КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471202 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219762
Пользователей - 102130

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Танцы под кровавой луной (Главы 1-4) (fb2)

- Танцы под кровавой луной (Главы 1-4) (а.с. world of darkness ) 150 Кб, 46с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Влад Поляков (Цепеш)

Настройки текста:



Поляков ВладТанцы под кровавой луной (Главы 1-4)

Танцы под кровавой луной (Главы 1-4)

Ссылка на фанфик: http://samlib.ru/p/poljakow_w/dancse.shtml

Автор: Поляков Влад

Жанры: Фантастика, Фэнтези, Мистика

Аннотация:

Ликантропы... Одни из самых противоречивых и загадочных Детей Тьмы. Зверь и человек, слитые в единое целое. Кто же они такие, что движет ими?

Размещен: 24/02/2009

Изменен: 24/02/2009

Танцы под кровавой луной (Главы 1-4)

ТАНЦЫ ПОД КРОВАВОЙ ЛУНОЙ

Глава 1. Изгой.

"В краю древних предков я рос чужаком

И не чтил ни святых ни чертей.

Я шел против ветра, я шел напролом

В мир нездешних и вольных людей.

Но я не был никогда рабом иллюзий!

Здесь молятся Богу и Сатане

Без хозяина трудно прожить,

И каждый построил себе по тюрьме

Веря в праведность царственной лжи.

Но я не был никогда рабом иллюзий!"

Ария

Ненависть! Безумная, всепоглощающая ненависть! Это единственное выразимое словами чувство, что я испытываю по отношению к своему прайду. Впрочем, это чувство верно и по отношению к большинству других Братьев. Но прайд Потрошителей — самая большая куча самовлюбленного и высокомерного навоза, которую только можно себе представить. Порой некоторые из них даже не в состоянии сколько-либо связно произнести относительно сложную фразу на человеческом языке. О, разумеется они уверены, что людские языки не слишком нужны тем, кто может напрямую общаться мысленно передаваемыми эмоциям и образами. И вообще, их сознание гораздо более приближено к звериному, чем к человеческому.

Прошу прощения, судя по всему я забыл представиться и пояснить к кому же относится все вышесказанное, поэтому спешу исправить сие небольшое недоразумение. Сангиус — такое имя было дано мне при рождении, но мало кто называл меня именно так. Почему? Слишком плохо к таким как я относятся те, в чьем кругу я провел все свое детство. Потрошители — клан ликантропов, а проще говоря оборотней, сильно не любят полукровок. К полукровкам они относят тех, кто был рожден от связи ликантропа от рождения и человека, инициированного в состояние оборотня. Все члены прайда находят себе пару только среди волков. Исключений практически не бывает, немногие потомки, рожденные от ликантропа, а в особенности от человека, пользуются всеобщими презрением и ненавистью. Я испытал это на своей шкуре.

Удивлены? Зря! Мир в котором мы все обитаем далеко не так прост, как о нем принято думать. В нем есть место не только привычному для большинства населяющих его людей, но и всему, что выходит за рамки обыденного человеческого сознания. Когда я читаю в книгах о "причинах образования мифов о существовании оборотней, вампиров и прочих вымышленных существах" в моей душе образуется странная смесь иронии и раздражения от глупости человеческой, не имеющей ни границ ни пределов. Впрочем, "Блажен кто верует, едят того клопы". Возможно также, что большинству просто проще закрыть глаза и спрятать голову в песок подобно страусу, чем принять факт многообразия и сложности реальности в которой всем нам выпало жить.

Я же принимаю мир таким такой он есть, но при этом не страдаю покорностью судьбе, как некоторые мои "товарищи по несчастью". В той стае Потрошителей, где я вырос есть и еще несколько полукровок и отношение к ним как к существам низшего сорта, слишком близких по своей сути к человеку. Они приняли это как данность, не пытаются изменить свое положение к лучшему и даже покинуть прайд у них не хватает гордости и воли. Марионетки, покорные слуги, их внутренний стержень был сломан окончательно и бесповоротно, а на освободившееся место водрузили почтение к любым, пусть самым кретинским, приказам Старейшин и всех "чистых по крови". Что же, это их путь, но мне он омерзителен.

Почему я упомянул об этом? Все просто, сегодняшний день будет последним, что я проведу в стол негостеприимном для меня доме. Вот только уходить надо красиво, громко хлопнув дверью, дабы память об этом событии осталась надолго и вызывала нервные припадки у Старейшин. Лучшего же момента времени найти не получится, ведь именно сейчас большинство бойцов отправляется на очередную охоту за людьми аккурат в близлежащий город, оставляя для охраны всего нескольких стражей. Они не будут в состоянии помешать моим замыслам, будучи разбросанными в патрулях по всему периметру лагеря.

Охота на людей... Излюбленное занятие Потрошителей, мечтающих о возвращении мира к своему истоку — Эдему, а проще говоря райскому саду. До чего же сильно он мечтают вернуть людей к первобытному состоянию, истребив лучшую часть человечества. Людские стада, столь легко управляемые и поклоняющиеся ликантропам как богам, безропотные поставщики жертв для охоты — вот предел их мечтаний. Так уже было в незапамятные времена и это согревает их безумное полузвериное сознание. Впрочем, и большинство других прайдов стремится к тому же. Многие, но не все...

— Эй, бесхвостый ублюдок! — прервал мою мысль громкий вопль. — Не думай, если все Братья сейчас на охоту за людишкам отправляются, то ты у меня бездельничать будешь. А ну мигом ко мне! Куда ты мои ритуальные кинжалы запрятал, урод?!

Прошу любить и жаловать, сей субъект с хамскими замашками — наиболее опытный маг стаи, Мастер Огня. Потрошители испокон веков повелевают огненной стихией, что является основной специализацией магов этого прайда. Я уже несколько лет числюсь у Мастера Огня на побегушках, а эта старая сволочь не упускает ни одного случая поиздеваться надо мной, как над полукровкой. Ну ничего, недолго ему осталось развлекаться подобным образом, да и вообще зажился он в этом мире. Интересно, почему никому из мне подобных не приходила в голову здравая мысль смыться из стаи, предварительно отправив в мир иной парочку наиболее ненавистных личностей? Придется быть основателем сего праведного дела, я в общем и не против.

Кто-то может обвинить меня в излишней жестокости и неблагодарности по отношению к тем, кто вырастил и воспитал меня, но это просто форменный идиотизм. За что мне благодарить всю кодлу Потрошителей? За вечные издевательства и пренебрежение, за пинки и оплеухи, за постоянные напоминания о том, что ты существо второго сорта и должен четко знать свое место?! Хорошо, я отблагодарю их за это, только благодарность моя будет несколько особого рода.

Тем временем, все Братья уже унесли свои волчьи шкуры за пределы лагеря и расстояние, разделяющее нас, увеличивается с каждой минутой. Значит, пора идти в палатку Мастера Огня, а то он совсем заждался, когда же это я принесу ему его любимые ритуальные кинжалы. Скоро! Вот уже несколько лет я состою при нем как исполнитель мелких поручений и ассистент при проведении ритуалов. Невероятно, но он до сих пор считает меня полной бездарностью, уверен, что я не в состоянии понять ни одного более менее сложного магического процесса. На самом же деле я очень внимательно изучал не только то, о чем он говорил, но и то о чем умалчивал. Все те манускрипты до которых мне удалось добраться были выучены чуть ли не наизусть, все амулеты и артефакты исследованы тщательнейшим образом.

Лишь только я зашел в палатку как на меня обрушилась очередная пощечина Мастера Огня:

— Ну и где тебя носило, ублюдок? Шевелись, а то оплеухой не отделаешься.

Произнеся это, он вновь повернулся к столу, где в нескольких соединенных меж собой колбах закипал какой-то алхимический состав. Хрен его разберет, алхимия мне действительно не давалась несмотря на все мои попытки понять ее суть.

Первый раз за все время моего общения с Мастером Огня у меня не возникло дикой злобы после нанесенного им удара. Какой смысл злиться на без пяти минут покойника? Ах да, этот пока еще живой субъект что-то там бурчал относительно ритуальных кинжалов? Никуда я их не запрятал, они весьма уютно устроились у меня за поясом. Хорошие вещички, полезные и эффективные. Один из этих кинжалов выкован из чистейшего серебра, да к тому же с помощью заклятий ему придали твердость, недостижимую для обычных серебряных изделий. Обычно он применяется в ритуалах вызова различных существ из-за грани мира. Мелкого духа серебряный клинок отправит обратно одним своим прикосновением. При вызове же чего посущественней лишь парализует или ослабит, что все же даст время по быстрому разорвать якоря, поддерживающие вызванное создание в нашем мире.

Но я собираюсь использовать кинжал несколько иным образом. Ведь одно из наиболее эффективных оружий против нас, ликантропов, является именно серебро. В основу нашего организма заложено слияние сущности человека и зверя на инстинктивном уровне, а серебро рвет эти связи с потрясающим эффектом. Раны, нанесенные нам обычным оружием заживают с невероятной скоростью, даже регенерация потерянных конечностей происходит за считанные минуты, хоть и вызывает дикую усталость. Однако, рана, нанесенная серебром, может стать фатальной, она не способна регенерировать со скоростью выше, чем у обычного человека. Так что для молодого ликантропа подобные повреждения весьма и весьма череповаты. Более опытные могут несколько сгладить воздействие серебра и заметно ускорить регенерацию, но и для них это очень опасно.

Вот сейчас я и проверю действенность ритуального кинжала в качестве средства убиения ликантропов, а объектом для опыта станет мое любимое полено — Мастер Огня. Медленно подхожу к нему на расстояние рубящего удара, вынимаю кинжал из ножен и серебряная смерть со свистом рассекая воздух несется по дуге к шее жертвы. Свист рассекаемого воздуха за спиной заставляет Мастера обернуться, но сделать что-либо уже не в его силах — слишком ничтожный промежуток времени у него остался, да и к тому же его подвела излишняя беспечность. Он слишком привык, что столь презираемые и ненавидимые им потомки от браков с инициированными людьми, находящиеся в его стае, покорно сносят любые издевательства, не обладая волей и ненавистью. Он и меня считал таким же беспомощным... Значит не зря я в течении нескольких лет старательно создавал о себе такое впечатления, усыпляя бдительность всех вокруг. Никто и подумать не мог, что под маской послушного, не отвечающего на пинки и оскорбления скрывается моя истинная натура — не склонная к всепрощению и покорному выполнению установленных законов.

