КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 585517 томов
Объем библиотеки - 883 Гб.
Всего авторов - 233677
Пользователей - 107443

Впечатления

Wapentake-Lokki про Аккерман: 2034: Роман о следующей мировой войне (Научная Фантастика)

сплошные сопли..да ещё непонятно какие-такие еХсперты описывали военную составляющую книги..по уровню так школота по ГУГЛила

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Голодный: Ядерный скальпель (Альтернативная история)

Как и многие «комментаторы» я несколько начинаю «убавлять свой пыл» ... И не то что бы данная вещь была так уж плоха... Просто (в отличие) от «нереально жизненной» первой части — здесь получился некий «боевичок-середячок» в стиле (не будь он упомянут к ночи)) тов.Поселягина (с его «Дитем» и прочими творениями) в которых он практически в каждой книге (так или иначе) но ОБЯЗАТЕЛЬНО «подрывает главную достопримечательность» Лондона))

И не

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Голодный: Право на смерть. Ярче тысячи солнц (Боевая фантастика)

Вторая часть определенно получилась одновременно и лучше и хуже... Лучше — потому что, весь «расслабон» (второй части первой книги) наконец-то заканчивается и весь стиль данной книги так и хочется назвать: «Стальная крыса идет в армию»))

Хуже — потому что «первоначальные таланты» ГГ настолько «широко раскрываются» что вот (казалось бы среднестатистический майор) применяет свои (типа забытые) навыки (имеющие отношении к «главной

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Голодный: Без права на жизнь (Боевая фантастика)

Сначала я не очень хотел читать данный цикл... Исходя «из опыта» чтения данного издательства я предвидел лишь очередной постапокалиптичный боевик (в стиле А.Конторовича «Выжженая земля», А.Рыбакова «Три кольца», Б.Громов «Терский фронт», «Эпоха мертвых» и т.п). А поскольку данная тема была уже знакома, читать ее очередной «клон» как то большого энтузиазма не было...

Но — время идет, ничего лучшего (на данный момент) я так и не нашел...

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Мартынов: Каллисто (Научная Фантастика)

Замечательная и легкая в прочтении книга.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
poruchik_xyz про Абрамов: Справочник молодого литейщика.— 3-е изд., перераб. и доп. (Учебники и пособия для среднего и специального образования)

Суперкнига! Для студентов соответствующего профиля - вещь незаменимая!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Lyusten про Винокуров: Начало (Боевая фантастика)

Какойто детский бред напополам с матами. Дальше пары десятков страниц ниасилил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Отбор для герцога [Елена Гайская] (fb2) читать онлайн

- Отбор для герцога [СИ] 790 Кб, 206с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Елена Гайская

Настройки текста:



Отбор для герцога

Пролог

С виду обычная пара из числа аристократии миновала центральную столичную площадь, заполненную людьми, впрочем, как и всегда в это время.

— Любимый, куда же мы идём? — спросила девушка, не справившись с обуявшем ее любопытством. Она и без того долго держалась.

— Потерпи немного, и сама все увидишь, — ответил молодой мужчина.

В его голосе прозвучало столько тепла и нежности, что с лихвой хватит еще на нескольких человек. Но было и ещё одно, что заставило девушку задуматься. Затаенный страх.

"Неужели он боится, что сюрприз не понравится?"

Даже если и так, что маловероятно, она постарается всеми силами сделать так, чтобы он не понял этого.

Девушка из-за дня в день благодарила всех богов: и земных, и сиреливанских за то, что те помогли им соединиться. Когда она только попала в этот мир, сразу показавшийся ей враждебным, даже не предполагала, что обретет здесь самого родного на свете человека.

Пара, крепко держась за руки, поднялась по извилистым каменным ступеням, возвышающимся здесь с момента сотворения мира. Прошла через широкую арку, увитую зелёным плющом (поразительно, как он только сумел врасти в скалу). Оказалась на широком плато, в центре которого из недр тянулся голубоватый столп света, устремляясь в чистое небо.

— Что это? — не сдержав восхищения поинтересовалась девушка.

— Магический источник, — спокойно пояснил мужчина. Он успел привыкнуть, что вещи, привычные любому жителю королевства, могут быть новы для иномирной подруги.

— Почему его не было видно снаружи?

— Иллюзия, созданная самим источником. Только одарённые могут почувствовать его, но не увидеть. Зато нам открыт проход, в отличие от остальных.

Только сейчас девушка заметила, что они здесь не одни. На плато немного в отдалении стоял король, его верный советник и ещё несколько незнакомых ей мужчин, ожидавших чего-то.

Сердце забилось от неясной тревоги.

Что происходит и зачем она здесь? Почему незнакомцы окидывают ее заинтересованными взглядами и даже не пытаются это скрыть?

— Тебе нужно подойти к источнику и коснуться его рукой, — нехотя нарушил гнетущее молчание спутник.

— Но зачем? — непонимающе уточнила девушка.

— Так надо, — тихо произнес он и ласково погладил по щеке. — Ничего не бойся. Все будет хорошо. — Но стоило девушке отвернуться и медленно зашагать к столпу света, едва слышно, чтобы никто не услышал, продолжил, — я надеюсь.

Мужчина боялся, что ошибся, пойдя на поводу у старших. Он действительно полюбил эту девушку из другого мира, что в общем-то и не удивительно. Ведь она довольно сильно отличалась от наших женщин. Во-первых, ее образованность и начитанность. У нас не принято обучать слабый пол. Достаточно женских премудростей, этикета и домоводства. Да они и сами не стремятся к просвещению. Богатый муж — вот предел их мечтаний.

Во-вторых, свободолюбие и чувство собственного достоинства. Она ни за что не станет унижаться, чтобы добиться чего-либо. А как сопротивлялась участию в отборе…

И сейчас он наблюдал, как та, что покорила его сердце, идет в неизвестность, послушав его, выбравшего долг.

Девушке, в свою очередь, не хотелось идти. Казалось, вся ее суть противилась этому. Но не мог ведь любимый ее обмануть?

«Нет, конечно, же нет!» — тут же одернула себя.

Сделав последний шаг, она протянула руку и коснулась столпа света, вблизи оказавшегося множеством мелких голубых молний. В ту же секунду тьма утянула ее в неизвестность, где нет ничего и никого, только собственные мысли, мечущиеся из стороны в сторону, и сердце, разбитое на множество мелких осколков.

«Все же предал…», — успела подумать она, прежде чем пространство вновь изменилось.

Мужчина смотрел в то место, где еще мгновение назад стояла его маленькая нежная девочка, подарившая всю себя. Чувствовал, как внутри его растет пустота, требующая выхода на свободу. Вот уже и пальцы начали искрить, не суля окружающим ничего хорошего. Они это понимали. Вон как ученые побледнели. Отец и дядя тоже забыли о масках, но все же десятки лет опыта дают плоды. Их лица всего-навсего приобрели отсутствующий вид.

— Что здесь происходит? — разрезал накалившуюся до предела тишину лучший друг, войдя через арку.

— Хотел бы я знать, — тихо отозвался мужчина, гася магию, — вы же меня заверяли, что все учли?

Ответа не последовало. Лишь спустя какое-то время король озвучил то, что вертелось на языке у остальных его спутников:

— Мир обречен.

Глава 1

Два месяца назад

Анна

Что может быть прекрасней новогодней атмосферы? Кажется, сам воздух пропитан волшебством. Проходя по улицам города, невольно перенеслась воспоминаниями в детство. Оно было счастливым. Тогда я ещё не была одна в целом мире. Тогда у меня были родители, старшая сестра и бабушка с дедушкой. Мы все вместе наряжали двухметровую ёлку, вырезали с сестрой ажурные снежинки и клеили их на окна. Вечером 31 декабря всей дружной семьей за праздничным столом, ломившемся от всевозможных яств, провожали старый год, а после встречали новый, даря друг другу подарки.

В реальность вернул сигнал автомобиля, заставивший невольно подпрыгнуть и схватиться за сердце, как частенько делала бабушка. В раздумьях не заметила, как дошла до здания университета и вместо того, чтоб пойти в обход через сквер, свернула на парковку. Так как плелась я медленно (тяжело идти быстро по гололеду в кроссовках со скользкой стершейся подошвой, держа набитую сумку в руках), вызвала возмущение водителя, сильно спешившего занять свободное место. Захотелось поднять камень, как нельзя кстати попавшийся на глаза, и со всего размаха запульнуть нет, не в стекло, а в сидящую за рулём девушку. Машина ведь не виновата, что ее хозяйка такая психованная.

Обычно я более миролюбивая, но сегодня мироздание решило окончательно доконать меня. Началось все еще ночью, когда какой-то умный человек решил пошутить, позвонив мне и спросив сплю ли я. Естественно, все нормальные люди в три часа ночи спят сном младенца. А утром меня ждал сюрприз от ЖКХ, временно отключившего горячую воду. Я думала, что на этом подарки судьбы закончились, но нет. Возле остановки меня сбил с ног мужчина, сильно опаздывающий куда-то. Вместо того чтобы извиниться, он решил продемонстрировать обширные знания великого и могучего русского языка.

Еще и этот новогодний концерт, в котором обязали участвовать всех четверокурсников… Не могли спокойно дать доучиться эти полгода? Вместо того, чтобы заниматься поиском костюма, а ночами учить слова, согласно полученной роли, лучше б диплом начала писать.

Так в своих раздумьях и мысленных проклятиях организаторов праздника, дошла до выделенной для переодевания большой аудитории. Однако, стоило отворить дверь, поняла, что не столь и велика она, в особенности, если собрать в ней всех учащихся четвертого курса нашего университета. Немного подумав, отправилась в туалет. Лучше там переоденусь. К тому же можно будет сразу накраситься перед зеркалом, не мучаясь с маленьким карманным.

В туалете, как это не удивительно, оказалось пустынно. Еще бы. Все студенты спокойно себе сидят дома, а придут только перед концертом.

Быстро облачившись в белую широкую блузку, длинную, стелящуюся по полу, бардовую юбку в цветочек, вместо джинсов со свитером. На талии повязала красный платок с монетками на концах. Натянула черные чулки с кружевной лентой. Обула единственные на высоком каблуке черные туфли, купленные ещё на школьный выпускной.

Осталось накраситься. Это дело я не любила. Моя внешность и без того меня устраивала, но сейчас этого требовал образ.

Начала с глаз. Подвела подводкой веки, подкрасила тушью и без того черные длинные и пышные ресницы, которые теперь практически стали доставать до бровей. Нашла красную помаду в старенькой, местами потертой до дыр, безразмерной сумке, вмещающей в себя все. Ярко накрасила губы.

Достала украшения, выпрошенные на время у тётушки, единственной оставшейся в живых родственницы. Вдела в уши длинные серьги, вместо моих маленьких аккуратных золотых гвоздиков, подаренных родителями на десятилетие, застегнула на шее толстую золотую цепочку, также одолженную у тети, и пару массивных браслетов.

Последним штрихом распустила вьющиеся каштановые волосы, постоянно заплетённые в косу или собранные в хвост, и оставила небрежно спадать по спине.

На концерте мне предстояло играть роль цыганки. Была у меня встреча с одной не так давно. Бежала я тогда, опаздывая на подработку (удалось устроиться помощницей беременной женщины менеджера во второй половине дня, что меня финансово спасало, так как тяжело жить без помощи кого-либо на одну стипендию, хоть и повышенную за отличную учебу). Откуда не возьмись выходит она — немолодая жгучая брюнетка в типичной для их национальности одежде. Смотрит на меня пронзительным взглядом зелёных глаз, от которого у меня тотчас мороз по коже побежал, несмотря на теплый ноябрьский день.

В голове как по заказу всплыли слова школьной учительницы: "Не смотрите цыганке в глаза, иначе и пикнуть не успеете, останетесь с пустыми карманами". Тут вспомнилось о греющей карман куртки заработной плате, полученной вчера и так опрометчиво не выложенной.

— Дай погадаю, красавица, всю правду скажу, ничего не утаю, — произнесла женщина своим певучим голосом.

— Не нужно, спасибо, — пробормотала я, обходя ее, но не тут-то было. Женщина схватила меня за руку, останавливая.

Огляделась в поисках помощи от настырной дамочки. Как назло, улица пустая, никого вокруг, будто все вымерли.

— Не бойся меня, красавица! Вижу, ждёт тебя путешествие дальнее, в котором обретёшь верного друга, суженного встретишь. Но ждёт тебя впереди множество испытаний, от которых никуда не деться. Придётся и сердечку твоему несладко. Но зато потом воссоединишься с семьёй.

Не знаю сколько я стояла, как заворожённая, безропотно слушая, очнулась, только когда цыганка пропала.

Долгое время размышляла, раз за разом прокручивая в голове ее слова, но так и не пришла к окончательному решению: верить или нет.

Ещё это путешествие. Вот куда я могу отправиться? Денег-то у меня как кот наплакал. Едва удается только концы с концами сводить. О нормальной еде давно позабыла. Мясо и сладости позволяю себе только по праздникам. Макароны, крупы и яйца — мой привычный рацион.

Из мыслей от жалости к себе меня отвлекла открывшаяся дверь, из-за которой вплыла наша принцесса — Маша и не только по сценарию праздника, но и по жизни. Она самая популярная девушка в университете, королева города.

Ее папа, владелец крупного бизнеса, не скупился на дочь, которая, в свою очередь, не стеснялась в тратах, имея сногсшибательный гардероб, крутую машину и не вылезая из салонов красоты.

— А я думаю, чем это тут так отвратно пахнет? А это ты, Лохова здесь! — ядовито пропела первая красавица.

Лохова — моя фамилия. И подфартило же… Сколько из-за нее я выслушала, не счесть, а в группе, с легкой руки принцессы, все одногруппники стали так величать.

— Это ты запах своих духов почувствовала, — в тон ей ответила я.

— Да как ты смеешь, замарашка!

— Если ты забыла, я потом выйду замуж за принца, а ты, ведьма, останешься ни с чем, как старуха из сказки про рыбака и рыбки.

И чтобы закончить препирательства, которые могут длиться вечность, отвернулась и принялась собирать вещи. Маша тоже не стала настаивать, хмыкнула и зашла в кабинку.

Подобные перепалки у нас случались довольно часто. Впервые еще на первом курсе, после того как я одолжила девушке тетрадь с домашним заданием, которое та мало того, что не потрудилась переписать, так ещё и выдала за свое. Я же получила первое и единственное "неудовлетворительно", которое долго и кропотливо позже пришлось исправлять. Но это ещё не конец. Когда после занятия в столовой подошла к девушке с возмущениями, та заявила, что и знать меня не знает, запретила даже на пушечный выстрел приближаться к себе и в довершении облила меня соком. Все это к тому же сопровождалось грязными до боли обидными ругательствами.

В тот день я с час проревела, закрывшись в кабинке туалета, и окончательно замкнулась в себе, молча проглатывая все обиды. Но однажды чаша моего терпения переполнилась, и я высказалась.

Закинув сумку на плечо, поспешила прочь от этой фурии, которая, как секундой позже оказалось, подумала так же. В итоге встретились мы в двери. Ни одна не собиралась уступать.

Мы были столь увлечены, что пропустили тот момент, когда все изменилось, очнулись, потеряв опору в виде дверного косяка и упав, больно стукнувшись копчиком.

Огляделась. Вокруг лес. Вернее, Лес. Именно с большой буквы.

Повсюду, куда не посмотри, деревья, достающие, казалось, до самого неба и практически не пропускающие солнечного света. Пушистый мох сплошным ковром устилал землю под деревьями.

Такую природу видела только по телевизору.

Судя по комфортной температуре, здесь поздняя весна или ранняя осень.

Вот никогда не понимала подругу, хотя правильнее назвать ее все-таки соседкой, с которой иногда общались по дороге в магазин или на остановку. Прочитав очередную книгу фэнтези про попаданку, она мечтала очутиться в другом мире.

Надеюсь, я все ещё на Земле. А может вообще сплю?!

Ущипнула себя за самое дорогое, за попу.

— Ай, больно! — взвизгнула, перепугав птиц, до этого мирно сидящих на деревьях.

Значит, не сон, реальность.

— Где это мы? — очнулась от шока Маша. — Ты куда меня притащила?

— Я, как и ты, ничего не понимаю, — пожала плечами, продолжая оглядываться.

Девушка, кинув на меня ещё один презрительный взгляд, достала свой навороченный айфон.

— Здесь даже связь не ловит, — как маленькая девочка, вытянув губки, возмутилась она. Ей ещё ножкой осталось притопнуть для полного завершения картины.

Уже понимая, что бесполезно, но упрямо достаю свой старенький китайский смартфон с треснувшим стеклом, к счастью защитным. Что и неудивительно, ни одной полоски на шкале.

Солнце в самом зените. Где бы мы не оказались, нужно найти людское поселение, не хотелось остаться здесь на ночь.

Озвучила свои мысли и, как ни странно, возражений не последовало.

Переобулась в потрёпанные кроссовки, в очередной раз порадовавшись безразмерности сумки. Переодеваться пока не стала.

Глава 2

Дворец объединенного королевства Сиреливан

Дверь распахнулась и в роскошный кабинет вошёл статный мужчина на вид лет пятидесяти.

— Натаниэль, наконец-то, докладывай, как обстоят дела у придворных магов? — нетерпеливо произнес хозяин кабинета, сидящий за массивным столом из красного дерева.

— На данный момент времени порадовать нечем. Наши лучшие учёные маги королевства трудятся в поте лица, но пока ни одна из девушек, перемещённая из другого мира, не выжила после соприкосновения с источником.

— Перемещайте следующую иномирянку. Источник с каждым днём истончается все больше и больше. Не за горами тот день, когда он полностью иссякнет. Мы не можем этого допустить.

— Когда я уходил от магов, они как раз настраивали портал.

— Магия переноса очень сильно осушает источник. Две попытки — это все, что мы можем себе позволить. Пусть учёные испытывают новые способы. Ведь не зря моему прадеду сама мать богиня поведала пророчество, в котором говорилось о девушке из другого мира.

— Ульрих, не забывай, мы не разгадали вторую часть послания о воздушном создании.

— Насколько я помню, вы утверждали, что попаданкой должна быть девушка, владеющая стихией воздуха.

— Да, но теперь мы склоняемся, что речь шла о чем-то другом.

— И о чем же?

Дальше мужчины вынуждены прекратить диалог из-за раздавшегося стука в дверь.

— Ваше величество, прошу прощения, — нерешительно проговорил вошедший молодой человек, низко поклонившись, — но его светлость лорд Макалистер просил незамедлительно сообщать о каких-либо изменениях, связанных с иномирянками и источником.

— И? — с нетерпением произнес король, так как новый посетитель замолчал.

— Произошел сбой в межмировом портале. Девушку выкинуло в другом месте.

— Как такое допустили? Удалось выяснить куда ее перенесло?

— Иномирянка должна находиться в пределах ста километров от дворца.

— Как только будет что-то ещё известно безотлагательно сообщить. Свободен!

— Это ещё не всё… Перенос намного сильнее осушил источник.

— Насколько сильнее?

От грозных ноток в голосе короля молодой человек побледнел и затрясся, как осиновый лист на ветру.

— Бббоюсь, эта последний перенос, — заикаясь произнес он. — На ещё один раз магии не хватит.

— Так чего вы тяните? Немедленно ищите девушку!

Хозяин кабинета до белых костяшек сжал кулаки.

— Какие будут предложения по поиску попаданки? — спросил он, как только за молодым человеком закрылась дверь.

— Отправим гвардейцев, — пожал плечами герцог.

— Допустим. И как незаметно от простого населения они должны искать? Думаю, не нужно говорить, что любому прохожему не нужно знать об истощении источника? Нам только паники сейчас не хватало!

— Полагаю, самое время моему сыну жениться. Устроим отбор…

Советник знал, что его наследник не придет в восторг от этой затеи, но больно уж не нравилась герцогу привязанность к молодой графине. И что только он в ней нашел? Она — пустышка. Кроме кукольного личика и стервозного характера, ничем не примечательна. Даже магией не обладает.

Отбор в этой ситуации определенно наилучший выход. С его помощью он одним выстрелом убьет двух зайцев.

— И причем здесь это? — вмешался в мысли его Величество, — Собираешься таким образом привлечь внимание?

— И это тоже. Пусть Рейнальд лично отберет невест из числа населения. По крайней мере в округе ста километров вне зависимости от положения.

— Это выход… Сейчас же сообщи эту новость газетчикам, но сразу предупреди, что отбор будет закрытого типа. Я помню, что племянник терпеть не может этих писак. Но все же какую-то часть конкурса нужно будет осветить в прессе. Пусть они соберут информацию об участницах. Потом сравним с тем, что нароет тайная канцелярия. Как показывает практика, газетчики куда более находчивые.

Заметив несогласие на лице спутника, монарх взмахнул рукой, останавливая возражения и продолжил:

Да, придется держать их под контролем, чтоб ничего лишнего не написали, но критическая ситуация требует подключать все источники информации. И еще. Не думаю, что Рейнальда пока стоит просвещать в историю с поисками. Пусть Дэниэль отправится с ним. Ему, как кронпринцу, полезно будет сделать что-то на благо для своего королевства.

Сам же король в это время подумал, что все хорошая эта мысль устроить отбор, да еще и сына отправить присмотреться к девушкам. Глядишь и себе кого присмотрит. Хватит ему уже болеть по своей первой несчастной любви!

Его величество улыбнулся при воспоминании о том, как старший сын виконта Золарда представил свою невесту при дворе и как в тот момент вытянулось лицо охотницы за богатым женихом, отказавшей самому наследному принцу. Ох, и кусала же она тогда себе локти…

Все же как хорошо, что давний предок короля ввел традицию скрывать личность наследника и его ближайший круг. Это решило множество проблем.

Глава 3

Рейнальд

— Отец, вы ничего не перепутали? — негодующе спросил я. Это ж надо было такое придумать! — Мне исполнилось всего двадцать четыре. Я не девушка, чтоб спешить поскорее выскочить замуж. Успею еще. Не замуж выйти, конечно, а жениться. Но пока не до этого.

— Это приказ короля. — скучающе произнес лорд Макалистер, пожав широкими плечами, — Как ты знаешь, подобное не обсуждается, а молча выполняется.

— Но зачем дядюшке это? Если б он исходил с политической точки зрения, то сам бы подобрал невесту, а так… Для чего устраивать этот цирк с отбором?

Отец тяжело вздохнул и нехотя пояснил:

— Ты же знаешь ситуацию с источником? С каждым годом рождается все меньше и меньше магов.

— Да, но я по-прежнему не понимаю, почему вы делаете из этого такую тайну. Ладно от подданных скрывать, но меня-то можно было ввести в круг посвященных, как-никак я будущий советник короля.

— Это еще не решенный вопрос. Ты должен себя хорошо проявить.

— Как мне это сделать, если вы не подпускаете меня к делам?

— Не преувеличивай! Ты присутствуешь на всех заседаниях.

— Вернемся к отбору. Ты так и не объяснил какой в нем смысл. Если уж прям так сильно нужно, чтобы я женился, давай я выберу себе невесту из родовитых придворных?

— Нет! Один из плюсов проведения отбора — отвлечение подданных от проблем с магией. Возьми с собой Дэниэля, посмотрите на жизнь королевства изнутри. Это будет полезно вам двоим. А если наследник тоже себе кого присмотрит, будет вообще замечательно. А теперь ступай. Мне нужно подготовиться к вечернему заседанию.

Я развернулся на каблуках и направился к другу. Пусть тоже порадуется.

Будущий король объединенного королевства Сиреливан обнаружился, как и следовало ожидать, в своем кабинете в компании Мортимера, третьего члена нашей компании. Мы все двоюродные братья и крепко дружим с детства.

— Чего такой хмурый? — поинтересовался хозяин кабинета, отрываясь от бумаг.

— Отец решил, что пришло время остепениться, — мрачно ответил, опускаясь в кресло, — так что мы с тобой, Дэниэль, сутра отправляемся отбирать невест. Его величество надеется, что ты тоже присмотришь себе избранницу.

— А как же я? — напомнил о себе Морти. — Я тоже с вами. Не жениться, конечно, а девушек выбирать.

— Отец, решил подобраться ко мне с другой стороны? — прошипел сквозь стиснутые зубы наследник престола, — Вот ведь стратег! Я-то удивился, чего он вдруг перестал настаивать на женитьбе.

— Я как представлю себе толпу разряженных девиц, не дающих прохода, так кулаки чешутся. Здесь во дворце и без того полно желающих занять место герцогини, а что будет в летней резиденции? К тому же еще эти простолюдинки…

— Чего вы так возмущаетесь? — недоумевал Морти. — Посмотрите на все под другим углом. Мы можем здорово повеселиться. Только представьте, как можно поиздеваться над желающими выгодно выйти замуж. Вот, например, приезжают они все такие уставшие в твою, Рейнальд, летнюю резиденцию, а тут первый этап отбора «Найди себе ночлег». Можно спрятать в саду ключи от разных комнат начиная от обычных гостевых покоев, заканчивая комнатами для прислуги и каморками.

— Сомневаюсь, что отец такому позволит случиться. Он ведь уже сообщил прессе. К счастью, те не вставили мой снимок.

— С прессой будет сложнее, но мы обязательно что-нибудь придумаем. И в конце концов тебя никто не заставляет жениться на простолюдинке, но зато за ними не стоят высокородные папаши. Так что можно и поразвлечься. И ты не забывай о нас. Нам тоже не помешают спутницы на несколько недель.

В словах друга была доля истины, но напрягало меня другое. Какую игру затеял король? Не стал бы он так заморачиваться с отбором, тем более отпуская наследника. Что-то мне подсказывает, что и Дэниэль как-то замешан в этом деле. Он хорошо умеет держать лицо за маской, но я достаточно его изучил, чтоб подмечать некоторые детали.

Я должен разгадать эту загадку, а отбор…Морти прав, есть в нем и положительные стороны.

— Отец обмолвился, что невинность невестушек не самый важный критерий, — признался я, — так что да, Морти, ты прав, можно ни в чем себе не отказывать.

Всегда терпеть не мог глупых женщин. И если благородные хотя бы на дому обучаются, и то все их разговоры сводятся к нарядам да побрякушкам, что говорить о простых, не имеющих возможности даже обучиться письму. Исключение здесь составляют разве что маги, которые в нашем мире на вес золота и вне зависимости от пола и происхождения в обязательном порядке проходят обучение в академии.

Как-то состоялся у меня разговор с горничной. Так она и двух слов связать не смогла. Смотрела на меня, глупо улыбаясь и хлопая ресничками. Как с такой проводить время? Правильно, исключительно в постели, тем более что на личико хорошенькая. Вот в койке они мастерицы, но частенько брезгливость берет верх над мужскими инстинктами. Ну не могу я спать с той, которая у половины дворца побывала!

Дэниэль у нас тоже не приветствовал безмозглых кукол. Он даже собирался открыть школы для простых подданных, но король и мой отец не поддержали проект, аргументируя тем, что средства необходимы на более важные дела.

— Смотри только не влюбись, — предостерег наследник престола.

— Я и влюбиться? Да было бы в кого!

— Не зарекайся! Любовь она такая, нагрянет, когда не ждешь.

Дэниэль у нас романтик.

— А ты, кстати, с Изабеллой уже разговаривал? — вклинился в наш диалог Морти. — Или ты не собираешься отправлять свою фаворитку в отставку?

— Сейчас к ней пойду, — невольно поморщился.

Знаю я ее реакцию. Сначала будут слезы, а когда приобниму, чтоб утешить, воспользуется ситуацией и сделает так, чтобы я забыл зачем пришел. Проходили уже. Далеко не в первый раз пытаюсь с ней расстаться.

И что за реакция на женские слезы?

— Удачи, — с ехидной усмешкой Морти похлопал меня по плечу.

Да, ребята правы, не нужно откладывать. Будущей супруге точно не будет приятно наличие у меня фаворитки. Конечно, я не собираюсь всю супружескую жизнь хранить жене верность, (к счастью, магические браки, благословляемые матерью богиней, с уходом иных рас, не проводятся), но и сразу наглеть не лучший вариант.

Высокая брюнетка с кукольным личиком, большой грудью и аппетитной попкой обнаружилась в женской гостиной в обществе матушки.

Я поздоровался согласно всем правилам этикета, после чего попросил Изабеллу на минутку. Девушка расплылась в еще более ослепительной улыбке и вышла в след за мной. Напоследок заметил осуждение в глазах матушки.

Да, она не одобряла ни только связь с юной графиней, но и сам мой выбор. Не знаю, чем красотка не угодила герцогине, но факт остается фактом.

— Любимый, как здорово, что ты нашел время встретиться, — слащаво защебетала девушка, приближаясь ко мне, — я так по тебе соскучилась.

— Мы расстались с тобой утром.

— Будь моя воля, я бы вообще не отпускала тебя, — томно проворковала она, накручивая на палец длинный локон.

— Я, собственно, по делу. Нам нужно расстаться. И заранее предупреждаю, твои слезы не будут играть никакой роли. — сказал, заметив дрожащую нижнюю губу и заблестевшие глаза, и добавил, — Я женюсь.

— Как? Когда? На ком?

— Скоро, а сейчас должен проститься. Дела не ждут.

И развернувшись на каблуках, чуть ли не бегом направился прочь.

Но Изабелла, как банный лист, попробуй, отлепи. Нет, за мной она не побежала. Зачем, если можно поступить умнее? Собственно, своей находчивостью она меня и привлекла, теперь расплачиваюсь.

Весь день я даже и не вспоминал о своей бывшей фаворитке, пока не вернулся в покои, где мне ждала она. Девушка подготовилась: макияж, прическа, эротический наряд.

— Что ты здесь делаешь? — грозно сдвинув брови, поспешил спросить я, пока не передумал, как уже не раз бывало.

Изабелла вздрогнула, но лишь на мгновение, потом она изогнулась кошечкой и ласково промурлыкала:

— Мне так холодно, согреешь?

Встала, подошла ко мне, соблазнительно виляя бедрами, и провела рукой по моей груди.

— Иди к себе, — сказал уже не так уверенно. Это поняла и она.

— Ты уверен, что хочешь этого?

И да, я не выдержал, сдался, проклиная свое странное влечение к этой девушке.

***
Анна

Шли мы уже, наверное, пару часов. Всю дорогу не проронили ни слова. Ужасно болели ноги и мучила жажда. Солнце клонилось к закату. Пейзаж, к превеликому сожалению, не менялся.

— Давай немножко посидим, не могу дальше идти, — взмолилась подруга по несчастью.

— Если сейчас сядем, потом без конца будем останавливаться. — этому правилу научил меня отец, который любил ходить в походы и часто брал меня с собой. — Хочешь остаться в незнакомом лесу ночевать? Так здесь и дикие звери могут водиться.

Девушка заметно приуныла, но следом пошла.

Как же хочется есть! Как назло, ни одного кустика нет, чтоб хоть каких-то ягод съесть. А может в таких густых лесах они и вовсе не растут? Я не очень в этом разбираюсь.

Не останавливаясь, порылась в сумке в надежде обнаружить хоть что-то съедобное. И о чудо, нашла! Тетя, к которой вчера ездила за бижутерией, угостила меня яблоками, которые, так кстати и пролежали в моей сумке.

— А бутылка воды у тебя случайно не завалялась? — спросила уже изрядно потрёпанная королева красоты после того, как съела яблоко. Все же на высоченной шпильке и в мало того, что в длинном, так ещё и очень пышном платье, состоящем не из одного слоя юбок.

— Нет, — тяжело вздохнув ответила.

Начало смеркаться. Заметно похолодало. Пробираясь по лесу, проклинала магазин, в котором закончились все колготки и мне пришлось купить эти чулки. Никогда не понимала девчонок, ходивших на пары в этих странных изделиях чулочно-носочного производства. Что в них хорошего? Под одеждой ничего не видно, только попа зря мёрзнет.

— Думаю, придется здесь заночевать, — проговорила я, глядя на большое дупло, в котором с трудом, но все же удастся поместиться двоим.

— Страшно, — поделилась Маша.

— Мне тоже.

Но выбирать особо не приходилось. Не на голой же земле. Если нам еще не попались звери, вовсе не значит, что их здесь нет.

Сняла чулки, натянула джинсы, оставив юбку, одела кофту поверх блузки. Стало заметно теплее.

В дупле поместились с большим трудом, прижавшись друг к другу. В этом имелся один весомый плюс: будет теплее. Пригодился и пуховик, послуживший нам одеялом.

Заснули и проспали всю ночь в обнимку, как влюбленная парочка.

— Как есть хочется, — поделилась Маша, когда утром выбрались из укрытия и отправились в путь. Она даже подняла голову в надежде увидеть птичку или еще кого.

Я бы посмотрела, как она собьет животное, а после будет его общипывать и зажаривать.

Перед мысленным взором предстал аппетитно поджаренный стейк. Картинка получилась столь явственная, что рот наполнился слюной, а желудок громогласно заурчал.

Увы, родной, мне тебя нечем порадовать.

— И пить, — согласилась я.

Спустя четверть часа случилось чудо. Мы вышли к роднику, в котором умылись и вдоволь напились ледяной воды.

Главное теперь не заболеть.

Неподалеку располагалась светлая поляна, на которой росли кустарники с неизвестными розовыми ягодами, по вкусу напоминающих нашу черную смородину. Никогда и ничего не ела с таким удовольствием.

Глава 4

Анна

Когда солнце начало клониться к закату, мы вышли к долгожданному поселению. И вот тут сбылись мои наихудшие опасения.

Один вид на жителей прямо говорил, что мы не на Земле, только если минимум лет сто назад. Люди будто сошли с исторических картин. Женщины одеты в сорочки и длинные до пола юбки, мужчины — в туники и портки, которые заправляли в сапоги.

А чего стоили низкие маленькие бревенчатые домики и отсутствие дороги, как таковой. Ведь нельзя же назвать дорогой размытую недавним дождем грязевую тропу.

О том, как выглядят наши сельские поселения, знала не понаслышке. Бабушка с дедушкой жили в небольшом селе. Мы с сестрой каждые летние каникулы на протяжении пяти лет проводили у них. Игры на свежем воздухе и купание на речке были нашими излюбленными занятиями.

Потом бабушка и дедушка переехали в город, где купили небольшой домик на окраине. Бабуля всегда любила природу и огород. Она увлекалась народной медициной и даже умудрялась выращивать некоторые лечебные растения у себя. Всегда, когда я заболевала, с подачи бабушки мама отпаивала меня отваром из репешка. Гадость редкостная, но надо отдать должное, болезнь изгоняла, как чеснок отпугивал вампира.

— Ооо здесь фильм снимают, — восторженно всплеснула руками Маша, вырывая меня из воспоминаний, — я тоже хочу поучаствовать.

— Боюсь тебя огорчить, но все тут уж больно правдоподобно.

— Что ты хочешь этим сказать?

Маша хоть и блондинка, но далеко не дура. Мне давно казалось, что она играет на публику, но сейчас то зачем?

— Читала книжки про попаданок?

— Ну читала. Стоп. То есть ты думаешь, что мы в другом мире?

— Или времени.

— Круто. Всегда мечтала стать крутым магом.

— Возможно, мы не в другом мире, а на Земле, прошлых столетий. Думаю, нам нужно представится путешественниками и попроситься на работу. Немного освоимся, а там уже решим, что делать дальше.

— Ну и иди. Только без меня. Я работать не собираюсь. Найду другой способ.

И не говоря больше ни слова направилась вглубь деревни.

За проведенное вместе время, мне показалось, что мы сблизились, но нет. Маша — это Маша, разбалованная дочка миллионера или миллиардера (не знаю точно). Не царское это дело — работать.

Ну что ж сама так сама. Мне только лучше.

— Доброго вечера, — произнесла я первой попавшейся женщине, надеясь, что говорят здесь на русском языке.

— Доброго, — ответила она мне довольно мило.

— Не подскажите, у кого можно остановиться на постой?

Меня окинули с ног до головы, оценивая.

— А кто такая будешь?

— Меня Аня зовут, путница. Хочу здесь ненадолго задержаться, посмотреть, как другие люди живут.

— Меня Мартой можешь звать.

Кивнула.

Кажется, Боженька все же за мной приглядывает, так как женщина сказала, что у нее освободилась комната дочки, которая как раз вчера обвенчалась и переехала жить к супругу. В обмен на постой, должна буду помогать по хозяйству. В целом, женщина оказалась просто подарком судьбы за свою болтливость. Так за пару минут, пока мы шли к ее дому, узнала все местные сплетни.

Комнату мне выделили крошечную, большую часть площади заняла небольшая односпальная кровать из дерева, застеленная периной. В изголовье подушку укрыла кружевная накидка. По другую сторону от спального места расположился сундук. Вот и вся мебель в выделенных мне апартаментов.

Оставив сумку, отправилась в след за хозяйкой отрабатывать постой. Мы вышли загонять возвращающихся с поля рогатый скот. А потом, никогда бы не подумала, что предстоит этим заниматься, доила коров. На удивление, получилось у меня это с первого раза.

Вернувшись, поняла, что хочется по малой нужде. И тут очередной неприятный сюрприз. Туалет здесь был на улице. Такой небольшой деревянный домик, с дыркой посередине. Никакого тут сиденья естественно не было, а вместо привычной туалетной бумаги — тонкие желтые листы. Приплыли… С другой стороны, хорошо, что бумага хоть какая-то есть. Когда-то читала, что раньше задний проход вытирали какой-то специальной галькой.

Когда голова коснулась воздушной подушки, все же из пера постель куда более приятна, нежели из современных наполнителей, провалилась в крепкий сон без сновидений.

Разбудило меня непривычное пение петухов. Так и хотелось им чем-нибудь завязать клюв. Нет, я не живодёрка, просто за прошедшие два дня очень сильно устала и хочется подольше поспать. Но кто ж меня будет спрашивать.

— Аня, хорошо, что ты проснулась, — отворив дверь проговорила хозяйка моего временного жилища, — я как раз шла тебя будить. Пойдем в сарай, нужно коров доить, а потом гнать всех на пастбище.

Встала. Быстро умылась на улице холодной водой в подобии на наш умывальник, только вода текла из небольшой емкости, подвешенной сверху. Похоже водопровод здесь ещё не изобрели. Нужно, как вернусь, узнать, как можно помыться. Вчера как-то не до этого было.

На улице только начало светать. Рань несусветная. Это что же каждый день придется так вставать? Покрапывал дождь, который не смутил Марту. Ну, конечно, это же не ей мокнуть.

Выполнив порученную работу, вернулась в дом, где уже ждал завтрак. Накормили меня молочной кашей, по вкусу напоминающей нашу кукурузную.

Я собиралась искупаться? Не тут-то было. Впереди меня ждала чистка коровника, а следом курятника.

К вечеру моих сил хватило уже не хватало ни на что, но и привыкшее к ежедневным водным процедурам тело, требовало мытья, тем более после того, как насквозь провонялось амбре из куриного и коровьего навоза.

Увидеть душ я и не ожидала, но надеялась на ванну. Размечталась. Мылись здесь в общественных банях раз в неделю, а если дома, то в тазиках.

Чтоб смыть с себя даже не грязь — пыль, пришлось кипятить на печке воду, благо та к вечеру растапливалась, а перед этим ее нужно достать из колодца. В общем, уснула сегодня я опять без задних ног, но зато почти чистая.

Следующий день не многим отличался от предыдущего. Единственное, что вычищать мне предстояло свинарник.

А вечером Марта подозвала меня к себе.

— Аня, ты больше не можешь у нас оставаться, — ее слова прозвучали словно гром среди ясного неба.

— Но почему? — непонимающе спросила я.

— Уж больно мне не понравилось, как мой супруг на тебя поглядывает.

Тихон — мужчина на вид около сорока лет, высокий широкоплечий брюнет, вылитый русский богатырь.

Ничего в его поведении не было необычного: всегда мил, приветлив, пару раз помогал тяжёлое нести. Но что я могу сказать в такой ситуации, лишь смириться с неизбежным.

— Сегодня ночуй, но завтра на рассвете ты должна покинуть нашу деревню, — продолжила женщина. — В дне пути на юг в сторону пастбища находится небольшой городок Афалина. Советую посмотреть его.

Я была ошеломлена известием, но делать нечего. Как говорится, хозяин барин.

Глава 5

Как только сутра стало светать, отправилась в путь, прихватив собранный Мартой небольшой мешочек с водой, хлебом и вяленым мясом, за что премного благодарна женщине.

Лес встретил меня свежестью, запахом грибов, вылезших после недавнего дождя, сыростью и грязью. Уже после пары часов пути на мои кроссовки стало страшно смотреть. Юбку сняла после пары сделанных шагов, поняв, что, во-первых, она затрудняет движение по и без того нелегкой дороге, а, во-вторых, просто-напросто стало жалко единственную на данный момент одежду, походившую на местную. К тому же неизвестно, когда удастся обзавестись обновками.

На протяжении всего пути старалась не останавливаться, пила и ела на ходу. Но все равно к моменту, когда начало смеркаться из леса не вышла.

Не знаю, то ли Марта ошиблась, то ли я заблудилась. Отгоняя от себя мысли о последнем, искала место для ночлега. Как назло, ничего путного не попадалось. Кроны стройных деревьев возвышались на добрых три метра.

Вот бы, где понадобились умения лазить по канату, но увы, это занятие мне никогда не давалось.

В результате, когда окончательно стемнело, я так и не обзавелась более или менее сносным местом для ночлега. Решила пройтись еще метров сто и, если ничего не попадется, расположусь на земле. Стоило оформиться мысли в моей упертой голове, как нога соскользнула, и я кубарем полетела вниз, прощаясь с жизнью. Покинувшее меня сознание, стало спасением.

Какого умирать? Не знаю. Все случилось слишком быстро, зато потом… каждая клеточка моего несчастного тела отзывалась такой дикой болью, что не передать словами. Еще и этот холод…

Разве мертвые способны что-либо чувствовать? Или я все же не умерла? Не знаю, вокруг все так же царила непроглядная тьма.

Не без труда перевернулась на спину и ощупала местность рукой. Такое ощущение, что я попала в пустыню. По крайней мере подо мной стелилась не земля, а что-то более мелкое. Сумка, к сожалению, не нашлась, зато под руку попался сверток куртки. Им то я и укрылась, проваливаясь во тьму.

Открыла глаза, когда вокруг уже совсем посветлело. Встала, чувствуя, как каждое движение отзывается дикой болью, и с любопытством осмотрелась.

Я находилась в своеобразном кратере. Вокруг все выжжено. Не осталось ни одного деревца, ни одной травинки. Запах гари не ощущался. Похоже пожар здесь был давненько. По кругу, метрах в десяти в высоту, обнаружился все тот же сосновый лес.

Странно, когда падала, казалось, что летела очень долго. Ну да ладно. Нужно вставать и как-то выбираться.

Проще сказать, чем сделать.

Максимальная высота, которую мне удалось осилить — метра два, не больше.

Предприняв очередную попытку, соскользнула и упала, сильно ударившись спиной. Полежав немного, собралась с силами и полезла вновь, но увы. От досады безумно захотелось пнуть булыжник как раз попавшийся на пути. Я даже занесла ногу, но так и замерла. Это было единственное пятно на фоне черного обуглившегося ковра. Как только раньше его не заметила? Ведь рассматривала местность.

Решив рассмотреть находку, присела на корточки и аккуратно разгребла окружившую его золу. Это был вовсе не камень, а большое яйцо. Подобное я видела, когда маленькая пошла с родителями в зоопарк. Там страусиха высиживала свой выводок. Но это, в отличие от яйца белого цвета пернатых бегунов, темно-зелёного цвета.

Наверное, будущего зверя ветром уронило из гнезда.

Не хотелось бы встретиться с мамашей, кем бы она не оказалась.

Огляделась в надежде заметить гнездо, но поблизости ничего не обнаружилось. А ведь, если яйцо остынет, малыш погибнет.

Появилось непреодолимое желание забрать находку с собой, что я и сделала, не особо понимая, что буду с ним делать.

Чтоб согреть яйцо, сняла с себя теплый шерстяной свитер, взамен надев белую блузку. Надеюсь, малыш не замерзнет.

Закончив с укутыванием, бережно положила драгоценную ношу в сумку.

Кажется, во мне просыпается материнский инстинкт. И кто бы мог подумать, что для этого стоило найти громадное яйцо неизвестного зверя.

Почувствовала сильную головную боль и слабость во всем теле. Такое ощущение, будто это место высасывает из меня все соки. Поэтому, допив последние остатки воды, приняла новую попытку. Упорно продолжая ползком преодолевать метр за метром, сама не заметила, как добралась до поверхности кратера.

Встав на ноги, почувствовала, как сильно болят икры. Каждый шаг делался, словно на костылях, но я упрямо брела вперёд на юг. Благо мох на деревьях попадался часто.

Я ещё из уроков по природоведению помню, что это растение растет со стороны севера.

К полудню вышла к озеру и, забыв про все на свете, бросилась мыть руки и умываться. Опустив руки в теплую воду, поняла, что непередаваемо жажду искупаться.

Здраво рассудив, что здесь в лесу меня никто не увидит, разделась до нижнего белья и с головой окунулась в воду. Моей радости не было предела. Я расслаблено плавала на спине, по-лягушачьи, ныряла. Чувствовала, боль стихает.

— Вы замечательно плаваете, — услышала я, в очередной раз выныривая из воды.

На берегу стоял симпатичным молодой парень немного старше меня. В глаза сразу бросилась подтянутая фигура, которая проглядывалась под добротной одеждой, в отличие от уже увиденных селян. Мужчина явно занимается собой.

Темные каштанового цвета волосы коротко острижены. Губы на породистом лице искривлены в ироничной усмешке, а в глазах шоколадного оттенка явственно прослеживается озорство.

— Отвернитесь, мне нужно одеться, — проговорила я, чувствуя, как краска стыда заливает лицо.

Губы незнакомца, искривились в похабной улыбке, которую нестерпимо захотелось стереть с благородного лица.

— Не бойтесь, выходите, я не смущусь.

Я прожгла его гневным взглядом, но бесполезно. Мужчина по-прежнему продолжал лыбиться.

Поняв, что отворачиваться никто не собирается, плюнула на все и прям так, практически нагишом, вышла, мысленно сыпля проклятия на этого самовлюбленного индюка.

Хотел зрелище, получай, только смотри слюной не захлебнись!

Я никогда не считала себя писанной красавицей, но зато формы у меня что надо. Высокая грудь третьего размера (как по мне самый идеальный вариант: не маленькая и не большая), тонкая талия, плоский живот, подтянутая попка, округлые бедра и ровные ножки. Единственный недостаток — небольшой рост, но тут смотря с какой стороны посмотреть. Лучше быть миниатюрной и в крайнем случае обуть каблуки, чем высоченной шпалой.

При моем приближении брови мужчины поползли вверх, в противовес взгляду, медленно спускающемуся и ненадолго задержавшемуся на груди.

То ли уже всё посмотрев, то ли все же вспомнив о приличиях, незнакомец отвернулся.

Я выдохнула с облегчением и поспешила прикрыть наготу. Конечно, не хотелось надевать на мокрое тело одежду, но стоять рядом с мужчиной в белоснежном белье, которое сейчас больше показывает, чем скрывает, хотелось ещё меньше.

— Можете поворачиваться, — сказала я, надев блузку и юбку, и предварительно сняв кружевные бюстгальтер и трусики.

Этот комплект белья был самым дорогим у меня. Купила его для особого случая, а именно: годовщины наших отношений с Артемом, моим первым и единственным парнем. Я собиралась в этот день пойти дальше и стать женщиной после романтического ужина. Вовсе не потому, что испытывала неземную любовь, а просто посчитала, что пришло время. Сейчас я понимаю, что первым и в идеале единственный должен быть по-настоящему любящий тебя мужчина, но тогда мне это решение казалось правильным.

Неожиданный звонок нарушил все планы. Хозяин кафе, в котором я работала, попросил выйти официанткой в его ресторан, расположенный в получасе езды от дома. Я собиралась отказаться, но озвученная мне сумма переменила решение. Именно здесь мы и встретились: я, Артем и девушка с филологического.

Позже оказалось, что все одногруппники знали, что бывший парень со мной только из-за домашки, которую я делала за двоих, сам же давно встречается с другой.

Через два месяца они поженились. Именно в тот день Артем сделал Даше, так оказывается ее звали, предложение.

Эта история не прошла для меня даром. Я поставила жирный крест на отношениях с парнями.

Между тем мужчина развернулся и вновь оглядел меня, распускающую косу, с головы до ног, опять же задержавшись на груди. Надеюсь, блузка не сильно намокла и не стала прозрачной. На стриптиз я не подписывалась.

— Нравлюсь? — не удержалась от вопроса я.

— Вполне, — как ни в чем не бывало ответил этот наглец, прекращая разглядывать мои полушария, и уставился своими глазами цвета молочного шоколада мне в глаза. После чего продолжил, — особенно грудь, а вот ножки хорошо бы подлиннее.

Вот же самовлюбленный индюк! Заехать бы ему чем-нибудь, чтоб с небес на землю спустить.

— Уж какие есть, больше не вытянутся, — не сдержавшись ответила спокойно.

— Сколько стоишь?

— Что?

Мне послышалось?

— Я спрашиваю сколько стоит ночь с тобой, — сказал медленно, четко выговаривая каждое слово, словно издеваясь.

