонким голосом. И неважно, что мы не попадаем в ноты!


Город погружен в рабочую суету, к которой я уже давно привыкла за годы обучения в университете в Атланте. Через год я получу заветный диплом и смогу в полной мере насладиться всеми прелестями взрослой жизни.


Кэсси переехала в Вашингтон со своей мамой, миссис Форд, еще во время нашей учебы в старшей школе, когда ее мама застала своего второго мужа с очередной секретаршей.


Всегда восхищалась силой духа миссис Форд, которая несмотря на неудачи в любви, сумела сделать себе неплохую карьеру. Конечно, переезд Кэсси был для меня болезненным, но вскоре мы обе поняли, что даже сотни километров для нас совсем не помеха. Первое время мы жутко боялись, что не сможем долго поддерживать связь, но настоящая дружба может преодолеть любые преграды.


Кэсси заезжает на закрытую парковку, которая как раз прилегает к территории жилого комплекса. Кажется, здесь совсем ничего не изменилось. Даже остался привычный запах краски.


— Твоя мама дома? — спрашиваю я подругу, когда мы поднимаемся на лифте.

— Шутишь? — удивляется Кэсси. — С тех пор, как она получила работу в мэрии, я почти не вижу ее. Но знаешь, в этом есть и свои плюсы. Как например, вот это.


Подруга достает из сумочки два конверта, на которых красуется изящно написанное слово «Приглашение». От золотистого перелива красиво написанных букв захватывает дух.


— Что это?

— Сегодня мэрия устраивает прием. Там будут сливки общества и все такое, — говорит девушка, несколько раз махнув пригласительными. — Мама все равно не сможет пойти, поэтому мы отправимся туда вместо нее.

— Ты с ума сошла? — Порой Кэсси посещают не самые разумные идеи. — Мы облажаемся, еще не зайдя в здание. По крайней мере, со мной это точно произойдет.

— Ох, перестань. Думаешь, я там никогда не была? — Мы выходим из лифта, направляясь в квартиру. — Я тебя умоляю! Там забавно. Тебе понравится.


Пока мы разбираем мой небольшой чемоданчик, который я собирала ранним утром, складывая туда все, что попадалось на глаза, рассказываю Кэсси о своей стажировке, которую буду проходить здесь, в Вашингтоне, уже через три месяца в журнале «Стар». Кто знал, что мамины знакомые смогут помочь такой, какой я.


— Так здорово, что ты будешь здесь, — вздыхает подруга, открывая свой шкаф. — Я покажу тебе совсем другой Вашингтон, Грейси.

— В прошлый раз ты тоже так говорила, только вспомни, чем все закончилось. — Кэсси фыркает, а я хихикаю, напоминая ей о моем прошлом визите в этот город. Думаю, такое она точно не скоро забудет.

— Нам нужно подобрать тебе наряд на вечер, — внезапно заявляет она, изучая свой гардероб. — Что-то элегантное, не слишком вычурное.

— Ты могла бы рассказать мне немного раньше о своих грандиозных планах. Я бы точно прихватила с собой парочку нарядов.


Кэсси цокает.


— Если бы я тебе обо всем рассказала, ты бы точно не приехала, — добавляет подруга, достав из шкафа красное платье. — Хм, это слишком яркое.

— И откровенное, — говорю я, указав на открытую спину.

— А это, — снова начинает она, достав из шкафа новое платье, — слишком скромное. И что оно делает в моем шкафу?

— Наверняка, тебе подарила его мама, — хихикаю я. — В день твоего совершеннолетия.


После нескольких примерок и открытой бутылки шампанского, мы наконец-то делаем свой выбор в пользу длинного облегающего черного платья. Кэсси не может нарадоваться своим стараниям, то и дело нахваливая себя в роли стилиста.


Накручиваю целую кучу длинных прядей, собираю волосы на затылке. Несколько локонов спадают на плечи, словно легкие воздушные перышки. Правда, почти черного цвета. Кэсси тоже выбирает для себя простое, но в тоже время волшебное платье, которое ей очень к лицу.


Мы обе смотрим на себя в зеркало, словно только что сошли с обложки светского журнала.


— Возможно, этот вечер изменит всю твою жизнь, — говорит мне Кэсси, протягивая бокал шампанского.


— Да, брось ты, — смеюсь с ее слов. — Такие истории уж точно не про меня.


Куча охраны, которая пристально следит за обстановкой, услужливые официанты, старающиеся угодить тебе любой ценой, приветливые гости, принимающие тебя за одну из них — вот, что сейчас окружает меня, заставляя чувствовать немного неловко. Глядя на Кэсси, которая в отличие от меня, выглядит абсолютно расслабленной, стараюсь подражать ей. Нужно выглядеть невозмутимо, как будто такие вечера для меня привычное дело.


Время от времени нас приглашают на танец, но я вежливо отказываюсь, в то время как Кэсси полностью наслаждается вечером.


— Эй, Грейси, неужели тебе здесь не нравится? — спрашивает подруга, вернувшись ко мне после очередного танца.


Она кажется слишком довольной.


— Просто для меня все это непривычно, — вздыхаю, снова делая глоток шампанского. Кажется, я выпила его уже слишком много. Мне жарко. Все лицо пылает под черной маской, которую подруга вручила мне перед самым выходом из машины. Честно говоря, я рада, что никто не видит моего лица. Наверняка, я выгляжу глупо. — Я еще не привыкла ко всей этой…атмосфере.


— Зато ты привыкла к алкоголю, — посмеивается Кэсси, забирая у меня бокал и передавая его официанту. — Давай, подружка. Хватит стоять как статуя. Мы пришли сюда, чтобы развлечься.


Пока она рассказывает мне о своих новых кавалерах, с которыми она уже успела познакомиться на этом вечере, медленно оглядываю зал, изучая гостей. Мой взгляд приковывают двое мужчин, которые что-то оживленно обсуждают. Точнее, один из них слишком эмоционален, а второй не выражает никаких эмоций, просто принимая информацию от своего приятеля. Странный тип.


— Он тебе понравился? — Кэсси наклоняется так внезапно, что я немного пугаюсь. Ох, она всегда слишком бесцеремонна.

— О ком ты говоришь? — с непониманием спрашиваю ее.

— Ой, не строй из себя дурочку, — ворчит подруга. — Я о том парне, который как и ты, стоит как статуя. Похоже, вы нашли друг друга. Прямо инь и янь.

— По-моему, он слишком странный, — говорю ей, снова взглянув на незнакомца. — Мне кажется, ему здесь скучно.

— Смотри, его друг нас заметил, — сообщает Кэсси, включив все свое обаяние. Она строит ему глазки? — Грейси, наш вечер только начинается.


Приятель незнакомца что-то говорит ему, но тот лишь нехотя отвечает. Высокомерный идиот. Мог бы и поболтать. Неожиданно незнакомец оглядывается в мою сторону, и наши взгляды встречаются. Не знаю, какие эмоции скрывает его маска, но он все также продолжает стоять, даже не пошевелившись. От пристального взгляда по телу пробегает легкая дрожь.


— Улыбнись ему, — шепчет мне Кэсси.


Я бы и так это сделала, потому что губы уже сами растягиваются в смущенной улыбке, и я тут же отвожу взгляд, на время потеряв над собой контроль.


Снова обращаю свое внимание на незнакомца, наблюдая за его беседой с другом. Почему он такой холодный? Серьезно, он напоминает мне огромную глыбу льда, которая никак не может сдвинуться с места.


Мужчина снова устремляет на меня свой взгляд, продолжая демонстрировать всем вокруг свою строгость, холодность и безразличие.


— Интересно, в постели он тоже ведет себя как статуя? — Не знаю, как эта случайная мысль вырвалась из моих уст, но по удивленному лицу Кэсси, а затем и по ее громкому смешку, понимаю, что во мне заговорило шампанское.


Друг незнакомца приподнимает свой бокал, кивая нам, и я чувствую, как краснеют щеки, когда я осознаю, что эти парни действительно ведут какую-то свою игру именно с нами.


— Кажется, ты зацепила мистера Статую, — смеется Кэсси, несколько раз поглядывая в ту сторону. Я пока предпочитаю любоваться совершенно другими видами. — Ох, Грейси, у тебя что-то намечается!

— О чем ты говоришь, Кэсси? У меня есть Билли, — напоминаю ей, хотя если честно, на время я сама забыла о его существовании. — То, что мы поссорились, еще не значит, что я буду бросаться в объятья других парней.

— Ой, твой Билли никогда об этом не узнает, — фыркает подруга. — По крайней мере, мой рот точно на замке. Ну, же, Грейси, ты должна попробовать.

— Что ты мне предлагаешь? — Судя по ее взгляду в ее голове уже успел родиться какой-то безумный план. — Провести с ним ночь?


Надеюсь, она поняла, что это шутка.


— Почему бы и нет. Мне кажется, несмотря на свою внешнюю холодность, внутри него бушует настоящий дикий огонь.


С изумлением смотрю на свою подругу, которая говорит это совсем непринужденно. Она быстро хлопает ресничками, поправляет свои роскошные светлые локоны, пока я пытаюсь переварить всю информацию.


— Ты спятила, Кэсси. Одно дело просто пофлиртовать с ним, а другое — переспать!

— Ох, в тебе сейчас говорит терпеливая и преданная Билли Грейси, — хмыкает подруга. — Ты же сама вчера рыдала в трубку и говорила мне, что Билли — полный кретин. Думаю, он заслужил небольшое наказание. В этом нет ничего такого.

— Откуда ты знаешь? — перебиваю подругу, вглядываясь в ее хитрые глаза, которые сразу же намекают мне на правильный ответ. — Подожди, ты уже это делала. Верно?

— Ну, было один раз, — уклончиво начинает Кэсси. — Ладно, может быть два. Ну, или три.

— И ты молчала! — восклицаю я, с трудом веря ее словам. Поразительно! — А ведь я думала, я тебя знаю, Кэсси Форд.


Подруга смеется.


— Из нас двоих, ты — ангел, Грейси, но я хочу, чтобы на время и в тебе проснулся маленький чертенок. Хотя бы на одну ночь. А завтра ты снова станешь прежней. Соблазни эту статую, Грейси. Ты ему точно приглянулась. Осталось только довести дело до конца.


Глядя на свою подругу, ловлю себя на мысли, что я действительно всерьез задумываюсь над ее словами. Нет, это безумие. Я никогда на это не пойду. Я не смогу предать Билли, пойдя на поводу у…чего? Обиды? Злости на него? Но ведь это не мешало ему вчера флиртовать с той выскочкой.


— Добрый вечер, дамы. — Услышав притягательный голос позади, резко поворачиваюсь, желая поскорее узнать, кто еще решил с нами пообщаться.


Дыхание перехватывает, когда прямо передо мной возвышается тот самый незнакомец, про которого мы так безобидно шутили еще пару минут назад. Высокий и статный, действительно напоминает статую — но чертовски прекрасную статую. Вблизи он еще красивее. От него так и веет чем-то таинственным. Невольно хочешь последовать за ним, куда бы он ни попросил.


Кэсси толкает меня в бок, чтобы я, наконец, вынырнула из своих грез и снова вернулась в реальность.


— Здравствуйте, — отвечаю ему тихо, словно напуганный мышонок. Былая уверенность куда-то внезапно испарилась. Я чувствую себя уязвимой. Мне нужно шампанское. Много шампанского, чтобы вновь ощутить в себе море энергии.


Незнакомец продолжает смотреть мне в глаза, и только где-то отдаленно я слышу тихий смешок Кэсси, которая наверняка потешается над моей реакцией. Да и надо мной тоже.


— Вы здесь впервые?

— Да!

— Нет! — отвечаем одновременно с Кэсси.


Дьявол! Нам стоило придумать какую-нибудь историю для таких случаев. Уже чувствую себя чертовски глупо.


Незнакомец улыбается, и я немного удивлена таким переменам в его настроении. Взгляд теплеет, становится более опьяняющим.


— А разве не видно? Все эти приемы — обычное дело, — стараюсь сказать спокойно, при этом махнув рукой. — Порой так устаешь от этого. Не так ли?


— Разумеется, — соглашается со мной незнакомец.


Наигранно вздыхаю, изображая накатившую на меня скуку. Надеюсь, Кэсси не засмеется в самый неподходящий момент, чтобы не разоблачить мой обман.


— Надеюсь, ваша подруга не будет против, если я приглашу вас на танец? — Незнакомец протягивает руку, и я растерянно смотрю на его ладонь. В голове рождаются противоречивые мысли, которые смешиваются с дурацкими идеями Кэсси.

— Я не против, — довольно отвечает подруга, подталкивая меня вперед. — Не стоит терять ценные мгновения на таком вечере.


Вкладываю свою ладонь в его, чувствуя, как по коже пробегает легкий электрический заряд. Ничего себе! Он сжимает руку чуть крепче, но мне от этого становится еще приятнее. Мне не нравится моя реакция на совершенно незнакомого мне человека!


Двигаясь в неспешном танце, совсем забываю, что вокруг нас есть и другие люди. Откуда у меня эти странные ощущения? Откуда эти мысли?


— И всё-таки я думаю, вы здесь впервые, — говорит незнакомец, сладко улыбнувшись.


— А вдруг вы ошибаетесь?


Он хмыкает, словно правда написана у меня на лице.


— Любопытство, — начинает он, — именно оно заставляет ваши глаза сиять от восторга. Вы улавливаете каждый звук, каждое движение, в то время как другие попросту этого не замечают.


Нежный тон его голоса ласкает слух.


— Разве, это так плохо?


— Нет, — выдыхает незнакомец, сверкнув пламенем в своих глазах. — Вас невозможно не заметить. Для таких, как я, вы слишком неискушенная. Не боитесь, что я могу лишить вас этой привилегии?


В который раз радуюсь тому, что на мне маска, которая все время прячет мой румянец. Ну, же, я должна взять себя в руки. Крепче хватаюсь за его плечо, прижимаюсь к его телу, чувствуя, как на это реагирую я сама. Его рука опускается вниз по спине, практически заходя за пределы талии. Боже!


— Я ничего не боюсь, — с уверенностью говорю ему, видя, как на его лице снова мелькает тень улыбки.

— Вот как, — выдыхает он, явно удивленный моим ответом. — Мне показалось, ты не такая уж и смелая.


В какой-то момент мы попросту замираем, словно время застыло. И мы вместе с ним.


— Но ведь ты… — делаю паузу, опустив взгляд на его губы, — совсем ничего не знаешь обо мне.

— Знаешь, я не привык говорить намеками. Это просто не мое. Я всегда любил прямоту, поэтому хочу задать тебе один вопрос.

— Я вся во внимание, — стараюсь сказать это, вложив в свой голос нотки соблазна, но выходит немного пискляво.

— Как ты смотришь на то, — он на секунду замолкает, скользнув по мне взглядом, — если мы проведем эту ночь вместе?


Честно говоря, в глубине души я ждала этот вопрос, но не так скоро. Нет, я не трусиха. Ладно, если только немного. Хотя, нет, мне ужасно страшно. Я играю в опасные игры с человеком, о котором вообще ничего не знаю. Я сошла с ума? Вдруг, он какой-нибудь помешанный тип? Маньяк, который пробирается на такие вечера и ищет себе жертву? Просто ненормальный?


От этих мыслей вся моя решимость стать совершенно другой Грейс буквально вянет на глазах. А ведь все так хорошо начиналось.


Ладно, я должна попробовать сыграть в эту игру, но установив свои правила.


— Я согласна, — отвечаю ему, наблюдая, как его радует мой ответ. — Но только с одним условием. Если ты согласен, то тогда нам больше не стоит здесь оставаться. Только зря потеряем время. А если не согласен, то…

— И какие же ты ставишь условия? — спрашивает он, перебивая.


Я вижу, как незнакомец щурится, вероятно, пытаясь предугадать мои дальнейшие действия.


— Никаких имен. Никакого прошлого и настоящего. У нас будет только одна ночь. Только Маски. И ничего больше.


Музыка постепенно затихает, и парень останавливается, все еще удерживая меня в своих объятьях. Наши глаза неотрывно смотрят друг на друга. Внутри меня все колотится от страха, от томительного ожидания, которое затягивается с каждой секундой. Это не я. Это какая-то другая Грейс, которую мне еще только предстоит узнать, а может, я больше никогда ее не увижу.


— Что же, незнакомка, — вновь говорит парень, — я принимаю твои правила игры. Обещаю, ты не пожалеешь.


***


Тихо застегиваю молнию на платье, которую еще пару часов назад так резко расстегнул мой милый незнакомец. Мурашки вновь пробегают по коже, как только в памяти оживают эти мимолетные картины, полные необузданной страсти.


Вспоминаю, как он прислонился к моей спине, как его губы коснулись моей шеи, мгновенно разжигая в моем сердце настоящее пламя.


Да, мне было страшно, но как только его губы накрыли мои, все стало неважным. Все изменилось. Я стала другой.


Его лицо все еще скрывает маска, и я из последних сил борюсь с самой собой, чтобы не разоблачить личность своего незнакомца. Хотя, что мне это даст? Сомневаюсь, что увижу его снова.

Осторожно отодвигаю маску, вглядываясь в черты его лица.Как же он красив, сексуален, обаятелен. Все это было моим. Но только этой ночью.


Взглянув на его совершенно беззаботное и такое милое лицо, аккуратно касаюсь пальцем его мягких губ, тут же вспоминая каждый поцелуй, который доводил меня до безумия.


— Возможно, когда-нибудь ты снова вспомнишь обо мне, — тихо говорю я, пока мои слова рассеиваются по гостиничному номеру. — Когда-нибудь…


Поднявшись с кровати, подхожу к двери, уже собираясь выйти, но напоследок вновь оглядываюсь назад, чтобы еще раз запечатлеть в памяти незнакомца, с которым этой ночью я была особенно близка. Ночь закончилась, и теперь наступает новый день. Незнакомки больше нет, а вместе с ней исчезает и вся магия этой ночь, которую я больше никогда не смогу вернуть…


========== Глава 2 ==========


Три месяца спустя


Конец августа в Вашингтоне сейчас напоминает настоящий рай. Я с таким нетерпением ждала конец лета, что теперь не могу поверить, что этот момент наконец-то наступил. Моя стажировка началась полторы недели назад, и теперь я познаю все прелести работы журналиста на практике.


С самого детства я воображала, что когда-нибудь стану известным репортером, которого будут с легкостью узнавать на улице. Я была одержима этим, но мама всегда воспринимала мои детские игры в журналиста, как временное явление. Но с годами мало, что изменилось, и теперь я в шаге от того, чтобы мои детские мечты стали реальностью.


— Билли спрашивал о тебе, — говорит мама по телефону, пока я иду в редакцию. — Он скучает по тебе, Грейси.


Закатываю глаза при упоминании о Билли. Последнее время наши отношения медленно катятся в пропасть. Одни сплошные недопонимания и ссоры только усугубляют и без того плачевную ситуацию. Мы решили сделать паузу, пока я в Вашингтоне, но честно говоря, сомневаюсь, что она что-то изменит. Все стало иным после прошлой поездки в этот город, и с тех пор я больше не чувствую того притяжения, которое было раньше между мной и Билли.


— Я тоже по нему скучаю, — неуверенно отвечаю маме, сама не понимая, правда это или нет. Я почти не думаю о нем, да и упоминание его имени не вызывает былого трепета. Неужели, я разлюбила его? — Скажи, что у меня все хорошо.


Мама обожает Билли, несмотря на все, что происходит в наших отношениях. Мы познакомились два года назад, когда я только начинала свою работу в студенческой газете. Мне нужно было написать статью об успехах наших спортсменов, среди которых как раз был и Билли. Небольшое интервью как раз и стало началом нашей истории, которая продолжается по сей день. Тогда его ухаживания были для меня настоящей сказкой, а постоянные свидания, поцелуи под дождем и неистовое влечение друг к другу были чем-то волшебным.


— Может быть, ты приедешь на следующие выходные? Вам нужно увидеться и поговорить, — заботливо говорит мама, а я качаю головой, слушая, как она снова затрагивает эту тему.


После того, как мой отец бросил нас, когда мне было пять, мама переключила всю свою любовь, внимание и заботу на меня. Знаю, она хочет сделать как лучше, но порой ее опека переходит все границы.


— Мама, не начинай, — вздыхаю, уже не зная, как убедить ее в том, что сейчас не самое подходящее время для встреч с Билли. — Мы взяли паузу. Нам с Билли нужно время, чтобы понять, действительно ли мы нужны друг другу.

— Конечно, нужны, Грейси! Откуда у тебя такие мысли? Вы такая чудесная пара! Просто сейчас у вас небольшой кризис, и это нормально. Все наладиться, солнышко.


Если бы она только знала, что этот кризис уж слишком затянулся.


— Конечно, мама, — соглашаюсь с ней, понимая, что дальше спорить будет совершенно бесполезно.


Обожаю всю эту суету, беспорядочность и спешку. В такие моменты я понимаю, что действительно выбрала то, что всегда хотела.


Огромный офис редакции сейчас заполнен кучей других сотрудников, которые занимаются составлением нового номера журнала «Стар». Он самый влиятельный, самый продаваемый и самый успешный. До сих пор удивляюсь тому, как я сюда попала. Не знала, что мама дружит с кем-то из Вашингтона. Мысль о том, что после стажировки они могут предложить мне работу, становится еще реальнее с каждым днем.


Сейчас я работаю под руководством двух журналистов, которые занимаются разделом светской хроники, а именно сенсациями, которые так все ждут. За полторы недели я узнала столько подробностей о своих любимых актерах и певцах, некоторых политиках и представителей высшего общества, которые до сих пор кажутся мне чем-то нереальным. Но факты подтверждают обратное.


Каждый в редакции постоянно живет в поиске сенсаций, и за время моей стажировки мне предстоит тоже этому научиться.


Рабочий день заканчивается только поздно вечером, после огромного интервью, которое мы с коллегами брали у будущей семейной пары, чья свадьба претендует на звание «Главного светского события года».


Мама Кэсси настояла на том, что я пожила эти два месяца у них, да и моя подруга тоже не осталась в стороне, отправляя мне трогательные сообщения на протяжении всего лета. Порой это так на нее непохоже.


— Как прошел день? — интересуется Кэсси, когда я возвращаюсь домой. — Ты слишком увлеклась своей работой, Грейси.

— Мне все нравится! — восторженно отвечаю ей, мысленно уже предвкушая завтрашний день. — Ты не представляешь, как это интересно!

— Да уж, точно не представляю, — говорит подруга, не разделяя мой восторг. — Надеюсь, в эту субботу мы все-таки выберемся куда-нибудь, и тебя не вызовут на работу.

— Нет, на этот раз я буду свободна. Наверное. Твоя мама еще на работе?


Кэсси вздыхает.


— Да, она такой же трудоголик, как и ты. Если не хуже. — Подруга зевает, удобно устраиваясь на диване. — Билли не звонил?

— Нет, но это сделала мама.

— Снова пытается вас помирить? — Кэсси понимает меня, как никто другой.

— Да, — с какой-то тоской говорю ей. — Я устала ей объяснять, что сейчас нам с Билли лучше побыть вдали друг от друга.

— Тебе давно пора поставить точку в этих отношениях, Грейси. Вы оба просто оттягиваете неизбежное. — В глубине души я прекрасно понимаю, что Кэсси права, и я просто тяну время, раз за разом пытаясь дать еще один шанс нашим отношениям с Билли. Возможно, у нас действительно есть шанс? — Признайся, между вами уже нет тех чувств, что были раньше. Особенно после той страстной ночи с незнакомцем.


Бросаю в Кэсси подушку, чтобы она не напоминала мне об этом снова. Я и так слишком часто вспоминала ту ночь почти все лето. В какой-то момент казалось, что все это снова реально. Что у этой истории будет продолжение. Но наступало утро, и я с грустной улыбкой понимала, что просто схожу с ума.


— Не говори ерунды. И вообще, мне не стоило тебя слушать. До сих пор не пойму, как я согласилась на все это?

— Эй, не надо впутывать меня в эту историю. Я всего лишь сказала, что ты должна как-то наказать Билли и просто предложила один вариант. Все остальное ты делала сама, Грейси. Не я.

— Ладно, все равно это в прошлом, — отмахнувшись от Кэсси, смотрю в окно, чувствуя, как щеки налились румянцем.

— Но тебе понравилось. Вспомни себя на следующее утро. Ты вся сияла, — хихикает подруга. — Почему ты не узнала его имя?

— Я же тебе говорила — это было моим условием. Он ничего не знал обо мне, а я — о нем.

— Вечно ты все усложняешь, подружка. На твоем месте я бы все о нем разузнала.


Я не говорила Кэсси, что перед уходом сняла с него маску, чтобы все-таки увидеть его лицо. Разве, это важно? Сейчас я думаю об этом реже, и это хорошо. Еще немного и я забуду о той ночи, когда я была просто незнакомкой.


— Кэсси я изменила своему парню с другим мужчиной! Как только подумаю об этом, опять появляется это отвратительное чувство вины, — устало говорю подруге, снова вспоминая те моменты, когда я была на грани того, чтобы рассказать ему о своей поездке в Вашингтон. Но я трусила, и от этого чувство вины еще сильнее атаковало мои мысли. Сложно притворяться, что все хорошо, когда это не так.


Знаю, Билли замечал перемены в наших отношениях, но я не могла сказать ему правду. Хотя, все ведь началось гораздо раньше той ночи в Вашингтоне. Кэсси поднимается с дивана, подходя ко мне.


— Ты же знаешь, я никогда не расскажу ему, если ты сама не попросишь меня об этом. Но сомневаюсь, что ты это сделаешь. Просто пойми, Грейси, вы оба мучаете друг друга, живя ложными надеждами. Скажи мне честно, что ты чувствуешь к нему, когда вы вместе? Когда она прикасается к тебе, целует, когда…

— Я не знаю, — отвечаю, даже не дав ей договорить. Я сказала правду. Я действительно не понимаю, что творится в моей душе. — Я запуталась в своих чувствах к нему. Может быть, мы просто привыкли друг к другу?


Кэсси медленно качает головой.


— Ты просто больше не любишь его, Грейси, — говорит она, похлопав меня по плечу. — Не пытайся искать проблему в самой себе. А та ночь с незнакомцем…только это и подтвердила. Если бы ты действительно любила Билли, то никогда бы не ему не изменила.


Заметив, как я совсем поникла, подруга крепко обнимает меня, пытаясь немного подбодрить. Как я рада, что у меня есть человек, который готов поддержать меня в любой ситуации.


— Ты осуждаешь меня за то, что я сделала? — спрашиваю ее тихо.

— Конечно, нет. Это было твой выбор, Грейси. Что сделано, то сделано. Теперь, просто забудь об этом.


Все мои сомнения на время уходят, когда я снова возвращаюсь в редакцию следующим утром. После небольшого собрания у главного редактора, мы снова отправляемся на свои рабочие места, чтобы продолжить заниматься новыми статьями.


Читая текст со вчерашнего интервью, делаю некоторые пометки, которые в дальнейшем нужно будет обязательно отредактировать. Время быстро идет к обеду, и на этот раз я решаю остаться в офисе, заказав с кем-нибудь на пару пиццу или что-нибудь еще.


— Ох, прости, Грейс. Я на диете. Пицца для меня в запрещенном списке, — с сожалением говорит Джуди, обозреватель моды. — Могу позволить себе только маленький кусочек яблока.


Обойдя еще несколько человек, понимаю, что пиццу я буду есть одна. Ладно, так уж и быть.


После обеда показываю черновой вариант предстоящей статьи одному из редакторов и снова возвращаюсь на свое место, дожидаясь, когда меня снова вызовут. Услышав, как где-то на столе, под кучей бумаг, звенит телефон, быстро разбираю свой беспорядок, чтобы отыскать свой гаджет и ответить на звонок. Рука замирает, как только замечаю на экране имя «Билли». Мы же договорились, что не будем звонить друг другу. Зачем он снова напоминает о себе?


Быстро иду в коридор, уже готовясь снова выяснять отношения.


— Билли, что-то случилось? — Стараюсь говорить серьезно, не выдавая раздражения, которое исходит изнутри.

— Грейси, милая, я скучаю, — говорит он с привычной лаской в голосе. Почему мое сердце не вздрагивает от этих слов?

— Мы договорились, что…

— Знаю, но я думаю о тебе, милая. Постоянно. Твоя мама сказала, что ты тоже по мне скучаешь, — неуверенно говорит он, и я прикрываю глаза, стараясь не сердиться на маму за то, что она всегда все рассказывает Билли. — Это правда?

— Да, Билли. Я тоже по тебе скучаю. — Самое ужасное, что я прекрасно понимаю — это не так!

— Ты прилетишь в Атланту на следующие выходные? Я куплю тебе билет, — говорит он, и мое сердце снова сжимается от противоречивых чувств. Часть меня хочет сказать все, как есть. Но другая — велит просто проглатывать накопившиеся эмоции и идти дальше.

— Я не знаю. Скорей всего, у меня будут дела, — вру я, ненавидя себя за это. — У тебя все хорошо?

— Если бы ты была рядом, все было бы гораздо лучше, милая. Грейси?


Вздыхаю, чувствуя, как мне физически тяжело от этого казалось бы простого разговора.


— Да?

— Я люблю тебя. — Даже нежность в его голосе не может достучаться до моего сердца, хотя я пытаюсь, правда стараюсь вновь открыться ему. Но ничего не выходит.

— Я тоже…люблю тебя, Билли, — выдавливаю из себя каждое слово. — Извини, меня зовут. Я должна идти.

— Конечно, милая. Не против, если я позвоню тебе чуть позже? — Черт! Ну, почему это так тяжело?

— Эм…конечно, — вздыхаю, стараясь не думать ни о чем. — Ты можешь позвонить.

— Хорошего дня, Грейси. — По его голосу я понимаю, что он улыбается, а мне становится еще тоскливее.

— И тебе, Билли.


Отключив звонок, еще несколько минут стою в коридоре, собираясь с мыслями. Похоже, это тупик, и я сама себя туда загнала. Каждый наш разговор, каждая наша встреча даются мне все тяжелее. Я ведь действительно любила его — искренне любила. Что со мной произошло?


Возвращаясь в офис, открываю прозрачную дверь, как вдруг душа уходит в пятки. Глаза испуганно смотрят вперед, не веря, что это реальность, а не просто сон. Сердце начинает колотиться так бешено, отчаянно, что я прячусь за стеной от человека, которого никогда больше не должна была увидеть.


Я узнала его, сразу же. С первого взгляда. Тот самый незнакомец, с которым я провела ночь три месяца назад. С которым я испытала то, чего никогда еще не чувствовала. Даже сейчас, когда воспоминания снова начинают оживать в голове, по телу пробегают мурашки.


« — Что, если когда-нибудь мы увидимся снова? — спрашивает незнакомец, снова взглянув в мои глаза. Он тянется к моей маске, но я отхожу назад, не позволяя ему увидеть мое лицо. — Ты бы узнала меня?


Он делает шаг мне навстречу. Касается кончиками пальцев плеча, и я чувствую, как кожа плавится от нежных прикосновений.


— Этого не произойдет, — уверенно заявляю я. — Мы больше никогда не увидимся.

— Если бы это случилось, — он проводит пальцем по моим губам, и я закрываю глаза, утопая в наслаждении, которое сводит меня с ума, — я не перепутал бы тебя ни с кем другим. Твои глаза скажут все за тебя, милая незнакомка… Только твои глаза…»


Делаю несколько вдохов, чтобы успокоиться. Легкая дрожь все равно пробегает по спине. Волнение просто зашкаливает. Столько мыслей родилось в голове, столько неотвеченных вопросов. Что он здесь делает? Он не мог узнать, кто я такая? Или мог? А что если он уже знает обо мне все? Что если все это время он искал меня? Мысль кажется смешной и ужасно нелепой. Наверное, у меня поднялась температура.


Пытаюсь прислушаться к разговорам в редакции, но ничего не понимаю. Кажется, тот парень куда-то ушел. Нужно быстро дойти до своего места.


Захожу в редакцию, оглянувшись по сторонам, и иду вперед, как вдруг дверь в кабинет главного редактора открывается и мне навстречу идет ОН. Ноги становятся ватными, когда я понимаю, что сейчас мы встретимся лицом к лицу. За ним бежит какая-то женщина — слишком суровая, строгая и злая. Кто это такая? Она что-то говорит ему, но в панике я не могу расслышать ее слова.


Незнакомец подходит все ближе. Нас разделяют несколько шагов. Не замечаю, как замедляю шаг. Парень снова оглядывается назад, болтая с той женщиной, и чуть не врезается в меня, пока я стою, как статуя.


Слышу только, как валится из рук телефон, с грохотом падая на пол. Понимаю, что теперь на меня смотрит вся редакция. Становится ужасно стыдно. Хочу провалиться сквозь землю. Прямо сейчас!


Боюсь поднять голову и взглянуть ему в глаза. Внутри меня бушует настоящий ураган. Буря разрастается так быстро, неистово.


Парень наклоняется, поднимая с пола мой телефон. Продолжаю стоять как вкопанная. В голове нет ни одной мысли. Незнакомец протягивает мне телефон, и я тянусь, чтобы забрать его. Руки трясутся, но как-то только наши пальцы соприкасаются, в душе вновь возникает знакомый трепет.


— Кажется, это ваше.


Тот самый голос вновь доносится до меня, и я тут же приподнимаю голову, чтобы наши взгляды, наконец, встретились. Серо-голубые глаза смотрят на меня так строго. В них нет того пламени, которое было той ночью. В них нет ничего, кроме полного безразличия.


— Кажется, здесь все такие растяпы, — комментирует та женщина, стоящая позади него.

— С этим не поспоришь, Хизер. — Он продолжает смотреть мне в глаза, в которых уже миллион раз ожила наша маленькая история той майской ночи. — Пойдем. Нас уже ждут.


Он обходит меня стороной, но я до сих пор не могу пошевелиться, все еще находясь в каком-то странном состоянии. Он не узнал меня. Он действительно не понял, что это я.


Оборачиваюсь назад, посмотрев ему вслед, но парень даже не собирается оглянуться. Его силуэт скрывается за поворотом, но тот ураган чувств, которые всколыхнули в моей душе нечто невообразимое всего за несколько минут, до сих пор держат в напряжении, не позволяя думать ни о чем другом…


========== Глава 3 ==========


Сев на свое место, стараюсь не оглядываться по сторонам, хотя я чувствую на себе взгляд каждого в редакции. Почему они так смотрят? Такое ощущение, что каждый знает историю трехмесячной давности, хотя я понимаю, что это не так.


Перед глазами до сих пор мелькает холодный и расчетливый взгляд незнакомца. Он презирал меня, его раздражала моя нерасторопность. Конечно. Как можно было уронить телефон в самый неподходящий момент? Растяпа!


— Грейс, — зовет меня одна из сотрудниц, наверняка, не выдержав этой долгой паузы. — С тобой все в порядке?


Взглянув на женщину, вижу, как сильно в ее глазах играет любопытство. Вряд ли ее волнует мое эмоциональное и душевное состояние.


— Все хорошо, — слегка улыбаюсь ей, снова переведя взгляд на монитор.

— А ты знаешь, кто это был? — доносится до меня вопрос уже другого человека.


Конечно, знаю. Мужчина, с которым я познакомилась на приеме в мэрии. Мужчина, с которым я провела ночь, испытав дикое наслаждение. Мужчина, о котором я не раз вспоминала все лето. Мужчина, о котором я не знаю ровным счетом ничего.


— Понятия не имею, — тараторю ей, стараясь излучать безразличие, но во мне начинает разгораться интерес, что в редакции о нем наслышаны. Странно.

— Это Эрик Хант, — говорят одновременно еще две девушки, и что-то екает в сердце, как только я слышу его имя. Эрик. Мне нравится. Ему подходит. — Несколько месяцев назад его избрали в нижнюю палату Конгресса. Теперь, он Конгрессмен Хант.


Не знаю, как сейчас описать собственные чувства. Конгрессмен? Я переспала с конгрессменом? Да, уж, Грейс, ты точно любишь приключения.


Слегка откашливаюсь и изображаю удивление, хотя в душе нет ничего, кроме смятения и волнения.


— Конгрессмен? — переспрашиваю я. — Ничего себе! А что он здесь делает? Не знала, что они расхаживают по редакциям журналов.


Все в редакции переглядываются друг с другом, как будто им известна одна большая тайна. Эй, я тоже хочу ее узнать!


— Эм…у него есть некоторые недопонимания с главным редактором. Это старая история, — смело заявляет одна девушка.


Внезапно дверь кабинета главного редактора открывается, и к нам выходит мисс Бейтс, грозно оглядывая весь офис. Честно говоря, я ее немного побаиваюсь, но поработать с такой успешной, целеустремленной женщиной было моей мечтой. Ее знает каждый уважающий себя журналист в этой сфере, поэтому мне не стоит расслабляться.


Неожиданно ее строгий взгляд останавливается на мне. Она тоже видела мое недавнее фиаско?


— Грейс, зайди ко мне, — говорит мисс Бейтс, снова уходя в свой кабинет.


Посмотрев на остальных, встаю из-за стола и следую в кабинет главного редактора.


— Как тебе у нас, Грейс? — спрашивает мисс Бейтс, когда я сажусь напротив нее. Я бы не сказала, что она стала приветливее.

— Мне все очень нравится. — Ведь это правда. — Я стараюсь научиться всему, что вы мне даете.


Женщина сдержанно улыбается.


— Мои редакторы довольны тобой, — заявляет она. Ох, правда? После нелепого случая с Эриком Хантом, приятно узнать, что моя работа не остается незамеченной. — Значит, ты здесь не зря.

— Большое спасибо, мисс Бейтс.

— Насколько я знаю, тебе остался год до окончания университета. — Я киваю. — Ты уже думала о своей карьере? Журналист — это не просто профессия, Грейс. Это призвание. Ты должна жить этим, дышать. Если конечно, хочешь добиться успеха и уважения. Нас должны бояться, потому что только мы можем заглянуть по ту сторону светской жизни. Ты понимаешь, о чем я говорю?


— Да, мэм.


Женщина поднимается с кресла, не спеша идя к окну. Она свысока смотрит на панораму города, и мне остается только догадываться, что у нее на уме.


— Скажи мне, Грейс, на что бы ты пошла ради своей карьеры? — Она резко переводит взгляд на меня. — Успешной карьеры.

— На все, — тут же отвечаю ей, толком не задумавшись над этим вопросом.


Мисс Бейтс удовлетворенно улыбается.


— Именно это я и хотела услышать. Ты можешь идти, Грейс.


Немного растерянно смотрю на женщину. Это все? Наш разговор окончен?


— Грейс, ты можешь возвращаться к работе, — снова повторяет она, и я выхожу из кабинета, пребывая в еще большей растерянности.


Остаток дня проходит еще быстрее, особенно после сотни переписываний текста, который я готовлю совместно с другой журналисткой. Несмотря на занятость, мысли все равно возвращали меня к встрече с незнакомцем, точнее Эриком Хантом — конгрессменом, который в ту майскую ночь был для меня простым парнем. Нет, я знала, что была на каком-то важном мероприятии, на которое не пускали первого встречного, но я и подумать не могла, что решусь соблазнить конгрессмена.


Вернувшись домой, первым делом открываю свой ноутбук, чтобы найти какую-нибудь информацию о Ханте. Гугл открывает мне сотни, если не тысячи фотографий мистера Ханта на разных официальных мероприятиях, и я в который убеждаюсь, что это действительно он. Я не ошиблась, хотя до последнего думала, что мои воспоминания меня подвели.


Несколько месяцев назад, после напряженной и долгой предвыборной гонки, он все-таки сумел пробиться в нижнюю палату Конгресса, и теперь довольствуется настоящей политической жизнью. Все отзываются о нем, как о «сдержанном, рассудительном, умном и невероятно преданном своему делу человеке». Он до сих пор не женат, хотя на многих фотографиях есть та женщина, с которой я видела его сегодня. Интересно, кто она такая?


Пытаюсь найти что-нибудь еще о личной жизни, семье, но везде она и та же, довольно скудная, информация. Похоже, он очень скрытный.


Домой возвращается Кэсси, и я быстро закрываю все вкладки, пока она ничего не увидела.


— Неужели, ты пришла домой раньше меня? — удивляется подруга, заглянув в мою комнату. — Что случилось? Тебя выгнали из журнала?


Она смеется, а я недовольно смотрю на ее радостную физиономию. Давай, шути еще больше.


— Я тоже рада тебя видеть, Кэсси.


Она садится на кровать, уставившись на меня вопросительным взглядом.


— Сегодня пятница. Мы должны куда-нибудь сходить.

— Ладно, я согласна. — Кэсси открывает и закрывает рот, выглядя немного обескураженной.

— Ну, ничего себе! Я полдня готовила длинную речь, чтобы уговорить тебя, а ты так легко согласилась.

— Хочешь, я передумаю? Это ведь не проблема, — хихикаю я.

— Нет, нет! Даже не думай, Грейси. Сегодня мы точно уйдем в отрыв. Я ждала этого со дня твоего приезда. — Она хитро потирает руки, и я уже представляю, какое безумие ожидает нас этим вечером. Точнее, ночью. Кэсси как всегда придумает что-то «гениальное». Я соглашусь с ней, и утром буду жалеть, что послушала свою подругу.


Ночной клуб «Блэк кэт» забит людьми. Кэсси говорит, что для вечера пятницы — это обычное дело. То же самое происходит в Атланте, когда я выбираюсь из дома после недели учебы.


Подруга ведет меня к столику, который она, как оказалось, заказала еще два дня назад. Косо на нее смотрю, пока она невинно улыбается. Вот хитрюга. Все знала заранее.


Кэсси сразу же заказывает несколько коктейлей, уверяя меня, что я просто обязана их попробовать. Вибрации от громкой музыки проносятся и по телу, и я немного расслабляюсь. Ох, мне действительно нужен был отдых.


— Эй, ты же за рулем? — говорю ей, вспомнив, что мы приехали сюда на ее машине.

— Ну и что? Не переживай, Грейси. Я контролирую ситуацию. Думаешь, со мной такое первый раз?


Оставив на время наш столик, отправляемся с Кэсси на танцпол. Музыка здесь, что надо. Обожаю танцевать, чувствовать ритм, на время забывать о реальности и полностью погружаться в этот удивительный и такой притягательный мир.


— Эй, крошка, потанцуем вместе? — спрашивает у меня какой-то парень. Он улыбается, окидывая меня оценивающим взглядом.

— Нет, я сама по себе. Извини.


Поддаюсь зажигательному ритму, плавно покачивая бедрами. Музыка полностью подчиняет себе, окутывая опьяняющим дурманом. Я чувствую, как расслабляется все тело, как мысли уходят прочь. Даже неприятные воспоминания о сегодняшнем инциденте уносятся куда-то далеко.


Кэсси продолжает танцевать, а я иду к бару, чтобы заказать еще один коктейль. Настроение просто потрясающее, и я рада, что вечер идет именно так, как я и хотела. Бармен ловко играет с бутылками и шейкером, пока я наблюдаю за его быстрыми движениями. Он игриво улыбается и подмигивает.


— За счет заведения, — говорит парень, когда я протягиваю ему деньги.

— Спасибо, — пробую коктейль на вкус, продолжая заигрывать с барменом. — Если я закажу что-нибудь еще, это тоже будет за счет заведения?


Парень ухмыляется.


— Возможно. — Он вновь окидывает меня взглядом. Алкоголь всегда делает меня слишком раскованной. — Если ты только скажешь мне свое имя.


Опираюсь о стойку, наклонившись к нему чуть ниже.


— Меня зовут Грейс.

— Грейс? — повторяет он, переведя взгляд на мои губы. — Кажется, так я назову свой новый коктейль. Не против?


Парня отвлекают другие посетители клуба. Пользуясь моментом, снова удаляюсь в сторону танцпола, пританцовывая под ритмичную музыку. Где-то в сумочке вибрирует телефон, и я неохотно тянусь за ним, чтобы ответить на звонок.


Билли. Немного поразмыслив, отключаю звонок, складываю телефон и снова начинаю веселиться, время от времени ощущая вибрацию телефона. Знаю, я обещала поболтать с ним позже, но если он узнает, что я развлекаюсь в клубе с Кэсси, то он снова будет орать в трубку, что именно я разрушаю наши отношения. Сейчас трудно сказать, есть ли они у нас на данном этапе?


Время уже перевалило за половину третьего ночи, и я уже начинаю чувствовать, как сил становится все меньше. Если бы не ранние подъемы на работу, я была бы как огурчик всю ночь напролет.


Заметив Кэсси в объятьях какого-то парня, вздыхаю, придумывая способы уговорить ее поехать домой. Надеюсь, мне не придется ее долго упрашивать.


— Кэсси, нам пора, — пытаюсь достучаться до нее. Подруга что-то шепчет парню, улыбается ему, протягивая небольшую бумажку.

— Пока, красавчик, — машет она ему, дефилируя своей фирменной походкой.


Иногда моя подруга подрабатывает моделью, поэтому очаровывать таких парней ей совсем ничего не стоит.


— Кто это? — спрашиваю ее, пока мы идем к выходу.

— Понятия не имею, — спокойно отвечает подруга, пока я смотрю на нее с удивлением.

— Ты дала ему свой номер?

— Я дала ему просто набор цифр. Грейси, такие, как он, мне не нужны, — хмыкает подруга.


К счастью, она быстро соглашается поехать домой, и мы уже выходим на парковку, которая заставлена машинами.


— Думаю, нам стоит вызвать такси, — говорю ей, с недоверием глядя на ее движения. Похоже, она переборщила с выпивкой.


Кэсси цокает.


— Грейс Майер, уймись, — возмущается она. — Я же тебе говорила, все под контролем.


С замиранием сердца, наблюдаю, как мы выезжаем с территории парковки, несколько раз чудом не задев рядом стоящие машины.


— Кэсси, — снова начинаю я, но она меня перебивает.

— Эй, мы уедем отсюда на моей машине. — Есть два варианта — либо веду я, либо ты.


Зная, что я выпила довольно много, сразу отбрасываю вариант самой сесть за руль. Но Кэсси? Честно говоря, сейчас я доверяю ей больше, чем себе.


— Ладно, только, пожалуйста, осторожнее. И медленнее.


Подруга закатывает глаза и немного сбавляет скорость, хотя мы все равно едем довольно быстро. Или мне просто кажется?


Нам остается проехать всего два квартала, и мне становится немного спокойнее. Не очень то хотелось бы вляпаться в какую-нибудь историю.


Кэсси делает музыку еще громче, начиная подпевать Charlie XCX под «After the afterparty», уговаривая и меня присоединиться к ней. Чувствуя, как импульсы уже проносятся по телу, окончательно расслабляюсь, снова поддавшись музыкальной волне.


От меня ускользает тот момент, когда скорость машины увеличивается, и на светофоре мы тормозим слишком поздно, врезавшись в зад другой машины.


— Черт! — ругается Кэсси, я вскрикиваю от страха.. — Что за идиот решил постоять здесь?


Сердце бешено колотиться, когда дверь впереди стоящей машины открывается, и оттуда выходит какой-то человек. Похоже, это мужчина. Не вижу его лица, которое скрыла темнота ночи.


— Все, нам конец, — говорю я, чувствуя, как дрожат руки. — Он вызовет полицию, и нас посадят. Мы еще и пьяные. Кэсси, я же говорила тебе!

— Успокойся, — строго говорит подруга, крепче ухватившись за руль. Ох, она нервничает. Я же вижу! — Все будет нормально.

— Как ты можешь так говорить? Мы только что врезались в эту чертову машину. — Мой голос повышается от нарастающей паники. В такие моменты мне трудно себя контролировать. — Смотри, сейчас он вызовет полицию.

— Я все улажу. — Кэсси быстро смотрят на себя в зеркало, поправляя верх облегающего платья, а затем выходит из машины, направляясь к другой машине. - Сиди тихо.


Сотни мыслей проносятся в моей голове. А вдруг это какой-то сумасшедший, и теперь он будет преследовать нас до конца жизни? В таком случае, меня вполне устраивает вариант с полицией.


Они отходят немного в сторону, и из-за света фар я вообще ничего вижу. Черт, а вдруг он ее утащит куда-нибудь. Хочу открыть дверь, чтобы выйти на улицу, но замок заблокирован. Ну, Кэсси! Что она натворила?


Проходит меньше пяти минут, и я снова замечаю силуэт того человека, но один. Вижу, как он садится в машину и уезжает. Паника снова накрывает меня, но в этот момент в машину садится Кэсси, и я облегченно вздыхаю. Боже, она здесь!


— Ты спятила? Зачем ты закрыла двери? — начинаю я, пока она спокойно заводит двигатель и едет вперед. — Он же мог сделать с тобой все, что угодно!

— Вот, — она протягивает мне небольшой листок бумаги. — Завтра нужно позвонить по этому номеру. — Раз уж ты так хотела мне помочь, то, пожалуйста, теперь твоя очередь.

— Что это? — Глядя на номер телефона и имя «Хизер», сердце сжимается в тугой узел. Кажется, мы снова вляпались в очередную историю.

— Этот парень тоже был против полиции. К тому же, он куда-то спешил. Сказал, что мы решим этот вопрос сами. — Она кивает в сторону маленькой бумажки. — Попросил позвонить, чтобы все уладить. Учись, Грейси.

— Больше я не дам тебе садится за руль, даже если выпьешь хотя бы немного, — ворчу я, чувствуя себя ее мамой.


Складываю бумажку в сумочку, уже побаиваясь этого телефонного звонка. У меня плохое предчувствие.


— Да-да, конечно, — вздыхает подруга, заезжая на парковку. Наконец-то мы дома. — Так, что? Мне уладить все самой? Или смелая Грейс сама позвонит, чтобы решить нашу проблему?


В какой-то степени я тоже виновата в этой аварии. Мне стоило уговорить Кэсси просто вызвать такси, тогда бы ничего не произошло. Но я не настояла на этом. Вот и результат. И к тому же, разве я трусиха? Черта с два!


— Я сама. Но ты будешь рядом, — строго говорю ей, пока она смеется с меня. — Откуда я знаю, что ты там наговорила тому типу.

— Ох, я уговаривала его оставить мне свой номер телефона, но похоже, тот красавчик уже кем-то занят. Видишь, написал номер какой-то Хизер. — Кэсси делает расстроенное лицо. — Надеюсь, ты с ней разберешься. А если узнаешь у нее номер нашей с тобой жертвы, то это будет просто замечательно, Грейси. Особенно для меня...


========== Глава 4 ==========


Уже полчаса прожигаю взглядом телефон, но все никак не решаюсь набрать номер, написанный на бумаге. Честно говоря, я ужасно нервничаю, а после почти целой ночи веселья и неожиданного потока адреналина, который обрушился на меня совершенно внезапно, сейчас голова совсем ничего не соображает.


— Я так и знала, что ты испугаешься, — говорит Кэсси, заходя в комнату.


В отличие от нее я все еще не могу выкинуть из головы наше ночное происшествие. Во мне начинают закрадываться сомнения, что такое с Кэсси уже не впервые, раз она так просто к этому относится.


— Я обдумываю то, что должна сказать. Нам же нужно как-то себя оправдать, — пытаюсь сказать это уверенно, словно сейчас мне совсем не страшно.

— Давай, Грейси, звони. — Она набирает номер и нажимает кнопку вызова, протягивая мне телефон. Волнение мгновенно проносится по телу, поселяя в душе панику. Черт, я не была к этому готова!


Мне отвечают на третьем гудке, и от дикого напряжения, смешанного со страхом, даже простое «добрый день» звучит ужасно невнятно.


— Хизер Фокс. Я вас слушаю, — снова повторяет строгий женский голос. Смотрю на бумажку, на которой написано имя женщины.

— Эм…

— Если вы будете молчать, то я вряд ли я смогу вам что-то ответить. Чем могу помочь? — Она меня пугает. Посмотрев на Кэсси, отворачиваюсь, чтобы она больше не смеялась надо мной. Все-таки нужно было отказаться от этой затеи позвонить непонятно кому.

— Я звоню по поводу небольшой аварии этой ночью. Наша машина…

— Ах, авария. Да-да, я поняла, — перебивает она меня, и мне кажется, что ее голос стал еще строже. — Я в курсе всех деталей, но надеюсь, вы понимаете, что вина полностью ваша.

— К-конечно, — соглашаюсь с ней, нервно проводя по волосам. — Мы признаем свою вину, и…

— Значит, не будем ходить вокруг да около, — она снова не дает мне договорить. Еще немного, и я начну ощущать холод, исходящий от этой женщины даже через телефон. Неприятная она особа. — Мне необходимо встретиться с вами, чтобы вы кое-что подписали. Заодно обговорим все подробнее. Могу я узнать ваше имя?

— Г-Грейс, — растерянно отвечаю ей. — Что я должна подписать?


Резко оборачиваюсь в сторону Кэсси, которая тоже смотрит на меня с недоумением.


— Все вопросы при встрече, Грейс. Не стоит быть такой любопытной, — сообщает женщина. — Вы будете свободны сегодня в пять вечера?

— Да, — на автомате отвечаю ей, хотя сама толком не помню, собиралась ли я что-нибудь делать в это время.

— Прекрасно. Тогда буду ждать вас в ресторане «Уайт Клаудс». Вы знаете, где это?

— Конечно. — На самом деле, понятия не имею, что это за место. Надеюсь, Кэсси в курсе.


С волнением смотрю на вход в ресторан, в котором должна состояться встреча с Хизер Фокс. Честно говоря, раньше со мной такого не было, хотя наши приключения с Кэсси не всегда заканчивались так радужно. Да, у моей подруги свои заморочки, которые даже мне порой трудно объяснить. Ее мама старается дать все самое лучшее, но иногда Кэсси не хватает отцовского плеча. И хорошей трепки. Знаю, иногда я иду у нее на поводу, но главное наше отличие — я знаю, когда нужно остановиться, в то время как Кэсси несется вперед, сломя голову. Совсем не думая о последствиях.


— Туда могу сходить я, — голос подруги вторгается в мои мысли, и я быстро перевожу взгляд на часы. Без пяти пять. У меня есть ровно пять минут, чтобы избавить от волнения и пойти на встречу. — Если ты боишься.

— Я не боюсь, но…может, мы пойдем вместе? — Идея приходит в голову совершенно внезапно, но по крайней мере, так я буду чувствовать себя гораздо увереннее. Все-таки это не я врезалась в чужую машину.

— Так, я все поняла, — говорит она, отстегивая ремень безопасности. — Я пойду сама.


Она не дает мне договорить, вылетая из машины и стремительно направляясь в сторону ресторана.


Нервно постукиваю пальцами по коленке, постоянно глядя на часы. Что они так долго обсуждают? Чтобы как-то занять себя, достаю телефон, замечая очередное сообщение от Билли. Я до сих пор не перезвонила ему, но как ни странно, не чувствую себя виноватой.


Пишу ему, что со мной все порядке, и ему не стоит волноваться, но он снова начинает свой допрос о прошлой ночи. Где я была, с кем, почему не отвечала на его звонки. Все эти вопросы начинают снова нагнетать. Кажется, я чувствую, как все давит на меня только от одной мысли, что он где-то рядом. Оставляю его сообщения без ответа и снова смотрю на вход в ресторан, но Кэсси все еще нет.


Представляю, что могла бы устроить ее мама, узнав о нашем ночном приключении. Самое ужасное, что бы сделала моя мама, если бы я рассказала ей обо всем.


Наконец, дверь ресторана открывается, и я вижу Кэсси. Она выглядит слишком довольной. Что ее так осчастливило? Следом за ней выходит еще одна женщина, и по спине пробегает холодок, как только я внимательнее вглядываюсь в ее лицо. Это же… О, нет! Так вот, кто такая Хизер Фокс. Это она была в редакции. Это ее я видела на фотографиях вместе с Эриком Хантом. Значит, вчера мы врезались в его машину? Не может быть!


В отличие от Кэсси, Хизер продолжает оставаться такой же строгой и…непробиваемой. Она сдержанно кивает моей подруге, а затем садится в машину и уезжает. Сердце начинает стучать быстрее от одной только мысли, что сейчас она направилась к Эрику, чтобы рассказать ему о встрече.


Кэсси садится на свое место, молча заводит двигатель и резко устремляет машину вперед. Меня так сильно мучает любопытство, что я с трудом могу усидеть на своем сиденье. Все внутри меня жаждет подробностей. Каждая деталь. Каждая мелочь. Я хочу знать все, и теперь я безумно жалею, что сама не пошла туда. Хотя, та женщина сразу бы меня узнала. Думаю, на журналистов у нее отличная память.


— Как все прошло? — Больше не могу тянуть, и вопрос сам слетает с уст.

— Отлично. Знаешь, в кого мы врезались? — Кажется, да. — Ни за что не догадаешься. Конгрессмен Эрик Хант. Я прочитала его имя, когда подписывала документ о неразглашении информации. Кстати, она подумала, что Грейс — это я.

— Конечно. Это же ведь я говорила с ней по телефону. Надеюсь, ты сказала ей, что…

— Нет, я не стала говорить ей правду, — перебивает меня Кэсси, с ухмылкой взглянув на меня. Сердце замирает от ее слов. — Я вписала твое имя в документе.

— Кэсси! Зачем ты это сделала? — возмущаюсь я. — Зачем ты ее обманула?

— Чего ты так волнуешься? Это обычная бумажка, Грейси. Эрик Хант — публичный человек, поэтому такие истории ему ни к чему. Но я даже рада, что сходила туда. Теперь, я знаю, как зовут этого красавчика. Кажется, я не против закрутить роман с конгрессменом.


Что-то неприятное оседает в душе, как только я начинаю думать о паре Эрик-Кэсси. Мне ведь все равно. Та ночь совсем ничего не значила. Глупо думать о том, что между мной и Хантом вообще могло бы быть нечто большее.


— Чего ты поникла? — снова спрашивает подруга, останавливаясь напротив торгового центра.

— Просто задумалась. Все в порядке, Кэсси. Я рада, что все разрешилось…мирно.

— Ух, теперь я должна придумать, как случайно встретиться с Эриком Хантом. Придется ходить с мамой на все приемы. Он ведь часто там бывает.


В какой-то момент во мне вспыхивает непреодолимое желание все рассказать Кэсси. Открыть правду, кем был тот человек, с которым я провела ночь после того маскарада. Но я тут же отбрасываю эту мысль куда подальше. Нет, этому не бывать. Тем более к чему все это? Я ведь не собираюсь видеться с ним. Господи, он даже не узнал меня. О чем вообще может идти речь?


Слушая все выходные, как Кэсси собирается очаровать конгрессмена Ханта, понимаю, что так и не могу свыкнуться с мыслью, что это действительно может случиться. Думаю, такого как он, не интересуют серьезные отношения. Ему нужно…то, что произошло тогда между нами. Ничего больше. Хотя глядя на Кэсси, я начинаю задумываться, а хочет ли она сама чего-то большего? Кажется, нет.


В понедельник утром снова сажусь за свою статью, но все получается совсем не так. Я и так провозилась с ней почти все выходные, отправляя десятки вариантов редакторам.


Мисс Бейтс собирает всех на совещание, чтобы раздать задания и обсудить выпуск нового номера. К счастью, о моей статье говорят вскользь. Отлично, значит, у меня еще есть время все исправить.


— Надеюсь, вы все понимаете, что люди обожают сенсации. Особенно, когда это правда. Все смакуют ее, пробуют на вкус и делятся этим с другим. Мы с вами занимаемся общим делом и стремимся быть первыми. Везде. И во всем. Я просмотрела несколько последних номеров и кое-что поняла — нам не хватает новой сенсации. Чего-то громкого, скандального. То, на что другие набросились бы словно стервятники. То, что люди будут обсуждать и не скоро забудут.


Я слушаю ее, затаив дыхание. Впитываю каждое слово как губка. Она говорит с таким рвением.


— К сожалению, у нас с вами осталось одно нерешенное дело. Мы пытались раскрыть личность этого человека уже не раз. Испробовали столько разных способов, но все безрезультатно. Думаю, все поняли, о ком я говорю.

— Эрик Хант, — говорит один из редакторов, и мисс Бейтс довольно улыбается. О, боже!

— Совершенно верно. Он должен стать нашей сенсацией. На этот раз мы будем идти до конца. Сделаем все возможное, чтобы узнать его тайны. Мы разоблачим его, а потом отдадим его тайную жизнь в руки общества.

— Боже, она никак не угомониться с этим Хантом, — перешептываются между собой сотрудники. — Никак не может простить ему, что он так просто взял и бросил ее.


Я начинаю прислушиваться к их разговору. Неужели, мисс Бейтс что-то связывало с Эриком?


— Она на него здорово обижена.

— Но не столько же лет! По-моему это перебор.


Взглянув на уверенную в себе мисс Бейтс, с трудом могу поверить, что этот человек держит на кого-то обиду. Она вполне себе успешная женщина. Сомневаюсь, что мужчины обходят ее стороной. Странно все это, но мысль, что теперь мы будем заниматься разоблачением жизни Эрика Ханта меня очень волнует.


— Конечно, мы не можем бегать за ним все вместе, хотя порой у меня уже возникают и такие мысли, — говорит она, и все тихонько смеются. — Он никого к себе не подпускает. Да и возле него вечно болтается помощница. Хизер Фокс.

— Как насчет приемов? — предлагает Джуди, которая вечно сидит на диете.


В памяти тут же всплывают воспоминания с того самого приема. Но ведь мне удалось.


— Это уже было, но ничего хорошего не вышло. Он не идет на контакт. В этом вся и проблема — никто не знает, как подобраться к Эрику Ханту.

— Я знаю, — слышу свой собственный голос, и тут же жалею, что сказала об этом.

— Ты? — Мисс Бейтс слишком удивлена, да и другие смотрят на меня с изумлением. Ох, черт! Зря я это сказала.

— Да, — уверенно киваю, все еще чувствуя на себе взгляд каждого в этой комнате. — Я смогу это сделать.


Мисс Бейтс задумчиво смотрит на меня, как будто пытается понять, смогу ли я осуществить ее задумку. А может быть, она считает меня полной идиоткой, которая не знает, на что идет?


— Все свободны, кроме Грейс, — внезапно заявляет она, и остальные сотрудники быстро покидают кабинет, бросая в меня сочувственные взгляды.


Оставшись один на один с мисс Бейтс, начинаю чувствовать зарождающееся волнение. Кажется, я только что подписалась на какую-то авантюру.


— Эрик Хант не подпускает к себе кого попало, — начинает мисс Бейтс, и мне становится немного обидно. — Уж прости, но так и есть.

— Но я действительно могу это сделать.

— Ты знакома с ним? — внезапно спрашивает она, и по моему взгляду она явно что-то понимает.

— Не могу сказать, что это так. Но я знаю способ, который может сработать. — А вдруг он не клюкнет на это? Черт, об этом я совсем не подумала.

— Почему ты в этом так уверена? — продолжает она свой допрос.


Ох, если бы я только знала. Хотя моя интуиция подсказывает мне, что все действительно может получиться.


— Доверьтесь мне, мисс Бейтс. Вы же хотите получить сенсацию? — Она расплывается в широкой улыбке, ее глаза вспыхивают.

— Я знала, что не ошиблась в тебе, Грейс. Мне нравится твой настрой. Знаешь, многие, если не большинство, теряют эту хватку, этот огонек, который ведет их к успеху. Не думаю, что это коснется тебя. Я возлагаю на тебя большие надежды. Надеюсь, ты не подведешь.

— Я сделаю все возможное для этого, мисс Бейтс.


Вернувшись на свое место, на меня сразу налетают с вопросами об Эрике Ханте, но я отвечаю уклончиво. Не думаю, что стоит рассказывать всем о той мимолетной ночи, которая может стать моим пропуском в большое будущее. Как бы ужасно это ни звучало.


Вот уже несколько дней ломаю голову над тем, как доставить Ханту небольшое послание. К нему действительно не так уж и просто подобраться. Да и Хизер Фокс не оставляет его ни на минуту. Интересно, она сопровождает его даже в туалет?


Сегодня у него должна состояться встреча с учениками одной из муниципальных школ, поэтому я хватаюсь за эту возможность, как за спасительный плот.


Вокруг небольшого здания школы огромное столпотворение. Журналисты ожидают приезда конгрессмена, но у меня совсем другой план. Надеюсь, я могу претендовать на роль ученицы. Прохожу внутрь, стараясь вести себя естественно. Еще раз перечитываю записку, которая должна попасть в руки мистера Ханта. Я не должна упустить этот шанс.


Все готовятся к приезду конгрессмена, и я тоже начинаю дико волноваться. Сливаюсь с общей массой учеников и иду вдоль коридора в сторону зала, где состоится встреча. Честно говоря, чувствую себя не в своей тарелке, но это не должно помешать мне сорвать собственную операцию.


Наконец, я вижу его вдали. Он идет так уверенно, приветствуя всех своей очаровательной улыбкой. Так он улыбался и мне. Все спешат поприветствовать его, пожать руку, что-то сказать.


Его провожают в зал, и как только дверь закрывается, в коридоре становится слишком тихо.


Заметив группу мальчишек, которые все еще толпятся в коридоре, подзываю к себе одного из них.


— Эй, хочешь заработать двадцать баксов? — Мальчик тут же соглашается. Отлично, мой план пока движется в верном направлении. — Когда конгрессмен выйдет из зала, подойди к нему и отдай это.


Передаю ему записку, которую написала еще несколько дней назад.


— А если у меня не выйдет, я могу оставить деньги себе?

— Я добавлю еще десять долларов, если записка окажется у него в руках. И…попроси его прочесть ее. Но сам не открывай, понял? Я за тобой слежу.


Мальчишка покорно слушается, и я вручаю ему обещанные деньги, с нетерпением ожидая конца встречи. Ну, же. Когда они выйдут?


Услышав шум, доносящийся из зала, с замиранием сердца смотрю на дверь, которая распахивается буквально через минуту. Журналисты спешат запечатлеть каждый момент, каждое движение конгрессмена. Его все еще обступают школьники, задавая вопросы. Даю сигнал мальчику, наблюдая, как он ловко пробирается сквозь толпу и протягивает Эрику Ханту мою записку.