Эти мысли пронеслись в моем сознании за ту секунду, что потребовалась для того, чтобы кинжал завершил свой смертельный путь, отделив голову Мастера Огня от остальной части организма. Безголовое тело, нелепо взмахнув руками, рухнуло на пол, попутно сбив стеллаж с химическими реактивами. Вот и все, нет больше одного из самых ненавидимых мною в этом мире. А теперь надо поторапливаться, чтобы без помех выбраться из лагеря, не ровен час взбредет в голову кому-то из патрулей забежать к магу посоветоваться или еще по какой надобности. Итак, что из наследства покойничка может пригодиться мне? Несколько книг, описывающих различные ритуалы и магические техники, используемые Потрошителями, нужно взять без всякого сомнения. Среди них есть и те, что так и не удалось изучить — ныне покойный Мастер Огня слишком хорошо прятал их от посторонних глаз. Пригодится и тот амулет, что он постоянно таскал на шее. Эта вещица неплохо концентрирует магическую энергию, причем особенно хорошо в отношении энергетики огненной стихии, таким образом заметно усиливая мощь используемых заклятий. Ни хера себе находочка! Пистолет-пулемет Бизон, идеально подходящий как для шквального так и для прицельного огня. Вместительный магазин оригинальной винтовой формы на 72 патрона, горизонтально прилегающий и тем самым не увеличивающий габариты этого чуда техники, да еще и возможность лазерного целеуказания. А впридачу еще и несколько магазинов, причем, что характерно, с серебряными пулями. Интересно, зачем он ему понадобился при том отвращении к современной технике, что испытывают практически все Потрошители? Да, оказывается не так прост был покойничек, но разгадки этого явления ожидать теперь не приходится.

Вот, пожалуй, и все, что может мне пригодиться. Наверняка, при тщательном обыске можно было бы найти еще несколько интересных и небесполезных штучек, но время не ждет. Не слишком приятно будет столкнуться на полпути с возвращающимися с рейда Потрошителей, сложновато будет им объяснить сложившуюся ситуацию без смертельного вреда для собственного организма. Поэтому я предпочитаю покинуть лагерь по-английски, то есть тихо и по возможности незаметно.

Выглянув из палатки я к своему удовольствию обнаружил полное отсутствие нежелательных личностей в округе. Что ж, тогда в путь.

***

Увы, видимо фортуна решила что хорошего не должно быть слишком много, поэтому только лишь я успел отойти на километр от лагеря, как почувствовал присутствие кого-то из патрулей. И это бы еще ничего, но и он почувствовал мое присутствие, а значит встречи явно не удастся избежать. Хорошо, что он только один, при таком раскладе у меня вполне приличные шансы угробить его в случае, если не удастся заговорить зубы.

До моего сознания долетали грубо оформленные ментальные отображения эмоций стража, выражающие непонимание и удивление моим присутствием в этом месте. Осмысленной мыслеречью, как и большинство Потрошителей, он не владел, хотя общение на эмоционально-зверином уровне у него было развито великолепно. Вот только для общения с такими как я, стоящими ближе к человеческой части сознания, такой способ разговора явно не был пригоден. Пришлось стражу приблизиться ко мне на расстояние, пригодное для обычной беседы. Заросли кустарника заколыхались, пропуская на открытое место огромного волка серого окраса, чье тело постепенно переплавлялось в странную промежуточную форму, тем не менее способную осмысленно говорить. Может показаться глупым (да так оно и есть), но у всех Потрошителей патологическая неприязнь даже к виду человеческого облика. Эталоном красоты считается волк. У меня никогда не укладывалось в голове, да и в будущем я вряд ли смогу понять, как можно предпочесть красоте женского тела "невыразимую привлекательность" нечесаного заповедника для блох? А ведь предпочитают, показывая этим свою бесконечную отдаленность не только от людей, но и от всех прочих магических созданий.

Так вот он ты кто! Краст, один из наиболее тупых и одновременно ценимых Старейшиной бойцов. Мой одногодок, невыразимо кичившийся своими высокопородистыми предками. Дескать, вот уже много поколений они создавали пары лишь с волками, демонстрируя тем самым близость к первозданной природе. Его не обманет только ленивый, что я сейчас и собираюсь сделать.

— Что ты делаешь здесь, тебе же было велено оставаться в лагере? — недоуменно прохрипел Краст.

— Мастер Огня послал со срочным поручением, под рукой все равно никого кроме меня не было. Впрочем, можешь и не пропускать мою скромную персону, но только объясняться с ним тебе придется. Уверен, что он с пониманием отнесется к твоей повышенной бдительности.

Судя по явно погрустневшей роже, Краст не слишком хотел вдаваться в длительные и подробные беседы с разъяренным Мастером Огня. Пользы от этого не на грош, а вот проблем предостаточно.

— Ладно, можешь идти. Видно у Мастера Огня совсем с головой плохо, если он поручает что-либо ублюдкам.

До чего же повезло сему индивиду, что я стремлюсь уйти как можно дальше и тише, а то бы с большим удовольствием прихлопнул и его. Не злобы ради, а мстительности для. Но что это? Внезапно со стороны лагеря раздался грохот. Обернувшись, я увидел, что над лагерем с четкой периодичностью взлетают фонтаны разноцветных искр — сигнал ко всем патрулям срочно вернуться в лагерь. Такое было возможно лишь в одном случае, если произошло нападение и я знал по какому поводу сигнал подали на этот раз. Кто-то уже обнаружил дохлятину, ранее бывшую Мастером Огня и моим смертельным врагом.

— Идти нельзя. Всем обратно в лагерь, — прорычал Краст, стремительно возвращаясь к волчьей ипостаси.

Ага, разбежался! Вот прямо сейчас и вернусь туда, откуда пришел, оставив за собой труп наиболее опытного мага стаи. "Вообще-то, где есть один труп, там и другому места хватит", — подумал я, снимая "Бизона" с предохнанителя. Раздался отрывистый перестук чуда стрелкового оружия и очередь на три патрона серебряными гвоздями протаранила его звериную башку. Подойдя к конвульсивно подергивающемуся телу, я предпочел для верности сделать еще пару одиночных выстрелов, чтобы уж наверняка разрушить мозг.

А вот теперь ситуация ясна и однозначна. Бежать, бежать и еще раз бежать, причем как можно быстрее. То что погоня будет, это и гадать не надо, такой неожиданный и сокрушительный пинок по яйцам Потрошители не получали уже давно. Дохлый Краст не вызовет у них особого раздражения, тупого мяса в прайде хватает. Одним больше, одним меньше... Главная заноза в заднице — хладная тушка опытного мага, причем погибшего не в бою с равными врагами, а от руки того, кого они считали полным ничтожеством. Вот и пришла пора расплачиваться за ошибку. Ничего, пусть ищут... У меня все равно значительное преимущество по времени, вполне хватит, чтобы добраться до ближайшей трассы. Потом пара пересадок с машины на машину и мои следы полностью затеряются, особенно после того, как я залягу в одном из мегаполисов, что столь искренне не выносят члены моего бывшего прайда.

Глава 2. Бетонные джунгли.

"Город твой — двуликий зверь

Для тебя он днем откроет дверь

А вот в полночь он объявит тебе..."

Ария

Город, раскинувшийся передо мной запутанным лабиринтом из бетона, стекла и стали, произвел на меня сильное впечатление. Как сильно это зрелище отличалось от однообразных пейзажей на фоне дикой природы. Принято считать, что природа живая и это в какой-то степени верно. Но тогда почему же не признать этого и за городскими мегаполисами? Поглядите на город со стороны... У меня возникло впечатление странной помеси паутины с муравейником и какими-то иными созданиями, могущими существовать лишь в воображении или иных реальностях, но на несколько порядков сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Расходящиеся во все стороны нити автострад напоминали щупальца, исследующие окружающую территорию на предмет ее будущего поглощения. Словно сытое чудовище, город отхаркивался дымом заводов, демонстрируя спокойную и бесстрастную силу. Сейчас многие городские жители всерьез озабочены переездом в коттеджные поселки, как они говорят "поближе к природе". Но вот почему они стремятся к этому? Сами они либо вовсе не в состоянии ответить на сей вопрос, либо начинают плести что-то относительно чистого воздуха и возврата к корням. Мне же в голову приходят совсем иные мысли по поводу этого явления, причем натолкнули на них, как ни странно, слова самих сторонников переселения в сельскую местность. Они называют города-мегаполисы "бетонными джунглями", не понимая, что случайно дали самое точное из возможных определений и одновременно назвали истинную причину бегства из городов.

Страх! Вот именно, страх, поднявшийся из самых глубин подсознания, лишивший их столь тщательно лелеемого чувства собственной безопасности. Из уютных уголков города превратились в джунгли новой формации, лабиринты из стали и бетона, где место лишь сильным, чей дух и воля способны ломать все возникающие на их пути преграды. Обывателям стало неуютно в непривычной и опасной для них обстановке и они ринулись прочь, надеясь скрыться в тиши охраняемых вилл и коттеджных поселков. Воистину, история движется по спирали, повторяя минувшее, но одновременно внося в былое значительные изменения.

Кто знает, может быть эти самые городские джунгли смогут помочь роду человеческому сбросить с себя веками давивший груз альтруизма, искусственно созданной морали и помогут подняться хоть на одну ступень лестницы совершенствования самого себя. Не зря многие Братья, из тех ликантропов, что входят в Лунный Круг, так ненавидят города. Они символизируют для них то, что они не в состоянии принять — путь от Зверя, так близкого большинству ликантропов в совершенно ином направлении.

Кажется, я упомянул Лунный Круг? Есть такая организация, объединяющая большинство прайдов оборотней. В настоящий момент в нее входят следующие кланы: Потрошители, Мусорщики, Мораны, Смотрители Перекрестков, Жрецы, Клыки и клан Ульфхеднара. Последний, правда, чисто номинально, живя своей жизнью и зачастую не обращая ни малейшего внимания на указания Старейшин Круга. Прайды, входящие в Круг, отличны друг от друга, но связаны общей целью — восстановлением владычества ликантропов над человечеством. Кто-то из них предпочитает относительно либеральные методы достижения цели, некоторые напротив стремятся проливать потоки крови и громоздить гекатомбы мертвецов. Но сама суть остается неизменной.

Впрочем, оставим пока в покое Лунный Круг, сейчас меня интересуют иные ликантропы, не имеющие к нему ни малейшего отношения. Да, можете себе представить, такие тоже встречаются и по большей части их отношения с Кругом либо далеки от дружеских, либо откровенно враждебны. Существуют три независимых прайда ликантропов: Хранители, Дети Камня и Луногрызы. Остается только решить, к кому из них попытаться примкнуть. Одиночке слишком сложно в нашем мире, к тому же я еще слишком неопытен, в том числе и в области магии.