Не послышалось. Никогда меня еще так сильно не унижали. Да как он смеет вообще?

— Я тебе что путана? — воскликнула не сдержавшись.

На хорошеньком лице незнакомца появилась растерянность.

— Кто? Ты ведь ночная бабочка?

Мое возмущение не знало предела, поэтому решила немного опустить его с небес на землю.

— Ты бы сначала с себя начал. Живут не с красотой, а с человеком. Это как с яблоком: румяное снаружи, гнилое изнутри.

И не говоря больше ни слова подхватила сумку и стремительно пошла прочь. К счастью, мужчина за мной не последовал. А уже спустя четверть часа я позабыла о происшествии.

Оказалось, что озеро расположилось недалёко от города.

Глава 6

Различия между городом и деревней колоссальные. Начиная с дороги, выложенной брусчаткой и огороженной зелёными насаждениями, заканчивая каменными домами, которые возвышались в один, в два и даже три этажа.

У меня создалось ощущение, что попала в старинный европейский городок времен средневековья. Но это никак не помогало мне определиться куда податься теперь.

В книгах про попаданок героини обычно либо встречают принцев, которые так впечатляются красотой девушки, что готовы на любые подвиги, либо отправляются в магическую академию. Ни принцев, ни рыцарей мною встречено не было. Единственный мной встречный мужчина оказался тем еще нахалом. Ну а магию я в себе никогда не ощущала. Какая магия на Земле? Все это сказки.

Неспешно прогуливаясь по улице, рассматривала необычные вывески. На них не было названий, как у нас, только какой-то значок. Так, например, над одной из дверей красовался выгравированный цветок. Помещение оказалось цветочным магазином.

Вскоре обоняние уловило запах сдобы. Рот наполнился слюной. А ведь я не ела со вчерашнего вечера.

Ноги сами понесли к тому месту. Над дверью пекарни висело красочное пирожное.

— Доброго дня, — поприветствовал улыбчивый продавец, явно страдающий от лишнего веса, — что Вас интересует? Вся продукция свежайшая. Берите, не пожалеете.

И чего я сюда приперлась? Местных денег у меня нет. Чем расплачиваться буду? Не натурой же в самом деле. Честь моя мне еще дорога.

— Доброго дня, спасибо, ничего не нужно. Подскажите, пожалуйста, не требуются ли Вам работники?

Не требовались, как и в ещё нескольких заведениях.

Начало смеркаться, а у меня нет ни ночлега, ни работы.

В поле зрения появилось ухоженное здание, на фасаде которого крепилась металлическая пластина, по виду напоминающая огранённый камень. Из любопытства зашла внутрь. В помещении размещалось множество стеллажей с различными ювелирными изделиями.

Решив попытать счастья попробовала продать золотую цепочку.

Прости меня, тетушка!

Ювелир был в полном восторге от работы искусного мастера. Ненароком попытался выяснить место, где удалось купить столь чудное творение. Но, что я могла ответить? Пришлось загадочно улыбаться и предложить купить изделие. Не имея ни малейшего понятия о ценах, наугад торговалась требуя выше сумму. Сошлись на золотой середине.

Теперь я стала счастливой обладательницей мешочка с золотыми и серебряными монетами, из которого в карман юбки сразу отправила две серебряной монеты и одну золотую, по золотому в кроссовки, а остальные спрятала на дне сумки.

Все манипуляции производила по дороге, предварительно убедившись, что улица пустует.

Спрашивать о постоялом дворе у ювелира побоялась. Кто их тут знает? Может у них злобная преступная группировка и в постоялом дворе меня уже будут поджидать бандиты. После наших телевизионных передач и не таким параноикам станешь, но надо признать, зерно истины во всем этом определенно было.

Зайдя в очередную пекарню, купила пару булочек и мятного настоя, являющегося аналогом нашего чая, только травяного. Также у продавца узнала о расположении ближайшего постоялого двора, который, как оказалось, находится за углом.

На входе за стойкой меня встретил солидный мужчина с усами, как у Боярского. Вообще, я не заметила в городе ни одной сотрудницы женщины. Совпадение или дискриминация по половому признаку? Если последнее, то дела мои совсем плохи. Надеюсь, все же нет, иначе рано или поздно и правда придется становиться ночным мотыльком. Есть еще шанс выйти замуж, но что-то как-то не хочется. Хотя, если выбирать между первым и вторым, то пусть будет лучше муж, главное, чтоб не такой нахал, как тот красавчик с озера.

— Добрый день, чем могу вам помочь? — низким голосом поинтересовался мужчина.

Арендовала комнату на три дня, расставшись золотым.

Да уж, нужно что-то побыстрее придумывать, иначе по миру пойду с такими расценками. Наверное, ювелир все же надул меня.

Расстроенная попыталась отвлечься на апартаменты. Предоставленная в пользование жилплощадь оказалась значительно больше той, что была в деревне. Да и мебели здесь гораздо больше. Помимо кровати и шкафа, располагался небольшой столик с двумя креслами, над потолком висел шар, освещающий помещение. Как мне объяснили, работает он по хлопку.

Заходя в купальню, как назвала ее сопровождающая меня девушка-горничная (все-таки не так все потеряно. Если что, пойду тоже горничной. По крайней мере, мне это под силу), ожидала увидеть ванну, но нет. Здесь была раковина и ночной горшок.

— А помыться у вас как-то можно? — спросила я.

— Да, конечно. Сейчас скажу, чтобы принесли купальню.

Девушка покинула мои покои, а я вернулась в спальню, положила сумку на кровать и подошла к окну.

С каждой минутой у меня создавалось ощущение, что я попала в средние века. Грязный город — это только подтверждал. Нет, здесь не выкидывали помои из окон, как это было в те времена, но не знаю, может нависший туман создавал такое ощущение. В этом мире постоянно что-то давило на меня, мешая спокойно жить, может все из-за неизвестности?

К моменту, когда принесли купальню, думала улягусь спать грязной. Кстати, это была, по сути, обычная ванна, только деревянная. Сейчас она была полная воды.

Погрузившись в воду, я блаженно зажмурилась. Вот уж правду говорят: имея — не ценим, потеряв плачем. Вот и я поняла, насколько соскучилась по цивилизации.

Захотелось надуть губки и топнуть ногой, как в детстве, а после заявить: хочу домой! Но я этого понятное дело не сделала. Для кого устраивать концерт, если никого, кроме меня, здесь нет?

Вдоволь накупавшись и постирав вещи, повесила их на балконе на натянутой веревке, молясь, чтобы ночью не поднялся ветер и не унес, так как прищепок не обнаружила. Легла спать, оценив мягкость постели, а заснула стоило смежить веки.

На утро после водных процедур и завтрака в планах значилась покупка одежды. Не привыкла я спать полностью обнаженной, а комплект белья у меня всего один. Выйдя на балкон, чтобы собрать постиранные вчера вещи, наткнулась на очередную проблему. Кружевной комплект и блузка из-за тонкости материи высохли, а вот юбка… нет. С нее не капало, но и полностью сухой назвать нельзя. К счастью, мокрым остался только пояс, поэтому пришлось натягивать то, что есть и надеяться, что почки простят меня.

Спросив на выходе из постоялого двора у сотрудника расположение приличных одежных лавок, отправилась пополнять гардероб.

Город в свете дня наполнился красками. С балкона каждого каменного дома свисали разнообразные ветви невиданных доселе цветов. Множество зелёных лужаек разбавляли серую брусчатку. Всюду царила чистота и порядок. По дорогам мчались повозки, а народ спешил по своим делам.

Не знаю совпадение ли, но все направлялись только в одну сторону.

Идти на поводу любопытства не стала. Как у нас говорят, сделал дело, гуляй смело. Вот и я решила сначала устроить шопинг, а уже потом пойти, поглядеть.

Недолго походив по лавкам, стала счастливой обладательницей трёх платьев (к счастью, моды на корсеты здесь не было), шляпок под них, амазонки и нескольких пар вполне приличной обуви.

Конечно, для девушки из современного мира, она была простенькой, но зато исключительно из натуральных материалов.

Ещё я купила небольшой дорожный чемодан для вещей, которые теперь при всем желании не поместятся в сумку.

А вот с нижним бельем возникли проблемы. Женщины здесь носили панталоны. Примерив их, у меня появилось ощущение, будто чего-то не хватает.

— А других фасонов у вас нет? — спросила я у женщины в возрасте, выглядывая из-за ширмы.

Да, здесь работала представительница слабого пола, но исключительно помогая клиенткам с размерами. Всем остальным заведовал пожилой мужчина в белоснежном костюме.

Дама замялась, в отличие от своего босса.

— Может быть у госпожи имеются какие-то особые предпочтения? — елейным голосом вопросил он.

— Да, есть панталоны покороче? — не стала мяться я, понимая, что в таком ужасе ходить не смогу.

— Естественно. Среди моих постоянных посетителей есть и девушки-бабочки. — Опять эти мотыльки. Что ж все крутится вокруг них? Неужели только путаны носят здесь нормальное белье? Тогда понятно почему тот молодой человек на озере принял меня за одну из девочек по вызову.

Тем временем, хозяин лавки велел своей служащей:

— Глория, принеси последние работы.

Женщина тут же скрылась из виду. Провожая ее взглядом, заметила краем глаза, как пристально мужчина рассматривает меня. Запоздало дошло, что я же полуголая, хоть и прикрыта шторкой. Поспешив скрыться за ширмой, заметила в отражении свои раскрасневшиеся щеки.

Ох, Аня, Аня…

Послышались торопливые шаги и через мгновение мне протянули… панталоны. Да, они были короче и отличались наличием кружев, бантиков и оборок, но все же сильно отличались от привычного земного белья. Многие у нас и шорты короче носят. В общем, пришлось купить это.

Бюстгальтеры же в этом мире были схожими с нашими, но более простого кроя.

На гардероб ушло много средств, но не слишком. На неделю жизни на постоялом дворе монет осталось.

Выйдя из лавки, уперто направилась наперерез местным жителям.

Вот оставлю в комнате покупки, потом удовлетворю свое любопытство.

Бредя по улочкам, раздумывала, что могло спровоцировать такой ажиотаж. Может в город приехала особая ярмарка или сегодня праздник и где-то проходят выступления?

Когда тянула на себя тяжелую дверь постоялого двора, успела не раз пожалеть о своем поспешном решении. Вот что помешало мне сначала узнать, что там происходит, а уже потом отнести вещи? Никто бы у меня их все равно не отобрал, наверное. Все же мне до сих пор неизвестно куда я попала.

В голове вдруг возникла мысль об еще одном варианте сборища людей. Помнится в средневековье сжигали ведьм, а народ глазел на все это. К горлу подкатила тошнота, и я принялась перебирать в голове новые наряды лишь бы страшная картина побыстрее забылась.

Может надеть один из них на прогулку? Нет, еще найдется случай покрасоваться, а юбка все равно уже высохла и запылилась. Нечего и остальные вещи пачкать.

Глава 7

Следуя за несколькими молодыми разодетыми девушками, как раз проходившими мимо постоялого двора, добралась до площади с небольшим возвышением по центру, которое на данный момент пустовало. Присутствующие здесь люди определенно чего-то, а вернее кого-то ждали.

Внимательно огляделась по сторонам и заметила, что среди собравшихся, представительниц слабого пола, причём именно молодых, значительно больше нежели сильного.

Ближайшая ко мне женщина увлечённо что-то втолковывала своей дочери или племяннице подле себя. Стайка справа перемывала косточки какой-то девушке в вульгарном алом платье. Слева от меня блондиночка своими огромными голубыми глазами также, как и я, с интересом рассматривала окружающих. У нее-то я все и узнала.

— Так сам сын герцога Макалистер выбирает себе невесту, — с готовностью ответила она.

— Что вот прям здесь? — не поверила я.

— Нет, конечно. Его доверенные люди выбирают избранниц, которые отправятся в дом герцога.

— И по каким критериям отбор девушек?

— А вот об этом узнаем после полудня, когда все начнётся. Сейчас ясно только то, что участвовать могут все незамужние девушки от семнадцати и до двадцати двух вне зависимости от положения в обществе. Если все же надумаешь, не забудь встать в очередь. Я уже час здесь торчу, а уже сто восьмая.

Ого! Ничего себе!

— Спасибо, учту, — поблагодарила за информацию и отошла в сторону.

Градус моего любопытства понизился. И теперь на передний план вышла иная задача: поесть. Завтрака ведь у меня так и не было.

Внимательно огляделась по сторонам и тут же огорчённо выдохнула. Ни одной пластины с чем-то обозначающим еду не обнаружилось в округе. Даже странно, центр города, судя по площади, а ничего съестного нет.

Зашагала в противоположную от постоялого двора, а стоило пройти первую улицу, как показался целый ряд лавок, таверн и прочего. Изучив цены, решила обойтись беляшом. Что-то погорячилась я с нарядами…

Вот ведь… место другое, а проблемы все те же.

Пеняя на свою нелегкую жизнь, параллельно размышляла, где бы спрятаться от людских глаз. На постоялый двор идти не хотелось, и я незаметно для себя самой дошла до вчерашнего озера.

Светило яркое солнце. На голубом небе не проплывало ни единого облачка. Водная гладь светло-изумрудной поверхности пленила взор, завораживала. Безмятежность этого места успокаивала, дарила умиротворение. Вот он мой рай на земле!

Кстати, о последнем, с момента попадания в новый для меня мир, ни разу не вспомнила о доме, за исключением разве тех моментов, когда приходилось непонятно как купаться. Неужели даже не скучаю, не хочу вернуться? Наверное, все же мне это не нужно. Из всех близких родственников на Земле осталась только тетя, которой не очень-то и есть до меня дело. Я ее не виню. У нее своя жизнь: муж, которого она безмерно любит, а вскоре, возможно, появятся дети.

Близких подруг завести не получилось, что не удивительно, ведь я все время или училась, или работала. Молодого человека нет. После Артема я так и не решилась дать кому-то еще шанс. Честно говоря, я бы не сказала, что сильно была привязана к нему. Но это уже поняла потом. Как и то, что поцелуи с ним не вызывали ни трепета, ни бабочек в животе, ни подкосившихся ног, как это описывали в книжках.

Интересно, каким бы был поцелуй со вчерашним красавчиком? Почувствовала ли я головокружение, нехватку воздуха?

Невольно на губах заиграла улыбка, но я тут же обругала себя. Аня! О чем ты думаешь? Он принял тебя за путану!

— А что же прекрасная незнакомка сегодня не планирует купаться? — спросил предмет моих мыслей. Как говорится, вспомни солнце, вот и лучик. — Или ты уже, а я все пропустил?

Я повернулась. Мужчина стоял позади меня и иронично улыбался.

— А ВАС не учили, что разговор нужно начинать с приветствия? — «вас» произнесла особо выразительно. Все же, как он верно заметил, мы не знакомы.

— Доброго дня! — нарочито вежливо сказал он, даже поклон отвесил. — Не находите сегодняшний день прекрасным, особенно для купания в озере?

— Добрый день! Погода и вправду замечательная, но вот беда, со вчерашнего дня все желание купаться куда-то пропало, — произнесла я в его манере.

Похоже теперь в общении с мужчинами всегда буду выстраивать глухую стену, чтоб обеспечить себе хоть какую-то защиту.

— Как жаль. Сегодня я надеялся составить Вам компанию.

— Ну что Вы, купайтесь, а чтоб Вас не смущать, могу даже уйти.

Подтверждая свои слова, приподнялась с мягкой зеленой травы и даже успела сделать несколько шагов, прежде чем мужчина преградил путь.

— Я должен извиниться за вчерашнее предложение, — проговорил он, преданно заглядывая в глаза, — ваш выход из воды и белье сбили меня.

Сейчас я явно покраснела, вот только не от смущения, хотя надо признать без него тоже не обошлось, а от злости. Что мне нужно было делать, когда этот наглец не пожелал отворачиваться? Спрятаться под водой и ждать, пока он все же найдет в себе остатки совести и отвернется? Так лесное озеро, не теплое море в середине лета. Ноги в любой момент может свести судорогой.

Эти высказывания я проглотила, но фразу о белье не смогла. Да, оно красивое, но по крайней мере закрывало стратегические места, в отличие от увиденных мной в земном магазине.

— Ничего плохого не вижу в том, чтобы носить красивое и удобное белье. Мы, женщины, знаете ли, любим бантики, кружева и прочие атрибуты, украшающие даже самый простой наряд.

Судя по взметнувшимся бровям, он не ожидал от меня подобного ответа. Если девушки здесь должны молчать в тряпочку, то со мной этот финт не пройдет. Родители научили меня выражать свою точку зрения, а в случае необходимости и отстоять.

— Почему Вы не готовитесь к отбору, как остальные девушки в городе? — спросил мужчина, придя в себя.

— А зачем мне к нему готовится? — не поняла я.

— Так уверены в своей победе?

— Отчего же? Я вообще не собираюсь в этом участвовать.

— И почему, позвольте узнать? Вы уже помолвлены или может влюблены?

— Нет. Просто не вижу смысла участвовать.

— Отбор дарит шанс любой стать герцогиней. Разве не каждая девушка мечтает стать супругой герцога?

— Не каждая. Мне этот герцог абсолютно безразличен. К тому же нужно трезво оценивать свои шансы: где он и где я.

— На этом отборе происхождение не будет играть принципиальной роли.

— Может быть, но все равно не вижу смысла в этом участвовать. Жениться нужно по любви.

— А вдруг между вами с герцогом возникнет взаимная симпатия?

— Сомневаюсь, что из этого получится что-то хорошее. Брак слишком не равен. Жена будет полностью зависеть от благосклонности мужа, боясь лишний раз выразить свое мнение, не говоря уже о несогласии. К тому же супруг сможет заводить себе сколько угодно фавориток, а я в браке, в первую очередь, приветствую верность и взаимоуважение.

— Ваши суждения слишком умны для столь юной особы.

— Любая девушка, если хорошо поразмыслит, придет к такому же выводу.

— Вы себя недооцениваете. Но участвовать в отборе Вам все же придется. В объявлении было четко сказано: явится всем незамужним девушкам на выданье. Время уже близится к началу. Боюсь, я вынужден проводить Вас до площади.

Он приблизился и подставил локоть, за который мне пришлось уцепиться и зашагать в обратном направлении. В конце концов сомневаюсь, что приглянусь герцогу или кто там будет ему невест выбирать?

— Меня, кстати, Дэниэль зовут, — нарушил мужчина воцарившееся молчание.

— Анна, очень приятно.

— И мне, — мужчина затормозил и галантно поцеловал руку, бережно сжав пальчики.

В том месте, где его губы коснулись тыльной стороны ладони, кожу опалило огнем. Я поспешно одернула руку. Это не укрылась от внимания Дэниэля, но, кажется, он все понял неправильно, потому что во взгляде промелькнуло недовольство.

— Кажется, мы опаздываем, — напомнила я и тут же вцепилась в подставленный локоть.

И мы неспешно продолжили путь, продолжая молчать. В какой-то момент мне это надоело, и я спросила:

— Вы часто приходите к озеру?

— Нет, вчера был впервые, как и в самом городе.

— Так Вы не местный?

— Нет, я один из помощников юного герцога Макалистер.

— Правда? Расскажите, как проходит отбор?

— Решили все же побороться за сердце герцога?

— Нет, конечно. Меня интересует сам процесс. Ведь девушек очень много.

— Иногда достаточно одного взгляда, чтобы понять, что из себя представляет человек.

— А иногда и целой жизни мало…

Завязался непринуждённый разговор. Дэниэль оказался очень интересным рассказчиком, который просто не может обойтись без юмора. С таким мужчиной не соскучишься.

Весь диалог меня напрягало одно: постоянная необходимость выкать. Устав сама предложила перейти на «ты». Он мельком бросил на меня удивленный взгляд, но согласился.

Километровую очередь из девушек было видно издалека, но встать в ее конец мне не дали. Дэниэль взял за руку и повел дальше. Это, казалось, безобидное касание от чего-то пробуждало мурашки на коже и рождало тепло где-то внутри.

Да что со мной сегодня такое?

Один раз мощная девушка, с трёх меня в ширину, попыталась загородить нам путь, мешая пройти, но под суровым взглядом моего сопровождающего стушевалась и пропустила.

Круто, я тоже так хочу! Может попросить, чтоб и меня так научил смотреть? Но попросить не успела, так как мы подошли к сцене, на которой стояли два молодых парня. Оба красавцы, как на подбор, но по мне слишком слащавые.

— Постой здесь секунду, я сейчас, — сказал Дэниэль, после чего запрыгнул на сцену и подошел к мужчинам. Их разговор и в правду оказался коротким, но эти любопытные взгляды, мельком брошенные на меня мужчинами, мне не понравились.

Стоя в отдалении, заметила внешнее сходство всех трех мужчин.

— Поздравляю, теперь ты невеста герцога Рейнальда Макалистера, — преувеличено торжественно произнес вернувшийся ко мне Дэниэль. — Осталось только уладить некоторые формальности. Подпиши договор.

Мне был протянут свернутый рулоном пергамент. Разломив сургучную печать, развернула длинный свиток и внимательно вчиталась в текст, аккуратно написанный разборчивым почерком от руки.

Еще со школьных уроков правоведения нам вбили в светлые головы, что, прежде чем подписать какой-либо документ, нужно тщательно его изучить, уделяя особое внимание мелкому шрифту. Здесь такового не имелось, но на всякий случай просмотрела бумагу вдоль и поперек. Кто ж их знает. Вдруг меня в рабство решили таким образом продать…

Судя по вздернутой брови, стоящего напротив меня мужчины, подобного разумного решения от меня никто не ожидал. Ну и зря.

По итогу полного изучения свитка поняла, что ни в какое рабство меня продавать не собираются, но покинуть отбор самостоятельно до того, как выгонят, я не могу. Исключение — смерть участницы. На этом моменте мне малость поплохело, но я быстро взяла себя в руки, продолжив читать.

С момента подписания документа жених (некий Рейнальд) обязуется полностью обеспечивать невесту на протяжении отбора, что было особенно важно в моем случае. Также в тексте говорилось, что вредить жизни и здоровью другой участнице строго запрещено и карается по меньшей мере вылетом, а в худшем случае — решение принимает суд объединенного королевства Сиреливан (теперь хоть буду знать, где нахожусь). А еще до меня стало доходить, что совсем скоро я попаду в самый настоящий террариум. Да, урон жизни может никто причинять и не будет, но ведь никто не отменял мелкие пакости.

Серьезно задумалась, а нужно ли мне это? По всему выходило, что да, стоит рискнуть. У меня появится шанс обжиться информацией, которая сейчас нужна как воздух. Конечно, не удастся избежать рисков, но как у нас говорят: кто не рискует, тот не пьет шампанское. Шампанское я не люблю, но принять участие все же придется.

— Чем можно расписаться? — спросила у все также ожидающего меня Дэниэля.

Мне была протянута длинная цыганская игла. Я вопросительно вздёрнула бровь, словно говоря: ты это серьезно, но мужчина понял меня неправильно.

— Уколи указательный палец и прижми вот здесь.

С опаской поднесла иглу и уколола палец. Капля крови тут же принялась собираться. Не мешкая приложила в указанное место и в тот же час почувствовала слабость, словно ранка высосала из меня все силы. Дэниэль оказался рядом и придержал под локоть, за что получил благодарную, но вымученную улыбку.

— Отправляемся завтра на рассвете отсюда, — сообщил он, мягко отбирая у меня свиток. — А пока пойдем, провожу тебя до дома. Можешь не говорить спасибо, невеста герцога Макалистера.

— И не собиралась, — буркнула я.

Невеста? Серьезно? И кто из тех двоих мой жених? Или герцога вообще среди них нет? И почему от мысли, что Дэниэль вот так запросто навязал мне участие в отборе, больно колит в груди?

Глава 8

Кто-то сходит с ума от элитной парфюмерии, кто-то от аромата цветов, я — от дразнящего обоняние запаха готовящегося на костре мяса. Говорят, все девушки любят сладкое, да, я тоже, но они не источают столь упоительный аромат, от которого всегда рот наполняется слюной. Вот и сейчас, как только почувствовала запах шашлыка, невольно повернула голову в ту сторону и с наслаждением глубоко вдохнула, словно намеривалась тем самым утолить голод.

— Может где-нибудь посидим? — ворвался в мой затуманенный разум вопрос Дэниэля.

Опомнилась мгновенно и тут же покраснела. Я, наверно, сейчас на наркомана была похожа. Стыд-то какой!

Краем глаза покосилась на мужчину. Он выжидающе смотрел на меня, а я вдруг вспомнила, что мне был задан вопрос.

— Давай, — ответила я потупившись.

Мы свернули к источнику головокружительных ароматов.

Зайдя внутрь, осмотрелась. Довольно просторный зал с десятком деревянных столиков. Обстановка напоминала охотничье кафе. На бежевых стенах висели головы оленей и еще какого-то неизвестного мне животного, а у барной стойки возвышалось чучело бурого медведя.

Источниками освещения служили витиеватые бра у каждого столика. Что примечательно вместо привычной зажженной лампы накаливания, горел сгусток пламени. Обман зрения или это действительно магия?

Меж тем Дэниэль выбрал деревянный столик, расположенный в самом конце полупустого зала.

— Есть какие-то особые предпочтения или заказать на свой вкус? — спросил мужчина, помогая мне сесть.

В голове тут же всплыли воспоминания о ценах в таверне. Здесь явно еда подороже будет, но ведь я теперь одна из невест какого-то герцога, жильем и питаниям меня обеспечат на какое-то время. Может удастся узнать, как вернуться домой?

А нужно ли мне возвращаться? Не знаю, на Земле меня особо никто не ждет, но по крайней мере там у меня есть квартира, пусть старенькая, но все же моя, есть работа. Ладно, разберусь позже, а сейчас вопрос с едой.

— На свой вкус, — приняла решение я.

Дэниэль направился к стойке, где пробыл от силы с минуту, после чего вернулся ко мне, заняв место напротив. Тут же к нам подошел опрятный мужчина с подносом в руках, на котором возвышался графин и два бокала.

— Надеюсь, ты не против эльфийского вина? — спросил мой спутник, пока официант споро наполнял бокалы бардовой жидкостью.

У них тут что еще и эльфы есть? Похоже я и правда в фэнтезийный мир попала.

— Нет, не против.

Наоборот, мне даже интересно, чем эльфийское вино отличается от нашего земного. Оказалось, вкусом. Напиток был сладким, но не приторным, с едва уловимой кислинкой.

За дегустацией сама не заметила, как опустошила бокал, в то время как Дэниэль едва притронулся к своему.

— Не спеши, это вино очень коварно, — предупредил он, вновь наполнив емкость и протянув его мне, — Анна, ты ведь не отсюда?

Он спросил, а у меня сердце пропустило удар.

— Нет, я путешествую, — ответила, стараясь изобразить безмятежность.

— И как только родители отпустили тебя одну?

На глаза навернулись непрошенные слезы. С трудом сдерживая их я отвернулась.

Глядя в окно, но ничего не видя, ответила:

— Я сирота, — голос все же дрогнул.

Прошло столько времени, а я все не могу оправиться…

Предательская слезинка все же скатилась по щеке. Вместе с этим мою руку накрыла тяжелая мужская ладонь, после легонько сжала ее, словно даря поддержку.

Удивительно, но я и вправду почувствовала, как успокаиваюсь.

— Прости, я не знал.

Я быстро-быстро заморгала, прогоняя остатки слез, после чего отняла руку, которую накрыл Дэниэль. Тут же стало как-то холодно и одиноко, но заплакать вновь не дал донесшийся до меня ароматный запах жареного мяса. А через несколько секунд к нам подошел официант с полным подносом еды. Здесь был какой-то овощной салат, картошка, посыпанная зеленью и он — большой сочный стейк. Я с благодарностью посмотрела на спутника. Тот с улыбкой мне подмигнул.

Какое-то время мы молчали, наслаждаясь едой. Я старалась не спешить, но оголодавший за эти дни желудок беспрестанно подгонял меня.

— Не часто встретишь девушку, которая ест с таким аппетитом, — прокомментировал мужчина. Я почувствовала, как запылали щеки, и потупилась. — Нет, я ни в коей мере не осуждаю, даже наоборот, считаю, что незачем истязать организм всеми этими изнуряющими диетами.

— Нравятся пышные дамы? — спросила, приподняв глаза.

— Нет, — он скривился, — Нужно знать меру, а не объедаться. — подняв бокал, предложил тост, — за встречу!

Я потупилась, вспомнив как в полупрозрачном белье щеголяла перед ним. Взяла бокал, чувствуя, как краска опять затопила лицо.

— Вообще не узнаю в этой застенчивой девушке, вчерашнюю смелую красотку, — ехидно заметил Дэниэль.

Подняла голову, встречаясь с наглыми глазами шоколадного оттенка. Внезапно все мысли выветрились, кроме одной: как же он все-таки хорош. Эти глаза, сводящие меня с ума, короткие волосы, в которые так и хочется запустить руки, губы с приподнятыми уголками, вкус которых нестерпимо хочется ощутить.

— Вот ты где, — послышалось рядом, и я моргнула, прогоняя наваждение. Похоже не стоит больше пробовать этот сладкий, но такой коварный напиток.

Не сразу поняла, что нас уже не двое. Только когда послышался скрип двигаемых к нам стульев, а следом рядом присели уже виденные не так давно молодые люди.

— Познакомишь? — спросил брюнет. Он выглядел немного моложе Дэниэля и второго товарища.

Мне кажется или послышался зубовный скрежет?

— Это Анна, — явно нехотя представил меня спутник, — а это Мортимер, — брюнет, — и Кристен, — шатен с яркими голубыми глазами. Все же первое впечатление насчет его оказалось ошибочным. Он вовсе не слащавый. Он… как сошедшая с обложки фотомодель. В нем есть нечто приковывающее взор.

— Очень приятно, — произнес предмет моего пристального разглядывания и галантно поцеловал руку.

Меня словно током шибануло. Опять. Да что со мной такое? Чего это я так на невинное прикосновение реагирую? Или это все алкоголь? Наверное, настала та стадия опьянения, когда все вокруг кажутся невероятно притягательными. Я никогда ранее не проверяла, но одногруппницы часто рассказывали о подобном. Нужно отправляться на постоялый двор.

— Я пойду, приятно было познакомиться, — сказала вставая.

Голова тут же закружилась и, если б не подхвативший меня Дэниэль, точно бы упала. Хорошо хоть, что язык не начал заплетаться…

— Я провожу, — не предложил, а констатировал он. Собственно, и не собиралась отказываться, боясь, что самостоятельно могу и не добраться.

Держа своего спасителя под руку, направилась прочь из этого места. Уже на пороге вспомнила о неоплаченном счете. Остановилась и, глядя на вздернувшего бровь спутника, сказала:

— Я забыла заплатить.

Даже потянула мужчину в обратную сторону, но он остановил меня:

— Хочешь оскорбить меня?

— Чем? — не поняла я.

— Любой уважающий себя мужчина обязан заплатить за даму, которую к тому же сам и позвал.

— Ну ладно, — не стала спорить я, вовремя вспомнив о своем безденежье.

Мы быстро добрались до постоялого двора, который располагался всего в метрах ста от кафе или как оно у них называется. За это время голова начала проясняться, а ноги перестали путаться. Но стоило встретиться взглядом с Дэниэлем у двери, как я поняла, что алкоголь все еще бушует в крови. Ведь в трезвом состоянии мне не могло захотеться поцеловать мужчину? Нет, конечно, нет. Значит, нужно побыстрее с этим заканчивать и прятаться в своем номере. Вот только нужно что-то сказать на прощание.

— Спасибо за прекрасный вечер.

— Благодарю за прекрасную компанию.

Он сделал шаг ко мне, и я, испугавшись сама не знаю чего, выпалила:

— Очень устала за день, так что пока.

И помахала ручкой перед тем, как скрыться за дверью.

Глава 9

Рейнальд

Я стоял, уставившись в закрывшуюся за девушкой дверь, и глупо улыбался. Смешная она все же, особенно когда выпьет. Не думал, что простое желание остаться в одиночестве так обернется.

Тогда я, устав от постоянных поездок, толп, вопящих расфуфыренных девиц, сбежал прочь в лес, стелящийся у окраины города. Медленно блуждая по тропинкам, глубоко вдыхал свежий воздух и наслаждался тишиной. Краем глаза заметил водную гладь. Да это же озеро! В голове тут же появилась навязчивая мысль: нужно искупаться. Вода мигом снимет всю усталость последних дней и наполнит организм живительной энергией. Однако выйдя из-за дерева, понял, что не один такой умный.

Я бесшумно подошел к берегу, где и застыл на берегу, не в силах отвести взгляд от девушки, расслаблено нежащейся в воде. Постояв с минуту, не удержался, заговорил. Не знаю, что мной двигало, когда отказался отворачиваться. Когда же практически полностью обнаженная русалочка вышла из воды, стоял и разглядывал ее тело, как заворожённый. Разве что рот не открыл, из которого бы в ту же секунду начала бы капать слюна. Почувствовал себя юнцом, впервые увидавшего женское тело

Далеко не сразу до меня дошло, что бесстыдно разглядываю полуголую девицу, отвернулся, но мне это не помогло отвлечься. Перед мысленным взором то и дело всплывала увиденная картина.

Миловидное лицо не выражало никаких эмоций, но насыщенного зеленого оттенка глаза… в них сверкали ветвистые молнии, выдавая русалочку с головой. Мокрые каштановые волосы облепили длинную тонкую шею и прямую спину с расправленными плечами. Несколько прядей упали на высокую грудь, слегка прикрытую бельем. Девушка могла похвастаться тонкой талией и стройными ножками.

Наконец, мне дали позволение повернуться. Взгляд тут же приковала к себе грудь. Она манила меня, словно мед медведя. Тонкая ткань белоснежной блузы совершенно не мешала, а даже наоборот, позволяла додумать и совместить с уже уведенным.

И тут русалочка меня удивила, спросив нравится ли. О, да! Ещё как нравилась. Я не стал скрывать. Как знаток девичьей красоты, сказал про ноги (больше для словца). Как по мне они и без того хороши, но многим мужчинам нравятся девушки повыше.

Неожиданно пазл сложился. Она — ночная бабочка! Этот взгляд, лишенный смущения под пристальным вниманием представителя противоположного пола. Откровенное белье. Отсутствие робости, будто в то, чтобы предстать в подобном виде перед мужчиной, нет ничего предосудительного. Сказать, что я расстроился, ничего не сказать. Не имею привычки подбирать объедки с чужого стола, а это еще хуже. Как вообще можно зарабатывать, торгуя собственным телом.

Из любопытства спросил русалочку, сколько она стоит. Девушка возмутилась. Неужели я ошибся? С одной стороны, это, безусловно, хорошая новость, но с другой, я обязан хорошо разбираться в людях.

— Ты бы сначала с себя начал, — бросила она. — Живут не с красотой, а с человеком. Это как с яблоком: румяное снаружи, гнилое изнутри.

Простая фраза, но я встал, как вкопанный, забыл, как дышать. Молча наблюдал за удаляющей фигуркой. Лишь когда та удалилась, смог вдохнуть полной грудью.

Думал, что уже через несколько часов забуду прекрасную незнакомку, но нет. Всю ночь проворочался так и не сомкнув глаз, все время вспоминая русалочку, ее стройное тело с выпуклостями в нужных местах, ее прямой взгляд зелёных омутов, длинные волосы, до которых неумолимо хотелось дотронуться, заправить прядь за ухо, а после впиться в розовые губки страстным поцелуем.

Когда расцвело, бросился к озеру в надежде встретить ее, но застал лишь умиротворяющую тишину, которая сейчас жутко бесила.

Вернувшись, выпил сонного зелья и проспал пару часов. Все же после обеда вновь отбирать девиц. Нет! Пусть в этот раз Дэн с Морти развлекаются.

Продрав глаза, вновь полетел к манящему словно пчелу нектар магниту и был вознагражден. Русалочка была здесь. Сидела и смотрела на озеро, мечтательно улыбаясь. Интересно, о чем она думает? Очень хотелось, чтобы обо мне.

Разговор вновь явил девушку в лучшем свете. Она оказалась умной, я бы даже сказал мудрой, не падкой на деньги, титулы и богатство.

Не думал, что через несколько дней нашего путешествия по городам королевства смогу переменить свое отношение к отбору. Во дворце среди придворных Изабелла выделялась своей сообразительностью на фоне остальных девушек, но пообщавшись с Анной я понял, что не все так потеряно. Возможно, и среди простолюдинок найдутся те, кто не так уж и глуп.

Анна! Какое необычное имя, впрочем, как и сама его обладательница.

Ее особенность сразу привлекла внимание и вовсе не потому, что продефилировала полуобнаженной (ладно и из-за этого тоже). Далеко не каждая вот так пройдет с высоко поднятой головой. А взгляд, который она не сводила при этом с меня… В нем не было кокетства. Она смотрела на меня, как на равного.

Любая другая девица уже давно бы потупила взор и покрылась краской, погружаясь до самых ушей в воду и боясь пискнуть, а русалочка нет, вышла, дала себя осмотреть.

Но что большего всего меня привлекло, так это отсутствие надменности и высокомерия, хоть и видна гордость.

О чем-то говорить пока преждевременно, но присмотреться к девушке стоит, как и к еще одной, заинтересовавшей меня, кажется, Марии. Ее белоснежные локоны манили прикоснуться и вдохнуть аромат, пухленькие губки молили о поцелуе, а ресницы, обрамляющие большие голубые глаза, кокетливо порхали. Добавить к этому тонкую талию, пышную грудь… Я не падок на женскую красоту, но эта конкретная девушка умела правильно себя преподнести. Еще и этот взгляд, что и у Анны, как на равного.

Удивил Дэниэль, также впечатлявшийся Марией. Но друг вообще непохож на самого себя. Он каждую молодую девушку провожал изучающим взглядом. На лицо недостаток женского внимания. Совсем загонял себя этой работой. Я, конечно, понимаю, наследник престола, но ведь и для отдыха нужно найти время. И тем страннее становиться его эта поездка. За всем этим точно, что-то есть, но вот только что или кто?

Глава 10

Анна

Обстановка в карете, в которой помимо меня находились еще три девушки, царила напряженная. Не нравились мне эти гневные взгляды из-под полуопущенных ресниц, сжатые кулаки и демонстративное игнорирование. А все потому, что на площадь прибыла вместе с Дэниэлем и его друзьями.

Я старалась быть приветливой, когда залезла в карету, вежливо поздоровалась, представилась, но в ответ девушки с интересом уставились в окно. Сначала подумала, может действительно что-то любопытное проезжаем и глянула в окно. Сомневаюсь, что безлюдные улочки в потемках могли привлечь их внимание.

Решила плюнуть на них (к сожалению, не в прямом смысле, хоть и очень хотелось) и наслаждаться необычной для девушки из эпохи автомобилей поездкой. Хватило меня ненадолго, минут на десять, через которые попа была отбита, а голова начала раскалываться. Как только дамочка напротив умудрилась задремать? Здесь же сидеть невозможно. Из-за неровной дороги с множеством камней нас подкидывало и приходилось постоянно держаться за что-то. Мне это напомнило гонку водителей маршруток в час пик.

В общем, я с нетерпением ждала привала, но он все не наступал и не наступал. Единственным спасением стал проплывающий за окном пейзаж, но вид на девственный лес, который не собирался меняться на что-то другое, быстро наскучил.

Спасение пришло неожиданно. Им стал подскочивший на вороном жеребце Дэниэль:

— Не заскучала еще?

Краем глаза заметила оживление соседок по карете.

— Немного, — честно призналась я.

— Потерпи еще чуть-чуть. Скоро привал. А пока, если ты, — он покосился на девушек в карете и исправился, — если вы, леди, не против, могу рассказать вам несколько занимательных историй.

— С удовольствием вас послушаем, — тут же воскликнула рыжеволосая девица, сидящая напротив меня.

«Занимательными историями» оказались анекдоты. Я смеялась, боясь, что пупок от хохота развяжется. Соседки были более сдержанными.

Время пролетело незаметно и подскочивший к нам, кажется, Кристен объявил о привале.

Наша карета ехала первой в длинной веренице. В городе, на площади, насчитала целых шесть штук. И куда только столько невест герцогу, неизвестно. Как говорится, хозяин — барин.

Как только остановились, я первая вышла оглядываясь. Оказались мы на просторном поле, которое устилал ковер из ромашек и других полевых цветов. Все естественные потребности отступили на второй план. Сейчас мне захотелось сплести венок, но все же здравый смысл победил. Неизвестно сколько наша стоянка продлиться, а отвлекать Дэниэля, занятого разговорами с расфуфыренными дамочками не хотелось. Вот только почему взгляд то и дело возвращался к нему, а сердце при виде того, как он улыбается грудастой блондинке, неприятно покалывает?

Сходив в кустики, заметила, как слуги расстелили покрывало на траве и споро готовили обед, девушки обступили мужчин или же сбились в стайки. Присоединяться к кому-то из них не было ни малейшего желания. Не знаю почему, но настроение испортилось, а чувство одиночества стало столь явственно, как тогда, когда умер дедушка, последний оставшийся подле меня близкий человек. На глаза навернулись непрошенные слезы, но я силой воли прогнала их. Никогда не имела привычки плакать при посторонних и сейчас не собираюсь. Лучше сплету венок.

Занимаясь сбором цветов, краем глаза заметила, как на меня косятся люди. Кто с интересом, а кто с брезгливостью. Судя по роскошным нарядам последние из богачей. Ну и пусть смотрят. Мне не жалко.

Цветочный ободок получился просто загляденье, а как ароматно пах… Люблю природу. Здесь можно побыть наедине со своими мыслями, отпустить на волю чувства, но не сейчас под пристальными взглядами семнадцати участниц отбора.

— Анна, если вы уже закончили, присоединяйтесь к нам, пока все не остыло, — позвал Кристен.

Водрузив венок на голову, взглянула на то месте, откуда послышался голос. Оказывается, за то время, пока я, погруженная в свои мысли, плела венок, слуги закончили не только с готовкой, но и с сервировкой импровизированного стола, а все дамы и мужчины уже заняли места. Первые, словно львицы, окружили свою добычу, в смысле малочисленных представителей противоположного пола. Стараться втиснуться туда даже не стала, решив выбрать место с другой стороны.

Молодая девушка в переднике и чепчике тут же поднесла мне миску с похлебкой. Только увидев еду, поняла, как сильно проголодалась, а ведь я и не завтракала. Такими темпами скоро от меня останутся одни кожа да кости.

Отправив в рот ароматно пахнущую жидкость, чуть не замурлыкала от удовольствия, настолько вкусной та была, но, к счастью, вовремя вспомнила, что не дома.

— Анна, а как этот ободок у вас на голове называется? — поинтересовался Кристен, когда все закончили с трапезой, но все также продолжали сидеть.

— Это венок, — пожала я плечами, — у нас все такие с младенчества плести умеют.

— Никогда не слышал. Напомните мне, откуда вы? — продолжал он допрос.

— Из небольшого городка на юге, — осторожно подбирая каждое слово ответила я, молясь, чтобы он не спросил название.

— А для мужчин эти венки делают?

— Да… — чуть не ляпнула про лавровый венок Цезаря.

— Сделаете для меня?

— Конечно.

Я поспешно встала и направилась на сбор растительности, пока меня еще о чем-то не спросили.

Ко мне присоединились и несколько других девушек, возжелавших научиться плетению. А мне что трудно? Нет. В общем, через полчаса-час практически все головы увенчали венки.

Пришло время разбредаться по каретам и отправляться в путь, но кто бы знал, как мне этого не хотелось. Попа только-только начала отходить от трясучки.

Мысль пришла неожиданно и, пока не успела передумать, поспешила к Дэниэлю, в кое-то веки стоящему в одиночестве возле своей лошади.

— Дэниэль, — обратилась к нему, подходя. Он вздрогнул, но повернулся лишь когда я дотронулась до плеча. И чего это он на свое имя не отзывается? Или не услышал. — а еще одной свободной лошади у вас нет?

— Нет, а ты хотела прокатиться?

— Да, просто в карете… В общем хочется побыть на свежем воздухе.

— Постой тут секунду, я сейчас.

Он всучил мне вожжи и ушел, оставив наедине с лошадью. Мы встретились растерянными взглядами.

— И что мне с тобой делать? — спросила у коня. Естественно, тот мне не ответил. Фырканье — это ведь не ответ?

Раньше я лошадей видела только по телевизору и несколько раз в парке. Кататься ранее не приходилось, не говоря уже о чем-то большем. К счастью, быстро вернулся Дэниэль, ведя под руку гнедого жеребца.

— Морти согласился поехать в карете, а Буян поступает в твое полное распоряжение. — все это он произнес с такой очаровательной улыбкой, что у меня язык не поворачивался сказать, что я не умею кататься на лошадях, но очень уж не понравилось мне имечко. Буян — это ведь от слова буйный?

— Есть только одна небольшая проблемка.

— Какая? Дай угадаю. Тебе нужно женское седло?

— Нет, я не умею кататься верхом.

— Что совсем-совсем?

— Никогда не пробовала.

Маты не прозвучали, но я явственно их прочитала во взгляде, поэтому добавила:

— Может у меня получится? Я способная ученица.

— Буян — не та лошадь, чтоб учиться. С ним нужна жесткая хватка.

Я кинула взгляд на карету. Возвращаться туда совершенно не хотелось.

— Может я все-таки попробую? — попросила умоляюще.

— Хорошо, — он тяжело вздохнул, — садись.

— Как?

Не говоря ни слова, мужчина подхватил меня и одним движением водрузил коню на спину.

— Хорошая лошадка, — сказала я, поглаживая животинку, — ты же будешь послушной? Я тебя потом морковкой покормлю.

Мне показалось или она, вернее он, внимательно посмотрел на меня?

— Теперь попробуй сделать несколько шагов и остановиться, — скомандовал Дэниэль.

— Хорошо. Буян, пошли.

— Да не так… — не знаю, что он хотел сказать, но мой жеребец услышал команду и принялся выполнять.

— А теперь стой, — попросила я, и он тут же послушался. — Молодец. — Я погладила животное и попросила, — а теперь развернись и подойди к Дэниэлю.

Удивительно, но он опять послушался.

— Поразительно, — прокомментировал опешивший мужчина.

— Вы там долго еще? — спросил Кристен. — Все только вас ждем.

— Да, отправляемся, — велел Дэниэль, запрыгивая на своего коня. А повернувшись ко мне повелительно добавил. — Держись рядом!

И мы поскакали. Сказать, что я была в восторге, ничего не сказать. Буян слушался каждой моей команды и уже спустя полчаса даже составляющие мне компанию мужчины заметно успокоились и принялись вести непринужденную беседу.

В какой-то момент я заскучала, и в голове появилась мысль, как можно развлечься.

— Давайте наперегонки, — предложила я.

— Ты всего несколько часов верхом, — напомнил Дэниэль.

— Не будь занудой, Дэниэль, — сказал Кристен, зачем-то сделав акцент на имени.

— Как хотите. Давайте тогда до начала вон того узкого ущелья.

— На счет три, — скомандовала я, ожидая пока мужчины выстроятся со мной в одну линию, — раз, два, три! Давай, Буян, не подведи!

И он не подвел, хоть поначалу и уступил первенство соперникам, но, видимо, сообразив, что я от него хочу, поднажал и вырвался вперед, совсем ненамного обогнав своих вороных товарищей.

— Ты моя умничка! Я тебя еще и яблочками накормлю.

— Дэн, я думаю, она тебе обманула. Невозможно так кататься впервые сев на лошадь!

— Я тоже так думаю.

— Это не я! Это все Буян! — честно призналась я.

Я еще с детства заметила, что животные тянуться ко мне. Вон даже соседская овчарка при виде меня бежит сломя голову, а потом преданно виляет хвостиком. В то время как соседку снизу готова как минимум покусать.

Мы слезли с лошадей и медленно зашагали вперед, давая возможность каретам догнать нас. Казалось, проскакали все нечего, а оторвались знатно.

Наше шествие проходило по узкому ущелью, с двух сторон от которого раскинулись высокие скалы. Глядя на них, невольно испугаешься обвала. Вон там на вершине вот-вот отвалиться камень и упадет на невезучего путника. Конечно, существует вероятность, что не долетит или перелит и попадет в густые заросли кустарников, опоясывавших дорогу, но закон подлости играет всегда.

Неожиданно вспомнился фильм, в котором на главных героев напали в подобном месте. Это было хитро. Ведь в высоких кустах легко спрятаться. Узкое ущелье создаст множество препятствий для неподготовленных, а именно такими и оказывались герои.

Правду говорят, все мысли материальны. Не прошло и пары минут, как нас атаковали. Сначала из высоких зарослей в отдалении полетели стрелы, но к счастью, Кристен оказался магом и выставил купол, похожий на мыльный пузырь. Защита сработала, и стрелы опали.

К нам на встречу вышли пятеро мужчин, закутанных в черные плащи с капюшонами, и принялись атаковать заклинаниями. Мои спутники отбивались и атаковали сами, но я существенно им мешалась, так как приходилось следить, чтобы меня ничем не задело.

Чувствовать себя обузой, мягко говоря, паршиво.

