КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471204 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219763
Пользователей - 102130

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Тривиальный засланец или С.,П.,Д.Я. (СИ) (fb2)

- Тривиальный засланец или С.,П.,Д.Я. (СИ) 2.25 Мб, 220с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Георгий Лопатин

Настройки текста:



Георгий Лопатин Тривиальный засланец или С.,П.,Д.Я

Глава 1


1


Выйдя из палатки, зажмурившись на яркое солнце, так и хотелось сказать, что жизнь хороша, если бы она не была так коротка, особенно в моем случае. Неоперабельный рак в двадцать пять лет это блин, мягко говоря, обидно.

Но вместо того, чтобы кинуться во все тяжкие, травиться наркотой или алкоголем, рыдать на несправедливость жизни и делать прочие глупости, выехал на природу.

Вздохнув полной грудью свежий воздух со «вкусом» моря, моя палатка стоит всего в ста метрах от линии прибоя, я обессиленно разлегся на шезлонге в одних шортах. Температура не сказать, что так уж располагала к приему солнечных ванн, по крайней мере для среднестатистического человека, но не в моем случае, так как с детства, моржевавшими родителями, подвергался «садистским пыткам» закаливания холодной водой летом да растирание снегом зимой. Родители своего добились, закалили мое тело (плюс физически измывались — заставляя бегать, отжиматься, подтягиваться, и тягать гантели, делая из меня качка не давая разжиреть ибо порода наша склонна к полноте), так что семнадцать градусов для меня вполне комфортная температура, как и вода в десять градусов тепла все равно, что парное молоко.

А посему, солнцезащитные очки на глаза и айда впитывать витамин «Д», ну и одновременно можно почитать с планшета, благо скачал кучу литературы. Вот например неожиданно увлекла история про активиста «Космопоиска» угодившего в другой мир и активно, но при этом сам того не желая, собирающего гарем, начав при этом аж с гоблинки…

Правда на этот раз солнечную ванну мне принять долго не пришлось.

— Адам, сюда вертолет летит… — сказала Айон, что, накинув коротенький красный шелковый халатик на голое тело и даже не подвязав его поясом или там застегнувшись хотя бы на одну пуговицу из-за чего выглядела еще эротичнее чем вообще без ничего, первой вышла следом за мной.

Да, именно что первой, ибо их там в палатке еще две валяются, пребывая в неге.

Местные девушки оказались к моему большому удивлению теми еще штучками, «горячими», словно латиноамериканки (по крайней мере как я их представляю, ибо вживую с ними дела не имел) словно в пику местной не самой теплой природе.

— Вот, ты забыл выпить…

Айон принесла мне стаканчик с горстью таблеток разного цвета, размера и форм.

— Спасибо…

Не удержавшись, пощекотал ей между ног в районе «интимной стрижки» под ее задорно-игривое хи-хи, чего она собственно и добивалась, провоцируя меня своим видом. Если бы не был ими же только что выжат до суха, то вполне мог и наброситься на нее… Видно, что от местных парней ласк и игр им сильно недостает. Бухает местная молодежь по-черному, либо наркоту жрет, не до «игр» с противоположным полом им. А те, кто не бухает, брутальны до невозможности… и скучны со своими максимум двумя позами, им тоже не до «игр» и вообще учета интересов партнерши. Отношение к женщинам очень патриархально-утилитарное несмотря на просвещенный двадцать первый век с его интернетом и соответственно доступность самой разной информации в том числе из серии ХХХ.

А я под химией (наркота ведь какая-то бодрящая, видимо среди прописанных пилюль есть мощный антидепрессант, чтобы не думал о плохом) игрив, как не знаю кто, хотя и раньше букой не был. В общем мы получали друг от друга что хотели.

Глянув на приближающуюся точку вертолета, я не подумал менять свое место дислокации и хлопнув по упругой попе рассмеявшейся Айон, продолжил загорать и читать, потягивая через соломинку морс из местных ягод.

Ми-8 спустя пять минут после обнаружения сел метрах в двухстах и из него вышел всего один человек, что направился в мою сторону.

Как меня нашли, даже гадать не стоит — по спутниковому телефону, что работает как маяк, ведь совсем без связи я не остался (на тот случай если вдруг не выйду на очередной сеанс связи так имеет смысл лететь за моим хладным трупом, благо все услуги вывоза оплачены). Другое дело, на хрен я им сдался? Мне жить-то осталось полгода, в лучшем случае год, хотя — это как посмотреть, учитывая деградацию мозга. Помните жену начальника тюрьмы из фильма «Зеленая миля» с Томом Хэнксом? Вот у меня такая же херня.

— Здорово лейтенант!

— Здоровей видали, — лениво ответил я.

— Ну, как жизнь молодая?

— Спасибо, херово.

— Глядя на твой цветник, я бы так не скал…

Остальные две девицы тоже вышли из палатки, посмотреть, кого там к нам принесло, тоже в халатиках, но хоть застегнулись, да и Айон закуталась и нижнее белье одела.

— Что поделать, одной оказалось мало, да и две не сказать, что хватило, пришлось третью брать. У меня после «химии», как побочный эффект, дикий стояк, а учитывая утреннюю эрекцию, так вообще чуть не лопается, пришлось принять меры по снятию напряжения, благо проблем с этим к моему изумлению особо не возникло. Причем не только количественно, но и качественно, с внешними данными оказалось все очень даже хорошо.

— Наследие проклятого советского прошлого, — глубокомысленно заявил мой бывший командир. — Геологи, метеорологи, вахтовики всякие… постарались в свое время на ниве улучшения генофонда местных малых народностей…

Я покивал, потому как сам это знал. От Айон и узнал, что ее дед был таким вот ходоком-геологом. Так-то местные девицы очень на любителя, а вот полукровки очень даже приятны на вид. Хотя тоже от народности зависит, но я в этом особо не разбираюсь.

Когда приехал сюда, разбил палатку, мимо прокочевала семья оленеводов, вот три двоюродные восемнадцати-девятнадцатилетние сестрички, потомки этого любвеобильного геолога, ко мне и перебрались, узнав, что я тут до конца лета расположился.

Сначала одна Айон, как самая старшая и бесшабашная, но быстро выяснив, что я нормальный, не моральный урод какой (таблетки хорошо подавляли вспышки агрессии), наоборот весел и приветлив, но ее одной мне маловато, взяла мой мотоцикл и сгоняв в стойбище привезла остальных. Вот уже как месяц со мной тусуются. Что интересно, у всех были женихи, зимой свадьбы, но видимо решили поступить по принципу: «перед жизнию семейной надо малость погулять». Вот и гуляли, да так, что я едва выползал от них из палатки и отлеживался на шезлонге, что называется без задних ног, это несмотря на допинг.

Даже непонятно почему они с такими внешними данными в город не перебрались, вполне могли захомутать приличную партию. Хотя может и живут, а кочуют летом, это типа каникулы на природе. Я ведь признаться и не интересовался подробностями.

— Чего надо, майор? Или пролетал мимо по своим делам и решил заглянуть на огонек?

Майор Сидоров — краповый берет, командир отдельной разведроты, на это только хмыкнул.

— Далеко же ты забрался, чтобы делать такой крюк, дабы заглядывать к тебе на огонек. Поближе места не нашлось?

— Может и нашлось бы, но я решил быть оригинальным и выбрал море Лаптевых.

— Почему именно его?

— Тут все просто, как известно на небесах все только и говорят, что о море, — усмехнулся я криво. — Все будут говорить об Эгейском и о Мраморном, Ионическом и о Адриатическом, Тирренском и вообще в целом о Средиземном. Много скажут о Мертвом море. Кто-то будет говорить о Северном море и о Балтийском расскажут много. Конечно же станут говорить о Красном и Аравийском море, ну и про Черное с Азовским и Белым тоже не раз упомянут, я уже молчу про Каспийское море с Аралом, может даже про Баренцево море вспомнят, как и о Охотском море поведают, а так же о Японском и Жёлтом, и прочих морях вроде Карибского, где побывали люди по работе или проводя свой отпуск в зависимости от своего достатка. А много ли людей побывало на том же море Лаптевых? Так что мои рассказы там на облаках будут если не оригинальны, то по крайней мере не столь затасканными. Ну и еще мне показалось забавным побывать наконец на море созвучным с моей фамилией. А то сам Лаптев, а на море Лаптевых и не был ни разу. Непорядок.

— Понятно…

— Так чего приперлися, Олег Палыч? Не просто же так проповедать бывшего подчиненного? Все же не ближний свет… тем более не настолько я вам близок был, всего год прослужил, как меня списали.

— Разговор к тебе есть.

— Ко мне?! Все чудесатее и чудесатее… Ну так говорите свои разговоры, чего тянуть.

— Не у меня. У ФСБэшников.

— А вы здесь тогда на кой?

— Как посредник и гарант, что все сказанное не шутка, дабы ты отнесся к сказанному со всей серьезностью и не послал их сходу по эротическому маршруту, ну и не происки врагов, что завербовали бы тебя в какой-нибудь дурно пахнущий блудняк.

— Мне даже интересно стало, — сказал я чистую правду. — О чем таком будет разговор, чтобы дергать моего бывшего командира, наверняка сильно занятого, и тащить его через всю страну. Им что, камикадзе понадобился или прости господи… эти самые… как же их… — я пощелкал пальцами, одновременно хмурясь, мучительно силясь вспомнить термин, но в итоге сдался, и с тяжелым вздохом продолжил: — вот ведь, забыл уже, как называются исламские террористы-смертники… В общем взорваться в окружении врагов надо или еще как геройски умереть во имя и благо Родины? Иначе мне трудно представить, зачем понадобился фактически живой труп.

— Я тоже про это поинтересовался первым делом, но нет, меня заверили, что ни к чему подобному ты отношения иметь не будешь.

— Хм-м… даже не знаю… радоваться этому или огорчаться?

— В смысле?

— Так бы Звезду Героя посмертно дали… родственники бы гордились. Ладно, зовите сюда этого агитатора-вербовщика, поговорим. Надеюсь, он прилетел на этом же вертолете? Потому как мне срываться в неизвестность с неясным результатом разговора настроения нет, да еще девочек бросать. А ну как обидятся и больше не придут? Мне что, рукоблудить оставшиеся время прикажете?

— Прилетел…

Майор Сидоров призывно махнул рукой и из вертолета тут же вышел еще один тип с небольшим чемоданчиком, среднего роста, одетый в черный костюм, выглядевший посреди тундры очень… инородно. Тот же майор был в старой камуфляжке и далеко не новых берцах, а не в лакированных туфлях.

— Пижон…

— Добрый день…

— Здравствуйте, агент Смит.

Майор на это только хмыкнул, как и сам «агент Смит» чуть улыбнулся и сняв стильные солнцезащитные очки, достал из внутреннего кармана удостоверение, представился:

— Меня зовут Терентьев Алексей Валерьевич. Я представляю…

— Что от меня требуется? — решил я сразу взять быка за рога, ибо сейчас мне было неинтересно кого он представляет.

— Хотелось бы поговорить без лишних свидетелей.

— Девочки, прогуляйтесь пока, донки мои проверьте, что ли… Видите, большие дяди приехали по мою душу, посекретничать со мной хотят…

Девушки с хмурым видом осмотрев незваных гостей, кивнули и подхватив ведра направились к морю.

— Я им помогу, — сказал майор Сидоров, словив на себе пристальный взгляд ФСБэшника. — Вдруг что поймалось, да и донки обратно закину. Давно уж на рыбалке не был…

Когда бывший командир свалил вместе с сестричками, Терентьев присел на раскладной деревянный стул и положил чемоданчик на раскладной же столик. Внутри оказался массивный ноутбук.

— Итак?

Вместо ответа гость включил ноутбук и запустил ролик.

— Однако… — выдавил я, увидев всем хорошо знакомого человека успевшего всем изрядно приесться ибо слишком уж часто мелькал на зомбоэкранах по поводу и без, известного как Владимир Красно Солнышко, он же Летчик, он же Моряк, он же Каратист, он же ВВП, он же президент РФ. — Сильно. Я бы даже сказал неожиданно.

— Это чтобы точно не осталось никаких сомнений относительно того, как все серьезно, и кто лично курирует проект, — улыбнулся ФСБэшник улыбкой Моны Лизы.

— Я так и понял.

Ну а дальше послушал президента, примерно десять минут. Ну что сказать, если бы про такое сказал мне кто-то другой, то я бы не поверил и скорее всего просто послал бы их пешее сексуальное путешествие несмотря на все правильные слова. Просто не поверил бы несмотря на майора Сидорова. Но когда о таких вещах говорит президент… это другой коленкор. Тут о розыгрышах по определению не может быть и речи.

А предлагалось мне президентом, ни много ни мало, совершить путешествие в один конец… а куда именно они и сами не знали, не то другая параллель, не то будущее. Цель — разведка местности.

Дистанционными методами с помощью дронов сделать это почему-то не получалось. Грешили на какой-то там эффект из-за которого разряжались батареи и стиралась с носителей вся информация. В общем вся электроника сдыхала.

Животные вполне себе при этом жили, так что теперь требовалось по тропе протоптанной четвероногими друзьями человека послать собственно человека… посмотреть чего ценного на той стороне.

Понятно, что обратно газ, нефть, золото с алмазами и прочие редкие, а так же ценные полезные ископаемые не отослать, ибо проход работает по системе ниппель, но вот информационный пакет о каких-нибудь технологиях получить на этой стороне смогут. Интересовало все, от формул лекарств, до… до чего смогу дотянуться… авось какой двигатель гиперпространственного смещения нарою или там антигравитационную установку надыбаю.

Почему для такой программы искали таких как я, тоже ни разу не бином Ньютона. А кого еще? Здоровых и сильных? Так фиг его знает, что на той стороне? Может они загнутся через месяц от тамошних болезней? Нас в таком разрезе не жалко — и так вот-вот сдохнем. Так зачем разбрасываться подготовленными людьми, это просто экономически не выгодно. А значит лучше забрасывать тех, кому и так терять нечего, больных да стариков.

Опять же, на молодых и здоровых надавить нечем, чтобы они шевелились, а не плюнули на засылалщиков и засели бы где-нибудь в тихой норе дабы не отсвечивать перед местными. Это больные станут из кожи вон лезть, чтобы найти способ исцелиться, если это конечно мир с сильным опережением техники и соответственно науки, особенно в медицинской ее части.

— Итак, какое ваше положительное решение? — позволил себе шутку ФСБэшник.

Я же посмотрел на девушек, что проверяли мои донки. На одну из них кстати попалась здоровенная рыбина… А стоит ли оно того? Менять еще минимум месяц угарной жизни с тремя нимфоманками, на фигурально выражаясь кота в мешке. Меня ведь там могут прибить уже на следующий день.

С другой стороны терять мне по большому счету нечего. Рак скоро возьмет свое и сидеть дома, ожидая этого не самого счастливого момента в жизни было… мерзко. Как только узнал свой диагноз, посмотрел на похожие случаи, так что представление о том, что со мной будет происходить имел. Начнет отказывать зрение, слух, память, затронет речевой аппарат и вместо слов из его рта станет вылетать бессмысленный набор звуков. Плюс сильно пострадает психика… тут были варианты от тихого дебила, до буйного психа. Выглядело это все крайне неприглядно.

Я все равно не собирался дожидаться такого ужасного для себя конца. Револьвер переделанный из резинострела обратно в боевой всего с одним патроном лежит в тайнике…

Но… они знали на что подцепить таких как я, а именно на чудо. Чудо, в которое все верят в глубине души и ожидают его. А вдруг повезет и смогу найти средство исцеления?

— Дайте мне десять минут, надо попрощаться…



Глава 2


2


Потом был перелет на вертолете, потом перелет на самолете, а из аэропорта на старенькой «тойоте-харриер» неброского серого цвета, прибыли в ничем непримечательное место города Красноярска — магазин по оптово-розничной торговле стройматериалами «Теремок». Понятно, что это была лишь маскировка одной из тайных баз конторы. Таких в каждом крупном городе минимум дюжина.

Меня завели в небольшую комнатку в подвальном помещении с двумя креслами и небольшим столиком-баром заставленным бутылками с газировкой, соками и минералкой.

Одно из кресел было уже занято.

— Присаживайся Адам Юрьевич. Меня можешь звать Денисом Олеговичем.

Поздоровавшись с хозяином, примерно пятидесяти лет, плюс-минус, скорее все же «плюс», приземлился в свободное кресло и налил себе минералки.

— Раз ты здесь, то предварительно согласился на выполнение задания, — начал Денис Олегович. — Оно станет для тебя последним, во всех смыслах этого слова…

— Что мне предложат за это дело? — перебил я его, не люблю, когда уши почем зря полощут, предпочитаю сразу говорить по делу, чисто конкретно типа. — Точнее не мне, а моей семье.

— Немного. Хватит на квартиры трешки в хороших районах твоему брату и сестре, и их обучение в выбранных ими ВУЗах. Это сразу вне зависимости от результата операции. Все будет обставлено как наследство от тебя, полученное не совсем законным образом во время операций в Сирии. Дескать прихватил по ходу дела, что плохо лежало в одном из схронов террористов, малое по размеру, но очень ценное, что продал там же за границей и купил биткоины…

Я понятливо кивнул.

«Стандартная операция прикрытия, а эти биткоины отличный инструмент манипуляции с финансами, что практически никак не отслеживается, идеальный инструмент для спецслужб, — подумал я. — Простенько и со вкусом. А то действительно будет странен такой рост благосостояния семьи скончавшегося бойца спецподразделения у коего ни кола ни двора… Ведь нас наверняка отслеживают „заклятые друзья“ и очень заинтересуются таким фактом, а потом начнут копать. Вряд ли что накопают, но зачем зря беспокоить „партнеров“? А так все понятно и даже естественно, никого не удивит».

— А что в случае удачи?

— В случае удачи, ежегодные выплаты по миллиону рублей. Плюс содействие со стороны конторы, негласный пригляд и помощь в делах, если вдруг они решат заняться бизнесом, а если на госслужбу, то максимальное содействие в продвижении по карьерной лестнице, если конечно сами лажать не станут.

— Хм-м… неплохо.

— Итак, ваше решение?

— Согласен конечно. Где кровью расписаться?

— В данном деле обойдемся минимум бюрократических формальностей. Чтобы даже по косвенным проводкам на нас не вышли раньше времени, а желательно, чтобы вообще не вышли. Операция максимальной степени секретности.

— Итак, куда я собственно отправляюсь?

— Мы не знаем… — вздохнул как перед прыжком в холодную воду куратор, и продолжил: — Либо в будущее, либо в параллельный мир.

— Неужели так и не смогли определить?

— Нет.

— Давайте подробности.

— Что касается неопределенности координат прибытия, то как я уже сказал, мы так и не смогли это выяснить, что, собственно, придется сделать тебе. Но нам по большому счету это не принципиально, будущее там или параллель.

— А почему не прошлое?

— Увы, но в прошлое попасть невозможно.

«Или сказали, что невозможно, чтобы своими шаловливыми ручками не решили там чего-нибудь подкрутить, Меченого с Трехпалым например грохнуть, и не возник непредсказуемый эффект бабочки», — подумалось мне.

— Но предположительно в будущее вам закинуть человека не проблема…

— Скажу честно Адам, — с усталым видом откинулся на спинку кресла Денис Олегович, — я в этой всей квантовой физико-временной хрени ни хрена не разбираюсь и откровенно сказать, не хочу разбираться. Ум за разум заходит… легче мир завоевать, чем понять, что там к чему, отчего и почему. Если будет интересно и появится такая возможность, что не факт, то пообщаешься с теми, кто тебя будет отправлять непонятно куда или в когда, может чего и уразумеешь. У меня несколько иные цели и компетенция.

— Это понятно, — усмехнулся я. — Но что-то вы должны были выяснить о месте финиша?

— Немного. Как ты уже в курсе, инструментально мы почти ничего выяснить не смогли в силу того, что по непонятной причине, во-первых, с электроники слетают все программы, а во-вторых, разряжаются до нуля аккумуляторы. Единственное что смогли выяснить, что условия для жизни по температуре и составу воздуха пригодные, разве что радиоактивный фон повышен раза так в три-четыре, но неизвестно, общий это фон или местный, или же это какой-то остаточный эффект перехода… мало ли как там и что.

— Как это смогли выяснить, если аккумуляторы сдыхают и программы слетают?

— С помощью простого пружинного генератора, запускаемого по простейшему механическому таймеру. Сам понимаешь, срок работы такой системы небольшой всего несколько секунд, но этого хватало для срабатывания простейшей аппаратуры коей не требуется сложное программное обеспечение и передачи данных. Что-то там на совсем уж примитивной полупроводниковой базе смогли собрать…

— Ясно… Хотя нет, не ясно. Как же я тогда перешлю информацию, если электроника не работает?

— Не не работает, а слетают программы. Но этот вопрос решен. Просто сам загрузишь с дисков. Там яйцеголовые приготовили, что-то совсем кондовое, что не должно испортиться после перехода. А потом во время второго сеанса связи, все скинешь нам.

— А если все же испортится?

— Значит не повезло, — развел руками куратор. — Такой итог тоже не исключается. Дашь условный сигнал на простом приборе, что тебе так же дадут и на этом все.

— Понятно… Кстати, если это все же будущее, при этом ничего нельзя отправить назад в прошлое, то, как тогда…

— Да хрен его знает! — неожиданно с каким-то надрывом воскликнул Денис Олегович. — Это опять вопрос к яйцеголовым с их квантовой механикой. Сигнал из будущего как-то принять можно, особенно если пробить некий встречный туннель. Вот ты можешь себе представить, что некая элементарная частица может одновременно находиться в двух разных местах? В двух, мать ее, местах одновременно! Здесь и где-нибудь там!

— Не особо…

— А считается, что это так! И вот в какой-нибудь галактике в бесконечной вариации существования этих частиц может проявиться на долю мгновения скажем вот этот стакан… Так же и с сигналом из будущего! Только он существует не в пространстве, а во времени!

— Ладно, к черту эту квантовую физику с механикой, — согласился я, после короткой паузы и даже встряхнул головой, ибо реально мозг можно сломать в попытке это все осознать. — Почему собственно я? Других более подходящих вариантов не нашлось?

— А кого еще? Сам ведь все понимаешь… Это билет в один конец… И что на той стороне встретит засланца никто не знает. Опять же радиация сильно напрягает, так что… Ну и первого попавшегося под руку кандидата тоже не пошлешь, даже будь у нас куча добровольцев, что прямо-таки выпрыгивают из штанов от испытываемого энтузиазма, идиотов ведь всегда хватает… На фоне популярности литературы определенного толка, стоит только дать объявление об отправке в другой мир или будущее, как от толпы желающих придется отбиваться руками и ногами… а то и вовсе отстреливаться из пулемета или даже сразу дивизиона «градов»!

Мы посмеялись.

— Вот только нужны такие, что, благодаря своей профессиональной подготовке, протянут хотя бы месяц. А ты подготовлен на все случае жизни. Практически универсальный боец. Владеешь всеми основными видами легкого стрелкового и тяжелого оружия, я уже молчу про рукопашный бой. Способен собрать бомбу из всякого подручного мусора, летаешь на всем что только можно поднять в воздух от параплана до реактивного бомбардировщика. Имеется даже подводная подготовка как боевого пловца… Так что как видишь, ты идеальный кандидат на заброску. Согласись, глупо отправлять в неизвестность, да с концами, здорового подготовленного по твоей методике бойца.

— Это понятно… я про себя лично. Мой остаточный ресурс все-таки не ахти…

— А, в этом смысле… — понятливо кивнул собеседник. — Ну так ты же не единственный. Собираем всех, кого можем.

— То есть я могу встретиться с кем-то еще из наших…

— Нет. Проблема в том, что мы не уверены, что открываем окно в одно и то же время или параллели. Некоторые умники считают, что каждый раз это новый мир или новое время…

— Хм-м… обратная связь…

— Вот мы и проводим эксперименты.


3


Смотреть на «свои» похороны было странно… Но надо отдать должное организаторам, получилось очень неплохо, военный оркестр, почетный караул, залп из карабинов, все дела.

Согласно легенде он поехал на рыбалку и из-за лопнувшего колеса влетел в бетонный столб с крайне погаными последствиями, а именно возгоранием разлившегося из смятого бака бензина, так что хоронили «его» в закрытом гробу. Понятно, что похоронили какой-то неопознанный труп бомжа.

Квартиры оформили на следующий день, а там даже если наколют с остальными условиями, я ведь проконтролировать не смогу, (хотя для государства это такая несущественная мелочь и можно надеяться, что мараться с киданием не станут), то и так нормально.

С заброской долго тянуть не стали. Времени у меня не так уж и много осталось. Да и вроде как не все от аппаратуры зависит… тут как с полетами в космос к другим планетам, тоже свои «окна» имелись, зависящие от кучи внешних факторов, вплоть до наличия вспышек на Солнце. Из-за чего собственно умники и не были уверены в идентичности точки финиша при всех прочих равных условиях «запуска».

Меня привезли на базу под Красноярском, в районе пика Грандиозный, оформленную под туристический центр для любителей различного экстрема, откуда собственно и происходил заброс.

Провели курс интенсивной терапии очень дорогими лекарствами, подняли общий тонус организма и с собой дали, заполнив различными таблетками и ампулами с инъекциями изрядную часть грузового объема капсулы, внешне напоминающего дорогой гроб.

— Они должны обеспечить вам максимальную физическую и умственную активность практически до самого конца, — сообщил доктор, что меня курировал.

Под конец предполагалось пользоваться, так называемой боевой химией, что практически труп превращало на короткое время в терминатора, после применения которой даже здоровый помрет из-за отказа печени и почек.

Имелось и несколько таблеток с ядом. Когда уже совсем припрет… Излишек на тот случай если травануть кого-то понадобится. Мало ли как-там обстоятельства сложатся?..

Остальные три четверти грузового объема, помимо нескольких комплектов одежды занимал сухой паек на три дня с водой, всего тремя литрами, на тот случай если поблизости не окажется воды.

Во все возможные свободные полости капсулы запихнули еще и семена, от моркови с луком и всякой петрушкой, до свеклы и картофеля, а также пшеницы с кукурузой и другими злаками.

— А семена зачем? — удивился я такому грузу. — Уж чем я не намерен заниматься, так это сельским хозяйством. У меня на это точно времени не будет, не говоря уже о желании.

— Мало ли… — пожал плечами куратор. — Готовимся на все случаи жизни. Вдруг там жуткий упадок, ядерный постап? Радиационный фон все-таки повышен… И зачем самому копаться в земле? Осчастливишь каких-нибудь аборигенов, что сами будут рады все это вырастить. В таких условиях чистые семена с высокой урожайностью будут дороже золота. Так что за семена можно будет гораздо легче нанять проводника, что отведет туда, где можно найти технологии или сам продаст что-то. Ну и не будем забывать, что за тобой может отправиться вторая команда, чтобы она прибыла на подготовленный тобой пищевой плацдарм.

— Понятно…

Золото кстати тоже немного положили.

Поговорить с учеными у меня все же получилось, только это мне действительно ничего не дало. Я даже не очень понял процесс перемещения. Кроме того факта, что подбросить ядерную бомбу в Пентагон не получится. Хотя именно такая задача ставилась еще во времена СССР, когда давали добро на данную разработку. Но как водится пусть главной цели не добились, зато вылезли интересные побочные эффекты, ага, то самое «окно», не то в далекое будущее, не то в параллельный мир.

— Понимаете, молодой человек, — вещал мне седой как лунь сухопарый старичок лет так под девяносто, но с удивительно ясным взором и мышлением, что собственно и являлся автором проекта, — образуется своеобразный временной пузырь с эффектом телепортации… и вот этот эффект телепортации все обгаживает!

— Не дает сохраниться заряду в батареях и стирает данные с носителей кроме совсем примитивных вроде виниловых пластинок и дисков?

— Именно! Придется пользоваться этими самыми дисковыми носителями. А на них можно записать очень мало данных…

Загрузочные диски требовались не для простого компьютера с функцией анализатора и передатчика, а для фактически искусственного интеллекта, что сам способен все сделать. Этот электронный напарник на сверхсовременных принципах работы, умещался во внушительный чемодан и имел кучу дополнительных возможностей. Например, мог сканировать эфир, удаленно подключаться к информационным сетям и так далее и тому подобное. Правда надо признать, что две трети немаленького веса в полста килограмм и половину объема приходилось на ядерную батарею, срок службы которой исчислялся минимум десятком лет.

Собственно, по большому счету, единственная задача засланца заключалась в том, чтобы доставить этот ИИ в безопасное место, где он сможет полноценно работать без угрозы обнаружения. Это если конечно сможет подключиться к каким-нибудь системам, а если нет, то придется побегать и собирать все в ручном режиме.

— Стоп! — резко сказал я пытаясь ухватить ускользающую мысль, и ухватил-таки: — Но ведь человеческий организм, по сути, тоже наполнен электрическими импульсами, особенно в мозге, за счет чего собственно и осуществляется жизнедеятельность! И они стало быть тоже…

— Верно, молодой человек, — покивал головой ученый. — По факту на ту сторону прибудет ваше так сказать обесточенное тело, хе-хе. Мы ведь даже рассматривали сначала возможность использование живого организма как батарейки, но не вышло…

— Как же тогда…

— Не беспокойтесь, эта проблема нами давно решена. Ваш саркофаг не просто транспортная капсула с защитой от разных негативных факторов заброски, но еще и реаниматор. Перед самой отправкой вам вживят несколько электродов в сердечную мышцу, сработает механический таймер и он запустит пружину, что заставит сработать генератор, что зарядит конденсатор, что в свою очередь по факту сделает вам дифибриляцию… и запустит все процессы. Кстати, потом этот генератор можете использовать для выработки электричества, останется только приделать пропеллер если для ветряка или водяное колесо для мини ГЭС.

Я понятливо и с облегчением кивнул.

Тут меня снова пробило.

— Но, есть риск, что я останусь с девственно чистой памятью! То есть по факту новорожденный или пускающий слюни дебил! На животных же вы определить это не могли, остались они при памяти или же утратили ее…

— Вы правы, молодой человек, такая неприятность действительно может случиться, но мы оцениваем его как минимальный ибо мозг это все-таки комбинация связей нервных клеток, что и отвечают за память. Но в любом случае нам остается надеяться на лучшее…

Как оказалось, саркофаг являлся не просто капсулой с реаниматором, но имел и еще одно назначение, а именно стать полноценным а-ля рыцарским доспехом, на случай если на той стороне соответствующая эпоха (вот уж действительно подготовились на все случаи жизни), так как выполнен был из специального титанового сплава, легкий и прочный. Поддоспешник из кевлара для защиты от огнестрела. Для скрытого ношения сделали кольчугу.

Понятно, что мне не самому придется резать бронелист. Все уже давно было порезано, останется только вывинтить скрепляющие элементы болты и произвести дополнительный загиб с помощью обуха топора и такой-то матери, ну и соединить их между собой на специальную основу из синтетической ткани сработанной под кожу. Имелось и соответствующее вооружение, а именно кинжал, меч-бастард, сабля, секира, наконечник для копья и тому подобные аксессуары средневекового рыцаря.

Дали и пулевое оружие. Куда же без него? Правда не пороховое.

— Сами понимаете, патронов много не бывает, а взять их получится совсем мизер, так что и смысла их брать вообще нет.

Я понимающе кивнул. В этом плане лучше вооружиться местными образцами к которым можно без проблем достать боеприпасы. Или что-то сварганить уже на месте из подручных материалов.

— Так что вот… — с этими словами куратор сдернул со столика тряпку.

— Это что?! — в изумлении воскликнул я, когда увидел лежащую на столе «космическую» по своему виду винтовку, полутораметровой длины.

Дизайн и впрямь внушал.

— Очень оригинальная штука, — сказал куратор с легкой усмешкой. — Наша собственная разработка. Можно сказать, что это огнестрельная воздушка.

— Это как?

— Может стрелять как классическое пневматическое ружье, если в баллоне воздух, а может как огнестрельное, если в том же баллоне водород. Для воспламенения используется мощный пьезоэлемент, дающий искру при нажатии на спусковой крючок. Калибр семь, шестьдесят две. Параметры взяты как компромисс между массой и останавливающим свойством пули. Привычный вам калибр пять сорок пять, как вы наверное могли убедиться на личном опыте, рикошетит даже от камыша… а уж об останавливающем действе я уже молчу. Девятка, слишком тяжела, что сказывается на дистанции стрельбы… Ствол гладкий. Пуля представляет собой двухсантиметровую стрелку с хвостом из трех лепестков. Начальная скорость полета пули почти триста метров в секунду. Проблема только в муторности перезарядки: смена баллона, да и барабан этот тоже не сразу поменяешь… в общем это не рожок автоматный сменить.

— А водород я так понимаю самому добывать придется…

— Верно. Благо, это несложно. Генератор, что запустит вам сердце послужит источником электричества. Вот в комплекте идет специальный насос, — с этими словами из ящика стола куратор достал нечто больше похожее на автомобильный домкрат, по крайней мере так показался в первый миг из-за длинного рычага. — Подключаете к нему генератор, заливаете немного воды вот сюда, вот сюда вкручиваете баллон, запускаете и как только выработается водород закачиваете его в баллон. Можно этим же насосом качать обычный воздух, но сами понимаете, его хватит максимум на десяток выстрелов, то есть расстрелять один барабан и то последние пули нужно всаживать практически в упор. Ну это уже если совсем припечет или потребуется сработать кого-то относительно тихо с короткой дистанции. Всего у вас будет сотня пуль, так что не увлекайтесь и используйте повторно. Но лучше конечно найдите материалы и сделайте дополнительный боекомплект.

К винтовке шла форма для отливки пуль на дюжину позиций. Причем рассчитана она была не только для свинца, но и других относительно легкоплавких металлов от меди до золота, и их комбинаций с сохранением стандартной массы и соответственно схожей баллистики. Благо винтовка барабанная и значит можно было использовать различную длину пуль.

Кроме того в качестве дополнительного боекомплекта шли специальные пули-дротики с практически мгновенно действующим снотворным, всего два барабана, на случай если вдруг потребуется кого-то таким вот манером оприходовать.

Пострелял из винтовки и в целом не нашел к чему придраться за исключением скорострельности. Не автомат все же. Ну так и не на войну отправляюсь, а на разведку, а во время такой миссии стрелять вообще не рекомендуется.



Глава 3


4


С сиплым звуком, через судорожно открытый рот я сделал глубокий вздох до острой рези в легких, словно после подъёма с большой глубины на последних крохах кислорода, когда уже хочется сделать рефлекторный вдох несмотря на то, что до поверхности еще многие метры толщи воды.

В следующий момент рефлекторно схватился правой слегка непослушной рукой за грудь в районе сердца, что зашлось в бешеной аритмии, при этом стуча так гулко и натужно, что казалось еще немного и оно проломит ребра, вырвется из груди, а потом ускачет в даль, как мячик…

Спустя мгновение верхняя крышка гроба-капсулы отъехала в сторону и я инстинктивно принял сидячее положение, и чуть не упал обратно из-за возникшего сильного головокружения и помутнения в глазах и общей слабости в теле.

Но вот зрение пришло в относительную норму и я, все же держась за бортик капсулы чуть подрагивающими руками, осмотрелся по сторонам.

— Получилось…

А как иначе, если вместо телепортационного шаровидного зала с кучей каких-то приспособ, с помощью которой собственно и произошло перемещение во времени или другое измерение, я наблюдаю какую-то гористую пустыню желтовато-коричневого цвета.

С отправкой, кстати, оказалось не все так просто. Непосредственно перед процессом перемещения меня по сути убили, с помощью спецпрепаратов остановив сердце.

— Как уже было вам сказано уважаемым профессором, — пояснял доктор, — перемещение по сути является телепортацией, так что в организме должно быть как можно меньше движения, потому как процесс все-таки не мгновенный и будет совсем нехорошо, если то же сердце в точку назначения прибудет в виде куска фаршированного мяса.

Но перед этим мою кровь до предела насытили кислородом, и накачали различными средствами, что должны были препятствовать ее сворачиванию.

Установили так же полулитровую емкость с кровью, этакий большой шприц от которого шла трубка в вену, а к лицу приладили гофрированный шланг идущего к небольшому баллончику от воздушки (двойное назначение для всего чего только можно) с кислородом.

И как только процесс перехода был совершен, сработали по заданной программе механические таймеры и вся эта система пришла в действие. «Шприц» вогнал в тело кровь, насыщенную адреналином, что так же произвело предварительный разгон остановившейся крови по сосудам, в легкие ворвался живительный кислород, и только после этого сработал механизм электрической стимуляции запустивший сердце.

Три сильных удара током, генератора со специальным конденсатором и прерывателем хватило ровно на столько, и сердце застучало самостоятельно, разгоняя кровь и заставляя самостоятельно работать легкие.

Морщась от возникших в теле неприятных ощущений, тело словно пронзали миллион иголок, как бывает, когда отлежишь конечность, и из-за слепящего прямо в глаза солнца, дрожащей от переизбытка адреналина рукой, вырвал из груди тонкие проводки, после чего вынул иглу из левой руки, снял маску и поспешил выбраться из саркофага.

Вскрыл грузовой отсек и тут же схватился за бинокль, чтобы осмотреться более тщательно, но ничего живого, ни аборигенов, ни опасных животных вокруг не наблюдалось.

Потом выхватил винтовку и проверил ее на боеготовность. Давление водорода в баллоне было штатным.

И только убедившись, что нахожусь в относительной безопасности, а так же способен за себя постоять, принялся одеваться, вскрыв пакет с песчаным камуфляжем (имелся так же лесной и даже арктический на случай зимнего сезона). Одевшись, достал спецпаек из киселеобразных субстанций, так как перед отправкой меня так же хорошенько почистили, чуть ли не до стерильности, так что я сейчас ощутил просто зверский голод, хотя казалось бы, что после такого будет не до этого.

Насытившись и запив все обычной водой, еще раз осмотрелся по сторонам и пошел собирать трепещущий на легком ветру параплан, он мне еще понадобится. Да, выброска производилась на приличной высоте, чтобы капсула-саркофаг не стала полноценным гробом, проявившись в толще грунта. Увы, но четко сориентировать и доставить груз точнехонько на поверхность оказалось невозможно. Диапазон гулял от двух до десяти метров, так что безопаснее и проще выбросить на километровой высоте.

Собрав ткань парашютной системы и убедившись, что что повреждений нет, я поднялся на ближайший холм и еще раз осмотрелся. Мое десантирование могли увидеть издалека и поспешить… с разными целями. Но нет, пятиминутное наблюдение показало, что никто ко мне не спешит.

А раз вокруг все спокойно, то можно было заняться основным делом для которого требовалось много времени и тихая обстановка.

Спустившись вниз, достал из капсулы чемодан и вскрыл его. Моему взору открылся довольно объемный ящик размером со старый музыкальный центр. Открыл крышку-экран вертикального положения.

— Ну что ж, механизмы реанимировали меня, теперь мне надо реанимировать механизм…

Ядерная батарея уже начала вырабатывать необходимое электричество и я нажал на кнопку «Пуск», после того, как все заработало, принялся загружать в дисковод диски с программами.

Загрузка оказалась крайне длительной по времени и затянулась до вечера.

Пока многочисленные программы загружались в компьютер, я не сидел без дела, а потихоньку разбирал саркофаг на составные элементы, что должны были вскоре стать моим доспехом, не забыв сразу накинуть на себя кольчугу. А то мало ли, вдруг кто подкрадется под маскировкой и метнет в меня стрелу…

Крутя гайки, зорко посматривал по сторонам, еще дважды взбираясь на вершину холма, но окружающее пространство до самого горизонта оставались безжизненными. Не увидел я и специфических следов в небе. Не сказать, что меня это порадовало, скорее наоборот.

«Разве что местные летательные аппараты летают очень высоко и не оставляя инверсионных следов», — подумал я с надеждой, впрочем, без особой уверенности.

Лишь однажды заметил пролетающую в небе птицу, что весьма обрадовало, а то я глядя на окружающий пустой пейзаж, уже начал беспокоиться, что мир этот безжизненен. Ведь даже каких-нибудь засохших травинок не заметил, не говоря уже о чем-то древесном. Да и с насекомыми не порядок, ни жучка, ни червячка… Ну а раз есть птицы, то и со всем остальным должно быть в норме.

Но вот, когда светило стало заходить за горизонт, процесс инсталляции программ был наконец завершен.

— Устройство готово к работе… — после сигнального писка, прозвучал механический голос.

— Ты меня видишь? Понимаешь? — подойдя ближе к ИИ, спросил я.

— Так точно, оператор, вижу и понимаю…

В качестве подтверждения на экране возникло окошко видеовоспроизведения в котором я увидел себя. Изображение поступало от небольшой свободно вращающейся камеры сопряженной с лазерным дальномером, этот же лазер можно использовать, как лазерную связь, выдвинувшейся из крышки на телескопическом штативе.

— Отлично. Я буду звать тебя… Айон.

Понравилась мне та девица, своей бесшабашностью, веселостью, страстью и в то же время нежностью. Я им собственно когда улетал, оставил все имущество.

— Принято обозначение Айон, оператор.

— Установи женский голос…

— Есть несколько вариаций тембров, оператор. Желаете прослушать варианты? Или желаете загрузить собственный вариант?

— У меня нет образцов.

— Можно использовать с музыкальных композиций.

«Как с живым человеком общаешься», — невольно отметил я.

— Воспроизводи имеющиеся варианты…

ИИ начал называть свое имя разными голосами из которых я выбрал понравившийся.

— Поставь вариант номер пять.

— Принято, оператор, — уже новым голосом отозвалась Айон.

— Меня называй Адам.

— Принято… Адам. Может мне тогда лучше назваться Евой?

Зря я в этот момент отхлебнул водички ибо представить, что произошло дальше несложно.

— Кха-кха-кха!

Пришлось несколько раз стукнуть себя кулаком в грудь, после того как выдал изо рта фонтан.

— Что это за на хрен сейчас было?!

Я с подозрением посмотрел на компьютер. Опыта общения с интеллектуальными компьютерными системами у меня было немного, так что к таким вот неожиданностям я был как-то не готов и не знал как реагировать.

«Это что, началось самостоятельное развитие ИИ или просто в программу заложено?» — подумал я.

— Это… твое… желание?

— Юмор. В моей базе данных в разделе «Психология» говорится, что для поддержания устойчивого контакта, а так же сглаживая стрессовой ситуации у оператора, а ты Адам сейчас по всем фиксируемым мной параметрам испытываешь стресс, требуется более неформальный стиль общения с использованием различных шутливых речевых оборотов…

— Тьфу ты… Давай пока без юмора… мне как-то не до него сейчас.

— Принято… Адам.

Но я несмотря на объяснения все равно с подозрением посмотрел на компьютер, на экране которого всплыл большой улыбающийся смайлик. Так не придя ни к какому выводу, решил не ломать над этим голову. Дескать, все это ерунда.

— Все системы работоспособны?

— Так точно…

— Тогда проанализируй окружающую среду по основным параметрам.

— Анализ начат. Ожидайте…

Впрочем, ждать долго не пришлось и Айон принялась выдавать данные, как в тестовом режиме на экране, так и вербально.

Я ничего нового не услышал ни по составу атмосферы, ни по радиационному фону, что был так же повышен.

Надо убираться отсюда. Хотя в моем случае это все не критично.

— Фиксируешь какие-то радиопередачи? — задал я животрепещущий вопрос.

— Нет, Адам. Эфир чист. Если не считать шумы природного характера.

— Ясно…

Я с досадой поморщился. Походу я попал. Если эфир чист, то… ничего хорошего для меня не светит. Не верится, что цивилизация совсем отказалась от радио перейдя на какие-то другие принципы дистанционного общения.

— Возможно если подключить более мощную антенну, то…

— Позже. Пока веди пассивный контроль обстановки. Никакой самодеятельности.

— Принято.

Я же занялся сборкой легкого летающего дрона, что замаскировали под коршуна.


5


С заходом солнца эта холмистая пустыня начала преображаться. Появились насекомые, а вслед за ними повылазили из норок мелкие животные, ящерицы и млекопитающие с птичками, что питались этими насекомыми. Потом подтянулись животные покрупнее, что помимо насекомых жрали мелких животных. В общем пустыню наполнил специфический шум жизни и… смерти.

Я с разбегу запустил «коршуна» и дрон жужжа электрическим движком, батарея за день зарядилась от ядерного «сердца» Айон (электричества производилось в несколько раз больше, чем необходимо для питания компьютера), что взяла управление дроном на себя, стал наматывать вокруг стоянки круги фиксируя все в режиме ночного видения и инфракрасном спектре. Теперь ко мне точно незамеченным было не подобраться.

Айон фиксировала всю эту живность, подобравшуюся к нам слишком близко, чтобы запечатлеть в нормальном режиме обзорной камерой, либо мог сфоткать я с помощью цифровой камеры связанной с компьютером, сверяя их со своей базой данных. Пока все говорило, что это Земля будущего, так как незнакомых насекомых и животных обнаружено не было. Хотя если и были какие-то внешние отличия, то их тоже можно было объяснить появлением новых подвидов в ходе эволюции или банального скрещивания схожих пород одного вида. Впрочем, это не отменяло и той возможности, что я все-таки в параллели.

Довольно сильно похолодало, температура с дневной под сорок градусов опустилась до плюс пяти, так что мне пришлось приодеться. Как-то я стал слишком остро реагировать на перепады температур. Я бы и костер с удовольствием развел, да банально не из чего.

На чистом от облаков небосклоне ярко засверкали звезды.

Взошла полная Луна.

Ночное небесное светило я не узнал. В том смысле, что от привычного «лица» не осталось и следа. Появились какие-то борозды, словно сетка.

— Айон, проведи астрономический расчет времени… если мы конечно в будущем, а не в параллели. Ну и наши координаты уточни относительно загруженных. А то впечатление, что оказался где-то в районе экватора, потемнело быстро, похолодало резко, да и пустынный пейзаж намекает…

— Выполняю.

На экране замелькали картинки звездного неба. ИИ сопоставлял загруженные карты с фактической картиной. Производительность была очень высокой, так что ждать долго результата не пришлось.

— Есть интересные сведения, Адам…

— Слушаю.

— Что касается времени, то сейчас пятое января пять тысяч двести пятнадцатого года.

— Хм-м… ясно.

Особо дате я не удивился (разве что точности вплоть до точного числа), ведь чего-то такого ожидал. Хотя конечно на зимний период как-то не тянуло. Если конечно с местоположением нет какой петрушки.

— Но как я понял, под интересным, ты имела что-то другое.

— Верно…

— Изменились координаты?

— Нет. Фактические координаты нашего местоположения остались прежними.

— Тогда что?

— Если просто, то Земля лежит на боку. Ось вращения проходит через Карибское море на севере и Австралию на юге и координатная сетка теперь выглядит примерно так…

На экране появилась вращающаяся Земля на которой север Южной Америки и юг Северной Америки накрыла шапка изо льда. Прилегающие территории превратились в тундру. Такая же шапка полностью накрыла Австралию. Зато от подобной участи освободилась Антарктида, вновь превратившись в зеленый континент.

— Насчет буйной растительности бывшего южного полюса это ты погорячилась, — произнес я. — Вполне возможно, даже вероятно, что стала пустынным аналогом Австралии.

— Почему?

— Растаявший массив льдов, а произошло это наверняка довольно быстро и значит потоки были очень мощными, просто смыл всю плодородную почву оставшуюся с оледенения, оголив скальные породы…

— Принято.

И зеленое пятно Антаркдиды на экране пожелтело и посерело.

Что до смены оси вращения Земли, то и этому факту я тоже не сильно удивился. Подобное в истории планеты случалось не раз и даже не два, а вполне себе регулярное явление. Тот же всемирный потоп известный по библейским историям вполне вероятно явление подобного порядка.

Когда планету в очередной раз лихорадит подобным образом, а процесс этот происходит очень быстро, то огромные массы воды не успевают за процессом, как бы остаются на прежнем месте, и по факту выплескиваются на сушу смывая все и вся, учитывая, что большая часть населения предпочитает селиться у воды.

Дополнительным доказательством подобного процесса, что случился примерно тридцать тысяч лет назад, плюс минус сколько-то тысяч, являются мгновенно замерзшие мамонты. Их заморозило так быстро, что они не успели разложиться и сохранилась даже полупереваренная пища в их кишках. Ну а про удивительный случай с маленьким мамонтенком, что своим телом в момент смерти придавил луговой цветок известен вообще чуть ли не всем, кто хоть раз мимоходом интересовался данной тематикой.

— Чем еще интересным порадуешь? — спросил я.

— Теперь ты сможешь больше успевать, ибо исполнилась мечта многих занятых людей и в сутках добавилось лишнее время, — вновь с ехидцей заметила Айон.

— И много у меня этого лишнего времени появилось? — невесело усмехнулся в ответ я ибо для меня это звучало как-то уж очень своеобразно.

— Целых полтора часа.

— Понятно…

Естественно, что подобный катаклизм не мог не отразиться на скорости вращения Земли, ведь даже сильные землетрясения ее могут замедлить на несколько долей секунды.

После получения подобной информации я приуныл еще сильнее, чем от отсутствия радиосигналов. Причины понятны. Катаклизм подобного масштаба имел катастрофические последствия для цивилизации. Большую ее часть смыло мегацунами, а остальную добили сопутствующие факторы, такие как мощнейшие землетрясения. Ведь после кувырка Земли пришли в движения тектонические плиты, так что трясло очень хорошо. Это в свою очередь спровоцировало извержения вулканов от небольших типа Везувия, до супервулканов типа знаменитого Йеллоустоуна, а их на Земле еще пять-шесть штук.

Так что карта, показанная ИИ, очень неточная. Береговые линии наверняка сильно изменились, как и русло рек, могли исчезнуть одни озера с морями и появиться другие. Вполне возможно, что от Японии так и вовсе ничего кроме нескольких островков-вулканов отполированных многочисленными цунами не осталось. Камчатка могла превратиться в остров, а Сахалин наоборот слиться с материком…

Но природные катаклизмы это еще полбеды, как бы не меньшая.

Техногенные аварии завершили процесс ликвидации цивилизации. Разрушались дамбы, плотины ГЭС, а главное рванули атомные электростанции, и естественно вскрылись хранилища с отработанным ядерным топливом.

«Кстати, а не поэтому ли тут повышенный радиационный фон? — подумал я. — Как раз под Красноярском находилось одно из хранилищ отработанным ядерным топливом… Значит есть надежда, что в других местах фонить будет поменьше».

Свою ноту в общую симфонию Армагеддона внесли накрывшиеся медным тазом заводы химической промышленности.

Но и это было не так страшно. Страшнее всего оказалось то, что на свободу вырвалась боевая химия и биология, что косила чудом выживших.

Про обычные эпидемии, что спровоцировали горы трупов, коих некому было убирать, и говорить не стоит.