Хранители практически не интересуются делами окружающего их мира, поставив перед собой лишь одну задачу — сбор магических знаний, которые тем или иным способом могут применять ликантропы. Однако, бессмысленно пытаться что-либо узнать у них — все равно ничего не скажут и ничем не помогут. Их и найти то практически невозможно, если только они сами не захотят с тобой встретиться. Так что я их однозначно не заинтересую, не стоит и пытаться тратить время на поиски этих замкнутых и скрытных созданий. Лунный Круг попытался было поставить под свой контроль столь опытных оккультистов, но получили по мозгам весьма быстро и качественно. Хранители, несмотря на свою скрытность и замкнутость, все же поддерживали неплохие отношение с Луногрызами — злейшими врагами Круга. Те же в свою очередь, заручились поддержкой вампирских кланов, с удовольствием воспользовавшихся моментом, дабы вломить Кругу по первое число. С тех пор Старейшины Круга не пытались лезть во внутренние дела Хранителей, хотя им до сих пор не терпится запустить свои загребущие лапы в их обширные кладовые и архивы.

Честно признаться, именно Луногрызы и интересуют меня в первую очередь. Любые сведения о них находились у Потрошителей под глубочайшим запретом. Единственно, что рассказывали о них — множество гадостей и оскорблений. Но даже из этого можно было понять, что они пошли по совершенно иному пути, чем входящие в Круг, причем этот путь как-то связан с полным отказом от связи с Магией Стихий, используемой всеми без исключениями ликантропами. Кроме того, их союзные отношения с вампирскими кланами, исконными врагами Круга, просто заставляли Старейшин рыть землю лапами в бессильной ненависти.

Вот только о том, каким образом можно их обнаружить, мне не удалось узнать абсолютно ничего. Придется искать обходные пути, а значит связываться либо с Детьми Камня, либо с Мусорщиками. Живущие в городах, они уж точно имеют представление, где и как можно выйти на Луногрызов.

***

Мусорщики... Представителей этого прайда можно отыскать в любом мало-мальски крупном городе, ни малейших сложностей не возникнет, можете быть уверены в этом. Достаточно лишь отыскать самый трущобный район в городе, схватить за шиворот первого пробегающего мимо аборигена юного возраста и поинтересоваться, где тут поблизости самая злобная банда беспредельщиков. Будьте уверены, что кое-кто из этих субъектов окажется Мусорщиком.

Так я и поступил. Первые двое отловленных мною юнцов абсолютно не были пригодны к разговору. Один был так напуган, что не мог произнести сколь либо осмысленного предложения; другой же однозначно находился в "стране вечного кайфа". Поразительно, до чего много людей так бездарно гробят свою жизнь на наркоту, убегая от реальной жизни в мир наркотических грез. Впрочем, конкретного представителя многочисленного племени торчков это уже не касалось — выпустив когти я одним резким ударом разорвал ему горло.

В каждом ликантропе сидит Зверь, постоянно требующий новых и новых жертв. Такова уж наша судьба и сделать с этим ничего нельзя... По крайней мере мне об этом неизвестно. Нам необходимо убивать точно так же, как вампирам необходимо пить кровь. Иначе ликантроп впадает в безумное состояние и бросается на любое проходящее мимо разумное существо. Так что пусть лучше сдохнет несколько нариков и им подобной мрази — таких жалеть не стоит, все равно сдохнут в ближайшее время. Убивать же тех, из кого может получиться нечто достойное уважения мне не по душе, в отличие от большинства Лунного Круга. Они напротив, предпочитают уничтожать лучших, не брезгуя, впрочем, и всеми остальными.

Ну ладно, опасность впасть в Безумие вновь отодвинулась на достаточно длительный срок, теперь осталось избавиться от тела со столь необычными следами от когтей на разорванном горле. К чему вызывать недоумение правоохранителей такими загадками. Сконцентрировавшись, я вызвал в правой руке ощущение тепла, постепенно стягивающееся в ладонь. Спустя мгновение у меня в руке дрожал и переливался небольшой огненный пульсар. Огонь очень полезен, в том числе и в таких ситуациях, когда необходимо аккуратно скрыть следы. Вот и сейчас, спрыгнув с моей руки, огонь тончайшим слоем обволок безжизненную тушку нарика и с веселым потрескиванием принялся уничтожать следы. Спустя минуту на асфальте лежал лишь до неузнаваемости обугленный костяк. Пепел к пеплу, прах к праху.

К моему несказанному удовольствию третий кандидат на роль проводника в мире городских трущоб оказался весьма словоохотливым и жадным до изображений американских президентов. Он долго и подробно перечислял все известные ему банды и бандочки города, от практически легализовавшихся до полных отморозков. Последние-то меня как раз и интересовали, а посему я вежливо попросил его не крутить динамо, а подробнее остановиться на описании особо отмороженных индивидов.

Ага! Пожалуй, одна банда имеет к Мусорщикам самое что ни на есть прямое отношение. Призрачные Волки. И название им весьма соответствует, учитывая их поразительную способность незаметно шнырять так, чтобы заметно не было. Магия Воздуха, вернее один незначительный ее раздел, полностью посвященный иллюзорным конструкциям. Никогда нельзя спрогнозировать на все 100 процентов, но на 90 я был уверен. "Вроде панки, но злы и опасны до чрезвычайности" — как сказал мой абориген-информатор. А еще добавил, что те из весьма серьезных людей, кто попытался подмять под себя контролируемую Волками территорию, исчез как в воду канул. И так не один раз случалось.

Оно и понятно, только отправились они не в воду, рыбок откармливать, с батареями на ногах в качестве грузил, а прямиком в ненасытные желудки Мусорщиков. Некультурный они народ, предпочитают не только прибить жертву, но и сожрать ее, дабы добро не пропадало. И жрут-то в основном всякую гадость: бомжей, заслуженных алкоголиков и прочих нариков, по ошибке забредших в контролируемые ими трущобы. На относительно приличные районы они и не покушаются, опасаясь получить ха-а-рошего пинка сразу от нескольких заинтересованных сторон. Тут и Дети Камня с Луногрызами, да и кланы вампиров такого самоуправства явно не допустят. Забавно лишь одно... За каким хреном, позвольте поинтересоваться, здешним серьезным браткам понадобилось пытаться выбить Призрачных Волков из трущоб? Прибыли тут мизерные, а хлопот выше крыши. А, ну их в далекую эстонскую даль, пойду я лучше отлавливать этих самых Волков.

Мда, видеть вас рад, а не видеть рад еще больше... Это каким же отсутствием брезгливости надо обладать, чтобы харчеваться в чебуречных, где поварами состоят выходцы с высоких гор, что обвалились на этот несчастный город, словно клоп с потолка. Над сим скорбным заведением можно вывесить рекламный плакат примерно такого содержания: "Купи четыре чебурека и собери из них собаку". Впрочем, Мусорщики то ли были поклонниками вьетнамской народно кухни, то ли просто жрали все, что под ноги попадется. Последнее предположение, судя по всему, было более вероятным, особенно если принимать во внимание всю известную о Мусорщиках информацию.

Ликантропов как таковых здесь, в этой паршивой обрыгаловке низшего пошиба, наблюдалось всего двое. Я почувствовал их сразу, впрочем и мое присутствие для них явно не осталось тайной. Друг друга мы чувствуем на инстинктивном уровне, а более опытные также распознают и тот прайд, к которому принадлежит объект внимания.

Присев за столик и отогнав официанта, попытавшегося впарить мне "ну очень экзотические восточные блюда" я ждал пока Мусорщики закончат свои дела и подойдут поближе на предмет долгой и вдумчивой беседы. Один из них, невероятно тощий ликантроп, наконец-то отвлекся от поедания "Бобика в тесте" и перебазировал организм за мой стол.

— Ну, приятель, и чего тебе здесь понадобилось? — лениво поинтересовался он, попутно ковыряя в зубах внушительным ножичком, используемым в качестве зубочистки.

— Информация, причем та, которую ваш прайд уже имеет. Значит не потребуется ее искать и таким образом можешь заранее оставить все попытки вытянуть из меня слишком уж большую сумму.

Мусорщик ощутимо погрустнел. Очевидно он уже был в приподнятом настроении, предвкушая попытку срубить большое количество финансов с залетного субъекта. Ничего, перебьется, тем более что за такую нехитрую работу большого вознаграждения не полагается по всем мыслимым и немыслимым традициям.

— Ладно, что именно ты хочешь узнать? О чем или о ком и как расплачиваться будешь? — по его тону я понял, что за работу он возьмется.

— Луногрызы, — при этом слове морда Мусорщика ощутимо перекосилась. — Есть ли они в городе вообще, чем занимаются, ну и тому подобные мелочи. А главное — как и через кого на них выйти. Вот это аванс, остальное получишь после успешного выполнения работы.

Брошенная на стол пачка стодолларовых купюр словно магнитом притянула его взгляд. Неудивительно, ведь с финансами у Мусорщиков полный швах — запертые в трущобах, они практически полностью отрезаны от сколько-либо серьезных денег. Так что не зря я выпотрошил заначку Мастера Огня, где он хранил исключительно валюту зеленого окраса.

— Ну, вещай по теме, — подтолкнул я собеседника. — Мне интересна информация, а не вид твоей очумелой рожи.

— А7 Да, конечно, — несколько очухался тот. — Рассказать я тебе о них расскажу, тем более за такие денежки, а вот насчет показать несколько сложнее. Сам я не знаю, где они изволят околачиваться, но это знает кое-кто из наших. Так что я пошлю вон того типа, — тут он указал на стоящего поодаль ликантропа. — Он смотается недалече и привезет того из наших, кто еще недавно подхалтуривал на побегушках у Луногрызов.

Я кивнул, соглашаясь с этим вполне логичным предложением и мой новый знакомый поднялся из-за столика, направляясь к своему собрату. Несколько слов и тот опрометью вылетел на улицу, а иллюстрация строения скелета неторопливо вернулась для продолжения беседы.

— Ну что я могу сказать о Луногрызах... — начал он просвещать меня в этом вопросе. — В городе они есть и пользуются весомым авторитетом. Этот факт не вызывает ни малейших сомнений. Частенько трутся поблизости от баз Детей Камня, видимо есть общие интересы. Последнее время слишком нервно реагируют на любое. пусть даже самое незначительное внимание к себе. Что поделать, слишком сильно они перегрызлись с Кругом. Странно все это...

— Что именно тебе кажется странным? — уточнил я.

