КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605650 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239865
Пользователей - 109783

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ясный взгляд на твои проблемы [Кира Дрон] (fb2) читать онлайн

- Ясный взгляд на твои проблемы [СИ] (а.с. Попытка избежать судьбу -1) 673 Кб, 186с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кира Дрон

Настройки текста:



Пролог

Первое, что я почувствовала, было головокружение, тошнота и капли ледяного дождя, которые большим потоком лились с неба. Прикрываю лицо рукой, чтобы беспрепятственно открыть глаза. И эта самая рука оказывается в грязи. Осторожно сажусь и начинаю себя осматривать. Вся одежда испачкана и замочена. Похоже дождь продолжается не первый день.

Вокруг ни души. Что, с одной стороны, радует, никто не видит моего плачевного состояния, а с другой — не у кого попросить помощи. Черная шелковая блузка прилипла к телу, а джинсы теперь только на выброс. Хорошо, что сегодня я решила не надевать шорты, а то в такую погоду хочется максимально закрыться.

"Так, стоп…" — похоже мой мозг медленно начал оценивать обстановку. Мы, то есть я и мозг, сидели в луже посреди опушки леса.

Нахмурилась, пытаясь вспомнить, что случилось перед тем, как я очнулась здесь. По желудку пробежал холодок страха.

И вдруг до моего слуха из-за потока дождя послышался звон металла о металл.

Надо выяснить, что там происходит. Может кто-нибудь сможет сказать, где я нахожусь и как отсюда выбраться.

Неуклюже поднимаюсь с земли, кроссовки тонут в слое грязи, но выхода нет, и приходится аккуратно, чтобы не упасть, двигаться в сторону звуков.

От людей меня отделял редкий пролесок. Я не стала сразу выходить из него. Чувство опасности, что появилось стоило открыть глаза, заставляет обостриться и без того сильную врожденную осторожность. Прячусь за не слишком широкое дерево. Кстати, что это за дерево, сказать было сложно. Но на этом решила свое внимание не заострять, не настолько я и сведущая в вопросах ботаники.

Сердце колотиться от тревоги, пытаюсь с помощью дыхательных упражнений его замедлить. Иначе, рано или поздно, так и в обморок можно упасть. А сейчас явно не время. Из своих мыслей меня выводит мужской крик.

"Саша! Пожалуйста, прояви каплю смелости!" — говорю сама себе, заставляя посмотреть, что происходит за деревом. Руки трясутся, инстинкт самосохранения кричит о том, что надо поскорее бежать отсюда. Но сознание говорит, что надо хотя бы знать, от чего бежим.

И вот, я аккуратно выглядываю и вхожу в ступор. Не могу сдвинуться с места и вдохнуть воздух в лёгкие тоже не могу.

На поляне развернулась поистине страшная картина. Действующие лица — два мужчины средних лет. Один облачён в серые доспехи, на плечи накинут плащ, который в недалёком прошлом явно был белого цвета. На втором же, по сравнению с первым, был чернёный, но, очевидно, более лёгкий, доспех.

Но в ужас меня привело не это. А то, что белый рыцарь в данный момент вытаскивал свой меч из живота поверженного оппонента. В ту же минуту чёрный рыцарь, хрипя, всё ещё пытался бороться за свою жизнь. Белый делает взмах, и чёрный больше не подаёт признаков жизни. Передо мной только что убили человека… и сделали это настолько хладнокровно, что становиться страшно… очень страшно.

Надо убираться отсюда. Но ноги будто приросли к земле, а лёгкие уже жжёт от недостатка кислорода.

"Дубровская! Валим!" — пытаюсь, вырвать себя из оцепенения. И, наконец, это получается сделать.

Делаю шаг назад, затем второй. В потом громко вдыхаю воздух и моментально зажимаю руками себе рот.

"Пожалуйста, хоть бы этот белый меня не услышал", — в надежде посмотрела на поляну. К счастью, убийца был занят обыскиваем падшего. Да и грохот ливня играл мне на пользу.

Быстро развернулась и побежала в обратную сторону. В приоритете сейчас было оказаться как можно дальше от места убийства.

"Что к ёжикам здесь происходит?!"

Глава 1

Саша

Месяц назад…

Из приятных объятий сна меня вырвал звон будильника. Пришлось вставать и идти собираться. Сегодня меня ждали бесполезные пары, которые вся группа бы с удовольствием пропустила, потратив это время на сон и "ничегонеделание". Но увы, это скорее мечты, чем правда жизни.

Что ж, давайте знакомиться. Двадцать один год назад у моих родителей со звучной фамилией Дубровские родился ребёнок, которого было решено именовать Александрой. Спасибо, хоть не назвали в честь небезызвестной героини произведения Пушкина. А то это было бы просто стопроцентное попадание. И так всю школу все так и норовили звать меня Машей.

Ну, да ладно. Это все детские обиды. К великому счастью школу я закончила, экзамены сдала и решила посвятить свою жизнь педагогике. Так я и оказалась в педагогическом университете. Не сказать, что я люблю детей, но на тот момент это казалось единственным верным решением.

Спустя пару лет учёбы стало очевидно, что преподавание — это не мое, а именно нет желания класть свою жизнь на алтарь общего блага. Альтруизм альтруизмом, а кушать хочется всем.

Вот какие невесёлые мысли поселились в моей голове и вряд ли когда-нибудь из неё уйдут. А тем временем я умылась, надела на себя узкие голубые джинсы, темно-зелёную футболку, подвела глаза. В зеркале отражалась невысокая стройная блондинка с зелеными глазами. Накинула плащ и пошла на трамвайную остановку. Близилось лето.

Уже как четыре года я существую самостоятельно, родители с младшей сестрой живут в поселке в трёх часах езды отсюда. Я стараюсь достаточно часто к ним ездить. Но последнее время всё настолько осточертело, что одиночество стало единственным спасением.

Спустя двадцать минут добираюсь до корпуса своего университета, в холле которого уже собираются мои одногруппники.

— Доброе утро, — подходя к приятелям, здороваюсь я. Обнимаю девчонок. Это уже стало своеобразной традицией.

И все вместе мы идём в аудиторию.

Так и проходят "счастливые" годы студенчества. Бесконечная учёба, у которой конца и края не видно, а ещё не понятно, что мы получим по итогу. Наше будущее настолько неопределенно, что становиться даже как-то страшно.

— Как идёт подготовка к экзамену? — спросила моя одногруппница Наташа, одна из самых ядовитых змеек нашего террариума.

— Пока никак, — вздохнула я, — если честно, даже браться страшно.

— Ой, Сашка, не переживай, — оптимистично заключила девушка, — за эти четыре года мы уже столько пережили. Остался последний рывок.

— Только боюсь, он будет дорого всем нам стоить, — нахмурила я брови.

— Не смею не согласиться, — улыбнулась эта ехидна.

Время перед сессией и сама сессия — самый тяжёлый период для любого студента. Всё, что ты откладывал, должно быть сделано, то, что ты не хотел учить, должно быть выучено. В общем сплошная нервотрёпка. И на этом фоне меня каждую ночь начали мучить непонятные сны, кошмары сменяются на странности, и наоборот. Из-за этого страшно каждый вечер ложиться спать. Мало ли какая гадость сегодня приснится.

Часто снилось поле после битвы, кровавый закат и тела поверженных рыцарей. Случалось, снились какие-то совещания в средневековых замках. Сны были настолько мутные, что иногда, что происходит, понять было сложно. Чёткость проявилась лишь однажды. Передо мной предстал темный кабинет посреди ночи. В свете луны виднелся силуэт мужчины, что стоял ко мне спиной. Пожалуй, за последний месяц именно в ту ночь мне удалось выспаться.

Сегодня намечался очень важный экзамен, нервничаю жутко, и как назло трамвайная ветка встала. Быстрее бегу к автобусной остановке. Осталось не так уж много времени. И вдруг слышу визг шин, тормозящих об асфальтовое покрытие, и громкий гудок клаксона. Резко разворачиваюсь на звук и вижу, как прямо на меня несётся чёрный внедорожник. Последнее, что помню — это испуганный взгляд молодого парня, что сидел за рулём. А потом удар и бесконечная темнота.


Наше время…

Я бежала не останавливаясь. Дыхание сбивалось, лёгкие жгло от нехватки воздуха. Мышцы на ногах забились от нагрузки, и с каждой минутой я спотыкалась всё чаще и чаще.

Дождь практически остановился и сейчас лишь слегка моросил. Силы закончились. И после очередного падения, чтобы встать волевого усилия уже стало недостаточно. Пытаюсь отдышаться, внутри будто кошки разодрали глотку. Но через какое-то время я снова в состоянии соображать.

"Так, только что на моих глазах убили человека. Оба мужчины же были крайне странно одеты, а ещё у них были мечи, настоящие мечи", — судорожно подумала я, оглядываясь вокруг. Кругом снова лес. И конца ему нет ни края.

Неожиданно в голове всплывает авария.

— Это я что? Умерла что ли? — хриплый голос раздался эхом вокруг. Я сразу же опять зажала руками рот. Не хватало ещё накликать неприятности на свою нежную душеньку.

"Надо двигаться дальше, — подумалось мне, но ноги не слушались, — только немного передохну".

Я переползла за дерево, забираясь поглубже в кусты, чтобы в случае, если кто-то будет идти мимо, меня не смог заметить. Откинулась спиной на ствол и прикрыла глаза. Тело сотрясала ледяная дрожь. Мокрая одежда прилипла и больше совсем не грела.

Уставший организм требовал отдыха, и я даже не заметила, как задремала.

Сквозь темноту начали виднеться какие-то очертания. С каждым мгновением они становились всё чётче и чётче. И наконец, я смогла разглядеть окружающую меня картинку.

На небе зияла какая-то странная Луна. Кругом была непроглядная чаща, но между деревьями проглядывается небольшая, явно очень старая, избушка. Похоже, что хозяина у неё нет лет дес…

В сознание меня приводят громкие мужские голоса.

— Знатно мы их отделали, — довольно проговорил молодой светловолосый парень в белом одеяние.

— Сильно не зазнавайся, — ответил здоровенный мужчина, — мы выиграли битву, но до конца войны ещё далеко.

Они осматривались, похоже что-то искали, но к счастью их путь лежал дальше. С каждой минутой расстояние между нами увеличивалось, что не могло не радовать.

Оставаться здесь было чертовски опасно. Сложно предположить, что белые рыцари могут сделать, если обнаружат меня. Да и проверять их намерения я не собираюсь.

Холод распространялся по венам, и в то же время лицо окатило жаром. Похоже поднялась температура.

"Найти бы какое-нибудь укрытие", — подумалось мне, пока я поднималась с сырой земли. Обхватила себя руками за плечи и как только можно более шустро направилась в сторону, противоположную маршруту рыцарей.

Дрожь сотрясала всё тело, мешая соображать. Я двигалась просто на автомате. Если сначала чувства обострились, готовые сиюминутно сообщить мне об опасности, сейчас же все силы уходили на поддержание тела в вертикальном положении.

"Санечка, — обратилась я сама к себе, — потерпи чуток… ещё пару шажков, — уговаривала я себя двигаться дальше".

Привычка разговаривать сама с собой появилась на фоне существования в одиночестве. Что это? Предвестник какого-то психического расстройства или норма жизни сказать мог только специалист. Мне не мешает, а остальным и знать не нужно.

Ещё, наверное, непонятно чувство одиночества при живых родителях и скопе приятелей. Интровертные черты моего характера наиболее ярко начали проявляться стоило съехать из отчего дома. Первое время я ещё скучала, старалась стабильно ездить на каждые выходные. Но постепенно необходимость в этом отпадает. Мама же в последнее время думает, что со мной что-то не так, а я всего лишь, наконец-то, начинаю осознавать себя как личность, начинаю поступать так, как хочется именно мне без оглядки на окружающих. Что же касается друзей и приятелей? В школе у меня были две подружки, и мы даже неплохо общались. Но вся проблема ситуации заключалась в том, что я была запасным вариантом на период их ссор. С тех пор появилось одно из качеств, которое я не терплю в людях, стараясь оградить себя от них, — это лицемерие. Зачем лезть в душу, строить из себя близкого друга, если просто хочешь использовать?

В такие зависимые отношения я опять попала в университете. Хотелось понимания и человеческого тепла, а получила расстройство и очередное разочарование. Хотя сама виновата. Нельзя настолько быстро доверяться людям…

Ноги еле плелись. Солнце практически зашло за горизонт, оставались только одинокие красные лучи, что подсвечивали кромку леса. Доковыляла до ближайшего дерева и облокотилась на него. Как же я устала. Желудок сводило от голода.

"Неужели так бессмысленно закончиться моя жизнь, — обречённые мысли лезли в усталые мысли".

— Кар! Кар! — неожиданно раздалось справа от меня, заставляя вздрогнуть. Какая-то незнакомая птица сидела на дереве и призывно кричала.

— Что тебе надо? — особо не ожидая ответа, спросила я.

— Кар! — ответила мне говорунья и полетела вперёд, будто ведя меня за собой. Или это уже была игра воображения.

— Александра Сергеевна, похоже крыша у вас всё таки подтекает, — посмеялась я над собой, но за птицей пошла. Выбора всё равно нет. Либо идти вперёд, либо оставаться на месте.

И вот моё сумасшествие подтвердилось. Птица привела меня на опушку леса, на которой располагался ветхий домик, что не так давно мне приснился. Он также, как и тогда, подсвечиваться лунным светом. Сил, чтобы испугаться или удивиться, не было. Поэтому без вопросов, как будто их было кому задавать, пошла в сторожку. Хотелось поскорее уйти с ледяного ветра.

Дверь зияла пробоями, будто в неё кидали ножи, она едва держалась на петлях. Оперлась на косяк, чтобы осторожно переступить высокий порог. На руках остался неприятный влажный след. Внутри пахло сыростью. Сквозь разбитые окна сквозило.

— Похоже погреться не получиться, — сказала я, вытаскивая трясущимися руками зажигалку из кармана джинсов.

Курить бросила, а привычка носить зажигалку осталась. Принялась обыскивать домик, у стены стояла трухлявая лавка, рядом стоял сундук из какого-то тяжёлого дерева. Такой я видела в доме своей прабабушки, когда иногда гостила у неё в детстве. Кое-как удалось откинуть тяжёлую крышку. В темноте было сложно что-то рассмотреть. Зажгла зажигалку и аккуратно поднесла её к темноте. Слава ёжикам, ничего не шевелилось. На дне лежало какое-то тряпье. Дырявый тулуп неплохо лёг на плечи, а плотная, серая от старости, скатерть удачно прикрыла оконный проём. Теперь дуло не так уж и сильно.

Огонь развести не получится даже с зажигалкой. Сухого дерева нет, да и не сильна я в этом деле. В походы ходила только в начальных класса, а так разведением огня обычно занимается папа.

Вещи снимать, чтобы просушить тоже особого смысла не было. На улице снова шёл дождь, а внутри воздух был настолько влажный, что дышать было сложно. Или же всё дело в лихорадке, что овладела моим телом. Осторожно села на лавочку, сняла кроссовки и поджала под себя ноги, пытаясь руками их отогреть. Поплотнее укуталась в тулуп и прикрыла глаза. Голод, слабость и бесконечный холод… или же жар. Слишком сложно для уставшего мозга. Медленно сознание отключается, и я проваливаюсь в сон.

Глава 2

Саша

Сказать, что спала я тревожно, это не сказать ничего. От температуры тело начало ломить, тяжёлое дыхание сменялся сильным кашлем. С этим всем надо было что-то делать. Но что? Сообразить сложно.

Во-первых, я нахожусь в лесу. Неплохо было бы выйти к людям. Но в какую сторону идти, чтобы это сделать, а не забрести в ещё более глубокую чашу, было непонятно. Как современный человек я осведомлена, что мох растёт на северной стороне, туда же указывает и полярная звезда. Но эти сведения настолько теоретические, что даже найти эту самую звезду вызывает затруднение.

Во-вторых, я помню, насколько сильный был удар о машину. Мне сложно прикинуть ущерб, причинённый мне в результате аварии. И место, в котором я сейчас нахожусь, настолько правдоподобно. Поэтому предположить, что это один из моих снов, будет глупо. Чересчур реалистичные рыцари с настоящими клинками тоже не должно существовать в моём мире. Что же это может тогда быть ещё?

Другой мир?

"Да, нет. Я же ещё до такой степени не сошла с ума", — отмахнулась я от этого абсурда.

Прочитав килотонны фэнтези литературы, могу, положа руку на сердце, сказать, что ни разу мне не хотелось попасть в мир романа. На место какой-нибудь попаданка и подавно. Аргументирую сие утверждение. К благам цивилизации я отношусь с громадным почтением. Спасибо всем тем, кто привнёс в мою жизнь электричество, Интернет и много ещё чего. А в книгах девиц в основном закидывает в период средневековья. Помним о наших рыцарях.

Характер у описанных дам чаще всего боевой, решительный и дерзкий. Самое то, чтобы заинтересовать и захомутать главного героя и не умереть по дороге. Я же тревожный интроверт. Ооо, с этим и реальном мире тяжело жить, что говорить про вымышленный.

Что же ещё? Ах, да! Попаданки практически всегда ходят по лезвию ножа. А умирать как-то не хочется. По крайней мере не сейчас.

Тело сотряс кашель.

— Надо идти дальше, — хрипло произнесла я. Солнце уже поднялось над горизонтом, и сейчас хотя бы видно, куда можно пойти. Засунула ноги в кроссовки, они как были мокрыми, так и остались. Но выбора не было. Встала и поковыляла к выходу. Распахнула дверь. Лицо обдало свежим воздухом, птички щебетали, встречая новый день. Вышла на сырую траву и огляделась.

Похоже вся моя нерастраченная за двадцать один год удача решила спасти мне жизнь очередной раз. Из леса перед входом раздался громкий мужской смех. Тело сработало на рефлексах, и вот я уже прячусь за дальней стенкой дома. Голоса приближаются, а моё сердце увеличивает свой темп. И именно в этот момент мои лёгкие решают, что сейчас самое время прокашляться. Зажимаю рот руками, пытаюсь безумно прочистить горло, чтобы элементарно не задохнуться. Это удаётся через какое-то время осуществить. Но страшнее всего то, что я потеряла из виду тех мужиков, что направлялись сюда.

"Так, Саша, не трусь, — поддержала я себя, а потом сделала несколько шагов, прижавшись к старой стене, и аккуратно выглянула из-за неё.

На поляне перед сторожевой пять белых рыцарей скидывают свои мешки, похоже они решили организовать здесь себе привал.

— Клим! Тащи воду, будешь обед готовить, — крикнул молодому парню мужик лет сорока. Наверное, старший из них.

— Ааа… - замялся видимо тот самый Клим.

— Что ты как баба?! Шевелись! — прикрикнул старший, и парня как ветром сдуло. Вот это я называю мотивация!

— А пока наша дама будет готовить нам завтрак, предлагаю искупаться.

Оставшаяся троица нестройно поддержали своего командира и принялись раздеваться. Что-что, а тела у рыцарей были что надо. Кубики пресса, косые мышцы живота, бицепсы, в общем, красота. И вскоре вся эта гора мышц в одних портках направились следом за Климом. Походу именно там протекала речка.

Мой же план был прост, как сибирский валенок, подождать, когда полянка опустеет и скоммуниздить вещмешок, а лучше не один.

Я проследила, чтобы мужики окончательно скрылись за деревьями, дала себе мысленный подзатыльник к действию и сделала первый шаг, выходя из-за домика. Но не фортануло, к месту стоянки шёл ворчащий Клим с котелком, заполненным водой.

— Я что здесь самый рыжий? Горпат младше меня, ну и что, что он сильнее? Я старше! — продолжал возмущаться парень, вытаскивая что-то из сумки.

Похоже придётся уходить ни с чем. Ждать, когда вернутся остальные, — это самоубийство. Страшно представить, что пять здоровенных мужчины могут сделать с маленькой бедненькой мной. И только я развернулась, чтобы идти дальше, Клим ругнулся и бегом скрылся в лесу.

— Проклятый Горпат! Опять что-то подмешал мне в воду! — слышался голос парня из ближайших кустиков.

Это был мой последний шанс урвать что-нибудь из этой ситуации. И я не стала его упускать. Решиться хоть на что-то было крайне трудно, останавливал ещё УК РФ, но лучше украсть, чем умереть с голоду.

Я быстро пригнувшись подбежала к ближайшему серому мешку, на котором лежал один из рыцарских плащей, ухватила его вместе с сумкой и припустилась обратно. И вот, стою, в шоке от себя, от ситуации.

"Что я делаю?"

Из мыслей вывели крики возвращающихся мужчин. Больше ждать было нельзя, и я бегом скрылась в лесу за домиком.

Бежала я постоянно оглядываясь, но погони не было. Физическая подготовка у меня не ахти, поэтому на многое я не способна. И вот уже перехожу с бега на быстрый шаг. Так я смогу уйти максимально далеко от белых рыцарей. И только когда время перевалило за полдень, я решила сделать привал. Надо было разобрать улов, глядишь, повезёт, найдётся какая-нибудь еда.

Сначала вытащила серую большую рубашку, следом за ней чёрные потасканные трико, мужское белье, какие-то железки, с ними буду разбираться потом. И самое главное лежало на дне. Первое, что попало мне в руки, — это плотный мешочек. Внутри находилось несколько лепёшек, диаметром с мою ладонь. По цвету они напоминали бородинский хлеб, а по запаху — квас. В общем неплохо. Поступая из оставшейся рациональности, всё сразу есть я не стала. Во-первых, еду надо растянуть как можно дольше, а во-вторых, есть много после практически двухдневного голодания явно является плохой идеей. Откусила несколько маленьких кусочков и принялась тщательно жевать. Казалось, такого вкусного хлеба я не ела никогда. Желудок радостно заурчал. А я продолжала разбирать сумку. Нашла ещё полоски вяленого мяса, замотанного в бумагу, мешочек с орешками и сухофруктами. Но ничего знакомого среди них я не увидела.

Голод немного утолили, теперь черёд стоял за одеждой. Наконец, появилась возможность сменить влажную одежду на сухую. Огляделась вокруг, вроде везде тишина. Быстро скинула тулуп, стянула рубашку и джинсы, сняла лифчик, оставаясь в одних трусиках и принялась натягивать мужское трико и рубашку. Естественно, всё было мне велико. Но это не главная проблема в моей ситуации. Вытащила кожаный ремень из джинсов и затянула его чуть ниже пояса трико. Полы рубашки оставила свободно свисать. Обулась обратно в кроссовки, жалко, что не было сменной обуви, но и на том, как говорится, спасибо. Нацепила тулуп. Мозг порешал, что белый плащ всё таки весьма подозрителен в этих местах. А потом пришла ещё одна не менее логичная, как мне показалось, вещь. Нужно притвориться парнем. Тогда хотя бы моя "честь" не пострадает. Если вы понимаете, о чём я.

Так вот. Грудь у меня была небольшая от слова совсем, и за объёмной рубашкой её не было видно. Волосы я подстригала уже как пару лет в каре. Для большей достоверности образа надо их слегка укоротить. Добавить, так сказать, мужественности лицу. Буду надеяться, что сойду за щуплого парнишку лет пятнадцати, если сравнивать с теми рыцарями с поляны. А они были огромными. Мда уж.

Порылась в железках, что лежали в мешке, там были кинжалы, спицы, какие-то разноцветные камни, мешочек с металлическими шариками, похожими на пули и соответственно агрегат, который напоминал пистолет из нашего девятнадцатого века. Длинный деревянный корпус с металлическими вставками. Вещь красивая, но пока для меня бесполезен. Взяла в руки кинжал, оттягиваю пряди и коротко их срезаю. Волосы мне никогда не было жалко. Причитания мамы и бабушек я сначала слушала, а потом решила пропускать мимо ушей. С короткой стрижкой удобнее, да и мне больше нравится. Чем не аргумент?!

Провела рукой по голове, проверяя не осталось ли длинных прядей. Без зеркала и ножниц вряд-ли получилось что-то нормальное. Но хотя бы на первый взгляд мой пол не определишь.

Пора двигаться дальше. Сложила вещи в мешок. А свою рубашку и джинсы привязала за верёвку к ручкам сумки. Всё таки не оставляла надежда, что рано или поздно они высохнут.

"Идём дальше".

Наконец, получилось согреться. Хотя лихорадка пока сошла на нет, чувствовала я себя всё равно не важно.

"Сейчас бы таблеточку обезболивающего или жаропонижающего, — подумала я, продолжая идти вперёд".

Мой расчёт был таков — лес не может продолжаться вечно, и рано или поздно он закончится. Да и рыцари, кажется, шли именно в эту сторону. Выйти бы к какой-нибудь деревне или городу, там будет возможность затеряться и решить основную мою проблему. Хоть выясним, где я. Что эта не моя реальность, сомнений почти не было. И если сначала ещё были вопросы, сейчас слишком много фактов свидетельствовало об этом. Короче, у нас проблемы.

Пугала неизвестность и необходимость адаптироваться к новым условиям.

Физически меня сложно назвать сильным человеком. С физкультурой у нас отношения всегда строились на уровне равнодушия. Случались периоды, когда физические упражнения приносили удовольствие, но не настолько, чтобы насиловать свой организм самостоятельно. И из-за этого стоило страху, что подгонял меня идти вперёд, не останавливаясь, притихнуть, поняла, что выдохлась. Привалы приходилось делать чуть ли не каждые полчаса. Снова поднялась температура, ноги начало тянуть от холода. Из сумки был вытащен плащ, в который я всё таки замоталась. Плевать на безопасность, она не спасёт меня от переохлаждения.

Слава ёжикам, рыцари мне больше не встречались, но и обычные люди, у которых можно было бы попросить помощи тоже не торопились мне навстречу. Мрак… Что делать? Непонятно. Хоть сиди и плач о превратностях судьбы.

Так и прошёл весь день. Под вечер я валилась с ног.

"Ещё пару шагов, — уговаривала я себя".

Но перед глазами потемнело, а дальше темнота…

Глава 3

Саша

Кругом полыхало пламя, со всех сторон слышались крики боли и отчаяния. Я видела деревню, что находилась в чаще долины, окружённой густым лесом. Не скрываясь и не щадя никого, ни детей, ни стариков, белые рыцари монотонно вырезали всех жителей этого места. Я знала, что выжить не удастся никому… А потом всё заволокло серым туманом. Что-то мешало дышать, и из последних сил я вынырнула из пучин грёз, сотрясаясь в судорожном кашле.

Но чья-то крепкая рука удержала меня на месте. Приоткрываю глаза и вижу перед собой мужчину с сединою на висках.

— Потерпи, детка. Сейчас полегчает, — говорит он мне, протягивая кружку с какой-то жидкостью, — пей.

Он приподнимает мою голову за шею и в разомкнутые губы начинает потихоньку заливать отвар. На вкус он был похож на травяной чай. Горячая жидкость помогла расправить судорогу внутри, и я снова могла свободно дышать.

Мужчина уложил меня обратно и ласково сказал:

— Поспи ещё. Самый тяжёлый период позади.

А я верила этим добрым голубым глазам и просто закрыла глаза, снова погружаясь в сон.

Не снилось ничего, что в последнее время случалось крайне редко. Я просто бродила среди серого тумана без цели и эмоции. Прекрасное чувство. Никаких страшилок. Но я была бы не я, если бы моя неосторожность не вылезла бы здесь. Я, банально, споткнулась о какой-то камень и провалилась в темноту.

Воздуха не хватало. Пытаясь понять, где я нахожусь, начинаю ощупывать окружающее пространство. Справа и слева стена, над головой тоже, но самое страшное, что и передо мной, сверху, тоже стена, неподвижная. Сознание заполняет паника.

"Это что? Гроб!" — истерика набирает обороты.

Я стучу и срываю голос в попытках найти помощь. Но всё безуспешно…

— Надо успокоиться, — говорю себе, но как это сделать?

Закрываю глаза и пытаюсь представить, как расширяется эта коробка. Помню времена, когда мне ещё удавалось управлять снами, но последнее время они слишком реалистичными. А управлять реальностью может только Бог, если он, конечно, существует.

Стены не отодвинулись, но дышать стало легче.

"Хоть что-то".

Стоило мне начать успокаиваться, сознание опять заволокло туманом, вытаскивая меня из гроба. И сон без сновидений вновь продолжился.

Я уже не спала, а скорее дремала. Ну, знаете. Такое состояние, когда ты ещё не проснулся, но уже слышишь всё, что происходит вокруг.

— Кара, принеси воды. Кашу варить будем, — тихо произнёс хриплый мужской голос.

— Хорошо, папа. Я быстро, — звонко ответила ему похоже что девочка.

— Тише, — шикнул мужчина, — разбудишь!

— Ой, — отреагировала девочка и уже шёпотом сказала, — я быстро.

Раздались быстрые шаги и скрипнула дверь. Я же почему-то ощущала себя в безопасности, да и просыпаться не хотелось. Но надо было узнать, куда меня занесло и кто решил мне помочь.

Чувствовала я себя относительно хорошо. Мне было тепло. Мешала только сильная слабость, которая не давала сделать лишних движений.

Вокруг царила тишина. Решаюсь открыть глаза и утыкаюсь в бревенчатый невысокий потолок. Он был под наклоном, так, что я могла дотянутся до него рукой с кровати. Медленно поворачиваю голову, чтобы осмотреть место, где я оказалась. Небольшую комнатку освещал свет из маленького окошка. Или ещё было слишком рано, или же на улице было пасмурно. От остального дома меня отделяла красная шторка, из-за которой сейчас доносились шаги.

Спустила босые ноги на холодный пол, садясь на узкой кровати, на которой провела как минимум ночь. Накинула на плечи нагретое моим жаром одеяло и, стараясь не шуметь пошла к выходу из комнаты. Радовало то, что одежда, в которую я переоделась в лесу, всё ещё была на мне. Прислонилась плёчом к косяку и аккуратно отодвинула шторку. Передо мной открылся вид на ярко освещённую лампами комнату. В углу стояла печка как у бабушки в деревне. Возле неё вертелся высокий мужчина. Рядом расположился деревянный стол, из под которого выглядывали лавки. Я практически не дышала, было страшно привлечь к себе внимание. Но то ли я была неаккуратна, то ли мужчина был слишком чуткий. Но его голос заставил меня вздрогнуть.

— Так и будешь там стоять? — не оборачиваясь произнёс он.

Мне оставалось проявить каплю решимости. Ведь бежать некуда. А он всё таки мне помог.

Сделала шаг в комнату, где находился мужчина. Стопы ног продолжал охлаждать деревянный пол. С определением примерного возраста у меня всегда были проблемы, поэтому сказать, сколько лет моему спасителю, я не могла. Ну разве что то, что он не молод и явно старше моих родителей. В принципе… неплохо.

Он поставил какую-то посудину на деревянный стол и обернулся ко мне. Оглядел меня с ног до головы и недовольно прицокнул.

— Почему босиком, зря лечил что ли тебя, — мужчина достал из-за печи пару больших валенок и приблизился ко мне.

Инстинктивно отступила на шаг. Он заметил мой манёвр и, скорее всего, испуганный взгляд и остановился.

— Тише, — мужчина поставил валенки на пол и медленно поднял руки вверх, тем самым показывая, что не представляет опасности, — не бойся, здесь тебе зла не причинят, — а потом протянул большую ладонь ко мне.

От нервов мысли начали путаться, а руки трястись. Так со мной происходило всегда. Но если раньше окружающий мир не представлял для меня опасности, то сейчас я могу, особо не напрягаясь, угодить в капкан, который откусит мне голову. А умирать как-то не хочется.

"Надо думать", — поняла я.

Так. Во-первых, этот мужчина не сделал мне ничего плохого, и похоже именно он нашёл моё тельце в лесу и вылечил. Во-вторых, деваться мне всё равно некуда. А здесь появился человек, который способен всё объяснить.

"Думаю, не стоит говорить никому о прошлом. Лишь бы мои подозрения не оправдались! И меня занесло куда-нибудь в тайгу", — подумала я, осторожно вкладывая дрожащую руку в мужскую ладонь.

— Вот и хорошо. Какие у тебя руки холодные, — заключил он мою ладошку между своих. — А ну-ка, давай обувай, — протянул мне валенки, и стоило их надеть, потянул меня к лавке.

— Садись, — сказал он, наливая что-то в кружку.

Внутренняя дрожь отказывалась проходить. Пытаясь её унять поставила локти на стол и спрятала лицо в ладонях.

"Кого я убила в прошлой жизни, что мне так достаётся в этой. Можно было же хотя бы характер волевой дать, ну, или темперамент не меланхоличный? Вот и что мне со всем этим делать?"

— Так, на вот, девонька, выпей, — сунул мне в руки железную кружку с горячей жидкостью.

Понюхала. Пахло какими-то травками. В горле пересохло. Приблизила край и сделала глоток. На вкус отвар напоминал чай с ромашкой и мятой. Тепло побежало по телу, руки и ноги, наконец, согрелись. Дрожь постепенно сошла на нет. И спустя несколько минут я могла более менее спокойно воспринимать обстановку. Подняла глаза и наткнулась на внимательный взгляд карих глаз. Мужчина следил за каждым моим движением. От него не чувствовалась агрессия, что не могло не радовать.

— Что ж, давай знакомиться. Гордон Норман. Можешь звать меня дядя Гор, — добродушно произнёс мужчина.

— Дядя Гор, — на автомате повторила я.

— Молодец. Я военный в отставке.

— Какой? — неосознанно выдала я.

— Что?

— В какой армии вы служили? — очень хотелось услышать, что он не служил белым.

Головой я понимала, что в войне нет абсолютного зла. Политики преследуют свои цели, а их подчинённые идут из-за денег или чувства патриотизма на смерть. Но образ белого рыцаря с окровавленным мечом всё ещё стоял перед глазами.

— Я был капитаном великого княжества Тамира, — горделиво произнёс мужчина, но, не найдя в моём взгляде отклика, сказал, — чёрная-чёрная.

Не знаю, хорошо это или плохо, но всяко лучше, чем если бы он был из белой армии. Да и о Тамире я, кажется, раньше не слышала.

— А тебя как зовут? — вытащил из мыслей низкий голос.

— Саша.

— Саша? Какое интересное имя. Откуда ты? Как очутилась в лесу?

— Я очнулась в лесу и несколько дней шла. Что было до этого, не помню, — решила придерживаться тактики молчания. Пусть люди сами придумают правдоподобное объяснение ситуации.

— Почему тогда при тебе были вещи белого? — прищурил глава отставной капитан.

— Украла, — честно ответила я, — есть хотелось, да и промокла.

— Ну и ладно, — слишком спокойно отреагировал на воровство этот мужчина, — от этих иродов не убудет. Но только я сжёг плащ. Думаю, ты не будешь против. Сейчас слишком опасно хранить такие вещи.

Я пожала плечами. Объяснил бы мне кто-нибудь сложившуюся ситуацию. А то страху нагнал. Задавать прямые вопросы же было как-то боязно…

С боку раздался звук, и на пороге комнаты появилась маленькая девочка. Рыжее конопатое зеленоглазое солнце. Лучше описания для этого чуда было не найти. Выглядела она ровесницей моей младшей сестры. И если я действительно попала в средневековье, то девчушке должно быть лет десять. Всё таки в современном мире дети растут намного быстрее.

— Саша, это моя дочь Кара. Кара, нашу гостью зовут Саша. Прошу друг друга не обижать. Кара, садись за стол, будем обедать, — сказал Гор, вставая. Он пошёл к шкафу, что стоял у меня за спиной.

Стоило мне отвлечься на мужчину, меня коснулось что-то прохладное. Вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. Возле меня стояла Кара, положив мне ладошку на лоб.

— Хорошо, что жар спал, — серьёзно кивнула она и как ни в чём не бывало уселась на лавку напротив меня.

Передо мной поставили миску с неизвестной кашей, по запаху очень напоминает гречку.

— Приятного аппетита! — провозгласила девочка, берясь за ложку.

— Приятного, — по привычке ответила я.

После обеда Гор протянул мне стопку с какой-то коричневой жидкостью.

— Выпей, это чтобы температура больше не поднялась.

Я не сопротивлялась и молча опрокинула жидкость, и сразу же скривилась. На вкус как скисшее молоко с имбирём.

— Согласна, это редкостная гадость, — как бабушка причитала Кара, наливая мне водички, — зато здоровая будешь хоть завтра.

— Иди приляг, — сказал Гор, — от лекарства бывает в сон клонит.

А я то думала, чего это перед глазами темнеть начало. Спрятала опять лицо в ладонях и часто задышала, к горлу подступила тошнота, и сознание просто отключилось.

На этот раз снился Гор, он был моложе и ещё щеголял в чёрном доспехе. Он постучал в какую-то дверь и, дождавшись разрешения, вошёл. В кабинете за широким столом сидел беловолосый мужчина. Разглядеть его лицо, как я не старалась, не получалось. Но голос… Какой у него был голос! Аж мурашки побежали по телу.

— Гордон? Ну что? — поднялся неизвестный из-за стола и направился к Гору.

— Отставка, — твёрдо произнёс капитан. — Зарина умерла, у дочки больше никого нет. И если я погибну, то что с ней станет? Я потерял её мать, её не потеряю.

— Хорошо, Гордон. Ты верой и правдой служил мне. Настало время и о себе позаботиться, — говорил беловолосый мужчина, доставая из стола какие-то бумаги и ставя на них подпись и печать. — Если тебе потребуется помощь, пиши.

— Благодарю, Великий князь, — поклонился Гор.

Всё опять заволокло серым туманом.

Глава 4

Саша

Проснулась от тихого шороха, кто-то был в комнате. Открыла глаза. В полумраке комнаты в углу за небольшим столиком сидела девочка и зашивала что-то. Она выглядела очень сосредоточенно, от усердия чуть не высовывая язык. Забавная картина. Но стоило мне повернуться на бок, кровать скрипнула, привлекая её внимание.

— Глаза болеть будут в темноте шить, — хриплым после сна голосом сказала я, — свет бы зажгла.

— Я не хотела тебя разбудить, — ответила девчушка, зажигая лампу, что висела над столом.

— От такого я не проснусь, — поднялась с кровати, уселась напротив девочки и спросила, — почему ты меня не боишься?

— А чего мне тебя бояться? Папа сказал, что ты маленькая и слабенькая. Да ещё и болеешь. Папа тебя в лесу нашёл, когда деревню обходил. Он у меня за порядком следит.

Было видно, что Кара очень гордиться Гором.

— А мама твоя где? — решила проверить свои подозрения.

— Она умерла после того, как меня родила. Послеродовая горячка, — спокойно сказала девочка. Похоже на этот вопрос она отвечает часто, просто привыкла уже.

— Ёе случайно не Зарина звали?

— Откуда ты знаешь? — удивилась Кара.

— Да так, — решила не заострять внимание на этом, — приснилось.

Для себя же решила верить своим снам. Они помогли выйти к домику в лесу и рассказали немного о семье, в которую я попала. Надо наблюдать дальше. Небеса даровали мне способность, которая сможет спасти мне жизнь. А это, кстати, весьма актуальный вопрос.

— Хочешь отвару? — спросила Кара. — Папа сейчас на обходе, а я не люблю одна сидеть. Пойдём со мной на кухню?

— Пойдём, — сказала я, вставая со стула.

— Подожди, — Кара быстро подбежала к шкафу и что-то вытащила с нижней полки, — чтобы ноги не мёрзли.

Мне протянули пару вязаных шерстяных носков, которые я сразу натянула на ноги.

— Это я папе связала, — задрала нос девчушка.

— Повезло ему с тобой. Я вот вязать не умею.

— Почему? Всех девочек учат шить и вязать с шести лет. А почему тебя не научили? — потянула меня Кара за руку на кухню.

— Не было необходимости.

— Ты аристократка что ли? — она подозрительно глянула. А потом налила в чайник воды из ведра, что стояло в углу, и поставила его греться на печь.

— Не знаю. Не помню ничего.

— Не переживай, — похлопало это чудо меня по руке, устраиваясь рядом, — если чего хорошего было, то вспомнишь, а если только плохое, то и вспоминать ни к чему.

— Кара, а тебе сколько лет? — уровень её сознательности меня поражал.

— Десять, это я в маму такая умная. Она у меня учёной была, исследованиями занималась. Папа научил меня читать, и я прочитала все её записи. Я много чего понимаю!

— Мне бы тоже столько сообразительности не помешало.

Так мы и сидели. Пили отвар, закусывали пряниками и разговаривали. Выяснилось, что сейчас весна и что через пару дней можно уже высаживать огород. А ещё мне поведали, что некий Джоз с друзьями жгли траву за домом старушки Сэл и чуть не спалили её курятник. Крику было.

— Так ему и надо! Нечего девчонок задирать. Его на целый месяц дома посадили. За маленькими братьями и сёстрами следить, — эмоционально закончила Кара. — Всё, пора спать ложиться.

— Ложись, а я твоего папу подожду.

На том и разошлись. Кара пошла спать. Оказалось, я заняла её комнату, и сейчас она спит вместе с отцом.

Сходила за покрывалом, обула чьи-то ботинки, которые стояли в сенях и вышла на улицу. Время шло к лету, воздух за сутки достаточно прогрелся, но ветер ещё был холодным. Дом у Гордона добротный, сделан на совесть. Такой не один век простоит. Забралась на широкие перилы крыльца и принялась ждать. На чёрном небе сквозь редкие облака проглядывали звёзды. Но больше всего меня поразил аналог нашей Луны. Этот спутник был в три, а то и в четыре раза больше. По вертикальному диаметру пробежала тёмная полоса, будто раскалывая небесный объект пополам.

— Интересно было бы посмотреть на эту Луну поближе, — мысли вслух.

— Что такое Луна? — раздалось у меня из-за спины.

Бесшумно к крыльцу подошёл Гор, с интересом наблюдая за мной.

— А как называется она? — я ткнула пальцем в светило и с любопытством посмотрела на мужчину.

— Свитара.

— Свитара… Красиво, — ответила я. — Мне нужно кому-то довериться, иначе я сойду с ума. Если я расскажу вам, не совершу ли ошибку?

— Что ты хочешь от меня услышать? — напрямую спросил меня Гор.

— Да ничего. На самом деле я уже всё решила. И если вы не против, помогите разобраться с происходящим.

Он поднялся на крыльцо и уселся на перила по другую сторону от двери.

— Я к вашим услугам, миледи.

Мои подозрения подтвердились, и это действительно не моя реальность. Чтобы рассказать свою историю времени много не потребовалось. Я поведала ему о своём мире, он же в ответ много чего рассказал об этом. К примеру, деревня, в которой мы сейчас находимся, называют Нижние Вязы.

— Так вот к чему был твой вопрос об армии, в которой я служил. Страшно, наверное, было, — с сочувствием произнёс Гор.

— Ты не считаешь меня сумасшедшей? — с надеждой посмотрела на мужчину. Как-то незаметно мы перешли на "ты".

— Мне сложно поверить во всё, что ты рассказала. Но, с другой стороны, я хорошо читаю людей, и ты, по моим ощущениям, не врёшь. Может в чём-то недоговариваешь, но точно не врёшь.

— Что мне делать? — не хотелось перекладывать ответственность на постороннего человека, но положение моё было плачевным. Я и так довела себя уже раз до грани. Гордон говорит, что была вероятность не очнутся после лихорадки, и только чудодейственные настойки старушки Сэл вытянули меня с того света. Мда…

— Я могу предложить пока остаться у нас, хотя бы на первое время. Скажем, племянница приехала. Будешь помогать нам с Карой по хозяйству. Захочешь уйти, держать не будем, — произнёс этот большой суровый, но добрый мужчина.

— Спасибо, — откинула голову на стену дома, — постараюсь не доставлять проблем. Только у меня просьба, — посмотрела я на уже "дядю" Гордона, — пусть я буду племянником, а не племянницей.

— Чего ты боишься?

— Всего, — усмехнулась я, — людей, неизвестности, непостоянства. Пускай я буду парнем, так мне будет немного спокойней.

— Ладно, племяш так племяш. Идём спать, — сказал Гор, заходя в дом.

Я же в последний раз взглянула на небо. Что принесёт нам завтра? И, наверное, было правильно не говорить Гордону о снах. Если они и правда имеют какую-то силу, лучше держать её в секрете. По крайней мере, пока.

Сон не шёл. То ли выспалась, то ли быстрый поток мыслей и новой информации не давал расслабиться. В общем, лежу, значит, и думаю о том, что поведал мой новый дядюшка.

Не более, чем пять лет назад на престол империи Дикароз взошёл тиран — Эзра Дикароз. Он убил отца и двух старших братьев. А потом быстро прибрал власть к своим рукам. В общем, этот Эзра весьма амбициозный малый и в свои двадцать семь добился многого. Сначала он захватил соседнее королевство Шолдон, которое десять лет назад отправило убийц. В результате того происшествия его мать смертельно ранили, и через три дня она умерла. Отец же в это время весело проводил время со своими фаворитками. Не трудно догадаться, осерчал сын.