Тут что-то спрашивает у него, глядя на мальчишку вопросительным взглядом. Мой маленький помощник что-то говорит Ханту, а затем снова исчезает в толпе, идя ко мне.


— Молодец, малыш, — отдаю ему еще десять долларов и тут же обращаю все свое внимание на конгрессмена, который уже разворачивает записку. Его взгляд сосредоточен на тексте, который я писала именно для него.


Давай, ты должен все вспомнить. Я вижу, как он хмурится. Он резко отрывает строгий взгляд от бумаги, оглядываясь вокруг. Хизер Фокс что-то говорит ему, но он словно не слышит ее. Он все еще ищет. Меня. Точнее незнакомку, которая собирается снова с ним увидеться. И я уверена, что Эрик Хант тоже не пропустит эту встречу…


========== Глава 5 ==========


После недавнего собрания теперь мои коллеги смотрят на меня совсем по-другому. Возможно, они считают меня слишком наивной и легкомысленной, но они ведь не знают, что я действительно знакома с Хантом. По-своему знакома. Я вижу интерес в их глазах, как только заходит речь о том самом конгрессмене, но я подавляю в себе нарастающие эмоции и непреодолимое желание поделиться со всеми своим маленьким секретом. Не думаю, что это еще один повод для гордости.


— Грейс, — обращается ко мне мисс Бейтс, пока я вдумчиво читаю свою очередную статью. — Зайди ко мне на минуту.


Проследовав за боссом, сажусь на мягкий диван, снова наблюдая, как моя начальница расхаживает по кабинету.


— Как обстоят дела с Хантом? — Она задает этот вопрос сразу же, без всяких раздумий.

— Сегодня вечером у нас должна состояться встреча. Все идет по плану. — Женщина определенно удивляется, услышав от меня вполне четкий ответ. Неужели, она думала, что мне это не удастся?

— Браво, Грейс, — говорит она, сдержанно улыбнувшись. — Ты молодец. Честно признаюсь, у меня были сомнения на твой счет. Но твои слова лишний раз подтверждают, что я не ошиблась в тебе.

— Благодарю вас, мисс Бейтс.


Кажется, она собирается спросить что-то еще, что так сильно ее интересует, но в последний момент все-таки отпускает меня, заставляя вновь задуматься над тем, почему она так сильно прицепилась к Эрику Ханту. Она с легкостью могла бы найти тысячи таких сенсаций, тем более с ее связями, но скрытая жизнь конгрессмена определенно не дает ей покоя.


Время от времени поглядываю на часы, чувствуя, как где-то глубоко внутри зарождается волнение. Наша встреча состоится уже совсем скоро, но морально я вряд ли к этому готова. Не думаю, что той ночью в Вашингтоне я могла предположить, что встречусь снова со своим незнакомцем.


Дома никого нет, и я рада, что Кэсси не увидит мои сборы на встречу с мужчиной, который ей очень приглянулся. А что если она все-таки отважилась позвонить ему и назначить встречу? Она может, я в этом уверена. А что если Эрик Хант не захочет увидеться со мной?

Все это время я не давала просочиться в голову этим мыслям. Я уверяла себя, что он точно не пропустит нашу встречу. И вот сейчас сомнения вновь накрыли меня с новой силой. Ох, чертово волнение! Что оно со мной делает?


Надеваю кружевное черное белье, которое я купила как раз перед отъездом из Атланты. Черное облегающее платье до колена, туфли на шпильке — представляю, если бы я заявилась в таком виде в редакцию. Багровая матовая помада, немного темных теней, и я уже не так похожа на обычную Грейс Майер. В жизни я использую гораздо меньше косметики, отдавая предпочтение естественности, но иногда я не против поэкспериментировать и почувствовать себя немного по-другому.


Маска, которую мне давала Кэсси для бала-маскарада, до сих пор лежит на самом видном месте в ее комнате. Еще раз останавливаюсь напротив зеркала, с волнением глядя на свое собственное отражение. У меня все получится, главное, не растеряться.


Ночной клуб «Шторм» — именно то место, в которое может попасть далеко не каждый. Благодаря золотой карточке Кэсси, теперь и я могу попасть в любое модное заведение Вашингтона. Секьюрити пропускают меня вне очереди, пока вокруг клуба продолжает толпится куча людей. Оказавшись внутри, пытаюсь осмотреться вокруг, но яркие огни ослепляют слишком сильно. Отыскав какой-то укромный уголок, надеваю черную маску. Ту самую, в которой я была в тот вечер. Что же, теперь осталось найти Эрика Ханта.


На втором этаже не так многолюдно, и я направляюсь туда, где расположены диваны для вип-персон. Пристально вглядываюсь в гостей, но не вижу среди них конгрессмена. Черт, а если он действительно не пришел?


Заказываю себе самый дешевый коктейль, продолжая следить за гостями клуба. Его здесь нет. Как глупо было надеяться, что он действительно придет. Наверняка его здорово повеселила моя записка.


Проходит еще полчаса, и я уже окончательно теряю надежду, что Эрик Хант действительно придет. Допиваю коктейль и уже собираюсь уйти, но знакомый силуэт на противоположной стороне резко привлекает мое внимание.


Крепко сжимаю в руках сумочку, еще раз вглядываясь в того мужчину. Нет, мне не показалось. Это он. Мой незнакомец. Конгрессмен Эрик Хант. Он пришел сюда, чтобы увидеться со мной. Не может быть.


Расплываюсь в дурацкой улыбке, сама толком не понимая, чему я так радуюсь. Становится немного душно, и я уже жалею, что выпила коктейль. Он еще больше может вскружить мне голову. И тогда я могу все испортить.


Делаю несколько шагов, все больше приближаясь к своей цели. К своему незнакомцу. Он внимательно смотрит на танцпол, который сейчас просто забит людьми. Возможно, там он и надеется найти меня.


Я уже вижу его в нескольких шагах от себя. Он стоит спиной, еще не подозревая о моем присутствии. О том, что я рядом. Стоит только обернуться, и я наша встреча повториться вновь, только, каким будет ее исход, не знаю даже я сама.


Тихонько откашливаюсь, чтобы мой голос звучал немного иначе, взрослее, женственнее. Делаю еще шаг, проходя рядом. Стою прямо за ним. В душе все замерло. Почему мне так страшно? Осторожно касаюсь его спины, и он тут же оглядывается назад, пока я окидываю его взглядом.


— Ты, — слетает с его уст, пока я следую в темный коридор, где нас никто не должен побеспокоить.


Музыка уже оглушает так сильно, и я нахожу в себе силы повернутся к нему лицом, которое сейчас наполовину спрятано под маской.


— Не думал, что мы встретимся вновь. — Трудно понять, о чем говорит его взгляд. Здесь практически ничего не видно. — Но твое письмо…как ты меня нашла? И давно ты знаешь, кто я?

— Нет, — отвечаю ему правду. — Я узнала об этом совсем недавно.

— Почему ты решила со мной встретиться? — продолжает он диалог, сделав ко мне несколько шагов. — Скучала?

— Немного, — выдыхаю я, все еще ощущая вокруг себя дикое напряжение. — А ты? Думал обо мне?


Слышу, что он хмыкает. Возможно, его веселит наша встреча.


— Как ни странно, но ты часто посещала мои мысли. Я хотел найти тебя, но…потом понял, что вряд ли из этого что-то выйдет.


Честно говоря, его слова оставляют свой след в душе. Похоже, он хотел отыскать меня, чтобы снова с пользой провести время, но потом, видимо, нашел кого-то получше.


— Возможно, ты принял правильное решение, — отвечаю уже не так оптимистично. Теперь, вся эта затея встретиться с Эриком Хантом кажется очень глупой. На что я рассчитывала? Не буду же я встречаться с ним в маске, притом постоянно. Ох, Грейс, и кто тянул тебя за язык в редакции? — Пожалуй, мне пора. Была рада нашей встрече.


Прохожу мимо него, чувствуя себя полной идиоткой. Ладно, я сама заварила эту кашу, мне же ее и расхлебывать.


— Неужели, ты так просто уйдешь? Может быть, выпьем чего-нибудь? Поговорим. — Ох, кажется, на меня начинает действовать коктейль, которые я выпила пару минут назад. Не стоило его заказывать.

— Это плохая идея.

— Могу я хотя бы узнать твое имя? — Я слышу, как он делает несколько шагов. Ощущаю его присутствие за спиной. Мурашки пробегают по телу, как только кладет руки на мои плечи. В голове вновь вспыхивают картинки той ночи. Те же ощущения. Словно ничего не изменилось.

— Разве, это имеет значение? — Из-за волнения меня почти не слышно, и я понятия не имею, услышал он что-нибудь или нет. Надеюсь, нет.

— Хм. Думаю, тебе подошло бы любое имя. А вот кажется, мне не нужно представляться.


Улыбаюсь, понимая, что все это время я прекрасно знала, кто он такой.


— Не нужно, Эрик. Я знаю, кто ты.


Он прижимается ко мне сзади. Нежно проводит кончиками пальцев вдоль руки. Я чувствую его дыхание на шее.


— Я бы хотел узнать тебя другую. Без маски. — Каждое его слово словно наполнено страстью. Почему это звучит так чувственно?

— Ты можешь об этом пожалеть, — говорю я, предупреждая, что наше знакомство может закончиться слишком плачевно. К тому же, я должна выполнить то, что обещала мисс Бейтс. Я доведу дело до конца.


Он переплетает наши пальцы, касаясь губами оголенного плеча. От краткого поцелуя подкашиваются коленки, и я удивляюсь, что раньше не испытывала ничего подобного. Даже с Билли.


— Я готов рискнуть, но ты должна понимать, что между нами не может быть чего-то…

— Я понимаю, — перебиваю его, не дав договорить. — Только секс и ничего больше?

— Именно. Умница. — Волна разочарования накрывает меня совершенно неожиданно, но я должна была это предугадать. — За это я щедро тебя отблагодарю.


Готова ли я пойти на это? Готова ли я переступить через собственные принципы, хотя я уже давно наплевала на них, как только провела ночь с Эриком Хантом, ничего не зная об этом мужчине. Возможно, только таким способом мне удастся подобраться поближе к его тайнам, которые так хочет узнать мисс Бейтс.


— Я подумаю над твоим предложением, — отвечаю, отходя от него на пару шагов. Уже собираюсь снять маску, чтобы он все-таки смог немного увидеть мое лицо, но в последний момент что-то останавливает меня.

— Чего ты боишься? — Он вновь направляется ко мне. — Я уверен, что ты красива. Очень.


Эрик касается пальцами моего подбородка, едва проводит по губам. Клянусь, я вижу, как блестят его глаза. Он наклоняется чуть ниже, наши губы вот-вот соприкоснуться. Дыхание сливается воедино. Внутри меня все изнывает от волны жара. Господи!


— Я ничего не боюсь, успеваю сказать, прежде чем его губы касаются моих, сливаясь в чувственном поцелуе. Мы прижимаемся друг к другу так, словно не виделись целую вечность. Притяжение становится только сильнее. Перед ним невозможно устоять.

От поцелуя голову вскружило, и на мгновение я забываю, где нахожусь.


Эрик прекращает поцелуй, нехотя отстраняясь от меня. Мы оба едва дышим, переполнены страстью. Внутри меня горит огонь, и мне кажется, что он в любой момент может вырваться наружу.


— Это было слишком хорошо, — шепчет Хант. — Когда ты сообщишь мне о своем решении?

— Скоро, — выдыхаю, собрав в себе остатки былой уверенности. — Я найду тебя.

— Не сомневаюсь в этом, — вижу, как его губы расплываются в улыбке, как только сюда проникает крошечный лучик света.

— Тогда… — отхожу от него на шаг, но он все еще удерживает меня за руку. — До свидания, Эрик.

— До встречи…незнакомка.


Он до последнего не держит ладонь, соприкасаясь кончики пальцев. Глаза неотрывно смотрят друг на друга. Кажется, я спятила, устроив эту встречу.


Уже выйдя из клуба, срываю с лица маску и глотаю ртом свежий воздух. Я словно задыхаюсь от переизбытка чувств. Все тело горит от той страсти, которая накрыла нас обоих. Он тоже чувствовал это. Я знаю. Самое ужасное, что в тот момент я была готова сказать ему «да». Я не думала о Билли, не думала вообще ни о чем. В моей голове все смешалось: работа, Билли, дурацкие принципы и наставления мамы. Я захотела убежать от этого, и предложение Эрика Ханта казалось мне глотком свободы, которой мне так не хватало…


========== Глава 6 ==========


Прошло уже три дня с тех пор, как я встретилась с Хантом. Кажется, у меня была куча времени принять решение и сообщить об этом конгрессмену, но я до сих пор сомневаюсь, что это будет правильно.


За окном льет как из ведра, и честно говоря, я рада, что сегодня выходной. Не хотелось бы отвечать на многочисленные вопросы мисс Бейтс, когда я сама понятия не имею, как быть дальше. Взглянув на календарь, с удивлением замечаю, что прошел уже целый месяц. Еще четыре недели и я снова вернусь в Атланту. Все будет, как прежде. Наверное.


Мысли снова возвращают меня к предложению Эрика Ханта, но больше всего меня волнует задание мисс Бейтс. Если я не смогу сделать все, что пообещала, то о работе в этом журнале можно будет забыть. Я не могу загубить свою карьеру из-за дурацких сомнений.


Листаю новостную ленту, пытаясь хоть как-то скоротать время, а заодно и отвлечься от постоянных раздумий. На глаза снова попадается «Эрик Хант», и я тут же открываю статью. Послезавтра днем у него состоится встреча в одном из местных колледжей. Хм, кажется, это отличный шанс дать ему ответ и начать наше маленькое приключение. Вспоминаю, что он уже видел меня мельком в редакции, но наша встреча произошла так быстро, что он вряд ли запомнил мое лицо. Значит, так будет проще. Незнакомка готова снять свою маску, чтобы узнать все тайны Эрика Ханта.


Кэсси возвращается домой ближе к вечеру, когда за окном уже начало темнеть. Она бросает пакеты на пол и падает на диван.


— Ох, как же я устала, — говорит она, скидывая туфли. — Но ты зря осталась дома. Могли бы обновить гардероб.

— У меня достаточно вещей, Кэсси. Мне ничего не нужно.

— Опять ты заладила одно и то же. Это Вашингтон, Грейси. Хотя может, ты до сих пор сохнешь по Билли и не хочешь найти себе кого-нибудь посолиднее?

— Ты же знаешь, что у нас с Билли сейчас сложный период.

— Расстанься с ним уже, наконец. Он найдет себе кого-то другого и не будет беспокоить тебя постоянными звонками. Да, и ты будешь чувствовать себя…увереннее.

— Не думаю, что я готова к новым отношениям. Мне нужна передышка. — В мыслях снова маячит наш разговор с Хантом. Интрижка с ним станет моим пропуском в большой мир журналистики. Если все получится, то это действительно будет сенсация.


Кэсси уходит в свою комнату, а я снова смотрю в окно. Кажется, дождь почти прекратился. Накидываю куртку и беру с собой зонт, на случай, если непогода снова решит обрушиться на Вашингтон.


Гуляя по городу, достаю наушники и включаю свой любимый плейлист. Давненько я так не делала. Билли начинает писать мне в мессенджере, и я нехотя отвечаю, отправляя ему краткие сообщения. Он снова хочет приехать в Вашингтон, но я всячески уговариваю его не делать этого. Если честно, у меня нет ни малейшего желания его видеть. Я совсем не скучаю. Наоборот, меня жутко раздражает его настойчивость. Хочу сбежать от этого, как можно дальше.


Оставляю его очередное сообщение не отвеченным и продолжаю дальше наслаждаться красотами Вашингтона. Недалеко от меня проходит группа туристов, которая просит сделать несколько их совместных фото. А затем и пару снимком вместе со мной.


Прощаюсь со своими новыми знакомыми и иду дальше, перепрыгивая через лужи. Звонок мамы снова отвлекает меня от прослушивания музыки, и следующие полчаса проходят в расспросах о наших отношениях с Билли.


— Солнышко, может быть, ему действительно стоит к тебе приехать? — Он уже все разболтал ей и теперь надеется, что мама сможет меня уговорить. Черта с два!

— Мама, прошу тебя, не лезь в это. Мы с Билли сами разберемся, — не выдерживаю. Как же я устала от этих бесконечных уговоров.

— Но, Грейси, он так любит тебя.

— Мама…

— Что, солнышко? Я хочу, чтобы ты действительно была счастлива. Вы с Билли такая прекрасная пара. Не стоит все рушить, когда вы можете все вернуть. Ваше будущее в ваших руках, я лишь пытаюсь помочь вам сохранить то, что вы уже построили.

— Это он тебе сказал?


Уверена, что он прожужжал маме все уши о том, как сильно меня любит. Хотя, сомневаюсь, что это так. Раньше у меня и правда были чувства к нему. Сильные чувства. Он был моим единственным, но сейчас что-то изменилось, и общение с ним больше не доставляет мне былого удовольствия.


— Грейси, я в состоянии сама сделать определенные выводы. Пожалуйста, позвони ему. Он скучает по тебе. — Закатываю глаза, едва сдерживаясь от нарастающей злости. Я всегда стараюсь быть довольно мягкой в разговорах с мамой. Помню, как однажды наговорила лишнего, и ей стало плохо. С тех пор я пытаюсь подбирать слова и соглашаться с ней, как только мы снова начинаем спорить, даже если я в корне с ней не согласна.


Поговорив с мамой, продолжаю свою прогулку, но заметив, как над городом снова повисли тучи, не особо расстраиваюсь. Люблю дождь, когда настроение не слишком радужное. Почему-то именно в такие моменты в голову лезут дурацкие мысли, которые я всегда стараюсь спрятать как можно дальше.


Открываю зонт, как только с неба начинают падать мелкие капли дождя. Останавливаюсь возле светофора в ожидании, когда загорится зеленый. От Билли приходит очередное сообщение, но снова игнорирую его. Сегодня я определенно не готова разговаривать с ним.


Зайдя в квартиру, сразу же улавливаю прекрасный аромат еды. Кажется, миссис Форд решила что-то приготовить.


— Грейс, это ты, — говорит женщина, выходя из кухни. Обычно она все время пропадает на работе, но, кажется, сегодня решила сделать маленькое исключение. Сегодня ведь и так выходной, но для нее это ничего не значит. — Проходи, я как раз приготовила ужин.

— А Кэсси…

— Она сказала, что решила встретиться с другом. Ты же знаешь, ей трудно усидеть на одном месте. — Миссис Форд тепло улыбается, как только начинает говорить о своей дочери. — Но я рада, что ты вернулась. Составишь мне компанию.


Наевшись до отвала, иду в душ, а затем начинаю выбирать одежду на работу. Завтра мисс Бейтс точно устроит мне допрос, и мне придется ей что-то сказать. Но ничего, все уже решено, и я не намерена отступать назад.


Первая половина дня понедельника выдается по-настоящему напряженной, учитывая тот объем работы, который необходимо выполнить за пару дней. Мисс Бейтс проводит несколько совещаний, но я все же жду, когда она позовет и меня. Весь день проходит как на иголках, но у меня действительно есть для нее новости. Завтра я соглашусь на предложение Эрика Ханта, и с этого момента мне придется приложить кучу усилий, чтобы узнать все его тайны. Я найду ключик к его темной душе.


Рабочий день почти завершен, но мисс Бейтс так и не вызывала меня. Стучу в дверь, надеясь, что моя начальница не занята. Она велит войти, при этом не отрывая взгляд от компьютера. Сегодня она гораздо строже, чем обычно.


— У тебя что-то срочное, Грейс? — Похоже, она занята чем-то очень важным.

— Могу я отпроситься у вас на завтра? Мне нужно…

— Да, можешь, — говорит она, даже не дослушав меня. Я немного теряюсь от неожиданности.

— Большое спасибо, мисс Бейтс.


Уже собираюсь уйти, но ее вопрос меня останавливает.


— Надеюсь, это связано с нашим общим делом? — Поворачиваюсь к ней, прекрасно понимая, о ком она говорит.

— Разумеется.


Уголки ее губ дергаются в хитрой улыбке.


— Прекрасно. Можешь идти домой. Осталось пару минут до конца рабочего дня.

— Еще раз спасибо. До свидания.

— Удачи, Грейс, — говорит она мне вслед. Удача…она мне действительно понадобится.


Во вторник утром поднимаюсь в очень приподнятом настроении. Сегодня Эрик Хант получит ответ на свое предложение. Сегодня все решится. Осталось только сообщить ему об этом. Дома никого нет, поэтому устраиваю для самой себя маленький показ. Откладываю свой офисный стиль, отдавая предпочтение повседневной одежде — обычные джинсы и свитшот. Сегодня я должна снова быть похожа на студентку, чтобы влиться в ряды других студентов колледжа, который посетит конгрессмен Хант.


Встреча состоится только после обеда, поэтому у меня еще есть куча времени, чтобы подготовиться к операции «Незнакомка». В холодильнике почти ничего нет, а я ужасно голодна. Беру ключи, кошелек и телефон, чтобы сходить в магазин, а заодно и прогуляться. Застегивая по дороге куртку, заодно думаю, чтобы такого купить. В последнее время я подсела на всевозможные сладости, и кажется, с ними пора завязывать.


Держа в руках пакеты, полные овощей и фруктов, не спеша иду домой. Впереди еще два квартала, но мне даже нравятся мои пешие прогулки. Правда, погода снова совсем не радует. Мелкий дождь начинается совсем внезапно, и я жалею, что не взяла с собой зонт. Хотя, вряд ли бы я удержала его в руках.


Ветер дует так сильно, что волосы моментально закрывают все лицо. Черт, ничего не видно! Кажется, там горел зеленый. Перебегаю дорогу, но внезапно слышу, как громко начала сигналить машина, резко оборачиваюсь и не успеваю ничего сообразить. Пакеты падают на дорогу, и я вместе с ними.


Хватаюсь за разбитое колено, которое ужасно болит. Джинсы порваны, и я не знаю, смогу ли вообще подняться. Только сейчас понимаю, что сижу на проезжей части и прямо передо мной до сих пор стоит машина, из которой как раз выходит какой-то мужчина. Люди смотрят на меня с сочувствием, а кто-то — с презрением. Ох, вот это я влипла!


— Мисс, с вами все в порядке? — Мужчина в черном костюме смотрит на меня немного испуганно, но не более того. На его месте я бы уже подняла панику.

— Кажется, нет. Нога…очень болит, — корчусь от боли, уже тысячу раз пожалев, что решила выйти на улицу. Могла бы просто выпить кружечку чая!


Дождь продолжает усиливаться, и я пытаюсь подняться, но все безуспешно.


— Мисс, позвольте, я вам помогу. Вот, что случается, когда переходишь на красный свет.

— Но там был зеленый. Кажется. — Черт, кажется, я действительно нарушила правила. Этого еще не хватало!

— Что там такое? — Вмешивается кто-то еще в наш разговор.

— Она не может идти, — сообщает мужчина кому-то другому. И как только я перевожу взгляд на его собеседника, коленки снова подкашиваются, и мужчина успевает меня подловить. Сначала мне кажется, что я могла удариться головой и, возможно, у меня начались галлюцинации, но нет. Это не так. — Какие будут действия, мистер Хант? Она переходила на красный свет. Я чуть успел затормозить.


Эрик Хант бросает на меня осуждающий взгляд. Никакого сочувствия. В нем нет ничего от того человека, который настаивал на продолжении знакомства с незнакомкой.


— Посади ее в машину. Отвезем в больницу, пусть разбираются, что с ней, — коротко и сдержанно сообщает парень своему водителю. — В конце концов, она сама виновата.


Хмуро взглянув на разбросанные пакеты и еду, которую теперь можно оставить здесь, пытаюсь дойти до машины.


— Кажется, со мной все в порядке. Мне не нужно в больницу. Я дойду сама, — пытаюсь отговорить водителя, потому что Эрик Хант больше не желает мокнуть под дождем, спрятавшись в машине.


Водитель не слушает меня, открывая пассажирскую дверь. О, нет. Я не сяду рядом с Хантом.


— Послушайте…

— Давай быстрее, Томас. У меня скоро совещание.


Водитель захлопывает дверь, и через пару секунд мы уже движемся по улицам Вашингтона. Сердце стучит ужасно быстро. С трудом могу контролировать свои эмоции. Руки трясутся то ли от волнения, то ли испуга. Колено все еще болит, но сейчас эти мысли перебивает Эрик Хант, который сидит рядом.


Искоса поглядываю на него, но конгрессмен слишком увлечен какими-то бумагами.


— Простите, но мне, правда, не нужно в больницу. Я буду очень признательна, если вы подбросите меня до дома. — Душа уходит в пятки, пока я говорю эти слова. Почему мне так страшно?


Эрик Хант нехотя переключает свой взгляд с бумаг на меня. Точнее на мое колено. Затем его глаза плавно скользят по моему телу, и мне кажется, следом за ними пробегает волна жара. Боже!


Наши взгляды встречаются, и мне становится еще страшнее. Словно в этот момент он все понял. Узнал меня.


— Уверены? — наконец, спрашивает Хант. Я киваю. — Домой, так домой. Сообщите водителю адрес.


В панике не сразу вспоминаю, где сейчас живу, но все-таки говорю водителю адрес. В салоне становится слишком тихо, атмосфера накалилась еще сильнее. Неловко сидеть в таком молчании и делать вид, что все отлично. Через пару часов я должна была сообщить Эрику Ханту, что готова закрутить с ним «роман без обязательств». Я собиралась снять маску и показать ему свое лицо, а что теперь? Черт, вот это невезение!


Снова смотрю на него, такого сдержанного, сосредоточенного, молчаливого. Странно осознавать, что пару месяцев назад мы провели вместе ночь. Сейчас мы друг другу совсем чужие. Никто. Все-таки в нем действительно есть нечто темное, что так хочет узнать мисс Бейтс.


— Вы прожжете во мне дыру, если будете так смотреть, — внезапно говорит Хант, даже не взглянув на меня.


Чувствую, как краснею. Мне становится стыдно. Очень.


— Простите. Я просто…

— Для начала вы могли бы представиться. — Он снова смотрит на меня, и от его взгляда становится не по себе. Слишком холодный. Строгий. — Не каждый день под мою машину бросаются молодые девушки.

— Меня зовут… Грейс, — неуверенно сообщаю ему, словно сама в этом сомневаюсь. К счастью, я не забыла собственное имя. — Еще раз извините, что так вышло. Я не заметила, как загорелся красный свет и…

— Я понял. Можете дальше не продолжать. Главное, что все обошлось. — Он говорит это без особого интереса. Словно заученный текст.

— Сэр, мы приехали, — сообщает водитель, заехав на подземную парковку. — Помочь ей дойти до квартиры?

— Не нужно. Я сам. — Он выходит из машины, обходит ее и открывает дверь, подавая руку. — Так будет быстрее.


Нерешительно протягиваю ладонь, и как только наши пальцы соприкасаются, по коже пробегает легкий ток. Резко устремляю взгляд на Эрика Ханта, который в отличие от меня выглядит так же, как и пару минут назад. Ноль эмоций, хотя в моей душе уже бушует пожар.


Хант приобнимает меня за локоть, ведя в сторону лифта. Какое счастье, что он здесь есть! Пока мы едем до нужного этажа, время тянется еще медленнее.


— Неплохой дом, — вздыхает конгрессмен, наверное, чтобы хоть как-то унять напряжение между нами.


Он даже не пытается на меня взглянуть. Неужели, он совсем ничего не почувствовал? Неужели, в его голову не просочилась хотя бы одна маленькая мысль, что мой голос ему знаком?


Створки лифта открываются, и мы выходим. Достаю из кармана куртки ключи, открывая ими дверь квартиры.


— Вот и все. Мы на месте, — говорю ему, снова позволив себе взглянуть ему в глаза.

— Вы точно уверены, что с коленом все в порядке? Можем все-таки поехать в больницу, — строго сообщает парень.

— Нет. Я справлюсь сама. Спасибо, что помогли мне…эм…

— Эрик, — произносит он свое имя, хотя оно уже давно мне известно. — Если вы действительно в норме, то я пойду. Будьте осторожнее в следующий раз, Грейс.

— Конечно. Теперь, я точно буду смотреть в оба, — пытаюсь отшутиться, даже улыбнуться, но это не действует на Ханта. Он по-прежнему мистер Суровость.

— Удачи вам. Всего доброго!

— Всего доброго, Эрик, — разочарованно говорю ему вслед, закрывая дверь квартиры.


Всего доброго… Знал бы он, с кем только что разговаривал, тогда бы наша беседа завершилась совсем по-другому. Но теперь мой план провалился, и я понятия не имею, как быть дальше…


========== Глава 7 ==========


— И как тебя угораздило? — спрашивает Кэсси, увидев меня в таком виде.


Как я ни пыталась, но к обеду все мои попытки выйти из квартиры не увенчались успехов. Колено все еще болит, и я не знаю, как завтра доберусь до редакции. Вряд ли мисс Бейтс даст мне еще один выходной. Этот ведь прошел впустую. Почти. Он только все испортил.


— Я просто упала. Как видишь неудачно, — показываю на свое разбито колено, которое немного опухло. Похоже, у меня ушиб. Супер, просто замечательно!

— Ты просто ходячая катастрофа, Грейси. Куда ты так спешила? — смеется подруга, пока я с трудом передвигаюсь по квартире.

— Домой, чтобы приготовить что-то на завтрак. Я была так голодна, что не поленилась сходить в магазин.

— Хочешь, я закажу нам пиццу? Вдруг ты все еще мечтаешь о еде?


Сердито смотрю на Кэсси, которой определенно нравится шутить надо мной, но, черт возьми, это не смешно! Даже не знаю, из-за чего я злюсь больше — то, что я не могу теперь нормально ходить или из-за Эрика Ханта, который сорвал все мои планы на него.


— Что-то я не голодна.


Усаживаюсь на кровать, чтобы немного отдохнуть. Представляю, что будет завтра. А ведь день так хорошо начинался.


— Кстати, почему ты не отвечала весь день на звонки? Была так занята своим коленом?


От вопроса Кэсси по спине пробегает холодок. Не могу вспомнить, где я оставила свой телефон. Есть только два варианта — он мог выпасть из кармана на улице, когда я феерично падала на землю. Либо…о, нет. Второй вариант самый ужасный из всех возможных.


— Кажется, я потеряла свой телефон, — рассеянно говорю, все еще надеясь, что он не у Ханта. Я бы переживала не так сильно, если бы он просто остался где-то на улице.

— Купим тебе новый. Правда, придется восстановить твой номер и кучу контактов, но это не проблема. — Кэсси говорит об этом с легкостью, совершенно не подозревая о масштабах катастрофы. А это действительно катастрофа. — Кстати, мои знакомые пригласили меня в бар сегодня вечером. Я хотела взять тебя с собой, но, кажется, с тобой далеко не уйдешь.

— Вряд ли я смогу составить тебе компанию, — с грустью говорю ей, глядя на колено.


Поздним вечером устраиваюсь на диване и начинаю бесцельно переключать каналы, в поисках какого-нибудь фильма. Хочу посмотреть, который час, но вспоминаю, что теперь у меня нет телефона. Хотя, мне бы стоило его найти.


Останавливаюсь на какой-то мелодраме, но сильно не вникаю в сюжет, постоянно отвлекаясь на боль в колене. Надеюсь, завтра я смогу ходить.


Звонят в дверь, и я чуть ли не хныкаю, понимая, что сейчас снова придется вставать. Мне казалось, миссис Форд и Кэсси взяли с собой ключи.


Медленно иду до двери, щелкаю замок и дергаю за ручку, уже собираясь возвращаться к дивану. Но увидев на пороге квартиры водителя Эрика Ханта, скорее хватаюсь за стену. За что-нибудь, чтобы не упасть на ровном месте. Зачем он здесь? Вдруг Хант тоже сейчас появится?


— Добрый вечер, мисс. — Он очень сдержан. Безразличный взгляд. Полный самоконтроль.

— Добрый…вечер, — едва слышно говорю ему в ответ.

— Вы оставили это в машине. — Он протягивает мой телефон, о котором я как раз вспоминала. Честно говоря, я уже смирилась, что придется покупать новый.

— Спасибо, — забираю телефон, складывая его в карман кофты. Пауза затягивается, и я пытаюсь придумать, что у него спросить. Ничего не выходит.

— Ах да, — он смотрит на пакет в руках, на который я совсем не обратила внимания. — Это вам. По-моему вы возвращались домой с покупками.

— Да, но вам не стоило…

— Я всего лишь выполняю распоряжение своего босса.


Он передает мне пакет, довольно тяжелый. Что он там накупил?


— Еще раз спасибо, — благодарю его, отводя взгляд в сторону.

— Мне пора. Всего доброго, мисс.

— До свидания, — говорю ему вслед, продолжая стоять на пороге квартиры. Дверь все еще открыта, хотя водитель уже наверняка успел уехать.


В пакете полно разных продуктов, которые я сортирую по полкам в холодильнике. В памяти вновь и вновь всплывает утренний инцидент. Не могу выбросить его из головы. Не могу забыть взгляд Эрика Ханта. Не могу поверить, что теперь мне придется действовать иначе. Хотя, как еще я смогу подобраться к конгрессмену? Образ незнакомки не может вечно скрывать мое лицо, и Хант все равно узнает, кто я такая.


Ранним утром начинаю собираться на работу. Нога по-прежнему болит, но думаю, все не так страшно. Надеюсь, сегодня я обойдусь без нелепых историй.


Вызываю такси, чтобы как-то добраться до редакции. Без него я вряд ли обойдусь в ближайшие пару дней.


Работа как обычно идет полным ходом, и я даже успокаиваюсь, когда на меня уже не обращают так много внимания. Еще немного и все забудут об Эрике Ханте.


— Что с тобой? — спрашивает меня одна из сотрудниц, заметив, как я немного прихрамываю.

— Так, пустяки, — отмахиваюсь, не желая вдаваться в подробности.


После совещания возвращаюсь на свое место, начиная работать над новым интервью, которое должно быть готово к новому номеру нашего журнала. К счастью, мисс Бейтс ничего не спрашивала, даже не смотрела в мою сторону. Вдруг она поняла, что я просто ее подвела? Возможно, она знала это с самого начала. Впрочем, еще вчера утром я сама верила в свои силы. И похоже, здорово их переоценила.


За окном снова становится пасмурно, и на смену моему довольно приподнятому настроению вновь приходит грусть. За обедом остаюсь в редакции, довольствуясь пончиком и чашкой кофе. Сегодня все можно.


Отдаю на проверку редакторам несколько частей интервью, прежде чем отправиться домой. День пролетел на удивление быстро, но мысли все равно уносили меня далеко.


Нога уже почти не болит, и я решаю пройтись немного пешком. Кажется, я иду на поправку. Пройдясь по улице, делаю небольшой перерыв и сажусь на скамейку. Колено снова гудит от боли, и я браню себя за очередную глупую идею, которая пришла в голову. Я бы уже давно была дома, если бы воспользовалась такси! Хотя, осталось пройти не так уж и много.


Посидев еще пару минут, затем снова поднимаюсь и начинаю не спеша идти дальше. Ветер развевает мои темные волосы во все стороны, и я снова злюсь, что у меня вечно все не так.


— Грейс! — внезапно восклицает кто-то. Я слышу, как сзади сигналит машина.


Обернувшись, ощущаю, как по спине пробегает холодок. Эрик Хант? Рядом останавливается та самая машина, из-за которой вчера все планы рухнули на глазах. Но потом я замечаю Его.


Эрик Хант пробегает по мне взглядом, заставляя чувствовать себя уязвимой. Словно он знает, что оказывает на меня сильное влияние.


— Добрый д-день…то есть вечер, — отвечаю, абсолютно растерянно. О, Боже! Какой позор!


Его веселит моя реакция. Да уж, не знала, что я такая юмористка.


— Не думал, что мы с вами так скоро увидимся. — Так скоро? А он планировал со мной встретиться? Начинаю анализировать каждое его слово, пытаясь отыскать в нем скрытый смысл.

— Я тоже. — Коротко улыбаюсь, но затем отвожу взгляд, ощущая себя не совсем комфортно.

— Вы направлялись домой? — Он продолжает наш диалог, и я удивлюсь его настойчивости.

— Да. Пара минут и я на месте.


Он вновь опускает взгляд ниже, сосредоточив внимание на моей коленке.


— Садитесь в машину. Я подвезу. — О, нет. Это очень плохая идея. Черт, ну почему все пошло не по плану?

— Не стоит. Я уже почти дошла, и…

— Я настаиваю, Грейс. Не стоит так мучить свое колено. Думаю, оно не заслужило таких страданий.


Хант дает знак водителю, и тот выходит из машины, чтобы помочь мне. Мог бы сделать это сам. То же мне джентльмен.


Снова оказавшись в салоне машины, прижимаюсь к двери, чтобы сделать расстояние с Эриком максимально возможным. Сегодня он не занят чтением бумаг и прочих документов. Наоборот, он довольно расслаблен, кажется, в приподнятом настроении. Чего не скажешь обо мне.


— Вам не стоило этого делать, — снова говорю Ханту, чтобы избавиться от новой волны смущения, которая накрыла меня секунду назад.

— Я всего лишь хотел вам помочь. Разве это плохо? — Взглянув на него, замечаю едва заметную улыбку, которая коснулась его губ. В глазах появилось какое-то тепло. Не может быть. Наверное, у меня галлюцинации.

— Нет, это… хорошо. Даже очень. Не каждый поступил бы точно так же на вашем месте. К сожалению, в наше время таких людей осталось слишком мало. — Молчаливая пауза между нами затягивается, но я все равно жду от него ответа.


Хант отводит взгляд, устремив его в окно. Почему он молчит? Ну, давай же! Скажи что-нибудь!


— Так, как ваша нога? — Он резко переводит тему, но сейчас я все равно рада, что мне не пришлось вытягивать из него каждое слово.

— Уже лучше. Думаю, через пару дней все окончательно пройдет.

— Надеюсь, вы больше не собираетесь бросаться под машины? В следующий раз вашим спасителем может быть уже кто-то другой. — Он снова кратко улыбается, и честно говоря, мне приятно видеть его таким. Словно он становится совершенно другим человеком.

— О, нет. Такое больше не повториться. Мне сполна хватило вчерашних приключений.

— Сэр, мы на месте, — сообщает водитель, и мне становится немного обидно, что наш разговор заканчивается так быстро. Думаю, я смогла бы его здорово разговорить.


Водитель услужливо открывает дверь, подает руку, но перед тем, как уйти, снова бросаю взгляд на Эрика Ханта.


— Еще раз спасибо, — благодарю его, мило улыбнувшись.

— Не стоит благодарности, — отвечает он, словно каждый день подвозит домой незнакомых девушек.


Водитель захлопывает дверь, но Хант неожиданно его останавливает.


— Грейс, — окликает он меня, и я тут же оборачиваюсь. — Как вы смотрите на то, чтобы поужинать со мной?


В душе все переворачивается, как только до меня доходит его вопрос. Сделай я все правильно вчера, такое развитие событий было бы идеальным. Но что сейчас? Возможно, у меня все-таки еще есть крохотный шанс узнать тайны конгрессмена. Возможно, все еще можно исправить. Пусть и по-другому.


— Сегодня?

— Нет, — он качает головой, усмехнувшись. — Скажем, завтра? Или в любой другой день.

— Я согласна поужинать завтра, — боязливо отвечаю ему, и заметив удовлетворенную улыбку на лице Ханта, спокойно выдыхаю.

— Отлично. Тогда, до встречи, Грейс. Хорошего вечера.


Эрик закрывает дверь, и водитель тоже спешит занять свое место. Смотрю, как машина отъезжает все дальше, но все равно нахожусь в легком смятении. У незнакомки не получилось добраться до темных тайн Эрика Ханта, хотя все к этому шло. Возможно, сейчас это удастся Грейс Майер. Почему-то в глубине души я уверена в этом. Что же…время покажет. А пока, остается только ждать…


========== Глава 8 ==========


Кручу в руках то самое платье, которое я выбирала для встречи с Хантом чуть меньше двух недель назад. Не думаю, что он мог бы снова узнать его. Мужчины вообще не замечают такие детали. В этом я не раз убедилась в отношениях с Билли.


— Куда это ты собралась? — спрашивает Кэсси, заглянув в комнату.

— На встречу. По работе. — Не решаюсь сказать ей правду, до сих пор вспоминая ее горящие глаза после встречи с Эриком. Он определенно понравился ей, уж мне ли не знать.

— По работе? — Она переспрашивает, и это заставляет меня понервничать. Мне всегда трудно обманывать людей, которые знают меня, как облупленную. — Ладно. Я думала, мы сходим с тобой куда-нибудь вдвоем. Ты слишком много времени уделяешь работе в редакции. Грейси, оно того не стоит, тем более через три недели ты снова вернешься в Атланту.

— Знаю, но обещаю, что на этой неделе мы обязательно куда-нибудь сходим. Честно. — Откладываю черное платье в сторону, остановив выбор на более сдержанном варианте — темно-синее винтажное платье в стиле пятидесятых годов. Никаких глубоких вырезов, все довольно скромно. — Твоя мама сегодня снова вернется поздно?

— Да, у нее опять куча дел. Все как обычно. — Кэсси улыбается, но тут же отвлекается на звонок телефона, доносящийся из гостиной.


Оставшись в комнате в полном одиночестве, начинаю подбирать аксессуары, стараясь не переборщить с украшениями. Оставляю волосы распущенными, но немного подкручиваю локоны, чтобы придать им объем. Посмотрев на свои любимые туфли, отдаю предпочтение обуви без каблуков. Думаю, мое колено еще не готово к таким нагрузкам.


Закончив с макияжем, смотрю на часы. Эрик будет здесь с минуты на минуту. Накидываю пальто и прощаюсь с Кэсси, решив не дожидаться, что за мной зайдут. Моя подруга не должна его увидеть.


Я выхожу как раз вовремя. Машина останавливается напротив, и водитель открывает дверь, чтобы я присоединилась к Ханту.


— Добрый вечер, Грейс, — приветствует меня Эрик, как только наши взгляды встречаются. — Прекрасно выглядишь.

— Добрый вечер, Эрик. Спасибо за комплимент, — сдержанно отвечаю я.

— Думаю, если мы перейдем на «ты», будет гораздо удобнее. Согласна?

— Хорошо. Думаю, так действительно будет лучше. — Поправляю платье, заодно прикрывая синяк на коленке. — Куда мы едем?

— В ресторан. Один из лучших в Вашингтоне. Прекрасная кухня, интерьер и обслуживание. Меня там все устраивает. Надеюсь, тебе тоже понравится.


Он поправляет галстук, уже второй раз взглянув в окно. В отличие от меня он абсолютно спокоен. Не сомневаюсь, что это далеко не первое его свидание, хотя этот ужин вряд ли можно так назвать.


Пока Эрик не смотрит в мою сторону, пробегаю взглядом по его телу, которое сейчас спрятано под строгим костюмом. «Все слишком безупречно», — проносится в моей голове внезапно появившаяся мысль. Интересно, как он ведет себя с людьми, которые знают его всю жизнь? Неужели, он так же закрыт и сдержан с ними?


— Мы почти на месте, — говорит он, снова взглянув на меня. От его взгляда веет легкой теплотой, но холода по-прежнему слишком много. Чересчур много.


Чувствую, как щеки наливаются румянцем, поэтому просто отворачиваюсь к окну, пытаясь преодолеть внутреннее волнение. Давай, Грейс. Ты делаешь это ради работы. Ради собственного будущего.


Ослепительная улыбка, с которой нас встречает администратор зала, первое, что я успеваю заметить, переступив порог ресторана.


— Добрый вечер, мистер Хант. Рады видеть вас и вашу спутницу в нашем ресторане. Надеюсь, вы приятно проведете время.

— Спасибо, — коротко отвечает Эрик, помогая меня снять пальто. Его глаза снова вглядываются в мои. Легкий трепет проносится по коже от этого взгляда. — Позволь, я немного поухаживаю за тобой.

— Конечно, — улыбаюсь в ответ на его просьбу.

— Я провожу вас к вашему столику. — Администратор просит нас пройти в зал, и я покорно следую за Хантом. Все-таки это место ему знакомо слишком хорошо.


Сев за стол, начинаю изучать меню, понятия не имея, что выбрать. Все чертовски дорогое, но я делаю вид, что меня это совсем не удивляет.


— Здесь прекрасно готовят мясо по-французски. Рекомендую, — говорит Эрик, нарушив молчание между нами. — Я перепробовал практически все, что есть в меню, но это блюдо действительно достойно самой высокой оценки.


Сделав заказ, провожаю взглядом официанта, понимая, что Эрик Хант сейчас смотрит на меня.


— Мне здесь нравится, — говорю ему, наконец, решив перебороть свое волнение. — Очень уютно. Чувствуешь себя как дома.


Он усмехается, быстро взглянув на часы. Хант куда-то торопится? Мы ведь только приехали. Хотя не удивлюсь, если ужин со мной не последняя на сегодня встреча.


— Это один из моих любимых ресторанов. — Эрик делает глоток воды, затем еще один. — Как я понял, ты здесь впервые.

— Да, — отвечаю чуть тише. — Но спасибо за возможность поужинать в таком прекрасном месте.


Официант приносит бутылку вина, разливая опьяняющую жидкость по бокалам.


— Ваш заказ уже почти готов, мистер Хант, — сообщает официант, поставив бутылку на стол. Эрик одобрительно кивает. — Приятного вечера.


Хант снова смотрит на часы, и я начинаю чувствовать себя немного некомфортно. Ему скучно со мной? Хотя, прокручивая в голове наш диалог, все и так очевидно.


— Может быть, расскажешь что-нибудь о себе, — чуть смелее озвучиваю свою просьбу. — Чем ты занимаешься, где работаешь…


Он усмехается.


— Неужели ты не знаешь, кто я? — Огонек мелькает в его глазах в ожидании моего ответа. Конечно, я прекрасно знаю, кто он. Даже больше, чем он думает.

— Нет. — Он вопросительно выгибает бровь.

— Эрик Хант — член Нижней Палаты Конгресса США. В последнее время мое имя слишком часто мелькает в газетах. Странно, что ты ничего обо мне не слышала.


Пытаюсь изобразить удивление, попутно делая глоток вина.


— Честно говоря, я не особо слежу за политикой, — продолжаю наигранно удивляться. — По тебе не скажешь, что ты вертишься в этих кругах. Тебя это действительно привлекает?

— Разумеется, — соглашается он, пожав плечами. — Конгресс — это только начало. Я намерен двигаться дальше. Я не считаю своей работой то, чем я занимаюсь. Скорее это неотъемлемая часть моей жизни. То, без чего я не могу прожить.

— Значит, ты публичная личность. — Официант приносит наш заказ. Аромат еды просто восхитительный. Ох, кажется, я проголодалась.

— Увы, этого требует мой статус. Честно говоря, я терпеть не могу журналистов. — Он тут же бросает резкий взгляд в мою сторону, и на секунду мне кажется, что он все знает. Даже по спине пробегает легкий холодок. Боже, мне не стоит паниковать раньше времени. — Кто-то любит шумиху вокруг себя, придумывая разные небылицы о себе и своей жизни, но я предпочитаю держаться от этого в стороне.


Отрезаю кусочек мяса, пробую его на вкус. Просто изумительно.


— Не каждый может выдержать давление со стороны прессы. — Откладываю в сторону столовые приборы, метнув осторожный взгляд на Ханта. Он все еще смотрит на меня. Так внимательно. — Думаю, у тебя это прекрасно получается.

— Почему ты так думаешь? — Он слегка прищуривается, и почему-то мне кажется это дико сексуальным. В голове невольно вспыхивают недавние воспоминания — номер в отеле, ночь, только я и он. По коже пробегают мурашки, как только я вспоминаю касания его пальцев, губ, обжигающее дыхание. — Грейс?

— Да, прости. Просто немного задумалась, — усмехаюсь, пытаясь сгладить ситуацию. — О чем ты спрашивал?

— По поводу прессы. Ты сказала…

— Ах, да, — перебиваю его, вспомнив вопрос. — Ты очень уверен в себе. Сдержан, не позволяешь ничего лишнего. Видно, что в тебе есть этот внутренний стержень. Конечно, я могу и ошибаться, ведь мы совсем не знаем друг друга.


Хант в очередной раз смотрит на часы, и это раздражает еще больше. Куда он боится опоздать?


— Неплохо, Грейс. — Он делает глоток вина, не сводя с меня глаз. И это все?

— А что насчет меня? — спрашиваю его, вызвав в его глазах легкое недоумение.

— Тебя?

— Неужели, тебя совсем не волнует, кто я такая? — спрашиваю у Ханта, решив взять ситуацию в свои руки.


Он смеется.


— А может быть, я уже все о тебе знаю. — Его губы изгибаются в улыбке, но мне теперь не до смеха. Рука замирает в воздухе, дыхание перехватывает.

— Все? — боязливо переспрашиваю, продолжая сгорать от его взгляда.


Эрик подается вперед, ближе ко мне. Сердце стучит так быстро.


— Расслабься, Грейс, — его голос переходит на шепот. — Кажется, у конгрессменов ужасное чувство юмора. Я просто пошутил. Как видишь, неудачно.


Волна облегчения накрывает меня слишком быстро. Ох, черт. На секунду я действительно испугалась, что ему все известно.


— Возможно, проблемы с юмором бывают не только у конгрессменов, Эрик, — говорю ему, имея в виду и себя.


Он смеется, делая еще один глоток вина.


— Вот это встреча, — доносится до меня до боли знакомый голос. Поднимаю голову и желаю тут же провалиться сквозь землю. — Здравствуй, Эрик!


Мисс Бейтс останавливается около нашего столика, буквально испепеляя взглядом Ханта. В ее глазах пылает презрение. Я еще никогда не видела ее такой.


— Здравствуй, Катрин, — холодно отвечает ей Эрик, даже не взглянув на нее. Ох, кажется, слухи, которые время от времени ходят по редакции, действительно правдивы. Эти двое определенно ненавидят друг друга.


Она обращает внимание на меня. Клянусь, я вижу, как в ее глазах резко вспыхнул огонек. Она удивлена, но всячески старается это скрыть. На мгновение мне становится страшно, что сейчас мой босс раскроет, кто я такая.


— Смотрю, ты снова не один, — говорит она Ханту, но все же продолжает смотреть мне в глаза. — Нашел себе новое развлечение, Эрик. Ты совсем не меняешься.


Мисс Бейтс наигранно улыбается ему, но Эрик не отвечает ей тем же. В отличие от меня он абсолютно расслаблен. Честно говоря, такое стальное спокойствие жутко настораживает. Его вообще ничего не волнует?


— Думаю, моя личная жизнь тебя не касается, Катрин, поэтому оставь свои едкие комментарии при себе. — Его взгляд останавливается на мне, и я делаю глубокий вдох, пытаясь унять свое беспокойство. — А сейчас, извини, я занят.


Мисс Бейтс недовольно цокает, но взглянув на меня, ее губы растягиваются в едва заметной улыбке.


— Если бы не мои едкие комментарии, мой журнал не стал бы одним из самых популярных изданий на всем континенте, дорогой.

— Ты всегда так говоришь, но поверь, мне это неинтересно, — коротко отрезает Эрик, делая глоток вина.

— Ну-ну, — хмыкает она в ответ на его слова. — Но запомни, милый, последнее слово всегда будет за мной.


Мисс Бейтс стремительно следует к выходу, оставляя за собой шлейф сладкого парфюма. Смотрю на Эрика, который безразлично изучает взглядом кого-то вдали. Мне становится легче. Гораздо легче. Не представляю, что творилось бы в душе, если бы мисс Бейтс меня выдала. Но эта женщина хитра. Даже слишком. Любопытно, что за конфликт у нее с Хантом. Почему она так усиленно пытается найти скелеты в его шкафу, а я уверена, они есть. Идеальных людей не бывает. У всех есть свои тайны. Все всегда что-то скрывают. У людей, которые пытаются казаться слишком безупречными, всегда есть огромный багаж темных тайн. Эрик Хант как раз в их числе.


— Видимо, эта женщина очень зла на тебя, — нарушаю продолжительное молчание, пытаясь вернуться к нашему разговору.

— Катрин не любит, когда делают что-то против ее воли. Она привыкла получать все, что захочет. Когда захочет. Ее не волнуют судьбы других людей. — Он говорит это слишком официально, и я снова ощущаю себя неуютно. Он вел бы себя иначе, если бы перед ним сидела Незнакомка. — Она готова переступить через всех, лишь бы достичь своей цели.

— Может быть, она просто слишком целеустремленная?


Эрик хмыкает.


— Возможно. Просто держись как можно дальше от таких людей, Грейс. Мой тебе совет, — монотонно отвечает он. — Но я бы не хотел обсуждать с тобой эту тему. Оно того не стоит.

— Почему ты ничего не спрашиваешь обо мне? — снова задаю ему тот же вопрос. — Ты знаешь только мое имя, да и где я живу. Тебе этого достаточно? Вдруг я не та, за кого себя выдаю? Не думаю, что ты настолько доверчив.


Эрик дает знак официанту, чтобы тот принес счет. Он делает глубокий вдох, но я все еще томлюсь в ожидании его ответа.


— Грейс, я пригласил тебя на ужин, чтобы сгладить ситуацию с той небольшой аварией, — заявляет он, и кажется, я понимаю, к чему он клонит. — Это не свидание. Обычный деловой ужин, ничего больше. Надеюсь, ты все правильно поняла.


Я совру, если скажу, что меня это совсем не задело. Я ожидала совсем другой ответ.


— Конечно, — говорю я, чувствуя, как меня накрывает волна разочарования. Все снова пошло не по плану. Мисс Бейтс будет недовольна мной. — Просто я пыталась поддержать разговор. Ты так охотно рассказывал о себе, вот я и решила, что тебе будет интересно узнать что-нибудь и обо мне.


Эрик задерживает на мне изучающий взгляд. Смотрю на него словно зачарованная. Его голубые глаза поглощают меня. Не могу сосредоточиться на разговоре.


— Меня это мало интересует, — спокойно говорит Хант, и от этих слов весь мой план, который пришлось выстраивать заново, снова рушится на глазах. — Но мне приятно находиться в твоей компании, Грейс. Правда.


Выйдя из ресторана, хочу попрощаться с Эриком, чтобы завершить на этом нашу встречу, которую вряд ли можно назвать удачной. Черт, я все провалила. Почему-то именно в этот момент я вспоминаю слова нашего профессора, который на протяжении целого семестра пытался донести до нас одну простую вещь — всегда идти к своей цели. Разрушать стены, преграды, делать все, что в наших силах.


Возможно, у меня все еще есть шанс добавить в эту историю немного ярких красок. Я не должна сдаваться на полпути. Пытаюсь придумать план, пока мы едем в машине. Эрик задумчиво смотрит в окно, наблюдая за ожившим вечерним городом. Влюбленные парочки, толпы подростков, погруженные в свои мысли люди — столько разных судеб и жизней. Эрик смотрит на них, словно все это ему слишком чуждо. Словно он всегда находился в стороне от обычных радостей жизни, городской суеты. Удивительно, каким разным он может быть с абсолютно незнакомыми людьми. Особенно, со мной.


Не замечаю, как он оборачивается, продолжая открыто изучать его взглядом. Щеки наливаются румянцем от смущения. Наверное, со стороны я выгляжу по-дурацки. Пытаюсь уловить в его глазах хоть какой-то интерес ко мне, но не вижу ничего, кроме безразличия и холода. Пусто. Как же мне достучаться до тебя, Эрик Хант?


Водитель собирается выйти, но господин Конгрессмен решает поухаживать за мной самостоятельно. Возможно, это и есть мой шанс исправить и без того плачевную ситуацию.


Обойдя машину, он открывает дверь, по-джентльменски протягивая мне руку. Давай, Грейс. Ты должна сделать все правильно.


Касаюсь ладони, чувствуя тепло его кожи. Стараюсь продлить этот момент хотя бы на долю секунды. Все, пора.


— Ай! — Наигранно хватаюсь за коленку, делая вид, что мне ужасно больно.


Хант на время теряет стальное спокойствие, выглядя немного растерянным.


— Грейс, что с тобой? — Он обращает внимание на колено, и не раздумывая подхватывает меня на руки. Ох, мистер Хант, это очень благородно!

— Колено! — кривлюсь от боли, надеясь, что моя актерская игра меня не подводит. — Боже, как больно!

— Тебе нужно в больницу.

— Нет! Не нужно, — отнекиваюсь, прекрасно понимая, что тогда он точно раскроет мой обман.


Крепче обнимаю его за шею, делая вид, что боль постепенно стихает, и мне становится легче.


— Но…

— Уже не так больно, — мой голос переходит на шепот, и я перевожу взгляд прямо на Эрика. — Все в порядке… Эрик.


Как только я произношу его имя, он резко устремляет на меня удивленный взгляд. Что-то проносится в его глазах, пока мы неотрывно смотрим друг на друга. Он хмурится, словно что-то пошло не так. Ну же, Эрик. Не прячься от меня.


Он плавно опускает взгляд на мои губы. Провожу рукой по его груди, чувствуя, как быстро бьется его сердце.


— Что такое? — нарушаю молчание между нами, понимая, что я двигаюсь в правильном направлении.

— Ничего, — качает он головой, словно запутался в собственных мыслях. — Просто на секунду я подумал…

— Что подумал? — пытаюсь ухватиться за каждое его слово, продолжая и дальше не сводить с него глаз.

— Нет, это невозможно, — хмыкает он, все еще удерживая меня в своих объятьях.

— Скажи мне, Эрик, — с любопытством смотрю ему прямо в глаза. Он нервничает. Да!

— Просто…ты напомнила мне об одном человеке, — его голос тоже переходит на шепот.


Дыхание становится сбивчивым, слишком частым.


— О ком? — сладко произношу несколько слов. Тишина вновь окутывает нас своей таинственностью. Я чувствую, как он касается кожи кончиками пальцев. Господи, это так же волнительно, как и в ту ночь.

— Неважно, Грейс, — отвечает он, посмотрев на мое колено. — Еще болит?


Я знаю, о ком ты подумал, Эрик. О незнакомке. Обо мне.


— Уже нет. Кажется, все прошло. — Тоже отвожу взгляд в сторону. — Ты можешь отпустить меня.


Он осторожно ставит меня на ноги, следя за моей реакцией. Относится ко мне слишком бережно, слишком трепетно, словно боясь, что мне снова станет больно. Это другой Эрик Хант, которого мне нужно узнать поближе. Который скрывает много всего интересного.


— Болит? — вновь спрашивает он, но я качаю головой.

— Нет. Уже нет.


Наши взгляды вновь встречаются. Строю ему глазки, чтобы хоть как-то очаровать его. Я должна испробовать все, что у меня есть.


— Ты сможешь дойти до квартиры? Я мог бы помочь тебе, — заботливо спрашивает Эрик.

— Смогу. Правда. — Тянусь к нему и нежно целую в щеку, хотя он этого совсем не ждет. Закрываю глаза, наслаждаясь легким поцелуем. - Знаю, что это не свидание, но это единственный способ отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал.


Мило улыбаюсь ему, отходя на несколько шагов вперед. Делаю это медленно, ведь еще пару минут назад мне было «ужасно больно».


— Спасибо за вечер, Грейс, — говорит он мне вслед, и я вновь тепло улыбаюсь в ответ на его слова.

— Тебе спасибо. — Трудно назвать этот ужин чем-то невообразимым. Он был чертовски скучным, но Эрику не стоит об этом знать. Но вот то, что произошло после него, мне определенно понравилось.


Вижу, как он подходит к машине, но что-то подталкивает меня задать ему один вопрос.


— Эрик! — окликаю его, пока он все еще здесь. Хант тут же оборачивается, излучая любопытство. — Скажи, ты веришь в случайности?


Он слегка прищуривается, как будто заранее был готов к этому вопросу. Пауза. Еще одна. Он выжидающе молчит, но я знаю, что он не оставит меня без ответа.


— Нет, — уверенно говорит Эрик. — Никогда…


========== Глава 9 ==========


Пролистывая ленту в Инстаграм, угрюмо смотрю на часы. Почти шесть. Через несколько минут как по щелчку редакция опустеет. Останутся лишь несколько человек, которые чересчур дорожат своей работой, преданы ей настолько сильно, что готовы пойти на все ради любимого дела. С недавних пор я тоже в их числе.


— Грейс, мисс Бейтс хочет с тобой поговорить, — сообщает мне Джуди, покидая кабинет нашего босса.


Она вызывает меня к себе впервые за три дня. Как раз с того момента, когда мы неожиданно пересеклись в ресторане.


— Конечно, уже иду.


Приятный аромат кофе окутал просторный кабинет. Ох, кажется, нужно заглянуть в Старбакс после работы. Мисс Бейтс встречает меня слишком уж приветливо. Чему она так обрадовалась?


— Проходи, Грейс. Может быть кофе? Чай? — предлагает она, и это удивляет меня. Сегодня она очень добра. Обычно каждый третий покидает ее кабинет в слезах.

— Нет, спасибо. — Вежливо отказываюсь, хотя просто мечтаю о чашечке кофе.

— Расскажи мне, как тебе это удалось? — Любопытство мелькает в ее взгляде.

— О чем вы?


Она смеется, и мне остается только догадываться, что ее так рассмешило.


— Ты очень забавная, Грейс. При мне тебе не обязательно играть. Эрика здесь нет, — говорит она, подмигнув мне. — Я была очень удивлена, увидев вас вместе. Не думала, что ты подцепишь его на крючок так быстро. Ты большая молодец!

— Спасибо, мисс Бейтс. — Думаю, не стоит вдаваться в подробности. Вряд ли ей понравится реальное положение вещей. — Я стараюсь выполнить то, что обещала.

— Ты отлично впишешься в ряды моих любимчиков в нашей редакции. Буду ждать от тебя самой громкой сенсации. Мы все этого ждем. — Меня немного пугает ее коварство, но не будь она такой стервой, вряд ли бы добилась таких высот.

— Буду делать все возможное, чтобы не разочаровать вас.

— Пока ты радуешь меня больше всех. Продолжай в том же духе, и через год ты будешь полноправным работником этого журнала. А еще я очень щедро отношусь к своим любимчикам, Грейс. Сейчас ты в их числе. Надеюсь, ты прислушаешься к моим словам.

— Несомненно, мисс Бейтс.


Когда ты находишься в шаге от своей мечты, трудно осознавать, что еще одно маленькое усилие и ты окажешься на вершине Олимпа. Мама будет гордиться мной. Я наконец-то смогу получить столь желанную свободу. Распрощаюсь с отголосками старой жизни и окунусь в новую.


— Кстати, Грейс. Думаю, тебе будет лучше пока поработать из дома. Не стоит лишний раз светиться в редакции. Тем более через три недели твоя практика будет завершена. Очень надеюсь, что за это время тебе удастся что-то узнать.


Покидаю офис около восьми, направляясь за кофе в Старбакс. Погода не особо радует, но думаю, ароматный кофе сможет поднять мое и без того странное настроение.


Подумываю над тем, чем займусь на выходных. Возможно, мы с Кэсси все-таки выберемся куда-нибудь. В последнее время моя подруга веселится без меня.


Зайдя в квартиру, улавливаю восхитительный аромат цветов. Замечаю на комоде шикарный букет белых роз. Ох, кажется, кому-то повезло.


— Грейси, это ты? — кричит Кэсси из своей комнаты.

— Да, — улыбаюсь, глядя на букет. Интересно, кто его подарил. Кажется, на этой неделе она познакомилась с каким-то клевым парнем.


Кэсси появляется в гостиной, буквально ослепляя меня своей счастливой улыбкой.


— Грейси, ты не поверишь, что со мной произошло! — Она усаживает меня на диван, но сама продолжает порхать по комнате словно бабочка.

— Судя по этому прекрасному букету, что-то очень и очень хорошее.


Подруга кивает, чуть ли не подпрыгивая на месте от счастья. Вау, я жажду подробностей!


— Помнишь ту ночную аварию, когда мы возвращались домой из клуба? — Улыбка сходит с моего лица, как только я вспоминаю, кто еще был участником аварии.

— Да, но какое отношение к этому имеет букет? — киваю в сторону охапки роз.

— Грейси, ты будешь в шоке! — восклицает Кэсси. — Я как раз собиралась уходить, но кто-то позвонил в дверь. Я подумала, что ты забыла ключи, но когда я открыла дверь, — она делает паузу, радостно плюхаясь в кресло, — там был он!

— Кто он? — настороженно спрашиваю ее, хотя в глубине души уже давно знаю ответ.

— Эрик Хант. Тот самый горячий конгрессмен, в которого мы врезались той ночью.


Тело немеет, как только я слышу его имя. Нет! Нет! Нет!


— Зачем он приходил? — спрашиваю ее, глядя в одну точку.

— Сначала мне показалось, что он как-то растерялся, увидев именно меня. Может, он хотел увидеть кого-то другого? — подшучивает подруга, но парадокс в том, что так все и было. Черт!

— Что он сказал? — монотонно спрашиваю подругу.

— Пробормотал что-то невнятное, но потом подарил цветы и пригласил завтра на свидание, — пищит от радости Кэсси. — Боже, не могу в это поверить! Все это время я пыталась до него достучаться, названия его помощнице. И вот он здесь. На пороге моего дома. Грейси, я в шоке!


Снова смотрю на букет, который предназначался мне. Черт возьми, мне! Становится как-то гадко от сложившейся ситуации. Вернись я домой раньше, все было бы иначе!


— Ты согласилась? — Не сомневаюсь, что она не отказала ему. Эрик понравился ей с самой первой встречи. Но если бы Кэсси только знала, что этот идиотский случай в очередной раз перечеркнул все мои планы.


Но как только в голове складывается весь пазл, в душе все леденеет. Теперь Эрик знает, что я тоже причастна к той дурацкой аварии. Кэсси вписала мое имя в документ, который ей подсунула помощница Ханта. Дерьмо! Все хуже некуда!


— Думаешь, я полная идиотка, чтобы упускать такой шанс? А вдруг, это моя судьба? — От ее слов становится тошно. — Кстати, мама была бы от него в восторге.