— Ты. Потрошитель, неизвестно за каким хером припершийся в город с непонятной целью. Спокойно беседующий со мной, а ведь все ваши не слишком хорошо относятся к нашему прайду. И вообще, в тебе слишком много от человека и почти не чувствуется ипостась Зверя. А значит ты полукровка.

Бля, угораздило же меня нарваться на Мусорщика, не лишенного сообразительности и умения строить логические цепочки. Хотя ничего удивительного в этом нет. Глупо считать, что если этот прайд живет в городских трущобах, то и мозги у них такие же как у тамошних люмпенов. Но все равно мне пришлось бы обратиться к ним за информацией, другого варианта выйти на Луногрызов не просматривается.

— И что с того? У вас таких как я тоже не один два, а намного больше. К тому же я с тобой не морально-этические аспекты бытия обсуждать собираюсь, а всего лишь покупаю информацию, причем за очень хорошие денежки, — дополнением к словам послужила чистосердечная циничная ухмылка. — Так что бросай выпендриваться и колись дальше на предмет интересующей меня информации.

Мусорщик говорил, а мне приходилось одновременно слушать выдаваемые сведения и одновременно производить прокачку собеседника относительно его замыслов относительно моей персоны. Замыслы были, вот только степень их враждебности еще предстояло определить. Эх, свалить бы отсюда по быстрому, но нельзя, слишком уж необходима та информация, что он излагает как нарочно медленно и с ненужными комментариями.

Вот и приходится гадать на кофейной гуще, к каким именно выводам пришло это дитя городских трущоб. Вполне мог размотать, что Потрошитель-полукровка просто так по городу шляться не будет, да еще и в гордом одиночестве. Мой бывший прайд отродясь не поручал таким как я сколь либо значимые и самостоятельные задания, предпочитая использовать на самой грязной работе и не отходя от лагерей. Следовательно, примем за данность, что Мусорщик знает о том, что я сам по себе — одиночка, покинувший прайд и находящийся в свободном полете. Зная же шакальи повадки его прайда, отнюдь не покажется фантастикой предположение о возможном грабеже меня родимого. Тогда понятно, почему с такой скоростью вылетел на улицу его приятель, а он сам сидит и заговаривает мне зубы, тянет время до прибытия подмоги.

Ничего, на каждую хитрую жопу найдется клизма с дохлыми ежиками. Есть в плане Мусорщика одна маленькая, но очень существенная оплошность. Он, болезный, наверняка думает, что я обычный сбежавший боец невысокого мастерства. Вполне логично, учитывая отношение Потрошителей к тем, у кого в жилах течет человеческая кровь. Мастер Огня думал точно так же... А пока невредно будет прикинуть пути отхода из сего негостеприимного заведения. Войдут они через дверь, дабы заранее шухер не поднимать, после чего процентов на 90 попытаются пригласить меня к себе для более детального объяснения. Ну для страховки еще и служебный выход перекроют, поставят туда одного, ну максимум двоих при самом неблагоприятном раскладе.

Остается только подождать их появления для полного прояснения картины. Нет, какая прелесть, что здесь готовят на открытом огне, да еще и не слишком далеко от входной двери. Мне не составило особого труда настроиться на гудящее в жаровне пламя и вот теперь я не позавидую тем, кто будет стоять у двери, перекрывая выход. Пистолет-пулемет же давно снят с предохранителя и готов выплюнуть ливень серебряных неприятностей прямиком в тощее брюхо сидящей напротив мишени. Что-то мой собеседник начал украдкой поглядывать на часы. Неужто время поджимает?

Внезапно его взгляд вильнул в сторону входа и я увидел как в проеме нарисовались две фигуры. Одного из них я опознал сразу — это был тот самый тип, что околачивался здесь раньше. Второй же вызывал какие-то непонятные ощущения. Только двое? Странно... Впрочем, извиняюсь, еще один, как и предполагалось, занял позицию у служебного входа. Ну-ну, ребятки, флаг вам в задницу, ветер в спину и паровоз навстречу! А я еще и огонька подбавлю, причем не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле.

Но что это? Такое впечатление, что внутри головы подул легкий холодный ветерок. Твою же мать, эти дети городских помоек притащили с собой Смотрителя Перекрестков!

— Ну вот, как я тебе и обещал, пришел знающий места обитания Луногрызов, — абсолютно спокойным голосом заявил мой собеседник.

Это верно, знает или по крайней мере догадывается. Но мне с этого знания ничего не перепадет, ведь Смотрители Перекрестков — верные слуги Лунного Круга, его глаза и уши. Единственный прайд Круга, на высоком уровне владеющий телепатией, к тому же могущий вполне сносно сканировать чужое сознание на предмет полезной информации. А я лопухнулся качественно, заблаговременно не закрывшись от подобного рода сюрпризов. Теперь остается только уходить, я не настолько крут, чтобы завалить сразу нескольких ликантропов, особенно учитывая наличие среди них Смотрителя. Этот типчик годится не только из чужих мозгов мысли тырить.

— Зачем же ты, хитрый крыс, притащил сюда Смотрителя Перекрестков? Я что, мало тебе заплатил за столь незначительную услугу? Впрочем, зачем я тебе это говорю...

Смысл в моих словах все же был. Нарочно повысив голос, я заглушил им тот звук, что мог раздаться, когда я развернул "Бизон", готовясь стрелять не доставая оружие из-под стола. А для затравки сделаем так...

***

Со стороны двери раздался многоголосый вопль. Ага, как оно и предполагалось, пламя в жаровне послужило неплохой заменой огненной завесы, рыжими плетями хлестнув в сторону двери. Стоящего у двери Мусорщика пламя охватило с ног до головы, на некоторое время выведя из игры. Пусть теперь тушит свою подпаленную шкуру. Смотритель же, к сожалению, оказался битым волчарой и довольно легко отбросил гудящее пламя резким порывом ветра. Ирония судьбы, но отброшенный огонь впился зубами аккурат в повара сего заведения. Вечная память, не готовить больше ему шашлыка из собачатины.

Сидевший рядом со мной Мусорщик напрасно решил проявить любопытство, оглянувшись в сторону раздавшихся криков. Причину переполоха он увидел, но зато никак не успел среагировать на очередь моей верной тарахтелки. Серебряные пули калибра 9 миллиметров, обладающие к тому же великолепным ударным действием отбросили любителя легких денег на пару метров. В тот же миг я прыгнул спиной вперед прямо в находящееся за моей спиной окно, не прекращая при этом расстреливать остатки магазина в метнувшегося в мою сторону Смотрителя Перекрестков. Тот, не будь идиотом, ушел в сторону великолепным перекатом, словно распластавшись по полу, но все же потерял на этом какое-то время.

Пробивая стекло спиной, я мысленно обматерил всех окружающих — любимая кожаная куртка теперь годилась только для помойки. Твою же мать! Мало мне было неприятностей, что ли? Похоже, Мусорщик, поставленный прикрывать служебный вход, проявил разумную инициативу и при звуке выстрелов и разбитого стекла метнулся наружу, где и удостоился чести лицезреть выпрыгивающего из окна меня. Ствол развернулся в сторону новоприбывшего героя, но прозвучала лишь короткая очередь, обойме, как и всему хорошему в этой жизни, пришел конец. Единственная пуля, попавшая в молодчика, только озлобила его, не причинив существенного вреда. Его силуэт стал тусклым и размазанным в пространстве, это пошла в дело магия Иллюзий.

"Неприятно сражаться в размытым, бесформенным облаком, не видя откуда именно последует удар" — подумал я, забрасывая пистолет-пулемет за спину и выхватывая из ножен два кинжала. А тут еще за спиной того и гляди нарисуется Смотритель, что не есть очень хорошо. Первый кинжал широким режущим взмахом прощупывающий оборону заставил противника отскочить. Сразу же, руководствуясь лишь интуитивным подозрением, я перевел второй кинжал в обратный хват и выбросил руку вперед. Интуиция не подвела... Оружие встретилось с длинными и острыми когтями частично трансформировавшегося ликантропа. Когти глухо лязгнули об обсидиан, из которого был выточен кинжал, и отскочили.

Видали мы ежиков и с гораздо большими иголками, но упражняться в фехтовальном мастерстве что-то не тянет. Хороший противник — мертвый противник, а в моем конкретном случае еще и прожаренный до угольно-черной корочки. Обсидиановый кинжал, ранее бывший в арсенале оружием Мастера Огня, переливался изнутри кроваво-красными оттенками замурованного внутри пламени. Оно билось о прочные стены каменной тюрьмы, ища выход наружу, чтобы хоть на миг вспыхнуть огненным цветком, раскрасив столь скучный и обыденный мир в буйный хоровод разрушения и смерти. Я ощущал себя единым целым с кинжалом, оружие было продолжением руки, частью моей души. С тихим урчанием сытого, но опасного хищника кинжал исторг из своего нутра двухметровый язык полупрозрачного пламени, вытянувшийся в направлении моего противника.

Ответом был лишь дикий предсмертный крик жертвы магического оружия, оказавшегося стол эффективным даже для меня. На мостовую упало даже не обугленное тело, а какой-то сероватый пепел да и его было удивительно мало. Обсидиан полыхнул еще раз, но уже черным сполохом и принял свой обычный, относительно безобидный вид. Меня шатало не по детски, видимо кинжал требовал для активации столь смертоносного режима и значительной части хозяйской энергии. Но во имя Тьмы Изначальной, кто же создал этот артефакт? Потрошители просто не могли создать ТАКОЕ, это идет вразрез со всей сутью стихийной магии. Принцип действия поразительно близок к основам магии Красного Рода — вампиров.

На весь бой ушло лишь несколько мгновений, но и их хватило Смотрителю перекрестков, чтобы успеть подобраться ко мне на дистанцию удара. Покорный его воле ветер взвыл, свиваясь в тонкую прозрачную плеть. Но весь его энтузиазм испарился, лишь только он завидел оставшуюся от Мусорщика горсть пепла и кинжал в моей руке. Плеть, свитая из ветра поплыла, меняя очертания и расширяясь. И вот это уже не оружие, а вихревой кокон, готовый защитить от огненного удара.

— Стой! Уходим отсюда! — крикнул он появившимся за его спиной несколько потрепанным, но все же находящимся в полной боевой готовности Мусорщикам. — Это вещица из арсенала Хозяев Праха, она слишком опасна.