Шолдон пал слишком быстро, а Эзра, который почувствовал вкус крови, уже не мог остановиться. Он шёл в сторону севера, оставляя за собой реки крови, и вскоре вся ледяная равнина была подчинена империи Дикароз. Молодой император праздновал победу в одном из северных городов, и, чтобы задобрить его, ночью к нему привели девушку невиданной красоты. Чёрные как смоль волосы, бездонные голубые глаза. Но насколько она услаждала взгляд, ещё сильнее завораживали её речи. Неизвестно, что наплела кудесница императору, но на заре девушка покинула императорские покои. А к обеду войска собирались на новую войну. Их путь лежал на юг. Местом, где, по мнению Эзры, скрывался противник ему под стать, достаточно сильный, чтобы составить ему конкуренцию, стал Тамир. И этим человеком стал Тираид Вельский.

Великое княжество Тамир является древнейшим государством на материке. И хотя его объёмы не сравнятся с имперскими, но армия княжества обладала впечатляющими способностями. Командиры, со слов Гордона, бесконечно преданы Великому князю.

Но не это заинтересовало Эзра, а слух, который распространился о молодом князе. Он был лишь на три года старше самого императора, но тоже добился немалых результатов за счёт своей репутации на политической арене. Поговаривали, что Тираид бессмертен. Гордон же сказал, что у князя действительно есть невероятной скорости регенерация, а, что касается вечной жизни, ещё слишком рано судить. Правитель молод и полон сил, и насколько известно попыток избавиться от проклятья не предпринимал.

Вот так и получилось, что последние полгода воюет армия белого дуба и чёрной гадюки.

И я была бы не я, не очутись в эпицентре событий. Деревня Нижние Вязы расположилась на самой границе княжества. А то место, откуда я пришла, Гордон назвал полем последней битвы. В общем, кто победитель по жизни? Естественно, Александра Сергеевна Дубровская!

В какой момент заснула, не помню, зато прекрасно отметила первые крики петухов. Не люблю так резко просыпаться, голова не соображает, а сердце стучит со скоростью света. Так и душу можно отдать. Полежала, приходя в себя, а там уже из кухни послышались шаги. Не прошло и получаса, как из-за шторки показалась рыжая головка.

— Доброе утро! — широко улыбаясь, сказала Кара. Она зашла в комнату, неся с собой стопку одежды. — Можешь переодеться. Это папина. И пойдём осматривать окрестности. Папа сказал, что тебе надо всё показать.

— Хорошо, дай мне минутку, — ответила я, потирая сонные глаза.

Спустя пять минут мы уже вышли на улицу. Наш путь лежал к колодцу, где предстояло набрать свежей воды.

— Папа пошёл на обход. Пока его нет, надо приготовить завтрак, — вещал командир отряда семейства Норман. Волевой характер сто процентов заслуга генов и воспитания отставного капитана. В моём мире это неплохо бы помогала девочке, что же здесь? Не знаю. Нужно время, чтобы понять, как работает система этого мира.

Мы добрались до колодца. В теории ничего сложного, чтобы достать воду не было. Но, когда дело доходит до практики, проблемы возникают всегда. И этот случай не исключение.

Но, благодаря эксперту по всем домашним делам, набрали полные вёдра воды, я побольше, а Кара поменьше, и пошли домой.

— Чисть овощи, на вот нож, а я пока воду греть поставлю, — отдавал указания командир.

— Есть, сэр, — отдала я честь двумя пальцами на американский манер.

— И что это значит? — проявил ребёнок любопытство.

— Да ничего особенного. Миледи не отвлекайтесь, скоро придёт дядя Гор, а еда не готова, — сказала, берясь за нож. Что-что, а почистить овощи — это я быстро.

— Ой, — забеспокоилось рыжее чудо и побежало наливать воду в кастрюлю.

Через полчаса шедевр кулинарного искусства был готов. И когда Гор вернулся, мы уже накрыли стол.

— Дочь, давай сыграем в игру, — после завтрака завёл разговор Гор.

— В какую? — серьёзно спросила Кара.

— Мы должны убедить всех, что Саша — это мой племянник и твой брат. Никто не должен узнать, что Саша — девочка. Как думаешь, не слишком сложная для нас задача? — лукаво поинтересовался этот лис. Просто взял дитё на слабо. Браво.

— Разумеется. Что в этом сложного? Брат так брат, — пожала плечами девчушка.

Гордон улыбнулся и потрепал дочь по кучерявой голове.

Позже меня повели знакомить с соседями. Дом семейства Норман стоял крайним в деревне, справа от него жила многодетная семья, где рос уже небезызвестный для меня мальчик Джоз. Нас вышел встречать отец семейства, это был высокий плотный мужчина. Думаю, он помоложе дядюшки будет. На порог высыпалась орава детишек, которые во все глаза глядели на меня. Один из мальчишек помахал Каре. Похоже это и есть Джоз. А она со свойственной для всех женщин манерой сделала безразличный взгляд и властно кивнула в ответ. Ух, сердцеедка растёт!

— Здорово, Кайл, — обменялись они рукопожатиями.

— И тебе не хворать, — ответил мужчина.

— Вот! Знакомься, это мой племянник — Саша.

— Очень приятно, — тихо сказала я.

— Племянник? А я думал у вас родни нет, — кивнув мне, спросил сосед у Гордона.

— Это со стороны жены. У неё сестра двоюродная померла, сына девать некуда. Ни в беспризорники же ему подаваться. Вот я и позвал его к себе. Нам с дочерью никогда помощь не помешает.

— И то верно! Что ж, Саша, добро пожаловать в Нижние Вязы, — радушно провозгласил Кайл, — если чего, обращайся. Поможем, чем сможем.

— Спасибо.

В таком темпе мы прошли всю деревню и через час уже все были в курсе того, что в семье Норман пополнение.

— Спасибо, дети, накормили до сыта, — сказал дядя, поднимаясь из-за стола, — прибирайте всё да спать ложитесь. Я на обход.

Гор засунул пистоль, именно так назывался здешний аналог пистолета, в кабуру, подхватил меч и вышел из дома.

— Ну, что, Карюш? Давай я посуду помою, а ты иди умывайся, — сказала сонному ребёнку, умаялась за нами целый день ходить.

— Ладно, — соскочили чудо с лавки и скрылось в умывальне.

Я же налила воды в таз и принялась мыть посуду. Когда Кара вышла, я уже вытирала руки.

— Сашааа, — подошла ко мне девочка.

— Чего? — спросила я.

— Ты же скоро уйдёшь от нас? — расстроено вздохнула она.

— Не знаю. Всё слишком запутанно, а мне слишком страшно. Ощущение, что один неверный шаг, и я упаду в пропасть, — задумчиво произнесла, смотря в окно на закатное небо. Я не ждала ни понимания, ни поддержки, ничего. Просто была рада, что всё ещё жива.

— Не бойся, папа нас защитит, — уверенно сказала моя новая сестричка и обняла меня за талию.

— Было бы неплохо.

Дети — это самые сложные и загадочные существа на свете. Они впитывают всё, что их окружает. Прояви хоть каплю интереса и дружелюбия, они уже готовы идти за тобой. Но как же процесс воспитания чудно устроен. Упустишь какую-то незначительную, на твой взгляд, деталь, и в будущем она выльется в комплекс или во что-нибудь похуже. Каре повезло. У неё есть любящий отец и скоп дружелюбных друзей и приятелей. Но то, что она растёт без матери рано или поздно всплывёт…

Глава 5

Саша

Так и проходили мои дни в Нижних Вязах. Меня прозвали домоседом и нелюдимым, что не вызывало огорчения с моей стороны. Завязать хоть какие-то отношения я не собиралась, благо детей моего предполагаемого возраста в деревне не было. За прошедшие две недели мы посадили огород. Практически всё время Кара проводила подле меня, будто взяла негласную опеку. Именно от неё я узнала о многих вещах из этого мира, а если не могла рассказать она, помогали Гордон и огромная библиотека. Откуда, вы спросите, библиотека?

Оказывается у дяди Гора в столице княжества остался друг, с которым он и по сей день поддерживают связь. И, узнав об успехах сестрички, начал присылать книги… очень много книг.

Чего здесь только не было?! И история, и философия, и даже алхимия. Всё это богатство хранилось в кабинете отставного капитана. Огромное спасибо другу дяди за возможность хоть немного разобраться с миром, где мне предстоит жить ещё неопределённое количество времени.

На фоне моих исследований всплыл интересный вопрос, связанный с местным языком. Раньше думать об этом времени не было, а сейчас, как говорится, обстановка располагала. Итак, если не прислушиваться к своей и чужой речи, создаётся впечатление, что все говорят на русском. Но стоит взять в руки книгу и открыть первую страницу с текстом, возникает интересный феномен. Если на автомате читать всё подряд, то в принципе, если не брать в расчёт терминологию, смысл понятен. А если пытаться читать по слогам и разобраться в процессе словообразования, то перед глазами стоят только неизвестные крючки и закорючки. Так что, не думаем слишком много и спокойно читаем.

Ещё мой дальновидный дядюшка попросил в письме своего друга прислать нам свежие и не очень свежие газеты. Так я и узнала, что не такое уж здесь средневековье. В городах во всю кочегарит машина прогресса. Электричества, конечно, пока нет, зато построена система канализации и в разработке железная дорога. Очень даже неплохо. До деревень такие прелести, увы, не дошли, здесь все удобства на улице.

Гордон с Карой стали что-то вроде спасательным кругом для утопающего, который не умеет плавать. Но было и то что, с одной стороны, радовало, а с другой, пугало. Снова вернулись сны. Некоторые возвращали в прошлое, некоторые, скорее всего, рассказывали будущее. А переживать неприятности дважды, мало кому понравится. Например, приснилось мне, как дядя Гор серпом рассёк себе руку. Сие происшествие не заставило себя ждать.

Кара плачет, Гордон истекает кровью, я не знаю, что делать.

— К Сэл пойдём, — скомандовал капитан, пока он зажимал рану на предплечье, а я затягивала жгут из своей косынки.

Так мы и отправились к местной целительнице в дом через дорогу. Сначала шёл Гордон со вцепившейся в его одежду дочерью, замыкала процессию я. Оставалось только поражаться выдержке отставного рыцаря. Рана выглядела ужасно. Но думаю, она не первая на его счету. Да и показать слабость перед дочкой, значит, напугать её только сильнее. Ведь, кроме отца, у неё никого больше нет…

Старушка будто чувствовала пациентов и встретила нас на пороге своей избушки.

— Гор, чего эт ты решил землю кровью поить? — прищурившись спросила Сэл.

— Рука соскользнула, — спокойно ответил он.

— Ну, пойдём, — пригласила она его в дом, — дети пусть снаружи подождут.

Я кое как отцепила Кару, и Гор зашёл внутрь.

— Сашааа, — личико в слезах посмотрело на меня, — папа же не умрёт?

— Сегодня точно не умрёт, — уверенно произнесла я, — он у тебя герой и, наверное, получал раны и пострашнее. Так что не бойся.

На пороге появилась целительница. Посмотрела на меня и сказала:

— Пойдём, поможешь.

Поднялась, потрепала сестричку по головке, как это часто делает Гордон, и пошла внутрь. Здесь царила чистота и порядок, а ещё пахло стерильностью и травами. Непередаваемое сочетание запахов. На лавке, положив руку на стол, сидел дядя. Кровь уже остановилась.

— Ты жгут накладывала? — застал меня врасплох вопрос. Сэл обратилась ко мне как девушке. — Раз начала лечить, так и заканчивай, — закончила старушка, усаживаясь рядом с Гором, который сейчас расфокусировано смотрел на меня.

— Я же не умею, — растерянно произнесла.

— Чего не умеешь? Шить? Я видела, как вы с Карой одежду штопаете. Поэтому не увиливай и бери иголку в руки! Долго ему сидеть с открытой раной.

Опешила, в такую ситуацию мне попадать ещё не приходилось. И я впала в ступор. Что делать-то?

— А с ним что? — сгенерировал мозг вопрос, чтобы заполнить паузу.

— Под снадобьем, можно хоть резать, ничего не почувствует. Но надо торопиться, через полчаса действие начнёт ослабевать. Так что хватит медлить!

Оглянуться не успела, как уже сижу и промываю рану. Было неприятно и страшно, но эта старуха обладала даром убеждения, которому сопротивляться просто не было сил. Когда иголка первый раз проколола кожу, меня чуть наизнанку не вывернуло, но работу надо было доделать. И после последнего стежка и повязки откинулась на спинку стула, закидывая голову к потолку. Пот бежал градом по спине, но я справилась.

— Молодец, — похвалила меня Сэл, — аккуратная и кропотливая девочка.

— Я же парень, — не двигаясь, сказала я.

— Ой, вы можете говорить всё, что угодно. Но уж отличить девочку от мальчика я смогу.

— А больше никто не усомнился, — произнесла я, вставая со стула.

— Гордон — авторитет, если он сказал "племяш", значит, так оно и есть. Но ты не переживай, чужие тайны я храню, как свои.

— Пойдём домой, — сказала, смотря Гору в глаза. Он ещё плохо соображал, но за мной пошёл.

Уже у самого выхода мне вслед донёсся голос.

— Заходи, как будет время. Я тебя многому могу научить. А дядю спать уложи. У снадобья ещё снотворный эффект.

Оставалось только кивнуть. А дальше картина маслом.

Я одной рукой веду ничего не соображающего капитана, а другой его зарёванную дочь. Не жизнь, а сказка.

Отвела Гора в его спальню, проследила, чтобы он лёг, через десять минут по дому раздался первый храп. Кара же отказалась более покидать своего папеньку. И вскоре тоже заснула, пригревшись, у него под боком.

Я же приготовила ужин и снова села за книгу. Но то ли переживания за день дали о себе знать, то ли сонная атмосфера, что стояла в доме, в общем, задремала.

Серый туман снова разошёлся, пропуская меня к очередному видению. Светловолосый мужчина предавался любовным утехам с какой-то черноволосой красоткой на столе в кабинете. "Страстная парочка", — скажу вам я.

— Когда мы уже будем навсегда вместе? — спросила девушка своего партнёра.

— Я же говорил, что не могу бросить мать своего наследника, — жарко прошептал он ей в самое ушко.

— А как же я?

— Я люблю тебя. А с Мораль проблема скоро разрешится, — договорил он и впился поцелуем ей в губы.

Пелена пала на глаза, скрывая парочку от посторонних глаз, но на место любовников предо мной предстала печальная картина. В комнате на кровати лежала женщина, кожа её была белая как мрамор. Какая-то болезнь вытягивала из неё последние силы. С боку в большом кресле сидел мальчик. Белые волосы, длиною до плеч, были растрёпаны. Под глазами залегли синяки.

— Мама, я отомщу за тебя, — шёпотом сказал мальчик, беря женщину за руку.

Меня затянуло в туман, и последнее, что я увидела было то, как мальчик поднёс руку своей матери к губам и поцеловал…

Проснулась с первыми лучами Холла, так называют здешнее Солнце. Оделась и вышла на кухню, там за столом сидел Гор. Увидев меня, он поднялся.

— Пойдём, — и вышел из дома.

Я удивилась, но отправилась следом. Мы отошли в лес и начали обходить деревню уже по проторенной дорожке.

Разговор начинать не собиралась. Раз капитан меня позвал, значит, ему есть, что сказать. Я же наслаждалась прохладным ветерком и природой. Красота!

— Я расслабился, потерял бдительность. В следующий раз рана может быть намного серьёзнее, да и война на пороге нашего дома, — Гор остановился и посмотрел вглубь леса. Именно здесь, в ста метрах от нас, пролегла граница с империей Дикароз.

— В случае, если меня не будет рядом, ты должна позаботиться о Каре, — твёрдо посмотрел мне в глаза. Ох, не зря он дослужился до капитана и был на короткой ноге с князем. После таких взглядов сознаешься в любой лжи.

— Ты не можешь переложить на меня такую ответственность, — в состоянии тихого возмущения ответила я. — Только не на меня! Мне бы самой не помереть, а тут маленький ребёнок! — уровень тревожности подскочил, и вот я уже хожу из стороны в сторону, заламывая руки.

— Ну всё, — сграбастал меня дядя в охапку, укачивая как маленького ребёнка, — тише, дитё. Я не договорил. Прошу тебя довести её до тёмной столицы к князю. А там о ней по старой памяти позаботятся.

— Твои слова меня, конечно, должны были успокоить, но сделали только хуже! — простонал я ему в плечо.

Гордон только рассмеялся, а потом серьёзно произнёс:

— У нас больше никого нет. Все в деревне будут прежде всего спасать себя и свои семьи.

— Ладно, я не могу тебе обещать, что выполню твоё желание. Но скажу, что не оставлю её в опасности.

— Большего я и не прошу, — вздохнул Гор. — Хочешь стрелять научу? Пистоль ты себе добыла, да ещё и не последней модели.

— Этот навык лишним не будет, — обречённо ответила я. И мы продолжили путь.

Грядут тяжёлые времена. Надо постараться выжить любой ценой.

Сегодня сон был даже приятным, и наследующий день я увидела его в живую. Джоз притащил букетик полевых цветов нашей леди. А она с великим благородством вперемешку со смущением приняла жест внимания. После ещё несколько дней цветочки радовали наш взгляд. Эх, вот это романтика. Учитесь!

Стрельбой решили заниматься на полянке за домом. Гордон расставил мишень и показал, как целиться. Также дядя рассказал, как этот агрегат устроен. Он состоит из металлической трубки и корпуса из дерева Лимп, известное тем, что не горит. Представляете! Дерево и не горит. Чудеса одним словом. Чтобы зарядить пистоль, достаточно засыпать круглые пули в отверстие с обратной стороны металлического стержня, а потом просто нажать на курок. Примечательно и то, что стрельба не сопровождается процессом возгорания, как в наших огнестрельных орудиях. Опыт у меня какой никакой был. В детстве палили с дедушкой по банкам. Но всё равно приспособиться к пистолю не получалось. В упор я может ещё в кого-нибудь и попаду, метров с десяти уже навряд ли. Но я исправно ходила упражняться на поляну. Когда одна, когда за мной увязывалась Кара. Ей было боязно оставаться одной, пока Гор ходил на обход. В общем жило не тужило семейство Норман.

В один из дождливых дней в середине июля у меня ужасно разболелась голова. Будто кто-то стукнул по голове. Я уже и не знала на какую из стен мне лезть. Гордон посмотрел на мои страдания и царственным указом отправил к старушке Сэл. Она же меня пугала, стоило встретиться с ней глазами на улице, так целительница строила всепонимающую гримасу и удалялась в свою стерильную обитель.

Но выбора у меня особо нет. Либо умирать от головной боли здесь, либо попытаться от неё избавиться.

Кое-как доковыляла до домика напротив, уселась на крыльцо. В глазах темнело, к горлу подступала тошнота. Из последних сил постучала в дверь. Что произошло потом, не помню. Помню запах трав и темноту.

Очнулась уже на широкой лавке в избушке целительницы. Боль не прошла, но хотя бы утихла. Шевелиться не хотелось. За столиком сидела старушка в очках и сосредоточенно читала какие-то записи.

Я не стала привлекать её внимание, а просто продолжала лежать.

"Как же я докатилась до такой жизни?" — вопрошал мозг.

Была бы я дома, в своём родном мире, выпила бы таблеточку, обняла бы маму. А она бы погладила меня по голове.

Почему-то слёзы навернулись на глаза от таких мыслей.

"Чего это ты, Саня, раскисла совсем?" — устало подумала я, прикрывая рукой глаза. Не хотелось, чтобы мою слабость видели.

Сбоку зашуршали.

— На вот, детка, — мне протянули какую-то жидкость, — выпей, полегчает.

— А таблеточки у Вас нет? — особо не надеясь на положительный ответ, спросила я. Но снадобье выпила.

— Откуда ж здесь таблетки? — удивилась Сэл. — Они только в больших городах есть. Алхимики балуются.

"Хочу в город", — решила я. Там и лекарства, и канализация.

— Полежи ещё маленько и послушай, — сказала старушка, усаживаясь так, чтобы я могла смотреть на неё не напрягаясь. — Что с тобой? Не знаю. Я не могу провести никаких исследований. В моих силах убрать симптомы. Я дам тебе несколько пузырьков с отваром, чтобы избавиться от боли. Придёшь на днях, научу его готовить.

— Спасибо, — тихо ответила я.

— Ничего, детка, — похлопала она меня по ноге, — всё проходит, и это пройдёт. Только, если будет возможность узнать, что за хворь у тебя, обязательно проверься. Тебе ещё замуж идти да деток рожать.

— А если я не хочу? — с интересом спросила я.

— Сейчас не хочешь, потом захочешь. Но такую красоту точно приберут к рукам! — весело сказала старушка. — Всё, беги домой.

Поздно ночью я пришла домой и сразу же легла спать. А потом почувствовала, как сестричка устроилась у меня за спиной. Переживает. Так мы и проспали до самого утра.

Глава 6

Саша

— Отлично, — сказала Сэл, — а теперь ещё пару минуток помешивай.

С самого утра я собралась решить проблему, которая чуть меня не убила накануне. И к обеду под руководством целительницы я уже приготовила своё первое снадобье. Двухлитрового котелка мне хватит раз на десять.

— Пока остывает, я тебе травок сушеных соберу, хватит на новую порцию, — старушка шустро скрылась в кладовке.

— Почему вы мне помогаете? — спросила я, беря мешочек с травами из рук Сэл.

— Знаешь, детка, я была в похожей ситуации, — уселась старушка на лавку, — идти мне было некуда, родных больше не осталось. Очень сложное время было, — она грустно улыбнулась.

Целительница оказалась добрейшей души человеком, только не хотела этого показывать, скрываясь за маской надменности. Мы с ней вполне душевно поговорили. Потом перелили отвар в банку. Старушка всунула мне книжку по знахарству и отправила с миром.

— А какой дар пробудился у тебя? — спросила вдогонку женщина.

Я не до конца расслышала, поэтому переспросила, на что получила легкомысленный ответ:

— Ой, да ничего. Забегай, как будет время!

— Хорошо! — махнула я Сэл. Надо было торопиться, меня ждала работа. Ох, уж эти огороды!

Жара сведёт меня с ума! Спасала только речка, что пробегала недалеко от деревни. Но по понятным причинам днём я такого удовольствия себе позволить не могла. Так и сегодня, проснувшись посреди ночи от духоты, стараясь не шуметь, выхожу из комнаты, а потом и из дома. Уже как пару недель назад Гордон где-то раздобыл кровать, и теперь малышка Кара спала со мной в комнате.

На небе сияла Свитара, каждый раз поражаюсь её величию. Из-за её размеров даже ночью было очень светло.

До речки дошла минут за десять, скинула одежду и вошла в прохладную воду. Как же хорошо!

За почти два месяца мои волосы немного отросли, ещё чуть-чуть и придётся их снова стричь.

"Или собирать в хвост?" — это был интересный вопрос, заслуживающий обдумывания.

Наши с Гордоном опасения не оправдались и поползновений со стороны империи не было. Будем надеяться, что так и будет продолжаться. Деревня слишком маленькая, а людей, способных держать оружие, и того меньше. Нас просто сметут, оставляя после себя только пепел и разруху…

К моему великому сожалению плавать я не умела и, если честно, воды немного побаивалась, поэтому далеко от берега не отходила. Окунулась в последний раз и вышла на сушу. Тело обдувал прохладный ветерок. Подхватила полотенец, быстро им обтёрлась, натянула длинную рубаху и пошла домой.

Серый туман подсвечивается от огня, переливаясь всеми оттенками красного. Потом туман сменяется дымом, который разъедает глаза и заставляет задыхаться. Полыхают дома деревни… практически все дома. Люди кричат, пытаясь убежать от рыцарей, которые с улыбками сумасшедших рубят, не разбирая старик перед ними или ребёнок. Откуда-то из-за моей спины выходит походкой королевы с мечом на перевес женщина. С первого замаха падает один из врагов, но от меча второго ей увернуться не суждено, и она сломанной куклой падает на землю. Старушка Сэл…

Из сна я выныриваю, как из проруби с ледяной водой. Сердце стучит как бешеное.

"Что делать? Что же надо сделать?" — мысли мечутся из стороны в сторону. Но я понимаю, что сама со всем этим не справлюсь и иду к человеку, который может хоть что-то предпринять.

Быстро соскакивают с кровати и спешу в комнату, где спит дядя. До рассвета думаю ещё пару часов, поэтому Гор спит.

— Дядя Гор, — громким шёпотом зову его, легко касаясь пальцами его руки, — Гордон.

Он резко подскочил, пытаясь найти врага. Но противников не было, зато в метре от него стояла я с напуганными глазами и трясущимися руками.

— Саша? — он потёр заспанные глаза, усаживаясь на край кровати.

— Гор, я тебе не всё рассказала, — начала я шагами мерить комнату.

— О чём ты? — удивлённо спросил капитан, но не дождавшись моей реакции, поймал меня за руку во время очередного круга и усадил на стул напротив себя. — Не мельтеши. Рассказывай.

Я посмотрела в его глаза, заинтересованные уставшие глаза. И решилась.

— Когда я попала в ваш мир у меня появилась способность. Хотя нет, она появилась даже раньше. Во снах я могу видеть фрагменты прошлого и будущего. Я знаю, что это всё звучит как бред, — начала я опять распаляться, — но я видела за ночь до того, как ты порезался, это во сне. Я видела, как ты приходил к князю в кабинет просить об отставке после смерти Зарины. И самое страшное приснилось сегодня ночью.

— Так стой, — остановил поток речи Гор, — дай мне минутку переварить. Почему ты раньше не сказала?

— Сначала не доверяла, потом боялась и не видела никакого смысла, ведь не одно из предсказаний мне не удалось изменить…

— Ладно, — потёр он глаза, — что тебя так испугало? — он взял мои ладони в свои, придавая уверенности.

— Белые рыцари ближе к ночи нападут на деревню, они будут жечь и убивать без разбора.

— Допустим ты права, но ведь не было никаких признаков.

— Да знаю я! — снова вскочила с места. — Но, пожалуйста, прошу тебя, надо уходить. Я не знаю! Если я не права, просто вернёмся обратно. Но если сон вещий, то мы все погибнем! — уже в полный голос ругалась я.

— Тише, Кару разбудишь! — шикнул на меня капитан.

— Если мы не уйдём, будить будет некого! — всё больше нервничала я. — Я уйду в любом случае. И выбор за тобой, сделаю я это с вами или без, — и вылетела из комнаты, а затем и из дома, не удосужившись надеть даже ботинки.

Мне было плохо. Тревога заволокла сознание. Психика современного человека просто не готова к такому стрессу. Села на лавочку в конце огорода, уткнулась в колени и заплакала. Ненавижу привязываться к другим людям. Ненавижу жить с оглядкой на кого-то. Но правда в том, что я ни дня не жила чисто сама по себе. Всегда существовало "если".

На мои плечи легло покрывало.

— Не реви, — сказал сильный голос дяди, — мы со всем разберёмся и сведём потери к минимуму. Что ещё ты видела? Какие-нибудь детали?

— Старушка Сэл… падёт, — плач перешёл в рыдание.

Гор сел рядом, позволяя мне спрятать опухшее лицо на его широком плече. Он не пытался успокоить, просто знал, что в жалости я не люблю. И через какое-то время слёзы закончились.

— Что ты решил? — хриплым срывающимся голосом спросила я.

— Хочу, чтобы вы с Карой ушли, — спокойно сказал он.

— А ты? — с надеждой спросила я, хотя уже знала ответ. Он слишком благородный и ответственный, чтобы бросить беззащитных людей, которые стали для них с дочерью семьёй.

— Я остаюсь. Займусь подготовкой к вероятному нападению. Возможно, удастся уговорить кого-нибудь уйти из деревни.

— Ладно, — вытерла я рукавом лицо, — но ты мне должен пообещать, что всеми силами постараешься выжить. Будет жестоко оставлять Кару ещё и без отца.

— Сделаю всё возможное, миледи, — последнее слово он произнёс с почтением, достойным королей. Но к чему этот фарс в такой момент?

"Пусть разбирается со своими тараканами сам, мне и мои жить не дают", — решила я, отправляясь в дом.

Надо было собрать вещи и продукты, разобраться с картой и направлением нашего похода, сходить к целительнице… попрощаться.

В потоке мыслей почувствовала первые признаки мигрени. Не медля, отпила отвар из фляжки, что так удачно украла у белого рыцаря. Вот! Надо не забыть склянки с лекарством.

"Так, Дубровская, стоп! Вдох… выдох…"

Спустя мгновение немного отпустило, и я вновь могу соображать.

— На вот, — на кухонный стол опустилась кобура, похоже, что женская. Я вопросительно посмотрела на дядю, — она принадлежала Зарине. Хранил все десять лет. Тебе она больше пригодится. А ещё, — на стол лёг укороченный меч в ножнах, — в крайнем случае хоть будет, чем защищаться.

Глаза снова заслезились, но лить слёзы было некогда.

Прощание с Сэл вышло странным, складывалось впечатление, что ей что-то известно. Она выглядела грустно, но уверенно, когда я сказала, что ухожу из деревни. Старушка не хотела отпускать меня с пустыми руками и подарила книгу. Я решила взять её с собой, благо весила она не много. Хотелось сохранить в памяти образ этой загадочной женщины, которая скоро отдаст свою жизнь ради спасения своих друзей.

— Папа, а почему ты не идёшь с нами? — спросила Кара. Она чувствовала, что что-то было не так, а что именно понять не могла.

— У меня здесь есть незаконченные дела, — спокойно сказал Гордон, улыбаясь дочери, — как только со всем разберусь, сразу же вас догоню.

— Ладно, — обняла она его за шею, — ты только не задерживайся. Мы с Сашей будем тебя ждать.

— Конечно, не переживай. Иди, собирай свои вещи, мы пока с Сашей поговорим.

Чадо побежало собирать свои вещи. Всё необходимое было собрано. Мы были готовы к долгому пути к столице.

— Дорогу я показал. Ещё отправил письмо другу из ближайшего гарнизона, надеюсь, он пришлёт на кого-нибудь на помощь. Будьте аккуратными, не лезьте на рожон. Если есть возможность обойти, именно так вам и следует поступить…

— Всё, остановись, — подняла я руки, — скажи, я похожа на человека, который полезет в пекло?

Он осмотрел меня с ног до головы, заостряя внимание на кабуре с заряженным пистолет и мечом. Поморщился и выдал самую очевидную истину:

— Не особо.

— Я попрошу тебя о том же, — в порыве чувств обняла этого бескорыстного и огромной души человека, — спасибо тебе за всё, что ты сделал. Я бы не стала помогать постороннему человеку. А ты позволил мне остаться. Никогда этого не забуду.

Стоило Холлу перевалить за полдень, я с Карой покидали деревню Нижние Вязы. Для девочки она была домом, для меня стала первым пристанищем в этом мире. Страшно осознавать, что скоро от этого чудесного уголка на границе двух государств останется только пепел, что скоро много наших знакомых и приятелей расстанутся со своими жизнями. Хотелось бы мне верить, что это видение было только сном. Но ведь нападение снилось мне раньше, в день, когда я чуть не распрощалась с жизнью от лихорадки. В душе сформировалась убеждённость. Ни прошлое, ни будущее изменить нельзя. В моих силах лишь предупредить о происшествии.

Но ко всему прочему в памяти всплыл и второй сон, что снился два месяца назад. Меня закопают в заколоченном гробу, от одного воспоминания мурашки идут по телу. Надеюсь, это произойдёт не скоро, и я буду готова.

— Саш, а куда мы идём? — спросило зеленоглазое чадо.

— Мы идём к друзьям твоих мамы и папы, — ответила я, уверенно шагая по лесу с сумкой на плечах.

— А долго нам идти?

— Думаю, за недели три дойдём. Но это не точно, я раньше никогда в такие походы не ходила, — сказала Каре.

— Я тоже, — приободрилась девчушка, — но не переживай, можешь рассчитывать на меня.

— Я так и собирались сделать, потому что… кто главный в семье Норман? — лукаво спросила я.

— Папа! — уверенно ответила она.

— Ну-ну, а если честно?

— Не понимаю, о чём ты говоришь, — задрало это чудо нос, ускоряя и без того быстрый шаг.

Оставалось только посмеяться и поспешить за сестричкой. Наше путешествие начинается!

Глава 7

Тираид Вельский

Читая очередное письмо от моего друга, наставника и одного из самых верных соратников, мои мысли полнились одновременно радостью и сожалением. Дочь Гордона и Зарины взяла самое лучшее от родителей. Когда я узнал о незаурядном для её возраста интеллекте, решил помочь с развитием способностей девочки. С тех пор раз в один-два месяца выбираются книги из различных областей знания и отправляются в деревню. Иногда я отбирал книги сам, иногда поручал это сделать нашему библиотекарю.

— Ваше сиятельство, — в кабинет вошла Хельга, моя правая рука, — на границе не спокойно.

— Знаю, — кладу свежее письмо на стол.

Последние послания от Нормана веют тревожные. А ещё он подобрал мальчонку, что пришёл с территории империи. Самое время!

После последнего столкновения прошло уже почти два месяца. Тогда мы вышли в ничью, смогли отстоять границу, но продвинуться на территорию белых не получилось. А без этого войну не остановить. Будь проклят Эзра Дикароз!

— Предупреди Виктора, — сказал я, поднимаясь из-за стола, — пусть готовит третий и четвертый отряд, — накинул чёрный камзол на рубашку такого же цвета, — поедем, проверим, как там обстоят дела.

— Поняла, мой повелитель, — сказала Хель и вышла.

С этой женщиной мы знакомы с самого детства. Её отец был советником по военным делам прошлого князя и по совместительству моего отца. Мы часто играли на банкетах, а потом учились у одних учителей. А после смерти мамы она стала мне верным другом. Всё высшее общество прочило нам двоим весьма прозаичное будущее. Брак. Но также как я не видел в ней свою будущую жену, так же и она не желала связывать свою судьбу с моей. Хотя позже именно это Хель и сделала, принеся мне клятву верности.

Отношения у подруги с противоположным полом не клеились и сменив пару-тройку партнёров, она решила бросить заниматься бесполезной тратой времени и полностью отдалась работе.

Так и продолжалось, пока однажды поздней ночью я не задержался у себя в кабинете. Сижу, значит, пытаюсь не уснуть. Бумаги требовали немедленного рассмотрения, иначе от наводнения могли пострадать сразу несколько деревень. И вот высокая светловолосая красавица с блестящими от чувств глазами ворвалась, даже не удосужившись постучать, и выдала:

— Тир, — ошарашенно, глядя мне в глаза, прошептала Хель, — я поняла, почему у меня с мужчинами не получается ничего.

Я весело улыбнулся и, опустив подбородок на сложенные руки, лукаво спросил:

— И почему же?

Эта девушку соблюдала субординацию всегда, даже когда мы были детьми, она называла меня не иначе, как княжич или сиятельство. Осмотрел её с ног до головы. Платье явно было надето наспех, ворот расстегнут практически до груди, волосы обычно идеально собранные, сейчас мягкими волнами спускались на плечи. А на шеи краснело яркое пятно.

— Кто тебя так? — спросил я, пока Хель доставала из стеклянного шкафа бутылку моего любимого алкоголя и два стакана.

Она, не особо заботясь о бумагах, поставила на них посуду и щедро плеснула янтарной жидкости.

— Твоё здоровье, — мне отсалютировали и залпом осушили бокал. А потом, наконец, уселись в кресло около стола и откинулись на спинку.

Я терпеливо ждал, что же она скажет. Что-что, а умение ждать — это одна из сильнейших черт моего характера.

— Мой повелитель, — начала понемногу приходить в себя подруга, — у меня не получалось с мужчинами, потому что мне нравятся женщины!

На её лице было столько негодования, столько обиды. Только не понятно на кого.

— И что тебя не устраивает? — спросил я, отпивая напиток, так любезно налитый для меня.

— Ты не понимаешь? Мне нравятся женщины! — как будто это что-то объясняло.

— И что? Мне тоже нравятся женщины, — пожал плечами, кого от кого, а от Хель я такого цирка не ожидал.

— Но ты же мужчина!

— Дорогая Хельга, — обратился к подруге, — к чему предрассудки? Тебе понравилось? Вижу по глазам, что понравилось. Значит и переживать не о чём. На вот, — вытащил папку с бумагами из верхнего ящика стола, — унеси Дитриху. Только приведи себя в порядок, а то он и так на тебя слюни пускает.

Она поднялась, провела ладонями по волосам, усмиряя локоны, посмотрелась в своё отражение в стеклянной дверце и, подумав, расстегнула ещё одну пуговицу на груди. Потом подхватила папку, послала мне воздушный поцелуй и выпорхнула за дверь.

— Играет с огнём, — сказал я в закрытую дверь и снова погрузился в работу.

— Остаёшься за главную, — крикнул я Хельге, широким шагом шагая к Грому, чёрному вороному коню, с которым мы прошли немало боёв за долгие годы моего правления, — не давай этим старикам ничего принимать у меня за спиной.

— Не переживайте, — сказала она, передавая мне небольшой кошель с ядами и противоядиями.

— Хорошо, — ответил я, туже затягивая наручи. Доспех сидел как влитой, закрывая полностью тело.

— Виктор, всё готово? — крикнул я капитану третьего и четвертого отрядов.

— Можем выдвигаться, Великий князь, — с поклоном доложил русый мускулистый мужчина на пару лет старше меня.

— Тогда не будет медлить, — сказал, запрыгивая на Грома.

"Надеюсь, с Норманом всё в порядке", — наконец, мои переживания оформились. Не хотелось узнать, что верный друг пал в результате этой войны.

Более преданного человека, чем Гордон Норман, не сыщешь ни на этом свете, ни на том. Но эту преданность ещё нужно заслужить. Он начинал свою военную карьеру в рядах пеших рыцарей и за несколько лет поднялся до капитана при бывшем князе. Именно он учил меня драться, стрелять и выживать в местах, где шансов практически нет. В каких-то моментах он заменил мне отца, который всегда был сдержан и холоден по отношению ко мне и моей матери. Брак родителей — договор, ради того, чтобы у Тамира появился наследник. Договор был исполнен, и отец пустился во все тяжкие. Женщины, алкоголь… Но и государственные обязанности он неплохо выполнял. Так и жили. Всех всё устраивало. Мама получила статус, отец наследника, чиновники стабильное государство, а то, что князь чересчур любвеобильный, так все не без греха.

Но всё изменилось, когда он спутался с одной северянкой, редкостной красоты девушкой — Каролиной. То ли она его приворожила, то ли и правда была страсть, но вскоре, чтобы избавиться от княгини, они решились на отравление. И после того, как я и Норман, который в этот период жизни практически не отходил от меня, узнали истинную причину болезни мамы, вопроса о дальнейших действиях не стоял. Мне тогда только исполнилось шестнадцать, но за одну ночь я будто повзрослел на десяток лет.

Не прошло и траура по княгине, как отец уже готов представить двору вторую жену.

В ночь накануне свадьбы я проснулся от сильного жжения в груди. Агония продолжалась до рассвета. Голос пропал, лишая возможности позвать на помощь, меня скручивало и выгибало под разными углами и только с первыми лучами Холла пришло облегчение, но внутри будто всё заледенело.

Я собрал волю в кулак, оделся и с холодной решимостью направился к покоям отца. Стража у покоев князя без вопросов пропустила меня внутрь, хоть и вид у неё был ошарашенный. Но в тот момент мне хотелось только посмотреть в глаза человека, который обратил мою жизнь в прах. В комнате царил полумрак из-за задёрнутых штор, на кровати же помимо большой фигуры отца лежали ещё две. Его фаворитки. Он не успел жениться, а уже изменяет "любви всей его жизни". Именно так он назвал Каролину на совете княжества. Откуда в моих руках оказался меч, не помню. Я просто подошёл и с холодной решимостью, что накопилось внутри, поднёс его к горлу своего родителя.

— Князь, — прошипел ему в ухо, — пора вставать. Смерть пришла.

Первыми проснулись девки, что удовлетворяли моего отца по первому зову. Увидев меня, они на пару заверещали и быстро скрылись за дверью. Князь, наконец, открыл глаза и ошарашенно уставился на меня.

— Что с тобой случилось, Тираид? — хрипло спросил он.

— Ты. Со мной случился ты. Ты как последняя падаль изменяла моей матери, ты собирался привести новую женщину в наш дом, не подождав траурный месяц, ты ради неё решил даже избавиться от своего наследника, — с каждым словом голос холодел, а рука становилась твёрже.

— Пощади, — сдавленно просил уже похоже бывший князь.

— Ты из-за своих низменных желаний её не пощадил. Так у тебя даже не хватило мужества посмотреть ей в глаза перед смертью. Что ж, поздравляю, ты воспитал достойного сына.

И я рассёк ему горло, глядя, как из раны хлещет кровь, и его глаза постепенно стекленеют. Когда последняя капля жизни утекла из тела, я спокойно поднялся, вытирая меч от крови. Взгляд зацепился за отражение в напольном зеркале, что стояло напротив окна. Луч света пробрался сквозь шторы, освещая мою фигуру. Из зеркала на меня смотрел молодой мужчина с седыми волосами и испачканной кровью одежде. Что я испытывал в тот момент? Не помню. Помню лишь холодную решимость прекратить этот цирк. Оставался последний актёр этой пьесы.

Я твёрдой походкой, с идеально прямой спиной вышел в коридор. А там меня ждали отряды, которые присягнули на верность именно мне. Во главе стоял Норман.

— Приветствуем Великого князя, — скомандовал капитан, и все, кто были в радиусе видимости встали на колено и опустили головы.

— Найдите и приведите эту ведьму ко мне, — тихо сказал, потом дёрнул ворот рубашки, отрывая пуговицы, и пошёл в кабинет, в котором располагаются все князья.

Позже пришло послание от Каролины, в котором она сообщала о проклятье. Оно должно было меня убить, тем самым расчистив ей дорогу к трону. Но княжеская кровь — не вода. Проклятье сработало, и теперь я бессмертен. Сама ведьма будто испарилась.

Границы своей силы пришлось очерчивать опытным путём. Ох, сколько же покушений было, пока мне удалось взять в руки власть. Но меня боялись, что несомненно оказалось кстати.

И вот мы с Виктором скачим на всех парах к дальней заставе, где заметили первые признаки шевеления врага. Жара палила нещадно, приходилось часто делать привалы, чтобы напоить лошадей и дать людям отдохнуть. Меня же не покидало чувство тревоги. Что-то должно произойти.

Через пару дней мы добрались до места.

— Приветствую, Великий князь, — поклонился ставленник, отвечающий за эту территорию.

— Докладывай, — сразу перешёл я к делу.

— Врага на границе сдержать удалось, но, — замялся мужчина на голову выше меня, смешно смотреть, — одну деревню успели сжечь.

— Какую? — грозно нахмурил брови.

— Нижние Вязы…

Сердце пропустило удар.

— Выжившие? — оставалась надежда.

— Не… много, — торопливо начал ставленник. Но я остановил его рукой.

— Показывай!

Мужик стрелой метнулся в крепость, и через мгновение мы подошли к лазарету. Здесь находилось человек десять. Кругом дети, испачканные сажей, женщины и мужчины с ранениями различной тяжести. Быстро пробегаю взглядом по пациентам, но родного лица не нахожу. Отчаяние накатывает волнами. В конце комнаты замечаю штору, которая прикрывает кого-то от внешнего мира. Быстро пересекаю комнату и резко дёргаю за штору. Напряжённый комок на долю расслабляется. На кровати спит перебинтованный, с ссадинами и кровоподтёками Гордон. Я задвигаю за собой штору, отсекая нас от других, усаживаюсь на стул рядом с кроватью и принимаюсь ждать.

"Сколько же лет я тебя не видел?" — подумал я.

Норман же будто почувствовал моё присутствие. Его веки поднялись, и он как-то неверяще посмотрел на меня.

— Повелитель? Вы мне снитесь? Или я умер?

— Ты жив, относительно здоров, а я действительно здесь.

— Тогда если это и правда вы, помогите мне найти Кару, — с обречённостью сказал наставник. Таким потерянным я не видел его даже после смерти жены. — Я отправил её с Сашей. У нас не было выбора. Саша обещала привести дочь к вам. Но дорога слишком опасна, они не дойдут.

— Стой, друг мой. Кто такая Саша? — решил убрать все неизвестные.

— Это девочка, которую я нашёл в лесу белых. Я писал о ней! Она говорила мне о нападении, — едва не плача, продолжал Гордон, — а я боялся верить!