Подоспели кареты, а вместе с ними и охрана, среди которых оказалось два мага. Я выдохнула с облегчением, но мгновением позже, выяснилось, что рано. Несколько любопытных девушек вылезли из карет и их тут же атаковали позабытые лучники. Надеюсь, невесты герцога все же упали в обморок, а не от ранений.

Борьба продолжалась. Охрану из числа простого люда перебили, одного из магов ранили, но и мы достигли успехов, победив четырёх мужчин в плащах, но остались ещё лучники, которые тут же напомнили о себе.

Все стрелы мужчины отбили. Но не ту одну единственную со спины летящую прямо в Дэниэля, который в очередной раз повернулся в мою сторону. Я, как в замедленной съемке, наблюдала, как стрела вонзается в тело парня.

В этот момент что-то изменилось во мне, проснулось ото сна. Непомерная ярость заполнила меня до краев. Она требовала немедленно выпустить ее наружу.

Не в силах больше сдержать эту силу, выпустила, и та, словно только этого и ждала, хлынула наружу. Вместе с этим из горла вырвался гневный выкрик:

— Да чтоб вы провалились!

Неожиданно, земля начала дрожать. Где-то близко раздался грохот, но рассмотреть, что там произошло не успела, уплывая во тьму и оседая безвольной куклой.

Глава 11

Очнулась, чувствуя сильные руки, крепко, но в то же время бережно, прижимающие к себе. Воспоминания лавиной обрушились на и без того раскалывающуюся голову. По правде говоря, у меня болела каждая клеточка тела. Никогда бы не подумала, что волосы тоже могут болеть.

Судя по трясучке, мы ехали в карете. Не без труда подняла налившиеся свинцом веки и сразу же наткнулась на взгляд мужчины полный тревоги. Нет, не Дэниэля, Кристена.

Сердце сковал липкий страх.

— Как он? — произнесла, не узнавая собственный голос. Он звучал хрипло, словно накануне его сорвала.

— Хорошо, спит, — кивок головы на сиденье, напротив. Глянув туда, и вправду заметила согнувшегося в три погибели мужчину. Даже при тусклом освещении в глаза бросились черные синяки под глазами. А Кристен продолжал, — отделался небольшой царапиной на плече. До свадьбы заживет, — он хмыкнул. — Ты как? И напугала же всех!

— Нормально, но почему-то все тело ломит.

Я попыталась сесть, но ничего не вышло.

— Это как раз и не удивительно, учитывая сколько силы ты выбросила.

— Я?

— Ну да. Ты же тех лучников по пояс в землю засунула. И как только у тебя это получилось? Видно же их не было.

Я совершенно ничего не понимала.

— Я не маг.

— Теперь маг. Твоя сила проснулась. Никогда о подобном не слышал. Обычно она проявляется до двенадцати лет.

Растерянно пожала плечами, обдумывая услышанное. Я — маг? Верится с трудом. Если б не увидела ее проявление там в ущелье, решила бы, что меня разыгрывают.

— А я сильный маг?

— У тебя низкий объем резерва. Даже удивительно, как смогла со стихией земли подобное провернуть. В любом случае после отбора тебе необходимо поступить в магическую академию.

— А что, если я пройду этот самый отбор?

Да, верилось с трудом, но все же такой вариант не исключен. Судя по скептически вздернутой брови, Кристен не предполагал такой исход, но ответить изволил:

— В таком случае возможен вариант заочного обучения.

Ясно. От изучения магии мне не отвертеться, но зато теперь знаю, что делать дальше, в случае чего. Отучившись, смогу найти работу и обеспечить себя.

— Нам долго еще ехать? — спросила немного помолчав.

— Нет, уже совсем скоро подъедем к постоялому двору.

— Чтоб переночевать?

— И это тоже. Завтра мы отберем еще конкурсанток и уже после отправимся в летнюю резиденцию.

— Так значит все эти девушки, едущие с нами, не только из нашего городка?

— Нет. Дорогая Анна, скажите откуда Вы все-таки приехали? Нам, как доверенным лицам младшего герцога Макалистера, это важно знать.

— Из Вятепки, — вспомнила как называлось поселение, где удалось пожить несколько дней. И, между прочим, ничуть не соврала. Я ведь действительно оттуда пришла в город.

К счастью, объявили о привале и дальнейший допрос пришлось прекратить. Стоило с кряхтением сесть, не без помощи Кристена, как проснулся и Дэниэль.

— Как ты? — спросил он хриплым после сна голосом, от которого мурашки побежали по коже.

— Хорошо, а ты? Плечо сильно болит?

— Терпимо, — мужчина поморщился, прикоснувшись к плечу.

— Прости, это все из-за меня. Не нужно было устраивать эти скачки, да и вообще лучше б осталась в карете и не высовывалась.

— Тогда бы не проснулась твоя сила и ты не спасла бы нас от лучников. Кто знает, как бы нас ранили, если б не твоя помощь.

— Я, конечно, понимаю, вам поговорить хочется, но хорошо бы и поесть, — вмешался в наш диалог Кристен. — Надеюсь, не нужно напоминать, что для скорейшего выздоровления, нужно много энергии, которую способна восстановить лишь еда.

Мы вышли из кареты. Взору предстал город. Он отличался большей роскошью, по сравнению с тем, предыдущим. Да и сам постоялый двор тоже. Быстро перекусив наваристым супом, нас распределили по так сказать номерам.

Нам, участницам, выделили одну комнату на двоих. Моей соседкой оказалась миленькая рыжая девушка. Об этом я узнала уже после того, как вышла из душа (да-да здесь был душ, а еще туалет. Все выглядело немного иначе и работало тоже, но это такие мелочи).

— Я Мили, — светло улыбнувшись сказала она, поднимаясь с кровати, на которой сидела.

— А я Анна, можно просто Аня. Очень приятно.

Соседка мне понравилась. Она, как солнышко, излучала свет и радость.

Я подошла к своей кровати и принялась расправлять ее. Спать хотелось невероятно. Да и тело по-прежнему ломило, хоть после водных процедур немного полегчало.

— Это ведь ты тогда была с нашими сопровождающими, когда на нас напали? — спросила Мили, — Ничего что я на «ты»?

— Нет, что ты, мне так даже привычней. И да, я действительно была тогда там.

— Страшно было?

— Спрашиваешь! Как вспомню, так мороз по коже проходит.

— Ты молодец! Держалась так долго.

— Откуда знаешь?

— Услышала, как остальные участницы обсуждали тебя.

Я хмыкнула.

— Что они еще обо мне говорили?

— Что ты спишь с одним из сопровождающих, — она покраснела, — а некоторые и вовсе утверждают, что сразу с тремя.

— По себе не судят! Это я о сплетницах. А сознание там, в ущелье, потеряла из-за того, что опустошила весь свой резерв. — не знаю зачем призналась.

— Ты маг?

— Оказалось, что да. Это было первое проявление дара.

— Ничего себе. Никогда не слышала, чтоб в таком возрасте просыпалась магия. Паршиво себя чувствуешь?

— Не то слово.

— Могу помочь. Я маг-целитель, правда пока только один год отучилась в академии.

— Если несложно.

— Не сложно, конечно. Помогать людям — мое призвание.

Мили приблизилась ко мне, пристально глядя в глаза. После чего водрузила руки на виски, массируя их. Поразительно, но боль действительно начала медленно затухать, пока не остались ее крохи.

— Мили, спасибо, ты моя спасительница! — я обняла девушку.

— Не за что. Ложись спать, завтра должна будешь почувствовать себя лучше. А я пойду в купальню. Не терпится смыть с себя дорожную пыль.

Не знаю долго ли плюхалась соседка, потому что я провалилась в сон, стоило только голове коснуться подушки.

Глава 12

Я всегда спала очень чутко, вот и сейчас проснулась, услышав какой-то шорох. Распахнула глаза и сладко потянулась, прогоняя остатки сна. Несколько секунд глядела в белоснежный потолок, попутно прислушиваясь к своим ощущениям. Вчерашнюю боль в теле, как рукой сняло, в прочем, и правда ее руками убрали.

Бабах! Громко хлопнула дверь в ванну.

— Ой, это я тебя разбудила? — спросила Мили. — Прости! Не могла больше спать.

— Ничего страшного. Я выспалась и благодаря твоей вчерашней помощи чувствую себя превосходно.

— Мне не сложно было, — улыбка осветила ее солнечное лицо. — Я в город собираюсь, хочешь со мной?

— Хочешь прогуляться?

— Сегодня ярмарка открывается. Сестра рассказывала, что можно много интересного увидеть.

— Тогда я за. Дай мне минут двадцать.

Подскочив с кровати, поспешила в ванную, где не стала сильно засиживаться. Не люблю заставлять кого-то себя долго ждать.

Через обозначенное время я собралась и была готова к приключениям, в смысле к трате денег. Да, у меня их немного, но какую-то часть могу себе позволить потратить, если найдется что-то действительно стоящее.

Местная ярмарка не сильно отличалась от нашего земного рынка. Множество крошечных лавок открытого или закрытого типа тянулись на несколько сотен метров. В них заядлые торговцы зазывали покупателей, рекламируя свой товар.

Чего здесь только не было. Начиная от мелких побрякушек и одежды, заканчивая травами для настоев, сладостями и прочей снедью. Я шла, только и успевая крутить головой. Часто просила Мили остановиться, да и она сама была не против.

Много времени провели в лавке с аксессуарами для волос, где в конечном итоге все же купила тонкую коричневую ленту, как раз под цвет моих волос, с россыпью белых камушков. Такие резинки у нас используют для греческих причесок.

— Простенько, но со вкусом, — прокомментировала мой выбор Мили.

Сама же девушка выбрала себе изящный гребешок, украшенный изумрудными кристаллами, и длинные сережки с такими же камушками на концах.

Не обошли стороной и артефакторскую лавку, где спутница присмотрела себе плетеный браслет.

— Хороший выбор, — заметил заинтересованный взгляд торговец, принимаясь расхваливать, — этот браслет уникален. Он остался еще от ведьм, живущих в нашем мире много столетий назад. Способствует душевному единению, что помогает молодым магам с контролем силы, а обычным людям дарит умиротворение, что в наше неспокойное время особо актуально. Также этот простой на вид аксессуар благодаря разноцветным нитям будет прекрасно сочетаться с любым нарядом. А цена… Отдаю за сущий бесценок. Всего три золотых.

От озвученной суммы чуть не поперхнулась. За несколько ниток, сплетенных вместе, такая колоссальная сумма? Да у нас такие фенечки копейки стоят. Я увлекалась ими, еще когда в школе училась. В интернете вычитала об их магических свойствах. Мне тогда как раз Антон из параллельного класса нравился, но вот беда, не обращал на меня внимания.

Вот я и решила сплести красно-розовый браслет. И случилось чудо. Уже на следующий день парень подошел ко мне. Мы мило пообщались, договорились вечером погулять. Мне казалось, что я не хожу, парю.

Закончилось все также быстро. Оказалось, что у нас с Антоном один вариант лабораторных работ по физике и ему от меня нужны были только они.

С тех пор я и поняла, что магии не существует и подарила браслет своей подружке Ирке. Кстати, она через несколько месяцев на олимпиаде по английскому языку встретила Мишу, за которым после окончания школы вышла замуж. Не знаю совпадение это или все-таки правда про эти фенечки, но я все же склонялась к первому.

— Спасибо, но мне не по карману, — расстроенно произнесла Мили.

Я хотела предложить нечто похожее сделать в подарок, а точнее в благодарность за вчерашнюю помощь, но тут мой взгляд наткнулся на странное кольцо из потемневшего серебра с прозрачным кристаллом посередине, который даже находясь в тени играл разноцветными бликами.

— Замечательное колечко, — тут же подскочил торговец, потерявший интерес к неплатежеспособному посетителю, — обычная стекляшка, а выглядит как дорого, но, к сожалению, простая безделушка без магических свойств.

— Сколько за него хотите?

— Всего три серебряных.

— Аня, а ты уверена? — с брезгливостью глядя на побрякушку протянула Мили. — Странное оно какое-то.

Я была абсолютна уверена. Не знаю почему, но мне безумно хотелось его купить. Просто наваждение какое-то.

— Два серебряных и средство для очищения бижутерии в подарок. — поняв, что потенциальный покупатель может сорваться с крючка, предложил торговец. — Придете домой, возьмите небольшую емкость с водой и добавьте несколько капель вот из этого флакончика. Опустите на десять секунд кольцо. Оно очиститься не только от пыли, но и от лишней энергетики.

Мне тут же было протянут флакончик. Стоило его на автомате принять, как мужчина стал упаковывать кольцо в коробочку.

— Не нужно упаковывать, — вмешалась я, — я его сразу надену.

— Не рекомендую, — покачал головой продавец, — любой металл впитывает в себя энергетику окружающих его людей, поэтому перед тем, как носить любой новый артефакт, всегда советую сначала его промыть.

И почему кажется, что мне лапшу на уши вешают? Вон и Мили скептически изогнула бровь.

— Хорошо, — согласилась я, подумав, что мне ничего не мешает его и позже надеть.

Через минуту я выходила из лавка довольная, как сытый кот. Вот только желание нацепить кольцо стало совсем нестерпимым. Никогда не замечала за собой подобного. Да, мне, как и любой другой девушке, нравились обновки, но вот такого маниакального внимания они никогда не удостаивались.

В общем, я таки достала коробочку, а вынув побрякушку, нацепила ее на средний палец левой руки. Волна спокойствия и счастья накатили на меня. Настроение подскочило до небес и захотелось творить добро.

— Хочешь я тебе такой же браслет сплету? — спросила я у Мили.

— А ты умеешь? — недоверчиво поинтересовалась она.

— Да, еще когда… — чуть не сказала «в школе», — маленькая была, научилась по одной книжке.

Во взгляде девушки промелькнула искорка надежды и радости, которые тут же погасли:

— Ты не ведьма, чтоб заговаривать вещи.

— Там, откуда я родом, говорят, что все мы, женщины, чуточку ведьмы.

— Ну давай. В конце концов можно использовать и как простое украшение. Что тебе для этого нужно?

— Нитки.

— Тогда давай искать лавку для рукоделия.

Через четверть часа мы переступили порог искомого места. Мили перешагнула через небольшой выступ нормально, а вот я умудрилась споткнуться, да так сильно, что чуть не проехалась носом по дощатому полу.

— Ох, осторожней, — к нам подскочила взволнованная старушка, — все прошу и прошу сына что-то с этим порогом придумать, а он все потом, да потом. Вот чует мое сердце, рано или поздно убьется кто-нибудь об него.

— Все нормально, — выпрямилась я, — задумалась, не заметила.

— Ох уж эта молодежь! Вечно куда-то спешите.

— Так жизнь ждать не будет!

— Аня, смотри какие бусины, — позвала меня Мили, — может ну его это плетеный, сделаешь лучше из них?

Я подошла и бросила взгляд на витрину, доверху заполненную разнообразными камушками. Каких тут только не было: и круглые, и квадратные, да даже в форме звезды; глянцевые и матовые поверхности, а сколько цветов вообще молчу. Девушка указывала на изумрудные матовые камушки. Я вообще заметила, что она больше всего зеленый цвет любит.

— А вот с этими не хочешь? — я указала на ярко-красные бусины, середина которых была черной. Как по мне, смотрелось очень необычно и цвет должен подойти рыжеволосой соседке. Да и цельная картинка в голове уже оформилась.

— Хочу, — ответила она.

— Тогда давай я сделаю тебе два браслета.

— Как-то неудобно.

— Неудобно на потолке спать и одеялом накрываться. Не заставляй меня тебя уговаривать! В конце концов, это моя благодарность, за вчерашнюю твою помощь.

— Хорошо, спасибо, — она просияла.

Выбрав еще несколько видов ниток, Мили заплатила за все, даже за те, что я прикупила для себя, не смотря на все мои препирательства. И мы пошли дальше прогуливаться. Зашли в несколько лавок с одеждой, где ограничились просмотром. Затем в местный косметический магазин. Вместо привычных тюбиков, пластмассовых баночек и прочего, здесь были стеклянные флакончики, мешочки с порошками. Спутница оставила не малые деньги, купив какие-то масла, травы для масок.

— Как же у меня гудят ноги, — пожаловалась девушка.

— Не удивительно, после такого-то километража, — хмыкнула я.

— Давай где-нибудь посидим?

— И где же? — я демонстративно провела рукой вокруг. Мы все еще находились на ярмарке, где было не протолкнуться, не говоря уже о том, чтобы где-то присесть.

— Пошли на выход.

Оказалось, что мы и так уже почти вышли.

— Ничего себе сколько мы успели обойти лавок, — сказала Мили. — Ооо, хочу агарайса.

Не знаю, что это за зверь, но скоро придется узнать, потому что девушка не стала дожидаться моего согласия, просто потащив за собой следом.

— Мили, я тебя у лавки подожду, — прошептала я, глянув на цену.

Если я на еду столько буду тратить, то надолго мне денег не хватит.

— Я угощаю!

— Неудобно как-то.

— Как ты там говорила? Неудобно на потолке спать? Так вот, это не обсуждается.

Агарайсом оказалось замороженное фруктовое желе. Вкусная вещь, надо признать, но таких денег не стоит.

— Давай свернем на эту улочку, — предложила я, — там людей поменьше.

— Пойдем, — пожала плечами спутница.

Это оказалось плохой идеей, потому что через несколько минут кто-то очень большой и мерзко пахнущий прижал меня к себе.

— А ну давай деньги или я перережу глотку твоей подружке, — грубым голосом произнес мужчина и тут же что-то холодное коснулось шеи.

Я попыталась вырваться, но сделала только хуже. Острое лезвие полоснуло по нежной коже. Горячие капли заскользили по шее. Появилась резкая боль. Я бы вскрикнула, если бы не липкий страх, забравшийся в душу.

— Я все отдам, — пискнула Мили, потянувшись к кошельку.

— И не стыдно беззащитных девушек обворовывать? — донесся знакомый голос сзади, а следом послышались и шаги.

По логике вещей бандит должен был полоснуть кинжалом по шее, но нет, он не двигался, словно замер.

Показался Дэниэль. Он отвел руку вора в сторону и вырвал оружие. К Мили подошел Мортимер:

— Цела?

Девушка кивнула, заливаясь слезами.

— Пойдем, — это уже Дэниэль, хватая меня за руку и утягивая в обратную сторону. Я как безвольная кукла поплелась следом и только через добрый десяток шагов прикоснулась свободной рукой к ране на шее.

— Сильно болит? — спросил мужчина, с тревогой поглядывая на меня. — Мы сейчас найдем целителя, и он все залечит.

— Не нужно, — вмешалась Мили, — я сама помогу Ане.

— Ты целитель? — спросил Мортимер.

— Пока только первый курс закончила.

Девушка подошла ко мне и прикоснулась холодной ладошкой к шее. Боль тут же отступила, но мне не стало легче. Что-то застряло в груди и мешало свободно дышать.

— Вам нужно немного отвлечься, — сказал Дэниэль, — пойдемте в какую-нибудь таверну. Там и перекусим, и стресс снимем.

Глава 13

Проснулась, чувствуя, как голова раскалывается, а тело сотрясает мелкая дрожь. Обхватив себя за плечи и подтянув колени к груди, принялась вспоминать, что такого могло произойти, что мне так плохо.

Ярмарка. Разбойник. Таверна. Мы заняли место с краю. Мужчины что-то заказали. Подавальщица принесла стаканы с мутной жидкостью.

— Пей! — скомандовал Дэниэль, поднося стакан ко рту.

Я подчинилась, тут же почувствовав, как горло обжигает огнем. Закашлялась.

— Ешь, — мне под нос сунули ломтик вяленого мяса.

А после все повторилось.

— Ооо здесь дартс есть! — воскликнула Мили, — Морти, пойдем поиграем. Ну пожалуйста, пойдем.

— Хорошо, сдался он.

— Как ты? — когда мы остались одни, спросил Дэниэль, с тревогой вглядываясь в глаза.

Я перевела на него мутный взгляд и тут на меня обрушилась лавина эмоций. Стало доходить, что я чуть не погибла. Если б не мужчины, появившиеся в нужное время и в нужном месте, меня бы уже не было в живых.

Слезы градом ринулись из глаз. Они текли и текли, давая хозяйке отпустить все пережитое.

Дэниэль говорил что-то успокаивающее, гладил по голове.

— Анна, девочка, все хорошо, все уже хорошо, успокойся. Анна, ну хватит плакать.

— Аня, — сквозь слезы чуть хрипло произнесла я.

— Что?

— Называй меня Аней. Это сокращенное имя.

— Хорошо, Аня, только успокойся, прошу тебя. Никогда не мог выносить женских слез. — но это не помогало, — Ну все прекращай! Пожалей меня хоть чуть-чуть. Ты же меня на живую режешь.

После последней фразы все стало еще хуже, потому что я опять вспомнила нож у своего горла и теплые капли, скользящие вниз.

Наверное, моя одежда испачкана. И надо бы поскорее ее застирать. Кровь так плохо отстирывается, особенно если засохнет.

Но я продолжала сидеть, рыдая в три ручья. А Дэниэль совсем отчаялся, потому что перешел на совсем отчаянные меры, поцеловав меня.

Его губы были нежными. Они словно пытались ненавязчиво вытянуть из меня всю боль, залечить душевные раны. Через какое-то время он принялся покрывать поцелуями лицо, стирая соленые дорожки. Слёзы давно перестали течь, а вместо них и страшных воспоминаний во мне разгорался дикий, необузданный огонь желания.

Не знаю сколько это продолжалось и к чему бы привело, если б через тягучую пелену до меня не донеслось:

— Эй-эй, полегче! Я, конечно, понимаю гормоны, молодая кровь и все такое, но вы не забыли, что находитесь здесь не одни? Мне-то все равно, но многие уже в открытую косятся на вас.

На меня словно ведро ледяной воды вылили. Я отстранилась и поспешно спрыгнула с колен Дэниэля, на которых не помню, когда успела оказаться.

— Мне нужно освежиться, — сказала я, развернувшись, и последовала в уборную, которую заприметила, когда только зашли. Ноги вспомнили о выпитом алкоголе и принялись заплетаться.

— Постой, я провожу тебя! — хрипло произнес мужчина, поцелуй которого заставил забыться, потерять связь с действительностью.

Я не могу похвастаться большим опытом, но ни с одним представителем противоположного пола не испытывала и толики тех чувств, что бушевали во мне в момент прикосновения губ иномирца.

— Нет, — возразила я, не поворачивая головы и продолжая путь.

— Я схожу с ней, — донесся до меня голос Мили.

Девушка нагнала меня уже в уборной, где я в попытке унять бешено колотящееся сердце, плескала на лицо ледяную воду.

— Вы хорошо смотритесь вместе, — произнесла она, подойдя ко мне.

Я подставила руки под бегущую струю:

— О чем ты говоришь? Я, как и ты, невеста герцогского сыночка, кем бы он ни был. Это понятие влечет за собой некоторые обязательства, в числе которых и верность.

— Думаешь это такая проверка? — неправильно поняла меня Мили. — Морти тоже со мной заигрывал, но я не привыкла вот так сразу вешаться первому встречному на шею, вот и не повелась на уловку. Оказывается, не зря. Подумать только… — она осеклась и бросила сочувствующий взгляд на меня.

От предположения девушки почувствовала, как в груди что-то болезненно сжалось.

А ведь ее версия не лишена логики, но от этого легче не стало. Я ощутила себя грязной и использованной, несмотря на то что до конца у нас дело так и не дошло. Как мне сейчас вернуться и спокойно смотреть ему в глаза? Притворяться я никогда не умела. Меня всегда можно было читать как открытую книгу.

А ведь скорее всего Дэниэль будет присутствовать и на протяжении всего отбора. Но с этим можно и потом разобраться, в конце концов вполне возможно, что уже завтра для меня все это закончиться. Проверку то я не прошла.

— Как бы там ни было, продолжать посиделки я не намерена, — ответила, не сумев скрыть в голосе боли.

— И что ты предлагаешь? Сказать сопровождающим герцога, что они раскрыты?

— Нет, конечно. Я вообще не хочу к ним возвращаться. Давай по-тихому вернемся на постоялый двор?

— Я не знаю… Некрасиво как-то…

— Если что, завтра скажем, что мне после выпитого алкоголя стало плохо. Мы вышли на улицу подышать свежим воздухом и сами не заметили, как дошли до комнаты. — девушка все еще сомневалась и поэтому я добавила, — меня на самом деле немного мутит, и я бы не отказалась оказаться на улице. Выпивка на голодный желудок — не лучшая идея.

— Хорошо, — нехотя согласилась она.

— Если кто-то что-то тебе будет говорить, скажи, что я тебя заставила.

Боги этого мира были к нам благосклонны, так как когда мы вышли из уборной, зашла толпа новых посетителей. Затеряться в ней и выбраться наружу оказалось проще простого, а там мы уже припустили, не жалея ног, словно за нами гнались бешенные псы.

Завалившись в комнату, я упала на кровать и рассмеялась. Кажется, я становлюсь истеричкой…

Как заснула, не помню.

Дааа, сходили на ярмарку…

Скрипнула дверь и в комнате показалась свежая Мили.

— Уже проснулась, как самочувствие? — поинтересовалась она бодрым голосом. По идее я должна была испытать зависть, но нет. Все мои чувства были такими же сонными, как и их хозяйка.

— Так, словно меня поезд переехал.

— Кто?

Когда я научусь сначала думать, а потом говорить?

— Так у нас карету называют.

— Аааа… Я сейчас тебе помогу. — девушка подошла, прикоснулась средними пальцами к вискам и закрыла глаза. Секунда, другая, третья и я почувствовала, как меня перестает знобить, а голова — раскалываться. — Я вчера в тебя лошадиную дозу успокоительной настойки влила, так что ты сильно не пугайся своей заторможенности. Через несколько часов отпустит. — она посмотрела на меня сочувствующе — И совет от будущего целителя, постарайся избегать стрессов в ближайшее время, иначе можешь и выгореть. Жалко потерять то, что только-только обрела.

— Спасибо и за лечение, и за совет. Постараюсь им воспользоваться, но ты ведь знаешь, не все зависит только от нас…

— Кстати, к нам вчера Дэниэль в комнату заходил.

— Он был сильно зол?

— Немного, но я сказала все то, что ты говорила вчера, и он ушел. — тут у нее из живота раздалось голодное урчание и она добавила, — иди в купальню и пойдем вместе в столовую, иначе умру с голода.

— Здесь есть столовая?

— Сама только ночью узнала.

Я встала и принялась собираться. По-хорошему нужно было сказать Мили не ждать меня, но идти одной мне совершенно не хотелось. Вдруг там будет Дэниэль. При посторонних он не будет выяснять отношений, а вот выгнать с отбора может, но я тут все равно никого не знаю, так что переживу немного позора.

Мне повезло, потому что в столовой завтракали только девушки. С Дэниэлем мы встретились только, когда отправлялись в путь и то я старалась не смотреть на него.

На этот раз поездка в карете, по понятной причине, мне показалась намного привлекательнее, нежели верхом на лошади. К тому же на этот раз со мной сидела Мили и еще две девушки-болтушки. Они говорили абсолютно обо всем. Не обошли стороной и отбор, а в частности причину, побудившую каждую участвовать в нем.

— Я хочу безбедной жизни, — заявила темноволосая Агата, — нельзя было не воспользоваться таким шансом. Не зря же я столько женихов отвадила. Как чувствовала… — она так улыбнулась, словно младший герцог уже стоял перед ней на одном колене с кольцом в руках.

Неудивительно, что у нее отбоя не было от мужчин. Девушка она видная.

Кстати, интересная картина вырисовывается. По всему выходит, что участие в отборе было не принудительным, как мне сказал Дэниэль, а по желанию. И зачем ему это? Загадка…

— А я надеюсь, что мы с Рейнальдом полюбим друг друга, — мечтательно протянула пышнотелая Мия с очаровательной улыбкой.

— Любовных романов перечитала? — надменно бросила Агата.

— А какая девушка не мечтает о принце на белом коне?

— Я, — подумала, но заметив устремленные на меня взгляды, поняла, что сказала это вслух. Пришлось пояснять, а точнее озвучить давно прочитанную шутку, — я не жду принца на белом коне. За ним убирать нужно, да и за конем тоже.

— Зачем? У него же слуги есть? — не поняли девушки.

Я от этого лишь отмахнулась, сказав иное:

— Не ждите принцев. Лучше дарите свою любовь тем, кто вас любит.

— А если он конюх? — спросила Мия.

— Жить предстоит не с профессией, а с человеком.

— Глупости! Можно удачно выйти замуж и завести любовников, — высказалась Агата.

— Не вижу смысла спорить. Сколько людей, столько и мнений. Мили, а ты почему решила участвовать в отборе?

— Я тоже хочу удачно выйти замуж, чтобы помочь отцу с его таверной. Не легко ему приходится в последнее время, а все из-за магов, которые вздули цены на свои услуги, да и артефакты стали стоить заоблачно. Мне бы хотелось найти мужа по любви, но увы, семья у нас большая и без материальной помощи пропадет.

Об этой стороне я как-то и не задумывалась.

Настроение тут же упало, и я отвернулась, уставившись в окно, за которым проплывали лесные пейзажи. Постепенно сон сморил меня, а разбудило зычное:

— Привал!

Прикрыв рот рукой, сладко зевнула и резко встала, почувствовав зов природы. Распахнув дверь, наткнулась на Кристена, почтительно подавшего руку. От помощи отказываться не стала, благодарно улыбнувшись. А то подумает еще, что я какая-то дикарка.

Местом для стоянки выбрали большое поле, усыпанное земляникой. Обязательно ее попробую, но позже.

Судя по расположению солнца, уже вторая половина дня. Не мало я проспала.

Оглядываясь, заметила Дэниэля, идущего в мою сторону. Повернулась к карете, из которой только что вышла, но девчонки о чем-то увлеченно беседовали с Кристеном. Не став их дожидаться, поспешила в кустики «для девочек». Не пойдет же мужчина за мной? Да и выпитый утром стакан компота не давал о себе забыть.

Интересное у них здесь негласное разделение: мальчики налево, девочки направо. И это не только в плане кустиков, но и по жизни. Где справедливость? Почему один можно, а другим нет?

— Ты меня избегаешь? — спросил Дэниэль, когда я уже почти вышла из своего убежища.

— Нет, с чего Вы решили?

— Опять на «Вы»? И как это понимать? — он приблизился ко мне, и я невольно затаила дыхание. В воспоминаниях всплыл вчерашний поцелуй.

Почувствовала, как краска заливает лицо. Отвернулась и постаралась обойти мужчину. Не тут-то было. Этот нехороший иномирец схватил меня за руку, а после притянул к себе и поцеловал бы, если я в последний момент не отвернулась и не попыталась вырваться.

— Мне больно! — между прочим ничуть не соврала. — Если Вы не забыли, я — невеста лорда Макалистера.

— Я думал ты другая, а ты, как все, повелась на деньги и статус, — мне показалось, что он сейчас смачно плюнет. Причем мне в лицо.

— Я уже говорила Вам о своем отношении к договорным бракам. За это время ничего не поменялось, но в связи с тем, что по Вашей милости я стала участницей отбора и одной из невест, у меня появились обязательства перед лордом, в числе которых и верность.

— Не нужно мне лапшу на уши вешать! Если я захочу, расскажу о нашем прилюдном поцелуе Рейнальду и ему придется тебя исключить из отбора.

— Да ради Бога! Я с самого начала не собиралась в нем участвовать. Идите вы вместе со своим герцогом… — я не придумала куда им идти, поэтому попыталась вырваться и уйти сама.

— Куда? — притянул к себе так, что я отчетливо слышала стук его сердца или это мое так отбивает башенный ритм?

— Подальше от Вас.

Он несколько секунд напряжено вглядывался в мое лицо, а после ослабил хватку и взял за руку. Крепко взял. Не вырваться. Но в то же время бережно.

— Нужно возвращаться. Привал не бесконечный, а мы еще не перекусили.

— Зачем? Я покидаю отбор и отправляюсь на все четыре стороны.

— И куда ты пойдешь? — в голосе слышалась ирония. — Здесь везде вокруг лес. До ближайшего поселения несколько часов скачки на лошади.

— Ну и что! Не маленькая, доберусь.

— А ведешь себя, как ребенок, — он ласково улыбнулся и заправил прядь за ушко. — поговорим обо всем в резиденции. Да, кстати, в договоре, подписанном тобой, было четко прописано, что только герцог имеет право исключить участницу с отбора.

Договорив и не обращая внимания на мое возмущенное сопение, потащил обратно.

Глава 14

— Девчонки, смотрите, кажется, подъезжаем, — сказала Агата.

Она говорила что-то еще, но дальше я не слушала. Мои вниманием завладело окно и то, что за ним скрывалось. А посмотреть тут было на что.

С противоположной стороны широкой реки расположился живописный замок цвета слоновой кости. Его окружал обширный и красивый пейзажный парк, разделенный террасами, так как ландшафт наклонный.

От увиденной картины захватывало дух, а глаза разбегались. Внимание привлек зелёный лабиринт, находящийся в отдалении. Секундой позже взгляд устремился в глубь леса, в котором спряталось озеро.

Перед глазами возникли ворота с кованными элементами золотистого цвета. Они необычайно гармонично вписывались в затейливо выложенную каменную стену.

Проехав ворота, мы направились к замку по широкой аллее, с двух сторон от которой возвышались деревья, усыпанные синими цветами. Здесь стали встречаться первые люди, точнее девушки, большинство из которых одеты в шикарные длинные платья, так в тему подходящие сказочной местности.

Вспомнив свой скудный багаж и находящиеся в нем простого покроя платья, заметно приуныла, но ненадолго. Карета остановилась, и дверь тут же распахнулась. Незнакомый молодой мужчина галантно подавал руку, каждой выходящей девушке.

Ступив на брусчатую дорожку, устремила взгляд на замок вблизи и не смогла сдержать восторженного возгласа.

Здание величественно тянулось ввысь своими остроконечными башнями. Но вот что удивительно, всегда, когда представляла замок, перед мысленным взором появлялась холодная крепость из камня, бездушное оборонительное сооружение. Сейчас же я видела полную противоположность. Как будто в сказку попала.

Тут я заметила сбегающую с белых мраморных лестниц невероятно красивую брюнетку в роскошном алом платье с через чур откровенным декольте, на мой взгляд. Я проследила за ней взглядом. Интересно же к кому она с такой радостью бежит. Увидела и все мое восторженное настроение, как ветром сдуло. Красотка повисла на шее у Дэниэля, приникнув к губам. Нет, сердце не сдавило в тиски, оно не запылало в груди, а всего на всего разбилось на осколки.

Права была Мили. Тогда в таверне была всего лишь проверка, которую я с треском провалила, а в лесу…, наверное, меня просто пожалели и решили оставить до первого проступка, но лучше б я осталась там, чем видеть вот это…

Не обращать внимания на парочку не получилось, сколько бы не отводила взгляд, переключаясь на архитектуру, растительность и обитателей замка. Поэтому я уловила тот момент, когда мужчина с ласковой улыбкой на лице что-то прошептал на ушко девушке. После чего взял ее под руку и направился к лестнице, из которой совсем недавно выбежала его спутница.

Кто она ему? Просто подружка или невеста? А, впрочем, какая мне разница… Может быть у них любовь. А тот поцелуй… он мог ничего и не значить. Откуда мне знать, что у него было в голове на тот момент? Возможно, он не нашел другого способа, как успокоить меня. Дэниэль ведь признался, что не выносит женских слез. Да, наверняка именно так и было. В лесу он хотел мне все объяснить, но я не дала ему такой возможности.

***
Рейнальд

— Что ты здесь делаешь? — прошипел я на ушко Изабеллы, когда получилось отцепить ее от себя.

Несмотря на внешнее спокойствие во мне клокотала ярость.

— Не рад меня видеть? — капризно прошептала она, не забыв прикусив мочку уха.

— Вы бы уединились где-то, — вмешался Дэниэль, — как-никак посреди двора.

Он прав. Незачем перед всеми тут устраивать спектакль, а в том, что Изабелла не упустит шанс поиграть на публику, сомневаться не приходилось. Во дворце все считали ее сущим ангелом и только избранные знали, что скрыто под маской.

Изображая на лице доброжелательную улыбку, от которой уже через несколько метров затекли скулы, схватил девушку под руку и потащил внутрь.

Краем глаза заметил Анну, которая бросила мимолетный взгляд в нашу сторону. Сердце сжалось. Она точно все неправильно поняла. А ведь я хотел узнать ее поближе… Понять из-за чего меня тянет к ней… Почему все мои мысли витают вокруг нее… В чем причина того бешенства, когда я увидел приставленный к горлу девушки кинжал. Увидев, стекающие по шее русалочки, капли крови, готов был на месте испепелить мерзавца, причинившего боль… кому? Обычной миловидной девчонке? Нет, она мне определенно нравится. Вопрос только во что все это выльется. Помимо жажды обладания телом, мне было приятно и само общение с Анной, и что самое удивительное, второе преобладало над первым, а это многое значит.

В таверне я не удержался и поцеловал, манящие меня губы. Хотел почувствовать их вкус, но стоило до них дотронуться, как потерялся в той нежности и страсти, охвативших меня, а ответная сладостная эмоциональная волна, коснувшаяся сознания, и вовсе заставила возликовать. Никогда ни с одной девушкой не испытывал ничего подобного, даже и не слышал никогда, что такое возможно.

Не было ничего удивительного в том, что мы потеряли связь с действительностью и забыли, где находимся. Но оказалось, так думал только я.

Когда Морти вмешался, русалочка вскочила и засмущалась. Это говорило о многом и прежде всего о том, что, если у нее и было близкое знакомство с мужчиной, то далеко оно не зашло, но эта ее раскованность… Такое чувство, что росла она совершенно в другом месте с иными суждениями.

Анна, сколько же ты в себе таишь загадок? Может в этом все дело? Меня манит именно из-за них, а стоит их разгадать, как эта дурманящая пелена спадет? Но что за эмоциональная связь между нами возникла? Не похоже на фантазии моего рассудка, подстёгнутые влечением. Как бы там ни было, после решение проблемы под названием «Изабелла», нужно обязательно встретиться с русалочкой.

— Я, кажется, ясно тебе дал понять, что, между нами, все кончено, — плотно захлопнув дверь кабинета прорычал я.

Ещё перед отъездом из королевского дворца я понял свою ошибку, когда пошел на поводу у своего организма, о чем и сообщил девушке в письме, переданном с посыльным. Может она его не получила?

Изабелла сделала несколько шагов ко мне, положила ладошку на грудь и томно проворковала, преданно заглядывая в глаза:

— Я подумала, что ты соскучишься и осознаешь, как был не прав. Неужели совсем не рад сюрпризу?

Я был не рад. Более того, зол, как дракон, загнанный в ловушку магами. Но стоило Изабелле обвить руками шею и коснуться своими губами моих губ, как я почувствовал, что вновь становлюсь преданным самим собой.

Вообще странно все это. Давно заметил, что, когда девушка рядом, ни о чем не могу думать, кроме как об этих мягких губах, длинной шее, стройном податливом теле и сладком цветочном аромате, который сводит меня с ума. Подумывал, что это приворот, но нет, это невозможно. Весь королевский род и приближенные к нему носят специальную защиту от этих ментальных чар, а девушка к тому же не маг.

Вот и сейчас я с наслаждением отдавался своему желанию, вдыхая аромат эксклюзивного парфюма. Лишь на задворках сознания мелькали зелёные глазенки, в которых застыла боль.

Что со мной происходит? Почему я думаю об одной, когда мое тело требует другую?

Глава 15

Анна

— Рада видеть вас, леди, в летней резиденции герцога Макалистер! — привлекла к себе внимание дородная женщина с копной светлых волос, собранных в идеальный пучок. — Меня зовут леди Нельсон. Я — распорядительница отбора. На протяжении всего, времени, отведенного под конкурс, вы должны беспрекословно слушаться меня. Любое неповиновение и нарушение правил отбора грозит вам возвращением домой. Сейчас я провожу вас к остальным претенденткам.

Мы поднялись по мраморной лестнице и через широкие двустворчатые двери прошли внутрь замка. Миновали просторный вестибюль. Пройдя по длинному коридору, подошли к двери, возле которой застыл лакей. При нашем приближении он поспешил распахнуть створки, впуская нас в огромное помещение в лазурном исполнении с высоким створчатым потолком и большими деревянными окнами. Здесь было расставлено множество столиков, большую часть которых уже занимали другие девушки. Должно быть они прибыли раньше.

Наше появление не осталось незамеченным. Все с любопытством уставились на нас.

— Леди, позвольте представить вам последних претенденток на руку и сердце герцога Макалистера. — и уже нам, — Девушки, можете занять свободные места.

Мы с Мили, идущей рядом, выбрали один из дальних столиков, за которыми уже сидели четыре простые на вид девушки. Они были одеты в более простую одежду и не носили драгоценностей. Вообще в столовой я заметила не более двух десятков дам в роскошных нарядах, остальные две трети выглядели на порядок проще.

Неужели герцог действительно собрался искать невесту среди простых жителей? Или это для антуража и на самом деле победительница будет из числа аристократок?

— Сейчас слуги подадут обед, а после отведут в покои вновь прибывших, — вновь взяла слово распорядительница. — До утра можете быть свободными, а за завтраком я вам расскажу о ходе отбора.

В зал вошли слуги с подносами в руках. Они наскоро накрыли столы, расставив тарелки и разлив напитки. Передо мной оказалась рыба и гарнир из овощей. Я никогда не задумывалась о том, как правильно есть, но увидев перед собой такое разнообразие столовых приборов растерялась.

Как бы невзначай глянула на своих спутниц по столу. Ни одна из них не начинала прием пищи. Пришлось подсмотреть за соседним столиком, где сидели явно более знатные невесты. К счастью, на зрение никогда не жаловалась, поэтому разобралась довольно быстро.

А стоило отправить в рот несколько запеченных овощей, как передо мной предстала совсем иная картина. Я со стороны увидела Дэниэля и ту брюнетку, а точнее их сплетенные воедино тела. Мгновение и я снова в столовой. Вот только аппетит пропал напрочь, а сердце… ему не привыкать.

В конце концов этот обаятельный шатен мне никто. Между нами и был только что один поцелуй. Я не имею никакого права на ревность, к тому же сама являюсь невестой, хоть и не единственной, а из числа многих.

А потом я увидела Машу и это позвонило отстраниться от разрывающей душу картины, несмотря на все мысленные увещевания.

Она сидела за соседним столом и чувствовала себя здесь довольно комфортно, в отличие от меня. Если бы мне сейчас кто-то сказал, что она с Земли, ни за что бы не поверила. Местное, далеко не из дешевых, платье, легкий едва заметный макияж, изысканная прическа, а осанка… такое ощущение, что палку проглотила.

Заметив мой пристальный взгляд, она повернулась и посмотрела на меня с таким надменным выражением, будто я грязь под ее ногтями. Одногруппница и раньше смотрела на меня с высока, но сейчас это выглядело совсем по-иному.

Я почувствовала себя мелкой мошкой. Захотелось сползти под стол и какое-то время там отсидеться. Понятно почему многие девушки в столовой так не комфортно себя чувствуют. Здесь же самое настоящее змеиное логово и придется ой как не сладко, но мне не привыкать…

После ужина за нами зашел пожилой лакей и сообщил, что проводит вновь прибывших в выделенные для них покои.

Уже через несколько поворотов поняла, что плутать по этому замку придется часто. Как вообще здесь ориентируются?

К тому времени, как нас стали распихивать по комнатам, мы несколько раз поднимались и спускались по лестницам. Про множество поворотов уже молчу… а одинаковость коридоров только усугубляла ситуацию.

— До завтра, — шепнула мне Мили, прежде чем скрыться за дверью, на которую указал ей немногословный лакей.

Вскоре дошла очередь и до меня. Поселили меня в не просто большой, в огромной спальне, в котором преимущественно преобладали персиковые тона. Посреди вольготно разместилась огромная резная деревянная кровать с балдахином. У меня комната в квартире ненамного больше этого спального места.

Слева расположился массивным шкаф из того же, что и кровать, сорта темного дерева. Из этого же материала сделаны резные подлокотники кресел с бархатной обивкой и небольшой столик между ними. А ещё здесь был камин, самый настоящий. О таком я даже и мечтать не смела.

Ещё одним приятным бонусом стал балкон, увитый растением наподобие нашей виноградной лозы. Кстати, на подоконнике стояли два цветка: первый напоминал уменьшенную копию сакуры, второй — небольшое деревце комнатного мандарина. Пробовать плод не решилась. Вдруг он не съедобный. Не хочется быть неотесанной дикаркой. Кстати, об этом, нужно будет узнать где здесь библиотека и разобраться со столовым этикетом. Не дело это постоянно подглядывать за соседним столиком.

На этом осмотр покоев не был завершен. К спальне примыкала еще личная ванная комната, сильно напоминающая современную нашу земную. Здесь моему восторгу не было предела, учитывая, как я соскучилась по благам цивилизации после всех этих скитаний. Только ради ванны и унитаза я готова участвовать в этом не особо нужном мне отборе.

Вернувшись в спальню, застала девочку лет пятнадцати-шестнадцати.

— Доброго вечера, леди, — поприветствовала она, присев в недореверансе. — Меня зовут Лина. На время отбора я буду вашей личной горничной. Скажите, есть ли у Вас какие-либо пожелания? Может хотите перекусить или принять ванну?

— Доброго вечера, Лина. Очень приятно. Меня зовут Анна. Не отказалась бы принять ванну.

— Как скажите, леди, — она вновь слегка присела, прежде чем удалиться.

За девушкой закрылась дверь, а я все ещё не отошла от новости, что теперь у меня ещё и горничная есть.

Лина вернулась мгновенно. Забыла что-то уточнить?

— Все готово, леди.

Уже? Неужели вода успела набраться? Не может быть!

Недоверчиво зайдя в ванну, поняла, что может.

Собралась раздеться, даже потянулась к молнии, как почувствовала, как кто-то дотронулся до меня. Вздрогнув, отскочила в сторону и развернулась. Передо мной стояла растерянная Лина:

— Леди Анна, я что-то сделала не так?

— Не ожидала тебя здесь увидеть.

— Я хотела помочь Вам раздеться…

— Не нужно, я сама, — оборвала девушку на полуслове. — Можешь идти.

— Как скажите, леди.

Горничная вновь поклонилась и скрылась за дверью, на которой я не заметила ни замка, ни хотя бы засова. Ладно, придется надеяться, что больше нежданных посетителей не будет.

Удовольствия от купания, ожидая, что в любой момент может кто-то вломиться, не почувствовала, а поэтому засиживаться не стала. Промыв волосы, найденным здесь шампунем, пахнущим цитрусами, и намылив тело, сполоснулась и вылезла из ванны, тут же поскользнувшись на скользком от налитой воды каменном полу.

За последние сутки со мной вообще постоянно что-то случалось. То споткнусь, то лбом об косяк ударюсь, теперь вот поскользнулась. Такое ощущение, что меня кто-то проклял. А ведь это дельная мысль, учитывая, что все мои несчастья начались уже после того, как я приняла участие в этом отборе.

Аккуратно встав сначала на четвереньки, а после и во весь рост, потирала ушибленный кобчик, когда дверь распахнулась и влетела испуганная Лина:

— Леди, что случилось?

Я вскрикнула и поспешила прикрыть все свои женские прелести. Горничная хоть и того же пола, но все-таки не привыкла я светить своим обнаженным телом перед посторонними.

И тут вновь убедилась, что меня кто-то проклял, потому что ноги разъехались и я упала повторно, но уже менее удачно, ударившись головой об ванну.

Перед глазами заплясали звёздочки, а ещё одна перепуганная девочка.

— Леди, как же так, — причитала она, помогая мне подняться, после чего накинула на плечи полотенце и усадила на кровать. Как только сил хватило. — Вы отдохните немного, а я схожу за целителем. Пусть осмотрит вас.

Я только собралась остановить ее, как дверь хлопнула. Шустрая же мне попалась горничная.

Вставать и плестись к сумке чтоб одеться сил не было, поэтому я забралась под одеяло, уставившись в потолок. Красивый. Белый, с позолоченным орнаментом растительности по краям. Посередине хрустальная люстра с голубоватым пламенем, за разглядыванием которого меня и застал… нет, не неизвестный целитель, а Кристен:

— Горничная сказала, что Вы упали, — начал он с порога, — как это случилось?

— Поскользнулась и упала, — пожала плечами, но вряд ли это было видно из-под одеяла, которое я предусмотрительно натянула до самого подбородка.

Вообще разговаривать лежа было неудобно, но выбирать не приходилось.

— И куда смотрела горничная в этот момент?

— Я принимала ванну одна. Все это мне непривычно, — обвела взглядом комнату.

Тут распахнулась дверь и вторгся неугомонный ураган по имени Лина. За ней следовал сухонький старичок с доброй улыбкой на лице.

— И что тут у нас? — поинтересовался он, приближаясь.

Положил руку на голову и от нее (руки) полилось мягкое тепло, от которого вся боль исчезла.

Вот тебе и выражение " боль, как рукой сняло"…

— Так лучше? — спросил целитель. Кивнула. — Было небольшое сотрясение. Берегите себя, леди. Мы не всесильны. Вы ещё такая молоденькая, а уже с рубцом на ауре, да и второй вот-вот готов появиться. Выпейте вот эту настойку и постарайтесь впредь избегать стрессовых ситуаций, по крайней мере в ближайшие несколько дней.

