КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471200 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219762
Пользователей - 102130

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Оленья кавалерия или смерть от кота своего... (fb2)

- Оленья кавалерия или смерть от кота своего... 2.56 Мб, 318с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алексей Николаевич Волынец

Настройки текста:



Алексей Волынец Оленья кавалерия или Смерть от кота своего…

Глава 1 «Но примешь ты смерть от кота своего…» Почему русская экспансия в Сибирь, начавшись потерями и даже трагикомедией, увенчалась успехом

Поход Ермака в Сибирь давно стал мифом и эпосом. Но первые вылазки за Урал совершали еще новгородцы, за века до легендарного победителя хана Кучума. Почему же освоение Сибири не началось раньше? Ермак Тимофеевич погиб «на диком бреге Иртыша», нашли смерть все его атаманы. Погиб и первый отряд регулярного войска России, ушедший на помощь Ермаку. Даже комендант первого русского острога за Уралом почти сразу был убит… собственным котом. Но все эти потери и провалы не помешали феноменальному успеху сибирской экспансии! Попробуем ответить почему.

«Воевавшие по Обе реке до моря…»
Первый известный нам поход русских людей к востоку от Урала произошел за 220 лет до Ермака. «Той зимы с Югры новгородцы приехаша, дети боярские и молодые люди, и воеводы Александр Абакунович, Степан Ляпа, воевавшие по Обе реке до моря, а другая половина рати на верх Оби воеваша…» — сообщает «Новгородская первая летопись» за год 6872 от сотворения мира (1364 г. от Р.Х.).

Это первая точно известная нам попытка русской экспансии в Сибирь. Если же брать иные, менее внятные упоминания летописей, то первые вылазки наших предков за Урал состоялись еще в XIIстолетии. Последний поход независимого Новгорода «в Югру» состоялся в 1445 г., спустя два десятилетия великий князь Иван III отдал приказ о первом походе московских войск за Урал.

Современники Христофора Колумба, московские бояре Тимофей Скряба и Иван Салтык трижды ходили за Урал, преодолев на лыжах не многим меньше, чем проплыл на каравеллах первооткрыватель Америки. Но вплоть до эпохи Ивана Грозного все «лыжные рати», вполне успешные в военном отношении, так и не превратились в систематическую экспансию на Восток.

Для такого завоевания требовалось единое государство, а не система удельных княжеств. И как только на карте Евразии появилась Россия от Архангельска до Астрахани, так и началось неудержимое движение «встречь солнцу» — за один век от Урала до Камчатки. Перехватив континент от Белого моря до Каспия, русские цари не только приватизировали наследие Золотой Орды, но и оседлали все пути соболиной торговли, игравшей в ту эпоху роль не меньшую, чем сегодня экспорт нефти и газа.

Когда Иван Грозный в ходе Ливонской войны захватил Нарву, то мех составил 80 % стоимости всего потока русских товаров через этот балтийский порт. Одна шкурка соболя в среднем стоила от 5 до 20 рублей, тогда как хороший дом в Москве обходился в 10 рублей, а средняя лошадь — в 2 рубля.

Лучшие «седые соболя», отличавшиеся чёрным мехом с серебристым отливом, обитали в за Уралом. Поэтому самочинный набег Ермака в «сибирское царство» Кучума по стоимости потенциальной добычи ничем не уступал походам испанских конкистадоров в различные «эльдорадо» тогда ещё не «латинской» Америки.

«И был у тово воеводы с собою привезён казанской кот…»
Основные перипетии начавшейся в 1581 г. сибирской эпопеи Ермака общеизвестны, куда интереснее реакция государства. Поход Ермака, как и прежние набеги новгородских ушкуйников за Урал, мог остаться просто лихим эпизодом, удачной разовой «экспроприацией» пушных богатств Западной Сибири, если бы вслед за казаками почти сразу не двинулись регулярные войска большой централизованной державы.

Уже в мае 1583 г. из Москвы на помощь Ермаку выступил отряд князя Семена Дмитриевича Болховского. Служилый князь, обедневший потомок владетелей Звенигорода (всего имущества — трое «дворовых» и шесть крестьян), возглавил отряд из пяти сотен казанских, пермских и вятских стрельцов. Покорять Сибирь отправились дети тех, кто брал Казань…

Одним из последних распоряжений умирающего царя Ивана Грозного был указ для Строгоновых снабдить отряд князя Болховского речными кораблями-стругами со всеми припасами. Именно отряд князя Семёна, спешивший на выручку Ермаку, основал первое поселение Русского царства за Уральскими горами — летом 1584 г. на берегу реки Тагил у горы Медведь-Камень стрельцы князя Болховского основали Верхтагильский «городок».

В самом начале русской экспансии за Урал этот «городок» служил основным перевалочным пунктом на пути вглубь Сибири — не случайно уже в следующем XVII веке, когда городок был покинут, русские люди прозвали его «Ермаково городище». Хотя сам Ермак к «городку» отношения не имел, но первый острог за Уралом стойко ассоциировался у наших предков именно с самым началом «покорения Сибири».

Поход князя Семена Болховского, первая операция регулярных войск в эпопее первопроходцев, венчается трагедией — в разорённом войной «Сибирском ханстве» крупный отряд не смог прокормиться, начался голод и вызванный им «мор». Большая часть стрельцов и сам князь вскоре погибли не в бою, а от голода и болезней.

Трагической, точнее трагикомической оказалась и судьба первого коменданта первого русского «городка» за Уралом. Профессия первопроходца была очень опасной — погибнуть в бою, умереть от голода или от разгула стихии было делом обычным. Но вот первый комендант первого острога за Уралом погиб так, что уже тогда прославился на всю московскую Русь — его загрыз собственный кот!

Нижегородский сын боярский Рюма Языков командовал несколькими десятками «казанский стрельцов», оставленными отрядом князя Семена Болоховского в качестве гарнизона Верхтагильского городка. Как пишет летопись: «А воевода в нём был с Москвы Рюма Языков. И был у тово воеводы с собою привезён казанской кот большой. И всё де ево подле себя держал Рюма. И тот кот спящему ему горло преяде и до смерти заяде в том городке…»

«Котом казанским» тогда на Руси называли особую породу бойцовых камышовых котов, которую действительно вывели в Казанском ханстве. Считается, что эта порода до нашего времени не сохранилась — знаменитые сибирские кошки предположительно дальние, помельчавшие потомки «кота казанского».

Камышовый кот запросто рвёт кур, человеку с ним справится трудно — так что загрызть спящего такой «котик» вполне может. Одним словом, перефразируя стихи Пушкина про нижегородского сына боярского Рюму Языкова, одного из первых государственных первопроходцев, можно сказать так:

И холод и сеча ему ничего…
Но примешь ты смерть от кота своего.
Золотоордынские дети
Рюма Языков был потомком старинного золотоордынского рода — его предок, мурза Енгулей Язык, принял крещение и перешел на службу ещё к Дмитрию Донскому. В эпоху Ивана Грозного «дети боярские» Языковы жили в Нижнем Новгороде и участвовали в покорении Казанского ханства.

Писцовая книга города Казани за 1565–1568 гг. указывает, что «направо з Болшие улицы в переулок к Кабацким воротам…» седьмым по счёту стоит «двор сотника стрелецкого Рюмы Языкова». Именно с этого двора Рюма (это, кстати, не имя, а повторявшееся в его роду прозвище, что-то типа однокоренному «угрюмый») и выехал на восток, за Урал, с первым отрядом русского регулярного войска, отправленного на помощь Ермаку в Сибирь… Вероятно, отсюда же он увёз с собой и рокового «кота казанского».

Кот загрыз Рюму в 1586 г., уже в царствование Фёдора I, сына Ивана Грозного. Можно лишь гадать, что думали и говорили в Кремле, когда читали донесение, пришедшее с той стороны Уральских гор: «В городе Верхтагиле воевода Рюма Языков заеден Казанским котом, которой был при нём несколько лет безотлучно…»

«Заеденный котом» Рюма явно был не первой молодости, то есть имел детей. Многочисленный род дворян Языковых в XVII–XIXвеках хорошо известен в русской истории, вплоть до генералов эпохи наполеоновских войн и близкой подруги Гоголя. Жаль Николай Васильевич не знал историю с «котом казанским», мог бы обогатить русскую литературу колоритным сюжетом.

Но нам сейчас куда интереснее иной сюжет, связанный с Рюмой Языковым, русским потомком ордынского мурзы. Одна из ярчайших деталей эпохи русских первопроходцев — это широкое участие в их отрядах… нерусских.

Спустя всего поколение после Ермака, в войсках Красноярского острога во всех боях и походах 30–40 % оставляют «подгородние татары», племена «аринцев», «ястынцев» и «качинцев». Первые два это кеты, а третьи — хакасы. Так же, например, уже в начале XVIII века в воюющих с чукчами русских отрядах от трети до большинства постоянно составляли якуты, юкагиры, коряки…

И такое положение характерно для всех географических районов и временных отрезков сибирской эпопеи. Умелое привлечение местных союзников — еще одна причина феноменального успеха первопроходцев. И начался этот процесс почти сразу: когда в 1618 г. под стены Москвы в последний раз явилось большое польское войско, то при защите русской столицы отличился «касимовский царь Арслан», потомок Чингисхана и внук последнего сибирского хана Кучума.

Ссылка в сибирские казаки
Но на «сибирской службе» русских царей отличились не только местные аборигены. Например, в 1684 г. на Енисее среди 43 «детей боярских» как минимум 15 (свыше трети!) имеют «польское» происхождение. Они не столько поляки, сколько «литвины», как в XVII веке в Сибири именовали всех пленных из Речи Посполитой, в основном с территории современных Белоруссии и Украины. Такие военнопленные, оказавшись за много тысяч вёрст к Востоку, начинали вполне верой и правдой служить русскому царю.

Многие оседали в сибирских острогах, заводили семьи, и их потомки становились уже вполне русскими «детьми боярскими» и «служилыми казаками». Например, Иван Козыревский, первооткрыватель Курил и основатель первого православного монастыря на Камчатке, был внуком такого пленника «польской породы» (тоже реальный термин той эпохи).

Более того, в сибирских острогах XVII века на русской службе замечен даже француз. В документах тех лет он именуется «Савва Француженин». В Москву этот франкоязычный выходец из Брабанта попал около 1610 г. в качестве дипкурьера от Морица Оранского, лучшего западноевропейского полководца той эпохи. В самый разгар Смуты «француженин» по неизвестным нам причинам задержался на Руси, а в 1615 г., опять же по неизвестным причинам, был сослан в Сибирь.

Ссылка его оказалась выгодной для государства — «француженин» был опытным командиром, к тому же грамотным (но все челобитные из Сибири в Москву писал исключительно по-французски). Поэтому в Тобольске его записали в «дети боярские» и положили пличное жалование — 17 рублей в год, в 3 раза больше обычного оклада рядового «служилого казака».

Впрочем, большинство ссыльных составляли русские — и первыми из них еще в 1597 г. стали жители Углича, обвиненные по делу об убийстве царевича Дмитрия и сосланные за Урал строить Пелымский острог. В зауральскую ссылку они шли уже по новой «барабинской» или «сибирской» дороге — первой в русской истории специально спроектированной и построенной трассе, которая соединяла бассейн Волги с притоками Иртыша и была в три раза короче прежнего пути, по которому за Урал шёл Ермак. Как видим, с самого начала эпопеи первопроходцев государство не забывало и вопросы логистики…

Ссыльные по делу царевича Дмитрия открыли историю каторжного освоения Сибири. Впрочем, до XVIIIстолетия каторга за Уралом обычно заменялась «пешей казачьей службой» — целый век все самые пассионарные элементы, участники «соляных», «медных» и пугачёвских бунтов, целенаправленно закачивались государством за Урал, где «русский фронтир» находил полезное применение их буйному нраву.

Русская мечта и воеводы без жалования
«Профессия» первопроходца была смертельно опасной, большинство гибло, но примеры личного успеха манили на Восток всё новых и новых «охочих людей». Иван «сын Мерькурьев» по кличке Рубец — первый русский, о котором документально известно, что он в 1662 г. побывал на Камчатке. Его личная доля в меховой добыче, привезенной с ещё неведомого полуострова, на таможне в Якутске была оценена в 1050 руб. — стоимость сотни хороших домов в Москве того времени! Современники обоснованно подозревали, что ещё больше камчатских мехов Иван Рубец утаил, дабы не платить лишнюю пошлину. Первопроходец по кличке Рубец умер от старости в родном Тобольске в своей постели богатым человеком — и такие манящие примеры в ту эпоху были не единичны…

При этом первые сибирские воеводы XVII века не получали жалования. Все находившиеся под их началом «служилые люди» получали его деньгами и хлебом. Сами же начальники были как в том анекдоте: «Выдали пистолет — крутись, как хочешь». Но государство ещё и строго запрещало сибирским воеводам заниматься коммерцией и торговлей!

Понятно, что в сибирских далях эти государственные требования нарушались — воеводы и приторговывали втихую, и нередко пускались во все тяжкие. Обычным источником воеводских доходов была коррупция и перегибы при сборе «ясака», налога мехами. Но в любом случае воеводская коммерция была абсолютно незаконна, а превышение налогов имело пределы, ибо вело к жалобам и бунтам «ясачных инородцев», что прерывало стабильный сбор меховой дани, и считалось самым тяжким грехом в воеводской службе.

В таких условиях у первых русских воевод Сибири оставался только один легальный способ обогащения — «объясачивание» новых инородцев на еще неведомых землях! Ибо трофеи при завоевании, они же награбленная добыча — это святое… Плюс обязательные денежные награды от царя за «приискание» новых «землиц».

Теперь понятно, какой была одна из главных причин того, что сибирские первопроходцы столь активно бежали «встречь солнцу», всего за век освоив шесть тысяч вёрст от Урала до Камчатки?.. Прямой материальный интерес идти дальше на Восток был тогда абсолютно у всех, снизу доверху — от последнего «охочего казака» до царского воеводы, предусмотрительно лишённого царём жалования.

Яркий пример тому — первая русская попытка присоединить к России берега Амура. Помимо жажды «охочих казаков» и самого Ерофея Хабарова разжиться добычей, там был и прямой материальный интерес якутского воеводы Дмитрия Францбекова («православного ливонского немца из рыцарских людей» — по определению документов тех лет, ведь изначально он не Францбеков, а Fahrensbach). Именно Францбеков из личных средств внёс основную сумму денег — 2900 рублей — на снаряжение экспедиции Хабарова, с условием, что тот вернёт всё после победы в полуторном размере. Хабарову даже пришлось написать завещание, по которому всё его имущество в случае смерти отходило воеводе.

«Ратным обычаем промышлять над иноземцами…»
Покорявший Амур отряд Хабарова лишь на треть состоял из «служилых людей» (военных на официальной службе), основную массу составляли «охочие казаки», то есть не связанные с госслужбой добровольцы — «покрученники» и «своеуженники». Первые — те, кто нанимался в «промысловую ватагу» первопроходцев за счёт средств атамана-нанимателя, получая от него снаряжение и паёк в походе. Вторые, «своеуженники», это нечто типа миноритарных акционеров — воины, присоединившиеся к «промысловой ватаге» сибирских конкистадоров со своим оружием и на собственные средства.

«Своеуженники» могли иметь собственных «покрученников» (что оформлялось отдельными договорами — «покрутными записями» на языке XVII века). Обычно «покрута» составлялась сроком на три года, и «покрученник» по договору обязывался отдавать две трети своей добычи нанимателю. Вот такая своеобразная корпоративная культура русских первопроходцев. Как видим, нашей истории есть чем ответить заморским каперам и флибустьерам…

Если уж сравнивать с европейскими «джентльменами удачи», то Ерофей Хабаров был именно капером — он получил от якутского воеводы «наказную память», официальный государственный документ, сибирский вариант каперского патента, этакую смесь лицензии и инструкции по «проведыванию новых землиц неясачных людей и приведению их под высокую государеву руку».

На русском языке XVIIвека государственное разрешение на прямое насилие в целях завоевания и подчинения новых земель звучало красиво — «Ратным обычаем и всякими мерами промышлять над иноземцами». Правды ради, «наказная память» для всех первопроходцев всегда требовала изначально предлагать иноземцам мирное подчинение — «Говорить с ними ласково и смирно, чтобы они были под государевой высокою рукою в ясачном холопстве навеки…»

Понятно, что в большинстве случаев «ласково и смирно» не работало, и всё шло «ратным обычаем». Однако в условиях первобытной войны всех против всех, царившей в Сибири до прихода русских, нередко встречались и те аборигены, кто предпочитал «высокую руку» царя и «ясачное холопство» в обмен на защиту от более агрессивных соседей по тайге и тундре…

Сам процесс «объясачивания», принуждения к уплате налога соболями, проходил крайне жестоко, с прямым насилием, убийствами и системой «аманатов»-заложников. Но любой «иноземец», присягнувший царю и исправно платящий дань, тут же становился под защиту власти.

Например, до наших дней сохранилась переписка Москвы и воевод Якутского острога о том, как в 1648 г. «промышленный человек Федулка Абакумов убил из пищали до смерти тунгусского князца Ковырю». Убийство старейшины эвенского рода, кочевавшего на страшно далеком берегу Охотского моря, стало предметом разбирательства на самом высшем уровне. Убийцу арестовали и били кнутом, хотя и отказались выдать эвенам на расправу по их обычаям кровной мести. От имени царя двенадцати сыновьям «князца Ковыри» из Москвы направили послание — самодержец просил, чтоб эвены «не оскорблялись», ибо сами не без греха: «Того Федулку для убойства отдати вам не велено, потому как, не дождався нашего указу вы многих наших промышленных людей побили и отомстили сами собою…»

Здесь ярко заметна еще одна особенность русской конкисты — первобытные племена Сибири, хоть и объект эксплуатации и мехового рэкета, хоть они «дикие» и «язычники», но первопроходцами и российской властью все эти «ясачные люди» воспринимаются именно как… люди.

«Сибирский приказ»
В Москве 350 лет назад управлением всей Сибирью — то есть территорией в 5000 вёрст от Урала до Охотского моря — профессионально занималось ровно 20 человек. Аналоги министерств той эпохи именовались «Приказами». В «Сибирском приказе» тогда работало ровно два десятка служащих — начальник (официально именовался «Судья приказа»), два его заместителя (должность именовалась «дьяк») и 17 рядовых служащих (именуемых «подьячими»).

Притом «Сибирский приказ» ведал за Уралом всем. Всеми кадрами, то есть назначением воевод и иных высших чинов во все остроги. Разработкой всех «Наказов», то есть должностных инструкций сибирским властям. Он же ведал всеми финансовыми вопросами Сибири и главной задачей — учётом «ясака», драгоценных соболей и прочих мехов, в иные годы обеспечивавших половину доходов «государевой казны».

Нам покажется странным, но для той эпохи двадцать систематически работающих чиновников — это очень развитая и многочисленная бюрократия! Подробнейшие архивы «Сибирского приказа» до сих пор слабо изучены историками, широкая российская общественность не имеет о них представления…

Наследие «Сибирского приказа» показывает еще одну важнейшую деталь истории первопроходцев — сочетание государственной политики с частной инициативой. На низовом уровне (куда и кого идти «объясачивать» и т. п.) частная инициатива в той истории лидирует. Например, первый русский поход Ивана Москвитина к берегам Тихого океана вызвал даже лёгкое ворчание Сибирского приказа: «Куда велено по государеву указу служилых людей не послали, а где посылать не велено, на Лену реку и далее послали…» Но когда своевольные «служилые» вернулись с успехом, добычей и открытиями, от имени царя всем выдали по 2 рубля премии.

Кажущийся спонтанным процесс «покорения Сибири» весь XVIIвек находился под непрерывным контролем и патронажем государства. Ведь главные элементы экспансии — идущий с Запада в Сибирь всепобеждающий порох, и текущие с Востока на Запад драгоценные меха — в ту эпоху были строжайшей госмонополией.

Феномен первопроходцев — реально один из немногих в русской истории примеров удачного сочетания осознанной и целенаправленной государственной политики (здесь уместно даже «геополитики») с широкой частной инициативой и личным корыстным интересом… Вот потому-то эпопея первопроходцев оказалась удивительно эффективной. Самочинный набег Ермака, продолженный неудачами и трагикомедией «заеденного» котом, в итоге обернулся фантастическим успехом и огромной страной, простирающейся до Тихого океана.

Глава 2 Битва за Ламское море: «Тунгусы пальмами искололи…»

Русские люди впервые увидели волны Охотского моря без приказа начальства. Их случайный поход, самовольно задуманный осенью 1638 года, оказался удачным. Он обошелся почти без потерь, что уникально в истории первопроходцев Дальнего Востока, но затем обернулся долгой войной со всадниками на оленях. Как звали первого русского, погибшего на берегах Тихого океана, и почему северная граница Китая не проходит у Магадана расскажем в этой и следующей главе…

«Где посылать не велено, на Лену реку послали…»
Летом 1637 года в Якутск с запада неожиданно прибыло целое войско. По дальневосточным меркам той эпохи 10 конных и 40 пеших казаков были внушительной силой. Весь гарнизон Якутского острога, основанного всего пять лет назад, насчитывал лишь три десятка казаков.

Неожиданные гости прибыли из Томска. Целый год они пробирались сквозь тайгу, напетляв по ней не менее четырёх тысяч вёрст — сначала к берегам Енисея, потом по Ангаре к истокам Нижней Тунгуски, от неё к реке «Велюр», как в ту эпоху русские первопроходцы называли Вилюй, крупнейший западный приток Лены.

«Велюр»-Вилюй и был изначальной целью казаков, отправленных сюда князем Ромодановским, воеводой Томска. Этот приток был открыт первопроходцами всего десять лет назад и сразу стал меховым «эльдорадо» — в год здесь добывали до шести тысяч драгоценных соболей. Потому-то воевода и отправил сюда своих людей под началом опытного томского казака Дмитрия Копылова.

Этот поход не был санкционирован Москвой. Однако наказывать князя, имевшего в столице влиятельных родственников, ведавшие всеми зауральскими землями чиновники «Сибирского приказа» не стали. Князю лишь прислали «с осудом» письмо, служебный выговор: «Куда велено по государеву указу служилых людей не послали, а где посылать не велено, на Лену реку и далее послали…»

Начальник отряда Дмитрий Копылов, пользуясь неофициальным статусом похода и невнятным приказом воеводы, тоже проявил своеволие и решил идти дальше реки «Велюр», искать совсем новые, еще неизвестные земли. Позже выяснится, что главу томских казаков манила мифическая, якобы кишащая соболем «река Северея», о которой ходили легенды среди сибирских первопроходцев. Копылов решил отправиться на Восток, в ещё неизведанную русскими тайгу за рекой Лена.

Перезимовав в Якутске — жителям острога отказать в такой просьбе целой «армии» в полсотни казаков было трудно — весной 1638 года отряд Копылова двинулся в неизвестность.

«Около Олдан реки непослушных земель…»
Первопроходцев ждала «Гиллэн-вээм» или «Ольховая речка», как на корякском языке издревле именовалась река Алдан. Дело в том, что за несколько поколений до появления русских, здесь оказались другие первопроходцы — двигавшиеся с юга кочевые племена якутов и эвенов. Они с боем оттеснили к северу прежних обитателей этих краёв, «палеоазиатские племена», как называют современные учёные предков коряков и юкагиров. В языке пришельцев-эвенов «Гиллэн» превратился в «Гилдэн», который русские первопроходцы в свою очередь переиначили в «Олдан» или Алдан.

Появление в этом районе крупного и хорошо вооруженного русского отряда заставило подчиниться окрестные племена. Один из самых знаменитых участников того похода, томский казак Иван Москвитин, спустя несколько лет так описал события, развернувшиеся летом 1638 года на берегах реки Алдан: «Дмитрей Копылов пришел на Олдан реку с нами, и мы с ним, Дмитреем, острог поставили и привели под высокую руку нашего царя всеа Руси непослушных земель екутов князца Боргулака, да князца Тохтомуя, да князца Тубека и с их родники и с улусными людми, да тунгусов князцов Жигин шемана, да князца Новончя, да князца Томкони шемана с иво родники и с людми. И с тех князцов в заклад и ясак с них взяли тритцать сороков соболей…»

Кого Иван Москвитин называет «екутами» пояснять не требуется, «тунгусами» же он именует местные племена эвенов и эвенков. Укреплённый острог томские казаки построили на берегу реки Алдан, примерно в 355 км по прямо к юго-востоку от Якутска. «Острожек» казаки назвали Бутальским, так как построили его в «Бутальской земле», где обитало возглавляемое шаманом по имени Жигин племя «буталов» — родственников и якутов и «тунгусов»-эвенов.

Землю «буталов» казакам пришлось брать с боем, как позже они писали в донесении: «Бутальские люди не хотели дать место, где острог поставить». Но русское оружие оказалось сильнее, и 28 июля 1638 года здесь началось возведение острога.

«Бутальский острожек» оказался важнейшим местом для истории российского Дальнего Востока. Ведь именно отсюда стартовало освоение огромных пространств — и Приамурья, и берегов Охотского моря. Именно здесь, за частоколом нового острога, пленный шаман Томкони впервые рассказал русским о лежащей к югу «великой реке» — спустя пять лет этот рассказ обернётся первым походом якутских казаков на Амур. Но здесь же, в Бутальском остроге, казаки Дмитрия Копылова впервые расспросили и пленных эвенов «с Ламы из-за камени», то есть с морского побережья, расположенного «за камнем», хребтом Джугджур, отделяющим якутскую тайгу от Охотского моря.

«На большое море окиян, по тунгускому языку на Ламу…»
Слово «Лама» русские первопроходцы заимствовали из языка «тунгусов», аборигенов Восточной Сибири. «Ламой» называли любую большую воду, например Байкал первопроходцы изначально называли «Лама-озеро». Почти сразу «Ламой» или «Ламским морем» назвали и то, ни разу не виданное русскими море, что лежало «за камнем», к востоку от Алдана.

Уже осенью 1638 года отряд Дмитрия Копылова попытался разведать пути на юг, к «великой реке» Амуру, и не восток, к «Ламе». Однако в преддверии зимы дальние походы сквозь совершенно неизвестные и «непослушные» земли были слишком опасны. Казаки решили отложить поиски до следующей весны. Именно той осенью, ровно 380 лет назад, в Бутальском острожке на берегу Алдана и задумали первый русский поход к берегам Охотского моря.

Весной следующего 1639 года перезимовавшие казаки разделились — два десятка во главе с Копыловым остались сторожить острог и собранную меховую дань, а тридцать один человек под начальством Ивана Москвитина отправились на поиски моря.

В ушедшем «на Ламу» отряде были казаки из Томска и Красноярска. Их командир, Иван Москвитин, числившийся «томским казаком», судя по прозвищу, был выходцем из столицы России или потомком москвичей. О том походе до наших дней сохранились короткие рассказы двух участников — самого Ивана Юрьевича Москвитина и рядового казака Колобова по прозвищу «Нехорошко».

К морю отряд двинулся не ранее мая, когда реки очистились ото льда. Плыли на большой лодке-«дощанике», сначала восемь суток вниз по Алдану до реки Мая. Затем семь недель поднимались по Мае против течения. Когда большой «дощаник» стало невозможно тянуть сквозь обмелевшие верховья Маи, то из его досок сколотили две лодки-«струга» поменьше. На них еще десять суток пробирались по притокам Маи меж всё более высоких, поросших густой тайгой гор Джугджура.

В горах оба «струга» оставили и сутки с грузами на плечах пробирались через тайгу к истокам рек, текущих на восток к неведомому морю. Путеводной оказалась река, которую казаки Москвитина назвали Улья, и это имя сохранилось на карте Хабаровского края до наших дней. У истоков Ульи опытные первопроходцы быстро соорудили новый речной корабль. Как позднее вспоминал сам Иван Москвитин: «На Улье зделали бударку, а Ульей рекою до моря плыли пять дён…»

Итого путь к «Ламскому морю» занял два с половиной месяца. Казаки вышли к охотскому побережью летом 1639 года в разгар нереста лососевых рыб. Такого явления они ранее не видели и были искренне поражены. Это заметно даже сквозь века — рядовой участник похода Нехорошко Колобов в своих показаниях, записанных спустя семь лет после событий, кратко упоминает случившиеся в те дни бои с местными племенами, зато подробно и вдохновенно толкует про рыбные богатства охотского побережья.

«На устье реки, поставя зимовье с острожком, — рассказывает Колобов, — на бою с тунгусами взяли в полон двух князцов… А те реки собольные, зверя всякого много, и рыбные. А рыба большая, в Сибири такой нет, по их тунгусскому языку кумка, голец, кета, горбуня, столько её множество, только невод запустить и с рыбою никак не выволочь. А река быстрая, и ту рыбу в той реке быстредью убивает и выметывает на берег, и по берегу её лежит много, что дров, и ту лежачую рыбу ест зверь, выдры и лисицы красные…»

«И он, Ивашко, с товарыщи тово князца повесили…»
На берегах Охотского моря отряд Ивана Москвитина провел двадцать месяцев. Рыбные богатства края позволили не только пережить две зимы, но и исследовать огромное пространство, почти две тысячи вёрст от устья Амура до Туайской губы, чуть южнее современного Магадана. Летом 1640 года казаки Москвитина, проплыв на утлых самодельных лодках вдоль охотского берега на юг, мимо открытых ими Шантарских островов, стали первыми из русских людей, кто увидел не только устье «Омура», но и «гиляцкую орду» — едва заметный на горизонте берег Сахалина.

Вернувшись летом 1641 года в Якутск, Иван Москвитин привёз подробное писание своих открытий или, как он определял сам: «Роспись всему моему ходу и всем ордам, и землям, и рекам, которые я проведал и под высокую руку царя всея Руси привёл…» Рассказы-«росписи» Москвитина и прочих участников похода были удивительно подробны, вплоть до сведений о набегах на устье Амура «бородатых людей»-айнов, проживавших тогда на севере ещё неизвестной Японии.

Иван Москвитин привез с собой из похода на Охотское море и три «кружка» серебра, как доказательство, что где-то за «Омур-рекой» водятся драгоценные металлы. Эти блестящие кусочки, переданные якутскому воеводе, стали одной из причин снаряжения в 1643 году первого русского похода на Амур.

За открытие новых, богатых соболем земель казакам простили несанкционированный поход к востоку от Лены и даже от имени царя, помимо жалования за два года службы, выдали премии — 5 рублей командирам и по два рядовым.

Однако главной наградой для участников первого похода к Тихому океану стала добыча, которую они привезли с собой — дюжина «сороков» соболиных шкур. Самых лучших из охотских соболей в Якутске оценили в целое состояние, по 10 рублей за шкурку. Для сравнения, рядовой казак тогда получал всего 5 рублей жалования в год, а хорошая лошадь в европейской части России стоила 2 рубля. Это означало, что все участники первого русского похода к берегам Охотского моря стали богатыми людьми, добыча позволяла им купить хороший дом в любом городе и безбедно жить много лет.

Драгоценные шкурки соболей и были главной причиной, гнавшей первопроходцев всё дальше на восток, в неведомые земли «встречь солнцу». Ради драгоценного соболя они не жалели ни себя, ни тем более других. Метод добычи «ясака», меховой дани, кратко описан самим Иваном Москвитиным в его отчёте о первом походе к Охотскому морю.

«Ивашко, с товарищи ходил на море на усть Охоты реки на Шелганскую землю, — записывали в Якутске со слов казачьего атамана о первом появлении русских людей у будущего города Охотска, — И как он, Ивашко, пришел на шелганов и их побил, а убил у них шездесят человек и языки поймал… И лутчево князца Томканея в полон взял и, взяв, в ево землю к ево людем посылал, чтоб оне были под государевою рукою и ясак дали. И те люди отказали, решив ясаку не давать и под государевою рукою не быть. И он, Ивашко, с товарыщи тово князца повесили…»

«Тунгусы пальмами искололи…»
Рискованный поход Ивана Москвитина, сквозь неизвестные горы и две тысячи вёрст на утлых лодках вдоль берегов новооткрытого моря, в плане потерь оказался самым удачным за всю историю первопроходцев. Например, первый русский отряд, достигший среднего течения Лены, потерял половину людей. В первом русском походе на Амур погибло две трети участников. Из почти сотни «служилых людей» Семена Дежнёва обойти вокруг Чукотки и выжить посчастливилось лишь дюжине.

Отряд же Москвитина за почти два года походов и боёв потерял всего одного — казака Дружину Иванова весной 1640 года «тунгусы пальмами искололи». «Пальмой» или «палмой» в ту эпоху русские первопроходцы именовали распространённое у якутов и иных дальневосточных народов короткое копьё с наконечником в виде большого ножа.

Обитавшие на берегах Охотского моря эвены-«тунгусы» уже знали металлы, однако железное оружие у них было редкостью и ценилось очень дорого. Как вспоминал Нехорошко Колобов, рядовой казак из отряда Москвитина: «А бой у них лучной, у стрел копейца и рогатины все костяные, а железных мало; и лес и дрова секут и юрты рубят каменными и костяными топорками…» Но казаку по фамилии Иванов не повезло наткнуться на противника с железными «пальмами» — и он стал первым русским, погибшим на берегах Тихого океана.

Отряд Москвитина покинул охотское побережье весной 1641 года, после чего в течение шести лет русские люди сюда попадали лишь дважды, и то случайно. Спустя год после ухода Москвитина, к устью реки Охоты, пройдя через Оймякон, полюс холода, вышел отряд казака Андрея Горелого, 18 русских и 20 якутов. Здесь им пришлось выдержать неоднократные атаки оленьей кавалерии «злых тунгусов». «А бой у них лучной, стрелы и копейца костяные, а бьютца на оленях сидя, что на конях гоняют…» — так позднее вспоминал казак Андрей Горелый о том как якуты и русские вместе отбивали атаки эвенов.

После ухода казаков Горелова, русские не появлялись на Охотском побережье свыше трёх лет. Лишь осенью 1645 года на берегах «Ламского моря» зазимовал отряд Василия Пояркова, возвращавшийся из первого похода на Амур и теперь искавший пути возвращения на реку Лену.

Только через пять лет после эпопеи Москвитина, якутский воевода Василий Пушкин смог снарядить первую экспедицию, целенаправленно двинувшуюся к берегам «окияна». Сорок казаков во главе с Семёном Шелковниковым, пройдя по пути Москвитина, весной 1647 года достигли устья реки Охота, где и основали «острожек», будущий город Охотск.

Охотское побережье заметно отличалось от якутской тайги или колымской тундры. Массовый нерест лососевых рыб в устьях рек вместе с оленеводством позволял прокормиться здесь гораздо большему количеству населения, чем в континентальной тайге или заполярной тундре. В XVIIвеке на берегу Охотского моря, примерно в тысячу вёрст от Шантарских островов до современного Магадана, обитало порядка 10 тысяч «тунгусов-ламутов» — по меркам той эпохи и той местности это была высокая плотность населения.

Когда-то, за два-три поколения до прихода первых русских, оленья кавалерия эвенов, уже немного знавших металлы, частично истребила, частично вытеснила на север из этих «рыбных мест» предков коряков, живших ещё в настоящем каменном веке. Первобытные племена не имели письменности, и о тех жестоких войнах остались лишь упоминания в фольклоре их потомков.

Так записанное учёными-этнографами уже в XXвеке предание эвенов «О прошлой жизни» рассказывает: «В старину эвены и коряки враждовали между собой и всё время воевали. И сейчас ещё можно найти по берегу Охотского моря остатки деревянных луков, наконечники стрел, человеческие кости… Коряки имели в то время стрелы с китовыми и каменными наконечниками. У эвенов уже были железные наконечники стрел, а также железные пальмы. Эвены убивали коряков-мужчин, а женщин и детей брали в плен…»

К моменту появления русских «тунгусы»-эвены искренне считали своим отвоёванное у коряков Охотское побережье, богатую по таёжным меркам землю. На ней они хотели жить свободно — ловить рыбу, вольно пасти оленей и свободно ходить в набеги на своих первобытных соседей.

«Тунгусского князца убил из пищали до смерти…»
Появление на берегах Охотского моря новых людей в стальных доспехах и с огнестрельным оружием привело к новым конфликтам. Однако не все «тунгусы Ламского моря» вступили в войну с первопроходцами, многие согласились уплачивать русским меховую дань в обмен на спокойную жизнь и торговлю.

Таким оказался один из самых авторитетных эвенских «князцов» по имения «Ковыр» или «Ковыря». Его многочисленный род кочевал в верховьях реки Охота. Старый князь Ковыр участвовал в стычках с отрядом Ивана Москвитина — именно его люди «закололи пальмами» Дружину Иванова, первого русского, погибшего на берегу Тихого океана. Сам «князец» Ковыр в том бою потерял убитым племянника и пленным одного из своих двенадцати сыновей. Но, когда вслед за первыми русскими стали один за другим приходить новые отряды людей с железным оружием, Ковыр решил прекратить сопротивление, присягнул русскому царю и согласился уплачивать меховую дань.

Но мирная жизнь продолжалась недолго. Как гласит документ из архивов Якутского острога: «Промышленный человек Федулка Абакумов своровал, того тунгусского князца Ковырю убил из пищали до смерти…». На русском языке XVIIвека «своровал» означало любое нарушение закона, а «промышленными людьми» именовали тех, кто, не будучи на государственной службе, торговал с первобытными племенами на свой страх и риск.

Примечательна реакция русских властей после убийства вождя первобытного эвенского рода. «Князец Ковыря» согласился платить меховую дань, а значит попал под охрану российских законов. «„Промышленный человек Федулка Абакумов“ был арестован казаками из Охотского острога и доставлен в Якутск, где его пытали на дыбе в присутствии одного из сыновей „князца Ковыри“». Под пыткой Абакумов уверял, что «по тунгуски говорить сам мало умеет, потому побоялся, что тот Ковыря убьёт его самого…» Следствие вёл воевода Василий Пушкин, оправданиям «промышленного человека» он не поверили, убийцу посадили в тюрьму.

Сыновья убитого требовали мести. Как записал воевода Пушкин: «После Ковыри осталось двенадцать сыновей, и которой сын его ныне в Якутске бил челом, чтоб велети убийцу отца его повесить, или им отдать его убить…» Василий Пушкин не решился сам принять такое решение, и в итоге приговор по убийству эвенского «князца» пришлось выносить на высшем уровне в самой Москве.

Пока в течение года вести шли до столицы России и обратно, на берегах Охотского моря возмущенные родичи убитого по законам кровной мести убили «русских промышленных людей одиннадцать человек». В итоге сам царь вынес по поводу смерти князца Ковыри соломоново решение: «Промышленного человека Федулку бить кнутом нещадно и посадить в тюрму, а Ковыриным сынам говорить, что им того Федулку для убойства отдати не велено, потому как учинили неправду, не дождався нашего указу многих наших промышленных людей побили и отомстили сами собою…»

Не все из двенадцати сыновей убитого «князца» согласились с таким решением царя. Один из них, по имени Зелемей, решил не просто мстить дальше, а полностью ликвидировать русское присутствие на берегах Охотского моря. Понимая, что одолеть пришельцев будет сложно, сын убитого Ковыри решил поискать союзников южнее, за Амуром, на территории современного Китая…

Глава 3 Битва за Ламское море: «Их вышло к нам много збройны и оружны и учали с нами дратца…»

«Июня в 3 день пришли морем на устье Охоты реки, и в те поры на устье иноземцев тунгусов многих родов было тысяча и больше, и встречали нас збройны и оружны, с луки и с копья, в доспехах и в шишаках в железных и костяных, и в Охоту пустить не хотели, хотели побить…» — так позднее рассказывал «служилый человек» Семён Епишев, в 1651 году во главе 28 казаков отправленный из Якутска «на большое море Окиян и реку Охоту».

Отряд Епишева спешил на помощь казакам Семёна Шелковникова, пятый год жившим в устье реки Охоты за частоколом основанного ими «острожка». К моменту прибытия помощи первое русское поселение на берегу Тихого океана уже много месяцев осаждали «тунгусы»-эвены, возмущенный убийством «князца Ковыри». Епишеву и его 28 казакам пришлось 11 суток с боем проходить несколько вёрст, отделявших морское побережье от осаждённого «острожка».

Стальное и огнестрельное оружие русских было сильнее луков и костяных стрел оленьей кавалерии «тунгусов». Однако сказывалось численное превосходство эвенов — едва ли их было «тысяча и больше», но маленький русский отряд уступал своим противникам по численности многократно.

Сегодня мы мало знаем о тех боях, лишь по отдельным отрывкам в сохранившихся архивных документах можно попробовать восстановить специфику войны на берегах «Ламского моря». Эвены, всадники на оленях, по многу часов обстреливали русских стрелами с костяными наконечниками, выжидая удобный момент для атаки. Однако железные кольчуги, сабли и ружья первопроходцев делали их почти непобедимыми.

Семён Епишев пробился в Охотск. «Божею милостию и государевым счастием, я, Сенка, пришед на Охоту, служилых людей от тех иноземцев выручил и застал только чуть живых двадцать человек…» — вспоминал он позднее. Из отряда Семёна Шелковникова, пришедшего на берега Охотского моря в 1647 году, за пять лет выжила лишь половина. Умер и сам Семён Шелковников, его пост главного русского начальника на берегах Тихого океана занял его тёзка, Семён Епишев.

Не сумев захватить Охотский острог племена «тунгусов»-эвенов вновь рассыпались по своим кочевьям. И казаки Епишева стали громить их по отдельности. Одну из таких вылазок Епишев позднее опишет в докладе якутскому воеводе: «Ходил я Сенка из острожку с служилыми людьми в поход вверх по Охоте на неясачных иноземцев… И как был я Сенка с служивыми людьми у них в улусах, их вышло к нам много збройны и оружны и учали с нами дратца, бились с нами многое время, и Божие милостию на том бою убили мы у них семь человек до смерти, а сами в острог отошли здоровы, а на том бою со мною было двадцать девять человек, а иноземцов было много…»

«Чтоб они старую дурость покинули и дали бы ясак без бою…»
Спустя два года «на Ламу» с берегов Лены из Якутска для помощи людям Семена Епишева отправили 35 казаков во главе с «пятидесятником» Борисом Оноховским. Впоследствии русские отряды направлялись к «Ламскому морю» раз в два-три года — поддержать или сменить прежних обитателей Охотского «острожка», число которых постоянно уменьшалось от болезней и стычек с местными «тунгусами-ламутами», как русские прозвали племена приморских эвенов.

Попытки принудить первобытные племена к уплате меховой дани оборачивались постоянными конфликтами. В 1654 году пришедший на берега Охотского моря новый отряд «сына боярского» Андрея Булыгина обнаружил, что русский острог в устье реки Охоты сожжён, а остатки прежних русских отрядов отступили к реке Улье…

Охотский острог, ставший главный русским центром на берегах Тихого океана, казаки восстановили в следующем 1655 году на новом месте. У берега Охоты в семи верстах от моря встал неровный треугольник из высокой деревянной башни и двух больших изб, соединённых деревянной стеной, высотою четыре метра. По меркам европейских или китайских границ это был небольшой сторожевой пост, но для дальневосточного Севера и его первобытных обитателей такой «острожек» стал неприступной крепостью.

Жизнь Охотска с самого начала оказалась перманентной войной. Часть эвенов соглашалась платить меховую дань, те же, кто отказывался, считались «немирными» и становились целью казачьих набегов. У первопроходцев быстро выработалась своя тактика — летом они старались не воевать, заготавливая рыбу и продукты, а в набеги на «немирные» и «неясчаные» кочевья эвенов ходили зимой на оленьих нартах или собачьих упряжках.

Смысл этой постоянной войны был простой и очевидный — драгоценный мех! В русских документах той эпохи цель военных походов описывается откровенно и без затей: «Чтоб они, тунгусы, старую дурость покинули и дали бы от себя государю ясак без бою…»

С середины XVII столетия район Охотского побережья стал главным источником соболей. Уже первые основатели Охотского «острожка», казаки Семёна Шелковникова, с боем собрали 857 шкурок. В Москве такое количество меха стоило огромное состояние, а столь точная цифра нам известна потому что «ясак» всегда строго учитывался в документах. Нам неизвестны судьбы многих людей, а количество соболей, «пупков собольих» и прочих «лисичёнок» по документам из архивов Якутского острога можно восстановить с поразительной точностью почти за каждый год.

По мере подчинения окрестных племён сбор соболей в Охотске рос, превышая две тысячи драгоценных шкурок ежегодно — в два раза больше, чем собиралось во всех острогах на Колыме и Индигирке. Сам по себе «ясак», налог мехами на местных «тунгусов», был вроде бы невелик, всего три-четыре шкурки на каждого взрослого мужчину в год. Но проблемы начинались при приёме дани в «государеву казну» — казаки в Охотске старались засчитывать в качестве уплаченного «ясака» только самые качественные и дорогие меха, оценивавшиеся по максимальной цене в 10 рублей (стоимость хорошего дома в Москве той эпохи) за одну шкурку. Естественно, это вело кпостоянным конфликтам с таёжными охотниками.

«Из того походу русских людей в живых никого не осталося…»
Однако все бунты «тунгусов» против первопроходцев, даже большие, заканчивались поражениями. Так было, пока у мятежников не появился авторитетный и хитрый вождь — в русских документах той эпохи он носит имя «Зелемей Ковырин», один из двенадцати сыновей «князца Ковыри», убитого ещё в 1649 году «из пищали до смерти промышленным человеком Федулкой Абакумовым».

Хотя русские власти и наказали убийцу, Зелемей не простил смерти отца. Его месть документы той эпохи описали подробно. Много лет мститель исправно платил «ясак», считаясь в Охотске «лучшим человеком», главой мирного рода. И вот 3 декабря 1666 года Зелемей «с товарыщи» приехал в острог с тревожной вестью — якобы на берегах реки Охоты появились «неясачные тунгусы и ясачных людей в шатость призывают». По словам Зелемея, злоумышленники не только агитируют эвенов не платить дань, но и собираются напасть на русский караван, когда он на исходе зимы повезёт в Якутск собранную в Охотске «соболиную казну», меховую дань.

Фёдор Пущин, в то время «Ламский прикасчик», то есть глава Охотского острога, поверил рассказу «лучшего человека» Зелемея. В поход против описанных Зелемеем мятежников отправили большой русский отряд — полсотни «служилых и промышленных людей» во главе с Потапом Мухоплевым. Потап был «якутским казаком», его отца много лет назад сослали из Томска на берега Лены за участие в бунте.

В декабре 1666 года отряд Мухоплева вместе с Зелемеем ушёл на собачьих упряжках вверх по реке Охоте. «И тех всех служилых и промышленных людей побили, а как того подлинно в Охотском остроге не ведомо, потому что из того походу русских людей в живых никого не осталося…» — записано в донесении, отправленном в том году из Охотска в Якутск.

Разгром отряда в полсотни человек — крупная битва по меркам той эпохи для дальневосточного Севера. Для эвенов-«тунгусов» это был небывалый военный успех, сразу превративший Зелемея Ковырина в самого авторитетного на берегу Охотского моря «сонинга», как называли военного вождя в диалекте приморских эвенов.

Позднее русские власти в Охотске сумели собрать некоторые сведения о судьбе полусотни человек из погибшего отряда Потапа Мухоплева. Коварный Зелемей дождался, когда русские разделятся на части в поисках мифических бунтовщиков. «По злому умыслу возмутился умом Зелемей со всеми ясачными иноземцами розных родов, и тех служилых людей Потапа с товарыщи, залегши на дроге, тайным делом из прикрыта побили, и тех, которые оставались в юртах, обманом побили же…» — описывает уничтожение русского отряда документ Охотского острога.

«А как де на Охоте русских людей изведём…»
«Возмутившийся умом» Зелемей не собирался ограничивать свою месть лишь отдельным, пусть и большим успехом. Он задумал свержение всей русской власти на берегах Охотского моря.

Своих посланцев мятежник отправил ко всем родам эвенов, даже к тем, которые кочевали в верховьях приполярной Колымы и Алазеи. Сын убитого «князца Ковыри» оказался хорошим психологом, он убеждал соплеменников, что там, далеко на Западе за Якутском, вовсе нет никакой большой России, многолюдством которой эвенов пугали хозяева Охотского острога. «Вы глупые люди, русского языка не знаете, а русские ж люди нас обманывают, сказывают нам мол ждут в Охотцкой острог на перемену всё больше людей, но больше людей в Охотцком остроге не бывало…» — так передают русские архивные записи агитационные речи Зелемея перед соплеменниками.

У первопроходцев к тому времени уже были свои сторонники и шпионы среди «тунгусов-ламутов», эвенских племён Охотского побережья. Благодаря им раскрылись и политические планы Зелемея: «А как де на Охоте русских людей изведём, то и по иным рекам всех русских людей переведём, а впредь для береженья и опасу своего призовём к себе богдойских людей…»

«Богдойскими людьми» в XVII веке русские первопроходцы называли обитавших южнее Амура маньчжуров, имевших свою развитую государственность и боеспособную для той эпохи армию с огнестрельным оружием. Первобытный вождь Зелемей оказался грамотным «гелполитиком» — хотя реки Охота и Амур разделены полутора тысячью вёрст тайги и горных хребтов, но племена маньчжуров являются дальними сородичами эвенов, их языки соотносятся друг с другом, примерно, как русский и польский. Так что Зелемей и правивший в Пекине великий маньчжурский император Канси, хоть и с трудом, но смогли бы понять друг друга без переводчика.

Именно император Канси Сюанье, глава стремительно росшей маньчжурской империи, требовал у попавших на Амур русских первопроходцев «побыстрее вернуться в Якутск, который и должен служить границей…» Вождь северных эвенов Зелемей явно знал о боях русских казаков и маньчжурских войск в Приамурье. Именно маньчжуры сформировали современную границу Китая, и увенчайся успехом план «Зелемея Ковырина» с «призванием богдойских людей» на реку Охоту, то вполне вероятно, что северная граница КНР могла бы сегодня проходить где-то у истоков Колымы…

«Днём и ночью на ружье лежим…»
С февраля 1666 года Охотский острог оказался в осаде «немирных тунгусов». Однако не все эвены хотели воевать с русскими, и Фёдор Пущин, главный «прикасчик» на берегах Охотского моря, сумел отправить через них в Якутск послание с просьбой о помощи.

«Ныне нас в Охотцком острожке, дряхлых и цынжалых, всех числом тридцать человек, а острог гораздо ветх, и за малолюдством по лес сходить и острог починить и корму на себя добыть никак не суметь, потому что тунгусы не выпустят, днём и ночью на ружье лежим…» — писал Пущин в Охотск. У обманутого Зелемеем «прикасчика» явно был литературный талант, его надрывное «днём и ночью на ружье лежим» даже сквозь столетия ярко передаёт отчаяние защитников острога.

Всадники на оленях не стремились штурмовать деревянную крепость, неприступную их каменным топорам и костяным стрелам, но крепко заперли горстку казаков в его стенах. Зелемей не хотел штурмовать острог и потому, что за его частоколом, среди семидесяти «аманатов»-заложников, казаки держали и одного из его братьев. Трёх заложников Фёдор Пущин приказал повесить, как сказано в его послании якутскому воеводе: «Чтоб на то смотря воры не воровали, к острогу не приступали, служилых людей не побивали…»

Но «прикасчик» мог не только красноречиво умолять о помощи или вешать заложников — защищая Охотский острог, он проявил немало смекалки. Как пишут старинные документы, Пущин «поделал многие деревянные пушки». Чтобы отпугнуть всадников на оленях, гарнизон острога изготовил и выставил на стенах деревянные орудия. Сегодня мы уже не узнаем, были ли то макеты, предназначенные только обмана мятежников, или практиковавшиеся в то время настоящие деревянные пушки, способные при штурме сделать один, а если повезёт, то и два выстрела каменной дробью.

«Конечно надобно чтоб пришло в Охотцкой острог самое малое полтораста человек, а добро бы и больше… А ныне на милость Божию уповаем и, чая выручки, ожидаем как тебе воеводе Бог по сердцу положит» — умолял Пущин якутского воеводу в записке, переданной через верных «тунгусов».

Воеводой в Якутске в то время был Иван Голенищев-Кутузов, предок знаменитого фельдмаршала, победителя Наполеона. Первобытный «Зелемей Ковырин», конечно не был Бонапартом, но тоже являлся опасным противником. И якутский Кутузов действовал решительно — спустя несколько суток по получении на Лене просьбы о помощи из Охотска, к берегу «Ламского моря» спешно отправился отряд в полсотни казаков во главе с Артемием Петриловским.

Выбор командира для экстренного похода не был случайным — Петриловский, родной племянник Ерофея Хабарова, раньше сражался с войсками маньчжурского императора на Амуре. Опытный воин, он имел свои счёты к маньчжурам, убившим немало его боевых товарищей, и горел желанием поквитаться с теми «тунгусами», кто бунтовал против русских, уповая на поддержку «богдойских людей».

Племянник Хабарова против сына Ковыри
Петриловский совершил невозможное — полторы тысячи вёрст извилистого таёжного пути из Якутска в Охотск преодолел за пятьдесят суток. Учтя способность Зелемея готовить неожиданные засады, всю дорогу треть казаков постоянно шли «в ертауле», то есть с заряженными ружьями и в полной боевой готовности. Остальным приходилось надрываться, тянуть бечевой лодки против течения горных рек или нести припасы сквозь тайгу. «Наспех днём и ночью поспешением радели» — напишет позднее племянник Хабарова в своём отчете о походе к Охотскому морю.

26 августа 1666 года отряд Петриловского достиг устья реки Охоты. Спустя несколько недель прибыл и второй русский отряд, посланный из Якутска вслед за племянником Хабарова. Всего у Охотского острога собралось почти 130 хорошо вооружённых первопроходцев — настоящая армия по первобытным меркам дальневосточного Севера.

Неожиданное появление столь крупных русских сил вызвало распад сколоченной хитрыми речами Зелемея хрупкой коалиции эвенских родов. Первобытные охотники, понимая бесперспективность сражения с многочисленными ружьями и стальными саблями казаков, поспешили прочь от острога. Скрывшись в тайге, главы мятежных родов один за другим стали сообщать в Охотск, что вновь готовы исправно платить «ясак», налог драгоценными соболями. «А которые ясашные люди были в измене, в винах своих бьют челом…» — с удовлетворением писал спасённый Фёдор Пущин в новом послании в Якутск.

Далёкий маньчжурский император так и не пришёл на помощь «Зелемею Ковырину». Во-первых, маньчжуров в то время куда больше интересовали не северные соболя, а драгоценные шелка южного Китая. Во-вторых, на Амуре всё еще стояли русские остроги — первопроходцы оказались слишком сильным противником даже для маньчжуров, давно знакомых с порохом и хорошо оснащённых стальным оружием.

Кроме трёх повешенных Пущиным заложников, никому из участников мятежа Зелемея Ковырина за смерть полусотни русских больше не мстили. И вовсе не потому что власть московского царя была столь гуманной, а по простой материальной причине — массовые убийства и казни «изменивших тунгусов» были бы невыгодны казне, ведь уменьшение плательщиков ясака, тут же снизило бы поступление соболей в виде налога.

Простили даже Зелемея «со всем родом своим». Спрятавшийся от русских главный мятежник тоже прислал в Охотск из таёжной глуши соболиную дань, и следующие годы мирно пас своих оленей. Вплоть до нового мятежа, вспыхнувшего 12 лет спустя…

Глава 4 Битва за Ламское море: жизнь и смерть в первом русском поселении на берегу Тихого океана

Три с половиной века назад Охотский острог на побережье одноимённого моря стал главным источником драгоценных соболей для российского государства, а жизнь первопроходцев и эвенов-«тунгусов» возле «Ламского моря-окияна» стала чередой столкновений и примирений. О войне и мире, о жизни и смерти в первом русском поселении на берегу Тихого океана продолжится наш рассказ…

«Кортомные девки»
Спустя два десятилетия после первого появления русских на тихоокеанском побережье за частоколом Охотского острога сложилась своя особенная жизнь. Сюда, один за другим, приходили отряды первопроходцев. Исключительно мужчины — первые русские женщины здесь появятся только на исходе XVIIстолетия. Естественно у мужчин, вынужденных годами жить на диком берегу «Ламского моря», возникал вопрос о противоположном поле.

Первые две женщины, поселившиеся в Охотском остроге, были пленницами, привезенными сюда еще отрядом Василия Пояркова, возвращавшимся с Амура (об этой одиссее будет рассказано в следующей главе). На берегу «Ламского» моря амурские дамы прижились и вышли замуж за «служивых людей» Фёдора Яковлева и Ждана Власова — те даже специально возили их из Охотска в Якутск, чтобы крестить и официально оформить брачные отношения. Архивные документы той эпохи сохранили для нас сведения об этих русско-«тунгусских» семьях, впервые возникших на берегу Тихого океана.

Всю эпоху первопроходцев, весь XVIIвек Охотск прожил без церкви и собственного священника. Зато в остроге нередко гостили «тунгусские» шаманы, а военные походы против «немирных тунгусов» доставляли в острог новых пленниц — на языке первопроходцев захваченные в бою женщины назывались «ясырками» или «бабами погромными». Нередко казаки и просто покупали девушек у окрестных эвенов.

Однако женщин в Охотске всегда было гораздо меньше, чем мужчин, и такой дисбаланс рождал конфликты и кипящие страсти. Так ещё в 1652 году командир острога Семён Епишев доносил в Якутск о том, как из Охотска сбежало «пять баб погромного ясыря». Проблема была значительной, ведь за стенами острога из-за этого едва не случилось побоище — семь казаков, Степан Кирилов, Птарикей Герасимов, Василий Елистратов, Иван Суря, Максим Григорьев, Афонасий Курбатов и Андрей Тереньтев, оставшись без женской ласки, попытались отнять у своего сослуживца, казака Давыда Титова, «бабу тунгусскую именем Мунтя», которую тоткупил у эвенов за внушительную сумму в 10 рублей серебром.

Со временем в Охотске эпохи первопроходцев сложилась особенная практика временной аренды женщин. «Служилые люди» прибывали сюда в «государеву службу» на три-четыре года. И если за это время они не умирали от болезней или не погибали от стрел «немирных тунгусов», то возвращались в Якутск и другие сибирские города. Покупать «ясырку» было дорого, поэтому очередные казаки охотского гарнизона просто арендовали на три года девушек у окрестных эвенов — первобытные охотники считали такую сделку выгодной, ведь за слабую женщину, которую будут кормить другие, а потом ещё и вернут, можно было получить железный нож… На языке XVIIвека такие временные казачьи жёны назывались «кортомными» или «кортомленными девками», от древнерусского слова «кортомный», то есть арендованный.

«Надобно вина горячего для государевой службы…»
Была в жизни Охотска эпохи первопроходцев еще одна, удивительная для нас особенность. Все «прикасчики» первого русского поселения на берегу Тихого океана, наряду с порохом и оружием, постоянно просили прислать в острог «вина горячего» и «одекуй». Первое — это, понятно, водка. «Одекуем» же на языке наших предков называли бисер — мелкие шарики из цветного стекла.

Водкой тогда на берегах «Ламского моря» не торговали, казакам её тоже пить не полагалось (хотя, наверняка, они при возможности в тайне нарушали этот запрет). Доставленный за тысячи вёрст сквозь тайгу крепкий алкоголь становился чрезвычайно дорог — на берегах Тихого океана в середине XVIIвека ведро «хлебного вина» стоило несколько десятков рублей, при жаловании рядового казака 5 рублей в год.

Водка в Охотске тогда требовалась для других, самых серьёзных целей — на ней во многом строилась вся разведка и контрразведка. Как в 1652 году писал в Якутск командир Охотского острога Семён Епишев: «Да для иноземцев надобно вина горячего для государевой службы, для расспросу…»

«Иноземцы»-эвенки, как и все северные народы, не имели иммунитета к алкоголю. После чарки водки захмелевший первобытный охотник простодушно выбалтывал всё, даже то, что хотел бы скрыть. Чтобы выведать любые планы и замыслы окрестных племён, «служилым людям» в Охотске не требовались сложные разведывательные комбинации, даже не требовалось пытать пленников — достаточно было иметь флягу водки…

«Одекуй»-бисер был не менее стратегическим товаром, чем водка. «Одекую мало, в подарки дать нечего…» — в том же 1652 году официально жаловались в Якутск из Охотского острога.

Лучшим подарком для первобытных обитателей дальневосточного Севера в ту эпоху было железное оружие. Однако русские первопроходцы по понятным причинам не спешили им делиться с «иноземцами». Зато вторым, самым желанным предметом для первобытных кочевников и рыболовов являлся цветной бисер. В их суровой таёжной жизни разноцветные блестящие стёклышки становились развлечением и страстью не меньшей, чем сегодня для нас высокая мода.

До появления первопроходцев, аборигены северных земель Дальнего Востока украшали свою одежду либо кусочками серебра, либо мелкими раскрашенными косточками. Но серебра было мало, а косточки значительно уступали по яркости и блеску цветному бисеру. Три с половиной века назад каждый таёжный охотник к востоку от Лены знал, что почти любая первобытная красавица полюбит его за пригоршню модного «одекуя». В ту эпоху даже совершенно отмороженные, бесстрашные и непобедимые чукчи, закованные в костяную броню полярные воины, как дети млели от цветных стеклышек. Бисером на севере Дальнего Востока тогда давали взятки, покупали любовь женщин и преданность агентов-разведчиков.

«Стрел на острог полетело со всех сторон, что комаров…»
Но явно не все продавались за бисер. Прощённый мятежник Зелемей Ковырин спустя двенадцать лет вновь бросил вызов русской власти. В архивных документах за декабрь 1678 года сохранилась краткая запись: «И пришел Зелемей Ковырин под Охоцкой острожек к родникам своим, и их, родников оленных, отозвал с юртами вверх по Охоте реке к себе жить, а в Охоцкой острожек с ясаком им, тунгусам, ходить не велел…»

Гарнизон Охотска вовремя заметил, что агенты Зелемея собирают сведения о численности и оружии казаков. Но атака мятежников, их многочисленность и хорошее вооружение оказались внезапными.

Сын боярский Пётр Ярыжкин, новый «прикасчик» Охотска, позднее так докладывал в Якутск о событиях, разыгравшихся в январе 1679 года: «Многие тунгусы, больши 1000 человек, пришли под Охоцкой острожек в панцырях и в шишаках и с щитами. Генваря в 7 день, на зоре ятряной, за острожком казачьи дворы обошли тунгусы кругом… И пошли они валом на приступ, и сына боярского Юрья Крыжановского за острожком во дворе обсадили, у избы окна выбили и под стену огня склали. И в казачьи дворишки засели, и из-за них в острог стрелять учали, и стрел на острог полетело что комаров…»

Многочисленные мятежники, во главе с Зелемеем и примкнувшим к нему «князцом» Некрунко, застали врасплох часть русского гарнизона. Те из первопроходцев, кто жил в окрестных избах за пределами укреплений, оказались в смертельной опасности. Пока часть всадников на оленях забрасывали стрелами острог, в окрестных дворах кипела рукопашная схватка.

Комендант Охотска даже успел из-за частокола обменяться несколькими фразами с командиром мятежников. Оба блеснули чёрным юмором. «Что ж вас так много тут собралось?» — риторически вопрошал сын боярский Пётр Ярыжкин, прикрываясь от тучи костяных стрел. «Нас много, а ясаку мало, а зачем пришли сейчас увидите сами!» — кричал ему в ответ князь Зелемей, за углом ближайшей к острогу избы прячась от выстрелов казачьих ружей.

У Петра Ярыжкина и других русских, пробудившихся по тревоге за деревянными стенами острога, не было выбора — им надо было срочно спасать тех, кого мятежники застали врасплох вне укреплений. «И сын боярской Юрья учал кричать о выручке, — вспоминал позднее комендант Охотска, — и я, прося у Бога милости, с десятником Ивашкой Артемьевым, да с казаками Фролкой Яковлевым, с Петрушкой Журавлевым, с Игнашкою Олферьевым, с Спиркою Барабанским, с Ярофейкой Гундышевым, с Никифором Мошинцовым, с Петрушкою Никитиным, с Антошкой Микулиным, с Петрушкою Сергеевым, с Петрушкой кузнецом, с Стенькою Пановым и Федькою котельником, с Ивашкою Дмитриевым и с Ивашкой мелким вышли из острожка на вылазку драться с тунгусами, и дрались с утра до ужина…»

«Послать в Охоцк некого, более казаков не будет…»
«Ивашки» и «Петрушки» (в XVIIвеке имена простых людей в государственных документах писались только так) с их стальным оружием и ружьями вновь оказались сильнее костяных стрел эвенов. Едва ли мятежников насчитывалась целая тысяча, но их было в разы больше русских. Почти все казаки получили в том бою ранения, и всё же мятежные всадники на оленях вынуждены были отступить от Охотска.

Вскоре «прикасчик» Пётр Ярыжкин, расспрашивая пленников и сохранивших верность русским «тунгусов», выяснил все детали нового мятежа. «Ходил на Алдан летом Зелемей Ковырин и сказывал он якутам и тунгусам, что в Якутском остроге все казаки умерли, осталося два человека живых, и послать в Охоцк некого, более казаков не будет…» — так передаёт русский документ агитацию князя Зелемея среди таёжных охотников. Вдохновлённые такими сказками эвены и пошли на провалившийся штурм Охотска.

Чтобы поддержать гарнизон первого русского поселения на берегу «Ламского моря», из Якутска воевода Фома Бибиков послал шестьдесят казаков во главе со своим сыном Даниилом. Воеводский сын благополучно добрался до Охотска, а в следующем 1680 году двинулся в обратный путь с большим обозом, гружённым «ясачными» соболями.

Отряд из 67 человек на собачьих упряжках выехал из Охотска 22 февраля. Благополучно перевалив горный хребет Джугджура, Данила Бибиков, видимо, почувствовал себя в безопасности и отпустил в Охотск треть людей. Оставшиеся продолжили путь в Якутск, и 6 марта 1680 года на реке Юдоме, что протекает на современной границе Якутии и северной части Хабаровского края, попали в засаду.

Русский отряд атаковали люди «князца» Некрунко, ближайшего соратника Зелемея. В прошлом году, при неудачном штурме Охотска, Некрунко потерял в бою родного брата и жаждал мести. Месть удалась — отряд Данилы Бибикова почти полностью погиб. Спаслись лишь пятеро казаков — Иван Суздалов, Григорий Тимофеев, Софрон Яковлев, Фрол Акилов и Кирилл Соболев. Им посчастливилось отстать от отряда из-за сломавшихся нарт. Сделав остановку для починки, они просто не успели к месту засады, а потом целых 11 суток с боем, отстреливаясь из ружей, уходили от погони.