Ну и хрен с тобой, золотая рыбка. Мне же оно и лучше, что удалось избежать боя с заметно превосходящим противником. Но рассиживаться нечего, припрутся еще правоохренители на мою голову, а разбираться еще и с ними нет ни малейшего настроения. Лучше уж я попробую все же отыскать Луногрызов по тем сведениям, что удалось вытащить из столь коварного и недружелюбно настроенного источника. Кое-какие зацепки присутствуют, следовательно будем искать.

Глава 3. Хозяин Праха.

"Наглость — второе счастье,

плавно переходящее в первое достоинство."

Стилет.

Гостиница "Золотой Лист", в которой я поселился и жил уже трое суток, была дешевой, грязной и непрезентабельной. Хотя мне не привыкать к подобным условиям после долгих лет житья в обществе Потрошителей. После них даже старый телевизор и не слишком удобный диван казались верхом совершенства и технического прогресса. Да и администратор всегда готов за скромную плату вызвать не слишком потасканных шлюх, вполне пригодных чтобы скрасить досуг.

Нет, поселиться здесь меня побудил не недостаток средств, а всего лишь повышенная осторожность. Поисками моей скромной персоны занято большое количество братьев, особенно из числа Потрошителей. Сомнений в этом нет и быть не может. Смотритель Перекрестков, получивший сведения о подозрительном типе от Мусорщиков, счел нелишним самому удостовериться. Удостоверился, правда потеряв при этом одного из своих холуев. Хренов телепат, ему ведь не составило ни малейшего труда прочитать из моего сознания основные сведения. Особый же интерес для него — история моего "ухода" из прайда, несомненно, сразу же переданная Потрошителям. А уж если те не послали в город террор-группу, значит трупы стали пахнуть розами.

Вот я и отсиживаюсь в одном из самых занюханных городских клоповников, по какой-то непонятной причине носящем название отеля. Конечно, не безвылазно. Попытки выйти на Луногрызов, основанные на полученных от Мусорщиков сведениях, пока не увенчались успехом. Но радовало то, что двигался я в правильном направлении. Центр нетрадиционной медицины, парочка антикварных салонов, подозрительный типчик, промышляющий кое-какими странноватыми оружейными заказами — по всем этим адресам чувствовалось присутствие скрытых покровителей, не любящих вылезать на всеобщее обозрение. Проделанные мной шаги были схожи с броском камня в пчелиный улей. Рискованно, но это давало неплохие шансы вызвать интерес силы, стоящей за спинами потревоженных пешек. Я специально намекнул каким образом можно найти мое логово, а посему оставалось лишь ждать гостей, надеясь на то, что ими будут именно Луногрызы.

Признаться честно, я сейчас просто подыхаю от скуки и абсолютно не представляю чем заняться. По телевизору с упорством, достойным лучшего применения, безостановочно крутят фанерные вопли попсовиков-затейников, иногда разбавляя их рекламой и многосерийным мылом. Заниматься же чем серьезным нет должного настроя — ожидание дальнейшего развития событий режет нервы словно тупым ножом.

Тоска... От полного безделья спасаюсь расстрелом тараканов небольшими огненными пульсарами. Хорошо хоть эта фауна водится в изобилии, тем самым давая возможность хоть как-то убить время.

Если бы я был занят чем-либо более серьезным, чем расстрел тараканов, то вполне мог и не заметить как замок на двери стремительно распадается, превращаясь в осыпающуюся с тихим шелестом на пол пригоршню ржавой трухи. Да и то я обратил на это внимание лишь потому, что в этот самый момент тщательно выцеливал таракана, шевелившего усами аккурат над дверью. Блаженны прыгающие, ибо допрыгаются они. Вот и я тоже дождался гостей...

Пистолет-пулемет снят с предохранителя и направлен на дверь; обсидиановый кинжал, неожиданно оказавшийся столь мощным артефактом, вынут из ножен и готов к использованию. К тому же полусформировавшийся щит, сотканный из огненной стихии худо бедно, но все же способен отразить некоторые заклятия. Стоящий за дверью явно превосходит меня в магических умениях, я ведь даже не чувствую его присутствия, хотя не считаю себя полным профаном в биолокации магических объектов. Но все же если это враг, то его ждет теплая встреча. Словно в ответ на мои мысли в дверь вежливо постучали и незнакомый голос произнес:

— Может я войду, а то за дверью стоять неинтересно.

Эстет, понимаешь! Мог бы постучать и без предварительной демонстрации своих способностей, замок-то тю-тю, новый ставить придется.

— Заходите, уважаемый, уж не знаю Вашего имени. Только вот магические щиты, если есть, погасите.

— Не беспокойтесь, — с мягкой иронией произнес голос. — Я из тех, кого искали вы, а не тот, кто ищет вас. А поиски идут с большим размахом, слишком сильно вы отдавили им сразу несколько любимых мозолей.

Не прерывая беседы, гость со спокойствием стоика открыл дверь, нисколько не опасаясь враждебных реакций с моей стороны, пересек комнату и развалился в единственном приличном кресле.

— Ну разве можно было так неосмотрительно засвечиваться перед Мусорщиками, — укоризненно произнес незнакомец. — Да им любой дятел позавидует, до того хорошо, быстро и качественно они стучат всем и на всех. А демонстрацией действия боевого артефакта вы вообще переполошили всех понимающих в магии в радиусе пары километров. Зачем нужен был весь этот излишний шум? Выйти на нас можно было гораздо проще, хотя бы через Детей Камня, если уж не знал расположения наших баз.

— Да я вообще ничего не знал. Потрошители ведь не слишком просвещали меня относительно сведений о враждебных Лунному Кругу прайдах. Вот и пришлось воспользоваться единственным вариантом, показавшимся относительно реальным.

Гость немного помолчал, обдумывая услышанное.

— Каюсь... Тогда действительно другого выбора у тебя просто не было. Вот только не надо называть нас, известных тебе как Луногрызы, прайдом, — тут его ощутимо передернуло от брезгливости, скрывать которую он и не думал. — Пусть входящие в Круг называют себя этим понятием, в котором так много от Зверя и так мало от Человека.

— Тогда скажите мне как именно следует называть вас?

— Клан! Клан Хозяев Праха! — гортанно каркнул тот.

Хозяева Праха. А ведь интересно получается, особенно если вспомнить слова Смотрителя Перекрестков, когда он увидел мой обсидиановый кинжал. Значит в руки покойного мага Потрошителей неведомо каким образом попало оружие Луногрызов или же, как они сами предпочитают называть себя, Хозяев Праха. Надо бы спросить у него об этом факте:

— Ну хорошо, клан так клан. Термин "прайд" и мне никогда не нравился. Но сдается, что для выхода на мою скромную персону вы использовали при поиске фиксацию на вещь, некогда принадлежащую вашему клану, — я выразительно покачал в воздухе кинжалом. — Неужели это оружие действительно обладает большой силой, как неосторожно заметил Смотритель, предостерегая своих приятелей Мусорщиков от желания померяться со мной силами.

— Все относительно в этом мире, — задумчиво ответил Хозяин Праха. — Кинжал действительно хорош, но предназначен для одного, ну в лучшем случае нескольких ударов. Ты ведь уже успел воспользоваться им? — пристальный взгляд в мою сторону. — Уверен, что ощущение дикой слабости после нанесенного удара не слишком тебе понравились. А ведь это непременный атрибут при использовании оружия подобного типа. Энергия для столь мощного удара берется у хозяина оружия и преобразуется в поток разрушающий все на своем пути, превращающий материю в прах.

Что же, за все надо платить, в том числе и за возможность использования столь эффективного оружия, тут у меня не было никаких претензий. Просто теперь придется учитывать тот факт, что использовать подобный прием стоит лишь в крайне опасных ситуациях или против отдельного противника. Но это частности, сейчас надо попробовать договориться с Хозяином Праха.

— Наша беседа весьма интересна, однако хотелось бы обсудить тот вопрос, из-за которого я собственно и искал Вас, — попытался я перевести разговор в нужное русло.

Он лениво отмахнулся от этого предложения:

— Успеется, тем более я и так прекрасно представляю о чем ты хочешь поговорить. О вхождении в наш клан, не так ли?

Мне оставалось только кивнуть, поскольку слов здесь явно не требовалось. Действительно, какие еще важные вопросы могли быть у отступника Лунного Круга, к тому же отмеченного кровью. Одиночке и так сложно в этом мире, а уж если на него объявлена охота, то тут уж не до шуток.

— По выражению на твоем лице легко убедиться в правильности моего предположения, — вдруг он прервался на полуслове и поднес палец к губам, требуя полной тишины. — А вот теперь слушай внимательно и делай в точности то, что я скажу, — перешел он на свистящий шепот. — Твою нору, как оказалось, нашли не только мы. Вслед на мной пришли и охотники за твоей шкурой, но все же я успел раньше...

— Как они сумел это сделать? Неужели тоже выследили по артефакту? — невольно вырвался у меня вопрос.

— Возможно. Хотя не исключено и то, что они просто пришли по моим следам, в умении выслеживать добычу им не откажешь.

Невесело складывается этот вечер, ох невесело. Наверняка они учли свою прошлую ошибку и приперлись в гораздо большем количестве и подготовленные на должном уровне. Надо уходить, но вот как?

— Что, думаешь как бы выбраться отсюда? — уколол меня Луногрыз. — Не напрягай мозги, сегодня я буду думать. Неужели ты считаешь меня столь неосмотрительным, что подумал, будто я способен идти на риск, заранее не подготовив путь для отхода. Этот отель, несмотря на всю свою убогость имеет одну, но очень существенную, положительную деталь.

— Какую именно?

— Видишь ли, один из вампирских кланов уже много веков проводит значительную часть времени в подземельях. Соответственно и входы-выходы у них оборудованы по высшему разряду — в большинстве сколь-либо интересных для них мест. Уж не знаю чем им приглянулся этот клоповник, но в здешнем подвале находится вход в систему подземных ходов. Им мы и воспользуемся, вот только оставим на прощание небольшой подарок нашим друзьям.

В его руке заиграла световыми зайчиками извлеченная из кармана хрустальная пирамидка явно магического назначения. Так вот ты какой, северный олень! От зачарованного кусочка горного хрусталя исходили такие же эманации, как от нас двоих. А ведь это может и сработать, пусть пришедшие по мою душу думают, что их цель по-прежнему находится в комнате. Хорошую вещицу создали в клане Хозяев праха.

— А не жалко будет отдавать такую прелесть в чужие руки? — укоризненно посмотрел я на собеседника.

