КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 570834 томов
Объем библиотеки - 850 Гб.
Всего авторов - 229237
Пользователей - 105813

Впечатления

vovih1 про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

(книга прочитана 2863 раз) , а похвалили только 2 раза...хвалите , не стесняйтесь!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Igor Aleksandrovich про Кучумова: Язык Бога (Космическая фантастика)

Прочитал с удовольствием! Рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Вычитал. Можете качать вычитанный файл.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Хорошая книга, но много опечаток.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IcePrincess11 про Сашар: Ямы (Детские остросюжетные)

Книга читается на одном дыхание. Мне очень понравилась. Спасибо!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Берия: Спасенные дневники и личные записи. Самое полное издание (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Замечательная книга! К сожалению, у нас она заблокирована.
Найдите эту книгу на других ресурсах и прочтите.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 2-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Все, сервер работает. Можете скачивать.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Подземье [Николай Михайлов] (fb2) читать онлайн

- Подземье [СИ] (а.с. Свиток Силы -2) 708 Кб, 186с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Николай Михайлов

Настройки текста:



Свиток Силы: Подземье

Глава 1. Где герой ощущает себя живым

Я закашлялся и из моего рта нескончаемым потоком стала извергаться вода. Я силился вдохнуть, но меня охватывал очередной спазм и заставлял скрючиваться в жалкий комок плоти. Перед глазами была мутная плена, все плыло. Да и не волновало меня совсем, что вокруг.

Дышать! Вдохнуть! — вот единственная мысль бившаяся в моей голове.

В конце концов, легкие освободились от воды, и я смог полностью наполнить их воздухом. Вдох длился и длился, я не мог остановиться, мне казалось, что я превратился в легкий воздушный шарик с тонкими стенками.

Затем меня опять скрутил приступ кашля, я сжался в спазме, захрипел, закашлялся, отплевываясь от собравшейся в горле мокроты. Из легких вышли последние остатки воды, и я с всхлипом втянул живительный воздух.

Ох, как он был прекрасен! Какое чудесное яство и сладость! То чувство, когда тебя вдруг лишили обыденной, незаметной вещи, которая проходит в фоне мимо твоего сознания в рутине жизни, а потом получаешь эту возможность обратно. Я обессилено растянулся во весь рост и бездумно смотрел вверх.

Какое-то время я просто лежал вот так, радуясь жизни и смотря в потолок. Потом мое сознание постепенно стало замечать отдельные вещи. Вокруг не ночь и не день, а ровный полумрак. Надо мной нет ни солнца, ни звезд ни облаков. Окружающий зеленоватый полумрак перетекал во тьму высоко вверху.

Постепенно в такое бездумное «здесь и сейчас» стали подмешиваться воспоминания. Ограр, сражение, таинственная река силы, в которой я утонул. Я повертел последнюю мысль в голове, опять пришли воспоминания, как вода, пронизанная силой, заполняет мои легкие, и сознание меркнет.

Где-то неподалеку сорвалась большая капля и громко разбилась о стоячую воду. Звук резко разнесся, отразился эхом. Я опять вдохнул, выдохнул. Прислушался к себе.

Нет, жив. Живой! Еще поживем, — мысленно утвердился я.

Затем я зашевелился, с трудом задвигал руками и ногами. Раз живой, то надо что-то делать, куда-то идти. Еще миг и уже более осмыслено скоординировал свои движения, сумел приподняться и опереться на трясущиеся руки, поднял голову, присмотрелся к тому, что меня окружало.

Глаза привыкли к полумраку, и я различил каменные стены метрах в двадцати от себя, которые уносились вверх и терялись где-то высоко в темноте. Пещера. Она явно была нерукотворной и образовалась в толще необработанного природного камня.

Сначала, где-то до высоты человеческого роста, стены пещеры были гладкие, как будто долго-долго омывались водой. А выше уже шла грубая каменная поверхность, уходящая уступами вверх.

Еще высоко вверху я заметил темные провалы ходов, ведущие дальше вглубь подземелья. Рядом стены были хаотически иссечены глубокими отметинами, как будто нанесенные гигантскими когтями.

Так же, где-то можно было различить огромные темные пятна, которые были похожи на следы копоти, как после сильного пожара. Учитывая размеры пятен и в целом пещеры, пламя было просто ужасающим.

Зеленоватый свет, разгонявший тьму в полумрак, исходил от светящихся грибов, которые усеивали большинство уступов и щелей, находящихся на стенах пещеры.

Эти природные светильники привлекли мое внимание. Грибы не росли по одиночке, это всегда было семейство штук из пяти. Большие развесистые шляпки, тонкие длинные ножки, которые изгибались под тяжестью своих головных уборов.

Шляпки случайным образом были украшены более темными пятнами, похожими на кляксы, которые тоже светились, но более тускло, чем остальное тело гриба. Светился весь гриб, без исключения.

Я все это время, пока обозревал открывшиеся передо мной мрачные красоты, провел на карачках, руки мои погрузились в серый песок, который широкой полосой шел до самых стен пещеры.

Я потряс головой, стремительно приходя в себя. Затем предпринял следующее усилие и выпрямился в полный рост, встав на обе ноги. Покачнулся, переступил на непослушных ногах, но все же устоял и не завалился обратно в песок.

Силы стремительно возвращались. Я уже более уверено оглянулся вокруг. Огромная пещера, свод которой терялся высоко вверху. Серый песок под ногами. Я пошевелил пальцами ног с налипшими песчинками. Вода чуть сильнее накатила на берег и плеснула холодом на голые ступни. Сапоги я как-то умудрился потерять.

Кожу ожгло холодом и заключенной в воде энергией. Я перешел на духовное зрение и присмотрелся. Пещера сразу наполнилась ярким светом, шедшим от воды. Концентрация энергии уже была не такая большая, как в ущелье, куда я свалился в обнимку с Ограром, но все равно достаточно плотная, которая делала эту подземную воду ценным культивационным ресурсом.

Если начать разливать ее по склянкам и сбывать оптом по сходной цене старшему клану в Че-Жень, то можно золотиться, — рассеяно подумалось мне, — а если торговать на прямую, то можно стать просто сказочно богатым.

Затем я более серьезно остановился на этой мысли и потер задумчиво подбородок, — если найти сюда дорогу и с этим вернуться домой, то в Жемчужных облаках спишут все мои чудачества, включая все будущие.

Я уже окинул все вокруг алчным взором и, не сдерживаясь, потер ладони. Пещера, в которой я оказался была очень большой, ее противоположный конец, находившийся где-то за рекой, терялся вдали.

Река принесшая меня сюда, разливалась в подземное озеро. Вдалеке, наверное где-то в центре этого большого водоема из воды поднимался остров. Отсюда, тем более в полумраке, было сложно разглядеть, что именно на нем находится. Скопление каких-то холмов, напоминавшее большого неведомого зверя.

Вдруг мой взгляд зацепился за что-то темное, плывущее между мной и островом. Я прищурился, напряг зрение и в следующий миг опознал раздувшийся труп большого черного медведя.

Мой мертвый враг неспешно проплыл мимо меня, покачиваясь на волнах. В следующую секунду его повернуло течением и направило в более быстрый поток воды. Который выделялась рябью на поверхности реки и был более темного цвета, чем остальная вода.

Труп медведя резко ускорился, вода потащила его за собой. В следующий миг, его вынесло к стене пещеры и затянуло под воду. Дальше в недра подземной реки. Мне повезло, что мое безвольное тело река выбросила в спокойную часть озера, и волны прибили меня к пологому песчаному берегу.

Я моргнул и потряс головой, оторвавшись от сюрреалистического зрелища. Алчные мысли про несметные сокровища ушли без следа, сменившись более насущными проблемами. Из подземелья требовалось как-то выбраться, для начала, а с кланом решим потом.

Я отвернулся от подземного озера и более подробно изучил, что находится рядом со мной на суше. Пол пещеры постепенно поднимался, и песок дальше менялся на такой же камень, из которого были сложены стены пещеры.

Я перевел взгляд дальше и обнаружил, что смотрю прямо на огромную арку, которая обрамляла выход из пещеры. На этот раз широкий проход в стене нес явные следы человеческих рук. Или других разумных.

По краям сооружение, была украшено ажурным узором. Переплетающиеся ветки и листья, возможно виноградная лоза, но тут уже я не чувствовал себя специалистом.

Прорубленный в скале ход, был подстать самой пещере. В ширину он был достаточно велик, чтобы десять человек смогли пройти одновременно, а в высоту я бы дал все двадцать метров.

По ту сторону арки пол был выложен квадратными плитами. В проходе царил все тот же зеленоватый полумрак от росших по стенам светящихся грибов. Подземный коридор постепенно изгибался, и что находилось дальше скрывалось от меня за поворотом.

Что ж, откуда начать свое путешествие в этом чудном подземном мире теперь понятно, — подумалось мне.

Затем я рассеяно почесал в затылке, мучимый каким-то чувством, как будто чего-то не хватало, как будто я что-то потерял. В животе громко забурчало, звук казалось эхом разлетелся по всей пещере.

Да, этого тоже не хватает, — смущено подумалось мне.

Кажется я покраснел. Хотя кого тут стесняться? Вокруг тьма, тишина и пустота. Есть конечно хочется со страшной силой, но это явно не то, — опять засвербела в голове какая-то мысль, не давая покоя. Затем вспышкой пришло озарение.

Зверь, Артефакт! Как я мог о них забыть?! — я расстроено хлопнул себя по лбу.

Затем прислушался к себе и мыслено позвал Древних. Но в ответ пришла только тишина. Тут же всплыло яркое воспоминание перехода на следующую ступень Возвышения. Столб света, все как и у других практиков на арене.

Но ведь раньше, во время перехода вокруг меня проявлялась проекция древнего свитка! Свиток обвивался вокруг меня, очередная строчка вспыхивала пламенем, и дальше происходило Возвышение на следующую ступень!

Я в отчаянии зашарил во всех доступных мне закутках сознания в поиске своих соседей. Но не обнаружил даже намека на их существование.

Арт! Зверь! — мыслено позвал я изо всех сил.

Но в ответ пришла лишь тишина. Древние куда-то пропали.

Я насупившись замолк и напряжено задумался, как поступить дальше. Арт говорил, что артефакт рассчитан на двенадцать ступеней. А я, сейчас, после последнего Возвышения, если я не ошибся в подсчетах, то нахожусь на пятой. Арт не мог просто так исчезнуть, наверное что-то произошло при соприкосновении с рекой силы.

И со Зверем тоже не понятно. Я так понял, что он дух-хранитель клана и был связан с серебряным источником. Может быть ему нужна постоянная подпитка из родного источника? А мы удалились слишком далеко?

Понятно, что ничего не понятно. А напридумывать складных историй можно сколько угодно. Артефакт из сокровищницы нашего клана, значит узнать больше о его природе и свойствах я смогу, только вернувшись домой. Зверь связан с серебряным источником, значит нужно вернуться к источнику, и если это не оживит второго из моих напарников, то нужно искать информацию дальше в Лесном царстве.

Так с этим определились, мне нужно вернуться домой. Там я смогу разобраться, что произошло с Древними, которые уже давно стали моими друзьями. Хм. Ну и кроме того мне нужно вернуться домой, потому что это мой дом, там родные и друзья.

Нужно ли мне ждать, пока я достигну двенадцатой ступени? — я задумался. — Может быть ограничение снято, а может быть и нет. Вернуться домой, чтобы всех там спалить? Нет, будем считать, что ограничение на Возвышение по времени все еще существует.

Тогда план немного корректируется, мне по прежнему в первую очередь нужно достигнуть двенадцатой ступени, чтобы быть уверенным, что я внезапно не взорвусь посреди своего клана. А дальше уже возвращаться.

В то, что двое Древних могли исчезнуть без остатка, не верилось. Я чувствовал, что они живы. А чувствам стоит доверять, так учили меня родители и учитель Чан. На всякий случай я прислушался к ощущениям и отчетливо получил отклик, что мои родные живы. Фух, хоть с этой стороны все хорошо.

В животе опять громко забурчало, привлекая мое внимание. Есть хотелось неимоверно. Тело уже нормально слушалось меня, и в целом я чувствовал себя восстановившимся. Теперь организм требовал закинуть в себя чего-то более материальное, помимо энергии Возвышения.

Я тряхнул головой, отметая лишние сейчас мысли, и решительно направился к выходу из пещеры. Ноги старался ставить мягко, заодно тренируя тихое перемещение. Не понятно, кто населяет этот подземный мир. Вполне возможно, что не только я ищу чем тут можно поживиться.

За затейливо украшенной аркой началось более облагороженное подземелье. Плиты на полу были аккуратно подогнаны друг к другу. Стены тоннеля ровно прорублены в толще камня, образуя сверху закругленный свод.

В стенах были сделаны ниши, виднелись остатки креплений похожие на те, которыми монтировались алхимические фонари в моем родном клане. Сейчас они были пусты, но их место занимали разросшиеся светящиеся грибы, которые выполняли роль светильников.

Тоннель повернул и вывел меня в другую природную пещеру. Здесь было намного светлее и свет был не зеленый, а скорей синий. А надо мной раскинулось звездное небо. Я поражено застыл, открыв в удивлении рот.

Затем я присмотрелся и наваждение ушло. Свет давали множество мелких светлячков усеивавших стены и, наверное, потолок нового подземного покоя. Но все равно было очень красиво. Новая пещера была все таких же гигантских размеров. Потолок ее терялся в высоте, а синие точки светившие оттуда напоминали звезды.

Я насторожено прислушался. Никого, тишина. Лишь громко капнула в вдалеке капля воды скатившись с одного из сталактитов тянущихся из звездной бездны потолка.

Я все так же прислушиваясь и ожидая нападения в любую минуту, продвигался вглубь открывавшейся передо мной пещеры. По дороге встречались наплывы сталагмитов, выросшие из пола и тянущиеся вверх. Некоторые были настолько велики, что их вершины терялись из виду высоко вверху.

Глава 2. Где герой обзаводится личной сокровищницей

Обогнув очередную природную колонну, растущую из пола пещеры, я вышел на открытую площадку. Причудливые наросты сталагмитов огибали ее по кругу, делая похожей на городскую площадь.

Впечатление усиливал большой овальный камень выше человеческого роста, установленный вертикально, ровно посередине площадки, и обрамленный натасканными камнями поменьше, дополняя образ фонтана на городской площади.

Я насторожено оглянулся. Конструкция явно была не природной и несла следы рук людей или других разумных. Но вокруг было все так же тихо и спокойно. Я пожал плечами и направился прямиком к непонятному артефакту.

Камень был расчерчен разноцветными геометрическими узорами. По мере того, как я подходил, линии становились ярче. Сверху потолок пещеры усеивали множество светлячков, светившие из темноты синими звездочками. Узоры на камне начали переливаться, меняя интенсивность и добавляя моменту магии.

Я на секунду застыл, наслаждаясь красивым зрелищем. Вокруг меня чувствовалось движение энергии, которая пронизывала пространство вблизи артефакта плотными потоками.

Я перешел на духовное зрение и линии, расчерчивавшие овальный камень, вспыхнули ярче. Энергия циркулировала сквозь артефакт, повторяя узоры, которые я видел на камне в материальном мире.

Странно, что эта штука на меня среагировала, но опасности я не ощущал. Я подошел вплотную к непонятному камню. Он был выше меня, где-то на полметра. Артефакт явно реагировал на меня и сейчас интенсивно переливался.

В смене формы его узоров и цвета стала прослеживаться пульсация. Я подчинился неожиданному порыву и приложил ладонь к камню. Поверхность была теплой и сухой. Кожу слегка покалывало от концентрации энергии исходившей от овального камня.

Я еще раз окинул взглядом непонятную конструкцию. Затем картинка сложилась в моем мозгу, и я удивлено вскинул брови, — Это не природный камень и не рукотворная конструкция, это яйцо неизвестной живой твари!

Очень большой, твари! — я мгновенно перетек в боевую стойку и напряжено прислушался.

Но прошла минута, две. Вокруг все так же было тихо, ничего не происходило. Я расслабился и пожал плечами. Может неведомое существо, породившее это яйцо, наткнулось на какую-то подземную опасность и сгинуло без следа?

В следующий момент, в животе у меня громко забурчало, от этого звука даже сбилась пульсация энергий, пронизывающих гигантское яйцо. Меня опять накрыло острое чувство голода. Мне срочно требовалась какая-то еда. Иначе я тоже сгину без следа, причем в отсутствии какой-либо опасности.

Яйцо, — задумчиво протянул я и посмотрел на большой переливающийся кругляш с гастрономическим интересом. — И как же тебя вскрыть?

Пройдя сквозь бурные потоки подземной реки, ни меча, ни завалявшегося ножа сохранить мне не удалось. Я на всякий случай охлопал себя по бокам, в надежде, что я забыл что-нибудь подходящее в карманах, но тщетно.

Опять задумчиво окинул взглядом площадь и пространство вокруг яйца. Мой будущий обед, завтра и ужин, в одном лице, был обнесен цепочкой камней. Некоторые из них имели достаточно острые грани.

Затем мой взгляд наткнулся на неширокий и достаточно длинный каменный осколок. Я поднял его, несколько раз взмахнул для пробы и хищно улыбнулся. Я стал обладателем каменного клинка с полметра в длину.

Перехватив осколок, чтобы он поудобнее лежал в руке, я, примериваясь, несколько раз постучал по верхней части скорлупы. Затем широко размахнулся, окутал каменный клинок толикой энергии и горизонтально рубанул своим импровизированным оружием, по верхушке переливающегося светом яйца.

Каменное лезвие легко прошло сквозь преграду. Верхняя часть яйца срезалась аккуратной шляпкой и с грохотом упало на пол, плеснув на меня своим содержимым. Из вскрытого яйца ударил столб света, концентрация энергии в природном артефакте просто зашкаливала, проявляясь в нашем мире плотным потоком золотистого цвета.

Свет пронзил пространство под сводами пещеры, дотянувшись до самого потолка и распугав всех светляков по соседству. Но света бившего из яйца хватало с избытком. Вокруг стало светло, как днем. Я зажмурился от яростного свечения вырывавшегося изнутри.

Затем я перевел взгляд на тыльную сторону ладони, слизнул попавшие сюда капли. И на секунду застыл, сраженный чудесным вкусом. Чуть погодя, до меня донесся запах из вскрытого яйца, который не менее приятно защекотал ноздри.

Спустя миг я отмер и вцепился в края прорубленного в скорлупе отверстия. Затем поднатужился и наклонил природную емкость с питательной жидкостью. С жадностью приник к содержимому вскрытого яйца. В какой-то миг я даже зарычал от удовольствия, втягивая в себя эту вкуснейшую амброзию. Давясь и чавкая, я пытался в один присест поглотить всю пищу.

Не знаю сколько прошло времени пока я насыщался, пытаясь протолкнуть в себя, как можно больше еды. В какой-то момент, я почувствовал изменения в окружающем пространстве и в себе. Вокруг меня взбурлил водоворот силы, затем проявился в реальном мире столбом света, который вырвался из пола и рванул в бездну потолка.

Меня оторвало от вскрытого гигантского яйца. Я с болью в сердце смотрел на ускользающее от меня сокровище и тянул к нему свои руки. Затем меня заключило в разросшийся в ширь столб света и приподняло над полом под действием напирающей энергии. В следующий миг, сила рванула через меня, прожигая меридианы и наполняя болью все тело. Я закричал.

Все это продолжалось какое-то время, потом столб энергии вытянулся в тонкую нить, сжался в одну точку и исчез во мне без остатка. Свет наполнявший пещеру исчез, и все вокруг погрузилось во тьму. Светлячки испугано затаились, не спеша опять зажигаться. Я обессилено повалился на каменный пол. Неожиданное происшествие закончилось так же внезапно, как и началось.

Шестая ступень, — с дрожью в голосе просипел я в тишину пещеры.

Силы стремительно возвращались ко мне, ток энергии в пещере изменил свои пути, выбрав меня центром притяжения и стремительно наполняя мои меридианы. Я опять ощутил голод и алчно посмотрел на вскрытое яйцо. Артефакт таинственно переливался приглушенным светом в наступившей темноте. Затем я вскочил на ноги, одним прыжком подскочил к природному сокровищу и опять приник к его содержимому.

Когда уже стало сложно доставать то, что было внутри, я опять подхватил свой каменный клинок и парой ударов по скорлупе разломил яйцо на две половины. Они с грохотом упали по сторонам, со скрежетом закачались на полу.

Наконец я выскреб последнюю горсть амброзии и с чувством сытости и довольства разлегся рядом. Руки и лицо были вымазана в липком желтке, но он обладал повышенной концентрацией энергии и буквально с шипением всасывался сквозь кожу, строя мне фундамент для дальнейшего Возвышения.

Поглощенная энергия циркулировала внутри, пробегая весенним потоком по меридианам и даря ощущение легкости. Надо мной постепенно и недоверчиво опять зажигались светлячки, разгоняя тьму наступившую в пещере в более привычный полумрак.

Я бездумно посмотрел на расколотую скорлупу. Она мягко мерцала, переливаясь разноцветными узорами. В духовном зрении скорлупа продолжала ярко светиться, указывая, что в ней содержится большая концентрация сконденсированной энергии.

Я отвлечено подумал, что даже скорлупа, которая осталась от гигантского яйца — это ценный культивационный ресурс. Другими словами, передо мной лежало культивационное сокровище.

Я вспомнил торговцев, приезжавших к нам в Жемчужные облака. Если ориентироваться на те товары, которые они предлагали, то, скорей всего, цена этого ресурса, если обменивать по весу, выйдет, как бы не дороже золота. Раз в десять.

А если притащить всю эту красоту домой, то из-за огромной ценности вполне могут начаться столкновения между кланами. И все бы ничего, но как это отсюда утащить совершенно не понятно.

— Ладно, хватит разлеживаться! — я медленно поднялся и с хрустом потянулся.

Затем опять задумался и в обалдении покачал головой, — Получается я достиг шестой ступени, обогнав даже своих родителей. Причем на последнюю ступень, и того хлеще, прорвался просто за счет обилия энергии, заключенной в случайно попавшемся на пути культивационном сокровище. Вряд ли бы я смог достичь такого впечатляющего прогресса, если бы просто пошел по накатанной дорожке в старший клан Че-Жень.

Я оглядел свои руки. Все липкие пятна от желтка впитались без следа. Казалось даже кожа отдельно от меня облизнулась языком, впитав всю энергию до последней капли и теперь довольно сияла чистотой.

Я перевел взгляд на расколотую скорлупу. — И все же, все же… Придется оставить все, как есть, — мои брови мученически сцепились домиком. Но, но… — боролся я с приступом жадности, от которого на глазах даже навернулись слезы.

Затем, не удержавшись, наклонился и отломал кусок скорлупы в пол ладони величиной. От этого незамысловатого действия почувствовал, как будто гора с плеч свалилась.

— На всякий случай, — смущено пробормотал я себе под нос и попытался запихнуть отломанный кусочек сокровища в карман. Все это торчало, и в перспективе можно было напороться на острые грани.

Я почесал затылок, затем вытащил из кармана скорлупу, взял лежащий неподалеку камень и раздробил приглянувшийся кусок сокровища на мелкие части. Ссыпал все, что получилось, обратно в карман.

— Выйду к людям, будет хоть что на обмен, — кивнул я себе. Затем задумчиво добавил, — Если не прибьют или не запытают до смерти в попытке узнать, где взять такого еще и побольше, — наклонил голову в одну, в другую сторону, хрустнув позвонками, — Ну, наверное, как-нибудь с этим справимся. Еще бы выйти к этим людям, для начала, — закончил я свою мысль и прислушался к окружающему пространству.

Никто не бежал, не рычал и не пытался напасть на бедного Тао. Подозрительно. Подозрительно пустые пещеры, с огромными ценностями внутри. Может я провалился в чужую сокровищницу, и вся охрана осталась снаружи? Нет, точно бред.

Все это было больше похоже на природные сокровища, которые возникли за долгие эпохи, пока подземелья стояли заброшенными. Я покатал в голове эту мысль, — Да, заброшенные! И, судя по отсутствию людских следов, совершено не разграбленные! Вернее, не исследованные. Конечно же, не исследованные! — смущено поправил я себя.

Хм, Хм, хм. А мне ведь не нужно ничего утаскивать. Просто найти выход, найти цивилизацию, по дороге составить карту, чтобы не забыть сюда путь. Ну, а после, можно наведаться в мою личную сокровищницу уже более подготовленным.

Я огляделся вокруг новым, собственническим взглядом. И придя к такому выводу, решительно кивнул головой. Отлично, так и сделаем. Ну, а пока, вернемся к нашим баранам, или кто там вводится в подземельях? В общем ничего не меняется, ищем путь наверх, а бонусом идет личная сокровищница.

Я обогнул осколки расколотой скорлупы и двинулся дальше вглубь подземелья. Судя по предыдущей пещере, здесь где-то должен быть следующий проход. Возможно это часть какого-то древнего пути сквозь подземный мир. Но древние строители явно как-то не сильно вкладывались в обустройство пещер. Прорублены и облагорожены только тоннели, связывающие отдельные пещеры.

Затем я обвел взглядом бесконечный потолок надо мной, опять усыпанный синими светлячками, создающими эффект звездного неба, гигантские природные каменные колоны и сочувственно покивал.

Да тут никаких сил не хватит все это плитами выложить! Да и не нужно наверное. Хм. Либо тут что-то было, но достаточно давно, и следы скрылись под бегом времени.

Я мотнул головой, отгоняя ворох налетевших мыслей, взбудораженных ценностями найденными в пещере, а еще больше фантазиями о лежащих где-то в глубинах подземного мира еще более эпичных сокровищах.

Придя в более спокойное состояние духа, я отряхнулся, зажал в руке каменный клинок и с решительным настроем отправился исследовать подземелья дальше. Вокруг было все так же тихо и спокойно. Каких-то следов людей, других разумных или больших животных на глаза не попадалось.

Постепенно я уверился, что подземный мир пуст и заброшен. Дальше шел уже более спокойно, с любопытством крутил по сторонам головой, раскинув далеко в стороны Восприятие и перейдя на духовное зрение. Нужно более подробно исследовать и оценить доставшиеся мне несметные богатства.

Глава 3. Где фантазии сталкиваются с реальностью

Я обогнул одну из колон на своем пути, которая уносилась вверх, теряясь в выси потолка. В обхвате она была в такова, что если бы трое человек попытались взяться за руки, то вряд ли бы они смогли полностью заключить ее в свой круг.

Я беспечно шагал вперед. Активно крутил головой, обшаривая взглядом все вокруг. Нужно провести тщательную инвентаризацию моих подземелий! Обидно будет пропустить что-нибудь ценное.

Я качнул головой, — Совершенно недопустимо!

Вдруг впереди блеснула серебристая чешуя. Из темноты метнулось гибкое быстрое тело. В следующий момент меня сотряс удар огромной силы. Он буквально срубил меня пополам, отбросил метров на пятнадцать назад и размазал по вынырнувшей из полумрака колоне.

Я выпучил глаза и медленно сполз на пол, беззвучно разевая рот и силясь протолкнуть порцию воздуха в легкие. На открытое пространство выкатилась извивающимися кольцами огромная змея. В толщину ее тело было пару метров в диаметре. Белесая чешуя, горящие в полумраке желтые глаза с вертикальными зрачками.

Ее раскачивающаяся голова поднялась высоко над полом пещеры. Раскрытая пасть, зияющая черным провалом. Воздух перед ее мордой взбился мутным маревом от беспрестанно мелькающей тени языка.

Она грозно зашипела, сильно отклонилась в одну сторону, затем в другую. Кольца ее мощного тела перекатывались волнам, завораживая серебристыми отблесками.

Затем хвост гневно стеганул по полу, раздробив попавшийся под удар камень величиной с голову взрослого человека, а идущее от змеи шипение стало складываться в членораздельную речь:

— Ш-ш-ш! Человечиш-ш-ш-ка! В Подземьи! Ш-ш-ш! Непрос-с-с-тительно! — бесновалась змея, раскачиваясь все быстрее.

Я наконец смог втянуть в себя живительный воздух. Тут же закашлялся. Звук чужеродно треснул эхом под сводами пещеры и разбил гневную вязь слов, которую шипела гигантская змея.

Она резко замолкла, остановила свои движения и уставилась своими желтыми горящими глазами прямо на меня. Я поднялся, чуть покачнулся, переступил ногами. Затем тряхнул головой, окончательно приходя в себя.

Расслабился, возгордился! — в раздражении мелькнула мысль, — Вла-де-тель, — негодуя на самого себя, язвительно произнес я мыслено по слогам и припечатал безжалостно, — Подземья!

Затем резко перетек в боевую стойку, зло рубанув вытянутой ладонью воздух. От этого движения, под сводами пещеры грохнул резкий звук, похожий на удар хлыста, в который я сбросил все раздражение и злость на себя, полностью вымыв эти ненужные сейчас эмоции из сознания. Мысли стали холодны и прозрачны, как вода в роднике. Посмотрим, кто кого!

Это сыграло роль мелкого камушка, который скатился с гор и направил за собой ревущую лавину. Змея из скрученных серебристых колец взорвалась броском, выцелив меня и стрелой размывшись в воздухе.

Глаз не успевал за ее стремительным полетом. Я резко стянул к себе разлитую в подземельях энергию, формируя плетение со всей возможной быстротой и находясь уже на грани возможностей. Екнуло сердце, что не успеваю, и в тот же миг, я бросил вперед законченное плетение с Контролем сознания.

Время замедлилось. Змея проявилась из своей техники ускорения, захваченная Контролем. Стало видно, что она вытянулась всем телом, став еще огромнее. Действительность как будто вморозилась в кусок льда. Я, не моргая, уставился прямо в здоровенную морду змеи, застывшую в полуметре от моего носа. От ощущения опасности и остроты момента, волосы у меня на загривке стали дыбом.

В следующее мгновение, я без всякого перехода от только что созданного Контроля сознания, даже не соткал, а сразу проявил следующий узор, перейдя на новую грань составления плетений. Влил в него взревевшую по меридианам силу. И Я тут же размылся маревом, когда чемпионски быстро сформированная техника Быстрого шага перенесла меня в противоположную сторону импровизированной арены.

Змея, спустя секунду, сбросила наведенный Контроль, попыталась изменить траекторию, но не справилась с инерцией движения и с грохотом врезалась в каменную колону. Длинное тело еще до удара начало извиваться в попытке сбросить набранную скорость, но в итоге змея все равно вся без остатка с грохотом сложилась на каменной поверхности сталагмита.

Каменный гигант заметно покачнулся, от приложенной к нему мощи. Под сводами пещеры эхом разнесся треск и шорох. Из тьмы потолка, пронизанного синими звездами, посыпались мелкие камни, тихо простучав по полу. Затем раздался нарастающий свист, переходящий в гудение.

В следующий миг о каменный пол пещеры дождем загрохотали падающие осколки. Поднялся оглушающий гул, который, сливаясь, давил на барабанные перепонки. Пыль от раскалывающихся камней наполнила пещеру, скрыв моего врага.

Пара больших камней ударилась в середине зала, ближе ко мне и взорвалась брызгами осколков. Я почувствовал несколько обжигающих росчерков на своей щеке. Жаркие дорожки крови протянулись вниз и на пол сорвались пара капелек крови.

Спустя какое-то время, дождь из осколков прекратился, пыль улеглась. Моим глазам открылась абсолютно невредимая змея, исключая пару кровоточащих порезов и общего ошарашенного вида.

Удар о колону не прошел для пресмыкающего даром. Она безвольно лежала переплетением колец у подножия каменного столпа, который едва не разрушила, а огромная голова, обозначенная желтыми огнями глаз, начала неуверенно подниматься кверху.

Вдруг в вышине опять зародился свит. Начал нарастать, приближаясь из темной бездны потолка. Змея нервно отпрянула головой к полу, отгородилась кольцами мощного тела и по максимуму сжалась в клубок.

На огромной скорости в воздухе мелькнули несколько вытянутых острых осколков, превышающих в длину мой рост. Они гигантскими копьями вонзились в пол пещеры посередине между мной и моим врагом.

На минуту все стихло, а потом от вонзившихся каменных снарядов во все стороны с треском побежали трещины. Одна из трещин остановилась как раз около моей ноги. Я насторожено замер, но продолжения не последовало. Все закончилось. Только поднявшаяся пыль медленно опускалась вниз.

Наконец пыль осела, и я увидел своего противника. Змея медленно подняла голову, закрутилась, перекатываясь, белесыми чешуйчатыми кольцами. Я находился в метрах двадцати от нее, напряженно перебирая в уме, что я смогу использовать против моего смертельно опасного противника.

Меч? Оружие? Яды? Но из этого ничего нет, все сгинуло во время безумного сплава по подземной реке. А атакующие техники, которые я знал, были заточены на владение мечом и требовали для своей активации клинок. Убежать? Использовать как-то фактор через чур длинного тела моего врага?

Вдруг я почувствовал, что в моей правой руке зажаты какие-то острые грани. Ладонь была судорожно сомкнута, а хватка была такой крепкой, что твердое нечто продавило кожу на ладони до крови, и я почувствовал липкую теплоту внутри сжатого кулака.

Недоуменно перевел взгляд на свою руку и обнаружил, что крепко сжатые пальцы вцепились в каменный клинок, который я нашел ранее, и так и не отпускал все то скоротечное время, в которое промелькнуло столкновение с моим врагом.

Я мрачно ухмыльнулся, рванул на себя разлитую в воздухе энергию. Золотистые потоки пронизывающие подземелье уплотнились и полноводной рекой устремились по моему зову.

Я начал быстро формировать рисунок техники, подкрепляя в нужные моменты движениями совершаемыми в материальном мире. Шаг, пауза. Якорь в узловой точке плетения есть. Согнуть ногу в колене, перетечь в низкую стойку, еще одна узловая точка пройдена.

В духовном плане вокруг меня начал раскручиваться смерч, с ревом втягивающий в себя энергию. Поворот вокруг себя в материальном мире, стабилизирую рисунок, он зажигается и начинает пульсировать в ожидании заключительного движения.

Змея заметила мои манипуляции, ее кольца застыли, сжались в скрученную пружину, и в следующую секунду она выстрелила собой, размывшись в безумной скорости движения.

Я взмахнул каменным клинком, завершая плетение. Он окутался пламенем, которое мгновенно разгорелось до небес, и вал энергии взревев от бешенства рванул к моему врагу.

Неуловимая для глаза тень несущейся навстречу змеи, которая отмечалась только где-то на каю сознания, резко вильнула, обтекая пышущее яростью пламя. Но высвободившаяся энергия от техники, переданной мне Артефактом, была так велика, что моего врага все равно опалило этой яростной мощью.

Основная часть техники все же прошла мимо змеи, врезалась в дальнюю стену пещеры и вгрызлась глубоко в скальную породу, прожигая подземные чертоги дальше вглубь горы.

Спустя пару секунд голодно ревущий огненный вал растерял свою энергию и исчез, оставив после себя только проплавленный разрез в горе. Края его полыхали красным, став новым источником освещения в подземелье. Из прорубленной щели медленно вытекала яростно светящаяся лава переплавленной породы.

Техника перемещения моего врага разрушилась, она вывалилась из ускорения, из-за резкого изменения скорости, споткнулась и перепутанной грудой колец откатилась в сторону. Затихла.

Я тут же набросил Доспех силы и, активировав плетение Быстрого шага, метнулся к своему противнику. Вывалился перед самым ее боком. Зрение вспышкой отметило, что тело змеи покрыто белесыми пластинами размером в ладонь, которые тускло отливали металлическим блеском.

Дальше, используя завершающую инерцию движения, я изо всех сил всадил каменный клинок, под одну из серебристых пластин. Каменный шип, окутанный энергией, с чавканьем вошел в тело, обдав меня фонтаном крови.

Змея резко вскинула голову, издав оглушающий рев. Следующим пунктом я должен был активировать Быстрый шаг и отскочить на безопасное расстояние. Но яростно метнувшийся хвост змеи ударил меня в грудь и отбросил в другой конец зала.

На несколько мгновений я выпал из реальности. Затем со стоном пошевелился, перед глазами все плыло. Я закашлялся и плюнул кровью. Спина стала ощущать твердость камня к которому я привалился. Накинутый Доспех силы спас от основных повреждений, но радости это не принесло.

Я прикоснулся к разлитой вокруг энергии, силы стали стремительно возвращаться. Наконец я оперся об пол, перевалился на колено и следующим движением, покачнувшись, встал на ноги.

Мой враг так же пришел в себя. Змея подняла голову высоко вверх, раздвоенный язык быстро мелькал в ее пасти. Блестящие кольца длинного тела медленно перетекали, излучая грозную мощь.

Справа тускло алели оплавленные камни, наполняя пещеру тусклым кровожадным светом. Я тряхнул головой, выметая остатки тумана из мыслей. Перетек в боевую стойку, потянулся к энергии, направляя ток в меридианы.

В ответ змея задвигалась быстрее, голова ее стала отклоняться из стороны в сторону. Пещеру наполнило угрожающее шипение, которое усиливалось, захлестывая сознание, и снова отступало, как волна накатывающая на берег.

Сознание обволакивал ритм идущих от змеи звуков и отблесков. Завершающим аккордом ее глаза вспыхнули двумя огромными желтыми факелами, и сознание мое щелчком отключилось.

— Маленький, с-с-с, глупый человечиш-ш-ш-ка! Шеес-с-са нас-c-cладится с-с-ейчас его вкус-с-с-ом, — торжествующей прошипела змея под сводами подземелья.

Она опустил голову на пол и извиваясь, неспеша поползла в мою сторону. В наступившей тишине был слышен только шорох ее тела. А в стороне постепенно затухал свет от расплавленной породы. Иногда остыващие камни издавали резкий треск, эхом уносившийся под потолок пещеры.

Я все видел и слышал, но мое сознание как будто находилось далеко-далеко, мысли были легкими и далекими, как облака в летний денек. Вдруг в сознании моем что-то щелкнуло, мысли стали более простыми и рубленными:

Враг! Пахнет силой. Ползет. Ненависть! — пронеслось в голове.

Вместе с этим я почувствовал, как плоть моя поплыла и стала меняться. Я стал выше ростом и шире в плечах, с треском прорвав одежды. Рукава лопнули, развалившись в лохмотья, от раздавшихся в ширь мощных лап. Я переступил на месте, когти скрежетнули о камень пола.

Змея заметила изменения, происходящие со моной. Вскинулась вверх метра на три, замерла, а затем стрелой бросилась на меня.

— Р-р-р! — угрожающе зародилось в моем горле. Трансформация в огромного черного волка завершилась, и я кинулся на встречу своему врагу.

Змея сделала бросок, я уклонился и всадил длинные черные когти, блеснувшие металлом, в неожиданно мягкое подбрюшье змеи и, не останавливаясь, пронесся рядом, взрезав ее до самого кончика хвоста.

Я резко остановился, обернулся и протянул свою лапу к врагу, демонстрируя вырванное сердце, которое все еще продолжало биться, зажатое в моих когтях, напоминая птицу в клетке. Змея поражено застыла, подняв голову на несколько метров вверх и уставившись на свое сердце, бившееся в моей лапе.

Затем она очнулась, перевела взгляд в мои глаза и вздрогнула:

— Ш-ш-ш, ош-ш-шиблась… Забыла с-с-свою клятву. Чувс-с-с-твую кровь. Зло. Древнее зло пробудилось и…

Я рыкнул, перебивая глупую змею, пряднул ушами и, оскалившись, впился в обнаженное сердце, стучащее беззащитной птичкой в моих когтях. На морду мне брызнула теплая кровь, сердце змеи взорвалось фонтаном заключенной в ней энергии. А мой противник бездыханно свалился на пол.

На секунду все смолкло. Синие звездочки светляков успели попрятаться во время боя. Пещера тускло освещалась только кровавым мрачным светом от затухающей лавы.

В следующий миг, в духовном плане из недр земли взорвался поток золотистой энергии. От мощи и ярости заключенной в нем энергии, он проявился в материальном мире, как широкий столб света, который рванул из пола в бездонный потолок пещеры.

Колона света заключила меня в себе и приподняла над землей, пронизывая потоком энергии. Яростная мощь Возвышения рванула через меня. Затем широкий поток сжался в тонкую нить, растянулся, вспыхнул ослепляющее и собрался в яркую точку, которая втянулась в мое тело.

Я обессиленно упал на пол. Голые колени почувствовали холод камня, из которого была образована пещера. Во время Возвышения я обернулся обратно в человека и шагнул дальше по Пути.

— Седьмая ступень, — мой хриплый голос треснул в тишине пещеры. Я закашлялся, — Пора домой Тао, пора домой, — горько закончил я, чувствуя над собой непреодолимую тяжесть подземелий.

Глава 4. Где герой находит клинки

Я стоял на коленях на холодном полу, после тяжелой победы. Внезапно без всякого перехода всплыли теплые воспоминания о родном доме, резанув по сердцу ноющей тоской. Следом накатила хандра и бессилие. Даже победа и достижение следующей ступени не вызывали должной радости. Я ощущал беспросветную горечь и пустоту, куда я стремительно проваливался.

Но рядом вдруг полыхнуло чувство опасности, весь организм резко мобилизовался, и тело, практически без участия разума, рвануло в сторону. Сказывались бесчисленные тренировки, в которые мы с детства погружались в клане Жемчужных облаков.

По полу пещеры пророкотал какой-то огромный круглый снаряд. Стремительное нечто пронеслось мимо и обдало меня порывом ветра. Душевная маята резко отступила, в крови опять забушевал огонь азарта. Перекувырнувшись, я поднял голову и бросил быстрый взгляд на новую опасность.

Шар, где-то трех метров в диаметре, замер в отдалении. Он весь был покрыт пластинами, которые в тусклом свете, шедшем от остывающей лавы, отдавали металлическим блеском. Все это сильно напоминало, как будто какой-то великан свернул огромного воина в тяжелом доспехе и размахнувшись запулил в пещеру.

Шар не стал ждать, пока я его как следует рассмотрю, неторопливо развернулся в мою сторону и опять медленно покатился на меня. Все быстрее и быстрее набирая скорость, подпрыгивая на каменных осколках в изобилии усеивавших сейчас пол пещеры.

Я сделал шаг в сторону. Шар, как приклеенный, повернулся следом после очередного подскока на каменном осколке. Я в три прыжка отскочил на приличное расстояние, но шар все так же чутко отслеживал мое перемещение и стрелкой компаса свернул вслед за мной.

Не было ни яростных криков, ни тяжелого дыхания от прикладываемых усилий. Бронированный трехметровый шар с хрустом крушил камни, обвалившиеся с потолка пещеры, и безразличным преследователем приближался ко мне.

Было бы неплохо зачерпнуть, с избытком разлитой вокруг, силы, влить ее в технику меча, доставшуюся от Арта и закрыть проблему. Тем более, что шар при остановке и разгоне выглядел неповоротливым и такое решение просто напрашивалось. Вот только каменный клинок не выдержал последнего боя, а техника требовала для своей активации оружие, хоть как-то смахивающее на меч.

По мимо моей воли по спине пробежал холодок. Бездушная каменюка действовала на нервы. Пол пещеры был усеян осколками, где-то торчали достаточно большие камни. Воспользоваться Быстрым шагом, чтобы разорвать дистанцию выглядело проблематично. На такой скорости врезаться в какой-нибудь возникший на пути каменный осколок может обернуться фатальными последствиями.

Я выдохнул, принудительно успокаиваясь и беря себя в руки. Из конца в конец гонять этот шар Быстрым шагом не получится, но это совсем не значит, что от него придется отказаться. Значит нужно более филигранно воспользоваться моей техникой перемещения.

Я наметил цепочку точек в пещере, между которыми не было больших камней. Затем захватил разлитую вокруг энергию, потянул на себя. Вспыхнули подхватившие золотистую мощь меридианы. Формируя нужные узоры, я мимолетно с удовольствием отметил, как изменилось ощущение от энергии, как проще стало захватывать и перенаправлять потоки, с переходом на новую ступень.