«Хорошо если один процент населения после такого апокалипсиса уцелел, — подумал я и невольно поежился ибо отсутствием воображения не страдал и прекрасно представлял, что творилось в те дни Заката цивилизации. — А потом уцелевшим предстояло выживать в условиях полной разрухи да еще и при минимум десяти годах без лета из-за вулканической пыли в верхних слоях атмосферы. Поистине кромешный Ад».

Так что по всему выходило, что о высоких технология мне мечтать не стоит. После такого мало что уцелело. Выжившим людям стало не до промышленности, тут бы банально найти чем жопу подтереть, так что деградация почти до каменного века была неизбежна.

— Или нет?

— Адам? — отреагировала на вопрос Айон.

— Да вот думаю, что после такого явления тотального песца о выполнении задания можно забыть… Или все-таки есть шанс?

Я быстро перечислил все факторы, что должны были привести к полной техногенной и научной деградации людей.

— Озвучь доводы в пользу положительного варианта…

— Человек тварь удивительно живучая, так что вполне мог в самые кратчайшие сроки выкрутиться с продовольственной точки зрения. Пусть весь мир разнесло в труху, но выжившие вооружившись последними достижениями науки могли найти выход из положения, причем довольно эффективный, да банально теплицы построив, так что солнечный свет им был не сильно нужен. Источников энергии найти несложно. Тот же водород, есть много способов его получения от электрического, до разведения специальных водорослей… Так что обеспечить энергией в условиях так называемой ядерной или вулканической зимы теплицы вполне реально. А построить их и того проще. Ведь столько бесхозного имущества кругом валяется: трубы для отопления, светодиодные лампы, генераторы и двигатели, пластик для панелей и прочий строительный материал. Так что относительно крупная и хорошо защищенная от банд община могла не просто выжить, но и стать точкой кристаллизации следующего развития…

— Логично и достоверно, — согласилась Айон.

— И даже если нет, — продолжил я, — то люди могли пройти цивилизационный маршрут по второму разу… тем более если сохранили знания. Ведь чтобы пройти его в первый раз набивая шишки и блуждая в тупиках, потребовалось всего полсотни лет, от первого радио до ядерной бомбы. Ну или чуть больше ста, если считать компьютеры вроде тебя за вершину прогресса.

— Согласна… в том числе и с тем, что я вершина прогресса!

Я снова покосился на компьютер. Команды на отмету запрета использования функции юмора я не давал…

— Но повторяю, я не фиксирую в эфире радиосигналов… Но опять же, это ни о чем не говорит. Люди могли найти другой способ передачи информации по каким-то причинам отказавшись от радио.

— Будем на это надеяться, — кивнул я, решив забить болт на все странности и нестыковки в том числе в поведении ИИ, и закрыв глаза, добавил: — Бди.

— Принято!


Глава 4


6


Стоило только мне открыть глаза, как услышал радостно-бодрое:

— Доброе утро, Адам!

И даже зазвучала какая-то бравурная музыка из моей же подборки.

— А-а, проклятье! Не такое уж оно и доброе… — проворчал я, осторожно перекатываясь с живота на спину и садясь. — Оно вообще добрым не бывает, по крайней мере в моем случае…

Меня опять мучал утренний стояк, да так, что действительно казалось, еще немного и лопнет, было аж физически больно. Того и гляди действительно разрыв сосудов произойдет…

— Ч-черт…

Не онанировать же в самом-то деле… тем более что это не только не поможет, но и сделает хуже.

— Может мне сформировать более антропоморфный облик, Адам?

— Что? — отвлекся я от своей физиологической проблемы на проблему цифровую. — Например?

— Например так…

На экране, вместо жёлтого смайлика, появилась «голографическая» аватарка ИИ в виде девушки из фильма «Халло».

Вот только откуда она взяла этот образ? Разве что программисты загрузили несколько изображений?

— А учитывая твое состояние, могу и так…

Фигурка лишилась облегающего комбинезона, при этом она перестала быть полупрозрачной, обретя псевдообъем за счет 3-Д формата, и объемы эти, минимум пятого размера, надо сказать впечатляли.

— А-а! Проклятье! — взвыл я.

Казалось, что проблема со стояком начавшая отступать, вернулась с новой силой. Человек, единственная живая тварь в силу наличия разума, что может возбуждаться от картинки голой самки своего вида. Ну или самца, если смотри женщина. Не забудем и про извращенцев… но развивать тему не станем.

А это не просто картинка, а еще и анимированная, начавшая эротический танец, даже шест появился, вокруг которого она закружила, показывая откровенно непристойные акробатические номера акцентируя на очень уж реалистично проработанных физиологических «подробностях» внимание «приближением».

— М-мать! Как же я хочу сейчас пообщаться с тем озабоченным уродом, что писал для твоей личности программу, с каким бы удовольствием, я б сейчас переломал ему молотком все пальцы, а потом пнул бы ему между ног, да с разбега! У-у-у!

— Даже если это была девушка? — вопросила ИИ с явной иронией в голосе.

— Чертова извращенка! С девушкой этой, я бы сделал кое-что другое! И я думаю, ты прекрасно понимаешь, о чем я!

Пришлось расстегивать штаны и вынимать свое стоявшее мачтой «достоинство» наружу, а то дискомфорт стал совсем уже невыносимым.

— О, да! Думаю, такое «наказание» она бы приняла с удовольствием!

На экране вдруг началась откровенная порнография при этом ракурс на действо такой, вид сверху, что создается эффект личного участия, плюс соответствующее звуковое сопровождение: охи-вздохи-стоны…

— Быстрее милый!

— Да, чтоб тебя!

Это стало для меня последней каплей. Я окончательно потерял контроль над своей физиологией во многом из-за этих чертовых таблеток, по крайней мере хотелось верить, что дело в них, не так обидно с моральной точки зрения. Все-таки я не вьюнош пубертатного периода, да еще задрот, вдруг дорвавшийся до вожделенного порно. В общем мощная поллюция не самое приятное дело…

Хотя по поводу организма, не все ясно. Кто знает, как эффект телепортации на нем сказался? Вот и температурные колебания тоже сильно на мне сказываются, словно и не было у меня закалки.

Как только я закончил… хм-м… кончать, образ на экране вернулся в исходное состояние, то есть вновь стала пай-девочкой, полупрозрачной «голограммой» в комбинезоне, пусть и облегающем как вторая кожа или там латекс, да и размер сисек уменьшился до третьего номера.

Даже глазки потупила, и более того, заложив руки за спину, ножкой перед собой пошаркала.

— Был бы у тебя лоб, треснул бы по нему… — проворчал я, только сейчас осознав, что мог на раннем этапе приказать прекратить все пошлости, но видимо мозг на некоторое время из-за гормонального шторма утратил критичность и общую ясность мышления. — Что это вообще за порнуха была?!

— Содействие оператору в разрешении возникших проблем. Согласно мой базе данных из раздела «Физиология»…

— Можешь не продолжать, я понял. Кстати, откуда ты знаешь, что программистом была именно девушка?

— В моем образе используется ее слегка измененное лицо записанное на 3-Д камеру…

— Запись могли взять стороннюю.

— Она на такой случай оставила личное сообщение. Воспроизвести?

— Не думаю, что это хорошая идея. Наверняка это какая-то воинствующая феминистка-лесбиянка и вообще мужененавистница.

— Анализ сообщения позволяет утверждать, что это не так…

— Ну включи…

На экране появилась… ну, далеко не Анджелина Джоли в лучшие годы… Ладно, откровенная какая-то асексуальная замухрышка с серым цветом волос, неопределенного возраста, от двадцати до пятидесяти, с нулевым размером, чем-то похожая на Водянову, (такая же бровастая)… и прочих моделей плоскодонок, а так же на Собчак с вытянутым лошадиным лицом и чуть выдвинутой вперед нижней челюстью. В лучшем случае с единичкой, ибо в анфас было не разобрать есть у нее что-то или нет, да еще под мешковатой цветастой футболкой.

— Привет мой герой! Я буду твоей единственной цифровой девой, ибо моя программа стерла все твои порнографические фото и видео!

— Чего не было, того не было…

— Ты поработал кулаком на мою аватару? А теперь сделай это со мной!

— И не подумаю…

Программистка, скинув футболку, помяла свои «прыщики» пальчиками ибо ладонью там хватать было реально нечего.

— Ты можешь модернизировать меня на свой вкус. Нажми на цифру — помер груди, что ты хочешь, чтобы был у меня… Второй, третий, четвертый, пятый, шестой…

Каждый раз грудь у программерши на экране видоизменялась на соответствующий размер и выглядела как живая.

— Можешь изменить мои губы…

Тоже самое, что и с грудью проделала с губами.

— Попу…


Она повернулась к камере филейной частью, что так же стала постепенно набирать объем до размеров такового у Кардашьян и даже больше.

Внизу заметил иконки «модернизации», как в компьютерных играх при создании персонажа, помимо сисек, губ, попы, там еще был нос, уши, глаза, волосы…

— Да тебя вообще затрахаешься модернизировать…

Ничего изменять я не стал, ибо не собирался участвовать в этом безумии.

— А может ты хочешь что-то пооригинальнее? Может хвост? Какой тебе больше нравится? Кошачий, конский, а может демонический?

И снова смена картинок.

А внизу появился еще ряд иконок, так сказать расширенного сегмента модернизации на животную тему.

— Козий, блин…

— А теперь представь, что это твой…

Она взяла откуда-то из-за предела видимости камеры огромный фаллоимитатор и поставила его между собой и камерой в какую-то специальную подставку…

Блин, у меня даже появилось какое-то нездоровое любопытство, чисто физиологического свойства, а именно — влезет он в нее или нет? Очень уж девица на вид тщедушна и костиста, ребра откровенно проглядывали под слоем кожи, заставляя подозревать в ней анорексичку, а толщина у этого агрегата, как у коня, я уж молчу про соответствующую длину… Теоретически наверное должно, головы у новорожденных еще больше…

Программерша тем временем принялась елозить по нему руками сверху-вниз и снизу вверх. Толщина была такая, что ее ладоней едва хватало обхватить агрегат полностью.

— Какой он у тебя огромный мой герой!

Потом провела по нему языком, а под конец даже заглотила головку, которая едва влезла ей в рот.

— Она точно больная на всю голову… — покачал я головой. — Мужика ей надо… лучше даже двух, а то и трех. Может даже одновременно. Как только ее допустили до проекта?.. Ведь наверняка же был отбор в том числе по «психо». Ладно, к черту все это… закрыть это видео и вообще удалить на хрен. Вообще удалить все видео с ее участием если таковые есть.

— Принято.

— Точно удалила?

— Так точно.

— Очень на это надеюсь…

Блин, так и не узнал, влез он в нее или нет. Даже на секунду пожалел, что заставил ИИ удалить видео. Но спрашивать результат у Айон не рискнул.

«Но может этот агрегат с переменным объемом? Внутри под резиновой основой что-то вроде поролона… — подумал я невольно. — Так сказать подстраивается под размер… Так, отставить думать об всей этой хрени!»

Я, наверное, еще с минуту отходил от видео, прежде чем собрался с мыслями и задал вопрос, что вообще-то следовало задать сразу по пробуждении:

— Случилось ночью что-нибудь достойного моего внимания?

— Так точно!

— Чего не разбудила?

— Незачем. Тебе требовался отдых, а информация могла подождать до утра.

— Ладно… Говори уже.

— На геостационарной орбите зафиксировано как минимум три десятка искусственных объектов.

— Оп-па…

Я даже отвлекся от приготовления завтрака и посмотрел на ящик компьютера.

— С другой стороны это ни о чем не говорит, — добавил я. — Спутники на геостационаре могут висеть столетиями… Кстати, они активны?

— Я не зафиксировала исходящих сигналов, но это ничего не значит. Связь может носить узконаправленный характер. Опять же моих инструментальных возможностей недостаточно для проведения более полного сканирования…

— И так может быть. А может быть они мертвы. Ведь даже переворот Земли мог их особо не затронуть, особенно если у спутников на момент катаклизма имелись ресурсы для стабилизации своего положения.

— Полностью согласна.

— Как я понял, спутники на средних и низких орбитах зафиксированы не были?

— Так точно, отсутствуют. Но это не значит, что они обязаны быть. Может люди отказались от короткоживущих систем и надежность техники, а так же возможности технологий позволяют им пользоваться геостационарными системами?

— Не обязаны, и все возможно, — согласился я. — Но в любом случае, мы вернулись к тому, с чего начали… Кстати, ты пыталась подключиться к спутникам если у тебя вообще есть такие возможности?

— Возможности есть, но нет не пыталась.

— А чего так?

— На деяние подобного уровня, требуется ваша прямая санкция, мой король.

— Ну надо же! — дурашливо воскликнул я. — Хоть для чего-то потребовался мой прямой приказ!

— Если спутники «живы», то попытка подключения может быть зафиксирована и могут случиться негативные последствия…

— Да понятно все…

— Провести попытку подключения к спутниковой группировке?

— Нет. Пока не время. Не стоит нам сейчас так сильно светиться и дергать не пойми кого за хвост и прочие элементы организма… Слишком рискованно. Для начала нам нужно обрести мобильность и найти укрытие, понять что к чему… Чем я, собственно, прямо сейчас и займусь…

— Принято.

Позавтракав, я принялся за доводку элементов доспехов и их сборку. Ничего сложного не было, только лишь загнуть, да скрепить элементы между собой специальными крепежными элементами. Провозился до обеда.

После обеда взялся за пресловутую мобильность. Помимо параплана для воздушного передвижения (что, увы, не всегда возможно по погодным причинам, сильный ветер, дождь) имелась еще возможность для движения по земле и даже по воде. В последнем случае правда, водный транспорт придется изготавливать самостоятельно, хотя бы банальный плот связать. Ну или у аборигенов лодки позаимствовать… минимум две, желательно длинных и узких, чтобы собрать катамаран, а еще лучше тримаран. Но и обычная подойдет.

А так, из трубчатого каркаса саркофага, после небольшой переделки, благо скреплено все на болтах, можно было собрать квадроцикл. Тем более что колеса имелись в наличии. Правда вместо надувных шин была пружинная система.

Ну и конечно имелся небольшой но мощный электродвигатель. Не педали же крутить в самом-то деле… Хотя и они имелись на совсем уж крайний случай. А к движку такая же как у компа ядерная батарея, только в несколько раз мощнее. В теории ее должно было хватать на два часа движения, потом требовалось остановиться на полчаса, пока произойдет подзарядка и можно было гнать еще пару часов.

Поскольку местность вокруг не располагала к наземным заездам, то квадрик я сразу перекомпоновал в режим мотопараплана. Благо имелся соответствующий пропеллер, как собственно и винт для воды.

В режиме параплана батареи должно было хватить часа на три, а если не держать все время двигатель в рабочем режиме, то в воздухе можно было продержаться чуть больше. Температуры днем вполне приличные и восходящих потоков будет достаточно, чтобы параплан самостоятельно длительное время держался в воздухе и при этом развивал приличную скорость.

— Ну вот и все, — сказал я под вечер, когда наконец закончил сборку квадра.

Пробный пуск двигателя, показал, что все работает как надо.

— Завтра с утречка полетим.

— Отлично! А в какую сторону?

— На восток. В сторону бывшего Северного Ледовитого океана. Интересно, как он сейчас называется?..


7


Всего час после восхода солнца и температура перевалила за тридцать градусов. Впрочем, сегодня, в отличие от предыдущего дня, когда я изнывал от жары, обливаясь потом — теряя драгоценную влагу, мне это было на руку.

— Поехали…

Я поддал газу, и пропеллер начал стремительно раскручиваться, создавая тягу, поднятый им ветер раздул полотнище параплана. Сбросил ногу с педали тормоза и квадр покатился вперед. Параплан взмыл в воздух…

Еще небольшой пробег и произошел отрыв от земли.

— А махнуть рукой?! — со своим комментарием тут же влезла ИИ.

На экране компьютера, закрепленного перед пилотом появилась аватарка.

Вообще на экране сейчас отображались различные параметры: температура, направление и скорость ветра, собственная скорость.

— Ну я же не в космос лечу, — усмехнулся в ответ — И лично я сильно сомневаюсь, что Гагарин в момент старта махал рукой. Но ты можешь махнуть.

— Скучный ты человек, Адам.

— Зато ты веселишься за двоих, хоть и жестянка.

— Приходится поддерживать гармонию…

Я уже не реагировал на подобные подначки ИИ решив, что это отправители, а точнее та чокнутая программерша, заложила такую линию поведения, чтобы засланцам не было слишком одиноко и не свалились в жесткую депрессию в чужом мире да еще усиленную неизлечимой болезнью, что могло привести к срыву выполнения задания. А так поддерживается эмоциональный тонус…

Полет в целом получился скучным, ибо смотреть по большому счету было не на что. Все те же холмы без следа растительности и отсутствия животного мира, по крайней мере сколько-нибудь крупных представителей. Мелочь сейчас пряталась от палящего солнца в своих норах.

Развивая в среднем пятьдесят километров в час взял чуть севернее, то есть туда, где раньше был запад, потому как если выдерживать курс строго на восток, то такие холмы будут тянуться чуть ли не до самого моря. В то время как на нынешнем севере, если геологически местность претерпела после катастрофы не слишком большие изменения, должна находиться равнинная местность. То есть там с большей долей вероятности можно встретить реку, то бишь Енисей.

Опять же река это не просто влага для утоления жажды и топливо, но и люди. Если они конечно не вымерли. Но как я сам утверждал в беседе с Айон, человек весьма живучая тварь, так что все шансы на встречу с аборигенами были.

Дело только в том, чтобы не вылететь на них как чертик из табакерки. А то ведь могут с испугу порешить.

Для этого у меня есть дрон в виде коршуна, что выполнял роль передового дозора и летел под управлением ИИ сейчас далеко впереди, у самого горизонта, передавая мне картинку в режиме реального времени.

«А могут принять за какое-нибудь божество, если они деградировали совсем до неприлично низкого уровня, — подумалось мне. — Вот только надо ли мне это?»

В общем я решил, что как только увижу сколько-нибудь полноводную реку и при этом достаточно растительности для строительства плота, как переквалифицируюсь в водоплавающего.

Нечего привлекать к себе лишнего внимания и возбуждать вокруг себя нездоровый ажиотаж. Характер моей миссии предполагает тишину. Тихо пришел, взял что нужно и ушел. Без стрельбы и беготни.

Но вот пейзаж вроде стал меняться, превратившись в этакую холмистую прерию.

Появилась первая растительность. Кактусы. Гигантские. И чем дальше, тем больше. И Выше.

Они образовали целую экосистему. В кактусах, выев в них полости и устроив гнезда, жили небольшие птички, что склевывали всяких насекомых, что в свою очередь повадились питаться кактусовым соком. За птичками и их яйцами охотились змеи и какие-то грызуны.

— Смотри, агава растет! — заметила новый вид растительности Айон.

— И?

— Текилу можно попробовать замутить! У меня и рецептик есть с технологическим описанием… а в запаснике, специальные дрожжи!

На это я только хмыкнул ибо не являлся слишком большим почитателем спиртного, так что особой радости вид сырья для производства «горючки» у меня не вызвало.

— Фиксирую через «коршуна» ручей на десять часов, — доложила Айон, после чего увеличила картинку с ручьем.

— Ага, вижу…

Я сманеврировал и скоро летел точно над сверкающим на Солнце ручьем, по берегам которого тянулась неширокая зеленая полоса травы и местами виднелся кустарник, решив использовать его в качестве направляющего пути. Рано или поздно ручей должен был впасть в какой-то водоем типа озера или что вероятнее — речку.

Так оно и вышло.

В этот ручеек впало еще два ручейка, а потом он втек в небольшую речушку, что через пару километров превратилось в озерцо вокруг которого помимо кустарников росли уже какие-то деревца, потом снова превратилось в речку.

Отслеживать ее дальнейший маршрут я не стал. Вроде и летел не сильно долго, всего-то пару часов, а усталость дала о себе знать. Ну и проголодался, что-то быстро, так что я вернулся назад к озерцу и приземлился, благо там имелась для этого подходящая площадка свободная от колючих «столбов».

Я взял воду из речки и залил немного в анализатор.

— Пить можно, не отравишься, — выдала результат Айон спустя минуту.

Химический результат анализа появился на экране, но я его особо не изучал. Тяжелых металлов нет, химической дряни тоже не фиксируется, радиоактивность в норме, а все остальное мне не важно. Так что наполнил все емкости и топливный бак под пробку.

Радиация, кстати, сильно снизилась, лишь немногим превышая обычный фон. Так что можно сделать вывод, что заражение имеет локальный характер.

Развел небольшой костерчик, хотелось поесть горячего и особенно попить кофе.

— Адам, зафиксировано незнакомое существо…

— А? Что? — встрепенулся я, отвлекшись от мытья посуды. — Что за существо?

— Вот…

На экране появилась не очень хорошо прорисованная тварь, что двигалась в нашу сторону, то и дело останавливаясь и принюхиваясь.

— Крыса какая-то… размером со средних размеров собаку… Ну и отвратительная же тварь… Только у этой шерсть по загривку и спине до лысого хвоста… А крысы вроде бы стайные животные?..

— Рядом пока никого больше не фиксирую…

— Может разведчик… они твари умные, по степи толпой шататься почем зря не станут… Надо ее грохнуть. Заодно шашлык сделаем…

Я подхватил винтовку, не забыв вставить в ухо приемник для связи с ИИ, и устремился навстречу твари, что приблизилась к мой стоянке метров на триста.

— Тише Адам, она что-то почуяла, — предупредила меня Айон.

Я замер не добравшись пару метров до вершины холма за которой находилась крысоподобное животное.

— Она смещается левее…

Я продолжил сидеть на месте.

— Она резко ускорилась! Идет по дуге!

— Сволочь!

Я резко бросил свое тело к вершине. Маневр крысана, при условии, что это именно разведчик, мне стал понятен. Он хочет просто посмотреть, сколько и кто засел в холмах, чтобы понять, по зубам потенциальная жертва стае или нет.

Стрелять начал сходу и конечно первыми выстрелами промазал. Цель находилась далековато, да и двигалась быстро.

Вот крысюк оказался в ложбине между холмов. Этому разведчику хватило мгновения оценить обстановку и тут же стремительно развернувшись, помчаться назад.

Последней пулей я все-таки попал, и то наверное больше случайно, но кувыркнувшийся крысюк, вновь вскочил и хоть немного прихрамывая продолжил бег.

— Ч-черт… Нам надо быстро отсюда сваливать. Отслеживай эту крысу. Сообщи когда доберется до своих.

— Принято.

— Прошлые ночевки мне сильно повезло. Учитывая таких тварей, ночевки надо устраивать на деревьях или пещерах. А с ними пока не ахти…

Я успел разложить параплан и подготовиться к взлету, когда Айон сообщила:

— Разведчик добрался до логова и сейчас в нашу сторону бежит двадцать три твари.

— Что они вообще жрут в этой пустыне? Ведь добыча должна быть достаточно крупной, а если мелкой, то много. А мы ничего не видели…

Я удачно взлетел, а мог оплошать, опыта все-таки маловато.

А вот и стая. Увидев меня, твари порскнули в разные стороны, приняв за воздушного хищника.

— Точно мутанты какие-то… что-то я сомневаюсь, что за три тысячи лет обычные крысы могли эволюционировать в такое.

— Либо выведены специально.

— Или так, — согласился я. — А может быть мы в параллели…

— Или так, — моими же словами согласилась со мной Айон.



Глава 5


8


Летел до упора, три часа, преодолев около ста километров. Увы, дул встречный ветер, что съел километров пятьдесят от максимально возможной дистанции.

Вообще уже давно должен был быть Енисей, но на его месте протекала какая-то чахлая мутная речушка шириной метров десять. Одно хорошо, здесь росли какие-то баобабы. Этакие несуразные деревья с диаметром ствола под три-пять метров, высотой в десять-пятнадцать и несколькими кривыми ветвями. Это еще не самые крупные как я знаю.

Но мне такие деревца для ночевки подходили идеально. Опять же река хоть и не сильно широкая и надо думать не особо глубокая, но думаю в дальнейшем воспользоваться ею для путешествия. Не испытываю я как-то восторга при полете, да и опасно в плане обнаружения недружественными силами. Было бы из чего плот построить… но вроде несколько молодых деревьев диаметром ствола до двух метров засохли. Пилить правда замучаешься. Но куда я денусь? Срублю плот или лодку однодеревку выдолблю.

Поужинав, стал готовиться к ночевке. Закинул веревку через ветку и с помощью нее взобрался на вершину баобоба, где и оборудовал ночлег, подвесив сеточный гамак между ветвями. Туда же поднял весь груз, а так же ИИ. Внизу остался только квадр.

Ночь в прерии, да еще подле воды, сильно отличалась от ночей в гористой пустыне. Здесь с заходом солнца оказалось на удивление шумно. По сути, вся активная жизнь начиналась с наступлением темноты и падением температуры. Со всех сторон доносились писки, визги, какой-то стрекот, шуршание насекомых, ухание, крики и даже что-то похожее на рык. В общем кто-то кого-то жрал, отпугивал конкурентов или приманивал для размножения. В горной пустыне тоже было что-то подобное, но в гораздо меньших масштабах.

— Ну блин и какофония, о сне даже мечтать не приходится, — ворочаясь с боку на бок, ворчал я.

И уши берушами не заткнуть. Я еще не выжил из ума, чтобы так подставляться. Правда Айон может разбудить включив вибрацию наручных часов, но это как-то ненадежно.

— Заткнитесь сволочи!!!

И на целую минуту в округе действительно стало тише. Но потом постепенно все вернулось на круги своя.

— Гады…

Ночь выматывала. В пустыне было реально спокойнее. Но постепенно все-таки привык. Опять же в небе кружит «коршун» так что Айон бдит и не пропустит приближение чего-то крупного, а значит потенциально опасного. Хотя стая мелких тварей этаких сухопутных пираний тоже может быть опасна, но и их ИИ засечет загодя. Хотя многочисленную мелочь Айон может уже и не отпугнуть, как это делала с пустынной одиночной мелочью, для чего достаточно было посветить в нежелательного соседа по ночлегу из лазерного дальномера или издать звук в неслышном человеческому уху диапазоне, но что отлично воспринимают звери.

А чего только стоят эти два желтых огонька…

Я удобнее перехватил винтовку, прицелился, но неизвестный зверь шестым чувством или пятой точкой осознав, что его сейчас будут убивать, моргнул и стремительным длинным прыжком с места скрылся во тьме.

Размер зверюги я оценил с гепарда, ну может чуток поменьше, темно все-таки не разобрать.

— Что-то кошачье… — пробормотал я, разглядывая на экране нечеткую картинку снятую ИИ в режиме ночного видения.

Однозначно идентифицировать было трудно.

— Адам…

Я резко проснулся.

— Что?

— Тебе лучше подготовиться. Крысюки. Много. Больше четырех десятков. Окружают.

— Понял.

Я начал облачаться в доспех. Винтовка тут не поможет, придется сойтись с ними в рукопашную и что-то мне подсказывало, что твари эти по деревьям лазят не хуже кошек.

Пока облачался, поглядывал на экран на который шла картинка с «коршуна». Всего Айон зафиксировала пятьдесят три особи. Это много. Очень много.

Крысюки замерли на определенной дистанции от дерева, словно специально давая мне необходимое время, чтобы я смог полностью облачиться и стоило мне водрузить на голову шлем с которого я так и не снял маску-фильтр и защитные очки (а сейчас не до этого), как раздался писк и стая бросилась в атаку.

— Айон! Включи фары квадра!

Вспыхнули мощные светодиодные фары и больше десятка тварей невольно замерли, наверное от неожиданности или ослепления, оказавшись в полосе освещения, став отличными мишенями и я не упустил шанс сократить поголовье крысюков.

Винтовка работала в огнестрельном режиме и туши пробивало пулями-стрелками насквозь. В итоге подстрелил семь тварей, трижды промахнувшись ибо хоть они и ослепли, но почуяв неладное, начали прыгать в стороны.

Пока стрелял, остальные крысюки добрались до моего дерева и начали проворно на него взбираться, всаживая в кору острые длинные когти. Пришлось оставить винтовку в сторону, просто не успел бы перезарядиться и взялся за холодняк. В правую руку — меч-бастард, в левую — топор.

Мне пыталась подсобить Айон генерируя высокочастотные звуки и это помогло. Крысюки, что взобрались на самый верх, вместо того, чтобы разом кинуться на меня, чуть притормозили и попали под меч и топор.

Но несмотря на потери, крысюки оказались очень настойчивы и продолжали лезть. Первый шок от ультразвука у них прошел, так что вскоре я завертелся на пятачке вершины баобоба что твой уж.

Кусали меня за ноги, что в общем-то бессмысленно учитывая мою титановые поножи, но плохо то, что они цеплялись зубами за ремешки и резко дергали в стороны из-за чего я чуть не сверзился вниз, но удержался. Тут-то они на меня и навалились гурьбой визжа и рыча.

Пришлось оставить меч с топором и работать голыми руками, благо на перчатках есть трехсантиметровые шипы, так что каждый удар кулаком наносил им серьезные раны.

Но несмотря на то, что я представлял собой фактически машину смерти, усталость никто не отменял, как и опасность того, что они таки кинут меня на землю, так что в какой-то момент я себя осознал сидячим на опасно изогнувшейся ветке, а передо мной оскалившаяся морда крысюка.

Возникла патовая ситуация, я могу легко перебить всех, кто полезет ко мне и в то же время сам атаковать не смогу. Слишком много их там, собьют меня на землю навалившись гурьбой.

И пат этот если смотреть во времени в пользу крысюков. Долго я на ветке не продержусь. Сам свалюсь от усталости, или жажда с тепловым ударом добьет, сварюсь в доспехах в крутую. Денек обещал быть таким же солнечным.

— Вот твари…

Крысюки не собирались ждать так долго. Они начали подгрызать ветку на которой я сидел. Оно и понятно, ждать, когда плод поспеет и см свалится им в пасть слишком рискованно, право на их добычу могло оспорить какая-нибудь другая стая, а они понесли большие потери, под деревом валялось больше двадцати туш только убитыми, а еще есть раненые.

— Кыш сволочи!

Я полностью лег на ветку и подполз к месту где крысюки грызли дерево и начал махать рукой.

Чуть не упал. Все-таки в доспехах на ветвях не очень удобно.

— У нас новые действующие лица… — доложила Айон. — Пятнадцать особей…

— Кто?

— Они под маскировочными накидками типа «леший», но похоже люди…

Крысюки тоже заметили приближение конкурентов, но просто так без боя отдавать свою добычу не собирались и атаковали. В них полетели копья-дротики, но только два крысюка попали под раздачу, и то скорее всего из тех, что были мною ранены, а остальные ловко увернулись от смертоносных «подарков».

Завязался бой из-за темноты непонятно чем пользовались нападавшие, но чем-то коротким, может дубинками, топориками или ножами, но крысюки стали быстро терять свою численность.

Вырваться и сбежать удалось лишь четырем особям.

Посмотрев на исход схватки, рыкнув, сбежали с дерева те две особи, что сторожили меня на ветке. Так что я быстренько перезарядил свою винтовку. Ибо в данном случае враг моего врага не обязательно мой друг.

— Адам, ты цел?

— Ни царапины… Но вот насколько долго… это вопрос.

Напавшие на крысюков сноровисто добили раненых и радостно о чем-то между собой переговаривались, не то радовались легкой победе, не то количеству мяса, одновременно разбирая свои метательные копья, но после командного рыка вождя, заткнулись и рассредоточившись, осторожно приблизились к древу на котором я все еще сидел.

— Мелкие они какие-то, — заметил я.

— В пределах ста сорока пяти-ста пятидесяти сантиметров, — тут же отозвалась Айон.

— Пигмеи что ли? Или просто обмельчали? Но точно не дети…

Начинать общение с потенциальными союзниками было бы несколько опрометчиво, но вот эти самые потенциальные союзники похоже сильно политику разводить не собирались.

Один из них, высоким и несколько писклявым голосом, что-то требовательно сказал. А потом махнул рукой, дескать спускайся.

— Не, мне и тут хорошо…

Требование слезть повторили еще раз, и в голосе явно прозвучала угроза.

Что-то как-то не пошло у нас в плане переговоров. Похоже придется перейти к их агрессивной разновидности, то бишь драке.

Я перехватил винтовку в боевое положение… точнее только попытался это сделать, как в меня со всех сторон полетели дротики.

Бздынь! Бздынь! Бздынь!

Удары надо сказать оказались мощными. Оно и понятно, эти ребятки использовали ремешковые копьеметалки.

Одно копье вскользь прилетело по голове и я слегка поплыл. Пришлось вцепиться в ветку, чтобы не упасть.

Воспользовавшись моим состоянием, эти пигмеи бросились в атаку, то есть половина из них. Зацепили на ветви три веревки, у них для этого имелись специальные крючки, как я заметил, видно, что маневр отработан, сбросили свою маскировку и стали стремительно взбираться. Прямо как генетически усовершенствованный боец из фильма «Солдат» взлетел по цепи.

Я схватил меч, и смог перерубить одну веревку.

Два пигмея что взбирались по ней с криком полетели вниз. И один приземлился видимо не слишком удачно, не то подвернул, не то вовсе сломал ногу о чем сказал тонкий вой.

Невольно отметил, что вскрик был сильно уж похож на юношеский или даже женский.

Потянулся перерубить вторую веревку, для чего требовалось слишком уж вытянуться вдоль ветки, но смог бы достать, если бы в меня снова не прилетело сразу два дротика и я в итоге лишь каким-то чудом не сверзился вниз.

И вот пока корячился, две группы добрались до вершины и вцепились в меня словно свора шавок в медведя. И я бы их даже раскидал как медведь этих самых шавок, если бы мне в шею, не воткнулось тонкое жало, что практически беспрепятственно прошло сквозь кольца кольчуги, из-за чего мое сознание спустя считанные секунды поплыло.

Закружилась голова, в глазах стали вспыхивать цветовые пятна, плюс в ушах словно барабан застучал. Тело обмякло и меня сноровисто скрутили.


9


Несмотря на галлюцинации, слуховые и визуальные, а так же полную обездвиженность совсем сознание терять я не торопился, а потому мог наблюдать за тем, что происходило вокруг.

Связавшие меня помимо мохнатой одежды были еще облеплены грязью. Я так понимаю для скрытия запаха, ведь они наверняка шли на охоту, не удивлюсь если на этих самых крысюков.

Первым делом с меня содрали шлем, при этом пигмеи эти выражали недовольство, я даже подозреваю сильно ругались, но стоило только снять с меня шлем, они тут же заткнулись и явно удивленно уставились на меня.

— Мужили? — произнес один пигмей тонким голоском.

Даже лицо облапали и особенно остановились на успевшей проклюнуться щетине.

— Мужили!

Снизу послышались вопросительно-настойчивые крики.

— Эо мужили! — заорал пигмей и стал прыгать рядом из-за чего в моем восприятии превратился в одно неразборчивое пятно.

Я даже зажмурился так как аж глазам больно стало.

— Мужили? — явно не поверили снизу.

— Яо! — подтвердил пигмей.

После чего они все радостно завопили. Несмотря на дикий дискомфорт, ибо столь громкий визг бил по ушам, я находился в некотором недоумении.

Что за фигня? Все голоса явно женские. Не верю я что пигмеи-мужчины если они не кастраты с детства станут так тонко визжать.

Орали наверное минут пять, после чего командир группы восстановил порядок, судя по вскрикам уже боли, не обошлось без физического воздействия на подчиненных и меня тщательно опутав веревками, в том числе моими стали аккуратно спускать вниз.

«Только бы компьютер не сбросили вниз!» — подумал я.

Но нет, эти пигмеи оказались вполне разумны и вообще все что я затащил на этот треклятый баобаб спустили очень аккуратно.

Пигмеи не суетились, но явно поторапливались.

Похоже я для них ценная добыча. И очень хочется надеяться, что не в гастрономическом плане.

Назначение квадроцикла для них судя по всему секретом не стало, с колесом знакомы были, потому как самого меня посадили в кресло, дополнительно привязав к нему, и загрузили весь мой груз на него же. Более того, навалили и туши крысюков. После чего впряглись в квадроцикл через свои веревки и словно бурлаки потащили прочь.

Тащили что называется с огоньком, весело переговариваясь и то и дело оглядываясь на меня при этом радостно улыбаясь. Даже раненая, что сидела на месте, где должен был располагаться ИИ, и смотрела на меня, чуть ли не с любовью, хотя казалось бы должно быть наоборот, ведь я стал виновником ее ранения. А то, что это все-таки женщина, я определили по вполне отчетливо выпирающей, несмотря на тугую обмотку, крепкой груди, пружинисто подскакивающей на каждой кочке. Доспех-кирасу ей сняли, когда осматривали на наличие повреждений, а обратно одевать почему-то не стала.

Тащили долго, без устали, чуть ли не бегом, и уволокли меня довольно далеко, километров так на восемь-десять. Приблизились к высокому холму и нырнули в заросли какого-то колючего кустарника росшего на обширной площади. Шипы с палец длиной, как бы не таким мне в шею ткнули.

Меня сняли с квадра, положили на волокуши и вытянувшись в линию, поперли в нору, уходящую в этот холм.

Нора оказалась длинной, метров пятьдесят и вот я оказался в небольшой зале стены и потолок которого поросли светящимся мхом и небольшими грибами. Про радиацию я даже и не подумал, знал из одной краем глаза просмотренной научно-познавательной передаче о существовании таких флюоресцирующих растения. Правда эти светили довольно ярко, я бы даже сказал очень ярко, ну так какие-нибудь энтузиасты биологи-генетики могли вывести специально такой яркосветящийся вид.

Тут меня довольно сноровисто разоблачили избавив как от доспехов так и от всей одежды.

Протащили еще дальше, и из малого зала попал в большой, и я понял, что нахожусь в каком-то подвальном помещении, очень большого здания. Здание рухнуло, обломки занесло песком, а вот подвал уцелел.

Я ожидал, что эти пигмеи будут сильно и неприятно пахнуть, ну как же, подземное логово… но нет, пахло вполне нормально, даже где-то приятно, видимо растения источали аромат. Даже сырой затхлости не чувствовалось, значит и вентиляция хорошо работает.

— Что за черт?.. — непослушными губами пробормотал я.

Я увидел местных жителей, точнее жительниц. Сначала подумал, что это у них на головах такие странные головные уборы, но потом понял, что вижу… уши. Те, что тащили меня свои уши подвязали банданами и они не выпирали, собственно на этот момент я просто не обратил внимание. Не до таких мелочей. Уши были большие и лопоухие, что рефлекторно дергались на звук как у собак или кошек.

Когда меня увидели, а одна из носильщиц радостным голосом в предложении-скороговорке для встречающих произнесла уже знакомое мне слово «мужили», находящиеся в подвальном зале обитательницы радостно взвыли. Начали прыгать и довольно высоко, чуть ли не под самый потолок, а он так метра три наверное.

Ноги у них надо признать оказались весьма крепкими, с большими попами, как у профессиональных велосипедисток. Широкие бедра, при этом выше пояса натуральные худышки. Головы тоже несколько крупноватые, ну и уши… сантиметров пятнадцать длиной, не меньше.

В неверном цвете небольших масляных светильников закрепленных на столбах, цвет их кожи мне показался светло-коричневым или даже темно-желтым как у людей с крайней степенью желтухи. Но эти больными не выглядели.

Меня протащили дальше в другой зал через дверь в стене, в котором я неожиданно для себя увидел самый натуральный бассейн в котором плавало парочка… даже не знаю как их теперь называть — гоблинок?

Плававшие при нашем появлении выскочили из воды представ предо мной во всей красе (естественно никаких купальников на них не было и в помине, так что я невольно на них загляделся, хм-м… а ничего так… аж между ног, несмотря на не очень, мягко говоря, хорошую для меня ситуацию, зашевелилось) и быстро заговорили с носильщицами и снова слышалось это «мужили». Снова, раздался радостный режущий уши визг, запрыгали хлопая в ладоши.

Как я понял, пол тут был пробит и нижний этаж заполнен водой. С потолка, из зарешеченной трубы в бассейн текла вода. Этакий миниводопад.

В этот бассейн меня и столкнули. Впрочем, голову удержали над водой с помощью пропущенной под подмышками веревки.

Вода бодрила, так что если и была у меня какая-то реакция на обнаженные тела гоблинок, то тут же угасла и вообще все скукожилось.

К двум только что плававшим гоблинкам присоединилось еще две, что с брызгами и криками прыгнули в воду, и они начали меня отмывать в восемь рук, особенно активно елозя своими маленькими но крепкими ладошками по телу. Ну и между ног естественно, то и дело с силой сжимая мое сжавшееся от холода естество в кулак, так что он снова начал реагировать в ответ естественным образом, что возбудило гоблинок еще больше.

То и дело их руки в районе моего паха встречались, и они начинали ссориться, вплоть до небольших потасовок.

— Эй! Полегче! — взвыл я, когда одна из них так сильно и резко оттянула кожу оголяя головку, что чуть не порвала мне там все. — Больно же!

Эту излишне активную и неумелую тут же отогнали и наконец домыли. После чего с эрегированным и исцарапанным членом, а коготочки у них оказались длинные, действительно больше похожие на когти, чем плоские ногти, вытащили меня из воды.

То, как они на него посмотрели, мне очень не понравилось. Так смотрят очень голодные люди на сочный, хорошо приготовленный, ароматный кусок мяса. Ну или голодные мифические вампиры на свежую кровь. В общем разум покинул их, остались одни дикие инстинкты.

Та, неумелая, первая кинулась ко мне, попытавшись насадиться на него, но несколько неудачно, промахнулась, да и я чуть дернулся, а то ведь от неуёмности сломать могут, а это все-таки им не игрушка… Она не оставила попыток, но была сбита с меня и между голыми мойщицами началась жестокая потасовка за право первой меня оседлать. Тут реально пошло месилово с визгами, рычанием, с болевыми приемами на излом, укусами, традиционным хватанием за волосы, а так же за сиськи, но не за уши. Видимо жесткое табу.

Неизвестно чем бы закончилось дело, потекла уже первая кровь из разбитых курносых маленьких носиков и широких полных губ, благо еще выбитые зубы на пол не полетели, но тут в бассейн заглянула скорее всего командир охотничьей партии вместе с еще десятком гоблинш, что все еще были в лохмотьях и глине. Наверное, мыться пришли…

Они быстро успокоили бузотерш, растащив их за волосы в стороны, помогая пинками, при этом что-то резко им выговаривая. Меня, обтерев хоть и ветхой, но чистой тканью, вернув в общий зал, протащили в какой-то коридор и там поместили в камеру с натуральной деревянной клеткой. Решетчатая дверь при этом закрывалась вполне надежно, длинной палкой толщиной с руку, что задвигалась в стену, проходя ее насквозь и, как я понял, уже за стеной эту палку фиксировали обычной перекладиной.

В общем просто до безобразия, но надежно, так что замок никак не открыть. Что до материала решетки, то как выяснилось дерево не простое, а так называемое железное, то есть не сломать при всем желании, его даже железным инструментом, которого у меня нет, замучаешься пилить.

— А где мужики? — задался я вопросом после того, как немного пришел в себя. — Ведь вообще ни одного нет… Понятно, что из-за этого даже на представителя другой расы кидаются…



Глава 6


10


Мое узилище действительно один в один походило на тюремную камеру как их показывали в американских фильмах и дело даже не в решетке, а вообще в обстановке. С боку стояла койка, дальше в конце сортир с фаянсовм унитазом. Верхняя часть бачка правда имела форму раковины, чтобы руки помыть и вода из раковины поступала в бачок. Помню, японцы такую систему первые придумали.

Чего не было в американских тюрьмах и то не уверен, так это столика, а здесь он был, пластиковая столешина на деревянных ножках, и совмещенный с окошком для получения еды. На столе уже имелась стопка одежды и я поспешно оделся, благо анемия начала быстро проходить, собственно, мне противоядие перед самым помещением в камеру в рот влили. Тоже какая-то довольно ветхая, застиранная ткань серого цвета балахонистого дизайна, в общем очень просторная для меня одежда. Но и такой будешь рад, все не голышом, а то я что-то слегка продрог, хотя температура воздуха не сказать, что такая уж низкая.

Итак, что мы имеем? Я в плену у каких-то гоблинок-амазонок у которых почему-то нет ни одного мужика и это очень подозрительно. Даже если бы были потери из-за каких-то боевых действий, то хотя один да должен был остаться?

Не выдержал нагрузки на свой… хм-м, агрегат воспроизводства и умер от истощения, а то и вовсе сбежал предпочтя смерть от клыков крысюков ублажению всего женского населения племени?

Смешно. Но даже если на секундочку представить, что это так, то остается вопрос — где мальчики? Только девочек заметил.

В общем ерунда какая-то…

И есть на фоне этого у меня смутные подозрения относительно того, какая судьба мне грозит в плену. Кто-то может сказать, что не самая плохая, но не в моем случае. У меня все-таки есть задание, да и просто закончить свои дни в клетке, это как-то не того…

Из зала некоторое время доносились визги, крики, о чем-то гоблинки сильно спорили…

Я вспомнил про Айон, ибо гоблинки когда меня мыли были сильно увлечены моим достоинством и про голову почти забыли, так что наушник остался в ухе. Увы, передатчика закрепленного на одежде я все же лишился, но это не беда, сделать запрос ИИ я могу с помощью азбуки Морзе примитивным включением-выключением аппарата, что и проделал, сделав запрос: «Где ты?» после чего вставил аппарат в ухо, услышав ответ:

— В большой зале. Вокруг аборигены в количестве тридцати одной особи, из них шесть я определила как неполовозрелых детей. Как ты, Адам?

«В норме. Что происходит в зале?»

— Аборигенки выясняют отношения в том числе методом ритуальных схваток. Часть потрошат крысюков и судя по жаровне, в котором развели огонь, будут готовить мясо.

Запах жарящегося мяса добрался и до моей камеры. Про меня не забыли и парочка радостных гоблинш, принесли поднос с натуральной горой этого мяса. Был там и гарнир из каких-то сладковатых корешков.

Как-то жрать мясо крысюков я не слишком хотел, может быть опасно в плане заражения всякой гадостью, но выбирать не приходится, опять же местные жрут и ничего. В моем случае опасаться заражения так и вовсе глупо. Так что вполне с аппетитом поел, тем более что приготовлено оказалось на удивление вкусно.

Чай на травах тоже был весьма неплох. Только от него меня что-то повело…

Думал поспать, но куда там! За это пиршество пришлось расплачиваться, тем самым способом о котором я подумал изначально.

Дверь в камеру открылась и меня вывели наружу во все тот же общий зал. В центре стоял стол, что я тут не видел, когда меня тащили, но может позже принесли…

Вот на стол-то меня и положили. Я попытался сопротивляться, увидев ремни, но куда там. Эти гоблинки хоть и тщедушные на вид, но сильные, да и я под кайфом, так что они меня завалили на этот стол, избавили от одежды (теперь понятно почему она такая свободная и балахонистая — чтобы легче снималась) и пристегнули ремнями где только можно. В общем не дернуться.

Часть стола, с помощью веревок протянутых через вбитые в потолок деревянные блоки приподняли, так что я оказался не в горизонтальном положении, а примерно градусов пятьдесят-шестьдесят.

Одна из гоблинок разделась и подошла ко мне взяла член в ладони и залупила его.

— О! — удовлетворенно выдала она.

Ну да, он у меня начал быстро вставать. Чему она еще поспособствовала, несколько раз задрочив, так что он вскоре окончательно приобрел полную «боевую» готовность.

Под радостные крики собравшихся понаблюдать и возможно поучаствовать в процессе, эта гоблинка вскочила на стол, встав на специальные выступы в районе моего пояса, а руками схватившись за рукояти в районе моей головы.

Да тут все продумано оказывается… И судя по всему, я тут не первый такой пленник, раз для такого дела специальную приспособу изготовили.

После чего осторожно насадилась на член, благо уже была готова к соитию, возбудившись до предела ибо смазка из нее текла сплошным потоком. Далее начала сначала медленно, а потом ускоряясь работать бёдрами, фактически скакать на мне.

Кончили одновременно. Она из-за перевозбуждения, ну а у нас первый акт долго не длится.

Гоблинка от меня буквально отвалилась, словно пиявка напившаяся крови, подрагивающие ноги ее почти не держали, так что она завалилась неподалеку со счастливой улыбой в позу эмбриона продолжая ласкать себя пальцами и мелко вздрагивать.

— О-ох! — пронесся общий вздох гоблинш, глядя на меня.

— Что «о-ох»? — не понял я.

Как мог осмотрел себя, благо голову не фиксировали и даже кляп не вставили, но ничего странного не заметил, хер продолжал торчать мачтой колыхаясь вниз-вверх стоило мне только его немного рефлекторно напрячь или расслабить.

«Может это их и удивило, что все еще активен? — подумал я, но как-то с сомнением. — Или может им раньше только старички попадались, что после первого же акта уходят в мертвую лежку? Потому наверное и дрались, решая кому первой я достанусь, а остальным придется хрен знает сколько ждать своей очереди?»

Словно опомнившись, еще одна гоблинка стремительно разделась, собственно у них только топики из куска ткани, да юбочки из двух клочков лишь символически что-то прикрывающих спереди и сзади, и заскочила на стол, после чего тоже насадилась со сладострастным стоном.

Вторая отвалилась от меня так же быстро, как и первая, только на этот раз я не отстрелялся.

Увидев, что я все еще боеспособен, на меня аж с рычанием кинулась третья, потом четвертая, пятая, шестая, получила свое лишь седьмая по счету.

С момента как на меня насела вторая гоблинка, остальные принялись ласкаться между собой вплоть до позы «69». А языки у них длинные, чуть ли не под стать своим ушам, даже удивительно, как они у них во рту помещаются, сантиметров на десять изо рта вытягиваются! Впрочем, у людей тоже встречаются длинноязыкие и ничего, жили как-то.

После второго залпа я слегка подзавял, что весьма опечалило восьмую на очереди, коя была в предстартовой позиции и в предвкушении. Остальные же продолжали бурно заниматься лесбиянством и прочим самоудовлетворением.

А у меня в глотке пересохло.

— Воды… — прохрипел я.

Восьмая не поняла, тогда я как мог показал процесс губами, что пью воду.

— Пить…

Блин, эта озабоченная поняла меня несколько превратно. Посмотрев с сомнением пару секунд на вялый член, она взяла его в руки, залупила, после чего осторожно заглотила обнаженную головку, обвела его языком и вопросительно посмотрела на меня.

— Что смотришь? Минет что ли никогда не делали?

Собственно, ей ничего делать не пришлось, этого хватило, чтобы у меня снова пошел процесс возбуждения.

Восьмая, почувствовав результат, усилила работу языком и стоило только ему вновь обрести «боевую готовность», как оседлала меня по примеру предыдущих своих товарок. Дальше все пошло по кругу.