— Ну, всё. Тише. Ты веришь мне? — дождался я утвердительного кивка. — Тогда я их найду. А ты должен поправиться.

Выходил из крепости в крайней задумчивости. Во-первых, где искать девочек? Во-вторых, почему паренёк, которого подобрал Гордон, неожиданно стал девушкой. И, в-третьих, почему она знала о нападении?

Глава 8

Саша

И вот мы в пути уже три дня. От непривычки болит каждая мышца тела. Стояла непередаваемая жара, которая ослабевала только к ночи. Но ей на смену вылетали насекомые. Комары и мошка, кажется, есть в любом из миров.

Кара уставала слишком сильно, поэтому ушли мы не так уж далеко. Старались, чтобы не сбиться с пути, держаться дороги, но близко к ней не подходили. Не знаю, может это моя паранойя, но выходить на открытую местность и стать лёгкой мишенью не хотелось.

От постоянной жары скакало давление, из-за этого болела голова и пить отвар приходилось практически каждый день. Скоро нужно уже пополнять свои запасы, но чтобы это провернуть надо сделать довольно длительную остановку. Мы слишком близко, если имперцы прорвались через границу, то опасность скоро достигнет нас.

— Давай остановимся, — сказала я, сбрасывая сумку на землю, — отдохнём, а завтра пойдём дальше.

Сегодня нам посчастливилось дойти до реки. Осмотрела местность на отсутствие людей и решила здесь заночевать.

— Собираем хворост, разведём костёр, как твой папа учил и сварим похлёбку.

— Хорошо, — сказал уставший ребёнок и принялся собирать веточки и палочки вокруг. Кара всю дорогу вела себя очень тихо. Но упрямо шла вперёд.

Моя зажигалка в такие моменты не заменима. Добывать огонь из ничего пока получается у меня плохо.

Вскипятили воду в котелке, забросили крупу и несколько кусочков вяленого мяса, ну, и ещё приправ всяких. Как говорится, для аромата.

Кара долго пыталась сопротивляться сонливости, но в итоге усталость оказалась сильнее. И рыжее чудо сопело на сумке, завернувшись в плащ.

Будить её не хотелось, всё-таки шли целый день.

"Помоюсь, а потом разбужу и вместе поедим", — решила я, снимая котелок с огня.

Оставила меч у стоянки и пошла к реке. По дороге начала расстёгивать рубашку, если честно, уже не терпелось. Оставила кобуру с пистолем и одежду у кромки воды и полностью обнажённая вошла в воду. Увы, реки и озера были пока единственным источником воды для нас. Радовало только то, что здешняя вода очень чистая. Эх, скоро машина прогресса разгонится, и вуаля, проблемы с экологией. Зашла по пояс и кусочком мыла принялась отмывать со своего тела пот и дорожную пыль. Прохладная водичка приятно остужает тело. Хочется запомнить это ощущение чистоты и свежести. Но настало время выходить из воды. Нырнула последний раз и провела руками по лицу и волосам, убирая лишнюю влагу. А затем повернулась к берегу и остолбенела. В трёх метрах от меня стояло существо. И намерения его были очевидны. Об этом прямо заявляла зубастая пасть, из которой капала слюна, и когти, каждый размером с мой палец. Таких животных мне раньше встречать не приходилось. Это была какая-то безумная смесь бурого медведя и зайца. Вместо привычных круглых у этого монстра на голове пристроились длинные уши. Мощные медвежьи лапы превратились в заячьи, только когти выросли в несколько раз. В общем, мрак…

"И что делать?" — судорожно пыталась я соображать. Пистоль лежит в стороне, в метрах пяти от меня. Я просто не успею до него добраться.

"Кара", — подумалось мне о маленькой девочке. Эх, похоже не получится выполнить обещание, данное Гордону.

"Какая нелепая смерть, — уже практически смирилась с неизбежным, — погибнуть от клыков какого-то недомедведя, да ещё и абсолютно голой! Премию Дарвина в студию!"

Монстр переступает с лапы на лапу, готовясь к прыжку, я от страху делаю шаг назад. Но это только больше злит невиданного зверя. И тут прыжок.

Закрываю лицо руками. Пусть последним, что я увижу будет темнота, а не обезображенная голодом пасть. Но боль почему-то не приходит, а вот звуки копошения слышались отчётливо.

Осторожно открываю глаза и вижу. Какой-то безумец решил спасти мою жизнь голыми руками.

Светловолосый мужчина сцепился с монстром. Недомедведь повалил незнакомца на землю. Клыки так и клацали у его лица. Но мужчине успешно удавалось удерживать существо на расстоянии.

С глаз спала пелена, и я сорвалась с места, стараясь, как можно быстрее, добраться до оружия. Схватила пистоль и нацелила его на врага.

— Не двигайтесь! — крикнула я, боясь в последний момент промахнуться.

Выстрел. Попадание. Монстр заверещал, пытаясь налететь уже на меня. Но мужчина держал крепко.

— Ещё! — крикнул мой заступник.

И я выстрел за выстрелом спустила все заряды, что были в пистоле.

Когда пришла в себя, передо мной лежали труп монстра и мужчина, который, кажется, спас мою жизнь.

Он подозрительно часто дышал, не пытаясь подняться с земли. Я быстро пересекла разделяющее нас расстояние и плюхнулись на колени. Надо было найти причину его состояния, что было крайне трудно сделать из-за крови недомедведя, которая была везде.

— Где же? Где? — суматошно дрожащими руками ищу повреждения.

Руки и ноги были целы. Распахнула лёгкую куртку, единственное что скрывало его грудь. Ран нет, зато обнаружен нехилый запас мышц. Продвигаюсь выше и нахожу рваную рану от зубов.

— Нашла. А с ней теперь что делать?! — моё шоковое состояние мало помогало делу. Но лучше так, чем сидеть как овощ и ждать, когда человек, защитивший меня, истечёт кровью.

Поднимаю глаза и замираю, столкнувшись с внимательным взглядом кристально чистых синих глаз.

От нервов едва слышно задаю пострадавшему вопрос:

— Делать-то что? Такие раны я зашивать не умею.

Но мы находились слишком близко друг к другу, чтобы он не услышал. И, надо же, мне ответили!

— Достань из кошеля красный пузырёк, — сказал этот странный мужчина.

Выбора особо не было, поэтому выполнила его указания.

— Вылей на рану.

— Надо сначала промыть, — резюмировала я, — подожди секунду.

Я быстро поднялась и побежала в лагерь, по дороге захватив рубашку, что так и лежала на берегу. Было ли мне стыдно ходить обнажённой перед посторонними? Нет, скорее некомфортно. Не привыкла я к такому явному вниманию к моей персоне. Кара испуганно смотрела на меня и не могла промолвить и слова. Поцеловала её в лоб и сказала:

— Всё уже в порядке. Не бойся.

Потом подлетела к сумке, вытаскивая фляжку из бокового кармана, и побежала к раненому, захватив с собой ещё и кружку. Зачерпнула воды из реки.

Аккуратно, чтобы не разлить, снова опустилась рядом с мужчиной. Протянула открытую фляжку к его губам.

— Пей, обезболит.

Мужчина сделал глоток и поморщился.

— Лучше бы алкоголь.

— Чего нет, того нет, — пожала я плечами, выливая воду из кружки на его шею. Кровь монстра надо было смыть. Для этого пришлось набрать воды ещё несколько раз. Хоть и блондинчику было больно, но он держался молодцом.

— Так, сейчас склянку вылью. Кстати, что там? — вопросительно посмотрела на него.

— Противоядие, — едва собирая буквы в предложение, ответил он.

— Ну и хорошо, — вылила красную жидкость.

Мужчина зашипел, похоже противоядие жгло. Я погладила его по голове. Была у меня такая вредная привычка. Чтобы успокоиться и перестать нервничать, начинаю гладить окружающих по голове. Блондинчик ошарашенно смотрит на меня своими нереальными глазами. И видно, что в данный момент его больше напрягаю я, чем его вероятная смерть от потери крови.

— Сашааа, — послышался из-за спины тихие шаги и плач, — мы что? Умрём?

— Разумеется, нет, — пыталась успокоить я ребёнка. — Этот дяденька любезно спас мою бедовую головушка, но сам пострадал. Можешь мне помочь?

Рыжик вытер рукавом слёзы и, продолжая всхлипывать, согласно кивнул.

— Отлично. Принеси, пожалуйста, мою чистую рубашку из сумки. Надо рану закрыть.

Девчушка быстро развернулась и побежала к костру.

— Всё само заживёт, — послышался хриплый голос с земли.

— Ага, обязательно когда-нибудь заживёт, — спокойно говорила я. Похоже пациент был в шоке и не мог оценить масштаб бедствия. Такие раны быстро не затягиваются. — Только прикроем её, чтобы грязь не попала.

— Вот, — протянула мою рубашку только что прибежавшая Кара.

— Спасибо, солнце, — сказала я и взяла ткань.

Оторвала рукав, полила своим отваром и приложила к ране. Ткань сразу пропиталась кровью. Но что-то лучше я придумать не могла. Второй рукав пошёл на длинные полоски, благодаря которым я худо бедно закрепила материал на теле.

Мужчина молча наблюдал за всем, что я делала. Что хорошо, не пытался лезть с комментариями. Но выглядел он не очень. Его немного потрясывало, будто от холода. Надо перенести его к огню.

— Ты должен мне помочь, — сказала я ему, — мне сил не хватит тебя перетащить.

Он попытался самостоятельно подняться, но не смог, и тогда на помощь пришла я. В таком темпе, оперевшись на моё плечо мужчина дошёл до лагеря и тяжело опустился на землю. Проделать это было непросто, потому как я доставала едва ему до плеча. Карюша же бегала вокруг, волнуясь.

Я уложила нашего спасителя на плащ, и практически сразу он отрубился.

— Саша, а это кто? — тихонько спросил рыжик.

— Не знаю, — ответила я, продолжая рассматривать незнакомца.

— Красивый, — озвучило мои мысли чадо.

— Очень, — согласилась я. — Пошли есть?

Ребёнок искупан, накормлен и уложен спать, блондинчик ещё не просыпался. Я закуталась в свою куртку, карауля процесс приготовления отвара. Сегодня мои запасы иссякли полностью. Нужно экстренно готовить новую порцию обезболивающего. Чем я и решила заняться. Лекарству кипеть ещё пару часов, а мне сиди и жди. Как же я устала!

Организм подумал также, и как бы я не сопротивлялась, всё-таки задремала. В мире грёз меня настиг серый туман, через который позже проступила комната, похожая на больничную палату.

— Папа! — бежала Кара к Гордону, что лежал на кровати. Он крепко обнял дочь одной рукой. Вторая была забинтована.

— Спасибо, мой повелитель! — едва не плача, сказал Норман.

— Сочтёмся, — отмахнулся тот самый блондин, — только жаль, упустил девчонку, — недовольно произнёс князь.

— Саша оставила нам письмо, — сказал рыжик.

— А ну-ка, дашь мне посмотреть? — спросил спаситель, присаживаясь перед девочкой на корточки.

Девочка важно кивнула, покопалась у себя в сумке, вытащила свёрнутый листок бумаги и отдала князю. Тот быстро развернул письмо и пробежал глазами по нему. По мере чтения его улыбка превращалась во всё более хищную.

— Виктор! — крикнул он…

И я вынырнула из кокона сна.

Проверила котелок, отвар был готов. Сняла его с огня, давая остыть. Решение о том, что делать дальше, кажется, было принято, когда возникли первые подозрения касаемо его личности. Именно к нему я вела Кару. И позаботиться о ней он явно сможет гораздо лучше, чем я.

Оставаться больше здесь я не могу. Кара же должна вернуться к отцу. Потихоньку подошла к спящему мужчине, отодвинула край повязки. Раны не было. Не осталось даже шрама. Вот тебе и бессмертие!

Стараясь не шуметь, собрала свои вещи. Осталось только написать письмо.


"Карюш, я должна оставить тебя. Спасибо за всю заботу, что вы вместе с папой мне подарили.

Не бойся. Наш спаситель — это тот самый князь, о котором так много говорил твой отец. Иди с ним и не переживай. Великий князь поспособствует воссоединению вашей семьи.

И ещё. Когда блондинчик попросит прочитать это письмо, дай ему это сделать. Ему мне тоже есть, что сказать.

Тираид Вельский! Будь добр на этот раз позаботиться о своём верном вассале! Всё-таки Гордон не чужой тебе человек.

Будь здоров, Великий князь."


Ох-ох, после такого сочинения опасно будет снова попадаться ему на глаза. Ну да ладно. Надеюсь этого никогда не случиться.

Я закидываю сумку на плечи и покидаю место нашей стоянки.

Оставлять их без защиты, не боюсь. Им суждено добраться до Гордона. Здесь они не умрут.


Тираид Вельский

Я вместе с третьим отрядом отправился на поиски девчонок. Виктор с четвертым остались разбираться с нападением. Гордон сказал, что Кара и Саша должны были пойти по дороге. Но, когда мы на всех парах летели к заставе, девочек не видели. Значит, они поступили умнее и пошли другой дорогой.

— Прочёсываем лес, — скомандовал я.

Уже два дня результатов никаких. Из живых мы наткнулись только на грызола. Похоже самка где-то поблизости произвела на свет целый выводок. Что ж, зачистим заодно и местность. Не хватало мне потом ещё с дикими зверями разбираться.

После дня тяжёлой работы решил разбить лагерь. Благо недалеко отсюда протекала широкая река. Поужинали и принялись укладываться спать. Часовые обходили лагерь по периметру, готовые при малейшей опасности поднять тревогу. Мне же не спалось и хотелось освежиться. Благо такая возможность была.

Характер у меня крайне закрытый и близко я к себе никого не подпускаю. В близком кругу едва наберётся человек семь, и только Хельгу я могу назвать своим другом. Я не стремлюсь к общению, и остальные удовлетворяют это желание. Отношения же с другими людьми строятся либо на взаимном уважении, либо на страхе. Другие варианты просто не заслуживают моего внимания.

Вода была прохладной. То, что надо после жаркого дня. Немного поплавал и понырял и вышел из воды. Всё-таки усталость накопилась за последние несколько недель.

Надел штаны, сорочку натягивать не стал, ограничившись плотной курткой, которую носил под доспехом. На поясе неизменно была прикреплена сумка с противоядиями.

Любая рана заживает на глазах. Единственное, что может меня убить, как не странно, — яды.

Погода располагала к прогулке, и я решил не сопротивляться своему желанию. На небосводе сияла Свитара. Лес полнился разными звуками. Шелестом листьев, стрекотанием. Неожиданно уловил едва слышный плеск воды.

"Интересно, что там?"

Стараясь не шуметь, пошёл на звук, отодвинул ветку дерева, что скрывала от меня вид на реку, и увидел обнажённую девушку, что стояла по пояс в воде. По её коротким волосам и спине стекали кристальные капли. Кожа, которую лишь слегка тронул загар, будто подсвечивалась в лучах ночного светила. Окружающий мир сузился до одной фигуры.

"Мда, Раид, похоже у тебя давно женщины не было", — нашёл очевидный вывод из этой ситуации.

С женским родом я пытался не связываться. И отношения на одну ночь меня более, чем устраивали. Совет княжества же всячески пытался склонить меня к браку, и, аргументируя отсутствием наследника, старались подсунуть мне одну из своих дочерей или внучек. А что? Каждый из них стремится оттяпать себе кусок власти побольше. Но жениться ради наследника, значит, повторить судьбу моего отца. А этого уж мне точно не хочется. Делать несчастным себя, женщину и своего ребёнка я не собираюсь. Хватит, проходили. Да и бессмертие неплохо защищает мою жизнь.

Сбоку рыкнули, потом ещё раз, и глаза красавицы округлились от испуга. Прямо на неё, сверкая зубами, стоял грызол.

"Что ж, пойдём спасать кудесницу", — подумал я, заходя с тыла к зверю.

При себе оружия у меня не было, но и идти за ним времени уже не было, а деву сожрут с минуты на минуту.

Прыжок монстра произошёл даже раньше. Я только подобрался к нему достаточно близко, а он ломанулся вперёд. Ухватил его за длинный хвост и что было сил потянул на себя. Грызолу это не понравилось, и он, видимо, решил, что съест сначала меня, а потом полакомиться девушкой.

Этот чудик вцепился зубами мне в плечо и повалил на землю. Лучше ситуации не придумаешь! В слюне монстра содержится слабый яд, который размягчает ткани, чтобы ему было удобнее жрать жертву. Ухватил передние лапы, удерживая пасть на безопасном от себя расстоянии. Хотел уже сделать подсечку, чтобы попытаться ухватить его за шею, но раздался голос:

— Не двигайтесь!

Последовал выстрел.

"Можно и так", — подумал я.

Монстр был убит, яд начал действовать, учащая дыхание и сердцебиение и мешая свободно двигаться.

А эта светловолосая нимфа, не особо заботясь о своей наготе, принялась меня ощупывать.

"Хотел бы я оказаться с тобой наедине в другой ситуации".

Её немного потряхивало от нервов, и я сказал ей о противоядие, которое поможет мне восстановиться. К ранам и боли от них я привык, и уже практически не замечал. Но нимфа, вернувшись в едва застёгнутой рубашке, которую натянула на мокрое тело, заставила выпить какую-то жидкость. Сопротивляться не стал, волнуется всё-таки. Когда она почти закончила, зачем-то потянулась и погладила меня по голове. В зелёных глазах читалась тревога и сожаление. Но этот незначительный жест воскресил в моей душе давно забытое чувство заботы. С момента смерти мамы я не подпускал никого настолько близко. Любой другой бы уже остался без руки. Сейчас же будто так и было нужно.

Я нашёл тех, кого уже несколько дней искал. Но, к сожалению, противоядия часто имеют снотворный эффект. Проснувшись, собирался вернуть дочь Норману, а вот, что делать с девицей, я ещё не решил. Она слишком странная. Нужно понаблюдать.

Открываю я глаза, по другую сторону костра спит Кара, а вот нимфы нет. И вещей её тоже нет.

"Сбежала, — на лице появилась хищная улыбка, — ну, беги. Скоро я тебя поймаю".

Глава 9

Саша

Лес, очерчивающий границы княжества, закончился. Это я заметила сразу. На смену деревьям, кроны которых виднелись высоко над головой, пришли другие. Ветки у них начинались от земли, и были они вполне толстые и крепкие, что несомненно является неплохим подспорьем для пряток с нежелательными элементами. Будь то дикие звери или же люди.

Куда иду? Крайне своевременный вопрос. Пораскинув мозгами, поняла, что ввязываться в военно-политический конфликт между чёрными и белыми как-то не хочется. А следовательно, надо идти в другое государство. Может там обстановочка будет полегче. Поэтому, стоило мне отойти от лагеря, где прибывали в стране грёз моя сестричка и княжич, достала карту, что дал мне Гордон, и начала присматриваться.

Представим Тамир как треугольник. С одной стороны к княжеству прилегала граница империи, к соседней стороне прилегало королевство Лерон. Радовало то, что общей границы Лерон и Дикароз не имели. Туда и лежал мой путь. Расстояние, которое мне предстояло пройти было гораздо меньше, чем до столицы княжества. Надо было повернуться на девяносто градусов направо и, с учётом погрешности и моей полной дезориентации в пространстве, рано или поздно я дойду до Лерона. На такой оптимистичной ноте начался мой путь. Запасов еды хватит надолго, потому что ем я мало, да и доля Кары тоже теперь моя.

Оставшись, наконец, одна, поняла, что именно этого я и хотела последние месяцы. Страшно, непонятно, но зависеть от кого-то или от чего-то мне не нравится. Сейчас же всё напрямую зависит от моего выбора, и я его сделала.

Итак, первая цель — добраться до ближайшего города. Чтобы снять жильё и не умереть с голоду, в любом из миров нужны деньги. А чтобы добыть деньги нужна работа. Таким образом, появляется и вторая цель — найти работу. Пока всё. Это и так уже слишком амбициозно для моей тревожной душеньки.

Ещё выяснился один, ну, очень интересный момент. Как-то, от нечего делать, я достала записи старушки Сэл и теперь под впечатлением. Хотя сказать так, значит, не сказать ничего. Итак, держу в руках когда-то красную книгу в потрёпанном переплёте. Открываю форзац и вижу надпись:

"Дневник двух реальностей, или как прожить весёлую жизнь".

— О двух реальностях? Это что ещё за такое?! — вырвалось у меня, стоило открыть первый лист с текстом. — Вот не зря я её опасалась.

Оказывается, что эта старушка чужая этому миру, она, как и я попала сюда с Земли.

" Я перенеслась в результате несчастного случая, упала сосулька на голову. Очень обидно. Мне тогда было 25. Рассвет моей жизни. На Земле остался мужчина, которого я люблю, поэтому очень хотелось вернуться домой. И у меня это получилось!

Важно! Перенос произошёл в день зимнего солнцестояния 22 декабря. Именно эта дата является ключом к решению проблемы. Ты скорее всего появилась в день летнего солнцестояния. Знай! Обратный перенос возможен! Нужно умереть в день своего появления на том же месте. Звучит достаточно просто. Это больно. Это страшно, но работает.

22 декабря в лесу, на месте, куда я перенеслась, на меня напал грызол. Спастись не получилось, и глаза я открыла уже на Земле. Но в реальности прошёл год. Мой любимый нашёл мне замену, и они ждали ребёнка. Родственники похоже даже не заметили моего отсутствия. И тогда я приняла решение вернуться, только уже осознанно и подготовлено. Если раньше было непонятно, чем я хочу заниматься, то в новом мире появилось дело, которое доставляет мне удовольствие. Алхимия. Особая магия помогает зачаровывать различные зелья и отвары. Но, как выяснилось позже, дар появился не на пустом месте. Он лишь результат болезни мозга. Я разработала зелье, которое сдерживает развитие болезни. И поэтому прошу тебя! Как только попадёшь в крупный город, пройди обследование.

Стоило тебе оказаться в деревне, я сразу же поняла, что ты чужая для этого мира…"

И вот, иду. Небо хмурилось, жара спала. Я же старалась слишком долго на одном месте не задерживаться и спать по несколько часов. Уже раз чуть не съели. Хватит. Мошкара зато жрала нещадно. Прям как дома.

Одиночество как ничто другое способствует спокойному размышлению о превратностях жизни. Ведь посторонние мысли и не очень посторонние лезут в голову преимущественно, когда рядом никого нет. И эти несколько дней были крайне плодотворны. Я успела повеселиться, пританцовывая и напевая песенки, потом расстроилась, что всех слов не помню, а послушать, чтобы узнать их, возможности может и не представиться. Тогда на сцену вышли родители и сестра. Слёзы так и лились! Обожаю свою психику за чудесные перепады настроения! Сейчас, когда появился шанс вернуться домой, унывать как-то не хотелось. Нужно просто спокойно и тихо пережить этот год.

Когда ландшафт изменился, я немного сбавила темп. И только сейчас осознала, что боялась преследования. Я самовольно разрубила зависимость, которую приобрела за эти два месяца. Конечно, спасибо Гордону и Каре за то, что не бросили умирать в лесу. Но жизнь с постоянной оглядкой на другого человека мне жутко не нравиться. Я как маньячка. Ну, начальной стадии.

Устроилась на ночлег около широких старых деревьев, которые решили, что жизнь по-отдельности их не устраивает, и срослись. Красиво! Можно даже попытаться придумать скрытое философско-символическое значение, но слишком лень. Да и смысла нет. Нужды в костре не было, летние ночи тёплые. И привлекать огнём ни внимание людей, ни животных… не думаю, что хорошая идея.

Попила воды из фляжки, перекусили лепёшкой с кусочком вяленого мяса. В голову неожиданно пришёл образ полуголого князя. Красивый чертяга.

— Готовый герой романа. Зачётная причёска, — начала загибать пальцы, — пресс и мускулы, сильный воин да ещё и со сверхспособностью. Мечта женских грёз, — покивала я своим мыслям. — Но таких идеальных людей не существует, — задумалась я, — наверное, крыша подтекает. Хотя кто бы говорил, — посмеялась над собой, — сидишь, Александра, сама с собой разговариваешь.

Зачем человеку другой человек, если он и сам себя неплохо развлекает?

Буйные мысли улеглись, я задремала. И будто накликала то, что вероятно и видеть не хотела. Туман показал, как седой мальчик убивает своего отца. Вот и обнаружилась шиза нашего красавчика.

Резко вынырнула из объятий сна. Разбудил похоже меня вой, что с каждым моментом всё приближался. По венам побежал холод, но сдаваться на обед какой-то, даже не родной, живности я не собиралась. Пришло время проверить свою теорию, бежать всё равно не куда. Закинула сумку за спину и полезла по крепким веткам как можно выше. С увеличением высоты листвы становилось всё больше, да и толщина на высоте пяти метров позволяла спокойно сидеть на них. И только я устроилась, вцепившись руками за ствол, высота всё-таки приличная, мимо что-то пробежало.

Темнота не позволяла увидеть, что происходит внизу, оставалось рассчитывать только на слух. И стоило выдохнуть от облегчения, как у ствола раздался хриплый лай, а потом эти чудики решили почесать когти о дерево.

"Святые ёжики, помогите, — спрятала от страха лицо, уткнувшись в ствол, — вы забрали всё, можно же хотя бы жизнь мне оставить".

Сколько продолжалась сия пытка, не знаю. Но я в очередной раз убедилась, что животные — зло. К рассвету я просто устала боятся, было всё равно. И когда звери ушли, я не заметила.

"Страшно? Страшно, — начала искать выход из ситуации, — хочешь, чтобы не было страшно? Естественно. Тогда надо быстрее валить из этого леса!"

Осторожно спускаюсь с дерева, периодически посматривая, нет ли чудиков. Спрыгиваю с последних двух веток и шустро припускаюсь дальше по своему маршруту. Дыхалка, конечно, такая себе, зато мотивация в виде страха превосходная. Бежала, не разбирая дороги. Плевать! Хоть бы на деревню какую выйти.

Уже задыхаясь, остановилась и сложилась пополам, пытаясь отдышаться. Потом достала фляжку и отпила воды.

"Останавливаться нельзя", — всплыла очевидная мысль.

И путь продолжается…

Однообразие всего наводило на меня тоску, и вот спустя неделю пути хотелось дойти хоть куда-нибудь.

Ночью было не спокойно мерещилось, что из-за дерева вот-вот выпрыгнет волк или тот странный недомедведя. Но я осознавала, что это только игра моего воображения и предпосылок их появления никаких нет. Кругом стояла тишина.

"Саша, это только тебе кажется. Всё в порядке", — говорила себе.

Путём долгих уговоров я, наконец, смогла задремать и сразу окунулась в серый туман.

Стою, значит, перед каменной стеной, а потом начинаю обходить её справа. И натыкаюсь на вход, который охраняют два стражника, одетые в зелёную форму. Она была гораздо проще и легче, чем у рыцарей, и состояла из кольчуги, шлема, зелёных штанов и накидки. Ну, обычные солдаты из средневековых фильмов. Туман вновь сошёлся.

Сон не мог не радовать. Вероятно, именно сегодня я доберусь до города. Приободрённая такой новостью вышла из-за деревьев. Передо мной открылся вид на долину. Холл только начал выходить на небосвод, тем самым заливая всё видимое пространство светом. Красота! Посмотрела вниз. А вот и какое-то поселение, небольшое. От него к горизонту отходила узкая дорога, которая заканчивалась у стены, что едва можно было разглядеть с моего места. Загвоздка заключалась в том, что я стояла на краю обрыва, и лететь вниз высоковато.

"Пойдём искать спуск", — повернула я налево. Почему бы и нет.

Со стороны леса донеслись какие-то звуки, и это были не птицы и шелест деревьев. Быстро спряталась за широкий ствол у самого обрыва и притихла. Ёжики знают, чего от незнакомцев можно ожидать.

— И как твой оболтус? — спросил один мужской голос.

— Ой, прославился на всю деревню! — ответил другой мужчина. — Вроде взрослый детина, а ума как у маленького ребёнка. Непонятно, чем он думал, но стоило сговориться о свадьбе с Марькой, как Долла объявила о том, что она тоже беременна от моего сына, который обещал на ней жениться!

Мда, альфонс местного разлива. Ну, это ладно. Главное — появилась возможность узнать дорогу.

— Хотя как мужик я сына понимаю. Сам не давече, чем пару месяцев назад зажал эту Доллу у сарая. Помял аппетитные формы, — пошло добавил отец альфонса. Теперь понятно в кого такой похотливый сын. Как говорится, живой пример.

Последнее хвастливое высказывание полностью отбило желание выходить из укрытия. Оценить, насколько я похожа на парня, у самой не получалось. В Нижних Вязах вопросов не возникало из-за авторитета Гордона, здесь же нужны дополнительные меры предосторожности.

Мужские голоса отдалялись. Логично предположить, что следует идти туда, откуда эти двое пришли. Скорее всего там и будет спуск. И, естественно, с самого начала я пошла не туда.

"Впрочем, а чему ты удивляешься?"

Во-первых, надо перетянуть грудь. Через широкую рубаху и сорочку её, конечно, не видно, но если кто-то дотронется, то всё поймёт. Во-вторых, Норман дал мне кепку с небольшим козырьком. Если её натянуть посильнее на голову, часть лица будет скрыта. С телосложением сделать ничего нельзя как и с отсутствием мышечной массы, хорошо уже и то, что за два месяца я переучилась хотите по-мужски, а не по-женски от бедра. Хоть этот вопрос снимается.

Когда незнакомцы ушли достаточно далеко, вышла из укрытия и, стараясь не шуметь направилась искать тропу. Это сделать было достаточно просто, дорога похоже пользуется популярностью среди местных. Решила идти по тропинке, хотелось уже поскорее добраться до города. В качестве меры предосторожности накинула капюшон плаща. Погода сопутствовала моей тревоге, и наслала тучек. Надеюсь дождь пойдёт только тогда, когда мне будет, где спрятаться.

Иду. Из-за поворота вышла группа парней с топорами и пилами наперевес. Отступать было поздно.

Делаем лицо кирпичом и шагаем вперёд! Парни, весело переговариваясь, прошли мимо и даже не кинули на меня взгляд. С облегчением выдохнула и пошла дальше.

В общем не будем вдаваться в подробности моего пути, но то ли я слишком торопилась, то ли и правда дорога была не такой уж и длинной, но не успел Холл подняться в зенит, я дошла до стены. Той самой каменной стены из сна.

Решила попробовать сломить предсказание, и вместо того, чтобы пойти направо, пошла налево.

Когда я попробовала спрятать серп, которым должен был пораниться Гордон, он где-то раздобыл запасной. Когда я столкнулась с Джозем, что нёс цветочки Каре, оставив его с пустыми руками, мальчуган ободрал цветы возле домика старушки Сэл и всё равно притащил девочке их.

Надежды как таковой на удачный исход мероприятия особо не было. Действовала на авось. А вдруг!

Но, разумеется, всё пошло по плану… который установило видение. Сквозь стены города протекала река, достаточно широкая, чтобы можно было сухим её перейти. Что делать? Развернулась и пошла назад.

Глава 10

Дневник Сэл

"Возможно ты заметила некоторую схожесть наших миров. Взять хотя бы во внимание название месяцев, продолжительность суток. Трудно даже вообразить, что может существовать планета, настолько похожая на Землю. Кстати, эту планету именуют как Дрик. А Свитара вообще поражает воображение!

Этот мир похож, но всё-таки не повторяет наш. Эволюция процесс непредсказуемый. Один пустяк может повлечь за собой колоссальные последствия. Наверное, ты видела фильм, как раздавили бабочку в прошлом…"


Саша

И вот, долгожданный вход в город. Кстати, именуют его как Кенш. Я беспокоилась, что меня остановят и будут расспрашивать, но, к счастью, до меня не было никакого дела окружающим. Стражники беспрепятственно пустили меня внутрь.

По каменной брусчатке множество людей спешат по своим делам. Что мне нравится в больших посёлках и городах, так это то, что никто не обращает на тебя внимания. В тех же деревнях ты ещё ничего не сделал, а за тебя уже всё придумали, даже напрягаться не надо.

Первым делом нужно купить свежую газету, посмотреть, как здесь обстоят дела с работой и жильём. Мальчик с газетами громко бегал и кричал о каком-то графе, который вызвал на дуэль барона. И что-то про войну между Тамиром и Дикароз.

Похоже я слишком близко к границе, надо подумать о переезде в город поглубже на территории Лерона. Но как-нибудь потом. Надеюсь, ничего не случится.

За медяшку, что некоторое время назад с чистой совестью спёрла у белого рыцаря, купила газету и сразу перевернула ее на последнюю страницу, именно там обычно и располагали объявление.

Так-с, посмотрим. Объявлений было много. Надо отбросить то, чем точно не смогу заниматься. Разносчик газет не подходит, я элементарно не знаю город, да и бесконечная беготня утомляет. Помощник повара в кондитерскую — навыков не хватит. Готовлю может я и неплохо, но такое предприятие явно требует некоторого мастерства, которым не владею. Дальше шли заметки, которые меня заинтересовали.

В первом месте требовался продавец в антикварную лавку, а во втором — разносчик в таверну. В лавке жизнь была бы очень спокойной, в такие места обычно ходят ценители, но зарплаты едва хватит, чтобы заплатить аренду комнаты. А вот в таверне работнику предоставляют комнату, что решает проблему с поиском жилья. Туда я и направилась.

Публика вокруг шаталась разношёрстная. Джентльмены щеголяли в костюмах, дамы в длинных платьях. Но присутствовала и прогрессивная нотка — заметила несколько девушек в брюках.

И вот я стою перед дверью таверны. Изнутри слышатся голоса и звон посуды. Как же страшно сделать последний шаг. Сердце учащённо забилось, руки начало потряхивать. Но выбора не было. Либо я делаю шаг, либо умираю от голода где-нибудь в подворотне. Толкаю дверь.

Внутри царил полумрак. Окна были небольшие, поэтому хоть сейчас и едва перевалило за полдень, лампы уже зажгли. Стены, столы, лавки, стойка, — всё из дерева. Посетителей сидело немного. Одна компашка в четыре человека и одинокий мужчина у окна. Я направилась к стойки, за которой стоял большой как медведь лысый мужик. Такой пополам переломит и не заметит. Но делать нечего, иду.

— Чего желаете? — спросил громила.

— Здравствуйте, я по поводу работы? — дёргано говорю, протягивая газету с объявлением.

— Работа — это дело хорошее, — внимательнее оглядел мужик меня с ног до головы, — тебе лет сколько?

— А сколько дадите? — пытаюсь держаться непринуждённо, но внутри колотит дрожь.

— Лет шестнадцать, — кивнул мужик, — больно мелкий.

— Вы попали в точку, — сказала я. Похоже именно на этот возраст и выгляжу. — Так что с работой?

— Сразу к делу, — усмехнулся мужчина, — такой подход мне нравиться. Девушка, что разносила еду в зале замуж выскочила и сейчас на сносях. Нечего ей с пузом тяжести таскать. Вот ребёночка родит, выкормит да вернётся. Поэтому работу предлагаю временную, если, конечно, будешь справляться.

— Буду стараться, — ответила я. Надолго мне и не надо, года, надеюсь будет достаточно. — Меня зовут Саша.

— Зови меня Федором. Я хозяин сего заведения. Жена моя Марон кашеварит здесь. Я дам тебе шанс.

Самое сложное пережили, остались формальности. В мои обязанности входили принятие заказов у посетителей, вынос готовых блюд в зал и уборка в таверне. Подобного опыта у меня не было, но не думаю, что возникнут проблемы.

Комнату мне выделили. Это была маленькая бывшая подсобку. Обшарпанные стены, скрипучая кровать с простым матрасом. Окошка и того нет. Условия так себе, но это лучше, чем ночевать на улице.

Федор оставил меня разбираться с вещами, напоследок сказав, что вечером начинается мой испытательный срок. Что ж, попробуем оправдать его ожидания. Всё равно идти больше особо некуда.

— Марон, знакомься. Это Саша, — представил хозяин таверны меня своей жене, — будет заменять Жэз.

— Приятно познакомиться, — кивнула я.

— Приятно, — улыбнулась мне женщина.

Она выглядела значительно младше Федора, слегка полноватая брюнетка с большой грудью. Опасности я от неё не ощущала. Но решила держаться в стороне. Не хочу близко знакомиться с этой семьёй.

— Жена, покажи ему всё. Пусть поработает сегодня в зале, осваивается. Не всё же нам бегать, — закончил Федор, обнимая жену за талию. Марон же продолжала в упор смотреть на меня.

"Чего это она?" — зябко поёжилась я.

— Федор! А где же наша любимая Жэз? — крикнул один из вечерних посетителей, стоило мне подойти к его столику за заказом.

— В отпуске она! — громко ответил хозяин от стойки. — Ей рожать скоро, пусть будет спокойно. Нечего дитё тревожить. Вот, Саша тебя обслужит, — кивнул он на меня.

— Чем хотите поужинать? — спросила я, доставая блокнот с карандашом, готовая записывать заказ…

Глубокой ночью, когда посетители наконец разошлись, мне осталось убраться в зале. Первым делом решила унести посуду на кухню, предстояла ещё её вымыть.

Подметая пол в тишине дома, думала. Федор с женой пошли отдыхать на второй этаж.

В принципе, устроилась я неплохо. Народ в таверну заходил более менее приличный. Мужики хоть и пили алкоголь, но не буянили.

Хорошо, что решила продолжить маскарад с переодеваниями. По пьяне, думаю, кто-нибудь да не удержался приласкать подавальщицу. А вот трогать парнишку местное мускулинное общество считало неприемлемым. И слава ёжикам! Беспокоили только дамы, что просто облизывали меня взглядом. Но это как-то можно пережить. С женщиной всё равно справиться будет проще.

Ноги и спина гудят, глаза слипаются, а спать осталось всего ничего. Но стоило голове устроиться на подушке, и сон как рукой сняло. Мысли полезли наружу, не давая уставшей голове отдохнуть.

"Интересно, как дела у Кары и Гордона. Надеюсь, князь выполнил мою просьбу, — нахмурилась и сразу улыбнулась, — если то моё письмо можно считать просьбой. Чистой воды манипуляция! Ну и ладно. Лишь бы сработало".

Как по заказу сквозь серый туман проступил кабинет, что я уже видела однажды. Кабинет князя.

За столом, откинувшись на спинку кресла, восседал Тираид. Напротив него расположился Гордон, устало смотря на своего господина.

— Не хочу, — похоже уже не в первый раз произнёс мой названный дядя, — я отошёл от дел.

— А я тебя не спрашиваю. Это приказ, — жёстко отрезал князь. Потом его тон смягчился. — Тебе это нужно. Хотя бы попробуй. Не пойдёт, найдём другое применение твоим талантам.

— Почему мой повелитель не хочет меня отпустить? — с интересом спросил Гордон.

Правитель же хищно улыбнулся и протянул другу листок бумаги. Это была моя записка.

— Одна небезызвестная нам дама решила упрекнуть меня в бессердечности.

Гордон устало выдохнул и осторожно заглянул в глаза своему воспитаннику.

— Прости её, мой повелитель. Она не из этих мест. В ней нет почтения к власть имущим.

— Не переживай, мой друг, — успокоил князь своего наставника, — она права, поэтому я и взбешён. Мне не следовала тогда отпускать тебя. Но это в прошлом, — отмахнулся князь. — Лучше скажи, что с нимфой не так? Как она узнала о нападении и почему оставила Кару с посторонним мужиком и ушла?

— Нимфу? — понимающе усмехнулся дядя.

— Нимфу, — подтверждающе кивнул Тираид, — говори!

И туман сошёлся.

Есть такая птица, которая к добру или худу перекочевала в Дрик вместе со мной. Кукареканье с утра пораньше было слышно даже через стены дома.

"Ууу, перья бы повыдирала", — погрозила я стене кулаком.

Перед глазами всё ещё стояла сцена в кабинете. Боюсь, Гордон не станет противиться воле князя. Вот дьявол этот Тираид!

— Тираид… — задумчиво произнесла имя моей неприятности, — Тир-раид… Раид… Аид! Точно Аид! Так и буду его звать!

Ободрённая своей гениальностью и точностью полученного имени, которое как никакое другое подходит этому человеку, пошла умываться. Пора снова работать.

— Доброе утро, Федор, — поздоровалась я с хозяином, входя в зал. До открытия ещё было пара часов.

— Доброе, — ответила мне гора мышц, а потом поздравил с успешным первым днём.

— Спасибо, буду стараться, — ответила я. Приятно, когда ценят твои старания.

— Иди завтракать, — кивнул Федор на кухонную дверь, — Марон тебя покормит.

Я только кивнула и пошла есть. Хозяин же более не обращал на меня внимание, принимаясь вытирать кружки, в которые наливал пиво.

— Доброе утро, Марон, — поздоровались я с женщиной, стоило войти на кухню.

— Как спалось? — улыбнулась она.

— Нормально, — стараясь выглядеть спокойно, ответила.

— Садись есть, — сказала хозяйка, ставя чашку каши на стол.

— Спасибо, — уселась я.

Так прошёл месяц. Вокруг царила тишь да гладь. К нагрузкам в качестве разносчика уже привыкла. Теперь удавалось заканчивать работу пораньше, поэтому появилось свободное время, которое я тратила или на прогулки по городу, или на отдых, которого сейчас так не хватает. Но я не жалуюсь.

Не знаю, кого благодарить, но уже второй раз мне везёт повстречать хороших людей.

Сначала был благородный и добрый Гор с малышкой Карой, сейчас справедливый Федор с заботливой Марон. Из видений удалось узнать причину такого трепетного отношения хозяев таверны ко мне.

Пару лет назад они потеряли сына. Ему тогда было примерно столько же, сколько и мне. Король объявил, что хочет подавить восстание в соседнем государстве и для этого провозгласил набор рекрутов. Все парни от шестнадцати лет были отправлены на границу. Не вернулся никто… Генералы просто прикрыли свои войска детьми. Их уничтожили, даже не заметив.

Так обычно и происходит. Власть не смогла договориться, а свою кровь будут проливать простые жители. И всё это подаётся под сытным соусом патриотизма. Только вопрос: а чего стоит такая любовь к своему государству?

Кто-то скажет, что это юношеский максимализм. Но это не отменяет того, что самое ценное, что есть у человека, — это его жизнь. И она одна. И никто не в праве решать, как эту жизнь человеку прожить.

Глава 11

Дневник Сэл

"Возможно ты задавалась вопросом: почему ты, не зная языка, можешь понимать, говорить и даже читать и писать на нём. Один мудрый человек много лет назад объяснил данный феномен. Он назвал это лингвистической восприимчивостью. Возможно, что и на Земле ты замечала за собой способность к языкам…"


Саша

— Моран, вот новый заказ, — передала исписанный листок.

Пятничный вечер — самый загруженный. Все стремятся поскорее расслабиться после рабочей недели. В таверне было не продохнуть. Даже пришлось позвать Кати, девушку, что жила по соседству, которая иногда помогала Моран на кухне.

Я же бегала как заведённая, прими заказ, принеси напитки, принеси блюда, рассчитай гостей. К полночи устала как собака, но веселье только набирало обороты. В такие дни мы работаем практически до рассвета. А ещё убираться!

— Приятного аппетита, — сказала я, ставя перед слегка подвыпившей парочкой пирог с мясом. — Что-нибудь ещё? — вежливо спросила у гостей и посмотрела на девушку. Она, на мой взгляд, была более адекватна. Но если бы я знала, чем это закончится, лучше вообще ничего не говорила.

— Эй, ты, — встал её двухметровый кавалер и неровной походкой начал на меня наступать, — ты подбиваешь клинья к моей женщине!

И без разбора этот очень "хороший" человек засветил мне в лицо. Хоть с виду парень и казался не слишком сильный, удар у него был, что надо. Я налетела на их же столик, в глазах потемнело, а в ушах звенело. Вокруг поднялся гул. Кто-то поддерживал напавшего, кто-то пытался спровоцировать меня. Но отвечать не собиралась, драться не умею, скорее себе наврежу. Соперник не хотел отпускать беззащитную добычу, и вот я уже, схваченная за воротник, болтаюсь в десятке сантиметрах от земли. Воздуха не хватает, из горла вырываются хрипы. А перед лицом довольная рожа. Похоже безопасно выйти из конфликта не получится.

"Как же всё раздражает! — подумала я на вдохе и из последних сил хлопнула ладонями по ушам парня, а после зарядила ему между ног.

Парень заверещал, скручиваясь на полу.

Я же поймала равновесие и провела по лицу, на руке была кровь.

— Блеск! — вырвалось у меня.

За спиной послышался бас Федора.

— А ну, пропустите, — расталкивал он зевак.