Я чувствовал разгорающийся азарт от столкновения с новым непонятным врагом, от нового вызова, который взбудоражил кровь. Не произвольно на мое лицо вылезла широкая улыбка, расколовшая недавнюю мрачность от уха до уха. Это будет интересно.

Я сиганул вверх, как будто заскакивая на высокую ступеньку, и активировал плетение Быстрого шага. Размылся тенью от набранной скорости и устремился к первой намеченной точке.

Расчет был именно на скорость перемещения, которую давала техника. Я по пологой дуге опустился там, куда и стремился, благополучно перелетев весь каменный мусор, валявшийся на полу.

Отлично! — удовлетворенно хмыкнул и быстро схватил один из камней.

Затем я влил в импровизированный снаряд сырой силы и для пробы со всей мочи метнул его в моего противника. Камень врезался в надвигающийся шар, покрытый секциями брони, взорвался осколками и вспышкой высвобожденной энергии.

Но сильного эффекта моя самопальная бомба не возымела, осколки даже не оставили отметин на крепкой броне противника, а от взрыва он лишь на мгновение споткнулся, сбавив скорость.

Ну, хоть что-то, — промелькнуло в голове, и я, используя Быстрый шаг, переместился в следующую намеченную точку. Схватил валявшийся рядом камень и опять швырнул его, напитав силой.

Раздался взрыв, бессильно опалив рвущийся ко мне гигантский шар. Он опять запнулся под действием взрыва, а потом как будто разозлившись, рванул в мою сторону с еще большей скоростью.

Я активировал плетение Быстрого шага, тенью переметнулся в следующую точку. Опять схватил первый подвернувшийся камень, залил в него сырой силы и широко размахнувшись метнул в приближающегося противника, который во всю прыть несся ко мне, подскакивая на попадающихся по пути камнях.

Я немного помедлил, проследив за своим снарядом. Опять взрыв и легкая заминка моего преследователя, которая тут же привела его в бешенство и заставила начать выкладываться уже по полной.

Я ухмыльнулся, преисполненный мрачного предвкушения и, активировав Быстрый шаг, перенесся в финальную точку намеченного мной маршрута.

Я стоял рядом с большой каменной колонной уносившейся вверх. В ширину она была метров десять и должны была идеально подойти для моего плана. У ближайшей стены постепенно затухала кроваво-красная лава, натекшая из глубокого разреза в горной породе, который остался после применения Меча силы.

Я оглянулся на моего противника. Он бешено крутился, намереваясь раскатать меня в тонкий блин. Воздух грозно гудел от его приближения.

Я выдохнул, заставляя себя успокоиться, поймал знакомое ощущение, которое накатывало на меня перед обращением в зверя. Уже чувствуя близость перехода, ощутил, как тело поплыло и стало трудно сдерживался, чтобы не обратиться. Полыхнуло опасностью. Противник совсем близко и счет идет на секунды.

В несколько прыжков ушел из зоны видимости несущегося на меня бронированного шара, скрывшись от него чуть дальше за колонной. Тут же дал волю рвущейся из меня трансформации. Я резко вырос в высоту и раздался в ширь.

С треском порвались висевшие на мне последние лохмотья, которые когда-то раньше были одеждой. Я тряхнул косматой черной башкой и клацнул острыми зубами. Из горла моего раздалось грозное рычание, сдобренное бешенством.

Шар! Несъедобный! Моя территория! — вспышками прорвались мысли, заставив издать еще один приглушенный рык.

Мой противник выскочил из-за каменного края колоны, резко сбросил скорость и на секунду замер, борясь с инерцией своего безумно быстрого движения. Уже не сдерживаясь я зарычал, брызгая слюнями, и вперил в него бешеный взгляд.

Затем накинул на свою когтистую конечность Доспех и дальше уже без всяких переходов со всей дури врезал ногой по гигантскому шару, набранному из бронированных секций.

Шар взмыл в воздух, отчаянно закрутился, пытаясь что-то сделать, и всей своей массой влетел в расплавленную горную породу, которая еще не затвердела окончательно и медленно истекала из разреза, уходившего далеко вглубь горы.

Шар впечатался в это раскаленное тесто, которое тускло светилось от высокой температуры, и пещеру наполнил душераздирающий визг, который ввинчивался в уши, как будто пытаясь разбить сознание своим отчаянием.

Шар рефлекторно развернулся в гигантского завра. Вытянутая морда, которая вертелась из стороны в сторону и разевала усеянную клыками пасть. Мощные лапы, в истерике молотившие по воздуху, крепкие длинные когти, размывшиеся в воздухе и гудевшие, как лезвия тяжелых клинков.

Я бросился к поверженному противнику. Сейчас на него обрушилась невыносимая боль от сжигаемого тела, и он временно дезориентирован. Как раз сейчас у меня есть шанс закончить схватку.

Я быстрыми скачками рвался к визжащему от боли завру, с каждым прыжком набирая скорость. Вот на краю полыхающей лавы, я резко бросил себя вперед, вытянувшись во все длину своего тела. Удачно перелетел через бешено отмахивающиеся лапы, с лязгом высвободил когти на своей правой лапе и всадил их в беззащитный живот твари.

Дальше ни секунды не останавливаясь, потянулся к потокам разлитой вокруг силы и на азарте, вдохновении и толике везения, почти мгновенно, сформировал простое плетение Рассекающего меча, окутал им свои длинные когти, которые выполняли роль клинков и, как родные, приняли на себя технику меча.

Все это произошло буквально за время одного биения сердца. На время действия Рассекающего меча когти мои приобрели бритвенную остроту. Я побежал по животу упавшего гиганта, а когти, как плуг крестьянина, взрезали тело завра, вываливая наружу его внутренности. Я бежал вперед, оскалившись как сто демонов, а за мной били верх фонтаны крови из разрезаемых артерий.

С хрустом разошлась грудная клетка, я вырвал из ошалевшего противника его сердце, прыгнул вверх, перекувыркнувшись, избегая выпада лапой. Затем в воздухе активировал Быстрый шаг и, размывшись тенью, перенесся обратно к колоне, у которой изначально устроил ловушку на завра.

Мой враг хрипел, булькая кровью, и вяло шевелил своими лапами. Затем нашел меня взглядом и уставился на свое еще бьющееся сердце. В духовном плане было видно, что орган завра пронизан потоками силы и яростно светится алым светом от спрессованной в нем энергии.

Я был больше не в силах сопротивляться искушению от источаемого аромата силы и впился своими острыми зубами в сердце врага, разрывая его на куски и жадно заглатывая непрожеванные куски.

В желудке взорвалась яркое солнце, жаром плеснуло по меридианам, пронизывающим мое тело. Я в несколько приемов очистил свои лапы от остатков культивационного сокровища, которое еще немного приблизило мой переход на следующую ступень.

Бросил взгляд на испустившего последний вздох врага. Воздух наполнял аромат жаренного мяса, но я только что поглотил еще более высокоуровневый культивационный ресурс, и обычная еда не могла меня заинтересовать. Даже в образе зверя.

Я затих и насторожено пряднул ушами, прислушиваясь:

Вдруг этот вкусный завр был не один? Может быть у него есть еще такие же полезные друзья?

Мой язык, помимо моей воли вывалился красной лопатой из пасти, и я облизнулся. Громко сглотнул выступившую от предвкушения слюну.

— Тут-тук-тук, кто не спрятался я не виноват! — тоскливый волчий вой заполнил мрачные подземелья.

Рядом на каменной поверхности сталагмита оцепенела мелкая ящерица и шлепнулась на пол. Я скосил глаза, фыркнул и неспешно потрусил дальше вглубь подземелий.

Глава 5. Где героя замечают свыше

Я прошел уже две пещеры, но вокруг все так же не было никаких признаков завров, достигших высоких ступеней Возвышения. Только мелкие юркие ящерицы, которые всполошено брызгали в разные стороны при моем приближении, да стремительно прокатывающиеся по углам черные комки со множеством членистых лапок.

Звездно небо из синих светлячков, гигантские природные каменные колонны, уносившиеся в бездну потолка. Острые клыки новорожденных сталагмитов, доходившие мне до пояса. Колонии грибов, исправно росшие по неровностям каменных стен и дававшие зеленоватый свет.

Я внимательно приглядывался и прислушивался к тому, что находилось вокруг. Своеобразная красота подземного мира находила отклик в моей душе. Пол пещеры непрерывной лентой ложился под лапы, покрытые черной шерстью. Когти едва слышно цокали о камень.

В следующим миг я заметил, что впереди что-то тускло блеснуло, неверный свет пещер отразился на металлической поверхности. Я тут же насторожился и с удвоенным вниманием стал прислушиваться к окружающим звукам. Ну, должен же, должен же быть тут кто-то еще. Два завра не могли существовать сами по себе.

Но в окружающем сумраке было все так же спокойно, яркие линии потоков лениво переливались в духовном зрении. Вокруг никого. Я подошел поближе и уточнил — никого живого. На меня оскалившись смотрел пустыми глазницами побелевший от времени человеческий череп.

Тут же находился и остальной скелет, облаченный в кольчугу, в остатки истлевшей одежды. Высохшие от времени белые кости были почти в полном комплекте, чуть дальше лежали погрызенные берцовые кости с отметинами острых зубов. Высохшая рука мертвеца крепко сжимала рукоять меча, не выпустив его даже после смерти.

Дальше в беспорядке были разбросаны еще человеческие останки. Воины, которые были в броне, сохранились лучше. Другие менее защищенные скелеты в истлевших надеждах, были раскиданы в беспорядке. Погрызенные отполированные временем кости, бывшие когда-то людскими конечностями, были растащены в разные стороны.

Еще дальше лежали большие остовы лошадей, до сих пор груженные поклажей. Белые вытянутые черепа, соединенные цепочкой костяшек с основной частью скелета, длинные мощные кости ног.

Я живо представил разыгравшуюся здесь трагедию. Уставшие путники идут караваном сквозь тьму подземелий. Здесь на них нападет стая завров. Находящиеся в авангарде воины принимаю на себя первый удар.

Я присмотрелся и, действительно, увидел впереди отдельно от остальной группы несколько останков в кольчугах. Удовлетворено кивнул, найдя подтверждение своим мыслям.

Но командовал охраной каравана опытный воин, он не растерялся и не позволил своим воинам потерять присутствие духа. Они умело перегруппировались, лошади с поклажей, погонщики и купцы в центре, а воины держат круговую оборону.

Я снова кивнул, находя подтверждение своим догадкам. Скелеты с мечами и в кольчугах находились вокруг места схватки. Пара копий. Я пригляделся, а вот те едва заметные истлевшего очертания в руках скелета, видимо были луком. Но силы были не равны, караван погиб, а завры устроили кровавое пиршество.

Я перескочил через останки в центр места, где люди дали свой последний бой. Белые кости, пустые глазницы, истлевшие обрывки одежды. И несколько выглядевших целыми сундуков, притороченные к скелету лошади. Веревки давно рассыпались от времени, но сундук выглядел целым, лишь припорошенным слоем пыли. Рядом блеснули несколько приличных мечей, зажатых в костяшках ладоней древних воинов.

Я пряднул ушами прислушался. Тихо. Повернулся на месте. Потоки силы спокойны, никаких странных завихрения рядом с останками и вещами не видно. Похоже купцы не занимались артефактами.

Я успокоил дыхание, поймал настрой, тело мое поплыло, и уже в человеческом обличии я тряхнул головой. Сразу стало зябко, камень пещеры холодил ступни. Воздух пещеры был все время одной температуры, но скорее напоминал раннюю осень. Обнаженному телу было прохладно.

Я с вожделением посмотрел на уцелевшую пару сундуков, оставшуюся целыми из товаров неведомых купцов. Но сначала подошел к примеченному рядом мечу, который лежал рядом с почившим воином. Мысленно попросил у него прощения и осторожно поднял в руки тускло блеснувший клинок. Махнул пару раз, проверяя баланс. Удовлетворенно кивнул, — добрая сталь.

С хрустом потянулся, непривычно ощущая себя на двух ногах. Чуть наклонился в одну, в другую сторону, повертел головой, опять привыкая к родному телу. Затем перевел взгляд на первый сундук и решительно направился к нему.

На всякий случай опять перешел на духовное зрение и в гляделся в потоки энергии, которые окружали древнее вместилище. Вокруг дерева, из которого был сделан сундук, шел легкий флер энергии. Но он больше напоминал те плетения, которые использовались на наших склянках для сохранности ингредиентов.

Наверное, не ловушка, — я пожал плечами.

Все же, на всякий случай, я накинул на себя плетение Доспеха, затем резким ударом срубил выступающий запорный механизм, который обнаружился с одного края сундука. Поддел крышку лезвием меча, чуть даванул и с хрустом вскрыл первый сундук.

Крышка откинулась, и я с любопытством заглянул внутрь. Воздушно-тонкие ткани разных цветов. Драгоценности. Я с разочарованием поддел мечом полупрозрачные одежды. Наверное дорого. Затем перевел взгляд на аккуратно сложенные драгоценные кристалы. Определенно дорого.

Перешел к второму сундуку, хрустнула, откинувшись крышка и я, не питая особых надежд, заглянул внутрь. Лицо мое помимо воли прорезала довольная улыбка. Тоже одежда, тоже выглядит дорого, но в отличии от предыдущего сундука на вид более практична.

Я наугад вытащил одну из вещей, встряхнул. Строгое синее ханьфу. Приятный на ощупь материал. Немного архаично выглядит, но меня это волновало в последнюю очередь. Порылся, нашел еще в пару штаны. Быстро облачился и сразу почувствовал себя человеком, а не голозадым дикарем.

Затем посмотрел на останки следующей лошади. Почти все тюки с поклажей рассыпались в прах, но рядом лежала стопка маслянисто поблескивающих кольчуг, похожих на те, что были надеты на воинах вокруг.

Я посмотрел на броню, которая была на скелетах. Все полностью целое. Когти завров оставили множество царапин, но ни один из доспехов не смогли прорвать. Я опять перевел взгляд на блеснувшую горку кольчуг, проглядывающую сквозь рассыпавшуюся ткань тюка.

Затем пожал плечами. Выбрал себе по размеру и натянул на одежду. Для пробы помахал руками, сделал выпад мечом — вполне терпимо, движения не сильно сковывает.

С сожалением оглядел остальную поклажу, мазнул взглядом по вскрытым сундукам. Древний клад, который сделал бы честь даже опытным поисковикам из нашего клана, — я сокрушенно покачал головой. — Столько всего, а придется оставить. Эх, мне бы хоть самое завалящееся пространственное колечко, я бы развернулся! — затем в задумчивости потер подбородок, — Нет завалящимся тут не обойдешься.

Я опять подошел к вскрытым сундукам, стараясь не тревожить останки сложивших здесь головы храбрых воинов. Выдернул из того, что с воздушными тканями, несколько отрезов. Для пробы, осторожно попытался растянуть их. Ткань была на удивление прочная. Я хмыкнул.

Затем ловко свернул пару полос и связал между собой. Получилась что-то похожее на детскую люльку, но которую я собирался использовать для переноски вещей. С моим оборотничеством, одежка только в лет летит, хорошо бы иметь что-то в запасе.

Я порылся во втором сундуке, нашел еще один подходящий комплект одежды и засунул в самодельную сумку. Подумав, добавил пару драгоценных камней. Так или иначе, мне действительно нужно что-то ценное на обмен. Основной план с сокровищницей сохраняется. Но поход обратно под землю нужно будет на что-то снаряжать.

Я перекинул сумку через плечо, получилось достаточно удобно. Задумчиво посмотрел на вложенный в ножны меч и быстро пристроил его за спину, используя еще одну полосу ткани.

Затем вышел из круга мертвецов, уважительно поклонился останкам. В последний раз окинул взглядом место, где погиб караван. Оглянулся назад сквозь каменные клыки сталагмитов, тянущиеся в высь.

Прорубленные в скалах коридоры, алхимические фонари. Похоже здесь проходила древняя торговая тропа. И раньше за этой тропой следили, она явно пользовалась спросом.

Опять задумался о древнем караване, — их путь явно пролегал от озера, в которое впадала подземная река. Но как они туда попадали? Как-то сплавлялись по подземной реке? Или что-то есть за тем островом, который виднелся в далекой дымке?

Ладно, — я тряхнул головой, — назад точно возвращаться не буду. Интереснее куда они направлялись? Либо путь идёт насквозь, либо там дальше было какое-то поселение, — я пожал плечами, — мне подойдёт любой вариант.

Затем я провел пару раз по груди, расправляя чешуйчатую броню, чуть одернул ее за края и решительно отправился дальше, оставив следы старинного каравана за спиной. Шел ходко, но не забывал следить куда ставлю ноги, чтобы производить как можно меньше шума. Завров никто не отменял.

Нашел еще один прорубленный в скалах проход и ступил под своды следующей пещеры. И она мне сразу понравилась. Синий свет светлячков не падал сверху. Зеленые фосфоресцирующие грибы были основательно прорежены, оставлен только самый минимум, чтобы подсвечивать незадачливых путников. Если это не ловушка, то и не знаю тогда.

Из глубины пещеры, подтверждая мою догадку, донесся нарастающий шорох или даже шелест, как от падающих с деревьев листьев. Кто-то очень рад долгожданному гостю. Я сбросил сумку, высвободил из ножен меч и перешел на духовное зрение.

Вокруг тотчас же стало светло, как днём, от пронизывающих пещеру потоков энергии. Конечно предметы и живые существа не отображались на духовный план, как есть, а представляли из себя сгустки разноцветной энергии. Но этого было достаточно, чтобы точно представлять, куда направить острую сталь меча.

И сейчас, прямо на меня, собираясь мелкими ручейками в единое целое, надвигался из глубины пещеры рой мелких существ, каждое из которых наверное в ладонь величиной. Но их было… Очень много.

Живём! — подумалось мне, ухмылка вылезла на мое лицо, а довольный смех рвался, сдерживаемый из груди.

Одновременно я начал формировать технику меча, переданную мне Артом. Момент был идеальный. Противник собирался в единый кулак, чтобы наброситься на меня всем скопом. Идеально, чтобы применить сильнейшую мою технику.

Первый, второй, третий шаг. Энергия взревела, закручиваясь вокруг меня смерчем. Я провел последнее ключ-движение, и слепящий вал энергии сорвался необузданной мощью с моего меча, рванул, разрастаясь, в сторону неведомого противника.

Летящие на меня завры сбились уже в плотный рой и были совсем близко. Техника Меча силы гудящей дугой вытянулась в бездонный потолок пещеры и голодным зверем набросилась на скопившихся завров. В духовном зрении стали заметны множество вспышек от сгорающих в буйстве энергий существ.

Я моргнул и перешел на обычное зрение. Проявившаяся ярость техники, сгорающие мелкие завры. Все это давало достаточно освещения, чтобы в деталях разглядеть несущегося из темной глубины подземелья врага.

Это были летучие мыши. Полчища летучих мышей. Плоские, как обрубленные, морды, открытые пасти с множеством мелких зубов, кожистые крылья с острыми когтями на концах. От сотен сгораемых в пламени зубастых мышей шел душераздирающий писк.

Высоко под потолком подземного зала тенью пронеслось что-то громадное. Я тут же среагировал на движение и всмотрелся, используя духовное зрение. На меня стремительно приближалась огромное разноцветное пятно, пронизанное впечатляющими потоками энергии. А вот и кавалерия.

Неведомая опасность приближалась из далека, опять даря мне драгоценные секунды. Я тут же рванул на себя потоки энергии, направил их в меридианы своего тела, закручивая вокруг себя следующий шторм из беснующихся энергий, в преддверии Меча силы.

Первый, второй, третий шаг. Энергия закручивается вокруг меня сворой бешеных псов. Финальное ключ-движение и ужасающая мощь, подаренная мне Артом, срывается с поводка, чтобы вгрызться в моего врага.

Вал энергии проявился гудящим пламенем, высветив в темноте стремительно приближающуюся гигантскую летучую мышь, которая разинула свою клыкастую пасть, с горящими от ненависти глазами неслась на меня.

В последний момент, когда ярость моей техники уже почти настигла ее. Завр резко вильнул, избегая опасности, перевернулся, закручиваясь в воздухе, и, хлопнув своими кожистыми крыльями, еще быстрее стал сокращать расстояние, которое нас разделяло.

Я бросил мимолетный взгляд вслед ультимативной технике, которая не встретив противника, валом пожирающей энергии катилась по пещере, срубая растущие из пола колонны, и вызывая с небес каменный дождь.

Я зачерпнул энергии, почти мгновенно сформировал технику Быстрого шага и тенью метнулся в сторону, избегая клыков и когтей падающего на меня крылатого завра.

Меч силы с этим противником не вариант, — с быстротой молнии мелькнула мысль, подстегнутая моментом, — еще один промах и я не выберусь из под завалов.

Значит, время следующей техники, которая досталась мне уже от Зверя. Я поймал настрой, вдохнул поглубже, собираясь перекинуться в волка, и вдруг ощутил тесноту кольчуги, которая чешуйчатой кожей облегала мою грудь.

Эм, а что будет если я перекинусь прямо в броне? — я представил как плоть плывет, я расту вверх и вширь. И… Похоже превращаюсь в фарш. Какая-то извращенная форма самоубийства получается. От возникшей в голове картинки на лбу выступил холодный пот.

Я начал стягивать чешуйчатую защиту, но она плотно прилегала к телу и выковырять себя из этой раковины было не так-то просто. Полыхнуло приближающейся опасностью. Я на время оставил возню с кольчугой, сформировал плетение Быстрого шага и сместился в сторону. Летучая мышь с оглушающим писком пронеслась над каменным полом.

Наконец я сбросил мешающую мне броню, закинул меч за спину, поймал снова ощущение находящегося рядом в сознании волчьего двойника и запустил процесс обращения. Полоть стала мягкой и податливой. Я вырос в высоту и стал больше в габаритах. Обратившись, щелкнул полной острых клыков пастью и глянул на приближающегося завра.

Огромная мышь с плоской рубленной мордой, яростно оскалившись, стремительно падала на меня с воздуха. Я, как на пружинах, отскочил на всех четырех лапах чуть в строну, не позволяя вцепиться в себя когтями. И тут же сильно оттолкнувшись, обрушился сверху на моего противника, сбросившего скорость в нижней точке своего виража.

Лапы мои с тяжелыми бритвенно-острыми когтями заработали, как взбесившиеся мельницы. Я вцепился зубами в надрубленное крыло, рванул, что было сил… Крыло летучей мыши оторвалось, я сильно оттолкнулся задними лапами от тела завра и, перекувырнувшись, опять очутился на всех четыре лапы. Выплюнул истекающий кровью кусок завра, повернулся в одно движение всем телом, ища глазами моего врага.

Завр ударился об пол, его протащило кубарем вперед, и он затих изломанной окровавленной куклой. Я настороженно подождал пару секунд. Никаких попыток пошевелиться. Но в духовном плане я видел, что завр все еще жив, к нему все еще тянулись нити энергии, он все еще сиял, как практик высоких ступеней Пути.

Я резко сорвался с места, широкими скачками преодолевая разделяющее нас расстояние, с ходу пробил его насквозь мощным ударом. Немного замешкался, примерясь, как разделаться с такой громадой.

И вдруг лежавший до того безвольной горой завр вскинулся, из пасти его смертоносной змеей выстрелил длинный язык, пробил мое тело в районе груди и накинул какую-то технику контроля. Тело мое мгновенно оцепенело, я тут же почувствовал, как через язык завра из меня хлынула кровь.

Мышь с чавканьем сглотнула, и прямо на глазах все ее переломы начали зарастать, вывихи вправляться. А в следующее мгновение на месте оторванного крыла вспучился большой нарыв, и из него с хлопком выстрелило новое отросшее крыло.

Мое сознание накрыл туман. Чужой разум пытался навязать свою злую волю:

Раб мой, не противься мне! — оглушающе раздалось в голове.

Я дернулся, взревел изнутри. Плоть моя потекла, стала мягкой, как глина. Присосавшийся ко мне пиявкой язык завра, с хлюпами откачивающий кровь, вытолкнуло наружу.

В следующий миг я обратился обратно в форму человека, выхватил из-за спины меч, на одном дыхании сформировал технику Рассекающего меча и рубанул заряженным клинком по шее завра. Острая сталь меча продолжилась широкой полосой энергии и одним ударом перерубило тело завра, вонзившись в пол.

Огромная башка летучей мыши упала отдельно от тела, из шеи ее взорвался фонтан горячей крови и окатил меня с головой. Я яростно оскалился, готовый к продолжению боя.

Но вокруг не осталось никого. Тишина. Тьма, чуть рассеиваемая скудным светом фосфоресцирующих грибов. Да, вдалеке от меня мрачным рубиновым светом светилась изрубленная Мечом силы стена пещеры, из которой медленно вытекала расплавленная горная порода.

В следующий момент вокруг меня с ревом закрутились потоки энергии, проявились слепящим кроваво-красным столбом, вырвавшимся откуда-то из недр подземелий в бездонный потолок надо мной. Меня заключило внутрь этой колонны энергии, приподняло в воздухе. Я закричал от пронзающей меня мощи.

Так же резко, без всякого перехода столб энергии вытянулся до тонкой нити, вспыхнул яростно, затем сжался в точку и втянулась в мое тело. Я обессилено рухнул на каменный пол. Восьмая ступень.

Глава 6. Где герой испытывает ужас

Повезло, что Меч силы ушел в стену, а не врезался в коридор, соединяющий пещеры. А то пришлось бы прорубать новый проход, а шахтер из меня, подозреваю, так себе. Тут ведь, наверняка, как и в любом деле, есть свои нюансы.

Я пробрался через завалы камней, обрушившихся после применения ультимативной техники Артефакта, осторожно обошел расплавы горной породы, натекшие из рассеченных стен. И наконец нашел украшенную растительными узорами арку, ведущую дальше.

Пустые крепления светильников, шапки грибов, нахально торчащие гроздьями и дающие зеленоватый свет. Контролируя, куда приходится каждый следующий шаг, неслышно преодолел выложенный плитами рукотворный коридор. Осторожно выглянул в следующую пещеру.

Огромный подземный чертог, стены которого терялись вдали. Усыпанный синими звездочками светляков бездонная тьма над головой. И явно очерченная прямая дорога, которая стрелой вырывалась из под ног и метров через сто утыкалась в каменный мост, утопающий в колышущихся полосах белесого тумана.

Дальше дорога поднималась на сложенную из каменных блоков опору моста и обрывалась. Мост был разрушен. Я забрался на самый верх уцелевшей части, выдававшейся над водой, чтобы осмотреться. Передо мной была широкая гладь озера, над которой клубился туман таинственными завихрениями. Впереди метров через десять виднелся следующий остов, торчащий из воды. Что находилось дальше — терялось в туманной мгле.

Я посмотрел вниз. В темной спокойной воде блеснули синие звездочки и мутное отражение моей фигуры. Затем опять перевел взгляд на высящийся впереди второй огрызок моста. Там явно было достаточно места, чтобы свободно встать. Я прикинул свои силы — запросто допрыгну. Да и Быстрый шаг никто не отменял, в предыдущем бою я уже приноровился использовать его для прыжков.

Если дальше мост не разрушен еще больше, то я вполне проскачу его, даже не замочив ног. Оценивающе глянул вниз в плещущуюся темноту подземного озера. Не очень хочется туда лезть, но если не будет другого выбора, — я пожал плечами, — то переплыть его мне тоже по силам. Конечно с остановками на островках, на которых возведены опоры моста.

Я опять задумчиво посмотрел вперед. Что находилось на противоположном берегу озера, было абсолютно не понятно. Без того скудную в подземельях видимость ограничивал шевелящийся, как живой, туман. Я перешел на духовное зрение, но видимость от этого сильно не улучшилась. Клятый туман застилал обзор даже на духовном плане.

Стоп, — озадачился я, — получается туман состоит из какой-то субстанции, которая скрывает эманации живых существ? Эх, — разочаровано пронеслось в голове, — сюда бы алхимика из нашего клана! Тут ведь вполне можно выделить эликсир или создать материал, который будет обладать такими же свойствами! Например плащ, способный скрыть исходящие от владельца энергии.

Хм, туман. А вода? — я вгляделся духовным зрением в темную стоячую воду и не увидел ни единого отблеска живого существа. Ее не пронизывали ни потоки, ни движущиеся пятна энергии, характерные для каких-нибудь рыбешек.

Я спрыгнул на песок, идущий вдоль изрезанной береговой линии, края которой облизывала тьма озера. Тьма колыхалась, помигивая синими огоньками, заглядывающими с далекого свода пещеры. Слева берег поднимался каменистый обрывистым уступом. Я подошел к кромке озера, и голую ступню обожгло холодом от плеснувшейся студенистой воды.

Брр, холодища какая! Не хотелось бы преодолевать это озеро в плавь! — мыслено поежился я.

Присел на корточки, зачерпнул ладонью воды, всмотрелся духовным зрением. Потоки пронизывающие ладонь резко поблекли, скрытые озерной водой. Я разжал пальцы, пропуская жидкость. Энергия циркулирующая в моей пятерне опять засияла, как обычно.

Разогнулся, отряхнул руки и задумчиво посмотрел на спокойную гладь озера. Плавать в нем расхотелось совершено. Там в глубинах может скрываться чудовище абсолютно любой ступени Возвышения. Идеально место для падших богов, демонов и другой публики, с которой мне пока рановато связываться.

Я пригнулся и сиганул с места вверх, одежды затрепетали от поднятого резким рывком вихря. Сверху дорога выглядела гигантским зверем, который вытянулся от входа в пещеру до озера и, водрузив голову на сложенные лапы, лежал, вглядываясь в темное безмолвие воды, дополнительно подчеркиваемое белой ватой тумана.

Спустя мгновение, я приземлился нарисованному моим воображением зверю прямо на голову, которая тут же превратилась в остатки моста. Истертый бесчисленными шагами камень, широкие бордюры, доходящие до середины бедра. Эти ограждения, в отличии от остальной конструкции, были сложены из отдельных булыжников, скрепленных светлыми полосами раствора.

Я замер, разглядывая опору напротив. Примериваясь и собираясь с духом, чтобы совершить первый прыжок, с которого должен начаться мой путь по разрушенному мосту, ведшему куда-то за пелену тумана.

Внутри моего сознания что-то мигнуло серебряным огоньком. Я замер, прислушиваясь, и опять получил слабый отклик. Я тут же рухнул на колени, поерзал, устраиваясь поудобнее. Отложил привязанный к спине меч. Затем спокойно задышал, погружаясь в состояние медитации, и всматриваясь в глубины своего я.

Спустя пару биений сердца, перед моим внутренним взором открылся серебристый росток, который прерывисто светился, то ярче, то почти угасая. Я острожно по чуть-чуть направил энергию к его корням. Свечение выровнялось, росток засиял ярким серебристым светом. Затем он стал расти, раздуваться, становясь больше, под конец превратился в округлый плод. Ярко вспыхнул и исчез, растворившись в моем сознании.

В мозгу быстро, на грани восприятия замелькали картинки и схемы, последовательность шагов, примеры использования. Поток информации усилился, накрывая меня, затем резко схлынул. Я моргнул и вернулся в реальность.

Это сработало то зерно, которое Льер передал Зверю перед смертью, теперь я стал обладателем знаний о техниках барьеров и мог выполнить начальную технику Барьера лунного света. Она позволяла окружить определенную область барьером. Достаточно широкую, чтобы человек смог поместился внутри. У техники была вторая модификация, окружность можно было развернуть и выставить стену перед собой.

Я не удержался и тут же испробовал новую технику. Действие барьера активировалось всего одним движением, а его вид — круг или стена, регулировалось смещением одного из узлов плетения. Меня мгновенно окружила серебристая полоса, затем вверх рванул серебристый, светящийся ровным светом барьер.

Белесые языки тумана изорванными клочьями отпрянули от меня в испуге. Барьер оказался диаметром в пару шагов и высотой в два моих роста. Я рассеял плетение и тут же сформировал вторую форму. Передо мной резко зажглась серебристая полупрозрачная стена. Шагов пять в ширину, а в высоту такая же, как и защитный круг, испробованный до этого.

Полученные через зерно знания уверяли, что по прочности Барьер даже превосходит Доспех. Не говоря уже о том, что технику можно развивать дальше. У меня тут же в голове сами собой всплыли сведения о необходимых упражнениях. Я широко улыбнулся, как обожравшийся сметаны кот. Вот, Льерушка, вот удружил! Прям оправдался за то, сколько крови успел попить.

Затем я успокоился, пристроил обратно за спину меч и насторожено посмотрел в темную гладь озера. Все таки не стоило касаться потоков энергии рядом с таким местом. Очень опрометчиво. Я тихо постоял с минуту, прислушиваясь и вглядываясь в туман. Но все было спокойно. Выдохнул, кажется обошлось.

Ладно, — тряхнул я головой, — мне нужно на другую сторону.

Не медля более ни секунды, я качнулся на ногах и резко, как пружиной, выстрелил собою вверх. Одежда затрепетала на ветру. Расчет был точным, я приземлился на второй опоре, крепко расставив ноги и отдавая набранный импульс вниз. Останки древнего сооружения вздрогнули. Из нависающей над водой части вывалился булыжник и громко бултыхнулся в воду.

Туман еще немного приоткрыл завесу впереди. Мне стала видна следующая разрушенная опора моста, находящаяся примерно на таком же расстоянии, как и эта. Я не стал медлить, сразу же разбежался и прыгнул дальше, взмыв высоко вверх. Еще в полете наметил, куда направить следующий прыжок. Разрушенная опора ощутимо вздрогнула, принимая вес моего тела. Я тут же оттолкнулся, выстрелив собою дальше.

Пролеты моста на всем протяжении были разрушены, но опоры более менее сохранились. Они скорбно торчали скрюченными пальцами из воды, но все еще были достаточно крепкими. Я успешно преодолел почти все расстояние, приноровившись, отправлять себя в следующий полет в одно касание. Из древних остатков моста периодически обваливались расшатанные камни, растревоженные моим приземлением, они с шумом плюхались в воду, очерчивая мой путь.

Наконец из тумана вынырнул противоположный берег. Он был полностью из песка и полого поднимался вверх. На берегу туман рассеивался, и дорога прямой линией устремлялась вверх, прямо к арке выхода, которая в этот раз была освещена алхимическим светильниками и выделялась ярким пятном.

Я приземлился на финальный огрызок моста, переходящий дальше в дорогу и нависающий над водой. По какому-то наитию, сразу же сиганул в следующий длинный прыжок, дальше на берег. За моей спиной из воды вырвалась вытянутая зубастая пасть. Она была такой величины, что я мог бы свободно шагнуть в нее, выпрямившись в полный рост, если бы мне вдруг взбрела в голову такая дикая мысль.

Зубастая пасть резко схлопнулась вокруг опоры моста, скрежетнула по камням и с шумом обрушилась обратно в озеро, вызывав фонтан брызг. Дыхание мое перехватило, сердце бешено заколотилось. Подстегиваемый моментом, я потянулся изо всех сил к разлитой вокруг энергии, потоки взревели смерчем, закручиваясь вокруг меня. Первый, второй, третий шаг. ТИ вот уже техника Меча силы дрожит сворой бешеных псов, готовая сорваться с поводка.

Завр выбросился на песок и злобно уставился на меня. Коротенькие лапы, оснащенные длинными крепкими когтями, мышцы буграми переплетающиеся под темной, болотного цвета кожа. По телу идут несколько рядов костяных гребней. Длинный мощный хвост и огромная пасть, которая опять разинулась, предлагая добровольно прыгнуть в нее и закончить свои мучения. Образ венчали горящие глаза, как два желтых блюдца с вертикальным зрачком, которые неподвижно уставились на меня, отслеживая мои движения

Я отмер и в тот же миг выполнил финальное ключ-движение, взмахом меча направив свою ультимативную технику в сторону напавшего на меня врага. Вертикальный, слепящий от избытка вкаченной силы вал энергии яростно взревел и устремился к моему врагу.

Завр, не смотря на свой размер и непропорционально короткие лапы, быстро метнулся в сторону, уходя с линии атаки. Яростно ревущая мощь Меча силы прошла мимо и канула в глубинах темного озера. Только, что буйствовавшая техника, уйдя под воду, сразу же скрылась из виду, отрезанная от суши вуалью озерной воды, обладающей необычными свойствам.

Завр тут же бросился на меня в атаку. Я выполнил технику Быстрого шага, размылся в воздухе тенью и ушел вдоль берега, взметнув за собой полосу песка. Завр с шумом захлопнул свою пасть, захватив лишь воздух и песок, тут же развернулся для новой атаки.

В это время откуда-то из глубин озера раздался низкий трубный рев, пробравший меня до печенок. Волосы мои на загривке встали дыбом, а в коленях ощутилась какая-то слабость. Я нервно сглотнул и бросил взгляд на темную спокойную гладь озера, куда недавно отправил технику, которая была способна расплавлять горные породы.

Мой противник среагировал не в пример острее. Он суетливо дернулся, изогнувшись всем телом, и уставился назад в воду, мощный длинный хвост изогнулся змеей, а костяные гребни такое ощущение встали дыбом.

Я резко подпрыгнул, на что завр даже не обратил внимание, напряженно застыв на берегу. Дальше я резко рванул к себе потоки энергии, направил их в подготовленное плетение Быстрого шага и размылся маревом в воздухе.

Спустя пару биений сердца, оказался на плоской башке монстра, точно в борозде между двух гребней. Я слитным движением выхватил из-за спины меч, перегнулся над его надбровными дугами и вонзил острый клинок прямо в остекленевшее желтое блюдце глаза.

Завр взревел от боли, рефлекторно дернул головой вверх, отшвырнув меня далеко назад, как будто выстрелив из катапульты. Я перекувырнулся несколько раз в воздухе, шлепнулся на мягкий песок, покатился и вскочил на ноги. Замер в боевой стойке, напряжено ожидая продолжения атаки.

Завр ревел, мотая здоровенной башкой, разевая полную зубов пасть. Его хвост бил по песчаному берегу, вызывая чувствовавшиеся даже на таком расстоянии сотрясения, как будто топал рассерженный великан.

В следующий момент спокойная гладь озера взбурлила и выстрелила высоко в воздух множеством черных извивающихся щупалец, контрастно выделявшихся на белой пелене тумана позади. Завр не замечал изменения обстановки, все так же продолжал реветь, расшвыривая песок на берегу своими резкими движениями.

Щупальца застыли на мгновение, затем метнулись в сторону завра, опутали его гигантское тело, которое в длину наверное было метров двенадцать, и легко подняли его в воздух, сжимая все сильнее и сильнее. Зубастый зеленый завр на секунду смолк, отчаянно задергался, а в следующий миг на меня обрушился звук визжащего от ужаса живого существа, которое не чаяло уже больше вырваться живым.

Я тут же мотнул головой, приходя в себя и отмирая от созерцания этой вгоняющей в оцепенение картины, холодящей сердце первобытным страхом. Широко, от души зачерпнул, разлитой в подземелье энергии и направил всю без остатка в технику Быстрого шага. Размылся в воздухе невидимой тенью и почти мгновенно переместился с берега до самого выхода из пещеры, который манил меня обещанием безопасности.

Волосы мои слиплись от пота, колени дрожали от давящего ощущения ужаса, который плотными волнами исходил из глубин озера. Несколько извивающихся щупалец резко выстрелили в ту сторону, где я был до этого момента, ударили в песчаный берег.

Песок взорвался, поднявшись фонтаном песчинок в воздухе. Гибкие щупальца подкинули пару раз сыплющуюся субстанцию, мельтеша в поднятой пылевой завесе. Затем медленно разочаровано втянулись обратно, опять став хаотично изгибаться над бурлящей водой, исполняя некий завораживающий танец.

Гигантский завр, с которым я схлестнулся на берегу, висел в воздухе, напоминая сломанную игрушку, которую схватил неосторожный малыш. Завр, угодивший в плен к намного более сильной твари, уже успел сорвать себе голос и теперь мог только беспрестанно хрипеть на одной ноте.

Жуткий монстр, призванный из глубин, не издавал ни звука. Его огромные щупальца танцевали в полной тишине, даже вода в озере и та успокоилась. Все происходило, как во сне. Единственное, что заставляло поверить, в реальность происходящего — это надсадное сипение, исходившее из открытой пасти зеленого завра, и его выпученные от ужаса желтые глаза-блюдца.

Щупальца ещё какое-то время задумчиво пошевелились над темной гладью озера, а потом стали медленно втягиваться в воду. Скрученный до самого кончика носа зубастый монстр, плотно зажатый в витках хищных щупалец, выпучил глаза-блюдца ещё больше и сквозь его сипение опять прорезался исполненный ужаса визг, который наотмашь ударил по ушам.

Щупальца медленно погружались с зажатой в них добычей. Жёлтые испуганные глаза жертвы погрузились сначала на половину, визг перешёл в булькающий фонтан пузырей. Затем все рывком скрылось под водой. На меня, забив уши плотной ватой, навалилась звенящая тишина. Темная гладь озера снова была тиха и спокойна. Над ней таинственно истекали клочья тумана.

Я настороженно застыл, не до конца веря, что все закончилось. Но прошла минута, две — из озера никто не пытался выбраться, чтобы меня съесть. Я облегчено выдохнул и повернулся в сторону коридора, уводящего из опасной пещеры.

Слева тут же полыхнуло опасностью. Я отпрянул в сторону. Из неоткуда возникло лезвие меча и вжикнуло рядом со мной. Я выхватил из-за спины свой клинок и нанес удар в ответ. Но сталь моего меча разрезала лишь пустой воздух.

Я растеряно застыл, отставив меч вперед. Передо мной никого не было. И обычное и духовное зрение показывали лишь пустой коридор, ведущий в следующую пещеру. Тут же из пустоты вырвалась когтистая зеленая лапа, в штанине, с деревянной сандалией на ступне и ловко саданула по моей руке.

Меч выскочил, сверкнул, крутанувшись пару раз, в воздухе и воткнулся в песок, ниже по берегу. Интуиция опять полыхнула опасностью, я успел отклониться от разрезавшего воздух меча, который опять возник из неоткуда. На рукояти я заметил сжатую зеленую ладонь, покрытую мелкими чешуйками.

Воображение вспышкой дорисовало примерные габариты и местоположение нападавшего. Я метнулся вперед и нанес удар пустой рукой, сложив пальцы щепотью. Перед самым ударом под действием момента и опять шевельнувшейся в душе интуиции, поймал откликнувшееся изнутри ощущение зверя и провел частичную трансформацию.

Рука потекла и преобразилась в черную когтистую лапу моего двойника. Когти с хрустом вошли в плоть невидимого противника. На плиты коридора брызнула кровь. Я провернул трансформированную лапу в теле своего врага и вырвал когтями кусок трепещущей плоти.

В моей руке оказалось окровавленное, еще бьющееся сердце величиной с кулак. Я сжал когти, на пол брызнули кровавые ошметки. И в тот же миг раздался глухой звук безвольно повалившегося тела. На полу показалась зеленая покрытая мелкими чешуйками рука, которая начиналась только от локтя, а дальше опять виднелись плиты, выстилающие пол коридора.

Раздался тихий шорох, как будто соскользнула ткань. И в дополнение к руке, из ниоткуда, на полу возникло зеленое человекоподобное лицо. Только вместо носа были две щели, а челюсти были немного вытянуты, выдавая дальнее родство владельца с ящерицами. Он мертво уставился на меня своими глазами с вертикальным зрачком.

Глава 7. Где герой преследует далеко идущие планы

Я присел на корточки и осторожно протянул руку к пустому месту на полу, где, если ориентироваться по уставившемуся в потолок лицу и откинутой неподвижно руке, должно было быть остальное туловище.

Рука моя почувствовало сопротивление. Под ладонью собрались складки невидимой ткани. Я сжал ее пальцами и дернул на себя. Перед моим взором открылся человекоподобный рептилоид. Одетый вполне традиционно в черное ханьфу и такого же цвета штаны. В руке зажат не самый плохой меч.