Мне протянули стеклянный флакончик с жидкостью, по цвету напоминающий сочный весенний газон.

— Что это?

— Укрепляющее зелье со снотворным эффектом. Ведь ничего не лечит лучше, чем крепкий здоровый сон.

Я послушно выпила содержимое. Целитель, попрощавшись ушёл, а вот Кристен остался, внимательно меня разглядывая. Немного помолчав, он спросил:

— Целитель сказал о рубце, Вы знали о нем?

— Да, — на глаза накатились слезы, а в груди кольнуло, — он появился у меня после того, как исчезли мои родные.

— Вот так прям взяли и испарились?

— Да, у сестры был день рождения. Все поехали на природу, отдыхать, а я приболела и мне пришлось остаться. Дедушка решил составить мне компанию. К вечеру никто не вернулся. Мы подняли на уши всех знакомых, но никто ничего не видел. Так и по сей день ничего не выяснилось.

Под конец рассказа, я уже заливалась слезами. Не работает эта успокоительная настойка.

Официальная версия следствия — пропали без вести. Но невозможно вот так вот в один миг сквозь землю провалиться.

— Мне очень жаль. Поясните еще по поводу сегодняшнего инцидента. Вы точно сами упали? Ничего необычного не заметили?

— Нет, — не раздумывая ответила я и наконец почувствовала резко накатившую сонливость.

— Если вдруг что-то вспомните, обязательно сообщите.

— Хорошо.

Он оставил меня, и я тут же погрузилась в нежные объятия мира грез и сновидений.

Глава 16

Утром меня разбудил шум шагов, а потом и яркий свет, упавший на лицо.

— Доброе утро, леди Анна, — поприветствовала Лина, — пора вставать. Через час состоится завтрак в лазурной столовой.

— Доброе утро, спасибо, — ответила, сладко потянувшись.

Чувствовала себя превосходно. Выспалась. Ничего не болело. На улице прекрасная погода. В общем, жизнь прекрасна!

— Ванна уже набрана, — сообщила горничная. — Что предпочитаете надеть?

— Изумрудное платье, и белые туфельки.

— Как скажите, мигом все подготовлю!

И Лина не солгала. Когда я вернулась в спальню после водных процедур, выбранные мной вещи уже ждали, аккуратно разложенные на кровати.

Облачившись в них, удобно разместилась в кресле, где Лина собрала волосы в простую, но элегантную прическу.

Краситься не стала намеренно. Мне это не к чему. Дома не красилась и здесь не собираюсь. Только лишь по ресницам несколько раз провела тушью.

И вот я в столовой, зайдя в которую тут же поймала на себе взгляды всех присутствующих, которых, к слову, насчитывалось не мало.

Надеюсь, я не опоздала пока плутала по дворцовым коридорам. Спасибо горничной, которая попалась на пути и провела к центру серпентария.

— Всем доброго утра! — решила быть дружелюбной я.

Увидев излучающую свет Мили, направилась к ней.

— Доброе утро, — ответила она.

— Доброе, — не так радостно возвестила Агата, девушка, с которой вместе ехали в карете.

Ее спутница тоже была здесь, но приветствие решила по какой-то причине проигнорировать.

— Привет, я Кэтрин, — представилась та самая блондиночка, которая мне и рассказала про отбор на площади.

— А меня зовут Элиза, — произнесла, искренне улыбнувшись, пухленькая брюнетка.

— Очень приятно, Анна, — ответила я.

— Как спалось? — спросила Мили.

— Отлично, давно я так не высыпалась.

— У тебя ничего странного не происходило?

— Нет, ничего такого, — не рассказывать же при всех о своем позорном падении в ванной.

— А у меня кто-то в вещах рылся и у Элизы.

— Ничего себе. А я вчера даже и не притрагивалась к своим вещам. Вернусь, нужно обязательно проверить все ли на месте.

Теперь становится понятен вчерашний интерес Кристена. Он на тот момент был наверняка уже в курсе всего этого.

Дальнейший разговор пришлось отложить, так как дверь распахнулась и в столовую величественно вплыла распорядительница.

— Доброе утро, леди! — она прошла к пустующему столу в самом начале и грациозно опустилась на стул. Таким манерам позавидовала бы и сама королева. — Сейчас все завтракаем, а после отправляемся в библиотеку, где пройдет первый этап отбора.

Стоило ей договорить последние слова, как дверь распахнулась, впуская слуг.

Ну что ж посмотрим, какие деликатесы едят местные аристократы на завтрак.

«Деликатесом» оказалась овсяная каша, сваренная на молоке. На вкус она была превосходна. Здешний повар настоящий волшебник, раз сумел из обычной каши, знакомой любому ребенку, сотворить такой кулинарный шедевр.

Ела я медленно, а поэтому в разговоре, быстро расправившихся с блюдом соседок, не участвовала, только слушала. Оказалось, что Мили не из того города, откуда поехала я, а с соседнего. А Элиза и вовсе из столицы. Она прибыла сюда в числе первых.

— А кто-нибудь видел уже нашего жениха? — спросила, расправившись со своей порцией.

На меня посмотрели, как на дурочку.

— Здесь мало кто знает, как он выглядит, — пояснила Элиза, — а кто знает, дал клятву на крови о неразглашении.

— Для чего такие кардинальные меры? Я понимаю, если б скрывали личность принца, но герцогского сына зачем?

— Из какой дыры ты выползла, раз не знаешь таких элементарных вещей? — вставила свое «фи» Агата.

— Откуда надо, оттуда и вылезла, — огрызнулась я.

— Герцог Макалистер старший — правая рука короля, а его сын — лучший друг принца, — пояснила Мили.

— Леди! Пройдёмте с библиотеку, — возвестила распорядительница отбора, а когда мы зашли в бескрайнее помещение, с присущим только ему запахом книг, и заняли места за столами, продолжила, — на первом этапе отбора Вам необходимо заполнить анкету. Те, кто это сделать не сможет, автоматически покидают отбор. Вопросы есть?

Перед каждой из участниц отбора, коих было около пятидесяти, лежал лист и перо с чернильницей. При виде последнего я поблагодарила школу, которая научила писать не только ручками, но и перьями.

— Какой смысл в этом конкурсе? — спросила красивая брюнетка.

— Невеста герцога должна уметь читать и писать. Ей, как минимум необходимо будет получать и отправлять письма. Если вопросов больше нет, приступайте. На все про все у вас есть полчаса.

Неужели есть те, кто не способен на такую элементарность? Уже спустя минуту поняла, что есть. Вот так просто все и оказалось. К счастью, Мили, сидящая по левую руку от меня, также, как и я, быстро заполняла анкету.

Итак, первый пункт — Ваше имя, титул.

Далее шли вопросы о внешности (слава Богу не о характере), об интересах, увлечениях, мечтах, ценностях, владение магией. Если со всем более-менее понятно, то в последнем просто написала «владею». Подробнее не знаю.

Глава 17

Закончив заполнять анкету, сдала ее и направилась на выход, где меня уже ждала Мили.

— Ну как, все написала? — спросила она.

У меня такое чувство, словно я с экзамена вышла. Чудно…

— Да, а ты?

— Тоже. Я так волнуюсь!

— Чего тебе волноваться? Нам ведь сказали, что цель испытания — выявить тех, кто не умеет писать.

— А вдруг они еще на аккуратность и грамотность будут проверять? А я от волнения столько ошибок сделала…

— Все обязательно будет хорошо, вот увидишь. Скажи лучше, чем планируешь заняться до обеда?

— Не знаю. Может в парке погуляем?

— Давай, тогда сейчас. Я потом хочу в библиотеку зайти.

— Зачем?

— Почитать что-нибудь интересное.

Мы вышли на улицу. Яркое солнце, пение птиц, аромат цветов, что может быть прекрасней? Я с наслаждением сделала глубокий вдох и улыбнулась. После спертого земного воздуха, этот мне кажется непередаваемо другим: не только свежим и чистым, но и каким-то особенным, наполненным жаждой жизни.

Красота парка завораживала неискушенный взор.

Зелёный газон разрезало множество каменных или мозаичных дорожек, убегающих далеко вперёд. Особого внимания заслужил фонтан с десятком позолоченных фигурок рыб и лягушек. Переливающуюся водную гладь усыпало множество мелких голубоватых цветочков, наподобие наших лилий.

— Хочешь я тебе один любовный роман дам почитать? — Мили наклонилась и чуть слышно прошептала, — там такие откровенные сцены описаны…

— И какие, например? — мне стало любопытно.

Она покраснела.

— Ну это самое, — она огляделась по сторонам и показала неприличный жест двумя руками, — правда там многое мне не ясно.

— Что именно? — заинтересовалась еще больше, а собеседница стала медленно превращаться в рака.

— Что за пожар у нее разгорается внизу живота… Это ведь, наверное, больно. И вообще откуда он берется? Ее спутник не маг…

— Это образно, — едва сдерживала смех, — когда сама почувствуешь, поймешь.

— А ты что уже того?

— Нет, просто немного больше осведомлена в этом вопросе. — продолжать эту тему больше не хотелось, и я перевела разговор, — А как называются этот цветок? Такой красивый… а пахнет…

И разговор повернул в другое русло. Оказалось, что Мили в душе прирожденный флорист. Она сама выращивала множество сортов цветов в своем саду, а каждое утро в таверне отца собирала букет дня.

Девушка продолжала увлеченно делиться своими секретами в выращивании особо неприхотливых растений, а я пыталась вставить слово, чтоб уже закончить прогулку. Ходить так, конечно, хорошо и полезно, но и заскочить в библиотеку тоже хотелось.

— А вот и вход в замок, — прервала я рассказ о разновидностях вьюна.

— Ты все еще не передумала идти в библиотеку? — в ее голосе слышалась мольба.

— Нет.

— Тогда иди, а я еще погуляю.

И я пошла, но успела сделать всего несколько шагов, а потом вновь отступила в заросли кустарника, чтобы вышедший из замка меня не заметил.

— Ты чего? — удивилась Мили.

— Там Дэниэль вышел. Не хочу с ним пересекаться.

— Из-за вчерашнего?

— Ты тоже видела?

— Конечно, все видели этот излишне откровенный спектакль. А знаешь, что я тут вспомнила… Наследного принца тоже зовут Дэниэль.

— Да мало ли людей с одинаковыми именами…

— Мало ли много, но его высочество дружит с Рейнальдом, да и Мортимер их третий товарищ.

— Глупости, Дэниэль не может быть им. На роль принца куда больше подходит серьезный Кристен или на худой конец Морти.

— С Кристеном ясно, а Морти тут причем?

— Кому, как не принцу, уверовать во все дозволенность, а Морти именно такой. Типичный представитель золотой молодежи.

— Может ты и права. А мне вот интересно, когда нас все-таки с Рейнальдом познакомят. Не справедливо, что кто-то знает жениха в лицо, а кто-то продолжает оставаться в неведении.

— Мы здесь ничего не решаем. — Я выглянула из-за куста. Вход в резиденцию пустовал и поблизости никого не обнаружилось. — Кажется чисто. Я пойду.

— Давай. До встречи на обеде.

Поднявшись по мраморным лестницам и зайдя внутрь замка, замешкалась, вспоминая путь. Никогда бы не подумала, что владею топографическим кретинизмом…

Найти библиотеку удалось опять не без помощи, проходящей мимо горничной.

Заходя в огромное помещение, размышляла, как бы быстро найти интересующую меня литературу. Вопрос решился сам собой. За стойкой обнаружился библиотекарь. Странно, но в прошлый раз я его не увидела.

— Простите, — проговорила я, привлекая внимание.

— Четвертая полка слева, — бросил он мне, не поднимая глаз от явно интересной книги.

— Что?

— Любовные романы — четвертая полка слева.

— Мне они не нужны.

Средних лет молодой мужчина оторвался от увлекательного чтива и кинул на меня быстрый оценивающий взгляд.

— И что интересует, леди? — последнее слово он брезгливо выплюнул.

Ну да, достаточно скромное платье по меркам аристократии, но какая библиотекарю разница? Его работа за книгами смотреть и посетителям помогать. Сориться в первый же день не хотелось, и я проглотила обиду.

— Столовый этикет, краткая история королевства и его легенды.

Последнее было нечто вроде развлечения, но и из данного чтива можно вынести нечто полезное. В каком-то роде легенды и есть история.

— Постойте здесь, — во взгляде библиотекаря промелькнуло одобрение.

Он вышел из-за стойки и пошел куда-то вглубь стеллажей, а вернулся через минуту-две с тремя книгами в руках.

— Этикет и историю выносить за пределы библиотеки запрещено, а вот легенды Сиреливана можете забрать с собой.

За книгами, точнее за книгой (осилить удалось только этикет) время пролетело незаметно. От обилия информации голова начала пухнуть.

И зачем только придумывать столько разновидностей посуды? Лучше бы нормальный транспорт изобрели и дорогу сделали.

Со злостью закрыв книгу, перевела взгляд на часы, возвышающиеся ровно над моей головой, и тут же подскочила с места, потому что до обеда оставалось всего пять минут.

Подбежав к библиотекарю с книгами в руках, протараторила:

— Этикет можете убирать, а остальные посмотрю позже.

И не слушая бубнешь мужчины, рванула на первый этаж, где располагалась лазурная столовая.

К счастью, дорога уже отложилась в памяти, и я не заплутала. Но пришла все равно позже распорядительницы.

Глава 18

— Прошу прощения, — пролепетала я, следуя к утреннему столу и стараясь не обращать внимания на зуд между лопаток. Дэниэль, чтоб его…, не спускал с меня взгляда.

— Раз теперь все собрались могу сделать объявление, — когда я заняла место, заговорила леди Нельсон, не забыв бросить на меня осуждающий взгляд, — после обеда вам всем необходимо будет пройти осмотр у целителя. Очередность согласно занятых вами столиков слева направо.

Как по команде распахнулась дверь и вошли слуги с подносами. Интересно кто-то стоит со стаканчиком у двери и подслушивает, ожидая момента, когда надо войти, или уже в третий раз простое совпадение?

Расправившись с безумно вкусным грибным супом, соседки по столику принялись обсуждать предстоящий поход к целителю.

— Как думаете, это очередной этап отбора? — спросила Кэтрин.

— Похоже на то, — задумчиво отозвалась Элиза. После объявления распорядительницы она как-то погрустнела. Вон даже обед недоела, притом, что за завтраком первая управилась со своей порцией.

— А в чем его смысл? — спросил голубоглазый ангелочек.

— Да понятно, в чем, — отмахнулась Агата, — на невинность будут проверять. Зачем лорду невеста, которая по рукам успела походить.

Я заметила, как при последних словах Элиза вздрогнула. А не так и проста оказывается эта девушка…

Явился лакей, которому было велено нас сопроводить до целителя, но пойти за ним не дал, остановивший меня Дэниэль.

— Я потом не найду дорогу, — попыталась вырвать руку.

— Не беда. Потом сам отведу тебя. Нам нужно поговорить.

— А Ваша девушка против не будет?

— У меня нет девушки.

— Ну любовница, фаворитка или как у вас это называется?

— То, что было между мной и Изабеллой, в прошлом.

— Да неужели, а она в курсе? — я указала на брюнетку, нетерпеливо постукивающую ноготками по столешнице.

Дэниэль повернулся и поморщился, а девушка, заметив, что на нее обратили внимание, величественно подплыла, к мужчине, нацепив на лицо обворожительную улыбку. Обвила шею руками и проворковала, заглядывая в глаза:

— Любимый, я соскучилась, — она дотронулась до его губ, а я не в силах наблюдать за этим бросилась прочь из столовой.

Дэниэль, понятное дело, не направился следом. Зачем? У него есть куда более интересное занятие с «любимой». Вот только не понятно, зачем он убеждал меня, что между ними ничего нет, если уже несколько секунд спустя принялся самозабвенно целоваться с другой. Я знаю, я видела. Развернулась напоследок.

По дороге с кем-то столкнулась, но останавливаться не стала, бросив слова извинений.

Добежав до комнаты, закрыла дверь и спустилась по стеночке на пол, прижимая колени к груди. Слез не было, но жгучую душу обиду и болезненную ревность никто не отменял. Все заверения, что на ревность не имею никакого права, были попросту проигнорированы.

— Леди Анна, что случилось? — донеслось до моего затуманенного сознания.

Голос, наполненный неподдельной тревогой и беспокойством, отрезвил. Вспомнился осмотр у целителя, на который еще нужно как-то попасть.

— Лина, ты знаешь, где кабинет целителя? — спросила у девушки, поднимаясь с пола.

— Да. Вам плохо? Я сейчас быстро за ним сбегаю.

— Не нужно. Проводишь меня к нему? У невест запланированный осмотр, а я боюсь, что сама не найду дорогу. Вообще не понимаю, как вы здесь ориентируетесь. Это же лабиринт какой-то!

— Не знаю, как остальные, я здесь с пеленок живу, поэтому успела изучить все вдоль и поперек.

— Твои родители служат в замке?

— Нет, я сирота. Меня подкинули младенцем под ворота резиденции.

— Сволочи, — до боли стиснула кулаки.

Никогда не понимала и презирала мамаш-кукушек. Как можно выбросить свое чадо, как какую-то ненужную игрушку? Это же твоя плоть и кровь! Целых девять месяцев вы были единым целым.

— У нас такое часто случается. Люди живут в бедности…

— Если нет возможности растить ребенка, зачем его заводить? Есть же методы контрацепции, помогающие не допустить незапланированной беременности, — я заметила, как смутилась Лина и осеклась. Она ведь ещё ребенок. — Ладно, пойдем, проводишь меня к целителю.

Разговор с горничной помог отвлечься и к месту столпотворения невест подходила в полнейшем спокойствии.

— Ну наконец-то, — вышла на встречу Мили, — я уж подумала, что этот красавчик тебя похитил и собиралась…

— Давай не будем о нём, — перебила девушку.

Я видела, как ее распирает от любопытства, но она молодец, справилась и даже перевела тему.

— Уже большая часть участниц прошла осмотр.

Тут из кабинета вылетела заплаканная девушка и со всех ног бросилась прочь.

— Все такими выходят? — уточнила я, начиная побаиваться осмотра и тирана-целителя.

— Нет, эта первая, — ответила растерянная Мили.

— Почему никто не заходит? — из-за двери, откуда мгновением раньше выбежала одна из невест, показалась взвинченная распорядительница, — Леди, не задерживайте очередь!

И потянулась вереница. Девушки заходили в кабинет взволнованными, а выходили в полнейшем спокойствии. Настала и моя очередь.

Рабочая обитель целителя мало отличалась от наших платных клиник. Просторное помещение в светло-зеленых тонах. Широкий массивный стол, несколько стульев, кушетка и большой шкаф со стеклянными дверцами, за которым в ряд выставлены разного цвета и размера флакончики.

В кабинете сидело двое: сам хозяин и распорядительница отбора.

— Анна, кажется? — спросил уже известный мне целитель. Кивнула. — Устраивайтесь на кушетке.

— Раздеваться?

— Нет, зачем? — удивился мужчина.

Во взгляде свахи я тоже прочитала удивление.

Ну нет, так нет.

Я залезла на кушетку и с интересом уставилась на целителя. Он подошел ко мне, провел рукой по всему телу, нахмурился и прошел к шкафу, из которого извлек большой такой литра на три бутыль. Достал из выдвижного ящика нечто напоминающее шприц и флакончик, который и наполнил из большей емкости. Его-то мне и протянул со словами:

— Успокоительное. Не бережете вы себя, — и неодобрительно покачал головой.

После чего сел за стол и принялся заполнять бумаги.

— Можете идти, — сказала распорядительница.

Интересная у них тут медицина.

— Ты чего такая задумчивая? — спросила дожидающаяся меня Мили.

— Не часто бываю на приемах у целителей.

— А что это тебе дали? — бросила она взгляд на флакончик в моих руках.

— Успокоительное. Зайдем по пути в библиотеку? Хочу одну книгу взять, почитать.

— Пошли.

А комнате я опрокинула в себя зелье и прилегла на кровать, захватив с собой легенды Сиреливана. Но тут же уплыла в мир сновидений.

Глава 19

Рейнальд

Весь день я искал Аню, чтобы объясниться, хотя до сих пор не представлял, что ей скажу. Но девушка будто сквозь землю провалилась. Наконец, уговорил парней пойти на обед в лазурную столовую, где собирались участницы отбора. Здесь уж точно пересечёмся с ней.

Время шло, но ее все не было. Вот уже и сваха заняла свое место. В душу закралось беспокойство. Вдруг что-то случилось? Некие, до сих пор неизвестные нам личности, уже рылись в личных вещах участниц, а что, если теперь решились… На что додумать не успел, так как распахнулась дверь и через нее просочилась запыхавшаяся русалочка.

Бросив на ходу извинения, она проследовала за один из столиков к уже известной мне подруге.

Взяла слово распорядительница, объявив о намеченном осмотре у целителя. На этом в большей мере настоял я, впрочем, сама сваха тоже быстро поддержала идею. По какой-то неизвестной мне до сих пор причине отец не позволил отсеивать девушек, потерявших невинность, но знать кто из них берег себя, а кто ходил по рукам никто не запрещал. И какого же было мое удивление, когда выяснилось, что одна из моих невест в положении. Вот чуяло мое сердце… Ладно, сейчас не об этом.

После трапезы я перехватил спешащую сбежать от меня русалочку.

Наконец-то нам удастся нормально поговорить! И надо ж было в этот момент появиться Изабелле, и мало того, ещё и поцеловать.

Сил сопротивляться не было. К счастью, раздался какой-то шум в коридоре, и девушка сама отстранилась, чтобы выглянуть из-за двери.

Наваждение пропало, словно его и не было. Испытывать судьбу не стал. Сиганул из распахнутого окна, благо то располагалась на первом этаже.

Безумно хотелось догнать Аню, заключить в крепкие объятия и поцеловать, но пока не время. Для начала нужно разобраться со своим странным поведением. Раньше меня это мало волновало, но сейчас все по-другому.

По дороге в библиотеку зашел в кабинет, оккупированный Дэниэлем. Друг нашелся за столом.

— Что-то быстро ты, — лукаво протянул он, оторвавшись от бумаг.

— Нужна помощь, — не стал ходить вокруг да около.

Наследник тут же принял серьезное выражение. Кому как не лучшему другу знать, что я терпеть не могу просить кого-то о помощи, а если уж обратился, значит дело действительно важное.

— Рассказывай.

— Помнишь тот день, когда я в первый раз расстался с Изабеллой? — он кивнул. — Я не планировал мириться, но, когда она бросилась мне на шею, что-то со мной произошло, и я резко переменил решение. Потом все чаще и чаще стал замечать, что, когда девушка далеко, мне нет до нее никакого дела, но стоит ей приблизиться, как башню сносит.

— Ты носишь защитное кольцо?

— Естественно.

— Странно. Похоже на приворот, но действие его как будто ослаблено.

— Я тоже об этом подумал. По всему выходит, что кольцо не гасит его, а лишь притупляет.

— Никогда о подобном не слышал.

— Я тоже.

— Пойдем в библиотеку?

— Да, в закрытую, родовую. И только вдвоем. Не хочу, чтоб кто-то знал об этом.

— Даже Морти?

— Тем более Морти. Он совершенно не умеет держать язык за зубами, особенно если выпьет. Просто находка для шпиона. Не пойти ему по следам отца!

Поиск продолжался весь день, но к наступлению ужина, никаких плодов так и не принес. Договорились встретиться у тайного хода после девяти.

В столовой не заметил Аню и опять забеспокоился. Хотел уже идти искать ее комнату, когда меня нашел целитель.

— Рейнальд, вот ты где, — сказал он, отдышавшись, — полдня не могу тебя найти. Вырос, а все такой же непоседа, — целитель — верный друг нашей семьи. Он стал работать на нас еще до моего рождения, — Держи заключения по осмотру.

Он передал мне листы и откланялся, напоследок сказав, чтобы я обратил внимание на осмотр Анны и некой Юлианы Блек.

Снедаемый любопытством открыл дело Анны там же, где и застал меня целитель, в коридоре. Приятно удивил тот факт, что она оказалась невинной, но вот дальше… застарелый рубец на ауре и только-только появляющийся. Первый мог объяснить причину так поздно проснувшегося дара. Он просто был заморожен, вместо того чтобы полностью выгореть. Это допустимо, хоть и встречается крайне редко. А вот сам факт появления нового рубца, да и еще и в это время, не мог оставить меня равнодушным. Даже более того, я чувствовал за собой вину, хоть и не до конца был уверен в этом. Определенно нужно поговорить с русалочкой, но только после того, как разберусь со всем.

В задумчивости открыл второе заключение. Уже после первых слов мои брови поползли вверх. Осмотр Юлианы Блек показал, что девушка в положении и совсем скоро это станет заметно окружающим.

И на что надеялась, когда решила участвовать в отборе? Что я такой дурачок приму чужого ребенка, а обществу поведаю о давно зародившихся чувствах или преждевременных родах? В общем я был в полнейшем шоке.

Всю ночь с Дэниэлем мы продолжали шерстить библиотечные фолианты, но все безрезультатно. Остался последний шкаф с хрониками о магии покинувших наш мир существ, но надежда найти разгадку практически покинула меня.

Значит, придется пойти на крайние меры, только бы найти предлог…

Глава 20

Анна

Проснулась, когда вокруг царила кромешная тьма. Спать уже больше не хотелось. И без того проспала много. Зажгла магический свет и порадовалась, что вчера успела зайти в библиотеку и захватить книгу, да не одну. Библиотекарь отчего-то подобрел и позволил помимо легенд, взять с собой и историю Сиреливана. Вот чтением последней книги я и занялась.

Оказалось, что мир, в котором я нахожусь, называется Сиреливан. Раньше его населяли эльфы, гномы, тролли, драконы, ведьмы, маги и люди. Все жили в мире, пока людские королевства не захотели захватить весь мир, объединившись. Для этого им нужна была сила и они решили подчинить себе драконов, которые водили дружбу исключительно с ведьмами, делясь магией. Ведьмы тоже могли увеличивать потенциал магов, но после одного случая, к сожалению, не описанного в книге, стали сторониться их. Собственно, именно по этой причине и было решено отобрать силу напрямую у драконов, но те не пошли на контакт.

Драконы долго скрывались, но в один момент чаша их терпения переполнилась и они, прихватив с собой всех желающих, переместились в другой мир. Остались лишь единицы, в основном преданные своим ведьмам, которые отказались покидать родные земли.

Остальные существа, глядя на людские бесчинства тоже решили отправиться в другой мир, но чтоб их земли никому не достались, запечатали их.

Историю пишут победители. И здесь все было изложено так, что люди и маги выступили спасителями мира, но мы, земляне, умеем читать между строк и вычленять главное.

Далее в книги описывались различные нововведения, реформы и прочее, но все это я уже читала по диагонали.

Отложив историю на прикроватную тумбочку и взяв вместо нее легенды, собралась погрузиться в увлекательное чтиво, как дверь едва слышно распахнулась и через образовавшуюся щель проскользнула Лина.

— Ой, леди Анна, вы уже не спите, а я тут крадусь, — затараторила она, — ох и напугали же вы меня, когда я не смогла вас разбудить к ужину. Побежала к целителю, а он уже рассказал о зелье.

Хоть и моей вины здесь не было, но отчего-то появилось это чувство, а еще благодарность и затаенная радость, что кому-то в этом мире есть до меня дело.

— Лина, а который сейчас час? Уже, наверное, пора вставать и собираться на завтрак?

Я начала вставать с постели, но горничная меня остановила:

— Нет, еще слишком рано. На дворе едва-едва забрезжил рассвет. Я, как только проснулась, сразу побежала Вас проведывать.

С одной стороны, хорошо, что можно еще поваляться. Все же в последнее время не удавалось нормально отдохнуть. Но было одно такое весомое «НО»: есть хотелось зверски, что не удивительно, учитывая, что последним приемом пищи был обед, да и то, из-за пристального взгляда одного красавца с шоколадными глазами, кусок в горло не лез.

— Лина, а можно как-то раздобыть еды? Иначе я с голода помру.

— Конечно-конечно. Сейчас сбегаю на кухню. Чего желаете?

Я задумалась. В основном невест пичкали овощами, фруктами и прочими низкокалорийными продуктами. Мясо было, но в тушёном либо вареном виде. В общем, что-то вроде здорового питания. И тут я отчетливо поняла, что хочу чего-нибудь вредного и привычного. Желательно картошки фри, которую ранее редко когда могла себе позвонить из-за финансов. Вряд ли здесь про подобное знают, зато можно попросить похожее.

— Жареную картошку и мясо полной прожарки.

Если Лина и удивилась, то виду не показала.

— Только можешь сначала растопить камин, а то как-то зябко.

Кивнув, она проворно управилась с камином, после чего сказала, что быстро и скрылась за дверью. Я же встала с кровати и побежала в ванну греться.

Чудной здесь климат. Еще вчера в тонком платье расхаживала, а сегодня бы не отказалась от свитера. Вот на этом самом моменте я и зависла, встав, как вкопанная, и пытаясь понять, что не дает мне покоя. Мысль, стоило приблизиться к ней, беспрестанно ускользала, но и забить что-то мешало.

Почувствовав нарастающую головную боль, направилась к вещам и тут меня, как молнией пронзило. Вспомнился разговор с Мили, когда она призналась, что в их сумках рылись. Но это все равно казалось не тем, а стоило заглянуть внутрь безразмерной женской сумки, как пазл сложился, вернее я наткнулась взглядом на свитер, в который было завернуто яйцо.

Осторожно извлекла находку. Потрогала. Все ещё теплое, на надолго ли? Насколько я знаю, курица сидит на яйцах, чтоб те не замёрзли, а спустя какое-то время вылупляются цыплята. Ещё есть вариант с инкубаторами, в которых источником тепла служит лампа накаливания. Ни один из вариантов мне не подходит, хотя есть у меня одна мысль, но предварительно нужно расспросить горничную о магических светильниках.

Дальше додумать не успела, услышала шум за дверью. Хотела быстро положить яйцо сумку, но то выскользнуло из рук и закатилось в разожжённый камин. Стремительно бросилась к огню. Сердце сжалось и ухнуло в пятки. "Я убила живое существо!" — набатом билось в голове. Слезы полились ручьем.

«А может еще не поздно?» — мелькнула в голове мысль.

Но как его вытащить? Кочергой? Да, точно!

Потянулась за ней, но услышала треск в камине. Переведя взгляд в него, увидела, что яйцо начало трескаться, выпуская наружу птенца… вернее дракончика с маленькими кожистыми крылышками. Малыш, открыв глаза, огляделся и тут его взгляд остановился на мне. Он проворно подбежал ко мне и запрыгал у моих ног.

— Хочешь на ручки?

Естественно, ответа не последовало. Странно, если бы было иначе.

Взяв на ручки… хм, малыша, чуть было не села там же. Он весил килограмм десять не меньше. Щеки коснулся шершавый раздвоенный язычок.

— Ну не надо, — постаралась отстранить ношу, но не тут-то было. Дракончик вытянул шею и продолжил свое занятие. — Ты, наверное, голодный? Сейчас придет Лина и принесет еду.

А что едят драконы? Надеюсь, не сырое мясо. Сомневаюсь, что мне удастся его достать.

За дверью вновь послышался шум, и я поспешила скрыться в ванной. Судя по скрипу, дверь распахнулась и раздались шаги в комнате. Поставив дракончика на пол, включила воду и быстро умылась, размышляя как быть и что делать. Спрятать звереныша особо негде. Ладно сейчас я оставлю его здесь, а что потом? Не знаю.

— Сиди здесь и не шуми, — велела я малышу с умными глазками, — я быстро.

Лина уже успела не только расставить еду на журнальном столике, но и застелить постель, не говоря уже про распахнутые шторы.

— Мммм как вкусно пахнет, — почувствовала, как рот наполняется слюной.

На столе стояла не только тарелка с картошкой и мясом, но и фарфоровый кувшин с каким-то ароматным травяным настоем, а также блюдо с выпечкой. Все это мне точно не осилить в одиночку.

— Лина, а ты уже завтракала?

— Нет, леди, еще не успела, — она отчего-то смутилась.

— Присоединишься? Для меня всего этого слишком много.

— Не положено.

— Глупости, садись! Я никому не расскажу.

— Но ведь я прислуга…

— И что? Не человек, что ли? В общем, садись и ешь! Считай это моим поручением.

— Спасибо, — девушка опустилась на стул и осторожно взяла булочку.

— Не стесняйся!

Мы тихо мирно ели, никого не трогали и тут в ванной что-то как громыхнет. Я подскочила со стула и бросилась туда, боясь за малыша, а распахнув дверь застала интересную картину. Дракончик сидел на полу весь обсыпанный зубным порошком. Сдержать смех не вышло.

— Дракон! — испуганно воскликнула горничная.

— Я надеюсь ты умеешь хранить секреты? — в моем голосе перемешались просьба и угроза.

— Он ваш? — быстро догадалась девушка.

— Мой, — ответила с полной уверенностью в голосе.

— Но откуда? Драконы же покинули наш мир, а те, кто остался, давно исчез.

— Значит, не все. Вернемся к нашему маленькому секрету…

— Я никому не расскажу.

— Вот и замечательно. Тогда помоги мне отмыть этого непоседу.

Оказалось, что дракончик не любит воду. Он вырывался, царапал, но вдвоем с Линой мы справились.

Закончив с совместными водными процедурами, попробовали накормить малыша. Выяснилось, что звереныш ест и жареное мясо, и картошку, но в наибольший восторг он пришел от булочек. Да-да, дракончик оказался сладкоежкой, как и любой маленький ребенок.

— И что вы будете с ним делать? — спросила горничная, собирая волосы в простую, но красивую прическу.

— Не знаю. Поживем увидим.

Для себя же решила, что надо бы наведаться в библиотеку, взять что-то почитать про драконов. Я ведь даже не знаю каким он вырастит. А что, если пламя начнет извергать? Спалит же всю резиденцию. Да и не мешало бы выяснить чем его кормить.

Глава 21

В столовой царил привычный гвалт. Мили уже сидела на месте, а вот остальных девушек, сидящих обычно с нами, пока еще не было.

— Доброе утро, — сказала, присаживаясь.

— Доброе, как себя чувствуешь? Долго спала?

— Чувствую прекрасно, а спала не знаю сколько. Проснулась, когда еще темно было. А у вас какие новости?

— Помнишь ту девушку, которая выбежала из кабинета целителя? — я кивнула. — Ее одну исключили. Причину никто не назвал.

Всего одну? Неужели все остальные невинны или был какой-то иной критерий отбора? Думаю, что скорее второе. Уже один тот факт, что Маша осталась здесь, говорит об этом. Она точно не девица.

Пришла распорядительница отбора и начала сразу с объявления:

— Герцогиня должна обладать не только грамотным письмом, но и грамотной речью. Также она должна обладать навыком ораторского искусства. Мы решили не требовать от вас ничего сложного. Достаточно будет завтра на вечере поэзии зачитать любое стихотворение. Также сегодня после обеда резиденцию посетит пресса и возьмет у вас интервью. Просьба не разбредаться по территории, а оставаться в своих комнатах. Когда придет ваша очередь, за вами зайдет лакей и проводит куда нужно. А сейчас приятного всем аппетита.

Хм, странный конкурс. Ну да ладно. Я как раз отлично умею читать стихи. И в школе, и в университете участвовала в читательском вечере.

С выбором стихотворения остановилась пока шла в покои, встретивших меня подозрительной тишиной.

— Ау! Есть тут кто?

Оглушительная тишина.

Прошлась по комнате и увидела умильную картину. Дракончик спал в ванне и забавно дрыгал лапой, издавая при этом какие-то рычащие звуки. Решив не будить малыша, вышла из ванной, осторожно прикрыв за собой дверь. Взяла с прикроватной тумбочки книгу по истории и направилась в библиотеку.

Вернувшись, застала еще более занимательную картину. На этот раз звереныш уже проснулся и энтузиазмом уминал большую булку, сидя на стуле и придерживая когтистой лапой.

— Лина, ты его много не корми, а то наест себе задницу, потом через дверь проходить не сможет, — не удержалась я.

Дракончик бросил на меня обиженный взгляд. А ведь он меня понял!

— Леди, нам нужно готовиться к встрече с прессой, — подскочила горничная.

— К чему там готовиться?

— Ну как же… вас же снимать будут.

Снимать? Что серьезно? У них тут камеры есть?

— И что ты предлагаешь?

— Для начала я вас искупаю.

— Мы уже, кажется, договорились, что ванну я принимаю одна.

— Но ведь это совсем другой случай. Нужно нанести вам маски и скрабы на кожу. Сами вы не справитесь.

Я хотела возразить, но на мгновение задумавшись, не стала. Она явно лучше меня умеет всеми этими косметическими средствами пользоваться.

И мы начали подготовку. Сначала была ванна с маслами, потом скрабы, маски, обертывания. Когда с телом закончили, принялись за волосы. В общем, не легкое это дело — быть красивой. Но зато оно стоило того.

Когда я увидела себя в зеркале, то обомлела. Кожа светилась здоровьем, а волосы ещё никогда прежде не блестели так. Даже глаза как будто стали ярче. И это я еще не красилась, но пока еще рано. Впереди обед, а после него уже будет и макияж, и прическа, и изумрудное платье, которое прежде еще не надевала, приберегая на особый случай.

За обедом заметила, что не одна я такая похорошевшая.

Стоило вернуться в комнату, как Лина скомандовала усаживаться в кресло. Я прихватила с собой книгу с легендами Сиреливана и углубилась в чтение, изредка отрываясь, чтобы выполнить ту или иную просьбу горничной.

После нескольких мало интересных историй, решила просто полистать книгу, разглядывая картинки. Где-то посередине я застыла, затаив дыхание и принялась вчитываться в строки, потому что на листе было изображено то самое кольцо, которое сейчас красовалось на моем пальце. Справа большими буквами было выведено название — ведьмино кольцо.

Я пробежалась по тексту раз, второй, третий, не веря в прочитанное.

Давным-давно, когда существа уже покинули Сиреливан, маги объявили самую настоящую охоту на оставшихся ведьм. Они изобрели это самое кольцо и зачаровали его так, чтобы надеть могла только ведьма, к тому же добавили заклинание притяжения. Уж не знаю, как маги это проверяли. Должно быть и среди ведьм оказались предатели.

Да. Точно. Именно так и было. Предательница наложила проклятье неудачи на кольцо, а после попросила у небес скрыть магию от чужих глаз.

Миссию по поимке ведьмы взял на себя сам глава инквизиции.

И все шло по плану, пока однажды он не забыл выложить кольцо из кармана и захватил его на вечеринку по случаю помолвки с любимой.

Инквизитор и сам не понял как это самое кольцо оказалось на пальчике у девушки, но означало лишь одно — она ведьма.

Делать было нечего. Пришлось отдавать любимую племяннику короля. Долг есть долг. Вот только стоило мужчине представить, как другой насильно будет брать его девочку (а только так можно отобрать всю силу ведьмы), как плохо ей будет после этого, становился он тошен сам себе.

Решил инквизитор пойти на отчаянное: сбежать со своей любимой. С тех пор никто их больше не видел, как и других ведьм.

Под текстом был рисунок и могу поклясться, что этих мужчину и женщину когда-то уже видела. Да, возможно, не в живую, а также на картинке, но все же…

Тут в голове всплыло воспоминание. Второй класс. Мне задали нарисовать древо жизни. Мама расстаралась и помимо скучных табличек с фамилией, именем, отчеством вклеила фотографии. Именно от этой пары из легенды и шел род мамы.

То есть я потомственная ведьма со старинным кольцом на пальце?

Кольцо. Вот тебе и простая безделушка, как сказал торговец. А ведь если так подумать, именно с момента покупки кольца, я стала всюду падать, спотыкаться. Да и грабитель на ярмарке попался тоже после того.

Украдкой попробовала стянуть ободок с пальца, но поняла, что бесполезно. Оно совсем не двигалось. Единственное, что получалось, прокрутить его, но толку?

— Леди, вы побледнели! — забеспокоилась Лина, глядя на мое отражение в зеркале. — Вам плохо? Сбегать за целителем?

Поразительно, как часто я слышу эту фразу из уст горничной.

— Нет, все в порядке, просто волнуюсь, — солгала я.

Чтоб немного отвлечься от безрадостных мыслей, взяла книгу по магическим существам. Вот, что оказалось действительно любопытным.

К моменту, когда за мной пришел лакей, успела не только полностью собраться, но и заскучать. Появилась сонливость, но Лина пристально следила, чтобы я не помяла платье. В эти моменты мне не верилось, что ей пятнадцать. Не удержавшись, все же спросила. Оказалось, что ей семнадцать, а через три месяца исполнится восемнадцать.

Съемка. Это как ожидание и реальность. Я представляла фотосессию, а вместо интервью целую пресс-конференцию с множеством журналистов. На деле же меня несколько раз щёлкнули каким-то камушком, во время того, как я отвечала на неудобные вопросы. Почему неудобные? Что мне ответить на «откуда я»? Чем занималась до отбора? Кто мои родители?

В общем, пришлось сочинять. От работы мозг расплавился и заболела голова, поэтому я зашла к Мили, которая была у прессы передо мной, и позвала на прогулку в парк.

— Ты в окно смотрела? — отозвалась она.

— Нет, как-то не до этого сегодня было, а что там?

— Там ночью прошел ливень и всюду грязь.

Я скисла. Настроилась уже на прогулку на природе, а тут такой облом…

— Я слышала от девочек, что здесь есть оранжерея, сходим, — предложила девушка.

— С удовольствием.

Оранжерея оказалась превосходной. Таких необычных растений я никогда не выдела и не стесняясь рассматривала вдоль и поперек.

Настроение портило лишь одно: на протяжении всего дня я натыкалась на брюнетку Дэниэля, что удивительно, одну. И каждый раз она прожигала меня ненавидящим взглядом. Сам же мужчина ни разу не попался на глаза и это удручало.

Сколько бы я не запрещала себе думать о нем, все мысли то и дело возвращались к нему. В такие моменты мне было все равно, что у меня есть жених, а он… не понятно, что он и что с ним. Вообще не понимаю его поведения.

Я вышла из ванной с тюрбаном из полотенца на голове.

Раздался стук, но не во входную дверь, а в балконную. Сказать, что я удивилась, ничего не сказать, но еще больше меня убедил сам визитер.

Глава 22

Рейнальд

Весь день напролет мы с Дэниэлем проводили в библиотеке, разбираясь с последним шкафом. Процесс сильно тормозили потрепанность из-за времени фолиантов и различие языков, на которых те были написаны. Ладно еще древний международный. По крайней мере ему нас обучали в академии. Но замысловатый эльфийский с их витиеватыми фразами, которые приходилось разгадывать часами даже при помощи словаря, к сожалению, содержащего лишь перевод слов, не позволял быстро пролистать даже содержание, не говоря уже о полном тексте.

В короткие перерывы на обед я, как шпион, перемещался по-своему, между прочим, дому, лишь бы не встретиться с приставучей Изабеллой. Удручал и тот факт, что не удавалось увидеть Аню, к которой меня невероятно сильно тянуло.

Часто за прочтением фолианта замечал, что мысли давно перетекли к русалочке. Раз за разом в памяти вспыхивал наш первый и единственный поцелуй. В такие моменты мне хотелось бросить все, найти девушку и стиснуть ее в объятиях, чтобы больше никогда не отпускать. Но единственное, что я мог сделать, — уговорить распорядительницу провести такой конкурс, чтобы Анна его точно прошла. Здесь мне в помощь была анкета, заполненная ровным каллиграфическим почерком.

Однако, сваха, вероятно, по наставлению отца, наотрез отказалась потакать моим прихотям, заявив, что конкурсы должны проходить согласно всем правилам, мол и без того не отбор, а непонятно что.

Битый час я уговаривал ее, приводя различные доводы: и что этапы давно устарели, что девицы уже совсем не те, к тому же часть вообще набрана из простого люда. Последний аргумент вызывал у нее больше всего возмущений.

— И сдались Вам невесты без роду и племени, а уж, если они к тому же дурно воспитаны, в чём я почти не сомневаюсь, тем более. Не престало носителю королевской крови, хоть и ветви, не наследующей власть, жениться на холопках.

Леди Нельсон ярая блюстительница старых норм. Подобное нарушение устоявшегося устройства общества сродни удару в сердце. И подсадил же мне отец с ведущей отбора…

Но время было потрачено не зря, распорядительница согласилась провести вечер поэзии, на который я безумно хочу пойти, но, если не разберусь со своей странной реакцией на графиню, придется продолжать отсиживаться. На худой конец я ведь могу и наведаться к Ане в покои. В моем распоряжении все потайные ходы резиденции. Я так явственно представил радость на лице русалочки при виде меня, что не смог удержаться и отправился к ней прямо сейчас.

***
Анна

Визитером, а точнее визитершей, оказалась Изабелла.

— Пригласишь войти? — попыталась она втиснуться через приоткрытую дверь.

— Нормальные посетители заходят через входную дверь, а не балконную.

— Ну что ж. Нет, так нет, — ее выражение, отдаленно напоминающее доброжелательное, сменилось на гневное, а в голосе появились стальные нотки, — убирайся отсюда по добру по здорову, иначе… — она провела рукой по горлу.

— Мне считать это угрозой?

— Нет, это всего на всего предупреждение, последнее предупреждение. Я потратила слишком много сил и времени, чтобы какая-то простушка все мне испортила.

Она развернулась и спрыгнула с балкона. Я подбежала к перекладине и испуганно всмотрелась в темноту. Напрасно. Девушка преспокойно левитировала вниз. Здорово быть магом!

Я вернулась обратно в комнату, не забыв плотно прикрыв дверь.

Сбросив сооружённый из полотенца тюрбан на голове, собралась расчесаться. Знаю, что нежелательно расчёсывать влажные волосы, но иначе никак. Если я оставлю все, как есть, завтра на голове будет взрыв на макаронной фабрике, а сейчас я хоть немного могу уложить их как надо.

Стоило несколько раз провести расчёской по волосам, как раздался стук в дверь причём опять в балконную. Неужели Изабелла не все успела мне высказать и вернулась, чтобы дополнить свои угрозы?

Но нет, это была не она, а Дэниэль, при виде которого сердце застучало, как бешеное, так и гляди выскочит и набросится на предмет своего обожания.

— Это тебе, — он обольстительно улыбнулся, заставляя меня попасть под своё обаяние, и протянул красный цветок на высоком стебле. В первое мгновение показалось, что это роза, но нет, бутон скорее походил на пион, но все же им не являлся.

— Спасибо, очень красивый, — вдохнула сладкий, но не приторный аромат, из-за чего пропустила момент, когда приблизился Дэниэль.

— Как и ты, — прошептал практически мне в губы, заправляя выбившуюся за ухо прядь. После медленно склонился к губам, словно давая возможность отстраниться. Но куда там. Я, как заворожённая, стояла, затаив дыхание, всей душой и телом желая этого поцелуя.

Он был невесомым, но лишь всего несколько секунд, а после углубился. Я почувствовала нежность, радость и затаенный страх. Это были не мои эмоции, а его.

Я ответила на поцелуй и получила волну облегчения, быстро смешавшуюся с моим фонтаном чувств. По телу разлилось тепло. Ноги предательски задрожали, заставляя найти опору, точнее, обвить шею мужчины.

Весь мир перестал существовать. Стал неважен неизвестный жених, посмевшая мне угрожать брюнетка, да все. Сейчас были только его губы и руки, блуждающие по спине.

Не знаю сколько это безумие продолжалось. Мы потеряли счёт времени. Но распахнувшаяся дверь заставила нас отстраниться и взглянуть на нежданного визитера.

— Ой! — испуганно воскликнула Лина с подносом в руках, щеки которой в миг покрылись румянцем, — я позже зайду.

— Оставайся, мне уже пора, — нехотя отозвался Дэниэль, — прогуляешься со мной завтра? — Кивнула. — Надеюсь, ты ничего не имеешь против конной прогулки? — Отрицательно покачала головой. — Встретимся после завтрака у фонтана.

Он мимолётно коснулся губ и скрылся на балконе.

Медленно начиная приходить в себя, задумалась правильно ли сделала, согласившись на свидание. Я связана обязательствами и Дэниэль прекрасно об этом знает. Зачем он так поступает? Ведь понимает же, что ставит меня в неловкое положение. Да, я уже чувствую себя последней изменщицей, хоть между нами и был всего на всего поцелуй! Незабываемый, головокружительный поцелуй, подаривший мне крылья.

— Леди, простите, что я так невовремя, — ворвался в мои ванильные мысли голос горничной, — если бы я только знала…

— Лина, все хорошо, ты как раз вовремя. — ее взгляд наполнен сожаления и любопытства, но я не готова сейчас обсуждать только что произошедшее. — Давай кормить дракончика. Он наверняка жутко проголодался.

Не угадала. Мой питомец уже мирно спал в ванной, так и не дождавшись пока его покормят.

Я тоже решила последовать его примеру, но на полпути к кровати остановилась, наткнувшись взглядом на лежащий на полу цветок. Наверное, во время поцелуя я выронила его из рук, а потом, судя по всему, его ещё и кто-то пнул.