Я не стала ждать, пока он подойдёт, а просто направилась к дверям кухни. Было больно, обидно и грустно. Посижу в женском обществе, успокоюсь.

— Саша! — донеслось мне в спину.

Но останавливаться никто не планировал. Открываю дверь и натыкаюсь на любопытный взгляд девчат. Моран и Кати испуганно охнули.

— Саш, кто тебя так? — подлетела ко мне женщина. — Куда Федор смотрел?! — начинала она злиться.

— Нормально, — увернулась я от заботливых ручек, — дайте мне передышку. Чёрт! — как и ожидалось, заболела голова. Да так сильно, что потемнело в глазах.

— Саш! Мальчик мой! Что с тобой? Опять голова? — хлопотала надо мной женщина.

Я удивлённо спросила:

— А вы откуда знаете?

— Что ж у меня глаз что ли нет?! — возмущённо произнесла она. — Где твоё лекарство?

— В комнате, под подушкой фляга.

— Кати, дорогая, сбегай, — попросила хозяйка девушку. Та только кивнула и побежала к выходу в зал.

Там стоял гул. Разруливание сложившейся ситуации легло на широкие плечи Федора.

— Иди сюда, — потянула Моран меня за руку к столу, — обработаем рану.

Меня усадили на лавку, сунули в руки мешочек с чем-то холодным и начали обрабатывать разбитую губу.

— Как Федор мог это допустить? — снова начала причитать хозяйка.

— Всё шло как обычно. Я разносил заказы. И тут налетел какой-то пьяный мужик и долбанул меня по лицу.

Прибежала Кати и протянула мне флягу.

— Спасибо, — кивнула девушке и сделала пару глотков. Отвар подействовал сразу. Обезболивающее сработало не только на голову, но и на лицо. Прекрасное средство.

"Спасибо, Сэл, — очередной раз поблагодарила я целительницу. — Надеюсь, сегодняшний день не станет началом конца".

Но ни через день, ни через неделю санкций по отношению ко мне применено не было. Федор с Моран встали на мою сторону. Ведь потасовку начала не я. Только хозяин предостерёг быть аккуратнее, всё-таки мелковата я для таких разборок.

Работа продолжалась, только приходилось сверкать фингалом на пол лица. Ссадина на губе зажила быстро, а вот синяк проходить никак не хотел. Зато после победы над тем парнем у меня появились поклонники и поклонницы. Мужики одобрительно задирали, а дамы томно вздыхали. А мне-то что? Называйте хоть груздём, только чаевые платите и работать не мешайте.

Жизнь шла своим чередом. Незаметно подкрался сентябрь. На заработанные деньги удалось прикупить тёплую одежду и высокие сапоги. Надеюсь, хватит их надолго.

Месяц выдался плодотворным. В местной алхимической лавке удалось разузнать об обезболивающих таблетках. Стоили они, конечно, много, но и эффект наступал гораздо быстрее и действовал дольше. Прикупила пять штук на экстренный случай. А пока буду довольствоваться отваром.

Помня наставления старушки Сэл, разведывала обстановку и по поводу обследования. Но стоило оно столько, сколько мне не накопить и за три месяца. Так что решила не тратить пока деньги. И, возможно, к новому году смогу, наконец, выяснить: что с моим здоровьем?

— Саш, — позвал меня Федор, — сбегай в овощную лавку. Поставщик захворал, не сможет продукты принести.

— Хорошо, — ответила я, снимая фартук, в котором работала с посетителями. — Я всё отнёс, осталось только рассчитать.

— Понял, — кивнул Федор, — беги, а то продукты заканчиваются. Марон готовить не из чего.

Сейчас было часов десять утра, желающих перекусить нашлось три человека.

Провела по чуть отросшим волосам. Я уже могла завязывать их сверху, чтобы они не лезли в лицо. И пошла за пальто.

На улице было зябко и иногда моросил холодный дождь. Самая противная погода, как по мне. Лето мне больше нравится, хотя бы мёрзнешь не так сильно.

Поёжилась, поплотнее запахнула воротник и пошла вверх по улице. До лавки было идти минут десять, и я хотела побыстрее расправиться с поручением и вернуться в тепло таверны. Поэтому шагала я быстро и целенаправленно, не отвлекаясь на происходящее вокруг. Неожиданно мне наперерез выскочила большая чёрная пролётка.

Я сначала удивилась, потом насторожилась.

"Что это за вестник апокалипсиса?" — пронеслось у меня в голове.

Но, увы, иногда первая мысль самая верная.

— Дубровский Саш, — из пролётки выскочили два стража порядка, — вы арестованы.

И больше не говоря ни слова и не отвечая на вопросы, которые я задавала в огромном количестве, скрутили мне руки за спиной и засунули в гробик на колёсах.

"Да уж, Александра Сергеевна, попала ты. Только интересно, что ты успела натворить?"

Сижу, значит, как в боевиках. Я, по обе стороны два амбала. Сбежать не получится, да и смелости не хватит. Несмотря на внутреннюю дрожь, к лицу прилипла маска отчуждённости и некоторого превосходства. Если неприятности избежать не удалось, то хотя бы встречу их с высоко поднятой головой.

— Смотри, какой наглый, — сказал мужик, что сидел напротив меня, амбала справа.

— Да сейчас поправим, — довольно ответил он, а потом большим кулачищем зарядил мне в живот.

От резкой боли согнулась пополам, дышать получалось через раз. Злость поднималась внутри. Но что я могу?!

— Так-то лучше? — заржала троица. — Приехали.

Вытащили из повозки и грубо потянули в здание. Сказать, что было страшно, значит, не сказать ничего. Меня провели по тёмному коридору, в конце которого располагалась железная дверь.

— Будь паинькой, — ласково смердящим дыханием проговорил страж порядка мне в ухо, — моли о пощаде, и тогда может быть тебя и не убьют, — а потом защитник закона втолкнул меня в комнату.

Удержаться не вышло, и я рухнула на колени.

"Великолепно! Ещё и колени ободрала. Что ещё?!" — подумала я, поднимаясь на ноги. Связанные руки здорово мешали двигаться.

— Как же приятно видеть тебя в таком состоянии! — раздался мужской голос сбоку.

Наконец, приняв вертикальное положение, огляделась. В центре стоял стол, с двух сторон к нему были приставлены стулья. Я, не долго думая, уселась на ближайший и в упор посмотрела на человека, который похоже и стал причиной моих неприятностей. Причём второй раз!

Есть у меня одна привычка. Плохая или хорошая не знаю, но мне она помогала хоть как-то выражать недовольство. Сидишь и, не отрываясь, смотришь на раздражитель твоих не бесконечных нервов. Обычно народ тушуется под таким взглядом. Также произошло и с моим оппонентом. Только как и у меня была привычка, так и у него сработала защитная реакция, а проявлялась она в агрессии.

"Мда, Саша, походу становится только хуже".

— Думаю, ты понимаешь, зачем я позвал тебя сюда, — прорычал тот парень, что долбанул меня в таверне некоторое время назад.

— Не особо, — отбила я вопрос, продолжая таращиться, — что ты хочешь? Давай быстрее выдавай ценную информацию, и я пойду. Мне надо работать.

— Ты оскорбил меня! — бесился долговязый. — Теперь надо мной насмехаются все, кому не лень. И ты за это ответишь! — хищно улыбнулся он.

— Вообще, именно ваше превосходительство, — ехидно произнесла я, — первый меня ударил, а потом чуть не задушил. Мне что? Надо было смиренно ждать смерти? Ты, конечно, прости, — перегнулась через стол, максимально уменьшая расстояние между нами, — но раз я уже умирал, больше не хочу.

Парнишка не ждал такой реакции, шарахнулся от меня в сторону и чуть не упал со стула.

Я усмехнулась. Иногда бывают ситуации, когда показать слабость, значит, проиграть. И как бы плохо не было внутри, снаружи только ледяное спокойствие. Да и терять мне особо нечего. Что у меня есть? Только жизнь, за которую не дадут и ломаного гроша.

"Как же я устала. Жалко домой вернуться не получится", — грустно подумала я.

Села обратно, откинулась на спинку стула и закинула ноги на стол. А что? Помирать, так с музыкой!

Этот недомерок подскочил на ноги, глаза лихорадочно забегали, и чуть не брызгая слюной разъяснили, что мне надлежало сделать:

— Ты должен ползать передо мной на коленях и умолять, чтобы я простил тебя и не засадил за решётку. Мой отец с удовольствием пришьёт тебе пару убийств, и света белого больше не увидишь!

— К ёжикам! — ругнулась я, а потом спокойно продолжила. — Хочешь засадить меня? Валяй. Но унижаться перед такой падалью я не буду.

— Падаль?! — провизжало это недоразумение, подлетела ко мне и снова зарядили мне кулаком в лицо.

Я свалилась со стула, больно ударившись боком о деревянный пол. Но парню было этого мало, и он принялся пинать моё тельце ногами. Тёплое пальто смягчало удары, но не до конца. Боль была адская, но я не издала ни звука, не хотелось доставлять ему такое удовольствие, как мои крики.

Благо выдохся он быстро. Да и скучно со мной.

— Стража!

На крик пришли те же амбалы, что и привезли меня сюда.

— Уведите его.

Я через боль только хрипло рассмеялась. Как же всё нелепо…

И уже когда меня подняли и поволокли к двери, обернулась и спросила:

— Тебя хоть как звать?

Он удивился, но ответил:

— Генрих.

— Так и быть, уговорил, — с улыбкой произнесла я, — сына назову как-нибудь по-другому.

— Ах, ты! — он снова подлетел и долбанул кулаком в живот.

Я закашлялась, но сквозь хрипы прорывался смех.

— Малыш, знаешь, что такое карма? — спросила я у парня. Два амбала как-то удачно меня придерживали, стоять было практически не больно.

— Нет! — крикнул он мне в лицо.

— Ну, ничего страшного, — наклонилась я к нему и прошептала на ухо, — просто однажды, когда тебе будет очень больно и страшно, вспомни меня. Зло рано или поздно возвращается к своему владельцу.

Генрих впал в ступор, мне даже стало его жалко.

— Уведите меня, будьте любезны, — мило обратилась к своим новым приятелям, что так любезно ждали, пока я закончу разговор, — меня ждут новые апартаменты.

Одиночная камера мне понравилась. Она была даже больше каморки, где я обитала прошлый месяц. К стене за цепи была приколочено деревянная доска, которая видимо должна служить кроватью.

— Надо же. Какой сервис! Царское ложе и не на полу! — хрипло хихикнула я, ковыляя до новой кровати.

Двигаться получалось с трудом, дышать тоже через раз. Потрепали меня знатно. Хоть бы внутренних кровотечений не было. На удивление головная боль решила не усугублять моё печальное положение. А ещё сильно хотелось в уборную.

"Так, посмотрим, как обстоят дела с удобствами".

Ширма в углу комнаты отделяла отхожее место, что представляло собой отверстие в полу.

— Я же и говорю, царские покои!

— Лерон поставили перед выбором, — серьёзно говорил Федор, — либо королевство объединяется с империей, либо Дикароз начинает жечь нас.

Каким-то магическим образом хозяину таверны удалось устроить со мной встречу. И сейчас мы сидели в той самой комнате допроса.

— Нам не выстоять в этой битве. Поэтому король согласился на условия императора, и уже через два дня объединённые войска выступают. Пушечным мясом на этот раз решили сделать осуждённых, — он с грустью посмотрел мне в глаза, а потом наклонился поближе и прошептал так, чтобы никто посторонний не услышал. — У меня есть друг, который может помочь тебе выбраться.

— Стой, — спокойно ответила я, — ты не должен рисковать ради меня, — мой взгляд смягчился. — Увы, но я не твой сын. Подумай, что будет с Моран, если тебя поймают и осудят. Она не переживёт твою потерю.

— Ты ей тоже дорог, — упрямо гнул свою линию Федор.

— Я — никто, — грустно улыбнулась, — если исчезну, ничего не изменится. Этот мир прекрасно справится без меня.

В комнате воцарилась тишина.

— Я постараюсь выжить. Но если не получится, не горюйте. Было приятно иметь с вами обоими дело, — склонила голову в знак благодарности за спокойно проведённое время.

Расстроенный Федор ушёл. К счастью, как последнюю волю перед моей фактической казнью, мне позволили забрать вещи, которые принёс хозяин таверны из моей комнаты. Сумку отдадут перед битвой, чтобы я не смогла воспользоваться хранящимся там оружием, чтобы избежать свою судьбу.

Серое марево застилает глаза, не давая возможность ни видеть, ни дышать свободно. Бывало и такое в моих снах. Уже думала, что видение сегодня не придёт, но ближе к утру туман разошёлся. Напротив помятой и измазанной в крови и грязи меня стоял князь. Наши пистоли были направлены друг на друга. И только я попыталась рассмотреть выражение лица мужчины, как видение схлопнулось, выталкивая моё сознание из пучины сна.

Уже сидя на деревянной кровати, поняла неплохую вещь. Дожить до встречи с Аидом получится, а вот, что сделает бог подземного мира потом, увидим при встрече.

Глава 12

Дневник Сэл

"Если всё же решишь вернуться домой. Делай это в тот же день, в который ты и прибыла сюда.

Существуют четыре пограничные точки: зимнее и летнее солнцестояния, весеннее и осеннее равноденствия. Они приведут тебя в разное время. К примеру, если бы я отправилась на Землю вместо декабря в марте, то вполне могла бы попасть в поток времени, когда даже мои родители ещё не встретились. Да и само твоё появление может повлиять на историю. Из-за моей безалаберности мой старший брат не родился. Будь осторожна!

Как я писала ранее, чтобы переместиться, надо умереть в том же месте, в тот же день. Обнаружила я это случайно. Помог грызол. Следующий раз уже на Земле я убила себя осознанно. Это был рискованный шаг, ведь гарантий, что перенос произойдёт не было никаких. Но мне надо было вернуться любой ценой.

На Дрике я приютила мальчика. Он умирал с голоду на улице. Не знаю, зачем решилась на такую ответственность в чуждом для меня мире. Но стоило мне немного освоиться, и мальчик стал жить со мной. Мы поселились в окрестностях столицы чёрного княжества. Меня приняли на работу в аптеку, а потом в алхимическую лабораторию. В скором времени переехали жить в столицу. А потом случился перенос.

Кстати, мальчика зовут Виктор Эйлих. Если встретишь его когда-нибудь, скажи чтоб не горевал о старушке Сэл…"


Саша

— Настало время послужить своей Родине! — вещал какой-то командир этого предприятия. — Отдать жизнь за своё государство — высшая честь!

"А мне что делать? — подумалось мне. — Отдавать жизнь за какое-то левое королевство? Не, не хочу".

Но меня особо не спрашивали. И вот в компании двадцати таких же бедолаг я направлялась в сторону противника. Моя основная задача была не умереть и убраться подальше от линии огня, поэтому двигалась я аккуратно, перебежками, пропуская остальной народ вперёд. Кто-то вообще не заморачивался и шёл напролом. Наверное, смирился со своей судьбой и хотел закончить этот фарс поскорее.

Практически каждое движение причиняло дискомфорт. Всё-таки Генрих отделал меня знатно, а прошло всего несколько дней. Перед тем как отправляться в бой выпила первую из пяти таблеток обезболивающего. Любое неловкое движение может стоить мне жизни.

"А у меня свиданка с князем, — спрятавшись за деревцем, подумала я, — нельзя заставлять ждать такого мужчину".

Пока вокруг было тихо. До чёрных мы ещё не добрались, но стремительно к ним приближались. И вот, раздался первый выстрел.

От испуга присела на корточки, закрывая голову руками. Но пронесло, стреляли где-то в стороне. Решила двигаться ползком, так я хоть и замедлюсь, но хотя бы не попаду под перекрёстный огонь.

"Раз, два", — сосредоточилась я на счёте.

Очень жалко было новое пальто. Тёмно-зелёный цвет, что и так уже замарался после приключений в тюрьме, начал пропитываться грязью. А как удачно, зелёных как раз цвет королевства!

"Увижу Генриха, — зло подумала я, продолжая двигаться в сторону, — заставлю купить мне новое! Я для того его брала за такие деньги, чтобы так испортить!"

Ползу, впереди виднеется лесок, за спиной слышатся выстрелы, лязг металла и крики раненых людей. Сердце холодеет от ужаса, который заполняет всё пространство вокруг.

"Я же многого не просила, — кряхтя от перенапряжения, подумала, — хотела спокойно прожить этот год и свалить обратно на Землю. Так нет же! Окунули лицом в грязь, желая, чтобы поскорее дух ушёл из моего тела".

Когда добралась до первых деревьев, дышала как лошадь, а мышцы забились до такой степени, что скрутила судорога. Надо передохнуть. Спряталась за дерево спиной к полю боя. Надеюсь хоть зверья здесь нет, а то только волка для полного счастья не хватало.

Со стороны Лерона протрубил рог. Звук был слишком громкий.

"Они близко!" — подскочила я с места и бегом направилась в сторону чёрных.

— Дезертир! — раздалось у меня за спиной. — Убейте его!

Что есть сил побежала вперёд. За спиной раздался выстрел и пуля всадилась в ствол дерева в десятке сантиметрах от моей головы. Так быстро я не двигалась никогда, но и этого было мало. И спустя какое-то время меня настигли. Икру обожгло, ноги подкосились, и с криком я полетела в обрыв. Старалась прикрыть голову, шею сломать как-то не хотелось.

И вот, лежу. Перед глазами голубое небо, освещаемое Холлом.

"Почему я не попала в мир единорогов, где феи летают среди сахарной ваты? — обессиленно подумала я.

К счастью, место моего падения удачно прикрывали кроны деревьев, а зелёным рыцарям не жаждали посмотреть на мой охладевший труп.

Шевелить ногой было нестерпимо больно, да и смотреть на неё было страшно. Но умирать не собиралась, и, чтобы не истечь кровью, рану нужно перевязать. В ход пошла вторая таблетка.

Кряхтя как трёхсотлетняя бабка, села.

— Ааа, — вырвалось.

Надо было вести себя максимально тихо, иначе кто-нибудь решит добить. Доставала из заплечного мешка, который помог смягчить удар и не сломать спину, сорочку. Ножиком распорола шов и принялась рвать ткань на ленты. Кровь шла, но не слишком сильно, надеюсь, артерия не задета. Замотала рану потуже и попыталась подняться. Без левой ноги получалось плохо, но мне удалось. Пот градом катился с меня.

"Зря ты, Саша, пренебрегала спортом. Глядишь и не оказалась бы посреди военных действий раненая в одиночестве".

Закинула сумку обратно за спину, подобрала палку, что пока заменит мне костыль, достала пистоль. Останавливаться было нельзя. Ковыляем дальше, надо было уйти подальше. Трава путалась в ногах, земля то и дела выставляла холмики и ямки. Неудивительно, что в конце концов я споткнулась.

— Ыыы, — закусила костяшку пальца, чтобы не орать от боли.

Спустя какое-то время полегчало.

Ближе к закату лес закончился. Но было бы слишком просто дать мне беспрепятственно уйти. В ста метрах от меня растянулся лагерь. Кому он принадлежит? В сумерках разглядеть не получалось. Надо обойти…

— Стоять, — тихо сказали из-за спины, и что-то уперлось между лопаток. Не думаю, что это букет цветов с пожеланиями скорейшего выздоровления. — Брось оружие.

Избавиться от пистоля не хотелось, но и ничего не делать было нельзя. Отвела правую руку с оружием в сторону, продолжая держать палец на курке. Спасти положение мог только эффект неожиданности. Вряд ли сейчас меня считают серьёзным противником. Резко сгибаю руку назад и стреляю.

— Шш, чёрт! — отдача отбивает мне запястье, но зато давление на спину исчезает.

Оглядываюсь. Парень растерялся, но всё ещё был настроен серьёзно и уже замахивался на меня мечом.

Поговаривают, что, когда твоя жизнь находится на волоске, просыпаются внутренние резервы организма. Похоже что-то подобное произошло и со мной.

Я стремительно присела на корточки, не замечая боли в ноге. Меч просвистел у меня над головой. И не долго думая, стукнула пистолем пацана по колену, а потом со всего веса толкнула его. В общем парень упал на спину. И только я поднялась, чтобы свалить подальше отсюда, как за спиной послышались шаги, что стремительно приближались к нашей страстной парочке.

Разворачиваю и возвожу курок.

"А вот и сцена из сна".

Передо мной стоит Великий князь с наведённым на меня пистолем. Этого блондинчика узнала сразу, такой светлой макушки, кроме как у него, я не видела. А вот чтобы опознать меня, ему потребовалось некоторое время. Мышцы напряжены до предела. Я ждала, что он скажет. От этого и будет зависеть контекст нашего общения.

— Нимфа? — наконец сказал он.

"Чего? — слегка опешила я. — Какая нимфа?"

— Убивать будешь? — сразу перешла к делу. Чувствовала слабость, что растекалась по телу. Ещё немного и будет совсем худо.

Князь удивлённо приподнял брови и сказал:

— Пока нет.

— Спасибо и на этом, — выдохнула, опуская оружие. Ноги уже не держали, и я рухнула на землю, подвывая от боли.

Вытащила из кармана оставшиеся таблетки, засунула их в рот, а потом из фляжки допила остатки отвара, которые берегла до последнего.

Раз убивать меня пока не собирались, можно и передохнуть. Я витала в своих мыслях, пытаясь отрешиться от боли. Но в реальный мир меня всё же вернули. Холодное прикосновение кожаных перчаток к моему подбородку. И вот сижу и гляжу на радостные синие глаза.

— Чего веселишься, княже? — поинтересовалась я у этого пришибленного.

— Да так. Искал тут одну особу, а она возьми и сама ко мне приди. Как не радоваться такому стечению обстоятельств?

— А давай потом поговорим? — с надеждой спросила я, сбрасывая его руку с моей кожи.

— Как скажешь, — покладисто согласился мужчина.

Перед глазами поплыло, и я их закрыла. Нужно просто переждать. Сейчас таблетки сработают, и полегчает.

Но неожиданно почувствовала прикосновение под коленом и на спине, а потом рывок.

— Шшш, — прошипела я, утыкаясь лицом во что-то твёрдое. Болело всё: руки, ноги, живот. На десерт разболелась голова. — Надеюсь, ты меня не на казнь тащишь?

— Если захочешь, сделаем это позже, — весело ответили у меня над головой.

Хрипло рассмеялась. Вот это я понимаю, свиданка удалась!


Тираид

Эзра Дикароз отказывался останавливаться! После событий в Нижних Вязах много сил княжество бросило на укрепление границы, выставили регулярные патрули на случай новых атак. Мы ждали, что дальше предпримет империя. А пока я занялся поисками нимфы. После разговора с Гордоном стало понятно, что Саша должна стоять на стороне Тамира.

Способность к предсказаниям — станет моим оружием. Осталось только разыскать пропажу и предложить ей то, от чего она не сможет отказаться. Но, чтобы это сделать, нужно её получше узнать. Норман отказался рассказывать всё. Он и так считал себя предателем за то, что рассказал мне о её особенности. А малышка Кара и не знала ничего.

Гордона я приставил тренировать новобранцев, а его дочурку взял в ученицы придворный учёный. Очень толковый мужик, кстати. Будет с ней заниматься. Сейчас они оба в столице обживают новый дом, старый Норман при переезде продал. Тогда он отрубал все концы, но время идёт, и пора бы ему вернуться на своё место.

Когда Хелен пришла с очередным докладом, я в своём кабинете выслушивал Дитриха. Если нужно кого-то выследить, то лучше этого парня не справится никто. Следы Саши ведут к Лерону. Но в связи с опасной политической ситуацией вытащить её официально не получится, поэтому лучший вариант — действовать тайно.

— Говори, — сказал Хелен, которая только что вошла в комнату.

— Лерон заключил сделку с империей, — быстро проговорила женщина, — наши шпионы доложили, что войска соберут на клине, и совместные силы начнут пробиваться на территорию Тамира.

А вот и выпад Эзра, которого я уже устал ждать. Откинулся на спинку кожаного кресла и с улыбкой предвкушения приказал:

— Готовь армию. Этому недомерку пора узнать истинную силу чёрного княжества.

— Будет исполнено, Великий князь! — положив руку на сердце, поклонились Дитрих и Хелен.

Да начнётся игра!

— Повелитель, позволь мне отправиться с тобой, — просил меня Гордон.

— Не сейчас, — ответил я, а потом похлопал старого друга по плечу, — может чуть позже мне понадобится твоя помощь. Будь готов.

Безоговорочная преданность — основной принцип, на котором построена моя власть. Но иногда хочется с кем-то просто поговорить. Раньше таким человеком был Гордон, потом Хелен. К сожалению или к счастью, ни один из них никогда не пересекали черту, за моей спиной всегда стоял титул и огромная ответственность. Возможно именно это и зацепило в Саше. Ни капли почтения! Откуда она такая взялась? И главное по этому поводу и убить её не хочется. Чудеса какие-то.

— Виктор, надеюсь ты привезёшь благие вести, — сказал я, командиру сегодняшнего сражения.

— Сделаю всё возможное, мой повелитель, — поклонился Виктор. А затем развернулся и ушёл проливать кровь.

— Что ж, — произнёс я, проводив войско, — пора работать.

Предстояло разработать план захвата зелёного королевства. Слишком уж нагло было объединяться с Дикароз у меня под носом. Такое я простить не могу. Оставлять врага за спиной? Помилуйте, я ещё в в своём уме.

Каждые полчаса приходили послания с поля боя. Чёрные рыцари успешно теснили воинов империи и королевства, и вскоре можно начать массивно давить Лерон.

Под вечер решил размяться, пошёл проводить гонца, что должен передать Виктору письмо. Настроение было приподнятое, тянуло пошалить. Но обстановка не позволяла, что и подтвердил грохот выстрела совсем близко. Мой личный отряд повылазил из палаток. А я, чтоб не пропустить всё веселье, пошёл на звук.

"День не может быть удачнее! — подумал я, смотря на мою нимфу. — Только выглядела она не очень. Ну ничего! Подлечим, и будет как новенькая".

— Не сбежала бы тогда, была здорова, — причитал я. Но мне не ответили. Девушка на моих руках потеряла сознание. — Потерпи чуток.

Наш путь лежал в мой шатёр. Рыцари меня боялись, но сдержанный интерес всё равно присутствовал. Внёс ценный груз и положил на свою постель.

— Каст, — обратился я к командиру своего отряда.

— Да, Великий князь, — вошёл он следом за мной и склонил голову.

— Зови целителя.

— Слушаюсь, — и он ушёл.

Я же решил оглядеть девушку. В виду обширного опыта попадания в неприятности кое-чего в лекарстве понимаю. С первого взгляда отметил пулю в ноге и опухший палец на руке. Рука явно пострадала в результате отдачи. Приложим холод и через пару дней пройдёт. Ещё отметил ссадина на лице, которая точно была несвежей.

Стянул с нимфы сапоги, потом пальто. Кажется с нашей последней встречи она сильно похудела. Расстегнул жилет, что раньше был серого цвета, а за ним и рубашку.

Передо мной развернулась печальная картина. Чуть ниже ткани, которой девушка утягивала грудь, живот пестрил синяками и гематомами.

— Кто же тебя так? — спросил я непонятно у кого.

— Князь, — с улице донёсся голос, — я пришёл по Вашему зову.

— Входи, — сказал я, прикрывая Сашу простынёй.

Мужчина средних лет вошёл в шатёр и склонил голову, положа руку на сердце.

— Командир сказал, что кому-то необходимо моя помощь.

— Да, она твой пациент, — указал я на девушку.

— Тогда я начну лечение.

Я решил не мешать профессионалу работать и вышел на улицу. После увиденного хотелось избить ту тварь, что прикоснулась к нимфе. Она — моя добыча, не позволю её трогать.

Глава 13

Дневник Сэл

"Эх, я всегда была поклонница средневекового эпоса. Но даже не помышляла о том, чтобы попасть в эту эпоху. Сама подумай! Антисанитария, войны, заговоры, голод, чума! Опасности на каждом шагу!

Но, к счастью, на Дрике всё не так плохо. Почище. На материке, где я прожила свою жизнь климат как в современной Сибири. Летом жарко, зимой холодно. Да и благодаря развитию алхимии глобальных эпидемий последнее время не было.

Но, пока есть власть, за неё будут бороться…"


Саша

Темнота. Нечем дышать. Некуда бежать. Крышка гроба закрыта.

— Аид… — жалостливый голос, полный слёз.

Туман сходится.

— Саша! — кто-то трясёт меня за плечо.

Открываю глаза, пелена застилает глаза.

— Эй, — сбоку слышатся неуверенный голос.

Всхлипываю и за руку, что недавно меня касалась, притягиваю человека к себе. К счастью, он не сопротивляется. И вот мои трясущиеся ладони цепляются за шею, а слёзы мочат чью-то рубашку.

— Нимфа… — говорит полузадушенный мужчина и перетаскивает к себе на колени. После его фразы становится понятно, что это Аид. Только он так меня называет.

— Ты, конечно, прости, князь, — всхлипывая где-то в области шеи, провыла я, — но потерпи немного.

— Ладно, — начал он раскачиваться из стороны в сторону, поглаживая по спине, — плату спрошу позже.

— Меркантильный ёж, — сказала я.

— Это часть моего очарования, — как будто сожалея, ответил князь.

Поток слёз отказывался заканчиваться. Это был один из таких моментов, когда даже не понимаешь повода для истерики. Всё началось со страха, а сейчас ты плачешь, потому что не понимаешь, что чувствуешь. Не страх, не боль, не грусть. Тогда что? Что?!

— Слушай, — надо было заканчивать эту непонятную трагедию, — у тебя алкоголь есть? — спросила у притихшего владыки.

— Есть, — удивлённо сказал он, — надо?

— Да, — утирая щёки, ответила я. Но наткнулась на ссадина. — Чёртов Генрих! Увижу, убью, — отцепилась от Аида, — чего сидишь? Иди.

Великий князь, не говоря больше ни слова, поднялся и пошёл к сундуку, что стоял у стены.

"Похоже блондинчик глюканул. Не привык к такому отношению. Бедный", — подумала, наблюдая за ним.

И вот сижу, в руке открытая бутылка. В стороне стоит Аид со странным выражением лица.

— Будь здоров, — отсалютовала ему бутылкой и сделала глоток. Потом ещё один.

Через пять минут сознание немного сузилось, но я была готова к диалогу.

— Садись, — похлопала я по краю кровати, — в своём княжестве как гость.

Блондинчик усмехнулся и сел, оперевшись одной рукой на кровать. Приподнял бровь, якобы ожидая, пока я начну. Что ж, не будем заставлять красавчика ждать.

— Сколько тебе рассказал Гордон? — спросила у синих внимательных глаз.

Он хоть и поначалу удивился, а потом похоже вспомнил, с кем имеет дело и сказал:

— Про видения. Больше ничего. Сказал, что уже и так предал твоё доверие.

— Он слишком тебе предан, — поморщилась я, делая ещё один глоток, — но думала тебе известно больше. Аа, плевать!

Повисла пауза. Каждый ждал заявлений и предложений оппонента. И никто не собирался начинать. Но я была явно в более выигрышном положении. Передо мной такая красота! Смотри и слюни пускай. Говорю же, готовый герой романа.

— Предлагай, — не отвлекаясь от любования блондинчиком, подтолкнула его на путь разговора.

— Что?

— Ну, не знаю. Ты хочешь мою силу, значит, должен чем-то соблазнить мою душеньку.

— Видение? — спросил князь. — Откуда ты узнала мои намерения?

— Логика, — усмехнулась, — я ещё жива. Ты — человек властный, с головой малость не дружишь, а война идёт, да и противник не сдастся. Так, что попробуй перетянуть меня на свою сторону.

Глаза княжича начали наливаться кровью, тело напряглось как перед прыжком, и сильные пальцы сомкнулись на моей шее, медленно сжимая. Комнату будто затопила тьма.

"Довела", — подумала я, глядя уже не на мужчину, а на монстра. Только вместо страха пришло облегчение. Наконец-то, показался настоящий Тираид без весёлых улыбок и шуточек. Отныне политика общения с ним сводится либо к подчинению, либо к противостоянию. Пусть к ёжикам отправляется со своей властью. Послушания он не дождётся. Если всё катится в тартарары, расслабься и постарайся не убиться по дороге.

— А что, если я предложу твою жизнь? — приблизил он своё лицо к моему. — Достаточно соблазнительно.

Хрипло рассмеялась.

— Хочешь убить? Убей, — нагло ответила я. — Помоги закончить моё существование. У самой просто сил не хватает. Приходится бороться за каждую возможность сделать вдох. А уже надоело. Надоело! — крикнула ему в лицо.

Грозовые тучи разошлись, хватка ослабла, но рука продолжала лежать на моей шее. Длинные пальцы медленно сползли ниже, а потом мягко толкнули назад, укладывая на подушку.

— Я понял, — сказал он, забирая из онемевших пальцев бутылку и укрывая одеялом, — завтра поговорим.

Уже засыпая, пробормотала:

— Чёртов Аид. Ни убить, ни соблазнить. Ничего не умеет…


Тираид

Не понимаю. Она наглая или бесстрашная. Как посмела какая-то девчонка мной командовать!

Смотрю в эти зелёные глаза. Такое мне уже приходилось видеть раньше. В зеркале. В день когда я собственноручно оборвал жизнь прошлого князя. Глаза человека, для которого жизнь настолько пуста, что она теряет всю свою ценность.

Я в ступоре, первый раз в своей жизни. Что делать, тоже не понимаю.

И почему Аид?

Но очевидно, припугнуть её не получится. Нужно искать другой подход.


Саша

— Давай начнём сначала, — сказал мужчина из кресла, что стояло неподалёку от кровати. — Тираид Вельский, Великий князь Тамира.

Целитель, милейший старичок, сказал, что успешно извлёк пулю из ноги, заражения быть не должно, прописал гору лекарств, мазей и постельный режим. Я полностью поддержала его наставление. Впервые за долгое время появилась возможность отдохнуть. Меня, если честно, смущал только один факт. Почему я всё ещё оставалась в шатре князя? Он что ли боится, что я сбегу? Только куда с такой ногой идти?

— Александра Дубровская, — наверное, впервые на Дрике назвалась я полным именем. — Ну как? Чего придумал?

Князь усмехнулся и сказал:

— Я предлагаю тебе работу. На меня.

— А поподробнее?

— Ты рассказываешь мне о своих видениях, я дарую кров, защиту… — уверенно вещал блондин.

— И заработную плату, — добавила я.

— И заработную плату, — усмехнулся он.

— На это я и рассчитывала. Только оставляю за собой право рассказывать видения. Некоторые тебя просто не касаются.

— Согласен, если это не будет вредить мне и княжеству, — сказал князь, поднимаясь. — И ещё, надеюсь твой маскарад окончен.

— Если тебе так надо, — пожала плечами, — мне и так удобно.

— Я хочу видеть около себя нимфу, а не побитого мальчишку. Отдыхай. Скоро мы выступаем на Лерон. Кажется там у тебя было какое-то дело.

— О, да, — хищно улыбнулась, — один джентльмен должен мне пальто.

— Слушай, князь, — спросила я, когда очередной посыльный вышел из кабинета, — а ты плавать умеешь?

Аид удивлённо поднял брови.

— Умею. Только к чему этот вопрос?

— Да так, — загадочно отмахнулась, — я, если что, не умею. Это тебе на будущее.

Пару дней назад ночью по непонятной причине вновь поднялась температура. Лихорадило знатно. В такие дни частенько появляются видения. Причём нередко они показывают события не следующего дня, а наперёд. В нём я откуда-то падаю вместе с князем. И конечный пункт нашего пути — вода. Страшновато, если честно. Но с Аидом неплохие шансы остаться в целости и сохранности.

Не знаю, как так вышло. Но в силе Великого князя сомнений никаких не было. Опаснее него здесь людей не наблюдалось. И в связи с тем, что блондинчик взял меня под своё стальное крыло, чувствовала ещё большую уверенность. Налаживать какое-либо общение с окружающим народом не хотелось, да и не собиралась я этого делать. В принципе мне было за глаза одного князя.

Чудо-мази и таблеточки местного целителя творили волшебство. И уже через неделю рана от пули, синяки и ссадины сошли, остался лишь маленький шрам от ранения. Да и головные боли больше не беспокоили. Вот это я понимаю, сила алхимии!

За это время чёрные войска потихоньку начали входить на территорию Лерона. Зелёное королевство особо не сопротивлялось и сдавало свои позиции. Благодаря парочки моих предсказаний удалось практически избежать потерь со стороны Тамира. И сейчас мы зашли в тот самый город, где я провела почти два месяца.

— У меня есть для тебя подарок, — протянул мне руку князь, помогая выбраться из кресла, в котором я очень даже неплохо устроилась.

Тираид таскал меня за собой везде. Сам в сражениях он не участвовал. Говорил, что не пришло ещё время. И круглые сутки я проводила подле него. Он почему-то не сомневался во мне ни капли. Открыто вёл все диалоги. Спрашивать его о причинах такого поведения я не рискнула. Подозреваю, что ему слишком легко меня убить, чтобы думать о моём предательстве.

И вот шагаю я, значит, с Аидом под ручку по коридору. На верхнем этаже тишина, потому что здесь обосновался правитель. Спускаемся вниз. Весь встреченный люд кланяется, кладя руку на грудь. Мы заняли ратушу, самое величественное здание города с огромным холлом, в центре которого на коленях стоит один мой хороший знакомый. Только он почему-то стоит связанный на коленях.

Я улыбаюсь во все зубы и ускоряю шаг. Князь сопровождает мои действия смешком.

— Ну, здравствуй, Генрих, — как родному обрадовалась я, присаживаясь перед молодым человеком на корточки. — Я тут недавно убегала от толпы вооружённого народа, словила пулю и сразу же вспомнила о тебе! Знаешь, — убрала чёлку с его лица, наблюдая как парень закипает, — ты мне должен.

— Ты оскорбила меня! — не хотел паренёк принимать действительность.

— А ты избил меня, посадил в тюрьму и отправил на войну! Ладно, — выдохнула я, — ты застрял в пубертате. Но головой же думать надо, — ткнула пальцем его в лоб, демонстрируя место, где хотелось бы видеть хоть проблески сознания. — а где те красавчики-амбалы?

— По приказу князя все причастные к инциденту были пойманы, и сейчас дожидаются дальнейших указаний, — сказал один из рыцарей, что привел Генриха.

Глянула на князя, что расслабленно стоял у меня за спиной. Показала ему большой палец, отражая тем самым полное одобрение таким своевременным действиям. Но от Генриха мне нужно было ещё кое-что.

— Отлично, — сказала я, рассматривая тёплое пальтишко, в котором был запакован мой "друг".

— Ты что делаешь? — спросил с тревогой связанный парень.

— Да вот, ползла я неделю назад по грязи в новом пальто и вспомнила о тебе. Снимите с него пальто, — сказала я рыцарям.

— Эй! Не трогайте меня! — сопротивлялся этот дурачок. Но куда ему тягаться со здоровенными воевавшими мужиками.

И спустя пару минут в моих руках чёрное пальто на несколько размеров больше меня. Натянула на себя и застегнула на пару пуговиц. Вроде нормально. Оверсайз, как говорится.

— Вот и всё, — посмотрела на растрёпанного парня, — надеюсь с тобой больше не встретиться.

Развернулась и мимо князя пошла к лестнице.

— Я думал, ты назначить ему наказание, — донёсся мне в след голос князя.

Пришлось остановиться и ответить:

— Я не умею, поэтому будь хорошим мальчиком, реши эту проблему сам, — а потом развернулась и пошла наверх.

Играть с князем было чревато, но останавливаться не хотелось. Убить, всё равно не убьёт. А так хоть развлекусь. В этом мире скука смертная!

Глава 14

Тираид

В силу положения я вполне неплохо научился разбираться в людях. И сейчас, посмотрев на человека, рассказать о его намерениях было несложно. Естественно, иначе и не могло быть, на общем фоне выделилась нимфа. Я наблюдаю уже неделю, но то, что творится в этой голове, понять не удавалось. Она меня боялась, но не до такой степени, чтобы подчиняться или хотя бы выказывать почтение.

Сашу устраивало положение, в котором она сейчас находилась. И с момента нашей с ней сделки настроение у неё было приподнятое. Она не стремилась общаться с кем-то, даже со мной взаимодействовала больше из необходимости. О себе ничего не рассказывала, а я не торопил, ждал, когда она заговорит сама. Она должна мне доверять.

Вскоре после нашей встречи проявился дар девушки. В результате удалось поймать шпиона, который докладывал о всех наших действиях в Лерон. Его поймали, допросили и уничтожили. Как-то использовать паренька бы всё равно не получилось.

И вот сидит нимфа в кресле в моём временном кабинете, листает какой-то очередной роман. Не подозревая, что ей готовится подарок. Один малолетний слизняк, что подпортил ей кровушки.

Как же она была довольна! Глаза горят как у сумасшедшей. Такой она мне нравится даже больше. Спокойно поглумилась над мальчишкой, стянула с него пальтишко и ушла, оставляя меня разбираться с этим недоразумением.

— Ты знал, что она девушка? — задал интересующий меня вопрос Генриху.

— Знал, — пошло хмыкнул парень, — она думала, что никто не замечает, но я понял. От того было в разы обиднее быть ею избитым. Поэтому я решил просто от неё избавиться.

Я потихоньку закипал. Вспоминая, в каком состоянии ко мне попала девушка. Но марать руки об эту падаль не хотелось.

— Я должен поблагодарить тебя, — сказал, наблюдая за реакцией парня. Сделал паузу, чтобы насладиться моментом. Самоубийца же расцвёл от моих слов. Но счастье в его глазах быстро потухло.

— Благодаря тебе Саша добралась до меня. Но надо было делать это аккуратно, — покачал я головой, — боюсь, простить её боль я не смогу, — и уже обращаюсь к Касту. — Избавься от него. Хватит марать мои земли своим присутствием.

— Они не твои! — пытаясь оттянуть момент, закричал парень. Но силы были неравны, и через мгновение в здании вновь царила тишина.

— Уже мои, — хмыкнул я, направляясь наверх.

Нимфа, ссутулившись, забралась с ногами в кресло, взгляд её был направлен в одну точку. Она так часто делала, поэтому и не заметила, как я вошёл в кабинет. Пальто этого выродка всё ещё было на ней. И почему-то это меня не устраивало.

— Сказала бы, что хочешь пальто.

Девушка перевела посмотрела на меня, фокусируя взгляд.

— Это трофей!

Ну трофей, значит, трофей.

— Мне надо сходить к хозяину с хозяйкой, — провозгласила она, поднимаясь из кресла, — они очень переживали.

— Вообще-то сейчас я твой хозяин, — как бы между прочим сказал я, но был послан далеко и надолго.

— Ты мне не хозяин, князь, — хмыкнула Саша, направляясь к выходу, — ты — работодатель. Не забывай, — девушка вышла из кабинета, громко хлопнув дверью.

И что мне с ней делать? Пошёл следом. Надо дать ей сопровождение.


Саша

Разумеется, Аид отказался отпускать меня в одиночестве и выделил два рыцаря из своего личного отряда в качестве моей охраны.

Один — темноволосый брутал со шрамом над бровью. Хошу на мой скромный взгляд было лет двадцать пять.

Второй же оказалась единственная женщина отряда. Князь назвал её Мирой. Это была девушка лет тридцати, ростом на полголовы выше меня. Как и рыцарь она была темноволоса и накачана.

То ли Тираид специально выбрал не особо разговорчивых ребят, то ли из-за моего неожиданно быстро выросшего положения на политической арене рыцари не считали вправе вести со мной светские беседы. Такое положение дел меня более, чем устраивало. Привязываться к людям не хотелось, одного князя уже чересчур.

Шагаем по узким улочкам втроём. Я на полшага впереди моей охраны. И вот можете поверить на слова. Идя вместе с вооружёнными рыцарями во всём чёрном, чувствуешь себя в разу уверенней, чем без них. Справа овощная лавка, в которую в тот злополучный день я так и не дошла. До таверны оставалось всего ничего.

Также после завоевания данного города всплыло ещё одно качество личности князя, за которого его можно уважать. Он не трогал мирное население. Жизнь города продолжалась. Пострадала только верхушка местной власти и стражи порядка. Такой подход к делу меня полностью устраивал. Обычный люд, которым и дела нет до власти, не должны класть свои жизни на алтарь своего государства.

Когда мы, наконец, добрались до таверны, закапал дождь. Поплотнее запахнула своё новое пальто и собиралась войти внутрь, но меня остановили.

— Видящая, просим прощения, но мы должны всё проверить, — с поклоном сказал Хош и, не дожидаясь ответа, скрылся за дверью.