Но интереснее была накидка, которая оказалась у меня в руках. С одной стороны обычная серая ткань, по цвету похожая на окружающие стены пещеры, а если повернуть другой стороной, то она становилась абсолютно прозрачной.

Я накинул плащ на руку, и моя рука тут же пропала, скрытая чудной одеждой. Я всмотрелся духовным зрением и так же не увидел никаких эманаций от живой плоти. Полезная одежка. Не один я про туман и озерную воду сообразил.

Затем я опять перевел взгляд на мертвое тело.

И что же мне с тобой делать, неизвестный разумный из подземного мира? — мысленно протянул я, — Не к вашему ли поселению ведет эта дорога, по которой я шел? Как-то не задалось знакомство…

— Да-а-а, — протянул я и поскреб в затылке, — И, судя по тому, что на меня не вываливаются из пустоты твои зеленые дружки, ты тут явно один.

Я на всякий случай замер, прислушался к окружающим звукам. Тихо.

Так, что же ты здесь делал? — я посмотрел на рептилоида и задумчиво потер подбородок. — Такой же бедолага, как и я, который волею случая оказался в подземельях? — я пробежался взглядом по одежде мертвеца и с сомнением качнул головой, — Нет, уж слишком ты опрятно выглядишь для того, кто скитается по неизведанным землям.

Для сравнения я окинул взглядом свою одежду. Опять все приобрело весьма затасканный вид. Здесь прореха на куртке — даже и не заметил, когда заполучил. Тут большое пятно, наверное появившееся после того, как меня протащило по песку.

— Нет, дружище, ты явно местный, — отрицательно качнул я головой.

Поисковик? Лазишь везде по округе в поисках сокровищ, оставшихся от прошлых времен? А их здесь порядком, я уже успел оценить. — я согласно закивал, затем скептически дернул краешком рта, — Без всяких припасов? Вот прям штаны натянул и побежал? Нет, так только потерянный ключ за амбаром искать.

Затем я оглянулся на тихую озерную гладь, клочья тумана стелящиеся над водой и наморщил лоб:

Да, что тут думать! Дозорный ты, следишь за озером, чтобы, если эта жуть из озера полезет, успеть своих предупредить, — я закрутил головой, ища какие-нибудь подтверждения своим мыслям. — Если он тут в карауле сидит, то что-то тут должно быть обустроено. Хоть прислониться чтобы.

Я посмотрел вдоль освещенного коридора. Все крепления для фонарей были укомплектованы алхимическими кристаллами. Стены чистые, без поросли грибов. Плитка надраена и сверкает. На ней остро выделялись красные пятна крови, расходившиеся от мертвого нечаянного противника.

Я прошел дальше, вглубь прорубленного в скале коридора. Он делал резкий поворот, я шагнул за угол и наткнулся на расстеленный на полу спальник. А вот и подтверждение.

И все же, что мне теперь с тобой делать, — опять задумался я, вернувшись к трупу. — Хотелось бы установить с вашими контакт, но вот, как все повернулось. — Я бросил взгляд вниз на темное озеро лежащее под клочьями тумана, — Оттащить вниз и сбросить в воду? Неизвестная тварь утащила бедолагу под воду?

Задумчиво посмотрел на кровь, следы моих ног на песке. Спускаться к воде категорически не хотелось. Разбуженный подводный монстр до сих пор вызывал дрожь. Опять посмотрел на застывшего рептилоида. И не стоит себя обманывать, что у ящериц нет следопытов.

А с чего ты вообще взял, что с ящерицами можно найти общий язык? — обратился я к себе, — Напал то он!

Хм, но ты только что вызывал самый страх этих подземелий, — чуть подумав, признался я себе, — а момент был очень хорош, чтобы решить возможную проблему. Нападавшего я не видел, течения энергии не чувствовал.

Я пожал плечами:

Ладно. Нужно сначала выйти к этим рептилоидам, приглядеться издалека. А потом уж решим. — я тряхнул головой, приняв решение. Затем немного упорядочил свои рассуждения, — Но дружить хочется. У меня планы на эти пещеры, не забываем. И было бы очень выгодно привлечь ящериц. Выгоднее, чем воевать. К тому же у них есть такие интересные вещицы, как этот плащ. Да мы озолотимся с ними!

От перспектив захватывало дух. Если ориентироваться на заброшенный торговый путь, вполне возможно, что связи с внешним миром у местных нет, и они ухватятся за наш клан обеими руками.

Стоп, если связи нет, то дорога наверх, должна быть только там, — я опять посмотрел на темные воды, из которых не так давно вылез жуткий монстр и напугал меня до дрожи в коленях. — То есть нужно будет опять идти через это озеро, чтобы попасть домой?! Мало того, его нужно будет преодолевать каждый раз, когда следующий караван пойдет в подземелья?!

Но с другой стороны. У кого еще в личной сокровищнице есть такой страж? Там огромные залежи культивационной воды! И желающих посягнуть на это бесценное сокровище будет пруд пруди. Ох ты ж, если бы этого наводящего ужас монстра не было бы, то его нужно было заселить в это озеро!

Найдя, практический смыл в ужасе подземелий, я резко изменил к нему свое отношение. Ну большой, ну страшный, ну щупальца. А как бы я себя повел, если бы ко мне в дом запулили Меч силы? Тоже, наверное, разволновался бы…

Нет, местные точно нужны. Узнать, как у них ту все устроено, что раньше было. И про тварь эту жуткую побольше разузнать. Так то спит в глубинах и спит. Либо придется очень… Очень долго возвышаться. Мне нужны эти подземелья.

Я опять посмотрел на мертвеца. Похоже оставлю тебя, как есть. Я присел перед трупом на корточки и провел ему ладонью по лицу, закрывая распахнутые пустые глаза. Посмотрим на твоих сородичей, попробуем договориться. Обыскивать в поисках трофеев мертвого рептилоида я не стал. Может зачтется у местных лишним плюсом.

Но накидку я не смог заставить себя бросить. Слишком полезная вещь. Я набросил на себя позаимствованную у напавшего воина маскировочную накидку, скрывая себя от случайных глаз, и прошел через хорошо освещенный коридор в следующую пещеру.

Здесь уже явно чувствовалась рука человека, вернее, рептилоида. От выхода вокруг высившихся сталагмитов вилась дорога, выложенная желтым кирпичом. По сторонам ее на равных промежутках были установлены одинаковые столбы, доходившие до середины груди с закрепленными на них алхимическими фонарями. Потолок все так же терялся где-то далеко вверху и был усыпан синими точками, но здесь они были намного более блеклыми.

Я дошел уже почти до самого конца пещеры. Впереди была видна следующая затейливо украшенная арка, ведущая дальше. Как из-за поворота дороги, которая вильнув, огибала широкий каменный столб, уносящийся высоко вверх, раздался надсадный кашель. И сразу второй невидимый голос поинтересовался:

— Заболел, что ли? Как ты стражу отстоишь у Темного моря?

— Да, какая разница теперь? — зло ответил надтреснутый голос. — Дочь мою единственную забрали эти отрыжки Жизы. Чтоб она их на паутину пустила. Залил я вчера глаза, как последний слик.

Из-за колоны вышли двое ящеров, разговаривавшие между собой. Оба одеты в похожую темную одежду, которая была и на напавшем на меня. Я замер у края дороги, чтобы не выдать себя невольным звуком. Они остановились, позволяя их хорошо разглядеть.

Один был пониже, второй на голову выше. Самый низкий из них был с меня ростом. Ящеры были зеленокожими, как и их бездыханный товарищ, который дожидался на другом конце пещеры. Сверху на голове рептилий были заметны два небольших гребня, такого же цвета, как и остальная кожа.

Наросты начинались почти ото лба, шли они по голове, затылку, спускались вниз вдоль шеи и терялись под воротником куртки. Позади своевольно изгибался гладкий мощный хвост, похожий на змею. На нем тоже виднелись гребни, которые к концу хвоста сходились и заканчивались острым костяным шипом, напоминающим наконечник копья.

Зеленая кожа ящеров была составлена из мелких гибких чешуек. Глаза достаточно большие, круглые с вертикальным зрачком. Над глазами выступали мощные надбровные дуги. Вытянутая вперед челюсть, две вертикальные прорези в качестве носа и пасть полная острых зубов.

У первого рептилоида, который был пониже, было совершенно потерянное выражение лица. Именно он рассказывал о своем горе. Через лицо его наискосок шел шрам, чудом не задев правый глаз. Когда он говорил, то видно было, что слева во рту у него не хватает одного клыка. Глаза у него были желтые.

Товарищ его был выше ростом и на лице его было приметное темное пятно, как будто плеснули краской на всю левую половину головы. Только внутри пятна, вокруг глаза был небольшой круг обычной зеленой кожи, на которой ярко выделялся красный глаз с вертикальным черным зрачком.

Тем временем ящер со шрамом продолжил с горечью свой рассказ:

— Пытался я вчера подговорить дочурку свою ненаглядную сбежать в сторону Кира. А она… — говоривший с болью в голосе прервался, — глаза пустые и твердит «Во славу Жизы!» И, представь, — он опять сделал паузу с явным ошеломление в голосе, — Заложила меня этому черноряснику, Сшесу, который детей наших для паучихи отбирает! Тот пришел, слащавый такой, я понимаю, что ты, говорит, не со зла, погорячился. На первый раз Жиза тебя прощает. А сам лыбится гнусно так, мразота, светочей!

— Да, тихо ты! — опасливо оглянулся красноглазый. — Покрошат нас сликам на корм!

Изливавший свою душевную боль, выглядящий немного помятым рептилоид, грустно кивнул. Кожа его в отличии от напарника была намного более блеклой и весь он выглядел потерянным и поникшим. После паузы он опять заговорил:

— Нажрался я вчера, как последний слик, настойки на чернушках. Топил в горькой боль свою, в душе которая скребет. Не увидеть мне кровиночку свою более, — бессильно покачал он головой и сморщил зеленую морду. По шраму скатилась одинокая слезинка, которую он раздражено смахнул лапой.

Второй рептилоид, с пятном на лице, который в основном слушал своего похмельного товарища, чуть помолчав произнес:

— Не только у тебя такая история, но раньше ты не спешил чернорясников обвинять. А так и ткань от паучихи идет и в древности она наших предков от ужасного Клаша спасла. Вон в Кире, куда ты сбегать собирался одни скелеты остались. Пустили бы вас на эликсиры, как и всех остальных.

— Так и не известно ведь, что с беглецами происходит! — с жаром возразил помятый родитель. — А что раньше молчал — так дурак был! Всегда думаешь, что это не со мной будет, стороной обойдет… — повинился желтоглазый ящер со шрамом, который вчера заливал свое горе. Он чуть помолчал, склонив голову, а потом зло припечатал, скрипнув зубами, — Не обойдет!

Затем вскинулся и остро взглянул на своего приятеля:

— Так, что плевать я хотел на спящего в темных глубинах Клаша. Пусть бы хоть и всплыл и пожрал тут всех. Не жизнь это. Мы, как стадо сликов для Жизы, никогда не знаешь, когда за тобой придут.

Приятель хмуро взглянул на него, негодующе набрал воздуха и ничего не сказал. Повисла пауза. Затем он мрачно проронил:

— По старой дружбе только не выну я меч и не отрежу твой поганый язык. Может тебе и нечего больше терять, а у меня еще сын и дочка. И нового восшествия Клаша я для них не желаю.

Желтоглазый ящер, взглянул на своего приятеля не менее хмуро и, едва сдерживая злость, ответил:

— Да, как ты не поймешь, что следующими твои могут быть! Только чернорясники в безопасности!

— Да, все я понимаю! Все! — сорвался на крик ящер с пятном в пол лица, сверкнув красным глазом, — Только что я могу?! В Кир бежать?! Там скелеты. Или темному Клашу в щупальца прыгнуть?!

— Стой, стой! — примиряюще поднял руки его товарищ со шрамом, с которого слетело уже все похмелье, от разыгравшихся эмоций. — В море, которое мы вот уже второе или третье поколение караулим. Там ведь остатки древнего моста.

— Ну и что? — хмуро уронил красноглазый, не смотря в ответ.

— Да, подожди, ты обижаться. Я весь месяц последний думал, как узнал, что на нас черед пал. Ты вспомни сказки, которые детьми слушали, истории. Помнишь того деда старого? Ему лет столько было, что на коже уже костяные пластины образовались, а хвост в точь, как у грыза зубастого гребнем острым пророс.

— Ну…

— Про торговцев он рассказывал, с множеством товаров, на диковинных животных, которые через мост ходили, а дорогу по эту сторону моста наш клан держал. Большой и богатый город тогда был наш Сшар-Ши. А про Кир он говорил, что союзники там наши жили.

— И что?

— Что, что. Через неделю деда не стало, как болтать он стал!

— Да, стар он просто был, — с сомнением протянул приятель.

— Стар?! Вот балда! Да хоть бы и стар! Ты о другом подумай. Ходил кто в Кир? Чернорясники твердят постоянно — нельзя-нельзя, беда-беда. А Темное море. Ну сидит там этот Клаш. Ну грызы там водятся. Но опоры то в целости стоят! Соединить их и будет путь! Предки наши ходили, и мы там пройдем. — горячился ящер. — Ну не дело это, что паучиха нас, как сликов жрет, а Сшес ей всех неугодных скармливает.

— Вот ты запел, когда кровинушку твою забрали! — с досадой ответил его красноглазый приятель, но слова его явно зацепили.

— Да, забрали и запел, мразота светочей! — выругался ящер и сплюнул под ноги, — И вспомнил, как дружок наш, с которым мы с тобой с детства водились так же пару лет назад детей всех потерял, а потом и сам сгинул на охоте на звигов. И я себе бубнил, так заведено, так заведено, — передразнил он себя, уткнувшись взглядом под ноги.

Затем поднял серьезный взгляд и признался, — Да, кровинушку мою забрали и я по другому запел. Как жизнь тебя диким грызом схватит за хвост, да как приложит о стену, — он от избытка чувств ударил несколько раз по каменной колоне, рассадив костяшки.

И мрачно закончил:

— Тогда да, сразу все понимаешь. А кровинушки своей Склишы, я пока еще не лишился. И честно тебе говорю, если ничего не придумаю, то лучше сам ее к благословленным предкам отправлю, чем паучиха в свое царство заберет!

Затем разгоряченный желтоглазый ящер со шрамом нервно дернул зеленым хвостом, резко подскочил и с глухим звуком постучал своему длинному приятелю по лбу:

— Ау! Проснись! Даже чернорясники в той же ситуации, что и остальные, только за главного у них глупый и жадный до власти Сшес. Это сейчас народу хватает, дальше и за них примутся. Ты вокруг смотрел вообще? Мы в городе предков огромном живем и ютимся около храма в сотне домов всего!

— Ух, Скриз! — назвал тот приятеля по имени и потер место на голове, куда ему прилетело, — У тебя ум наверное в хвосте находится, и пока его не прищемят все время спит! Где ты раньше был умный такой?! Что за чернушки ты вчера пил? Мразота светочей! И надышал на меня сивухой этой, я теперь тоже обо всем этом думать начал.

— Конечно начал, — успокоился приятель, — сегодня меня, завтра тебя. Сто домов не так уж много. Последнее выгребают, пауки клятые.

— Ну и что ты предлагаешь?

— Я скажу, только ты руки подальше от меча держи.

Приятель хмуро взглянул на него и тот не стал нагонять драматизма:

— Нужно с Жизой покончить! — выпалил он и насторожено посмотрел на своего приятеля

Тот пристально посмотрел в ответ и вздохнув спросил:

— Вот умный самый, да? — а затем неожиданно признался, — Все об этом думают. Только молчат. Тут ведь не знаешь, кто сдаст. Ты ведь сам еще недавно Жизу славил.

Приятель пораженно уставился:

— Эээ, то есть тебя не нужно ни в чем убеждать?.. — затем буркнул из чувства противоречия, — Да, для вида славил, не хотелось Сшесу на клык попасть по глупости.

— Вот, — кивнул его приятель, — И большинство так. В голову же не заглянешь. — чуть помолчал, — А с Жизой… Как ты с ней справишься? Книги все в храме собраны, техник нам самый минимум выдают, — опять задумался и отрицательно покачал головой, — Нет, не справиться нам с ней. Давай уж тогда Кир попробуем, соберем тех в ком уверены и ноги в руки. А Склишу твою сонным зельем опоим, на злика и понеслись. Только ты же понимаешь, что дело не только в чернорясниках, а свита Жизы еще есть. Паучье поганое из выводка Жизы. Они и чернорясников в страхе держат и нас в покое не оставят.

— Ну с теми в пещерах уж как-нибудь разберем! — воодушевлено заявил его товарищ, получив надежду на спасение ребенка, — Охотники мы или кто?

— Так постоянно придется с ними сталкиваться, в покое они не оставят и как не убегай в конце концов настигнут.

Приятель пожал плечами:

— Ну с грызами же живем как-то. Считай еще одной тварью больше станет, о которой беспокоиться нужно.

Приятель опять пристально посмотрел на него:

— Точно в хвосте разум. Ты дурачком только дальше не прикидывайся, а то все под недалекого жева косил.

В этот раз приятель поддержал шутку и в ответ облегченно рассмеялся:

— Да хоть отруби, дружище Шзиз! Ты мне считай надежду подарил, что все решиться может.

Шзиз не разделял энтузиазма приятеля:

— Шансов считай, что и нет. Припасы, дети на руках. Чудом только сбежим. Но ты прав, вариантов нет, мразота светочей.

После всего услышанного, как-то напрашивался вывод, что с текущими правителями ящеров не договориться. Как я понял жрецы и жители попали под власть паука, который шагнул на высокую ступень Возвышения, а ящеров искусственно тормозил в развитии, лишая доступа к знаниями предков. И тупо жрал этих зеленокожих, пользуясь безвыходностью ситуации.

Да, паук нам не нужен, — еще раз прокрутил я в голове ситуацию.

Затем решительно скинул маскировавшую меня накидку, резко представ перед остолбеневшими ящерами, и задал вопрос, от ответа на который зависели мои дальнейшие действия:

— Поговорим?

Глава 8. Где героя принимают за другого

— Киреец?! — пораженно уставился на меня ящер со шрамом, указывая лапой.

— Не важно кто я, главное, что я могу решить ваши проблемы с паучихой, — не стал я сразу вываливать кучу информации на зелёных.

— Э, Киреец?! — как будто не слыша меня, выпалил и второй ящер с пятном на пол лица и тоже вытянул дрожащую лапу.

— Стоп, парни, вы вообще слышите меня? — поинтересовался я у впавших в ступор местных

— Шзиз, он говорит! — громким шепотом поделился своим наблюдением ящер со шрамом, обращаясь к товарищу.

— Д-д-да, — запинаясь ответил второй и, как сомнамбула, сделал шаг ко мне, собираясь то ли дотронуться, то ли ткнуть лапой, проверяя, что я реален.

Откровенно придурочное поведение ящеров почти мгновенно выбесило, и я почувствовал подступающую ярость. Похоже план с местными не сработал.

Я призвал силу, в мгновение ока сформировал плетение и вокруг настороженно тянущего ко мне лапы ящера вспыхнуло яркое полотно барьера. Он ткнулся и недоуменно посмотрел на свою лапу, которая была не в силах преодолеть преграду.

Опять рывок к разлитой вокруг силе и его шрамированный, похмельный товарищ тоже оказался внутри сияющего барьера. Ящер со шрамом осторожно потыкал гудящую пелену и удивлённо произнес в пустоту:

— Настоящий. Точно настоящий!

Затем перевел взгляд на меня, поднял, успокаивающе, руки вверх и извиняющимся тоном произнес:

— Все, все! Ты уж прости нас, мы о вашем народе только в сказках слышали. Собирались к вам в Кир бежать. Но по правде говоря не особо верили, что там еще кто-то есть. От вас столько веков ни слуху, ни духу.

— Стоп, парни, давайте сразу проясним. Я не Киреец. И что с Киром я не знаю. Я случайно услышал ваш разговор и мне кажется, что мы сможем быть друг другу полезны.

Ящер, который был повыше и казался более рассудительным, по крайней мере до этой сцены с сомнамбулистическим заклинанием про кирейцев, склонил голову и спросил:

— Извини, пока не понимаю твоего интереса. Силу ты свою показал, — он опять ткнул когтем в барьер, — на тот свет нас не торопишься отправить, — перевел взгляд на меня, — но вот, в чем мы можем быть полезны для тебя, не понимаю.

Я довольно кивнул и снял барьеры. Ящеры вздрогнули, опять осторожно попробовали воздух перед собой. Более мелкий ящер, который щеголял шрамом, украдкой стал бросать взгляды по сторонам, явственно прикидывая шансы на побег.

— Как я уже говорил я помогу вам разобраться с паучихой, — повторил я.

Длинный ящер, который похоже был за старшего с сомнением протянул:

— Ну, допустим мы поверим, что у тебя есть такие возможности. Но зачем тебе это?

Я особо не видел смыла скрывать свои мотивы, перед возможными союзниками, и попытался подробно разложить все по полочкам:

— Я с поверхности, — я неопределенно махнул рукой назад в ту сторону откуда пришел. Замолчал, подбирая слова. Ящеры же наоборот взволнованно, синхронно вздохнули, глаза их округлились от удивления, они переглянулись между собой.

Я поднял предупреждающе руку:

— И хочу восстановить торговый путь через, — тут я кстати вспомнил обмолвку гигантской змеи и без запинки добавил, — Подземье. И без вашего клана мне этого не сделать. А судя по тому, что я услышал, с паучихой договориться не получится.

Тут я несколько бил на наобум. Торговый путь я конечно хотел восстановить, но куда он вел…. Да и положа руку на сердце, где начинался, я не знал. Единственное, что у меня было, это найденные останки каравана, обрывки деревней дороги и краткие упоминания о сказках и былом величии в разговоре ящеров. Но главное ввязаться, как говаривал учитель Чан.

Ящеры запнулись, обменялись быстрыми взглядами, затем самый шебутной из них, который подбивал длинного на побег в таинственный Кир, хищно ощерился во всю свою зубастую пасть и с восторгом произнес:

— Может ты и не договариваешь чего, Киреец, — на этом моменте я немного поморщился, оценивая свое возможное будущее прозвище и взвешивая в уме стоит ли его оставить или пресечь на корню, пока не поздно, а ящер продолжил, — Но я определенно в деле!

Длинный напротив успокоился и застыл, уставившись взглядом в сторону, прокручивая в голове различные варианты развития событий:

— Что ж, предложение более, чем интересное, — отмер он, — тем более в нашей ситуации, — он кивнул на своего товарища. Тот тоже кивнул в ответ, внимательно ожидая, что дальше скажет длинный. Похоже ящер, получивший в результате какого-то случая заметное пятно на всю морду, одновременно и сумел наработать себе определенную репутацию, заставлявшую прислушиваться остальных ящеров.

— Но давай сразу озвучим сложности, которые встанут на этом пути. И победа над Живой тут как бы не самое простое из предстоящего.

Его товарищ со шрамом открыл пасть порываясь, что-то сказать. Затем, не находя слов, отрицательно замотал головой. Охватившее его возмущение требовало выхода, и он дополнительно замахал руками. Затем с сокрушительным выдохом произнес разочаровано:

— Эх! — махнул последний раз на своего товарища руками и выжидательно уставился в мою сторону.

Я одобрительно кивнул длинному, соглашаясь с его словами. Всё-таки я не ошибся в его оценке, а по поводу сценки с кирейцами… Ну побуду Кирейцем, вроде бы не так плохо звучит. Говорили мои знакомцы об этом народе с определенным пиететом.

— Все так, уважаемый, все так, — произнес я, соглашаясь, и подбадривающе кивнул собеседнику, подбивая его на продолжение. Глядишь может и узнаю откуда и куда этот путь, который мы обговаривали восстанавливать.

Длинный ящер удовлетворённо кивнул и продолжил:

— Возможно, с выходом на поверхность к Ликию все хорошо, ведь ты должен был там спуститься, — он выжидающе уставился на меня, ожидая подтверждения.

Я не стал его разочаровывать и уверенно кивнул. Сам тем временем наматывая на ус, что должна быть некая Ликия и там можно выйти на поверхность. Я лихорадочно рылся в памяти, пытаясь сопоставить эту информацию со сказками и легендами, где должно были фигурировать путь через подземелья, несметные богатства и некая Ликия. И это должно было происходить очень, очень давно.

И тут у меня что-то щелкнуло. Древний город, богатства, легенды. Ох ты ж! Это те древние руины, куда постоянно ходят наши поисковики! Погибший клан был хранителем пути через Подземье!

— Кроме этого есть Кир, — он опять поднял взгляд на меня, затем перевел на своего товарища и добавил, — Куда мы собирались со Скризом сорваться. — посмотрел на меня, — Но по слухам, которые чернорясники распускают, там одна нежить только. И в пещерах поблизости от Кира действительно иногда происходят столкновения со скелетами. Но все это странно, они к нам не лезут, что там в точности происходит не известно. Жива и чернорясники запретили нашему народу ходить теми путями. Официальная версия, что у Живы есть договор с нежитью Кира, поэтому они нас не трогают. Иногда наши сбегают в Кир, когда совсем невмоготу становится. Что с ними дальше происходит тоже никто не знает. Обратно никто еще не возвращался, — он пожал плечами и заключил, — В общем я тоже решил, что мы должны быть откровенны с тобой и если ты ввяжешься на нашей стороне против Живы, то потянет за собой и противостояние с Киром, — и выжидающе посмотрел на меня. Подача была на моей стороне.

Я кивнул и беззаботно пожал плечами:

— Я ценю, Шзиз, — я запомнил, как его называл другой ящер, и ввернул его имя в разговор, — Но мне нужен весь путь, целиком. Попробуем больше о Кире разузнать, может быть получится договориться. Ну, а нет… Я готов проверить крепость своего Возвышения! — и я хлопнул кулаком о ладонь и уверено кивнул.

Ящер со шрамом, имя которого ранее прозвучало, Скриз, радостно оскалился:

— Ну я рад, что мы все выяснили! Ну что, пойдем громить Живу?

Он повернулся в обратную сторону, откуда они пришли, уже занес ногу, но был остановлен покашливанием своего товарища, Шзиза:

— Стой, не так быстро! — Шзиз поднял руку привлекая к себе внимание, — Во-первых Жива сейчас в своем логове, рядом с источником силы…

На этот моменте я удивлено вскинулся, вроде бы пещеры и так были пронизаны энергией, неужели еще один выход подземной реки силы?

А Шзиз продолжил:

— Лучше разобраться с ней на «празднике», — на этом слове оба ящера скривились, — где она вместе со своим выводком на глазах у всех будет высасывать одурманенных жертв, которые будут радостно им улыбаться, — он сплюнул в сердцах, — Мразота светочей!

Затем продолжил:

— Я верю что ты справишься, Киреец, — он перевел на меня взгляд своих красных глаз, я согласно склонил голову, внимательно слушая, что он скажет дальше, — но предлагаю до того как ты сразишь паучиху. А других вариантов нет, мы слишком слабы для этого, — он развел руками, — все же до этого момента нам нужно провести работу среди своего народа, чтобы власть не упала в руки жрецов. Слишком долго они были голосом Живы и вполне могут остаться у власти. Нет, там тоже есть нормальные ребята, да и слишком мало нас сейчас, чтобы разбрасываться жизнями Шеэвов. Но Сшес и приближенные должны оказаться в стороне.

— Может их того, — я провел ребром ладони по горлу в красноречивом жесте.

Но длинный Шзиз отрицательно замотал головой:

— Нас слишком мало. Даже сам Сшес старался запугивать, а не убивать, — он пожал плечами, — Если не примет новые порядки, то придется. Но не хотелось бы.

Скриз скорчил недовольное выражение на морде и буркнул:

— Да, лучше сразу с ним все порешать!

Шзиз опять мотнул головой:

— Вспомни, Скриз, он ведь тоже с тобой не «порешал»! Да и практик он, один из не многих, кто смог хоть как-то шагнуть по пути Возвышения даже не смотря на Живу. Он может быть очень полезен нам!

Скриз, в раздражение махнул хвостом, расшвыряв какие-то мелкие камушки на дороге:

— О чем и речь, не примет он ничего и все под себя подомнет!

— Он не глуп и свою выгоду видит. С Живой он тоже не от хорошей жизни, вариантов не особо много, — опять не согласился Шзиз.

Я поднял руки, предупреждая дальнейшее разгорание спора:

— Спокойней, спокойней шеэвы! Давайте организуем наш маленький переворот, а потом решим, уже с вашим кто у вас будет за главного.

— Да, что тут думать! — в запале воскликнул Скриз, — Шзиз и будет у нас за главного. Его все уважают, и голова у него на плечах есть!

— Поддерживаю, — кивнул я, — мы с вами договариваемся, хотелось бы и в следующий раз опять вас увидеть, а не нового шеэва, который предложит новые условия.

— Ну, как мы можем за всех сейчас договариваться!? — воскликнул Шзиз, — Слишком важные вещи ты предлагаешь!

— Стоп! — опять поднял руки я, — я не правильно выразился про главного. Вам так или иначе нужно будет взять ответственность на себя. Вы уже сейчас решаете судьбу шеэвов без их участия. Все же что-то может пойти не так, например Жива окажется сильнее меня. Либо я ее все же сражу, вы подговорите своих и скрутите жрецов. Но как ты верно сказал, — я посмотрел в красные глаза длинного Шзиза, — это только самое начало. Дальше вам нужно взять судьбу шеэвов в свои руки и двигаться к величию предков.

Более мелкий Скриз сверкнул желтыми глазами и с нажимом произнес, глядя на Шзиза:

— Все правильно! И тебе не отвертеться, Шзиз! Как в древних сказаниях пусть опять появится царство шеэвов, и ты будешь Шзизом первым!

Я с интересом посмотрел на высокого Шзиза. Он нервно ударил своим зеленым хвостом по камню дороги, сморщился, от чего левый глаз яростно сверкнул красным углем на черном пятне, расплывшемся на левой стороне морды. Затем рыкнул и со злостью щелкнул зубастой пастью.

— Будь по твоему Скриз, только потом чур не стенать!

— Да я, да я, — задохнулся от нахлынувших чувств его товарищ. Затем решительно выдохнул, — Я в тебя верю!

— Отлично, — подытожил я и продолжил, — Тогда, уважаемые шеэвы, давайте точнее обговорим условия нашего проекта по торговому пути.

— Хорошо, — кинул Шзиз, — Что ты хочешь?

— Территория до моста принадлежит моему клану Жемчужные облака, а после моста вам. А по Киру будем договариваться отдельно, когда поймем что с ним.

— Хм, договор прямо, как из легенд, — протянул Шзиз.

— Вот я же говорю! Все у нас получится! — радостно произнес желтоглазый Скриз.

— По рукам! — решительно рубанул новоиспеченный Шзиз Первый и протянул мне свою когтистую лапу.

Мы торжественно пожали руки. И в этот момент вокруг нашей компании взбурлили потоки силы, закружились, проявляясь в реальности. И рядом с длинным Шзизом возникли призрачные силуэты шеэвов в архаичной древней одежде. Они торжественно кивнули мне, полыхнув взглядом красных глаз, и положили лапы на плечи Шзиза.

Мелкий Скриз застыл с открытой пастью. Его шрам тянущийся через все лицо побледнел, выделяясь ломаной линией на зеленой морде. Он бухнулся на одно колено и склонил свою голову. Затем срывающимся от переполнявших его чувств голосом произнес:

— Клянусь, что я признаю тебя царем, Шзиз Первый, и пойду за тобой к величию шеэвов!

Тени древних ящеров серьезно кивнули при этих словах. Затем потоки энергии опять взбурлили вокруг, закружились уже вокруг двух шеэвов. Из каменного пола пещеры ударили в высь два искрящихся столба силы. Энергия пронзила шеэвов насквозь и приподняла в воздухе. Они беззвучно закричали от пронизывающей их тела мощи, отсеченные в этот краткий миг от остального мира. Затем колонны энергии вытянулись в тонкие нити, сжались в две крохотные слепящие точки и втянулись в шеэвов. Они рухнули вниз и затихли. Наступила тишина. Тени предков медленно истаяли.

Кажется наше предприятие одобрили на самом высоком уровне, — подумалось мне. Договор закреплен и придется выполнять, — я задумчиво провел ладонью по затылку, — а моих знакомцев ускорено закинули на следующую ступень Возвышения. Или даже инициировали их путь культивации? Не важно. А самое главное, что Шзиз Первый по праву стал царем и получил одобрение предков. Хм, а я заключил договор с царством шеэвов. И старейшины клана уже должны быть в курсе. Пониже спины как-то заныло в нехорошем предчувствии. Ох-хо-хо, дома предстоит серьезный разговор.

Скорчившиеся на полу шеэвы стали подавить признаки жизни. Первым, пошатываясь, поднялся новоиспеченный царь шеэвов. Он покачнулся, переступил, накренившись, пару шагов, но все же устоял в вертикальном положении, широко расставив ноги. Хм, и немного оперевшись на хвост.

Шзиз потряс головой и клацнул зубами, затем удивленно прислушался к себе и в следующий момент исчез из вида. Брови мои удивленно взлетели вверх, я завертел головой по сторонам в поисках ящера. Уши дернулись от раздавшегося впереди звука, а на полу пещеры сам собой отлетел в сторону небольшой камушек.

Я одним движением выхватил меч и перетек в боевую стойку, выставив левую руку вперед и отведя правую с мечом чуть назад. Звуки осторожных шагов, раздававшиеся из пустоты, тут же прекратились. Я призвал толику силы и, моргнув, уставился на мир через духовное зрение.

Прямо передо мной циркулировали полупрозрачные потоки силы, где-то скапливаясь в более яркие цветные пятна, которые указывали на внутренние системы живого организма, образуя силуэт пропавшего шеэва. Вот перед ним быстро вспыхнуло и погасло испещренное символами плетение, и потоки, которые казались до этого выцветшими, расцвели сочными красками.

Сотканный из энергии силуэт поднял вверх руки:

— Стой, стой, Киреец! Я не хотел на тебя напасть. Просто. Я всегда хотел шагнуть на путь Возвышения… И кажется я сделал этот шаг! Все это немного вскружило голову. Почтенные предки передали толику знаний, и я не удержался сразу испробовать одну из этих техник.

Я перешел на обычное зрение и увидел скалящуюся довольную физиономию Шзиза и сидящего в ступоре его товарища, который рассматривал свои ладони, как будто видел их в первый раз.

— Что ж вполне тебя понимаю, — я кивнул и убрал меч обратно в самодельную петлю за спиной.

— Ладно, — Шзиз решительно кивнул, опять настраиваясь на серьезный лад, обратился к второму ящеру, — Хватит прохлаждаться, Скриз!

— А? — тот растеряно вскинулся и посмотрел на Шзиза

— Пора претворять наши планы в реальность! — с напором произнес Шзиз.

— А? — затем Скриз вскочил, в его глазах зажегся азарт, — Конечно, мой царь! Пойдем порвем их всех! — затем, отвлекшись воскликнул, — Нет, ты видел, чем одарили нас почтенные предки!? Мы теперь со Сшесом на раз справимся! Ух, заживем!

— А, Жива? — с любопытством спросил Шзиз.

— Так у нас Киреец есть! — радостно оскалился Скриз.

Шзиз ухмыльнулся и повернувшись ко мне развел руками:

— Дары предков немного лишили нас рассудка, — и, не особо раскаиваясь, ухмыльнулся. Затем все же взял себя в руки и посерьезневшим лицом, нахмурившись произнес, — Это все хорошо, но на самом деле нам нужно поспешать. Праздник устраивают завтра, а еще нужно поговорить с Лирком, который нас уже наверное заждался.

Он поднял голову и и посмотрел мне прямо в глаза:

— Киреец, нужно забрать еще одного шеэва, — он задумчиво потер подбородок и отвел взгляд, видимо вспомнив, что у меня была одна очень интересная накидка, — которого ты должен был видеть, когда переправился через Темное море.

— Эм, насчет этого шеэва, — я замялся, не зная, как сформулировать, и прикидывая не порушит ли неприкрытая правда наши недавние соглашения. Затем мысленно пожал плечами, этот момент все равно выплывет в будущем, — У нас с ним вышли некоторые разногласия. Он пытался выполнить свой долг, — тут я решил выставить погибшего шеэва в положительном ключе, — а мне сильно нужно было пройти. И теперь его замечательная накидка принадлежит мне.

Шеэвы молча уставились на меня. В воздухе сгустилось напряжение. Я с сожаления стал прикидывать, как мне смогут испортить жизнь почтенные предки этих достойных шеэвов, так как сами они пока еще не успели достаточно продвинуться на пути Возвышения, чтобы представлять для меня угрозу.

И вдруг Скриз заржал:

— Ты слишком вежлив Киреец! Зная нашего Скиза, он напал на тебя исподтишка в попытке поживиться твоим добром. Туда ему и дорога, — заключил он.

Шзиз дернул лицом и с неохотой произнес:

— Не приятно это признавать, но пожалуй Скриз прав.

Я расслабился и пожал плечами:

— Ну что, тогда, пойдем на праздник?

Скриз опять засмеялся. Еще недавно он мрачно стенал о своей судьбе, а теперь жизнь сделала невероятный кульбит, подарив ему надежду. По крайней мере именно так мне представлялись его мысли, судя по его оживленному поведению.

Шзиз качнул головой:

— Праздник завтра, сегодня нужно обойти верных друзей и договориться как будем действовать.

Глава 9. Где шеэвы бьют в барабаны

С плоской крыши каменного здания открывался отличный вид на арену, трибуны и собравшуюся толпу ящеров. Вернее жалкие остатки некогда великого народа. Как упоминал Шзиз, шеэвов осталось человек сто. И все они плотной зеленой группой сосредоточились на небольшом участке трибун. В ближнем к арене ряду выделялись вальяжные ящеры в черных хламидах. Чернорясники.

Арена была огромной и располагалась на не менее огромной площади, окруженной заброшенными зданиями. В дальнем конце арены, слева от меня, рвалась вверх высокая башня, которая по рассказам Шзиза была самой высокой постройкой в городе. Она уносилась ввысь, теряясь в бездонной высоте пещеры.

Сверху пещеру и раскинувшийся город освещало искусственное солнце, созданное древними шеэвами. Данный факт неоспоримо свидетельствовал, что ящеры достигли больших высот в алхимии. Да и попавшийся мне до этого чудесный плащ, который скрывал жизненные эманации на духовном плане, тоже как бы на это намекал.

По обрывкам сказок, легенд, выходило, что когда-то давно Жива, паучиха, которая сейчас третировала шеэвов, была рядовым культиватором из завров, с которой заключили договор на поставки паутины. Это вещество шеэвы использовали для производства так восхитивших меня плащей.

Затем произошла некая катастрофа, из-за которой все Подземье пришло в упадок. Паучиха ловко сориентировалась в моменте, оккупировала источник шеэвов и подмяла остатки ящеров под себя. Попытки сопротивления были кроваво подавлены. Часть зеленокожих бежала в попытке проскочить Кир и выйти дальше на поверхность. Оставшиеся смирились.

Я перевел взгляд на основание башни, где были устроены ворота, высотой в несколько человеческих ростов. Сейчас створки на них отсутствовали, и вход в башню зиял чернотой, напоминая раззявленный рот мифического чудовища. Впечатление усиливал и относящийся к башне комплекс зданий, который изогнулся полукругом, как жвала паука.

Перед башней была белая круглая площадь, от которой, как круги на воде расходились ступени, очерчивая полукруг от жвал башни и спускаясь к арене. Чуть дальше пятном выделялся грубый помост, собранный из кусков разрушенных зданий. Это уже явно поделие современных шеэвов.

На помосте собралась группа молодых шеэвов в воздушных, красивых одеждах, напоминающих те одеяния, что я нашел в сундуках древнего каравана. Они явно были не в себе и экзальтированно распевали гимны, восхваливающие великую Жизу. Отобранные жертвы находились в одурманенном состоянии сознания, раскачивались в такт песнопений и аккомпанировали себе визгливыми звуками дудок, ударами в небольшие барабаны и ритмичными хлопками рук.

Остальные шеэвы мрачно наблюдали за этим действом в полной тишине. Даже чернорясники, которые за счет своей близости к Живе вроде бы должны были быть привилегированной кастой в обществе шеэвов, не горели энтузиазмом на зеленых чешуйчатых мордах. Как и говорил Шзиз, уже даже до самого тупого ящера давно дошло, что следующий на «празднике» пауков вполне может оказаться именно он.

Башня и примыкающие строения изначально были библиотекой с собранием всех знаний шеэвов, центр вокруг которого объединялись культиваторы ящеров. Башню выстроили на месте источника силы шеэвов, который до сих пор бил рубиновой свечой из глубины недр и терялся в бездонной вышине пещеры.

Теперь башня стала запретной территорией для шеэвов и логовом паучихи Живы, которая претендовала на роль божества ящеров. Но сказки и легенды, передаваемые из уст в уста, все еще рассказывали о былом величии шеэвов, о могучих воинах и великих царях.

Жрецы Живы, чернорясники, упорно боролись с народным творчеством и не далек был тот день, когда все предания канут в лету. Хотя Шзиз со Скризом считали, что быстрее закончатся сами шеэвы из-за непомерно возросших аппетитов паучихи. «Праздники» с поеданием счастливцев, отобранных из числа молодежи шеэвов, проходили все чаще и чаще.

Насчет борьбы чернорясников с преданиями. Тут я скорее соглашусь с Шзизом. Так успешно бороться, что предания о старине живы в памяти шеэвов до сих пор. Все это наводит на мысли, что чернорясники скорее сохраняли их, чем выкорчевывали. Тем более, что изначально жрецы Живы вышли из ордена библиотекарей, который управлял башней в древности.

В общем, у чернорясников наверняка была своя программа противоборства с Живой, но судя по плачевному результату, который я видел перед собой. Что-то пошло не так. И желание Шзиза договориться с бывшими библиотекарями мне было вполне понятно. Тем более, что если их полностью исключить из уравнения, то численность ящеров сократится на треть.

Наш план был прост, как шлепок ладони по насосавшемуся крови комару. Я выбираю позицию на одном из зданий рядом с ареной. Так, чтобы в прямой видимости от меня был вход в башню, из которого должна была появиться Жива и ее свита. При этом зрители и предназначенные к закланию агнцы должны были оказаться чуть в стороне.

По описанию Шзиза и дополнениям от Скриза, паучиха давно оставила работу над собственным Возвышением и предавалась сибаритству, жирея на источнике силы и добровольных жертвах. В итоге распухшая паучиха уже с трудом двигалась и использовала свою свиту для передвижения.

С началом праздника ее выносили к помосту, а дальше под радостные песнопения и ритмичные пританцовывания, одурманенные жертвы с безумной улыбкой бросались прямо к ней в пасть.

Паучиха Жива была огромной, тяжелой и неповоротливой, а свита состояла из достаточно мелких пауков, которые по отдельности были слабы и ростом взрослому шеэву едва достигали колена. Пауки исправно порождались Живой после каждого праздника. Дальше шла планомерная селекция. Свита должна была всегда состоять из пауков одного роста, чтобы никто из них в будущем не составил Живе конкуренцию. Все переростки шли на закуску, в качестве приправы к основному блюду из радостных шеэвов.

Обратной стороной такой селекции было то, что тащили Живу очень медленно. Идеальная цель для применения Меча силы. Так что план был очень прост. Дожидаемся выноса Живы, я кидаю технику Арта. Сама Жива не может двигаться, свита ее не способна как-то ускориться из-за недостатка сил. Меч силы срубает паучиху, Шзиз со Скризом с криками бросаются на спасение одурманенных жертв. Подговоренные верные шеэвы кидаются следом. Шзиз и сотоварищи побивают свиту Живы. Дальше по обстоятельствам.

