КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569849 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228954
Пользователей - 105662

Впечатления

Stribog73 про Слюсарев: Биология с общей генетикой (Биология)

В книге отсутствуют 4 страницы.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Веселовский: Введение в генетику (Биология)

Как видите, уважаемые мухолюбы-человеконенавистники, я и о вас не забываю. Книги по вашей лженауке у меня еще есть и я буду продолжать их периодически выкладывать.
Качайте и изучайте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Асланян: Большой практикум по генетике животных и растений (Биология)

И еще одну книгу для мухолюбов-человеконенавистников выкладываю.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про О'Лири: Квартира на двоих (Современная проза)

Забавна сама ситуация. Такой поворот совместного съема жилья сам по себе оригинален, что, собственно, и заинтересовало. Хотя дальше ничего непредсказуемого, увы, не происходит...

Но в целом читаемо, хотя слишком уж многое скорее напоминает женский роман с обязательной толерантностью (ну, не буду спойлерить...).

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Вязовский: Экспансия Красной Звезды (Альтернативная история)

как всегда, на самом интересном...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Казанцев: Внуки Марса (Космическая фантастика)

Спасибо за книгу, уважаемый poRUchik! С детства любимая повесть!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про серию АН СССР. Научно-биографическая серия

Жена и муж смотрят заседание АН СССР по телевизору.
Муж:
- Что-то меня Келдыш очень беспокоит.
Жена:
- А ты его не чеши, не чеши.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Хроники Илиона. Бремя меча. Часть первая [Marcus Valerius Corvinus] (fb2) читать онлайн

- Хроники Илиона. Бремя меча. Часть первая [publisher: SelfPub] (а.с. Хроники Илиона -1) 2.85 Мб, 78с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Marcus Valerius Corvinus

Настройки текста:



Marcus Valerius Corvinus Хроники Илиона. Бремя меча. Часть первая

Он – избранник гибнущих Богов. Их шанс уйти достойно.

Он – Илион, один из тысяч. Мастер меча и магистр магии.

Он – человек …

Вера в античных Богов уходила. Значит, и Боги должны уйти – раствориться в волнах бесконечной реки времени. И чем больше слабели они, тем тоньше и сокрушимее становились стены Тартара – мира мертвых чудовищ и несомого ими зла!

Древние демоны стали вырываться на свободу. Дабы избежать ужасного, пока еще, гнева Богов и Героев, они бежали прочь. Бежали не за тридевять-земель, а за тридевять-времен, туда, где только те боги остались, что не смогут причинить им абсолютно никакого вреда! Божество-машина да Божество-золото привечали их равнодушными взглядами пустых глазниц…

Но, к счастью, не только они…

Встретили их меч Илиона, самоотверженно отправившегося сквозь времена, дабы стать защитником слабых, и еще мечи тех, кто последовал за ним, вдохновившись достойным примером – дети Богов и прославленные Герои, чьи имена и деяния высечены в граните вечности.

Он – человек!

Он – один из миллиона, ибо деяния его беспримерны!

Он – избранник Богов, последняя надежда их уйти достойно…


Оглянись вокруг!

Оглянись, и посмотри на мир свободным взглядом. Не через призму телеэкрана. Не через фильтр поисковика или соц.сети. Гарантирую, ты будешь удивлен(а)! Ведь есть вокруг тебя много чего, что отвергнуто тобой, как нереальное, как "такого не может быть", или "это все сказки …". Есть даже такое, что ты отрицаешь, несмотря на всю его очевидность.

Но никто не оглядывается, ведь взгляд человечества прикован к экрану! Будь то телевизор, монитор, или дисплей смартфона, но там есть все, что ему нужно. Или, нет – все, что его интересует. Уже давно там – новая реальность современного человека. Новый Мир. А старый – забыт. Отвергнут, как ненужный уже, износившийся, устаревший.

А он, между тем, жив еще! Жив, и тем жестче стал и опаснее, что перестал быть под наблюдением и контролем! Перестал принадлежать людям, а предоставлен самому себе …

И в тот момент, когда глаза и разум человечества окончательно стали прикованы к не-Реальности, Реальность, став свободной стихией, постепенно стала возвращаться к своему изначальному состоянию – хаосу. Хаосу, в котором она пребывала до того, как ее начали упорядочивать. Процесс этот долог. И, по началу, перемены не слишком заметны. Особенно тем, кто и так не смотрит. Но потом … Потом события будут развиваться все быстрее и эффектнее. Тогда, когда окончательно падут цепи, сковывающие все зло и ужас мира Древних …

Эпизод первый, 1.08.20…г.

1.08.20…г., 7.30 вечера

Негромкий, но настойчивый стук в дверь заставил подняться с постели на полчаса раньше намеченного. А ведь ночка накануне выдалась не из легких!

Не утруждая себя поиском штанов, я прошел по коридору, и, не очень гостеприимно, рванул ручку. За дверью стоял незнакомый мужчина; простите, какой-то мужик – буду верен избранному образу жлоба до конца! Так я любил отшивать всяких распространителей и проповедников.

– Шо?

"Какой-то мужик" опешил, хотя виду не подал: судя по выражению лица, он явно ожидал увидеть особу поинтеллигентнее. Но промелькнувшее, было, недоумение быстро исчезло. И стало – ни дать, ни взять – агента контрразведки во время допроса из просмотренных мною кинофильмов.

Это был явно не распространитель!

– Извините, это Вы – Черкашин Константин Андреевич?

– А кто интересуется?

Секунд пять он пристально смотрел, а затем, словно спохватившись:

– Младший оперуполномоченный уголовного розыска младший лейтенант Таранов Вячеслав Алексеевич.

И, мелькнув удостоверением, продолжил задавать вопросы:

– Так это Вы – Константин Андреевич?

– А с какой целью, – продолжил я отвечать вопросом на вопрос, – интересуетесь?

– Ведется расследование серии квартирных краж в вашем районе. Вы позволите?

Он сделал движение, намереваясь войти, но я стоял насмерть.

– Не позволю. Какое отношение я имею к Вашим кражам?

– Мы проводим опрос всех потенциальных свидетелей. Посему, прошу Вас ответить на несколько вопросов. И удобнее будет сделать это в помещении, а не на лестничной клетке. – Он, видимо, решил поднажать на меня – взять, наконец, инициативу в разговоре. – Начните, пожалуйста, с ответа на мой самый первый вопрос. И, будьте добры, наденьте, хотя бы, штаны.

Несмотря на то, что последняя его реплика меня разозлила, я призадумался – имея опыт общения с современными представителями закона, я накрепко усвоил, что выражения "будьте добры" и "прошу Вас" совершенно не водятся в их лексиконе. Мой же гость оперировал ими тоном знатока, что наводило на мысль – он не совсем тот, за кого себя выдает! К тому же, поквартирный обход и опрос насчет каких-то там ограблений, выражаясь языком моего времени, офицером городской стражи?! Да он, как говорят здесь, держал меня за лоха!

Было бы очень интересно узнать, что означает все это представление, но, к десяти часам вечера я должен был быть совершенно в другом месте. И в гораздо более приятном обществе! Так что мое решение быстренько закончить с Вячеславом Алексеевичем уже обретало вид заклинания забвения, которым я обычно пользовался в подобных ситуациях…

– Хорошо. Проходите. У меня есть час свободного времени. После чего попрошу Вас удалиться.

Казалось, гость был доволен таким исходом дела. Нимало не смущаясь, он прошел в гостиную, не разуваясь, и, не дожидаясь приглашения, уселся в кресло. Уже пожалев, что впустил его, я, было, хотел высказать ему по поводу такого хамства, но он решил, что не стоит упускать инициативу:

– Итак, Константин Андреевич – это таки Вы?

– Да, это таки я.

– Скажите – долго ли проживаете в этой квартире? И кому, кстати, она принадлежит?

– Принадлежит мне; уже два года, или около того.

– Два года… – С задумчивым видом он что-то соображал. – А до этого Вы, простите..?

– Родился, жил…

Устроившись в кресле напротив, я, увиливая от прямых ответов, сам принялся приглядываться к этому субчику. Конечно, ничего не стоило просто погрузить нахала в транс, и выпотрошить память до самого дна, но иногда правильно построенный диалог давал куда более значимые результаты в плане понимания целей и мотивов оппонента.

– Да, это – несомненно. Но можно подробнее?! – Каменное спокойствие, полуделовая-полурасслабленная поза, уверенная речь, пронзительный взгляд и значимая доля харизматичности располагали к диалогу с этим человеком! Я был вынужден признать – работал профессионал.

– Школа, кафедра журналистики Каразина, несколько работодателей…

– Проживали с родителями?

– Нет, снимал.

– Снимали… А, собственно, откуда Вы родом?

– С юга, Вячеслав Алексеевич. Но к чему Вам такие подробности?!

– Не переживайте, это простые формальности. Как говориться – не для протокола…

– Так может, Вячеслав Алексеевич, пивка открыть, посидеть…, словно старые друзья, пооткровенничать о личной жизни? О бабах потрещать? Мы ж не для протокола..?!

Изобразив задумчивую улыбку, глядя в глаза, и начисто проигнорировав мою возмущенную тираду, он заявил:

– И все же?

– Мама, – процедил я, бросая откровенный вызов, – учила меня не сообщать посторонним свой домашний адрес!

– А не препятствовать следствию, – парировал он, – мама Вас не учила?

Намереваясь вывести его из себя, я не заметил, как стал закипать сам. По-настоящему. Ведь, вместо того, чтобы пребывать в сладостном предвкушении предстоящего свидания, я вынужден был разгадывать цели и намерения этого служаки.

– Если я, как Вы выразились, под следствием – предъявите мне что-нибудь! Вызовите на официальный допрос. Честно говоря, уже надоел устроенный Вами цирк. Какое отношение все это имеет к кражам?

Я все больше убеждался в том, что этот оперуполномоченный никакой не оперуполномоченный! Он, становилось понятным, хотел раздобыть обо мне побольше информации, и сравнить легенду о моем прошлом, доступную тем, кто захочет «пробить» меня по инстанциям с тем, что расскажу я сам! Но, вставал логичный вопрос, зачем ему это нужно?! С чего бы это правоохранители могли заинтересоваться мной – обычным, ничем не примечательным человеком?!

– Не сомневайтесь, – заявил он, все так же пристально глядя в глаза, – в нашей способности это сделать! Однако меня удивляет, с какой настойчивостью Вы увиливаете от ответов на элементарные, по сути, вопросы! Я же не налоговую декларацию требую! И не о бабах, как Вы выразились, трещу!

Наконец, проскользнули первые нотки раздражения в его голосе.

– Не люблю, – произнес я с расстановкой, – вмешательства в свою частную жизнь.

– А я, – скопировав мою интонацию, сказал Таранов, – не для собственного удовольствия в нее вмешиваюсь! Это называется – служба.

– Какое, повторюсь, отношение моя личная жизнь имеет к квартирным кражам? Ваши, Вячеслав Алексеевич, вопросы скатываются к выяснению подробностей, кои, по моему мнению, задают человеку, которому уже предъявлено обвинение. Если Вы не намерены сейчас этого сделать, будьте добры! – Я указал на дверь.

А сам приготовился точным, императивным ментальным приказом вымести из его памяти и сознания все, что касалось личности Черкашина Константина Андреевича.

Но его поведение резко изменилось. Словно он интуитивно почуял угрозу!

– Скажите, в таком случае, не случалось ли Вам, в последнее время, видеть в этом районе каких-нибудь подозрительных личностей? Или, скажем, чужих, не из этих окрестностей? Надеюсь, такой вопрос впишется в ваше представление об опросе вероятных свидетелей?!

Хоть он и вписывался в мое представление, но, к сожалению, не говорил о том, что Таранов раскаялся. Ответь я ему хоть, что – нет-де, не видел, или – да – видел, он заявил бы, загадочно, в своей манере, кривясь – как смог я всего за два года изучить всю окрестную публику? И это притом, что если сейчас спросить у моих соседей – кто проживает в квартире №38, они вряд ли смогут дать вразумительный ответ! А то, что этот Вячеслав Алексеевич предварительно у них побывал, не вызывало абсолютно никаких сомнений! И все началось бы сызнова…

– Я не могу ответить и на этот вопрос. Дело в том, что, в силу рода моей профессии, я много пишу. И писать предпочитаю ночью. А днем, как Вы могли заметить, сплю. Посему…, наверное, я не слишком смогу помочь Вашему расследованию!

– Ну что же… – Он неожиданно поднялся из кресла. – В таком случае, не смею больше Вас задерживать. Разрешите откланяться.

Тяжело ступая по наборному паркету гостиной, он направился к двери, а я, провожая его, вдруг понял, что допустил промах. Дал слабину, не применив зудящих на языке и кончиках пальцев заклинаний забвения – сложных комбинаций чар, стирающих из его памяти всякое представление обо мне, как об объекте своего профессионального интереса. И идущих дальше, заставляя игнорировать, признавать на удивление малозначительной всякую информацию, могущую попасть в его поле зрения в будущем.

Что-то удержало меня в тот момент от такого очевидного, на первый взгляд, решения. Что-то человеческое. Сопереживающее, не дающее вот так просто взять и вмешаться в психику случайно, по сути, подвернувшегося на моем пути человека. Не свойственное мне – прежнему, Илиону Ордена Божественного Пламени, а скорее нечто от Константина Черкашина стало все настойчивее проситься наружу, заявляя о своем праве на существование.


1.08.20…г., 8.30 вечера

Черкашин… Насколько же глубоко въелся ты в это, хорошо знакомое с детства, отражение?! Отражение, менявшее свой характер по мере того, как отрастала первая щетина на юношеском лице… Как волос на голове коснулись сначала щербатый резак эсминиаса, открывший предо мной все «прелести» рядовой армейской службы, а затем и ритуальный серп в руке Александра, символизирующий постриг в ряды Ордена…

Но всегда, стоя перед самим собой – на отполированном ли металлическом диске, или в зеркальной поверхности воды я видел одного и того же Иокастеса. Со звериным оскалом на избитом до кровавых росчерков лице, или спокойном, сосредоточенном, примеряющем на себя серьезный образ боготворимого учителя, но одного и того же – Иокастеса. Единого в себе, не знающего сомнений и колебаний в любой жизненной ситуации…

Но, уже не сегодня – тот, кто смотрел на меня сейчас из-за идеальной зеркальной поверхности, был кем угодно, но только тем не сыном Лаэрта-оружейника, которого так уверенно я различал там ранее…

(обратно)

Эпизод второй, 1.08.20…г., 10.30 вечера

Тихое, уютное кафе, затерянное в путанице улиц старой части города. Полумрак эркера. Свечи. Обстановка, выдержанная в цветах старой древесины. Небольшой столик. Серебро и фарфор столовых приборов. И мы.

В годы юности я нередко хаживал на свидания. Мое общественное положение, вернее, положение, занимаемое моими родителями, позволяло вести легкомысленную общественную жизнь, чем я, с удовольствием, и пользовался. Будучи сыном малоизвестного, но довольно искусного оружейника, я не был обременен мыслями о выборе будущей профессии и поиском пропитания. Не нужно было, подобно отпрыскам богатых и знатных родов, заботиться о чести фамилии и чистоте крови – все это, в сумме, давало право относительно свободно и независимо проводить свой досуг и планировать ближайшее будущее.

Так вот, посещая подобные мероприятия, я довольно скоро обучился правилам этикета и хорошим манерам. Позже, уже будучи членом Ордена, я, однако, старался выбросить из головы все эти, казалось, никогда больше не понадобящиеся премудрости. Но сейчас, в эти волнительные минуты память услужливо извлекала из своих недр все самое нужное!

Ее звали Настя. Анастасия. Имя знакомое, нередко встречавшееся в мое время, среди моих соотечественниц. Но ей оно подходило, на мой взгляд, намного больше, чем всем тем, кого я знавал под ним ранее!

Настя… Я не поэт, и потому не буду описывать здесь, подражая Софоклу, ее волосы, цвета воронова крыла, или глаза, прекраснее глубин Посейдона… Скажу просто – она была красива. Красива и несчастна. Затрудняюсь сходу сказать, что из этого сильнее тронуло мое сердце, но, точно могу заявить одно – я намерен приложить все усилия, чтобы стереть все несчастье из ее, ставшей для меня необыкновенно важной, жизни!

… Мы молчали. Легонько касаясь ладоней, смотрели друг другу в глаза… Не знаю, что в эти мгновения испытывала она, но мне и не хотелось ничего говорить. Это было лишним. Ненужным. Я всегда считал, что именно молчание способно сказать о настоящих чувствах. Не громкие красивые песни трубадуров, не показная декламация стихов "под окном возлюбленной", а именно молчание. Оно не способно ни лгать, ни приукрашивать, ни льстить…

В таком ключе и прошла эта первая романтическая встреча; и уже далеко за полночь мы собрались по домам. Я, оставив более чем щедрые чаевые (не перестаю удивляться бумажным деньгам!) смущенному нетронутым угощением официанту, направился вслед за Настей к выходу через главный зал – но…

– Ба, да это же вдова Волкова! – Поразительная способность этого человека к актерской игре начинала меня раздражать. – Жена усекновенного Анатолия Семеновича Волкова. Вот так встреча!

Я подавил в себе мгновенно вспыхнувший гнев. Этот типус следил за нами – готов прозакладывать правую руку! А теперь еще и издевается, изображая удивление от нечаянной встречи. Ну что ж, попробуем играть в его игру по его же правилам…

– А Вы, Вячеслав Алексеевич, все трудитесь?! Неужели здесь засели пресловутые квартирные бандиты?

– Отнюдь, Константин Андреевич. Я здесь как частное лицо – отдыхаю от работы, с людьми общаюсь. Вас, вот, встретил. Не хотите ли, кстати, присесть, кофе выпить, раз мы уже встретились?! Или чего покрепче, если дама не против. Помнится, Вы предлагали намедни…

– А вы знакомы? – вмешалась в разговор Настя. – Костя, это же тот майор милиции, который присутствовал на опознании Толика. А потом еще меня допрашивал…

Судя по тону, она тоже не особо симпатизировала нашему многопрофильному другу.

– Майор милиции? – Я выдал саркастическую улыбку. – Вячеслав Алексеевич, Вас либо недавно понизили в должности, либо Вы трудитесь на двух работах!

– Можно и так сказать, – мгновенно нашелся Таранов. – Жить-то на что-то нужно!