Мятежным «тунгусам» князя Некрунко достались богатые трофеи — 1130 соболиных шкурок. Тогда в Москве за их стоимость можно было купить полторы тысячи домов, в тайге на побережье Охотского моря они ценились меньше, но тоже являлись внушительным богатством. Победителям досталось и стальное оружие русских. Однако все трофейные ружья всадники на оленях тут же разломали по кускам, чтобы перековать их на наконечники для стрел. Пороха у «тунгусов» всё равно не было, а стальной наконечник стрелы был куда смертоноснее костяного…

Завершившая войну оспа
В ответ на разгром русского отряда, в Якутске снарядили целую армию по меркам таёжных пустынь Дальнего Востока — сотню хорошо вооружённых казаков. Но, что показательно, к этой «армии» во главе с «сыном боярским» Леонтием Трифоновым присоединились 70 «ясачных тунгусов лучших людей» — многие рода охотских эвенов уже предпочитали не бунтовать, а хранить верность власти русского царя.

Перед началом карательного похода к князю Некрунко послали его родственника с предложением прекратить войну. Некрунко ответил кратко и исчерпывающе — присланного русскими сородича убил… Леонтий Трифонов в свою очередь «погромил» мятежные кочевья, отбил даже часть «ясака», который не довёз в Якутск погибший Данила Бибиков. В плен к русским попала семья «князца» Некрунко, «десять робят мужского полу, двадцать девок, да десять баб», но сам мятежник сумел скрыться в тайге.

Впрочем, в следующем 1681 году якутский воевода освободил всех пленников из рода Некрунко — «велел тех ясырей отцу их и сородичам отдать, дабы они по прежнему учали платить ясак в Охоцк». Русским властям не нужна была война на истребление — им требовалась стабильная уплата меховой дани.

Параллельно с широким жестом по освобождению пленников, власти провели тщательное расследование причин мятежей. Был арестован «сын боярский» Юрий Крыжановский, тот самый, что едва выжил во время неожиданного нападения эвенов на Охотский острог в январе 1679 года. Проведённое в Якутске следствие выяснило, что Крыжановский при сборе меховой дани «тунгусам чинил обиды и налоги великие».

«Сын боярский» не только брал лишних соболей себе в карман, но, как гласят материалы следствия, «имал у иноземцев жен и дочерей для блудного дела». Оказался не без греха и погибший в засаде на реке Юдоме воеводский сын Данила Бибиков. При сборе налога он повесил племянника одного из тунгусских «князцов», отрезал ухо шаману и нос одному из неплательщиков дани и, конечно же, собрал много соболей помимо «государева ясака»… Погибшего наказать было нельзя, а вот выжившего в бою сына «боярского» Юрия Крыжановского от имени царя велели в Якутске бить кнутом, конфисковать в казну все неправедно нажитые меха и сослать на Амур «в пешую казачью службу».

Одновременно власть нашла людей и средства, чтобы перестроить Охотский острог и увеличить его гарнизон почти до сотни казаков. На сей раз у берега Тихого океана построили уже основательные укрепления — не простой частокол, а знакомые нам по древнерусским городам настоящие деревянные стены, «рублённые в заплот», и две башни, в том числе одну высотою более 10 метров.

Однако главной причиной прекращения мятежей стали не мощные укрепления Охотска, не наказания коррупционеров и даже не освобождение пленников вкупе с обещанным прощением. В 1690-92 годах по побережью Охотского моря прокатилась страшная эпидемия оспы, убившая минимум треть обитателей, и «тунгусов», и русских. Именно после этой эпидемии из драматической истории «Ламского окияна» навсегда исчезают имена мятежных «князцов» Зелемея и Некрунко.

Новые бревенчатые стены Охотского острога больше никогда не видели атак «немирных тунгусов». Войны первопроходцев с лучниками оленьей кавалерии навсегда ушли в прошлое. Однако еще долго «тунгусы-ламуты», уже не бунтовавшие против государства российского, продолжали втихаря ходить в грабительские набеги на своих древних противников — северные племена коряков.

Когда же в следующем XVIIIвеке русские власти столкнулись в жестокой схватке с воинственными чукчами (и об этом мы тоже расскажем в последующих главах), то значительную часть отрядов, уходивших на полярную войну за реку Анадырь в глубь Чукотки, составляли союзные царской власти «тунгусы»-эвены. Сам же Охотск к тому времени превратился из главного центра сбора соболиной дани в первый российский порт на Тихом океане.

Глава 5 Людоед с севера: как первопроходцы нашли путь к берегам Амура

Путь на «хлебную реку», как звали наши предки Амур, первопроходцы искали шесть лет. Первое же их появление на берегах главной реки Дальнего Востока обернулось пугающей драмой, которая на столетия запомнилась даже китайцам, в ту эпоху весьма далёким от Приамурья.

«Есть за Алданским хребтом река хлебная…»
В августе 1638 года на берегах якутской реки Алдан казачий атаман Дмитрий Копылов услышал от шамана Томкони, «лалагирской земли князца», то есть главы одного из родов эвенков-кочевников, необычный рассказ о лежащей к югу, большой полноводной реке. По словам шамана на её берегах жили оседлые люди, знавшие хлебопашество и обладавшие серебром. «А у тех сиделых людей во всех деревнях устроены пашни и лошадей и всякой животины много…» — рассказывал шаман казаку.

До этого русские первопроходцы к востоку от Лены никогда не встречались с племенами, знакомыми с хлебопашеством и драгметаллами. Казачий атаман не знал, что именно этот рассказ станет первым упоминанием Амура в русской истории, однако сразу понял всё значение слов шамана. «И тот Томкони шеман ему, Дмитрею, сказал: есть де блиско моря река…» — запишут вскоре писцы Якутского острога ценные сведения.

Сведения казались ценными в прямом смысле — первопроходцы с риском для жизни искали и осваивали новые земли ради добычи, драгоценных мехов соболей и лисиц. Но серебро стало бы не менее желанной поживой. Не менее ценными были и сведения про «пашни» — забравшиеся глубоко в дальневосточную тайгу и тундру русские первопроходцы страдали от дефицита и дороговизны хлеба, самой привычной и желанной пищи для русского человека той эпохи. Хлеб с большим трудом приходилось везти через всю Сибирь, а тут открывался шанс найти земли, где он в достатке родится сам.

Первопроходцы сходу приступили к поискам, пытаясь добраться до загадочной реки сразу с нескольких направлений — от Алдана, с севера, и с запада, со стороны озера Байкал. Но поросшие тайгой горы и огромные дальневосточные пространства требовали дорогой платы за раскрытие тайн своей географии. Четыре года казаки возвращались из таёжных походов ни с чем, да и возвращались не все — 36 «служилых людей» во главе с Семёном Скороходовым были перебиты в тайге «немирными тунгусами».

И всё же к 1643 году в Якутске, ставшем центром этих поисков, уже кое-что знали про далёкую реку. Знали, что «есть за Алданским хребтом река хлебная», что с севера в неё впадает река «Зия», до которой теоретически можно добраться из якутских земель от притоков Алдана. Информации добавило возвращение в Якутск Ивана Москвитина, первого из русских людей побывавшего на берегах Тихого океана. В 1640 году его отряд, двигаясь на лодках вдоль побережья Охотского моря почти добрался до устья Амура. В районе островов, ныне называемых Шантарскими, местные «тунгусы»-эвенки рассказали ему о близости «усть Муры», великой «хлебной реки», впадающей в океан.

На основе этих, всё ещё смутных знаний, к июлю 1643 года в Якутске, тогда главном центре всех русских владений на Дальнем Востоке, подготовили большую экспедицию к неизведанной реке.

«А немирных людей смирять ратным обычаем…»
Изготовившийся к поиску Амура отряд по меркам эпохи первопроходцев, действительно, был очень крупным — целая маленькая армия из 133 «служилых» и «охочих» людей. О значимости похода говорит тот факт, что его возглавил «письменный голова» Василий Поярков. «Письменным головой» тогда называли чиновника, назначавшегося в помощь сибирским и дальневосточным воеводам по приказу из самой Москвы.

Отряд Пояркова был прекрасно вооружён — 80 человек имели железные доспехи, почти все имели ружья, на шесть речных барок-«дощанников» погрузили большие запасы, в том числе «для угрозы немирных землиц пушку железную, да на 100 выстрелов полуфунтовых ядер». С собою отряд Пояркова вёз внушительный запас пороха — «для службы 8 пуд и 16 гривенок зелья», то есть более 130 кг.

Про самого Василия Пояркова до его амурского похода мы не знаем практически ничего — известно, что он был уроженцем города Кашина под Тверью, но много лет провёл на «государевой» службе в Сибири. Одним из переводчиков-«толмачей» в отряде Пояркова стал эвенк, крещёный именем Семён Петров, недавний участник плавания Ивана Москвитина по берегам Охотского моря к устью Амура.

От воеводы Якутского острога «письменный голова» отправлявшегося на Амур отряда получил подробную «наказную память», то есть инструкцию, в которой были изложены все имевшиеся на тот момент сведения о «хлебной реке» и цели похода. «Государевым делом промышлять, смотря по тамошной мере как лутче, — гласила инструкция, — и иноземцов ласково под Царскую высокую руку приводить, и ясак сбирать, а сперва ясак взять с иноземцов небольшой, чтоб их сперва ясаком не ожесточить… А немирных людей иноземцов, которые ясаку с себя не дадут, смирять ратным обычаем, войною…»

По «наказной памяти» из Якутского острога казаки отправлялись на Амур в том числе и «для прииску серебряной и медной и свинцовой руды» — российскому Дальнему Востоку остро требовались свои металлы. «И пришед к серебренной руде, острог поставить и укрепитца, и серебро велеть безпрестанно плавить…» — гласила написанная в Якутске инструкция.

Отряд Василия Пояркова покинул Якутский острог ровно 375 лет назад — 25 июля 1643 года. Сначала шесть речных кораблей спустились вниз по Лене до устья Алдана и затем целый месяц двигались вверх против его течения. Так достигли впадающей в Алдан реки Учур, путь вверх по течение которой вёл прямо на юг. Ещё десять дней плыли по Учуру до места, где в неё впадает река Гонам — сегодня это район, где смыкаются границы Якутии и северной части Хабаровского края.

Река Гонам одна из самых красивых, но и опасных в этой местности — перерезана многочисленными «порогами», подводными скалами, берега её усыпаны камнями и сжаты поросшими тайгой высокими сопками. Её исток находится на современной границе Якутии и Амурской области. Именно от верховий Гонама можно было, преодолев несколько десятков вёрст гористой тайги, выйти к притокам Зеи, впадающей в Амур.

Первые на берегах Зеи
Пять недель отряд Пояркова пробивался вверх по Гонаму. Казаки насчитали 66 «порогов» и «шивер», каменных завалов на реке. Бурные воды разбили на камнях две лодки из шести, пропала часть пороха, продовольствия и оружия.

Начинались первые заморозки, и Василий Поярков принял решение до снегопадов налегке пробираться через горы Станового хребта. Оставив в верховьях Гонама на зимовье все сохранившиеся лодки с большей частью припасов под охраной сорока человек, 90 казаков во главе с Поярковым пешком двинулись на юг. Оставшиеся должны были идти вслед за ними только весной, когда полноводные ручьи позволят протянуть «волоком» лодки с припасами как можно дальше.

Пеший путь через таёжные сопки занял две недели. В ноябре 1643 года, когда всё уже засыпало снегом, отряд Пояркова вышел к притокам реки Зеи. Отсюда по прямой до Амура оставалось ещё более полутысячи вёрст. Сквозь снега казаки добрались до устья впадающей в Зею реки Умлекан (ныне Зейский район Амурской области), где и решили остановиться на зимовку.

В этом районе уже встречались поселения дауров — освоивших лесную жизнь дальних родственников степных монголов. «А на усть той речки Умлекана живут дауры пашенные, даурской князец Доптыул с родом своим, а роду его 15 человек…» — позднее расскажет Поярков. Даурский «князец», захваченный врасплох появлением множества незнакомых и хорошо вооружённых людей, в деталях поведал Пояркову о ситуации на Амуре, благо языкового барьера не было — среди опытных казаков, ранее бывавших в Забайкалье на землях современной Бурятии, нашлись знатоки монгольского языка.

Выяснилось, что никаких месторождений серебра и меди на Амуре нет, все металлы и шёлк местные жители выменивают на собольи меха у живущих гораздо южнее подданных «хана Барбоя». «Барбоем» или «Богдоем» обитатели Приамурья звали правителей Маньчжурии, лежавшей на северных границах средневекового Китая. Именно «из Китайского государства» (в донесении Пояркова в Якутск так и написано — «Китайское государство») на Амур попадали серебро и шелка, но о том, что это самая многолюдная на планете держава русские первопроходцы ещё не догадывались. Впрочем, до Китая было пока далеко — от зимовья Пояркова до «Великой китайской стены» лежало более тысячи вёрст. Правда казаки узнали главное — лежащие к югу государства сильны в военном отношении, «а бой де огненной и пушек много…»

Василий Поярков выяснил от «князца» Доптыула, что многие вожди Приамурья недовольны попытками маньчжурского хана обложить их данью. Первопроходец решил воспользоваться этим, он предложил местным «князцам» военную помощь. Первые переговоры оказались успешными — некоторые вожди дауров и «дючеров» (ещё одно старинное племя Приамурья, предки нанайцев) приняли предложение Пояркова.

Между тем зима становилась всё более морозной, казакам было сложно самим прокормиться в заснеженной тайге, и Поярков направил несколько десятков человек во главе с «пятидесятником» Юрием Петровым, к соседним поселениям для добычи «хлебных запасов». Аборигены согласились дать русским «40 кузовов круп овсяных и десять скотин», но Петров, оказавшись вдали от Пояркова, как позже писалось в донесении казаков, «заупрямився» — то есть захотел большего.

Всё же призрак несметных и скорых богатств слишком застил глаза многим первопроходцам. Люди Петрова попытались силой собрать меховую дань, и в ответ были неожиданно атакованы.

«Приели человек с пятдесят…»
Незадачливый «пятидесятник» Петров, потеряв одиннадцать человек, две недели с боем пробивался по заснеженной тайге к зимовью Пояркова. Следом за ними шли превосходящие силы разгневанных дауров. Аборигены Приамурья, благодаря южным маньчжурам, уже знали «огненный бой», поэтому не впадали в панику от казачьих ружей.

Под руководством Пояркова казаки всё же сумели отбить все атаки противника за наскоро построенными из бревен укреплениями. Так первые русские на берегах Зеи оказались в осаде, посреди зимы и без запасов еды.

«Всякого запасу меж собою разделили по тридцати гривенок на человека, и питалися всю зиму и весну сосною и кореньем…» — расскажут позже выжившие казаки. «Гривенка» — чуть более 200 грамм, то есть около 6 кг пищи на каждого, как минимум на четыре месяца. 50 грамм в сутки.

Казаки были боеспособнее и лучше вооружены, чем их многочисленный противник. Но голод сильнее любого оружия. «И учал в остроге быть голод великой, — рассказывали позднее выжившие, — никаких запасов не стало, и учали служилые люди помирать с голоду…»

Когда начались смерти от истощения, Поярков посреди зимы и осады принял решение, потрясшее и осаждавших, и осаждённых. Скупые строки казачьих «мемуаров», записанные позже в Якутском остроге, рассказывают так: «Василей Поярков учал им служилым людем говорить, кому де не охота в острожке с голоду помереть, шли б де на луг к убитым иноземцам и кормились, как хотят…»

Вокруг казачьего укрепления «на лугу» лежали в снегу десятки трупов осаждавших, погибших во время попыток штурма. Мороз и снег хранили их от тления. И вот первый из казаков, история сохранила его имя — Кручинка Родионов — взялся за первый труп, чтобы первым попробовать его в качестве пищи, мяса…

Уже в XX веке история Дальнего Востока знает факты использования во время военного ожесточения и посреди страшной зимы заледенелых трупов для строительства укреплений. Но у Пояркова не строили, а ели. Такое целенаправленное и долгое поедание человечьего мяса — событие уникальное. Хотя бы потому, что оно тщательно зафиксировано русскими документами того времени — потрясённые воеводы Якутского острога позже проведут тщательное расследование этого события. «Приели человек с пятдесят…» — зафиксируют писцы три с половиной века назад, и эти бесстрастные строки пугают даже сегодня.

Задубевшие от мороза трупы невозможно съесть просто так. Значит человечье мясо и кости варили в котлах, подобно свинине или говядине. И так изо дня в день, многие недели и даже месяцы… Первопроходцы не были гуманистами, и без колебаний убивали врагов и непокорных. Но при этом они, как люди той эпохи, были глубоко религиозны, поедание человечьего мяса являлось для них страшным грехом, осквернением христианской души.

«И в осаде сидел тридцать недель, и питалися сосною, и травою и кореньем, и душу свою сквернил и трижды ранен…» — позже напишет в челобитной на имя царя сам Василий Поярков. «И душу свою сквернил» — исполненные горечи и мрачного достоинства слова. Значит сам ел, и другим приказывал, ради выживания и победы.

«И те служилые люди, не хотя напрасною смертию помереть, съели многих мертвых иноземцов и служилых людей, которые с голоду примерли… Которые мертвых ели, иные ожили, а иные померли» — запишут позже в Якутском остроге. Всего за время осады, до конца весны 1644 года, погибла половина бывших с Поярковым людей. Выжившие на человечьем мясе, оказались готовы к продолжению похода, ибо ничего на свете уже не боялись.

Засада на Амуре
Похоже осаждавшие были потрясены этим упорным поеданием человечины не меньше самих осаждённых. Уже к весне бойцы дауров, отчаявшись сломить сопротивление горстки русских, стали расходится по своим таёжным селениям. С ними по всему Приамурью расходились и слухи о страшных и бесстрашных людях, пришедших с севера. Позже соратники Пояркова будут вспоминать, что во время дальнейшего похода аборигены в ужасе разбегалась от них, как от «поганых людоедов».

Выдержав жуткую осаду, Василий Поярков дождался по весне прихода тех сорока человек, что оставались по ту сторону Станового хребта, с лодками и припасами. С ними он двинулся вниз по Зее, упорно стремясь к главной цели — «хлебной реке Амур». В район современного Благовещенска первые русские вышли к июню 1644 года.

После страшной зимы первопроходцев поразило местное изобилие. «Родится шесть хлебов, ячмень, овес, просо, греча, горох и конопель, да родится овощ, огурцы, мак, бобы, чеснок, яблоки, груши, орехи…» — в этом описание местности на слиянии Зеи и Амура даже спустя века сквозит восторг тех, кто совсем недавно пережил ужасный голод.

Впрочем, приамурское летнее изобилие с огурцами и орехами не означало конца опасностям. Намереваясь построить в устье Зеи острог, Поярков решил проверить как далеко от этой местности до моря. Вниз по течению Амура он отправил отряд из 25 человек во главе с «казачьим десятником» Ильёй Ермолиным. Трое суток разведчики плыли на восток, а великая река всё не кончалась. Сообразив, что до моря слишком далеко, Ермолин повернул назад. Против течения лодки пришлось тянуть канатами, идя вдоль берега. Здесь то уставших разведчиков и подстерегли дауры.

Засада оказалась успешной — почти все казаки вместе с Ермолиным погибли в бою. При схожих обстоятельствах, только гораздо севернее, спустя четверть века в одном из первых походов на Камчатку погибнет сын Ильи Ермолина, Иван Ермолин, тоже ставший первопроходцем…

Итак, первое русское плавание по Амуру закончилось поражением. Спастись и вернуться к Пояркову удалось только двоим из отряда Ермолина. Гибель такого количества бойцов показала, что с оставшимися силами невозможно закрепиться на Амуре в устье Зеи. Но и возвращаться в Якутск прежним путём Василий Поярков уже не мог. Во-первых, путь против течения был чреват такими же гибельными засадами. Во-вторых, бесславное возвращение с потерей половины отряда и без добычи означало для Пояркова скорый суд, к тому же осложнённый неизбежными разбирательствами по поводу людоедства.

И Поярков принял на первый взгляд безумное, но удачное решение — покинуть район озлобленных дауров и плыть вниз по Амуру до самого моря, а оттуда уже как-нибудь пробираться к Якутску путём, который прошёл Иван Москвитин несколькими годами ранее. Что так получится «крюк» длинною около пяти тысяч вёрст, Поярков вряд ли догадывался.

Возвращение в Якутск
Обратный путь с Амура занял два года. Следующую зиму отряд Пояркова провёл на тысячу вёрст восточнее, впервые в русской истории проплыв по всей реке от современного Благовещенска до устья. Зимовали в «Гиляцкой земле», то есть в районе поселений нивхов. Вдалеке от Зеи о людоедстве казаков Пояркова ничего не знали, сами наученные горьким опытом первопроходцы накануне зимовки не пытались забирать у аборигенов меха, потому вторая зима их похода прошла мирно.

Летом 1645 года отряд Пояркова на речных лодках двинулся к северу вдоль побережья Охотского моря. За три месяца смогли добраться до реки Улья, где пятью годами ранее Иван Москвитин первым из русских вышел к водам Тихого океана. Здесь, на диком берегу, зимовали в третий раз, чтобы весной двинуться на запад к реке Лене.

В Якутск отряд Пояркова вернулся в июне 1646 года, спустя 35 месяцев после начала похода. Преодолев более 8000 вёрст, первопроходцы принесли с собой 497 соболей, первые сведения об Амуре и Сахалине, а также страшные рассказы о том, как людей «приели».

Якутский воевода ужаснувшись, начал следствие. Но в итоге Пояркова за противное христианству поедание человечьего мяса наказывать не стали, сочтя, что на войне все средства хороши, а с личными грехами потом разберётся Бог. Вообще первый поход на Амур русские власти сочли неудачным — меховой дани привезли мало, разочаровало и отсутствие в Приамурье источников серебра. Однако сведения о плодородных долинах «хлебной реки» были слишком важны, поэтому Пояркова из Якутска отправили с докладом в Москву.

На Дальний Восток человек, впервые проплывший вдоль всего Амура, более не вернулся — до конца жизни служил воеводой в крепостях на южных границах России. Судя по сохранившейся челобитным царю — «и душу свою сквернил» — амурские грехи Поярков помнил до самой смерти.

Помнили о том и на самом Амуре. Более того, как всякие необычные и пугающие вести, слухи об этом распространились гораздо шире, разрастаясь и приукрашиваясь. Когда спустя десятилетие после Пояркова на Амуре произойдут первые столкновения казаков с маньчжурами, в Маньчжурии уже «знали» о том, что страшные люди с севера регулярно питаются человечьим мясом.

На эти ужастики наложилась высокая боеспособность русских пришельцев, когда горстка казаков долгие годы успешно противостояла многочисленным армиям маньчжурского императора. Маньчжуры в то время успешно завоевали весь Китай, но долго не могли справится с казачьими острогами на Амуре.

«Прекратилось ли в России людоедство?»
Именно от маньчжуров слухи про страшное северное племя людоедов распространились по всему Китаю, попав и в первые китайские книги о русских. Такие легенды и сложившиеся этнические стереотипы весьма устойчивы — китайский миф о том, что русские едят людей, сохранялся несколько столетий и встречался в самых разных обстоятельствах.

Так спустя два века, в 1876 году, очень далеко от Амура — в горах Синьцзяна — на переговорах китайских и русских военных, генерал Цзо Цзунтан, в ту эпоху один из правителей Китая, вдруг огорошил нашу делегацию вопросом: «Прекратилось ли в России людоедство?» Глава русского посольства, полковник Сосновский, тогда не растерялся и невозмутимо ответил, что в Российской империи людоедство существует лишь в строго отведённых властью местах.

Генерала Цзо, истинного конфуцианца, такой ответ полностью удовлетворил — если уж даже людоедство сумели обуздать, то значит государство в России крепкое. Члены же русской делегации позже долго гадали откуда возник такой странный вопрос. Решили, что китайский генерал просто выкурил много опиума, а ранее что-то слышал о племенах «самоедов», как в ту эпоху называли в России северные племена ненцев и нганасанов. Про пугающие подробности первого русского похода на Амур в нашей стране тогда забыли. Впрочем, все позднейшие историки тоже предпочитали о некоторых деталях эпопеи Пояркова не писать или упоминать вскользь.

Последний раз китайские слухи о русском людоедстве были зафиксированы уже в XX веке, во время вооружённого конфликта СССР и маньчжурских генералов в 1929 году. Попавшие в наш плен неграмотные китайские крестьяне в солдатских шинелях ждали, что их съедят. Тогда в Советском Союзе сочли это результатом какой-то антисоветской пропаганды империалистов — не догадываясь, что все эти слухи родились ещё три века назад…

И всё же, как ни странно, пугающий «людоедский» имидж сыграл в отечественной истории скорее положительную роль. Вплоть до XX века Россия никогда не имела на Дальнем Востоке значительных сил. Но сложившийся ещё в XVIIстолетии образ чрезвычайно боеспособных и диких «людоедов» следующие двести лет заставлял правителей многолюдной Китайской империи осторожно относиться к своему северному соседу.

Глава 6 Самая маленькая глава о самом последнем удельном княжестве

До 1886 года в составе Российской империи существовала крайне необычная автономия или, говоря языком былых эпох, удел — «Обдорское княжество». Княжество, основанное на «грамотах», жалованных племенным вождям хантов московскими царями Борисом Годуновым в 1591 году, Василием Шуйским в 1606 году и Фёдором Романовым в 1679 году. В соответствии с этими «грамотами» вожди «остяков»-хантов из рода Тайшиных были подсудны исключительно царям и считались волне настоящими князьями с автономным управлением в своём княжестве.

Границы автономного княжества в тайге и тундре, правда, были вполне условны — ныне это земли современных Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Кстати первые столкновения «остяков» и русских (точнее, древнерусских) относятся еще к XI веку и временам походов дружин из вечевого Новгорода…

Эти гигантские территории современных формально были присоединены к России почти сразу после Ермака, при Борисе Годунове еще в конце XVI века. Понятно, что там не раз были восстания против русской власти — самые крупные в 1595 и 1607 годах. Даже уже при царе Алексее Михайловиче в 60-х годах XVII века были намёки на повстанческие заговоры.

При Екатерине II в 1767 году Правительствующий сенат Российской империи даже провел юридическую экспертизу статуса «остяцких» вождей и всё же признал их княжеский титул. Царица Екатерина не без юмора называла племенного вождя Матвея Тайшина «принцем, кочующим к самому северному океану».

Более того, этот автономный статус «Обдорского княжества» сохранялся и почти всё XIX столетие. Последний «обдорский князец» Иван Матвеевич Тайшин в 1854 году даже был удостоен личной встречи с Николаем I. Император подтвердил его княжеский титул — и соответственно статус таёжно-тундрового «Обдорского княжества». То есть уже не было ни грузинских царей, ни польских королей, уже не было ни одного владетельного князя на территории Российской империи (князья были, но давно без собственных княжеств) — ни одного, кроме вождя хантов, князя Ивана Тайшина…

То есть формально-юридически на середину XIX века, человек, живший в избушке на берегу Оби прямо на Полярном круге (в 20 верстах к северу от современного Салехарда), была самым крутым аристократом Российской империи! Ведь не просто князь, а по всем действующим законам империи — князь огромного автономного княжества, связанный с монаршьей династией индивидуальными «грамотами»-договорами.

Закончилось автономное «Обдорское княжество» тоже при помощи юридической казуистики — Иван Тайшин хотя и был крещён, но, живя всю жизнь в приполярной тундре, явно пренебрегал православием ради своих племенных верований. Когда князь Тайшин умер в 1886 году, его детям княжеский титул не передали — хитрые имперские бюрократы указали, что они рождены вне брака, ибо языческих браков для православных Российская империя не признавала, а документов о венчании у сыновей покойного «обдорского князя» либо не было, либо они не сохранилось… По закону внебрачные дети титулов не наследовали. Соответственно род «князей Обдорских» прервался — а нет князей, нет и княжества, основанного на личном договоре царей с «остяцким князцам».

Словом, помним: с 1591 по 1886 год — три века! — посреди России существовала огромная автономия, размером с Великое княжество Финляндское и побольше Царства Польского — Обдорское княжество…

Глава 7 Как казак Иван ходил «до китайсково Крыму»

Всем нам известно выражение «китайская грамота», синоним чего-то абсолютно непонятного. Зато хорошо знакомое нашим предкам словосочетание «китайский Крым» сегодня поставит в тупик любого. И оба этих понятия родились в результате первого русского посольства, прибывшего в Пекин четыре столетия назад. Вспомним те давние события, прежде чем двинуться по следам первопроходцев на юг от Амура… Заодно и разъясним про «китайскую грамоту», и «китайский Крым», и многое другое из истории первых контактов с нашим самым большим соседом на Дальнем Востоке.

«Каково Китайское государство велико, и сколь людно?..»
Четыре столетия назад, когда в европейской части России только завершилась разорительная Смута, границы нашего государства на Востоке заканчивались где-то между современными Томском и Красноярском. Томский острог уже был простроен русскими первопроходцами, а до основания Красноярского оставалось еще десятилетие. Огромные пространства к востоку — три тысячи вёрст от реки Енисей, через Якутию, до берегов Охотского моря и Камчатки — первопроходцам еще только предстояло открыть и освоить в течение следующих ста лет.

Поэтому четыре века назад все земли современной дальневосточной России были русским людям абсолютно неизвестны. Вообще о Дальнем Востоке тогда в Москве знали очень немногое — что к юго-востоку от пограничного Томска, за кочевьями «енисейских киргизов», располагаются владения «золотого хана», обширные монгольские княжества, за которыми на берегу моря находятся неизвестные, но вроде бы богатые земли Китая, откуда среднеазиатские купцы привозят драгоценные шёлковые ткани.

«Китайское государство стоит на край губы морские» — в таких географических терминах описывали наши предки расположение Китая на берегу ещё совершенно неизвестного им Тихого океана. Первые сведения о китайцах русские получили во время посольств к монгольским ханам в самом начале XVII века — потомки великих завоевателей к тому времени утратили было величие и кочевали в степях между Средней Азией и Китаем. Ещё в 1609 году в ставку монгольского Алтан-хана прибыл из Томска русский посол, казак Иван Белоголов. Иван рассчитывал через монгольские земли добраться до загадочного Китая, но ему помешала междоусобная война, вспыхнувшая среди кочевников.

«А у китайского государя город каменной, и на дворе полаты каменные, и людьми де сильны и богаством полные. И приходят де из многих земель с торгов к нему, и привозят всякие узорочья… А повсюду де стоят храмы, и звон де великой у тех храмов, а крестов на храмах нет, тово у них не ведают… А бой де у китайских у ратных людей огняной, пищали и пушки» — так докладывал в Москву вернувшийся из Монголии казак Иван Белоголов. Это первые документальные сведения о Китае, сохранившиеся в российских архивах.

В 1616 году в «Калмыцкой земле», то есть на западе Монголии, русские послы Томила Петров и Иван Куницын впервые встретились с настоящими китайцами — такими же дипломатами, отправленными к монгольским князьям из Пекина. Наши посланники так описали ту встречу: «А виделися с китайскими людьми и про Китайское государство роспрашивали, каково Китайское государство велико, и сколь людно, и какова их вера? И они нам в розговорех говорили, что кобылятины не едят и молока кобылья не пьют, а вера Китайсково государства людей такова, что молятца по своей вере шайтанам, а когда молятца, то в одной руке колокольчики, а в другой бубенчики невеликие… А в Китайском де царстве города кирпичные, а река велика, имени ей сказать не умеют, ходят ею суды большие и малые с товары, и хлеба родитца много…»

«Есть ли в Китайское государство ход…»
Одним словом, уже четыре века назад на Руси знали, что страшно далёкий Китай — это довольно развитое и богатое государство, с «городами кирпичными». Знали понаслышке даже о Великой китайской стене, ограждавшей далёкую страну от монгольских степей. Но никто из подданных московских царей в Китае ещё не бывал, и дорога к той земле была ещё неизвестна.

Поиском дорог в Китай наша страна озаботилась сразу по окончании Смутного времени. Любопытно, что к розыску путей на край Востока подтолкнули известия с крайнего Запада. Ещё в последние годы царствования Бориса Годунова, накануне Смуты, английский посол Томас Смит просил русского монарха «чтоб государь позволил аглинским купцам ходити через своё государство в Персиду и в Восточную Индею и о розыскании Китая…» По окончании смутного времени новый английский посол Джон Меррик вновь буквально осаждал московских бояр с теми же просьбами — «Да пожаловал бы государь дороги отыскать мимо Оби-реки в Китайскую землю…»

В Москве, благодаря таким просьбам, хорошо знали, что на западе Европы уже ведётся выгодная торговля редкими китайскими товарами, ведь голландские и португальские мореплаватели сумели добраться через коеаны до Китая. Бояре первого царя из династии Романовых поняли — если Россия отыщет свою дорогу в Китай, то тоже сможет пожать плоды столь выгодной торговли. Путь на край Дальнего Востока решили искать сами, без англичан.

Отказ настойчивым просьбам британского посла дал князь Дмитрий Пожарский, в недавнем прошлом знаменитый герой освобождения Москвы от польских интервентов. «Тебе самому ведомо, — обратился Дмитрий к Джону, — что наша царского величества отчина Сибирское государство от Москвы далече, подалось к востоку гораздо. От Москвы до первых городов сибирских полгода ходу… А сторона там самая студеная, мало живет лета, больши дву месеца тепла никак не живет. Да и про Китайское государство сказывают, что невеликое и небогатое, добиватца к нему дороги нечево…»

Одним словом, англичанам в просьбе искать дороги в Китай через Россию отказали под предлогом трудностей пути через всю Сибирь. Но чтобы отказ не выглядел слишком обидным и недипломатичным, князь Пожарский обещал Джону Меррику, что Россия пошлет новых послов к монголам и там попробует что-то узнать о Китае. Слова Пожарского сохранились в архивах и позволяют легко представить как русский князь мягко, но настойчиво успокаивал британского посла: «Велим про то про всё проведати подлинно, есть ли в Китайское государство ход, и ис Китайского государства есть ли в иные земли водяной путь, и сколь богато? А проведав про то про всё подлинно и на чертеж начертив, велим прислать к нашему царскому величеству к Москве. Да в том с великим государем вашим, с его королевским величеством, спишемся…»

«Они Китайского государства не ведают, мало про него и слыхали…»
Поиск путей в Китай начался прямо в московском Кремле, где 28 июня 1617 года по указу царя собрали всех крупнейших купцов России, торговавших с Востоком и Западом — «московских гостей и торговых людей, которые хаживали и ныне ходят торговать в Астрохань и которые торгуют у Архангильского города». Среди нескольких десятков богатейших купцов, торговавших с заморскими странами, однако, не нашлось никого, кто б ведал дорогу на Дальний Восток.

Для архива Боярской думы итог купеческого совещания записали так: «Торговые люди, которые роспрашиваны про дорогу, сказали, что они Китайского государства не ведают, мало про него и слыхали, и там не торговывали, и дорогу в Китайское государство не знают, и того не ведают — прибыль ли государю будет в том или убыль… А слыхали они, что уже давно агличане туды дороги ищут, да не найдут, и вперед им туды не дорога ж».

Не обретя успеха с купцами, государство решило обратиться к казакам — благо, к востоку от Урала имелось немало опытных и храбрых «сибирских служилых людей». Путь к далёкому Китаю лежал через монгольские горы и степи, поэтому для ответственной миссии нашли знатока монгольских наречий — «томского городового казака» Ивана Петлина.

О биографии первого русского посланника в Китай мы сегодня ничего не знаем — известно лишь, что Иван был родом откуда-то из центра европейской России, долго служил в острогах Сибири, и не только знал несколько «сибирских» языков, но и, что редкость для того времени, был грамотным человеком. Изначально казак Иван Петлин должен был стать лишь «толмачом»-переводчиком и помощником для главы экспедиции, которого планировалось прислать из Москвы. Но после Смутного времени в столице был явный дефицит высокопоставленных лиц, желающих отправиться на Дальний Восток — для той эпохи, в буквальном смысле слова, на край света. В итоге главой дипломатической миссии назначили самого Петлина.

9 мая (по старому стилю) 1618 года небольшой отряд Петлина покинул Томский острог. Всего в Китай отправилось 13 казаков — помимо Петлина, мы сегодня знаем имена лишь двоих из них: Андрей Мундов и Пётр Кизылов. В отличие от Петлина, они были местными, сибирскими уроженцами, из крещёных «томских татар».

Маленькому отряду предстояло преодолеть до столицы Китая более трёх тысяч вёрст — пересечь леса и горы Хакасии и Тувы, пройти Саянские хребты и верховья Енисея, выйти в монгольские степи и пересечь с северо-запада на юго-восток всю современную Монголию, тогда делившуюся на ряд не всегда мирных «царств». Уже на подходе к границам Китая маленькому русскому отряду предстояло пересечь пустыню Гоби…

В ту эпоху сам путь через степи Монголии был непростым путешествием — требовавшим и выносливости, чтобы преодолеть тяготы природы, и дипломатической хитрости, чтобы не стать жертвой многочисленных местных ханов. Иван Петлин сумел благополучно преодолеть все эти преграды. Умелый путешественник и искусный дипломат, он сумел среди монголов найти двух надёжных проводников — буддийских монахов.

Петлин, явно был интеллектуалом для своей эпохи, интересовался различиями обычаев и религий. Его донесения в Москву сохранили даже следы дискуссий православного христианина с буддистами. «Ваша де вера одна с нашею была, а старцы де ваши чёрны, а мы де старцы белые, а не ведаем, как ваша вера от нашей отскочила…» — пересказывал Иван Петлин слова своих буддийских проводников, выведших маленький русский отряд через бескрайние степи Монголии и пески пустыни Гоби прямо к Великой китайской стене.

«По рубежной стене башням, сказывают, и числа нет…»
Если бы в середине XVII века кого-то из жителей России спросили «Чей Крым?», то с высокой долей вероятности мог бы последовать ответ, звучащий сегодня поразительно — «Китайский!»

Ведь три с лишним века назад «Крымом» на Руси именовали и Великую китайскую стену. Так получилось именно благодаря донесениям Ивана Петлина, он первым из русских путешественников своими глазами увидел это внушительное сооружение на границе Китая… Петлин так и писал в своём донесении: «А от конца Мунгальской земли, до китайсково Крыму езду конем 2 дни…»

Секрет «китайского Крыма» в документах Петлина прост — тюркским термином «Крым» тогда на Руси зачастую именовали любое большое пограничное укрепление. Собственно изначально по отношению к ныне российскому полуострову «Крымом» именовался именно Перекоп, укрепленная граница на перешейке полуострова… Для наших предков в XVII веке пограничная стена Китая тоже представлялась вот таким «Крымом» — от тюркского «qirim», восходящего к монгольскому «хэрым», обозначавшему укрепление, крепость, стену со рвом… Вспомним, что Иван Петлин был именно переводчиком с монгольского языка и тюркских наречий — не удивительно, что для обозначения Великой китайской стены он использовал термин «Крым».

Сама стена явно потрясла русских путешественников. «А мы сочли по рубежной стене башен со 100, а к морю и к Бухаром (т. е. к западу, к центру Азии — прим. DV) башням, сказывают, и числа нет…» — так позднее в Москве Иван Петлин описывал Великую китайскую стену.

Границу Китая русский отряд пересёк в последние дни лета 1618 года. Даже сегодня Поднебесная удивляет своим колоритом и разительной непохожестью на всё ранее привычное европейскому путешественнику, избалованному телевидением и туризмом. И можно только догадываться, насколько сильнее были впечатления от абсолютно другого мира для людей, живших четыре столетия назад.

Даже сегодня в описаниях Ивана Петлина хорошо заметно неподдельное изумление, да и сам стиль его рассказов о Китае напоминает, порой, язык русских сказок про удивительное тридевятое царство: «А город каменной бел, что снег, высок и хорош и мудрён делом… А ворота высоки и широки, а затворы у ворот железо луженое, а гвоздие чёрное, вбито часто, а пушки по башням большие, и ядра пушешные, пуда по два ядро, з голову человечью…»

«Итти ко царю не с чем…»
Итак, 10 сентября 1618 года русская дипломатическая миссия впервые прибыла в Пекин. Путь из Томска, самого тогда крупного восточного поселения России, в столицу Китая занял ровно 3 месяца и 22 дня.

Пекин тогда был столицей огромной «империи Мин», по численности населения превосходившей московскую Русь примерно в 25–30 раз! Всего через четверть века эта империя падёт из-за внутренних смут и ударов маньчжуров, но в момент прибытия Ивана Петлина уже загнивающий изнутри «минский» Китай внешнему наблюдателю казался в зените своего могущества и богатства…

В столице огромной китайской империи Иван Петлин и его товарищи проведут всего четыре дня. Их с уважением примут китайские чиновники, но в дело вмешаются большая политика и непоколебимые традиции Поднебесной. Дело в том, что в Китае традиционно считали только себя центром цивилизации, все окружающие народы и государства искренне считались «варварами». Прибытие любых иноземных послов трактовалось как изъявление покорности «варваров» властелину Вселенной, то есть китайскому императору.

Строгий церемониал императорского двора предполагал обязательное принесение послами «варваров» подарков, символической дани. Но русская миссия приехала в Пекин без каких-либо презентов для китайского «царя». «Итти ко царю не с чем…» — простодушно отвечал Иван Петлин чиновникам китайского императора.

Однако, такая ситуация была явно не типичной. Ведь все подобные дипломатические миссии из России, даже к самым мелким монгольским и сибирским «князцам», всегда и непременно отправлялись с подарками — на русском языке той эпохи их называли «поминками». В связи с подготовкой миссии Ивана Петлина тоже смутно упоминаются некие «поминки» — дорогой «самапал», то есть ружьё, и диковинные рога, возможно это были экзотические бивни мамонта… Но оказавшись в Пекине, казак Иван Петлин твёрдо и даже не вполне вежливо стоит на своём — подарков для китайского императора нет.

С учётом, что по возвращении в Россию, все действия Ивана Петлина одобрят, ситуация представляется такой — хитрый казак, вероятно, ещё в Монголии или на границе у «китайсково Крыма» сообразил, что принесение подарков будет трактоваться китайцами как символическая дань, то есть подчинение русских «варваров» китайскому императору. Пойти на такой шаг первый русский дипломат в Китае не мог.

Позднее, уже в Москве писарь Посольского приказа так запишет рассказ Ивана Петлина о первых в истории русско-китайских переговорах в Пекине: «И поставили их на большом на посольском дворе. И приезжал к ним на двор китайской дьяк, а с ним по 200 человек на ишаках, а люди нарядны. И их подчивали всякими заморскими питьями. И говорили: царь китайской велел вас спросить, для чего в Китайское государство пришли? И они де ему сказали, что великий государь царь всеа Руси прислал их Китайское государство проведать…»

Переговоры русских и китайцев шли на монгольском языке — единственном понятном двум сторонам. В Пекине тогда ничего не знали о далёкой России, но слышали от монголов, что эти северные «варвары» довольно боеспособны и имеют влияние в дальних землях к Западу. Озадаченные китайские чиновники решилипроявить дипломатичность и осторожность — явившихся без подарков «варваров» не пустили на приём к императору, однако снабдили официальной грамотой от китайского «царя» и поспешили вежливо, со всем уважением выпроводить за границу «империи Мин».

«Китайская грамота» Ивана Петлина
Тринадцати казакам, побывавшим в Пекине, возвращаться через Монголию пришлось осенью и зимой, что сделало дорогу особенно трудной и долгой. Лишь весной следующего 1619 года Иван Петлин добрался до пограничного Томска, откуда сразу поспешил в Москву с грамотой китайского императора.

Можно только представить, как в столице России четыре века назад рассматривали загадочные китайские письмена — в Москве тогда имелись десятки «толмачей»-переводчиков с самых разных азиатских и европейских языков, но иероглифы видели впервые. Привезённая Иваном Петлиным в 1619 году китайская грамота пролежит в Москве без перевода 57 лет! В итоге она станет легендарной среди наших чиновников и дипломатов той эпохи, а со временем породит для русского языка целую идиому — «китайская грамота», как обозначение совершенно загадочных, недоступных разумению записей…

Первый перевод «грамоты» Ивана Петлина лишь в 1676 году сделает китайский пленник (о нём наш рассказ ещё впереди) Тенур, он же «Тимофей Иванов». Сделает во время подготовки нового русского посольства в Пекин. Только тогда в Москве узнают, что же давным-давно писал далёкий китайский император Ваньли. На русском языке XVII века это перевод звучит так: «Валли китайский царь говорил руским людем, что с торгом приходите и торгуйте, и выходите, и апять приходите. На сем свете ты, великий государь, и я, царь, не мал, чтоб меж нами дорога чиста была, сверху и снизу ездите, и что доброе самое привезёте и я за то камками добрыми пожалую вас…»

Делавший перевод «китайский казак» был явно не искушён в дипломатических оборотах, оригинал же грамоты не сохранился — пропал в пыли российских архивов XVIII столетия. Не сохранились и китайские оригиналы в Пекине — они сгорели три с лишним века назад, когда столицу «империи Мин» захватывали маньчжуры.

Зато до наших дней дошли записанные в Москве подробные рассказы Ивана Петлина о китайской столице, её диковинках и богатствах.

«А товаров всяких, каменья дорогово, и золота, и серебра, и бархатов золотых, и отласов, и камок всяких много, опричь сукон, а сукон мало, а пряных зелей и питий заморских и овощей всяких много, и пива и вина много…» — рассказывал Иван Петлин, очень точно примечая все особенности китайского рынка той эпохи. «Бархатов», «атласов», «камок», то есть разнообразного шёлка, в Китае всегда было в изобилии, а вот «сукно», то есть шерстяную ткань, китайцы тогда не делали.

Китай и четыре века назад был огромным государством с владениями, протянувшимися до тропиков. Потому на рынках Пекина русских посланников, прибывших из суровой Сибири, изумило разнообразие продовольственных товаров. «В изобилии всяких овощей, винограду всякого и пряных зелей всяких, сахаров розных, и гвоздики, и корицы, и анису, и яблоков, и арбузов, и дыней, и тыков, и огурцов, и чесноку, и луку, и ретьки, и моркови, и посторнаку, и репы, и капусты, и маку, и мушкату, и фялки, и мильдальных ядер, и ревень есть, а иных овощей мы и не знаем какие…» — даже сквозь века заметно искреннее изумление Ивана Петлина.

«А пиво как русское, и кабаков много…»
«Томский городовой казак» был явно не обделён литературным талантом. «А в ряды пойдешь, ино манною пахнет!» — ярко описывает он даже обонятельные впечатления от торговых лавок Пекина с остро пахнущими пряностями и благовониями. «А во храмах у них болваны деланы глиняные да вызолочены з головы и до ног сусальным золотом, страсти от них возьмут!» — живописует Иван Петлин сильные впечатления от буддийских и конфуцианских храмов с разнообразными статуями.

Петлин умудрился в нескольких словах даже охарактеризовать особенности стиля и ритма жизни китайской столицы тех лет, и наиболее бросающиеся в глаза особенности её обитателей: «Все люди торговые, а воинских мало. А люди де добре торопливы и мухомуроваты в лице, а женской пол чист в лице …» Слово «мухоморый» в том столетии было синонимом желтоватого оттенка, столичные же китаянки, следуя моде, отбеливали свои лица.

Не забыл русский гость осмотреть и со знанием дела описать даже злачные места китайской столицы. «А питье там всякое, мед и вино, а пиво как русское, и кабаков в городе много. А на кабакех де есть голыши и бляди…» — рассказывал Иван Петлин в Москве о Пекине, возможно вспоминая какие-то свои приключения во время короткого пребывания в столице Китая…

Не удивительно, что столь яркий и необычный рассказ о самой большой и всё ещё малоизвестной стране Дальнего Востока стал, пожалуй, единственным русским бестселлером в Западной Европе XVII века. Князь Пожарский сдержал обещание, записи Петлина о Китае передали английскому послу — уже в 1625 году их переведут и издадут в Лондоне. В 1628 году последуют публикации на латинском и немецком языках, затем на французском, шведском и голландском.

Первые живые сведения о Китае оценят и в Москве. Казак Иван Петлин получит щедрую награду от царя — повышение жалования на целый рубль, 23 рубля премии и золотую чарку на память.

Глава 8 Китайский «язык» Ерофея Хабарова

Выходцы из Китая и люди древней Руси впервые встретились ещё в эпоху Золотой Орды и монгольских завоеваний, прокатившихся по всей Евразии от Жёлтого до Чёрного моря. Однако время не сохранило подробности тех встреч, состоявшихся почти восемь веков назад. О деталях изначальных контактов наших предков с китайцами-«ханьцами» мы сегодня можем только догадываться. Зато архивные записи XVII века сберегли для нас подробности первой встречи на берегах Амура русских первопроходцев с представителем самого многочисленного этноса Дальнего Востока.

«И те языки в роспросе мялися…»
На рассвете 3 апреля 1652 года расположившийся у берега Амура отряд первопроходцев Ерофея Хабарова неожиданно подвергся атаке облачённых в железные доспехи всадников. Двум сотням русских, пришедших сюда по следам драматичной эпопеи (см. главу 5 «Людоед с Севера») Василия Пояркова, пришлось в тот день отбивать натиск почти двух тысяч вооруженных противников. «И мы, казаки, дрались з зори и до сход солнца…» — рассказывал позднее сам Хабаров о том долгом бое.

Русские оказались боеспособнее, отразив первый удар, они перешли в контрнаступление. Умело используя три пушки и ручные пищали, первопроходцы разгромили нападавших. «Божиею милостию и государевым счастьем и нашим радением их, собак, побили многих» — позднее докладывал якутскому воеводе Хабаров. Бой происходил в трёх верстах от современного села Ачан в Амурском районе Хабаровского края.

Предводитель горстки первопроходцев, наверное, очень бы удивился, узнай, что спустя столетия земли, где он жестоко грабил и героически воевал, назовут по его прозвищу. Само прозвище Хабаров происходит от слова «хабар», которое три с лишним столетия назад у наших предков означало удачу, везение, прибыток или поживу. Тот день, 3 апреля 1652 года, оказался для казаков Хабарова действительно и удачным, и с поживой — первопроходцы не только победили, но и взяли богатую добычу.

«830 лошадей з запасы хлебными, да отбили 17 пищалей скорострельных, да 2 пушки железные да 8 знамён…» — гордо перечислит Ерофей Хабаров свои трофеи в донесении российским властям. Среди захваченного оказалось и несколько «языков», то есть пленников, у которых можно было добыть необходимые сведения о противнике. Вообще такой «язык» для русского языка это не просто омоним, а один из очень немногих военных терминов, сохранившийся в нашей речи с неизменным значением и звучанием от средних веков до наших дней.

«И тех языков яз, Ярофейко, роспрашивал накрепко. И те языки в роспросе мялися…» — доносил Ерофей Хабаров в Якутск о последствиях боя. Для наших предков такая формулировка была стандартной и более чем понятной, ёмко означая, что пленники давать сведения отказывались и информацию у них вырывали под пыткой.

Информация же была крайне нужна — отряд Хабарова к тому времени уже третий год покорял берега Амура, хорошо изучив местные племена, но атаковавшие первопроходцев «люди конные и куячные» (т. е. в «куяках» — железных доспехах) были новым противником. Первопроходцы уже знали, что это «войско царя богдойского» — то есть армия маньчжурского императора, пришедшая из большой страны, лежащей далеко к югу от Амура. О новом сильном противнике и о землях к югу срочно требовалось узнать как можно больше.

И вот эти сведения неожиданно согласился добровольно дать один из «языков», внешне немного отличавшийся от прочих пленников. «Яз де вам, казакам, скажу всю свою правду, чево де таить…» — весьма психологично передаёт тот момент донесение Хабарова, написанное для якутского воеводы 366 лет назад.

Вот так драматично началась самая первая встреча русских первопроходцев Дальнего Востока с настоящим китайцем.

«Даурские бабы» и «никанский мужик Кабышейка»
Странный пленник рассказал русским не только о походе маньчжурских-«богдойских» войск против появившихся на Амуре русских, но и поведал личную историю. О том, что родился он далеко к югу от Маньчжурии, в совсем другом государстве — в «Никанской земле», расположенной за большой пограничной рекой, впадающей в море. «А людей по той реке много, — передают записи Хабарова рассказ китайца, — а людям тем зов никаны, лица у них черные, бородаты. А другая де река есть неподалеку, а по той де реке живут никаны ж многие люди, да город на той реке стоит, а в том де городе живет царь никанской Зюлзей. Да иные де городы по той реке есть многие, все каменные. А бережемся мы от богдойского царя, что де нас, никанских людей, богдойской царь воюет, а всей земли овладеть не можит, потому что та Никанская земля несказано велика…»

Действительно, в те десятилетия «богдойский царь», то есть предводитель маньчжурских племён, начал завоевание Китая. Немало китайцев, пленённых на той войне, попадало на север — маньчжуры делали их рабами, либо заставляли служить в своих войсках. Именно таким маньчжурским пленником, насильно зачисленным в армию, и был китаец, впервые встретившийся русским и допрошенный Ерофеем Хабаровым.

Понятно, почему пленник не стал запираться и дал информацию о маньчжурах — китайцу не зачем было хранить верность своим поработителям. Глава русских первопроходцев на Амуре сразу сообразил, что в его руки попал очень ценный источник о совсем неведомых землях. Хабаров тут же попытался выжать из пленника все сведения о неизвестном, но явно богатом и развитом государстве с множеством населения и «каменных городов».

Необходимо понимать, что разговор Хабарова и китайца происходил при переводе, фактически, через пять наречий! Русские первопроходцы в те годы ни маньчжурского, ни тем более китайского языков не знали. «И у нас того языка не знаем, толмачей нет, лише переводом те даурские бабы сказывают…» — так охарактеризовал непростую лингвистическую ситуацию сам Хабаров.

Для общения с «иноземцами» первопроходцы традиционно использовали в качестве переводчиц местных женщин, попавших к ним в плен, либо присоединившихся добровольно к столь удачливым добытчикам. Некоторые амурские племена были родственны маньчжурам и могли частично понимать их язык. Пленённый маньчжурами китаец, вероятно, тоже что-то знал из маньчжурского наречия, но едва ли хорошо. В общении с завоёванными китайцами сами маньчжуры обычно использовали северокитайский диалект, который от диалектов обитателей юга Китая отличается больше, чем, например, русский язык от польского.

Одним словом, можно только удивляться, как при такой мешанине — последовательном переводе с какого-то китайского диалекта на маньчжурский язык, с маньчжурского на «даурский», и лишь потом на русский — Хабаров хоть что-то понял из рассказа китайца по имени «Кабышейка».

«Кабышейка» или «никанский мужик Кабышейка» — именно так через многоступенчатый перевод русские первопроходцы передали звучание, а может значение, имени, а может прозвища, китайского пленника. Как его в реальности звали на родном языке, мы уже никогда не узнаем.

«В нашей Никанской земле родятся шелки разные…»
До встречи с необычным пленником, никто из первопроходцев ничего не знал и не мог знать о Китае. Ведь в ту эпоху даже в столичной Москве профессиональные дипломаты из Посольского приказа обладали крайне скудными сведениями о той части Азии. Однако, не смотря на отсутствие знаний и все лингвистические препоны, Ерофей Хабаров со слов «наканского мужика Кабышейки» дал поразительно точное описание текущего положения Китая и его экономической географии.

«В нашей Никанской земле родятся шелки разные, а делают из шелков из тех камки и атласы и бархаты, а бумагу де хлопчатую сеют, а ис той бумаги делают кумачи…» — пересказывал первопроходец слова китайца в донесении якутскому воеводе. Хабаров и его люди никогда не видели, как растёт хлопок или зреет бабочка в шёлковом коконе, но слова китайца, прозванного Кабышейкой, поняли верно.

Сам термин «никанцы», «Никанская земля» или «Никанское царство» возник именно из-за перевода показаний Кабышейки через маньчжурский язык. «Нихань» или «никань» — так маньчжуры презрительно именовали завоёванных китайцев, которые сами себя называли «хань» или «ханьцы». Хабаров в своём донесении невольно перенёс маньчжурский термин в русский язык. Он же, со слов Кабышейки, верно отметил, что у обитателей «никанской» земли «лица черные, бородаты» — южные китайцы, действительно, смуглее и бородатее своих северных сородичей.

В донесении Хабарова упоминается и имя воюющего с маньчжурами «царя никанского» — Зюлзей. Удивительно, но тут первопроходец, не смотря на трудности перевода и абсолютное несовпадение фонетики русского и китайского языков, смог довольно близко передать реальное звучание иноземного имени. Ведь речь явно идёт об одном из последних императоров династии Мин по имени Юйцзянь. За несколько лет до встречи Хабарова и Кабышеки на берегах Амура, далеко на юге Китая «царь Зюлзей», он же император Юйцзянь, безуспешно, но героически пытался сопротивляться нашествию маньчжуров…

Перевод через несколько наречий породил страшную путаницу не только личных, но и географических имён, перечисленных Кабышейкой. Им названы всего три реки Китая, две самые большие, «Бучен» и «Шунгуй», и третья оставшаяся в записях Хабарова безымянной — «река невелика», возле которой «жемчуг в раковинах находят».

На самом деле, всё становится сразу ясно, если взглянуть на современную географическую карту Китая. Реку «Бучен» пленный Кабышейка охарактеризовал как «порубежную», то есть пограничную, между маньчжурскими владениями и собственно китайским царством. Из иных исторических источников нам известно, что такой водной границей считалась река Хуанхэ. Имя второй перечисленной Кабышейкой реки — «Шунгуй» — даже на слух совпадает с Цхэн-гун, именно так в некоторых диалектах южного Китая называется Янцзы.

В записях Хабарова обе реки текут «неподалёку». Если смотреть из амурских далей, Хуанхэ и Янцзы, действительно, протекают довольно близко. Но скорее всего это «неподалёку» в показаниях Кабышейки означало параллельное течение, и просто исказилось при переводе «даурскими бабами» через множество диалектов.

Третья река, оставшаяся безымянной, для первопроходцев Хабарова оказалась самой интересной. Ведь помимо ценных мехов, русские люди, осваивая Дальний Восток, пытались найти на новых землях золото и серебро. Не сложно догадаться, какой алчностью зажглись глаза казаков, когда пленный Кабышейка произнёс слова: «Да в той же земли Никанской в нашей есть де река, пала из болот, а впала устьем в море, а та река невелика, на той реке есть камень, и в том де каменю та золотая гора. А ломают ту руду золоту ломами железными, и у той де золотой руды стоит город каменной… В той реке находят в раковинах жемчуг, да и серебро на той реке родится».

Ерофей Хабаров и золотая Гора Будды
Это часть показаний Кабышейки стала самой загадочной для позднейших историков. Диковинная «золотая гора», добываемое ломами золото и странный «камень на реке» — всё это казалось непонятной фантасмагорией. Звучали даже предположения, что «Никанское царство» это вовсе и не Китай, а какое-то неизвестное или просто выдуманное государство.

Однако всё становится на свои места, если предположить, что третья река в показаниях Кабышейки — это именно третья по величине и значению водная магистраль Китая, река Чжуцзян. Она действительно «невелика» по сравнению с Хуанхэ и Янцзы, а её имя с китайского и переводится как «Жемжучная река». Неумелые переводчицы из «даурских баб» с берегов Амура, вероятно, не поняли, что рассказы Кабышейки про жемчуг «в той реке» относятся не только к экономике, но и к собственному имени третьей водной артерии Китая, протекающей на самом юге страны.

Если предположить, что Кабышейка рассказывал именно про «Жемчжную реку»-Чжуцзян, то на её берегах без труда отыщутся и загадочные «камень» с «золотой горой». Собственно «камень» и «гора» в русском языке XVII столетия вообще были синонимами. А на берегах реки Чжуцзян и ныне стоит город Фошань — в переводе с китайского его имя означает «Гора Будды». В ту эпоху, когда Ерофей Хабаров допрашивал Кабышейку, именно город Фошань был центром металлургии Китая, там же располагались и основные ювелирные производства.

Вероятно, пленный китаец из-за несовершенства переводчиков и многоязычного пересказа просто не понял, что от него хотят — Хабаров интересовался природными залежами драгметаллов, а китаец рассказал про главный источник ремесленных изделий из золота и серебра на территории Китая. В многоступенчатом переводе «даурских баб» рассказ про ювелиров превратился в «ломают ту руду золоту ломами железными», а город по названию «Гора Будды» на «Жемчужной реке» стал «золотой горой» на реке, в которой «находят жемчуг»…

Любопытно, что тщательно записав первый рассказ о Китае и отослав его в Якутский острог и далее в саму Москву, Ерофей Хабаров даже не догадывался, что речь идёт о страшно далёкой географии. Берег Амура, на котором происходил допрос первого китайца, от устья «Жемчужной реки» и «золотой горы Будды» отделяло свыше трёх с половиной тысяч вёрст. Вероятно, Хабаров даже раздумывал о возможном походе в богатые китайские земли — ведь китайцев успешно завоёвывали те «богдойские» маньчжуры, которых только что победили его казаки. Реальные размеры и многолюдность Китая пришедшие на Амур русские люди осознают позднее…

Для первопроходцев даже в XVII веке существовали подробные инструкции-«наказы» от государственных властей. Согласно таким «наказам» попавших в плен новых «иноземцев» из ранее неведомых земель и племён требовалось отправлять в Якутск, чтобы там, в главном административном центре всех дальневосточных владений России, можно было подробнее узнать о языке и жизни ещё неведомых соседей. То есть Хабаров был обязан отправить «никанского мужика Кабышейку» с берегов Амура на берега Лены — однако никаких документов о дальнейшей судьбе первого китайца, встреченного первопроходцами, историки не нашли. О судьбе человека, сменявшего маньчжурский плен на русский, мы можем только гадать — погиб ли он, умер ли по дроге, или всё же попал в Якутск, но документы о нём не сохранились до наших дней…

Зато нам документально известны факты о других «никанских мужиках», встретившихся русским казакам на Амуре спустя два года после первого контакта Ерофея Хабарова с китайцем. Один из этих «никанцев» в итоге через Якутск доберётся до самой Москвы, став первым в истории выходцем из Китая, прогулявшимся по улицам российской столицы.

Глава 9 Три китайских казака и шпион из «Никанского царства»

Первая, документально зафиксированная встреча русских первопроходцев с представителем китайского народа состоялась 3 апреля 1652 года, когда Ерофей Хабаров на берегах Амура с удивлением расспрашивал о далёком Китае «никанского мужика Кабышейку» (см. предыдущую главу). Спустя три года первые три китайца впервые поселились на дальневосточных землях нашей страны — им предстояло оставить небольшой, но яркий след в русской истории. Достаточно сказать, что первый побывавший в Москве китаец едва не начал войну с Пекином…

«Никанские мужики» или три китайских казака
В апреле 1655 года, сменивший Хабарова казачий атаман Онуфрий Степанов отправил с берегов Амура в Якутск «соболиную казну» и вместе с ней «Никанского царства полонеников». В письме якутскому воеводе глава амурских первопроходцев сообщал что эти «никаны», то есть китайцы, были пленены маньчжурами и привезены ими «в холопы» на Амур, где и были отбиты русскими казаками.

«И те никанские люди, — сообщал Онуфрий Степанов в стилистике той эпохи, — били челом государю царю всеа Руси и подали челобитные на великой реке Амуре мне, Онофрейку, о крещении, чтобы их государь пожаловал, велел привесть в православную христианскую веру по правилу святых апостол и святых отец. И те никанские люди в нынешнем году по их челобитью в православную христианскую веру приведены…»

Благодаря расспросам Ерофея Хабарова русские уже немного знали о «Никанском царстве», лежащем далеко к югу от Амура, на берегах рек Хуанхэ и Янцзы. Знали и о том, что большинство «никанцев»-китайцев враждебны племенам маньчжуров, с которыми русским первопроходцам уже приходилось не раз сталкиваться в боях на берегах Амура.

В итоге летом 1655 года казаки Трофим Никитин и Богдан Габышев привезли из Приамурья в Якутск трёх китайцев. Архивные документы сохранили даже их китайские имена, писарь Якутского острога попытался передать звуки неизвестного ему языка русскими буквами — «Зовут по бусормански Тенур да Чагу да Хиштко, а во крещение им имяна Тимошка да Митька Ивановы, да Васька Марков…»

Три китайца, ставших Тимофеем, Дмитрием и Василием, как «иноземцы Никанского царства выходцы» тут же подали воеводе Якутского острога челобитную с просьбой «поверстать их в государеву ленскую службу» — то есть зачислить казаками для службы к востоку от реки Лены. Так среди русских первопроходцев, бывших потомками и великороссов, и «литвинов» (то есть поляков, украинцев и белорусов) и различных «татар», и местных дальневосточных народов, якутов и «тунгусов», впервые появились и три китайских казака…

«И по се время плачючи живут…»
Удивительно, но дальнейшая судьба всех трёх казаков из Китая частично прослеживается по архивным документам. «Тимофей Иванов», он же китаец по имени «Тенур» в том же 1655 году был отправлен из Якутска прямо в Москву. В столицу новоявленного казака отправили потому, что он был «учён китайской грамоте» — вероятно, это был первый в истории выходец с берегов Янцзы и Хуанхэ прогулявшийся по улицам Москвы.

В столице России «Тимошка Иванов сын Никанской» прожил около двух лет, затем был зачислен в «конные казаки» и вернулся обратно на дальневосточные земли России. Именно благодаря ему в Москве окончательно поняли, что «Никанское царство» из донесений Ерофея Хабарова это собственно и есть далёкий Китай, а не какая то ещё одна новая, ранее неизвестная страна…

Кстати, в народном сознании «Никанское царство» так и не слилось с Китаем. Зато после увлекательных рассказов первопроходцев Хабарова и появления неведомых ранее «никоничан», оно своими гипотетическими богатствами прогремело и прославилось на всю Сибирь. Уже в следующем столетии на дальневосточных рубежах России возникли фантастические сказы и легенды о некой чрезвычайно роскошной и благополучной стране — притаившемся далеко за Китаем счастливом «Никанском царстве», где все сыты и богаты.

Но вернёмся из народных фантазий к реальным китайцам, попавшим на дальневосточные земли России 363 года назад. Из документов былых столетий кое-что мы знаем и о дальнейшей судьбе двух других «китайских казаков» — «Митьки Иванова» и «Васьки Маркова». Удивительно, но о них упоминает один из самых знаменитых персонажей русской истории XVII века — сам глава церковного «раскола» протопоп Аввакум!

Мятежный Аввакум, хорошо знакомый царю и всем высшим сановникам государства, в те годы был сослан в Забайкалье и находился в свите воеводы Афанасия Пашкова, который должен был готовить дальнейшее завоевание берегов Амура. Именно тогда, среди местных казаков, ссыльный протопоп и встретил двух «Никанской земли иноземцев».