Сердце сжалось от жалости и досады. Я-то хотела его поставить на прикроватную тумбочку, чтоб потом любоваться им, но видно не судьба…

Взгляд зацепился за книгу, лежащую на столешнице. Озарение пришло мгновенно. Я засушу цветок и буду любоваться им по вечерам, вспоминая дарителя.

Глава 23

Всю ночь мне снилось, как мы с Дэниэлем самозабвенно целуемся, вот и сейчас я почувствовала, как он коснулся моей щеки… шершавым языком?

Распахнув смеженные веки, наткнулась на нечто чешуйчатое перед собой и с перепугу знатно приложилась о деревянное изголовье кровати, в попытке отстраниться от чудовища.

Вместе с болью с меня спали последние остатки сна и пришло понимание: передо мной дракончик.

— И напугал же ты меня, — сказала, потирая ушибленную голову, — зачем разбудил?

И для чего я это спросила? Ответа ведь все равно не последует.

Вторя моим мыслям, в голове раздался голос, принадлежавший явно представителю сильной половины:

— Поговорить надо, пока горничная не вернулась.

Я на всякий случай внимательно огляделась вокруг, но никого, кроме питомца, так и не заметила.

Похоже от удара у меня начались глюки.

— Кого ты тут высматриваешь? — вновь раздалось в голове.

— Кто здесь?

— Кроме нас двоих никого. Я тут!

Дракончик переместился ближе и преданно заглянул в глаза.

— Я точно поехала головой!

— Ведьмочка, ну что ты как маленькая? Никогда не слышала о ментальном общении с фамильяром?

— Нет.

— И откуда ты такая незнающая свалилась на мою голову? — закатил глаза.

— С Земли.

— Что правда? — во взгляде дракончика промелькнуло любопытство.

— Правда. Уже недели две как здесь.

— Как интересно. Обычно все отсюда туда, а ты, наоборот.

— Так, а кто меня спрашивал? Переместили и все. Причём в гущу леса.

— И тебя до сих пор не нашли и не сказали, что хотят? А, впрочем, и так ясно, что надо.

— И что же?

— Сила твоя, конечно. И в лучшие времена маги предпочитали вас магичкам, а сейчас, когда магия грозит вот-вот исчезнуть, и подавно.

— С чего ты решил, что магия исчезает?

— Так магический фон совсем скудный.

— Откуда ты все это знаешь, ты ведь младенец или, правильней сказать, птенец?

Мордочка питомца искривилась.

— Я тебе что птичка, чтобы быть птенцом? Я — дракон! А знаю… унаследовал все знания своих предков.

— Почему же ты заговорил только сейчас?

— Потому что мне нужно было набраться сил.

— Аааа…

— Кстати, спасибо, что нашла и помогла появиться на свет.

— Не за что, — передёрнула плечами, вспомнив тот эпизод.

— Что ты уже знаешь об этом мире? На Земле, надеюсь, тебя научили хотя бы элементарному?

Я рассказала. Дракончик очень удивился, что в моем мире магия считается вымыслом. Видимо, у него все же устаревшая информация. Но потом я поняла, что, если бы я была внимательнее, то сопоставила бы многие факты. Например, бабушка с ее любовью к травам. Она ведь и народной медициной увлекалась. Да и мама тоже, но значительно меньше. А сестра увлекалась духами. Это, оказывается, тоже область ведьм.

— Самые сильные ведьмины привороты накладываются через духи, — сказал тогда он.

Мое увлечение фенечками тоже ведьмины штучки. Кстати, я ведь до сих пор не сделала Мили обещанный ей браслет.

— Слушай, а как тебя зовут? — спросила я, устав называть его дракончиком.

— Обычно имя нам дает глава клана, а так как я сам по себе, но зато подчиняюсь тебе, тебе меня и нарекать.

— Почему это ты мне подчиняешься?

— Я же сказал, что твой фамильяр.

— Всегда думала, что фамильяры у ведьм черные коты.

— Глупости, — дракончик построил такое забавное выражение, что я едва сдержала смешок. — Это ваши земные сказки. Любой магический зверь может стать фамильяром, но иметь друга дракона считается престижней всего. Мы и стражи, и помощники. — и столько гордости в этих словах. — А еще способны перемещаться между мирами. Хочешь путешествовать или вернуться домой?

— Пока мне хотелось бы остаться здесь, — вспомнив про Дэниэля, я покраснела. — А имя… — ненадолго задумалась, — как тебе Эйр? В моем мире это слово обозначает воздух. Ты же умеешь летать?

— Когда немного подрасту, сумею. Это замечательное, имя, спасибо, — кажется, он выдохнул с облегчением. — В переводе с нашего языка дракон — воздушное создание.

— Эйр, скажи, как маги могут понять, что я ведьма?

— Есть три варианта. Первый, если увидят тебя за ворожбой. Второй, по кольцу, которое придумали маги.

— Вот это? — подряла вверх руку и поиграла пальчиками.

— Да, — отчётливо рассышала тяжёлый вздох. Ну, простите, когда я его покупала, понятия не имела, что ведьма! Да и сомневаюсь, что это знание спасло бы меня. — Значит, о тебе уже знают. Давно тебе его всучили?

— Я его сама купила в лавке на ярмарке.

— После этого не заметила ничего странного?

— Спотыкаться всюду стала, но с этим я уже разобралась, когда прочитала легенду.

— А вот с этим я как раз могу тебе помочь, только чуть позже. Больше ничего странного не случилось?

— Я не в привычном мне мире! Откуда мне знать, что здесь норма, а что нет?

— Может у тебя ухажер какой-то появился?

— Я подписалась на участие в отборе еще до этого.

А потом задумалась. Дэниэль ведь до этой злополучной ярмарки ничего такого себе не позволял, а стоило мне кольцо на палец надеть, как поцеловал, и кто знает, чем бы все закончилось, если бы я не сбежала с таверны. С другой стороны, что ему мешало закончить начатое вчера? Значит, все дело не в этом или все-таки в этом?

— Постарайся держать дистанцию с мужчиной, пока не будешь полностью уверена в своем избраннике.

Я задумчиво кивнула и озвучила пришедший в голову вопрос:

— Как маги отбирали силу у ведьм и как можно отдать ее добровольно?

— И в одном, и в другом случае передача происходит во время интимной связи, но для полного поглощения магии нужен специальный ритуал с рунами. Запомни главное: не говори никому о том, кем являешься, разве что своему избраннику, но прежде убедись на все сто процентов.

Дальнейший разговор пришлось прервать из-за появления Лины. Возможно, ей и можно доверять, но непонятно как сама девушка отнесётся к открытию.

Глава 24

Весь завтрак меня разбирали противоречивые чувства. С одной стороны, я с нетерпением ждала свидания с Дэниэлем, с другой, опасалась.

— Леди, сегодня с вами познакомится жених, — вторглась в мои мысли распорядительница.

Столовая тут же наполнилась воодушевленным гвалтом, отчего у меня разболелась голова. Пчелы бы точно позавидовали такому слаженному жужжанию. Пчеломатка, то есть распорядительница отбора, нашла более подходящие сравнения и поспешила их озвучить:

— Леди, что за базар вы здесь устроили? Раскудахтались, как курицы в клетках.

Преподаватель физкультуры в универе любил говорить: «раскудахтались, как курицы нетоптаные». Думаю, они бы со свахой сошлись характерами.

— Вы не забыли, что находитесь в приличном обществе? — продолжала распевать женщина. — А вы, благородные от рождения, какой пример подаете… — она замялась, — окружающим? Вспомните о манерах!

Девушки пристыженно замолчали, а распорядительница продолжила:

— После обеда отправимся в парк, где в одной из беседок его светлость познакомится с каждой из вас.

Я не поддерживала всеобщее ликование, наоборот, эта новость была для меня сродни пощечине, напоминающей о том, что я вообще-то чужая невеста.

— Ты чего такая задумчивая? — спросила Мили, прерывая свой воодушевленный щебет. — Решаешь в чем пойти на знакомство?

— Что-то вроде того.

— Не хочешь говорить? — по надутым губам стало ясно: она обиделась.

— У меня свидание с Дэниэлем, — выпалила, как на духу.

Ожидала увидеть осуждение на веснушчатом лице, но девушка удивила, спросив:

— А как же его красотка?

Я пожала плечами:

— Меня больше волнует, как я буду смотреть в глаза жениху.

— Если ты сделала окончательный выбор и уверена в чувствах Дэниэля, намекни ему, мол, где это видано воспитанной девушке с двумя мужиками шашни водить.

Поговорить действительно стоило, но вся проблема, что я совсем ни в чем не уверена. Тем более после утреннего открытия.

С Мили мы попрощались у дверей покоев.

— Леди Анна, амазонка готова, — отчиталась Лина, — но может вы всё-таки платье наденете, например, то изумрудное? Оно очень идёт вам.

— Нет, — заявила категорично. Не готова я ещё раз ехать верхом в длинной юбке пусть и не сильно пышной. И как только дамы умудряются в них на лошадь запрыгивать, а ехать… это же сущий ужас.

Вспомнив про знакомство с женихом и вечер поэзии добавила:

— А платье всё-таки подготовь, — на лице горничной появилась довольная улыбка. Видимо она решила, что все же уговорила меня. Не тут-то было. — Я его надену на знакомство с женихом и на очередной этап отбора.

Лина как-то странно на меня глянула, но тут же опомнилась и поспешила заверить, что все сделает.

Я быстро надела амазонку, почувствовав небывалую лёгкость. Как же я оказывается соскучилась по брюкам…

— Все, я пошла, — махнула рукой на прощанье девушке и Эйру, благоразумно сидящему и помалкивающему, — не скучайте.

Путь из крыла невест преодолела с немалым удивлением. Обычно в это время в коридорах встречаются горничные и другие невесты, а сейчас никого нет. Неужели все уже начали подготовку к знакомству с женихом? Ну и пусть. Мне там нечего ловить. Мы из разных миров во всех смыслах этого слова.

При подходе к фонтану заметила Дэниэля, удобно устроившегося на бортике. Он смотрел на водную гладь и улыбался. Какая же красивая у него улыбка. Интересно о чём думает? Была б я самовлюблённой особой с уверенностью бы решила, что обо мне, а так приходится лишь мечтать.

— Давно ждёшь?

Мужчина так глубоко задумался, что вздрогнул от моего вопроса.

— Нет, недавно пришел. Замечательно выглядишь! И молодец, что не побоялась надеть брюки. Не знаю почему многие считают штаны исключительно предметом мужского гардероба. Как по мне, и в женском они хорошо себя чувствуют.

— Полностью согласна.

— Пойдем, — Дэниэль подхватил меня под локоток и повел по одной из витиеватых дорожек, скрашивая путь весёлыми рассказами.

Шли мы оказывается к конюшне, у которой нас уже ждал конюх, держа под уздцы двух лошадей.

При виде высокого худощавого парня, который вполне может и улететь при сильном порыве ветра, вспомнилась Агата с заявлением, что в любовники можно и конюха взять.

— Если ты сейчас же не перестанешь на него так смотреть, я его уволю, — прошептал мне на ушко Дэниэль, не подозревая какие мысли витают у меня в голове.

— Не переживай! Тебе нечего опасаться.

— Надеюсь на твое благоразумие. Не хотелось бы менять весь штат сотрудников.

— Эти лошади для нас?

— Да, вороной конь — мне, белоснежная кобыла — тебе. Помочь забраться?

— Да, если не сложно.

Мы сели верхом и медленно поскакали к воротам. Теперь я знала, что звери на подсознательном уровне чувствуют нашу ведьмовскую суть. Мы для них как старшие товарищи, к которым относятся с почтительностью.

— Как тебе резиденция? — нарушил молчание Дэниэль.

— Сказочная. Здесь невероятно красиво, аж дух захватывает.

— Рад, что тебе она нравится. Когда я был маленьким, часто приезжал сюда с друзьями и няньками.

— Так ты знаешь Ренайльда чуть ли не с рождения?

— Что-то вроде того.

— Я хотела с тобой поговорить по поводу него.

— Внимательно слушаю.

— Сегодня после обеда нас представят друг другу, — на его лице промелькнуло удивление, но он не стал перебивать, — и я не знаю, как буду смотреть ему в глаза после нескольких поцелуев с другим, — тут я почувствовала легкое смущение. — Я понимаю, что мое поведение слишком неподобающее для невесты герцога, но в подписанном мной договоре было четко прописано, что покинуть отбор можно только, если сам Рейнальд того захочет.

— Ты хочешь покинуть отбор и вернуться домой? — его лицо стало непроницаемым, но вот глаза…

Я пожала плечами:

— Там откуда я родом, говорят: относись к другим так как хочешь, чтобы относились к тебе. Если я позволяю другому целовать себя, то тем самым показываю свое неуважение к жениху, а о каком браке может идти речь, если нет самого главного.

— А этот «другой» тебе сильно нравится?

Зачем он так делает? Ведь понимает, что говорю о нем. Не может не понимать… Нравится меня в краску вгонять?

— Ты так забавно смущаешься! — прозвучал ответ на мои мысли. — Ладно, прости. Дело только в этом?

— А этого мало?

— И откуда только ты такая правильная взялась?

— Мне далеко до правильной.

— По этому поводу можешь не переживать.

— Почему? Он и так все знает?

— И это тоже. Видишь ли, чтобы найти достойную невесту приходится скрывать свою истинную личность. Да, многие и без того в курсе как выглядит герцог, но так есть возможность поближе узнать остальных девушек, которые не будут стараться понравиться, а это дорогого стоит.

— Вы так близки?

— Даже представить себе не можешь насколько… Я не буду ходить вокруг да около. Все равно скоро сама все узнаешь… Рейнальд — это я.

Я расширила глаза и непроизвольно спросила:

— А Дэниэль?

— Мое второе имя. Надеюсь, ты понимаешь, что не стоит распространяться по этому поводу?

— Конечно.

— По-хорошему ты должна дать клятву о неразглашении, но я не буду этого делать, как и отпускать с отбора. Ты мне нравишься. О большем говорить еще рано, но еще тогда на озере, ты запала мне в душу. Ты не такая как все, другая, особенная. С тобой мир становится красочным и ярким. Ты та, о ком я думаю постоянно.

Только сейчас поняла, что все это время я слушала, затаив дыхание, впитывая в себя каждое слово его признания.

Что-то это мне сильно сказку о Золушке напоминает. Он — герцог, потомственный аристократ, я — обычная девушка, попаданка, бедная сиротка, без рода и племени. Но сказки на то и сказки. В реальности подобное не произойдет. Мужчина из высшего общества никогда не женится на простолюдинке. Единственное, что Рейнальд может мне предложить — роль фаворитки (причем одной из многих, если судить по Изабелле, которая все еще не ушла в отставку), в то время как на отборе выберет наиболее знатную девушку и жениться на ней.

По моему мнению, верность — следующая по значимости черта, которая должна присутствовать в нормальной семье. После любви и уважении. Я никогда не буду изменять, и сама не прощу. Это для меня принципиально.

— Тебя не смущает, что я простолюдинка?

— Нет, а должно?

— Я считала, что для аристократии положение в обществе важный критерий. Разве это не так?

— Так, но мужчине не обязательно выбирать богатую невесту с родословной и большим приданным. Порой возникшее чувство любви, которое и без того большая редкость, значительно важнее. Что же касается лично меня, я не бедствую, герцогство процветает, отец сам предложил пригласить на отбор девушек из простого населения. Так что в некотором роде, могу позволить себе выбрать невесту по велению сердца. Однако, есть единственный момент: герцогиней должна стать та, что дойдет до финала, в котором из трёх выберу одну. Но и это решаемо. Я всячески постараюсь помочь тебе.

— То есть ты не собираешься сделать меня одной из фавориток?

— Нет, конечно, — он мягко улыбнулся. — С чего ты взяла?

— С того, что на отбор ты привез одну из своих любовниц. Тебе не кажется, что это некрасиво по отношению к невестам?

— Я бросил ее перед отбором, но она не услышала меня, а приезд сюда — ее личная инициатива.

— Значит, ты не доходчиво объяснил ей! — это стало походить на сцену ревности, на которую я не имею никакого права. Поэтому пришлось добавить, — прости, я погорячилась.

Глава 25

Мы немного помолчали, делая вид, что рассматриваем красоту зеленого леса. А ведь он и вправду впечатлял. Высокие деревья выстроились в ряд и расступились, сделав широкую дорожку. Сочная трава так и манила лошадей остановиться и попробовать ее на вкус. Неизвестные птицы летали, делясь с окружающими своим хорошим настроением. Всюду благоухало эфирами, душистыми смолами и свежестью леса.

Рэйнальд, вероятно, устав молчать, принялся рассказывать забавные истории из детства, попутно проводя экскурсию. Он был тем еще хулиганом и как только няни терпели все его шалости? Я бы точно не удержалась и пару раз ремнем по попе дала в воспитательных мерах. Хотя родители говорили, что мы с сестрой тоже могли что-то этакое вытворить, но о втором предназначении ремня узнали из рассказов сверстников.

Из-за деревьев показалась лазурная гладь, а спустя еще десяток метров открылось все озеро.

Мы спешились и пока мужчина привязывал лошадей, я подошла к воде и присела, чтобы потрогать ее. Она оказалась ледяной, несмотря на то что на улице уже было жарко.

Когда я оторвалась от созерцания озера и повернулась в поисках Рейнальда. Застала крайне редкую картину. За это время он успел расстелить покрывало и сейчас извлекал из сумки еду, выкладывая на непонятно откуда взявшуюся здесь посуду. Я вообще не помню, чтобы видела у мужчины какой-то багаж с собой, но не из воздуха же он взял все это в самом же деле?

— Тебе помочь? — спросила, подойдя.

— Нет, я уже почти закончил. Присаживайся. Успела уже проголодаться?

— Немного, — не стала скрывать я.

Сколько себя помню, никогда не жаловалась на аппетит на природе.

— Очень красивое место, — спустя долгое молчание поделилась я.

— Это одно из самых любимых мест матушки.

Наши взгляды встретились. И столько я увидела тепла нежности, прочла все невысказанное. Его взгляд спустился к моим губам, которые именно в этот момент пересохли и срочно требовали их облизнуть, зрачки некогда шоколадного цвета почернели.

Его губы медленно приблизились к моим, словно давая возможность отстраниться. Наконец, они прижались к моим, слегка касаясь, пробуя на вкус и постепенно углубляя поцелуй.

Внутри как будто все перевернулось, сердце бешено заколотилось, грозя выпрыгнуть из груди, а голова закружилась.

Разорвав столь сладостную пытку, Рейнальд отстранился и обхватив за талию уткнулся носом в волосы. Его тяжёлое горячее дыхание обжигало мне шею. Я тонула в объятиях… любимого? Похоже, что да, я всё-таки влюбилась, причем по уши. Не знаю когда, но именно сейчас это чувство стало явным, как смена дня и ночи.

— Мне еще никогда и ни с кем не было так хорошо, — немного хрипло произнес он.

— И мне, — честно призналась я.

Он поднял голову и внимательно посмотрел мне в глаза, словно пытался в них что-то прочесть, а после его взгляд опустился на губы, и мы вновь поцеловались, на этот раз потеряв связь с действительностью.

Очнулась, когда почувствовала его горячие руки у себя на груди. Мы уже не сидели, а лежали на покрывале. Он нависал сверху, покрывал дорожку из будоражащих душу поцелуев от шеи и ниже к груди, которую больше не прикрывала белая блузка и жилетка. Внизу живота появилось сладостное томление.

— Остановись, — тяжело дыша, словно после быстрого бега, попросила я, — пожалуйста.

Дэниэль, то есть Рейнальд, медленно отстранился и бросил на меня быстрый взгляд, от которого в голову полезли далеко нецеломудренные мысли.

— Прости, увлёкся, — он тоже тяжело дышал. — Ты такая сладкая, манящая и сводишь меня с ума.

Заправил за ухо выбившуюся прядь и улыбнулся так, что мое только-только успокоившееся сердце вновь устроило бешеный скач.

Что же он делает? Так и до приступа недалеко.

Определенно Рейнальд знал какое сильное впечатление производил на девушек и бессовестно этим пользовался. Неудивительно, что и я попала под действие его чар.

Господи, да мне стало все равно участь кого этот красавчик мне приготовил, главное, чтобы всегда был рядом! Ревность никто не отменял, но я согласна с ней смириться. Ещё и этот отбор с толпой желающих на его руку и сердце…

— Нам пора возвращаться, — проговорила я, чувствуя, как шкала настроения стремительно опускается вниз.

Это не осталось не замеченным, но мужчина истолковал все по-своему:

— Не расстраивайся! Я сегодня целый день буду рядом.

Да, будет, но это уже не то. На людях мы не можем вот так просто взяться за руки, обняться, поцеловаться… Весь день он будет близко и в тоже время далеко.

Глава 26

В комнате мое настроение вновь подскочило до небес. Этому свидетельствовал букет алых цветов, напоминающих пионы, но с более плотными бутонами. Его я заметила на журнальном столике, когда вышла из ванной.

— Лина, откуда эта красота? — спросила горничную, вдыхая ненавязчивый аромат.

— Принес лакей, пока вы в купальне были, — ответила девушка вполне ожидаемое, но сомневаться в личности дарителя не приходилось, — леди, нужно собираться. Осталось совсем мало времени.

Я согласно кивнула и подошла к кровати, где лежало платье. Лина тут же подскочила, чтоб помочь мне, но я отказалась. Покупая наряды, в первую очередь выбирала те, с которыми смогу справиться сама. Ведь подумать не могла, что попаду на отбор, где у меня появится горничная. Быстро натянув его, принялась за волосы, стянутые в плотный пучок.

— Леди, вы точно не желаете, чтобы я вам прическу сделала? — не унималась Лина.

Сначала девушка предложила обновить макияж. "Ваш тоже хорош, но уж слишком прост, — говорила она. — Хорошо бы лицо припудрить, губы подкрасить". Я отказалась, не видя в этом никакого смысла. Кожа у меня чистая, не блестит, а в помаде вообще никакого смысла не видела. Сейчас же обед, а уже после свидание в беседке.

— Вечером будет вечер поэзии, — сказала я. — На него можно будет и макияж вечерний сделать, и прическу.

По лицу девушки стало ясно, что она была не согласна с моим решением, но спорить не стала.

Зайдя в столовую, я поняла, что не одна только моя горничная возжелала сделать их своей подопечной куклу, вот только в отличие от Лины, у остальных в разной степени это удалось. Вид у девушек был такой, будто они на бал собрались, а не на свидание в беседке.

— Ну как все прошло? — тихонько спросила Мили, когда я заняла привычное место подле нее.

По взгляду стало ясно, что ее разбирает любопытство, но всего рассказать я не могла и не только из-за обещания Рейнальду не раскрывать его личность, но и потому, что слишком много ушей. Пришлось ответить скупо:

— Отлично.

Пришла распорядительница отбора в обществе трех неразлучных друзей. Рейнальд был увлечен разговором со свахой и на меня не обратил ни малейшего внимания, что несмотря на все понимание, задело. Причем очень сильно.

Следом вошли слуги с подносами в руках, и столовая наполнилась аппетитными запахами, от которых не могли не выступить слюнки.

Атмосфера за обедом царила воодушевленная. Невестам явно не терпелось познакомиться с женихом, а я пыталась подальше затолкнуть съедающую изнутри ревность. И это только начало. А что будет, когда Рейнальд начнет общаться с каждой из невест наедине? Моя догадка оказалась неверной. А все из-за распорядительницы, которая ввела нас в заблуждение. Об этом я узнала, когда из беседки, увитой настолько плотным плющом, что не было видно происходящее внутри, вышла первая девушка. На нее тут же набросились с расспросами:

— Там трое мужчин в плащах. Лиц не видно, а голоса неизвестные. Явно не обошлось без магии.

Все, кто не знал, как выглядит Рейнальд, приуныли.

— Как же так? — не выдержала Мили. — Сваха же сказала, что мы познакомимся с женихом.

— Она сказала, что жених познакомится с нами, — припомнила одна из девушек.

Очередь двигалась быстро. На разговор с невестой уходило не более двух-трех минут. Пришло времени идти и мне.

Внутри действительно оказалось трое мужчин: двое сидели на дальней лавке, один стоял с протянутой рукой.

— Леди, Анна, прошу, пройдемте — сказал он незнакомым голосом, нежно коснувшись губами моей руки.

Молодой человек, в котором я бы точно не узнала Рейнальда, если б не знакомый жар от прикосновения, подвел к ближней лавке, а сам присоединился к друзьям.

— Анна, расскажите нам что-нибудь примечательное о себе, — попросил молодой человек по центру.

И начался допрос, длившийся точно больше трех минут. В личности дознавателя сомневаться не приходилось. Это точно был Кристен. Вот только зачем ему это было нужно? Почему он так прицепился ко мне? Остальные невесты проводили в беседке гораздо меньше времени.

Когда одни и те же вопросы, задаваемые в разной формулировке, пошли по третьему кругу, вмешался Рейнальд:

— Друг, полегче! Ты не в дознавательской и перед тобой не обвиняемый, а моя невеста.

Несколько секунд они сверлили друг друга взглядами.

— Простите, леди, вошёл во вкус, — все-таки прислушался Кристен, после чего сделал пас рукой, — можете идти.

Я, как по команде, вскочила и направилась на выход, раздумывая над ситуацией. Далеко не в первый раз этот мужчина подробно меня расспрашивает о прошлом. Это не может не наводить на подозрение. Должна быть причина, по которой меня сюда притащили. А что, если им и правда нужна моя сила? Да, я ещё не почувствовала вкус магии, но, если она мне принадлежит, значит так надо. Сегодня же нужно будет попросить дракончика научить меня защите и по возможности держать дистанцию с Рейнальдом.

Погруженная в свои мысли вышла из беседки и наткнулась на Машу, которая, согласно жребию, была следующей.

Я никогда не умела притворяться. Судя по всему, сейчас мое лицо выглядело далеко не так радостно, как у моих предшественниц. Девушка нахмурились, но лишь на мгновение. После чего взяла себя в руки и с безмятежной улыбкой направилась в беседку. На меня же накинулась Мили с горящими любопытством глазами.

— Ну как? Удалось разглядеть лицо под плащом? Ты там была дольше остальных. О чем вы столько времени разговаривали? А…

— Остановись, — мягко перебила ее, улыбнувшись.

Все-таки повезло мне, что мы познакомились. Всего несколько секунд назад настроение скатилось ниже плинтуса, а на душе скреблись кошки, сейчас же я звонко смеялась.

— Перед тобой всего несколько человек. Потерпи немного, и сама все узнаешь. Главное оставайся собой.

Она насупилась, но искрящиеся глаза выдавали ее с головой.

— Ты же постоишь тут со мной? — спросила она. От былой обиды не осталось и следа.

— Конечно.

Сама же в это время решила, что обязательно расспрошу Мили. Вдруг здесь нормально устраивать подобные допросы невест на отборах.

— Что-то эта блондинка тоже там застряла, — вновь обратила на себя внимание Мили.

В это самое время показалась Маша, выходящая из беседки. Лицо ее было крайне задумчивое. Интересно, как все прошло? Какие бы не были наши с ней отношения на Земле, но здесь мы с ней в одной лодке.

Когда Мили прошла собеседование, мне не нужно было расспрашивать ее. Она вылетела из беседки с улыбкой во все тридцать два зуба, схватила за руки и на радостях закружила меня по парку, мечтательно протянув:

— Какой же у него приятный голос…

Как по мне вполне обычный, а вот настоящий голос Рейнальда… Он был разным: бархатистым, ласковым, хриплым, а с посторонними властным, но всегда таким родным…

Да, я понимаю, что с ним мне нужна трезвая голова, но боюсь я пропала…

Глава 27

Сидя перед зеркалом, я наблюдала за умелыми движениями Лины, собирающей мне волосы в высокую прическу, но мыслями я находилась не здесь, а по-прежнему на озере, где были только я и он. Мои губы до сих пор помнили его ласки и казалось, что все ещё оставались немного припухшими и покрасневшими, несмотря на то что прошло достаточно времени.

По дороге в покои Мили мне рассказала, что спрашивали у нее, в сущности, то, что значилось в анкете, которую мы заполняли ранее. Но на этот раз ей задавали уточняющие вопросы. В общем, вполне обычная беседа. Уже в комнате я подумала, что, возможно, вижу то, чего нет.

— Вот и всё, — объявила горничная, — мы закончили даже раньше, чем я планировала. Ещё минимум полчаса до мероприятия. Может желаете перекусить?

— Нет, спасибо, — я покачала головой, рассматривая себя со стороны.

Хороша. Высоко собранные волосы волнистыми локонами спускаются на плечи. Сбоку оставлена одна кокетливая завитушка. Макияж, хоть и есть, но едва заметен. Лина подчеркнула глаза, отчего те стали еще более выразительными, и губы, а жемчужную кожу лица слегка припудрила.

— Тогда можно я пойду? — попросила горничная. — У главной кухарки сегодня именины, и она пригласила меня.

— Конечно, иди.

Как хорошо все складывается. Лина уйдет, а я смогу нормально поговорить с Эйром и попросить его позаниматься со мной магией.

— Как у вас все закончится, я приду помочь вам подготовиться ко сну.

— Не нужно. Умыться, переодеться в сорочку и расстелить постель могу и сама. Так что спокойно отдыхай и ни о чем не беспокойся.

— Леди, спасибо, — она на радостях обняла меня, после чего потупилась и направилась прочь.

— Лина? — остановила девушку, успевшую открыть дверь.

— Да, леди.

— Давай тебя накрасим и сделаем красивую прическу? Я не такой мастер, как ты, но тоже кое-что умею.

— Если Вам не сложно, леди, — смущенно произнесла девушка, косясь на косметику.

— Не сложно. Садись!

Я не стала сильно усердствовать. Лишь слегка сделала акцент на глазах. Волосы приподняла и заколола шпильками, оставив свисать одну прядку, как у меня. Получилось очень нежно и женственно. Так что горничная стала выглядеть на свой возраст. Уходила она счастливой.

— Ну наконец-то, — тут же ворвался в мою голову голос дракончика, — давай сюда свое кольцо! Снимем с него проклятье.

— Как же я тебе его дам, если оно не снимается? — задала резонный вопрос.

— Руку мне протяни!

— Что ты будешь делать? — не спешила выполнять требуемое и, как позже оказалось, не зря.

— Обожгу его своим пламенем.

— А как же моя рука? Ты ведь можешь и ее задеть.

— Мой огонь не причинит тебе вреда, — Эйр закатил глаза.

— Ну ладно.

Я с опаской поднесла руку и зажмурилась. Через несколько секунд почувствовала легкую щекотку на пальцах.

— Все, — спустя несколько секунд произнес Эйр.

Так быстро?

Открыла глаза и взглянула на кольцо, из которого пропали редкие черные всполохи. Это и было проклятие?

— Вы все проклятия можете уничтожать своим дыханием?

— Нет, только с предметов.

— А почему об этом не написано в книге? — взяла в руки бесполезный талмуд о магических существах, в котором про драконов всего несколько страниц.

— А кто не хочет иметь козырь в рукаве?

— Спасибо, — вспомнила, что не мешало бы и поблагодарить, — ты сможешь меня магии научить?

Он покачал своей чешуйчатой головой:

— Прости, Аня, но я в ваших ведьминых штучках не разбираюсь. Знаю только, что вы только проклятия можете насылать, да жидкость магией напитывать.

— А как же я тогда стихию земли вызвала?

— А припомни, что в этот момент делала, о чем думала, что говорила.

— Легче сказать, чем сделать, — столько времени прошло… — я прокляла их.

— Ну вот.

— Это что же получается, ведьмы только и умеют что зелья варить, да проклятиями раскидываться? А как же предсказание будущего, крутые заклятья, из-за которых маги и хотят нашу силу?

— Заклятья по части магов, а вы им резерв увеличиваете. Будущее способны пересказывать единицы. Ещё вы можете обращаться за помощью к матери природе.

— Понятно, — я погрустнела. Даже руки расслабила, из-за чего книга с грохотом упала на пол, выпустив на волю засушенный вчера цветок.

— Ты ещё не забыла о вечере поэзий?

Если честно, то да, забыла.

Спрятав цветок в книге и водрузив ее на прикроватную тумбочку, бросила взгляд на себя в зеркало и отправилась в библиотеку.

Читальный зал с последнего моего визита сильно изменился. Здесь стало значительно больше свободного места за счёт отодвинутых стеллажей с книгами, а также светлее и наряднее. Столы и помост посередине украшены цветами, из-за чего в воздухе витал потрясающий аромат.

Немногочисленные невесты уже заняли места, и я решила последовать их примеру. Мили пока ещё не было, в отличие от остальных соседок по столу в столовой. К ним и направилась.

— Аня, ты потрясающе выглядишь, — зачарованно произнесла Кэтрин.

— А как по мне не очень, — вставила свои три копейки Агата, — сюда б декольте побольше. Выглядишь как монашка.

Сама говорившая облачилась в тёмно-синее платье с таким глубоким вырезом, что не нужно никакой фантазии. Достаточно сесть рядом, а ещё лучше встать сбоку.

Пришла Мили в невероятно идущем ей алом великолепии, и все переключили внимание на нее, позволив мне с облегчением выдохнуть. Не люблю критику, хоть и стараюсь этого не показывать.

Через несколько минут в библиотеку вошла распорядительница в компании неразлучных трёх мушкетёров. Она не стала тянуть и после короткой речи дала отмашку начинать.

Очередность нам была известна с завтрака, по окончании которого тянули жребий. Мне предстояло выступать последней, то есть двадцать восьмой.

Первой на возвышение взошла Маша. Ее выбор, к моему удивлению, пал на отрывок из письма Татьяны Онегину А.С. Пушкина. Читала она его не дурно, с выражением и паузами, где необходимо.

— Замечательное стихотворение, — оценила распорядительница, — позвольте узнать автора.

— Он, то есть я, перед вами — солгала Маша. Вот врёт и не краснеет, хотя не могла же она назвать истинного поэта. Мало ли.

— Если мне не изменяет память, вы прибыли к нам из небольшого городка, а не из деревни?

— Да, но согласитесь, Шубург по сравнению со столицей всего лишь захудалая деревня.

— В некотором роде, — согласилась сваха.

— Вы безумно талантливы, — похвалил Кристен. — Надеюсь, в будущем ещё услышать вас.

На протяжении всего чтения, я заметила, как землячка то и дело бросает взгляды на него, словно само это письмо посвящено ему. В этом нет ничего удивительного. Мужчина хорош собой. Явно родовит. Добрая половина участниц отбора надеется, что именно Кристен их жених.

Следующей на помост взошла высокомерная брюнетка, часто бросающая брезгливые взгляды на менее обеспеченных девушек и слуг. Стыдно признаться, но мне бы хотелось, чтобы она провалилась, но увы. Таких, как она, учат быть в центре внимания с детства.

Настала очередь Мили. Подруга очень нервничала, но стоило ей начать, как она отстранилась, полностью погрузившись в трагичную историю о любви. Естественно, ее прочтение получило заслуженную похвалу от всех, включая молчавшего доселе Морти.

Потом я отвлеклась, бросив взгляд за окно, за которым обнаружилась пара. Они, державшись за руки, бежали вглубь парка, изредка останавливаясь, чтобы поцеловаться. Судя по всему, им было весело вместе.

Я не привыкла подглядывать за посторонними, но что-то в девушке мне показалось знакомым. К сожалению, она не поворачивалась лицом, а когда же все-таки посмотрела в эту сторону, я не смогла сдержать довольной улыбки, потому что это была моя горничная Лина. Вот не зря марафет наводила. Чуяло мое сердце…

— Что ты там такого интересного увидела? — тихонько спросила Мили, которой не было видно эту часть парка из окна.

— Ничего, — тут же повернулась и внимательно уставилась на помост, за которым сейчас читала Кэтрин. Получалось у нее вполне неплохо, но ее стеснительность дала о себе знать. Она покраснела, как рак, но, к счастью, ни разу не запнулась, в отличие от другой красивой блондинки, которая в моменты своих ляпов быстро-быстро махала длинными ресничками, кокетливо наматывая локон на пальчик и поглядывая на мужчин.

Одна из девушек так заунывно что-то вещала, что я едва сдерживалась, чтобы не зевнуть.

И вот настала моя очередь. Изначально я выбрала другое стихотворение, но увидев выпавший из книги засушенный цветок передумала.


Цветок засохший, безуханный,
Забытый в книге вижу я;
И вот уже мечтою странной
Душа наполнилась моя…
Автор: Пушкин А.С.


Все время, пока читала, смотрела только на Рейнальда, который в свою очередь также не отрывал восхищенный взгляд от меня. Стоило мне закончить, он тут же произнес:

— Сражен наповал, благодарю!

От распорядительницы донёсся вопрос об авторе. Да простит, меня Александр Сергеевич, назвала себя.

Заняв свое место, поднялась сваха и объявила трёх девушек, не прошедших испытание по мнению жюри и покидающих отбор, среди них была та самая блондинка с длинными ресницами, но мне ее не жалко, а вот Кэтрин, на глазах которой тут же выступили слезы очень даже.

— Это еще не все, — продолжала она, — по результатам собеседования нас покидают леди Беатрис, леди Луиза, Агата, леди Виола и леди Жасмин. Все выбывшие должны отбыть на рассвете. Кареты будут вас ждать на подъездной аллее.

Девушки были не согласны с таким решением, но кто их слушал.

Нас осталось двадцать.

Глава 28

— Кэтрин, милая, не плачь, — приговаривала Мили, успокаивающе гладя по голове, — нужен тебе этот герцог? Может тебе суждено стать женой принцу.

— Скажешь тоже, — не унималась девушка, — где я, а где он.

— Зато ты добрая и красивая, — вклинилась я.

— А пойдемте ко мне? — предложила Элиза.

— Зачем? — поинтересовалась Мили, но этот вопрос интересовал всех.

— Девичник устроим. Скучно тут.

— Мне вещи собирать надо, — отказалась Кэтрин.

— Мы потом тебе поможем, — пообещала Элиза.

— Так и поступим, — решительно заявила Мили и потянула нас на выход.

Комната, в которой мы оказались, мало отличалась от моей, разве что цветовой гаммой: светлое дерево и золотисто-розовые стены, постель.

— Дина, принеси нам лёгких закусок, сладостей и фруктов, — велела хозяйка спальни находившейся здесь девушке. Та согласно кивнула и скрылась за дверью.

— Ты про чай забыла сказать, — спохватилась Кэтрин.

— Нет, у меня есть идея получше, — она распахнула шкаф и принялась там копаться, тихо что-то бубня себе под нос, — вот она, — от ее резкого восклицания мы синхронно вздрогнули и уставились на стеклянную бутылку в ее руках.

— Что это? — с опаской уточнила я, сильно сомневаясь в качестве мутной розоватой жидкости.

— Эльфийское вино пила? — кивнула, вспомнив ужин в таверне, — это тоже самое, только домашнего производства. Мой брат сам делает.

Последняя фраза была произнесена не без гордости.

— Нужно принести ещё два стула, — решила Мили и направилась к двери.

— Не надо, — остановила ее Элиза, — давайте сдвинем стол к кровати. Тогда точно все поместимся.

Что сказать о домашнем "эльфийском вине"? Чистой воды самогон только со сладковатым привкусом. А как от него хорошо становится…

Сделав глоток, почувствовала обжигающую жидкость внутри, которая наполнила тело безудержной энергией, требующей выхода. После третьего опустошенного бокала появились крылья, которые тут же подняли меня на ноги.

— А пойдёмте погуляем, — произнесла я до безобразия довольным голосом.

Идея всем пришлась по душе, и мы направились на выход.

Замок спал. Время от времени тишину нарушало кваканье лягушек и стрекот сверчков. И тут мы такие крадущиеся на носочках и давящиеся от хохота. Такое ощущение, будто я смешинку проглотила. Мне сейчас палец покажи, и то, наверное, не удержусь.

Куда шли? Не знаю. Главное вместе. Поначалу мы пробовали идти врозь, но резко сузившиеся коридоры так и норовили познакомить нас со стенами. Никогда не думала, что допьюсь до такого состояния…

— Аня, ты куда нас ведешь? — серьезно спросила Элиза.

Мне вообще кажется, что она халтурила. Ну не может человек, выпивший в два раза больше меня, так трезво себя вести. Она даже идет ровно и нас умудряется придерживать.

Только сейчас до меня дошло, что ведь действительно я куда-то всех тащу, причем очень уверенно.

— Вам понравится, — многообещающе заявила я.

Что-то во мне было уверенно в этом. И через несколько минут мы в этом убедились. Мои ноги лучше понимали желания хозяйки и привели нас на кухню, к сожалению, пустующую. Нечто упавшее поблизости, а после приглушенный смех заставили переменить решение.

— Кто здесь? — испуганно спросила Кэтрин.

Естественно, никто не отозвался. Пришлось идти, проверять.

— Да не трясись ты так, — одернула Элиза блондиночку, — крыса скорее всего.

Лучше бы она этого не говорила, потому что остальные, включая меня, резко побледнели и замедлились. Не знаю, как остальные, я представила нечто громадное с красными глазами.

Я и раньше не приветствовала грызунов и в зоомагазинах предпочитала рассматривать рыбок, попугайчиков, щеночков, котят. Сейчас же мое опьяневшее воображение нарисовало настоящего монстра, героя какого-то ужастика.

Шум доносился из-за двери, под которой мы все, кроме трезвой Элизы, переминались с ноги на ногу. Девушка резко распахнула дверь и нашему вниманию предстал герой-любовник, тискающий полуобнаженную Лину. Горничная при виде нас испуганно вскрикнула и отвернулась, поспешно застегивая платье.

В парке из-за скудного уличного освещения было плохо видно, сейчас же ничего не мешало рассматривать слащавого красавца брюнета в богатой одежде, который недовольно взирал на нас, словно пытался послать с дюжину проклятий за то, что мы обломали ему веселую ночку. Перебьется! Ишь чего захотел. Небось задурил девочке голову, навешав лапши на уши.

— Лина, нужна помощь, — непреклонно заявила я.

Девушка бросила расстроенный взгляд на красавца, тут же покрылась румянцем и опустив голову кивнула:

— Да, леди, конечно, — ее голос охрип из-за подступивших слез.

Ничего-ничего. Потом еще спасибо скажет. Зря я все-таки влезла с этой косметикой.

— Нам бы чего-нибудь сытного перекусить, — решила я.

— Мясного, — подхватила Элиза.

Сидя за столом, за которым обычно ест прислуга, за обе щеки уминали жаркое. Горничная стояла в углу и тихонько плакала.

— Лина, а принеси-ка нам бутылочку вина, — вдруг заявила Кэтрин.

Вот от кого-кого, но от нее такого точно не ожидала.

Стоило горничной уйти, как я тут же спросила:

— Может уже хватит пить? Мы же завтра не встанем.

— Алкоголь лучше всего развязывает язык. Ты же и сама понимаешь, что твоей горничной нужно промыть мозги. Ты видела его? У него же на лбу написано высокое происхождение. А она еще совсем ребенок, чтоб осознавать все последствия.

Да, я тоже это отметила.

— А что, если это и есть наш жених? — предположила Мили.

— Нет, — уверенно сказала я и уже после поняла, что только что сделала. Уставившиеся на меня три пары глаз это лишь подтвердили.

"Ты что-то знаешь?" — говорили их взгляды.

— Я не могу рассказать, простите, — покачала головой.

Вернулась Лина с бутылкой в руках. Мы уговорили девушку сесть за наш стол и составить нам компанию, а после нескольких бокалов потребовали все рассказать.

Оказалось, что этот мужчина приехал вечером. Горничная встретила его, когда возвращалась с празднования. Ее ответственность не дала спокойно отдыхать, и она решила проведать меня, спросить нужна ли ее помощь. В гостевом крыле они и встретились. Он обсыпал Лину комплементами с головы до ног, после чего предложил прогуляться в парке, где я их и видела.

— А чего вы так заливисто смеялись? — не удержалась от вопроса.

— С Вилом невозможно скучать. Он такие истории забавные рассказывает.

В общем, этот Вил заявил, что сражен на повал красотой горничной, та растаяла и сама не заметила, как они оказались в подсобке, хоть изначально зашли на кухню перекусить, так как мужчина, собственно, из-за этого и вышел из своей комнаты.

Как же порой легко влюбленность застилает нам глаза, заставляя забыть о принципах.

Девчонки принялись делиться своими историями.

В какой-то момент поняла, что мне скучно вот так сидеть. Алкоголь требовал двигаться. Недолго думая, поднялась из-за стола и подошла к полке с множеством различных баночек. Сделала вид, что увлеченно изучаю надписи, написанные мелким неразборчивым почерком. Постояв там немного, переместилась к соседнему, тому, что находился на выходе. После чего тихонько прошмыгнула в дверь.

Свои приключения начала с туалета. Думаю, именно естественные потребности подстегнули меня покинуть шумную компанию, отголоски разговора которой улавливались даже через несколько поворотов.

Где здесь уборная я, естественно, не знала, но что-то внутри вело меня. Я миновала несколько пролетов на лестнице, свернула направо, затем налево и еще раз направо. Услышала приближающиеся шаги и поспешила скрыться за шторой.

— И что ты здесь делаешь? — неожиданно раздался знакомый голос, в котором на этот раз звенела холодная сталь вместо привычных теплых ноток.

Глава 29

Как Рейнальд понял, что я здесь? Я ведь даже дыхание задержала, чтоб не выдать себя ненароком. Но куда больше меня беспокоило его недовольство.

Собралась уже с нашкодившей моськой вылезти из своего укрытия, когда услышала другой голос, от которого из глубин взметнулась жгучая ревность.

— Конечно же тебя жду, — слащаво промурлыкала Изабелла.

Я так и видела, как она из-под полуопущенных ресниц бросает на него томные взгляды, закусывает нижнюю губу и как Рейнальд смотрит на все это, чтобы в следующее мгновение стиснуть в объятиях и поцеловать, а потом они переместятся в его комнату или ее и проведут жаркую ночь.

Наверное, это их привычный сценарий. А все слова о том, что девушка бывшая и ничего между ними нет, ложь. Ведь будь все так мужчина бы давно отправил брюнетку прочь.

Сердце больно сжалось, но прозвучавшие в ответ слова, прокатились бальзамом по израненной душе.

— Я тебе не раз говорил, что между нами все кончено. Повторю ещё раз. Ты мне безразлична, причём уже давно.

— Ну, котик, тебе же хорошо со мной!

— Не подходи ко мне!

— Как скажешь…

Послышался шорох одежды.

— Совсем стыд растеряла?

— Просто показываю тебе то, от чего ты отказываешься.

Искушение выглянуть из своего укрытия было велико. Каким чудом удержалась, не знаю.

— Убирайся прочь! Чтоб уже на рассвете тебя здесь не было. Ты переполнила чашу моего терпения. И так, для справки. У меня уже есть избранница.

— Значит выгоняешь? И не стыдно так поступать с матерью своего ребенка?

Сердце от этих слов не сжалось, оно разбилось вдребезги вместе с фантазиями, которые успели нарисоваться в голове.

— Какой ребенок? — хрипло спросил Рейнальд.

— Наш. Я только сегодня об этом узнала.

— Ты ведь врешь мне?

— Как я могу?

— Ты точно лжешь, и я выведу тебя на чистую воду. Пошли!

Это я раньше считала, что его голос звенит от ярости? Тогда что сейчас?

Послышались шаги и перестук каблучков.

— Отпусти! Мне больно!

***
Рейнальд

Почему день, который так хорошо начался, не мог так же хорошо и закончится? Сначала я узнал, что на после обеда у меня запланировано знакомство с невестами, чего я категорически не хотел как минимум до бала. К счастью, получилось уговорить распорядительницу провести свидания не раскрывая инкогнито. Но тут удивил Дэниэль, который стал устраивать допросы невестам. И если поначалу я смотрел на все это сквозь пальцы, то, когда очередь подошла к Анне, не выдержал, вмешался, тем более что расспросы сильно затянулись. Хотелось вытрясти из друга всю правду, что я, собственно, и собирался сделать, но помешал прибывший королевский посыльный, с которым они поспешно уединились.

Вернувшись в кабинет, принялся за разбор изрядно накопившейся почты, но пришлось отложить из-за нагрянувшего старосты одной из деревень неподалеку. Оказалось, что после недавнего проливного дождя поселение затопило и жителям требовалась помощь. Зашедший Морти, владеющий стихией огня, оказался как нельзя кстати. Нехотя он согласился помочь.

Как разобрался с наиболее срочными делами, направился к Дэниэлю, но тот куда-то ушел.

Пришлось окольными путями, из-за дожидающейся меня Изабеллы (спасибо предупредившему лакею), возвращаться в кабинет ни с чем, а через полчаса пришло время вечера поэзии, после которого решил переговорить с неуловимым принцем. Но и тут он успел скрыться, правда ненадолго.

— Надо поговорить, — безапелляционно заявил я, когда все же нашел беглеца на рабочем месте.

Он махнул рукой в сторону кресла напротив, а когда я сел, нехотя оторвался от бумаг.

— Какая истинная причина этого отбора и твоего нахождения здесь? — не стал ходить вокруг да около. Время позднее. Усталость берет своё.