С применением Меча силы был один нюанс, который в нескольких пещерах обернулся потеками лавы. Предложив этот вариант, я попытался донести эффект от его применения до шеэвов, но судя по взглядам, которыми они обменялись, не очень то они поверили, поэтому легко согласились на возможное разрушение библиотеки. Ну, я их предупредил.

Наконец из черного зева башни суетливой пеной вытекла свита Живы. Пауки насторожено замерли, осматриваясь на предмет возможной опасности и перещелкиваясь между собой. Затем из ворот показалась туша паучихи, которая медленно выкатывалась, опираясь на своих поданных. Основная масса мелких пауков сосредоточилась под огромной Живой, которая впритык, но все же прошла в створ ворот. Небольшая полоска паучьих подданных окружила ее кольцом, изображая защиту.

Одурманенные жертвы тоже заметили вынос божества. Градус радости на помосте, среди будущих блюд паучихи разом поднялся, песнопения зазвучали с новой силой. Восторженные шеэвы в воздушных одеждах стали активнее пританцовывать и хлопать в ладоши.

Я перешел на духовное зрение и оказался в мире пронизанном энергиями. Толстые жгуты потоков медленно скользили в пространстве передо мной. Энергетический фон Подземья и так был повышен, даря легкость выполнения техник, а здесь, поблизости от источника шеэвов, эффект увеличивался кратно.

Я потянулся к разлитой вокруг энергии. Сила взбурлила вокруг меня своевольным штормом, закручиваясь в ревущий смерч. Я отбросил маскировавший меня плащ, выполнил начальное движение техники, второй, третий шаг…

Тем временем пауки спустили Живу по ступеням на арену и остановились. Паучиха нашла в себе силы, с трудом приподняла черную лапу с шипами на сочлениях, приветствуя свою паству. Чем вызвала новую бурю восторгов. Жива настолько расслабилась, почивая вверху пищевой цепочки, на лаврах прошлых заслуг, что даже не заметила изменений в токе энергии, вызванных подготавливаемой мной техники.

Я выполнил финальное ключ-движение и техника Меча силы, проявившись в реальности, взревела слепящим столбом энергии, рванула в высь. Я махнул уже свои обычным мечом, направляя буйство энергий, и слепящий вал энергии, наполненный пронизывающими его синими молниями, устремился к туше паучихи. Попавшееся на пути здание развалилось, как масло под горячим ножом. Трибуны возникшие на пути прожглись и разметались каменным крошевом.

В какой-то момент перед изогнувшейся дугой беснующейся силой, как буруны перед накатывающей волной, появились призрачные силуэты древних шеэвов. Фигуры предков выросли до небес, их лица исказились в беззвучном яростном крике. Они неслись к Живе, оседлав ревущую волну Меча силы и намереваясь стребовать с паучихи все, что она задолжала их народу.

Жива наконец-то заметила грозившую ей опасность и, что есть мочи, стала стегать своими членистыми конечностями окружающую ее свиту. Мелкие пауки суетливо забегали, защелкали вокруг нее. Огромная туша паучихи, чуть сдвинулась. Но Жива похоже потеряла разум от страха и своими ударами только мешала своему спасению. С десяток мелких пауков из свиты были разрублены ударами черных, поросших волосками лап, усеянных острыми шипами.

Устроившиеся на трибунах зрители из шеэвов сначала увидели несущийся к арене сверкающий клинок энергий. Они тут же в испуге вскочили, кто-то заметался, часть в шоке застыла на месте. Затем шеэвы увидели сотканных из белесого тумана призраков своих предков, которые неслись в авангарде шипящего молниями вала энергии. Сразу же раздались радостные, приветственные крики. Шеэвы собрались вместе, а затем все, как один, пали ниц в поклоне нежданным призрачным мстителям.

В последний момент паучиха вспоминает, что когда-то была практиком, идущим по пути Возвышения, и вокруг нее вспыхивает золотистый полупрозрачный барьер, за которым видно, как паучиха продолжает быстро мельтешить лапами. Внутри разлетаются части тел разрубленных пауков, на пленку барьера опадают фонтаны желтой паучьей крови.

Оставшиеся снаружи пауки брызгают врассыпную, ревущий смерч силы, выпущенный мной, накатывает на отгородившуюся Живу. На пару секунд все замирает, ярость столкнувшейся с барьером техники немного стихает, сосредотачиваясь на преодолении преграды.

Затем в воздухе разносится чистый протяжный звук, золотистая пленка барьера лопается, и Меч силы разрубает Живу. На песок арены падают две спекшиеся половинки со скрюченными конечностями. Взбесившаяся техника проходит дальше, оставляя на ступенях, ведущих к библиотеке, полыхающую алую борозду прожженного камня, утыкается в стену здания и опадает.

— Спасаем детей! — ревет мелкая отсюда фигура ящера голосом Шзиза и, выхватив меч, прыгает с трибун на арену.

За ним сразу же подхватываются несколько шеэвов и прыгают следом. Остальные ящеры несколько секунд сидят в полной тишине, затем взрываются криками и тоже бросаются на арену. Кто-то выхватывает меч и ловко прыгает прямо на арену, кто-то в силу возраста острожно спускается по ступеням, но равнодушным не остался никто из шеэвов.

Чернорясники полностью потеряли свою спесь и в едином порыве, наравне со всеми побежали к помосту. Где молодые шеэвы уже приходили в себя, сбросив наведенный дурман. Один из предназначенных к жертве молодых ящеров с отвращением отбросил взвизгнувшую дудку, грохнулся выкинутый барабан. Бывшие жертвы попрыгали с помоста и со слезами на глазах обнялись со своими родными.

Группа шеэвов во главе с Шзизом навалилась на растерянную свиту Живы. Замелькала клинки, раздались писки и хрипы гибнущих тварей. Затем Шзиз повелительно крикнул и поднял руку, останавливая своих бойцов. Он обратился к малочисленным остаткам свиты Живы. Затем ящеры достали веревки и начали вязать между собой сдавшихся на волю победителя пауков.

Несколько ящеров остались с пленниками, а Шзиз с десятком бойцов, включая знакомого мне Скриза, подошли к остальным шеэвам. Родители и родственники, счастливо обретшие обратно своих детей, братьев и сестер, уже немного отошли от переживаний. И теперь на их лицах начало проступать недоуменное выражение. Рядом валялись порубленные останки Живы, власть паучихи закончилась. Но что дальше?

Шзиз остановился напротив своих соплеменников, что-то произнес твердым голосом. В следующий момент воздух за его спиной задрожал и из ниоткуда соткались призрачные силуэты предков шеэвов. Теперь они были почти нормального роста, всего на голову выше своих потомков. Или потомки просто измельчали? Как бы то ни было, они встали за спиной и по бокам от Шзиза, а затем каждый положил свою ладонь на его плечо.

Скриз первым подал пример и склонил колено перед новым царем шеэвов. Затем зазвенели амуницией верные воины, которые бросились в схватку в след за своим лидером, и коленопреклонных фигур сразу прибавилось. Спасенные жертвы и их родственники склонились перед новым царем. А чуть погодя, и все чернорясники в едином порыве преклонили колено. Лишь один из них немного замялся, но затем все же склонил свою голову, признавая власть Шзиза Первого и волю своих предков.

Глава 10. Где герой испытывает чувство полета

Я осторожно вышел на развилку. Так, кажется направо, — я сверился с нарисованной от руки картой. Затем бережно свернул потертый пергамент и убрал в футляр. У Шзиза, помимо привычки становиться царем, нашлось еще такое полезное увлечение, как составление карт Подземья.

При власти Живы он был главой охотников и успел облазить окрестные пещеры вдоль и поперек. Темными пятнами оставались только территория Кира и пещеры за Темным морем. Я как раз преодолел исследованные области, которые были отрисованы на карте и пришел к одной из арок ведущих на запретную территорию Кира.

Шзиз делился воспоминаниями, что помимо запрета Живы, на земли Кира было трудно проникнуть из-за патрулей кирейцев. Сами они вроде как умерли, но продолжали исправно греметь костями по подземельям в виде скелетов. Вооруженных, одетых в доспех и наделенных жаждой сражений. Но дальше своих пещер нежить не совалась.

Как раз трое таких воинов остановились у входа в пещеру, как будто чувствуя, что кто-то притаился в темноте обрамленного аркой хода, соединяющего пещеры. Я не удержался и поправил плащ шеэвов, который маскировал меня от пытливо высматривающих глаз и полностью скрывал ток жизненных энергий в теле. И в свою очередь тоже уставился на застывших скелетов.

Скелеты были человеческими, они явно были когда-то людьми. Не удивительно, что шеэвы приняли меня за одного из вернувшихся, живых кирейцев. Ростом примерно с меня, белые отполированные временем кости, доспехи и шлем из под которого пронзительно смотрели пустые глазницы, наполненные багровым светом.

Я застыл без движений под плащом шеэвов, собираясь переждать, пока стражникам надоест высматривать не пойми что в темноте, и они не отправятся дальше по своему маршруту. Хотелось попытаться пересечь Кир, не ввязываясь в драку. Опасность, которая сейчас исходила от кирейцев была покрыта мраком неизвестности. Нежить неплохо защищала свои территории в течении нескольких поколений шеэвов, значит сила у них вполне наличествует. Не понятны были причины, по которым Кир не переступал свои границы. Идеально было бы скрытно проникнуть на их территорию и все оценить собственными глазами.

Мы более предметно обсудили с Шзизом наши договоренности, и оба не видели вариантов договориться с мертвыми. План был дойти до выхода из Подземья, который по сказаниям ящеров был расположен дальше за Киром, найти подмогу и зачистить Кир от оживщих мертвецов. С культивацией у шеэвов пока было никак, число практиков ограничивалось тремя шеэвами — новоиспеченный царь Шзиз, его ближайший помощник Скриз и признавший новую власть бывший глава жрецов Сшес. Поэтому ящеры проводили меня до пещер кирейцев, а дальше, пожелав удачи, повернули к себе.

Со смертью Живы, чернорясники опять переквалифицировались в библиотекарей. Оказалось, что они спасли довольно много трактатов древних. Среди ящеров нашлось достаточно желающих, которые с энтузиазмом набросились на знания и решили идти по пути Возвышения. Как говорится в пословице, дорогу осилит идущий и каждый путь начинается с первого шага. Но пока реально ставшими на Путь были только трое шеэвов. И даже в их случае речь шла о первой — второй ступени.

Я без утайки рассказал о тварях, которые мне встретились на той стороне Темного моря и пока выходило, что именно этот мистический водоем вкупе с жуткими его обитателями сдерживали живущих на той стороне высокоуровневых завров. Поэтому Возвышение виднелось единственной возможностью для шеэвов вообще выжить в таком окружении.

Если рассматривать вариант исхода из подземелий, то в своих текущих кондициях они не могли рассчитывать на то, чтобы пройти Подземье насквозь и дальше переселиться куда-нибудь в более безопасное место. Да и будет ли оно безопаснее? Ведь нужно не только найти, но и защитить это новое место жительства от возможных посягательств. Нет, вариант с переселением был проговорен и отброшен. Чему я в целом был только рад. Шеэвы нужны моему клану здесь в Подземье. Идея с торговым путем работала в древности, сработает она и сейчас. Путь через Подземье станет золотой жилой, но уже для Жемчужных облаков.

Я перевел взгляд на воинов, восставших из мертвых. Пластинчатые доспехи, где металлические секции перемежались с вставками из грубой кожи, а части соединялись вместе красными и желтыми шелковыми шнурками, не выглядели неухоженными. Меч, сжимаемый белыми костяшками пальцев, тускло отсвечивал в полутьме, без каких либо следов ржавчины. Залихватски нахлобученный на макушку металлический шлем тоже содержался в порядке. Вот только в плане живой плоти страже не повезло, в наличии был только скелет.

Наконец, патруль костяшек успокоился и, такое ощущение пожав плечами, отправился дальше. Выждав для верности ещё какое-то время, я отлип от укрытия, где просидел длительное время в одном положении, потянулся и тут же поморщился от раздавшегося хруста. Эх, старость не радость. Мысленно покряхтывая, но больше не позволяя себе видимых проявлений слабости, я, осторожно ставя шаги, бесшумно двинулся дальше.

В пещерах Кира на потолке не было синих звёздочек, к которым я уже успел привыкнуть. Сверху накрывала беспроглядная тьма. Но сами пещеры на удивление выглядели обжитыми. Дорога, вившаяся под ногами, поддерживалась в идеальном состоянии. Она была выделена жёлтым кирпичом, по сторонам на равных промежутках выставлены столбы, в несколько моих ростов, увенчанные алхимическими светильниками. Те же светильники периодически попадались на стенах пещеры или уносившихся ввысь колоннах. Развесистых шляпок светящихся грибов или следов фосфоресцирующие зелёным светом плесени не наблюдалось.

Рукотворные тоннели, соединяющие пещеры, буквально блестели чистотой. Их конструкция один в один повторяла видимые мной ранее на стороне шеэвов и за Темным морем, но внутри было все надраено до блеска и работало, как часы. В предусмотренных кольцах держателей, были установлены именно фонари, а не пробивалась дикая пещерная поросль.

Регулярно встречались патрули скелетов, но плащ шеэвов удачно скрывал меня от них. Не скажу, что все проходило гладко. Всё-таки что-то скелеты чувствовали, так как подолгу замирали, а затем водили белой отполированной черепушкой, мерцая мрачным темно-красным светом из пустых глазниц.

Пройдя очередную арку, соединяющую пещеры, я вывалился на небольшую залитую светом площадку, уступом нависающую над пустотой. Далеко в глубине потолка ярко сияло искусственное солнце, полностью освещая всю гигантскую пещеру, открывшуюся передо мной. Стены ее терялись где-то вдали и это создавало нереальное ощущение полета. Идеально место для медитации. Похоже именно с этой целью она и была создана.

Справа от меня уходила вниз узкая цепочка ступенек, лепясь к стене и никак не ограждая путника от возможного падения. Я подошел к краю и заглянул вниз. Передо мной предстал большой город состоящий из кубических зданий терракотового цвета, похожего на красную глину, из которой иногда делают посуду. Похоже здесь целые здания были слеплены из этого материала. А вдалеке в центре города возвышалась грандиозная пирамида, такого же цвета, что и остальные здания, она уступами уносилась вверх, так же как будто сложенная из кубиков. Каждый следующий пояс блоков, образующих пирамиду, был меньше в периметре. Из далека это смотрелось, как ступени, по которым мог бы взбежать неизвестный гигант и застыть на одной ноге на самой верхушке, где была ровная площадка.

Спохватившись я отступил от края и опять закутался в плащ, который делал меня невидимым. Виды конечно захватывающие, но торчать так на виду было достаточно рискованно. Надеюсь я прошел основной периметр защиты, и в сердце своей территории кирейцы не так дотошно несут службу.

Не став дальше медлить, я поспешил по ступеням вниз в таинственный Кир, о котором был наслышан от шеэвов. На душе скреблись нехорошие предчувствия, поэтому даже помимо своей воли я ускорил шаг, а затем перешёл на бег.

Ступени мелькали под ногами, солнце подземного Кира изливало свой свет сверху, сверкали отблески в самом городе. Лестница закончилась, я выбежал на площадь по форме напоминавшую раскрытый веер. Под ногами было сделано мощение из трехцветной брусчатки, которая складывалась в изображение твари с щупальцами, вылезающей из Темного моря.

С площади прямыми лучами отходили три улицы. Лестница заканчивалась в глухом углу, где улицы сходились, если продолжить их воображаемыми линиями. Крайние линии ограничивали площадь по бокам, а ещё одна делила ее пополам. И там меня уже ждали.

Я окинул противников взглядом. Десять воинов скелетов в доспехах, вооруженных мечом и щитом, предводительствуемые странным типом в черном плаще до пят. Плащ был наброшен на белые кости, что определено выдавало в нем мертвеца. Из под капюшона плаща мрачно горели красным глаза. В руках скелет держал посох, с навершием из прозрачного шара, в котором таинственно текла и переливалась фиолетовая субстанция. Я застыл, скелеты тоже стояли в полной тишине.

Я осторожно сделал шаг в сторону, шорох от обувки, которой я разжился у ящеров, вышел неожиданно громким. Я тут же поспешно приставил вторую ногу и опять замер. Скелет в плаще пренебрежительно фыркнул, откинул капюшон. Затем он махнул посохом, от чего фиолетовое нечто в навершие взволновалось, закрутилось в новом узоре и повелительно рявкнул:

— Взять его!

Одновременно со словами из круглого шара, венчавшего посох, вырвалась фиолетовая вспышка энергии. Она волной разошлась от мертвого практика, тонкая фиолетовая кромка прокатилась по площади, прошла через меня и разбилась о стены. Каких-то отрицательных ощущений я не заметил, но в следующий момент плащ шеэвов рассыпался прахом, лишая меня невидимости.

Глаза воинов-скелетов разгорелись с новой силой, и они с ревом бросились на меня. Что ж, по тихому не получилось, наконец-то можно все решить старым добрым мордобоем! Я почувствовал, как забурлила кровь, а на губах помимо воли проявилась улыбка. Сила, разлитая вокруг, отозвалась на мой зов и я, на ходу выхватив меч, бросился на встречу скелетами.

В движении потянулся к потокам силы, сформировал плетение Контроля сознания. Мысленное усилие, активация техники. Печать контроля раскинулась по площади, полыхнула в духовном плане… И ничего не произошло.

Скелет практик в черном плаще, явно следивший за моими манипуляциями духовным зрением, пренебрежительно хмыкнул и, отвернувшись, тоже потянулся к силе. Он сделал выпад вперёд, затем плавно перенес центр тяжести на другую ногу, повернулся, выпрямился и описав посохом круг, повернулся вокруг своей оси. Сила послушно легла росчерком в формирующееся под волей практика плетение.

Волосы у меня на затылке зашевелились от предчувствия опасности:

Нельзя позволить завершить его технику! — пронеслось в голове.

Воины скелеты, гремя доспехами, набегали на меня, беря в кольцо. Я потянулся к нитям энергии, вокруг смерчем взбурлила сила. Я сформировал плетение и ударил ступней о землю, выполняя единственное ключ-движение в технике громового удара.

Грохнул взрыв. Из точки, где ударила моя нога, рванула, расходясь кругами, волна красной энергии. Окружающие меня скелеты попадали на землю, гремя костями. Волна достигла главного в их отряде, в черном плаще, и он тоже не удержался на ногах и повалился на землю. Тщательно выводимое плетение техники сбилось и рассеялось. Чувство опасности сразу отпустило.

Не теряя темпа, я одним прыжком взвился вверх, активировал Быстрый шаг, размылся в воздухе от скорости и рванул к практику в плаще. Он как раз поднимался с земли, опираясь белыми костями правой руки, а второй цепко сжимая посох. Капюшон слетел, скелет ошарашено тряс черепушкой пытаясь прийти в себя. Я вывалился из ускорения рядом с ним и без затей рубанул мечом. Белый череп взлетел в воздух, перекувырнулся пару раз и упал на цветную брусчатку. Оставшееся без головы тело скелета тут же безвольно рухнуло на каменное мощение площади. Мертвый практик был окончательно мертв.

Я подскочил к ближайшему скелету-воину, который заторможено поднимался с земли, и пинком отправил его белый череп в полет. Оставшись без головы тело рухнуло на камни безвольной кучей костей. Я крутанулся вокруг себя, полоснул мечом, и еще одна белая черепушка, засунутая в железный шлем, закружилась, весело блеснув бликами на солнце. Доспех с костями с грохотом упал на каменное мощение, лишившись жизни.

Остальные скелеты в это время уже успели подняться, их глаза разгорелись яростным огнем, а движения стали приобретать осмысленность. Не давая времени скоординироваться своим противникам и сообща наброситься на меня, я еще раз наполнил силой плетение Громового удара и на следующем шаге акцентировано влепил деревянной подошвой сандалий в искусное каменное панно площади, завершая ключ-движение.

Тут же, повинуясь навязанной воле, сила преобразилась в красный обод Громового удара и стеганула по оскалившимся скелетам. Немертвые воины пошатнулись и снова рухнули на брусчатку. Я взвился в прыжке, приземлился на шею ближайшего скелета. Хрустнула кость под деревянной сандалией, голова скелета отделилась от тела, и еще одни воин окончательно отправился к заждавшимся предкам. Следующий шаг, пинок, как будто играем в игру в мяч, еще одно состоящее только из костей тело безвольно застыло на камнях. Мелькнул в руках верный меч, обезглавливая следующего противника.

Плетение Громового удара проявило неожиданный эффект, оглушая моих не живых и не мертвых противников. Кроме того, выяснив опытным путем, что оказавшись без головы, через чур оживший мертвец становился просто мертвецом, я с энтузиазмом занялся претворением не хитрого плана в действие. Применить Громовой удар, быстро подскочить срубить пару голов, отход и по новой. У бедных костяшек дальше не было шансов и, спустя минуту, все было кончено.

Глава 11. Где герой срезает углы

Разобравшись со скелетами, лишившись плаща и заработав пару ссадин, даже не заметив как, я остановился и выдохнул. Мертвецы неподвижно раскинулись на камнях площади. Один из скелетов как раз разлегся поперек изображения вылезающего из Темного моря ужаса, который выпростал щупальца и хитро выглядывал одним глазом с мозаики из перекрывших его неподвижных белых костей и железа доспехов. Искусственное солнце Кира высвечивало блестящую глазурь панно и начищенное оружие. На площади было тихо. Откуда-то далеко из глубины города доносился еле слышный лязг и отголоски команд.

Да уж, — подумалось мне, — все еще только начинается.

По тихому не получилось, придется напролом. Глупо конечно звучит, кирейцев полный город, но других вариантов не вижу, — я вздохнул, затем с силой выдохнул и тряхнул головой.

Так, что у меня есть? Самое главное оружие техника Арта. Минус, что сплести ее не мгновенно. В качестве защиты Доспех и Барьер. Ну это так, главная защита не подставляться. Мой любимый Быстрый шаг. Громовой удар хорошо себя показал. Хух-ху-ху, — я поднял голову обвел взглядом площадь, дома напротив.

— Напролом, так напролом, — в слух произнес я. Мой голос разнесся в тишине неожиданно громко.

Я передернул плечами, вдохнул, выдохнул, настраиваясь. Затем отбросил последние сомнения, выбросил лишние мысли из головы.

Может и не долго, но это будет весело, — мелькнуло в голове, я усмехнулся и окончательно решился. В душе разгорался злой азарт, а на лицо вылезла немного безумная улыбка.

Я посмотрел наверх на стену откуда пришел. Так, вот змеится цепочка ступеней, там площадка перед тоннелем. Ага, то есть примерно туда, я повернулся в противоположную от стены сторону.

— Туда! — махнул я себе рукой. Как раз вдоль по средней улице, — главное не сворачивать.

Я полностью освободил сознание, потянулся к близкой в Подземье силе, она с радостью отозвалась на мои касания, завертелась вокруг, ускорилась, взревела диким зверем. Я сделал первый шаг в связке техники, зачерпнул силы сколько смог. Движения стали даваться с ощутимым трудом. Второй шаг. Выполняю все полностью в физическом мире, не отклоняясь от классической манеры. Третий шаг. С трудом продираюсь сквозь плотный поток. Финальное движение, останавливаюсь точно вдоль выбранной линии и опускаю меч. Вернее сила сама срывается с поводка. В реальности вырастает вал энергии до небес и ревущим чудовищем устремляется вперед.

Идем напролом! — кривая улыбка на мгновение мелькнула на моем лице.

Я окутался в золотистый Доспех и со всех ног бросился за несущимся вперед плетением. Гигантский клинок энергии, начинался над землей на уровне коленей и дальше уносился вверх. Дорога под ногами оставалась не тронутой и можно было свободно бежать. Единственно, когда Меч силы проходил сквозь здания, камень обращался в лаву, которая медленными раскаленными светящимися потоками растекалась в стороны.

Тут на выручку приходил Быстрый шаг. Я взглядом выхватывал безопасные участки, во время бега делал длинный прыжок, а дальше проваливался в ускорение и тенью переносился в выбранную точку. Через пару прыжков, я поймал ритм, и меня охватило ощущение подобное медитации. Кроме зрения включилось ощущение пространства, и я как будто стал видеть во все стороны. И путь мой стал пролегать не только по земле, но и по встречающимся зданиям.

Вот изменившееся зрение выхватывает подходящее пятно на выступе здания справа, прыжок, и порывом ветра меня переносит на выступающий угол на втором этаже. Следующая подходящая точка слева внизу, и тень Быстрого шага слизывает меня с выступа и выпускает на пятачке перед разрушенным зданием.

Сознание отмечает, что плетение Меча силы начинает постепенно затухать. Тянусь к разлитой вокруг силе, она послушно закручивается вокруг меня вновь, делаю первый шаг, второй, третий… И новый ревущий столб энергии отправляется за своим слабеющим собратом, сливается с ним и, вспыхнув с удвоенной яростью, устремляется дальше вглубь Кира.

В следующий миг на меня наваливается оглушающая тишина. Я вижу как плетение Меча силы несется вперед, удаляясь от меня, но не слышу ни рева энергий, ни грохота рушащихся знаний. Я застываю на месте, не в силах сделать следующий шаг. Прикладываю усилия, тянусь к силе… Раздается звон лопнувшей струны и из меня вверх и вниз взрывом вырывается энергия. Сила Подземья конденсируется, сгущается вокруг меня. И вот уже из глубины подземелий до самого свода пещеры устремляется золотистый столб энергии, меня подхватывает неукротимой мощью, пронзает и напитывает до каждой частички существа. Затем столб вспыхивает, стягивается в тонкую нить, ток энергии достигает немыслимой плотности, я какое-то время повисаю в воздухе безвольной марионеткой, затем нить сжимается в яркую точку, вспыхивает и впитывается в мое естество.

Я упал на камень городской улицы. Вернулась способность слышать и мне в уши рванули окружающий звуки, возвращая в реальный мир. Рев взбесившегося Меча силы, который слился с предыдущим проявлением техники и преобразился во что-то еще, еще более разрушительное. Грохот падающих зданий, через которые проходило лезвие гигантского плетения, уже явственно похожее на меч. Короткий лай команд где-то слева и справа, вдалеке.

Я поднял голову и увидел, что не заметно для себя уже успел преодолеть солидное расстояние, и та огромная пирамида, которую я наблюдал с уступа, перед аркой тоннеля, приведшего меня к Киру, уже находилась рядом, и Меч силы стремительно сближался с ней.

В следующий момент с верхушки пирамиды ударил тонкий луч энергии, уперся в несущийся на него Меч силы. Воздух загудел от столкновения стихий. Постепенно запущенное мной плетение замедлилось, призрачный клинок задрожал, затем вспыхнул так, что стало больно глазам. Я отвел взгляд, спасая зрение. В следующий миг раздался оглушающий взрыв, верхушка пирамиды исчезла, рассыпавшись осколками и скрывшись в клубах пыли. Но ревущий шквал энергии вызванный Мечом силы тоже растворился без следа.

Я опять оказался на очередной площади, от которой лучами расходились несколько улиц. Метрах в двадцати начинались стены зданий. Уступами шли крыши, обозначая разные этажи. По высоте здания были одно, двух и трехэтажные. Темные провалы окон, балконы без признаков жизни. Дальше поднималась плотная завеса пыли, не позволяя различить, ни что происходило на улицах, примыкающих к площади, ни что стало с пирамидой, которая остановила разрушение города.

Я поднялся на ноги, прислушался к ощущениям. Эксперименты с Быстрым шагом, Восприятием и Мечом силы продвинули меня дальше, на следующую ступень Возвышения. Девятая ступень, осталось еще три, и я смогу подумать о возвращении домой. Если конечно удастся выпутаться из сегодняшней передряги. Кирейцы показали, что им есть что противопоставить технике Артефакта.

Все это в мгновение ока промелькнуло в моих мыслях. Одновременно я потянулся к силе, оценивая изменения. Переход опять подарил ощущение легкости в манипуляция с энергиями, как будто с меня спала очередная пелена. Я зачерпнул в разлитой вокруг силе и завернулся в золотистое плетение Доспеха.

С двойным плетением Меча силы вы справились, но у меня есть еще! — подумалось мне, — Следуем плану дальше.

После прорыва на следующую ступень меня охватила эйфория и абсолютная уверенность в своих силах. Расколошматим эту пирамиду в пух и прах. Я рванул к себе лениво переливающиеся жгуты силы, усилием воли завертел силу вокруг себя бешеным смерчем, сделал первый шаг в технике Артефакта. В духовном плане как будто пронесся порыв ветра, а по безбрежным просторам прокатились перекати-поле.

Туманная завеса передо мной вздрогнула, затем послушная чужой воли отодвинулась в сторону, как вуаль. Передо мной на площади возник высокий скелет в черном плаще. Капюшон был откинут и солнце Кира отражалась в белой лобной кости. Он спокойно стоял передо мной не делая враждебных телодвижений. В левой руке был зажат приметный посох с прозрачным шаром в навершии, наполненный фиолетовой субстанцией.

Скелет поднял свободную руку и громко крикнул, обращаясь ко мне:

— Остановись чужеземец! Мы уже видели твою силу, давай поговорим! — он опустил белую, состоящую из одних костей руку и безмолвно застыл. В глазницах полыхал багровый огонь, череп был абсолютно свободен от каких либо следов мышц и кожи, попытаться угадать эмоции мертвеца не представлялось возможным.

Отголоски эйфория от перехода все еще гуляли в моей крови и зудящая удаль подталкивала завершить плетение и посмотреть чье Возвышение круче, но пробившиеся на поверхность разума холодные логические построения, констатировали, что против целого города у меня нет шансов. В конце концов доводы разума победили, и я рассеял начатое плетение. Порыв ветра уже в реальном мире завертел песчинки на камнях и ушел в правое ответвление улицы.

— Что ж, давай поговорим, Киреец! — крикнул я в ответ, соглашаясь на переходы.

— Что ты хочешь, чужеземец?! — тут же отозвался скелет.

Хм, пройти до выхода из Подземья, вернуться и зачистить Кир, — с сомнением подумалось мне. — Вернее, раньше был такой план. Но как оказалось мертвецы вполне наделены разумом и готовы общаться. Значит нужно договариваться. Не сильно то мешают скелеты. Кровавых оргий не заметно, на шеэвов за прошедшие века никто не нападал. Единственное, что можно поставить им в вину — защиту собственных территорий. Но обычно это идет со знаком плюс.

— Беспрепятственный проход караванов через ваши пещеры до выхода из Подземья! — озвучил я изначальную цель. Чем судьба не шутит, может получим в союзники мертвецов.

Мне казалось, что мертвые кости не могут выражать эмоций, но скелет отвалил нижнюю челюсть, склонил голову чуть на бок и красноватое пламя в его глазница взволновалось. От всей его фигуры веяло удивлением:

— Ты хочешь восстановить путь Титанов?!

Похоже отголосок еще одной легенды, которая оказалась правдой. Что в древности жили гиганты, называемые Титаны, постигшие премудрость Возвышения, под покровительством, которых пребывали в благоденствии земли, в числе которых и родные мне места, занятые кланом Жемчужных облаков. Хм, и ведь что-то было там про путь Титанов?

— Да, Киреец! — и по наитию добавил, — Я уже заручился согласием шеэвов и надеюсь услышать слова одобрения и от вас!

— Неужели пришел Собиратель, как предсказывало пророчество?! — произнес негромко скелет, скорее для себя. Но повисшая на площади тишина и обострившийся после Возвышения слух, с легкостью донесли до меня его бормотания.

Затем он мотнул головой и уже громко, обращаясь ко мне:

— Я не могу дать ответ на такой серьезный вопрос. Тебе нужно посетить нашего духа, управляющего городом. Следуй за мной, чужестранец! — он махнул рукой и не сомневаясь, что я последую за ним, повернулся и неспешно зашагал обратно по широкой улице, которая вела к подножию пирамиды.

— Мразота светочей! Долбанные сопляки, вкусившие силы и применяющие ее налево и направо! — чуть слышно пробубнил он себе под нос.

Я сделал вид, что ничего не услышал и отправился вслед за скелетом, в черном плаще. Пыль вокруг осела и стала понятна степень разрушений, которые я принес кирейцам. Позади нас тянулась широкая просека разрушенных зданий, упираясь в стену, от которой начиналась лестница наверх. Я поскреб подбородок и в смущении подумал:

— Или нужно было сразу попробовать договориться? — почувствовал, как лицо постепенно стало заливать краской, — Да что ж такое то!

По дороге, по мере того, как мы пересекали перекрестки и в улицу вливались другие артерии города, стал заметен масштаб сил, которые подтянули мертвые жители, чтобы противостоять вторжению. Хм, город дальше был практически наводнен скелетами, если хотя бы четверть из них были практиками, то никакие плетения артефакта, не помогли бы мне против них всех.

Эмоции, подталкивавшие меня к драке чуть поутихли и холодок осознания прошел по спине. Нет, мне было не выиграть. Постаравшись не измениться в лице, я все так же с невозмутимым видом следовал за своим провожатым.

Улица вывела нас на еще одну площадь, которая опоясывала основание пирамиды. Прямо перед нами были огромные ворота из серого металла, в пять моих ростов, с прямоугольными пилонами по бокам. На каждом был закреплен большой чадящий факел, языки пламени с треском облизывали горючий материал и танцевали с обоих сторон входа. Пилоны украшали искусно выполненные барельефы воинов, с мечам, копьями и округлыми щитами в руках.

При нашем приближении по центру ворот прорезалась яркая щель, и две створки начали медленно расходиться, поражая своей толщиной. Одна створка в толщину была не менее половины моей руки от тыльной стороны ладони до локтя. Пожалуй, даже не всякое плетение смогло бы их пробить, не говоря уже об обычном оружии.

Скелет, бывший у меня в провожатых, остановился и приглашающе провел рукой в сторону входа:

— Прошу, чужестранец, дух города ожидает тебя!

— Спасибо, — я сложил руки и вежливо поклонился немертвому практику.

Повернувшись к распахнутым воротам, я ступил под темные своды пирамиды. Не совсем было понятно куда именно нужно идти дальше. Мой провожатый остался снаружи, не сказав больше ни слова. Ну может быть тут только один путь? Вряд ли это ловушка, слишком сложно.

Около входа было достаточно света, я смог понять, что нахожусь в а прямоугольном зале и даже рассмотрел мозаику на полу, где человеческая фигура с трезубцем в руках боролась с вылезающими из Темного моря щупальцами. Вопреки ожиданиям от зала отходило три коридора. Но не успел я выразить свое недоумение, а может быть и возмущение приведшему меня скелету, как рядом со мной зажегся зеленый яркий огонек. Он пропищал:

— Следуй, за мной чужестранец! — и я разглядел, что огонек на самом деле — это мелкая девчушка с крыльями стрекозы, одетая в платье изумрудного цвета. Крылья мельтешили в воздухе, а вокруг маленького человечка кружились зеленые искры, образуя шар изумрудного сияния.

Она медленно полетела к одному из коридоров, затем остановилась, заметив, что я не двинулся следом, и, скорчив недовольную физиономию, опять махнула рукой, зовя за собой, и дополнительно нетерпеливо мотнула еще и головой по направлению к коридору, куда следовал ее путь.

Я подобрал отвалившуюся от удивления челюсть. Немного смутившись от того, что забыл про манеры и неприлично пялился на девушку-стрекозу. Затем я зажмурился и помотал головой, чтобы прийти в себя. Я город разумных завров видел, скелетов говорящих, а тут просто маленький человек с крыльями. Затем признался сам себе, — Да кого я обманываю?! Интересно же, жуть!

Я как-то обуздал настигший не к месту приступ любопытства, и двинулся следом за новой провожатой. На освещении хозяева пирамиды явно поскупились, наш путь пролегал по темным коридорам, поднимался и спускался вниз, делал неожиданные повороты. Сам я уже успел потерять чувство направления и явно без посторонней помощи отсюда не выберусь. Хм, может все же ловушка? Бросить в этом лабиринте без еды и питья?

Наконец мы вышли в большой зал, я почувствовал это по изменившемуся эху шагов. В следующий миг, все вокруг залило светом. Я непроизвольно зажмурился от такого резкого перехода от тьмы к свету. Когда я открыл глаза, моей провожатой уже нигде вокруг не было. Я покрутил головой, осматриваясь. Помещение было круглым и действительно большим, потолок терялся где-то в вышине, а в середине помещения, из пола вырастала небольшая пирамидка, копия той, в которой я находился, только по размерам она в высоту была где-то мне до груди.

Заключая установленную в середине зала пирамиду в круг, по периметру зала прямо в полу шла светящаяся золотистая линия в палец толщиной, похожая на расплавленное золото. В зал вело несколько входов, у каждого из которых была небольшая круглая площадка, которая вгрызалась в стену. Таким образом зал был не круглым, а скорее напоминал шестерню с круглыми зубцами, в местах соединения с коридорами.

Воздух над пирамидкой в центре зала замерцал и соткался в полупрозрачный призрак старца с окладистой бородой, который мне кого-то подозрительно напоминал. В следующий миг я замер, непроизвольно открыв рот от удивления. Учитель Чан! Затем, помотал головой, — Нет, сходство конечно поразительное, но все же не он. У нашего козлиная бородка, сморщен, как сушеная слива, хитрый взгляд и абсолютно лыс. Но как похож! Как бы то ни было, я почтительно поклонился, уступая призраку право начать разговор:

— Приветствую тебя, чужеземец! — не стал отмалчиваться призрак, — Я дух города, который управляет им в ожидании возвращения живых жителей. Уважаемый Чрез, уже передал твои слова, и я захотел лично посмотреть, на того храбреца, который в одиночку выступил против целого города!

— Или глупца, — скромно дополнил я призрака, опять поклонившись

— Кхм, кхм, не я это сказал! — и в следующий миг призрак расхохотался.

— Все так, уважаемый дух, я хотел достигнуть выхода из Подземья, воспользовавшись маскировкой, но на подходе к городу меня раскрыли, — повинился я.

Призрак покивал головой:

— Ко мне уже давно стекались донесения храбрых защитников Кира, которые рапортовали о непонятных флуктуация энергии. Один, два раза можно отмахнуться, но когда по донесениям прослеживается четкое продвижение к городу… В общем, было легко организовать тебе встречу. Подняв старые записи, мы решили, что используется что-то наподобие ткани, которую производили шеэвы в древности, когда разводили пауков.

— Вы были абсолютно правы, уважаемый, — кивнул я.

— Кир, можешь звать меня Кир. Город Кир и его дух тоже Кир. Эх, время идет, я уже не так хорошо чувствую свою физическую ипостась. Все эти чудесные улицы, парки и площади. Дождемся ли мы возвращения живых потомков?… — предался грусти дух города.

— Как я могу к тебе обращаться, юный практик? — вернулся призрак к нашей беседе.

— Тао Ли, из клана Жемчужные облака, — представился я.

— Хорошо, Тао! Можешь, повторить суть твоего предложения, возможно мы не так тебя поняли? — повел дальше нить разговора призрак.

— Я хочу возродить торговый путь через Подземье и прошу разрешения на проход через ваши пещеры, — склонился я.

— Путь Титанов, да, — задумчиво проговорил дух города, Кир.

— Может быть вы сможете рассказать мне про этих Титанов и их путь? — вежливо поинтересовался я, — Уже второй раз слышу. И простите за любопытство, что за катастрофа произошла в Подземье в древности? У шеэвов остались только обрывки легенд.

— Эх-хе-хех, — грустно вздохнул Кир, — это весьма печальная история, но думаю она повторяется без конца у разных народов. Если вкратце, то жители Подземья хотели большего и в итоге не справились с последствиями своей жадности. — он задумчиво потер подбородок, — А если чуть длиннее, в Подземье появились новые учителя — Светочи, — лицо призрака скривилось в мучительной гримасе, выражающей досаду, — которые обещали увеличить потенциал правителей в доступе к энергии, а в итоге случился прорыв сильных тварей из другого мира, для которых Светочи служили маяком. По факту Светочи оказались эмиссарами из другого мира. Ценой неимоверных усилий вторжение остановили, но цена была непомерна. Шеэвы погрузились в невежество, последний раз, когда у нас появлялись их беженцы, этот народ попал под власть низкоуровнего завра, одного из тех кого они раньше использовали для производства паутины. Какая ирония! — он сокрушено покачал головой.

Чуть помолчав, призрак продолжил свой рассказ:

— Часть жителей Кира добровольно, отдали свое здоровье в ритуале, трансформировавшись в скхеков, меньшая часть ушла на поверхность в поисках помощи, но вот уже несколько веков от них ни слуха, ни духа.

Кир опять задумался, видимо предавшись невеселым воспоминаниям. Затем встрепенулся, бросил на меня извиняющийся взгляд и уже спокойно продолжил:

— А Титаны, это клан, который жил на поверхности, в горах, там где река Силы выходит на поверхность. Если ты пришел с той стороны, то не мог ее миновать не замеченной, — он посмотрел на меня.

— Да, все так, — кивнул я, — от реки Силы я и пришел.

— Примерно пять веков назад, — продолжил призрак свой рассказ, — существовал мощный союз из трех государств — Титаны, Шеэвы и Кир. Путь Титанов, как ты уже догадался, — это торговый путь через Подземье.

— Восстановить путь через Подземье, — задумчиво протянул Кир и постучал указательным пальцем по нижней губе, — Что ж, это вполне возможно, но только при одном условии. Ты найдешь живых потомков, которые ушли когда-то из Кира. Согласен, Тао Ли из клана Жемчужных облаков?

Я посмотрел на мерцающего духа города, который напряжено ждал моего ответа. Драться с полчищами скелетов, вернее скхеков, как обронил призрак в своем рассказе, или найти канувших во времени потомков? Я мыслено пожал плечами, лучше строить здание, на фундаменте общего благополучия, затем озвучил свои мысли:

— Думаю, условие ваше справедливо, уважаемый Кир, — при моих словах на лице призрака проступило видимое чувство облегчения, и он даже кажется выдохнул, — Я возьмусь за поиски. Но давайте проговорим условия, на которых будет использоваться будущий торговый путь.

Призрак подобрался и кивнул:

— Справедливо, уважаемый Тао, справедливо. Озвучьте ваши пожелания?

— Конечно, — кивнул я, — раньше, я кратко переговаривал с уважаемым скхеком, — дальше я запнулся на имени.

— Чрезом, — благосклонно подсказал призрак.

— Да, Чрезом, — опять кивнул я, — Как я упоминал, мы уже пришли к договоренностям с шеэвами. Они скинули владычество завра, о котором вы упоминали ранее.

— Ох, рад это слышать! — воскликнул дух города, — к сожалению из-за определенных условий ритуала, который мы использовали в Кире, теперь нам нет хода дальше наших территорий, — он сокрушено покачал головой, — и мы не смогли прийти на помощь нашим бывшим союзникам, когда они испытывали трудности, но я рад слышать, что их жизнь постепенно налаживается.

Я пожал плечами:

— Да, я тоже рад, но стоит заметить, что они только в самом начале пути. Слишком многое было ими утеряно, — покачал я головой.

— Ох, вы раните меня в самое сердце, — отозвался, как мне показалось с искренней печалью в голосе, Кир.

— Да… — протянул я, затем продолжил, — Так, вот уважаемый, Кир, шеэвы избавились от гнета, а скорее рабства, и у них опять есть собственное царство во главе с новым царем Шзизом.

Призрак кивнул, продолжая внимательно меня слушать.

— С шеэвами мы пришли к соглашению, что их территории идут после моста через Темное море, — озвучил я наши договоренности с ящерами.

Тут Кир согласно кивнул:

— Так и было в давние временя союза!

— Клану Жемчужных облаков отходит мост через Темное море и территории за ним, включая руины на поверхности, где раньше располагался город Титанов.

— Хм, — немного напрягся призрак.

— А за вами тогда остаются ваши территории и выход на поверхность с вашей стороны. Соответственно и плата, которая будет взиматься за провод торговых караванов будет, будет делиться согласно величине отошедших территорий.

— Хм, — немного нахмурился Кир, — то есть, уважаемый Тао, ваш клан претендует на роль Титанов?