Судя по тону-же и выражению лица, он либо откровенно издевался, либо принимал нас за последних тупиц! Скорее всего, первое… но, я тоже продолжал наш дешевый фарс.

– Да, непросто обычному госслужащему в нашем государстве накопить денег на такой вот ресторанчик! Потому, видимо, и приходится Вам… перерабатывать. Красиво жить-то не запретишь!

– Да уж, не в пример жителям Шатиловки, госслужащим, как Вы выразились, приходится перерабатывать!

Последняя фраза майора-лейтенанта была сказана так, что невозможно было понять ее смысловую нагрузку – это либо опять издевка, либо укор, либо самоуничижение, либо черт знает что еще!

Но мне совсем не улыбалось снова заниматься словесными прениями с этим человеком, и, тем более, оставаться на кофе, или что он там еще хотел.

– Ладно, – я старался говорить как можно спокойнее, – исходя из Ваших же рассуждений о социальном неравенстве – бедный богатого не поймет, посему разрешите откланяться. Дама устала и желает вернуться домой.

– Бедный богатого не поймет, Вы правы. Но богатый богатого и бедный бедного тоже плохо понимают! Иначе у меня не было бы столько работы. Вероятнее, вы хотели сказать – «гусь свинье не товарищ», но пощадили мои чувства?!

– Понимайте, как хотите. До свидания, Вячеслав Алексеевич. – Мы развернулись, чтобы, наконец, удалиться.

– До свидания, – Произнес вслед Таранов с присущей ему загадочной улыбкой. – До свидания.

(обратно)

Эпизод третий, 14.06.20…г., 2.30 ночи

Сфено оказалась сильной. Даже чересчур сильной – тщательно продуманный блицкриг не удался по той причине, что заклинания невидимости на нее попросту не подействовали! А на них, в основном, и был построен план атаки. Кроме того, она оказалась еще и новоприбывшей! Новички, только-только освободившиеся из Тартара, всегда очень злы и голодны.

Поначалу я думал подождать, пока тварь нажрется (не судите строго!) и станет хоть чуточку медлительнее. Но она, вероятно, почуяв неладное, бросила незадачливого мужичка (очередной клиент психушки!) «недоеденным», и стала тревожно озираться. Я знал, что горгона обязательно учует меня – в бою, активируя множество различных заклинаний, я эманировал так, что, иной раз, в радиусе ста метров горели электроприборы. А у таких существ как она – восприятие на эманации магии – о-го-го! Фактически – это их лакомство.

Учуять-то она может. Но вот увидеть – полог невидимости должен был гарантировать, что Сфено не будет знать, хотя бы, с какой стороны я к ней подбираюсь. Вселяясь в тело человека, демоны хоть чуточку, но становятся жертвами их слабостей. И расчет шел на то, что человеческие глаза будут обмануты чарами.

Не вышло. Она видела меня, как прожженный торгаш простака. И, похоже, сразу сообразила, кто явился по ее душу.

Поняв, что план «А» провален, я спешно отступил на десяток шагов, попутно снимая ненужные уже чары невидимости, одновременно активируя другие – мое тело мгновенно окуталось металлическим панцирем – на манер рыцарских лат. Только, в отличие от лат, он практически ничего не весил, и нисколько не стеснял движений. А по прочности – я не встречал в этом мире сил, которые смогли бы оставить на них хоть царапину!

Но, что касается моих обычных противников – когти и клыки их, зачастую, оказываются достаточно эффективными! Мой предшественник – предыдущий Илион – был похоронен в таких, с засевшим в груди обломком клыка Калидонского Вепря.

Итак, едва успев облачиться в латы, я почувствовал всю мощь атаки горгоны. И пожалел, что так легкомысленно отнесся к подготовке этой схватки. Ведь Сфено – женщина все же! Слабый пол, мать его…

Она, тем временем, обрушила на меня такую силу, что один за другим поддавались все слои магической защиты. Металл начал разогреваться, и нужно было немедленно действовать, дабы не оказаться запеченным заживо! Я атаковал.

Несмотря на всю имеющуюся мощь, Сфено тупо давила ею – просто и незатейливо. Никакой тактики. И это было хорошо. Применив заклинания левитации, я завис в двух метрах над землей, и послал вниз поток огня, накрывший мою противницу с головой.

Глупо было надеяться на то, что она сгорит. По сравнению с огнем Тартара, этот поток был освежающим душем в знойный день. Но я на это и не рассчитывал. Огонь, окутав ее с головы до ног, временно вывел меня из поля видимости, что давало, в итоге, два преимущества. Первое – я сразу почувствовал, как уменьшается дьявольский напор – не видя цели, она не может на ней как следует сосредоточиться. Второе – когда огонь опал, она внезапно обнаружила, что перед ней уже никого нет. И, одновременно, почувствовала, как сталь клинка входит в спину, аккурат между лопаток.

Рванув меч из раны, я поспешил снова накрыть ее огненным покрывалом. Дело в том, что горгону невозможно убить одним ударом. План «Б» был таков – хорошенько ранить, и, постоянно отвлекая, не давать исцеляться, пока физическое тело – тело местного жителя, в которое она вселилась, не умрет от повреждений и потери крови.

Далее, она сама выйдет из мертвого тела, что сделает ее еще сильнее – не нужно уже будет тратить силы на поддержание контроля над своей скорлупкой. Но тут я получу свой третий, решающий бонус. Как и все демоны (ну, практически все!), она не может долго оставаться без физического тела, не испытывая при этом нестерпимых мук. А так как ближайшее доступное тело – мое, она ринется к нему, стараясь, при этом, не сильно его испортить. Ну, а когда она окажется рядом, да еще и голая, как улитка без панциря, добить монстра останется всего лишь делом техники!

Итак, пламя, обход, удар, блок, пламя, обход, удар… Пять раз пришлось пронзить ее насквозь, прежде чем стало заметно, что тело начало умирать. С диким визгом, Сфено сбросила истекающую кровью плоть. И тут я заметил оплошность, которую допустил в горячке схватки – недалеко от нас лежал пойманный ею ранее человек! Он был без сознания, и, скорее всего, уже даже без души, но, тем не менее, физически живой – а, значит, годился горгоне. И она, по-видимому, не забыла об этом факте. Потому что, спустя секунду, на меня обрушился поток чистой, всесокрушающей энергии такой мощи, что мгновенно смел все слои моей защиты, и исполинским тараном ударил по телу и сознанию.

В голове сразу помутнело, ноги начали подкашиваться. Титаническим усилием удалось поднять руку и поставить хотя бы самый простой блок. Давление немного ослабло. Я умудрился поставить второй блок. Первый, меж тем, уже разрушился… Так мы стояли около получаса – она давила, я защищался. Разговор шел на языке чистой силы, и, если она была на стороне демона, то время – на моей!

Вскоре надо мной было уже три восстановленных слоя – Сфено мучилась. Без тела, да еще и используя магию на таком уровне, она точно долго не продержится…

Бой закончился за секунду. Внезапно, она прекратила меня атаковать и рванула к распростертому мужчине. Но тугая струя колдовского пламени опередила монстра, мгновенно испепелив тело. А следом, или практически одновременно, мелькнул один из моих кинжалов, вонзаясь в ее призрачный затылок. Ослабленная битвой, незащищенная, раскрытая для вселения в тело, Сфено не смогла противостоять магическому оружию, и, издав короткий скрипяще-шипящий вой, умерла, истаивая прядью тумана под палящим солнцем. А где то, на краю сознания, раздался тихий, затихающий шепот, полный ненависти и отчаяния: «Илллиииоо…»

«Вот и второй сестре конец… – пронеслась в сознании глупая мысль. – Никакой Персей не герой – убить ВО СНЕ, к тому же САМУЮ СЛАБУЮ из демонической тройки… Нет, это я – крут! Однозначно!»

Приходя в себя, бегло осмотрел место нашей драчки. В радиусе ста метров земля была выжжена дотла. Рухнули несколько небольших зданий. Быстро просканировав их соответствующими заклятиями, убедился, что людей в них не было. Редкая удача – такой противник – и всего одна жертва! Хотя, он ведь был обречен еще до того, как все началось…


… Неспешным шагом я возвращался домой. Хотелось просто пройтись ночными кварталами, посмотреть на блеклые городские звезды, подышать ставшей уже почти что родной гарью… Там, где только что бушевал огонь схватки, уже выли сирены, кричали люди, даже шум снижающегося вертолета слышался…

Копошатся люди, точно в муравейнике, придумывая себе важность и значимость. Не зная, что в любой момент может найтись сапог, могущий нечаянно, мимоходом, разрушить всю эту архиважную возню. Блажен неведающий!

Проходя дворами, я снова услышал крик. Сперва громкий, но, затихая, постепенно переходящий в истерический плач. Кричала женщина. Обострившиеся после бойни чувства совершенно ясно говорили о чем-то нехорошем, и я, подобравшись, поспешил на звук.

Увиденное слегка разочаровало – никаких чудовищ и демонов – больше похоже на обычные семейные разборки. Люди любят устраивать такие, когда им скушно. Но, чуть-чуть понаблюдав, я понял, что ошибся. Чудовище было. Правда, не из моего мира, а местное. Мужик, вероятно пьяный, от души метелил женщину. Вероятно, жену. Ситуация печальная, и, увы, не такая уж редкая. Особенно здесь. Если бы не одно "но".

Он – огромный бугай, выше меня ростом. Она – маленькая, щуплая девушка, руками и телом закрывавшая от летевших градом ударов кулаков ребенка.

При виде этой картины в груди снова полыхнул огонь! И, если в драке со Сфено мной руководили чувство долга и строгий расчет, то сейчас – всепоглощающие гнев и возмущение!

Звери! Люди, вы просто дикие звери! Вы рождаетесь, живете и умираете, зная лишь свои животные инстинкты, никогда не утруждаясь задуматься о высшем предназначении, о целях жизни разумного существа! Да что там, хотя бы об элементарных доброте и совести подумайте! Но – нет! Похоже, не бывать этому! Так, кого я защищал тогда час назад, рискуя жизнью в бою с богоподобным монстром?! Тебя, мразь? Чтобы ты и дальше мог спокойно напиваться и избивать беззащитных? Тех, о ком тебе должно заботиться?

Мой зарок – никогда не вмешиваться в дела людей. Сейчас же я его нарушу! Может, дело, конечно, в адреналине, что кипит еще в моих венах, а, может, уже просто переполнена чаша…

– Эй, ты! – Я вышел из тени здания и направился в сторону, где стоял этот гад. – Прекрати немедленно!

Он пристально посмотрел на меня, фокусируя затуманенный взгляд, что-то соображая.

И, понеслась…

– Че ты сказал? Слы, пасажир, а ты воще кто?

– Не важно. Отойди от женщины. Быстро!

– Че ты тут команды раздаешь? Ты че, фраер? Я тебя ща на куски поломаю…

– Быстро! В сторону от женщины! – Мой голос сорвался на крик.

В эти секунды во мне бурлил такой гнев, что я готов был разорвать его голыми руками. Он, вероятно, тоже почувствовал это, так как приостановился, озадаченно глядя – нас разделяли уже не больше полутора метров. Затем, его, видимо, захлестнула новая волна безумия, или чем он там руководствовался.

– Слы, пасажир, тебе че, жить надоело? Тебя воще е…т? Эташалавамояжена… Э, брось его, ты че, мужик… Ты дурак..? Я…

Обнажив меч, я просто махнул им, как отмахиваются от назойливых насекомых, и голова его, подброшенная инерцией удара, подлетела на полметра в воздух.

Машинально вытерев клинок о штанину, я подошел к остальным действующим лицам. Обе они находились в шоке, так что, вероятно, даже не поняли, что сейчас произошло. Подумав немного, одной рукой закинув женщину на плече, другой подхватив маленькую девочку, я послал короткий импульс. Квартира 17.

Войдя внутрь, в моей голове уже был готов план.

Я начисто стер из памяти ребенка все события этого вечера. А память женщины наоборот – прояснил. Затем погрузил обеих в глубокий сон, и, оставив на холодильнике номер своего телефона, тихо вышел, осторожно прикрыв за собой входную дверь.

(обратно)

Эпизод четвертый, 2.08.20…г.

2.08.20…г., 11.00 утра

Освоив мобильный телефон, я быстро смекнул, какая это полезная для меня штука! Для успешного исполнения миссии, мне было необходимо знать – что, когда и где происходит – в плане необычных происшествий, загадочных убийств и прочего, что, по местным меркам, считалось мистификацией.

В мое время приходилось долго странствовать, собирая слухи, опрашивая (и допрашивая!) возможных свидетелей; затем делить всю эту информацию на десять, чтобы получить некую крупицу истины.

К примеру, засел где-то в «заднице» Аркадии демон, и стал потихоньку пожирать местных обитателей. Сперва, как правило, вести об этом подхватывали специальные шпионы-осведомители, а точнее сказать – толпы бродяг-голодранцев, коим платили за сбор и донос подобной информации куда следует. Там, где следует, решали – пороть ли пройдоху за обман с целью наживы, или вести действительно заслуживают внимания. Если заслуживают, их передавали непосредственно в Орден – для изучения более серьезного, более серьезными людьми.

Далее, маги сканировали указанную местность, что давало положительный результат, приблизительно, в одном случае из пяти. Но, зачастую, их вины в таком низком полезном выходе не было! Во-первых, в каждом полисе, каждом селении, и, чуть ли не в каждой вшивой деревне был или полу -, или треть -, или четверть бог, естественно, заблокированный предусмотрительными родителями, тем не менее, хорошо эманирующий, что создает фоновые помехи для заклинаний поиска. Во-вторых, сами объекты поиска далеко не дураки. И предпочитали обитать где-нибудь, где была маскирующая их магическая аура. А так как всяких храмов, капищ, жилищ «диких» колдунов всегда было видимо-невидимо, то… В общем, если случай сомнительно-положительный, в дело вступали старые добрые ноги и копыта – самый верный и испытанный способ!

Сейчас же – достаточно просматривать ленты новостей, отсеивая бред сумасшедших, естественно, чтобы узнать, где искать очередного беглеца. Все предельно просто.

В это утро меня и разбудил звонок этого полезнейшего из изобретений. Все еще сонный, не открывая глаз, я взял трубку и прислонил ее к уху. Голос, донесшийся с той стороны, щелчком выбил из меня всю сонливость!

– Але, Костик?! Это Настя. Меня сейчас везут в отделение. Говорят, что появилась новая информация по убийству, и они нуждаются в дополнительном опросе… Просто, чтобы ты знал, где я…

– Я приеду сейчас, не переживай… – Но трубка уже издавала короткие гудки.

Блин… Куда приеду?! Даже не спросил, где находится это отделение! Ладно, пора прояснить историю раз и навсегда. И дураку ясно, что господин Таранов сложил простые один и один, чтобы понять, кто виноват в убийстве Волкова. А грамотно расставляемая ловушка должна, по его мнению, избавить следствие от лишних хлопот по привлечению главного подозреваемого…

Быстро одевшись, я закрыл глаза, сосредоточился, и… стал смотреть на мир ее глазами. Видел боковое стекло автомобиля, морды сопровождавших милиционеров… Остановились. Вышли. Здание с высоким фасадом… Ну же, покрути головой по сторонам! О, вот так! Я узнал местность, и найти его теперь не составит труда.

Отключившись от Настиного сознания, я, минуту погодя и дав всем возможность войти внутрь, произнес заклинание. Мир вспыхнул, и я увидел перед собой арку входа, за которой скрылась моя возлюбленная!

Коридор. Турникет пропускной. И… Я уже не удивился, обнаружив стоящего рядом, прислонившегося к стене Вячеслава Алексеевича!

– Доброе утро, Константин Андреевич! Какими судьбами? – Его ухмылка вызывала острое желание размазать ее по стенке. – Неужели вспомнили что-нибудь по кражам?

Он ждал меня. Знал, что явлюсь быстро, потому соизволил подождать на входе.

– Нет. – В моем голосе звучал лед. Больше никакой полемики. Никаких разговоров. – Сюда только что привезли Анастасию Волкову. Я бы хотел присутствовать на допросе. И, если ей что-либо предъявят, то не ранее, чем прибудет мой юрист!

– Ну что Вы, ничего ей не предъявляют. Более того, мы абсолютно точно знаем, что на ней нет вины! И вообще, Константин Андреевич, давайте уже разговаривать откровенно, без обиняков. – Он вдруг подобрался. Взгляд изменился, выражение лица – тоже. Такого Таранова я еще не видел. – Нам, честно говоря, вообще до фени и ваша Анастасия, и ее убитый муж! Нам нужны Вы! И уж, если совсем откровенно, то, желательно, в Вашей другой ипостаси!

Блин, не смог сохранить невозмутимый вид – меня выдали слегка дрогнувшие руки. От неожиданности. Кажется, в этом времени принято говорить – «попалили!»


2.08.20…г., 11.20 утра

Следуя по коридору, вслед за стремительно шагающим Тарановым, я сохранял молчание. С самого момента своего разоблачения. Но не бездействовал – первым делом – сообщил об инциденте остальным. На всякий случай. Затем активировал несколько могущих оказаться нужными заклинаний. Тоже – на всякий случай…

Размышляя на досуге, я допускал вероятность возникновения подобной ситуации. И хорошо продумал несколько возможных схем действий. Но… Одна переменная в текущем уравнении не давала, пока что, возможности реализовать их в полной мере. Пока что…

Комната, в которой мы расположились, была выдержана в библиотечно-деловом стиле. Тяжелая дубовая мебель, книги и картины перемежались с электроникой и компьютерной техникой. И – полное отсутствие окон. Факт, подтверждающий то, что мы находимся глубоко под землёй.

Сидя в высоком кожаном кресле, Таранов, молча, смотрел на меня. А я на него.

– Итак. Для начала я обозначу контуры сложившейся ситуации.

Этот идиот, похоже, чувствовал себя на коне; и я недоумевал, откуда у него такая самоуверенность?! На дурака он не похож в принципе. Ведь, если допустить, что он действительно знает, кто я, то как мог оставаться каменно спокойным, образно выражаясь, дернув льва за хвост?! И, при этом, невозмутимо вести, похоже, хорошо отрепетированную заранее (перед зеркалом?) речь.