— Ты совсем не знаешь его, Кэсси, — хмуро говорю ей. Подруга недовольно хмыкает.

— Наше первое свидание как раз поможет нам узнать друг друга гораздо лучше. Я уже выбрала несколько платьев, но мне кажется, нужно что-то другое. Завтра устроим шоппинг, потому что в семь тридцать я должна быть готова к самому шикарному свиданию в своей жизни.

— Извини, я пойду к себе. Что-то голова разболелась, — поднимаюсь с дивана и извиняюсь перед Кэсси, мечтая поскорее оказаться наедине с собой.

— Эй, ты что не рада за меня? — спрашивает она с какой-то обидой.


Улыбаюсь, стараясь не показывать, что я чувствую сейчас на самом деле.


— Конечно, рада. Ты это заслужила, Кэсси.


Проведя полночи без сна, уже в сотый раз переворачиваюсь с одного бока на другой, не в силах избавиться от заполонивших голову мыслей.


Три тридцать ночи. Боже, за что мне это наказание? Тянусь за телефоном, чтобы хоть как-то скоротать время. Листаю новостные ленты в соцсетях, но толком ничего не читаю. Сейчас мысли совсем не об этом.


Кэсси будит меня радостными возгласами, тормоша в кровати. После бессонной ночи чувствую себя еще более разбитой. Честно говоря, не хочется даже вставать.


— Грейси, поднимайся, — продолжает мучить меня подруга. — У нас сегодня столько дел.


Как только я вспоминаю, с чем связаны все ее дела, хочется уткнуться носом в подушку, чтобы спрятаться от ее назойливости. Не хочу! Не могу помогать ей в этом!


— Кэсси, я неважно себя чувствую, — бормочу себе под нос. — Отправляйся по магазинам без меня.

— Ну, уж нет, подружка, — снова настаивает на своем. — Давай, вставай. Свежий воздух тебе не повредит, а новые покупки только поднимут настроение.

— Кэсси…

— Даже не думай спорить! Тем более ты обещала мне куда-нибудь сходить на этой неделе. Поднимайся, соня. Нас ждут великие дела.


Допивая уже вторую чашку кофе в одном из кафе, в которое я все-таки уговорила зайти Кэсси, все никак не могу проснуться. Она купила уже три платья. Пора бы и остановиться, но нет. Впереди нас ожидает еще целая куча магазинов, от которых уже и так тошно.


— Что-то ты и правда неважно выглядишь, — замечает Кэсси, внимательно на меня посмотрев.

— Я же тебе говорила, а ты не поверила.

— Ладно тебе. Зато ты помогла мне выбрать платья. Без тебя я бы так и не смогла определиться. — Трудно назвать помощью то, что я одобряла любой ее выбор. Я даже не помню, что она мне показывала!

— Может быть, нужно остановиться? — Намекаю на то, что пора бы отправиться домой. — Кажется, мы купили все, что ты хотела.


Кэсси тяжело вздыхает.


 — Что с тобой такое, Грейси? — внезапно спрашивает подруга. — Ты какая-то нервная. Опять поссорилась с Билли? Я давно тебе говорила, чтобы ты послала этого придурка куда подальше. В мире полно более достойных мужчин. Сдался тебе этот неудачник.

— Дело не в Билли. Наверное, я просто устала и мне нужен отдых. — Кого я обманываю? Дело в этом дурацком свидании. Оно перечеркнуло все мои планы!


Мы возвращаемся домой почти в пять вечера. У Кэсси довольно приподнятый настрой. Кажется, она полна сил и энергии, чего не скажешь обо мне. Просто валюсь с ног и готова отдать все за огромную кружку кофе. Уже четвертую за сегодня.


Иду в свою комнату, чтобы прийти в себя после нескольких часов настоящего ада. Пытаюсь уснуть, но ко мне то и дело заглядывает Кэсси, спрашивая моего совета. Тоже мне нашла модного эксперта! Постоянно слежу за часами, наблюдая, как до момента Х остается все меньше времени.


Подруга снова заглядывает ко мне перед тем, как отправиться на свое долгожданное свидание. Она выбрала черное облегающее платье. Оно ей идет. Чем-то напоминает мое, только это короче. Красивее. Сексуальнее. И стоит целое состояние.


— Как я тебе? — Она снова вертится из стороны в сторону, заодно рассматривая себя в зеркале.

— Думаю, твой конгрессмен оценит этот образ, — сухо отвечаю ей, стараясь не задумываться об этом лишний раз.

— Я сражу его наповал. Надеюсь, ему понравится не только платье, но и то, что под ним, — подмигивает она мне, и что-то тяжелое оседает в душе. Почему-то эта мысль противна. Воображение как назло рисует мне красочные образы, но я не хочу, НЕ ХОЧУ все это видеть! — Пока ты торчала в своей любимой редакции, я нашла чудесный бутик изумительно красивого нижнего белья. Мы обязательно заглянем туда перед твоим отъездом.


Как только в квартире становится тихо, выхожу из комнаты, чтобы не сидеть на одном месте. Сейчас я здорово напряжена. Мысли сосредоточились только на свидании Кэсси и Эрика, и кажется, моя подруга не собирается ограничиваться одним ужином. Она жаждет продолжения.


За окном совсем стемнело, и я снова и снова смотрю на часы. Сейчас эта парочка сидит где-то в ресторане, и Эрик рассказывает ей о себе. Спрашивает ли он что-нибудь о ней? Ему же ведь это мало интересно. Или это относится только ко мне?


Подхожу к букету роз, который на самом деле был для меня. Неужели, мне удалось зацепить его, ведь за ужином он говорил, что между нами ничего не может быть. Он зачем-то пришел сюда. Он хотел увидеть меня. МЕНЯ. Боже, ну почему в этот момент меня не было дома?


Вдыхаю приятный аромат цветов, но почему-то от этого не становится легче. Наоборот. Груз мыслей, который прочно осел в голове еще с прошлого вечера, никак не отпускает меня. Не могу выкинуть из головы счастливую улыбку Кэсси. Не могу принять, что Эрик так быстро переключился на мою подругу.


Мама Кэсси возвращается домой далеко за полночь. Она не особо удивляется тому, что ее дочери нет дома. Кажется, она уже давно привыкла к этому. Раньше миссис Форд посвящала своей дочери всю себя. Знаю, сейчас она пытается дать ей все самое лучшее, только это портит Кэсси, сделав некогда близких мать и дочь чужими людьми.


— А ты почему одна? Кэсси не взяла тебя с собой? — интересуется миссис Форд, устало присев на диван. Она работает сутки напролет, не жалея своих сил. Даже в выходной день ее редко можно застать дома.

— У нее свидание. Думаю, я там буду лишней, — провожу кончиками пальцев по лепесткам роз. Почему Кэсси не возвращается?

— Свидание? — удивляется женщина. — Неужели, она встретила кого-то достойного?


Она скорее задает этот вопрос себе, чем мне.


— Возможно, — вздыхаю, снова взглянув на часы. Кажется, их свидание только начинается.


Ощущаю действие кофе, пытаясь уснуть, но сон снова не желает помогать мне избавить от дурацкого беспокойства. Два часа ночи. Три. Она не вернется. По крайней мере, сейчас. Вряд ли Хант выставит ее за двери после страстной ночи. Хотя…


Ближе к утру мне удается уснуть, но как только я вспоминаю о вчерашних терзаниях, тут же встаю с кровати, чтобы узнать, вернулась ли домой моя подруга. В квартире слишком тихо. Кажется, миссис Форд даже в воскресенье убежала на работу.


— Кэсси? — зову ее, но никто не отвечает.


Захожу в ее комнату, но постель пуста. Она еще не вернулась. Она провела ночь с Хантом. К горлу подкатывает комок, когда перед глазами пробегают картинки их страстного времяпрепровождения. Вспоминаю, каким он был со мной. Ощущаю каждое его прикосновение, словно это снова происходит со мной.


«Голову кружит от наслаждения. Я задыхаюсь. Мое дыхание сливается с его. Мои губы соединяются с его. Жар разливается по телу. Душа возносится ввысь. Мысли улетают.


— Не думал, что мне будет так хорошо с тобой, — его низкий голос ласкает слух. — Но я знал, что этой ночью ты точно будешь моей. Я понял это сразу, как только увидел тебя».


Закрываю глаза, качая головой. Я должна забыть об этом. Кэсси — моя подруга. Я не могу разрушить ее жизнь. Или могу? Ведь между ними ничего нет. Хочется ударить саму себя за такие мысли. Как я вообще могу о таком думать?


Принимаю душ и иду делать кофе. Десять утра. Кэсси нет. Одиннадцать. Она не вернулась. Пытаюсь себя хоть как-то отвлечь, подумать о чем-то другом. Открываю последние статьи, которыми я занималась в редакции, но даже работа не помогает.


Захлопываю крышку ноутбука и иду в гостиную. У меня возникает желание выбросить чертов букет, чтобы он больше не мозолил мне глаза. Знаю, что он принадлежит мне, но Кэсси думает иначе. Сажусь на диван и просто смотрю на дверь, ожидая, когда она, наконец, откроется.


Телефон тоже молчит, несмотря на кучу сообщений, которые я отправила этим утром. Мне ответил только Билли, которому я написала среди ночи от безысходности. Сейчас я понимаю, что мне не стоило этого делать.


Услышав, как щелкает замок, сердце начинает бешено стучать. Наконец-то! Дверь открывается, и я успеваю услышать знакомые голоса до того, как бросаю взгляд на дверь.


— Кажется, дома никого н… — Кэсси не успевает договорить, застыв на пороге. Она замечает меня. Хант появляется следом. Теперь и он меня видит. Понимаю, что прятаться уже поздно. Все. Вот оно. — Грейси, ты здесь…


Подруга говорит это без особой радости, пока мое сердце бешено стучит в груди. Глаза неотрывно смотрят на Эрика. Он тоже смотрит на меня.


— Это подруга, о которой ты мне рассказывала? — спрашивает у нее Эрик. С ней он не так строг. Не так сдержан. С ней он другой. — Тогда…может быть, представишь нас?


========== Глава 10 ==========


Опускаю глаза, пытаясь спрятаться от взгляда Кэсси и, особенно, Эрика. В душе вновь что-то встрепенулось. Чувствую себя слишком уязвимой. Последние двенадцать часов я изводила себя нелепыми мыслями, от которых следовало избавиться с самого начала. Кто такой Эрик Хант? Никто. Нас связывает лишь одна ночь. В наше время такое можно встретить чуть ли не на каждом шагу. Тем более учитывая власть и статус такого, как Хант. Теперь, он решил переключиться на мою подругу, ну и пусть. Я все равно добьюсь того, чего хотела. Любой ценой.


Сладкая парочка проходит вперед, пока я нехотя поднимаюсь с дивана. Заставляю саму себя забыть об обидах, забыть обо всем, что может помешать моему главному делу.


— Эрик, познакомься, — начинает Кэсси, словно не испытывает большого желания знакомить меня со своим «парнем». — Это моя лучшая подруга Грейс Майер. Скоро она улетит обратно в Атланту, а пока гостит у меня.


Похоже, она не рассказала ему, зачем я приехала в Вашингтон. Отлично, подружка. Этим ты оказала мне большую услугу.


— Грейси, — обращается она ко мне, — это Эрик Хант.

— Конгрессмен, — добавляет он сам, протягивая руку. Делаю вид, что удивлена. — Приятно познакомиться, Грейс. Очень.


Кэсси косо смотрит на Эрика, пока я очень уверенно протягиваю ему свою ладонь. Наши руки касаются друг друга, и я совру самой себе, если признаюсь, что ничего не почувствовала. Кожа к коже. Его тепло затмевает мой холод.


— И мне, — безразлично отвечаю ему, не сводя с него глаз.


Одергиваю руку, чтобы избавиться от нахлынувших эмоций. Если у меня и есть какие-то чувства к Эрику Ханту, я должна уничтожить их. Сейчас же.


Это только работа.


Разгромная статья.


Сенсационные заголовки.


Вот моя цель.


— Я заехала, чтобы переодеться. Эрик хочет устроить мне еще один сюрприз. — Она вновь улыбается, взглянув на Ханта. Ее глаза вспыхивают неистовым пламенем. Вижу, как ее рука касается его плеча, опускается чуть ниже. Она льнет к нему, желая оказаться ближе. Заявить о своих правах. Только, кому она пытается это показать? Мне? Неудачная попытка, подружка.

— Я подожду тебя здесь. — Он отвечает ей гораздо сдержаннее, кладет ладонь поверх ее, подталкивает в сторону. Я уверена на все сто процентов, что этой ночью между ними точно что-то было. Я чувствую это. Вижу эту невидимую связь между ними. Из-за нее я здесь чужая. Из-за нее в глубине души мне просто хочется бежать без оглядки.


Кэсси уходит в свою комнату, но от этого мне не становится спокойнее. Я начинаю волноваться еще сильнее. Кажется, все тело напряглось в ожидании слов Эрика.


Осторожно бросаю взгляд на Ханта, пока он смотрит на меня с насмешкой. В его глазах нет злости или гнева. Он насмехается надо мной. Не более того.


— Браво, Грейс, — первым начинает он. — Ты превосходная актриса.

— Думаю, в этом я не настолько талантлива, как ты. — Он усмехается. Давай. Я готова ко всему.

— Давай больше не будем продолжать этот спектакль. — Эрик делает шаг в мою сторону, но я отступаю назад. — Ненавижу, когда меня водят за нос, но вы с подружкой решили, что у вас это получится. Глупо. Как же это глупо.


Пытаюсь понять ход его мыслей. Кажется, он действительно не знает, что я работаю в журнале.


— Не понимаю, о чем ты. — Хмурюсь, изображая недоумение.

— А ты упертая, — хмыкает Хант, снова попытавшись приблизиться ко мне. — Не пытайся меня одурачить. Со мной этот номер не пройдет. Скажи, давно вы с Кэсси придумали всю эту игру? Решили подцепить меня из-за денег?


Он думает, что та авария, мое падение, все эти встречи были неслучайны? Глупец! Хотя, со стороны может показаться, что все действительно подстроено.


— Думаешь, я специально бросилась под машину, чтобы познакомится с таким, как ты? Да ни за что на свете! — Высокомерный индюк. Считает, что мир крутится только вокруг него. Размечтался!


Хант снова делает шаг, протягивает ладонь, касаясь моих волос, заправляет их назад. Только сейчас понимаю, что он стоит непростительно близко. Господину конгрессмену стоило бы соблюдать дистанцию. Особенно сейчас.


— Грейс, я не верю в совпадения, — его голос становится тише, теплее, мягче. Его пальцы касаются плеча, и я быстро отступаю назад. — Всему есть свое объяснение. Просто скажи мне правду. Вы специально все это подстроили?

— Нет. — И ведь это чистая правда, но один упертый баран не желает в нее верить. — Кэсси действительно очень хотела с тобой познакомиться после той аварии. Ты ей понравился. Можно сказать, ты сам к ней пришел. Я тут ни при чем. Да и она тоже.

— Твоя подруга думает, что у нас с ней могут быть отношения? — Он искренне удивляется. На мгновение мне становится жаль Кэсси, но где-то глубоко в душе я чувствую необъяснимую радость.

— Разве нет? Ты пригласил ее на свидание, вы провели вместе ночь. — Скрещиваю руки на груди, отводя взгляд в сторону. Не хочу снова вспоминать то, что происходило со мной последние несколько часов. — Вдруг, она твоя судьба…

— Мне не нужны отношения, — заявляет он, взглянув на меня строго. — Кэсси неплохо развлекла меня этой ночью и утром. Возможно, сегодня я еще раз воспользуюсь ее доступностью, но на этом все. Больше мне ничего от нее не нужно.


Волна возмущения захлестывает меня с новой силой. Испытываю непреодолимое желание хорошенько врезать этому похотливому индюку.


— Тебе всегда плевать на чувства других людей? — прямо спрашиваю его, не боясь, что в любой момент сюда может вернуться подруга.


Коварная улыбка касается его прекрасных губ.


— Да. — Краткий ответ, после которого все становится на свои места. — На всех, кроме одного человека.

— Кроме себя любимого, — продолжаю за него. Теперь я начинаю понимать, почему мисс Бейтс так недолюбливает его. Эрик Хант — редкостный мерзавец, который превозносит свое эго до небес. — Ну, конечно. Нетрудно было догадаться.


Искра ярости проскальзывает в его взгляде. Что, конгрессмен, не нравится, когда говорят правду? Он больше не улыбается мне. Больше нет той игривости. Снова холод, который, кажется, вцепился в меня мертвой хваткой.


— Пусть будет так. — Он пожимает плечами, соглашаясь со мной. Ах, да. Ему ведь на все плевать. Тем более на мое никчемное мнение.


Сама делаю шаг в его сторону, практически прислоняюсь к крепкой груди. Чувствую, как она плавно вздымается и вновь опускается.


— Оставь Кэсси в покое. Скажи ей, что между вами ничего не может быть, — говорю ему тихо, чтобы хотя бы так до него достучаться.


Эрик наклоняется ко мне, случайно касаясь руки. Кожа покрывается мурашками. Этого не должно быть! Не должно!


— Твоя подруга будет свободна уже через пару часов. Я ничего ей не обещал, и она об этом прекрасно знает. Нужно быть полной идиоткой, надеясь на серьезные отношения после обычного секса без обязательств. А именно это нас с ней и связывает. Больше ничего, Грейс. Абсолютно ничего.

— Твое правило распространяется на всех, с кем ты спишь? — сердито спрашиваю, чувствуя, как злость вновь пробегает по венам. Чертов бабник! Ведь он думал тоже самое, переспав со мной! Хотел продлить себе удовольствие, предложив мне тайные встречи. Самое ужасное, что я действительно была готова согласиться на все это.


Он тяжело вздыхает. Мои слова задели его?


— Считаешь меня бабником?

— Да. По-моему это и так очевидно. Разве нет?


Он усмехается.


— Ты ничего не знаешь обо мне, Грейс. Но если ты считаешь меня бабником, то пусть так и будет. Я не собираюсь спорить с тобой. — Он медленно обходит меня, делая небольшой круг. Каждый его шаг совпадает с ударом сердца. — Спрошу тебя последний раз, Грейс. Зачем вы все подстроили?


Закатываю глаза, из последних сил сдерживая в себе раздражение.


— Я же сказала, что все произошло случайно! Уймись, Хант! — говорю чуть громче и быстро бросаю взгляд на дверь. Надеюсь, Кэсси это не услышит. — Да, ты понравился моей подруге, но на этом все. Ты сам позвал ее на ужин. Это ты затащил ее в постель. Ты сам предпринимаешь какие-то действия, а потом ищешь виноватых. Ты прав, я не знаю тебя, чему безгранично рада! Ни одна здравомыслящая девушка не захочет иметь отношения с таким, как ты!


Немного лукавлю, надеясь, что мои слова его как-то зацепят, разозлят. Но этого не происходит. Мы вновь оказываемся лицом к лицу. В душе бушует ураган. Глаза встречаются. В крови бурлит адреналин. Возможно, мне не стоило ему напоминать о симпатии Кэсси к его величественной персоне, но когда я в ярости, слова вылетают гораздо быстрее, чем я успеваю все обдумать. Хотя в такие моменты трудно о чем-то думать.


— Может быть, есть что-то ещё, что я должен знать, Грейс? — Его взгляд проникает куда-то глубоко, но я не позволю ему раскрыть себя. Теперь я точно доведу дело до конца.


— Нет, — отвечаю ему уверенно. Четко. Без всяких колебаний. Вот она ложь. Прекрасная. Запретная. Она словно наркотик, к которому привыкаешь слишком быстро и уже не можешь так просто остановиться.

— А вот и я! — радостно оповещает нас Кэсси, возвращаяся в гостиную. — Эрик, прости, что заставила так долго ждать. Надеюсь, Грейси не дала тебе заскучать.


Она чмокает его в щеку, и он совсем не противиться этому. Ее пальцы тянутся к его телу, захватывая его в свои сети. Мерзко смотреть на все это.


— О, нет, — отвечает ей Эрик, продолжая смотреть на меня. — Твоя подруга здорово меня повеселила.


Хант слегка щурится. Наглый обманщик.


— Тогда, теперь настала моя очередь тебя развлекать. Я знаю один способ, — мурлычет она ему, и я отхожу в сторону. Больше не могу лицезреть этот спектакль. — Грейси, мы уходим.

— До свидания, Грейс, — обращается ко мне Эрик. — Был рад нашему знакомству.

— Я тоже, — монотонно отвечаю, даже не взглянув на них. — Всего доброго!


Как только захлопывается дверь, иду в свою комнату и беру ноутбук, испытывая непреодолимое желание кое-что сделать. Пальцы быстро нажимают на клавиши клавиатуры, превращая поток букв в связные предложения.


— Посмотрим, что ты скажешь на это, — произношу вслух, продолжая изливать чувства.


Смотрю на время, удивляясь, что прошло уже несколько часов. Ставлю финальную точку и еще раз перечитываю написанное. Не уберу ни единого слова. Здесь нет ничего лишнего. Все на своих местах.


Пусть люди посмотрят на белого и пушистого конгрессмена в другом свете. Пусть у них зародятся сомнения о его порядочности, честности и уважении. Пусть он сам почитает правду о себе любимом. Часть правды. Самое интересное мне еще только предстоит выяснить, но я обязательно расскажу всем об этом. Ненавижу тайны. Ненавижу, когда люди строят из себя слишком правильным. Изъяны есть у каждого.


Подписываю статью своим именем, но затем быстро его удаляю. Нужно придумать что-то другое. То, что никак меня не выдаст.


— Я вернулась! — Кэсси заглядывает в мою комнату, все еще пребывая в весьма приподнятом настроении. — Не скучаешь?

— Нет, Кэсси, не скучаю, — отвечаю ей, чувствуя, как губы растягиваюсь в хитрой улыбке.


Пишу «Незнакомка» в конце статьи, но немного подумав, все удаляю, оставив только первую букву «Н.».


— Чем занимаешься? — Она садится на край кровати, пока я захожу в почту, чтобы отправить статью мисс Бейтс.

— Да так. Решила немного поработать, — отвечаю ей, глядя на экран. — Как прошел день?


Перед тем, как нажать кнопку «отправить», чувствую, как меня начинают терзать сомнения. Правильно ли я поступаю? Возможно, стоило бы немного подождать. Узнать о Ханте больше. Но нет, к черту все сомнения.


— Это были самые горячие выходные в моей жизни, — воодушевленно говорит подруга, и я резко нажимаю «отправить». — Ох, Грейси, ты даже представить себе не можешь. Это было слишком хорошо.


Могу, Кэсси. Еще как могу.


— И как же живет этот конгрессмен? — осторожно расспрашиваю о ее «рыцаре на белом коне».

— Вообще-то, я не была у него дома. После ресторана мы сразу поехали в отель, потом вернулись сюда. Какая разница? Все еще впереди, Грейси. — Посмотрев на Кэсси, задумываюсь над тем, чтобы все ей рассказать. Она — моя лучшая подруга. Она должна узнать правду. Обо всем.

— Кэсси.

— Да?


Уже собираюсь с мыслями, чтобы все ей сказать, но в последний момент так и не решаюсь этого сделать.


— Когда вы снова встретитесь?

— Эрик сказал, что на этой неделе у него много дел. Сама понимаешь, у таких, как он, почти нет свободного времени. Представляешь, он сказал, что я могу связаться с ним через его помощницу Хизер. Черта с два. Больше не хочу слышать голос этой курицы.

— Разве у тебя есть другие варианты?


Она ухмыляется.


— Вообще-то да. Пока он был в душе, я достала из пиджака его телефон и позвонила на свой. Вуаля, его личный номер у меня. Гениально, правда? Теперь он никуда не денется. — Она так радостно об этом рассказывает, но мысли о том, что у Кэсси есть номер Ханта, начинают прочно оседать в голове. — Ладно, я в душ. Закажи пока пиццу, а то я просто умираю с голоду.


Дождавшись, пока подруга закроется в ванной, нахожу ее сумочку и достаю из нее телефон. Переписываю номер Ханта и без всяких колебаний удаляю его на телефоне Кэсси. Прости, подружка. Но так будет лучше.


— Что ты делаешь? — настороженно спрашивает Кэсси, стоя в другом конце комнаты. Она хмурится, пытается понять, что происходит. Она ждет объяснений, но я понятия не имею, что ей ответить...


========== Глава 11 ==========


Хочу спрятать телефон, но уже поздно. Кэсси ждет объяснений. Черт, она же собиралась в душ…


— Не могу найти у себя номер доставки, — вру я, даже не краснея. Похоже, теперь ложь стала неотъемлемой частью моей жизни. — Кажется, в прошлый раз мы звонили с твоего телефона.

— А, понятно, — вздыхает она, собираясь уходить, но сделав шаг, снова останавливается. От этого начинаю нервничать еще сильнее. — Закажи еще колы. Ладно? Просто умираю от жажды.

— Конечно, — выдыхаю, улыбнувшись ей.


Как только Кэсси уходит, снова смотрю на экран ее телефона. Номера Эрика больше нет. Теперь она не сможет связаться с ним напрямую, да и через его помощницу ей тоже не добраться до него. Уверена, он об этом уже позаботился. Его личный номер теперь есть у меня, и я просто обязана этим воспользоваться.


Пока подруги нет поблизости, заказываю пиццу, а затем звоню своему приятелю из университета, который может помочь в моем маленьком плане.


— Грейс, что ты придумала на этот раз? — Интересуется знакомый, выслушав мою просьбу.

— Калеб, прошу тебя. Без твоей помощи мне не справиться.

— Я могу здорово получить за такое. — Я цокаю.

— Насколько мы оба знаем, ты делаешь вещи гораздо хуже, — говорю ему, слыша, как он вздыхает. — Мне всего лишь нужно знать, где бывает этот человек. Просто следи за ним через телефон пару дней, а потом я с тобой свяжусь.

— Зачем тебе это нужно?

— Для работы.


Он начинает смеяться.


— Я думал, ты тихо сидишь в редакции, ожидая возвращения в Атланту.

— Ты же знаешь, что такие истории не про меня.

— Ладно, я помогу тебе. Тебе трудно отказать, Грейс, — говорит он, и я улыбаюсь. — Буду ждать твоего звонка.


Пробуя вкуснейшую пиццу, слушаю в очередной раз рассказ Кэсси о ее незабываемых выходных. Ее глаза загораются ярким пламенем, когда она так живо описывает их ночь с Хантом. Сердце сжимается от каждого слова. Несколько месяцев назад он был таким и со мной.


— Кэсси, ты уверена, что между вами может быть нечто серьезное? — спрашиваю ее, больше не в силах слушать подробности их жаркой ночи.

— А почему нет? Я подхожу ему по всем параметрам, — спокойно говорит подруга. — Мама хорошо зарабатывает, у нас отличная квартира. Со мной ему точно не будет стыдно выйти в свет.


Отвожу взгляд в сторону, на секунду подумав, окажись на этом месте я. Был ли шанс у меня? Конечно, нет.


— Будь осторожна, Кэсси. Честно говоря, этот Эрик не внушает мне доверия. Вряд ли его интересуют серьезные отношения, — говорю ей, уже наперед предугадывая, с чем ей придется столкнуться.


Я могла бы рассказать ей обо всем, избавив ее от будущих терзаний. А ведь они будут. Я могу открыть ей глаза, заодно облегчив жизнь и себе. Правда, как бы она отреагировала на всю правду? Уж явно не обрадовалась бы таким новостям, особенно о том, что жаркая ночь с Эриком Хантом была не только у нее. Но и у меня.


— Грейси, снова ты думаешь о плохом. Ему от меня не убежать, уж я об этом позабочусь, — хихикает подруга, взглянув на свой телефон, в котором уже нет номера телефона ее ненаглядного конгрессмена. — Вот увидишь.


Понедельник начинается со звуков неугомонного телефона, который продолжает непрерывно гудеть. Кажется, я не ставила будильник.


Нащупываю рукой свой мобильный, лежащий где-то на тумбочке, и уже собираюсь его отключить, но увидев на экране имя «Мисс Бейтс», резко поднимаюсь с кровати.


— Алло? — Хмурюсь, услышав свой заспанный хриплый голос.

— Добрый день, Грейс! Надеюсь, не помешала?

— Ох, нет! Что вы! — Протираю заспанные глаза, стараясь поскорее проснуться. Боже, который час? — Я…эм…как раз редактировала статьи, которыми занималась на прошлой неделе.

— Я прочитала твою статью о Ханте, — заявляет она прямо, даже не дослушав меня. Может быть, она недовольна? Конечно, там нет громких фактов или пугающих тайн, которые она так жаждет узнать. Для начала нужно выставить Ханта в дурном свете, подготовить почву. Именно это я и сделала.

— Вам не понравилось?

— Что ты, все прекрасно. — Ее голос звучит мягче. Добрее. Это хорошая новость. — Я так понимаю, ты планируешь целую серию таких статей?


Честно говоря, я еще не успела об этом подумать. После вчерашнего разговора с Эриком, мной руководили эмоции, которые вылились в эту статью, которая теперь станет началом чего-то нового в журнале.


— Полагаю, именно на это вы и рассчитываете.


Она хмыкает. Разумеется, так и есть.


— Грейс, что означает буква «Н»? Не волнуйся, я не собираюсь менять твой псевдоним, но все же, что это значит?

— Пусть, пока это останется моей маленькой тайной.


Сидя дома, наконец, могу заняться редактированием статей, до которых все никак не могла добраться. Параллельно наблюдаю за Кэсси, которая все чаще поглядывает на телефон в ожидании звонка. От него. Но увы, все ее усилия напрасны — Эрик Хант не собирается ей звонить.


С наступлением нового дня, настрой Кэсси медленно катиться вниз. Она становится раздражительнее, все больше нервничает. Обидно, что миссис Форд не замечает этого. Но это вижу я. Продолжаю бездействовать. Я знаю, что она ждет напрасно. И я могла бы ей все рассказать, но по-прежнему не делаю это, просто наблюдая за всем со стороны.


— Черт возьми, я же ведь записывала его! — бурчит Кэсси себе под нос, злобно глядя на свой телефон. Прошло уже три дня, и, кажется, подруга все-таки решила напомнить о себе Ханту. Только и это у нее не выйдет.

— Что-то не так? — спрашиваю у нее невинным голоском.

— Номер Эрика. Я помню, что записывала его. Я точно помню, что это было, — вздыхает она, продолжая отчаянно листать список контактов. — Его здесь нет.

— Может быть, ты просто забыла сохранить? — говорю ей, пытаюсь немного успокоить. — У меня такое частенько случается.


Она бросает на меня хмурый взгляд, но затем снова возвращается к телефону.


— Он не звонит? — снова спрашиваю ее, прекрасно зная, что так оно и есть.

— Нет, — монотонно отвечает Кэсси. — Ни одного звонка за три дня. Даже сообщение не прислал. Хотя, он говорил, что будет занят…

— Возможно, тебе стоит подождать еще немного, — улыбаюсь ей, стараясь разрядить и без того напряженную обстановку. — Таких, как ты, не бросают. Ведь так?


Кэсси кивает, но по ее лицу, я вижу, что она здорово начинает сомневаться в этом. Увидев, что звонит мой приятель, ухожу в свою комнату, с нетерпением ожидая подробностей повседневной жизни мистера Конгрессмена. Посмотрим, чем он занимается помимо работы.


— Ты не сказала мне, что я буду отслеживать телефон конгрессмена! Грейс, ты в своем уме? — Калеб негодует, но я пропускаю эти слова мимо ушей.

— С каких пор ты стал бояться всего на свете? Вспомни, чем ты занимался на втором курсе. Телефон конгрессмена мелочи по сравнению с твоими грязными делишками, Калеб.

— Ты опасный человек, Грейс, — смеется приятель.

— Ты еще хуже. А теперь расскажи, что тебе удалось разузнать.


Приготовив ежедневник, начинаю записывать адреса, в которых успел побывать мистер Хант за последние три дня. Парочка ресторанов, школ и колледжей — ничего интересного, за исключением еще одного адреса. Кажется, его дома.


— Думаю, здесь он живет. За три дня он приезжал в это место около полуночи и уезжал рано утром.

— Спасибо, Калеб. С меня причитается, — благодарю его, все еще глядя на последний записанный адрес. Я должна туда попасть.


К утру пятницы отчаяние Кэсси начало достигать критической отметки. Почти недельное молчание Ханта здорово ее разозлило. И кажется, в ее хитрой голове уже успел созреть какой-то план. Увидев, как после обеда она куда-то собирается, выхожу в гостиную, следя за ее быстрыми передвижениями по дому.


— Ты наконец-то решила развеяться? — спрашиваю ее, пока она красуется возле зеркала.

— Наведаюсь в Конгресс, — заявляет подруга, и я едва не давлюсь свежевыжатым апельсиновым соком.

— Что?

— Я устала ждать, Грейси. Я же говорила, что Эрику от меня так просто не отвязаться. — Подруга поправляет на себе облегающее платье, которое определенно понравилось бы мистеру Конгрессмену. — И еще я жду от него объяснений.

— Кэсси, может быть, не стоит? — пытаюсь отговорить ее, уже предугадывая, чем закончится ее затея. — Туда не так просто попасть. Тем более, вдруг он действительно занят. Или его попросту нет в городе?

— Вчера я увидела его на одном из новостных каналов. Он в городе, Грейси. Я должна с ним увидеться.

— Кэсси…

— Не скучай, подружка. И пожелай мне удачи, — говорит она, махнув мне на прощание перед тем, как хлопнуть дверью.

— Удачи, — тихо выдыхаю короткое слово, которое вряд ли поможет моей подруге. К сожалению, пока удача совсем не на ее стороне.


Телефон звонит как раз, когда я только начинаю готовить обед. Мисс Бейтс. Интересно, зачем она звонит?


— Я вас слушаю, — отвечаю почти сразу же.

— Здравствуй, Грейс. Ты уже читала новый номер журнала? — Ох, черт. Я совсем забыла, что сегодня должен был выйти новый номер.

— Эм… нет, но я как раз собиралась это сделать.

— Там есть и твоя статья. Я решила не тянуть и опубликовать ее сейчас. Почитай на досуге, — говорит она деловым голосом.

— Конечно, мисс Бейтс. Большое спасибо, что включили мою статью в номер. Я…очень рада, что вам понравилось.

— Я звоню тебе еще по одному поводу, — продолжает женщина, перебивая мои радостные возгласы в ее адрес. — Сегодня вечером состоится выставка, на которой будет присутствовать и Эрик. Я подумала, что эта информация будет полезна для тебя.


Сегодня я собиралась наведаться по тому самому адресу, о котором мне говорил Калеб, но возможно, придется отложить это дело на завтра.


— Мисс Бейтс, вдруг он что-то заподозрит?

— Не волнуйся, это будет не такое громкое событие. Кажется, автор представленных работ — знакомый Эрика. Даже сомневаюсь, что туда приедут журналисты.

— Хорошо, мисс Бейтс. Большое спасибо за информацию.


Сходив в душ, начинаю искать что-то подходящее для выставки. Платье или строгий костюм? Черт, как же сложно выбрать. Постояв около шкафа добрых полчаса, все-таки выбираю один из костюмов, который я покупала для работы в редакции. Собираю волосы в конский хвост, а затем приступаю к макияжу.


Входная дверь хлопает с такой силой, что я подпрыгиваю на месте от страха.


— Что случилось? — Выбегаю в гостиную, видя перед собой нервную и заплаканную Кэсси.


Судя по всему, все прошло не так, как она думала.


— Он даже не принял меня. Велел своей секретарше выставить меня из приемной! — ворчит подруга, бросая на диван сумку. — Придурок!


Подхожу к большому зеркалу, чтобы продолжить делать макияж, заодно болтая с Кэсси.


— Вижу, твой визит удался, — говорю ей, пока она мечется из стороны в сторону. — Я говорила, что он тот еще тип.

— Грейси, но он не мог так поступить! — негодует Кэсси, все ещё не желая поверить в то, что ее так легко бросили. — Мы провели незабываемые выходные, а теперь он делает вид, что меня не существует?


Пожимаю плечами, не зная, чем помочь подруге.


— У него на лбу написано, что он не прочь переспать с первой встречной, — говорю ей, не чувствуя себя виноватой за то, что я сделала. — Хорошо, что все закончилось именно так. Потом было бы больнее, Кэсси. Гораздо больнее.

— Меня не бросают, Грейси! Сколько себя помню, это я всегда оставляла парней. Но не они меня! Кем себя вообще возомнил этот чертов Хант? — Она открывает мини-бар, доставая бутылку виски. Ох, зря она это делает. Наливает немного жидкости в стакан, быстро опустошая его. — Я ему еще устрою!

— Оставь его, — пытаюсь как-то сгладить ситуацию, чтобы она, наконец, позабыла о Ханте. — Он того не стоит, подружка.

— Не понимаю, зачем он устроил весь этот дешевый спектакль с цветами и своим неожиданным визитом? Думал, что так точно затащит меня в постель? — Ох, если бы ты только знала…

— Но ведь так и случилось, — отвечаю ей, и Кэсси молча проглатывает мои слова.

— Куда это ты собралась? — внезапно спрашивает она, заметив мои сборы.

— Нужно кое-куда сходить…по работе, — говорю ей, чтобы унять ее любопытство.

— Странная у тебя работа, — хмыкает подруга, подходя ко мне. — Может быть, ты просто обманываешь меня?


Ее тон настораживает меня. Вдруг она что-то знает? Черт, тогда дело плохо.


— Обманываю? С чего ты взяла? — нервно спрашиваю ее.

— Не знаю. В последнее время ты ведешь себя странно. — Она становится позади меня. Наши взгляды встречаются в зеркале. — Может быть, у тебя кто-то появился?


Усмехаюсь в ответ на ее слова.


— Нет, — с облегчением выдыхаю. — Если бы на горизонте появился какой-то мужчина, ты бы узнала об этом первой.


Она подходит еще ближе, смотрит мне в глаза.


— Я рада, что у меня есть такая подруга, как ты, — говорит Кэсси, и что-то внутри болезненно сжимается, но я подавляю в себе любые попытки рассказать правду. Моя подруга не должна ничего знать. — Жаль, что ты скоро уедешь.


Она крепко обнимает меня, и от внезапных объятий, я продолжаю неподвижно стоять, пребывая в полной растерянности.


— Мне тоже жаль, — шепчу в ответ. — Все будет хорошо, Кэсси. Ты еще обязательно встретишь мужчину, который будет боготворить тебя. Поверь мне.


Приехав по указанному адресу, который мне прислала мисс Бейтс, захожу в небольшое здание. Меня встречают приветливыми взглядами, и я отвечаю тем же. Беру бокал шампанского, пробую на вкус.


Людей не так уж и много. Я бывала на похожих выставках в Атланте, чтобы написать парочку статей для местной газеты, в которой подрабатывала пару месяцев. Ничего интересного, но надеюсь, что главный гость этого вечера все-таки появится, и я не зря здесь оказалась.


Изучая картины, в которых мало, что понимаю, перехожу из одного зала в другой. После второго бокала, начинаю оглядываться по сторонам. Где же Эрик?


— Это моя жена, — говорит кто-то рядом, и я не сразу понимаю, что разговаривают со мной.


Рядом со мной показывается невысокий темноволосый мужчина, который с восхищением смотрит на картину.


— Что, простите?

— Это моя жена, — указывает он на картину, и я, наконец, понимаю, о чем он говорит. — Вы так долго рассматривали эту картину.

— Эм, да, — оправдываюсь, чтобы как-то объясниться. — Очень мило. А вы автор всех работ?

— Да. Я готовил эту выставку несколько лет. Наконец-то получилось осуществить свою главную мечту, — говорит он, взглянув на свои работы. В его глазах полно восхищения, восторга, счастья. — А как вы о ней узнали?

— Меня позвали друзья, — лгу я, и мужчина с еще большим интересом начинает меня слушать, — но, к сожалению, они сами не смогли прийти. И вот я здесь одна.

— Ох, надеюсь, вы не пожалели, что пришли.

— Нет, что вы. Прекрасная выставка, — пытаюсь подобрать хвалебные слова, чтобы порадовать его. — Я в восторге.

— Купер, вот ты где! — Услышав позади себя до боли знакомый голос, все тело напрягается. Сейчас наши взгляды встретятся. И это происходит ровно через секунду, как только Эрик Хант становится рядом со своим другом. Легкая растерянность на его лице исчезает почти сразу же. — Грейс?


Удивление в его глазах все еще привлекает мое внимание. Вот оно. Момент, которого я ждала всю неделю. Еще одна наша встреча. На этот раз совсем не случайная. Он выглядит просто сногсшибательно. Строгий черный костюм, который так изящно подчеркивает его статную фигуру. Белоснежная рубашка, начищенные до блеска туфли. Он идеален. Прекрасен.


— Вы знакомы? — Мужчина встревает со своим вопросом, отвлекая меня и Ханта от затянувшего зрительного контакта.

— Немного, — отвечает Эрик, прежде чем это собиралась сделать я. — Не думал, что ты интересуешься всем этим. Но я рад тебя видеть.

— Я тоже, — наигранно улыбаюсь ему, но затем отвожу взгляд, чувствуя, как по телу проносится дикое напряжение. — Наверное, будет лучше, если я оставлю вас. Кажется, я еще не все здесь посмотрела.


Прохожу мимо Эрика, испытывая дикое желание обернуться. Хочу взглянуть на него, снова увидеть его огненный взгляд, которым он изучал меня буквально минуту назад.


Перейдя в другой зал, беру бокал шампанского, сразу же опустошая его. Боже, почему я так нервничаю? Мне совсем нет дела до картин, которые меня никак не привлекают. Неужели, в этом можно найти какой-то смысл? А ведь многие зарабатывают на этом миллионы.


Делаю вид, что очень увлечена просмотром, чтобы не создавать лишних подозрений. Сейчас они ни к чему.


— Очередная случайная встреча, Грейс? — Его голос вновь вторгается в мои мысли, но только сейчас он не плод моих фантазий, а реальность.


Резко оборачиваюсь, вновь увидев его перед собой. Взгляд плавно опускается на его губы, которые сейчас дергаются в едва заметной улыбке. Мне это нравится.


— Если ты все еще считаешь, что я слежу за тобой, то есть ли смысл с тобой спорить? — Официант проходит с подносом, и я успеваю ухватить еще один бокал шампанского. Кажется, мне нужно еще немного выпить.

— Тебя подослала твоя подруга? Сегодня она была весьма красноречива, — говорит Эрик, не сводя с меня глаз. — Она грозилась разгромить мой офис, если я не приму ее.

— Ты сам во всем виноват. Я тебя предупреждала, чтобы ты сказал ей правду, — отвечаю на его вопрос. — С ней лучше не играть в такие игры.

— Значит, ты здесь по ее просьбе?

— Нет. Мне нужно было развеяться, поэтому я решила куда-нибудь сходить, — делаю еще глоток, ощущая, как начинает слегка кружиться голова. Становится жарко. — Если мое присутствие тебя так сильно раздражает, то я могу уйти. Развеюсь где-нибудь в другом месте.

— Не стоит идти на такие жертвы, Грейс, — он подходит ближе, смотрит на меня свысока из-под густых ресниц. Его взгляд притягивает, зарождая в мыслях немыслимые желания. Желания, о которых я не должна думать. — Оставайся. Я здесь такой же гость, как и ты.


Облизываю губы, все еще продолжая смотреть на Эрика. Он так близко, и от этого хочется прикоснуться к нему, ощутить тепло его тела сквозь одежду, вдохнуть аромат, который отличает его от других. Господи, о чем я только думаю?


— Не думала, что ты такой щедрый, — флиртую с ним, пытаясь растопить в его глазах холод. Я же ведь чувствую энергию, которая исходит от него.

— Ты даже представить себе не можешь, насколько. — Сглатываю, как только он произносит несколько коротких слов. Его голос так сильно дурманит меня. От этого я пьянею еще сильнее.


В голову приходит дурацкая идея, но из-за бешеного потока мыслей я хватаюсь за нее, как спасательный круг.


— Сегодня…я прочитала о тебе одну интересную статью. — Его взгляд мрачнеет, как только я начинаю говорить об этом. Он тоже ее читал! Он видел все, что я написала о нем. Отлично! — Неужели, это правда?

— А ты сама веришь в это? — спрашивает он с вызовом. Напористо. От такого тона становится как-то не по себе.

— Ты так подло поступил с моей подругой… Даже не знаю, что и думать, Эрик, — отвечаю ему, наблюдая за его поведением. Замечаю, как крепко он сжимает кулаки. Его это злит. Задело.

— Значит, веришь, — в нетерпении говорит Хант, словно ждал именно такой ответ.

— Возможно, — не даю ему точного ответа, и кажется, это злит его еще больше. — Не проверишь, не узнаешь.


Он делает глубокий вдох, борясь со своими эмоциями, которые по-видимому так и рвутся наружу. Представляю, чтобы он сделал со мной, зная, что автор той статьи я.


— Может быть, проверим? — Он протягивает руку, с вызовом глядя в мои глаза. Алкоголь совсем вскружил мне голову, что я едва понимаю, что происходит.

— Что?

— Проверим, пишут обо мне правду или все-таки ложь. — Он протягивает руку, но я растерянно смотрю на нее, не зная, как поступить.


Это все ради работы….


Ради работы.


— Соглашайся, Грейс. Обещаю, ты не пожалеешь, — продолжает уговаривать меня Хант.


Даю свое согласие, до конца не понимая, что будет дальше. Мы оба направляемся к выходу, внутри меня бушует страх. На что я только что подписалась?


Увидев его машину, испытываю уже знакомые чувства. Все это уже происходило со мной. Тогда, как и в ту ночь. Только сейчас на нас нет масок. Сейчас мы знаем друг друга. Сейчас все иначе.


Водитель останавливает машину напротив того самого отеля, в котором мы с Эриком провели нашу первую ночь. Дежа вю. Снова.


Зайдя в просторный холл, быстро минуем ресепшн, направляясь к лифту. Господи, все повторяется. Поднявшись на самый верх, следую за Эриком по длинному коридору. Внутри меня все дрожит, я начинаю жалеть, что согласилась.


— Мы пришли, — говорит он, остановившись перед тем самым номером, в котором я была в прошлый раз. В самый первый раз.


Зайдя внутрь, останавливаюсь посреди комнаты, глядя на все уже знакомым взглядом. То ли от дикого волнения, то ли от выпитого количества шампанского руки начинают трястись. У меня возникает непреодолимое желание уйти.


Резко разворачиваюсь, чтобы направиться к выходу, но врезаюсь в крепкую грудь Ханта.


— Куда ты? — Он щурится, изучает меня взглядом.

— Я…наверное…мне лучше уйти. — Сердце так сильно тянет в сторону двери. Бежать. Я хочу уйти. — Прости.


Пытаюсь обойти его, но Эрик крепко хватает меня за запястье.


— Так что же обо мне написали, Грейс? — Он притягивает меня к себе. Прижимает спиной к своей груди. Сбрасывает на пол мой пиджак, начинает расстегивать блузку.

— Эрик, дай мне уйти, — прошу его, чувствуя, что что-то пошло не так. К глазам подступают слезы. Мне плохо здесь.

— Ответь на мой вопрос, — шепчет он на ухо. Его пальцы касаются кожи на животе, и тело предательски покрывается мурашками. — Говори.

— Ты бабник. Ты любишь только себя. Ты циничный, самовлюбленный. Тебя волнует только собственная жизнь, — вспоминаю слова из своей статьи. Я чувствую, как напрягается все его тело, напоминая камень. — Ты не видишь никого, кроме себя. Ты эгоист. И за это все тебя ненавидят.


Он отбрасывает в сторону мою блузку, поворачивает к себе. Его глаза безумны. Они пугают меня. Этот взгляд устрашает. От него становится так холодно в душе.


Эрик делает шаг, ведя меня к кровати, но я пытаюсь сопротивляться.


— Ты боишься меня, Грейс? — спрашивает он, чуть крепче сжимая запястье. Мне становится больно.

— Эрик, остановись, — мой голос дрожит, но он словно не замечает этого. Им движет ярость, гнев. Неужели, его так разозлила эта статья?


Он делает еще шаг, и я чувствую, как упираюсь в спинку кровати.


— Поздно, Грейс. Слишком поздно, — отвечает он, резко толкая меня на кровать. Пытаюсь подняться, но он силой толкает меня обратно. Не могу ему противостоять.

— Эрик! Прошу, отпусти! — уже умоляю его, но он словно не слышит меня. Не видит, что мне плохо.

— Я ведь жесток? — Он расстегивает мои брюки, окончательно избавляя меня от верхней одежды.

— Отпусти!

— Скажи, Грейс, — он еще крепче удерживает меня. С трудом могу пошевелиться.


По щекам текут слезы. Я чувствую себя слишком беспомощной. Господи, зачем я только согласилась на это?


— Убери от меня свои руки! Ненавижу тебя! — начинают кричать, но он нависает надо мной. Наши губы находятся на одном уровне.

— Ответь на мой вопрос, Грейс. Я жестокий? Циничный? Ответь!

— Да!


Крепко закрываю глаза, из которых до сих пор ручьем текут слезы. Его губы впиваются в мои, но я сопротивляюсь. Из последних сил. Он слишком настойчив. Он сильнее меня. Моя хватка слабеет, и я подчиняюсь. Ловлю себя на мысли, что он больше не удерживает меня силой. Что-то происходит за долю секунды. Переворачивается с ног на голову. Его руки блуждают по моему телу, которое охотно подчиняется его пыткам. Мне так хорошо. Жар проносится по телу от страстного поцелуя, от которого желание вспыхивает во мне с новой силой.


Тело уже готово полностью отдаться нахлынувшей страсти, окунуться в пучину похоти и вожделения, но Эрик резко прекращает поцелуй. Я хочу еще. Он все еще близко. Наши губы все еще слегка касаются друг друга. Глаза смотрят в глаза.


— Неужели, я действительно такой, как обо мне написали? — Его шепот похож на крик отчаяния. В глазах проносится нечто болезненное. То, что он не покажет окружающим.

— Нет, — выдавливаю из себя это короткое слово. Честно говоря, сейчас я вообще ничего не могу понять. А себя тем более.


Он отстраняется от меня, садится на кровати, проводя рукой по волосам. Сажусь рядом с ним и боязливо кладу ладонь на его плечо.


— Эрик…

— Оденься, — говорит он строго, поднимая с пола мои вещи и протягивая их мне. Дрожащими руками натягиваю на себя одежду, все еще пребывая в шоке. Наверное, я спятила. Он спятил. Мы оба спятили.


Он наблюдает за каждым моим движением. Как непослушные пальцы пытаются застегнуть крохотные пуговицы, как я жутко нервничаю, как от моей былой гордости не остается и следа.


Хант подходит ближе, но теперь я не боюсь его. Он снова другой. Его снова окутал лютый холод, но я ведь чувствовала его тепло. Оно есть.


— А теперь уходи, — приказывает он ледяным тоном. Смотрю в его глаза, пытаясь вновь отыскать в них ту частичку света, которую мне все-таки удалось разглядеть.


Хочу сказать Эрику так много, но не могу. Не получается вымолвить и слова.


Делаю несколько шагов в сторону двери, дергаю за ручку, но перед тем как уйти, снова оборачиваюсь. Меня непреодолимо тянет к нему.


Его взгляд застыл на мне, и на мгновение мне кажется, что теперь он будет преследовать меня повсюду. Губы все еще горят, пылают после нашего поцелуя. Просят еще.


Нахожу в себе силы отвернуться. Да, так лучше, но его взгляд все равно прожигает насквозь. Делаю глубокий вдох, выхожу из номера и крепко закрываю дверь, все еще не веря в то, что между нами произошло…


========== Глава 12 ==========


Пребывая в смешанных чувствах, бреду домой, глядя себе под ноги. Кожа все еще горит под одеждой от его прикосновений. Я ненавижу себя за это. Я не должна это чувствовать. Все должно быть иначе. Эрик Хант — просто моя работа. Задание, которое я должна выполнить и забыть.


Уже оказавшись около дома, понимаю, что чего-то не хватает. Моя сумочка. Черт! В порыве ярости Эрик швырнул ее куда подальше, едва не разбив напольную лампу. Как я могла об этом забыть?


Я покидала отель в полном смятении. Даже сейчас с трудом осознаю, что это было на самом деле. Реальность. Он и я. В том самом номере. Все это похоже на безумие, которое только набирает обороты.


Снова вспоминаю о забытой сумочке, в которой остался мой телефон, ключи от квартиры, кошелек. Может, стоит вернуться в отель? Завтра суббота, и я могу только догадываться, где будет Хант. Сомневаюсь, что он будет торчать на работе, когда можно подцепить какую-нибудь наивную дурочку, чтобы неплохо скрасить свою серую жизнь.


Мысли об этом вызывают раздражение. Не стоило об этом думать. Его странное поведение этим вечером здорово меня напугало. Его так сильно взбесила моя статья, что он был растерзать любого, кто попадется ему на глаза. Этой жертвой стала я. Но тот поцелуй… Он все еще не отпускает меня. Это было чем-то нереальным. Это было за гранью моего понимания. Я хотела бежать от Ханта. Я боялась его. Но как только его губы коснулись моих, мир перевернулся.


Боже, даже одна мысль об этом пробуждает в моем теле те же ощущения.


Постучав в дверь, терпеливо ожидаю, пока Кэсси откроет мне дверь. А что если ее нет дома? И миссис Форд тоже? Кажется, придется провести пару часов под дверью. Идеальная пятница — ничего не скажешь.


Не проходит и минуты, как дверь распахивается, и передо мной появляется Кэсси с бокалом вина.


— Я думала, ты взяла ключи, — хмурится подруга, проходя в гостиную. Оу, кажется, у нее неважное настроение. Не сомневаюсь, что она такая из-за Ханта.

— Оставила их в другой сумочке, — говорю ей, махнув рукой. Надеюсь, она не заметит, что я вернулась домой с пустыми руками.

— Присоединишься? — Она кивает на журнальный столик, на котором стоит бутылка вина и суши.

— Прости, что-то не хочется. — Я еще не отошла от выпитого шампанского и его последствий. Думаю, вино будет лишним.

— Как хочешь. — Она вновь наполняет бокал, который только что опустошила. Ох, Кэсси, тебе не стоит убиваться из-за всей этой ситуации. Оно того не стоит. — Как прошел вечер?


От ее вопроса, картинка этого самого вечера проносятся одна за другой. Как? Я и сама не знаю. Я уходила из дома совсем с другими мыслями, ожиданиями. Можно ли назвать этот вечер удачным? Возможно.


— Хорошо. Ничего необычного, просто ужин по работе. — Кэсси улыбается мне, но ее улыбка тут же меркнет, как только она отводит свой взгляд от меня. — А ты как? Есть какие-нибудь новости от твоего конгрессмена?


Конечно, я прекрасно знаю, что ничего нет. Он был со мной и вряд ли в тот момент задумывался о Кэсси. Вся эта ситуация вновь вызывает во мне чувство вины. Нет! Я должна подавить его!


— Без изменений. Он просто воспользовался мной и свалил, — говорит она, хмыкнув.


— Он тебе что-то обещал?


Она качает головой.


— Нет. Ничего. Наверное, это я наивно поверила, что у нас может быть нечто большее. Он чем-то зацепил меня, Грейси.


Ее слова кольнули сердце.


— Чем?

— Не знаю. В нем есть что-то такое… Окажись ты на моем месте, все бы поняла.


Я ведь понимаю тебя. Понимаю настолько сильно, что ты даже представить себе не можешь.


— Ты достойна гораздо большего, Кэсси. — Не знаю, зачем говорю ей это. Наверное, просто пытаюсь успокоить ее или себя. Но подсознательно я понимаю, что не допущу их отношений с Эриком. Это эгоистично, я знаю. Это предательство. Но я ничего не могу поделать.


Я выведу Эрика на чистую воду. Я узнаю все, что он скрывает.


Рано утром нас будит миссис Форд, радостно сообщая, что мы уезжаем на все выходные за город. Впервые за долгое время ей не нужно торчать на работе субботу и воскресенье, поэтому она решила покинуть шумный город и отдохнуть вместе со своей семьей.


— Мама, может, просто останемся дома? — сонно бурчит Кэсси, пока миссис Форд порхает по дому, собирая вещи.


Честно говоря, идея уехать за город начинает нравится мне все больше и больше. Только есть одна проблема. Моя сумочка все еще у Ханта. Что если мне решит позвонить мисс Бейтс с каким-нибудь срочным заданием? Что если мама начнет трезвонить без умолку, когда я не отвечу на ее первый звонок? К тому же там остался и номер Ханта, который сейчас бы мне здорово пригодился.


— Кэсси, не упрямься, — ласково говорит ей миссис Форд. — Мы так давно не проводили вместе выходные. Я специально оставалась всю неделю допоздна, чтобы на выходных не возвращаться к работе. Тем более я уже сняла для нас дом.

— Прошу прощения, но у меня не получится поехать. Нужно подготовить материал для статьи. Это срочно. Тем более скоро я улетаю в Атланту. Нужно, чтобы все было готово до отъезда.


Заметив удивленное лицо Кэсси, которая надеялась, что я тоже составлю ей компанию, понимаю, что сейчас вся поездка под угрозой.


— Грейс, ты можешь взять с собой ноутбук и поработать там. Не расстраивайте меня, девочки. Я же все делаю это для вас. Особенно для тебя, Кэсси.

— Грейси, — упрашивает меня подруга, сделав жалостливое выражение лица. — Поехали!


В конечном итоге соглашаюсь, понимая, что свои вещи я смогу вернуть только в понедельник. Отлично! Представляю, что подумает мама, когда я не буду отвечать на ее звонки два дня! Возможно, стоит позвонить ей с телефона Кэсси, чтобы она не волновалась за меня.


Дом, который выбрала миссис Форд для нашего маленького уикенда, просто прекрасен. Я всегда мечтала жить именно в таком месте — где тепло и уютно. Это место, которое не хочется покидать.


— Кэсси, можешь дать мне свой телефон? Нужно позвонить маме.

— А что с твоим? — спрашивает, протягивай свой новенький айфон.

— Оставила дома. Так и знала, что я что-то забыла.


Сделав маленький отчет для мамы, где я и с кем, иду в свою временную комнату, чтобы переодеться и потом помочь миссис Форд с готовкой.


Кэсси безвылазно сидит в своей комнате, и это сильно расстраивает ее маму. Она даже не присоединилась к нам на ужин, сославшись на головную боль. Но я ведь знаю, что это не так. Она все еще не может отпустить эту дурацкую историю с Эриком. Я тоже не могу это сделать. Как бы я не старалась себя отвлечь, все мои усилия были напрасны.

Воспоминания о нашем поцелуе вторгаются в голову совсем неожиданно. Это жутко злит меня, но здесь я бессильна. Ничего не могу с этим поделать.


— Что такое с Кэсси? В последнее дни она какая-то расстроенная, — спрашивает у меня миссис Форд после ужина. Ее гложет непонятное состояние своей дочери, но было бы лучше, если Кэсси сама ей все расскажет.

— Просто нет настроения. Такое бывает. Обычная осенняя хандра.

— Грейс, она все тебе рассказывает. Скажи мне, что с ней происходит. Я знаю, что провожу с ней мало времени, но я работаю двадцать четыре часа в сутки, чтобы у моей дочери было все самое лучшее. Я переживаю за нее и не хочу, чтобы она страдала. Прошу тебя, расскажи мне все. — Ее глаза наполняются печалью, и мое сердце вновь сжимается от того, что я не могу сказать ей всей правды. Я добровольно втянула себя в это болото обмана и теперь никак из него не выберусь.

— Она встретила одного человека, — начинаю я, чувствуя, как волнение начинает зарождаться в душе. — Мужчину. И…он ей понравился.

— Между ними что-то было? — Она задает этот вопрос, едва я успеваю договорить.

— Да, но прошу вас, не говорите ей, что я все рассказала.

— Он бросил ее?


Киваю, понимая, что так будет лучше.


— Да, они провели вместе выходные. Больше он не хочет с ней видеться.

— Понятно, — вздыхает миссис Форд, задумчиво глядя в одну точку. — Спасибо тебе, Грейс.


Весь следующий день проходит еще более расслабленно. Не хочу никуда возвращаться, желая остаться здесь еще хотя бы на пару дней. Я соскучилась по тишине, спокойствию. Даже не хочу думать о том, что как только вернусь в Атланту, мама снова начнет опекать меня еще больше обычного. Параллельно пытаясь помирить меня с Билли. Я уже успела забыть о его существовании из-за всех этих перипетий, которые обрушились на меня в последние дни. Возможно, он снова звонил мне, писал или делал что-то еще, чтобы связаться со мной. Ханту пришлось несладко, если мой телефон разрывался от звонков все выходные. Ну ничего, завтра я все верну.


С большим нетерпением дожидаюсь наступления понедельника, чтобы снова встретиться с Эриком Хантом лицом к лицу. Проспав почти десять часов, начинаю не спеша собираться.

Надев тот же костюм, что был на мне в пятницу вечером, делаю легкий макияж и подкручиваю волосы, чтобы придать им немного объема.


Складываю в сумочку косметику, свой ежедневник и деньги на такси. Хорошо, что я оставила немного наличных дома.


— Снова уходишь? — интересуется Кэсси, окинув меня хмурым взглядом.

— Да, мне нужно в редакцию. — На мгновение удивляюсь тому, как легко я вновь соврала своей лучшей подруге. Я даже не пыталась придумать какую-то отговорку. Слова сами вылетели из уст.


Прежде мне не приходилось бывать внутри здания Конгресса. Здесь ты чувствуешь себя щепкой, маленьким человечком, которому так легко потеряться в этом огромном здании. Прохожу мимо нескольких охранников, металлодетекторов и прочих приспособлений.

Иду по коридорам, пытаясь отыскать приемную конгрессмена Ханта. Просто теряюсь среди кучи кабинетов. И как его отыскала здесь Кэсси?


— Простите, где я могу найти приемную мистера Эрика Ханта? — спрашиваю у какого-то мужчины, который шел мне навстречу.

— В самом конце коридора. Первая дверь слева.

— Благодарю. Спасибо.


Остановившись напротив той самой двери, все никак не решаюсь войти. Давай, Грейс. К черту все твои стеснения и страхи. Это же ведь просто часть моей работы. Почему я должна этого бояться?


Стучу несколько раз и захожу в большую и просторную комнату. Взгляд сразу же останавливается на женщине, сидящей за столом. Она окидывает меня строгим взглядом, словно сканирует меня на предмет опасности.


— Добрый день, чем могу вам помочь? — обращается она ко мне. Честно говоря, ее холодный тон пугает меня. Скорей всего, я далеко не первая, кто заявляется в офис конгрессмена после выходных. Но она может быть спокойна — я не собираюсь устраивать скандал.

— Добрый день! Я бы хотела встретиться с мистером Хантом.

— К сожалению, сегодня не приемный день. Вы можете ознакомиться с графиком приема господина конгрессмена на нашем сайте, либо просто прочитать всю необходимую информацию на двери, которую вы только что открыли.


Понятно, почему он нанял себе именно ее на должность секретаря. Настоящая железная леди. Ее так просто не провести.


— Прощу прощения, но я пришла к мистеру Ханту по личному вопросу. Пожалуйста, сообщите ему, что пришла Грейс Майер. Он все поймет.

— Мистер Хант никого не принимает по личному вопросу в свое рабочее время. Это его распоряжение. Больше ничем не могу вам помочь, мисс.

— Но…


Дверь позади меня открывается, и я резко оборачиваюсь, чтобы увидеть, кто зашел следом за мной. Возможно, не одна я забыла свои вещи в том номере. Не успеваю ни о чем подумать, потому что Хант замирает на месте так же, как и я. Похоже, удача сегодня на моей стороне.


Он переводит строгий взгляд на своего секретаря, которая совсем этого не боится.


— Здравствуй, — говорю ему, первой нарушив молчание между нами. Табун мурашек пробежал по телу, всколыхнув в моей душе бурю эмоций.

— Пойдем в мой кабинет, — произносит строго, даже немного сердито. Быстро проносится мимо меня как ошпаренный. — Луиза, пока я не освобожусь, ни с кем не соединяй меня. Понятно?

— Да, сэр.


Эрик придерживает дверь, пока я все еще стою,застыв на месте. Не спеша следую в кабинет и как только оказываюсь внутри, дверь хлопает, щелкает замок. Вот оно. Я снова в его ловушке.


— Зачем ты пришла? — он отходит от меня на максимально возможное расстояние. Боится меня? Или после того вечера я просто так сильно раздражаю его?

— Забрать свою сумочку, — отвечаю ему тем же тоном, что и он.

— Я отправлял своего водителя к тебе домой. Он заезжал несколько раз, но никто не открыл. Я собирался отправить его к тебе и сегодня. Ты могла бы дождаться вечера и не заявляться ко мне на работу.

— Меня не было в городе все выходные. — Он хмурится, как только я сообщаю ему об этом. — К тому же, я не могу ждать до вечера. Мне нужны мои вещи. Прости, но я тоже не испытывала большого желания приходить сюда. Верни мою сумку, и я уйду.


Эрик делает глубокий вдох, подходит к столу, открывает верхний ящик, доставая оттуда мою маленькую сумочку. Он держал ее у себя на работе?


— Это она? — спрашивает он, покрутив ее в руках.

— Знаешь, я не удивляюсь, если твой ящик забит женскими сумочками. Но тебе повезло, ты достал именно мою. Надеюсь, ты не рылся в моих вещах?


Его глаза заблестели от раздражения.


— А тебе есть что скрывать? — спрашивает Хант с любопытством.

— У всех нас есть тайны, Эрик. Но о моих тебе никогда не узнать, — отвечаю на его вопрос, все еще не сводя с него глаз. — А теперь, отдай мне мою вещь.


Осмеливаюсь подойти к столу и протянуть руку. Нас разделяет всего лишь несколько сантиметров. Давай, Эрик. Сделай это.


— Как знаешь, Грейс, — отвечает он, и его голос становится мягче, приятнее. — И, кстати, не волнуйся. У меня нет привычки копаться в чужих вещах.