Я не стала противиться и упрямиться. Моя защита — это их работа. Да и лезть на рожон не было абсолютно никакого желания. Опёрлась спиной на стену у входа и посмотрела на Миру. Трудно представить, сколько сил она приложила, чтобы оказаться не только в рыцарях, так ещё и в рядах личного отряда князя. Упорство и бесконечная верность — основные черты любого тамирца. Женщина не обращала на меня никакого внимания, а внимательно осматривалась вокруг. Уверена, что любая угроза в мою сторону, будет сразу же устранена.

Через пару минут вышел Хош и сообщил, что опасности нет.

— Вот и ладненько, — шагнула я в тёплое нутро заведения.

Посетителей не было. Около стойки с серьёзной миной стоял Федор, а из-за его широкой спины выглядывала настороженно Марон. Но стоило им увидеть меня, парочка расслабилась.

Женщина со слезами полезла ощупывать меня на наличие повреждений.

— Не плачь, — успокаивающе погладила её по руке, — теперь всё хорошо.

— Рад, что ты смог выжить, — подошёл хозяин таверны. — Но объясни, что они, — кивнул он в сторону рыцарей, застывших у двери, — с тобой делают.

— Так получилось, что отныне я работаю на Великого князя Тамира. Марон, накормишь меня, умираю с голода.

За ранним ужином я поведала о том, как провела последние пару недель. О настоящем поле тоже рассказала и о видениях. Надо же было как-то объяснить резкий интерес князя ко мне. Они даже не удивились. Похоже моя конспирация не обманула никого.

Поздним вечером собралась обратно. Возвращаться сюда больше я не планировала. С этого момента наши пути разойдутся. Я звала их с собой, но в Лероне у них дом, бизнес. Куда они поедут?

— Сейчас времена неспокойные. Пока империя не остановится, мира не будет. Так что, если возникнут проблемы, пишите князю. Я всегда где-то у него поблизости. А уж мне он не откажет, по крайней мере пока, — обняла обоих, — берегите себя.

— Ты тоже, — сказал Федор, — кстати, Саш, отличное пальто.

В сумерках я и двое рыцарей молча возвращались в ратушу. Тишина способствовала усилению умственного процесса. Мысли ленивой рекой текли через моё сознание. Глаза начали слипаться.

"Приду и лягу спать. Хватит на сегодня приключений", — подумала я, глядя на ворота здания, где обосновался князь. Окно его кабинета освещалось. Похоже кто-кто, а Аид отдыхать не собирался.

"Я ему не нянька, следить за режимом сна не собираюсь. Он же бессмертный. Переживёт как-нибудь", — по дороге на второй этаж расстёгиваю пальто. Здесь помимо кабинета, располагались и наши спальни.

Отчитываться о своём прибытие я не планировала, поэтому распахнула двери своей комнаты и вошла внутрь, закрывая за собой дверь. Замков, к сожалению, не было. Но князь берёг меня как зеницу ока, поэтому никто не пройдет ко мне. Ну, кроме него самого. С присутствием Тираида в своей жизни я как-то свыклась. И если раньше возникало чувство протеста, то сейчас пришлось смириться с неизбежным злом.

Я прекрасно понимала, что он осознаёт границы между нами, которые не стоит нарушать. Иначе княжество Тамир может лишиться видящей.

Кстати о моём новом прозвище. Аид не скрывал моего дара, но и никаких официальных представлений не было. Всё сформировалось на уровне слухов. Какая-то непонятная то ли девица, то ли паренёк крутится вокруг князя. Постоянной любовницы у правителя не было, поэтому большинство решили, что я представительница древнейшей профессии. Но мнение людей тут же менялось, стоило увидеть нас вместе. И в этом уже помогла я. Ни капли почтения, только уважение к его силе. В общем вскоре идея о любовной связи исчезла. На её смену пришли слухи о моей силе. Более, чем уверена, их распустили по приказу князя. Что я и усвоила за неделю, проведённую под властным крылышком, так это то, что ничего в Тамира не происходит без его ведома. И если бы хотел скрыть меня от окружающих, он бы это сделал, причём особо не напрягаясь.

Стянула верхнюю одежду и сапоги, расстегнула жилет. Сняла штаны и, оставаясь в длинной широкой белой рубахе, улеглась спать под бордовое одеяло на мягкие подушки.

"Ребёнку тепло, хорошо. Он сыт и практически богат. Что ещё для счастья надо?" — спросила, медленно проваливаясь в сон.

Хоть Аид и сказал, что не хочет, чтобы я скрывала пол, одежду женскую носить меня не заставлял. Да и платья с юбками не располагали к походным условиям. Мне и так было трудно проводить много часов в седле в обнимку с рыцарем.


Тираид

Приставить брата и сестру Зальц была хорошей идеей. Хошу и Мире я могу доверить защищать видящую. Но помимо этого, они должны следить за ней и позже докладывать мне обо всём.

Ближе к ночи в кабинет постучали, и на пороге появился Хош.

— Мой повелитель, — склонил рыцарь голову, — видящая благополучно вернулась в ратушу и сразу же ушла в свои покои.

— Хорошо, — посмотрел я на мужчину, — ничего странного не заметил?

— Всё спокойно. Дальше тамирской армии слухи пока не просочились, поэтому неприятностей не возникло.

— Хорошо, можешь быть свободен, — поднялся я из-за стола, погасил лампу и направился спать.

В здание мы снова остались вдвоём. Свитара освещает коридор через окна, оставляя на тёмном ковре светлые островки. Незаметно для себя очнулся возле её двери. Беспокоить девушку не собирался, но увидеть нимфу хотелось. Взялся за ручку… А потом ухмыльнулся своим мыслям и продолжил путь к своей комнате.

Глава 15

Саша

В прошлой жизни самыми любимыми для меня занятиями были сон и еда. На Дрике до деликатесов я ещё не добралась, но, надеюсь, что это когда-нибудь произойдёт. Всё-таки я — видящая при самом Великом князе.

А вот со сном возникли проблемы. Из-за постоянных видений высыпаться не получалось. Ночь стала работой, которую я не хотела делать. Но выбора мне не оставили. Нужно сказать "спасибо" мирозданию хотя бы за дар, который поможет выжить в новых условиях… Домой хочу…

Сегодняшняя ночь не стала исключением. Туман разошёлся, показывая дорогу, окружённую лесом. Княжеский отряд, не торопясь, двигался вперёд. Личных рыцарей Аида отличала красная полоса на сёдлах лошадей. Неожиданно протрубил рог, и путь отряда загородили войны в белом. Но странность заключалась в том, что белые не были похожи на рыцарей. Они действовали хаотично, без какой-либо организации. И первая стрела вонзилась в грудь пареньку, с которым я ехала на лошади…

Резко села на кровати, тело прошиб холодный пот. Так случалось каждый раз, кажется начинаю привыкать к этому. Уснуть больше вряд ли получится, на часах шесть утра.

— Пойдём искупаемся, — сказала я, поднимаясь из постели.

Налила полную ванну воды, вылила полбутылки мыла и вспенила. А потом разделась и залезла в горячую воду. Красота!

— Князь, — как бы между делом произнесла я, намазывая масло на ломтик хлеба, — засада будет.

Ели мы вдвоём. По всем канонам вокруг правителя должна находиться орава слуг, которые будут удовлетворять каждое его желание. Но Аид, кажется, не терпел посторонних в своём окружении. При этом любой приказ исполнялся в кратчайшие сроки.

Князь напрягся, отложил столовые приборы в сторону и приподнял брови, как бы показывая, что ждёт продолжения.

Я не стала его разочаровывать и всё рассказала.

— Только рыцари были какие-то не рыцари, — закончила я.

— Это наёмники, — продолжил трапезу Тираид, — империя даёт им задания по устранению, и в назначенный момент от жертв остаются только остывшие трупы.

— Паренёк, с которым я езжу станет первым.

— Значит, поедешь…

— Не надо ничего делать, — остановила я его, — ты всё равно ничего не изменишь. Просто будь готов, — посмотрела я на нахмуренные брови. — Ты можешь попытаться, и на своём опыте убедиться, что ничего не исправить. В твоих силах разрулить всё в нашу пользу.

Он замолчал, потом допил чай и встал.

— Твоя взяла. Доедай и собирайся. Впереди сложный день.

И вышел из столовой.

"Какой мужчина, — покачала головой в восхищение, — надо забрать его с собой на Землю. Открою агентство. Аид будет решать проблемы, а я грести деньги".

Перед выездом Мира принесла кольчугу. Тяжёлый доспех мелкой мне было не унести. А так повышаются шансы остаться в целости.

"Хотя меня ещё в гроб не закапывали, — подумала я, надевая под пальто, с которым отказывалась расставаться, чёрную защиту, — сегодня я не умру".

Натягиваю кожаные тёплые перчатки, что подарил на днях князь.

— Пора идти, — обратилась к теперь уже своему личному рыцарю, закидывая сумку за спину.

— Конечно, видящая, — склонила женщина голову и первая вышла из комнаты.

Горестно вздохнула.

"Опять дорога, холод и лошадь".

В дороге мы уже часа три. Через пять дней нас ждал Виктор — командующий всей армией Тамира. Это о нём писала Сэл. Отдам ему дневник старушки, когда буду уходить домой. Если, конечно, доживу.

Виктор обосновался рядом со столицей Лерона. Город сдаваться не собирался. И командующий ждал Аида. Правила чести обязывали правителя идти на правителя. Таков закон этого мира. Что, как по мне, не имеет смысла. Но Тираид сказал, значит, идём.

Князь ехал по правую руку от меня. Позади на лошадях ехали Мира и Хош. Со всех сторон мы были прикрыты рыцарями отряда. В свои планы Аид меня не посвящал. Как он собрался разобраться с засадой? Я была не в курсе.

Тревога потихоньку заполняла сознание, пальцы, на которых и так были надеты зимние перчатки, хотя сейчас только середина осени, холодели. И в тот момент, когда я решительно устала бояться, протрубил рог, и стрела прилетела в грудь парня, что сидел впереди.

Всё происходило слишком быстро. Парень падает с лошади, которая и так напугана резким шумом. Она встаёт на дыбы.

Я — человек современных. И в мои стандартные и даже в нестандартные настройки умение ездить на лошадях, увы, не входит. От страха закрываю глаза и настраиваюсь на скорую встречу с землёй и копытом. Но моя жизнь ещё пока представляла некоторую ценность, чтобы плюнуть на мою безопасность.

Почувствовала сильную руку, которая обхватила мою талию, больно давя на рёбра, и куда-то тащит. Резко открываю глаза.

"Вот это телепорт", — подумала я, оказавшись на княжеском жеребце перед Аидом.

— Сомкнуть ряды! — перекрикивая свист стрел, приказал он. — Снять стрелков! — а потом уже мне. — Держись крепче, — сказал он, хватаясь за повод.

Я обхватила его за талию, цепляясь пальцами до судорог.

— Увези меня, пожалуйста, отсюда, — уткнулась ему в плечо, стараясь абстрагироваться от ужаса, что царил вокруг. Грохот пистолей, вопль раненых и убитых, запах крови. Смотреть на всё это было страшно. А князь бессмертный. Безопасней, чем рядом с ним, сейчас нигде.

— Желание леди — закон, — прошептал Аид. — Живых не оставлять! — крикнул он своим рыцарям. А потом развернул коня и поскакал назад.

За нами последовали мои рыцари. Постепенно отдаляемся от места нападения. Но всё не могло быть насколько просто. И нам вновь преградили дорогу семь наёмников.

— Так, так, — начал говорить один из белых, — сам князь Тамира! Вас-то мы и ждали.

— Аид, святые ёжики, скажи, что у тебя есть запасной план, — прошипела я ему на ухо. В ответ получила лишь обворожительную улыбку.

Тихо застонала, начиная легонько долбиться головой о сильное властное плечо:

— За что мне это? За какие грехи? Кого я убила в прошлой жизни, чтобы это заслужить?

Гипотетических вопросов было много. И пока я предавалась жалости к самой себе и слабому избиению ближнего, на горизонте появились чёрные рыцари.

— Да не переживай ты, — погладил князь меня по голове, — в обиду я тебя не дам. Оставлю это удовольствие для себя.

— Тебя одного я как-нибудь переживу, — пробубнила, сильнее прижимаясь к мужчине.

— Ох, не зарекайся, — посмеялся над моими словами князь.

Моя вера в силы княжества растёт с каждым днём. Чёрные быстро расправились с угрозой, практически не пострадав. Даже тот паренёк отделался испугом и сотрясением. И после всей этой движухи Аид не стал от меня избавляться, хотя вполне мог сбагрить той же самой Мире. Так мы и ехали. Он руководил нашим движением, а я, уже успокоившись, мирно посапывала на княжьем плече. Если исключить боль в спине от длительного путешествия без отдыха, то было всё очень даже неплохо.

Под вечер, наконец-то, объявили привал. Рыцари отправились организовывать стоянку. Для монаршей особы всегда ставили палатку. Тем самым Тираид показывал свою обособленность от других.

Князь ловко спрыгнул с коня и решил помочь спуститься мне, за что ему вечная благодарность. Ноги жутко онемели, и подогнулись, когда мужчина, придерживая за талию, поставил на землю.

— Брось, нимфа, я не настолько обворожителен, чтобы падать к моим ногам, — пошутил он.

Но настроение поддерживать его игру не было. Хотелось полежать, поесть и никого больше не видеть.

— Я слишком устала, чтобы придумать достойный ответ, — вздохнула я, — будь паинькой, дотащи до деревца, — ткнула пальцем ему за спину.

Он не ждал другого ответа, а просто помог дойти и усадил на покрывало. А потом скрылся в толпе, раздавая приказы. Вот, за что мне нравился князь, так это за умение вовремя остановиться.

Аккуратно стянула перчатки с рук и начала медленно сжимать и разжимать пальцы, сбрасывая тем самым напряжение.

— Видящая, — сбоку, склонив голову, стоял один из рыцарей, — мы нашли Ваши вещи, — и мне протянули сумку, с которой, если честно, я уже попрощалась.

— Спасибо, — сказала, забирая свои вещи.

Мужчина ушёл, я пошла рыться в мешке. Попила водички, перекусили хлебушка, а потом нашла свою зажигалку. Единственную вещь, что связывала меня с домом. Это была золотая металлическая вещица. Её подарила мне подруга, что когда-то учила меня курить. Открыла крышку и зажгла огонь.

Иногда кажется, что Дрик — это просто сон или кошмар. Ещё мгновение, и я проснусь. Но дни идут, а пробуждения нет.

Незаметно для себя по щекам потекли слёзы. Никогда не страдала здоровой психикой, этот мир похоже решил меня добить. Слёзы идут, а внутри пустота. Грустно? Вроде нет. Страшно? Уже тоже нет. Тогда что?

— Саш, — обратился ко мне Аид, когда я тихо ревела, уткнувшись в колени. Он ничего не стал спрашивать, а просто подхватил на руки, будто не весила ни грамма, и унёс в палатку. Потом уложил на одеяла и ушёл.

"Золото, а не мужчина", — подумала я, плавая на грани сознания.


Тираид

Нимфа перепугалась не на шутку, сначала когда чуть не упала с лошади, потом когда нас отрезала новая группа наёмников. Она вцепилась в моё тело и отпускать отказывалась. А я получал удовольствие от ситуации. Извращённая душа наслаждалась то ли её страхом и беззащитностью, то ли просто присутствием.

"Она снова назвала меня Аидом".

Когда я нашёл Сашу в слезах, решил спрятать. Нечего портить имидж моей видящей. Так я оправдал свои действия. Как же было на самом деле? Кто знает.


Саша

Открыла глаза. Вокруг стояла темнота. Проснулась от того, что стало жарко. Помимо тёплой кофты, кольчуги и пальто кто-то заботливо укрыл меня одеялом. И этот кто-то сейчас сопел у меня за спиной. Села, оглянулась. Закинув руку за голову, спал князь. В походных условиях на жеманство не было ни сил, ни ресурсов. Поэтому мы часто ночевали в одной палатке. Князю наплевать на то, что подумают окружающие, его авторитет сложно чем-то подбить. Меня же так даже больше устраивало.

Откинула покрывало, стянула верхнюю одежду, за ней чернёную защиту, оставаясь в рубашке и тёплой кофте. Пальто свернула и положила вместо подушки, и легла обратно, предварительно поправив покрывало на князе.

"Вот заболеет, кто нас будет спасать?"

Повернулась на правый бок, чтобы оказаться лицом к Аиду, и тихо прошептала:

— Спасибо.

Наш путь продолжался. Не знаю, из-за чего застеснялась, но, когда князь спросил, с кем я хочу ехать дальше, я не стала навязывать ему своё общество. Реакцию Аида на эту ситуацию я не поняла. Этот человек всё ещё оставался для меня загадкой. Наверное, он и так устал от моего постоянного присутствия. Поэтому решила ехать с Мирой. С ней у нас более или менее наладился контакт. Я не лезу с указаниями, она защищает мою бедовую голову.

Через несколько дней мы добрались до армии Тамира, что расположилась на равнине перед крепостью. У входа в лагерь нас ждал Виктор.

— Приветствую, мой повелитель, — склонил голову командующий.

— Здравствуй, Виктор, — поздоровался князь, спрыгивая с лошади. — Как обстоят наши дела? — спросил он, передавая поводья подоспевшему пареньку.

Меня же в это время Хош снимал с коня. За эту неделю я отбила себе всё, что только можно было отбить. Мышцы болели нещадно. Но жаловать некому, сочувствовать тоже. Разве, что князь пошутит про каракатицу. А мне и без его внимания плохо.

— Хош, — княжья особа не забывала о зверьках, которых приучила, — проводи видящую до моего шатра, — стрельнул он глазками в меня, — располагайся. Мы здесь надолго.

А потом удалился в неизвестном направлении вместе с Виктором.

"Что ж, слова работодателя — закон", — поковыляла я за своим рыцарем.

Шатёр был точно таким же, как и в нашу вторую встречу. Широкая кровать, жаркий очаг, пара кресел и большой чан с водой у выхода. Отправив Хоша восвояси, решила освежиться.

"Надеюсь, князь не придёт так скоро, — подумала я, а потом махнула рукой, — хотя чего он там не видел".

Налила воды в таз, перетащив его поближе к огню, стянула одежду по пояс и намоченным кусочком ткани принялась обтираться. Становилось легче. Напоследок умылась и вытерлась полотенцем. Нацепила длинную рубаху и залезла в кровать. Спину ломило сильнее всего. И помочь могли отдых и обезболивающее. Но пить таблетки я не хотела, не было нужды, поэтому остаётся отдых. Легла лицом вверх, чувствуя как все позвонки лежат на кровати.

"Сейчас отпустит", — подумала я, прикрывая глаза.

Глава 16

Дневник Сэл

"Если бы я могла предположить, что когда-нибудь передо мной появится ещё одна попаданка, начала бы писать дневник раньше. Но что есть, то есть.

Я могу дать тебе только советы, а ещё рецепт того самого лекарства, благодаря которому мне удалось прожить длинную жизнь.

Удачи, Александра".


Тираид

Эзра Дикароз отказывался так просто сдавать Лерон и всеми силами помогал выгнать войско княжества с территории королевства. Но я был настроен серьёзно, а в такие моменты меня не остановит ничто. В моём окружении достаточно преданных людей, которые могут обеспечить победу.

Немного упорства, и мы стоим на пороге зелёной столицы. План завоевания города был прост. Несколько человек под покровом ночи пробираются внутрь через стоки воды. Один из таких должен открыть наш шпион внутри. Открытые ворота, стража и королевский дворец.

— С какой стороны лучше подойти к дворцу? — спросил у Виктора, рассматривая карту города.

— С южной, — провёл он пальцем вдоль крепостной стены, — здесь больше места для манёвра, да и вот здесь, — показал на другую сторону стены, — казармы и военное управление. Наших сил, конечно, хватит, чтобы разбить их всех, но жертв будет много.

— Хорошо, — кивнул командующему, — так и сде…

— Князь!

В штаб вошла Саша, выглядела она не очень хорошо. Глаза красные, тёмные синяки под ними, если приглядеться, можно заметить лёгкий тремор рук.

Я присел на краешек стола, ожидая, что скажет нимфа.

— Если вы собрались идти на юг, идите. Только отправьте кого-нибудь и на восток, — устало сказала девушка.

— Что ты видела? — напрямую спросил её.

Она подошла ко мне, забралась рядом на стол и положила свою голову мне на плечо. Я не двигался, но наблюдать за девушкой не переставал.

— Я видела тронный зал, — начала говорить нимфа, — там был военный совет, за большим столом расположились все заинтересованные лица. Во главе сидел король. Один из мужиков разработал план на случай, если мы войдём в город. Он сказал, что скорее всего мы решим идти с южной стороны, там королевство и расположило свои основные силы, с востока нас ждёт только небольшой гарнизон.

Виктор молчал. Может он и не был согласен, но решение всё равно оставалось за мной. Оснований не верить нимфе не было. Но она этого не знала, и придумала способ не попасть в ловушку, при этом не отклоняясь от прежнего плана.

Повернул голову к Виктору, стараясь не тревожить Сашу.

— Поступим так. Первый и второй отряды идут на юг, в случае западни немедленно отступать. Остальные атакуют с востока. Наша цель — дворец.

— Слушаюсь, мой повелитель, — сказал командующий и вышел из палатки.

Посмотрел на видящую, из неё будто высасывают жизнь. Надо поскорее разобраться с Лероном и увезти её в княжество.

— Иди, отдохни.

— Не хочу, — нахмурила она нос, — кошмары снятся. С тобой как-то спокойнее.

— Что тебя так напугало? — спросил у неё.

— Ничего конкретного, какие-то тёмные образы, дым, который забивал лёгкие, причиняя боль, бабочки, что оставляли на теле ожоги, — передёрнуло она плечами.

Только сейчас заметил, что она в одной рубашке. Встал, взял плед со стула, что стоял около входа, и накинул девушке на плечи.

— Боюсь тебя расстраивать, — сказал я, поправляя покрывало на женских плечах, — но в глухих чащах Дрика и правда существует вид хищных бабочек, что нападают на людей.

Она расстроено застонала. А я решил пока не показывать ожёг от одной из таких тварей.

— Что у вас за мир такой? То война, то недомедведи. Теперь ещё и бабочки хищные.

— Что ты имеешь ввиду? Наш мир? — зацепился я за слова. Пора было понемногу вытягивать информацию из неё.

Она испуганно посмотрела мне в глаза. Потом видимо решила приоткрыть завесу тайны.

— А что ты знаешь о женщине, которая вырастила Виктора?

— Он, как ты возможно заметила, не особо многословен. Мне известно только то, что его мать ему неродная.

— Ты не поверишь, если я всё расскажу. Поговори сначала с ним о старушке Сэл. Его бешеная преданность не даст утаить тайну, — сказала она, соскакивая со стола. — Как я понимаю, уходить отсюда ты не планируешь. Поэтому я посижу здесь, — села она в кресло возле очага.

— Как тебе будет угодно, — ответил я.


Саша

Слишком много видений. Раньше такого не было. Возможно, из-за ослабленного организма не осталось барьеров, чтобы сдерживать силу.

Стоило мне задремать в кресле в штабе как туман показал картинку падения и воду, что смыкается над головой, быстро заполняя лёгкие. Все мои потуги всплыть терпят фиаско.

Будит меня сильный кашель, который переходит в спазм. Только проблема в том, что кашель это мой собственный. Сгибаюсь пополам, пытаясь остановить приступ. Кто-то пытается мне помочь, но сейчас не до него.

— Саша! Саша! — моё лицо берут в руки. — Посмотри на меня!

Передо мной появились тревожные синие глаза.

— Это был сон, — успокаивающе произнёс князь, — сейчас всё в порядке.

— Я плавать не умею, — ещё раз сказала Аиду.

— Знаю, ты уже говорила, — тихо ответил блондинчик.

— Завтра я буду тонуть, вытащи меня, — лихорадочно вцепилась в его руку.

— Я же говорил, что в обиду тебя не дам, — поднялся он и отошёл к столу.

Сознание медленно прояснялось. Хорошо, что в штабе не было посторонних, а то бы посчитали меня психичкой.

"Хотя, это не далеко от истины. Ещё таких пару месяцев и возвращаться на Землю будет некому. Меня не останется".

— Выпей, — протянул Аид мне кружку.

— Благодарствую, — отпила воды, — как обстоят дела в столице?

— Как ты и сказала, на юге ждала засада. Бомбы готовили, — встал он, облокотившись на стол. — К утру можем ехать во дворец. Пора королю Лерона показать, в чём он был не прав, — хищно улыбнулся князь.

— У него не было выбора, — повторила я слова, которые однажды сказал мне Федор.

— Был! Объединиться со мной.

— Тогда бы их смела империя. Лерону выбора не оставили. Либо Тамир, либо Дикароз. Ну, а ты меня, конечно, извини, но белых я боюсь больше, чем чёрных.

— Почему? — со смешком спросил этот деспот и так опасно блеснул глазками.

— Почему же? — задумчиво произнесла, медленно подходя к мужчине. — Можно считать это запечатлением. Первое, что я увидела на Дрике был белый рыцарь. На кончике его меча чёрный издал свой последний вздох. А тебя я не боюсь. По крайней мере пока. Я нужна, чтобы ты мог в кратчайшие сроки добиться цели.

Меня резко схватили за горло и притянули к себе. Безумная улыбка расплылась на красивом лице.

— Что? Совсем не страшно?

В ответ я ухватилась за его запястье:

— Отпусти. Мне не нравится, когда меня трогают. Ты, конечно, псих, но и я, — второй рукой также, как и он, ухватилась за его шею и мило улыбнулась, — не совсем нормальная.

Мы оба понимали, что даже будь у меня желание, я бы ничего не смогла ему сделать, но он принял правила игры и отпустил.

— Иди собирайся, — отвернулся от меня князь, — скоро я заведу тебя в тронный зал Лерона.

Аид слов на ветер не бросает, и к утру мы въехали в столицу. В этот раз он не стал меня слушать, а просто усадил перед собой на чёрного коня. Я в принципе и не сильно сопротивлялась. Так ехать было не очень-то и удобно, но здесь недалеко, через час мы уже заходили во дворец.

Окружение было помпезное. Белые скульптуры, золотые барельефы, мраморная плитка. Придворных князь велел выставить. В здание остался король вместе с охраной. К ним мы, не спеша, и направлялись.

Тираид в приподнятом настроение шутил, пытался добиться хоть какой-то реакции, но мне было не по себе.

— Дворец и его предместье взято под контроль чёрных рыцарей. Нет причин для волнения, — сказал князь, ведя меня под руку на третий этаж.

Я что-то невнятно пробормотала. То, что он сказал о безопасности, не отменяет видения, которое я не так давно видела.

Перед дверью в тронный зал нас ждал Виктор.

— Мой повелитель, видящая, — поклонился мужчина, — всё готово.

— Отлично, — улыбнулся блондинчик и потащил меня внутрь.

— А может мне не идти? — вяло попыталась сопротивляться. — Ты — мальчик взрослый, сам справишься.

— Не трусь. А кто тебя спасать будет? — дотянул до двери. — Виктор что ли? Да у него не получится! Правда ведь? — спросил Аид у стоящего за нашими спинами мужчины.

— Разумеется, — безэмоционально ответил Виктор.

— Вот видишь, — воодушевлённо закончил князь, открывая дверь. — А вот и его величество. Рад приветствовать.

Во главе большого стола, который не так давно мне привиделся, сидел король. Это был мужчина лет пятидесяти в соболях и с массивной короной на седой голове. Его окружала охрана в зелёном. Было их человек семь, но шансов у них не было, потому как помимо рыцарей Тамира, что стояли по периметру зала, за нами вошла часть личного отряда.

Я натянула на лицо бесстрастную мину и делала вид, что это всё меня не касается. Князь посадил меня за стол, напротив королевской особы, а потом приземлился рядом. Закинул ногу на ногу и заговорил:

— Давно не виделись. Не хотелось бы мне встречаться с его величеством при таких обстоятельствах, но не я это начал.

Аид выдержал паузу, король не спешил вступать в диалог, а только хмуро смотрел на своего оппонента.

— Чтобы остаться королёв, Вам нужно подписать это, — князь извлёк из внутреннего кармана свиток с чёрной печатью и передал одному из своих рыцарей, который и преподнёс бумагу королю.

Монаршая особа принялась внимательно изучать документ, по его лицу было видно, что содержимое ему не нравится.

— А если я не подпишу, — наконец ответил мужчина.

— Тогда я найду Вам замену, — радостно сказал Аид.

Беседа, разумеется, носила интересный и познавательный характер, но мой организм просил выйти. И терпеть уже не было сил. И пока правители играли в гляделки, я решила их покинуть. Наклонилась к князю, что не сводил глаз с короля и шёпотом сказала:

— Я в уборную.

Он кивнул, показав, что услышал. А я встала и вышла из зала.

За мной увязалась Мира. Она же и показала дорогу. Золотых унитазов здесь, конечно, не наблюдалось, но назвать обстановку вычурной вполне было можно.

Уже когда я мыла руки, готовая возвращаться обратно, в дверь ворвался рыцарь в чёрном. Нахмурилась. Выглядел он подозрительно, глаза лихорадочно бегали.

— Что Вы себе позволяете? — возмущённо спросила я.

— Заткнись! — крикнул он, наставляя на меня кинжал. — Ты идёшь со мной.

Не успела ничего понять, а уже иду с новым кавалером в тронный зал с лезвием у горла. Но это не самое страшное. Во второй руке у мужчины лежала бомба, готовая к использованию. Достаточно только разбить колбу с реагентом внутри, и всё. Весь дворец взлетит на воздух.

— Может кого другого сделаешь заложником? — особо не надеясь на успех, поинтересовалась я.

— Ты пришла под руку с князем, — ответил рыцарь, плотнее прижимая нож к моей коже. — Никому не двигаться! Иначе я прикончу её и всех находящихся здесь.

Из-за стола поднялся князь, именно на него я сейчас и смотрела. Взгляд был холодный. Он сделал несколько шагов к нам, но был остановлен каплей крови, что стекала по моей шее.

— Я сказал, не двигаться, князь.

Мой новый приятель небрежно бросил бомбу на пол, только чудо помогло ей не взорваться. Но это мужчину не остановило, и он поставил ногу на оружие массового поражения.

— И чего ты хочешь? — поинтересовался князь, засовывая руки в карманы. Выглядел он максимально расслабленно, но я уже вполне неплохо знала этого человека, чтобы сказать, что он сейчас в бешенстве.

— Ничего. Это месть за моих товарищей, которых убили твои головорезы! — орал пленитель. — Я покажу справедливость! — и он подался вперёд, желая организовать братскую могилу.

Медлить больше было нельзя. Настолько сильно, насколько позволяло моё положение, резко отклонилась, заставляя рыцаря пошатнуться и отступить назад.

— Саша! — послышался голос князя, но я была слегка занята.

Опасность представлял кинжал, что впился в шею. Я уже прощалась с жизнью, как вдруг кто-то откинул руку нападавшего в сторону. Зазвенела сталь, что упала на пол, меня придерживает князь, который с ноги пихает террориста в грудь. В итоге тот улетает в открытое окно.

— Ни дня без приключений, — тихо сказал князь, проводя рукой по моей спине.

Я же пыталась успокоиться.

"Жива".

Неожиданно заболела в груди, да так сильно, что крика сдержать не удалось.

— Что? — всполошился Аид.

Перед глазами показались видение. Я падала вместе с тем мужиком в воду.

Уцепилась за воротник князя, заставляя того посмотреть мне в глаза.

— Нельзя ломать предсказание.

Но за что я люблю князя, так это за способность быстро анализировать и принимать решения.

Он улыбнулся, элегантно запрыгнул на подоконник и подал мне руку.

— Моя леди.

Я, не раздумывая, ухватилась за неё. В груди болело всё сильнее. Меня обняли и сказали:

— Ну, полетели!

И под ошарашенные взгляды мы упали вниз.

Глава 17

Тираид

Жизнь как-то наскучила, бесконечные государственные дела и одиночество, несмотря на кучу народа вокруг. Но все они, прежде всего, подданные. Я не жалею, что выбрал такой стиль управления своим княжеством.

Каково же было моё удивление, когда девчонка просто отмела мой статус за ненадобностью. С её появлением мы получили ценный дар и кипу неприятностей. И вот я по собственной инициативе собираюсь выпасть из окна третьего этажа.

За себя я не переживаю, даже если поранюсь, всё заживёт. А вот потерять видящую не могу себе позволить. Мои люди привыкли к моей некоторой эксцентричности, и не пытались что-нибудь предпринять. Никто не рискнул попасть под княжий гнев.

Было видно насколько Саше больно, и медлить было больше нельзя.

Короткий полёт, я как можно сильнее прижал девушку, принимая весь удар на себя. Фонтан, в который мы упали, хоть и был глубже, чем его братья, но он не приспособлен для таких прыжков.

Удар о воду… удар о каменное дно головой. Кажется на мгновение меня отключило, я оказался дезориентирован в пространстве. Воздух закончился, лёгкие начало жечь, а Саши рядом нет.

Быстро всплыл, глотнул свежести, оглядел пустынную гладь воды и нырнул снова.

Нашёл нимфу быстро, благо объёмы воды были небольшие, да и неплохая прозрачность играла нам на пользу. Она уже потеряла сознание. Ухватил её за талию и погрёб наверх. Слой воды разошёлся, выпуская нас на поверхность недалеко от борта.

Двумя руками положил девушку на камень, а потом и сам выбрался наружу, вставая с другой стороны.

Распахнул пальто, открывая обзор на мокрую рубашку. Положил Саше ладонь на грудь. Дыхания не было, сердце постепенно замедляло свой бой.

— Мой повелитель! — из-за спины услышал крик Каста, что спешил от входа во дворец.

— Лекаря зови! — рявкнул я, открывая рот девушке и делая первый вдох.

За спиной началась суета, но отвлекаться я был не намерен. Сейчас каждая минута может стоить ей жизни. И через пару мгновений нимфа закашляла, я повернул её на бок и потихоньку похлопал по спине, давая выйти всей жидкости.

Позже, когда Саша обессиленно продолжала лежать на каменном бортике, я сел рядом с её головой и откинулся на руки.

— Ты поранился, — хрипло сказала бледная девушка, касаясь моей руки.

Глянул на свой рукав, который когда-то был белым. Сейчас он окрасился в бледно-красный. Коснулся затылка, единственное место, которое приносило дискомфорт, и посмотрел на пальцы. Кровь. Видимо разбил голову о дно фонтана.

— Не переживай, заживёт, — отмахнулся я.

Дворец переполошился как муравейник. Чёрные рыцари слонялись туда-сюда. Мимо нас провели виновника наших проблем. Жаль, но он остался жив. Это не надолго.

— Лекарь где? — рявкнул я мимо пробегающим рыцарям.

Сбоку хрипло рассмеялись. Повернулся к нимфе, положил руки по обе стороны от её головы, нависая над веселящейся видящей.

— Я что-то смешное сказал?

— Нет, — улыбнулась девушка, а потом провела рукой по моей щеке и серьёзно, глядя в глаза, произнесла, — спасибо.

— Должна будешь, — ухмыльнулся я.

— Запиши на мой счёт, — протянула нимфа мне платок.

— Не, это слишком просто, — забрал кусочек ткани и приложил к голове.

— Меркантильный ёж.

— Повторяешься, дорогая.

— Нападавший — один из наёмников, с которыми мы столкнулись по дороге, — доложил Виктор. — Опасность устранена.

— Хорошо, — произнёс я, отпивая янтарной жидкости из стеклянного бокала.

Столица Лерона сейчас под нашим контролем, можно не опасаться нападения. После дневных событий требовалась передышка. Поэтому мы заняли несколько комнат во дворце. Король против не был, хотя его мнением особо не интересовались.

— Видящая сказала мне спросить о твоей матери, — произнёс, наблюдая за огнём, что играл в камине.

Мы с Виктором расположились в креслах в моей гостиной. За стеной спала Саша.

— Что конкретно вас интересует?

— Она отказывается открывать тайну своего появления, пока ты не расскажешь о старушке Сэл.

Виктор задумался, в его глазах пробежала грусть, и он отпил из своего стакана.

— Сейчас её секрет уже не сможет ей навредить, — он посмотрел на пламя.

Его названная мать погибла не так уж и давно. Он корил себя за то, что не смог оградить её от опасности и спасти. Тогда мы опоздали на считанные часы.

— Она спасла меня от голодной смерти. Мама никогда не была похожа на остальных людей. Иногда её действия не подчинялись логике, но в итоге всё выходило более, чем удачно, — улыбнулся воспоминаниям командующий. — Однажды она исчезла. Пошла в лес и не вернулась. Искал её несколько суток, но кроме следов крови… Я решил, что маму загрыз дикий зверь и утащил к себе. Мне тогда было не так уж и много лет. Та зима стала самой страшной за всю мою жизнь. Только помощь жалостливой соседки не дала мне умереть.

Виктор налил мне и себе и продолжил.

— Ровно через год она вернулась. И ей пришлось объяснять, где она пропадала столько времени. Оказалось, что Сэл не местная, не с Дрика, и то, что существует другой мир. Она называла его Землёй. Тогда я был готов поверить во всё, что угодно. Главное было то, что мама не бросила меня, как когда-то сделали родители, а несмотря ни на что вернулась ко мне. На сказках о её родине я и рос. Но до сих пор существует сомнение. Может ли быть настолько хорошая фантазия у человека?

— Это мне и придётся выяснить утром, — со вздохом сказал я. — Расскажи что-нибудь про Землю.

Другой мир? Серьёзно? И как я должен в это поверить? Виктор рассказал много удивительных вещей. О республиках и демократии — самая, на мой взгляд, смешная. Всегда есть лидер, который держит власть. Ну, а совещательный орган есть и в Тамире.

К утру бутылка была допита, а командующий ушёл отсыпаться. Я же не ровной походкой пошёл в соседние покои. Не терпелось вытрясти уже правду из девушки.

В коридоре у дверей на посту стояла Мира. Увидев меня, она поклонилась, и, не сказав ни слова, пропустила внутрь.

В комнате были задёрнуты шторы, создавая тем самым полумрак. Через пару часов взойдёт Холл, и игра во власть начнётся снова. Пора возвращаться домой. Сейчас у княжества есть передышка, какое-то время Тамир будет защищать Лерон. Таково условие нашего сотрудничества. Они помогают сдержать империю, а я не забираю их земли в состав княжества.

В темноте комнаты закутавшись по самую шею спала нимфа. Она всегда ложилась на одной из половин кровати. То ли всегда так спала, то ли оставляла место для кого-то ещё.

"Надо спросить о мужчине. Вдруг я её компрометирую", — подумалось мне, когда садился на второй край кровати.

Будить девушку было жалко, она и так практически не спит последнее время. "Подожду, — откинулся на подушку. — Главное — не спать".

Но вопреки всем доводам сознания, алкоголь расслабил тело и разум. И глаза закрылись сами собой.


Саша

В кой-то веке удалось спокойно выспаться. Видения не мешали. Видимо хорошую микстурку дал мне лекарь. После водных процедур, что пришлось нам с князем опробовать вчера, я была уверена, что простуда обеспечена. Но, к счастью, обошлось.

По ощущениям время близилось к обеду, в комнате было достаточно светло. Обстановка напоминала дворцовые покои восемнадцатого века. Стены, обитые изумрудного цвета тканями, тяжёлая изысканная мебель и широкая кровать с балдахином. Мечта любой девочки иметь такую кровать. Получаешь эстетическое удовольствие только от того, что просто смотришь на неё.

Надо было вставать, организм просил еду и уборную. Потянулась, разворачиваясь на другой бок. И ожидаемо натыкаюсь на спящего на соседней половине мужчину. Он не позаботился о себе. Наверное, планировал вскоре уйти.

Тихо поднялась и накинула на Аида своё одеяло, пусть хоть сейчас немного согреется. А сама подхватила одежду и направилась в ванную. Хорошо, что для этого не надо было выходить наружу. Быстро умылась, переодела длинную рубаху, в которой обычно спала. Настроение требовало total black, хотелось чудить, язвить и выпить чью-то кровь. И первый кандидат в жертвы сейчас мирно сопел на моей кровати.

Стараясь не шуметь, выхожу в комнату и направляюсь к мужчине. Подошла к краю кровати, где он лежал спиной ко мне, наклонилась и на ухо прошептала:

— Аид, пора вставать.

Князь был слишком крут, чтобы не среагировать на мой выпад. Мгновение, и я уже придавлена его телом к нагретому матрасу, руки зажаты где-то у меня над головой, а покрасневшие глаза смотрят с укором. Он уже начал приходить в себя, осознав, что никакой опасности нет.

— Доброе утро, — громко с улыбкой сказала я, наблюдая, как морщится красивое лицо. — Кто-то весело провёл вечер.

— Говори тише, — ответил мужчина, слезая с меня и усаживаясь на край кровати.

— Надо было меня позвать, — с сожалением, вздохнула я, закидывая руки за голову.

— Пить вредно, — потёр он глаза.

— Да ладно.

— Нам надо поговорить, — поднялся князь и направился к выходу, — но сначала мы позавтракаем.

— Так точно, мой князь, — козырнула я двумя пальцами. Но этого он уже не видел, удалившись в свои покои.

— Получается, ты с Земли попала на Дрик и сможешь в июне сможешь вернуться обратно?

— В теории так, — согласилась я, отпивая чай.

Завтракали в моих покоях, ели в тишине, и только, когда первый голод был утолён, князь начал задавать вопросы. Выяснилось, что пил он вчера не один, а вместе с Виктором, который многое рассказал о моём мире.

— И как ты сможешь вернуться? Что нужно сделать? — безразлично поинтересовался Аид. Но я то знаю, насколько он ценит моё присутствие подле него.

— А Виктор не рассказал? — лукаво поинтересовалась у напряжённого мужчины.

— Нет.

— Значит, оставим этот нюанс пока в секрете.

— Почему?

— Мне нужен путь для отхода. Вдруг у тебя крыша съедет.

— Если захочу, смогу приковать тебя цепями к себ…

— Но ты не будешь знать, как я смогу уйти. Согласись, что это составит тебе некоторые проблемы.

Князь нахмурился. Наши отношения отказывались идти по его плану, а единственные достоверные источники информации либо мёртв, либо просто не знает всего, либо упрямо молчит. Беда.

— Ладно, оставим эту тему. Мы возвращаемся в чёрную столицу. Ты будешь жить в моём замке.

— Это предложение или констатация факта? — поинтересовалась я.

— А в чём разница?

— Ну, если предложение, то я его с благодарностью приму, а если факт, то буду всячески противиться.

— Тогда предложение.

— Правильный выбор, Ваше сиятельство. Отныне прошу Вас сразу предлагать, а не приказывать. Глядишь и конфликтов меньше будет.

Глава 18

Саша

"И вечный бой! Покой нам только снится…" — с таким девизом двигалась наша колонна в Тамир.

Зима потихоньку входила в свои права. Крупными хлопьями ложился на землю первый снег. Моё пальто уже не справлялось с холодом, пришлось выманить у князя чёрный плащ, подбитый мехом. Он же, создавалось впечатление, вообще не мёрзнет. Счастливый, сияя улыбкой, подгонял всех. Похоже ему не терпелось поскорее вернуться домой.

Я же снова путешествовала за спиной Миры. И хоть мы не общались, она стала, помимо князя, ещё одним островком безопасности. Когда тело уставала настолько, что терпеть больше не получалось, я уходила в повозку, в которой перевозили продовольствие и оружие. И, спрятавшись от пронзительного ветра в тряпье, спокойно спала. Видения, наконец, отступили, на душе был штиль. Не хотелось ничего. После нескончаемого стресса пришла апатия. Это было и нехорошо, и не плохо. Больше ничего не волновало, ничего не тревожило.

Меня оставили в покое, и даже Аид лишний раз не пытался заговорить. В таком темпе прошли две недели. В городах, в которых мы иногда останавливались, царила атмосфера спокойствия. Народ ценил и любил своего князя, но при этом также сильно и боялся. Стоило ему появится, всё без исключения, положа руку на грудь, склоняли голову.

Предательство в Тамире не прощали. Никогда. Если ты настолько смел, чтобы предать свою Родину, будь добр ответить за это. В этом есть какое-то зерно несправедливости. И как русскому человеку мне было непонятна такая преданность. Но данные реалии диктуют условия такого патриотизма. Правитель может защитить своё государство, но каким бы сильным он ни был, в одиночку это сделать не выйдет. Да и всегда есть возможность переехать в другое государство, если, конечно, хватит смелости.