Образованный Аввакум именовал китайцев не «толмачами», а почти по современному — «перевотчиками». Принявшие православие люди из далёкого Китая заинтересовали любознательного и склонного к литературным записям человека. Наверняка заметил он у них и неизбежную в таких условиях тоску по далёкой родине. Вскоре протопоп Аввакум отправил в Москву письмо саму царю, в котором рассказал и о китайцах-«перевотчиках», посетовав, что они «толмачеством государю собирали казны многие лета, а и по се время плачючи живут…»

Одна Россия и два Китая
Когда русские люди впервые массово столкнулись с теми, кого мы сегодня зовём китайцами, то есть с этническими ханьцами, к югу от Амура находилось, в сущности, два китайских государства. Первое, более северное и близкое к границам России государство маньчжуров, уже захвативших Пекин, позднее историки назовут «империя Цин», а русские люди XVII века называли либо «богдойским царством», либо незатейливо — «Китайским государством». Тот же Китай, который лежал гораздо южнее, на берегах реки Янцзы, историки называют «империей Мин», а наши предки три с половиной века назад чаще всего, после донесений Ерофея Хабарова, именовали «Никанским царством».

Пока Россия при царе Алексее Михайловиче готовилась к завоеванию Киева на западе и Камчатки на востоке, маньчжуры в Пекине готовились окончательно захватить весь лежащий к югу Китай. Нашим предкам было не просто разобраться с таким двойным Китаем, тем более что один постепенно завоёвывал другой. Необходимо было понять и разницу между северным, маньчжурским Китаем, и южным ханьским.

Маньчжуров и их китайских подданных тогда в России называли «богдойцами» или даже «богдойскими татарами», а более южных китайцев, ещё не покорившихся маньчжурским завоевателям, обычно именовали «никанцами». Путаница в XVII веке была такая, что порою «китайским языком» русские люди называли маньчжурский язык, либо, в лучшем случае, некоторые китайские диалекты.

Чтобы как-то разобраться с двумя Китаями, бояре царя Алексея Михайловича составили справку о новых дальневосточных соседях нашей страны: «А от Китайского государства на левую сторону к море-океану лежит великое государство, что китайским языком нарицают Никанское, иные же нарицают Великая Хина… И то Государство Никанское паче Китайского Государства людьми и богатством, златом и серебром и камением драгим, шелком, камками и всякими благовонными травами и шафраном изобилсвует… И ныне он, никанской царь, с китайским царем воюются, а китайский царь чрез свое Китайское царство русских людей с товары для торгу к никанцам не пропущает…»

Чтобы русский царь легче понял разницу между маньчжурами и китайцами, ему объяснили на самом близком и доступном примере: «Есть природная недружба меж богдойцами и никанцами, как меж поляками и черкасами…» Черкассами тогда в России именовали украинских казаков, как раз в ту эпоху под предводительством Богдана Хмельницкого воевавших против польского короля.

Автором такого неожиданного сравнения был Николай Спафарий, переводчик Посольского приказа (предшественника Министерства иностранных дел). Именно Спафарий как раз готовился возглавить большое русское посольство в Пекин и собирал все доступные сведения о наших дальневосточных соседях.

В столицу «государства Китайского» наш посол отправился весной 1675 года. За всю отечественную историю это было лишь третье русское посольство в китайские земли, но самое многочисленное и представительное. Николай Спафарий ехал в Пекин во главе 150 человек. Вот только среди них не было ни одного знатока соответствующих языков — ни маньчжурского, ни китайского. Переводчик ждал посольство далеко к востоку от Москвы — им был уже постаревший, проживший в России двадцать лет китайский казак «Тимофей Иванов», он «никанский мужик Тенур».

«Толмач богдойского да никанского языков…»
Путь посольства Никлая Спафария из Москвы к истокам Амура занял почти 12 месяцев, и встреча с «толмачом»-переводчиком состоялась только в марте 1676 года. О своём посольстве в китайские земли Спафарий позднее составит обширные записки, фактически подробный дневник — но вот имя переводчика на его многочисленных страницах не прозвучит ни разу! Хотя «мой толмач» будет неоднократно упомянут послом и в дневниковых записях, и во всех отчётах, в том числе предназначенных лично царю всея Руси.

Действительно, посольство в Пекин было бы просто невозможно без активного и ежедневного участия переводчика с маньчжурского и китайского языков. Но по итогам дипломатической миссии Николай Спафарий сознательно не хотел упоминать имя «толмача» — слишком уж драматичными оказались связанные с переводчиком события, едва не кончившись трагедией и большой войной Москвы и Пекина…

«Служилый человек, толмач богдойского да никанского языков, родом он был никаниченин и выехал на твои, великого государя, земли тому лет с тридцать назад, как была война по Амуру с китайцами…» — так позднее рассказывал царю вернувшийся из Пекина посол Спафарий. «И крестился и служил тебе, великому государю, на Москве и в Тобольске, и в иных Сибирских городах везде верно, и никакая измена за ним не объявлялась, и оттого я из-за скудости толмачей взял его…» — пояснял посол ситуацию с переводчиком.

Хотя имя не прозвучало, но такие детали биографии «никаниченина» позволяют идентифицировать его с абсолютной точностью — это именно «Тимофей Иванов», первый китаец, побывавший в Москве. Посольство в Пекин вместе с Николаем Спафарией стало для китайского казака первым за несколько десятилетий приближением к далёкой Родине, лежавшей где-то на юге от реки Хуанхэ.

Хотя Пекин тогда был столицей маньчжуров, а не китайцев-ханьцев, но сородичи «Тимофея Иванова» встречались на всём пути посольства — маньчжуры, завоёвывая Китай, многих пленников переселяли на север. Едва русское посольство пересекло границу, как опытный дипломат Спафарий заметил, что его переводчик слишком уж эмоционально реагирует на рассказы маньчжуров об их победах над китайцами.

«Здесь по селам живут многие никанцы у китайцев в холопстве, и они сказывали моему толмачу, что китайцы лгут, что якобы победили никанцев, наоборот они побеждены никанцами дважды…» — так записал Спафарий в дневнике. Здесь надо помнить, что «китайцами» наши предки тогда называли именно маньчжуров, а тех, кого мы сегодня именуем китайцами, звали «никанцами».

Посольство Николая Спафария ехало в Пекин как раз в тот момент, когда на юге Китая вспыхнуло последнее яростное сопротивление маньчжурским завоевателям. Восставшие ханьцы тогда, действительно, одержали несколько побед над маньчжурскими войсками и отбили у захватчиков шесть провинций страны из пятнадцати, при том самых населённых и богатых. В 1675-76 годах власть маньчжуров над Поднебесной реально висела на волоске — было достаточно ещё небольшого удара по маньчжурской империи, чтобы она рухнула как карточный домик.

Такой соломинкой, ломающей хребет верблюду, могла стать для маньчжурского Пекина открытая война с Россией — к тому времени неурегулированный вопрос с границей в Приамурье породил тянувшийся уже четверть века вялотекущий конфликт наших первопроходцев с маньчжурскими соседями. Но ни Москва, ни Пекин войны не хотели, обоим государствам срочно требовалась спокойная общая граница — маньчжурам чтобы, не отвлекаясь, завершить наконец покорение богатых земель к югу от Янцзы, а русским чтобы бросить все силы первопроходцев на окончательное освоение изобильных драгоценными мехами пространств на севере Дальнего Востока.

«Проведать всякими мерами будет ли впредь у царского величества с китайским богдыханом дружба и любовь…» — именно так в 1675 году бояре в Москве сформулировали цель посольства Николая Спафария в Пекин к маньчжурскому императору-«богдыхану». И российский посол, прибыв в чужую столицу, всеми силами старался установить мирные отношения с дальневосточным соседом. Но вот у единственного «толмача» посольства — «никанского» китайца, давно ставшего сибирским казаком — цель вдруг оказалась абсолютно противоположной…

Посол с отрезанным носом
На землях Китая посол Спафарий в сложных переговорах провёл более года. В Пекин он прибыл через 16 месяцев, после выезда из Москвы — на исходе мая 1676 года. Современную столицу Китая русские люди XVII века чаще называли не привычным нам именем, а «Ханбалыком» — именно так именовали этот город в эпоху великой империи потомков Чингисхана, которые некогда объединяли в своих границах одновременно и Русь, и Китай. Посол Спафарий, прибыв в Пекин, подражая маньчжурскому и северо-китайскому произношению, называл эту столицу «город Пежин».

Спафарий обратил внимание, что маньчжуры явно третировали его переводчика, а тот в свою очередь предпочитал общаться не с новыми владыками Китая, а с этническими ханьцами, своими соплеменниками. Как позднее рассказывал сам Спафарий: «Толмача богдойские люди не любили, потому что он с холопами их, с никанцами, водился, он сам породою никанец же. А ныне война великая меж богдойцами и никанцами, и была ненависть на него от них…»

Впрочем, российский посол, как опытный психолог и дипломат, заметил не только это. «И толмач мне будто со страхом говорил, что слышал он подлинно от людей боярина китайского, что тот посылал к монгольским князьям, чтоб они собрали войска и пришли на нас внезапно, чтоб нас всех убить, оттого что по мысли богдойской мы якобы к ним пришли с обманом и будто бы мы лазутчики в их государстве, а за нами идут де войска, и хотим их государство завоевать…» — так передавал в Москву посол Спафарий рассказы своего переводчика.

Однако, Николай Гаврилович Спафарий, он же Николае Милеску-Спэтару, был слишком опытным и храбрым человеком, чтобы сразу поверить и сходу испугаться страшных слов своего переводчика. Дальний потомок византийских императоров, он родился в семье бояр Молдавии, завоёванной тогда турками, и воспитывался при дворе османского султана, затем учился в лучших университетах Западной Европы.

Спафарий сам был опытным интриганом, когда-то он участвовал в заговоре против турецкого наместника Молдавии, за что ему отрезали нос. Однако заговорщик не только выжил, но и сумел спастись. Бежав в Германию, он даже сделал себе одну из первых в Европе успешных пластических операций. В жизни Спафария было еще немало приключений, пока по рекомендации иерусалимского патриарха он не был принят в Россию на дипломатическую службу — благо человек со столь бурной биографией имел не только аристократическое происхождение, но и знал девять языков.

Спафарий был уникален не только знаниями или пришитым носом — три с половиной столетия назад он умудрился побывать на аудиенции и у французского «короля-солнца» Людовика XIV, и у маньчжуро-китайского императора Канси. География его дипломатических миссий для той эпохи поразительна — Стамбул, Париж, Стокгольм, Пекин. Для людей тех веков проехаться из Парижа, через Москву в Пекин — это так же необычно и поразительно, как для наших современников, наверное, пролететь от Венеры до Марса с пересадкой на Луне…

Одним словом, российский посол в Пекине был умён, бит жизнь и очень опытен. Даже не зная ни маньчжурского, ни китайского языков, он сумел разгадать интриги своего переводчика. В свите посла нашлись сибирские казаки, знающие монгольское наречие, а сам Спафарий блестяще знал латынь. Среди маньчжуров тоже имелись знатоки монгольского, а в Пекине жили несколько европейских монахов-миссионеров, владеющих и латынью, и китайским языком. В итоге Николай Спафарий всё же сумел и без своего «толмача-никаниченина» объясниться с маньчжурскими «боярами» и выяснить, что переводчик пугал не только его.

«Чтоб на очной ставке толмача уличить…»
Как позднее вспоминал сам Спафарий: «Мой толмач начал дружить с людьми богдойских бояр и не пооднажды им говорил, что те, которые пришли к вам с посольством из Руси, не ищут дружбы и любви, а ищут де государства вашего и голов ваших, потому что они пришли к вам будто с посольством, чтоб вас обмануть, а за ними идёт войско сто тысяч и только ожидает знака, и тотчас будет здесь и станет рубить и разорять, а пищали и у людей посла все готовы и заряжены, чтоб и они почали вас убивать…»

То есть переводчик-китаец пугал русских, что якобы на них хотят напасть маньчжуры, а маньчжуров, в свою очередь, стращал угрозой со стороны России — что посол якобы выполняет роль лазутчика и готовит атаку на Пекин. Цель таких интриг была очевидна — любым способом спровоцировать конфликт и войну между русским царством и маньчжурской империей. Окажись у Спафария меньше опыта, будь его закалённые былыми приключениями нервы не столь крепки — и план китайского «толмача» мог бы вполне успешно реализоваться. В тех условиях любой инцидент с посольством мог стать поводом к войне.

Мотивы столь рискованных, откровенно самоубийственных действий посольского переводчика вполне понятны и спустя три с лишним столетия. Даже приняв православие, став «казаком Тимофеем Ивановым», прожив большую часть жизни в России, бывший «никанский мужик» не перестал быть китайцем. Наверняка, у него осталась в нашей стране семья, возможно, и дети. Но вернувшись спустя десятилетия к родным землям, услышав вновь родную речь, пообщавшись с порабощёнными маньчжурами соплеменниками, он не смог остаться равнодушным к судьбам своего отечества.

Ведь посольство Спафария прибыло в Пекин в те дни, когда на юге Китая вовсю бушевало антиманьчжурское восстание. Прожив два десятилетия среди казаков, «Иванов никанской породы» хорошо представлял боеспособность русских. Он понял, что единственным шансом на успех для антиманьчжурского восстания его соплеменников станет война России против маньчжуров. Такую войну могли гарантировать репрессии пекинских властей против нашего посольства — вот «толмач» и стал изо всех сил тайно стравливать русского посла и маньчжурские власти.

Хитроумный посол Николай Спафарий в те дни, перед лицом потрясённых маньчжурских «бояр», вынужден был провести целое следствие. «И я тотчас послал за тем толмачом, чтоб на очной ставке его уличить, — вспоминал позднее Спафарий, — И расспрашивал его при богдойских боярах, говорил ли им такие речи или нет. И он говорил, что такие им речи говорил нарочно… И я его расспрашивал, от себя ли он те речи вымыслил или его кто научил. И он сказал, что от себя говорил…»

Старый переводчик оказался не только хитрым, но и стойким человеком. Всю вину он взял на себя, хотя Спафарий и маньчжурские сановники не без оснований предполагали, что «Тимофей Иванов» мог быть как-то связан с агентурой южнокитайских повстанцев. «Вора того накрепко пытал не раз, — записал в дневнике Спафарий, — чтоб он сказал, кто его научил и для чего такие речи говорил. И он с пытки говорил всё одно, что лишь пьяным те речи китайцам говорил, устрашая их войною…»

Мы уже никогда не узнаем, спасал ли переводчик свободу своего отечества по личной инициативе, или всё же был как-то связан с борцами против маньчжур. Но вся эта история так и просится под перо какого-нибудь писателя или сценариста — и необычный боярин Спафарий с обрезанным носом, и китайский казак «Тимофей Иванов» просто готовые персонажи для авантюрного романа или шпионского триллера…

Кстати Спафарий наверняка понял, не мог не понять и не оценить мотивы и чувства своего «толмача» — он сам слишком хорошо знал, что такое Родина под игом чужеземного захватчика. Возможно, поэтому посол отказался казнить разоблачённого переводчика. И даже в докладе царю описания той драмы поданы с невольно проступающим уважением к фигуре «никаниченина». Не зря в записях Спафария, потомка византийских императоров, есть и такие слова: «Как некогда злой народ турецкий завладел греческим царством, так и ныне злой же народ богдойский завладел неправедно пребогатым Никанским царством».

О дальнейшей судьбе разоблачённого «Тимофея Иванова» ничего не известно. Сегодня мы лишь знаем, что его под конвоем отправили к Амуру и далее в Нерчинский острог, где позже возникнет одна из самых страшных царских каторг. Посол Спафарий благополучно вернулся в Москву, где вскоре написал первую русскую книгу о Китае, наполненную большим уважением к этой стране, её искусству и трудолюбивому народу. Впрочем, на страницах книги бывший русский посланник в Пекине начертал и такие слова: «Китайцы перед нами, европейцами, суть в храбрости аки жёны перед мужьями, зато в разуме гораздо превосходят, потому что зело хитры…»

Глава 10 Гроб на двоих: как протопопа Аввакума сослали Китай завоёвывать…

Забайкальский край стал частью России три с половиной века назад. Почему в ту эпоху письмо из Москвы к будущей Чите шло тридцать месяцев, отчего сосланный протопоп Аввакум молился о поражении русского воинства, сколько святых можно похоронить в одном гробу и кто посеял в крае первую репу — всё это и многое другое из ранней истории российского Забайкалья расскажут 10-я и 11-я главы.

Эраст Фандорин, Аскалон Труворов и другие…
В отличие от героя популярных детективов Эраста Фандорина «тайный советник» Аскалон Труворов вовсе не литературный персонаж. Хотя само его имя кажется такой же нарочитой художественной выдумкой в стиле a la russe, этакой наигранной имитацией для пущего колорита XIX века. Но нет, если Эраст Петрович Фандорин придуман, то Аскалон Николаевич Труворов, был абсолютно реальным современником Пушкина, Достоевского и Чехова. Жизнь, порой, изощрённее любых фантазий…

Итак, родившийся два века назад саратовский дворянин оставил глубокий след в нашей истории — в том числе в далёкой истории первопроходцев Забайкалья — хотя сам всю жизнь провёл тихим книжным червём средь архивной пыли. Аскалон Труворов был одним из ведущих работников «Императорской археографической комиссии», для той эпохи она была настоящим историко-архивным НИИ. Созданная царём Николаем I «комиссия» много десятилетий занималась разбором старинных документов, накопившихся у русских монархов со времён чуть ли не Дмитрия Донского.

К древним архивам на Руси долгое время отношение было специфическое — не многим лучше нашего нынешнего отношения к подшивкам старых советских журналов… Именно «Археографическая комиссия» впервые попыталась навести хоть какой-то порядок в этой сфере, заодно она переиздала массу документов XIII–XVII веков, сохранив их для нас хотя бы в виде копий. Но многие подлинники, увы, утратили — и в силу естественных причин, когда безжалостное время превращало древнюю бумагу в труху, и в силу человеческого разгильдяйства.

Известно, что тайный советник (гражданский чин той эпохи, равный генеральскому) Аскалон Труворов хранил у себя дома обнаруженный им подлинник любопытнейшего документа — «Наказ Афанасию Пашкову на воеводство в Даурской земле». Документ этот в декабре 1654 года был записан на 95 листах «дьяками»-чиновниками Сибирского приказа с участием самого Ерофея Хабарова, прославленного амурского первопроходца.

Афанасий Пашков хорошо известен в истории русской литературы. Именно он, в соответствии с упомянутым «Наказом», повезет в ссылку в Даурию, как тогда наши предки именовали Забайкалье, главного вождя раскольников и одного из первых литераторов московской Руси — знаменитого протопопа Аввакума. Но возить мятежных протопопов в окрестности будущей Читы было вовсе не главной задачей воеводы. Если внимательно прочитать данный ему от имени царя «Наказ», то поставленная воеводе Пашкову цель очень удивит нашего современника. Ни много, ни мало, но с четырьмя сотнями казаков и стрельцов Афанасий Пашков отправлялся за Байкал и далее «на Амур-реку», чтобы… завоевать Китай!

Однако дьяки и подьячие Сибирского приказа — в ту эпоху главного правительственного органа, управлявшего Сибирью и нашим Дальним Востоком — не были совсем уж фантазёрами. «Наказ» был составлен хитро. «А будет ему, Афонасью, учинитца ведомо, что у богдойского и у никанского царей городы немногие и малолюдные и под государеву высокую руку привесть их будет чаять мочно», писали в Москве 365 лет назад, то следовало потребовать у этих монархов, то есть у маньчжурского и китайского императоров, «учиниться под царьского величества высокою рукою» и платить дань государю всея Руси.

Однако был предусмотрен и запасной вариант развития событий, на случай если ещё малоизвестный русским людям Китай окажется совсем не похожим на полудикое сибирское царство Кучума, некогда покорённое горсткой казаков Ермака: «А будет ведомо учинитца, что у богдойского и у никанского царей государьства многолюдныя и городами владеют многими, и будет их уговорить и привестъ под государеву царьского величества высокую руку вскоре нельзя…» Вот на такой случай Москва три с половиной века назад предписывала не завоёвывать и накладывать дань, а «уговорить на обе стороны торговать повольною торговлею».

Теперь вернёмся на два столетия позднее — от практичных первопроходцев, готовых по обстоятельствам воевать или торговать, к тайному советнику и «археографу» Аскалону Труворову. Он умер в Петербурге в 1896 году. На тот момент оригинал приказа о захвате Китая, то есть «Наказа Афанасию Пашкову на воеводство в Даурской земле», хранился у него дома, в петербургской квартире на Невском проспекте. Дальнейшая судьба этой уникальной бумаги — а её держали в руках сам Ерофей Хабаров и протопоп Аввакум! — увы, неизвестна.

«Прямым путём через Байкал озеро…»
К счастью, стараниями Аскалона Труворова и других работников «Императорской археографической комиссии» для потомков сохранились копии и даже многие оригиналы документов, относящихся к истории первопроходцев, в том числе первых русских людей к востоку от Байкала. На их основе попробуем проследить забайкальскую одиссею ссыльного протопопа Аввакума и его вольных и невольных спутников, отправленных «привестъ под царьского величества высокую руку» аж целый Китай…

В середине XVII века на Руси уже знали, что кратчайший путь в китайские земли лежит через Амур, но выбор дороги к самой «хлебной реке Мамур» оставался, как сказали бы сегодня, дискуссионным. Первые русские, побывавшие на амурских берегах — казаки Василия Пояркова (см. главу 5-ю «Людоед с Севера») в 1643 году и Ерофея Хабарова в 1649 году — шли в те края из Якутска. Они пробирались сквозь тайгу по самому большому притоку Лены, реке Алдан, идя вверх по его течению, туда, где истоки Алдана отделяет всего несколько десятков вёрст от притоков реки Зеи, впадающей в Амур.

Такой путь был труден и сложен, и вскоре, в 1654 году, воевода Енисейского острога Афанасий Пашков предложил альтернативный вариант. Как сам он писал в донесении царю — «прямым ведомым путём через Байкал озеро Селенгою рекою в новые немирные земли и на великую реку Шилку в области Китайсково государства, где кочуют мугальские царевичи». Дорога по сибирским рекам к Байкалу была уже хорошо известна, а путь к амурским притокам через будущее Забайкалье у «мугальских»-монгольских границ в 1652-54 годах разведал подчинённый енисейскому воеводе «сын боярский» Пётр Бекетов.

Бекетов был опытным первопроходцем — именно он за два десятилетия до похода в Забайкалье основал на берегах Лены первый Якутский острог, предшественник современного Якутска. Однако закрепиться за Байкалом, «в новых немирных землях», было непросто. И енисейский воевода Афанасий Пашков не только описал более прямой путь к истокам Амура, но и представил в Москву целый план по освоению забайкальских территорий.

«Тебе, государю, в тех землях будет другое сибирское государство» — писал воевода царю, доказывая, что за Байкалом и у Амура пространств будет не меньше, чем в уже освоенной Сибири. «В тех землях пушек и пищалей нет, а соболиные промыслы у них большие и соболи, государь, у них ленских соболей лутче» — подчёркивал Пашков богатства того края и потенциальную возможность его покорения, для чего просил прислать дополнительно «служилых ратных людей».

Одновременно воевода Пашков сообщал, что для похода за Байкал в Енисейске уже готовы речные суда. «А каковы, государь, к тем судам снасти для твоей государевы службы в Енисейском остроге надобны, послал я, холоп твой, образец…» — указывалось в донесении Пашкова. Словом, в январе 1655 года Москва получила не просто письмо о новой дороге к Амуру, а целый проработанный проект покорения новых земель.

«В смертоносном месте, в Даурах…»
В Москве старания енисейского воеводы оценили — ему в награду прислали золотой рубль, а его 98 подчинённым, участвовавшим в строительстве судов для забайкальского похода, по золотой копейке. В ту эпоху на Руси такие монеты использовались в качестве орденов и медалей. Тогда же Афанасия Пашкова назначили воеводой Забайкалья и Приамурья, составив вышеупомянутый «Наказ на воеводство в Даурской земле», оригинал которого спустя два века найдёт и потеряет «археограф» Аскалон Труворов.

Согласно этому приказу-«наказу» Пашкову предстояло за Байкалом и на Амуре «быти воеводою и по сю сторону Шилки реки и в Албазине, росмотря где пригоже, поставити остроги и всякими крепостьми укрепити». Изначально в Москве планировали послать за Байкал и на Амур три тысячи стрельцов из европейской части страны, но как раз в это время разгорелась долгая война с Польшей за Украину, и поход «в новую Даурскую землю» с прицелом на покорение «Китайсково и Богдойсково государств» пришлось готовить теми скромными силами, что имелись в острогах Сибири.

Из одиннадцати уральских и сибирских городов — Томска, Верхотурья, Красноярска, Тобольска, Тюмени, Сургута и пр. — собрали 420 «служилых» казаков и две сотни «охочих людей», добровольцев. Из-за недостатка финансирования воеводе Пашкову пришлось самому собирать деньги для похода. Часть недостающей суммы он правдами и неправдами выбил из местных купцов. Часть заработал спекуляцией «горячим вином», продавая водку, которая тогда была царской монополией, в два раза дороже установленной государством цены.

В поход отряд воеводы Пашковы выступил 18 июля 1656 года. На сорока речных судах-«дощаниках», помимо шести с лишним сотен человек, везли многочисленные припасы — «пятдесят пуд пороху, сто пуд свинцу» и 400 ведер «вина горячего», а так же массу иных припасов. По дороге, на западных, уже освоенных русскими подступах к Байкалу, на территории современной Иркутской области, планировалось закупить зерно, чтобы в будущем завести посевы и пашни «в Даурии».

Кроме хлебопашества, в Забайкалье планировали завести и христианство, как писал сам Афанасий Пашков — «чтоб в тех новоприводных великих землях построились церкви божии и учинилось благочестие и истинная православная христианская вера, а к тому б иноверных земель люди за помочью божиею обратились от тьмы к свету и познали б истинного господа бога и спаса нашего Иисуса Христа и приняли святое крещение и были б под царскою высокою рукою в вечном холопстве неотступно…»

Для этих целей в отряд Пашкова включили нескольких священников, в том числе ссыльного Аввакума Петровича Кондратьева — хорошо известного и в XXI веке вождя церковного Раскола. Так первый большой поход в Забайкалье обрёл своего пристрастного, но яркого летописца. Ведь знаменитое «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное», уникальнейший памятник русской литературы допетровской эпохи, во многом посвящено именно одиссее Аввакума и его спутников в Забайкалье, или как говорил сам знаменитый протопоп — «в смертоносном месте, в Даурах…»

«Около Байкалова моря утёсы каменные…»
Мемуары Аввакума, написанные страстно и пристрастно, отлично дополняют официальные «отписки»-донесения воевод и первопроходцев о первом освоении Забайкалья. Личные воспоминания талантливого автора придают сохранившимся до наших дней служебным документам той эпохи обычно не свойственные им житейские детали, добавляют в большую историю человеческую драму.

Вообще-то мятежному протопопу вместе со всей семьёй предстояла ссылка не за Байкал, а в Якутию — именно на берега Лены отправил его патриарх Никон, главный гонитель «раскольников». Однако путь через всю Сибирь на самый край государства в том столетии был долог, опальному Аввакуму пришлось зимовать в Енисейском остроге как раз во время подготовки Афанасием Пашковым похода «в Дауры» — в итоге ссыльного, фактически, мобилизовали для похода за Байкал. Как позднее вспоминал сам Аввакум: «Велено меня на Лену вести за то, что браню и укоряю ересь Никонову… А как приехал в Енисейской острог, другой указ пришел: велено в Дауры вести — двадцеть тысящ вёрст и больши будет от Москвы. И отдали меня Афонасью Пашкову в полк…»

На первый взгляд покажется, что реальное расстояние от столицы России до Забайкалья склонный к драматическим эффектам протопоп преувеличил в четыре раза. Но Аввакум здесь почти не ошибается — в ту эпоху на Дальний Восток добирались только по рекам. И занимавший годы путь по их извилистым руслам, действительно, получался в разы длиннее, чем по прямой. Идти напрямик, а главное нести грузы и припасы сквозь дикую тайгу и горы, тогда было невозможно. В XVII столетии все эпопеи и одиссеи первопроходцев — это главным образом речные экспедиции.

Именно так шёл в Забайкалье и отряд воеводы Пашкова. Сначала почти две тысячи вёрст по Енисею и его притоку Ангаре — всё время вверх по течению. Этот путь был труден, особенно на речных порогах, но хотя бы не слишком опасен в военном отношении — берега реки «Тунгуски», как именовали в эпоху первопроходцев Ангару, и земли западнее Байкала были уже разведаны и освоены русскими людьми.

Протопоп Аввакум оставил красочное описание подступов к Байкалу: «Горы высокия, дебри непроходимыя, утес каменной, яко стена стоит… В горах тех обретаются змеи великие, в них же витают гуси и утицы — оперенье дивное, иное, чем у русских птиц. Там и орлы, и соколы, и кречеты, и лебеди, и иные, многое множество разных. На тех горах гуляют звери многие дикие: козы, и олени, и зубри, и лоси, и кабаны, волки, бараны дикие — глазами воочию видим, а взять нельзя!»

Отряд воеводы Пашкова покинул Енисейск в июле 1656 года и лишь спустя десять месяцев переправился через «Байкалово море» — только так огромное озеро называет Аввакум. Именно ссыльный по итогам той одиссеи сделает первое в России литературное описание Байкала.

«Около Байкалова моря утёсы каменные и зело высоки, — даже спустя годы вспоминал с чувством протопоп, — Двадцать тысяч вёрст и больше я волочился, а не видал нигде таких гор. На верху их как будто шатры и горницы, врата, столпы и ограды — всё богоделанное…» На языке Аввакума «богоделанное» означает природное. Очевидно, что Байкальское «море» и удивительная природа его берегов потрясли протопопа, человека немало повидавшего.

«Птиц зело много, гусей и лебедей по морю, яко снег, плавают…» — продолжает Аввакум описание Байкала, перечисляя всех местных рыб, в том числе знаменитых омулей, а так же «морских зайцев великих», как первопроходцы именовали здешних тюленей и нерп. Лиричного, но одновременно практичного протопопа отдельно удивило, что байкальские «осётры и таймени жирны гораздо, нельзя жарить на сковороде, один жир будет». И тут же мемуары Аввакума, в следующем же предложении, от жирной сковородки переходят к божественным нотациям — что все поразительные красоты и богатства Байкала «у Христа наделаны ради человека, чтобы, живя покойно, хвалу Богу воздавал», но суетный человек, по мнению протопопа, лишь «скачет яко козел, раздувается яко пузырь, гневается яко рысь, и ржёт зря на чужую красоту яко жеребец…»

Именно за прекрасным Байкалом ссыльного Аввакума, воеводу Пашкова и их спутников ждали «новые немирные земли», та самая «смертоносная» Даурия, а где-то вдали за нею грезился почти сказочный, ещё неведомый Китай.

«Стали ноги пухнуть и живот посинел…»
За «Байкаловым морем» путь вновь лежал по рекам — всё лето 1657 года отряд Пашкова пробивался вверх по течению впадающей с востока в Байкал реки Селенги и её притоку, реке Хилок. Такая водная дорога была трудна, но альтернатив ей не было. Протопоп Аввакум, ехавший «в Даурию» с женой и пятью детьми, старшему из которых было всего 12 лет, так вспоминал речные дороги Забайкалья: «По Хилке по реке воевода заставил меня лямку тянуть, зело нужен ход ею был — и поесть некогда было, не то что спать. Целое лето мучилися против течения. От водяной тяготы у людей и у меня стали ноги пухнуть и живот посинел…»

Отряд упорно пробивался к озеру Иргень в верховьях реки Хилок. Именно там восточные притоки Байкала ближе всего подходили к амурской водной системе — к верховьям реки Ингоды, притоку Шилки, одной из составляющих Амура. Ещё в 1653 году первопроходцы Петра Бекетова построили возле озера Иргень небольшой острог, первое русское укрепление в восточном Забайкалье. Но отряд воеводы Пашкова нашёл лишь пепелище, острог сожгли «немирные тунгусы». Всю осень 1657 года казаки Пашкова восстанавливали крепость, а зимой, сделав сани и нарты, двинулись далее на восток, к берегам амурских притоков.

Там, на реке Ингоде, в окрестностях будущей Читы, отряд Пашкова наскоро построил «засеку», небольшое укрепление, и, не смотря на морозы, сразу стал рубить множество деревьев, делать заготовки для стен и башен будущих острогов, чтобы весной сплавлять их вниз по течению, к Шилке и Амуру. Пройденный тяжкий путь был лишь малой частью трудов — нескольким сотням казаков «даурского воеводы» Пашкова предстояло построить цепочку острогов на огромном пространстве, ведь озеро Иргень отделяет от амурского Албазина только по прямой почти тысяча вёрст!

Весной 1658 года заготовленный лес связали в плоты — с тех пор возникшее здесь первое русское селение, предшественник города Читы, стали звать «Плотбищем» — и начали сплавлять вниз по течение, к реке Шилке. К тому времени отряд Пашкова уже испытывал нехватку продовольствия. Припасов взяли мало именно из-за того, что амбициозную экспедицию за Байкал с прицелом на «покорение Китая» изначально планировали провести столичными силами, но затем полностью отдали на исполнение местным, сибирским властям, у которых сил и средств — а, порой, и желания — было явно недостаточно для столь масштабного проекта.

Часть предназначавшихся Пашкову припасов либо не прислали, либо разворовали. Из восьми тысяч пудов ржаной муки, требующихся для многочисленного отряда Пашкова, изначально собрали лишь треть, а продукты, которые на второй год похода должны были доставить из Якутска, якобы разграбили некие «воровские казаки». Но вполне вероятно, что чиновники Якутского острога, ранее смотревшие на Приамурье как на свою потенциальную вотчину (ведь первые русские походы к Амуру и за Байкал начинались именно из Якутска), были не слишком довольны появлением нового «Даурского воеводства» и саботировали приказ далёкой Москвы о помощи Пашкову. Ведь успех нового воеводы в Забайкалье означал бы, что начальство в Якутске уже не будет получать с Амура драгоценных соболей…

В итоге протопоп Аввакум так вспоминал второе лето за Байкалом: «Лес гнали городовой и хоромной, есть стало нечева, люди стали мереть з голоду и от водяныя бродни. Река песчаная, мелкая. Плоты тяжелые, приставы немилостливые, палки большие, батоги суковатые, кнуты острые… С весны по одному мешку солоду дано на десеть человек на все лето. Да петь работая. Никуды на промысел не ходи. И вербы, бедной, в кашу ущипать было нельзя, за то палкой по лбу: „Не ходи, мужик, умри на работе“…»

«Багры богдойских людей лежат в кровех…»
У воеводы Афанасия Пашкова выбор был невелик — или бросить все силы на добычу пропитания, остановив выполнение царского «наказа», или заставить подчинённых работать и строить новые остроги впроголодь. Воевода выбрал второе, его офицеры — «приставы немилостливые» на языке Аввакума — палками, батогами и кнутами насаждали жесточайшую дисциплину, заставляя надрывно работать полуголодных людей.

В таких жутких условиях летом 1658 года на берегах Шилки казаки Афанасия Пашкова построили Нерчинский острог — спустя несколько десятилетий он станет первой столицей российского Забайкалья. Именно в Нерчинске в самом конце XVII века Москва и Пекин подпишут свой первый в истории дипломатический договор.

Пока же отношения с далёким Пекином, столицей маньчжурской империи, были далеки от мирных. В только что построенном Нерчинском остроге воевода Пашков получил известия с низовий Амура, ставшие для него ударом не меньшим, чем разразившийся голод.

Согласно царскому «Наказу на воеводство в Даурской земле», Афанасию Пашкову подчинялись все русские отряды, что оставались в Приамурье после походов Ерофея Хабарова. Весной 1658 года воевода отправил от строящегося Нерчинска вниз по Амуру на «лёгких стругах»-лодках небольшую разведку «плыть до моря», чтобы найти первопроходцев и передать им приказ о соединении всех русских сил в районе Албазина. Разведка принесла страшную весть — остававшиеся на Амуре казаки были разгромлены соединёнными силами маньчжуров и корейцев (об этом ещё будет рассказ в 12-й и 13-й главах).

Пашкову не хватило буквально месяца-двух, чтобы объединить все русские отряды в Приамурье. Конечно, даже соберись они вместе, их было бы не достаточно для грезившегося подчинения Китая и взимания дани с «богдойского и никанского царей», однако отстоять Амур от маньчжурских сил тысячи хорошо вооружённых казаков тогда вполне бы хватило.

Увы, сослагательного наклонения в истории не бывает. И в августе 1658 года воевода Пашков отправил с берегов Шилки в Москву донесение — описал картину, которую его информаторы наблюдали на тысячу вёрст восточнее, там, где в Амур впадает река Сунгари: «В Шингал-реки плёсе стоят многия богдойския люди на больших судах с парусы, и усмотрели меж судами богдойскими стоят дощаники розломаны, да видели на берегу багры богдойских людей лежат в кровех…»

Разбитые казачьи корабли-«дощаники» и разбросанное окровавленное оружие не оставляли сомнений в поражении русских сил на Амуре. Строить на его берегах новые остроги было уже не с кем. Лишь несколько десятков казаков, когда-то пришедших сюда ещё с Ерофеем Хабаровым и чудом спасшихся от маньчжурских стрел и корейских пуль, к осени 1658 года добрались до Нерчинска и присоединились к голодающему отряду Афанасия Пашкова.

Задумывая большой поход за Байкал, воевода Пашков, явно, мыслил себя великим завоевателем, подобным легендарному Ермаку покорителем далёких «богдойских и никанских царств». Афанасий Пашков всё поставил на этот поход и проявил в ходе его подготовки немало ума и распорядительности. Будучи толковым и опытным администратором, воевода свой поход готовил тщательно — но обстоятельства, внутренние и внешние, оказались сильнее. К осени 1658 года все честолюбивые замыслы рухнули!

Под предлогом отсутствия переводчика, «учёна китайской грамоте язычново человека толмача», Пашкову пришлось отказаться и от запланированной отправки посолов в Пекин — после разгрома казаков на Амуре, имея за Байкалом лишь горстку голодающих людей, разговаривать с «богдойской и никанской земли царями» было не о чем… Оставалось не покорять Амур, а хотя бы попытаться, вопреки губительному голоду, закрепиться в Забайкалье, где первым русским острогам угрожали не только далёкие маньчжуры, но и близкие «мунгалы» с местными «немирными тунгусами».

Глава 11 Гроб на двоих: стратегическая репа

Три с половиной века назад первый большой поход русских людей за Байкал оказался на грани провала. Наследников Ерофея Хабарова разгромили на Амуре, а первопроходцам Забайкалья угрожал голод. Продолжим наш рассказ о том, как протопопа Аввакума сослали за Байкал «завоёвывать Китай» и зачем он в окрестностях будущей Читы молился о поражении русского воинства.

«И что волк не доест, мы то доедим…»
На исходе зимы 1660 года воевода Пашков решил вернуться с берегов амурского истока, реки Шилки, в центр «Даурии»-Забайкалья, к острогу на озере Иргень. Там, где в Шилку впадает река Нерча, уходящие казаки оставляли новый восьмибашенный острог, мощное по меркам той эпохи укрепление с небольшим гарнизоном. Терзаемые голодом «служилые люди» воеводы Пашкова не могли знать, что в будущем их острог станет городом Нерчинском, первой столицей российского Забайкалья.

Зимнее отступление на запад было трудным. «Пять недель по льду голому ехали на нартах», — вспоминал протопоп Аввакум. Лошадей не хватало, и большинство шло по речному льду пешком. И спустя годы Аввакум явно с ужасом вспоминал ту дорогу: «Брели пеши, убиваясь об лёд. Страна варварская, иноземцы немирные. Отстать от лошадей не смеем, а за лошадьми идти не поспеем, голодные и измученные люди…»

Отстать от отряда было опасно по причине враждебного отношения к первопроходцам части окрестных племён — предков эвенков и бурятов Забайкалья, не желавших платить меховую дань русскому царю. Именно их именует в своих мемуарах «варварами» и «иноземцами» натерпевшийся страху Аввакум: «Идём и смотрим, кого застрелит иноземец. И со смертью боремся во всяк день…»

Зимы в тех районах Забайкалья малоснежные, но с сильными холодами и сбивающими с ног ветрами. Как вспоминал сам протопоп: «Там снегу не бывает, только морозы велики и льды толсты, с человека намерзают…» Аввакум описывает как многие падали на лёд и уже не могли встать. Именно тогда состоялся знаменитый в русской литературе разговор ссыльного протопопа с женой. «Долго ли эти мучения будут?» — застонала упавшая женщина. «До самыя до смерти» — с фатализмом отвечал протопоп. Спутница жизни Аввакума вздохнула: «Добро, Петрович, инда ещё вперёд побредём…»

На берегах реки Нерчи, у нового острога, Аввакум и его жена потеряли сына, здесь же родившегося и умершего младенца. Имя его история для нас не сохранила. Но сохранились сделанные Аввакумом ужасные, пугающе яркие описания голода: «Травою и корением перебивающеся, кое-как мучилися… С голоду кобыльи кишки немытые с калом и кровь со снегом хватали и ели от нужды великия. И кости находили от волков пораженных зверей, и что волк не доест, мы то доедим. А иные и самих озяблых ели волков и прочую всякую скверну. И сам я, грешной, волею и неволею причастен мертвечьим звериным мясам…»

Ссыльный протопоп вспоминал, как обезумевшие от голода люди съели новорожденного жеребёнка, невольно погубив и родившую его кобылу. Имевшихся в отряде лошадей есть было нельзя, они были нужны для войны и работы. За подобные попытки воевода карал жестоко, как пишет Аввакум: «А Пашков, про то сведав, и кнутом до смерти забьет…» Поэтому голодные люди ждали рождения жеребёнка, чтобы съесть его, и второпях почти выдернули новорожденного из кобылы. «И кобыла умерла, понеже не по чину жеребенка тово вытащили из нея, лишь голову появил, а оне и выдернули, да и почали кровь скверную есть. Ох, времени тому! И у меня два сына маленьких умерли в нуждах тех, скитающеся по горам и по острому камению, наги и босы…» — вспоминал Аввакум, всего несколькими строками донося до нас сквозь века свои ужас и боль.

«Везде в начальные люди нет никакая правды…»
Не все сегодня знают, что «протопоп» это вовсе не поп, а крупный церковный чин (чуть позднее, в XVIII веке он будет считаться равным армейскому полковнику). И ссыльный протопоп Аввакум изначально не был бесправным колодником, каким он порой представляет себя в мемуарах, описывая свои злоключения в Забайкалье. Фактически протопоп был назначен одним из руководителей похода «в Даурию» — воевода Афанасий Пашков представлял власть светскую, а Аввакум власть духовную.

Лишь они двое ехали тогда за «Байкалово море» с семьями, с жёнами и детьми. Да и «государево жалование» Аввакума, полученное пред началом похода, было куда выше, чем у рядовых «служилых людей». Даже будучи в ссылке, семья некогда вхожего в царские палаты Аввакума оставалась весьма богатой по меркам той эпохи. Протопоп упоминает в мемуарах, как в Забайкалье сменял «однорядку», то есть пальто, на четыре мешка ржи: «Однорядка московская жены моей, по-русски рублей в двадцать пять, а по-тамошнему и больше. Дали нам четыре мешка ржи за неё, и мы, рожь с травою перемешав, ею перебивались…» Но всё годовое жалование сибирского казака в ту эпоху было меньше, чем стоимость этой столичной «однорядки». Хотя цену мешка ржи в голодающем забайкальском остроге и не измерить рублями, но у большинства рядовых участников того похода «однорядок» и прочих богатств не имелось, их положение было ещё трагичнее.

Из всех русских людей, тогда оказавшихся за Байкалом, один протопоп Аввакум был лично знаком с царём. Сибирский воевода Пашков о таком мог только мечтать — лишь действительно завоевав Китай, то есть совершив вполне сказочный подвиг, он смог бы попасть в круг царских наперсников. Поэтому ссыльные, подобные Аввакуму, всегда были неудобны местному начальству — сегодня он вроде бы ссыльный, а завтра фортуна переменится и бывший узник вновь вернётся к самым верхам государства. Вот отчего жестокий и властный воевода Пашков — «безчеловечен человек, дикий зверь» в мемуарах Аввакума — по отношению к протопопу ведёт себя, на первый взгляд, очень странно.

Воевода и протопоп вступили в конфликт почти в самом начале похода. Аввакум сходу принялся оспаривать решения Пашкова и, судя по мемуарам, не прекращал это занятие до самого конца забайкальской одиссеи. Так по пути к Байкалу воевода не разрешил двум вдовам уйти в монастырь и стать монахинями. Истово верующий Аввакум тут же осудил это решение — но в Сибири тогда и так был страшный дефицит русских женщин, а воеводе надо было всеми правдами и неправдами заселять «страну варварскую», как сам протопоп именовал Забайкалье. Словом перед нами типичный конфликт двух правд, когда каждая сторона убеждена в своей правоте, имея свои веские доводы и резоны.

Любого иного ссыльного или подчинённого воевода в «смертоносной Даурии», при желании, легко сжил бы со свету. Но только не Аввакума. В итоге властного воеводу непокорный протопоп доводил почти до открытого бешенства, «Он со шпагою стоит и дрожит…» — описывают мемуары Аввакума одну из его стычек с воеводой.

К тому же протопоп не ограничивался только личным конфликтом — будучи человеком харизматичным, опытным священником и прирождённым духовным вождём, он имел немалое влияние на рядовых участников похода. Воеводе Пашкову в труднейших условиях опасного похода и голода требовалась беспрекословная дисциплина, а протопоп в это время, по словам самого воеводы, вёл «многия непристойные речи будтось везде в начальные люди во всех чинах нет никакая правды».

Зная убеждения Аввакума, эти слова — «в начальные люди во всех чинах нет никакая правды» — не кажутся наветом и выдумкой Пашкова.

«И божиею волею осеклася пищаль…»
Ссыльный протопоп был человеком сложным. Убеждённый и искренний в своей вере, но и фанатичный до мракобесия. Бесспорно талантливый, смелый и умеющий убеждать человек, но одновременно скандальный, неуживчивый и нетерпимый. Аввакум искренне клеймил Афанасия Пашкова за жестокости, однако сам, будучи в фаворе и при власти, тоже не раз наказывал людей.

Аввакум явно был властолюбив ничуть не меньше воеводы, но его властолюбие было иным, куда тоньше. Если надменный и вспыльчивый Пашков требовал лишь внешнего, служебного подчинения и беспрекословного выполнения воинских приказов, то иступлённого и искреннего протопопа влекла власть над душами людей. Воевода Пашков был озабочен покорением Забайкалья и Приамурья, тогда как протопопа Аввакума волновала только его возвышенная и фанатичная вера.

Не трудно представить себе душевное состояние воеводы, когда рухнули его обширные планы на Амуре, а начавшийся голод грозил порушить и все начинания в Забайкалье. «Как из ума он исступил!» — пишет о тех днях Аввакум.

Воевода в бешенстве несколько раз бил протопопа. Любого иного ослушника обладавший за Байкалом всей полнотой государственной власти Пашков просто убил бы или, говоря языком Аввакума, «уморил». Но ссыльный знакомец самого царя не был рядовым подчинённым, вообще не был рядовым человеком даже в масштабах всего государства Российского. К тому же отношение воеводы к протопопу было неоднозначным, харизма истово верующего Аввакума явно действовал и на Пашкова. Семья воеводы не раз помогала протопопу, поддерживая его жену и детей.

Несколько лет длилась эта странная вражда в голодающих острогах посреди «дикой Даурии». Сам же протопоп в запале противостояния с воеводой как-то раз поступил на грани государственной измены. Впрочем, фанатично убеждённый в правоте своей веры, Аввакум не видел в том греха и вполне открыто описал случившееся в мемуарах. О той же истории сохранилось для наших дней и донесение самого воеводы Пашкова, так что мы можем с двух сторон посмотреть на события, развернувшиеся 4 сентября 1661 года.

В тот день воевода направил небольшой отряд, как пишет Аввакум «в Мунгальское царство воевать». Отрядом из 72 казаков и 20 «тунгусов» командовал сын воеводы Пашкова, Еремей. Если воевода Афанасий Пашков в описаниях Аввакума «зверь», то молодой Еремей Афанасьевич Пашков, в мемуарах протопопа полная противоположность — «гораздо разумен и добр человек». Все предыдущие годы Еремей не раз заступался перед отцом за Аввакума и, порою, доходило до стычек вспыльчивого воеводы и его отпрыска. Один раз Пашков, разгневавшись на заступничество Еремея, даже выстрелил в родного сына — точнее, пытался выстрелить…

Когда в одном из речных переходов разбился о подводные камни «дощаник», на котором едва не погибла семья воеводы, искренне верующий Еремей Пашков укорил отца: «Батюшко, за грех наказует бог! Напрасно ты протопопа кнутом избил…» Афанасий Пашков, чьи нервы и так были надорваны провалами в подготовке похода, да ещё только что своими глазами наблюдавший, как едва спаслась от смерти его семья, просто взорвался и самолично чуть не погубил старшего сына. Выхватил у него пищаль и, оттолкнув к сосне, выстрелил в своего ребёнка.

«И божиею волею осеклася пищаль» — пишет в мемуарах Аввакум, особо подчёркивая, что пищаль была именно «колешчатая». То есть речь идёт о самом совершенном для той эпохи, очень дорогом оружии с колесцовым замком, осечки у которого случались гораздо реже, чем у фитильных или обычных ударно-кремневых ружей. «И Еремей, к сосне отклонясь, прижав руки, стал, а сам, „господи помилуй!“ говорит…» — описывает эту страшную сценку Аввакум.

После осечки — почти чуда, спасшего сына от ярости отца — грозный воевода Афанасий Пашков бросил пищаль на землю и заплакал…

«Приложи им зла, господи, приложи…»
Что к Еремею Пашкову у Аввакума было почти отцовское отношение хорошо заметно по мемуарам. «Друг мне тайной был и страдал за меня…» — пишет протопоп. Но в ночь на 4 сентябре 1661 года собравшиеся в опасную вылазку бойцы из отряда Еремея возмутили христианскую душу истово верующего протопопа.

Среди тех, кто тогда уходил «в Мунгальское царство воевать», были и местные язычники-«тунгусы», союзник первопроходцев. Они то и привели шамана, погадать на успех похода. Аввакум описывает развернувшийся ритуал вполне традиционного для сибирских и дальневосточных племен шаманского камлания: «И начали шаманить, сиречь гадать, удастлися им и с победою ли будут домой? Волхв же той мужик, близ моего дома, привел барана живова и учал над ним волхвовать, вертя ево много, и голову прочь отвертел и прочь отбросил. И начал скакать, и плясать, и бесов призывать и, много кричав, о землю ударился, и пена изо рта пошла. Бесы давили ево, а он спрашивал их: удастся ли поход? И бесы сказали: „с победою великою и с богатством большим будете назад“. И все люди, радуяся, говорят: „богаты приедем!“…»

Языческий ритуал страшно уязвил протопопа. И спустя годы он писал о тех минутах: «Ох, душе моей тогда горько и ныне не сладко!» В мемуарах Аввакум даже признаёт, что не выдержал и поступил тогда «окоянно», забыв о христианском прощении грешников. «А я, окаянной, сделал не так, — пишет протопоп, — Кричал с воплем ко господу: „Послушай мене, боже! послушай мене, царю небесный, свет, послушай меня! да не возвратится вспять ни един от них, и гроб им там устроиша всем, приложи им зла, господи, приложи, и погибель им наведи, да не сбудется пророчество дьявольское!“…»

К религиозным ритуалам тогда относились более чем серьёзно, искренне считая их залогом победы. Страстные проклятия протопопа не могли не подействовать на душевное состояние воинов из отряда Еремея Пашкова. Слова Аввакума, о том, как в момент выезда отряда Еремея из Иргенского острога, «лошади под ними взоржали вдруг и собаки взвыли» — это не просто лирическое украшение и публицистическое преувеличение. Это явное отражение сметённого состояния уходящих в поход — чему виновником был именно протопоп.

Поход Еремея Пашкова обернулся полным крахом. На одной из стоянок, из 72 казаков 23 дезертировали, сбежали в тайгу, прихватив все ружья и порох. Из сохранившихся документов воеводы Афанасия Пашкова мы даже знаем некоторых беглецов поимённо: Иван Никитин, Абрам Парфёнов, Кузьма Филипов, Кузьма Иванов, Логин Никитин, Лев Ерофеев. Едва ли будет преувеличением сказать, что искренние проклятия Аввакума сыграли в их дезертирстве не последнюю роль. Оставшиеся с Еремеем были разгромлены «непослушниками в тунгусских улусах» и почти все погибли.

В Иргенском остроге долго ждали канувший в небытие отряд Еремея. Когда минули все сроки возвращения, воевода Пашков в ярости приготовился пытать протопопа, проклявшего ушедших. Дальнейшее ярко описал в мемуарах сам Аввакум: «Ждали их с войны, не воротились в срок. Жаль стало Еремея мне: начал богу докучать молитвами, чтоб ево пощадил. А в те поры Пашков меня и к себе не пускал, во один из дней учредил застенок и огнь росклал — хочет меня пытать. Я ко исходу смертному молитвы проговорил — ведаю ево стряпанье, после огня тово мало у воеводы живут…»

От пытки и близкой смерти Аввакума спасло почти чудо. «А вот уже бегут по мою душу два палача, — вспоминал протопоп, — Но неизреченны господом данные судьбы! Еремей раненый сам вдруг дорожкою мимо избы и двора моево едет, и палачей позвал и воротил с собою. Пашков же, оставя застенок, к сыну своему кинулся, яко пьяный с кручины. И Еремей, поклоняся, всё ему подробно рассказывает: как войско у него побили всё без остатку, и как его вывел инородец тунгус от мунгальских людей по пустым местам, и как по каменным горам в лесу блудил он семь дней без еды, одну белку съел; и как в образе моём человек во сне ему явился и благословил, и путь указал, в которую сторону идти, а он вскочил, обрадовался и выбрел на путь к острогу. Он отцу россказывает, а я пришел в то время поклонитися им. Пашков же, возведя очи свои на меня, — что медведь морской белой, живого бы меня проглотил, да господь не выдаст! — вздыхая, говорит: „Так-то ты делаешь? людей тех погубил столько!“ А Еремей мне говорит: „батюшко, поди, государь, домой! молчи ради Христа!“ Я и пошел…»

Удивительно, но в этой истории юный Еремей Пашков — фактически, командир спецназа даурского похода — выглядит куда большим христианином, чем истовый протопоп.

В мемуарах Аввакума сын воеводы представлен как кроткий «малой», но именно Еремей в те годы вынес на своих плечах основные боевые действия за Байкалом, командуя всеми стычками с «непослушниками в тунгусских улусах». Именно он ходил в опасную разведку вниз по Амуру и добыл сведения о разгроме наследников Ерофея Хабарова маньчжурскими войсками. Словом, Еремей Пашков был опытным полевым командиром, явно привычным к боям и смерти. Тем поразительнее его способность к прощению. Умение раненого и измученного человека несколькими словами погасить новую стычку воеводы с протопопом тоже внушает уважение.

Воевода Афанасий Пашков отправил в страшно далёкую Москву подробное донесение о поражении и гибели отряда своего сына, но упоминать о молитве Аввакума, призывавшей погубить русское воинство, не стал. Едва ли сам воевода хотел выгородить протопопа — в этом тоже видна заслуга его сына, «добра человека» Еремея.

Еремей Афанасьевич Пашков проживёт долгую жизнь, спустя двадцать лет после описываемых событий станет воеводой в Киеве — в том самом городе, ради обладания которым царское правительство отказалось от большого похода за Байкал. Его внук станет личным денщиком императора Петра I, а правнук на исходе следующего XVIII века построит в Москве напротив Кремля знаменитый дворец — «Дом Пашкова», в котором ныне располагается первая библиотека нашей страны.

«Он меня мучил или я ево — не знаю…»
Афанасий Пашков пробыл воеводой «в Даурах» до весны 1662 года. Вообще-то в Москве ему назначили замену еще 20 октября 1559 года, но пока царский указ шёл через всю Сибирь, пока новый воевода, «тобольский сын боярский» Ларион Толбузин добирался в Забайкалье старым путём через Якутск, пока он искал Пашкова на просторах Даурии, прошло более 30 месяцев.

Лишь 12 мая 1662 года в Иргенском остроге Афанасий Пашков прочёл «царёву грамоту» о прекращении его полномочий за Байкалом. Новый воевода привез и царское предписание о возвращении Аввакума в Москву. «Велено ехать на Русь…» — написал об этом в мемуарах Аввакум. Как видим, три с половиной века назад Забайкалье в восприятии русских людей ещё совсем не считалось Россией.

Пашков покинул Иргенский острог в самом конце мая 1662 года. Протопопа он собой не взял, Аввакум поедет «на Русь» отдельно. Однако при всей взаимной ненависти бывший воевода оставил для детей Аввакума «с молоком корову» и нескольких коз — приличное богатство по меркам первых русских обитателей Забайкалья. Об этом факте, не укладывающемся в привычный образ жестокого боярина Пашкова, написал сам Аввакум в первой редакции своего «Жития»…

Позади остались пять тяжких лет — канувшие в небытие амбициозные планы покорения «Китайсково и Богдойсково государств», неудавшееся объединение всех русских сил на Амуре, надрывная рубка леса для будущих острогов, ледяные бесснежные зимы, бесконечная малая война с «тунгусами» и «мунгалами», и голод, столь же бесконечный как просторы к востоку от Байкала.

Из четырех сотен «служилых», пришедших с Пашковым «в Дауры» спустя пять лет осталось в живых 75 человек. Этими малыми силами обороняли три стратегических острога, построенные под руководством Пашкова — Нерчинский, Иргенский и Телембинский (сегодня это село Телемба в Еравнинском районе Бурятии, в 80 километрах не север от Читы).

С точки зрения царского правительства той эпохи Афанасий Пашков не совершил ни подвигов, ни преступлений — ему не полагалось ни наград, ни наказаний. Но почти сразу по возвращении из Забайкалья некогда властный и амбициозный воевода отрёкся от мира, стал монахом и вскоре умер. Монахиней стала и его жена — «боярыня Фёкла Симеоновна», как называет её в мемуарах Аввакум — прошедшая с мужем всю Даурию, не раз помогавшая ссыльному протопопу и его семье. Вдова первого забайкальского воеводы станет игуменьей Вознесенского девичьего монастыря, располагавшегося прямо в московском Кремле.

Вслед за Пашковым вернулся в Москву из Забайкалья и ссыльный протопоп. Ненадолго он вновь попал в фавор к царю. Удивительно, но именно Аввакум — перед тем как его за непримиримость вновь сошлют в уже последнюю, действительно смертную ссылку — совершил постриг в монахи Афанасия Пашкова. Два забайкальских недруга примирились. Как писал в мемуарах Аввакум: «Десеть лет он меня мучил или я ево — не знаю, бог разберёт…»

Пашков не смог выполнить царский «наказ», но оставил в Забайкалье плацдарм из трёх острогов. Узнав о страшном голоде, Москва распорядилась выделить 1200 рублей — внушительную для той эпоху сумму — на покупку хлеба «в корм даурским служилым людям». Всех выживших к востоку от Байкала наградили. И наградили по меркам той эпохи тоже вполне щедро — как гласят архивные документы 1663 года: «Послано нашего государева жалования Даурским служилым людем сукон Анбургских розных цветов, по четыре аршина человеку, да на рубашки и на портки тысяча аршин холстов…» В XVII веке «Анбургским сукном» именовалась самая дорогая импортная ткань, цветная и яркая, обычно шедшая на кафтаны царской охране и столичным стрельцам.

Выжившим «даурским служилым людям» выплатили и повышенное, по сравнению с обычным казачьим, жалование — «против иных сибирских городов с прибавкою…»

«И родилась репа добра гораздо…»
Сменивший Афанасия Пашкова на забайкальском воеводстве Ларион Толбузин почти сразу написал в Москву о главной проблеме региона: «…а хлеб в Нерчинском остроге и на Иргень озере не родитца, и без присыльных хлебных запасов в тех острогах служить государеву службу никакими мерами не мочно…»

Первые русские, пытавшиеся жить в Забайкалье, не сразу научились вести здесь сельское хозяйство. Мешали иной климат и непривычные почвы. В годы воеводства Афанасия Пашкова мешало и то, что все силы были брошены на возведение новых острогов и заготовку леса для так и не построенных крепостей по Амуру. Серьёзно помешал и тот факт, что Пашков в голодающем Забайкалье так и не дождался обещанных из Якутска серпов и кос — в «варварской стране» Даурии эти орудия труда было в те годы ни купить, ни сделать.

Лишь спустя два десятилетия к востоку от Байкала научились выращивать отличные урожаи. В 1681 году на имя самого царя из Нерчинского острога пришло длинное донесение, довольно необычного содержания. Царю подробно сообщали не о политике, не о походах и войнах, а об урожаях ржи, пшеницы, овса, ячменя, гречихи, гороха, конопли и репы. Первую репу за Байкалом сеял «нерчинской сын боярской Микифор Сенотрусов», он же собственноручно, вместе с воеводой, подписал послание царю: «… а репу Микифор сеял по два года, и родилась репа добра гораздо… И милосердием Божиим идёт хлеб гораздо добре, лучше прошлого…»

Это, кстати, еще один фактор успешности первопроходцев, которые не только воевали — весь XVII век проводилась поощряемая из Москвы политика «заведения пашен», то есть создания на новых землях Сибири и Дальнего Востока опытных посевов привычных русским сельскохозяйственных культур. Так что первый «добрый» урожай репы в Забайкалье справедливо рассматривался как стратегический фактор, о котором стоит сообщить самому царю.

Спустя поколение после первопроходцев Петра Бекетова и Афанасия Пашкова забайкальских хлеб стал «гораздо добре, лучше прошлого», но воспоминания о голоде и массовой гибели в первых острогах «смертоносной Даурии» навсегда укоренились в народной памяти. Уже в начале следующего XVIII века в Забайкалье возник культ «местночтимых» святых — иргенских мучеников, погибших в Иргенском остроге воинов.

Если Нерчинский острог со временем превратился в крупный по меркам той эпохи город дальневосточной России, то острог близ озера Иргень разобрали «по ветхости» уже в 1708 году. Спустя три десятилетия побывавший в Нерчинском уезде академик Герхард Миллер оставил запись: «Есть часовня на том месте, где до этого стоял Иргенский острог… Эта часовня построена в честь трёх новых, еще не канонизированных святых, о чем один житель ближайшей деревни, по его утверждению, часто имел видения…»

В следующем XIX веке иргенских святых по местным легендам стало уже не трое, а четверо. Местный культ оброс преданиями о жизни первых мучеников Забайкалья, стилистически очень напоминающими жития первых христианских святых. Одна из таких легенд рассказывает о «четырёх братьях доброй жизни», воинах из дружины воеводы Пашкова.

Якобы жестокий воевода из зависти к «честным братьям» придумал им наказание — в короткий срок засолить сорок бочек «карасёвых язычков». Братья не успели исполнить приказ, за что их пытали, били кнутом и уморили голодом. Когда же мучеников похоронили, то, как гласит легенда, бочки сами собой заполнились «карасёвыми язычками». Не сложно распознать в этом наивном предании отголоски реальных событий 1657-61 годов, когда голодающие казаки по приказу воеводы спешно строили первые остроги Забайкалья.

«Святые мученики Иргенские…»
Уже с конца XVIII столетия возникла традиция крестных ходов из Читы к останкам Иргенского острога, к месту захоронения мучеников. Считалось, что обращенная к ним молитва помогает от разных бед, особенно способствует сбережению урожаев от засух и пожаров. Сложилась и местная молитва: «Святые мученики Иргенские Симеон, Киприан, Иосиф и Василий со дружиною, молите Бога о нас».

Мы не знаем, как в народной памяти возникли именно эти имена. Но в сохранившихся, далеко не полных списках участников забайкальского похода воеводы Пашкова можно отыскать, например, казаков Семёна Никифорова из Берёзовского острога и Иосифа Божина из Верхотурского острога (ныне города Берёзовский и Верхотурье в Свердловской области). Есть в тех списках и несколько Василиев — казачий десятник Василий Константинов из Томска и рядовые казаки Василий Иванов и Василий Фёдоров из Пелымского острога (ныне село в той же Свердловской области).

Как и все легендарные святые, иргенские мученики тоже являлись людям «в видениях». По забайкальским преданиям, души погибших воинов то виделись бурятским пастухам, пасшим свои стада в окрестностях разрушенного острога, то являлись к некоей купеческой жене, заболевшей в Благовещенске и выздоровевшей благодаря заступничеству и молитвам «мучеников-воинов с Иргени».

Официальная церковь долгое время не признавала самочинный культ. Но на исходе позапрошлого века произошло, выражаясь языком религии, «обретение мощей» иргенских мучеников. Старинная часовенка, располагавшаяся на месте одной из башен Иргенского острога, сгорела и при разборе пепелища «под спудом» нашли почерневшие от огня и времени колоды — два гроба, выдолбленные из цельных древесных стволах. В каждом из гробов-колод лежали кости не одного, а двоих покойников.

В XVII столетии, во время похода Афанасия Пашкова первым строителям и первым мученикам Забайкалья рубить лес было непросто, тем более окрестности Иргенского острога это не тайга, а почти степь. И с огромным трудом доставленные к острогу и выдолбленные в цельных стволах гробы становились последним пристанищем сразу нескольких умерших или погибших воинов.

На месте сгоревшей часовни построили новую церковь. В 1911 году священники Забайкальской епархии провели осмотр легендарных гробов, всё ещё сохранявшихся в её подвале. Газета «Забайкальские епархиальные ведомости» так писала о том событии: «Помолившись, благоговейно с зажженными церковными свечами, спустились в подпол названной церкви, где покоятся останки похороненных, по преданию, здесь замученных воинов, и стали разгребать землю…»

Осмотр показал, что «дерево колод весьма поддалось гниению» и рассыпается при любом прикосновении. «Положение гробов, покойников в них, а также и самих могил свидетельствуют о том, что они не могли быть тронуты с места со времени самого их погребения…» — пришли к выводу священники. Когда всё же сняли полусгнившую, рассыпающуюся крышку одного из гробов, то обнаружили, что «на внутренней стороне, плотно лежавшей на костях, выдавились отпечатки лицевой стороны черепа…»

Вот так и легендарные Иргенские мученики стали отпечатком в народной памяти первых, нелёгких шагов истории российского Забайкалья.