Он протягивает руку, и наши пальцы соприкасаются. Кожу тут же слегка покалывает. Боже, как это приятно. Когда-то я ощущала нечто подобное с Билли. Только сейчас эти чувства гораздо острее. Сильнее.


Это плохой знак.


Наши взгляды ищут друг друга. Утонуть в океане его глаз так легко. Так восхитительно. Я не должна на него так смотреть. Но не могу. Кажется, я попросту схожу с ума.


Дёргаю руку, но Эрик всё ещё не отпускает мою сумочку, крепко удерживая ее длинными пальцами. Что-то странное, темное, такое запретное для меня мелькает в его горящих глазах. Мне лучше прекратить все это. Но нет. Каждый взгляд, касание его рук, голос…Все это ещё больше пленит мое сердце, которое вот-вот выпрыгнет из груди.


— Может, все-таки отдашь? — Огонь гаснет в его глазах, и Эрик просто безразлично отводит взгляд, отпуская сумку. — Спасибо.


Прижимаю вещицу к груди, словно боюсь, что снова забуду ее поблизости с Хантом. Хотя, так у меня появится еще один шанс увидеть его.


Разворачиваюсь, чтобы направиться к двери. Делаю шаг, еще один. Что-то удерживает меня здесь.


— Значит, скоро ты уедешь в Атланту? — Удивляюсь его вопросу. Не думала, что он мог запомнить это?

— Да, через полторы недели. Неужели тебя это интересует? — Поворачиваюсь к нему, снова поймав на себе его томный взгляд.

— Не особо, — отвечает он, взглянув в окно. — Просто неожиданно вспомнил об этом.


К чему он все это ведет? То он слишком во мне заинтересован, то вновь проявляет безразличие.


— Раз мы все выяснили, то я, пожалуй, пойду. Кажется, твоя секретарша была не рада моему приходу.


Подхожу к двери, дергаю за руку, но ничего не открывается.


— Что-то не открывается, — дергаю еще и еще, но все бесполезно.

— Грейс. — Он оказывается рядом так быстро, что от этого голову кружит так сильно.

— Да? — Я чувствую, как он прижимается к спине. Боже. Его ладонь накрывает мою. Теплое дыхание ласкает кожу. Мое сердце трепещет. Это слишком хорошо.

— Мне не стоило так вести себя в тот вечер. — Бархатный голос дурманит голову. Сопротивляюсь собственным желаниям, которые выводят меня из равновесия. — Прости меня.


Дыхание становится более частым. Я чувствую, как Эрик кладет вторую ладонь на бедро. Мое тело отзывается на его прикосновение. Грейс, остановись. Он надавливает пальцами чуть сильнее, от этого приятный трепет вновь наполняет всю мою душу.


Его рука плавно движется верх, обвивая мою талию. Одно резкое движение, и он еще крепче прижимает меня к себе.


— Что ты чувствуешь, когда я рядом? — Его шепот похож на пение сирен. Такой же опасный, но предательски манящий. Хочется следовать за этим голосом, несмотря на ни что. — Тебе нравится, когда я прикасаюсь к тебе?

— Да, — выдыхаю, откидывая голову назад. Его губы тут же касаются лба, щеки. Кончик носа щекочет кожу, которая сейчас и так накалена до предела. Реагирует на каждое прикосновение слишком остро, слишком сильно, слишком возбуждающе. — Мне хорошо, что с тобой.


Эрик разворачивает меня к себе, прислоняет спиной к двери. Наши взгляды находят друга друга. Огонь горит в глазах. Вожделение, с которым он смотрит на меня, полностью затмевает мой разум. Мысли…к черту их. Не могу и не хочу сейчас думать. Хочу раствориться в этих чувствах. Вся. Без остатка.


Эрик обхватывает руками мое лицо, соединяет губы в столь желанном поцелуе. Закрываю глаза, испытывая истинное наслаждение. Его губы плавно опускаются ниже, открываю доступ к шее, чтобы он не останавливался. Чтобы его поцелуи не заканчивались. Чтобы еще больше погрузиться в омут страсти.


Крепко хватаю его за плечи, провожу руками по его шее, поднимаюсь выше, запуская их в мягкие волосы. Ощущаю, как он слегка кусает кожу. Приятная боль. Она отдается по всему телу, в каждой клеточке.


Он начинает расстегивать мою блузку, и я уже предвкушаю, что на этот раз все будет иначе. Наши губы вновь находят друг друга. Страсть нарастает. Мы набрасываемся друг на друга, словно ждали этого момента всю свою жизнь. Не можем насытиться друг другом.


— Грейс, — шепчет он мое имя так сладко.

— Да…


Он ведет меня к дивану, подталкивает вперед, и я падаю на мягкую прохладную кожу. Она не способна остудить тот жар, который медленно сжигает меня сейчас.


— Ты…ты так сильно напоминаешь мне… одну девушку.

— Что? — Не вдумываюсь в то, что он говорит. Мысли сейчас далеки от реальности.

— Девушка, которую я встретил несколько месяцев назад, — говорит он, и в этот момент в голове словно что-то щелкает. Что? — Мне кажется, что я словно с ней. Снова. С тобой я испытываю тоже, что испытывал с ней. Неужели, такое возможно?


Распахиваю глаза и резко поднимаюсь с дивана, вырываюсь из его объятий.


— В чем дело? — Он смотрит на меня с непониманием, но я сама с трудом осознаю, что творится в голове.

— Я должна уйти, — голос дрожит, но Эрик не должен увидеть, что я вот-вот готова разрыдаться. Глаза уже и так на мокром месте.


Поднимаю с пола блузку, судорожно застегивая ее на себе.


— Но ведь мы… Я сделал что-то не так, Грейс? — Эрик спрашивает об этом довольно спокойно.


Поправляю на себе одежду и хватаю обе сумочки. В голове только одна мысль — уйти, уйти, уйти!


— Все это ошибка. Прости, — бросаю ему вслед, но дернув за ручку, вспоминаю, что мы заперты.

— Тебе нужно просто повернуть защелку. И ты свободна, — слышу его голос позади себя. Делаю все, как он говорит и просто выбегаю из кабинета и из самой приемной как можно скорее.


Понимаю, что глупо ревновать его к самой себе. Это даже смешно. Черт возьми, мне все равно это неприятно. Он сравнивает свои ощущения. Сравнивает меня с САМОЙ СОБОЙ. Он все еще не выкинул из головы ту ночь. Нашу ночь. Он все еще не может забыть Незнакомку. Он все еще не может забыть меня…


========== Глава 13 ==========


Курсор все еще мигает перед глазами, но я до сих пор не знаю, что написать. Мисс Бейтс уже ждет от меня новую статью, но за все это время я так ничего не узнала об Эрике Ханте. Время, потраченное впустую. Возможно.


Телефон, лежащий рядом, снова звонит. Билли. Сейчас совсем не до него, хотя скоро мне все равно придется с ним встретиться. Еще неделя здесь. Семь дней, которые пролетят слишком быстро. Уже представляю, как по приезду мама начнет опекать меня своей заботой. Будет приглашать Билли еще чаще, чтобы все было, как раньше. Не хочу этого.


Телефон замолкает, и я вновь возвращаюсь к статье, которую все никак не могу начать. Бросаю взгляд на свой ежедневник, в котором записан адрес Ханта. Может, к черту все это? Удивляюсь собственным мыслям. Кажется, меня накрыла осенняя хандра. Ничего не хочу.


Сегодня мисс Бейтс хочет встретиться со мной, но честно говоря, я уже не знаю, хочу ли продолжать все это. Да, я обещала себе, что дойду до конца, но стоит игра свеч?


Закрыв ноутбук, начинаю собираться в редакцию. Грустно осознавать, что скоро придется доставать чемодан, собирая обратно мои вещи, и улетать в Атланту.


Ближе к обеду выхожу из дома. Оказавшись на подземной парковке, высматривая машину Кэсси. Она уехала за покупками и должна вернуться с минуты на минуту, собираясь подбросить меня до работы.


— Грейс! — ЕГО голос зовет меня, и я застываю на месте. Возможно, мне показалось. — Грейс.


Он снова произносит мое имя, чуть мягче и нежнее. Как три дня назад, когда я едва не переступила черту, находясь в его кабинете.


Неспешно оборачиваюсь, боясь встретиться с его взглядом, но все же борюсь с этим мимолетным страхом. ОН стоит возле машины, скрестив на груди крепкие руки. Нас разделяет несколько шагов, только кто должен их сделать? Возможно, мы оба?


Он первым делает шаг навстречу, и я повторяю за ним. Еще шаг, и расстояние между нами сокращается.


— Прекрасно выглядишь. — Комплимент из его уст лишает дара речи. Не помню, чтобы он говорил мне нечто подобное хотя бы раз.


Напряжение, которое я ощущаю всем телом, кружит между нами. Возможно, из нас двоих это чувствую только я.


— Зачем ты приехал? — Стараюсь не терять самообладание, хотя глупо обманывать саму себя. В глубине души я хотела его увидеть. Очень.

— Ты так быстро убежала от меня, — начинает Эрик, отведя взгляд. — Я тебя чем-то обидел?


Глаза вглядываются в мои. Кажется, они хотят заглянуть и в мою душу, узнать всю правду о Грейс Майер.


— Нет, — выдыхаю короткое слово, которое легким шепотом разносится по парковке, кружа в воздухе. — Просто…то, что мы делали. Все это было неправильно.

— Почему? — Он не дает мне договорить, желая получить столько желанный ответ на свой вопрос.


Потому что я боюсь, что все может зайти слишком далеко…. Потому что ты до сих пор не можешь забыть ту ночь со мной. Хотя ты ведь не подозреваешь, что это была я…


Интересно, какую бы реакцию вызвали у него эти слова? Правдивые слова.


— Потому что мы с тобой слишком разные. У нас с тобой разные мечты, цели. Что между нами общего, Эрик?

— Нас тянет друг к другу, — заявляет он без всяких колебаний. — И не пытайся это как-то отрицать.

— Этого недостаточно.

— Недостаточно для чего? — Он удивляется. Неужели, он не понимает? — Для серьезный отношений? Ты об этом? Но с чего ты взяла, что они мне нужны? Я не привык что-то планировать на годы вперед. Я живу тем, что у меня есть, Грейс. Да, я планирую свой день, но это касается только работы. Моя личная жизнь — это совсем другое.

— К чему ты ведешь? — Смутно начинаю понимать ход его мыслей. Ну, конечно. Я должна была догадаться.


Замечаю вдалеке машину Кэсси, и в панике тяну Ханта за большой бетонный столб, который нас спрячет. Сердце бьется быстрее, пока я с волнением наблюдаю, как моя подруга паркуется. Черт, надеюсь, она не заметила нас.


— А она как всегда вовремя, — шепчет Эрик, и только сейчас я замечаю, что он буквально прижал меня своим мускулистым телом. От нашей близости мышцы внизу живота сжимаются от вспыхнувших в голове фантазий. Господи, сейчас не время об этом думать!

Кэсси сидит в машине. Она ждет меня, а что делаю в этот момент я?

— Я должна идти, — говорю Эрику шепотом. Он опускает пламенный взгляд на мои губы.

— Мы не договорили. — Он заправляет мою прядь волос за ухо. Делает это бережно. Откуда в нем столько … нежности?

— Чего ты хочешь? — решительно спрашиваю его, снова выглянув из-за столба, чтобы проверить, на месте ли Кэсси.

— Через неделю ты улетаешь в Атланту, — мягкий голос дурманит слух. Я не должна забыть, что это Эрик Хант. Человек, которого я должна разоблачить, — я бы хотел, чтобы ты провела эти несколько дней… со мной.


Хмыкаю, услышав его предложение. Он серьезно?


— Ты хочешь спать со мной всю неделю, а потом посадить на самолет до Атланты? Ты в своем уме?

— Не надо делать из меня какого-то похотливого ублюдка. Я имел в виду рестораны, театры, выставки. Все, что тебе нравится. А по поводу секса…я не притронусь к тебе, пока ты сама этого не захочешь.


Сглатываю, совершенно растерявшись от услышанного. С одной стороны, провести с Хантом всю неделю было бы настоящим джек-потом. Я могла бы узнать о нем нечто большее. Могла бы приоткрыть завесу тайны. Но с другой… что будет со мной через неделю? Смогу ли я оставить эту историю здесь, в Вашингтоне, улетев в Атланту со спокойным сердцем? Работа и мои собственные чувства стали на чашу весов, и я не знаю, что выбрать.


— Я…я не знаю, Эрик. Все это…так странно, — растерянно говорю ему. Как назло телефон начинает вибрировать, и это еще больше заставляет меня нервничать. — Зачем тебе все это? Ты можешь найти себе другую игрушку для собственных забав.

— Ты не игрушка, Грейс. — Его голос становится серьезнее, взгляд — строже. — Соглашайся. Ты ведь этого хочешь.

— Мне нужно подумать. — На экране телефона мигает «Кэсси». Голова пухнет от потока информации, которую на меня обрушил Эрик. Такие решения не принимаются наобум.

— У тебя есть время до вечера. — Он тянет руку в карман, достает бумажник, вынимая небольшую красивую картонку. — Это мой личный номер телефона. Его знают пятнадцать человек. Теперь, и ты. Позвони мне и сообщи о своем решении.


Крепко держу в руках визитку, едва сдерживая улыбку. Знал бы он, что его номер мне уже давно известен.


— Хорошо. Я позвоню.

— Я буду ждать. — Игривость в его голосе еще больше подстегивает согласиться на всю эту авантюру. Я точно сошла с ума. — Иди, тебя ждет подруга. Не будем вызывать у нее лишних подозрений.


Складываю визитку в сумочку и быстро выхожу из-за столба, иду в сторону машины Кэсси. Хочу обернуться, но продолжаю целенаправленно двигаться вперед. Нет, сейчас я точно не пойду на поводу у своих желаний.


— Я уже хотела идти за тобой, — говорит Кэсси, как только я сажусь в машину, и мы выезжаем. — Где ты пропадала?

— Не могла решить, что надеть, — обманываю ее, и она верит моим словам. — Надеюсь, ты недолго ждала.

— Все в порядке. Все равно у меня еще целый час до встречи с визажистом. Нужно как-то занять время. И помочь любимой подруге. — Она хихикает.

— Спасибо, Кэсси, — благодарю, глядя на нее. — Купила что-то стоящее?


Судя по пакетам, которыми она заполонила салон машины, ее депрессия явно набирает обороты. С тех пор, как Хант выставил ее из офиса, одного его имя приводит Кэсси в ярость.


— Да, решила немного обновить гардероб. — Она делает музыку погромче, и, кажется, это знак, что сейчас она не особо настроена на разговор. Хотя… — Вечером собираюсь со знакомыми в клуб. Пойдешь?

— Не знаю. В редакции накопилось много дел, а мне скоро уезжать.

— Неужели тебе все это нравится? Торчать целыми днями в душном офисе…это ведь такая скукота!


Разговоры о работе и учебе — не самая лучшая тема для разговора. Особенно с Кэсси. Как бы миссис Форд не старалась, но после окончания старшей школы, моя подруга с трудом получила диплом в колледже, и, похоже, работа до сих пор не входит в ее планы. На месте миссис Форд я бы уже давно поговорила с Кэсси.


— Ты не поймешь это, пока сама не найдешь то, что тебе будет по душе.

— Я уже нашла. Шоппинг, салоны красоты, вечеринки. Я хочу запомнить свою молодость яркой и безбашенной, а не серой и унылой, работая сутки напролет в каком-то пыльном офисе с кучей недотеп. Оно того не стоит, Грейси.


Постояв немного в пробке, наконец, приезжаю в редакцию, уже позабыв о том, как здесь уютно. Здороваюсь с остальными сотрудниками, которые улыбаются мне, но затем снова отводят от меня взгляд, уставившись в компьютер.


— Можно? — Стучу в кабинет мисс Бейтс и захожу внутрь. Она отрывает взгляд от журнала, который еще только готовиться выйти в печать.

— Да, Грейс. Проходи.


Сажусь напротив нее, терпеливо ожидая, пока она просмотрит журнал. Я немного волнуюсь, а еще эта тишина, от которой становится как-то жутковато, только сильнее нагнетает обстановку.


— Итак, приступим, — говорит она, отложив журнал. — Не буду ходить вокруг, да около. Как обстоят дела с Эриком? Кстати, сразу после публикации твоей статьи он снова заявился в офис со своей помощницей. Кучка идиотов, которая думает, что может меня остановить.


Снова вспоминаю тот день, когда я оказалась в той гостинице во второй раз. Эрик был не в себе. Я видела его гнев. И это было страшно.


— Я узнала адрес места, куда он приезжает ближе к полуночи и уезжает утром. Похоже, там он живет. К сожалению, я еще не успела съездить туда и все проверить.

— Я могу взглянуть?


Протягиваю ей листок бумаги, на котором записан адрес. Мисс Бейтс требуется ровно несколько секунд, чтобы все прочесть. Она коварно улыбается. Что она задумала?


— Я не слышала об этом месте. Отправлю туда одного из наших, чтобы сделать несколько фотографий. Думаю, нам это пригодиться.

— Я могу сама туда съездить. — Вдруг, там нет ничего интересного.

— Не стоит тратить на это время. Твоя задача разобраться с самим Хантом. Надеюсь, вы все еще общаетесь?

— Да, мисс, — отвечаю ей. — Мы виделись час назад.


Хочу сказать ей о его личном номере телефона, но все-таки умалчиваю эту информацию.


— И?

— Я пытаюсь втереться в доверие. Он очень закрытый, серьезный. — Меня внезапно бросает в жар, как только я вспоминаю наши последние встречи. Тогда Эрик был со мной совсем другим. — С ним трудно, но думаю, что я точно его зацепила.

— У тебя есть еще неделя. Вряд ли ты будешь прилетать сюда из Атланты слишком часто.

— Мы будем видеться с ним каждый день до моего отъезда. Он сам это предложил.

— Вот как? — Она заинтересованно смотрит на меня, откинувшись в кресле. — Он предложил тебе секс?

— Нет, — смущенно отвечаю ей. Не хотелось бы обсуждать с ней эту тему. — Рестораны, выставки…все, что мне нравится. Вот, что он сказал.


Она удивленно вскидывает брови. Трудно сказать, довольна она этим или нет. Но ее это задело. Это видно…по ее взгляду. Знаю, что я не дала свое согласие на его предложение, но кажется, уже все решено. Это единственный способ избавить от всех проблем с работой, этой дурацкой историей и моим влечением к Ханту.


— Если ты все сделаешь, как мы договаривались, Грейс, — говорит босс, — я сделаю из тебя самую известную журналистку. Сейчас все в твоих руках. У тебя — Хант, а у меня — связи, которые откроют для тебя мир больших возможностей. Не подведи меня.


Улыбаюсь ей, представляя, как уже через два-три года о моих статьях будут говорить везде и всюду. Вот он…путь к мечте. Слишком тернист, но зато какой приз ожидает меня в конце.


— Конечно. Я именно тот человек, на которого всегда можно положиться.


Возвращаясь домой, не спеша иду в сторону дома. Достаю из сумочки визитку Эрика, смотрю на красиво напечатанный номер, переливающийся золотым цветом. Складываю визитку обратно и достаю телефон, отыскивая в списке контактов личный номер господина конгрессмена.


Нажимаю кнопку вызова, слушая равномерные гудки. Первый, второй, третий…


— Алло?

— Эрик? — нерешительно произношу его имя. Откуда во мне этот страх?

— Грейс, рад тебя слышать. — Тон его голоса окутывает меня теплотой. Что со мной? — Ты приняла решение?

— Да, — сообщаю ему, затягиваю паузу. Все, теперь, обратной дороги нет. Вот теперь все начнется по-настоящему. Теперь, ты на крючке, Эрик. — Я принимаю твое предложение...


========== Глава 14 ==========


Бегаю по комнате, понимая, что ужасно опаздываю. Уже без пяти семь, а я еще совсем не готова. Слышу, как звонит телефон, но увидев «Билли», хочу бросить свой айфон об стену. Он звонит мне уже второй день, никак не желая понять, что у меня нет желания с ним разговаривать. Я не скучаю по нему, а уж тем более не жду встречи.


— Билли, прошу тебя, хватит мне звонить! — не выдерживаю, обрушивая на него свою злость. — Я занята!

— В чем дело, Грейс? Твоя мама очень…

— Я сама с ней поговорю. Хватит постоянно жаловаться на меня маме! Мы взяли с тобой паузу. Мне необходимо время, чтобы отдохнуть от тебя, а не болтать сутками напролет по телефону! Я устала от тебя, Билли. Как ты этого не можешь понять?


Выдыхаю с таким облегчением, словно с меня свалился огромный многотонный груз, который я носила последние несколько лет. Хотя…я знаю, что через несколько дней он снова начнет делать то же самое.


— Просто я…

— Довольно! — снова повышаю голос, и он замолкает. — Хватит, прошу тебя!


Отключаю звонок и сердито бросаю телефон на кровать. Достаю туфли на шпильке, надеясь, что за вечер со мной не случится никаких происшествий.


Пока Кэсси громко слушает музыку в своей комнате, оставляю ей записку, и тихонько ухожу, чтобы она не задавала лишних вопросов.


Мистер Пунктуальность уже на месте, ожидая меня возле машины. Верхние пуговицы черной рубашки расстегнуты, и это тут же привлекает мое внимание. Ух!


— Здравствуй, Грейс, — тепло приветствует он меня, наклонившись ко мне чуть ближе.

— Здравствуй, — мой голос едва слышен, хотя не могу сказать, что сильно волнуюсь. — Куда мы едем?

— Скоро узнаешь, — улыбается Хант, протягивая руку, чтобы помочь сесть в машину.


Водитель быстро минует несколько светофоров, ловко перестраиваясь с одной полосы на другую. В салоне машины темно, но так даже лучше. Эрику не стоит видеть, как пылают мои щеки. Осторожно поглядываю на него, но тут же встречаюсь с игривым взглядом. Боже!


Губы расплываются в едва заметной улыбке. Грейс, ты ходишь по тонкому льду. Снова подглядываю за тем, что делает Хант, но сейчас он задумчив, отстранен, глядя в окно. Яркие огни города просачиваются в салон, освещая лицо Эрика. Разноцветные краски отражаются в его глазах, и это зрелище завораживает.


Машина останавливается напротив Дюпон Сёкл. Кажется, Кэсси собиралась показать мне это место, но чаще всего мы останавливали свой выбор на местных клубах, в котрых проводили время до глубокой ночи.


Прохладный осенний ветер сразу же освежает лицо, как только я выхожу из машины. На улице все еще тепло, несмотря на накрывшие город сумерки.


— Ты была здесь? — спрашивает Эрик, когда мы остаемся с ним наедине.

— Нет, но Кэсси уже несколько раз собиралась показать мне это место. Парк фонтанов, не так ли?

— Совершенно верно, Грейс, — кивает Эрик, пока мы идем вдоль широкой аллеи.


Где-то поблизости слышно, как компания молодых людей играет на гитаре, исполняя малознакомые мне песни. Несколько пар пожилых людей прогуливается вдали. Не думала, что здесь настолько уютно.


— А ты часто здесь бываешь?


На мгновение он замолкает, и улыбка исчезает с его лица, словно он что-то вспомнил.


— Когда есть время, но такое случается довольно…редко, — отвечает он немного уклончиво. — Чем ты занимаешься в Атланте?

— Учусь в университете. Осталось чуть меньше года. До сих пор не верю, что скоро все будет совсем по-другому.

— И на кого же ты учишься?


Черт, об этом я совсем не подумала. Вряд ли ему понравится услышать, что перед ним стоит будущий журналист, который уже во всю занимается своим первым серьезным заданием.


— А ты любопытный, — усмехаюсь, пытаясь на ходу придумать ответ. — Я учусь на…эм…математическом.


Черт! Никогда не любила математику и никогда в жизни не собиралась связать с ней свое будущее. Почему я не могла придумать что-то другое?


— Правда? — удивляется Эрик, взглянув на меня. — По тебе и не скажешь. Молодец! И как успехи?

— Я одна из лучших, — говорю ему, и это правда. Почти, если вспомнить, что я учусь на журналиста.

— И что же ты делаешь в Вашингтоне, Грейс? Просто гостишь у подруги?

— У меня была здесь практика, но через полторы недели начнется новый семестр. Нужно возвращаться домой.


Чувствую себя полнейшей идиоткой за свое вранье про учебу, но надеюсь, что больше мы не будем к этому возвращаться.


— В Атланте у тебя кто-нибудь есть? Парень или…жених?


Его вопрос возвращает меня к Билли, с которым я не виделась три месяца. Не думала, что когда-нибудь настанет момент, когда чувства между нами угаснут. По крайней мере, с моей стороны. Вряд ли можно говорить о большой любви, когда хотя бы один из нас готов изменить другому.


— Я встречалась с одним парнем, но ничего хорошего из этого не вышло. В какой-то момент я поняла, что у меня больше нет к нему тех чувств, что были раньше.

— Ты его действительно любила? — спрашивает он, уставив на меня задумчивый взгляд.

— Думаю, да, но, кажется, ее было слишком мало, чтобы наши с ним отношения стали чем-то большим. А что насчет тебя? Чем может похвастаться господин конгрессмен?

— У меня никого нет, — строгий и довольно резкий ответ удивляет. Что это с ним?

— А раньше? — осторожно уточняю свой вопрос, чтобы случайно не разозлить его.


Аккуратно достаю из кармана телефон и включаю диктофон, чтобы записать хотя бы что-то.


— А ты любопытна, — поворачивается он ко мне, хмыкнув. Возвращает он мне мои же слова.

— И все же? В твоей жизни была та самая, ради которой ты был готов на все? — Останавливаюсь, устремив на него любопытный взгляд.

— Она есть и сейчас, но это совсем другое. Ты не поймешь. — Он не уверен, отвечает слишком уклончиво.


О ком он говорит?


— О чем ты?

— Забудь, — тут же отрезает он, предпочитая закрыть эту тему. — Я не живу прошлым или тем, что будет. Я живу тем, что у меня есть сейчас, потому что завтра всего этого может и не быть. Это мой главный жизненный принцип.


Мы подходим к одному из самых больших фонтанов этого парка. Красивая подсветка добавляет в атмосферу этого места нотки романтики, некого волшебства. Думаю, это просто идеальное место для свиданий.


Эрик расспрашивает меня о детстве, но не совсем охотно рассказываю ему о том, как нас бросил папа. Как мама пыталась справиться со всем этим и как это отражалось на мне. Мне было всего пять, но я все равно отчетливо помню тот момент, когда он выносил из дома чемоданы, даже не посмотрев на меня на прощание. Не сказав мне ничего, хотя я безумно его любила. Мне так часто не хватало его совета, поддержки. Я была лишена этого, хотя мама всегда старалась любить меня за двоих. Но это было другое. Не та семья, которая жила в моем воображении.


Порой я задумываюсь, где отец сейчас. Возможно, теперь у него новая семья, дети. Возможно, он больше не вспоминает обо мне. От этого становится так горько. Ужасно осознавать, что ты безразличен человеку, который был для тебя всем. Который был твоей семьей. В школе я жутко завидовала детям, у которых были полноценные семьи. Наверное, в глубине души я все еще надеялась, что все будет, как раньше. Нужно только подождать. Но годы шли, а мы с мамой по-прежнему были вдвоем.


— А чем занимались твои родители? Кажется, недавно я читала, что они живут в Нью-Йорке. Там еще была ваша фотография. Вы прекрасно смотритесь.


Он останавливается напротив фонтана, протягивает руку, чтобы коснуться воды.


— Да, они переехали туда несколько лет назад. Папа занимается бизнесом, а мама работает в частной клинике.

— Тебе, наверное, с ними очень повезло. Не то, что мне. В детстве я так сильно мечтала, чтобы папа вернулся домой. Мама даже забрала у меня все его фотографии. Представляешь, я даже не помню, как выглядит мой родной отец.


Он резко оборачивается, и что-то в его взгляде заставляет мое сердце сжаться в тугой узел. Становится так тревожно. Так…пусто.


— Я очень благодарен им за то, что…они мне дали, — вздыхает Эрик, снова устремив взгляд на фонтан. — Кстати, завтра я должен присутствовать на премьере нового спектакля в театре Форд. Составишь мне компанию?

— Я? С тобой? — удивляюсь, услышав столь неожиданное предложение.

— Ну да. К сожалению, я не могу отказаться, поэтому хочу, чтобы ты была там со мной. Как ты на это смотришь?


Начинаю ходить вокруг фонтана, постоянно переглядываясь с Эриком, обмениваясь загадочными улыбками. Он тоже медленно следует за мной. Все это напоминает какую-то игру, от которой нас еще больше влечет друг к другу.


— Там ведь будут…эм…твои знакомые или коллеги. Что они скажут? — Вдруг один из репортеров сделает нашу фотографию? Мисс Бейтс ни за что не простит мне этого. Возможно, мне стоит предупредить ее о завтрашнем мероприятии.


— Не волнуйся. Все будет в порядке. Мы просто посмотрим спектакль и уедем. Я обо всем позабочусь, Грейс.


Он подходит ближе. В глазах появилась былая расслабленность, легкость, теплота. Похоже, я нащупала несколько щекотливых тем, за которые мне стоит зацепиться в дальнейшем.


— Ладно. Как скажешь. — Чувствую, как он ласкает кожу на ладони своими пальцами. Приятно. Даже слишком.


Делаю шаг в его сторону, упираюсь в крепкую грудь. Смотрю на него с неким вожделением, которое накрыло меня слишком внезапно.


В его взгляде вспыхивает что-то темное, будоражащее кровь, которая вскипает от его прикосновений.


— Грейс, я рад, что ты приняла мое предложение. Мне нравится, когда ты рядом, — шепчет он, коснувшись кончиком носа моей щеки. — С тобой мне так спокойно.


Прикрываю глаза, как только он подталкивает меня к себе. Наши тела прижимаются друг к другу. Близко. Страстно.


Он наклоняется к губам, но все еще не отпускает мой взгляд. Удерживает силой, гипнотизирует, опьяняет. Не могу ничего поделать с этим. Не могу противостоять той необузданной страсти, которая вспыхивает во мне где-то глубоко.


— Я обещал, что не притронусь к тебе, пока ты сама этого не захочешь. — Его слова дразнят меня, еще больше распаляя тот огонь, который я больше не в силах сдерживать внутри себя.

— Я хочу, — выдыхаю, словно умоляю его об этом. — Я…хочу…

— Что ты хочешь, Грейс? Скажи мне, — продолжает он и дальше сводить меня с ума, испытывая мое терпение.

— Поцелуй меня.


Он хмыкает и тут же обрушивается на меня с пламенным поцелуем, от которого я тут же теряю голову. Миллионы мыслей пролетают в голове, но они тут же испаряются. Исчезают, словно их не было.


Жар проносится по коже. Я задыхаюсь от избытка чувств. Почему мне так хорошо с ним?


Громкий оглушительный звук раздается так внезапно, что я еще крепче прижимаюсь к Эрику, надеясь спрятаться в его объятьях.


— Тише, это просто фейерверк, — смеется он, пока мы оба наблюдаем за прекрасным зрелищем, которое происходит прямо у нас на глазах.


От ярких огней захватывает дух, настолько это восхитительно. Эрик обнимает меня, ласково целует в лоб, и я ловлю себя на мысли, что с ним мне тоже спокойно. Должно ли это меня волновать?


После небольшой прогулки, водитель подвозит меня к дому. Мы с Эриком все еще сидим в машине, и честно говоря, я не хочу возвращаться домой. Мне не хочется бежать, как это было совсем недавно. Наоборот. Я хочу продлить этот момент. Запомнить его именно таким. Без всякой грязи. Без лжи и обмана.


— Тебе пора возвращаться. У меня еще есть дела, — говорит он мне, и я хмурюсь.

— Но уже почти ночь. Самое время расслабиться.

— Не сегодня, — улыбается он, потянувшись ко мне. — Доброй ночи, Грейс. Спасибо тебе за этот вечер.


Он оставляет на губах, легкий поцелуй, но я делаю его немного чувственнее, и Эрик усиливает хватку.


— Доброй ночи, — сладко произношу эти слова на прощание. — До завтра.


В квартире так тихо, и я этому очень рада. Похоже, все спят, а это значит, что можно не волноваться из-за возможных расспросов. Хотя, думаю, меня ждет это завтра. Кэсси так просто не оставит мои непонятные вылазки без нее.


Еще долго лежу без сна, а с лица не сходит дурацкая улыбка. Кажется, я уже давно так искренне не улыбалась.


Весь следующий день провожу в сборах к предстоящему спектаклю, на котором я появлюсь с Эриком. Прибежав из салона, любуюсь своим новеньким маникюром, а заодно пишу письмо мисс Бейтс о сегодняшних планах. Думаю, они должны использовать этот материал.


— Снова куда-то уходишь? — спрашивает Кэсси, заметив мое приподнятное настроение.


Утром она уже интересовалась, где меня носило до полуночи, но я снова прикрылась работой. Не знаю, верит она мне или нет, но думаю, она все-таки сомневается в правдивости моих слов.


— Да, мисс Бейтс отдала мне приглашение на премьеру спектакля сегодня вечером. Я пойду туда с еще одной журналисткой. — Подруга скрещивает руки на груди, изучая мой внешний вид.

— Грейси, ты точно ничего не скрываешь от меня? Может быть, ты с кем-то познакомилась? Ты же знаешь, мне можно рассказать все, — говорит она, выглядя уставшей.


Ох, Кэсси, ты возненавидишь меня, если узнаешь правду.


— Ну, что ты, — успокаиваю ее. — Разве я когда-нибудь что-то утаивала от тебя?

— Просто в последнее время ты как-то отдалилась. Я подумала, что ты….

— У меня правда никого нет. Сама знаешь, я никак не могу отвязаться от Билли.


Телефон вибрирует, и я улыбаюсь, заметив сообщение от Эрика. Он уже ждет меня внизу.


Честно говоря, театры — не самое излюбленное мной место. Меня редко могут зацепить даже самые трогательные истории. Сегодня должна состояться премьера, открытие нового сезона, поэтому все сливки общества собираются именно здесь.


Стараюсь избегать вспышек фотоаппаратов, чтобы случайно не попасть на первые полосы газет. Все ожидают начало спектакля, обсуждая актеров и сам сюжет. Господи, я даже не знаю, что буду смотреть.


Эрик здоровается с несколькими мужчинами, лица которых кажутся мне немного знакомыми. Возможно, я видела их на одном из телеканалов.


— Тебе нравится здесь? — спрашивает Эрик, пока у нас появилась свободная минутка.

— Да, но так много людей. И все смотрят на нас. Непривычно.

— Мистер Хант! — Его кто-то зовет, и он оборачивается, давая знак повернуться и мне. Тут же жалею об этом, как только замечаю, что прямо к нам идет Хизер. Его помощница. Она видела меня в редакции. Она могла меня запомнить. Она может все испортить, разрушить мой план. Черт!


Она останавливается прямо напротив нас. Наши с ней взгляды встречаются. Холодок пробегает по моей спине. Все тело онемело от страха.


— Хизер, я думал, ты не придешь, — говорит он ей с улыбкой, но затем переводит взгляд на меня. — Хочу тебя кое с кем познакомить.


Она не сводит с меня свой изучающий взгляд. Я тоже. В редакции она смотрела на меня точно так же. Я была уверена, что она меня запомнила.


— Ох, не стоит, — отвечает она, лукаво взглянув на Эрика. — Мы уже знакомы…


========== Глава 15 ==========


Хизер не сводит с меня глаз. Строгий взгляд пугает. Она узнала меня. Сейчас она все расскажет Эрику, и всей моей затее придет конец.


— Знакомы? — удивленный тон Эрика еще больше заставляет волноваться.


Становится душно, жутко неловко.


— Возможно, я ошибаюсь, но это не с вами мы виделись на выступлении мистера Ханта в Южной Калифорнии несколько месяцев назад?


Волна облегчения пробегает по венам. Неужели, все обошлось?


— Наверное, вы меня с кем-то перепутали, — улыбаюсь ей натянуто, косо взглянув на Эрика, который удивлен не меньше меня.

— Это Грейс Майер, — добавляет Эрик, сказав мое имя своей помощнице.

— Грейс… — задумчиво говорит она, осматривая меня. — Прошу прощения. За последние два года я общалась с таким количеством людей, что моя память на лица оставляет желать лучшего.

— Все в порядке, — отвечаю ей уже более расслабленно. — Такое случается.

— Еще раз прошу прощения, — она сдержанно улыбается, но затем переводит взгляд на своего босса. — Мистер Хант, сенатор Блэр желает с вами поговорить.

— Хорошо, — кивает ей и наклоняется ко мне. — Подожди меня здесь, Грейс. Я скоро вернусь.


Спектакль начинается через полчаса, и я усиленно стараюсь вникнуть в сюжет истории. Стараюсь сдержать зевок, но в конечном итоге, прикрываю рот рукой, чтобы никто не видел, как меня «впечатлила» сама постановка.


Пробегаю взглядом по соседним балконам, заполненными зрителями — влиятельными людьми, которые увлеченно наблюдают за актерами. Уже собираюсь вновь вернуться к просмотру постановки, но неожиданно замечаю пристальный взгляд Хизер. От ее напористости становится неприятно, неловко. Словно для нее я угроза, хотя в какой-то степени оно так и есть.


Хмурюсь, но все-таки первой отвожу взгляд, все еще ощущая неприятный осадок после этих странных переглядываний. Вспоминаю, как перед самым началом я видела ее разговаривающей с Эриком. Тогда она лукаво улыбнулась, заметив, что я наблюдаю за ними. Может быть, между ними что-то есть? Возможно, это и есть одна из маленьких тайн, которую скрывает Хант?


С трудом дождавшись конца представления, поднимаюсь с места вместе с остальными зрителями, аплодируя актерам, которые на протяжении двух с половиной часов пытались погрузить нас в свою маленькую историю. Вряд ли им удалось это сделать со мной, но судя по крикам «браво» и громким овациям, постановка не зацепила только меня.


Эрик поворачивается ко мне, изогнув губы в сладкой улыбке. Легкая сдержанность все еще не дает ему до конца расслабиться и показать всю гамму эмоций, а я уверена, они у него есть. Вспоминаю, как на приеме Кэсси назвала его «мистером Статуей». Думаю, тогда она не ошиблась, придумав ему такое прозвище. Оно как нельзя лучше описывает Эрика Ханта. Во всем. Кроме постели.


Еще раз поглядываю на Хизер, снова замечая ее холодный взгляд. Может быть, так она смотрит на Эрика? Вдруг у нее какие-то проблемы с глазами, поэтому мне кажется, что она все время пялится на меня?


— Поужинаем где-нибудь? — предлагаю Эрику, желая уехать отсюда, как можно скорее.


Спустившись в холл, крепче сжимаю его руку, чувствуя себя чужой в этом месте.


— Сегодня у меня есть еще кое-какие дела. Я бы с радостью провел с тобой время, Грейс, но к сожалению, у конгрессменов бывают неотложные дела, которые нужно решать очень быстро.

— Ладно, — немного поникнув, отвечаю ему.

— Ох, какая приятная встреча! — Эрик внезапно останавливается, заметив кого-то поблизости. — Профессор Шварц, рад вас видеть!


К нам подходит невысокий мужчина. Внешне он напоминает пингвина с очень забавной походкой.


— Добрый вечер, мистер Хант! — Он кивает и мне. — И вашей спутнице. Непривычно видеть вас в компании дамы.


— Грейс, это Генрих Шварц. Он преподает в одном из местных университетов. кажется, в твоей области. — Вот, черт! — Ты же учишься на математическом?


Чувствую, как краснею от стыда, понимая, что меня могут разоблачить в любую минуту.


— Какой приятный сюрприз! — восклицает мужчина, явно обрадовавшись этой новости. — И где же вы учитесь?

— В Атланте, — отвечает за меня Хант. Хочу провалиться сквозь землю.

— Прекрасно! Я знаком практически со всеми, кто там преподает в этой области. Кстати, скоро мы должны встретиться на конференции в Нью-Йорке. Надеюсь, вы там тоже будете, Грейс.

— Она одна из лучших. Полагаю, что она обязательно будет участвовать, — говорит Эрик с улыбкой, и мне становится так стыдно. Боже, в жизни не чувствовала себя так глупо. А если он что-нибудь у меня спросит? Это катастрофа!

— Простите за мое любопытство, но какая у вас тема? Так приятно встретить кого-то, с кем можно обсудить то, чему отдаешь столько времени. Возможно, я мог бы помочь вам или что-то посоветовать.


Паника буквально съедает меня изнутри. Сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Смотрю на Эрика, который, в отличие от меня, сейчас абсолютно расслаблен. Вот, к чему приводит вранье.


— Моя тема… — начинаю неуверенно, и мистер Шварц наклоняется поближе, чтобы расслышать мою несвязную речь. — Она…ох, простите, кажется, звонит телефон. Извините, но я должна ответить.


Убегаю от них как можно быстрее, приложив к уху телефон. Щеки все еще пылают от стыда. Как можно было так облажаться?


Через пару минут нахожу Эрика, уже разговаривающего с кем-то другим. Мистера Пингвина уже нет поблизости, и я, наконец, успокаиваюсь.


— Я думал, ты сбежала, — говорит Хант, завершив диалог с каким-то мужчиной.

— Прости. Мне нужно было ответить на звонок. Жаль, что не удалось подольше поговорить с мистером Шварцом. — Какое счастье, что я больше с ним не встречусь!

— Мы можем найти его, если ты так…

— Нет! Что ты! Он наверняка занят.

— Но я могу…

— Нет, Эрик, пойдем. Ты же говорил, у тебя дела. Не хочу тебя задерживать.


Оказавшись в машине, удрученно смотрю на Эрика, который уже разговаривает по телефону, решая какие-то вопросы.


Огромный поток машин, которые пытаются покинуть территорию театра, кажется, никогда не закончится, но спустя пару минут, мы все-таки начинаем ехать быстрее.


— Все в порядке, Грейс? — спрашивает Эрик, отложив телефон.

— Да, все хорошо.


Взглянув на него, наигранно улыбаюсь, хотя, настроение действительно дурацкое. Еще и эта Хизер. Возможно, именно к ней Эрик и поедет, как только отвезет меня домой. Эти мысли начинают размножаться в голове так быстро, что это начинает меня пугать. Не хватало еще ревновать Ханта! Господи, через пару дней я уже буду в Атланте. Мне придется забыть о своих приключениях в Вашингтоне и снова вернуться к прежней жизни.


— Как тебе спектакль?

— Очень…интересный. Я впечатлена. — Ну, вот. Еще одна маленькая ложь, за которую меня вряд ли будет мучить совесть. — А тебе все понравилось?

— Я не фанат театра, — заявляет он, и я чувствую себя полнейшей идиоткой, что сказала ему неправду. — На публике очень часто приходится показывать совсем другие эмоции, которые на самом деле не испытываешь.

— У тебя это хорошо получается.

— Мне пришлось этому научиться. Жизнь конгрессмена не так легка, как кажется на первый взгляд, — говорит Эрик, взглянув на телефон. — Кстати, на выходных у меня не намечается ничего срочного, поэтому я хотел бы предложить тебе провести их вместе. За городом.

— У тебя есть дом?


Удивленно смотрю на Эрика, предвкушая, что могу получить ценную информацию уже завтра. Боже, это прекрасный шанс. Мисс Бейтс будет довольна, что мне удалось попасть в логово Ханта.


— Небольшой домик, но из-за плотного графика я бываю там очень редко. Так ты согласна?

— Да, с удовольствием, — отвечаю ему, расплываясь в улыбке.


Возвращаюсь в пустую квартиру, находя записку от подруги, которая уже умчалась в клуб. Я плохо знакома с местными друзьями Кэсси. Мы виделись всего пару раз, но за все это время нам не удалось подружиться. Мы с ними слишком разные. Они из состоятельных семей с высокими требованиями и отсутствием каких-либо планов на будущее. Они, как и Кэсси, живут только сегодняшним днем. Ни в чем не нуждаются, продолжают наслаждаться прелестями жизни, которая у них определенно удалась.


После душа начинаю собирать вещи, которые возьму завтра с собой. Все легко умещается в мой маленький рюкзачок, который я купила в сезон распродаж.


Открываю ноутбук и захожу в почту. Письмо от мисс Бейтс. Она прислала мне несколько фотографий из театра. Вот я стою с Эриком. Боже, не думала, что у меня такой потерянный вид! Вот, к нам подходит Хизер, его помощница. Ее взгляд. Да, вот оно. Странно, что она перепутала меня с какой-то девушкой. Странно, что она вообще уделяла мне столько внимания весь вечер.


«Отличная работа! Жду от тебя новостей», — написано в письме, и я немного расслабляюсь, понимая, что все делаю не напрасно.


Утро субботы начинается со сборов. Принимаю душ и отыскиваю в шкафу свою повседневную одежду. Никаких костюмов, вечерних платье и прочей мишуры.


— Грейс, куда это ты? — интересуется миссис Форд, наблюдая за моими перемещениями по квартире.

 — Мы с редакцией поедем за город. Они меня пригласили, тем более через пару дней я улетаю домой.

— Ох, здорово! Хороших тебе выходных, Грейс, — тепло говорит женщина, пока я накидываю куртку.

— Можете все сказать Кэсси? — прошу ее, и она кивает. — Не хочу ее будить.

— Конечно, — соглашается миссис Форд. — Попробую уговорить ее на совместный шопинг.

— Спасибо. Всего доброго. Увидимся завтра!


Спускаюсь на парковку и сразу же замечаю машину Эрика. Сегодня он без водителя. Сигналит мне, сидя за рулем.


— Привет! — говорю ему, сев рядом. Он тянется поцеловать меня, это внезапное проявление нежности вызывает во мне улыбку.


Замечаю, в чем он одет, и это еще больше меня веселит.


— Сегодня ты совсем другой, — указываю на его стиль, далекий от официального. Никаких костюмов, галстуков и рубашек. Обычные джинсы, футболка и куртка. Даже так Эрик Хант не теряет свое очарование.

— Надеюсь, тебе нравится, — говорит он, выезжая на проезжую часть. — Честно говоря, такой стиль мне нравится гораздо больше.

— Трудно представить тебя таким…простым. — Он бросает строгий взгляд, кратко улыбнувшись.

— Будь я кем-то другим, ты бы обратила на меня внимание? —  Будь он кем-то другим, наши пути никогда бы не встретились. Сейчас бы я проводила время в компании совсем другого конгрессмена, пытаясь узнать его тайны.


Его вопрос все равно заставляет задуматься. Безусловно, между нами что-то происходит. Я знаю, что это плохо. Знаю, что должна подавить в себе зарождающиеся чувства к нему. Скоро все закончится, и мне придется как-то жить с этим дальше.


— Статус для меня не имеет значения, — отвечаю ему, и честно говоря, это правда. — Главное ведь, какой ты человек.

— Думаешь, я хороший человек? — продолжает спрашивать Эрик.

— Да, — говорю я. — Ты думаешь иначе?


Он хмыкает, ничего мне не ответив. Нажимает на газ сильнее, и машина еще быстрее несется по безлюдному шоссе.


— За нас говорят наши поступки. Надеюсь, мои не так уж и плохи.


Мы сворачиваем на узкую дорогу, и честно говоря, мне становится немного жутковато. Не особо люблю лес и все, что с ним связано. Мистика — определенно не то, с чем бы мне хотелось когда-нибудь столкнуться, учитывая, какая я впечатлительная.


Дом, который я замечаю издалека, действительно совсем небольшой. В моем воображении он был гораздо больше и современнее.


Эрик достает вещи, занося их внутрь, и я покорно следую за ним. Как только оказываюсь в маленьком холле, тут же осматриваюсь вокруг. Здесь довольно уютно. Мягкие светлые тона придают небольшой комнатке нотки нежности. На мгновение мне даже кажется, что здесь кто-то живет. Это место пахнет жизнью. Спокойной, тихой. Той, о которой многие так сильно мечтают.


— Что? — спрашивает Эрик, заметив мое удивление. — Думала, я привезу тебя во дворец?

— Нет. Просто…я представляла себе этот дом иначе.

— Мне не нужны особняки. Тем более я еще на них не заработал.

— Мне всегда казалось, что такие, как вы, обожают роскошь. — Захожу в гостиную, внимательно разглядывая мебель и красивые картины на стенах. Простота во всем. И мне это нравится.

— У некоторых есть вещи гораздо важнее этого, Грейс. — Он становится рядом, с тоской посмотрев на комнату. Мне стоит сделать несколько снимков для мисс Бейтс, пока Эрик будет занят. — Я как раз из таких.

— И что же это? — Возможно, он откроется мне. Хотя бы немного. Он плавно переводит на меня грустный взгляд, от которого что-то в душе сжимается.


Он делает шаг в мою сторону, нависая надо мной. Взгляд становится настойчивее. Ощущаю каждой клеточкой, как он леденеет, но я знаю, что где-то внутри в его глазах все равно горит огонь.


— Ты бы хотела об этом знать? Зачем? Через несколько дней ты вернешься домой и забудешь обо мне. Забудешь обо всем, что здесь было.


Кажется, душа готова взлететь ввысь от тех искр, которые возникают между нами. Меня невыносимо тянет к нему. Хочу крепко прижаться, оказаться в объятьях. Темные желания затуманивают мое сознание, дразнят меня.


— Может быть…я не хочу ничего забывать. — Мой голос срывается, превращается в шепот.

— Зачем тебе все это, Грейс? — вновь повторяет он свой вопрос. Делает еще один шаг. Касается моей руки. От прикосновений покалывает кожу. — Между нами не может быть что-то большее.

— Знаю. — Провожу рукой по его крепкой груди, чувствуя, как она поднимается и опускается. — Почему ты никого не подпускаешь к себе, Эрик? Чего ты боишься?


Снова вглядываюсь в светлые глаза, которые сейчас одурманены силой притяжения. Меня пугает моя реакция. Ловлю себя на мысли, что с каждой нашей встречей чувства становятся острее. Мое сердце трепещет, как никогда раньше. Влюбиться в Эрика будет большой ошибкой. Не могу себе этого позволить, но запретный плод слишком сладок, и я не могу так просто побороть в себе желание заполучить его.


— Так нужно, — вздыхает он, коснувшись кончиками пальцев моей шеи. — Просто…есть вещи, которые я не могу себе позволить.


Хмурюсь в ответ на его слова.


— Может, именно этого ты и боишься? Вдруг ты встретишь девушку, которую безумно полюбишь? Неужели, ты откажешь себе в этом? Неужели, ты так просто отвернешься от собственного счастья?

— Да, — отвечает он. Неприятно это слышать. Но еще ужаснее, что на месте этой девушки я представила себя. — В моем случае это будет лучшее, что я смогу сделать. Для обоих.


Опускаю голову и отхожу в сторону, чувствуя, как разочарование просачивается в душу. Почему он так думает? Откуда у него такие мысли?


Осторожно достаю из кармана диктофон, включаю его, стоя к Эрику спиной.


— Но ведь должна же быть какая-то причина, — говорю я, ожидая, что сейчас у меня появился шанс вытянуть из него что-то весьма ценное. Крепко сжимаю в руке свой маленький диктофон, который мне подарила мама. — Ты можешь открыться мне, Эрик. Ты можешь рассказать мне все. Абсолютно все…


========== Глава 16 ==========


Делаю несколько шагов, чтобы сократить дистанцию. Между нами не должно быть барьеров. Он должен увидеть, что я открыта, искренна. Почти.


— Ты не должна забивать свою голову проблемами других людей, Грейс, — говорит Эрик, улыбнувшись мне.

— Возможно, я смогу тебе помочь, — продолжаю гнуть свою линию. Играть эту роль до конца.


Он усмехается.


— Ты не сможешь мне помочь. Никто не сможет. Даже я сам. — Он вздыхает, опустив голову, и сердце в очередной раз сжимается, словно пропускает через себя все, что сейчас чувствует Эрик Хант. Так не должно быть.

— Но почему?


Касаюсь его руки, чтобы еще больше расположить его к себе. Он ласкает кончики пальцев в ответ. Наша маленькая игра заставляет мое сердце трепетать. Снова. До чего же это приятное чувство.


— Потому что есть вещи, над которыми мы не властны, Грейс. — Он притягивает меня к себе, наше дыхание соединяется в единое целое. Импульсы, проносящиеся по телу от нашей близости, заводят, опьяняют меня.

— Но есть вещи, — продолжаю я наш разговор, — которые мы можем получить, стоит лишь их пожелать. Так просто, не правда ли?


Он улавливает мой намек. В глазах вспыхивает маленький огонек.


— Чего же ты хочешь, Грейс? — спрашивает он, взглянув на мои губы, которые жаждут получить поцелуй. — Скажи.

— Того же, чего и ты, — облизываю губы, ощущая, как во рту становится сухо. Боже, как мне жарко.

— В уборную? — Он выгибает бровь, делая удивленное лицо. Что?


Стою в ступоре, совершенно не зная, что сказать. Черт возьми, я растерялась!


— Эм…я…имела в виду немного другое, — говорю я, заметно нервничая. Страсть, которая, как мне казалось, вспыхнула между нами пару минут назад, будто испарилась. Магия исчезла. И теперь я чувствую себя полной идиоткой.


Эрик усмехается, радуясь своей шутке. Хотя, возможно, он не шутил, и ему действительно нужно в туалет. Ох, зачем я вообще об этом думаю?


— Я пошутил, Грейс. — Он продолжает смеяться, и я ловлю себя на мысли, что впервые вижу его таким. Слишком веселым. Лишенным привычной ему холодности и сдержанности. Но смех внезапно пропадает, и он наклоняется к уху, и я снова втягиваю воздух, настроившись на то, что он скажет. — Ты прекрасно знаешь, чего я хочу. Того же, чего и ты. Верно?


Он подмигивает мне, отходя в сторону и вновь оставляя меня в смешанных чувствах. Зачем он так меня дразнит?


 — Принесу из машины вещи и продукты. Холодильник совсем пустой.


Наблюдаю из гостиной, как Эрик выходит на улицу и подходит к машине. Вспоминаю наш разговор, которого он все-таки избежал. Видимо, мисс Бейтс была права. Эрик Хант скрывает нечто весьма интересное. Не сомневаюсь, что он слишком сильно оберегает то, что другим не дозволено знать. Но я ведь узнаю.


Вернувшись в дом, Эрик устраивает для меня небольшую экскурсию по дому. Он не особо вдается в детали, просто показывая мне две спальни, ванную комнату и кухню. Честно говоря, меня удивляет скромность этого дома. Все слишком просто, но вместе с тем, уютно. Очень. Здесь спокойно, прекрасно.


Проходя мимо еще одной двери, он не останавливается, и я понимаю, что здесь меня ждет много всего интересного.


— А что здесь? — спрашиваю, кивнув на закрытую дверь.

— Просто комната, — отвечает Эрик, явно немного нервничая. — Что-то типо кладовки.

— А, понятно. — Мы проходим вперед, но я снова оборачиваюсь, чтобы взглянуть на ту дверь. Мне необходимо попасть в ту комнату.


Берусь за приготовление ужина, пока Эрик разжигает камин. Пользуясь случаем, заглядываю практически в каждый ящик, полку, надеясь найти что-то стоящее. Пока безрезультатно.


Накрываю на стол, а затем подхожу к окну, чтобы посмотреть, куда подевался Эрик. Дух захватывает, когда я замечаю его возле дома. Конгрессменам нравится колоть дрова? Вот это да. Стараюсь незаметно сфотографировать его, понятия не имея, пригодиться ли этот снимок. Хотя, уверена, что мисс Бейтс заберет все, что я отыщу на Ханта.


— Ужин готов, — сообщаю ему, выйдя на улицу. — Поторопись, иначе все остынет.

— Скоро буду. — Он улыбается, и я делаю тоже самое в ответ.


Зажигаю несколько свечек, которые я нашла на одной из полок. Выключаю свет, ощущая атмосферу романтики, страсти, желания. То, что нужно.


— А вот и я. — Он обнимает меня сзади, и от этого душа снова взлетает ввысь. Он только что принял душ, и его свежий аромат окутывает меня. — Ты постаралась не меньше меня.


Усевшись за стол, начинаем пробовать все, что я успела приготовить. Отрезаю кусочек мяса, медленно откусываю его, при этом не сводя глаз с Эрика. Свет свечей отражается в наших взглядах, и черт возьми, как же это притягательно. Я не раз устраивала романтические ужины для Билли, но с Эриком я впервые почувствовала себя желанной.


— Не ожидал, что ты так вкусно готовишь, — он делает мне комплимент, и я улыбаюсь ему в ответ. — Думаю, за это стоит выпить.


Звон бокалов разносится по комнате, но даже этот резкий звук не способен разрушить нарастающую связь между мной и Эриком.


— Когда ты был здесь последний раз? — задаю ему вопрос, уже заранее включив диктофон.

— Несколько месяцев назад. Я приезжаю сюда пару раз в год, чтобы привести дом в порядок.

— Ты делаешь все сам? Такой человек, как ты, мог бы нанять прислугу, которая сделала бы эту работу за тебя.

— Это лишнее, — вздыхает он. — Я предпочитаю самостоятельно решать свои личные дела. Всегда.

— Знаешь, когда мы только познакомились, мне казалось, что ты избалован жизнью, никого не слушаешь и…решаешь все свои проблемы с помощью денег.

— Твое мнение обо мне осталось прежним? — интересуется он, отложив вилку и нож.

— Нет.

— И что же ты думаешь обо мне сейчас?

— Я думаю, что, несмотря на внешнюю холодность, в душе ты очень добрый. Просто никому этого не показываешь.


Судя по его реакции, мои слова застали его врасплох. Почему он не любит, когда о нем говорят что-то хорошее?


— Эрик, у тебя доброе сердце, — продолжаю, пока он отвел взгляд в сторону. — Тебе не нужно его прятать от других.

— И от тебя тоже? — Ловлю на себе его заинтересованный взгляд, от которого по телу пробегают мурашки.


Встаю из-за стола и делаю несколько шагов, остановившись возле стула, на котором он сидит.


— И от меня, — отвечаю, слыша, как мой собственный голос переходит на шепот. — Открой его для меня.


Он тоже поднимается из-за стола, уже возвышаясь надо мной, поглощая меня своим пламенным взглядом. Нежно проводит пальцем по моим губам, очерчивая их контур.


— Я попробую это сделать, Грейс. Только для тебя.


Его губы накрывают мои, и я тут же попадаю в плен вспыхнувшей страсти. Тону в омуте безумия, которого становится все больше. Но мне и этого мало. На мгновение мне кажется, что это один из самых волнительных моментов моей жизни. Та буря эмоций, которая сейчас наполнила мое сердце и душу, необъятна, неуправляема.


Оказавшись в спальне, с трудом замечаю, как на нас остается все меньше одежды. Вспоминаю ту ночь, нашу первую ночь, понимая, что сейчас испытываю нечто большее, гораздо большее. Должно ли это меня пугать? Возможно. Но сейчас не хочу ни о чем думать. Хочу раствориться в нем, забыться.


— Ты прекрасна, Грейс. Во всем, — шепчет он мне, пока я нахожусь в эйфории.


Его тело прижимается к моему. Нас опаляет жаром. Мышцы внизу живота сжимаются так сладко. Это сводит с ума, делает меня по-настоящему безумной. Чувствовать тепло его тела, быть с ним одним целым — слишком хорошо, чтобы быть правдой.


***


Все еще не могу уснуть, ощущая приятную усталость. Смотрю на Эрика, который только что уснул. Даже во сне он не отпускает мою руку, и почему-то даже такая мелочь меня радует. Интересно, напомнила ли эта ночь наше с ним знакомство и тот отель? Я знаю, сейчас было все иначе. И это странно. Смог ли Эрик сравнить два образа — меня и Незнакомку? Смог ли он понять, что она и есть я?


Я видела тень сомнения, которая промелькнула в его глазах, как только все закончилось. О чем он подумал? Как бы мне хотелось это узнать.


Тихо поднимаюсь с постели, стараясь не шуметь. Надеваю на себя его футболку и выхожу из спальни, идя по темному коридору. Пол слегка скрипит, и я настороженно оглядываюсь назад, на случай, если Эрик что-то услышит.


Забираю на кухне свой телефон и иду в сторону коридора. Останавливаюсь напротив той самой двери, которая привлекла мое внимание сегодня днем. Дергаю за ручку. Не заперто.


От волнения руки дрожат, но я все равно захожу внутрь. Темно. Слишком темно. Включаю на телефоне фонарь, стараясь получше рассмотреть детали. Обычная комната.


Небольшая книжная полка, односпальная кровать, комод. Везде царит порядок. Не совсем похоже на кладовку, в которой хранят всякий хлам.


Подхожу к комоду и нерешительно смотрю на несколько ящиков. Никогда не любила рыться в чужих вещах, но сейчас это просто необходимо. Сердцем чую, что здесь есть что-то важное. Давай, Грейс. Переступи через себя и сделай это.


Открываю один ящик за другим, в надежде найти что-то стоящее. То, что Эрик может прятать от посторонних глаз. И вот оно. Кажется, мои поиски принесли первые результаты. Достаю несколько маленьких фотографий, которые были аккуратно сложены под стопкой одежды. Быстро просматриваю каждую, но пока слабо понимаю, кто изображен на этих снимках.


— Вы моя удача, — шепчу я, радуясь своей находке. — И теперь, я заберу вас с собой.


Отложив фотографии в сторону, внимательнее присматриваюсь к самой одежде. Достаю первую попавшуюся майку, которая вряд ли по размеру самому Эрику. Даже для меня.


Делаю быстро несколько фотографий. Ох, мисс Бейтс даже не представляет, чем я занимаюсь, чтобы все раздобыть.


Подхожу к книжной полке, но не нахожу ничего важного, однако в последний момент замечаю маленькую шкатулку. Аккуратно открываю ее, находя красивый золотой кулон в форме буквы «Р». Что это значит? Делаю еще несколько снимков кулона и выхожу из комнаты, не забыв прихватить найденные фотографии. Складываю их в сумку и вновь возвращаюсь в спальню. Эрик по-прежнему мирно спит, даже не подозревая о том, что я только что сделала.


Сердце бешено стучит, в голове рождается много мыслей. Не могу выбросить из головы все, что я увидела.Где-то глубоко в душе просыпается моя совесть. Да, я знаю, что сделала плохо, но обратной дороги нет.


— Что же ты скрываешь? — задаю этот вопрос едва слышно, взглянув на Ханта. Но в ответ он лишь вздыхает, совсем не реагируя на мои слова.


Еще долго лежу глядя на потолок, но под утро сон одолевает меня, и я засыпаю, хотя даже во сне все равно не могу избавиться от навязчивых мыслей и всей этой истории, в которую я впуталась.


Открываю глаза и сразу же щурюсь от яркого дневного света, который просочился в комнату. Потягиваюсь в кровати, но посмотрев в сторону, не вижу рядом Эрика. Кажется, он проснулся раньше меня.


Принимаю душ и одеваюсь, собрав мокрые волосы в хвост. Выйдя из комнаты, улавливаю приятный аромат, доносящийся из кухни. Расплываюсь в улыбке, увидев, как Эрик возится у плиты.


— Оказывается, конгрессмены еще и умеют готовить, — говорю ему, и Эрик тут же оглядывается в мою сторону. Улыбается. — Доброе утро!


Подхожу к нему ближе, и он тут же крепко обнимает меня, целует.


— Доброе утро, — отвечает он после поцелуя. — Как спалось?


Вспоминаю, как пол ночи ходила по дому, пытаясь отыскать что-то для статьи. Краем глаза замечаю свой рюкзак, который стоит на том же месте. Значит, все в порядке. Он ничего не заметил.


— Прекрасно. Даже слишком.


Снова улыбаюсь ему, заметив, как его обрадовал мой ответ.


— Будешь завтракать? Надеюсь, все получилось…съедобно.

— Ох, мне кажется, ты себя недооцениваешь, — флиртую, заигрываю с ним. Как же мне нравится эта игра.


Ближе к полудню, начинаем собираться. Эрику нужно вернуться к вечеру в город. Кажется, у него запланирована какая-то встреча, но мне безумно льстит, что он посвятил мне все выходные.


Открываю рюкзак, проверив, что фотографии на месте. Отлично. Выхожу на улицу, наблюдая, как Эрик ходит возле машины, параллельно разговаривая с кем-то по телефону.


— Значит, все, как мы и предполагали? — Он замечает меня в этот момент, и я машу ему ручкой. Подмигиваю. Он отвечает мне короткой улыбкой. — Я знал, то все будет именно так. Да, я понимаю, но… Не волнуйся. Все под контролем. Я позвоню, как только вернусь в Вашингтон. Хорошо. Будь на связи.


Эрик прячет в карман свой телефон, пока я не спеша иду к машине.


— Тебя уже ждут дела? — спрашиваю у него.

— Не совсем. Ты уже хочешь от меня избавиться? — Он следит за каждым моим шагом, изучает томным взглядом. Меня бросает в жар, как только я вспоминаю эту ночь и ее продолжение после небольшого перерыва на завтрак.

— Не говори ерунды, — подхожу к нему ближе. — Спасибо тебе за такие прекрасные выходные. Если бы ты знал, как я не хочу возвращаться.

— Обратно в Вашингтон? Или…в Атланту? — Он берет меня за руку, сжимает ладонь. Снова ощущаю этот прекрасный трепет, зарождающийся где-то в сердце.

— В Атланту, — отвечаю с ноткой грусти. — Осталось три дня. Я уеду, а ты останешься здесь.

— Ты будешь скучать по мне? — спрашивает Эрик, взглянув в мои глаза.

— Да. Очень. — Говорю это искренне, без обмана. В голове возникает одна идея. Надеюсь, он согласится. — Я могу попросить тебя кое-что сделать?

— Конечно. Что ты хочешь?


Достаю свой телефон, и Эрик хмурится, не понимая, чего ожидать.


— Я могу…сфотографировать тебя на фоне дома. И сделать одну фотографию, где только ты и я? Для меня. На память.


Он не совсем уверенно соглашается, но все же становится возле дома. Отхожу подальше, чтобы весь дом смог попасть в кадр.