— О чем ты? — в его тоне четко прослеживалось недоумение. — А, об этой безделушке. Ты видно решил, что это просто обманка, создающая энергетических двойников. Так то оно так, но не совсем... Сейчас "пирамида" находится уже в активированном состоянии, ее энергетический баланс поддерживается отпечатками наших энергополей. Но не позавидую тому, кто нарушит хрупкое равновесие... Ведь для этого достаточно всего лишь появления в радиусе десяти метров разумного существа. обладающего весомым магическим потенциалом.

— Так это по сути "растяжка" магического вида, — наконец дошло до меня.

— Именно! А сейчас пошли-ка подальше отсюда, в направлении подвала.

***

В подвале гостиницы было сыро и мрачно, по углам темного помещения в омерзительным писком сновали крысы. Интересно, и где тут вход в подземелья вампиров? Ни люка в полу, ни двери в стене, пусть даже замаскированных, я бы смог почуять пустоты. Хозяин Праха в ответ на мое недоумение поспешил прояснить ситуацию:

— Даже не пытайся почувствовать вход, пока это тебе не под силу. Носферату, ну тот самый вампирский клан, очень хорошо умеют маскировать свои секреты. Мне еще очень сильно повезло, что я смог обнаружить этот ход, да и то тут больше везения, чем знаний, — в голосе явственно звучала досада. — Вампиры или Сородичи, как они любят именоваться, намного больше нас понимают в магии, хоть власть над стихиями им и недоступна.

— Странно. Я считал, что мы, ликантропы, намного сильнее.

Хозяин Праха криво усмехнулся, отмахиваясь от того, чему учат молодежь во всех прайдах Лунного Круга.

— Лунный Круг, другого поведения от них сложно было ожидать... Вроде и правду говорят, но не всю. А как известно, полуправда иногда более опасна, чем явная ложь. Действительно, сила и скорость реакции у ликантропов более высоки, поэтому при схватке молодых ликантропа и вампира у последнего очень мало шансов. А вот лет через сорок-пятьдесят ситуация поменяется в диаметрально противоположном направлении. Глубокие знания магии дадут вампиру существенное преимущество перед физическими характеристиками ликантропа. Тот же из Сородичей, чей возраст уже давно перевалил за сотню лет и вовсе с легкостью разнесет небольшую группу оборотней.

Что тут можно сказать, кроме отборной ругани в адрес Лунного Круга. С таким усердием впаривали нам байки о подавляющем превосходстве ликантропов, при этом приводя, как мне казалось весьма достоверные факты. Вот именно, факты...

— А как же те неопровержимые доказательства, что демонстрировали нам? Тоже фальшивка?

— Как ни странно, нет. Ведь у вампиров, как и у нас, также существует деление на кланы. Одни боле сильны, другие же... Старейшины Лунного Круга использовали в качестве экспонатов захваченных вампиров из клана Тореадор — самого слабого из существующих. На несколько порядков слабее. Они практически не владеют не только боевой, но и вообще магией. Но об этом потом... Все, готово!

В стене что-то еле слышно щелкнуло и перед нами открылся довольно узкий лаз в неизвестные дали. Вид у Хозяина Праха был несколько уставший, но весьма довольный.

— Магические штучки Носферату, — улыбка, появившаяся на лице, была несколько кривоватой. — Даже если точно знаешь что делать, все равно семь потов сойдет, пока откроешь. Не стой столбом, лезь внутрь, через минуту ход автоматически закроется.

И точно, не успели мы толком осмотреться в длинном туннеле, как люк позади нас закрылся, не оставив ни малейших следов своего существования. Мне осталось лишь подивиться магическому мастерству и поспешить вслед за моим проводником в подземном царстве.

Признаюсь честно, не слишком приятное место эти подземные туннели и переходы. Давяшая атмосфера этого места была особенно тяжела для меня, выросшего среди открытых пространств, но и это бы еще ничего. Главная неприятность заключалась в ужасающе отвратительных запахах, господствовавших в тоннелях, словно тяжелой кувалдой бьющих по моему чувствительному, как у всякого ликантропа, обонянию. И как только хозяевам этих туннелей самим не противно здесь появляться?

— Не нравится запашок? — сочувствующе похлопал меня по плечу Хозяин Праха. — Тебе еще повезло, ты ведь не видел ни одного из представителей клана Носферату. По сравнению с их физиономиями любой ночной кошмар покажется зарисовкой с конкурса красоты. Впрочем, искренне надеюсь с ними и не встретиться, им может не понравиться наше здесь присутствие, — тут он замер, шумно втягивая воздух, словно почуял что-то важное, но слабоуловимое.

— Что случилось?

— Да ничего особенного, кроме одной приятной мелочи. "Пирамидка" сработала, хорошо бы в радиус ее действия попало побольше выкормышей Круга. Пошли быстрее, столь сильные колебания магического фона ох как могут привлечь нежелательное внимание.

***

Недаром говорят, что опасения, высказанные вслух, имеют пренеприятную особенность воплощаться в жизнь. Едва мы успели пройти метров сто, не больше, как Хозяин Праха резко выхватил из-под плаща короткий клинок, с лезвия которого невесомыми хлопьями осыпался пепел. Пыль, годами оседавшая на стенах тоннеля, разом слетела с насиженных мест и вихрем закружилась вокруг него, образовав щит, в котором должны были завязнуть все атаки невидимого пока противника. Я также по мере своих скромных сил подготовился к отражению атаки, держа в одной руке кинжал, готовый выплеснуть из своего каменного нутра волну призрачного огня; во второй руке у меня был неизменный пистолет-пулемет, хаотично прыгающий по секторам, откуда могла появиться опасность.

Когда из внезапно образовавшегося разрыва в пространстве появилась тройка фигур, я уже был готов открыть огонь на поражение. От этого как потом выяснилось, самоубийственного поступка, меня удержало лишь то, что один из троицы ну никак не походил на ликантропа. Его лицо словно пропустила через лезвия кухонного комбайна, а потом так и оставили. Руки же, хоть и походили на звериные, но не имели ничего общего с конечностями ликантропа в промежуточной трансформации. По видимому, это и был один из вампиров клана Носферату, в чьи владения мы вторглись без хозяйского разрешения.

Двое других вампиров своим обличьем ничем не отличались от людей, разве что в стиле их одежды преобладали мрачные тона. Один из них, с наголо выбритой головой и в темных очках непроизвольно обращал на себя самое пристальное внимание. Казалось, вроде бы и нет ничего особенного — обычный худощавый тип, опирающийся на трость с замысловатым набалдашником, но от него словно исходили флюиды опасности и смерти. На этом фоне даже стоящий сбоку от него здоровый детина со взглядом убийцы казался милым и ласковым дядюшкой, да и уродство Носферату отодвигалось на второй план. Сразу было видно, что главный в этой троице именно он. Предчувствие не обмануло меня, именно бритоголовый после пары секунд пристального изучения наших персон искривил губы в сардонической усмешке и произнес:

— Ба, какие люди... Извиняюсь, ликантропы, и даже без подобающей охраны. Никак самого Геца Однорукого занесло в наши пенаты. И как всегда без приглашения... — он сочувствующе покачал головой. — Что ж, видеть вас рад, хотя не видеть рад еще больше. Вечно от тебя какие-то мелкие неприятности происходят.

Глядя на выражение морды лица Хозяина Праха, которого как оказалось зовут Гец и почему-то Однорукий (хотя обе руки на месте, как у всякого порядочного ликантропа с нормальной регенерацией) было видно, что бритоголовый ему неплохо знаком. Однако, ясен был и факт не слишком большой радости от состоявшейся встречи.

— Я тоже рад тебя видеть, Стилет, — Гец сморщился, будто сожрал кило лимонов одним махом. — Я бы и не стал лезть в здешние дурно пахнущие катакомбы, но это уж больно хороший путь отступления из "Золотого листа". Меня там крепко прижали... Ну если совсем точно, то не меня, а вот этого юнца, — он небрежно махнул рукой в мою сторону. — Прорываться через толпу озверелых Потрошителей не было никакого желания, поэтому я и воспользовался отнорком Носферату.

Бритоголовый проявил некоторое любопытство и сняв темные очки пристально взглянул на меня, словно просветив насквозь рентгеновскими лучами. М-дя, честно говоря, если бы он оставил свои очки на месте всем было бы только лучше. Сразу и не поймешь, то ли это глаза, пусть даже и магического создания, то ли два окна, заполненные стоячей болотной водой. Что именно он видел, глядя на окружающий мир? С таким взглядом сложно воспринимать все так, как обычные люди... да и не только люди.

— Заинтригован. Чем же столь молодой представитель клана Потрошителей мог так вывести из себя всю их кодлу? Публично помочился на их прайдовый символ или темной ночью поимел в кустах дочку одного из Старейшин?

Стилет откровенно издевался, но скорее не надо мной, а над Гецем. Я был для него слишком уж незначительной персоной. Однако, сносить столь откровенное хамство не в моих принципах.

— Простите что вмешиваюсь, — я отвесил легкий поклон. — Но коли уж речь зашла о моей скромной персоне, то позвольте сделать некоторые замечания относительно некоторых инсинуаций в мой адрес. Отливать на символ прайда, при всей моей нелюбви к ним — слишком мелко. Насчет же траханья в кустах дочки Старейшины... Извините, но если бы Вас запереть с ней в одной комнате, пусть даже после годичного воздержания, все равно никакая виагра не поможет. Надеюсь, зоофилов среди присутствующих не наблюдается? Только они могут польститься на ТАКОЕ...

На сем мне пришлось прерваться, поскольку бритоголовый сначала заухмылялся во все тридцать два зуба, а потом и вовсе неприкрыто заржал. На лицах его спутников тоже было неприкрытое веселье, особенно выразительно оно смотрелось на лице Носферату. Такое ни в одном фильме ужасов не увидеть, но оно и к лучшему.

— Ну и ну и ну... Потрошитель с чувством юмора и хамским характером. Впрочем, я не в обиде, сам напросился, — он обернулся к Гецу. — Ну давай, рассказывай, чем этот красавец перед своими провинился.

Гец четко и кратко поведал о списке моих "подвигов", побудивших его обратить на меня пристальное внимание.

— Интересно. Как ты думаешь, Рольф, сколько времени и усилий готовы будут потратить Потрошители для мести за одного из лучших своих магов и за сам факт отступничества?

— Я конечно не специализируюсь на внутрипрайдовых заморочках ликантропов, но кое-что все же слышал, — отозвался Носферату, отозвавшийся на имя Рольф. — Стилет, да они перекопают все закоулки от моря до моря, привлекут всех союзников по Лунному Кругу, чтобы только найти его. И дело даже не в том, что он прикончил того мага, вернее не только в том. Посмотри на него повнимательнее, это же явно выраженный потомок истинного ликантропа и инициированного человека. Все эти помешанные на ненависти к людям хранители блох считают таких как он мусором, ну а Потрошители занимают на этой ниве почетное первое место.