– Я представляю некую организацию, занимающуюся, скажем, охраной мирового порядка и спокойствия. На наших плечах лежит очень тяжкое бремя – защита человечества. От всего, что ему может угрожать. Выражаясь возвышенно и литературно – наше бремя – бремя меча. Меча, вложенного нам в руки с высшей целью. Целью, оправдывающую, в итоге, наши, к сожалению, не всегда э…м… рыцарские средства. – Он замолчал на секунду, глядя невидящим взглядом куда то в потолок. Потом, переведя взгляд, уже осмысленный, на меня, продолжил. – И мы хотим, чтобы одним из этих средств стали Вы, Константин Андреевич! Или лучше называть Вас – Иокастес Илион – Вашим настоящим именем?

На этот раз я не дрогнул, но это было уже и ни к чему. Единственное, что меня интересовало – чисто с познавательной целью – как именно он смог узнать? Увидеть нечаянно, или подсмотреть, скажем, в деле – это одно. Ошибаются все! Но – имя! Это было, по моему разумению – нереально. Орден, конечно, не был секретной организацией, но имена Илионов, как и других ключевых фигур, хранились в строгом секрете.

– А больше Вы ничего не хотите, Вячеслав Алексеевич? Какими бы ни были мотивы, хочу предупредить, что бесстыдно украв чужую тайну, невозможно пользоваться ею безнаказанно!

Внешне я оставался спокоен. Но, начиная догадываться, к чему, в итоге, скатится разговор, и чем он козырнет напоследок, изнутри накатила волна злости!

– Поверьте, мы не крали, как Вы выразились, Вашей тайны. Она досталась нам очень тяжелым и упорным трудом! И огромными материальными затратами! Что немаловажно. Теперь же хотим окупить свои вложения. – Говоря все это, он пристально смотрел мне в глаза. – Но не думайте, что мы будем заставлять Вас работать на чьи-то личные интересы…

Промелькнувшее в его бредовом монологе слово «заставлять» стало последней каплей моего терпения! Взглянув так же пристально, взглядом, не оставляющим пространства для домыслов, я тихо и внушительно произнес:

– Подождите, Вячеслав Алексеевич. Сейчас – я… буду обрисовывать сложившуюся ситуацию. Со своей точки зрения! Вы – идиоты. Вся ваша контора. Не понимаете, с какими силами заигрываете; и даже представить не можете, каковы могут быть последствия! И для вас лично, и для человечества, которое, по Вашим словам, защищаете! – По ходу излияния своего «праведного гнева», я распалялся все сильнее. – Не вдаваясь в ненужные подробности, предлагаю на выбор два варианта исхода «сложившейся ситуации». Первый – простой! Я встаю из этого кресла и направляюсь к выходу, где меня будет ожидать Настя. Мы спокойно уходим и больше никогда не узнаем о вашем существовании. Второй – сложнее. Я сейчас щелкаю пальцами… и все в этом здании резко умирают! Все, кроме двоих. И эти двое, опять же, спокойно уходят. Занавес.

Ни один мускул не дрогнул на его лице. И голос, которым он мне ответил, звучал так же ровно.

– Допускаю, подчиняясь логике своих мыслей, что Вы можете осуществить свою угрозу. Но сразу же могу огорчить – счастья Вам эта… мера не принесет. Дело в том, что видеозапись событий в этой комнате, как и во всем здании, в данный момент транслируется – как правильно это сказать – куда следует. В случае подобной развязки на Вас с Волковой объявят охоту! И даже если первое время получится хорошо скрываться, где гарантия, что так будет всегда?

– А кто сказал, что мы будем скрываться? – Раз уж прозвучали взаимные угрозы, то нет смысла и скромничать! – Я просто буду убивать всех, кто косо на нас посмотрит, образно выражаясь. Кстати, могу просто калечить, чтоб не брать тяжкий грех на душу, как физически, так и психически. И после нескольких моих показательных выступлений вряд ли кто-то захочет еще за нами, как Вы выразились, охотиться!

Он замолчал. Надолго. Смотрел то на меня, то в развернутый к нему монитор. Я молчал тоже. Пытался прикинуть, как смог он узнать все, вплоть до моего настоящего имени, но ничего дельного в голову не приходило. О каком это тяжелом труде он заикнулся? По местному летоисчислению Орден прекратил свое существование много веков назад; сгинули все его адепты, унеся в могилы все тайны и знания. Может, предпринять попытку проникнуть в его сознание? Но – нет, сейчас нужно действовать осторожно. Мало ли, какой приказ он отдал на случай, если дела пойдут не по его задумке?!

– Хорошо. Иди отсюда. На все четыре стороны. – Он произнес эти слова четко, с расстановкой. Впервые за два дня нашего знакомства я не чувствовал фальши в его словах. – Твоя девка ждет тебя в холле. Но, прежде чем уйти, посмотри сюда.

Он развернул ко мне экран компьютера. На нем проигрывалось видео – кажется, оперативная съемка с персональной камеры бойца. Штурм или захват какого-то дома. Группа проникла внутрь, затем видео неожиданно прекратилось. Но сам ролик продолжался за счет съемки наружной камеры. Она запечатлела взрыв дома, похоже, со всеми, кто там находился. Печальная картина.

– Одиннадцать. – Ответил он на мой невысказанный вопрос. – Семь солдат и семья из четырех человек. Пригород Киева, четыре дня назад. Хозяин дома – крупный ученый в области микробиологии и вирусологии. Разрабатывал вакцину от ВИЧ. Что-то, видно, получилось. Но кому-то, видимо, не понравилось. Эксперты обнаружили его останки… жены и двух сыновей. Все были связаны. А самое интересное – к груди этого ученого был примотан скотчем диск, похоже, из находившегося неподалеку компьютера. До сих пор гадаем – зачем?

– К чему ты мне это показал? Чтобы взять на жалость? Типа, последняя попытка? Думаешь, я не видел смертей? Люди мрут, как мухи, каждую минуту. Ты не можешь спасти всех до единого. И я тоже. Так что…

– Нет, просто хотел посмотреть на реакцию человека, прожившего столько веков, обладающего уникальной силой, и не желающего поделится ее благом с другими! Как думаешь, если бы тот ученый со своим винтом уцелели, скольких бы он спас от смерти своей вакциной? Миллион? Миллиард? А может, это был новый Ноев ковчег? Впрочем, ладно… Пшел вон отсюда! В этом кресле сидели и лучшие люди.


С повисшей на руке, сияющей от радости Настей, мы вышли на улицу. Потом просто шли бесцельно, как всегда больше молчали, чем говорили. А я думал. И на душе становилось, почему-то, гадко от своих же слов, брошенных в пылу горячки. Может, в глубине души не так уж неправ был Таранов, выслеживая меня, проникая в чужие тайны и жизни? Может, действительно его «не совсем рыцарские» методы оправдывает великая цель? Я, вот, недавно, собственноручно сжег человека. А другому отрубил голову. Да, я утешаю себя, что без этого никак. Всегда утешаю. Ведь, без этого действительно никак! Так, может и он себя так же утешает – мой брат по мечу… Выходит, он мой брат по мечу! Его «орден», как и мой, тысячелетия назад, защищает мир от зла. И пусть кое-что изменилось – ярлыки и названия, методы и средства – зло осталось тем же. И то же бремя лежит на тех, кто сильнее; тех, кто хочет и может защищать мир от него. Бремя меча… Не знаю, кто смог бы сказать это лучше!

(обратно)

Эпизод пятый, 27.05.20… г. – 1.06.20… г.

27.05.20…г., 11.00 утра

Шаги двух пар ног гулко отдавались по стенам пустынного коридора. Непривычно гулко…

В другие дни этот коридор, бывал заполнен людьми чуть менее, чем полностью. Разного рода служащие, рабочие и посетители наполняли его собой так, что эхо шагов тонуло в непрерывном их гомоне. Сейчас же, как, впрочем, каждые отчетные полгода, в здании работала Контролирующая Комиссия. Работала целую неделю, в связи с чем всех, кто не входил в ее регламент, отправляли в дополнительный отпуск. Оплачиваемый.

Двое мужчин, шедшие по коридору, хранили напряженное молчание. Ну, один – так точно. Второй – и в обычных-то ситуациях говорил немного. Предпочитал щелкать по клавиатуре.

– Слыш, Волшебник, а как ты относишься к анальному сексу? – Вячеслав Алексеевич Таранов очень нервничал. В таких случаях, несмотря на свою обычную манеру держаться предельно культурно, с подчиненными он разговаривал едко-беспардонно, а с начальством – словно красноармеец на допросе.

– А? Так это… Мне бы для начала вагинальный попробовать… А это что, предложение? – Манера разговора Волшебника, в миру – Дениса Всеволодовича Макарова – была всегда в одной поре. Когда он говорил – создавалось впечатление, что всякий раз, чтобы произнести реплику, он выныривал из какого-то альтернативного пространства. И всегда – не к месту.

– Вот тормоз… Ты хоть представляешь, что с нами сейчас сделает Комиссия, если сочтет твой отчет недостаточно интересным, а экспедицию – не стоящей затраченных на нее денег?! А так и будет, судя по тому, что идя на «ковер», ты вертишь в руках всего лишь одну маленькую флешку! Люди, оценивающие работу Организации, любят точность и информативность. Это значит – толстенные папки с бумагами, графики и таблицы… Эх, не стоило тебе – писюну малолетнему – доверять такое сложное дело…

Говоря таким образом, Таранов, конечно, кривил душой. Притом сильно. Денис Всеволодович Макаров, он же – Волшебник, был кем угодно, но далеко не тормозом и простаком. Он был гением! Несмотря на то, что лет ему было всего двадцать четыре. И на то, что официально он был мертв.

Несколько лет назад один из серверов Организации был подвергнут попытке взлома. Хакер успел снять несколько уровней защиты, прежде чем его нашли и арестовали. Сначала подозревали, что он выполняет чей то заказ. Подвергли чуть ли не пыткам. Оказалось, в итоге, что арестант просто «наткнулся на непонятную фиговину» и хотел разобраться, что это такое с настолько сложной защитой.

Естественно, отпускать его было уже опасно – он узнал то, что было ведомо не каждому президенту. Пусть даже какие-то крохи информации, но узнал. К тому же, такой компьютерный гений мог всегда пригодиться. В общем, дело закончилось тем, что, с согласия самого Макарова, кстати, была инсценирована автокатастрофа, и он стал одним из «младших научных сотрудников», как называли в Организации всех новичков, относящихся к несиловой фракции.

И уже через несколько месяцев этот «младший» доказал, что не зря с ним возились с самого начала! Только по одному ему понятным признакам он смог предсказать (читай – предотвратить!) проведение серьезного теракта в одной из западноевропейских стран.

За него снова взялись. Никто не хотел верить, что такой малец смог, опираясь лишь на теоретические знания и косвенные факторы, раскрыть деятельность крупной террористической группировки.

В итоге – поверили. Не нашлось ни одной улики за то, что он что-то недоговаривал или врал. А когда спросили, как смог он дойти до такого, связать, казалось бы, ничем не обобщенные факторы и события, тот лишь ответил – в своей манере – «а я… это… волшебник…» С тех пор прозвище и прилепилось…

– Какая толстенная папка? Какая бумага? Дяденька, вы из какого средневековья явились? – На лице Волшебника было написано откровенное недоумение. – Все, что мне нужно для отчета – записано здесь. Гарантирую, этого будет достаточно. Вполне достаточно.

– Достаточно?! Ладно, если ты окажешься прав, я тебе самую дорогую девку найду, для твоего… вагинального…

В этот момент они дошли до нужной двери, где их уже ожидали. С нетерпением.

– Таран, блин, вот где ты лазишь?! Возмущаются уже…

– Где-где… Тебе зарифмовано ответить..?

Вошли в просторный кабинет. За подковообразным столом разместились шесть человек – члены Комитета по Контролю за Эффективностью работы восточнославянского департамента Организации. Сокращенно принято было говорить «КК». Неофициально – «КаКашка». И было за что.

– Так, размещаемся, молодые люди, начинаем. – По-видимому, глава комиссии. – Дело №1277. Исследовательская экспедиция, Греция, остров Андрос, поселок Корфио. Бюджет, так сказать, миссии – около полумиллиона вечнозеленых денег…

Внимательно наблюдая за поведением жюри, Таранов немного расслабился. Официоз не соблюдается, значит, предварительное ознакомление с делом настроило всех на позитивный лад.

– Слушаем вас внимательно! Кажется, вы устраивали там охоту на ведьм?


27.05.20…г., 11.15 утра

Волшебник оказался настоящий волшебник! С первых минут его доклада, Таранов начал перебирать в уме всех, более-менее, пристойных девушек, годных для знакомства с очкастым ботаником. Царское слово тверже гороха…

– Для лучшего понимания всего, что будет сказано ниже, предлагаю уважаемым членам Комиссии принять за аксиому несколько утверждений. Позже будут приведены доказательства.

Тем, кому доводилось ранее общаться с Волшебником, с удивлением отметили изменение в его манере говорить. Это была его первая КаКашка. А он вел себя так, словно каждый день только и делал, что выступал перед ними! Речь стала грамотной, доступной для понимания – даже когда он говорил сугубо специализированными терминами.

– Утверждение первое – в мире существуют некие силы, пока что недоступные пониманию человека, и ему не подвластные. Их можно назвать по-разному – паранормальные явления, сверхспособности, магия – суть одна и та же. Утверждение второе – все же, существует некоторое, очень малое, количество людей, коим эти силы доступны. И утверждение третье – не существует в мире ничего невозможного, или чего-то, что, якобы, запрещают известные законы природы!

Он встал из-за стола, отпил воды из стоящего рядом высокого стакана, и подошел к компьютеру с подключенным проектором.

– Прошу обратить внимание на эти слайды. Целью экспедиции на острове было исследование некоего строения, предположительно – храма времен ранней античности. Руины его, в данный момент, находятся в очень хорошем состоянии, не в пример лучше других памятников архитектуры, принадлежащих тому же временному отрезку…

Один из членов комиссии, деликатно кашлянув, уточнил:

– Вы хотите сказать, что потратили около пятиста тысяч долларов подотчетных денег на изучение памятника античной архитектуры? К тому же, наверняка, кем-то ранее изученного?

– Просрали все полимеры… – поддакнул сидящий рядом.

– Именно так. – Денис Всеволодович ничуть не смутился. И не опустил взгляда. – Он уже был исследован, к тому же – неоднократно. Я наводил справки еще до начала предприятия – этим занимались два европейских исторических института. Но то, что искал я, не смог бы обнаружить ни один историк или археолог.

Отвлекшись на секунду для переключения слайдов, он продолжил.

– Опуская технические подробности, перехожу сразу к сути. Мы обнаружили, что наземные руины храма – это лишь вершина айсберга! Под землей расположены еще, как минимум, четыре яруса, составляющие целый огромный комплекс. И вообще, это, вероятнее всего, не храм какому-то божеству, как принято было считать ранее, а скорее – резиденция или цитадель некой э… силовой организации…

– Но как же вам удалось обнаружить то, чего не заметили другие экспедиции?

– Очень просто. Я нанял несколько десятков местных жителей, которые лопатами перекапывали полы самого нижнего из помещений надземной части комплекса. И должны были докладывать обо всем, что смогут найти необычного. Нашли. На подземные ярусы ведет очень узкий и низкий тоннель, протяженностью около трехсот метров. – Волшебник переключился на соответствующий слайд. – И по всей протяженности он был плотно забит мелкой каменной крошкой. Потому-то его и не смогли обнаружить предыдущие исследователи, пользовавшиеся, вероятно, ультразвуковыми приборами для обнаружения скрытых полостей.

– Но, с чего вы вообще решили, что там нужно что-то искать? Искать именно там – в этом храме, на этом острове, и – нигде больше? – Вопрошавший пристально взглянул в глаза Денису, и поспешно добавил, – только не нужно говорить, что вы – волшебник!

Проигнорировав сдержанный смешок публики, Макаров ответил:

– Э… э… это – Инь и Ян.

– Инь и Ян?

– Именно. Имея математический склад ума, меня всегда, почему-то, тянуло в мир эзотерики. Я люблю читать фэнтези, фильмы смотрю исключительно такие же. Много перечитал литературы, именующейся магическими и эзотерическими трактатами… И уже очень давно, еще до моей «скоропостижной кончины», в древнегреческом фольклоре я наткнулся на предания о некой магической организации времен античности, именующейся Орден. Просто Орден. Собирая несколько лет по крупицам всю доступную информацию, анализируя ее, я, в конце концов, пришел к выводу, что нечто подобное просто обязано было существовать – настолько логично и правдоподобно складывались фрагменты общей мозаики! Собрав воедино несколько разрозненных слухов о месте пребывания их цитадели, я, с удивлением, обнаружил, что там, в том месте, на которое указывают легенды, действительно имеется сооружение, теоретически отвечающее нужным требованиям. Остальное – дело анализа всех деталей и факторов, вдаваясь в подробности которых, мы не закончим здесь и до зимы…

– Итак, вы пришли туда и нашли то, что хотели найти?! Veni, vidi, vici? Но, объясните, почему вы решили исследовать это место именно так – не в виде частной, так сказать, турпоездки, а с привлечением средств и ресурсов Организации? Господин Таранов, куратор Украинского отдела, в ходатайстве о разрешении на проведение этого мероприятия указал, что результатом сего будет добыча информации стратегического значения в борьбе с организованной преступностью! Добыта ли таковая информация? И вообще, что было сделано/найдено/получено полезного для оправдания таких затрат? Что вы обнаружили на этих своих секретных ярусах?!


27.05.20…г., 12.30 дня

– На этом слайде, – Волшебник в очередной раз щелкнул клавишу, – вы видите шесть каменных саркофагов. Пяти из них содержат останки погребенных в них людей. Шестой – пуст. И, с этого момента, начинается самое интересное. То, что оправдывает все усилия и затраты, связанные с предпринятой экспедицией!

Все пять трупов – мужчины, возраста, по виду, от 40 до 65 лет – облачены, или закованы в доспехи; имели при себе оружие – у каждого – полуторный меч-бастард. Они были эксгумированы и извлечены из своих лат, заинтересовавших меня тем, что имели вид, словно только из магазина для ролевиков – блестящий и абсолютно новый. Кроме пятого номера, в груди которого, в районе солнечного сплетения, имелось круглое сквозное отверстие с находящимся в нем фрагментом клыка парнокопытного млекопитающего – судя по анализу ДНК – кабана или свиньи, только несравнимо больших размеров.

Далее, доспехи и останки были направлены в нашу лабораторию в Цюрихе – для детальных исследований. Я намеревался, пока что, остаться на месте, но новости оттуда заставили меня резко изменить планы.

На этом слайде приведены выдержки из заключений экспертов.