— Так хорошо? — спрашивает Хант, стоя на крыльце. Просто прекрасно. Мисс Бейтс это точно понравится.

— Да. А теперь, сделаем это вместе.


Делаю наш совместный снимок, который я действительно сделала только для себя. Возможно, через год-два я буду вспоминать эту историю как что-то нереальное. Как будто всего этого не было.


В Вашингтоне уже начинает темнеть, когда мы возвращаемся обратно в город. Полностью расслабившись на удобном сиденье, едва не засыпаю, но заметив, что мы уже заезжаем на парковку моего дома, нехотя прихожу в себя.


— Приехали, — говорит Эрик, остановившись на одном из парковочных мест. — Спасибо, что была со мной эти два дня. Я давно так не отдыхал.

— Я буду вспоминать об этом. И не раз. В Атланте все будет иначе, — говорю ему, чувствуя грусть на душе. Я действительно не хочу уезжать. Как только я сяду в самолет, знаю, что эта связь останется здесь. В прошлом.

— Не думай об этом, — успокаивает меня. — У нас ведь есть еще целых три дня.

— Ты прав. Но ты ведь будешь рядом.


Эрик наклоняется ко мне, соединяя губы в сладком поцелуе. Воздух между нами снова накаляется, заряжается искрами. Щеки краснеют от волны жара.


— Грейс, скажи, я действительно могу тебе довериться? — Он резко отстраняется, но его рука все еще крепко удерживает мою ладонь.


Он смотрит на меня с надеждой.


— Да, — отвечаю так легко, словно за этим коротким словом не таится так много фальши. — Мне ты можешь доверить все, что угодно. Но...почему ты об этом спрашиваешь?


Он сомневается во мне? Или это просто проверка перед тем, как узнать нечто важное?


— Так, простой вопрос. Не бери в голову. — Его глаза искрятся, гипнотизируют меня. — Тебе пора возвращаться домой, Грейс. К сожалению, я уже должен ехать на встречу. Еще раз спасибо за волшебные выходные. До завтра...


========== Глава 17 ==========


Рюкзак разобран, но теперь осталось самое интересное — фотографии, которые я нашла в доме Эрика. Представляю, что можно отыскать там, где он живет постоянно. У меня все еще есть адрес, но возможно, я окажусь там в качестве гостьи. Возможно, это случится очень скоро.


Мне удалось ухватить три фотографии. Вот это везение. На одной изображена молодая пара, но фото старовато. Может быть, это его родители? Обращаюсь за помощью к гуглу, набирая в поиске «родители Эрика Ханта». Сравнивая их совместные фото, не могу найти что-то общее с людьми, которые изображены на старом фото. Интересно, кто эти люди?


Смотрю на следующую фотографию — фото дома, в котором я была все выходные. Возможно, это прежние владельцы дома, но почему Хант до сих пор хранит их? Не могу понять.


Вглядываюсь в третью фотографию, и растерянно смотрю на огромное количество детей, изображенных на фото. Практически все одного возраста. Их здесь около пятидесяти. Что это за чертовщина? Но стоит мне перевернуть фото, как взгляд тут же застывает на надписи.


«Временный детский приют. Штат Филадельфия».


Откладываю фото в сторону, больше не в силах на них смотреть. Мое второе «я» просто жаждет во всем разобраться, но наверное, я еще не настолько погрязла в своих темных делах. Кажется, у меня будет, чем заняться на время Рождественских каникул.


Еще раз беру в руки фотографии, заставляя саму себя заглушить чувство жалости, которое рождается в душе. В моей работе не должно быть сочувствия. Чистый расчет. Никаких эмоций, искренности. Я не могу позволить себе поддаться этим слабостям. Не могу. У меня нет на это права.


Отправляю мисс Бейтс фотографии комнат дома, в котором мне посчастливилось побывать, одной из последних прикрепляю фото Эрика, который так спокойно и умиротворенно смотрит в объектив.


— Прости меня, — говорю я, улыбнувшись.


Нажимаю кнопку «Отправить» и отодвигаю ноутбук в сторону. Взгляд снова останавливается на старых фото, которые я пока решила придержать до лучших времен. Нужно все хорошенько выяснить, прежде чем отправлять их мисс Бейтс. И я обязательно это сделаю.


— И давно ты дома? — спрашивает Кэсси, вернувшись домой с кучей пакетов. Ох, она опять потратила целое состояние на одежду.

— Примерно два часа. Я заказала нам пиццу, — говорю ей, кивнув на журнальный столик, который сейчас заставлен пиццей с анчоусами, сыром и ветчиной.

— Ты чудо, Грейси, — улыбается подруга, направляясь в свою комнату. — Подожди меня! Я быстро!


Чувствуя себя огромным шаром, который не может сдвинуться с места, делаю глоток воды, чтобы хоть как-то почувствовать себя легче. Боже, такое ощущение, что я съела целую тонну.


— Как прошли выходные? Мама сказала, ты уехала с редакцией за город.

— Да, моему боссу не нравится сидеть на месте.

— И как все прошло?


От ее вопроса в памяти вспыхивают еще свежие воспоминания о последних двух днях, полных страсти, похоти, вожделения и …новых открытий. Последнее радует меня особенно сильно.


— Если честно, ничего особенного, — отмахиваюсь, удобно устроившись на диване. — Посиделки у камина за бокалом вина, устрицы и море сплетен.

— Они все-таки возьмут тебя на постоянную работу в журнал?

— Надеюсь, — отвечаю ей абсолютно искренне. — Но нужно выполнить одно задание от босса. Если все получится, то место в журнале точно мое.

— Я бы предложила тебе выпить за это, но чувствую, что мы и так переборщили с пиццей. Согласна?

— О, да. Я с трудом могу пошевелиться, — вздыхаю, даже не пытаясь подняться.

— Кстати, завтра мы с мамой уезжаем за город. Ее знакомые пригласили нас на день рождения. Вернемся только послезавтра. Может, ты тоже хочешь поехать? Я бы сама отказалась, но уже давно пообещала маме, что составлю компанию.

— Прости, Кэсси, — отвечаю ей, тут же вспомнив о нашей договоренности с Хантом. Разумеется, я выберу вечер с ним. — Нужно решить все дела перед отъездом. Наверное, я буду собирать свои вещи дня два.

— В последнее время мы редко куда-то ходим вместе. Ты точно не убегаешь на свидания?


Смеюсь в ответ на ее слова, пытаясь скрыть за этим свою нервозность.


— Нет, что ты. Свидания сейчас определенно не входят в мои планы.


С самого утра понедельника начинаю собирать свой чемодан, складывая вещи, которые мне уже вряд ли понадобятся в ближайшие два-три дня. Мама начинает писать гораздо больше сообщений, с нетерпением ожидая моего возвращения домой. О, нет. Скоро все это сумасшествие начнется снова. Билли пока молчит, и я так этому рада. Только его сейчас не хватало.


Заказываю билет на самолет и с грустью смотрю на время вылета. Как же я не хочу возвращаться.


Складываю на столе свои книги, журналы, косметику, чтобы заняться их разбором позже. И зачем я взяла с собой столько всего?


Где-то на кровати, под грудой одежды начинает звонить телефон. С трудом отыскиваю его среди платьев, кофт и прочих вещей. Увидев имя Ханта, лицо расплывается в улыбке. Ну, надо же. Кто-то решил напомнить о себе с самого утра.


— Алло?

— Доброе утро, Грейс. — Кажется, он сейчас где-то в пути, судя по шуму, который доносится из динамика. — Как спалось?

— Великолепно, — мурлычу в ответ, хотя все было совсем наоборот. От того количества пиццы, которое я вчера съела, ночь выдалась совсем не такой, как я хотела. — А ты? Уже спешишь на работу?


Уже почти десять и не сомневаюсь, что рабочий день мистера Ханта начался очень давно.


— Я думал о тебе, Грейс, — говорит он, и что-то в душе на мгновение екает. — Надеюсь, у тебя не появились планы на вечер, потому что я хотел, чтобы мы провели его вместе.

— Никаких планов, — довольно отвечаю ему, уже предвкушая, что меня ожидает. — Я готова с тобой встретиться в любую минуту, Эрик. Только позови.


Слушаю его легкий смех, и самой тоже становится спокойней.


— Тогда заеду за тобой в шесть, — сообщает он, сладко произнеся каждое слово. — Буду ждать тебя. С нетерпением.


Разбираю вещи на кровати, умудрившись как-то сложить их в чемодан. Падаю от усталости и просто проваливаюсь в сон, позабыв о том, что меня ждет незабываемый вечер.


Странный стук становится все громче, а одна из моих любимых песен начинает играть все снова и снова. Что это? Резко открываю глаза, понимая, что все проспала. Увидев огромное количество пропущенных звонков от Эрика, сразу же бегу к двери. Боже, как по-дурацки все получилось!


 — Привет! — говорю ему, застав его слишком взволнованным. Его водитель, кажется, собирался ломать дверь, чтобы попасть в квартиру, но к счастью, я вовремя успела их остановить.

— Боже, Грейс! Почему ты не отвечала? Я…


Он выглядит абсолютно растерянным, нервным, и честно говоря, мне приятно, что он такой из-за меня. Судя по всему, я не так и безразлична ему.


Эрик дает сигнал водителю, что все в порядке, и тот уходит, оставив нас наедине.


— Прости, я собирала чемодан и так устала, что неожиданно уснула. Не знаю, что на меня нашло, — говорю ему, протирая сонные глаза. Боже, представляю, что еще творится на голове. А моя домашняя одежда… Я должна была догадаться, что что-то пойдет не так.


К счастью, Кэсси и ее мама уехали еще утром, поэтому не застали эту забавную сцену. Кэсси наверняка бы подумала, что Эрик приехал к ней, и тут же растаяла бы в его объятьях, забыв о своих обидах.


— Все в порядке, — отвечает Эрик чуть спокойнее, явно расслабившись после отчаянных попыток попасть в квартиру. — Если ты устала, то я могу уехать.

— Нет, что ты! — останавливаю его. — Раз уж все пошло не так, как мы планировали, то предлагаю устроить небольшой ужин прямо здесь.


Приглашаю его войти, и он соглашается. Стараюсь не обращать внимания на свой внешний вид, который явно не сочетается со строгим костюмом конгрессмена Ханта. Эрик следует за мной на кухню, и я по-хозяйски открываю холодильник и тут же его закрываю. Какой стыд! Я думала, у нас полно продуктов!


— Кажется, ужина тоже не получится, — смеется Эрик, и я стыдливо отвожу в сторону взгляд. Щеки пылают, мне жарко. Вот почему мама всегда говорила мне, что в холодильнике никогда не должно быть пусто.

— Прости, мне так неловко, — искренне говорю ему, жалея, что предложила все это. — Может быть…

— Сейчас закажем еду из ресторана. Не переживай, Грейс. Можно решить любую проблему, главное не паниковать.


Зачарованно слушаю, как Эрик звонит в ресторан, делая заказ на двоих. Слова льются как песня. Красивая, чудесная мелодия. Не сразу понимаю, что он спрашивает что-то и у меня, полностью погрузившись в чары его сладкого голоса.


— У тебя есть что-нибудь выпить? — Вспоминаю, как миссис Форд частенько заглядывает в одну из полок. Кажется, там все есть. Киваю Эрику в ответ. — Тогда все. Благодарю.


Пока есть время, показываю Эрику квартиру, хотя здесь нет ничего особенного для такого, как он. Открываю дверь в свою комнату, пропуская его вперед. Так странно видеть его здесь, словно он заходит в мою крепость, куда посторонним не стоит заглядывать.


Хорошо, что я успела здесь прибрать. Хотя бы за это уже не стыдно.


— Это твоя комната? — Он проходит вперёд, внимательно рассматривая место, которое было моим домом на протяжении всего этого времени. Невероятно, как быстро пролетели эти месяцы.


— Можно сказать и так. Скоро она снова превратится в простую комнату для гостей. — Наблюдаю за тем, как он окидывает взглядом мои вещи на столе, косметику, книги.


— Любопытно, — говорит он, словно над чем-то задумался. Что так привлекло его внимание? — Ты читаешь книги по журналистике?


Холодок пробегает по спине, и я чувствую себя полнейшей идиоткой, что совсем забыла о такой мелкой детали. Черт!


— Эм… это не мое, — оправдываюсь я. — Кэсси дала почитать. Она этим увлекается. Кажется, в старшей школе она возглавляла школьную газету.


Эрик недоверчиво смотрит на книги, думая о чем-то. Это заставляет меня здорово поволноваться. Надеюсь, это не спугнет его. Подхожу к нему чуть ближе, касаюсь ладони, провожу кончиками пальцев по теплой руке.


— Так, все-таки, та авария была неслучайна, Грейс? — неожиданно спрашивает Хант, взглянув на меня как-то надменно. — Твоя подруга так жаждала встречи со мной, и я дал ей шанс приблизиться ко мне, но вдруг она хотела узнать нечто большее обо мне? Вдруг, она подослала тебя, чтобы это сделала ты?


Улыбка сходит с моего лица, потому что Эрик пытается докопаться до правды, но я не дам ему разоблачить себя. Не таким способом.


— Зачем нам это? Кэсси ни в чем себе не отказывает, вряд ли она могла бы сделать это ради денег. Я знаю свою подругу. Она бы никогда на это не пошла.

— А что насчет тебя? — Он щурится, опустив взгляд на мои губы. Сердце начинает стучать громче. Быстрее. Да, я волнуюсь. Да, ситуация может выйти из-под контроля в любую минуту, но я до последнего буду все отрицать. Я выкручусь. Я ведь это умею.

— А зачем это нужно мне? В среду у меня самолет в Атланту. Я уеду и оставлю эту историю здесь, Эрик. Мы ведь не будем ничего продолжать, ведь так? — Не знаю почему, но в глубине души, наверное, я бы хотела услышать совсем другое. И на что я вообще надеюсь?

— Ты права. Прости, просто я ненавижу, когда меня пытаются…обмануть.

— Ты всегда во всем видишь угрозу? — пытаюсь отойти от темы, чтобы понять, почему он так закрыт от окружающих.

— Никогда не понимал людей, которые готовы пойти на все, чтобы покопаться в жизни посторонних людей, которых они совсем не знают. А потом еще и выставить все это напоказ и чувствовать себя всемогущими. Я презираю таких людей.


Сглатываю, почувствовав, как к горлу подкатил комок.


— И я рад, что ты не такая, Грейс, — добавляет он, и в моей душе снова что-то протестующе заставляет меня рассказать Эрику правду. Нет! Этому не бывать!


Пробуя просто восхитительный ужин из ресторана, делаю глоток вина, искренне наслаждаясь этим вечером. Мне стало спокойнее, что все подозрения Эрика рассеялись, но все же мне все равно стоит быть на чеку. Не хочу, чтобы она разоблачил меня в самый неподходящий момент. Знаю, когда-нибудь наступит день, когда статья выйдет в свет, и тогда он сразу поймет, что все это моих рук дело, но это будет позже. А пока…я хочу получать удовольствие от каждой минуты, каждого мгновения проведенного с ним.


Да, я не раз думала о том, возможно ли что-то большее между мной и Эриком. Вряд ли. Эти отношения были бы обречены с самого начала. Он бы никогда не связал свою жизнь с журналисткой, тем более с той, которая обманывает его на каждом шагу. Он же сам сказал, что презирает таких людей. Презирает таких, как я.


Не замечаю, как быстро летит время, но кажется, Эрик пока не собирается уходить.


— Скучаешь по дому? — спрашивает он, как только мы встаем с дивана.

— Если честно, то не особо. Мне нравилась жизнь в Вашингтоне, и я бы с радостью осталась здесь еще.

— Как часто ты приезжала сюда раньше? — Не могу понять, к чему он клонит, но честно отвечаю на каждый вопрос. Хотя бы здесь мне не нужно ему врать.

— Два-три раза в год. К сожалению, из-за учебы мне редко удавалось вырваться сюда. Да и мой бывший парень не хотел меня отпускать.


Он обходит диван, медленно направляясь ко мне. Останавливается рядом, вглядывается в глаза, дурманит своим взглядом.


— Если ты приедешь сюда снова, можешь сообщить мне. Я буду рад с тобой встретиться.


От огня, который бушует в его глазах, меня резко бросает в жар. Все-таки в нем есть та самая сила, которая манит за собой женщин. И Эрик этого не скрывает. Появится ли в его жизни та самая, которой он откроет сердце и душу? А вдруг ей могу оказаться я?


— О чем ты задумалась? — спрашивает он, коснувшись лица, и я отзываюсь на нежное прикосновение.

— О тебе, — отвечаю ему, тоже посмотрев на губы. Хочу поцеловать их. Почувствовать их на своих губах. Ощутить, как его дыхание сливается с моим.


Мои желания пугают меня, но когда Эрик рядом, не могу ничего с этим поделать. Словно я становлюсь другой. Нет той Грейс, что я знаю. Есть кто-то другой…та девушка, которая мне совсем незнакома…


— Мне будет не хватать тебя в Атланте, — говорю ему правду. Не знаю, как быстро смогу вернуться к своей старой жизни, в которой не будет таких авантюр. — Мне кажется, я уже по тебе скучаю.

— Не переходи черту, Грейс. Не нужно, — предостерегает меня Эрик, и я прекрасно понимаю, о чем он говорит. С каждым разом мне все труднее сдерживать в себе тот комок энергии — запретной энергии — которая рождается глубоко в сердце. — Ты сама все прекрасно понимаешь.

— Я знаю, — шепчу в ответ, слегка прикусывая губу. — Но скажи…ты тоже это чувствуешь? Когда мы вместе…когда ты и я…так близко…

— А что чувствуешь ты? — Его вопрос окутывает нас, и честно говоря, не знаю, каким бы был мой ответ. Страсть, дикое влечение, притяжение….что это?


Как только его губы касаются шеи, закрываю глаза, утопая в трепете собственного сердца. Крепко хватаюсь за диван, чтобы не упасть на ровном месте. Эйфория уже близко, и я с наслаждением ожидаю, когда она окончательно накроет меня, собрав все силы.


— Если бы я только знала…. — Его руки блуждают по моему телу, которое отзывается на каждое прикосновение. Оно хочет большего. Я хочу большего. — Но я могу тебе это показать. Хочешь?

— Да, Грейс, хочу…


***


Наблюдаю за тем, как Эрик поднимается с кровати, подбирает с пола одежду, которую я так яростно срывала с него в порыве страсти. Он спешит, и если честно, меня это немного расстраивает. Задевает. Куда он так торопится? У него нет жены, детей… К кому он так сильно рвется? Он мог бы остаться, провести эту ночь со мной. Хотя…это снова темные желания, у которых я все время иду на поводу.


— Может быть, все-таки останешься? — спрашиваю у него, все еще надеясь, что он передумает.

— Извини, но мне нужно вернуться домой.

— Тебя там кто-то ждет? — Его руки замирают на последней пуговице, которую он собирался застегнуть.

— С чего ты взяла? — усмехается он, заправляя рубашку в брюки.

— Просто….я подумала, что мы могли бы побыть вместе.

— Грейс, я же говорил тебе. Не переходи черту. Мы не встречаемся и ничего друг другу не должны. Если я хочу уехать, то именно это я и сделаю.


Пока он накидывает пиджак, укутываюсь в одеяло и иду следом за ним. Вид у меня еще хуже того, что было, но к черту. Сейчас это не так уж и важно.


Выйдя из спальни, беру Эрика за руку, останавливая его. Честно говоря, не так я представляла окончание этого вечера. Совсем не так.


— Я позвоню тебе завтра. Хорошо? — Он целует меня в лоб, и я вновь прикрываю глаза, наслаждаясь этим легким, но нежным поцелуем. Что со мной такое творится?


Тяну его за ворот пиджака, касаясь его губ. Невинный поцелуй становится страстным, жарким, огненным.


— Как скажешь, — выдыхаю, наконец, освободившись из его объятий.

— Тогда…


Он не успевает договорить фразу, как замок щелкает, входная дверь распахивается и на пороге появляется Кэсси.


— Грейс, я до…., — кричит она, но заметив нас с Эриком, буквально замирает на месте. Прижимаю крепче одеяло, чтобы оно не упало на пол.

— Кэсси?


Ох, черт! Нет! Нет! Нет!


========== Глава 18 ==========


Кэсси быстро осматривает меня, затем медленно переводит взгляд на Эрика. Она все понимает. От нее уже ничего не скрыть. Я попалась, и теперь, придется сказать ей правду. Часть правды.


Молчание, воцарившееся в комнате, убивает. От него сердце сжалось так сильно, что даже не могу сделать крошечный вздох. В глазах Кэсси застал немой вопрос, и кажется, ей вряд ли понравится мой ответ на него.


— Ты… — первое, что говорит подруга, немного отойдя от шока.


Черт, почему Кэсси вернулась так внезапно? Из-за этого все, к чему я так долго и упорно шла, может рухнуть. Может наступить конец всем моим планам.


— Мне нужно тебе все объяснить. Понимаю, ты…

— Как ты могла, Грейс? — Ее глаза наполняются слезами. Ей больно. Прости, подружка, но в этой истории все было предрешено все с самого начала.


Косо поглядываю на Эрика, который наблюдает за Кэсси. Я чувствую, как он держит меня за руку. Не отпускает, и от этого я все еще продолжаю сохранять в себе уверенность.


 — А ты, — обращается она к Ханту, излучая ненависть, презрение. Я еще никогда не видела ее такой. — Просто кобель. Решил поиграть сначала со мной, а потом и моей подругой? Убирайся из моего дома! Живо!

— Я позвоню тебе, Грейс, — говорит он мне, ни слова не сказав моей подруге. Он полностью проигнорировал ее слова.

— Я испорчу твою чертову репутацию в два счета, Хант!

— У тебя на меня ничего нет, — говорит он ей сдержанно. С тем же холодом, уверенностью. Как он может держаться так стойко в такие моменты? Провожаю его взглядом, пока он идет к двери, приближается к Кэсси, останавливаясь возле нее. — И мы оба знаем, что я тебе ничего не обещал. Я не планировал начинать с тобой отношения. Между нами был просто секс. Я не хотел иметь что-то большее с тобой. Не пытайся винить меня в том, что твои несбыточные мечты так и остались существовать лишь в твоем воображении.


Мы остаемся в квартире вдвоем. Две лучшие подруги, одна из которых, наверное, уже успела возненавидеть другую. Станет ли она меня слушать? Хотя знаю, во всем есть и моя вина, но я не смогла поступить иначе.


Кэсси проходит вперед. Я отчетливо слышу громкий стук каблуков.


— Когда это началось? — спрашивает она, сдерживая в себе слезы. — Ответь мне честно, хотя бы раз.

— Еще до того, как он познакомился с тобой.


Она хмыкает.


— Все эти деловые ужины, выходные с редакцией…вранье. Ведь так? — Я отвожу взгляд. Зачем сейчас снова об этом говорить? — Отвечай, Грейс!

— Да, это так, — голос слегка срывается. Только сейчас я начинаю ощущать нечто похожее на чувство стыда. — Ты бы все равно меня не поняла.

— Какая же ты…., — она с отвращением смотрит на мой внешний вид, излучая презрение. — Ты притащила его в мой дом. Может быть, вы кувыркались и в моей постели?

— Кэсси…

— Для меня ты была единственной, кому я могла рассказать абсолютно все. Я доверяла тебе, Грейс. Ты…ты была мне как сестра. Моя мама обожает тебя. Порой мне кажется, она любит тебя, даже больше меня — своей родной дочери.

— Это не так, — пытаюсь ее переубедить, но Кэсси теряет контроль над своими чувствами. Слезы катятся по ее щекам, но и в моей душе все окаменело.

— Не хочу тебя слушать, а уж тем более твои жалкие никчемные оправдания, — выпаливает она, стараясь взять себя в руки. — Ты мне противна, Грейс. Когда ты успела стать такой паршивой дрянью?

— Послушай, я знаю, что поступила ужасно, но…

— Замолчи! — снова перебивает меня, лишая возможности сказать хоть что-то в свое оправдание. Если бы она выслушала меня, то все бы прояснилось. Я уверена.


Она делает несколько шагов, оказываясь рядом со мной, толкает дверь в мою спальню, смотрит на кровать – скомканные простыни, подушки. Моя подруга переводит яростный взгляд на меня. Щурится. Всем сердцем ощущаю ее неприязнь.


— Чтобы через час и духа твоего здесь не было, — шипит Кэсси, излучая ненависть, которая полностью ее поглотила. — Выметайся из моего дома. Время пошло.


Она резко разворачивается, направляясь в свою комнату. До меня только сейчас начинают доходить ее слова. Она меня выгоняет?


— Кэсси! Пожалуйста…

— У тебя осталось пятьдесят девять минут, Грейс. Не уйдешь сама, я лично выброшу все твои вещи на улицу. Или просто вызову полицию. Тебя для меня больше не существует, Майер!


Слышу, как она громко хлопает дверью и вздрагиваю от неожиданности. В квартире стало так тихо. Захожу в свою, почти бывшую комнату, делаю глубокий вдох, разглядываю уже ставшую привычной и такой родной обстановку. Ну вот и все.


Мне требуются ровно сорок две минуты, чтобы собрать все свои вещи, переодеться и, возможно, навсегда попрощаться со своим вторым домом. Моей ошибкой было привести сюда Ханта и позволить себе поддаться этому притяжению, которое с каждым разом так сильно влечет меня к Эрику. Выхожу из гостиной, поправляя рюкзак и везя за собой свой чемодан. Каких-то два дня, и все могло быть иначе.


— Уже выметаешься? — Кэсси выходит из своей комнаты, останавливаясь в проходе. Кажется, ее злоба так никуда не ушла. Она не остыла. Наоборот, мне кажется, она даже готова убить меня за то, что я предала ее. Но ведь… Хант действительно принадлежит мне. Не ей. — Жаль, что ты все успела. Я бы с большим наслаждением вышвырнула бы отсюда все твои вещи.


— Не надо. Сейчас за тебя говорит твоя ненависть, — стараюсь хотя бы немного сгладить ситуацию.

— Ты права, — хмыкает она. — Ненависть — единственное, что у меня осталось к тебе. Хотя нет — мне жаль, что ты превратилась в такую потаскуху, которая ради собственного удовольствия готова пойти на любую мерзость.


Ее слова впервые так больно ранят меня. Только сейчас я начинаю реально понимать, что между нами произошло. Нашей многолетней крепкой неразрывной дружбе пришел конец. По моей вине. Но…у всей этой истории по-прежнему есть много НО. Начиная с той первой ночи, которую я провела вместе с Эриком, в качестве Незнакомки.


— Кэсси, Эрик тот самый незнакомец, с которым я тогда провела ночь, — пытаюсь хоть как-то оправдать себя. — Прости, но ваши с ним отношения были обречены с самого начала.


Она хмурится, но все равно не реагирует на мои слова. Молчит, отведя от меня взгляд.


— Катись отсюда, — все, что говорит она мне на прощание. — Надеюсь, это наша с тобой последняя встреча.


Подхожу к входной двери, открываю ее, еще раз оглянувшись назад. Моя уже бывшая подруга по-прежнему игнорирует меня.


— Прощай, Кэсси, — говорю ей, почувствовав, как к глазам подступили слезы. — Мне будет не хватить тебя. Прости.


Оказавшись на улице, смотрю по сторонам, пытаясь сообразить, куда мне идти. От безысходности, сажусь на свой чемодан, совсем не понимая, что делать дальше. Уже далеко за полночь, и мне бы не хотелось провести целую ночь на улице.


Достаю свой телефон, подумывая вызвать такси в аэропорт. Но вместо этого набираю Эрика Ханта, надеясь, что он сможет мне помочь. Он сбежал из квартиры Кэсси слишком быстро. Хотя в какой-то момент мне показалось, что подруга ненавидит больше меня, а не его.


Гудок…второй…третий…четвертый…я начинаю паниковать. Черт возьми, где ты?

Возможно, я могла бы поехать в отель? Но у меня нет столько денег. Я потратила почти все, что у меня осталось, на билет в Атланту.


Телефон вибрирует, и увидев имя Ханта, сразу же отвечаю на звонок.


— Эрик! — с облегчением говорю я.

— Прости, я не мог ответить раньше. Твоя подруга выставила тебя на улицу? — Тяжело вздыхаю, и кажется, он и так все понимает. — Значит, я не ошибся. Тебе нужна помощь?

— Мне неловко об этом говорить, но…мне совсем некуда идти. Мой рейс только послезавтра, и я уже купила билет.

— Где ты сейчас?

— Возле дома Кэсси. Эрик, если ты занят или попросту не можешь сейчас мне помочь, я пойму.

— Жди меня на том же месте. Я приеду за тобой через полчаса. Договорились?

— Да, спасибо тебе. — На душе становится легче, и жизнь уже не кажется столь безнадежной. — Я буду ждать.

— По-моему, сейчас это единственное, что тебе остается делать, — говорит Эрик, и я соглашаюсь с ним.


Замечаю неподалеку скамейку, и иду к ней, чтобы там дождаться Ханта. Все-таки он не такой зануда, каким казался мне раньше. Иногда его холодность слишком наиграна. Я уверена, где-то глубоко внутри он прячет свою теплоту. Вся эта сдержанность — лишь часть его образа. Он другой, теперь я в этом уверена. Почему же мисс Бейтс так негативно настроена против него? Чем он ее так обидел? Что-то нечисто в этой истории, и возможно, я еще узнаю об этом.


Эрик приезжает за мной ближе к двум часам ночи, хотя сейчас мне совсем не до сна. Представляю, что наболтает Кэсси своей маме, и та тоже возненавидит меня. Двери этого дома теперь навсегда для меня закрыты.


— Как ты? — спрашивает Эрик, мчась по опустевшим улицам Вашингтона.

— Моя лучшая подруга дала мне час, чтобы исчезнуть из ее жизни, назвала меня потаскухой…сказала мне все, что думала. А так…все нормально. Наверное. Кстати, ты был с ней жесток.

— Я сказал ей правду, Грейс. Помнишь, я сам тебе об этом говорил? Я ничего не планировал с ней. Это было просто развлечение на выходные.


В голове тут же рождается вопрос — со мной он тоже развлекается уже неделю? Ведь отношения со мной вряд ли входят в список его планов. Я снова напоминаю себе, что сама продолжаю весь этот фарс только ради работы. Я чувствую, что уже близка к разгадке. А там…все будет иначе.


— Куда мы едем? — спрашиваю у него после небольшой паузы.

— Ко мне, — отвечает он, внимательно следя за дорогой.

— В загородный дом? — Возможно, там я смогла бы найти что-то еще.

— Нет, мы едем ко мне домой. Скоро будем на месте.


Не может быть! Он впустит меня в настоящую сокровищницу. Чувствую себя гораздо увереннее, что у меня появился еще один шанс что-то разузнать.


Машина останавливается у обочины, и я взволнованно смотрю на невысокое здание. Кажется, вот оно. Выхожу на улицу и замечаю в свете фонарей название улицы. То самое, о котором мне говорил мой приятель. Кажется, я действительно попала в «логово зверя». Посмотрим, что ты скрываешь.


Подойдя к двери, Эрик резко останавливается, обернувшись в мою сторону. Неуверенность мелькнула в его глазах, и я не понимаю, что его так нервирует.


— Грейс, прежде чем ты переступишь порог моего дома, — говорит он с волнением в голосе, — я хочу спросить тебя еще раз. Надеюсь, услышать от тебя честный ответ.

— Ты можешь спросить у меня все, что угодно, — отвечаю ему, приготовившись услышать вопрос.

— Я действительно могу тебе доверять?


Все внутри сжимается от каждого слова, но, кажется, в последнее время я привыкла к обману. Привыкла лгать. Даже самым близким. Неужели, это я?


— Да, — отвечаю ему, понимая, что когда-нибудь он возненавидит меня за мой обман. — А ты? Ты доверяешь мне, Эрик?


Грусть и недосказанность в его глазах рассеиваются, уступая место чему-то иному — темному, таинственному.


— Да, Грейс. Я тоже тебе доверяю. — Он открывает дверь, еще раз взглянув на меня с ноткой тревоги. — Добро пожаловать в мой дом.


Приглушенный свет освещает лишь маленький островок длинного коридора. Эрик тихо ставит чемодан на пол, помогает мне снять пальто, повесив его в шкаф.


— Пойдем, я покажу тебе твою комнату, — говорит он шепотом, и я слегка хмурюсь. Я думала, мы здесь одни. Почему он ведет себя так, словно тут есть кто-то еще?


В самом конце коридора внезапно открывается дверь, и мне становится не по себе. Из комнаты выходит какая-то женщина. Кто это?


— Мистер Хант, — говорит она ему, быстро идя в нашу сторону. Свет лампы падает и на нее — невысокая, в домашнем халате, почти все волосы седые. Домработница?


Хант нервно смотрит на меня, но затем снова обращает все свое внимание на ту женщину.


— Что-то не так? — спрашивает он у нее. Женщина замечает меня, смотрит с опаской, затем переводит взгляд на Эрика, словно не зная, стоит ли ей сейчас говорить то, что она хотела.

— Она все равно решила дождаться вас, — вздыхает она, с горечью произнеся эти слова.


Она? О ком они говорят?


— Хорошо, я сейчас подойду, — отвечает он ей, и я хмурюсь, не понимая, что здесь происходит. — Кстати, миссис Хилл, это наша гостья — Грейс Майер. Она останется здесь до среды.


Женщина подходит ко мне, глядя на меня уже более доброжелательно.


— Здравствуйте, мисс Майер. Рада познакомиться с Вами.

— И мне тоже, миссис Хилл. — Эрик внимательно наблюдает за этой сценой, и я не могу не заметить это. — Эрик, я действительно не помешаю тебе?

— Нет, — уверенно отвечает он, протягивая мне руку. — Пойдем, я хочу тебе кое-что показать.


Он крепко берет меня за руку, ведя в самый конец коридора. Останавливается напротив той самой двери, откуда еще пару минут назад вышла эта миссис Хилл.


— Не страшно? — задает он вопрос, и честно говоря, я немного побаиваюсь. Что там такое?

— Нет.


Он открывает дверь, и я крепче сжимаю его руку, теперь действительно ощущая призрачный страх. Мы заходим внутрь, и я сразу же замечаю силуэт возле окна. Сердце екает от страха. Кто это?


— Я здесь, — говорит Эрик с такой теплотой в голосе. Никогда не слышала, чтобы он так говорил. — И я привел тебе гостью.


Эрик тянет меня за собой, и только сейчас я понимаю, что увидела. Девочка в инвалидной коляске медленно поворачивается к нам. Она смотрит на Эрика, с невероятной любовью. Ее взгляд плавно перемещается на меня. Не могу понять, что чувствую в этот момент. Наверное, самый волнительный в моей жизни. От увиденного ноги просто прирастают к полу.


— Это моя знакомая – Грейс, — говорит он девочке, и та кивает мне. Она смотрит на меня своими большими карими глазами. Излучая столько искренности и добра. Еще никогда не видела столько теплых чувств в одном человеке.


Эрик отпускает мою руку, подходит к окну, присаживается на стул, снова взглянув на девочку.


— Грейс, это моя сестра Дженнифер, — вздыхает он, и непонимание всей ситуации еще больше заводит меня в тупик.

— Здравствуй, Дженнифер, — здороваюсь с ней, и девочка мне слегка улыбается, затем снова молчаливо взглянув на Эрика.

— Тебе уже давно пора спать, — с нежностью говорит он ей, и она виновато поджимает губы, но невинная улыбка все равно, в конце концов, расцветает на ее милом личике. — Ты боялась, что я не вернусь?


Она несколько раз кивает, и Эрик обнимает ее, поцеловав в лоб. От этой сцены мое сердце замирает. Комок подкатил к горлу. Еще немного и я заплачу.


— Я здесь, Дженни, — он улыбается ей. Так искренне. Это не тот Эрик Хант, которого я знаю. Это совсем другой человек. — Давай, тебе пора отдыхать.


Наблюдаю, как он поднимает ее на руки, укладывая в кровать. Накрывает мягким воздушным одеялом, делая это невероятно бережно. Глаза заполнили слезы, и я чувствую, как одна маленькая слезинка уже катится по щеке. Кажется, вот она, та самая темная тайна Эрика Ханта.


Он садится на край кровати, берет Дженнифер за руку, поглаживая ладошку.


Девочка снова улыбается Эрику, а затем закрывает глаза, и слезы снова катятся по моим щекам.


— Дженнифер не говорит уже больше семи лет, — внезапно сообщает Эрик. — Я забрал ее к себе, как только у меня появился шанс стать ее опекуном.

— Забрал? — Сквозь поток хаоса, который заполонил голову, возникает мысль включить диктофон. А может быть, не стоит этого делать? Осторожно достаю телефон и нажимаю «Запись». — Но откуда?

— Наши родители усыновили меня, когда мне было одиннадцать. Они стали моей третьей приемной семьей. До этого меня воспитывали другие люди, но они отказались от меня. Мой третий приемный отец выпивал почти каждый день, избивал свою жену. Пару раз даже доставалось и мне, — говорит он ухмыльнувшись.

— Но ведь твои родители, кажется, живут в Нью-Йорке…

— Все это фарс, Грейс, — перебивает он меня. — Неужели, ты думаешь, что у людей может быть такая идеальная жизнь? Обеспеченные родители, репутация, никакого темного прошлого. Ты не представляешь, сколько я работал над собой, чтобы заставить самого себя поверить в эту выдуманную историю, когда реальность прямо здесь, у меня под носом. Я ломал себя, учил легенду, которую придумала Хизер. Даже сменил фамилию, хотя это было пустяком, по сравнению со всем остальным, что мне пришлось сделать. Хизер действительно постаралась. Благодаря ее плану, все считают меня весьма уважаемым человеком, представителем элиты.

— Значит, ты…

— Да, я сирота. До восемнадцати лет я сменил три приемные семьи, в последней задержался на целых семь лет.

— А твои настоящие родители? Что с ними?

— Я никогда не пытался найти их. Этих людей никогда не было в моей жизни. Насколько я знаю, моя родная мать отказалась от меня сразу после моего рождения.

— Мне так жаль, Эрик…

— Когда мне исполнилось восемнадцать, мой приемный отец выставил меня за дверь, а следом кинул в спину все мои вещи, которые уместились в небольшой рюкзак. Как раз в это время они удочерили Дженнифер. Ей был почти год.

— Но что с ней случилось?

— Семь лет назад наш приемный отец напился до такой степени, что ему в голову пришла идея покататься на лошади. С Дженнифер. Проклятый идиот, — качает головой Эрик. — Он свернул себе шею, а Дженни с тех пор прикована к инвалидному креслу. Я…не сразу узнал об этом. В те времена я еще учился в университете, но уже подумывал о будущем. Я узнал обо всем случайно и принял решение стать опекуном Дженнифер. Пресса уже столько раз пыталась что-то найти на меня, но я всегда на шаг впереди. Не хочу, чтобы кто-то узнал о моей сестре. Она только недавно начала улыбаться. Я оберегаю ее от всего, что может сделать ей больно. Она — смысл моей жизни. К тому же, я не нуждаюсь в чьей-то жалости. Я привык всегда добиваться всего сам.


Смахиваю слезы, которые неустанно катятся по щекам. Сердце сжалось от боли, словно я увидела эту историю своими глазами. Увидела их жизнь — настоящую, без прикрас. Теперь я понимаю, кто был изображен на тех фото, которые я нашла в загородном доме. Это был Эрик и его приемная семья.


Подхожу к кровати, присев на край. Протягиваю руку к Эрику, касаюсь ее, ощущая ее холод. Смотрю на него заплаканными глазами, понимая, что наконец докопалась до истины. Все стало на свои места, все стало ясным.


— Грейс, я надеюсь, что эта история не выйдет за пределы этой комнаты. Она останется здесь, между нами. Я никому никогда не рассказывал об этом. Кроме Хизер, конечно. Она знает все. Я доверился тебе, открыл свой…мир, если можно так сказать. Я никого не подпускал к себе и своей жизни так близко. Но ты исключение.


Сглатываю комок, который подступил к горлу.


— Спасибо тебе за доверие, — вздыхаю, почувствовав, как он крепче сжал ладонь. Перевожу взгляд на девочку, которая сейчас сладко спит. В душе до сих пор все переворачивается от услышанного. Но теперь меня пугает то, что будет дальше. — Я…я обещаю тебе, Эрик, что твоя история останется здесь, в этом месте. Только между нами…


========== Глава 19 ==========


Все еще не могу справиться с этой тяжестью на душе. Подключив к телефону наушники, уже пятый раз переслушиваю рассказ Эрика. Почему судьба бывает так жестока?


Мое воображение вырисовывает образы людей, о которых говорит Хант. Кажется, я вижу все это наяву. За что ему все это? Правда, то, что делаю сейчас я, ничуть не лучше…


Как только этот материал попадет в руки мисс Бейтс, вся жизнь Эрика Ханта, которую он так тщательно скрывал от посторонних глаз, будет вывернута наизнанку. Из-за меня.


— Я думал, ты уже спишь, — слышу его голос, доносящийся до меня не сразу. Эрик стоит в дверях, выглядя немного уставшим. Ох, я здорово его вымотала за сегодня.

— Не могу уснуть.


Выключаю запись на телефоне, отложив его на тумбочку. Усаживаюсь удобней, глядя, как Эрик не спеша шагает ко мне. Он садится на край кровати, находит мою руку, лаская кожу. От его взгляда веет теплом. Той нежностью, которую я видела в его глазах, когда он был со своей сестрой. Вот его истинное лицо. Вот он настоящий.


— Мне жаль, что все так вышло с Кэсси. Надеюсь, она тебя простит.


Тяжело вздыхаю, вспоминая наш с ней разговор. Я сама с нетерпением жду того момента, когда она остынет. Сейчас она ненавидит меня, презирает, но ей действительно нужно время, чтобы все понять. Я буду ждать столько, сколько потребуется.


— Я сама виновата, что все так получилось. Но может быть, оно и к лучшему, что теперь она все знает, — говорю ему. — В последнее время мне было трудно придумывать предлоги, чтобы сбежать на встречу с тобой. Она и так уже начинала что-то подозревать, учитывая, что в Вашингтоне у меня совсем никого нет.

— Не любишь обманывать? — спрашивает Эрик с легкой улыбкой. От пристального взгляда пробегают мурашки.

— Не люблю, — отвечаю хмуро, отведя от него взгляд. Что он сделает, когда узнает, что все это время я обманывала его? Лгала при первой же возможности. Выставила его жизнь на всеобщее обозрение…


Имею ли я на это право? Конечно, нет. Но ведь обратной дороги уже нет? А может быть… Нет, наверное, я уже в не силах что-то изменить. Все зашло так далеко, что я не успела заметить, когда перешла ту самую грань. Была ли она вообще?


— Знаешь, мне пора спать. День был долгим, — говорит Хант, наклонившись ко мне.


Он ласково целует в лоб. Я прикрываю глаза, стараясь запомнить этот момент, свои ощущения… Запомнить каждую мелочь.


— Спасибо, что приютил меня, — благодарю его, коснувшись его лица, чувствуя легкую щетину.

— Мне нравится помогать людям, и я рад, что смог помочь и тебе. — Он собирается встать, но я удерживаю его, желая продлить этот момент. Хотя бы немного. Сама тянусь к его губам, сладко целуя, оставляя в стороне свои сомнения. — Спокойной ночи, Грейс.


Он первым решает все остановить. Поднимается, отходя от меня к двери.


— Спокойной ночи, Эрик. Спасибо тебе… за все.


Он открывает дверь, делает шаг, но прежде, чем окончательно скрыться в тени ночи, еще раз смотрит на меня. Блеск в его глазах проникает так глубоко, напоминая мне вновь и вновь, что скоро всему этому придет конец.


***


В квартире снова слишком тихо, как только я выхожу из своей временной комнаты. Уже почти полдень, и сомневаюсь, что Эрик здесь. Наверняка у него много работы. Самое время и мне заняться своей.


Иду до самого конца коридора, останавливаюсь возле той самой двери, что и несколько часов назад. Смотрю в другой конец коридора, но здесь никого нет. Мне нужно успокоиться. Волнение сейчас ни к чему.


Осторожно открываю дверь в комнату, чтобы не напугать девочку. Вдруг она спит?


Замечаю ее на том же месте, что и вчера. Снова сидит в коляске, глядя в окно. Рука тянется в задний карман джинсов за телефоном. Ох, может, не стоит? Включаю камеру, ощущая, как начинают дрожать руки. Давай, Грейс, соберись. Не будь мямлей. Затаив дыхание, делаю один снимок, второй… Боже, почему мне так…страшно?


Она слышит шорох и оборачивается, замечая меня. Быстро прячу телефон, чтобы она не успела его заметить. Улыбаюсь ей, и ее невинное личико тоже озаряет теплая улыбка. Делаю несколько шагов к ней. Сердце бьется так громко, как никогда прежде. В душе все сжалось. Как же мне жаль ее.


Присаживаюсь рядом с ней, вглядываясь в невероятно чистые глаза. Девочка протягивает мне руку, и я нерешительно вкладываю свою ладонь. Слабое рукопожатие разжигает в моем сердце еще больше жалости.


— Тебе очень повезло с братом, Дженнифер, — говорю ей совершенно искренне. Она кивает, соглашаясь со мной. — И я рада, что он познакомил меня с тобой. Ты удивительная девочка.


Улыбка исчезает с ее лица, и я обеспокоенно пытаюсь понять, что сделала не так.


— Прости, я не хотела тебя как-то обидеть, — пытаюсь загладить вину, хотя с трудом понимаю, что сделала не так.


Она качает головой и снова улыбается, но в ее глазах по-прежнему слишком много грусти. Ох, за что ей все это?


— Хочешь, я покажу тебе свой дом? — Она кивает, приподнимая брови, излучая любопытство.


Достаю телефон, быстро пролистывая кучу фотографий, которые ей не стоило бы видеть — комнаты в доме Ханта, ее фото. Нахожу фотографию мамы и показываю Дженнифер.


— Вот, смотри, это моя мама. Она живет в Атланте. — Смотрю на фото мамы, которая уже наверняка считает часы до моего приезда. — Она очень ждет моего возвращения домой, но знаешь, я хотела бы остаться здесь. Мне очень понравился Вашингтон. И люди, с которыми я здесь познакомилась.


Девочки подъезжает к прикроватной тумбочке, достает альбомные листы бумаги и протягивает их мне. Прекрасные рисунки, которые заслуживают высокой похвалы. Пейзажи, портреты незнакомых мне людей. Это настолько красиво, что на мгновение мне кажется, их образы оживают, настолько они реальны.


Дженнифер достает последний лист из всей стопки и протягивает мне. Портрет Эрика. Красивого, молодого, амбициозного. Таким, каким его привыкли видеть окружающие. Правда взгляд совсем иной — теплый, полный любви, нежности, самых светлых чувств.


— У тебя талант, Дженнифер. Как красиво, — говорю я, испытывая восторг от увиденного. Девочка складывает все бумаги в ящик, но оставляет лишь один альбомный лист — Эрика. — Это…для меня?


Она кивает, и от неожиданности я резко вздыхаю. Боже, я не могу это принять.


— Ты уверена, что хочешь мне его подарить? — Она снова уверенно кивает и тянется за своим блокнотом, начиная что-то увлеченно писать. Передает его мне, чтобы я могла прочесть. — Ты хочешь нарисовать и мой портрет?


От удивления сижу в полной растерянности, не зная, как быть. Если бы она знала все правду обо мне, то не была бы со мной так приветлива.


— Я не знаю. Раньше я в таком не участвовала, — взволнованно говорю ей, но она делает еще более жалостливое лицо, и внутри меня все сжимается. — Но думаю, можно попробовать. Я согласна.


Спустя несколько часов смотрю на еще черновой вариант и в очередной раз восхищаюсь тому, насколько талантлива эта девочка. Думаю, ее ждет большое будущее, и Эрику стоит присмотреться к ее увлечению.


Дженнифер радостно складывает карандаши, глядя на свою работу. Она довольна, даже слишком. Похоже, она действительно нашла свою стихию. Так же, как и я, уже давно мечтаю о больших заголовках и разгромных статьях, которые будут публиковать газеты. Правильно ли я все делаю? Почему-то этот вопрос до сих пор не дает мне покоя.


— А Эрик знает, что ты так прекрасно рисуешь? — спрашиваю у нее, заметив, как за окном уже давно стемнело, но Ханта все еще нет.


Дженнифер качает головой. Значит, он не знает!


— Дженнифер, он будет счастлив узнать, что ты создаешь такие волшебные работы. Расскажи ему, — говорю ей, и она начинает нервничать, отведя взгляд в сторону. — Я обещаю, что ничего ему не скажу. Это должна сделать ты. Не бойся, он будет только рад.


Девочка складывает мой портрет в ящик, пряча его под стопкой бумаг. Почему она так боится ему рассказать? Я уверена, он не будет злиться.


— Ты настоящий ангел, Дженнифер, — еще раз говорю ей, чтобы она чувствовала мою поддержку. — Самый настоящий ангел.


Обнимаю ее, еще раз благодарю за то, что она поделилась со мной своим маленьким секретом. Чувствую, как она приглаживает рукой мои волосы. Слабые касания хрупких ладошек…ее грустные улыбки….все это заставляет снова задуматься. Могу ли я рассказать о тебе, Дженнифер? Могу ли я предать вас с Эриком? Но как же моя работа? Впрочем, это ведь то, ради чего я и затеяла всю эту игру? Ведь так?


— Добрый вечер, — услышав бархатный голос Эрика, резко отстраняюсь от девочки, глядя в сторону двери. Как давно он наблюдает за нами? Слышал ли он наш разговор?


Он улыбается нам обеим. От такого взгляда тепло разливается по телу, душа наполняется счастьем. Да, именно счастьем. Становится так спокойно, так хорошо. Словно я дома, словно нет никаких проблем. Нет ничего, что может причинить всем нам боль.


— Я вас оставлю, — говорю им обоим, выходя из комнаты, но Эрик успевает остановить меня, прежде, чем я успеваю уйти.

— Ты не поужинаешь с нами? — Он все еще держит меня за руку. Пальцы нежно касаются ладони. Его глаза искрятся. Разве можно ему отказать, когда он так смотрит?

— С удовольствием.

— Мы присоединимся к тебе через пять минут. Дождись нас, пожалуйста. Ладно?

— Конечно, Эрик. Это ведь твой дом. Я всего лишь гостья. Не могу ослушаться хозяина.


За ужином внимательно наблюдаю за Эриком и Дженнифер. Неужели, она так никогда не заговорит? Мне кажется, ее голос такой же ангельский, как и она сама. Как же жаль, что судьба этой милой девочки началась так трагично.


Так странно быть частью их мира, зная, что именно я его и разрушу. Хочу ли я этого? Мое сердце противиться этому. Могу ли я все бросить…но что тогда будет со мной? С моей карьерой?


После ужина отправляюсь в свою комнату, пока Эрик разговаривает с кем-то по телефону. Еще раз разбираю чемодан, чтобы сложить нормально вещи, которые я в спешке собирала у Кэсси. Нахожу среди них ту самую черную маску, с которой и началось мое знакомство с Эриком. Тогда я и представить себе не могла, как далеко все это зайдет. Одна ночь и ничего больше. Кто бы мог подумать, что случайности в моей жизни далеко не случайны.


— Ты не занята? — Быстро прячу маску, пока Эрик закрывает за собой дверь. Может быть, мне стоило ему рассказать, что это я та самая незнакомка?

— Нет. Нужно было проверить, все ли на месте, — говорю ему, застегивая чемодан.

— Во сколько твой рейс?

— В шесть вечера. Не волнуйся, утром я уеду, чтобы не беспокоить вас еще и весь завтрашний день.


Эрик отставляет мой чемодан в сторону, садится на пол рядом со мной.


— Я бы хотел проводить тебя, но не знаю, получится ли у меня.

— Тебе не нужно меня провожать, — говорю ему, хотя признаюсь, мне приятно, что он об этом заговорил. Возможно, я больше никогда его не увижу, поэтому хотелось бы запомнить его именно таким. Добрым, открытым, заботливым. — Я справлюсь сама.

— Уверена?

— Да, уверена. Пора возвращаться домой, — вздыхаю, произнося эти слова. Снова университет, снова мама со своими нравоучениями, снова Билли, который опять будет бегать за мной по пятам. Все станет прежним.

— Знаешь, Грейс, — начинает он, — ты — первая, кому доверился. Первая, кому я показал свою жизнь, какая она есть. Без прикрас. Я трачу большие деньги на лечение Дженни и все равно не теряю надежду, что когда-нибудь она снова сделает шаг. Сама.

— Таких, как ты, мало, Эрик. Я рада, что мне посчастливилось познакомиться с тобой. Ты удивительный человек. Спасибо тебе за то, что открылся мне. Я очень это ценю.


Прижимаюсь к нему, утопая в нежности его объятий. Как же мне хорошо, когда он рядом. Прикрываю глаза, зная, что он все равно будет рядом. Ну почему…почему мы не познакомились иначе? Хотя…разве, это что-то бы изменило?


— Моя тайна теперь и твоя, Грейс, — шепчет он мне, оставив на щеке краткий поцелуй. — Сохрани ее. Пожалуйста. Ради Дженни.


Обнимаю его еще крепче, чувствуя, как страх сковал все тело. Комок слез подкатил к горлу, но я не знаю, что ему сказать. Могу ли я ему это пообещать? Все мои обещания ему и так ничего не стоят.


— Конечно, Эрик, — голос дрожит, но я стараюсь сдержать в себе слезы. — Я тебе обещаю.


***


Просыпаюсь в большой постели, но совсем одна. Эрика рядом нет, но посмотрев на часы, понимаю, что все проспала. Он уже давным-давно уехал на работу, а я даже не успела попрощаться.


Принимаю душ и снова возвращаюсь в его комнату, в которой я провела эту ночь. Смотрю на свое отражение в зеркале, не веря, что сегодня все закончится. Как же я не хочу уезжать. Замечаю перед собой комод и подумываю о том, чтобы посмотреть его содержимое. Открываю один ящик, но тут же задвигаю и отхожу в сторону. Нет, не могу это сделать. Делаю еще одну попытку, но что-то снова меня останавливает, и я снова ухожу в другой конец комнаты, чтобы быть как можно дальше от всех этих вещей.


После вкусного обеда, а для меня завтрака, который приготовила миссис Хилл, иду вместе с Дженни в ее комнату. Она показывает мне итоговый вариант портера, и я с трудом сдерживаю слезы, глядя на саму себя. Не думала, что в моих глазах так много искренности. Такой меня видит эта девочка? Я далеко не ангел, судя по тем поступкам, которые уже успела сделать.


— Ты умница, Дженни. Спасибо, — еще раз обнимаю ее, зная, что через пару часов уже уеду в аэропорт. — Я буду по тебе скучать, маленький ангел. Эрик сделает для тебя все, только бы ты была счастлива. Я в этом уверена.


Она оставляет мой портрет у себя, и я ничуть этому не противлюсь. Когда выйдет статья, она лично разорвет его в клочья и вряд ли потом будет об этом жалеть.


Время неумолимо летит вперед, и я с волнением ожидаю, когда объявят посадку на мой рейс. Осталось подождать совсем немного, и самолет унесет меня в Атланту. Проверяю телефон в надежде увидеть ответ от Кэсси, до которой я не могу дозвониться с момента нашей ссоры. Наверное, мой номер уже находится в ее черном списке. Она частенько любила отправлять туда парней, которые ей надоедали.


Объявляют посадку на мой рейс, и я не хотя поднимаюсь с сидения. Смотрю, как все оживленно идут вперед, в то время, как я не испытываю никакого желания сделать хотя бы шаг в сторону самолета.


— Кажется, я успел, — слышу его голос за спиной, но не решаюсь повернуться, потому что к глазам неожиданно подступили слезы. Боже, не думала, что я такая сентиментальная.


Нахожу в себе силы повернуться и тут же расплываюсь в улыбке, увидев перед собой человека, история с которым подходит к концу. Вот и все. Еще один шаг с моей стороны, и он поймет, что открылся не тому.


Бросаюсь ему в объятья, ощущая небывалый прилив сил. Вдыхаю его запах, стараясь уместить все это в памяти. Не хочу что-то упустить.


— Я так рада, что ты здесь, Эрик, — шепчу ему, не желая все это прекращать.

— Надеюсь, из-за меня ты не опоздаешь на самолет, — смеется он, и я улыбаюсь в ответ.


Ох, самолет может лететь без меня.


— Не боишься, что тебя узнают здесь?

— Нет. Не сегодня. — Он отстраняется, взяв меня за руки. Глаза смотрят в мои неотрывно. Тянут за собой. — Я приехал, чтобы сказать тебе….что я буду…буду скучать по тебе, Грейс.

— Правда? — удивляюсь, почувствовав, как по щеке скатилась слеза. Боже, я не должна плакать!

— Да, — вздыхает Эрик, улыбнувшись. — Мне будет тебя не хватать. Кажется, за это короткое время я успел к тебе привязаться.


Последнее напоминание о посадке, и я понимаю, что вот он тот самый момент. Все.


— Мне тоже будет не хватать тебя. Очень, — шепотом произношу последние слова. — Еще раз спасибо тебе за время, которое я была с тобой. Будь счастлив.


Сдерживаю в себе порывы и стараюсь уйти, но он тянет к себе, целует на прощание так, чтобы мы оба помнили об этом. Трудно прекратить этот поцелуй, трудно оторваться. Почему? Почему все это происходит со мной? Почему я чувствую все это? Скоро он сотрет обо мне все воспоминания, как страшный сон. Больше не захочет услышать или произнести мое имя. Скоро все изменится.


— Удачи тебе, — говорит он мне вслед, отпуская руку. Отпуская меня насовсем. — Надеюсь, в твоей жизни сложится все именно так, как ты этого хочешь. Будь счастлива. Прощай, Грейс…


========== Глава 20 ==========


Слушая лекцию профессора Джеймса, совсем не могу вникнуть в то, что он говорит. Его слова пролетают мимо моих ушей, а изрисованная цветами страница в конспекте тому явное подтверждение. Как можно сосредоточиться на учебе, когда мысли совсем о другом?


Телефон в очередной раз вибрирует, и я нервно кошусь на экран. Мисс Бейтс. Оглядываюсь по сторонам, чтобы никто не заметил мое смятение. Я игнорирую ее звонки с тех пор, как вернулась в Атланту. Знаю, что обстановка накаляется. Знаю, что она ждет от меня результата. Но его нет. Я не готова. Или просто не хочу ей ничего сообщать? Глупости!


Звенит звонок, и я начинаю не спеша собирать вещи, совсем не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Честно говоря, я думала, что вернувшись домой, все изменится. Точнее, станет прежним. Наверное, так и есть. Только что-то стало со мной. Не узнаю саму себя. Что-то не так, и это чувство неопределенности мучает меня уже который день.


Наигранно улыбаюсь, как только мои друзья в очередной раз о чем-то шутят. Смотрю на свой сегодняшний ланч, но мне кусок в горло не лезет.


— Эй, Грейс, что с тобой такое? — спрашивает один из парней. — Ты сама не своя.

— Все в порядке. Просто не выспалась.


Дурацкая отговорка, но что еще я могла ответить? Я не знаю, как мне поступить со статьей про конгрессмена? Не знаю, смогу ли сделать все, как и обещала мисс Бейтс? Но ведь я должна.


— Как тебе Вашингтон? Говорят, ты работала в редакции журнала «Стар».

— Да, это так. Не сравнить с нашей студенческой газетой. Там совсем другие запросы. Если ты не приносишь результат, то лучше начинать искать себе другую работу.

— Это правда, что главный редактор «Стар» настоящая ведьма и стерва? Многие ее просто ненавидят, — интересуется Молли, еще один редактор нашей газеты.


Ох, они совсем не знают Катрин Бейтс.


— Мисс Бейтс просто знает, что ей нужно. Если она ставит перед тобой задачу, ты обязан ее выполнить. Она требовательная, настойчивая и…целеустремленная. Думаю, именно эти качества — залог ее успешной карьеры.

— И что же она требовала от тебя? Ты ее не разочаровала?


Вспоминаю последние три месяца, и в душе что-то снова болезненно ноет. Знакомство с Эриком, его тайны прошлого и все эти расследования…а еще и Кэсси. Тяжело вздыхаю, как только мысли возвращают меня в тот вечер, когда моя бывшая лучшая подруга выставила меня за дверь. Она до сих пор не желает отвечать на мои звонки, и кажется, ее мама тоже обо всем знает, потому что с недавних пор она тоже игнорирует мои попытки связаться с ней.


— Надеюсь, что нет. Вы же знаете, я всегда преодолеваю любые препятствия, — усмехаюсь, намекая своим друзьям, что стажировка прошла просто отлично. Наверное.

— Не представляю нашу Грейс без приключений, — говорит Молли, и мы все смеемся за столом. — В этом вся ты.


Смотрю на своих друзей, но перед глазами внезапно возникают воспоминания нашей последней встречи с Эриком. Дрожь пробегает по телу, как будто я снова ощущаю касание его рук. Что это? Как избавиться от этих воспоминаний?


Снова чувствую, как в кармане вибрирует телефон. Наверняка мама решила узнать, приеду ли я к ней на выходных. Она не отходила от меня ни на минуту, как только я вернулась домой. Миллионы вопросов, на которые приходилось отвечать через силу. Расспросы о Билли и нашем с ним будущем. Когда он приедет в гости? Почему он не встретил меня в аэропорту? Почему я такая грустная? И еще сто тысяч «почему»…


— Алло? — Как раз прощаюсь с ребятами, собираясь отправиться в редакцию газеты.

— Ты молчишь уже больше двух недель, Грейс, — говорит мне мисс Бейтс, пока я не спеша иду из столовой. Все внутри сжимается от волнения. Я не знаю, что ей ответить. — Тебе удалось что-то узнать? Не испытывай мое терпение. Или ты уже передумала насчет места в редакции?


Жалею, что не посмотрела на экран перед тем, как ответить на звонок. Черт!


— Здравствуйте, мисс Бейтс, — растерянно отвечаю ей. — Простите, что не перезвонила вам. В Атланте накопилось столько дел, что я никак не могу со всем справиться.

— Ты не ответила на мой вопрос. — Она строга. Даже слишком. Вряд ли ей понравилось, что я не отвечала на ее звонки уже больше двух недель. Кажется, моя почта тоже забита ее письмами. — Мне неинтересно, чем ты занималась все это время. Оставь эти рассказы для своих друзей. Ты прекрасно знаешь, чего я от тебя жду.

— Да, конечно, — вздыхаю, остановившись напротив редакции. Сердце бьется так быстро. Никак не могу успокоиться. — Еще раз извините, мне очень стыдно.

— Грейс, просто ответь на мой вопрос, — перебивает она меня. — Ты все еще хочешь получить место в моей редакции?

— Да, мисс Бейтс. Очень хочу.

— Тогда, задам тебе еще раз главный вопрос — тебе удалось что-то узнать о нашем общем знакомом?


Сглотнув комок беспокойства, рассеянно смотрю по сторонам. Почему так тяжело об этом говорить? Все ведь так просто. Нужно просто успокоиться, забыть обо всем, что меня связывало с Эриком, и сделать все, как просит мисс Бейтс. Проще некуда.


— Д-да, — отвечаю ей после затянувшего молчания. Все внутри сжалось от тревоги. — Думаю, я узнала даже больше, чем нужно.


Слышу ее глубокий вздох.


— Это прекрасная новость. — Ее голос становится более спокойным. Мягким. — Когда я получу все материалы?

— Скоро.


Она хмыкает.


— Думаешь, меня устроит такой ответ?

— Через…две недели. Материалов слишком много. Мне нужно во всем разобраться, — быстро тараторю ей. — Через две недели все будет у вас.

— Хорошо, — соглашается она со мной. — Пусть будет по-твоему. Но учти, я больше не собираюсь разыскивать тебя. Мне нужны инициативные работники, а не трусы. Надеюсь, ты усвоишь этот урок, Грейс.


Сижу за компьютером уже несколько часов, но все бесполезно. В редакции осталась я одна, но вряд ли мне сейчас нужны помощники. Сбрасываю на флешку все файлы, отсканированные фотографии, которые я нашла в доме Ханта, фотографии со своего телефона, аудиозаписи, чтобы все разобрать более детально.


Прослушиваю несколько записей еще раз, и на глаза снова наворачиваются слезы. Ну, же! Соберись, будущий сотрудник журнала «Стар»! Я недолжна поддаваться эмоциям. Именно они мне и мешают! Из-за них я чувствую себя размазней.


Пытаюсь придумать громкий заголовок, но на ум не приходит ничего дельного. Давай, Грейс. Ты сможешь!


Как назло вспоминаю все, что произошло за ту последнюю неделю в Вашингтоне, и от нахлынувших чувств, хватаюсь руками за голову. Почему их так много? Почему они так мешают?


Выключаю запись и просто откидываюсь на спинку стула, чтобы отвлечься от дурацких мыслей. Прошло чуть больше двух недель, а я уже начинаю сходить с ума. Этого не должно было случиться. Все чувства, которые зародились к Ханту за то время, что я была с ним, должны исчезнуть! Они запретны для меня. Я не могу скучать по Эрику. Но, черт возьми, это так! Как от этого избавиться?


У меня возникает мысль позвонить ему. Мы ведь могли бы просто поболтать. Узнать, как мы оба поживаем. Обычный разговор, которого мне бы все равно было мало. Вряд ли он обо мне вспоминает. Вряд ли думает так же часто, как я о нем. Я сама виновата, что постоянно прокручиваю в голове каждый момент. Он ведь ничего мне не обещал. Наверное, воспоминания обо мне были стерты из его памяти, как только я покинула Вашингтон. Будь все иначе, он бы уже давно связался со мной. Он бы ведь сделал это? Но в моем случае никаких «иначе» и быть не может.


Откладываю телефон, пытаясь настроиться на написание статьи. Сомневаюсь, что мисс Бейтс ждет от меня милую статейку о благородстве конгрессмена Ханта. А ведь я могла бы подать эту историю именно так. Стараюсь подбирать колкие выражения, но каждое слово дается с таким трудом. Неужели, это кто-то будет читать?