Глава 12 «Корейский нос» и «сверхъестественные ружья». Часть I

Русско-корейские отношения начались с обмена залпами на берегах Амура
Самая восточная сухопутная граница России — это граница с Кореей. Впервые русские и корейцы увидели друг друга ещё во времена монгольских завоеваний, но первое соприкосновение двух стран началось лишь три с половиной века назад. И началось драматически — корейские солдаты стали невольными участниками войны с русскими первопроходцами.

Расскажем о первых русско-корейских контактах и о том, как горстка «мушкетёров» из «Страны утренней свежести» сыграла важную роль в истории границ Дальнего Востока.

Мушкетёры корейского короля
Ровно 365 лет назад, в апреле 1654 года полторы сотни корейских солдат перешли пограничную реку Туманган — сегодня она разделяет Северную Корею и Китай, а тогда была границей владений корейского короля и маньчжурского императора. Корейский «ван», то есть король Хёджон отправил своих солдат на далёкий север не по своей воле — к тому времени его королевство уже полтора десятилетия было вассалом маньчжур, недавно воцарившихся в Пекине.

Перешедший пограничную реку небольшой отряд возглавлял крупный чин — «пёнма уху», военный заместитель губернатора провинции Хамгён, самой северо-восточной в Корее, именно она граничит сегодня с нашим Приморским краем. «Пёнма уху» по имени Пён Гып командовал отборным отрядом, включавшим сотню стрелков из фитильных ружей.

В ту эпоху именно корейские стрелки считались лучшими на Дальнем Востоке — они появились в конце XVI века, когда Корее удалось отразить натиск японских самураев, а совсем незадолго до описываемых событий, в 1637 году в битве у горы Квангёсан на подступах к Сеулу корейский солдат поразил из ружья маньчжурского главнокомандующего Янгули. Упорные маньчжуры всё же одолели корейцев, но стрелки из «Страны утренней свежести» с тех пор высоко ценились победителями. Маньчжурский император не раз приказывал корейскому королю в знак покорности присылать к нему своих солдат с ружьями, чтобы использовать их в боях с непокорными китайцами.

Но в этот раз корейскому «вану» пришлось отправлять лучших бойцов не на юг, где на берегах Янцзы всё ещё тлело сопротивление маньчжурскому натиску, а на север — к берегам Амура, где маньчжуры уже несколько лет сражались с каким-то новым, незнакомым противником. Даже сами новые властители Пекина еще толком не понимали, что за странные люди появились на отдалённом севере их владений — в первых донесениях своему императору они именовали пришельцев «неизвестным амурским племенем».

Хорошо вооружённые и боеспособные представители «неизвестного амурского племени» пугали не только победами над более многочисленными отрядами маньчжур, но и необычным обликом — таких «длинных» носов и светлых глаз на Дальнем Востоке не видел уже много столетий… Стрелки корейского короля шли на север, чтобы принять участие в чужой войне — войне маньчжурского императора с русскими первопроходцами.

Князь из Суздаля и братья из Кореи
Вообще-то предки корейцев и русских уже встречались в далёкую эпоху монгольских завоеваний. Об этом даже сохранилась документальная запись итальянского монаха Плано Карпини, побывавшего в столице наследников Чингисхана и описавшего восшествие на престол хана Гуюка в 1246 году. Среди иностранцев, присутствовавших на той церемонии, монах перечисляет «русского князя Ярослава из Суздаля и нескольких вождей солангов». Именно так — «солангами» — в эпоху Чингисхана монголы называли корейцев, обитателей «страны Солангэ». Западноевропейский монах лишь повторил этот монгольский термин.

«Русский князь Ярослав из Суздаля» хорошо известен в нашей истории — это отец знаменитого Александра Невского. Но из хроник средневековой Кореи нам известны и имена «вождей солангов», стоявших рядом с Ярославом на коронации монгольского хана — братья Ван Сун и Ван Чон, родственники корейского короля.

Позднее, в XIV веке предки корейцев и русских могли встречаться в Ханбалыке, как тогда именовался Пекин, ставший новой столицей огромной монгольской империи, формально включавшей все земли «от Кореи до Карелии». В Пекине монгольских императоров тогда охраняла «цветноглазая гвардия», сформированная в том числе из русских пленников, и там же постоянно жили послы и заложники из «Страны утренней свежести».

Однако, спустя три-четыре столетия, и на Руси, и в Корее напрочь забыли о былых встречах. Пробившиеся сквозь глухую тайгу на Амур первопроходцы Ерофея Хабарова ничего не знали даже о китайцах и, тем более, не подозревали о существовании Кореи. Корейцы же, в свою очередь, не ведали о существовании русских. И тем более не догадывались о смене эпох — если во времена монгольских завоеваний Русь и Корея располагались почти на противоположных краях Евразийского континента, то за первую половину XVII века наши первопроходцы подвинули русские границы далеко на Восток, совсем близко к рубежам Кореи. Близко, конечно, по меркам огромных дальневосточных пространств…

И вот в 1654 году мушкетёрам корейского короля предстояло сыграть невольную, но ключевую роль в определении будущих границ на Дальнем Востоке.

«Потому что по великой реке Амуру хлеба мало…»
152 корейца присоединились к маньчжурскому отряду у одного из притоков реки Сунгари, всего в 130 км от современной границы российского Приморья. Отрядом маньчжур командовал «нань» Шархуда. Звание «нань» — дальневосточный аналог баронского титула в Европе. Барон Шархуда был одним из лучших маньчжурских полководцев. Именно он десятью годами ранее, на войне с китайцами, первым ворвался в Пекин — на четверть тысячелетия положив начало маньчжурскому господству в этой столице.

В 1653 году именно Шархуда поручил приказ императора остановить русских первопроходцев в Приамурье, до того разгромивших крупное маньчжурское войско. Дальневосточный барон-«нань» оказался хорошим стратегом, он нашел уязвимое место у прежде непобедимого противника.

Из документов первопроходцев известно, что на берегах Амура тогда находилось чуть более 300 русских. Но даже такой небольшой отряд не мог прокормиться только охотой и рыбалкой, тем более в условиях боевых действий. Чтобы наловить дичь или рыбу первопроходцам пришлось бы разделиться на небольшие группы, рискуя, что противник сможет громить их по частям. К тому же охота и рыбалка не позволяла сделать больших запасов долгого хранения, удобных в походе и при зимовке. Первопроходцам неизбежно требовался «хлеб», в ту эпоху этим словом они именовали любые возделываемые злаки и растения, вплоть до проса и гороха. «Хлеб» можно было выменять или отнять у немногочисленных аборигенов Приамурья, «дауров» и «дючеров», как называли первопроходцы предков эвенков и нанайцев.

Вот в эту болевую точку и ударил хитрый «нань» Шархуда — маньчжурские отряды, не вступая в бои с хорошо вооружёнными русскими, сгоняли с Амура местные земледельческие племена, заставляя их переселяться южнее. Это сразу сказалось на положении первопроходцев.

«Дючерских людей богдойской царь велел свести с великия реки Амура в свою Богдойскую землю… И где были пашни, те все улусы пусты и выжжены, и севов нет, хлеба не сеяно нигде нисколько. И хлебных запасов ныне в войске не стало, служилые люди и охочие казаки стали все голодны и холодны и всем оскудали…» — писал с амурских берегов в Якутск «приказной человек» Онуфрий Степанов. Именно он в 1653 году сменил Ерофея Хабарова в качестве атамана первопроходцев на Амуре.

«Богдойским царём» казаки именовали маньчжурского императора, а его солдат и подданных называли «богдойскими людьми» или просто «богдойцами». Русскому отряду из-за действий «богдойцев» пришлось заняться поиском пропитания. Как писал сам Онуфрий Степанов: «И поплыл я по совету со всем войском для хлебной нужи на низ по великой реке Амуру, потому что по великой реке Амуру хлеба мало…»

«И вся у них драка учёная…»
Зиму с 1653 на 1654 год русские первопроходцы провели где-то между современными Хабаровском и Комсомольском-на-Амуре. «И зимовали мы на великой реке Амуре в Дючерской земле, не доплыв Гиляцкие земли… И весною, поделав суды большие и струги, пошли вверх судами по великой реке Амуру в великую реку Шингал для ради хлеба…» — писал позднее в Якутск казачий атаман Онуфрий Степанов.

«Рекой Шингал» русские первопроходцы именовали Сунгари, самый крупный приток Амура, текущий с юга. Только по Сунгари казачьи корабли могли пройти вглубь Маньчжурии к нетронутым войной поселениям с запасами «хлеба». Но именно здесь своего противника и поджидал хитрый «нань» Шархуда со своим войском, усиленным стрелками из Кореи.

Противники столкнулись на водах Сунгари 16 июня 1654 года, примерно в 60 км южнее современной границы России. Первопроходцев было немногим более трёх сотен, войско Шархуды насчитывало в три-четыре раза больше. Обе стороны вели активную разведку, захватывали «языков», и встреча не стала неожиданной ни для русских, ни для маньчжур.

Однако для казаков неожиданностью явилось большое количество ружей у противника и слаженность действий стрелков. Как вспоминал тот день Онуфрий Степанов: «Про Шингалу-реке нас встретила богдойская большая сила ратная со всяким огненным стройным боем…»

Тем не менее, казаки храбро атаковали многочисленного и хорошо вооружённого противника. Первопроходцы были не только боеспособными, но и умелыми людьми, в низовьях Амура при помощи одних топоров они построили чёртову дюжину «стругов», крупных речных кораблей, оказавшихся крупнее тех, что имели маньчжуры на Сунгари. Командир корейских стрелков Пён Гып описал казачьи суда как «очень большие».

И первая русская атака оказалась удачной, речную флотилию маньчжур разгромили. Онуфрий Степанов описывал начало сражения так: «И с тою богдойскою силою дело поставил, и божиею милостию тех богдойских ратных людей из стругов на берег выбили…»

По корейской версии именно командир стрелков Пён Гып убедил «барона» Шархуду заранее подготовить укрепленные позиции на высоком берегу Сунгари, куда и отступило маньчжурское войско после первой успешной атаки русских. Казаки попытались продолжить натиск, высадившись на берег. Но там они попали под огонь пушек и корейских стрелков, укрывшихся за земляными валами и «турами», как наши предки именовали полевые укрепления — ряды плетёных из прутьев высоких цилиндрических корзин, заполненных песком.

Онуфрий Степанов описывал эти минуты так: «И на берегу те богдойские люди стали в крепком месте, из-за валов учали с нами драться. Билися богдойские люди из большево бою, из пушек и пищалей, а били оне из тех пушек по нашим судам, а дралися оне из-за туров и из-за увалов земляных. И на том приступе многих наших людей на том бою ранили…»

В тот день, 16 июня 1654 года русским первопроходцам фактически впервые пришлось столкнуться с регулярной армией. Даже более регулярной, чем лучшие армии Западной Европы той эпохи. Не зря Онуфрий Степанов в описании сражения на Сунгари отметил не только большое количество огнестрельного оружия у противника, но и его одинаковую униформу, и поразительную слаженность действий. Он отметил, что войско врага чётко делилось на «роты» (Степанов использует именно этот кажущийся нам современным термин), каждая «рота» имела отдельное знамя и её бойцы были одеты в одинаковые доспехи-«куяки» и «камковые», то есть шёлковые куртки под цвет соответствующих знамён. «Ротами ж стоят, каково знамя, такие на них и куяки биты на камке на тех людех, и та вся у них драка учёная…» — писал о противнике атаман амурских первопроходцев.

«Длинноносые» и «большеголовые»
Русская атака захлебнулась под частым огнём маньчжурских пушек и корейских стрелков в одинаковой униформе. «И нам с теми богдойскими людьми дратца стало невозможно, потому что пороху и свинцу нет…» — так объяснил Онуфрий Степанов решение об отступлении. Казаки действительно испытывали нехватку боеприпасов, ведь их ближайший источник находился в Якутске, путь к которому с Амура занимал тогда более полугода. В таких условиях бойцы Степанова решили не продолжать атаки хорошо укреплённых позиций. Казачьи «струги» пошли вниз по Сунгари, возвращаясь на Амур, по словам Онуфрия Степанова, «хлебом гораздо нужны», то есть без продовольствия.

Потери маньчжурского войска по данным корейского командира Пён Гыпа составили четыре сотни убитых, больше общего числа казаков. Однако в Пекин и Сеул с берегов Сунгари отправились известия о большой победе и полном разгроме «северных варваров». В реальности отряд Степанова, хотя и имел много раненых корейскими пулями, но полностью сохранил боеспособность. Хитрый «нань» Шархуда был далёк от победы, но всё же достиг первого стратегического успеха — сумел остановить продвижение казаков к югу от Амура и оставил их без «хлеба».

Пока Шархуда продолжал строить укрепления в устье Сунгари, отряд корейских стрелков вернулся на родину. В следующем 1655 году Пён Гыпа с почестями принял сам корейский «ван»-король Хёджон, он не столько расспрашивал командира о боях с неведомым «северным врагом», сколько прикидывал возможность восстания против маньчжурского императора. Поднять мятеж против Пекина корейский король так и не решился, а единственными сведениями о русских в «Стране утренней свежести» стал лишь рассказ Пён Гыпа об их «свирепости» и необычно длинных носах…

В свою очередь первопроходцы, уже научившиеся отличать маньчжур от китайцев, так ничего и не узнали о Корее и корейцах. Хотя, как вскоре выяснили пекинские власти, казаки Онуфрия Степанова пытались расспрашивать пленных и амурских аборигенов о «большеголовых», быстро стреляющих из ружей. Вероятно казаки так прозвали стрелков Пён Гыпа за характерные большие шляпы, плетёные из ивовых прутьев — непременную часть униформы мушкетёров корейского короля. Увы, приамурские «дючеры», «дауры» и «тунгусы», фактически первобытные люди, ничего не могли рассказать о Корее.

«Пришли богдойские люди с большим огненным нарядом…»
Не прошло и пяти лет, как корейские солдаты по требованию маньчжурского императора вновь направились на север, к берегам Амура. На этот раз, в 1658 году 265 бойцов, в том числе 198 стрелков-мушкетёров, вёл новый «пёнма уху» провинции Хамгён по имени Син Ню. Потомок знатного рода в генеральском чине, всё время похода на север он вёл личный дневник, сохранившийся до наших дней и ставший уникально подробным источником о первых встречах русских и корейцев.

«Вонджонгун» — войско дальнего назначения, в переводе с корейского — соединилось с силами маньчжур всё на той же реке Сунгари. Генерал Син Ню почти ничего не знал о своём будущем противнике. «Неведомо откуда они родом, но живут в лодках, плавают по течению Амура и грабят местность…» — записал кореец в дневнике.

К тому времени в Приамурье произошло немало новых столкновений русских казаков и «богдойских людей». В 1655 году, ободрённые первым частичным успехом на Сунгари, маньчжуры попытались осадить отряд Онуфрия Степанова в небольшом остроге, возведённом казаками на южном берегу Амура в устье реку Кумары(ныне это территория КНР напротив Шимановского района Амурской области). Но осада провалилась, маньчжуры отступили с большими потерями. Следующие два года отряд первопроходцев Степанова, получив небольшие подкрепления из Якутска, провёл в плаваниях по всему Амуру от Шилки до Уссури — летом казаки перемещались на лодках-«стругах» по Приамурью, в поисках пропитания и меховой дани, а зимы пережидали в тут же возводимых острогах. Онуфрий Степанов сумел даже отправить в Якутск и далее в Москву почти пять тысяч соболиных шкурок — огромную ценность для той эпохи!

Не теряли время и маньчжуры, строившие на реке Сунгари сильный военный флот. К лету 1658 году барон-«нань» Шархуда имел под своим началом 47 крупных кораблей, на которых разместилось большое войско — 2450 человек. Всех русских на тот момент в Приамурье насчитывалось не более пяти сотен.

Решающее столкновение произошло 30 июня 1658 года примерно в 10 км от устья Сунгари ниже по течению Амура. В позапрошлом XIX веке русские переселенцы назвали ту местность Корчеевская лука или Корчеевский плёс, сегодня это амурский берег Ленинского района Еврейской автономной области.

Вечером накануне сражения, 361 год назад, большая часть отряда Онуфрия Степанова — около 300 человек на 11 судах — располажилась на отдых посреди Амура. Ещё две сотни первопроходцев на семи судах ранее отправились в разведку, искать флот противника. Мы уже никогда не узнаем, сумел ли «нань» Шархуда обмануть казачьих дозорных или ему просто повезло разминуться с ними среди многочисленных островков и проток возле устья Сунгари — так или иначе, но 47 маньчжурских кораблей, или «бусов» на языке первопроходцев, с рассветом неожиданно атаковали русских.

Как записал в дневнике кореец Син Ню: «При виде одиннадцати кораблей противника, которые стояли со спущенными парусами в самом центре Амура, наша флотилия сразу устремилась к ним…» То же событие описал и Артём Петриловский, племянник Ерофея Хабарова, один из немногих выживших после той схватки: «Июня в 30 день на великой реке Амуре ниже Шингалу-реки пришли богдойские люди с великим войском на сороке семи бусах с большим огненным нарядом, с пушками и с мелким оружьем, и на нас напустились и ис пушек с судов нас збили…»

На палубах маньчжурских кораблей находилось шесть сотен отборных латников, четыре сотни лучников и 307 стрелков из ружей (в том числе 198 корейских мушкетёров). Почти все три сотни русских тоже имели ружья, но помимо многократного преобладания в людях, у маньчжуров было подавляющее превосходство в артиллерии — на кораблях казаков имелось всего 6 пушек, а у маньчжуров в семь раз больше. Неожиданность атаки и огонь вражеской артиллерии заставили первопроходцев покинуть палубы кораблей, укрывшись в трюмах.

Обрадованные маньчжуры и корейцы ещё не знали, что их ждут тяжкие потери и долгий кровавый бой. Тем более никто из них в ту секунду не подозревал, что ближайшие часы на два грядущих столетия предопределят судьбу будущих границ России и Китая на Дальнем Востоке.

Глава 13 «Корейский нос» и «сверхъестественные ружья». Часть II

Три с половиной века назад корейские мушкетёры, лучшие стрелки Дальнего Востока той эпохи, стали невольными противниками русских первопроходцев. Битва на Амуре, начавшаяся 30 июня 1658 года, не только предопределила будущую границу России и Китая, но и стала поводом для первого, доподлинно известного в нашей истории разговора русского и корейца. Обоим народам ещё предстояла долгая и непростая история знакомства и познания столь непохожих друг на друга цивилизаций…

«Пули и стрелы падали, как струи дождя…»
30 июня 1658 года генерал Син Ню, командир корейского отряда в маньчжурском войске, записал в дневнике: «Наши корабли один за другим, маневрируя, приблизились к вражеским на расстояние около одного ли (примерно 500 метров — прим. А.В.) и все разом выстрелили из пушек, начав атаку. Враги ответили тем же, выстрелив из пушек. В этот момент все наши корабли одновременно устремились вперед, беспрерывно стреляя из луков и ружей. Пули и стрелы падали, как струи дождя, так что солдаты противника не могли перевести дух. Те из них, что стреляли сверху, наконец, не выдержали и спрятались внутри кораблей…»

На каждом маньчжурском судне находилось по 5 корейских мушкетёров. Именно они и многочисленные пушки составили главную силу огня, обрушившегося на казаков. Под прикрытием стрельбы, войско Шархуды попыталось взять казачьи суда на абордаж — маньчжурского барона манили драгоценные собольи шкуры, собранные первопроходцами за несколько лет по всему Амуру.

«Наши корабли окружили вражеские корабли и, забросив металлические крюки, подтянули их к себе…» — так описывает те минуты Син Ню в дневнике. Казалось, русские сейчас будут окончательно смяты превосходящими силами противника. Но тут первопроходцы продемонстрировали свою боеспособность — подпустив врага поближе, они неожиданно выскочили на палубы и разом дали залп из ружей почти в упор. Казачьи кремневые ружья были совершеннее и смертоноснее корейских фитильных мушкетов. За секунду маньчжуры потеряли почти сотню убитыми и еще больше ранеными.

Потери корейских стрелков так же были велики — 7 убитых и 24 раненых, в том числе десяток тяжело. Благодаря дневнику генерала Син Ню мы сегодня поимённо знаем корейцев, погибших в тот день от русских пуль посреди Амура: Юн Геин, Ким Дэчхун, Ким Сарим, Чон Герён, Пэ Мёнджан, Лю Бок и Ли Ынсен.

Русский залп заставил флотилию Шархуды отступить и начать забрасывать казаков ядрами и горящими стрелами издалека, уже не думая о захвате трофеев. «Срочно стали стрелять огненными стрелами, в результате чего по очереди загорелись семь вражеских кораблей…» — записал Син Ню в дневнике.

Русские сопротивлялись отчаянно, даже сумели перейти в контратаку и захватить один из маньчжурских кораблей. Но сказалось численное превосходство противника, в рукопашной схватке контратаковавших казаков задавили массой маньчжурских латников. В той резне пал и командующий первопроходцами — атаман или, как тогда говорили наши предки, «приказной человек великой реки Амура новой Даурской земли» Онуфрий Степанов, семь лет назад простым кузнецом пришедший в Приамурье с отрядом Ерофея Хабарова.

История не любит проигравших — сегодня Хабарова знают все, хотя бы по одноимённому городу и краю, а вот Онуфрию Степанову, сделавшему для присоединения берегов Амура к России ничуть не меньше, исторической памяти не досталось. Хотя в том нет его вины — атаман по прозвищу Кузнец, «приказной человек великой реки», сражался умело и храбро — но свой главный бой он проиграл.

«Оружие со сверхъестественной системой воспламенения пороха…»
К вечеру 30 июня 1658 года главные силы русских на Амуре были разгромлены. Из 11 наших кораблей семь были сожжены, три захвачены маньчжурами и только одному удалось вырваться из окружения и уйти от погони. Из трёх сотен казаков выжило менее трети — 45 во главе с раненым племянником Хабарова, Артёмом Петриловским, прорвались на спасшемся корабле и еще четыре десятка тех, кто, выпрыгнув с горящих судов, сумел в последующие дни и недели выжить во враждебной тайге.

В дневнике корейский генерал отметил, что многие русские предпочли смерть плену: «Пятеро солдат из разгромленного вражеского отряда сделали из камыша и веток плот и поплыли на нем… Стали их преследовать, и они не могли убежать. Тогда они решили: „Чем умирать от ваших рук, лучше убьём себя сами“. Бросились в воду и умерли. Еще три человека, которые не смогли сесть в одновесельную лодку и которым было некуда идти, бросились в воду и умерли…»

Более 200 казаков, включая атамана Онуфрия Степанова, погибли. Согласно дневнику Син Ню, подчинённые маньчжурам «жители собачьих посёлков» — так кореец обозвал людей, ездивших на собачьих упряжках — резали и поедали трупы русских. Видимо, Син Ню стал свидетелем первобытной традиции некоторых плёмен Приамурья, практиковавших ритуальное поедание кусочка печени убитого врага.

Но главное внимание корейского генерала привлекли сами русские и захваченные у них трофеи. «Их стрелковое искусство превосходно. В предыдущих войнах маньчжуры терпели от них серьезные поражения и несли большие потери убитыми…» — написал Син Ню о поверженном враге через два дня после сражения.

Маньчжуры захватили в плен десять казаков, и корейский генерал попытался понять, что же это за люди. «Их лица и волосы очень сильно напоминают варваров, но выглядят они более свирепыми… Переводчик говорит, что они О-ро-со, я раньше о такой стране не слышал… Видно и маньчжуры не знают откуда они пришли» — записал Син Ню в дневнике.

Больше всего командира корейских мушкетёров заинтересовали и поразили, конечно же, доставшиеся победителям русские ружья. Корейцы использовали фитильные мушкеты, в которых порох поджигался тлеющим шнуром, тогда как у русских первопроходцев имелись на вооружении более совершенные кремневые ружья. Поражённый генерал Син Ню назвал эти трофеи «оружием со сверхъестественной системой воспламенения пороха». Он писал в дневнике: «В ружьях врагов, в отличие от наших, не используют фитиль. Внутри них находится металлическое огниво и каменное кресало. Металл и камень ударяются друг о друга и высекают пламя. Это удивительный механизм…»

Корейский генерал попросил барона Шархуду дать ему хотя бы немного столь совершенного русского оружия: «Поскольку ружья врагов особенные, то радость триумфа ещё больше возрастет, если подарить нашему государству несколько стволов…» Однако, маньчжур отказал корейцу и все трофеи отправил в Пекин, а обиженный Син Ню записал в дневнике о своём командующем: «Этот подлец жадничает…»

Из десятка русских пленных, один оказался на корабле Син Ню. Корейский генерал попытался поговорить с ним, через маньчжурского переводчика, знавшего лишь приамурские диалекты и не владевшего русским. Однако кое-что кореец сумел понять даже из такого общения, и выясненные им факты потрясли его ещё больше.

«Вражеский пленник говорил, что после того, как они покинули свою страну, они четыре года добрались сюда, на Амур. Как можно четыре года идти по чужим землям, а после этого ещё и сражаться в этих местах? Этому невозможно поверить…» — записал в дневнике корейский генерал, поражённый фантастическим и невообразимым для него расстоянием, покорившимся русским казакам. Обитатель ещё средневековой Кореи просто не мог даже представить себе те пять тысяч вёрст, лежащих между Уралом и границами его родины.

Разговор, столь поразивший Син Ню и состоявшийся в июле 1658 года где-то на реке Сунгари, стал первым достоверно известным фактом общения русского и корейца. Сегодня мы знаем слишком мало о дальнейшей жизни даже знаменитого в Корее генерала, тем более навсегда неведомой остаётся для нас и судьба того русского пленника, первого в нашей истории поговорившего с жителем «Страны утренней свежести».

«В северных пограничных районах были свирепые варвары…»
Осенью 1658 года отряд мушкетёров Син Ню возвратился на родину. Маньчжуры показали своим корейским вассалам, кто хозяин положения — не только не поделились добытыми у русских трофеями, но и заставили Син Ню оставить имевшиеся у него боеприпасы.

Однако на родине вернувшегося генерала встретили с большими почестями. Ему присвоили почётное звание «великого мужа исключительных добродетелей», а от имени короля-«вана» по всей Корее распространили официальное сообщение: «В минувший год в северных пограничных районах были свирепые варвары, которые кусали и убивали людей, и их никак не могли изгнать. С этой целью во главе воинов великий муж Син Ню бодро отправился в поход. Ветер был свеж, погода ясная. Нашли вражеское логово и сожгли его, доказав варварам своё превосходство. Возвратились с пением победных гимнов и заслужили похвалу от вана…»

Победа, к которой были причастны корейские стрелки, действительно оказала немалое влияние на историю Дальнего Востока — разгром отряда Онуфрия Степанова остановил русское продвижение в Приамурье. Хотя впереди было ещё три десятилетия упорных «албазинских» войн между маньчжурами и казаками, но именно бой 1658 года у Корчеевской луки стал переломным моментом. В конечном итоге именно он привёл к тому, что нашей стране на полтора столетия пришлось отказаться от Амура.

В Корее же этот бой стал весьма популярным фактом истории. Следующую четверть тысячелетия корейцы не участвовали в войнах и тем более не имели никаких побед, к которым были бы причастны. На фоне обидного подчинения маньчжурскому императору всё это требовало хоть какого-то повода для национальной гордости — таким поводом и стал «северный поход» генерала Син Ню. О нём не раз с гордостью писали корейские литераторы и историки XVIII–XIX веков.

Даже в наши дни, на исходе XX века историк из Южной Кореи, натягивая реалии «холодной войны» и противостояния с СССР на эпоху первопроходцев, так описывает значение той победы с участием корейских мушкетёров: «Успехи в боях на Амуре имели мировое значение, ибо в этих сражениях, благодаря решающей роли отрядов корейских стрелков, впервые был поставлен заслон российскому проникновению в Восточную Азию. В результате их Россия, в течение 10 лет бросавшая вызов мировому порядку, была изгнана из бассейнов рек Амура и Сунгари. Кроме того, была обеспечена безопасность корейских границ…»

«Тутошней корейский хан поддан китайскому царю…»
Едва ли наследники Хабарова в ту эпоху могли хоть как-то угрожать «безопасности корейских границ». Более того, после боёв с мушкетёрами Пён Гыпа и Син Ню в России следующие два десятилетия всё ещё ничего не знали о Корее. Первые достоверные сведения о «Стране утренней свежести» собрал лишь искусный дипломат Николай Спафарий (см. главу 9-ю «Три китайских казака и шпион из Никанского царства»). По итогам сложной и опасной дипломатической миссии в Пекине в 1674-75 годах он создал книгу «Описание первыя части вселенныя, именуемой Азия», в которой была и глава «Описание государства Кореи и что в нём обретается».

Именно это «Описание» дало русским первые знания о Корее, с него можно и нужно начинать историю российского корееведения. Спафарию так и не удалось самому побывать в «Стране утренней свежести», информацию о ней он собирал в столице маньчжурского Китая, однако ему удалось составить на удивление точное и ёмкое описание прежде неведомой страны.

«Государство Корей стоит меж уездом Леаотунг и рекою Амур, в нём есть хан особной, только поддан китайскому хану…» — писал российский дипломат, имея в виду, что Корея располагается между Амуром и Ляодунским полуостровом, а корейский король подчиняется маньчжурскому императору, царствующему в Пекине.

В эпоху, когда еще не было точных карт мира, географические сведения Спафария были весьма достоверны. Он первым чётко описывает «великий морской нос», то есть Корейский полуостров: «То государство стоит на великом носу морском неподалеку от усть Амура. Только та трудность есть, что надобно обходить тот нос далеко по морю. А как бы не было того носа, от усть Амура зело бы было близко ехать в Китай, однакожде и так мочно ехать, только далеко будет объехать. Только тот путь морской ещё не проведан, потому что никто от русских ещё от усть Амура мимо Кореи в Китай не ходили…»

Так что Николая Спафария можно по праву считать и отцом всем нам знакомого термина Корейский полуостров, родившегося от его «корейского великого носа». Наш дипломат 345 лет назад дал и безошибочно меткое описание непростых геополитических раскладов вкруг данного полуострова: «Тутошней корейский хан поддан Китайскому царю, потому что всегда со страхом живут от жителей Японского острова, а китайцы им помогают обороняться от японцев. Однакожде и японцам дань дают корейские ханы…»

Спафарий кратко описывает даже столичный город Пхеньян и этнографию Кореи: «В среди их государства стоит прекрасной и великой стольной город именем Пиниан. И опричь того есть и иные многие городы. Их обычаи, и лицо, и язык, и учение, и вера вся равная, что и у китайцев…» Многие обычаи и культурные особенности Кореи, действительно, были близки и схожи с китайскими. Лишь корейский язык совсем не похож на говоры Поднебесной, но в ту эпоху корейцы использовали для своей письменности исключительно китайские иероглифы, что, в сущности, и отметил Спафарий.

Он же поразительно точно подметил особенности корейской экономики той эпохи, перечислив и «сорочинское пшено», то есть рис, и женьшен-«гинзен» и даже жемчуг, который вылавливали в море на самом юге Кореи. «А государство то — пишет Николай Спафарий, — во всяких вещах зело плодовитое, пшеница и всякие плоды родятся, наипаче сорочинское пшено, которая что и в Японском острове родится… Также всякие овощи здесь родятся, и корень гинзен… Также и жемчугу множество доброго на море промышляют и та страна во всем прехвальная, только ещё не проведанная ни от наших людей русских, ни от иных государств».

«Мы вместе пили чай и водку…»
Если, благодаря Спафарию, в России уже с конца XVII века знала общие сведения о Корее, то подданные «Страны утренней свежести», наоборот, следующие два столетия почти ничего не ведали о нашей стране. Во многом это произошло по той причине, что Корея тогда являлась самой закрытой на Дальнем Востоке.

«Закрыты» от мира в ту эпоху были и маньчжурский Китай, и островная Япония, но они всё же имели хотя бы по одному порту, где разрешалась торговля с иностранцами, что позволяло хоть как-то черпать сведения о дальних странах. Корея такого «международного» порта не имела, к тому же маньчжурские императоры в Пекине, вассалами которых были корейские короли, пристально следили, чтобыкорейцы, их власти и даже корейские дипломаты не общались ни с кем, кроме маньчжуров и китайцев. Пекинские власти резонно считали, что их власть на Корейском полуострове покоится, в том числе, и на полной закрытости «Страны утренней свежести» от всех иных соседей по планете.

И всё же кое-какие сведения о России просачивались в Корею, в основном благодаря посольствам, которые регулярно направлялись ко двору маньчжурского императора в Пекин, там они могли видеть русских послов и купцов. Многие корейские дипломаты традиционно вели дневники — Корея, не смотря на закрытость, всё же была весьма грамотным государством — и строки этих дневников XVIII столетия, порой, доносят до нас удивительные и колоритные факты о первых русско-корейских встречах.

Первый непосредственный контакт дипломатов Кореи и России состоялся 16 января 1722 года — в Пекине несколько чиновников из свиты Ли Гон Мёна, посланца корейского короля к маньчжурскому императору, встретились с Лоренцем Лангом, членом русской дипломатической миссии. Бывший офицер шведской кавалерии, попавший в русский плен под Полтавой, Лоренц Ланг перешёл на службу к царю Петру I и в итоге оказался, выражаясь современным языком, первым торговым консулом нашей страны в столице Китая.

Пекинские власти тогда весьма нервно отреагировали на непосредственную встречу корейцев и русских — Лоренца Ланга быстро выслали из страны. Забавно, что корейцы той эпохи во внутренней переписке именовали этого шведа, как и всех русских, «тэби тальджа», что означает «большеносые татары». В свою очередь Лоренц Ланг, по западноевропейской традиции того времени, называл китайцев и корейцев Orientalium Tartarorum, «восточными татарами».

Первые относительно точные сведения о России содержатся в дневника Ли Юн Сина, корейского дипломата, побывавшего в Пекине в 1735 году. «Недалеко от нас живут большеносые татары, — записал корейский дипломат 20 октября того года, — шестеро пришли к нам и мы вместе пили чай и водку. Их страна находится к западу от Китая. Её западный край от Китая отстоит на 20 тысяч ли (10 000 км — прим. А.В.), а восточный лежит недалеко от Монголии, на расстоянии не более 60 дней хода от Кореи. По виду они большие и некрасивые. По их словам, их страна больше Китая…»

«Их бог это сын царя, убитый китайцами…»
Спустя тридцать лет, русские для корейцев всё ещё оставались почти неизвестным народом, пугающим своим необычным для аборигенов Дальнего Востока внешним видом и совершенно чуждыми традициями. В 1765 году корейский дипломат Хон Дэ Ён, так описывал свои встречи с русскими в Пекине: «Большеносые татары живут в России… Все они большого роста, отвратительные и свирепые. Их страна находится далеко за пустыней, и оттуда вывозят на продажу меха и зеркала, которые наши люди охотно покупают на пекинских рынках…»

Действительно, привезенные русскими купцами драгоценные соболя и лисы из Якутии, Камчатки и побережья Охотского моря пользовались большим спросом в Китае, а так же, как видим, и у корейской знати. Стеклянные зеркала тоже были выгодным предметом русской торговли — со времён Петра I их производили у нас под Москвой, тогда как в Китае и Корее такие делать ещё не умели.

Хон Дэ Ён, искренне считавший себя и своих соотечественников лучше и умнее «западных варваров», с удивлением отметит ещё одну диковинку, замеченную у «большеносых татар» — карманные механические часы. «Как-то раз наш переводчик, — пишет в дневнике кореец, — пошёл к ним и увидел один механизм круглый, гладкий по краю, с множеством кружочков, из которого доносился тихий звук. Он не знал, для чего это нужно, но предположил, что это разновидность часов Обычаи большеносых татар донельзя глупы и невежественны, так что странно, что у них могут быть такие удивительные механизмы…»

Для всё ещё средневековых представителей напрочь закрытой от мира Кореи чужие обычаи и даже сам внешний вид людей, абсолютно непохожих на всё привычное, казались пугающе неправильными и нелепыми. «Привычки их странные. Почему, находясь давно в Китае, они не улучшили свои обычаи? Их учение чрезвычайно странное и непонятное. Странное и здание церкви…» — записал один из корейских дипломатов, два века назад посетивший здание русской духовной миссии в Пекине.

Насколько корейцам той эпохи сложно было понять иную цивилизацию, ярко свидетельствуют записи в дневнике Пак Се Хо, чиновника дипломатической миссии, ровно 190 лет назад посетившего в Пекине русское посольство. Кореец Пак был удивлен иконой с распятием Христа и искренне пытался расспросить русского собеседника о нашей стране и её религии. Беседа представителей России и Кореи шла посредством китайского языка. Русский при помощи иероглифов старался рассказать историю Иисуса Христа и изложить догматы православия о святом духе и сыне божьем. То, как этот рассказ понял средневековый кореец, выросший в абсолютно иной культуре, сегодня нельзя воспринять без улыбки.

Термин «господь» кореец явно перевёл для себя как «монарх». Рассказ о том, что Христа распяли солдаты Римской империи, кореец тоже понял абсолютно по своему — для него единственной в мире империей был исключительно Китай. Поэтому краткое изложение православия в версии Пак Се Хо от 1829 года звучит так: «Их бог это наследный принц, сын царя России, убитый китайцами и ставший духом…»

Впрочем, кое-что из той беседы кореец понял почти правильно, записав в дневнике: «Их страна в три раза больше, чем Китай…»

Глава 14 От Кончатки до Камчатки или «русская мечта» первопроходца Ивана

Как три с половиной век назад родилось имя самого большого полуострова дальневосточной России
Обилие противоречивых версий о происхождении наименования самого большого полуострова Дальневосточной России, заставляет обратиться к наследию первопроходцев — к тем немногим историческим документам XVII века, сохранившемся до наших дней.

Итак, двинемся по следам первооткрывателей великого полуострова.

«За Носом вверх реки Камчатки…»
Имя «Камчатка» впервые прозвучало в русских документах ровно 350 лет назад, когда в 1668 году власти Якутского острога получили прошение от одного казачьего десятника, недавно вернувшегося из похода далеко на восток. В стиле того времени прошение было составлено на имя самого монарха: «Царю государю великому князю Алексею Михайловичу бьет челом холоп твой Якутцкого острогу казачей десятничишко Ивашко Меркурьев. Был я, холоп твой, на твоей, великого государя, службе за Носом, и вверх реки Камчатки на погроме взял я, холоп твой, коряцкого малого и привез с собою…»

Казак просил записать «коряцкого малого» в качестве своего раба-холопа. Документ даже содержит описание внешности привезённого с Камчатки пленника — «той малый круглолиц, плоский нос, двух зубов верхних нет, волосом рус, ростом невелик…» Однако, никаких пояснений про саму Камчатку в нём нет, «Носом» же в то время русские первопроходцы называли Чукотский полуостров.

Историкам удалось собрать сведения о казаке Иване, который первым оставил документальный след о посещении русскими людьми Камчатки. Иван «сын Меркурьев» сам был плодом деятельности русских первопроходцев — потомком крещёных «тобольских татар». Двадцать лет он служил в Тобольске простым казаком и среди своих товарищей был известен по кличке Рубец. С 1654 года Иван оказался на службе в Якутском остроге и немало постранствовал по самым дальним окраинам — несколько лет провёл в зимовье на реке Тугур возле «Шантарского моря» (ныне это Тугуро-Чумиканский район Хабаровского края, даже в наше время труднодоступный и почти безлюдный).

В 1661 году Иван Рубец уже в чине казачьего десятника получил приказ плыть из Якутска на Чукотку к устью реки Анадырь. От первых русских, побывавших на чукотской земле, власти Якутского острога узнали, что именно там, на берегах Анадырского залива можно добыть драгоценный «рыбий зуб», моржовые клыки. Они в ту эпоху, действительно, были настоящей драгоценностью — за пару таких клыков в Москве XVII века можно было купить хороший дом.

Задание у Ивана Рубца было сложное и пугающее — ему предстояло пройти на «коче мерою 8 сажень» (лодке, длинною около 17 метров) почти 7000 километров, сначала по Лене, потом вдоль северных берегов Якутии и затем обогнуть почти всю Чукотку, то есть, на языке того времени, пройти «за Нос». Путь непростой даже в наши дни. «Коч» Ивана Рубца вёз множество припасов, необходимых для добычи моржовых клыков на Крайнем Севере — от «спиц железных» до такого сложного в ту эпоху прибора, как весы «с гирями медными».

Плавание из Якутска до устья Анадыри заняло больше года. Так Иван Рубец стал вторым после Семёна Дежнёва, кто на корабле обогнул Чукотку и прошёл Беринговым проливом. Намеченной цели Рубец достиг к исходу лета 1662 года, но желанной массы «рыбьего зуба» в устье Анадыри не нашёл — о сезонных миграциях моржей тогда ещё не знали. Раздосадованный казачий десятник, который в мечтах уже стал хозяином несметных богатств, принял решение не возвращаться с пустыми руками, а пойти южнее и там поискать какую-то добычу.

На юг от чукотского побережья Иван Рубец отправился не просто так — в устье Анадыри он повстречал горстку «промышленных людей», от которых и узнал первые смутные сведения о лежащей далее богатой земле.

«Промышленными людьми» в XVII веке называли тех, кто на Сибирских и Дальневосточных просторах промышлял добычей меха и прочих богатств, действуя на собственный страх и риск, в отличие от «служилых людей», то есть казаков на официальной государственной службе. Порою казаки, тяготясь начальством и дисциплиной, бежали к вольным «промышленным людям», но дезертиров приказывалось ловить и отправлять под конвоем в Якутск.

Среди повстречавшихся на устье Анадыри «промышленных людей» Иван Рубец и обнаружил такого беглого казака, некоего Прокопия Травина. Беглец был арестован, но явно очень не хотел возвращаться в Якутск, где его ждало суровое наказание. Спасая себя, Травин и поведал Ивану Рубцу, что к югу от Чукотки лежат богатые земли. Сам Травин там не бывал, но слышал о них от другого такого же беглого казака — Ивана Камчатого.

Беглый Иван в шёлковой рубахе
Иван Камчатый к тому времени был хорошо известен среди русских первопроходцев дальнего Востока. Именно этот казак открыл новый, удобный «волок», то есть сухопутный путь между притоками рек Индигирки и Колымы. В ту эпоху самым эффективным средством передвижения на бескрайних просторах Дальнего Востока были лодки, поэтому знания о самых коротких сухопутных промежутках между речными системами очень ценились.

Если аборигены дальневосточного Севера никогда не называли географические объекты именами реальных людей, то у русских первопроходцев существовал противоположный обычай — новые реки называть по именам тех, кто их обнаружил, впервые жил или погиб на их берегах. Например, один из левых притоков Колымы, река Зырянка, названа так в честь «енисейского казака» Дмитрия Зыряна. Именно Зырян, командуя маленьким отрядом из 15 казаков, в 1642 году между Колымой и Алазеей впервые встретил неизвестный ранее русским народ — воинственных чукчей (о них ещё будет отдельный большой рассказ на пару глав).

Примеров названий рек по именам первопроходцев на севере Дальнего Востока можно найти множество. Поэтому по уже сложившейся традиции одну из малых рек в водной системе Индигирки, от берегов которой и начинался обнаруженный Иваном Камчатым самый короткий путь к притокам Колымы, сразу же назвали в честь первооткрывателя — Камчаткой.

Так впервые на Дальнем Востоке появилось это имя, ещё очень далёкое от полуострова, лежащего между Беринговым и Охотским морями. Это, кстати, далеко не единственная «Камчатка» на территории России — например, в европейской части нашей страны издавна Камчатками называются две небольших речки в водной системе Камы. Река Кама — приток Волги, так что воды двух Камчаток тоже впадают в Каспийское море…

Но вернёмся на Дальний Восток, к Ивану Камчатому. Несмотря на скупость дошедших до нас документов XVII века, историкам всё же удалось собрать некоторые сведения об этом первопроходце. Реальное его имя — Иван Иванов, прозвище Камчатый он получил по приметной шелковой рубахе. «Камчой» или «камкой» в ту эпоху называли шелковую ткань с узорами. Иван по прозвищу «Камчатой» был «повёрстан», то есть записан в казаки Якутского острога 2 мая 1649 года.

Следующие 8 лет он служил на самом севере современной Якутии — реках Индигирке, Алазее и Колыме. Сохранились записи из учётных книг Нижнеколымского острога за 4 июля 1654 года: «У служилого человека, у Ивашки Камчатово, с его промыслу со штидесяти соболей пошлины взято семь соболей…»

В 1657 году Иван Камчатой с группой казаков был направлен с Колымы на реку Гижига. Ныне это север Магаданской области, откуда всего несколько сотен километров — небольшое расстояние по меркам Дальнего Востока — до современных границ Камчатского края. В XVIIвеке путь из Нижнеколымского острога до Гижиги занимал почти три месяца.

На ближних подступах к ещё неведомому полуострову казак Иван Камчатый обжился, к 1660 году добрался уже до реки Пенжина, что протекает на самом севере Камчатского края. Согласно приказам начальства казак должен был вернуться в Нижнеколымский острог в 1661 году, но не сделал этого — по слухам где-то к югу он нашёл новую богатую землю, где водились не только собольи меха, но и драгоценный «рыбий зуб».

«На дальнюю реку на Комчатку…»
Примерно эти сведения знал об Иване Камчатом и его тёзка, казачий десятник Иван Рубец, когда в августе 1662 года расспрашивал беглого казака Прокопия Травина. Влекомый смутными слухами, отряд Рубца по морю вдоль берега отправился к югу. Путь от Анадырского залива до реки Камчатки — это почти две тысячи километров. Устья этой неизвестной и ещё безымянной реки отряд Ивана Рубца достиг к концу осени.

Кстати, не стоит думать, что вся жизнь первопроходцев проходила в одних трудах и лишениях. В сложных и зачастую смертельно опасных путешествиях посреди Крайнего Севера они умудрялись совмещать приятное с полезным. Про Ивана Рубца недоброжелатели позднее донесут, что он во время похода на Камчатку «з двумя бабами всегда был в беззаконстве и в потехе и с служилыми и торговыми и с охочьими и с промышленными людьми не в совете о бабах…» Выражаясь современным языком — казачий атаман, открывая неизведанные земли, весело сожительствовал с двумя дамами, о происхождении которых мы можем только догадываться, и частенько ссорился с коллегами по женскому вопросу…

Чтобы найти удобное место для зимовки, два казачьих «коча», во главе с таким лихим атаманом, двинулись вверх по ещё безымянной для русских реке. Попутно казаки собирали «ясак», меховую дань с местных коряков и ительменов — согласно дошедшим до нас документам, Иван Рубец подходил к селениям аборигенов с барабанным боем… Явление группы неизвестных, хорошо вооруженных людей, надвигавшихся под неумолкаемый рокот, пугало аборигенов — и казаки собрали богатую добычу.

Так двигаясь вверх по реке, ещё не названной Камчаткой, отряд Рубца прошёл около сотни вёрст вверх по течению и там обнаружил остатки явно русского «зимовья», заметно отличавшегося от яранг коряков и землянок ительменов. Расспросы аборигенов подтвердили, что здесь годом ранее обитали некие русские люди. Судьбу первых обитателей зимовья Иван Рубец выяснить не смог, но счёл, что это следы именно казака Ивана Камчатого, бежавшего с государевой службы и подавшегося на неизведанные земли в вольные «промышленные люди»…

Вот, собственно, и всё, что мы знаем об Иване Камчатом и его связях с рекой и полуостровом Камчатка. С 1662 года в документах Якутского воеводства казак Иван Иванов «Камчатой» числится как пропавший без вести. А с 1668 года, в тех же документах появляется и имя новой реки «Камчатки», явно привезённое десятником Иваном Рубцом из его чукотско-камчатской одиссеи.

Возвращение Рубца с далёкого полуострова в Якутск заняло несколько лет, включало ещё массу приключений и само по себе могло бы стать основой для исторического триллера. С реки, получившей имя Камчатка, чудом выживший десятник Рубец вернулся очень богатым человек — его личную долю в меховой дани на якутской таможне оценили в 1050 рублей. Это стоимость сотни хороших домов в Москве того времени! При том многие обоснованно подозревали, что ещё больше камчатских мехов Иван Рубец утаил, дабы не платить лишнюю пошлину.

Но десятник, первым вернувшийся в Россию с ещё неведомого и безымянного полуострова, который мы ныне именуем Камчаткой, умудрился от всех обвинений отвертеться, уехать с богатой «казной» из Якутска в Москву, получить там почести, и вернуться в родной Тобольск, чтоб спустя немало лет умереть в своей постели богатым благополучным человеком… Все мы слышали про «американскую мечту», а тут, в случае одиссеи Рубца, чем не «русская мечта»? — осуществившаяся мечта первопроходца, прошедшего неведомые земли и благополучно вернувшегося с богатством и славой.

Впрочем, такая судьба ждала далеко не всех, очень не всех. Поэтому вернёмся к другим, куда более характерным и трагическим одиссеям.

Сведения о далёкой и богатой соболями реке государственные власти Якутского воеводства оценили и в следующем 1669 году подготовили уже целенаправленный поход «на дальнюю реку на Комчатку». Поскольку десятник Иван Рубец в качестве поощрения за удачную службу был направлен в Москву, как сопровождающий всю собранную к востоку от реки Лены меховую дань, то начальником нового камчатского похода назначили другого опытного десятника — Ивана Ермолина.

Отправляясь «на службу дальнюю в новое место», Ермолин оставил в Якутске завещание на имя своей матери Авдотьи, жившей в архангельских Холмогорах, в четырёх тысячах вёрст к западу от Лены и почти в шести тысячах от Камчатки. Возможно, казачий десятник предчувствовал опасности дальнего пути — его отряд, полсотни хорошо вооружённых казаков и «промышленных людей», выйдя из Якутска на Камчатку в июне 1669 года, зимою исчез. Не вернулся никто.

«Межу Ленским и Амурским морями…»
Позднее русские власти безуспешно искали следы Ермолина и его спутников где-то в верховьях реки Омолон — там, где сегодня сходятся границы Якутии, Чукотки, Магаданской области и Камчатского края. Вероятно, отряд целиком погиб от голода и морозов в разгар полярной зимы, либо был полностью перебит «немирными иноземцами», коряками или чукчами. Загадочное исчезновение весьма крупной по меркам той эпохи группы первопроходцев отложит покорение Камчатки почти на четверть века.

Лишь скупые записи в архивах Якутского острога станут памятью для полусотни русских людей, бесследно ушедших в направлении Камчатки — именно тогда это новое географическое имя начинает упоминаться многократно. При том в документах о походе Ивана Ермолина новое имя пишется по-разному, то «Камчатка», то «Комчатка», а несколько раз даже — «Кончатка». Похоже, что кому-то из писцов Якутского острога далёкая Камчатка-«Кончатка» казалась настоящим концом обитаемой земли.

Примерно в то же время, когда Иван Ермолин отправился в свой смертельный поход, в городе Тобольске, тогда главном административном центре всех русских владений в Сибири и на Дальнем Востоке, началось составление «Чертежа Сибирской земли» — первой географической карты территорий между Уралом и Тихим океаном. Именно на ней впервые появится схематическое изображение реки Камчатки, той самой, которая позже даст имя всему полуострову.

Любопытно, что в терминологии той эпохи полуостров, который вскоре прозовут Камчаткой, лежал между Ленским и Амурским морями. То, что мы сегодня именуем морем Лаптевых, Восточно-Сибирским морем и Беринговым морем, наши предки три с половиной века назад называли просто — «Ленское море», ведь в эти ледяные воды они могли проплыть только по реке Лене. «Амурским морем» звали Японское и Охотское моря по той же очевидной причине.

Именно воды Ленского моря в понятиях первопроходцев омывали «Нос», Чукотский полуостров — о том, что здесь находится пролив между Евразией и Америкой они ещё не знали. Поэтому термином «пройти за Нос», «служить за Носом», назывались плавания и походы к югу от Чукотки, там, где и лежит Камчатка. Одним словом, предки наши были большими затейниками в части изобретения новых географических имён и понятий.

Насколько же вероятно происхождение имени Камчатка от прозвища беглого казака Ивана Камчатого? Доподлинно мы этого никогда не узнаем, но такая версия кажется чуть более достоверной, чем все иные, фольклорные и литературные — от «славного Кончата» до речных и горных духов Камы и Чатки. А раз так, то пусть всё же «крёстным отцом» самого большого дальневосточного полуострова считается Иван Иванов-«Камчатый», пусть эта версия станет памятником тем героическим и грешным людям, которые открыли нашей стране эту удивительную землю…

Глава 15 «Байдарки с крыльями» или казаки против коряков — неизвестная Северная война Петра I ​

Всем известна Северная война, которую вёл царь Пётр I против шведов. Но мало кто знает, что одновременно со знаменитыми баталиями на Западе, далеко на Востоке по приказу царя Петра шла другая Северная война — на землях Чукотки и Камчатки русским казакам пришлось сражаться с племенами коряков.

Расскажем о том, как рыбачьи сети и оленьи колокольчики три века назад принесли победу в самой большой и забытой битве на дальневосточном Крайнем Севере.

«Род зовут коряки…»
Коряки — коренной народ дальневосточного севера, проживающий там, где Камчатка сливается с Чукоткой. Корякский округ, входящий в Камчатский край, по площади равен Италии, но проживает здесь лишь 17 тысяч человек.

Первым из русских людей встретился с коряками первопроходец Михаил Стадухин. Он не только открыл для России полюс холода Оймякон и реку Колыму, но и сообщил в Москву о новом, ранее неизвестном народе. Архивы сохранили его челобитную царю Алексею Михайловичу, датированную 1659 годом. «Десятничишко казачей Мишка Стадухин» — в такой уничижительной форме тогда полагалось простолюдинам обращаться к монарху — докладывал русскому самодержцу о многолетних походах к востоку от Колымы: «А я ж, холоп твой, был на Анандыре на новой реке и зимою перешел с товарыщы своими на лыжах с нартами на Пенжину реку. А Пенжина, государь, река безлесная, а людей по ней живет много, род зовут коряки. И с той реки перешел я, холоп твой, с товарыщи своими на Изигу реку. А по Изиге реке живут многие корятцкие люди…»

Целых шесть лет, с 1651 по 1657 годы небольшой отряд Михаила Стадухина исследовал земли к югу от реки Анадырь. Реке Пенжина впадает в Охотское море там, где сегодня смыкаются границы Камчатского края и Магаданской области. Именно тогда первопроходцы Стадухина первыми из русских увидели берега Камчатки…

Север этого полуострова и окрестные берега населял ранее неизвестный первопроходцам народ. Стадухин, естественно, не знал их языка, и назвал новый этнос так, как его именовали юкагиры — другой северный народ, проживавший между Леной и Колымой, с ним русские познакомились десятилетием ранее. Первобытные юкагиры именовали своих столь же первобытных соседей, кочующих к юго-востоку, очень просто — «олени». На их языке это звучало как «хораки». Когда в 1659 году неизвестный писарь из Якутского острога записывал челобитную Стадухина, «хораки» превратились в «коряки».

С тех пор и до наших дней это слово является именем древнего северного народа, который сам себя в прошлом называл — лигыуйамтавыльан, «настоящие люди». Русских же коряки прозвали «милгитан» — «огненные люди», из-за их огнестрельного оружия.

Когда Стадухин впервые встретил «настоящий людей»-коряков, их маленькие племена кочевали на огромном пространстве от современного Магадана до чукотской Анадыри. Металлов коряки не знали, жили первобытным строем в настоящем «каменном веке». Но русские первопроходцы сразу отметили, что именно у коряков существует наиболее развитое оленеводство среди иных народов дальневосточного Севера. Кочевавшие со своими многотысячными стадами коряки-оленеводы называли себя «чавучу» («люди, богатые оленями»), они свысока смотрели на своих оседлых собратьев, «нымылгын» («поселян»), которые обитали на морском побережье, выживая за счёт рыбы и охоты на моржей и китов.

Кочевые и оседлые коряки разговаривали на разных диалектах, зачастую враждовали и воевали между собой. Была развита кровная месть и набеги для похищения женщин. Русские первопроходцы, изучая новый народ, вскоре выяснили, что коряки делятся на множество обособленных родов — три века назад в русских документах их называли «аклапцы», «трепцы», «итканцы», «паланцы» и т. п. Если диалекты кочевых коряков разнились не сильно, то оседлые коряки, чьи поселки были разбросаны на огромных расстояниях по берегам Охотского и Берингова морей, зачастую с трудом понимали друг друга.

«Почти каждый острог имеет свой особый язык, и если даже слова и одинаковы, то всегда есть отличие в произношении» — так описывал диалекты корякских поселений обрусевший немец Яков Линденау, в середине XVIII столетия, спустя век после походов Стадухина, исследовавший жизнь и быть коряков.

К внутренней раздробленности корякских племён добавлялись постоянные войны с соседними народами. На севере, у берегов реки Анадырь коряки сталкивались с воинственными чукчами. На западе, у берегов Колымы, враждовали с юкагирами. На Камчатке воевали с ительменами-«камчадалами», а севернее современного Магадана три века назад шла долгая война коряков с эвенами-«тунгусами».

Все эти первобытные войны навсегда остались в фольклоре коряков. Даже записанные в середине XX века, спустя три столетия, типичные предания рассказывают о набегах и резне. Например рифмованное сказание с характерным названием «Истребление карагинцев» повествует о том, как коряки-«алюторцы» воевали с ительменами-«карагинцами», обитавшими у северо-восточного побережья Камчатки на острове Карагинском: «Жили-были карагинцы, собачьи люди, свой собственный язык имели…Давай нападем на карагинцев, захватим изобилующее зверьём место… В конце концов уничтожили карагинских воинов, затем все карагинские женщины стали биться, так как их мужья были перебиты. Наконец остались одни только детишки, истребили островитянское население. Кончили биться. Теперь мы, уничтожив карагинцев, начнём на ту землю ездить охотиться на моржей…»

«Ясаку взять было с них не мочно…»
Вот в такую первобытную жизнь, где не видели разницы между войной и охотой, и вторглись русские первопроходцы. Их влекла жажда добычи — на землях коряков можно было найти не только драгоценные меха, но и столь же дорогой «рыбий зуб», как тогда называли моржовые клыки, и даже речной жемчуг.

Описывая земли коряков, Михаил Стадухин, сообщал русскому царю, что там «впредь будет тебе, великому государю, в ясачном зборе прибыль немалая». Правда сам Стадухин больших богатств в виде «ясака», то есть меховой дани, из корякских земель не привёз. Он объяснял это малочисленностью своего отряда и воинственностью коряков. «А мне, холопу твоему, с товарыщи своими, немногими людьми, ясаку взять было с них не мочно…» — винился Стадухин перед царём 361 год назад.

Действительно, до начала большой войны с чукчами (о них ещё будет отдельный большой рассказ), русские первопроходцы среди всех народов дальневосточного Крайнего Севера наиболее боеспособными считали именно коряков. Не знавшие металлургии племена, ловко управлялись с оружием из дерева, камня и кости.



На данном фото и фотографиях ниже показаны корякские воины в костяных доспехах. Снимки сделаны в конце XIX века. Но в начале XVIII столетия, во время боёв с отрядами русских первопроходцев, корякские воины носили именно такие доспехи и выглядели точно так.


Коряки пользовались луками и стрелами с костяными наконечниками. Воины из кочевых оленеводов в боевых столкновениях умело применяли арканы-«чауты». В ближнем бою коряки предпочитали своеобразную алебарду, которую русские первопроходцы называли «чекушей»: палка длиной «в ручную сажень» (полтора метра) на одном конце имела утолщение, в которое под прямым углом к древку вставлялось несколько наточенных моржовых клыков. Этим оружием действовали как палицей и как копьем — на конце древка крепился еще один наточенный моржовый клык.

Дополнительно к такой «алебарде» корякские воины вооружались большими ножами, которые делались из «китового уса», длинной и гибкой роговой пластины. По сути такие ножи были настоящими мечами — подходящий «китовый ус» мог достигать в длину несколько десятков сантиметров. Зачастую корякский воин имел сразу по несколько боевых ножей — на поясе в ножнах, под одеждой на спине, в рукавах и голенищах обуви.



Коряки, среди других народов дальневосточного Севера, славились и своим костяными доспехами — чешуйчатыми панцирями, изготовленными из моржовых клыков. Такой доспех надёжно защищал от стрел с костяными наконечниками, и другие народы нередко отдавали множество оленей и другие ценности, чтобы купить эти изделия корякских мастеров.

В дополнение к панцирям корякские воины обычно использовался деревянный и обтянутый кожей щит, но не привычный нам наручный, а привязанный на спине воина. Он прикрывал всю спину, возвышаясь над головой, чтобы защитить затылок и шею. К такому щиту часто крепились «крылья» для защиты рук — тоже деревянные дощечки, обтянутые кожей. Эти боковые «крылья» легко складывались на сгибах — в нужный момент воин мог прикрыть грудь и лицо от стрел и ударов. Чтобы приводить их в движение, на «крыльях» были специальные петли. А вот привычные нам и знакомые по истории средневековья наручные щиты коряки никогда не применяли, по их понятиям руки воина всегда должны были быть свободны для боя и управления собачьей или оленей упряжкой…



Не удивительно что порох и железо отнюдь не всегда обеспечивали русским первопроходцам успех в первых столкновениях с коряками. Известно, что в 1670 году коряки уничтожили отряд Ивана Ермолина, ветерана походов Стадухина. Полсотни казаков тогда отправились из Якутска на восток к корякской реке Пенжине, где тогда добывали речной жемчуг, «для приводу под царскую высокую руку новых землиц и для прииску жемчюгу». Далее по заданию якутского воеводы казаки должны были сквозь корякские земли идти на Камчатку — никто из этого похода не вернулся…

Коряки активно сопротивлялись попыткам брать с них «ясак», меховую дань. Отдельные корякские роды периодически откупались от первопроходцев шкурками лисиц и соболей, но и спустя полвека с момента первой встречи русских с «корятцкими людьми» систематическая уплата «ясака» так и не началась. В 1699 году по документам российской власти значилось лишь 99 «объясаченных коряков», то есть глав семейств, согласившихся платить ежегодную дань.

Сопротивление подогревалось тем, что коряки просто не имели достаточно мехов для уплаты «ясака» — в отличие от других народов Сибири и Дальнего Востока, они до прихода русских никогда не промышляли массовой охотой на пушного зверя. Эту ситуацию хорошо объяснил русский этнограф Николай Слюнин, в конце XIX века изучавший хозяйство и быт коряков: «Кочевник коряк сильно отличается от такового же тунгуса; в душе он не охотник, а истый оленевод, и для пастбища оленей избирает открытые места и голые тундры, в то время, как тунгус все бродит со своими табунами у лесистых хребтов, служащих обиталищем пушного зверя. Поэтому даже у богатого коряка не всегда можно найти в его юрте шкурку соболя; что же касается до оседлых коряков, то большинство их никогда не имело соболей. Вот эту-то бедность и невозможность платить ясачные сборщики тогда не понимали. Им казалось странным, почему у соседних тунгусов есть дорогая пушнина, а у коряков ее не оказывается…»

«Одним огненным боем с коряками управливатца трудно…»
Отношения с коряками особенно обострились после открытия Камчатки. Дело в том, что первый русский путь на богатый мехами полуостров шёл по суше, именно через земли коряков.

В июне 1700 года в Якутске только что вернувшийся с Камчатки казачий пятидесятник Владимир Атласов, рассказывая о первом большом походе русских на полуостров, особенно отметил серьёзные бои с коряками. «Божиею милостию и государевым счастием коряк многих побили…» — докладывал начальству атаман.

Атласов еще не знал, что два русских отряда, оставленные им на Камчатке, были полностью уничтожены коряками. На севере Камчатки у реки Паланы погиб отряд Потапа Сюрюкова, 15 казаков и 13 союзных юкагиров. Южнее, на камчатской реке Тигиль коряки из «острожка» Кохча уничтожили два десятка «промышленников», весь отряд якутского казака Луки Морозко.

В следующее десятилетие коряки не раз громили русские отряды, отправлявшиеся на Камчатку. Так в 1705 году потерпел поражение и погиб «сын боярский» Федор Протопопов, пытавшийся с небольшим отрядом на лодках достигнуть юга Камчатки, двигаясь вдоль её западного побережья по водам Берингова моря. В том же году на восточном берегу Камчатки коряки во главе с вождём, которого русские именовали «Левкой Танхамревым», разгромили отряд Василия Шелковникова, убив 10 из 15 казаков.

К тому времени далеко на западе, в шести тысячах вёрст от Камчатки, Россия уже вела тяжелую войну со шведами. Царю Петру I для проведения реформ и борьбы с армией Карла XII требовалось всё больше средств, одним из источников которых мог стать именно юг Камчатки, богатый драгоценными соболями и населённый племенами ительменов, куда менее воинственных, чем северные коряки.

Таким образом вопрос о свободном пути на Камчатку приобретал стратегическое значение. Российские власти попытались очистить дорогу на полуостров, собрав в Анадырском остроге большой по меркам Крайнего Севера отряд, сотню русских «служивых людей» и несколько сотен союзных юкагиров. В самом начале 1708 года, погрузившись на оленьи и собачьи упряжки, это войско двинулось к югу, громя по пути «острожки», укреплённые посёлки непокорных коряков.

Именно тогда коряки впервые применили против русских захваченные в прежних боях ружья. Как доносили казаки начальству в Якутск: «На Лагылане реке был коряцкой острог, а в том остроге были немирные коряки, князец Алгаул с родичами… Острог их взяли, Алгаулая с родичами всех побили, а на приступе из того острогу убили коряки из пищалей 9 человек служилых до смерти…»

Умелое применение коряками огнестрельного оружия оказалось неожиданностью. И когда при попытке штурма следующего «острожка», коряки из пищалей застрелили ещё четверых «служилых людей», русское войско повернуло назад. Путь на Камчатку открыть не удалось.