— Государственная тайна, — бесцветно произнес он.

— Это как-то связано с источником?

Принц прикрыл глаза и потёр виски.

— Да, — помолчав ответил он, а прочитав на моем лице новый вопрос продолжил, — большего не могу скачать. Сам понимаешь…

Да что ж за замкнутый круг?

Встал и подошёл к окну, глядя на усыпанное звёздами небо.

— Анну не трогать! — немного подумав, сказал я.

— Только не говори, что запал на неё?! — я повернулся и бросил на него выразительный взгляд. — А ведь я говорил тебе, не зарекайся!

— Ты меня услышал?

— Услышать то услышал, но пообещать ничего не могу. На кону судьба целого мира. А ты бы сначала с приворотом своим странным разобрался.

Мы прошерстили каждый фолиант в резиденции от корки до корки, но ничего.

— Не поверишь, но он начал ослабевать.

— Что ты сделал?

— В том-то и дело, что ничего.

— Дела… Вернёмся во дворец, проверим ещё там библиотеку.

Мы ещё немного поговорили, и я отправился в спальню. Невероятно хотелось спать. Такое ощущение, будто я перепил алкоголя и настала последняя стадия опьянения.

Почти дойдя до спальни, наткнулся на дожидающуюся меня Изабеллу. В комнату она теперь не может попасть, так как я установил защиту с запретом ей на вход.

На меня напало такое бешенство, что едва сдерживался от рукоприкладства. Я не бью женщин, но эта конкретная из меня уже все соки выпила.

Пришлось ограничиться словами, которые не помогали. Тогда я велел ей убираться. Политика политикой, но у всего есть границы. И что услышал? Беременна… она? Ни в жизнь не поверю. Эта красотка терпеть не может детей и делала все, чтоб избежать последствий бурной ночи. Во дворце у меня каждая комната в покоях обвешана противозачаточными амулетами, да и здесь тоже. Так что это исключено. Ей просто больше нечем меня удержать. Конечно, если б все оказалось правдой, я б взял на себя ответственность и женился бы на девушке.

Шантаж окончательно взбесил меня. И я с яростью схватил девку за руку и потащил к целителю. Пусть он опровергнет слова этой лживой бабочки, а после я лично посажу ее в карету и отправлю назад в столицу.

Глава 30

Рейнальд

— Куда ты меня тащишь? — недовольно спросила Изабелла.

— Как куда? Твое положение проверять!

Она ничуть не выдала свое волнение, вот только я научился различать фальшь, скрытую под маской.

Кабинет верного друга семьи оказался заперт, что неудивительно. Все нормальные люди уже давно спят.

Услышал облегченный вздох.

Рано. Я не намерен откладывать на завтра этот вопрос. Поэтому направился к целителю в покои, располагающиеся неподалеку.

Мужчина открыл сразу, стоило только постучать. Судя по пижаме, он вот-вот собирался лечь спать.

— Что случилось? — деловито спросил он.

— Вы можете проверить наличие беременности вот у этой особы?

— Да, конечно. Пройдёмте в мой кабинет.

Уважаю этого человека. Услышал просьбу и тут же ринулся исполнять, опустив все лишние вопросы.

Я зашёл в целительскую обитель вместе со всеми. Хочу услышать все сразу.

Изабелла легла на кушетку. Ее руки сильно подрагивали, но она продолжала играть обиженную невинность.

— Рейнальд, ты что будешь за всем наблюдать? — спросила она, явно что-то задумав.

— Да.

Девушка поджала губы и отвернулась. Я же в нетерпении принялся наматывать круги по небольшому помещению.

— Беременность три дня, — через несколько минут вынес приговор целитель.

Заметил промелькнувшее на лице Изабеллы удивление и недоверие. А потом… Никогда не терял сознание и считал это сугубо женской уловкой, но от этих слов почувствовал, как перед глазами замелькали мелкие мушки.

Как такое возможно? А как же Анна? Я ведь теперь не смогу быть с ней. Она не захочет стать моей фавориткой, да и низко это для нее. Русалочка достойна лучшей жизни… с другим.

От одной только мысли, как она стоит в объятиях другого, захотелось разнести здесь все, сровнять с землёй в надежде прогнать это видение.

Нет, никому не позволю даже на расстоянии вытянутой руки приблизиться к ней. Русалочка будет моей и только моей!

— На выпей, — мне в руку ткнулся пузырек.

Без лишних вопросов принял и опрокинул в себя горьковатое снадобье.

— Это точно? — спросил с надеждой, не узнавая собственный голос. Таким безжизненным он сейчас был.

— Абсолютно. Могу проверить степень родства с плодом.

В измену девушки мне верилось с трудом, но я всё-таки кивнул.

Оказалось, не зря.

— Вы определённо родственники, но не первой степени.

Выдохнул с облегчением, а уже после понял, что мне наставили рога.

Как бы я не относился к Изабелле, неприятно узнать об измене, но не более того. Скорее задел сам факт, что спала она с многими, а в беременности винит меня. Хотя ее удивление говорит, что и сама не подозревала о подобном исходе. Вот верно в народе говорят, каждый получает по заслугам.

Перевел тяжёлый взгляд на девушку, поспешно вскочившую с кушетки.

— Да что вы такое говорите? — перешла она в наступление на целителя, который, в свою очередь, оставался абсолютно спокойным. — Я буду жаловаться королю! Он велит бросить вас в темницу за клевету!

— Рейнальд, можно проверить на родство с остальными вашими родственниками, — пропустив нападки лгуньи мимо ушей, предложил мужчина.

— В резиденции только Морти и Дэн, — задумчиво отозвался я, — точнее только Дэниэль. Мортимер сейчас в деревеньке неподалеку. Ладно, отложим это до утра. Время позднее.

— Как скажите.

Дэн на дух не переносит брюнетку, одно время не дающую ему прохода, а вот Морти вполне мог польстится. Да бы пополнить свою коллекцию очередной благородной штучкой.

— А ты, — перевел взгляд на побледневшую Изабеллу, — отправляйся в свою комнату и не дай мать богиня я узнаю, что ты её покидала.

Подумал и решил последовать за ней. Не лишним будет наложить чары на дверь. После чего отправился спать.

В спальне царила кромешная тьма, разбавляемая лишь светом луны, попадающим сюда из неплотно прикрытой шторы. Этого хватило, чтобы понять, что в комнате я не один. На гране слышимости словно песня звучало тихое сопение, от которого инстинктивно теплело на душе.

Лёгкой поступью приблизился к кровати с тяжёлым балдахином. Свет сюда не проникал и понять, что за прелестница здесь лежит, было сложно. Недолго думая, зажёг на пальце магический огонек и на мгновение растерялся, потому что кого-кого, а русалочку не ожидал здесь увидеть, хоть и часто мечтал.

Ее каштановые волосы, собранные в высокую прическу, разметались по подушке, глаза припухли от недавно пролитых слёз.

Я нахмурился. Неужели кто-то посмел ее обидеть? Но это не объясняет, что она здесь делает.

С губ сорвался зевок. В последние дни из-за затянувшихся поисков в библиотеке на сон оставалось совсем мало времени, ещё и эта бессонница…

Нужно отнести Аню к себе и ложиться спать.

Подумал и тут же что-то во мне воспротивилось этому решению. Незримое требовало лечь рядом, прижать к себе это податливое тело, вдохнуть запах волос и кожи…

Я поддался, но предварительно осторожно вытащил заколки из причёски девушки. Здраво было и раздеть. Не удобно же в платье спать. Но побоялся, что Анна, проснувшись, может неправильно вся понять. А отпугивать ее от себя мне не хотелось. Поэтому лишь расстегнул несколько верхних пуговиц и развязал пояс.

После чего направился в купальню, где ограничился быстрым ополаскиванием. Шум воды вполне мог разбудить спящую красавицу.

Вернувшись в спальню, поднял русалочку на руки и ногой скинул покрывало. Обоняния коснулся запах алкоголя. Так она выпила! Это больше объясняло ее поступок, но как узнала, где моя комната? Слуги точно бы не сказали.

Очередная загадка.

Уложил девушку с левой стороны кровати. Она тут же дернулась, чем заставила меня замереть. От мысли, что Аня сейчас проснется и сбежит, расстроился, но зря. Все ограничилось тем, что девушка перевернулась на левый бок и вновь засопела.

Облегчённо выдохнув, накрыл тонким одеялом и устроился справа, притянув русалочку за талию.

Так и заснул, с наслаждением вдыхая цветочный аромат кожи и волос.

Глава 31

Анна

Проснулась, чувствуя адски раскалывающуюся голову, а во рту пустыню Сахару после нашествия полчища котов.

Господи, меня что переехал поезд? Почему мне так плохо? А на бедре и вовсе лежит что-то тяжёлое.

Я принялась вспоминать последние события. Вот мы решили устроить девичник, пошли на кухню, где встретили Лину. Я захотела в туалет и стала свидетельницей разговора Рейнальда и Изабеллы, у которых скоро родится малыш.

Осколки разбитого сердца вновь дали о себе знать, но я отвесила себе мысленную оплеуху.

Когда шаги за будущими родителями стихли, пошла в ближайшую дверь, попав в покои, в которых и нашла заветный туалет. Вернувшись в спальню, огляделась. Нигде не было видно ни вещей, ни милых сердцу вещичек. Комната выглядела безликой, и я сделала вывод, что здесь никто не живёт.

На все это ушло всего мгновение, а потом слезы окончательно застелили взор. Мне захотелось уткнуться носом в подушку, словно в ней мое спасение. Странно, но мне почувствовался запах Рейнальда, как и сейчас. Хотя нет, сейчас более отчётливее.

Что было дальше? Не помню. Пустота. Скорее всего так и уснула. Но что тогда лежит на моем бедре? А ещё что-то теплое касается спины.

Я стремительно распахнула глаза, о чем тут же пожалела. Голова закружилась, а к горлу подкатила тошнота. Выпитое вчера настойчиво просилось наружу.

Я сделала рывок, чтобы вскочить с кровати, но что-то, а вернее кто-то, лишь сильные притиснул меня к себе.

— Не дёргайся, — мягко произнес тот, кого я совсем не ожидала услышать, — давай ещё полежим. С тобой так уютно.

— Мне плохо, — прохрипела я, принимая новую попытку. Такими темпами я прямо сейчас продемонстрирую содержимое желудка. Но нет. На этот раз мне позволили подняться. Быстро, как даже не бегала на физре в универе, бросилась к фаянсовому другу.

Как же долго я с ним обнималась… Ещё и волосы почему-то были распущены и, так и норовили познакомиться с остатками еды. В какой-то момент почувствовала, как сильные руки собирают их на затылке и продолжают держать до тех пор, пока все не закончилось.

— Спасибо, — изо рта вместо нормальной речи вновь вырвалось карканье.

Я поднялась, не без помощи Рейнальда и встретилась взглядом с глазами цвета молочного шоколада. И было в них столько темпа и нежности, что запросто можно утонуть. А ещё беспокойство.

— Тебе нужно умыться, — серьёзно произнес он и подхватив на руки поднес к умывальнику, который находился всего в нескольких шагах.

Я включила воду, а мужчина собрал волосы на затылке.

Умывание принесло немного облегчения, но сдохнуть все ещё хотелось. Никогда не приветствовала алкоголь. Что мешало и на этот раз ограничиться одним бокалом? Дорвалась? Хорошо было? Теперь придется мириться с последствиями. Вот она, расплата.

Сюда бы мою аптечку, в которой всегда лежат таблетки от головы и активированный уголь.

— Лучше? — вторгся в мои мысли Рейнальд.

Я сделала неопределенный жест рукой.

— Залезай в купальню под прохладные струи. Или лучше отнести на кровать?

От последнего тело забила мелкая дрожь, а может это всего лишь совпадение.

Внезапно вспомнился оставленный в неведении Эйр. Он ведь, наверное, с ума сходит от беспокойства.

— Лучше ко мне в комнату.

Мужчина нахмурился и покачал головой:

— Нет, сначала нам нужно поговорить, пока ты своей хорошенькой головкой ничего не надумала.

Он подхватил меня на руки и понес обратно в спальню, где аккуратно водрузил на кровать и накрыл одеялом, подоткнув то под меня.

— Мама всегда так делала, — пояснил он.

— Моя тоже, — призналась я.

— Грейся. А я пока схожу за целителем.

— Нет, — мне не хотелось, чтобы этот добрый старичок видел меня в таком состоянии. Наверное, из-за того, что он мне напоминал покойного деда. — Лучше зелье какое-нибудь. И воды.

— Прости, про воду как-то не подумал.

Мужчина подошёл к журнальному столику, на котором стоял графин. Налил из него жидкость в стакан и протянул мне, второй рукой помогая подняться.

В этот момент я почувствовала себя маленьким беспомощным ребенком, у которого есть тот, кто всегда позаботиться. Стало так хорошо на душе, что даже голова стала отпускать, но тут всплыл вчерашний разговор о беременности и все благое кануло в небытие.

— Спасибо, — произнесла я сухо.

Рейнальд бросил на меня вопросительный взгляд, но я не пожелала ничего объяснять и прикрыла глаза.

— Я быстро, — явно с улыбкой произнес он.

Послышались отдаляющиеся шаги и хлопок двери.

Глава 32

Почувствовав, как кто-то ласково коснулся щеки, испуганно распахнула глаза. Головокружение вновь дало о себе знать, и я на мгновение прикрыла глаза.

— Прости, не хотел разбудить, — произнес Рейнальд, — выпей зелье.

Он помог мне подняться, после чего протянул пузырек с тёмно-синей жидкостью. Опустошив его никаких улучшений, не почувствовала. Наверное, нужно время.

От непонятного перезвона в голове поморщилась и потерла виски.

— Не помогло?

Покачала головой.

— Давай я всё-таки отнесу тебя в купальню? Тебе точно полегчает.

Остаться наедине с молодым мужчиной в ванной совершенно не хотелось. С другой стороны, если б он хотел воспользоваться положением, то ночью я б не спала так спокойно.

— Хорошо, — все же решила я.

Стоя под прохладными струями, чувствовала, как вся кожа покрылась множеством мурашек, а тело сотрясает мелкая дрожь. Ожидаемое облегчение все не наступает и на наступает. Так и простудиться не долго.

— Кто-нибудь снимите с меня это похмелье, — взмолилась я.

И произошло чудо. Боль медленно стала отступать, а вместо нее накатила слабость. Выключив воду, я кое-как вытерла тело мягким полотенцем, которое перед уходом протянул кареглазый красавец. И завернулась в мужской халат, стелящийся по полу. Вот за него отдельная благодарность Рейнальду. Сейчас бы точно не смогла самостоятельно облачиться в платье.

Послышался стук в дверь.

— Можно войти?

— Да.

Мужчина вошёл, а я почувствовала, как щеки опалило огнем. Он довольно ухмыльнулся и подхватил на руки. Сопротивляться все также не было сил, да и желания тоже, хоть и безумно смущала его близость. А вместе с тем мне хотелось, чтобы он склонился ко мне и поцеловал.

Отвесила себе очередную мысленную оплеуху. Аня, о каких поцелуях ты мечтаешь? От него другая беременна!

Тем временем меня донесли до кровати, на которую бережно опустили, не забыв накрыть одеялом.

— Полегчало?

— Да, наверное, зелье заработало.

— Вот и замечательно, — он улыбнулся, устраиваясь рядом со мной, но поверх одеяла. — а теперь рассказывай, что вчера отмечала, как очутилась в моей спальни и почему была такая заплаканная.

Пришлось признаваться, не смотря на все свое нежелание, и о девичнике, и о блуждании, и о подслушанном разговоре.

— Кстати, поздравляю тебя, — получилось как-то печально.

— Это не мой ребенок. Отцом оказался другой человек.

— Ты так спокойно об этом говоришь.

— Неприятно знать, что тебе изменяли, но я давно говорил, что между нами с Изабеллой все кончено. Я безвозвратно влюблен в другую.

— А который сейчас час? — спохватившись спросила я, продолжая лежать в объятиях Рейнальда. — Я, наверное, на завтрак опаздываю.

— Проголодалась?

— Немного, но дело не в этом.

— О свахе можешь не беспокоиться. Я встретил ее, когда возвращался от целителя и предупредил, что ты себя плохо чувствуешь.

— Господи, что она обо мне подумает?

— Ничего такого. Я ведь не сказал, что ты ночевала в одной постели со мной, хотя, учитывая, что ты моя невеста, это вполне допустимо. Кстати, об этом, требую награду за то, что не воспользовался ситуацией.

— И что ты хочешь? — во мне тоже проснулось игривое настроение.

— Поцелуй.

Я развернулась лицом к нему, но не для того, чтобы поцеловать, а чтоб заглянуть в бесстыжие карие глаза. Вот только это и было моей ошибкой, потому что Рейнальд не стал дожидаться действий от меня. Он сам накрыл мои губы.

Этот поцелуй был далёк от нежного и целомудренного. Он был страстным, напористым. У меня не было ни малейшего желания сопротивляться. Я ответила с тем же жаром, а руки отправила в свободное плаванье на просторах спины любимого.

Мной завладело дикое необузданное желание, а остатки здравого смысла окончательно затерялись в пучине эмоций.

Я льнула к телу Рейнальда. Мне хотелось оказаться ещё ближе, лишившись препятствия в виде одежды и одеяла. Тем сложнее было смириться с тем, что мужчина отстранился. Но расстраивалась зря. Он мыслил так же, как я. Скинув одеяло на пол, опрокинул меня на спину и навис сверху.

Теперь его губы ласкали не только губы, но и шею. Запоздало дошло, что белье то я так и не надела, но было уже поздно. Потому что Рейнальд уже распахнул полы халата. Его глаза цвета молочного шоколада перестали таковыми быть. Сейчас они были черными.

Его руки сжали грудь, но больно не было. Было хорошо, но тогда я ещё не знала, что это за чувство, когда их касаются губами.

Не знаю в какой момент и Рейнальд лишился одежды.

Все, что здесь происходило здесь и сейчас казалось правильным.

— Останови его! — где-то на задворках сознания прозвучал тихий голос Эйра.

Это отрезвило. Я положила руку на грудь мужчины и разорвала сладкий поцелуй как раз в тот момент, когда его горячая плоть коснулась самого сокровенного.

Рейнальд отстранился.

— Прости, я ещё не готова, — я отвела взгляд в сторону, боясь встречаться с его глазами, боясь прочитать в них то, что мне точно не понравится.

— Посмотри на меня! — произнес он мягко, но настойчиво.

Я послушалась и окунулась в океан любви и нежности. Мужчина ласково мазнул по щеке, невесомо коснулся губ.

— Полежи ещё, а я велю принести нам завтрак, — прошептал он и поднялся.

— Не нужно, я пойду к себе.

Я села на кровати и заметив резко потемневшие глаза, прикрылась халатом.

Рейнальд присел рядом.

— Позавтракай со мной, прошу!

— Хорошо.

Он улыбнулся и принялся натягивать на себя одежду, раскиданную по всей комнате. После чего скрылся за дверью. А я поспешила в ванную, где остались мои вещи.

***
Рейнальд

Я возвращался в спальню довольный, как сытый кот. Ничто не могло испортить мое настроение.

Так я думал, пока не встретил Дэниэля с обеспокоенностью на лице.

— Что случилось?

— Вчера после твоего ухода я долго думал над твоим приворотом и вспомнил одну историю, которую вычитал из дневника предка. Он рассказывал о безумной тяге своего сына к горничной его невесты. В один из дней наследник разорвал помолвку с принцессой из соседнего королевства и объявил о новой с этой самой служанкой. Она оказалась ведьмой, что приворожила принца.

— Он не носил защиту?

— В том-то и дело, что носил, но она оказалась бессильна против ведьмовской магии.

— Ты хочешь сказать, что Изабелла тоже ведьма?

— Не обязательно. Та девушка использовала приворот с помощью духов. А ты как раз говорил, что тебя влечет к графине только когда та рядом. Для этого не нужно обладать магией. Достаточно обзавестись флакончиком.

— У них получилось побороть приворот?

— Он также, как и у тебя сам по себе прошёл. Не знаю с чем это связано. Я в это особо не вникал. Но слушай дальше. После разрыва помолвки началась война. Принц отправился на передовую, а ведьма осталась во дворце. Спустя какое-то время предок заключил помолвку с младшей сестрой своей первой невесты, а ведьму убил. Собственно, после этого и начались распри между ведьмами и магами.

— Пойдём, узнаем все у Изабеллы. Я запер ее в комнате. Представляешь, она вчера заявила, что беременна от меня.

— А может и вправду? Это дело такое…

— Оказалось, что да, только не от меня, но от родственника. Подозреваю, что от Морти.

— Так и думал, что рано или поздно он добьется ее.

Мы подошли к комнате, но там никого не обнаружилось. Осталось лишь распахнутое настежь окно.

— Ничего не понимаю. Куда она могла подеваться, я же повесил на дверь магический засов? Не в окно же в самом деле…

— Если она ведьма, то вполне могла. Стихии идут им на встречу.

— Ты забыл, что магии в ней нет?

— Возможно, за это время они смогли придумать что-то, что скрывает их внутренний источник.

— Час от часу не легче.

— Нужно обыскать ее комнату. Смотри! Вещи на месте. Может удастся найти что-то любопытное.

— Справишься без меня?

— А ты куда?

— У меня свидание.

— С Аней? В такую рань?

— А с кем же ещё.

— Ну давай, иди.

Я не стал тянуть и пошел в спальню. Русалочка там, должно быть, совсем заждалась меня. Ушёл-то на минутку…

Стоило распахнуть дверь, как обоняния коснулся аромат из детства. Мои любимые оладьи.

Поднос стоял на низком столике. Рядом на кресле лежал аккуратно сложенный халат, в который совсем недавно была облачена Анна. Воспоминания о почти случившейся близости не заставили себя долго ждать, но я отмахнулся от них. Сейчас меня больше волновало, где моя русалочка.

После стука вошел в купальню, но та также была безжизненна. Понимал уже, что бесполезно, но все-таки распахнул дверь кабинета и ничуть не удивился никого там не увидев. Значит все-таки не дождалась…

Глава 33

Анна

Стоило вернуться в комнату, как на меня тут же набросилась Лина:

— Слава матери богини вы вернулись! Когда мы с девчонками не обнаружили вас на кухне, подумали, что вы отправились в свою комнату. Но когда и здесь не нашли, собрались к его светлости обращаться.

Я представила эту картину. Вот они врываются в спальню Рейнальда, а там мы лежим в обнимку.

— Надеюсь вы этого не сделали? — вдруг они всё-таки заходили, а я ничего не помню.

— Нет, дракончик не дал.

— Его все видели? — не на шутку испугалась я.

— Нет, только я, когда в купальню заглянула.

Мне стало интересно каким образом Эйр сообщил горничной, что не нужно меня искать и с чего он вообще решил, что со мной все в порядке. А еще больше волновало, как он понял, что нужно вмешаться, когда мы с Рейнальдом чуть не зашли слишком далеко.

Как нельзя вовремя напомнил о себе желудок. Да так громко, что наверняка весь замок услышал.

— Лина, можешь принести чего-нибудь перекусить. Я голодная, как стая волков.

— Да-да, конечно.

Она покинула комнату, и я поспешила задать Эйру все интересующие меня вопросы.

Оказалось, что он даже на расстоянии может ощущать все мои чувства. Вот и в этот раз хм… почувствовал, что мне последние мозги отшибло. Это не мои слова, а его.

— Я же тебе говорил! Сначала удостоверься в своем избраннике, а уже потом… а ты… Вот чем думала? Хотя, понятно, чем, — и столько презрения в голове и взгляде.

— Хватит бухтеть!

— И то, верно. Будем с тобой ментальному общению учиться.

— А сейчас между нами ни оно происходит?

— Оно, только я научу тебе также мысленно отвечать. Вслух не всегда удобно.

— Так что же ты столько времени молчал? — уперла руки в бока.

В ответ донеслось что-то бухтящее на непонятном мне языке. Должно быть их драконьи ругательства.

К моменту, когда Лина принесла вкусных оладий, я с горем пополам смогла овладеть этим, как оказалось сложным навыком. Да, получалось не всегда, но это уже что-то.

Стоило мне сесть за стол и отправить первый кусочек в рот, как раздался нетерпеливый стук в дверь, а следом та распахнулась, являя вполне бодрую и довольную жизнью Мили.

— Слава матери богине ты нашлась! — радостно сказала она, усаживаясь на второй стул и с интересом поглядывая на мои оладьи.

— Угощайся.

Она словно только этого и ждала набросилась на мучное изделие.

— Спасибо. За завтраком ничего не лезло, а сейчас аппетит проснулся.

— Что-то интересное сказали? — я подобралась.

— Послезавтра бал, — подруга подняла на меня горящий восторгом взгляд. — Сегодня придет модистка. Герцог платит за все сам. Представляешь какая удача? Жаль только, что он не пригласил ювелира. Я бы не отказалась от дорогого колье и сережек.

— А губозакаточную машинку не хочешь?

— С губами все понятно, а машинка это что еще за зверь такой?

— У нас так артефакты называют.

— Чудно у вас.

Ты даже представить себе не можешь насколько.

— Так ты расскажешь где была? — все-таки не удержалась от вопроса Мили.

— Нет.

— Ну как так? Я ведь помру от любопытства.

— Да нечего особо рассказывать. Я зашла в первую попавшуюся комнату и уснула там.

— И она оказалась ничейной?

От ответа спас требовательный стук в дверь. Лина, которая стояла поблизости и с любопытством прислушивалась к нашему разговору, поспешила впустить визитера. Им оказался Рейнальд.

При виде этого красивого мужчины, облаченного в светлую рубашку, под которой угадывались очертания тренированного, но не перекаченного тела, перед мысленным взором встала картинка из другой комнаты, точнее спальни. Он нависает сверху, а я провожу рукой по его оголенной коже спины и рук. Потом он лишается последних остатков одежды и взгляд невольно устремляется туда.

Я одернула себя, но было уже поздно. Щеки заалели и это не укрылось от внимания остальных, додумавших несказанное и сделавших свои выводы.

— Доброго дня, — поприветствовал меж тем Рейнальд. В его глазах плясали смешинки. — Я могу поговорить с леди Анной наедине?

Девушек как ветром сдуло.

Мужчина повесил сюртук на спинку кресла и повернулся ко мне.

— Предпочла разделить трапезу с ними? — как-то обиженно спросил он.

— Нет, конечно. Просто… — запылали кончики ушей, — я не знаю, как смотреть тебе в глаза после…

А в следующее мгновение меня заключили в тесные, но такие желанные объятия.

— Моя глупенькая русалочка, — горячее дыхание обожгло макушку.

Через тонкую ткань рубашки я чувствовала, как быстро бьется его сердце в унисон с моим. Стояла бы так вечность, но очередной стук в дверь заставил оторваться и пойти открывать.

Проходной двор какой-то!

На пороге стоял уже знакомый мне мужчина. Тот самый из кладовки на кухне.

— Добрый день, леди, — от него так и разило высокомерием, — позвольте снять с вас мерки для бального платья?

— Вы модистка, то есть модист?

— Я — помощник, — сказал, словно представился министром каким-то. — Леди Саманта сейчас оговаривает последние нюансы с Вашей соседкой. Как только закончит, присоединится к нам. А пока раздевайтесь. Нижнее белье тоже. Для того, чтобы платье село на Вас как влитое нужно как можно более точные мерки.

А стриптиз под музыку тебе не устроить?

— Может вы наконец впустите меня? — это было сказано таким тоном, что я сначала посторонилась, а потом уже сообразила.

— Вы всем девушкам велите раздеваться догола? — спросил Рейнальд. В его голосе звучали стальные нотки, от которых даже у меня мороз по коже пробежал.

— Да, конечно. А вы, собственно, кто? На горничную не похожи.

— А на лакея? — в голосе жениха слышалось веселье.

— Больше, но я б такого не взял.

— А кем бы взяли?

— Думаю, должность конюха Вам подошла бы.

Тут опять всплыли в воспоминаниях слова Агаты. И я почувствовала, как краска заливает лицо. Ну сколько можно? Я ведь с Земли. У нас куда более вольные нравы.

— Лошадей я и правду люблю, поэтому…

Не знаю сколько бы все это продолжалось, если бы не очередной стук в дверь и вошедшая следом немолодая дама со стопкой папок в руках.

— Добрый день, леди, — произнесла она и заметив Рейнальда сделала глубокий реверанс, — ваша светлость.

Я перевела взгляд на горе-любовника и заметила, как тот побледнел.

— Леди Саманта, Вы с каждым годом все хорошеете и хорошеете, — жених поприветствовал женщину кивком головы.

— Ваша светлость, Вы мне льстите.

— Отнюдь. Леди, скажите этот молодой человек действительно ваш помощник?

— Да, Виллар — мой второй сын. В искусстве кройки и шитья ему нет равных. Особенно хорошо выходят бальные платья.

— Не сомневаюсь, — его глаза светились озорством. — Ну что ж приступайте! — он устроился в кресле и сложил руки на груди.

— Вы останетесь здесь? — недоумевала женщина.

— Да, очень уж интересно как ваш сын будет снимать мерки с моей обнаженной невесты.

Лицо модистки вытянулось от удивления.

— Обнажаться незачем. Достаточно раздеться до нижней сорочки. Как никак Виллар мужчина.

— А как же точные мерки? Ваш сын сказал, что для этого нужно полностью обнажиться.

На лице женщины промелькнуло понимание, и она таким взглядом прожгла непутёвого отпрыска, что даже мне стало не по себе.

Распахнулась дверь, через которую вошла горничная и застыла, покрываясь краской.

— Лина, поможешь мне снять платье? — поспешила на помощь.

— Конечно, леди.

Под этим благовидным предлогом я поведала девушке о предшествующих ее приходу событиях. Она в очередной раз поблагодарила, что мы тогда вмешались. А после началась примерка, на протяжении которой бледный помощник снимал мерки, а Рейнальд прожигал его гневным взглядом.

Кажется, кто-то ревнует. Как это оказывается приятно.

На этот раз помощник ушел вместе с модисткой. А с ними и Рейнальд, подмигнув мне на прощание.

Глава 34

Все оставшееся время до обеда я занималась обещанным браслетом для Мили. Вспоминая все прочитанное о фенечках на просторах интернета, старалась это учесть. Так я решила выбрать нити голубого и белого цвета. Их сочетание олицетворяло гармоничное состояние, склонность к медитации и отрешенности. По моему мнению, подруге, как целительнице подойдёт, а возможно поможет.

Сплетая нити в замысловатый узор, чувствовала, как браслет пропитывается заложенными в него качествами. Надеюсь, это мне все же не чудится. Хотелось бы подарить что-то особенное.

В тот момент, когда я спрятала готовое изделие, раздался стук в дверь и на пороге показались Мили и Элиза.

— Пойдём на обед? — спросили они в унисон.

Правду говорят, совместные посиделки сближают.

Столовая пустовала. Всего несколько девушек, сидящих за одним столиком, увлечённо обсуждали наряды. Впрочем, при нашем появлении они стихли. Взгляды, которыми меня одарили, заставили поежиться. Столько пренебрежения и брезгливости в них было.

Я поспешила к нашему месту, но сесть спокойно мне не дали. Когда проходила мимо богатеньких красоток, одна из них как бы невзначай выставила ногу. Не знаю каким чудом, я успела это заметить и обойти, но говорить ничего не стала. Зато Элиза не смогла смолчать:

— Такие ходули отрастила, что даже под столом не умещаются?

Шатенка поднялась из-за стола во весь свой немалый рост и глядя на нас выплюнула:

— Хочу указать место тем, кто об этом успел забыть. Если нашла себе богатого покровителя, это ещё не значит, что стала одной из нас. И что он только в тебе нашел? Ни кожи, ни рожи. Ну ничего, и на нашей улице будет праздник! Наиграется и бросит тебя. Такие, как он, используют таких как ты только как временную грелку.

Из ее рта сочились не слова, яд самый настоящий, змеиный. Да она и сама похожа на нее. Такая же длинная и худая. Мне даже показалось, что янтарная радужка обрамляла вертикальный зрачок.

И когда нас с Рейнальдом успели увидеть вместе?

— А тебе что завидно? — не смолчала Элиза. — От тебя-то небось все мужики нос воротят. Они же не собаки, чтоб на кости кидаться.

— На себя посмотри, булка!

— Лучше быть сладкой булочкой, чем горькой полынью, от мерзкого запаха которой выворачивает наизнанку.

Столовая стала медленно заполняться народом. Здесь присутствовали не только невесты, но и обслуживающий персонал, также с интересом наблюдавший за представлением.

— Да как ты смеешь? Тебе, как и твоим подружкам вообще здесь не место! Вы — отбросы общества. Грязь под нашими ногтями. Ваше дело служить и обслуживать нас.

— Да лучше б я отправилась за стену и погибла! А ты — самовлюблённая выдра с гнилой душонкой. Без денег родителей ты ничто и никто. Пустая дрянь, которая любит портить всем жизнь.

— Да как ты смеешь? — неоригинально вставила она.

— Правильно, леди Сильвия, — раздался голос распорядительницы, — незачем уподобляться сварливым девкам без рода и племени. Я с самого начала говорила герцогу, что им не место в нормальном обществе. Вы девушки, — она бросила быстрые взгляды на меня и Мили, — пока остаётесь, а вы Элиза отправляйтесь собирать вещи. С таким нравом, вам никогда не стать герцогиней.

Подруга с высокоподнятой головой зашагала на выход. Я хотела броситься ей в след, но Мили придержала меня за руку. Уже сидя за столом, я убедилась в правильности ее поступка. После трапезы найду Рейнальда и попрошу оставить Элизу. Ведь она заступалась за меня.

Глава 35

Я шагала по замковым коридорам вспоминая дорогу. Наконец, показалась штора, за которой ночью пряталась. С виду она ничем не отличалась от других, но, если присмотреться, можно заметить местами прожжённые дырки. Не знаю как, но это сделала я после того, как узнала о положении Изабеллы.

Постучав в дверь, стала ждать, но вот шло время, а никто так и не показался. Вариант, что мужчины может не быть в комнате я как-то не рассматривала. На всякий случай постучала ещё и ещё. Ничего.

Развернулась, чтобы вернуться, но тут распахнулась соседняя дверь, из который вышел недовольный Рейнальд. Впрочем, при виде меня он смягчился, но в выражении его лица появилась обеспокоенность.

— Аня, что-то случилось?

— Не совсем, — не привыкла я ябедничать, — в столовой кое-что случилось.

И я рассказала о перепалке.

— Ты хочешь, чтобы я выгнал Сильвию?

— Нет, верни Элизу, пожалуйста.

— Не вижу в этом никакого смысла. Ей в любом случае не стать моей женой. А вот со свахой я поговорю. Не нравится мне, что она приняла решение за меня.

— То есть обычно это ты говоришь кого выгнать?

— Я прислушиваюсь к мнению распорядительницы, но окончательное слово за мной. Кстати, не хочешь вечером прогуляться?

— Не думаю, что это разумно, Ваша светлость.

— Ты что обиделась?

Да!

— Ну что вы, просто смотрю трезво. Позвольте откланяться. Нужно подругу проводить.

Дожидаться ответа я не собиралась. Продолжила путь в обратную сторону. В конце концов мне действительно нужно зайти к Элизе. По моей вине она покидает отбор.

Останавливать меня никто не собирался. Ну и ладно. Оно к лучшему. Нам все равно ничего не светит вместе. Это не сказка, а жизнь.

Уже у двери Элизы в голову пришла одна мысль, и я поспешила ее воплотить в жизнь. К сожалению, из-за ограниченности во времени получилось не прям чтобы ах, но тоже ничего.

Постучав в дверь, я вошла, наткнувшись на два взгляда, один, принадлежавший Мили, был полон надежды, которые я тут же разрушила, покачав головой. А вот второй, принадлежащий Элизе, светился любопытством.

— И кто же твой покровитель? — не дожидаясь пока я пойму что от меня хотят выпалила она.

— Нет у меня никакого покровителя.

Не знаю, что на меня нашло, но я расплакалась. Сильно, хоть и беззвучно.

Девочки меня успокаивали, но от этого становилось ещё хуже.

— Он что тебя бросил из-за того, что ты попросила поговорить его с герцогом? — через какой-то время спросила Мили.

— Да кто он? — злилась Элиза. — А ну рассказывайте, а то я от любопытства помру. Моя смерть будет на твоей совести!

Раскрывать рот не хотелось, да и сомневаюсь, что у меня получилась бы связанная речь. Поэтому я достала из потайного кармана на юбке браслет, сплетенный из розовых и красных нитей.

— Вот.

— Это мне! — в вопросе было больше восторга.

Рада, что ей понравилось.

— Ты мне обещала сплести, — обиженно протянула Мили.

— Все готово, — вторглась горничная.

— Нужно идти, — тоскливо произнесла Элиза.

Проводы не обошлись без слёз. Напоследок я все же успела рассказать историю знакомства с Рейнальдом. Естественно, об истинной личности не обмолвилась и словом. Вернувшись в спальню в компании Мили, вручила и ей браслет.

— Я ещё до обеда сделала его.

— Какой красивый! Спасибо.

Она бросилась мне на шею.

— Задушишь!

— Не дождешься. С кем я тогда здесь останусь?

До ужина мы болтали обо всём и ни о чем, а под конец я совсем разболталась и рассказала об универе, а точнее о первой двойке полученной по вине Маши. Естественно, Мили зацепилась, и я поведала ей о другом мире, о попадании сюда. Единственное, о чем умолчала — об Эйре и своей ведьмовской сути.

— Ты мне сразу показалась другой, — призналась она, — не такой как все мы. Расскажи мне что-нибудь о вашем мире.

И я поведала о машинах, самолётах, телефонах, интернете, кино, а вишенкой на торте была наша мода.

— И как мужчины реагируют на столь откровенные наряды? — спросила она.

— Наши мужчины привыкли к этому. Для нас это норма.

На ужин мы решили не идти. Устроили, так сказать, бунт. Не страшно даже, если на утро нас тоже выгонят. Мили пообещала приютить меня.

— Познакомлю тебя с братом, — продолжала она. — Знаешь какой он у меня красавец.

В ответ я лишь натянуто улыбнулась. Как бы мне не было обидно, но сердцу не прикажешь, а на женитьбу без любви я не пойду. Не так воспитана.

Глава 36

Утро для меня настало, когда в комнате все ещё властвовал холодный полумрак, не желающий уступать место тёплому свету. Спать не хотелось совершенно. Тело полностью отдохнуло и набралось сил. Душа требовала покорения вершин и одного кареглазого красавца, обида на которого улеглась, а здравый смысл твердил о совершенной глупости.

Все он сделал правильно. Да и согласись он оставить Эльзу, чем бы руководствовался, если не собирался ее выбирать? Просьбой одной из конкуренток?

Я встала с кровати и распахнула тяжёлые шторы, впуская первые лучи солнца, выглядывающие из-за линии горизонта. После чего открыла балконную дверь, впуская прохладный воздух, от которого по коже тут же прошел табун мурашек.

— У меня тоже для тебя есть хорошая новость, — сообщил Эйр.

Я уже привыкла к его голосу в голове и перестала всякий раз вздрагивать.

— И какая же? — совершенно не представляла, что он имеет ввиду. В этом магическом мире можно ожидать чего угодно.

— Теперь я буду везде следовать за тобой.

И это хорошая новость? Да это кошмар!

— То есть ты готов, чтобы все о тебе узнали?

— Никто не узнает, что я рядом. Теперь мне доступна невидимость.

— Покажи!

Место, где мгновение назад сидел дракончик опустело. С кровати даже вмятость от тяжеловесной тушки пропала.

— Класс! — я захлопала в ладоши, как малое дитя.

Взмах ресниц и Эйр снова восседает у изножья кровати.

— Сколько ты сможешь так прятаться? — деловито уточнила я, придя в себя и понимая, что нянька мне не нужна. Давно выросла из этого возраста.

— Пока не долго, но взрослея и тренируясь смогу оставаться невидимым сутки.

— А что, если ты пойдешь со мной на завтрак и в самый его разгар неожиданно появишься?

— Я заблаговременно чувствую, когда маскировка вскоре должна спасть. Но в твоих словах есть доля истины. Нам нужно потренироваться до завтрака.

— Хорошо, сейчас я схожу в ванную, а после можешь приступать.

— Нужно больше народа.

— Дождемся Лины и при ней уже попробуешь?

— Нет, никому не нужно знать об этой способности. Мы всегда скрываем ее от посторонних. Это дополнительный козырь в твоем рукаве.

— И что ты предлагаешь?

— Нам нужен простор, желательно с местами, где в случае чего можно скрыться.

— Можно пойти в парк. Только в такую рань там разве что садовник будет.

— Оно и к лучшему.

Так мы и решили. Я приняла утренние процедуры. И мы направились на выход.

Ранее утро встретило рассветом, наполняющим все вокруг красками, после темных оттенков ночи. Царила умиротворяющая тишина. Похоже замок ещё спит, за исключением слуг, снующих туда-сюда.

Для прогулки в такой час было рановато, поэтому я решила совместить приятное с полезным, устроив пробежку. Парк как раз идеально подходил для этого дела, а если ещё углубиться, можно добежать до леса. Отчего-то до одури захотелось вдохнуть хвойный аромат сосен, виднеющихся невдалеке.

Побежала медленно, боясь, что Эйр может за мной не поспеть. Поэтому заблаговременно заметила мужчин, упражняющихся с мечами, одним из которых оказался Рэйнальд. Одет он был в свободные брюки, а сверху поблескивал капельками пота рельефный торс, от которого с трудом оторвалась, вспоминая о приличиях.

Не хватало ещё чтоб он почувствовал взгляд и застал меня за подглядыванием.

Его спутник был мне незнаком, но имел схожие черты с мистером соблазнителем. Скорее всего отец или дядя. Почему-то на подсознании он вызвал у меня необъяснимое чувство страха, от которого захотелось поежиться.

Я так увлеклась мужчинами, что совсем забыла смотреть под ноги, за что и поплатилась.

— Осторожнее, там… — успела услышать Эйра, прежде чем споткнулась об вылезшую на дорожку лозу. По всей логике при нашем столкновении пострадать должна была она, но мне попалось неправильное растение с толстым стеблем на конце. В результате я, взвизгнув, упала, лишь чудом не пропахав носом брусчатую дорожку, но зато больно стукнулась коленом.

Тут же прервался лязг метала и послышались торопливые шаги.

— Аня, с тобой все в порядке? — обеспокоенно спросил Рейнальд, помогая подняться. — Не сильно ушиблась?

— Все хорошо.

На самом деле правое колено немного побаливало, видимо содрала кожу, но говорить об этом не хотелось. Говорить вообще не хотелось. Куда больше хотелось оказаться в его объятиях. Как же я успела соскучиться по нему, по его теплым шоколадным глазам, по его запаху…

— Доброе утро, — поздоровался, неизвестный мужчина, о котором я успела позабыть.

— Доброе, — я поспешно сделала шаг назад, из-за чего опять чуть не упала. На этот раз в кусты. Вовремя подхвативший за талию Рейнальд, спас ситуацию.

— Спасибо.

В глазах незнакомца плавали смешинки.

— Осторожнее, леди…

— Отец, познакомьтесь, это одна из моих невест, леди Анна, — представил меня жених, — Анна — это мой отец, герцог Макалистер.

— Очень приятно, леди, — мужчина подошёл и галантно поцеловал ручку, но в его глаза оставались холодны, а в воздухе так и повис немой вопрос.

Герцог кинул быстрый взгляд на Рейнальда и произнес:

— Леди Анна, прошу простить нас. Дела не ждут.

Он направился к резиденции, а я лишь в последний миг удержалась, чтобы не выдохнуть с облегчением.

Жених, бросив мне мимолётную улыбку, зашагал следом. Видно, что ему не очень хотелось уходить от меня, но пришлось.

Я не стала провожать их спины взглядами и продолжила пробежку, мысленно обращаясь к дракончику:

— Эйр, ты как? Не устал ещё?

— Пока нет.

Мы миновали черту, отделяющую парк от леса. В нос ударил аромат хвои и смолы, а ещё грибов. Я даже замедлилась, чтобы насладиться этим букетом ароматов. Неожиданно, что-то изменилось вокруг. Чувство блаженства пропало, а его место заняла тревога. Я остановилась и огляделась вокруг, не замечая ничего необычного.

Собралась продолжить бег, когда сзади послышался треск ломающейся ветки. Обернулась с молниеносной скоростью, чтобы заметить плывущую по сосновым иголкам Изабеллу. Она была неизменна хороша собой. Портили образ губы, искривленные в кровожадной усмешке.

— Кто бы мог подумать, что именно ты окажешься попаданкой из другого мира, — заметила она.

А я замерла, забыв, как дышать. Единственной, кто знал о моем секрете была Мили. Неужели это она меня сдала? А ведь я считала подругой! В вариант, что Маша вдруг решила меня сдать не верилось совершенно. Ей это не выгодно.

А брюнетка продолжала:

— Я ведь по-хорошему тебе сказала убираться, откуда пришла, а ты не послушала меня. Оно и к лучшему. Мне в разы приятнее будет наблюдать за твоими страданиями, чем чьими-то другими. Жаль, что узнала о тебе так поздно. Слишком уж много карт ты мне спутала, дрянь.

Девушка на мгновение прикрыла глаза, а в следующую секунду вокруг меня образовалось кольцо пламени. Оно стремительно разрасталось и в длину, и в ширину. От недостатка свежего воздуха я закашлялась.

— Ты — часть природы, — неожиданно раздался голос в голове, — обратись к ней. Она поможет.

Я просила, молила, продолжая кашлять, но ничего не происходило, а потом совсем близко закричала Изабелла и огонь стал медленно затухать.

Сквозь выступившие слезы заметила, как стремительно удаляется фигура красотки, платье которой украшало множество подпалин. Ко мне же подлетел дракончик.

— Все в порядке? — с тревогой в голосе спросил он.

— Да, нормально. Ещё б чуть-чуть…

Тут я бросила взгляд на свои ноги и заметила, что огонь все же успел добраться до широких штанов. К счастью, ткань не вспыхнула, как спичка, иначе ждали бы меня ожоги.

— Тебе нужно научиться взаимодействовать со стихиями. Ведьма обязательно вернётся.

— Почему ты её отпустил?

— Нужно было оставить тебя в огне?

Теперь понятно, почему огонь вдруг погас, а я уж понадеялась, что это моих рук дело.

— Давай возвращаться в резиденцию, — предложила я. — Не хочу здесь больше оставаться.

Бежала я так, словно за мной гналась свора бешеных собак. Попутно мысленно молила стихии откликнуться, но, естественно, те молчали.

Несколько раз мне слышались чьи-то шаги сзади, а ещё голоса — смутно знакомый мужской и женский, принадлежащий Изабелле. Сколько бы не поворачивалась, никого не обнаруживала.

Лишь приблизившись к фонтану перешла на шаг, восстанавливая дыхание.

К счастью, до комнаты добралась, оставшись незамеченной. Не знаю, как бы я объяснила свой подпаленный внешний вид.

Ещё когда следовала по коридорам, я сказала Эйру, что после завтрака нужно рассказать Рейнальду о случившемся. Но он запретил:

— Как ты объяснишь свое волшебное освобождение? Земля не особо помогла бы тебе против огня, а двумя стихиями маги уже давно не владеют. Или решила добровольно передать ему свою силу? Только не факт, что он не пойдет дальше. Мало кто согласится отказаться от такого подарка судьбы.

В общем, я вняла его словам и решила помалкивать.

В комнате Лина заправляла постель, про которую я впопыхах забыла.

— Доброе утро, леди, — поприветствовала она отчего-то покраснев. Странно, но она не поинтересовалась, где я была, хотя ей и не положено. А потом взгляд девушки опустился с лица на одежду. — Что случилось?

— Там, откуда я родом, в этот день на рассвете молодёжь прыгает через костер, — на ходу стала сочинять я. — Так мы просим природу подарить нам щедрый урожай.

— А в соседней деревне точно такой же обычай, но по весне, когда солнце начинает припекать.

Я развела руки в стороны, радуясь, что отмазка прокатила. Вдруг Лина о каждом моем шаге докладывает Рейнальду или Кристену, что ещё хуже. После Мили я уже ни в ком не уверена.

Упомянутая бывшая подруга нарисовалась как раз в тот момент, когда я собралась идти на завтрак. Ее безмятежный вид и дружелюбная улыбка меня окончательно добили. Я вышла из комнаты, придержав дверь, чтоб вышел Эйр, и сделав несколько шагов как бы невзначай спросила:

— Как спалось? Кошмары не мучали?

— Снился дом, брат и папа, — ответила она, счастливо улыбнувшись.

Не поняла или продолжает строить из себя дурочку? Ладно, зайдём с другой стороны.

— Что-то Изабеллы давно не видно. Неужели всё-таки уехала?

— Резиденция большая, можно и сутки напролет не встречаться.

— А вот если чудо не спасло меня, смогла бы ты и дальше спокойно жить, зная, что моя кровь на твоих руках? Хотя, о чем это я. Наверняка ни я первая, ни я последняя. Заплатили хоть много?

Я отвернулась, но успела заметить резко побледневшее лицо.

— Аня, постой, — Мили схватила меня за руку, заставляя остановиться, но я этого не желала. Поэтому вырвалась и ускорила шаг.