— Совершено верно, уважаемый Кир, — безмятежно улыбнулся ему я, — А дальше я беру на себя обязательство найти ваших потомков, а вас вместе с шеэвами прошу восстановить мост через Темное море.

— Кхм, — закашлялся дух города, — мы восстанавливаем мост, который отойдет Жемчужным облакам?!

— Все верно, уважаемый Кир, — кивнул я, — а я занимаюсь нужными вам поисками.

— Кхм, — уже задумчиво, без возмущения кашлянул дух, — ну, по крайней мере торгуетесь вы, как представитель древних Титанов, уважаемый Тао.

Я решил, что здесь не требуется моих комментариев, и не стал мешать размышлениям Кира.

Призрак не спеша прошелся из стороны в сторону, остановился около пирамиды, положил на нее руки и задумчиво забарабанил пальцами. Затем, что-то решив, опять обратил свое внимание на меня:

— Уважаемый Тао, мне кажется, что честность лучшая политика между союзниками, в долговременной перспективе. А торговый путь станет выгодным не сразу. Откровенный перекос в распределении доходов скажется на отношениях государств, скажем так, не лучшим образом, — призрак пожевал губами, — и боюсь, что хорошая идея будет похоронена под будущими дрязгами. Давайте так, воспользуемся примером древних и разграничим Подземье на три равных части. Жемчужные облака, шеэвы и Кир, — он поднял руку, предупреждая возможные возражения, — В качестве вклада в будущее дело, я тоже буду честен перед вами. Возвращение наследников перевернет расклад сил в Кире, я как хранитель буду отодвинут от власти и стану одной из трех сил. А договор, подобный заключенному в древности, мне будет проще протолкнуть в триумвирате.

— Кхм, — в свою очередь задумался я, затем взглянул в глаза хранителя и спросил, — Вы дух города, уважаемый Кир, если я попрошу вас принести клятву в подтверждении нашего договора, какие последствия грозят вашему городу.

Дух хранителя переменился в лице:

— Полное мое развоплощение и разрушение города.

— Я готов переиграть все на три равные части, многоуважаемый Кир, но хотел бы, решить это сейчас и подтвердить договор клятвами Силы. Что скажете?

— Кхм, но, как я говорил, триумвират… — пробормотал призрак.

— Хм, я понимаю уважаемый Кир, — отвесил я вежливый поклон, — Но я тоже, в каком-то плохом варианте, могу обречь себя на бесконечные поиски. Если несколько веков ваши потомки никак не проявили себя, то не факт, что кто-то из них все еще жив.

Ну, кроме учителя Чана, я так понимаю, — покивал я про себя. Для меня поиски сведутся к поиску пути домой. Ну, а в конце концов, если учитель Чан потомок кирейцев, то все будут только в выигрыше!

— Конечно, сейчас у меня вся полнота власти над Киром, — задумчиво произнес призрак, — и такой же договор был уже в древние времена. И что важно, он работал.

Хм, — решился хранитель Кир, — Думаю ваше требование справедливо, молодой практик! В будущем я буду рекомендовать вашу кандидатуру для ведения переговоров от лица союза, — усмехнулся Кир.

Я вежливо склонился в ответ:

— Вы мне льстите, уважаемый хранитель, наверняка найдутся более достойные практики.

Тем более, что я чувствую, что ты что-то не договариваешь, древняя ты сущность! Если бы я не был уверен, что Чан и есть один из потомков, то уж точно не стал бы влезать ни в какие договоренности. А в учителя Чана я верю, он не оставит интересы нашего клана, потомок он кирейцев или нет.

— Не будем тянуть тогда, юный Тао! — пафосно произнес хранитель, а затем сформулировал суть нашего договора, — Я хранитель Кир от лица всего Кира хочу заключить договор с Тао. Мы договариваемся, что территории до Темного моря принадлежат клану Жемчужного облака, от моста через темное море до пещер Кира закрепляются за царством шеэвов, на основании договоренности между Тао Ли и царем Шзизом, а территории Кира подтверждаются за Киром. Доходы от торгового пути буду делиться в трех равных частях между Жемчужными облаками, шеэвами и Киром. Со своей стороны приношу клятву Силы от лица всего Кира!

— Я Тао Ли от лица Жемчужных облаков, подтверждаю договор и со своей тороны обязуюсь предпринять все силы к поиску потомков Кира, в верхнем мире!

Помещение пронзила яркая вспышка, которая выплеснулась тонким расходящимся кругом, как следы на воде, когда бросишь мелкий камушек. Энергия прошла через призрак хранителя, заставив его на мгновение подернуться рябью, зацепила меня, от чего я содрогнулся и ушла дальше за стены зала. Я отчетливо понял, что договоренности придется выполнять. Я и раньше знал, что такое клятва Силы, но теперь я просто знал, что при нарушении клятвы Возвышение отвернется от меня. Я переменился в лице, — не знаю какие планы у нашего клана, но им придется взять треть Подземья, владеть ей и заниматься торговыми путями. Без вариантов.

Хранитель Кир встревожено взглянул на меня:

— Древнее зло проснулось!

Глава 12. Где герой занимается долгами

— Дружественные нам завры Подземья связались с нашими разведчиками. За Темным морем, на берегу реки Силы проснулась одна из тех тварей, с которыми мы сражались в давние времена, и ради победы над которыми жители Кира превратились в скхеков, — хранитель прошелся из стороны в сторону, — Пока создание другого мира полностью не вошло в силу, у нас есть шансы закончить все раз и на всегда!

Призрак внимательно посмотрел на меня:

— Молодой Тао, вы сможете повторить то замечательное плетение, благодаря которому половина Кира лежит в руинах?

— Конечно, хранитель, — подтвердил я.

Хранитель кивнул и опять прошелся из стороны в сторону:

— Что ж, у нас есть все шансы. Я не спрашиваю участвуете вы в сражении или нет. Так как, к добру или к худу, но договор заключен, и вы теперь часть Подземья.

Я согласно склонил голову, следя за его размышлениями.

— Скхеки заперты в пещерах Кира, и мы не можем подобраться к уснувшему существу другого мира. Но мы можем вооружить шеэвов. План достаточно простой и поэтому должен сработать. Ящеры берут у нас печати Пустоты, которые должны обездвижить тварь, а дальше ваша техника закончит это старое дело с наследием Светочей.

— Что ж, давайте заручимся согласием шеэвов, — прервал молчание я.

— Ммм, — хранитель бросил на меня острый взгляд и опять прошелся из стороны в сторону, — Нет времени на длинные переговоры, уважаемый Тао, — он остановился и опять взглянул на меня, — Боюсь вам придется все взять в свои руки. Буквально.

Хранитель опять начал расхаживать по залу, на ходу озвучивая свой план:

— Вы возьмете с собой запас печатей для шеэвов и маскировочные плащи, которые, кстати, сделали древние предки ящеров. С вами выдвинется отряд скхеков. Но, к сожалению, только до границ Кира, — хранитель извиняясь развел руками, затем продолжил, — Нужное вам место находится на реке Силы, где она проходит по территории Подземья. Там река разливается в большое озеро, в центре которого находится остров, где и уснул последний из вторженцев. Раньше через остров был перекинут мост, по которому караваны проходили в верхний мир. Так или иначе иномировая тварь там не к месту.

— Кстати, уважаемы Тао, а как вы прошли мимо нее? — поинтересовался хранитель.

— Кратчайшим путем, уважаемый Кир, сплавился прямо по реке.

— Оригинально, — удивленно посмотрел на меня хранитель, — Вы определено везунчик Тао, теперь я еще больше верю, что у нас все получится.

Я пожал плечами:

— Можете что-то еще рассказать о том существе, с которым придется сражаться?

— Ммм, — хранитель постучал пальцами по подбородку, — Оно большое. Очень большое. Владеет огненными техниками, подобными вашей, — затем остро взглянул на меня, — И не дайте ему взлететь.

***

— Удачи, Тао! — попрощались скхеки и загремели костями обратно.

Я махнул в ответ рукой и, повернувшись, вошел под арку тоннеля, соединяющего пещеры. Дальше сверился с картой и порысил в сторону города шеэвов. Нужно выцепить ящеров, быстро все объяснить и рвануть к реке Силы, где меня изначально выбросило в Подземье. Светочи! Как же не удобно, что у Кира и шеэвов нет связи! — пронеслось в голове. Я на секунду запнулся, — Кажется я уже и ругаюсь, как местные. Подземье прямо проникает в мысли.

Неприметный выступ у одного из сталагмитов вдруг отделился и вырос в размерах. Я на рефлексах отпрыгнул, лязгнула сталь, мгновенно обнаженного меча. Тут же каменная аномалия превратилась в зеленого ящера, снявшего с себя маскировку.

— Стой, Киреец! — успокаивающе поднял руки шеэв, — Я здесь в дозоре. Что-то случилось в Кире? Все пошло не так? Нам нужно ждать нападения скелетов?! — с тревогой засыпал меня вопросами зеленокожий.

Я убрал меч и попытался быстро ответить на вопросы ящера:

— Со стороны Кира вам больше ничего не угрожает, но проснулась старая опасность из-за Темного моря. Поспешим быстрее к вашим, нужно организовать эвакуацию в Кир!

Глаза ящера удивлено расширились:

— В Кир?! Но как же… — с трудом пытался сориентироваться шеэв в кардинально сменившихся приоритетах, — Так со стороны Кира больше никого не караулим? — немного не впопад спросил он.

— Нет времени! — оборвал я его, — Лучше проведи меня кратчайшим путем до города!

— Да, ты прав, Киреец, — тут же собрался ящер, — Следуй за мной!

И уже на бегу, шеэв попытался выяснить подробности:

— Но что там все же случилось? И как мы сможем уйти в Кир?

— Светочи проснулись, — коротко бросил я, сберегая дыхание.

— О!.. — поперхнулся шеэв, и мне даже пришлось слегка стукнуть его по спине. Он с благодарностью кивнул.

— А Кир?

— Вспомнили старые обязательства. Поднажмем, уважаемый! Все узнаешь, если выживем!

Шеэв кивнул и, махнув гибким зеленым хвостом, с намечающимся гребнем, рванул вперед с удвоенной скоростью. Я с удовлетворением устремился следом. Толковый разумный, нужно будет подсказать Шзизу присмотреться к нему, если он конечно уже не на заметке у нового руководства.

Наше быстрое появление в поселении шеэвов наделало шороху. Ящеры, в напряжении ожидавшие последствий моей миссии, быстро начали собирать пожитки и готовиться к бегству, даже не спрашивая меня, что случилось. Не теряя времени, я добежал до дома Шзиза, расположение которого подсказал провожатый. Кратко стукнул во входную дверь и ворвался внутрь.

В помещении за столом как раз сидела вся троица представителей власти шеэвов. Царь Шзиз, его товарищ Скриз и глава книгочеев Сшес. Шзиз повернулся на звук открывшейся двери, прервавшись от бурного обсуждения, где он что-то с горячностью втолковывал Сшесу.

— Тао? — с тревогой узнал он меня, — Нападение Кира?

Я отрицательно помотал головой, пытаясь отдышаться:

— Нет! Светочи!

Ящеры синхронно вскочили из-за стола:

— Что?! — вразнобой воскликнули все трое.

Я поднял руки, призывая к спокойствию:

— Из хорошего, удалось договориться с Киром. У всех теперь равная доля во владении Подземьем, со скелетами воевать не придется. На время грозящей опасности шеэвы могут отойти в пещеры Кира под защиту скхеков.

Троица ящеров с удивлением посмотрела на меня. Шзиз недоуменно спросил, пытаясь сориентироваться изменившейся обстановке:

— Скхеки?

— Давняя история, — неожиданно за меня ответил Сшес, — Потом расскажу. Давай лучше выслушаем Тао дальше. Судя по стремительности, с которой он ворвался сюда, дело серьезное.

Я с благодарностью кивнул бывшему жрецу Живы:

— Последняя тварь из эпохи Светочей проснулась!

Ящеры изменились в лице. Затем наперебой ринулись меня расспрашивать. Я поднял руку, призывая к спокойствию, и продолжил:

— Как я и сказал, кирейцы примут шеэвов на своей территории. Мне нужны добровольцы, чтобы попытаться совладать с последним Светочем. Скхеки не могут покинуть своих пещер, и в этом отгадка, почему они вас не беспокоили.

Ящеры успокоились, угрюмо переглянулись и Шзиз озвучил общее мнение:

— Нас только трое практиков среди всех шеэвов. Мы и пойдем.

Остальные два ящера согласно кивнули, а Шзиз припечатал:

— Кого-то из нас нет смысла оставлять. Если Светочи вернутся, то все пойдет прахом. Если есть шанс все решить раз и на всегда, то нужно спешить!

— Хорошо, — не стал спорить я с их выбором, — Тогда план такой…

***

Выйдя на улицу, я впервые увидел вьючных животных, которые использовали шеэвы. Выше меня в два раза, покрытые мелкой чешуей темно-зеленого цвета, мелкой для размера животного, а так чешуйки примерно с мой ноготь величиной. Высокая гибкая шея, похожая на змеиную, плоская морда, полная острых зубов. Массивное тело с ногами «тумбами».

На спинах животных были установлены платформы, где собирались по трое-четверо шеэвов, с боков приторочены по несколько тюков с поклажей. Быстро собранный караван медленно потянулся к выходу из города. За караваном замельтешили лапами черные пауки размером с собаку, те что уцелели из свиты Живы. На покатых спинах пауков тоже были пристроены какие-то пожитки.

— У нас договоренность, — проследив за моим взглядом, пояснил Шзиз насчет мирно трусивших в караване мелких пауков, — мы обязались снабжать их едой, а они в ответ вырабатывают паутину.

Он пожал плечами:

— Мы же собираемся торговлю разводить, а ткань черных пауков ценится.

Я кивнул головой, показывая, что понял.

— Сейчас, подожди минуту, мы быстро, — попросил Шзиз.

Троица шеэвов, которые собрались отправиться со мной на охоту за Светочем, ветром унеслись к каравану. Мой взгляд проследил за Шзизом. Ящер достиг одного из груженных животных, ловко вскарабкался на спину, забравшись на установленную сверху платформу. Он кратко обнялся с женщиной-шеэвом, тронул по макушкам мелких зеленых ящеров, судя по нежности его детей. Что-то тихо, успокаивающе сказал и кубарем скатился на землю. В последний раз махнул своему семейству, а затем резко повернулся и, не оборачиваясь, зашагал ко мне.

Шеэвка, с которой он перебросился парой фраз, с тоской посмотрела ему в след, а затем оплеухой привела в чувство одного из своих отпрысков, который пытался залезть на длинную шею тяглового животного. Маленький зеленый шеэв тут же захныкал, пытаясь разжалобить свою родительницу, и тут же получил вторую смачную затрещину.

***

Мы выскочили на песчаный берег и насторожено осмотрелись. Белые клочья тумана все так же медленно клубились над спокойной водной гладью. Вот и первое препятствие на пути, нужно переправиться на другую сторону Темного моря. Гигантского Клаша с его жуткими щупальцами не видно, как и его любимой зубастой закуски, которую шеэвы называли грызом. Грыз — эта та огромная зубастая рептилия, которая напала на меня, когда я допрыгал до этого берега в прошлый раз.

Кстати, насчет прыжков, я оценивающе посмотрел на своих спутников. Вроде бы должен осилить по весу, если конечно поодиночке с ними скакать. Придется только несколько раз возвращаться. Я опять посмотрел на темный водную гладь, в плавь как-то не гуманно их заставлять переправляться, да и Светоч, наверное, уже десять раз проснется.

— Ты уверен, что мы сможем переправиться? — с сомнением произнес Шзиз, понижая голос, чтобы ненароком не привлечь кого-нибудь из водных обитателей.

— Уверен, уверен, — ответил я и, повернувшись к нему спиной, похлопал себя по загривку, — Давай, вашество, полезай на плечи!

Шзиз подошел сзади и острожно обхватил меня за шею. Я почувствовал, что кожа у разумного, ведущего свой род от рептилий, сухая и холодная. Он глубоко вдохнул, а затем запрыгнул мне на спину и крепко обхватился ногами, гибкий хвост оплелся вокруг меня, на манер пояса. Я тут же призвал силу и сорвался с места в длинном прыжке, остальные шеэвы непроизвольно отшатнулись от взметнувшегося в воздух песка.

Высокий прыжок, мы застываем в крайней точке, затем обрушиваемся вниз. Краткое ощущение свободного полета, когда внутри все замирает, а разум наполняется восторгом. Приземляемся на крепкие остатки первой платформы и тут же свечой уходим вверх, в следующем прыжке к виднеющейся впереди второй опоре.

Без неожиданностей преодолев все Темное море по опорам разрушенного моста, мы приземлились на обрывистом берегу. Я застыл, ожидая, когда царь шеэвов встанет на собственные ноги. Пауза затягивалась. Я обернулся и встретился взглядом с посеревшим лицом ящера. Шзиз шумно сглотнул, с трудом расцепил свои пальцы и сделал неуверенный шаг по каменистому берегу.

— Т-Т-Тао, а другого пути нет? — хрипло произнес он.

— Да, что такое? — удивленно посмотрел я на шеэва.

— Кажется я высоты боюсь, — ящер глубоко вдохнул, затем резко перегнулся и выплеснул содержимое своего желудка на камни.

— Мразота светочей! — ругнулся я, поднял взгляд на несчастное лицо Шзиза и, успокоившись, пожал плечами, — Ну, прости, другого пути я не знаю.

Шзиз сделал несколько глубоких вдохов, затем уже обычным голосом произнес:

— Все, я в порядке, не будем терять время.

Я кивнул головой и, резко оттолкнувшись, отправился в обратный путь за следующим шеэвом.

У ящеров несмотря на грозный внешний вид оказались неожиданно слабые желудки. Проблема с высотой обнаружилась у каждого из троих. Похоже боязнь высоты какая-то врожденная особенность моих друзей ящеров. Но пяти минут было достаточно, чтобы посеревшие лица шеэвов опять приобрели здоровый зеленый цвет. Единственно, на них накатывала бледность, когда обсуждение заходило об обратном пути:

— Что б я умер маленьким! — выразил общую точку зрения Скриз.

Преодолев неожиданные трудности, мы опять собрались с духом и рванули разбираться с последним из Светочей. Надеюсь только логово этой твари не находится где-то на высоте, какой-нибудь галерее на стенах пещеры, иначе добрые шеэвы мне будут не помощники.

Как бы мы не спешили, но обратный путь до берега реки занял около двух суток. Выходило, что с момента обнаружения трепыханий проснувшейся твари прошло минимум неделя.

Мразота светочей! — мрачно выругался я в мыслях, — Надеюсь мы еще не опоздали! Сколько он там дремал, пол тысячи лет? Должно быть сложно выходить из такого длительного коматозного состояния. Надеюсь! От всех этих рассказов я уже проникся опасностью. Как бы новая тварь не грознее Клаша вышла.

Светящаяся поросль грибов, на удивление, были в новинку ящерам. Шеэвы даже в первый момент поинтересовались у меня не опасны ли эти непонятные штуки. Я уверил, что никто со стен на меня на бросался. Ящеры потыкали мечом светящуюся поросль. Сшес даже острожно лизнул брызнувшую из одного из разрезов жидкость. Но в первую очередь их конечно заинтересовала способность грибов светиться.

По мере приближения к пещере, где протекала река Силы, концентрация энергии увеличивалась. Ящеры удивленно прислушивались к себе, видимо, на ходу пытаясь прокачать дополнительную энергию по меридианам. Затем мы проскочили тоннель, который соединял пещеры, и давление Силы изменилось рывком. Я испытал чувство сродни удару пыльным мешком по голове. Тряхнув головой, кинул быстрый взгляд на своих спутников. Движения их стали неуверенными, ноги заплетались во время бега и их мотало из стороны в сторону. Было полное ощущение, что ящеры испытывают сильное опьянение.

Я остановился и, подняв руку, шепотом окликнул своих спутников. Ящеры и сами были рады сделать краткую остановку. Все же только первая ступень Возвышения. Конечно у них голова идет кругом от такой концентрации энергии. И еще они теперь знают почему я так вцепился в эту часть Подземья. Надеюсь у нас не будет конфликтов на фоне дележа культивационных ресурсов.

Ноги погружались в серый песок при каждом шаге. Синие звездочки светили сверху, со стен давали дополнительный зеленоватый свет колонии грибов. Волны с шорохом накатывали на берег. В этом месте река разливалась в озеро, и перед нами простиралась водная гладь покуда хватало глаз. Впереди виднелась полоска острова, на котором, как оказалось заснул древний монстр. Над водной гладью разнесся протяжный рык.

Я пригляделся, но больше ничего не выдавало присутствия какого-либо существа на острове. На всякий случай я поднял голову и внимательно окинул взором усыпанную синими звездочками тьму над головой. Если бы там парил кто-то большой, то это можно было бы понять по гаснущим и вновь зажигающимся огонькам. Но синие звездочки стабильно изливали свой свет сверху.

Я опять посмотрел на остров впереди. Прислушался к себе, оценивая силы. Затем обернулся и кратко предупредил приходящих в себя шеэвов:

— Я на разведку.

Те пока были не в том состоянии, чтобы что-то отвечать, но Шзиз, как самый ответственный, нашел в себя силы поднять голову и кивнуть, показывая, что он слышал меня. Не теряя времени, я призвал разлитую вокруг силу. Огромное море разлитой вокруг силы. И резко оттолкнувшись прыгнул в сторону острова. Тело настолько быстро ушло вверх, что позади воздух схлопнулся со слышимым звуком, а ящеры повалились на песок.

В верхней точке моей траектории у меня была отличная возможность рассмотреть остров. По виду это была какая-то песчаная отмель, где из-за особенностей течения вливавшейся в озеро реки нанесло песка и таким образом намыло целый остров. Чем ближе к центру, тем выше песок поднимался над поверхностью воды, образуя песчаную гору. Верхушка горы была срезана и проваливалась внутрь, предавая острову сходство с жерлом вулкана или кратером от упавшего метеорита. Из глубины впадины периодически разгоралось и затухало багровое свечение.

Я стал приближаться к острову и в итоге мягко приземлился в песок, оставив после себя глубокую впадину. Застыл и насторожено прислушался. Никто не спешил нападать на меня. Сверху из-за песчаного гребня раздался приглушенный рык и все стихло. Я разогнулся, стряхнул с одежды набившегося везде песка и тихо покрался наверх, к виденному ранее кратеру, где что-то находилось. Судя по рыку, что-то живое.

У самого гребня я опустился на песок и, стараясь сохранять тишину, осторожно пополз к краю. Затем заглянул через песчаную преграду. Сначала внизу глаз ничего не мог различить, просто темнота, которая не рассеивалась от неверного света синих звезд сверху. Затем темнота всхрапнула и внизу родился язык пламени, на несколько секунд осветивший все, что находилось на дне впадины.

Огонь отблесками отразился в серебристой чешуе, мощный змеиный хвост в обхвате не меньше взрослого человека, перекатился кольцами. Длинное покрытое блестящими пластинками тело, вдоль которого наверное вполне можно сделать шагов десять, а в брюхо без проблем поместятся не меньше пяти человек. А если хорошо прожевать, то наверное и все шесть.

Дальше внимание переключилось на здоровенную вытянутую башку, с костяными наростами, которые острыми шипами, размером с мое предплечье, продолжали надбровные дуги. Они отходили вверх и назад. А по змеиной чешуйчатой шее, сверху вниз спускались несколько рядов таких же костяных шипов, уменьшаясь в размере, по мере приближения к туловищу.

Тварь еще раз кашлянула, не открывая глаз, и из ноздрей вырвались небольшие языки пламени, опять не надолго осветив мрачным светом огромную тушу спящего дракона. Он распахнул в протяжном зевке полную зубов пасть, которая вполне могла бы перекусить человека пополам. Затем клацнул блеснувшими в темноте клыками и, с хлопком поправив крылья, повернулся на другой бок.

Я попятился задом, пока картина спавшего беспокойным сном дракона не скрылась из вида. И в этом момент понял, что все то время, пока я смотрел на шипастую тварь, я не дышал и кажется даже не моргал. Волосы на загривке стояли дыбом, а по спине скатывались крупные капли холодного пота. Вторженцы из другого мира оказались драконами.

Мразота Светочей! — мыслено выругался я, — Тварь сейчас спит, но как и говорили скхеки пробуждение ее произойдет буквально с минуты на минуту. Попробовать раскрутить Меч силы и решить проблему одни ударом? — отрицательно покачал головой, — Мразота Светочей! Да он сразу почует такое мощное изменение потоков, проснется и просто сожрет меня, пока я вытанцовываю все шаги. В общем скелеты предложили нормальный вариант, нужно переправлять сюда шеэвов, они будут стоять наготове с печатями пустоты, я начну выполнять Меч силы, если дракон выйдет из своего сна, то шеэвы используют на нем печати скхеков. И скрестить все пальцы, чтобы печати подействовали, мразота светочей! Да и чтобы Меча силы тоже оказалось достаточно!

Я потряс головой, отгоняя все сомнения и неуверенность. Если не получится — значит не получится, в огненном пламени дракона не долго будем мучиться. Сейчас главное быстро и без осечек выполнить все, что запланировано, а там глядишь и выйдет! Я разбежался до края острова и выстрелил собой в обратный полет. Одежда затрепетала на ветру, восторг от полета опять попытался завладеть моим сознанием, но я тут же отмахнулся — не до этого.

Немного неудачно приземлился около шеэвов, ушел в перекат, гася скорость. Хорошо, что здесь все еще песок, а камень начинался выше. Затем вскочил на ноги и оглядел своих товарищей. Было видно, что повышенная концентрация энергии на берегу реки Силы все еще кружила им голову, но все же они уже вполне овладели собой. Все трое шеэвов с повышенным вниманием уставились на меня. Я не стал затягивать паузу и рассказал, что увидел на острове:

— В общем, как и говорили скхеки, тварь на острове.

— Так? Что? Какая она? Сильно опасная? — на перебой интересовались шеэвы, стараясь при этом сильно не шуметь.

— Там дракон, — шеэвы враз побледнели и переглянулись, а я продолжил, — Но тварь сейчас все еще спит. Если все согласовано сделаем, то может и получится ее одолеть. Но если он проснется и взлетит, — я пожал плечами, — то не уверен, что мы его остановим. Не уверен даже, что кирейцы его остановят.

Шзиз кивнул:

— Да, наши предки этих тварей дорогой ценой одолели. Нам нельзя облажаться!

Мы все согласно кивнули на эти слова, а физиономии ящеров приняли сосредоточенные выражения.

— Так какой теперь план? — вполголоса поинтересовался царь шеэвов, — Используем печати, а ты применишь свою технику?

— Да, — подтвердил я, и озвучил мысли, которые крутились у меня в голове, — Если просто попытаться выполнить Меч силы, дракон наверняка почувствует и проснется. Там песчаная гора на острове и дракон уснул на дне широкого кратера. Вы встанете с печатями по сторонам от меня и будете следить за Светочем, если от изменения потоков силы он проснется, то используйте печати и будем молиться всем богам!

Сшес хмыкнул:

— Отличный план…

***

Я максимально быстро переправил шеэвов на остров. От осознания того какая ответственность на нас лежит, ящеры на краткие моменты полета не реагировали от слова совсем и сразу были готовы к действиям. Мы еще раз пересчитали печати Пустоты, которые передали нам скхеки. Получилось по десятку печатей на каждого шеэва. Не знаю какая у них мощность, никогда не сталкивался, но по количеству нас явно с запасом снабдили. Вряд ли дракон даст времени шеэвам использовать все, что есть.

Мы потихоньку забрались к песчаному гребню, который скрывал от посторонних глаз спящего в уютном гнезде огнедышащего монстра. Не дыша, все втроем приподнялись над краем кратера. Дракон все так же беспокойно разметался на дне песчаной ямы, иногда взрыкивая и освещая всполохами своего дыхания импровизированную перину из песка.

Четыре пары округлившихся глаз на секунду застыли, а затем тихо опустились обратно за осыпающийся край песка. Сшес громко сглотнул, было видно, как дернулся кадык на его горле. Скриз раздражено глянул на книгочея. Тот извиняясь пожал одним плечом. Второй ящер дернул губой, в темноте почти невидимо мелькнул белым клык в его пасти.

Я тронул за плечо Сшеса и показал влево, ящер кивнул. Скризу и царю шеэвов показал направо. Дождался пока ящеры заняли свои позиции. Затем глубоко вдохнул, открываясь миру, и по максимуму потянул к себе силу. Вокруг меня тут же закрутился энергетический смерч, становясь постепенно видимым в реальном мире. Шеэвы напряженно следили за драконом и бросали опасливые взгляды на первые наброски плетения.

Я сделал второй шаг, закрутился вокруг себя, и сила послушно легла росчерком в Мече силы. Третий шаг, еще одна линия дополняет почти готовое плетение, я чувствую, как сандалия погружается в песок, а песчинки сыплются между пальцев. В следующий миг со дня кратера раздается яростный рык, слышен хлопок крыльев и язык пламени вырывается к верху.

Моим глазам предстает оскаленная пасть дракона. Его распахнутые глаза горят яростью и обещанием смерти. В тот же миг слева и справа полыхнуло синим пламенем и повеяло холодом, а огнедышащая тварь застыла без движения. Только живые глаза горели на шипастой морде.

Я выполняю финальное ключ-движение, передо мной до небес врзыкивает голодное пламя Меча силы. В ту же секунду дракон отмирает. Сразу же раздаются хлопки следующих печатей Пустоты, которые применяют шеэвы. Дракон успевает щелкнуть когтями, и прямо за ним распахивается алая арка портала, из которого удивлено заглядывает шипастая башка другого дракона.

Меч силы преодолевает короткое расстояние до Светоча. Срубает с чешуйчатой шеи его голову, усеянную костяными наростами. Фонтан крови бьет прямо в морду второго дракона, который уже почти протиснулся сквозь портал. Сверху, перевернувшись пару раз в воздухе, грохается голова его собрата, которая своей тяжестью ненадолго оглушает нечаянного вторженца.

Я, на эмоциях, напрягаясь изо всей мочи, тянусь к разлитому вокруг океану силы и под действием остроты момента в один миг формирую следующее плетение Меча силы. Абсолютно не пользуясь для этого якорями в реальном мире. Тут же вспыхивает ревущий вал энергии, даже затмевая своей мощью предыдущее плетение, сделанное по «классике». Второй Меч силы отправляется к светящейся пленке портала, врубается в застывшего на границе дракона, выносит его назад в свой мир. Портал ярко вспыхивает, схлопывается в точку и исчезает. Последовавшим за этим взрывом нас выносит с гребня песчанного вулкана, где и произошло скоротечное сражение, и бросает на мокрую полоску берега у самой воды. Я падаю спиной и от силы удара о землю из меня буквально вышибает дух. Я беззвучно разеваю рот, как рыба выброшеная из своей привычной среды, и силюсь сделать вдох.

В следующую секунду все вокруг накрыла тишина. Затем Сила колыхнулась. Вокруг меня и шеэвов вспыхнули яркие колонны энергии, отдельно вокруг каждого из нас. Сила Возвышения рванула из самых глубин Подземья и затерялась где-то далеко в вышине. Я почувствовал, как проходящий через меня поток оторвал мое тело от земли и пронзил все мое естество насквозь, перестраивая для перехода на следующую ступень Возвышения.

Энергия вспыхнула еще ярче, в моем мозгу промелькнули мириады образов. Все это продолжалось какое-то время, но в этот раз не было разрывающей меня боли. Затем колонна света, в которую я был заключен, сжалась до тонкой нити, натянулась в напряжении… В следующий миг, энергия сжалась в точку и впиталась в меня без остатка. Я рухнул на землю, в последний момент успев вернуть управление своим телом, и оказался на своих двоих, а не повалился безвольным кулем, как в прошлые разы. Тряхнул головой, прочищая мысли и на мое лицо помимо воли вылезла глупая ухмылка:

— Десятая ступень, и все еще живой! — прохрипел я.

Затем оглянулся на своих товарищей. Ящеры безвольными фигурами распростерлись на песке, так же перешагнув на следующие ступени своей культивации. На всякий случай я обошел каждого и удостоверился, что все живы. Просто нужно дать им время прийти в себя. Что ж, подождем. Я устроился на песке, подложил под голову руки и расслаблено скользнул взглядом по плещущейся воде и неверному синему свету идущему от стен пещеры с противоположного берега:

— Подождем, время теперь есть!

Глава 13. Где герой почти поддается алчности

Из созерцательного состояния меня вывел слабый стон. Я перевел взгляд ниже и заметил усевшегося на песке Скриза. Он какими-то ошалелыми глазами смотрел на свои растопыренные пальцы, затем повернул голову в сторону мерно плескавшейся воды, замер и, издав восхищенный вздох, с восторгом произнес, обращаясь ко мне:

— Я вижу, Тао! Я ее вижу! Силу!

— Добро пожаловать в клуб! — отозвался я и шутливо коснулся двумя пальцами виска.

А сам отстраненно подумал, что Скриз молодец, уже на второй ступени умудрился отхватить пассивную технику визуализации энергии.

Вслед за первым ящером начали оживать и остальные шеэвы. Вторым очнулся бывший жрец Живы. В какой-то момент он тихо приподнял верхнюю половину туловища и уселся на песке. Немного посидел, прислушиваясь к внутренним ощущениям, а затем как ни в чем не бывало полностью поднялся на ноги и начал невозмутимо стряхиваться от набившегося в одежду песка.

Я перевел взгляд на звук раздавшегося стона. Шзиз последним раскрыл свои мутные после беспамятства глаза, тут же вскинулся, заполошенно завертел головой, но, не найдя опасности, чуть успокоился и с хрипом поинтересовался у меня:

— Мы победили?

— Да, дружище, определенно! — тут же отозвался я.

Царь шеэвов облегчено улыбнулся и, выдохнув расслаблено повалился обратно на песок.

Сшес тут же вскинулся на мое панибратское обращение к своему царю, порываясь сказать что-то резкое. Но Шзиз расслабленно махнул рукой:

— Да, будет тебе Сшес, — беспечно остановил он своего соратника, — еще недавно я был простым охотником и думать не думал об обретении власти.

— Не важно, — упрямо мотнул головой Сшес, — Теперь ты не просто охотник и не просто царь шеэвов. Ты наш символ! Тебя возвели на царство сами Великие предки! Ты не должен легкомысленно относиться к к тому, что теперь олицетворяешь для нашего народа! К тому, что подарило нам надежду на лучшую жизнь!

Я примирительно поднял руки:

— Согласен, Сшес, в твоих речах есть резон. Шзиз уже не принадлежит полностью себе, — затем повернувшись к Шзизу закончил, — Я был недостаточно учтив, простите меня ваше величество.

Царь шеэвов хмыкнул, затем коротко склонил голову, чуть застыв в таком положении и тем показывая, что принимает мои извинения. Лицо бывшего жреца разгладилось, и он одобрительно покивал на наши расшаркивания.

Меж тем, темнота Подземья растекалась вокруг спокойствием и тишиной. Вода чуть слышно с шипением накатывала на песок. В отдалении на другом берегу светился синий мох, разросшийся по стенам пещеры. Спустя какое-то время опять подал голос царь шеэвов:

— Как все быстро меняется, — удивлено протянул он, не обращаясь к кому-то определенному, — Еще недавно жизнь напоминала темную заброшенную пещеру, куда не проникало и лучика живительного света. Казалось, что для шеэвов уже все предрешено, и мы канем в лету безвестной потерявшейся щепкой… Но прошло всего небольшое количество дней, и вот мы уже свободны, побеждаем старых врагов и получаем надежду на новую жизнь! Эх… — он подложил руки под голову и уставился куда-то вверх, в темные небеса Подземья, — Определенно никогда нельзя опускать руки, ибо никогда точно не знаешь, что за фортель выкинет в следующий момент судьба.

— Согласен, вашество, — кивнул я, на что опять поморщился Сшес, не удовлетворенный достаточно уважительным обращением. Но я мог только мысленно развести руками — я старался изо всех сил, — Как я понял библиотека с техниками частично уцелела

— Да, Тао, и за это можно благодарить только хитрость наших библиотекарей, — он уважительно посмотрел на Сшеса.

— Спасибо, ваше величество, — польщено отозвался бывший глава жрецов.

Я продолжил свою мысль дальше:

— Постепенно восстановите свое могущество на стезе Возвышения. Возродим древний торговый путь и ваша казна будет наполняться богатствами…

— Все так, Тао, все так, — покивал царь Шзиз, — И мы втроем приложим все силы, чтобы эта мечта стала реальностью для шеэвов. И конечно никогда не забудем руку помощи, что ты протянул нам в трудный момент. Ты всегда будешь другом шеэвов и сможешь рассчитывать на нашу помощь!

— Спасибо, ваше величество, — уже серьезно произнес я и склонился в вежливом поклоне, чувствуя, что слова Шзиза идут из самого сердца, а не являются пустым звуком.

Мы немного постояли, думая каждый о своем, затем я обратился к своим друзьям ящерам:

— Вижу, что все уже пришли в себя. Тогда отправимся в обратный путь? — я с наслаждением развернул плечи назад, выставляя вперед грудь, затем прогнулся в пояснице назад, растягивая мышцы на спине, выпрямился и сделал пару вращательных движений плечами, в заключение чуть потянулся шеей влево вправо. Затем обвел взглядом враз притихших шеэвов и похлопал себя по загривку, — Ну, кто первый, други?

Шеэвы переглянулись и синхронно сглотнули. У ящеров определенно был врожденный страх высоты. Пару секунд над берегом висела тишина, немного разбавляемая только плесками накатывающей озерной воды. Затем Шзиз шумно выдохнул и сделал шаг вперед:

— Давай с меня начнем, — он вскинул голову вверх, видимо следуя взглядом по воображаемой траектории будущего полета. Его лицо на мгновение прорезала мученическая гримаса, с которой он, к своей чести, тут же справился и твердо посмотрел на меня.

— Стойте, стойте! — всполошено взмахнул руками Скриз, ближайший соратник царя, — Мы что вот так просто уйдем и даже не глянем на останки Светоча? Эта тварь находилась на заоблачной ступени культивации! Наверняка его тело само представляет высокоуровневый культивационный ресурс! Мы просто обязаны пустить его на ингредиенты!

— А у тебя есть артефакты которыми можно все эти ресурсы сохранить? — поинтересовался я.

— Конечно! — Скриз гордо выставил свою когтистую лапу, унизанную кольцами, которые тускло сверкнули в неверном свете подземелья, — Каждое кольцо связано с пространственным карманом, — со значением пояснил он, — Где ингредиенты будут находиться в стазисе.

Мои глаза алчно блеснули, я помимо воли облизнулся и даже кажется протянул руку к вожделенным артефактам, о которых я мечтал с начала своих злоключений.

Скриз рефлекторно отпрянул, а в его глазах показалась тень страха. Все же разница в культивации у нас была просто не соизмерима, и, если бы я просто воспользовался правом сильного, ему ничего не оставалось бы, как только расстаться со всей этой россыпью артефактов.

Но я все же сумел справиться с минутным порывом. Затем встряхнул головой и отдернул руки: «Нет, это не достойно Пути,» — пронеслось у меня в голове, — «Нужно держать себя в руках, а не бросаться на сокровища, как полоумный. Иначе сам себя не буду уважать. Кроме того это мои друзья и деловые партнеры. А Подземье и торговый путь и так принесут нам баснословные богатства!»

Я опять потряс головой сбрасывая наваждение. И что такое на меня нашло? Никак близкое присутствие останков дракона сказывается. По слухам они еще те стяжатели. Хм, если это действительно влияние останков дракона, то сила все еще не рассеялась и действительно есть смысл взглянуть на них на предмет ингридиентов. Уже более заинтересованно я посмотрел наверх, где за гребнем песка скрывался павший противник.

В это время Шзиз кашлянул, прочищая горло, и обратился к своему другу, с которым они не так давно решали бежать ли от безумной паучихи к кирейцам или безропотно принять свою судьбу:

— Скриз, старый ты бродяга, а не покажешь нам самый вместительный экземпляр из твоих колечек?

— Конечно, конечно, ваше величество, — с готовностью откликнулся Скриз. — Вот, гордость моей коллекции! — на сумеречный свет Подземья был извлечен перстень с огромным синим камнем, который на мгновение сверкнул в отразившемся от воды отблеске, — Эта вещица перешла от моего отца, а тому от моего деда. История этого артефакта теряется в глубинах истории нашей семьи. Перстень способный вместить целую тысячу предметов!

Царь шеэвов и глава гильдии библиотекарей, Сшес, заворожено уставились на вынутую из глубин котомки реликвию. Мой взгляд тоже прикипел к выставленному на обозрение сокровищу. В установившейся тишине я звучно сглотнул. Скриз дернулся взглядом в мою сторону, затем суетливо начал засовывать перстень обратно в карман, пару раз промазал мимо, от чего начал суетиться еще больше, но в итоге справился, и семейная реликвия исчезла с наших глаз. Кстати, пальцы ящера теперь был предусмотрительно освобождены от усеивавших их до этого колец и перстней. Чтобы лишний раз не искушать всяких интересующихся. Скриз еще раз бросил опасливый взгляд в мою сторону.

— Э-э-э, теперь твои прошлый планы сбежать в Кир или даже на поверхность выглядят более реальными… — протянул Шзиз спустя какое-то время, — А что-то менее дорогое твоему сердцу можешь показать?

— Ох-хо-хо, — пробормотал Скриз. — Менее дорогое? Да как же я могу выделить хоть кого-то из них? Вот это подарил мне мой дед, когда я был совсем еще маленьким, — Скриз вынул перстень поменьше, украшенный небольшим камнем, который светился изнутри таинственным зеленоватым светом, — А вот этот, — на свет был извлечен фиолетовый перстень, на сколько я мог различить цвета в неверном свете Подземья, — Мой прадед преподнес моей прабабушке на день свадьбы. Вот это колечко, — перед нами кратко мелькнуло неприметное, покрытое царапинами кольцо, которое блеснуло рыжим медным цветом, — мой пра-пра-пра брал в свой странствия по верхнему миру.

Разгорячившись своими воспоминаниями, Скриз зачерпнул в закромах своих одеяний целую горсть сияющих артефактов, приподнял на уровень своих глаз и, любовно оглаживая сокровища, едва слышно пробормотал:

— Моя прелесть!.. — артефакты в ответ как будто чуть изменили свечение, напоминая в этот момент ластящуюся к руке кошку.

Затем ящер резко опомнился и, немного пригнув голову, быстро убрал артефактные кольца обратно в свои одежды. Выпрямился и, посмотрев в глаза Шзиза, простодушно спросил:

— Как же я могу выделить хоть кого-то из моих колечек? Или принизить и сказать, что кто-то из них менее ценен?

— Мда, — задумчиво пожевал губами царь шеэвов. — Действительно, — затем он тряхнул головой и резко сменил тему. — Раз мы выяснили, что у нас есть возможность сохранить добытые ресурсы, давайте же взглянем, что мы можем получить с поверженного Светоча!

Я согласно кивнул и первым стал карабкаться наверх по осыпающемуся склону горы. Следом за мной, с флегматичным выражением лица отправился глава библиотекарей Сшес.

Когда я уже находился ближе к вершине, до меня донесся тихий голос царя шеэвов, который обращался к своему старому приятелю Скризу:

— Дружище, мне не удобно тебя просить, но давай хоть какое-то колечко выделим Тао? Я бы хотел его одарить чем-то, но какие богатства у простого охотника? А пространственное кольцо явно пригодится ему в странствиях.

Скриз, что-то неразборчиво буркнул, судя по тону не сильно лицеприятное. Я мысленно хмыкнул, — Вот скряга! А колечко бы мне действительно пригодилось, дорогу домой еще не известно сколько искать.