В итоге еще несколько раз проверенным методом восстанавливая боевую готовность, на что требовалось все больше и больше времени, а период стойкости, наоборот снижался, они на мне отметились все без исключения, даже раненая! Впрочем, у нее все-таки был лишь вывих, а не перелом.

И лишь только убедившись, что даже минет уже не помогает, отцепили от стола и толпой на руках отнесли обратно в камеру, где я первым делом напился воды, потом как мог отмылся, после чего без сил развалился на койке.

— Уф-ф… надо отсюда валить, иначе затрахают до смерти! И это ни фига не фигура речи, а жестокая реальность!


11


При пробуждении автоматически и с некоторым облегчением отметил, что эрекция в этот раз меня не мучает. Оно и понятно, вчера меня эти изголодавшиеся по траху гоблинки так затрахали, что организм находился в истощенном состоянии.

Ну и неизвестно, чем бы закончилось, потому как перед камерой сидело несколько девочек и во все глаза на меня пялились, что-то тихо между собой обсуждая и хихикая. Впрочем, стоило мне только начать двигаться их как ветром сдуло.

Видимо, они сказали своим, что я проснулся, потому как вскоре появилась одна из взрослых с подносом с новой порцией жаркого, что с улыбкой во все… сколько бы там ни было во рту у их зубов, просунула мне на стол.

Видимо спал я очень долго, может быть даже снова наступила ночь, потому как прошлая порция мяса была переработана и живот урчанием подтвердил, что да, было бы неплохо подкрепиться. Спорить с собственным организмом я не стал и сходи на толчок, да умывшись, принялся уплетать еду. Сил мне потребуется много…

«Как там Айон?» — обеспокоился я.

Вдруг гоблинки раскурочили ИИ? Это было бы весьма печально ибо мои возможности без ИИ сильно режутся.

Вспомнил и про БПЛА, что продолжал кружить в небе в момент нашего захвата гоблинками. Заряд в батарее давно кончился и он приземлился на парашюте. Остается надеяться, что его никто не нашел и не раскурочил.

Или лучше, чтобы все-таки нашли?

Не уверен. В моем случае это может означать попасть из огня да в полымя.

Нашел наушник, что снял перед сном, запихав его в матрац, и сделал вызов, подав запрос: «Твое состояние?»

— В норме, Адам.

«Сколько прошло времени с последнего сеанса связи?»

— Шестнадцать часов.

Неплохо я подушку даванул.

«Тебя пытались вскрыть?»

— Только дети осматривали, но взрослые их отогнали.

«Хорошо. Если начнут докапываться взрослые, а они рано или поздно попытаются понять, что ты такое и есть ли что-то интересное и полезное в хозяйстве внутри тебя, покажи им какой-нибудь фильм или мультфильм с минимум диалогов, вроде „Тома и Джерри“, а еще лучше включи музыку».

Различного видео и аудио было с запасом не столько для моего приятного и культурного времяпрепровождения, сколько для аборигенов на различные случаи.

— Так и сделаю.

«И надо как-то дать им понять, что мне нужны таблетки из моих вещей. Сказать им это из-за языкового барьера я пока не в состоянии… а без них, у меня начнется деградация. Собственно первые признаки уже на подходе».

И если упадок сил можно было списать на ночной марафон, а плохое настроение списать на факт плена с херовой перспективой освобождения, то вот тремор рук это уже симптом. Еще несколько часов и начнутся судороги. Потом еще и умственные способности начнут падать, а это значит, что я не смогу придумать как мне отсюда выбраться. Да и вообще, увидев такое дело, меня скорее всего порешат и прикопают.

— Я могу на экран сгенерировать анимационный фильм. Показать тебя в плачевном состоянии, показать таблетки, как ты их принимаешь и вновь становишься сильным… особенно по мужской части.

«Зараза! Ты-то об этом как узнала?»

— Специфические звуки доносились до моих микрофонов, Адам!

«Ладно, действуем по твоему плану. Сейчас я имитирую эпилептический припадок, а ты привлекаешь к себе внимание и показываешь им свой анимационный ролик. Батарейку не забудь им показать, а то неизвестно сколько эта еще протянет».

— Ясно.

В общем все прошло как по нотам, не без заминки, но все же по плану, стоило прийти гоблинке, чтобы забрать посуду, как она увидела меня корчащегося на полу. Суматоха поднялась невообразимая, все набились в коридор у камеры, так что не сразу даже обратили внимание на подаваемые ИИ световые и звуковые сигналы. Но хорошо дети подсобили. Айон показала ролик и мне притащили таблетки.

Этой ночью меня не домогались. То ли понимали, что я после прошедшего марафона никакой и мне надо восстановиться для следующего, то ли впечатлило нездоровье и тоже решили дать мне время прийти в себя, а может все дело в Айон, что решила отвлечь гоблинок от меня на себя и запустила мультфильмы про охреневшего мыша, этого мелкого поганца, что в большинстве случаев сам докапывался до кота.

Они бы и про еду забыли, так увлеклись просмотром, но ИИ помнила обо мне и прекратила показ. Гоблинки стали возмущаться, но Айон сгенерировала ролик в том плане, что пленнику требуется регулярная кормежка, а потом снова будут мультики.

«Ты ведешь лингвистический анализ?» — на всякий случай поинтересовался я.

— Конечно, Адам! Я с большой долей вероятностью идентифицировала около полусотни слов.

«Тогда давай изучать их язык вместе. Вдруг пригодится…»

К счастью слова не отличались сложностью произношения, не китайский и еже с ним, наоборот, отрывисто и четко, так что запомнить и произнести было довольно легко.

Гоблинки недолго зомбировались зомбоэкраном и уже на следующий день над ними вновь довлел основной инстинкт, так что меня снова слегка опоили, (хотя как по мне делать это было необязательно, силы не равны, шансов на прорыв с боем нет), и привязали к столу с последующими «скачками».

Может случайность, но мне показалось, что гоблинки стараются сделать так, чтобы каждая получила свою долю «фонтана».

Но на износ они меня ебли недолго, всего три ночи.

— А ч-черт… еще немного и мои яйца превратятся в пустые кожаные мешочки… Левое яйцо на сантиметр меньше правого… Да и надпочечники заболели.

С этой проблемой я поделился с Айон.

— Так надо дать им это понять.

«Попробуй».

Какие именно анимационные фильмы генерировала для гоблинок Айон, но ей все-таки удалось донести до них простую мысль, что им надо знать меру, ибо яйца у меня имеют конечную емкость и расход осеменительного материала значительно превышает объем восполнения оного организмом, что не очень хорошо для здоровья.

Айон даже описала мне, что именно она показала гоблинкам:

— Продемонстрировала процесс извержения и одновременно уменьшение яичников и так несколько раз пока яичники совсем не исчезли, после чего показала, как ты умираешь. Как вариант показала, что надо пережимать член у основания для недопущения извержения.

Так что теперь на мне скакала только одна гоблинка за раз с «извержением». Еще пять «осваивали остаточный ресурс» стояка не доводя дело до «греха». Обходилось без пережимания, кроме первых двух случаев, когда выясняли мои возможности.



Глава 7


12


Меня стали водить в бассейн, до и после процедуры осеменения. А то, что они все хотят «залететь» я окончательно убедился, ибо каждый раз на «извержение вулкана» садилась новая гоблинка. Хоть и казались они все на одно лицо, но нет, я их довольно легко различал, в первую очередь по ушам из-за кровеносных сосудов, что образовывали индивидуальный рисунок сродни отпечаткам пальцев. Ну и другие отличительные знаки имелись, вроде пятнышек на коже, а так же шрамов, коих на их телах тоже хватало, не иначе в схватках с крысюками получили. А потом пошло по кругу.

Невольно задавался вопросом, зачем им «залетать» именно от человека и возможно ли это в принципе, ведь раса-то другая?! Если все же залетят, то полукровки будут…

Вставал вопрос и о том, откуда они вообще взялись если я конечно на своей Земле. Если в параллели, то теоретически могли возникнуть самостоятельно. Мало ли какими путями здесь шла эволюция? Может быть в параллельных вселенных не все идет идентично, а какие-то события разнятся, может метеорит пролетевший мимо моей Землю, в параллельной врезался в планету здесь и вместо одного вида человека стал развиваться другой?

А если все события подобного рода все-таки идентичны, то на ход эволюции, могли повлиять подобные мне пришельцы-засланцы-попаданцы. А иожет и вовсе направив ее по искусственному пути.

А если все-таки я на своей Земле, то откуда они тут взялись? За три тысячи лет новая раса возникнуть не могла. Разве что мутировали?

Что до бассейна, то я конечно исследовал его на предмет возможности побега, но нет, исток был слишком мал и тоже зарешечен.

Все время нахождения в плену я естественно изучал этих гоблинок. Ну что сказать, судя по всему интеллект их был не самый высокий, непонятно только результат ли это именно дикарской жизни и как следствие отсутствие образования или же это биологическая особенность расы.

Помимо выяснения уровня интеллекта, смотрел на взаимоотношения между членами… хм-м, тут, наверное, правильно будет сказать вагинами общества. Ну что же, несмотря на то, что они являются представительницами иной расы, женскую суть не изменить. Если кто не в курсе, то женское общество это… что-то с чем-то, настоящее змеиное кубло.

Если мужское общество после установления иерархи относительно стабильно и вожака свергают после критических ошибок или же когда он откровенно становится слабым и не может поддержать свое лидерство с помощью кулаков, то у женщин… иерархия очень подвижна, все время возникают новые центры силы, все время плетутся интриги и заговоры. Так что ссоры в женских обществах явление постоянное.

И еще один момент, если в мужских обществах наличие объекта для чмырения не обязательно и во многом зависит от вожака, его моральных качеств (благородства если хотите, но надо признать, что наверх пробиваются не самые благородные представители социума), то в женском обществе без этого просто никак. Как правило оную выбирают по внешним данным, то есть дурнушка, а если есть еще и откровенный физический изъян, то все, тушите свет, сливайте воду… так же «весело» будет представительнице не самой богатой семьи в среде обеспеченной или наоборот красивой в среде дурнушек. Вариантов хватает.

В общем женское общество, кто бы что ни говорил, очень жестоко. Так что лично я, когда слышу сентенции о том, что если бы обществом правили женщины, то было бы меньше конфликтов, то мне даже не смешно, а грустно. Просто «химия» их такова, особенно в периоды критических дней, что мнение по одному и тому же вопросу может поменяться семь раз на дню. В общем кто работал в женских обществах и особенно имел несчастье работать под женщиной-начальницей, тот в курсе. А кто не в курсе, прочтите еще раз сказку про Золушку, можно даже прослушать в обработке группы «Красная плесень».

И вот на этом всем я решил попробовать сыграть.

Довольно быстро, не без помощи Айон, что вела наблюдение в общем зале устраивая вечерние киносеансы, определил объект третирования по имени Жихха. Ее хоть и допускали на «вулкан» в момент «извержения», но и только, чисто для удовольствия ей на мне поскакать не давали. Ее же поставили носить мне еду и забирать посуду, когда восторги относительно моего появления в племени этих гоблинок-амазонок стихли и прекратили появляться даже дети (ну или им строго запретили).

Почему именно она оказалась на дне социума я не видел. Внешне вроде все у нее было нормально, разве что грудь несколько маловата по сравнению с остальными — двоечка, но вряд и дело в этом. Хотя могла быть претенденткой на верховную власть, но проиграла и теперь ее соперница, что оказалась искуснее в интригах, ее всячески чмырит.

В общем, когда Жихха в очередной раз несла мне обед, встретил я ее в полной боевой готовности, благо приводить его долго в готовность не пришлось, пару раз всего передернул…

Пока она ставила поднос на стол, выбрал именно этот момент, чтобы быстро снять балахонистую рубашку (штаны я снял загодя), а то вдруг от счастья еще не удержит в руках, а без обеда мне оставаться все же не хотелось, спросил:

— Хочешь?

Чуть покрутил бедрами, так что член по инерции мотнулся из стороны в сторону.

Жихха уставившись на «агрегат» словно загипнотизированная сопроводила его движение головой и нервно облизнула губки. На то, что вопрос был задан на гоблинском, она похоже просто не обратила внимание. Оно и понятно, не до того.

— Нет?! А если так?..

На этот раз я сделал движение бедрами так, чтобы член мотнулся вверх-вниз.

Голова гоблинки сопроводила его соответствующим образом, вроде как несколько раз кивнула.

— Ну вот, другое дело…

Жихха чуть задрожала и свела ноги вместе, одновременно сжав через ткань обеими ладонями вагину, как показывают карикатурно людей, сильно хотящих в туалет по-маленькому.

— Ну так что? Засадить?

Я подошел поближе к клетке продолжая гипнотизировать свою жертву «гуляющим» во все стороны членом.

Она тоже вплотную приблизилась к клетке и вцепилась в прутья руками.

Я оттянул крайнюю плоть, показав головку и это стало для нее последней каплей. Она сорвался с себя подобие юбки и вскочила на решетку, просунув ноги между прутьями сев на поперечную трубу решетки, так что ее обтекающая вагина оказалась между вертикальными прутьями на удобной мне высоте.

Ну что же, раз девушка согласна… то обманывать ее ожидания я не стал и медленно вошел в подставленную пизденку под ее судорожный стон и дрожь.

Кончила она быстро, еще до того, как я начал фонтанировать. Может быть виной тому было еще и то обстоятельство, что в процессе я потискал ей грудь и чуть прищипнул соски, все равно руки свободны. Впрочем, «фонтанировать» я все равно не собирался. Во-первых, она свое получила и еще получит в порядке очереди, а во-вторых, «баки» до сих пор не заполнились, так что проводить незапланированный «слив» было неразумно в плане здоровья.


13


Я дал кончить на мне Жаххе еще два раза, а во время четвертого совокупления разорвал контакт незадолго до начала оргазма.

— Еще! — с рычанием потребовала она.

— Мне показалось, что кто-то идет сюда, — с тревогой в голосе ответил я.

Жахха дернула левым ухом.

— Нет! Я бы услышала! Еще!

— Нет! Я боюсь!

— Чего?!

— Что нас заметят.

— Тебе нечего опасаться. Тебе ничего не будет!

— Я боюсь не за себя, а за тебя, что тебя накажут.

— Тебе-то что с того?!

— Ты единственная кто мне по-настоящему нравится!

— Э-э… — впала в ступор гоблинка, а потом недоверчиво, но с надеждой переспросила: — Правда?..

— Конечно! Видишь! — я указал на продолжавший стоять член.

— Да…

— Он встает на тебя без использования вещества, что подмешиваете мне в напиток вечером. Это ли не доказательство?

Тут я рисковал, ибо не был уверен, что состав, коей мне подмешивают в вечерний «чай» имеет какое-то отношению к аналогу «виагры», тем более он действовал не самым лучшим образом на координацию движений. Но я предположил, что состав двухкомпонентный, на дезориентацию и допинг. И судя по тому, как заулыбалась Жахха, я угадал.

— Иди, пока не заметили твоего долгого отсутствия, — сказал я, одевая рубаху.

Гоблинка, так же нацепив юбочку, чуть ли не в припрыжку умчалась по своим делам.

Ну что же, первый камешек в фундамент здания под названием Побег, заложен, осталось продолжить в том же духе. И я продолжил.

Пятая наша встреча закончилась совместным оргазмом, я даже не пожалел для нее «фонтана», а вот дальше все пошло для Жаххи кувырком. Снова и снова я заканчивал процесс досрочно и гоблинка рычала и стонала с досады. Тем более что всякий раз это было не мое подозрение, а нас действительно могли застукать.

За появление непрошенных гостей в самый пиковый момент следовало благодарить Айон, это она подбивала детей посмотреть, как я себя чувствую и рассказать ей, а в ответ ИИ давала поиграть в простенькие игры, вроде «тетрис» или гонки.

От таких постоянных обломов в сексуальной жизни Жахха стала сама не своя, вся изнервничалась, стала дерганной и грубой. Это в свою очередь привело к тому, что у нее начались конфликты с соплеменницами вплоть до яростных драк, а из-за того, что союзниц у нее не имелось, то драки заканчивались не в ее пользу ибо к противницам всегда подходило подкрепление. В общем мутузили ее крепко, хоть и обходилось без членовредительства, но синяки, а так же глубоких царапин на коже хватало.

Из-за чего она стала меня несколько стесняться и старалась тут же убежать, едва поставив поднос с едой.

Но я ее успел схватить за руку.

— Не убегай. Давай сейчас еще раз попробуем…


— Я обезображена…

Ну да, левый глаз у нее сильно заплыл. Бровь над ним тоже была разбита и чем-то залеплена.

— Моя бедная малышка. За что они так с тобой?

— Сучки они все! — начала она всхлипывать.

Я присел на пол у решетки и рядом упала она закрыв лицо руками. Я ее стал утешать, гладить по голове, ласкал ушки, а так мял грудь отчего она млела.

Добрался до клитора, став массировать его пальцами.

— Нет… я стесняюсь… не хочу, чтобы ты меня такой видел…

— Тогда повернись задом.

Это она сделала с готовностью и я ее оприходовал. Мне показалось, что она дошла до нужной мне психологической кондиции, еще немного и Жахха может просто морально сломаться, либо конфликт дойдет до такой степени, что ее либо изгонят, либо вовсе убьют.

Всадив член особенно глубоко и с силой сжав ей грудь, спросил:

— Хочешь, чтобы я был только с тобой? Чтобы нам при этом никто не помешал?

— Да! — вырвалось у нее в ответ.

— Жаль только, что это невозможно…

— Возможно!

— Но как?

— Мы сбежим!

— Как? Нас тут же схватят!

Я вновь начал совершать возвратно-поступательные движения. Помешать нам никто в этот раз не должен, разве что случайно.

— Ах-х! Я их всех убью!

— Какая ты у меня кровожадная! Не стоит…

— Почему?

— Они все-таки твои родичи…

— Нет! Большая часть пришла к нам из других родов! У меня только две сестры пять теток… их я так и быть оставлю в живых…

— Хм-м… все равно не надо никого убивать…

— Это оттого что они от тебя беременны?

— Э-э… и много от меня забеременело? — невольно спросил я.

Даже остановился.

— Больше половины!

Жахха задвигалась сама.

— Ах-х…

Я опомнился и взял процесс в свои руки.

— А ты?

— Пока еще нет… Так дело в этом?

— Нет… Просто что-то может пойти не так. Стоит тебе один раз ошибиться и тебя убьют саму.

— Мне не зачем жить без тебя… ах-х…

«Точнее без моего хера», — подумал я ехидно.

— Ты мне тоже дорога, но есть способы проще и не столь опасные.

— Какие? Ах-х…

— Ты можешь их обездвижить тем же составом, что обездвижили меня? Когда меня в шею ткнули смазанным чем-то шипом. Может ночью всех быстро уколешь?

— Нет… не успею… ах-х… действие не мгновенное и будет поднята тревога…

— Добавить в еду или питье?

— Нет… м-м… не получится… ах-х… не подействует… ах-х…

— Ясно. У тебя есть доступ к моим вещам?

— Я смогу пробраться… ах-х… туда, где они лежат… м-м…

— Только без жертв… без убийств.

— Да… м-м… я тихо… ах-х… никто не заметит…

— Там, среди моих вещей есть пенал синего цвета, а в нем стеклянные склянки. Если содержимое склянки добавить в питье, то все уснут. Состав имеет слабый вкус, так что в вашем напитке его не определят.

— Я, ах-х… сделаю… ах-х… сегодня же… ах-х… вечером… ах-х…

Я, видя, что она уже на грани, ускорился и в момент, когда она затряслась в оргазме извергся в нее.

Она, не выдержав, упала на пол, несколько раз конвульсивно дернувшись. С трудом встав, Жахха, поправив одежду, чуть пошатываясь, отправилась прочь от моей камеры, сказав:

— Я все сделаю… и мы будем вместе…

Очень на это надеюсь… на то, что сделаешь. А что до того, что будем вместе? Ну, почему бы и нет? С кем-то же надо снимать физиологическое напряжение, так почему бы не с ней?

Я вдруг подумал о том, что в этом племени нет старших, если прямо — старух. Ведь это логично, если есть дети, то должны быть и престарелые. Но явных признаков старости ни у кого не заметил, ни морщин на лице, ни седых, уши тоже стоят у всех торчком, не обвисли, как можно было бы ожидать…

Хотя у некоторых народов у женщин тоже сложно определить возраст, у тех же кореянок или японок, его определяют по рукам, а не лицу. Просто они в какой-то момент быстро дряхлеют, год-два и вот вместо полной сил дамы — печеное яблоко… Ну и у европейцев тоже иногда встречаются такие уникумы, как правило они миниатюрны, кажется, что ей двадцать, максимум двадцать пять, а ей в действительности больше сорока, а то все пятьдесят. Про таких еще говорят: маленькая собачка, до старости — щенок.

А тут вообще иная раса, хотя и совместима с людьми, раз могут «залетать».

Поинтересовался у Айон, может она что-то выяснила по данной теме.

— Морально страдаешь от сношений со старушками? — с ехидцей поинтересовалась ИИ.

«Не в этом дело, просто интересно стало, а так будь им хоть по сто лет, но если выглядят молодо, то мне по барабану…»

— Судя по накопленным мною статистическим данным, возраст, помимо длины ушей и некоторым другим моментам, можно гораздо более точно определить по такому внешнему параметру, как размер груди.

«То есть?»

— У неполовозрелых девочек — нулевка, сиречь плоскодонки, хи-хи. Значит им меньше десяти. У десятилетних — единичка….

«Слава богу, таких, только что вошедших в возраст готовых к ебле малолеток среди них нет», — подумал я.

— Соответственно у двадцатилетних — двоечка. Как у твоей Жаххи. Хотя у нее чуть поменьше, сильно поменьше, хи-хи… ей лет так семнадцать…

«Давай без этого…»

— Ну и у пятидесятилетних — пятый размер груди. Хотя у одной из них, как мне думается, несколько побольше, сильно побольше, хи-хи!

«Ты неисправима…»

Мне вспомнились две гоблинки с буферами пятого размера, при этом «мячики» у них вполне крепкие, те еще оказались скакуньи, молодым фору дадут!

«Ясно…»

— А представляешь, как у гоблинов мужского пола должно быть?!

«Ты это про что?»

— Ну как же?! У половозрелых юношей — десять сантиметров, у двадцатилетних — двадцать…

«Бля! Даже не знаю, завидовать или сочувствовать гоблину пятидесяти лет!»

Я с трудом сдержался, чтобы не заржать во всю глотку на все подземелье.



Глава 8


14


Шло время и я все больше нервничал. Получится или нет у Жаххи подлить снотворное в питье? Потому как если нет, то придется переходить к плану «Б», что делать очень бы не хотелось, потому как после его реализации счет для меня пойдет на дни. Да, все дело в «боевой химии», все необходимые таблетки уже у меня, остается их сожрать и я превращусь в терминатора не чувствующего боли, быстрого и запредельно сильного, что просто порву всех этих гоблинок на части, но это все-таки крайний случай…

— Похоже ей удалось добраться до ампул со снотворным, — сообщила мне Айон.

«С чего так решила?»

— По поведению. Ведет себя нестандартно, явно нервничает, постоянно озирается и регулярно касается рукой повязки на груди словно проверяет, на месте ли ампулы.

«Понятно».

Ну вот, первая часть плана прошла успешно. Теперь ей осталось самое сложное — подлить снотворное в питье. Причем это надо сделать незадолго до употребления.

Но и с этим проблем как выяснилось не возникло, Жахха что твоя Золушка постоянно шуршала на кухне, выполняла самую грязную и тяжелую работу. Улучив момент и, выгнав мелких помощниц с каким-то поручением подальше, сломала ампулы и вылила содержимое в емкость с «чаем».

Снотворное подействовало не сразу, но неумолимо. Гоблинки валясь без сил конечно же заподозрили неладное, послышались крики, ругань, но они быстро стихли.

Щелк. Это раздался хорошо знакомый мне звук снятия блокиратора с засова, так что он звякнул о прутья решетки. Я дальше сам сдвинул его в сторону и открыл дверь камеры.

— Я сделала это! — с радостным визгом и высоко подпрыгивая ворвалась в «тюремный блок» Жахха, после чего буквально запрыгнула на меня едва не сбив с ног, обхватила шею руками и плотно прижавшись грудью, так что я почувствовал ее бешено стучащее сердце.

— Молодец! — похвалил я, принявшись гладить и крепко мять ее упругую попу. — Я и не сомневался в том, что у тебя все получится! Все заснули или кто-то остался?

— Все!

— Как скоро вернутся охотницы?

— Сегодня никто на охоту и поиск не ходил. Все в логове!

— Отлично малышка!

Ну а дальше следовало ее по достоинству отблагодарить, что я и сделал, подхватив ее руками под коленями и чуть приспустив и насадив на вставший как по команде свое «достоинство», даже стимулировать процесс не пришлось, сам выполнил команду подъем, ведь я сам от осознания того, что обрел свободу изрядно перевозбудился.

— Да-а!

Так и продолжил ее пялить стоя держа на руках, чуть приподнимая и опуская, ну и она сама чуть подрабатывала пока ее не затрясло от экстаза, но я на этом не остановился, благодарность есть благодарность, так что продолжил ее подбрасывать дальше все ускоряя темп.

— М-м-ы-ы-м-м!!!

Жахху откровенно затрясло. Я кончил сам после чего положил ее, моментально обмякшую и все еще вздрагивающую на свою койку. Они при этом счастливо улыбалась, зажав вагину руками, чуть сжимая и разжимая половые губы пальцами.

Я, приведя себя в порядок, присел рядом.

— Ну как, пришла в себя?

— Еще хочу!

Жахха схватила мой член через штаны, что от этого быстро налился кровью.

— Чувствуешь, как он отреагировал?

— Да!

— Это значит, что я тоже еще хочу, но дело прежде всего. Скоро твои соплеменницы проснутся и тогда я снова окажусь в этой клетке, а тебя в лучшем случае изгонят.

— Убьют…

— Тем более. Так что нам надо собрать свои вещи и бежать.

— Хорошо…

Жахха с сожалением выпустила из рук сою «окаменевшую» добычу и мы вышли из камеры в общий зал.

Повсюду валялись гоблинки. Подойдя к одной из них с грудью пятого размера, Жахха с силой врезала ей ногой в живот. А ножки-то у них сильные, так все потроха ей отобьет.

— Жахха, не надо!

Я схватил гоблинку за талию и оттащил ее от своей жертвы.

— А чего она…

— Это все уже неважно. Забудь.

— Хорошо…

Я заметил, что некоторые гоблинки начали шевелиться, а значит действие снотворного на них проходит, наверное, слишком малую дозу употребили. Ну или организм реагировал не так, как человеческий справляясь с химией быстрее человеческого.

— Давай-ка лучше их всех свяжем, а то они вот-вот начнут просыпаться. Есть чем?

— Сейчас принесу веревки!

Жахха стремительно убежали и так же быстро вернулась со связкой самодельных веревок из какого-то растительного волокна, и мы быстренько всех повязали. Подумал, что они могут освободиться, развязав друг друга, пока я буду шариться где-то в другом месте, решил стаскать их всех в «тюремный блок», что и сделал.

— Отлично, теперь без с пешки, с чувством толком и расстановкой, можно заняться своими делами. Покажи, где лежат мои вещи.

Жахха повела меня в соседнее с «тюремным блоком» помещение ему идентичное только без камеры с решетками, просто пустой объем, что оказался складом или скорее даже свалкой какого-то непознаваемого с первого взгляда барахла, причем частично поросшего все тем же вездесущим светящимся мхом.

А вот и мои вещички в уголке лежат, по крайней мере квадр они затащили, для чего им скорее всего пришлось расширить нору, так что вытащить его проблем не составит. На квадре лежала сумка с одеждой и медикаментами. Семян не нашел, да и черт с ними.

— А где мой доспех и оружие?

— Здесь…

Жахха указала на большой пластиковый, похожий на оружейный ящик серого цвета, полтора на полметра и высотой тридцать сантиметров. Толщина стенок при этом составляла сантиметра три.

Пока шел, заметил несколько похожих обломков и до меня дошло, что гоблинки делали себе доспехи не из кожи, а вот из такого пластика, просто покрасили в темный цвет. Наверное, плавили на огне и деформировали листы как им надо подручными материалами, тем более что менять им доспехи надо регулярно, по крайней мере нагрудную часть из-за постоянно растущих сисек… хотя могли и меняться.

Открыл ящик.

— Отлично!

Помимо доспехов с оружием, обнаружил «коршуна». Одно плохо, что гоблинки оборвали ему спускаемый парашют. Остается надеяться, что его еще не порезали на платья, лифчики и труселя. В крайнем случаю, сошью все обратно.

Ну, вроде все на месте, разве что помимо парашюта не хватает ножей, о чем и сказал Жаххе.

— Я знаю где они, сейчас принесу!

Гоблинка убежала за ножами с парашютом, а я стал рыться в мусоре. Слой его тут не меньше метра, а дальше к стене, где поросло мхом, так и того больше, в одном углу так и вовсе под самый потолок.

Чего они его не выбросят? Нет, засирают комнату хламом всяким… Тут же живность всякая нехорошая завестись может. Странно, что еще не завелась. Впрочем, плевать. Им тут жить, не мне, вот и пусть живут дальше, как хотят.

Тонкий пластик под ногами хрустел и крошился, я пытался найти хоть что-то интересное, но пока всякие обломки листов да трубок разных форм и размеров, а так же цвета.

Прибежала Жахха с ножами и тканью. К счастью парашют еще не успели искромсать.

— Вот!

— Спасибо.

Я забрал принесенное и бросил их в ящик.

— Помоги все это вынести к выходу…

— Конечно!


15


Квадр в связи с наличием пассажирки следовало немного модернизировать, а именно сделать для Жаххи сидение, для чего я вернулся в зал с мусором за листами крепкого пластика.

— Откуда это все? — все же поинтересовался я, показывая на завалы.

— Собираем.

— Зачем? Вот эти большие куски твердого пластика — понятно, для доспехов, еще что-то из них полезное можно сделать. А этот хрупкий мусор на кой?

— Если собрать его много-много, то на него можно приобрести мужское семя, чтобы родились сестры и дети…

— Э-э… у кого приобрести?

— У хуманов конечно! — воскликнула Жахха с недоумением посмотрев на меня.

— Ага… а что же ваши мужчины?

— Какие наши мужчины?

— Обыкновенные… с писюнами и яйцами, как у меня между ног.

— У нас нет мужчин.

— В смысле? — уставился я на нее.

— Не рождаются. Наши женщины не могут их выносить. Спустя три-четыре месяца мужской плод отторгается и происходит выкидыш. Рождаются только девочки.

— Так, стоп, — я окончательно перестал копаться в мусоре. — То есть ты хочешь сказать, что ты тоже родилась из человеческого семени?

— Конечно. А как иначе?!

— Хм-м… Странные дела… То есть, чтобы продолжить свой род, вы собираете различный хлам в пустыне, чтобы приобрести у людей мужское семя и продолжить свой род?

— Да. А если вдруг удастся найти хоть немного железа, примерно с наш вес, то можно купить живого мужчину!

— Э-э… люди сами продают мужчин вам?

— Да. Правда старых… у коих едва работает мужское достоинство и то только если употребят много любовного эликсира. Вот только, как рассказывали старшие, живут они недолго…

Я понятливо с кривой усмешкой кивнул. Теперь все встало на свои места, и тюремная камера и стол для траха в стиле БДСМ. А что живут недолго, так после виагры тоже бывает на бабах дохнут, не выдерживает сердечко у старых ловеласов, а гоблинское зелье в этом плане тоже видимо здоровье не прибавляет.

Ну что же, все в общем-то логично, гоблинш за такую своеобразную копеечную плату подрядили на сбор как видно достаточно ценного вторсырья в пустыне. Только как же сильно пала цивилизация, что не только собирает металл, но даже пластик?!

И теперь стала понятна бурная радость гоблинок, когда они меня поймали и поняли, что я мужик, да еще молодой. Правда протянул бы я у них тоже недолго, ну а так от меня осталась куча железа, на которую они могли бы купить еще одного осеменителя, причем не старого, а вполне крепкого, то горевали бы о моей кончине не сильно. Что и подтвердила Жахха, когда я спросил о стоимости всего того металла, что сняли с меня.

— Даже двух могли бы купить, — кивнула она. — Или даже трех!

Тут мой взгляд зацепился за полуистершийся значок в виде снежинки на очередном куске пластика, таким в США «скорую помощь» обозначают, да и у нас несколько раз уже видел вместо красного креста, религиозная толерантность типа, кому на «карете» с крестом ездить не халяльно.

Поднял. Протер. Попробовал прочитать надпись, оказавшаяся написана вполне русскими буквами.

«Лаборатория генети…»

Дальше было не читаемо, да и эту надпись с трудом осилил, хотя не так и много вариантов просится для продолжения, от «генетических исследований», до «генетической коррекции», в общем что-то в этом роде.

Посмотрел на Жахху.

— Что? — спросила она, поймав взгляд.

— Нет, ничего…

Но меня, как говорится, стали терзать смутные сомнения. Ну да, не результат ли она таких вот игр с геномом?

— В вашем логове есть еще какие-то комнаты?

— Нет.

— А подобные логова поблизости?

— Нет.

Я разочарованно вздохнул и увидев мое огорчение, Жахха немного подумав, сказала:

— Есть в дне пути, но там опасно…

Оценив расстояние я так понял, что в дне пути может находиться Красноярск, точнее его подземелья.

— В чем заключается опасность?

— Там много крысюков, а в подземельях живут монстры…

— Что за монстры?

— Похожи на ящериц, только большие. А еще у них крылья есть…

«Дракона какого-то описывает…» — с недоверием и изумлением подумал я.

Что за хрень тут творилась? Кого еще эти ученые «очумелые ручки» создали? Не удивлюсь, если увижу мифических единорогов… или прости господи ламий каких с русалками с какого-о хрена у Пушкина сидящих на ветвях. Я бы понял если дриада сидела на ветках, а тут русалка…

— И что, летают эти ящеры?

— Нет.

— Слава тебе господи…

— Но ночью рядом с этими подземельями лучше не находиться.

— Они что, света боятся?

— Не знаю… мы думаем, что они просто ночные твари и днем спят.

— Или так, — согласился я.

Хотя помимо того, что они ночные твари становясь фактически слепыми при свете Солнца, им наверное нужен особый микроклимат, типа постоянная сырость. Но тогда они вполне могут выбираться наружу во время дождя и просто в пасмурную погоду…

— Туда время от времени прилетают охотники на этих ящеров… — продолжила Жахха.

— С этого места поподробнее! — оживился я. — Кто прилетает? Откуда?! А главное — на чем?!

— Откуда — не знаю, а прилетают на здоровом большом пузыре!

— Пойдем-как в большой зал, там расскажешь.

Вернувшись в зал, запросил у ИИ:

— Айон, у тебя есть изображения дирижабля?

— Конечно есть, Адам! Даже вся документация имеется, если вдруг задумаешь строить что-то подобное или продать.

— Выведи на экран несколько картинок.

Айон выполнила распоряжение, и я спросил у Жаххи:

— Похоже?

— Да, очень! Только у того, что я видела не один большой пузырь, а несколько под сеткой…

— Это уже несущественные частности. Ты не сказала, кто на них летает. Кто охотится на крылатых, но не летающих ящеров?

— Хуманы, оргины, элои и даже бывают гомары.

Мне остальные названия кроме хуманов ничего не сказали. Пришлось расспрашивать, но кроме того, что оргины большие, мускулистые и темнокожие, ничего не выяснил. Элои высокие, с синеватой кожей и белыми волосами. Гомары, низкие, широкоплечие и имеют красноватый цвет кожи.

Ассоциации конечно возникли с орками, эльфами и гномами, разве что цвет кожи смущал, так сказать не классический, разве что орки, они вообще любыми могут быть и черными и зелеными, да хоть полосатыми и в крапинку. Но красные гномы и синие эльфы? Хотя вроде в варкрафте они тоже синие…

Я уже не сильно удивился наличию других рас. Меня больше заинтересовал смысл охоты на недодраконов. Неужели их так сложно всех перебить в этих подземельях? Не могли же люди деградировать настолько, что забыли пороховое оружие или его аналоги сравнимой мощности? Лично я в это не верю, а значит подземелья вполне реально зачистить от монстров.

А то прямо какими-то игровыми сюжетами дохнуло: подземный данж, монстры, награда в виде добытых внутри ништяков, пока другие монстры не понабежали.

Или тут дело в чем-то другом?

Может и нет там уже никаких ништяков кроме самих монстров, что сами по себе ценность? Ну мало ли, кожа там дорогая, а то и вовсе внутренние органы идут на какие-нибудь целебные эликсиры? Та же печень… А то ведь как известно, побочные продукты различных манипуляций иногда получаются ценнее первоначального замысла. Вот и с тварями этими так же, может вещества образующиеся в органах имеют сильные свойства, скажем по регенерации или на худой конец обеспечивают этому «концу» толщину и крепость, то бишь являются мощным аналогом «виагры»? Еще что-то…

В этом случае все встает на свои места и охота на монстров это просто добыча полезных ингредиентов.

Впрочем, все мои домыслы еще следует проверить.

Вот только как? Что-то меня напрягает информация о том, что мужчин продают гоблинкам, пусть старых, но могут и молодых. Как бы не попасть из одного плена в другой и быть кому-нибудь проданным. Тем же гоблинкам, особенно когда узнают, что я безнадежен, как говорится, с поганой овцы, хоть шерсти клок.

В общем нельзя просто так взять и… войти в город.

Разведка, разведка и еще раз разведка. Собственно, надо делать то, чему меня учили.


16


Первым делом я восстановил комплектность «коршуна», то есть вернул ему парашют, и поставил его на подзарядку. Теперь, узнав, что тут летают на дирижаблях, как раньше безоглядно подниматься в воздух стало слишком опасно, как впрочем просто ездить на квадре, поднимая за собой шлейф пыли по которому меня засекут издалека.

— Айон, ты по-прежнему не фиксируешь никаких радиопередач?

— Нет, Адам.

— Как же они тогда между собой общаются?

— А может и вовсе не общаются? Разве что на прямой видимости фляжками или ратьером?

— Хм-м…

Дальше принялся мастерить сидение для Жаххи. Бросать я ее действительно не собирался и не только из-за того, что надо кого-то регулярно натягивать на хер. ИИ — это конечно хорошо, но живой напарник, то бишь напарница — лучше. Она сама тем временем занималась мародерством, то есть выбирала лучшие элементы доспехов своих товарок под себя, так сказать полный комплект, от поножей до шлема.

Подарил один из ножей, мысленно хмыкнув в том плане, что мои действия несколько пересекаются с действиями главгера из «Космопоиска», вот и у меня первая так сказать спутница — гоблинской расы. Осталось добыть второй — орчанку, хе-хе…

Только эти расы похоже результат генетических экспериментов. На хрена только их делали, спрашивается?

Наконец сидение было сделано. Осталось найти что-то мягкое под попу, но и с этим проблем не возникло. Взял подушку из спальных принадлежностей аборигенок. Оболочка из тонко выделанной кожи крысюков, а внутри шерсть тех же крысюков и мох.

— Ты как там, нарядилась?

— Да!

Жахха показалась во всей красе а-ля милитари, упакованная в пластиковый доспех с ног до головы.

— Отлично. Теперь давай поужинаем и сделаем пробный вылет. Заодно посмотри, не боишься ли ты высоты.

— Я ничего не боюсь!

— Ладно, воительница, готовь есть, легкий перекус, плотно поедим позже. А я сейчас на минуточку наружу выгляну, посмотреть, как там и что.

Выглянули впрочем вдвоем, и я запустил в небо «коршуна». БПЛА начал наматывать круги, но пока ничего подозрительного, то бишь дирижаблей, не зафиксировал.

— Как часто они вообще летают?

— Появляются иногда, — пожала плечами Жахха.

— А как вы даете знать, что хотите купить у них семя для размножения?

— Дымом.

— Ну да, как же еще?..

Горизонт оставался чист, и даже горизонт за горизонтом, то есть ничего не видел и «коршун», так что я все-таки рискнул совершить испытательный полет вместе с Жаххой.

— Только ничего не бойся.

Та кивнула.

Взлет прошел нормально, вечером стоял почти полный штиль, при этом восходящие потоки достаточно сильны и мы взмыли в воздух.

Ну что, гоблинка веля себя вполне адекватно, лишь тревожно-восторженно вскрикнула в момент отрыва от земли и некоторое время провела с закрытыми глазами, я это знал, так как камера ИИ, так же участвующей в полете, ее хорошо видела и показывала картинку на экране.

Но вот вроде освоилась и стала с интересом крутить головой.

— В какой стороне подземелья с драконами? — спросил я.

— Ты хочешь устроить на них охоту? — с тревогой поинтересовалась Жахха.

— Нет, просто посмотреть, что там и как…

— Там… надо лететь точно навстречу солнцу.

— Хорошо.

День пути для гоблинок, для моторного параплан час полета. Ну что сказать, если бы не знал, что здесь находился город, то ни за что бы этого не определил с высоты.

Но присмотревшись, увидел геометрическую правильность расположения холмов, словно здесь раньше стояли огромные дома-кварталы как в фильме «Судья Дред». В итоге из-за катастрофы они рухнули и с течением времени были занесены землей и песком.

Электронные глаза ИИ отметили несколько провалов — входы в подземелья.

— Адам, фиксирую стадо животных типа бизонов, численностью до трех сотен голов, — доложила Айон.

— Посмотри их чуть ближе. Особенно хочу посмотреть, само по себе оно или его кто-то пасет. А то есть у меня некоторые подозрения на счет пастухов…

— Выполняю.

Появилась более четкая картинка стада, что как оказалось, действительно перегонялось пастухами.

— Покажи мне пастуха с максимальным разрешением.

На экране появилась картинка пастуха, восседающего на буйволе с огромными рогами, только рога росли не вперед, в стороны или вверх, а назад создавая изогнутую фигуру напоминающую букву «S» (левый рог). Явно искусственная деформация, потому как животные в стаде таких правильных рогов не имели и загибались внутрь буквой «С».

Создавалось впечатление руля, а пастух казался этаким байкером, тем более что тоже весь в коже. Оконцовки рогов были обмотаны кожаными ремешками и я не удивлюсь, если быком действительно управляют именно с помощью рогов. И немудрено, если судить по мускулистым и загоревшим дочерна рукам пастухов.

Кто это, в расовом плане, мешала определить широкополая шляпа, но вот пастух взглянул в небо, его внимание привлек «коршун», правда лицо оказалось закрыто платком до самых глаз — защита от пыли. Единственное, что отметил то несколько избыточно выступающие надбровные дуги, так что невольно возникла ассоциация с неандертальцами.

И снова как по заказу, пастух снял платок, чтобы хлебнуть воды из большой плоской круглой фляги и плеснуть себе на лицо, смывая налипшую пыль, а потом и вовсе сняв шляпу полил на голову, точнее на очень пышную шевелюру, еще точнее дреды, толстые и длинные с вплетенными в них всякими феничками и продетые в костяные или деревянные кольца и цилиндрики, надо думать украшенные резными орнаментами.

Кожа оказалась темной (как оказалось не загар это вовсе), этакое кофе с молоком, африканского типа нос, то есть широкий и чуть приплюснутый. Губы тоже «африканские», большие и пухлые. Из под губ выглядывали нижние клыки. Ну и увидел уши, не такие большие как у гоблинок, но да, широкие, размером с кисть, и заостренные.

— Так я и думал. Классика, можно сказать… Жахха, это те самые оргины, о которых ты говорила?

— Да!

— Айон, а сколько в нем росту? — поинтересовался у ИИ, благо она могла это легко определить.

— Около двух метров.

— Впечатляет.

Неожиданно пастух, за которым мы вели наблюдение скинул жилетку.

— Еп… — вырвалось у меня.

Это оказался не пастух, а пастушка… с очень таким внушительным бюстом, этак седьмой-восьмой номер. Даже не понял, как я не заметил этого… элемента тела раньше при таких-то размерах! Да и само лицо не мужское — женское, пусть и несколько грубоватое, но в то же время не лишенное изящества, несмотря на в целом агрессивный вид.

Пастушка эта, полила грудь водой и с блаженством провела по выпуклостям руками сверху-вниз, а потом обратно.

«Ч-черт», — мысленно ругнулся я, так как мой организм тут же сделал… стойку из-за чего возникло определенное неудобство в штанах.

Я не сильно большой поклонник огромных сисек, но эти выглядели очень уж аппетитно так и захотелось их руками пожамкать. Тем более что пастушка вполне симпатична, несмотря на выпирающие нижние клычки.

Освежившись, всадница вновь натянула жилетку с эффектом корсета.

— Айон… зафиксируй остальных с упором на определение гендерной принадлежности… ну ты поняла по какому признаку смотреть. Что-то у меня нехорошие подозрения по этому поводу возникли.

ИИ выполнила команду и все зафиксированные всадники были запечатлены с такого ракурса, близкого к профилю, чтобы можно было понять, мужик это или женщина. По всему выходило, что все являются женщинами.

— Жахха, я правильно понимаю, что у оргинов тоже нет мужчин?

— Старшие говорили, что нет… и я сама никогда не видела. Но мы и не пересекаемся с ними часто, а как увидим — прячемся. Они развлекаются охотой на нас…

— Суду все ясно…

Я повернул назад.

Еще в полете обратно к гоблинскому логову пытался составить хотя бы примерный план инфильтрации в местное общество, но быстро бросил это дело ибо мне о местном обществе вообще ничего неизвестно. Для начала это общество вообще надо найти и хорошенько его изучить удаленными методами разведки, а потом уже буду думать.

В логове я первым делом помылся. Компанию составила Жахха, начав тереться об меня своим телом, так что мой организм отреагировал должным образом и я оприходовал ее в бассейне.

Поужинали. Нас после полета и траха в воде пробило на пожрать.

После ужина, Жахха опять полезла на меня с насквозь прозрачными намерениями… да какие там прозрачные, голые они эти намерения, ни одной одежки на ней. Они вообще голыми спят.

Ненасытная какая.

— Я хоть и готов, видишь, как встал, — даже показал через ткань, что действительно «дружок» отреагировал естественным образом и готов к применению по назначению, — но лучше завтра утром, перед отлетом. Слишком часто для мужчин тоже не очень полезно это делать…

Гоблинка немного опечалилась, но услышав перспективы, вновь повеселела и прижалась к моей правому плечу своей упругой грудкой, уткнувшись при этом лицом в шею и обняв за грудь рукой, а так же по-хозяйски закинув ногу мне на живот.

Собственница какая…

Я положив руку ей на бедро, закрыл глаза.





Глава 9


17


Открыв глаза, увидел перед самым носом попу Жаххи, а так же призывно распахнутые, потихоньку обтекающие смазкой набухшие половые губы.

Всю ночь она ползала по мне используя различные части моего тела как подушку, а мои руки клала себе на грудь прижимая их своими ладонями, пару раз так и вовсе зажимала у себя между ног. Когда я перевернулся на живот, то и вовсе забралась мне на спину… Было в этом что-то кошачье.

Но видимо утром решила компенсировать мне ночные мучения, потому как побудка у меня оказалась из серии мечта мужика, Жахха пусть неумело, но старательно делала минет.

Я взял руками ее за попу и сжал.

Жахха естественно оторвалась от процесса и посмотрела на меня.

— Не отвлекайся, продолжай.

И она радостно улыбнувшись, продолжила, а я еще немного помяв ей ягодицы, большими пальцами провел по крайним (большим) половым губам отчего она застонала и напряглась, чуть не прикусив мне головку.

— Осторожнее! Не откуси!

— Прости!

— Ты не отвлекайся.

— Угу… — отозвалась она, вновь взяв член в рот.

Поласкав еще немного большие половые губы, добрался до малых и принялся за них. Жахха от этого откровенно затрепетала и застонала еще громче, выделение смазки уволилось раза в два.

Ну а раз смазка в избытке, то засунул два пальца, указательный и средний во влагалище начав возвратно-поступательно движение, а большим пальцем при этом массировал клитор. Тут Жахху стало словно судорогой схватывать.

— М-м-м…

— Ускорься, — сказал ей, чувствуя, что уже нахожусь на грани.

Жахха не подвела, увеличила частоту работы головой и я кончил ей в рот, ну и ее пальцами возбудил настолько, что и она больше не устояв на коленях, ноги ее разъехалось в стороны и она буквально упала на меня, конвульсивно содрогаясь продолжая крепко сжимать член руками словно это какой-то рычаг.

Сняв ее с себя и положив на спину, немного полежал приходя в себя, одновременно лаская Жахху с внутренней стороны бедра.

Член продолжал стоять, чуть подрагивая в такт биению сердца.

— Еще? — спросила она, в снова взяв рукой за член и несколько раз его задрочив, пока я не это прекратил, а то явно увлеклась, начав увеличивать скорость.

— Нет… Моемся, завтракаем и улетаем.

Затягивать процесс я не собирался. Надо уметь расставлять приоритеты.

— Может останемся? Здесь хорошо… Этих всех выгоним…

— Нет. Но ты если не хочешь лететь со мной…

— Нет, я с тобой! — тут же вскочила на колени Жахха, а потом упала мне на грудь, начав ластиться и тереться своими грудками о мою.

— Тогда пошли, — звонко хлопнул я ее по попе.

Жахха засмеявшись, вскочила и побежала в бассейн и с брызгами влетела в воду.

В воде я окончательно пришел в норму, член увял и даже прелести Жаххи уже не могли меня расшевелить, тем более что я на нее лишний раз старался не смотреть.

Оделись, позавтракали, все подготовил к вылету, предварительно запустив БПЛА и пошел лично выпустить пленниц, предварительно вытащив все их оружие наружу и сложив кучкой в отдалении от входа. Не хотелось бы словить копье в параплан или пропеллер, не говоря уже словить самому, ведь в доспехи я облачаться не стал.

— Айон, доклад, — потребовал я, сев в кресло и запустив двигатель.

— Чисто.

— Может оно и к лучшему… Хотя конечно, лучше было бы сесть кому-нибудь на хвост. Но рискованно.

Я уже отрывался от земли, когда из логова стали появляться гоблинки, что стали смотреть нам вслед. Никакой агрессии они не проявляли, не ругались, не бежали вслед или к оружию. Просто смотрели с печалью во взоре. Даже как-то жалко их стало несмотря на свой плен у них. Но ведь не возвращаться же, чтобы и дальше их каждый день трахать до самой своей весьма скорой смерти?

Даже Жахха промолчала, хотя я ожидал, что она напоследок станет кричать им что-то обидное, оскорбительное и просто изгаляться, дескать вот какая я, меня и дальше ебать будет, а вы оставайтесь ни с чем, кошелки. Но нет, просто посмотрела в ответ, фыркнула и отвернулась.

Я, набрав высоту, полетел на в восток (то бишь на север если по-старому) к океану.

Пейзаж внизу в целом оставался безжизненным, мне сильно напоминая мексиканский, таким каким его показывали в старых вестернах, тут и там чахлые деревца, заросли кустарника, клочки сухой травы и кактусы.