«… Материал, из которого выполнены как клинковое оружие, так и средства индивидуальной защиты – железо. Все проведенные анализы, которым удалось подвергнуть исследуемые объекты, не показали в нем абсолютно никаких примесей. Абсолютно. До этого момента в мире не существовало образцов изделий из железа с нулевым содержанием сопутствующих примесей…»

«… При попытке подвергнуть деструкции один из фрагментов рыцарского доспеха, конкретно – металлического наплечья, проводящих эксперимент постигла неудача! Все способы воздействия, вплоть до лазерной резки прокаленного до температуры плавления железа образца (который, впрочем, так и не перешел из твердого состояния в жидкое), не принесли никаких видимых результатов…»

«… Эксперты затрудняются ответить, каким именно образом был произведен сквозной прокол одной из нагрудных пластин образца номер пять, тем более, что в нем (отверстии) был обнаружен всего лишь обычный зуб животного. Подробный анализ последнего не выявил в нем никаких скрытых свойств или качеств…»

Несколько минут в зале заседаний царила тишина.

– Как я понимаю, – подал голос один из членов комиссии, – эти доспехи и есть – истинная цель и результат экспедиции?

– Нет. – Волшебник снова переключил слайд. – Конечных результатов экспедиции, по крайней мере тех, на которые я рассчитываю, пока еще нет. А промежуточный – это тот, шестой саркофаг. Который пустой. Вернее, даже не он, а тот, кто должен был в нем находиться.

– Вам что, мало пяти уже имеющихся в наличии тел? Что же такого будет в этом шестом?

Таранов, в который раз уже, обвел взглядом внимавшую Денису Макарову аудиторию; и мысленно вычеркнул из списка нужных на сегодняшний вечер женщин ту, которую полагал кандидатом номер один. Вычеркнул, как недостаточно подходящую. Настолько недостаточно, что даже засомневался, существует ли таковая вообще?!


29.05.20… г., 10.00 утра

Лежа на роскошной кровати одного из номеров Вытрезвителя, Вячеслав Алексеевич Таранов с грустью подумал, что его алкогольная выносливость уже не та, что была года три-четыре назад. Тогда он мог за вечер перепить добрую половину собутыльников, а на утро, приняв пару «ацетилок», с деловым видом явиться в Центр и переделать уйму работы… Но вот в последнее время здоровье начинало разыгрывать с ним злые шутки. Мало того, что пришлось сутки отлеживаться, так еще и память постоянно «сбоила», выдавая какие-то нереальные картины происходившего! Кажется, он тыкал указательным пальцем в грудь кого-то из членов КК и говорил, что Волшебник – это реальный пацан, и что он за него порвет на Британский флаг любого, не смотря ни на какие погоны… И что он-де, говоря о главе комиссии, таких «штабелями под корень подгоняет»…

Понимая простую человеческую природу своих служащих, Организация предоставляла в их распоряжение некоторое число специальных комплексов отдыха (закрытого типа!) – на корпоративном жаргоне – Клубов Вечернего Досуга. То есть мест, где можно безопасно отдыхать, не опасаясь сболтнуть лишнего, находясь, например, в состоянии алкогольного опьянения. Ведь большинство агентов работало с информацией и объектами, маркированными грифом «секретно». Не говоря уже о том, что многих вообще официально не существовало! А Вытрезвителями, в шутку, называли гостиничные флигели, где гуляки приходили в себя после обильных возлияний.

Приведя себя в порядок, Таранов сел в машину и взял курс на Центр. Денек предстоял тот еще…

Покончив с длительное время откладываемым отчетом по движению кадрового состава, он планировал перейти к изучению финотчетов бухгалтерии, когда мессенджер на компьютере пропищал о новом сообщении. Прочитав его содержимое, с унылой мыслью «вот блин…», Вячеслав Алексеевич встал, надел пиджак и поспешил позавчерашним маршрутом к залу заседаний.

КК заканчивала цикл проверок Украинского отдела. И приглашала руководство на последнее, завершительное заседание. Присутствующие, а именно – куратор, главный экономист, главы силового и информационного отделов нервно ожидали свой вердикт.

Наконец, председатель встал, задвинув кресло, остановился позади него, и, откашлявшись, начал зачитывать.

– Заседание Контролирующей Комиссии от …, бла-бла-бла, в целом, удовлетворена результатам …, бла-бла-бла…, – и выносит следующие решения и постановления.

Все присутствующие вдохнули… И задержали дыхание.

– Куратору отделения предписывается начать подготовку к созданию дочернего филиала в южном регионе. Его место, и всю сопутствующую информацию необходимо определить к началу следующего цикла работы КК.

– Куратору отделения предписывается усилить наблюдение за ситуацией на Ближнем Востоке.

– …

– Куратору отделения предписывается обеспечить продолжение исследовательской экспедиции на острове Андрос, Греция. Главой операции назначить агента Макарова.

– …

– Куратору отделения предписывается представить к награде и объявить благодарность следующим агентам…

– Куратору отделения предписывается вынести выговор следующим агентам…, в том числе и агенту Таранову В.А., за недостойное поведение во время вчерашнего неуставного мероприятия.

– Сим окончить рабочий цикл КК от …, и присвоить архивный номер …


30.05.20…г., 5.00 вечера

В кабинете Таранова тоже собралась комиссия, но только местная, состоящая из «своих». Сначала он, добросовестно выполняя предписания, объявлял благодарности и раздавал «пистоны». Главбух, по ходу пьесы, вручал материальные эквиваленты вышеозвученного. Кому – набитый наличностью конверт (разумеется, что секретная контора не пользовалась, в открытую, услугами банков), кому – путевку «на воды», а кому – уведомления о денежном, или ином, взыскании. А после, покончив с этой частью повестки собрания, Вячеслав Алексеевич остался наедине с главным виновником торжества.

– Поздравляю, Волшебник! Впервые за все свое время наблюдаю такой блестящий карьерный взлет.

– Так я, это… без того… просто делаю, что умею.

– Хотел бы и я так уметь – без того… Ты хоть с одной бабой замутил, ну, из тех, с которыми я тебя знакомил?!

– Замутил? А… да, наверное…, мне понравилась Инга!

– Инга? Погоди, я тебя не знакомил ни с… Инга, из четвертого штурмового взвода??? Да ты сдурел, Денис!!! – Таранов тихо офигевал, глядя, как Волшебник кивает в такт его словам. – И что?

– Ну, мы гуляли…

– Подожди! – Он нажал кнопку интеркома, чуть ли не проорав в него, – Леха, дуй сюда, бегом!

В кабинет вошел первый заместитель куратора «по неотложным происшествиям» – Алексей Иванов.

– Прикинь, этот сопляк позавчера кадрил Ингу из четвертого!

Они оба уставились на Волшебника так, что тому, судя по пунцовому цвету лица, хотелось заползти под дубовый стол начальника!

– Ну, – поднажал Леха, – колись, что было-то?

– А что… ну, гуляли мы вечером…

– Да что ты мямлишь! – Таранов достал из ящика в столе миниатюрный штоф с коньяком, а Алексей метнулся к серванту с рюмками. – Перед КаКашками заливался, как соловей в летнем лесу, а сейчас мычишь, что не родной!

– Давай с подробностями! – возопили они хором.

А дело все было в том, что Инга Назарова, штурмовик второго уровня (по классификации Организации), была предметом неустанного интереса мужской части и черной зависти женской. Невероятно сильная и ловкая, она представляла собой смесь чарующей женской красоты и чуть ли не всех ангельских добродетелей. Постоянные тренировки не испортили ее фигуру, как это часто бывает, а специфика работы не очерствила душу.

Но никто из мужчин не мог похвастаться обладанием этим сокровищем. Одно время думали, что у нее кто-то есть. Даже устраивали слежку, чтобы узнать наверняка, но, кроме синяков и ушибов, следоки не получили ничего.

Потом думали, что ее интересуют женщины. Кто-то из ребят так и спросил, напрямик. Когда пришел в себя, то сообщил, что она дала отрицательный ответ.

И тут произошло чудо! Она провела вечер и ночь с Денисом Макаровым, никому еще толком не известным новичком…

– Да гуляли мы просто… Утром я отвез ее домой. А… это, завтра идем в кино.

Леха Иванов откинулся на спинку кресла и захохотал.

– Ты понял, Таран. Они в кино идут! Вот он, ключ к женскому сердцу – ночной жасмин и места для поцелуев! А наши олухи перед ней своими тачками козыряли, да ходили с х…ями наперевес. Теперь держи нас в курсе дела, малек! Уж очень интересно, чем дело кончится.

– Дело кончится, не начавшись. – Таранов вдруг стал серьезен. – Денис Всеволодович, Комиссия дала добро на продолжение исследования храма в Греции. И назначила тебя главой экспедиционной партии.

Глядя на новоиспеченного руководителя, ему вдруг стало неловко. Еще полчаса назад он представлял, как обрадуется этой новости Волшебник, а теперь, видя его чуть ли не наполненные слезами глаза, почувствовал себя вдруг последней сволочью.

– Бюджет миссии и время – неограниченны, – добавил вдруг, ни к селу, будто извиняясь.

– Я… понял… пойду… если что…

– Да подожди ты, сядь. – Вячеслав Алексеевич хотел было что то сказать о долге, карьере и значении открытий, но смог лишь выдавить из себя: – Что искать-то будешь? Загадочного шестого мертвеца?

Волшебник молчал, глядя в пол. Затем медленно поднял голову и произнес:

– Да, шестого… того, кто так и не лег в свой саркофаг! Если честно…

– В смысле, – подал голос Алексей, – не лег?

– В прямом. Я… считаю, что он до сих пор… э… жив.

– Что за сказки… как это – жив?! Две тысячи лет прошло!!!

– Наша лаборатория в Цюрихе – на данный момент оснащена самыми… э… передовыми технологиями. Они смогли установить, что все пять рыцарей умерли насильственной смертью, самое раннее – между трехсотым и четырехсотым годами жизни! – Денис снова увлекся, и его голос окреп. – Что-то должно было поддерживать в них жизнь все эти годы. Ставим рядом факт о непробиваемых и неразрушимых доспехах, и то, как был закрыт проход на нижние ярусы цитадели (девятьсот кубических метров мелкой гранитной крошки!) – получаем, на выходе, наличие некой таинственной силы. Силы, которую хотелось бы… э… понять. Как минимум.

В комнате повисла тишина.

– Ты понимаешь, агент Макаров, – протянул Алексей, – что будет… что с нами сделает Ассамблея, если твоя волшебная гробница окажется… тупо мертвым кладбищем?! А все сказки останутся просто сказками? Наше отделение загонят… на картошку, пока мы не отработаем все «полимеры»!

– Мы уже все отработали. – Волшебник сверкнул глазами, – возьмите доспехи и оденьте в них своих коммандос – получите… пятерых терминаторов.

– Пятерых неповоротливых, неуязвимых увальней?!

– Можно придумать что-нибудь. Неразрешимых ситуаций не бывает!


30.05.20…г., 10.00 вечера

– Таран, ты домой-то собираешься? – Алексей Иванов приоткрыл дверь кабинета и, прислонившись к раме, обвинительно посмотрел на друга. – Стучишь по клаве, как заяц по барабану, уже третий час. Или выговор отрабатываешь?

– Нет.

– Что – нет?

– Не собираюсь.

– Не понял?! Что это за трудовое рвение? Проверка-то закончилась уже. Можешь выдыхать.

– Ты это, езжай без меня. Я еще посижу. Тут.

Диалог замер. Таранов продолжал печатать, а Иванов – стоять в дверях. Но, спустя несколько минут, последний, не выдержав, вошел, снял сумку с плеча и уселся в кресло.

– Ну, говори.

– Что?

– Что случилось?

– Что случилось?

– Слава, давай без летних заморозков! Ты как в воду опущен. Что-то не так с Комиссией? Я чего-то не знаю?

– Нет.

– Да что ты – нет, да – нет?! – Алексей повысил голос. – Я что, ослеп, по-твоему?

Таранов, наконец, оторвал взгляд от монитора и посмотрел на своего зама.

– Слушай, езжай домой. Не переживай, с Комиссией – все «окей». Отдыхай, завтра – последний свободный день. Воспользуйся.

– Чего-о??? Мы же пострелять собирались?! Ты отвалиться вздумал?

– Да… что-то желание пропало. Извинись перед остальными.

– Ну, пипец. Желание пропало… Э, друг, – Алексея вдруг осенило, – так ты за малого переживаешь?! Переживаешь?!

Иванов смотрел непонимающим взглядом на человека, которого знал уже много лет. И знал хорошо… Казалось. А, вот, поди ж ты…

– Я не понял, а чего это ты принял так близко к сердцу этого Макарова с его пубертатными проблемами?

– Да не принял я ничего… Просто… Нехорошо получилось.

– Таран, акстись! Это же просто твой подчиненный, один из сотен! Ты че, теперь над каждым слезы лить будешь? Мне, вон, Титова не дает… Проблема!

– Да пошел ты…

– Сам не пойду. Останусь с тобой. Будем пить! А вообще, детей тебе пора, походу…


1.06.20…г., 9.00 утра

Четыре транспортных вертолета с адским ревом совершали посадку. Члены экспедиции, обслуживающий персонал полигона, охрана… Все смешалось в хаотичную предстартовую катавасию. Под конец сборов, к блокпосту подъехали еще два джипа, доставивших к месту старта начальство и агента Макарова – непосредственного руководителя экспедиционной партии. А чуть позже – еще и транспортный фургон, не числившийся в регламенте стартовой процедуры, но предъявивший пропуска, дававшие право на допуск по протоколу «А».

Увидев, как из машины выходит Таранов, толпа забегала и засуетилась еще интенсивнее, хотя, к старту уже все было практически готово. Пришло время вскрыть Пакет.

В целях обеспечения строжайшей секретности, любая исполнительная группа, включая ее непосредственное руководство, получала всю важную информацию, как то – маршруты, коды доступа, опознавательные пароли и прочее – непосредственно перед началом миссии. И этот раз не был исключением. Макаров принял от куратора приличной толщины пакет, и тут же его вскрыл. Пробежал глазами по листам, отложил необходимое на первое время, остальное – спрятал в заплечный рюкзак.

– Смотри, малек, – попытался пошутить Иванов, – в случае опасности нужно все важные бумаги уничтожить. А лучше – съесть!

– Ты прям… остряк, – осадил его Вячеслав Алексеевич. – Денис! Слушай и запоминай. Устные приказы. Первое – в случае обнаружения в гробнице чего-либо, угрожающего безопасности личного состава – немедленно покинуть объект! Второе – в случае обнаружения чего-либо, угрожающего безопасности окружающего мира – немедленно покинуть объект и уничтожить его. В случае невозможности произвести уничтожение самостоятельно – сигнализировать по каналу секретной связи, и, в течении двух часов, отойти на два километра от объекта. Будет нанесен ракетный удар с ближайшей базы. Третье – при обнаружении групп, похожих на вашу, немедленно сообщить нам. В контакт не вступать…

– Местное население к землеройным работам не привлекать… – встрял Иванов.

– Ага. Самое главное, Макаров, запомни так, чтобы и во сне не забыл – людьми НЕ рисковать! НИ для каких целей, НИ при каких обстоятельствах!

– «Полимерами» тоже…

– Да тихо ты! Ладно, удачи тебе, Волшебник! Желаю скорее найти то, что ты ищешь! Может, действительно сделаешь мир лучше! И еще, в основных приказах есть небольшие изменения, ознакомься до прибытия на место…

В этот момент двери транспортного фургона распахнулись, и из него стали выбегать солдаты. Стандартная черная форма штурмового отряда блестела на солнце хромовыми застежками и заклепками.

– Штурмовики… – удивленно произнес Денис, глядя на ухмыляющихся Таранова с Ивановым.

– Да, это тебе, так сказать, подарок. Для безопасности. И на удачу.

По полигону разнесся звонкий и сильный голос командира отряда:

– Взвод! Построение! Нале-во! Приступить к погрузке на транспорт!

Волшебник резко сдернул рюкзак, вынул полученную кипу бумаг, и принялся лихорадочно перелистывать их, одну за другой. Наконец, найдя нужную, прочитал, не смея поверить в смысл пропечатанных на листе слов!

«Приказ, номер… по проведению исследовательской экспедиции… в целях обеспечения безопасности… прикомандировать к группе взвод наступательно-оборонительного значения номер четыре, в количестве десяти человек, командование возложить на агента… Назарову Ингу… подписано… Таранов В.А…»

Дочитав, Волшебник перевел взгляд с листа бумаги на место, где солдаты Организации завершали погрузку на вертолет. И на нее. Он знал, что никогда ранее ей не доводилось исполнять обязанности командира, и лишь подивился, как хорошо она справляется.

– Смотри, как пыжится! – Алексей наблюдал, сидя на капоте, из-под приопущеных солнцезащитных очков, а-ля «техасский рейнджер». – Слыш, Таран, ты запатентуй методу… мотивации молодых агентов.

– Не хочу.

– Чего так? Не хочешь стать светилом?

– По двум причинам. Во-первых, придется с тобой гонораром делиться…

– А во-вторых?

– В графе «возникновение идеи» придется написать: «приступ жалости, вследствие критического алкогольного опьянения».

… Вертолеты взлетали по очереди, винтами порождая ураган, пригибавший к земле всю полевую растительность в радиусе пятнадцати метров.

– Красиво улетели… Хотел бы и я с ними оказаться! Лететь навстречу… приключениям!

– Сплюнь три раза, дурачина! Не накаркай…

(обратно)

Эпизод шестой, 10.08.20… г. – 11.08.20… г.

10.08.20…г., 5.00 вечера

Много лет мною не овладевало столь сильное чувство волнения! В сотый (или тысячный?!) раз проверяя, все ли готово, я едва не начал накладывать заклятия невидимости на каждую обнаруженную пылинку… Я ждал гостей.

Настя, и ее дочь Соня будут здесь с минуты на минуту, и, готовясь к этому событию, я трижды перевернул дом с ног на голову и обратно, пытаясь придать ему максимально уютный вид. Та же участь не миновала подъезд и ближайший скверик, вдоль которого пролегала тропинка, по которой они пройдут.

Наблюдая за обалдевшими дворниками, удивленно чесавшими затылки и не понимавшими, кто за несколько ночных часов придал территории вид королевского заповедника, я мысленно утер со лба трудовой пот. Все было готово.


10.08.20…г., 5.30 вечера

– Соня, что нужно сказать, когда встречаешь кого-то в первый раз?