Мотнув головой, я перестал прислушиваться к разговору отставших позади шеэвов и обратил внимание, что песок ближе к вершине как будто поменял свои свойства. Он стал светлее и более скользким. Я остановился, зачерпнул горсть сыпучей субстанции, затем сжал в кулаке и позволил тоненькой струйке песчинок течь обратно на землю. Необычный песок заиграл бликами в призрачном свете Подземья, при этом наблюдалось полное отсутствие пыли.

Рядом со мной остановился Сшес:

— Что не так, Тао? — с тревогой поинтересовался он.

— Песок странный, — пробормотал я задумчиво. Затем опять зачерпнул горсть и, разжав, продемонстрировал ему, как переливаются падающие песчинки.

Сшес резко подобрался, насторожено посмотрел на возвышающийся перед нами песчаный гребень, который скрывал за собой жерло «вулкана» и логово последнего Светоча. Мы, не сговариваясь, застыли, прислушиваясь в поисках возможной опасности. Но из-за гребня не доносилось ни звука. Только был слышен шорох песка позади от шагов поднимающихся к нам шеэвов, которые наконец закончили свой разговор.

Я пожал плечами:

— Да, вроде все чисто, — и посмотрев на Сшеса, добавил, — Пойду гляну.

В два прыжка преодолев расстояние до вершины, я замер. Передо мной открылись совершенно ровные сходящиеся книзу стены, которые образовывали обрубленный конус жерла. Они переливались и мерцали в зеленоватом свете, который пронизывал воздух огромной пещеры. От взрыва песок внутри логова переплавился в стекло, напоминая теперь огромную миску, в которой лежали останки дракона. Совершенно не тронутые огнем. Единственный эффект, который нанесло всепожирающее пламя на родственное ему существо — это выжгло всю грязь и пыль, что за века по крупице оседали на спящем Светоче. Тело павшего дракона, как будто омылось в водной купели, пластинки чешуи на его шкуре пронзительно горели… В ярком свете, который изливался от небольшого язычка пламени, зависшего над телом мертвого дракона. Пламя изгибалось и трепетало как будто исполняя неведомый танец.

Я пошатнулся, взмахнул руками, стараясь удержаться на крае, но все же поскользнулся и грохнулся на направленную вниз стеклянную поверхность. Без толку царапнув пальцами гладкую поверхность, я заскользил вниз. Попытался было зацепиться за стены, но составлявший их материал был абсолютно ровным и невероятно скользким.

— Осторожно, здесь очень скользко! — крикнул я наверх, предупреждая своих товарищей.

Сам тем временем все быстрее заскользил вниз. Меня перевернуло пару раз вокруг своей оси, как прокинутого на панцирь жука, который бессильно мельтешит лапками не в силах перевернуться обратно. Через пару мгновений я уже был на дне импровизированной стеклянной миски, в которой распростерлась бездыханная туша Светоча. Одно крыло его было подмято под себя, а второе расправлено в мою сторону. И я стремительно несся прямо на него.

Стараясь контролировать положение своего тела в пространстве, я заизвивался, поворачиваясь ногами в сторону движения. В очередной раз извернувшись, я подпрыгнул вверх и приземлился на крыло Светоча, покрытое чешуей. Серебристые пластины, из которых состояла чешуя дракона, после очистительного взрыва стали не менее скользкими, чем стеклянная поверхность жерла «вулкана». Меня протащило по крылу и как с трамплина швырнуло вверх, прямо в трепещущий над бездыханным драконом язычок пламени.

Огонек тут же потянулся ко мне, как будто принюхиваясь, а затем решительно метнулся на встречу. Врезался и растекся, окутывая своим светом. Мгновение… И совершено не обжигающее пламя впиталось в мою сущность. От неожиданности я пошатнулся и, не успев выровнять в полете свое тело, шлепнулся спиной на мертвого дракона.

Сильный удар выбил из меня дух, отозвался звоном в ушах. Я, распластавшись, замер на серебристой громадине, раскинув в стороны руки и ноги. Спустя какое-то время стал приходить в себя и мысленно окинул свое тело взглядом на предмет — все ли на месте. Конечности шевелились, шея двигалась. На краю сознания мерцал впитавшийся огонек, но угрозы от него не чувствовалось. Чем это чревато для меня, и как с этим бороться — было не понятно.

Я лежал на туше мертвого дракона и смотрел вверх. Надо мной в бездонной тьме Подземья мерцала широкая разноцветная полоса, набранная из вертикальных разноцветных росчерков. Световое явление завораживающе колыхалось высоко вверху.

Чуть погодя, над краем стеклянной впадины, куда я скатился, показались три темные тени. В них без труда можно было узнать головы шеэвов, которые характерно бугрились костяными наростами.

— Тао, ты живой?! — раздался встревоженный голос Шзиза. Затем чуть тише, уже обращаясь к стоящим рядом ящерам, — Кто-нибудь видит его?

Я осторожно поднялся, балансируя на скользкой поверхности. Вроде бы, шкура не такая скользкая, как спекшаяся субстанция на дне «миски». Затем зажег над собой светляк и помахал своим товарищам в ответ:

— В порядке! Здесь!

— Отлично, спускаюсь к тебе! — раздался голос Шзиза, и он шагнул на край впадины.

— Стой! — вырвалось у меня запоздалое предупреждение.

Но было уже поздно. Шзиз всплеснул руками и, поскользнувшись, сорвался вниз. Исполнил в воздухе невероятный кульбит и, грохнувшись на бок, стремительно заскользил ко мне. Его пару раз развернуло и впечатало в бок Светоча, где он и затих.

— Шзиз! — отчаянно позвал я шеэва.

Спустя какое-то время откуда-то снизу туши раздался стон:

— Победить Светоча, а потом убиться об его мертвую тушу. Мое царствование приводили бы как пример. Но хоть не в задницу к дракону влетел! — он жизнерадостно заржал.

Я с облегчением хохотнул в ответ. Раз шутит, значит не сильно расшибся.

— Вашество, сильно разбился? — участливо поинтересовался я на всякий случай.

— Да, терпимо! По ощущениям только синяки и шишки. На удивление, — затем резко переключился на другую тему, — Что за ерунда тут произошла с песком, как думаешь?

Я пожал плечами:

— Похоже взрывам все в стекло спеклось. Странно, что останки Светоча невредимыми остались.

— А я могу объяснить, — включился в разговор библиотекарь, — У драконов же сродство к огню, его обычный огонь не берет!

Полезно быть таким начитанным, — подумалось мне, — Может и про странный огонек, который в меня впитался спросить? Или уже в клане разбираться? Союзники, союзниками, но о своих способностях лучше поменьше болтать. Чувства опасности этот огонек не вызывает, — я опять прислушался к себе, — Точно, нет. Тогда не будем торопить события.

— Похоже на то! — в слух отозвался я. — Только отполировало. Тоже скользкий жутко, я с трудом на нем стою.

— Ты хоть стоишь, — тут же отозвался Шзиз, — А здесь внизу настолько скользкая поверхность, что устоять совершенно не получается. Как мы будем дракона на ингредиенты разделывать?!

— А стоит ли вообще? — озвучил я пришедшую в голову мысль — Свойства органов быстро уходят после гибели. Скриз, — позвал я шебутного ящера, который приобрел способность видеть энергию, — Глянь на Светоча, видишь в нем потоки энергии?

Сам тоже перешел на духовное зрение и посмотрел вниз. Тут же дернулся от яркого радужного света, ударившего мне по глаза. Свечение шло от шкуры дракона. Нда, шкуру нельзя бросать. Царапнула какая-то мысль, шедший от дракона свет был странно знаком. Где же я его видел? Затем, как озарение, в голове возникла картинка огромного яйца, изрисованного геометрическими узорами, на которое я наткнулся в самом начале странствий по подземному миру. Точно, оно так же светилось! Хм, то есть это яйцо дракона было?! Именного его я тогда навернул?! А, не это ли стало причиной, что дракон проснулся? Пожалуй не буду на этот счет распространяться.

— Тао, он весь светится! — раздался всполошенный голос Скриза, который высунулся над краем обрыва и всматривался в неподвижную тушу Светоча.

— Значит смысл есть, — в слух озвучил я очевидное.

Глава 14

Перемазанные в крови и потрохах дракона, мы наконец выбрались из его логова и в изнеможении повалились на мокрую полоску песка у подножья горы. Озерная вода тихо плескалась рядом на расстоянии вытянутой руки. Фух, наконец-то это закончилось! Бесконечные горы мяса и требухи, огромная, снятая целиком шкура дракона, настолько большая, что ей можно было бы выстелить целую площадь в городе… И всего лишь одно ма-а-ленькое колечко, которое вместило в себя все сокровища. Скриз вытащил его из закромов одежды, опасливо поглядывая на нас.

Я с трудом заставил себя не думать о коллекции пространственных артефактов, которая была рядом со мной, буквально руку протяни, и переключился на созерцание переливающейся в зеленоватом свете воды. Зрелище успокаивало.

Повалявшись еще какое-то время и немного придя в себя, я неимоверным усилием воли воздел себя вертикально и потащился к воде, чтобы смыть пот и кровь. «Выгляжу наверное как демон из легиона Светочей, — устало усмехнулся я в мыслях. — С союзников в Кире станется пристрелить под горячую руку.»

Набрал полные ладони воды и с наслаждением умылся. Водой наполненной силой. Тут же почувствовал, как культивационная благодать напрямую впитывается сквозь кожу и устремляется по меридианам тела. Ох, как я мог позабыть, про необычные свойства воды?! Ток энергии резко ускорился, смывая усталость и даря силы, чтобы продолжать свой Путь дальше.

Я быстро скинул одежду и с брызгами плюхнулся в озеро, погрузился с головой, затем с фырканьем вынырнул и окунулся еще пару раз для закрепления эффекта. После вытянулся на спине и расслаблено закачался на безмятежной поверхности воды, всматриваясь в темноту над собой. Зеленоватый свет шедший от стен пещеры отражался в качающейся воде. Меня постепенно относило от берега в сторону прорезающего озеро течения.

Полежав еще с минуту, я с плеском перевернулся и в несколько гребков достиг острова. Там в задумчивости глянул на измазанную в крови одежду. Одевать ее такой, как есть, было откровенно противно. Пожав плечами, я сдернул брошенные на берегу вещи и стал полоскать в озере, которое было частью реки Силы.

Главное никому не рассказывать, что портки в бесценном культивационном ресурсе стирал, — хмыкнул я про себя. Затем отжал, уже не так смердящую, одежду и с трудом натянул ее, расправляю липнущую к телу ткань.

Мои товарищи сначала индифферентно наблюдали за моими действиями, но затем со страдальческим кряхтением, один за одним тоже потянулись к кромке воды. Осторожно поплескали на зеленые морды напитанную силой влагу и прямо на глазах начали оживать.

И вот они уже с энтузиазмом плещутся у берега, фыркая от удовольствия. Скриз даже нырнул, не надолго скрывшись под водой, затем резко вынырнул, громко отфыркиваясь и довольно мотая зеленой башкой, изрезанной костяными гребнями. Его желтые глаза, с вертикальным черным зрачком, ярко горели в полумраке подземелья.

Пока шеэвы получали свою порцию удовольствий, принимая водные процедуры, я решил не сидеть без дела, а немного размяться и заодно согреться за выполнением комплекса упражнений для развития меридианов. Ведь, где, как не на берегу реки Силы (или скорее озера в данной части Подземья) практиковать эту технику?

Я встал в исходное положение — ровно, ноги на ширине плеч, руки расслаблено по бокам. Начал медленный глубокий вдох, стремясь полностью наполнить легкие. Руки плавно пошли в стороны и вверх, очерчивая круг и собирая разлитую в пространстве энергию. Пронизывающие тело духовные меридианы вошли в резонанс с моим спокойствием и радостно открылись на встречу хлынувшему потоку энергии.

Полноводная жаркая река прошлась по мои энергетическим каналам, понемногу расширяя их. Я все так же, выдерживая единый медленный темп, с силой повел руками вниз, а затем резко толкнул ладонями невидимое нечто в сторону от себя. Текущая по меридианам энергия тут же отозвалась на это движение и хлынула обратно во вне, сделав полный круг по моим каналам.

Следующее движение, одна нога вытягивается вперед, центр тяжести переносится вторую ногу, тело немного отклоняется назад. Вытянутыми вперед руками описываю круг в горизонтальной плоскости вокруг себя. Лениво перекатывающаяся в пространстве энергия с радостным урчание включается в игру, заворачивается вокруг. Дальше, сведенные вместе руки опускаются вниз, уводя за собой потоки энергии. Теперь медленно выпрямляюсь, руки идут вдоль тела, а духовная энергия уже укрощенным зверем бурлит сквозь меридианы.

Вытягиваюсь полностью вверх, руки застывают над головой, а затем с расслабленным напряжением опускаю сцепленные ладони перед собой и с выдохом сбрасываю золотистые потоки из меридианов тела. На секунду застываю, прислушиваясь к себе.

Разум умыт и спокоен, как раннее утро в погожий день. Все чувства звенят, а в теле ощущается собранность и готовность к свершениям. Впереди представляется только ясная прямая дорога, которая скоро вынесет меня к успешному завершению этого долгого путешествия. Все будет хорошо.

Я моргнул и вернулся в реальный мир, обернулся к своим спутникам. Ящеры уже успели собраться и теперь стояли одной группой, с интересом уставившись на меня:

— Любопытная техника, — первым нарушил молчание библиотекарь Сшес, — И главная простая, — после паузы он уточнил, — Развитие меридианов?

Я кивнул:

— Все так, а уже здесь в Подземье, с обилием энергии, которая разлита вокруг… Сами предки велели!

— Хм, а самый эффективный вариант выполнения, находясь на озере Силы, а лучше всего в центре его, на этом острове? — уточнил Шзиз, царь шеэвов, сразу уловив суть.

Мразота Светочей! — в мыслях выругался я, — Не стоило вылезать со своей тренировкой и наводить на ненужные мысли союзников! — и мыслено хлопнул себя по по лбу, помотав головой, — Светочи!…

Внешне я неопределенно повел плечом:

— По логике да, фокус силы должен быть выше.

— У нас будет доступ к этой площадке? — с нажимом поинтересовался Шзиз. Его подданные, ощутив напряжение в голосе своего царя, непроизвольно сделали шаг ближе к нему и стали плечом к плечу против меня.

Я тут же подобрался:

— Конечно, — кивнул я, соглашаясь, — Как только мой клан освоит, СВОЮ, — с нажимом выделил принадлежность, — территорию, тогда мы сможем обсудить подробности.

Царь шеэвов закаменел лицом, библиотекарь Сшес побагровел и набрал воздуха в легкие, собираясь разразится очередной отповедью. Один лишь Скриз уже давно определился со своим отношением ко мне и кинул откровенно озлобленный взгляд.

Не долго продлилась благодарность шеэвов, — с раздражение пронеслось у меня в голове. — А может все сразу решить, пока это не стало проблемой?

Я ощутил, как сила закручивается вокруг меня, реагируя на поднимающееся во мне холодное бешенство, задумчиво посмотрел на троицу ящеров, отдельно задержавшись на Скризе. Кольца… Хм.

По лицу Шзиза судорогой прошла нечитаемая эмоция. Затем его зеленая морда разгладилась, и он уже миролюбиво произнес:

— Напряжение последних дней дает себя знать, — он, примирительно выставил вперед ладони, — Еще многое предстоит сделать и в нашем будущем предприятии важны все три составные части, — к месту напомнил он мне насчет проекта торгового пути, — Наверное я действительно излишне спешу. Все правильно, придет твой клан и мы сможем договориться к обоюдной выгоде.

Торговый путь. Да, — я вспомнил ранее проговоренные планы, успокоился, отпустил закрученную в тугую пружину Силу, — Планы.

Но где-то на дне осадок остался, а раздражение не покинуло меня полностью и так и норовило опять вырваться при взгляде на союзников.

Библиотекарь согласно покачал головой в такт словам Шзиза, расслабился и опять стал посматривать по сторонам, любуясь необычным зеленоватым светом, который раскрашивал сумерки пещеры и бликами отражался от воды.

Скриз не был так спокоен, но постарался сгладить впечатление и заискивающе заулыбался, невпопад кивая вслед за словами своего царя. Захотелось пристукнуть его по мерзкой зеленой роже и вытрясти все показанные артефакты. Мразота Светочей! Но планы, торговый путь и возможные барыши, которые позволят мне в выгодном свете вернуться обратно домой в клан…

Мразота Светочей! — я усилием воли заставил себя не думать о россыпи артефактов, кторая скрывалась в карманах Скриза, — Остров последнего Светоча испытывает меня на твердость! Нужно скорее убираться отсюда иначе весь пропитаюсь драконьей жадностью и порушу все дело!

Я помотал головой и как мне кажется более спокойно произнес:

— Нужно уходить отсюда, здесь все пропитано флюидами драконов после череды веков, что скрывался здесь последний из Светочей. Все это не доведет нас до добра.

— Драконье проклятие? — с удивлением вскинулся Шзиз, затем прислушался к себе и чуть слышно пробормотал, — А ведь и правда, может и так.

Сшес отвлекся от любования видами и важно покидал:

— Тао абсолютно прав, я читал о таких случаях в трактатах мудрецов.

Только морда Скриза все еще сохраняла печать озлобленности, которая нет-нет, да и и проскальзывала на его лице. К словам о влиянии Светоча он да же не подумал прислушаться.

— Тогда не будем тянуть. Кто первый? — опять озвучил я вопрос об очередности переправы на противоположный берег, где я предполагался в качестве ездового средства.

Ящеры, как по команде, вздрогнули, синхронно повернулись в сторону другого берега, затем вскинули головы вверх, представляя предстоящее путешествие и явственно сбледнули с лица. Скриз громко сглотнул в установившейся тишине, а по его посеревшему лицу скатилась крупная капля пота.

Хм, а ведь пока мы не построим мост через Темное море, то считай, что владения клана будут в безопасности от дорогих союзников, — я внутренне удовлетворено усмехнулся.

Кхм, — прочистил горло Шзиз, — давай не будем менять традицию и я опять пойду первым, — он нервно улыбнулся, — надеюсь в этот раз нас ничто не отвлечет.

Вся компания, включая меня согласно хохотнула, вспоминая застывшее стеклом логово Светоча и поспешное извлечение ценных ингредиентов. Некоторым трофеям лучше бы так и остаться не взятыми.

Напряжение между нами ощутимо спало и даже Скриз уже выглядел ближе к своему нормальному состоянию, как я его помнил раньше.

Я проверил, что все мои вещи крепко закреплены на одежде, а ханьфу плотно стянуто поясом. Расстояние было приличным, и ускорение для прыжка тоже предстояло взять существенное. Плюс после перехода на следующую ступень я чувствовал прилив сил и движения приобрели излишнюю легкость, пока тело не адаптировалось полностью к изменениям. Как бы не переборщить с усилиями, — не кстати вспомнился момент неудачного испытания способностей в Лесном царстве.

Наконец я приготовился, Шзиз запрыгнул мне на спину, крепко обхватил руками и ногами. Кажется даже излишне крепко, но это единственное, в чем проявилось его нервозность от предстоящей переправы и страх высоты.

Я качнулся на ногах вперед-назад, затем резко сжался и выстрелил нами вверх. Позади грохнул звук схлопнувшегося воздуха, а мы, как выпущенный из пращи снаряд, полетели по намеченной траектории.

На меня тут же накатил восторг от ощущений, которые дарил свободный полет в воздухе, а затем вдруг в голову пришла непрошенная мысль:

Интересно, а насколько проницаемые барьеры, которые я могу создавать? — я задумался, — А преградой для воздуха они смогут стать? А можно регулировать их проницаемость?

Я прислушался к своей способности и тут же пришел ответ, что вполне. Мысль оформилась в смутную идею. Я оценивающе посмотрел вниз на плещущуюся поверхность воды. Оттолкнуться от барьера? И понял, что да, даже до того как сформулировал вопрос. И сразу загорелся попробовать.

Но шеэв за плечами? — я вспомнил о повисшем на моей спине Шзизе. А затем с толикой злорадства подумал, что немного проучить союзников не помешало бы. Быть может пережитые ощущение выбьют из зеленокожих дурацкие идеи откусить еще пирога за мой счет.

Больше не раздумывая, я призвал истекающую вокруг в изобилии силу и мгновенно сформировал плетение барьера, в его плоской форме, задав ему размеры, примерно как входные ворота в деревню нашего клана.

Эх, как давно это было, — мелькнула грустная мысль.

Затем я сосредоточился на эксперименте. В результате я был уверен, но небрежность в исполнении вполне могла нас угробить. Чувствуя барьер перед собой, я изменил его свойства сделав плотнее, скорость нашего полета тут же начала падать, и мы стали резко снижаться. За спиной раздался приглушенный хрип и исполненный ужаса голос Шзиза прокричал мне прямо в ухо:

— А-а-а, Тао, мы падаем! Мы разобьемся! Это будет плохая смерть! — под конец голос Шзиза сорвался и дал петуха, оборвавшись на высокой ноте.

Я почувствовал, как его хватка стала еще крепче и наш эксперимент подвергся неиллюзорной опасности трагически закончиться. Банально из-за того, что ящер меня задушит. Я попытался разжать его руки, но он еще плотнее сцепил их вместе, как утопающий, цепляющийся за соломинку.

Чувствуя, как в легких заканчивается воздух, я ударил назад локтем и наверное попал в область печени, так как он всхлипнул и разжал руки. Я тут же закашлялся, сделал живительный вдох. Затем в ярости извернулся и не сдерживаясь врезал по зеленой роже. Раздался хруст, глаза ящера закатились и руки его безвольно скользнули по моей одежде.

Мы все так же находились в свободном падении и переливающаяся призрачным светом поверхность воды приближалась с устращающей скоростью. Пару мгновений я отстраненно понаблюдал, как тело царя шеэвов постепенно обгоняет меня, как будто погружаясь в невидимый океан. Воздушный океан.

Я представил, как спустя непродолжительное время, он врезается, в поблескивающую поверхность реки. Вот его тело производит настоящий взрыв из брызг, которые с шумом опадают в воду и дальше он уже по настоящему пойдет ко дну, безвольно раскинув руки…

Светочи! Я на едином вдохе притянул искрящуюся в духовном мире энергию. Затем, размывшись в Быстром шаге, мгновенно достиг обогнавшего меня ящера. Ухватил его за воротник, чуть подбросил кверху и, пропустив свои руки у него подмышками, уже плотно обхватил, сцепив пальцы в замок.

Мимолетно зло усмехнулся, досадуя на свое не ко времени возникшее желание поэкспериментировать с техниками. Но теперь уже выбора нет, идея с барьерами должна сработать, иначе мы просто разобьемся. Просто расплющимся тонким слоем о лениво плещущуюся внизу воду. Светочи!

Над нами возникло тонкое полотно барьера, который раскрылся золотистым парусом. Я начал осторожно регулировать его проницаемость и мы стали замедлять свое падение.

— Работает! — радостно проорал я на ухо своему находящемуся в отрубе товарищу и от нахлынувших чувств затряс его изо всех сил, пытаясь поделиться с Шзизом своим восторгом от еще одной крупицы мастерства, которая должна продвинуть меня дальше во владении техниками.

Но царь шеэвов только индифферентно болтался в моих руках, не приходя в сознание, а водная поверхность все еще быстро приближалась. Я тут же успокоился и настроился на серьезный лад. Это хорошо, что идея работает, теперь немного уплотняем барьер. Скорость наша тут же замедлилась, но этого было совершено не достаточно. Хм, а если вот так?

Я резко уплотнил плетение и падение остановилось рывком, как будто мы зацепились в воздухе за какой-то крюк. Шеэв в моих руках на мгновение стал неимоверно тяжелым. Я вцепился в его зеленую тушу изо всех сил и почувствовал, как от напряжения затрещали жилы и стали выворачиваться суставы. Мое лицо прорезала упрямая гримаса, я даже зарычал, не желая сдаваться. А в следующий миг мы уже плавно спускались к воде, зависнув под парящим над нами полотнищем барьера. Руки дрожали, по лицу катился пот, а треклятый шеэв беззаботно повис у меня на руках, пропустив все веселье.

Мы, плавно спускались и опасность разбиться нам теперь не угрожала, но что дальше? Грести к берегу, держа за шкирку находящегося без сознания шеэва? Я с сомнением посмотрел, на находящийся довольно далеко берег. Что-то не хочется. Хм, значит продолжим эксперименты с барьерами!

Потянулся к разлитой вокруг духовной энергии, которая уже почти просачивалась в реальный мир — настолько ее концентрация здесь была велика. Тут же, как будто свежий ветерок пробежал по венам, чувства обострились, а мысли стали спокойны и прозрачны. Я посмотрел на волнующуюся поверхность воды, которая перекатывалась уже всего в паре метров от меня.

Глубокий вдох, тянусь к потокам силы и дальше мгновенно формирую плетение следующего барьера, который разворачивается горизонтально над водой, прямо под моими ногами. Мы приземляемся на золотистую поверхность. Миг, полотно барьера натягивается… И выдерживает наш двойной вес. Я отпускаю первый барьер, который позволил нам с ящером безопасно приземлиться.

Затем коротко приникаю ниже, к золотистой пленке раскинувшейся под ногами, скручиваюсь пружиной, глубокий вдох и прыгаю вверх, нацеливаясь в новый полет к зовущему берегу. В последний момент, по наитию, чуть изменяю плетение барьера, и он дополнительно выбрасывает нас вверх, а в финале этого рывка золотистая пленка исчезает с хлопком.

Волосы развеваются на ветру, рукава одежды трепещут от потока воздуха. Мы несемся по вытянутой траектории в сторону берега, на такой скорости, что закладывает уши. Шеэв начал ворочаться, но похоже еще не до конца осознает себя. Уже находясь над сушей, я выбрасываю вперед себя еще один барьер и начинаю снижать скорость за счет постепенного уплотнения золотистой пленки передо мной. А спустя небольшое время опять направляю энергию в плетение, и над нами раскрывается еще одно золотисто-мерцающее полотно барьера, что обеспечивает нам плавное снижение.

Мягко коснувшись ногами берега, я тут же отпустил силу и развеял плетение. Затем с облегчением положил ящера на серый песок, и сам со стоном повалился рядом.

Светочи! Эти внезапные эксперименты когда-нибудь сведут меня в могилу! — обессилено продралась одинокая мысль сквозь усталость в моей голове.

Я бездумно пялился вверх в темноту, в невидимый отсюда потолок пещеры. Вода с шелестом накатывала на берег, мягкий песок приятно обволакивал спину и мне лениво подумалось:

— А ведь используя барьеры и Быстрый шаг, я вполне могу посмотреть, что срывает темнота надо мной… — затем, опомнился, встрепенулся и, рывком усевшись на песок, помотал головой, — Нет, нет! У меня есть цель, нужно добраться до дома. Нет времени на ненужные похождения! Я уже посмотрел, что находится в сокровищнице родного клана…

Накатило горькое чувство утраты и разочарование от воспоминаний о моем дурацком поступке в недавнем прошлом. Хотя отсюда уже кажется, что очень далеком. Эх, сколько же времени всего прошло? Увижу ли я когда-нибудь родных? Уверенности я абсолютно не испытывал… Затем резко выдохнув, я взял себя в руки и отогнал все эти горькие и не нужные сейчас сожаления. Что сделано, то сделано и нужно двигаться дальше.

Застонав, пришел в себя Шзиз, приподнялся с песка, оперевшись на руки. Какое-то время непонимающе смотрел перед собой, затем невнятно вопросил в пустоту:

— Мы, — он прервался, облизнул пересохшие губы, — Живы?

Я испытал чувство, как будто все это уже было, и, хмыкнув, уверил:

— Конечно, дружище!

Шзиз затряс зеленой башкой, увенчанной костяными гребнями, и чуть погодя, уже более живым голосом, поинтересовался:

— Что вообще произошло? На нас напали? Что за стена возникла в воздухе перед нами? — затем после короткой паузы с сомнение добавил, — Вроде бы я уже видел такую технику…

Его вопрос всколыхнул во мне горькие мысли, которые обуревали меня мгновение раньше и я испытал чувство вины по отношение к шеэву, которому не повезло разделить мои опыты с техниками, когда меня внезапно обуял исследовательский зуд.

Э-э, — протянул я и, испытывая смущение перед Шзизом, отвел взгляд, — Я решил проверить новые возможности, — но тут же пожалел о прозвучавших словах, поэтому поспешил оправдаться — Ну, помнишь, как ты после обретения силы решил испытать невидимость, незаметно подкравшись ко мне?

Пауза затягивалась, и я посмотрел на Шзиза. Царь шеэвов, как будто потерял дар речи и, раскрыв рот, вытаращился на меня. Лицо его наливалось краской.

Я и сам то не особо слушаю оправдания от других… Смотрю, что и мой приятель тоже из этой породы. Светочи! Нужно было что-то соврать…

В это мгновение в воздухе между нами, как будто пробежала искра, и ящер с яростью бросился на меня:

— Щенок, волей случая получивший силу не по годам! — орал он мне в лицо и пытался достать кулаками.

От ярости застлавшей ему глаза он даже не вспоминал о какой-то технике ударов и просто пытался посильнее попасть. В противоположность этому на меня накатило спокойствие, и я отстранено обдумывал сложившуюся ситуацию, с легкостью уходя от размашистых ударов ящера.

— Я! Я должен был получить эту силу! Меня отметили предки и возвели на престол! — продолжал он в свою очередь срывать покровы со своих тайных чувств, брызгая слюнями.

Наконец шеэв выдохся и остановился напротив меня тяжело дыша и яростно сверля взглядом.

— Хм, не долго благодарность длилась… — произнес я в потолок, не переводя взгляд на Шзиза. Было обидно.

— Да ты для себя старался! — бросил он мне, зло скривившись.

Так то оно так, — признал я мысленно, — Но мог бы и мимо пройти.

Я передернул плечами и холодно посмотрел на Шзиза, медленно наполняясь яростью:

— Думаю здесь наши пути расходятся.

— Не-е-е-ет, — протянул он кривляясь, — Не расх-о-о-дятся, — затем он, как бы в испуге, приложил свои лапы к щекам, округлил глаза, и, мотая из стороны в сторону зеленой башкой, продолжил передразнивать меня. — Ой-ой-ой, маленький мальчик обиделся и уйдет. Что же мы будем делать?! — затем резко закончил придуриваться и жестко произнес, — Нет, не уйдет! Договор! — и злорадно просмотрел на меня, — Ты заключил договор на себя и свой клан! Теперь ты повязан с шеэвами!

Превратившись в каменный истукан, от обуревавших меня чувств, я прокручивал в голове сложившуюся ситуацию:

Договор заключен. Все так. Но если я все же покрошу этих зеленых выродков? — я бросил тяжелый взгляд на царя шеэвов, от чего он подался назад, — Предки шеэвов. Они запросто наделили силой своих потомков и в одно мгновение позволили шагнуть им по Пути, — я отвел взгляд и помрачнел, — Сильны… И мстить будут не только мне, — я опустил глаза, — Недавно я своевольно заключил договор на весь свой клан и тут же его нарушу? И тоже от лица клана? — я раздраженно дернул щекой, — Нет, такие вещи должны решать старейшины.

Светочи! — выругался я мыслено, — Как же дома было все просто! Охота, друзья, рутинные отработки на нужды клана — голова вообще ни о чем не болит! — я опять дернул щекой, — А я раньше еще потешался над нашими седобородыми дедушками. Надо быстрее вернуться домой и опять спихнуть все на них!

Я немного успокоился и мрачно посмотрел на Шзиза:

— Ты прав, у нас договор и придется работать вместе.

Ящер глумливо оскалился, сверкнув белоснежными рядом острых, как бритвы зубов:

— Молодец, Тао, хороший мальчик! — и расхохотался.

— Но отлупить тебя мне он не запрещает, — закончил я.

У ящера с лязгом захлопнулась пасть, а глаза стали немного напряженными:

— Э-э-э, Тао, а как же вежливость? Помнишь, Сшес постоянно твердил?

— Вежливость? — в задумчивости протянул я, — Все больше прихожу к мнению, что это такая штука, которая не может быть только в одну сторону, — пожал я плечами, затем резко качнулся, мой кулак размылся в воздухе, и Шзиз, клацнув зубами, отлетел на добрых пару метров.

С недоуменным и обиженным выражением лица он пропахал спиной песок и, в заключении перекувырнувшись через себя, застыл, уткнувшись мордой в песок. Взметнувшиеся в воздух песчинки взвесью опали вниз. Ярость, бурлившая во мне и нашедшая такой выход, постепенно улеглась, но ее место не заняло сожаление.

Некоторые отношения больше, чем есть уже не испортишь…

Спустя пару минут, ящер заворочался, уперся лапами в серый песок, который тут же с шорохом присыпал острые когти, служившие продолжением зеленых пальцев. Он поднял на меня бездумный расфокусированный взгляд. Постепенно в его глазах стала проявляться мысль.

В следующий момент он вскочил и возмущенно заорал:

— Да как! Да что! Как ты смеешь, щенок!

— Вежливость! — с нажимом произнес я, перекрывая возмущенные вопли ящера, и медленно отставил ладонь перед как бы заталкивая его крики обратно. Шзиз тут же заткнулся и недоуменно взглянул на меня. — Только взаимная вежливость позволит увенчаться успехом нашему предприятию.

Глава 15

Я резко оттолкнулся и, что есть сил, прыгнул обратно, к остальным шеэвам. На берегу грохнул схлопнувшийся воздух, взметнулся верх песок. Шзиз закашлялся и прикрыл глаза рукой, что-то пробурчав вполголоса. Судя по тону, что-то нелицеприятное, но в этот раз не сотрясал в пустую воздух своими криками. Все правильно, свою позицию я обозначил вполне внятно.

Ветер свистел в ушах, рукава одежды хлопали по рукам. Чувство полета опять увлекло меня, в след за этим выровнялось и настроение.

Может я немного заносчиво себя вел? — уже спокойно вернулся я к разразившемуся скандалу, — Разница в возвышении слишком большая, сложно зеленомордых воспринимать серьезно, — я мысленно пожал плечами, — Попробую, больше придерживаться правил и как-то восстановить отношения. Друзьями нам не быть, но для дела было бы полезно какие-то ровные отношения сохранить.

Без дополнительного груза я без проблем преодолел расстояние до острова. Здесь призвал Силу, передо мной вспыхнул золотистый квадрат барьера, которым я подправил свою траекторию, постепенно меняя его проницаемость для воздуха и замедляя свое движение. Выцелив застывших снизу ящеров, которые, запрокинув головы с открытыми ртами наблюдали за моими выкрутасами, я следующим всплеском силы создал второй барьер, вспыхнувший куполом надо мной и плавно спустился перед моими товарищами. По крайней мере я еще надеюсь, что товарищами.

— Ух, ты! Тао, ты прогрессируешь с плетениями на глазах! — с уважением протянул Сшес и хлопнул пару раз в ладоши, уважительно качнув головой.

— Ну, коне-е-чно! — недовольно протянул Скриз, — И поэтому они с Шзизом рухнули в озеро! — эту фразу он уже выкрикнул мне в лицо.

Я сразу поскучнел от нового назревающего выяснения отношений. Как-то поведение Скриза очень напоминает то, что мне выдал на том берегу царь шеэвов. Похоже, дело далеко не во влиянии Светочей.

— Все в порядке с твоим царем, доставлен на тот берег в лучшем виде, — решил я не заострять конфликт.

— Да, вы чудом переправились! — не унимался Скриз, — Да, лучше я вплавь!

— Как хочешь, дружище, — холодно ответил я, начиная уже внутренне закипать, — Чувствуешь в себе силы — вперед.

— А вот и переправлюсь! — упрямо дернул зеленой башкой Скриз, и его хвост нервно дернулся.

— Не горячись, Скриз, — попытался урезонить его второй шеэв, — Расстояние большое и неизвестно, что здесь водится в глубинах озера!

— Нет, я все решил, переправлюсь лучше сам, — набычился Скриз, и после паузы озвучил настоящую причину, связанную со страхом высоты, который оказался врожденной особенностью шеэвов, — Хоть не придется блевать после этой скачки на сликах!

Я повел шеей и дернул щекой. Если человек хочет организовать себе проблемы, то тут его никто не остановит. Я, как специалист в этом, могу только подтвердить, — мысленно хмыкнув, повернулся к библиотекарю Сшесу, который на удивление оказался самым разумным и вменяемым ящером, вопреки моим первоначальным предубеждениям. Паучихи на них не хватает!

— Сшес, надеюсь ты не против моей помощи в переправе?

— Нет, конечно. Что я враг себе? — пожал плечами Сшес, — Подожди минуту, я еще раз попытаюсь со Скризом поговорить.

— Нечего, тут разговаривать! — и не пытался успокоиться второй ящер, — Я все решил!

— А Темное море дальше, ты тоже вплавь собираешься преодолевать? — поинтересовался библиотекарь.

Скриз криво ухмыльнулся и, с превосходством взглянув на Сшеса, выдал еще один свой секрет:

— Да, запросто! — выпалил он, — Как ты думаешь наши предки по миру путешествовали? Помнишь я про походное колечко говорил? Вот пра-пра мой в лучшем виде передал! И там и лодченка и маскировка от тварей всяких, — тут он запнулся и опасливо взглянул на меня.

Я же с интересом прислушивался к тому, что выдавал в запале ящер. Определенно, неплохая коллекция у зеленомордого. Выходит и земли наши здесь в Подземье совсем не в безопасности от ящеров. Я задумчиво посмотрел на Скриза, — от всяких ушлых ящеров. Шеэвам значит и мосты не особо нужны. Но если задуматься, то логично, они ведь давно здесь обретаются.

Тем временем, Скриз осознал, что сболтнул лишнего, но обратно сказанного не вернешь, поэтому он наоборот расправил плечи и взглянул на меня с независимым видом:

— Да, да! Доберемся до дома и без тебя, без проблем! — с вызовом произнес он, — Думал незаменимый такой? — затем на секунду запнулся ища что еще сказать, — Болван напыщенный! — выпалил он и неприятно рассмеялся.

И тут же покатился по берегу, получив короткого леща, который я без замаха выдал ему. Не получилось сгладить конфликт. Даже и не знаю, как проект этот с торговым путем мы через Подземье будем развивать.

— Да, что?! Да как ты смеешь! — вскочил ящер на ноги и запальчиво выкрикнул мне, разумно сохраняя дистанцию.

— Просто Сшес постоянно про вежливость твердил, — пожал я плечами. На этом моменте Сшес смешно хрюкнул, подавившись какой-то фразой, которую он уже собирался произнести.

— Ты просто вспоминай почаще о разнице в Возвышении, — продолжил я неспешно выговаривать Скризу, не отводя от него глаз, — Если чувство обычной благодарности, за помощь с Живой и Светочами, для вас пустой звук, — закончил я.

Скриз тут же прекратил свои выкрики и затем, насупившись, почти слово в слово повторил слова Шзиза:

— Да, это тебе самому надо было!

Я пожал плечами:

— Конечно, но мог бы и мимо пройти, когда Жива ваших детей жрала.

Скриз нахмурился и упрямо бросил:

— Все равно я прыгать через озеро не стану. Переправлюсь и так, в плавь, — затем после паузы неохотно буркнул, — За помощь конечно спасибо, — и уже повысив голос, усмехнувшись, поинтересовался, — Ты теперь постоянно нам напоминать будешь?

— Конечно, — кивнул я, — Раз вы сами не помните, то и напомню. А где мало, там и через задницу вобью. Раз уважение и вежливость у шеэвов только для себя входу.

— Э-э-э, — на конец отмер Сшес, — Вы куда не туда в разговоре свернули. Нет причин для ссоры, я немного нудел по-поводу уважения и вежливости, но не рассчитывал на такой эффект.

— Сшес! — тут же обернулся к нему замолчавший было Скриз.

— Сшес! — тоже поморщился я, — Вот хоть ты не начинай. Пока ты единственный, кто мне мозг не вынес. Давай все так и останется!

Сшес растеряно застыл на месте, попеременно переводя взгляд с меня на Скриза. Периодически что-то пытался сказать, затем отбрасывал эту мысль в попытке сформулировать по-другому. И как результат только беззвучно открывал и закрывал зубастую пасть. В итоге махнул рукой и мрачно произнес в пустоту:

— Вот какой слик вас покусал? Чудом одолели страшного врага, есть способ, как к взаимной выгоде богатства заиметь. Живи, да, живи! Вот в чем дело, то? — с долей отчаяния воззвал он к нашему благоразумию.

Я пожал плечами. В целом полностью его поддерживаю. И мне кажется меня лично никто не кусал, лучше бы он своим соплеменникам мозги прочистил. Все больше склоняюсь к мысли, что не того Предки шеэвов в цари выбрали.

Скриз нахмурился и демонстративно отошел в сторону. Подошел ближе к воде, и начал быстро разоблачаться, явно собираясь претворить свой план в действие и отправиться к другому берегу вплавь.

Я мыслено хмыкнул, — Ну, сам так сам. Может тут и не водится никого в глубинах. Хм, ну-да, ну-да — в воде пронизанной Силой. Но кто знает, даже интересно, как его эксперимент пройдет.

— Сшес, если ты готов, то можем отправляться, — поведя плечами, уже спокойно обратился я к бывшему жрецу.

— Э, да, готов, — ответил он, — Скриз… — попытался он опять воззвать к разуму своего соплеменника.

— Нет, — коротко бросил тот.

Сшес огорченно вздохнул, затем отвернулся от Скриза и подошел ко мне:

— Что мне делать, Тао? Какие мои действия? — спросил он у меня.

— Просто цепляйся крепче мне за спину, обхвати ногами и руками, — повернулся я лицом к другому берегу, где нас дожидался царь шеэвов.

Раздался шорох песка, который проминался под шагами шеэва. Затем Сшес аккуратно обхватил меня за шею руками и запрыгнув на спину, скрестил ноги вокруг меня, в довершение его гибкий хвост метнулся змеей и дополнительно обвился вокруг моего пояса на манер ремня.

— Только не задуши, — предупредил я шеэва, — Ты главное не нервничай, у меня все под контролем. Если не хватит первоначального импульса от прыжка, есть еще барьеры, сможем совершить второй прыжок прямо в воздухе.

— Хорошо, — пытаясь удержать свой голос спокойным, уверил меня Сшес, — Я буду держать себя в руках, — но под конец фразы нервно сглотнул.

Светочи! — мыслено выругался я, — А ведь нам еще через Темное море переправляться, а у шеэвов уже нервы сдают. Да, и я тоже в ответ завожусь. Может и правда лучше как-то по другому? Лодченка там Скризовская, маскировочка — и погребли потихоньку? Клашу в пасть…

Я огорченно помотал головой, затем резко пригнулся и выпрыгнул изо всех сил вверх. Позади грохнул схопнувшийся воздух, взметнулась пелена песка, заставив закашляться скандального Скриза, а мы с Сшесом по пологой траектории стремительно понеслись к противоположному берегу.

Ветер бил в лицо, трепетали одежды, чувство полета опять вымыло из головы все посторонние мысли и вернуло ровное расположение духа. Кир, поиски наследников. А шеэвов можно отложить на потом. Да, думаю совет клана вполне приведет их в чувство. Совет клана… Ох… Они и меня приведут в чувство.

Вспомнился учитель Чан, как бы он опять не вернулся к своим проверенным методам, что практиковал для вразумления распоясавшихся оболтусов. От предчувствия неминуемой расплаты за свои вольности с клановыми договорами заныло где-то пониже спины.

Но даже такие мысли не могли надолго омрачить мое восторженное состояние, в которое дарили мне ощущения от свободного полета.

Разберемся! — самоуверенно подумалось мне, — Да и когда это еще будет?

Я почувствовал, что скорость наша стала снижаться, а конечная точка траектории, по которой мы летели, явно упиралась в плещущиеся воды озера Силы. То ли Сшес оказался существенно тяжелее своего царя, то ли я уже успел подустать от скачков между берегами. Придется использовать барьеры, чтобы совершить подскок до берега.