Стираю все, что написала, снова глядя на пустую страницу и все тот же мигающий курсор. Так, все, хватит. Займусь этим позже. Мне нужна разрядка. Нужно выбросить из головы мысли о Ханте. Если я и дальше буду думать о нем, то точно сойду с ума. И все мои старания получить работу в журнале просто будут напрасны.


Выключаю компьютер и собираю вещи, чтобы поскорее отсюда уйти. Наверное, я просто устала от всего. И, кажется, я действительно нуждаюсь в чем-то, что поможет мне отвлечься. Отодвинуть на второй план мысли об Эрике. Кажется, я знаю, что нужно делать.


Выйдя из университета, достаю телефон и быстро пишу сообщение. Надеюсь, все получится.


«Я скучаю. Может, встретимся?»


Жду ответ уже несколько минут, но как только вижу входящее сообщение, тут же расплываюсь в улыбке. Кажется, мой план удался.


«Буду только рад. Где ты?»


Еще раз задумываюсь над тем, все ли делаю правильно. Да, никаких сомнений. Это должно помочь забыть все, что было в Вашингтоне.


«Выхожу из университета. Заедешь за мной?»


Ответ не заставляет себя ждать.


«Скоро буду. Надеюсь, ты не передумаешь и дождешься меня».


Почти двадцать минут ожидания, и я уже вижу, как у обочины останавливается знакомая мне машина. Дверь открывается. Он выходит из машины. Все тот же. Ничуть не изменился. Так же поправляет волосы. Так же смотрит на меня. Как и прежде. Я не должна волноваться. Я все делаю правильно. Это единственный выход хотя бы на время снять тот груз, который тянет меня в пропасть уже вторую неделю. Мне просто необходимо расслабиться и распрощаться с этой туманной историей.


— Рад тебя видеть, Грейси. — Билли лукаво улыбается. В глазах появляется тот самый блеск, в котором раньше я видела нечто большее, чем просто влечение. — Честно говоря, я думал, ты предпочла обо мне забыть.


Вспоминаю свои гневные сообщения, которые отправляла ему после его бесконечных вопросов о том, где я и с кем.


— Прости. В Вашингтоне было слишком много дел, — подхожу к нему ближе, пытаясь унять в себе нервное напряжение. — Но теперь я здесь. И я соскучилась по тебе.


Его взгляд опускается на мои губы. Он берет меня за руку. Эрик тоже так делал. Только нет тех же ощущений. И вряд ли они появятся.


— Твоя мама была права, что рано или поздно ты поймешь, что все равно не можешь без меня. — От его слов становится неприятно. Порой мне кажется, что мама любит Билли гораздо больше, чем свою родную дочь. Она уже давно продумала, какой будет моя жизнь. Только вот меня об этом она не стала спрашивать. — Я рад, что ты осознала это сейчас, когда мы все еще можем спасти наши отношений.


О, нет. Не думаю, что у наших отношений есть будущее. Короткая встреча, которая сейчас мне просто необходима — вот мой максимум. Я не готова на большее.


Накрываю его ладонь своей, улыбаюсь, прикусывая нижнюю губу. Его всегда это заводило. Подхожу к нему ближе, прижимаюсь к крепкой груди. Вглядываюсь в зеленые глаза, которые уже затуманены желанием.


— Кажется, поездка в Вашингтон пошла тебе на пользу, — усмехается, когда я плавно провожу рукой по его груди, торсу, достигая ремня на темных джинсах. Он резко вздыхает, как только я опускаю ее еще ниже. — Грейси, а ты стала смелее.

— Не только смелее. Поедем к тебе? — задаю вопрос, желая поскорее получить положительный ответ. Давай, Билли. Не томи меня. — Или ты…против?

— Думаешь, я смогу тебе отказать?


Он проводит пальцами по моим губам, а затем по-собственически накрывает их своими губами. Сжимает меня в своих крепких объятьяхтак сильно, что мне попросту трудно вздохнуть.


— Ты всегда сделаешь для меня все, о чем я попрошу. Ведь так?

— Да, любимая. Ты же знаешь, я исполню все твои желания. Чего ты хочешь? — Он обхватывает руками мое лицо, и я собираю в себе всю свою силу, чтобы сказать ему то, что еще пару часов назад мне казалось абсолютно немыслимым. Но я должна это сделать, чтобы избавиться от воспоминаний, которые мне так сильно мешают.

— Тогда…отвези меня к себе и покажи, как сильно ты по мне скучал. Как тебе такое желание?


***


Глядя в потолок, чувствую, как былое спокойствие и расслабленность снова возвращаются. По крайней мере, я себя в этом отчаянно убеждаю. Боже, как мне не хватало этой легкости. Взглянув на спящего рядом Билли, тут же отвожу взгляд, чтобы не терзать себя возможными сожалениями, что эта ночь была ошибкой. Мы оба свободны, хотя он думает, что у нас все еще есть шанс начать все заново.


Этой ночью он изо всех сил старался доказать мне, что между нами еще не угас тот огонь, который раньше сводил меня с ума. Удалось ли ему это? Мое сердце отчаянно кричит «нет», но разве я собиралась его слушать? Самое главное, что мне удалось выбросить из головы дурацкие сомнения по поводу Ханта. Ненавижу изводить себя душевными терзаниями. А эта ночь помогла мне снова почувствовать себя прежней Грейс. Сегодня же сяду за статью. Я должна завершить начатое. Не в моих правилах сдаваться, когда финишная прямая уже так близко.


Билли подвозит меня к университету, и я спешу выйти из машины, но мой бывший парень внезапно хватает меня за руку.


— А как же поцелуй на прощание? — Он улыбается, потянувшись ко мне, чтобы получить желаемое.

— Извини, я спешу, — все-таки выхожу из машины, оставив его без прощального поцелуя. — И да, Билли. Надеюсь, ты не думаешь, что теперь все будет, как прежде.


Он удивляется и даже немного теряется после моих слов.


— Что ты имеешь в виду? — Он словно не понимает.

— Я просто хотела снять напряжение. Да и ты был не против. На этом все. Ты снова свободен. Как и я.

— Но Грейс…

— Пока, Билли. Хорошего тебе дня.


Стараюсь до самого конца сохранять в себе непоколебимость. Я ведь все правильно сделала? Ведь так? Спешу поскорее в университет, чтобы не опоздать на первую пару. Коридор уже опустел, и я практически бегу, чтобы точно не опоздать, а ведь наш профессор этого так не любит.


— Грейс! — Раздается голос Молли где-то позади. — Как хорошо, что я успела тебя увидеть до собрания.


До собрания? О чем она?


— Что такое? — Она пытается быстро отдышаться после ее небольшого марафона. К чему такая спешка?

— У меня срочные новости. Через полчаса из Вашингтона приезжает конгрессмен Эрик Хант. Я о нем почти ничего не знаю, но у тебя еще есть время что-то разузнать о нем. — Что? У меня? — К сожалению, ни у меня, ни у Коула не получится присутствовать на встрече. Ректор попросил взять у этого конгрессмена интервью для нашей газеты. Думаю, ты прекрасно с этим справишься, к тому же ты работала в таком известном журнале в Вашингтоне и, наверняка, стала еще опытнее.


Она говорит все так быстро, что вся ее пламенная речь с трудом укладывается в голове. Все, что мне удается понять — Эрик будет здесь. ЗДЕСЬ. И именно я должна взять у него интервью. Это катастрофа.


Земля едва не уходит из-под ног, и я в панике смотрю на Молли. Что же мне делать? Как мне поступить?


========== Глава 21 ==========


Отчаянно пытаюсь придумать хоть какую-нибудь отговорку, но ничего не выходит.


— Я…я не могу, — говорю Молли, чтобы всеми возможными способами отказаться от интервью с Эриком. Если он узнает, то наступит конец всему, а я этого не хочу. Не так, не сейчас.

— Но, Грейс, это очень важно, — продолжает она, но ее слова вряд ли на меня подействуют. — У нас с Коулом сегодня зачет, и у нас нет возможности перенести его на другой день и даже время. Сама знаешь, что профессор Джеймс любит, чтобы все шло по плану.


От паники меня даже начинает подташнивать. Боже, неужели, ситуация настолько безвыходная?


— А…а как же остальные ребята? Думаю, мы можем дать им шанс проявить себя, — уговариваю ее согласиться со мной, мысленно мечтая поскорее оказаться на занятии. Там спокойно. Там нет этих дурацких внезапных интервью с Хантом. Я всегда готова к форсмажорным ситуациям, но не в этом случае, когда дело касается Эрика.

— Ты же знаешь, что у них совсем нет опыта, — говорит Молли. — Мы не можем опозориться, к тому же, ректор настоятельно просил, чтобы все прошло гладко. Такое мы можем доверить только тебе, Грейс.

— Но я никогда не брала интервью у конгрессменов, — продолжаю ее убеждать, что я не гожусь на роль интервьюера. Господи, как мне выкрутиться из этой ситуации? — Молли, я не смогу. Я не готова к этому.

— Успокойся, Грейс, — вздыхает она. — Все будет хорошо. Ты же профи, не стоит так переживать. Задашь ему пару вопросов и все. Не ты ли всегда говоришь нам, что в этом нет ничего страшного?


Ох, она возвращает мои же слова, которые я всегда говорю ребятам перед каким-то важным событием. Но сейчас ситуация на грани катастрофы, и Молли понятия не имеет, что мне предстоит. Черт, почему все так паршиво?


— Да, я так говорила, но…

— Расслабься, — она хлопает меня по плечу, но от ее слов становится еще тревожнее. — Ты всегда со всем справлялась. Кто знает, возможно, это интервью откроет для тебя еще больше возможностей. Ладно, мне пора бежать на зачет. Удачи, Грейс.


Смотрю ей вслед, чувствуя, как меня сковал страх. Я не готова встретиться с Эриком. Я…я провела ночь с Билли, чтобы хотя бы так попытаться выбросить из головы все воспоминания. Но, кажется, все было напрасно. Признаюсь, с того момента, как я села в самолет, я только и делала, как представляла нашу возможную встречу, которой не могло быть и вовсе. Но я и подумать не могла, что это случится так скоро. Да, я скучала по нему. Да, я хотела и до сих пор хочу увидеть Эрика. Но из-за моих собственных желаний я могу разрушить свою будущую карьеру. Все. Абсолютно все.


Делаю глубокий вдох и прислоняюсь к холодной стене, пытаясь собрать воедино все мысли. Не получается. Я так сильно нервничаю, что не могу попросту выстроить в голове план действий. Не могу сосредоточиться на самом простом. Я должна взять себя в руки.


Забежав в редакцию, забираю свой диктофон, до конца не понимая, понадобиться он мне или нет. Надеюсь, что все-таки это будет второй вариант.


Захожу в большой зал, где уже собралось огромное количество студентов. Все ожидают приезда конгрессмена, а мое сердце просто разрывается на части от противоречивых чувств. Хочется бежать отсюда, опасаясь разоблачения. Но с другой стороны…мысль о том, что я могу снова увидеть его, так притягательна. Так желанна.


Ищу место подальше от первых рядов, чтобы затеряться среди других студентов. Мне до сих пор страшно, что случится что-то плохое. Что все пойдет не так, как я думаю.


— Дорогие студенты и преподаватели, мистер Хант появится с минуты на минуту. Вы сможете задать все интересующие вас вопросы после выступления конгрессмена, — сообщает секретарь ректора.


Сердце начинает стучать быстрее. Руки дрожат от нарастающего волнения. Господи, как же сильно я нервничаю!


Минуты ожидания настолько мучительны, что это время кажется целой вечностью. Почему он так долго?


Смотрю на свой диктофон, погружаясь в свои мысли, но внезапные аплодисменты вырывают меня из этого состояния. Вот он, тот самый момент. Я вижу, как он проходит к микрофону в сопровождении своей помощницы Хизер и нашего ректора. Наблюдаю за ним, затаив дыхание. Я не видела его две с половиной недели, а кажется, прошла целая жизнь. Волна необъяснимой радости зарождается где-то в душе.


Он сдержанно улыбается всем, приветствует нас. В своей привычной манере. Он снова включил образ холодного и сдержанного конгрессмена, но я знаю другого Эрика. Того, кто открыл мне свою душу, доверил мне свою тайну. Это слишком тяжелая ноша, и я так хочу от этого поскорее избавиться. Возможно, хотя бы тогда мне станет легче.


Только сейчас до меня начинает доходить, что конгрессмен Хант оказался здесь. В Атланте. Интересно, была ли это запланированная поездка? Если так, то почему он не сказал мне об этом? А может….Нет, он не мог приехать только потому, что хотел увидеть меня. Мне нужно перестать смотреть на все сквозь розовые очки. Я же знаю, что реальность не так красочна, какой бы я хотела ее видеть.


Включаю диктофон, чтобы записать его выступление, но сама пропускаю все мимо ушей. Просто смотрю на него, изучаю черты лица, которые мне так хорошо знакомы. В памяти вспыхивают непрошеные воспоминания. Все внутри горит. Кажется, в душе все вот-вот воспламенится и вспыхнет ярким пламенем. И я сгорю от этих обжигающих чувств.


Вижу, как Эрик начинает медленно вглядываться в лица студентов. Словно пытается найти кого-то. Не меня ли? Я здесь, рядом. Стоит только сделать несколько шагов и как следует присмотреться.


Не знаю, как ему это удается, но проходит не больше минуты, как наши взгляды находят друг друга. Приятная дрожь пробегает по телу. Не могу пошевелиться, даже попросту улыбнуться. Все тело онемело. Господи, что со мной происходит?


Отвожу взгляд, чувствуя, как губы предательски расплываются в улыбке. Смотрю в сторону, но затем снова осторожно перевожу взгляд на Ханта. И вновь встречаюсь с его взглядом. Легкая улыбка, знакомая мне так хорошо, касается губ. Ощущаю небывалый подъем, ту самую легкость, которую я пыталась найти с Билли. Вот, чего мне так не хватало. Вот, почему мне было так тяжело. Я скучала по Эрику. Так сильно, что до сих пор в этом сложно признаться самой себе. Боже, как же мне избавиться от этих чувств к нему? Как спрятать их, чтобы они не мешали мне делать то, чего от меня так ждут.


Он продолжает говорить. Смотрит прямо мне в глаза, и этот взгляд прожигает мое сердце. Я чувствую искры, чувствую страсть, которая есть между нами. Руки так и чешутся бросить все и оказаться в его объятьях. Но посмотрев на диктофон, тут же качаю головой. Этому не бывать. Я не могу так рисковать.


Всю оставшуюся встречу не смотрю на него, подавляя в себе дикое желание все-таки сделать это. Я прослушала почти всю его речь, но это не так страшно, по сравнению с тем, что может случиться, попроси я у него дать интервью. Так и вижу этот момент. Я помню, как он говорил, что ненавидит журналистов. Ненавидит таких, как я. Вряд ли бы он обрадовался, узнав, кто я на самом деле.


Надеюсь, он достаточно сказал в своей речи, и я смогу что-то позаимствовать для статьи, обойдясь без дополнительных вопросов. Это отличный план. Думаю, Молли и всем остальным не стоит говорить об этом.


Студенты начинают задавать вопросы, и я уже немного прислушиваюсь к тому, что они говорят. Так, ничего особенного. Разум снова затуманивается, как только я вновь задерживаю взгляд на Эрике, и он словно чувствует это, сразу же обратив на меня внимание. Черт!


Хизер, его помощница, благодарит всех, кто пришел, сообщая о завершении встречи. Студенты поднимаются со своих мест, продолжая аплодировать конгрессмену. Делаю тоже самое, зная, что сейчас он уже не видит меня за спинами других.


Толпа начинает стремительно двигаться в сторону выхода, и я сливаюсь с потоком других студентов, желая уйти отсюда незамеченной. К черту это интервью. Я не могу сейчас раскрыть себя. Хотя…неужели потом что-то изменится? Конечно, изменится. Эрик Хант возненавидит меня, когда узнает, что я сделала.


Выбравшись из зала, иду быстрее вдоль коридора, встречая по дороге журналистов из местных газет и телеканалов, которые стремятся заполучить снимки конгрессмена. Спрятавшись за углом, осторожно выглядываю, наблюдая за всем со стороны.


Вижу, как Эрик выходит из зала, не спеша идя по коридору. Хизер преданно следует за ним. Они движутся как раз в мою сторону. Журналисты на ходу задают ему вопросы, и я косо поглядываю на ректора, который настороженно смотрит по сторонам. Он будет недоволен, что нас нет. Черт! Почему все так ужасно?


Смотрю на диктофон в своих руках, и снова нервно поглядываю на Эрика, который вот-вот завернет сюда. О, нет! Быстро бегу дальше по коридору, забегаю в редакцию и с облегчением выдыхаю, прислонившись к стене. Боже, он чуть не увидел меня.


Прохожу к своему столу, закрываю глаза, чтобы собраться с мыслями и подумать о том, что делать дальше.


— Здесь располагается редакция нашей студенческой газеты, — слышу голос ректора за дверью, и мои глаза округляются. Они ведь не собираются сюда заходить?


Увидев, как дергается дверная ручка, быстро прячусь под свой стол. Надеюсь, они не найдут меня, иначе это будет самой настоящей катастрофой.


Слышу, как они заходят в редакцию. Сердце замирает, боясь, что меня вот-вот могут застукать вот в таком положении. Если честно, то сидеть под столом не так уж и удобно.


— Простите, сейчас все наши студенты на занятиях, господин конгрессмен, — оправдывается ректор. По его голосу я бы сказала, что он жутко нервничает. Ох, как же сейчас нервничаю я сама! — Но буду с вами честен, они большие молодцы. Я всегда доволен их работой.

— Сколько человек здесь работает?

— Пять. Но мы уже планируем расширить штат редакторов.

— Очень жаль, что мне не удалось пообщаться с ними. Буду признателен, если вы пришлете мне предстоящий выпуск вашей газеты, — говорит Эрик. Услышав его голос, приятное тепло разливается в душе, погружая меня в недавние воспоминания. — Хотелось бы лично убедиться в ваших словах. Возможно, у меня появиться такая возможность в следующий раз.

— Разумеется, — охотно соглашается ректор, и я корчу недовольную гримасу. Теперь, мне придется поручить написать эту статью кому-нибудь другому. Если Эрик увидит под статьей мое имя, то быть беде. — Все будет сделано в лучшем виде.

— Очень надеюсь на это, — сдержанно отвечает Эрик. — Думаю, я бы с радостью взглянул, как проходят занятия. Не возражаете?

— Ну, что вы, господин конгрессмен. Конечно! — выстилается перед ним наш ректор. — Пройдемте.


Услышав, как закрылась дверь, и в редакции наступила долгожданная тишина, с облегчением выдыхаю, чувствуя, как волнение, которое еще пару минут назад просто зашкаливало, постепенно уходит.


Вылезаю из-под стола, но все еще продолжаю сидеть на полу, пытаясь переварить все, что произошло за последние несколько часов. Я пропустила занятия, проигнорировала задание ректора, убегала от Эрика и всей его свиты, и сейчас сижу в полном одиночестве в нашей редакции, совершенно не представляя, что мне делать.


Сажусь за компьютер и включаю статью, которую так сильно ждет от меня мисс Бейтс. Корявые строчки, которые я с большим трудом выдавила из себя вчера, никуда не годятся. Просматриваю фотографии, пытаясь настроиться на нужную волну, но ничего не выходит. Закрываю все файлы и вынимаю флешку, бросая ее в сумку.


Выйдя в коридор, смотрю по сторонам, надеясь, что не встречу здесь Эрика. Захожу в туалет, чтобы обдать водой лицо, которое сейчас просто пылает. Добравшись до холла, уже собираюсь выйти, но что-то заставляет меня взглянуть в сторону. И время буквально останавливается, когда мои глаза замечают Эрика. Кажется, он увидел меня гораздо раньше.


Сердце застучало, забилось с такой силой, словно ему только что подарили новую жизнь. Словно все, что было до этого, померкло. Он стоит здесь совершенно один, и как же я рада, что коридор сейчас пустует. Где же он потерял всех своих помощников.


— Ты здесь, — резко выдыхаю, увидев его перед собой. Лёгкий трепет пробегает по телу.


— Да, — слышу в ответ соблазнительно низкий голос. — Не ждала?


Он делает шаг в мою сторону, и все внутри вспыхивает от волны жара, которая неожиданно пронеслась по всему телу.


— Я думала, что та встреча, была последней. Ты сам мне об этом говорил. — Все еще с трудом могу собрать воедино все свои мысли. Голос дрожит, и я все еще продолжаю нервно смотреть по сторонам, боясь, что нас могут увидеть. — Я не ждала большего, Эрик. Ты ведь этого и хотел.


Он останавливается прямо напротив меня, возвышается надо мной, под стать его высокому статусу. Дух захватывает от того, что я сейчас чувствую. Не могу это объяснить или хоть как-то понять.


— Знаешь, зачем я здесь? — Он продолжает спрашивать в своей привычной манере, которой пользуется во время всех официальных мероприятий. Такой же строгий, закрытый, сдержанный.

— Чтобы…встретиться со студентами и…

— Я приехал к тебе, Грейс, — прерывает мои попытки объяснить его внезапный приезд. — А все это…встречи, болтовня вашего ректора…. обычная мишура. Я просто хотел увидеть тебя. Ты не рада?


Волна радости захлестывает мое и без того переполненное от счастья сердце. Рада ли я видеть его? Конечно. Скучала ли я по нему? О, да.


— Я рада. Очень, — выдыхаю, пытаясь привести себя в чувства. Боже, я не видела его две с половиной недели и сейчас готова потерять голову от одного его взгляда.


Он делает еще один шаг, и мое сердце тут же замирает.


— Грейс, я скучал по тебе, — говорит он так тихо, но каждое слово сладко обволакивает слух. Так хочется коснуться его, обнять. Боже, я действительно схожу с ума. — Скажи, что тебе тоже не хватало меня. Ведь я прав?


Его голос окончательно переходит на шепот. Смотрю ему в глаза, видя в них нечто большее, чем должна. Вижу в них продолжение себя. Отражение себя. Вижу в них так много, что у меня вряд ли хватит слов, чтобы объяснить это. Наконец, до меня доходит понимание того, что происходило между нами все это время. Моя реакция на него стала еще одним «звоночком». Это то, чего я так боялась. Это то, чего я так остерегалась, когда только согласилась на все. Я пыталась отрицать это, забыть, вернувшись на время в прошлые отношения, но от этого стало только хуже. Это случилось, и от этого не убежать. Я полюбила Эрика Ханта. Нечаянно. Случайно. Понятия не имею, когда это произошло. Это все портит. Все меняет. Это против правил.


— Да, — отвечаю ему, наконец, улыбнувшись. — Мне не хватало того, что было между нами.

— Ты бы хотела все повторить? — тут же спрашивает он, и я чувствую, как проносятся по телу мурашки от его легкого прикосновения. Кажется, в душе все оживает. Глупо отрицать, что я не хочу хотя бы на время вспомнить все, что было между нами. Я знаю, что мне нужно гораздо больше. Мне нужен Эрик.

— Ты сам знаешь ответ на этот вопрос, — говорю ему, замечая, как его губы расплываются в улыбке.

— Мистер Хант! — увидев, как к нам быстрым шагом направляется Хизер, все сжимается от волнения.


Она окидывает меня холодным взглядом, как и тогда, в театре.


— Здравствуйте, — говорит она, наигранно улыбнувшись. — Какая неожиданная встреча!

— Добрый день, — отвечаю ей тем же. — Рада вас видеть.


Она что-то тихо говорит Эрику, не желая посвящать меня в эту тайну. Эрик кивает, соглашаясь с чем-то, и Хизер тоже одобрительно кивает.


— Я буду здесь до завтра, — говорит он мне, попросив Хизер подождать его пару минут. — Надеюсь, мы сможем увидеться вечером. Я позвоню тебе. Хорошо?

— Хорошо. Я буду ждать, — улыбаюсь ему, но в то же время не спускаю глаз с Хизер.


Почему она так смотрит на меня? Как будто готова наброситься на меня в любую минуту. Неприятная особа.


Выйдя на улицу, иду по широкой аллее, не в силах скрыть свою довольную улыбку. Я рада. Я счастлива.


— Ай! — в меня врезается какой-то парень. Сумка падает на землю, и я следом за ней. Черт! Что за идиот! — Смотри, куда идешь

— Простите, — извиняется он, помогая мне встать. — Мне так стыдно. Простите еще раз.


Он поднимает сумочку, но не посмотрев, берет ее за другой конец, и все содержимое вываливается обратно на землю.


— Что за….

— Боже, как неловко, — продолжает он извиняться, но мне все равно. Все просто кипит от злости на этого недотепу, пока он корчит виноватое лицо. Ух, парень! Ты выбрал не самый удачный день! — Я сейчас все соберу.


Начинаю вместе с ним собирать все вещи, складывая их обратно в сумочку. Ну, почему я не закрыла ее? Ах да, меня отвлек Эрик.


— Могу ли я угостить вас кофе, чтобы хоть как-то загладить вину? — Он смотрит на меня виноватым взглядом, но я так сильно зла на него, что с радостью треснула бы по нему этой самой сумкой.

— Чтобы вы и вылили на меня все кофе? — возмущаюсь, не желая даже думать о продолжении нашего общения. — Черта с два!

— Мне очень жаль. Прошу, простите!

— Как можно быть таким растяпой!


Он уходит, но я все еще продолжаю осыпать его нелестными выражениями, едва не взрываясь от злости. Придурок!


Проходя мимо парковки, замечаю машину Билли, но делаю вид, что не видела его. Продолжаю идти дальше, слыша, как хлопает дверь. Черт!


— Грейси, милая, куда же ты? — говорит он мне, и я останавливаюсь, не испытывая большого желания с ним говорить.

— Чего тебе?


Он пробегает по мне взглядом, но мне неуютно. Не хочу, чтобы он так на меня смотрел.


— Ты что не рада мне?

— Нет, Билли. Кажется, я все сказала тебе утром. Между нами все кончено. Уже давно.


Уже разворачиваюсь, чтобы уйти, но он снова продолжает лепетать мне вслед.


— Я так не думаю, любимая, — ухмыляется он, и я закатываю глаза от его назойливости. Вот оно, снова все, как и раньше. — Знаешь, сегодня я разговаривал с твоей любимой подругой Кэсси.


Услышав ее имя, снова оборачиваюсь, начиная нервничать. Ох, это плохой знак.


— Это еще зачем? — настороженно спрашиваю у него.

— Да, так. Хотел узнать, как ты провела время в Вашингтоне. Думаешь, я такой идиот, Грейси? Думаешь, я ничего не понимаю?

— О чем ты говоришь? — стараюсь сделать вид, что не понимаю, к чему он клонит.

— Я знаю, что ты скрываешь. — Обманчивый взгляд не отпускает меня. Нет! Он не мог все узнать… Только не сейчас. Нет, нет, нет!

— Что?

— Ну же, милая, не будь такой скромницей, — ехидничает Билли. — Твоя подруга, ах, прости, уже бывшая подруга так красочно описала мне подробности твоей жизни в Вашингтоне.

— Тебя не касается моя жизнь. Мы с тобой расстались, Билли…

— Не знал, что тебя возбуждают конгрессмены, — перебивает он меня, и я сглатываю, чувствуя, что он подобрался к опасной теме. — Значит, ты спала с ним еще, когда мы с тобой встречались. Продолжала с ним спать, когда он встречался с Кэсси. Сколько же он тебе платит за ваши плотские утехи? Видимо, ты его слишком хорошо удовлетворяешь.

— Что ты несешь, Билли? — Он подходит ближе. Вижу, как в его глазах все бурлит от гнева. Но все это только доставляет ему удовольствие.


Хочу уйти, но он крепко хватает за руку. Мне больно. Пытаюсь выкрутиться, но ничего не выходит. Билли всегда был сильнее меня и частенько этим пользовался.


— Кэсси мне все рассказала, — говорит он, щуря глаза. — Я все знаю, маленькая потаскуха. Все. И теперь, ты никуда от меня не денешься…


========== Глава 22 ==========


Грейс


— Билли, отпусти меня, — еще раз пытаюсь вырвать руку, но бесполезно. Этот сумасшедший вцепился в меня мертвой хваткой. — Ты спятил? Отпусти меня сейчас же!

— Заткнись! — шипит он, выплескивая на меня свой гнев. Что ему наболтала Кэсси? — Вот, почему ты динамила меня все это время. Нашла себе придурка-конгрессмена и сразу же раздвинула перед ним ноги?

— Да, как ты смеешь! — срываюсь на него, едва ли не взрываясь от злости. — Тебя не касается моя личная жизнь, Билли. Мы расстались. Когда ты уже поймешь, что у меня больше нет к тебе чувств? Я не люблю тебя! Слышишь?

— Хочешь сказать, что любишь того конгрессмена, с которым ты спала все это время? — Он усмехается, явно не веря в это. — Не смеши меня, ладно? Никогда в жизни не поверю в эту чушь.


Смотрю ему в глаза, совершенно не понимая, что должна ответить. Правду? Но какая она та самая правда? Я настолько сильно погрязла во лжи, что теперь с трудом могу понять, чего хочу на самом деле.


— Может быть, я и люблю его. Это не твое дело. У меня теперь другая жизнь. Без тебя.


Пользуясь моментов, еще раз пробую вырваться и, наконец, освобождаю себя. Перед тем, как уйти, бросаю гневный взгляд на Билли и демонстративно разворачиваюсь, просто мечтая поскорее избавить себя от его общества.


— Это мое дело, Грейс, — говорит он мне вслед. — Я потратил на тебя кучу времени. Да и на твою сумасшедшую мамашу тоже. Думаешь, я так просто оставлю это? И не мечтай!


Снова поворачиваюсь к нему, наблюдая, как он прищурил взгляд. Явно не обрадовался моим словам.


— Что ты можешь сделать? Побежать нажаловаться моей маме? Давай, вперед! Ни на что большее ты и не способен. Только и умеешь, что вечно жаловаться на меня! Ты трус, Билли. Просто трус.


Не понимаю, как могла встречаться с ним столько времени!


— Интересно, твой конгрессмен знает, что ты журналистка? — спрашивает Билли с ухмылкой. Мерзавец!


Я нервно отвожу взгляд.


— Ох, значит, он не знает, — его довольный голос раздражает меня ещё больше. — Я ведь могу ему об этом рассказать. Представляешь, как он обрадуется? Как тебе идея, милая? Не боишься раскрыть все карты?


Он снова подходит ближе, но я инстинктивно отхожу назад. Не хочу, чтобы он был рядом. Его присутствие раздражает.


— Ты ведь используешь его. Признайся, детка, — говорит он, смакуя каждое слово. — Ты не умеешь любить других, кроме самой себя. Впрочем, как и я. В этом мы и похожи.

— Что?

— Думаешь, я любил тебя? — смеется парень, покачав головой. — Нет. Тебя не за что любить, Грейс.


От его слов становится так больно. Зачем он это говорит? Зачем он бегал за мной все это время? Зачем?


— Замолчи, Билли, — мой голос срывается. — Ты мне противен.

— Так противен, что ты с легкостью переспала со мной этой ночью?

— Ты просто подонок, — шиплю ему в ответ, но это только веселит его. — Оставь меня в покое.

— Что? Не нравится слушать правду? — Он смотрит надменно, чувствуя себя явно увереннее меня. — Я никогда тебя не любил. Даже не пытался. Просто пользовался тем, что ты всегда была рядом. Даже твоя мама всегда была на моей стороне.

— Зачем ты постоянно меня доставал, где я и с кем? Зачем?

— Мне было скучно. Неужели, я похож на такого идиота, который будет названивать тебе, прекрасно понимая, что все давно кончено?

— Это подло, — выдыхаю, чувствуя, как в глазах застыли слезы. Да, я больше не люблю его, но раньше…у меня действительно были к нему чувства. Может быть, это и не было любовью, но чувства…они ведь были. Я знаю… Помню это.

— Подло? Не так уж и подло по сравнению с тем, как поступаешь ты. Знаешь, я просто уверен, что твой конгрессмен тоже использует тебя. Скоро ты ему надоешь. Если уже не надоела.

— Ты его не знаешь.

— Но я знаю тебя. Ты никому не нужна со своими большими амбициями. Ты совсем ничего не стоишь. А еще твой конгрессмен не знает, кто ты такая, малышка. Я слышал, сегодня он приехал к вам. Может, пойдем вместе расскажем ему о тебе? Заодно сообщишь ему о своих неземных чувствах. Вот он посмеется.

— Уходи. Убирайся отсюда.

— Не хочешь? Ну, как знаешь, детка. Я хотел тебе помочь, — смеется он, подходя к своей машине. Смотрю ему вслед, чувствуя себя так гадко. — Ах да, спасибо тебе за прошлую ночь. Я как раз хотел расслабиться, и ты тут как тут. Не пришлось звонить другим.


Сжимаю кулаки, сдерживая в себе ярость, наполнившую всю меня. По щеке скатывается слеза, руки дрожат от нахлынувших чувств. Чувствую себя такой дешевкой после всех унижений от Билли.


Ненавижу, ненавижу, ненавижу его!


Сидя в полном одиночестве своей комнаты в общежитии, все еще пытаюсь привести мысли в порядок. Честно говоря, я не думала, что слова Билли так сильно заденут меня. От них так плохо. Обхватываю руками голову, желая избавиться от назойливых мыслей. Мне неспокойно. Тревожно.


«Ты не умеешь любить, Грейс», — вспоминаю его слова, и дрожь вновь проносится по телу.

Я умею.

Я могу любить.


И, кажется, я действительно полюбила Эрика, только моя любовь совсем не нужна ему. Как и я сама. Билли прав, для Эрика я просто игрушка. И ведь я всегда это знала. Да и он не пытался это скрыть.


Открываю бутылку вина, чтобы хотя бы немного снять напряжение. Один бокал, другой… Я чувствую, как долгожданное умиротворение просачивается в душу, освобождая меня от всех проблем. О, да. Вот она, та самая легкость, которой мне так не хватало. Тянусь за своей сумкой, чтобы найти флешку, на которой есть все, что может растоптать Ханта перед общественностью. Ох, где же она? Почему у меня всегда такой бардак? Прямо, как и вся моя жизнь.


Наконец, нахожу ее среди груды ручек и прочего хлама. В сотый раз изучаю все материалы, время от времени вспоминая слова Билли. Они подпитывают злость, которая до сих пор не угасла. Строки сами рождаются в голове. Быстро переношу свои мысли в компьютер, чтобы ничего не упустить. Слезы катятся по щекам, пока я выплескиваю наружу все, что накопилось за последние несколько месяцев. Прослушиваю на диктофоне записи с рассказами Эрика и продолжаю писать, не забывая подливать в бокал вино.


Меня отвлекает звонок телефона. Номер Эрика. Нет. Внутри все екает, и чувства к нему снова заполняют всю меня. Эмоции захлестывают. Во что я ввязалась? Подношу телефон к уху, затаив дыхание. Боже, почему это так невыносимо?


— Алло?

— Грейс, ты меня слышишь? — Посторонний шум затмевает его голос, но, к счастью, а может и к сожалению, я слышу все, что он говорит.

— Да, Эрик, — отвечаю ему, снова делая глоток вина, от которого уже тошно. Разум затуманен. Я не понимаю, что делаю. — Ты хочешь встретиться со мной?

— А ты догадлива, — игривый голосок намекает на то, о чем говорил Билли. Он снова захотел воспользоваться мной. Потом уехать и снова забыть обо мне. — Как насчет ужина? Я угощаю.


Молчу, не зная, что ответить. Еще сегодня днем я была так рада увидеть его. Но к чему все эти встречи, если между нами ничего не может быть? Зачем все продолжать, когда все это бессмысленно?


— Грейс, все в порядке? — спрашивает снова Эрик после затянувшей паузы. — Скажи мне свой адрес, чтобы я мог...

— Прости, я не смогу с тобой встретиться, — тихо отвечаю ему, закрывая глаза. К горлу подкатывает комок слез. Я так устала. — Я…я занята.

— Ты уверена, что твои дела нельзя отложить до завтра? — Он все еще не теряет надежды. — Я хочу увидеть тебя. Очень.


Делаю глубокий вдох, выпив еще немного вина.


— Мне жаль, — говорю ему, прикрыв глаза, ощущая, как слезы снова скатились по щекам. — Прости, Эрик.

— Но Грейс...


Отключаю звонок, отбрасывая телефон на край кровати. Лучше бы он упал и разбился. Телефон снова звонит, но я пытаюсь не реагировать на это. Нужно отвлечься. Забыть об этом.


Начинаю дальше писать статью. Нужно сделать все, как и просила мисс Бейтс.

Ради чего я все затеяла? Ради работы, карьеры.

Я всегда добиваюсь своих целей.

Я не могу пойти на поводу у своих чувств. Безответных чувств.

Я должна думать только о карьере.

И больше ни о чем другом.


Заметив, как за окном уже стемнело, устало смотрю на экран компьютера. Уже в пятый раз перечитываю все, что написала, и душу снова наполняет пустота.


Я сделала это. Статья, которую так сильно ждала мисс Бейтс, готова. Почему же так трудно в это поверить? Да, я действительно это сделала. Вот и все. Теперь остаётся только ждать. Ждать самой настоящей бури, после которой уже вряд ли что-то останется.


Ставлю последнюю точку. Делаю глубокий вдох. Сохраняю все на флешку и еще несколько минут смотрю на все документы. Открываю почту и уже загружаю файлы для мисс Бейтс. Фотографии, аудио. Все, что мне удалось собрать за это время. Осталось только отправить.


Дрожащая рука повисла над кнопкой Enter, но в последней момент взгляд все больше притягивает другая кнопка — Delete. Удалить все и забыть эту историю. Может быть, вот он правильный выход? Может быть, это решит все мои проблемы и избавит от душевных терзаний?


От переизбытка алкоголя в голове творится настоящий хаос. Я на грани отчаяния. Это выше меня. Это слишком тяжело. Я не могу это сделать, будучи не в себе. Но смогу ли сделать это завтра? Когда я вновь вспомню все, что навалилось на меня за несколько месяцев?


Стук в дверь вырывает меня из горьких мыслей, и я не спеша волочусь ее открыть. Замок щелкает, и я резко дергаю за ручку.


— Ты?


Сначала мне кажется, что я слишком пьяна, и разум окончательно затянула пелена алкоголя. Не может быть.


— Сюрприз! — говорит Кэсси, стоя на пороге. Она улыбается мне, как раньше, когда еще считала меня своей лучшей подругой. Возможно, расскажи я ей всю свою историю раньше, мне бы удалось избежать всех страданий. Уверена, мне было бы гораздо легче.

— Кэсси, ты здесь.

— Может быть, ты не рада моему появлению здесь, но я…

— Нет, — перебиваю ее, чувствуя, как мне становится легче. Мы не разговаривали почти месяц, и я начала думать, что моя подруга действительно решила прекратить наше общение навсегда. — Я очень рада, что ты здесь.


Она снова расплывается в улыбке, но я вижу горечь в ее взгляде. Возможно, она все еще обижена. Возможно, ненавидит.


— Мне тебя не хватало, Грейси, — ее мягкий, спокойный голос снова пробивает на слезы. Ох, в последнее время я совсем не могу сдерживать свои эмоции. — Я могу войти?

— Конечно. Проходи, только не обращай внимания на бардак.

— Ты никогда не была слишком педантичной, подружка. — Она проходит вперед, оглядываясь вокруг. — Здесь ничего не изменилось.

— Кэсси, прости меня. Я должна была рассказать тебе об Эрике с самого начала.


Улыбка исчезает с ее лица. Я должна была сказать ей эти слова. Она подходит ко мне и внезапно заключает в крепкие объятья.


— Знаешь, я много думала об этом, — продолжает она, проходя к моей столу, где стоит компьютер. — Этот придурок Хант не стоит того, чтобы наша с тобой дружба была разрушена. И да, я принимаю твои извинения.

— Как же я счастлива, что ты здесь.

— Как насчет того, чтобы отметить наше с тобой воссоединение? — смеется Кэсси, достав из пакета бутылку шампанского. Оу, вряд ли я смогу осилить еще и это.

— Знаешь, я уже выпила немного, — тараторю в ответ. — Наверное, это будет лишним.

— Брось, Грейси. Выпьем по одному бокалу. Идет? За нашу дружбу.


Болтая о жизни в колледже, вспоминаю нашу встречу с Билли и о том, что он упоминал о разговоре с Кэсси. Интересуюсь у нее, что она сказала ему, но моя подруга закатывает глаза и тоже извиняется, что в порыве гнева наболтала ему лишнего.


— Прости, я так злилась на тебя, что сгоряча рассказала ему эту дурацкую историю, — говорит Кэсси, снова наполняя наши бокалы. Черт, мне стоит остановиться. — А ты снова в учебе?

— Да, — закрываю ноутбук, чтобы она ничего не увидела. — Нужно написать кое-что для студенческой газеты.


После очередного бокала шампанского, чувствую, как меня начинает ужасно клонить в сон. Глаза закрываются так сильно, комната расплывается. Кэсси что-то рассказывает, но я совсем не понимаю, что она говорит. Ее голос где-то далеко.


Укладываюсь на кровать, чтобы немного полежать, но резко проваливаюсь в сон, совсем не понимая, что происходит вокруг.


В голове проносятся мысли о статье, которую я должна отправить завтра. Вряд ли у меня остались силы сделать это сегодня. Вспоминаю отрывки разговора с Билли. С Кэсси. С Эриком. Все смешивается в один большой сгусток ненужной информации. Всего стало много.


Эрик


Дождливый Вашингтон — то самое время, когда можно задуматься о чем-то важном. И вот сейчас снова наступает момент, когда голову заполняют мысли совсем не о работе. Я снова думаю о НЕЙ. Моя незапланированная поездка в Атланту неделю назад стоила мне больших изменений в моем рабочем графике на ближайший месяц. Хизер жутко злилась на меня, но босс здесь я. Мне нужно было оказаться там. Нужно было увидеть ЕЕ. Хизер злилась на меня и за это. Она всегда предупреждает, что встречи с Грейс Майер — не то, о чем я должен думать. Это то, чего следует избегать. Я знаю. Но даже, если сейчас нас все равно разделяют сотни километров, я не перестаю думать о ней.


— Мистер Хант, мы приехали, — сообщает мой водитель, заехав на подземную парковку.

— Спасибо. Заберешь меня в шесть.

— Конечно, сэр.


Зайдя в свой кабинет, в котором сегодня особенно мрачно из-за нависших над городом туч, снова задумываюсь о том, что сейчас делает Грейс.


— Доброе утро, мистер Хант, — приветствует меня секретарша. — Мисс Фокс уже ждет вас.


Киваю ей, проходя в свой личный кабинет. Хизер уже ходит из стороны в сторону, чтобы в очередной раз заполнить мою голову новым расписанием, встречами и прочими делами. Она неугомонна. Всегда. Порой мне кажется, что она способна работать дни и ночи напролет. Откуда же она берет столько энергии?


— Доброе утро, — говорю ей, закрыв за собой дверь.


Заметив меня, Хизер останавливается.


— Я бы так не сказала, — немного нервно говорит она, пока я прохожу к своему столу. Она звонила мне все утро, но я не мог вырваться раньше.

— Что за срочность? Зачем ты хотела меня видеть?


Она бросает на стол журнал «Стар». Смотрю на него, но затем перевожу осторожный взгляд на свою помощницу.


— Свежий номер. Вышел сегодня утром. Вы его главное «украшение», мистер Хант, — сообщает она, покачав головой. — Я же ведь предупреждала вас. Я была уверена, что этим все и кончится. Черт!

— Знаю, Хизер, — отвечаю ей, взяв в руки журнал. — Знаю…


========== Глава 23 ==========


Сидя на занятии, смотрю на часы, мечтая, чтобы нас, наконец, отпустили домой. Неделя выдалась неважной. Ректор был очень недоволен, что нам не удалось взять интервью у конгрессмена, когда он настаивал на этом, да и Молли с ребятами до сих пор не разговаривают со мной, потому что я здорово подвела их. Кажется, они собираются избавиться от моего присутствия в редакции, но черт возьми, я не могла поступить иначе. Покажи я Эрику, кто я на самом деле, он возненавидел бы меня в ту же секунду. Хотя…


Вспоминая ту статью, которую я так яростно писала в компании бутылочки вина, снова расстраиваюсь. Кажется, после визита Кэсси, я вообще потеряла над собой контроль. Почти не помню события той ночи. Лишь скомканные отрывки, от которых мало толку. Даже не хочу вспоминать, какой ужасный переполох я увидела в своей комнате, как только пришла в себя. И судя по всему, в эмоциональном порыве я все-таки удалила все, что написала. Помню, как сотни раз извинялась перед Кэсси за встречи с Эриком и свое молчание. Наверное, именно тогда мне и пришла в голову замечательная идея избавиться от всего, что связано с Хантом. Главное, что теперь мы с Кэсси восстановили общение и простили друг другу все обиды.


Молли отправляет мне сообщение, сообщая, что хочет встретиться со мной в редакции после занятия. Наконец-то! Правда, мне снова придется извиняться. Это начинает утомлять.


— На сегодня все. Увидимся завтра, — сообщает нам профессор, и уже в более приподнятом настроении я начинаю собирать вещи.


Обгоняю всех ребят и ускоряю шаг, чтобы быстрее оказаться в редакции. Открываю дверь и с широкой улыбкой встречаю всех, с кем работаю здесь почти четыре года. Что же они такие хмурые?


— Всем привет! — говорю им, проходя к своему столу. — Я очень рада вас видеть. Ребята, простите, что так вышло с тем интервью. Мне очень жаль.

— Грейс, мы решили, что больше ты не будешь работать в редакции, — сообщает Молли.


Она серьезно?


— Это шутка? — усмехаюсь, продолжая раскладывать свои вещи на столе. — Молли, я же говорила тебе, что у тебя плохо получается меня разыгрывать.

— Это не розыгрыш. — В этот момент, рука замирает, и я снова обращаю на нее взволнованный взгляд. Нет, не может быть. — Ты подвела не только нас, Грейс. Ректор очень недоволен, и ты прекрасно знаешь, что интервью с конгрессменом было просто необходимо. Теперь, главным редактором нашей газеты буду я, а ты...ты больше не в нашей команде.

— Это нечестно, — смотрю на всех ребят, надеясь, что хоть кто-то вступиться за меня. Я ведь им помогала. Столько раз. Неужели никто из них ничего не сделает? — Вы не можете выгнать меня из-за одного промаха.

— Если ты сделала один промах, то и второго не избежать. Прости, Грейс, — вздыхает Молли, постукивая карандашом по столу. От этого звука в висках начинает пульсировать. — Это решение окончательное. Ты можешь собрать свои вещи и уйти.

— Но…

— Мы пока выйдем, чтобы не мешать тебе. Мне жаль. Прости.


Словно по щелчку они все поднимаются и покидают редакцию, идя вслед за Молли — их новым начальником. До сих пор в голове не укладывается, что они избавились от меня. Это подло. Мы же были семьей. Мы всегда все делали вместе. Да, у нас были разногласия, но я любила это место. Любила и ценила людей, которые меня окружали. Они просто взяли и выбросили меня, как ненужной мусор.


Сажусь за свой стол и не могу собраться с мыслями. Слезы застыли в глазах от отчаяния. Сбрасываю с компьютера свои документы, собираю со стола вещи, которые будут все время напоминать мне о моем любимом деле. Как же их мало.


Посидев еще немного в пустом кабинете, наконец, поднимаюсь и не спеша иду к двери. Еще раз смотрю на родные стены и ухожу, захлопнув за собой дверь.


— Ключи, Грейс, — говорит мне Молли вслед. — Ты забыла их оставить.


Достаю из кармана ключ от редакции и протягиваю ей.


— Ловко ты все устроила, — отвечаю ей, пока он с невозмутимым лицом хватает ключ.

— Удачи тебе, Грейс, — она улыбается. Так неискренне, что становится тошно. Неужели все были такими?


Уже оказавшись в своей комнате, будучи наедине с собой, наконец, даю волю слезам. От эмоций все внутри взрывается. Как они могли так со мной поступить? Обида душит меня, выворачивает наизнанку.


Уже собираюсь набрать номер Кэсси, как вдруг на экране загорается и на нем появляется сообщение от Билли. Серьезно? Он все еще надеется, что я буду с ним общаться после всего, что он наговорил мне?


Открываю сообщение, чтобы прочесть и оставить его без ответа. Еще чего! Пусть катится куда подальше!


«Посмотри, что я нашел! Оказывается твой ненаглядный не такой уж честный!», — написал он.


Нажимаю на прикрепленную фотографию, и жар молниеносно пробегает по венам. Обложка журнала «Стар» с громким заголовком «Мистер Лжец». А рядом фото Эрика! Черт!


Бросив телефон на кровать, хватаюсь за голову, до сих пор не осознавая, что все это происходит наяву. Хватаю сумку и ключи и тут же выбегаю из дома, чтобы найти ближайший газетный киоск.


— Свежий номер журнала «Стар», — говорю продавцу, чуть дыша после пробежки.


Сразу же даю ему деньги и, не забирая сдачу, отхожу в сторону, чтобы увидеть все своими глазами. Нахожу страницу со всем материалом и в глазах все темнеет, как только я начинаю читать первые строки. Мой текст. Это же все писала я!


— Как это возможно?


Вчитываюсь в каждую строчку, находя новые куски текста, к которым я вряд ли имею отношение. Они написали обо всем — о сестре Эрика, о том, что он обманывал всех о своей семье, своем происхождении. Смотрю на фотографии, которые я делала в его доме и в квартире, но перевернув страницу, все тело немеет, как только я замечаю фото его сестры. Помню, как сделала его, пока она смотрела в окно.


Сажусь на скамейку, продолжая читать каждое слово. Голова идет кругом. Пытаюсь вспомнить события недельной давности, но не могу ничего вспомнить. Я была слишком пьяна. Неужели я отправила эту статью? Но почему тогда мисс Бейтс не связывалась со мной все это время?


Дохожу до последний строчки и в самом конце вижу знакомое «Н.». Так я подписывала свою предыдущую статью. Значит, это все-таки была я?


Бегу обратно домой, чтобы проверить компьютер. Там должно было что-то остаться. Если я отправила это письмо, то значит что-то все-таки там есть.


Пересмотрев практически все документы, не нахожу ничего, что может быть хоть как-то связано с Эриком. На флешке тоже пусто. Нет абсолютно ничего. Открываю почту и проверяю папку «Отправленные письма». Я ничего не отправляла мисс Бейтс. Но как? Как это возможно?


Сажусь на кровать, снова взглянув на журнал. Черт бы все побрал! Может ли быть этот день еще ужаснее? Набираю номер мисс Бейтс, но послушав длинные гудки, так и не дожидаюсь ответа. Через некоторое время проделываю это еще раз, но она снова не отвечает. Игнорирует меня?


Звоню Кэсси, но и она молчит. Боже, только она может сказать мне, что я творила той ночью. Почему я ничего не могу вспомнить?


Снова беру в руки журнал и смотрю на фото Эрика. Его глаза тоже смотрят на меня. Здесь он прекрасен. Здесь он самый настоящий конгрессмен. Идеален во всем. Всегда.


Журнал резко выпадает из рук, как только я понимаю, что Эрик уже наверняка в курсе этого сенсационного номера. И теперь он точно знает, что вся эта информация всплыла из-за меня. Теперь, он знает, кто я. Знает, что все это написала я.


Стою неподвижно еще несколько минут. Я не знаю, что делать. Не могу ничего придумать. Я в тупике. Возможно, мне стоит снова отправиться в Вашингтон? Есть в этом смысл? Надеюсь, мисс Бейтс все объяснит. К тому же, Кэсси тоже может помочь мне все вспомнить. Надеюсь, она была не так пьяна, как я. Хотя, она всегда все запоминает, даже если едва может сказать связно хотя бы два слова.


Пытаюсь снова и снова дозвониться до Кэсси и мисс Бейтс, но никто не отвечает. Время уже давно перевалило за полночь, но даже сейчас это не останавливает меня. Не могу спать. Не могу думать ни о чем другом, как об этой дурацкой статье.


Немного подумав, все-таки покупаю билет на самолет и складываю в рюкзак запасную одежду. Не думаю, что задержусь там надолго. До вылета еще три часа. Отлично.


Перед тем, как выйти из комнаты, забираю с собой журнал, и в сердце снова что-то болезненно екает. Так, сейчас нельзя об этом думать. Я должна все выяснить сперва. Я должна во всем разобраться.


Вашингтон встречает меня первым снегом, который в данной ситуации совсем не радует. Укутавшись теплее в шарф, выхожу из такси, останавливаясь напротив здания редакции. Рабочее утро в Вашингтоне проходит все в той же спешке, и на мгновение я вспоминаю, как совсем недавно сама приходила сюда, чувствуя себя полноправным работником редакции.


Зайдя внутрь, достаю свой пропуск, надеясь, что он все еще работает. На турникете загорается зеленый свет, и я облегченно вздыхаю. О, кажется, удача сегодня на моей стороне.


Оказавшись в редакции, тут же приковываю к себе любопытные взгляды сотрудников. Все смотрят на меня свысока, надменно. Не вижу ни в одном из них ничего искреннего. Хотя, о чем это я… Все они пытаются урвать кусок добычи. Все работают только ради собственной выгоды. Уж мне ли не знать?


— Мисс Бейтс занята, — говорит мне кто-то сзади, как только я оказываюсь напротив двери главного редактора.

— У меня срочное дело.


Не став ее слушать, открываю дверь, и как раньше, снова наблюдаю одну и ту же картину. Сразу же чувствую аромат кофе, который мисс Бейтс пьет из фарфоровой чашки. Она замечает меня. Хищно щурится, пока я не решаюсь к ней подойти. Сомнения начинают одолевать. Вдруг это действительно отправила я?


— Ну, надо же. — Она первая начинает наш диалог, но ее резкий тон меня настораживает. — А вот и незаменимая Грейс.


Она говорит это с насмешкой. Пытается унизить?


— Здравствуйте, мисс Бейтс. — Достаю из сумки журнал и протягиваю ей, чтобы она поняла, для чего я здесь.

— Вижу, ты уже ознакомилась, — улыбается она. — Правда, пришлось внести маленькие коррективы. Но в целом, все получилось именно так, как я и хотела. Помощница Ханта уже грозилась подать на нас в суд, обещала закрыть редакцию, но у нее ничего не выйдет. Уж я об этом позабочусь. Одного не пойму — зачем ты здесь?


Разве она не понимает?


— Я хочу…, — голос дрожит, и я с трудом узнаю саму себя. Я же сильная. Я ничего не боюсь. — Я хочу, чтобы вы ответили на один вопрос. Скажите…это я прислала вам эту статью?


Ее губы еще больше растягиваются в улыбке. Я хмурюсь.


— Когда люди начинают сомневаться — это плохой знак. Думаешь, я не понимала, что после каждой встречи с Хантом ты все больше колебалась?

— Это не так! — пытаюсь возразить ей, но в душе прекрасно понимаю, что она права. Я сомневалась в том, что делала, когда узнала Эрика с другой стороны. Когда он открылся мне.

— Оставь, пожалуйста, эти сказки для таких же глупышек, как и ты. — Она делает глоток кофе, выглядя совершенно невозмутимо. — Да, я была удивлена, что Хант действительно подпустил к себе так близко. Тебе удалось сделать то, что не смог осуществить никто, на кого я рассчитывала. Ты присылала мне кучу информации, и этим ты удивляла меня все больше. Но потом что-то в тебе изменилось. Я поняла, что у тебя наверняка проснулись чувства к господину конгрессмену. Я ведь права и даже не пытайся это отрицать. Ты начала сомневаться, бороться со своими чувствами. Я не давила на тебя, но знала, что в какой-то момент мне все-таки придется вмешаться. Понимаешь, к чему я все это говорю?

— Это не я прислала статью, — отвечаю ей, и она кивает, довольная своим триумфом. — Но кто?

— Тебе стоит быть поразборчивее в выборе друзей, Грейс, — говорит она, и я почему-то думаю о Молли. Неужели она? Точно! Решила занять мое место в редакции газеты, а теперь и здесь? — А точнее…в выборе лучших друзей.


От ее слов перед глазами все темнеет. Мне послышалось?


— Что? — делаю шаг назад, не понимая, что происходит. Я отказываюсь в это верить. Нет.

— Я знала, что твоя подруга выставила тебя из дома. У этого же конфликта должна была быть причина. Я права, Грейс?


Смотрю на нее, не осознавая до конца, что все это могла сделать Кэсси. Мы дружили столько лет. Да, я сделала ей больно, но она не могла опуститься до такого!


— Можешь не отвечать. Мне и так все известно. Да, и твой парень тоже оказался не так уж предан тебе. — Она смакует каждое слово, в то время как в моей душе все безвозвратно угасает. Они предали меня все. — Он согласился дать интервью о том, как конгрессмен увел у него любовь всей его жизни. Уже представляю, какие будут громкие заголовки.

— Но…зачем вы давали все эти обещания? Зачем вы давали мне надежду? — шепотом спрашиваю у нее. Голова кружится. Это нож в спину. И от кого? От самых близких мне людей.

— Думаешь, я действительно собиралась взять тебя на работу? — Она прыскает со смеху. Да, она же говорила мне. Она обещала. — Посмотри на себя! Кому ты нужна? Всегда поражаюсь вашей глупости. Как можно быть такими идиотками, чтобы вестись на все, что вам говорят? Хотя знаешь, благодаря таким дурам, как ты, я и получаю именно то, что мне нужно. Всегда.


— Вы просто использовали меня. Все это время. Как же это подло!


Только сейчас до меня, наконец, доходит понимание всей ситуации. Все пазлы сошлись. Все стало ясным. Я была обычной марионеткой. Я предала человека, который относился ко мне искренне, но я этого не ценила. Он никогда не простит мне того, что я сделала.


— Ты поступила точно так же с Хантом. Не строй из себя святошу.


Прикрываю глаза, чтобы не терять самообладание. В этом она права — я обманывала его, а он мне верил.


— Твое время в моей редакции закончилось, Грейс, — говорит мисс Бейтс, глядя на меня слишком спокойно. Как и раньше, когда она уверяла меня, что гордится мной. — Я не нуждаюсь в таком работнике, как ты. Покинь мой кабинет.


Сделав глубокий вдох, поворачиваюсь к двери, дергаю за ручку, но вспомнив наш ужин в ресторане с Эриком, когда мы случайно встретили мисс Бейтс, в памяти всплывают его слова об этой женщине.


— Эрик был прав, когда говорил, что вас не волнуют судьбы других людей. Вы всегда все делаете только для себя. Знаете, когда-нибудь все и вам вернется бумерангом.

— Ты все еще здесь? Или мне вызвать охрану? — спрашивает она раздраженно, пока я сдерживаю в себе слезы. Не могу никак поверить, что Кэсси предала меня. Билли предал меня.


Оказавшись на улице смотрю по сторонам. Совершенно потерянно. Как же хочется затеряться в этом городе, чтобы никто не смог меня найти.


Скитаясь по городу, не замечаю, как быстро летит время. Постепенно загораются вечерние огни, от холода по коже пробегают мурашки. Остановившись посреди улицы, достаю телефон и нерешительно набираю номер Эрика. На душе скребут кошки, и от этого становится еще неспокойнее. Может быть, он мечтает разорвать меня в клочья? Стереть из своей памяти, как страшный сон? Раздавить меня, растоптать? Это уже сделала моя лучшая подруга.


Сердце колотится, пока я слушаю длинные гудки. Я практически не надеюсь, что он ответит. Но тут, гудки пропадают, и я понимаю, что он все-таки дал мне шанс все объяснить.


— Эрик?


— Вы разговариваете с помощником мистера Ханта. Чем могу помочь? — Холодный тон в голосе Хизер не сулит удачный исход диалога. Черт! Почему она отвечает на звонки его личного номера?


— Пожалуйста, передайте трубку Эрику. Это очень важно!


— Если у вас есть какая-то важная информация, которую вы хотели бы сообщить господину конгрессмену, то для начала расскажите об этом мне. — Хизер говорит это словно заученный текст, который она тренировала годами. — Итак, мисс? Чем же я всё-таки могу вам помочь?

— Это личный разговор. Я…я должна поговорить с Эриком, — говорю ей всхлипывая. — Прошу вас. Хизер, я знаю, что это вы. Дайте мне шанс все сказать ему. Я вас очень прошу. Хизер, пожалуйста.

— Мисс Майер, думаю все, что вы могли сказать господину Ханту, уже прекрасно изложено в статье.

— Но…

— Мне неинтересно, что вы сейчас собираетесь говорить в свое оправдание. Вы сделали свое грязное и подлое дело — теперь, сделайте одолжение, больше никогда не звоните на этот номер. Всего доброго.


Она отключает звонок, и я совершенно не успеваю ей что-то сказать. Смотрю на экран телефона сквозь заплаканные глаза, набираю номер еще раз, но больше никто не отвечает.


— Эрик, прошу тебя, дай мне шанс все объяснить тебе.


Повторяю это про себя, надеясь, что он все-таки услышит мои мольбы. Давай же. Давай!


Смахнув слезы, поймав такси, говорю водителю адрес, начиная нервничать еще сильнее. Я знаю, что хожу по лезвию ножа, но мне просто необходимо с ним поговорить. Сейчас я так жалею, что не встретилась с ним в Атланте. Если бы тогда я все рассказала ему, ничего бы не случилось. Все было бы иначе.


Доехав до нужного адреса, плачу таксисту и выхожу из машины. На ватных ногах дохожу до здания конгресса. Я еще никогда так не нервничала. Наверное, это один из самых волнительных моментов в моей жизни. Мне страшно. Я боюсь, что он выставит меня за дверь, но теперь мне нечего терять. Остается надеяться, что Эрик все еще на работе.


Останавливаюсь напротив двери в его кабинет. Возможно, его секретарша уже тоже в курсе, что я — последний человек, которому можно входить в его кабинет. Боже, дай мне сил все выдержать.


Дрожащей рукой стучу и открываю дверь. Строгий взгляд секретарши встречается с моим растерянным. На лице женщины появляется только одна эмоция — презрение.


— Добрый вечер, — вежливо говорю ей, смахнув с лица покатившиеся слезы. — Я...м-могу поговорить с мистером Хантом? Я уже была здесь раньше. Наверное, вы меня помните.

— Таких, как вы, мисс, мы не забываем. К сожалению, мистер Хант занят.


Ну, уж нет. Я не сдамся.


— Скажите мистеру Ханту, что мне нужно с ним поговорить. Пожалуйста. — Она смотрит мне в глаза, видя, как я едва сдерживаю себя, чтобы снова не заплакать.

— Если вы плохо услышали, то я повторю еще раз. Мистер Хант занят. На этом все. А сейчас я настоятельно прошу вас покинуть этот кабинет.


Тяжело вздыхаю, задыхаясь от отчаяния. Особенно, когда я знаю, что Эрик рядом. Прямо здесь. За этой дверью.


— Эрик! — кричу громко, так, чтобы он услышал меня. — Эрик, пожалуйста, позволь мне поговорить с тобой!

— Мисс, сейчас же прекратите! — шипит секретарша, поднявшись с места. — Что за цирк вы устроили?


Но я не слушаю ее.


— Эрик! Ты же знаешь, что это я, — кричу ему, подойдя ближе к двери. Сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Господи, я едва стою на ногах. — Эрик…ну, пожалуйста.


Голос срывается, как только я снова произношу его имя. Знаю, я виновата перед ним. Знаю, я не имею права что-то требовать от него. Знаю, что мне следовало бы лучше исчезнуть из его жизни и больше никогда не появляться. Но я не могу это сделать, пока не объясню ему все.


Слышу, как щелкает замок, и тут же делаю шаг назад, словно на меня надвигается настоящая буря. Захотелось резко убежать. Страх так сильно сковал все тело.


Дверь распахивается, и я делаю еще один шаг назад. Его взгляд, полный ненависти и гнева, встречается с моим. Боже. Не знаю, сколько мы так смотрим друг на друга. Секретарша что-то говорит Ханту обо мне, но я не слышу ее. В голове все гудит. Наверное, я даже перестала дышать.


— Луиза, на сегодня вы свободны. Можете идти домой, — говорит он ей, отвлекшись от меня.

— Как же скажете, мистер Хант. — Она быстро выключает компьютер и бежит к шкафу, чтобы забрать верхнюю одежду.


Эрик заходит в свой кабинет, придерживая дверь. Он снова смотрит на меня. И я боюсь этого.


— Заходи, — говорит он мне приказным тоном, и мое сердце сжимается в сотый раз за день.


Вот и все.

Обратной дороги нет.

Больше нечего терять, и теперь я могу говорить ему правду. И только правду…


========== Глава 24 ==========


Секретарша убегает так быстро, что я не успеваю заметить, как мы остались с Эриком наедине. Он все еще ждет меня. Делаю нерешительные шаги, боязливо приближаясь к нему. Боюсь ли я? О, да. Страх пронизывает всю душу, но я должна поговорить с Хантом.

Переступив порог, слышу, как дверь громко захлопывается позади, я вздрагиваю от оглушительного звука.


— Эрик, — произношу его имя, но он тут же появляется прямо передо мной, хватает за плечи и силой прижимает к стене.


Смотрю на него так испуганно. Боюсь пошевелиться, вздохнуть. Сделать хоть что-нибудь. В его глазах бурлит ярость. Я никогда не видела его таким. Обезумевшим, полным ненависти.


— Как ты смеешь заявляться сюда после всего, что сделала? — шипит он, чуть сильнее сжимая мои плечи.

— Мне нужно тебе все объяснить. Выслушай меня, Эрик. Прошу тебя.


Наверное, в какой-то момент, он почувствовал страх, который волнами исходит от меня. Он ослабляет хватку, но затем сильно хватает за локоть.


— Садись! — Толкает меня на диван с такой силой, что ноги сами бегут вперед, и я буквально падаю на мягкую поверхность. Локоть болит, и кажется, завтра там точно появится синяк.