– Здравствуйте… – от чувства смущения девочка залилась пурпуром и уставилась на свои сандалии.

Надежда на то, что мягкий свет торшеров и легкая музыка помогут гостьям чувствовать себя менее напряженно, похоже, оправдались. Хотя, ребенок окончательно освоился, лишь обнаружив на одном из кресел гору мягких игрушек и стопку книжек с яркими картинками. Дела взрослых, явно, не возбуждали в ней интереса…

А мы разговаривали. Наверное, впервые за все время нашего знакомства мы говорили так много! Обо всем. Осторожно, мягкими ненавязчивыми вопросами мне удалось выяснить, что же такого происходило в прежней семейной жизни Насти, что привело ее к такому трагичному фиаско.

Ситуация была более чем банальна… Семья Волковых образовалась в результате свершения того факта, коий является инициатором многих, зачастую – недолгих, союзов. Незапланированная беременность, упущенное в раздумьях время для радикального решения, и, в итоге, вынужденный брак двух, в общем-то, не собиравшихся этого делать людей.

Сказать, что Анатолий Семенович, в целом, человек не плохой, Настя не смогла. Но, справедливости ради, заметила, что первое время он держался. Находясь, вероятно, под впечатлением от статуса молодого папаши, безответственный гуляка неплохо обустроил под грядущие нужды свою квартиру, и целых полгода вел образ жизни нормального семьянина. Закончилось сие счастливое время переездом в этот город какого-то давнего друга, который, зачастив в гости, постепенно вернул Волкова к его обычному образу жизни.

Никакие разговоры, скандалы и истерики не помогали. От возвращения к родителям удерживало отсутствие средств к существованию, и, что гораздо сильнее, боязнь реакции на этот шаг Анатолия. И боязнь – не безосновательная! С течением времени ситуация только ухудшалась. Частые скандалы начали заканчиваться побоями. А в последнее время под горячую руку попадал и ребенок…

В общем, обычная, и, к сожалению, не такая уж редкая жизненная трагедия. Слушая ее, я невольно думал, что борьба со злом, ведомая сильными мира сего не значит и половины того, что о ней думают сами герои! Истребляя чудовищ явных, они не задумываются о том, что существуют еще и другие – те, которые под маской человека, по сути таковым не являясь, превращают жизнь более слабых окружающих в непереносимую пытку. И проблема в том, что тысячи их! И в том, что никто, пожалуй, не в состоянии изменить ситуацию…


10.08.20…г., 9.30 вечера

Покончив с ужином, мы переместились на балкон, где, за миниатюрным столиком, наслаждались вечерней свежестью и ароматным, только что смолотым кофе. София откровенно зевала. Мой всеобъемлющий и коварный план по приему гостей учитывал, также, и возможность их ночевки – ее уже ждала комната с мягкой постелью.

А меня – разговор, которого я надеялся избегать как можно дольше.

– Костя, – ей, явно, было неловко начинать, но, видимо, по другому она не могла, – расскажи, пожалуйста, о себе… правду!

Я не смог выдержать буравящего меня взгляда.

– Что именно тебя интересует? И почему ты решила, что я могу сказать неправду?

– Не знаю… я ничего не решила, просто… ты появился в моей жизни, как… сказочный рыцарь! Убил… злого дракона…, такого просто не бывает в реальности!

Я несколько минут молчал, просто глядя вдаль. Затем произнес:

– Я не могу ответить на твой вопрос… . Пока – не могу. И, поверь, на это есть причины. Веские. Пойми, пожалуйста.

– Пойми и ты меня! – В ее голосе зазвучала неумолимость. – Я только-только выпуталась из одной жизненной… неприятности, и не хочу впутываться в другую! Даже не потому, что боюсь трудностей. А потому, что снова может пострадать мой ребенок!

– Да с чего ты это взяла?! Черкашин Константин Андреевич – самый обычный человек, какие могут быть неприятности…

– Обычный человек, да?! Обычный человек не разгуливает ночью с мечем! Не отрубает головы людям! Не решает за двадцать минут проблемы с уголовной милицией! И, кстати, не может мгновенно переместиться из одного места в другое…

– В смысле, мгновенно?! – Последняя ее фраза застала меня врасплох. Я не ожидал от своей возлюбленной подобной сообразительности.

– В прямом. Когда, в последний раз, меня везли в участок, помнишь, я позвонила тебе – на телефоне было ровно одиннадцать часов утра. Судя по голосу, ты еще спал. А в половине двенадцатого, или около того, мы уже оттуда выходили. Если учесть, что он расположен в другом конце города, а вертолета у тебя нет, то логического объяснения всему этому я просто не нахожу…

Я снова уставился в заполнившую пространство ночь. В конце концов, карты все равно придется раскрыть; и выложить их на стол, все до единой. Даже те, что хотелось бы придержать в рукаве. Нечистая игра, в этом случае, была просто недопустима – слишком уж дорог был мне мой партнер…

… Приблизительно в пятнадцатом веке до Рождества Христова в Греции был основан Орден Божественного Пламени. Изначально весьма небогатый и малочисленный, преследовавший вполне мирные цели, он, однако, очень быстро возвысился, переродившись в военную структуру. С благословения Богов, разумеется. Ему были даны власть, сила и деньги в обмен на определенную службу, которую он, отныне, обязан будет нести. Суть ее состояла в том, чтобы, во-первых, вести пристальное наблюдение за земными детьми богов – бастардами, до которых, как правило, небесным родителям не было никакого дела. Кои, между тем, могли изрядно попортить кровь, буде случится, унаследуют толику божественной силы. И норова.

Вторая важная миссия – это нейтрализации разного рода проявлений сил зла, а точнее – в отлове и убиении демонов и иных магических существ, как естественного происхождения, так и созданных божественной, или иной, магией.

Нас учили, что Боги не могут отвлекаться на мелкие земные дела, что они защищают человечество от еще большего зла – постоянно вторгающегося в наш мир Хаоса, из которого он, их же волею, и вышел.

На деле же все было совсем по-другому. Лишь отцы-основатели и их преемники знали, что Небожители – не более, чем простые маги, лишь превзошедшие силой (и, как правило, убивавшие) своих соперников. И что Орден – всего лишь мусорщик у них на службе! Основным занятием бессмертных было, есть и будет – борьба с возможными конкурентами за престолы на вершине Олимпа. А всю грязную работу – то, на что у них не было ни времени, ни желания – должен был исполнять Орден Божественного Пламени. Так было. До определенного момента.

Первый век по современному летоисчислению озарился появлением нового Бога, победить которого старым было уже не под силу. Апостолы этой религии проповедовали везде, подрывая веру в Пантеон, отнимая, тем самым, самый мощный источник магических сил – поклонение масс. Они были фактически непобедимы, ибо на место одного уничтоженного эмиссара становились десять новых.

Тогда-то и стало происходить самое страшное. Дело в том, что некоторые Олимпийцы, во главе с могущественным магом Аидом, научились черпать силы, посредством некромантии, из умирающих магических существ. Дух любого, более-менее сильного демона, после смерти тела, отлавливался на пути к бесконечности, и заточался в Тартаре, именуемом в народе царством мертвых, на самом же деле бывшим ни чем иным, как узилищем и лабораторией некромантов. И деятельность Ордена была неплохим подспорьем для этой фракции божественного сообщества, а те – их основными спонсорами, покровителями и учителями…

Так вот, вместе с тем, как Боги теряли силы, безуспешно пытаясь вернуть утраченную монополию, все слабее и слабее становились узы, связывающие не живых, но и не мертвых чудовищ, которые, со временем, стали основным источником их угасающей магии.

Случились первые побеги.

Патриархам Ордена Божественного Пламени было велено обеспечить повторный отлов и убиение, на этот раз – окончательно – всех сбежавших, пока Боги не найдут способ восстановить мировое равновесие. Те выполнили повеление, хотя даже последний послушник понимал, что для Греческих Богов наступал конец. Закат эпохи магии, Героев, чудовищ и всего, что олицетворяло до-Христианский мир…

… Одно из моих самых волнующих воспоминаний – Великий Форум, Форум Угасшей Надежды, как назвали его историки Ордена. На нем присутствовали главные Олимпийцы, все патриархи и Илион Александр, разменявший в ту пору свое четвертое столетие. И я – его ученик и преемник, также был там, гордясь своей причастностью к столь великому событию. Гордясь и содрогаясь от ужаса, сознавая его необоримое судьбоносное значение.

Говорили в основном они – Боги, владыки Мира. Мира, который они потеряли. Не смогли удержать в своих могучих руках. Говорили о Роке, неотвратимости великих изменений. О надежде. И о Долге – долге, по сути, их, но, почему-то, неожиданно свалившемся на наши плечи…

Ордену Божественного Пламени предстояло исполнить последнюю волю – уничтожить всех, кто вырвется из Тартара. А они – Олимпийцы то есть, будут до своего последнего вздоха хранить границы Мира от волн всепоглощающего хаоса.

То, что происходило дальше, запомнилось лишь чередой отдельно мелькающих картинок. Вот я встаю из-за дальнего стола и направляюсь к главному алтарю Триединых. По-видимому, меня вызвали. У его подножия уже стоят те, кому, собственно, этот алтарь посвящен. Зевс, Аид и Посейдон. Три брата (якобы). Выглядели они мужчинами средних лет, длинные черные волосы, мощные тела. Глаза… нет, нет, наверное, в мире слов, могущих описать эти взгляды. Единственное, что приходит на ум – это Сила. Их глаза просто струились Силой…

Вот, стою перед ними, коленопреклонный… Что думал я, и переживал в тот момент?

Следующая картинка – в моих руках меч. Не мой. Незнакомое оружие непривычно лежит в руке, неприятно давят ладонь чуждые ей грани рукояти.

В следующий миг на сцене появляется новое действующее лицо. Это тоже мужчина. И первое слово, зародившееся в моем мозгу при виде его, было слово – медведь! Я не видел прежде таких высоких и мускулистых людей. Даже самые сильные атлеты показались бы, в сравнении с ним, пигмеями, вздумай они встать рядом. «Гефест». Осознание этого буквально врезалось в мое сознание! В руках он держал части составного доспеха. Точно такого же, какой я видел у Александра. Доспеха, который появлялся на нем словно бы из ниоткуда, по одному лишь слову…

Следующее воспоминание – я стою перед Богами во весь рост, облаченный в те самые латы; рука все еще сжимает чужеродную поверхность рукояти меча, и… из поднятого перста Зевса вырывается молния, ветвясь и сияя, врезается в мою грудь!

Страха не было… Других чувств – тоже.

Приходил в себя в келье… Или нет. Кажется, это был уже Дворец Илионов, как называли в обиходе южный флигель замка. Дворец Илионов. Сознание уже прояснилось достаточно, чтобы принять факт посвящения. При живом предшественнике! Прецедентов сему событию не было в истории – новый Илион всегда посвящался лишь по факту смерти своего предшественника. От смутных предчувствий все внутри поежилось… И никто ничего не объяснял.

Переживал я не напрасно! Вскоре был созван второй совет. Он не предавался широкой гласности, скорее наоборот – глубокой ночью меня разбудил посыльный, причем не из обычных послушников, какие всегда были на побегушках. За мной пришел один из секретарей Большого Круга – далеко не самый последний человек в иерархии. И пригласил спустится в малый двор.

Там, на посыпанной белым песком площадке, освещенный множеством факелов, на деревянных носилках лежал Александр. При смерти. Как в тумане, я подошел к своему учителю и опустился на оба колена. Взял за руку. Голую, без латной перчатки – шнуровка разорвана в клочья. Кожа местами сильно обожжена. «Наверное так бывает, – ни к селу, ни к городу подумал я, – когда держишь какое-нибудь огненное заклятие из последних сил… Когда на собственную защиту их уже не хватает… »…

Внезапно Александр дернулся и застонал. Это вывело меня из каталептического ступора. И я заметил главную причину его скорой смерти. В груди, пробив металлическую пластину нагрудника, глубоко засел огромный снежно-белый зуб.

– Отпусти его… – Голос, неожиданно прозвучавший за моей спиной, заставил вздрогнуть. – Ему больно и он страдает.

Обернувшись, я вскочил, как ужаленный. В метре от носилок стоял Аид. Закутанный в простой черный плащ, с откинутым капюшоном и собранными волосами, он выглядел намного менее эффектно, чем во время недавнего ритуала. Мягко отстранив меня в сторону, бог подошел к умирающему, и коснулся рукой его лба.

– Иди с миром, Александр Илион. Оставь боль и муки, а обрети блаженство и покой. Ты достоин.

Рука его засияла чистым белым светом, который мгновенно окутал мертвого уже воина. Подошли слуги. Благоговейно косясь на Олимпийца, они подняли моего учителя и унесли прочь – готовить тело к ритуалу погребения.

Не помню, сколько простоял я там, коленопреклонный, на опустевшей, освещенной огнями площадке, но вскоре ко мне подошел сам Магистр и, взяв под локоть, повел за собой. Повел длинными коридорами в ту часть замка, куда большинству обитателей вход был заказан. Сугубо и трегубо. Там располагались покои членов Малого Круга и его личные апартаменты. В них мы и вошли.

За большим круглым столом сидело восемь человек. Четверых я узнал сразу – это, собственно, и были те, кто составлял Малый Круг – правительство Ордена. А остальные четверо… я слегка попятился! Зевс, Посейдон, Аид, и, похоже, Арей, Бог войны. От происшествий этой ночи голова у меня шла кругом. Не успев как следует ощутить боль утраты, на меня нахлынули новые чувства – благоговение перед Богами, страх, порожденный недобрыми предчувствиями и, как ни странно, некое подобие эгоистической гордости (чем я никогда, кстати говоря, не страдал!) от того, что приглашен за один стол с владыками Мира.

… Последующие слова и решения имели для меня судьбоносное значение. Я узнал, почему прошел посвящение не так, как это происходило обычно. Это решение было принято Богами – оттого, что дела шли все хуже и хуже! Они слабели. Стены Тартара содрогались от воплей предвкушавших свободу демонов и чудовищ. Сил хватало лишь на то, чтобы прочно связывать лишь самых опасных. А те, что помельче, начали ускользать. И не просто ускользать!

– Они покидают стены царства мертвых, и… исчезают во времени. Кто-то, неимоверно могущественный, поджидает их «у ворот», и отправляет далеко в будущее. Этот «кто-то» не может, пока, войти в сам Тартар, но и мы не можем ни поймать его, ни даже понять, кто он. Может, один из апостолов нового Бога. Может, он сам. Точно можно сказать только одно – нельзя просто так оставлять это. Там, где окажутся беглецы, а бежать их будет все больше, разверзнется пекло! И наступит темное время человечества. А мы, Отвергнутые Боги, все-таки, надеемся на возрождение… Когда-нибудь…

Примерно месяц спустя, Дворец Илионов принимал гостей. Невиданных там доселе. Герои, самые знаменитые воины и дети богов, из числа признанных, прибыли в цитадель Ордена со всей Эллады, дабы исполнить последний для себя приказ Владык, и принять на свои плечи великое Бремя. А я, как деревенский парнишка на городском параде, во все глаза смотрел на тех, о ком ранее доводилось лишь слышать! Первым гостем был Геракл, сын Зевса. Живая легенда воплоти, он представлял собой кумира для всех без исключения обитателей цитадели, и, если откровенно, для всех воинов вообще!

В последующем являлись хозяева таких имен, какие я встречал лишь на страницах летописей, древнейших хроник и полуправдивых баллад, что пелись воинами у ночного костра. Казалось, что само время изменило свой неумолимый ход, искажаясь и переплетаясь, исторгало из своих недр легендарных личностей. К нам прибыли Гектор Троянский, сын царя Приама; сын Посейдона и царь Ливии – Антей; царь Спарты, Лисандр; сын Зевса, Персей; сын Гермеса, Полиб; сын Посейдона, Тесей, со своим сыном Ипполитом; Ахилл, сын Фетиды; сын Геи, Кекроп, не имевший, вопреки сказаниям, змеиного хвоста, и многие, многие другие.

Всем нам предстояло отправиться в далекое будущее, куда, по расчетам (а скорее – догадкам) астрологов Ордена попадают бывшие узники царства мертвых. Отправится, дабы предотвратить катастрофу, которая неминуемо наступит, буде демоны и чудовища беспрепятственно начнут свою кровавую жатву!


11.08.20…г., 2.30 ночи

– … И вот мы все здесь. Разгуливаем по ночам с мечами, отрубаем головы. Убиваем чудовищ, и иногда – людей, если те стали вместилищем или орудием демона. Стараемся исполнить свой долг. И у нас неплохо получается. Пока что. Но их становится все больше, а сами они – все сильнее…

Настя смотрела на меня совершенно неописуемым взглядом. Всю дорогу, пока я вел свой, максимально сжатый, рассказ, она не проронила ни слова. И я гадал, что теперь творится в ее голове – верит ли она сказанному, или восприняла, как откровенную насмешку?! А может, хочет побыстрее добраться до телефона, чтобы набрать волшебные «03»…

И реальность подтвердила мои опасения!

– Ты знаешь… Черкашин…, что мог бы стать хорошим писателем? Фантастом, типа Стругацких, или Толкина. Только проблема в том, что, во-первых, я не очень люблю фантастику, а во-вторых – прилежно училась в школе. – Лед в словах, которые она, сквозь зубы, швыряла мне в лицо, обжигал сильнее, чем пламя самых яростных моих противников. – Ты немножко напутал с временами. Те исторические и мифические личности, которые фигурируют в твоей «поэме», жили в разное время. Потому никак не могли сойтись вместе. Тем более, что в районе первого столетия от Рождества Христова никто из них уж и подавно не жил!

Но должна отдать тебе должное – ты меня удивил. Я ожидала услышать нечто, типа рассказа про тайного агента ФБР, чем бы, на первое время, удовлетворилась, но это… Нужно быть самой распоследней лохушкой, чтобы принять твой опус за чистую монету! И такой же дурой, чтобы продолжать после этого какие-либо отношения. Маг хренов…

Да, знаешь, окажись ты хоть… бухгалтером велосипедного завода, живущим на съемной квартире, я была бы рада нашей связи. Но после такого… откровенного развода мне не хочется иметь с тобой ничего общего… Стой, что ты делаешь?!

Я не винил ее в том, что она мне не поверила. И не обижался на столь резкие слова. Услышь я, на месте обычного человека, такую историю, то, наверное, самое безобидное, что сделал бы – это рассмеялся в лицо! Но мой-то рассказ, как раз, и не был фантазией больного воображения, поэтому следовало идти до конца. Выкладывать из рукава последний козырь!