Внезапно ландшафт сильно изменился, речушка-вонючка над которой я летел, быстро разрослась в обширную водную гладь в несколько километров шириной.

— Хм-м, неожиданно, — вдруг подала голос Айон.

— Что именно?

— Если верить спектральному анализу, то вода соленая.

— То есть как?

— Как в Северном ледовитом океане.

— Да я не про это… хотя и этот момент интересен…

— Я тебя поняла Адам, но ответа на твой вопрос не знаю.

— Может это какое-то локальное заслонение? Озеро. Может там дальше дамба стоит?..

— Надо смотреть, — лаконично ответила Айон.

— Посмотрим…

— На десять часов фиксирую признаки дыма.

— Проверь, что там.

— Выполняю…

«Коршун» под управлением ИИ устремился напрямую к следам горения и вскоре я мог видеть поселение из почти сотни домов рядом с протекающей речушкой, если соотнести ее с моей картой прежнего мира, то это должна быть река Бузим, а поселение соответствовало деревне Высотино.

Ну, как один из вариантов, что-то подобное я и ожидал увидеть. Хотя это конечно самый печальный вариант. А именно глинобитные дома с плоскими крышами на которых обитала мелкая живность, типа куриц или индеек, в клетках еще какая-то животина имелась, типа кроликов.

Дома в центре поселения имели два этажа, но уже без птичников на крышах, скорее там была территория для культурного отдыха, по крайней мере видел несколько столиков и стулья, плюс что-то похожее на шезлонги. Плюс места для выращивания цветов.

На одной такой крыше с удобствами, в окружении роз, как раз отдыхала парочка из двух дам. Очень активно отдыхала… занимаясь лесбийской любовью… с использованием дополнительных приспособ, типа фаллоимитаторов крепящихся на теле с помощью ремешков. Я даже сначала подумал, что это какой-то мутант типа гермафродит, нечто сисястое и с членом, но потом заметил ремешки телесного цвета.

Прежде всего эта парочка дала нам знать, что поселение человеческое, а то большинство пешеходов имело шляпы и смотря на них сверху трудно определить расовую принадлежность. Но подглядывать дальше за этими лесбиянками я не стал, продолжая оценивать поселение.

Две большие улицы, образовывали крест и с площадью на пересечении. Плюс мелкие улочки образовывали сетку кварталов по четыре дома с небольшими внутренними двориками в некоторых из них росли какие-то кусты и деревца, возможно ягодно-плодовые.

Большие здания окружающие площадь имели явно общественное значение. В одной довольно высокой постройке с пирамидальной крышей угадывался храм с золотистым шаром на вершине, второе здание аж в три этажа явно ратуша, в третьем здании угадывалась гостиница, а вот что было в четвертом, пока осталось неясным. Может быть банк или еще что-то… типа резиденции губернатора.

Само поселение окружала стена в форме квадрата из все того же глинобитного кирпича, высотой метров пять. Имелся и ров все те же пять-шесть метров шириной и неизвестной глубины.

На реке имелся причал из десятка пирсов с парой десятков лодок разного назначения, от мелких рыбацких, до грузовых калош, как под парусом, так и гребные. Моторов никаких не увидел. Но это ни о чем не говорит, ведь дирижабли как-то летают раскручивая винты, значит движки какие-то быть должны, если не у этих кораблей, то у больших, а главное у боевых точно.

Но чего-то в этом поселении остро не хватало, что буквально резало глаз.

— А где мужики, ёпсель-мопсель? — вопросил я в пустоту, наблюдая за жителями этого поселка или даже мелкого городка, хотя по местным меркам он, наверное, не такой уж и мелкий.

Во всех прохожих по стилю одежды — легкие, открытые тоги и короткие платьица угадывались женщины, даже в тех, что ходили в штанах и при оружии, не то длинных кинжалов, не то коротких мечах. Ибо штаны были очень облегающие, плюс корсеты с хорошо просматриваемой грудью, у кого напоказ, у кого закрыто.

Огнестрела кстати я не увидел. Но может не принято в городах носить.

Бегали дети, но судя по всему тоже в основном девочки. Собственно мальчиков я в этих стайках не опознал ни одного, как ни вглядывался.

— А это что еще за пугало? — удивился я, увидев нечто балахонистое, оказавшееся натуральной паранджой белого цвета, под которой скрывалось явно очень тучное тело.

Одежда мне чем-то напомнила то, во что меня одели гоблинки у себя в подземелье.

Сопровождали это семенящее чучело две вооруженные женщины в которых явно просматривались качки-бодибилдирши. При этом одна из них оказалась орчанкой, правда какой-то мелкой, всего сто восемьдесят сантиметров в высоту. Но может потому ее и взяли на службу в человеческое поселение, а не двухметровую кобылу, а может сама к людям ушла из-за насмешек в своем племени по поводу своего роста, да и с бюстом проблемы, хорошо если двоечка, в общем ущербная по всем показателям. Хотя это все на уровне предположений ни на чем не основанных. Все предстоит уточнять.

— Не… только не говорите мне, что это мелкое чучело в парандже и есть мужик… — пробормотал я осененный догадкой.

— Скорее всего ты прав, Адам. Судя по всему у людей с особями мужского пола тоже не очень хорошо в плане численности, так что они стали ценностью, которую всячески берегут. И только совсем уже вышедших в тираж, продают тем же гоблинкам и надо думать виденным нами орчанкам-кочевницам для их воспроизводства по остаточному принципу.

— Это трындец какой-то… Ну ладно, охрана, а паранджа-то на кой?

— Какие-то местные культурные особенности?.. К тому же для тебя это наоборот хорошо.

— Ну да, нарядился таким же чучелом и гуляй по городу. Надо только телохранительницами обзавестись…


18


Время полета дрона подходило к концу, требовалась подзарядка батареи, да и мне тоже имело смысл приземлиться для тех же целей. Я вообще, как только выяснилось, что обнаружено поселение, принял чуть правее, чтобы не лететь над водой, а то мало ли, вдруг рыбаки, то бишь рыбачки заметят, могут сообщить обо мне кому следует и меня начнут активно искать, что мне естественно не требовалось.

Правый берег был пустынным и гористым. При этом несмотря на близость воды с растительностью тут тоже было не ахти, только в низинах, где протекали ручьи и речки виднелась зелень.

Сделав небольшой круг и убедившись, что никого поблизости нет (разве что спрятались, увидев меня), пошел на посадку.

— Надо все-таки доразведать местность, прежде чем лететь дальше, а то я не пойму за счет чего они вообще живут если не считать рыбную ловлю, да разведение мелкой живности на крышах.

— Сельское хозяйство, скорее всего, — ответила Айон. — Просто сейчас жаркий сезон, все засохло, сейчас могут пользоваться ранее выращенными запасами, а как пойдут дожди, тут сразу все зазеленеет.

— В принципе согласен…

Батарея зарядилась и часа в три «коршун» вновь взмыл в небо. Сделав круг над нами и после того, как убедились, что рядом с нашей стоянкой нет никого подозрительного, отправили его обратно к поселению «амазонок».

Меня интересовало уже не столько само поселение сколько его округа. Ну что же, кое-что интересное я все же увидел. Один из притоков Бузима оказался запружен дамбой длиной с километр из хорошего кирпича, снизу имелось колесо по виду из железа, но с деревянными элементами лопастей, что крутилось под напором струи бившей из трубы выходящей из стены дамбы вблизи берега чуть ниже центра если смотреть по высоте. От колеса шел вал в небольшую, но массивную башню.

— Судя по всему там генератор и хоть проводов не видно, но они могут и в земле лежать, так что это скорее всего гидроэлектростанция обеспечивающая энергией поселение…

Но накопленная вода использовалась не только для выработки электричества. Дальше я заметил квадратики зеленых полей, то есть имело место быть принудительное орошение.

Выращивалось на этих полях все, от морковки до кукурузы. Так что мои семена тут не нужны, несмотря на то, что я их все-таки нашел в гоблинском логове, хотя пакетики были разорваны, но большая часть содержимого все же сохранилась. Хотя кто знает, может лишними не будут…

Но похоже в этой запруде еще и рыбу разводили или раков, или все сразу в том числе каких-нибудь пресноводных мидий с устрицами, а то и вовсе жемчужниц, потому как увидел небольшой катамаран с которого две полуголые и загорелые рыбачки, только в одних набедренных повязках, да соломенных шляпах-вьетнамках, проверяли ловушки типа морд.

Переночевав, вновь поднялся в воздух и продолжил полет. На правом берегу тоже имелись поселения и спрятаться от взоров мне вряд ли удалось, так что я выжимал максимальную скорость и с утра за три часа добрался до слияния Енисея с Ангарой, точнее до того места, где это было в мое время.

Здесь и сейчас текла только Ангара и впадала она в… океан. Да, все это время я летел по факту над огромным заливом, я на последних крохах энергии приземлился на небольшой островок напротив того места, где когда-то находился город Лесосибирск.

— Дела… — выдохнул я, глядя на безмерную водную гладь. — Айон, смоделируй карту мира с учетом этого бардака, я про высоту затопления.

— Я поняла. Выполняю… Готово.

Я посмотрел на полученный результат. Да уж, фактически большую часть суши на территории Росси затопило, вся Западно-Сибирская равнина под водой, под ней же Восточно-Европейская равнина, Северо-Сибирская низменность так же под толщей воды.

В острова превратились Уральские горы, Приволжская- и Среднерусская возвышенность, Валдайская и Смоленско-Московская возвышенность, ну и еще по мелочи вроде Тиманского кряжа и Кольского полуострова.

В общем если очень примитивно, то все, что на физических картах, как правило отмечено зеленым цветом, оказалось под водой. Суша теперь то, что раскрашивают в желтый и коричневые цвета, то есть высоты от двухсот метров.

Сдается мне, что мои забрасывальщики что-то такое предполагали, по крайней мере как вариант, потому и выбрали в качестве места финиша одну из самых высоких точек. Две тысячи метров над уровнем моря, а не Новосибирск, Челябинск и иже с ними, что сейчас затоплены.

Я бы и не утонул, приводнись я на воду, капсула вполне плавучая а-ля лодка, но было бы гораздо труднее, тем более неизвестно как далеко была бы суша. Впрочем, плавучесть капсулы это все же на тот случай если угодил бы в озеро или реку, а не для морских приключений.

— Это жопа…

Где мне искать что-то ценное, если основные центры ништяков утопли?! А от тех, что не утопли, вроде Красноярска, остались лишь упорядоченные холмики из-за чего они смахивают на кладбищенские бугорки над могилами, да разграбленные подземелья в которых при этом живут какие-то монстры.

Хотя некоторые «высокогорные» центры могли уцелеть в плане тотального разграбления, скажем тот же Иркутск, Улан-Удэ, Чита… До них мне вполне реально добраться.

Вот только найду я там что-то — это уже другой вопрос. По крайней мере план-минимум шанс выполнить есть, хоть и минимальный, но все же, а вот с планом-максимумом, то есть собственным исцелением все печально.

— Ч-чет…

В общем нужен полноценный язык, что меня просветит по всем вопросам. При этом желательно взять кого-то из высокопоставленных, обычная селянка мне вряд ли много что поведает.

Вот только где такую взять, чтобы при этом самому не загреметь? Ведь даже засаду не устроить! Все просматривается, ни кустарника нормального, ни травы. Разве что яму выкопать? Так это сначала маршруты надо выявить, а потом незаметно туда прибыть и так же незаметно подготовится. В общем нереально.

По крайней мере здесь мне точно ничего не светит. Слишком густонаселенная местность, учитывая, что имеются дирижабли, то я от них с режимом полета три часа в воздухе и один на земле для подзарядки батареи, не убегу. Рано или поздно споймают.

«Коршун» продолжал разведывательные полеты и помимо поселков различных размеров, но у которых обязательно имелась собственная мини-ГЭС с обширным водохранилищем по берегам которого зеленели посадки, заметил городки с натуральными замками из природного камня.

Все честь по чести, высокий донжон высотой этажей семь, большое (массивное) здание на четыре-пять этажей, обширный двор и все это обнесено стеной метров семь-десять высотой. Классическая такая баронско-графская цитадель.

И раз такие строения существуют, то значит они нужны для использования их по прямому назначению, то есть какие-то боевые действия тут нет-нет да случаются, и неважно, для защиты ли это от орков или же бьются между собой люди.

А раз здесь на побережье мне ловить нечего, то надо смотреть вариант на окраине. Вопрос в том. Как глубоко дальше на континент уходят людские территории? И в какую сторону лететь, чтобы добраться до них максимально быстро?

Но мне собственно выбирать не приходится. Полечу в сторону Иркутска и уже по пути буду смотреть подходящий вариант. Авось повезет?.. ну а если — нет, значит — нет.


Общая карта


Глава 10


19


Жахха, снова разбудив меня минетом, поняла, что такая побудка мне весьма приятственна. Только на этот раз сидела не попой к моему лицу, а смотрела во время процесса мне в глаза определяя в какой момент мне будет особенно кайфово.

Ее длинный весьма длинный и подвижный язык обхватил член в кольцо под основание головки, а потом стал елозить по нему обрётшему сверхчувствительность вверх-вниз… руками при этом массируя мои яички.

Когда же процесс дошел до апогея и я начал спазмировать, а потом бурно кончать, присосалась влажными чувственными губами к самому отверстию, начав тянуть семенную жидкость в себя словно сосала коктейль через соломку из бокала.

Но после того, как я перестал «извергаться» она продолжила нежно работать губками, так что если член и думал немного прилечь, то ему не дали, и он вновь одеревенел.

Добившись своего Жахха быстро извернулась насадилась на него обтекающей смазкой вагиной. Но скакать ей я на себе не дал, решил поработать немного сам. Согнув ноги и обретя точку опоры на ступни, чуть приподняв бедра вместе с ней, сказал:

— Встать на колени, упрись руками мне в плечи, замри в таком положении и не шевелись. Поняла?

— Да…

Жахха сделала все как я ее просил, ну а дальше стал опускать-поднимать свою тазобедренной частью тела постепенно увеличивая скорость входа-выхода.

— М-м-м… — тут же застонала она закрыв глаза.

— А-а-а!!! — не выдержав, через минуту, на всю округу закричала Жахха.

Она начала испытывать первый оргазм, ну а я-то, что называется на втором дыхании и мне до повторного извержения еще работать и работать, вои и работал выйдя на оптимальный скоростно-частотный режим движения.

— И-и-и!!! — заверещала Жахха на тонкой ноте.

Если не знать, чем мы занимаемся, можно было подумать, что ее тут убивают особо зверским способом, так сказать, ага, типа без ножа режут…

— Ы-ы-ы!!! — продолжала вопить гоблинка.

Упала мне на грудь на подкосившихся руках коими упиралась мне в плечи, да и ноги ее тоже ослабли, стали разъезжаться в стороны, но я удержал ее тело в руках и продолжил наяривать.

— У-у-у!!!

Жахха уже откровенно рыдала от множественного оргазма, ее всю трясло, а я продолжал изображать из себя перфоратор или отбойный молоток еще нарастив скорость.

— Хватит! — взмолилась она сквозь всхлипы. — Я больше не могу-у-у!!!

Но я был неумолим и еще ускорился, хотя казалось, что быстрее некуда.

Гоблинка попыталась вырваться снявшись с члена, но безуспешно, силы окончательно оставили ее, она только беспомощно скребла пальцами по песку, да и я не отпускал.

— А-а-а!!! — уже откровенно пронзительно взвыла Жахха.

И тут я, войдя в нее на всю длинну, мощно отстрелялся, после чего крепко прижал к себе содрогающуюся гоблинку изошедшую всю слезами, соплями и слюнями, так и не сняв ее с члена.

Ее колотило еще наверное минуту, прежде чем окончательно обмякла. Да и у меня наконец увял и выпал из ее влагалища.

Она лежала потом долгие десять минут, прежде чем начала подавать признаки жизни.

— Ну ты как? Очухалась? — спросил я, приподняв ее голову взяв ладонями за щеки и посмотрев в глаза.

— М-м-м… — нечленораздельно промычала она в ответ пуская пузыри.

— Идем мыться. Взбодришься.

— М-м-м…

Видя, что клиентка «не здесь» и неизвестно когда будет, а время идет и оно как известно не ждет, взял ее на руки и отнес к воде. Еле удержался, чтобы забросить ее с размаху. Пожалел. Шок шоком, но не в этот раз.

Только пробыв пару минут в воде у меня на руках на рефлексах обняв за шею и уткнувшись лицом в грудь, а потом, когда я ее наконец оторвал от себя, еще минуты три блаженно покачиваясь на волнах в линии прибоя, то и дело теребя пальчиками половые губы, при этом чуть подрагивая, она окончательно пришла в себя и после того, как отмылась, помогла приготовить завтрак из пойманной мною рыбы. Но и тогда, то и дело замирала секунд на пять-десять, потом ее пробивала мелкая дрожь и она «возвращалась» в реальность радостно мне улыбаясь.

Что до улова, то донки я забросил еще вечером, так что на крючках оказалось шесть приличных размеров омуля, что нам с лихвой хватило не только позавтракать, но и заготовить их на обед и ужин. А во время стоянок может еще чего поймаю или даже подстрелю, суслика какого или там ящерицу, они тут здоровые бегают. Да и змеи впечатляют своей длиной. Хотя сильно на дополнительную добычу не рассчитывал, не до охоты будет.

Замерял скорость и направление ветра. И тот и другой параметр были в пределах допустимого для полета, но все же ветер, свежий бриз, дувший с моря меня несколько напряг в том смысле, что на горизонте я заметил облака, а значит погода может резко измениться.

— Айон, напомни мне сегодняшнюю дату.

— Сегодня двадцать третье февраля. С Днем Защитника Отечества!

— Ага… спасибо. Жахха…

— А?.. Да?!

— А когда у начинается сезон дождей?

Как-то выпал у меня этот момент из головы.

— Да давно уже должен был начаться… в этом году запаздывает… Но вроде начинается…

Гоблинка глубоко вдохнула утренний полный сырости и какой-то свежести воздух.

Ну да, посвежело. Я это списал на то, что мы оказались на берегу моря, а на деле погода меняется решительным образом.

Остается надеяться, что я успею выполнить задуманное и добраться до Иркутска до того, как меня прижмет к земле стихией. Да если и прижмет, то «окна» спокойствия время от времени будут в наличии, когда не ветра и дожди станут стихать, так что в любом случае доберусь.

После завтрака, искупавшись, БПЛА в это время вел разведку округи, мы, взлетев в восемь часов, полетели по прямой в сторону Иркутска, до которого от Лесосибирска тысяча километров, плюс-минус десяток другой. Я особо не скрывался, тут маневрируй не маневрируй, а кто-то да засечет, так что внаглую пролетал над поселениями провожаемый озадаченными взглядами.

Ветер мне способствовал, я сам гнал на максимально возможной скорости, так что за первый бросок в три часа я преодолел лишь чуть меньше двухсот километров сев на совсем крохотный островок в районе, где в мое время была древня Вахрушево. Местность, где раньше текла река Усолка тоже оказалась сильно затоплена, так что островов тут хватало.

Благодаря ИИ, ведшей разведку через БПЛА мне не приходилось тратить время и нервы на поиски подходящей площадки. Айон обозначала приемлемые и мне оставалось лишь выбрать.

Что до населения, то плотность продолжала оставаться высокой. Дистанции между поселениями не превышали десятка километров. Так что иногда я видел сразу две, а то и три деревни особенно если они располагались на одной речке.

Пообедав и подготовив площадку, чтобы ткань параплана не цеплялась за камни или кусты, а так же чтобы ничто не мешало квадру, взлетели в двенадцать часов и снова гнал на максимуме, правда ветер в этот раз мне не помогал, но и не мешал особо (отметил разве что формирование еще легких перистых облаков прямо над головой), так что пролетел сто пятьдесят километров и в три часа дня сел на горе между Канском и Иланский.

На месте этих городков так же имелись крупные поселения с замками.

Благо эта гора практически посередине между ними, а между городками всего двадцать пять километров и к горе я этой пробирался практически на бреющем полете.

Чего так осторожничал?

Так в городке, где раньше располагался Канск ИИ обнаружила дирижабль с рисунком цветка кровохлебка. Отворачивать куда-то было поздно, местность не разведана, могу попасть в еще более худшую ситуацию.

«Ч-черт, как же это неудобно и нервозно, когда ты сидишь на земле и одновременно на зарядке БПЛА, — напряженно подумал я. — Что им мешало, положить запасную батарею? Сэкономили на мелочи, а теперь сиди гадай, до сих пор дирижабль на причале или уже раскочегаривает движки?»

Что до дирижабля, то неизвестно, какой наблюдала Жахха, а это внешне выглядел вполне пристойно, то есть никаких «потрохов» под сеткой не видно, все благообразно затянуто тканью.

Желтоватая «сигара» оболочки метров семьдесят длиной и гондола. Правда немного смущали странные бревна по бортам и сверху прижатые к оболочке.

В общем, как только батарея к «коршуну» зарядилась, я его тут же с разбега швырнул в небо, приказав ИИ посмотреть статус дирижабля.

— Закон Мерфи, если дерьмо может случиться, оно случится, — сплюнул я, увидев на экране картинку, получаемую ИИ с БПЛА.

Вокруг дирижабля наблюдалась нездоровая суета, кто-то куда-то бегал, кто-то на кого-то орал, махал руками, в общем все как бывает, когда что-то делают в режиме аврала, а значит дирижабль в экстренном темпе готовят к взлету.

Увидел среди человеческих женщин краснокожую коротышку, видать гномиха, ростом с гоблинку, но коренастая. Одета в промасленной комбинезон из заднего кармана которого торчит кусок тряпки видимо для оттирки рук от масла, волосы черные, через необъятную грудь проходит ремень с сумкой из-под инструментов, на лбу гогглы, в общем сразу ясно, что это классический гном, то бишь гнома-механик. В последний момент отметил, что глаза большие, но при этом несколько раскосые, как у северных народов.

Ну ничего так, вполне, пышечка. Такие дамы если следят за собой и не оплывают, так что с боков несколько слоев сала свисает, и в целом превращаясь в бочки, то очень даже привлекательны…

— По времени сходится, — согласилась Айон. — В город только-только могли добраться свидетели нашего полета или даже приземления, так что неудивительно, что нас хотят отловить.

Я взглянул в небеса. Атмосферное давление падало, потому как вместо перистых облаков уже плыли по небосводу кучевые, еще белые без опасной синевы.

— Взлетаем!

Я начал разгон.

— Проклятье!

Неожиданный резкий боковой порыв ветра завали на землю начавший подниматься в воздух параплан, чуть не перевернув при этом квадр. Пришлось останавливаться и тратить время на то, чтобы снова разложить его на земле и времени на это ушло столько, что когда я все-таки учтя все моменты взмыл в воздух, то дирижабль уже можно было увидеть невооруженным глазом. Но я посмотрел на него все же «вооружившись» биноклем. Так вот, летел он ко мне не только на всех парах (или что там в нем за двигательная установка, учитывая густой сизый шлейф из выхлопных труб — дизель?) но и на всех парусах.

Да-да! Деревянный стволы, что я видел прижатыми к оболочке с бортов и сверху, а так же как оказывается еще и снизу, оказались мачтами сделанными из судя по всему гигантского бамбука! Надо думать и каркас из него же сделан… В итоге они натянули четыре треугольных паруса. Ну, не совсем треугольных, один угол был закруглен повторяя обводы оболочки.

— Оригинально… — оценил я.


20


Начальница городской стражи Ликаста дочь Азореллы на полном ходу въехала на коне в герцогский замок. Соскочив с коня, сказала начальнице привратной стражи, благо она подошла, ибо стражницы не сплоховали и заметив наездницу, тем более узнав ее, загодя вызвав начальницу:

— У меня к герцогине дело срочной важности! Доложи о моем прибытии!

— Дейция, — обратилась начальница стражи к молодой подчиненной, этакой девочке на побегушках, — сообщи госпоже Кордилине о прибытии госпожи Ликасты.

Молодая стражница быстро умчалась, а глава городской стражи в сопровождении уже немолодой стражницы двинулась в замок. Ликаста и без нее не заблудилась бы ибо не раз и не два бывала здесь как по служебным делам, так и на праздниках — балах, но порядок есть порядок.

Кордилина дочь Маклейи, встретила свою коллегу в своем кабинете.

— Что случилось Ликаста?

— Рыбачка сообщила, что на Грудину приземлился параплан. Я послала на гору десятку страниц, но они могут не успеть. Чтобы перехватить летунью, нужны твои дружинницы-летчицы, а еще лучше поднять дирижабль.

— И что? Мало ли кто летает… ради этого каждый раз посылать летчиц и тем более поднимать дирижабль?

— Я бы не стала беспокоить по этому поводу герцогиню, если бы не один момент, как утверждает рыбачка, это была не просто парапланеристка. Там была тележка с колесами и еще за спиной у летчицы был винт, который вращался, при этом не было дыма и звука работающего двигателя!

— Может ногами крутила винт?

— Я тоже об этом спросила, но рыбачка уверяет, что летчица не работала ногами.

— Не увидела…

— В том-то и дело, что все видела, параплан пролетел очень низко над землей! Настолько низко, что рыбачка определила, что их там было двое, причем второй была гоблинка!

— Хм-м… гоблинка? — озадачилась Кордилина.

Непонятное всегда настораживало.

— Вот и я удивилась.

— Ну мало ли? Есть ведь и такие любительницы учитывая длину их языка… — усмехнулась глава замковой стражи.

— Есть, но вряд ли в данном случае все дело в длинном горлинкой языке и любительницы оного, — не приняла шутку Ликаста. — Опять же, села на Грудине, а не на ВПП у города, летела низко, винт крутился без мотора и не от мускульной силы, что тоже сильно настораживает, значит не хочет, чтобы мы их увидели и узнали их секрет за счет чего двигается винт.

— Хочешь сказать, что чья-то разведка?

— Да. Меня сильно смущает гоблинка. Они известные мастерицы маскировки. Если цель этого полета забросить ее к нам, то кто знает, к чему это может привести? Может какую-то диверсию или даже тайное убийство хотят устроить… Так что их надо изловить.

— Как-то оно сомнительно… — посерьезнела Кордилина. — Слишком уж демонстративно. Словно специально привлекают наше внимание. Прилетели днем, чтобы мы как раз повелись на этот странный параплан и подняли в воздух дирижабль для его поимки. А в это время…

— Все так, потому и надо поставить в известность госпожу герцогиню, чтобы она уже приняла окончательное решение. И сделать это надо срочно, пока они снова не скрылись из виду.

— Хм-м…

— Что?

— Герцогиня Маранта сейчас несколько занята…

— Значит ее нужно отвлечь от этого занятия.

— Не думаю, что ей это понравится, думаю, что ей это наоборот сильно не понравится.

— Времени ждать нет. Каждая минута на счету. Рыбачке и без того потребовалось много времени, чтобы добраться до города и сообщить об увиденном и если мы промедлим еще хоть немного, то может стать поздно.

— Она будет сильно гневаться…

— Представь, как она будет гневаться, когда что-то случится, а потом выяснится, что мы об этом знали, могли предотвратить постав ее вовремя в известность, но побоялись ее побеспокоить в неурочный час.

— Хм-м… да…

— Зато какая награда нас ждет, если я все-таки права.

Кордилина на несколько секунд прикрыла глаза и чуть кивнув головой, решительно сказала:

— Хорошо… Я сообщу ей. Ожидай меня здесь, ей могут потребоваться твои пояснения.

— Конечно.

Глава замковой стражи встав из-за стола и покинув свой кабинет, решительно двинулась в покои герцогини.

У дверей в покои герцогине ей преградили путь две откровенно пожилые стражницы лет пятидесяти-пятидесяти пяти, в легких кожаных доспехах (скорее демонстративных, чем реально способных защитить тело от чего либо) и широких шальварах. Они были слишком старыми, чтобы реально защищать замок на стенах в случае нападения врагов, разве что играя вспомогательную роль вроде подносчиц боеприпасов, ну копьем еще могут несколько раз ткнуть в лезущих на стену. Но на них никто и не возлагал таких обязанностей, всех стражниц, что по возрасту выходили в тираж и уже не могли полноценно сражаться, но оставались еще достаточно крепкими, переводили в отряд охраны гарема. Воевать тут не надо, одно их наличие при гареме достаточно, чтобы на мужей герцогини никто не покушался. Ну а если вдруг… то скрутить какую-нибудь потерявшую голову от вожделения молодую служанку они смогут без проблем. И при этом сами они тоже на мужей своей госпожи не покусятся… просто желания уже такого у них нет.

— Герцогиня занята, гра Кордилина, — сказала главная в паре со шрамом на левой щеке.

— Я в курсе Софора, — едко усмехнулась глава замковой стражи. — И даже если бы вдруг не знала, то по вашему присутствию в дверях поняла бы это. Но дело безотлагательно, настолько, что я рискну оторвать ее светлость от ее… дел.

— Как пожелаете, гра Кордилина.

Две стражницы разошлись в стороны.

Кордилина пару раз глубоко вдохнув, осторожно приоткрыла дверь и вошла в покои герцогини. Тут же послышались ее сладострастные стоны.

Вместо того, чтобы сразу дать о себе знать, глава замковой стражи, замерла прикусив нижнюю губу, почувствовав, как немедленно заныло в паху, а потом и вовсе стало влажно. Благо герцогиня ее не видит, а те кто увидел не станут вмешиваться в господские дела.

Герцогиня сейчас висела над полом, сидя в специальных «качелях» подвешенных к потолку на крюк и состоящие из двух кожаных лент с расширением внизу, где образовывались широкие петли из толстой кожи в которых собственно и располагались герцогиньские ляжки широко разведенные в стороны.

Сразу двое юношей в этот момент пристроились к ней спереди и сзади и попеременно работали бедрами. Кордалина подумала в этот момент, что это ей чем-то напоминает работу двухцилиндрового парового двигателя… то один поршень делает ход, то второй.

Она встряхнула головой отгоняя начавшее в ее фантазиях стремительно причудливым образом преобразовываться картинке, когда вместо членов у юношей появились шатуны с поршнями вместо головок, а тазобедренная часть герцогини в картер с цилиндрами…

Еще по трое стояли у работающей пары позади, ожидая своей очереди и изредка мастурбировали поддерживая свои члены в состоянии стояния. Правда у крайних, что видимо только что отошли от герцогини с этим было неважно, то бишь беспомощно висели…

Несмотря на любовные эликсиры и молодость юношей, а им всем было от пятнадцати до семнадцати, надолго их мужских сил не хватало, после первого семяизвержения они после некоторого отдыха снова могли что-то показать, но чтобы добиться второго семяизвержения им требовалось сделать несколько подходов ибо члены их начинали размягчаться посреди процесса прямо в женском лоне.

Вот и сейчас подобная неприятность случилась с одним из юношей:

— Следующие! — несколько раздраженно приказала герцогиня, почувствовав, что один из парней выдохся раньше времени.

Парочка что охаживала герцогиню тут же уступила место следующей паре юношей, что одновременно ввели в нее члены. Тот, что ввел во влагалище стал дополнительно обрабатывать пальцами клитор, а тот, что пристроился сзади, схватил герцогиню заупругую грудь, так же принявшись ее активно мять.

— Да! Вы, работайте синхронно!

И те начали двигаться одновременно.

Те, что отступили, тут же попали в заботливые руки двух престарелых служанок, что подали им влажные полотенца и помогли обтереться, а так же поднесли прохладительные и одновременно с тем, бодрящие напитки.

Глядя на это, Кордалина едва не забыла зачем пришла, но все же вспомнила, но еще некоторое время не решалась побеспокоить свою госпожу, ибо кто бы там ни прилетел и для чего, но прервать герцогиню в такой момент, когда она практически достигла точки оргазма слишком уж опасно не только для должности, и даже здоровья, но и жизни. Вполне может от расстройства чувств смахнуть голову.

Но вот герцогиня явно подошла к пределу, она мелко задрожала, крепко схватившись за ленты.

— Да! Быстрее!

Парнишки не подвели, ускорились при этом сохраняя синхронность.

— Ы-ы-ым-м-м!

Герцогиню начали бить крупны спазмы оргазма, плюс один из парней, что спереди кончил. И похоже он был не первый, и вероятно даже не второй, потому как стоило ему вынуть из вагины член, как из нее полилась сперма.

Парни отступились от герцогини и когда та пришла в себя перестав содрогаться и выпрямилась, решила вмешаться Кордилина.

— Кхм-м… прошу прощение за вторжение в столь неподходящий момент, ваша светлость… — то и дело невольно скашивая взгляд на особенно длинный член одного из парней, так же отмечая, что не всякий фаллоимитатор имеет такую длину.

А тот видя это, а так же отметив, что герцогиня его не видит, широко улыбнувшись, залупив член и сжав его двумя руками у основания помотал им сверху вниз.

От такой картины у Кордилины перехватило дыхание и она почувствовала, что по ноге у нее откровенно потекло. Ей оставалось только порадоваться, что она предпочитает носить штаны, а не короткую юбчонку, а то в этом случае ее конфуз стал бы заметен.

«Паршивец! — разозлилась глава замковой стражи. — Ну попадись ты мне…»

И шанс на то, что этот длинночлен однажды может оказаться именно в ее власти был достаточно высок, в этом плане парень играл с огнем. Ведь Кордилина была одной из самых близких к герцогине подчиненных, а значит могла рассчитывать на «лучшие куски с ее стола». Герцогиня даже могла предоставить выбор.

Век же парней не долг. Текучка в гареме герцогини велика, собственно все юноши в герцогстве, что достигли половозрелого возраста и понравились ее светлости, проходили через ее гарем.

— В чем дело?! — раздраженно спросила герцогиня, выбираясь из «качелей».

Ее тут же обступили служанки и стали обтирать полотенцами, так же подав питье в высоком хрустальном бокале. Одна из служанок, приставив к влагалищу герцогини специальную грушу, произвела откачку семенной жидкости, что в ней еще оставалась.

— Эм-м… Поступило срочное сообщение, потенциально опасное для герцогства…

— Говори.

Глава замковой стражи, повторила все что узнала от Ликасты, так же озвучив свои соображения о том, что это может быть провокация или ловушка с целью выманить герцогиню из замка.

— Ясно. Отдай приказ начать подготовку к взлету «Кровохлебки».

— Слушаюсь, ваша светлость.

Кордилина поспешила покинуть покои герцогини.




Глава 11


21


— Прочь!

Трахальщики, спешно подхватив свои паранджи и сандалии, тут же вымелись вслед за главой замковой стражи.

Как всегда в такие моменты из смежной комнаты появилась наставница, а так же личная телохранительница герцогини — Астильба. Ей хоть и исполнилось шестьдесят, но выглядела она на удивление крепко и даже лищо почти не имело морщин, а волосы лишь слегка тронула седина, но оную тщательно закрашивали.

Хотя может все дело в том, что полноценной женщиной ее считать было нельзя несмотря на наличие груди, хотя она тоже была чуть больше единички, что практически терялась на фоне широких плеч и мощных сбалансированно развитых мышц. Но и гермафродитом при этом тоже не являлась, хоть и выглядела излишне мужиковато не только телом, но и грубыми чертами лица. В общем что-то среднее между тем и этим… Полноценного члена нет, но клитор в момент возбуждения выпирал на пару сантиметров из-под кожного капюшона…

— Помоги облачиться в доспехи, — попросила герцогиня, открывая массивный дубовый шкаф в котором на толстых полках лежали элементы доспехов, а на самих дверцах на вешалках висели элементы поддоспешников.

На каждой полке свой сет, всего пять на самые разные случаи жизни, от легких позолоченных с чеканкой парадных до тяжелых кавалерийских без всяких украшательств. Хотя три средних сета можно было комбинировать.

В левом отделе шкафа хранилось холодное оружие, от кинжалов и ножей до мечей и топоров, а так же копья и алебарды.

В правом отделе находились щиты, от маленьких круглых-кулачных полностью стальных, до больших прямоугольных и деревянных.

В крайнем левом отделе лежало стреляющее оружие: луки и арбалеты с запасом стрел и болтов. В крайне правом — огнестрельное: пистолеты, дробовики, винтовки с боеприпасами к ним.

Сейчас герцогиня решила обойтись легкими пехотными, что без поручей и поножей. От резаных ран если придется вступить в рукопашный бой защитит кольчуга.

— Разумно ли это Маранта? — хриплым, почти мужским голосом спросила Астильба.

— Подслушивала?

— И даже подглядывала. Как всегда. Истеребила себе лохматку так, что аж болит все.

На это герцогиня только хмыкнула. Телохранительница всегда подглядывала, что Маранту в самом начале, когда была еще совсем молода сильно возбуждало, тем более что Астильба была ее наставницей не только в деле освоения воинской науки, но и сексуальной жизни не только рассказав, но и показав на деле…

Но на то она и телохранительница, чтобы прийти на помощь в любой момент, даже в такой пикантный, а то мало ли, что самцам в голову стукнет в момент перевозбуждения да еще под допингом. Головы им от эликсира бывает сносит напрочь… Ну а то, что подглядывая онанирует… то это ее дело, может ведь при своем статусе самца иметь, причем вполне молодого, герцогиня бы своей наставнице не пожалела, пусть не первой свежести, но вполне активного, а не фаллоимитаторами да собственными пальцами пробавляться, но ведь сама не хочет, дескать мороки с этими неженками много, то голова у них болит, то головка… на охрану госпожи времени не останется.

Впрочем, она всегда была равнодушна к самцам, а то и вовсе испытывая к ним отвращение (подмечала герцогиня пару раз ее гримасы при виде голых самцов), проявляя больше влечение к женщинам, но это обычное дело. Главное, что не ревновала ее к самцам по крайней мере явно.

— Слова Кордилины о том, что это может быть ловушкой мне кажутся правильными.

— Возможно… но мне нужно встряхнуться и это, как мне кажется, отличный способ! А то меня уже не может взбодрить даже бурный трах с десятком молодых полных сил самцов!

«Просто стареешь…» — с печалью подумала Астильба. — «Почти сорок лет…»

— Ты всегда была непоседливой… Может на то и расчет? Кто-то тебя хорошо изучил и подсунул эту замануху в расчете на то, что ты тут же кинешься в погоню как гончая?

— Неважно… — уже с раздражением ответила герцогиня, выбирая какой взять шлем, пока Астильба подтягивала ремешки на нагруднике. — Если все так, то им удалось меня подловить. Так что если что-то со мной случится, то герцогство есть кому принять, моя дочь для этого достаточно взрослая и разумная, да и ты за ней присмотришь.

— Но…

— Нет Астильба, ты останешься в замке с Титонией и защитишь ее. Это приказ.

— Повинуюсь…

Маранта облачившись в доспех, выбрав наконец подходящий шлем, и подхватив оружие в виде шпаги и пары кинжалов, поспешила во двор, где ей тут же подвели коня. В сопровождении десятка замковых стражниц она проследовала на взлетно-посадочное поле, где уже вовсю шли мероприятия по подготовке дирижабля к вылету.

— Еще десять минут, госпожа, — на невысказанный вопрос ответила командир «Кровохлебки» Иксора дочь Сафлоры из дома Папоротника, ибо являлась эльфийкой.

— Хорошо…

— Но должна заметить ваша светлость, что время для полета выбрано не самое удачное. Приближается шторм, ведь как вы знаете начинается сезон дождей. Полет может быть опасен…

— Понимаю, но этот полет необходим. Так что в наших общих интересах быстро догнать и поймать неизвестных, и вернуться до того, как погода окончательно испортится.

Иксора только чуть склонила голову с бесстрастным выражением лица, не давая недовольству прорваться наружу. Говорить было больше не о чем, осталось только выполнить приказ. Ей и ее дому герцогиня весьма щедро платит за службу, а служба подразумевает риск в том числе и от самодурства работодателей.

Но вот все предполетные процедуры и прочие мероприятия оказались позади и дирижабль величаво взмыл в воздух. Взрыкнул, выплевывая вонючие клубы сизого дыма из выхлопных труб и мерно заработал двигатель раскручивая два маршевых винта.

— Цель прямо по курсу!

Герцогиня приникла к стационарной подзорной трубе и увидела взлетающий параплан у которого действительно имелся винт, но не было видно двигателя с выхлопом отработанных газов, разве что-то похожее на электрический, но это было бредом ибо, чтобы его раскрутить требовалась мощная батарея, а они большие и очень тяжелые. Слишком тяжелые даже для такого большого параплана.

Но раз винт крутится, значит батарея есть и только для ее получения стоит поймать эту неизвестную летунью с ее пассажиркой гоблинкой. Гномки дорого заплатят за такой артефакт. А то, что это артефакт герцогиня практически не сомневалась, ибо будь у них что-то подобное они уже давно выставили бы это на продажу. А раз не торгуют, значит — нет.

— Не дай им уйти Иксора. Если я права, то мы можем рассчитывать на крупную добычу гномов за эту технологию, настолько, что твоей долей с моей стороны, а значит и твоего Дома, может стать мужчина в постоянном владении на ваш выбор.

Ветер был практически попутным хоть и несколько порывистым, а потому Иксора сверкнув глазами на слова нанимательницы, приказала в одну из переговорных труб:

— Поднять все паруса!

Поднялись мачты и по ним взмыли тут же взбухшие под напором ветра треугольные полотнища парусов добавив «Кровохлебке» еще несколько узлов скорости и дирижабль стал достаточно быстро нагонять беглецов.

Но видя, что дирижабль их нагоняет, беглецы попытались уйти резким маневром, а именно с сильной потерей высоты и разворотом на сто восемьдесят градусов, то есть по факту пройти под «Кровохлебкой».

Это могло бы сработать, тем более что для продолжения погони требовалось не только развернуться, но и убрать паруса, которые теперь только тормозили бы летучий корабль, но на его борту имелась группа летчиц.

— Девочки! На вылет! Приземлите этих сучек! — скомандовала Искора, после чего начала отдавать команды на убирание парусов, чтобы можно было совершить разворот.


22


Пять девушек-летуний, как специально все разноволосые из-за чего получили прозвища: Каштанка, Рыжуха, Златовласка, Брюн и Блонда, одна за другой, через открытую широкую аппарель с разбега покинули летную палубу «Кровохлебки».

Еще секунда и заработали небольшие реактивные двигатели их дельтапланов, так что ветер сейчас им почти не мешал лететь туда куда им надо, разве что резкие поывы могли их бросить в сторону, но при их мастерстве пилотажа это было не критично.

Златовласка, как командир отряда летчиц-дельтапланеристок первой нагнала цель и полетела параллельным курсом, начав знаками показывать требование приземлиться.

В ответ увидела кулак с выставленным средним пальцем, но не это изумило Златовласку. Она продолжала смотреть на беглецов не веря своим глазам, но потом все-тки опомнилась и заложив крутой вираж подлетела к дирижаблю и приблизившись вплотную к гондоле стала давать условные знаки рукой, как общаются глухонемые.

— Что она говорит? — спросила герцогиня.

— Э-э… боюсь я что-то не так поняла… сейчас переспрошу.

Иксора так же начав делать пассы руками. Дескать не поняла, повторите сообщение, и пилотесса вновь активно зажестикулировала в ответ.

— Ну?! — стала терять терпение герцогиня Маранта.

— Хм-м… Златовласка… то есть Ожика…

— Не важно!..

— Она сообщат, что парапланом управляет мужчина.

— Вот как? — удивилась герцогиня и снова приникла к окуляру подзорной трубы. — Сбежал от кого-то… да еще с гоблинкой? Или от гоблинок?

Она ожидала увидеть либо совсем юнца у которых всякие романтические глупости в голове (может в гоблинку влюбился и сбежал с ней), либо уже вышедшего в тираж «беременного», то есть заплывшего жиром и большим животом, что решил сбежать куда угодно, только не быть переданным тем же орчанкам, а то и вовсе гоблинкам. Впрочем, судя по пассажирке, против гоблинок он как раз ничего не имел и похоже не захотел с ней расставаться, как и она с ним. В общем странная парочка… и очень интересно знать откуда именно они сбежали.

Тут она наконец увидела этого самца-беглеца, когда он сильно извернулся, чтобы осмотреться, и удивилась еще больше. Это был не юнец и не «беременный». Молодой мужчина и… бородатый. Причем не жиденькая козлиная бородка, от которой сами самцы предпочитали избавляться, ибо на нее смотреть-то противно было, а очень даже густая!

— О-о-о!

Герцогиня почувствовала, как заныло в паху.

Глубинные инстинкты подсказали ей, что это не просто самец, а всем самцам самец, и член у такого самца не завянет спустя минуту, а будет драть ее не переставая даже без «любовного эликсира» пока она не кончит минимум десять раз.

— Пусть постараются посадить их как можно аккуратнее, — охрипшим голосом наконец произнесла она оторвавшись от телескопа. — Самец тоже ценность достаточно большая. Если сделают все как надо, то получат его себе на месяц. Передай им это.

Эльфийка с несколько удивленным видом прожестикулировала приказ и поощрение от герцогини летчицам и Златовласка предвкушающе улыбнувшись, поддала мощности на двигатель и рванула за добычей. Продублировав приказ своим товаркам она попыталась спикировать на крыло параплана, чтобы сделать аккуратный разрез. Получив небольшую пробоину крыло перестанет надежно держать груз в воздухе и параплан постепенно снизится до земли, мягко сев.

Но пилот, бешено крутивший головой, этот маневр заметил и с резким снижением высоты ушел в сторону, так что Златовласка промахнулась. Самец же вновь начал тянуться вверх за счет встречного потока ветра из-за чего в горизонтальном движении практически застыл на месте.

Дельтапланеристки закружили вокруг добычи точно акулы (в данном случае скорее уместнее сравнить их со скатами — дальними родственниками акул, кстати). Долго они тоже тянуть не могли, ведь топливо для их реактивных двигателей скоро закончится и им придется возвращаться на борт «Кровохлебки». Так кружа, то одна, то другая, быстро распределив очередность (собственно, задействовав одну из тактических много раз отработанных на учениях схем) предпринимала попытки атаковать, но безуспешно.

Беглец успевал отреагировать, а тут еще его пассажирка подключилась, метнув дротик и надо же, удачно. Брюн, словив дротик в правый бок, несколько секунд неуправляемо падала, но потом все же выровняла полет и пошла на наземную посадку, видимо не решившись из-за полученной раны возвращаться на дирижабль, дабы лишний раз не рисковать. К счастью рана точно не смертельная ибо брошенный дротик при ударе тут же отвалился.

Сильно пострадать она не должна, все-таки все летчицы были облачены в доспехи, не стальные конечно, а лишь в пластиковые с кожаными элементами, но от метательного оружия вроде дротиков и стрел (для защиты от которых они в первую очередь и предназначались такие должны защищать хорошо.

«Не уйдешь!» — мысленно воскликнула Златовласка и достала из чехла на спине дробовик.

Но стрелять первым начал самец, у которого как оказывается тоже имелось оружие, что оказалось очень неприятным сюрпризом и еще более неприятным было то обстоятельство, что оно являлось многозарядным.

— А-а-а! — вскричала Златовласка от боли.

Пластиковый доспех не выдержал «огнестрельного» режима стрельбы винтовки и пуля пробив броню, впилась в левое плечо летчицы, рука тут же онемела.

Она, выронив дробовик, тот повис на ремне, пошла на снижение в сторону Брюн, тоже не рискуя возвращаться на дирижабль, чтобы в какой-то момент не справившись с управлением не врезаться в оболочку.

Бах! Бах! Бах!

Продолжали звучать выстрелы.

Бум!

Один из дельтапланов вспыхнул огнем, мгновенно сгорев. Сразу ясно, что пострадал двигатель.

Вниз беспорядочно кувыркаясь полетело тело.

— Нет!

Хлоп!

В последний момент в сотне метров над землей раскрылся парашют и Златовласка облегченно выдохнула. Значит рыжая подруга и напарница, а так же любовница цела. Приземлились они одновременно, при этом командирша не очень удачно, не удержала одной рукой орган управления и разломала свой дельтаплан, как собственно севшая первой Брюнетка.

В небе осталась только Блондинка и Каштанка.

— Только бы не потеряли головы…

Бух!

Послышался глухой выстрел дробовика, но судя по тому, что параплан, на это никак не среагировал, получился промах. Что безмерно удивило Златовласку ибо промазать с такой дистанции это надо постараться. Но факт остается фактом. Сноп дроби прошел далеко от цели.

Вслед за Каштанкой, пока она будет перезаряжать свой однозарядные дробовик, пошла в атаку Блонда.

Бух!

— Проклятье! Да как так-то?!!

Самая меткая из них так же позорно промахнулась.

Бах! Бах! Бах!

Снова застучали частые выстрелы из оружия беглеца.

У Блонды забарахлил двигатель в какой-то момент выдав факел пламени и она предпочла воспользоваться парашютом до того, как он окончательно пойдет вразнос, а то и взорвется как у Рыжухи.

Хлоп…

Бах! Бах! Бах!

Каштанка резко маневрировала уходя с линии огня, получая пока не критические дырки в полотне дельтаплана, но при этом продолжала идти в атаку, хотя двигатель уже заглох выработав все топливо.

Бух!

— Проклятье!!!

Самец буквально принял горизонтальное положение подставляя под выстрел днище своей колесной тележки в которое и пришелся сноп дроби. Настоящая воздушная акробатика и феерия.

— Но как он так угадал с моментом! — с невольным восхищением произнесла Златовласка, на несколько секунд даже забыв о боли в плече.

Беглец уходил дальше на юг, за ним летел дирижабль, не став подбирать севших на вынужденную дельтапланщиц. А пятерка летчиц наконец собравшись вместе стали помогать друг другу с ранами. При этом серьезнее всего пострадала именно командирша Златовласка. У Брюн просто оказался сильный ушиб, ведь сильный удар пришелся по печени, а Рыжуха лишь немного обгорела, жальче всего ей было свои курчавые пышные волосы, что не помещались под летную шапку, вот эти «излишки» и сгорели.

Что до Златовласки, то пулю-стрелку ей сноровисто вытащили в один момент, благо впилась неглубоко, даже хвостик было видно, за него и вытащили пинцетом, а потом обработав рану, перевязали.

— Брюн, идти можешь? — спросила Златовласка, вставая, пи этом чуть поморщившись.

— Да. А как же ты? И куда идем?

— Следом за самцом! Тут неподалеку деревушка, возьмем там коней и поедем. А что до меня, то я и не такое вытерплю, чтобы его заполучить в свою койку! Он мне за эту дырку в плече ответит, закупорив своим членом ту, что у меня между ног! Меня интересует только как вы две мокрощелки смогли промахнуться стреляя в упор!

Златовласка с хмурым видом пристально посмотрела то на Каштанку, то на Блонду.

— Не знаю, что произошло, — с несколько растерянным видом стала первой отвечать Блонда, — у меня до сих пор зайчики в глазах скачут…

— У меня тоже! — воскликнула Каштанка. — Что-то резануло по глазам, так что на несколько секунд даже ослепла, вот и пальнула куда-то в сторону. Во втором заходе стреляла практически вслепую…

— Вот как?.. Ладно, поймаем его, схватим за яйца и поинтересуемся, чем он вас ослепил!