Стилет глубоко задумался о чем-то, машинально играя с тросточкой. Вернее будет сказать с клинком, который был в ней спрятан.

— Пожалуй ты прав, Рольф. Не ко времени это сейчас, своих хлопот хватает, но почему бы нам мимоходом не разыграть и эту карту, случайно попавшую в руки? Обычный игрок рассчитывает только на те фигуры, что имеет в начале партии и в этом его главное отличие от профессионала. Профи же может включать новые фигуры в середине Игры и даже в ее концовке. В конце концов мы ничего не теряем, а выигрыш в случае удачи достоин нашего внимания.

Глава 4. Смерть в тоннелях.

— Разве вы знакомы? — спросил я у Геца.

Тот лишь неопределенно передернул плечами, явно не желая вдаваться в подробности, а вот Стилет судя по всему был не против поговорить:

— Сталкивались и не раз. Да и вообще Гец — фигура известная, даже в официальной истории сумел отметиться. Помню вот...

Внезапно вампир прервался на полуслове, на лице явственно отразилось беспокойство. Застыв на месте, Стилет вслушивался, ловя каждый звук, каждое изменение в окружающем пространстве. Что он мог почувствовать, лично я не ощущал ничего подозрительного, а уж тем паче опасного. Вот разве что воздух стал чуть более свежим, а может я просто успел приспособиться к царящей в тоннеле невыносимой вони.

— За вами идут, — слова Стилета разорвали возникшее безмолвие. — Вендиго. Но не только они... Просто почувствовать магию холода легче, чем многие другие. Гец, ты просто болван, прожил столько лет, а ума особо не прибавилось. Поставил магическую мину и думал, что сбил след? Так это, родной ты наш, не совсем так. Сам ведь эту штуковину мастерил?

— Конечно сам, — подтвердил Гец, ошарашенный таким напором.

— Ну так я и думал. И теперь по ментальному отпечатку тебя и выследили. Поздравляю, ты сам себе создал нехилую кучу неприятностей! Впрочем, недосуг мне сейчас читать лекцию о правилах маскировки артефактных конструкций. Лучше готовься к встрече с теми, кто уж очень сильно не любит ни нас, вампиров, ни вас — отринувших каноны Лунного Круга.

Гец пару секунд напряженно размышлял, видимо прикидывая варианты дальнейших действий, хреновые как один. Куда ни кинь, всюду клин — против ловчего отряда Вендиго нам не выстоять. Уверен, что Хозяин Праха оценивал ситуацию без малейших иллюзий. Наконец, приняв решение, он повернулся к Стилету:

— Сможешь помочь нам выбраться отсюда? Я не справлюсь с целым выводком Вендиго. А у тебя, как я погляжу, телепортационный канал. Заметь, я даже не интересуюсь, как так вышло, что ты владеешь техникой телепортации — этим давным-давно утерянным знанием. Сам должен понимать, факт наличия у группы отступников знаний, о которых другие вампиры могут лишь мечтать...

И все в том же духе. Гец жонглировал словами, то переходящими в скрытые угрозы поведать всему миру о кое-каких тайнах, то обещал Стилету не остаться в долгу и отплатить за помощь. Со стороны это действо выглядело как пособие по дипломатии для выпускников престижнейших университетов — обе договаривающиеся стороны знали друг-друга как облупленных и пререкались не договоренности ради, а скорее самого процесса для. Немногочисленная аудитория в количестве двух вампиров и одного ликантропа с удовольствием наблюдала за процессом договора. Однако, рано или поздно всему приходит конец, вот и это увлекательное зрелище подошло с завершению. Стилет и Гец решили, что ликантроп и вампир конечно не "друг, товарищ и брат", но могут оказаться вполне полезными союзниками.

— Ладно, Гец, договорились, — недовольно поморщился Стилет. — Ты и твой приятель можете воспользоваться телепортационным каналом, но на это потребуется время. Видишь ли, он настроен конкретно на нас, так что придется вносить коррективы в заклятие, а это не самый быстрый процесс.

— Сколько придется ждать?

— Минут пять-десять, — Стилет посмотрел в сторону стоящего поблизости огромного вампира и приказал. — Макс, займешься настройкой канала, а мы с Рольфом пока приготовимся в небольшой разминке. Вендиго будут здесь с минуты на минуту.

В любой хорошей новости найдутся и свои плохие стороны. Не верите? Так оно и есть, вот и сейчас нам хоть и разрешили уйти по каналу телепорта, но прежде все равно придется столкнуться с разъяренными Вендиго, а возможно и не только с ними. Да какое там "возможно"! Другие скорее всего не ощущают присутствия нескольких Потрошителей, их "запах" легко перебивается более могучей магией Вендиго, но я уж как-нибудь в состоянии отличить присутствие представителей бывшего своего прайда. Еще раз втягиваю ноздрями воздух с витающими в нем следами стихийной магии... Нет, я не ошибся, а значит надо поставить в известность остальных:

— Кроме Вендиго среди преследующих нас есть и Потрошители, — сообщаю я не обращаясь ни к кому конкретно. — Немного и не специалисты в огненной магии. Но бойцы они хорошие, так что подпускать их близко чересчур опасно.

— Потрошители, говоришь? — на лице Стилета возникает то, что можно было бы назвать улыбкой. Можно, но не стоит. Скорее это змеящаяся трещина на лице, откуда сверкают острые и тонкие клыки. — Поверю на слово. Пока что поверю... — его взгляд наконец-то смещается с меня в другую сторону, чему я только рад. — Рольф, подгони сюда местных обитателей, на всякий случай, да и защитку установи. Я тоже приготовлю парочку приятных неожиданностей для особо прытких зверюг.

Рука Стилета ныряет под плащ, извлекая оттуда несколько пакетов с донорской кровью. Полный дурдом, он что решил тут пикник устроить? Не самое подходящее время. Ан нет, ошибочка вышла, он вовсе не намерен использовать кровь в гастрономических целях. Резкий удар когтями и упаковки вспороты, но кровь вовсе не выливается на землю, оставаясь висеть в воздухе и опровергая все законы физики. Это не стихийная магия, что используем мы, ликантропы, а более изощренное, никак не связанное с силами природы колдовство. Казалось бы, что может быть проще телекинеза? Простейшее магическое действие, не особо сильное, доступное любому (ну или практически любому) вампиру. Вот только мало кто из ликантропов сможет с его помощью заставить приподняться хотя бы мелкую монетку. И точно так же ни один из вампиров не сможет повелевать силами стихий. Так было испокон веков, то же самое происходит и в наше время. Почему? А хрен его знает, я же не умудренный веками исследователь магических проявлений, а всего лишь довольно юный ликантроп, бегущий от разъяренного Лунного Круга.

Тем временем зависшая в воздухе кровь пришла в движение, разделившись на множество мельчайших капель и постепенно превращаясь в тончайшую, практически невидимую пелену. Легкий толчок Силы и сотворенная Стилетом завеса, разделившись на две части, перекрыла тоннель с обеих сторон. Не знаю точно, что именно способно устроить это защитное заклятие, но думаю нападающим мало не покажется. Сбоку раздается тихий, но явственный скрежет. Оборачиваюсь в направлении звука и вижу Рольфа, чьи руки пляшут в воздухе, чертя непонятные символы. Монстроподобное лицо Носферату искажено от навалившейся на того незримой тяжести, он словно вытягивает из глубин на поверхность тяжелый груз. И опять этот непонятных треск и скрежет, словно само пространство рвется от прикосновения к нему. А так оно и есть! Из ниоткуда в воздухе появляются воронки, что могут затянуть любого неосторожно приблизившегося к ним куда-то туда, откуда нет возврата.

Я и не предполагал, что такая магия вообще может существовать в нашем мире, слишком это отлично от того, что говорили Мастера Стихий в Лунном Круге. Интересно, знали ли они об этом? Если нет, то значит они слишком плохо знают своих врагов. Если знали, то это еще хуже... Скрывать от собственных бойцов правду о противнике, подменяя ее успокоительно-лживыми байками — это, извините, слишком похоже на методы церковников. Поневоле напрашиваются вовсе неприличные ассоциации.

Тихий шорох, практически на грани восприятия прервал мысль и заставил сосредоточить все внимание. Ну вот они и прибыли, гонцы из итальянского города. Вендиго...

***

В туннеле повеяло холодом, словно сюда притащили несколько хладоустановок и включили на полную мощность. Холод — основа магии прайда, главная сила в бою, в то же время позволяющая обнаруживать их без малейших проблем. Это где-нибудь в северных странах, за порогом вечной мерзлоты, представители прайда могут подкрасться к вам незаметно или же в зимний период. Здесь же, а тем более летом... Они и не пытались, предпочтя просто появиться в тоннеле.

На сей раз Вендиго приняли человеческий облик, хотя прайд не испытывает большой любви к такой форме тела. Никаких эмоций, просто пользоваться магией в облике Зверя гораздо неудобнее, да и присутствие рядом с нами вампиров заставляло их в какой-то степени осторожничать. Шесть гибких, изящных силуэтов с чересчур тонкими чертами лиц. Хрупкая красота цветов, выросших под светом Луны, а проще говоря влияние близкородственных связей внутри прайда. Заложники древних установлений, добровольные пленники традиций. Они считают свой прайд самым древним и чистым по крови, поэтому пары образуются только между ликантропами, причем лишь в пределах своего прайда. Потому и их число сокращается год от года и лишь длительность процесса делает его практически незаметным.

А вот и трое Потрошителей в облике Зверя, причем в не самой лучшей форме. Оно и понятно — судя по всем признакам им больше всего досталось от поставленной Гецем магической ловушки. Сколько их было изначально сказать нельзя, но оно не слишком важно. Главное что они уж точно не маги. Обычные бойцы, мясо, брошенное Старейшинами в помощь Вендиго. Они-то и бросились вперед нисколько не думая о возможных ловушках на их пути. Безрассудство и нерассуждающая ярость, так свойственные всем Потрошителям, и на сей раз сыграли с ними дурную шутку. Самый быстрый из них, матерый волчара с мехом грязно-серого оттенка, сумел опередить своих собратьев на два корпуса и со всего разгона врезался в пелену, созданную Стилетом из кровавого тумана.