За столом нас осталось двое. Будь моя воля, заняла бы другой, но не стала привлекать к себе внимание. Когда Мили постаралась сесть на соседний стул, я покачала головой.

— Леди, в резиденцию прибыл преподаватель этикета, — сообщила распорядительница по окончании завтрака. — Все желающие могут посетить занятие, которое состоится через четверть часа в библиотеке. А после обеда прибудет модистка с вашими нарядами.

Неужели в этом мире так быстро шьют одежду? Здесь ведь нет автоматизированных фабрик, как у нас. Или все дело в магии?

Как только нас отпустили, я на всех парах бросилась в библиотеку. Вовсе не потому, что боялась не успеть. Не хотелось лишний раз видеть Мили. По этой же причине выбрала самый первый ряд. Бывшая подруга уже не планировала заговорить, но села рядом, несмотря на мой недовольный взгляд.

Преподавателем этикета оказалась старушка божий одуванчик, но это была все лишь маска, которая приоткрылась, когда одна парочка принялась тихо перешептываться. Пятиминутная отповедь вежливыми фразами с сопровождением взгляда, мечущим молнии, отбросила всякое желание не то что лишний раз открыть рот, даже вдохнуть. Даже надоедливая муха, летающая здесь, испуганно замерла на бардовой шторке.

Темой занятия был бал, который состоится завтра. Такого интересного лектора я ещё в жизни не слышала, а что ещё важнее, каждое ее предложение откладывалось в голове, выбрав там удобное место на одной из полочек. Удручало одно: танцам нас никто обучать не будет.

В глубокой задумчивости я возвращалась в комнату. Когда кто-то меня окликнул, невольно вздрогнула.

— Русалочка, ты чего так пугаешься? — насмешливо спросил нагнавший меня Рейнальд.

Это обращение мне показалось намного приятнее всех этих наших зайчиков, солнышек и прочего. А при виде ласковой улыбки дорогого мне человека в душе запорхали бабочки, заставившие растянуться губы в ответной улыбке.

— Не дуешься больше на меня? — спросил он.

Покачала головой:

— Нет, я поняла, что ты был прав.

— Вот и хорошо, — улыбнулся ещё шире. — Составишь мне компанию в прогулке верхом?

— Скоро обед, а потом придёт модистка.

— Перекусим на месте, а леди Саманта все равно пробудет здесь до вечера.

— Тогда с удовольствием. Только нужно зайти в комнату, а хотя нет. Можем идти.

В последний момент вспомнила, что после утреннего происшествия амазонки у меня фактически больше нет.

Глава 37

Стоило выйти на улицу, как лёгкий ветерок подхватил подол тонкого платья. Все вокруг радовало глаз насыщенными оттенками. Вот только солнце уже не просто грело, оно жарило и в любой момент готово одарить ударом бестолковых девиц, забывших о головном уборе. Ну да ладно. Я и раньше не особо-то голову прикрывала, вот и сейчас не растаю. Не кисейная барышня.

У конюшни нас дожидались уже знакомые лошади, которые нетерпеливо постукивали копытами, веля торопиться. Мы не стали их разочаровывать. Рейнальд помог забраться мне, после чего сам оседлал своего вороного жеребца.

— Куда отправимся? — спросила я, когда мы въехали в лес.

После того, что случилось утром, мне должно быть страшно. но страх не желал просыпаться. Рядом с этим красавчиком с шоколадными глазами я чувствовала себя спокойно, словно интуитивно знала, что он защитит, не позволит обидеть.

— А куда бы ты хотела? — вопросом на вопрос ответил Рэйнальд.

— Удиви меня, — решила пококетничать я, за что и получила многообещающую улыбку.

Скакали мы долго, но в основном по лесу. Поэтому солнечный удар мне не грозил. Озеро, на котором были в прошлый раз давно осталось позади.

— Так куда мы направляемся? — не выдержав спросила я.

— В одно очень живописное место. Думаю, ты будешь приятно удивлена.

На последнем он сделал акцент. Вот какой чёрт дернул меня за язык?

Через несколько минут лошади замедлились и показался белоснежный ковёр, вблизи отказавшийся ромашковым полем. Я успела испугаться, что остановимся здесь, под палящим солнцем, но нет. Мы проскакали с километр и встали на окраине поля, вблизи высоких деревьев, под которыми спряталась деревянная беседка.

Я сидела верхом и вертела головой из стороны в сторону. Казалось бы, ничего особенного, но мне почему-то чудилось в этом месте волшебство.

Рэйнальд все это время наслаждался моей реакцией. Самодовольная улыбка не сходила с его уст. Да, эмоции я никогда не умела сдерживать. Вот и когда мужчина помог спуститься с лошади я заглянула в его глаза, но надолго не задержалась, а вот губы меня зацепили.

Не нужно быть гением, чтоб догадаться чего я хочу. И Рейнальд не стал меня разочаровывать. Вплотную придвинул к себе за талию. Склонился, опалив губы своим горячим дыханием. И нежно поцеловал, постепенно углубляя поцелуй.

Мои руки обвили его шею, боясь уплыть от наплыва эмоций. Внизу живота скрутился тугой улез, который с каждым мгновением рос в геометрической прогрессии. Сердце… оно привыкло стучать, как припадочное. А ещё я знала, что и он чувствует тоже самое и это заставляло голову кружиться ещё больше.

Синхронный дуэт из лошадиного ржания заставил нас отстраниться и увидеть осуждение в глазах животных. Почему-то вспомнились старушки, сидящие у подъезда. Примерно также они смотрели на соседку, когда та шла с парнем, взявшись за ручку.

Только сейчас услышала шум воды невдалеке. Наверняка речка.

— Отдохнем с дороги в беседке? — похоже ему тоже хотелось сбежать от этих блюстителей морали.

— Кто-то обещал меня накормить, — не стала скромничать я, чувствуя, что желудок вот-вот начнет петь серенады.

Кормить меня собирались основательно. Рейнальд вынимал из небольшой на вид сумки уже четвертое блюдо. Явно не обошлось без магии.

В итоге стол в беседке был заполнен до отказа. Чего здесь только не было. Начиная от наваристого супа, заканчивая фруктами, среди которых половина оказалась мной не опознана. Естественно, мы и половины не осилили, хоть и очень старались. Я так точно. Теперь чувствую, что переборщила. А значит нужно тщательно все утрамбовать.

— Прогуляемся? — спросила я и получила в ответ страдальческое выражение лица. Но желание девушки закон и ему пришлось подниматься и идти за мной на поле.

Я сорвала первую попавшуюся ромашку и в задумчивости крутила ее в руке.

Погадать или не погадать?

— Сплетешь цветочные ободки? — неожиданно решил мою проблему жених.

— Венки, — машинально поправила я, присматривая цветы, которые подойдут к ромашкам. Себе решила выбрать мелкие белые. Рейнальду взяла салатовый с белыми прожилками плющ.

— Здесь речка рядом? — поинтересовалась я, начав плести.

— Увидишь сама. Не буду портить впечатление. Кстати, именно из-за этого я и выбрал это место.

Сказать, что он меня заинтересовал, ничего не сказать. С такой скоростью я ещё никогда не плела. К счастью, на результат сильно не повлияло.

— Пойдем? — спросила, чуть ли не подпрыгивая на месте.

Сейчас я напоминала себе маленькую девочку, обрадованную тем, что ей пообещали купить давно выпрашиваемую игрушку.

Мы обогнули беседку и углубились в лес. Оглушительный шум воды доносился совсем близко, но водная гладь не показывалась, а деревья не отступали, пока не начался крутой спуск вниз. Выбитые прямо из скалы ступеньки существенно упрощали путь, но поднять голову вверх я так и не решилась до самого конца.

Стоило оторваться от созерцания подола длинного платья, поднятого чуть ли не до колен, и туфель, глаза разбежались. Мы находились в своеобразном ущелье, с вершин которого спускались два водопада, зеркально отражавшие друг друга. Вода с них пышной пеной спадала вниз, образуя бассейн, центр которого венчал небольшой островок суши. Его заняла увитая бледно-розовыми цветами и зелёным плющом арка, над которой зависла радуга.

— Я хочу туда, — прошептала, указывая на подножье водопада с настоящим райским уголком. Отчего-то говорить здесь в полный голос казалось кощунством.

Медленно, словно во сне, поплелась туда, чувствуя непреодолимое желание и понимая, что так правильно, так и должно быть.

— Там глубоко, — попытался остановить меня Рейнальд, взяв за руку.

Бросила на него взгляд полный решимости. Он всего на мгновение задумался и уверенно кивнул, сделав первый шаг.

В этом удивительном месте со мной происходили странные вещи. Я слышала голос стихий. Именно они толкали меня в спину, заставляя встать под арку. А что самое удивительное, что-то внутри тоже отчаянно желало этого.

Шагая по поверхности воды, переливающейся под солнечными лучами разноцветными бликами, я только и могла что поражаться.

Стоило встать под арку, как та осветилась мягким золотым сиянием. Я повернулась к Рейнальду, по-прежнему державшему меня за руку. Он в этот момент смотрел на меня и улыбался.

А потом все изменилось. Исчезли звуки. Пропал он. Я уже не стояла под аркой между двух водопадов. Вокруг не было ничего, кроме пустоты, которую неожиданно затопил мягкий золотистый свет, как и несколько мгновений назад арку.

Передо мной появилась молодая девушка невероятной красоты. Ее длинные пшеничные волосы волной спускались на плечи и ниже. Насыщенные зелёные глаза, обрамлённые густыми ресницами, смотрели на меня с материнской теплотой, а пухлые губы растянулись в доброжелательной улыбке. Одета она тоже была необычно. В длинное, но простое белое платье, больше походящее на земное, нежели на местное.

— Ну здравствуй, Анна, — проникновенно произнесла незнакомка.

— Здравствуйте, откуда Вы знаете мое имя?

— Я многое знаю. Вижу то, что скрыто.

— Кто Вы?

— Скоро сама узнаешь, а пока получи от меня ещё один подарок и возвращайся к своему спутнику.

Я почувствовала легкую щекотку на правом запястье, но не придала этому значения. Интересовало меня иное.

— Ещё один?

— Первым был твой верный друг.

— Эйр? Но чем я заслужила?

— Я не могу напрямую вмешаться в дела своих творений. Это против правил, но и оставить все как есть не могу. Мир погибает. Поэтому придётся все сделать тебе, а дракон поможет. До встречи, Анна.

И, прежде чем открыла рот, чтобы отказаться от такой сомнительной чести, меня ослепило ярким светом, который тут же исчез. А следом я почувствовала знакомые губы, ласкающие мои. Посторонние мысли тотчас выветрились из головы и весь мир перестал существовать. Сейчас были только я и он.

***
Рейнальд

Приезд отца совсем выбил меня из колеи. Неужели советнику короля нечем заняться, кроме как посмотреть на невест сына? Как же его вечная загруженность делами? Ещё и маму не привез, а я уверен она-то как раз не против приехать сюда. Летняя резиденция всегда ей нравилась.

Что-то здесь не так. Вот только что? И зачем ему нужно, чтобы я в охапку с этой толпой девиц ехал во дворец? Загадка на загадке и загадкой погоняет.

Ближе к обеду у меня так разболелась голова, что я бросил все и отправился на встречу к русалочке. Ее компания всегда благотворно на меня влияла, вот и сейчас я чувствовал, как в душе поселилось тепло.

— Куда отправимся? — поинтересовалась она.

— А куда бы ты хотела?

— Удиви меня.

Ну что ж, хочешь впечатлений, будут.

На ум сразу пришло одно особенное место, о котором я не раз слышал рассказы от мамы. Все они предназначались не для моих любопытных ушек, но когда я был ребенком, часто с друзьями любил играть в шпионов и подслушивать разговоры взрослых. Так я узнал, что между двух водопадов отец сделал предложение матушке, впервые увидев. Но я и подумать не мог, что переплюну родителей, женившись. И не просто, а заключив магический брак, который нерушим и уже много веков не применялся.

Если честно, я не ожидал, что богиня откликнется, но совершенно не расстроился. Оно и к лучшему. Другой жены мне не надо, а в игре, которую затеял отец я так и не разобрался.

Возвращаясь в резиденцию, я то и дело посматривал на Аню, но она вела себя так же, как и всегда. Словно ничего не поменялось, и мы не стали супругами. Может все дело в закреплении брака? Она пока не готова? Если так, то я подожду. Немного.

Взгляд выхватил парочку, прогуливающуюся верхом. Неужели герой-любовник насытился деревенскими девушками и вернулся? Нет, не он. Дэниэль с одной из моих невест. Симпатичной блондиночкой. Марией. Наконец, друг вспомнил и о себе, а может даже и влюбился. Вон как поглядывает. Просто взгляд оторвать не может. Нас не замечает.

Бросил взгляд на левую руку, на которой красовалась брачная татуировка, скрытая под длинным рукавом рубашки. Следом посмотрел на правую руку Ани.

— Давай прокатимся по другой дороге, — предложил я, решив, что нечего пока светить ими. Вот подтвердим брак, тогда пусть и любуются остальные.

В резиденцию мы вернулись счастливые. Ещё бы после стольких-то поцелуев. Но вся моя радость прошла, когда в кабинет вошёл отец.

Глава 38

Анна

— Леди, у меня для вас замечательная новость, — вещала распорядительница по окончании ужина, — завтра бала не будет!

И правда замечательная новость. Не нужно будет позориться, когда кто-то пригласит на танец. Однако, мое мнение мало кто разделял. Столовая наполнилась возмущенным пчелиным роем, мечтающим ужалить сваху, но увы, никто не хотел терять свое место на отборе.

— Леди, прежде чем выражать свою точку зрения, — женщина строго посмотрела на девушку-заводилу, — дослушайте до конца. Завтра на рассвете мы отправляемся в столицу. И уже там состоится бал во дворце. — Теперь по помещению пронеслась радостная волна.

В отличие от всех, меня куда больше волновало правое запястье, которое после моего усердия покраснело и теперь неистово чесалось. И что самое обидное грязные разводы, напоминающие переплетённые лозы, не оттёрлись.

Но свахе не было дела до чужих проблем, поэтому она продолжала:

— К сожалению, на него попадут не все, а только самые достойные. Чтобы это выяснить мы сейчас же отправимся в библиотеку, где вас дожидается леди Шарлотта. Она проверит ваши знания этикета. А уже после мы сообщим результат вам.

Стадом щебечущих баранов в платьях мы направились в библиотеку. Всю дорогу я мечтала, чтоб все это побыстрее закончилось, и я смогла опустить руку в холодную воду. Но весь мир восстал против меня. Нам пришлось добрую, а с моей стороны, злую, четверть часа дожидаться старшего герцога, который отчего-то возжелал понаблюдать за невестами. Явился он в компании трёх мушкетёров.

Не знаю совпадение ли это, но с появлением Рейнальда зуд пропал. Теперь меня накрыла тревога: а что, если я не смогу пройти экзамен? Местный этикет оказался такими дебрями, что на его изучение и нескольких лет не хватит, а я всего-то проштудировала одну книгу и прослушала лекцию.

Когда первая девушка встала перед комиссией, не забыв присесть в изящном реверансе, я услышала вопросы и перестала переживать. А смысл, если это ничего не даст? Нервные клетки не восстанавливаются — это я уяснила еще со школы. Ответить же на подобное я все равно не смогу.

Поэтому, когда пришла моя очередь, я спокойно встала, подошла, присела в реверансе, которому худо-бедно меня научила Лина, и принялась ждать вопросов. Впрочем, они не заставили себя ждать:

— Леди, поведайте нам, в каких случаях приглашение на танец можно отклонить.

Я мысленно порадовалась. Как раз об этом нам рассказывали на лекции.

— В случае, если танец уже обещан; дама уже танцевала с этим кавалером три танца за вечер или предыдущий танец; дама хочет пропустить танец — не танцевать, а отдохнуть; приглашающий кавалер без перчаток.

Я увидела одобрение в глазах Рейнальда, но обольщаться не стала. Мало ли какая подстава ждёт впереди.

К счастью, все прошло хорошо. Да, вопросы были не так уж и просты. К тому же касались не только бала, но я справилась, ошибившись лишь однажды. Вместе со мной прошли еще двенадцать девушек, включая Мили и Машу. Тринадцать — суеверное число.

В комнате я в первую очередь направилась в ванную, где долго держала правую руку под струёй холодной воды. Странно, но зуд появился вновь, стоило покинуть библиотеку.

Наконец почувствовав облегчение, вернулась в спальню, в которой не оказалось горничной. Зато в одном из кресел обнаружился Рейнальд, а на столике возле него — пышный букет из белых цветов, тонкий аромат которых пропитал воздух в комнате.

— А где Лина? — ничего умнее не придумала я.

При моём появлении мужчина поднялся и походкой хищника, увидевшего добычу, направился навстречу. Я заметила, что его волосы влажные, будто перед приходом он принял душ. И когда успел?

— Твоя горничная благоразумно решила оставить нас наедине.

Почему-то от этого по телу прокатилась волна едва уловимого страха, а на коже выступили мурашки. Что это со мной? Мы ведь не в первый раз остаёмся вдвоём. Словно почувствовав мое настроение, Рейнальд сбавил напор.

— Ты даже представить себе не можешь как тяжело видеть тебя, но не иметь возможности прикоснуться, — произнес он, обвивая руками талию и придвигая к себе. А после запустил пальцы в волосы. Взгляд невольно скользнул к губам.

Что скрывать, я желаю этого поцелуя. Это понимал и он.

Быстро место страха занял огонь, заструившийся по венам, собираясь внизу живота. От нахлынувшей страсти стоять стало тяжело. Причем похоже не мне одной. Рейнальд обхватил руками бедра, отрывая меня от пола, и в несколько шагов добрался до кровати, на которую и положил меня, все также не отрываясь от губ.

Жаркие касания обжигали кожу даже сквозь тонкую ткань одежды, но все равно хотелось ощутить его руки на себе без преград, а ещё погладить его спину, плечи руки. Я нащупала пуговицу на его рубашке и расстегнула. Затем ещё одну и ещё…

Закончив с последней, случайно зацепила рукой его брюки и поспешно одернула руку. К такому я пока ещё не готова, хоть и надо признать, очень хочется. Противоречиво, но факт.

Мужчина разорвал поцелуй, отстранился и поднялся.

— Давай спать, — произнес он, снимая с себя расстегнутую мной рубашку, после чего принялся за брюки.

— Что ты делаешь? — спросила я, отводя взгляд и явно краснея.

— Раздеваюсь. Не привык спать в одежде.

— Совсем?

— Что совсем?

— Ты спишь совсем без одежды?

— А ты хочешь?

— Стоп! Ты собираешься спать здесь?

— Ну да. Без тебя мне не спится.

— Мы спали всего однажды.

— Верно, а прошлую ночь я долго не мог уснуть.

— Но заснул же.

— Тебе лучше согласиться, — неожиданно поддержал идею Эйр.

— Да, но мне не понравилось, — продолжил Рейнальд. — Так что выбора у тебя все равно нет. И если ты не собираешься ложиться в платье, что я тебе не советую, раздевайся побыстрее. Иначе мне придется помочь и тогда я не могу тебе гарантировать, что смогу остановиться. Ты слишком сладкая. Слишком желанная. Но если ты хочешь, так и скажи…

Я поспешно вскочила с кровати и побежала к шкафу, наступив на юбку, споткнувшись и услышав характерный трест ткани. К счастью, не поцеловалась с полом. Но это не моя заслуга, а поддержавшего меня мужчины:

— Похоже, ты всё-таки хочешь моей помощи.

— Нет, я сама.

Донесшийся мне в спину смешок красноречиво намекал на все, что по этому поводу думают некоторые.

В шкафу меня ждала подстава. Коротенькая такая на длинных бретельках с глубоким декольте. Не планировала совместные ночёвки. Если бы знала, купила безразмерный мешок до пола. Но что имеем, то имеем.

С независимым видом я направилась в ванную, а потом также спокойная внешне и ужасно смущенная внутри зашагала в сторону кровати.

— Мать богиня, ты чистой воды искушение, — произнес мужчина, поедая меня голодным взглядом.

Захотелось подразнить его и я, не думая о последствиях, опустилась на кровать возле него. Он застыл, ожидая моих следующих действий и я не стала медлить. Провела указательным пальцем правой руки по его губам, немного оттягивая нижнюю губу, спустилась ниже, задержавшись на подкаченных руках. Огладила грудь, отодвигая одеяло, рельефный живот с кубиками на прессе. Покружила вокруг пупка. Скользнула рукой ниже, почувствовав, как мужчина напрягся. А после оседлала его и не задерживаясь перелезла, поворачиваясь спиной и накрываясь одеялом.

— Ну уж нет, русалочка, так не пойдет, — я почувствовала горячее дыхание на шее, а после и губы, прокладывающие дорожку ниже к груди. Эту игру я окончательно проиграла, когда он сначала сжал ее руками, потом подул и коснулся языком.

Вот не стоило дергать тигра за усы…

Глава 39

Разбудили меня нежные поцелуи в плечо.

— Ммм дай поспать, — простонала я, хоть и чувствовала себя, на удивление, полностью отдохнувшей.

— Нужно вставать, соня, — прошептал мой соблазнитель на ушко, слегка прикусив его.

Я хотела легонько оттолкнуть от себя мужчину ногой, но получилось попой.

— Сделай так ещё, и я тебе обещаю, что встанешь с постели не скоро.

Я честно не собиралась, просто выдвинула вперёд ногу и собралась отодвинуться, но кого это волновало. Меня перевернули на спину, нависнув сверху, и впились в губы. Вернее, попытались, потому что я отвернулась.

Сопротивляться так до конца.

— Верни обратно свои губки или я сам получу их, но на этот раз не остановлюсь, — намекая на смысл слов провел рукой по бедру, задирая тонкую ткань сорочки вверх.

— Ты умеешь уговаривать.

— А жаль…

Не знаю сколько мы бы так нежились в объятиях друг друга, если б не скрипнула дверь, а следом не пискнула Лина.

— Да заходи ты, — оторвавшись от моих губ произнес мужчина, — приготовь Ане воду пока я оденусь.

Девушка кивнула и, стараясь не коситься в нашу сторону, скрылась в ванной. Рейнальд тут же встал и принялся за одежду. А я погрустнела.

Вот и сказочке конец…

Совместная ночевка мне понравилась. Жаль, что это в первый и последний раз. Сейчас мы отправимся в столицу, а там вряд ли получится это продолжить. И надо не забыть, что все ещё идёт отбор и его победительницей станет достойная, лучшая из лучших. Не я. И все закончится. Как бы мне не было хорошо вместе с этим мужчиной, третьей я быть не хочу.

— Милая, если ты не перестанешь грустить, я вынужден буду тенью следовать рядом и развлекать тебя. Но в этом случае все вскоре узнают о нашем новом статусе, а ты, судя по всему, этого не хочешь. Так ведь?

Это он сейчас о чем? Не на статус фаворитки ли он намекает? Если да, то не хочу распространения слухов. Поэтому я кивнула и натянуто улыбнулась. А ещё для себя решила, что дальше поцелуев и касаний не позволю зайти, за исключением случая, если всё-таки стану женой Рейнальда, что сродни сказке.

— Слушай, а как ты будешь выбираться из комнаты? — спросила я. — Резиденция уже на ушах стоит и невозможно пройтись, оставшись незамеченным.

— Туда, куда я пойду, мало кто имеет доступ.

В моих глазах явно отразился неподдельный интерес. И мужчина, заметив это вдруг предложил:

— Разделишь со мной завтрак?

Мне хотелось закричать да, потому что есть хотелось зверски, но ответил за меня мой желудок.

— Так понимаю, это "да". Тогда иди в купальню, а я велю накрывать на стол и вернусь.

Я послушно кивнула, встала и успела сделать несколько шагов, прежде чем меня развернули и запечатлели лёгкий поцелуй, от которого на губах заиграла блаженная улыбка.

— Так-то лучше, — постановил Рейнальд и направился к шкафу.

— Леди, все готово, — смущённо произнесла Лина, показавшаяся из-за едва-едва приоткрытой двери.

— Хорошо, спасибо.

В момент, когда я вернулась из ванной, мужчина уже дожидался меня в облюбованном им кресле.

— Можем идти, — сказала я, решив, что волосы можно заплести и позже.

— Лина, не могла бы ты выйти, — попросил Рейнальд, а на мой вопросительный взгляд ответил, — о тайных ходах знает ограниченное количество человек.

Стоило горничной выйти, как жених взял меня за руку, подвёл к шкафу, прошёл внутрь, утягивая меня за собой и закрывая дверцы. К счастью, Лина успела сложить вещи в сумку, иначе втроём (я, Рейнальд и вещи) мы бы здесь вряд ли поместились. А зажжённый мужчиной огонек запросто мог и подпалить и без того скудный гардероб.

Я с интересом наблюдала, как Рейнальд достал из штанов кинжал, поднес его к указанному пальцу и легонько надавил лезвием. После чего прикоснулся к выжженной выемке в стене. Раздался щелчок, и каменная кладка отъехала назад, открывая нам черную дыру, в смысле проход. Идти туда было страшно, но сильная рука настойчиво и в тоже время мягко тянула вперёд.

Черную мглу обычного коридора, разве что мрачного, без ковров и прочих украшений, разгонял огненный шар размером с теннисный мячик. Идти, крутя головой из стороны в сторону, не было необходимости, так как ничего любопытного не было. Зато нам встретились ещё одни не желающие показываться на глаза.

Я сначала не поняла, почему Рейнальд внезапно остановился, пока не услышала вдалеке шаги. Нахмуренные брови спутника мне совершенно не нравились, и я вопросительно выгнула бровь.

— В резиденции сейчас всего трое имеют доступ к тайному ходу и женщин среди нет.

Я прислушалась и действительно услышала перестук каблучков.

— Только не кричи, — предупредил мужчина и погасил единственный источник освещения.

Вот кто так делает? Не мог сказать, что собирается сделать? Я ж чуть не вскрикнула от неожиданности.

Жених задвинул меня себе за спину и застыл каменным изваянием.

Меж тем звуки шагов приближались. Когда нас едва не заметили в свете плывущего под потолком шара, Рейнальд резко зажёг свой и раздался женский вскрик. Знакомый такой. А после показалась и сама Маша, которую крепко держал за руку Кристен.

— Зачем же так пугать? — упрекнул он.

— Откуда мне было знать, что это ты девушек по тайным ходам водишь? — не желал идти на поводу Рейнальд.

Пока они перебрасывались обвинительными фразами, я подмигнула девушке, а она улыбнулась в ответ и прильнула к своему спутнику. Я сделала тоже самое. Мужчины посмотрели на нас. И тут в воцарившейся тишине мой желудок громогласно заявил о своих желаниях.

Глава 40

Покидать резиденцию, к которой успела привыкнуть не хотелось, но кто меня спрашивал. Единственное, что я могла выбрать — как добираться: в карете или верхом. Мне хотелось выбрать второе, но Эйр вовремя предупредил, что не сможет быстро лететь, оставаясь невидимым.

В спутницы мне досталась Мили, которую я по-прежнему игнорировала и ещё две девушки, явно не довольные соседством. Однако это им не мешало трещать без умолку. В какой-то момент я тоже подключилась к разговору. Градус в карете сразу повысился, если б еще не разболевшаяся голова. Да и затихшее на ночь запястье вновь периодически зудело.

В общем, лучшим вариантом быстро скоротать время был сон, но он все не шел и не шел. Не помогали барашки, прыгающие через надоедливых беспрерывно кудахтающих квочек. Про буйную фантазию, от которой внизу живота собиралась сладкая истома, вообще молчу. Но в какой-то момент трясучка подействовала убаюкивающе, и я наконец заснула, хотя лучше б этого не делала. Потому что провалилась в самый настоящий кошмар.

Снилось мне, что сижу я на поваленном дереве. Рядом Рейнальд обнимает за талию. Напротив, сидят Маша с Кристеном тоже в обнимку. Мужчины о чем-то разговаривают, а мы молчаливо наслаждаемся близостью любимых.

Картинка сменяется. Теперь я стою все также посреди леса. Вот только он утопает во тьме. Мгновение и появляется она — Изабелла. Взмах рук и я лечу, больно ударяясь о дерево. Раздается женский крик. Меня же опять поднимает неведомая сила и начинает сильно трясти.

— Аня, Аня, — слышу настойчивое, — да проснись же ты!

С трудом поднимаю налившиеся свинцом веки. Чувствую, как щека горит огнем. Оглядываюсь. Я в карете, в которой помимо меня только перепуганная Мили, одергивающая руку в нескольких сантиметрах от второй щеки.

— Кошмар приснился? — спросила она понимающе.

Я, все еще находясь в прострации, повернулась к окну. Мы стояли посреди поляны. Слуги уже накрывали столы, а дамы чинно прохаживались. Мужчин не видно.

— Ты стонала и болезненно морщилась во сне, — раздался в голове голос Эйра.

— Кошмар приснился, — ответила мысленно.

Организм напомнил, что хорошо бы пройтись вон до тех кустиков.

— Ань, я хотела поговорить, — вторглась в мои мысли Мили.

Я сделала вид, что ничего не услышала и встала, собираясь выбраться наружу. Спина отозвалась дикой болью. Той самой, которую почувствовала, когда встретилась с деревом. Значит, это был не совсем сон?

Только собралась рассказать дракончику, как Мили, поняв, что я ее слушать не намерена, продолжила говорить, точнее тараторить:

— Отец написал, что мы на гране разорения. Услуги магов слишком дороги, но без них не обойтись. Именно в этот день ко мне подошла Изабелла. Она сказала, что наш мир почти лишился магии и только попаданка из другого мира сможет нас спасти. Девушка находится среди невест герцога. За внушительную сумму Изабелла предложила каждый день рассказывать все необычное, что я увидела.

— И когда я рассказала тебе, ты тут же побежала докладывать?

— Нет. Я не согласилась шпионить.

— Как же тогда она узнала обо мне, если никто, кроме тебя не знал?

— Не знаю. На утро после нашего разговора проснулась раньше горничной и заметила открытый балкон, но я точно помню, что закрывала его.

— После ритуала на крови черные ведьмы могут проникать в воспоминания, — вклинился Эйр. — Человек даже не будет помнить об этом.

— Будем считать, что я тебя услышала, — ответила девушке и вышла из кареты.

Как бы там ни было, но доверие Мили потеряла. Может я и прощу ее когда-нибудь, но не сейчас. В данный момент меня беспокоит иное.

— Эйр, а может так быть, что приснился сон, в котором ударил ногу, а наяву она тоже болит?

— Может, если сон наведенный. Это тоже ритуал черных ведьм. Ты хочешь сказать, что твой кошмар вовсе не кошмар?

— Похоже, что да.

— Рассказывай! — потребовал друг.

Я рассказала.

Дракончик немного помолчал, а что-то решив, сказал:

— Поступим так. Перед сном будешь впускать меня в свое сознание. Если опять на тебя попытаются навести сон, я его скину.

Час от часу не легче.

— Постой! — вдруг сообразила я. — Если то, что Мили сказала, правда, и я действительно здесь, чтобы вернуть миру магию, то зачем меня убивать?

— Чтобы ты не успела помочь. Ведьмам не нужен источник, чтобы творить магию. Вы часть природы. Единственное, что не получится — насылать проклятия, но для этого магия крови в помощь.

Дела…

Выйдя из кустиков, наткнулась на взгляд, как у побитой собаки. Нет, Мили, так ты меня не проймёшь. Друзья для того и нужны, чтобы помогать в трудную минуту, а не нож в спину втыкать.

Да, возможно, на ее месте я бы согласилась на предложение Изабеллы, если бы мои родные остались в живых и оказались в затруднительном положении. Но подругу бы не подставила, рассказала историю с предложением сразу после того, как узнала о настоящем месте жительства. А не тогда, когда от нее толку никакого. Поступи Мили так, глядишь и не было бы никакого покушения.

В общем, обедала я, отстранившись от всех и чувствуя одиночество как тогда, когда простилась с дедом.

Мили перестала мозолить глаза и нашла себе новую подружку. Рейнальд же не удостоил меня и взглядом. Прошла любовь, завяли помидоры. Если б не отметина на руке, посчитала бы, что то волшебное свидание и совместная ночь, были игрой моего воображения.

А потом меня ждал сюрприз. Не могу однозначно сказать приятный или нет. Место Мили заняла Маша.

Моя вздёрнутая бровь была проигнорирована, но вот тот факт, что я застыла в двери, нет.

— Чего встала, как вкопанная? — совсем некультурно меня толкнула рыжеволосая красотка, до привала сидевшая напротив.

От позорного падения спасло лишь чудо, точнее невидимый Эйр на которого умудрилась налететь.

— Леди, где ваши манеры? — вступилась за меня Маша. — Ведёте себя как девка в разгар ярмарки.

Защита со стороны заклятой подруги, мягко говоря, была странной, но сейчас, когда истерика готова взять верх надо мной, как нельзя кстати. Что-то расшаталась за последние дни моя психика. Давно мне не было так паршиво.

Меж тем путешествие продолжалось. Ехать нам предстояло ещё долго. Дракончик сказал, что сегодня не доберёмся точно. Так и случилось. Когда начало смеркаться, вереница карет остановилась у постоялого двора на окраине деревеньки. Нас накормили нехитрым ужином и разместили по комнатам. Мне в соседки досталась Маша, чему я обрадовалась. Пусть лучше она, чем Мили или какая-то высокомерная дамочка, которая может и напакостить исподтишка.

В резиденции я слышала, что при прошлой подобной ночёвке одна из девиц осталась без гардероба (платья, порезанные на лоскутки на нормальную одежду, не очень походят), а две другие на утро обзавелись царапинами и фингалами.

— Тут здорово, правда? — произнесла соседка по комнате, когда я вернулась, смыв с себя всю дорожную пыль.

Она явно не имела ввиду крошечное спальное место. Узкие кровати с неприятно пахнущим постельным и два табурета — вот и вся обстановка.

— Здесь все по-другому, но женщинам живётся тяжелее, — ответила я. — А ещё мы очутились в этом мире не просто так.

— Скажи ещё, что нам нужно спасти здесь всех, — в ее голосе слышалась насмешка.

Я же оставалась серьезной.

— Магия почти пропала. Говорят, что попаданка должна как-то исправить это. Но не всем такой исход по душе. Меня уже дважды пытались убить.

— Ты шутишь?

— Какие уж тут шутки, — обхватила плечи руками и принялась рассказывать, опуская некоторые детали.

— Как о тебе узнали? — теперь Маша и не думала улыбаться.

— Сама рассказала не тому человеку.

— Рейнальд в курсе?

— Нет. Как бы я ему призналась?

— Я знаю, что тот мужчина, с которым ты вчера была, наш жених.

— Кристен рассказал? — хмыкнула понимающе.

— Проболтался. Знаешь, я думаю, нужно ему рассказать о том, кто мы. Уверена он сможет защитить.

— Так сильно доверяешь ему?

— Да. Он не предаст. Не думала, что можно вот так по уши влюбиться. Скучать в каждое мгновение разлуки и наслаждаться каждой секундой, когда он рядом. Это стоило того, чтобы попасть сюда.

— А как же герцог?

— Он мне не нужен. Забирай себе. Кристен тоже не бедствует, и я люблю его. Это намного важнее.

— Ты изменилась, — заметила я.

— Я просто не показывала себя настоящую. Жизнь многому учит. Наш мир жесток. В нем выживают сильнейшие. Если показать слабину, сожрут и не подавятся.

— То есть ты самоутверждалась за мой счёт?

— Либо ты, либо тебя, — не стала отнекиваться землячка.

Глава 41

Раздался стук в дверь, и Маша подпрыгнула на кровати, на которой сидела. На ее лице расцвела счастливая улыбка, а глаза засверкали не хуже бриллиантов. Какой бы красавицей не была девушка, любовь делает ее ещё прекраснее.

— Не говори ничего за меня, — предупредила я, прежде чем землянка распахнула дверь.

А вот тут уже и мои губы растянулись в улыбке. К нам пришел не только Кристен, но и Рейнальд. Он быстро наверстал разделявшее нас расстояние и заключил в крепкие объятия.

— Милая, как же тяжело видеть тебя, но не иметь возможности прикоснуться, — говорил он, покрывая мое лицо поцелуями.

Подобное приветствие становится традицией.

Все тревоги отступили прочь. Стало уютно и тепло. Далеко не сразу я вспомнила, что мы не одни в комнате, а когда отстранилась, оказалось, что уже одни.

— Ушли в комнату Кристена, — ответил Рейнальд на мой невысказанный вопрос. — Я, собственно, тоже за тобой.

— Зачем?

— Ты меня прости, но на этой кровати и одному тесно, а вдвоём мы здесь элементарно не поместимся.

— В тесноте, да не в обиде, — вспомнила земную пословицу.

— Единственный вариант уместиться здесь — сдвинуть кровати, но лучше пошли ко мне. Поверь, там удобнее.

Спорить не было смысла. Мне и вправду понравилось засыпать и просыпаться вместе. А их местные приличия… Я не отсюда, мне все можно. Вон Маша ушла и ничего.

Плюсами комнаты Рейнальда оказалась не только большая кровать, но мягкий матрас и ароматно пахнущее постельное. Это все я отметила мимолётно, прежде чем почувствовала на губах губы любимого.

Сегодня он был как изголодавшийся по ласке зверь. Его откровенные прикосновения туманили рассудок, оставляя лишь одно — желание… Желание довериться, отдаться в полную его власть и наконец завершить то, чего так жаждем мы оба. Поэтому, когда он с трудом отстранился тяжело дыша, я провела рукой по животу и спустилась ниже на этот раз не остановившись.

В нашем мире интернет позволяет изучить любую интересующую информацию. Однажды, мне стали любопытны значения слов непонятных в полном смысле. Тогда я, покраснев похлеще вареного рака, быстро пролистала картинки, но мозг устроен так, что может выдавать в нужный момент то, что некогда было прочитано. И в этот момент я была этому рада.

В любовных романах я всегда жутко стеснялась постельных сцен героев и не понимала, что может быть приятного в том, что несёт боль. Сегодня я поняла что. Да, боль не обошла и меня стороной, но ласковые касания и нежные успокаивающие поцелуи, быстро перерастающие в страстные, помогли отрешиться и погрузиться в новые невероятные ощущения, от которых внизу живота распускается цветок, а потом с судорогой фейерверком рассыпается на множество лепестков.

— Я люблю тебя, — сказал Рейнальд.

Нежности, прозвучавшей в голосе, хватило бы, чтобы затопить половину Земли. И я отчётливо поняла, что тоже люблю. Но ответить не успела. Потому что мужчина замер, но вовсе не из-за того, что ощутил тоже наслаждение, что и я.

— Ты ведьма? — спросил он неверующе.

— Там, откуда я родом, говорят, что все мы женщины чуточку ведьмы, — за наигранной веселостью, скрывался звериный ужас. Неужели я всё-таки ошиблась? Неужели доверилась зря?

— Судя по силе, которую ты в меня влила, не чуточку, — это было уже потрясённо. — Я думал, что вас не осталось.

— Как минимум одна ещё есть, — призналась со вздохом.

Тонуть так с музыкой и не в одиночку.

— Ты это о ком?

— Об Изабелле.

Он скатился с меня, лег на бок и приподнялся на локте. После чего зажёг неяркий магический огонек.

— Ты уверена? Она не обладает магией.

— Если б сама не видела, не говорила.

Перед мысленным взором вспыхнуло кольцо пламени, и я повела плечами, чтобы скинуть наваждение. Судя по волне беспокойства, пришедшей от Рейнальда, это не укрылось от него. Вообще, что-то странное сейчас происходило между нами. Я чувствовала все его эмоции, как свои. Не так как раньше, острее. И это не походило на плод моей фантазии.

— Что я ещё не знаю? — спросил он настороженно.

— Она приходила ко мне в комнату в резиденции через балкон. Потом спрыгнула вниз, но не упала, а словно улетела.

— И что она от тебя хотела?

— Сказала держаться от тебя подальше, — я даже сама удивилась как спокойно это произнесла.

— Просто сказала? Что ты не договариваешь?

— Она угрожала мне, — сглотнула образовавшийся ком.

Мужчина привлек меня к себе и успокаивающе погладил по спине.

— Изабелла не причинит тебе вреда. Я позабочусь об этом.

— Расскажи о наведенном сне, — ворвался в мою голову голос Эйра.

Все время забываю, что он всегда рядом. И несмотря на то, что он сказал, что не подглядывает за мной, когда я с Рейнальдом, все равно не по себе.

— Когда ехали в карете, мне приснился кошмар. В нем была Изабелла. Она швырнула меня в дерево. Я больно ударилась спиной, а когда проснулась спина отозвалась дикой болью. Даже сейчас ещё болит.

— Где? — он сделал шар ярче и выругался, а следом и я, но вовремя прикрыв рот, лишь мысленно. Зато дёрнулась так, что чуть с кровати не упала.

— Прости.

Он прикоснулся к тому месту уже губами и боль отступила.

— Ты проснулась сама? — спросил мужчина через несколько минут.

— Нет. Тогда как раз объявили привал и меня разбудили.

— Почему ты мне сразу ничего не сказала? Я не маг-целитель, но синяки и ссадины вылечить способен.

"Потому что ты даже ни разу не посмотрел на меня!" — хотелось с упрёком сказать мне. К счастью, я вовремя прикусила язычок.

Я не его жена, чтобы требовать внимание, а невеста, одна из многих. К тому же мужчина мне не нянька, чтоб постоянно следовать по пятам. У него есть и свои заботы.

Поэтому произнесла иное:

— Это не та вещь, из-за которой нужно беспокоить герцога.

— Сон, который на тебя навели, относится к черной магии, запрещенной с давних пор. Поэтому это касается не только меня, но и самого короля. Пожалуйста, посвящай меня в свои проблемы. Ты мне не чужой человек.

О да, теперь я фаворитка. И что делать тогда, когда Рейнальд жениться, я не представляю. Любимый, словно чувствуя мои переживания (а может и действительно чувствовал), прижал крепче к себе и поцеловал в висок, поглаживая плечо.

Убаюканная ласковыми прикосновениями провалилась в сон без сновидений.

Глава 42

Рейнальд

Я смотрел на мирно сопящую жену под боком и не мог оторвать взгляд. Такая хрупкая, такая нежная, такая ласковая… Моя!

Жена… До сих пор не могу в это поверить.

Бросив взгляд на темно-бордовую вязь брачной татуировки, вновь улыбнулся. Теперь наш брак подтвержден и нерушим. И я сделаю все, чтобы он был не только счастливым, но и долгим.

Кивнув своим мыслям, аккуратно дотронулся до узора. Его копия на моем запястье отозвалась приятным теплом. Но я отметил это лишь мельком, сосредоточенно добавляя защитные плетения. Магия двигались нехотя, словно ее что-то сдерживало, но потихоньку всё же добавляла в рисунок серебристые нити.

Наконец завершив, стер выступившие бисеринки пота со лба, поцеловал любимую в висок и довольный прикрыл глаза.

Теперь на моей юной ведьмочке какая-никакая защита. От серьезной опасности она не спасёт, но, к примеру, от вредных снадобий и большинства ядов, запросто. Не помешали бы ещё артефакты, но их придётся отложить как минимум до ближайшего города. А как прибудем во дворец, озадачу ювелира. У Ани совсем нет драгоценностей. Нужно это исправить. Тем более, что их лучше всего зачаровывать.

Так раздумывая и провалиться в мир сновидений.

Проснулся, чувствуя на себе взгляд. Не нужно открывать глаз, чтоб понять кто. Достаточно волны теплых эмоций. Как оказывается здорово быть женатым.

— Люблю тебя, — сказал я, все также не разлепляя веки.

Знаю, что она и без того чувствует, но слышать эти два простых и очень важных слова гораздо приятнее. Я никогда и никому этого не говорил, да и не испытывал ничего подобного. Правду говорят, любовь одна на всю жизнь и встретив ее не перепутаешь.

Волна радости, а следом и смущения стали лучшей наградой.

Открыл глаза и встретился с ее зелёными омутами. Какой-то неизвестный ныне ценитель красоты решил, что голубые глаза самые прекрасные. Это он просто не видел то, что вижу в данный момент я.

— Уже утро, — сказало самое милое на свете создание.

Бросив взгляд в окно, которое так и осталось не зашторенным, заметил бьющие в окно солнечные лучи. Ещё рано, но совсем скоро отправляться в путь. Аня опять будет сидеть в карете, а я верхом. Нет, не отпущу ее от себя! Не сейчас. По всем законам у нас медовый месяц, а если учесть, что наш брак магический, и подавно. Ведь именно из-за его особенностей и придуман этот самый медовый месяц. Ведь меткам тоже нужно время, чтоб настроиться на пару. Иначе они будут причинять владельцам, мягко говоря, дискомфорт.

— Мне пришла в голову замечательная мысль, — решил поделиться соображениями. — Как ты смотришь на то, чтобы поехать вместе в карете? Компанию нам составит Кристен со спутницей. Думаю, они всецело поддержат эту идею.

— Хорошо.

— Вот и отлично. А пока у нас есть время, иди сюда.

Похоже у меня получилось слишком хищное выражение лица, потому что русалочка испуганно попятилась от меня. Пришлось немного отступить, усыпляя бдительность.

— Пойдем купаться, ведьмочка моя?

— Вдвоём?

— У нас не так уж много времени, — слукавил да, но куда без хитрости. Она и сама не против. Вон как соблазнительно покусывает нижнюю губу.

— Хорошо, — кивнула, пряча глаза. Стеснительная моя!

Подхватил супругу на руки, отчего та тихо пискнула.

— Тише, любимая! Стены тонкие, а соседи и так услышали больше, чем нужно.

Начинаю понимать магов, которые грезили о ведьмах в качестве постельных грелок. Они же лучше всякого накопителя и восстанавливающего зелья, но для меня это скорее приятный бонус.

После совместного купания я бодр и готов горы свернуть. Спасибо тебе, мать богиня, за такой бесценный подарок.

Возникло желание повторить. В конце концов беременность нам не грозит все из-за той же метки, которая пока ещё не готова к этому. Так что можно не ограничивать себя. Лишь через неделю нужно будет озаботиться этим вопросом и посоветоваться с Аней. Я-то не против детей уже сейчас, но может она хочет позже. Не буду ее ещё больше смущать. Ей явно нужно время привыкнуть ко мне и нашему новому статусу.

Стук в дверь раздался ровно в тот момент, когда мы собирались выходить. Молодец Дэниэль, что решил зайти за нами. Сейчас я ему и предложу поехать в карете.

— Отец? — кого-кого, а его совершенно не ожидал увидеть.

— Нужно поговорить, — сказал он и прошел в комнату, где заметил притихшую Аню, — леди, — он поцеловал ей руку, задержав ее дольше положенного.

— Интересное у вас кольцо, — произнес советник, а судя по цепкому взгляду, перед нами был именно он.

Русалочка поспешно спрятала руку за спину и потупила взор. А вместе с тем до меня донеслась волна страха.

Что за кольцо у нее такое? Никогда не обращал внимания.

Я заслонил девушку собой. Наконец, отец обратил на меня внимание:

— Сын, а ты знаешь кто перед тобой?

Пазл сложился. Я понял, что это за кольцо. Вопрос только откуда и не в нем ли причина отбора.

— Знаю.

— Знаешь? — сказать, что он удивился, ничего не сказать. — Надеюсь, ты у нее был первым?

— Отец! Перед тобой леди.

— Да какая она леди? Так, обычная девка, ценная только лишь своей способностью пополнять резерв.

— Не смей оскорблять ее! — я сжал кулаки, сдерживая магию, которая рвалась наказать обидчика той, с которой связан.

— Да она же тебя околдовала! Что ж за сын-то у меня такой? Сначала одна, теперь другая. И когда ты научишься защиту носить, не снимая?

— Я не снимаю защиту. И я не приворожен. По крайней мере сейчас. А насчёт Изабеллы ты прав. Скажу тебе больше. Она не просто использовала какой-то приворот, а ведьмовской.

— От этих ведьм одни только беды. И где эта ушлая графиня только ведьму нашла и как приворот пробил твою защиту?

— Духи — сильнейший приворот, — спокойно произнесла Аня, но отец проигнорировал девушку.

— А почему ты уверен, что и сейчас не приворожен?

— Ведьмовской приворот не так просто снять, но мне повезло, я встретил, ту, что послана мне матерью богиней, — бросил на жену взгляд, полный обожания. — А вот с Изабеллой все не так просто. Ты знал, что она тоже ведьма?

Судя по округлившимся глазам, даже не догадывался.

— И зачем ей ты, если она могла тем же способом получить и Дэниэля?

— Вот и мне интересно. Подумаем на досуге. А пока пора выдвигаться.

Как и следовало ожидать, Дэниэль, как и его спутница, с энтузиазмом отнеслись к моему предложению, но вмешался отец:

— Мы сядем вместе. Нам троим есть о чем поговорить.

— Аня идёт в комплекте со мной.

— Тебе не кажется, что королевские дела не для ушей фаворитки.

— Мы идём вместе и это точка. Тем более Аня единственная кто видел магию Изабеллы в действии.

— И ты поверил ей на слово?

— Пора отправляться, — вклинился в разговор наследник престола. — Пусть Аня едет с нами. Мы ей поставим печать молчания.