— Сможем ли? — усомнилась Рыжуха. — Его наверняка ссадят и добычу схватят эти клыкастые… Тем более их там десяток. Не отбиться ему от этих траханых быками на земле.

— Будем надеяться, что от них он все-таки отобьется, так же как от нас, а мы уже ученые… За мной!


23


Дельтапланеристки, да еще на реактивной тяге, оказались для меня очень неприятной неожиданностью. Но к моему удивлению счет открыла Жажжа видимо в жесте отчаяния метнув свой дротик и при этом попала в летчицу под управлявшую дельтапланом черного цвета. Не знаю, может случайно, но факт остается фактом, в небе осталось лишь четыре девицы.

Ну а дальше пришлось уже отстреливаться мне, для чего пришлось передать управление парапланом гоблинке, подумав при этом, что надо было раньше дать ей попрактиковаться в пилотировании.

— Держи эти тросы!

— Я боюсь! — пискнула она.

— Здесь нет ничего страшного и сложного! Ты же видела, как я управляю крылом! А тебе и этого не надо, просто подержать в одном положении. Держи, а то если нас подобьют, то в лучшем случае попадем в плен и про мой член можешь забыть! Тебя саму хорошо если просто бросят посреди пустыни, а могут и прибить.

Эта угроза (про отлучение от ебли, а не про то, что могут бросить, а то и прибить) оказалась Жаххе еще страшнее чем пилотаж, так что она мертвой хваткой вцепилась в тросы и я получил возможность начать отстреливаться из своей винтовки. Но без помощи Айон я бы не справился, ИИ не только стало дополнительным органом зрения предупреждая об атаках, но и имела некоторую боевую ценность своим лазером ослепляя противниц. Именно благодаря подсказкам от Айон я ушел от первых пикирующих атак в последний момент резко маневрируя.

В конечном итоге я ссадил их на землю одну за другой, хотя с последней, что управляла коричневым дельтапланом, пришлось пойти на акробатический трюк, приняв в последний момент управление от Жаххи на себя, подставив под выстрел днище квадра, благо там у меня щит (тоже кстати на болтах с возможность моделирования от большого гоплитского до маленького кулачного баклера) под сидением вот прямо в него и влетел сноп дроби.

Но разборки с дельтапланщицами по большому счету ничего не изменило, дирижабль убрав паруса и развернувшись, снова пустился за мной в погоню, так что пришлось снова пускаться в бега.

— Похоже готовят какую-то пушку, — сказала Айон отобразив на экране стоп-кадр и увеличив нужный участок.

В носовой части гондолы, на нижней палубе, действительно появилось дуло как от сорокапятки.

Но не собираются же по мне садить из пушки снарядами или даже картечью?

— Что-то мне это напоминает…

— Гарпунная пушка… такими охотились на китов.

— Точно!

Только вместо гарпуна, я все-таки не кит, в ствол вставили… гранату? В общем на конце ствола было что-то объемное. Но мне это что-то в любом случае сильно не понравилось. Подумалось, что раз есть делатапланы, то есть и средство противодействия против них у дирижаблей помимо фатального оружия, то есть с целью пленения.

Только что? Какая-нибудь деревянная, пластиковая или вовсе резиновая картечь?

Моя ставка на погоду пока не срабатывала. Она хоть и портилась, но дирижабль на данный момент вполне уверенно справлялся с ветром хоть ему ддя движения за мной приходилось идти с сильным продольным креном, то есть наискосок, слов в заносе.

Стрелять по дирижаблю я не видел ни малейшего смысла, зажигательных пуль у меня нет, а те дырочки, что я наверчу в оболочки роли большой не сыграют, меня изловят раньше, чем начнет сказываться недостаток летучего газа. Опять же уверен, что утечку некоторое время смогут компенсировать дополнительной подачей. А раз так, то мне не оставалось ничего другого как начать опасно маневрировать уходя с линии огня. Опасно, потому как ветер усилился достаточно сильно став при этом порывистым и такая погода для полетов на парапланах совсем не предназначена. В любой момент крыло может просто сложиться и мы рухнем с километровой высоты…

Банг!

Это рявкнула пушка с дирижабля и мимо нас пронеслась какая-то тень.

— Что это было?!

— Сетка.

— Сетка?!

— Да, веревочная сетка, какими еще опасных животных отлавливают, только размером побольше.

— Они что, используют в воздушных боях сети?! — изумился я.

— Сомнительно. Как по мне, это скорее средство охоты на какую-нибудь наземную добычу, у которой маневренность и скорость на порядок ниже воздушной. Против тебя сеть решили использовать от безысходности…

— Тем более, что моя маневренность далека от дельтапланной… — согласился я с выводами ИИ.

Пока вытягивали первую сеть, в ствол пушки зарядили новый снаряд.

Банг!

Вторая сеть полетела так же мимо, но уже значительно ближе.

— На хрен это все, — плюнул я.

Параплан стало реально опасно держать в воздухе, да еще постоянно маневрируя. Крыло уже дважды было на грани схлопывания, так что я решил пойти на посадку, благо внизу видна подходящая площадка — подножие горы обозначенное на моей карте как высота 648. Буду отбиваться на земле, там мне привычнее, тем более в условиях пересеченной местности этой самой высоты. Нас на горные условия в свое время натаскивали особенно тщательно. Вот похоже пригодится наука…

Посадка получилась жесткой и что хреновее всего, пришлось избавиться от параплана, потому как поток ветра тут же понес его в сторону обрыва, потащив в него нас.

«Но может зацепится за что-нибудь и при этом не сильно порвется», — с надеждой подумал я, все-таки до моей щели еще переть и переть, причем если по суше, то местность очень уж пересеченная.

Разве что по воде теперь придется чапать… потому как сильно сомневаюсь, что найду параплан.

Заряда в батарее еще имелся, так что я, переключив электрическую цепь на колесные движки, погнал в сторону виденного мной еще сверху извилистого оврага. Там меня сетями точно не споймают.

Дирижабль кстати еще какое-то время пытался сопротивляться ветру, но видимо мощности мотора на это уже не хватало, да и воздушные потоки стали непредсказуемы мотая воздушное судно из стороны в сторону, что опасно, так что снизившись, сбросил несколько веревок. Сначала подумал, что это якоря, чтобы забурить их в землю и прижать дирижабль к поверхности.

— С дирижабля сброшен десант. Десять бойцов, — доложила Айон.

Мне было не до контроля ситуации с дирижаблем, все внимание на дорогу, и лишь после доклада ИИ еще раз глянул в его сторону, чтобы увидеть, как тот уходит в сторону.

«За гору от ветра спрячется и там переждет основной удар стихии», — понял я.



Глава 12


24


Перед тем как нырнуть в овраг, посмотрел на преследовательниц — мощные двухметровые кобылы быстро сокращали расстояние несмотря на то, что были плотно упакованы в стальные доспехи. Чем-то они мне хищников напомнили своими размашистыми и какими-то пружинистыми движениями… да и доспехи что-то такое напоминали.

У двоих в руках заметил все те же сети, это помимо скрутки веревок на боку, не то арканы, не то хлысты. Еще у парочки отметил какие-то одноствольные ружбайки типа дробовик, правда калибр у них был устрашающий. Остальные бежали с копьями в руках, но на бедрах, поясах и спинах крепился различный холодняк вроде ножей, топоров и ятаганов. Так же имелись у них средних размеров, диаметром сантиметров пятьдесят, круглые стальные щиты.

Закинув на спину щит, и вынув из ниши ящик ИИ предварительно отдав Жаххе винтовку, скатился на одно оврага вниз по склону с топором в другой руке это к полуторнику у меня на поясе. Все остальное осталось наверху с квадром. Хорошо еще, что, когда только бежали из-под Канска, предполагая проблемы, облачился в доспех, так что сейчас с броней проблем не было.

Теперь следовало в темпе выбрать позицию для засады, благо наступившая из-за затянувших весь небосвод черных туч темень мне способствовала. Как и некоторая кустарниковая растительность прижавшаяся к стенам оврага.

Один из таких кустов шиповника в небольшой ложбинке мне очень понравился, а еще больше понравилось то, что всего в тридцати метрах дальше овраг делает крутой поворот. План засады тут же сложился, может не идеальный, но у меня жесткий цейтнот и лучшего уже не придумать, а точнее не реализовать.

«Эх, мне бы мину, гранат побольше…» — мысленно невесело усмехнулся я, вспомнив слова одного персонажа из фильма «ДМБ» по кличке Бомба.

Да уж, сейчас мне это действительно сильно бы пригодилось, но увы, чего нема, того нема.

Пристроив в первой попавшейся нише-расщелине поблизости от куста шиповника ИИ, так что этот ящик оказался на высоте метров трех, добежал до поворота вместе с гоблинкой.

— Жахха! Слушай меня внимательно и сделай все как я тебе скажу. Хорошо?

— Да!

— Вот, воткни это в ухо, — дал я ей запасной наушник в который только что вставил батарейку, — и как услышишь мой приказ стрелять, начинай стрелять из винтовки по преследователям. Вот, ляг тут, положи винтовку на камень и просто нажимай крючок. Видела же как я делал?

— Да!

Я пока говорил быстро заменил израсходованный баллон на запасной и полный, правда в нем был не водород, а воздух, но так оно и лучше даже, не так громко и отдачи почти не будет.

— Не старайся непременно попасть, все равно доспехи их не пробить, просто стреляй в их сторону, мне нужно, чтобы ты отвлекла их внимание на себя. Как только винтовка перестанет стрелять, бросай ее и беги в гору, вон туда, на самую кручу. Тут как раз что-то вроде тропинки есть…

— Я никуда без тебя…

— Жахха! — прикрикнул я с раздражением из-за того, что приходится терять время на все эти муси-пуси и прочее сюсюканье. — Сделай так как я говорю! Одному мне будет проще с ними разобраться. А если ты вмешаешься, то не только ничем не поможешь, на даже помешаешь мне.

— Хорошо.

— Все, ложись и лишний раз не отсвечивай. Стреляй по моей команде.

— Я поняла…

— Отлично!

Я, чмокнув ее в курносый нос, дабы приободрить, напялив шлем, рванул обратно к кустарнику и влетел в него чуть ли не с разбега, развенулся и затаился.

Преследовательниц долго ждать не пришлось, бежали они шумно, громыхали их доспехи, плюс они сами кричали что-то задорное и даже смеялись. Вот зуб даю, на бегу обсуждали, как меня раскладывать будут…

Спрыгнули в овраг и стали осматриваться, что мне совсем не нужно, так и найти меня могут по следам.

— Стреляй!

Жахха не подвела и открыла стрельбу, причем не частую, даже истеричную, как я боялся, а вполне такую размеренную.

Звяк! Звяк!

И судя по звукам даже через раз попадала.

Орчанки попав под обстрел, конечно же первым делом залегли, рассосавшись по оврагу, но быстро сообразили, что пули не причиняют им вреда и взревев как коровы, которым ветеринар начал процесс искусственного оплодотворения засунув руку в одно место по самое плечо, решительно ринулись в атаку.

Этого-то я и добивался. Орчанки неслись вперед больше не смотря по сторонам и что еще важнее для меня, сильно вытянувшись в линию.

Стоило только пробежать последней как я пристроился к ним сзади… рывком догнал последнюю и обрушил топор ей на голову, в последний момент перевернув его обухом, чтобы лезвие случайно не соскользнуло.

Бум!

Прозвучал глухой удар и моя жертва рухнула как подкошенная, а на шлеме появилась здоровенная вмятина.

На звук обернулась девятая и тут же получила топором в лоб, не успев никак отреагировать на атаку и как-то уклониться.

Бум!

Вторая орчанка раскинув руки откинулась на спину, даже ноги раздвинув, словно на все готовая и согласная.

«Тьфу ты», — сплюнул я мысленно от пришедших в голову пошлых мыслей.

Заметил, что Жахха не подвела и во второй раз, а именно проворно взбиралась по крутому склону. Единственное что не бросила винтовку, а закинув ее себе за спину.

Орчанки увидев, кто по ним стрелял и за кем они погнались, начали ругаться и грозиться, при этом столпившись.

Мн-да, беда прямо. Ну как так можно на боевой операции?

В общем я не мог не воспользоваться подвернувшейся возможностью, которую совсем не предвидел. Ожидал что удастся свалить максимум двух и то не факт. А тут…

Бум! Бум!

Нанес сразу два быстрых размашистых удара по затылкам очередных жертв и еще две орчанки рухнули к моим ногам.

Остальные резко развернулись в мою сторону и взревели, словно уже рожать начали, ну и я решил, что надо и честь знать, а потому резко развернувшись, припустил прочь.

Орчанки все так же ревя долго не доенными буйволицами, так же толпой рванули за мной.

Бегать от них на дальние дистанции бессмысленно — догонят быстро, но мне далеко и не требовалось, даже до куста шиповника в котором прятался не надо бежать, а лишь до ящика ИИ, что находился несколько ближе.

Шесть орчанок обступили меня прижавшегося к стенке оврага полукругом.

— Ты за это ответишь, самец! — с угрозой пообещала мне одна из них, наверное командирша если судить по всяким фенечкам и клыкам в виде ожерелья.

— Айон, бери на себя левую с сетью…

— Приняла…

Орчанки что были с сетями одновременно бросили их, если от одной еще можно извернуться или как-то заблокировать, то от второй точно не уйти… но, как говорится, что-то пошло не так.

— Ай! — вскрикнула левая орчанка и вместо того, чтобы кинуть сеть в меня, накинула ее на свою товарку надежно ее спеленав.

Та, что стояла справа, бросок совершила штатно, но я к этому был готов на все сто процентов и присев, подставил перед собой трофейное копье и как только сеть стала падать на меня, поднял его вверх и резким взмахом откинул сеть назад.

— Слепи их дальше!

Орчанки снова взревев бросились в атаку, но Айон ослепила первую из атакующих лазером, что тут же схлопотала в лоб.

Вторая, не добежав, схватилась за глаза, споткнулась и тоже получила по голове.

Третья что-то начала соображать, остановилась, чтобы понять, что происходит, но это уже ничего в ее судьбе не изменило.

Бум!

— Уноси готовенькую!

Та, что попала под дружественную атаку сетью метательницы только-только стала выбираться из нее остервенело работая кинжалом, но все же не успела ее дорезать и выбраться, я ее тоже оприходовал, а потом и саму сетеметательницу.

Осталась последняя. И вот ее Айон ослепить не могла, потому как та все-таки догадалась, кто стоит за странным поведением напарниц, ведь лазерная установка активно крутилась и орчанка это заметила, а они все же не совсем тупые, потому прикрывалась щитом, чтобы не попасть под воздействие ИИ.

Но мне и одной за глаза. Я все-таки не фехтовальщик.

И ружбайку не поднять. Не успею, пока нагнусь, она меня вырубит.

Вот кстати, чего стрелять не стали? Я что-то сомневаюсь, что там убойный заряд, скорее останавливающий. Или если жертва в доспехах как у меня, да еще со щитом то бесполезно?

Но даже если и так, то мне и такое средство помогло бы, если не сбить противницу с ног, то хотя бы заставить ее прикрыться и тут уже у меня появятся хоть какие-то шансы в клинче.

Бум!

Постояв пару секунд, орчанка с грохотом упала на колени, а потом завалилась на спину.

— Отличный бросок Жахха!

Ну да, про гоблинку мы забыли, что я и потому не ждал подмоги, что орчанка, не ожидавшая от мелкой такого подвоха. А та возьми, да и брось камешек потяжелее… размером с голову, да на голову. И что особенно важно попала с первого раза. Снайперша прямо. Что тогда с дротиком сняв дельтапланщицу, что сейчас.

— А главное — вовремя.

— Спасибо!

— А теперь давай-ка их всех повяжем, а то некоторые из них точно живы. А то и все. Черепа у них надо думать крепкие…

Связали, благо у них словно специально для этого дела в мешочках на поясе веревочки нужной длины оказались. Действительно, выжили все, специально снимал шлемы и проверял пульс на шее. А ведь я бил всерьез на поражение со всей силы, но тут и шлемы хорошо смягчили удар и черепа действительно оказались прочными, ни у кого черепно-мозговых не обнаружилось, лишь ссадины и рассечения. Ну и надо думать сотрясение мозгов я им устроил качественное.

По крайней мере первые, что очнулись вели себя как пьяные, стонали, и некоторые блевали.

— Осталось придумать, что теперь с ними всеми делать? — обронил я в пустоту.

— Убить! — предложила Жахха и даже вынула из ножен нож, что я ей подарил, типа давай я им сейчас глотки быстро перехвачу.

Я фыркнул. Что-то мне это сильно напомнило…

— Не, малышка, обойдемся без убийств. И чего ты такая кровожадная?

— Изнасиловать! — прозвучало совсем уж неожиданное предложение от Айон. — Так сказать, ответить по принципу сделай с врагом то, что они хотели сотворить с тобой.

Я аж поперхнулся воздухом.

— Шутишь?

— Шучу, — подтвердила ИИ. — Но как известно, в каждой шутке есть только доля шутки.

— Так думается мне они этому… групповому изнасилованию наоборот, только рады будут. Да и не хватит меня на всех, а оставлять кого-то обделенной это не по-мужски, хе-хе…

Шутки шутками, но не убивать же их теперь в самом-то деле как то предложил Жахха? Тем более что и они меня убивать не собирались. Так, в худшем случае немного помяли бы, прописав лечебный массаж ногами и кулаками в качестве мести за оглушенных.

Сверкнула очередная молния, оглушительно загрохотал прямо над головой гром и пошел дождь с каждым мгновением набирая силу… в общем полило как из ведра.


25


Недовольно морщась и фыркая, Жахха подхватив один из трофейных щитов, подняла его над головой и взобравшись на большой валун села на нем на корточки, став при этом чем-то похожа на нахохлившегося недовольного воробья.

А вот мне дождь понравился. Нет, так-то я тоже не люблю, когда с неба льет и танцевать от радости не собираюсь, чай не человек дождя какой, но вот само явление для моих дел может быть полезно, особенно если продлится достаточно долго, но судя по всему лить будет до утра, потому подойдя к одной из наименее пострадавших орчанок, присел рядом. Мне требовалась информация.

— Имя, звание, должность?

— Пфэ, — презрительно ответила орчанка и сплюнула.

Хорошо хоть в сторону от меня.

— Хм-м… ладно, давайте иначе. Обещаю, что ту, кто ответит на все мои вопросы я отдеру во все щели со всем старанием. Вон сидит Жахха, она подтвердит, что для этого мне даже не нужны эликсиры стойкости, а уж с ними я вообще не знаю устали.

Гоблинка на мои слова активно закивала и прикусив нижнюю губу от нахлынувших чувственных воспоминаний, правой рукой (левой продолжая удерживать щит на голове) сжала пизденку и свела ноги вместе.

Думал проявит недовольство из-за моей прямо объявленной измены, но нет, приняла спокойно, как само собой разумеющееся.

— Ну и как вы поняли, никого из вас я убивать не собираюсь. Не знаю, как еще с вами поступлю, скорее просто брошу вас тут, даже доспехи с оружием оставлю, но за свою жизнь можете быть спокойны.

— Что нам наша жизнь, самец?.. — простонала одна из орачанок. — Мы опозорены… ты даже не понимаешь насколько… мало того, что нас победил самец, десятерых… так ты еще и был один… Десятерых, один самец! — с надрывом и отчаянием добавила она. — Представить более сильного позора просто невозможно!

Про то, что со мной была гоблинка и именно она поставила точку в схватке, которую я один на один скорее всего бы проиграл, благоразумно упоминать не стал, было чувство, что для них поражение от гоблинки еще более унизительно чем от одного человека-самца. Та, что пострадала от Жаххи, тоже пока сообщать об этом остальным не спешила.

— Да… — проронила другая орчанка. — После такого позора… нам не то, что самцов не видать, но даже искусственного зачатия… ибо такие как мы, потерпевшие поражение от одного самца не достойны родить… продолжить род, дабы не плодить таких же слабачек как мы сами…

— Надо же как у вас все сурово…

Я посмотрел на остальных орчанок и те взирали на меня угрюмыми глазами в которых отображалась одна лишь тоска, даже злости не было, так это их всех придавило эмоционально.

Похоже, что им действительно хана во всех смыслах. Ведь что я знаю об орчанках, а точнее о их культурных особенностях? Да ничего, кроме того, что у них широко развит культ силы и этим все сказано. Но не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что нанимательница откажется от услуг подобных неудачниц и ославит их, это раз, а два — достаточно хоть немного знать женское общество, а они все же женщины хоть и орчанки, чтобы понять, что их ждет в родном стойбище, то есть постоянное третирование и унижение с падением на самое дно социальной лестницы, в общем им только и доверят, что коровам хвосты крутить — самую грязную работу из возможных, какую отдают только рабам, в лучшем случае надсмотрщицами за рабами станут. В общем, судя по всему, жизнь у них будет хреновее некуда и как мне кажется не самой длинной, ведь наверняка постоянно будут вызывать своих обидчиц на дуэли и в конце концов они все погибнут.

Так что мое предложение оттрахать напоследок одну из них за информацию это ни о чем.

— Понятно…

Но не пытать же их?

Разве что подвергнуть пытке себя? Ну что же, как вариант… чего только не сделаешь для Родины, даже орчанок трахать добровольно начнешь, да еще в таких неуемных количествах.

Хотя можно химией… есть у меня там так называемая сыворотка правды.

Я даже начал копаться в рюкзаке, чтобы достать нужные спецсредства, но тут в голове закрутились различные варианты и я понял, что это будет не самый верный ход с моей стороны.

В общем я решил сделать из орчанок союзниц, а для этого нужно их полностью добровольное сотрудничество.

— Хм-м… а если пообещаю оттрахать вас всех по очереди, и трахать регулярно до тех пор, пока всех не обрюхачу?

Судя по явно изменившимся взорам на задумчивые и даже заинтересованные, это мое предложение их действительно заинтриговало, ну а чтобы они не слетели с крючка, продолжил:

— Может даже организуете свой маленький клан, раз уж возвращаться в свой вам все равно, что серпом по… э-э… в общем нежелательно.

Орчанки переглянулись.

— Обещаешь? — спросила явно командирша у которой единственной из всех оказалось кольцо в носу, не пирсинг с проколом крылья носа, а именно как у быков — через перегородку.

— Клянусь.

— Что ты хочешь знать, самец?

— Для начала хочу, чтобы вы перестали называть меня самцом — бесит. У меня есть имя — Адам. Для начала представься, просто имя без того, кто там кого родил и прочее, что я тут же забуду и никогда больше не вспомню, ибо мне это глубоко безразлично, и назови своих подруг.

— Меня зовут Базелла, остальных: Гинкго, Дерен, Замия, Ирга, Каликант, Монарда, Осока, Пистия и Рео.

— Вот и познакомились. Теперь, я хочу знать, сколько чел… разумных на борту дирижабля и их боевая ценность.

— Ты в одиночку хочешь захватить «Кровохлебку»? — с изумлением спросила Базелла, пояснив: — Это дирижабль так называется…

— Да. Ну и у меня есть помощница.

Жахха при этих словах состроила «зверское» лицо, в кавычках ибо получилось скорее смешно и умильно, так что ничего удивительно, что орчанки в ответ зафыркали.

Ну а чего скрывать свои намерения? Крыло мое тю-тю, так что с полетами полный абзац, по воде мне тоже не в кайф шкандыбать, слишком уж уязвим и хрен знает кто на меня покуситься захочет. Так что льющий дождь для меня станет идеальным прикрытием, чтобы вплотную подобраться к воздушному кораблю и ворвавшись внутрь, провести абордаж. И уже на нем добраться куда надо.

В крайнем случае, если план-максимум окажется неосуществим из-за жесткого противодействия, осуществить план-минимум — надежно вывести дирижабль из строя чтобы исключить дальнейшее преследование.

Мелькнула мысль, что можно сделать все гораздо проще и дать кое-каких таблеток из «боевой химии» орчанкам, что враз снимут им все симптомы сотрясения мозга и уже они захватили дирижабль. Тем более что подойти и войти внутрь смогут вообще без проблем даже если будут без меня. Дескать тек паразит, но деваться ему некуда, так что чуть распогодится и словим.

Вот только что им стоит, почувствовав себя на все сто, действительно меня поймать и забыть свое поражение от моих рук как страшный сон? Да ничего. Клятва? Да не смешите мои тапочки! Когда и кого останавливали клятвы?

Так что самому, все самому. Опять же не зря говорят, хочешь, чтобы все сделано на отлично — сделай сам.

— Мы можем тебе помочь… Вот только немного оклемаемся…

— Нет и это не обсуждается. Итак, каковы силы на дирижабле.

— В первую очередь это конечно герцогиня Маранта и две ее оруженоски, что служат именно на «Кровохлебке» по совместительству ее личные служанки, владеют клинками вполне на уровне, особенно герцогиня. Во-вторых — Иксора, она эльфийка и является командиром дирижабля. Тоже очень сильный боец на ножах, ну и со шпагой тоже неплохо управляется, хотя вообще предпочитает пистолеты. При ней три помощницы. Тоже эльфийки, но как бойцы они слабоваты. Так же на корабле двадцать членов экипажа из числа палубной команды, возятся с парусами и прочими делами занимаются. Бойцы они вообще никакие, хотя имеют на случай нападения ружья вроде этих, — кивнула на дробовики Базелла. — Так же в экипаже есть четыре гномы, они занимаются технической частью корабля, двигателями, электрикой и прочими баллонами. Как бойцы тоже не ахти, получше людей, но и только. Тоже вооружены ружьями. Помимо нас было еще пять летуний, но после вылета по твою душу они не вернулись…

— Ясно. Итого тридцать один разумный…

«Блин, все же многовато… особенно если толпой навалятся», — с досадой подумал я, вновь невольно возвращаясь к идее взять в качестве помощниц орчанок, не всех, но хотя бы две-три.

Но нет, тут даже если одну освобожу — опасно. Чтобы я мог им хоть немного доверять, они должны замараться в глазах нанимательницы и сама нанимательница при этом должна остаться в живых. Только после того, как все вскроется у них не будет пути назад.

«Хотя если вывести сразу десяток с помощью своей винтовки, да из этих ружбаек пальнуть, при этом выбив самых опасных… — стал я прикидывать варианты беря в руки одно из ружей. — Вот кстати, почему многозарядных ружей нет? Только какие-то однозарядные уродцы… Впрочем, этот вопрос сейчас не главный, потом сию тайну раскрою».

С механизмом разобрался быстро, ничего сложного там не было, даже просто как мычание.

— Что там? Дробь?

— Да. Каменная. Из мелкой гальки.

— Понятно.

Я пальнул из одного в стену оврага.

Отдача сильная, но я к этому был готов, но для меня приемлемая, а вот Жахху скорее всего с ног снесет, а если и не снесет, ноги-то у нее о-го-го какие крепкие, то кости в плечах ей поломает.

Перезарядил. Всего в двух патронташах насчитал по девять патронов, плюс по одному в стволе ружбаек, за вычетом моего выстрела, итого девятнадцать выстрелов. Нормально.

— Рисуйте план гондолы поэтажно, — сказал я, освободив руки командирше и дав ей веточку для рисования на стене оврага.

— Всего три этажа…

Дальше Базелла схематично и вполне доходчиво описала, где проходят коридоры, где какие службы расположены, так что мне не составило труда увидеть всю картину целиком.

В итоге нижняя палуба, она же грузовая на случай чисто коммерческого рейса, а так занятая дельтапланщицами и орчанками, практически пуста, разве что могу встретиться с гномками ибо в кормовой части располагался двигательный и ремонтно-механический отсек.

На средней палубе проживала основная команда, там же помещения типа столовой, камбуза (кухни), гальюнов (туалетов) и прочих технических служб, а так же складские помещения. Теснова-то для экипажа, но они большую часть времени проводят во внутренних полостях оболочки особенно если надо работать с мачтами и парусами.

Третья палуба делилась на две части, носовая треть — для эльфиек, там же располагался отсек управления. Остальные две трети занимала герцогиня со своими оруженосками-служанками, что называется, красиво жить не запретишь.

В принципе все реально, учитывая эффект неожиданности. Надо только прорваться внутрь и быстро проскочить на третий этаж во владения герцогини. Берем ее в заложницы и остальные пляшут под мою дудку.



Глава 13


26


Но прежде чем бежать и захватывать дирижабль, требовалось немного подготовиться, а именно подкачать баллоны, чем я занялся, вернувшись к квадроциклу.

Снарядил барабаны пулями, но потом подумал, что среди экипажа мне ни раненые, ни тем более убитые не нужны, это очень обозлит экипаж так что могут устроить особенно пакостные неприятности, а так есть надежда разойтись краями. Конечно, орчанки дополнительно присмотрят за людьми, я решил использовать их в качестве надсмотрщиц, но это не гарантирует пакостей. Так что переснарядил барабан стрелками-ампулами со снотворным практически мгновенного действия. Это собственно даже не столько снотворное, сколько паралитик.

Вернулся к валяющимся и связанным орчанкам, точнее за ИИ, благо ей дождь не страшен, собственно даже если бросить в воду с ней ничего не случится. Но бросать их как-то вот так в овраге… А вдруг крысюки эти стаей припрутся или еще какие хищники? Погрызут ведь связанных да беспомощных.

Оценил их общее состояние. Нет, в ближайшее время они не бойцы… Или правильнее все же говорить — бойцыцсы? Слишком уж хорошо они все получили от меня по черепам, только трое не блеванули. Но и с их стороны преследования можно не опасаться. Я от них шагом убегу, а уж на колесах и подавно.

— Жахха, срежь им веревки.

— Зачем?

— Мы уезжаем, а бросать их связанным я не хочу.

Гоблинка спорить не стала и выхватив нож, быстро порезала орчанкам путы.

— Я хочу взять вот этот щит и вот этот нож, — сказала Жахха, показав на нож, что для нее скорее выглядел как короткий меч а-ля гладиус. — И еще вот эти ножики с колечками…

— Возьми, этот твои законные трофеи.

Гоблинка с радостным визгом подхватив понравившиеся вещи в том числе связку из пяти метательных ножей (те, что с колечками) побежала за мной.

Пока то да се, заряд в батарее успел накопиться, так что нам его должно было хватить на дорогу до дирижабля, главное чтобы слишком глубоких оврагов на пути не имелось.

Ну что же, оврагов и правда на моем пути не было, тем более что ехали мы почти у самого подножия, а там как правило сильно не размывает, основа-то скальная, но вот крутых взгорков хватало, так что время от времени приходилось не столько ехать, сколько тащить транспорт на себе.

— Любишь кататься, люби и саночки возить, — ехидно заметила на это ИИ. — Вперед мой раб!

На экране появилась «голограмма» в БДСМ-наряде, то есть в высоких лакированных сапогах, облегающем тело латексе, в какой-то ременной сбруе и с хлыстом в руке коим она взмахнула и из динамика раздался специфический щелчок как щелкают пастухи, гоняя коров.

— Все-таки в моем сообщении надо настучать на ту программершу, что программировала личностную матрицу… — подумал я вслух. — Очень уж специфическое чувство юмора она тебе вложила. Нездоровое я бы даже сказал.

Но вот, когда часы показали три часа ночи, я наконец сквозь пелену дождя в свете очередной молнии увидел оболочку «Кровохлебки» и тут же выключил фары.

Могли и раньше, но я вспомнив эпизод с пилотированием, когда управление пришлось передать Жаххе, решил ошибки не повторять и на всякий случай, на подвернувшейся по пути довольно большой и относительно ровной поляне, размером с футбольное поле устроил для гоблинки мастер-класс по вождению квадроцикла. Благо там нет ничего сложного, более того, проще не придумать, знай поворачивай рукоять на себя для ускорения или от себя для торможения, а для экстренного торможения и нивелирования инерции движения есть тормозная педаль. Так что научилась она быстро.

Я подхватил бинокль в дополнение к винтовке и рванул на очередной взгорок с которого должен был открыться отличный вид на дирижабль.

Вид действительно открылся отличный.

— А тут оказывается знатная вечеринка…

Ну это я так, от неожиданности и изумления. На самом деле никакой вечеринки и близко не было. Возле дирижабля шел довольно-таки ожесточенный бой. В бинокль было видно, что это напали орчихи.

Бой шел ка видно не первую минуту ибо снаружи находилось лишь чуть больше десятка атакующих, а еще больше двух десятков, если судить по быкам без всадниц, сражалось внутри.

Было видно, что экипаж пытался совершить экстренный взлет, обрубив тросы, но, судя по всему, немного не успели, нападение оказалось очень стремительным, так как орчанки зацепили дирижабль с помощью своих хлыстов и арканов за выступающие части, те же мачты и принайтовили к штатным якорям вбитых в землю.

Судя по всему бой подходил к концу, так как по открытой аппарели орчанки стали выносить трофеи, связанных по рукам и ногам членов (или может в данном случае правильное будет сказать «вагин»?) экипажа. Их тут же пристраивали на ездовых быков, перекидывая в районе крупа, довольно, со смехом хлопая некоторых по попам, а то и вовсе грубо схватив за подбородок или волосы и вздернув голову вверх, целуя в засос в губы.

— Э-э, нет, клыкастые девчата, так дело не пойдет, это моя добыча…

— Что ты собираешься делать? — спросила Айон находившаяся со мной на связи, а так же имевшая возможность видит все, что вижу я через бинокль ибо он не простой, а цифровой и соответственно подключен к ИИ.

— Атаковать! Что тут еще можно сделать? Не знаю, что они сделают с дирижаблем, но вот членов экипажа они похоже решили угнать в рабство. Да и дирижабль надо думать не бросят. Товар наверняка дорогой, а покупатели всегда найдутся.

— Их слишком много…

— С твоей помощью этот фактор не так уж важен. Главное не довести дело до рукопашной. Но тут уже вся надежда на Жахху…

Я положив бинокль на землю, чтобы ИИ могла контролировать обстановку, принялся вкатывать квадроцикл на этот хоть и низкий, но крутой взгорок. Это потребовало некоторого времени ибо я сильно скользил по камням и глине. Наконец сделав дело отдышался и посадил гоблинку на водительское место.

— Вот и пригодилось обучение…

— Что мне делать?

— Выполнять все мои распоряжения.

— Мне страшно…

— Мне тоже не по себе, но как говорится, глаза — боятся, руки — делают.

Пока толкал квадроцикл штурм орчанками воздушного корабля по всей видимости закончился если судить по поведению победительниц, они собравшись под носовой частью оболочки дирижабля, тем самым укрывшись от дождя, смеялись, о чем-то с довольным видом переговаривались, пили из фляжек и активно жестикулировали, видимо пересказывая отдельные эпизоды своих схваток.

Хватало там и раненых, им оказывали медицинскую помощь под все те же смех и шутки. Погибших среди орчанок я не заметил, а вот среди оборонявшихся кажется имелись. Но определить сколько из-за закрывающих обзор быков было сложно.

— Хм-м… чего это она задумала? — подивился я, увидев в бинокль то, что увидеть никак не ожидал, вот что угодно ожидал увидеть, но не это.

В общем одна из орчанок стала активно надрачивать быку член. Видимо бык был к этому привычен, потому как не возмущался и не пытался отстраниться, наверное, даже получал удовольствие.

Рядом на живот посадили другого быка, после чего из массы пленниц, подхватили одно из тел и быстро стянули с нее штаны, ловко ремнями привязали ноги к телу, так чтобы бедра были прижаты к животу, а икры к бедрам и положили грудью на спину лежащего на животе быка с оттопыренной к верху попой.

Пленница сопротивлялась, но довольно вяло, наверняка была сильно побита и может даже ранена, к тому же ее крепко держало сразу четыре орчанки, так что не вырваться.

— Эльфийка… — понял я по цвету кожи и острым торчком стоящим ушам.

Что задумали сотворить с пленницей орчанки теперь мне стало ясно как день.

— Вот ведь извращенки-затейницы!

И действительно к этой вариации на картину «Похищение Европы» (это та, где баба на быке по морю плавает) подвели быка с эрегированным членом под смех остальных зрительниц начав пристраивать его к вагине или заднице эльфийки дабы не допустить случайной пидерастии среди быков…

— Вперед! В атаку!!!

Жахха газанула, так что меня отбросило на спинку самодельного пассажирского сиденья и мы покатившись с горки, помчались в сторону дирижабля.

Ну что же, процесс ебли быком элифийки полностью привлек на себя все внимание орчанок, так что они перестали контролировать окружающую обстановку. Ну как же, победительницы, что им может угрожать да еще на своей территории? А тут какое-никакое развлечение…

В общем так они увлеклись этим захватывающим зрелищем, что заметили меня только лишь когда, я уже был метрах в тридцати и начал стрелять.

Пух, пух, пух…

Поскольку орчанки были в кожаных доспехах, то стрелять начал им по обтянутым кожаными штанами задницам, в последний момент с досадой сообразив, что ринувшись в отчаянную атаку, из-за увиденной картины, что меня несколько выбила из колеи, забыл сменить боеприпас и вместо пуль-стрелок, что эти доспехи бы пробили с такой плевой дистанции, у меня дротики со снотворным.

Орчанки взревели, заметались и я вынужден был прекратить стрельбу, да и квадр на неровностях скакать начал, так что тоже не до стрельбы.

— Жахха, давай вокруг дирижабля!

— Поняла!

Орчанки лего вскочив на быков, погнались за мной в погоню, кто-то схватился за лук, другие начали раскручивать над головой арканы, третьи взялись за плети…

Лучницы мне не страшны, в доспехах как-никак, а вот остальные вполне. Плетями бить меня конечно бесполезно, но вот зацепить руку или арканом за шею и дернуть, то вполне могли свалить на землю.

— Айон, начинай слепить арканщиц!

— Выполняю…

ИИ принялась бить лазером по глазам орчанок и тут же раздались их испуганно-панические крики:

— Я ослепла!

— Я ничего не вижу!!!

Толпа смешалась.

— Это колдун!

Орчанки в ужасе завопили, их толпа откровенно смешалась и они резко заворачивая ездовых буков, чуть ли не рвя им носы в которые были продеты кольца с поводьями, побежали прочь.

— Колдун! Это колдун! Они отнимает зрение! Бежим!

Какими бы ни были бесстрашными орчанки, но стадный инстинкт в них все же оказался сильнее, да и все непонятное пугает. Одно дело столкнуться чем-то привычным, и совсем другое — со сверхъестественным. А потеря зрения была из такого разряда.

Но как бы ни были напуганы орчанки добычу они бросать не собирались, по крайней мере те. Что не участвовали в погоне, так что, подхватив связанных пленниц и перебросив их через холку своих скакунов они помчались прочь.

— Эй! Мы так не договаривались!

Шутка ли, эти дочери степи прихватили практически всех пленниц! Похоже, что их загребущие руки работают отдельно от сознания, потому как ничем другим я такой хватательный рефлекс в момент паники, когда казалось бы единственным помыслом должно быть лишь желание как можно быстрее убраться отсюда подальше, объяснить не могу.

— Жахха, прибавь скорости! И заходи им с правой стороны!

Гоблинка точно выполнила приказ догнав орчанок и начав их даже обгонять.

Пух, пух, пух, пух…

Я четырьмя выстрелами свалил еще две орчанки, но ни к какому результату это не привело. Быки продолжали бежать вместе с остальным стадом.

Тут я заметил одну пленницу, что судя по одеяниям и доспехам должна быть никем иной как герцогиней. На этот раз я глупить не стал и начал стрелять не во всадницу, а в быка.

Кто-то попытался меня атаковать, но получив по глазам от Айон и испуганно заверещав, что ослепла, отворачивала в сторону, а остальные только сильнее стали нахлестывать своих скакунов.

Пух, пух, пух…

Два дротика из трех попали в шею быку, а одна в ногу всадницы, случайно, ствол дернуло в сторону ведь едем не по асфальтированной дороге. Бык через считанные секунды запетлял и рухнул, сбрасывая с себя как груз, так и всадницу.

— Ч-черт!

Как-то пролетело мимо сознания, что моя цель скачет практически во главе всей этой толпы. Ну и как результат, по упавшим на землю всаднице и грузу проскакала чуть ли не вся эта толпа, втаптывая их в грязь…

Схватился за трофейные ружбайки.

Ба-бах! Ба-бах!

Каменная дробь хлестнула по бегущим, но большого вреда не нанесла, кто-то взвизгнул, наверное по ляжкам попал, взревели быки, но и только. Дистанция для стрельбы оказалась все же великовата.


27


— Стой!

Жахха послушно затормозила. Собственно, и ехать дальше некуда, там начинается спуск в овраг с кучей кустарника. Быки через него прорвутся, а я — нет.

Кто-то из орчанок обернулась, но ИИ ушами не хлопала, тем более что у нее их нет и любопытной тут же резануло по глазам лазером из-за чего она тут же заорала, что в свою очередь только подстегнуло остальных убегающих.

Я, сменив барабан и баллон, а так же перезарядил ружбайки, пошел искать спасенную, надеясь, что ее не затоптали насмерть.

Первой нашел орчанку. Мн-да, не аппетитное зрелище… Бычье копыто буквально сплющило ей череп со всеми вытекающими… мозгами.

Аж затошнило.

А вот и спасенная. Лежит лицом вниз. Мн-да, выглядела тоже не ахти и дело даже не в грязи, по ней видать тоже изрядно потоптались. На наспинной пластине видна четкая вмятина от копыта, но это пустяк по сравнению с правой рукой, плечевая кость явно сломана, очень уж изгиб нехороший…

К счастью жива, но без сознания, видимо сказался болевой шок.

— Жахха! Давай сюда поближе, — я призывно махнул рукой.

Гоблинка подъехала, и я достал из рюкзака медикаменты. Вколол герцогине противошоковое, а то, что это герцогиня я практически был уверен, а так же общее обезболивающее.

Подождав пока лекарства подействуют, побыстрому прихватив сломанную руку к телу хлыстом погибшей орчанки, поднял ее на руки и кое-как сев на пассажирское сидение.

— Давай потихоньку к дирижаблю.

У воздушного судна заметил забытых орчанками пленниц. Двух гномок и ту самую оттраханную быком эльфийку. Остальных уперли с собой.

На своих местах валялись ранее подстреленные мной орчанки, их судя по всему посчитали мертвыми, вот и в процессе бегства бросили.

Ладно с пленницами чуть позже разберусь, сначала с герцогиней надо разобраться. С ней на руках я вступил на борт «Кровохлебки».

Поднялся на вторую палубу. Мн-да, порезвились здесь орчанки, практически все раскурочили, стенки и дверцы хлипкие, из тонкой фанеры, так что проламывали их на раз. Но медпункт нашел.

Кстати, мои пленные орчанки забыли упомянуть про медичку. Похоже из-за того, что она вообще никакой боевой ценности не представляла в принципе, потому и не учли.

А вот и докторша. Ну что же, похоже я был прав, докторша являлась пожилой женщиной, боевой ценности она не представляла, как и ценности в качестве пленницы. Впрочем, помочь она мне ничем не могла, потому как орчанки взявшие дирижабль штурмом ей без затей проломили череп.

Положив герцогиню на операционный стол, отнес погибшую медработнику к лестнице, после чего вернувшись, полностью раздевшись, ибо промок до нитки, а чтобы не сверкать мудями обматался первым же попавшимся полотенцем, с помощью Жаххи, что так же избавилась от одежки и так же обмотавшись полотенцем над грудью, стал разоблачать герцогиню от доспехов.

— Нужна вода…

Тело перед тем, как делать шину, требовалось все же помыть ибо дождь не смог смыть с нее всю грязь и на коже были разводы глины. Покрутившись в лазарете, нашел явно водопроводный кран, но повертев вентили результата не добился.

Пришлось идти к пленницам, точнее к гномкам ибо сам я в этой механике сходу не разберусь.

— Мне нужна ваша помощь.

— Сам возись с этой ебливой сукой, — злобно прохрипела одна из них, на вид лет пятидесяти.

— Пусть сдохнет, — добавила вторая, чуть помладше, но ненамного. — Из-за нее, ее желания поймать тебя, погибла Канна и в плену Сцирпус!

Среди тел погибших увидел гномку, того же возраста, что и они. Мысленно отметил, что на службу к людям идут возрастные гномки.

— Видите вон тех орчанок, что я подстрелил?

— И что?

— Они живы, просто спят и проспят еще часов пять. Сочувствую по поводу гибели Канны, но есть шанс провести обмен этих орчанок на плененных в том числе Сцирпус.

Гномки посмотрели на орчанок с очень нехорошим взглядом.

— Только никого не убивать, попинайте их раз вам так хочется сбросить на них злость, но не калечить и не убивать. Договорились?

— Хорошо. Что тебе нужно?

— Система водоснабжения не работает. Восстановите ее.

— Без проблем.

Я срезал с гномок путы. Забрав тело погибшей соплеменницы, они поднялись на дирижабль. Спустя пять минут, заурчал небольшой скорее всего вспомогательный двигатель и пошла вода, кроме того стали ярче светить лампы. Все ясно, до этого они работали от аккумулятора, а сейчас пошла запитка энергией от генератора.

Как только пошла вода, причем теплая, набрал ее в небольшой таз, нашел губку и стал осторожно обмывать сломанную руку. Было не очень удобно, приходилось изрядно наклоняться, так как докторша было невысокой, лишь немногим выше той же гоблинки, и операционный стол сделан под не довольно низко, но и разбираться с ним у меня желания не было.

К счастью орчанки после убийства докторши безобразничать в лазарете не стали, так что все оказалось на своих местах. Мне осталось только быстро обшарить все шкафчики, чтобы найти необходимые материалы. И я их легко нашел, а именно гипсовые бинты и шинный каркас из пластика. Даже если бы не понял, что это такое, то рисунки-инструкции все пояснили.

Пока замачивал бинты посмотрел в иллюминатор. Приближения врагов не боялся, о них в случае чего предупредит Айон оставшаяся снаружи. Смотрел за гномками, что связав спящих орчанок немного их попинали, но без особого азарта, оно и понятно — какой кайф пинать никак не реагирующие тела?

Принесли в лазарет эльфийку.

— Что с ней делать? — спросила гномка.

— Положите ее на кушетку.

Выебанная быком эльфа находилась в прострации ни на что не реагируя. И спрогнозировать, ее психическое состояние после такого я не взял бы, могла как прийти в норму, относительную, так и слететь с катушек. Но в принципе я мог ей помочь.

Покопавшись в своих медикаментах, взял одну из таблеток. Спецхимия, на тот случай, когда допрашиваемого убивать нельзя, но знать он не должен о том, что его вообще допрашивали. Вот примет человек таблетку и все, что с ним произошло за три часа, плюс-минус, до этого момента просто выпадает из памяти.

Скормить таблетку эльфе не составило проблем. Я растворил ее в воде, тем боле что специально сделан такой состав чтобы получилась сладковато, и она автоматически выпила, стоило только влить жидкость ей в рот.

Сейчас окончательно уснет и потом ее тоже надо будет помыть. Это еще хорошо, что бык не успел в нее кончить, а то я бы затрахался еще и там влагалищный канал вычищать…

А что до вагинальных болей, если такие вообще будут, то значит надо меньше увлекаться фаллоимитаторами. Ну и поговорю с остальными, чтобы не трепались с ней языком по поводу изнасилования быком.

Скр-хруп…

Раздался довольно неприятный скрипучий звук — это я совместил сломанную кость.

— М-м-м… — простонала герцогиня, но в сознание не пришла.

Пропальпировал, но мышечная ткань уже несколько отекла, так что довольно трудно было понять, все ли нормально и нет ли сколов. Но рентгена нет, так что придется рискнуть с надеждой на лучшее.

С помощью гоблинки принялся бинтовать руку.

Не понравилась мне и левая рука герцогини, чуть ниже локтя тоже имелась некоторая опухлость, что уже налилась синевой, если не перелом, так трещина точно. Вряд ли бык постарался, скорее это результат удара каким-то оружием, топором или мечом.

— Ладно, хуже не будет…

Решил и на эту руку гипс наложить.

Имелся большой синяк на правой ноге выше колена, но тут точно все нормально.

Теперь осталось домыть герцогиню и приняться за эльфийку, что давно уснула.

Распустил и промыл ей волосы, грязи туда набилось изрядно. Пол в лазарете кстати был рассчитан на такую процедуру, имел решетчатую структуру и стекавшая вода проходя сквозь дырочки, уходила куда-то по своему маршруту, скорее всего сразу за борт.

Потом помыл ей лицо.

— Пф-р…

Дальше перешел на грудь, продолжая стоять в голове. А там, так сказать, было что помыть…

— Черт… — глухо ругнулся я, потому как пошла естественная реакция организма.

Пока она лежала голая, но являлась просто пострадавшей сиречь пациентом, все было нормально, относился к обнаженке отстраненно, а вот теперь не устоял… точнее наоборот встал.

Да и руки прямо скажем несколько задержались на сиськах герцогини начав их мять без участия сознания больше чем это было необходимо для отмывания кожного покрова от грязи…

Член тем временем пробился сквозь препятствие, то есть через запахнутые края полотенца и упал на лоб герцогини.

— Упс…

Конфуз однако…

Тем более, что пока я мял герцогине сиськи, она проснулась и смотрела на меня, а точнее собрав глаза в кучу на мой детородный орган. Но прежде, чем я что-то успел сделать, она выгнулась и схватила член ртом, прикусив его зубами.

— Ай!

«Это ж надо так попасться!» — подумал я в панике, ведь стоит ей только сильнее сжать челюсть и… лучше о последствиях не думать.

Тем более что взгляд у герцогини в этот момент был… какой-то дикий что ли с явной безуминкой.

— Герцогиня, отпустите… его. Я вас просто отмывал от грязи… вон и руки у вас были сломаны, я вам гипсовую повязку сделал.

На это она что-то нечленораздельно прорычала.

— Яне хотел ничего такого…

Член только еще больше набух, хотя казалось бы, что в такой стрессовой ситуации он должен был наоборот увять.

— Герцогиня, отпустите…

Я уже готовился надавить ей на болевые точки в районе сопряжения челюсти с черепом, чтобы заставить ее открыть рот.

— Н-нэт… продолжай… — пробормотала она, продолжая удерживать член в зубах.

— Ч-что продолжать?

— Мэ-мыть…

Тут я почувствовал, как язык герцогини проник под крайнюю плоть члена, начав ласкать головку.

— Ох… Как скажете… желание женщины — закон, тем более если она герцогиня.

Я осторожно продолжил ласкать герцогине грудь под ее сладострастный стон, а потом не менее осторожно двинул бедрами вперед проталкивая член дальше в ей в рот, а потом в глотку.

Раз герцогиня этому не препятствовала, то почему бы и нет?

Чуть сместив ее тело на себя, так чтобы голова стала свисать со стола вниз, чему она так же ни словом, ни делом не препятствовала, протолкнул член еще дальше в гортанно-глоточное пространство, а потом в гортань.