Не прерывая Настину гневную тираду, я подошел к парапету балкона, взялся за него обеими руками, и, хорошенько подпрыгнув, сиганул вниз! Как раз в этот момент прозвучало ее запоздалое «стой…». Боковым зрением увидев, что она ринулась за мной, видимо желая как-то удержать, и… зависнув в воздухе, в метре от края балкона, я наблюдал за сменой выражения ее лица и глаз. Там и вправду было на что посмотреть! Особенно интересен был контраст взглядов – от презрительно прищуренных, через испуганно распахнутые, и до «глаз по пять копеек», от крайней степени «офигевания». Но, это было только начало представления. Хотя, можно было, наверное, ограничится и этим – думаю, мало кто из ее знакомых умеет летать…

Прошептав заклятие, я облачился в свой доспех. Настя же, медленно пятясь, уперлась в стену. Думаю, она уже мало что соображала, но, все же… Из моей поднятой руки вырвался огненный болид, и, взлетев достаточно высоко, (но так, чтобы ей было видно!) взорвался россыпью огненных искр, имитируя огромный салют.

«Прибалконившись», я понял, что чуточку перебрал с демонстрацией. Широко распахнутые глаза со страхом и непониманием смотрели на меня неотрывно. А губы конвульсивно подрагивали, произнося лишь одно слово:

– Как… как… как…

Опасаясь за ее рассудок, я подошел вплотную, отбросил прядь волос и легонько коснулся виска, одновременно шепча заклятие, повергающее эту Фому в юбке в пучину глубокого сна. После такого шока человеку просто необходим долгий здоровый сон! Тем более, что следующий день обещал быть не из легких! Сколько должно прозвучать извинений! И вопросов. Да, я предчувствовал очень много вопросов…


11.08.20…г., 3.30 ночи

Осторожно прикрыв дверь в комнату со спящей Настей, я снова вышел на балкон. На плоской кромке парапета, как всегда, лежала дежурная пачка сигарет, воспользовавшись заманчивыми услугами которой, я тупо уставился в ночь, полностью погружаясь в свои мысли.

Правильно ли я поступаю? Этот вопрос периодически беспокоил меня, заставляя обдумывать некоторые свои поступки снова и снова. Что бы сказал в этой ситуации Александр?! Мой учитель и, наверное, единственный настоящий друг. Скорее всего, он, как в старые добрые времена, взял бы хлыст подлиннее, и от души отходил, вдалбливая в мою неразумную голову, что связываясь таким образом с людьми, я приобретаю очередное слабое место, уязвимость, через которую, при случае, на меня можно оказывать давление. Не говоря уже о непосредственной опасности, которой подвергается сам объект моего… интереса.

Но я, в конце концов, живой человек! И, не говоря уже о моем неоспоримом праве на ошибку, мне просто необходим был кто-то, кто будет, элементарно, любить меня, ждать дома, дарить человеческое же тепло и ласку. Кто-то, кто будет непосредственным воплощением того, за что я борюсь! Не абстрактное «правое дело», или размытое «человечество», а то, к чему я ежедневно прикасаюсь, кого люблю и о ком забочусь.

Может, я старею уже, меняюсь, становясь все больше меркантильным и себялюбивым, но, как я уже отметил, я – живой человек! А таким просто необходимо, для поддержания нормы психики, хоть что-то человеческое. Неилионское…

Направляясь в свою спальню, несмотря на нахлынувшие душевные метания, я чувствовал, что результат встречи был именно такой, как мне хотелось. И что я все сделал правильно.

Кроме одной детали.

Тихонько, чтобы не разбудить мирно сопящую Соню, я вошел в ее комнату, и, присев рядом, начал быстро читать специально составленные для этого случая заклятия.

За время ученичества в меня, молодого и горячего, вбили (частенько и лозами!) множество различных знаний. Тогда это казалось просто потерей того времени, которое я мог потратить, например, на овладение очередным видом оружия, или составление нового заклятия, но, к счастью, мои менторы были неумолимы. И, к счастью же, искусство врачевания было среди тех, коими мне полагалось владеть, дабы магистрат признал меня достойным быть преемником Александра. И сейчас я, благословляя учителей за каждую красную полоску на моей… э… спине, с легкостью разобрался в том, что было необходимо сделать для того, чтобы избавить дочь Насти от того, что в мое время называлось, столь иронично в ее случае – «волчьим семенем».

Современные врачи назвали бы это переданными по наследству склонностью к агрессии, чрезмерной вспыльчивостью, жестокостью – всего было вдоволь в ней, заложенное на генетическом уровне, унаследованное от биологического отца. И все это необходимо было выдрать с корнем, чтобы дать ребенку возможность стать нормальным, психически уравновешенным человеком. Так, шаг за шагом, я разбирался с патологией генетического кода, меняя и модифицируя отдельные фрагменты, а кое-где и целые участки цепей ДНК…

Наконец, я справился с этой архисложной задачей. Вероятно, теперь ее мать с удивлением отметит, насколько легче вдруг стало справляться с воспитательными обязанностями. И что капризный, непослушный прежде ребенок, ни с того, ни с сего стал, если не образцом поведения, то, по крайней мере, более сговорчивым, усидчивым и спокойным.


11.08.20…г., 11.00 утра

– Костя! Да, Костя же! Проснись, обед проспишь!

Кто-то безжалостно тряс меня за плечо. Приоткрыв один глаз (кажется, это был левый!), я оценил стратегическую обстановку. Так, спал в своей комнате – это хорошо. Отключись я в комнате Сони – было бы совсем неловко. Как минимум. Настя здесь, и улыбается – это совсем отлично! Значит, не испугалась страшного колдуна. В квартире стоял приятный запах чего-то съестного – это же… просто не передать словами, насколько этим утром удалась жизнь!!!

Я рывком сдернул одеяло и встал на ноги. И тут же возблагодарил Афину, надоумившую, вопреки привычке, не снять штанов, прежде чем завалится в постель. Хотя, взгляд, направленный Настей на мой обнаженный торс и перехваченный мною, был весьма… э… лестен. Более того, она уверенно изменила вектор моего движения к ванной комнате, и, притянув к себе, запечатлела на щетине теплый поцелуй.

– Мы ждем тебя на кухне. – Я знал, что войны, разрушающие и созидающие империи, начинались и из-за менее лучезарных улыбок. – Завтракообед готов.

Стоя босиком на кафеле ванной, я, чувствуя его приятный холодок, яростно брил отросшую за последние двое суток бороду. Как у юноши, спешащего на первое свидание, во мне нарастал невероятный эмоциональный подъем. Поэтому даже пасмурное небо, краем глаза замеченное мной в окне комнаты, поспешило разъясниться, чтобы не нарушать идиллии сегодняшнего дня. Ведь, несмотря на то, что вчера я выиграл одну из важнейших битв, до победы в войне оставалась еще одна, самая важная баталия. И мне, чего бы то не стоило, необходимо было получить право на контрибуцию, суть которой сводилась появлению в этом доме двух новых жильцов!

Завтракообед был восхитителен.


11.08.20…г., 3.00 дня

– Расскажи, как ты делаешь это? Ну, летаешь, выпускаешь огненные шары из руки… Кажется, это у вас называется – фаербол?!

– А говорила, что не любишь фантастику! Это там их так называют. А «у нас» – никак.

– У вас… И много «вас» таких?

– Каких? – Я нарочно спросил, чтобы она произнесла вслух слова, к которым нужно привыкнуть.

Настя, похоже, приняла вызов, и, не запинаясь, ответила:

– Летающих, огнедышащих, в общем – прибывших к нам из гомеровской Эллады.

– Летающих и огнедышащих – всего четверо. Я, две дочери богини Гекаты – Скилла и Эмпуза, и дочь Посейдона Харибда.

– Харибда… разве это не имя какого-то морского чудища? В Одиссее ведь написано…

– Ну, на это я отвечу тебе так – забудь все то, что ты читала в книжках. Реальная история, а в особенности – мифология и эпос древней Греции не имеют ничего общего с тем, что дошло до ваших дней.

– Но ведь… историю мы учим в школе! А произведения Гомера, Эсхила, Софокла… считаются достоверным… эм, отражением…

Растерянность и отсутствие уверенности в голосе говорили о ее готовности слушать и воспринимать информацию. А главное – верить.

– Произведения вышеозвученых авторов есть не более, чем плод их фантазии. Не всегда, кстати сказать, трезвой. Да, они оперируют реальными именами и некоторыми реальными событиями, но правда настолько искажена – для красоты ли, или для сокрытия того, что не подлежит огласке, что восприниматься должно, скорее, как красивая сказка, нежели претендующий на серьезность исторический документ.

Что же касается официальной истории… Ночью я рассказывал тебе, что суть Греческие Боги – маги, люди, проще говоря, лишь необычно сильные. И не в их интересах было, чтобы правда, в ущерб, была раскрыта. Посему, специально создавались легенды, предания, литературные произведения, исторические вокабулы, отражающие ту грань правды, которая была выгодна им.

И потом… Многие документы и литературные произведения, что пережили падение Богов и дошли до вас, подвергались… э, некоторой правке. Дело в том, что я читал многое, так сказать, в оригинале. В свое время. А в вашем – читая то же самое, с немалым удивлением обнаружил, как исковерканы факты, имена и, главное, облики и поступки фактически всех действующих лиц!

Возьмем, для примера, упомянутых уже Харибду и Скиллу. Да, они жили на соседних островах. Да, они не были примером добродетели. Как, впрочем, многие власть имущие в то время. Но – ничего сверх. Не были они морскими чудовищами, подкарауливающими мореплавателей, засасывающими в водоворот корабли и пожирающими тела. В оригинале Гомер пишет о том, что шторм забросил корабль Одиссея в узкий скалистый пролив меж островами, на которых жили колдуньи. И что, несмотря на то, что их магия успокоила стихию, корабль оказался разбит, а практически вся команда – на морском дне…

Я от души смеялся, читая новую версию Одиссеи. И героини тех страниц тоже. Потом, правда, пообещали воплотить эту писанину в жизнь – за счет редакторов и переписчиков, буде они попадут к ним в руки…

Такая вот, получается, штука.

– Но зачем? Зачем кому-то переписывать древние легенды? И потом, сохранились ведь некоторые оригиналы – свитки, манускрипты, которые ученые датируют именно тем временем, в каком жили авторы…

– Зачем переписывать легенды? Ну, смотри – то, что для тебя легенда, для живших на стыке тех времен и событий – исторический факт. Власть меняется. Даже не власть – религия, которая в те времена держала людей, не в пример, крепче. Новый… тот, кто пришел на смену Зевсу, просто использовал старый, как мир, трюк – очерни предшественника, и к нему никто не обратится. В случае чего. А дальше так – те, кто помнил, как все было на самом деле, вымирают, память в последующих поколениях угасает, и – остается то, что записано в книгах, легендах и преданиях. А там теперь – монстры Скилла и Харибда, непредсказуемые, яростные Боги и жизнь, подчиненная ужасному закону сильнейшего… Вместо благодати Христианства.

Что же касается датируемых теми временами манускриптов – смотри внимательно…

Я поднял с пола одну из детских книжек, которыми играла Соня, и прошептал несколько слов. Станицы ее вдруг стали стремительно желтеть, ветшать, по краям даже осыпаться пылью. Краска на них – блекнуть и выцветать.

– Вот, возьми. – Я протянул Насте результат своей работы. – Любая лаборатория тебе скажет, что ей, по меньшей мере, полтысячи лет!

Настя молчала. Вероятно, переваривала услышанное. Я тоже пока ничего не говорил. Пусть посидит, подумает; нелегко обычному человеку так просто вклиниться в мир того, что представляет собой Черкашин Константин Андреевич.

– Как же тогда… Почему же тогда ваши Боги не уничтожили всех этих страшилищ, что рвутся к нам… в наше время. То есть, я хочу сказать, они же победили их однажды, как я поняла, перед заточением в Тартар. Неужели не могли сделать этого вторично? Ведь твой Орден же получил приказ уничтожать всех, кто вырвется на свободу…

Я подумал, что, несмотря на потрясение, эта женщина задает очень продуманные и точные вопросы. Умница.

– Видишь ли, тут тоже не все так просто. То, что выскальзывало из царства мертвых и оставалось в моем времени – это так, шушера, мелочь, не достойная и плевка Бога. Но ловля ее отнимала бы время. А с ним у всех был большой… напряг. Такими и занимался Орден. Рыбка покрупнее десантировалась прямо сюда, в двадцать первый век. За еще более крупной смотрели так пристально, как только могли. В принципе, такого рода противник мне лично попался всего лишь один, – я слегка смутился, – в тот день, вернее, ночь, когда отрубил… когда ты стала вдовой.

Собственно, потому я и вмешался тогда в вашу ситуацию – нервы были на пределе, адреналин бурлил…

Так вот, неусыпно стерегли только самых опасных. Но, по-настоящему, взгляды всех, без исключения, были прикованы к Тифону.

– Я знаю, – обычно звонкий, Настин голос прозвучал как-то замогильно, – самое сильное и страшное чудовище в мире…

– Нет. Опять дезинформация переписанных мифов. Вообще-то, никто не знает наверняка, что он (она, оно) такое. Боги не сочли нужным посвящать кого-либо в эту тайну. Но бытует… бытовало мнение, что изначально он был четвертым… братом Зевса, Аида и Посейдона. Говорят, что он нашел какой-то новый способ черпать магические силы. Страшные, темные силы. И превратился в демона в человеческом обличии. Только представь себе демона с силой Бога. Даже сильнее Бога…

Тогда все, без исключения, кто носил звание Олимпийца, объединились, и повергли его в бою. Но, ни уничтожить, ни даже до конца развоплотить своего противника они не смогли. Говорят, он так и содержится в Тартаре, в своем теле, только связанный, обездвиженный, лишенный сознания…

– Но, что же случится, когда он станет свободен? Или уже стал? Я совсем запуталась во временах!

Я усмехнулся.

– Думаю, любой из нас – тех, кто пришел в ваше время, дорого бы дал за ответ на этот вопрос! То, что Греческие Боги перестанут (уже перестали!) контролировать его путы – это бесспорно. И то, что его нет в моем прошлом – это тоже факт, иначе мы сейчас не сидели и не беседовали бы с тобой… И тут мы подходим к двум самым очевидным вариантам. Первый – наиболее вероятный – новый Бог его, попросту, уничтожил. Как опасного, неконтролируемого соперника. И второй – очень нехороший – он объявится здесь, у нас, синхронно тому моменту в прошлом, когда падут его оковы.

– Но как же ты… вы с ним справитесь, если даже Боги…

Настю трясло. Похоже, она чересчур сильно и близко к сердцу восприняла мой рассказ! Я подсел поближе, обняв, прижал к себе ее тонкое хрупкое тельце. Сказать о том, что из моей головы тут же улетучились всякие там Тифоны, это – ничего не сказать! До этого момента мы лишь держались за руки, гуляя, или отдыхая где-нибудь. Но и от прикосновений к рукам ее меня словно бы прошивал разряд электричества, а тут… Она умостилась на моей груди, и тихонько, без слез, вздрагивала, как от налетавших порывов ледяного ветра.

– Не знаю, родная, – это слово буквально рвалось из меня наружу, просясь быть произнесенным, – не знаю. В конце концов – нас много. Те же Скилла и Эмпуза – дочери Богини Гекаты – очень могущественные маги. Да и я не лыком, как у вас говорят, шит! Ахилл вообще неуязвим ни для какого оружия…

– А как же его пята? В преданиях сказано, что его можно убить, поразив в пяту… – Настя успокоилась, и лишь тихонько, как ребенок, мурлыкала у меня на груди.

– Разве что защекотать до смерти. – Я мысленно отдал дань уважения фантазеру, придумавшему такую нелепицу! – Мы обязательно найдем выход…

В этот самый момент дом сотряс тяжелый, мощный толчок, словно исполин ударил в него исполинским же тараном!


11.08.20…г., 5.00 вечера

Настя единым духом рванула в соседнюю комнату, где играла Соня, а в моей голове, голосом легкого на помине Ахилла, взорвался наш общий канал связи:

– Иокастес! Это Агдистис! Он рвется прямиком к тебе!

Под спудом натиска демона в доме посыпались окна. И это несмотря на то, что он был целиком накрыт моими щитами. Без них здание разлетелось бы в щепки еще после первого удара мятежного полубога.

Быстро оценив всю опасность ситуации, я, облачась в доспехи, сгреб в охапку женщину с ребенком, и стремительно вылетел в оскалившийся осколками оконный проем.

– Откуда он взялся? – В моей голове, подключенной к каналу, слышался галдеж.

Почему я не почувствовал ни открывающегося портала, ни приближения столь исполинской силы?!

– След затухает в районе Владивостока.

– Владивостока? Лисандр!!! Ты что, проспал???

Ответом моему гневному вопрошению была тишина. Тишина, от которой болью сжималось сердце и гневом сводило скулы… В мозгу, со скоростью молний, один за другим возникали планы – как загнать демона, поймать его и разодрать на части голыми руками! Но я нес сейчас груз, не менее ценный, чем погибший побратим, поэтому…

Заложив крутое пике, изменяя траекторию полета, я вскоре буквально рухнул на лужайку перед зданием, в котором находилось ведомство Вячеслава Алексеевича Таранова.

Еще в самом начале, перед вылетом из разбитого окна, я, предусмотрительно, погрузил Настю и Софию в сон. Потому как не думал, что психика их способна безропотно вынести такое! И сейчас, неся обоих на плечах, я подошел к большой деревянной двери, не имея возможности постучать, с силой двинул в нее правой ногой. Я очень спешил.

Запоры не выдержали – дверь распахнулась, являя охрану, разбегающуюся в стороны, наводящую на меня прицелы своего оружия.

– Отставить! – Казалось, Таранов только и ждал, когда же я появлюсь – он находился здесь же, в просторном мраморном холле. Подойдя ко мне, не проявляя ни грана страха, подобно персоналу, практически буднично, произнес, – Константин Андреевич, как это понимать?

– Нужна кровать, или носилки!

– Иди за мной. Врач? Лекарства?

– Нет, они спят. Придут в себя через полчаса. – Я собрался с духом и произнес слова, против смысла которых протестовало все мое естество. – Ты говорил что-то о сотрудничестве… Я мог бы…, э, оказать несколько услуг…, если ты спрячешь женщин на некоторое время. И защитишь, если понадобится…

– Защищу? От чего? Ты можешь объяснить толком, что происходит?