В конце того же 1708 года на Камчатку всё же попытался пройти «сын боярский» Пётр Чириков. Его отряд был атакован коряками, которыми командовал вождь, известный русским по прозвищу Щербак. «С луками и копьями, в куяках (доспехах) учинили бой» — писал позднее Чириков. В бою погибло 8 казаков. Ещё два десятка, включая Чирикова, были ранены. С 8 сентября по 2 ноября отряд Чирикова «жил от коряк в осаде», отбивая атаки и голодая. Лишь к концу года казаки смогли пробиться обратно в Анадырский острог, дороги на Камчатку не было…

13 декабря 1708 года Пётр Чириков написал подробное письмо из Анадырского острога в Якутск, объясняя причины неудач. Текст этого письма сохранился до наших дней: «А на Камчатку идти прискорбен и тесен путь: убойство бывает по все годы от коряк… Каким путем на Камчатку прикащик со служилыми людьми пойдет, коряки тех русских людей побивают, и ныне у меня служилых людей убили и многих испереранили…»

Чириков описывал далёкому начальству особенности войны на Крайнем Севере — коряки уже не боятся огнестрельного оружия, и для победы над ними нужны подкрепления из профессиональных военных, не только с ружьями, но и с луками, а также умеющих сражаться в железных доспехах-«куяках», не боясь костяного и каменного оружия аборигенов. «К такому воинскому делу надобно искусных и одёжных куяшников, — писал Чириков, — а без куяков и без лушников в здешней стране одним огненным боем с коряками управливатца трудно, огненные бои они вызнали…»

«На коряк итить войною и камчацкой путь очистить…»
Идущая далеко на западе многолетняя война со шведами в отдельные годы поглощала свыше 90 % всех доходов царской казны, Петру I срочно требовались деньги. В таких условиях блокада Камчатки с её изобилием драгоценных мехов становилась нетерпимой. И 16 января 1713 года глава Анадырского острога Афанасий Петров получил грозное предписание от самого царя: «На коряк итить войною и тех иноземцов разорить и камчацкой путь совершенно очистить…»

Большой поход готовили целый год. Собрали огромное по меркам Крайнего Севера войско — почти две сотни русских и свыше тысячи союзников из окрестных народов. Впервые для войны с коряками привлекли не только традиционно враждовавших с ними эвенов с юкагирами, но и самих коряков.

«Анадырский приказчик» Афанасий Петров использовал не только раздробленность коряцких родов, но и участившиеся набеги северных чукчей на коряков, кочевавших по южному берегу реки Анадырь. Анадырские коряки согласились помогать русским властям в обмен на защиту от чукчей.

Большое войско, погрузившись на оленьи и собачьи упряжки, выступило в поход в самом конце декабря 1713 года. К тому времени русские уже хорошо знали все племена и роды коряков, поэтому замысел похода был простым и конкретным. Афанасий Петров задумал атаковать и уничтожить самое большое поселение коряков, лежащее на пути к Камчатке — русские называли его «Большой алюторский острог» или «Большой Посад».

Посёлок располагался на хорошо защищённом природой мысе на берегу Берингова моря, там, где Камчатский полуостров соединяется с материком (ныне Олюторский район Камчатского края, рядом с селом Вывенка). Три века назад здесь проживало несколько тысяч человек из трёх корякских родов — настоящий большой город по меркам Крайнего Севера тех лет. Не случайно русские всегда называли его с уважением «Большой острог» или «Большой Посад», тогда как все иные укреплённые посёлки аборигенов именовали «острожками».

Это корякское поселение было крупным даже на фоне русских городов Сибири. Например, в Якутске в те годы насчитывалось всего 243 избы — населения в столице огромного «Ленского края» (куда включали все земли к востоку от Лены и Камчатку) было меньше, чем в «Большом Посаде» коряков.

Путь от Анадырского острога до «Большого Посада» оленья упряжка налегке проходила за две недели. Но поход большого войска занял два месяца, с собой пришлось гнать огромные стада «каргинов», как называли не ездовых почти диких оленей «мясной породы» — единственную пищу, доступную северной зимой. Ежедневно, чтобы прокормить «армию» Афанасия Петрова требовалось зарезать не мене трёх сотен животных.

К «Большому Посаду» русские, юкагиры и коряки Афанасия Петрова вышли 20 февраля 1714 года. Первое что они увидели — уходящая за горизонт цепочка сигнальных огней, с помощью которых «немирные коряки» сообщали о прибытии вражеского войска. Афанасий Петров и его помощники Иван Львов и Василий Атаманов наверняка рассматривали мощные укрепления «Большого Посада» не без страха — таких русским первопроходцам на Дальнем Востоке штурмовать ещё не доводилось…

«Большой Посад»
Так началась самая большая и долгая осада, которую довелось вести русским первопроходцам со времён Ермака. В истории российского Дальнего Востока по масштабам она уступает лишь знаменитой осаде Албазина. Но если про оборону казаков против китайцев написано немало, то эта осада забыта напрочь.

Корякский городок располагался на высокой горе, с трёх сторон омываемой морем. Обрывистые берега, высотою до 60 метров, делали возможным штурм только с одной стороны, где склон был менее крутым, высотою чуть более 20 метров. Но здесь «Большой Посад» защищали надёжные укрепления — высокий вал с бревенчатым палисадом.

Такой хорошо защищённый город был слишком необычен для Крайне Севера, поэтому русские документы начала XVIII века сохранили для нас подробные воспоминания участников штурма, не без удивления описывавших ранее невиданные в этих краях укрепления. Вал, высотою более 4 метров, представлял собой обложенную землёй стену из двух рядов деревянных столбов, перевитых прутьями, между которыми был утрамбован щебень и камень. На этом валу стоял двухметровый частокол с бойницами, изнутри обложенный дёрном толщиною в метр.

Над частоколом возвышались своеобразные башни. Участник осады «сын боярский» Иван Львов позднее описывал их так: «На столбах шалаши, плетеными решетками кругом обложены и дерном окладены. То у них верхней бой. А в острог было трое ворот и бойницы были, а бойницы все завешены травой, а на углах были выпуски на столбах, чтоб к стене не допустить…»

Одним словом, построенные оседлыми коряками укрепления «Большого Посада» не уступали европейским деревоземляным фортам того времени, имея даже продуманную систему перекрёстного огня. Для войска без артиллерии такой острог был совершенно неприступен — до похода Афанасия Петрова этот посёлок четыре раза пытались штурмовать отряды чукчей, набегавшие с севера, и отряды ительменов, приходившие с юга. Не забудем, что параллельно сопротивлению русским первопроходцам, народы Севера не прекращали бесконечные внутренние войны друг с другом. Собственно сами укрепления «Большого Посада» изначально были построены оседлыми коряками для защиты от постоянных набегов их кочевых родичей, «оленных» коряков…

Уже в XX века этнографы записали корякские предания о судьбе «Большого Острога». Не знавшие письменности коряки, передавая из поколения в поколение устные предания, сохранили массу подробностей о событиях, происходивших почти три века назад. И что удивительно — эти устные сказания не противоречат и хорошо стыкуются с уцелевшими в архивах русскими документами начала XVIII века. Поэтому, что не характерно для таких событий, ход осады «Большого Острога» мы знаем по рассказам обеих сражающихся сторон.

Оленьи колокольчики на рыбацких сетях
Когда русское войско окружило «Большой Посад» за его стенами укрылись три больших рода оседлых коряков под предводительством старейшины Кымманяку — полторы тысячи мужчин всех возрастов, от стариков до младенцев, в том числе около 700 воинов, и несколько тысяч женщин. Именно эти роды ранее особо отличились в атаках на русские отряды, пытавшиеся пройти на Камчатку.

Хорошо укреплённый городок с таким «гарнизоном» было невозможно взять штурмом без сильной артиллерии. Тем более что у коряков «Большого Посада», после прежних побед над казаками, имелось два десятка трофейных ружей.

Войско Афанасия Петрова смогло привезти через тундру лишь одну пушку, но без «чинённых ядер», наполненных порохом разрывных снарядов. По приказу Петра I эти высокотехнологичные для того времени боеприпасы, вместе с ручными гранатами, были направлены для войны с коряками, но из-за огромных расстояний их не успели доставить в Анадырский острог к началу похода.

Поэтому вместо штурма русское войско занялось планомерной осадой. Чтобы надёжно блокировать «Большой Посад» и обезопасить себя от вылазок «немирных коряков», бойцы Афанасия Петрова соорудили вокруг свои укрепления и приступили к осадным работам. «И было у нас около в восьми местах острожки дерновыя, лесом обложены, для стрельбы и караулу. И делали щиты на санках оленьих, 16 щитов, да щит у пушки был, все с бойницами…» — вспоминал позднее «сын боярский» Иван Львов, участник осады.

Больше месяца, до апреля 1714 года, осаждающие рубили и собирали в окрестностях кустарник и траву. В почти безлесной, ещё покрытой снегом тундре это было непростым занятием. Собранное вязали в снопы, из которых делали вал вдоль стены «Большого Посада». Работы вели, прикрываясь от корякских стрел поставленными на сани большим щитами, плетёными из прутьев и обтянутыми оленьими шкурами.

Вскоре вдоль обращенной к суше стены «Большого Острога» возник второй вал из травы и веток, высотой до 4 метров и шириной 6 метров. Постоянно перебрасывая вязанки хвороста через вершину этого вала, осаждающие постепенно придвигали его к укреплениям «Большого Острога». По замыслу Афанасия Петрова движущийся вал собирались приблизить вплотную к стенам и поджечь.

Однако, 20 апреля 1714 года, когда между стенами острога и валом из снопов оставалось не более 20 метров, осаждённые коряки неожиданно контратаковали. При помощи мешков, наполненных высушенной травой, пропитанной смесью тюленьего жира и трофейного пороха, они сумели поджечь сырой хворост русского вала. Когда окрестности окутал дым тлеющих веток, несколько корякских воинов с ружьями неожиданно приблизились к единственной русской пушке и застрелили пушкаря.

Приготовления Афанасия Петрова к решительному штурму оказались сорваны. Но русское войско не ушло — перекрыв все выходы из «Большого Посада», оно осталось ждать, когда у осаждённых закончатся вода и пища. Дело в том, что окрестные кочевые коряки не поддержали своих оседлых родичей. Увидев большое русское войско, они предпочли откупиться оленями. Поэтому бойцы Афанасия Петрова избежали голода даже через несколько месяцев, проведённых в тундре у стен «Большого Посада». Тогда как осаждённые к лету 1714 года оказались в безвыходном положении.

Выходов не было в прямом смысле слова. Русские не только создали вокруг «Большого Посада» свои деревоземляные укрепления, но и устроили настоящую сигнализацию, которая не позволяла осаждённым делать вылазки даже ночью. По приказу Афанасия Петрова обыскали всё побережье на много дней пути к северу и югу от «Большого Посада», во всех найденных стойбищах и хижинах рыбаков забрали все сети. Одновременно у всех окрестных кочевников собрали все оленьи колокольчики, которые традиционно подвешивали на шеи ездовых оленей и вожаков оленьих табунов.

Эти металлические колокольчики-бубенцы появились к востоку от реки Лены всего несколько десятилетий назад. Их завезли русские купцы, породив у северных оленеводов повальную моду на эту новинку. В обмен на нехитрую погремушку аборигены не только охотно отдавали драгоценные меха — всего за один колокольчик можно было приобрести рабыню или выкупить пленника.

Рыбацкие сети и оленьи колокольчики стали неожиданным и эффективным оружием против «Большого Посада». Записанное уже в XX веке корякское предание так рассказывает об этом: «После этого русские обставили крепость сетями и навесили на них колокольчики. Все лето держали в осаде. Выйти из крепости коряки никуда не могли, так как кругом стояли сети. Едва кто-нибудь прикасался к сетям, начинали звонить колокольчики и, таким образом, давали знать осаждавшим…»

«Виктория» у «Бобрового моря»
Летом 1714 года далеко на Западе шла большая война России со шведами, войска Петра I шагали по Финляндии и Польше, а сам царь в Петербурге только что основал «Кунсткамеру», первый русский музей. Одновременно далеко-далеко на Востоке, у холодных берегов моря, которое русские тогда еще не назвали Беринговым, а именовали просто «Бобровым», шла совсем другая, забытая ныне война.

К лету положение осаждённых в «Большом Посаде» стало ужасным. Закончилась не только пища, почти не было воды. Осаждённые собирали дождевую влагу и постоянно теряли людей в ночных вылазках к окрестным ручьям — сеть с колокольчиками работала… Однако, и положение русских было далеко не безоблачным. Огромное по местным меркам войско в тысячу с лишним бойцов доело своих оленей и растратило в стычках с коряками почти весь порох.

Вопрос о победе стал простым — кто не выдержит первым. Либо коряки от голода сдадутся, либо русские от голода уйдут.

Удача оказалась на стороне Афанасия Петрова. В конце июля 1714 года к нему из Анадырского острога, преодолев 700 километров тундры, драгунский капитан Пётр Татаринов привёл большой обоз вьючных оленей с долгожданными пороховыми гранатами. Оленей русские съели и стали готовить гранаты к штурму.

К тому времени в «Большом Посаде» многие умерли от голода, началось людоедство, держать оружие в руках могли не более трёх сотен воинов. Об этом Петрову сообщили многочисленные перебежчики — на шестом месяце осады многие коряки не выдержали и стали сдаваться.

6 августа 1714 года бойцы Афанасия Петрова пошли в атаку. Внешнюю стену взяли почти без боя. Оставшиеся в живых коряки отступили в сооруженный внутри «Большого Посада» небольшой «острожек». Его стены сделали из деревянных решёток-каркасов рыбацких байдарок, обложив их дёрном. Прикрываясь от корякских стрел щитами из прутьев и оленьих шкур, русские приблизились к этой последней крепости и забросали её пороховыми гранатами.

В последней атаке погибло 5 русских воинов и трое союзных юкагиров. Защитники «Большого Посада» полегли все. На следующий день после взятия корякского города, далеко-далеко на Западе, у финского мыса Гангут русский флот одержал свою первую в истории победу. «Гангутскую викторию» помнят и сегодня, в отличие от всеми забытой битвы у Берингова моря…

«Большой Посад» пал и больше никогда не возродился. Лишь в корякских преданиях сохранилась красивая легенда, что части осаждённых удалось вырваться из окружения и спастись. Якобы по совету шаманов они прикрепили на свои рыбацкие байдарки колеса и крылья, ночью перед штурмом погрузились в них и покатились к обрыву над морем. В этой сказочной истории крылья позволили байдаркам благополучно спланировать на воду и уплыть прочь.

Конец большой войне
Разгром «Большого Посада» позволил открыть сухопутную дорогу на Камчатку. И уже осенью того же 1714 года к войску Афанасия Петрова с юга полуострова прибыл олений караван с частью «камчатской ясачной казной» — 5641 соболиная, 772 лисьих и 137 каланьих шкурок. В европейской России такое количество пушнины тогда стоило более 100 тысяч рублей, что позволяло, например, содержать в течение года шесть пехотных полков или построить три многопушечных фрегата — деньги, очень нужные царю Петру I в разгар войны со шведами.

Драгоценную «меховую» казну тогда считали очень скрупулёзно, тут же записывая и отправляя начальству в Якутск донесения о её качестве и количестве. Поэтому мы точно знаем сколько у Афанасия Петрова осенью 1714 года было разных шкурок, но не знаем сколько у него оставалось людей после штурма «Большого Посада»…

Уничтожив корякский город войско Афанасия Петрова отошло на 20 верст к реке Алюторка (ныне Вывенка), где из плетёного ивняка русские построили небольшой «острожек», назвав его Новоархангельском. На более мощную крепость в безлесной тундре просто не хватило дерева.

В самом конце осени, оставив в «Новом Архангельске» несколько десятков казаков, отряд Афанасия Петрова вместе с «камчатской ясачной казной» по снежному покрову двинулся в обратный путь, к Анадырскому острогу. 2 декабря 1714 года караван попал в сильнейшую пургу и разделился на несколько частей. Этим воспользовались юкагиры, вместе с русскими участвовавшие в уничтожении «Большого Посада». Их бойцы под вой вьюги решили захватить драгоценные меха. Они атаковали и убили два десятка казаков, включая самого победителя «Большого Посада» Афанасия Петрова. Собранные в 1714 году камчатские меха царю Петру I так и не достались…

А весной 1715 года кочевые коряки, ранее испугавшиеся большого русского войска и не поддержавшие защитников «Большого Посада», атаковали немногочисленных русских, оставшихся зимовать в «Новоархангельском острожке». Казаки отбили несколько штурмов, и в начале июня оставшиеся в живых 35 человек, воспользовавшись разливом реки Вывенки, покинули «острожек» на байдарках. Примечательно, что в процессе этой осады коряки и русские между боями активно торговали, а перед уходом казаки продали противнику свои запасы табака за 700 соболей, из тех, что не довёз Афанасий Петров — корякам они достались от разграбивших «камчатскую казну» юкагиров, по дешевке менявших свою добычу на оленей.

Битва за свободную дорогу на Камчатку закончилась вничью. Вопреки приказу царя Петра I «камчацкой путь очистить» не удалось. Но и коряки понесли огромные потери, лишившись «Большого Посада», своего крупнейшего поселения. Можно было бы ожидать нового витка противостояния, но именно с 1715 года корякско-русские войны пошли на спад.

Уже в следующем году русские сумели наладить морской путь «в Камчатку» из Охотска, острога на берегу одноимённого моря, и казакам больше не требовалось с боями пробиваться через корякские земли за мехами Камчатского полуострова. Но самое главное, у кочевых и оседлых коряков появился новый, слишком опасный враг — именно после 1715 года особенно активизировались нескончаемые набеги воинственных чукчей, их отряды стали выходить к берегам Камчатки и Охотского моря. В отличие от русских, пришедшие с севера «майнетанг» («воюющие чужаки» — так коряки прозвали чукчей) не ограничивались лишь сбором меховой дани, согласно первобытным нравам они грабили начисто и вырезали всех.

Новый противник примирил коряков с русскими. В обмен на уплату «ясака» и защиту от чукчей всё больше родов «чавучу» и «нымылгын», кочевых и оседлых коряков, подчинялись российской власти. К тому же русские не только собирали меховую дань, но и заводили торговлю — металлические изделия и табак неуклонно входили в корякский быт. В будущем вместе с казаками союзные коряки станут не раз воевать против свирепых чукчей.

Конечно, и после 1715 года отношения Российской империи и коряков не стали гладкими. Еще много десятилетий будут и отдельные стычки, убийства сборщиков «ясака» и нередкие бунты с мятежами. Но большие русско-корякские войны навсегда ушли в прошлое.

Глава 16 Чукотские войны: витязи в костяной броне…

В XVIII веке Российская империя побеждала всех своих соседей, с которыми ей довелось столкнуться в бою. Всех, кроме… чукчей.

Этот маленький северный народ тогда сумел отстоять свою независимость от русских штыков. Даже самые боеспособные из малых наций, соседствовавших с Россией — упорные финские партизаны или неукротимые кавказские абреки — в итоге сдавались на милость русского царя. И только «настоящие люди» (именно так переводится «луораветлан» — самоназвание чукчей), считавшие огнестрельное оружие ненужной игрушкой, не сдавались никогда, заставив Российскую империю не воевать, а торговать с ними.

Впрочем, и для чукчей те войны не стали победными. Всё для всех было куда сложнее. Попробуем разобраться.

«Чюхчи в ясаке отказали и учали стрелять…»
Первая встреча русских и чукчей произошла летом 1642 года не реке Алазее. Не все даже знают о существовании такой огромной реки, протекающей на востоке современной Якутии — а ведь она длиннее Рейна, самой большой водной артерии Западной Европы. Но если три с лишним века назад на берегах Рейна уже жили многие миллионы людей, то по берегам Алазеи, протянувшимся на полторы тысячи километров, кочевало лишь несколько сотен первобытных людей.

И 378 лет назад 15 казаков — весьма крупный для тех мест и времён отряд — во главе с атаманами Иваном Ерастовым и Дмитрием Зыряном из устья реки Индигирки морем вышли к устью Алазеи. Там то они и повстречали ранее неизвестное племя, о котором позднее сообщили московскому начальству: «Живут те чюхчи промеж Алазейскою и Колымскою реками на тундре, сказывают их человек с четыреста и больше… Чюхчи в государеве ясаке отказали и по обе стороны Алазейские реки обошли, и учали нас с обеих сторон стрелять».

Казаки попробовали заставить «чюхчей» платить ясак — дань пушниной соболей, песцов и лисиц. Те отказали и целый день, не смотря на огонь казачьих ружей, обстреливали отряд Ерастова из луков. Из 15 казаков 9 были ранены чукотскими стрелами с костяными наконечниками — русский отряд отступил.

Но от планов освоить манившие несметными богатствами земли на самом северо-восточном краю Азии русские первопроходцы не отказались. Ведь именно здесь массово добывалось то, что к западу от Урала ценили буквально на вес золота — не только драгоценные меха, но и «рыбий зуб», то есть моржовый клык.

В конце XVII столетия хороший дом в Москве стоил 10 серебряных рублей, ровно столько в Западной Европе давали за две шкурки «седого соболя» с серебристым отливом или четыре моржовых клыка, которые тогда ценились дороже слоновьей кости. Удачливый казак-первопроходец за год добывал цену почти сотни московских «квартир», а продажа за границу соболей и «рыбьего зуба» обеспечивал в те века значительную часть доходов царской казны — примерно, как в наше время экспорт нефти и газа.

Государство прямо требовало увеличить сбор северной дани. Сохранилось письмо XVII века из Сибирского приказа (тогда, фактически, министерства, управлявшего землями к востоку от Урала) к воеводе в Якутске по поводу вновь открытых земель в районе реки Анадырь: «И с тех иноземцов с новых в нашем ясачном соболином зборе и в рыбной кости мочно нашей казне учинить прибыль многую».

Всё это позволяет понять, почему первопроходцы XVII столетия шли к заполярному «Эльдорадо» не глядя ни на какие природные и военные трудности, каковых было очень и очень много. Помимо чудовищных расстояний, гигантских даже по меркам нашего XXI века, помимо тяжелейшего климата с морозами за пятьдесят градусов ниже ноля и полярными ночами, было еще и сопротивление местных племён.

Первопроходцев Восточной Сибири тогда насчитывалось лишь несколько сотен, переселение значительного количества народа из европейской России в то время было нереальным. Поэтому единственным способом обеспечить действительно массовую добычу пушнины и моржового клыка была не охота силами малочисленных казаков, а совсем иное — принуждение аборигенных племён платить дань русскому царю именно этими вещами.

Естественно народы Крайнего Севера с разной степенью ожесточённости сопротивлялись такому нововведению пришельцев. Но к кочевникам, рыбакам и охотникам, жившим в каменном веке и не знавшим даже железа, приходили стрельцы и казаки со стальными саблями и ружьями. Итоги боевых столкновений почти всегда были не в пользу аборигенов, и местные племена предпочитали договариваться с русскими о размерах «государева ясака», пушной дани.

Тем более что в обмен на подати «служилые люди» русского царя не только заводили привлекательную торговлю, но и гарантировали защиту от набегов соседних племён. Междоусобные войны были бичом северной жизни, и в ряде случаев уплата дани русским становилась предпочтительнее независимому существованию под ударами столь же первобытных соседей.

Именно так «под руку» московского царя перешли многие роды коряков и юкагиров, страдавших от постоянных грабительских набегов чукотских племён. Фактически меховую дань в русскую казну эти люди, жившие между Колымой и Камчаткой, обменивали на безопасность от боевитых чукчей. Ведь три века назад чукчи, действительно, отличались необыкновенной воинственностью на фоне иных северных племён.

«Настоящие люди» из каменного века
В момент встречи с русскими людьми чукчи жили еще полностью первобытным образом в каменном веке, как жило большинство человечества минимум 5 тысяч лет назад. Русские первопроходцы различали «оленных» чукчей и «сидячих» — первые кочевали с многочисленными стадами оленей, вторые жили на океанском берегу, занимаясь морским промыслом, рыбной ловлей и охотой на диких оленей. Был еще третий, самый малочисленный вид — так называемые «пешие чюхчи», чьи совсем первобытные кланы ещё даже не приручили оленей или ездовых собак, и жили исключительно пешей охотой.

Кстати, само название чукчи происходит от чукотской фразы «богатые оленями» — так кочевые «настоящие люди» представлялись русским казакам в XVIIвеке, в те немногие случае, когда обоюдные контакты заканчивались миром, а не войной.

Во времена царя Петра I на территории современного Чукотского автономного округа проживало не более 10 тысяч чукчей. Еще около тысячи «настоящих людей» кочевали в районе Колымы. Их русские называли «речными», в отличие от «каменных чюхч» с собственно Чукотки. Колымские «речные» чукчи вели постоянные войны не только с русскими первопроходцами и окрестными племенами юкагиров, но и со своими ближайшими родичами — «каменными» чукчами с Чукотского полуострова.

За полвека, с 1653 по 1710 год, «речные» чукчи восемь раз воевали с русскими и осаждали Нижнеколымский острог. Но в итоге перманентных войн со всеми, включая своих же чукотских родичей, немногочисленные колымские «речные чюхчи» были почти полностью уничтожены. Их остатки бежали по тундре аж на две тысячи километров к западу, в низовья Енисея, где в середине XVIII века были окончательно истреблены тунгусами-эвенками.

Русские казаки-первопроходцы, прошедшие от Урала «встречь солнцу» тысячи вёрст, были людьми многоопытными и немало повидавшими. Но при первых контактах с чукчами их крайне удивили два момента.

Во-первых, широко практиковавшийся чукчами обычай «нэвтумгыт», русские перевели этот термин как «товарищество по жене» — когда до десятка и более супружеских пар жили групповым браком, обмениваясь партнёрами «по дружбе». Об этих любопытных брачно-любовных традициях будет подробнее рассказано в одной из следующих глав.

Во-вторых, принуждая аборигенов Сибири к уплате «ясака», казаки обеспечивали их подчинение и лояльность тем, что брали от каждых племён «аманатов»-заложников, живших в казачьих острогах. В случае отказа от выплаты дани или нападений «аманаты» отвечали своими жизнями. Так вот, в отношениях с чукчами эта проверенная на многих иных племенах система подчинения дала сбой — легко рискуя своей жизнью в боях, на охоте или в плаваниях по ледяным водам северных морей, чукчи столь же легко относились к жизням своих родственников, попавших в «аманаты» к казакам. Институт заложничества в отношениях с чукчами не работал.

В добавок, чукчи жили абсолютно первобытно-общинным строем, их вожди — «эремы» или «тойоны» — были всего лишь авторитетными родичами, а не полновластными князьями. Поэтому русские просто не могли найти у чукчей ту «вертикаль власти» которую можно было бы разгромить, подчинить или подкупить.

Но при этом, в отличие от других северных народов, крайне раздробленных по родам и кланам, часто предававших и враждовавших друг с другом, «каменные» чукчи с Чукотского полуострова, не имея даже зачатков государственности, выделялись повышенной сплочённостью. В случае войны они быстро объединяли в общее войско боеспособных мужчин со всех стойбищ, рассеянных на сотни вёрст по Чукотке.

Витязи в костяной броне
До прихода русских народы крайнего северо-востока Сибири не были знакомы с обработкой металлов, их оружие делалось из дерева, кости, рога, камня и китового уса. Изделия из металла попадали к ним редко, были единичны. Железо и медь для изготовления оружия чукчи научатся использовать только в начале XVIII века.

Наряду с деревянным луком и стрелами с наконечниками из кости или обсидиана, чукчами применялось и такое первобытное оружие, как праща. В руках умелого стрелка это был мощный инструмент убийства — есть свидетельства, что камень, пущенный из пращи, пробивал не только деревянные щиты, но даже металлические котлы. Чукотские оленеводы в боевых столкновениях умело использовали и арканы-«чауты».

Для ближнего рукопашного боя главным оружием выступало копье с каменными или костяными, а в XVIII веке нередко и с железным наконечником. Применялась и своеобразная северная алебарда-«чекуша»: палка длиной «в ручную сажень» (полтора метра), на одном конце которого имелось утолщение, в которое вставлялось под прямым углом к древку несколько наточенных моржовых клыков. Этим оружием пользовались и как палицей и как копьем, так как на конце древка крепился еще один наточенный моржовый клык.



Обязательным оружием каждого воина был нож, который делался из «китового уса», длинной и гибкой роговой пластины. По сути, такие ножи были широкими и иногда весьма длинными мечами — подходящий «китовый ус» мог достигать в длину несколько десятков сантиметров. Зачастую чукотский витязь имел сразу по несколько штук таких боевых ножей — на поясе в ножнах, под одеждой на спине, в рукавах и голенищах обуви.

В качестве защитной одежды в боях использовались специальные доспехи из кожи или костяных пластин. Такие доспехи — чукчи называли их «мэргэв» — были настоящим произведением искусства, сложным и эффективным.




Кожаный панцирь изготовлялся из толстой, прочнейшей шкуры морских тюленей-сивучей. Такие латы из скреплённых кожаных лент — нижний ряд нашивался на верхний — закрывали всё тело воина от шеи до колен, иногда до середины голени. Костяные доспехи представляли собой панцирь в виде скреплённых ремешками костяных пластинок из оленьего рога, китового уса или моржового клыка.



В дополнение к кожаным или костяным панцирям обычно использовался деревянный и обтянутый кожей щит, но не привычный нам наручный, а привязанный на спине воина. Он прикрывал всю спину, возвышаясь над головой, чтобы защитить затылок и шею. К такому щиту часто крепились «крылья» для защиты рук — тоже деревянные дощечки, обтянутые кожей.

Эти боковые «крылья» легко складывались на сгибах, чтобы в нужный момент воин мог прикрыть грудь и лицо от стрел и ударов. Чтобы приводить их в движение, на «крыльях» были специальные петли. Обычно применялось левое «крыло», а правое встречалось реже, поскольку правая рука должна была быть свободной для удара копьем или стрельбы из лука.




Руки и ноги воина так же защищались налокотниками и поножами из костяных пластин. Для защиты головы использовался кожаный или костяной шлем, имеющий вид конусообразной шапки с наушниками, иногда с прикрывавшим лицо костяным забралом. А вот привычные нам и знакомые по истории средневековья наручные щиты чукчи и коряки никогда не применяли — по их понятиям руки воина всегда должны быть свободны для боя или управления собачьей и оленей упряжкой.

После знакомства с русскими, свои панцири и шлемы чукчи стали делать из металла. Их железные доспехи были аналогичны костяным, костяные пластинки просто заменялись металлическими. Русские купцы оружие и доспехи чукчам не продавали, но с удовольствием отдавали им металлическую посуду в обмен на меха. Поэтому металлические пластины для своих панцирей чукотские воины делали из купленных на торгу железных и медных котлов.

«Вот я создал будущего насильника, грабителя чужих стад…»
Сама суровая жизнь на Крайнем Севере, необходимость постоянно двигаться и охотиться, делала чукчу прирождённым воином, умелым и выносливым, способным, по описаниям очевидцев тех лет, целый день напролёт бежать по тундре, преследуя диких оленей. При этом все описания жизни и быта чукчей XVIII столетия отмечают, что даже на стойбищах во время отдыха, они постоянно занимались военными упражнениями.

Вот как описывает эти военные игрища один из русских купцов, четверть тысячелетия назад побывавших в чукотских стойбищах: «В зимние и летние времена каждой день большими собраниями бегают и друг друга перебегивают до самого пристатку, нагие борютца, а надев панцири и взяв луки и копья, из луков стреляют и потом, положивши луки, копьями шурмуют до устатку, а луки со стрелами и копья весьма исправны… Во время праздное стреляются между собой тупыми деревянными стрелами, и иногда друг друга ранят».

Постоянная практика военной тренировки у чукчей настолько вошла в их жизнь, что нашла отражение даже в местных географических названиях. На Чукотке и сегодня имеются места, которые носят такие специфические имена. Например, местность Ахтагвик на мысе Дежнёва, что в переводе означает «ристалище», специальное место, где проводилось состязание по борьбе и стрельбе из лука или пращи. Там, где Камчатский полуостров примыкает к Чукотке, протекает река Пахача, и один из её притоков, а так же гора рядом называются «Веткона», то есть «место метания камней из пращи». А гора Ирвымылыней на северо-восточном побережье Чукотского моря в переводе с чукотского означает — «гора, где упражнялись в ловкости владения оружием». В окрестностях Анадыря течёт река Пакемелъскуэргын — в переводе с чукотского «место постоянных состязаний в ловкости попадания» (из пращи, лука или копьём).



Сама культура и психология чукотских племён трёхвековой давности была нацелена именно на перманентную войну против окружающего мира. Жестокость и доблесть считались желанным и неотъемлемым качеством мужчины-чукчи, который должен был жить, прежде всего, воином. Воином, побеждающим и обирающим соседние народы. Любое насилие в набегах на чужаков считалось правильным и необходимым. Чукотский фольклор того времени прямо и откровенно рассказывает именно об этом. Например, в чукотском предании «Эленди и его сыновья» главный герой после удачного выстрела из лука, сделанного его малолетним сыном, с гордостью и удовлетворением констатирует: «Ого! Вот я создал будущего насильника, грабителя чужих стад, воина я создал. Я — хороший человек».



При этом боевой отряд чукчей («орачекыт» на их языке), отправлявшийся на грабёж соседей, не был беспорядочной толпой, наоборот — он всегда имел чёткую структуру со своей специализацией. Впереди идущего в набег чукотского войска шли «йин 'ычьыт», что дословно и означает «впереди идущие», то есть разведчики и походные заставы.

Ударные отряды из наиболее хорошо вооружённых воинов именовались «эрмэчьыт», то есть «силачи». Иногда среди них в особые отряды выделялись «чинйырын 'ы» — в дословном переводе «группы участников кровной мести», выполнявшие по сути функции, как бы сейчас сказали, спецназа, предназначенного для самых сложных и опасных операций.

По материалам этнографов XIX века, чукчи, фактически имели свой военный устав, как жить и действовать на войне, оформленный в виде совокупности рифмованных «боевых заклинаний». Перед началом войны обычно приносили магические жертвы — оленей или собак, а в особо важных случаях и выбранных шаманами людей. Подобно индейцам, чукчи наносили на себя татуировки — воины татуировали у себя на руках точки или изображения человечков по количеству убитых врагов.

Во время походов и перед боем, чтобы подхлестнуть нервную систему и физические резервы организма, чукчи нередко использовали наркотическое опьянение. Для чего жевались грибы-мухоморы, а самым лучшим средством для входа в боевой транс считалось выпить мочу человека, предварительное наевшегося мухоморов…

Командовали чукотскими дружинами выборные вожди-«тойоны». На 1731 год русские знали о трёх таких самых сильных вождях Чукотки — тойон Наихню возглавлял войско численностью 700 воинов, у тойона Хыпая бойцов было около тысячи, а тойон Кея командовал пятью сотнями воинов. Воинами считались все мужчины чукотских родов, за исключением малых детей и совсем немощных стариков.

Особенностью чукотского войска было то, что у него никогда не было единого военачальника-диктатора. Все решения принимались коллективно на совете «тойонов». С одной стороны, отсутствие единоначалия нередко ослабляло чукотскую военную силу, с другой стороны — затрудняло русским властям подчинение чукчей, так как не было единого центра, который можно было бы разгромить или договориться с ним.

Для заполярных «войн» XVII–XVIII веков несколько десятков человек — это большой отряд, почти как дивизия или корпус в европейских войнах того времени, а две сотни человек — это уже большая армия, имеющая стратегическое значение! Только чукчи, самые воинственные и боеспособные из народов Крайнего Севера, могли собрать в поход гигантское по тамошним меркам войско свыше тысячи бойцов. Впрочем, такая массовая «мобилизация» случалась всего считанные разы за весь XVIII век.

Как воевали «настоящие люди»
Зимой на Чукотке, Камчатке или Колыме из-за сильных холодов, ветров и полярной ночи (с декабря по январь) не только военные походы, но и любые передвижения были сильно затруднены. В это время года русские не предпринимали никаких активных действий, начиная их только с февраля-марта и заканчивая к октябрю-ноябрю. И только чукчи иногда вели боевые действия в разгар зимы, а в случае особо дальних набегов могли выступить в поход в начале холодного сезона с тем, чтобы подойти к стойбищам противника в конце зимы или самом начале весны. Но чаще период активных военных действий приходился на теплое время года, с апреля по сентябрь.

Пока имелся твердый снежный покров, чукчи передвигались на нартах, запряженных двумя-тремя оленями. Также использовались собачьи упряжки, а для ходьбы по снегу применяли снегоступы и лыжи. В теплое время года чукчи ходили в походы пешком. При этом оленей в качестве вьючных животных они не использовали. Местный олень не обладал необходимой выносливостью и силой для переноски тяжелых грузов, поэтому всё оружие, запасы и снаряжение чукотские воины несли на себе.

Русские тут вскоре получили преимущество, так как иногда могли в походах использовать оленей другой породы, полученных от тунгусов (эвенков). Эвенкийская порода заметно крупнее и тяжелее, потому более вынослива, и в отличие от чукотских могла использоваться для вьючной перевозки грузов.

Когда северные реки и моря были свободны от льда, то есть с июня по сентябрь, походы чукотских ватаг совершались на байдарах и каяках. Каяки были одноместными гребными лодками, а большие байдары вмещали обычно 20–40 человек. По рекам ходили на веслах, а в море при попутном ветре чукчи ставили мачту с парусом.

«Настоящие люди» в XVIII веке уже хорошо знали огнестрельное оружие. Сибирские казаки тщательно собирали все сведения о таком опасном противнике, как чукчи, поэтому известна даже точная дата, когда к «настоящим людям» попали первые ружья — 6 декабря 1688 года у берегов Анадырского залива в шторм разбились два казачьих «коча», деревянных одномачтовых корабля. Три десятка спасшихся казаков были перебиты чукчами, захватившими богатые трофеи.

Уже летом следующего 1689 года из захваченных ружей чукчи обстреляли отряд Ивана Котельника, который передвигался по Чукотке как раз в поисках казаков с разбившихся кораблей. Но в целом огнестрельное оружие чукчам не понравилось, они привыкли к стремительным схваткам, и оно, требовавшее сложной перезарядки, для них было медленным. К тому же на Чукотке невозможно было ни сделать, ни купить свинцовые пули и тем более порох.

Поэтому, не смотря на сотни сражений и стычек русских с чукчами в XVIII столетии, больше ни разу не зафиксировано применение с их стороны огнестрельного оружия в полевом бою. Лишь при обороне своих поселений чукчи несколько раз применяли трофейные ружья. Но основной метод использования чукотскими воинами захваченных ружей удивит современного человека — чаще всего попавшие к ним казачьи «пищали» и солдатские «фузеи» они просто ломали, переплавляя их стволы на металл для наконечников копий и стрел!

Если русские предпочитали начинать бой залпами ружей, то чукчи при атаке обычно делились на две группы — одна обстреливала противника из луков и пращей, другая стремительно бросалась в атаку с копями и ножами. В атакующей группе впереди шли наиболее сильные и опытные воины, закованные в самые лучшие костяные доспехи. При этом чукчи всегда стремились охватить один из флангов противника и старались, чтобы в атаке им приходилось бежать с вершин холмов, что увеличивало скорость и силу первого удара.

Познакомившись с действием огнестрельного оружия, чукчи скорректировали свою тактику — в отличие от европейских и азиатских армий, чукчи в момент вражеского залпа не оставались стоять, а моментально падали на землю, чтобы уклониться от пуль, а затем разом вскакивали, не смотря на тяжесть костяных доспехов, и дружно атаковали, пока противник не успел перезарядить свои ружья. Именно так они одержали в XVIII веке несколько побед над крупными русскими отрядами.

«Для прибыли государственной…»
Первый поход русского отряда за «ясаком» на Чукотку состоялся в 1660 году. Отряд под началом Курбата Иванова провёл несколько боёв с «каменными чюхчами», но успехов в сборе меховой дани не добился.

Следующие 80 лет по сути шла вялотекущая война русской власти с различными кланами чукчей. Стороны обменивались набегами и налётами, практически каждый год происходило одно или несколько крупных по меркам Крайнего Севера столкновений казаков с чукчами. Зачастую русские ходили в походы против «настоящих людей» вместе с юкагирами и коряками, которых постоянно терзали набеги воинственных чукчей.

К концу царствования Петра I далеко на западе русская армия с успехом воевала против шведов или персов, зато в самом дальнем северо-восточном углу Азии оставался непокорённым маленький первобытный народ, не знавший добычи металлов и упорно отказывавшийся платить дань русскому царю. Другие окрестные народы — эвенки, юкагиры, коряки, ительмены — тоже периодически бунтовали, но «ясак» платили и считались подданными России.

Чукчей же не считали русскими подданными даже любившие выдать желаемое за действительное сибирские и якутские воеводы. Всю Сибирь, от Урала до Охотского моря, русские прошли и застроили острогами всего за 60 лета. Но за 80 лет с момента первого контакта с чукчами, на территории их постоянного проживания и кочевания так и не удалось построить ни одного русского поселения.

Лишь на юго-западе современного Чукотского автономного округа, на территории корякских кочевий ещё Семён Дежнёв в 1649 году построил Анадырский острог. «Никакова ясаку не платили, и ныне платить не будем» — доносил начальству слова «настоящих людей» крещёный юкагир Иван Тёрешкин, отправленный из Анадырского острога на переговоры с чукчами в 1711 году.

Более того, в 20-е годы XVIII века чукчи активизировали свои набеги на платившие «ясак» окрестные племена, чем подрывали авторитет русской власти на самом краю Азии. Почти за 6 тысяч вёрст от Чукотки, в далёком Петербурге решили больше не терпеть такие безобразия, и весной 1727 года Сенат Российской империи повелел организовать особую «экспедицию» для окончательного покорения северо-восточного угла Азии.

К тому времени на всем огромном северо-востоке Евразийского континента — от Якутска до Камчатки (почти 2000 км), от Охотска до морских берегов Чукотки (свыше 2000 км) насчитывалось не более 1500 «служилых людей», солдат и казаков. При этом значительная часть этих сил была сосредоточена очень далеко от Чукотки, в районах Якутска и Охотска. Тогда как на территориях проживания и набегов чукотских племён, от низовий Колымы до Камчатки, русских военных имелось еще меньше. Гарнизоны колымских острогов насчитывали около 120 человек, в Анадырском и Охотском острогах было по 90 человек, а гарнизоны всех острогов Камчатки вместе едва дотягивали до 250 казаков.

Вся эта огромная территория тогда подчинялась якутскому воеводе, так как входила в состав Якутского уезда Иркутской провинции Сибирской губернии. В общем, то был такой «уезд», на территории которого дважды могли поместиться все государства Западной Европы.

Любопытно, что в документах Сената задуманный поход для окончательного присоединения Чукотки обосновывалось двумя основными причинами: «Для прибыли государственной, понеже в тех местах соболь и протчей зверь родитца….» и «Пока нихто другой, а особливо от китайской стороны, в те новосысканные земли не вступили….»

Была еще одна немаловажная причина, требовавшая скорейшего покорения Чукотки. Уже были разведаны пути на богатую мехами Аляску, Камчатка и Чукотка рассматривались в Петербурге как плацдарм для продвижения на новый континент. Поэтому на «плацдарме» требовалось срочно навести порядок и установить наконец российскую власть.

«Анадырская экспедиция» или три винтовки для чукчей
Задуманное весной 1727 года покорение Чукотки вошло в историю как «Анадырская экспедиция», по имени Анадырского острога, ставшего базой для походов против чукчей. В «экспедицию» вошёл 591 человек — сибирские казаки, солдаты, рекруты и даже ссыльные каторжники, которым тюремное пребывание заменили на дальний поход.

Для борьбы с чукчами пополнение собирали со всей Восточной Сибири. Казаки присылались из Якутска, Иркутска, Красноярска и Забайкалья. Солдат взяли из Якутского, Тобольского и Енисейского полков, дислоцировавшихся на южной границе сибирских владений России.

На вооружение «Анадырской экспедиции» поступило 11 пушек, 700 ядер, 4 ручные мортиры, 410 гранат к ним, 150 ручных гранат и 400 фузей с большим количеством боеприпасов. На крайний север из Петербурга везли даже такое «высокотехнологичное оружие» тех лет, как ракеты — они должны были пугать аборигенов Чукотки, как писалось в сенатской инструкции «для страху понеже никогда они того не видали».

Поскольку собирались не только воевать, но и договариваться с чукчами о вступлении в подданство России, то для подарков вождям кланов везли медные котлы, зеркала, железные иголки, а также 10 пудов табака и 50 вёдер водки.

По меркам того времени «экспедиция» была неплохо подготовлена и хорошо вооружена. Но в далёком Петербурге изначально допустили стратегическую ошибку, назначив руководить походом сразу двоих. Изначально «экспедицию» возглавил якутский казачий голова Афанасий Иванович Шестаков. Он обладал немалым опытом войны и жизни на севере, но был совершенно безграмотен, не умея ни читать, ни писать. И уже вдогонку ему из Петербурга назначили военного руководителя «экспедиции» — капитана Тобольского драгунского полка Дмитрия Ивановича Павлуцкого.

Решение оказалось ошибочным — два руководителя, не желавшие подчиняться друг другу, тут же разругались. До Якутска из Петербурга в те времена добирались почти год, еще год ушёл, чтобы окончательно собрать в Якутске все силы и средства будущей «Анадырской экспедиции». За это время драгун Павлуцкий и казак Шестаков окончательно рассорились — в итоге летом 1729 года они разделились. Отряд первого двинулся на Чукотку через Колыму, а второй решил идти на чукчей через Охотск. Заметим, что Нижнеколымский и Охотский остроги разделяло расстояние почти в 1000 вёрст.

Перезимовав в Охотске, весной 1730 года отряд Шестакова двинулся на север вдоль побережья Охотского моря, чтобы перехватить чукчей, по завершении самого холодного времени года совершавших регулярные грабительские набеги на коряков. 13 марта казачий голова от местного населения получил известие о крупном отряде «каменных чюхч», и тут же бросился в погоню.

Столкновение произошло на следующий день, когда небольшой русский отряд вдруг оказался перед лицом превосходящих сил противника. Под началом Шестакова было 127 человек: 23 казака, 10 якутов, 81 ламут и тунгус (эвен и эвенк) и 52 союзных коряка. Часть ламутов-эвенов, испугавшись большого числа чукчей, перед боем дезертировали.

Немногие выжившие позднее доносили, что чукчей было почти две тысячи. Правда, «настоящие люди» ходили в набеги вместе с семьями, жёнами и детьми — то есть бойцов в этом семейном отряде было около 300. В любом случае, чукчи имели значительное превосходство, а уступая русским в оружии, они наголову превосходили по боеспособности их северных союзников.

Эта большая по меркам Крайнего Севера баталия произошла 14 марта 1730 года у реки Ягачи (ныне это территория граничащего с Чукоткой Пенжинского района в Корякском округе Камчатского края). Для сражения Шестаков построил свой отряд так: на правом фланге эвенки, на левом — коряки, а в центре — маленькая группа русских и якутов, вооружённых ружьями. Казачий голова, видимо, надеялся на их огонь, тем более что у него имелась даже такая новинка, как три нарезные винтовки, стрелявшие в четыре раза дальше гладкоствольных.

Но чукчи не дали реализовать это технические преимущество. Русские и якуты отбили атаку в центре, но главные силы «настоящих людей» били по флангам. Смяв эвенков и коряков, чукчи с трёх сторон атаковали русский центр, и, выдержав ещё один залп, довели дело до рукопашной, где уже сказалось их численное преимущество.

Отряд Шестакова был полностью разбит. Сам казачий голова, одетый в кольчугу, оказался осыпан множеством стрел. Костяной наконечник одной из них смертельно ранил его в шею.

Бегством сумели спастись лишь несколько казаков и их северных союзников. По меркам Крайнего Севера чукчи захватили богатейшие трофеи — не только знамя отряда Шестакова, но и 12 кремневых ружей-«фузей», все три нарезные винтовки, дюжину железных кольчуг, столько же ручных гранат и немало холодного оружия.

Ледяной поход капитана Павлуцкого
Большая победа настолько вдохновила чукчей, что они своими набегами буквально затерроризировали окрестности Анадырского острога. В радиусе 200 вёрст от него, по дошедшим до нас русским налоговым документам, на 1730 год числилось 558 «ясачных» коряков, то есть глав семейств, плативших пушную дань в обмен на защиту. И за лето того года ободрённые разгромом отряда Шестакова чукчи убили пятую часть этих российских «налогоплательщиков».

Известие о разгроме и гибели Шестакова его соратник-соперник капитан Павлуцкий, находившийся на Колыме, получил через три месяца. Он тут же двинулся к Анадырскому острогу, которого достиг лишь 3 сентября 1730 года, пройдя за два месяца по безлюдной тундре свыше 700 вёрст. Здесь драгунский капитан обнаружил, что прославленный Анадырский острог — это деревянный частокол на острове посреди реки всего с одной сторожевой вышкой и дюжиной изб и амбаров. Гарнизон единственного русского укрепления на Чукотке насчитывал всего 18 казаков, безвылазно сидевших за забором «в осаде» из-за опасения «чюхч».

В отряде Павлуцкого насчитывалось 150 солдат и 57 казаков — очень внушительная для тех краёв сила. Но памятуя о поражении Шестакова и боеспособности противника, капитан отложил поход вглубь Чукотки на год. За зиму солдаты и казаки Павлуцкого начали перестраивать Анадырский острог, превращая его в настоящую деревянную крепость со стенами выше трёх метров и пятью башнями.

В марте следующего 1731 года, получив с Камчатки дополнительные припасы, отряд Павлуцкого выступил в карательный поход на чукчей. Войско в 215 русских, 160 коряков и 60 юкагиров было самым большим, которое когда-либо ранее вторгалось вглубь Чукотского полуострова.

Северные расстояния оказались столь велики, что Павлуцкий впервые столкнулся с противником лишь через три месяца после начала похода где-то в районе Залива Креста, в 700 верстах от Анадырского острога. 7 июня 1731 года русский отряд оказался перед устьем большой «незнаемой» реки, впадающей в Чукотское море.

Это уже почти Заполярье, и в июне на реке только начинался ледоход, вода покрыла подтаявший лёд и препятствие форсировали северным образом — устье просто обошли большой дугой по ещё крепкому морскому льду. Однако, когда Павлуцкий и его люди подошли к берегу, то там их уже ждали около тысячи чукчей в полной боевой готовности.

Ополчение «тойона северо-восточного моря» Наихню следило за русским отрядом, и подловило его на выгодной позиции. Чукчи стояли на высоком берегу, а русские, коряки и юкагиры на рыхлом льду, от берега их отделяла плоска подтаявшей воды. Чтобы выйти на берег, надо было пройти два десятка метров по пояс в ледяном прибое и под градом чукотских стрел.

И тут русские XVIII столетия продемонстрировали, что они тоже очень боеспособный народ. Едва завидев вооружённых чукчей, Павлуцкий моментально бросился в атаку через стылую воду. Тойон Наихню просто не ожидал, что его атакуют так сразу и из такого неудобного положения. Держа ружья надо головой, солдаты и казаки выбрались из ледяного моря на берег и кинулись в бой.

Отступать на родной земле чукчи не хотели, упорное сражение длилось до вечера. Сказалось превосходство огнестрельного и стального оружия русских. В ходе долгого боя на берег переправили обоз отряда Павлуцкого, и драгунский капитан одел захваченные в поход рыцарские латы. Многие казаки имели кольчуги и вслед за «рыцарем» Павлуцким они врубались в ряды чукотских воинов в костяной броне. Сегодня мы можем лишь попробовать представить эту фантастическую картину…

К вечеру казаки и солдаты убили свыше 400 чукчей, остатки войска тойона Наихню бежали. По чукотскому обычаю, семьи воинов находились тут же, наблюдая за боем своих мужчин. И отступающие чукчи, тоже в соответствии с национальным обычаем, зарезали несколько сотен своих детей, чтобы облегчить оленьи упряжки и не оставлять потомство врагу.

Отряд Павлуцкого потерял в том бою лишь 8 человек убитыми, но было множество легкораненых. В качестве добычи войскам «Анадырской экспедиции» досталась сотня пленных женщин и детей, кого бросили, не успев зарезать, и свыше трёх тысяч оленей.

«Чюкоцкая земля самая пустая…»
Следующее большое сражение состоялось через три недели. Неожиданно отряд Павлуцкого на марше с двух сторон атаковало свыше тысячи чукчей — ополчение «тойона восточного моря Хыпаю» и остатки ополчения разбитого ранее «тойона северо-восточного моря» Наихню. Но бойцы Павлуцкого не растерялись, соорудив из поставленных вертикально саней-«нарт» кольцевую стену, они ружейным огнём отбили неожиданный бросок противника и сами перешли в контратаку.

Бой продолжался несколько часов, потеряв три сотни убитыми, чукчи отступили. На этот раз русским достались минимальные трофеи — десяток пленных и немножко оленей. радовало лишь то, что в этом бою отряд Павлуцкого не имел убитых, но вновь было несколько десятков раненых.

В середине июля 1731 года войска «Анадырской экспедиции» вышли на самый восточный берег Чукотки. Всего лишь в сотне с лишним вёрст от них лежала Америка. Здесь, на краю Азии отряд Павлуцкого встретил стойбища «пеших чюхч», которых возглавлял «тойон северного моря» Кею.

На первой встрече 14 июля 1731 года тойон Кею, в обмен на медные котелки и зеркала, согласился платить «ясак» и даже войти в русское подданство. Однако, когда на следующий день Павлуцкий с частью отряда подошёл к его стойбищу, то был атакован пятью сотнями чукотских воинов. Мы уже никогда не узнаем, что произошло — переел ли тойон Кею мухоморов ночью или заранее планировал обмануть русских…

Битва продолжалась целый день, к вечеру, потеряв почти половину воинов убитыми, люди тойона Кею отступили. Отряду Павлуцкого разгром крупнейшего войска «пеших чюхч» обошёлся в одного убитого казака и три десятка раненых. Но трофеи вновь были невелики — всего тридцать оленей и несколько пленных.

Итогом боёв Павлуцкого стало первое попавшее в столицу Российской империи подробное описание Чукотского полуострова. «Чюкоцкая земля кругом Анадырского носу, — писал драгунский капитан далёкому начальству, — самая пустая, лесов и никаких угодей в той земле, рыбных и звериных промыслов не имеетца, токмо довольно каменных гор да воды, а больши во оной земли ничего не обретаетца, и вышеписанные немирные чюкчи живут во оной земле при морях и питаютца нерпой и моржевым и китовым жиром и травой…»

До осени 1731 года «экспедиция» Павлуцкого прошла пешком по Чукотке, по горам, болотам и тундре свыше двух тысяч вёрст. Помимо трёх больших сражений с чукчами было множество мелких стычек, разорили немало их стойбищ. По подсчётам Павлуцкого убили 1452 взрослого чукчи мужского пола.

Но общий итог похода вызвал вопросы. В плюс можно было отнести лишь большие потери, нанесённые самой боеспособной части «настоящих людей», и возврат трофеев, захваченных чукчами при разгроме отряда Шестакова — русские отбили и знамя, и все три нарезных винтовки (это новшество чукчи так и не оценили), и дюжину железных кольчуг. Кроме того, из рабства у чукчей освободили 42 коряка и 2 русских (их имена и фамилии документы XVIII века сохранили до наших дней — Илья Панкарин и Анна Ворыпаева).

Но военное поражение и большие потери не сломили чукчей. Наоборот, осознав могущество надвигающейся России, они стали объединяться, и после похода Павлуцкого в последующих набегах на русские владения стали участвовать даже те дальние кланы чукчей, которые ранее никогда не покидали берега Чукотского моря.

Не решила «экспедиция» Павлуцкого и финансовый вопрос — ценных мехов, ради которых собственно и покоряли всю Сибирь, захватили до обидного мало, всего 136 «красных» лисиц и пять «сиводущатых» (один из самых дорогих мехов). Конечно, в Москве такая «пушная казна» стоила рублей 500, огромное богатство для одного человека. Но затрат на «Анадырскую экспедицию» это не покрывало даже на десятую часть.

Ещё за весь поход бойцы Павлуцого захватили свыше 40 тысяч оленей. Но в постоянных стычках с чукчами пасти эти полудикие табуны было невозможно, поэтому часть оленей съели, а большую часть просто растеряли. Вернувшаяся в Анадырский острог 21 октября 1731 года «экспедиция» привела с собой менее тысячи.

Война с чукчами оказалась сложной, дорогой, а главное — бесконечной.

Глава 17 Чукотские войны: Последняя песня тойона Наихню…

Грандиозный по меркам дальневосточного Севера поход Павлуцкого лишь ненадолго прекратил чукотские набеги на соседей. Уже в 1737 году большой отряд «настоящий людей» дошёл даже до центральных районов Камчатки, в тысяче вёрст от «пограничной» реки Анадырь. В следующем году под Анадырским острогом чукчи уничтожили довольно крупный русский отряд — 8 казаков и 20 коряков.

В 30-е годы XVIII века русским даже пришлось построить несколько новых острогов по берегам и окрестностям реки Анадырь, делящей современный Чукотский округ почти пополам. Также попытались организовать регулярное патрулирование по этой пограничной реке — в короткий тёплый сезон на лодках, зимой на оленьих упряжках.

Перемирие вроде бы наметилось летом 1741 года — чукчи тоже устали от перманентной войны и в низовьях реки Анадырь вступили в переговоры с русскими властями. После того как капитан Павлуцкий, получив майорский чин, уехал на повышения в Якутск, обязанности коменданта Анадырского острога выполнял казачий сотник Василий Шипицын. 19 августа 1741 года он с семью десятками казаков на десяти больших лодках-«шитиках» в 150 верстах к востоку от современной столицы Чукотки встретил сотню лодок-каяков, на которых располагались дружины и родичи наиболее влиятельных чукотских «тойонов».

Трое суток стороны вели невнятные переговоры. Нет, языкового барьера не было, переводчиками были родственные чукчам коряки, да и среди казаков уже хватало понимающих чукотские наречия (по крайней мере мужское наречие, ибо у чукчей женщины разговаривали по сути на отдельном языке). Несколько сибирских казаков волне были способны почти без запинки произнести: «Игыр мыкычьыт энмэч энанмнылявынногьат эмыръавагыргык…»

Проблема была в ином — стороны жили в слишком разных мирах и просто были не в состоянии постичь психологию друг друга. Пока шли переговоры, одна из корякских пленниц, находившаяся в рабстве у чукчей, бегала на свидания к казаку Анкудинову и рассказала своему «ыгинны» (любимому), как ночью у костра среди своих воинов тойон Наихню, тот самый, чьё войско 10 лет назад потерпело поражение в первой битве с Павлуцким, пел длинную боевую песню… Рассказ об этой песне и стал причиной новой русско-чукотской войны.

Подстрочный перевод песни, пропетой свыше двух с половиной веков назад на берегу и ныне почти безлюдной Анадыри, сохранился до наших дней в казачьих отчётах, присланных позднее в Якутск и далёкий Петербург. Со слов толмача Анкудинова и безымянной корякской рабыни было записано: «Он де Наихню соберет всех роду ево северо-восточного моря людей и пойдет к восточному морю, откуда вверх по реке Анадырю, где будет российское войско, то оное смертно побьет, откуда сядет со своим войском в байдары яко на санки и пойдет вверх по Анадырю, а как будет подходить к Анадырскому острогу, то выйдет на превеликое озеро, на коем найдет гусей и уток, коих ничем другим как одною палкою приколотит, а когда войдет в острог, то во оном народу головы и шеи переломает, чем и всех погубит, а острог на огне созжет, и на российской земле со своим войском и оленными табунами будет жительство иметь, дабы и будущим ево в потомках родом было в похвалу, что он северо-восточного моря тоен Наихню российским местом завладел».

Скорее всего, это был обычный для чукотского мужчины-воина ритуальный напев, в котором он славил свою крутость и способность ловко убить всех — от уток до русских. Но старый и авторитетный тойон Наихню слишком красиво исполнил свою песню, оснастив её очень уж правдоподобными деталями.

И не менее опытный казачий сотник Василий Шипицын, всю свою жизнь воевавший с опасными чукчами, не стал долго размышлять над психологическими особенностями чукотского фольклора, а принял простые и действенные меры. На следующий день, когда тойоны во главе с Наихню приплыли продолжать странные переговоры (русский сотник уже считал их отвлекающим манёвром), казаки всех зарезали.

«Немирных чюкч искоренить вовсе…»
Растерявшись от потери старейшин остальные чукчи уплыли без боя. Но, естественно, с тех пор считали себя в состоянии вечной войны, надолго отказавшись от любых мирных контактов. И спустя десятилетия, когда русские власти предлагали переговоры, чукчи отвечали отказом, напоминая про сотника Шипицына.

Власти Российской империи попытались окончательно решить чукотский вопрос силой. В феврале 1742 года по предложению иркутского вице-губернатора Лоренца Ланга (кстати, бывшего шведского офицера, попавшего в плен еще под Полтавой и прижившегося в России) Сенат в далёком Петербурге издал указ: «На оных немирных чюкч военною оружейною рукою наступить и искоренить вовсе…» Тех же кто, сдастся в плен, предполагалось насильно переселить в Якутию.

Для реализации этих планов на Чукотку вновь возвращался Дмитрий Павлуцкий. Получив чин майора и должность Якутского воеводы, этот опытный борец с чукчами к тому времени был «сильно болен ногами», суровый климат Севера довел его до ревматизма. Но за выполнение задачи майор взялся с прежним рвением.

Тем более что сами чукчи не позволяли забывать о себе. На исходе зимы 1742 года их крупный отряд недалеко от Анадырского острога напал на коряков, убив 8 «князцов», глав корякских родов. Через год чукчи вновь появились здесь, 28 февраля 1743 года они угнали табуны корякских оленей. Бросившийся за ними в погоню отряд в 40 русских и коряков попал в засаду превосходящих сил чукчей, и, как позднее докладывалось иркутскому и петербургскому начальству, «едва от них отстоялись с великою нуждою».

Грабительские набеги «настоящих людей» не только подрывали авторитет российской власти, оказывавшейся неспособной защитить своих «ясачных» подданных, но и напрямую задевали интересы русских обитателей Анадырского острога, который во многом обеспечивался пропитанием за счет корякских оленей.

Из-за огромных расстояний и тяжёлого климата подготовка к новым походам Павлуцкого заняла два года. Только 2 февраля 1744 года его «партия» из 40 солдат, 367 казаков, 170 коряков и 67 юкагиров (всего вместе с самим майором 646 человека) отправилась «искоренять немирных чюхч». Для перевозки людей, провианта и снаряжения, а также для питания в далёком походе было мобилизовано свыше 5000 оленей. На вооружении этой гигантской по меркам Крайнего Севера армии, помимо ручного огнестрельного и холодного оружия, имелась даже одна «пушка железная малая».

Пройдя за месяц по тундре свыше 300 вёрст, только 2 марта севернее устья реки Анадырь отряд Павлуцкого настиг первые кочевья чукчей. От пленных узнали места стойбищ «главного тоена Тентиона» — их нагнали и разгромили через две недели где-то севернее современного чукотского посёлка Канчалан.

В битве погибли 106 чукотских воинов во главе с самим тойоном Тентионом. Его жена умерла от пыток — как описывалось в донесении Павлуцкого, «по распросам на огне зжена», русскому отряду требовалось добыть информацию о других чукотских кочевьях. Один же из маленьких сыновей Тентиона позднее вместе с другими пленными попал в Якутск, там его вырастила жена Павлуцкого, в крещении мальчик получил имя Николая и позднее стал известным исследователем Крайнего Севера, получил чин русского офицера и дворянское звание.

Но вернёмся в 1744 год, когда отряд Павлуцкого двигался по Чукотке на север вдоль берегов залива Креста, громя найденные кочевья и стойбища. Здесь были разгромлены яранги тойона Тегрувья и захвачены его табуны оленей. В конце мая разгромили огромное по местным меркам поселение береговых «пешихх чюкоч», в бою погибло 130 чукотских воинов.

По русским описаниям это был «острог, выкладенной ис каменьев». Сами чукчи такие укрепления называли Гуйвиир, «каменная крепость». В обороне своих «крепостей» у чукчей было одно слабое место — они непоколебимо верили, что враг никогда не войдёт в их яранги и землянки, так как побоится мести духов-покровителей, которые по их поверьям имелись у каждого северного жилища. Действительно, в междоусобных столкновениях ни чукчи, ни коряки, ни ительмены-камчадалы, все свято верившие в духов жилищ, никогда не врывались в жильё противника, они или вынуждали защитников разными способами покинуть его, или стремились его разрушить.

Но в столкновениях с русскими наивная тактика — засесть в своей яранге и не выходить из неё — не работала. Солдаты и казаки чукотских духов боялись меньше, чем начальства, и во время штурмов смело врывались в чукотские жилища, либо расстреливали их из ружей. К тому же при штурме таких «крепостей» русские с успехом использовали высокотехнологичное для тех лет оружие, которого точно никогда не было у их северных противников — ручные пороховые гранаты.

Защитить от русских свои посёлки, даже хорошо укреплённые, чукчи не могли. Помня об итогах прежних столкновений, они отныне избегали и открытого боя, лишь изредка беспокоя русских мелкими нападениями на обоз и табуны оленей. Павлуцкий рассылал в разные стороны дозорные отряды, но найти «главное чукотское войско», растворившееся в бескрайних пустынях Севера так и не смогли.

«До последней капли крови намерены ратитца»
В начале лета 1744 года русский отряд вышел к берегам залива Лаврентия, самой крайней точке Чукотки на востоке. Отсюда повернули на запад, двигаясь вдоль берегов Восточно-Сибирского моря до устья реки Амгуэма, протекающей на севере Чукотки. Здесь пришлось повернуть на юго-запад и возвращаться в Анадырский острог, так как войско Павлуцкого уже испытывало голод.

Слишком большому по меркам Крайнего Севера отряду в походе, растянувшемся даже не на сотни, а на тысячи вёрст, было тяжело прокормиться. Вместо поиска неуловимых «чюхч», пришлось заниматься охотой на птиц и диких оленей, специально посылать отряды на побережье для добычи моржей и нерп и даже прибегнуть к «подножному корму». «Идучи по тундре питались травой и кореньем», — так позднее докладывал майор Павлуцкий начальству.

Отряд двигался медленно — были съедены почти все «езжалые» олени из обоза, приходилось часто останавливаться для поисков и добычи еды. От голода и дальних переходов многие обессилели, их пришлось нести на носилках, сделанных из копий и ремней. Чукчи шли по пятам уходящего отряда Павлуцкого и сумели убить нескольких казаков, отделившихся для рыбной ловли.

Лишь 22 сентября 1744 года отряд Павлуцкого вернулся в Анадырский острог. Пройдя за 8 месяцев в тяжелейших условиях по землям Чукотки почти 3000 км, так и не удалось решить главную задачу — уничтожить основные силы чукчей. Добыча так же оказалась ничтожной — не было ни ценных мехов, ни больших стад трофейных оленей, а из сотни взятых «в полон» женщин и детей большинство умерли от голода по дороге в Анадырский острог.

В отправленном начальству донесении майор Павлуцкий меланхолично доложил, что чукчи подчиняться не желают и «до последней капли крови намерены ратитца», поэтому необходимо продолжить походы в самые отдалённые края Чукотки. Однако на следующий год выступить не удалось — банально не хватило еды. Почти 500 человек в Анадырском остроге, помимо постоянного гарнизона, за зиму съели всех окрестных оленей. Лето 1745 года людям Павлуцклого пришлось полностью посвятить добыче и заготовке пропитания. Благодаря предусмотрительности майора удалось лишь перехватить один крупный отряд чукчей, отправившихся в очередной набег на байдарках по реке Анадырь.