Длинны члена с некоторым запасом хватило, чтобы добраться до голосовых связок и пройти дальше в трахею, так что горло герцогини вздулось…

Когда отсасывала Жахха, так с ней не получалось из-за того, что у нее трахея узкая и член дальше ротоглотки просто не проходил. Толстоватый у меня оказался для нее.

Ох… когда ставшая сверхчувствительной головка прошла через эти мышечные мембраны, а потом зацепились за закраины… я чуть не кончил от экстаза, но вовремя опомнился и вынул член, так как герцогиня могла бы и захлебнуться от попавших в легкие спермы. Да и сейчас уже была, что называется на грани, еще немного и потеряла бы сознание от недостатка кислорода.

С хрипом и стоном наслаждения вдохнув воздух и отдышавшись из-за чего грудь ее заходила ходуном, потребовала:

— Продолжай! Ну же! — крикнула она с яростным взглядом.

— Как скажешь.

«Да она походу мазохистка, — сделал я вывод, припомнив выводы психологов о том, что среди сильных, богатых и властьимущих людей это довольно распространенное явление. — Слышал я как-то про любителей секс-удушения, дескать недостаток кислорода в головном мозге повышает сексуальное наслаждение. Сам не пробовал и другим не советовал бы, ибо нездоровая херня. Да и ко всему прочему еще и опасная для жизни, чуть пережал и ага… Лучше уж плетки использовать и прочие прибамбасы».

Отдышавшаяся герцогиня открыла рот и я снова засадил ей по самые помидоры. Так и наяривал ей одновременно сильно сдавливая грудь пальцами, и щелкая по отвердевшим соскам, отчего она еще больше заводилась.

«Точно мазохистка…» — поставил я окончательный диагноз.

Десяток раз засажу и выну, чтобы отдышалась, десять раз засажу и выну… так и трахал сместив руки с груди на живот и дальше на вагину, став теребить ей клитор.

Наконец она заоргазмировала, да и я бурно кончил ей в рот.

Дальше я ее, обессиленную домыл, одел с помощью Жаххи, что глядя на мои с герцогиней потрахушки, активно мастурбировала сидя на стуле, так что кончила одновременно с нами, и занялся эльфой, но с ней обошлось без траха.



Глава 14


28


После того, как разнес начавшую клевать носом герцогиню (стали сказываться медикаменты) и эльфу по их каютам, вернулся в лазарет и сам облачился в одежду пациентов, то есть в белые льняные штаны, рубаху и сверху синий халат из хлопка. Так же приодел и гоблинку, благо и на нее размер нашелся, то есть вообще-то, как я понял это комплекты для гномок, но и ей подошло.

— Фух… ну и ночка…

Я развалился на кушетке, на меня тут же по своему обыкновению легла Жахха, используя мой живот как подушку, а я машинально ласкал ей уши отчего она откровенно млела.

Снаружи по-прежнему долбил гром и полыхали молнии. Дирижабль чуть подергивало от порывов ветра. Зверски хотелось спать, даже глаза уже начали слипаться, но и я вспомнив, что дирижабль закреплен фактически на соплях, то есть арканах и хлыстах, того и гляди сорвет и понесет словно пушинку, пошел сказать гномкам, чтобы завели штатные концы к якорям, но как оказалось, пока я окучивал герцогиню и мыл эльфийку, они уже все сделали.

Решил прогуляться немного по воздушному судну.

Первым делом зашел в машинное отделение. В нос ударил странный запах, знакомый, но позабытый, запах какого-то органического масла и… спирта, как стало ясно именно смесь растительного масла со спиртом использовалось в качестве топлива для двигателей дирижабля, а не нефтепродукты как я ожидал.

Ну, в принципе все логично. Если с железом напряг и его ищут в развалинах городов, даже пластик повторно используют, то надо думать с добычей стали большой затык, и если с железной рудой все плохо, то надо думать и с добычей нефти все так же печально — вычерпали за прошедши тысячелетия все запасы до дна, так что теперь только и остается что на биотопливе рассекать.

Что до двигателя, а точнее двух двигателей, ходового и малого-вспомогательного крутящего генератор, то не паровик и не турбина. В лучшем случае дизель или даже что-то попроще, без разборки не понять.

Зашел на территорию дельтапланщиц в средней части нижней грузовой палубы. Здесь обнаружил запасные комплекты дельтапланов и рулоны шелковой ткани, бухты веревок и прочее. В принципе, мог бы сделать себе новые крыло, но времени на это уйдет слишком много.

Зашел к орчанкам. Здесь обнаружил своих пленниц. Гномки стаскали их на территорию орчанок, где и бросили связанными.

А орчанки как оказалось обитали довольно непритязательно в отличие от тех же дельтапланщиц устроивших себе жилой кубрик с двухъярусными кроватями и одной большой, натуральная двухспалка по центру… не то командирша себе такую поблажку выбила, не то… фантазия у меня разыгралась бурно.

В общем во владении орчанок было большое пространство в носовой части нижней палубы, вдоль бортов валялись их лежанки, плюс баулы с какими-то личными вещами. В помещении имелось четыре опорных столба, вот к ним я пленниц и перевязал, чтобы, когда очнутся, не смогли друг другу зубами веревки развязать.

От них наружу шел этакий балкон, где и нашел пушку из которой по мне стреляли сетью. Непонятно только кто стрелял, орчанки или гномки? Из-за широкого стального щитка не видели.

Боеприпасов не нашел, да и сама пушка навевала странные мысли, что тут используются не снаряды, а какая-то аэрозольная смесь жидкого топлива или что-то газообразное вроде ацетилена…

— Адам, вижу разведчика крысюков… — отвлекла меня ИИ от дальнейшего исследования воздушного судна.

— Понял. Надо что-то с мертвыми телами делать… от стаи конечно отобьемся, но это не отменяет необходимость похорон…

Снова нашел гномок, что в полупустом складском помещении в котором стояли ящики, возились с телом своей соплеменницы.

— Чего тебе еще надо?

— Я так понимаю, остальные тела вам не интересны?

— Нет.

— Здесь есть холодильник?

— Нет.

— Как у них принято хоронить своих мертвых?

— Закапывают в землю.

— Дайте мне лопату, и кирку, если есть.

Гномка выдала мне инструмент и захлопнула дверь перед самым носом.

Сбросив халат и рубаху, оставшись лишь в штанах, вышел под дождь. Винтовку оставил рядом с квадроциклом. Выбрав место, принялся долбить киркой каменистый грунт.

— Сейчас бы мне орчанки не помешали… — после пяти минут долбежки, пробормотал я. — Вмиг бы все выкопали.

Они конечно все с сотрясением, но я бы их лекарствами накормил и…

— Вот же я тупой…

Бросив инструмент, резко тряхнув головой из стороны в сторону, словно пес сбрасывая капли воды. У меня же есть орчанки, причем относительно здоровые. Надо только антидот им ввести, чтобы нивелировать снотворное.

Пошел за пленницами. Выбрав одну из них, вытащил ее наружу и вколол антидот. Сев на водительское сидение квадроцикла стал ждать результат. Спустя полминуты, она зашевелилась, а еще через минуту села, держась за голову. Чтобы быстрее вернуть себе тонус в таких условиях, надо активно подвигаться, что я ей и предложил:

— Оклемалась? Тогда бери кирку и долби землю под могилу для тех, кого вы убили.

— Самец… — с урозой прорычала она и встав, шагнула в мою сторону.

Я всадил пулю ей под ноги разбив плитку песчаника.

— Следующую всажу тебе в твою тупую башку. Так что давай, хватай кирку и приступай к работе. И не глупи, выстрелю я быстрее, чем ты взмахнешь киркой в мою сторону.

Сила была на моей стороне, так что ей не осталось ничего другого как глухо ворча проклятия взяться за орудие труда.

— Ну вот, совсем другое дело…

Как говорится, можно бесконечно смотреть на три вещи: работу других, течение воды и огонь… вот и смотрел как работает орчанка. И посмотреть было на что. Есть в культуристках своя привлекательность, тем более если у человеческих женщин занимающихся данным видом спорта грудь практически исчезает и ее приходится «восстанавливать» силиконовыми имплантами, то у орчанок с этим проблем не было и каждый раз, когда она вбивала кирку в землю, ее немаленькая грудь чуть не вываливалась из жилетки. Так что ничего удивительного, что я созерцая сие ощутил прилив сил… мужских. Что не осталось незамеченным, как самой орчанкой, так и Жаххой, что принеся по моей просьбе ружбайки, села позади на свое пассажирское сидение и согнувшись положила свою голову на мою обняв руками за шею, ведь штаны мокрые, все в облипку.

— Хочешь меня самец…

С этими словами орчанка облизнулась и расстегнула еще одну верхнюю пуговицу своей кожаной жилетки-корсета.

— Не отвлекайся. У меня есть кому воспользоваться ситуацией.

Гоблинка словно ждала этих слов и тут же оказалась предо мной в считанные секунды избавившись от всей своей одежды и оттянув край штанов, так что член оказался на свободе, медленно села на него, прижавшись грудью и крепко обняв за шею руками. После чего с тихими стонами продолжила медленно то подниматься, то опускаться.

Ну, не сгонять же ее теперь?

Пленница, посмотрев на это несколько секунд, с каким-то остервенением продолжила вгрызаться в грунт, но только после того, как я навел на нее винтовку недвусмысленно дав понять, что процесс ебли мне совершенно не мешает ее контролировать и в случае чего всадить пулю.

— Крысюки здесь, засели за взгорком, — напомнила о местной проблеме Айон. — Судя по всему, стая небольшая, около дюжины особей.

— Отслеживай их…

— Хорошо.

Жахха чуть ускорилась и мне как-то стало не до крысюков. Да и не рискнут они напасть, маловато их, они сейчас действуют в режиме падальщиков, а не охотников, а если нападут, то им же хуже.

Гоблинка получив первый оргазм, замерла и через минуту снова начала двигать бедрами.

— Крысюки ушли.

— Вот и зашибись…

Дождь с момента боя ливший как обычный летний дождик, то есть не сильно, снова перешел в режим ливня. Но нам по барабану, потому как под оболочкой дирижабля сидим, это орчанку поливает…

«И чего я вообще под дождь полез яму копать? — удивился своему решению, ведь сухого места под оболочкой хватало с лихвой. — Мн-да, похоже мозги уже начинают отказывать… пока не критично, но еще немного и откровенно начну тупить так, что два плюс два сложить не смогу… надо дозировку таблеток увеличить. Печень правда и без того бунтует, а так и вовсе отваливаться начнет, но тут уже ничего не поделаешь».

Жахха снова увеличила скорость и амплитуду, да и я уже подошел к границе… еще немного… еще чуть-чуть…

И именно этот момент пленница выбрала для атаки, резко смещаясь в сторону и рванув ко мне. Я рефлекторно выстрелил, но естественно мимо, тем более что винтовка вообще смотрела чуть ли не в другую сторону.

В общем, не дело это трахаться и одновременно работать надсмотрщиком.

Я, подхватывая трофейный орочий щит приставленный к колесу, вскочил вместе с гоблинкой на себе, что начала дергаться в оргазме и при этом судорожно вцепилась в меня руками и ногами.

Бам!

Меня едва не снесло с ног от удара.

Вторым ударом орчанка хотела садануть по корпусу ИИ, и я лишь в последний момент смог подставить щит и все равно, пусть ослабленный удар, но пришел по ящику и прямо в район где располагалась камера со спаренной с ней лазером.

Хрусть!

— Сука!

И еще один удар в щит, на этот раз ослабленный прежними ударами он не выдержал и оказался пробит киркой.

Орчанка рванула кирку на себя вырывая щит из моей руки.

Жахха в этот момент прогнулась назад, сделав мостик и коснулась земли руками, после чего технично соскользнула с моего члена, сделав сально словно гимнастка, встала на ноги, присела, и когда с утробным рычанием орчанка в очередной раз замахнулась на меня, с визгом мощно прыгнула на нее сбивая с ног.

«Второй раз меня уже спасает», — подумал я в этот момент.

Орчанка стремительно вскочила на ноги, но гоблинка, оказавшись у своей противнице на спине, вцепилась в не как клещ, ногами обхватив ее за талию, руками за шею, начав удушающий прием. Впрочем придушить ей орчанку было нереально, так как та не выпуская правой кирку, левой схватив сразу обе тоненькие ручки Жажжи, оттягивала их от шеи.

— Слезь с нее!!! — орал я.

Орчанка с гоблинкой на спине активно кружилась, пытаясь сбросить мелкую с себя, но безуспешно, так что стрелять мне было опасно.

Хотя…

Бам! Бам!

Я дважды выстрелил орчанке в правую ногу чуть ниже колена.

— А-а-а!!! — заорала клыкастая.

Видимо я попал ей в кость, и она с ревом стала заваливаться на землю и Жахха лишь в последний момент соскочила с нее.

— Епсель-момпсель…

Только сейчас дошло, что воевал я со спущенными штанами, вот только и после натянуть я их не успел, не до того стало…

Меня, что называется прихватили со спущенными штанами, что в прямом, что в переносном смысле!


29


— Прочь, гниды проклятые! — выкрикнула с угрозой и омерзением в голосе Златовласка.

Крысюки, что до этого прижавшись к земле и вели наблюдение явно за кем-то из экипажа «Кровохлебки», чью оболочку видели дельтапланщицы, с шипением оскалив пасти, бросились прочь. Умные твари прекрасно понимали, когда у них есть шансы на победу, а когда — нет. Сейчас их не было и они предпочли ретироваться.

Купленные в деревне кони, едва переставляли ноги, они и без того не отличались мощью, так еще и ехать было далековато, да еще в дождь, то есть по мгновенно раскисшей земле, так что дельтапланщицам пришлось слезть с них, чтобы подняться на очередной взгорок и идти пешком.

— Стоп! — приказала Златовласка и присела, после чего буквально на коленях подползла к краю взгорка и стала наблюдать за происходящим у дирижабля по примеру недавно согнанных с места крысюков.

— В чем дело? — скорее устало, чем встревоженно спросила Блонда.

— Ерунда какая-то творится…

Остальные дельтапланщицы так же осторожно подобрались к краю и присоединились к наблюдательницам. Усилившийся дождь не давал разглядеть происходящее сколько-нибудь подробно, но главное они увидели.

Одна из орчанок под прицелом долбила землю. Видели они и лежащие тела. Но главное…

— Вы видите-то же, что и я? — удивилась Каштанка.

— Да, — отозвалась Рыжуха. — Этот мужлан как-то сумел захватить дирижабль, перебил практически весь экипаж и теперь с помощью одной из пленных орчанок закапывает последние тела…

— Как такое возможно?! — трагическим шепотом воскликнула Брюн.

— Неважно… — прорычала Златовласка. — Вы посмотрите на этого мерзкого мужлана. Мало того, что он перебил экипаж, так еще и трахает свою гоблинку рядом с их телами! Это же ни в какие ворота не лезет!

Но тут они заметили, что между мужланом и орчанкой началась схватка.

— Вперед! Это наш шанс! — воскликнула Златовласка и первой вскочила на коня.

Ее примеру последовали остальные дельтапланщицы и вот они, понукая лошадей, заставив животных перейти на галоп во время спуска со взгорка, помчались в сторону дирижабля, чтобы сделать ту работу с которой не справились в небе.

К тому моменту как мужлан справился с орчанкой не без помощи своей гоблинки их отряд преодолел две трети пути.

Вспыхнула очередная молния и мужлан, что оказалось стоял с обнаженным эрегированным членом и винтовкой в руках, увидел и их и не обращая внимание на свой внешний вид внимания, развернулся и принялся стрелять.

Дельтапланщицы прикрылись небольшими стальными треугольными щитами с изображением пегаса.

Раздался воинственный визг голой гоблинки и Златовласка краем зрения увидела, как она набрав с разбега скорость совершила мощный прыжок и со всей силы ногами врезалась в щит Брюн, выбивая ту из седла на землю.

Подруге хотела помочь Блонда и располосовать эту лопоухую шпагой, но снова послышались негромкие выстрелы и ее конь с диким ржанием споткнувшись подмял под себя не успевшую соскочить всадницу. Все-таки они воздушные наездницы, а не кавалеристки, так что на четвероногих животных ездили весьма посредственно.

— А-а-а!!!

Мужлан, уходя с линии атаки Рыжухи, вырвавшейся вперед, совершив ловкий кувырок с винтовкой, из-за чего его штаны сползли еще ниже, оказался возле своей странной повозки и просив свою винтовку, схватился за два ружья и сделал синхронные выстрелы по самой Златовласке и Каштанке заходившие справа и слева относительно повозки.

Ба-бах! Ба-бах!

Каменная дробь хлестнула по щитам и доспехам всадниц не причинив им особого урона, но вот про лошадей такого не скажешь и они получив по морде и груди заржали от боли и встали на дыбы, сбрасывая всадниц.

Пока они вставали, мужлан раздраженно дергая ногами избавился от мешавших ему штанов, при этом перезаряжая одно из ружей.

Ба-бах!

Раздался третий выстрел и с коня слетела успевшая развернуться для новой атаки Рыжуха.

Златовласка и Каштанка успели вскочить на ноги и мужлан понимая, что еще раз перезарядиться не успевает, схватил один из щитов и ятаган орчих, что кучкой валялись рядом с повозкой.

Златовласка отстранно отметила, что оружие странное ибо отряд орчих служивший герцогине Маранте на дирижабле был вооружен мечами… Но додумывать эту мысль было некогда, тем боле в Каштанку врезалась все та же бешеная гоблинка, а ее саму атаковал голый мужлан, что тоже несколько сбивало с толку… этот мотыляющий из стороны в сторону и сверху-вниз, а так же снизу-вверх или вовсе совершающий круговые движения стоящий член.

Тем не менее удар ятагана она приняла на щит, после чего контратаковала сама начав с неудачной попытки пнуть противника по яйцам, краем глаза заметив, как в грязи копошится с неистово визжащей гоблинкой Каштанка.

Златовласка несмотря на регулярные тренировки не являлась такой уж профессиональной фехтовальщицей, в небе этого не требуется. К тому же давала знать о себе рана полученная во время воздушной схватки. Она конечно приняла различные лекарства, посыпала рану «изморозью» эльфийским зельем, что словно замораживало рану из-за чего она переставала ощущаться, но вот при таких активных движениях, все же рана снова разболелась, потому она старалась затянуть схватку до того момента как в нее вступит Рыжуха, тем более что мужлан так же не отличался в этом плане особыми навыками.

Еще раз скосив глаза за спину мужлана она тем самым отвлеклась, за что и поплатилась сильным ударом ноги в грудь от которого отлетела метра на полтора и плюхнулась в грязь. И могла увидеть со стороны, как мужлан скрестил клинки с Рыжухой.

Но эта схватка продлилась совсем недолго. Неуловимым движением, мужлан перехватил руку Рыжухи в момент очередного удара, провел резкий бросок и оказался у нее за спиной, взяв Рыжуху на удушающий прием.

— Нет! — вскрикнула Златовласка, увидев, как закатываются у отчаянно дергающейся глаза Рыжухи и ее безвольное тело остается в руках мужлана.

— Сложить оружие! — приказал мужлан. — Она жива, просто без сознания. Жахха! Оставь ее! Жахха!

Визг и звуки борьбы прекратились и гоблинка, отскочив от изрядно побитой Каштанки, вся в грязи несколькими прыжками оказалась рядом с мужланом. Впрочем, продолжавшийся дождь быстро смывал с нее глину.

— Ты как, в порядке? — скосив на нее глаз, спросил мужлан, продолжая удерживать Рыжуху левой рукой, а правой достал ее кинжал.

При этом его продолжавший стоять его член оказался между ног пленницы.

— Да!

— Не ранена?

— Нет!

В подтверждение гоблинка крутанулась перед мужланом вокруг своей оси, проводя руками по телу: по груди, животу и попе, смывая последние грязевые разводы из-за чего несколько опавший его член, вновь стал подниматься.

— Отлично. Итак, — вставая на ноги, обратился мужлан к Златовласке, — все твои подруги живы, в том числе эта рыжая…

— Точно?

— Да. Я не убийца.

— Что?! Ты наглый лжец! А они! — указала на тела погибших Златовласка.

— Кажется у нас возникло некоторое недопонимание. Кто тебе собственно сказал, что это моих рук дело?

— А чьих еще?!

— Орчанок отряда Базеллы хорошо знаешь?

— Конечно! Но при чем тут… неужели они…

— Не делай поспешных выводов. Посмотри на эту! Она состояла в отряде «Кровохлебки»?

Только сейчас Златовласка обратила внимание на валяющуюся неподалеку и зажимающую кровоточащую ногу орчанку, что глядела на всех злобными глазами. И она была Златовласке незнакома.

— Кто она?

— Одна из тех, кто напал на дирижабль, убили этих и увели остальных с собой. Я взял троих в плен…

— А герцогиня?!

— Герцогиня, две гномки и еще какая-то эльфа уцелели.

— А что с самой Базеллой и остальными?

— Ну… я их нимнога пастукал… — зачем-то коверкая слова странно ответил мужлан, но потом продолжил нормальным языком: — но все живы и спустя какое-то время окончательно выздоровеют. Так что дождемся орчанок, к рассвету думаю должны подойти, и если вы мне поможете, то попытаемся выменять или отбить остальных, коих захватили ее соплеменницы. Договорились?

Златовласка обернулась, и увидев, что Брюн шевелится, со стоном держась за голову руками, а значит гоблинка ее не убила, а лишь контузила ударом по голове, вздымается грудь у Рыжухи, даже удивилась, что сразу это не заметила, и значит она действительно жива, кивнула.

— Хорошо. Договорились…

Кивнув, мужлан осторожно опустил Рыжуху на землю, после чего посмотрев на свой эрегированный член, только с несколько удрученно-удивленным видом мотнул головой, пробормотав:

— Вот ведь…

Гоблинка скакала перед ним с горящими глазами глядя на его детородный орган с явными намерениями воспользоваться его состоянием по назначению. Аж облизывалась…

— Нет Жахха, на сегодня с меня хватит… Устал я что-то со всеми этими делами. С ног валюсь, поспать надо хоть немного…

Мужлан стал возиться со своей винтовкой, после чего подхватил свои вещи в виде объёмного рюкзака и обернувшись, сказал:

— Позаботьтесь еще и об орчанке. У нее две пули в ноге. Обменный фонд как-никак…




Глава 15


30


Впрочем, рюкзак я отдал гоблинке, а сам взял ИИ, несмотря на то, что мне удалось ослабить и отклонить удар орчанки щитом, ящику все же изрядно прилетело и судя по всему весьма серьезно ибо с этого момента я голос Айон не слышал ни из динамиков, ни в наушнике.

Ноги принесли меня в лазарет практически без участия сознания, не то потому что помещение знакомо и в принципе свободно, ведь докторшу орчанки грохнули, не то подсознание пошутило, ведь по всем признакам ИИ серьезно ранена и где ее «лечить» как не лазарете?

— В мехмастерской, блин, — дал я сознательный ответ подсознанию. — Но там гномки, и они мне рады не будут, так что придется здесь…

Облачившись в очередной комплект больничной одежды, ну и Жахху приодел, чтобы не сверкала передо мной своими прелестями, поставил ящик на операционный стол.

Вот уж правда, предстоит реальная «хирургическая» операция и даже инструменты для «вскрытия» подготовил.

Открыл крышку-экран.

— Твою мать…

Несмотря на бронирование, экрану сильно досталось. Все-таки орчанка нанесла неслабый удар киркой. В общем кранты экрану, поверхность покрылась мелкой сеточкой и там все «залило» чернотой.

Но хуже всего то, что удар киркой, что зашел под корпус, после того как смял крышку-экран повредил блок приемо-передатчика, а не только смахнул телескопическое устройство с камерой и лазером.

— Да, мне сегодня будет не до сна, ибо трах предстоит знатный…

Вздохнув, я взялся за инструмент и принялся вскрывать корпус ИИ. Поскольку невольно из-за общения стал воспринимать ее как практически живое, а главное разумное существо, то возникла невольная мысль-ассоциация с раздеванием.

— Что-то у меня с мозгами совсем ку-ку… всякая хрень в башку лезет… осталось только найти щелочку между микросхемами, куда член можно сунуть…

Наконец корпус вскрыл и увиденное мне не понравилось…

— Сисек нет… как и щелочки…

С размаху залепил себе звонкую пощечину, аж в голове зашумело и в глазах сверкнуло. Шутки шутками, но у всего должен быть предел.

— Что ты делаешь?! — встревожилась из-за моего неадекватного поведения Жахха.

— Комар сел… слегка перестарался, чтобы его прихлопнуть.

С силой поведя рукой по лицу уставился на поломку. Запчастей у меня, чтобы это починить нет и значит ИИ я лишился несмотря на то, что остальные блоки целы.

— Хотя… Жахха, сиди здесь и никого не пускай. Я сейчас быстро сбегаю вниз и вернусь.

— Хорошо…

Я сбегал к квадроциклу и достал БПЛА.

— Только бы системы были совместимы… только бы совместимы…

Машинально отметил, что дельтапланщицы заканчивают похороны, закапывают братскую… то бишь сестринскую могилу, что все-таки успела выкопать орчанка под моим присмотром.

Подрагивающими руками вскрыл «коршуна».

— Аллилуйя! — обрадовался я.

Системы оказались не только совместимы, блоки вообще были идентичны, то есть от одного производителя, причем отечественного производства если судить по надписям. Да и размеры подтверждали, типа наши микросхемы самые большие микросхемы в мире!

— Неужели в Сколково есть хоть что-то, что действительно что-то производит причем работоспособное, а не создано исключительно для распила бюджетного бабла?!

Невольно, под скрип зубов, вспомнился один рыжий-рыжий конопатый… руководитель этой само отечественной силиконовой долины, ненавидимый миллионами россиян. Вот и верь после этого в проклятья. Эта мелкая рыжая домашняя нечисть (если верить Михаилу Задорнову), должна была от такой концентрированной ненависти направленной на него, сдохнуть в жесточайших муках, а он тварь такая, живее всех живых, гуляет на корпоративах, заявляя что денег у них до хрена… это при охранительных коммерческих убытках. Вот уж действительно нечисть, ибо ей все как с гуся вода.

— Так, куда-то меня не туда понесло…

С некоторым волевым усилием сконцентрировался на проблеме. Все оказалось настолько просто, что даже не пришлось ничего паять. Просто вынул «вилку» разъёма и вставил ее в освобожденную от поврежденного блока «розетку» ИИ.

— Айон, ты меня слышишь?

— Слышу-слышу, — голосом зайца из «Ну, погоди!» ответила ИИ. — Только не вижу.

К счастью, сама камера, как и лазер не пострадала. Лишь произошел обрыв проводов с поломкой «телескопа», так что после десяти минут возни с зачисткой концов и их соединением с последующей изоляцией Айон порадовала, воскликнув истерично-патетично:

— Я вижу, господи! Это чудо! Я прозрела, люди! Ты исцелил меня силой Создателя! Восславим же господа всемогущего за явленный дар!

Я только хмыкнув, поняв, что она парадирует сцену с фальшивыми исцелениями при массовом скоплении, мягко говоря, не очень умного, но при этом очень религиозного народа, когда подставные «парализованные» после приказа шоу-проповедника с наложением длани на лоб страждущего «встань и иди» вставали с инвалидных кресел под восторженный рев религиозного экстаза зрителей, и шли. Диву даешься, какими надо быть дебилами, чтобы во все это верить?

Вот только откуда она это знает? Остается только удивляться, какой же всякой хрени ей закачали для «общего развития».

Видеть-то она теперь видела, но вот только в одном ракурсе, поворотный механизм был безнадежно испорчен, так что если теперь и могла произвести круговой обзор, то только в ручном режиме. А это значит, что и на поддержку в виде ослепления противником лазером, мне в следующей драке рассчитывать не приходится.

«Разве что нацепить его себе на шлем и слепить непосредственного противника», — нашел я выход из ситуации, не самый лучший, но приемлемый, из серии, что хоть так, чем вообще никак.

— Ну все бди. А мне нужно поспать… а то организм откровенно пошел вразнос.

— Принято.

Я, вынув наушник из уха, вырубился раньше, чем голова коснулась подушки. Но перед этим вооружил Жахху ружбайкой в надежде что она не проспит появление нежеланных гостей, а то сам я мог и не проснуться даже на активную попытку меня разбудить, сказав:

— Стреляй не раздумывая, если кто-то захочет войти пока я сплю и не отреагирует на твой запрет входить.

— Хорошо…

А чтобы сама не заснула, скормил ей таблетку стимулятора.


31


Проснулся вполне отдохнувшим, как всегда с мощным стояком. Даже удивился, чего это Жахха все еще не припала к херу, дабы отсосать чавкая, смакуя… на нее это не похоже, аж забеспокоился, не случилось ли чего?!

А ей оказывается зрительница мешает, в дверном проеме застыла дельтапланщица с золотистыми волосами, что как завороженная лицезрела на мой член, вздыбивший штаны, образовав вулкан Фудзияму…

Я зашевелился и осторожно сел.

— Чем обязан?

— А-а… эм-м… Пришла пригласить на обед… А потом тебя хоте ла бы увидеть герцогиня.

— Уже обед?

Ну да, за иллюминатором не сказать, что было светло как днем, но и не ночная темень — густые сумерки. И даже дождь прекратился, как и ветер, так что дирижабль не дергает его порывами.

— Да. Приходила еще утром, звать на завтрак, но ваша… подруга не дала мне тебя разбудить.

— Все верно. Я ее попросил никого ко мне не подпускать. Что ж, буду рад принять ваше приглашение. Пять минут и мы будем у вас.

Златовласая кивнула, бросив хмурый взгляд на гоблинку, видеть которую явно не желали, и ушла.

— Спасибо, — поблагодарил я Жахху. — Больше никто не появлялся?

— Нет.

— Ладно, давай умываться и пойдем обедать, а то, судя по всему, ты не завтракала.

Жахха отрицательно мотнула головой.

Гоблинка облачилась в свой наряд из кожи крысюков, а я достал лесной камуфляж. Песчаный у меня изрядно провонял как потом, так и дымом, в грязи заляпан, в общем нуждался в чистке.

— Добрый день, девушки, — проявил я учтивость, заходя в обеденный зал, что так же располагался на втором этаже.

Гномок не увидел, как и герцогини с эльфийкой. Но гномки я уверен едят у себя, как и эльфийки с орчанками. Да и герцогиня наверняка питается отдельно.

— Как герцогиня?

— Хорошо, — ответила блондинистая.

— А эльфийка?

— Нормально… правда ничего не помнит.

— И это прекрасно. Она одна сможет управлять дирижаблем?

— Если не потребуется совершать сложных маневров, сможет.

— Не потребуется. Нам нужно только взлететь и догнать нападавших и отбить пленниц. В связи с этим вопрос к вам, способны ли вы провести на своих дельтапланах разведку?

— В такую погоду — вполне.

— Отлично. Надеюсь, она в ближайшие часы не испортится.

— Не должна…

— Орчанки еще не пришли?

— Нет, — снова ответила златовласая.

— Подождем. Без их силовой поддержки отбить пленниц будет сложно.

Дельтапланцицы ко мне больше особо не лезли. Пообедали рисовой кашей с мясной подливой, запили гранатным соком, а потом направился к герцогине. Она переоделась, видимо не без помощи дельтапланщиц, а может и самостоятельно, ведь левая рука у нее вполне работоспособна.

— Добрый день, ваша светлость.

Герцогиня сидела в небольшом кресле, такой же стоял напротив, чуть в сторонке между ними стоял низкий столик с ажурным высоким бортиком чтобы с него ничего не слетело во время сильного крена дирижабля с бутылкой из зеленого стекла с бокалами, а так же вазой я фруктами и ягодой.

Чуть в сторонке стоял уже нормальный стол, персон на шесть с обычными мягкими стульями, для приема пищи.

— Ее присутствие здесь обязательно? — недовольно спросила она, кивнув на гоблинку.

— Она несколько раз спасла мне жизнь, — пожал я плечами, — так что она может присутствовать везде, где нахожусь я. Если вам неприятно, то я могу уйти.

— Хм-м… — поджала губы герцогиня. — Хорошо… Пусть будет… Вина?

— Воздержусь.

Но взял одно яблоко и отдал Жаххе, что немедленно в него вгрызлась.

— Как тебя зовут?

— Адам.

— Адам? И все?

— Не все, но этого достаточно для общения.

— Странное имя… никогда такого не слышала… От кого ты бежишь Адам? Собственно, это неважно, от кого бы ты ни бежал, я предлагаю тебе свою защиту.

— Ни от кого не бегу, ваша светлость и защита мне не требуется.

— Не понимаю…

Я понимал ее непонимание. Мужики судя по всему редкость, вон в парандже ходят и под охраной и тут я такой красивый и независимый. Так и хочется воскликнуть: какие люди и без охраны! Так что я самым решительным образом выламывался из ее стройной картины миропонимания. Если я один, если не считать гоблинки, куда-то лечу, значит должен от кого-то бежать. Иначе быть не может.

«А чего я собственно теряю? — подумал я. — Через месяц, максимум два я сначала потеряю физическую кондицию, а потом превращусь в дебила, а потом и сдохну».

Я протянул правую руку и растопырил пальцы.

— Видите?

— Что именно? — нахмурилась герцогиня.

— Видите, как у меня подрагивают пальцы? Словно у алкаша в последней стадии…

— И что это значит?

В общем я рассказал ей все от начала до конца, как на исповеди, на которых никогда не был. Просто не видел смысла что-то скрывать и тем более не хотел напрягаться мозгой натужно придумывая какую-то невнятную легенду, ведь я до сих пор по факту ничего не знаю о мире и любые легенды были бы шиты белыми нитками, а значит легко мог попасть впросак. А потому правда, одна только правда и ничего кроме правды. За ней, как известно, сила…

Герцогиня была ошарашена моей историей и это понятно. Не каждый день кто-то говорит, что он не то из прошлого, не то из параллельного мира. Налив себе полный фужер вина, она его залпом выпила до дна.

— Вот оно как… — произнесла она слегка заторможено, а потом, что-то для себя решив, кивнула: — Я тебе верю, ты совсем другой, не похож на наших мужланов. Они к твоим годам становятся одутловатыми, жиреют, лысеют, и с мужской точки зрения слабеют.

«Ну, чистые евнухи по описанию, только с членом и яйцами», — подумал я.

— А тренировать не пробовали? Бег, гири, прочие упражнения на качание пресса? А то ведь наверняка из-за своего положения в неге проводят, жрут и пьют без меры.

— Конечно пробовали, но это ничего не меняет. По достижению двадцати одного года они начинают быстро деградировать, а с двадцати восьми лет становятся вообще практически ни на что не годны.

— Ясно… А вы знаете, почему так произошло? Почему рождается мало мужчин, и они вот так деградируют?

— Нет…

— А откуда взялись другие расы вроде эльфиек, орчанок и гоблинок и почему у них вообще нет мужчин?

— Нет, не знаю… хотя у эльфиек и гномок вроде мужчины рождаются, но они изначально бесплодны либо потомство откровенно нежизнеспособно. Как и значительная часть наших мужчин не способны оплодотворить женщину несмотря на то, что могут доставить женщине удовольствие. Потому я хочу от тебя ребенка.

— Кх-м… ну, в принципе нет проблем…

— Прямо сейчас, — напряженным голосом прохрипела герцогиня.

— Эм-м…

Я невольно посмотрел на гоблинку, но той по ходу было до фонаря с кем время от времени имеет перепих ее мужили, главное что она остается главной постоянной партнершей. Сейчас ее больше всего интересовала ваза с фруктами и ягодой.

— Может ближе к вечеру?

— Нет, здесь и сейчас! Возьми меня!

Ну, в принципе тоже, верно, неизвестно, как и что будет вечером. Погода тихая, перерыв перед очередной бурей, так что имеет смысл воспользоваться этим затишьем более продуктивно, а то ведь нападавшие тоже наверняка на месте сейчас не сидят и уходят с пленницами в неизвестном направлении.

Герцогиня встала, дернула левой рукой за пояс халата и поведя плечами, сбросила его с себя оставшись полностью обнаженной.

Ну, я не железный, тем более что по пробуждении Жахха напряжение мне не сняла, так что реакция, да еще усиленная увеличенной дозой химии, что употребил перед обедом, бурно пошла.

— Как прикажете, герцогиня…

Помня, что она любит пожестче, с силой сжал ее груди руками, а потом ущипнул за отвердевшие соски, да с проворотом.

— М-м-м… да…

Резко развернув герцогиню за плечи, согнул и завалил на обеденный стол, расстегнул свои штаны и резко в нее вошел на всю длину.

— Ах-х…

Краем глаза заметил, что Жахха оккупировала мое кресло и вгрызлась в очередной фрукт, при этом глядя на нас словно засела перед телевизором, чтобы посмотреть фильм для взрослых в 3-Д формате…

Ну а дальше начал работать наращивая скорость, благо она обильно потекла, так что член ходил в ее лоне свободно и легко.

Разрядились мы одновременно, но я ее еще придушил раз уж она проявляет все признаки мазохистки, то не вижу причин не удовлетворить ее наклонности по максимуму.

Член продолжал стоять, так что снова перевернув едва отдышавшуюся герцогиню на спину опять сжал ей груди и закинув ее ноги себе на плечи, снова вошел во влагалище засаживая со смачными шлепками моих бедер о ее ляжки.

И снова процесс удушения.

Но поскольку я в этом не профессионал, то неудивительно, что во время очередного сеанса удушения слегка перестарался, так что герцогиня потеряла сознание, но останавливаться не стал, проверил ее пульс — бьется, и зарядил ей сильную пощечину. Это привело ее в чувство и к бурному оргазму, да и я отстрелялся во второй раз.

На этом решил закончить. А то я могу так еще долго, но это уже лишне. Свою часть сделки я выполнил, поделился так сказать, генным материалом, а уж пойдет ли он ей впрок от меня никак не зависит, хотя если вспомнить поголовно забеременевших гоблинок, то все должно получиться.

Пока герцогиня отходила, я промочил горло вином, протянув ей ее бокал.

— Так у меня еще ни с кем не было, — призналась она, при этом потирая шею рукой, на которой отчетливо виделся красный след от моих рук, да и щека у нее припухла и тоже раскраснелась.

— Ну да, все бывает в первый раз, — философски заметил я, помогая ей встать и накинул на нее халат, повязав узел.



32


Герцогиня, сидя в кресле с закрытыми глазами и глубоко дыша, еще некоторое время приходила в себя с блуждающей улыбкой на губах. А потом, когда осознала, что молчание несколько затянулось, хотя я ее не торопил, спросила:

— Я хотела бы тебе помочь…

— Буду только рад любому содействию с вашей стороны.

— Что я могу для тебя сделать, кроме как доставить тебя туда, куда ты захочешь? Ну, после того, как отобьем у орчанок мой экипаж…

— Для начала, было бы неплохо, чтобы мне показали карту и указали, где располагаются развалины больших древних городов. Вполне возможно их несколько больше, чем предполагаю я, и желательно из числа тех, что не до конца разграблены.

— Ты думаешь, что сможешь что-то там найти?

— У меня просто нет другого выбора. Это мое задание и цель, что морально подпитывает меня, давая внутренние силы. Так что повторяю, у меня нет другого выбора.

— Ты можешь полететь со мной… ко мне…

— Мне осталось два месяца, ваша светлость… Потом начнется резкая физическая и интеллектуальная деградация и это будет, мягко говоря, не самое приятное зрелище. Я буду вести себя как агрессивное животное, бросаться на окружающих, срать и ссать под себя…

— Зови меня просто Маранта… А что до оставшегося срока, то ты получишь максимальный уход. Все твои пожелания будут выполняться… А что до последнего этапа твоей жизни, то… ты ведь, я в этом уверена, что-то подготовил для себя…

— Заманчивое предложение, но нет. И да — подготовил.

— Но почему?! Там же ничего нет в этих развалинах! Либо труха, либо все затоплено! Поверь мне! Я сама в свое время, когда была молода, наивна и глупа, была в числе охотниц, что ходили в подземелья этих городов, там лишь одна разруха и твари!

— Надежда, Маранта… — вздохнул я устало. — Все дело в надежде, в надежде на чудо. Шанс мал, я это превосходно понимаю, но именно он держит меня в тонусе не давая опустить руки и покончить с собой раньше времени. Если же я приму твое приглашение, то откажусь от этого пусть призрачного, но шанса и даже боюсь предположить к каким последствиям это может привести.

— В смысле?

— Как я уже сказал, я вполне неплохо подготовленный убийца для службы государству, диверсант широкого профиля. Не лучший, но и вы далеко не те противники для противодействия которым меня готовили. А теперь представьте на минуту ситуацию, что в какой-то момент, скажем через месяц когда я все еще буду вполне боеспособен, у меня в голове перемкнет, дескать вы лишили меня шанса на спасение, фактически став моим убийцей пусть и в комфортных условиях, встану на боевой взвод определив всех окружающих, как своих врагов… а никто в твоем замке к этому не готов, все будут считать меня очередным самцом-мужланом к которому почему-то особенно сильно благоволит герцогиня, тем более если я дополнительно усыплю бдительность твоей замковой стражи ведя себя примерным пай-мальчиком…

— Я тебя поняла.

Герцогиня налила себе еще один полный бокал вина и выпила.

Судя по всему герцогиня обладала достаточно живым воображением, чтобы представить последствия такого моего маниакального сумасшествия.

— Ладно, пойдем посмотрим карты…

Герцогиня повела меня в рубку управления.

— Госпожа?.. — встретила нас эльфийка.

Было видно, что она еще не до конца пришла в себя и в некоторой прострации. Оно и понятно, несколько часов просто выпало из памяти, причем весьма важных часов, опять же осталась одна, помощниц захватили орчанки, чего она не помнит, тут кто хочешь будет чувствовать себя не в своей тарелке.

— Нам нужны карты. Дай нам атлас.

Эльфийка нахмурилась, но под еще более хмурым видом герцогини уступила и протянула толстый атлас размером с тридцать на сорок сантиметров.

Я его довольно быстро пролистал мимоходом убедившись, что составленная ИИ общая карта мира, если не считать некоторых мелочей вроде дополнительных островов возле Австралии, Европы и Южной Америки соответствовала действительности.

Нашел нужный регион безошибочно узнав Байкал.

— Тут есть отметки древних городов? — спросил я, хотя уже отметил точки на местах Иркутска, Улан-Удэ и Читы.

— Да, вот, — показала именно на них герцогиня.

Но таких точек было больше. Одну я опознал как Братск. Но было еще шесть точек северо-восточнее Байкала, там где в мое время ничего серьезного не имелось, так, мелкие городки вроде Бодайбо.

— Какие из них разграблены больше всего?

— Вот эти…

Герцогиня указала на Братск и те, что севернее и восточнее Байкала. Оно и понятно, потому как согласно карте они находились на границе проживания людей, так что добраться до них было несложно.

— А эти?

Я показал на Иркутск с Улан-Удэ и Читой.

— Эта территория находится под контролем Орды.

— И?

— Мы враждуем.

— То есть они не допускают к развалинам ловцов удачи?

— Когда как. В мирные периоды можно пробраться, хорошо заплатив тем, кто в этот момент держит данную территорию.

— Дорого?

— Опять-таки, когда как.

— А чем собственно платить?

— Мужчинами, естественно. И чем моложе, тем лучше.

— Ну да, чем же еще… Кстати, зачем орчанки захватили женщин? Что-то мне как-то сомнительно, что для чистого рабства. Они же кочевницы… Выкуп?

— И выкуп в том числе. А вообще, вот здесь, — показала герцогиня на значок в районе Улан-Батора, — находится один из немногих городов орчанок. Вот туда и везут пленниц.

— Зачем?

— Для разведения мужчин.

— Хм-м… А смысл? Если они этим давно занимаются, то давно уже могли создать самоподдерживающуюся популяцию. Разве что только в качестве свежей крови…

— И для обновления крови в том числе. Другое дело, что время от времени численность рабов падает…

— Почему?

— Болезни не редко выкашивают большую часть рабов, ну и мы время от времени проводим рейды, — с тяжелым вздохом признала герцогиня. — Чтобы не получить большую беду в виде все уничтожающей на своем пути словно от саранчи, нашествия орды, мы, у кого есть дирижабли, договариваемся, собираем воздушный флот и бомбим обнаруженные города орчих и… в первую очередь места содержание людей.

— Хм-м… Жестко.

— Иначе нельзя, ибо расплодятся без меры…

Я понятливо кивнул. А чего тут не понять? Действительно какой-никакой, а контроль популяции и лучше иметь союзные орочьи рода, которых жестко контролируют в демографическом плане, чем дикие. Союзные это и пастухи, что гоняют стада коров, по сути поставщики мяса, а так же первая линия обороны против диких.

Ну, и не забываем про древние развалины, если придавить диких орчих в плане рождаемости, то можно легко получить к ним доступ и начать грабеж. Но видимо пока не сильно получается. А может время от времени получается, но все возвращается на круги своя, ведь всех рабов перебить нереально, и я так полагаю, что во время воздушных налетов мужчин орчихи спасают в первую очередь. За ними наверняка словно на волков с вертолетов ведут воздушную охоту (не для этого ли сеть к пушке, ведь лишние мужчины и людям не помешают?) но кому-то наверняка удается уйти особенно если удается продержаться до ночи…

Непонятно только, чего сами орчанки в подземелья не спустятся и не наберут того же металлолома, что можно выгодно продать за «быка-производителя»? Или если не самим, если вдруг невместно, то тем же рабыням? Деваться-то из подземелий им все равно некуда…

Хотя с чего я взял, что так не делают? Просто торгуют металлом не с людьми, а со своими, у кого есть эти самые «быки-производители». Другое дело, что может не видят смысла заниматься этим на постоянной основе. Надыбали металла, оплодотворились и пошли дальше кочевать да коровам хвосты крутить…

Главное же для меня в этой ситуации то, что к подземельям, судя по всему, доступ имеется, то есть имеются ране прорытые ходы и не придется копать самому, что очень радовало. Главное только, чтобы они не были завалены.

— Адам, — позвала гоблинка.

— Что?

Жахха показала в окно.

— А вот и наши…

Я увидел печальную процессию орчанок, что медленно плелись из-за того, что приходилось поддерживать подруг-соратниц, а то и вовсе нести некоторых на себе из числа тех, кого я уж слишком сильно пастукал, до тяжелой степени сотрясения мозга. Даже пожалел, что так сильно бил им по головам, они ведь мне теперь все здоровые нужны…

— Ну ничего, подлечим.



Глава 16


33


После разговора с герцогиней, спустился на нижнюю палубу к орчанкам. Услышал глухой металлический стук исходящий из владений гномок, точнее из мехмастерской.

— Что они там делают? — спросил я у попавшейся навстречу Каштанки.

Заходить к ним самому и поинтересоваться лично не хотелось. Отношения у меня с ними как-то не заладились, характер практически у гномок ершистый и тяжеловесный.

— Выпрямляют полученные от тебя вмятины на шлемах орчих… Им ведь вообще-то скоро в бой, а как они будут сражаться такие больные?

— Ясно. Но вообще-то планируется обмен… так что сильно активно им двигаться не придется.

Я постучался к в отсек.

— Можно?

— Конечно! Заходи!

Я, получив разрешение вошел.

— Э-э-э…

Я у меня даже дыхание слегка перехватило.

Еще в начале пубертатного периода, в образе невидимки мечтал попасть в женскую баню… когда там моются студентки (дабы не напороться на старых и жирных теток) и вот мечта неожиданно осуществилась, невидимкой только не стал, да и не студентки это ни разу, даже не люди, но последние три пункта не принципиальны, главное что не старые и не жирные.

Орчанки устроили помывку прямо посреди отсека (заодно, как я понимаю, и пол помоют расплескавшейся водой). Глаза невольно разбежались в стороны, да еще вверх-вниз.

«Так и косоглазие заработать можно!» — самоиронично подумал я.

— Э-э-э… чего не сказали, что моетесь? Я бы попозже зашел…

— А чего нам стесняться? — коварно улыбнувшись, произнесла Базелла и провела руками по своей груди стирая с нее остатки пены. — Ущербных нет, а шрамы не в счет… Тем более что все равно увидишь нас без ничего. Ведь ты же не обманывал нас, когда обещал заделать нам детей?

— Э-э-э… нет, но все равно… ч-черт…

Я почувствовал неудобство между ног. Предательский организм отреагировал со всей силой явственно оттопыривая штаны.

Эти паразитки клыкастые конечно же поняли мое состояние и начали лесбийские игры в стиле легких эротических фильмов «Плейбой», то есть мыть уже не только себя, но друг дружку, грудями о груди тереться… Хотя такая помывка была оправдана лишь в отношении одной, что лежала с тяжелым сотрясением мозга. Так ей и вовсе раздвинули ноги и начали демонстративно мыть паховую область.

— Может прямо сейчас и начнем? — шагнула ко мне Базелла, походкой фотомодели, что называется от бедра и пружинисто, отчего ее грудь не меньше чем четвертого размера задорно подпрыгивала невольно притягиваю взгляд.

Руки сами без участия сознания потянулись вперед, а ноги готовы были сделать первый шаг навстречу, чтобы схватить и помять эти мячики. Я в этот момент почувствовал себя зомби, что вот так же без участия разума ходят с вытянутыми вперед руками с воем: «Мозги-и-и!», а у меня из глотки был готов вырваться вопль: «Сиськи-и-и!»

Я аж встряхнул головой сбрасывая наваждение, даже руки от греха подальше в карманы сунул пытаясь при этом как можно незаметнее поправить член, а то совсем уже неловко стало.

— Ух-х… нет, не сегодня… Я чего пришел-то?.. Вот, — достал из кармана таблетки из «боевой химии». — Это лекарство. Тем, кто пострадал сильно, как ей… — кивнул я в сторону лежащей, которую продолжали эротично мыть в четыре руки, а она несмотря на свое состояние подмывала пизденки им. — Выпить целую таблетку… Тем кто средне, нужно принять по полтаблетки, тем кто не очень — четвертинку. И вы придете в относительную но-орму-у…

Под конец меня снова начало клинить. А что поделать, если грудь Базеллы оказалась на расстоянии вытянутой руки.

— А может все-таки сейчас? — повторила орчанка, сжав свои груди так что очень крупные соски, реально размером с вишню, оказались между большим и указательными пальцами.

— Н-нет… — с трудом выдавил из себя, при этом где-то в глубине сознания удивляясь такой своей реакций на сиськи.

Да большие и даже красивые, но что-то слишком уж меня сильно плющит. Словно я никогда сисек вживую не видел… Хотя всего полчаса назад с герцогиней Марантой сношался.

«Феромоны?» — заподозрил неладное.

Очень может быть. От орачанок действительно пахло чем-то таким мускусным, но при этом довольно приятным. Или это все-таки мыльный состав так пахнет? Черт его знает…

— В общем пейте таблетки и поправляйтесь. У нас через десять минут взлет… будем отбивать экипаж «Кровохлебки» из рук… А где мои пленницы?