Сшес тоже заметил, что мы не достигаем берега и наш прыжок грозит обернуться падением в озеро. Я почувствовал, как он сильнее вцепился в меня, но к своей чести, никаких панических воплей от него не последовало.

Я призвал в изобилии разлитую вокруг Силу и в следующий миг под нами вспыхнул золотистый квадрат барьера. Приземление. Полупрозрачная пленка растягивается, выдерживает, и я отталкиваюсь в следующий прыжок. Спружинившая поверхность барьера придает мне дополнительное ускорение и лопается с хлопком.

Дальше мы уже без проблем преодолеваем оставшееся расстояние. Над берегом я гашу скорость следующим барьером, и в финале мы плавно спускаемся под куполом еще одного, последнего барьера, к ожидающему нас Шзизу.

— Отличная работа, Тао! — встречает меня на удивление миролюбивая реплика царя шеэвов.

Я бросил на него быстрый взгляд, но в следующее мгновение уже справился со своими эмоциями и с безмятежным выражением лица, благодарно кивнул в ответ:

— Спасибо, Ваше Величество!

Шзиз поморщился:

— Давай, пока мы в походе, по простому общаться. Прибереги официальные обращения до того момента, как мы вернемся к моим подданным.

— Это ведь укладывается в рамки этикета? — уточнил он у библиотекаря.

— Да, конечно, — кивнул Сшес.

Ну, да, — мысленно хмыкнул я, — Вот, что оплеуха животворящая делает.

Но завуалированное предложение царя шеэвов, попытаться вернуть наше общение в деловое русло, или хотя бы отложить взаимные претензии на время — меня вполне устраивало.

— Значит, сейчас ты переправляешь Скриза, и мы уже скоро будем дома?

Ну, не так уж и скоро, — подумалось мне, — Еще последнее препятствие в виде Темного моря останется. Надеюсь все монстры там спят, — но в слух я не стал цепляться к словам царя и рушить хрупкую надежду на нормализацию отношений. Может действительно дело только во влиянии Светоча?

— Да, я без проблем переправил бы Скриза, — я извинясь пожал плечами, — Но он уперся и решил, что переправится сам.

— Что?! Да, тут же, в глубинах озера не пойми, что водится! — в тот же миг растерял свое былое миролюбие Шзиз и набросился на меня с очередными обвинениями, — Ты не мог его убедить, что ли?!

— Э-э-э, как ты это себе представляешь? — опешил я.

— Я тоже пытался с ним поговорить… — подал голос Сшес.

— Да как вы могли его отпустить! — переключил свое негодование на новую цель царь шеэвов, — Кроме того, что это один из нашего народа, а шеэвов осталось — по пальцам перечесть. Этот дурень догадался взять всю коллекцию артефактов, доставшихся ему от предков. И между прочим, именно у него остались ингредиенты извлеченные из дракона.

Остановившись и переведя дух, но внимательно посмотрел на нас и уточнил:

— Кольца, ведь, Скриз вам не оставил?

Я отрицательно помотал головой и перевел взгляд на озеро, пытаясь отыскать там плывущего Скриза. Утомил. Мои надежды на нормальные отношения с шеэвами стали стремительно истаивать. И какая муха их укусила?

По центру водной глади была заметна темная полоса течения, которая перечеркивала озеро пополам. Я наконец нашел скандального ящера. Его голова торчала из воды, и от сюда он казался всего лишь мелкой букашкой. Шеэв в хорошем темпе преодолевал водную преграду и как раз вошел в область течения, выделявшуюся цветом. Его тут же стало сносить вправо, видно было, как он напрягает все силы, но едва двигается, а темная полоса стремины только началась и простиралась достаточно широко.

— На сколько хорошо плавает наш самоуверенный друг? — поинтересовался я у шеэвов.

— Что?… — недоуменно прервался на очередном пассаже Шзиз.

— Что-то случилось? — с тревогой произнес Сшес, подскочив ко мне.

Я кивнул в сторону озера и указал рукой на темную точку, которую уже полностью подхватило течение и теперь кружило в водовороте, отчетливо унося в сторону подземного истока.

— Ох, Светочи! — заметил опасность Шзиз, а потом с яростью набросился на меня, брызжа слюной, — Это все ты виноват! Не мог переправить его?!

— Да… — я немного опешил, не зная как реагировать, — Что ж, я мама ему, сопли подтирать?

— Мы все вместе пришли, и все вместе должны уйти! — продолжал орать Шзиз, — Что я его семье скажу?!

— Стой, — попытался остановить его я.

— Что, стой?! — не унимался царь шеэвов, — Это ты будешь виноват в его гибели!

— Да, заткнись, ты уже! — не выдержал я, выкинув все дурацкие мысли, о том чтобы помириться с ящерами, — Пока ты здесь меня задерживаешь, твоего дружка утянет вглубь гор!

Я притопнул ногой и в злости сплюнул под ноги замолкшему Шзизу. Затем резко развернулся, коротко пригнулся и одним движением выпрыгнул в сторону попавшего в беду шеэва.

Все еще кипя от злости, я воззвал к Силе, рывком стянул к себе пронизывающие духовный план нити энергии и мгновенно сформировал плетение Быстрого шага.

Мое тело размывается в воздухе и стремительно перемещается в максимально достижимую для меня точку. Тут же мгновенно плету следующий Быстрый шаг и вываливаюсь в обычное пространство почти рядом со Скризом, теперь еще одно последнее плетение, перемещаюсь ниже и зависаю над попавшим во власть течения ящером, раскрыв над собой купол барьера.

— Давай руку, придурок! — ору ему сверху.

— А?! — Скриз вскидывает голову, и в его глазах зажигается надежда. Зеленую морду прорезает глупая улыбка.

Ящер тянет руку ко мне, я крепко хватаю его. И тут краем глаза замечаю в стороне подозрительную рябь, которая стремительно надвигается на нас.

Светочи! Треклятый шеэв! Разбудили неведомое лихо! — набатом проносится в голове.

Тем временем я выдергиваю ящера из воды, капли с шумом опадают в темную воду. Призываю Силу, создаю под ногами золотистую пелену барьера. Времени нет! Все так же схватив Скриза за руку, отталкиваюсь от прогибающейся поверхности. Пленка барьера пружинит, придает нам дополнительное ускорение и лопается с громким хлопком. Нас с ящером выбрасывает вверх, прочь от неведомой опасности, которая приближается к нам под водой.

Меня окатывает чувство облегчения. Успели! Обмениваемся со Скризом радостными взглядами. На пике накатившей эйфории я готов расцеловать его зеленую, покрытую мелкими чешуйками морду. В этот момент из воды вырывается стремительная здоровая тварь. Полу-рыба, полу-ящерица. Раскрывает огромную пасть, усеянную мелкими острыми зубами, ловит левую ногу Скриза и схлопывает свои челюсти чуть пониже задницы шеэва.

Выпученный рыбий глаз подводного обитателя пристально смотрит на меня. Сверху по спине у него идет плавник, по бокам две лапы, которые он отвел назад и прижал к телу, выпрыгивая из воды. Только видимая часть тела в длину, на вскидку метров пять, остальное скрыто под водой.

Я, что есть сил, врезаю ногой по округлой морде завра, сомкнутой на теле Скриза. Кожа подводного обитателя склизкая, покрытая слоем слизи. Мой удар соскальзывает, и по касательной задевает глаз монстра. Сила удара на исходе, но этого хватает, чтобы выпученный глаз лопнул, разбросав в стороны прозрачные брызги.

Монстр рывком сжимает челюсти, конечность Сриза, полностью перекусывается. Огромное тело подводного обитателя падает обратно в родную стихию. Я чувствую, как в животе сжимается, от накрывшего меня страха, кровь вскипает в жилах, все начинает двигаться замедлено, как будто во сне.

Завр медленно заваливается в воду, кровь из обрубка ноги Скриза застыла в воздухе алыми брызгами. Я в мгновение ока взываю к Силе, энергия закручивается водоворотом вокруг меня, следующим шагом формирую плетение барьера под нами. От закаченной энергии, золотистая пленка становится толстой, практически не прозрачной.

Я приземляюсь на поверхность барьера, он почти не прогибается под нашим весом, я чувствую через подошву обуви его басовитую вибрацию. Приникаю ниже, закручиваюсь пружиной для прыжка.

Снизу раздается яростный рев, от которого барьер слегка выгибается. Я прыгаю, не медля больше. Мощный удар сотрясает золотистую пленку техники снизу, дополнительно отшвыривая меня вверх. Барьер не выдерживает и лопается. В золотистых всполохах энергии показывается огромная распахнутая пасть монстра. Челюсти щелкают в пустоте, огромная туша падает обратно вниз в водную стихию, оглашая Подземье разочарованным ревом.

Нас буквально выносит на другой берег, к застывшим снизу шеэвам. Я бездумно, почти не замечая усилий, создаю плетение очередного барьера, чтобы снизить скорость, и тут же плету следующий барьер, который вспыхивает куполом над нами и позволяет плавно спускаться на серый песок.

Состояние крайнего эмоционального напряжения схлынывает с меня и мир опять возвращается к своим обычным скоростям. Кровь толчками хлещет из перекушенной конечности Скриза. Его посеревшее лицо и огромные желтые глаза, в которых вертикальный зрачок почти схлопнулся в черную точку, говорит, что он находится на последнем издыхании.

— Сшес, Шзиз, лечилку быстро! — крикнул я сверху, сквозь взвечь кровавого дождя, что поливал застывших шеэвов.

Они тут же суетливо сбросили уже притороченные к спинам мешки и судорожно стали рыться в них, ища бинты, жгуты и алхимические снадобья. Если все сделать быстро, то Скриз вполне выживет, благодаря алхимии. А если не опустит руки и не забросит культивацию, то по слухам и ноги не проблема в мире культиваторов.

Светочи! Не во время все это в голову лезет, не о том сейчас думаю! Еще ничего не закончилось. Не верю, что этот монстр так просто отпустит свою добычу, даже показавшую острые коготки.

— Быстрее? жгут и лечилку! — ору я на шэвов, отпускаю купол барьера и спрыгиваю в песок со Скризом на руках, — И ходу, ходу!

Царь шеэвов недоуменно вскидывает на меня голову, а Сшес наоборот, не теряя времени бросается ко мне, помогая осторожно опустить на берег истекающего кровью сородича.

— Давай! — не снижая напора кричу я на застывшего Шзиза, заметив в его руках приготовленный жгут.

Царь шеэвов тут же спохватывается, бросается к нам с библиотекарем и ловко перехватывает обрубок Скриза, останавливая кровотечение. Сшес в свою очередь поливает рваную рану, оставшуюся на месте ноги, из небольшой склянки. Вспыхивает призрачное зеленоватое свечение лечилки и жуткая поверхность раны тут же спекается, на глазах начинает порастать зеленой чешуйчатой кожей. Библиотекарь подхватывает голову раненого и одним движением вливает следующий истекающий дымкой золотистый состав в распахнутую пасть Скиза.

Ящеры осторожно укладывают на песок своего сородича и облегченно выдыхают. Алхимия в раненого влита вовремя, теперь его жизни ничего не угрожает.

Я не разделяю напавшего на моих товарищей благостного состояния. Конечно Скризу помогли — молодцы. Но еще ничего не окончено! Я с тревогой вскидываю голову и всматриваюсь в неспокойную поверхность озера. И тут же мой взгляд спотыкается о стремительный росчерк, прорезающий водную гладь. Буруны волн расходятся в стороны от смутно видимой под водой темной громадины, двигающейся в нашу сторону.

— Хватаем Скриза и бежим в сторону выхода! — тут же подскакиваю я к находящемуся в забытьи раненому.

— Да, что… — булькает возмущенно в ответ Шзиз и тут же получает резкую оплеуху.

— Выполнять! — лязгает мой голос, и царь шеэвов с вытянутым лицом оказывается уже возле Скриза. Затем он кидает взгляд за мою спину, его резко раскрывшиеся глаза сигнализируют мне, что шеэв заметил надвигающуюся опасность, и ящер уже без понуканий резко ускоряется.

Мы втроем аккуратно подхватываем Скриза и что есть сил несемся по вязкому серому песку, в котором по щиколотку утопают ноги, в сторону манящего выхода в другую пещеру. Там как-нибудь запутаем подводного монстра между растущими из пола каменными колонами. Вряд ли он приспособлен к активным действиям на суше.

В это время, обративший на нас свое внимание обитатель глубин достигает берега и во взрыве брызг вырывается на сыпучую земную твердь. Против ожидания монстр не снижает скорости на суше и, активно работая мощными, когтистыми лапами, неудержимо несется в нашу сторону.

Впереди завра, опережая его бег, по берегу катится выплеснутая им из озера волна, которая достигает нашей спешно бегущей группы и, лизнув пятки, с шорохом откатывается назад, чтобы по дороге впитаться без остатка в потемневший песок.

Царь шеэвов взвизгивает от неожиданности, находит в себе неведомые до селе силы и буквально протаскивает всю нашу компанию до самых ворот в следующий подземный чертог. Позади лязгают схлопнувшиеся челюсти монстра, полные острых зубов. Я бросаю взгляд назад и понимаю, что следующим рывком подводный житель ворвется в нашу панически бегущую группу и дальше все будет кончено.

Какого Светоча я бегу?! — ударяет меня неожиданная мысль и заставляет остановится, как вкопанного.

Следующим движением я, что есть мочи, отбрасываю своих товарищей дальше в створ тоннеля, подсвеченный фосфоресцирующим светом облепившей его плесени, одновременно тянусь к разлитой в изобилии вокруг меня энергии и мгновенно создаю золотистую стену барьера между нами и монстром.

Огромная махина завра на полном ходу с грохотом врезается в возникшую на пути преграду. Барьер не выдерживает и разрывается золотистыми клочьями, но останавливает опешившего завра. Преследователь на мгновение застывает. Я не пренебрегаю предоставленной возможностью и одним прыжком взмываю на склизкую морду зверя, а затем мой клинок взрезает последний оставшийся глаз полу-рыбы, полу-ящерицы.

Монстр тут же дергается, моя нога оскальзывается на густой слизи, покрывающей кожу завра. Прыжок не удается, как запланирован, и схлопнувшиеся челюсти зверя вырывают кусок плоти из моего бока.

Я в упоении боя еще не чувствую боли, но краем сознания отмечаю, что мне остаются считанные мгновения на то, чтобы прикончить выползшую из глубин озера тварь. Либо она прикончит меня.

Кувырком гашу падение, вскакиваю на ноги и на миг застываю в боевой стойке перед своим противником. Рывок к духовному плану и текущей в нем энергии. Сила бурлит, окутывает меня, проявляясь в реальном мире смерчем, который поднимает в воздух песчинки и закручивает их в темное веретено.

В центре этого локального урагана абсолютно спокойно, ни единого дуновения ветерка, которое могло бы пошевелить хотя бы один волосок на моей голове. Следующим движением я на одном вздохе создаю Меч силы, доставшийся мне от Арта, и, взмахнув реальным клинком, спускаю эту ультимативную технику на беснующейся передо мной твари.

Выросший вертикально вверх слепящий вал техники схлопывает в себя смерч из энергии и с ревом вгрызается в тушу завра. Отрезанная голова отлетает в сторону тоннеля. Наблюдающие за сражением шеэвы уже не чувствуют в себе сил куда-то дернуться и расширенными глазами наблюдают летящий в их сторону снаряд.

Скриз так же успел прийти в себя и с ужасом смотрит на приближающуюся смерть. Но в итоге громадная башка подводного чудища врезается в стену рядом с зевом тоннеля и, хрустнув костями черепа, оставляет после себя красный отпечаток на необработанной скальной породе, откатывается на пару метров и тихо застывает. На замерших шеэвов скалится безглазая голова монстра с сомкнутыми рядами белоснежных зубов.

Я слышу справа свист разрезаемого воздуху, дергаюсь… И не успеваю. В меня с хрустом входит костяной шип, который увенчивал хвост завра. Я падаю назад, на спину и застываю над землей, зависнув в полуметре над серым песком, пришпиленный костяным острием, как одна из бабочек в гербарии. С чавканьем соскальзываю по желтоватому костяному лезвию в мягкий песок. Все кружится перед глазами, берег накрывает абсолютная тишина.

Спустя, казалось бы целую вечность, я как сквозь толстый слой ваты услышал или даже ощутил кожей шорох песка.

— А давайте его добьем? — нервно, со злостью озвучил предложение голос Скриза, — Эта отрыжка склика лишила меня ноги!

— Вообще-то, он тебя спас, — без всякого выражения уронил слова Сшес.

— Да, как он меня спас то?

— Выдернул из пасти чудовища, — так же нейтрально ответил Сшес.

— А вот это ты видишь?! — в отчаянии воскликнул Скриз, видимо одновременно указывая на культю оставшуюся от ноги, — С этим, что мне делать?!

Затем раздался шорох проминаемого песка, но не как от шагов, а если бы человек вздумал перемещаться просто прыгая на двух ногах. Или шеэв на одной своей оставшейся лапе. В следующий миг мое тело сотряс мощный удар и сознание отправилось в небытие.

Спустя какой-то время, восприятие резко включилось обратно. Мысли все так же несвязно вертелись в голове, сил открыть глаза или пошевелить рукой не было совершенно, но слух на удивление вернулся полностью. И судя по перетаптыванию и разговору шеэвов, отрубился я всего на пару мгновений.

— Я наверное поддержу идею Скриза, — раздался спокойный голос царя шеэвов, — Если прикончим этого заносчивого ушлепка, то никаких договоров.

Над берегом повисло молчание, которое затем нарушил голос библиотекаря:

— Предки не позволят безнаказанно нарушить договора, заключенные ими, — высказал он сомнение, — Да и убийство Тао, не снимет с нас обязательства перед чужим кланом.

— Но это не точно? — полуутвердительно вопросил царь Шзиз.

— Неточно, — согласился Сшес, — Но я бы не рекомендовал проверять. — затем после паузы добавил, — Да и будет ли торговый путь без союзного клана на поверхности?

Опять повисло молчание.

— Отрыжка слика! — выругался Шзиз, — Ну а если мы просто бросим его здесь и он сам сдохнет?

— Ну, — протянул в сомнении Сшес, — Наверное пройдет, как несчастный случай.

— Но это неточно, так? — опять спросил Шзиз.

— Неточно, — согласился библиотекарь Сшес.

— Да, пожри его Клаш! — выругался царь шеэвов, — Не буду я его тащить за собой, тут самим бы целыми добраться!

— Что вот так и оставим?! — истерично повысил голос безногий Скриз.

— Тише! Ты что орешь?! — опасливо зашикали на него остальные шеэвы, — Тебе мало одной ноги?!

— Мало? Мало?! — все так же на взводе завопил Сшес, но уже перейдя на шипящий шепот, — Да, чтоб он сдох! — и меня опять сотряс удар безногого.

Послышалось шуршание одежды, звуки борьбы и злой голос Шзиза шепотом воскликнул:

— Да уймись, ты! Он и так не жилец! А нам уже давно пора уходить от сюда. Дождемся еще одна страхолюдина из этих вод вылезет!

Звуки резко прекратились, а нервный голос Скриза невнятно произнес:

— Щупальца Клаша ему в глотку!

Затем я почувствовал, как кто-то наклонился надо мной, когтистая лапа пощупала пульс на шее.

— Ну, как он там? — безразлично поинтересовался Шзиз

— Не жилец, — озвучил свой вердикт голос библиотекаря Сшеса.

— Хорошо, — удовлетворенно произнес царь шеэвов.

— Тао! — над моим ухом едва слышно произнес голос Сшеса, — Если ты меня слышишь, то просто знай что многие шеэвы тебе благодарны, — а затем я почувствовал, как в мою руку что-то вложили. — Я верю, ты выживешь!

— Что ты там застрял? — поторопил Сшеса голос Шзиза.

— Да, у него любовь к беломордым сликам! — с глумливым смешком прокомментировал Скриз.

Я почувствовал, как песок рядом со мной пересыпается, послышался шелест одежды, звякнуло что-то из амуниции, видимо Сшес выпрямился.

— Иду, иду, — пробурчал он в ответ.

— Надо поторапливаться, — опять озвучил свои опасения Шзиз, — Без дураков, что-нибудь вылезет из этого озера опять.

Затем послышались удаляющиеся шаги всех троих ящеров. Сил на мысли не осталось, темнота в голове завертелась мельничным водяным колесом и утащила меня за собой в небытие.

Глава 16

Очнулся я от ощущения, что большой палец на правой ноге кто-то грызет.

Предки, и правда грызет! — я дернулся и отбросил прицепившегося мелкого краба.

Тот прокрутился в воздухе, блеснул панцирем в зеленоватом свете пещеры и со стуком сложился в песок. Затем вылез, выставил клешни и, щелкая ими — боком, боком направился к воде.

От резкого движения в районе плеча стрельнуло болью, а перед глазами все потемнело. Ну уж нет! — упрямо скрежетнул я зубами и чудом удержался на грани, чтобы не свалиться в беспамятство. Судя по ощущениям, я все так же лежал на спине, и проклятое костяное жало монстра никуда не делось и все так же надежно пришпиливало меня к песку.

Ощущения?! К Светочам! Вот оно, перед моими глазами! — я пялился прямо на желтоватое костяное лезвие, которое вырастало из моего тела, уходило вверх на пару человеческих ростов и заканчивалось обрывками кожи и плоти монстра из под которых белели кости.

Что за?! — недоуменно пронеслось в голове.

Не делая лишних движений, я скосил глаза вперед. Павший монстр уже почти полностью представлял из себя одни только голые кости, лишь кое-где покрытые плотью, и везде вокруг гигантского завра копошились мелкие крабики.

А некоторые и не очень мелкие, — отметил я немного отстраненно, когда заметил здоровенного краба, в высоту доходившего до пояса взрослому человеку.

Он деловито рвал куски мяса из уцелевшей части монстра. В неверном зеленоватом свете Подземья его панцирь был неопределенного темного цвета, на фоне отблесков от воды, рельефно выделялись неровности на поверхности. Мелкие бугорки, выемки и шипы с палец высотой. Глаза бусинки нависали на тонких стебельках, выдаваясь из-под панциря. Завр небрежно махнул клешней и отбросил мелкого крабика, который посмел сунуться к его пиршеству.

Ох, из меня же самого во время драки вырвали кусок мяса! — я непроизвольно дернулся и потянулся рукой к правому боку, из разжатого кулака выпало два маленьких флакона, звякнув друг о друга.

Большой краб, который пировал останками монстра невдалеке, застыл, затем медленно повел своими стебельками на звук.

Я замер на месте, рука прижата к телу. Исподволь наблюдая за насторожившимся членистоногим, я в тоже время большой частью сосредоточился на жуткой ране уже давно должной меня добить. Но кожа, до которой я дотронулся сквозь прореху в одежде, была абсолютно цела. Да и не ощущал я там никакого ранения.

Кроме засевшего в плече костяного шипа и ощущения зверского голода, которое резко обрушилось на меня прямо сейчас, я был абсолютно здоров.

Что за?!.. Нет, я конечно рад, что все еще живой. Но, как?! — я совершенно не понимал, что со мной произошло, не понятно сколько времени прошло после — я задумался, — Предательства?

В голове была полная каша. Радость от того? что живой, ощущения голода, обида и злость на шеэвов…

Стоп! — я усилием воли прогнал все эти не нужные сейчас мысли, — Все потом, сосредоточиться на главном. Вытащить шип из плеча, вылечить рану и… Кого-нибудь сожрать!

Мой взгляд хищно остановился на насыщающемся неподалеку крупном представителе членистоногих, который уже успокоился и продолжал дальше рвать останки подводного монстра.

Сначала еда, — поправил я себя, а затем мрачно усмехнулся, — Это я удачно на крабий праздник зашел!

Не медля больше ни секунды, я потянулся к Силе, широкие потоки энергии с охотой устремились ко мне, заворачиваясь в водоворот на духовном плане. Большой краб опять отвлекся от своей добычи, застыл, всматриваясь в мою сторону.

Хм, что-то почувствовал. Значит не простой зверь, а уже ступивший на путь Возвышения, — отметил я отстраненно, сконцентрировавшись на технике плетения.

— Не важно, — выдохнул я еле слышно, и на берегу с грохотом полыхнул Громовой удар.

Красная волна энергии разошлась концентрическими кругами по берегу, где в центре был я и костяной шип поверженного мной монстра, который надежно приковывал меня к серому песку. Мелкие крабики прожаренными тушками посыпались с останков гигантского подводного монстра.

Но применительно к большому крабу это не возымело ожидаемого эффекта. Он успешно пережил удар моей техники и лишь ненадолго замер, попав под действие парализующего эффекта. Спустя непродолжительное время, главный краб неожиданно отмер и опрометью бросился к плещущейся рядом воде.

Я удивленно вскинулся, не ожидай такой прыти от казавшегося неповоротливым завра и рефлекторно потянул к себе нити Силы, чтобы окончательно успокоить шустрого членистоногого. Но в следующим миг отпустил и развеял остатки плетения:

Зачем? — мыслено пожал я плечами, — Мне его жизнь не нужна. Тут жаренного мяса на неделю хватит! — я обвел берег усеянный сейчас дымящимися тушками крабов, — Зачем мне лишнее? Пусть живет дальше в озере Силы и развивается. Посмотрим, что из этого получится. Может цапнет кого из непрошенных гостей — например, шеэвов.

Против воли в душе вскипела черная пелена злобы, и я скрипнул зубами:

— Зря вы меня оставили в живых, зеленомордые ублюдки! Придется призвать вас к ответу! — забывшись, я дернулся, чтобы вскочить на ноги и тут же охнул от пронзившей плечо боли. Почувствовал, как из раны хлынула горячая кровь.

— Светочи! — со злостью прорычал я в пустоту.

Схватился здоровой рукой за костяное острие выше раны, на сколько хватило длины рук, и медленно, но непреклонно, преодолевая боль, тут же начавшую вгрызаться в меня с новой силой, стал медленно поднимать себя по костяному шипу вверх.

Закусив от боли губу, еле сдерживаясь, чтобы не заорать в полный голос, я наконец вытянул себя достаточно, чтобы получилось крепко упереться ногами в землю. На мгновение остановился. Все тело била крупная дрожь, пот заливал лицо.

Так, нужно настроиться, — сделал пару глубоких вдохов, направляя ток силы по меридианам, напитывая мышцы для резкого рывка.

В следующий миг решился, и на выдохе, толкнулся ногами и одновременно резко выдернул засевшее острие из свое плеча. Шип вышел из раны, взлетел, откинутый, в воздух, я рухнул в противоположную сторону и на голом упрямстве откатился дальше от останков монстра.

Взлетевший в воздух шип замер на мгновение, затем устремился вниз, с гудением разрезая воздух, и, хрупнув песком, до середины вошел в сыпучую поверхность рядом со мной. Я обессилено откинулся на спину.

Ох, — резкое усилие практически полностью выпило мои силы, — Светочи!

Затем мой взгляд наткнулся на оброненные в самом начале пробуждения флаконы. Яркий зеленый свет шел от зелья исцеления, а мягкий золотистый — от зелья восстановления.

Я с благодарностью вспомнил Сшеса, и это немного сгладило мою злость на шеэвов в целом. Затем сделал еще одно усилие и перевернулся, шлепнувшись на живот. Плечо стрельнуло болью, я не удержался от мучительного стона, повалился вперед, уткнувшись лицом в серый песок, из которого была образована полоска берега.

Спустя пару гулких ударов сердца, я приподнялся, опираясь на здоровую руку и отплевываясь от набившегося в рот песка. Встал на одно колено, потряс головой, прочищая сознание и отгоняя мельтешащих перед глазами чернух мушек.

Светочи! Непонятым образом исцелиться от серьезной раны, а затем умереть в шаге от исцеления! — с отчаянием подумалось мне.

Несколько вдохов, и я взял себя в руки, отбросив малодушные мысли. Затем контролируя себя, чтобы не завалиться обратно в коварно мягкий песок и окончательно не отрубиться, осторожно потянулся к зелью исцеления. Есть!

Поднес маленький прозрачный флакончик ко рту, аккуратно вцепился зубами и выдернул пробку. Сплюнул деревяшку в песок и вылил содержимое флакона на раненное плечо.

Жуткую кровоточащую рану тут же охватило зеленоватое свечение, кровь остановилась, рванная дыра в плече стала зарастать на глазах, и всего через мгновение там была уж ровная белая кожа, просвечивающая сквозь очередную прореху в одежде.

Трясущейся рукой я подхватил следующий флакон с золотистым зельем восстановления, так же зубами вырвал пробку и залил в себя алхимический состав. По пищеводу пронесся приятный жар и стал расходиться дальше по всему телу. С чувством выполненного долга я повалился спиной обратно на песчаный берег. Все, теперь точно выживу!

Бездумно лежал и смотрел вверх во тьму. Волны озера с шелестом облизывали песчаный берег. Фосфоресцирующие пятна скудной подземной растительности, наполняли пещеру зеленоватым светом. Мысли постепенно вернулись к последним событиям и предательству ящеров.

Треклятые союзники! — опять заворочалось внутри темное и вязкое чувство, которое требовало выхода, — Всех под корень вырезать! — бурлила во мне ненависть.

Я вскочил на ноги и от избытка чувств, что есть силы, сжал кулаки. Ногти впились в ладони, на коже выступили капельки крови. Я не обращал на это внимания, раз за разом прокручивая недавние события — слова царя шеэвов и его подпевалы Скриза.

Как они могли так поступить?! — билось в голове, — Почему?! Ведь я помог им скинуть владычество паучихи! Предатели! Вырезать все их поганое племя!

Затем я вспомнил зелье исцеление, которое тайком сунул мне Сшес и запнулся:

Ну, возможно не всех, — пауза в мыслях затягивалась, а решения, которое принесло бы облегчение все не было, и, уже скорее по инерции, буркнул себе под нос:

— Но династию шеэвов придется сменить!

Правда первоначальной ненависти уже не чувствовал, осталось только недоумение и непонимание. Затем резко выдохнул и махнул рукой:

— Да, к Светочам все!

Я повалился обратно на мягкий песок. Было приятно просто ничего не делать и лежать на берегу, наслаждаться покоем, тем что я жив, что зеленоватый свет идет от стен пещеры, плещется вода о берег, вызывая колебания в духовном мире, от чего потоки силы закручиваются в причудливые узоры.

Которые вдруг сложились в образ жаренного окорока, живот тут же отозвался утробным бурчанием, а голова сама повернулась в сторону прожаренных крабов, которых я недавно успел добыть.

Светочи! — раздраженно подумалось мне, — Смысл после драки кулаками махать? Ну вот так все повернулось.

Я добрался до первого прожаренного краба, в ладонь величиной, споро разломал панцирь, на руки брызнул горячий сок, и аромат свежежаренного мяса вскружил мне голову. Я с урчанием набросился на еду.

Божественно! Эх, перчика бы еще, — переходя к следующей прожаренной тушке, подумалось мне, — С этими переживаниями голодным останешься!

***
На берегу озера Силы время летело не заметно. Живности в насыщенной энергией воде было в достатке, что не удивительно. И каждая будь то мелкая рыбешка, или краб или моллюск, прячущийся в своей раковине — каждая живность сама по себе была уже культивационным ресурсом. Я чувствовал, что не только восстановился здесь, но и уровень сродства к Силе медленно, но неуклонно повышался, понемногу приближая меня к следующей ступени.

Это получается можно здесь без забот жить, в ус не дуть, а культивация будет понемногу сама развиваться? — лениво подумалось мне, — Ну, да, если у тебя есть вечность в запасе, — сам же ответил себе.

Остов поверженного монстра белел полностью очищенными от плоти костьми, напоминая корпус огромного недостроенного корабля, который вытащили на берег и перевернули килем вверх. Свою функцию приманки для крабов, останки завра прекратили выполнять достаточно быстро, все кроме костей кануло в ненасытных утробах членистоногих обитателей озера.

С жаренного мяса крабов пришлось перейти на рыбное меню. К моей поклаже шеэвы оказались равнодушны, поэтому моток бечевки и крючки позволили мне открыть сезон рыбалки на озере Силы. С топливом для костра на голом песчаном берегу дела обстояли так себе, поэтому все блюда уже привычно готовились на Громовом ударе.

Насчет поставившего меня изначально в тупик чудесного исцеления, когда я оказался неожиданно живой и с затянувшейся раной в боку, то очевидно что причина в озере Силы и зашкаливающей концентрации энергии здесь. Если практика не убили с гарантией сразу, то он исцелится здесь и сам, без всяких эликсиров.

Очень, очень классное место я застолбил за нашим кланом! — самодовольно подумалось мне, но вслед за этим тут же пришли мысли о взятых на себя обязательствах и накатила легкая хандра, — Надо что-то решать с заклятыми зеленомордыми союзничками, да и поиск наследников Кира… И проклятие (или благословение) Арта никто не отменял, еще нужно взять две ступени Возвышения, чтобы гонка культивации завершилась.

Солнца и луна не дарили свой свет Подземью, привычные способы определения времени здесь не действовали, но по ощущениям, с того момента, как я очнулся в одиночестве на берегу, прошло уже около недели.

Наверное, нужно что-то делать, — опять мыслено протянул я, все так же оставаясь на месте. Я лежал на мягком песке, закинув руки за голову, и наслаждался моментом. Куда-то двигаться и что-то делать не хотелось.

Краем глаза уловил какое-то изменение в окружающей обстановке. Тут же не меняя положения и не показывая, что что-то заметил, перешел на духовное зрение. Все чисто.

Но интуиция вопила об опасности. Я внутренне подобрался, готовый в любой момент взлететь с песка и начать действовать, настороженно прислушался. Ничего. Верный меч лежал рядом со мной, рукоять почти касалась моей расслабленной ладони. Вдруг показалось, что раздался слабый шелест одежды… И лязгнула выходящая из ножен сталь.

Я тут же оказался на ногах, уже с мечом в руке, и резко полоснул пустоту, там где внутреннее чувство упорно вопило о наличии врага. Меч вспорол пустой воздух и на песок плеснуло алой кровью.

Шаг в сторону, поворот и следующий удар опускается сверху вниз и наискось. Вверх ударил фонтан крови, а перед глазами без предупреждения проявилась отрубленная голова зеленокожего шеэва, которого я мельком видел в городе ящеров.

Зеленая башка, покрытая бугристыми костяными наростами, прокрутилась в воздухе, упала на песок и откатилась дальше по берегу. Тело, лишенное головы, простояло еще пару ударов сердца. За этой время фонтан крови оросил одежду мертвеца, разрушая маскировку и очерчивая силуэт ящера. В следующий момент мертвое тело рухнуло мне под ноги.

Я сделал шаг в сторону и перевел взгляд в ту область, куда пришелся мой первый удар. Маскировочный плащ сбился и больше не скрывал второго нападавшего. Незнакомый шеэв, скорчившись лежал на берегу. Серый песок потемнел под ним, с жадностью впитывая в себя алую кровь. Ящер безуспешно пытался двумя руками зажать смертельную рану на животе, в злой улыбке оскалившись в мою сторону.

— Какого, Светоча, вам здесь нужно? — хмуро поинтересовался я.

— Светоча?! Ха-ха-ха, — истерично залился умирающий шеэв и закашлялся кровью, через мгновение успокоился и хрипло возмутился, — Как у такого труса, как ты, еще язык поворачивается Светочей поминать?! Отсиделся, — ящер презрительно скривился, — Скриз тебя спасая ноги лишился! — выдал он мне, а затем хлестко закончил, — Проклятый предатель!

От слышимого, брови мои все больше и больше заламывались кверху:

— Уймись болезный, — опешив, попытался урезонить его я, — Что за бред у вас в Сшар-Ши происходит?!

— Все нормально у нас происходит, сбежал с поля боя, значит свою часть договора не выполнил, и твой вшивый клан в Подземье ничего не получит. Как и должно было быть! Треклятые внешники!

— Ты сейчас договоришься, зеленая морда, — с угрозой произнес я, — Не посмотрю, что раненый.

— Что еще ожидать от Тао, Трусливого слика? Только раненых и может избивать, — скривился он в усмешке, на губах его тем временем выступила кровавая пена, — Тебе повезло, сильные предки твоего клана предупредили своего недостойного потомка. Как и опасался Шзиз! — он огорченно кивнул, затихая, — Ну ничего, все равно ты уже опоздал! — еле слышно произнес умирающий шеэв и в следующий миг безвольно растянулся передо мной на песке.

Дела… — пронеслось у меня в голове, — Вот и пооткладывал дела не потом… Пытаешься избегать проблем, а потом они сами ломятся к тебе в дверь.

Я присмотрелся к говорливому ящеру:

Он что собрался испустить дух? Вот так, ничего толком не рассказав? Светочи! Мы же на берегу озера Силы! Тут просто нереально сдохнуть! — я присмотрелся к распростертому шеэву в духовном зрении.

Аура его чуть тлела, показывая, что хозяин оболочки находится при смерти и, судя по хилым меридианам, пронизывающим его духовное тело, этот шеэв едва прошел инициацию и только-только шагнул на первую ступень Возвышения.

И на что они надеялись? — недоуменно потер я лоб. Затем вспомнил скоротечный бой и быстроту, с которой двигались ящеры, — Обвешались амулетам, — пришел очевидный ответ, — Они ведь потомки древнего народа, хоть и захудалые, у них в загашнике много чего должно быть, — покивал я головой.

Расспросить бы тебя толком, что там у вас происходит, — я обвел взглядом тела поверженных противников. Один мертв, другой при смерти.

У меня в вещах целебной алхимии нет, может у этих лихих людей, в смысле ящеров? — я в задумчивости почесал в затылке, затем принялся за обыск горе убийц.

Наклонился над еще дышащим ящером и сдернул маскировочный плащ. Странная композиция из кусков рук, ног, как бы висящих в воздухе отдельно от всего, преобразилась в тело зеленокожего шеэва. Заплечный мешок, пояс. Я пошарил в его вещах, но кроме связки сушеного мяса, воды и каких то бытовых принадлежностей — больше ничего не нашел. Хм, налегке вышел.

Повернулся к обезглавленному телу его товарища, скинул с него маскировку из специальной шеэвской ткани, и окровавленный труп предстал во всей красе. Ножны, мешок, одежда — все было заляпано кровью. Я с чувством брезгливости снял с трупа мешок и заглянул внутрь. Ага! Среди вещей сразу бросились в глаза зеленые искорки зелья исцеления!

Я вытащил пузырек с алхимией и подошел к раненому шеэву, находящемуся в отключке. Сорвал пробку со стеклянного флакона и перевел взгляд на раненого. Кожа ящера посерела, а грудная клетка не двигалась. Умер.

— Да что ж такое! — в сердцах выругался я.

Затем из упрямства открыл мертвецу рот и влил в него содержимое флакона. Немного подождал, но чуда не случилось. Зеленокожий шеэв был окончательно мертв.

— Светочи! — зло дернул я уголком рта, — У меня накопились вопросы к треклятым ящерицам!

Долго задерживаться не стал, подобрал свой меч, собрал припасы в мешок и был уже готов сорваться с места. Но затем мой взгляд зацепился за трупы врагов, я на мгновение запнулся и задумчиво посмотрел на шеэвские плащи:

Может пригодиться…

Пожал плечами, подхватил один из маскировочных плащей, тот который выглядел почище, протер его песком, встряхнул пару раз и удовлетворенный осмотром убрал к себе в мешок.

Затем резво сорвался с места, взметнув в воздух волну песка:

Нужно поднажать! Не знаю куда там я опоздал, но постараюсь как можно быстрее добраться до Сшар-Ши. Теперь никто не сможет меня упрекнуть, что я бегаю от проблем. — я усмехнулся, — Только к новым проблемам!

Глава 17

Я остановился перед домом Шзиза. Мрачная громада архитектуры Сшар-Ши, пришедшая прямиком из былого величия шеэвов, подавляла. Массивные блоки из темного камня, узкие щели окон, толстые двери, обитые железными полосами. В вышине исправно светило алхимическое солнце шеэвов, обозначая день, но улицы были странно пусты. Моя предусмотрительность с маскировочным плащом оказалось излишней.

Я толкнул дверь. Заперто. Уже не сомневаясь, что дома никого, я все же стянул силу Возвышения, направил в мышцы и кости и резко пнул вставшую на пути преграду, усилив удар энергией. Треск ломаемой двери раздался подобно грому в тишине покинутого города. Тяжелая деревянная плита влетела в помещение, с грохотом обрушилась на пол.

— Тут-тук-тук, — вежливо обозначил я свое присутствие, не дождался ответа и зашел в дом Шзиза.

Сразу в комнате стоял круглый стол, за которым мы помнится заседали и планировали развитее нашего предприятия, а шеэвы делились, как они встанут вровень с предками. Аккуратно сложенные вещи, одежда, выглядывающая из шкафа у противоположной стены, говорили, что владельцы не покинули свой дом насовсем. Беспорядка и брошенного скраба тоже не видно, значит это не побег вспешке от ужасного меня.

Странно, похоже, все жители просто собрались, и все вместе куда-то ушли, — я в полном недоумении почесал в затылке, — И где же их искать теперь?

— Эй, кто там лазит в доме нашего царя?! — раздался окрик снаружи.

— Мы сейчас надерем ваши мелкие задницы! — вторил ему второй, слегка заплетающийся голос, видимо подозревая в происходящем безобразии местных сорванцов.

На ловца и зверь бежит, — кивнул я себе и вышел на улицу.

Там предстала картина маслом. Два шеэва, не твердо стоящие на ногах и явно находящиеся в подпитии, в шлемах набекрень. Один выставил вперед меч, а второй вообще с трудом находился в вертикальном положении, опираясь на копье. Никого из них я не знал и не мог вспомнить, чтобы довелось общаться раньше.

— Э-э-э, киреец? — узнал меня тот, что был потрезвее и назвал укоренившимся среди ящеров прозвищем.

— Ик, — посмотрел на меня второй и перевел мутный взгляд на своего товарища, — Разве он не был сожран Светочем?

— Наверное, библиотекари верно говорили, может и зря мы их всем городом отлупили, — пожал плечами ящер, держа меч перед собой.

— Ик, ну эти проклятые чернорясники много чего несли, что киреец всех спас и нельзя разрывать договор.

— Ну, так и направили команду спасения, — царь у нас справедливый.

— Где все, уважаемые? — напомнил я о себе.

Пьяный с копьем, вздрогнул, на одном движении попытался выставить его в защитной стойке вперед, не справился с весом и шлепнулся на задницу, получив древком по лбу:

— А-а-а, он говорит, ик!

— Да призраки и не должны двери ломать, так-то, — покивал более рассудительный товарищ.

— Болезные, что тут у вас происходит? Где жители Сшар-Ши? — начал терять я терпенье.

— Э, Сшар-Ши? Да, у нас великий город, и раньше шеэвы ого-го-го были! — ответил ящер, который еще стоял на ногах, и убрал меч в ножны.

— Да, да, — со значением покивал так и сидящий прямо на плитах второй стражник. Одна рука все так же цеплялась за копье, которым он пытался опереться о землю, а голова все ниже и ниже склонялась к груди. В итоге ящер заснул.

Я вздохнул, мысленно воззвал:

Предки дайте силы!

И вслух еще раз медленно, внятно — опять повторил свой вопрос:

— Куда, делись, все, шеэвы?

Оставшийся в строю ящер надолго замолчал, уставившись в пол, затем встрепенулся и перевел взгляд на меня:

— А шеэвы то? Да все на празднике в Кире. Вот, видишь, нас оставили тут приглядывать. Да кто сюда сунется-то? А дело то великое, вот мы тоже в стороне не остались, видишь вот, отмечать начали, — он покивал, задумался, затем простодушно закончил, — Вроде как думали, помер ты, и вот с Киром хотели по-новой договориться.

— А Жива, Светочи, старые соглашения? — хмуро поинтересовался я, особо не надеясь на ответ от стремительно косеющего от выпивки ящера.