Лишь в марте 1746 года неутомимый Павлуцкий вновь отправился в поход. На этот раз 250 солдат и казаков, вместо со 150 юкагирами и коряками, шли прямо на север к «Колымскому морю», как тогда русские именовали восточную честь Северного Ледовитого океана. В апреле отряд вышел к Чаунской губе на крайнем севере Чукотке, где уничтожил крупное стойбище береговых чукч.

Вскоре русские сами едва не погибли, но не от ударов противника, а под натиском природной стихии — не смотря на апрель, начался страшный снежный ураган, продолжавшийся более 5 суток. Выжив в катаклизме, который опасен даже для современной техники, отряд Павлуцкого продолжил поход, уничтожив еще одно поселение. Чукчи, видя превосходство неприятеля, прежде чем погибнуть в бою, по традиции убили свои семьи, чтобы они не попали в плен. Как позднее писал в докладе Павлуцкий — «не хотя итти в покорность, тако ж джен и детей своих прикололи…»

Найти другие стойбища и кочевья чукчей больше не удалось, и к лету 1746 года отряд Павлуцкого вернулся в Анадырский острог. Трофеи вновь были минимальны — четверо пленных и семь сотен оленей. Оставшуюся часть тёплого сезона русским вновь пришлось посвятить добыче пропитания, дабы пережить долгую полярную зиму.

Стратегия дальних походов по бескрайним и пустынным пространствам Чукотки зашла в тупик. Впрочем, майору Дмитрию Павлуцкому ходить в них больше не пришлось — весной следующего 1747 года чукчи его убили.

Битва на реке Орловой
12 марта 1747 года на берегу реки Майн (Мэйнывээм— по-чукотски «большая река», правый приток Анадыри), совсем близко по северным меркам от Анадырского острога, крупный отряд чукчей, напав на коряков, взял в плен 8 человек и угнал семь оленьих табунов. Среди угнанных оленей были и предназначенные для прокорма гарнизона Анадырского острога.

В тот же день, узнав о нападении, майор Павлуцкий бросился в погоню. Собирались экстренно, вышли в ночь на 13 марта — 97 русских и 35 коряков на всех собачьих и оленьих упряжках, которые удалось собрать в остроге, двинулись по следу чукчей. За ними пешим порядком выступили те, кому не хватило упряжек — 202 солдата и казака под командованием сотника Алексея Котковского.

Передовой отряд Павлуцкого шёл на юг, по берегу реки Майн, именно здесь проходил «тракт», путь из Анадырского острога на Камчатку к Охотскому морю. Чукчей настигли утром 14 марта там, где в Майн впадает речка Орловая — в тополиных рощах по её берегам, действительно, гнездились орлы. Здесь на горе, ныне известной как Юкагирская сопка, отряд Павлуцкого и обнаружил грабителей — их оказалась целая армия, почти 600 чукотских воинов в костяной броне.

Павлуцкий, не смотря на такое неравенство в силах, приказал готовиться к атаке. В русском отряде возник короткий спор — часть казаков и корякские «князцы» просили майора дождаться идущие следом две сотни Котковского, другие считали, что надо атаковать, пока чукчи не ушли и не растворились в бескрайних снегах Чукотки. Позднейшее расследование Сената Российской империи зафиксировало прозвучавшие в те минуты слова казачьего сотника Семёна Кривогорницына: «Наши казаки воисты дома, а в виду неприятеля трусливы; теперь-то и бить злодеев, пока они в куче, а где их сыщем, когда разбредутся по загорьям?»

Похоже, Павлуцкий и его люди за последние годы устали от многомесячных и бесплодных попыток искать «настоящих людей» посреди безжизненной тундры. Здесь и сейчас противника не надо было искать — основные ударные силы чукотских родов наконец стояли перед ними в полной боевой готовности. И 97 русских атаковали шесть сотен неприятеля.

Люди Павлуцкого двинулись вверх по сопке. Согласно дошедшим до нас воспоминаниям, сильный ветер бросал в лицо русским колючий весенний снег, «что неприятелю много способствовало». Чукчи атаковали с горы — казаки и солдаты дали залп из ружей и единственной имевшейся при отряде небольшой железной пушки. Чукчи, уже опытные в боях с русскими, упали в снег и большая часть картечи с пулями просвистели над их головами. На второй залп у русских времени уже не осталось — несшаяся с горы масса костяной брони ударила в их отряд.

Началась рукопашная схватка. Сразу же сказалось численное преимущество чукчей, но русский отряд — уступавший противнику по количеству воинов, минимум, в пять раз — дрался упорно. По воспоминаниям выживших, свалка была такой плотной, «что неприятель у россиян ружья, копья, а россиане у неприятеля луки и копья ж отнимали руками и оборонялись ножами».

Русский отряд с боем и большими потерями отступил к подножию Юкагирской сопки, где укрылся от атак чукотских воинов за укреплениями, наспех построенными из саней. Позднее от пленных чукчей узнали подробности гибели майора Павлуцкого — при отступлении отряда он долго отбивался в окружении врагов, рубя саблей костяные наконечники их копий. Чукчи пытались расстреливать его из луков почти в упор, но майор в стальной кольчуге и шлеме был только ранен. С трудом чукчи свалили его арканами и добили ударом копья в горло.

Битва продолжалась пока на горизонте не появились несколько десятков передовых человек из спешившего следом отряда сотника Котковского. Завидев идущее к русским подкрепление, чукчи тут же прекратили атаки и на оленьих упряжках скрылись за горизонтом — «ушли в свою землицу», как позже вспоминали выжившие в том бою казаки.

Подошедший отряд Котковского не мог их преследовать, так как чукчи угнали у местных коряков почти всех оленей. Русским осталось лишь собирать трупы павших и подсчитывать потери, которые по меркам Крайнего Севера были чрезвычайно велики.

Где-то в Европе всё это сочли бы небольшой стычкой, но для самого северо-восточного края Азии случившееся являлось настоящим побоищем эпических масштабов. Из 97 бойцов отряда Павлуцкого погиб 41 человек — в том числе сам командир «Анадырской партии» и два казачьих сотника. Из 35 участвовавших в бою союзных коряков погибло 11. Один казак попал в плен. Потери чукотских воинов остались неизвестными, поскольку они увезли с собой всех убитых и раненных.

Достались чукчам и небывало большие трофеи — знамя отряда Павлуцкого, железная пушка, четыре десятка ружей, много холодного оружия и снаряжения. С трупа Дмитрия Павлукцкого чукчи успели снять кольчугу, и если значение добытого в бою знамени они тогда не особо понимали, то стальной трофей ценился ими наиболее высоко. Почти полтора следующих века этот символ победы будет передаваться из поколения в поколение. Лишь в 1870 году один из чукотских старейшин-«тойонов» в знак мира подарит кольчугу Павлуцкого «колымскому исправнику» барону Гергарду Майделю, руководителю первой научной экспедиции российских представителей на Чукотку.

«Битва не реке Орловой» воистину стала эпическим событием в истории Чукотки, войдя в фольклор всех проживающих здесь народов. В конце XIX столетия этнографы зафиксировали песни и сказания о гибели майора Павлуцкого и у коряков, и у потомков первых русских поселенцев на Анадыри. Но больше всего преданий о тех событиях сохранилось, естественно, у чукчей — гибель страшного для них «худоубивающего якунина» стала частью героического эпоса Крайнего Севера. «Русский начальник, весь одетый в железо» отныне был их персонажем, наряду с мифическими духами и сверхъестественными существами.

«Для искоренения немирных чукоч оружейною рукою…»
Не меньшее впечатление гибель майора Павлуцкого произвела и далеко на западе — в Петербурге. Рапорт оставшегося старшим в Анадырском остроге сотника Котковского о неудачной «битве на реке Орловой» отправили на собачьей упряжке в Иркутск 3 апреля 1747 года. Расстояния были столь велики, что при тех транспортных средствах, Сенат Российской империи узнал о разгроме майора Павлуцкого только восемь месяцев спустя, в ноябре.

Донесение поступило в Сенат вместе с просьбой «…для искоренения оных немирных чукоч оружейною рукою и для охранения здешних острогов прислать драгун 500 человек». Правительство Российской империи посчитало, что для наступления на чукчей надо иметь в Анадырском остроге хотя бы тысячу солдат и казаков.

Сегодня даже сложно представить, каких трудов в середине XVIII века в Сибири стоило найти и перебросить на Чукотку несколько сотен «служивых». Людей собирали по всему краю, от пограничья с казахскими племенами до Забайкалья. Первое подкрепление — 99 солдат и 49 казаков — прибыли в Анадырский острог только к лету 1750 года.

Пока русские перебрасывали резервы через тысячи вёрст тайги и тундры, чукчи активизировали свои набеги. Вынужденные прекратить их на несколько лет под ударами Павлуцкого, они спешили наверстать упущенное после разгрома страшного майора. Вторгались даже на Камчатку, грабя и убивая камчадалов и коряков.

Поручику Якутского полка Семёну Кекерову, исполнявшему обязанности командующего Анадырским острогом, пришлось провести несколько ответных походов против чукчей, чтобы остановить разграбление «ясачных» подданных Российской империи. Однако проблуждав по тундре несколько тёплых месяцев, русские отряды так и не нашли неприятеля в безлюдных просторах. Только в августе 1750 года на берегу Берингова моря обнаружили покинутый чукчами «острог» — небольшое укрепление из древесных стволов и коряг, прибитых морем к берегу. Убегавшее на байдарках племя тойона Кею удалось обстрелять из ружей.

Следующие несколько лет продолжались такие же бесплодные походы, когда ускользающего неприятеля, обычно, лишь удавалось заметить на горизонте. Но в отличие от времён Павлуцкого, до самых отдалённых берегов Чукотки отряды из Анадырского острога не ходили. К тому же казакам и солдатам приходилось в эти годы отвлекаться на периодические бунты «ясачных» коряков на берегах Охотского моря.

В марте 1754 года большой чукотский отряд — около 500 воинов во главе с тойонами Тегрувье, Ихъяином и Мего — вдруг появился под Анадырским острогом, убив нескольких казаков, большое количество местных коряков и вновь угнав оленьи стада. Погоня за грабителями двух сотен казаков на собачьих упряжках продолжалась неделю, пока след чукчей не скрыл снежный ураган.

Постепенно, далёкое начальство в Петербурге стало понимать, что военная операция на крайнем северо-востоке империи не только слишком затянулась, но и лишена стратегических перспектив. В острогах от Колымы до Камчатки располагалось почти полторы тысячи «служивых», но если большинство северных гарнизонов насчитывали по нескольку десятков человек, то в Анадырской «крепости» приходилось содержать почти 600 солдат и казаков.

В условиях крайнего Севера, когда из «техники» были доступны только собачьи, да оленьи упряжки, содержать такое огромное по чукотским меркам войско было крайне дорого. Притом, в отличие от других регионов, трофеи и добыча многотрудных чукотских походов были минимальны. Русская власть настойчиво осваивала Сибирь, Север и Дальний Восток именно из-за «ясака», драгоценной пушной дани. На Чукотке из-за воинственных и непокорных аборигенов, да и в силу природных условий добыча мехов была минимальна.

Большинство эпизодов и деталей долгой русско-чукотской войны не дошли до нас, зато архивы неплохо сохранили финансовые результаты противостояния на крайнем Севере. С 1710 по 1764 года на содержание Анадырского острога и походы против «чюхчей» потратили 1 381 007 рублей и 49 с четвертью копеек (именно так, до долей копеек). При этом стоимость захваченных здесь или полученных в качестве дани мехов составила всего 29 152 рубля и 54 с половиной копейки. Расходы превышали доходы в 47 раз!

Однако от долгой войны устали и чукчи — в редких, но ожесточенных схватках с русскими погибло слишком много мужчин маленького народа. В войне первобытных родов с феодальной империей не могло быть официального перемирия и официальной дипломатии, но неформальные переговоры о мире начались по сути сами собой летом 1756 года.

Впервые со времён резни, устроенной сотником Шипицыным, новый начальник Анадырского острога, майор Ширванского пехотного полка Иван Шмалев встретился с тойонами Тегрувья и Менигытьевым — впервые такая встреча «на высшем уровне» обошлась без боя и убийств. В урочище Красный Яр сошлись 234 русских и более 300 чукотских воинов, как описывал очевидец, «в луках и копьях исправныя, дельныя и лехкия люди, которые по их званию объявлялись бойцами и к военному действию исправными».

Через шесть дней сложных переговоров чукотские вожди согласились считаться подданными Российской империи, вернули трёх русских пленных и выдали символический ясак — 98 «красных лисиц» и 45 песцов. Однако, ни заложников-«аманатов», ни присяги на подданство майор Шмалев от чукчей так и не добился.

Обе стороны, ведя переговоры, опасались внезапного нападения — и в ночь на 4 августа 1756 года, когда поднялась сильная буря, караульным чукотского лагеря показалось, что к ним приближаются русские. Чукчи вскочили в свои байдарки и стремительно уплыли прочь. Когда выяснилось, что тревога была ложной, к русским отправили одного из чукотских «старшин» Харгипина, который и сообщил, что чукчи бежали, вспомним коварство сотника Шипицына и опасаясь внезапного нападения, но всё равно «они де с российскими никогда войны иметь не желают».

«Их чукоцкое между каменьями житие …»
По итогам странных переговоров с чукчами, майор Шмалев отослал начальству в Иркутск и Петербург донесение с предложением добиваться от чукчей мира путём усиления военного давления. Он предлагал построить на Чукотке несколько дополнительных острогов, в частности, в устьях рек Анадырь и Канчалан, а также привести на полуостров почти неизвестное здесь чудо-оружие… лошадей! По замыслу майора Шмалева большое моральное давление на противника окажут 300 коней, «коих те чукчи увидая, уже российских людей не будут почитать пешими и всегда будут иметь опасение от их походов».

Вопрос ездовых животных, действительно, стал слишком актуальным для Анадырского острога — долгая война и набеги чукчей почти искоренили оленьи табуны в его окрестностях, а большинство местных коряков из-за набегов «настоящих людей» предпочли откочевать на юг со своими табунами. В итоге гарнизон «Анадырской партии» остался почти без средств передвижения. Однако перевести через тысячи вёрст тундры несколько сотен лошадей было практически невозможно, а главное, безумно дорого — в далёком Петербурге на такой эксперимент не решились.

Наоборот, высшие власти Российской империи пришли к выводу о необходимотси сворачивать необъявленную, но очень дорогую войну с чукчами. Майору Шмалеву пришёл приказ отныне общаться с чукчами «в пристойном ласкательстве и с оказанием к ним всякого приветствия», не настаивая на присяге, заложниках и внесении пушной подати в полном объёме. Однако проявлять «пристойное ласкательство» к чукчам майору Шмалеву не довелось, он умер в 1758 году, не пережив очередную зиму на крайнем Севере — местный климат убивал приезжих людей не меньше, чем чукотские стрелы с костяными наконечниками.

Новый начальник прибыл в далёкий Анадырский острог лишь спустя три года после смерти Шмалева. Майор Якутского полка Фридрих Плениснер происходил из «курляндских немцев», и за двадцать с лишним лет до назначения на берега реки Анадыри был гвардейским офицеров в Петербурге, откуда его, «вместо кнута наказанья», сослали в Сибирь за слишком активное участие в столичной политике.

Показательно, что и действующий в то время губернатор Сибири Фёдор Соймонов тоже был ранее политическим заключённым, сосланным в Охотск. Российской империи катастрофически не хватало образованных и опытных людей на почти незаселённых дальневосточных рубежах, поэтому даже «государственные преступники» порой делали здесь головокружительные карьеры, становясь крупными чиновниками и командирами.

Два бывших ссыльных, Соймонов с Плениснером, и решили судьбу «Анадырской партии», положив конец затянувшимся русско-чукотским войнам. В донесении правительству они обосновали стратегическую и финансовую бесперспективность войны за пустынный и ледяной полуостров, где живет бедный, но «непокорливый чукоцкой народ».

«Чукоцкая земля, — писал майор Плениснер, — тундровата и камениста и весьма кочковатая и мокрая, тако ж никакого лесу и травы, кроме аленьего корму, то есть моху не имеется… И то их чукоцкое между каменьями житие за неимением лесу временами бывает самое бедное, едва ль в свете где хужее быть может». Чукотку, по эмоциональному определению Плениснера, «можно назвать последнейшею и беднейшею всего земного круга в последнем краю лежащую между севером и востоком, где не имеется удобностей к житью человеческому».

Поскольку финансового смысла в покорении чукчей, не обладающих большими пушными богатствами, нет, то, по мнению Соймонова и Плениснера «не для чего быть в Анадырске команде», «и так до сего времяни такия великие команды в Анадырске с великими убытками из казны содержаны весьма напрасно…»

В итоге анадырский комендант и сибирский губернатор предложили уйти с берегов реки Анадырь, оставив её незаселённой ничейной полосой между чукчами и починившимися России «ясачными» аборигенами. «Анадырскую партию» предлагалось упразднить, а находившихся в ней к тому времени 345 казаков и 412 солдат, вывести в остроги на Колыму и побережье Охотского моря, где их удобнее и дешевле снабжать провиантом.

По итогам этого доклада, 15 марта 1764 года императрица Екатерина II подписала указ: «Состоящую в Сибири Анадырскую экспедицию отменить и имеющуюся в Анадырске команду всю вывести оттуда…» Подписанный в Петербурге указ шёл до Анадырского острога год и месяц, его здесь получили только 6 мая 1765 года. Постепенная эвакуация гарнизона и населения началась осенью с установлением снежного пути для оленьих и собачьих упряжек.

Из-за трудностей с передвижениями на огромные расстояния крайнего Севера даже ликвидация «Анадырской партии» растянулась на 6 лет. При этом обитатели острога, болезненно воспринявшие его оставление как признание поражения, методично уничтожили всё, дабы не оставить никаких трофеев противнику. Часть военных припасов, на случай возможного возвращения, спрятали в тайниках в окрестностях. Церковь заранее аккуратно разобрали и брёвна отправили плыть вниз по реке Анадырь, в ней же утопили колокола и пушки.

3 марта 1771 года сожгли все оставшиеся казённые строения и 75 жилых домов, а также укрепления острога — три башни, три артиллерийские батареи и частокол. В тот же день остатки гарнизона и жителей во главе с прапорщиком Павлом Мордовским на собачьих упряжках двинулись в Гижигинскую крепость, расположенную на самом северном берегу Охотского моря в 750 верстах к югу от навсегда исчезнувшего Анадырского острога, 122 года верой и правдой служившего самым северо-восточным форпостом Российской империи.

Ровно через 4 года, уже в окрестностях Гижигинского острога сотня солдат прапорщика Мордовского разгромит отряд в несколько сотен чукчей, пришедших сюда грабить коряков. В том бою, 9 марта 1775 года, погибло 83 чукотских воина, 5 солдат из роты Мордовского и 13 коряков, дравшихся на стороне русских. Исход боя решил удачный выстрел из пушки и залп кремневых ружей, против которых оказались бессильны доспехи из моржовых шкур и китового уса.

Ярмарка вместо войны, бисер вместо пуль
Это столкновение стало последней «битвой» долгой русско-чукотской войны. И тут оказалось, что за век с лишним боёв и стычек чукчи… привыкли к русским. Ведь война оборачивалась не только трупами и пленными, но и торговлей — например, чукчи уже не могли представить свою жизнь без железных котлов и табака.

Всё это в ту эпоху они могли получить только у русских. И вскоре после эвакуации острога с берегов Анадыри, «колымский комиссар» Иван Баннер (кстати, в будущем один из руководителей русской Аляски) с удивлением узнал, что воинственные «чюхчи» сами начали искать бывших противников, предлагая менять шкуры лисиц и моржовые клыки на медные котлы и табак.

Российское правительство с ходу оценило возможную роль торговли в, как тогда писали, «приручении» непокорного народа. И в 1794 году на колымском притоке реке Анюй (Вылгилвээм — «берёзовая река» на чукотском языке) построили небольшую деревянную крепость, специально для торговли с чукчами.

Учитывая боеспособность и агрессивность «настоящих людей», торговля с ними велась почти как военная операция, с соблюдением всех мер предосторожности. Чукчи тоже являлись на торг в доспехах и полном вооружении. Опасаясь и в то же время нуждаясь друг в друге, стороны быстро выработали правила этой специфической коммерции.

Ярмарка, прозванная по имени реки Анюйской, проводилась раз в год, в течение десяти дней марта. По воспоминаниям, на всех очевидцев производило сильное впечатление множество чукчей, являвшихся в полном вооружении у частокола Анюйского острога с криками «Тарова!» (так они переиначили русское приветствие «Здорово»). В следующие дни пришельцам, в обмен на символический ясак в три десятка лисьих шкур, разрешалось появляться на торге у ворот острога, но только в светлое время суток.

Меновая торговля происходила следующим образом. Чукчи в доспехах, опираясь на копья, неподвижно стояли у своих собачьих упряжек, на которых был разложен их товар — шкуры лисиц, песцов, куниц, бобров, выдр и белых медведей, моржовые клыки и готовая одежда из оленьих шкур. Между неподвижными чукчами бродили русские купцы и приказчики, предлагая на обмен свой товар — металлические топоры, иглы, ножи, котлы, деревянную посуду, листовой табак и бисер.

Чукчи торговались не менее упорно, чем воевали. Обмануть их было непросто — например, опытный чукотский охотник, по воспоминаниям очевидцев, мог, подкинув на руке, легко на вес определить нехватку 1–2 фунтов табака в предложенной пачке. Этот товар «настоящие люди» ценили очень высоко, давая за пять фунтов махорки одну лисью шкуру. Столько же — одну лисицу — на Анюйской ярмарке стоил железный топор.

В обмен на пару фунтов табака и льняную рубашку чукчи даже соглашались креститься — появление в русской церкви с красочными иконами и торжественными службами они воспринимали как интереснейшее развлечение в их северной жизни. Ещё им очень нравились сладкие леденцы, но категорически не пришёлся по вкусу привычный русским чай.

Зато пристрастие к «черкасскому листовому табаку», простой и жгучей махорке, выращенной на Украине, было столь велико, что, когда её попытались заменить другими сортами, которые было дешевле и легче доставлять в Сибирь, чукчи едва не устроили вооруженный бунт, заявив, что без привычного зелья ярмарка им не нужна. Пришлось русскому начальству срочно требовать нужный сорт никотина с другого конца огромной империи.

Женскую же половину воинственного чукотского народа покорил стеклянный бисер — он был красивее, удобнее и дешевле привычного им костяного. Так что, вопреки расхожим мифам, войну с чукчами прекратила не водка, а табак и бисер. Русские власти, наоборот, запрещали продавать чукчам алкоголь — пока «настоящие люди» (луораветланы, самоназвание чукчей) не растеряли свои боевые навыки, в пьяном задоре они казались слишком опасными. Алкоголизация чукчей началась лишь веком позднее, в конце XIX столетия, когда с американских кораблей, регулярно торговавших у берегов Чукотки, «настоящим людям» стали в обмен на меха активно предлагать «огненную воду».

К тому времени «луораветланы», хотя по слухам и совершали иногда набеги на эскимосов Аляски, свою былую воинственность растеряли. Долгие чукотские войны в бескрайних ледяных просторах навсегда ушли в прошлое.

Глава 18 Как соболь и белка заменяли России нефть и газ

На протяжении столетий торговля мехом приносила властям Руси сверхдоходы, сопоставимые по значению с современным нефте-газовым экспортом
Вплоть до XVIII столетия Россия не имела собственных источников золота и серебра, не обладала она ни избытками других металлов, ни достаточным количеством ремесленников, способных обеспечить массовый импорт товаров за рубеж. Поэтому на протяжении почти тысячелетия страна поставляла на внешний рынок натуральное сырьё, прежде всего разнообразную пушнину. Торговля мехом приносила властям древней Руси и Московского государства сверхдоходы, сопоставимые по значению с современным экспортом нефти и газа.

«Главное богатство их составляет мех..»
В конце первого тысячелетия территория Руси представляла собой по сути сплошные леса, густо заселенные ныне здесь редкими животными с ценным мехом, вроде рыси или соболя Даже сегодня в центре европейской части России, на севере Украины и в Белоруссии немало бобров, не говоря уже о живности с мехом попроще — вроде выдр или белок. Тысячу лет назад эти русские земли были почти неисчерпаемым источником меха.

Напомним, что до XX века, до эпохи массового распространения хлопка, а затем синтетики, меха в Европе и Азии были единственным материалом для по настоящему тёплой одежды. К тому же наиболее красивые меха были предметом престижного потребления, наравне с драгметаллаи и ювелирными изделиями. Поэтому на протяжении многих веков Русь широко экспортировала на Восток и Запад свой самый массовый ценный товар — пушнину, разнообразные меха.

Одна из первых датированных записей в древнейшей русской летописи «Повести временных лет» сообщает, что в 883 году князь Олег Вещий «воевал» племя древлян, «примучив» их платить дань «черной куной» (куницей). Древляне обитали в лесах между Днепром и Припятью и тысячу лет назад этот регион еще был богат куницами, чей мех считался вторым по ценности после соболиного.

В дальнейшем практически вся внешняя торговля пушниной обеспечивалась таким внеэкономическим принуждением. Поначалу открытый военный грабеж сменил систематический меховой рэкет, когда князья объезжая подчинённые территории (летописное «полюдье»), собирали с них незамысловатые плоды примитивного сельского хозяйства и разнообразные меха. Постепенно князья Киева сосредоточили в своих руках сбор меховой дани со всей Руси и контроль за главными торговыми путями, по которым перемещались экспортные товары, в первую очередь всё те же меха.

Профессорв В.В.Мавродин, один из ведущих ислледователей Киевской Руси среди историков XX века, так описывал сведения о меховым импорте тясячелетней давности: «Мехами торговали русские в Константинополе, столице Византии, в странах мусульманского Востока, в горах побережья моря Джурджана (Каспийского моря), в далеком Багдаде и Хорезме, в странах христианского Запада, в Праге и Раффельштеттене, Регенсбурге и Линце, Эннсе и Ратиборе. Восточные писатели IX–X веков Ибн-Хордадбег, Ибн-Фадлан, Аль-Истахри, Ибн-Хаукаль, Аль-Мукадасси сообщают, что русские привозят меха выдр, черных (чернобурых) лисиц, соболей, белок, горностаев, куниц, бобров… Арабский писатель X века Масуди подчеркивает, что черные лисицы представляют собой самые дорогие меха и только очень богатые люди могут позволить себе иметь шапки и шубы из этих ценных мехов. Ему вторит Ибн-Хаукаль, говорящий, что большая часть этих мехов и превосходнейшие из них находятся в стране Рус. В доказательство необыкновенной пушистости и тепла мехов Халиф Махди окутывал ими сосуды с водой, выставляя их в горах на снег, — и вода в сосудах не замерзала…»

«Повесть временных лет» в записи за 969 год вкладывает в уста княз Святослава такие слова: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии серебро и кони; из Руси же меха и воск, мёд и рабы». Меха не случайно идут первыми среди товаров русского экспорта.

История, естественно, не сохранила статистику этой древней торговли, но объемы явно были внушительны. Размах русского пушного экспорта доказывают даже языковые заимствования — так по гречески белка будет βερβερίτσα от древнерусского «веверица», в арабский язык наименования соболяи бобра так же пришли из русского.

Персидский ученый Ибн-Русте, живший в самом начале X века, так опысывает русов: «Единственный промысел их — торговля соболями, беличьими и другими мехами… Хазаре ведут торг с Булгарами, равным образом и Русы привозят к ним свои товары, как-то меха собольи, горностаевы, беличьи и другие… Главное богатство их составляет куний мех. Чеканеной монеты своей нет у них; звонкую монету заменяют им куньи меха».

Ибн-Русте приводит даже некоторые цены меховой торговли, так в Хазарии шкурка куницы стоила два с половиной «диргема», на Руси же она покупалась всего за один диргем. Шкурка белки на Руси начала X века продавалась иностранцам за четверть диргема. Известно, что в Х веке «диргем» (дирхам, дирхем), мелкая серебрянная монета Арабского халифата, весил около 2–3 граммов. Таким образом за килограмм серебра можно было купить почти две тысячи беличьих шкурок, которых на два десятка беличьих шуб.

В сохранившихся древнерусских источниках арабские монеты-дирхемы именуются «кунами», именно потому что их стоимость на протяжении нескольких веков равнялась стоимости шкурки куницы. Мелкие сереряные обрезки таких момент именовали «веверицами» или «векшами», то есть — белками.

На протяжении веков белка была самым дешевым и самым распространённым на Руси мехом. Та же «Повесть временных лет» упоминает размер дани, которую взимали в начале X века хазары с Руси — «по белке с дыма». Сумма индивидуально незначительная, но в масштабах всей страны дававшая внушительнное богатство.

Арабский учёный Абу Хамид Ал-Гарнати сообщает, что одна беличья шкурка на Руси стоила каравай хлеба — «отличный круглый хлеб, которого хватает сильному мужчине». Тысячу лет назад хлеб представлял куда большую ценность чем сейчас, таким образом одна беличья шкурка это цена одного дня работы взрослого свободного мужчины на Руси тысчу лет назад.

Примечательно, что хотя Ал-Гарнати родился в XI веке в Испании, жил на Сицилии и в Египте, но он очень неплохо осведомлен о русской мехово торговле — для региона Средизмемноморья именно Русь была единственным источником и поставщиком меха. Ал-Гарнати подробно описывает меховую «денежную систему» древней Руси, то есть использование вытертых беличьих шкурок в качестве условных денежных единиц.

Мех соболя ценился минимум в 30 раз дороже беличьего. Летописи сохранили упоминания, что в XII веке половцы брали дань с Новгород-Северского княжества соболями. На стене Софийского собора в Киеве, главного храма Киевской Руси, исследователями была обнаружена датированная XII веком надпись о покупке вдовой князя Всеволода Ольговича земли, ранее принадлежавшей некоему Бояну, за 700 соболей.

Руские меха активно экспортирвались и в страны Западной Европы, вызывая возмущение католических аскетов. Так германский летописец XI века Адам Бременский всячески осуждает моду на меха с Востока: «Они в изобилии имеют неизвестные нам меха, которые разливают в нашем мире смертельный яд гордости. При этом ценят они эти меха не выше всякой дряни, и при этом, думаю, приносят нам приговор, ибо мы всеми путями стремимся к обладанию меховыми одеждами, как к величайшему счастью…»

Тысячу лет назад русские князья, объединившие земли от Новгорода до Киева, стали фактическими монополистами в еждународной меховой торговле от Средней Азии до Западной Европы. Богатейшие экономические центры того мира — Багдад, Константинополь, Венеция, Кёльн — просто не имели значительных альтернативных источников меха, кроме Руси.

Фактически, мех, точнее меховой экспорт в обмен на драгметаллы, стал экономической основой создания на территории Руси первого централизованного государства. Современный российский историк С.В.Цветков в своей работе «Экономическая основа образования древнерусского государства» так резюмирует значение пушного экспорта в нашей истории: «Обладая практически неограниченными меховыми ресурсами и не имея конкурентов в меховых поставках в арабские страны, Византию, в государства Европы, в обмен на которые шли в основном драгоценные металлы, Русь неуклонно создавала экономическую базу для развития мощного государства».

Новгородская белка
После монгольского нашествия и до появления централизованного Московского государства главным центром экспорта русских мехов на Запад был город Новогород. При этом начиная с XIV века западноевропейские архивы хотя бы частично сохранили документы Ганзы (торгово-политического союза немецких городов) о взаимоотношениях с Новгородской республикой — благодря им впервые в русской истории можно хотя бы приблизительно узнать статистику и условия меховой торговли.

Историки XX столетя подсчитали, что шесть веков назад через Новгород в Европу экспортирвовалось не менее полумиллиона меховых шкур ежегодно. Свыше 90 % этого объема составляла всё та же белка — самый дешевый и массовый мех Средневековья.

Массовый, исчисляемый сонями тысяч шкурок вывоз новгородской белки в Европу начинается уже в XIII веке и непрерывно растет два столетия подряд. Минимальные ежегодные закупки отдельных немецких купцов к началу XIV века достигали 5-10 тысяч шкурок. Ганзейские купцы Виттенборги из Любека в течение трех продали в северной Европе 65 тысяч новгородских шкурок.

Крупным покупателем и продавцом руссокг меха тогда был Тевтнский орден. В 1398 году рыцари-крестоносцы купили в Новгороде 136 тысяч шкурок, в следующем году — 38 тысяч, в 1400 году — 43 тысячи, в 1403 году — 51 тысячу. Товарищество немецких купцов в Венеции за 1409–1412 годы продало в Средиземномоьре свыше 200 тысяч меховых шкурок, закупленных в Новгороде.

Известна даже технолгия таких дальних поставок меха. В пункты заготовки, разбросанные по всей территории Новгородской республики, меха привозили связанными в особые колцеообразные «бунты» при помощи ивовых прутьев. В Новгород эти меха поступали уже упакованными в особые мешки («козки» или «козицы»), сделанные из цельной, снятой чулком шкуры и открывавшиеся сверху и снизу. В таких мешках уложенные очень тесно шкурки почти не терлись друг о друга и не теряли товарный вид.

Уже в Новгороде ганзейские купцы укладывали меха в бочки, наиболее удобную тару для морской транспортировки этого товара, и переправляли их дальше, в Германию и Фландрию. В одву бочку входило от 5 до 7 тысяч шкурок (мелких беличьих — до 12 тысяч).

В зависимости от цены и сорта пушнина продавалась различными партиями: соболь, горностай, куница, хорек — «сороками» (по сорок штук), белка — сороками и тысячами шкурок. Этот порядок установился еще в ранний период русско-немецкой торговли и был подтвержден в 1343 году особым двором Новгорода с Ганзой.

При этом документы Новгорода и Ганзы содержат мнжество специальных разновидностей беличьего меха, производных от древнерусской «виверицы»: «верк», «грауверк», «шененверк», «люшверк». Множество немецких торговых терминов той поры являются прямой транслитерацией русских слов: onnyghen означал онежкую блку, clesemes — кляземскую, добывавшуюся в земляк Москосокго княжества. Термины Troynissen и schevenissen происходят от русского обозначения сортов и разновидностей беличьего меха «троцницы» и «шевницы» (сшитые кусочки меха и меховые обрезки). Вся эта сложная дифференциация русской блеки хорошо известна европейским купцам, отражена даже в торговых документах далёкой Фландрии и Англии.

Среди дорогих мехов на первом месте в Новгородском экспорте стояла куница. Объем продаж бобров, соболей и других ценных мехов через Новгород был не велик. Так по ганзейской статистике немецкие купцы в 1391 году только через город Ревель (современный Таллин) вывезли из Новгорода почти 25 тысяч беличьих шкур и только 780 горностаев и 41 соболя.

Русские меха в Новгороде продавали в обмен на серебро и особо востребованные на Руси европейские товары — прежде всего железо, соль и различное сукно немецких и фландрских мануфактур.

Хотя в XIV–XV веках из Новгорода экспортировалось огромное количество белки, число сокрняков, специалистов по обработке мехов в самом городе было очень невелико, не превышая нескольких сотен мастеров и подмастерьев при численности населения Новгорода в 40–50 тысяч человек. Дело в том, что Ганза прямо требовало поставок на рынок только необработанной пушнины, отказываясь покупать у русских обработанные меха или готовые товары.

В 1374 году ганзейские купцы устроили Новгороду самые настоящие «экономические санкции», отказавшись закупать меха под предлогом, что русские продают слишком много «поддельного», то есть уже обработанного меха. Новгородские власти вынуждены были пойти на уступки, так как не имели других удобных путей сбыта своего основного товара — меховой экспорт на Запад и Восток по рекам и суше контролировался либо Москвой либо Великим княжеством Литовским.

Новый торговый договор Новгорода с Ганзой от 1376 года (всего с XIII XV века Новгород заключил с Ганзой 17 торговых договоров) фактически закрепил функцию Новгородской республики как компрадора немецких купцов — отныне новгородцы имели право торговать с Европой только необработыннм меховым сырьём.

При этом не только горожане, обитатели Великого Новгорода, но и практически все крестьяне, жившие на землях Новгородской республики, так или иначе были вовлечены в меховой экспорт. По описаниям европейских путешественников новгородские крестьяне самостоятельно торговали мелкими партиями мехов, в основном белкой, прямо в Новгороде у немецкого подворья.

Но главными продавцами русского меха на Запад, естественно, были новгородские бояре-«олигархи» и «Иановское сто», объединение богатейших купцов города.

Заметную часть налогов, собираемых верхушкой Новгорода с местного крестьянства, составляла именно меховая дань «белами», белкой. Не случайно самая первая из берестяных грамот, обнаруженных современным археологами при раскопках в центре Новгорода (найдена еще в 1951 году) содержит запись о том, как некий Фома с десяти сёл получал ежегодно 312 белок дани и 33 белки за «позём», то есть аренду земли. Эта «береста» датируется историками самым концом XIV века.

Новгородские «окладные книги» содержат немало сведений о сборе меховой дани. Так жившая во второй половине XV века Марфа Борецкая, знаменитая «Марфа-посадница», лидер антимосковской боярской пратии Новгорода, только с одного Никольсокго погоста получала в качестве оброка 3094 беличьих шкурки и два рубля денег серебром.

«Софийская казана», то есть казна архиепископа Новгородского и Псковского, получала с Сердовольсокго погоста дань в 880 белок и 11 с половиной гривен серебра, с волости Мегриярва — 5 гривен серебра и 910 белок. Даже пошлины за рыбную ловлю в Новгородской республике зачастую взимались белками.

Однако главным источником меха (прежде всего той же белки) для Новгорода служила не дань с окрестных крестьян, а меха поступавшие из северных владений олигархической республики. Одним из главных центров торговли белкой на севере Руси был город Устюг Великий. Устюжское княжество долго время платило меховую дано Новгороду. В 1425 году она составляла прмиерно десятую часть ежегодного новгородского экспорта в Европу — 50 тысяч белок и 6 сороков соболей.

Отдельные наиболее богатые новгородские купцы закупали тогда в Устюге до 60 тысяч белок ежегодно. То есть дань составляла менее половины в новогородском экспорте — большинство мехов закупалось, точнее выменивалось у крестьян и охотников в различных регионах Руси, в основном на северо-востоке.

Меховые войны
Еще в XIII–XIV веках, в период господства Золотой Орды, необходимость уплаты монгольской дани подтолкнула новгородцев и владимиро-суздальцев начать экспансию на северо-восток, в лесные земли Белого моря и Урала, в «Биармию» и «Пермь Великую», чтобы за счет обложения меховыми поборами аборигенов компенсировать налоговый гнёт Орды.

Новгородцы пытались обложить меховой данью фино-угорские племена, жившие на северо-востоке, ближе к Уралу. Новогородские «ушкуйники» (северная помесь купцов, пиратов и казаков) постоянно ходили в набеги эти земли, в XIV веке даже достигли реки Обь в западной Сибири. Но Новгород так и не сумел ни полностью покорить северо-восточные земли, ни наладить систематический сбор с них меховой дани.

К тому же постепенно контроль за путями на северо-восток, к Уралу стал переходить к Московскому княжеству. Уже в 1333 году московские князья стали собирать меховую дань на территории современной республики Коми, выбив оттуда новгородских сборщиков подати. Соболь на территории европейской России в те века водился уже преимущественно только в районе Печоры (ныне город в республике Коми), поэтому Новгород остался без своего соболя — самого дорого тогда меха.

В XV веке новгородский меховой экспорт в Европу перестает расти в объёмах и даже сокращается. В 1445 году — когда в Европе была сделана Гутенбергом первая печатная книга — трехтысячный отряд новгородских «данников» (сборщиков меховой подати) ходил за Урал в Югру. Новгородцы пытались обложить местные племена большой меховой данью, чтобы восстановить объемы своего падающего экспорта в Европу. Но пришедший в Сибирь новгородский отряд был разбит «остяками», предками современных хантов и манси.

Этот разгром и постепенный перехват Москвой контроля над главными пушными регионами возле Урала предопределили поражение компрадорской республики в борьбе с централизованным русским государством. Проиграв борьбу за самые ценные меха, наиболее дорогой экспортный товар, Новгород проиграл Москве.

Москва сумела покорить ту самую Югру, которая не далась новгородцам. Уже в 1465 году московская рать ходила за Урал и по итогам похода великий князь Иван III «дань возложил и на всю землю Югорскую».

В 1467 году москвичи победили новгородцеви в битве при Шелони, положив фактически конец саомстоятельному существованию Новгородской республики. И уже через 5 лет московское войско двинулось в «Пермь Великую» в верховя реки Камы, пушные края, которые некогда пытались покорять новгородцы. Пермскую «землицу» обложили пушной данью. А вместе с пленными в Москву прислали богатые по тому времени трофеи — 16 «сороков» чёрных соболей и драгоценную соболью шубу.

По грамоте Ивана III от 1485 года Пермская земля платила в московскую казну «по соболю от лука», всего 1705 шкурок соболей — по тем временам довольно солидная сумма, достаточная чтобы купить три-четыре тысячи лошадей. Для сравнение, 1600 соболей в том же году вывезла из Новгорода ганзейские купцы.

Живший в конце XIV века и причисленный к лику православных святых Епифаний Премудрый, духовник Троице-Сергиева монастыря, в одной из своих книг приводитл слова зырян-пермяков: «Белки или соболи или уницы или рыси и прочая ловля наша… Не нашею ли лювлею и ваши князья и бояре и вельможи обогащаемы суть… Не от нашея ли ловли и во Орду посылаются, и в Царьград и в Немцы и в Литву и прочая грады и страны и в дальния языки».

В 1505 году Иван III ликвидировала автономное Пермское княжество, местные князья из крещеных аборигенов были переведены на южную границу единого государства в Тулу, а богатые пушниной пермские просторы стали частью Московии. Так Россия влотную подошла к границе Сибири с её фантастическими запасами пушнины.

При этом дань мехами сохранялась на территории московской руси даже в начале XVI века. Сохранились грамоты, по которым великий князь Василий III жаловал дворян «мехом коломенским» и «мехом ржевским». Кроме того, «мех», меховая дань в те годы всё еще собиралась в Твери, Костроме, Калуге, Владимире, Новгороде и Дмитрове. В сравнении с уральскими землями меха здесь добывали немного, в основном белку.

Историки отмечают, что начавшийся с конца XV века переход к денежной подати с крестьян обусловлен не только развитием товарно-денежных отношений, но с заметным сокращением поголовья промысловой белки в центральных районах европейской части России. Однако в более северных районах, например в Двинском уезде, «белошную дань и горностали» русские крестьяне платили даже в 1538-39 годах в начале царствования Ивана IV, будущего Грозного.

Помимо, собственных лесов и северного Приуралья, у объединённого Российского государства в XVI веке появился еще один крупный источник пушнины. На меховом рынке Москвы в те десятилетия преобладали «устюжаская и шувайская белка», то есть беличий мех с севера, поступавший через Устюг, и мех с территории современной Чувашии, входившей тогда в состав Казанского ханства.

Бывшая Волжская Булгария, как источник пушнины на экспорт была известна еще арабским купцам VII–IX веков. Централизованное Московское государство почти сразу распространил своё влияние не только на земли Новгорода, но и на территорию Казани.

В начале XVI столетия, по словам австрийского посланника в Москве Сигизмунда Герберштейна, беличий мех шел в столицу России основном «из Чувашии, недалеко от Казани», где белка была «благороднее каких угодно других». Венецианский дипломат Барбаро еще в середине XV века указывал на исключительную роль Казани, как мехового центра, откуда пушнина поступала в Персию, Польшу, Фландрию, а также на русский рынок. Из Казанского ханства Россия импортировала меха на перпродажу в Европу до середины XVI века.

С конца XV века московские князья периодически сажали на ханский трон в Казани своих ставленников. Иван Грозный в 1552 году окончательно покорил Казань, а через два года и Астрахань. Эти победы не только дали в руки Москвы весь торговый путь по Волге, но и сделали Москву монополистом в торговле мехом со странами Каспийского региона и Центральной Азии.

Таким образом даже до начала освоения Сибири московская Русь стала фактическим монополистом в торговле мехом, как с Востоком, так и с Западом. Некотрое количество бобра и белки еще добывалось на территории Великого княжства Литовского, но оно могло торговать только с Европой и Турцией, пути на Восток находились под надёжным контролем Москвы. К тому же наиболее дорогие меха (соболь, горностай, чернобурая лисица) массово добывались только на территории, подконтрольной московским монархам.

При Иване Грозном экспорт русских мехов на Запад первоначально шёл через Нарву. Царь захватил этот город в 1558 году, и уже через несколько лет, в 1564 году, экспорт пушнины из этого города составил свыше 156 тысяч шкур. Русская пушнина составляла 80 % стоимости всего потока русских товарову через Нарву.

Однако, этот важный торговый центр на Балтике русские надолго удержать не смогли. В ходе тяжелой для Руси Ливонской войны город со второй попытки захватили шведы, вырезав в Нарве 7 тысяч русских, всё русское население. Фактически, это была война за контроль над приносвишими сверхприбыли товарными потоками меха, сродни современным войнам за нефть.

Московский соболь
После потери Нарвы русский меховой экспорт в Европу был вынужденно переориентирован на более долгий и сложный северный путь. Он начинался в Архангельске, и через Белое море, вокруг Скандинавского полуострова вёл в порты Англии и Голландии. Англиийские купцы впервые приплыли этим путём в Архангельск за русскими мехами в 1553 году. И вплоть до появления Петербурга именно Архангельск был основным коммерческим портом России, через который шла торговля со странами Европы.

На юге главным коммерческим портом России, через который шла торголя со странами Востока, была Астрахань. Точные цифры русского мехового экспорта в страны Востока отсутствуют. Известно лишь, что в конце в XVI века ввоз ценых русских мехов (лисиц и соболей) в Бухару был настолько значительным, что этот древнейший город Средней Азии даже перепродавал пушнину в Персию. Персия тогда была богатой империей Сефевидов, контролировавшей торговлю с Индией и арабским регионом.

О масштабах сбыта мехов и об удельном весе пушнины в русской торговле с Востоком дают примерное представление закупки отдельных купцов, отраженные в русских документах XVI века… Из всех товаров, закупленных в Москве в 1595 году Али-Хосровом, личным купцом персидского шаха Аббаса, четверть стоимости составляли меха. Всего же им было вывезено в тот годиз Руси около 1500 собольих, куньих, песцовых и других шкурок на сумму в 1000 рублей.

Еще в большем количестве экспортировались меха в Турцию, тогда Османскую империю, контролировавшую большую часть Средиземноморской торговли. Например, в 1524 году султан Сулейман I, могущественный правитель захвативший для совей империи Алжир и Венгрию, специально направил в Москву купца по имени Скиндер, котрый по словам русского посольского документа, должен был для султана «рухляди купити, белки и соболя на несколько тысяч рублей». В 1551 году османский купец Андреян Грек вывез из России в Стамбул для того же султана Сулеймана мехов на 8 тысяч рублей.

История сохранила для нас цены на русские меха, по которым в Московии закупались персидские, турецкие, английские, голандские и прочие купцы. Цены на соболей колебались на русском рынке в зависимости от качества и цвета меха (наиболее ценился в соболе черный оттенок) от 10 до 300 рублей за «сорок» — мех продовался вязанками по сорок шкурок. Впрочем соболь по три сотни рублей за сорок штук встречался крайне редко, в среднем на протяжении XVI столетия шкурка соболя на Руси продавалась по рублю.

Лучшие, наиболее драгоценные экземпляры соболиных шкур продавались не «сороками», а «одинцами» — то есть по одиночке или парами (на шапку или воротник). В Торговой книге XVI века описывается, что «дорогие соболи, непороты и с пупки и с ногти по всем землям в цене». Наряду с целыми собольими шкурками продавались ещё отдельно собольи хребты («соболье портище» или «соболи без пупков») и брюшки («портище пупков собольих»).

Мех горностая ценилился по своей белизне, чем белее, тем дороже. В связи с тем, что мех горностая чрезвычайно нежен, шкурки обычно продавались в вывороченном виде, «чтобы волос не вытерся и не стал от этого хуже». На севере России, в Холмогорах шкурка горностая стоила 10 копеек серебром.

Иностранные покупатели высоко ценили лисьи меха, в особенности меха чернобурых лисиц. Он не продавался «сороками», а только поштучно. Одна шкурка чернобурой лисицы стоила 8-10 рублей, как пять лошадей!

Мех куниц, благодаря своему сходству с мехом соболя и сравнительной дешевизне, охотно покупался и в Азии и в Европе. Шкурка куницы в XVI веке в среднем стоила от 64 копеек до рубля 10 копеек. Шкурка песца тогда стоила в среднем 50 копеек.

Беличьи меха считались одними из самых дешевых и массовых, они продовалсиь даже не «сороками», как осталные меха, а партиями по тысяче шкурок. Нередко беличьи брюшки, сшитые по несколько штук вместе, шли в продажу отдельно от спинок. Бельчьи спинки стоили примерно в два раза дороже, чем «бельи черевьи» (брюшки белок).

На севере Руси беличья шкурка стоила полкопейки. Но в торговле с Европой тысяча беличьих шкурок стоила уже не 5 рублей, а 40 талеров («ефимков» — как тогда русские именовали основную серебряную монету Европы), то есть килограмм серебра.

При этом если в Европу, как и во времена Новгорода, мех вывозился в основном необработанным, то в Турцию, Иран и другие страны Востока русский мех часто шёл уже в изделиях, в виде готовых беличьих шуб и беличьих, куньих, бобровых или лисьих шапок..

Рыночные цены на предметы готовой одежды из меха колебались весьма широко, в зависимости от сорта и качества меха. Например, соболиная шуба, из меха как бы сейчас сказали средней ценовой категории, стоила от 30 до 80 рублей. «Нагольная» (сшитая кожей наружу) горностаевая шуба стоила в среднем 17 рублей. Цена очень популярных «горлатных» (обшитых из меха с горла зверей) лисьих шапок, колебалась в зависимости от качества меха от 1 до 10 рублей.

Мягкое золото Сибири
Конец XVI столетия открыл для Русского государства новые источники сверхприбыли от торговли мехами. Начало присоединения Сибири практически сразу наполнило московскую казну новыми деньгами — собственно всё продвижение русских людей на Восток, «встречь солнцу», было обусловлено поиском и добычей «мягкой рухляди», ценных мехов.

Всё коренное население Сибири по мере продвижения на восток русской власти, облагалось натуральной податью мехом — так называемым «ясаком». Этот термин достался по наследству от Золотой Орды и происходит от монгольского слова «власть».

По окладным книгам Енисейского уезда в 1621 году с коренного населения уезда взимался ясак в размере 12 соболей с человека. Правда тогда это был самый высокий размер ясака в Сибири, в остальных районах размер меховой дани был существенно меньше.

Если в начале XVI века, когда была написана книга Гербенштейна «Записки о Московии», лучший соболь поступал исключительно с Печоры, а белка из Казанского ханства, из Перми, и Устюга, то уже в начале следующего века русские экспортные меха шли из-за Урала и большая ярмарка сибирской пушнины действовала даже в Лейпциге.

При этом среди продаваемых московитами мехов заметно повысился удельный вес самого ценного товара — соболя. Так, например, в 1629 году только в Мангазейском и Енисейском уездах было добыто 85 тысяч соболей. За полтора века до того московский великий князь довольствовался поступлением всего нескольких тысяч соболиных шкурок из «Пермской землицы». Теперь же добыча соболя, его продажа и соответсвенно доходы от экспорта выросли на порядок.

К тому же лучший сибирский соболь был заметно выше качеством того, что встречался к западу от Урала. Едва ли не самый ценный русский товар того времени это так называемые «седые соболя», чьи черные меха с серебристым оттенком стоили от 5 до 20 рублей за шкурку, тогда как хороший дом стоил 10 рублей, а средняя лошадь — 2 рубля.

Уже в конце XVI века царская власть ввела госудасртвенную монополию на внешнюю торговлю саыми ценными мехами. Соболь, чернобурые лисицы и бобры, наряду с ружьями, свинцом и порохом, стали «заповедным товаром», который в обязательном порядке должен был сдаваться в казну и торговля которыми шла только под жёстким контролем государственных органов.

Сохранились статистические данные торговле русскими мехами через Архангельск в середине XVII столетия. Здесь в эт время английские и голандские купцы жестоко конкурировали друг с другом в закупках пушнины для вывоза в Европу. В этот период меховой экспорт через Архангельский порт ежегодно составлял около 500 тысяч шкурок. В 1650 году здесь было продано в Европу 496151 шкурка, в том числе 579 «сороков соболей», 355950 белок, 360 «сороков» куниц, 287 «сороков» норки, 15970 лисиц, 288 «сороков» горностаев, 18748 «собольих хвостов и пупков», 598 «собольих опушек», 15550 «собольих кончиков», 28795 «всяких кошек» (от меха рысей до шкур камышовых котов).

На Восток (Персию, Турцию и Среднюю Азию) экспорта мехов был, как минимум, не меньше, чем в Европу. В 1660 году казна Москвы получила за экспорт сибирского меха 660 тысяч рублей — это ровно половина всех доходов России в тот год. Именно эти меховые сверхдоходы позволили Москве в частности начать присоединение Украины и реформу вооруженных сил — создание «полков нового строя» путём массового привлечения на службу лучших европейских офицеров.

Впрочем меховые сверхдоходы шли не только на нужды государства, но и на сверхпотребление элиты — так разбитая в 1648 году взбунтовавшимися москвичами карета боярина Морозова изнутри была оббита драгоценными чернобурыми соболями (по стоимости это как если бы кто-то в наше время принялся отделывать салон представительского авто брильянтами). Одним словом, экспорт сибирского меха по значению для государства и правящей верхушки вполне можно сравнить с современным нефте-газовым экспортом Российской Федерации из той же Сибири.

Разворот мехового экспорта из Европы в Китай
Хотя до возникновения понятия об экологии оставалось еще три века, но с первыми экологическими проблемами власти Московии столкнулись уже в XVII веке. И связанны они были именно с массовой добычей сибирской пушнины для обеспечения массового экспорта и сверхдоходов царской казны.

На протяжении первых десятилетий XVII века одна только заполярная Мангазея (острог на территории современного Ямало-Ненецкого округа) давала в казну ежегодно до 80 тысяч соболей. За 70 лет неконтролируемый промысел привел к истощению соболя в крае. Добытчики мехов двинулись в Восточную Сибирь и Прибайкалье, а богатая (как говорили современники «златокипящая») Мангазея потеряла свое значение, была заброшена и забыта.

В конце XVII столетия особо качественный соболь добывался уже на две тысячи вёрст юго-восточнее, в Забайкалье, в районе Баргузинсокго острога. Когда в 1681 году «служилые люди» острога начали распахивать окрестные пашни (хлеб в Сибири был очень дорогим дефицитом), то из Сибирского приказа, своеобразного министерства, руководившего всей Росисей к востоку от Урала, пришёл официальный запрет на хлебопашество, дабы «лесов под пашню не сбили и не жгли и от того бы де зверь не переводился… А впредь пахать не велеть».

Запрет на хлеопашество в Забайкалье был обоснован тем, что Баргузинский острог отправлял в Москву особо качественных соболей. Если соболи из других мест шли в столице по 2–4 рубля за штуку, то «чёрные баргузинские» соболиные меха легко достигали рекордной цены в 25 рублей за шкурку. Для сравния, жалование простого казака в острогах Сибири тогда равнялось 5 рублям в год).

Но в конце XVII века, накануне воцарения Петра I, русский меховой экспорт постигли не только экологические проблемы, но и удары от изменения мировой экономической кнъюнктуры. Дело в том, что в Западной Европе впервые за тысячелетие сократился спрос на пушнину. Это было вязано с тем, что во-первых, европейские мануфактуры наконец стали массово производить качественные шерстяные ткани, а во-вторых, в Западную Европу были налажены поставки пушнины из Канады.

Самый ныне крупный город Квебека, Монреаль, был основан французами именно как поселения для пушной торговли с индейцами ирокезами и гуронами. Уже к 70-м годам XVII столетия здесь возникла крупная меховая ярмарка, поставлявшая пушнину, в основном ценных бобров, через Атлантику в Европу. Так канадский бобр стал конкурентом русского меха — именно поэтому императору Петру I пришлось начать экономическую модернизацию России, почивать далее на сверхдоходах от меха было уже невозможно.

Правда, соболь в Канаде не водился, а лучшие шерстяные ткани всё же не могли полностью вытеснить русскую белку и тем более ценные меха куниц и тех же соболей. Благодаря этому русский пушной экспорт в в Европу заметно сократился, но не исчез.

В целях сохранения сверприбылей от меховой торговли, Россия попыталсь найти для своего пушного экспорта новые рынки сбыта. И здесь правительству царя Петра I улыбнулась удача в виде практически бездонного рынка Китая.

В своё время, отец императора Петра, царь Алексей Михайлович сознательно оказался от войны с Китаем за земли по берегам Амура. Эта территория была уже неплохо освоена сибирскими казаками, довольно успешно отбвавшимися от наступления китайских войск империи Цин. Но еще в 1654 году на Амур с целью разведать перспективы добычи соболя в этом регионе был направлен «сын боярский» Федор Пущин. Он добросоветсно изучил вопрос и вполне честно отписал в Москву, что на Амуре нет «достаточного количества соболей». Действительно, соболь здесь был истреблен аборигенами еще веками ранее для поставок ценного меха в былые китайские империи. Основные центры добычи соболя тогда располагались существенно севернее, на просторах современной Якутии и Магаданского края.

Именно по этой причине Москва отказалась от соперничества с Пекином за берега Амура и отдала эти земли китайцам по Нерченскому договору 1689 года. Земли на северном берегу Амура войдут в сотав России лишь на полтора столетия позднее. Однако этот договор позволил Москве начать торговлю с богатым и многолюдным Китаем.

Собственно России тогда нечего было предложить Китаю кроме своих мехов. Однако именно меха нашли в Поднебесной высокий спрос. Китай тогда был и самым населённым и самым богатым государством мира. Весь XVIII век он в обмен на свой шёлк, чай и фарфор получал от западноевропейских купцов значительную часть серебра, добавывшегося тогда в основном в испанских колониях Южной Америки. И часть этого пришедшего от европейских комерсантов серебра в свою очередь поступала из Китая в Россию в обмен на сибирские меха.

Первые полвека торговля с Китаем являлась государственной монополией. Только после 1762 годаПетербург разрегил вроссийскому купеечеству купечеству свободно торговать с китайцами всеми видами «мягкой рухляди». Однако в целях сохранения в России серебра, власти запретили покупать китайские товары за серебряную монету, их полагалось обменивать на меха или иные товары.

В конце XVIII века, с 1792 по 1800 год, пушнина составляла 70–75 % всех русских товаров, поставлявшихся в Китай. Главным видом русского меха, шедшего в Поднебесную, была всё та же дешевая белка. Только из одного Верхнеудинского острогаа ежегодно вывозили в Китай до 400 тысяч беличьих шкурок. В Кяхте, на территрии современной Бурятии, где была организована постоянная русско-китайская ярмарка, с 1768 по 1785 годы почти ежегодно продавалось белки от 2 до 4 миллионов штук. В 1781 году здесь было продано китайцам в обмен на серебро рекордное количество — 6 млиллионов шкурок белки (это на порядок больше, чем объемы максимального экспорта Новгорода в Европу в средние века).

После белки устойчивую позицию в экспорте пушного сырья в Китай занимал горностай. С 1768 по 1785 год в Кяхте ежегодно продавалось от 140 до 400 тысяч шкурок горностая. И естественно особо ценным предметом русского вывоза в Китай оставался соболь — в 70-х годах XVIII века в Кяхте продавалось от 6 до 16 тысяч соболиных шкур ежегодно.

За счет торговли с Китаем русские власти, буквально накануне наполеоновских войн, сумели компенсировать снижение спроса на пушной товар в Европе. Всё это чрезвычайно напоминает современные попытки Российской Федерации в условиях осложнений с Западом организовать поставки сибирских нефти и газа в Китай.

Глава 19 «Товарищи по жене…»

В самом начале 1793 года в Петербург из Гижигинского острога, располагавшегося у северных берегов Охотского моря, прибыл казачий сотник Иван Кобелев. Этот родившийся на берегах реки Анадырь потомок русских первопроходцев стал первым человеком, кто в столице Российской империи произнёс несколько фраз на «лыгъоравэтльэн йилыйил» — языке чукчей.

Чукотка и в наше время для европейской части России кажется далёкой, тогда же она воспринималась почти как другая планета, страшно дальняя и недоступная. В Петербурге хорошо помнили, как всего четверть века назад получали с противоположного конца огромной империи дурные вести о боях с непокорными чукчами. Поэтому немало поживший на Чукотке казак Иван Кобелев обратил на себя внимание самой императрицы Екатерины II.

«Между собою по согласию жёнами меняются…»
Кобелеву было о чём рассказать русской царице. Впервые он пересёк всю «Чукоцкую землю» ещё в 1779 году, добравшись даже до островов Диомида, лежащих в Беринговом проливе ровно посредине между Чукоткой и Аляской. Спустя десятилетие Иван Кобелев вновь отправился к чукчам и прожил у них три года, кочуя по всему полуострову. Летом 1791 года он с двумя десятками чукотских охотников и рыбаков добрался на байдарках до американского берега, пообщавшись с местными эскимосами.

Казачий сотник Кобелев стал первым из русских, кто по своей воле прожил несколько лет среди аборигенов Чукотки, хорошо изучив их язык, нравы и быт. Впрочем, русский казак по имени Иван был изначально не чужд чукчам, он считался их дальним родичем. Хотя по отцовской линии Кобелев был потомком русских первопроходцев, его дед когда-то был первым «приказчиком» на Камчатке, но мать была из местных женщин корякского рода, связанного дальними семейными узами и с чукчами.

В юности Иван Кобелев поучаствовал в нескольких военных походах против «немирных чукоч». Именно он стал первым грамотным человеком, прожившим несколько лет в чукотских семьях. Он же провел первые научные наблюдения на Чукотке — регулярно записывая в тетрадь сведения о климате и погоде. Он же, фактически, стал и первым русским дипломатом среди чукчей, уговаривая их «тойонов»-вождей принять русское подданство и вместо бесперспективной войны выгодно торговать с Россией.

За исследования на Чукотке царица Екатерина II наградила Ивана Кобелева офицерским чином и особой золотой медалью — с портретом самой императрицы и надписью: «Гижигинской команды сотнику порутчику Ивану Кобелеву в воздаяние заслуг, оказанных им при северо-восточных экспедициях».

Но помимо научного и политического значения путешествий Кобелева, на царицу явно произвели впечатление его рассказы об особенностях семейной жизни на Чукотке. Казачий сотник стал первым очевидцем, кто лично наблюдал и подробно описал существовавший у местных аборигенов групповой брак: «Как оленные, равно пешие чюхчи между собою по согласию женами меняются… Которые сластолюбивы, меняются с пятнадцатью человеками и в том между собою никакого зазрения не имеют…»

Можно только гадать, какое впечатление произвёл такой рассказ на Екатерину II. Стареющая царица сама отличалась вольными нравами, легко меняя юных фаворитов, так что особенности чукотского брака, наверняка, позабавили её. Описанный же Кобелевым феномен группового брака позднее не раз наблюдался путешественниками и этнографами, получив особое название — «товарищество по жене».

«Товарищи по жене…»
Можно только гадать, какое впечатление произвёл такой рассказ на Екатерину II. Стареющая царица сама отличалась вольными нравами, легко меняя юных фаворитов, так что особенности чукотского брака, наверняка, позабавили её. Описанный же Кобелевым феномен группового брака позднее не раз наблюдался путешественниками и этнографами, получив особое название — «товарищество по жене».

«Товарищество по жене» — фактически прямой перевод с чукотского термина «н'эв-тумгын». На языке аборигенов Чукотки: «н'эвъэн» — жена, а «тумгытум» — товарищ. Суровые условия первобытной жизни кочевников Крайнего Севера породили такую необычную форму семейной жизни.

Вот как её описал Карл Мерк, немецкий врач на русской службе, участвовавший в экспедициях на Чукотку и Камчатку в конце XVIII века: «Мужья договариваются, чтобы таким способом укрепить свою дружбу, спрашивают согласия жен, которые редко отклоняют такую просьбу… Обмен женами чукчи обычно ограничивают лишь одним или двумя друзьями, нередки, однако, примеры, когда такого рода близкие отношения поддерживаются со многими…»

Сторонним наблюдателям этот обычай первоначально казался мужским произволом или банальным развратом, но даже они отмечали, что в таком групповом барке чукотские женщины отнюдь не были бесправным объектом. Вот как писал о семейной жизни чукчей Фердинанд Врангель, лейтенант русского флота, в 1820-22 годах проехавший на собачьих упряжках по всему северному побережью Чукотки: «Несмотря на крещение, богатые чукчи имеют по две, по три и более жен, которых они по произволу берут, оставляют и меняют на некоторое время на других. Несмотря на то, что женщины считаются здесь рабынями, судьба их во многих отношениях лучше участи женщин других народов Сибири. Чукча никогда не разлучается со своей женой, которая легко может заслужить уважение своего мужа и нередко управляет им и всем домом…»

Первым наиболее полно описал «товарищество по жене» Владимир Богораз, в конце XIX столетия сосланный за революционную деятельность на берега Колымы. Прожив десять лет на современной границе Якутии и Чукотки, он внимательно изучил жизнь северных кочевников Дальнего Востока, в том числе чукотский «обычай группового брака».

«В брачную группу входят иногда до десяти супружеских пар. — пишет Владимир Богораз, — Мужчины, принадлежавшие к такому брачному союзу, называются „товарищи по жене“ — н'эв-тумгын. Каждый из „товарищей по жене“ имеет право на жён всех других „товарищей по жене“, но пользуется этим правом лишь тогда, когда он приезжает на стойбище к такому товарищу. Тогда хозяин уступает ему своё место в спальном пологе. Он старается уйти на эту ночь из дому, например, идёт к стаду. После такого посещения хозяин начинает обычно подыскивать причины для поездки на стойбище „товарища по жене“, чтобы, в свою очередь, воспользоваться своим правом…»

Однако, чукотское «товарищество по жене» отнюдь не сводилось лишь к обмену половыми партнёрами. В условиях Крайнего Севера коллективный «брачный союз» превращался в серьёзнейший фактор выживания. «Семья, не входящая в такой союз, — пишет Владимир Богораз, — не имеет ни друзей, ни доброжелателей, ни покровителей в случае нужды. Члены брачной группы стоят друг к другу ближе, чем даже родственники…»

«Мой муж никогда не отдавал меня обыкновенным людям…»
Именно родственники, наряду со стадами оленей, являлись главной ценностью для первобытных обитателей Чукотки. «Одинокий человек, не имеющий родственников, всегда бывает унылым», «Быть родственником хорошему человеку стоит не меньше, чем унаследовать богатство» — приводят этнографы чукотские присказки и пословицы.