– Толком – слишком долго. Объясню, когда вернусь за ними.

– Хорошо. В этом здании есть противоракетный бункер…

– Нет! Вывези их из города. Как можно скорее!

– Вывезти? – Наконец он выказал первые признаки непонимания. – Хорошо. Но куда? Западная подойдет?

– Не говори мне! Мне не нужно знать, где они будут находиться! Когда все кончится, я приду сюда.

– Что кончится? – Непонимание в голосе Таранова сменялось гневом и раздраженностью. – От кого я должен их защищать? Какими средствами…

Но я уже произнес заклятия телепортации. Для него это выглядело так, будто я просто перестал существовать в этой точке пространства. А для меня – короткая вспышка света, и… ошеломляющий удар – словно с разгона о невидимую преграду. Но я знал, что это такое! Это был очередной привет от сына Зевса Агдистиса…

В той версии мифологии, с которой я ознакомился в этом времени сказано, что он – божество, мощь которого страшила и вызывала зависть Олимпийцев. На деле же, он был одним из немногих их общих детей, чье зачатие и рождение они планировали. Ребенок удался на славу! Исключительные обучаемость и способности прочили появление в мире одного из самых сильных магов, способного встать в один ровень с Триедиными.

Однако Агдистис выбрал иной путь. Взяв в жены смертную женщину, он объявил отцу и матери – Зевсу и Европе – о своем решении жить жизнью обычного человека.

Но позже, в результате несчастного случая, она погибает, и всего искусства мага-недоучки не хватает, чтобы спасти эту жизнь. Зевс же, в ответ на просьбу о помощи, сказал лишь, что, во-первых, негоже детям Богов связывать жизнь со смертными, а во-вторых, нужно было лучше учиться, чтобы быть в состоянии помочь себе самому.

После этого случая имя Агдистиса надолго исчезло со страниц истории. И появилось вновь, определяя уже предавшегося злу демона, поймать и заточить в Тартар которого стоило Богам и их слугам очень большой крови.

После Сфено, он был самым сильным и опасным нашим противником за все время. И, однозначно, самым умным. Едва появившись, он сходу разобрался в ситуации, и, уничтожив первого, кто преграждал ему путь к свободе, напал на меня – руководителя всей группы. Похоже, что его план сводится к уничтожению главы с последующим отловом остальных поодиночке.

… Окружив себя елико возможно сильным щитом, я направил полет к границе города. Это был мой первый дневной бой, и я не хотел делать его достоянием общественности.

Не ошибившись в предположении, что демон бросится преследовать свою жертву, я мчался вперед, наметив небольшой подлесок, высокие деревья которого скроют от посторонних глаз предстоящую баталию. А она, судя по нарастающему давлению на мою защиту, предстояла нешуточная.

Не снижая скорости, рухнул, со всего маху, неподалеку от первых деревьев. И, едва осела поднятая моим приземлением пыль, я увидел его – моего противника! Ростом такой же, он был намного шире в плечах, а рельеф мускулатуры, бугрившийся под одеждой, был под стать его сводному брату Гераклу.

Он шел прямо, сжимая в правой руке гигантский фламберг, по сравнению с которым мой длинноклинковый бастард казался просто тростью… Но оружие Илионов ковали Боги, поэтому я, без излишних сомнений, пошел навстречу.

Его атаки мечем синхронно сопровождались и магическими ударами. Я же, стремясь понять пределы его сил и мастерства, пока больше защищался, чем нападал. Парировал, отбивал, блокировал, уворачивался, избегая ситуаций, в которых блок неизбежно должен быть сменен контратакой. Но, к моему разочарованию, ни вывести моего противника из душевного равновесия, ни заставить использовать какую-либо изощренную магию, я не мог. А он, с ритмичностью молотобойца, наносил и наносил относительно несложные удары, и использовал не слишком сильную магию.

По истечении, примерно, минут двадцати поединка, я забеспокоился. В сознании все чаще стала мелькать мысль о том, что Агдистис готовит какой-то подвох или маневр. Возможно, он тоже хочет, перед решающей атакой, заставить меня раскрыться по полной, а, возможно, просто усыпляет бдительность. Ни тот, ни другой вариант не сулил ничего хорошего, поэтому необходимо было немного форсировать события. Для этого, отбив очередную атаку, я послал ему прямо в лицо мощнейший разряд электричества. Он выхватил его практически сантиметре от кожи, и… ничего. Ничего не изменилось ни в стиле его атак, ни в мощности используемой магии.

Это уж совсем никуда не годилось! Я не собирался до скончания дней кружить в танце с этим партнером. К тому же, сюда мог явиться, устав ждать, кто-нибудь из моей бравой команды. Если это будет, например, Скилла, то еще ничего. Воин ее уровня может за себя постоять. А те, кто послабее – лишь станут обузой, отвлекающей внимание на свою защиту. Я был уверен, что гибель Лисандра подстегнет кого-нибудь нарушить наш неписаный закон – не вмешиваться в чужой поединок до момента, когда будет брошен клич о помощи.

И я пошел в атаку. Мой меч замелькал так, что казался в нескольких местах одновременно – расчет шел на то, что фламберг тяжелее бастарда, и фехтовать им менее удобно. Параллельно, я попытался прощупать структуру его магической защиты, чтобы попытаться снять ее, и, с удивлением, обнаружил, что никаких щитов вокруг Агдистиса нет! Зато было кое-что другое.

Моего противника окружало заклятие, которое не имело с защитой ничего общего. Наоборот, оно, в значительной мере, затрудняло своему владельцу использование магии, отражая большую часть выделенной энергии, как свет от зеркала. Но зачем? В условиях боя с сильным противником логика просто кричала об установке щитов и использовании магии по максимуму! Так зачем же этот безумец сознательно ограничивает свои силы?!

Он снова едва не пропустил атаку молнией, успев увернуться в последнюю секунду. Бред! Это полный бред – так вести бой. Я решил немного снизить напор атаки, чтобы спокойно подумать над решением загадки.

Итак – то, что его окружает, никоим образом не является защитой от угрозы извне. Скорее уж оно защищает меня от вражеской магии, не пропуская сквозь себя львиную долю использованной силы. Задерживая ее внутри образуемого кокона. Кокона, внутри которого находится маг. Маг, которому не вредит собственная отраженная магия. А почему не вредит? Энергии ведь все равно, к чему касаться, и что поражать! Следовательно, внутри внешней сферы есть еще одна – внутренняя, которая и несет в себе защитную функцию. Итого – имеем два слоя заклятий, которые окружают Агдистиса… как витки конденсатора!!!

Бросив взгляд на небо, я лихорадочно пытался припомнить, кто из моих мог находиться сейчас в другом полушарии.

– Кекроп! Где ты сейчас?

– Где и должен, – был ответ, – в Бангкоке.

– Как погода?

– Не поверишь, Иокастес, такого урагана, говорят местные, отродясь не бывало…

Не став дослушивать, я оборвал связь. Теперь все ясно. Агдистис, как конденсатор, накапливал силу для единого решающего удара, используя статическое атмосферное электричество, как источник. Могу поставить алмазы против орехов – не только в Таиланде сейчас дождит!

– Скилла! – Мне нужны были самые сильные мои сподвижники. – Возьми Харибду и Эмпузу, узнайте, в каких районах планеты сейчас самые сильные ураганы, и прекратите их…

– Тебе что, – послышался ответ, – по башке сильно досталось? Какие ураганы? Что с демоном?

– Скилла, немедленно! Выполняйте приказ! Начните с Бангкока.

Теперь мне следовало потянуть время, пока противник почует неладное, и, воспользовавшись замешательством, самому нанести решающий удар. Долго ждать не пришлось! Я почувствовал, что и без того не слишком решительные атаки стали еще более вялыми. Видимо, он пытался разобраться, почему поток энергии вдруг начал стремительно иссякать. А я, пользуясь моментом, ринулся в наступление. Не очертя голову, а соблюдая все предосторожности – даже без внешней подпитки, Агдистис был очень опасным врагом – сильным магом и искусным мечником. А сейчас, когда нет нужды отвлекаться на поддержание циклонов и аккумуляцию энергии, он, как пить дать, начнет драться в полную силу.

Так и произошло. Сообразив, что его план сорван, он ринулся на меня, как бешеный, крутя, словно соломинку, свой страшный меч, давя попутно Силой. Дважды я доставал его острием клинка, дважды он уворачивался, сводя на нет эффект сложных комбинаций приемов. Дважды он доставал меня – один раз фламбергом, оставив глубокий росчерк на металлическом нагруднике, и один раз магией – пробив все выставленные мной три слоя защиты. Я едва успел бросить нивелирующее заклятие-антагонист. И тут произошло то, чего никто из нас не ожидал.

Позади ушедшего в оборону демона внезапно материализовался Геракл. И со словами: «Надоело ждать!», нанес ему страшный удар локтем по затылку. Не сумевший отреагировать на такую неожиданность, Агдистис с маху зарылся лицом в землю. Но отнюдь не растерялся. Не успей я накрыть своим щитом этого внезапного помощника, для хранения его останков вряд ли понадобилось бы что-то, крупнее спичечного коробка! Но самый сильный человек в мире и не думал отступать. Едва пламя, охватившее окружившую его защиту, опало, он прыгнул на поднимавшегося врага, и снова повалил таким ударом, что получи его я – не спасли бы, наверное, даже кованые Гефестом доспехи…

– Привет, братишка… – Эти слова, больше походившие по тембру на рык разъяренного льва, были последними, что слышал в своей короткой новой жизни демон Агдистис.

Упершись правым коленом в плече поверженного противника, Геракл, голыми руками, одним мощным рывком отделил голову от тела! И, широко размахнувшись, бросил вверх, где она мгновенно скрылась из виду.

– Ну ты… даешь… – только и смог вымолвить я, ошеломленный зрелищем жестокой и короткой расправы.

– Ты бы ему до утра глазки строил… А теперь – не сочти за труд забросить меня обратно в Лондон. На Лайм-стрит, пожалуйста, только выбери место побезлюднее, а то я весь в кровище…

– Кто тебя сюда доставил, тот пусть назад и возвращает! – Я внезапно почувствовал легкий укол разочарования, и немного – зависти.

Разочарование от того, что не удалось собственным мечем завершить такое трудное и… интересное, что ли, дело. А зависть… в глубине души я иногда завидовал тем, кто мог, у кого хватало духу вот так, без лишних мыслей, броситься в схватку, наслаждаясь ее дурманом, а не заниматься постоянными расчетами сил и выверением действий…

– Эмпуза меня телепортировала. Но она сейчас не может… А, ты ж не знаешь еще! Лисандр жив! Мы не хотели тебя отвлекать…

Последние его слова уже утонули в шуме машин на Лайм-стрит, куда он вылетел из портала, словно ракета, а я, набирая скорость, словно ракета же, взял курс на Владивосток…

(обратно)

Эпизод седьмой, 5.06.20… г. – 16.06.20… г.

5.06.20…г., 7.00 вечера

Расположившись на теплом еще прибрежном песке в позе лотоса, Волшебник целиком погрузился в свои мысли. Негромкий шум волн и напоенный запахом моря легкий бриз помогли, наконец, отвлечься, расслабиться после состояния крайнего морального и физического напряжения, связанного с организацией работы исследовательской партии. Последние несколько дней выдались действительно очень тяжелыми, посему объявленный на сегодня выходной был с энтузиазмом воспринят всеми, без исключения, членами команды.

Маскируясь, согласно легенде, под «русо туристо», они сразу же расползлись по столь привлекательным местным ресторанчикам, кофейням, или просто прогуливались, наслаждаясь мягким морским климатом и бесподобной природой…

… Из нирваны Макарова вывело появившееся в поле зрения движение – сначала неясно, расплывчато, потом, однако, все четче и четче, в его расфокусированом сознании проявлялся образ выходящей из воды нереиды. Она, божественно прекрасная, грациозно подошла к замершему от восхищения свидетелю чуда, и, опустившись на колени, запечатлела на губах нежный поцелуй…

– Ты так красива… – только и смог вымолвить он, теряя, как всегда, дар речи, ощущая ее непосредственную близость.

– Да? По твоему отсутствующему виду не скажешь, что рядом находится… красавица!

– А? Не обращай внимания, я здесь… Только устал немного… от всего этого. Перелет, подготовка, инструктаж…

– Да, понимаю я все… – Примостившись позади Дениса, Инга обняла его за талию, и положила подбородок на плечо. – Скажи… ты, правда, веришь во все это? Или просто решаешь очередную интересную задачку?

– Во что – «все это»?

– Ну, в противоречащие науке силы…, в загадочных рыцарей, магию этой… гробницы?!

Макаров верил. Верил настолько, что готов был прозакладывать свою душу. Но проистекала эта уверенность отнюдь не из слепой религиозной глупости!

– Хм… Ну смотри – ты знаешь, нет, ты живешь среди таких предметов, как сотовый телефон, телевизор, двигатель внутреннего сгорания. Автомат Калашникова. И считаешь это нормой; чем-то само собой разумеющимся. А теперь ответь на вопрос – почему?

– Ну… Наверное потому, что знаю принцип действия этих устройств. И нахожу это логичным. Объяснимым, с точки зрения науки.

– Именно! Ответ верен – для тебя, и людей с таким, как у тебя, складом ума и уровнем знаний. Но никто из вас не задумывался о том, что вы лишь думаете, что знаете принцип действия этих устройств!

– Не понимаю…

– Не понимаешь?! Тогда вот опиши мне принцип работы сотового телефона!

– Ну, передатчик генерирует радиоволны, которые поступают на ретранслятор…

– Стоп, стоп! Подробнее – что такое передатчик, как он устроен, как генерирует радиоволны?! Какие радиоволны, что такое радиоволны, как они поступают на ретранслятор?! Что такое ре…– Ну хватит, – прервала его девушка, – хватит, я поняла, что ты хочешь сказать. Но какое отношение это имеет к нашей… эзотерике?

– Вот, слушай же дальше! Представь, что ты, например, инопланетянин… ай! За что? – Он потер укушенное ухо.

– За инопланетянина! – Инга, по-детски, довольно ухмыльнулась. – Продолжай.

– Э… В общем, ты не представляешь, как устроен наш мир, и просишь меня объяснить – что к чему. Я, естественно, объясняю – на таком же уровне информативности, как ты мне только что описывала работу мобильника. Только с той разницей, что вместо законов физики, я говорю о, скажем, силе мысли, о духах и демонах, которые обеспечивают работу техники – переносят сообщения от телефона к телефону, толкают машины и пули. А теперь – внимание – самое главное! Если бы духи действительно существовали, они могли бы делать все это. Теоретически. Но мы не можем ни увидеть их, ни как-либо доказать их существование – как не можем решить и проблему, к примеру, существования тетранейтронов, или объяснить, откуда на Марсе взялся метан с примесью изотопа углерода-14… В итоге – тебе все равно, во что верить – в жизнь на красной планете, или магическую силу пентаграммы. И то, и другое придется принять за чистую монету.

– Да уж, – после непродолжительного молчания произнесла нерея, – завернул ты… Но, ведь если бы ученные полетели на Марс, проблема его обитаемости была бы решена! Выходит, дело в недоступности объекта, а не в нереальности самого исследования?!

– Да, Ингулита, ты абсолютно права в своих выводах! – Макаров вывернулся из ее объятий и сел напротив. Блестящие глаза, как всегда, выдавали его крайнюю степень возбужденности. – Поэтому, в то время как одни готовятся к космическому полету во имя исследования одной фантастической идеи, мы идем к познанию другой!


5.06.20…г., 11.00 вечера

– Здесь красиво. Знаешь, я не привыкла к такому положению дел – находясь при исполнении, я веду себя, и чувствую тоже, как… во время медового месяца!

– За это можешь не переживать – ты выполняешь распоряжения своего непосредственного начальника!

– Хитрец! – Она прижалась к нему еще крепче. – Никогда еще не ходила в обнимку с начальством!

– Так ты и не ходишь – просто исполняешь роль телохранителя. А, ввиду того, что задание – архиважное, а я – ключевая фигура, то меня нужно и охранять соответствующе! Буквально – не выпускать из рук!

– Хвастун!

– Да, числится за мной такой грешок… с детства.

Давно уже разлившийся по небу вечер отгорел и погас в волнах Эгейского моря. А они все бродили по берегу залива – то разговаривая, то умолкая, прислушиваясь к шепоту волн. Ночь сулила быть теплой, поэтому возвращаться на виллу было ни к чему – на крайний случай у них есть машина. Хотя, в сгустившихся сумерках, никто из них не мог наверняка сказать – в какой стороне она осталась. Скорее всего – где-то там, позади, в соседнем измерении. Но они знали, что Ночь надежно сокрыла туда дорогу – нечего и думать найти ее до рассвета! Оставалось только довольствоваться теплом собственных тел, чему они, кстати, были абсолютно не против.

Гуляя так, двое влюбленных и не подозревали, что уже оказались под действием сильнейших чар! Чар, дух которых оставили на этой земле жившие когда-то Боги! И первым сработало волшебство солнцеликой Эос, последние лучи которой зажгли неугасимое пламя страсти в двух человеческих сердцах. Затем их окутали, не потерявшие за века ни грана силы, заклинания сереброволосой Селены, опьяняя сладким любовным дурманом, изгоняя из головы все мысли; все, кроме одной… Той, которую тысячекратно усилили отголоски звучавших когда-то в этом мире песен Афродиты… Песен, которым вторил своими неподражаемыми голосами хор из пятидесяти прекрасных дочерей Нерея. Вместе, они образовывали Божественную Симфонию, которая зазвучала и сейчас, пронесясь сквозь столетия к тем, кто готов был слушать ее, и ей внимать!

Где-то вдали, за пригорком, огневело зарево костров. Слышались веселые, звонкие голоса. Проскакивала русская и украинская речь – по-видимому, ассимиляция группы Макарова с местным населением проходила достаточно неплохо. Но сам руководитель не желал, вернее, не имел возможности присоединиться к компании. Ведь он находился в другом мире, под действием сильнейшего волшебства! Волшебства, познать которое дано отнюдь не всем! Он любил!

Любил, и прислушивался, как, в унисон шепоту заклинаний, слетающих с губ главной чаровницы, бьется его сердце. Как оно замирает, дабы шумом своим не заглушить ни единого слова, ни одного пассажа… Прислушивался, и вторил ей, повторяя, словно мантру, самое главное!