Он пожал плечами и немного покачнулся:

— Да, вот чернорясники тоже интересовались. Тут даже буча небольшая у нас была. Но мы быстро их уму, разуму поучили, — самодовольно улыбнулся он, затем скорчил злобную физиономию и потряс кулаком куда-то вверх, — У-у-у, попили они нашей кровушки!

— Но ведь они и знания Предков сохранили и благодаря этому у вас есть возможность идти по пути Возвышения? — без особого интереса спросил я, напряженно размышляя, как поступить.

— Ну, так-то да, — почесал он голову когтистой лапой, — Мы и не прибили никого, да, — затем без перехода добавил, — Царь у нас справедливый, послал двоих охотников поискать тебя, вот вижу, помогли, — покивал он сам себе.

— Да, что-то вроде того, — согласился я.

— А так-то праздник на главной площади Кира, — он сокрушенно вздохнул, — А нас вот не взяли, — отвлекся на свои мысли, огорченно покивал, уже дальше продолжая разговор только с самим собой, — Там говорят огромная пирамида в центре города, но сам-то я не был, не видел.

Кусочки картинки начали складываться в единое целое. Наш трехсторонний договор включал обязательным пунктом поиск наследников Кира, и если я сожран Светочами и отправился к Предкам, то выполнить свою часть не смогу, соответственно договор можно разорвать.

Хм, а на живого меня падет проклятие от нарушения заключенных договоренностей, а от меня по ниточкам родственных связей протянется к клану Жемчужных облаков. Хотя они ни сном, ни духом. Но кого это волнует? — я аж заскрипел зубами от злости, — Треклятый Шзиз! А чтобы наверняка, подослал убийц. Но при этом обставил для своих все так, как будто пытается меня спасти!

С ненавистью полоснул взглядом по зеленым дурням, которые стояли передо мной, но горе стражники уже вовсю храпели.

Нет, срываться на таких — себя не уважать, — мрачно качнул я головой и с раздражением пнул мелкий камушек, валявшийся под ногами. Мелкая взвесь пыли веером взметнулась передо мной, — Светочи!

И примешивалось легкое недоумение:

Сшес и библиотекари упорно не хотели сдавать меня. Зачем им это? Неужели среди ящеров все еще остались честные люди? Тьфу, ящеры. Ладно, мне срочно нужно в Кир на главную площадь! — и я резко сорвался с места в бег, оставив перед разрушенной дверью спящих стражников.

***
Добрался до Кира той же дорогой, что и в прошлый раз. Встреченные по пути скхеки только приветственно кивали и продолжали шествовать дальше по своим маршрутам. Праздник, праздником, а о своих границах Кир не забывал. Наверняка Хранителю уже успели доложить о том, что слухи о моей смерти сильно преувеличены.

Выскочил в огромную пещеру кирейцев, освещенную искусственным солнцем, остановился на памятной по прошлому визиту площадке, которая выдавалась из стены и нависала над огромны городом. Внизу подо мной расстилалось нагромождение терракотовых, красно-коричневых кубиков. А вдалеке в центре Кира возвышалась черная пирамида, отлично различимая даже отсюда.

Я глубоко вздохнул и на выдохе, как в омут, прыгнул вперед. Опять грохнул схлопнувшийся позади воздух. Ветер бил в лицо, трепетали края одежды, а душа моя помимо воли наполнялась восторгом полета. Мысли постепенно очищались, и я уже стал размышлять в более спокойном ключе:

Похоже у шеэвов есть умеренная партия, которую устраивает мой клан, как третья сторона. Есть смысл сначала поговорить и не рубить с плеча, — уже вполне спокойно размышлял я.

Запас хода подошел к концу, полет мой начал закручиваться по нисходящей траектории. Тогда, не раз уже опробованным способом, я воззвал к Силе. Направил потоки по меридианам, создал плетение барьера, который вспыхнул у меня под ногами. Приземление и следующий прыжок. Выполнив не менее пяти подскоков, я наконец добрался до площади.

Передо мной возвышалась огромная пирамида, которая не давала отблесков и без остатка поглощала окружающий свет. Рядом, перед воротами был установлен помост, где находилась троица шеэвов — царь Шзиз, его помощник Скриз и глава библиотекарей, а ранее жрецов, Сшес. В качестве четвертого оратора выступал, я даже протер глаза в недоверии — Хранитель города!

Э-э-э, я думал, что он привязан к пирамиде. Хм, с другой стороны, он ведь бестелесный дух, какая-то проекция. Наверное он ограничен только определенным радиусом. Если он вообще ограничен. Ладно, не важно, — отмел я не нужные сейчас размышления, создал еще один барьер, который развернулся надо мной золотистым куполом. Благодаря чему, я стал плавно спускаться на помост к высоким договаривающимся сторонам, с которым требовалось срочно обсудить накопившиеся вопросы. Очень срочно. Прямо, досмерти.

Толпящиеся вокруг помоста шеэвы заметили мое появление, которое должно было выглядеть достаточно эффектно, взволновались и начали встревожено обсуждать, попеременно взмахивая в мою сторону руками.

Стал слышен голос царя шеэвов:

— Светочи, — начал Шзиз, затем, приняв волнение своих подданных на счет своих слов, успокаивающе поднял руки, — Больше нам не угроза! — он покивал головой, обвел глазами ящеров и продолжил, — Мы втроем смогли победить великую опасность, и даже трусость нашего, казалось бы друга, Тао, не смогла помешать этой победе. Он был сожран светочами, во время трусливого бегства с поля боя.

Над площадью повисла гробовая тишина, шеэвы уставились на купол моего барьера, под которым завис не иначе как призрак.

Шзиз, явно довольный произведенным эффектом, не останавливался:

— Теперь всем должно быть понятно, что клан Тао больше не может участвовать в управлении Подземьем. Тем более, нашему заигравшемуся герою еще предстояло выполнить вторую часть договора, которая касалась славного народа Кира, — он уважительно кивнул в сторону проекции Хранителя города, на что тот степенно склонил голову.

— Остановитесь! — раздался голос Сшеса, — Я еще раз призываю не быть такими мелочными! Тао не убегал и не предавал! — библиотекарь мрачно покивал горловой, — Мы только что скинули гнет Живы, не без помощи Тао, заметьте, — обратился он к молчащим внизу соплеменникам, — Нельзя наше будущее выстраивать с не меньшей лжи, чем была наша жизнь под управлением паучихи!

— Не тебе нас учить, чернорясный! — раздался визгливый голос одноногого Скриза, — Мы бы и сами с ней справились! Правда, шеэвы?! — обратился он к ящерам. Ответом ему было мрачное молчание. Скриз не дождался того отклика, на который рассчитывал, и с испугом оглянулся на Шзиза.

Царь шеэвов тут же переключил внимание на себя:

— Шеэвы, чтобы не было сомнений… Мы призовем Предков, пусть они засвидетельствуют новый договор с уважаемым Хранителем Кира, — опять подобострастный кивок и лебезящая улыбка в сторону Хранителя.

Шзиз продолжил:

— В подвалах библиотекарей мне удалось найти ритуал призыва Предков. Он абсолютно простой и его может произвести любой чистокровный шеэв.

Но отклика от соплеменников так и не было. В это время я медленно спускался над головой правителей зеленокожих шеэвов. Подданные Шзиза в абсолютной тишине следили за моим неспешным полетом.

Шзиз взял драматическую паузу, затем рванным движением выхватил из-за пояса кинжал с изогнутым лезвием, застыл, потянулся к разлитой вокруг силе.

Тяжело дыша начал выстраивать несложное плетение, устанавливая якоря через движения. Широкий шаг вперед, кинжал вонзается сверху вниз в пустой воздух, сила закручивается вокруг его острия, оставив после себя в воздухе багровую кляксу. Поворот и резкий выпад в сторону толпы, от которого она рефлекторно ахнула и подалась назад.

Лицо ящера приобрело ожесточенное выражение, он постепенно весь погружался в ритуал и был уже не здесь, а где-то далеко в мире ритуала. Вторая багровая клякса продолжила плетение. Шаг в лево и еще один якорь, далее назад, кинжал с трудом вонзается в прозрачный, но ставший вязким, как будто наполненный киселем воздух.

Последний якорь плетения поставлен, дальше губы ящера что-то шепчут, и собранная им сила без остатка впитывается в созданный конструкт. Плетение вспыхнуло, сжалось, затем проявился, как круглая печать с затейливыми символами, которая зависла над помостом, в паре ладоней над поверхностью.

В это время, я отпускаю плетение барьера и спрыгиваю на помост. Раздался грохот, сооружение ощутимо содрогнулось. Помост оказалось из каких-то металлических деталей и звучал гулко, как барабан.

Собравшаяся верхушка ящеров синхронно вздрогнула и повернулась в мою сторону. Что характерно, Хранитель не сдвинулся ни на пядь и нисколько не изменился в лице, все так же благостно взирая на разворачивающееся перед ним представление. Хотя, что еще ожидать от проекции?

— Т-тао? — заикаясь произнес Шзиз, удивленно заломив брови.

В молчании, сосредоточенно сжав губы, чувствуя, что они превратились в тонкую полоску, я одним движением выхватил меч и рубанул ящера по шее. Под слитный вздох толпы зеленая голова взмыла в воздух, прокрутилась пару раз и шлепнулась на выложенную плитами площадь. Шеэвы единым порывом подались в стороны, образовав свободное пятно, в центре которого застыла голова мертвого царя, уткнувшаяся пустым взглядом куда-то в основание постамента.

Скриз взмахнул руками, завалился назад, испуганно уставился на меня. Я многообещающе выдал в его сторону самый зверски оскал. Подпевала Шзиза взвизгнул и, используя руки, рывками, все так же не отрывая задницы от помоста, стал двигаться назад, к краю.

В этой время, активированная Шзизом печать полностью раскрылась, завращалась, и в сверкающем круге появилась тень шеэва. Он был облачен в непривычные одежды под стать той эпохе, в которой когда-то жил. Безголовое тело царя шеэвов, которое застыло в шатком равновесии, завалилось вперед в сторону вращающегося конструкта. Хлещущая из ящера кровь плеснула в сторону призрака:

— Я думал шеэвы уже давно завязали с жертвоприношениями, по крайней мере из своего народа, — хриплый голос неожиданно разорвал тишину, как будто в лесу треснула ветка.

Я сделал шаг к Скризу, собираясь сразу и здесь закрыть все долги, а заодно подарить почтенному предку шеэвов еще одну кровавую жертву. Одноногий ящер еще активнее задвигался по помосту, стараясь убраться подальше. И тут же над площадью раздался еще один голос:

— Я не допущу больше смертоубийства среди гостей Кира! — раздался оглушительный голос Хранителя, вспыхнуло плетение и Скриза отрезало от остальных собравшихся пеленой барьера. За полупрозрачной пленкой ящер ощутимо выдохнул.

— Так зачем вы призвали меня, потомки? — поинтересовался Предок шеэвов.

Собравшиеся на площади шеэвы молчали, не зная что сказать. Они пошли за своим царем, очевидно, что бывший правитель активно кормил их ложью. В очередной раз все оказалось миражом. Что хуже, сила была на стороне чужака, которого уже давно похоронили.

— Подтвердить смену династии, — пришел я на выручку моим застывшим зеленокожим друзьям.

— Хм, — повернулся ко мне призрак Древнего, — Что-то не похож ты на шеэва, потомок, — саркастически произнес он, — Наверное больная ветвь клана? — лицо его исказилось от ненависти, — Которую нужно выкорчевать! — и метнулся в мою сторону.

Я тут же выставил барьер на пути почтенного Предка. Он с размаха врезался в сверкающую пелену, не в силах преодолеть ее. Тень шеэва в ярости глянула на меня, сверкнув красным отсветом глаз, затем я почувствовал, как вокруг него начинает вращаться, постепенно разрастаясь все больше и больше, целый ураган силы.

Но над площадью в очередной раз прогремел усиленный голос Хранителя:

— Остановитесь! — я почувствовал резкий отток энергии, и в воздухе, как будто похолодало. Собравшиеся на площади ящеры стали ежиться и рефлекторно жаться друг к другу, — Я не потерплю дальнейшее сведение счетов в моем городе!

— Так-то ты уважаешь союзников, Кир?! — в бессилии выкрикнул призрачный шеэв, — Он убил царя шеэвов, которого мы поставили над нашим народом!

— Так-то ты уважаешь союзников, шеэв?! — отзеркалил я призраку его вопрос

— Что? Как ты смеешь еще в чем-то обвинять меня?!

— Твой царь принял от меня помощь, а в ответ предал, — холодно выдвинул я свои обвинения, — Я был в своем праве…

— Что?! Что, за несусветную чушь ты несешь?!

— Спроси свой народ, Предок, — пожал я плечами, — Сегодня все было очевидно, — я бросил рассеянный взгляд наверх, где сияло слонце Кира, на Хранителя, собравшуюся толпу ящеров, — Ну, а если нет, то смысла в договорах с шеэвами нет.

Призрак успокоился и хмуро посмотрел на меня горящими глазами:

— Что ж, ты сам предложил.

Он подлетел к толпе своих зеленокожих потомков, обвел их взглядом, от которого шеэвы, подались назад, и ткнул в тощую фигуру одного из шеэвов:

— Ты! Да, ты, потомок. Выйди на помост и расскажи как было дело.

Нескладный, довольно молодой шеэв, еще почти подросток, опасливо заозирался, но поняв, что речь именно о нем, вскинул голову и твердо посмотрел на Предка, выдержав его пристальный взгляд горящих глаз. Затем решительно кивнул и, лавируя между своими соплемениками, выбрался наверх, к сосредоточию всех сегодняшних событий, на залитый кровью помост. Молодой ящер встал напротив своего народа и призрачной фигуры Предка:

— Хорошо, — его голос от волнения сорвался, он прокашлялся и более уверено добавил, — Я готов!

— Хорошо, потомок, — поощрительно кивнул призрак, — Просто расскажи про этого чужеземца, что знаешь, и что видел сегодня.

Молодой шеэв прочистил горло, собираясь мыслями, затем начал свой рассказ:

— Чужеземца, — он мотнул головой назад, в мою сторону, — Первый раз я увидел на ритуале принятия пауков.

— Хм, что это за ритуал такой у вас появился? — удивленно вскинул брови призрак.

Молодой шеэв немного смутился, посмотрел на своих соплеменников, почему-то кинул взгляд на стоящего на помосте Сшеса:

— Э, великий Предок, — смущено пробормотал шеэв, — Мы думали, вам были ведомы происходящие у нас события?..

— Да, откуда, — раздраженно произнес призрак, — Мы что-то узнаем только во время призыва. Наше спонтанное явление, которым сильнейшие собрались вкруг, чтобы подтвердить власть нового царя, это исключительное событие и требует чересчур много энергии. Да и не пообщаешься так, все воспринимается, как сквозь мутное стекло… — он помотал головой, — С последнего ритуала много воды утекло, судя по вашим одеждам и общему запустению, которое я вижу у кирейцев, очень много.

На этом моменте Хранитель Кира недовольно засопел. Призрак бросил на него взгляд:

— Я ни в чем не упрекаю тебя Хранитель, но я помню и другие времена, которые знавали наши народы. И с того момента несомненное великолепие Кира — потускнело.

Проекция Хранителя вздохнула и как будто тоже стала выглядеть тусклее.

— Э, Предок, может быть тебе лучше порасспрашивать нашего библиотекаря Сшеса? Он знает намного больше меня, — неуверенно произнес вызванный на помост шеэв.

— Я выбрал тебя! — взорвался раздражением призрак, — Рассказывай, а не виляй!

Шеэв побледнел и громко сглотнул:

— Хорошо, хорошо, о великий Предок! — закивал он, на что призрак только поморщился, — Ладно, — собираясь с мыслями продолжил шеэв, — Ритуал, как бы объяснить… Великий Предок, а о Светочах ты слышал? — внезапно перескочил он на другую тему.

Призрак фыркнул:

— Конечно, потомок. Там и закончился мой Путь, в одном из сражений с этими исчадиями другого мира.

— Да, в итоге шеэвы, вместе с кирейцами и титанами, победили.

Тут призрак самодовольно кивнул, дескать другого он и не ожидал.

— Но, победа досталась дорогой ценой, — грустно пожал плечами выбранный голос шеэвов, — Многие из шеэвов погибли, кирейцы принесли себя в жертву во время ритуала, а с титанами оборвалась связь после одного из землетрясений, когда обвалился путь наверх, — шеэв прервался, обвел глазами своих соплеменников, ища в их глазах поддержку, затем грустно вздохнул и продолжил, — Время шло, шеэвов не становилось больше, кирейцы отдалялись, погрязнув в собственных проблемах, и в какой-то момент мы обратились в поисках силы к своим малым союзникам — паукам, которые ранее только поставляли паутину для маскировочной ткани, — он коротко взглянул на тихо зависшую в воздухе тень Предка, оценивая как тот воспринимает его рассказ. Призрак лишь кивнул, подтверждая, что слушает своего потомка.

Молодой шеэв пожал плечами и рубанул неприятную правду без прикрас:

— А спустя пару столетий, обнаружили себя поклоняющимися Великой паучихе Живе.

— Что?! — пораженно воскликнул Предок шеэвов, — Пауки, правили шеэвами?! — он неверяще обвел взглядом своих потомков. Ящеры потупили глаза и стали переминаться на месте, кто-то пожал плечом, кто-то мотнул головой. Потомки не знали, что сказать в свое оправдание.

— Светочи! — в сердцах воскликнул призрак, затем сквозь зубы коротко бросил, — Продолжай.

— Так, вот, — кивнул головой ящер, — На одном из ритуалов приятия пауков, где Жива на наших глаза пожирала отобранных шеэвов, павших под несчастливый выбор…

— Ар-р-гх! — взревел Предок, прерывая рассказ. Энергия смерчем взбурлила вокруг него и проявилась темной давящей силой, свет на площади стал постепенно меркнуть. Глаза его полыхали красными в сгущающейся тьме.

— Не сегодня и не в моем городе, Xфес! — прогремел голос Хранителя, пирамида в центре площади стала еще чернее, реальность ощутимо содрогнулась, уши заложило звенящей тишиной.

Какое-то время призрак Хфеса сверлил горящим взглядом своих испуганных потомков, сгрудившихся перед помостом, затем красные уголья его глаз потухли, тьма накрывшая площадь рассеялась, а сам призрак как будто выцвел и стал едва заметен.

— Продолжай, — прошелестел его голос, от которого волосы на затылке встали дыбом.

Бледный от испуга шеэв, вынужденный открывать Предку глаза на неприятную правду, громко сглотнул в накрывшей площадь тишине и неуверенно заговорил дальше:

— Так продолжалось достаточно долго, — он испуганно замолчал и бросил быстрый взгляд на Хфеса. Призрак индифферентно парил в воздухе, — И сейчас перед тобой собрался весь народ шеэвов, все кто остался в живых, — шеэв зажмурился и вжал голову в плечи, ожидая наказания за неприятную правду.

Но призрак лишь вздохнул и устало произнес:

— Гонец принесший дурные вести останется жить, я чту традиции. Но я хочу знать все.

Рассказывающий историю своего народа шеэв кивнул и быстро продолжил:

— Во время одного из ритуалов, с окраины города вырос вертикальный вал огня, который прошел по площади перед библиотекой и покончил с Живой.

Молодой ящер ненадолго замолк, на его лице отразилось сомнение и внутренняя борьба, но он все же решился озвучить вопрос грозному предку:

— Во время этих событий, — он запнулся, подбирая слова, — я готов поклясться, что видел, как и многие на площади, предков пришедших на помощь. Да и потом, именно, вы, благословили Шзиза на царство. Но ты как будто ни о чем не знаешь?

Он с немым вопросом посмотрел на Хфеса, парившего блеклой тенью. Призрак тяжело вздохнул и нехотя проронил:

— Ритуал, — затем, видя замешательство в глазах потомков, дополнил, — Мы обретаем силу в реальном мире только на время ритуала призыва. И период этот ограничен. Ранее я вспылил, обратился к силе и сократил отпущенное мне время еще больше, — он замок собираясь с мыслями, — Сильнейшие из нас могут отвечать на чаянья и мольбы потомков, но миг этот совсем краток, а реальность едва различима. — призрак налился силой, стал почти реальным и с раздражением рявкнул, — И за оставшееся время я хочу все узнать! Не отлынивай и не юли, потомок!

— Все, все, почтенный Предок! — разговаривающий с призраком шеэв поднял руки в примирительном жесте, — На самом деле я почти все рассказал! Так, — он ожесточенно потер уши, на мгновение зажмурился, затем вскинул голову и посмотрел уже сосредоточенным и умным взглядом.

— Жива сгорела в пламени, остальных пауков мы перебили, частью пленили, а Шзиз представил нам Кирейца, — шеэв запнулся и бросил мимолетный взгляд на Хранителя, который все так же безразлично застыл на помосте, — Вернее Тао. Он и помог нам свергнуть пауков, затем был договор о владениях, а потом в Кир пришла тревожная новость о последнем Светоче.

— Они не сдохли?! — вскинулся парящий над помостом Хфес.

Молодой шеэв ожесточенно замотал головой:

— Нет, нет! Тьфу ты, — он немного сбился, — я имею ввиду, что был последний Светоч и с ним разобрались. Правда, обратно вернулись только трое — царь Шзиз, Скриз и Сшес.

Шэев пожал плечами:

— Шзиз объявил, что Тао испугался, пытался бежать и был сожран Светочем.

— Хм, — произнес призрак.

— Я пытался рассказать, что это не так, — вклинился Сшес.

— Да, — кивнул выбранный призраком шеэв, — Все это привело к волнениям в Сшар-Ши, и многие из ордена библиотекарей пострадали тогда вместе со своим главой.

— Кхм, кхм, вижу все сложнее, чем я думал… — протянул Хфес.

— Мы собрались в Кире отпраздновать победу и заключить новый договор, который разделил бы Подземье пополам. Между нами и кирейцами, — молодой шеэв опять пожал плечами и кинул извиняющийся взгляд в мою сторону.

Я уже полностью успокоился и холодным тоном поинтересовался у призрака:

— Скажешь, я не был в своем праве, Предок?

— Кхм, кхм, не дави, малец! — сверкнул глазами призрак, затем остыл и нехотя добавил, — За то, что помог моим — спасибо. А вам, потомки, — обернулся Хфес к шеэвам, — Позор!

Ящеры стояли, поникнув и опустив глаза вниз. Хранитель уже успел развеять плетение барьера, Скриза больше ничто не защищало от расплаты, и он лихорадочно переводил взгляд с Хфеса на меня. В какой-то момент ящер нервно облизнул губы, блеснули множество мелких белоснежных клыков в пасти. В следующий миг он неожиданно вскочил и бросился к молодому шеэву, который молча стоял на помосте, выполнив свою роль.

Я на рефлексах дернулся вперед. Бегут, хватай! Затем остановился. Скриз обхватил руками ноги своего соплеменника, который до этого давал отчет предку за всех шеэвов, и со слезами на глазах, захлебываясь, вопил:

— О, славный Сшерс, не губи, позволь искупить вину свою! Не делай детей моих сиротами!

— Скриз? — недоуменно протянул молодой шеэв, понемногу пятясь и стараясь сбросить руки предателя со своей одежды, — Ты умом двинулся?

— Сироты! — заливался ползающий по помосту Скриз, — Дочу мою сиротой не дела-а-ай! — он застыл, вцепившись в штаны Сшерса и с отчаянием уставившись ему в глаза.

Сшерсу наконец удалось с силой отцепить ударившегося в панику шеэва:

— Дядька, Скриз! Да чего ты ко мне прицепился?! Как я тебе помогу? — в раздражении воскликнул Сшерс, не замечая, что призрак подпер подбородок рукой и с интересом следил за разыгравшейся на помосте сценкой.

— Кхм, — подал голос предок шеэвов, — А ведь какое чутье у стервеца! — с каким-то даже восхищением произнес он.

— А? — недоуменно поднял на него голову молодой шеэв Сшерс

— Не акай, — отрезал призрак, — Царем будешь. Не просто так я тебя выцепил.

— А? — опять округлил глаза Сшерс, затем в ожесточении замотал головой, — Не-не-не! Нет, только без меня! У меня тут планы, Возвышение, на внешку сходить.

— Да кто тебя спрашивать-то будет? — елейно протянул Хфес, — Я чувствую, что ты сгодишься. А когда вы еще призовете? Опять как с Шзизом наобум выберем…

— Да, что я?! — в отчаянии воскликнул Сшерс, затем завертел головой, лихорадочно останавливая глаза на окружающих, промелькнул по Сшесу и тут же опять вернулся к нему и, ткнув рукой в главу библиотекарей, радостно повернулся к Хфесу, — Да ведь вот, Сшес есть! Он намного умнее и знающее, чем я!

— Нет, — отрезал призрак, как будто лязгнув мечом, — Я сказал — ты новый царь шеэвов, а Сшес тебе поможет.

Глава библиотекарей согласно кивнул. Затем призрак повернулся к ящерам и хрипло воскликнул:

— Да, здравствует, царь Сшерс!

— Да! Царь! — радостно загомонили ящеры снизу, определенно довольные, что предок сменил гнев на милость и прекратил давить на них своей волей. Постепенно крики смолкли, а Хфес опять повернулся ко мне и Хранителю:

— Я чувствую, что время мое стремительно уходит, — глухо произнес он. Мне показалось, что Хфес как будто стал менее плотным и заговорил тише, — Я прошу прощения у тебя Тао, — он поклонился в мою сторону, — Шеэвы действительно благодарны тебе за твою помощь.

Затем он повернулся к Хранителю:

— Если возражений нет, то мы останемся привержены старому договору.

— Подтверждаю со стороны Кира, — кивнул Хранитель.

Они вдвоем повернулись в мою сторону и выжидающе уставились на меня. Я молчал, а над площадью постепенно установилась полная тишина.

Это отличный момент, чтобы соскочить с обязательств, — крутилось у меня в голове, — Никаких поисков удравших кирейцев, никаких объяснений с Советом старейшин… — тщетно убеждал я себя. Затем мысленно покачал головой, — И упущенная возможность стать Великим кланом… Светочи!

— Подтверждаю со стороны Жемчужных облаков, — в итоге произнес я и твердо взглянул попеременно на Хранителя, потом на Хфеса.

Хранитель с видимым облегчение улыбнулся. Хфес просто сухо кивнул. Ящеры перед помостом радостно закричали. А скхеки ранее безмолвно стоявшие позади помоста со стороны черной пирамиды, подняли вверх щиты и мечи и стали ударять ими друг о друга, наполняя площадь какофонией.

Призрак шеэва подплыл к новому нареченному царю шеэвов, положил ему руку на плечо и внимательно посмотрел в глаза:

— Правь достойно, потомок! Веди народ шеэвов к славе и процветанию! — постепенно Хфес стал выцветать, становиться все более прозрачным, истончился до состояния тумана и наконец полностью исчез.

Глава 18

После исчезновения призрака, площадь недолгое время была погружена в тишину. Постепенно шеэвы снизу задвигались, загудели, обсуждая последние события. Новый царь Сшерс, пребывавший в каком-то состоянии остолбенения, отмер, хмуро взглянул на своих соплеменников, затем решительно прошагал к главе библиотекарей и стал вполголоса что-то ему втолковывать.

Проекция Хранителя, большую часть событий мерцавшая в одном из углов помоста, неожиданно мигнула и вспыхнула уже рядом со мной, не утруждая себя даже имитацией ходьбы:

— Дорогой, Тао, ведь наши договоренности в силе?

Я вздрогнул от неожиданности, затем склонился в поклоне и произнес:

— Конечно, Хранитель, — не удержавшись, добавил, — Не далее, как только что, мы это живо проясняли.

Хранитель, покачал головой из вежливости, но явно даже не слушал мой ответ, и без перехода огорошил меня вопросом:

— Когда ты отправишься на поиски потомков Кира?

— Э-э-э, Хранитель Кир, но ведь нужно подготовиться к путешествию… И хотелось бы что-то узнать насчет тех мест, — замялся я.

— Справедливое замечание, — опять кивнул Хранитель, — Тогда слушай. Земли там не очень дружелюбные, скажу честно. Неимоверная жара, вокруг песок и пустыня насколько хватает глаз. Но, слава предкам, тебе нужно в оживленный город, полный зелени и каменных зданий, дарящих прохладу.

— Как я пойму, что передо мной потомок Кира?

— Я дам тебе кольцо, которое поможет определить.

— Что вы имеете в виду?

— Если человек, который в родстве с нами, оденет это кольцо, то оно вспыхнет ярким светом, — он задумчиво пожевал губы, — Заодно в качестве светляка можно использовать, — запнулся он, затем продолжил, — Совершенно бытовой артефакт, который реагирует на кровь.

Демонопоклонники?! — пронеслось пожаром в моей голове, я неверяще уставился на Хранителя. Если это так, то я втянул свой клан просто в чернющие неприятности. Не удержавшись, спросил:

— В смысле, он Силу для своей работы берет из крови?! — и боюсь, что в моем голосе прорезались обуревавшие меня эмоции.

— Это неважно, — немного смутился Хранитель, — Один из забавных экспериментов, который пригодился в таком неожиданном качестве.

— Хм, ладно, — в сомнении протянул я, а про себя подумал, что насчет демонов нужно сделать зарубку в памяти и присмотреться к союзникам. Затем поинтересовался более насущным, — Предстоит путешествие через Подземье, а где-то дальше будет выход в искомый город?

— На самом деле проще, — мотнул головой Хранитель, — Мы откроем для тебя портал, а в городе находится маяк, к которому привязан переход.

— Э-э-э, — застыл я, переваривая новую информацию, — А, зачем тогда вообще путь через Подземье, если можно открыть переход прямо в конечную точку?

— А Силу ты откуда будешь брать? — с усмешкой поинтересовался Хранитель, — Ты ведь заметил, что концентрация Силы в Подземье заметно выше, чем на поверхности?

Я, соглашаясь, кивнул.

— Вот, — продолжил Хранитель, — А конструкт получается сильно энергоемкий, поэтому без Подземья не обойтись, — он пожал плечами, — Но можно в любом месте Подземья создать переход, да. Раньше так и поступали, — пустился он в воспоминания, — Сходили к нам через врата в Ликии, затем сразу на берегу реки Силы активировали портал и перемещались в Эльрим в центре Великой пустыни.

— Эльрим?

— Да, это точка, от которой следует начать поиски. Перед последней битвой мы отправили всех, кто не мог сражаться, в этот город.

— Хорошо. Когда я найду кирейцев, как нам попасть обратно? Там такое же изобилие Силы, как и в Подземье? — и тут же затребовал, — Тогда мне нужна эта техника создания порталов, чтобы завершить миссию.

Хранитель покачал головой:

— Обратно уже сложнее. В Эльриме обычный фон Силы, — ловко соскользнул он с предложения поделиться техникой.

— Хм, — нахмурился я, — Тогда как? Старое доброе путешествие по суше? На корабле?

— Нет, нет, — замахал руками Хранитель, подавшись назад, — Ну, ты скажешь тоже, Тао, — даже коротко хохотнул он.

— А что не так?

— Все не так, — опять усмехнулся Хранитель, — Великая пустыня находится на другом континенте. Ты просто не дойдешь.

— Не знал, — признался я.

— Это и не мудрено, — успокоившись, кивнул он. — После падения Титанов, когда путь через Подземье прекратил свое существование — связь с ними оборвалась. Океан, как ты знаешь, полон опасных тварей.

Я медленно кивнул, затем вернул разговор к волнующему меня моменту:

— И все же. Если Силы недостаточно, чтобы выполнить плетение, а сообщение обычным путем отсутствует, то, как нам добраться до Кира?

Хранитель пожал плечами и просто ответил:

— Артефакт.

Я поднял вопросительно одну бровь, предлагая ему продолжить свою мысль. Что Хранитель и не преминул сделать:

— В Эльриме установлен артефакт, который накапливает Силу и позволяет раз в три дня открыть портал в Кир. Для перехода нужен ключ.

— Это все хорошо, — поторопил я его, — Но как выглядит этот артефакт, где именно находится и как пользоваться ключом?

Хранитель кивнул:

— Вопросы правильные, — затем нахмурился, видимо формулируя ответ, и после паузы выдал, — Это каменные врата, в виде большого кольца, высотой в несколько ростов обычного скхека. Ты выйдешь именно из этих врат, после переноса. Так что точно не пропустишь, — позволил он себе опять мимолетно усмехнуться, затем перешел обратно на серьезный тон, — Ключом выступает талисман, который нужно совместить со специальной выемкой на артефакте. Ее отыщешь на одной из опор, которые удерживают врата.

— И еще, — Хранитель повернулся к цепочке скхеков, которые молчаливо стояли с противоположной стороны помоста, и пару раз громко хлопнул в ладоши.

Из-за передних рядов выбрались двое скелетов. Они загромыхали костьми, поднялись по ступенькам на помост и бросили перед нами довольно объемный мешок. Затем гулко стукнули себя сжатым кулаком по доспеху, в районе груди, отдавая честь, тут же развернулись и протопали обратно.

Я перевел удивленный взгляд на Хранителя:

— Что это?

— Припасы, необходимые тебе в путешествии.

Светочи! Он, что предлагает мне взять непонятно кем подготовленную поклажу, другими словами кота в мешке, и рвануть в дальние дали?! — тут же мысленно вскипел я. Затем глубоко вдохнул и медленно с шипением выдохнул.

— На всякий случай проверю, что здесь, — с ледяным спокойствием прокомментировал я и развязал мешок.

Хранитель пожал плечами, замолк, приготовившись ждать, пока я закончу ревизию.

Так. Еда, артефакты, одежда, хм, золото. Я поднял мешок — тяжелый зараза. И ведь все по делу собрано, жалко что-то выкидывать.

Не найдя к чему придраться, я повернулся к Хранителю:

— Благодарю, старший! Превосходный подбор предметов, — с уважением поклонился.

— Очень, хорошо! Тогда… — он резко обернулся и крикнул, — Чрез, неси ключ перехода!

От скхеков отделился скелет, задрапированный в черный плащ и, постукивая длинным посохом с навершием из шара, прошествовал к нам. Затем с поклоном, исполненным чувства собственного достоинства, протянул мне небольшой белый кругляш, блеснувший металлическим отсветом.

Я подхватил амулет. Почти невесомая вещица скользнула по ладони и закачалась на тонкой плетеной тесемке из черных нитей. Я недолго застыл, рассматривая ключ. Размером с большую монету, неровные выщербленные края и вязь символов по внешнему краю. Я хмыкнул, спрятал талисман под одежду.

Хранитель вопросительно посмотрел на меня:

— Тао, ты готов к путешествию?

Конечно, нет! — хотелось ответить мне. Но вариант свернуть всю эту авантюру с Подземьем я недавно благополучно отбросил. Придется ввязываться в новую неприятность. Иллюзий я не питал. Обязательно что-то пойдет, нет так.

— А кольцо? — вспомнил я про обещанный артефакт для определения потомков Кира.

— Ох, точно! — хлопнул себя по лбу Хранитель и коротко бросил скхеку рядом со мной, — Чрез, кольцо!

Стоящий рядом скелет порылся в своей черной хламиде, наброшенной на белые кости. Затем с почтением протянул мне неброское серебряное колечко, скорее даже ободок. Я благодарно кивнул. Повертел его в руках — ничего особенного. Поднял взгляд на Хранителя:

— С кольцом понятно. Но это окончательная проверка. А есть какие-нибудь портреты, чтобы понимать, кого я ищу? Они должны быть похожи на вас, Хранитель? — затаив дыхание, я ждал ответа, держа в уме учителя Чана, который был поразительно похож на проекцию передо мной.

— Да, мой образ создан по одной из семей Кира, — подтвердил он.

Я чуть не заорал в воодушевлении и с большим трудом сохранил внешнюю невозмутимость. Значит, мне нужно просто добраться до Жемчужных облаков и поговорить с учителем Чаном! Он наверняка один из потомков кирейцев!

— Хорошо, — кивнул я.

— И, — задумчиво протянул Хранитель, — Пожалуй, я могу показать тебе старые записи о жизни Кира.

Он махнул рукой вправо, и в воздухе рядом с помостом зажглась проекция, которая походила на череду двигающихся картинок. Наполненные жителями улицы. Серьезные и улыбающиеся, праздные и спешащие. Черные волосы, широкие скулы, раскосые глаза. На улицах высажены деревья, покрытые густой листвой и яркими плодами. Почетный караул перед вратами пирамиды…

Когда проекция погасла я посмотрел на призрачного Хранителя и под впечатлением произнес:

— Да… Этот город знал лучшие времена. Хфес был полностью прав…

Хранитель дернул щекой и с горечью произнес:

— Это правда, Тао, и мы очень хотим возродить наш город и вернуть ему былое великолепие — для этого нам нужно найти живых потомков.

Он ненадолго замолчал, затем обернулся к стоящему рядом скхеку в черном плаще:

— Чрез, открываем портал!

— Конечно, Кир, — склонился скхек перед ним. Он поднял посох и с силой обрушил его о помост.

Раздался гулкий звук, который срезонировал по площади, так что ушам стало больно. Краем глаза я заметил, что некоторые ящеры попадали на землю, обхватив лапами голову. Над помостом завращалось сверкающее пятно, как монета поставленная на ребро. В следующий момент оно выросло в арку высотой в несколько человеческих ростов и застыло в неподвижности. В проеме портала гудело синее полотно энергии.

— Ну, что, Тао — проход открыт, — приглашающе махнул рукой Хранитель.

Я кивнул, продел руку в лямку, взвалил мешок с припасами на спину. Что ж пора в путь.

— Отлично, — кивнул я, затем на пару секунд застыл, оценивая, не позабыл ли, я чего. Затем пожал плечами. Вроде бы все. Я встряхнул головой, сделал пару шагов, уже намереваясь пройти в колышущийся маревом портал, как меня остановил окрик.

— Тао, подожди!

Я оглянулся и с удивление уставился на ковыляющего ко мне Скриза.

— Тао, возьми в дар это пространственный артефакт! — ящер с поклоном протянул какое-то невзрачное медное колечко, — Может быть это немного загладит мою вину. Ну, или хотя бы тебе будет удобнее в путешествии.

Я задумчиво посмотрел на пронырливого шеэва. При любой власти выживет. Но злость уже прошла, и смерти безногого подпевалы я не желал.

— Хорошо, я принимаю твой дар, — кивнул я нервничающему ящеру.

Тот с облегчением выдохнул и продолжил:

— Это походное кольцо моего далекого предка. Выглядит не богато, но в путешествии незаменимый помощник.

— Хорошо, спасибо, Скриз, — затем, подумав, добавил, — Вражды между нами больше нет.

Я надел кольцо, активировал толикой Силы и буквально ахнул от огромного пространства, раскрывшегося перед моим внутренним взором. Да тут не только припасы войдут, тут, пожалуй, пол клановой сокровищницы можно уместить. Я с удивлением взглянул на Скриза:

— Интересные у тебя предки…

Ящер польщено склонился в очередном поклоне, и произнес:

— Надеюсь, оно послужит на пользу Подземья.

Я кивнул. Затем скинул рюкзак и убрал его в кольцо. Повел освободившимися от ноши плечами — удобно. Решительно тряхнул головой. Что ж мой путь в Подземье окончен, пора двигаться дальше. На этом отрезке было всякое. Но я стал сильнее, прошел дальше на пути Возвышения и уже почти закончил с уроком Арта.

Напоследок я твердо окинул взглядом собравшихся на площади разумных. Шеэвы, которые обрели уже второго царя. Застывшие молчаливые скхеки. Хранитель, мерцающий рядом со мной. Новый царь шеэвов Сшерс. Глава библиотекарей.

И Скриз. Я зацепился взглядом за его лицо. Показалось, что на нем только что мелькнула злорадная гримаса. Я внимательно всмотрелся в глаза одноногого ящера. Тот в ответ льстиво заулыбался, отчаянно заморгал и отвел глаза в пол, склонившись в очередном поклоне. Наверное, показалось.

Ладно, — я мотнул головой, — Сколько можно оттягивать? — И решительно шагнул в портал.

***
Я оказался на круглой каменной площадке. Позади мигнул и схлопнулся закрывшийся портал. Серый сплошной камень, где-то шести метров в диаметре и дальше стена песка выше человеческого роста. Как только портал погас, песок тут же с шорохом устремился ко мне, пытаясь погрести заживо. Я не стал дожидаться этого момента, оттолкнулся и взвился вверх, чтобы приземлиться уже наверху, чуть в стороне.

Город вокруг был… Наверное, когда-то он был. Ветер свистел в каменных руинах, занесенных песком. Портал при активации расчистил ненадолго песок вокруг себя. На краткое время показав, как выглядели когда-то здесь улицы в прошлом. И теперь он был опять полностью засыпан. Песок над ним лежал лишь немного ниже остального рельефа, очерчивая едва заметный круг над портальной площадкой. Если не знать, то и не заметишь.

Светочи! Как бы не потерять путь обратно! Я покрутил головой, запоминая ориентиры. Остов высокого здания из серых каменных блоков. Справа какое-то узкое строение из черного камня, стрелой уносящееся ввысь. Приметная штука, портал вполне можно будет найти.

Я мельком глянул в небо. Ни облачка, опрокинутая в бесконечность блеклая лазурь и яростный диск солнца, стоящий в зените. Палило просто неимоверно, я почувствовал, как шею уже начинает припекать. Срочно нужно какое-то укрытие. Как тут люди живут? Да и живут ли?

Проваливаясь по щиколотку в вязком, пышущем жаром песке, я добрел до ближайших руин и нырнул в благословенную тень. Активировал пространственное кольцо и ухнул в его бездонные глубины. Так, что у нас есть подходящего? Пошарил среди доставшихся мне от кирейцев вещей и выцепил белый платок с обручем, на который раньше не обратил внимания. Сейчас он пришелся как нельзя кстати. Я одел его на голову, полметра белой ткани скатилось по плечам, скрывая голые участки кожи.

Перемещаться на длинные расстояния здесь есть смысл только на закате и на рассвете. Может быть ночью. Нужно пересидеть сейчас основную жару и уже дальше отправлюсь в путь. Вот только куда? Вопрос. Благодаря припасам в бездонном кольце, с провизией у меня полный порядок. А вот с направлением, куда теперь податься — не все так радужно. Попробую забраться повыше на останки этого здания и осмотрюсь вокруг, — решил я в итоге.

Вышел обратно на солнце, сразу же навалилась жара, так что перехватило дыхание. Но благодаря белому платку, находиться на открытой местности было уже терпимо. Я оттолкнулся, взвился вверх и приземлился на каменной балке. Еще несколько прыжков и я застыл на самой вершине полуразрушенного здания, на одной из стен сложенных из серых блоков. Приложив руку ко лбу, я пристально всмотрелся вдаль, медленно поворачиваясь вокруг себя.

Вдруг, вдалеке я заметил черные точки, которые стремительно неслись в мою сторону. Постепенно стало понятно, что это всадники, которые скачут во весь апорт. Чуть позже я смог различить, что передвигаются они не на лошадях, а на странных животных с двумя горбами. Когда путники стали еще ближе, я рассмотрел смуглые лица с непривычными чертами лица. До меня долетели напряженные гортанные крики. А в следующий миг, я увидел, как из песка показалась часть гигантского, покрытого чешуей тела. Стремительно перекатилось серебристым колесом и опять кануло в толщу песка.


Оглавление

  • Глава 1. Где герой ощущает себя живым
  • Глава 2. Где герой обзаводится личной сокровищницей
  • Глава 3. Где фантазии сталкиваются с реальностью
  • Глава 4. Где герой находит клинки
  • Глава 5. Где героя замечают свыше
  • Глава 6. Где герой испытывает ужас
  • Глава 7. Где герой преследует далеко идущие планы
  • Глава 8. Где героя принимают за другого
  • Глава 9. Где шеэвы бьют в барабаны
  • Глава 10. Где герой испытывает чувство полета
  • Глава 11. Где герой срезает углы
  • Глава 12. Где герой занимается долгами
  • Глава 13. Где герой почти поддается алчности
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18