Наблюдаю, как Эрик проходит к своему столу, но сама сижу неподвижно. Сердце…оно бьется так сильно, что в висках гудит от громкости ударов.


— У меня только один вопрос, — говорит он чуть спокойнее, но его голос по-прежнему окутан холодом. — Что Катрин тебе пообещала? А?


Господи, я не могу связать и двух слов.


— Она…она…

— Отвечай! — рявкает Хант, и я опускаю голову, чтобы не видеть этот взгляд, от которого мне еще хуже. — Ты же ведь будущий журналист. Тебе должно быть все известно!


Глядя на трясущиеся пальцы, которыми я нервно тереблю край пальто, пытаюсь собраться с мыслями. Как бы я хотела все вернуть назад, когда все можно было изменить.


— Она обещала, что возьмет меня на работу в редакцию, как только я закончу учебу в университете.

— Что? — Слышу его голос, полный недоумения. — Место в редакции? В этой помойке? Неужели, это и есть предел твоих мечтаний, Грейс?


Я не знаю, что ему сказать. Да, я безумно хотела работать в этом проклятом журнале. Да, я сделала много ужасных вещей, но что я могу изменить теперь? Единственное, чего я сейчас так сильно желаю — чтобы этот кошмар, наконец, закончился.


— Я думал, ты умнее. А оказалось, — он вздыхает, махнув рукой.


В кабинете становится тихо. Ни единого шороха. Осторожно поднимаю голову и украдкой смотрю на Эрика, который не сводит с меня глаз. Он тоже смотрит. Только с сожалением. Ему меня жаль. Он разочарован. От этого становится еще больнее.


— Прости меня, — тихо говорю ему дрожащим голосом. — Прости, если сможешь.

— Неужели ты считаешь, что после этого я так просто тебе поверю? — Замечаю, как он крепче сжимает край стола. Как напрягаются костяшки пальцев на его руках. — Каждое твое слово было ложью.


Его голос удивительно спокоен, но он все равно вселяет в меня страх. Это холодное, ледяное спокойствие не предвещает ничего хорошего.


— Эрик, я сожалею об этом, — снова говорю ему, почти не надеясь, что мои слова смогут достучаться до его разума. — Мне…

— Ты хоть знаешь, что я могу сделать с твоей карьерой после этого? — Всей кожей чувствую его злость, направленную на меня. — Ты же ведь шла на все это ради блестящей карьеры? Славы? Да? Я прав?

— Эрик, не надо…

— Отвечай, когда я задаю тебе вопрос! — повышает он голос.


Взглянув ему в глаза, пытаюсь зацепиться за что-то родное, что я видела в нем в последнее время. Пытаюсь отыскать тот свет, то самое тепло, от которого в моей душе все трепетало. Сейчас я вижу лишь пустоту. Там ничего. Там холодно, там нет того Эрика, который мне так дорог. Там нет Эрика, которого я люблю.


— Я всегда мечтала получить работу в этом журнале. Не знаю, было это везением или нет, но мне выпал шанс пройти стажировку в редакции «Стар». Ты не представляешь, как я была счастлива. Такая возможность! Я считала дни до вылета в Вашингтон. У меня были грандиозные планы. Еще тогда я верила, что это изменит мою жизнь к лучшему. Но если бы я знала, к чему приведет вся эта история…

— Ты поступила бы точно так же, — договаривает он за меня с презрением. — Такие, как ты, не меняются. Теперь я в этом уверен.

— Нет, Эрик, — почувствовав, как по телу вновь пробежала дрожь, пытаюсь контролировать эмоции, но с каждой минутой, с каждым произнесенным словом, становится сложнее. — Все мы делаем ошибки. Я признаю свою вину и раскаиваюсь в том, что держала тебя в неведении. Если бы ты все знал, то я…

— А я знал, — резко заявляет он, и от неожиданности я теряю мысль, забываю, о чем хотела сказать.


Мне послышалось?


Смотрю на него с полным непониманием. В отличие от меня Эрик абсолютно уверен в себе. И в своих словах.


— Что ты сказал? — Не верю собственным ушам. Наверное, это все стресс и усталость.

— Я знал о тебе все с самого начала. — Он скрещивает руки на груди, пока я все еще пытаюсь осознать новую для себя информацию. — Неужели ты наивно полагала, что я так просто подпущу тебя к себе. Думаешь, ты единственная, кто пытался влезть своими грязными ручонками в мою жизнь?

— О, Боже…

— Я говорил тебе, что не верю в случайности, — вижу, как он включает проектор. Это еще зачем? — А та «случайная авария», когда ты бросилась под колеса машины…

— Она была случайна, клянусь тебе, — говорю ему, но он не слушает.

— Помнишь, ты забыла телефон в машине? Вот тогда я все о тебе и узнал. Кто ты, где учишься, где проходишь стажировку и где живешь. Я всегда проверяю людей, которые так «случайно» пытаются ворваться в мою жизнь. Я знал о тебе все. Абсолютно. И как видишь, оказался прав.

— Тогда зачем ты продолжал, если все знал? Ты...ты спал с Кэсси, ты спал со мной. Зачем?

— Мне было интересно, как далеко ты зайдешь. Я знал, что ты будешь искать встречи со мной, и ты это делала. Пыталась расположить к себе. Была такой недотрогой. Я предугадывал каждый твой шаг. Хизер убеждала меня остановиться, но я не мог. Кстати, она сразу тебя узнала. В отличие от меня, она запомнила тебя в редакции после нашего с ней визита к Катрин. Мне пришлось убедить ее подыграть мне, чтобы ты ничего не заподозрила. Как тебе такой спектакль, Грейс? Нравится быть в неведении?


Он нажимает на кнопку, и на большом экране появляется картинка. Все тело немеет, как только я узнаю на видео саму себя. Я в том доме, где мы с Эриком провели выходные. Вот я иду по коридору, постоянно оглядываясь назад. Тогда я боялась, что Хант раскроет меня или что-то заподозрит. Картинка меняется, и теперь я наблюдаю за собой из той самой комнаты, где я делала снимки. Смотрю на все это почти не дыша. Осторожно бросаю взгляд на Эрика, и тут же жалею об этом. Холод пробегает по спине от его пронзительного взгляда, направленного на меня.


Снова смотрю на саму себя. Ту Грейс, которая еще не подозревает, что ее снимает камера. Которая понятия не имеет, во что она вляпалась.


— Узнаешь себя? — спрашивает Эрик, прекрасно зная, что у меня нет выбора ответить что-то другое. Он загнал меня в тупик. — А здесь?


На экране появляется видео из его квартиры. Комната его сестры. Я делаю снимок, пока она смотрит в окно. Господи. Внутри все пылает от злости на саму себя. Просто идиотка. Как можно было быть такой наивной?


— Я все о тебе знаю, Грейс Майер, — снова говорит Эрик, пока я медленно утопаю в отчаянии. Последние два дня были для меня слишком тяжелыми. Но это…это добило меня. Окончательно. Бесповоротно.


Поднимаюсь с дивана и на ватных ногах подхожу ближе к экрану, чтобы взглянуть поближе на весь этот фарс. Слезы стекают по щекам. Внутри так больно. Я думала, он ничего не знал. Я так отчаянно пыталась скрыть от него всю правду. Он знал обо мне абсолютно все, а я лгала ему, пытаясь придумать нелепую историю своей ненастоящей жизни.


— Ты играл мной? Все это время…


Делаю вдох и выдох. В груди громко бьется сердце. Все тело дрожит. Я чувствую себя незащищенной, слабой, уязвимой.


— Да, отчасти, — слышу в ответ, и эти слова бьют еще больнее. — Но знаешь, что самое ужасное, Грейс?

— Что? — Продолжаю смотреть на экран, не в силах взглянуть Эрику в глаза.

— Все, о чем я тебе рассказывал…было правдой. Я до последнего надеялся, что ты поступишь иначе. Что…что-то в тебе не даст сделать этот шаг. Но ты его сделала. — Я слышу его шаги позади. Слышу, как он подходит. Чувствую, что он близко. — Первый раз в жизни я поверил, что люди могут поменяться. Но я ошибся. Я поверил тебе, но просчитался.


Закрываю глаза, вновь ощущая, как слезы катятся по щекам. Я всегда привыкла держать в себе весь негатив. Не люблю плакать. Ненавижу выставлять напоказ свои настоящие, искренние эмоции. Из-за них я чувствую себя слабой. Я помню, как сильно плакала мама, когда папа решил уйти от нас. Ее слезы были безразличны ему. Мы были не нужны ему.


— Я не хотела писать эту статью. Точнее…хотела, когда только познакомилась с тобой. Я совсем не знала тебя. Но потом…что-то изменилось. Ты стал мне близок, и я…я начала сомневаться. Я до последнего не знала, что мне делать. Все зашло слишком далеко. Я оттягивала время, но в какой-то момент во мне будто что-то щелкнуло. В тот день, когда ты приехал в Атланту, я должна была взять у тебя короткое интервью для нашей газеты, но я так и не смогла это сделать. Я боялась, что ты сразу все поймешь. Это был ужасный день. Мне нужно было выпустить пар, расслабиться. Я слишком много выпила и решила написать эту дурацкую статью. Думала, так мне станет легче, но я не отправляла ее в редакцию, Эрик. Это была не я.

— Там твое имя, Грейс. Там все, о чем я тебе рассказал.


Поворачиваюсь к нему, смотрю ему в глаза, обнажая свои чувства, свою душу. Хочется закричать, что есть силы «Поверь мне сейчас!», но я не вижу отклика в его глазах.


— Я клянусь, что не отправляла ее мисс Бейтс.

— Я ведь предупреждал тебя, что такие, как Катрин, всегда добиваются своего. Неважно, какой ценой. Здорово же она тебя натренировала. Даже после всего, что ты сделала, ты так нагло продолжаешь мне врать. Остановись. Не падай еще ниже. Ты и без того выглядишь жалко. Кстати, та первая статейка, после которой ты заявилась на выставку…это тоже не ты? Да?


Боже, я уже успела забыть о ней.


— Я…это была я.

— Какая же ты лживая! — выпаливает Хант, сжав кулаки. — Какого черта я не послушал Хизер?


Вспоминаю все наши встречи с Хизер и еще раз убеждаюсь, что она действительно все знала. Наверное, она с трудом сдерживалась, чтобы не выцарапать мне глаза.


— Почему я? Почему ты решил открыться именно мне? — задаю вопрос, который теперь не дает мне покоя.


Эрик щурит глаза, но я все еще пытаюсь отыскать в них поддержку.


— Я думал, ты другая. Мне всегда было любопытно, о чем ты на самом деле думала, когда я открывал тебе двери в свою настоящую жизнь. О том, какая это будет сенсация? Или о том, что ты поступаешь неправильно? Хочешь мне об этом рассказать, Грейс?


Понимаю, что он нащупал мое слабое место. Больно осознавать, что все это время я была марионеткой в руках других людей. Я доверяла им, а они просто вытерли о меня ноги.


— Нет, — качаю головой, отведя взгляд в сторону. — Этого тебе лучше не знать. Но я хочу, чтобы ты знал кое-что другое...


В голове возникает мысль рассказать ему о нашем первом знакомстве. Еще тогда, когда мы встретились на маскараде. Нет, это будет ошибкой. Не хочу, чтобы он думал, что Незнакомка тоже была неслучайна.


— Что именно?

— Та авария, когда твоя машина чуть не сбила меня….это действительно была случайность. Клянусь тебе.

— Ложь!

— В тот день я как раз думала, как мне познакомиться с тобой. Похоже я слишком сильно задумалась, когда переходила дорогу, и тут твоя машина. Я даже не поняла, что произошло, а потом увидела тебя. Случайности неизбежны, Эрик, хотим мы в них верить или нет.


Он громко вздыхает, отойдя от меня в сторону. Тошно от моего присутствия?


— Это все, что ты хотела мне сказать? — Он смотрит на бумаги, лежащие на столе.

— Есть еще кое-что. — Хочу сделать шаг к нему, но так и не решаюсь. — Да, эту статью написала я. Да, это я делала фотографии. Да, я обманывала тебя, но… не я все это отправила в редакцию. Мне жаль, что все так получилось. Очень. Понимаю, что сейчас нет смысла вымаливать твое прощение, и я даже не имею права просить об этом. Ты ведь никогда меня не простишь?


Смотрю на него, ожидая услышать хоть что-то. Но он молчит, затягивая паузу. Напряжение давит на меня, просачивается куда-то глубоко, оседает в душе.


— Я не стану рушить твою жизнь, Грейс, хотя мог бы сделать это в два счета. Иди, строй карьеру, о которой ты так мечтала. А теперь уходи…ты мне противна.

— Эрик…

— Я сказал, уходи, — он повышает голос. — Ты уже показала все, на что способна.


Смахиваю слезы, подходя к двери. Я так хочу обнять его, сказать миллион раз, что мне жаль. Но он не станет меня слушать.


— Ты совсем ничего не чувствовал, когда был со мной? — Вопрос слетает с уст, и я тут же жалею о нем. — Ты…ты спал со мной и ничего не чувствовал?


Все сердце сжалось от собственных слов. Больно. Больно осознавать, что человек, которого я полюбила, тоже играл мной.


— Уйди, Грейс. Прошу тебя. Ради всего святого, — настаивает Эрик, и я дрожащей рукой тянусь к ручке двери. Резко оборачиваюсь назад, встречаясь с его сдержанным взглядом. Сердце екает, добивает своими чувствами к Ханту. — Ты хотела поговорить — мы все обсудили. На этом наше с тобой общение закончилось. И что бы ты знала… Я бы дал тебе гораздо больше и ничего бы не требовал взамен.


— Прощай, — добавляет он, окончательно поставив точку во всей этой истории.


Открываю рот, чтобы попрощаться с ним, но ком в горле не позволяет этого сделать после его слов. Я с трудом дышу. Разве можно чувствовать себя еще более разбитой?


Одно маленькое слово, но как сильно оно душит меня изнутри. Это все? Конец? Хотя, на что я надеюсь? Все и так зашло уж слишком далеко? Больше не нужно притворяться. Бояться, что меня могут разоблачить. Вся правда…вот она, прямо перед носом.


Выхожу из кабинета, закрывая за собой дверь. Ускоряю шаг, чтобы поскорее оказаться на улице. Кажется, внутри все взорвется. Я держала в себе все это столько времени. И вот. Чаша переполнена. Я так больше не могу.


Спускаюсь по лестнице и понятия не имею, куда мне идти дальше. Вашингтон стал чужим. Человек, которого я полюбила, тоже стал мне чужим. Моя лучшая подруга предала меня. Мой босс сделала свое грязное дело моими руками и тоже вышвырнула меня, как собачонку. Моя родная редакция в университете тоже решила от меня избавиться. Вот оно…одиночество. Время, когда ты никому не нужен. Когда никого не заботит то, о чем ты думаешь. Что ты чувствуешь. Что хочешь сказать. Как страшно оказаться наедине с собой, когда обнажены все твои чувства, когда сердце разрывается от боли, обиды и злости, когда душа вывернута наизнанку. Когда даже больно подумать. Когда ты понимаешь, что больше никогда не сможешь вернуть все назад…


========== Глава 25 ==========


Эрик


Наблюдая из окна, как улицу заметают крупные хлопья снега, вновь вспоминаю о скором приближении Рождества. Никогда не любил этот праздник. В этот день вся семья должна быть вместе, даря друг другу свою любовь, тепло, верность и преданность. Не помню, чтобы когда-то я чувствовал нечто подобное. Моя приемная мать пыталась это сделать, но вот ее мужу было просто-напросто наплевать на маленькие детские радости.


С тех пор, как я взял под опеку Дженни, я стараюсь сделать особенным каждое Рождество. Она заслужила это гораздо больше меня. И пусть в моем детстве я не ощутил всех переполняющих душу эмоций, сейчас я просто обязан создать эту сказку для своих близких.


Взглянув на свое едва заметное отражение в окне, невольно мысли уносят меня на несколько недель назад. Поверить не могу, что прошел уже почти месяц. Оглянувшись назад, смотрю на свой кабинет, снова и снова возвращаясь к непрошеным воспоминаниям. Грейс. Мне казалось, что я забуду об этой девушке, как только она захлопнет за собой дверь и исчезнает из моей жизни. Навсегда. Много ли нас связывало?


Я ведь открыл ей двери в свою настоящую жизнь, но для нее это совсем ничего не значило. До сих пор не могу понять, как она могла согласиться на условия Катрин. Место в редакции в обмен на всю информацию обо мне. Глупо, как же глупо.


С тех пор, как я бросил Катрин Бейтс, отдав предпочтение своей карьере, эта женщина всеми силами пытается мне доказать, что я сделал ошибку. Ох, иногда ее попытки достать меня доходили до абсурда, но сейчас ей удалось задеть за живое. Она подсунула мне Грейс, и несмотря на то, что я знал о ней все с самого начала, я хотел ей верить. Кажется, в какой-то момент вся эта игра стала для меня чем-то большим, и я захотел увидеть Грейс Майер другой. Я думал, что смог изменить ее, хотя каждый раз закрывал глаза на все ее попытки пошпионить. Я все видел, все понимал, но честно говоря, не хотел верить, что она все-таки завершит начатое. Видимо в этой истории, я оказался еще большим глупцом, чем она.


Я видел ее слезы, когда она пыталась оправдаться, но больше не верил им. Я видел что-то в ее глазах, но меня это больше не подкупало. Возненавидел ли я ее? Не думаю. Но история с Грейс в очередной раз убедила меня, как сильно я могу ошибаться в людях. Кажется, я научился контролировать свои эмоции, держать все в себе, но эта игра определенно выбила меня из колеи. И сейчас мне приходится расхлебывать все, на что я добровольно подписался.


Хизер удалось сделать невозможное, чтобы волна негатива, которая нахлынула на меня сразу после выхода журнала, была не такой болезненной. В этот раз списать все на сплетни было не так уж и просто. Фотографии подтверждали каждое слово, написанное мисс Майер. Странно, что она не подписала статью своим настоящим именем. Возможно, это была еще одна прихоть Катрин.


Пресса начала караулить меня у дома, чтобы заполучить снимки Дженни, но этим недотепам не удастся это сделать.


Услышав, как хлопнула дверь, резко поворачиваюсь, увидев, как в кабинет зашла Хизер.


— У меня есть новости, — говорит она, проходя к столу. Весь этот месяц она была ужасно строга, день изо дня напоминая мне о том, что я ослушался ее. Знаю, Хизер права, но впервые в жизни я так отчаянно хотел сделать что-то против своих же правил.

— Что-то серьезное? — Заметив ее грозный взгляд, все во мне настораживается. Честно говоря, я жутко устал, и плохие новости сейчас стали бы последней каплей.

— Вот, полюбуйтесь. Еще одна попытка этого ничтожного издания очернить вашу репутацию. — Хизер подает мне несколько листков бумаги и пару фотографий. — На этот раз в центре внимания не только вы, мистер Хант, но и…она…


Хизер не произносит ее имя, но я сразу же понимаю, о ком идет речь. Смотрю ей в глаза, уже догадываясь, о чем может быть написана очередная статья. Обо мне и Грейс.


— Она уже опубликована?

— Нет. И не будет. Это макет номера, который должен был выйти в эту пятницу. Мне стоило больших усилий, чтобы статья о вас и об этой… — она наигранно кашляет, — не стала достоянием общественности. В последнее время я только и делаю, что отыскиваю все грязное белье, которое успела наплодить эта выскочка.


Смотрю на неопубликованную статью, ощущая неясное мне жгучее чувство. Роман со студенткой. Боже, как низко падает Катрин. Замечаю несколько совместных фотографий с Грейс. Кажется, это было в театре. Тогда я хотел заставить ее понервничать, подозвав одного видного профессора по высшей математике. Я видел, как Грейс растерялась. Как ее щеки налились румянцем от смущения. Она испугалась. Тогда я думал, что это заставит ее задуматься, что она не сможет долго скрывать от меня всю правду, но и здесь я просчитался.


Снова взглянув на фотографии, замечаю еще одну. Грейс укутывается в шарф, держа в руках стакан с кофе. Она оглядывается в сторону. Что-то в душе ощущает печаль в ее взгляде. Нет, не могу на это смотреть.


— Не хотите прочитать? — удивляется Хизер, как только я отдаю ей все материалы.

— Думаю, заголовок уже обо всем говорит. Ты проделала прекрасную работу. Впрочем, как всегда.

— Мистер Хант, — говорит она, громко вздохнув. — Кажется, вы не поняли, во что вас втянула эта искательница приключений. Черт возьми, возьмите себя в руки! Думаете, я не вижу, как вы постоянно о чем-то думаете. Вы приложили столько усилий, чтобы сейчас находиться здесь, в этом кабинете. Весь этот месяц я перечитывала сотни статей о вас, написанных даже самыми захудалыми газетенками. От вас отвернулись некоторые сторонники. Некоторые считают вас лжецом. Прошу вас, выбросите из головы эту девчонку и сосредоточьтесь на работе!

— Я пытаюсь, Хизер. Это не так уж и просто.

— Непросто было МНЕ вытягивать вас из того…дерьма, в которое вы сами же и вляпались. Я же ведь постоянно предупреждала, что Майер все равно сделает, как ей скажет ваша старая знакомая. Если вы хотите, чтобы все наладилось, прошу, делайте все, как я скажу.

— И что ты предлагаешь для начала?


Она с облегчением вздыхает. Представляю, как она вымотана.


— Для начала забудьте о вашей интрижке с этой журналисткой. Забудьте о самой Майер, как о страшном сне. Вы ее не знали и понятия не имеете, кто она такая. Все, на этом точка. Сейчас это ваша главная задача. Со своей стороны я позабочусь, чтобы эти ничтожные заметки, вроде этой, — говорит она, указав на статью, — больше не появлялись в прессе. Это ведь моя работа, и вы прекрасно знаете, что я ненавижу делать промахи. Статья, которую написала Майер — мой последний промах. Больше я этого не допущу.


Грейс


— Счастливого Рождества! — слышу голос мамы, как только переступаю порог дома.

Вот я и на месте. Честно говоря, у меня была просто гениальная идея провести это Рождество в полном одиночестве, но сотни звонков мамы все-таки добили меня, и собрав небольшой рюкзак, я приехала домой.


Мама тут же бросается меня обнимать, и надо признать, что я отвечаю ей тем же. Вспоминая все, что произошло со мной в последнее время, она — единственная, кто мне близок. Больше никого. От этой мысли становится так грустно, что я с трудом сдерживаю в себе слезы. У меня было слишком много времени, чтобы все переосмыслить, и после бессонных ночей, которые я ненавидела больше всего на свете, я поняла, что во всех своим неудачах виновата я сама. Но иногда я задумываюсь — предала ли бы меня Кэсси, расскажи я ей всю историю еще в самом начале? Передала ли бы она мою статью или поддержала? Эти вопросы все еще не отпускают меня, но я вряд ли сама найду на них правильный ответ.


Глядя на Рождественскую елку, с улыбкой вспоминаю, как много лет назад с таким нетерпением ждала Рождество. Для меня это было поистине волшебное время. Даже, когда папа ушел от нас, я все равно верила, что мое желание обязательно сбудется. На протяжении нескольких лет я упорно загадывала одно и то же — чтобы наша семья снова была счастлива, но потом ко мне пришло осознание, что мое желание так и останется моей детской несбыточной мечтой.


Пока мама готовит, ухожу в свою комнату, чтобы немного позаниматься. В последнее время мои результаты в учебе оставляют желать лучшего, о чем мне недавно намекнул профессор Джеймс.


— Грейс, что с тобой случилось? — спросил он у меня как-то после занятий, дождавшись, пока все покинут аудиторию. — Ты не можешь ответить на простые вопросы, не готовишься к семинарам. У тебя какие-то проблемы?

— Простите, профессор. У меня сейчас непростой период. Я понимаю, что это не должно влиять на учебу, но я стараюсь все наверстать.

— Я бы посоветовал заниматься еще усерднее. Ты почти провалила итоговый тест. Без него невозможно получить допуск к экзамену. — Глядя ему в глаза, я видела, как он отчаянно пытался понять, что со мной происходит. Сомневаюсь, что история о какой-то интрижке с конгрессменом была бы ему интересна. Если только это не свеженькая статья в каком-нибудь журнале.

— Я знаю, профессор. Мне очень жаль, что так вышло.

— Слышал, ты больше не работаешь в редакции. — Я не хотела, чтобы он напоминал мне об этом. Не так уж и приятно проходить мимо людей, с которыми у вас было общее дело, словно ты их совсем не знаешь. — Соберись, Грейс. Сейчас не время расслабляться. Осталось полгода. Ты же ведь не хочешь вылететь из университета на финишной прямой?

— Конечно, нет, сэр. — Если бы он знал, что тогда творилось в душе. — Я исправлюсь. Обещаю.


***


Сидя за учебниками почти все каникулы, я усердно готовилась к экзамену, пытаясь наверстать все, что пролетело мимо ушей за последние несколько недель. День за днем я все больше начала погружаться в учебу, понимая, что только это отвлекает меня от всех проблем.


Дни бегут так быстро, и если честно, я безумно рада, что сейчас время на моей стороне, все больше отдаляя меня от не самых приятных событий. Вот проходит месяц, еще один…за ним следует еще один.


Глядя на результаты очередного теста, с облегчением вздыхаю. Еще одно «отлично». Молодец, Грейс. Так держать.


— Грейс, я хотел бы тебя похвалить. — Оставив меня после занятий, профессор Джеймс на этот раз решил оценить мои успехи. — Прекрасно видеть, как твои студенты снова возвращаются в форму. Продолжай в том же духе.

— Большое спасибо, профессор. Я очень стараюсь.

— Кстати, другие преподаватели тоже тобой довольны. Я рад, что ты тогда прислушалась к моим словам.


Он сдержанно улыбается мне на прощание, и я со спокойной душой покидаю аудиторию. После занятий спешу на собеседование в одну местную газету. В какой-то момент я поняла, что мне просто необходимо занять себя чем-то еще помимо учебы. Я хотела загрузить все свое время, чтобы не было свободной минуты подумать о чем-то из прошлого.


Да, я все помнила и неоднократно вспоминала обо всех событиях той осени. Да, я не забыла Эрика Ханта, несмотря на то, что последние шесть месяцев старалась упускать из виду новости из Вашингтона. Порой приходилось менять темы докладов, эссе, только не читать ничего, что связано с Конгрессом. Я еще не готова все отпустить, хотя порой это так хочется сделать.


Это мое третье собеседование за последний месяц, и если честно я возлагаю на него большие надежды. В этот раз внутри есть какая-то уверенность, что все пройдет гладко. Надеюсь, сейчас не будет дурацких вопросов, и я смогу получить работу.


— Мисс Майер, пожалуйста, присаживайтесь, — говорит мне мужчина, главный редактор одной из местных газет Атланты. В отличие от двух предыдущих собеседников, этот мужчина на вид гораздо приятнее.

— Большое спасибо.


Отвечая на его вопросы, чувствую себя действительно в своей тарелке. Легкий и непринужденный диалог рассеивает все мои сомнения и переживания.


— В вашем резюме написано, что вы проходили стажировку в журнале «Стар», — удивляется мужчина. — Каково это работать бок о бок с Катрин Бейтс? Она действительно такая…, — он пытается подобрать нужное слово, — хваткая, как говорят люди?


Не самые приятные воспоминания всплывают в голове, как только он произносит имя этой женщины. Проходя мимо газетных киосков, я каждый раз с опаской смотрю на обложку журнала «Стар», боясь увидеть на ней себя или Ханта. Кто знает, что на уме у этой сумасшедшей. Не удивлюсь, если после той статьи, она все равно продолжит шпионить за Эриком. Эта женщина определенно одержима им.


— Она всегда добивается своей цели. Любой ценой, — вздыхаю, стараясь проглотить в себе комок обиды, подкативший к горлу. — Неважно, что это — судьбы людей, их жизни, мечты. Ее это интересует в последнюю очередь, если она хочется получить желаемое.


Мужчина, а точнее, Трой, как он попросил называть его, удивленно вскидывает брови.


— Знаете, весьма интересно слышать мнения людей, которые когда-то работали на нее.

— У нас всех разные мнения? — спрашиваю его.

— Нет, напротив. Вы всегда говорите почти тоже самое, и это…весьма забавно. — Он закрывает мое резюме, и на мгновение мне кажется, что что-то пошло не так. — Думаю, вы отлично впишитесь в нашу дружную команду, Грейс. Добро пожаловать!

— Вы берете меня на работу? — Наверное, я не до конца верила, что сегодня меня не будет ожидать очередной провал. Боже, я получила работу. Наконец-то!

— Да! Надеюсь, работа с вами будет приносить желаемые результаты.

— Конечно, сэр. Я буду делать все возможное для этого.


Выйдя из кабинета главного редактора, не могу скрыть улыбку. Боже, спасибо! Окрыленная своим успехом, иду быстрее к выходу, оглядываясь по сторонам, пытаясь немного рассмотреть редакцию. Я приступаю к обязанностям помощника одного из журналистов сразу же после выпускных экзаменов. Просто прекрасно!


— Ой, простите! — Совершенно не смотрю под ноги, и случайно сталкиваюсь с кем-то прямо в холле здания. Парень роняет на пол целую кучу бумаг, а сверху эффектно падает кружка с кофе. Темная жидкость впитывается в белоснежные бумажки, я корчу виноватую гримасу. Вот черт!

— Посмотри, что ты наделала! — возмущается он. — Ох!


Он что-то ворчит себе под нос, пока я пытаюсь ему помочь спасти хотя бы половину документов.


— Стой! Ты все испортишь! — кричит он на меня, привлекая внимание проходящих мимо людей.

— Простите, — извиняюсь перед ним, но кажется, ему сейчас вряд ли нужны мои извинения. — Я случайно.


Подняв голову, его взгляд замирает на мне. Черт возьми, да он зол. Зеленые глаза смотрят на меня пристально, с прищуром. На пару секунд мне становится неловко от долгого зрительного контакта. Его глаза медленно пробегают по телу, и от этого я чувствую себя еще неуютнее. Что он делает?


— Пожалуйста, в следующий раз, смотри под ноги, — говорит он чуть сдержаннее. — Спасибо!


Собрав бумаги, он уходит в противоположную сторону, еще продолжая что-то бурчать себе под нос. Похоже, я его здорово разозлила.


Не спеша идя по улице, наслаждаюсь хорошей погодой и на удивление прекрасным настроением. Вновь вспоминаю о новой работе и на душе становится теплее. Может быть, это и есть то самое время перемен? Может быть, теперь все будет иначе?


Останавливаюсь возле нескольких витрин магазинов, разглядывая красивые вещи, представляя, что когда-нибудь я смогу с легкостью их купить себе. Да уж, мечтать не вредно!


Купив молочный коктейль, включаю музыку в наушниках и прогуливаюсь по центру города. Проходя мимо очередного газетного киоска, которые до этого я старалась обходить стороной, невольно бросаю взгляд на несколько газет и тут же давлюсь коктейлем. Подойдя чуть ближе, внимательнее присматриваюсь к обложкам. Мне не показалось. Но черт возьми, как это возможно?


Глаза разбегаются от увиденного. Везде одно и то же. Фотографии, заголовки. Все об одном и том же. Слышу, как громче начало стучать сердце, откликаясь на мою внутреннюю растерянность.


КОНГРЕССМЕН ЭРИК ХАНТ ЖЕНИТСЯ!!!


Заголовки всех газет и журналов пестрят этой сенсационной новостью. Я перечитываю эти несколько слов раз за разом, но все равно не могу в это поверить.


Он действительно женится.


Его фотографии повсюду, только теперь он не один. Теперь он с другой. Это в сотый раз разбивает вдребезги мое и без того израненное сердце. Осколки терзают душу. Это выше моих сил. Получай, Грейс. Получай сполна. Вот она моя расплата. Слишком болезненная…слишком мучительная…


========== Глава 26 ==========


Весь стол завален газетами и журналами, которые я купила в киоске. Зачем? Не знаю. Я должна была убедиться, что это правда. Все написанное об Эрике. И это действительно оказалось правдой. Конгрессмен Хант женится на своей избраннице спустя четыре месяца после начала отношений, которые судя по всему, развивались слишком стремительно. Верю ли я этому? Вспоминая все, что он мне рассказывал о своей жизни, сомнения снова начинают терзать душу. Он говорил, что ему не нужны серьезные отношения. Ему не нужна семья. Но вдруг после того, как он разочаровался во мне, его мнение изменилось? Еще один вопрос, на который не может ответить никто, кроме самого Ханта.


Светловолосая девушка стоит спиной к камере, прижимается к груди Эрика. Он наклоняется к ней. С такой нежностью. Как это было со мной. Его взгляд сосредоточен исключительно на ней. Заботливый. Любящий.


Комкаю газету, испытывая дикое чувство ревности. Беру еще несколько журналов, но везде один и тот же снимок. Он везде с ней. Повсюду смотрит на нее так же, как смотрел на меня. Но ведь меня он не любил. Со мной он не хотел большего. Вырываю страницы, разбрасывая их по комнате. Почему-то кажется, что так станет легче, но и это мне не помогает. Я абсолютно ничего не читала об Эрике все эти месяцы, а оказывается его жизнь била ключом. Он активно занимался благотворительностью, посещал детские приюты, приемы. Он был повсюду, и наверное, я приняла правильное решение, ограничив себя в чтении прессы.


Пытаюсь узнать, кто та самая избранница, которую он выбрал в качестве своей будущей супруги, но в своем интервью мистер Хант почти ничего не говорит о ней.


— Я не верил в любовь, не хотел серьезных отношений и уж тем более семьи, пока не встретил ее. Думаю, я понял, что с ней мы будем очень счастливы. На данный момент я бы не хотел привлекать к ней излишнее внимание прессы, поэтому оставлю в тайне ее имя. Но обещаю, что когда придет время, вы узнаете об этом первыми, — читаю вслух несколько строк.


— Дьявол! — выкрикиваю я, отбросив в сторону журнал. Все внутри кипит, бурлит от ревности. Не могу думать о чем-то другом. Не могу забыть все это. Воспоминания того времени, которое я провела с ним, возвращаются. Все, от чего я пыталась себя огородить, снова накрывает меня. В этот раз сильнее. Больнее.


Складываю все в пакет и несу на улицу, прихватив с собой спички. Раз, и маленький огонек загорается, медленно продвигаясь вперед. Бросаю спичку на пакет, наблюдая, как он тут же вспыхивает. Вместе с ним горит все, что я только что прочитала. Все, что снова разбило мне сердце. Глупая, Грейс. На что же ты надеялась?


Смотрю на огонь, чувствуя, как глаза наполнились слезами. Я больше не буду плакать. Теперь наши дороги действительно разошлись. Эрик нашел свое счастье, а я…когда-нибудь найду свое. Почему в глубине души я продолжала надеяться, что мы будем вместе?


— Эй, быстро потуши огонь, идиотка! — кричат мне сверху, и не успев отойти, на меня выливается огромный поток ледяной воды.

— Аааа...

— Нашла место для костра! И не забудь убрать за собой все!


Сделав глубокий вдох, закрываю глаза, чтобы привести в порядок мысли. Этот день так прекрасно начинался, а что сейчас — я снова чувствую себя самым несчастным человеком на свете. Да еще и после неожиданного ледяного душа. Сколько еще все будет продолжаться? Когда эта история оставит меня? Хочу, чтобы это случилось как можно скорее. Сейчас же. Пора начинать все заново. Пора жить заново. Все должно измениться, и я тоже. Надоело распускать нюни, надоело идти у всех на поводу. Хочу быть Грейс, которая ничего не боится. Которую нельзя обмануть. Которая больше сама не пойдет на обман. Которая добьется всего, чего хотела. Я верю. Это будет. Нужно всего лишь немного времени.


***


Ожидая результаты последнего выпускного экзамена, никак не могу унять свою нервозность. Сердце колотится, пока прокручиваю в голове свои ответы, заодно проверяя их в учебниках. А вдруг я где-то ошиблась?


— Грейс, что ты переживаешь, — успокаивают меня. — Все будет круто! Ты сдала все остальные экзамены на «отлично». Это финишная прямая. Расслабься, Майер.


Секретарь подходит к стенду, начиная прикреплять листки с результатами экзамена. Внутри все сжалось от тревоги. Ох, мне просто необходимо успокоиться. Женщина едва успевает отойти в сторону, как ее почти сносит куча студентов. Не могу пробраться сквозь толпу и просто стою в ожидании, когда все, наконец, посмотрят свою оценку.


Кто-то грустно вздыхает и, опустив голову уходит прочь, кто-то радостно вскрикивает, обнимая своих друзей, которые пришли поддержать в такой напряженный момент. Ищу свою фамилию и дрожащим пальцем веду в сторону, останавливаясь возле отметки. Отлично.


— О, Боже, — радуюсь своему еще одному успеху. Улыбка расцветает на лице, и теперь я могу с облегчение вздохнуть. Вот и все. — Поздравляю тебя, Грейс.


Выйдя на улицу, вижу, как все делятся своей радостью со своими близкими, друзьями, семьей. Отправляю сообщение маме, чтобы она знала — все хорошо. Она обещала приехать на выпускную церемонию, поэтому хотя бы в тот день я буду не так одинока.


Как забавно все получилось. Остаться без настоящих друзей под конец учебы, понять, что такое одиночество, разбитое сердце, предательство и обман — надеюсь, все это осталось позади.


Прогуливаюсь по торговому центру в поисках подходящего платья, но не могу найти то самое. Зайдя в несколько магазинчиков, присматриваю пару нарядов и в итоге покупаю одно из платьев. Простое, но элегантное.


Услышав звонок телефона, начинаю искать его в своей сумке. Похоже, мне пора разобрать весь хлам, который там собрался.


— Алло?

— Грейс? Это профессор Джеймс. Поздравляю тебя с успешной сдачей экзаменов. Я очень рад, что у тебя все получилось.

— Спасибо, — благодарю его, но тут же хмурюсь, не совсем понимая, зачем он звонит.

— Эм…мы посовещались с преподавателями и решили, что ты должна выступить от имени выпускников на церемонии. — Что? О, нет. Это не самая лучшая идея. — Мы думаем, что ты прекрасно справишься.

— Большое спасибо, профессор, но не думаю, что я действительно лучшая кандидатура. Я ведь больше не работаю в редакции и не посещаю мероприятия. В последнее время я почти не участвовала в общественной жизни университета.

— Но ведь речь идет не о последних месяцах, — продолжает он. — Мы думаем, ты самый лучший вариант. Я буду очень рад, если услышу речь от имени выпускников от тебя, Грейс.


Остановившись посреди торгового центра, стою в полной растерянности. За этот учебный год я совсем отвыкла от выступлений на сцене.


— Хорошо. Я согласна. Надеюсь, не подведу вас.

— Я всегда в тебя верил, Грейс.

— Большое спасибо, профессор. Я это очень ценю.


Следующим утром отправляюсь в редакцию своей новой работы. Несколько дней назад Трой, наш босс, позвонил и попросил зайти, чтобы познакомиться со своими коллегами, а заодно и получить первое задание, которое я должна выполнить уже к своему первому рабочему дню.


Проходя мимо нескольких столов, останавливаюсь напротив его кабинета. Стучу несколько раз и открываю дверь.


— А, Грейс, это вы! Проходите! — говорит мне мужчина, как только замечает меня на пороге своего кабинета. — К сожалению, сейчас я должен уехать на встречу, поэтому тобой займется Рэй. Его кабинет в другом конце коридора. И именно его помощницей ты будешь работать. Кажется, я ничего не упустил.


— Хорошо. Спасибо, сэр.


Трой убегает на встречу, а я следую его указаниям, идя в кабинет своего еще одного босса, Рэя. Стучу в дверь, открываю ее и захожу внутрь. В кабинете никого нет.


— Рэй? — Надеюсь, что он откликнется. Вдруг я могла застать его врасплох. — Вы здесь?


Прохожу к столу, решив подождать его в кабинете. Наверное, он очень занят. Смотрю на небольшой стол и удивляюсь. Идеальный порядок. Аккуратно разложенные папки, бумаги и газеты. Здесь чище, чем в моей комнате после всего ремонта.


— Помешан на чистоте, — говорю себе под нос. — А мне везет…

— Значит, это ты моя помощница. — Голос за моей спиной, который я уже определено где-то слышала.


Резко поворачиваюсь, тут же встретившись с тем самым взглядом. Зелёные глаза полные интереса. Таинственного блеска. Кажется, я опять влипла в дурацкую историю. Ничего не меняется.


— Упс, — мой писк вырывается так внезапно.

— Приготовься, милая. Отныне тебя ждут незабываемые дни под моим чутким руководством.


Он проходит вперед, не сводя с меня своего пристального взгляда. Честно говоря, здесь царит не самая приятная атмосфера.


— Значит, вы Рэй, — улыбаюсь ему, сделав вид, что его слова прошли мимо моих ушей.- Меня зовут Грейс Майер.


Протягиваю ему руку, надеясь, что после небольшого рукопожатия, наша беседа будет не такой напряженной. Он смотрит на мою ладонь. Легкая улыбка касается его губ. Взгляд скользит по телу, встречаясь с моими глазами. Ух, парень, что ты делаешь?


— Надеюсь, я буду рад нашему знакомству, Грейс, — говорит он, проигнорировав мой вежливый жест. Да уж, сработаемся ли мы? — Вот твое задание, которое должно быть выполнено к твоему первому рабочему дню. Ты же ведь не подведешь?

— Я очень исполнительная, — стараюсь говорить тем же тоном, что и он. Поиграем в его же игру.

— Пока не могу в этом убедиться. Предпочитаю верить только проверенным фактам. Я же ведь журналист.

— Я тоже.

— Я бы не был так уверен в этом, — смеется он, сев за стол. Мог бы предложить мне присесть. Как невежливо. — Пока ты мой ассистент. Уж точно не журналист.


Злость внутри зарождается быстрее, чем я успеваю представить, как запускаю в этого высокомерного индюка папку с документами. Мы не сработаемся. Теперь я в этом уверена.


— Это все? — улыбаюсь ему. Наигранно, чтобы он понял, что ему не задеть меня своими несмешными шутками.

— Да. Ты свободна. Увидимся через неделю, — говорит Рэй приветливо, словно до этого он не пытался опустить меня ниже плинтуса. Я запомнила каждое его слово.

— Всего доброго, коллега, — нарочно так говорю, чтобы последнее слово все равно осталось за мной.

— Не стоит говорить таких громких слов, Грейс. — Ох, а с ним будет сложно. — До встречи.


Кажется, намечается война. Я определенно не дам ему ее выиграть.


Готовясь к выпускной церемонии, продумываю речь, с которой буду выступать перед преподавателями, выпускниками и их родителями. Надеюсь, потом никто не будет сплетничать за моей спиной, что я сама умоляла предоставить мне такую честь. Уже в сотый раз перечитываю написанное, корректируя последние штрихи.


Честно говоря, я очень волнуюсь. Бегая по комнате в своем новом облегающем платье цвета спелой вишни, пытаюсь отыскать мантию, которую только что достала из шкафа. Ах, вот же она!


Не думала, что буду так нервничать, но даже не верится, что все позади. Осталось сделать еще один шаг, и у меня начнется совсем новая жизнь. Мама встречает меня возле кампуса, и мы вместе отправляемся в главное здание, где собираются все выпускники. Делая огромное количество фотографий, стараюсь делать искреннюю улыбку. Не хотелось бы видеть свою кислую физиономию в общем альбоме через пару-тройку лет.


Мама смахивает платком слезы, и я обнимаю ее, когда она в очередной раз начинает вспоминать мое детство.


— А почему ты не пригласила Билли? — Закатываю глаза, когда она спрашивает о нем в сотый раз.

— Мама, я же говорила тебе. Между нами уже давно ничего нет. Я была несчастна с ним. Это больше не могло продолжаться.

— Но вы могли остаться друзьями…

— Сомневаюсь, что ты бы согласилась дружить с папой после того, как он бросил нас.


Она резко замолкает и кивает в знак согласия. Вот. Так-то лучше.


Студенты начинают собираться в большом зале, который сегодня выглядит очень празднично. Здороваюсь с нашими преподавателями, слушая напутственные слова почти от каждого.


Мама садится чуть дальше, а я занимаю место на первом ряду. Еще раз повторяю свою речь, все еще опасаясь, что могу все перепутать. Ох, надеюсь, все пройдет хорошо.

Заметив, как все встают, поднимаюсь следом. Кажется, пришел ректор. Вижу, как он идет, быстро следуя к сцене. Но затем он резко останавливается. На его лице тут же появляется ослепительная улыбка. Боже, да он счастлив. Кому это он так рад?


— Прошу вас, — говорит он, пропуская кого-то вперед, и я с любопытством смотрю, перед кем он так услужлив.


Вначале я замечаю ЕЕ. Матерь Божья. Не может быть. О, нет. Почему сегодня? Почему именно сейчас?


Хизер Фокс выглядит еще строже, чем во время нашей последней встречи. Она что-то быстро говорит своему боссу. Наверняка дает какие-то важные советы. Но затем взгляд замирает на НЕМ.


Он кивает ей, а затем поднимается на сцену. Смотрю на него с замиранием сердца. Он занимает место среди почетных гостей. Как раз рядом с ректором. Что он здесь делает?


Ректор подходит к микрофону, но я не могу оторвать глаз от Ханта. Я думала, он в прошлом. Я думала, та встреча была последней. Я думала, что больше никогда его не увижу. Но он здесь. Так близко. От этого все внутри сжимается.


Воздуха так мало.

Жарко.

Душно.

Не могу.

Я не смогу снова посмотреть ему в глаза.

Это выше меня.

Я не готова к этому.

Что мне делать?


========== Глава 27 ==========


Опускаю голову, чтобы не смотреть на сцену. Зачем? Чтобы увидеть на лице Эрика ненависть? Не хочу. Время, которое им требуется для того, чтобы занять свои места, кажется вечностью. Возможно, он уже увидел меня. Конечно, сейчас бы не заметить предательницу Майер в первом ряду. Нужно быть слепым, чтобы упустить меня из виду.


Любопытство одолевает мой страх, и я осторожно приподнимаю голову, чтобы взглянуть на сцену. Вижу, как ректор садится одним из последних, прямо рядом с Хантом. Они оба увлечены разговором. Ни один из них не смотрит в зал, и где-то глубоко в душе я чувствую разочарование. Да, признайся, Грейс. Ты хотела, чтобы он смотрел только на тебя. Черт!


Почему так быстро бьется сердце? Потому что рядом Хант. Ответ лежит на поверхности. Просто я никак не хочу принять тот факт, что все еще не забыла его. Я пыталась. Я правда хотела это сделать. Как убить в себе чувства к человеку, который ненавидит тебя больше всего на свете? Где найти ответ на этот вопрос?


Услышав, как заиграла торжественная музыка, все в зале поднимаются со своих мест, и пользуясь случаем, я снова смотрю на сцену. Уже без стеснения наблюдаю за Эриком, но он даже не пытается посмотреть на меня. Нет ни единого намека, что его интересует одна выпускница в первом ряду. До чего же неприятное чувство. Знать, что ты безразличен человеку, в которого влюблен.


После небольшого вступительного слова, к микрофону подходит ректор, начиная свою долгую напутственную речь. Я почти не слушаю его, хотя мне стоило бы это сделать. Почему-то в памяти невольно пролетают самые яркие моменты моей студенческой жизни. Боже, все-таки были времена, когда я не чувствовала себя так одиноко. За эти годы произошло столько событий, но все они меркнут по сравнению с тем, что случилось со мной за последние несколько месяцев. Надеюсь, это будет мне уроком.


Отведя взгляд от ректора, снова бросаю осторожный взгляд на Эрика. Но ничего. Он смотрит куда-то вдаль. Сомневаюсь, что он вдумывается в слова ректора. Сомневаюсь, что он вообще его слушает. Наверное, всего его мысли заняты предстоящей свадьбой? Или он скучает по своей невесте? Считает часы до их встречи? Мечтает поскорее сбежать отсюда, чтобы его внимание не раздражала одна особа. Я.


— А сейчас хотелось бы предоставить слово нашей выпускнице, которая сегодня подведет итог вашей общей работы, итог вашей маленькой жизни, которую вы провели здесь, в стенах нашего университета. Я с большим удовольствием хочу пригласить на эту сцену одну из наших лучших выпускниц, которая на протяжении почти всего обучения работала в редакции студенческой газеты и была ее незаменимым сотрудником — мисс Грейс Майер. Поприветствуем ее! — говорит ректор, и весь зал начинает аплодировать.


О, нет. Я не готова. Уже? Прямо сейчас?


Внезапная паника охватила меня, все тело сковало от страха. Черт, это сложнее, чем я думала.


— Грейс Майер!


Называют мое имя. Нужно встать и подняться на сцену. Клянусь, я слышу, как стучит мое беспокойное сердце. Громко. Слишком. Боже.


Поднявшись с места, делаю несколько нерешительных шагов. Возможно, сейчас он все-таки смотрит на меня. Что-то думает. Я не могу и не хочу выглядеть жалкой в его глазах. Почему-то эта мысль придает мне ту самую уверенность, которой так не хватало. Вздохнув, поднимаюсь на сцену и глядя на зал, а не в правую сторону, где сидит Хант, подхожу к микрофону. Кажется, сердце теперь стучит еще громче. Уверенность ушла, покинула меня. Стало слишком тихо.


Все ждут от меня громких слов, пожеланий… Трясущимися руками хватаюсь за стойку микрофона. В голове слишком много посторонних мыслей.


— Добрый день, дорогие выпускники, наши родители, которые сегодня пришли поддержать нас в этот прекрасный, но в то же время грустный праздник. Отдельно хотелось бы поприветствовать наших любимых преподавателей, которые на протяжении всего этого времени относились к каждому из нас с большим уважением, терпением, были нашими наставниками не только в учебе, но и в жизни. Знаете, сегодня именно тот день, когда хочется сказать так много, но собрать все мысли в кучу так сложно, что не хватит и недели, чтобы вспомнить все, что происходило с нами эти несколько лет.


Сердце начинает колотиться сильнее, когда я вспоминаю свою речь. Я знаю, что скажу дальше, но сейчас написанные мной строки кажутся несуразными. Неправильными. Мысли рождают совсем иные слова. На мгновение закрываю глаза, чтобы собраться. Давай, Грейс. Твой последний рывок.


— Журналистов либо боготворят, либо ненавидят. Кому как ни вам это не знать. Сегодня в этом зале собрались те, кто не представляет свою жизнь без журналистики. Сенсации, новости, которые смогут перевернуть весь мир, громкие интервью, кричащие заголовки — вот, за чем мы будем так отчаянно гнаться всю нашу сознательную жизнь. Мы с вами выбрали именно этот путь — непростой и тернистый. Именно для этого нам с вами давали не только знания, но и учили быть сильными, выносливыми. Оглянувшись назад, я поняла для себя, что есть вещи, которым мы должны научиться сами. Без чьей-то помощи. Я надеюсь, что за годы, проведенные здесь, мы действительно научились самому главному — быть самими собой. Да, мы должны быть сильными, но даже сильные люди имеют свои слабости. Не нужно бояться их показать. Мне кажется, нам с вами еще только предстоит понять, с какими трудностями нам придется столкнуться. Но моим главным напутствием для вас, для самой себя будет одна простая вещь — будьте не только профессионалами, будьте людьми. Живите, чувствуйте, сопереживайте и, самое главное, умейте вовремя умерить свои амбиции. Поверьте, иногда этого так не хватает.


Взгляд бегает по сидящим в зале. Они все молчат, слушают меня. Мне казалось, что моя речь никому не будет интересна. Замечаю маму, которая улыбается мне, и я улыбаюсь ей в ответ. Зная, что она рядом, мне становится спокойнее.


— На этом месте мог оказаться любой из вас, и я уверена, что у каждого нашлись бы слова, которые остались бы у нас в памяти на долгие годы. И хоть сейчас я безумно волнуюсь, я очень счастлива, что именно мне доверили сказать эти слова для вас. Для себя. Я надеюсь, что смогла донести до вас свои мысли, смогла показать, что мы провели здесь несколько лет не напрасно. Мы многое потеряли, но в то же что-то приобрели. Мы ошибались, но учились на своих ошибках. Мы ставили цели и достигали их. У нас были взлеты и падения, но теперь все это осталось в прошлом. Сейчас настало время новой жизни. Пора открыть дверь новым мечтам. Новым встречам. Новым открытиям. И новым взлетам. Я не знаю, как повернется наша жизнь. Я не знаю, что ждет нас впереди, но я искренне желаю, чтобы мы больше никогда не падали, а только взлетали. Спасибо!


Мой голос замолкает, пока эхо еще разносится по залу. Проходит доля секунды, прежде чем все начинают громко аплодировать. Поднимаются с мест. Дрожь пробегает по телу. Ух, эмоции переполняют. До чего же хорошо!


— Еще раз большое спасибо! — говорю им, пока эмоции переполняют. Не думала, что буду чувствовать себя такой одухотворенной после того, как произнесу эту речь. Осталось самой поверить в собственные слова. Получится ли?


Спускаюсь в зал под звуки аплодисментов. Не могу скрыть счастливую улыбку, но всячески сдерживаюсь от желания посмотреть сейчас на Эрика. Волнение никуда не уходит. Наоборот, его стало еще больше.


Ректор снова подходит к микрофону и представляет всем нашего почетного гостя, который приехал из самого Вашингтона. И который сегодня будет вручать нам наши дипломы. Зачем ты объявился, Эрик Хант? Моя жизнь только начала налаживаться.


Взглянув, как конгрессмен Хант подходит к микрофону, приветствуя всех в зале, на мгновение вспоминаю свое недавнее прошлое. Как я впервые увидела его на том маскараде, как он подошел к нам с Кэсси, пригласил меня на танец. Тогда я и подумать не могла, что год спустя он будет стоять на сцене в зале нашего университета. И я буду так сильно желать сбежать отсюда. Кто бы мог подумать…


Он говорит слишком красиво. Он прекрасно держится на сцене. Не то, что я. Он не теряется, а говорит уверенно. Как это и должно быть. Думал ли он о том, что мы встретимся сегодня? Вспоминал ли обо мне? Эти вопросы возникают неожиданно, но как же сильно хочется узнать ответ.


Начинается долгая церемония вручения дипломов, и я отчаянно пытаюсь побороть в себе страх. Да, я боюсь. Боюсь увидеть его. Оказаться лицом к лицу. Услышать его голос, когда он будет что-то говорить только мне. Наблюдая, как выпускники один за другим поднимаются на сцену, уже предчувствую, что совсем скоро настанет и моя очередь.


Главное, не паниковать.

Главное, не паниковать.

Ничего не получается.


Услышав свое имя, мурашки пробегают по спине, и я словно в тумане иду к лестнице. Внутри все колотится при одной только мысли, что сейчас мы посмотрим друг другу в глаза. Боже, куда можно спрятаться?


Поднявшись на сцену, устремляю взгляд вперед и иду прямо к нему. Господи, что со мной происходит? Я сама не своя. Обращаю на Эрика взгляд, когда оказываюсь прямо рядом с ним. Близко. Я еще не успела забыть это чувство. Определенно нет.


Его глаза замирают на мне. Вот он, тот момент. На мгновение мне кажется, что я сейчас потеряю сознание от переизбытка чувств, которые захлестнули меня в этот момент. Вокруг словно все замерло, застыло.


Я вижу, как на его лице медленно появляется улыбка. Он улыбался так каждому до меня. От нервного напряжения я едва стою на ногах. Почему это так тяжело?


Не могу отвести от него взгляд. Я не видела его слишком долго. Эта встреча словно глоток свежего воздуха, хотя после нее вряд ли мне станет лучше. Наоборот. Я знаю, что снова буду страдать.


— Поздравляю, мисс Майер, — говорит он уже строго. Даже его наигранная улыбка исчезла бесследно.


Он протягивает мне диплом, ожидая, что я как можно скорее заберу его. Наверное, противно держать в руках мои вещи.


— Спасибо, мистер Хант, — благодарю его. Не узнаю свой собственный голос.


Взяв в руки диплом, уже тяну к себе, но он его не отпускает. Мое сердце не было к этому готово. Оно екает еще раз. С удивлением смотрю Эрику в глаза. Что происходит?


— Прекрасная речь…мисс Майер, — продолжает он, и от радости, что Эрик все-таки заговорил со мной, не могу сдержать улыбку. — Вы хорошо над ней потрудились.

— Еще раз большое спасибо, мистер Хант, — говорю ему робко, и он все-таки отпускает диплом.


Я чувствую, как он касается моей ладони. Казалось бы, обычное рукопожатие, но все в душе встрепенулось. Боже, зачем он так со мной поступает?


Смотрю на него словно зачарованная, но Хант играет бесподобно. Он отпускает руку и уже переключает внимание на другого человека. Ужасное чувство разочарования просачивается в душу, но я не должна выпускать наружу эти эмоции. Я определенно не была готова к этой встрече, но я рада, что мне все-таки удалось сохранить самообладание.


Возвращаюсь на свое место и прижимаю к груди диплом. Глядя на то, как он вручает всем дипломы, по одному и тому же сценарию, с той же улыбкой, дурацким рукопожатием, понимаю, что со мной он вел себя точно так же. Ничего особенного. А ведь я так хотела, чтобы хоть что-то было иначе. Не так, как у всех.


Торжественная церемония подходит к концу, и мы переходим в просторный холл, где все начинают фотографироваться друг с другом и поздравлять с выпуском. Пытаюсь отыскать маму среди огромного количества людей, но она куда-то подевалась. Наверное, донимает одного из профессоров о моих перспективах в карьере.


— Поздравляю, Грейс. Это была прекрасная речь, — говорит мне профессор Джеймс. — Я очень горжусь тобой и не жалею, что именно ты говорила эти слова со сцены. Ты провела все эти годы здесь не зря.


— Огромное спасибо, профессор. Это было волнительно, но я очень рада, что все-таки оправдала ваши ожидания.


Нас зовет одна из выпускниц, чтобы мы присоединились ко всем для общего фото. Парень, который сегодня делает снимки, начинает всех выстраивать, и пока есть время, смотрю в сторону, где стоит Эрик. А рядом с ним Хизер Фокс. Она вообще когда-нибудь улыбается?


— Грейси, милая! — Мама заключает меня в крепкие объятья. Она снова плачет. Как всегда чересчур эмоциональна. — Поздравляю тебя, солнышко! Ты была прекрасна! Я так тобой горжусь! Ты у меня такая взрослая.


Улыбаюсь ей и снова обнимаю, вкладывая всю свою любовь в эти объятья. Да, наши отношения с мамой далеки от идеальных. Она видит мою жизнь совсем иной. Она не знает и половины того, через что мне пришлось пройти. Она ничего не знает об Эрике, который стоит всего в нескольких шагах от меня. Вряд ли я когда-нибудь расскажу ей об этом. Вряд ли она узнает, что я чувствую к нему. Об этом никто не будет знать, кроме меня.


Фотограф ставит меня в первом ряду, ко мне присоединяется ректор. Я уже готовлюсь изобразить счастливую улыбку, как замечаю Ханта, который подходит к ректору и становится прямо рядом со мной. Плечом к плечу.


— Итак, попрошу всех улыбаться, — говорит фотограф.


Смотрю в объектив и широко улыбаюсь, но в это время мысли не дают мне покоя. Все это так волнительно. Эти чувства будоражат мое сознание. Из-за них я страдаю.


Несколько ярких вспышек, и все начинают расходиться. Заметив, как на меня смотрит Хизер Фокс, тут же отхожу в сторону, чтобы как можно скорее увеличить дистанцию с Эриком. Наверное, сейчас она контролирует каждый мой шаг, чтобы я не позволила себе лишнего. Теперь, я никто для Эрика. Хотя…разве раньше я была кем-то другим?


Делая глоток шампанского, разговариваю с парочкой выпускников, но ни на секунду не забываю о том, что где-то рядом находится Хант.


Поставив на стол бокал, выхожу из холла, чтобы в последний раз прогуляться по университету и запомнить это место именно таким. Иду по коридору, смотрю на двери аудиторий, вспоминая свои занятия. Заметив двери редакции, становится снова больно. Я отдала этой работе почти всю себя, только вот финал этой истории получился слишком печальным.


Услышав чей-то голос за углом, тихонько подхожу чуть ближе. Осторожно выглядываю, но увидев, что там стоит Эрик, снова прислоняюсь к стене. О, нет!


— Да, милая. Я тоже очень скучаю по тебе, — говорит он с нежностью. Наверное, Дженни по нему сильно скучает. — Я помню. Обещаю, что мы встретимся завтра. Ты же знаешь, я сейчас в Атланте. Разумеется, милая. Жду нашей встречи. Я тоже тебя люблю. До завтра.


Ощущение, что он говорил с кем-то другим, начинает все больше оседать в душе. Ревность, дикая и жгучая, захватывает меня в свой плен. Она слишком беспощадна. Она убивает меня. Мучает. Мне так необходимо знать, с кем он разговаривал. Пожалуйста, пусть это будет Дженни. Пусть это будет она и никто другой.


Выйдя из-за угла, наблюдаю, как он складывает телефон в карман и уже собирается уходить, но замечает меня.


Он резко останавливается. Я тоже стою неподвижно. Сердце колотится, вот-вот выпрыгнет из груди. Я так много хочу ему сказать. Но сейчас меня волнует только один вопрос.


— Это была Дженни? — спрашиваю у него, поборов в себе робость. Мне все еще страшно. Я не знаю, как он отреагирует на мой вопрос. Но я должна знать. Его ответ необходим мне как воздух.

— Не понимаю, о ком вы говорите, мисс Майер, — отвечает он безразлично. Пожимает плечами. Пытается уйти, но я не могу отпустить его, пока не получу ответ на свой вопрос.

— Пожалуйста, скажи, это была Дженни? — снова пытаюсь узнать одну простую вещь, когда он уже стоит ко мне спиной, собираясь сбежать.


Он поворачивается, делает шаг, и все внутри замирает. Я не дышу, просто смотрю на него, умирая от ожидания.


— Мисс Майер, — говорит он чуть строже. — Я понятия не имею, о ком вы говорите. Я должен…

— Эрик, прошу, скажи мне, — перебиваю его, приближаясь на шаг. Кожу покалывает от осознания того, как близко мы находимся друг к другу.


Он молчит. Возможно, сомневается, что продолжение нашего диалога все равно не приведет ни к чему хорошему.


— Нет, это была не она. — Он говорит это так быстро, что я не сразу успеваю впустить в себя эту информацию. Он не ждет от меня ответа, а просто быстро уходит, оставляя меня наедине с этими словами.


Это была не она.

Это была не Дженни.

Это была его невеста.

Он любит ее. Он сказал ей об этом.

Он никогда не говорил этих слов мне.


Подхожу к стене, прислоняюсь лбом к холодной поверхности и крепко закрываю глаза, чувствуя, как все сжалось от боли. Сжимаю руки в кулаки, желая все разрушить на своем пути. Глаза наполнились слезами, и я больше не могу сдерживать в себе поток этих эмоций. Он нескончаемый, но слишком болезненный. Слезы душат меня, забирают последние силы. Кажется, они никогда не закончатся. Зачем, зачем он появился? Зачем он вернулся именно в тот момент, когда я только начала жить заново? Зачем он все испортил? Зачем я его полюбила? Зачем…


========== Глава 28 ==========


Набираю текст статьи и снова смотрю на время. Я опять осталась одна в редакции. Прекрасно! В последнее время я уже этому не удивляюсь, а вот в самом начале это дико раздражало. Рэй, мой мнимый начальный, который считает себя великим журналистом, слушает только самого себя, не учитывая мое мнение, даже когда к нему действительно стоило бы прислушаться. Сколько раз я просила его дать мне возможность взять у кого-нибудь интервью или просто написать статью. Ответ всегда один и тот же — НЕТ!


Для него я вовсе не журналист. Иногда хочется высказать ему все, что накопилось. Однажды я чуть не сказала ему, что в отличие от него, у меня была стажировка в журнале «Стар», но я успела вовремя сдержать свой гнев. Не думаю, что теперь я могу этим гордиться.


Завтра он опять будет ехидничать, что я никогда ничего не успеваю. Конечно! Потому что помимо своей основной работы, я занимаюсь еще черт пойми чем! Бумаги, еще бумаги! Он завалил меня ими с ног до головы!


Решив, что на сегодня с меня достаточно, выключаю компьютер и собираю вещи. На улице слишком душно, и я достаю бутылку воды, чтобы утолить жажду. В Атланте сейчас стало слишком жарко. Даже в тени можно с трудом спрятаться от знойной жары, которая не покидает город уже целую неделю.


Придя в свою небольшую и еще толком необжитую квартирку, которую я снимаю уже почти два месяца, сразу же падаю на диван. Как же я устала! Включаю вентилятор, чтобы хотя бы дома ощутить потоки прохладного воздуха. О, да. Так гораздо лучше.


Работа в редакции началась еще два месяца назад. Почти сразу же после выпускной церемонии. О, нет. Не хочу вспоминать тот день. До сих пор не могу избавиться от горького осадка, который остался после встречи с… Нет! Не буду вспоминать о нем. Это ни к чему. Мы уже давно стали чужими друг другу. Нас ничего не связывает, и вспоминать о нем так часто до сих пор больно.


Мама еще тогда расспрашивала меня, почему я была так скована на сцене, когда поднималась за дипломом. Она всегда видит, когда я нервничаю, а такое она точно заметила. Помню, как провела целую вечность перед зеркалом, пытаясь восстановить свой макияж, который был испорчен собственными слезами. Ужасный день, который так хорошо начинался.


С тех пор я не видела Эрика. Он уехал вместе с Хизер сразу после нашего маленького разговора. Наверное, больше не мог выносить меня и мое присутствие рядом. Ну и пусть. Лучше бы он вообще не приезжал.


Однажды я увидела его по телевизору. В то время я как раз гостила у мамы. Щелкая каналы, я пыталась найти что-то интересное. Увидев его на экране, все во мне встрепенулось. Кровь закипела. По телу прокатилась волна жара. Он снова неожиданно врывался в мою жизнь, когда я пыталась выбросить его из головы. Пусть даже так. Пусть он не видел меня в этот момент. Но я то видела. Это было больно. В очередной раз.