Командный тон у Дэниэля что надо. Сказал всего несколько фраз, но как. Лично у меня бы на месте отца все желание спорить отпало.

Советник, бросив на меня недовольный взгляд, прошел к своей карете и забрался внутрь.

— Рей, ты уверен? — шепнул друг.

— Абсолютно.

— Вот вы где! — к нам подошёл Морти. — Я проверил лошадей. Едим?

— У нас есть кое-какие дела.

Он бросил взгляд на Аню и распылялся в похабной усмешке.

— А меня третьим возьмёте?

Каким чудом не врезал ему, не знаю.

— Не сегодня, — ответил за меня Дэниэль и направился к карете отца. Мы с Аней последовали за ним.

— Так место уже занято? — донеслось обиженное в след.

Совместный мозговой штурм не привёл ни к чему, разве что к головной боле. Жена, рассказав все что видела, включая наведенный сон, быстро уснула на моей груди.

— Рейнальд, мне не нравится твоя болезненная привязанность к этой девушке. — воспользовался случаем отец. — Я ведь правильно понял, ты не планируешь оставлять ее в качестве фаворитки, а женишься?

— Да, — не стал добавлять, что уже женат. Фактически отбор в самом разгаре. И он для чего-то нужен. А чтобы больше не продолжать этот бесконечной разговор, добавил, — и это не обсуждается. И да, не забудь извиниться за свое поведение перед невесткой.

Я видел, что мне хотят ответить, но не желая ничего слышать, обратил все свое внимание на тихо посапывающую Аню, тут же чувствуя, как губы растягиваются в улыбке.

Моя! Она моя! Никому не отдам ее и не позволю причинить вред.

Глава 43

Рейнальд

Местом для привала отец выбрал полянку вблизи границы запечатанных земель, когда-то давно принадлежащих эльфам. И зачем только выбрали этот путь? Лучше бы потратили лишних несколько часов. Исследователи давно заметили в этом месте разного рода аномалии: странное поведение зверей, да и самой природы в общем-то тоже. Герцог, которому как раз принадлежат эти земли, не раз рассказывал истории о внезапных землетрясениях, пожарах, смерчах. Словно сама природа против нахождения здесь людей. Но кто ж меня слушал…

Разговорившись с Дэном на тему охоты, краем глаза заметил, как супруга, бросив взгляд в сторону леса, зашагала туда.

— Милая, ты куда без меня? — спросил, придерживая девушку за руку.

— Хочу прогуляться.

— Ну пошли, раз хочешь.

Мы сделали несколько шагов, прежде чем Аня выдернула руку.

— Нет, я одна.

Я сначала опешил, но быстро сообразил, что к чему.

— Если ты хочешь побыть одна, хорошо. Я буду идти в нескольких метрах о тебя.

— Нет.

— Я не отпущу тебя одну! Забыла об Изабелле?

— Но ведь ты не можешь постоянно быть рядом!

— Почему не могу? Могу!

Я никак не мог взять в толк к чему это упорство.

— Я составлю компанию Ане, — предложила белокурая подружка Дэниэля.

Супруга кивнула головой, соглашаясь.

— Хорошо, давайте вчетвером прогуляемся.

— Мать богиня, Рей, да отпусти ты их вдвоём, — насмешливо сказал Дэн. — Видишь же, что девушки против мужской компании.

— Вижу, но не понимаю, почему.

— Кустики им нужны. Или ты жаждешь юбку подержать?

Девушки смутились и я, если честно, тоже. Но совсем по иной причине. С этим беспокойством за любимую совсем не подумал о такой мелочи, как естественные потребности. Каким же дураком я сейчас выгляжу…

— Идите, — бросил я хмуро.

Наши спутницы скрылись за деревьями. Я ругал себя за недогадливость. А Дэниэль потешался.

— Друг, что это сейчас было? Ты точно не под приворотным зельем? Только у них маниакальное желание преследовать объект своей привязанности. Вернёмся во дворец, не забудь показать свое кольцо королевскому артефактору. Может оно перестало действовать?

Я бросил на него укоризненный взгляд и вновь вернулся к рассматриванию кустов. Сердце было не на месте.

— Слушай, а куда подевался Морти? — вдруг спросил он.

Мне же в это мгновение уже было не до пропавшего друга. Я почувствовал волну страха и паники, донесшуюся от Ани.

— Пошли, — скомандовал я, направляясь по зову метки.

— Куда? Решил все-таки подержать юбку?

Я бросил на него взгляд, и Дэниэль, разглядев выражение на лице, замолчал, но ненадолго. Все же, не выдержав заметил:

— Это походит на паранойю. Тебе бы к це…

Договорить он не успел. До слуха донесся женский крик, а следом раздался громкий грохот. Мы были уже рядом, поэтому увидели поток ветра, закрученный в спираль. В центре него кто-то находился. Подружка Дэна оказалась рядом. На ее лице застыл ужас и неверие. А вот Аню уносило прочь.

За мгновение до этого запястье опалило огнем, и до меня донеслась нестерпимая боль. Я перевел взгляд на татуировку и заметил, как она пульсирует.

— Где Морти, когда он так нужен? — ругался друг, выстраивая щиты вокруг смерча.

Здесь я не помощник.

— Ты куда? — спросил Дэн, когда я направился к лагерю.

— За лошадью. Отправлюсь на поиски Ани.

— Куда? В запечатанные земли? Не дури! Оттуда еще никто не выбирался.

— Согласен, — поддакнул подошедший отец. Шум привлек не только нас, но и остальных не в меру любопытных. — Найдешь себе другую девку. Жаль конечно, что пропал столь редкий экземпляр.

Я упорно шел за лошадью, не обращая внимание ни на кого. Ветер, словно чувствуя мои эмоции, вырвался и бросился на встречу.

Схватив верного друга за поводья, собирался забраться, но меня парализовало.

— Отец, немедленно отпусти меня!

Уверен, это он. Больше некому.

— Ты не отправишься на верную гибель из-за какой-то безродной девки, — спокойно отчеканил он.

— Она не безродная девка, она — моя жена!

— Жена? Когда вы успели?

— Магический брак.

Отец подошёл ко мне и задрал рукав рубашки.

— Поразительно, — в его голосе появилась растерянность. — Богиня давно не благословила браки.

— Поэтому их перестали заключать? — спросил кто-то из собравшихся зевак.

Естественно, советник короля не ответил, но пристальным взглядом обвел всех присутствующих, запоминая лица. После вернулся ко мне:

— Ты мой единственный наследник. Я не могу позволить тебе отправиться на верную гибель.

Я зажмурился, почувствовав жжение в запястье. Оковы парализующего заклятья спали. Поднес левую руку и заметил, как стремительно бледнеет вязь татуировки, пока полностью не исчезла, как и мое желание жить. Внутри появилась пустота, которая, раскинув щупальца, поглощала все хорошее, что было в моей жизни.

Глава 44

Рейнальд

Прошла уже добрая половина недели с того судьбоносного дня, но не проходило ни минуты, когда я бы не корил себя. Ведь чувствовал, что не нужно отпускать Аню. Лучше б пошел с ней и подержал юбку, чем вот так… Не знаю, как жить без нее, без той, что стала частичкой меня.

Вечером того же дня мы прибыли во дворец. Я заперся в своих покоях, вернее в спальне, из которой выходил только в смежную купальню.

Не хотелось ничего. Если б не естественные потребности организма, не ел, не спал и не вставал с кровати. Хотя литры алкоголя и закуску нельзя назвать едой, а несколько часов забытья — сном. Я превратился в тень самого себя и бороться с этим не было ни малейшего желания.

Раздался короткий стук в дверь гостиной, а следом послышались торопливые шаги. Мгновение и в комнате показался Дэниэль. Одет с иголочки. Глаза радостно поблескивают. А собственно, зачем ему печалиться? Все его близкие живы, здоровы. Любимая рядом. Счастливчик.

Завидую ли я ему? Однозначно, да. Любовь — наивысшее благо и в тоже время страшнейшее наказание.

— Так и будешь сидеть здесь? Сколько можно горевать? Ты посмотри в кого превратился. Борода отросла, одежда вся в пятнах и комнату превратил не пойми во что.

Он подошёл к окну. Раздвинул тяжёлые шторы, не пропускающие свет, который сейчас особенно раздражал. Раскрыл окно, впуская отвратно-свежий воздух.

— Что сказала Аня, если б увидела тебя? — продолжал головомойку наследник престола.

— А она и не увидит. Мертвые ничего не видят.

— И ты решил загнать себя в могилу, чтоб отправиться следом?

— Отличная идея! Так и сделаю.

— Брось. Где тот жизнерадостный друг, который отправлялся по королевству искать невесту?

— Остался в том лесу вместе с женой.

— Ты хотел стать моим советником, когда я стану королем, забыл?

— Мне это больше не интересно.

— Твоя мать уже за сердце хватается. Хочешь, чтоб и она ушла в след за тобой?

— Матушка хорошая актриса.

— С тобой невозможно общаться! — возвёл очи к небу, точнее потолку, и ушел, оставив открытое окно, за которым словно издеваясь царила жизнерадостная погода. Она уже оправилась от потери, в отличие от меня. А еще несколько дней назад небо гневалось и скорбело вместе со мной, заливая слезами все вокруг.

Вновь погрузиться в забытье после бутылки коньяка помешал очередной стук в дверь. На этот раз визитершей оказалась матушка:

— Рейнальд, сын мой, ну что же ты с собой делаешь? Нельзя же так!

— Матушка, мне не нужно вправлять мозги. Лучше оставьте в покое.

— Сколько можно? Ты уже неделю здесь сидишь. Мне больно на тебя смотреть.

— Так не смотрите! Чего вы тут паломничество устроили?

Не хорошо на близких повышать голос, но я не выдержал, сорвался.

— Мы пытаемся поддержать тебя, — в выдержке герцогиня даст фору даже королеве. — Твоя избранница явно не хотела такой жизни для тебя. А ты, если бы по-настоящему ее любил, нашел виновного и наказал.

А вот в этих словах было зерно истины. Я действительно не стал вникать в расследование, будучи уверенным, что Изабелла и есть виновница.

Меж тем герцогиня развернулась, продолжая держать спину ровной, но не дойдя несколько шагов до двери болезненно простонала и схватилась за сердце.

— Матушка, не нужно устраивать представлений! Они на меня не действуют.

Вместо того чтобы прекратить, она потеряла сознание. И вот тут уже я насторожился. Мама всегда считала обмороки постыдными, и сама ни за что бы не стала их изображать.

Я вскочил с кровати и подлетел к родительнице. Подхватил на руки. Пинком распахнул дверь и шатаясь направился к целителю, моля богиню мать послать кого-нибудь на встречу. Как по мановению руки, из-за поворота выскочила горничная и тут же приглушённо пискнула.

— Зови целителя, живо, — велел я, проклиная похмелье и алкоголь в целом.

Темноволосый мужчина средних лет довольно скоро вышел на встречу.

— Ее светлость схватилась за сердце и потеряла сознание, — выпалил я.

Целитель кивнул и распахнул ближайшую дверь. Я положил матушку на диван и посторонился, пропуская мужчину. Он отрешённо поводил рукой, провел несколько манипуляций с артефакторами и спокойно произнес:

— Я говорил ее светлости, что не нужно шутить с сердцем. Говорил о необходимости отдыха и избежание стресса. Если пациент не выполняет предписания целителя, целитель бессилен.

Я и без того догадывался кто является причиной обморока, сейчас же сыпал на себя мысленные проклятия, а ещё пообещал себе продолжить жить ради нее, ради них. И первое, что сделаю, займусь расследованием смерти любимой.

Глава 45

Рейнальд

Я проснулся, чувствуя лёгкое покалывание на левом запястье. Надежда промелькнула в голове. А что, если все это проделки покинувших мир рас? Что если на самом деле Аня жива, просто магический фон тех земель глушил татуировку?

Остатки сна как ветром сдуло. Я распахнул глаза и резко сел, уставившись на руку, но ничего не заметил. Она по-прежнему оставалась чистой. Пустота вновь распустила свои щупальца и принялась медленно отвоевывать территорию. Стало трудно дышать.

Я встал, подошёл к окну и настежь распахнул его, подставляя лицо прохладному вечернему ветерку. В последнее время только он помогает мне не погрузиться в уныние.

Я вернулся к привычным делам, но они не вызывали у меня того интереса, что раньше. Да, я решил жить, но мир для меня потерял краски.

Расследование нападения показало, что Изабелла была потомком ведьмы, некогда приворожившей наследника престола.

Почему они столько тянули с местью? Да потому что не так просто простолюдину попасть во дворец. А бастард, которого успела родить ведьма прошлого, не мог вот так просто подобраться к своим родственникам. Ещё и в роду рождались в основном слабые мальчики. И тут наконец удача. Девочка с сильным ведьмовским даром. Да еще и тогда, когда род стал не только вхож во дворец, но и приближен к королю.

Предатели не стали изобретать колесо. Изабелла должна была приворожить Дэниэля и по-тихому избавиться от действующих короля и королевы, а после рождения первенца и самого наследника. Вот только сценарий пошёл под откос.

Оказалось, что у матери Дэниэля обнаружились ведьмовские корни и на наследника не действуют ведьмовские привороты.

Пришлось идти в обход через меня, третьего на очереди наследования престола. Друга же собрались устранить. И так удачно объявили отбор, на котором будет присутствовать и наследник. Но тут объявилась Аня и спасла нас в ущелье.

Карты опять спутались. Не знаю, может в этом и была причина устранения любимой. Простая месть.

Жаль, что из допросной меня выпроводили, аргументируя тем, что мне не мешало бы и поспать, совсем себя загонял в последние дни.

Сразу видно, что они никогда не теряли близких. Ведь нет ничего хуже, чем остаться наедине со своими мыслями и воспоминаниями.

Вечерами я сходил с ума от тоски, а ночью видел ее во снах. Она ласково улыбалась мне, нежно гладила волосы, лицо и просила прощение, говоря, что так надо, так лучше…

Взгляд зацепился за вышедших из тайного хода людях в масках. Остальным обитателям дворца покажется, что люди занимали небольшую беседку поблизости, но не тому, кто знал о подземных лабиринтах под замком.

В любом другом случае, я бы не стал заострять внимание на этой делегации. Часто тайная служба отправляется на рейды отсюда. Но сейчас я зацепился. Во-первых, потому что обычно отсюда выходят в обычной одежде либо в форме, но не в чёрных плащах, скрывающих даже лица от случайных прохожих. Во-вторых, среди присутствующих был и мой отец. Его походку и привычки узнаю везде.

Я проследил за ними взглядом. Они направлялись к конюшне, где уже ожидали лошади.

Из окна своей комнаты будет сложно продолжить наблюдение, а вот с центральной башни открывается превосходный вид.

Добраться туда успел как раз в тот момент, когда всадники покидали дворец через черный ход.

Место, куда они отправились, было мне известно. Источник.

Когда я собрался покинуть башню, чтобы отправиться следом, заметил ещё двоих: мужчину и девушку. Узнать их не составило труда, учитывая отсутствие плащей.

Дэниэль и Мария.

Я подождал ещё немного и убедился, что они тоже держат путь к источнику. После чего направился следом. Заодно выгуляю Ветра. Зная его любовь к прогулкам, уверен, он истосковался по скачкам.

— Что здесь происходит? — спросил я, минуя арку и выходя на плато.

— Хотел бы я знать, — отозвался Дэниэль, гася магию, — вы же меня заверяли, что все учли?

Ответа не последовало. Лишь спустя какое-то время венценосный дядя озвучил то, что вертелось на языке у остальных его спутников:

— Мир обречен.

— Может, вы наконец приоткроете завесу тайны вокруг источника?

На этот раз меня не послали известной дорогой, рассказали. То, что творилось у меня под носом, поразило. Не ожидал я от своих родственников подобного. Выдергивать девочек из привычной жизни и закидывать в источник…

Всем магам известно с малых лет, что нельзя касаться этой чистой энергии. Это же тоже самое, что прыгнуть в жерло вулкана.

— Вы уверены, что правильно истолковали пророчество? — спросил я, обдумывая услышанное. — Как оно звучит?

После согласного кивка дяди один из учёных сказал:

— Когда мир ваш будет обречён, поможет дева из иностран. Воздушное создание наладит многовековой уклад. Наступит в мире прежний лад.

Ясно, что ничего не ясно. И кто только сочиняет этим предсказателям пророчества. Какой толк от них, если ничего не понятно?

— Прежний лад… — произнес я, словно бы это что-то прояснило. — О магии ли здесь вообще речь?

— Магия питала наш мир испокон веков, — ответил самый пожилой из учёных.

— Нет! — воскликнул голос, который всюду преследовал меня.

Я тут же обернулся, но краем глаза заметил Дэниэля, который подошёл к источнику и протянул руку.

Глава 46

Аня

— Полынь белая — есть, тысячелистник — есть, — я сверяла травы по списку, который мне написала Фарида, старушка нашедшая меня неделю назад в лесу, плачущую над угасающим драконом.

Эйр сильно пострадал из-за драконьего яда, который сделал фамильяра уязвимым, лишив всех способностей. И как только Изабелла вместе со своим сообщником нашли эту необычайно редкую травку?

— Не плачь, девонька, — проскрипела она позади меня, чем тогда сильно напугала.

Я прикрыла дракончика собой, как до этого он меня. Из-за чего по его боку расползалась рваная рана.

— Лучше дай мне его осмотреть. Если, конечно, фамильяр дорог тебе.

Я отстранилась и принялась настороженно наблюдать за её действиями, захватив с земли длинную палку, на всякий случай. Старушка на это только хмыкнула, а после дотронулась до раны.

— Попроси скрыть твою брачную татуировку, — раздался в голове едва различимый голос Эйра.

Тогда я и узнала, что замужем, брак наш нерушим, а все из-за той ночи накануне.

Вот так живёшь себе, живёшь и на тебе сюрприз в виде нежданного негаданного мужа.

Следующие несколько часов были самыми тяжёлыми во всех смыслах. Мне пришлось взывать к стихии воздуха под руководством старой ведьмы, просить о помощи и тащить значительно полегчавшего, но все равно далеко не невесомого дракона. Пришли мы к избушке на курьих ножках. Прям как из сказки. Только она не крутилась. Внутри оказалась одна комната, служившая и спальней, и кухней, и гостиной.

Мое обучение ведьмовскому искусству продолжилось у котелка. Ничего сверхъестественного от меня не требовалось. Лишь помешивать не останавливаясь, но какое же это оказалось сложное дело.

Нет, сначала это поручение казалось мне пустяковым, но уже через пять минут рука начала уставать, а через четверть часа и вовсе готова была рухнуть безвольной плетью.

К счастью, эта пытка закончилась, но расслабиться мне не дали:

— Выйди-ка во двор, принеси воды из колодца.

Где этот самый источник питьевой воды был, я знала. Старушка, когда мы только подошли, наполнила ведро, содержимое которого ушло на зелье.

Принесённой водой я промывала рану, а Фарида тут же наносила зелье, которое за время моего отсутствия загустело и превратилось в мазь однородной консистенции.

На следующий день на рассвете ведьма взяла меня с собой собирать травы, по пути рассказывая о свойствах каждого встречного растения и способов его заготовки. А потом я измельчала все необходимое под диктовку, а Фарида нет, не мешала. Зачем, если можно попросить стихию воды? Она командовала.

— Почему тогда я вчера сама мешала? — спросила беззлобно, скорее просто из любопытства.

— Без труда, не выловишь и рыбку из пруда, — сказала она до боли известную поговорку.

— Вы с Земли?

— Нет, — старушка рассмеялась, — но бывала там, когда магия этого мира позволяла моему фамильяру перемещаться.

— А где ваш фамильяр? — я огляделась, ожидая обнаружить вскочившего с печи упитанного дракончика.

— Так помер он. Тяжело магическим существам без магии, а драконам тем более. Их вообще не осталось в этом мире. Странно откуда этот появился.

— Так я его, точнее яйцо, нашла.

— Такие подарки с небес не падают.

На это я лишь пожала плечами. Не говорить ли каждому встречному о подарке богини.

— А что случилось с магией в вашем мире? Почему она исчезает?

— Все вокруг взаимосвязано. Без воды нет растений, без растений — животных, а без иных рас, которые не только берут, но и отдают, нет магии. Любой сосуд рано или поздно пустеет. Вот и сейчас без подпитки источник почти истратил силу, дарованную матерью богиней.

— То есть все дело в том, что когда-то остальные расы ушли?

— Именно так.

— Но почему люди не возвращают их? Ведь им тоже нужна магия.

— Люди эгоистичны. Они считают себя победителями, а кланяться кому-то в ноги и просить о помощи выше их достоинства. А сейчас, когда они уже готовы пойти на это, стало слишком поздно.

— Откуда вы столько знаете?

— Я долго живу на этом свете, многое вижу и слышу.

Зелье получилось, что надо. К вечеру дыхание Эйра выровнялось. Он перестал выпускать сгустки пламени, так и норовившие что-нибудь спалить. А через несколько дней с самого утра я отправилась в лес на сборы трав для нового зелья.

— Лапчатка прямостоячая — нет.

Я развернулась, в поисках растения, которое совсем недавно попадалось на глаза. Увы, здесь его не обнаружилось.

Нехотя достала из кармана юбки справочник, написанный от руки. Фарида и мне велела составить свой. Даже блокнот дала очень похожий на наш, земной, но с пожелтевшими листьями. Я честно собралась заняться этим, но, перерисовав несколько трав и текст к ним, поняла, что по моим каракулям никто, включая меня саму, не найдёт ни одного растеньица. Поэтому записная книжка была отложена до лучших времён.

Найдя букву "Л" быстро нашла необходимое растение.

"Лапчатка прямостоячая растет в лесах и рощах, где много света, на больших и сухих лесных опушках, иногда — на сырых лугах и болотах между кустарниками", — гласил текст под яркой картинкой.

— Здесь я точно не найду эту лапчатку, — поняла я, задрав голову.

Солнце едва-едва виднелось над кронами высоких деревьев.

Поиски затянулись надолго. До самого вечера.

Уже на подходе к избушке почувствовала лёгкое покалывание на правом запястье, а взглянув на него заметила проступившую татуировку.

Сдерживать ее с каждым днём стало все сложнее и сложнее, но у меня нет другого выхода. Не нужно, чтобы сюда нагрянул Рейнальд со своими дружками. Кто знает, может они и не узнали о предательстве Морти.

Эйр ещё слишком слаб и не сможет стать невидимым. А отдать его на опыты мне совершенно не хочется. Может маги и поменяли свое мировоззрение, но проверять это, подвергая жизнь друга опасности, я не имею права.

Как писал Антуан де Сент-Экзюпери в сказке Маленький Принц: "Мы навсегда в ответе за тех, кого приручили".

Достав флакончик с мазью, поспешила намазать татуировку. За мгновение до того, как та исчезла, до меня долетела волна надежды. От сердца это не укрылось. Оно ускорило ритм и заледенело вместе с исчезнувшей брачной вязью.

Глава 47

— Пора, — было первое что услышала от пришедшего в себя Эйра.

Я обняла дракончика, рана на боку которого успела затянуться за время магического сна. В него мы погрузили фамильяра намерено.

Фарида сказала, что так он быстрее восстановиться и наберётся сил. И действительно, с виду ужасная рана, которая даже на мой дилетантский взгляд требовала зашивания, затягивалась на глазах.

— Время пришло, — продолжал он. — Нужно спешить. Мы и так опаздываем.

— Ты о чём?

— О задании, которое поручила тебе Мать богиня.

— О каком ещё задании?

— Наставить магов на путь истинный.

— Ты предлагаешь мне поработать проповедницей?

— Мы предложим им единственный возможный вариант возвращения магии, но взамен они должны будут дать магическую клятву, что не причинят вреда ни одному представителю иной расы.

— И как ты собираешься их возвращать?

— Я — дракон, а мы способны перемещаться между мирами.

— Фарида сказала, что уже слишком поздно. Магии этого мира не хватит на переход.

— Мать богиня даст мне силы на несколько переходов, но для этого необходимо попасть к источнику. А ты выпустишь девушек, которые застряли в нем.

— Как я их выпущу и что значит "застряли"?

— Только вы, ведьмы, вместе с фамильярами-драконами можете входить в источник и выходить из него. Это упрощает путешествие между мирами, отнимая меньше резерва. Остальные оказываются в своеобразном коконе, из которого нет выхода. Кстати, мать богиня сказала, что твоя подруга тоже вот-вот войдёт внутрь.

— Зачем ей это?

— Чтоб вернуть миру магию. По крайней мере так думают люди, которые все это устроили. Так они трактовали пророчество.

Прорицатели есть прорицатели. Что в нашем мире, что в этом. Как что-то скажут, веками придётся разгадывать.

О скорой встречи с любимым с одной стороны мечтала, с другой — опасалась. Как он воспримет тот факт, что я жива и невредима? Разозлится, что обманывала его или обрадуется?

А рад ли Рейнальд нашему браку? Ведь это я потянула его к той арке.

Ладно. Чему быть, того не миновать. А загадывать заранее не буду.

Попрощавшись с Фаридой мы вышли на полянку, усыпанную сладкой земляникой. Собственно, ничего, кроме разного рода растительности, здесь не наблюдалось.

— А как мы с тобой доберёмся до столицы? — спросила, выныривая из мечтаний о радужном будущем, — Не пешком же.

— Нет, конечно.

— Тогда на чем?

— Закрой глаза, — я послушно прикрыла, предчувствуя нечто необычное. По коже тёплой щекоткой пробежал ветерок. — А теперь открывай.

Я распахнула глаза и застыла, приоткрыв рот от удивления. Передо мной возвышался мой Эйр только не в полметра роста, а размером с просторную комнату с высокими потолками.

— Сюрприз! Достигнув полного магического созревания, мы способны увеличиваться в размерах. Обычно это происходит к двадцати годам, но те, кто нашел себе ведьму, могут трансформироваться гораздо раньше. Теперь не придется трястись в каретах, которые нам обоим не нравятся. К тому же в таком виде моя скорость гораздо выше той, что может развить самая быстрая лошадь.

Забираться на дракона, спину которого сплошь усеивали шипы было страшновато, но делать нечего. Я вскарабкалась чуть ниже шеи и уцепилась за два отростка.

Эйр, почувствовав, что я умастилась, встал, присел и оттолкнулся, отрываясь от земли. Я вскрикнула.

Взмах крыльями, ещё и ещё. Мы набрали высоту и устремились вдаль. Порывистый ветер хлестнул по щекам, и я плотнее прижалась к дракону, посылая мысленную благодарность Фариде, которая велела укутаться в довольно потрёпанный, но оттого не менее тёплый плащ. Я тогда удивилась. Ведь жара на дворе. Даже ночью дышать нечем.

Полет продлился не больше часа. Приземлились мы в самом центре столицы (по словам дракона).

Наше появление не осталось незамеченным. Прохожие застывали, широко распахнув глаза, кареты тормозили.

Казалось, время замерло, ожидая того, что будет дальше. Если честно, я тоже. Ведь Эйр так ничего мне не объяснил.

Почему мы опустились на середину площади? Где этот загадочный источник?

Пока я оглядывалась, попутно размышляя, дракон (уменьшительное ласкательное казалось уже неуместным) принял свой привычный вид и скомандовал:

— Пойдем.

И направился наперерез застывшим зевакам, которые почтительно расступались при нашем приближении. Когда мы поднимались на гору по длинной каменной лестнице, я оглянулась. Количество народа заметно увеличилось.

С опаской пройдя через арку (похоже у меня развилась фобия) лицезрела плато, с центра которого тянулся ввысь голубоватый столп света.

— Нет! — воскликнула я, увидев, как к этому самому источнику тянет руку Кристен.

Мало ли что случается с мужчинами, попавшими внутрь источника. Да и вообще может здесь какой-то лимит по спасению застрявших.

Я стремительно бросилась туда, стараясь не обращать внимания на жадно разглядывающего меня Рейнальда.

— Не делай этого! — одернула руку мужчины.

Он повернулся ко мне. От того серьезного молодого человека не осталось и следа. Сейчас передо мной стоял тот, кто потерял себя. Наверное, так выглядят суицидники.

— Она доверилась мне, а я… — даже его голос утратил краски.

— Я вытащу ее.

Он посмотрел на меня с надеждой, а я повернулась к Эйру и ступила в столп света.

Глава 48

Тёмная комната, обставленная старинной мебелью, — первое, что я увидела. Послышались всхлипы. На широком подоконнике сидела девушка, уткнувшись носом в коленки.

— Что случилось? — спросила, подойдя к ней.

Она вскрикнула и попятилась:

— Кто вы? Как сюда попали? Это отец Вас послал? Если так, скажите, что я не согласна. Лучше отправиться в монастырь, чем стать женой этого богатенького тирана!

— Меня никто не посылал. Я сама пришла издалека.

Тут я заметила выглядывающие из-под волос острые ушки и спросила:

— Ты эльфийка?

— Да. Что Вас так удивляет?

— Впервые вижу вас в живую. До этого только в кино. И то они малость промахнулись с внешностью.

— Кино?

— Да, у нас на Земле так называются записанные на устройство спектакли.

— Вы из другого мира?

— Да, а ты застряла в источнике. То, что ты видишь, нереально.

— Источнике?

Она несколько секунд смотрела на меня удивлёнными глазами, а потом выпалила:

— Точно! Меня похитили прямо со свадебной церемонии. Но я не хочу возвращаться домой. Там меня ждёт он…

— Не переживай. Мы сейчас в другом мире и, если ты захочешь, можешь остаться. Только нужно сначала договориться с нынешним королем.

— Хорошо.

Она протянула мне руку, и мы оказались на поле боя. Сначала мне показалось, что здесь нет никого живого, но после тишину прервал всхлип.

— Кто здесь? — не стала терять время.

Поблизости вскочила девушка. По ее лицу текли ручейки слёз, а руки и светлая одежда пропитались кровью.

— Давайте, убейте и меня! — как-то обречено воскликнула она и зажмурилась.

— Мы не собираемся никого убивать.

Я вновь сказала об источнике, взамен узнала, что эта гномка потеряла в битве своего мужа и сына.

Третьей девушкой оказалась землянка. Ее мы нашли в брендовом магазине одежды. Она засела в примерочной, убиваясь, что не влезла в платье из новой коллекции. Лицо ее мне показалось знакомым. А потом я вспомнила, что это модель, пропавшая во время модного показа полгода назад. Ох и шумиху тогда подняли.

Четвертой девушкой оказался человек, но из другого мира. Ее комнатой страха была сгоревшая в пожаре библиотека.

Пятой увидела маленькую девочку. Лет пяти. Она стояла на кладбище возле могилы молодой женщины и горько плакала.

— Девочка, что случилось? — спросила эльфийка.

— Что тут непонятного? — раздражённо бросила землянка. — У нее мама умерла.

— Что-то это место мало походит на усыпальницу.

— Как тебя зовут? — спросила я у ребёнка.

— Маша.

Оказалось, что жизнь одногруппницы была далеко не сахарной. Ее маму сбила машина, а отец, стараясь отвлечься от потери жены, погрузился в работу. Из-за чего со временем потерял дочь.

Стоило нам всем шестерым взяться за руки, как мы оказались у источника под ошеломлёнными взглядами мужчин, один из которых улыбнулся и бросился ко мне.

— Живая… Поверить не могу, — говорил он, покрывая поцелуями лицо. — Прости, что не уберёг. Больше никуда тебя не отпущу.

— Маша, прости меня, — послышался виноватый голос Кристена. — Я надеялся, что все будет хорошо. У меня не было другого выхода.

— Не подходи! — воскликнула одногруппница.

— Девушка тебе сказала не приближаться! — вмещалась гномка, воинственно вскинув руки.

— Ань, ты говорила, что сможешь вернуть меня домой, — произнесла Маша.

— Не уходи, прошу, — опустился на колени Кристен.

— Дай мне несколько минут, Жанна, ты тоже возвращаешься? — спросила у модели.

— Я не прочь здесь осмотреться. Раньше как-то не до этого было.

Во взгляде мужчины, крепко прижимающего к себе, появилась растерянность.

— У меня есть кое-какие дела, — сказала Рейнальду. И обратилась к Эйру.

Несколько минут мы потратили на то, чтобы объяснить королю, который так же принимал участие в этом балагане. Ну как мы. Я озвучивала то, что говорил мне Эйр.

Его величество был так рад, что ещё не всё потеряно с магией, что дал не только магическую клятву не причинять вред иным расам, но даже пообещал помощь в обустройстве в первое время.

А потом дракон перенёс нас с Машей на Землю, в университетский туалет, откуда началось наше дальнее путешествие, как и предсказала гадалка. Осталось только непонятным ее фраза о встрече с родными.

Глава 49

— Ох уж эта молодёжь! — причитала тетушка. — Вечно вам не сидится на месте. Вот куда ты поедешь? На что жить будешь?

Своей родственнице я сказала, что хочу отправиться в путешествие по миру, а дарственную на квартиру на ее имя сделала на всякий случай.

На самом же деле, мне нужно вернуться обратно на Сиреливан, а там уже будет видно. Хочется посмотреть и на остальные миры, но так далеко пока не буду загадывать.

Как раз, когда я застегнула последнюю сумку, раздался звонок в дверь. Тетя на правах новоиспечённой хозяйки направилась открывать.

— Молодой человек, вы к кому? — спросила она.

— К самой прекрасной во всех мирах девушке, — донёсся до слуха голос любимого.

Повисло молчание.

— Это ко мне, — крикнула я, перетаскивая сумку в прихожую.

— Аня, ну куда ты такие тяжести поднимаешь? — всплеснула руками тетушка, впуская визитера.

Со стороны казалось, что я взвалила себе на плечи непомерный груз, на деле же для видимости придерживала ручку, в то время как Эйр, оставаясь невидимым, делал всю работу.

— Полностью с вами согласен, — поддакнул скользнувший внутрь квартиры Рейнальд с тортиком в руках.

А неделю назад, на следующий день после того, как мы с Машей вернулись на Землю, он заявился с огромным букетом алых роз. Как смог уговорить мать богиню его перенести ко мне, не признается до сих пор, но я знаю рычаги давления на него и обязательно выясню, когда появится свободное время.

Так вот. Я была так удивлена, что не разобрала слов и не поняла, что он от меня хочет, стоя на коленях и протягивая руку.

— Скажи "да", — вторгся в мои мысли Эйр.

— Да, — ответила больше на автомате.

Рейнальд радостно улыбнулся, поднялся и надел на безымянный палец правой руки кольцо с огромным зелёным камнем.

— Я как увидел его, сразу вспомнил твои глаза, — пояснил он свой выбор, крепко, но бережно обнимая.

Собственно, с того дня жених-муж жил вместе со мной время от времени куда-то отлучаясь. Мне было очень любопытно и да, я ревновала. Имею все права на это. Но Эйр сказал, что не нужно беспокоиться по этому поводу. Скоро сама все узнаю.

Как и все девушки, сюрпризы я люблю, главное, чтобы они оказывались приятными.

Вот и сейчас Рейнальд отлучался, но я заранее предупредила его о приезде тетушки.

— Тёть Лида, знакомьтесь это Рей, мой молодой человек.

Мужчина подвергся тщательному сканированию после чего тетушка спросила:

— Это вы, молодой человек, задурили девочке голову? Надоумили бросить университет, между прочим, всего за несколько месяцев до окончания, чтоб скитаться по миру, как какие-то бродяги?

— Я не бросила универ, а взяла академ отпуск.

— Только не говори, что он тебя обрюхатил?

— Нет, конечно, — как не старалась все равно почувствовала, как начинаю полыхать огнем.

Ещё и воображение подбросило последнюю близость с любимым, который открыл для себя много нового, познакомившись с местной настольной книгой по науке постельных утех.

Вообще не всё увиденное им на Земле пришлось по душе. Особенно мода, а точнее то, что остальные мужчины глазеют на мои ножки, обтянутые джинсами, как второй кожей. Это он ещё летом здесь не был…

Зато кино, транспорт и интернет произвели настоящий фурор.

— Не беспокойтесь, ваша племянница не в интересном положении, по крайней мере пока, — успокоил жених-муж.

— Что значит пока? Сначала женись, а потом уже все остальное.

— Я и собираюсь в ближайшее время. Вот вернёмся в столицу и обвенчаемся в главном храме.

— Вот и хорошо, — тётушка расплылась в довольной улыбке, которая, впрочем быстро исчезла. — Стоп! А почему в столице, а не здесь? Так не пойдет. Мы с мусичкой пока не можем далеко уехать.

Тетушка начиталась, что беременным нежелательно отправляться в дальние поездки. Так теперь она перестала ездить даже на дачу, так как та находится аж в пятидесяти километрах от дома.

Думаю, к девятому месяцу она с вещами переедет в роддом, на всякий случай.

— Сожалею, но здесь без вариантов. К тому же церемония уже объявлена.

Да-да. Рейнальд в тот же день, как я отправилась на Землю, велел свекрови готовить брачную церемонию (мол магический брак — это хорошо, но и официальное венчание, которое обязательно осветит пресса, тоже необходимо), а сам отправился за мной.

— Рей хотел сказать, что он уже договорился со священником, все оплатил и разослал приглашения, — поспешила вмешаться я.

Тетушка не стала долго настаивать на своем, тем более что торт в руках будущего родственника так аппетитно смотрелся.

После чая мы с Рейнальдом и Эйром отправились на такси к скверу напротив университета. Сегодня здесь было на удивление многолюдно. И почему-то мне казалось, что все косятся на нас. Одна красотка в коротенькой юбочке (и как не боится отморозить себе что-нибудь? Как никак конец зимы на дворе) даже набралась наглости подойти к нам, волоча за собой огромную сумку на колесиках.

Даже Эйр при желании смог бы там поместиться.

— Добрый день, я уже стала бояться, что все это розыгрыш, — сказала она, не спуская глаз с нарощёнными ресницами с моего мужа-жениха.

— Ну что вы, Алина, я никогда не бросаю слов на ветер.

Он еще и имя ее знает. Руки ощутимо зачесались кому-то проредить шевелюру.

Заметив перемену моего настроение, мужчина добавил:

— Можете спросить у моей супруги.

Девушка невольно поморщилась.

— Рейнальд, ты мне объяснишь, что здесь происходит?

Я была готова устроить сцену ревности на весь район, но сдерживалась из последних сил. Одно неверное слово и одному красавчику конец. Вон даже кончики пальцев покалывают, а ветер готов выполнить любую просьбу.

А этот кареглазый гад широко улыбнулся и принялся спокойно рассказывать, не представляя, как сильно рискует.

Оказывается, мой муж и дракон сговорились за моей спиной (Не знаю, как так получилось, но Рейнальд теперь тоже может общаться с Эйром). Эти два тихушника решили найти на Земле магов, ведьм и перенести их сразу на Сиреливан. Так сказать, чтоб не терять время и не расходовать зря остатки магии.

— Все абитуриенты в сборе, — сказал любимый под конец, — можем перемещаться.

— Подождём ещё немного.

— Мы кого-то ещё ждём?

— Да, наверное.

Ещё там, в уборной университета сказала Маше, откуда и когда отправлюсь на Сиреливан. Я надеялась, что она за это время все обдумает и решит вернуться.

Любовь — такое редкое чувство. Ей не разбрасываются, как и дружбой. Для меня эти дни тоже не прошли зря, я простила Мили и готова вновь впустить ее в свою жизнь. Однако, буду следить за языком. На всякий случай.

— Родная, у тебя уже нос покраснел от холода, — сказал Рейнальд спустя какое-то время.

Да, нос, в отличие от рук никто не согревал. Не удивительно, что он всё-таки покраснел. Значительно похолодало. Ещё и небо готовится превратить нас в снежные изваяния. Вон уже и первые снежинки полетели.

— Командуй, — нехотя сказала я Рейнальду.

Мы все встали в круг, нарисованный заблаговременно специальным зельем, о котором Эйр вспомнил лишь на Земле. По его словам, оно позволяет перемещаться одновременно большому количеству существ.

— Подождите меня, — донеслось сзади.

Повернувшись, заметила Машу, спешащую к нам с двумя огромными чемоданами.

— Рада, что ты согласилась.

— Кристен и тут подсуетился, — ответила она, погладив живот, надёжно скрытый под длинным пуховиком.

А я задумалась. Здесь на Земле, я позаботилась вопросами контрацепции, а там на Сиреливане в наш единственный раз как-то не до этого было. А если включить женский калькулятор, то получается, что и я тоже? Или нет?

— Любимый, та ночь на постоялом дворе может иметь последствия? — тихонько спросила, пока не накрутила себя.

Как-то не готова я ещё стать матерью, да и время не самое подходящее.

— Конечно, — обжёг дыханием ушко, а у меня сердце ухнуло вниз.

Мысли, как тараканы, разбежались в разные стороны. Я начала вспоминать все, что читала или когда-либо слышала про беременных, судорожно соображать, как побыстрее закончить с переселенцами и о том, как изменится моя жизнь в ближайшее время.

Будущий отец же как ни в чем не бывало продолжил:

— Наш брак стал подтвержден и нерушим.

— А ребенок? — в моей голосе слышалась истерика.

— Будет тогда, когда ты этого захочешь.

Я выдохнула с облегчением и дала команду отправляться, чувствуя внутри какую-то непонятную опустошенность.

Эпилог

Два года спустя

— Давай, Михаил, ложечку за маму, ложечку за папу, ложечку за дедушку Сашу, ложечку за дедушку Натаниэля…

— Здесь каши не хватит, чтоб съесть за всех наших родственников, — сказала я маме, кормящей внука, нашего с Рейнальдом первенца.

Мы долгое время не решались завести ребёнка. Сначала не хотела я, а когда появился на свет малыш Никитка, сын Дэниэля и Маши, захотела и себе такого кроху. Но задумалась, безопасны ли постоянные перемещения для беременных.

Учёные не успели исследовать эту область, а рисковать не хотелось.

Только через год, когда часть некогда запечатанного континента удалось заселить, мы поставили перед фактом всех. Мол у нас годовой отпуск от перемещений.

Услышав это, королева эльфов очень просила забрать ее маму, которая раньше почему-то не могла переместиться. Ей я не могла ни помочь. Особенно после того, как ее супруг назвал меня неотёсанной деревенщиной.

Никакие мольбы теперь не спасут его от любимой тещи.

В том, что король питает отнюдь не теплые чувства к матери жёны, стало ясно по резко навострившемся и без того длинным и заострённым ушам. А секундное кислое выражение на лице в момент, когда я согласилась, это лишь подтвердило.

В мире, населенном преимущественно эльфами, нас ждал сюрприз.

Во время прогулки по местным достопримечательностям, зашли в гномью кондитерскую. Их сладости чем-то напоминали наши восточные. Мне же больше всего нравился рахат-лукум, вернее нечто похожее на него.

Я заняла место за одним из свободных столиков, а Рейнальд, путешествующий по мирам вместе со мной, пошёл делать заказ. За окном один мальчишка показывал мастерство владения оружием. Я так засмотрелась, что далеко не сразу отреагировала на шум у прилавка.

— Я раньше вас пришёл, — твердил муж, — поэтому роландс мой.

— Если вы настоящий мужчина, уступите даме, — не согласилась женщина с таким родным голосом.

— Я не уступлю. Моя жена любит именно его.

— Мои дочери тоже.

Страсти накалились, и я поспешила к ним:

— Мама, познакомься, это Рейнальд, мой муж. Родной, это моя мама, Анастасия Федоровна.

На меня уставились две пары ошарашенных глаз.

— Судьбоносная встреча тёщи с зятем, — задумчиво изрёк отец, встав из-за дальнего столика.

А дальше были долгие расспросы как я сюда попала и как они (мама, папа, сестра и бабушка). Пришлось рассказывать с самого начала.

Упоминать о покушении на меня не стала. Незачем им знать, что после неудавшегося плана с приворотом, а потом и убийством наследника, бывшая любовница мужа решила лишить мир магии, а для этого нужно было избавиться от меня. Эта история осталась тайной для всех, так или иначе не связанных с источником.

Кстати, Изабеллу сослали в один из миров, который преимущественно населяли ведьмы. Там ее наказали по местным законам, сделав послабление, учитывая ее интересное положение. Это было моей идеей. Не смогла я согласиться отправить беременную женщину на плаху.

Мортимер также отправился вслед за девушкой, в которую был давно влюблён. Через несколько месяцев он прислал нам их свадебное фото, а ещё некоторое время спустя стало известно, что у них родилась дочка, Селена.

О дальнейшей их жизни я узнала от богини, с которой встретились, возвращаясь вместе с родителями из мира эльфов. Не знаю почему, но на аудиенцию из всех попали только мы с Эйром.

— Вот и настала наша долгожданная встреча, — пафосно начала она. — Вы оба молодцы. Справились с возложенным на вас бременем. Теперь с миром все будет в порядке. Анна, ты правильно сделала, что не позволила казнить Изабеллу. Девочка хоть и была виновна во многом, но у нее не было выбора. Если с самого рождения существу говорить, что он кем-то является и что-то должен сделать, рано или поздно у него не остаётся другого варианта, как повиноваться своей судьбе. Сейчас она раскаялась во всем и в дальнейшем с ней не будет проблем. Теперь вернёмся к вам. Анна, тебя я уже одарила подарками. Надеюсь, ты довольна?

— Конечно, но я не поняла для чего вы благословили наш брак? Я ни в коем случае не против. Просто интересно почему вы вдруг решили это сделать, в то время как другим отказываете.

— Я благословляю лишь по-настоящему любящие пары, браки по договоренностям же заключаются без любви.

— Но ведь не могли же все эти столетия заключаться только фиктивные браки?

— Люди перестали проходить священную церемонию после слухов о поголовных отказах, но они могут в любой момент начать это заново. Теперь перейдем к тебе, Эйр. В мире уже начали появляться твои сородичи. Но не это мой дар. Любая война несёт в себе случайные жертвы. Вы, драконы, стали именно ими. Но это несправедливо. Я дарую вам второю ипостась. Отныне вы будете мало отличаться от людей в одном обличии, но оставаться теми же мудрыми и могучими существами в обличии драконов. Теперь ваши истинные пары могут быть и среди иных рас, но преимущественно среди ведьм. Анна, твоя задача донести мою волю до всех жителей королевства. С этого момента, драконы такие же высшие существа, как и остальные расы.

Эйра обхватило сияние и вместо ящера появился молодой симпатичный мужчина, отличающийся от обычного человека лишь вертикальным зрачком.

Мне нужно бы порадоваться за дракона, но я не могла. Во мне образовалась пустота, от которой по телу разливался холод.

— Я как был твоим другом, так им и остаюсь. — заметил поникшую меня Эйр. — Вот только теперь смогу идти рядом не скрываясь.

Он был абсолютно прав.

А дальше жизнь набрала стремительные обороты. Мы с Рейнальдом занялись наследником и вскоре целитель подтвердил наличие беременности.

Маша уболтала меня помочь ей с внедрением новой моды.

— Пышные платья — это, конечно, безумно красиво, но ходить в них двадцать четыре часа в сутки — перебор.

А еще, будущая королева не пожелала заниматься только лишь светской жизнью. Куда больше по душе ей пришлась казна королевства, которая не без влияния самой девушки, стала увеличиваться.

Наши университетские знания очень даже пригодились в этом мире. Естественно, поначалу она не могла самостоятельно принимать какие-либо решения, но уже через несколько месяцев король назначил свою невестку советником по экономике.

Родили мы одновременно с Элизой, с которой продолжили поддерживать связь. Вот только в отличие от меня, у нее это была уже вторая девочка.

История любви подруги началась, когда девушка возвращалась с отбора домой, карета столкнулась с другой. В ней сидел юный барон, который с первого взгляда покорил Элизу.

В общем, ДТП послужило началом их бурного романа, в результате которого невеста во время свадебной церемонии не могла осушить бокал с вином, как и переносить запах рыбы за праздничным столом.

С Мили мы возобновили общение, но уже не были столь близки. Кто знает, может со временем все изменится. Если, конечно, девушка не примет ухаживания иномирного посла.

А вот с Кэтрин волей-неволей придется жить душа в душу. А как иначе, ведь она оказалась истинной парой моего дракона. Правда пока настойчиво отказывается это признавать, но я уверена, Эйр сумеет доказать свои чувства.

— Ба-ба, — решил отвлечь бабушку сыночек. После чего отобрал серебряную ложку и быстро кинул ее на пол.

Лина тут же поспешила нырнуть под стол, но мама на нее шикнула:

— Куда? Рожать собралась? Так тебе еще рановато.

Лина стала моей личной горничной, вернее вечно следующей по пятам тенью. Однажды, во время прогулки в парке, нам повстречался юный амбициозный баронет, сразу положивший глаз на мою спутницу. Когда он узнал о происхождении девушки, ничуть не поменял своего решения ухаживать. А я что? Я только за. Тем более что видела, как у горничной горят глазки при виде синеглазого блондина. Пришлось повышать Лину с горничной до фрейлины. Но девушка все равно не гнушалась грязной работы.

— Хитрец маленький, весь в папочку.

— Люблю тебя, — шепнул на ушко муж, — и хочу малышку с такими же зелёными глазами, как у тебя…

Я тоже не против, но немного попозже. Пусть сначала Мишутка бросит грудь.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Эпилог