В дне пути от чёрной столицы мы заехали в город Ив. Мы — это князь, я и его личный отряд. Тираида Вельского знали в лицо, потому что он часто объезжал свои владения. Его появление всегда ознаменовывалось некоторой магией. Но не в том значении "магии", к которому мы все привыкли. Хулиганьё присмирялось, дороги расчищались, чиновники пели серенады. Тишь да гладь. Но понимаете сами, как это бывает. Дороги стелят, караваи пекут.

Так было и сейчас, мы гордо прошествовали в центр города, под восторженные вопли женщин и детей, которых я очень даже понимаю. Княжеский отряд — это элита из элиты. Все красавцы на подбор, сильные и гарантированно умеющие работать своими большущими мечами, если вы понимаете, о чём я.

Нас сразу же разместили в самой престижной гостинице города. К нам уже бежал управляющий сего заведения, преклонился перед своим повелителем и пригласил войти. Я спрыгнула с лошади и подошла к князю.

— Пройдём, — кивнул мужчине Аид, — мы устали с дороги.

— Конечно, прошу, — придержал управляющий дверь и рукой показал на холл гостиницы.

Мы, не торопясь, прошли внутрь. Здание было в два этажа. Сооружено оно из какого-то тёмного камня, который, как мне сказали, добывают как раз в Тамире. В княжестве почти все дома были из этого материала.

Пол, столы, стойка сделаны из светлого дерева. Широкая лестница с чёрными металлическими перилами располагалась чуть правее стойки регистрации.

— Позвольте показать Вам лучшие покои, — снова склонился управляющий.

Князь величественно кивнул, потом взял меня под руку и повёл наверх. Он часто так делал, похоже чувствовал мою неуверенность и свою ответственность за жизнь видящей. Мне это играло только на пользу. Проявлять инициативу и самостоятельность в незнакомых условиях страшно. Даже на Земле случались ситуации, в которых я могла сделать шаг, и всё наладится. Но неопределённость пугает настолько сильно, что было трудно дышать.

Да, я способна переступить через свой страх, но случается такое только в безвыходных ситуациях, когда отступать уже некуда. Так что властная натура моего князя играла как нельзя кстати. Моё выживание в новом мире серьёзно упростилось после встречи с Аидом. Вопрос о ночлеге и питание отпал, меня никто не трогал, все уважали. В общем, я устроилась наилучшим образом. Осталось дождаться лета и, наконец, вернуться домой.

— Прошу, — управляющий открыл одну из дверей, — леди нужна отдельная комната?

Сейчас по канонам я должна изобразить оскорблённую невинность. Хотя его вопрос был закономерен, а кем ещё я могу быть, разгуливая под руку с князем? Девушка лёгкого поведения? Любовница? Но, как адекватный человек, я вела себя равнодушно. Князь же повернулся ко мне и приподнял бровь, спрашивая о моём желание. Я только пожала плечами, выражая безразличие.

В самом деле, какая разница, где я проведу эту ночь. Единственное, что сейчас мне хотелось, — это поесть и помыться. Но участие Аида было приятно, похоже он понял, что проще просто спросить, чем бороться с противоречием. А вдруг моё желание не исключает его?

— Вторая комната не нужна, можешь быть свободен, — произнёс князь, аккуратно подталкивая меня в покои.

Наши апартаменты состояли из гостиной, спальни и ванной комнаты. Всё в светлых тонах, кроме тёмно-зелённых штор. Мой любимый цвет. Отстегнула пряжку у горла, сняла плащ и бросила его на деревянный стул у стены. Дорогую мебель марать не позволяло воспитание. Аида же такое не заботило, и, закрыв дверь, он плюхнулся в бежевое кресло. Я никак не прокомментировала. Мои заморочки должны касаться только меня, нечего их навязывать другим. Хотя во мне жила жилка, согласно которой существовала необходимость в поучении других. Думаю, началось это с рождения сестры, разница у нас серьёзная, в целых одиннадцать лет. Нетрудно догадаться, что я активно принимала участие в её жизни. Усугубил ситуацию педагогический университет. И только сила воли и безразличие к чужой жизни не дают мне поучать всех вокруг.

В дверь постучали, и я пошла, чтобы посмотреть, кто там. Аид расслабленно развалился в кресле. Закинул ноги на низкий столик, свесил руки с подлокотников и, прикрыв глаза, откинул голову на спинку. Вся его поза просто кричала, что двигать даже пальцем он не собирается.

За дверью стояли мои рыцари.

— Видящая, — поклонились они, и Хош продолжил, — мы принесли ваши вещи.

— Проходите, — отошла от двери, давая рыцарям войти.

За время поездки я начала обрастать вещами, и сейчас одна сумка превратилась в три. Князь щедро оплатил мои услуги, и, отложив немного, как говорится на чёрный день, остальное пошла тратить. А что такого? Могу себе позволить.

Моя охрана притащила и княжеские вещи.

— Отдыхайте, — сказала Мира, выйдя из покоев.

— Спасибо, — сказала и закрыла дверь на щеколду.

Стянула пальто, с которым просто отказывалась расставаться, следом пошла кольчуга и плотная куртка. Достала из сумки сменную одежду и уже собиралась пойти в ванную, но посмотрела на мужчину, что сидел за моей спиной. Он не двигался и, кажется, будто уснул. Не спеша подошла к креслу и дотронулась до седых волос, легко проводя по ним.

— Аид, — тихо произнесла я.

— Что? — сонно ответили мне.

— Иди ляг нормально, а то спина будет болеть, — как старая бабка причитала я. Саму спина мучила уже пару месяцев.

— Далеко, — выдохнул мужчина.

— Ты ленью что ли от меня заразился, — положила свои вещи на столик, — давай. Тут всего пять шагов!

Мне удалось его поднять, стянуть куртку, оставляя его в одной рубашке. Потом дотащить его до кровати. Отстегнула футляр с противоядиями, которые он всегда носил с собой, положила на прикроватную тумбочку и подняла голову. На меня внимательно таращились синие глаза.

— Что? — спросила, толкая князя в грудь. Он, наконец, сел на мягкую кровать.

— Ничего, — следил, как я пошла за одеждой. И уже проходя мимо него в ванную, спросил. — Почему именно Аид? Раньше меня называли или Тиром, или Раидом. И только ты зовёшь иначе.

— В моём мире в легендах так называют бога царства мёртвых, что яростно стоит на его страже. Ещё его называют мастером сновидений. А именно видение о тебе было первое самое чёткое. В общем, тебе подходит.

Не дожидаясь его реакции, я скрылась за дверями. Как он отреагирует?

"Надеюсь ему понравится сравнение с богом, и я останусь в живых", — размышляла я, пока набиралась вода.

Чтобы смыть всю грязь, потребовался целый час. И когда вышла, по спальне разносилось только княжеское сопение.

Прикрыла мужчину одеялом, умаялся бедный. И пошла добывать себе еду.


Тираид

Надо же. Бог. Такого я не ожидал.

Нежность сочились сквозь цинизм нимфы. И какой бы она не старалась казаться безучастной, то и дело демонстрировала заботу. Это проявлялось в мелочах. Вот даже сейчас она спокойно могла пойти заниматься своими делами, не обращая внимания, но сначала отправила меня спать. Такое поведение свойственно людям, которым есть, о ком заботиться.

"Скорее всего в её окружении был ребёнок", — подумал я, засыпая. Накопившаяся усталость давала своё, я хоть и привык к длительным походам, но, чтобы нормально работать, нужно отдохнуть. Чем я и займусь.

Не знаю, сколько мне удалось проспать, но меня разбудила нимфа. Она принесла поднос с едой и поставила на столик возле окна.

— Чего сидишь? Иди поешь, — скомандовал девушка.

После сна я туго соображал, просто сидел и таращился на Сашу, которая вытащила из сумки одежду, в которой обычно спала и отправилась в ванную комнату. Когда девушка скрылась, потёр уставшие глаза. Желудок, почуяв вкусные запахи, громко потребовал ужина. Пришлось откидывать тёплое одеяло и направляться к вожделенной еде.

Мясо сочное и ароматное, гарнир тоже выше всяких похвал. Такую еду в походных условиях не приготовишь. Не обращая внимание на видящую, что села в соседнее кресло, продолжил трапезу. Она же налила себе и мне чай в фарфоровые чашки и сделала глоток. Над головой раздался громкий вздох, будто кто-то задыхался.

Сначала я увидел длинные тонкие пальцы, что вцепились в край стола, сминая белую скатерть, потом напряжённые жилы на руках и шее, а затем испуганные глаза.

— Что-то… не так… — прохрипела Саша.

"Всё изменилось после глотка чая", — подумал я, хватая чашку девушки. Но сделать глоток она мне не позволила, схватив за запястье.

— Не… надо…

— Нужно узнать, что там, — смотря в широко открытые глаза, произнёс. Взял чашку другой рукой и отпил ароматную жидкость.

В силу своего положения узнать почти любой яд я мог по вкусу. Нам подмешали яд императорской гадюки. Вид этой змеи обитает исключительно на севере Дикароз. Очень опасная штука, капля яда за считанные минуты парализует органы дыхания, провоцируя остановку сердца.

— Подожди секунду, — кое-как разжал её пальцы, поднимаясь с места. Возле кровати лежала моя сумка с противоядиями. Вытащил флакон с голубой жидкостью и сделал глоток, уже шагая обратно к столу. Все действия, при такой ситуации были отработаны за многие годы, но спасать ещё кого-то, кроме себя, приходилось не часто.

— Пей, — сказал, поднося склянку к губам девушки. Она послушно открыла рот, делая глоток, а потом легла головой на стол.

Я погладил её по спине, выражая поддержку. Не часто тебя травят. Да и, скорее всего, яд предназначался мне, а она отравилась за компанию. Или же они хотели навредить нимфе?

— Мира! — крикнул я. Рыцари моей видящей всегда находились поблизости. В комнату вошёл Хош, похоже сейчас была его очередь дежурить у дверей.

— Позови Миру, — сказал рыцарю, что с поклоном появился в комнате. Он быстро удалился, понял, что случилась какая-то неприятность.

— Ну, всё, — присел на корточки перед видящей, взял тонкую руку и поцеловал костяшки пальцев, — всё позади.

— Это не я, — слабо произнесла она.

— Знаю, не переживай, я со всем разберусь, — встал. В дверь постучались и на пороге появилась Мира. — Пригляди за ней, — подхватил меч.

— Ты куда? — спросила Саша.

— Пойду оторву кому-нибудь голову, глядишь и спать буду крепче.

В коридоре меня уже ждал Каст.

— Веди управляющего, будем выяснять, кому мы так не понравились.

Гостиница была перекрыта, устраивались массовые допросы. Я же вальяжно расположился в кабинете управляющего, выслушивая уверения в случайности произошедшего.

— То есть ты хочешь сказать, что в покоях князя Тамира и видящей случайно оказался чайник с ядом. Да ещё и не простым ядом, а императорской гадюки, который официально достать навряд ли получится.

— Тот, кто принёс его, тот и виноват! — с жаром провозгласил управляющий.

Я только покачал головой.

— Ищи виновного, иначе твоя голова полетит вместо его.

Спустя полчаса передо мной на колени поставили молодого парня. Сказали, что он работает на кухне всего месяц.

Его глаза сияли такой жгучей ненавистью. Он знал, что умрёт независимо от успеха предприятия, что он организовал.

— Кто был целью? — равнодушно спросил у смертника.

— Ваше сиятельство так просто не убить, — безумная улыбка исказило молодое лицо.

"Значит, нимфа. Кто-то качественно промыл ему мозги".

— Заказчик?

— А как вы думаете? Мы не рассчитывали на успех, ведь ходит молва, что вы не отпускаете её от себя.

— Мы?

Парень понял, что сказал лишнего, и резко язык проглотил.

— Что же ты замолчал? — ласково погладил его по голове. — А казался таким смелым мальчиком? Каст, — сказал, развалившись в кресле, — приступай.

Стало как-то обидно за мою девочку.

"Живёт, никому ничего плохо не делает, и то убить хотят", — думал я, слушая хруст ломающихся костей неудавшегося преступника.

Паренёк был слабенький и уже после седьмого сломанного пальца выдал всё, что знал. Оказалось, в городишке одна подпольная организация, с которой мы пару лет назад даже сдружились, спелась с имперцами, в жажде скинуть меня с трона. Но они не учли, что подбирать кадры нужно тщательней. Я предательство не прощаю.

— Собирай отряд, наведаемся к старым друзьям, — приказал, выходя из кабинета.

Каст с поклоном удалился, а я пошёл за вещами. Можно было бы, конечно, послать за ними кого-нибудь, но хотелось проверить нимфу.

В коридоре стояла звенящая тишина, я приказал убрать всех с этажа. В комнате трещали поленья в камине, Мира стояла возле двери в спальню.

— Как она? — спросил, надевая куртку.

— Выпила снотворное и уснула.

— Хорошо. Следи за её состоянием.

— Не переживайте, мой повелитель. Я огражу видящую от неприятностей.

— Рассчитываю на вас с братом.

Глава 19

Саша

Это был интересный опыт, но больше не надо. Онемение в груди, боль при каждом вдохе — чувства не из приятных. Но помимо себя я испугалась ещё и за Аида. Когда он взял мою чашку, инстинктивно остановила его.

Я знаю, что это значит. Необходимость переросла в привязанность. И это худшее, что могло произойти в моём положение.

"Как ты собираешься уходить после таких чувств?" — спрашивала я у себя.

Надо прекращать играть в приятелей. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Туман сновидений разошёлся, пропуская меня в грандиозный зал. Такой красоты я ещё не видела. Бальный зал был выложен тёмным паркетом, стены выстланы бежево-бордовой тканью, высокий светлый потолок удерживал длинную хрустальную люстру. Благодаря множеству прозрачных призм, свет в зале как-то по особенному окрашивался.

Обернулась и в зеркале, что висело в шаге, увидела себя в атласном голубом платье, которое красиво открывало плечи и руки. Я провела рукой по пряди, что выбилась из причёски, и улыбнулась своему отражению.

Из видения меня вырвал плеск воды. Вокруг стояла темнота и только свет из ванной, что пробивался сквозь дверь, немного освещал окружающее пространство.

"Вернулся", — пронеслась мысль, пока я переворачивалась на спину.

Через пару минут плеск прекратился и в комнату вошёл князь, одетый в широкие серые штаны и тёмную рубашку.

— Не спишь? — спросил он, вытирая седые волосы полотенцем.

— Глупый вопрос.

— Согласен, — усмехнулся мужчина, подходя ближе. Он положил прохладную руку ко мне на лоб. От прикосновения стало так хорошо, — у тебя температура.

Аид вытащил из своего футляра склянку с прозрачной жидкостью и протянул мне. Выпила, даже не задумавшись, вряд ли он захочет убить человека, которого пару часов назад вытащил с того света.

— Хорошая девочка, — произнёс этот садист, подавая стакан воды, чтобы запить горькую микстуру.

— Всех поймал? — спросила, наблюдая за передвижениями мужчины. Он унёс мокрое полотенце в ванную, а потом залез под одеяло на соседней стороне кровати.

— Эти товарищи нас больше не побеспокоят.

Было ожидаемо, князь никогда не оставлял врагов за своей спиной. Любой, кто решится нанести вред, падёт от властной руки в тот же вечер. Современному человеку, который видел войны лишь в фильмах и новостях, сложно понять, как можно настолько легко отнимать чужую жизнь. Но в реалиях Дрика иногда убийство — единственный способ сохранить свою жизнь. Я не оправдываю его поступков, но понимаю и принимаю. На плечах князя лежит огромная ответственность, и нерешительность может сыграть злую шутку, превратив всё, что он любит и ценит в пепел.

— Кстати, хотел спросить. У тебя дети есть? — вырывая из философских размышлений.

— К чему этот вопрос? — удивлённо посмотрела на Аида.

— Просто ответь.

— Нет, детей нет.

— Тогда младший брат или сестра?

— Сестра.

— Я так и знал. Ты слишком заботливая.

— Ох, спасибо за высокую оценку, — саркастично ответила я, отворачиваясь от князя. Тоже мне заботливую нашёл.

— А мужчина у тебя есть?

— Ты слишком много разговариваешь. Думаешь я бы пустила тебя в свою постель, будь у меня мужчина.

— Мы же только спим вместе, — резонно заметил этот раздражитель.

— Ну прости за излишнюю правильность, — начала я закипать, — в следующий раз обязательно займусь с кем-нибудь сексом, прежде, чем просто лечь спать.

За спиной послышался низкий смех.

— Не злись, ёжик, — мягко произнёс князь.

— Это ты ёж.

— Да-да, разумеется.

Между нами установилась тишина, и только тихое тресканье поленьев в камине заполняло комнату.

"С чего это у князя проснулся интерес? Хотя он же ничего обо мне не знает", — в полудрёме поплотнее закуталась в одеяло.

— Как приедем в столицу, надо представить тебя двору, — раздался голос из-за спины.

— Зачем? — испуганно спросила. Высовываться перед посторонними не хотелось. Вести светские беседы тоже нет никакого желания.

— Слухи о видящей Тамира дошли до империи. Для твоей безопасности, нужно чтобы тебя знали в лицо.

— Это ты не сдержал слухи. Специально.

— В чём ты меня обвиняешь?! — возмущённая невинность в лице княжича была не довольна. Но я проигнорировала его выпад.

— Может выдадим кого-нибудь за меня, — с надеждой спросила, поворачиваясь к Аиду, — а я отсижусь где-нибудь как мышка.

— Не выйдет. Тебя слишком часто видят рядом со мной. Даже если заменить видящую сейчас, возникнут подозрения.

— А ты ещё спрашиваешь, в чём я тебя обвиняю. Аид, ты — мужик умный, правишь Тамиром не первый год. По-любому же просчитал все возможности…

Этот… ёж! Лежит на боку, подперев голову рукой, и, хитро прищурив глаза, лыбится. Моё негодование требовало выхода, хотелось стукнуть монаршую особу.

— Слушай, — садясь, спросила, — у тебя как? Провалов в памяти не бывает?

— Не бывает.

— Жаль, — горько вздохнула. Вот было бы здорово. Долбануть князя, а он только утром удивился, откуда у него синяки. Эх, мечты-мечты.

— Что-то мне не нравится твои вздохи, — подозрительно произнёс князь, продолжая смотреть на меня.

Я только пожала плечами и упала обратно на подушку.

— Сладких снов, — пожелала мужчине, отворачиваясь.

— Спи спокойно.

К следующему вечеру мы, наконец-то, добрались до чёрной столицы. Она полностью оправдывает своё название. Чёрные дома, чёрная брусчатка, но тем не менее всё не выглядело мрачно, а даже, наоборот, величественно. Люди расступались, приветствуя своего правителя.

— Долго нам ещё? — спросила я у Миры.

— Видите пики? — показала пальцем на острую крышу, что возвышалась над всей столицей. — Это дворец Великого князя. К сумеркам будем на месте.

То есть ехать осталось около часа. Класс! Наконец! Отдохну от походов и войнушек!

Настроение поднялось, подогревая любопытство, что окончательно угасло от усталости. И уже мороз не так сильно кусал за щёки. Вот что делает оптимизм!

Дворец — здоровенная махина, очень красиво. Всегда мечтала съездить в Европу, посмотреть на старые замки. Захватывающие были бы впечатления. А на Дрике как на бесплатной экскурсии. Всё, что хочешь. Короли? Пожалуйста. Диковинные зверушки? Сколько угодно. Красавчики? Запросто!

В общем, каникулы удались. Убить бы ещё не пытались.

Мы пересекли высокую стену, что окружала строение, вокруг росло множество деревьев, занесённых снегом. Наверное, летом здесь очень живописно.

На огромном крыльце нас ждала целая делегация, среди которой виднелась рыжая макушка.

"Карюша", — улыбнулась я девочке. Ей же похоже не терпелось сорваться с места, она переминались с ноги на ногу, теребя полы плаща.

Рядом стоял Гор, и ещё человек десять.

— Повелитель, — стоило князю подъехать, произнесла светловолосая девушка, склоняя голову.

Он спрыгнул с коня, подошёл к девушке и поцеловал её руку.

"А ведь я не спросила, есть ли у него возлюбленная?"

— Я вернулся. Надеюсь за моё отсутствие ничего не произошло, — зыркнул на старичков, что стояли в стороне.

— Как ты и приказывал, — нежным голосом произнесла незнакомка, — я за всем проследила.

— И за что ты мне такая досталась? — покачал князь головой, а затем обернулся на нас. В это время Хош помогал мне слезть с лошади. — А это та, за кем я и охотился.

Аид довольно улыбался, глядя на меня как кот, объевшийся сметаны. Довольно так. Поморщилась.

"Я тоже не прочь оказаться дома, съесть шаурмы и запить всё это дело газировкой. Или чем покрепче. Тоже была бы самой довольной кошкой округи".

Спина требовала разминки, согнулась пополам, давая мышцам расслабиться.

— Саааш, — протянул седовласый изверг.

— Что? — буркнула я.

— Иди сюда.

— Боюсь умру от твоей ауры, — приподнял князь брови. Не понял, о чём я, — слишком сильно светишься от счастья.

— А она мне нравится, — улыбнулась девушка и обратилась к князю, — иди. Я о ней позабочусь.

— Полагаюсь на тебя, но надеюсь на скорую встречу.

— Разумеется, мой повелитель, — присела она в лёгкий… Книксен? Реверанс? Хотя не важно.

Княжья злыдня грозно зыркнула и удалилась. Его взгляд не предвещал ничего хорошего. Хотя, что он может сделать? Запереть? Да лишь бы! Отдохну, наконец.

Выждав положенное время, на меня налетело рыжее облако.

— Саша! — крепко обняла меня за талию девочка.

— Привет, солнышко, — присела, чтобы потискать Кару, — как у тебя дела?

— Хорошо. Папа купил дом, меня учит мастер Флор, он — придворный учёный.

Девочку было не остановить, ей хотелось рассказать обо всём, что произошло с ними за эти месяцы. Я была рада видеть, что с ними всё в порядке.

— Ну всё, отпусти сестру, — сказал Гор, подходя ближе.

Я улыбнулась первому близкому человеку в этом мире.

— Дядя, — обняла этого большого человека.

"Не зря устроила князю взбучку в том письме".

— Гордон! Моя очередь знакомиться! — возмутилась та светловолосая девушка.

— Держись, — прошептал дядя на ухо и отошёл.

Что не так с этим миром?! Почему здесь все такие красивые?! Эта девушка просто рождает во мне комплексы. Стройная ясноглазая натуральная блондинка! А ещё милые ямочки на щеках!

— Графиня Хельга Шерад — помощник князя, — протянула она руку.

— Александра Дубровская, — сняла перчатку и ответила на рукопожатие, — можно просто Саша.

— Тогда и ты зови меня Хельга. Идёмте внутрь, холодно, — передёрнула она плечами и стрельнула глазками куда-то мне за спину.

Обернулась посмотреть, с кем это она заигрывает. Личный отряд князя уже разошёлся и перед входом помимо меня, Хельги, семейства Норман находились только мои рыцари. Они оба никак не отреагировали на призывы красавицы, но предполагаю жаркие взгляды направлены на Хоша. Он — мужчина видный. Ну да ладно, это не моё дело.

— Я оставлю вас, — сказал Гордон, — увидимся позже. Рад, что ты теперь с нами, — и ушёл.

— Идём, — протянула руку Каре, за которую она с удовольствием уцепилась, и все вместе мы вошли внутрь.

— Дворец Тамира принадлежит княжеской династии уже более десяти веков, — вещал наш прекрасный экскурсовод, — видал он немало проблем, переворотов, войн. Это место пропитано историей княжества.

Во-первых, тепло. Дорожки благородного бордового цвета устилают каменные полы, высокие потолки освещали красивые люстры, стены выстланы светлыми тканями.

— Князь велел поселить тебя в его крыле, — сказала Хельга, ведя нас по широкой лестнице на второй этаж. — Надеюсь понравится.

"Мне бы сейчас подошла бы и каморка Гарри Поттера под лестницей, лишь бы согреться", — подумала я, потирая руки. Они отказывались отогреваться.

— Вот, — распахнула дверь помощница князя, — твои покои.

Что ж, это даже лучшее, на что я могла рассчитывать. Широкие окна, обрамленные тяжёлыми синими шторами в пол, голубой интерьер с чёрной мебелью, за дверью скрывалась спальня с кроватью моей мечты. С лазурным балдахином.

— Класс.

— Располагайся, — сказала Хельга, сияя улыбкой, — позже придёт твоя горничная, ей поручено всячески помогать и оберегать тебя.

— Хорошо, спасибо.

— До скорой встречи, — присела в поклоне девушка и выпорхнула из комнаты, за ней вышли и мои рыцари, оставляя меня с Карой наедине.

— Ну что, заяц. Рассказывай, — улыбнулась девочке, что уже забралась на диван.

— Столько всего произошло, — всплеснуло чудо руками.

Глава 20

Тираид

— Что опять вас не устраивает? — с негодованием спросил старейшин, с которыми мы расположились в зале совета. — Я оттянул военные действия, привёз видящую в Тамир, а вы опять за старое! Какая женитьба?!

— Великий князь, — провозгласила старейшина Илин, — ты уже не молод. Вдруг с тобой что-то произойдёт. Что тогда станет с княжеством? Вельских, кроме тебя, больше не осталось.

— Во-первых, мне всего тридцать, во-вторых, я бессмертен, в-третьих, вам всем напомнить, к чему привели такие же уговоры моего отца.

— Но ты другой? — уверенно воскликнул старейшина Хэт.

— Откуда вам знать? — усмехнулся, закидывая ногу на ногу в расслабленной позе. — Я хуже.

Больше им сказать было нечего. А ведь именно они вырастили меня жёстким и бескомпромиссным. Именно таким они видели идеального правителя. И я им стал. Но несмотря на все мои недовольства, они знают, что я выслушаю мнение каждого и вынесу решение, максимально полезное для Тамира.

— Готовьте бал. Видящую надо представить двору. Сделать это надо в кратчайшие сроки, — обратился к совету.

— Через неделю…

— Пять дней, — жёстко отрезал, — через пять дней. Отправьте к ней учителей по этикету, танцам. Не мне вас учить. Все должны понять, что видящая на стороне Тамира.

— Конечно, Великий князь, — поклонилась старейшина Илла, — организуем в лучшем виде.

— Прекрасно. Можете быть свободны, — пятёрка совета поднялась со своих мест, поклонилась и направилась к выходу, в который уже вошла Хельга.

Стоило двери закрыться, оставляя меня наедине с этой лисой. Она, сияя улыбкой, приблизилась ко мне и села в ближнее ко мне кресло, положив подбородок на сцепленные руки. Время двигалось к полуночи. Дел было много, но уже не сегодня, я слишком устал.

— Что? — спросил у Хельги, потирая глаза. Она же только этого и ждала.

— Она в моём вкусе, — сказала Хель.

— Ты только это Мире не говори, — усмехнулся, наблюдая за своей правой рукой.

С лица красотки сползла улыбка, и лоб сморщился.

— Она слишком проницательна. Я не сказала ещё ни слова, а моя любовь уже не обращает на меня внимание.

— Поговори с Хошем. Наверняка Мира в знак протеста останется с Сашей. Попроси его подежурить, — дал ценный совет подруге.

— Мой повелитель, — снова улыбнулась девушка, — ты разрываешь моё сердце, — театрально приложила она руку к груди, — нельзя быть таким идеальным.

А потом величественно поднялась, поклонилась и не спеша направилась прочь.


Саша

— Здравствуйте, миледи, — присела девушка, — меня зовут Роксана. С этого дня я буду вашей горничной.

Перед нами с Карой стояла моя ровесница в сером платье и собранными тёмными волосами.

— Здравствуй, можешь звать меня Сашей, — решила я сразу убрать неловкость между нами, ведь как известно из фэнтези романов, хочешь жить хорошо, подружись с прислугой, но мой жест навстречу отбили теннисной ракеткой.

— Как можно? Вы — видящая Великого князя. Такое непочтение с моей стороны будет наказано.

Мы с рыжиком, что сидел у меня под боком, переглянулись, и чудо пожало плечами.

"Ну, нет так нет, — повторила я жест Кары, — мы дважды не предлагаем".

— Поступай, как считаешь нужным. Мы проголодались, — закинула я удочку, на которую сразу же попалась моя горничная.

— Сейчас же принесу ужин, — присела она и со скоростью света исчезла из комнаты.

— Вот это сервис, — ошарашенно произнесла я.

— А что такое сервис? — поинтересовался любознательный ребёнок.


Мира

Я осталась оберегать видящую, отправив брата отдыхать ещё пару часов назад. Сейчас Александра вместе с дочкой Гордона расположились в покоях видящей. Девочка делилась впечатлениями о столице и князе. Смышлёная девчушка.

Неожиданно из-за поворота вышел Хош. Удивилась, случайно в княжеское крыло не попадёшь, да и экипирован он был для работы.

— Нет, — сразу поняла откуда ноги растут.

— Да, — усмехнулся братец, — иди, она тебя ждёт.

Задрала голову к потолку, пытаясь остановить поток негодования, что вызвала эта ситуация. Сейчас хотелось одновременно прибить Хельгу и поцеловать.

Я осталась на посту из чувства противоречия. Не хотела признавать, что приревновала Хельгу к видящей. Эта бестия так на неё таращилась.

"Мы так давно не виделись, а она строит свои очаровательные глазки другой, — негодовала я, — а что, если меня бы не оказалась рядом? Она бы затащила Сашу в постель?"

— Всё, — сказал младший брат, — проваливай, — подтолкнул он меня, — зря что ли твоя зазноба вытянула меня из постели, чтобы затащить тебя, — хохотнул он.

Скорчила рожицу и махнула на этого дурака. Я благородно дала ему возможность отдохнуть после похода, и раз он отказался, отдохну я.

Направилась к выходу из дворца, личный отряд князя жил в казармах неподалёку. Но эта лиса не позволила бы мне просто так уйти. В конце коридора, освещённого редкими бра, оперевшись о стену стояла женская фигура. Заметив меня, она согнула ногу в колене, давая той выглянуть из разреза платья, а руки потянулись к заколке в волосах. И через секунду золотистый водопад упал ей на грудь. Если низ алого платья откровенно оголял ноги, то верх был закрыт по самое горло, оставляя только простор для воображения.

"И что она со мной делает?" — подумала я, но уже положила обе руки на стену, тем самым заточив Хельгу в плен.

— Я зла на тебя, — сдерживая себя, произнесла.

— Ну Мирюш, — приблизилась бестия ко мне. — Не ревнуй, я люблю только тебя, — и невесомо чмокнула меня в щёку.

"Боги дайте мне сил", — попросила. Но бой уже был проигран, и я уже жарко целую свою возлюбленную, прижав к холодной стене.

Запутала пальцы в светлые мягкие локоны и оттянула назад, заставляя Хельгу посмотреть мне в глаза.

— Ты моя, — прошептала в губы. На что получила счастливую улыбку.

— Ты тоже моя, — провела девушка пальцами по моей шее.

"Похоже выспаться не получится".

Часа через три, уже засыпая в объятиях друг друга, Хель произнесла:

— Ты зря меня ревнуешь к нашей видящей. Кое-кто уже положил на неё глаз, и он свою добычу никогда не упускает.


Саша

Гордон приходил за Карой, но девочка наотрез отказалась от меня уходить. Да я и не была против. Благополучно отправила дядю домой, клятвенно пообещав, что завтра мы его навестим.

Оказалось, что отставной капитан занимался тренировкой солдат.

— А ты больше никуда не уйдёшь? — затаив дыхание, спросил рыжик.

— Не знаю, — погладила её по голове, — летом я смогу уйти к себе домой.

— Не уходи, — прошептала девочка, обнимая.

— Мой дом не здесь, — сказала, поплотнее укрывая нас одеялом, — меня ждут мама, папа и младшая сестра. Она такая же девочка, как и ты.

— Я понимаю. Если бы могла бы увидеть свою маму, тоже поехала куда угодно. Только скажи, как будешь уходить.

— Хорошо, солнце. Спи скорее, завтра у нас с тобой много дел.

Видение сегодня показалось доброе. Улыбающаяся женщина читала книжку своему сыну. Он счастливо воскликивал, перелистывая страницу. Это были маленький Аид со своей мамой. В комнату вошёл молодой Норман, поклонился, и веселье закончилось. Туман сошёлся.

— Саша, — шёпотом говорил ребёнок, пытаясь меня разбудить.

В такие моменты нужно делать вид, что ты не проснулся, и не двигаться. Тогда есть небольшой шанс остаться в кровати.

Но не в случае с дочкой отставного капитана. Если ей что-то надо, она достанет тебя из под земли и вытрясет необходимое. Так и сейчас, Кара завелась и останавливаться не собиралась.

— Саша, Саша, Саша…

— Ладно, встаю, заноза, — простонал я, переворачиваясь на спину.

Кара только похихикала и побежала умываться. На часах было почти десять. Не так уж и рано, с одной стороны, а с другой — легли вчера мы глубоко за полночь.

Словно по волшебству в дверь постучали.

— Входите, — сказала я, не поднимая головы с подушки.

— Миледи, — в спальню вошла Роксана, — доброе утро, — девушка прошла и раздвинула тяжёлые шторы, впуская солнечные лучи внутрь. — Сегодня прекрасная погода. Где желаете завтракать?

— А какие варианты? — поинтересовалась я.

— Столовая, Ваша гостиная…

— Вот-вот, неси сюда.

— Хорошо. А ещё, — Роксана принесла широкую тёмно-зелёную коробку и положила передо мной на кровать, — Великий князь велел передать его подарок.

Я удивилась, с чего такая щедрость. Но в моём положение глупо отказываться от благосклонности человека, что приютил тебя. Открыла крышку и под слоем тонкой серой бумаги лежало чёрное бархатное платье. Встала и подошла к зеркалу, приложив платье к плечам. Красота!

Быстро умылась и принялась одеваться.

Рукава расширялись к низу, прикрывая ладони. Корсаж мягко облегал талию, красиво открывал ключицу. Длина в пол будто прибавила мне роста. По подолу, рукавам и декольте пролегала элегантная золотая вышивка.

Роксана помогла мне прибрать волосы, что уже отрасли до середины шеи, а потом заплела и Кару.

Через полчаса мы с чудом завтракали в моей гостиной.

— Ты же говорила про мастера. Когда у тебя занятия? — спросила у девочки, отпивая чай.

— Сегодня я свободна, — важно ответила девочка, — я сказала, что буду встречать тебя, и он меня отпустил.

— Ну да, — приосанилась, — я персона важная.

Кара хихикнула.

— Я покажу тебе замок, — дочь отставного капитана уверенно вела меня по коридору.

За нами шла Мира, даже в княжеском владение меня не собирались оставлять в одиночестве. Вид у моей охраны был свежий и, несмотря на внешнюю холодность, выглядела она счастливой. Было, конечно, интересно, узнать о причине её приподнятого настроения, но лезть другому человеку под кожу не хотелось. Да и не настолько мы близки.

Кара показала мне столовую, бальный и банкетный зал, множество гостиных различной наполненности. На административный этаж, где располагался кабинеты князя и управляющих, мы пока не пошли. Позже, когда отведу Кару к Норману, мне предстоит встреча с Аидом.

Гордон занимался тренировками рекрутов. По итогам этих тренировок будущих рыцарей распределяли по отрядам. Естественно, самая большая честь была попасть в личный отряд князя.

Наша троица вошла в огромный тренировочный зал с очень высокими потолками. В центре, разбившись на пары, на мечах упражнялись мужчины и несколько женщин. Сложив руки за спину, Гордон обходил своих учеников, поправляя недочёты и показывая правильные движения. Но стоило ему заметить нас, он что-то крикнул. Все, находящиеся в помещении, встали по стойке смирно и начали расходиться.

Любопытные мальчики и девочки глазели на нас, но подойти не решались, что играло нам на руку. Похоже слухи распространились не настолько сильно, насколько мы думали.

Кара побежала к отцу, который легко подхватил её на руки, счастливо улыбаясь, и они направились к нам.

За время, что я не видела дядю, он как будто помолодел. Вот, что значит, быть на своём месте.

— Саша, — восхищённо произнёс дядя, — я, конечно, подозревал, что ты красавица, но не думал, что настолько.

— Ну что поделать, — довольно ответила я, проводя рукой по волосам.

Наши пути разошлись, и теперь вместе с Мирой мы направлялись в административное крыло. Меня жаждал видеть князь.

"Как будто соскучился за сутки?" — раздражённо подумала я, шагая по широкой лестнице.

Уже у самой цели нам преградила путь высокая фигура. Это оказался преданный пёс князя — Виктор.

— Видящая, — поклонился мужчина, — мне необходимо с Вами поговорить.

— Конечно, командующий. Только сейчас меня ждёт князь. Позже я свободна, — я подозревала, о чём он хочет поговорить. Когда дело касается родителей, практически никто не будет спокоен. — Только разрешите задать Вам один вопрос.

— Разумеется, — серьёзно кивнул мужчина.

— Вам известен способ вернуться назад?

От того, как он ответит на этот вопрос, зависит степень, с которой я смогу доверять этому человеку.

Он задумался, в упор посмотрел мне за спину, туда, где стояла Мира, и произнёс:

— Об этом нам следует поговорить наедине.

"Значит и у преданности есть пределы".

— Вам сообщат, как я буду свободна, — произнесла, смотря в суровые светлые глаза.

— Буду ждать, — поклонился мужчина.

Глава 21

Саша

Я легко постучала костяшками пальцев по тёмному дереву и, не дожидаясь ответа, открыла дверь. Просунула голову в проём. Он в точности повторял кабинет из моего давнего сна. Даже сам князь сидел на том же месте, уставившись в какие-то бумаги.

Услышав звук, он поднял голову и посмотрел на меня.

— Звал? — поинтересовалась я, заходя внутрь. Около его рабочего стола стояли красивые кресла из кожи шоколадного цвета, куда я и устроилась. Спина устала. Она и раньше доставляла мне хлопот, а затянувшийся поход в холодную погоду только усугубил ситуацию. Надо бы передохнуть перед следующим заходом.

— Звал, — отложил бумаги князь, а потом глянул на Миру, что вошла следом, — оставь нас.

Рыцарь поклонилась и вышла, захлопнув дверь. Аид же просканировал меня с ног до головы заинтересованным взглядом змея.

— Не смотри так, — по спине пробежал холодок, такой, что пришлось передёрнуть плечами, скидывая наваждение.

— Вижу, мой подарок пришёлся тебе к лицу, — он снова начал косить под нормального человека. Но натура сумасшедшего то и дело вылазила на поверхность. Психи тем и страшны, что не понятно, что от них ожидать. Пока он благостно смотрит на наши отношения и видит в них выгоду, можно не бояться. Князь слишком многогранен, чтобы понять его полностью.

— Аид, спасибо, что позаботился о моём внешнем виде. Всегда мечтала поносить нечто подобное.

— Пожалуйста, — довольно кивнул мужчина, — на днях придёт швея. Надо подобрать тебе гардероб.

На это высказывание я только пожала плечами. Статус обязывал меня постоянно находится подле князя. А это значит, что и выглядеть я должна соответственно. В походе было не важно, в чём я хожу. В столице княжества уже совсем другое дело.

— Так зачем ты меня звал?

— Хотел сообщить о своих ближайших планах на тебя, — принял Аид расслабленную позу и продолжил, — через пять дней назначен бал. Помимо тамирцев прибудут иностранные послы. Все жаждут с тобой познакомиться.

Горестно выдохнула и поморщила нос. Не люблю я всех этих публичных выступлений. Корчишь из себя уверенного льва, когда внутри напуганный котёнок.

Князь на мой немой протест ухмыльнулся.

— Чтобы ты чувствовала себя уверенней, я попросил об уроках этикета, танцах, чуток истории. Ты справишься. Старейшина Илин появиться поблизости на днях.

— Хорошо, как скажешь.

— Надо же, — покачал князь головой, — какая ты сегодня послушная.

Он поднялся, обошёл стол, вставая передо мной. Рядом с моим лицом появилась мужская рука с длинными красивыми пальцами.

— Миледи, не желаете ли отобедать со мной?

Мне ничего другого не оставалось, кроме как вложить свою руку в его. Ладонь уверенно и крепко сжали, а потом он аккуратно потянул меня на себя, помогая подняться.

— Идём, — моя ладошка перекочевала на его локоть.

После обеда, который уже по сложившейся традиции проводили мы с князем вдвоём, я пошла к себе, а Аид снова отправился работать. Тяжело быть правителем целого государства, да ещё и которое в данный момент воюет.

На лестнице, что вела в княжеское крыло, облокотившись о перила, ждал Виктор. Поравнявшись с ним, сказала:

— Мне нужно кое-что вам показать, — и не ожидая ответа, пошла дальше. Теперь за спиной слышалась, помимо лёгких шагов Миры, поступь командующего, сопровождаемая тихим звоном, появившимися в результате соприкосновения металлических деталей его доспеха.

Открыла двери в покои, пропустила мужчину внутрь и вошла следом, отсекая нас от посторонних ушей. Всё-таки хотелось кое-что оставить в тайне даже от князя, который искал всё новые способы привязать меня к себе.

— Присаживайтесь, — показала на диванчик в гостиной, а сама направилась в спальню за книгой, что дала старушка Сэл, за последними словами, что передала мать своему сыну.

От значимости этих записей книга как будто потяжелела. До сих пор удивляюсь, как её не нашёл никто. Она всегда лежала на дне сумки, с которой мы частенько расставались.

Вышла в гостиную, где сидел серьёзный мужчина лет сорока, с сурово сдвинутыми бровями. Он всегда казался мне слишком жёстким, грустным. Я ни разу со дня нашей первой встречи не видела веселья в его глазах. Чаще всего мне адресовывалась холодность, которая воздвигла между нами высоченную стену. Сейчас же у меня есть возможность заполучить союзника.

Молча протянула книгу, которую с несвойственным трепетом забрали у меня из рук. Я не хотела мешать сыну, что совсем недавно потерял мать, поэтому отошла и села на широкий подоконник, осматривая заснеженный пейзаж. Тишину за спиной разбавляли только треск поленьев в камине и шелест страниц.

— Вы видели её смерть? — спустя более получаса спросил мужчина.

— Да, — не оборачиваясь, ответила я.

— Тогда почему не спасли? — продолжил пустой голос.

— Ещё ни разу у меня не вышло побороть видение. В Лероне у князя получилось изменить предписанный ход вещей, но силу не обманешь. А вы думали, что мы из прихоти сиганули с третьего этажа?

Я подошла к креслу и села напротив командующего.

— Почему вы не рассказали своему повелителю всего? Почему утаили часть правды? — спросила у Виктора.

Спустя небольшую паузу, так, будто не решаясь сказать честно обо всём, он произнёс:

— Я жил с женщиной, которая всем сердцем желала вернуться на Землю, хотя сама этого и не признавала. Но она не смогла оставить маленького мальчика на произвол судьбы. Потом, конечно, после признания её талантов стало легче. Но тоска есть тоска.

Он был искренен или стремился таковым казаться. Почему-то хотелось ему верить.

Взяла книгу, пролистала до конца записей и под внимательным взглядом вырвала страницу с рецептом волшебного средства от моей предполагаемой болезни, а потом протянула книгу мужчине. Более никаких прав на неё я не имею.

— Я верю вам, но прошу сохранить детали моего положения в тайне от князя.

Виктор поднялся, легко поклонился.

— Когда вам потребуется помощь, можете рассчитывать на меня.

— Вы готовы предать князя?

— Что бы вы обо мне не думали, есть вещи и поважнее вассальной клятвы, — холодно отрезал командующий, а потом черты его лица смягчились, — матушка хотела тебе помочь, — вдруг перешёл он на "ты". — Быть жертвой обстоятельств непросто.

Дверь захлопнулась, оставляя меня в одиночестве. Посмотрела на листок бумаги, который сжимала в руке и думала, какая же жизнь непредсказуемая штука. Каждый день — борьба с обстоятельствами. Какие-то несут счастье, какие-то отчаяние. Смерть проще. Больше не полувздоха, больше не полувзгляда. Только кромешная тьма. Не так уж и плохо.

В пятом часу, когда я, забравшись с ногами на диван, играла с зажигалкой и летала в облаках, сокрушаясь, что внутри моей золотой прелести закончился газ, ко мне пришли гости.

Во главе процессии шла бабуля лет шестидесяти, за ней шествовали три женщины разных возрастов, от двадцати до сорока.

По всем канонам мне следовало подняться и поприветствовать сие собрание, но я упрямо ждала продолжения. Старушка, я подозреваю, и была той самой старейшиной Илин. И когда я не потрудилась проявить к ней должного, как ей казалось, почтения, она надменно скривилась, показывая мне морщины, и проворчала:

— Когда видишь старших, надобно проявлять уважение?

В моей голове витал только один вопрос: "Ругаться с ней или не ручаться?"