И «товарищество по жене» давало чукчам дополнительных родственников — главный ресурс для выживания в полярной тундре. Показательно, что при создании такого «товарищества по жене» аборигены Чукотки применяли те же свадебные обряды, что и при создании обычной парной семьи. Поэтому «товарищи по жене» у чукчей считались самыми близкими родичами. Например, в их традициях обычай кровной мести был обязателен к исполнению только для родных и двоюродных братьев, отцов и сыновей. Но также он был обязателен для всех мужчин, состоявших в одном «брачном союзе» — за смерть «товарища по жене» они обязаны были мстить точно так же, как за кровного брата, отца или сына.

Люди, вступившие в «товарищество по жене», обязаны были оказывать друг другу любую необходимую помощь и поддержку, а все дети, родившиеся в таком «брачном союзе», считались родными братьями и сестрами, и не могли вступать между собой в брак. По наблюдениям путешественников и этнографов, «товарищами по жене» обычно становились хорошо знакомые люди, соседи и родственники — чаще всего двоюродные и троюродные братья. При этом родные братья, напротив, никогда не вступали в такой «брачный союз» — ведь, согласно первобытной морали аборигенов Чукотки, они и так уже были кровными родственниками и такой союз им ничего дополнительно не давал.

«Товарищами по жене» преимущественно были лица одного поколения. «Разница в летах при групповом браке не пользуется одобрением», — сообщает Владимир Богораз, описывая семейную и половую мораль чукчей.

Русскими первопоселенцами-«старожилами» Колымы и Чукотки, исповедовавшими строгое православие, такой групповой брак изначально воспринимался как разврат. Но более века выживая в дальневосточном Заполярье оторванными от остальной России и бок о бок с чукчами, русские «старожилы» невольно восприняли и этот противоречащий христианской морали обычай. «Все русские женщины, вышедшие замуж за чукоч и живущие на тундре, — писал 120 лет назад Владимир Богораз, — должны, конечно, подчиняться правилам группового брака. Одна из этих женщин, пожилая вдова, с гордостью сообщила мне: „Мой муж никогда не отдавал меня обыкновенным людям, только самым лучшим“, — и она перечисляла очень много имен…»

«Многие русские семьи состоят в таком же родстве с чукчами, — продолжает Богораз, — но только одни лишь чукчи смотрят на это родство как на групповой брак. Русские же, напротив, склонны видеть в этом лишь легкое поведение женщин, желающих дёшево получить убитых оленей…»

Век назад российское общество всё ещё не могло воспринять чукотский обычай группового брака иначе чем разврат. И в 1912 году штабс-капитану Николаю Каллиникову, исследователю Чукотки и автору книги «Наш крайний Северо-Восток», пришлось пояснять российским читателям об особенностях чукотской морали: «Они смотрят на удовлетворение полового чувства как на простое удовлетворение человеческих естественных потребностей. Проституции в европейском смысле слова между чукчами нет, нет и ревности…»

«Нет и ревности…»
Отсутствие у многих обитателей Крайнего Севера привычной европейцам ревности удивляло многих очевидцев. Проживший десять лет радом с чукчами Владимир Богораз утверждал, что «знал только одну семью, которая жила на тундре и не вступала в брачный союз». Это была семья русского «старожила», родившегося на берегах Колымы, говорившего по-чукотски и жившего по чукотским обычаям. Он даже женился на чукотской женщине, но у него не было «товарищей по жене». Как сам он объяснял Владимиру Богоразу: «У меня ревнивое сердце — лучше уж я буду один, без товарищей по жене…»

Впервые с подобным отсутствием ревности и иным восприятием половых контактов русские столкнулись на Чукотке ещё в начале XVIII столетия, во время походов против её воинственных аборигенов. Чукчи тогда отличались среди иных народов Дальнего Востока небывалой боеспособностью и размахом грабительских набегов. В 1742 году командовавший походами против «немирных чукоч» якутский воевода Дмитрий Павлуцкий, понимая всю сложность войны с таким противником, принял ряд мер, исходя из привычной русским людям психологии.

В частности, он запретил своим солдатам и казакам любые половые контакты с пленными чукотскими женщинами. Воевода Павлуцкий учитывал привычный ему европейский менталитет — понимая, что всякого противника ожесточает и заставляет упорнее сражаться любое посягательство на его женщин. Но, поведя своих бойцов вглубь Чукотки, он натолкнулся не только на костяные стрелы и копья чукотских воинов, но и на совсем иную половую мораль…

В том походе русские солдаты и казаки захватили немало чукотских пленниц. Однако женщины первобытной Чукотки веками жили в условиях постоянных набегов и межродовых столкновений — в их первобытном сознании война с людьми ничем не отличалась от охоты на зверей. Они явно воспринимали борьбу русской власти с их непокорными мужьями именно как очередную охоту, просто очень большую. Поэтому чукотские пленницы, в соответствии с привычными им традициями, были совсем не прочь отдаться своим пленителям, как более удачливым охотникам.

В итоге строгий приказ воеводы Павлуцкого не насиловать и не вступать ни в какие близкие контакты с пленницами вызвал их законное возмущение. Как вспоминал очевидец: «Пленные чукоцкие женщины, и девушки пришли в такое негодование, что осыпали русских солдат и казаков презрительными словами и говорили, что они не настоящие мужчины…»

«Оленные коряки пребезмерно ревнивы…»
Удивительно, но совсем рядом с чуждыми ревности чукчами жили их родичи — коряки, по мнению всех очевидцев, отличавшиеся повышенной эмоциональностью именно в этом плане. Сотрудник Петербургской академии наук Степан Крашенинников, побывав в середине XVIII века на берегах Охотского моря, так описал их нравы: «Оленные коряки пребезмерно ревнивы, так что могут убить жену за одно только подозрение…»

Повышенная ревность кочевых коряков даже породила обычай, противоположный всем иным окрестным народам — если женщины чукчей, эвенков, якутов, ительменов, юкагиров стремились всячески украсить себя, то женщинам коряков, наоборот, полагалось носить самую неприметную и бедную одежду, в украшениях её должен был видеть только муж.

«Корякские женщины, — пишет Крашенинников, — всеми мерами стараются придать себе безобразия: не моют ни лица, ни рук; волос никогда не чешут; на верху носят платье гнусное, ветхое и залосклое, а под исподом хорошее; ибо и в том у них подозрение, когда женщина ведет себя почище, а особливо когда надевает сверху новое и незагаженное платье. На что б, говорят коряки, им краситься, когда б не желали они другим казаться хорошими, ибо мужья и без того их любят?..»

Повышенная ревность привела к тому, что в морали коряков считалась оскорблением даже простая похвала красоты их жён и дочерей. Порою это приводило к трагедиям. Одну из них, произошедшую около 1740 года, описал учёный и путешественник Якоб Линденау, участник научной экспедиции на Камчатку.

«Никакой народ на всём земном шаре так не страдает ревностью, притом оба пола, как коряки. — пишет Линденау, — Даже самый простой взгляд или приветливая речь может вызвать у них подозрение, и как раз по этой причине многие, которые позволяли себе некоторую вольность в обращении с ними, платились своей жизнью… Я хочу упомянуть об одном событии, имевшем место в нынешнее время. Толмач по имени Иван Лукин хотел жениться на дочери корякского князца Ленгуса. Отец дал согласие, a дочь собралась креститься. Жених, будучи простаком, идет после этого к другому коряку и расхваливает там свою невесту, как она хороша собой, да вдобавок еще повсюду разукрасилась бисером. Эти речи доводят до сведения отца невесты, он принимает их за оскорбление…»

Комплименты красоте дочери, воспринятые корякской моралью как страшное оскорбление, стали поводом для мятежа. Взбешённый «корякский князец» попытался мстить — атаковал русский Ямской острог, расположенный на побережье Охотского моря примерно в 200 верстах к северо-востоку от современного Магадана.

Как и все прочие разрозненные мятежи аборигенов, эта атака из мести кончилась неудачей. Мятежный князь был пойман и как бунтовщик казнён в Охотске в 1742 году. Столь трагически закончился невинный (невинный для всех, кроме коряков) комплимент женской красоте.

«При браках знаков девства не наблюдают…»
Русских первопроходцев удивляли семейными обычаями и аборигены Камчатки — ительмены. Если у других первобытных племён, проживавших между рекой Леной и Тихим океаном, как и у русских, женщина обычно уходила жить в семью мужа, то у «камчадалов» было всё наоборот. «Камчадалы, выдав дочерей своих, редко отпускали их в чужие острожки, напротив того, зятья их должны были к ним переселяться, оставя природное своё место и сродников», — писал прибывший на Камчатку 280 лет назад Степан Крашенинников.

Кардинально от христианской морали отличалось и отношение к девственности. «При браках знаков девства не наблюдают, — с удивлением описывает камчадалов Степан Крашенинников, — а некоторые зятья в порок тещам своим ставят, когда жён получают девицами…»

Вслед за Крашенинниковым, осенью 1740 года на Камчатку по заданию Петербургской академии наук прибыл Георг Стеллер. Поступивший на русскую службу уроженец Баварии, он с поистине немецкой педантичностью описал многие обычаи и нравы ительменов, столь удивительные для европейской морали тех лет.

Даже в эпоху Просвещения, даже самые просвещенные европейцы без сомнения считали главой семьи (как, впрочем, и всей жизни) мужчину. Стеллер зафиксировал у ительменов совсем иное: «Ительмены так нежно любят и почитают своих жен, что охотно превращаются в самых покорных их слуг и рабов… Жене предоставлено право всем распоряжаться и хранить всё имеющее какую-либо ценность, муж же является её поваром и батраком; если он в чем-нибудь не потрафит ей, то она отказывает ему в своих ласках и в табаке, и ему приходится вымаливать их у неё настойчивыми просьбами, проявлением особой нежности и разными комплиментами».

«Мужчины, впрочем, вовсе не ревнивы, — продолжает Георг Стеллер, — и втихомолку живут одновременно со множеством женщин и девушек, чего они являются любителями; но всё это, из-за сильной ревности жён, им приходится проделывать очень секретно. В то же время женщины требуют для самих себя полнейшей свободы, сами ищут любви на стороне и в этом отношении ненасытны и настолько славолюбивы, что та из них считается самой счастливой, которая в состоянии назвать наибольшее число любовников…»

Склонный к морализаторству немец Стеллер попенял и российским первопроходцам, усвоившим на Камчатке многие обычаи аборигенов: «И в русских острогах казацкие жены, происходящие от ительменов, до сих пор всё еще считают большою для себя честью быть любимыми многими, и в этом отношении ещё недавно положение было отнюдь не лучше, чем когда-то в Содоме…»

С немецкой педантичностью Стеллер подтверждает и описанное Крашенинниковым отношение ительменов к девственности, господствовавшее у них до распространения христианства: «Если в прежние времена камчадалы, бывало, выдавали за кого-нибудь девственницу, то это вызывало неудовольствие жениха, и он бранил тещу за то, что она плохо и глупо воспитала свою дочь, так как последняя настолько неопытна в любовных делах, что ему пришлось предварительно наставлять её в них. Ввиду этого девушки обучались сначала разным бесстыдствам у опытных мастериц этого дела и вознаграждали их за уроки…»

«Русские называют таких педерастов жупанами…»
Удивительно, но при такой вольности нравов и отношений, у ительменов существовало очень строгое разделение мужских и женских работ. И в начале XVIII века, когда русские только осваивали Камчатку, это приводило порой к смешным, а то и трагическим случаям. Поначалу ительмены воспринимали любого русского казака, привычно бравшегося за иголку, чтобы зашить свою рубашку, как… пассивного гомосексуалиста.

Ведь у ительменов шили и чинили одежду исключительно женщины. «Мужчине за то приняться такое бесчестие, что тотчас почтётся за коекчуча» — пишет Степан Крашенинников. «Коекчучами» у аборигенов Камчатки именовали носивших женскую одежду лица нетрадиционной ориентации. Далекий от толерантности немец Стеллер пишет прямо: «Русские называют таких педерастов жупанами…»

Вообще-то термин «жупан» происходит от искажённого русскими казаками ительменского слова «шопан» или «шупан» — так обозначался запасной, нижний проход в юрту, которым никогда не пользовались мужчины в обычных случаях. Казаки явно исказили этот эвфемизм аборигенов по созвучию с известным русским словом на букву «ж». Нам же сегодня остаётся только представлять, какой бывала реакция брутальных казаков-первопроходцев, когда наивные камчадалы из-за наличия иголки с ниткой в руках, принимали их за ласковых геев…

Три века назад нетрадиционная ориентация была достаточно распространена среди аборигенов Камчатки. Георг Стеллер описывает прямо какую-то античную вольность камчатских нравов: «В былые времена у ительменов почти каждый мужчина держал при себе юношу; женщины были этим очень довольны, обходились с такими педерастами наилучшим образом и дружили с ними… Такое мужеложство продолжалось до принятия этим народом христианства. При первом появлении казаков на Камчатке жупаны особенно старательно занимались починкою казачьего платья, помогали им раздеваться, всячески услуживали им, и стоило немалого труда отличить их от настоящих женщин. Во время своего пребывания на Камчатке я сам ещё встречал кое-где немало подобных бесстыдных, предающихся противоестественному пороку людей…»

«Пока с ней греха не будет снято…»
Брачные странности ительменов не ограничивались только вышеописанным. Русских первопроходцев и европейских путешественников удивлял, например, такой обычай аборигенов Камчатки — овдовевшая женщина не могла просто так второй раз выйти замуж, она считалась «греховной». Снять этот «грех» мог только посторонний мужчина, проведя с ней хотя бы одну ночь.

Как пишет Степан Крашенинников: «Вдовы за себя никто не возьмёт, пока с ней греха не будет снято, что состоит в одном совокуплении с нею человека стороннего…» Только после этого вдова у ительменов считалась готовой для нового брака. Однако мужчины-ительмены, при всей вольности нравов, не спешили спать с вдовами, опасаясь брать на себя их «грехи».

«Бедные вдовы принуждены бывали в прежние годы искать грехоснимателей с великим трудом и убытком, а иногда и вдоветь век свой. Но как казаки на Камчатку наехали, то оная трудность миновала…» — не без юмора описывает Степан Крашенинников эту особенность семейной жизни ительменов.

Русских первопроходцев удивляли и брачные обычаи юкагиров, живших к северо-западу от камчатских ительменов. На фоне «товарищей по жене» у чукчей, запредельной ревности коряков или столь же беспредельной вольности ительменов, юкагирские семьи по началу не казались русским очевидцам какими-то особенными. Но к концу XVIII века, власти Российской империи наконец наладили регулярные переписи аборигенов Дальнего Востока — такие переписи были важны для взимания «ясака», драгоценной меховой дани. И вот тут-то и выяснилось, что некоторые юкагирские семьи из поколения в поколение имеют одну особенность — жена заметно старше мужа.

«Князец Козьма Щербаков, 54 года. У него жена Наталья Тимофеева из казачьих дочерей, 61 год. Константин Семенов, 15 лет. У Константина жена Сима Андреева, взятая из Чуванского роду, 19 лет. Семен Чичаканов, 43 года. У него жена Парасковья Васильева, взятая из Ламутского Уяганского роду, 46 лет. Павел Чичаканов, 15 лет. У него жена Аграфена Семенова из Чуванского роду, 18 лет. Николай Чаин, 26 лет. У него жена Евдокия Антонова, взятая из Омотского роду, 40 лет…» — гласят сухие строки «ревизской сказки» 1793 года, то есть государственной переписи «новокрещённых» юкагиров из «Третьего Омолонского рода», кочевавшего к востоку от Колымы, между её притоками, реками Омолон и Большой Анюй.

Юкагиры были самым малочисленным народом на крайнем севере Дальнего Востока, и никто из путешественников или учёных той эпохи не познакомился близко с ними. Поэтому нам неизвестно как сами юкагиры объясняли такой обычай, почему их жёны были всегда старше мужей. Вероятно, «князцы», то есть старейшины юкагиров, предпочитали женить своих едва подросших сыновей на девушках постарше из других родов, ведь такие жёны могли уже быть полноценными работницами.

«…когда мужа в юрте не было»
Спустя столетие после близкого знакомства с чукчами, в двух тысячах вёрст к югу от Чукотки подданные Российской империи вновь с удивлением обнаружили мощные пережитки группового брака. С нивхами, живущими по обоим берегам Татарского пролива, в устье Амура и на Сахалине, русские впервые стали регулярно общаться только в середине XIX века, после присоединения Приморья и Приамурья к нашей стране.

Первоначально никаких брачных странностей у «гиляков», как изначально звали в Российской империи нивхов, не заметили — в глаза бросались обычные парные семьи. Первым нечто удивительное обнаружил Лев Штернберг, молодой студент, в 1889 году сосланный на Сахалин за революционную деятельность.

Проведя в сахалинской ссылке почти десять лет, он объехал и изучил весь остров, близко познакомившись с его аборигенами. Собранные им этнографические материалы были настолько интересны и уникальны, что Императорская Санкт-Петербургская академия наук даже ходатайствовала перед царскими властями о досрочном возвращении учёного-революционера из ссылки.

Именно Лев Штернберг первым изучил семейные особенности «гиляков»-нивхов. «Можно объехать всю территорию гиляков, — писал ссыльный учёный, — жить в юртах, подолгу наблюдать семейную жизнь их и не замечать в строе их семьи ничего необычного. В больших зимних юртах обитатели занимают свои нары семьями, живущими каждая своими обособленными интересами. Между мужем, женой и их детьми царит полное согласие и нежные отношения. Мало того, нередко можно встретить случаи поразительно преданности и любви между супругами; когда один умирает, то другой нередко налагает на себя руки или умирает с тоски. Словом, по всем видимостям, мы имеем дело с типом семьи, которую принято называть патриархальной. Но не такова она в действительности. Прежде всего вас поражает странная родственная номенклатура. Целая группа женщин зовет целую группу мужчин своими мужьями… Точно так же целая группа мужчин зовёт группу женщин своими матерями…»

Прожив несколько лет бок о бок с нивхами, Лев Штернберг с удивлением понял, что у этих аборигенов Сахалина и Приамурья «каждый гиляк имеет супружеские права на жён своих братьев и на сестёр своей жены». Штернберг писал об этом не без юмора: «Европеец с удивлением слушает, как гиляцкий мальчуган зовёт супругу своего старшего брата „ан’геj“ (жена), а она его — муженёк („пу“ или „ычих“), или как сплошь и рядом гиляк говорит: „Я пойду к своим отцам, матерям“…»

Категории лиц, между которыми допускались свободные половые отношения, были сложны и запутанны. У нивхов существовала целая устная генеалогия, объяснявшая, с кем интимные контакты возможны, а с кем нет — кто входит в группу «пу» (коллективных мужей) для таких-то женщин, а кто нет. Как объяснял Лев Штернберг: «В то время как нарушение супружеской верности с лицом, не входящим в группу „пу“, влечет за собой кровную месть соблазнителю или, в лучшем случае, жестокую дуэль и выкуп, то для лиц разрешенных категорий измена не влечет никакого возмездия, вызывая только некоторое раздражение, в редких случаях переселение соблазнителя в другую юрту…»

«Во время моих путешествий по Сахалину, — вспоминал Штернберг, — мои спутники с западного берега, явившись вместе со мной в отдаленное селение на восточном берегу, в котором ни они, ни их отцы никогда не бывали, но в котором по генеалогическим их сведениями, проживала женщина категории ан’геj, свободно осуществляли свои права, разумеется, когда мужа в юрте не было…»

«Неужели у вас, у русских, не так?..»
Всего несколькими предложениями Лев Штернберг описывает целые мелодраматические истории, служащие примером группового брака у сахалинских нивхов.

«Неоднократно я наблюдал, — вспоминает учёный, — даже случаи регулярного сожительства братьев с общей женой, и между братьями царило полное согласие. Мой первый учитель гиляцкого языка, гиляк селения Тангиво, Гибелька, самый богатый и самый уважаемый гиляк на всём Сахалине, жил постоянно в одной юрте со своим младшим братом, Плеуном, и ни для кого не были тайной отношения между этим последним и женой старшего брата. Дети её с одинаковой нежностью относились к обоим отцам и пользовались со стороны этих равной нежностью… Плеун был очень богат и мог купить себе не одну жену, но он любил жену старшего брата, который нисколько не протестовал против взаимности со стороны дорого стоившей ему супруги. Когда приходилось намекать Гибельке на эти отношения, то по его умному красивому лицу пробегало мимолетное облачко меланхолии, но никогда я не видел и тени дурных отношений между братьями».

Кстати, жёны для нивхов стоили дорого в прямом смысле этого слова. Один из русских очевидцев, побывавший на Сахалине за два десятилетия до Льва Штернберга, приводит стоимость «калыма» за невесту — для жениха «среднего достатка» он составлял порядка 250 рублей серебром. Внушительная по тем временам сумма — неплохо оплачиваемый фабричный рабочий в столичном Петербурге тогда за год зарабатывал не более 200.

Если русских удивляли «брачные вольности» нивхов, то те, в свою очередь, дивились европейской морали. «Гиляцкие юноши часто недоумевали, — вспоминает Лев Штернберг, — почему я с таким усердием расспрашивал про эти странные для нас, а для них совершенно естественные отношения между женами и братьями их мужей и с удивлением спрашивали: „Неужели у вас, у русских, не так? Разве с женой брата жить нельзя?“ И получив отрицательный ответ, тоскливо качали головой, говоря: „Однако, это очень худой закон!“, и при этом с недоверием посматривали друг на друга…»

Однако, как отмечает Штернберг, пережитки группового брака вовсе не означали полную вольность. Учёный пишет: «И тем не менее сказать, что у гиляков царит половая распущенность и отсутствует половая нравственность было бы величайшей несправедливостью. Если под нравственностью понимать подчинение известным, общепризнанным в данном обществе правилам, то гиляки отличаются идеальной половой нравственностью, потому что по отношению к лицам, стоящим вне группового полового общения, целомудренная стойкость прямо поразительна. Самая фривольная гиляцкая женщина никогда не позволит себе иметь общение с сородичем своего мужа, если он не категории её „пу“, хотя бы соблазнитель был моложе её мужа и нравился ей…»

Глава 20 «Баба тунгусская» и «жёнка погромная» — женщины в истории первопроходцев

Среди десятков имён знаменитых первопроходцев XVII века, есть только мужские. Женские имена в связи с этой историей, обычно, не звучат. И всё же женщины — в большинстве оставшиеся для нас навсегда безымянными — сыграли в тех открытиях немалую роль.

«Владеют ею многие люди, хто купит, тот и держит…»
Четыре века назад первооткрыватели из России, будь то архангельские поморы или «сибирские» и «енисейские» казаки, двигались на Восток без женщин. Многолетние походы за тысячи вёрст в неведомые земли, сквозь дикую тайгу «встречь солнцу», были по сути малой войной — постоянным противоборством с силами природы и местными племенами. В таких условиях первые русские женщины на открытых первопроходцами землях появлялись спустя многие годы и даже десятилетия.

Однако мужскому полу сложно надолго оставаться без прекрасной половины человечества. Первопроходцы тут не были исключением — поэтому их добычей, наряду с драгоценными мехами соболей, становились и дочери местных племён, кочевавших в тайге и тундре между Уралом и Охотским морем.

Но если добыча «ясака», меховой дани с разведанных территорий, была государственным делом, то поиск женщин оставался делом сугубо личным. Вот почему количество добытых первопроходцами соболиных шкур и цены на них хорошо известны из старинных документов, оставшихся от заседавших в сибирских острогах воевод. Личные же истории и драмы в большинстве остались навсегда скрыты от нас во мраке былого…

Об этой стороне жизни первопроходцев остались лишь обрывочные сведения, легенды и редкие косвенные упоминания в старинных «грамотах». Например, первопроходец Семён Дежнёв, открывший пролив между Америкой и Азией был женат на якутской девушке Абакаяде — романтическая легенда повествует, как она родила ему сына по имени Любим и долгие годы ждала мужа из похода на Чукотку.

Сохранившиеся документы, в отличие от поэтичных сказаний, содержат сведения куда более прозаические. Так в марте 1651 года казачий десятник Пантелей Мокрошубов в послании якутскому воеводе, описывая состояние русского острога на реке Алазее, среди прочего имущества и меховой добычи упоминает «толмача юкагирскую жёнку именем Малья». «Толмачами» на старорусском звали переводчиков, а «Малья» — это на самом деле юкагирское слово «мар’иль», означающее всего лишь «девочка» или «девушка». Для пленницы русских казаков это слово превратилось в личное имя, а как её звали на самом деле мы никогда уже не узнаем.

Казачий десятник Пантелей Мокрошубов в письме якутскому воеводе так поясняет положение юкагирской девушки — «а та женка ясырка, владеют ею многие люди, хто купит, тот и держит…» Тюркским словом «ясырка» называли тогда пленниц и рабынь, тюркское слово «ясырь» служило обозначением пленных всех полов.

«Велеть той бабе толмачить, а обиды ей никакой не чинить…»
Не трудно догадаться, что именно пленницы, захваченные в стычках с окрестными племенами, становились первыми жёнами русских покорителей Сибири и Дальнего Востока. Впрочем, в условиях первобытной войны «всех против всех», это была обычная судьба многих местных женщин и до прихода русских. Аборигены тайги и тундры тогда жили ещё в настоящем «каменном веке». И сознание первобытного человека воспринимало набеги на соседей как разновидность охоты — поэтому для многих пленниц их новые русские «хозяева», вероятно, казались лишь более удачливыми охотниками…

Вряд ли грубые первопроходцы были галантными кавалерами, но харизматичными и сильными они были точно. В итоге добровольное или насильственное сожительство русских мужчин и местных женщин имело одно поистине стратегическое значение! Первым последствием такого сожительства становились даже не общие дети, а… общий язык. Захватчики и пленницы неизбежно учились понимать друг друга — прежде всего местные девушки, прожив ряд месяцев в русских «зимовьях» и острогах, в окружении десятков казаков и их языка, учились понимать русские слова. Тонкости филологии в данном случае не требовались, даже несколько десятков простейших терминов и фраз уже позволяли общаться.

Но вспомним, что первопроходцам в поисках новых земель и меховой дани требовалось не только проходить тысячи вёрст без каких-либо карт, но и общаться с множеством племён и родов, говоривших на собственных языках и наречиях. И вот именно в таких условиях невольно выучившие русский язык пленницы становились незаменимыми, позволяя казакам-первопроходцам совмещать приятное с полезным….

Не случайно, числившаяся «толмачом»-переводчиком в Алазейском остроге пленница, юкагирская девушка по имени «Малья», заслужила внимание со стороны самого высшего государственного руководства. Впервые сведения о ней поступили в Якутский острог летом 1651 года, а уже в следующем году в приказе якутского воеводы, отправленном на реку Алазею, новому начальнику русского острога предписывалось «прежнево толмача юкагирского роду жёнку именем Малья принять и велеть той бабе толмачить, а обиды ей никакой не чинить…»

К тому времени в Якутске, тогда «столице» российского Дальнего Востока, хорошо изучили удачный опыт использования в качестве переводчиц местных женщин. К сожалению, для историков и в наше время такие «жёнки» остались в тени первопроходцев.

Например, первым из русских людей на реке Яне в 1638 году побывал казачий десятник Елисей Буза, ранее участвовавший в основании Якутского отрога, будущей столицы Якутии. Однако, углубившись в документы XVII века, можно выяснить, что от Якутска до Яны и обратно — это более 4000 километров! — вместе с русским казаком Елисеем прошла «жёнка якутская погромная». Казаки взяли её с собой в качестве переводчицы. Имя этой женщины мы уже никогда не узнаем, а старинный термин «погромная» в документах той эпохи означал, что женщина была захвачена в ходе боёв с аборигенами дальневосточного Севера…

Как Бырчик стала Матрёной
Хорошо известно, что первым из русских людей повстречался с чукчами (см. главу 16) «боярский сын» Иван Ерастов, он же принёс в Россию и первые сведения о землях к востоку от Колымы. Но если внимательно прочитать оставшиеся от походов Ерастова документы, датированные 1644 годом и рассказывающие о его контактах с колымскими аборигенами, то откроется примечательная фраза — «А толмачила те речи распросные баба тунгуская, Бырчик, которая в толмачах на Ындигирской реке».

И спустя три с лишним века не сложно понять, что «Ындигирская река» в записи «боярского сына» Ивана Ерастова это река Индигирка, протекающая в 500 километрах западнее Колымы, и освоенная русскими первопроходцами раньше. Именно там, на Индигирке, служила русским казакам переводчицей «баба тунгусская», то есть эвенкийская женщина по имени «Бырчик».

В реальности её имя звучало как Бэрчэк — от эвенкийского слова «маленький лук», так эвенки называли охотничьи самострелы, которые устанавливали на таёжных тропах. Из всех женщин-переводчиц она, пожалуй, самая упоминаемая в документах русских первопроходцев XVII века. Через несколько лет после походов Ивана Ерастова, в 1648 году новый руководитель Индигирского зимовья «казачий пятидесятник» Константин Дунай, в письме к якутскому воеводе Василию Пушкину, среди прочих упоминает и «прежнего толмача тунгузкую бабу именем Бырчик».

Спустя два года эта же переводчица Бырчик упоминается в связи с походом отряда казаков к устью реки Яны, на берег Моря Лаптевых, где было основано новое «зимовье». То есть женщина, наряду со «служилыми казаками», совершала продолжительные походы на тысячи вёрст в экстремальных условиях Крайнего Севера.

В 1652 году переводчица Бырчик вновь находится на берегах Индигирки, её упоминает в письме «служилый человек» Василий Бурлак. Он был отправлен во главе отряда, чтобы сменить прежний русский гарнизон на берегах Индигирки — из-за двух вынужденных зимовий во льдах, его путь из Якутска к Индигирскому острогу занял 27 месяцев! В письме якутскому воеводе, Василий Бурлак напишет, что принял острог со всем имуществом и населением, включая «толмача тунгускую бабу Бырчик, новокрещёное имя Матрёнка».

Так местная женщина, более восьми лет служившая переводчиком и участвовавшая во множестве казачьих походов, в итоге приняла православие, став Матрёной. В тех условиях это означало, что она уже была не просто «ясыркой»-пленницей, а полноправным человеком, насколько это было возможно для женщины той эпохи.

Первопроходец Стадухин и «Дышащая ду̀хами»
Родившийся под Архангельском первопроходец Михаил Васильевич Стадухин сделал немало открытий на севере Дальнего Востока. Именно он считается первооткрывателем Колымы, он же первым из русских несколько месяцев прожил на месте будущего Магадана и достиг границ Камчатского полуострова. Но и походы Стадухина не обошлись без женщины-переводчицы — ею стала, по словам сохранившихся писем самого Стадухина, «жонка погромная колымская ясырка именем Калиба».

«Жонка погромная» означает, что пленница-«ясырка» была не куплена, а захвачена с боем. Известно, что небольшой отряд Стадухина достиг низовий Колымы в июле 1643 года. Здесь ему пришлось много и ожесточённо сражаться с прежде неведомыми «оленными людьми». Скорее всего, это были именно кочевые чукчи-оленеводы, но первопроходец Стадухин о таком народе ещё не знал.

Однако именно здесь, на Колыме, его добычей и стала «жонка погромная колымская ясырка именем Калиба». Имя «Калиба» это на самом деле чукотское словосочетание Кэлевъи, дословно — «Дышащая ду̀хами». Такое имя и в позднейшие столетия нередко встречалось у аборигенов Чукотки, как у женщин, так и у мужчин.

Судя по всему, «жонка погромная Калиба» попала в плен к Стадухину уже будучи пленницей — сама «Дышащая духами» по её рассказам происходила из оседлых приморских чукчей, часто враждовавших с кочевыми родичами, «оленными чукчами».

Чукотского языка первопроходец Стадухин, естественно, не знал. Но, проведя на берегах Колымы несколько лет, казак и «жонка погромная» по имени Кэлевъи научились понимать друг друга. Вероятно, общались они на смеси русских, чукотских и юкагирских слов. Пленница стала первой, кто рассказал русским людям о жизни на самом севере Чукотки, в районе Чаунской губы — залива на берегу Ледовитого океана.

Для первопроходцев, шедших «встречь солнцу» с вполне материальными целями, рассказы «колымской ясырки» Кэлевъи звучали как сказки про изобильное золотом Эльдорадо для испанских конкистадоров. Ведь «ясырка» рассказывала про фантастические богатства — про острова близ северного побережья Чукотки, которые так густо населены моржами, что местные чукчи сооружают из их голов целые святилища. Пленница явно рассказывала про остров Айон и острова Роутан, расположенные в море напротив современного города Певек, ныне самого северного в России.

Не сложно представить, как от таких рассказов чукотской девушки загорались глаза первопроходцев. Они то знали, что в бесконечно далёкой Москве всего один «рыбий зуб», то есть моржовый клык, стоит дороже, чем пара лошадей, а за два-три клыка покрупнее можно купить хорошую избу неподалёку от Кремля.

Судьба «колымской ясырки» нам неизвестна. Лишь в одном из документов воеводского архива в Якутске за 1647 год вскользь упомянуто как от Стадухина «ушла погромная колымская ясырька, женка». Что понимается под этим «ушла», сегодня можно только гадать…

Однако, известно, что в следующем 1648 году один из кочующих к востоку от Колымы вождей юкагирских родов, «ясачный князец» Нирпа жаловался русским властям в Якутск, что Михаил Стадухин пытался силой отобрать у него жену. «Как тот Михалка Стадухин пошёл с Колымы на море, а взять хотел жену у него в толмачи…» — так звучит та жалоба на языке XVII века.

Едва ли в 1648 году в окрестностях Колымы было много женщин, способных переводить на русский наречия северных берегов Чукотки. Так что можно смело предполагать «любовный треугольник», в котором русский первопроходец и юкагирский вождь боролись за «Дышащую ду̀хами» — чукотскую девушку по имени Кэлевъи.

«Та баба прежде на море бывала и языки розные знает…»
Зато переводчиц с юкагирского языка в том 1648 году у русских казаков на Колыме было уже две, что в итоге привело к интригам между ними. Нам об этом известно из сохранившегося в архивах Якутска письма «Верхнеколымского приказчика» Василия Власьева, отправленного с берегов Колымы на реку Лену 368 лет назад. «Приказчик» — так в Сибири и на русском Дальнем Востоке тогда называли ответственных за сбор мехового налога — сообщал якутскому воеводе подробности женской интриги, разбушевавшейся в Нижнеколымском зимовье.

Там выучившая русский язык «девочка омоцкая», то есть юкагирская девушка, считавшаяся «ясыркой служилого человека Ивашки Пермяка», рассказала казакам о том, что более старшая юкагирка по имени Онгуто, числившаяся в Нижнеколымском зимовье «толмачом», замешана в заговоре вождей местных юкагирских родов, якобы сговорившихся восстать против русской власти. Однако «приказчик» Власьев сообщал в письме, что по итогам расследования не стал никого наказывать за такие планы «измены» — вероятно, счёл этот донос проявление обычной ревности…

Порой сами переводчицы становились предметом интриг и ссор казачьих отрядов — первопроходцы хорошо понимали ценность «толмача» в походах на неизведанные земли.

Так в 1653 году «якутский служилый человек» Юрий Селиверстов жаловался начальству, что Семен Шубин, начальник Среднеколымского зимовья «не дал ему в толмачи юкагирскую бабу именем Алевайка». В жалобе указывалось, что «та баба прежде сего на море бывала и языки розные знает», и без неё поход с Колымы на Чукотку за «рыбьим зубом» удачным не будет.

В 1656 году знаменитый Семён Дежнёв жаловался начальству в Якутск, что его недавно созданный Анадырский острог остался без переводчицы, так как «толмача юкагирскую бабу Нюрку велено оставить на Колыме реке» с другим отрядом первопроходцев. «Без толмача не мочно розговорить иноземцов», — писал Дежнёв и просил вернуть ему переводчицу: «Чтоб об той бабе толмаче Нюрке государь указал…»

Как видим, даже самые знаменитые первопроходцы не могли обойтись без местных переводчиц. Имена некоторых из них история сохранила для нас, пусть и в тени мужчин-первооткрывателей. Однако, из документов XVII века большинство таких женщин известны нам даже не по именам и прозвищам, а по их принадлежности к определённому мужчине. «Толмач казачья жёнка Офоньки Шестакова», «чюхочья девка промышленого человека Фомки Пермяка», «якуцкая баба Федота Алексеева» — вот и всё что мы сегодня можем вспомнить о тех женщинах, которые прошли с русскими первооткрывателями многие тысячи вёрст по тайге, тундре и льдам Северного океана.

Глава 21 «Заслуживать вины свои» Курилами

В истории отечественных первопроходцев, помимо подвигов и открытий, было немало горя и откровенных трагедий. Но даже на общем суровом фоне, без сомнения, самой драматичной выглядит биография Ивана Козыревского, первого русского исследователя Курил и далёкой Японии. Внук и сын ссыльных, ребенком переживший смерть матери от рук отца, всю жизнь воевавший и скитавшийся по самым диким краям, поднимавший мятежи и подавлявший восстания, мечтавший основать первый монастырь на Камчатке и умерший под следствием в московской тюрьме…

Расскажем об этой трагической судьбе и первых русских походах на Курильские острова.

«И послать меня послужить на новую Камчатку…»
Будущий первопроходец самых восточных рубежей современной России родился в Якутске на исходе XVII столетия. Век первопроходцев, всего за два-три поколения освоивших огромное пространство от Урала до берегов Тихого океана, к тому времени заканчивался. Иван Козыревский это, пожалуй, последнее поколение тех, кого принято назвать «первопроходцами».

Дед Ивана оказался на берегах великой реки Лены не по своей воле. «Из шляхетства польской породы», как писалось в документах тех лет, он попал в русский плен во время войны за Смоленск ещё в 1654 году. В ту эпоху Якутский острог уже стал местом ссылки, сюда же, на противоположный край континента отправили тогда немало пленных — бежать посреди тайги им было некуда, и здесь они волей-неволей становились верными «служилыми людьми» русского царя. Среди таковых оказался и молодой Фёдор Козыревский.

Судя по тому, что он родился под Оршей и изначально исповедовал православие, дед будущего первопроходца в современной терминологии был белорусом. Поэтому не удивительно, что пленник прижился среди русских — в 1667 году он женился на местной девушке Акулине, а трое родившихся на Лене сыновей окончательно привязали бывшего пленника к России. Спустя семь лет, когда Русь и Польша заключили мир, Фёдор Козыревский отказался возвращаться на далёкую родину. От имени царя его «поверстали в дети боярские», то есть произвели в один из высших служилых чинов, и с тех пор бывший пленник командовал острогами по всему огромному Якутскому воеводству — на Алдане, Олёкме, Вилюе. Им же была написана сохранившаяся в архивах до наших дней «Книга описная Якуцкаго уезда…»

Где-то около 1687 года у «сына боярского» Фёдора Козыревского родился внук Иван, будущий первопроходец Курил. По меркам той эпохи новорожденному повезло — зажиточная семья, перспективы «государевой службы» в богатом крае. К тому же Козыревские были грамотными, учили своих детей читать и писать — нечастое явление, когда буквы умел складывать лишь каждый сотый.

Но судьба родившегося в Якутске маленького Ивана Козыревского почти сразу оказалась трагической. В мае 1695 года Пётр Козыревский, отец Ивана, как гласят скупые строки чудом сохранившихся архивных документов, «на постеле зарезал ножом жену свою», Анну. Мы не знаем и уже никогда не узнаем истинных причин и подробности той истории. К тому времени у Петра и Анны было уже трое сыновей — старший Иван, младшие Пётр и Михаил. Трагедия произошла, когда семья отправилась на богомолье в один из монастырей в верховьях реки Лены. Мальчику было не более 7 лет, когда отец на его глазах убил мать…

Следующие пять лет Фёдор Козыревский, уведя с собой малолетних детей, скрывался и скитался по тайге. Лишь в 1700 году он сдался властям Якутска. К тому времени от царя пришёл краткий и характерный для той эпохи приговор: «Буде явится, что без причины жену убил за то его казнить самово смертью, велеть повесить в том же монастыре, а буде по розыску явится, что он убил жену за какое воровство, то его смертью не казнить, а бить нещадно…»

«Воровством» тогда именовали любое правонарушение. Фёдор Козыревский, постригшийся в монахи после того как его сын убил свою жену, всё ещё сохранил хорошие связи среди властей Якутска. Тут же нашлись «свидетели», что Пётр якобы убил жену, «не стерпев ее неистовства и срамные матерные брани…» Это спасло преступника от повешения — его приговорили к «торговой казни», то есть били кнутом на площади посреди Якутска.

Милость к женоубийце объяснялась и тем, что на Дальнем Востоке постоянно не хватало «служилых казаков», не зря в них записывали даже ссыльных и пленных. Битый кнутом Пётр Козыревский по сути обменял свою жизнь на прошение записать его в казаки для самой дальней, тяжёлой и опасной службы.

Формально такое прошение подавалось на имя самого царя, и 28 июля 1700 года грамотный Пётр Козыревский писал своею рукой: «Милосердный, великий государь, царь и великий князь Петр Алексеевич всея великия и малыя и белыя России самодержец, пожалуй меня поверстать в казачью службу и послать меня послужить тебе, великому государю, на новую Камчатку…»

«И мы, рабы твои, в Камчадальских острогах приказщиков убили для того…»
Якутский воевода отписал в Москву, что Петра Козыревского на Камчатку именно сослали, так что его можно считать первым с кого началась эпоха самой дальней камчатской ссылки. Вместе с женоубийцей на службу в «новую Камчатку», фактически, сослали и троих его сыновей. Самому старшему Ивану тогда было не больше 12–14 лет. Едва ли мы можем представить, что творилось в душе у подростка все эти годы — убитая на глазах мать, скитания по тайге, подвергнутый пыткам отец… И следом долгий и опасный поход из Якутска на край земли.

Иван с отцом и братьями попал в отряд Тимофея Кобелева, первого «приказчика Камчатки». Именно Кобелев в нашей истории считается первым официальным главой полуострова. Его отряд пробирался к камчатским рубежам более года. Сначала на собачьих упряжках от Лены через реки Индигирку, Алазею и Колыму до Анадырского острога на Чукотке. Оттуда на оленях шли к югу, до северных заливов Охотского моря, где предстояло самим делать лодки и плыть вдоль побережья до Камчатки. Заключительный этап нелёгкого пути пробивались с боем, через земли «немирных коряков» (см. главу 15-ю), воинственных кочевников-оленеводов.

Выйдя из Якутска последним летом XVII века, лишь к весне 1702-го отряд «приказчика» Кобелева, включавший Ивана, его отца и братьев, достиг Камчатки. Следующее десятилетие Иван Козыревский провёл, фактически, на войне — все те годы полторы сотни казаков покоряли и осваивали огромный полуостров, размером с половину Франции.

Приключения отца и сыновей Козыревских на Камчатке, наверное, могли бы составить отдельную книгу или остросюжетный фильм. Известно, что они были среди первых русских людей, кто увидел «ключей воду горячую» — знаменитые камчатские гейзеры. Немногие сохранившиеся до наших дней документы свидетельствуют и о том, что Пётр Козыревский стал первым из русских, кто попытался подняться к вершине Ключевской сопки, действующего вулкана. Так что, при желании, мы можем считать женоубийцу Козыревского не только первым камчатским ссыльным, но и первым вулканологом в нашей истории…

В 1705 году Пётр Козыревский и его сын Михаил погибли на тихоокеанском берегу Камчатки, на самом севере полуострова. Там, напротив устья реки Тымлат, лодки казаков сошлись в бою с байдарками «немирных коряков». Старшему сыну, Ивану Козыревскому, повезло — он не только уцелел и вырос на войне, превратившись из подростка в опытного бойца, но и успел в перерывах между стычками и походами, до гибели отца научится у него грамоте.

Удивительно, но у человека, который умел в сущности лишь воевать ивыживать в первобытной тайге, был очень хороший почерк. До наших дней в архивах сохранилось несколько документов, написанных собственноручно Иваном Козыревским на бумаге и, чаще, на бересте. Бумага на далёкой Камчатке в ту эпоху была в страшном дефиците, поэтому нередко записи делали на бересте соком лесных ягод — и даже на березовой коре первопроходец Иван умудрялся писать очень чётким мелким почерком…

Этот редкий среди неграмотных казаков навык самым роковым образом скажется в судьбе Ивана в 1711 году. В тот год половина камчатских первопроходцев поднимет мятеж против начальства — в течение месяца бунтовщики убьют трёх назначенных государством «приказщиков», в том числе недавно вернувшегося на полуостров Владимира Атласова, первым начавшего покорение Камчатки еще в XVII веке.

Всех подробностей и деталей того бунта мы уже никогда не узнаем. Явно сказался как характер большинства первопроходцев, жестоких людей, привыкших решать любые вопросы и споры силой, так и кружившие голову богатства Камчатки — поистине драгоценные в ту эпоху меха соболей и лисиц, добывавшиеся здесь многими тысячами… Лидером бунта оказался томский казак Динило Анциферов, мятежники избрали его новым атаманом. А вот «ясаулом», то есть в казачьей терминологии той эпохи, заместителем атамана или начальником штаба бунтовщики выбрали Ивана Козыревского. Ему на тот момент едва ли исполнилось 25 лет, но Иван уже был опытным казаком и, главное, одним из немногих грамотных.

По этой причине именно новоиспеченному «ясаулу» Козыревскому пришлось писать на имя самого царя Петра I длинные челобитные с объяснением причин бунта. В них многословно и довольно наивно излагались обиды мятежников: «И мы, рабы твои, в Камчадальских острогах приказщиков убили для того…»

«Про новую землицу за переливами проведать…»
Записанные Козыревским объяснения мятежников, с фактами самоуправства и коррупции убитых «приказщиков», типа спекуляции оленями и табаком, едва ли могли вызвать у далёкого начальства что-то кроме презрительной улыбки. Однако мятежники во главе с атаманом Аницферовым и есаулом Козыревским не были наивны — в отправленных с Камчатки челобитных они не только клялись в неизменной верности царю, но и обещали добыть для него новые богатые земли, в том числе еще неисследованные русскими загадочные острова, лежащие к югу от Камчатки… Те, что мы сегодня именуем Курилами.

О них государственные власти России впервые узнали еще в 1701 году, когда в Якутске только что вернувшийся с Камчатки первопроходец Атласов рассказал: «А против первой Курильской реки на море видел как бы острова есть…» Русские первопроходцы изначально звали «курилами» камчатских айнов, население «курильской землицы», самой южной оконечности полуострова, откуда и начинается ведущая далеко к югу цепочка тогда ещё неведомых островов.

Царь Пётр I сразу заинтересовался загадочным архипелагом возле камчатского «Носа». Он понимал, что где-то там лежит и уже известная западноевропейским мореплавателям Япония. Уже в 1710 году появляется царский указ очередному камчатскому «прикащику» Осипу Миронову «проведать» эти новые острова, выяснить «какие люди и под чьим владением», «какой в том острове зверь и иное какое богатство у них есть». Важность задания подчёркивалась тем, что царь обещал дать дворянское звание всем казакам, которые смогут исследовать неведомые острова.

Отдельно в указе царя Петра I значилась гипотетическая возможность через неизвестные «земли» к югу от Камчатки добраться до Японии: «Чтоб учинить с Апонским государством торги немалые, как и у китайцев с русскими людьми бывают торги, чтобы в тех новоприисканных торгах великого государя казне учинить многую прибыль…»

Получивший этот царский приказ Осип Миронов стал одним из трёх камчатских «прикащиков», убитых мятежниками Анциферова и Козыревского. Однако восставшие казаки в своих челобитных обещались исполнить предписание царя, как писал от их имени Иван Козыревский: «Про Апонское государство осведомиться и про новую землицу, которая есть в Камчацком Носу за переливами, проведать…»

Вероятно, мятежники знали легенды о том, как царь Иван Грозный простил все прежние прегрешения соратникам Ермака, первого покорителя Сибири. И уж наверняка им было известно, что отец Петра I, царь Алексей Михайлович в эпоху их отцов простил казакам, отбившим у маньчжуров ряд земель по Амуру, даже убийство воеводы. Словом, возглавившие бунт атаман Анциферов и есаул Козыревский могли рассчитывать на царскую милость в случае очень крупного успеха — «приискания» новой, богатой земли.

«За свою вину служить великому государю…»
В апреле 1711 года семь десятков мятежников отправились из Верхнекамчатского острога, расположенного примерно посредине полуострова, на юг — по словам Ивана Козыревского, «за свою вину служить великому государю», то есть искупать бунт новыми землями. Сначала отряд Анциферова и Козыревского, преодолев три сотни вёрст дикой тайги, вышел в долину реки Большой. Все прошлые годы казаки-первопроходцы не могли подчинить здешних ительменов и вынуждены были отступать с большими потерями.

21 мая 1711 года состоялось сражение семи десятков мятежных казаков и нескольких сотен аборигенов по главе с вождём Каначем, «лучшим иноземцем Большой реки». Казаки в жестоком бою разгромили первобытных охотников, а затем полтора месяца осаждали их укреплённое селение. Победив аборигенов и собрав с них богатую соболиную дань, 1 августа казачий отряд двинулся «на Камчадальский Нос», к самой южной оконечности полуострова.

На исходе лета 1711 года, сделав небольшие лодки, казаки пересекли довольно бурный Первый Курильский пролив и впервые оказались на острове, который мы сегодня именуем Шумшу. Здесь состоялось сражение с местными айнами, позднее Иван Козыревский высоко оценивал боеспособность аборигенов Курил: «К бою ратному тамошние курильские мужики досужи и из всех иноземцев, которые живут от Анадырского до Камчатского Носу, бойчивее…»

Однако, казаки одолели в схватке даже самых «бойчивых», захватив у них 3 «карабаса морских», большие лодки. С их помощью первопроходцы переправились на остров Парамушир, один из крупнейших в архипелаге. Здесь обошлись без боя, хотя заплатить меховую дань-«ясак» местные айны отказались. К разочарованию казаков на островах не нашлось большого количества соболей и лисиц, местные жители промышляли лишь нерп и каланов, которых в своих записях Иван Козыревский простодушно именует «бобрами».

В сентябре 1711 года отряд Анциферова и Козыревского вернулся с Курильских островов на Камчатку. Большой добычи не было, однако, казаки собрали первые подробные сведения о ранее неизвестном архипелаге «за переливами». Более того, они смогли уточнить у айнов, что где-то далеко к югу от них действительно есть загадочная Япония, берега которой вроде бы можно увидеть с самого дальнего курильского острова. Иван Козыревский, как единственный грамотный мятежник, тут же составил примерный «чертёж» архипелага и новую челобитную на имя царя Петра I: «И об том Апонском государстве радетельное своё тщание к службе твоей, Великий государь, мы рабы твои приложим и через дальную видимую землю проведать впредь обещаемся…»

Мятежный есаул Козыревский своё обещание выполнил. Однако уже без атамана бунтовщиков Данилы Анциферова — тот погиб через несколько месяцев, в феврале следующего 1712 года в стычке с ительменами недалеко от Авачинской бухты, где сегодня располагается столица полуострова Петропавловск-Камчатский. Не рассчитывая одолеть казаков в открытом бою, местные ительмены притворным смирением заманили атамана Данилу с 17 казаками на переговоры, выдали меховую дань и «аманатов»-заложников, а ночью сожгли всех в юрте прямо с заложниками.

Ивану Козыревскому вновь повезло избежать гибели, он в этом время был на противоположном берегу полуострова, на реке Кыхчик, собирая «ясак» и составляя первую карту южной оконечности Камчатки. В следующем 1713 году он возглавил новый поход на Курилы. На этот раз оставшиеся под началом Козыревского мятежники готовили эту экспедицию вместе с новым «прикащиком» Камчатки, Василием Колесовым, недавно прибывшим из Якутска на полуостров.

Камчатские земли в те годы были настолько далеки и труднодоступны, что те из представителей власти, кто сумел суда пробиться сквозь тайгу, тундру и «немирных коряков», предпочитали не ссориться в открытую с бывшими бунтовщиками. К тому же казаков на камчатке было крайне мало, их число никогда не превышало пару сотен — каждый человек был на счету и использовался для «государевой службы», даже бунтовщик. «Прикащик» Колесов позднее прямо писал, что Иван Козыревский отправился «заслуживать вины свои приискиванием морских островов…»

Пропавшая карта и первый русский японовед
От властей мятежный есаул Козыревский получил две медные пушки, запас пороха и даже одну нарезную пищаль. С ним в поход на Курилы в апреле 1713 года отправились 55 казаков, в том числе его брат Пётр, и 11 аборигенов-«камчадалов». Лодки опять строили сами, паруса и снасти изготовляли из местной крапивы по обычаю ительменов и айнов, которые умели плести ткани из этой жгучей травы.

Подробности того похода до наших дней не сохранились. Привезенные с Курил записи Козыревского и созданный им первый в мире «тем островам чертеж, даже и до Матманского острова» (так изначально русские именовали японский Хоккайдо) в 1714 году отправили в Якутск вместе с огромным соболиным «ясаком», собранным на камчатских землях за несколько лет. Но по пути с Камчатки караван разграбили (см. главу 15-ю) соблазнившиеся его меховыми богатствами юкагиры, прежде воевавшие в союзе с русскими против коряков. Вместе с похищенными соболями и лисицами пропали и подробные документы Козыревского о походе на Курилы…

Лишь в 1726 году, когда государство Российское готовило для исследования Дальнего Востока большую экспедицию Беринга, бывший есаул Иван Козыревский вновь сделал изложение сведений, собранных им на Курилах, а так же вновь составил карту, «Чертеж Камчатского Носу и морским островам». Именно Козыревский первым зафиксировал имена основных островов Курильского архипелага в почти привычном нам виде — «Сияскутан» (Шикотан), «Пурумушир» (Парамушир), «Онникутан» (Онекотан), «Шумчю» (Шумшу), «Ытурпу» (Итуруп) и т. д.

Козыревский дал краткое, но весьма точное описание географии, флоры и фауны островов. Описал местных жителей, «курилов», их быт и нравы, и даже особенности навигации между разными островами. Упомянул и действующие на островах вулканы, например один из клочков суши подписал на карте так: «Остров Араумакутаи, горит и люди не живут. На нем находится огнедышущая гора…» В переводе с языка айнов «Хар ум котан» означает «Остров лилий». Этот остров, на современных картах обозначенный как Харимкотан, представляет собой надводную часть вырастающего с морского дна огромного вулкана, действующего и ныне…

Именно Козыревский первым из русских доподлинно выяснил, что к югу за Курилами действительно лежит «многолюдная земля Нифонт», то есть Япония. Он же, ни разу не побывав в этой стране, сделал первое русское писание Японии — на удивление ёмкое и точное. В своих описаниях, Козыревский опирался на сведения, полученные от аборигенов южных Курил и нескольких японцев, которые в разные годы попали в качестве пленников к ительменами и айнам.

Козыревский даже описал остров Хонсю, крупнейший в Японском архипелаге. Некоторые перечисленные им города и сегодня легко можно узнать на современной карте, например город Осака, в записи Козыревского «Узака». Вполне правильно передал Козыревский и старое название японской столицы — «Эдо». Не забыл упомянуть, что «Нифонское государство» богато шёлком и хлопковыми тканями, тогда редкими и ценившимися на Руси. Словом, Ивана Козыревского можно вполне обоснованно считать первым отечественным японоведом.

Впрочем, в 1726 году уже не было никакого Ивана, бывшего мятежного есаула. Карту Курил и Японии составлял «монах Игнатий», один из первых «схимников» Камчатки.

Первый хлеб «монаха Игнатия»
Ещё осенью 1716 года Иван Козыревский стал монахом и получил новое имя — Игнатий. Постриг провёл архимандрит Мартиниан, первый православный священник, оказавшийся на Камчатке, и вскоре убитый аборигенами, которым он не слишком успешно проповедовал христианство. Бывший мятежный есаул, ставший монахом Игнатием, основал на севере полуострова возле устья реки Камчатки «Успенскую пустынь», часовню и келью.

Тем самым Козыревский вновь войдёт в историю — не только первым монастырём на тихоокеанском побережье, но и первыми попытками пахать землю и сеять хлеб на Камчатке. Первая пашня возникла именно здесь, стараниями «монаха Игнатия» и его пленников из ительменов, айнов и японцев. Как и все выжившие на Камчатке первопроходцы, Иван Козыревский обзавёлся не только меховыми богатствами, но и «погромными холопами», то есть пленёнными в бою, ставшими его крепостными.

В 1720 году «монах Игнатий» впервые, со времён ссылки отца, вернулся в Якутск — казалось о былом мятеже на Камчатке все забыли, монах приехал добиваться официального статуса монастыря для своей тихоокеанской «пустыни», привезя с собой ценных мехов на огромную по тем временам сумму в три тысячи рублей. Это путешествие на запад вызвало ссору братьев Козыревских — Пётр отговаривал Ивана покидать Камчатку, опасаясь, что былой мятеж ему обязательно припомнят. Но, даже став «монахом Игнатием», Иван остался лихим и рисковым первопроходцем, привыкшим к войне и смерти. «Цареубийцы, и те живут у государевых дел, а не великое дело на Камчатке приказчиков то убивать…» — ругался он с братом, намекая на смерть царевича Алексея, сына Петра I. Столь неосторожные слова сохранят для нас доносчики того века, слышавшие спор братьев.

По началу у вернувшегося с Камчатки «монаха Игнатия» всё складывалось неплохо. О былых грехах не вспоминали. Он даже успел поучаствовать в первых поисках железной руды под Якутском и в плавании к заполярному морю Лаптевых — можно лишь удивляться такой неуёмности его натуры. Однако отношения беспокойного монаха с местными церковными властями не сложились, и он решительно собрался ехать прямо в Москву, в Святейший Синод, тогда ведавший всеми делами православия.

По пути в европейскую Россию, 6 июня 1726 года в Тобольске «монах Игнатий» беседовал с собиравшимся в тихоокеанскую экспедицию Витусом Берингом. Именно ему Иван Козыревский передал свои подробные «чертежи» Камчатки и Курильских островов. Фактически мятежный есаул подарил России первые систематизированные знания об огромном куске мира — от Берингова пролива (еще не получившего это имя) до Японии!

Примечательно, что на составленном Козыревским рукописном «чертеже» Камчатки, самой первой подробной карте полуострова, была и такая запись: «Река прозвищем Козыревская. Сначалу иноземцов в ясак призвал отец мой, Петр Козыревский». Даже спустя три века чувствуется в этой записи любовь и гордость отцом. Первопроходец Иван явно любил грешного родителя, но ведь, несомненно, любил детской любовью и мать, отцом убитую… Трудно представить, что могло твориться в душе и голове такого человека, выросшего посреди сплошных трагедий на непрерывной войне, но при этом явно умного, любознательного, для которого сведения про иные земли были не менее желанны, чем захваченные с бою драгоценные соболя…

«Козыревский был вложен в застенок…»
К 1730 году «монах Игнатий» добрался до Москвы с обширными планами организации большой православной миссии на Камчатке и Курилах. Бывший первопроходец не только предлагал учредить «в Камчадальской землице» большой монастырь «ради прибежища ко спасению престарелым и раненым служилым людям, которые не имеют нигде главы подклонить», но и представил настоящий план по распространению христианства на далёких дальневосточных землях — с организацией школ во всех острогах, «дабы склоняли учиться грамоте», и предоставлением обширных льгот для «новокрещённых» аборигенов.

Любопытно, что вместе с «монахом Игнатием» в Москву приехал и принявший православие японец, видимо один из пленников, когда-то привезённых Козыревским с Курил. В верхах Российской империи смелые планы бывшего первопроходца приняли благосклонно. «Игнатия» произвели в «иеромонахи», более высокий монашеский чин, и назначили руководителем будущей православной миссии на Камчатке, куда в качестве священников и проповедников предполагалось взять студентов Московской академии.

Весной 1730 года в «Санкт-Петербургских ведомостях», первой русской газете, даже появилась статья о заслугах Козыревского в открытии Курил и первом описании Японии. Сенат Российской империи выдал бывшему первопроходцу 500 рублей, возместив его личные расходы на строительство «пустыни» у реки Камчатки. Некогда мятежный есаул, умевший считать добычу, однако, хотел большего, доказывая, что на Камчатке ему по заслугам причитается мехов на 7 тысяч рублей. На что Ивану Козыревскому сенаторы отказали с ехидной формулировкой: «Понеже многия имения монаху содержать не надлежит».

И всё же в то лето 1730 года казалось, что почти все планы «иеромонаха Игнатия» удались — он уже готовился с триумфом возвращаться на Камчатку в качестве руководителя большой миссии, а пока вместе со своим спутником-японцем отправился на богомолье в Киев, в знаменитую Лавру, о которой когда-то на берегах Лены рассказывал ему дед. И тут ситуация резко и трагически поменялась — вероятно, кто-то из дальневосточного церковного начальства очень не любил «монаха Игнатия», либо сам был не прочь покомандовать духовной миссией на Камчатку… В июле 1730 года в Москву с Дальнего Востока пришёл очень грамотно составленный донос — Ивана Козыревского не только обвинили в растрате церковного имущества на 5 руб. 77 коп. (напомним, он потратил на церкви Камчатки сотни рублей), но, главное, с указанием, что «монах Игнатий» это мятежник, убивший трёх камчатских «прикащиков», включая Владимира Атласова.

Поначалу монах всё отрицал. Началось следствие — обвинение в антигосударственном мятеже было слишком серьёзным. Через несколько месяцев, как бесстрастно записано в архивном деле Синода: «Козыревский был вложен в застенок, подыман да дыбу, чинена ему встряска бревном между ног, руки его в хомуты кладены».

На пытке монах признался, что «воровской» есаул Иван Козыревский это он и есть. Однако отрицал личную причастность к убийству «прикащиков» и вообще утверждал, что давно помилован за заслуги. В январе 1732 года церковные власти умыли руки — лишили «Игнатия» монашеского сана и передали для дальнейшего следствия светским властям. Предлагавшуюся им просветительскую миссию на Камчатку смогли начать лишь десятилетием позднее.

Вопрос же об участи самого Ивана Козыревского оказался запутанным — еще в 1712 году всех убийц камчатских «прикащиков» заочно приговорили к смертной казни, но бывший мятежник упорно утверждал, что лично Атласова и прочих начальников не убивал. Он твердил, что давно должен быть помилован за поход на Курилы, напоминая приказ покойного царя Петра I дать дворянское звание тем, кто изучит неведомые острова к югу от Камчатки.

Следствие вела Юстиц-коллегия, в то время высший суд Российской империи. Правительственные бюрократы пытались взвесить заслуги и преступления бывшего «иеромонаха» и первопроходца. Решили вновь собрать все документы и свидетельские показания из Якутска и Камчатки. В то время даже царский курьер добирался до тихоокеанского берега почти год — в итоге Иван Козыревский не дождался ни приговора, ни оправдания. Первопроходец Курил умер под следствием в московской тюрьме 2 декабря 1734 года.

Глава 22 Мозаика фактов из истории первопроходцев

Наш ответ корсарам и флибустьерам: «покрученники» и «своеуженники»…
Сибирские воеводы XVII века не получали жалования. То есть все «служилые люди» (городовые казаки, стрельцы, подьячие и т. п.), находившиеся под их началом, жалование от государства получали, и деньгами, и хлебом. А сам воевода был, как в том анекдоте — «выдали пистолет и крутись, как хочешь». При том государство ещё и строго запрещало сибирским воеводам заниматься какой — либо коммерцией и торговлей!

Понятно, что в сибирских далях эти государственные требования нарушались — воеводы и приторговывали втихую, и с купцами тайно дела вели и вообще пускались во все тяжкие. Понятно, что ещё большим источником воеводских доходов была коррупция и перегибы при сборе «ясака», налога мехами. Но в любом случае — воеводская коммерция была абсолютно незаконна, а налоговые перегибы имели пределы, ибо вели к жалобам и бунтам «ясачных инородцев», что считалось страшным косяком в воеводской службе. При этом жалования, напомню, воевода не получает!

И вот в таких условиях, у первых русских воевод Сибири XVII века оставался только один легальный способ обогащения — «объясачивание» новых инородцев на новых землях! Ибо трофеи при завоевании новых территорий, они же награбленная добыча — это святое… Плюс обязательные денежные награды от царя за «приискание» новых «землиц».

Теперь понятно, какой была одна из главных причин того что сибирские первопроходцы столь активно бежали «встречь солнцу», всего за век освоив шесть тысяч вёрст от Урала до Камчатки?..

То есть прямой материальный интерес идти «встречь солнцу» в Сибири XVII века был абсолютно у всех, снизу доверху — от последнего «охочего казака» до царского воеводы, предусмотрительно лишённого царём жалования.

Яркий пример тому — первая русская попытка присоединить к России берега Амура. Помимо жажды «охочих казаков» и самого Ерофея Хабарова разжиться добычей, там был и прямой материальный интерес якутского воеводы Дмитрия Францбекова («православного ливонского немца из рыцарских людей» — по определению документов тех лет, ведь изначально он не Францбеков, а Fahrensbach). Именно Францбеков из личных средств внёс основную сумму денег — 2900 рублей — на снаряжение экспедиции Хабарова, с условием, что тот вернёт всё потом в полуторном размере. Хабарову даже пришлось написать завещание, что всё его имущество в случае смерти отходит воеводе Францбекову.

Любопытно, что официальными свидетелями и гарантами заключения такой сделки по личным «инвестициям» царского воеводы в завоевание Амура стали священники Якутска — «черный поп» Перфилий и «белый поп» Стефан…

Уходивший на Амур отряд Хабарова лишь на треть состоял из «служилых людей» (военных на официальной службе государству), основную массу составляли «охочие казаки», то есть не связанные с госслужбой добровольцы — «покрученники» и «своеуженники». Первые — это те, кто нанимался в «промысловую ватагу» первопроходцев за счёт средств атамана — нанимателя, в данном случае Хабарова, получая от нанимателя снаряжение и паёк в походе. А «своеуженники» это нечто типа миноритарных акционеров — воины, присоединившиеся к «промысловой ватаге» сибирских конкистадоров со своим оружием и на собственные средства.