Хорошо врезался, душевно... Завеса прогнулась, но не только не разорвалась, а намертво спеленала массивную тушу Потрошителя, окутав ее тонкой дымкой. Словно нити поставленной паутины оплели неосторожную добычу, вот только паука тут не было. Хотя почему не было? Просто хозяин паутины не сидел в ее центре, а стоял неподалеку и довольно усмехался, глядя на действие своего заклятия. Остальные Потрошители, увидев печальную участь приятеля, попытались остановиться. Удалось, хотя один все же задел завесу, которая вцепилась в него липкими нитями, сотканными из крови. Резкий рывок, визг боли, поневоле вырвавшийся из пасти ликантропа, которому удалось вырваться из капкана. Вырваться то он вырвался, но на его боку осталась обширная рана, никак не могущая нормально регенерировать. Частицы заколдованной крови, оставшиеся в ране, продолжали свою разрушительную работу.

Кровавый туман продолжал свое дело, мельчайшими частицами проникая внутрь жертвы, подобно кислоте растворяя плоть. Тело несколько раз дернулось и затихло, лишь в ментальном диапазоне до сих пор слышались отголоски предсмертного крика, полного ужаса и боли. Завеса вспыхнула с новой силой, словно смерть попавшего в нее придала заклинанию новую мощь. Возможно, так оно и было, потому что тело медленно растворялось в ней, таяло как сахар в стакане с горячим чаем. Резкий порыв холодного ветра... Ага, вот и магия Вендиго, а то я уж удивляться начал. Они не стали использовать изощренные приемы, просто ударив мощью подвластной стихии — прямо перед кровавой пеленой возникло голубое сияние, замораживающее все на своем пути. Возникло и двинулось вперед, сталкиваясь с заклинанием Стилета, превращая кровавый туман в лед, жестко фиксируя его на месте. Вой ветра и снежный вихрь прорывает оледеневшую завесу. Трое оставшихся Потрошителей с радостным воем врываются в проделанную брешь, стремясь добраться до исконных врагов их клана и до меня, посмевшего отвергнуть их законы.

Успеваю услышать обращенный ко мне возглас Геца:

— Сангиус, задержи их!

Сам Хозяин Праха слишком занят, пытаясь одновременно сбить прицел атакующих заклятий Вендиго и сформировать собственный ответный удар. Ну и ладно, попробую сам задержат этих обезумевших садистов. Выпущенная из пистолет-пулемета длинная очередь раздробила передние лапы одного из атакующих, заставив остановиться на пару секунд, а другого просто отшвырнула в сторону. Удачно отшвырнула, прямо в одну из воронок, своеобразных провалов в пространстве, установленных Носферату. Урчащий звук и нет ни воронки, ни попавшего туда ликантропа. Туда и дорога. Третий и последний из атакующих нацелился было на Стилета, но тот небрежно отмахнулся и того унесло в дальние дали мощнейшей силовой волной. Вернется он после такого не в самом скором времени — пока очухается, пока добежит...

Успеваю оглядеться по сторонам и заметить, что Рольф исчез в неизвестном направлении. Опаньки, появился! Прямо за спиной Вендиго, вокруг которого по хаотическим орбитам неслись ледяные иглы, готовые в любой момент ударить по врагу. Короткий тесак в руке Носферату в коротком замахе обрушился на мага Холода, снеся тому полголовы. При виде столь наглого усекновения их товарища парочка Вендиго спустили на Рольфа фирменное боевое заклятие своего прайда — Объятье Имира. Надежнейшая вещь, что способна превратить в лед сам воздух вокруг жертвы, а затем с новообразовавшейся ледяной статуей можно сотворить все, что придет в голову. Вот только против вампиров из клана Носферату заклятье оказалось не столь эффективным... Рольф просто провалился в иное состояние, оставив магам Холода в качестве утешительного приза свой окровавленный тесак, до которого успело дойти леденящее Объятье Имира.

Нежный хрустальный звон заставил меня резко обернуться в ожидании нового удара Вендиго. Однако, я ошибся, на сей раз источником звука послужила превратившаяся в лед завеса из крови, которую Стилет все же решил использовать еще раз, но в несколько измененном виде. Мириады мельчайших льдинок спрессовывались в несколько ледяных клинков, что должны были ударить по противнику. Вот только этот самый противник отнюдь не собирался покорно дожидаться удара — двое из оставшейся пятерки с обнаженными клинками метнулись вперед, сокращая дистанцию и намереваясь перейти в ближний бой, а трое остались на прежних местах, продолжая магический поединок.

***

Одного из любителей боя на мечах взял на себя вновь объявившийся Рольф, вместо тесака вооружившийся двумя малыми топорами, по лезвиям которых струились змейки мертвенно-зеленого пламени. По моему, он просто наслаждался самим фактом поединка, поскольку доставшийся противник уступал ему по всем параметрам. Попытки Вендиго использовать атакующие заклятья "быстрого приготовления", какие только и получится сформировать во время боя, блокировались на корню. Носферату не гасил удары, он просто ставил на их пути микроразрывы пространства, куда они и проваливались, не достигая цели.

Гецу же достался противник посерьезнее, по крайней мере в области фехтования, но и тут дела обстояли более менее прилично. А вот я чуть было не лопухнулся, когда на меня откуда-то с потолка обрушилась тяжелая и злобно ревущая туша ранее уже подстреленного мной Потрошителя. Видимо, успел регенерировать, зар-раза. Ухитрился же подобраться так бесшумно, да к тому же по потолку тоннеля, на зависть любому паку. И еще ухитрился выбить из рук пистолет-пулемет, проехавшись по нему своими когтистыми лапами. Огнестрельная игрушка отлетела в одну сторону, я в другую, все же сумев перекатом уйти от тесного контакта. Нет, не мое это — рукопашный бой с ликантропом, к тому же в зверином облике. Я уж лучше его кинжалами на фарш покромсаю.

Яростный вой Потрошителя, в нем так и слышно недовольство от того, что я сумел уйти от его неожиданной атаки. Злобься, приятель, злобься, излишние эмоции никогда не шли на пользу, особенно во время схватки. Наверняка он сейчас прыгнет, попытается подмять своей массой, а потом пустит в ход клыки. Стандарты, именно так и учат молодняк в прайде, натаскивая на людском материале. Вот и сейчас он видит перед собой человеческую фигуру, я ведь и не собирался принимать звериное обличие. Пусть прыгает, ведь такая атака рассчитана на людей, их силу и реакцию. Для вампиров и ликантропов она на порядок менее опасна, хотя об осторожности забывать все же не стоит. Почему же он, зная об этом, все равно готовился именно к такой атаке? Ответ довольно прост — звериные инстинкты, сильно развитые у Потрошителей, не дают порой им мыслить разумно, особенно когда они видят перед собой человека, пусть даже исключительно по внешнему облику.

Прыжок! Падаю на колено, одновременно нанося колющий удар кинжалом снизу вверх, под нижнюю челюсть. На какое-то мгновение волчара нанизан на кинжал, словно кусок мяса на шампур. Не дожидаясь рывков, при помощи которых он вполне способен сорваться с крючка, бью вторым кинжалом. Несколько рубящих ударов и зверюга разделана не хуже туши в мясном ряду, по крайней мере признаков жизни не наблюдается. Великолепно, одним Потрошителем меньше в нашем мире!

Стилет тем временем был занят не столько отражением магических атак, сколько запуском в сторону Вендиго копий из кровавого льда, что получились из замороженной магами Холода завесы. Их полет прерывался при ударе о внезапно возникающие в воздухе ледяные глыбы, клинки отбрасывало в сторону снежными вихрями. К тому же до меня доносились отголоски ментальных ударов, которыми Стилет щедро угощал противостоящую ему троицу магов. Их физиономии то и дело кривились в гримасах боли, когда очередной ментальный выпад достигал их сознания.

— Командир, готово! — раздался жизнерадостный вопль Макса. — Портал открыт, добро пожаловать!

Ответом был командный рык Стилета:

— Отходим!

Я не стал медлить, услышав столь совпадающую с моими пожеланиями новость и резво двинулся в сторону Макса, рядом с которым всеми цветами радуги переливалось окно телепортационного портала. Пробегая мимо выбитого у меня из рук покойным Потрошителем пистолет-пулемета, я мысленно выдал очередное матерное послание относительно всех представителей сего прайда — трещотка была сломана окончательно и бесповоротно. Рядом со мной откуда-то материализовался Рольф (подобная его привычка, честно говоря, плохо действует на нервы), надежно выключивший своего противника. Тот валялся без движения, то ли убитый, то ли получивший серьезную рану и бессознательное состояние впридачу. Гец же, ухитрившийся пропустить пару ударов от Вендиго, оказавшегося большим специалистом по работе с алебардой, не мог отойти достаточно быстро. Кисть его правой руки была отрублена, а регенерация шла слишком медленно, как и полагается при ране, нанесенной зачарованным оружием или серебром. Вот и приходилось ему отмахиваться от атак левой рукой, что само собой несколько снижало эффективность обороны.

Ясно было, что долго Гец не продержится и я было рванулся на помощь, но был остановлен Рольфом, ухватившим меня за плечо и посоветовавшим:

— Не дергайся, приятель, а то и сам под раздачу попадешь. Тот Вендиго действительно Мастер боя, пусть с ним Стилет разберется.

Сказав это, Носферату полностью переключил внимание на трех магов, все еще ведущих со Стилетом магическую дуэль. Одна малопонятная мне волна магического воздействия, другая... Рольф чуть не падает от чрезмерного вложения сил в заклятие, но перед магами-Вендиго возникает стена искаженного пространства, полностью перекрывшая туннель, что дает Стилету возможность помочь Гецу, которого вот-вот добьет не на шутку разошедшийся алебардщик. С вытянутых вперед ладоней Стилета слетает сероватая дымка, спустя пару секунд окутавшая того и втянувшаяся внутрь тела. Ликантропа скрутило так, словно половую тряпку, выжимаемую чересчур ретивой уборщицей, только вместо воды изо всех пор потекла кровь. Тут ему явно стало не до продолжения боя, самому бы выкрутиться из весьма неприятного и опасного положения. Хотя судя по всему удастся — вся его фигура покрылась тончайшим слоем льда, не дающего крови сочиться наружу. А затем вокруг него возник еще один ледяной кокон, гораздо более мощный и внушительный, наподобие айсберга. Пробивать такой — долго, сложно и неинтересно, особенно в условиях нехватки времени. Похоже, Стилет именно так и рассудил, поскольку прихватив по дороге покалеченного Геца, первым нырнул в портал. Легкий ускоряющий толчок Рольфа и я отправляюсь туда же.


Оглавление

  • Танцы под кровавой луной (Главы 1-4)
  • Танцы под кровавой луной (Главы 1-4)