Шекспир отдыхает просто. С одной стороны, Аид сказал не сопротивляться, с другой же — душа чего-то требовала. Может конфликт поможет расслабиться. Хотя, зная себя, только усугублю моё положение. Потом ещё совесть начнёт грызть.

— То, что вы прожили дольше меня, не делает вас выше, — сказала я, обуваясь в тапочки и поднимаясь с дивана, — а вот как члена совета княжества, — лёгкий кивок головы, — приветствую.

— Сработаемся, — старушка скинула надменную маску, а затем довольно ухмыльнулась и, отступая в сторону, представила остальных. — Видящая, позволь представить лучшую модистку Тамира — Элен Шаз. А это её помощницы Кати и Райли.

— Приятно познакомиться.

— Что ж приступим? С твоего разрешения, разумеется, — лукаво поинтересовалась бабуля.

— Как будто у меня есть выбор, — сказала я и попросила, стоящую у дверей Роксану, принести чай. Что-то я проголодалась, а мои планы о скором ужине, к сожалению, откладывались.

— Есть ли у вас какие-то пожелания? — спросила Элен меня о платье, в котором я должна была идти на бал.

— Есть. Голубой атлас с открытыми плечами, — дала краткую характеристику того платья, что видела в видение.

— Ты уверена, детка? — удивилась бабуля. — Может лучше что-нибудь поярче?

— Чтобы мы сейчас не выбрали, оно будет из голубого атласа, — безэмоционально ответила.

Усталость накатывала волнами. Время подходило к восьми. Хотелось есть и спать.

Женщины удивились. О том, как проявляются силы знали единицы. Но спорить никто не стал. Какая в сущности разница, в чём я пойду.

Модистки, наконец, закончили снимать мерки и обговаривать модели моего нового гардероба, и удалились, оставляя меня наедине с бабулей Илин.

Эта хитрая старушка напоминала мне мою бабушку, поэтому, иначе как бабулей, я отказываюсь, хотя бы в своих мыслях, её называть.

Она похоже пока не собиралась оставлять меня в покое, в связи с чем пришлось вынести предложение об ужине. Бабуля не отказалась, и уже через полчаса мы ужинали в моей гостиной.

— Да уж. Детка, твои манеры оставляют желать лучшего, — видимо она решила не откладывать моё обучение на потом, — а с осанкой что?

— С осанкой пятнадцать лет хорошей учёбы, — ответила я, запуская ложку с чем-то пряным в рот. Здешние блюда слегка отличались от земных, но это не влияло на их вкусовые качества.

— И как учёба могла такое сотворить с осанкой? — озадачилась бабуля.

— Когда по полдня сидишь скрючившись за столом, и не такое бывает, — со знанием дела произнесла я. В современном мире пойди, найди человека без сколиоза.

— Ладно, не буду с тобой спорить, — отбилась она. — Чего я хотела? Ах, да. Манерами и этикетом заниматься с тобой буду я. Надеюсь, ты не возражаешь? — и не заметив протеста с моей стороны продолжила. — Начнём с завтрашнего дня. Ты — девочка смышлёная, много времени это не займёт. А как у тебя обстоят дела с танцами? Ты должна открыть бал вместе с князем.

— Зачем?

— Тем самым ты покажешь своё расположение к Тамиру. Это очень важно. Считай, этот бал затевается только ради этих нескольких минут. Так что с танцами?

— В детстве я ими занималась, — вспомнила былые времена. Родители ещё в детском саду отправили меня на бальные танцы. В школе пришлось бросить, но мне нравились эти занятия.

— Хорошо. Надеюсь и здесь проблем не возникнет. Что ж, — поднялась бабуля, — рада была с тобой познакомиться. Теперь я вижу, почему повелитель так за тебя уцепился.

— И почему? — удивлённо спросила я. Интересно знать, как со стороны выглядят наши отношения.

Старейшина только лукаво улыбнулась, пожелала добрых снов и удалилась. А мне осталось только думать, что она имела в виду. И пока Роксана убирала посуду, я пошла умываться. Неплохо было бы пораньше лечь спать.

"Надеюсь, теперь-то меня оставят в покое", — подумала я, выглядывая из комнаты в одном халате.

На посту, сменив Миру, стоял её брат.

— Хош, не пускай больше никого сегодня.

— Будет сделано, видящая, — с поклоном принял приказ мой рыцарь.

— Спасибо, — поблагодарив, скрылась в своих покоях. Меня ждала мягкая постель.

Глава 22

Тираид

— Рассказывай, — приказал Мире.

Рыцари нимфы после каждого своего дежурства приходили с докладом лично ко мне. Саша не скрывала своего происхождения, но и в открытую о нём не говорила. Поэтому любое её слово может сыграть с нами злую шутку или, наоборот, принести пользу.

Я вовремя позаботился, чтобы ничего не просачивалось наружу без моего ведома, окружив Сашу самыми доверенными людьми.

Мира поведала, как прошёл день видящей. Из её рассказа меня заинтересовал только один вопрос.

— Сколько времени они провели с Виктором? — хмурился я.

— Чуть меньше часа, — безэмоционально ответила Мира.

Мне это не понравилось. В груди, потихоньку набирая обороты, клокотала злость.

"Спокойно, — остановил себя, — нет повода для агрессии. Скорее всего он хотел поговорить о матери и о Земле".

— Подробности?

— Возможности узнать о содержании беседы не представилось. Командующий не позволил бы.

— Хорошо, — поднялся из кресла, отворачиваясь к окну, — можешь идти.

Через мгновение дверь в кабинет хлопнула.

За время похода я привык чувствовать власть над каждым действием нимфы. Но! Только второй день в столице, а Саша уже вышла за рамки моих планов.

"Хотя она никогда в них и не вписывалась", — заключил мозг очевидную вещь.

Сел обратно, закинул ногу на ногу, стараясь расслабиться.

Я видел её полностью обнажённой, но сегодня, в длинном платье чёрного цвета, цвета принадлежности к Тамиру, она выглядела в разы сексуальней и ещё более завораживающе. А постоянные ухмылки, что нимфа частенько адресовала мне, только добавляли ей шарму.

"Я дам тебе свободу… но в пределах моих интересов".

Саша

У любой ситуации можно найти как положительные, так и отрицательные стороны. Но в силу своей пессимистичной натуры плюсы отказывались выглядывать из-за спин огромных минусов. Так и сегодня.

С утра пораньше, стрелки часов не докрутились ещё до полдевятого, в спальню вошла Роксана и начала меня будить. На улице сыпал снежок, который подхватывали потоки ветра, разнося снежинки по белому пространству. Холл, в отличие от меня, не торопился подниматься из-за горизонта, но его свет уже окрашивал небо в более светлые оттенки.

— Старейшина велела разбудить Вас. В ближайшее время она ждёт в красной гостиной, — когда я сонным лунатиком ковыляла в ванную, прощебетала энергичная горничная и принялась заправлять постель.

— И чего этой… бабуле не спиться, — проворчала, обливая лицо прохладной водой.

Только из-за благов цивилизации, стоило приехать в чёрную столицу. Вода исправно стекает из крана, пропадая в пучине канализации. А ещё местные учёные придумали способ греть жидкость, что текла из крана. В общем, прогрессу "ура".

Зевая и потягиваясь, вышла в спальню. Роксана уже принесла новое платье, в котором видимо и ходить мне сегодня.

— Модистка прислала, пока остальной гардероб готовится, — прокомментировала служанка.

На дверце шкафа, на вешалке, висело тёмно-красное платье, что по цвету явно соперничали со свежей кровью. Лиф украшала чёрная вышивка, узкие рукава должны были доходить до запястья, а лёгкая полупрозрачная ткань прикрывала плотную чёрную подкладку. Конечно, красиво, но вызывает какие-то неприятные ассоциации. Сразу почему-то вспомнилась картина чёрного рыцаря, истекающего кровью, в мой первый на Дрике.

— А другой вариант есть? — едва дыша, спросила у Роксаны, не отрывая взгляда от платья.

— Вчерашнее в прачечной, а новых пока больше нет, — с тревогой ответила девушка.

— Я его не надену, — тело обдало жаром, всю сонливость как рукой сняло, перед глазами появились красные пятна, а сердце ускорило свой ритм.

— Почему? Красивое же? — удивилась Роксана. Но не услышав отклика, посмотрела на меня. — Миледи, вам плохо? — сделала она шаг ко мне.

— Унеси его, — остановила я её движением руки.

— Но миледи…

— Убери его отсюда! — от отчаяния крикнула я.

Роксана вздрогнула от неожиданности и через мгновение скрылась за дверью вместе с вещью, которая напомнила о том, о чём я пыталась не думать, закапав в самые недры памяти.

Буквально на ощупь пошла к кровати, потому что глаза всё ещё застилала пелена.

Кровь, стекающая по лезвию меча; стекленеющие глаза; пятна грязи на зелёном пальто…

Ногу, в икру которой всего пару месяцев назад попала пуля, прострелила боль точно также, как и тогда. Мозг хорошо запомнил ощущения разрывающейся плоти металлом. Упала, не сдержав крика, на холодный пол, сдирая кожу на ладонях. Из глаз полились слёзы…

"Это всего лишь платье!" — жутко осознавать триггер, который затащил тебя в такое состояние, без возможности что-либо предпринять.

Остаётся ждать. Только это мучительно страшно…

Темнота, узкое пространство, недостаток кислорода и крышка гроба стали последней каплей.


Тираид

После тренировки я возвращался в свои покои, чтобы смыть пот и переодеться. Вчерашняя злость спала вместе с физическим напряжением. Спарринг с Виктором принёс свои плоды.

Приняв душ и облачившись во всё чёрное вышел в коридор.

Возле комнат нимфы была какая-то суета. Горничная заламывала руки, а Хош пытался выяснить причину тревоги.

— Что происходит? — бесшумно подошёл к парочке, обращаясь к Роксана.

— Повелитель, миледи… — проблеяло это юное недоразумение и расплакалось.

Выяснять дальше я ничего не стал, а просто отодвинул девушку со своего пути и вошёл внутрь. В гостиной было тихо. Ищем дальше.

Войдя в спальню, я испытал тревогу и… жалость.

Облокотившись о кровать, в светлом халате сидела девушка, поджав под себя ногу. Слёзы текли дорожками по её лицу. Сама же нимфа не реагировала ни на что: ни на стук двери, ни на моё прикосновение. Она будто застыла, потерялась в своих мыслях.

— Саша! — встав перед ней на колени, начал трясти и пытаться растормошить девушку.

В ответ тишина и пустой взгляд.

— Возвращайся, — тревожно произнёс я, смахивая солёные капли с её лица.

Сел рядом, перетащил девушку поближе, обнял и начал неспешно укачивать.

Саша не хотела возвращаться в реальность.

— Кого мне убить, чтобы тебе стало легче? — обречённо произнёс ей в макушку. — Ты только скажи.

Наконец, раздался всхлип, за ним ещё один. Дрожащая тонкая рука уцепилась за мою рубашку, и в плечо прошептали:

— Не надо никого убивать.

— Ладно, — облегчённо выдохнул, — сегодня не буду.

— Вот что ты за человек? — шмыгнула носом нимфа.

— Нормальный я, — протестующе заявил.

— Псих, — изрекли это чудо.

— От психички слышу.

— И не поспоришь.


Саша

Блуждание в сером тумане протекало умиротворённо. В душе пустота. Нет боли, тоски, разочарования. Ничего. Только пальцы рук мёрзли.

Когда в классе девятом я скинула несколько килограммов, заметила, что руки и ноги постоянно были холодными. Я всегда шутила, говоря, что остываю. Ну, как свежий труп… "Изумительное" сравнение.

Сердце билось, значит, жизнь ещё не покинула моё тело. Но, как бы здесь не было спокойно, надо возвращаться. Возвращаться в реальность, где меня ждёт целый скоп проблем, который я понятия не имею, как разгребать.

К щеке прикоснулось что-то горячее, потом тепло распространилось ниже, постепенно согревая окоченевшее тело. И чувства вернулись, туман рассеялся, а меня обнимал мужчина, который уже не в первый раз выступает в роли моей спасательной жилетки.

Силы, что накопились за ночной сон, закончились. Восполнить их можно несколькими вариантами. Можно поспать, но закрывать глаза всё ещё не покидал страх. Можно поесть. Неплохой вариант для человека, что так и не позавтракал.

Пробыв со мной практически час, помогая справиться с последствиями паники и узнав все подробности, князь ушёл работать. На прощание он пообещал решить проблему с красным, хотя бы на ближайшее время, потому как тот самый бальный зал отделан в бордовых тонах. Надеюсь, подобная ситуация не повторится и что это была разовая акция.

Ближе к обеду в покои постучали, и после моего разрешения дверь открылась, впуская внутрь бабулю Илин, которая просканировала меня тревожным взглядом.

— Да, нормально всё, — махнула я рукой на ненужную мне заботу.

Я всё ещё сидела в халате. Существовал вариант надеть одежду, что носила раньше или же позаимствовать платье у, допустим, той же Хельги. Но из покоев выходить, по крайней мере сегодня, я не собиралась. Значит, и нужды в прихорашивании нет.

— Детка, рада, что тебе лучше, — села она на диванчик напротив и после паузы сказала. — Ты оказалась права про цвет твоего бального платья.

Я вопросительно подняла бровь.

— Красное и чёрное. Как бы хорошо вы смотрелись вместе с повелителем, — мечтательно заключила старушка.

— С чёрным сочетается любой цвет.

— Но красный показал бы особый уровень ваших отношений.

— Мы — не любовники.

— Да? — удивилась бабуля и ещё раз осмотрела меня. — Интересно. Но даже если и так, остальным не нужно этого знать. Ведь чем ближе к князю, тем в большей безопасности ты будешь находиться.

— Он и так обеспечил мне защиту…

— Это другое. Понимаешь, после бала твой статус станет на голову выше, чем статус любого дворянина Тамира. Приказывать тебе сможет только князь и то, если ты принесёшь клятву верности.

— Чего не произойдёт.

— Естественно, — согласно кивнула бабуля, — ты слишком умна, чтобы надеть на себя подобную кабалу. И этим более странным становится такое расположение Великого князя. Твой дар невозможно увидеть, да и поверить в него сложно. Кроме Тираида с его бессмертием, каких-либо других магических проявлений Тамир не видел уже много лет. А ты — девушка красивая с шармом и толикой дерзости. Такие женщины мужчинам нравятся.

— Что-то я не заметила этого раньше, — передёрнула плечами.

— Ты только начала расцветать, — добро улыбнулась старейшина. — Потом вспомнишь ещё мои слова. Но вернёмся к теме. После того, как вас увидят вместе, ни у кого не останется вопросов о ваших отношениях. Подумают, что молодой правитель пригрел под боком свой предмет страсти.

— Подождите, — остановила, пытаясь найти несостыковки в логической цепочке, — за князем раньше же такого не замечали. На сколько я знаю, он бы никогда так ни с одной женщиной не поступил.

— Он — сын своего отца. Хоть Тираид всячески отрекается от кровной связи, никто не удивится, что он, наконец, поддался женскому очарованию и теперь готов положить всё княжество к ногам своей женщины.

Если задуматься, именно так всё и выглядит. И Аид похоже этого и добивался. Совместные ночёвки, публичные демонстрации заботы и близости. Всё было ради создания нужного образа в глазах людей.

Это… расстраивало. Все его действия были подчинены плану. Была ли хоть капля искренности? Хотя плевать. Он дал мне кров, защиту, какой никакой эмоциональный якорь, чтобы окончательно не сойти с ума.

"Саня, не нужно очаровываться, чтобы не разочаровываться. Ему нужен дар, ничего более".

Бабуля Илин ушла, оставляя меня в раздумьях. Мне же требовалось сбросить настройки, которые установились за последние месяцы. Не стоит слишком доверять, не стоит верить безоглядно чувствам других. В итоге больно будет только мне одной.

Во время послеобеденного сна мне приснилось кое-что интересное. И сразу стали понятны пылкие взгляды Хельги в день нашего приезда. Только направлены они были не на Хоша, как я сразу подумала, а на его сестру.

В летней беседке среди зелени сидит правая рука Аида и грустит. Глаза прелестницы на мокром месте.

Неожиданно из-за кустов выходит Мира, собирая свои длинные волосы в высокий хвост. Рыцарь замирает напротив входа в беседку, а потом неспешно решается войти.

— Хель, что случилось?

— Ничего, — ответила девушка, трясущимися руками утирая первые слёзы, — оставь меня в одиночестве.

— Как я м… — Мира прикоснулась к плечу Хельги.

Та сразу же подскочила с криком:

— Не трогай!

Хель отошла подальше, волком и в то же время как беззащитный котёнок смотря на Миру. Произошло что-то страшное.

Лицо моей охраны окаменело, кулаки побелели от перенапряжения.

— Кто? — холодно спросила Мира.

— Барон Гир, — прошептала Хельга.

— Он… довёл дело до конца, — глаза рыцаря пытали ненавистью.

— Не успел, — ещё пуще разревелась помощница князя.

Следующая сцена показала, как молодого парня в кровоподтёках Мира ставит на колени перед князем, что восседает на своём троне. От его фигуры веет угрозой и ужасом. Аид медленно поднимается и неторопливо спускается по ступенькам, вынимая длинный клинок из ножен. Несложно догадаться, что произойдёт через секунду.

Потом туман показал небольшую комнату, которую Хель мерила шагами. В дверь вошла Мира.

— Зачем? — бросилась она на рыцаря. — Почему?!

Мира сделала шаг, взяла лицо подруги в ладони и поцеловала.

— Ты чего это? — ошарашенно прошептала Хель.

— Понимай, как хочешь. Меня устроит любой вариант, — притянула Хельгу за талию и снова поцеловала, только ещё более страстно, чем раньше.

Жизнь ломает всех. Иногда травмы настолько сильные, что малейшее веянье может разрушить всё. Бывает и по-другому. Маленькие трещины, которые даже почувствовать сложно. Их с особенным удовольствием ставят твои близкие, оправдывая тем, что они хотят, как лучше, желают только благо. Но со временем трещин становится слишком много, и фундамент, что поддерживал тебя разламывается в крошку. А вы думаете, почему люди совершают суициды? Трудно себе даже вообразить, сколько нужно душевных сил, чтобы прекратить своё существование. Они не слабые. Просто способны принять своё полное бессилие…

В восьмом часу посетила мысль отправиться пораньше спать. А чего ещё здесь делать? Книжки не читаются, гулять не тянет, а другими развлечениями и не пахнет. Но спасение от скуки пришло оттуда, откуда и не ждали.

Входную дверь громко протаранили. После в гостиную влетел вихрь в элегантном тёмно-синем платье с идеальной причёской. В руке у моего посетителя я заметила интересную бутылочку.

— Надеюсь, видящая сегодня ночью работать не собиралась, — потрясла Хельга янтарной жидкостью.

— Смотря, что ты можешь мне предложить, — подняла уголок рта и томно обвила её фигуру взглядом.

Натуралку бы такой взгляд отпугнул, но помощница князя была не настолько проста. Она с лёгкостью приняла правила игры и протянула руку.

— Давай перейдём на неформальное общение. Зови меня Хель.

— Что ж давай, — ответила на рукопожатие и с придыханием произнесла её имя, — Хель.

— Вах, какие взгляды, — восторженно отклонилась девушка, — Тиру бы понравилось.

— Наливай уже, — сморщилась, доставая бокалы из шкафа.

Глава 23

Саша

— Понимаешь? Мною опять все пользуются. Что тогда, что сейчас. Нет ни одного человека, которого не было бы что-то от меня нужно. Вот тебе, Хель, что от меня нужно? — пьяно спросила девушку, с которой мы прекрасно проводили время.

— Я ещё не придумала, — честно ответила мне помощница князя. — Но обещаю, как только определюсь, сразу скажу.

Вход пошла вторая бутылка.

— Звучит, как тост, — налила я нам новую порцию, — за честность!

Хельга оказалась отличным собутыльником. Узнала от неё много всего нового, сама же старалась не распространяться. Доверие к людям очередную проверку не прошло.

Спустя ещё немного вспомнила о проблеме, которая чуть не погубила меня с утра.

— Подруга, — обратилась к девушке, — ты должна мне помочь кое-что проверить.

— Разумеется, — приосанилась Хельга и пригладила растрёпанные волосы, — кого будем убивать?

— Что Аид, что ты… — расстроено покачала головой. — Почему сразу убивать? — ворчала я, направляясь к шкафу с одеждой.

Надо было одеться. Штаны не хочу, рубашки тоже надоели. Взгляд напоролся на мою прелесть. У самой стенки висело трофейное пальто. Его-то я и нацепила прям поверх халата и босиком потопала к выходу.

— Пошли, — махнула рукой, отворяя дверь в коридор.

Сегодня честь караулить мою важную персону представилась сестре Зальц.

— Мира, золотце моё, проводи до бального зала, — попросила у неё, — очень надо.

Лицо моего рыцаря заледенело, но сразу смягчилось, стоило Мире услышать Хельгу.

— Любовь моя, миледи надо помочь.

Девушка осмотрела наши еле стоящие тушки, тяжело вздохнула и, наконец, сказала:

— Только пусть миледи обуется.

И вот наша троица направилась на первый этаж. Мы с Хельгой шли под ручку, Мира отставала на пару шагов. Я рассказывала, зачем, собственно, мы совершаем эту авантюру.

— Красивое красное платье, а столько неприятностей. Скоро бал в бордовом зале. Вдруг я не смогу там долго находиться.

— Сейчас проверим, — с участием сказала Хель. — Не переживай. Пожалуемся князю, пусть стены перекрашивает.

Перед глазами появилась картина, как почему-то полуобнажённый Аид с валиком в руках поднимается на стремянку. А мышцы на его теле перекатываются под загорелой кожей.

Потрясла головой, отгоняя неприличные мысли.

"Князь не станет новым объектом для влюблённости. Хватит. Саня, ты только отошла от прежнего предмета обожания", — отдёрнула себя, толкая тяжеленную дверь. Мы подошли к цели.

Пару лет я сохла по своему одногруппников, а он весьма умело этим пользовался. Дать списать? Без проблем. Решить чего-нибудь? Запросто. И только совсем недавно чувство к этому недоразумению начали угасать, в итоге окончательно сходя на нет.

Не знаю, зачем, но я закрыла глаза, попросив Хель довести меня до центра зала. Потом я опустилась на мраморный пол, найдя устойчивое положение, и открыла глаза. Света от фонарей было недостаточно. Огромный зал был погружен в полумрак. Может из-за этого триггер и не сработал.

— Ну как? — спросила моя новая подружка.

— Нормально.

Я решила остаться здесь подольше, возможно ощущение безопасности отложиться в моей голове, позволяя не бояться повтора. Хель упала рядом со мной, а потом протянула бутылку, которая я даже не заметила, откуда взялась. Мира, видя нашу полную невменяемость, принесла подушки, чтобы, как выразилась моя охрана, мы окончательно не отморозили себе мозги. За что была от души отблагодарена мной и поцелована Хель.

Так мы и сидели бы всю ночь, передавая бутылку по кругу, но веселье, как всегда, прервал Аид.

— Что здесь происходит? — удивлённо поднял брови, обращаясь к Мире.

Но Хельга успела ответить первой:

— Пьянка, — а потом протянула почти пустую бутылку мужчине, — будешь?

— Не давай ему, — отвернулась я от выхода, — он сказал, что пить вредно, — по секрету сообщила собутыльнице.

— Да? — озадаченно посмотрела на меня девушка, потом на бутылку и снова на меня.

— Да, — допила остаток, забрав сосуд из рук Хель.

— Так, понятно, — раздался мужской голос из-за спины. Наверное, он злился. Хотя на что? — Мира, отведи Хельгу в её покои, а я позабочусь о видящей.

— Тиир, — застонала подружка, когда Мира поднимала её с полу, — мы же так хорошо с Сашей сидим! Зачем ты вмешиваешься?

— Завтра поговорим, — произнёс князь, подхватывая меня на руки.

Тело расслабилось и растеклись в сильных объятьях. Я спросила о том, что мучило меня целый день. Нужно было подтвердить догадки.

— Аид?

— Что?

— А ты сразу решил представить нас как любовников перед всеми?

Он такого вопроса не ожидал, но врать не стал.

— Да.

— Печально, — грустно вздохнула.

— А чего ты ожидала? — с намёком на наезд произнёс князь.

— Да уже ничего, — хохотнула я, заставляя мужчину посмотреть на меня, — может тогда сыграем страсть перед твоим двором, — он, кажется, затаил дыхание, но я была вынуждена обломать бедного парня. — Хотя нет. Я плохо вру.

— Так давай сделаем это всё правдой, — весело заключил князь.

— Нет уж. Влюбляться в тебя я не хочу. В итоге только мне мучиться с разбитым сердцем. Поставь меня, — попросила Аида, и он, что удивительно, выполнил просьбу и поставил меня у дверей в мои покои.

— Спокойной ночи, — махнула рукой и скрылась в своём оплоте спокойствия, где можно пострадать без посторонних ушей. Но это будет не сегодня, сегодня я иду спать.


Тираид

Услышав предложение нимфы, поиграть в пару, в груди учащённо забилось сердце. Я с нетерпением ждал её ответа, но в итоге получил отворот поворот.

"Почему я так расстроен отказом? — подумал, направляясь в свои комнаты. — Она снова в этом дурацком пальто?! Вот зараза мелкая!".

Оперевшись о стену, я ждал возвращения Миры. Девочкам повезло загулять к вечеру, людей в замке практически не оставалось, только слуги да охрана. Ну и жители княжеской обители.

"Кто открыл глаза нимфе на ситуацию? Илин? Я хотел взрастить в Саше чувства ко мне, а потом использовать. Но… что-то идёт не так, — грустно вздохнул, откидывая голову на холодную стену. — Похоже, пытаясь заманить жертву в капкан, не заметил, как сам очутился в клетке".

Зелёные глаза не давали мне покоя. Но я не имел никаких прав на эту девушку. Я только разочаровываю её. А брать силой… повторять за отцом.

"Отказаться от чувств просто. Нужно лишь время", — подумал, шагая вглубь коридора, оставляя девушку, что расшевелила эмоции, под охраной Хоша. Миру видимо Хель отказалась отпускать.

Разведка радовала донесениями. Империя, поняв, что упустила Лерон, взяла тайм-аут. Открытые военные столкновения в данный момент прогнозируются на весну, что не могло не радовать. С другой стороны, если Дикароз открытых нападений не планирует, значит, нас ждёт наплыв шпионов. А это даже опаснее. Всё просчитать невозможно. Надеюсь, получится исправить последствия нашей невнимательности.

— Ведомство согласовало списки послов? — спросил у Дитриха.

— Всё готово. Личности проверены. Никакой связи с империей выявлено не было, — отчитался глава разведки.

— Проверь ещё раз. Есть у меня подозрения о предстоящем бале. Будь у меня такая возможность напакостить, я бы ей воспользовался.

— Будет исполнено, мой повелитель, — склонил он голову и вышел прочь.

Спустя полчаса в кабинет вошла Хельга. Выглядела она бодро, только излишняя бледность выдавала её состояние.

— Ну здравствуй, моя дорогая Хель! — саркастично поздоровался я.

— Как смешно, — сморщилась она, — а вообще для тебя старалась. Где моё "спасибо"?

— За что?

— За то, что понизила градус ненависти к тебе, а, следовательно, и к Тамиру, — помощница налила воды из графина. — Хотя, смотря на тебя, я могу сказать, что чаяния нашей девочки напрасны, — с очевидным подтекстом посмотрела эта лиса.

— Бред. Я ничего к ней не чувствую, — упрямо отбил данное заявление.

— А кто говорил о чувствах? — хитро улыбнулась Хель. — Твоё здоровье, мой повелитель, — отсалютировала она бокалом и залпом его осушила. — Идём, скоро совет.

Ничего интересного на совете не произошло. Обговорили основные вопросы и разошлись. Только старейшина Илин светилась от счастья так, что хотелось её прихлопнуть. После разговора с Хельгой настроение потерялось под мрамором пола. Не думал, что не умею скрывать эмоции. Раньше с этим проблем не возникало.

Шагал по широким коридорам своего дворца, хотелось побыть наедине с собой. Навалилось слишком много того, с чем надо было разобраться.

Неожиданно до слуха донеслась музыка вельса из малого зала. Двери были приоткрыты. Оказалось именно здесь Саша вместе с малышкой Карой учились танцевать. Первое, на что я обратил внимание это спина, чуток сгорбленная, но благодаря этому с соблазнительной впадинкой на пояснице.

Учитель Флор показывал девочке какую-то связку, а нимфа в сторонке наблюдала за ними.

"Не сдержался. Каюсь", — пролетела мысль, когда я уже стоял за девушкой.

Невесомо коснулся позвоночника и медленно провёл от поясницы до самой шеи. По телу видящей пробежала дрожь, расправляя плечи, и я это видел, что раззадоривало только ещё больше. Она вздрогнула и резко повернулась, замирая под моим взглядом.

— Аид? — оттаяла она. — Кажется, я уже тебе говорила, что не люблю, когда меня трогают.

— Прости, забыл, — решил сгладить ситуацию, — приглашаю тебя на танец, — протянул ладонь, с нетерпением ожидая, когда она опустит на неё свою.

Она же недоуменно посмотрела на меня и ответила:

— Нет.

— Ты всё ещё обижена на меня? — спросил очевидную вещь.

— А за что мне злиться на Вас, Великий князь? — холодно отрезала нимфа. — Вы действовали, исходя из интересов Тамира. Моя жизнь в этой игре ничего не значит, — перешла она на "вы", окончательно отгораживаясь от меня.

— Нимф…

— Когда меня посетит очередное видение, я сама к Вам приду, — присела в лёгком поклоне, а потом вышла из зала, оставляя сожалеть обо всём.

"Ну и к чёрту всё! Тираид, ты ведь именно этого и добивался", — злился я, чеканя шаг, направляясь на тренировочную площадку. Нужно выпустить пар.


Саша

Завтра бал. Сегодня заканчивались основные приготовления. После обеда мне доставили готовое платье. Для завершённости образа модистка решила добавить белые атласные перчатки, длинной выше локтя.

В итоге получился образ холодной отчуждённой принцессы, что очень точно отражает моё душевное состояние.

С того дня с князем я больше не виделась. Маски сброшены, и морочить друг другу головы нет нужды. А ведь если подумать, я тоже его использовала. И теперь он получил в единоличное пользование мой дар, а я — его защиту и поддержку. Неплохая сделка, только не стоило переходить на личное.

Помощница князя не обделила меня своим властным вниманием. Чувствуется, что не зря она выросла вместе с Аидом. Мы неплохо сошлись и несколько раз обедали вдвоём. На этом фоне улучшились мои отношения с Мирой. Ну знаете, как муж смотрит на жену с подругой, так и она воспринимала нашу парочку, стоило ей понять, что в романтическом плане меня всё же интересуют мужчины. По крайней мере, пока.

С течением времени я тревожилась всё больше. С чем это связано? Новые люди и ситуации, или же что-то грядёт?

Решила лечь пораньше, ведь завтра с самого утра начиналась моя подготовка.

Приняла душ, предварительно отправив, Роксану отдыхать. Залезла в прохладную постель, которую мне предстояло согреть, и задремала.

Серый туман окутал моё тело, на этот раз неприятно пощипывая кожу. В следующую секунду я, подхватив длинный подол голубой юбки, бегу по тёмному коридору. Дыхание сбивается, на то, чтобы оглянуться и посмотреть на преследующего, времени нет.

Крепкие большие руки дёргают со спины за край лифа назад, а потом прижимают что-то к моему лицу.

Из сна вынырнула как из омута, тело прошиб холодный пот, как часто бывает после таких проявлений дара.

Моя жизнь опять находилась под угрозой. Поднялась, собираясь, отправиться к единственному человеку, который способен мне помочь.

Запахнула длинный чёрный халат и выглянула за дверь. На посту стоял Хош.

— Видящая, что-то произошло?

— Мне нужно к князю.

— В свои покои повелитель не возвращался, — уверенно произнёс рыцарь, — возможно его получиться отыскать в его кабинете.

Кивнула и потопала в административное крыло. Дворец пустовал, было уже достаточно поздно.

Повернула ручку в кабинет князя и отворила дверь. Внутри было темно, и только свет Свитары едва освещал комнату, позволяя разглядеть хозяина апартаментов.

Он удобно раскинулся в своём кресле, неспешно выдыхая табачный дым. До меня донёсся уже давно позабытый запах.

Обошла стол, забралась на столешницу и спросила у князя, который делал вид, будто меня здесь и нет:

— Ещё есть?

Он открыл металлический портсигар и подтолкнул его ко мне. И стоило мне взять сигарету, чиркнул спичкой, помогая закурить. Вдохнула и выпустила облачко дыма. Расслабление медленно растекалось по рукам и ногам.

— Думал, ты со мной не разговариваешь? — начал разговор князь.

— Я подумала и решила, что была неправа. Кажется, именно я решила очертить границу в наших отношениях, но сама же её сразу и переступила.

Вдохнула новую порцию.

— Я понимаю твои мотивы и готова подыграть. Поэтому можешь не переживать, — закончила свою речь.

Он не торопился что-либо отвечать, а разглядеть его лицо в темноте получалось плохо.

— В общем, я не за этим пришла. Видение посетило мою голову не более, чем полчаса назад.

— Что ты видела? — наконец, заговорил Аид.

— Я от кого-то убегала, но это сделать не удалось. И меня усыпили, — уже спокойно рассказала.

— Тогда нужно…

— Ты же знаешь, что не выйдет ничего изменить. Просто подготовься к последствиям, как это обычно делает князь Тамира, — затушила сигарету и спрыгнула со стола. — Только прошу тебя, найди свою видящую побыстрее. Какое-то нехорошее предчувствие у меня, — передёрнула плечами.

— Клянусь, что верну тебя, — сказал Аид, поднимаясь на ноги. И теперь мы стояли в шаге друг от друга.

— Я в клятвы не верю. Просто скажи, что постараешься, — посмотрела на мужчину.

— Постараюсь и, — он взял мою руку и поднёс к своим губам, — клянусь, что верну.

Глава 24

Саша

Сегодня понежиться в кровати мне никто не дал, и едва рассвело в комнату вошла делегация из горничных во главе с Роксаной.

— Миледи, просыпаетесь. У нас много дел, — как всегда энергично произнесла девушка, начиная командовать над остальными.

Именно Роксана как моя личная горничная в отношении меня имела большую власть, чем без озарения совести решила пользоваться.

Когда они ломанулись за мной в ванную комнату, я осадила их.

"Не мылась я ещё в компании посторонних девиц", — хмуро подумало разбуженное сознание.

Открыла вентиль и из крана побежала холодная вода, которая и поможет проснуться.

— Ну что ж, — посмотрела на своё отражение в зеркале, — этот день пришёл, и тебе, Саня, придётся его пережить. Выбора нет.

Вышла из душа, промакивая влажные волосы полотенцем. Девушки похоже только этого и ждал. Меня сцапал десяток ручек и принялся проводить, по их мнению, самые необходимые процедуры. Втирки, крема, массаж. В перерывах меня не забывали кормить, за что стоит их всех несомненно поблагодарить.

К трём часам на мне затянули корсет, достаточно плотно, чтобы в ответственный момент платье не свалилось к моим ногам, оставляя меня в одном белье. Но, вопреки моим опасениям, дышать получалось спокойно. Надеюсь, так и будет дальше. Не хватало мне грохнуться в обморок от нервов и недостатка кислорода.

Приподняла длинную юбку, собираясь надеть красивые белые лодочки на высоком каблуке. Когда мне их только показали, я подумала, что это убийственная красота в прямом смысле. Ходить на них не слишком удобно, а уж танцевать… Искренне верю, что Аид поддержит, когда я позорно оступлюсь и полечу на пол. Что же касается туфель, отговориться от них мне не удалось, хотя я настаивала на маленьком каблучке. Но единственное, чего удалось мне добиться, — добавить тонкий ремешок, который будет держать ногу. Так я избегу вероятности сразу потерять обувь.

Короткие волосы уложили изящными волнами и посыпали серебряными блёстками, дополняя образ. Оставалось надеть перчатки и я готова. Ну, хотя бы физически. Морально мне хотелось спрятаться в ванной и поплакать. Ладони потели, руки дрожали. Потрясла конечностями, стараясь снять напряжение, но было бы смешно, если это помогло.

В зеркале отражалась бледная и напуганная принцесса. Такой красивой я себя ещё не видела. Невидимый макияж выделил глаза, заставил сиять скулы, губ коснулся лёгкий персиковый блеск.

Горничные продолжали суетиться, когда в дверь постучали. На пороге появилась бабуля Илин, сияя счастливой улыбкой. Она была одета в пышное чёрное платье.

— Здравствуй, детка. Как у вас тут дела? — старейшина осмотрела меня с ног до головы и довольно кивнула. — Превосходно. Только, — она движением фокусника вытащила небольшую плоскую коробочку и открыла крышку, — кое-чего не хватает.

На бархатной подкладке лежала прозрачная капля с голубым облачком внутри.

— Великий князь передал, — продолжала лыбиться бабуля, — он хотел сам, но я решила, что пока ему рано тебя видеть.

Подозрительно перевела взгляд с украшения на старушку и напрямую спросила:

— В чём подвох?

— За кого ты нас принимаешь? — состроила оскорблённую невинность. — Мои помыслы кристально чисты.

"Ну-ну, знаю я вас, государство интриганов", — подумала, всё же давая застегнуть серебристую цепочку на шее.

Провела пальцами по капле.

— Выйдите все, — обратилась бабуля к прислуге, — дальше видящей помогу я сама, — и когда мы остались наедине спросила, — детка, что случилось? — встревожилась бабуля, не заметив радости.

— Нормально всё, — потрясла руками, — нервы.

— Не волнуйся. Помни, что по положению ты выше их всех. Никто не достоин твоего внимания.

— Даже князь? — усмехнулась, наблюдая за реакцией старейшины через зеркало.

Неожиданно высокий градус веселья снизился до холодной серьёзности.

— Даже князь, — подтвердила она. — Если он делает то, что тебя не устраивает, ты можешь не терпеть. Клятву верности ты не давала. Не будешь дурой, и не дашь. Послушай старую женщину, Тираид не должен иметь над тобой законной власти.

— Почему? Какая разница? Если я предам, он всё равно убьёт меня.

— Почему, пока не скажу. А по поводу предательства, не думаю, что стоит слишком об этом волноваться. Как минимум ему интересен твой дар. Князь уже почувствовал вкус лёгкого результата. Как думаешь? Человек, облечённый властью, способен отказаться от такого преимущества?

— Нет, — прошептала я.

— Нет, — эхом повторила бабуля, подавая перчатки, — нам пора.

Я под руку с бабулей шла в сторону административного крыла, звонко отстукивая каблуками о мраморный пол. Здесь нас должен ждать Аид, потому как появиться в зале мы должны были вместе. За спиной шагал Хош. Сегодня он тоже нарядился, так как должен был сопровождать мою персону, пока князь будет занят. Младший брат Миры был в форменном чёрном кителе с красными вставками, что говорили о его принадлежности к княжескому отряду, элите из элит.

С каждым шагом я нервничала всё больше, и даже одобряющие похлопывания старейшины не помогали хоть немного расслабиться.

У дверей в кабинет нас обогнал Хош и открыл дверь, пропуская нас внутрь. Здесь собрались все доверенные лица Тамира. Хельга блистала в золотистом платье, которое выгодно облегало её стройную фигуру. Виктор, так же как и Хош, был в кителе. Только он был полностью чёрный, демонстрируя самое высокое положение мужчины на военном поприще княжества. Дитрих — персонаж, с которым мы пересекались всего пару раз, но более близкого общения не сложилось. Чувствовалась в нём какая-то хитрость, скрытность. Мои ощущения подтвердила Хель, когда сдала должность своего приятеля. Глава разведки. Сильно и опасно.

Хозяина кабинета видно не было. Но стоило нам войти, дверь снова открылась и из-за спины раздалось:

— Вы уже здесь, — констатировал факт князь.

Обернулась, удивилась, восхитилась.

"Почему боженька не сделал меня такой… волнующей?"

Князь, как и всегда, оделся в чёрное. Золотая вышивка украшала его камзол, а седую голову венчала золотая корона с большими чёрными камнями, в которых загадочно переливался свет.

— Дамы, великолепно выглядите, — улыбнулся нам князь и протянул мне руку, — идём.

Прерывисто вздохнула и вложила слегка подрагивающие пальцы в его большую ладонь, которые сразу же аккуратно сжали. И потянули меня на встречу первому балу в моей жизни.

"Надеюсь, все мои усилия потрачены не зря".

— Знаю, что тебе страшно, — сочувствующие посмотрел на меня князь, — но, чтобы сегодня не случилось, я исправлю.

Вздохнула, перевела взгляд на синие глаза и предложила то, о чём думала в последние дни:

— Давай всё-таки сыграем любовников.

Князь удивился, приподняв брови, и через паузу спросил:

— Ты же сказала, что плохо врёшь?

— Ну, ты же хорошо, — не спрашивая, а утверждая, произнесла я, — показать влюблённость сложно, а вот близкие интимные отношения — вполне посильная задача.

— Что я должен сделать? — практически без промедления спросил Аид, когда мы подошли к дверям, за которыми уже собрались гости.

— Подыграй и слишком не удивляйся. Покажем распутное поведение, чтобы меня иначе, чем твою постельную игрушку не воспринимали.

Князь задумчиво рассматривал моё лицо. Видимо пытался понять, серьёзно ли я готова на такое пойти. Но в итоге просто спросил:

— Ты уверена? Потом будет сложно избавиться от этого образа.

— Всё равно, как бы мы себя не вели, они уже сложили своё мнение о нас. И бал ничего не изменит, — с улыбкой произнесла, расправляя плечи и задирая гордо голову, — так дадим им то, что они хотят видеть.

Аид выглядел как-то ошарашенно, наверное, не ожидал ничего подобного. Но потом рассмеялся своим обворожительно низким голосом.

— Ты восхищаешь меня с каждым днём всё больше, — он поднёс мою руку к своему лицу и поцеловал костяшки пальцев точно также, как сделал это вчера ночью.

Он будто напомнил о клятве, которую упрямо мне дал.

— Настал момент твоего триумфа, — веселился мужчина, когда лакеи объявляли наше появление.

Двери распахнулись, и мы сделали шаг в бальный зал.


Тираид

Эта страшная женщина сводит меня с ума! Сначала она меня оттолкнула, обвинив в обмане её чувств, потом заявилась в одном халате ночью ко мне в кабинет.

Кто бы знал, сколько сил мне потребовалось, чтобы сдержаться. Одним из побочных эффектов проклятья стало ночное зрение. Я прекрасно видел изгибы тела нимфы, что расположилась на моём столе, где в моих мечтах я уже сделал её своей пару раз. Обнажённая длинная нога, которая выглядывала из разреза тоже не добавляла спокойствия. А как она сексуально держала сигарету, зажав между указательным и средним пальцами?! Мне хотелось оказаться на её месте, чтобы Саша также временами подносила меня к пухлым губам.

Она думает, что я с ней играл. Пусть пока так и останется. Спустя время нимфа поймёт, но ловушка уже захлопнется.

"Ничего другого, кроме клятвы, ты не заслуживаешь, — касаясь губами холодной кожи, — я спасу тебя, и сбежать уже не получится".

Утром перед балом я направился в семейную сокровищницу. Здесь лежал кулон, который очень любила носить моя матушка. Помимо того, что украшение отлично подойдёт к платью, для людей знающих, оно покажет мои намерения к этой девушке. Одно лицо старейшины Илин чего стоило? Такой ехидно счастливой я её ещё никогда не видел.

Зайдя за Сашей в свой кабинет, я на секунду потерял дар речи. Сейчас она ещё больше походила на нимфу.

"Только без одежды лучше", — старался я отогнать непристойные мысли.

Когда она предложила разыграть пару, во мне проснулся интерес. На что Саша может пойти?

Пора встряхнуть зажравшихся дворян. Устроим им шоу.

— Великий князь Тамира Тираид Вельский и видящая Тамира Александра Дубровская!

Входя вместе с Сашей, я показываю своё расположение к ней. А согласие нимфы на танец станет знаком её заинтересованности.

Мы гордо прошествовали к возвышенности, где стоял мой трон. В тишине зала, в котором все без исключения склонили головы, приложив руки к сердце, раздавался только кристально чистый звон тонких каблуков моей спутницы.

— Приветствую вас на празднике в честь видящей, что помогла нам в борьбе с нашим злейшим врагов, империей Дикароз. Много войнов сложило головы в этом жестоком противостояние. Их имена навсегда останутся в истории Тамира. Но сегодня мы не будем грустить. Давайте же праздновать и за себя и за тех, кто больше не сможет это сделать! — закончил я речь.