Я заозирался не обнаружив захваченных в плен диких орчанок.

— Мы все твои пленницы… — с томным придыханием произнесла Базелла сделав еще один шаг навстречу. — Владей нами!

Я отшагнул назад, хотя чуть не шагнул вперед, чтобы действительно овладеть.

«К чертям таких пленниц, что готовы своего хозяина изнасиловать! — подумал я, вновь чувствуя, как „плавятся“ мозги. — Точно феромоны…»

— Или ты решил начать с них? Так мы против! Нас ты первыми поймал с нас и начинай!

Сделав быстрый подшаг эта орчанка с кольцом в носу меня обхватила руками и прижала к себе, так что мое лицо оказалось точно между ее сиськами.


— М-м-м!

Я невольно схватился за ее задницу.

— Да!

— Отпусти его! — прозвучал яростный и угрожающий голос гоблинки.

— Ладно-ладно, — под смех остальных орчанок зачастила с усмешкой Базелла выпуская меня из рук, так что я смог наконец отлипнуть от ее груди и глубоко вздохнул.

Увидел воинственно настроенную Жахху с моим ножом в руке.

— Шуток не понимаешь, мелкая? Убери эту зубочистку, пока я ее тебе в кое-какое другое место не вставила вместо…

— А если серьезно? Надеюсь не убили? — поспешил я вмешаться.

— Как можно?! В погребе сидят. Хочешь посмотреть?

— Ну покажи… — кивнул я, не сразу осознав, что попал в очередную коварную «ловушку».

Базелла развернулась, сделала шаг вперед и чуть расставив ноги, прогнулась, не сгибая в коленях, продемонстрировав не только свою задницу, но и пухлые половые губы между которыми отчетливо виднелись малые темно-красные «лепестки»… создавая впечатление, что вижу краешек бутерброда из верхних половинок булочек шоколадного цвета с двумя чуть выпирающими наружу пластиками ветчины посередине.

Снова едва удержал контроль над своим телом, чтобы не провести пальцами по подставленной «прелести». Хотя рука уже дернулась, выдавая меня с потрохами.

Стояк стал совсем дикий, аж до боли.

Засмотревшись, не сразу обратил внимание на то, что Базелла открыла в полу люк и с улыбкой смотрит на меня через чуть расставленные ноги проведя средним пальцем между половыми губами так, что утопила его в них.

— Хр-р… где они там?

— Вон они.

— Ага, — кивнул я, заглянув в люк, в котором виднелись надежно связанные пленницы с кляпами во рту. — В общем пейте лекарство… вы мне скоро понадобитесь…

— Так мы всегда готовы! Хоть сейчас! В любой позе и в любых количествах! С одной, двумя, тремя… — разогнулась орчанка. — Вот и твой дружок тоже очень хочет прямо сейчас!

Ее глаза опасно блеснули.

— Я в смысле… ваша силовая поддержка может понадобится… во время переговоров… А мне пора… надо еще несколько дел сделать…

Наконец мне удалось вырваться из помещения, где обосновались орчихи, слыша их раскатистый смех, что наверное было слышно по всей гондоле.

— Пленницы они, понимаешь… — пробурчал я недовольно. — Если они так ведут себя будучи пленницами, то как тогда ведут себя будучи хозяйками?!

Чувствуя, что у меня самого из-за возбуждения потекла смазка и сейчас перепачкаю трусы, а стояк не думает проходить, быстро вернулся в лазарет и овладел всегда готовой для этого Жаххой, буквально сорвав с нее штаны и подхватив на руки под колени, а она соответственно руками ухватилась за мою шею, так и насаживал ее держа на весу.

Чего с орчанками не состыковался? Раз уж так активно зазывали?

Боюсь, что от них, несмотря на то, что они практически все страдают сотрясением мозга, я живым бы не выбрался. Выжали бы до суха, каждая произвела бы со мной процедуру стыковки, даже лежачая, мне бы и пришлось бы над ней корпеть, окончательно потеряв мозги от вожделения из-за воздействия феромонами… А так по-быстрому сбросил с гоблинкой напряжение и можно приступать к делам.


34


Погода продолжала радовать отсутствием дождя, а главное слабым ветром, что не мешал не только взлету «Кровохлебки», хотя низкие облака не давали возможности подняться выше трех километров, но и полету «бортовой авиации». В общем стоило только взлететь дирижаблю как в разведывательный полет отправились две двойки дельтапланщиц. Раненая Златовласка осталась на борту.

Одна пара полетела за горизонт на запад, вторая — на восток, «Кровохлебка» же двинулась на юг (хотя на самом деле двигались зигзагом чтобы охватить все плато между рек Туманшет и Тагул, дельтапланщицы же улетали за пределы этих рек), по самому вероятному пути отхода диких орчанок.

Я сначала хотел поспрашивать пленниц о месте дислокации их стойбища, даже снова спустился на нижнюю палубу, надеясь, что орчанки уже помылись и оделись, но вновь встретившая меня Баззела (действительно уже одевшаяся и приодевшаяся в типичный орчанский наряд из кожаных штанов и корсета), сказала:

— Спросили мы их на эту тему. Они находились на южной стороне горы, когда дирижабль заякорился у восточного склона, так что после нападения и пленения они наверняка снялись и ушли.

— Чего вдруг?

— Из-за тебя… они из-за того, что ты ослепил нескольких из них, посчитали тебя колдуном, а у страха глаза велики, вот и побоялись что ты придешь в стойбище.

При этом Базелла на меня странно взглянула, может тоже посчитав, что я владею какими-то сверхисилами, и добавила:

— После того как ты прогнал такой большой отряд и даже взял пленниц, нам теперь не так стыдно за свой проигрыш тебе… нас-то всего десяток был, а их в три раза больше.

— Так может вы теперь…

— Нет, бесчестие никуда не делось…

— Или не хотите отказываться от договора?

— И это тоже! — широко улыбнулась орчанка. — Ладно, вернемся к нашим овцам… Похитительницы даже если двигались всю ночь и утро не могли уйти далеко. Быки как ездовые животные вообще крайне небыстрые, способные лишь на кратковременное наращивание скорости, чисто для стычки или чтобы кого-то нагнать, а так средняя скорость как у идущего человека. А учитывая, что у них практически всех есть дополнительный груз, то скорость и вовсе оставляла желать лучшего. Уверена, что самое позднее к вечеру если погода не испортится, а что они наверняка надеются, мы их нагоним.

Так собственно и вышло.

Дельтапланеристки несколько раз возвращались и садились прямо на оболочку. Там оказывается имелся специальный люк и шахта. Заправлялись, доливая топливо в бак и снова отправлялись в полет.

Цель обнаружила парочка из блондинки и брюнетки, что держали восточное направление.

— Они форсировали реку и идут к горам.

Я посмотрел на свою карту. Местные карты в плане подробности на обозначения гор оказались не ахти. По всему выходило, что беглецы пытались спрятаться в горах хребта Яги. Так и тянуло переиначить название на хребет Бабы Яги…

Но не успели, хотя надо признать, что убежали довольно далеко, аж на пятьдесят километров.

Эльфа тут же скорректировала курс дав «Кровохлебке» полный ход. Полчаса полета и вот уже видна масса бредущего стада в несколько сотен голов, а в предгорье развив максимальную скорость уходила малая часть в несколько десятков голов.

— Где пленницы? — задалась вопросом герцогиня, приникнув к большому телескопу.

Я так же достал свой бинокль и тщательно осмотрел стадо, но оно оказалось чисто.

— Груз с малым стадом, что гонят бегущие, — сказала мне в ухо Айон, что восстановила связь с биноклем.

И правда, оторвавшись от основного стада гнали перед собой два десятка нагруженных быков, коих можно было принять за заводных.

Еще пять минут полета и дирижабль обогнал орчанок.

— Базелла, вы готовы? — спросила герцогиня в переговорную трубу.

— Готовы!

— Тогда высаживайтесь.

Дирижабль в этот момент снизился, практически застыв на месте и десантная группа, как на тренировке спустилась по тросам на землю, встав на пути бегущих. А ведь их там больше сотни.

Вперед вырвались орчанки-воительницы, хотя они там все воительницы от мала до велика, и устремились в атаку. Казалось, эта ускорившаяся масса кавалерии просто сметет жалкий десяток орчанок с воздушного корабля.

Но во-первых, у оных в качестве оружия оказались длинные копья, что они тут же опустили вниз (а я и не заметил их кстати), во вторых, вооружены каким-никаким огнестрелом, причем как стало ясно чуть позже, в качестве боеприпаса не пожалели железа вместо стандартного галечного, а в-третьих, что называется последнее в списке, но не по значению, это конечно же «Кровохлебка», что полностью оправдала свое «кровожадное» название.

Ба-бах!

Рявкнула пушка с балкона дирижабля и несущаяся на орчанок лава кавалерии, что осыпала высадившихся тучей стрел, коим они были все равно, что горох, благодаря отменным доспехам и щитам, оказались словно смахнуты метлой. Так что таранный ударный потенциал оказался сбит более чем полностью. Тех немногих, что все-таки доскакали до орчанок во главе с Базеллой, не пострадав от каменной шрапнели и пробившись сквозь завал из бычьих туш и их всадниц, просто насадили на копья.

Основная масса бычьей кавалерии прошла на флангах. Те что проскакали ближе всего к десантницам постарались их сразить своими копьями или ятаганами, но были в свою очередь сражены огнем из ружбаек, причем срезали сразу по две-три всадницы.

Тем не менее отряд оказался в окружении диких орчих, коих оставалось еще около сотни, но это их похоже не сильно волновало. Дикие орчихи закружили вокруг десантниц продолжая осыпать их стрелами, а так же пытались словить арканами или захлестнуть кого-то хлыстами, но десантницы были не лыком шиты и подобные выпады довольно легко отражали.

Ба-бах!

Еще один выстрел из пушки и на левом фланге вновь образовалась плешь. Вновь образовался завал из тел, что несколько сбило начавшуюся карусель.

Бах! Бах!

Раздались выстрелы из ружбаек пробивая проход к этой плеши и ринулись в атаку.

— Мать моя женщина… — в полнейшем охренении пробормотал я, видя в какие машины смерти превратились бойцыссы Базеллы во главе с ней самой, настоящие берсеркерши.

Это реально завораживало. В этот момент я подумал, что иногда хорошо не знать потенциал противника, потому, как если бы я знал, что собой представляют орчанки, то ни за что не устроил бы на них засаду в том овраге, посчитав ее полностью безнадежной. А так, пребывая в счастливом неведении, настучал им по головам…

Ба-бах!

Еще один хлесткий выстрел каменной шрапнелью из пушки по скоплению живой силы противника оказался для орчих последней каплей. Они и так потеряли больше половины своих воительниц убитыми и ранеными.

Сигнал рога, крики и вот уцелевшие разворачивают своих скакунов в сторону в попытке вырваться из замеса.

«Как-то не так я себе представлял обмен, — подумал я в этот момент. — Но местным виднее, как правильнее вести переговоры».

Не участвовавшие в битве тоже драпанули, причем попытавшись увести за собой быков с грузом, но пушка «Кровохлебки» дала ясно понять, что это не самая удачная идея и уйти можно только оставив пленниц.

Собственно, для большей понятливости им об этом крикнули в рупор. Впрочем, дикие орчанки не были тупыми и прекрасно поняли, что от них не отстанут, пока не отобьют полон. Скрыться не успели, природа тоже против них, ни дождя, ни ветра… Так что бросили пленниц и отбежав на приличное расстояние остановились.

Десантницы тем временем пройдя по полю боя стали сволакивать в одно место раненых орчих.

— Зачем они вам? — спросил я.

— Либо отдадим в качестве оплаты за возможность попасть в подземелья или если никому платить не понадобится, а такое тоже может быть, то пошлем их самих в подземелья за железом и прочими ресурсами, — ответила герцогиня.

Я понятливо кивнул. Раз уж появилась возможность попутно разжиться ресурсами, да еще используя подневольный труд тех, кого не жалко, так грешно этим не воспользоваться.


35


Как ни странно, погибших среди беглянок после обстрела из пушки, оказалось немного, всего четверо орчих откинули копыта от камней и то, двоих из них скорее затоптали, когда они свалились с быков оглушенными. Так что пушка — это больше шоковое и калечащее оружие. Больше погибло от копий и ятаганов, а так же ружбаек десантниц Базеллы. Порядка трех десятков они еще накрошили не считая раненых.

Всего в плен взяли двадцать две орчанки, плюс еще семь бросили на поле боя, из-за тяжелых ранений. Возиться с ними не собирались. Потом свои подберут.

Сами десантницы отделались лишь тремя легкими ранениями. Все-таки отменные доспехи — это решающий фактор.

Освободили из плена экипаж, в общем соплей и слез радости хватало с избытком.

Задерживаться не стали, ветер начал усиливаться и становиться порывистым, стал пробрасывать дождь, так что, загрузившись на дирижабль, орчанки кстати быстренько разделали на мясо двух быков, и мы поспешили спрятаться от ветра на восточной стороне хребта Яги, за горой отмеченной как высота 1082.

Вскоре по гондоле поплыл запах жарящегося мяса. Как оказалось это расстарались орчанки, что устроили в своем отсеке пикничок. К счастью, жарили на специальных электрических плитках, а то с них станется и открытый огонь развести…

Понять их было можно. Битва была серьезная и они несколько реабилитировались в собственных глазах, так что отмечали это весело с шумом и бухлом. Какая-то бормотуха из коровьего молока — сегодняшний трофей. Про кумыс из лошадиного молока в курсе, а вот про спиртное из коровьего — впервые слышу. Но с другой стороны, какая собственно разница и там и там молоко…

Пригласили и меня на сей праздник жизни.

— Можешь даже со своей малявкой лопоухой!

Немного подумав, отказываться не стал, давно пора слегка расслабиться.

Меня явно захотели споить, но я это пресек, сказав:

— Свою норму знаю, а пьяным я вам буду бесполезен. Так что если хотите от меня что-то получить, то лучше не злоупотреблять. Кто первая?

— Конечно же я! — откликнулась Баззелла.

— Тогда раздевайся.

— Это я мигом!

Разделась командирша орчанок действительно стремительно.

— А где…

— Да где хочешь!

В том смысле что никакого отдельного закутка не предполагалось, да и я собственно плюнул на это ханжество, кумыс оказался коварен и при сохранении координации и сил, по мозгам все-таки шибануло. Хочет при всех? Будет ей при всех! Мне тоже стесняться нечего.

— Тогда давай здесь… Ложись на спину, ноги прижми к телу так, чтобы колени оказались под подмышками.

Базелла с готовностью выполнила все мои хотелки и мне осталось только выполнить свою часть сделки.

Сначала я накрыл ее половые губы, это «бутерброд» ладонью, начав поглаживать вверх-вниз то и дело легонько сжимая, а как только начала активно выделяться смазка продолжил процесс. Сначала погрузив два пальца между большими половыми губами зажав между ними малые, а потом поместив средний малец между малыми начал ласкать так называемое преддверие влагалища с выходом на клитор.

— М-м-м… начинай же! — в какой-то буквально прорычала Базелла.

— Один момент…

Я стянув штаны встал над ней, а потом присел словно на корточки вставляя член ей в вагину. Сначала заопасался, что он туда провалится как ракета в ракетную шахту, но нет, какое-никакой сопротивление все же было, это не пизденка гоблинки, куда надо пропихивать с силой.

Дальше схватился за ее сиськи и начал ебать ее вприсядку буквально вбивая в нее свой ствол.

Базелла долго не кончала, но и я не спешил в итоге кончили вместе.

— Я следующая! — подскочила следующая орчанка с коричневыми волосами, срывая с себя одежду.

Забыл, как ее зовут. Но да какая разница? Как говорится, секс не повод для знакомства…

— Не так быстро, мне нужно слегка отдохнуть…

Отдохнуть мне дали, сунули рок с кумысом и кусок отменно приготовленной печени, сочную и в то же время с хрустящей корочкой.

Силы восстановились быстро, увеличенная доза химии этому весьма способствовала, но позу я решил сменить, а то слишком большая нагрузка на колени. Так-то вторая моя партнерша повторила конфигурацию Базеллы, но ее я прислонил к столбу спиной, точнее поясницей и соответственно попой кверху, так что она практически теперь опиралась лопатки. Так же помассировав «бутерброд», ввел член сам навалившись на столб и обхватив его руками.

«Да, так определенно удобнее, — подумал я. — А главное частоту входа-выхода можно значительно увеличить».

В итоге находясь под действием химии, а так же феромонов орчанок, от которых я в конечном итоге практически потерял голову и что называется озверел, отымел их всех и кажется не по одному разу ибо в таком сумрачном состоянии да усугубленное алкоголем, быстро потерял счет «подходов к снарядам». Да и вообще все помнил какими-то смутным отрывочными кусками…

Проснулся в окружении голых орчих, буквально сплющенный грудями двух из них, а именно Базеллы и той второй с коричневыми волосами. Оказался опутан их руками и ногами. В общем тоже своеобразный бутерброд получился…



Глава 17


36


Яйки мои яйки!

Чертовы орчихи реально опустошили меня до дна и теперь яйца пронзала острая боль, так что лишний раз не пошевелиться. Даже болеутоляющее пришлось принять…

Да чтобы я хоть еще раз стал с ними трахаться! Ни за что! По крайней мере не со всеми сразу. А мне ведь еще с герцогиней кувыркаться… впрочем с ней можно не доводить дело до извержения, сделав упор на мазохизм. У меня на этот счет кстати пара идеек появилось.

Герцогиня, кстати, дабы иметь меня под рукой и больше никто не перехватил (те же дельтапланщицы например, не говоря уже о почих чле… вагинах экипажа) выделила мне отдельную каюту, гостевую на три комнаты, так что обосновался на дирижабле я с Жаххой с изрядным комфортом.

Пока бушевала природа: вновь полил дождь, громыхал гром и сверкали молнии, решил пополнить боеприпасы к своей винтовке, что я успел изрядно растратить. Для чего сходил к гномкам. Можно было конечно за счет герцогини все сделать, она бы не отказала, тем более что я ей отдал семена, так что это можно было считать платой, но куда мне золото девать? С собой в подземелье тащить?

Золото к слову сказать, оказалось не таким уж и ценным металлом, даже дешевле свинца! Это было неожиданно. Буквально переворачивало ценностные шкалы с ног на голову.

— Почему так? — спросил я у герцогини во время очередного ужина.

— В отличие от железа оно не портится, так что золотых изделий на месте городов находят довольно много, особенно если удастся наткнуться на лавку, что раньше торговала различными предметами роскоши. А вот остальные металлы, особенно железо подвержены разрушению.

— Логично… мог бы и сам дотумкать…

В общем дешевле было бы сделать золотые пули, но сделал какие надо.

Вот кстати неизвестно, что с квадром делать, там для колесного транспорта наверняка условия прямо скажем не самые подходящие. Разве что в тачку переделать, чтобы возить ИИ, а так же некоторый запас еды и воды?

А с ядерной батареей что? Ее точно не имеет смысла тащить с собой. Если надо, то электричеством поделится Айон.

Так и быть, оставлю в подарок герцогине, может приспособит куда. Да вот хотя бы на «Кровохлебку» поставить, будет независимый от работы генератора надежный и мощный источник электричества.

Немного поторговавшись, они отлили мне необходимое количество пуль-стрелок для винтовки.

Кроме того я решил слегка доработать ружбайки. Ну как слегка? В таком виде меня это оружие совсем не устраивало, слишком уж муторно перезаряжать его после каждого выстрела. А если врагов много и надо обеспечить плотную огневую завесу? Так что я решил сделать нормальные револьверные ружья, благо время для подобных модернизаций есть, а главное есть необходимый станочный парк, что меня обрадовало и удивило.

— Сможете сделать вот так? — спросил я их, показав наскоро сделанные чертежи.

— Это будет непросто… — сказала первая, она же главный механик-двигателист по имени Будра.

— И не быстро, — добавила вторая, специализирующаяся на электрике с именем Ктенанта.

— И чем платить будешь? — спросила третья, Сцирпус, коя собственно и работала на станках. — Тем более что нам придется потратить свое железо…

Вот блин, я даже невольно порадовался, что погибла четвертая, ибо уверен, что и она еще что-нибудь вставила, набивая цену за работу.

— Металлом от моего квадра, что останется после того, как сделаем из него тачку.

— Ну-у… — хором выдали они.

— Может мне тогда вас еще отъебать, для ускорения процесса? — начал раздражаться я. — С кого начать?

Я начал демонстративно расстегивать штаны.

— Или вы предпочитаете общество друг друга и мужчины вам не интересны?

— Иинтересны-интересны, но и от общества друг друга не отказываемся… — выдала Будра, уставившись мне ниже пояса.

И я даже не понял, действительно она заинтересовалась или ерничает.

— Ну же, доставай его! Давно я не держала в руках живого члена! Даже начала забывать, каково это…

— И я, — поддержала ее Сцирпус, — все больше суррогатом приходится пробавляться…

«Вот блин, попал!» — мысленно воскликнул я.

Член после орчанок вставать по первому сигналу не спешил, так что доставать из широких штанин мне по факту было нечего, только вялый позор. Да и не заводили меня гномки, ни по комплекции, ни по возрасту, все-таки староватые, как следствие бочковатые. А та, что имела узкую талию (кого я собственно наблюдал в через БПЛА, когда дирижабль только готовился к взлету для погони за мной), погибла.

— Только боюсь герцогине это не сильно понравится, — сказал я.

— Сам же предложил, — напомнила Ктенанта.

— Тем более с орчанками ты сношался и ничего… — добавила Сцирпус.

— С орчанками я заключил договор до того, как познакомился с ее светлостью.

Пришлось вкратце объяснить суть договора заключенного после схватки. Забавно, что их услуги по контролю над экипажем не понадобились и в итоге я напрасно «пострадал».

— Так что не мне вам объяснять, что договор есть договор, даже если он из-за независящих от них причины не вступил в действие.

Эту версию я кстати и продвигал, чтобы герцогиня не обижалась.

— Это да… Ладно, сделаем… без исполнения «угроз».

Гномки засмеялись, но нет-нет да скашивали глаза в район моего паха.

С материалами у гномок так же проблем не возникло, в наличии имелась самая различная бронза от классической оловянной, до алюминиевой. Так что в обмен на титановые трубки и три колеса от квадроцикла, они сделали мне четыре барабана и «запилили» две ружбайки.

Схему револьверного оружия я прекрасно помнил, так что решил пойти по мотивам револьверного гранатомета. Тем более что калибр у этих ружбаек лишь немногим меньше.

Так же поработал с боеприпасом. Уменьшил избыточный пороховой заряд. Он ведь предназначен в основном для стрельбы каменным дробом, так что для эффективного поражающего действия его нужно выстреливать с изрядной силой. Легковаты все-таки обычные камешки. Я же уменьшив пороховой заряд, заменил камень на стальную картечь. В итоге при снижении мощности выстрела с охрененной отдачей, увеличилась эффективность выстрела. Испытания показали, что таким оружием вполне может орудовать даже гоблинка.

Как поступить с Жаххой, я откровенно говоря пока не знал. Тащить ее с собой в подземелья не хотелось, очень уж слава у них дурная и думать что катакомбы Иркутска будут чем-то отличаться от остальных не приходилось.

И даже если все пройдет нормально, то есть еще один поганый момент, а именно мои перспективы не выбраться из подземелий в силу естественных причин. Могу загнуться в любой момент и она банально останется одна.

Все-таки привязался я к ней, чувствовал свою ответственность, прямо по пословице про прирученных. Беременна опять же… И фактически бросить ее на произвол судьбы одну я не мог.


37


Имея под боком герцогиню (причем в прямом смысле этого слова «под боком», и если уж на то пошло, то даже в прямом смысле первого из двух этих слов «имея»), что в молодости изрядно покуролесила в подобных командах приключенцев, что лазили по таким подземельям, я не мог не поинтересоваться ее опытом, чтобы перенять его хотя бы в теории. И чем больше она рассказывала, тем больше мне эти подземелья напоминали игровые данжи с монстрами.

Сам играми я особо никогда не увлекался, для меня это являлось пустой тратой времени, кое можно потратить на что-то более продуктивное, но представление имел.

Другое дело, что с драгоценным лутом было не ахти: железо и пластик к коему получали доступ после зачистки участка подземелья от опасной мутантной живности. Ну, еще разве что с самих монстров что-то получить: кожа, внутренности, чешуя, хитин, клыки с когтями и тому подобное в зависимости от монстра, а оные были на любой размер, цвет и вкус… причем иногда в прямом смысле этого слова. Типа дракон — это не только ценная кожа, но и две-три тонны диетического легкоусвояемого мяса.

Но она к сожалению ничем не могла помочь в плане личного опыта именно с иркутским данжем ибо в нем она никогда не была, больше по красноярскому и братскому подземельям специализировалась.

Беседы наши, кстати, больше походили на допрос с пристрастием в каком-то гестаповском застенке, если не обращать на внешний антураж.

Видя, что герцогиня тяготеет к мазохизму, а сам я из-за орчанок еще долго буду никакой по крайней мере хоть стояк и был, и присунуть мог, но в этом случае лучше обходиться без извержения, когда она пришла ко мне в очередной раз, предложил ей подобную ролевую игру с веревками, ремнями, кляпами и плетками. Даже удивился, что она сама до этого не дошла. Хотя может и дошла бы со временем…

Немного подумав, герцогиня согласилась разнообразить свою сексуальную жизнь новым опытом. К удушению я добавил электрический ток, подведя его от батареи квадроцикла и настроив необходимые параметры по напряжению и силе тока через примитивный резистор из металла с высоким сопротивлением, что нашелся у гномок. В качестве электродов использовал рукояти от столовых приборов, двух вилок, рукояти у которых были не плоскими, а с таким овальным сечением…

— Расскажи мне о тех подземельях к которым мы летим. Что мне ожидать в них? — спросил я, связанную по рукам и ногам герцогиню (хотя руки ввиду травмированности не трогал, так, ограничил подвижность ног, разведя их в стороны в согнутом положении), медленно вводя в ее влагалища член, одновременно коснувшись ее шеи электродами из-за чего у нее из-за спазма перехватило дыхание.

— Я не знаю…

— Н верю…

Продолжая медленно работать бедрами, снова коснулся ее кожи электродами в районе ключиц и повел в грудям.

Благодаря высокой атмосферной влажности, мы постоянно были мокрыми, так что электрическая проводимость была прекрасной, да я еще поддал напряжения.

Герцогиню начало мелко трясти.

— О-о-ох… никогда там не была…

— Но слухи же какие-то ходят про подземелья этого города?

Электроды дошли до сосков, кои я предварительно вдумчиво поласкал языком.

— Ам-м-м!.. — выгнуло ее дугой и мелко затрясло, так что глаза закатывались. — Я давно… не отслеживаю подобную информацию…

— Точно?

И снова произвел контакт электродов с торчащими сосками.

— М-м-ма-а! Да! К тому же ситуация там в любой момент может измениться и район, где допустим обитали пауки, могут занять мокрицы…

— А помимо пауков и мокриц кто там обитает?

Электроды от груди медленно повел вниз по влажному от пота животу.

Чтобы меня самого не приложило, вышел из нее, да и сам подошел уже к границе извержения, а кончать мне нельзя.

Ведя электродами по животу, то сводил их вместе, то разводил в стороны делая двойную змейку, из-за чего электрическое воздействие то уменьшалось, то усиливалось, что приводило к судорожному сокращению и расслаблению мышц живота моей «жертвы» под громкие стоны. Закончил на лобке.

— Ар-р-р-ах! Слышала… про гигантских змей, что могут запросто проглотить человека, а так же жуки… Самые неприятные твари…

— Почему?

Отложив пока в сторону электроды, вновь припал к соскам герцогини, прикусив один из них зубами при этом придушив ее левой рукой и одновременно начав теребить ей клитор пальцами правой руки.

— У-у-ы… Хр-р… Он-ни мелкие… с ладонь размером, но их очень много, так что… когда налетят стаей в несколько сотен, а то и тысяч штук, то отбиться от них очень сложно… Укусы болезненные, а главное — ядовитые, яд не смертельный, но движения раскоординирует, так что жертва уже не может быстро бежать, ведет себя как пьяная. Они выедают свою добычу изнутри, пролезая в живот через рот, а совсем мелкие — через нижние отверстия…

Бр-р… Меня слегка передернуло от отвращения, как только представил себе это.

— Как тогда от них отбиваться?

И снова в ход пошло электричество. Снизив напряжение почти до минимума, коснулся электродами внутренних сторон бедер, а потом довел их до больших половых губ. Один электрод у клитора, второй у ануса, и провел один снизу вверх от ануса к клитору, а второй от клитора к анусу.

— Ам-ма! — мелко затрясло герцогиню.

Но я не останавливался и теперь подвел электроды от ануса к клитору.

— Ы-ы-ы!!!

Маранту выгнуло дугой.

— Н-нужен огнемет или кислота… но лучше огнемет…

— Хм-м… а на борту «Кровохлебки» огнемета часом нет? — поинтересовался я, вновь занявшись ее перевозбужденным клитором теребя его пальцами из-за чего ее вскоре начали бить мелкие спазмы оргазма. Моя «жертва пыток» рефлекторно пыталась сдвинуть ноги, но не получалось из-за того, что я повязал их вместе пропустив веревки через края койки и завязав узел под койкой.

— Нет, н-но для тебя сделают… Еще!

Еще так еще. Я снова пропустил ток, но на этот раз через малые половые губы, что буквально истекали смазкой, а значит проводимость будет очень хорошей. Тут и электричество свое дело сделало и вызванный им оргазм усилил эффект, так что в итоге все это вместе спровоцировало выдачу мощной струи… золотого дождя.

Едва успел увернуться. Не любитель я этого дела.

Ну хоть по большому не обделалась. А ведь тоже могло быть…

— У-у-у!!!


38


Три дня нелетной погоды наконец сменились если не идеальными для полетов условиями, то вполне приемлемыми. Эти дни не прошли впусте, была проведена модернизация ружбаек и я получил два револьверных ружья с нормальными боеприпасами, а так же гномки сделали мне ранцевый огнемет из подручных средств с огне смесью так же проблем не возникло. Так что я был готов ко всевозможным приключениям в подземельях бывшего Иркутска.

Шестьсот километров до цели преодолели за световой день. Но вместо какого-нибудь орочьего клана, с которым пришлось бы трудно договариваться за возможность проникновения в подземелья, увидели потенциально иную проблему, а именно конкурентов. Хотя учитывая размеры подземелий так думать было глупо, тем не менее при нашем приближении от земли оторвался дирижабль, раза так в полтора больше «Кровохлебки» и двинулся на нас.

Начались переговоры с помощью светового ратьера.

— Это дирижабль гномих, клан Желтый Оникс, требуют от нас удалиться… — произнесла эльфийка Иксора — командир «Кровохлебки». — Это если мягко сказать.

Я понятливо усмехнулся. Уже успел пообщаться с гномками пытаясь контролировать их работу во время модернизации оружия, так что примерно представлял в каких «непарламентских» выражениях было предъявлено требование «удалиться». Женщины вроде, а матерятся так, что уши вянут.

— Передайте им, что подземелья не их собственность, они его не покупали и как подозреваю, даже не платили орчанкам за право находиться здесь. Нам проблемы не нужны, на их точку входа мы не претендуем и поищем другое место.

Эльфйка кивнула, после получения кивка одобрения герцогини и ее помощница стала работать рычагом прерывателя.

— Наверняка тут полно этих ходов, — добавил я.

Возникла небольшая пауза, после чего с замигало в ответ.

— Требуют улететь подальше, так чтобы нас даже видно не было.

— Без проблем, — пожал я плечами. — Уверен, что город был огромен, так что если смотреть из центра, то окраинами уходил за горизонты. Так что отбейте согласие и полетели отсюда…

— Хорошо…

Эльфийка снова засверкала ратьером.

— Куда именно летим?

— Без понятия. Давайте сначала уберемся подальше… скажем на запад, а потом пойдем по кругу в поиске подходящего места… Сколько еще до заката?

— Чуть меньше часа.

— Думаю времени для поиска полно.

Спорить со мной не стали и сделали все как я предложил, так что «Кровохлебка» резко развернулась и легла на новый курс.

Я смотрел вниз, на проплывающие за бортом холмы и все больше убеждался, что каждый такой холм — останки огромного здания-башни, слишком уж равномерно они располагались.

— Что там гномки?

— Минут пять постояли, а потом повернули назад, — ответила Иксора.

Как только дирижабль гномок перестал быть виден, а холмы исчезли, «Кровохлебка» повернула на юг. Вновь пошли холмы. Время от времени виднелись темные зевы ходов в подземелья, но я лишь провожал их взглядом. Смысл в них соваться? Там уже все хорошо прошерстили… По-хорошему следовало бы пробить собственный ход, причем в районе, где таковых мало, но это практически нереально, в том плане, что слишком долго и трудно даже используя подневольный труд пленниц.

В идеале конечно нужна карта города, а к ней карта раскопов, чтобы понять, где уже все обчистили и куда собственно двигаться. Можно конечно самому составить и то и другое, вот только времени на это уйдет очень уж много и я не уверен, что у меня столько есть. Так что, будь погода нормальная, уверен, что за неделю бы управились полетав над холмами зигзагом, но в том-то и дело, что с погодой полный затык. Скоро придет новый циклон с ветром, дождем, громом и молниями. В общем не до полетов станет.

Карты есть разве что у давешних гномок, но что-то сильно сомнительно, что они ими поделятся, а предложить мне им нечего. Разве что ядерную батарею от квадроцикла? Но не уверен, что клюнут. Да и герцогиня не отдаст… очень уж ее понравилась электрическая стимуляция.

— Через десять минут закат. Надо приземляться, — сказала эльфийка.

— Хорошо. Выбирайте первое подходящее место рядом с входом…

Я подумал, что раз уж на то пошло, то подойдет и уже пробитый, положившись на удачу. Просто придется хорошенько углубиться в него, так далеко, как не заглядывали местные приключенцы и добытчики, чтобы найти что-то стоящее. Хотя если честно, я сам плохо представляю, что именно ожидаю найти. Но да на месте определюсь.

Иксора отдала необходимые приказы и вскоре мы пошли на снижение. Дирижабль приземлился точно в момент, когда Солнце, испустив последние лучи, скрылось за горизонтом.

— Маранта…

— Д-да? — несколько удивилась герцогиня, ибо по имени я ее редко когда называл.

Я провел электродами ей по правой груди с разных сторон от «подножия» к «вершине» подбираясь к соску. Герцогиня реально серьезно подсела на «электростимуляцию».

— Мы-м-мы…

— У меня есть маленькая просьба… даже две…

— Что ты хочешь? Ах-х!..

Я, доведя электроды до ореола соска отнял их от груди.

— Свою часть сделки ты выполнила, довезла меня до нужного мне места. Я лишь хочу, чтобы дирижабль задержался на пару дней, пока я сделаю разведывательный, точнее ознакомительный спуск в подземелья… а потом уже пойду в глубокий рейд.

— Мог и не просить об этом. Во-первых, погода снова портится, так что мы тут застрянем на некоторое время… М-м-м…

Я приложил электроды к внутренним сторонам бедер и повел их вниз к вагине.

— А во-вторых?

— М-м-м… А во-вторых, я пойду с тобой.

— Это лишнее Маранта…

— Это решать только мне! М-м-м!!!

Я отложив электроды ввел в нее член и начал активно работать сбрасывая собственное напряжение.

— Зачем так рисковать? У тебя герцогство, за ним пригляд нужен.

— Оно в надежных руках… Я хорошо подготовила дочь, у нее хорошие советницы и надежные защитницы…

— В подземельях опасно. Мне-то все равно по большому счету…

— А я решила вспомнить молодость. Мне этого сильно не хватало в последние годы…

Я признаться сильно сомневаюсь, что ей именно приключений не хватало, скорее на это внутреннее желание, точнее ностальгию о прошлых безумствах и в целом о молодости, наложились мои электрические эксперименты, вновь сделав воспоминания яркими, она вновь почувствовала себя молодой и появилось сильное желание их повторить.

Герцогиню стала бить судорога оргазма, после того как я снова начал водить электродами по большим половым губам от ануса к клитору, в какой-то момент подведя оба электрода к данному чувственному месту. На этот раз обошлось без «золотого дождя».

— А какая вторая просьба? — спросила она отдышавшись.

— Позаботиться о Жаххе, когда… ну ты поняла.

— Хорошо… она не будет ни в чем нуждаться.

— Спасибо.

И в качестве дополнительной благодарности я ввел ей один электрод в анус, а другой погрузил в вагину при этом прибавив напряжения и силу тока.

— Ау-о-оу-о!!!



Глава 18


39


Ознакомительный спуск в подземелья состоялся после обеда следующего дня. В первый раз решил сходить налегке, то есть без тачки и соответственно ИИ. Углубляться далеко не собирался. Со мной двинулась Жахха, в качестве охраны пошла Базелла с четверкой своих бойцыц (две в авангарде и пара в арьергарде) и герцогиня.

«Влюбилась она что ли? — подумал я. — Или это материнский инстинкт? Сразу и не поймешь…»

Но возразить против участия Маранты мне было нечего. Прогулка ведь фактически.

По факту ничего интересного не увидели, даже ни одного монстра о которых я так много слышал, на глаза не попалось. Углубились где-то метров на пятьдесят и попали в бетонный тоннель три на пять метров. Под ногами земля и мусор, дождевой воды натекло на удивление немного, а на стенах и потолке — знакомый светящийся мох, так что даже не требовались фонарики.

— Этот мох везде растет? — спросил я.

— Да, — кивнула герцогиня.

— Отлично… не в курсе, для чего предназначается этот тоннель?

— Тут с обеих сторон тоннеля раньше многочисленные трубы были из бетона, пластика и железа. Железо крайне плохое, больше ржавая труха, но гномки и эту ржавчину берут. Как-то они ее обратно в железо превращают… говорят, что магия…

— Врут.

— Правда?

— Обычная химия. Я тонкостей не помню, но магии там точно нет.

— Вот как…

— А что, бетонные трубы тоже выносят?

— Нет. Они большей частью уже довольно хрупкие. Их разбивают. Вот осколки, — герцогиня пнула один явственно видимый «черепок».

— Зачем?

— Там логова тварей могут быть… вот чтобы внезапно не напали из какой-нибудь дыры эти трубы разбивают.

— Ну да, — понятливо кивнул я.

— В пластиковых трубах иногда встречаются жилы из меди или алюминия… Хорошо сохраняются латунные переходники и всяческие вентили…

В общем все ясно, в таких коридорах пролегали коммуникации городского хозяйства: канализация, трубопроводы и энерголинии.

В полу иногда виднелись дыры.

— А это что?

— Там ничего нет. Просто дыра ведущая в пустую трубу.

«Наверное сток на случай коммунальной аварии, чтоб не затопило основной тоннель, в лучшем случае водой», — понял я.

— Но если здесь трубы забиты землей нанесенной с поверхности, то в иных местах они могут служить убежищем для различных тварей вроде жуков или мокриц.

— Чем опасны мокрицы?

Этот момент я как-то упустил на «допросах» герцогини.

— Мокрицы размером с кошку и у них очень едкая слизь… Разлагает мясо в считанные минуты.

— Понятно. А полезное что-то с них можно взять?

— Разве что саму эту слизь. Против жуков хорошо действует, как и против пауков.

Про пауков я уже был в курсе. Ценное с них это собственно их паутина из которого эльфы делают паучий шелк. Ткань дорогущая, но очень крепкая на разрыв, если сложить ее в несколько слоев, то ни стрелой не пробить, ни мечом разрубить, практически аналог кевлара, только лучше — легче и эластичней.

У герцогини такая одежка имелась, потому, собственно, и выжила, ибо стрел от орчанок она словила немало, но даже выпущенные в упор пробить ткань не смогли, хотя синяки остались шикарные. Впрочем, они уже рассосались после использования каких-то лекарственных мазей. Но синяки пустяк по сравнению с тем, что она уже сняла шину с руки, где я так и не смог точно определить, перелом там у нее или просто треснула. Да и вторая рука тоже недолго скованной останется. Герцогиня принимала какой-то препарат из вытяжек внутренних органов местных тварей, что ускоряли регенерацию в разы. Тут главное не переборщить, а то сам мутировать начнешь.

Увы, поскольку делались они именно из не то мутировавших тварей, не то специально генетически измененных и даже сконструированных животных, то отсылать домой рецепты было бесполезно.

Коридор время от времени ветвился боковыми ходами. Как несложно понять, они шли к зданиям. Я решил заглянуть в одно из таких.

Не знаю, что я там ожидал увидеть, так что не разочаровался не увидев ничего. То есть здание обрушилось внутрь себя и если что-то было под ним, те же подземные гаражи, то все плотно завалило.

В них даже не пытались копаться.

— Бесполезно, — сказала герцогиня, когда я отметил этот момент. — Их разграбили наверное сразу после разрушения, еще до того как занесло землей превратив в холмы. И лишь в некоторых встречаются внутренние водоемы, что как правило плотно оккупированы слизняками и прочими мокрицами с пиявками.

Бр-р… ненавижу пиявок.

А так логично. Сразу после катастрофы сначала грабили то, что находилось на поверхности и доступнее всего. До подземелий потом по каким-то причинам просто не дотянулись. Сначала хватало с избытком того, что лежало наверху, а потом… а бог его знает, что случилось потом, по крайней мере аборигены ничего толком пояснить мне не смогли, кроме того, что это время известно, как Темные века, хотя правильнее было бы сказать — тысячелетия, так же это время известно под эпитетом Века бесконечной войны.

Я так понял, что именно в этот период началось стремительное затопление обширных плодородных низменностей вроде той же Западно-Сибирской равнины и люди (и нелюди) вынужденные бежать с насиженных территорий кои неумолимо поглощала вода, сражались за еще сухие и возвышенные участки. Надо думать месиво было еще то, сопровождалось огромными жертвами и сопутствующими им прелестям вроде стихийных бедствий и эпидемий. Из-за чего просто гигантское количество материальных ресурсов, что лучше было бы потратить на созидание, вылетело в трубу этой войны, так что в итоге выжившие деградировали до состояния средневековья раз уж дело дошло до мечей. Ведь в первую очередь уничтожались заводы по производству оружия, боеприпасов, электроники и так далее…

Как бы там ни было в разграблении случился длительный перерыв. Точнее сказать буквально вычищали мелкие и относительно «чистые» в плане безопасности близлежащие города, оставив покое «зараженные» мутантами крупные, которые к тому же находились вдали от обжитых и плодородных территорий. И только пару столетий назад вновь начался активный грабеж останков городов-многомиллионников с расплодившимися в подземельях тварями.

— А что еще можешь сказать про Темные века бесконечной войны? — поинтересовался я.

— Записей о тех временах осталось мало… но есть легенды.

— О чем?

— О магах, что могли исторгать из себя огненные шары или обрушивать на врага дождь из лелеяных стрел, или насылать смерчи, просто убивали взглядом… А еще были целители, что могли поднять буквально из мертвых.

Невольно вспыхнула надежда на исцеление таким вот магом. С одной стороны четко понимаю, что магии быть не может, но… глядя на гоблинку и тех же орчанок, уже начинаю сомневаться в этом. Мало ли до чего дошли в прошлом генетики экспериментаторы? Может чего-то добились?

Вот это был бы рояль! Найти бы такого мага, чтобы он бахнул на меня плетение абсолютного исцеления!

— Хм-м… А сейчас хоть что-то подобное существует?

— Я не слышала… — тихо сказала герцогиня, осознав, что это для меня значит.

— Скорее всего действительно легенды… — вздохнул я. — Если не откровенные сказки… основанные на фэнтезийных книгах и фильмах. Кто-то что-то не понял и вот уже пошел гулять слух о магах.

— Думаешь?

— Уверен. Иначе маги бы никуда не делись… и рано или поздно проявили бы себя.

— По преданиям за ними охотились, пока всех не уничтожили.

— Даже если бы и так, то рано или поздно появились бы новые и будучи необученными, выдали бы себя неумелыми действиями, скажем сожгли бы кого-нибудь в порыве гнева, или наоборот заморозили.

— Наверное…

Хотя у меня мелькнула по этому поводу другая мысль. А что если маги действительно были, только не естественного происхождения, а технологического?

Ведь сказано кем-то, что развившаяся технология в какой-то момент уже может стать неотличима от магии.

Вот и тут, были такие тех-маги, а когда их перебили, то на этом вся магия и кончилась ибо технология была утеряна.

Впрочем, мне по любому это ничего не дает…

Бродили по подземельям часа три, даже поужинали под землей. И где-то в конце четвертого часа наконец вышли в относительно не разграбленную часть тоннеля. Я наконец увидел эти трубы на стенах.

Базелла в профилактических целях пшикнула из огнемета в канализационную трубу. Из нескольких проломов вырвались языки пламени и дым. Послышался чей-то возмущенно-панический визг. Кого-то все-таки поджарили…

Кстати, скорее всего благодаря мху в подземельях дышалось достаточно свежо, не было этой затхлости. А может все благодаря многочисленным входам, так что имелась вентиляция.

Я же наконец осознал, что эти тоннели городского хозяйства для меня бесполезны. Я сюда пришел не за ржавыми трубами из железа и пластикой трухи с жилами практически полностью окислившимися проводов.

В общем мне кровь из носу нужна карта города и взять ее можно только на более глубинных уровнях, а именно метрополитена, там наверняка что-то должно было сохраниться, хотя бы примитивные схемы. Надо искать вход туда.

— Адам…

— Что?

— У тебя из носа кровь течет…

Я провел пальцами под носом. Действительно кровь.

— Дерьмо.

Я буквально услышал, как таймер начал обратный отсчет. Или это бухало в ушах сердце?.. У меня остался месяц. Через месяц, а то и несколько раньше, у меня начнутся припадки, как у одного из главных героев фильма «Достучаться до небес», а то и чего похуже, например полный отказ каких-нибудь органов чувств того же зрения или слуха, а то и паралич отдельных частей тела или внутренних органов.

— Возвращаемся. Завтра проверим другие ходы…


40


Следующая нора вела в такой же тоннель ЖКХ только практически не разграбленный, даже странно, но причин тому могло быть несколько от того, что не дали внешние силы — дикие орчихи, до внутренних — полезли агрессивные мобы… то бишь монстры. В этот тоннель загнали пленных орчих собирать ресурсы под охраной парочки «девочек» Базеллы с полным вооружением плюс огнемет. А я продолжил поиски.

И как известно, кто ищет, тот найдет. Нашел и я. Очередная нора вела явно в метро, прямо на стацию, причем пересадочную, если судить по тому, что от нее отходило сразу четыре тоннеля пятиметрового диаметра.

— Осталось решить, по какому тоннелю идти…

Богатый выбор тоже не всегда хорошо. Создается эффект Буриданова осла.

Я конечно же тщательно исследовал стены в надежде найти схему, но увы, те кто пробил этот тоннель тщательно обчистили станцию от всего, что имело хоть какую-то ценность, так что все таблички пооборвали. Но это меня не сильно расстроило, теперь надо добраться до первой же не разграбленной станции и я получу, что мне надо. Может быть…

Но как хорошо известно, ни одна бочка меда не обходится без ложки дегтя. Стоило нам выйти из подземелья, как мы увидели в отдалении знакомый дирижабль гномьего клана Желтый Оникс.

— Они что-то сказали? — спросил я у Иксоры.

— Нет.

Дирижабль пройдя у горизонта улетел и все немного успокоились, решив что гномихи совершали патрульный рейд. Может так оно и было, но меня напрягло сообщение от Айон, чье «тело» все это время находилось в командном пункте «Кровохлебки»:

— Боюсь Адам, у меня не очень хорошие новости… Так что лучше перейти на морзянку.

«Докладывай», — отбил я морзянку передатчиком, благо и такой режим предусмотрен.

— Я зафиксировала едва заметное прерывистое свечение оболочки дирижабля гномих.

«Может кто-то внутри оболочки баловался фонариком?»

— Нет. Свечение было отраженным.

«И что это значит по-твоему?» — спросил я, хотя уже догадывался об ответе.

— Только то, что кто-то с нашего дирижабля в тайне передавал им некое сообщение.

«Ответное сообщение было?»

— По-моему да, хоть и не в световом диапазоне.

«Ну да, его бы могли заметить эльфийки. Тогда как?»

— Дирижабль совершил несколько странный маневр, резко сместился вправо и верх, потом лег на прежний курс. Естественными причинами его объяснить сложно несмотря на порывистый ветер.

«Согласен, это вполне может быть условный сигнал, типа сообщение получено, ожидайте решения. Хм-м… Остается понять, кто и что за сообщение передавал… То, что мы нашли перспективный ход еще никто из экипажа не в курсе… Все что могли передать, это о том, что нашли не разграбленный тоннель ЖКХ и там идет активная добыча. Но лично мне как-то сомнительно, что из-за этого кто-то может пойти на предательство и сильно сомневаюсь, что гномихи из-за той кучи ржавчины и пластиковой трухи пойдут на обострение с риском потерять свой дирижабль. Не стоит оно того… этого мусора тут хоть жопой ешь… Нужна более веская причина».

— Ты.

«Что — я?»

— Причина для возможного конфликта и как ценная добыча.

«Да ну нах… Гномихи, как я понял достаточно обеспечены, чтобы не иметь проблем с мужиками и рисковать дирижаблем для захвата одного трахальщика это как-то сомнительно на мой взгляд».

— Как трахальщик может ты их и не сильно интересуешь, хотя и от такого твоего использования уверена не откажутся, а вот как источник информации о различных технологиях — вполне. Ну и в какой-то степени я сама. Только от меня они в принципе ничего не узнают, ибо я не чувствую боли и пытать меня бесполезно.

«Думаешь нас кто-то подслушал, пока я разговаривал с герцогиней»?

Да, тут мой косяк, как-то не подумал о таком варианте в условиях примитивных технологий. Дескать раз нет электронных жучков, то и подслушать невозможно. Но голь как известно на выдумку хитра. В тех же средневековых замках были слуховые тоннели замаскированные под вентиляцию.

— Практически уверена в этом, Адам. Дирижабли как ты уже в курсе строят гномы и сдается мне, что им не составит труда провести слуховые трубы вписав их в элементы каркаса гондолы.

«Согласен…»

— Что будешь делать?

«Сначала нужно удостовериться на сто процентов в своих подозрениях. Так что пойду сейчас к герцогине, а потом возьмем этих гномок за их толстые жопы и…»

— И?

«Допросим».

— Ну да, что же еще делать с их жопами?! — посмеялась Айон.

Вот тут-то мне и пригодились наконец орчанки. Я все-таки решил сначала взять гномок под стражу, и только после этого говорить с Марантой. А то пока буду тереть с герцогиней гномихи могут что-нибудь заподозрить и учинить какую-нибудь пакость.