А потом, когда литания Любви набрала максимально возможную мощь, напитавшись соединенной силой адептов, произошел Взрыв. И Взрыв этот всей своей энергией подбросил их вверх, туда – невероятно далеко – сквозь Горизонт Событий, за грани всех галактик и миров, что были когда-либо известны человеку. Выбросил из реальности в то пространство, где нет ни людей, ни планет, ни звезд… Туда, где само Время прекращает суетливый бег, чтобы не обделить своей скудностью сподобившихся достичь этих невероятных высот…





8.06.20…г., 12.00 дня

По окончании работ по восстановлению доступа к подземным ярусам, Макаров собрал всех для финального инструктажа и обозначения первоочередных целей.

В его распоряжении, кроме взвода солдат, имелись два профессора археологии из профильных университетов, знаток мертвых языков, физик, химик, и биолог. Все – авторитеты в своих отраслях, с энтузиазмом отнесшиеся к поставленной задаче. Поэтому, не темня, и называя все своими именами, было оговорено следующее. Во-первых, необходимо установить – все ли ярусы и помещения на данный момент обнаружены. Во-вторых, нужно тщательно скопировать и дешифровать все виды надписей и текстов, которые удастся обнаружить. И, в-третьих, на основании всей доступной информации, получить представление о смысле существования этого Ордена.

– … И самое главное – я очень прошу всех вас – в особенности тех, кто будет работать над переводом текстов – при подозрении на обнаружение чего-то, что будет хоть отдаленно напоминать всевозможные молитвы, заклинания, или другие ритуальные вербальные формулы – соблюдать величайшую осторожность! Не произносите целиком полные тексты – нам не хватало только нарваться на вербальную кодировку. Или, что-то похуже!

– Денис Всеволодович, – подал голос лингвист – довольно молодой еще профессор европейского университета, – я знаком с теорией и некоторыми результатами практики нейролингвистического программирования, но, позвольте, неужели Вы думаете, что в древние времена человек владел подобным знанием?! И неужели Вы, э…, представитель математического мира, всерьез верите в реальность действия различных магических формул и заклинаний???

В ответ на этот выпад, Макаров, продемонстрировав железную уверенность во взгляде и непререкаемость речи, произнес:

– Да, мистер Оливер, верю. Мало того – утверждаю. К тому же, есть прямой и недвусмысленный приказ куратора Таранова об излишних рисках, и прочем неуставном поведении во время проведения операции на опасном объекте! Посему, выше озвученное заявление я, как руководитель, возвожу в ранг приказа по группе. Реакция на нарушение его будет соответствующей! Я ясно выразился?!

Присутствующая на собрании Инга была приятно удивлена. Как солдат, она оценила качественный рост управленческих способностей Дениса – фактически мальчика, по сравнению с теми, кому он только что отдал распоряжения. И еще больше порадовалась за него – того, кому верила, с некоторых пор, больше всех на свете!


15.06.20…г., 8.10 вечера

– Выносите его скорей на улицу! Может, на воздухе станет лучше…

– Да, возьми под плечи…

– Пожалуйста, нужно чем-то зажать язык…

– Лучше??? Это похоже на какой-то припадок…

– Позвоните Макарову, кто-нибудь!

Теплый, тихий вечер в один момент огласился галдежом, криками; наполнился суетой и тревогой. Вокруг бившегося в конвульсиях профессора Итана Оливера собрались все, кто в этот момент находился на объекте. Конкретно – пятеро солдат, несущие в этот день вахту, профессор физики и специалист в области прикладной математики Никита Дорофеев, собиравшийся, как раз, идти на отдых, и несколько местных наемных рабочих – все стояли, не зная, что предпринять в данной ситуации. Единственное, до чего додумался коллектив, это вставить в зубы резиновую ручку какого-то инструмента, и следить, чтобы во время судорог голова потерпевшего не билась о твердые предметы. Туземный рабочий вызвал врачебную бригаду из местной больницы.

Резко остановив джип, Макаров выскочил из кабины и, пробившись сквозь живой заслон, буквально рухнул на колени возле несчастного профессора. В его глазах плескалась тревога, граничащая с паникой. Было доподлинно известно, что, при отборе кандидатов в члены экспедиции, отсеивались даже те претенденты, которые страдали самыми незначительными заболеваниями! То есть, все его подчиненные, на момент прибытия на объект, были абсолютно здоровы. В этой связи он, вспомнив перепалку недельной давности, заподозрил, что произошло именно то, о чем, собственно, шла речь!

Спустя несколько минут послышался шум мотора кареты медпомощи. Врачи, попросив освободить место, занялись больным, а Макаров, отведя своих в сторону, принялся выяснять подробности происшествия…

– Извините, мне необходимо переговорить с руководителем, как я понимаю, археологической группы! – К ним подошел один из прибывших врачей, и требовательно оглядел стоящих полукругом людей.

– Это я, – Денис вышел вперед и протянул эскулапу руку. – Что бы вы хотели узнать? И скажите – что с нашим другом?!

– Что с вашим другом… мы пока не знаем. Единственное, что можно утверждать на данном этапе – он в очень тяжелом состоянии. С ним случился судорожный эпилептиформный припадок, если вы понимаете, о чем я говорю… – Сообразив, что никто не понимает, он дополнил, – выражаясь простым языком – это приступ сильнейших судорог. Но необычно и плохо то, что, во-первых, неизвестна причина, а во-вторых – для купирования приступа понадобилась очень большая доза противосудорожного средства! За все время своей практики, я еще не сталкивался с подобными случаями… Вы не знаете, страдал ли он какими-либо психическими или неврологическими заболеваниями? Или, может, принимал какие-то лекарства?

– Нет, – заявил Волшебник категоричным тоном, – не страдал. При выборе членов экспедиции не рассматривались даже те, у кого был банальный насморк…

– Энергетики. Наркотики…

– Исключено.

– Хм… Очень… странно. Ну что же, в любом случае – мы его забираем. А вам надлежит завтра явиться в госпиталь – со всеми соответствующими документами, и всеми, без исключения, документами пострадавшего. Еще были бы полезны контактные данные его ближайших родственников.

И еще одно. В случае выявления у него инфекционного заболевания, мы будем вынуждены сообщить в полицию, это место опечатать, а вас – поместить в карантин. Посему, пожалуйста, ближайшие несколько дней не покидайте территорию города, и воздержитесь от излишних контактов с местным населением! На этом, кажется, все. Ждем вас завтра, всего доброго.

После отбытия медиков, Макаров велел всем собраться на четвертом нижнем ярусе, возле того места, где был обнаружен бьющийся в конвульсиях профессор…

–… Итак, кто его обнаружил?

– Я, – отозвался один из солдат, – когда совершал плановый обход яруса.

– И… – Нервы Волшебника были на пределе напряжения. Речь то и дело срывалась на крик.

– Он лежал вот здесь, возле своего переносного столика. Я подошел, и, поняв, что ему плохо, вызвал остальных по интеркому. Мы, зафиксировав челюсть, подняли его на руки и вынесли наружу. Это все.

– Вы случайно не знаете, – обратился Макаров к Дорофееву, – над чем Оливер работал последние дни?

– Да, собственно, нет! Я видел только, как утром он нес из «библиотеки» два новых свитка, кажется – этих. – Он указал на валявшиеся неподалеку, сброшенные в суматохе, два небольших свертка пергамента с болтающимися на веревках темными сургучовыми печатями.

Поднятые с пола и развернутые, бумаги, естественно, ни о чем Макарову сказать не могли – не то, что язык, а даже сами буквы – если это были буквы – он видел впервые в жизни. В отчаянии, швырнув их на столик, Макаров достал из кармана телефон, и набрал номер профессора Кристофера Райта.

– Слушаю, – было сказано на том конце провода, – Денис Всеволодович.

– Крис, у нас беда! Выезжайте на объект. Все.





15.06.20…г., 10.00 вечера

– Все просто! Он был эпилептиком. Только скрыл этот факт, чтобы попасть в группу. – Певческий фальцет Екатерины Кудрявцевой звучал, на удивление, звонко под каменными сводами древней усыпальницы. – Уверена, если осмотреть его личные вещи – обязательно найдется что-то, типа вальпроевой кислоты или карбамазепина!

– Нет, Эка, не думаю…

Пока бушевала первая, наиболее эмоциональная часть полемики, Денис сидел на краю пустого саркофага, вперив невидящий взгляд в одну точку. Мысли упрямо не хотели складываться во что-то, более-менее связное и толковое. Прокручивая снова и снова все события, начиная с момента их проникновения в подземелья, он пытался понять, или, хотя бы, предположить – что же, в действительности, могло привести к такому исходу.

Итак, седьмого июня они, с помощью местных рабочих, разобрали сложенную здесь по окончании прошлой миссии каменную кладку, и вошли в помещения первого подземного яруса. Он представлял собой длинный прямой, мощенный камнем коридор, со множеством входов в смежные помещения, бывшие, по большей части, книго -, и свиткохранилищами. Беглый осмотр содержимого показал, что имеющаяся в наличии литература, в большинстве своем, была разного рода трактатами по боевым искусствам, методике и философии обучения воинов. Несколько комнат содержали, вероятно, историю и хроники этого храма, или ордена, и еще несколько – в самом дальнем конце коридора – записи, символы которых не смогли идентифицировать ни археологи, ни бедный профессор Оливер.

Второй ярус, на который вела полуоборотная винтовая лестница, оказался складом оружия. Заполненным до отказа. Пораженные исследователи рассматривали образчики древнего клинкового, древкового, ударного и других видов холодного оружия, видеть которое ранее доводилось только в музеях, да и то – в полуистлевшем состоянии. Находящиеся же здесь экземпляры выглядели так, словно были только-только откованы; причем по технологиям позднего средневековья! И в этом крылась одна из величайших загадок находки – не говоря уже о металлическом оружии, все – начиная от бумажных манускриптов, заканчивая кожаными ножнами мечей и оплеткой щитов – все было в идеально-новом, нетронутом временем состоянии!

О предназначении третьего яруса долго спорили. Он представлял собой обширную, двадцать пять на двадцать пять метров комнату, и – абсолютно пустую. Были выдвинуты несколько теорий – от древнего «бомбоубежища», до ритуально помещения перед входом в склеп, которым, собственно, и был четвертый, последний уровень.

В последующую неделю неспешно располагались по выбранным ими рабочим местам. Оборудование, в большинстве своем, было снесено на третий ярус, где хватило места всем – и Никите Павловичу Дорофееву, с его сложными приборами, и Екатерине Кудрявцевой с Конрадом Джексоном, с их колбами, пробирками и микроскопами.

Профессора Райт, Оливер и Кузнецова обретались, в основном, на первом, где разбирали, систематизировали и изучали весь доставшийся им письменный архив…

– Нет, Эка, не думаю, что он был эпилептиком. В Организации бы знали о таком факте. Скажите мне лучше, – он повернулся к археологам, – вы не замечали, или не обращали внимания на то, чем он, обычно, занимался? Был ли постоянно с вами?

Марьяна и Кристофер переглянулись.

– Да… Собственно, он как-то сразу отделился от нас. И занимался, в основном, теми документами, которые не могли расшифровать мы. Но… нам это казалось логичным – с основной массой архива мы неплохо справлялись и сами!

– Там, на столике, – Волшебник указал на два лежащих свитка, – он над ними работал?

Крис взял один из указанных пергаментов. Развернул.

– Похоже, что да. Это один из тех языков, или систем знаков, с которыми никто из нас прежде не сталкивался.

– Ну что ж… – Макаров спрыгнул с кромки саркофага и взял второй свиток. – У нас есть сорок восемь часов, чтобы расшифровать эти символы. После этого я должен буду доложить о происшествии. При отсутствии обоснованных причин… заболевания Оливера, проект, скорее всего, заморозят… на неопределенный срок… В лучшем случае…

После этих слов в склепе сгустилась тишина.

– Может, – прозвучал необычно глухо голос Кудрявцевой, – подождем заключения врачей? Вдруг он действительно болен?!

Макаров пожал плечами.

– Может и болен. Но, риск прогадать слишком велик… – Отвернувшись, Денис с минуту молчал. – Я не могу заставить вас работать сутки напролет, поэтому просто прошу… помочь. Вдруг, окажется, что от нашей работы будет зависеть жизнь Итана…

Люди молчали. Потом, один за другим, закивали головами – в знак согласия. И дело раздумья, вероятно, было вовсе не в том, что никто не хотел работать сверхурочно. Был страх – один из них уже поплатился за то, к чему они сейчас приступали.

– В таком случае… Начните с токсикологического, бактериологического и радиологического исследования самих свитков. – Волшебник заметно ожил. – Я мотнусь на виллу за своим ноутбуком – некоторые данные в нем, наверное, смогут помочь в работе.

– А мы??? – Инга, стоявшая осторонь, рядом со своими коммандос, вопросительно подняла брови. – От нас будет польза?

– Да, Назарова, разбейтесь на группы по… три человека. Будете дежурить на втором ярусе. Смена караула каждые пять часов. Позже будут еще распоряжения, а пока – приступаем, господа!

– Денис Всеволодович, – крикнула ему в вдогонку Кузнецова, – захватите и мой лэптоп. Кстати, в ноутбук Оливера тоже неплохо было бы заглянуть, но он на пароле! А вы, говорят, неплохо… обходите защиту?!

Этот незатейливый каламбур хоть как-то, но снял висевшее в воздухе напряжение.

– И еще – не стоит так официально обращаться к Инге – только слепой не заметил еще ваших амуров…


16.06.20…г., 1.00 ночи

– Ну, как тут…? – Волшебник вручил Марьяне запрошенную технику.

– Химия чистая, – ответил Конрад Джексон. – Ничего такого, что могло бы спровоцировать тяжелое отравление, свиток не содержит!

– Уровень радиации – в пределах нормы.

– Заканчиваю скрининг-тесты на основные возбудители. Но могу уже сейчас сказать – вряд ли обнаружится что-то, что могло бы послужить причиной возможного заражения! Исходя из описанных симптомов… – Кудрявцева на секунду запнулась, – да ничего нельзя предположить, исходя из симптомов! Такая токсигенная, то есть дающая столь грозные симптомы, инфекция просто обязана была свалить всех нас одновременно! Ну, больше одного – это точно.

– Ладно, работайте. Где там ноут Оливера. Поколдую с паролем. А кофе есть еще?

Ближе к середине ночи закончился тест на микробную контаминацию, который, как и ожидалось, не дал абсолютно ничего. А вот информация со взломанного компьютера оказалась весьма интересной!

– Смотрите, – сказал Волшебник, прихлебывая горячий кофе, – за предшествующие приступу сутки, Итан отправил с десяток сообщений некоему «Мистеру Болтуну», кажется, на русский это переводится так. Ему же ушли сканы свитков… Сочувствую я этому Болтуну!

– И что пишет?

– Кажется, это латынь. Я не особо силен…

– Он просит, – перегнувшись через плече Макарова, прочитал Кристофер, – прислать ему, э… «наши студенческие труды» – это дословный перевод.

– «Студенческие труды»? Вот, входящее письмо с файлом!

– Что там? – над Денисом уже нависла вся толпа.

– Не знаю, какая-то тарабарщина опять!

– Погоди! Это… ключи к программам-дешифраторам! Они используются, в частности, для расшифровки древних текстов. Получается… Итан, таки, прочел манускрипты… – Последние слова Кузнецова произнесла почти шепотом.

– Ты сможешь сделать то же самое?

– Да, вероятно, но… А на компьютере нет, случайно, готового текста?

– Нет. Кстати, когда мы вошли сюда, после того, как все случилось, ноутбука то здесь не было. Может, он сделал всю работу вручную?

– Ладно, чего гадать?! Сейчас я настрою программу… На обработку данных уйдет какое-то время.

Макаров встал, и, поманив Ингу, произнес:

– Пошли наверх. Подышим свежим воздухом…





Оказавшись на поверхности, Денис, подняв взгляд, долго смотрел на звездное небо.

– Я хочу, – начал он, запнувшись на мгновение, – хочу, чтобы твои люди заминировали коридор! Заложили в него столько взрывчатки, сколько потребуется для обрушения его по всей протяженности!

– Ты в своем уме? – она смотрела на него так, словно впервые видела.

– Это приказ, Назарова. Тебе надлежит исполнить его немедленно. Далее. Тебе, и твоим людям, всем, без исключения, воспрещается проникать на объект… Безусловно.

– Денис…

– После установки взрывчатки, вы все должны вернуться на место основной дислокации. И, в течение двух суток, ждать дальнейших распоряжений. По прошествии этого времени, буде таковых не поступит, ты должна уведомить о произошедшем куратора Таранова, и действовать, в дальнейшем, согласно его инструкциям. Это все.


16.06.20…г., 12.30 дня

Опрометью сбегая с крыльца госпиталя, Макаров судорожно набрал первый попавшийся в телефонной книге номер. Трубку взял Кристофер. Однако, вместо привычного «слушаю», его взволнованный не на шутку голос буквально кричал, смешивая слова русской и английской речи.

– Тебе нужно срочно приехать, Макаров! Дешифратор закончил обработку текста…

– Але, Крис, немедленно уничтожь эти бумаги! – Но его уже никто не слушал.

Спустя час, выжав все, что можно из своей машины, Волшебник буквально ввалился в склеп.

– Оливер мертв!

Какой бы не ожидал он реакции на свое заявление – но только не такой! Никто не произнес ни слова. Вместо этого Райт, развернувшись, приглашающе повел рукой в сторону стоящего на столике ноутбука. И Денис Макаров, глава экспедиционной группы, подойдя, вперил взгляд в ярко светящийся монитор. Читал долго. Затем, как во сне, достал из кармана телефон. Войдя в приложение для работы с электронной почтой, он вбил в графу адресата короткий, намертво впечатанный в память адрес, а в поле для набора текста – всего три буквы – «ААА».

И отправил сообщение.


Автор иллюстраций –

Marcus V. Corvinus

(обратно)

Оглавление

  • Эпизод первый, 1.08.20…г.
  • Эпизод второй, 1.08.20…г., 10.30 вечера
  • Эпизод третий, 14.06.20…г., 2.30 ночи
  • Эпизод четвертый, 2.08.20…г.
  • Эпизод пятый, 27.05.20… г. – 1.06.20… г.
  • Эпизод шестой, 10.08.20… г. – 11.08.20… г.
  • Эпизод седьмой, 5.06.20… г. – 16.06.20… г.