По залу разнеслись аплодисменты. Наступало время встречать гостей. Отвёл нимфу к её креслу, что стояло на ступеньку ниже моего, напоследок хищно глянув на девушку, и сел на свой трон.


Саша

Я безучастно наблюдала за послами, что всеми силами выражали дружбу к княжеству. Они несли подарки, львиная доля которых предназначалась мне. Дальше черёд лично поприветствовать князя и видящую пришёл к высшей аристократии Тамира.

Больше всего раздражали молодые барышни, что буквально выпячивали свои прелести напоказ, стремясь привлечь внимание Аида. У одной декольте было настолько глубокое, что большая грудь чуть не выпадывала из выреза. У другой вырез на спине совершенно не оставлял простора для воображения.

По-хорошему завидовала красоте этих девиц. Будь я мужчиной, пала бы жертвой такого откровенного соблазнения. А князь ничего так, с ехидной улыбкой наблюдал за своими подданными. И только изредка прожигал мне затылок страстными взглядами. А стоило нам пересечься глазами, создавалось впечатление, что ему абсолютно нет никакого дела до присутствующих, и он не прочь прямо сейчас уединиться со мной в каком-нибудь укромном месте.

"Мда, похоть можно вёдрами выносить", — подвела итог, спустя полчаса нашего цирка.

Но и я не отставала. Томные вздохи, что приподнимали мою грудь, лёгкие касания шеи и ключицы.

Когда поток гостей закончился, князь объявил начало танцев и порывисто подошёл ко мне, протягивая свои длинные пальцы.

— Надеюсь, в этот раз не откажешь? — обворожительно улыбнулся мужчина.

— Я хорошо делаю свою работу, — и облизнула верхнюю губу.

Освещение было настолько хорошим, что я заметила, как, проследив за моим движением, расширились зрачки Аида.

Почему-то вспомнился момент из британского сериала про Шерлока Холмса, где он показал Ирен, как тело может выдать чувства.

"Глупости", — отмахнулась я, позволяя вывести меня в центр зала.

Мы стояли друг напротив друга. Первый танец традиционно был вельс, тамирский аналог венского вальса. Заиграла музыка, Аид легко поклонился мне, я присела в глубоком реверансе, тем самым показывая, что подчиняюсь его воле и признаю его главенство над собой. И только тогда, когда перед моим лицом вновь появилась его ладонь, поднимаюсь.

Правые руки сплетены и отведены в сторону на уровень глаз, моя левая рука располагается на его плече, а его на ладонь ниже талии. Этот жест уже выходит за рамки приличия, и я как незамужняя девушка должна бы возмутиться, что разумеется, делать не собираюсь.

Но если вы думаете, что это всё, что нарушил князь, то глубоко заблуждаетесь. В стандартной ситуации между партнёрами должно быть сантиметров тридцать-сорок. Меня же, стоило выпрямиться, притянули настолько близко, что вдыхая воздух, моя грудь касалась его.

— Я могу упасть, — шёпотом предупредила князя, проводя левой рукой по воротнику его кителя.

— Не переживай, — приблизив своё лицо, с улыбкой ответил Аид, — я поведу.

Вот, кто получал истинное удовольствие от происходящего.

Мужчина слегка подался вперёд, я шагнула назад. Вельс начинался медленно. Здесь было несколько прокрутов под рукой партнёра, после которых меня рывком впечатывало в мужское тело. Было приятно чувствовать его силу и власть. Он полностью контролирует ситуацию и не даст мне оступиться.

Музыка набирала темп, мы стремительно кружились по залу, аккуратно обходя остальные пары. Сделав финальный прокрут, мы должны были разойтись, но князь не позволил, прижимая меня обеими руками за талию.

Музыка стихла, кровь била по ушам, я же пыталась отдышаться, оперевшись о князя. Со сторон раздавались шепотки, взгляды всех были направлены на нас.

— Ты в порядке? — участливо поинтересовался князь, ведя за талию меня к возвышенности, когда музыка заиграла вновь.

— Да, — отстранилась от него, — иди к трону.

Аид беспрекословно подчинился, я же подхватила два бокала с местным шампанским и от бедра поплыла к князю. Он развалился в кресле, наблюдая за каждым моим шагом.

Я поднялась на одну ступеньку, затем на вторую, народ вокруг ахнул. Ведь подниматься на один уровень с князем было позволено только его жене. Протянула мужчине бокал, который у меня сразу же забрали, села на подлокотник и звонко стукнула свой бокал о его.

— За тебя, мой повелитель.

Глава 25

Саша

Я расположилась на диванчике у стенки. Хош как мой сопровождающий принёс перекусить.

Отщипывала ягодки винограда, закидывая их в рот, и продолжала играть свою роль, прожигая взглядом Аида, который отправился пообщаться с гостями. Он весело переговаривался то с одними, то с другими, не забывая целовать ручки краснеющим девицам и их матерям.

"Тяжело будет его избраннице. Сдохнет от ревности, — подумала, когда князю очередной раз продемонстрировали едва прикрытую лифом грудь. — У меня столько нет, — глянула на себя, немного подумала, отпила из бокала шипучий алкоголь и заключила, что, в принципе, и так хорошо".

Моё уединение прервала Хель. И была она не одна.

— Приветствую видящую, — склонили головы мужчина и женщина лет пятидесяти, — позвольте представиться. Барон Зальц, а это моя супруга, — показал он на красивую женщину, что стояла рядом.

В чертах их лиц очевидно проглядывалась схожесть с внешностью моих рыцарей.

— Приятно познакомиться, — мило улыбнулась паре, — вы воспитали замечательных детей.

— Благодарю, — добродушно ответил барон. — С Вашего позволения мы бы хотели украсть сына на пару минут.

Я была не против и вопросительно посмотрела на Хоша, он нахмурился и выдал:

— Мне запрещено покидать видящую.

— Я тебя заменю, — раздался женский голос из-за спины, и к нам подошла Мира.

— Ну, тогда не вижу никаких препятствий, — подвела итог, отпивая из своего бокала. Слабость потихоньку растекалась по телу.

Хош поклонился и ушёл с родителями. Мира заняла его место, а Хельга опустилась ко мне на диванчик. И по её блестящим от предвкушения глазам стало ясно, что ей не терпится мне что-то сказать.

— Что?

— От ваших страстных переглядок меня бросает в жар, — обмахивалась девушка руками. — Не знала, решила бы, что вы любовники. А вот это, — ткнула она длинным пальцем на кулон, — неплохо показывает его намерения.

Нахмурилась, покрутила прозрачную каплю между пальцев и спросила:

— Как подвеска показывает его намерения?

— А ты не в курсе? — удивилась Хель. — Тогда пусть князь расскажет. Сам заварил кашу, пусть сам её и ест.

Вот не зря чувствовала подвох с этим кулоном. Опять проводит махинации у меня за спиной. Неужели так сложно посвятить меня в свой план.

— Надо проветриться, — сказала, поднимаясь с диванчика, и пошла к выходу на большой балкон.

— Подожди, служанка принесёт накидку, — сказала мне в след подруга.

— Я быстро, — отмахнулась.

Опьянённое сознание по крупицам захватывала грусть. Мира ни на шаг не отставала. После встречи с князем меня никогда не оставляют в одиночестве. Это делают ради моей безопасности, но от этого легче не становится.

"Поскорее бы лето", — подумала я, подставляя лицо холодному воздуху.

На улице было относительно тепло, мороз не кусал кожу, оставляя после себя белые пятна. Сейчас быстрее замёрзнут пальцы на ногах через тонкую подошву туфель, чем я сама.

Мира не пыталась заговорить, а просто стояла у входа на балкон. Я же витала в своих мыслях. Кто-то закинул меня на Дрик с определённой целью? Или я оказалась здесь случайно? Князь всё ещё мне не доверяет?

Хотя, что я сделала, чтобы заслужить доверие? Мне оно не нужно, скоро я растворюсь как тающий снег и уже не буду никому мешать. Их жизни вернуться к исходному положению, а я… постараюсь забыть всё как страшный сон.

— Зачем ты вышла? — на мои плечи опустился расшитый золотом чёрный китель.

— Маска спала, — грустно ответила я, продолжая смотреть в темноту сада. — Что значит кулон?

Князь облокотился спиной на перила и не стал ничего скрывать:

— Он принадлежал моей маме, прошлой княгине.

— А я ещё и к тебе на ступеньку поднялась, — потёрла уставшие глаза.

— Это было красиво, — улыбнулся Аид.

Какое-то время мы молчали.

— Не так уж и сложно, — произнесла я.

— Ты о чём?

— Я о том, что была бы не против, если ты начнёшь ставить меня в известность о планах, которые напрямую касаются мою жизнь. Неопределённость, знаешь ли, пугает, а сюрпризы я не люблю. Знаю, сложно доверять постороннему челов…

— Я тебе доверяю, — перебил князь, — просто не привык, что кого-то может это задеть. Постараюсь исправиться.

— Большего я и не прошу, — сняла княжеский китель.

Осмотрела Аида с ног до головы, подошла в плотную.

— Покусай губы.

— Твои? — весело усмехнулся князь.

— Свои, — потянулась к его макушке и сняла корону, — подержи.

Символ княжеской власть перекочевал в руки своего владельца, который с интересом наблюдал за мной. Я же запустила пальцы в его волосы, ломая идеальную укладку, а, когда закончила, водрузила корону обратно. Потом немного подумала и расстегнула парочку пуговиц на чёрной рубашке.

— Закончила?

— Да.

— Тогда и мне есть, что сделать.

Он стянул мои перчатки с рук и бросил из с балкона, провёл большим пальцем по моим губам, размазывая остатки помады.

— Ну и последний штрих, — расплылся как чеширский кот в улыбке.

Князь за талию усадил меня на холодные широкие перила.

— Не волнуйся, я быстро, — спокойно произнёс он, припадая губами к моей шее.

Впала в ступор, в висках пульсировала кровь, дыхание прерывалось. На фоне такого всплеска эмоций лёгкая боль прошла мимо меня. И когда я открыла рот, чтобы начать возмущаться, Аид уже отстранился и довольно посмотрел мне в глаза.

— Что ты к ёжикам делаешь?! — прошипела в счастливое лицо.

— Я обезопасил тебя от нападок других мужчин.

— А вдруг кого-то заводят синяки на теле женщины? — подняла брови, ожидая остроумного ответа.

— Расчёт только на адекватных мужчин. Остальных не остановит никто и ничто, ни синяки, ни наличие живого мужа. Идём, — он стянул меня на пол, обнял за талию, небрежно закидывая китель на плечо, и вывел в тёплый зал, — пора показать новый акт нашего представления.

Сидим как парочка воркующих голубков на моём диванчике. Кормлю с милой улыбкой князя, который обнимает меня за плечи. Вокруг нас организовалась зона отчуждения, никто не решался подойти к нам в радиусе трёх метров. Играла весёлая музыка, пары кружились по залу. То и дело на нас поглядывали с различными эмоциями. Кто-то пылал ярой завистью, кто-то умилялся, кто-то ехидно хмыкал, якобы осознавая все подводные камни ситуации. Было забавно наблюдать за такими людьми. Они считали меня безродной девкой, что посчастливилось удачно согреть постель князя.

— Хочешь, я ему голову отрежу? — обдал горячим дыханием Аид ухо, видимо проследив за моим взглядом.

— Нет.

Я установила контакт с мужчиной, который с презрением смотрел на нас, а потом, не отрывая глаз, медленно провела указательным пальцем от колена по бедру князя вверх. Мужик стушевался, покраснел и поспешил отвернуться.

— Да ты страшная женщина! — восхитился Аид.

— А ты только это понял? — с ноткой сарказма ответила, отпивая из бокала.

Неожиданно резко защипало в носу и горле, мешая сделать вдох. Я вцепилась в ногу мужчины пальцами, которые всё ещё продолжали лежать на его бедре. Гости вокруг тоже начали хвататься за горло, трепетные девицы падали в обморок. Обернулась на князя. Он копошился в сумке с противоядиями.

— А-ид… — хрипло позвала его.

Он, наконец, вытянул пузырёк. На самом донышке был насыпан зелёный порошок. Князь высыпал всё содержимое на свою ладонь и сказал:

— Вдыхай.

Я потрясла головой, понимая, что противоядия хватит только на одного.

Он крепко схватил меня заднюю часть шеи второй рукой, притянул вплотную к себе.

— Газ не опасен, через пару часов сознание вернётся, и все будут в порядке. Но у тебя этого времени нет. Ты должна попробовать спрятаться, — синие глаза светились тревогой, — беги в мои покои и запрись там. На какое-то время двери их задержат. Вдыхай, — Аид поднёс ладонь к моему носу.

Спустя десять секунд жжение прекратилось и предобморочное состояние отступило.

— Хорошо, — сказал князь, откидываясь на спинку дивана. Его веки опустились, и он больше не реагировал ни на что, будто умер.

Проверила пульс. Сердце ровно отбивала удары.

Мне же надо было бежать. Резко поднялась и сразу пошатнулась на каблуках. Нужно их снять, попыталась расстегнуть ремешок, но ничего не вышло, только зря потратила время. Пошарила по карманам князя, нашла короткий нож, которым и разрезала мешающую деталь. К сожалению, от страха и тревоги руки потрясывало, поэтому на правой ступне появился надрез, из которого по капле полилась кровь. Но сейчас было не до этого.

Осторожно выглянула за двери, в коридоре стояла тишина и только тела рыцарей и прислуги лежали на полу. Стараясь не шуметь, подобрала юбку повыше и направилась к лестнице. Из-за угла послышались голоса:

— Нам нужна только девка, князя не трогать. С ним будет разбираться император лично.

Выглянула, в проходе, который вёл на верхний этаж, стояло двое мужчин. Они были из свиты послов. Обычно посторонних людей я плохо запоминаю, но этот был высоченный темноволосый со шрамом на шее. Они стояли ко мне спиной, поэтому существовал шанс, пробраться мимо них незамеченной. Медлить нельзя, через мгновение они собирались идти в бальный зал за моим обездвиженных телом.

Стоило сделать шаг, как юбка зашуршала, голоса затихли. Я замерла с колотящимся сердцем, моля всех богов, чтобы меня не заметили. Но судьба не проявила благосклонность, и грузные шаги направились ко мне.

Резко развернулась и со всех ног бросилась бежать. Возможно удастся спрятаться в комнатах для гостей.

Чтобы обернуться, не представилось ни секунды, дыхание спираль от бега, быстрые шаги за спиной становились всё громче. Как и во сне меня дёргают за ткань лифа назад, закрывают нос и рот какой-то вонючей тряпкой. От испуга делаю вдох, и сознание уплывает.

Туман разошёлся, показывая мне чьи-то покои, слабо освещённые лампами. В большом кресле сидел светловолосый мужчина.

В дверь постучали и внутрь вошла служанка в тёмном форменном платье.

— Убери здесь всё, — кивнул он на стену, возле которой пол был усыпан осколками.

Девушка, красиво выгибая спину, наклонилась, чтобы собрать осколки. За ней наблюдал мужчина.

— Что-то ещё, мой повелитель? — спросила служанка, когда закончила с уборкой.

— Ты новенькая? — обворожительно улыбнулся мужчина. — Я раньше тебя здесь не видел.

— Поступила во дворец три дня назад, — она стыдливо спрятала глаза. — Но я готова преданно служить Вам, мой император.

Он очередной раз облизал её взглядом. Потом откинулся на спинку кресла и широко расставил ноги.

— Тогда продемонстрируй мне свою преданность.

Девушка счастливо улыбнулась, быстро пересекла разделяющее их расстояние и села на колени между его бёдер. Тонкие пальцы начали расстёгивать ремень.

Туман всё же сжалился и уберёг мою и так травмированную психику от этой сцены.

Мужчина протянул ей платок, чтобы она смогла вытереть рот.

— Что я ещё могу сделать, мой император? — с предвкушением спросила девушка, смотря на него снизу вверх со слепым обожанием.

Но он её огорчил.

— На сегодня достаточно, — мужчина невесомо коснулся её подбородка, — но в будущем будь готова.

— Спасибо, спасибо, мой повелитель! — она благоговейно дрожащими руками взяла широкую ладонь и поцеловала её.

Видение закончилось.

Глава 26

Саша

Проснулась я от того, что онемевшие запястья начало больно покалывать. Пошевелить руками получалось плохо, их туго перетянули верёвкой, которая чувствовалась до середины предплечья.

Вокруг царил мрак, не видно было ничего. Радовало, что лежу на чём-то мягком и в тепле.

Верёвку даже при большом желании развязать не получится. Это в фильмах всё легко и просто. Перетёр об угол и свободен. В моём же случае даже принять вертикальное положение было затруднено. По телу разливалась адская слабость, которая сопровождалась сильной головной болью. И чтобы её не испытывать, я старалась не двигаться лишний раз.

Спустя какое-то время снова задремала, и дар вновь проявился.

В светлом и красивом храме с высоченными потолками находилось множество сановников. Все они как один стояли на коленях, приветствуя того самого мужчину, которого в прошлом видение ублажала горничная. Все присутствующие с фанатичной любовью смотрели на своего императора и называли его воплощением Бога.

Религия — штука страшная и мощная. И если светская власть недостаточно сильна, то государством будут управлять храмовники. Но ещё более идеальный вариант, когда правителя приравнивают к божеству. Люди такой страны ради идеалов, что записаны в божьем слове, способны на что угодно. Они готовы беспощадно относиться к людям, которые не разделяют их верования. Загвоздка в том, что трактовку этого слова дают люди, которым дано божье благословение. Видимо таким государством и является империя Дикароз.

"Только не понятно, почему мне никто не рассказал об этом раньше?!"

Ближе к утру, когда уже начало понемногу светать, послышались шаги.

— Нужно немедленно отправляться. Князь слишком быстро очухался. Будто был готов к чему-то подобному, — растолковал мужской голос.

— Ты забыл, с кем мы имеем дело? Девчонка по слухам умеет предсказывать будущее.

— Чего же она не предсказала своё похищение? — саркастично спросили.

"Потому что предсказала, — подумало сонное сознание, — даже в плену поспать не дадут".

— Хватит разговором. Камень, что дал император, у тебя?

— Да.

Дверь открылась, и на пороге появились те два мужика, которые меня и поймали. Они заметили, что я уже не сплю, и ехидно начали издеваться.

— Ну что же ты принцесса не спишь?

— Извините, Ваша светлость, что нарушили Ваш покой? — отвесил долговязый шутовской поклон.

— Ха-ха, очень смешно. Но вы не торопитесь. С удовольствием потом послушаю, как князь будет ломать вам кости, — равнодушно ответила я.

Надоело, усталость и слабость так и не ушли, да и головная боль только усилилось.

От моих слов дурацкие улыбочки слетели с лиц моих похитителей, и на них отразился страх. Как бы они не лучились сейчас своей властью, князя всё равно боялись, возможно, даже больше, чем императора. Аид сначала голову оторвёт, а потом уже будет разбираться.

— Хватит разговоров, — долговязый подошёл к кровати и за связанные руки поднял меня. Неприятные иголочки закололи, кровь едва могла течь через связанные руки.

— Господа бандиты, я уже рук не чувствую. Сомневаюсь, что ваш повелитель обрадуется, если вы лишите меня конечностей.

— А зачем ему они? В бабе руки — не главное, — похабно рассмеялись два интеллектуала над своей же шуткой.

Решила не отставать от коллектива и поддержала смех.

— Это вам лично император сказал? — восхитилась. — Похоже он действительно доверяет таким ответственным лицам, как вы.

Я откровенно издевалась, но они приняли всё за чистую монету, чувствуя свою значимость. И оценив лесть, всё же развязали мне руки.

Больно было, как будто наживую резали. Но это быстро прошло. И только я собиралась раскрутить мужиков на туфли и куртку, долговязый сжал камень, похожий по цвету на янтарь, и принялся читать хвалу божеству на каком-то другом языке.

"Самое время помолиться!" — с ехидством наблюдала я за процессом.

Моё недоверие закончилось тем, что нашу троицу заволокло жёлтое свечение, отрезая нас от комнаты. А когда свечение погасло, мы стояли уже в абсолютно другом месте.

— Телепорт?! — то ли заключила, то ли удивилась я. Не думала, что на Дрике есть такая полезная штука.

Мы очутились в храме. Высокие потолки, как из моего сна. Куча храмовников, белых рыцарей и… единственный и неповторимый император Эзра Дикароз. Он величественно восседал на возвышенности.

"Ещё один красавчик, — подумала, рассматривая императора, который полностью отвечал мне взаимностью. Горько вздохнула, — только тоже псих. Вероятно, даже более чёкнутый, чем мой князь".

Занятая своими мыслями, не заметила, как за спиной очутился здоровенный мужчина в белых доспехах. Он без разговоров схватил за только что пришедшую в себя руку, заводя её сзади, и толкнул вперёд.

— Может хватит уже мне руки выворачивать! — прошипела я, делая несколько шагов к возвышенности.

— Преклони колени перед императором! — крикнул мне храмовник.

Можно было бы гордо задрать подбородок и послать всех далеко и надолго, только ноги уже не держали, и я с превеликим удовольствием села… на попу. И разминая освобождённые запястья, ждала продолжения представления. Что удивительно, хоть и было страшно и тревожно, впадать в панику не хотелось. Наверное, сказывается усталость.

Если князь мне представлялся как чёрный змей, то император казался белым лисом, который в любой момент мог разодрать горло.

К счастью, мужчина заговорил первым после непродолжительного наблюдения за зверушкой, что для него любезно приволокли.

— Рад, что ты почтила нас своим присутствием.

— И мне безумно "приятно", — выделила слово интонацией, — в живую лицезреть самого императора Дикароз.

"Век бы не видела твою рожу, — проговорила про себя. Горестно вздохнула. — Как там мой князь и остальные. Надеюсь, они уже в порядке".

— Выйдите все, — громко произнёс император, и через пару минут мы остались с ним наедине в огромном зале.

Он неспешно поднялся со своего насеста и направился ко мне, сияя улыбкой. А потом присел на корточки, чтобы рассмотреть меня в упор.

— Богиня не ошиблась. Ты и правда великолепна, — с каким-то непонятным восхищением сказал Эзра.

— Богиня? — удивилась я. — Думала, у вас Бог.

— Официально так и есть. Только избранные знают правду.

— И как я попала в эту категорию?

— Как будущая мать наследника империи, — спокойно ответил он.

— Чего? Какая мать?

— Мать моего будущего наследника. Позволь пояснить несколько моментов, — он поднялся и начал ходить из стороны в сторону. Я же пыталась переварить его слова.

"Я в принципе детей не хочу, а уж от этого психа тем более".

— Возможно, ты так и не поняла, как оказалась на Дрике. Наша Богиня перенесла тебя, чтобы ты послужила Дикароз, — вещал довольный император. Я же только хмурилась. — Она являлась ко мне во снах и рассказала, что скоро ты появишься и твой дар поможет нам получить окончательное господство над всем сущим.

— Раз она такая могущественная, почему просто не избавит вас от конкурентов? — спросила у увлечённого мужчины.

— Ты действительно думаешь, что Богиня — единственное высшее существо? К сожалению, есть кое-кто ещё, кто постоянно рушит её планы. Но ты здесь не за этим, — он вновь присел передо мной и протянул руку, чтобы коснуться моей шеи, но я отшатнулась, а Дикароз не стал настаивать. — Я бы мог позволить тебе ещё немного поразвлекаться с князем, но время ограничено. Мне нужно удержать тебя здесь, а для этого за ближайшие полгода ты должна забеременеть.

— Не хочу, — озвучила своё нежелание участвовать в его авантюре. Злость на ситуацию потихоньку набирала обороты, — я не племенная кобыла.

Эзра резко схватил меня за подбородок, приближая моё лицо к своему.

— Не надо так бояться. У тебя будет время свыкнуться с судьбой. Богиня послала откровение. Способ увеличить твой дар, — мужчина больно цепанул меня за руку и дёрнул, поднимая с пола.

"Синяки останутся", — шагая за императором, что возомнил себя в праве мне указывать. Ну, ничего. Это дело поправимое. Думаю, кое-кто в чёрном одеяние поможет сбить корону с блондинистой головы.

От холодного пола мёрзли ноги, ведь никто даже не подумал позаботиться об обуви для меня.

"Как рожать детей, так будь добра. А как дать мне тапки, так обойдёшься".

Эзра протащил меня к двери, что скрывалась у дальней стены, повернул ручку и, особо не церемонясь, втолкнул меня внутрь.

— Располагайся, на неделю это будет твоя комната.

Он привёл меня в тёмную каморку, площадью метров пять квадратных. Окон не было, в углу стояла узкая кровать.

— За дверью, — он ткнул пальцем мне за спину, — уборная. Каждый день тебе будут приносить отвар, что очистит твой организм для ритуала. Предупреждаю сразу. Не захочешь пить сама, приду и залью насильно. Поэтому советую не сопротивляться.

Я, делая вид, что не замечаю мужчину, который ограничил мою свободу, села на кровать, поджав под себя окоченевшие ноги.

— Иди уже, — грустно вздохнула, — я всё поняла. Сделай одолжение, избавь меня от своего общества.

Не успела оглянуться, как оказалась прижата за шею к кровати, а глаза напротив горели яростью, что абсолютно не вязалось с милой улыбкой, застывшей на красивом лице.

— Вы с Тираидом случайно не родственники? — хрипло спросила у императора. Больно похожие способы подчинения используют эти двое.

Но мне не ответили, только сильнее сдавили шею. И когда я уже практически потеряла сознание, отпустили. Закашлялась, вдыхая полной грудью воздух.

— Надеюсь, в следующий раз ты проявишь больше почтения своему императору, — гордо поднял он голову, отходя от меня на пару шагов.

Меня же пробрал смех. Эзра повернулся и посмотрел как на сумасшедшую.

— Ты избрал неправильную тактику, — просипела, садясь на постеле, — князь вот сразу смекнул.

— Хватит сравнивать меня с Вельским! — прорычал император.

— Прости. Не знала, что у тебя комплексы. Только разбирайся с ними сам и за пределами моих апартаментов. Приятных снов, — зевнула я и откинулась на подушку. Глаза слипались, горло горело. Хотелось, чтобы меня оставили в покое.

Эзра грозно пытался призвать меня к порядку, но я уже спала. Я не боялась, что он что-то сделает. Убить не убьёт. А ребёнка делать он собрался после ритуала.

Глава 27

Саша

Заключение проходило пренеприятнейшим образом. Кормить меня не собирались. Каждый день только притаскивали свой мерзкий отвар.

После угрозы Эзры решила не сопротивляться, и поэтому спокойно выпила то, что мне принесли два храмовника. Но после первого же приёма даже видеть пиалу с бурой жидкостью не хотелось.

Стоило моим надзирателям убедиться, что я всё выпила, и закрыть дверь, вновь оставляя меня в полумраке каморки, стало очень плохо. Мне едва хватило времени, добежать до уборной, где меня полоскало где-то полчаса. Желудок скрутило спазмом, холод всё больше распространялся по телу. Слабость, что так и не отступила, в конце концов, лишила меня сознания.

Не знаю, сколько прошло времени, когда я очнулась на холодном каменном полу. Голова болела настолько сильно, что казалось, череп раскололи надвое.

Хотелось умереть, только бы не чувствовать этой боли.

В следующую раз пришла в себя на своей кровати. Кто-то любезно перенёс меня и переодел. И сейчас вместо порядком потрёпанного голубого бального платья на мне была надета длинная сорочка из грубой ткани, которая нисколько не согревала. Тело сотрясало от холода, зубы начали стучать. Единственная вещь, на которую я надеялась, был тонкий плед. Но, по понятным причинам, он не спасал.

Больше всего на данный момент я боялась услышать шаги за дверью, что предвещали новую пытку…

— Не подходите! — громко кричала, отбиваясь от мускулистого мужчины. Что ослабленное тело, естественно, сделать не могло. Новый мужик, очевидно, принадлежал рыцарской братии. Иначе, как он мог настолько спокойно скручивать меня.

Он вставал позади, крепко держа меня за спиной одной рукой, второй же за короткие волосы оттягивал мою голову назад.

По лицу текли слёзы, когда я наблюдала, как с пиалой в руках, довольный до безумия к нам подходит император.

— Просто убей меня, — шептала уже в который раз. Сложно сказать, сколько дней прошло.

— Ну что ты? — Эзра нежно провёл горячими пальцами по моей щеке, стирая слёзы. — Как же я могу это сделать? Ты моё предназначение и будущее, — а потом он зажимал мне нос, с усилием надавливал на нижнюю челюсть, заставляя открыть крепко стиснутые зубы, и, влив отвар, зажимал рот, чтобы ни капли не упало мимо.

— До вечера, — кидал он фразу, когда тело снова скручивало от боли.

Рыцарь же, особо не церемонясь, толкнул меня на кровать и последовал за своим повелителем.

С каждым приёмом божественной отравы становилось всё хуже и хуже. Все жилы будто выкручивали под разными углами, сердце то ускорялось до бешеной скорости, то замедлялось до нескольких ударов в минуту. А ещё был бесконечный холод, который я и в обычной жизни терпеть не могу.

Но на фоне всех этих неприятностей активно начал проявляться дар. Похоже он, действительно, напрямую связан с моим состоянием.

— Так ты нашёл её?! — грозно прорычал Аид, смотря на Дитриха.

— След видящей пропал на границе, — безэмоционально ответил глава разведки, — вероятнее всего они воспользовались камнем силы.

— Ты не ответил на мой вопрос! — ещё сильнее раскочегарился князь.

От него веяло неудержимой яростью. Боюсь даже представить, каково находиться в этот момент рядом с ним.

— Мы работаем над этим.

— Работайте быстрее! Иди!

Дитрих не дурак, поэтому, как только появилась возможность спасти свою жизнь, он ею воспользовался.

— Где же ты? — отчаянно произнёс Аид, смахивая стопки бумаг со стола.

Мне очень больно было наблюдать за таким князем. И я неосознанно положила руку ему на напряжённое плечо. Ему надо успокоиться, чтобы пелена не застилала его глаза.

— Я потерплю и подожду тебя, — произнесла, нежно проводя по его руке.

— Саша? — неверяще прошептал мужчина.

Я испугалась и отпрянула. Через мгновение вынырнула в реальность, задыхаясь. Отдышавшись, подняла и посмотрела на свою руку, на которой с каждым днём всё сильнее и сильнее виднелись кости и синие вены.

"Ритуала ещё не было, а дар уже начал расти".

Раньше я не могла вмешиваться в видения, потому что чаще всего, оно касалось будущего, которое ещё не произошло, или прошлого, которое уже не изменить. Тогда что это было? Настоящее?

Очередное видение показало, как император любил темноволосого парнишку лет двадцати в кабинете. По комнате разносились хрипы и стоны. Парень лежал торсом на бордовом бархате стола, цепляясь пальцами за его края. Позади него Эзра, придерживая любовника за талию, делал резкие и быстрые толчки.

Конечно, против однополой любви ничего не имею. Но я в очередной раз убедилась, что никаких дел, а уж тем более детей, с императором иметь не хочу. Я ещё себя не настолько не уважаю, чтобы потратить свою жизнь на такого разнообразного в половом плане человека. Всё-таки верность и минимальное уважение — не такие уж высокие требования к партнёру. Какая-нибудь влюблённая девочка бы сказала, что он может изменится. Но в такие сказки я не верю. Эзра, иначе как инкубатор, меня не воспринимает. И надеюсь святые ёжики в лице чёрной гадюки оградят меня от этой участи.

Он сидел за моей спиной.

— Ну вот и всё, — произнёс император, гладя неподвижную меня по голове после очередной дозы отравы. Он выгнал всех и зачем-то остался со мной, садясь на край кровати, — завтра ночью мы начнём ритуал, и уже через три дня Богиня наполнит тебя силой. И тогда мы, наконец, сможем познакомиться ещё ближе.

Почувствовала, как окоченевшей щиколотки коснулась горячая рука. Пальцы императора медленно скользили вверх, оставляя после себя дорожку жара. Из-за моих сопротивлений обычно длинная сорочка задралась до середины бедра. И таким образом Эзру ничего не сдерживало: ни тонкая ткань, ни я, что после отравы даже пальцем пошевелить не могла. Если бы он хотел что-нибудь сделать, то ничто не могло ему помешать.

Умелые пальцы выводили узоры на бедре и уверенно двинулись вверх, переходя на живот. По телу пробежали мурашки, к горлу поднялась тошнота.

— Хочу слышать твои стоны.

Мужчина же не останавливался, он крутанул меня на спину, а сам уселся на меня сверху. К левой руке присоединилась правая, что больно сжала грудь. Грубая ткань уже ничего не прикрывала.

Все его действия были направлены, чтобы вызвать мою реакцию. Хоть какую-нибудь. Но к его разочарованию слабость не давала даже пальцем пошевелить. Я безучастно наблюдала за его действиями.

— Ты в моей власти, — угрожающе сказал Эзра, сдавливая шею. — И скоро я смогу наслаждаться твоим телом, сколько захочу, — он нежно провёл по моему лицу, как делала это постоянно. Теперь, боюсь, этот жест будет вызывать только отвращение. — Я не позволю тебе сбежать.

Позже, оставшись в полной темноте, под медленный ритм своего сердца из глаз текли слёзы, которые я была не в силах стереть.

"Аид, пожалуйста. Я очень жду тебя…"

Темнота, четыре стены, крышка. Невидимые путы, что связали моё тело.

"Так вот, что меня ждёт", — подумало истощённое сознание. Мой самый большой страх воплотится в жизнь завтра ночью. Каким образом Эзра Дикароз может ещё больше заставить себя ненавидеть?

Я спокойно спала, когда дверь снова открылась, озаряя комнату ярким светом. Лежала неподвижно, не хотелось раньше времени побуждать вошедших к каким бы то ни было действиям.

— Бери её, — послышался голос ненавистного мне мужчины, и тяжёлые шаги рыцаря, что приноровился держать меня, пока мне вливали отвар, приблизились.

Он подхватил моё тело, слегка подкинул, чтобы взять поудобнее, и пошёл на свет.

— Как тебя зовут? — слабо спросила мужчину.

Он хранил молчание, делая вид, что меня не существует.

— Я не для себя, — добродушно улыбнулась, — просто у меня есть друг, который, думаю, не отказался бы познакомиться с таким видным мужчиной.

Рыцарь продолжал меня игнорировать.

— Ну и ладно. Не переживай, твою рожу я запомнила. Узнаю как-нибудь потом, — похлопала мою лошадку по груди.

— Вижу ты сегодня в настроении, — незаметно рядом оказался император.

— Предвкушаю, когда ты меня закопаешь.

— Я в тебе и не сомневался, — радостно ответил Эзра. — Всё готово. Камень силы доставит вас до места ритуала. Тебе понравится.

Что именно понравится, было не понятно. Телепортироваться или лежать в гробу?

Император что-то крикнул самому бородатому храмовнику и ушёл. Нас же с помощью молитвы перенесло на заснеженный холм.

Свитара висела над головой, озадачивая своей полнотой. Настолько круглой я её ещё не видела.

— Пара минут, и будем начинать, — добродушно произнёс дедушка в белой рясе.

Подумала бы, что он зовёт нас на чаепитие, если не знала, чего эти садисты хотят. Мой сопровождающий кивнул и остался на месте, наблюдая, как десяток разновозрастных мужиков становятся в хоровод и запевают молитву.

"Мда, великолепное зрелище", — подумала, передёргивая плечами то ли от мороза, то ли от нервов.

К сегодняшнему дню я морально готовилась почти полгода, но от этого менее страшно не становилось. Ещё больше меня пугали будущие перспективы остаться в Дикароз в когтях белобрысого лиса.

В таких обстоятельствах всё сильнее начинаешь задумываться о смерти. Лучше умереть в этом гробу, чем стать игрушкой в руках сумасшедшего.

Золотистый свет разлился вокруг, освещая железный ящик в центре круга. Сердце забилось чаще, когда рыцарь сделал шаг вперёд.

— Нет, — вцепилась отросшими ногтями в его шею, — пожалуйста, остановись.

Но на меня не обращали внимания.

Я же как дикая кошка начала царапаться, дёргаться и выгибаться, пытаясь оттянуть момент. И мужчина меня не удержал. Я рухнула в снег, но замёрзшее тело даже этого не заметило. Да и мне было некогда, нужно было бежать.

Ноги не слушались, и тогда я поползла. Через пару шагов почувствовала резкий толчок, из-за которого упала в сугроб. Этот безумно обаятельный рыцарь пнул меня в спину. И пока я отплёвывалась от снега, он схватил меня за волосы и, не церемонясь поволок к ящику.

Потом больно схватил за руку и закинул в гроб, тут же закрывая крышку.

— Нет! Выпустите меня! — срывая голос, сквозь слёзы колотила по обледенелому железу.

Накалившийся на морозе металл обжигал кожу. Снаружи молитва набирала громкость, пока резко не оборвалась. Я почувствовала некоторое облегчение.

"Наконец-то, всё закончилось", — руки плетью упали на живот.

Послышалось шевеление. Испугалась от того, что гроб начал раскачиваться из стороны в сторону, пока с громким звоном не стукнулся о камни.

Сверху будто горох постучал по крышке, и я поняла, что первая гроздь земли упала.

— Нет, не хочу… — плакала я.

Дыхание участилось, воздуха не хватало. Всё окружающее меня пространство будто заволокло густым туманом. Только был он не привычного серого цвета, а, наоборот, не предвещающего ничего хорошего белого.

"Лучше бы ты был чёрный".

Туман проникал в лёгкие, казалось, он растекается вместе с кровью по всему телу. Я не контролировала ситуацию, и даже попытки зацепиться пальцами хоть за что-нибудь стоили мне обломанных ногтей.

Холод поглощал внутренности, пока не дошёл до головы. Вялый стук сердца, готового затихнуть навек в любую минуту, и… конец.

Глава 28

Саша

Я стояла в окружении белого тумана. Чувствовалась некоторая враждебность окружающей действительности. Блуждание здесь было глупой затеей, но и оставаться на месте не сулило ничего хорошего.

От дум, как же поступить, меня отвлёк высокий мелодичный голос.

— Наконец, мы встретились.

Развернулась и посмотрела на женщину, на две головы выше меня. Красотой она была, скажем, на любителя. Побритая налысо голова, большие красные глаза с вертикальными зрачками, красная кожа с россыпью чёрных веснушек. Одета она была в белое лёгкое платье. Что-то вроде простыни, как у наших греческих богов.

— Хорошо, что мальчишке удалось организовать нашу встречу.

— Так это ты Богиня? — приподняла брови. Мне величественно кивнули, подтверждая догадки. — Тогда, будь добра, объясни. На кой ты перенесла меня на Дрик? — принялась выливать накопившееся раздражение на виновницу моих бед.

— Моему любимцу требовалась помощь. После переноса я сразу показала, в чьих руках находится сила. Но ты почему-то выбрала врага, — наклонила она голову, рассматривая меня как зверька в зоопарке.

— То есть ты осознанно столкнула меня с той парочкой рыцарей в первый день?

— Насколько я знаю, люди любят силу. Ты должна была интуитивно потянуться к моим подопечным. Но ты этого не сделала. И я решила, что тебя надо наказать. Не думала, почему столько неприятностей свалилось на твою голову? — эта деваха наколдовала себе золотой трон и, закинув ногу на ногу, с комфортом уселась на него.

С некоторой завистью посмотрела на неё. Радовало только то, что сейчас моё тело не реально. Нет усталости, нет боли. Так стоять перед Богиней я могу ещё долго.

— А что там за история с ребёнком? — спросила у дамочки.

— Ваше дитя поработит мир, — как само собой разумеющееся произнесла она.

— Всего-то? — саркастично сказала. — А я то думаю, зачем всё это. А кстати, мне какое дело должно быть до вашего мира? — нахально поинтересовалась.

— Ты низшее существо, — начала потихоньку закипать дамочка, — для подобных тебе воля богов — закон!

Когда Богиня злилась, то начинала покрываться белыми пятнами. И сейчас передо мной сидел человеческий аналог коровки Милка.

Какие же мерзкие эти божки. Напридумывали себе чего-то и ждут, когда их желания с великим трепетом бросятся исполнять смертные. Только они кое-чего не понимают. Я своих родителей, людей, что подарили мне жизнь, через раз слушаю. А уж этих непонятных типов… Что они могут сделать? Убить меня? Не страшно. Превратить мою жизнь в ад? Они и так неплохо с этим справляются. Подарить мне вагон персиков? Ох, я бы не отказалась. Только занесло меня, кажется, немного не туда.

— Мне что-нибудь ещё надо знать о твоём благословение? — поинтересовалась я. Раз любезно организовали встречу, то надо узнать о плюшках, которыми меня наградили, помимо моей судьбы в лице Эзры Дикароз.

— Рада, что ты приняла своё предназначение, — с похвалой произнесла дамочка.

"К ёжикам пойдёшь со своим предназначением", — смиренно склонила голову, благоговейно улыбаясь.

— Я усилила твой дар. Только будь внимательна. Чтобы выносить и родить сына тебе придётся постараться. Но когда он появится на свет, ты обретёшь покой.

— Я умру? — ошарашенно спросила у Богини.

— Да. Но не бойся, ведь именно для этого ты и была перенесена сюда.

"Теперь уж точно никаких детей!"

— В знак нашей дружбы я сделаю тебе подарок, — махнула дамочка рукой, запуская в меня скоп искр, что врезались мне в грудь, — у тебя будет возможность изменить одно видение будущего, используй его с умом. И…

Сильный ветер подул в лицо, заставляя закрыться руками.

— Не имеешь права! — визжала Богиня на ультразвуке. Её голос сводил с ума.

Белый туман стремительно сменял чёрный дым, окутывая мою фигуру. Он же заглушил и разъярённую Богиню. Повеяло теплом. В первые за неделю у меня появилась возможность согреться. В чёрной дымке было уютно, как дома. Но было страшно, что это всё может снова исчезнуть, сменившись колючим морозом.

— Твоя судьба не предрешена, — раздался сверху низкий мужской голос, — эта ведьма не имеет над тобой власти. И если захочешь, я помогу.

— Поведайте о своих скрытых мотивах, — устало сказала я, садясь на тёплый пол.

— Хочу сделать счастливым одного дитя.

— Ты же Бог, возьми да сделай, — положила подбородок на свою ладошку, не думала, что захочу спать в таком месте.

Сверху по-доброму рассмеялись.

— Поступай, как считаешь нужным, а я постараюсь оградить тебя от этой чёкнутой ведьмы. Засыпай, — сквозь сон, почувствовала тёплую ладонь, которая гладила меня по волосам, — он уже идёт…

Меня укачивало на мягких волнах. Перед глазами с неимоверной скоростью проносились прошлое, настоящее и будущее. Я знала, что стоит коснуться, и истина откроется для меня. Но моё состояние не располагало к суете и работе. Хотелось навсегда остаться в этом тёплом, добром мире…

Реальность была против. Она вытянула моё сознание из мира, где царствовали боги, и вернуло его в обездвиженное холодом тело.

Время текло очень медленно, снаружи слышались тихие молитвы, что погружали меня в ещё большее уныние. И когда я очередной раз собралась умереть холодной смертью, топот и ржание копыт разбудил засыпающее сознание. Крики смерти разнеслись по холму, дедков кто-то порезал.

"Какая жалость!" — лениво подумала я, от души благодаря кого бы то ни было.

Неважно, кто посетил наше милое мероприятие, я благодарна за возможность слышать вопли боли людей, что столько издевались над бедной мной.

Сильный удар по крышке заставил вздрогнуть. Раздался щелчок, гроб открылся, и в свете Свитары я увидела человека, которого так долго ждала.

— Нимфа, — протянули мне руку в чёрной кожаной перчатке, — пора вставать.

Уцепилась за длинные пальцы. Меня аккуратно подняли и притянули к себе.

Как удачно, что мой спаситель иначе как в распахнутом пальто не ходил. Я залезла дрожащими пальцами в тёплое нутро, сцепляя руки за его спиной.

— Почему так долго? — простучала зубами ему в тёплую шею.

— Прости, — виновато ответил он, запахивая полы толстой ткани за моей спиной, а потом ещё плотнее прижал меня к горячему телу.

Слёзы, что казалось, полностью застыли, вновь потекли ручьём. Громкие всхлипывания напугали даже меня саму.

— Тише, моя девочка, — князь шустро снял пальто, накинул мне на плечи и подхватил на руки, — всё уже позади.

И я верила. Что холод закончился. Что больше не надо видеть ненавистные лица и пить отраву. Что хозяин запаха, который снился мне ночами, сейчас рядом.

"Не так уж всё и плохо"…


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28