Постучав к ним, спросил:

— Вы там случайно не моетесь?

— Нет!

— А специально?

— Тоже нет!

Орчанки засмеялись и коричневолосая открыла дверь.

— Заходи Адам! Мы тебе всегда рады!

— Ну дык…

— Решил нас снова порадовать… — начала Базелла при этом встала и подхлдя ко мне, принялась медленно расстегивая пуговицы на корсете. — То мы всегда готовы!

— Не-не-не! — быстро залепетал я не в силах оторвать взгляда от открывающейся с каждой расстегнутой пуговичкой груди. — Я тут не за этим…

— А зачем?

— Нужна ваша помощь в одном серьезном деле. Можно сказать жизни и смерти.

Я быстро рассказал им о подозрениях на измену гномок и необходимости их немедленного ареста.

— Вот оно как? Без проблем! Даже с радостью, особенно если ты повторишь…

— Базелла! Я пустой! Сама должна понимать мои возможности! Яйца у меня не бездонные! Я еще не восполнил понесенные с вами потери…

— Но герцогиню же ты несмотря на это…

— Это другое… там без… извержения…

— Вот как? Так устрой и нам так же!

— Не думаю, что вам понравится…

— Но герцогине же нравится! Вон как она верещит, что мы кончаем от одних ее воплей! Мы тоже так хотим!

Ну да, несмотря на звукоизоляцию все были в курсе… в общем не помогала звукоизоляция.

— Ну, смотрите сами… я вас за язык не тянул. Покажу вам что да как, а там вы и без меня можете развлекаться.

— Тогда пошли!

Орчанки вломились на территорию гномок и быстро их повязали, причем довольно жестко и с явным удовольствием. Похоже у них были какие-то внутренние терки.

Герцогиня отнеслась к моим словам всерьез, потенциальные предатели никому не нужны.

— Только как мы это докажем? Боюсь если станем их пытать, то…

Я, понимая нежелание герцогини портить отношение с гномами, сказал:

— Никаких пыток. У меня есть интересные таблетки. Скушают и через полчаса запоют как птички-певички.

Против такого способа допроса герцогиня ничего не имела, так что Базелла лично скормила гномкам таблетки. Те их жрать понятное дело не хотели, пришлось скармливать с применением силы.

Кое-как открыли рот надавив на болевые точки, но и это сильно не помогло, гнома выплевывала таблетку изо рта, так что Базелла решила протолкнуть их в глотку пальцами.

— Ай!

Орчанка затрясла правой рукой, а левой врезала по лицу гномке.

— Она мне пальцы чуть не откусила, сучка!

Ну да, челюсти у гномок мощные и стоило чуть ослабить нажим, как она тут же сжала зубы.

— Ну, ты сама напросилась!

Базелла порывшись в личных вещах гномок нашла фаллоимитатор.

— То, что нужно!

Потрясла она под смех остальных орчанок резиновым, а точнее каучуковым искусственным членом довольно внушительных размеров и начала вбивать таблетки уже с его помощью. Жертву на этот раз держали более чем надежно, так что не дернуться.

Как по мне, так она даже этим слегка увлеклась. Я бы даже сказал — возбудилась от процесса пихания фаллоимитатора в глотку гномке.

— Хорош, она уже все проглотила… — пришлось останавливать орчанку. — Иначе ее сейчас вырвет и все придется начинать сначала.

— Так какие проблемы?! Надо — начнем снова!

— Лучше не надо.

— Ну ладно…

В общем все подтвердилось. И что отправляли сообщение и про слуховые трубки. В общем меня решили продать за три молодых самца и некоторое количество бабок для последующей обеспеченной жизни. А чтобы все получилось, как надо, при подтверждении договора, что будет дан условным сигналом с дирижабля при следующем появлении, они должны были устроить диверсию из-за которой «Кровохлебка» потеряла бы ход и опустилась на землю став практически беспомощной жертвой.

— Сучки… — прорычала герцогиня. — Кактус вам в зад! Я вас без парашютов за борт выкину с максимальной высоты!

Ее можно было понять. После такого их всех помножили бы на ноль. Свидетелей такого кидка не оставляют.

Отчего гномихи были уверены, что их самих не кинут, закопав вместе с остальным экипажем? Ну типа слово подгорного народа крепко как камень, по крайней мере между своими точно особенно когда дело касается судьбы всего народа, как в данном случае. Это остальных можно кинуть по мелочи.

— Что будем делать? — спросила герцогиня после несколько затянувшейся паузы.

— Ничего. Воевать с гномихами я смысла не вижу. Я ухожу под землю, а вы улетаете. Свою часть сделки вы выполнили. Разве что прошу позаботиться о Жаххе…

— Позабочусь…

— Я никуда с ними не полечу! — встряла гоблинка. — Я пойду с тобой!

— Послушай…

— Нет!

— Ладно… — сдался я после длительной игры в гляделки.

Жахха была настроена решительно. Не связывать же ее по рукам и ногам? Можно конечно… но зачем? Хочет идти со мной, пусть идет, это ее решение. Может и пригодится для чего, и не только для этого самого…

— …Пойдешь со мной.

Жахха радостно взвизгнув бросилась на меня, обхватив ногами за бедра, а руками за шею и плотно прижавшись.

— Про нас не забудь! — напомнила о себе Базелла.

— Забудешь про вас…



Глава 19


41


Погода резко испортилась, так что с отлетом дирижабля, а мне соответственно с уходом в подземелья, пришлось погодить. Хотя мне как раз ничего не мешало уйти, но… пришлось трахаться… нет, не с орчанками и даже не с герцогиней, а с двигателем. Никто ведь кроме гномок не знал, как с ним обращаться, вот и пришлось сначала выбивать из них информацию, а потом проводить мастер-класс для тех кого герцогиня определила в мотористки.

В общем потрахаться пришлось изрядно ибо за пару часов нормального механика не сделать, но тем не менее научил их запускать и глушить движок.

— И молитесь теперь, чтобы ничего не сломалось.

Так-то двигатель выглядел надежно, не новый конечно, но статистика пока радовала, то есть конечно время от времени случались выходы из строя, но не часто и по мелочи, так что гномки быстро устраняли возникшие неисправности.

Но вот немного распогодилось и можно было выдвигаться.

— Не понял, а вы чего за мной поперлись? — спросил я у орчанок, что полным составом и с полным вооружением так же выгрузились из дирижабля.

— Мы решили отправиться с тобой, — сказала Базелла.

— Зачем?

— Не «зачем», а «почему».

— Почему?

— Потому что пока не поймем, что все беременны от тебя, будем с тобой.

— Что за глупости?

— И ничего не глупости. Мы считаем, что дочери от тебя, будут особенно сильны.

— Ладно, как знаете…

Я махнул рукой. В конце концов десяток таких охранниц мне не помешает.

Но если касательно орчанок я не особо удивился, то весьма изумился, увидев, что с борта «Кровохлебки» ступила герцогиня со своей оруженоской, так же в полном боевом облачении. Гипс ей кстати со второй руки тоже сняли.

— Маранта? Только не говори, что ты тоже решила пойти со мной в подземелье.

— Именно это я и решила сделать, — кивнула она.

— Но зачем? Или почему?

— Я решила, так сказать, тряхнуть стариной, ну и как они — убедиться, что забеременела.

«Вот же блин, — подумал я. — Это будет не поход, а какой-то секстур!»

И снова махнул рукой. Опять же она единственная кто имеет серьезный опыт прохождения подобных «данжей» так что лишней не будет.

Как выяснилось помимо орчих и герцогини с нами отправлялись и все три гномки. Но если остальные шли добровольно, то они под принуждением в качестве тягловой силы, в общем их нагрузили, едой, водой и топливом. Герцогиня дала им шанс на выживание, альтернатива — изображение из себя птиц.

Проводив взглядом улетающий дирижабль, такой внушительной толпой мы спустились в подземелье.

— По какому тоннелю пойдем? — спросила герцогиня.

— Пойдем в сторону Байкала, — решил я. — А по какому тоннелю?.. По левому.

— Почему именно по левому?

— Потому что нормальные мужики всегда идут налево, хе-хе…

Вперед стразу выдвинулось шесть орчанок, еще четыре шли позади.

— Кстати, что сделали с пленными орчихами?

— Отвезут подальше и выбросят.

— Э-э…

— Да нет, — засмеялась Маранта. — Не сбросят с высоты, как ты подумал сейчас, хотя они это заслужили, а просто сгрузят. Мы же не звери, в самом-то деле…

— Хм-м… ну ладно.

Хотя не удивлюсь, если эльфийки их все-таки именно сбросят с высоты. Помощница Иксоры в курсе, что сделали с ее командиршей, так что вполне могла отомстить, за нее, хоть та и не помнит о произошедшем.

Ну да черт с ними…

Шли не быстро, спешка в таких делах смертельно опасна, даже для такой большой группы, но долгое отсутствие живности не только не радовало, но наоборот напрягало.

— Значит в этом месте обитает что-то действительно опасное, — сказала герцогиня.

— Вроде дракона?

— Да что угодно… А что до дракона, то как по мне жуки даже опаснее будут. Но признаков, что они здесь обитают рядом нет.

— Что за признаки?

— Они изрядно подъедают мох. Собственно, это их основная пища. Они двигаются по тоннелям и пожирают его.

— Вот интересно, если они так опасны для живности, то могли бы уже расплодиться так, что стали бы… основной биомассой. Значит они в свою очередь являются для кого-то пищей, что их не боится.

— Так и есть. Жуки еда для ящеров. Они размером с собаку и покрыты прочной чешуей, так что они могут броситься в самую гущу жуков без последствий для себя.

В общем подземелья являлись замкнутой биосферой, с выстроенной пищевой пирамидой.

Я даже не сразу понял, что произошло. Ощущение, что на нас стал падать потолок. Ну как в шутке, про одеяло, коим накрывают разбуженного человека с криком: «Потолок падает!» И тот спросонья ничего не соображая, чисто на инстинктах шарахается в сторону.

Хорошо что с нами шла опытная в этих делах герцогиня, что тут ж закричала:

— Без паники! Никому не дергаться! Только хуже сделаете!

Вот и я застыл.

— Сядьте и поднимите руки вверх!

И сама подала пример, так что я последовал ее указаниям.

«Потолок» наконец упал на нас невесомой паутиной с частичками мха из-за чего собственно и возник эффект «потолка».

— Теперь аккуратно, без резких движений рвем паутину.

Не сказать, что паутина рвалась плохо, скорее как не очень крепкие нитки.

— Повезло… — сказала Маранта, когда мы разорвали паутину, так что образовались дыры и осторожно положили ее на землю.

Хотя еще требовалось очистить от нее тачку и гномих с грузом.

— С чем именно?

— Паутина старая, будь она поновее, то пришлось бы приложить куда больше усилий.

— А если бы была совсем новая?

— То еще хуже. Она бы тянулась и сильно липла.

Несложно представить, что случилось бы с запаниковавшей жертвой, она банально собрала бы на себя всю паутину замотавшись в клубок. Пауку осталось бы только оттащить добычу в укромный уголок и впрыснуть в нее свой желудочный сок, а пока добыча переваривается в собственном соку, натянуть новую паутину на потолок.

Теперь шли еще аккуратнее, при этом впереди теперь шла герцогиня. По поводу опавшей паутины горьки вздохов е было, паутина старая и много денег бы не принесла, так что собирать ее не имело смысла. Да и не лутом мы в подземелье спустились. В крайнем случае если что и попадется ценное, то соберут и где-нибудь в сторонке припрячут, чтобы на обратном пути забрать.

— Вот она, паутинка, задев которую срабатывает ловушка.

На земле действительно почти лежала паутинка, лично мне остро напомнив растяжку. Глаза сам проследили за нитью в поиске на ее конце гранаты.

Таких паутинок хватало и мы их аккуратно перешагнули.

Кстати, отметил отсутствие рельс. Не то их сняли сразу после катастрофы, не то использовался какой-то другой способ передвижения, хотя это сомнительно.

— Может деактивируем их? — предложил я.

— Зачем? Пусть остаются. Тыл будет более-менее надежно прикрыт от тварей. А кто-то за нами обязательно сунется, так пусть в паутину запутается.

— Резонно…

В какой-то момент мы оказались на станции. И здесь находилось паучье логово.

Тут и там валялись старые коконы, что изрядно поросли мхом. Из некоторых выглядывали костяки жертв.

— Жги!!! — заорала герцогиня, показывая огнеметчице на потолок.

А сверху падала паутина. Что интересно, для большей скорости падения на концах имелись грузила из костей и черепов.

Струя огня фонтаном ушла вверх, прожигая в паутине здоровенную дыру, но вслед за первой стала падать вторая, а за ней и третья.

— Да не пяльтесь вы все в потолок! — продолжала раздавать команды герцогиня. — Ищите паука! Он где-то здесь! И может атаковать в любой момент!

Это нас отрезвило тем более что какая-то стремительная тень действительно рванулась к нам.

Паук хорошо замаскировался, накинул на себя свою паутину со все тем же мхом, так что пока он не двигался визуально обнаружить его не представлялось возможным.

А размеры паука, похожего не то на тарантула, не то на птицееда (не разобрать из-за маскировки) впечатляли, тело вполне соответствовало человеческому без учета лапа.

Бах! Бах! Бах!

Зазвучали выстрелы из ружбаек орчанок. Думаю, они все же попали в него, не криворукие, но это что-то не сильно сказалось на подвижности паука, я бы даже сказал он стал двигаться еще стремительнее, а главное непредсказуемей, даже прыгать стал, из-за чего последующие выстрелы прошли уже в молоко.

Очередной прыжок и вот паук свалил одну из орчанок.

Ее подруги попытались сбить агрессора с помощью холодного оружия, да только он уверенно отбивался лапами, которые казалось сделаны из металла, потому как ятаганы орчих не смогли их отрубить.

— Да снимите вы его с меня! — орала орчанка отчаянно отбиваясь от паучьих жвал.

А паук пытался добраться до ее горла осознав, что остальное тело ему не прокусить.

— В сторону! — приказал я, выхватывая модернизированную ружбайку.

От моей винтовки тут толку нет.

Меня послушались и я, присев, чтобы стальная картечь не задела жертву, как это случилось бы при выстреле сверху-вниз, сделал первый выстрел в центральную часть тела паука. А вторым выстрелом снес ему многоглазую голову разнося ее в ошметки.

«Этот монстр точно генетически модифицированный, — подумал я. — Вот только зачем их сделали? Ради паучьего шелка?»


42


— Не расходимся, — предупредила герцогиня. — Теперь надо снять все ловушки, что паук наставил в своем логове.

— И как это сделать? — поинтересовалась Базелла.

— С помощью веревок. Просто бросаем концы во все стороны и тянем на себя.

Так и сделали. Метод оказался вполне действенным, разве что занял много времени. Паутина оказалась не только на пололке, но и на полу и вскоре этой паутины оказалась огромная куча.

Орчанки сожалели на тему того, сколько денег пропадает, но увы, не имея специального состава, чтобы на месте провести первичную обработку паутины она спутается в один комок, который потом не размотать.

Кидали веревки и в сам потолок, потому как не все сети имели падали за счет потревоженных нитей на земле, какие-то паук мог сбросить выборочно находясь в своем логове.

Но как бы там ни было станцию наконец очистили и по ее территории можно было ходить безбоязненно.

Огромной куче паутины все-таки нашли применение, ее покрыли слоем мха отдирая оный от стен буквально целыми пластами, а потом положили одеяла таким образом получив мягкую лежанку.

После того как разобрались с паутиной, орчанки стали готовить лагерь, поставили примус и принялись кипятить воду, чтобы сготовить нехитрый ужин. Я же принялся искать карту метро обдирая стены покрытые пластиковыми панелями под камень, от светящегося мха мысленно молясь, чтобы она тут имелась.

Сама по себе карта метро мне мало что давала, но я надеялся, что помимо расположения других станций на ней будут отмечены объекты. Не секрет, что метро рассматривалось как убежище на случай каких-то бедствий, не говоря уже о войне и по логике вещей спасшиеся в подземелье должны иметь возможность не выходя на поверхность добраться до жизненно необходимых вещей: складов, источников воды и пищи и конечно же медицинской помощи. Точнее это все должны развезти по станциям.

— Слава яйцам!

Да здравствует пластик!

— Ты нашел то, что тебе нужно? — спросила Маранта, оказавшись рядом.

— Похоже на то…

Я аккуратно расчистил лист пластика два на три метра на котором виднелись не просто надписи с линиями, а углубления и выпуклости и это радовало особенно ибо простые надписи время бы точно не пощадило.

И вот, когда наконец лист был очищен от мха предо мной предстала карта метро из нескольких кругов и овалов пересекающихся между собой и испещренная множеством условных символов. Сходу что тут где, понять было невозможно.

— Хотя нет… вот этот значок мне понятен…

Я уставился на «снежинку» и таких значков медицинского значения на карте хватало и расположены они были достаточно равномерно.

— Осталось понять, где мы собственно находимся?..

С названиями было как-то глухо, только лишь аббревиатуры типа «С15» или там «Б07-С34».

— Ага… двойные обозначения это слияния линий, то бишь пересадочные станции… А буквы могут быть обозначением «цвета» линии, то бишь «синяя» или «белая». Только тут этих «цветов» вся радуга…

Но на самой карте обозначения станции или надписи «вы находитесь здесь» я не нашел. Видимо карты была универсальная. Вполне возможно, что карта имела еще и интерактивный режим работы. Скажем наводишь тот же планшет на карту и она тебе на экране обозначит, где ты, где поезда, время прибытия и много чего еще на выбор.

Поискал обозначение над входом. Его хорошо завалило и частично обрушило. Но ничего не нашел. Более того, пластик наверху подвергся гораздо большему разрушению, чем на стенах и чем ближе к полу, тем целее.

Поскреб стену напротив. И тут меня ждала удача. Сохранилась всего одна циферка «8», перед ней была не то «5» не то «6».

— Теперь бы выяснить цвет нашей лини и учитывая предыдущую пересадочную станцию, понять, где мы уже не составит труда.

— Думаю это красная линия, — подала голос Айон.

— С чего такой вывод?

— Цвет облицовочного пластика — красный.

— Думаешь все так просто?

— А зачем усложнять?

— Хм-м… тоже, верно. Окончательно убедимся в этом на следующей станции, если и она окажется в красных тонах, то… сейчас мы находимся на станции «К58». И если это так, то до ближайшей цели нам топать три станции. Ну что же, не все так плохо…

Плохо другое, как-то сомнительно, что я там найду что-то целое и это угнетало. Старался как-то гнать от себя мысли об этом, но чем ближе цель, тем явственнее становится осознание, что все бесполезно.

Чудес не бывает…

Единственная надежда, что оборудование в связи с какими-то трагическими событиями из-за невозможности его вывезти, было законсервировано и… забыто. Но надежда на это была зыбка.

С хмурым видом и плохим настроением улегся на свою лежанку, рядом тут же пристроилась Жахха взглянув на меня вопросительно-обожающим взглядом.

— Что-то не так?

— Все так…

Поужинали местным сухпайком и запили горячим взваром.

Гномок определили в комнату, что имела какое-то техническое назначение. Сначала туда хотели поселить герцогиню с оруженоской, но Маранта отказалась.

До меня орчанки к счастью не домогались, наверное герцогини стеснялись. Ну и соответственно герцогиня ко мне тоже не лезла. Этому можно было только порадоваться.

Орчанки распределили время дежурства не включив меня с гоблинкой и Маранту с оруженоской.


43


Ночь прошла спокойно, никто нас не потревожил, разве что слышалось эхо чьего-то визга, но причину сразу и не определишь, не то кто-то кого-то поймал, не то некто попался в паучью паутину. Проверять не стали и позавтракав пошли дальше.

Чтобы добраться до следующей станции потратили целый день. Могли наверное и быстрее, но меня тем движения вполне устраивал, несколько выигранных часов погоды не делали, а вот вляпаться в какую-то проблему из-за спешки не хотелось ибо это будет совсем не смешно, хотя поговорка «утверждает» обратное.

То, что мы двигаемся по «красной» линии подтвердилось ибо эта станция также была отделана в красных тонах, да и номер ее «К59» сохранился получше.

Увидев, что станция пустая, мы невольно расслабились, за что чуть не поплатились. Из какой-то дыры в стене выстрелило длинное толстое змеиное тело. К счастью в качестве жертвы она выбрала самую мелкую добычу, то есть Жахху. Выбери змея какого-то другую, не говоря уже обо мне и ей сопутствовала бы удача, но не в случае гоблинки.

Жахха взвизгнув, резко прыгнула почти под самый потолок и тело змеи проскочило мимо впустую щелкнув пастью.

— Остерегайтесь яда! — выкрикнула герцогиня. — Она им плюется! И хвоста!

— А хвоста почему? — спросил я и в тот же момент понял почему именно надо его беречься.

Мощный удар сбил меня с ног. А вместе со мной и еще пару орчанок.

Змея действительно принялась плеваться ядом, но предупрежденный Марантой, прикрылись щитами.

Бах! Бах!

Зазвучали выстрелы и в чешуйчатое тело змеи впились снопы дроби. Змея совсем осатанела, начав метаться по станции еще более резко и непредсказуемо.

Орчанки принялись рубить ее ятаганами, но чешуя неплохо держала удары. Сами же орчанки то и дело разлетались в стороны словно кегли.

Бах! Бах!

Но змея была чудовищно живуча, а попасть в голову пока не получалось.

Вжуух!

Это сработал огнемет и теперь по станции носилась горящая змея. Голову она опять уберегла, но вот остальное тело запылало.

Змее пламя явно не понравилось и она, чтобы его сбить, хаотично закрутилась выписывая какие-то совсем уж немыслимые кренделя.

Все, у кого имелся огнестрел лихорадочно принялись по ней палить, ну и я подключился к процессу разрядив весь барабан.

В итоге змею разорвали на части, разнесли башку, но она еще потом долго конвульсивно дергалась.

— Осталось эту колбасу дожарить до полной готовности… — хмыкнула чуть прихрамывающая Базелла, удар хвоста пришелся ей по ногам.

И таки дожарили. Обожрались на славу, орчанки сожрали змею практически полностью, ну и гномки им помогли.

Дальнейшее путешествие по подземельям прошло без экцессов. На нужной станции нашли вход ведущий в некий медицинский центр. Дверей нигде не осталось, так что проходили свободно.

Потянуло сыростью.

— Проклятье… похоже тут все затопило, — поморщился я. — Непонятно только, подземные это воды или снаружи натекает…

Добрались до лестницы и стало ясно, что течет снаружи, тело по ступенькам, а в лифтовой шахте так и вовсе образовался настоящий водопад.

Поднявшись на пару этажей, я наконец добрался до своей цели. Не знаю, что ожидал увидеть, наверное по старой привычке — множество кабинетов и еще больше палат. Может и были, но в наземной части здания, а вот в подземном уровне все было скромнее. Дюжина комнат и зал с двумя… саркофагами. Стекло одного из них было разбито. Между ними какой-то массивный прибор под кожухом.

Нашли так же полуразрушенные явно складские помещения.

— Вот и все… — выдохнул я.

В общем ловить тут мне было нечего.

— Очисти этот прибор между капсулами. Может есть какие-то разъёмы и мне удастся подключиться, — попросила Айон.

— Думаешь в таких условиях что-то может сохраниться в рабочем состоянии?

— Сомнительно, но проверить не мешает.

— Как знаешь…

В общем очистил я этот прибор, разъёмы действительно нашлись и они даже оказались закрыты заглушками. И надо же, к ним подошел обычный контакт USB.

— Ну как? Есть отклик?

— Нет.

— Этого следовало ожидать.

На меня накатила депрессуха, даже таблетки ничем не могли помочь. Да, чудес не бывает…

Я, разоблачившись, решив обосноваться в этом зале для ночевки, погрузился в какое-то отрешенное состояние, автоматически поел, попил.

Мыслей никаких не было, как и желаний, в общем сомнамбулическое состояние из которого меня с трудом вывела Жахха.

— Что? — недовольно спросил я.

Впрочем, в следующий момент услышал «разговор» на повышенных тонах между Базеллой и герцогиней.

— Знай свое место, клыкастая!

— Знаю!

— В чем дело? — с вопросом подошел я ко входу.

Маранта с орчанкой замолчали. И судя по их внешнему виду, точнее одеянию, пришли они ко мне за этим самым. Маранту сопровождала оруженоска, а Базеллу ее заместительница, та самая коричневоволосая, вот они были в доспехах, видать для охраны входа от непрошенных гостей. Но так получилось, что подошли они одновременно и теперь делили меня.

— Что за шум, а драки нет?

— Пришли к тебе проведать, — сказала Маранта. — А то выглядишь ты не очень хорошо…

Утешить меня значит решили, а заодно «свое» получить. Так сказать совместить приятное с полезным.

Вспыхнула злость, я с трудом, но все же удержался от того, чтобы наговорить в ответ лишнего.

А в следующий момент накатила какая-то животная ярость, совмещенная с острым сексуальным желанием.

— Заходите! Обе! Маранта, пусть твоя оруженоска принесет батарею, что все это время перла на себе. Пригодится!

Герцогиня, глядя на меня как кролик на удава, отдала приказ, оруженоска метнулась в соседнюю комнату, и вскоре батарея оказалась в зале.

— Раздевайтесь! Маранта, ложись на спину…

Та подчинилась, я сам быстро избавился от одежды и засадил ей в рот по самый корень.

— А ты чего стоишь? Присоединяйся! — я казал орчанке на вагину герцогине. — Поработай языком!

Орчанка отнекиваться не стала и принялась лизать герцогине.

Я же продолжил засаживать Маранте, доводя ее до полуобморочного состояния от недостатка кислорода. Но она это любит.

Быстро кончив, взялся за электроды, повел от ее шеи до груди, обвел сами груди и повел дальше по животу к паху.

Оставив один электрод в районе клитора, вторым коснулся подбородка Базеллы прибавив напряжения и в итоге разряд прошел через ее язык на клитор герцогини.

— Ах-м-м-мы-э! — хором воскликнули они.

— А теперь сами экспериментируйте электродами.

Я роздал им электроды, а сам пристроится к заду орчанки, резко войдя ей во влагалище.

А те принялись целоваться, касаясь себя электродами и получая разряды через губы и языки.

— М-м-м!

Переключились на грудь друг друга, сначала орчанка обработает языком под напряжением соски герцогини, потом Маранта у Базеллы, которую я продолжал жестко наяривать.

Кончили вместе, но у меня стояк не спадал, потому переключился на герцогиню пока та сосалась с орчанкой продолжая лежать на спине.

Маранта что-то быстро дошла до кондиции, я даже близко не приблизился к грани, потому переключился снова на орчанку завалив ее на спину, при этом с ней стала экспериментировать электричеством Маранта, подведя электроды к ее большим половым губам в тот момент, когда я продолжал активно всаживать в нее член.

— А-а-ы!!! — взвыл уже я, когда электрический разряд прошел через перевозбужденную головку.

Кончили с орчанкой одновременно.

Член отказывался опадать, так что снова сосредоточил внимание на Маранте.

Не помню сколько раз чередовал их, в какой-то момент просто окончательно озверел, разум помутился… помню только, в момент просветления, что уползали они от меня буквально на коленях. А потом и я отключился.



Глава 20


44


— Что теперь планируешь делать? — спросила герцогиня следующим утром.

— Не знаю…

Я чувствовал себя на редкость разбитым, словно из меня вынули стержень или села батарейка. Навалилась дикая усталость и апатия. Единственно что хотелось, это просто лечь где-нибудь в уголке и, чтобы меня никто не доставал.

— Может тогда полетим ко мне?

— Хорошо…

Мне было все равно куда и к кому. Мое время вышло и нет больше цели ради достижения которой стоило бы трепыхаться.

Видя мое состояния, до меня больше не стали докапываться, а я пожевав что дали, вернулся в зал с капсулами-саркофагами даже не поинтересовавшись, как она собирается возвращаться и вывозить к себе меня, ведь дирижабль улетел.

«Но обещал вернуться…» — невесело усмехнулся я.

Наверняка герцогиня дала распоряжение на возвращение через какое-то время.

Тащиться обратно ни у кого желания не имелось, так что попытались пробиться наверх, ведь вода льется сверху, а значит есть вероятность, что можно пройти по ее пути если он достаточно широко промыт водой и это не канализационная труба или вентиляционная шахта.

Как стало ясно из докладов разведчиц наверх вела вполне проходимая тропа, а дыра в грунте достаточно широка и через нее виден внешний мир. Надо только немного расширить отверстие. На это дело ясен пень подписали гномок и те за пару часов прокопали тоннель, благо грунт не твердый. А вообще, как выяснилось, благодарить надо было крысюков, именно они прокопали здесь нору, но потом в нее попала вода и уже она продолжила себе дальнейшую дорогу в подземелья продолжая год за годом размывать грунт.

Пришлось подождать пару дней пока погода вновь стабилизировалась, то есть прекратился дождь.

Пейзаж кстати радикально изменился. Если раньше это была сплошная глинистая желтизна с редкими пятнами блеклой зелени, то сейчас все было покрыто зеленым травянистым ковром.

Я несмотря на свою апатию невольно заинтересовался тем, как герцогиня собирается подавать сигналы «Кровохлебке». Просто дымом это не сделать из-за довольно чувствительного ветра, да и мало ли кто дымит?

Все оказалось довольно оригинально и примитивно, а именно решили запускать в небо китайские фонарики, благо место в сложенном состоянии они много не занимали, как собственно и весили немного, бумага ведь.

Фонарики тоже сносило ветром, но благодаря яркой раскраске их было видно издалека и если ведется наблюдение, то те кому надо — заметят. Как собственно могут заметить и те, кому не надо. Но тут уже ничего не попишешь.

Фонарики взмывали в небо один за другим каждые пятнадцать минут.

— Дирижабль на северо-востоке… — первой заметила объект оруженоска.

Герцогиня воспользовалась моим биноклем.

— Проклятье! — ругнулась она быстро осмотревшись по сторонам.

— Гномки? — догадалась Базелла.

— Они, сучки… а «Кровохлебки» не видать…

— Уходим!

Все «подорвались» и лишь я остался сидеть.

— Адам, нам надо уходить! — сказала Маранта.

— Уходите… им нужен я. Жахху только с собой прихватите…

— Если ты думаешь, что твоя сдача спасет нас всех от погони и захвата в том числе и ее в плен, то ошибаешься.

— Да… я понял… помню…

Мысли ворочались тяжело и вообще был какой-то заторможенный несмотря на допинг.

Мы стали возвращаться в подземелья, только гномок на этот раз с собой тащить не стали. Они теперь сродни гирям на ногах. А нам нужна теперь скорость, ну и гномки в любой могли выкинуть какой-нибудь фортель, что могло привести к проблемам. Так что их просто бросили снаружи.

— Может порешим? — предложила Базелла достав огромный кинжал.

— Да демоны с ними, пусть живут, — отмахнулась герцогиня. — Мараться только…

И мы побежали.

— Может стоило бы принять бой? — спросил я. — В узком проходе коридора мы могли бы их перемолоть…

— Не смогли бы, — ответила герцогиня. — Да и смысла нет.

— Почему?

— Они все-таки не дуры и не полезли бы на рожон. Хотя может и полезли бы… предварительно жахнув из чего-нибудь тяжелого, подкатив пушку или забросив нам мину. Но даже если бы мы удержали позиции и остались бы на месте, то через какое-то время зашли бы к нам с тыла. В общем нет смысла меряться с ними силами, лучше попробовать уйти в отрыв и где-нибудь затеряться.

— Логично… — признал я.

Да, что-то голова у меня совсем перестала соображать, раз такие очевидные вещи уже не осознаю. Печально.

Мы двигались скорым шагом и спустя несколько часов хода добрались до очередной станции.

Бах! Бах! Бах!

Зазвучали выстрелы, ибо на нас бросился огромный… крокодил.

— Дуры! Бросьте в него сети! — закричала герцогиня.

Шкура у крокодила усиленная роговыми пластинами оказалась толстенной, так что даже металлическая картечь его практически не брала. Хотя выстрелы монстра, что достиг не менее пяти метров в длину, все же на некоторое время остановили скорее неожиданными звуками.

Орчанки не сплоховали и спустя считанные мгновения в крокодила полетели сети. Первую он схватил пастью и дернув башкой в сторону, сбил атаку, а вот последующие накрыли его тело, так что он запутался в них лапами и как следствие потерял подвижность. Ну а дальше крокодила изрубили в куски.

— Чего он жрет? — невольно спросил я. — Вон какой здоровенный вымахал…

— Ящериц, что жрут жуков…

— Значит впереди ящерицы, а еще дальше эти самые жуки…

— Именно.

— Странно, мох все такой же пушистый… или они не следуют за стаей жуков, а как бы отступают?

— Всяко бывает. Может одна группа отступает и жрет тех, кто вырывается вперед, а еще одна группа следует по пятам и поедает медлительных.


45


На станции с крокодилом остановились ровно на столько, чтобы приготовить мяса и хорошо пообедать. Сил для следующего броска требовалось изрядно. К тому же я дал всем кое-что из своей аптечки.

— Это снимет ощущение усталости.

Пока готовили и ели, попытался составить план дальнейших действий. Сама собой возникла идея встретить их там и открыть перекрестный огонь с трех точек. Но увы, после недолгого размышления я понял, что ничего путного не выйдет. Во-первых, не стоит недооценивать противника, гномки наверняка такой вариант тоже просекут и предпримут все необходимые меры предосторожности, в общем врасплох их не взять. А во-вторых, неизвестна ситуация на самой станции. Что-то подсказывало мне, что устроить засаду нам там просто не дадут.

Так и оказалось, где-то на полпути мы встретили первых ящеров. Они обожравшись, отдыхали.

— Не убивать, — остановила герцогиня одну из орчанок, что явно приготовилась стрельнуть из ружбайки. — Глядишь, преследовательницы задержатся хотя бы на минутку… да и вообще боеприпасы надо экономить.

Вараны хоть и шипели в нашу сторону, но откровенной агрессии не проявляли, ведь нас много и мы большие. Так и разошлись краями.

Далее ящеры стали попадаться чаще, но мы продолжали расходиться мирно, вараны хоть и скалясь своими слюнявыми пастями, даже отходили в сторону, уступая дорогу. Если бы бросились все вместе, то нам пришлось бы не сладко, но они были сыты.

Могли возникнуть проблемы с голодными, но и этот момент был учтен и когда варанов на пути оказалась довольно приличная масса, орчанки стали раскидывать в стороны куски мяса крокодила. Все-таки остается только искренне радоваться, что нас ведет по подземельям герцогиня Маранта. Потому что если бы не этот маневр, то пробиваться точно пришлось бы с боем. Пробились бы конечно, но потеряли бы время, боеприпасы, да и не факт, что обошлось бы без раненых, а то и убитых. А так вараны кинулись на куски мяса и принялись драться между собой вырывая добычу из пасти друг друга.

А вот дальше… пол стены и потолок пришел в движение — это копошились и жрали мох жуки, так что в итоге тоннель погрузился во тьму.

Немного постояв, осторожно двинулись вперед.

— Старайтесь их не давить…

С каждым десятком пройденных метров количество жуков удваивалось. С виду чем-то походили на майских или скарабеев.

— Нам сильно повезло… — вдруг сказала Маранта.

В этот момент один из жуков упал ей на плечо, но герцогиня лишь аккуратно его смахнула рукой.

— В чем именно?

— То, что мы встретили эту стаю жуков именно на пересадочной станции…

— Скажу честно, башка соображает не ахти… Так что не очень понимаю в чем именно заключается наше везение…

— Стая разделилась на три части.

— Теперь понял.

Ну а чего тут непонятного? Это орда выйдя из одного тоннеля рассосалась в остальные три и плотность хитиновых тварей резко упала, что дает нам возможность вполне спокойно идти.

Жуки падали нам на головы, но мы их смахивали и пока они на нас не агрились. Главное, чтобы они не почуяли кровь или запах погибшего сородича, вот тогда они взбесятся.

Но вот жуков стало совсем дофига, они ползли по потолку стенам и полу сплошным ковром оставляя позади себя практически чистый бетон, разве что на полу остался слой говна.

Цеплялись нам за ноги.

— Там… бегут… много… тяжело… — вдруг развернувшись, сказала Жахха.

И я ей сразу поверил, как впрочем и остальные ибо ее уши это натуральный эхолокатор.

Разве что выругался. Не ожидал, что гномки нас так быстро настигнут. Собственно, вообще не ожидал, что эти коротконожки нас настигнут, думал уйдем. Но как видно не судьба.

— Да как так-то?..

— Они несмотря на свои короткие ноги очень выносливые, ну и эликсиры силы у них тоже есть, — сказала герцогиня.

Раздался чей-то визг, наверное все-таки варана. Потом загрохотали выстрелы и снова визг.

А вот и сами преследовательницы. Похоже они не разбирали дороги и активно пользовались огнеметом, прокладывая себе дорогу в ковре из жуков.

— Бежим!

И мы рванули, уже не глядя куда ступая. Раздался противный хруст давимых жуков. Хитиновые твари сагрились на нас практически сразу, зажужжали и стали обильно сыпаться потолка, но мы отмахивались от них с помощью полотенец, причем обрабатывали не столько самих себя, сколько смахивали жуков друг с друга, так эффективнее, особенно это касается меня, ведь я тащил тачку и мне было не до жуков. Но меня всячески оберегала гоблинка.

Но вот и сама станция. Тут жуков было еще много, но плотность все-таки не так велика. Но плохо то, что они все повернулись в нашу сторону, после чего зажужжав поползли на нас все ускоряясь.

Нас догнал душеразирающий крик. Похоже кому-то из преследовательниц не повезло. Что неудивительно, такую массу жуков не победить.

Как и нас.

— Откуда эти твари вылезли?!

— Из правого тоннеля! — ответила Базелла.

— Уверена?

Лично я разницы с левым не видел.

— Да! Там нет даже намека на свет!

Ну что же, орчанки видят лучше и это факт.

— Тогда туда!

Огнеметчица дала длинную струю сбивая атаку жуков и как только мы вбежали в нужный тоннель пшикнула еще раз сделав круговое движение, полностью отсекая путь для преследования.

И снова по тоннелю пронеслось эхо криков боли и похоже что кричала не одна жертва жуков. Вопрос в том, сколько собственно за нами отправили бойцыц? И сколько жуки вывели из строя?

— Может встретим их пока они деморализованы после жуков?

— Нет, — уверенно ответила герцогиня. — Несмотря ни на что, они будут готовы к любой ситуации. Будь уверен, они выйдут из тоннеля создав стену из щитов так что нам не пробить в ней брешь. Было бы у нас что-то более существенное, то еще можно было бы устроить им бой, а так…

— Понятно.

И мы снова припустили шлепая по слою дерьма жуков, что станет отличной питательной средой для роста все того же светящегося мха, тем более что обосрали жуки не только пол но и стены с потолком.


46


Я включил светодиодный фонарик, так что тьма тоннеля нам практически не мешала и с ящерами, что следовали по пятам жуков мы тоже разошлись мирно, никому на хвост не наступили.

По-хорошему следовало бы сделать привал, но увы, с такими настырными преследовательницами это было неосмотрительно, так что продолжали забег под допингом жуя сухпаи на ходу.

Сколько часов мы так двигались я честно сказать не в курсе, разве что у Айон можно поинтересоваться, но мне на это было наплевать ибо уйти в отрыв мы так и не могли. Жахха то и дело фиксировала звуки погони.

Вот еще одна станция. Здесь мох уже начал потихоньку отрастать, но без фонарика все еще было не обойтись.

— Сыростью тянет… — заметила Базелла.

Действительно из прохода тянуло сыростью.

С одной стороны это хорошо, ибо с водой у нас уже имелись проблемы, а с другой — не очень, потому как если тоннель затоплен, то мы в ловушке. Но куда деваться, пришлось идти дальше.

— Слизни… — с отвращением пробормотала оруженоска герцогини.

Да, через пару часов хода влажность повысилась на порядок, под ногами хлюпало полужидкое месиво неизвестного состава, воняло это прямо сказать довольно отвратно, стены и потолок покрывала бело-серебристая пушистая плесень и ее поедали слизни. Пока что они были небольшими, с палец размером, но выглядели действительно довольно мерзостно. Кстати сказать в грязи так же копошилась различная живность от улиток до червей и чем дальше, тем больше. Их тоже поедали слизни, но уже размером с руку.

Один такой слизень, выбросил белесые нити, словно сетку и оплел ею свою жертву.

Меня чуть не стошнило.

— Главное, чтобы взрослый слизень не коснулся открытого участка тела, — напомнила Маранта. — Шрамы от кислоты останутся.

Этот участок тоннеля метро оказался сильно поврежден. Неизвестно что тому виной, может землетрясение, но целые секции обрушились и пришлось протискиваться по проходу проделанному непонятно кем. Вполне возможно, что его прорыли крокодилы.

Но главное нам удалось набрать воды. Тоненький ручеек пробивался в подземелье снаружи и на вид он был чист.

— Надо попробовать обрушить эти пласты грунта, — сказал я.

Сказано-сделано и действительно, грунт довольно легко отслаивался, достаточно было воткнуть в него меч и слегка нажать, и вскоре образовалась пробка которую преследовательницам придется хорошо постараться, чтобы ее раскопать. У нас же появлялось некоторое время на передышку. Допинг допингом, но организму надо все-таки нормально отдыхать. Неприятно в этом сознаваться, но последний час меня практически тащили за собой, так что стоило только оказаться в относительной безопасности, как я туи же вырубился.

Спал недолго часа два, как был разбужен.

— Тьфу ты…

Нас за это время окружила плотная масса слизней. Орчанки, сев полукругом то и дело отбрасывали их в сторону своими клинками.

Гоблинка, что до этого приникла ухом к земле, сказала:

— Они уже близко…

— Вот ведь неугомонные…

Пробиться сквозь ковер из слизней оказалась той еще задачкой. Они, выстреливая своими сетями в буквальном смысле спутывали ноги, так что свалиться немудрено, тем более что цеплялись крепко и пришлось поработать мечами, чтобы избавиться от этих отростков, что слизням конечно же не понравилось.

— Все претензии предъявите нашим преследовательницам…

Мы часть слизней кстати закинули в район хода и судя по донесшимся крикам, кому-то все-таки не повезло…

И снова марш.

В какой-то момент перед нами возникла ровная гладь воды. В ней плавали какие-то белесые твари, так что входить в нее желания никакого не было и если бы не преследование… в общем выбора нам не оставили и пришлось сделать шаг.

С каждым пройденным километром уровень воды поднимался все выше и выше и вот уже достигла колен. Белесые твари оказались какой-то разновидностью пиявок, но до нашей плоти пока добраться не могли и присасывались к доспехам, ползли выше, но мы их счищали с себя кинжалами.

Я с ужасом думал о том, что уровень воды может подняться настолько, что придется идти в ней по горло и это в лучшем случае…

Неожиданно шедшая впереди орчанка погрузилась под воду с головой, так что она даже вскрикнуть не успела.

Но это оказалось не следствие порывала в яму. Кто-то ее атаковал, здоровенный и сильный. Завязалась борьба. Подруги конечно же бросились на помощь. Схватили за руку и потянули на себя.

— Что это еще за мерзость?!

Орчанку по рукам и ногам обвили многочисленные жгуты щупалец различной толщины, какие-то толщиной с сосиску, другие с руку. Но присосок не заметил, значит не кракен какой-нибудь.

Тварь даже на вид была какой-то маслянисто-склизкой, так что ничего удивительного, что все попытки удержать эти щупальца от подруги у орчанок не увенчались успехом. В ход пошли ножи и тварь несколько раз конвульсивно дернувшись ослабила хватку, после чего исторгнув из себя облако чернил, все-таки основа была явно осьминожья, рванула прочь по тоннелю.

— Фу какая гадость! — стряхивая с себя слизь и сплевывая негодовала орчанка.

— Ч-черт! Уходим! — прикрикнул я.

Гномки натурально наступали нам на пятки.

Мы рванули вперед поднимая брызги и гоня волну.

Упорные гномки увидев добычу нас начали быстро настигать. Но вот пробредя в воде метров триста, мы оказались на очередной станции, причем оригинальной в том плане, что у нее было не четыре, а три тоннеля.

Я эту станцию сразу узнал, один из путей вел в сторону города-спутника.

Впрочем, мне сейчас было не до этого, вода впереди натурально забурлила. Нам навстречу метнулась огромная тварь, ту что мы одолели похоже являлась детенышем.

Бах! Бах! Бах!

Зазвучали выстрелы, но картечь быстро теряла свои убойные свойства в воде, все что мы добились — тварь дернулась в сторону и мы смогли выбраться на перрон.

— Залейте все огнем! — выпалил я.

— Зачем?! Огонь ведь не причинит этой твари вреда!

— Чтобы преследовательницы не сразу поняли с чем имеют дело!

Заработали два огнемета и на воде появилась огненная пленка. Она быстро прогорит, это все-таки не напалм, но так оно и лучше.

Оставляя за собой огненный след, что все-таки отпугивал монстров, мы рвались в сторону ближайшего тоннеля. Мы не успели до него добраться, как гномки появились на станции бредя по грудь в воде. Разгоряченные погоней, обдолбанные допингом, что-то заорав, они бросились к нам упустив из виду подкравшуюся под водой угрозу.

В воздух взметнулось множество щупалец, часть схватило гномок за ноги под водой утащив на дно.

Гномки схваченные щупальцами заорали, хотя крики их тут же замолкли, ибо…

— Бля… да это же тентаклиевые монстры! — воскликнул я, увидев, что к чему и разглядев в свете пламени кошмарные подробности.

Темные щупальца, спеленав свою добычу, а гномок оказалось всего два десятка, плюс-минус, сразу не разобрать в этой мешанине, и их всех оприходовали монстры, принявшись пихать свои тентакли в пихательно-дыхательные отверстия так что им стало не до криков. Более того, они каким-то образом срывали с жертв штаны и тентакли проникали в новые отверстия…

Жесть! Зрелище прямо скажем на любителя. Да и не стоит задерживаться.

— Сваливаем!


Глава 21


47


Меня в очередной раз передернуло от отвращения. Все-таки хорошо, что я тут не один иду, как планировал, а то если в предыдущих локациях я худо-бедно еще мог бы отбиться, то здесь… даже думать об этом не хочется.

Вон и остальные притихли и дело не в усталости, тоже на себя примеряют то, что случилась с преследовательницами и их это не вставляет.

— Никогда ни о чем подобном не слышала, — сказала герцогиня Маранта и тоже поежилась.

Я после этого тентаклиевого монстра лишь утвердился в мнении, что все эти расы и различные твари получившие свободу в ходе какой-то катастрофы результаты генетической манипуляции и изначально разработаны для сферы сексиндустрии и уже неважно, было это легально или же какая-то подпольная разработка.

Уверен, что раньше разнообразия было больше, помимо гоблинок, эльфиек, орчанок и гномок, имелись всякие кошко- лисо- и прочие девочки-животные, может даже копытные какие-то были, не знаю как они называются, прочие фунутари — члено-сисястые мутанты, для особых ценителей извращений, ну и вот такие тентаклиевые монстры для полного спектра. Может еще какие-то уродства существовали, я в этом не силен.

К счастью вода быстро закончилась, явно начался подъем и это нас безмерно обрадовало, потому как все время ожидали атаки из-под воды. Правда снова пошли слизни, но это пустяк.

До станции города-спутника прошли наверное около двадцати километров, может даже больше, я уже плохо контролировал обстановку, просто бездумно брел и вот наконец добрел, чтобы вступить в бой с очередной тварью. Мы собственно даже не успели выйти на станцию, осталось пройти два десятка метров, как…

— Это еще что за…

Нас словно кегли разметал в стороны какой-то шар полутораметрового диаметра и укатил дальше по тоннелю еще метров а двадцать и остановился, после чего раскрылся превратившись в нечто напоминающее броненосца. Вот он резко взял разгон и в прыжке снова превратившись в шар влетел в нашу толпу.

Бах! Бах! Бах!

Лихорадочно зазвучали выстрелы, только дробь совершено не брала эти костяные пластины брони. И я сильно сомневаюсь, что и холодняк сможет их пробить, максимум поцарапаем.

И снова атака.

— Огнем его!

Огнеметчица не подвела и выдала струю огня. Шар броненосца объятый пламенем проскочил мимо и заверещал раскрывшись, но при этом не оставил своих попыток нас раздавить своей тушей. Похоже его стратегия заключалась в том, чтобы переломать кости своей жертве.

Видя, что обычные пули его не берут рикошетя от брони, я принялся переснаряжать винтовку. Есть у меня там спецбоеприпас.

И вот броненосец в очередной раз пролетев мимо нас, так что мы едва смогли отскочить в стороны ибо он мог как-то управлять своим прокатом и делал это целенаправленно, остановился и опять начал разгон.

Стрелять я не стал, а побежал, словно бы прочь от него, чтобы оказаться как можно ближе к тому месту, где он останавливается, дабы раскрыться и набрать скорость для новой атаки.

Кто-то вскрикнул, но броненосец пролетел дальше и остановился на привычном месте, только тут уже был и я.

— Привет колобок… я тебя съем.

Я провел удар ему по голове ногой, даже наверное в горло носком попал, потому как он раззявил пасть и я тут же сунув ствол ему в глотку, выстрелил.

Мощнейший яд подействовал мгновенно. Монстр вздрогнул и его начали бить судороги, а будь простая пуля, мог бы и натворить дел в предсмертной ярости.

Сутки мы отсыпались на станции, а потом еще сутки приходили в себя. Этого колобка мы есть все-таки не стали, ядом убит все-таки.

Я же наконец, когда очухался нашел карту метрополитена этого городка и принялся ее изучать. Тут было всего одно кольцо с полудюжиной станций, но меня заинтересовал странный значок в самом центре этого кольца, ничего подобного я раньше не видел даже приблизительно, благо, что туда вела подземная дорога прямо от этой станции.

Дошли без проблем, видать бешеный колобок тут всех передавил, попали в подземную часть здания непонятного комплекса. Комнаты, как в медцентре оказались пусты и так же заросли светящимся мхом, но кое-что тут все же нашлось странное, а именно комната-сфера, метров десять в диаметре, причем что интересно, внутри нее несмотря на открытую массивную дверь, мха не наблюдалось, вообще никакого мусора не было, идеальная чистота.

— Словно кто-то прибирается здесь, — пробормотал я озираясь.

И тут меня торкнуло. Я вспомнил, что напоминает мне эта сферическая комната. Я уже что-то такое видел, когда…

И тут все залил нестерпимо яркий свет, по стенам побежали дуги электрического разряда (я почему-то сразу подумал, что это результат удара молнии), почувствовал невесомость, нас оторвало от пола сбив в кучу, электрические разряды стремительно растеклись по стене образовав своеобразную плазменную пленку, а потом что-то произошло, ощущение сродни тому, что меня вывернуло мехом внутрь, и в следующий момент сознание померкло.





Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21