— Что такое? — Спросила мама, наверное, заметив мою взволнованность. — Кого ты там увидела?


Эрик рассказывал о своей прошлогодней предвыборной кампании, которая помогла ему победить на выборах. Он снова держался спокойно. Как и всегда. Прекрасная выдержка. Хизер его здорово натренировала.


— Никого, — отвечаю ей, тут же переключив канал. Так будет лучше. Зачем мучить себя еще больше?

— Да на тебе лица нет. С тобой точно все в порядке?

— Да, мам. Все просто прекрасно. — Я пыталась успокоить ее, да и себя тоже. Но в глубине души я прекрасно знала, что мои слова были ложью.


Просыпаюсь утром с тяжелой головой. Ох, кажется, мои поздние уходы с работы скоро дадут о себе знать. Я действительно устала, несмотря на то, что прошло еще не так много времени. Чувствую себя выжатым лимоном. Или еще хуже.


Увидев на своем столе уже новую порцию бумаг, смиренно вздыхаю. Как же я это обожаю!


— Эй, Майер, — говорит мне Рэй, подкравшись сзади слишком незаметно. От испуга подпрыгиваю на месте, пока он смеется надо мной. Кажется, скоро я возненавижу его! — Пора работать!

— Пожелал бы ты этого себе, — бурчу себе под нос, хотя не буду лукавить. Рэй действительно неплохо справляется со своей работой. У него свой особый стиль, и честно говоря, он мне по душе. Не будь он таким индюком, я могла бы с ним подружиться.

— Ты что-то сказала? — Он оборачивается, наверное, услышав мой голос.

— Нет, — отвечаю с невозмутимым лицом. — Тебе показалось.


Показываю ему язык, пока он не видит. Так ему и надо!


— Майер, я все вижу, — смеется Рэй, и я закатываю глаза. — Кстати, зайди ко мне. Есть одно дело.


У него появилось ко мне дело? Неужели? Хотя, о чем это я. Сейчас он снова даст мне кучу поручений, а сам поедет на какое-нибудь интервью. Но у меня нет выбора, поэтому придется идти в его кабинет и записывать следом за ним список заданий.


— Я здесь, — говорю ему, закрыв за собой дверь. Уже по привычке достаю блокнот, предвкушая, сколько всего мне предстоит сделать. Кажется, сегодня я уйду домой еще позже обычного.


Сажусь напротив, пока он допивает свой утренний кофе и заедает сэндвичем с тунцом. Фу! Терпеть их не могу! Рэй вообще никуда не спешит. Как всегда. Даже позволяет себе приходить на работу на полчаса позже обычного. Да-да, я все вижу.


— У меня есть для тебя хорошие новости, — улыбается Рэй, и я удивленно вскидываю брови.

— Вы уезжаете в отпуск?


Он усмехается, явно оценив мою колкую шутку. Но я была бы рада, если бы не видела Рэя хотя бы неделю. Это было бы идеальное время.


— Ты ведь хотела показать, какая ты прекрасная журналистка. — Мне начинает нравиться ход его мыслей, но, уже успев немного узнать Рэя, все равно жду какой-то подвох. Этот тип слишком хитер. — Я решил дать тебе шанс немного проявить себя.

— Я вся во внимание.


Он лукаво улыбается. Точно что-то задумал.


— Сегодня я возьму тебя с собой на одно важное мероприятие. Посмотришь, как работает настоящий профессионал, — говорит он мне, и я едва сдерживаю смешок, который чуть не вырвался из меня сразу после его слов. — Если будешь себя хорошо вести, то возможно я разрешу тебе подержать мои вещи, пока я буду брать интервью. Поняла?

— О, это такая честь для меня, — говорю с сарказмом. Но учитывая то, чем я занималась последние два месяца, это большой шаг вперед. — Можно вопрос?

— Конечно, Майер, — он ставит стакан на стол. — Только, пожалуйста, без твоих шуточек. Из нас двоих это ты в невыгодном положении. Я бы посоветовал тебе быть повежливее.

— Почему вы решили взять меня с собой? Вы же постоянно твердите мне, что я ни на что не гожусь. — Это чистая правда. Не прошло и дня, чтобы Рэй не сказал мне об этом.

— Считай, что эти два месяца были для тебя небольшим испытательным сроком. Поверь, не все могут выдержать такое давление. Ты прошла первый этап. Настало время второго.

— А куда мы едем? Мне нужна информация. Так, на всякий случай.


Рэй поднимается с места, обходя стол. Становится за моей спиной, опираясь о спинку стула.


— Не так быстро, Майер. Ты хочешь перепрыгнуть сразу на третий этап. Это нечестно. Где же твое терпение?

— По-моему я и так слишком терпелива, — говорю ему и внезапно замираю, почувствовав, как он наклонился к уху.

— Это мы еще посмотрим, — шепчет он. — Выезжаем через два часа. Будь готова.


Взяв на всякий случай свой диктофон, который мне подарила мама, следую за своим начальником. Прямо к его машине.


— Прошу, — он услужливо открывает дверь, решив поухаживать за мной. Ну, надо же!


Разъезжая по улицам Атланты, сдерживаю улыбку, глядя на то, с каким серьезным видом Рэй сидит за рулем. Он даже не пытается пошутить. А это точно на него не похоже.


— Так, куда мы едем? — делаю еще одну попытку разузнать о сегодняшней поездке.

— Майер, я же тебе говорил. Терпение — вот, чего тебе так не хватает. Всему свое время.


Приехав в мэрию, следую за своим боссом. Замечаю еще несколько репортеров и операторов. Похоже, сегодня будет что-то интересное. Возле здания уже стоят несколько охранников, и мне остается только гадать, что за встреча здесь состоится. Рэй же мне ничего не рассказывает.


Он начинает что-то искать в своем ежедневнике, а затем вдумчиво вчитывается в написанное. Рэй и правда серьезно относится к работе. Ладно, возможно, он не так уж и плох в своем деле.


— Я так и буду здесь стоять? — спрашиваю у него, и он не сразу отвлекается от записей. — Может быть, я могу чем-нибудь помочь?

— Да, можешь, — сдержанно говорит он, а затем снова улыбается в своей привычной манере. — Просто помолчи.


В очередной раз закатываю глаза. Я могла бы сама догадаться, что он скажет что-то в этом духе. Вокруг нас начинается какая-то суета, и заметив несколько ярких вспышек фотокамер, смотрю на вход.


— Пора работать, Грейс. Пойдем.


Следую за ним, пробираясь сквозь репортеров. Глаза слепит от постоянных вспышек. Боже, как это все терпят голливудские звезды?


Оказавшись не так уж далеко от эпицентра событий, смотрю вперед и ощущаю, как по спине пробежал холодок. Ноги тут же становятся ватными. Нет. Это все плод моего воображения. Я не могу его увидеть здесь.


Но нет. Это реальность. Эрик Хант здесь, всего лишь в нескольких шагах от меня. Снова. Почему эти встречи происходят всегда так неожиданно? Почему сейчас? Я надеялась, что после выпускной церемонии я его больше никогда не увижу. Что это и была точка. Видимо, судьба все равно хочет поиграть со мной, подкидывая мне не самые легкие испытания.


Это уже кажется смешным. Видеть его там, где меньше всего ожидаешь. Что он снова забыл в Атланте? Неужели, он не может усидеть на месте в Вашингтоне вместе со своей невестой? Ох, не стоит вспоминать об этом. Слишком болезненная тема, о которой я еще нескоро забуду.


— Мы будем брать интервью?

— Майер, я только решил дать тебе шанс, — возмущается Рэй. — Не разочаровывай меня. И да, мы будем брать интервью. Я полгода договаривался с его помощником, и сегодня это, наконец, случится.

— Зачем вы взяли меня сюда? — спрашиваю у него, пока Эрик приветствует мэра.

— Я же сказал — тебе пора дать шанс. Или ты хочешь вернуться к груде бумаг, которыми ты занималась эти два месяца?

— Нет, не хочу. — Хотя, сейчас этот вариант кажется более привлекательным, чем встреча с Хантом.


Не упускаю из виду Эрика, возле которого, как и всегда, стоит Хизер. Наверное, теперь она поселилась в его доме, чтобы он точно никого не впустил в свою жизнь. Эрик сдержанно улыбается репортерам. Я стараюсь спрятаться за спины журналистов. Не хочу, чтобы он видел меня. Не хочу, чтобы он знал о моем присутствии.


— Почему он здесь? — задаю этот вопрос тихо, но знаю, что не получу ответ на этот вопрос.

— У него здесь целая программа, — говорит Рэй, услышав мой вопрос, который был адресован не ему. — Встреча с мэром, посещение нескольких школ, выставок. Насколько мне известно, он уедет завтра вечером.

— Как вам удалось договориться насчет интервью? — Любопытно, как ему удалось уговорить Хизер. Эта железная леди никогда никому не уступит.

— Мое обаяние еще никогда не подводило меня, Майер, — улыбается Рэй, и я фыркаю. — И не только оно. Я умею договариваться.


Хант в сопровождении мэра поднимается наверх, а мы остаемся здесь. Прекрасно! Можно спокойно выдохнуть. После целого часа ожидания, наша толпа постепенно уменьшается. Те, кто уже получил желанное интервью, покидают здание, а мы так и продолжаем сидеть, толком не зная, когда нас позовут. Точнее, когда позовут Рэя. Не думаю, что я составлю ему компанию. Мне кажется, он прекрасно справиться и без моей помощи, как он всегда и делает. Он же ведь не собирается брать меня с собой?


Не успев спросить его об этом, слышу название нашей газеты. Уже собираюсь пожелать Рэю удачи, но он зовет меня с собой. Это плохой знак.


— Я могу подождать вас здесь, — говорю ему, начиная нервничать. Кажется, ему не понравилось мое предложение.

— Я просто отдам тебе свои вещи. Подождешь меня за дверью. — Он подмигивает мне, и я тут же с облегчением вздыхаю. Ох, это прекрасная новость.


Уже подойдя к двери, готовлюсь забрать вещи Рэя, но он внезапно хватается за живот и делает глубокий вдох.


— Вот, черт! — Он корчится от боли. Боже, что это с ним? — Только не сейчас!

— В чем дело?

— Кажется, сэндвич с тунцом, который я съел утром, был несвежим, — с трудом говорит Рэй. Ох, он весь побледнел. — Вот, держи. Я сейчас вернусь.


Он так быстро убегает, что я не успеваю ему ничего сказать.


— Подожди! А как же…


Смотрю ему вслед, чувствуя, как быстро меня одолевает паника. Я не пойду туда одна. Я не собиралась встречаться с Эриком и по-прежнему не собираюсь этого делать. Господи, да он сам не захочет этого.


— Мисс, вы готовы? — говорит мне девушка, которая нас привела сюда.

— Простите,мой босс должен брать интервью, но он…

— У нас все расписано, мисс. Сейчас ваша очередь.

— Я понимаю, но…

— В чем дело? — Услышав голос Хизер, тут же отворачиваюсь. Знаю, что веду себя как ребенок, но встречаться с ней — не самая лучшая идея. Она ненавидит меня, на дух не переносит. — Почему произошла заминка?


Я слышу, как она подходит ближе. Сердце колотится, как сумасшедшее. О, Боже! О, Боже! О, Боже!


— Оставь-ка нас на минуту, — говорит Хизер, и эти слова адресованы явно не мне.


Девушка уходит, а я еще больше съеживаюсь, каждой клеточкой чувствуя дикое напряжение. Почему я так боюсь ее?


Хизер подходит ближе. В висках стучит. Опускаю голову, только бы не смотреть ей в глаза. Эта женщина всегда меня пугала, но сейчас я дико боюсь ее. Мне кажется,она убьет меня одним только взглядом.


— Я заметила тебя еще в холле, — внезапно говорит она. — Не пытайся спрятаться. Я все равно тебя узнала, Майер.


Боязливо приподнимаю голову, со страхом встречаясь с бесстрастным взглядом Хизер Фокс.


— Я…

— Что тебе нужно? — Она недовольна. Это видно невооруженным глазом. — Мне казалось, ты получила все, что хотела.

— Я здесь по работе, — отвечаю ей. Это же ведь правда!


Она фыркает.


— Ты всегда оказываешься рядом с мистером Хантом исключительно по работе. У тебя есть две минуты, чтобы уйти. Не сделаешь этого сама — вызову охрану. Она не будет с тобой так вежлива.

— Я пришла сюда со своим боссом. Я не знала, что Эрик будет здесь. Клянусь.

— Одна минута, Майер.

— Вот, — показываю ей свой бейдж, чтобы она поверила. Я не вру! — Посмотрите.


Она надменно читает информацию на бейдже и усмехается.


— Устроилась работать в дешевую газетенку? — Ей нравится издеваться надо мной. Я вижу это. Эти слова ранят. Бьют по моему самолюбию. — Или это так, для прикрытия? С кем ты спишь сейчас, чтобы потом передать информацию Бейтс?


Лучше бы она дала мне пощечину. Сжимаю кулаки, едва сдерживаясь. Впитываю эту информацию, от которой на душе становится просто невыносимо. Так противно.


— Я не…


Мой боязливый голос почти не слышно. А вот Хизер довольствуется своей уверенностью. Она знает, что победа на ее стороне. Она знает, что у меня нет шансов. На глаза наворачиваются слезы. Больно. Как же мне больно.


— Можешь не отвечать. Мне плевать на тебя. — Она швыряет мне в лицо мой пропуск. — Твое время вышло. Убирайся отсюда!

— Хизер, мне нужно… — Эрик открывает дверь кабинета и не успевает договорить. Наши взгляды встречаются. Да уж. Он, должно быть, не думал застать именно такую картину. Он переводит озлобленный взгляд на Хизер. — Что она здесь делает?


Он раздражен. Очень сильно. Что я здесь делаю? Теперь я задаю себе тот же вопрос. Если бы я знала, куда мы едем, ни за что бы не согласилась. Лучше уж разбираться с чертовыми бумагами, чем терпеть эти унижения.


— Говорит, что по работе, — отвечает ему Хизер. — Но не волнуйтесь, она уже ходит. Да, Майер?


Нерешительно киваю и прячу глаза от Эрика. Не могу на него смотреть. В голове сразу эхом проносится наш маленький разговор после выпускной церемонии. И от этого становится еще больнее.


— По работе? — удивляется Эрик. Быстро смахиваю слезу, пока они не видят этого. Надеюсь, не видят. — Пусть зайдет.


Округляю глаза от шока. Что он сказал? Все внутри сжалось от тревоги. Почему это происходит со мной?


— Мистер Хант! — вздыхает Хизер, но я все еще продолжаю стоять в оцепенении. Видимо, она собиралась начать спор, но поняла, что сейчас не самое подходящее время.

— Раз мисс Майер пришла сюда по работе, то мы дадим ей шанс проявить все ее таланты, — говорит Эрик снисходительно. Лучше бы он сказал мне уйти. — Прошу, мисс Майер. Не заставляйте меня ждать…


========== Глава 29 ==========


Хизер фыркает, наблюдая за тем, как я нерешительно и боязливо подхожу к кабинету. Страх внутри меня велит бежать отсюда без оглядки. Это не приведет ни к чему хорошему. Вся эта встреча — еще одна катастрофа. Я не хотела этого. Правда.


— У вашей газеты есть пятнадцать минут, — выпаливает Хизер мне вслед, и я покорно впитываю эту информацию.


Прохожу мимо Эрика. Он закрывает за мной дверь, и вот мы остаемся наедине. Один на один. Снова. Понятия не имею, что Рэй собирался спрашивать у него. Лично я больше ничего не хочу знать.


Он присаживается на кресло и с ожиданием смотрит на меня. Взгляд пристальный, беспристрастный. Мне становится любопытно, чем в этот момент могут быть заняты его мысли. Он снова презирает меня? Вспоминает прошлое?


Сажусь в кресло напротив, открываю страницу с закладкой в ежедневнике Рэя. Я убью его, как только он попадется мне на глаза. Слава богу, он написал несколько вопросов, и я не буду выглядеть идиоткой, придумывая все на ходу. Хотя…уже поздно. Я уже выставила себя полной идиоткой, что оказалась здесь.


— Мисс Майер, не хочу вас беспокоить, но может быть, мы начнем? — интересуется Эрик. Вежливый тон, учтивость. Первоклассная актерская игра. Так и хочется крикнуть «браво». — Или вы пришли сюда просто посидеть в тишине? Боюсь, что вы тогда ошиблись адресом.

— Эрик, мы здесь одни, — не выдерживаю этого напора. — К чему весь этот спектакль?


Он усмехается.


— Устраивать спектакли — это как раз по вашей части. — Он берет стакан с водой, поднося его к губам. — Первый вопрос, мисс Майер. Я жду.

— Эрик…

— Попрошу соблюдать формальный тон. Не забывайте, с кем вы разговариваете, — перебивает он меня. Голос становится строже. Резче.


Ладно, будь по-твоему. Я дико волнуюсь. Мои дрожащие руки едва удерживают этот дурацкий ежедневник. Ох, Рэй, я все тебе выскажу, как только увижу.


— Это интервью должен был брать мой босс. Именно он договаривался с вашей помощницей, мистер Хант, — отвечаю ему в той же манере. Он ведь этого хотел. Не смотрю ему в глаза, чтобы не растеряется в очередной раз. — К сожалению, я не знала, что интервью будет именно с вами, поэтому попрошу заранее простить меня за то, что я еще не успела ознакомиться с вопросами, на которые вам предстоит ответить.


Взглянув на Эрика, решительно и уверенно, ожидаю его ответной реакции. Не сомневаюсь, что сейчас он еще раз опустит меня. Я готова. Давайте, мистер Хант. Играйте свою роль до конца.


— Ехать на задание неподготовленной? Как на вас непохоже. — Уголки его губ дергаются в улыбке. Замечаю, как он быстро пробегает по мне взглядом, и от этого все тело опаляет жаром.


Вся моя собранность просто рушится на глазах, превращаясь в руины. Нужно продержаться каких-то пятнадцать минут, но время сейчас играет против меня. Оно тянется так медленно. Каждая секунда длится целую вечность.


— Здесь только пять вопросов. Давайте с ними разберемся как можно скорее, и я уйду, — говорю ему, взглянув на список. Включаю диктофон, положив его на журнальный столик. Эрик не упускает из виду каждое мое движение. Ничто не остается незамеченным. — Итак, мистер Хант, планируете ли вы продолжать свою политическую карьеру уже в Сенате?

— Безусловно. На данный момент мы как раз продумываем основные задачи моей предвыборной программы. Это достаточно сложный процесс, который требует больших усилий, но я не из тех людей, которые сдаются при первых же трудностях. Конечно же, сейчас есть много нюансов, но я уверен, что я и моя команда обязательно с ними справимся.


— Совсем недавно вы объявили, что собираетесь связать себя узами брака с вашей невестой, — с трудом произношу это слово. Оно словно застряло в горле. — Когда же вы, наконец, представите публике будущую миссис Хант?


В душе все бушует от ревности. Кажется, в сердце вонзили острые кинжалы. Раньше мне удавалось быть более сдержанной. Раньше и я была другой.


— Я уже говорил, что сделаю это совсем скоро. Самое главное, что я и моя невеста абсолютно счастливы. И я безумно рад, что благодаря ей я понял, что такое настоящая любовь, хотя раньше считал, что это чувство всегда будет мне чуждым. Несмотря на то, что наши отношения начались шесть месяцев назад, мы познакомились весной прошлого года на приеме у мэра Вашингтона. Это был бал-маскарад. Я понятия не имел, кто она, а она ничего не знала обо мне. Это был прекрасный вечер.


Как только он упоминает об этом, мурашки мигом проносятся по коже. Бал-маскарад… Тот самый. Не думаю, что он говорит о чем-то другом. Но тогда он познакомился со мной.


Резко метнув взгляд на Ханта, смотрю на него так, словно, наконец, поняла, что происходит. Может быть, нет никакой невесты? Ну, конечно.


— Наверное, тогда вы и не могли предположить, что встретили свою будущую невесту, — продолжаю эту тему, и он лукаво улыбается. Знал бы ты, что встретил тогда меня, Эрик.

— Мы встретились снова больше полугода назад, и я окончательно убедился, что эта женщина — та самая, которую я искал всю свою жизнь. — Он постукивает пальцами по колену, все еще не сводит глаз с меня. Он думает, что ему удалось обмануть меня, но я то знаю, кто на самом деле скрывался под маской в тот вечер.

— Какая увлекательная история, — отвечаю ему, сделав глубокий вдох. — Мы все будем с большим нетерпением ожидать, когда же вы порадуете публику вашим первым совместным выходом в свет.

— Не сомневаюсь, что вы обрадуетесь этому больше всех, мисс Майер. — Говорит с издевкой, снова пытаясь уколоть. Но к счастью, этот раунд за мной. Наверное.

— Конечно, — кратко улыбаюсь ему, но затем снова устремляю взгляд в ежедневник. — Кому как не мне обрадоваться этой прекрасной новости.


Пока он продолжает отвечать на еще один вопрос о его предвыборной компании, быстро читаю последний. Черт. Не думаю, что он ему обрадуется. Может быть, пропустить его? Я ведь могла попросту отказаться от всего интервью. Я могла уйти, но вместо этого сижу здесь и просто умираю от волнения.


— Следующий вопрос, — голос звучит чуть тише. Я немного прокашливаюсь. Нерешительно смотрю на Эрика, пока тот с вызовом смотрит мне в глаза. Уверена, он готов отразить любой удар, попробуй я сейчас сказать ему что-то не то. — В прошлом году ваша репутация здорово пошатнулась после выхода…эм…после выхода… одной нашумевшей статьи. Вы не давали никаких опровержений в других изданиях и никак не комментировали эту ситуацию, старательно избегая вопросов. Может быть, спустя время вы готовы дать свой комментарий?


Мне кажется, земля уходит из-под ног, как только я дочитываю вопрос. Какого черта Рэю необходима эта информация? Между нами повисла тишина, и я с трудом могу предугадать дальнейшее развитие событий. Даже не пытаюсь взглянуть на Ханта. Уверена, что он не просто зол. Он взбешен. Страшно даже подумать, что сейчас творится в его голове. Какие мысли там рождаются…


— Насколько мне известно, этот вопрос был вычеркнут моей помощницей из окончательного списка, который был утвержден еще месяц назад. Я не обязан на него отвечать, — наконец, говорит он мне, и на секунду становится чуть спокойнее. Ну, слава богу. Теперь, я могу уйти. В ежедневнике это был последний вопрос, и теперь меня здесь больше ничего не держит. — Но учитывая, что передо мной сидит автор той самой статьи, думаю, можно сделать небольшое исключение.


Что?


— Не надо, — пытаюсь остановить его, только бы не вспоминать это снова. Да, я и только я виновата в том, что случилось. К чему ворошить прошлое? — Не стоит этого делать.

— Боитесь, мисс Майер? — удивляется Эрик. В отличие от меня он совсем не волнуется. — Напрасно. Думаю, вы не меньше меня можете рассказать об этой истории. Не так ли? Хотя…вы уже это прекрасно изложили в статье.


Он поднимается с места. Звук от каждого его шага эхом отдается в голове. Он останавливается, молчит. Что мне ему сказать? Что он хочет услышать? Прошло уже столько месяцев, а я все никак не могу отпустить эту историю.


Поднимаюсь с места, чтобы закончить все это. Хватит! Этот разговор бессмысленный. Не хочу больше продолжать этот фарс.


— Сидеть! — приказывает мне, когда я уже хочу с ним попрощаться. Я сажусь обратно на свое место.


Он снова делает несколько быстрых шагов, нажимает на кнопку диктофона, останавливая запись. Что происходит? Нависает надо мной всем телом. Смотрит в глаза так пронзительно, словно пытается заглянуть в самую душу. Ледяной холод пробирает от такого взгляда.


— А сейчас поговорим начистоту. Что тебе от меня нужно?


Он крепче хватается за спинку кресла, но все еще удерживает меня в этой западне.


— Ничего. Я же сказала, что приехала сюда по работе со своим боссом. Он хотел взять интервью, но не сказал у кого. Он оставил меня прямо у двери, а потом появилась Хизер. Если бы я знала, что здесь будешь ты…ни за что бы не согласилась сюда поехать.

— Вранье, — шипит Хант.

— Клянусь, это правда!


Сглатываю, как только он хмыкает. Он не верит мне, но я ведь не обманываю его. С этим покончено! Раз и навсегда!


— Грейс, ты так ничего и не поняла, — вздыхает он, и я снова отвожу взгляд, чтобы больше не смотреть на него. Это тяжело. Хочется сбежать. Сейчас.

— О чем ты? — с непониманием спрашиваю его. — Думаешь, я сейчас тебе лгу? Нет. О, боже. Да, я виновата перед тобой. Очень. Я написала эту дурацкую статью, я делала эти фотографии, я записывала наши разговоры. Да, это все делала я. Да, я до сих пор сгораю со стыда, как только вспоминаю все это. Мне очень жаль, что все так вышло. Я знаю, что ты не простишь меня, сколько бы я не просила об этом. Прости меня, Эрик. Только сейчас я уже ничего не смогу изменить.


Наши взгляды снова встречаются — что-то вспыхивает в его глазах, и от этого дрожь проносится по моему телу. Почему он так смотрит? О чем он думает? Он наклоняется чуть ниже. Дух захватывает от притяжения между нами. Наверное, это все мое воображение. Тянусь чуть вперед, когда наши губы находятся на опасно близком расстоянии. Что-то происходит в этот момент.


— Я мог бы заставить тебя страдать, Грейс. — Его голос задумчив, полон сожаления. Почти переходит на шепот.

— Ты уже это сделал.


Он долго смотрит на меня, пока все внутри съеживается от страха. Тишина окутала нас. Все вокруг исчезло. Время замерло, и я почему-то не хочу, чтобы все вернулось на круги своя. Так волнительно снова оказаться с ним наедине. Снова чувствовать его рядом. Воспоминания мучают меня, напоминают о том, что когда-то мне было так хорошо. Даже, когда моя жизнь была полна обмана. Даже тогда я чувствовала себя гораздо счастливее.


Он качает головой, вздыхает и нажимает на кнопку, а диктофон снова начинает запись. Его тень больше не нависает надо мной. Магия исчезла. Я поднимаюсь с места, желая что-то сказать ему. Только есть ли в этом смысл?


— И все-таки, мисс Майер, вы никудышный журналист. Сколько громких слов на выпускной церемонии — быть журналистом, но оставаться человеком. Так вы говорили? — вздыхает он, подойдя еще ближе. Его ненависть ко мне слишком осязаема. — А на деле…хуже некуда. Возможно, еще не слишком поздно найти себя в чем-то другом.


Игнорирую его слова. Лучше бы он просто промолчал.


— Это все? — спрашиваю у него, отведя взгляд.


Голос дрожит. Я не должна плакать. Я не пророню ни единой слезинки, хотя слезы уже готовы задушить меня. Я не покажу их Эрику. Он не увидит, как я плачу. Не увидит мою боль.


— Разумеется, — он пожимает плечами. — Ваше время вышло, — продолжает он говорить тем же тоном. Властным, знающим свое место. Раньше он был другим. — Всего доброго.


Он отходит в сторону, окончательно разрывая невидимые нити, которые тянули нас друг к другу. Они связывали нас. Я это чувствовала. Я все чувствовала. Всегда.


Выключаю диктофон и крепко сжимаю его в ладони.


— И вам, мистер Хант…всего доброго, — бросаю эти слова, буквально изнывая от желания уйти отсюда. Хочется найти темный уголок и забиться в него, чтобы никто не нашел. Хочу побыть одна, выплеснуть все эмоции наружу.

— Ах, да, — он останавливает меня, когда свобода была уже так близко. Что еще? — Сделай одолжение — убери эту виноватую гримасу со своего лица, — говорит он мне без всяких формальностей. — Тошно на это смотреть.


Проглатываю каждое слово, хотя терпение на исходе. Ничего не отвечаю ему на этом. Выхожу из кабинета, минуя Хизер, которая что-то говорит мне вслед, но я не слышу ее. Не хочу слышать. Как же я устала! Слезы текут по щекам, но воздуха так мало. Хочется поскорее оказаться на улице и сделать глоток свежего воздуха.


Вижу, как мне навстречу бежит Рэй.


— Грейс, прости, я… — он пытается мне что-то объяснить, но мне все равно. Не хочу никого видеть и слышать. — Ты сама взяла интервью у конгрессмена?

— Да, — Он забирает вещи, видя, что со мной что-то не так. Снова прикрываю глаза, чувствуя, как по щекам катятся слезы.


Как же хочется громко закричать, что есть силы. Кажется, так может стать легче. Сколько еще я буду расплачиваться за все это?


— Эй, ты что плачешь? — Рэй обеспокоен, но ему не понять, в чем дело. — Тебя кто-то обидел? Что случилось?


Качаю головой, вспоминая наш разговор с Эриком. Его слова неустанно крутятся в голове. Если бы я сама знала…


— Ничего, Рэй. Уже ничего…


========== Глава 30 ==========


Эрик


Не проходит и минуты после ухода Грейс, как в кабинет залетает Хизер. Она плотно сжимает губы, и я уже догадываюсь, что сейчас она устроит мне очередное чтение нотаций. И она будет права.


— И как это понимать? — Она скрещивает руки на груди, ожидая от меня объяснений. — Вдруг она снова шпионит за вами?

— Не думаю, Хизер. Кажется, сейчас она была здесь действительно по работе.

— Вы что…защищаете ее? Эту дрянь, которая едва не испортила вам карьеру? — Она возмущена. Это даже мягко сказано.

— Я не защищаю ее. Ладно, проверь, действительно ли она работает в этой газете. Кто там главный и чем они вообще занимаются, — вздыхаю, на мгновение ощутив собственные сомнения.

— Не дай Бог, окажется, что она там не работает, — говорит она, сдерживая злость из последних сил. Наверное, она готова меня убить за все, что я вытворяю.

— Надеюсь, что она действительно из этой газеты. — Неужели, Грейс решила наступить на те же грабли еще раз? — Проверь, как можно скорее.

— Будет сделано, — строго отвечает мне. — Все-таки это было плохой идеей приехать в Атланту. Я так и знала. Ответьте мне честно, вы решили приехать сюда действительно по работе?


Отвожу взгляд, не зная, как ответить.


— Конечно. — Мой голос звучит строго, но чертовски неуверенно. Хизер меня точно раскусит.


Она щурится. Ну вот. Сейчас снова начнется.


— Мистер Хант, я же вам говорила… — Не обращаю внимания на ее гнев. Сейчас не до ее нравоучений.

— Замолчи, Хизер! — приказываю ей. Жестко. Как назло вспоминаю Грейс, которая испуганно вздрогнула, когда я говорил с ней тем же тоном. Я сделал все правильно.

— У вас интервью со следующим журналистом. — Она все равно настаивает. Как всегда игнорирует мои вспышки ярости. В последнее время ей и так пришлось пойти на уступки, несмотря на то, что я обещал ей оставить эту историю. Но я не могу. Эта история — мое проклятье, от которого никак не избавиться. Она заставляет возвращаться, хотя я знаю, что каждый мой шаг в сторону Грейс Майер роковой. Огромная ошибка, о которой я буду жалеть. Когда-нибудь. Но не сейчас.

— Пусть идут все к черту! — Хожу по просторной комнате, не зная, куда податься. Мысли сейчас совсем не о том. Мне следовало бы успокоиться. Выплескивать эмоции ни к чему. — Отмени все интервью. Скажи, что мне нужно срочно уехать.


Вижу, что Хизер не выполнят мое указание. Все так же стоит на месте.


— Ну же, Хизер! — Я на взводе. Еще чуть-чуть и я просто взорвусь. — Чего ты стоишь? Иди и скажи им!


Она вновь игнорирует мои слова. Что за упрямая женщина?


— Почему вы никак не можете выкинуть из головы эту Майер? — негодует она, уже не зная, как достучаться до меня. Хотя, в отличие от меня она все равно спокойна. — Почему? Скажите мне, мистер Хант!


Поворачиваюсь к ней, и мне кажется, она все поняла без слов. Дьявол! Да, наверное, это написано у меня на лице, только я не позволю понять этой самой Грейс. Нет. Никогда.


— Потому что я люблю ее.


Так странно произносить эти слова вслух. Говорить об этом кому-то другому, постороннему. Так непривычно. Не думал, что это будет настолько просто, но что еще я мог ей сказать? Думаю, Хизер сама все понимала. Моя поездка на выпускную церемонию уже тогда наверняка натолкнула ее на эти мысли.


— Только этого нам не хватало, — она качает головой. — Надеюсь, ваша невеста об этом не знает. Вы же сами понимаете, каких усилий мне стоило…

— Знаю, Хизер, — перебиваю ее, чтобы она снова не заводила об этом разговор. — Тебе не нужно напоминать мне об этом так часто.

— Но все же мне приходится это делать. — Она подходит ближе. — Поймите, мистер Хант. Еще один промах с вашей стороны — и вы можете распрощаться с вашей карьерой. Здесь нет места неудачникам. Вам чудом удалось избежать серьезных последствий после той истории. И вы знаете, благодаря чему. Подумайте, что для вас важно — развлечение с Майер, а таких, как она миллионы, или ваша карьера, признание, деньги и, наконец, ваша сестра. Второго шанса у вас не будет.


Грейс


Глядя на монитор, никак не могу приступить к работе. Прошло уже полчаса, а я все никак не могу начать. Нет сил. И желания. Уже который день подряд.


«И все-таки ты никудышный журналист», — вспоминаю слова Эрика, и меня вновь передергивает от этих слов.


Наверное, со стороны я действительно выглядела ужасно. Даже слишком. До сих пор сгораю со стыда после этого интервью. Хочу спрятаться на время, чтобы избавить себя от этих терзаний, но черт возьми как же это сложно!


— Эй, Майер, доброе утро! — Рэй снова весело приветствует меня, подмигивает, словно все прекрасно. Но только не у меня.

— Доброе утро, — уныло говорю ему, но вспомнив о небольшом сюрпризе, достаю бумажный пакет. — Это вам.

— Что это? — Любопытство просыпается в его глазах. Он заинтригован.

— То, что вы так любите, — говорю ему, еще больше пробуждая в нем интерес. — Догадались?


Он улыбается, явно не понимая, что я для него приготовила. Точнее, не совсем я.


— Эм…не совсем. Ладно тебе, Майер. Что там?


Снова наигранно улыбаюсь, наблюдая, как загораются его глаза.


— Сэндвич с тунцом. Целых два прекрасных сэндвича. Кажется, сегодня вам снова нужно на интервью. Думаю, вам просто необходимо перекусить. К чему нарушать традицию?


Протягиваю ему пакет, и он нехотя его забирает. Так-то лучше.


— Это…неожиданно. Как мило с твоей стороны….Грейс. — Он произносит мое имя, и это знак, что сейчас он либо взбешен, либо…о, нет. Надеюсь, это все-таки первый вариант.

— Не стоит благодарности, Рэй. Что не сделаешь ради любимого босса, — говорю ему эти слова, когда он уже направляется к кабинету, но услышав, что я сказала, резко поворачивается. Подмигиваю ему и снова устремляю взгляд на экран. Кажется, теперь я и правда готова работать.


Читая одну из статей для нового номера, так погружаюсь в работу, что не сразу слышу, как меня зовет Рэй. Решил поделиться сэндвичем? Или ему снова стало нехорошо? Сегодня он еще не вызывал меня к себе, а это уже о чем-то говорит. Я могу приносить ему сэндвичи с тунцом хоть каждый день, напоминая о том, каким идиотом он был в день интервью с Хантом.


— Что такое? — спрашиваю у него, присев напротив.

— Где интервью с Хантом? — спрашивает он абсолютно серьезно. — Прошло уже несколько дней. Я должен выслать готовый вариант его помощнице. Все готово?


Растерянно смотрю на Рэя, на секунду почувствовав себя уязвимой. Нет, не хочу вспоминать тот день.


— Я думала, вы будете им заниматься. — Его это удивляет. Сильно.

— С чего ты взяла?

— Наверное, потому что это интервью было нужно вам, а не мне. Я просто задала ему ваши вопросы.

— Майер, тебе не кажется, что я мог просто тебя проверить? А? — Он говорит это с улыбкой.


Что?


— Проверить? Меня?

— Почему бы и нет? Второй этап, Майер. Неужели ты забыла? — Он вздыхает, начиная что-то набирать на компьютере. — Да, я планировал интервью с Хантом, но его помощница убрала почти все вопросы, которые меня интересовали. Я выписал то, что осталось и добавил один — последний, ответ на который мне был необходим. Ты очень вовремя пришла в нашу редакцию, и я решил воспользоваться этим. Ты все сделала правильно, спросила обо всем, включая последний вопрос. Ведь так?

— Вы не слушали запись? — Вспоминая наш диалог с Эриком, на душе снова скребут кошки. Боже, когда закончится эта пытка?

— Еще нет. Я думал, это сделаешь ты, а мне останется только все отредактировать. — Еще чего! — Но ладно, я займусь этим сам. Спасибо за помощь!

— Нет! — громко возражаю ему, вспомнив, что Эрик говорил мне. — Я…я сама этим займусь. Все будет готово к обеду.


Он удивленно поднимает брови. Боже, надеюсь, он ничего не заподозрил. Только этого не хватало.


— Ладно, как хочешь. Разделить с тобой работу для меня только в радость. — Он усмехается, взглянув мне в глаза. — Кстати, как тебе моя актерская игра? Я старался.

— Ужасная. Хуже некуда, — говорю ему, крепко сжав блокнот.

— Но ты ведь поверила, — он улыбается и тоже мне подмигивает. — Что не сделаешь ради любимой ассистентки.


Он возвращает мне мои же слова. Один — один. Если бы он знал, чего мне стоило взять это интервью. Как же глупо я выглядела в глазах Эрика.


— Все, Майер. Возвращайся к работе. Наше маленькое совещание закончилось.


Слушая свое интервью с Хантом, появляется непреодолимое желание стереть запись. Сейчас же. Я все равно это сделаю, как только напишу ответы на его вопросы. Так волнительно снова слышать его голос, но вспоминая, что следовало за всеми его упреками, сердце снова сжимается с тугой узел. Он все еще не простил меня. И никогда не простит. Не думаю, что он из тех людей, которые забывают об обидах, а уж тем более о предательствах. Уверена, он всегда будет помнить об этом, где бы я ни была, сколько бы километров нас не разделяли. Но как долго я смогу жить с этим? Если честно, я очень устала. Я хочу свободы.


Иногда просыпаясь среди ночи после очередного кошмара, так хочется снова вернуться назад, когда все было хорошо. Так хочется снова вздохнуть полной грудью, зная, что моя жизнь не обременена проблемами. Я старалась. Правда. Я думала, что мне просто нужно время, чтобы все отпустить. Но время идет. Уже прошел почти год. Целый год… Но я так и не отпустила, не смогла забыть. В чем причина?


Вновь вслушиваюсь в слова Эрика, который как раз говорит о знакомстве со своей невестой. Я помню его взгляд, когда он упоминал бал-маскарад. Помню, как огоньки вспыхивали в его глазах. Я все это помню. Мы оба не забыли тот вечер. Ту ночь. Почему он соврал? Я ведь знаю, что он говорил обо мне. Может быть, поэтому я все еще мучаюсь и не могу выпустить из сердца эту историю. Потому что еще не все тайное стало явным.


Я столько раз хотела ему рассказать об этом, но никогда не была уверена, что он поверит. Сейчас в этом нет никаких сомнений, но теперь мне совсем нечего терять. Стоит ли попробовать все ему рассказать и, наконец, поставить окончательную точку в этой истории? Возможно, вот он выход. Нужно только дождаться того момента, когда статья выйдет в свет.


Отправляю черновой вариант статьи Рэю и приступаю к другим делам. Все время поглядываю на часы, ожидая, когда он вызовет меня к себе. Проходит час, два, три. Редакция начинает постепенно пустеть, но я все еще томлюсь в ожидании.


Проходит еще час. Почему так долго? Поднимаюсь со своего места и подхожу к его кабинету. Стучу два раза, как он всегда просит, и захожу внутрь.


— Что-то не так, Грейс? Я думал, ты уже ушла. — Рэй выглядит немного уставшим. Неужели все это время он сидел с моей статьей.

— Я хотела узнать, как там интервью с Хантом. Вы ничего не…

— Я уже все давно отредактировал и отправил его помощнице. Она обещала дать ответ сегодня вечером. Если все одобрят, то уже послезавтра статья выйдет в свет.

— Уже послезавтра? — удивляюсь, вспоминая о своей затее. — Прекрасно.

— Иди домой, Грейс. Сегодня ты прекрасно поработала, — он улыбается. Голос стал мягче. Сейчас в нем нет привычных ноток сарказма. Странно. — Спасибо за помощь! У тебя получилось прекрасное интервью.

— Спасибо, что оценили мою работу. Я старалась.


Как и говорил Рэй, статья выходит ровно через день. Он внес совсем немного правок, но от этого смысл написанного все равно не меняется. Моя первая статья в этой газете. Рэй даже указал мое имя в конце. Вот это да! На мгновение меня охватывает грусть, что моя карьера в редакции все равно началась с Ханта. Он повсюду. Словно преследует меня на каждом шагу. Но скоро я расставлю все точки над i. Скоро все прояснится. И между ним и мной больше не будет никаких секретов. Я устала бояться наших встреч, когда их совершенно не ждешь. Я больше не хочу вспоминать прошлое. Я хочу забыть об этом. Навсегда.


В пятницу вечером вылетаю в Вашингтон, уже в самолете чувствуя волнение. Да, я боюсь. Понятия не имею, получится ли у меня все, как я задумала. Надеюсь, что так.


Останавливаюсь в одном из отелей и тут же отправляюсь на небольшую прогулку по городу. Я так давно не была здесь. В последний раз я уезжала отсюда абсолютно разбитой. Помню, как покидала кабинет Эрика, совсем не зная, чего ожидать дальше. Глядя на здание Конгресса в эту минуту, чувства вновь пытаются напомнить о себе. Я знаю, они не ушли. Все осталось прежним.


Оказавшись возле дома Кэсси, появляется желание подняться наверх и высказать ей все, что я хотела. Но разве игра стоит свеч? Она всегда находила, что мне ответить. Даже, если была неправа. В том, что случилось, виноваты мы обе. Осознала ли она свою вину? Да, я поступила подло, но она сделала еще хуже. Говорят, что дружба проверяется временем, но наша дружба с Кэсси проверялась поступками. И мы обе не прошли этот тест.


Возвращаюсь в гостиницу и достаю из рюкзака то, из-за чего все началось. Вот она, та самая причина, почему я снова здесь. Черная маска все так же прекрасна. Великолепна. Я хранила ее все это время, как память о том вечере. Пора отпустить эти воспоминания. Настало время раскрыть все карты. Больше никакой лжи. Больше никаких секретов. Незнакомец должен узнать, кто такая Незнакомка...


========== Глава 31 ==========


Блуждаю по магазинам в поисках черного платья, которое нужно для завершения моего образа. Одной маски недостаточно. Нужно, чтобы каждая деталь напомнила Эрику о том вечере. Я хочу, чтобы он снова вспомнил тот образ. Чтобы он вспомнил ту Грейс, когда он понятия не имел, что за маской скрывалась я.


Я устала от секретов, устала от обмана, в который втянула себя, слепо следуя своим принципам. Как же хочется былой свободы. Как же хочется ощутить в себе внутреннюю силу, которой я лишилась, когда в моей жизни наступил полный крах. Сейчас я действительно готова к переменам. Они необходимы мне, как воздух. Без них я вряд ли смогу справляться со своими внутренними демонами, поэтому поставить точки во всех историях и начать жизнь с чистого листа — вот, что спасет меня от прошлого. Я чувствую, что сейчас то самое время.


Обойдя почти весь торговый центр, устало присаживаюсь за столик, заказывая себе кофе. Энергия на исходе, но вспоминая о том, что ждет меня впереди, снова ощущаю в себе внутренний подъем. У меня все получится. Главное, чтобы Эрик пришел на встречу.


Еще пару дней назад, я случайно узнала, что Эрик будет присутствовать на одной из выставок в Национальной художественной галерее. Там я и должна передать ему небольшое послание. Взглянув на красный конверт, лукаво улыбаюсь, но все равно ощущаю небывалый трепет внутри. Кажется, словно все это происходит со мной впервые. Наверное, сейчас я нервничаю еще больше, чем тогда, ведь в тот момент я не собиралась раскрывать свою личность. Для меня это было увлекательной игрой, не более, до тех пор, пока я не потеряла над собой контроль.


По пути в гостиницу, заодно не спеша прогуливаюсь по улице, слушая в наушниках недавно составленный плейлист. Уже собираюсь завернуть за угол, как замечаю перед собой миссис Форд. Черт! Хочу уйти незамеченной и быстро поворачиваюсь, опустив голову, только бы он не увидела.


— Грейси? — О, нет. Выключаю музыку и с досадой смотрю на свой телефон.


Обернувшись, сразу же растерянно отвожу взгляд, но уже поздно. Меня заметили.


— Миссис Форд, какой сюрприз, — говорю ей, быстро улыбнувшись. Надеюсь, она не заметила мое смятение.


Наигранно улыбаюсь ей.


— Кэсси не сказала мне, что ты в Вашингтоне! Почему ты не заглянула к нам? — Ее вопрос кажется таким простым, но в данной ситуации я не могу найти подходящий ответ. Похоже она ничего не знает.

— Эм… Понимаете…

— Хотя, зачем нам терять время на разговоры здесь? Пойдем к нам. Ты же знаешь, мы живём совсем рядом. Заодно поболтаешь с Кэсси. Вы же так давно не виделись!


Она уже собирается взять меня за руку, но я делаю шаг назад, чтобы этого не произошло.


— Простите, — хмурюсь, с трудом подбирая слова. Ох, Грейс. Ты ведь хотела начать новую жизнь без вранья. — Я…я здесь по работе. У меня очень загруженный график, поэтому нет времени на встречи. Извините, миссис Форд, но я очень опаздываю. Мне пора.


Она даже не успевает мне что-то ответить, потому что я тут же стараюсь уйти от нее как можно дальше. Какая дурацкая встреча! Теперь Кэсси узнает, что я в Вашингтоне и, возможно, попытается выяснить причину моего приезда. Она не должна узнать о том, что я собираюсь встретиться с Эриком. Она может все испортить, разрушить, как сделала это тогда.


Вернувшись в номер отеля, начинаю собираться на выставку. Достаю из пакета парик, который я купила сегодня. Стать на время блондинкой определенно не самая лучшая идея, но мой план не должен провалиться. Я добьюсь того, чего хотела.


Застегивая черное платье, смотрю на свое отражение в зеркале, пытаясь отыскать хотя бы одну деталь, которая может выдать настоящую Грейс. Последний штрих — черные очки, чтобы скрыться от посторонних взглядов и наблюдать за всем без лишнего волнения. Хотя не буду лукавить — несмотря на мой боевой настрой, я боюсь. Ужасно. Боюсь, что все может пойти не так. Боюсь, что все испорчу.


Сев в такси, достаю из сумочки конверт с запиской. Да, я напомню ему о себе. Он поймет, что наша с ним история еще не закончилась. Последний ход будет за мной.


«Ещё не забыл обо мне? По крайней мере, статья в этой газете просто кричит об этом, господин конгрессмен… Я тоже о тебе не забыла. Только мы с тобой знаем правду. Это наша с тобой история. Это была наша ночь. Мне кажется, настало время показать тебе, кто я. Год спустя. Я снова буду в той же маске. Для тебя. Ты готов?


Буду ждать тебя.

В 22:00. Там, где мы узнали друг друга с самой лучшей стороны.


Не прощаюсь,

Твоя Незнакомка»


Еще раз перечитываю текст, который написала накануне. Ощущаю внутри волнительный трепет, представляя его реакцию, когда он прочтет это. Удивится? Разозлится? Испугается? О чем же ты подумаешь, Эрик Хант?


Подкрашиваю губы алой помадой, как только такси останавливается напротив галереи. Давай, Грейс, у тебя все получится. Снимаю очки, решив, что буду выглядеть нелепо на фоне других. На мгновение вспоминаю себя в детстве. Всегда любила все эти сцены из кинофильмов, когда главные героини играли шпионок. Маскировались. Всегда прятали свой пронзительный взгляд под темными очками. В те времена я так хотела быть похожей на них. Удивительно, что мои детские мечты дали о себе знать именно сейчас.


Зайдя в один из залов, в котором сейчас находится основная масса людей, сливаюсь с приглашенными гостями и начинаю искать Эрика. На это уходит мало времени. Его трудно не заметить. Он улыбается. Вежливо. Учтиво. Полностью соответствуя своему статусу. Любуюсь им со стороны, с грустью осознавая, что этот мужчина никогда не будет моим.


Подзываю к себе одного из официантов, который стоит без дела.


— Чем могу помочь, мисс? — интересуется молодой человек, как только оказывается рядом.

— Не могли бы вы передать это мистеру Ханту? — Протягиваю ему конверт, на что он удивленно вскидывает брови.

— Мисс, простите, но я не имею права…

— Как насчет поощрения за свою работу? — не даю ему договорить, протягивая следом несколько купюр.


Парень оглядывается по сторонам.


— Боюсь, что…

— Остальное получишь, когда передашь конверт. — Он резко вздыхает, но все-таки забирает деньги и конверт.

— Хорошо, я все сделаю.

— Так-то лучше, — улыбаюсь ему, довольствуясь тем, что все идет по плану. — Только не говори, кто передал конверт. Он сам все поймет. Договорились?

— Да, мисс.


Наблюдаю за тем, как официант нерешительно подходит к Эрику, дождавшись, пока тот останется один. Возможно, он проделывает этот трюк уже не первый раз, судя по тому, как уверенно он ведет себя перед Хантом. Официант предлагает ему бокал шампанского, но Хант отказывается. Официант подходит чуть ближе, достает из кармана конверт. Сердце замерло в тот момент, когда Эрик нахмурился, не понимая, что он только что получил.


Официант быстро уходит, но я продолжаю следить за Хантом. Он открывает конверт, достает записку. Все внутри сжалось от волнения. Он читает мое письмо. Все получилось. Не могу скрыть улыбки. Стараюсь затеряться среди гостей и незаметно покидаю главный зал, заодно отдав официанту оставшуюся часть его награды.


На часах почти девять, а это значит, что у меня еще есть время все подготовить.


Приехав в отель, в котором все случилось год назад, захожу в большой холл. Девушка на ресепшене встречает меня, как и всех клиентов этого отеля, счастливой улыбкой.


Наверное, это входит в ее должностные обязанности — улыбаться всем, кто готов оставить в этом месте целое состояние.


— Добрый вечер, мисс! Рады приветствовать вас в нашем отеле. Могу ли я…

— У меня забронирован номер в вашем отеле. На имя Грейс Майер.


Получив карточку, отправляюсь на самый верх, чтобы встретиться лицом к лицу со своими воспоминаниями. Мне пришлось отдать за ночь в этом отеле почти все свои сбережения, но надеюсь, оно того стоит.


Останавливаюсь напротив того самого номера, на мгновение отмотав время назад. Словно все случилось только вчера. Воспоминания до сих пор так свежи в памяти. Я ничего не забыла. Кажется, все еще помню запах цветов, который окутывал комнату, тот приглушенный свет, ночные огни города.


Захожу в соседний номер. Прямо напротив номера Х. Пока есть время привести себя в порядок, устраиваюсь перед зеркалом, чтобы снять парик и сделать на голове хоть какое-то подобие прически. Накрасив губы другой помадой, еще раз подкрашиваю ресницы и тянусь к сумочке, чтобы достать маску.


— Вот и все, Грейс, — говорю самой себе, уже ощущая, как по телу пробегает дрожь.


Понятия не имею, как может закончится этот вечер. Не знаю, какой будет реакция Эрика. Возможно, он начнет обвинять меня, что я точно все спланировала. Может быть, он подумает, что я снова пытаюсь его обмануть. Сейчас возможен любой исход, но я буду верить в лучшее.


Время тянется слишком медленно. Минута длится вечность. Уже почти десять, но я все время прислушиваюсь к посторонним звукам за дверью. Вдруг он пришел? А если нет? Сомнений становится все больше. Еще немного и я начну паниковать, что все было напрасно.


Услышав чьи-то шаги за дверью, тут же прислушиваюсь к звукам, но кажется, это не Эрик. Еще шаги, и мое сердце в очередной раз екает. Снова не он.


Эрик не придет. Эта мысль начинает прочно оседать в голове. Я начинаю верить в это, хотя еще утром была уверена, что он захочет встретиться с Незнакомкой.


Уже совсем отчаявшись, сажусь на пол, прислонившись к двери. Начало двенадцатого, но Эрик так и не пришел. Снимаю маску, глядя на красивое черное кружево. Мой план провалился. Пора бы уже это признать.


Откидываю маску в сторону и задумчиво смотрю в одну точку, чувствуя себя полной идиоткой. Наверное, Хизер запретила ему самовольничать, а уж тем более ходить на сомнительные встречи вроде этой.


Усталость начинает брать надо мной верх, и я чувствую, как меня клонит в сон. Прекрасно. Заплатить кучу денег, чтобы просто переночевать в дорогом отеле. Теперь придется просить прибавки у Рэя. И он вряд ли одобрит мою просьбу.


Услышав медленные шаги, чуть внимательнее прислушиваюсь к посторонним звукам за дверью. Все внутри напрягается. Словно на каком-то интуитивном уровне я понимаю, что сейчас не время расслабляться. Шаги становятся чуть громче. Ощущение, будто сейчас я услышу стук в дверь. Кожу покалывает от волнения. Снова стало страшно. Кто-то проводит карточкой. Дверь открывается. Хлопок. Он в номере. В соседнем номере. Он пришел.


Новая волна паники накрывает меня еще сильнее. Подбираю маску с пола и бегу к зеркалу, чтобы поскорее ее надеть. Еще раз смотрю на саму себя перед тем, как покажу Эрику, что все это время Незнакомкой была я.


— Последний рывок. У меня все получится, — подбадриваю саму себя.


Выхожу из номера и подхожу к соседнему. Сердце колотится. От волнения даже немного подташнивает, но я пытаюсь подавить в себе приступ паники.


Дрожащей рукой стучу в дверь, испытывая желание убежать, но это говорит во мне страх. Ну же, открой.


Ладошки вспотели, сердце застучало быстрее. Господи, я сейчас сойду с ума. Почему он не открывает? Ручка дергается, и я сглатываю, ощущая прокатившуюся по телу дрожь.


Дверь открывается, и я уже готовлюсь улыбнуться, чтобы войти в образ. Но увидев перед собой не Эрика, широко распахиваю глаза. Что?


— Ну, здравствуй, — говорит Хизер, которая встречает меня на пороге номера. Какого черта она здесь делает? Почему Эрик отдал ей записку? Господи, как же я влипла! — Ты та самая Незнакомка?


Делаю шаг назад, думая уйти, пока у меня еще есть такая возможность. Отрицательно качаю головой, действительно собираясь уйти, но Хизер крепко хватает меня за руку, затаскивая в номер. Закрывает дверь и толкает вперед, в гостиную.


— Вот, она здесь, — сообщает она об этом явно не мне. — Наверное, ждала вас в одном из соседних номеров.


Взглянув вперед, замечаю Эрика, смотрящего в окно. Он смотрит на нас обеих, и я готова поклясться, что увидела в нем тот же взгляд, как на том вечере. Увлеченный. Полный желания.


— Хизер, тебе стоит быть повежливее с нашей гостьей, — говорит он ей, не спеша подходя ко мне.


Опускаю голову, мечтая расплакаться. Все полетело к чертям. Все сорвалось. Я столько раз представляла этот момент. Я снимаю маску, и он понимает, что все это время его Незнакомка была рядом. Я думала, этот момент будет принадлежать только нам — мне и ему. Но сейчас его желает разделить и Хизер. Почему в моей жизни все идет наперекосяк?


— Мистер Хант, думаю, что сейчас лучше решить одну маленькую проблему. — Она кивает в мою сторону. — У нас мало времени.


Он становится прямо напротив. Рядом. Близко. Практически лицом к лицу. Не могу осмелиться посмотреть ему в глаза. Слишком страшно.


— Вот мы и встретились, — говорит он мне сладким голосом, но сейчас я не могу сосредоточиться на его словах. Мысль о том, что в комнате находится и Хизер, слишком назойлива. Она не дает мне покоя. — Посмотри на меня, Незнакомка.

— Мистер Хант! — обращается к нему Хизер, но тот не обращает на нее внимания.

— Прошу, посмотри на меня. Я должен вспомнить, как прекрасны твои глаза. Знаешь, я так жалею, что совсем их не запомнил.


От трепета внутри я готова сделать все, что он только пожелает. Как же это волнительно. Как эти чувства будоражат. Как же я скучала по его нежности. Как же мне этого не хватало.


Приподнимаю голову и направляю свой взгляд прямо на Ханта. Кажется, время остановилось. Я так долго ждала этого момента. Невыносимое, но такое восхитительное чувство. Наши взгляды встречаются, и, кажется, вот он — столь желанный, столь волнительный момент, но все рушится в один миг, как только Хизер неожиданно срывает с меня маску, обнажая мое лицо перед Эриком.


От испуга я закрываю лицо руками, боясь увидеть его реакцию.


— Ты? — слышу его голос, полный недоумения. Все еще стою неподвижно, не решаясь взглянуть на него. Руки дрожат, все тело дрожит. Чертова Хизер испортила все, что только можно! — Это ты…


========== Глава 32 ==========


Еще никогда за всю свою сознательную жизнь я не чувствовала себя такой уязвимой. Кажется, будто я стою перед ними голая. Словно все мои слабости, все самое ужасное, что я прятала где-то глубоко в себе, теперь как на ладони. Для них я словно открытая книга с кучей вырванных страниц.


Все еще боюсь посмотреть на Эрика. Боюсь сделать лишнее движение, не желая ощутить на себе еще больше внимания. Эрик молчит, и я с волнением ожидаю, что скажет Хизер. А я уверена, что она точно не станет молчать. Для нее это еще один повод доказать и наглядно показать своему боссу, что я — самая большая ошибка в его жизни. И ведь он поверит ей. Почему я в этом совсем не сомневаюсь?


— Опусти руки, — говорит Эрик. Кажется, голос спокоен, но все это обман. Я чувствую эмоции, которые исходят от него. Их так много. Они настолько сильные. Они поглощают и меня. — Ну же, Грейс. Ты ведь сама хотела этой встречи.


Опускаю дрожащие руки, приподнимаю голову, чтобы взглянуть на Эрика. Так страшно. Почему? Что еще он может сделать? Что я еще я могу потерять? Ничего. Совсем ничего.

Наши взгляды встречаются в волнительном противостоянии. Секунды кажутся целой вечностью.


— И почему я не удивлена? — фыркает Хизер, став позади Ханта. Она презирает меня. Она показывает это всем своим видом. — Теперь, понятно, как она вышла на вас, мистер Хант.

— Хизер, оставь нас наедине. Ты свободна на сегодня, — говорит он ей, удивляя нас обеих. Я думала, что без нее он не станет со мной говорить.


Она продолжает стоять, хотя пора бы уже выполнить просьбу своего босса и уйти отсюда. Давай, оставь нас наедине. Я не сделаю ему ничего плохого. Скорее он сможет ранить меня, чем это сделаю я.


— Вы снова наступаете на те же грабли, — говорит она ему, с трудом сдерживая злость. — А если у нее снова включен диктофон. А если в номере установлены камеры? А вдруг…

— Хизер, я попросил тебя уйти, — перебивает ее, не дав закончить гневную тираду.


Она стоит несколько секунд, наверное, пытаясь придумать новый план действий, но Эрик не оставляет ей выбора. Она сдается.


— Хорошо, — соглашается с ним, подходит ко мне, бросая мою маску. Она смотрит на меня с нескрываемой яростью. Я всегда иду против ее планов. Я всегда перехожу ей дорогу, хотя делаю это случайно. — Только попробуй выкинуть какой-нибудь фокус.

— Хизер, ты все еще здесь? — Приказной тон Эрика вынуждает ее поторопиться, но я уверена, она совсем не боится его. Хизер Фокс не из тех, кто пугается таких мелочей.


Как только дверь номера хлопает, я снова осознаю, что мы с Эриком остались наедине. Моя личность раскрыта. Все случилось совсем не так, как я представляла себе весь год. Столько раз мое воображение рисовало картинки нашей встречи. Это было похоже на кадры из кинофильма. Захватывающие, волнительные, пробуждающие внутри нечто запретное.


— Не похожа на твою невесту? — первой начинаю разговор. Эрик качает головой. — Правильно, потому что это со мной ты познакомился в тот вечер. Это я была под маской на том маскараде. Я всегда была той Незнакомкой, Эрик. Я всегда была рядом, но ты этого не понимал.


Он делает глубокий вдох.


— Почему я должен тебе верить? — Его глаза изучают меня. Пытаются понять, обман все это или нет?

— Сейчас мне все равно, поверишь ты или нет. Я ведь и так потеряла все, что могла. Мне больше нечего скрывать от тебя. Я не пытаюсь влезть в твою жизнь, разоблачить или слить всю информацию какой-нибудь газете. Мне это не нужно.


Эрик отходит в сторону. Останавливается возле окна, повернувшись ко мне спиной.


— Почему ты решила рассказать мне обо всем именно сейчас? Почему не сделала этого раньше?

— Я хотела, но, наверное, тогда еще не была готова открыть тебе правду. Ты встреча на маскараде была самой первой. Я понятия не имела, что познакомлюсь с каким-нибудь незнакомцев и тем более проведу с ним ночь. Я просто хотела развеяться, а Кэсси убеждала меня, что одна ночь ничего не изменит. Я решила рискнуть и вот, что получилось.

— Ты знала, кто я?

— Нет, я увидела твое лицо, когда уходила из номера. Мне было так любопытно, как ты выглядишь. Я думала, что больше никогда тебя не увижу, поэтому решила на тебя взглянуть. Я не пыталась узнать, кто ты. Не собиралась искать тебя, потому что знала, что между нами не может быть нечто большее, чем просто ночь в отеле.

— И что было потом? — Она продолжает задавать вопросы, вытягиваю из меня всю правду, заставляя и меня вспомнить события, которые полностью изменили мою жизнь.

— Я вернулась в Атланту, и все снова стало прежним. На тот момент я знала, что буду проходить стажировку у Катрин Бейтс. Я вспоминала о той ночь. Часто, даже очень. Я все еще помнила твое лицо, но понятия не имела, как тебя можно найти.

— И как же ты меня нашла?

— Я увидела тебя в редакции журнала. Ты как раз выходил из кабинета Катрин. Помнишь, я уронила телефон, а ты подал его мне? Я сразу тебя узнала. Мне казалось, что наша встреча — это что-то нереальное. В жизни так не бывает. Но это случилось. Мы встретились снова. Как только вы с Хизер ушли, все тут же начали сплетничать о вас с Катрин, но я понятия не имела, кто ты. Тогда мне и рассказали, что ты конгрессмен. Я захотела встретиться с тобой. В какой-то момент я поняла, что хотела бы повторить ту ночь. Мне этого не хватало. Я знала, кто ты, поэтому найти тебя было лишь вопросом времени.

— А потом Катрин предложила тебе пошпионить за мной? — Он перебивает меня, резко поворачивается, застав меня врасплох. — Так все было?

— Почти, — вздыхаю, вспоминая те дни, когда я наивно верила, что смогу построить себе карьеру на громкой истории с конгрессменом. — Я сама вызвалась все разузнать. Я думала, что смогу все устроить, встречаясь с тобой в образе Незнакомки. Мне казалось, это должно было сработать. К тому же, ты сам охотно шел на контакт. Даже предложил мне…проводить с тобой время.


Ощущаю себя неловко, вновь вспоминая не самые приятные моменты.


— Значит, это была твоя инициатива, — говорит он с пренебрежением. Ему не нравится это слышать, я это знаю. Я ожидала, что он может так отреагировать.

— Да, моя, — киваю, говоря ему чистую правду. Теперь, больше нечего скрывать. — А потом произошла та дурацкая авария, из-за которой пришлось забыть о Незнакомке и быть просто Грейс. Именно тогда ты ведь и узнал обо мне все.

— Это все? — Он поднимает голову, устремив на меня серьезный взгляд. Знать бы мне, о чем он сейчас думает. Что за мысли его одолевают? Что происходит в его душе?

— Дальше ты все знаешь, — пожимаю плечами, делаю шаг в его сторону. — Да, я следила за тобой, шпионила, снимала на телефон то, что мне казалось интересным. Я записывала наши разговоры. Я думала, что после того, как напишу статью и отдам ее Катрин, забуду об этом. Жизнь снова станет прежней. Но этого не случилось. Я вернулась в Атланту и не могла написать ни строчки. Я постоянно думала о тебе. Это было пыткой. Меня тянуло назад в Вашингтон, и я с трудом сопротивлялась своим желаниям. Я хотела увидеть тебя, но понимала, что это невозможно.


Подхожу к нему еще ближе, он стоит неподвижно. Слушает каждое мое слово, словно понимает, что сейчас я снова сделаю ему больно. Возможно, мои слова напрасны. Возможно, уже слишком поздно об этом говорить. Но я должна рассказать всю правду. Больше не хочу ничего скрывать. Я устала от лжи. С меня хватит.


— И тем не менее, ты отказалась встретиться со мной, когда я приезжал в Атланту. К тебе, Грейс. — Его слова подкупают, но кто же знал, что все так выйдет? Не будь я такой дурой, то поступила бы иначе. — Не совсем похоже, что ты говоришь правду.

— Я хотела встретиться с тобой. Я безумно этого хотела, но…ты ведь сам сказал, что между нами не может быть нечто большее. Ты столько раз говорил мне об этом! Ты отлично дал мне понять, что мне не стоит рассчитывать на дальнейшее общение с тобой, а уж тем более и встречи. Я должна была к этому привыкнуть, а тут снова ты... Я понимала, что если снова встречусь с тобой, то от