При том некоторые «своеуженники» могли иметь собственных «покрученников» (что оформлялось отдельными договорами — «покрутными записями» на языке XVII века). Обычно «покрута» составлялась сроком на три года, и «покрученник» по договору обязывался отдавать две трети своей добычи нанимателю. Вот такая своеобразная корпоративная культура русских первопроходцев.

Как видим, московские цари понимали толк в психологии, а нашей истории есть чем красиво ответить всяким заморским каперам и флибустьерам…

«Патент» первопроходца…
Если применить западноевропейские понятия, то амурский конкистадор Ерофей Хабаров был именно капером — так как получил от якутского воеводы «Наказную память», официальный государственный документ, сибирский вариант каперского патента, этакую смесь лицензии и должностной инструкции по «проведыванию новых землиц неясачных людей и приведение их под высокую государеву руку».

На русском языке XVII века государственное разрешение на прямое насилие в целях завоевания и подчинения новых земель звучало красиво — «Ратным обычаем и всякими мерами промышлять над иноземцами».

Правды ради, «Наказная память» для всех первопроходцев всегда требовала изначально предлагать иноземцам мирное подчинение — «Говорить с ними ласково и смирно, чтобы они были под государевой высокою рукою в ясачном холопстве навеки…»

Понятно, что в большинстве случаев «ласково и смирно» не работало, и всё шло «ратным обычаем». Однако в условиях первобытной войны всех против всех, царившей в Сибири до прихода русских, нередко встречались и те аборигены, которые предпочитали «высокую руку» царя и «ясачное холопство» в обмен на защиту от более агрессивных соседей по тайге и тундре…

Три поколения первопроходцев Перфильевых: от Урала до Амура…
1–е поколение, Максим Перфильев. Родился еще при Иване Грозном, в молодости в 1600 году участвовал в основании Мангазеи (на севере современного Ямало — Ненецккого округа), в 1618 году основал Енисейский острог (ныне в Красноярском крае). Бел среди первых русских, оказавшихся на берегах Лены. В 1631 году основал Братский острог, дальний предшественник города Братска (Иркутской области). В 1638 году одним из первых, пройдя вверх по Вилюю, оказался к востоку от Байкала, где первым собрал первые смутные сведения об Амуре.

Благополучно умер своей смертью в чине стрелецкого сотника. Царским милостям не помешало даже официальное двоеженство первопроходца — при живой первой жене, оставшейся далеко на западе, венчался со второй супругой за взятку в 10 руб. Дело разбирали высшие церковные власти, но поскольку двоеженец на следствие попасть не мог по уважительной причине — воевал на реке Тунгуске с «немирными тунгусами» — то махнули рукой…

2–е поколение, Иван Максимович Перфильев. Был «прикащиком», а затем первым воеводой Иркутского острога. В 1667 и 1675 году возглавлял посольство к монгольским князьям, договариваясь в т. ч. о проходе русских посланников и торговых караванов в Китай.

3–е поколение.

Василий Иванович Перфильев, в начале XVIIIвека возглавлял Удинский острог (будущий Улан — Удэ, столица Бурятии).

Евстафий («Остафей» — в документах тех лет) Иванович Перфильев, командовал несколькими забайкальскими острогами, в 1692 году, как гласит документ той эпохи, «послан был за море в Албазин с казной оружейной и с порохом и свинцом…» Море тут имеется в виду особенное — Байкал.

Три поколения одной семьи освоили пространство от восточного Урала до верхнего Амура.

Покорители ледяных пустынь
Площадь Чукотского автономного округа больше площади Франции — 737 и 640 тыс. кв. км. соответственно. К началу XVIII века на Чукотке проживало порядка 10–12, максимум 15 тыс. человек — всех этносов, полов и возрастов. А население Франции к тому времени превышает 20 миллионов. Т. е. более чем в тысячу раз больше на заметно меньшей территории…

Но бог с ней, с Францией — посмотрим, например, на «империю» ацтеков. Площадь подконтрольных ацтекам территорий как раз примерно равна площади Чукотки, но население — по разным оценкам от 5 до 15 миллионов (против 15 тыс. на Чукотке)…

Это всё к чему? А к тому, что с точки зрения Западной Европы и с точки зрения конкистадоров, русские первопроходцы действовали в почти безлюдной пустыне. Вопросы куда более холодного климата и т. п. оставим пока в стороне…

Тепленький сюрстрёмминг для казака
Вот мало кто пробовал, но все слышали про шведский сюрстрёмминг — квашеную сельдь. А вот, между прочим, на Камчатке эпохи первопроходцев такой «юрстрёмминг» был основной пищей, только делался не из сельди, а из лососевых рыб. Соли у аборигенов Камчатки до XVIIIвека не было, а вот рыбы при той плотности населения (около 20 тыс. человек обоих полов и всех возрастов на весь огромный Камчатский полуостров) было выше крыши. Рыба была основной пищей ительменов, добавками шли дикорастущие травы и ягоды. Изредка — плоды охоты в тайге. Но главное — именно рыба.

Малую часть рыбы вялили — ведь это довольно трудоёмкий процесс, требующий навесов от дождя, костров и прочих хлопот. А большую часть богатого рыбного улова квасили в ямах, выложенных травой и засыпанных землёй. Как и рыбу, точно так же вялили или квасили красную икру. Был и особый камчатский деликатес — икринки, высушенные в стебельках сладкой травы, местной разновидности борщевика. При ядовитых листьях и внешней кожуре, очищенный стебель камчатского борщевика не даёт ожогов, а наоборот имеет сладковатый вкус… Именно из него позже казаки гнали первую камчатскую водку.

Но вернёмся к квашенной рыбе… Запах забродившей рыбы не трудно представить. По записям Владимира Атласова, атамана первопроходцев, даже привычные ко всему казаки с трудом только «по нужде» могли вытерпеть аромат «изнывшей» рыбы. При том сами аборигены Камчатки этот свой «сюрстроминг» предпочитали есть в виде похлёбки — перекисшую рыбную массу разбавляли водой, слегка подогревали и хлебали тёпленькой…

«…у Кирилка Степанова жена венчанная анаульского роду неясачных юкагирей…»
1681 год, август. «Роспись ясырям в Анадырском остроге…» — то есть акт сдачи — приёмки аборигенных обитателей первого русского поселения на Чукотке по состоянию на момент принятия командования острогом от казачьего десятника Ивана Потапова к сотнику Ивану Курбатову:

«У сына боярского у Родиона Кобелева ясырь (т. е. пленница) крещеная коряцкого роду именем Софьица… У старца Федосея коряцкого роду девка некрещеная Манька, да чюхочья роду (т. е. чукчанка) Матрешка некрещеная ж, да корятцкого ж роду девка Белянка, да с ним же живут промышленых людей дети крещеные Лупа да Оничка да сестра их Оришка, а чьи они дети, того он Федосей сказал не ведает, а ведает де про то мать их, умершего промышленого человека Онашки Максимова жена венчанная Харитинка… У десятника казачья у Ивана Потапова три ясыря корятцкого роду, а имяна тем ясырям — Обросинья (т. е. Ефросинья) да Анница да Окулинка…

У казаков: у Ивашка Ондреева ясырь омотцкого роду крещеная именем Каптелинка (Капитолина?); у Назарка Максимова ясырь чюванского роду крещеная Анисьица, купленая не крепосная (т. е. не захваченная в бою); у Васьки Игнатьева жена венчанная чюванского роду Домница, а была де она преж сего у казака у Данилка Хренова и отдал де ее Домницу за него Василья замуж он Данилко; у Давыдка Павлова жена корятцкого роду крещеная именем Паросковьица; у Васьки Сухарева ясырь корятцкого роду; у Сидорка Иванова ясырь чюхочья роду погромная, живет в работницах; у Офонасья Ондреева ясырь корятцкого роду некрещеная.

У промышленых людей: у Мороза Малафеева жена венчанная крещеная Анаульского роду именем Устиньца, а была де она неясачных юкагирей; у Фомы Семенова жена венчанная анаульского роду крещеная именем Устьиньица погромная (погромная — т. е. захваченная в бою); у Панька Лаврентиева ясырь ходынского роду крещеная именем Настасьица; у Максимка Турсука ясырь чюванского роду крещеная именем Анница; у Кирилка Степанова жена венчанная крещеная именем Феклица анаульского роду неясачных юкагирей; у Ивашка Фомина жена венчанная крещеная именем Катеринка чюхочья роду; у Ветошки Кирилова ясырь ходынского роду именем Феклица, а живет де она Феклица у него Ветошки волею, а она де Феклица крещена; у Савки Васильева ясырь некрещеная именем Лекочи ходынского роду.

У умершего казака Михайла ясырь крещеная именем Татьяница; казачья ясырь Гаврилка Важенина крещеная именем Марьица ясачных юкагирей Нижнего Колымского зимовья; у Проньки Голово ясырь корятцкого роду некрещеная Етвага; Чюванокого роду ясырь умершего казака Микитки Кондратьева крещеная куплена, а живет де она ныне на воле, а преж сего де жила она по крепосте у казака у Давытка Павлова.

Олешки Платонова мать крещеная ясырь именем Василиска анаульского роду ясачных юкагирей… у Пашка Леонтьева ясырь некрещеная чюванского роду и чюванского роду ясырь вольная крещеная именем Палашка…»

P.S. То есть весь острог забит юкагирскими, корякскими и чукотскими «Покахонтас» и все казаки на аборигенках переженились, есть уже даже общее второе поколение («Олешки Платонова мать крещеная ясырь именем Василиска анаульского роду ясачных юкагирей…»)

При этом термин «ясырь» — изначально пленница, холопка — используется, фактически, как синоним постоянной сожительницы. Но при этом немало и «жён венчанных» — при том такие жёны родом из всех окружающих племен: юкагиров, коряков, чуванцев и даже относительно далёких «немирных» чукчей.

Конкуренция за Камчатку
Первые 17 лет эпопеи русских первопроходцев на Камчатке, помимо перманентной войны с аборигенами за ясак, это постоянная война казаков друг с другом. Прямо открытая война, едва ли не с осадой казачьих острогов казаками же!..

После убийства подчинёнными атамана Атласова там 10 лет постоянно колобродят минимум две-три соперничающих группы первопроходцев, а счёт убитым «прикащикам», т. е. назначенным от государства должностным лицам, приближается к дюжине. И это при том что самих первопроходцев за все те годы на Камчатке побывало сотни три максимум, а еще пара сотен полегла по пути, так и не дойдя до полуострова…

Но вообще ситуация понятна.

Во — первых, слишком далеко от ближайшей власти, Камчатка тогда совершенно как другая планета.

Во — вторых, на этой планете — Камчатке от обилия ценностей (счёт соболиного ясака на тысячи шкур ежегодно, т. е. цена вопроса сотни млн. долларов если на современные деньги) у казаков просто сносило крышу.

И в — третьих, сами казаки — первопроходцы это очень специфический контингент, по сравнению с которым наши криминальные братки 90–х годов это интеллигентнейшие хипстеры…

Хотя пара интеллигентов XVII века, т. е. грамотных и начитанных, там была, но убивали не хуже прочих)) От одного даже сохранились собственноручные записи на бересте ягодным соком… Он же написал в Москву многословное объяснение за что убили камчатского первопокорителя Атласова — в переводе на современный язык, за плохое поведение и сожжённую лисью шкуру… Словом, очччень колоритные были люди.

P.S. Читатели как-то задали мне вопрос: Пресловутый «соболиный ясак» с Камчатки во времена казаков-первопроходцев реально можно было отправлять лишь в Россию? Никак осваивавших Японию португальцев и всяких прочих голландцев на своих «торговых кораблях самовывозом» там и тогда не было? Получается, что кто бы из «конкурирующих фирм» не «успевал первым» в сборе ясака, каналы его транспортировки и последующей реализации были все равно одни и те же? Или нет?

Вопрос интересный и важный, и вот ответ на него:

«Соболиный ясак» с Камчатки во времена казаков — первопроходцев (первая четверть XVIII века) реально можно было отправлять лишь только в Россию! Точнее даже в Россию в виде Анадырского острога на Чукотке!!! и то лишь раз в 3–4 года в силу логистики — и из — за природы, и из — за «немирных коряков», которые на путях туда и обратно тогда убили примерно половину покорителей Камчатки…

А больше ясак (реально в те годы чудовищно огромный, если брать ту пушнину по московским ценам) сплавлять было никуда:

1) Западноевропейцы в ту эпоху в эти (условно в эти, на 700–800 км южнее) края заплыли достоверно лишь один раз в истории — голландец Де Фриз в середине XVII века, и потом появятся вновь только в самом конце XVIII столетия.

2) Японцы туда сами не плавали, лишь 3–4 раза за век их заносило туда тайфунами и их сразу убивали — грабили ушлые айны.

3) Доплыть от Камчатки до Японии на байдарках это как сегодня построить в гараже ракету, способную долететь до Луны…

Так что альтернатив не было, но собственно и желаний не было у казаков срулить от России «налево» — лишь один раз нечто такое мелькнуло в следственном деле Козыревского (который там единственный, как внук православного шляхтича из под Орши, мог нечто такое подумать хотя б в теории…)

И получается что да: у государства Российского имелась уникальная ситуация — кто бы из тех конкурентов на Камчатке не победил, всё одно ясак отправлял государю… Т. е. такая вооруженная и смертельная конкуренция — типа как если б у нас 2–3 налоговых инспекции убивали бы друг друга за право отправить собранный в области налог в федеральный бюджет))).

А в силу конкуренции и регулярных доносов друг на друга, этот ясак платили еще и полностью и даже с перебором (типа вот положенный ясак + личные подарки царю от правильных пацанов). При том еще конкуренты хвастались учётом — т. е. мы сегодня, спустя три века, при желании по годам можем посчитать кол — во того камчатского ясака, вплоть до рваных шкурок. И вплоть до двух шкур каланов, по всем законам дисциплинированно уплаченных Перу I в качестве налога за две колоды игральных карт, имевшихся в ту эпоху на Камчатке…

Служба службой, а табачок врозь…
Если верить жалобам казаков — первопроходцев самому царю, то в 1711 году на Камчатке 4,266 грамма табака стоили как средний дом в Москве.

Продавца за такие цены казаки в итоге убили…

«Девушки обучались сначала разным бесстыдствам у опытных мастериц этого дела и вознаграждали их за уроки…»
Чтобы бытие первопроходцев на Камчатке не показалось ужас — ужас и полной беспросветностью, опишем, так сказать, светлые стороны покорения полуострова. Что такое Камчатка? — это в основном очень специфические племена ительменов (всю специфику надо описывать отдельно). Что такое ительмены в главном? — это торжество толерантности и сексуальной свободы, до которого мы, кажется, и в нашем XXI веке ещё не доросли…

Вот из описаний, сделанных академическими русскими немцами, по поводу семейно — сексуальных обычаев ительменов по личным наблюдениям на Камчатке всего одним поколением позднее первопроходцев:

«Жених совершенно не интересуется, была ли его невеста девственной или нет. Напротив, он доволен, если раньше брака она основательно была развращена другими: таких невест женихи считают более опытными. Если в прежние времена камчадалы, бывало, выдавали за кого — нибудь девственницу, то это вызывало неудовольствие жениха, и он бранил тещу за то, что она плохо и глупо воспитала свою дочь, так как последняя настолько неопытна в любовных делах, что ему пришлось предварительно наставлять ее в них. Ввиду этого девушки обучались сначала разным бесстыдствам у опытных мастериц этого дела и вознаграждали их за уроки. Для того же, чтобы избавиться от подобных гнусных упреков, матери невест еще в нежном возрасте расширяли у девочек половые органы пальцами, разрушали их девственную плеву, и с малых лет обучали супружескому делу…»

Т.е. представьте, попадаете Вы из довольно пуританского общества (а по сравнению с ительменами не то что русские той эпохи, но даже все иные племена Дальнего Востока выглядят пуританами), короче попадаете Вы из пуританского общества, да ещё и после года воздержания по дороге (когда роман возможен только с самкой оленя) в общество с процветающими и профессиональными школами, пардон, минета и прочих сексуальных искусств… При том не просто попадаете, а становитесь хозяином такой «школы минета»…

Опять же из дотошных описаний академических немцев по поводу камчатских нравов начала XVIII века:

«У каждого казака, помимо жены, было по 10, 20 и 30 девушек-наложниц или рабынь, которыми они пользовались. Если он проигрывал какую-нибудь в карты, новый хозяин немедленно насиловал ее в кабаке; таким образом, у нее, бывало, в один вечер сменялось три — четыре хозяина, и она должна была каждому из них тут же отдаваться. Девушкам это доставляло, по — видимому, удовольствие. Если же хозяин не трогал ее, то она от него убегала или сама себя умерщвляла. Ни один казак не живет с одною только своею женою, но находится в связи со всякими женщинами, которые, в свою очередь, живут со всяким, кто им попадается…»

Мне одному кажется, что тут у автора сего описания, Георга Стеллера, адъюнкта натуральной истории и ботаники Петербургской академии наук, через искреннее осуждение добропорядочного бюргера и сухость академического изложения таки явно сквозит и немного мужской зависти?..

Короче, не всё так плохо было на Камчатке эпохи первопроходцев — если Вы не попали в 60–70–80 % откинувшихся плохой или очень плохой смертью, то у Вас был шанс нехило разбогатеть и познать многие радости бренной жизни…

P.S. Читатели как — то задали вопрос: а как у ительменских красавиц обстояло дело с баней и личной гигиеной?

Ответ: Судя по тому же Стеллеру очень даже хорошо — он как очевидец с немецкой педантичностью описывает ительменский «тампакс» из природных материалов и ительменские специальные трусы для периода месячных… Развитая женская цивилизация!

«И нагло ножами махали…»
«В дому у него кистенями шурмовали и нагло ножами махали…» — из донесения камчатского начальства от июня 1713 года.

Вот до этого документа не знал глагол «шурмовать». Проверил: в документах первопроходцев он относится именно к кистеню. Но вообще встречается от поморских говоров до украино — польских диалектов, от «шурмовать копьём» до «шурмовать на коне» (джигитовать).

Ну и конечно нравится официальная формулировка «нагло ножами махать», не просто махать, а именно «нагло»…

О быстрой адаптации и усвоении всяческого полезного опыта
Летом 1713 года казаки неудачно воевали с «авачинскими мужиками», т. е. ительменами, жившими на тихоокеанском берегу Камчатки. Так вот на стороне «авачинских мужиков» сражался некий Семён, он не только стрелял в казаков из ружья, но и, цитирую документ того года: «Бранил служилых людей всякую непотребную матерную бранью…»

Поскольку дело было важное, то быстро выяснили что Семён, это абориген, бывший «пятидесятника Микифора Мартемьянова дворовой человек», успевший не только креститься, но и научиться пользоваться ружьём и даже, как видим, материться не без успеха.

«Савва Француженин»
Ещё одна яркая деталь, характерная для эпохи русских первопроходцев — это широкое участие в их отрядах… нерусских. Нерусских вольных и невольных союзников.

Например, в походных войсках Красноярского острога XVII века всегда 30–40 % оставляют «подгородние татары» (местные племена «аринцев», «ястынцев» и «качинцев» — первые два это кеты, а третьи это хакасы).

Так же, например, уже позднее, в начале XVIII века, в воюющих с чукчами русских отрядах от трети до большинства постоянно составляют якуты, юкагиры, коряки…

Но на «сибирской службе» русских царей не только местные аборигены. Как пример: в 1684 году на Енисее среди 43 «детей боярских» как минимум 15 (свыше трети!) имеют «польское» происхождение. «Польское» беру в кавычки, потому что это не столько поляки, сколько «литвины» — как в XVII века в Сибири именовали всех пленных из Речи Посполитой, в основном с территории современных Белоруссии и Украины. Эти военнопленные, оказавшись за много тысяч вёрст к Востоку, начинали вполне верой и правдой служить русскому царю. Многие оседали в сибирских острогах, заводили семьи, и их потомки становились уже вполне русскими «детьми боярскими» и «служилыми казаками».

Более того, в сибирских острогах XVII века на русской службе замечен даже один почти настоящий француз — франкоязычный выходец из Брабанта! В документах тех лет он именуется «Савва Француженин». В Москву попал в качестве дипкурьера от Морица Оранского где — то около 1610 года. В самый разгар Смуты «француженин» по неизвестным нам причинам задержался на Руси, а в 1615 году, опять же по неизвестным причинам, был сослан в Сибирь.

Ссылка его, правда, была вполне выгодной для государства — «француженин» явно был толковым командиром, к тому же грамотным (хотя и только по — французски, все свои челобитные из Сибири в Москву писал именно на этом языке). Поэтому в ссылке его записали в «дети боярские» Тобольска и положили пличное жалование — 17 рублей в год (минимум в 3 раза больше обычного оклада рядового «служилого» в Сибири).

У «француженина» спустя полтора десятилетия сибирской службы был конфликт с тобольским воеводой, похоже связанный с поиском драгметаллов в Сибири. В 1638 году Савва из Брабанта числился на службе в Кузнецком остроге (ныне г. Новокузнецк Кемеровской обл.)

«На бою ранен в муде»
К счастью историки — профессионалы до сих пор выкапывают перлы из архивных дел эпохи первопроходцев XVII века:

«Фетка Василив Пизда на тое бою был и тебе, государю, служил, бился явственно…»

«Данилко Федосиев государю служил, бился явственно, на бою ранен в муде…»

«Ссыльной человек Ивашка Жидовин, сидит в тюрьме в татинном деле, что он с государевым пашенным крестьянином Силкою Семеновум крал лав у пешего казака у Ивашка Мыльника, и в той татьбе Ивашка Жидовин пытан один некрепко, а с пытки в той татьбе винился, а в иных татьбах не винился…»

«В роспросе поп Леонтей сказал: говорил де я Власу Старкову, мы де к тебе придем со крестом Христа славить, и он де Влас противо тово говорил мне, а я де иду противо креста с таиными уды, и в тое де поры ему, Власу, пятидесятник Микифор Смирного говорил, лутче бы де ты, Влас, уста свои калом замазал, а не ж бы ты такие непристоиные речи говорил…»

P.S. «Бився явственно» — это, кстати, стандартная формулировка в документах XVII века о непосредственном участии в бою. Ну а если нам известен первопроходец Пянда (первооткрыватель реки Лены), то отчего б и Пизде не быть… Ну а в последней цитате лихой первопроходец Влас Старков естественно крыл попа со крестом не «таинными уды», а матом, наверняка всем нам известным — подозреваю, там было нечто в стиле «на х…ю вертел». Впрочем, едва ли Влас был воинствующим атеистом, скорее просто был лихим и пьяным.

«Откат» на языке первопроходцев
Всё же как колоритен русский язык XVII века. Вот просто несколько кусков, произвольно надёрганных из документов первопроходцев конца того столетия и самого начала петровских времён:

«Им дело заобыклое и здешние порядки в достаток знают».

«А естли умирять их войною, надобно к Анадырскимъ служилымъ и промышленнымъ людемъ и къ ясачнымъ Юкагирямъ въ прибавку 50 человекъ добрыхъ, къ воинскому делу заобыклыхъ».

«А въ Анадырскомъ по нынешней годъ Богомъ хранимою помощщю мирно и немятежно».

«За что можешь получить отъ Господа Бога мздовоздаяние, а отъ Великого Государя по своей верной услуге многую предъ своею братьею милость».

«А которые служилые люди на Камчатку реку пойдутъ и въ чемъ учнутъ быть противны, или непослушны, и станутъ играть и какимъ воровствомъ промышлять, и начальнымъ людемъ, которые съ ними посланы будутъ, техъ служилыхъ людей отъ воровства ихъ унимать и за ослушание и за воровство чинить имъ наказанье, смотря по вине, которые надлежать, бить кнутомъ и батоги; а которые смертные казни будутъ достойны, и такихъ велено, за далнымъ растояниемъ, не описываяся къ великому государю къ Москве, въ Якуцке казнить».

«И домогатца всякими мерами, чтобъ учинить съ Японскимъ государствомъ межъ русскими людми торги не малые, какия у Китайцовъ съ русскими людми бываютъ торги…»

«Дошелъ я въ Анадырской острогъ съ великою нуждою, потому что нововерстанные служилые люди въ дороге неискусны и непоспешны, и рыбный кормъ имъ не за обыкность, многие въ дороге за скорбно и обезножили, и впредь имъ далее итить невозможно».

«И будучи мы въ посылкахъ и походахъ, холодъ и голодъ смертной себе принимали, свинецъ и порохъ на свои пожитинки ценою дорогою, по 10 и по 15 лисицъ фунтъ, покупали, и подъ иноземскими острожки отъ немирныхъ иноземцовъ изранены на смерть бывали, и нашу братью многихъ служилыхъ людей въ те годы прибили».

«Сажали насъ рабовъ твоихъ за то въ омулку и въ заклепные железа заковывали и морили тёмною голодною смертию».

«И не допустя до острогу, стакавщися въ потай отъ насъ, служилые и промышленные люди въ пути на дороге его Осипа зарезали, а мы рабы твои про ту ихъ злую думу не ведали».

«А отъ выдачи денежного жалованья скуповъ съ насъ брать ему не велено».

P.S. Вот ведь всё понятно и спустя три с лишним века. Пожалуй, только термин «скуп» требует пояснений — это то, что мы сегодня именуем откат. Т. е. откатов с выдачи боевых не брать

Глава 23 «Дабы дети без обучения не оставались дураками…»

Трудная история первых школ дальневосточной России на закате эпохи первопроходцев
Триста лет назад на российском Дальнем Востоке не было ни одной школы. За первый век существования Якутска, старейшего дальневосточного города нашей страны, в нём вообще не было учеников, а первая попытка создать государственное училище встретила сопротивление родителей. И только в процессе подготовки знаменитой экспедиции Беринга один энергичный лейтенант при помощи солдат силой набрал столько школьников, что сразу сделал Дальний Восток лидером по количеству учеников на душу населения.

Расскажем об этих и иных перипетиях нелёгкого рождения системы образования в дальневосточной части России на закате эпохи первопроходцев.

«Необходимо обучать молодых казачьих детей…»
XVIII век, который историки за развитие науки и знаний традиционно именуют Эпохой Просвещения, наш Дальний Восток встречал без какого-либо «просвещения» вообще. Коренные северные народы, кочевавшие в приполярной тайге и тундре от реки Лены до Камчатки, письменности не имели. Немногочисленные русские первопроходцы тоже были страшно далеки от всеобщей грамотности, а знавших буквы писарей на эти окраинные земли присылали из далекой Москвы.

Эпоха реформ Петра I тоже не изменила российский Дальний Восток — слишком далёк был этот регион от европейской части страны, где знаменитый царь сумел достать всех активными преобразованиями. Но и в целом по стране три века назад ситуация со школами и школьниками оставалась, мягко говоря, скромной. Ровно 300 лет назад во всей огромной Российской империи насчитывалось менее 5 тысяч учеников — около 3 тысяч в церковных «епархиальных» школах и почти две тысячи в созданных царём Петром I государственных «цифирных» школах. Для сравнения, в минувшем сентябре 2017 года в Российской Федерации за парты село 15 миллионов учеников — в три тысячи раз больше!

Но всё же Эпоха Просвещения добралась до реки Лены и до берегов «студёного» Охотского моря. Приехала она в дальневосточную тайгу из страшно далёкого Петербурга вместе с военными и ссыльными. Первым же, кто предложил создавать училища и школы на Дальнем Востоке, стал знаменитый исследователь Витус Беринг.

В то время переброска любых грузов и больших групп людей из европейской части России, через весь континент, к берегам Охотского моря занимала около двух лет. Поэтому ещё в 1724 году, готовясь к первой морской экспедиции для исследования северной части Тихого океана, Беринг предложил набирать и обучать будущих моряков и морских специалистов прямо на месте, из русских людей, проживающих к востоку от реки Лены. «Необходимо для морского пути обучать молодых казачьих детей всякому морскому обыкновению…» — писал Беринг царю Петру I.

Царь задумал основать на берегу Охотского моря «навигацкую школу», большое морское училище, но не успел реализовать замысел при жизни. Только спустя несколько лет власти Российской империи распорядились для подготовки второй тихоокеанской экспедиции Беринга открыть первое учебное заведение на Дальнем Востоке. «Нарочную (т. е. специальную — прим. А.В.) школу, не для одной грамоты, но и для цифири и навигаций завесть тебе, и жалованье малое для содержания учеников давать, из чего могут люди к службе знающие возрастать, а не дураками оставаться…» — гласил подписанный 30 июля 1731 года правительственный приказ новому начальнику Охотска, в ту эпоху главного и в сущности единственного тихоокеанского порта России.

Фраза «не дураками оставаться» явно понравилась старинным бюрократам, позднее её вариации не раз будут повторяться в документах относительно первых дальневосточных школ. Однако местным «недорослям» и после 1731 года предстояло ещё несколько лет «оставаться дураками» — для школы не было ни учителей, ни учебников.

«…сослать в Комчатку для обучения малолетных детей»
Одновременно высшие власти задумали открыть аналогичные школы в Якутске и на Камчатке. Осенью 1734 года в столицу Якутии прибыл Витус Беринг вместе с семьёй и учителем своих детей, ссыльным «протонотариусом» Фердинандом Гейденрейхом. Именно его капитан-командор планировал в качестве первого преподавателя одной из будущих школ.

Немец Гейденрейх до 1718 году служил «протонотариусом», то есть главным делопроизводителем в «Юстиц-коллегии», верховном суде Российской империи. Однако чиновник оказался замешан в громком «Ревельском сыскном деле» о хищениях и коррупции в Ревельском (Таллиннском) порту. Дело расследовал лично царь Пётр I и Гейденрейху пришлось стать одним из первых узников Трубецкого бастиона недавно построенной Петропавловской крепости.

После 1720 года бывшего «протонотариуса» приговорили к вечной ссылке в Сибирь. Спустя 14 лет Беринг встретил его, проезжая Иркутск, и нанял для обучения своих детей. Тогда же мореплаватель направил письмо в Петербург с предложением назначить ссыльного преподавателем в одной из будущих школ. В итоге к началу 1736 года в Якутск пришёл приказ Сената Российской империи: «Бывшаго Юстиц-колегии протонатариуса Фердинанта Гейденрейха, которой сослан в Сибирь по Ревельскому розыскному делу, определить в Комчатку для обучения малолетных казачьих детей навигации…»

В приказе грозно подчёркивалось, что «ссылка ему в Комчатку будет далее сибирских городов», однако, будущему учители в статусе ссыльного назначили хорошую по тем временам зарплату — 150 рублей в год. Столько же тогда получал офицер-дворянин в армии. Грамотные люди три века назад были в страшном дефиците, особенно на самых дальних окраинах большой империи, поэтому ссыльный коррупционер в итоге неплохо устроился.

Фердинанду Гейденрейху даже не пришлось ехать через Охотское море в пугающие камчатские дали — коммандор Беринг своей властью оставил его организовывать первую школу в Якутске. Однако долгое время школа существовала лишь на бумаге — «якутские казаки» никак не желали отдавать своих детей какому-то ссыльному немцу для непонятной «навигации».

Тем временим при находившемся рядом с городом Спасском монастыре архимандрит Нафанаил по приказу высших церковных властей открыл небольшую школу для детей местных священников. В школу для «обучения грамоте славяно-российской» набрали две дюжины учеников, в том числе шесть якутских мальчиков из «новокрещёных» семей, недавно принявших православие.

Вопрос же с большой государственной школой окончательно решился только в 1739 году, при помощи приехавшего в Якутск лейтенанта Василия Ларионова. Опытный гвардеец Петра I, ветеран войн со Швецией, он был назначен ответственным за снабжение экспедиции Беринга. Ларионов поступил решительно и чисто по-военному — при помощи солдат силой набрал для школьного обучения 110 мальчиков в возрасте от 6 до 15 лет, подобно тому как в ту эпоху принудительно набирали рекрутов в армию.

Большинство жителей Якутска в то время числились «сибирскими казаками», то есть лично свободными людьми, но обязанными нести «государеву службу». Этим и воспользовался лейтенант Ларионов, объяснив горожанам, что учёба в государственной школе — тоже служба.

Кстати, не стоит думать, что напористо решивший судьбу дальневосточного образования лейтенант Ларионов был простым солдафоном — он имел хорошее для той эпохи образование, даже писал книги. Построенный при Сталине знаменитый Беломор-Балтийский канал впервые был предложен именно Василием Ларионовым, опередившим своё время…

Население Якутска тогда не превышало две тысячи человек всех полов, возрастов и наций. Так что почти полторы сотни учеников двух школ тут же сделали небольшой город лидером в Российской империи по количеству школьников на душу населения.

Учитель с вырванными ноздрями
Обе якутских школы, и монастырская, и «навигацкая», фактически, являлись начальными. Учить «малолетних детей навигации» приходилось в прямом смысле с азов — с обучения азбуке, чтению и простому счёту. После трёх лет занятий Фердинанд Гейденрейх устроил первый большой экзамен — из 110 учеников отобрали лишь 25, способных к дальнейшему постижению более сложных «навигацких» наук.

Однако тут объявил забастовку сам учитель Гейденрейх — все три года ему выплачивали только половину обещанного правительством жалования. Якутская «навигацкая» школа как-то просуществовала ещё несколько лет и была окончательно закрыта в 1746 году по причине отсутствия «казённых» средств. В следующем 1747 году по неизвестным причинам (видимо, тоже из-за отсутствия денег) была закрыта и школа при Спасском монастыре. Якутия вновь осталась совершенно без образования.

Не просто складывалась и судьба первой школы в Охотске. Здесь, на берегу одноимённого моря, первые семь лет существования «школы» случайные учителя из бывавших в Охотском порту моряков кое-как научили читать и писать только шестерых мальчиков. Поэтому в 1740 году из-за «малого числа морских детей и по недостатку наставников» школу даже хотели закрыть, но положение спас новый начальник Охотска, граф Антон Девиер.

Этот бывший соратник Петра I, уроженец Португалии в юности носивший имя Антонио де Виера, тоже был ссыльным. К востоку от реки Лены он оказался по приказу брата своей жены — могущественного «полудержавного властелина» Александра Меншикова. После 12 лет ссылки в Жиганском зимовье Антон Девиер, как грамотный и опытный (в прошлом — первый начальник полиции Петербурга), был назначен руководить Охотском.

Граф Девиер тут же восстановил школу, набрал 21 ученика и нашел подходящего учителя — тоже ссыльного, но по словам самого графа, «весьма достойного и в учении искусного». Так первым настоящим преподавателем в Охотске стал Яков Самгин, бывший священник, осуждённый по крайне необычному делу.

До ссылки купеческий сын Яков, получивший хорошее церковное образование, был иеромонахом Иосией, настоятелем монастыря возле Москвы. Благодаря близости к «старой столице» монах Иосия приятельствовал со многими высокопоставленными лицами, включая сестёр царя Петра I. Высокие знакомства монаха в итоге и погубили.

Для будущего учителя вечная ссылка в Охотск началась с трагикомического случая — в 1733 году один из подчинённых Иосии монахов признался ему на исповеди, что давно продал душу дьяволу, как полагается подписал договор кровью и даже замышлял убить самого царя. Бывший купеческий сын с хорошим образованием в эти сказки не поверил, счёл монаха безумцем. Однако дело осложнялось признанием в замыслах против монарха — сошедший с ума мог рассказать о них кому-то ещё, а за недоносительство по такому щепетильному делу в Российской империи карали как за само покушение.

В итоге обеспокоенный Иосия всё же доложил властям об исповеди безумца. Началось следствие, в монастыре провели обыск и нашли письма, в которых монахи осуждали церковную реформу царя Петра I. Тут уж следователям Тайной канцелярии стало не до «козней дьявола», обнаружилось преступление куда более реальное и земное — критика высшей власти. Иеромонаха Иосию под конвоем отправили в Петербург, пять лет он провёл в тюрьме.

Иосию могли бы оправдать, ведь в «дьявольщине» и «подмётных письмах» лично он не был виновен. Но подвели как раз высокие знакомства — бывший купеческий сын много лет являлся исповедником «президента Камер-коллегии» (выражаясь современным языком — министра государственного имущества). У такого министра в Петербурге, естественно, были высокопоставленные враги, которые под него «копали» и хотели выбить из удачно подвернувшегося монаха показания с нужным компроматом.

Но даже под пытками Иосия не выдал, что же говорил ему на исповеди министр. И в 1739 году иеромонаха «расстригли», то есть официально лишили духовного сана. Затем последовал приговор высшей власти — «Расстригу Якова Самгина вместо казни смертной, бить кнутом и, с вырезанием ноздрей, сослать в Камчатку вечно».

По пути на самый дальний край империи, в Охотском порту, ссыльного «попа-расстригу» с вырванными ноздрями и перехватил ссыльный начальник порта. Так неплохо образованный москвич Яков Самгин с 1741 года стал учителем для 21 мальчика. И не факт, что он пугал охотских детей обезображенным приговором лицом — ссыльных и каторжников с, как тогда говорили, «рваными» ноздрями в ту эпоху между Якутском и Камчаткой было немало.

«Для обучения детей цифири и некоторой части геометрии…»
Однако, ссыльный иеромонах мог учить только чтению и прочим гуманитарным предметам, будущим же морякам требовались и основательные знания по математике и геометрии. Поэтому в 1742 году начальник Охотского порта граф Девиер пишет вышестоящему начальству: «Для обучения детей цифири и некоторой части геометрии надобно прислать в Охотск одного студента искусного, те науки знающего, снабдя его книгами, арифметикой и геометрией и с принадлежащими к ним инструментами, дабы здесь дети без обучения не оставались дураками и по употреблению в службе Ея Императорского Величества могли всегда годны быть…»

Охотской школе повезло — в это время из Москвы на Камчатку отправлялась большая церковная миссия для крещения аборигенов, в состав которой включили группу выпускников Московской Славяно-Греко-Латинской академии. В ту эпоху это был ведущий ВУЗ страны, дававший разностороннее и прекрасное образование, именно его выпускники обычно становились педагогами в лучших учебных заведениях России.

Так со следующего 1743 года в Охотске появился ещё один хороший учитель — «студент школы философии» (то есть выпускник философского факультета московской Академии) Дмитрий Камшигин. Он стал первым на Дальнем Востоке преподавателем, ранее специально учившимся основам педагогики.

Благодаря тому, что Охотск весь XVIII век был главным тихоокеанским портом России, наконец заработавшая в городе «навигацкая школа» не прекращала свою деятельность вплоть до середины следующего столетия. Школа из начальной вскоре по-настоящему стала «навигацкой», когда один из самых опытных мореплавателей региона, лейтенант Хметевский, получил приказ: «Собрать 10 мальчиков и готовить их так, чтобы они, будучи в обучении, могли для надобности здесь к мореплаванию служителей вступить в навигационные науки».

Василий Хметевский был создателем первых карт Охотского моря и побережья Камчатки, участвовал в первой русской экспедиции к берегам Японии. В 1756 году Охотская школа, благодаря стараниям Сибирского губернатора Василия Мятлева, который сам в прошлом был опытным моряком, получила из столицы и первоклассное по тем временам оборудование — «карты меркаторские и плоские», таблицы логарифмов, циркули, квадрант и прочие дорогие в ту эпоху морские приборы.

Занятия велись лейтенантом Хметевским при помощи нескольких педагогов из опытных морских штурманов. Учебное заведение на берегу Охотского моря удачно совмещало в себе начальную и профессиональную школу. В середине XVIII века здесь обучалось два десятка «навигацких» учеников и столько же лишь постигавших азы грамоты. Первые получали стипендию — от 12 до 72 рублей в год, в зависимости от специализации. Вторые стипендий не получали, зато учились бесплатно.

Так школа в Охотске стала первым на Дальнем Востоке техническим учебным заведением. По меркам той эпохи её можно считать почти настоящим ВУЗом.

«И по ученым книжицам камчатских отроков обучать алфавиту…»
Почти одновременно с Якутском и Охотском учебные заведения возникли и в самом удалённом уголке Российской империи — на Камчатке, которая тогда славилась как источник драгоценных мехов и место самой дальней ссылки. Первую школу здесь открыли в 1741 году в Большерецком остроге по инициативе Георга Стеллера, сотрудника Петербургской академии наук, приехавшего на Камчатку вместе с экспедицией Беринга.

Расположенный на западном берегу полуострова (в 170 км к юго-западу от современного Петропавловска), Большерецкий острог был крупнейшем русским «городом» в этом регионе — аж три сотни постоянных обитателей. Как и в Якутске с Охотском, первыми учителями в Большерецкой школе стали ссыльные — некто Иван Гуляев и поручик Пражевский. Зарплату им платил Георг Стеллер из личных денег.

Однако спустя четыре года начался совершенно новый этап в истории камчатского просвещения — на полуострове появилась большая группа профессиональных учителей из Москвы и Петербурга.

Дело в том, что далёкая Камчатка рассматривалась высшей властью не только как место ссылки, но и как важнейший стратегический регион. Однако взрослых россиян мужского пола (даже если считать всех ссыльных всех наций) к середине XVIII века на полуострове не набралось бы и пяти сотен. При этом на Камчатке проживало около 10 тысяч коренных обитателей, «камчадалов»-ительменов, и несколько тысяч кочевых «оленных коряков». По сути все их отношения с русской властью ограничивались нерегулярной меновой торговлей и уплатой «ясака», меховой дани.

В далёком Петербурге понимали, что лучшим способом привязать аборигенов Камчатки к России станет распространение среди них православия. Но первые попытки христианизации провалились — прибывший с этой целью на камчатку архимандрит Мартиниан за 12 лет миссионерской деятельности сумел обратить в христианство лишь сотню аборигенов. Ровно три века назад, в 1717 году, Мартиниан был задушен камчадалами, не желавшими отказываться от обычаев предков.

Церковные власти разумно сочли, что главным препятствием является языковой барьер — диалекты ительменов сильно разнились между собой и в них просто отсутствовали многие понятия, необходимые для восприятия христианской проповеди. Европейский уровень знаний по филологии и лингвистике в ту эпоху, при всём желании, тоже не позволял сделать адекватные переводы Библии на язык аборигенов Камчатки (показательно, что Евангелие смогут впервые перевести на один из ительменских диалектов только в начале XXI века).

Поэтому 300 лет назад кому-то из высших иерархов Русской православной церкви пришла в голову ценная мысль, что легче обучить всех «камчадалов» церковно-славянскому языку, чем выполнить неподъёмную работу по переводу христианства на их диалекты. И в 1732 году из Москвы к берегам Охотского моря отправили большую «миссию» священников, которых снабдили 200 букварями — очень внушительный запас учебников для той эпохи!

Та миссия, однако, до Камчатки не добралась — на полуострове вспыхнул большой бунт аборигенов, да и сами священники по пути так разругались между собой, что им стало не до просвещения ительменов. «По вспыхнувшей внутренней вражде, прежде чем достигла места назначения, миссия возвращена назад…» — обтекаемо писали о том событии дореволюционные историки.

Однако, вьючный обоз с большим трудом всё же доставил на берега Охотского моря две сотни букварей, провезённых через весь континент. Книги в ту эпоху были очень дорогими, но груз дешевле было оставить на месте, чем возвращать через тайгу обратно. Именно эти буквари и стали первыми учебниками на российском Дальнем Востоке. Это по ним учились читать и писать первые ученики «навигацких школ» в Якутские и Охотске и первой школы в камчатском Большерецке.

Только в 1743 году подготовили третью миссию для крещения Камчатки. Её руководитель, архимандрит Иосаф Хотунцевский получил инструкцию Святейшего Синода: «Велено тебе инородческие школы заводить, и по отправленным с тобою ученым книжицам камчатских отроков обучать алфавиту…» Однако инструкция Синода строго подчёркивала, что школы на Камчатке не должны быть только общеобразовательными: «Смотреть, дабы не единому письму обучали, но и разумению Святаго Писания…»

Костяная стрела для учителя
Для работы в будущих школах с миссией архимандрита Иосафа Хотунцевского, помимо священников, отправлялись семь студентов Московской Славяно-Греко-Латинской академии: Петр Грязной, Дмитрий Камшигин, Василий Кочюров, Алексей Ласточкин, Петр Логинов, Степан Никифоров и Фёдор Серебряков. Будущим учителям полагалось неплохое жалование — от 100 до 150 рублей серебром в год.

Из этой группы, как уже упоминалось, Дмитрий Камшигин стал учителем в «навигацкой школе» Охотска. Ещё одного студента, Василия Кочюрова, решено было отправить на Чукотку для организации первой школы в Анадырском остроге, который тогда был опорной базой для долгих и трудных войн с неукротимыми чукчами (см. главы 16–17).

Архимандрит Хотунцевский, не полагаясь на буквари предыдущей миссии, тоже вёз с собой внушительный обоз с книгами и учебниками. Для будущей первой школы на Чукотке он выделил студенту Кочюрову 85 букварей и азбук.

В январе 1745 года студент в сопровождении монаха Флавиана, дьячка Фёдора Смирных, пономаря Василия Решетникова, переводчика с эвенкского и корякского языков Ильи Наумова, одного солдата и пятерых казаков отправился из Охотска в долгий путь на Чукотку. Девять месяцев они на оленьих и собачьих упряжках двигались на северо-восток. К ноябрю 1745 года будущий учитель и его спутники прошли более тысячи километров вдоль берега Охотского моря — до цели, Анадырского острога, оставалось по дальневосточным меркам совсем «немного», каких-то 400 вёрст.

Перед финальным броском на Чукотку маленький караван рассчитывал передохнуть в Акланском остроге, единственном русском поселении (аж 12 казаков постоянного «гарнизона»!) остававшемся на пути к реке Анадырь. Но именно в это время корякский «оленный князец» Эвонто Косинкой, кочевавший со своими табунами в окрестностях Акланского острога, решил поднять восстание против русской власти. Политическая программа повстанца была простой — «ясаку вовсе не платить и жить в своей вольности», так позднее на следствии её излагали немногие выжившие бунтовщики.

Своё освободительное восстание князь Эвонто начал в первых числах ноября 1745 года с нападения на первый подвернувшийся русский караван. Человек, который должен был стать первым учителем на Чукотке, и все его спутники, не ожидавшие нападения, были убиты из засады стрелами с костяными наконечниками. «Оленный князец» Эвонто Косинкой, вероятно, рассчитывал найти в русском обозе оружие и порох, но нашёл груз букварей и азбук.

«Корабль на воде, а в дому корова…»
Вряд ли мы сегодня сможем даже представить, какие мысли бродили в голове мятежного «оленного князца» Эвонты, когда он рассматривал совершенно непостижимый для его первобытного сознания калейдоскоп неких знаков и картинок, листая захваченные буквари. Возможно эти трофеи даже понравились князю и его жёнам.

Основными школьными учебниками в ту эпоху были различные «азбуки» и «Лицевой букварь», созданный в конце XVII века талантливым монахом Карионом Истоминым. «Азбуками» тогда именовали простые учебные пособия, а вот «Букварь» Истомина (именно его в сотнях экземпляров везли духовные мисси на Камчатку) был настоящей книгой, да ещё какой! Одних только иллюстраций — более четырёх сотен.



Этот букварь будет интересно полистать даже взрослому человеку XXI века, избалованному телевидением и интернетом. Составлен «Лицевой букварь» Истомина с явным педагогическим талантом и любовью к детям. Каждая буква снабжена не только различными её написаниями, в том числе латинским шрифтом, но и соответствующими картинками.

Например, для буквы «К» ассоциативными иллюстрациями были изображения коня, корабля, колодца, колесницы, коровы, колокола, ключа, копья, кита, кипариса и кречета (сокола). Нашему современнику будет не понятно только одно изображение на той странице — некая похожая на курицу птица с названием «кокошь». Но это, на самом деле, и будет обычная курица — именно так, «кокошь», её чаще всего называли простые русские люди XVIII века.



Помимо картинок, каждая буква в «Лицевом букваре» Истомина для лучшего запоминания снабжена нравоучительными стихами по всем правилам «пиитики» трёхвековой давности. Для буквы «К» стихи звучат так:

Киты суть в морях, кипарис на суше,
Юный, отверзай в разум твоя души.
В колесницу сядь, копием борися,
Конём поезжай, ключом отоприся.
Корабль на воде, а в дому корова,
И кокошь в требу, и людем здорова.
С таким букварём первым учителям на берегах Охотского моря и три столетия назад было чем заинтересовать и увлечь детей. Для умов, неизбалованных в ту эпоху зрелищами, этот учебник становился захватывающим окном в разнообразный мир.

Конечно, сложно представить, как учитель объяснял ученикам, например, слона — его картинка была под буквой «С» — и никто, ни сам педагог, ни школьники Охотска или Камчатки его никогда вживую не видели и не имели шансов увидеть. Зато кита, нарисованного под буквой «К» они легко могли рассмотреть, едва выйдя на близкий берег Охотского моря или Тихого океана — в ту эпоху здесь водились просто огромные стада этих животных. Для многих аборигенов Дальнего Востока они были и привычной, самой обыденной пищей.



«Тех книг никому и ни под каким видом не отдавать…»
Корабль с букварями и миссией архимандрита Иосафа Хотунцевского прибыл из Охотска к берегам Камчатки 13 августа 1745 года. Уже 28 августа первые учителя разъехались к местам будущих школ на противоположном, океанском берегу полуострова. Студент Пётр Грязной отправился в Верхне-Камчатский острог, а студент Фёдор Серебряков — в Нижне-Камчатский. Каждый увозил с собой по 20 азбук и 10 букварей.

Самая крупная школа создавалась в Большерецком остроге и ей полагалось 95 азбук и 23 букваря. Учебники тогда рассматривались не как расходный материал, а как ценнейшее оборудование. Архимандрит Иосаф для каждого учителя собственноручно написал строжайшую инструкцию по сбережению учебников и запрете раздавать их из школ по домам учеников: «Без воли и ведома нашего тех книг никому и ни под каким видом не отдавать и хранить при себе под наистрожайшим контролем, дабы ни малой траты, ни повреждения им приключиться не могло… Паче чаяния в бытность твою какое над оными книгами небережение нами усмотрится, или что не найденным окажется, только с тебя взыскано будет без упущения…»

Архимандрит беспокоился не зря — ведь следующий раз школьные учебники на Камчатку привезут только в XIX веке. По азбукам и букварям, доставленным Иосафом в 1745 году, будут учиться как минимум три поколения жителей полуострова.

Уже осенью 1745 года в трёх первых школах Камчатки стали постигать грамоту 79 мальчиков. При этом дети русских и ительменов учились вместе, так на следующий год в школе Верхне-Камчатска учились 26 казачьих детей и 19 сыновей из ительменских родов, кочевавших в окрестностях русского острога.

Не прошло и трёх лет, как благодаря энергии и настойчивости архимандрита Иосафа Хотунцевского, на Камчатке было уже семь школ. Первая школа в гавани святых Петра и Павла, на месте будущего Петропавловска-Камчатского, начала работу в 1748 году. К тому времени на полуострове насчитывалось уже более 200 школьников, а самый способный ительменский юноша, крещёный под именем Тимофей Уваровский, уже сам преподавал русскую грамоту в школе Тигильского острога (ныне село Тигиль, райцентр в полутысяче километров к северу от Петропавловска-Камчатского).

Примечательно, что «новокрещённый» Тимофей Уваровский, первый педагог из аборигенов Камчатки, был сыном одного из «тойонов», вождей ительменов. В русском остроге он оказался в качестве «аманата» — заложника, который своей жизнью гарантировал выплату меховой дани. Однако, «аманаты» в русских селениях содержались не как заключенные — пользуясь относительной свободой, они не могли лишь покидать соответствующий острог, поэтому быстро перенимали образ жизни и моду пришельцев с Запада. Те же, кто крестился и научился грамоте, становились полноправными подданными Российской империи.

«Во всех почти острогах заведены школы…»
По итогам первых лет учёбы архимандрит Иосаф даже докладывал начальству в Петербург, что дети ительменов способнее русских школьников: «В учении российской грамоте, письму, нотному пению решительно преуспевают российских отрочат и по своим разумениям далеко отстоят от российских мужиков и превышают некоторых купцов…»

Вероятно, архимандрит, подчёркивая успехи школьников-ительменов, стремился, вольно или невольно, приукрасить результаты своей просветительской деятельности. Однако, ительмены имели развитый и сложный фольклор, при отсутствии собственной письменности, его передача из поколения в поколение требовала развитой памяти, что в итоге способствовало успехам в школьной учёбе по ярким русским учебникам.

Занятия в школах воспринимались аборигенами как своеобразное развлечение, нечто абсолютно новое в привычной им жизни. Тем более, что архимандрит Иосаф освобождал учеников от уплаты «ясака» (дани собольим и лисьим мехом) и даже из своих денег уплачивал подушную подать — налог, который должны были вносить в казну все, кто принял христианство, превратившись из «кочевого инородца» в полноправного подданного Российской империи.

В итоге за первые шесть лет своей деятельности архимандрит Иосаф и его «студенты» организовали на Камчатке 14 школ, в которых одновременно обучились грамоте 239 учеников. Одну школу открыли даже на Курильских островах. Сотрудник Петербургской академии наук Степан Крашенинников, побывав на полуострове в середине XVIII столетия, описывал состояние местного просвещения почти восторженно: «Завели там и школы по разным местам, в которые сами камчадалы охотно отдают детей своих… Во всех почти острогах заведены школы, в которых невозбранно обучаться как детям казачьим, так и камчадальским, без всякой платы».

Однако не стоит думать, что вдохновенный педагог Иосаф был ангелом во плоти. Он оставался сыном своего времени — главным в его деятельности было не абстрактное просвещение, а насаждение христианства. Будучи талантливым учителем и искренне любя способных школьников, Иосаф бестрепетно порол и детей, и взрослых за любые отступления от религиозных правил. Не брезговал лично бить непослушных вождей-«тойонов» или допрашивать под пыткой заподозренных в мятеже.

Но именно благодаря деятельности такого противоречивого Иосафа сложилась удивительная ситуация — в середине XVIII века на далёкой Камчатке, где проживало не более 15 тысяч человек, количество школьников и знающих грамоту на душу населения оказалось выше, чем в центральных губерниях России.

Чернила из ягодного сока
Архимандрит Иосаф, опередив своё время, пытался даже создать полноценную школу-интернат, в которой могли бы жить и обучаться камчатские дети полностью за государственный счёт. Замысел остановила нехватка казённых средств — для такого интерната, по расчётам архимандрита, требовалось 500 рублей в год.

Стремясь охватить учёбой всех кочевников, Иосаф даже задумал отправить к «оленным корякам» специальные кочевые школы — в такой «школе» учитель с несколькими помощниками на оленьих и собачьих упряжках должен был ездить по тундре вслед за кочующими родами аборигенов. Этому замыслу помешало начавшееся восстание «ясачных» коряков — памятуя судьбу погибшего студента Василия Кочюрова, архимандрит не решился на такой эксперимент.

Зато при помощи местных знатоков удалось изящно решить вопрос с бумагой и чернилами для школьных прописей. Настоящая бумага на далёкой Камчатке в ту эпоху была страшно дорогим дефицитом, привозимым из-за моря через всю Сибирь. Поэтому для камчатских школ использовали подручный материал — бересту, на которой писали соком ягоды шикши (водяника или вороника, родственна вереску), в изобилии растущей по всему полуострову. Её тёмный сок с успехом заменял чернила — по свидетельству историков, и спустя столетие такие рукописи не выцветали и сохраняли яркость, на сохранившихся в камчатских архивах «берестяных грамотах» можно было без труда прочитать написанное ягодными «чернилами»…

Созданные Иосафом школы работали четверть века после того, как энергичный архимандрит покинул Камчатку. Он сумел запустить систему, которая поддерживала сама себя — учителя готовились из местных жителей. Однако, в последующие десятилетия камчатские власти не жаловали заботой школьное образование.

Последним, кто пытался сохранить наследие архимандрита Иосафа был капитан Георгий Нилов, возглавлявший Камчатку до весны 1771 года. Нилов погиб во время бунта ссыльных — его убили сосланные на полуостров польский мятежник Мориц Бенёвский и бывший поручик столичной гвардии Василий Панов, которые некоторое время сами подрабатывали учителями в школе Большерецкого острога. В тот год на Камчатке ещё действовало 10 школ, в которых обучалось около 160 мальчиков.

Не прошло и четырёх лет, как на Камчатке осталось всего 6 школ, а к 1779 году — только четыре с 40 учениками. К 1784 году работала уже лишь одна, последняя школа в Ичинском остроге (ныне — заброшенное село Ича в Соболевском районе Камчатского края). После того как ительмены приняли христианство и перестали бунтовать, приезжавшее на Камчатку начальство уже не видело смысла тратить казённые деньги на их массовое обучение грамоте.

Очередной правитель полуострова, «коллежский асессор» Франц Рейнеке в 1784 году закрыл последнюю Ичинскую школу. Её ученикам и самому учителю, местному уроженцу Марку Уксусникову, велели заняться более прибыльным для казны и начальства делом — добывать в тайге «ясак», меховую дань.

Глава 24 «Это, конечно, Россия, но XVI века…»

Русские старожилы дальневосточного Заполярья
Более трёх столетий русские люди непрерывно живут на крайнем севере Дальнего Востока. Расскажем, как возникли в дальневосточном Заполярье первые славянские поселения и как в прошлом суровая природа этого края меняла русский быт.

«Малый ледниковый период» и «дальние заморские реки»
Даже в наши дни Заполярье остаётся наиболее экстремальным регионом, в котором силы природы побеждают самую современную технику. Но три с половиной века назад, когда русские люди впервые появились на севере Якутии и Чукотки, из всей «техники», пригодной для борьбы с суровой природой, у них были лишь железные топоры… Притом сибирские первопроходцы пересекли Полярный круг на Дальнем Востоке в самый разгар «малого ледникового периода» — так учёные называют период климатического похолодания, охвативший нашу планету с конца XVI до начала XIX века.

Климат в тот период был заметно холоднее, чем сегодня. Кажется, на берегу Моря Лаптевых не может быть холоднее, но три века назад средние температуры были там ниже современных… Пришедшие сюда в XVII столетии первопроходцы были привычны к суровым сибирскими морозам, но даже им показался небывало тяжелым встретивший их арктический климат. Зима, длившаяся с сентября по май. Характерные для Арктики сильные ветра и вьюги, бушевавшие непрерывно по многу недель. Короткое сырое лето с мелкими моросящими дождями и туманами. С декабря по февраль регион накрывала полярная ночь, а с мая по июнь не закатывалось солнце полярного дня.

По оценкам современных учёных, температура в низовьях Лены и Колымы в то время зимой колебалась около 40 градусов ниже ноля, а летом редко превышала +10 градусов. В таких условиях, посреди вечной мерзлоты русские первопроходцы создали здесь заполярные поселения.

Первым из них стало Жиганское зимовье, основанное почти одновременно с Якутском в 1632 году. Сразу после основания будущей столицы Якутии казачий сотник Пётр Бекетов отправил вниз по реке Лене небольшой отряд в главе с Алексеем Архиповым и Лукой Яковлевым. Проплыв по реке 770 вёрст к северу, на левом берегу Лены они построили небольшое «зимовье», названное Жиганским — так казаки переиначили слово «эдьзигээн», на языке местных «тунгусов»-эвенков означавшее «житель низовья реки».

«Зимовьем» первопроходцы в те времена называли укреплённую избу, в которой можно было укрыться от лютых морозов и при необходимости обороняться от не знавших железа и пороха местных аборигенов. Енисейские казаки Архипов и Яковлев и не подозревали, что выбрали место для «Жиганского зимовья» как раз там, где на современных картах проходит Северный полярный круг…

Уже в следующем 1633 году Жиганское зимовье стало отправной точкой для похода енисейских и тобольских казаков под командованием Ильи Перфильева и Ивана Реброва — именно они, достигнув на лодках устья Лены и проплыв вдоль побережья Моря Лаптевых, откроют для России реку Яну. Спустя всего 6 лет после основания Якутска и Жиганского зимовья на берегу Яны (или «Янги», как сначала называли её первопроходцы) появится первое русское поселение — Верхоянский острог.

Весной 1637 года енисейский казак Постник Иванов с отрядом в три десятка человек на лошадях и оленях преодолел Верхоянский хребет, один из самых северных горных массивов России, и открыл еще одну великую реку к востоку от Лены — «Индигирь» или «Индегерскую реку», так первооткрыватели называли Индигирку. Так же до конца XVII века её именовали «Собачьей рекой», ведь местные аборигены-юкагиры не знали оленеводства и из домашних животных имели только собак. Проводниками Постника Иванова были пришедшие с юга якуты, воевавшие с местными юкагирами.

К востоку от Индигирки течёт в Северный Ледовитый океан большая река Алазея. Первыми из русских на её берега в 1641 году придут пятнадцать казаков маленького отряда Ивана Ерастова. Спустя всего два года построенные на Индигирке лодки Михаила Стадухина и Семёна Дежнева, проплыв по Восточно-Сибирскому морю, достигнут устья «Ковымы-реки», так первопроходцы изначально назовут знаменитую в будущем Колыму. Пройдёт ещё 8 лет и Семён Дежнёв, обогнув на небольшом корабле-«коче» всю Чукотку, попадёт к устье реки Анадырь, или как её называли сами первопроходцы — «Онандырь».

Таким образом, уже к середине XVII столетия Россия откроет все великие водные артерии Севера, текущие к востоку от Лены — Яну, Индигирку, Алазею, Колыму и Анадырь. В документах Московского царства их будут называть «дальние заморские реки», ведь путь к их устьям лежал от Лены по водам северного «моря-акияна».

«Косые острожки» и их обитатели
Почти сразу не берегах «дальних заморских рек» возникли первые русские поселения, расположенные за Полярным кругом. На реке Яне это были Устьянское зимовье и Верхоянский «косой острожек». «Косыми острожками» первопроходцы именовали маленькие укрепления — их сооружали там, где природные условия не позволяли построить основательный настоящий острог с массивными стенами и башнями из бревенчатых срубов.

Тундра крайнего Севера была небогата лесом, зачастую первопроходцам для строительства приходилось искать и собирать «плавник» — стволы и ветви поваленных деревьев, принесённые речным разливом с более южных земель. Да и сама почва крайнего Севера, охваченная вечной мерзлотой и зачастую каменистая, не позволяла рыть котлованы или сооружать земляные валы. Поэтому частокол «косого острога» не углублялся в землю с вечной мерзлотой, а строился на подпорках под небольшим наклоном внутрь.

Такие маленькие «косые острожки» надолго стали основным видом русского поселения в дальневосточном Заполярье. Если поселение росло и развивалось, то в дальнейшем на месте «косого острожка» возводили настоящий, основательный острог.

Восточнее реки Яны на берегах Алазеи возник Алазейский «косой острожек». Ещё восточнее — на Индигирке был построен Зашиверский «косой острожек». Он получил такое имя потому что располагался вверх по течению Индигирки за бурными каменными порогами — в том веке первопроходцы называли их «шиверами». В Зашиверске по свидетельствам его основателей полярная ночь длилась более 55 суток…

Восточнее Индигирки на берегах Колымы возникли сразу три поселения — Верхнеколымское, Среднеколымское и Нижнеколымское зимовья. Последнее вскоре стало «косым острожком» — деревянной крепостью 22 сажени (почти 47 метров) в длину и 11 саженей (примерно 23 метра) в ширину. По меркам Крайнего Севера трёхвековой давности эта небольшая крепостца считалась крупным сооружением.

На берегах реки Анадырь в среднем её течении после походов Семёна Дежнёва возникло зимовье, вскоре ставшее одноимённым острогом. Анадырский острог был наиболее восточным из Приполярных и Заполярных русских поселений, протянувшихся вдоль побережья Северного Ледовитого океана от Жиганска на реке Лене до самой Чукотки.

Изначально обитатели этих зимовий и «острожков» жили, выражаясь современным языком, «вахтовым методом» — группы казаков и «служилых людей» прибывали сюда из Якутска, чтобы провести здесь в сборах меховой дани по нескольку лет до следующей смены. Архивы сохранили для нас составленную в 1675 году «Роспись дальним и ближним ясачным острожкам и зимовьям Якутского уезда» — этот документ тщательно зафиксировал всех русских, обитавших между рекой Леной и Охотским морем 342 года назад.

Если в районе Якутска по меркам того времени уже имелось достаточно многочисленное русское население — «106 пашенных крестьян», не считая множества «служилых человек» — то население приполярных зимовий и острожков было куда скромнее. В Жиганском зимовье в 1675 году насчитывалось 14 казаков. На почти 900 километров реки Яны приходилось 16 казаков (в Верхоянском «острожке» — 6, а в Устьянском зимовье — 10). Берега реки Индигирки, протянувшейся на 1700 с лишним вёрст, в том году осваивали целых 15 казаков. Их базой служил Зашиверский острожек, из которого дорога до Якутска на оленях занимала более 9 недель.

На реке Алазее, длиною полторы тысячи километров, служили всего 10 казаков. На всей огромной Колыме (более 2000 км) в трёх зимовьях тогда обитал 21 казак, а на реке Анадырь их насчитывалась всего дюжина. Как писали из Якутска в Москву в 1675 году, «а надобно в то зимовье служилых 30 человек», так как «коряки и чюхчи ясаку не платят».

Итого 342 года назад всё русское население дальневосточного Заполярья не превышало 88 мужчин. Впрочем, численность обитавших здесь коренных народов тоже составляла всего нескольких тысяч. Известно, что в том году во всём «Якутском уезде», на огромном пространстве между рекой Лена, Северным Ледовитым океаном и Охотским морем, где легко уместится десяток Франций, согласно русским налоговым документам насчитывалось всего 10687 «ясачных» якутов, эвенов, эвенков и юкагиров — то есть взрослых мужчин, плативших меховую дань московскому царю.

«Колдовство развито по берегам Ледовитого моря…»
Хотя жизнь первых обитателей «острожков» и зимовий дальневосточного Заполярья начиналась «вахтовым методом», но вскоре некоторые из приехавших стали оседать по берегам северных рек, заводя семьи и постепенно образуя местное русское население. Многие первопроходцы провели в Заполярье не один десяток лет, женясь на девушках из коренных народов. Не всегда такие браки оказывались счастливыми. Например, архивы сохранили отправленное с берегов Индигирки в Якутск донесение о том, что 17 апреля 1668 года, при нападении юкагиров на Зашиверский острог, был убит «промышленный человек Степка Щукин с женою». А в 1681 году с берегов притока Колымы реки Омолон начальству в Якутск пришло донесение: «Казак Тимошка Пермяков стакався с корятскою крещеною девкою Анюткою, великому государю изменил, сбежал в корятцкую землю, и его Тимошку в корятцкой земле коряки убили…»

К концу XVII столетия на берегах Яны, Индигирки, Алазеи и Колымы появились и первые русские женщины. К середине следующего века здесь их постоянно проживало уже очень немало по меркам Крайнего Севера. Например, согласно архивным документам, в 1762 году, когда в далёком Петербур